Book: Эхо драконьих крыл



Элизабет Кернер

Эхо драконьих крыл

Во славу Божию:

Алану Бриджеру,

сердечному другу и спасителю, оказывавшему мне поддержку в течение многих лет, посвященных переработке трудов,

Деборе Тернер Харрис,

дорогой подруге, давней и терпеливой наставнице, замечательному писателю и прекрасному критику, человеку, способному кому угодно задать жару (у всякого гола спина, если брат не прикроет),

и

Маргарет Линн Харшбаргер,

родственной душе, с которой меня объединяют драконы, первоклассной заговорщице, всегда готовой оказать моральную поддержку, благодаря чему я постигла науку быть художником слова, — посвящаю я эту книгу.

Пролог

ЛЕГЕНДА

Силами Порядка и Хаоса определяется все и всегда, и в жизни любого народа когда-нибудь наступает время Выбора.

Когда земли Колмара были молоды, там жили четыре шакрима, то есть четыре народа: трелли, ракши, кантри и гедри. Все они уже обладали даром речи и разума, когда им стали ведомы Силы. Четыре народа сделали разный выбор.

Кантри были первыми. Старейшие из них посчитали, что, хотя Хаос предшествовал сотворению мира и будет сопровождать его конец, главенствует при этом все же Порядок. И поэтому они приняли решение служить Порядку, сделавшись истинными блюстителями оного в этом мире. За что им была дарована долгая жизнь, и они могли помнить все, что происходило в былые времена.

Трелли решили не выбирать. Они не пожелали подчиняться Силам. Обладая лишь зачатками речи, они все же сумели объявить о своем отказе и Хаосу, и Порядку. Своим решением трелли обрекли себя на кончину, ибо отвергнуть Силы — значит отвергнуть собственное существование.

Ракши уже в то время делились на два племени: ракшасов и менее могущественных рикти. И те и другие без колебаний сделали Выбор — слиться с Хаосом. В этом они оказались противоположны кантри. Но Хаосу нет места в мире Порядка, или этот мир будет уничтожен в противоборстве двух Сил. Посему ракшам за их выбор была дарована жизнь столь же долгая, чтобы они могли в полной мере противостоять кантри, старейшим, но им было суждено жить в собственном мире, расположенном по ту сторону здешнего, — и миром своим они никогда не были довольны.

Гедри же, будучи самым младшим народом, после долгих прений поняли, что не могут прийти к одному решению; но в отличие от треллей они все же сделали свой выбор. Они возжелали сам Выбор — каждый рожденный имел возможность в свое время решить, какой стороне служить. Так они получили право обращаться к любой из двух Сил, подчиняя их собственным желаниям; и хотя кантри и ракши были существами, обладавшими небывалым могуществом, именно гедри унаследовали этот мир.

Ириан та-Вариен

«Сказание о Первоначалах»


Книга первая

НАСЛЕДСТВО

Глава 1ГРЕЗЫ ВО МРАКЕ

Драконья песнь лилась с небес,

Струилась каплями дождя,

Души моей питая тлен;

Забыла я про тяжкий плен —

Воскресла, счастье обретя


Мое имя Ланен Кайлар, и возраста своего я даже не пытаюсь припомнить.

Я слышала, что барды в своих сказаниях именуют меня Королевой Ланен, и, боюсь, это лишь малое из их преувеличений. Я не вправе запретить им петь или рассказывать истории, но я, по крайней мере, могу сама написать о тех временах, теша себя слабой надеждой, что кому-нибудь правда будет небезынтересна.

Я взялась за дело и теперь гадаю: как бы лучше все это изложить? С чего начать? С чего бы ни начиналась любая история, всегда кажется, что она не могла начаться иначе, и неважно, что предшествовало повествованию. Думаю, разумнее всего будет начать с фермы Хадрона.

Родилась я в поместье Хадронстед — на лошадиной ферме, что в северо-западной части королевства Илса, самого западного из четырех королевств Колмара. Поместье и близлежащая деревенька находились в нескольких часах езды к югу от Межного всхолмья, а на юго-западе, в двух неделях пути, лежала Иллара — королевская вотчина. Дальше на юге расстилались Илсанские равнины — земли, где редко можно было кого-то встретить, разве что земледельцев с их посевами; к западу же, за полями и горными хребтами, раскинулось Великое море.

Илса не из тех мест, которые влекут женщин покинуть пределы жилищ, — но я, сколько себя помню, только об этом и мечтала. В детстве я то и дело выискивала возможность удрать на несколько часов: направляла свою лошадку к Межному всхолмью, чтобы побродить среди гигантских деревьев на южной опушке Трелистой чащи — обширного леса, раскинувшегося на севере Колмара. Но меня всегда доставляли назад на ферму, после чего присмотр за мной становился строже.

Хадрон был хорошим человеком — иначе отзываться о нем я не смею. Просто я его не заботила. Моя мать бросила Хадрона вскоре после моего рождения, и мне почему-то казалось, что он не дает мне свободы из боязни, что и я поступлю с ним так же…

Когда я встретила свое двенадцатое лето и стала совсем взрослой, то попросила его взять меня с собой осенью в Иллару, на Большую ярмарку. К тому времени я почти достигла своего нынешнего роста — уже тогда я без малого сравнялась с Хадроном — и раз уж не была больше ребенком, то считала, что мне, как вполне взрослой, полагаются некоторые правомочия. Но вместо этого Хадрон привел в дом моего двоюродного братца Вальфера, сына своей сестры, который был постарше меня. С началом осени Хадрон преспокойно объявил, что они с Джеми отправляются на Большую ярмарку, а Вальфер присмотрит за мной до их возвращения. Хадрон так и не смог уразуметь, отчего я подняла крик и сопротивлялась этому решению: он, само собой, считал, что мне необходим присмотр, а Вальфер был старше меня ровно настолько, чтобы вселить в Хадрона убеждение: наказ его будет выполнен. Нет нужды говорить, что с той поры я Вальфера терпеть не могла.

Я никогда не питала к Хадрону особо теплых чувств; а уж тогда я его чуть ли не возненавидела. Пока я была ребенком, он всегда вел себя со мной крайне сдержанно; когда же повзрослела, стала высокой молодой девушкой, то это, казалось, повергло его в смятение. С той поры он начал относиться ко мне с каким-то презрением, хотя причины тому я найти не могла. В его глазах я все делала не так. Порой я предавалась отчаянию, считая себя скверным, бессердечным существом, раз моя мать бросила меня, а отец не любил. Хуже всего было то, что и я его не любила, — и эта горькая истина сдавливала мне сердце, устрашая и не позволяя поведать об этом никому даже шепотом.

Но был в моей жизни и лучик света — одинокий маяк надежды, любви и заботы посреди голой пустыни безразличия, окружавшей меня.

Джеми.

По-моему, любое описание Хадронстеда должно начинаться именно с него и им же заканчиваться. Сколько себя помню, он всегда был управляющим Хадрона, его правой рукой в хозяйстве. Джеми заправлял посевами и домашней живностью, в то время как Хадрон, пренебрегая родным чадом, зарабатывал себе прозвище коневода. Джеми для меня всегда был воплощением любви и доброты. Если в детстве мне нужно было, чтобы меня утешили, я всегда искала взглядом его — невысокого, смуглого и гибкого — в отличие от Хадрона, который казался мне высоченным, как дерево, и бесчувственным. Именно Джеми никогда не отказывался за мной присмотреть: у Хадрона не находилось на это времени; Джеми был мне другом, в котором я отчаянно нуждалась, и именно благодаря ему я научилась находить преимущество и в своей силе, и в высоком, почти мужском росте — а не считать это каким-то злым проклятием. Когда в четырнадцать лет я начала при ходьбе сутулиться, пытаясь скрыть свой рост, который считала неестественно высоким и из-за которого — я была уверена — Хадрон меня и ненавидит, не кто иной, как Джеми взял да и отвел меня в сторонку, потихоньку объяснив, что я просто напоминаю Хадрону маму, в чем нет моей вины, — и он уговорил меня выпрямиться.

Вопреки воле Хадрона, Джеми научил меня грамоте и письму, а когда я его упросила, он тайком обучил меня искусству безоружного боя, а также показал мне, как пользоваться мечом и луком. Он всегда был рядом, если я в нем нуждалась, и не могу припомнить, чтобы он когда-либо мне отказывал, — он постоянно находил для меня ласковое слово, даже когда ему приходилось несладко из-за моего вспыльчивого нрава, который я проявляла по отношению к нему совершенно незаслуженно. Он был привязан ко мне, как к дочери, не в пример Хадрону, взамен получая от меня всю ту любовь, которой я не могла одарить равнодушного отца.

Молодые девушки наверняка спросят, отчего я не думала о замужестве. По правде говоря, думала: иногда до поздней ночи лежала я в своей коротенькой кровати и предавалась мечтам. Но была причина, по которой я все-таки не воспользовалась возможностью выйти замуж, — даже для того, чтобы сбежать с фермы. Бывало, что молодые люди описывали мою внешность, но портреты эти казались мне до того нелепыми! Ведь я всегда считала себя самой что ни на есть заурядной. Хадрон твердил мне об этом на протяжении долгих лет, и я привыкла верить ему. Тогдашние мужчины ничем не отличались от сегодняшних: молодым нужны красотки, старым — молодые; у меня же, после долгого заточения в стенах усадьбы, сердце сделалось как у старухи, а уж о красоте и вовсе не было речи. Могу лишь сказать, что в росте я не уступала любому из мужчин и обладала силой, на какую только способна женщина; при этом была смуглой, как орех, — из-за долгих лет работы под палящими лучами солнца и струями дождя — да к тому же имела нрав, который мне далеко не всегда удавалось сдерживать.

Сказать по правде, по ночам я чаще думала просто о любви, нежели о замужестве, и даже не столько о любви, сколько о том, как бы унести отсюда ноги.

Подобные мысли преследовали меня всегда — как сейчас, так и в юности. Я жаждала повидать мир, побывать в таких местах, истории о которых переполняются сладостным звоном далеких колокольчиков. Даже вид Межного всхолмья на севере терзал мне сердце каждый раз, когда я обращала на него взор. Тяжелее всего бывало осенью, когда холмы облачались в одеяния из разноцветных лоскутков, словно сонмище багряно-золотистых великанов. По ночам, лежа в постели, я тысячу раз мысленно бродила среди деревьев, иногда смеялась вслух при виде солнечных лучей, пронизывавших пеструю стеклистую листву, вдыхала ароматное благоухание и впитывала в себя, насколько возможно, все окружавшие меня цвета.

Но истинные мои стремления простирались далеко за пределы Межного всхолмья. Во мраке ночи мне принадлежал весь Колмар — спящий под неподвижным покровом, утомленный дневными заботами, — и все-таки пока я не могла обрести того, к чему так страстно стремилась.

В мыслях своих я бродила далеко на востоке и на севере: через темную и хмурую Трелистую чащу шла к крепости Свящезор у подножия гор или взбиралась на сами горы — проникала в подземные копи, где при свете высоко поднятого фонаря стены блистали и переливались драгоценными каменьями. Иногда, хотя и не слишком часто, решалась я отправиться на юг — в Элимар, зеленое королевство, откуда привозят шелковые ткани. Но север всегда манил меня гораздо сильнее.

Во время таких раздумий я больше всего ненавидела все, чем меня заставляли тут заниматься, и, несмотря на свой долг перед отцом, проклинала его за то, что он держал меня здесь, и даже Джеми не мог меня утешить: мое унылое, беспросветное будущее удручало — и тогда я давала волю своей самой заветной мечте, таившейся в глубине сердца.

В этой мечте я представляла себя стоящей на борту огромного купеческого судна, отбывающего на исходе года к Драконьему острову. Море было неспокойным, ибо бури, гулявшие на просторе между Колмаром и легендарным островом драконов, могли лишь на время ослабевать, однако полностью никогда не прекращались. Корабль раскачивало из стороны в сторону, и палуба стонала у меня под ногами, соленые брызги хлестали по лицу — но я смеялась и радовалась этому. Хотя и знала, что не встречу на острове ничего, кроме лансиповых деревьев, а долгое и опасное плаванье туда и обратно — это лишь моя плата за право насобирать листвы, ценившейся дороже серебра. И все же…

Все-таки возможно, что рассказы купцов — не вымысел. Быть может, именно мне посчастливится увидеть стража деревьев и даже приблизиться к нему — и пока мы будем разговаривать, я, наверное, смогу рассмотреть его как следует, и он окажется вовсе не злобным гигантом, как утверждают почти все купцы.

Я не испугаюсь. Я шагну к нему с поклоном, поприветствовав его от имени своего народа, и он подойдет ко мне на своих четырех лапах, сложив крылья и сдерживая огонь в своей пасти… Так в своих снах я часто разговаривала с драконом, охранявшим деревья…

Обычными драконами вряд ли кого-нибудь удивишь: известно, что эти несчастные одинокие твари, размером не больше лошади, мирно обитают в Трелистой чаще на севере. Они влачат свою жизнь в глухих лесах или горных пещерах, почти всегда в одиночку; люди их обычно не беспокоят, да и сами они людей не трогают. Изредка, правда, какой-нибудь из этих драконов обнаруживает вкус к запретной пище: деревенским коровам или овцам — или даже к человеческому мясу. И тогда все деревни в округе выходят на великую охоту, и тварь как можно скорее умерщвляется — или, по крайней мере, изгоняется. Но эти мелкие драконники — лишь жалкое подобие легендарных истинных драконов. Огонь их дыхания быстро иссякает; чешуйчатая броня, покрывающая их тела, слишком слаба, а разумом они не превосходят коров. Если только им не удается унестись прочь на своих крыльях — а летают они не очень ловко, то убить их не составляет великого труда.

Однако от купцов, знавшихся когда-то с теми, кто бывал на Драконьем острове, исходит молва, будто остров этот есть обитель Истинных Драконов, драконов из легенд. Размером они с дом, и крылья у них такие же громадные, а зубы и когти длиной в половину человеческой руки, и у каждого на челе сияет огромный самоцвет… Конечно, когда собиратели листвы возвращались домой, их обо всем подробно расспрашивали; однако последний корабль, вернувшийся в Корли из плаванья к Драконьему острову, видели лет эдак сто назад, и поэтому никто из ныне живущих не мог поклясться, что истинные драконы существуют в действительности. Поговаривали, что часть острова, в пределах известных границ, вполне безопасна; но иные из старинных сказаний нашептывали о смельчаках, вздумавших пересечь эти границы в поисках драконьего золота и поплатившихся за свою смелость. Если верить этим преданиям, никто из тех отчаянных голов не воротился назад…

Барды, разумеется, вот уже сотни лет слагают про истинных драконов песенные предания. Обычное дело, когда в этих песнях какой-нибудь доблестный витязь вступает с драконом в страшный неравный бой и убивает его, погибая при этом и сам… Выглядит очень благородно, да только все это порядочный вздор — стоит лишь купцам вспомнить, какими огромными на самом деле бывают драконы и насколько они могучи. Правда, некоторые из баллад подобного рода весьма хороши.

И все-таки порой можно услышать сказания с иной концовкой. Чего стоит хотя бы «Песнь о Крылатых» — хвалебное сочинение, написанное так, словно певец сам стоял на Драконьем острове и наблюдал за парящими под лучами солнца драконами. Слова песни преисполнены дивного трепета, который охватывает автора при виде этих прекрасных созданий. А посреди одной из строф, ближе к концу возникает диковинная пауза — певец умолкает и целых четыре такта дает окружающим слушать… почти тишину. Нет, не тишину! А отдаленную музыку шума от взмахов драконьих крыл, потустороннее эхо. Правда, редкий сказитель возьмется исполнить ту Песнь, ибо многих она устрашает.

Я же ее обожаю.

Впервые я услышала ее семи лет от роду. В тот год шли обильные снегопады, и один бард, направлявшийся на юг из Ариса, что около четырех дней пути к северу от нас, намереваясь добраться до Кайбара к Зимнему солнцестоянию, застрял в нашем поместье — и поэтому вынужден был встретить праздник здесь. К нему хорошо отнеслись, дали новую одежду, более подобавшую времени года, — взамен же он три ночи подряд, пока длился праздник, исполнял для всего нашего двора свои песни. А на третью ночь мы услышали от него «Песнь о Крылатых», и она мне страшно полюбилась. Мне было так тепло, что клонило в сон, и я слушала с закрытыми глазами… Когда же возникла пауза, мне по-прежнему чудилась музыка — необузданная и проникновенная, не такая, как у барда, хотя и гораздо тише… Никогда мне не забыть этого звучания. Оно затронуло что-то в самой глубине моей души, и я поклялась, что сделаю все, лишь бы только услышать его еще раз… Когда позже я обмолвилась об этом с певцом, он слегка побледнел в лице и ответил, что людям часто мерещится, будто они что-то слышат во время паузы; после же, полагая, видимо, что я ушла, он поклялся себе никогда больше не петь этой жути…

Последующие семнадцать лет я жила в ожидании вновь услышать это звучание и мечтала повстречать истинного дракона из легенд — огромного, дикого и яростного и в то же время обладающего могучей силой речи и разума. Он не предал бы меня смерти за то, что я осмелилась заговорить с ним. Я бы получила от него учтивый ответ, и мы узнали бы друг друга поближе и поведали бы друг другу о своей жизни… Вдвоем с ним мы изменили бы весь Колмар. Люди обрели бы новых собеседников и открыли бы для себя иной путь к познанию жизни и истины, и произошло бы это потому, что я осмелилась на такое, о чем прочие даже не могли помыслить.



И меня будут называть по имени, которое я сама взяла для себя из Древнего Наречия, — будут называть те, кто придет следом и кому будет известно о моих деяниях. Они назовут меня Ланен Кайлар Дальней Странницей, Скиталицей Запределья.

…На этом сладкие мои грезы обрывались, и я засыпала в слезах.


Мир мой изменился на двадцать четвертом году жизни. Хадрон, упокой небо его душу, в конце концов устал разводить лошадей и растить дочь, не видя впереди ничего определенного. В середине лета скончался, и мы с Джеми погребли его на холме, обращенном к северным равнинам. После смерти Хадрона его земли и имущество перешли ко мне, что потрясло меня до глубины души. Я была уверена, что его наследником станет Джеми или Вальфер, но мертвый Хадрон оказался более милостив, чем был при жизни. Обширность его земельных владений, многие из которых я никогда раньше не видела, поразила меня — равно как и нажитое им богатство. Я довольно хорошо представляла себе, как управлять поместьем, ибо долгие годы была для Джеми правой рукой, но истинные размеры владений внезапно меня озадачили. Я все еще считала Джеми своим наставником, а он продолжал меня обучать и первые месяцы помогал мне. К своему огорчению, я обнаружила, что мне случилось обрести еще одного ценного управляющего — в лице моего двоюродного брата Вальфера.

Уже много лет Вальфер жил со мною в мире, хотя я так и не смогла простить ему того, что, пока меня держали здесь взаперти, он все время был на стороне Хадрона. Даже в детстве я считала его скучным и весьма недалеким, и ничто не способно было изменить мое мнение. Его занимало лишь поместье; у него всегда было одно-единственное желание — научиться разводить и обучать лошадей так же умело, как это делал его дядюшка. Он не предполагал, какое место ему предстоит занять после кончины Хадрона; но то, что он работал теперь на меня, его, похоже, нисколько не смущало, поэтому мы никогда с ним об этом не разговаривали.

Смерть настигла Хадрона, когда он взялся было за приготовления к Большой ярмарке, и после его кончины обнаружилось, что дел предстоит сделать много, а рук на все не хватает. На ферме имелось с дюжину взрослых лошадей, выезженных и приготовленных в этом году для продажи. Хадрон с Джеми ежегодно отправлялись в Иллару — и теперь я, как наследница Хадрона, должна была взять на себя все его прежние заботы. Не будь я тогда слишком утомлена, я бы испытала восторг при мысли, что мне наконец предстоит увидеть королевскую вотчину Илсы. Но тяжесть и усталость превозмогали все. Я не пыталась сделать вид, будто горько оплакиваю смерть Хадрона, — но все же я ощущала потерю, и мне было тяжко оттого, что я так мало заботилась о собственном отце. Хотя должна признать: все-таки мне казалось, словно у меня с плеч свалился непосильный груз.

До самой ночи накануне нашего отъезда я не могла больше ни о чем думать, и лишь тогда у меня внезапно словно бы открылись глаза.

…Лошадей мы оставили на ночь в стойлах. Рано утром нужно было отправляться в дорогу: ярмарка была в двух неделях пути, и вряд ли мы добрались бы до места раньше — Джеми, я и еще трое работников, которые должны были помогать нам с лошадьми. Такие ночи накануне отправления всегда волновали меня, даже когда сама я еще никуда не ездила; это было время конца и нового начала, полное обещаний и перемен. Джеми уже отправился спать, и работники разбрелись по своим углам. Мы с Вальфером как раз закончили последние приготовления, и я устало побрела через вымощенный каменными плитами двор, когда при свете факелов Вальфер вдруг взял меня за руку и заставил остановиться, сказав, что хочет мне кое-что сообщить.

— Что такое? — спросила я, недоумевая, зачем нужно было останавливаться.

Я вся перепачкалась и истомилась, и мне ужасно хотелось принять ванну и поскорее лечь в постель.

— Ланен, я… Со смерти Хадрона прошло вот уже шесть недель. Кроме меня тут больше некому за тобою присмотреть, — он умолк, словно чего-то выжидая.

Я рассмеялась.

— Странно ты рассуждаешь, Вальфер. За мною вот уже двадцать лет присматривает Джеми. Почему же со смертью Хадрона это должен делать кто-то еще? К тому же я пока что не встретила человека, который согласился бы удостоиться подобной чести, да я и сама никому этого не желала бы, — сказав это, я направилась к дому.

— А как же я? — воскликнул Вальфер.

Тут я остановилась.

— А что — ты? — спросила я как можно мягче, вновь повернувшись к нему.

Все женщины наделены предчувствием, остерегающим их в подобных случаях. Я была поражена: он ведь почти обручен с Алисондой — деревенской девушкой! Но я уже знала, что сейчас может произойти, и отчаянно соображала, как же мне выкрутиться и при этом не повести себя с ним слишком грубо. Он мне не нравился, но в некоторых случаях нелишне проявить и сострадание.

— Выходи за меня замуж, Ланен, — произнес он тихо, придвигаясь ко мне вплотную. От него пахло конюшней еще сильнее, чем от меня. — Я не собираюсь воображать, будто между нами может быть нечто большее, чем есть на самом деле, и… я не стану предъявлять тебе супружеские права… но тебе нужен человек, который мог бы за тобою приглядывать, вел бы за тебя все дела. Ты и сама разбираешься во всем не хуже меня, но все-таки ты для подобного не создана.

Пожалуй, это было верно. Разумеется, лошади меня никогда не интересовали так, как его — за исключением, может быть, случаев, когда кобылица готовится ожеребиться. Но даже нахлынувший гнев не помешал мне усмехнуться. Бедняга Вальфер! Он всегда считал себя таким проницательным и хитрым!

— Вальфер, это так неожиданно, — ответила я, не в силах скрыть резкие нотки в голосе. — А что скажет Алисонда? Она ведь заслуживает большего!

Он потупил взор.

— Она поймет…

Если бы разговор происходил утром, при ярком свете, я бы еще могла оставаться спокойной и попросту отказала бы ему; но сейчас, в конце долгого дня, при навязчиво мерцающем свете факелов, я утратила самообладание.

— Да уж! — фыркнула я. — Она настолько влюблена, что тоже согласилась бы стать для тебя простой хозяйкой, раз уж ты не собираешься относиться к собственной жене как подобает супругу. Какую чудесную жизнь ты мне предлагаешь, Вальфер! Замужество без любви ради покоя собственного тела — а тебе только одно и нужно: заполучить в качестве приданого отцовский опыт в разведении лошадей!

Хотя Вальфер и понял, что я вывела его на чистую воду, однако в голосе его лишь слегка угадывалось чувство вины:

— Ланен, ты не понимаешь…

— Побереги воздух — пригодится огонь задувать! — огрызнулась я. — Ты ведь только этого и добиваешься. Слишком много времени провел ты с Хадроном — даже говорить стал, как он, — тут я оборвала свою гневную речь, однако не могла остановить нахлынувших разом воспоминаний. Годы, долгие годы пренебрежения, когда Хадрон столько раз твердил мне, что я слишком заурядна, или слишком крупна, или чересчур мужеподобна, или же просто недостаточно хороша, чтобы быть ему дочерью, давили на меня, как груда камней; и вот, едва я научилась понимать свое значение и ценить одиночество, — не кто-нибудь, а именно Вальфер оскорбляет меня. Я стояла, кипя от гнева, и яростно вращала глазами при свете факелов. — Почему бы тебе просто не жениться на ней и не остаться здесь? — выговорила я.

Он долго не отвечал. Когда же наконец заговорил, то слова его с трудом протискивались сквозь комок ярости, застрявший у него в горле — ярость его была не меньше моей.

— И всю жизнь быть твоим слугой? Нет уж, спасибо, сестрица! — прорычал он. — У меня нет денег, чтобы убраться отсюда и начать все заново. Я-то думал, что смогу быть для тебя мужчиной, кажется, правда, тебе это вовсе не нужно, ты ведь даже не похожа на настоящую женщину, — но тогда я владел бы поместьем да еще и Алисондой в придачу.

Это было последней каплей. Безо всякого предупреждения я размахнулась и врезала ему. Ростом я чуть пониже шести футов и к тому же довольно сильна, да и уроки Джеми не пропали даром. Вальфер растянулся на каменных плитах, а я встала над ним, борясь с желанием ударить его еще разок.

— Как смеешь ты судить, что мне нужно, а что нет? — выпалила я, с трудом подавляя искушение дать ему вдобавок пинка. — Да во мне гораздо больше от настоящей женщины, чем ты способен себе вообразить, трусливый неотесанный болван! Если вознамерился заполучить поместье, то так и скажи, а оскорблений я не потерплю! Может, мне следует рассказать Алисонде, чего стоят твои предложения выйти замуж?

Он по-прежнему молчал, но теперь, по крайней мере, выглядел пристыженным. Гнев мой вмиг улетучился — осталось лишь отвращение.

— Катись-ка ты, Вальфер, разом во все Семь Преисподних, да свою Алисонду с собой прихвати! — сказала я и собралась было добавить парочку слов по поводу его мужских качеств, но вдруг застыла как вкопанная.

Подобно солнцу, врывающемуся в темный погреб, вокруг вдруг вспыхнул ослепительный свет, разгоняя ночной мрак. Будь у меня силы, я бы восторженно рассмеялась; но меня переполняло множество и других чувств.

Милый Вальфер! В юности приход к согласию стирает из памяти все острые края. Позже я поговорила с ним и поблагодарила. Ведь благодаря ему я поняла, что все и впрямь изменилось, что теперь действительно принадлежу самой себе. Окруженная прежде мраком, а предавалась мечтаниям — и сумела-таки сохранить свою душу живой даже после смерти Хадрона, пока Вальфер с его глупым предложением не разогнал весь этот мрак.

— Ладно, братец, — сказала я, совершенно уже не чувствуя гнева. Я подала ему руку и помогла подняться. — Давай поразмыслим иначе.

— Как — иначе? — осторожно переспросил он, потирая челюсть и следя за моими руками.

— Ну, ты ведь отчасти прав. Мне понадобится кто-то, кто присматривал бы за живностью, правильно отбирал лошадей по кровям, заботился о них, обучал бы их ходить в упряжи и под седлом. Разумеется, вы с Джеми более всего годитесь для этого.

— А как же ты?

Я рассмеялась.

— А я, Вальфер, отсюда уеду. Если мы с тобой будем видеться чаще, чем раз в год, это будет даже больше, чем мне нужно. Но от наследства я не отрекаюсь: я по-прежнему остаюсь наследницей Хадрона, и меня заботят и дом, и земли, и все имущество. Однако мне понадобится денежный запас, — я пристально посмотрела на него. — Вот что я предлагаю, Вальфер. Когда работникам выдадут их плату и все уладится с годовыми счетами, всю прибыль мы поделим на три части: тебе, мне и Джеми. А я попрошу Джеми попридержать мою долю до тех пор, пока я за нею не вернусь. Так все мы будем в равных условиях, и тебе не придется на меня работать, и скоро у тебя будет достаточно денег, чтобы взять в жены Алисонду. Ну как, годится? Или мне прямо сейчас отправить тебя назад к отцу?

Он не мог вымолвить ни слова и только кивнул.

— Вот и хорошо, — продолжала я. — Мне потребуется часть имеющихся денег на дорогу — я возьму с собой треть выручки с ярмарки. По рукам?

Он не шелохнулся, и я, по деревенскому обычаю, плюнула на ладонь и протянула ему руку. Он сделал то же самое, и мы обменялись рукопожатиями; при этом он так и не перестал изумляться. Еще бы: сделать лицемерное предложение в надежде управлять более слабым — и в ответ на это получить взбучку, а потом вдруг обрести безбедное будущее. Меня такое тоже изумило бы.

Всю ночь я не ложилась — составляла договор, который мы втроем должны были скрепить своими подписями (утром мне самой пришлось прочесть этот договор Вальферу и помочь ему поставить под ним метку). Я тщательно собрала весь свой нехитрый скарб и сложила его вместе с одеждой в узел, после чего наполнила переметную суму серебром.

…Мы с Джеми выехали еще до рассвета, вместе с работниками и лошадьми. Не могу припомнить, была ли я когда-нибудь так счастлива.

Глава 2УРОКИ


Путь от отцовской фермы предстоял неблизкий. Иллара, где проводилась Большая ярмарка, лежала далеко на востоке от Хадронстеда и немного южнее — впереди было почти две недели пути. По счастью, Тершет, король илсанский, не впал еще в старческое слабоумие — и в округе было не много дозоров, хотя на больших дорогах блюстители порядка все же порой встречались.

К исходу первого дня путешествия я не спала уже двое суток. Мы отыскали чистое сухое местечко на небольшом холме у опушки леса. Из последних сил я помогла спутникам управиться с лошадьми и, успев лишь пару раз вдохнуть аромат тушившегося мяса, которое готовил Джеми, заснула мертвым сном.

Утро для меня выдалось одновременно и хорошим, и плохим. Проснувшись, я обнаружила, что лежу на спине и вижу над собою светлеющее небо, а вокруг льется дивный щебет разгуливающих тут и там птиц. В предрассветном ветерке уже ощущалось приближение зимы, а едва уловимый запах поздних цветов шиповника радовал мне сердце. Солнце почти взошло; из-за деревьев на востоке проглядывало яркое зарево. Я перевернулась и встала на ноги, с удивлением обнаружив, что все тело у меня словно одеревенело. С самого детства я, бывало, целыми днями не слезала с лошади, часами выполняла нелегкую работу, но никогда прежде мне не доводилось спать на холодной жесткой земле ранней осенней порой. Тут-то я глубоко осознала весь пройденный мною путь, который не измеришь в лигах.

Джеми уже встал и возился с костром. Увидев меня, он усмехнулся.

— Можешь стонать сколько хочешь, девочка, но не надейся, что сочувствую. Разве не ты всегда твердила, будто мечтаешь повидать мир? Вон там внизу есть ручей, — добавил он, указав рукой путь вниз по склону, — он тебя прекрасно освежит. Парни отвели туда лошадей на водопой, но мне и самому водица не помешала бы. Возьми-ка ведра, пройдись по ручью немного вверх и набери воды. Тогда я смогу приготовить завтрак.

Если бы я уже полностью проснулась, то наверняка воспротивилась бы подобному распоряжению, но Джеми-то знал меня куда как хорошо. Пока до меня дошло, что мне, наверное, следовало бы ему возразить, я уже была у ручья. Там мне пришлось пережить ужасные мгновения. Раньше подобное в голову мне как-то даже не приходило, даром что все тело у меня одеревенело. Но стоило мне наклониться к воде, как окоченевшие суставы напомнили, что в ближайшие недели мне не видать горячей ванны… Прежде чем вновь показаться Джеми на глаза, я намеревалась осуществить кое-что еще. Мой разум был переполнен неописуемым восторгом оттого, что я наконец-то покинула Хадронстед, однако тело мое пока что было убеждено в обратном.

Возвращаясь к костру, я готова была слегка удивить Джеми. Задумала я это давным-давно — еще когда была совсем маленькой и чаще всего одевалась подобным образом. После смерти Хадрона я тайком сшила себе эту одежду и с нетерпением ждала, когда же смогу осуществить свою маленькую беззлобную затею… Когда я воротилась к огню, Джеми поднял глаза — и с удивлением уставился на меня. Я была одета так же, как и он: гетры из шерстяной ткани, добротные сапоги и суконник с длинными рукавами — перепоясанный в талии, он был мне лишь немного ниже колен. Никаких юбок, никаких туфель с намеком на изысканность, ни тонкого белья, выставленного на всеобщее обозрение (хотя на самом деле я не стала снимать своей юбки, а спрятала ее под новым облачением); волосы я собрала в пучок и упрятала под бесформенной шляпой. Поначалу он ничего не сказал — только во взгляде его было заметно нечто особенное, словно не я предстала перед ним, а живое воспоминание. Наконец он произнес:

— Неплохая мысль. По крайней мере, верхом так лучше, да и встречные только со второго раза разберут, что ты женщина.

Конечно, именно для этого я все и задумывала, но почему-то мне было не слишком приятно услышать подобные слова от Джеми. Тем не менее в новом одеянии я чувствовала себя вполне удобно, и для верховой езды оно было в самый раз — редко я мечтала об иной одежде.

Когда мы отправились в дорогу, нам повезло с погодой: она не менялась первые несколько дней пути. Мне доставляло удовольствие прогуливаться по утрам и каждый раз убеждаться, что я все дальше и дальше от известных мне мест. Я глазела по сторонам и с наслаждением отмечала, что местность постепенно все больше меняется, становясь совершенно мне незнакомой, со своими особыми запахами и звуками. Холмы, что окружали Хадронстед, начали редеть, уступая место широким равнинам. Большей частью земля была возделана — по пути мы пару раз ночевали вместе с лошадьми в гумнах — но местами встречались и необработанные участки. Дикие травы разрослись высоко — пожелтевшие и полные семян. Гораздо чаще мы ночевали под открытым звездным небом: Джеми, работники и я — и когда ночью по траве проносился ветер, мне чудилось, будто это сам Колмар приветствует меня тихим шепотом. Земля была жесткой, и порой я вновь просыпалась с онемевшей спиной, но была несказанно счастлива, что наконец-то нахожусь в дороге, поэтому старалась поменьше жаловаться.

К моему удивлению, это оказалось непросто. И пускай прежде я неоднократно пыталась представить себе все трудности путешествия (как, впрочем, и радости) — но мне никогда не случалось дольше одного дня обходиться без всех удобств обустроенной фермерской усадьбы, и теперь мне их недоставало. До этого я толком не понимала, что значит иметь четыре стены и крышу над головой. Дома было безопасно и тепло, там царили чистота и порядок. Здесь же, в дороге, встречалось много такого, чем можно было без конца восхищаться и наслаждаться, что я и делала, но в первые дни пути мне пришлось несладко: я всерьез была близка к жалобам.



Я обнаружила, что к концу первой недели путешествия начала смотреть на все вокруг другими глазами. Я сделалась беспокойной и постоянно оборачивалась, хотя и сама не знала, что ожидала увидеть. Джеми заметил это, но ничего не говорил.

По прошествии еще двух дней я уже готова была завыть. Неужели всем моим мечтам суждено было закончиться тем, что никчемная женщина, боящаяся собственной тени, жалеет о покинутой ферме и при этом постоянно ищет непонятно чего? Я не могла больше этого выносить и подъехала к Джеми. В последнее время мы с ним мало разговаривали, и я знала почему: он ждал, когда я заговорю первой. Разрази его гром!

— Ну? — спросила я.

— Что — Ну? О чем ты, девочка?

— Ты знаешь, о чем. Забери тебя преисподняя, Джеми, что происходит? Я постоянно ищу что-то, но не нахожу!

— Да, я это приметил, — он ласково улыбнулся. — А тебе самой известно, что ты ищешь?

— Да нет же! Но если я этого вскорости не отыщу, то совсем лишусь ума и примусь кусать лошадей! Если ты знаешь, в чем тут дело, объясни мне!

С минуту он ехал молча, затем негромко произнес:

— Боюсь, тебе недостает стен хадроновой усадьбы, девочка моя.

Я выругалась. Джеми лишь усмехнулся.

— Но я же целыми годами только и мечтала о том, как бы сбежать!

— Это верно, но ведь ты никогда за всю свою жизнь не выезжала оттуда более чем на день. Чего ж удивительного, что ты теперь ищешь свой дом? — он отвернулся, устремив взгляд вдаль, и нахмурился. — Вот она, другая сторона страннической жизни, которую невозможно познать в мечтах. Довольно быстро это пройдет, ты ведь только начинаешь путешествовать. Но если ты и дальше не перестанешь надеяться непонятно на что, то, скажу я тебе, будет еще хуже.

— Как это? — спросила я, заинтересовавшись.

Джеми никогда не соглашался поведать мне о своей прежней жизни — что он делал до того, как попал к нам, — а мне это всегда было очень интересно. Теперь же я почуяла некоторую надежду.

— Эх, Ланен! — он глубоко вздохнул, погруженный в воспоминания. — Я начал странствовать по свету с семнадцати лет — за пятнадцать лет до того, как явился в Хадронстед. Хорошо скитаться, когда где-то есть родные тебе люди и место, куда ты намерен вернуться; но, скажу тебе, нет большей безысходности, чем та, когда ты хочешь вернуться домой, но не знаешь, где он.

Никогда еще я не слышала, чтобы Джеми говорил с такой горечью. Голос его посуровел, и, если бы я не знала его настолько хорошо, я бы решила, что он готов зарыдать.

— Это и вправду так ужасно? — спросила я тихо. Он посмотрел на меня и улыбнулся.

— Для тебя нет, девочка. Все мы стремимся изменить свою жизнь, если подворачивается такая возможность, — по крайней мере, мы так считаем. Сейчас бы я не оставил Хадронстед и ради всего мира, но ты-то ничего больше в жизни не видала. Отправляйся бродить по свету, девочка моя. Там и впрямь есть на что поглядеть, — сказал он, кивнув на восток, куда мы ехали, — чего стоит хотя бы вон та буря: она не ждет, пока мы сами до нее доберемся.

Я не разглядела впереди ничего, кроме узенькой темной полоски вдалеке над равниной.

— Лучше поторопимся: нам нужно будет найти убежище.

— Джеми, до нее по меньшей мере час пути.

— Это нас не спасет, если мы будем торчать здесь. Вперед!

Нам не удалось отыскать лучшего укрытия, кроме небольшого лесочка, но успели мы вовремя. Я никогда не думала, что буря может надвинуться так быстро. И все же это была обычная осенняя буря — могучие порывы ветра с проливным дождем, за которыми последовала холодная изморось — она то усиливалась, то ослабевала, однако не прекращалась.

Когда стихли бурные потоки ливня, мы двинулись дальше под холодными брызгами дождя. Джеми знал один постоялый двор, где можно было бы остановиться, но для этого нам пришлось бы проехать за день гораздо больше, чем мы предполагали вначале. Любой жалкий притон у дороги был все же лучше, чем разбивать лагерь среди слякоти. Мы ехали еще несколько часов уже после того, как стемнело, и когда к полуночи наконец добрались до места, то промокли насквозь. Мы с Джеми прибыли туда раньше работников с лошадьми, чтобы успеть сделать все необходимые приготовления.

Раньше я бывала только на деревенском постоялом дворе неподалеку от Хадронстеда, и к тому же не в такой поздний час. Поэтому считала, что все подобные заведения должны быть полны яркого света и веселого оживления. Но нам впервые пришлось ехать так долго после захода солнца, и поэтому место нашего ночлега сразу же показалось мне таким мрачным, что хуже не бывает. Повсюду было темно, только из-за двери главного входа выбивался чахлый отблеск огня. В лунном свете, слабо пробивавшемся из-за туч, было заметно, что двор вымощен булыжником, но при этом густо зарос травой, что говорило о нерадивости здешнего хозяина. Я так и сказала об этом Джеми.

— А ты что же, предпочла бы всю ночь рысить под этой треклятой изморосью? Так ведь и околеть недолго, — буркнул он в ответ. Он терпеть не мог дождя. — Лошадям ведь тоже надо отдохнуть. Дворик, конечно, обветшалый, но не такое уж это плохое место. Глухое просто.

Он тяжело спешился и попробовал толкнуть дверь. Она оказалась заперта — что на мой взгляд было весьма благоразумным для таких краев. Однако Джеми не был настроен стоять и выжидать. Он затарабанил в дверь, оглашая весь двор громким, пугающим эхом.

— Эй, хозяин! — крикнул он. — Тут к тебе путники с лошадьми! Лошадей столько, что на плате за стойла ты сколотишь себе состояние!

Ответа не последовало. Джеми снова принялся стучать в дверь и кричать:

— Эй, там! Отворяйте, тут дождь хлещет, как из Семи Преисподних!

Дверь неожиданно распахнулась: за ней стоял человек, при виде которого я тут же почувствовала себя просто крохотной. Он был гораздо выше меня и втрое шире.

— Заходите, ну! И не надо больше так орать, — выговорил он зычно.

Джеми, казалось, от неожиданности был напуган не меньше меня, но быстро оправился.

— Просим прощения, господин, но мы весь день провели в пути, а вокруг слякоть. С нами семнадцать лошадей, которым нужны стойла, они подъедут следом. У вас найдется места для всех?

— Сколько вас? — спросил гигант осторожно.

— Нас двое, и еще трое с лошадьми, примерно в четверти часа отсюда.

— Конюшня там, — гигант кивнул, указав на покосившуюся постройку на другом конце двора. Он исчез за дверью, предоставив нас самим себе.

Мы оставили лошадей во дворе и ощупью стали искать вход в конюшню. Дверь оказалась не заперта.

Джеми откопал в своем вьюке огарок свечи и зажег его с помощью кресала и трута. Подняв его перед собой, он отыскал масляную лампадку, висевшую на стене, и засветил ее.

Конюшня была в плачевном состоянии: от стойл несло запахом застарелого навоза, повсюду валялась гнилая солома, и где ни попадя — ржавые куски железа и порванная сбруя.

Я была вне себя от гнева. Может, как говорил Вальфер, я для подобного и не создана, но уж, по крайней мере, выросла я в окружении лошадей. И то, что я увидела, меня ужаснуло.

— Обветшалый дворик, говоришь? Джеми, ты что, лишился…

— Тихо! — цыкнул он. — Говори шепотом, иначе нам конец. Я никогда раньше не видел того человека. Прежний хозяин или умер, или еще хуже… Вынь кинжал.

Я впервые обнажила свой стальной клинок для самообороны. Я была напугана, взволнована и чувствовала резь в животе.

— Нужно убираться отсюда, Ланен. Ты стань за дверь, а я…

— Я бы не советовал тебе этого делать, Ланен! — донесся из-за двери низкий громкий голос. — Если, конечно, тебе не захотелось избавиться от этого старика! — огонь от свечи отразился на ржавой стали: хозяин-гигант вошел в дверь с длинным, злобно зазубренным ножом, который сжимал в руке.

Я понадеялась, что темно-красные пятна на клинке были действительно ржавчиной.

— Положи-ка свою тыкалку на землю, парень, — приказал он мне, не спуская взгляда с Джеми и повернув к нему острие ножа.

Я колебалась и вопросительно поглядывала на Джеми.

— Делай, что он говорит, парень, — ответил Джеми, слегка выделяя последнее слово.

Я повиновалась, но была в смятении. Не из-за головореза — из-за Джеми. Голос его был мне незнаком — холодный, жесткий и безжалостный.

— Славно, — проурчал гигант. Он не заметил перемены в голосе Джеми или же просто решил, что это из-за страха. — А теперь бросайте наземь свои кошели! В последнее время дела тут что-то плохо шли, — он ухмыльнулся. — Пора бы поиметь и выгоду. Семнадцати лошадей мне вполне хватит до весны.

Джеми начал медленно отдаляться от двери — и вместе с тем от меня; гигант двинулся следом.

— Думаю, у тебя ничего не выйдет, — произнес Джеми все тем же ледяным голосом.

Стоило гиганту повернуться ко мне спиной, как я схватила с земли кинжал, но при этом слегка поскользнулась. Это было все равно, что выдать себя криком.

— Брось, говорят тебе! — рявкнул он, мигом повернувшись ко мне.

Я отдернула руку и повиновалась. Кинжал выпал из твердых кожаных ножен.

— Проклятье! — вырвалось у меня; в гневе я совсем позабыла, что голос у меня высокий и звонкий.

— Да ты не парень! — проговорил гигант, и злобная усмешка вила его лицо. — Мне сегодня определенно везет: ты славно поможешь мне разнообра-а-а-а…

Внезапно он кулем свалился наземь: изо рта хлестала кровь. Джеми еще раз всадил кинжал ему в спину, провернув для верности клинок.

Я выбежала наружу: меня сильно тошнило.

Мне не хотелось слышать, как Джеми перетаскивает труп за конюшню, — и я старалась не обращать на это внимания. Внезапно он оказался подле меня.

— Живо уезжаем! Выводи лошадей на дорогу, быстро!

Он отдал мне мой кинжал и с мечом в руке направился к входной двери. Я вывела под уздцы свою Тень и Огня Джеми со двора на дорогу — медленно, стараясь успокоить их, насколько могла в таком состоянии. Дождь наконец закончился.

Вскоре появился Джеми, таща с собой довольно большой мешок. Я подумала: «Интересно, руки у него по-прежнему в крови?»

— Ланен, — произнес он тихо.

Голос его вновь был таким, как всегда, негромким и добрым — тем самым, который я из всех голосов на свете любила больше всего.

— Порядок, он был один. Я отыскал приличной еды и немного серебра. Оно нам пригодится, когда приедем в ближайший город.

Отвечать я не могла, как ни пыталась. Казалось, слова тут бессмысленны.

— Ланен, я вынужден был это сделать, — сказал он, словно оправдываясь в ответ на мое молчание. — Я не хотел его смерти, но он прикончил бы нас обоих, как только управился бы с тобой.

Лишь огромным усилием воли я кое-как разжала зубы и смогла заговорить.

— Джеми, я видела смерть и раньше. Клянусь Преисподними, я и сама хотела его убить.

— И забыла обо всем, чему я тебя учил, — ответил Джеми, пытаясь приободрить разговор. — Никогда не бросай оружия, Ланен, особенно когда противник находится в непосредственной близости, от этого…

— От этого меня и тошнит, Джеми, — проговорила я сквозь зубы, — а вовсе не от его смерти. Это из-за тебя, — я посмотрела на него: в лунном свете, струившемся сквозь обрывки туч, я различала его лицо — он выглядел смущенным, огорченным. — Где это ты научился так убивать? Я ни разу об этом у тебя не спрашивала, даже когда ты обучал меня владеть мечом за спиною у Хадрона. Где ты этому научился? Где ты… проклятье, Джеми, да кто же ты?

— Я не менялся, Ланен. Я такой, каким был всегда, — произнес он негромко.

Ну нет. Я слышала твой голос — он был холоден и тверд, и…

— Ланен, — перебил он, и во мраке ночи голос его прозвучал устало. — Не сейчас. Нам нужно спешить. — В ночной тиши я услышала как наши работники вместе с лошадьми приближаются к нам по дороге. Менее чем в трех милях отсюда находится селение, где есть чистенький постоялый дворик, а конюх хорошо знает свое дело. Лошади страшно устали, нам нужно будет позаботиться о них. Там мы денек передохнем. У нас еще есть время до начала ярмарки.

Я не отвечала. Он протянул мне руку. Не раздумывая, я отстранилась: в мыслях своих я все еще видела, что руки его перепачканы кровью.

— Как пожелаешь, — сказал он, и в голосе его, как мне показалось, одновременно слышались брезгливость, огорчение и усталость. — Садись на коня, нам ехать еще три мили, прежде чем мы сможем отдохнуть.

Работникам он лишь сказал, что для нас на постоялом дворе не нашлось места и придется ехать дальше. По пути мы не разговаривали, и в душе я так и не успокоилась. Я пыталась понять, как тот быстрый и безжалостный убийца, которого я видела в конюшне, мог быть моим самым близким другом детства.

Мы достигли селения и разбудили хозяина постоялого двора. Джеми мне только и сказал, что завтра я могу спать сколько угодно, потому что мы отправимся в путь не раньше следующего утра. Изможденная, я повалилась кровать. Ночью меня мучили кошмары.


Наутро служанка разбудила меня стуком и сообщила, что завтрак подан. Я отослала ее вниз, велев приготовить горячую ванну и принести завтрак сюда. Когда ванна была готова, служанке пришлось разбудить меня вновь.

Я сошла вниз около десяти. И хотя на сердце оставалась тяжесть, было замечательно ощущать, что тело мое чисто вымыто, влажные волосы свободно собраны за спиной, а грязный суконник с гетрами выстираны. Я снесла их вниз — просушить возле огромного очага в общей зале. Я бы воспользовалась подоконником в своей комнате, будь хоть какая-то надежда на солнце — но день был холодным и серым, и хмурое небо не обещало, что вновь начавшийся дождь к вечеру закончится. Впрочем, так было даже лучше.

Джеми ожидал меня за столом возле огня. Больше в зале никого не было, за исключением двух стариков в углу, которые не обращали на нас внимания.

Увидев его, я почти позабыла о своих ночных кошмарах. Он тоже нашел где-то возможность помыться и теперь сидел и ждал меня; на первый взгляд могло показаться, что он такой же, каким и был всегда, — чистый и опрятный, ничем не отличающийся от себя прежнего.

Хотя обычно он никогда не пил с самого утра.

Аккуратно разложив мокрую одежду на скамье, я подсела к нему. Ни слова не говоря, он придвинул ко мне пустую кружку и налил в нее пива из кувшина, стоявшего на столе. Я мигом ее осушила, снова наполнила и велела служанке принести новый кувшин.

— Как спала? — спросил Джеми. Голос его был невеселым.

— Отвратительно. А ты?

— Почти так же, — ответил он. Теперь, сидя подле него, я увидела, что он вроде как постарел на несколько лет: под глазами темные круги, лицо изборождено морщинами, которых я раньше не замечала, а седины в волосах еще больше, чем прежде. Он понизил голос:

— Я уже долгое время не убивал никого, кроме кур, — дольше, чем ты живешь на этой земле. Уверяю тебя, что не испытываю от подобного никакого удовольствия, если ты именно об этом подумала. Но жизни наши сейчас бы нам не принадлежали, останься тот человек в живых.

— Знаю. Нет, правда, я понимаю прекрасно, что обязана тебе жизнью. Только…

— Что — только?

Мне все еще трудно было говорить, и я сидела, уставившись в кружку.

— Джеми, ты… ты вселил в меня ужас. Твой голос — я и не представляла себе, что ты… Проклятье, не знаю, как сказать! — я воззрилась на него. Вот он — сидит передо мной, глаза все те же добрые, как и всегда, а лицо омрачено грустью — и все же это лицо самого дорогого мне товарища. Я снова опустила было взгляд, как вдруг осознала, что именно это я и должна ему сказать. Я всегда чувствовала себя в долгу перед ним.

Я заговорила — почти шепотом, но глядя ему прямо в глаза:

— Джеми, ты с самого начала знал, как следует убить его. Быстро и наверняка. Он свалился на полуслове, он был мертв даже прежде, чем осознал опасность. Мне… мне сделалось плохо оттого, что я увидела тебя таким. Я всегда считала тебя добрейшим человеком на свете. Мне приходилось видеть, как ты несколько раз уклонялся от каких бы то ни было схваток, а тут ты прикончил его, будто только для этого и был рожден.

Он вздохнул лишь с легким намеком на сожаление.

— Хорошо, Аанен. Если ты так хочешь это знать, я расскажу тебе. Предупреждаю: это касается тебя не меньше, чем меня, — тень улыбки пробежала по его губам. — Я должен поведать тебе кое-что сейчас, хотя и надеялся, что сам выберу для этого подходящее время.

Он выпил содержимое своей кружки и вновь наполнил ее до краев. Пил он большими глотками.

— Есть много, что нужно тебе рассказать, — продолжал он, — да ты к тому же хочешь узнать все разом. По меньшей мере это поможет тебе забыть о прошлой ночи.

И он начал свой рассказ:

— Родился я в Северном королевстве, в деревне Аринок, что близ Свящезора у подножия гор, совсем рядом от Восточного горного королевства. Там я провел большую часть своей юности, ввязываясь в драки, как и большинство молодых людей, и совсем не желая обучаться ремеслу, которым владел мой отец. Родители мои умерли, когда мне было пятнадцать — я был уже достаточно взрослым, чтобы обойтись без них, но все-таки еще слишком молодым, чтобы их лишиться. Я попытался было поработать в поместье своего отца, но сапожник из меня был такой, каких свет не видывал, — уголок его рта потянулся вверх, — ну, вот как из тебя коневод. Я мог бы заниматься делом, только насильно себя принуждая, а это мне было не по нраву.

Спустя несколько лет по восточной границе прокатилось несколько битв. Должно быть, какой-нибудь вельможа с гор, побогаче да посмелее, вознамерился захватить побольше плодородной земли под пашни и стал учинять набеги на соседей. Когда же это не помогло, он послал в поход свое войско, а наш король стал собирать свое. Я пошел добровольцем. Денег у меня все равно не было, и я искал любой способ избавиться от сапожного ремесла.

Я быстро всему обучился — там на это много времени и не давалось. Нам удалось оттеснить налетчиков назад, и в течение полутора лет распри были закончены. Но к той поре я изменился. Когда капитан спросил нас, кто последует с ним в западную часть королевства для подавления еще одного бунта, я вызвался первым. Мне было девятнадцать, и я мнил, что бессмертен, — хотя и нельзя сказать, что вместо головы носил тогда на плечах кочан капусты.

Джеми умолк, чтобы смочить горло. Я нарочно не раскрывала рта, словно боялась, что туда налетят мухи. Я докучала Джеми расспросами о его прошлом большую часть своей юности и в конце концов отчаялась что-нибудь от него услышать — и теперь мне казалось, будто я годами билась головой о стену, а когда наконец повернулась к ней спиной, то услышала, как позади меня она легко разлетелась в пыль.

— Следующий бой повлек за собой еще один, потом еще и еще — и спустя несколько лет я уже сделался наемником. И надобно заметить, неплохим. К тому времени мы сражались вместе уже долгое время. Меня обучали лучшие из учителей, и это мне было по душе. Мы устремлялись туда, где шла битва, а битвы бывают всегда: мелкие вельможки все время пытаются захапать побольше земли, и ни один из четырех королей не в силах остановить их без подмоги, — он вздохнул. — Они были мне лучшими товарищами — те, с кем я сражался бок о бок. Вместе мы бились восемь лет: большей частью на суше, ради мелких баронов, и дважды на море — сперва на стороне пиратов, а позже и против них. Но я устал видеть, как погибают мои боевые товарищи — тут один, там двое, — и в конце концов сам был тяжело ранен, — взгляд его блуждал где-то за тысячу миль отсюда. — Впервые я заглянул в глаза собственной смерти, и увиденное мне не понравилось. Капитан мой понял это и решил поручить мне особое задание, что встряхнуло бы меня. Нам заплатили за то, чтобы мы остановили берунского барона, вторгшегося в южную

часть Восточного королевства. Это был самый отъявленный мерзавец — из тех, которые предают смерти женщин ради забавы.

И тут я столкнулась с этим опять: голос Джеми сделался жестоким и холодным, беспощадным и сильным, как горные корни, и звучал словно издалека. Я зябко поежилась, хотя и находилась в теплом трактире.

— Если кто-то и заслуживал смерти, то это он. При нем была орда деревенских олухов, которые бились ради него, но капитан сказал нам, что жестоко было бы лишать жизни этих бедняг. Он решил выслать небольшой отряд, чтобы убить самого барона и таким образом покончить со всем. Вот он и выбрал меня. Мы выступили в полночь — я и двое моих товарищей, которые должны были меня прикрывать.

Джеми закрыл глаза и умолк. Я была уверена, что он вновь переживает события той ночи, с каждой мыслью воскрешая в памяти шаг за шагом. Он открыл глаза и воззрился на меня, и взгляд его был взглядом человека, который однажды и навсегда утратил часть собственной души.

— Я убил его, Ланен. Это было так просто. Я перерезал ему горло во сне. Все происходит бесшумно, когда перерезаешь горло… — в его голосе сквозило отвращение, но я знала, что это не из-за барона. — Мы выбрались через окно и проскользнули мимо охранников — и война была закончена. Нет ведь смысла биться ради покойника. Мы победили.

Он осушил свою кружку, заново наполнил ее и выпил до половины, прежде чем продолжить рассказ.

— Когда начала разноситься молва — осторожно, то тут, то там, а в открытую никто ничего не говорил, — нас снова наняли для подобной работы. Потом еще раз. На наемных убийц завсегда спрос, если они знают свое дело.

Он опять посмотрел на меня — так, словно видел меня впервые.

— Если хочешь знать, Ланен, — да, я ненавидел все это. Как и самого себя, — добавил он, и, казалось, темная горечь терзала его голос. — Но даже в таком ремесле может присутствовать гордость. Я никогда не причинял боли, если этого можно было избежать; я никогда не убивал женщин или детей и не брался за любую работу без разбору, если мне предоставлялся выбор. Иные предложения я отвергал — если сам был знаком с жертвой или если последними остатками души чувствовал, что человек не заслуживает смерти. Я не всегда бывал прав и не всегда мог выбирать — но когда мог, то старался сохранить хотя бы малую часть самого себя невредимой, — на мгновение он закрыл глаза и продолжал: — Из-за этих вылазок я растерял всех своих товарищей. Восемь лет мы жили и сражались бок о бок — и вдруг они стали относиться ко мне как к твари, с которой им было противно даже разговаривать — которая умерщвляет тайком, по ночам.

Долгие годы жил я по прихоти тех, кто платил мне, — когда сам по себе, а когда с такими же, как я, убийцами, — и со временем совсем очерствел сердцем и измельчал душой, до тех пор пока не мог уже выносить своего отражения в зеркале даже во время бритья. Я оставил свое занятие — ненадолго, как я полагал, — и жил на свои сбережения столько, сколько мог, скитаясь по свету; однако все чаще помыслы мои были направлены к тому единственному месту на земле, которое я считал своим домом.

Когда же я наконец добрался до своей деревни, то первым, кого я повстречал, был Вилл Таннер, прежде продававший шкуры моему отцу. Был он уже старым и полуслепым, и я подошел было к нему, чтобы поговорить. Но тут осознал, о чем должен буду ему рассказать, и понял, что не выдержу, если стану осквернять это место своим присутствием. Еще до захода солнца я уехал оттуда и уже никогда не возвращался.

И решил, что меня больше никто ни к чему не обязывает; и пусть родная деревня для меня закрыта — я могу сколько угодно бродить по другим местам. Сопровождаемый этой мыслью, я принялся бродяжничать и узнал о Северном королевстве столько, сколько не знал о нем даже тогда, когда сам тут жил. Денег мне хватило намного дольше, чем я предполагал; тем не менее, едва мне перевалило за тридцать — вскоре после Дня Середины лета, — я оказался в селении Бескин, что в Трелистой чаще к западу от Свящезора, и за душой у меня не было ни гроша, — морщины на лице у Джеми разгладились, и на нем появилось даже некоторое подобие улыбки. — Там жил один человек по имени Хейтрек, у него была хорошая жена, много детей. Старшую свою дочь он любил больше жизни. Она обладала ростом, характерным для женщин-северянок, как и ее мать, хотя волосы у нее имели больший золотистый оттенок, чем у остальных. В действительности она была очень похожа на тебя — всем, кроме рук.

Пока он говорил, голос его делался мягче, а улыбка все более узнаваемой.

— Воистину, она была дочерью своего отца! Он обучил ее кузнечному мастерству, а это уже о чем-то говорило. Она с легкостью могла сравняться в силе и ловкости с любым мужчиной из деревни, и по этой причине они ее не интересовали. Она часто отправлялась из дому, чтобы повидать мир. Ей всегда хотелось узнать, какие земли лежат за горизонтом, — он взглянул на меня, словно спрашивая, слышала ли я раньше что-нибудь подобное. — И Хейтрек нанял меня на целый год в качестве телохранителя для своей дочери — Маран Вены. Для меня это было желанной переменой.

Маран Вена! Так звали мою мать. Мать, бросившую меня на попечение Хадрону, который и вовсе предоставил меня самой себе. Джеми был телохранителем моей матери!

— Старому Хейтреку повезло, что он нашел меня. Я сказал ему, что сам родом с этих гор. Человек, родившийся в любом другом месте, пришел бы тут в ужас. В Северном королевстве женщины во всем равны мужчинам и зачастую сами себе правители; в остальных же королевствах большинство мужчин считают женщин лишь существами, которых должно защищать и которые не способны сами вершить какие-либо дела. Поэтому если бы женщина отправилась в путь сама по себе, это посчитали бы неслыханным.

Мать ее примирилась с таким решением, а мне показалось за счастье вырвать эту дикую девчонку из ее хватки. Но кузнец знал свою дочь и знал ее помыслы. Он и не думал опасаться за ее безопасность из-за меня. Я был неглуп и прекрасно понимал, что руки ее способны запросто отбить мне всю охоту, даже не прибегая к помощи стали. Но надо же ей было когда-нибудь спать, а на свете полно негодяев.

Поскольку у меня кончились последние гроши, я поклялся выполнять свою работу до тех пор, пока мне платят, и мы были готовы к отъезду.

Скажу тебе, Ланен, не хотелось бы мне еще раз увидеть подобную сцену прощания. И она, и ее почерневший от работы отец проливали горькие слезы друг у друга в объятиях. В том-то и дело, что прощание было таким, каким ему и подобало быть, но тогда я посчитал это телячьими нежностями. Через год он умер — они виделись в последний раз. Каким-то образом оба это предчувствовали.

Мы выехали на восходе солнца, направившись на восток. Ей хотелось исследовать горы, дурочке, — сказал он с легкой улыбкой, — поэтому мы отправились в путь, пока стояла хорошая погода. Мы протопали от подножья гор до высоких пиков, когда нас настигла осень, — Джеми усмехнулся. Было удивительно следить за ним, видя, как боль, переполнявшая его, постепенно проходит. — Я так и не узнал, чего ради ей вздумалось взбираться туда. Подозреваю, она надеялась, что если залезет так высоко, то сможет увидеть внизу перед собой весь Колмар.

Я молчала, ибо и мне в голову приходили подобные же мысли. И не раз.

— Должно быть, за эти три года мы исходили большую часть Колмара. Мы пристали к группе странников, направлявшихся на юг, в Элимар, и шли с ними через равнины около месяца, пока наконец она не смогла увидеть людей-шелкопрядов за их работой. Мы направились на север и исходили Трелистую чащу из конца в конец — вот о чем можно было бы порассказать в канун зимы, — затем на юг, в Сорун, где встретили праздник Зимнего солнцестояния, затем через всю страну — в Корли, а оттуда вдоль побережья на север, потом назад, через обширные земли четырех королевств, к Восточному взгорью.

И за время всех наших приключений — а их было множество — она размягчила мое затвердевшее сердце убийцы и исцелила мою усохшую душу. Я полюбил ее, Ланен, так, как не любил с тех пор никого, кроме тебя, — он пристально на меня посмотрел. — И ты уже достаточно взрослая, чтобы понять, что и она меня полюбила. Она не хотела выходить за меня замуж, хотя я много раз просил ее об этом, но она делила со мною ложе более двух лет, и я не ведал большей радости ни до, ни после.

Дикая надежда наполнила мне сердце — пронзительно и неожиданно. Может, Хадрон никогда не любил меня, потому что я не была ему дочерью? Может, это Джеми — Джеми был все время моим…

Он словно прочел мои мысли.

— Мне жаль, девочка, но это не так. Она была мудра и ни разу не забеременела за время наших любовных утех. Думаю, так для нее было даже лучше, и все же я сожалел об этом всю свою жизнь.

Я почувствовала, как едва появившаяся надежда тут же умерла во мне.

— Но и по прошествии трех лет я не узнал ее даже наполовину — хотя мне казалось иначе. Мы покинули горы, чтобы вновь отправиться на запад — в Иллару, на осеннюю Большую ярмарку. И клянусь: не успели мы туда приехать, как она попала в объятия Марика.

Я воззрилась на него.

— Марика? Какого Марика?

— Марика Гундарского, — ответил Джеми, и голос его посуровел. — Сына лорда Гундара, мелкого вельможки из Восточного горного королевства. Собственный отец Марика выдворил его из семьи, и Марик тогда только начинал самостоятельно заниматься торговлей. Я лишь немного знаю о том, что с ним с той поры сталось, но могу тебе сказать с полной уверенностью, что он был самым мерзостным из всех порождений Преисподней, каким только удавалось избежать меча.

— Что же произошло? — спросила я.

Мне чудилось, будто я — дитя, сидящее у ног барда, завороженно следящее за тем, как история моей матери разворачивается передо мной, словно баллада. В эти мгновения я позабыла, как Джеми прикончил вчера того негодяя, и ни о чем другом не помнила, следя лишь за нитью прошлого своей матери.

Джеми вздохнул.

— Эта история не из тех, что мне хочется рассказывать, — он налил себе остатки пива — совсем немного — и с сожалением заглянул в пустой кувшин.

Сама того не желая, я рассмеялась.

— Ах ты, старый плут! Значит, теперь мне придется платить еще за раз!

Он усмехнулся.

— Сказать по правде, еще один кувшинчик не помешал бы. Но сперва мне нужно избавиться от выпитого, чтобы было куда влить еще.

Делать было нечего — с улыбкой я заказала еще пива. Я встала и потянулась, пощупала свою все еще влажную одежду и перевернула ее. Затем и сама сходила в уборную. Когда я воротилась, Джеми уже был на месте и, едва я к нему подсела, облокотился на стол, заглянул мне в глаза, неизвестно что там высматривая. Но, надо полагать, что-то высмотрел, ибо без лишних слов налил себе и мне по новой кружке и продолжил свой рассказ.

Глава 3РАССКАЗ ДЖЕМИ


— Марик… Признаю, он был смазливым молодчиком: когда мы впервые столкнулись с ним, он находился в компании красавиц. Но когда этот проходимец увидел твою мать, остальные женщины для него рассеялись, словно роса.

— Так она была красивой? — спросила я шепотом.

Я всю жизнь слышала и от Джеми, и от Хадрона, будто я сильно походила на мать, но дальше этого разговор не заходил. К тому же, если я так высока (почти мужского роста, как они оба говорили), что «встречные только со второго раза разберут, что ты женщина», то чего уж больше! Мне стоило огромных усилий задать этот вопрос, но уж очень мне нужно было знать, почему этого красивого молодого человека так привлекла моя мать, на которую я была очень похожа.

Некоторое время Джеми молчал, раздумывая.

— Я не могу сказать наверняка, девочка моя, — сказал он наконец. — Не припомню, чтобы она была такой уж красавицей, когда я впервые ее увидел, но это, по-моему, никогда не имело для меня значения. Она была… она походила… нет, этого не выразить словами. Она была настолько живой — вот что замечалось в ней прежде всего; и рядом с ней другие были что свечки рядом с солнцем.

«Ага, — подумала я, — не красива, но привлекательна. Что ж, кое-кому выпадают жребии гораздо хуже».

— Маран и так была высокой, а казалась еще выше; Марик же по сравнению с ней выглядел попросту тощим. Вместе с тем он напоминал мне рыжего ястреба — сгорбленный в плечах, с крючковатым, похожим на клюв носом и зелеными глазами с желтоватым оттенком. Я до сих пор гадаю: что твоя .мать нашла в нем? Когда я спрашивал ее об этом, она не находила слов, хотя, по-моему, считала, что лучшее, что в нем есть, — его голос. На мой взгляд, голос его был высоким, нежным и вычурным, как у человека, который не привык иметь дела с мужчинами. Но тогда я этого еще не знал, — Джеми уставился в кружку. — И уж тем более никогда этого не понимал.

— Короче говоря, в тот же день она бросила меня ради него, не обмолвившись со мной ни словом после трех лет, проведенных вместе, — на мгновение голос Джеми сделался тише. — Я бы самого себя не пожалел ради того только, чтобы уберечь ее от беды, а она сама со всех ног понеслась к ней, — он посмотрел на меня, и печальная улыбка тронула его губы. — Ты, наверное, думаешь, что я пришел в ярость, да?

— Я бы так и поступила, — ответила я немного печально. — А она уже начинала мне нравиться…

Он хмыкнул.

— Я испытывал подобные чувства гораздо дольше. Все время говорил себе, пока мы с ней путешествовали, что настанет час, когда она покинет меня, но не верил, что такое возможно. И даже когда базарные сплетни начали связывать ее имя с именем Марика, я все еще выжидал. Я нашел случайную работу — зарабатывал немного, но этого хватало, чтобы оставаться рядом с ней, ибо в сердце мое закралось дурное предчувствие, да я и не отдал бы ему ее так сразу.

Лишь через пару месяцев я увидел ее вновь и смог поговорить с ней — так мне выпала последняя возможность вернуть ее. Я уже устал ждать и отправился на базар с намерением закупить съестных припасов и покинуть город — хотя, по правде, в мыслях своих был далек от подобного — как вдруг кто-то схватил меня сзади за руку.

При моем ремесле, если ты позволяешь подобному случиться, долго не протянешь. Без раздумий я развернулся, напрягся и принял боевую стойку, выставив вперед кинжал, который сам не помнил, как вынул; между мной и нападавшим оказалось достаточное расстояние.

Она рассмеялась — частью от неожиданности, частью от чего-то такого, чего я раньше в ней никогда не замечал.

«Вот уж не думал увидеть тебя здесь, — сказал я, убирая клинок; при этом гнев, копившийся во мне два месяца, так и готов был вырваться наружу. — Что, возлюбленный бросил или, может, ты его?»

«Ни то ни другое, — ответила она, и во взгляде ее мне почудилась озабоченность. — Давай найдем какое-нибудь укромное место. Надо поговорить».

Я бы не дал за ее слова и гнутого медяка, я бы проклял ее и удалился, ибо был вне себя от ярости; но когда я уже развернулся и собрался было уйти, то вдруг понял, что было в ее глазах, неведомое мне ранее. Это был страх, — Джеми слегка тряхнул головой. — Мы с нею исходили весь Колмар за три года, Ланен. Нам приходилось бороться с зимними буранами, одолевать предательские утесы, отбиваться от случайно встреченных шаек и много чего похуже, но за все это время я ни разу не видел, чтобы ей бывало страшно. И я поклялся себе, что изгоню из нее этот страх; если этот ублюдок Марик каким-то образом запутал мою неустрашимую Маран, я увенчаю свой жизненный путь тем, что прикончу его. С готовностью.

Он отхлебнул еще пива.

— Но, конечно же, вышло все иначе. Обычно так и бывает.

На мгновение он умолк. Парочка в углу громко переговаривалась: им подали обед. Я ждала — но Джеми, казалось, заблудился где-то в собственных воспоминаниях.

— Джеми!

— Что? Ах, да… — он взял мою кружку, взвесил ее в руке и поставил на место. — Ты не пьешь, — сказал он и, поглядев на меня, слегка нахмурился. — Что-то не так?

— Нет, — солгала я. — Пожалуйста, продолжай.

— История эта не очень забавная, моя дорогая Ланен, — сказал он с грустью. — Давай-ка договоримся: ты пьешь — я рассказываю. Перестаешь пить — я умолкаю. Идет?

— Идет, — ответила я, взяла кружку и опорожнила ее наполовину. Снова наполнила до краев и принялась потягивать пиво через равные промежутки. Оно уже начинало на меня действовать, но я пила небольшими глоточками и старалась слушать как можно внимательнее.

— Мы отыскали укромный уголок в полном народа трактире — почти таком же, как этот, — где с горем пополам смогли уединиться. Оказалось, что она обнаружила в доме Марика тайный ход и, оставаясь верной самой себе, немедленно проникла туда. Там она услышала два голоса: один принадлежал Марику, другой был совершенно ей незнаком.

«Они торговались, Джеми, — рассказывала она мне. — Незнакомец оказался повелителем демонов по имени Берис. Говорил, что он магистр пятого круга, — что бы это значило? Он гневался на Марика и утверждал, что тот должен дать ему еще золота. Когда Марик спросил, где же он его возьмет, Берис велел ему отправить корабль к Драконьему острову».

Глянув на меня, Джеми прервал рассказ.

— Ты опять не пьешь, девочка, — сказал он, и губы его искривились в едва заметной усмешке. — И не забывай дышать, пока слушаешь.

Я покорно кивнула и сделала глубокий вздох. Он продолжал:

— Маран рассказала мне, что Марик пытался упросить незнакомца избавить его от этой затеи — ссылаясь на морские бури и на то, что все без исключения корабли пропадали бесследно вот уже в течение целого столетия. Похоже, Бериса это не особо волновало.

«Он сказал Марику, чтобы тот вызвал его снова лет через тридцать-сорок, — говорила она. — Берис собрался было исчезнуть, но Марик вновь воззвал к нему. Он заявил, что власть нужна ему сейчас, а не через тридцать лет. И Берис ответил, что создаст для Марика Шар-Дальновидец. Хвала Богине, что удивленный вздох Марика был громче, чем мой собственный. Я и Марик считали подобные вещи легендой; однако Берис говорил всерьез, а ценой за это должен был стать… ох, Джеми, мне плохо!» — произнесла она, прикрывая рот.

Когда она вновь смогла говорить, то сказала:

«Ценой для Марика должен был стать его первый ребенок. На какой-то миг я подумала, что это шутка, но незнакомец и не думал шутить, — она поймала глазами мой взгляд и мотнула головой: — Нет, я не беременна, и у него нет ребенка. Пока нет, — добавила она, содрогнувшись. — Потом Марик спросил Бериса: „А вдруг тот вздумает отправиться к его соперникам, чтобы создать Дальновидцы и для них“; но Берис ответил, что в этом мире может быть только один из подобных предметов; если же у Марика никогда не будет детей, то никакой другой цены он с него требовать не станет. Марик спросил: что будет, если ребенка у него похитят? Берис лишь ответил что тогда Марик, возможно, и останется в живых, но это нельзя будет считать везеньем».

Короче говоря, Марик согласился на эту сделку и посулил незнакомцу жизнь своего первенца, пообещав расписаться кровью. Обряд должен был быть проведен в ту же ночь, на восходе луны, — Джеми обхватил обеими руками кружку и уставился в ее недра; голос его понизился до едва внятного бормотания.

— Некоторое время мы решали, что же нам делать. У нее уже был задуман один план, и вместе мы принялись обсуждать подробности. Когда же все было обдумано, то я… я предложил ей свои услуги — он с трудом сглотнул. — Услуги убийцы. Я спросил: хочет ли она, чтобы я прикончил их? Я не убивал никого вот уже более трех лет, и при одной лишь мысли о подобном у меня подкатывал ком к горлу. Но если ей эта было нужно…

Я сидела, вся похолодев, едва не хрипя от ужаса. Мне было все равно, что последует дальше, — для меня рассказ Джеми достиг наивысшей точки. Я не могла вздохнуть. Но мне нужно было это знать. И, превозмогая ужас и отгоняя прочь иные мысли, в глубине души молилась — торопливо и истово, как никогда раньше: «Благословенная Владычица, Мать Шиа! Прошу, прошу тебя, пусть не окажется так, что моя мать попросила Джеми убить ради нее!»

Уголок его рта слегка приподнялся, он взглянул на меня, и я вновь задышала.

— Она взяла меня за плечи и, развернув к себе, посмотрела мне в лицо.

«Джемет из Аринока, — вымолвила она торжественно, как на судилище. — Скорее я отрублю себе руку. Если ты все позабыл, то я — нет. Может, я и была слишком глупа, что выбрала себе в любовники Марика с его черной душой; но пока я жива, ты останешься для меня человеком, который заботит меня больше всех на свете».

Я увидела, как по щекам у него покатились слезы, — у человека, который был и фермером, и убийцей, и много кем еще, но только не моим отцом, — и я знала, что он помнит эти ее слова, как если бы она только что произнесла их, стоя прямо перед ним, и они были самым ярким из того, что он помнил.

— Я поверил ей, хотя и видел, что ее поразили собственные слова. Да и меня тоже.

«Клянусь тебе, Джеми, — сказала она, — если кому-то из нас и доведется убивать, то лишь ради спасения собственной шкуры».

Мы дождались восхода луны, и тогда она провела меня в дом, к тайному ходу. Я надел на себя свое старое боевое облачение — нечто вроде пятнисто-черной шелковой накидки с грязными полами. Как мы условились заранее, я оставил Маран в середине прохода, сам же прокрался дальше, к небольшому залу в самом его конце. Света там было немного — всего пара свечей, но мне этого хватило. Некоторое время я выжидал, притаившись за углом и прислушиваясь, пока не понял, что оба присутствующих были слишком поглощены своим занятием, чтобы заметить мое присутствие. Я выглянул из-за стены как раз в тот момент, когда чей-то голос — я предположил, что Бериса, — вдруг усилился, громко произнося нечто наподобие заклинания. Едва я заглянул за угол, как освещение изменилось: тусклое мерцание свечей сменилось ярко-багряным сиянием, и я услышал странный шипящий голос, вообразить который самому просто немыслимо.

Над небольшим жертвенником, по обе стороны от которого стояли Берис и Марик, прямо в воздухе парила фигура из ночного кошмара, цветом напоминавшая горячие красные уголья — целая куча их пылала на алтаре. Нетрудно было догадаться, что эта фигура — один из ракшасов, демонов Семи Преисподних. За свою жизнь я встречал лишь рикти, младших демонов, во время одного из прошлых своих заданий, — устранить заклинателя демонов было для меня тогда одно удовольствие, — этот же выходец из потустороннего мира доводился им старшим сородичем: отвратительное и жестокое порождение подземных глубин. От его голоса у меня по телу побежали мурашки.

Я выбрал не самое подходящее время, чтобы высунуться: если даже люди и не могли меня видеть, то уж демон-то наверняка мог, — Джеми хмуро усмехнулся. — К тому времени я уже позабыл природу этих тварей. Они не будут брызгать слюной попусту. Вероятно, демон надеялся, что я пришел затем, чтобы убить людей, — тогда он запросто смог бы вырваться на свободу. Во всяком случае, он ни одним намеком не дал им понять, что я нахожусь за их спинами.

Не помню, о чем они говорили: обе стороны о чем-то сильно спорили, пререкались, угрожали друг другу из-за чего-то. Все же я помню голос Марика, поклявшегося отдать Берису своего первенца, а Берис говорил, что самое время принести кровавую жертву. Я не слишком забивал себе этим голову, пока ухо мое не уловило легкий звук, который вдруг показался мне устрашающим. Даже тогда я смог узнать его, едва лишь услышал: это был звук детских шагов.

Мне понадобилось лишь несколько мгновений, чтобы понять: они прямо сейчас собираются предать смерти какого-то бедного, безымянного ребенка и отдать его кровь демону, чтобы тот создал им Дальновидец.

Тебе, должно быть, понятно, Ланен. что, пока я наблюдал да слушал, я все время прикидывал, когда и как лучше всего нанести удар. Все те годы, когда я промышлял убийствами, не прошли даром: я обладал хорошо развитым чувством выживания и воинской хитростью, — он нахмурился. — Мне жаль, но я не могу сказать, что первым моим порывом было ворваться к ним и попытаться спасти ребенка. Я думал об этом, но вместе с тем понимал, что тогда я, в лучшем случае, погибну сам, не сумев помочь ни ребенку, ни Маран. Мы с Маран заранее решили, что лучше всего будет забрать Дальновидец, как только он будет создан, и я должен был следовать этому замыслу, — он поднял перед собой кружку, о которой на время позабыл, и сделал несколько больших глотков.

— Я наблюдал за всеми их действиями, Ланен, — сказал Джеми, и голос его был низким от давней скорби. — Берис нараспев читал заклинания, ребенок плакал все громче и громче от страха и боли, а потом вдруг внезапно умолк — и это было ужасно. Я не пошевелил ни одним мускулом, продолжая стоять на месте, — невидимый в скрывавшей меня тени у задней стены зала, — однако же поклялся отомстить им за смерть малыша.

Тогда Берис сказал Марику, что тот должен дать немного и своей крови, чтобы скрепить ею обряд. Трусливый ублюдок завизжал почти так же громко, как до этого ребенок, сквозь зубы проклиная Бериса, когда тот сделал порез ему на руке, чтобы пустить кровь. Я потянулся за кинжалом, который держал за голенищем сапога. Деваться было некуда — и всё же почему-то, столкнувшись лицом к лицу с подобным злом, я почувствовал тошноту при одной лишь мысли учинить новую смерть на радость этой твари. Руки мои и так уже были по локоть в крови.

Послышалось громкое шипение, когда Берис стал смешивать кровь Марика с кровью малыша над горящими угольями, и змеиный голос демона прошуршал в воздухе:

«Ис-сполнено, гос-сподин. Уз-зри то, чего так жаждеш-шь». Теперь на алтаре покоился шар, изготовленный, казалось, .из дымчатого стекла, размером с небольшую круглую дыню.

«Исполнено, раб, — ответил Берис совершенно невозмутимо. — Изыди, возвращайся на пятый круг Преисподней, где был порожден. Но знай: если это не истинный Дальновидец, я потребую себе твою несчастную шкуру сроком на год и один день».

«Быть пос-сему», — прошипела тварь и с громким хлопком исчезла.

Тогда Марик схватил шар и вопросил:

«Дай мне узреть главу Ховирской купеческой гильдии!»

Я не мог видеть, что там происходило внутри шара, но, судя по выражению его лица, эта штука работала как надо. С такой властью Марик быстро возвысился бы и смог бы возглавить все гильдии купцов. И это было бы самым малым.

Я почувствовал, как у меня стиснулись челюсти, а тело мое изготовилось для боя. Чтобы всей торговлей в Колмаре управляли демоны? Если бы спросили меня, я бы ответил — нет!

«Принимаешь ли ты этот Дальновидец и согласен ли скрепить наш договор печатью?» — спросил Берис так бесстрастно, будто интересовался, какая стоит погода на дворе. Этому недоумку Мари-ку следовало бы почуять неладное.

«Да. Я беру его в обмен на жизнь своего первого ребенка, когда бы он ни родился», — ответствовал Марик, уставившись в глубь этой штуки, словно человек, пытающийся что-то различить в окружающем его тумане.

Тогда Берис расхохотался, и ужасным был его смех.

«Исполнено! Глупец! Как мог ты представить себе, что путь к власти настолько быстр и легок? Прежде даже как ты сыскал меня, прежде даже как ты был рожден и назван по имени, одному прорицателю из нашего братства было уже ведомо, что это произойдет! За то, что он заключил договор с повелителями Преисподних, ему были дарованы видения прошлого и будущего, и он предрек для четырех королевств:


Когда излечит время брешь веков,

И разлученные единство обретут,

И в солнечных лучах, восстав из снов,

Потерянные вновь найдут приют —

Плоть Марика Гундарского и кровь

Заставят земли Четырех сплотиться вновь.


«Что это еще за чепуха? — проворчал Марик. — Мои плоть и кровь при мне. Это ты глупец, Берис! Довольно легко устроить так, чтобы у меня вообще никогда не было потомства. Тогда Колмаром буду править лишь я, Марик Гундарский!»

Берис не шелохнулся, и голос его по-прежнему оставался невозмутимо-спокойным.

«Нет. Твое предназначение состоит только лишь в том, чтобы породить на свет ребенка, который будет править всем Колмаром, и теперь этот ребенок — мой!»

Я уже достаточно услышал. Низким, но громким голосом — чтобы привести в замешательство врагов и предупредить Маран — я вскричал: «Вперед!»

Я бросился на Бериса, но мог бы не утруждать себя этим. Почему-то я полагал, что у повелителя пятого круга — их ведь всего семь — найдутся меры предосторожности для подобного случая, но на этот раз удача была на моей стороне. Могу лишь предположить, что он по той или иной причине не способен был вызвать ракшаса вместе с его свитой. Парочка легких ран, чтобы свалить его с ног, и одна глубокая, чтобы уже не поднялся, — и дело было сделано.

Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Маран разделывается с Мариком. Он обезоружил ее, но она никогда особенно не полагалась на оружие, — тут на лице у Джеми просияла широкая ухмылка. — Он схватил противницу за правую руку с намерением вывести ее из равновесия. Недоумок. Провести с ней столько времени и не заметить, что она левша! Она так двинула ему в живот — словно молот ударил по наковальне! Даже до меня донесся хруст ломаемых ребер. Он, понятно, согнулся пополам. Вторым ударом она его выпрямила: он свалился как подкошенный.

Она завернула Дальновидец в свой плащ, и мы помчались к лошадям, которых я оставил неподалеку. Да не доведется мне еще раз пережить такую бешеную ночную скачку! Чутье вело нас на северо-запад, и мы полагались на него, думая только о том, чтобы как можно дальше ускакать от этого места.

Мы гнали лошадей уже около получаса, когда вдруг нечто заставило меня развернуться в седле. Позади нас я увидел словно бы два красных световых пятна, быстро настигавших нас в темноте. Они находились примерно на таком же расстоянии от земли, что и мы, и приближались как-то уж очень стремительно.

Думаю, нас спасли лошади. Почуяв угрозу, они помчались вперед. Я-то думал, что они и до этого неслись что было силы, однако безотчетный ужас подействовал на них лучше всяких шпор — мы едва что не летели.

Но, несмотря на нашу скорость, неведомые твари все же настигли нас. Я не имел представления, как бороться с этими порождениями тьмы, и не знал, чего ждать, — впрочем, очень скоро узнал. Красная пелена застлала мне взор, и каждым участком кожи я ощущал странное покалывание, словно на меня напало полчище муравьев. Легкое жжение сменилось таким чувством, будто тебя колют острием ножа, а вскоре это переросло в сильную, пронизывающую боль. Невольно у меня вырвался крик, и почти одновременно я услышал крик Маран.

Он задумчиво посмотрел на огонь в очаге.

— Не знаю, как мы ухитрились не свалиться с коней, но именно поэтому я до сих пор жив и могу обо всем тебе поведать. Кто бы мог подумать, что спасти нас может не что иное, как расстояние?

Все прекратилось внезапно — будто кто-то задул свечу. Боль оставила нас, как только мы вцепились в гривы наших бедных перепуганных скакунов и повернули прочь от Иллары. Мы замедлили наш галоп и перекинулись друг с другом недоуменными взглядами; одновременно остановили лошадей и обернулись назад.

Позади на дороге мы увидели те самые два красных пятна, на глазах растворяющиеся в воздухе, словно куски сахара под дождем. Бедные наши лошади устало топтались на месте, не в силах успокоиться, даже когда перестали чуять этих демонов. Мы спешились, чтобы дать им отдохнуть, — да и я, по крайней мере, хотел наконец почувствовать твердую почву под ногами.

«Джеми, что произошло? — спросила Маран. — Я думала уже, что нам конец».

«Такое со мною впервые, — ответил я. — Почему бы тебе не спросить у Дальновидца?»

Она вытащила его из переметной сумы, развернула и попросила:

«Покажи мне Бериса».

Глядя ей через плечо, я, несмотря на темень вокруг, ясно видел образ полумертвого Бериса, а позади него — Марика, который выглядел ненамного лучше. Ими обоими занимался целитель. По тому, как лежал Берис, я решил, что он без сознания.

«Он дышит?» — спросила Маран, словно обращаясь к самой себе.

«Несмотря на все мои старания, дышит, — ответил я. — А ты думала, я его убью? Признаться, искушение было, но там и так уже случилась одна смерть».

И тут вдруг я зарыдал, как полоумный. На меня нахлынули воспоминания увиденного совсем недавно: тот несчастный малыш, одиноко умирающий ужасной смертью, — только для того, чтобы выжили мы… Знаешь, я все еще должен отплатить кое-кому за это, — произнес Джеми задумчиво. — Я поклялся в этом тому ребенку.

Он умолк и припал к кружке. Я сидела без движения, опасаясь вмешиваться в его мысли, и гадала, когда он перейдет к той части повествования, что волновала меня больше всего. Однако он продолжал сидеть молча, и я не вытерпела:

— Что же случилось потом?

— Я тебе кто — бард, что ли? — ответил он беспечно. — Если так, то ты не очень-то гостеприимна. Я умираю с голоду. Сейчас, должно быть, уже два часа пополудни.

Я встряхнулась и выглянула в окно. Он был прав, уже давно перевалило за полдень. Все еще шел дождь, но на востоке небо начинало светлеть, что позволяло слегка надеяться на то, что изморось скоро прекратится. Парочка за столом в углу уже управилась с обедом, и сейчас между ними шел оживленный разговор.

Джеми встал и потянулся.

— Пойду схожу в конюшню и проверю, как там наши парни, — сказал он. — Уговорю трактирщика принести им туда тушеного мяса, которым тут так вкусно пахнет, если ты обещаешь устроить то же самое для нас с тобой. Скоро вернусь.

Я заказала тушеного мяса и большой каравай свежего хлеба. Прежде чем все это было доставлено, Джеми уже воротился, принеся с собой запах конюшни. Это был почти что запах дома. Вместе мы уселись за стол, как делали это всегда, и разломили свой хлеб. Я почувствовала, что краснею оттого, что расплатилась за него. Проклятье, он всегда мог читать мои мысли как раскрытую книгу.

— Ну, избавилась от своих тревог? — спросил он с кривой усмешкой. — Давно уже пора, голова твоя еловая! — Он перегнулся через стол и взял меня за руку. — Я вовсе не хотел тебя так ошарашивать, но пора бы тебе понять, что большинство людей не так просты, как кажется на первый взгляд.

— Да, Джеми, я это понимаю. Просто я считала, что знаю тебя, — я воззрилась на него, пытаясь различить в нем все те стороны его личности, о которых мне было известно: старый друг и преданный товарищ; возлюбленный моей матери, которой я не знала; убийца по найму, которому я обязана жизнью за то, что он всего лишь полсуток назад разделался с головорезом, намеревавшимся меня прикончить.

Он сжал мне руку.

— Конечно же, ты знаешь меня, Ланен. Знаешь, как никто другой, за исключением твоей матери, — он выпустил мою руку и усмехнулся. — Знаешь даже больше, чем сама того желаешь, скажу я тебе. Ставлю в свидетели нашу с тобою дружбу, что после того, как мы поедим, я расскажу тебе всю историю до конца.

Джеми утверждал, что мясо подали отменное, но я почти к нему не прикоснулась. Едва он опустошил свою тарелку, как я мигом унесла ее, налила ему пива и поставила кружку прямо перед ним.

— Вот так. Рассказывай, — потребовала я.

Он рассмеялся — громче, чем обычно: видно, пиво наконец начало на него действовать, хотя он мог не пьянеть на удивление долго, — откинулся в кресле и принялся меня рассматривать. Взгляд его был оценивающим, но я не могла бы сказать, что он там такого увидел во мне.

— А знаешь, ты все эти годы была права. Ты никогда не подходила для Хадронстеда, с самого дня своего рождения. Мы давно не разговаривали с тобой так подолгу, девочка моя, — разве что после смерти Хадрона, — и мне этого страшно недоставало, — улыбка его сделалась шире. — И ты ни разу за всю свою жизнь мне ничего не приказывала. Хотя это тебе идет.

Почему-то последнее вдруг показалось ему забавным.

— Ты прямо как твоя мать, — добавил он, рассмеявшись, пожалуй, чересчур громко.

Я забарабанила пальцами по столу. Это повергло его в очередной взрыв хохота; тут и я не выдержала — когда смеялся Джеми, я сама не в силах была удержаться и всегда присоединялась к нему. Когда мы наконец успокоились, Джеми вытер глаза и уселся с таким видом, что напомнил мне кота, наткнувшегося на молочную лавку.

— Помилосердствуй, Ланен! Маран делала в точности то же самое, когда бывала раздражена. Где ты этому научилась?

— Нигде. То есть я всегда так делала, — ответила я с удивлением. За всю свою жизнь я почти не слышала о матери ни слова, а тут оказывается, что часть ее личности присутствовала и во мне самой.

— Джеми, с каким умыслом ты ничего не говорил мне об этом раньше?

Тут он немного успокоился.

— Я дал слово, девочка. Поклялся Хадрону, что не буду говорить с тобой о твоей матери, покуда живу под его крышей.

— Но почему?

— А это уже другая часть истории, — на лице у него снова появилась усмешка. — Итак, ты снова заставляешь меня к ней вернуться. А знаешь, ты на диво умна, будь я проклят! Думаю, и впрямь следует продолжить. Я и так слишком долго отнекивался, — он отхлебнул пива.

— Видишь ли, по дороге из Иллары мы с Маран вновь предались любви… — Джеми бросил на меня проницательный взгляд — я и не думала, что он был еще в состоянии настолько трезво выглядеть. Я изо всех сил старалась сохранять на лице спокойствие. Что бы ни последовало дальше, мне нужно было это услышать.

— Мы прибыли в Хадронстед меньше чем за две недели до праздника Зимнего солнцестояния. Но не пробыли там и недели, когда Маран поняла, что ждет ребенка. Это была ты, — произнес он, и вся его веселость мигом улетучилась. — Она совершенно не была уверена, кто же отец ребенка — я или Марик.

Не глядя на меня, он молча извлек из-под складок плаща маленькую фляжку и передал ее мне. Я сделала большой глоток и почувствовала, как крепкая жидкость обожгла мне горло. Я была рада такому ощущению. Думаю, оно наверняка помогло мне избежать какой-нибудь глупости — вроде обморока.

Я была не в состоянии мыслить трезво. Дочь Джеми. Дочь Марика. Первый ребенок Марика, обещанный демонам и Берису. Маран, которая бросила меня, будучи настолько беспечной, что даже не знала, кто мой отец. Может быть, я дочь Джеми?

Всe эти мысли с громким шумом проносились у меня в голове, и большинство из них устрашали меня — но громче всех, словно свободная песня, взмывшая и разносящаяся высоко в воздухе, звучала ликующая мысль: «Кем бы я ни была, я не дочь Хадрона! Он никогда не был мне отцом. Гнев его на самом деле был направлен не на меня. Он презирал меня не потому, что я была ни на что не годной, а —за того, что я была дочерью другого мужчины. Даже если я его и не любила — не могла любить — это не из-за того, что сердце у меня черствое. Несмотря на все то, что говорил Хадрон и что я считала правдой, я не холодный, бессердечный ребенок. О Богиня, какое облегчение!»

Но рассказ еще не был закончен.

— Джеми, почему же Хадрон принял ее в свой дом? Разве он не догадывался?

Джеми вздохнул.

— Эх, Ланен. Я знаю прекрасно, что ты никогда не видела, чтобы Хадрон был способен на нежную любовь, но ты должна мне поверить. Едва он ее увидел, как был сражен наповал. Неважно, что она не была такой уж красавицей, неважно, что у нее не было своего состояния, неважно — даже для его взыскательной илсанской души, — что она более трех лет провела в путешествиях со мной. Она со всеми вела себя свободно, и на сердце у нее всегда было легко; она была странной сероглазой северянкой — и то сказать, на голову выше любой из местных женщин. В течение недели она лишила его всей свойственной ему дотоле рассудительности — его, за всю жизнь никого не любившего! — покорила своим смехом и отважной душой. И прежде чем истек первый месяц, он предложил ей выйти за него замуж. Они сочетались браком через месяц после Зимнего солнцестояния, спустя чуть более трех недель с их знакомства.

Он умолк, и мне пришлось напомнить ему, что он мне еще не все рассказал.

— Ты говоришь, он любил ее, — ладно, я тебе поверю. Но Джеми, а тебе-то что она сказала? Как это было: «Пока я жива, я люблю тебя больше всех!» — что-нибудь вроде этого?

Лицо его, и до этого невеселое, еще больше помрачнело.

— Джеми, я не верю своим ушам. Как могла она его полюбить? — Он не ответил, и я спросила прямо: — Она любила его?

Он закрыл глаза, и на лице его на миг отразилась старая неизгладимая боль.

— Не знаю. Она мне никогда не говорила.

Когда он поднял глаза, мне пришлось отвернуться. В воцарившейся меж нами тишине отплясывали тени — казавшиеся мне неведомыми и зловещими, для Джеми они были всего лишь старыми призраками. Они были хорошо ему знакомы: ввергали его в уныние, однако не несли в себе недавних горестей, лишь застарелую печаль. Он заговорил даже раньше, чем я того ожидала.

— Как бы там ни было, она вышла за него, и ты родилась в Осеннее равноденствие, — голос его сделался мягче. — Никогда я не видел Маран настолько счастливой. Она так тебе улыбалась — никто в мире не видел улыбки, подобной той.

Я глянула на него и заметила, что печаль оставила его: теперь во взгляде и голосе чувствовалось присутствие более радостных воспоминаний.

— Однажды я спросил ее, замечает ли она в тебе что-нибудь от меня или от Марика, но она рассмеялась и ответила, что даже свои собственные черты находит в тебе с большим трудом, — он посмотрел на меня краем глаза, — хотя уж это-то совсем не трудно.

— Благодарствую.

Он фыркнул.

— Скверные вы обе: здоровые, как дом, да к тому же еще и злонравные!

— Значит, ты считаешь меня злонравной? Довольно болтовни — сейчас ты меня узнаешь как следует!

— Спешишь сотворить возмездие? А я-то думал, хоть сегодня мне удастся избежать такой участи, — сказал он, допивая пиво. — Кстати, как насчет еще выпить?

— Разумеется, — ответила я и подозвала служанку. — Горшок медового челану и две кружки.

— Челану? Зачем? — спросил он.

— А ты как думаешь? Ты же сам мне всегда говорил, что после продолжительной выпивки челан помогает освежить голову. Мы сидим тут с середины утра, а скоро уже солнце зайдет, — мой довод был подкреплен тем, что сам трактирщик обошел все столы и поставил на каждом по подсвечнику, чтобы разогнать сгущавшийся полумрак. К концу дня в трактир заявилось много народу: после дневных трудов всем хотелось промочить горло.

Уголок рта у Джеми пополз вверх, и он поглядел на меня исподлобья.

— А разве на тебя подействовало количество выпитого пива, даром что ты никогда не выпиваешь больше двух кружек?

Мне самой это даже не приходило в голову. Удивительно, но я чувствовала себя совершенно трезвой. При виде выражения моего лица Джеми рассмеялся и хлопнул меня по плечу:

— Ты только что постигла один из величайших законов выпивки девочка моя. Когда ты чем-то сильно озабочена, когда на сердце у тебя тяжело от горестей или печали — сколько бы ты ни пила, ты но до конца не опьянеешь. Но, скажу я тебе, челану нам и впрямь не помешало бы.

— Вот и хорошо, его скоро подадут. А пока не желаешь ли продолжить? — сказала я.

Он вздохнул.

— Ланен, а обязательно нужно сейчас продолжать?

— Джеми, я двадцать три года ждала, когда же наконец смогу обо всем этом услышать. Думаю, что сейчас как раз самое время.

— Ну, хорошо, — он опять вздохнул. — Видишь ли, Ланен, у мужчин Илсы странные представления о женщинах. Все они по природе своей собственники, а Хадрон, упокой Владычица его душу, каким бы тупым он ни был, считать все-таки умел. Старые деревенские кумушки искоса поглядывали на него и подозревали, что они с Маран вступили в близкую связь с самого первого дня, как только познакомились, — но он-то знал, что это было не так. Она отказывала ему, покуда они не сочетались браком, — так поступила бы всякая порядочная и кроткая илсанская девушка. Он всю жизнь считал меня твоим отцом; когда же Маран оставила его, он обязал меня поклясться никогда не заговаривать о ней, и ради его доброго имени я всегда должен был относиться к тебе как к его дочери.

— Джеми, ты-то почему не уехал? Ты ведь знал всю правду. Почему же ты оставался верен Маран даже после того, когда она предала тебя во второй раз?

Он повернул ко мне свое спокойное лицо и ласково улыбнулся.

— Я остался, потому что любил ее, Ланен. И раз была пусть даже небольшая вероятность, что ты моя дочь, я оставался рядом с тобою, чтобы в случае необходимости защитить тебя.

— А Маран? — спросила я; голос мой дрожал от горечи, и я не в силах была скрыть этого. — Я всю жизнь спрашивала тебя, почему она покинула нас, но ты ни разу мне не ответил. Расскажи мне об этом сейчас.

— Она ушла, потому что должна была уйти, — ответил Джеми, откинувшись в кресле и держа кружку с челаном у самой груди. — Не ради себя — хотя она была несчастна с Хадроном. Своим уходом она освободила его — разве ты не знала? В глазах Девы узы их брака были расторгнуты. С той поры я полагал, что она вышла за него замуж только для того, чтобы ты смогла вырасти в безопасности, — она понимала, что сама не сможет тебе этого обеспечить. — Джеми изучал недра своей кружки: ни дать ни взять деревенский ведун, взявшийся предсказать будущее по остаткам челана.

— Когда тебе было шесть месяцев от роду, она заглянула в Дальновидец. Берис с Мариком, к великому сожалению, оклемались и готовились устроить на нее охоту. Кажется, в одном нам повезло: насколько она могла понять из собранных ею сведений, сам Дальновидец оберегал ее от взора этих негодяев. Но в глубине души она была убеждена, что они все равно найдут ее рано или поздно, и не хотела, чтобы они нашли вместе с ней и тебя, — он поглядел на меня. — И на всякий случай она уехала.

Сегодня я уже услышала больше, чем могло выдержать мое сердце. Я почувствовала головокружение, и мне, чтобы совладать с этим, пришлось навалиться на стол.

— Она сразу же отправилась оттуда прочь, расторгнув узы с Хадроном, но оставив тебя ему, ибо и помыслить не могла о более безопасном месте, Я умолял ее позволить мне ехать с ней и взять тебя с собой, но она не согласилась подвергнуть опасности ни тебя, ни меня. Похоже, она почему-то была убеждена, что в поместье Хадрона ты будешь в безопасности. Долгие годы я сердился на нее за это, я был огорчен и расстроен, но, как бы там ни было, ты до сих пор жива. А о ней я с тех пор ничего не слышал… Вот и вся история.

— Таким образом, девочка моя, — добавил он негромко, — теперь тебе должно быть понятно, почему я никогда раньше не говорил об этом с тобой. Я должен был держать слово, данное Хадрону, а со времени его смерти все ждал подходящего момента. Итак, это все, что я про тебя знаю. Вот какого Джеми видела ты прошлой ночью. Я боялся, что не смогу воскресить его в себе: он так долго не давал о себе знать — но когда я увидел, что тот мерзавец угрожает тебе, я воззвал к нему, и он явился вместе со своим мастерством, — Джеми закашлялся, припал к кружке и выпил все до дна.

Я нисколько не удивилась: на протяжении долгих лет я никогда еще не слышала, чтобы он говорил зараз так много.

Потом уголок его рта искривился в ухмылке, и он произнес негромко:

— Знаешь, а тот здоровенный ублюдок до сих пор, наверное, недоумевает, как же все-таки он встретил смерть прошлой ночью. Он ведь даже ничего не почувствовал.

Между нами опять все наладилось. Я обнаружила, что в ответ на ухмылку Джеми улыбаюсь и сама, гордясь теперь его мастерством, которое спасло нас от неминуемой смерти. Как я могла сердиться на него — ведь он был мне вместо отца, которого я была лишена, — в самом деле, кого же, как не Джеми, могла я считать своим истинным отцом? И если когда-то его ремеслом была смерть, то он сменил его на другое, доброе, и сделал это ради моей матери. Между мной и Джеми всегда была большая любовь — теперь же она сделалась еще искреннее и сильнее, и в ней нашлось место и для моей потерянной матери. Я чувствовала себя теперь намного старше, и мне было стыдно за то, что я так по-детски осуждала его.

— Джеми, я…

— Да ладно, крошка моя Ланен, все хорошо! — он улыбнулся так, как улыбался одной лишь мне. — Я очень рад, что наконец все тебе рассказал. Давно уже следовало сделать это.

— Вот уже десять лет никто не считает меня «крошкой Ланен», — сказала я, улыбаясь ему в ответ. Я переросла Джеми еще в двенадцатилетнем возрасте.

— Ну нет, девочка моя, тут ты ошибаешься. Ты всегда останешься для меня крошкой Ланен, — он потянулся ко мне через стол и на мгновение взял меня за руку. — А теперь, крошка моя, очередь за тобой.

— Какая очередь? — спросила я с искренним недоумением. — Ты же знаешь меня всю жизнь, чего же я могу тебе рассказать?

— Ума не приложу, — ответил он беспечно. — Ты разбудила меня ни свет ни заря в день отъезда, заставила подписать какой-то договор, который я в потемках даже не смог прочесть; ты везешь с собой серебро, которого хватило бы на пару месяцев, и за все время путешествия ты ни словом не обмолвилась об этом. Что же мне, по-твоему, думать? Я усмехнулась.

— Ума не приложу. Сейчас вот меня заботит моя гнедая лошадка: она что-то стала прихрамывать на левую переднюю…

Он перегнулся через стол и легонько шлепнул меня по макушке.

— Противный ребенок, — сказал он с нежностью. — Твоя очередь. У меня в глотке сухо, как в Южной пустыне. Хватит с меня челана. Хочу пива. Пива! — выкрикнул он, и служанка поспешила принести нам новый кувшин.

— А теперь, — произнес он, — рассказывай мне все, пока я буду пить, девочка. С тех пор, как тебе исполнилось пять, я уже знал, что ты не пожалеешь своей правой руки, лишь бы убраться из Хадронстеда, но почему же только сейчас, почему не сразу после смерти Хадрона? Чего ты так долго ждала? И что же все-таки заставило тебя наконец решиться?

В двух словах, насколько это было возможно, я рассказала ему о нелепом предложении Вальфера, и под конец мы вместе смеялись от всей души.

— Ах, Вальфер, юный Вальфер! Он не так уж плох, правда, немного туповат в любых делах, если только они не касаются лошадей.

— Хотела бы я, чтобы и лошадям было так же хорошо, как ему сейчас. Клянусь, Джеми, выдел бы ты его лицо!.. Надеюсь, они с Алисондой счастливы и проявят достаточно любезности, чтобы не вставать тебе поперек дороги.

— Я не против того, чтобы они жили там. Увижу их — и тут же со спокойным сердцем подумаю о тебе. Но ради собственного успокоения мне необходимо знать: куда это ты надумала отправиться?

— Да я и сама не знаю. Прочь, и все тут. Колмар велик — много чего можно в нем повидать.

Он прищурился.

— Не пытайся меня провести, Ланен, Маранова дочерь, слишком хорошо я тебя знаю. Скажи же мне, куда ты собралась и чего ищешь. Ты да я — вот и все, что осталось от нашего семейства, ежели, конечно, не считать, что у Маран есть еще мать, братья и сестры. Я скорее буду следовать за тобою весь остаток дней твоих, чем отпущу тебя без малейшего представления, куда ты направляешься и зачем.

У Маран ведь есть мать, братья и сестры! Моя бабушка, мои дядюшки и тетушки! В душе я тотчас же поклялась, что когда-нибудь я разыщу эту деревушку и найду всю их семью, которой никогда прежде не видела.

Мне понравилось, что Джеми назвал меня Марановой дочерью.

Все же я собралась с духом и поведала Джеми о тайном желании своего сердца — впервые я говорила об этом вслух.

— Я ищу драконов, Джеми. Истинных драконов, что живут на Драконьем острове. С самого детства мечтаю увидеть их, с тех пор, как услышала «Песнь о Крылатых», которую пел тот бард… и во что бы то ни стало осуществлю свою мечту. В ту ночь я слышала их, понимаешь? Слышала шум от их крыльев, и в нем угадывалась дивная мелодия; с тех пор все эти годы я слышала подобное же в своих снах.

— Ас чего ты взяла, что найдется судно, которое отправится туда, где столько кораблей исчезло без следа? С чего ты взяла, что выживешь, когда столько подобных тебе смельчаков погибло? — спросил Джеми серьезно.

Он покачал головой, и в глазах его была грусть; и все же он улыбнулся мне, как и всегда: знал ведь, что я все равно от своего не отступлюсь.

— Что же произойдет, когда ты их отыщешь, Ланен Кайлар? — спросил он негромко.

— Как? Как ты назвал меня? — спросила я, пораженная. Откуда мог он знать это имя, которое я сама для себя выбрала?

— Это твое настоящее имя, что дала тебе твоя мать. Ланен Кайлар — Ланен Скиталица. Порой я недоумеваю: а может, у нее, кроме Дальновидца, где-нибудь припрятан еще и Провидец? Это многое бы объясняло. Готов поклясться: она предвидела, что ты отправишься на поиски приключений, подобно ей самой. Она наверняка знала, что ты станешь дерзкой и неустрашимой, ведь даже совсем крохой ты ничего не боялась. И все же ответь мне. Что произойдет, когда ты отыщешь этих драконов, что так влекут тебя?

— Я буду вести с ними беседу, Джеми. Вести беседу, стараясь постичь мысли великого драконьего разума, что живет тысячу лет или даже больше. Уверена, это возможно.

Он видел мой внутренний трепет, который еще больше усилился от того, что теперь мне было ведомо мое прошлое, — говоря с ним, я уже мысленно представляла себе, каким будет и мое будущее. Никогда прежде не осмеливалась я произнести все это вслух, и теперь само звучание слов жарким огнем распаляло мне сердце.

— Я не верю, что драконьему племени не суждено повстречаться с людьми. Зачем же тогда мы, как и они, наделены способностью говорить и мыслить? Если бы в целом мире было всего двое людей, разве они не разыскали бы друг друга? Хотя бы для того, чтобы стать верными товарищами? Я найду их, Джеми. Не знаю как, но отыщу — и заговорю с ними, даже если придется подвергнуть собственную жизнь опасности.

Он безмолвствовал. Я вдруг поняла, что страшнее всего для меня будет, если он вдруг не одобрит моих намерений.

— Я не обезумела, Джеми, если только не была безумной всю свою жизнь.

— Да я не опасаюсь за твой рассудок, девочка моя, — он заглянул мне в глаза, и во взгляде его явственно читалась многолетняя любовь, преданная и нежная. — Но я всей душой не желал бы, чтобы ты подвергала свою жизнь опасности из-за чего бы ни было. И все же ты дочь своей матери. Если взор твой обращен к этой мечте, я прекрасно знаю, что никто в мире не в силах отговорить тебя от этого, — он улыбнулся. — Помни лишь, что Вальфер не единственный, кто остался в Хадронстеде. Я тоже буду там — в ожидании того времени когда смогу наконец услышать рассказы о твоих приключениях он зевнул, потянулся и поднялся из-за стола. — А сейчас я иду спать. Завтра предстоит долгая дорога. До Иллары целых три дня пути.

Было еще довольно рано, но я тоже чувствовала, что утомилась. Мне хотелось сказать что-нибудь Джеми напоследок, но я не находила подходящих слов. Да и что я могла сказать? Просто обняла его, поцеловала в щеку и пожелала спокойной ночи. Бросила взгляд на парочку посетителей в углу, которые давно уже оборвали разговор и, сложив головы на стол, мирно похрапывали. Улыбнувшись, я отправилась к себе и легла в постель. Сон мой был крепок.


Рано утром мы отправились дальше. Дождь то принимался заново лить, то опять переставал — по крайней мере, в промежутках нам удавалось хоть немного обсохнуть. Лишь когда перевалило далеко за полдень, небо наконец полностью расчистилось от туч; а к заходу солнца, когда мы подыскали подходящее место для ночевки, земля была уже более или менее сухой. Мы разбили лагерь у края пшеничного поля, огражденного с одной стороны небольшим лесочком. Наутро, проснувшись спозаранку, я встретила ясный, бодрящий рассвет. Илсанские земли расстилались вокруг, озаренные утренним блеском: холодные, вымытые дождем, они приветствовали меня дивным трепетом багряно-желтой листвы, что оставалась еще а деревьях, и нежным шелестом густо-золотистых колосьев поздней пшеницы, колышимых ветром. Я стояла неподвижно, позволяя природе завладевать всеми моими чувствами, переполнять все мое существо птичьим гомоном, шепотом деревьев, резким запахом костра и пряным благоуханием тающей листвы, нежным дуновением ветерка, ласкавшего мне лицо, и особым привкусом осени, ощущавшимся на губах.

Никогда не забыть мне этого утра. Впервые я проснулась со знаем того кем была моя мать, с пониманием значения собственного прошлого и смысла своего существования, с принятием того, что Джеми, который всегда был для меня верным другом и едва ли не отцом, воплощением домашней любви, в то же время глубоко в себе носил жизнь и душу наемного убийцы. Знала я также, чего это ему стоило, и понимала, что эти две стороны неразделимы и составляют истинную его личность. Вначале мне сделалось не по себе от внезапно снизошедшего на меня откровения, но в конце концов я призналась сама себе, что тьма есть лишь оборотная сторона света, в то время как вместе они необходимы для создания всевозможных оттенков, из которых и состоит мир.

С такой мыслью — мне казалось, я на самом деле ощутила это, — тяжкие оковы, столь долго державшие всю меня словно в заточении, слетели, и душа моя наконец-то высвободилась. Больше я не горевала о теплой постели за надежными стенами. Всем своим сердцем я впитывала окружающий мир, с его красотами, дивными чудесами и страшными опасностями, и впервые осознала, что жизнь дается человеку не для того, чтобы он все время старался выжить, а с тем лишь только, чтобы он мог наслаждаться всем ее бесконечным разнообразием. Свет и тьма присутствуют неразрывно везде, образуя глубину и сущность там, где поодиночке они были бы всего лишь бледными тенями. В тот момент я почувствовала, что отныне способна воспринимать все в новом свете.

Никогда после я не жила больше в Илсе, но ни на миг не забывала этой поездки — первого своего путешествия, положившего начало моей страннической жизни. С той поры я всегда представляла себе Илсанское королевство в осенних оттенках — ярким, как солнце после дождя, с шелестом ветра в траве.

Глава 4БОЛЬШАЯ ЯРМАРКА В ИЛЛАРЕ


— Вот он, трактир «Белая Лошадь», — сказал Джеми. — Хадрону он всегда нравился. Только веди себя так, как было задумано. Можешь мне поверить: во время ярмарки илларские корчемники, видя незамужнюю женщину, зашедшую к ним на постоялый двор, считают это дурным предзнаменованием. Тебе отведут наихудшую каморку в заведении, если посчитают, что ты одна. Ребят с лошадьми я устрою на ярмарочной площади, да и для себя подыщу местечко там же.

— Ты точно не хочешь остаться здесь, со мной?

— И пропустить все самое интересное там? Нет уж, даже ради тебя не останусь, — ухмыльнулся он.

— Тогда до встречи. Я сто лет уже не мылась — все бы сейчас отдала за горячую ванну. Увидимся за ужином.

Я проследила взглядом, как Джеми с работниками увел прочь лошадей, — несмотря на все наше к ним внимание в дороге, от усталости животные выглядели сейчас даже хуже, чем я. Скверно было с моей стороны взваливать предстоящую работу на плечи спутников, но все мы знали, что лошади будут вести себя лучше, если меня поблизости не окажется. Я вся так и трепетала при мысли, что наконец-то я в Илларе; но лошадям, очутившимся в этом странном для них месте, не хватало только почуять мое возбуждение.

Я повернулась к трактиру. Дурное предзнаменование, значит? На всякий случай я заранее сменила свои грязные гетры на одну-единственную юбку, что у меня оставалась. Отыскав для Тени свободное стойло в конюшне, я направилась прямиком к главному входу. Итак, представление начинается!

Я собралась с духом и вошла. После яркого послеобеденного солнца мне показалось, будто я вступила под своды пещеры.

Не люблю пещер.

— Что угодно, сударыня? Проходите, проходите. Чем могу служить вашей милости?

Может, речь его и была несколько слащавой, но все же это было не то, чего я опасалась. И никогда прежде меня не называли «сударыней».

Глаза мои быстро привыкли к полумраку. Хозяин трактира ростом оказался пониже меня, зато вширь окупал с лихвой. Наверняка все трактирщики происходят родом из какого-то общего места — все они одного покроя.

— Мне нужна комната на ночь и ужин на двоих человек, — сказала я негромко.

— Конечно, сударыня, — от его ухмылки мне вдруг захотелось умыться чистой водой. — Но, боюсь, у меня почти нет мест — ярмарка ведь, сами понимаете. Осталась лишь одна комната, зато самая лучшая. За нее я прошу не меньше серебреника.

Одна серебряная монета равнялось двенадцати медным — за такую цену можно было нанять хорошего работника сроком на шесть дней. Это был просто грабеж.

Я поборола в себе желание сразу же согласиться: даже если я и могу сейчас позволить себе заплатить столько, что из того!

— Один серебреник за неделю? Это справедливо, — сказала я с невинным выражением лица.

Трактирщик рассмеялся. Бр-р!

— Нет-нет, сударыня. Серебреник за ночь.

— Серебреник за две ночи, да в придачу с завтраком и ужином

на двоих, — ответила я. — Если такая цена вас не устраивает, я думаю, в городе наверняка найдутся и другие гостиницы.

Это было вдвое больше, чем он мог получить за любую из своих комнат, и он это прекрасно понимал.

— Хорошо, сударыня. Как скажете, — он проскользнул вперед, показывая мне путь наверх. — Комнатушка премиленькая, право слово: светлая, и не душно, да и места вам там обоим хватит. К тому же балкончик с видом на реку — чего уж больше-то…

Как я ни старалась, я не смогла скрыть усмешки.

— Уверена, что мне понравится. Велите, пожалуйста, доставить наверх большую лохань и много горячей воды, чтобы хватило двоим.

— Да, сударыня. А ужин будет готов сразу же, как изволите спуститься. Повар мой отменно готовит жаркое, и хлеб у меня самый свежий, утренний. Останетесь очень довольны. А теперь извольте сюда — вверх по лестнице.

Он провел меня по узкой лестнице наверх, и мы зашли за угол.

— Ну вот: комнатка большая, светлая — все, как я вам и обещал, — сказал он, отпирая мне дверь. — Вы ведь на ярмарку пожаловали? Издалека?

— Да, — ответила я, оглядывая комнату. Она и впрямь оказалась светлой и, похоже, неплохо проветривалась; потолок был достаточно высок, что позволяло мне стоять выпрямившись, а постель — хвала Владычице! — выглядела достаточно длинной, так что на этот раз ноги мои хотя бы не будут свисать, вздумай я их вытянуть.

— Полагаю, ваш муж сейчас в конюшне, размещает лошадей? — сказал трактирщик. Вопрос был задан всего лишь в шутку.

Ну-ну.

— Я завела свою лошадь в конюшню до того, как вошла. Ваш конюх, кажется, неплохо знает свое дело.

Хозяин нахмурился.

— Но тогда где же — прошу прощения, сударыня, — где же ваш супруг?

— У меня нет супруга, — ответила я. Когда он попытался было возразить, я его оборвала: — Я ведь не говорила вам, будто я замужем. Вы сами так решили, не успела я войти. — Я была страшно довольна собой, видя, как у трактирщика отпала челюсть. — Я в пути вот уже добрых две недели, если вас это так интересует, и горячей воды мне понадобится на два раза: сперва вымыться самой, а потом постирать одежду. Я договорилась встретиться здесь с одним своим знакомым, с ним я и поужинаю — думаю, он не откажется разделить со мной и завтрак. А вы очень любезны. — Он раскрыл было рот, чтобы опять возразить, но я говорила без остановки: — Нет, я не собираюсь переселяться из этой комнаты в какую-нибудь каморку под самой крышей. Мне вполне нравится и здесь, а серебро мое не хуже, чем у любого другого постояльца. Так что велите принести мне воды для ванны и бутылочку вашего лучшего вина. Позже я спущусь вниз.

И прежде чем он смог что-либо сказать или хотя бы подумать, я выставила его за дверь и задвинула засов.

Я немного подождала, пока не услышала, как он, ругаясь себе под нос, принялся спускаться по лестнице — и тут расхохоталась. Пару дней назад, когда мы останавливались в одной деревенской корчме, я вела себя вежливо и в итоге оказалась в такой комнатенке, где едва могла выпрямиться в полный рост. А все потому, что хозяин обнаружил, что я путешествую одна. На этот раз все обернулось значительно лучше. Комната моя была чистой и хорошо прогретой солнцем; к тому же и в самом деле имелся небольшой балкончик, на котором хватило бы места для маленького креслица, что стояло у кровати. Я подумала, что если помирюсь с трактирщиком, то, может быть, останусь здесь до тех пор, пока не решу, что же мне делать с обретенной не так давно свободой.

Тут мне доставили мою ванну: большую проконопаченную лохань и шесть вместительных ведер с горячей водой, от которых клубами поднимался пар. Вылив три ведра в лохань, я и сама последовала туда же, с глубоким вздохом облегчения погружая ноющее тело в воду. Я откинулась на спину, свесив ноги наружу, позволяя жару проникнуть до самых костей, столько натерпевшихся за последнее время, и вдыхая пар, словно это были изысканные благовония. «Вот что хуже всего в путешествиях, — думала я, наслаждаясь горячей водой, — уж очень редко выпадает возможность принять ванну». Пахнуть лошадьми, конечно, тоже неплохо, если это ненадолго; я же не лежала в горячей ванне почти целую неделю. Меня уже тошнило от лошадей.

К тому времени, когда я вымылась, обсохла и отстирала большую часть грязи с одежды, солнце уже зашло. Я надела запасную льняную рубашку и чистые штаны, которые были у меня припрятаны на такой случай, и с некоторым изумлением поняла, что чувство глубокой удовлетворенности вернулось ко мне в основном именно из-за того, что я всего лишь наконец-то чисто вымылась.

Я взяла бутылку вина и грубую чашку — все это принесли мне вместе с водой для ванны — и устроилась в креслице, поставив его на балконе. Передо мной широко раскинулась Иллара, готовая укутаться ночным мраком. Свет едва взошедшей луны покрывал город, словно голубоватая глазурь, и лишь в одном месте будто бы мерцало серебро — там, где лунный свет падал на водную гладь реки Арлен, медленно катившей свои воды вперед, чтобы слиться с рекой Кай. Почти в каждом окне горел свет — словно само небо, полное звезд, прилегло отдохнуть. Полная тихого восторга, я рассмеялась. Я так давно об этом мечтала, гадая, каково же это — жить в городе? Я и представить себе не могла, что тут будет столько огней.

Первые звезды замерцали на небе, и я потянулась в кресле. Длинные ноги, длинное тело, широкая спина, сильные руки… Джеми всегда говорил мне, что я довольно хороша собой, однако зеркало явно утверждало обратное — красавицей я себя не считала. Впрочем, если я и вправду была как Маран, — «настолько живой — вот что замечалось в ней прежде всего; и рядом с ней другие были что свечки рядом с солнцем», — тогда я, пожалуй, могла еще примириться с этим. По крайней мере, я гордилась своими волосами. Сейчас, распущенные, они раскинулись по плечам и сохли после мытья. Густые и длинные, цветом они напоминали зрелую осеннюю пшеницу, а когда были чисто вымытыми, то струились до самой талии, словно водопад темного золота. И у меня были такие же глаза, как и у моей матери-северянки, — серые, словно северное небо.

Холодало. Я знала, что надо бы зайти в комнату, но слишком уж радовали меня цвета ясной, безоблачной ночи. Давно уже я не ведала подобного покоя. Я откинулась в кресле, позволяя свету восходившей над Илларой луны свободно струиться по моему телу. Это была моя первая ночь в городе, и я старалась сохранить ее в памяти. Завтра к полудню я получу треть полагающейся мне прибыли и буду вольна остаться здесь или отправиться, куда пожелаю.

Такая мысль по-прежнему казалась мне немного невероятной. Тяжелый кошель сбоку, тщательно собранные переметные сумы со спрятанным в них серебром — все это словно превратит меня в другого человека. Не будет больше ни раздражительной девицы из Хадронстеда, которой всю жизнь пренебрегают, ни бедной, истомившейся, состарившейся раньше времени фермерши, живущей одиноко, без мужа. Мне будет не хватать Джеми — теперь даже больше, чем когда-либо, — но как только мы расстанемся, я смогу принадлежать самой себе, и передо мной будет расстилаться весь Колмар, который я смогу исследовать по-настоящему, а не в мечтах…

Я потягивала вино маленькими глоточками. Какое же все-таки блаженство быть чистой и сухой, когда тебя ждет настоящая постель, в которой можно выспаться как следует! Я могла бы задержаться здесь еще на пару дней, вдоволь насладилась бы ярмаркой — а мужики пускай катятся… Куда — я пока еще наверняка не решила. Теперь, когда передо мною лежал весь Колмар, выбор казался бесконечно огромным…

Тут до меня дошло, что выкидываю невесть что, и я усмехнулась.

— Вот уж не думала, что ты такая, девочка моя, — сказала я вслух. — Все еще чего-то выжидаешь? Хочешь повидать Колмар, а сама только и ждешь, чтобы сон твой продлился еще чуть-чуть подольше? Дура, — я встала и оперлась на ограждение балкона; сердце мое быстро колотилось, и я продолжала разговаривать сама с собой: — Хватит. Не буду больше ждать. Если мне и в самом деле суждено стать Ланен Кайлар, я должна последовать зову сердца. Сейчас почти конец осени. Если, благодаря какому-то чуду, в нынешнем году вдруг намечается плавание к Драконьему острову, корабли все равно не выйдут в море раньше чем через несколько недель. Я смогу добраться до Корли довольно быстро. Наверняка еще до того, как они отплывут.

Такие мысли придали мне уверенности, и я уже считала, что для меня это как раз плюнуть. Не было смысла сидеть тут и ждать. Я вполне могу и пропустить закрытие ярмарки (вот только дождусь, пока продадим всех лошадей) и тогда сумею добраться до Корли вовремя и выясню, не решился ли какой-нибудь слишком смелый или слишком отчаянный купец послать в море корабль, бросив вызов жестоким бурям. В Корли смельчаки (или глупцы) имели обыкновение всходить на борт судов, отправляющихся к Драконьему острову раз в десять лет, когда бури немного стихали и корабли могли бы проплыть туда.

Я прекрасно знала, что нынешний год был как раз тем самым, одним из десяти; однако до меня пока не доходило слухов о том, что подобное рискованное предприятие и в самом деле замышляется. Так что лучше было выяснить все прямо здесь, в Илларе, чем понапрасну пересечь Илсанское королевство.

Я рассмеялась от полнейшей радости и какого-то восхитительно-пугающего трепета, будоражившего мне кровь. Я не могла усидеть на месте — мне нужно было что-то сделать — и я пустилась в пляс. В движениях моих не было и намека на изящество — я плясала и подпрыгивала так же, как пляшут жители Межного всхолмья перед походом на войну; один странник, забредший как-то в Хадронстед, научил меня этой пляске в уплату за ужин. Танец сплошь состоял из резких движений, сопровождавшихся подпрыгиваниями в воздух и громким топотом ног по полу, — именно это мне сейчас и было нужно. Я затянула было песню, которой положено было сопровождать такой танец, как вдруг услышала (не сразу) громкий стук в дверь.

— В чем дело? — выкрикнула я, направившись к двери. Тонкий, испуганный голосок ответил:

— Хозяин вежливо просил сказать госпоже, чтобы она притихла, потому что ужин…

Тут я распахнула настежь дверь.

— …ужин внизу уже подан, — закончила молоденькая горничная, судорожно сглотнув. Она была маленькой и хрупкой, и по выражению ее лица было видно, что хозяин и не думал предупредить ее, что я могу ей показаться просто огромной. Бедняжка.

Я улыбнулась ей.

— Спасибо, девочка, — сказала я мягко. — Скоро я спущусь. И будь добра, когда твой хозяин в следующий раз пошлет тебя утихомирить кого-нибудь из гостей, постарайся не так громко колотить в дверь. Будет вполне достаточно, если ты просто скажешь, что прочие посетители нуждаются в отдыхе или что, по установленному распорядку, петь песни можно лишь в общей зале. Это будет выглядеть не так грубо.

— Д-д-да, сударыня, — ответила девочка. Она поспешила раскланяться и кинулась сломя голову вниз по лестнице, словно за ней гнались.

Рассмеявшись, я закрыла дверь и попыталась привести себя в порядок. Бедняжка выглядела такой напуганной. Случайно увидев свое отражение в зеркале, я вновь безудержно расхохоталась. Всклокоченные, не просохшие до конца волосы торчали в разные стороны, глаза все еще сверкали от возбуждения — словом, выглядела я совершенно по дикому. С превеликим трудом я расчесала волосы заново и собрала их в косу, а на талии застегнула пояс. Здешнее вино, конечно, было отменным, но при одной лишь мысли о еде у меня потекли слюнки. Нам с Джеми пришлось в этот день обойтись без обеда — очень уж мы спешили добраться до Иллары, — а от утренней трапезы у меня остались лишь смутные воспоминания: завтракали старым черствым хлебом да еще более давнишним сыром.

Я уже наполовину спустилась вниз, как вдруг кое о чем вспомнила. Вернувшись в комнату, я взяла свой тонкий клинок в ножнах и сунула его за голенище сапога. Я знала: Джеми обязательно проверит.

Жадно вдыхая доносившийся до меня аромат жареного мяса и свежего пива, я устремилась вниз по лестнице.


Спустившись в общую залу, я увидела, что Джеми уже ждет меня за столом по ту сторону очага.

— Ну, как тебе тут нравится, девочка моя? — осведомился он у меня, подавая знак хозяину трактира.

— Тут чудесно, Джеми. А ты точно решил или, может, передумаешь? Мне представить больно, что тебе придется довольствоваться конюшней, в то время как я купаюсь в роскоши!

Джеми усмехнулся — морщины четче обозначились у него на лице. Я тоже было улыбнулась, как вдруг в голове у меня мелькнула внезапная мысль, повергшая меня в полное отчаяние: нежданно-негаданно я по-настоящему осознала, чем чреваты все мои замыслы. Я воззрилась на Джеми, стараясь запечатлеть в памяти его милый образ. Хадронстед я покинула с радостью, об Илларе тоже не собиралась жалеть, но как тяжело будет мне расставаться с Джеми! Он был последней частичкой моей прошлой жизни — лучшей ее частью; вплоть до нашего путешествия он оставался для меня единственной и самой дорогой живой душой. А теперь… Но тут я встряхнулась: он что-то говорил мне.

— А если меня там не будет, как же я смогу вызнать, за сколько сойдут все наши лошади?

— Ну что ж. Тебе наверняка виднее, — сказала я тихо.

Он собрался было что-то сказать, и я знала: сейчас он поинтересуется, чем я так обеспокоена, и почувствовала, что не выдержу этого — теперь уж точно. Я заставила себя улыбнуться и продолжала:

— Кстати, все удалось как нельзя лучше. Трактирщик так и не смог толком понять, на что напоролся: я выставила его за порог прежде, чем он успел что-либо возразить. У меня теперь самая лучшая комната, а там… А, мое почтенье! — сказала я с довольным видом, когда сам хозяин подошел к нам с двумя кружками пива и кувшином.

— Девчонка принесет вам ужин, скажете ей, ежели что еще будет надобно, — проворчал он и удалился.

Я наклонилась к Джеми:

— Знаешь, по-моему, я ему не нравлюсь. Джеми скорчил ухмылку.

Ужин нам доставили чуть позже — его принесла та же девочка, что позвала меня вниз. Я улыбнулась ей:

— Не такая уж я и страшная, когда сижу, правда, милая? Она тоже улыбнулась и с доверием, свойственным ее возрасту, ответила:

— Ваша правда, тетенька. Вам, глядишь, все равно, да только вы мне нравитесь гораздо больше, когда сидите молча, нежели когда стоите и горланите песни.

Мне пришлось пихнуть Джеми, чтобы заставить его прекратить смеяться.

За ужином мы обсуждали предстоящую продажу лошадей. Джеми посвятил меня в некоторые тайны ярмарочной торговли: где лучше всего разместить лошадей, чтобы их приметили самые богатые из покупщиков, когда лучше подлавливать заинтересовавшихся в товаре посетителей, как выгоднее всего вести торг.

— Лучше предоставь это мне, по крайней мере поначалу.

— Джеми, может, я и не слишком много путешествовала, но уж торговаться-то я умею — в деревне я с восьми лет этим занималась.

— Иллара не деревня. Тут есть торгаши, способные запросто сбыть детскую одежонку даже старухе. Сперва посмотри, как я буду вести себя хотя бы с первыми двумя покупщиками. А потом мы разделим обязанности и будем стараться вовсю. Договорились? — спросил он, протягивая'мне руку.

Я поднесла руку ко рту, чтобы, по деревенскому обычаю, плюнуть на ладонь, но он поймал меня за запястье.

— Первое правило заключения сделок в Илларе — не плюй на руку. Для городских жителей это страшное оскорбление.

— А руки они пожимают? — спросила я.

— А как же! Только никаких плевков. Договорились?

— Идет, — ответила я, протянув ему руку, и заметила, что Джеми пожал ее не один раз, а дважды. Еще один полезный намек. Еще одно новшество, которое следует запомнить, если я собираюсь влиться в иную среду. Вновь я почувствовала дрожь от возбуждения. Как здорово, что я наконец-таки в Илларе и впереди меня ждет Корли, а прошлая жизнь осталась позади.

Словно прочтя мои мысли, Джеми спросил:

— Ты отправишься вскоре после ярмарки?

— Думаю, да, — ответила я, смущенная оттого, что самые разнообразные переживания так и кипели во мне.

Мои мечты простирались прямо передо мной, озаренные отблесками огня от незнакомого мне очага; но огонь освещал и лицо человека, столь мною любимого. Мы были вместе последнюю ночь — а ведь раньше никогда не расставались дольше, чем на месяц, когда Джеми уезжал на ярмарку. И ему лучше любого другого были ведомы мои чувства.

— Я собираюсь осуществить это, Джеми. Я намерена отправиться к Драконьему острову, если только это возможно. Завтра я пойду к реке и выясню, не слышно ли там о каком-нибудь корабле; может статься, лодочникам известно о ком-нибудь, кто осмелился затеять такое путешествие в нынешнем году. В любом случае, я намерена отправиться в Корли как можно скорее. Ты не знаешь, долог ли туда путь? Я как-то никогда этим не интересовалась.

Он опять посмотрел на меня, словно оценивая, и негромко сказал:

— До Корли немногим меньше двух месяцев, если путешествовать посуху. Дороги там неважные — я, правда, давно по ним не ездил, однако не думаю, что с тех пор наш старый король хоть как-то о них позаботился. В последнее время до меня не доходило слухов о каких бы то ни было распрях между мелкими вельможами, и это явно к лучшему: обычно они к зиме стараются не затевать громких свар. И все же наиболее подходящий и самый безопасный путь — ехать вдоль берега реки. Если воспользоваться этой дорогой, то можно в три недели, не торопясь, достичь Кайбара, где сливаются реки, а оттуда лишь немного дальше до Корли.

Почти два месяца!

— А нельзя ли как-нибудь побыстрее, Джеми? Год-то идет на убыль. Если они там и собираются в плаванье, то в моем распоряжении самое большее — недели четыре или, может быть, пять. Да я и не думаю, что путь туда настолько долог…

— Уж мне-то поверь. А если еще зарядят дожди, то дорога получится чуть ли не вдвое дольше, а дожди непременно будут, — он покачал головой и криво усмехнулся.

— Наверное, это у тебя в крови: твоя мать тоже всегда стремилась во что бы то не стало отправиться в дорогу непременно до начала зимы. Однако есть и другой путь, — он немного помолчал. — Если воспользуешься речным баркасом и поплывешь по реке, то доберешься до места вдвое быстрее. Правда, тебе придется оставить свою лошадь.

— Оставить Тень? — переспросила я, хотя сама уже поняла, что этого не избежать.

— Или продать, — продолжал Джеми. — Если ты собралась отправиться из Корли на корабле, тебе все равно придется продать ее или снять для нее отдельную конюшню на время твоего отсутствия.

Так далеко я еще не загадывала, и это меня опечалило.

Не могла я продать Тень. Она была тем последним, что связывало меня с прошлым, и я никак не могла обречь ее на подобную участь.

— Джеми, ты заберешь ее назад с собой? Она может везти твою поклажу, и… — Джеми заулыбался. — Ну да ладно. Я не смогу перенести, если она останется здесь, в Илларе, — у нее ведь тоже есть свой дом. Когда я вернусь назад, я приеду за ней и расскажу тебе о всех моих приключениях. Идет? — я протянула Джеми руку.

Джеми пожал ее, а я дважды ответила на его рукопожатие. Он рассмеялся.

— Ты делаешь успехи, девочка моя. Будь и впредь такой же наблюдательной, и тогда никто не сумеет тебе противостоять, — он допил содержимое своей кружки и, зевнув, поднялся из-за стола. — Я пойду. Нам завтра спозаранок нужно приступать к делу. Смотри, не забудь прийти засветло: поможешь нам подготовить лошадей для продажи.

Я кивнула. Он нагнулся ко мне и поцеловал в лоб.

— Ладно, спи спокойно, Ланен Кайлар. Я усмехнулась, посмотрев на него.

— И тебе покойного сна, старый разбойник.

— Не такой уж и старый, — ответил он, делая вид, будто собирается дать мне затрещину. Я притворилась, словно уклоняюсь, после чего он покинул залу.

Я сидела молча и допивала свое пиво, уставившись в огонь. Что происходило вокруг, я не слышала, пока сзади меня вдруг не прозвучал чей-то голос:

— Вечер добрый, госпожа. Я вижу, ваш сотрапезник покинул вас, а меня покинул мой. Не люблю пить в одиночестве. Не могу ли я присесть к вам?

Тот самый голос!

Это были самые волнующие звуки на свете. Голос этот принадлежал мужчине из моих ночных грез — как и из грез любой женщины — негромкий, средний по высоте и до того мелодичный, что им можно было не говорить, а петь; неторопливость и размеренность этого голоса звучали для меня так, будто сулили долгие и медленные ночи, полные наслаждения. Я бы не смогла не откликнуться на него даже во имя спасения своей собственной души.

В изумлении я повернулась. Передо мной стоял высокий худощавый мужчина со светлыми золотисто-рыжими волосами, глазами цвета весенней травы и прекрасным ястребиным носом. Он и по виду был весьма красив, но с голосом его попросту ничто не могло сравниться.

— Конечно, — ответила я, стараясь, чтобы мой собственный голос звучал ровно. — Прошу, — я указала на стул напротив.

Он уселся передо мной; изящные его движения напоминали кошачьи.

— Благодарствую, госпожа. Позвольте, я закажу вам еще выпить, — он сделал знак, подзывая трактирщика. — Вы сюда приехали на ярмарку? — спросил он, улыбнувшись.

— Д-да, да. Я привезла лошадей. На продажу. Это будет завтра, — ответила я, запинаясь.

Я ошиблась: было нечто, что могло сравниться по красоте с его голосом. Это была его улыбка. Она переменила его лицо, и без того достаточно красивое, — теперь же эта красота была просто удивительной: она очаровывала и притягивала. Я была сражена, точно зеленая девчонка. Закрыв глаза, я попыталась собраться с мыслями.

— Завтра мы с товарищем продаем хадронских лошадей, — сказала я, стараясь не произвести впечатление деревенской дуры.

Но я не могла все время сидеть с закрытыми глазами, тем более что его лицо было прямо передо мной.

Хадронских лошадей? Что ж, удача все еще сопутствует мне. Я ищу кобылу для… для легкой езды. Не могли бы вы мне предложить одну?

На этот раз, прежде чем ответить, я тщательно сосредоточилась.

— Есть одна небольшая каурая лошадка с хорошим, ровном шагом. Правда, она годится только для женщины: на вас у нее, пожалуй, не хватит сил.

Он вновь улыбнулся.

— Так ведь мне как раз и надо для женщины. Итак, — произнес он и, опершись на локоть, приблизил ко мне лицо настолько, что почти коснулся меня, — какую же сделку вы позволите мне с вами заключить?

Я едва не лишилась чувств. Только так могла бы я избавиться от желания придвинуться (совсем чуть-чуть) и поцеловать его прямо тут же. Его голос придавал любым его словам такой могучий соблазн, что значение их было совершенно не важно. Сердце мое бешено колотилось. С трудом я заставила себя отвести взгляд от этих насмешливых зеленых глаз.

Мне было нелегко отказать ему в чем бы то ни было, даже просто во взгляде; тем не менее теперь я хоть как-то могла распоряжаться собственными мыслями.

— Мне очень жаль, сударь, но вам придется явиться на ярмарку, как и всем прочим. Однако я дам вам знать, какая из кобыл та самая, о которой я говорю, — я опять повернулась к нему.

Он снова сидел на стуле, выпрямившись, отодвинувшись на безопасное расстояние. Хвала Владычице! Хотя, если бы подобный случай повторился, думаю, я не нашла бы в себе сил устоять. Несмотря на все мое возбуждение, до меня вдруг дошло, что похожие чувства и мысли до этого ни разу меня не посещали — по крайней мере настолько внезапно. И это меня напугало. Я встала: сердце мое колотилось.

— Прошу прощения, сударь, но я сегодня поднялась задолго до рассвета, а завтра мне нужно вставать еще раньше. Надеюсь увидеть вас завтра на ярмарке.

— Тогда позвольте, госпожа, пожелать вам спокойной ночи, ибо завтра я намерен вас вновь увидеть, — ответил он ласково, словно промурлыкал. Он взял мою руку и поцеловал ее.

Мне показалась, что его поцелуй неукротимой молнией промчался по всем моим жилам. Почувствовав такую мощь, я восторженно выдохнула. Он вновь одарил меня своей восхитительной улыбкой, в глазах его я углядела веселые искорки. Мне стоило большого труда высвободиться — я заспешила вверх по лестнице, чувствуя на себе, его неотрывный взгляд.

Впервые с тех пор, как я покинула Хадронстед, я не грезила о драконах.


Придя на торговую площадь за час до рассвета, я увидела, что в лошадиных рядах царит хлопотливая суета. Оказалось, что Джеми и работники уже заняты приготовлениями, и я, невнятно пробормотав что-то вроде «доброго утра», взяла в руки скребницу и принялась им помогать. К тому времени, когда мы закончили, солнце уже поднялось довольно высоко, и вокруг собралось достаточно народу. Конечно, наши животные были не единственными выставленными на продажу; но когда посетители узнали, что это — хадронские лошади, они столпились вокруг, задавая нам кучу вопросов, восхищаясь нашими лошадьми, наблюдая, как работники заставляют каждую из них пройтись, чтобы немного разогреть их и показать покупателям в лучшем виде. Лошадиные крупы лоснились на солнце; торговые ряды были полны продавцов и покупателей.

Джеми оставил меня в окружении людей, а сам взобрался на высокую колоду возле островка травы — он приметил это место заранее, посчитав, что отсюда будет удобнее зазывать покупателей. Подмигнув мне, он принялся громко выкрикивать:

— Хадронские лошади! Хадронские лошади! Не упускайте случай, дамы и господа! Подходите, покупайте! Подходите, покупайте! Хадронские лошади!

Я не могла удержаться от смеха. Никогда не думала, что кто-нибудь способен так горланить, а тем более Джеми. Результат был просто потрясающим. Про себя я решила, что пропустила очень многое, когда, мечтая в детстве о странствиях, не имела возможности принять участие ни в одной из подобных поездок; именем Хадрона здесь можно было творить чудеса. В мгновение ока вокруг нас образовалась огромная толпа.

— Дамы и господа! Первой продается вот эта гнедая кобыла, — объявил Джеми немного потише. По его знаку один из наших работников повел кобылу по кругу, в то время как Джеми принялся расхваливать лошадь, делая упор на лучшие ее качества. Закончил он словами: — Это четырехлетка, лучшая из табуна Ладрона: прекрасно чувствует узду, обладает веселым нравом; если бремя ее не будет тяжким, она поскачет резвой рысцой прямиком в будущее! Итак, какую же мне предложат цену за хадронскую гнедую кобылу?

Прокатился гул множества голосов, и в конце концов кобыла была продана вдвое дороже своей настоящей цены, которую я, разумеется, знала. Следующая лошадь была продана с тем же успехом, а толпа па лишь еще больше увеличилась.

— Меняем план, девочка моя, — потихоньку сказал мне Джеми. — Мы сделаем себе состояние сегодня. Никогда еще не видел, чтобы народ так неистовствовал из-за хадронских коней, — глаза его блеснули. — Должно быть, они прослышали о смерти Хадрона и знают, что у него нет сына, который смог бы продолжить его дело.

Я была в замешательстве. Джеми рассмеялся.

— Я ведь не сказал, что у него нет дочери или племянника, сына сестры. Все это часть игры, девочка моя. Сейчас я пристрою еще нескольких, пока у меня хватит голосу, а потом ты меня сменишь. Только пусть предлагают свою цену до тех пор, пока не выдохнутся, и раззадоривай их, если рвение у них вдруг начнет ослабевать. Сегодня у нас дело пойдет!

И он вновь принялся кричать голосом настоящего коробейника:

— Смотрите хорошенько и выбирайте себе по нраву! Стыдно будет не взять самого лучшего, дамы и господа! Хадронские кони! Таких нет во всей Илсе, во всех четырех королевствах Колмара! Выбирайте себе по нраву!

С восторженным трепетом я смотрела, как еще две лошади были проданы по той же цене, что и две первые, изумляясь растущему на глазах состоянию. С вестью о смерти Хадрона цены на его лошадей взлетели неимоверно. Когда была продана четвертая лошадь, Джеми позвал меня.

— Я уже начинаю хрипеть, — сказал он, вызвав смех у тех, кто стоял поблизости. — Твой черед. Окажи мне честь, — он уселся и предоставил мне вести торг.

Даже если толпа и уменьшилась, я этого не заметила. Я стояла, собираясь с мыслями, заглядывая поверх людских голов: собравшиеся оценивали красивого мышастого мерина, стоявшего в центре кольца; вскоре я поймала себя на том, что рассматриваю все эти поглощенные общим занятием лица только для того, чтобы отыскать среди них одно-единственное, с ястребиным носом, светлыми волосами… «Ну все, хватит, дорогуша моя Ланен!» — сказала я себе. Я прокашлялась и взобралась на колоду.

— Внимание, дамы и господа! — выкрикнула я самым громким голосом, на который только была способна. Это оказалось гораздо труднее, чем я предполагала. — Следующим выставляется вот этот замечательный мышастый мерин! Четырехлетка, обучен ходить в упряжи и под седлом — какова будет цена?

Видимо, в связи со сменой зазывалы, кто-то в толпе выкрикнул смехотворно низкую цену, а все прочие расхохотались.

Ладно же!

— За такую сумму вы сможете купить только его левую переднюю ногу, сударь! А сколько вы предложите за все остальное?

Смех прокатился еще громче — горе-покупатель, предложивший свою цену, присоединился ко всеобщему веселью, — и начались настоящие торги.

Спустя полчаса голос у меня начал пропадать. Мы с Джеми сменяли друг друга по очереди, пока наконец у нас не осталась последняя лошадь. Вновь был мой черед; кошель Джеми был уже до такой степени набит монетами, что, казалось, вот-вот лопнет. Больше всего поражало то, что, помимо кучи серебряных монет, в нем теперь было и несколько золотых. Золото! Редчайший и самый драгоценный металл… и я держала его в собственных руках! Это казалось невероятным. Поглядев на меня, Джеми ухмыльнулся.

— Пойду-ка я припрячу все это куда-нибудь подальше. Продавай эту последнюю лошадушку и забирай выручку, а я вернусь раньше, чем ты успеешь ее пересчитать.

Последней была та самая каурая кобылка, которую я пообещала светловолосому незнакомцу. Я приберегла ее для него. Я пристально всматривалась в лица оставшихся покупателей. Многие уже разошлись; но, оглядев всех, я нигде не увидела его. Я сделала знак работнику, который неторопливо вел кобылу по кругу, и тот остановил ее.

— Это последняя лошадь, дамы и господа, — сказала я. Я пыталась говорить громко, но голос у меня почти совсем пропал. Я расписала качества кобылы, как только могла, и в заключение добавила: — Ей три с половиной года: сильная, покорная… лучшая кобыла, акую только можно сыскать для женщины! Легким прикосновением вы заставите ее следовать, куда пожелаете, доброе отношение будет вам служить лучше всяких шпор. Итак, какова цена?

Сразу же была предложена большая сумма: оставшиеся понимали, что это последняя лошадь из Хадронова табуна, выставленная на продажу. Вскоре сумма достигла предела, и я уже собиралась было объявить, что лошадь продана, как вдруг раздался легкий, мелодичный мужской голос, от которого у меня по спине снова пробежали мурашки: голос этот назвал новую цену, она была на пять серебреников выше последней. Вслед за этим последовало изумленное молчание, и я, трижды повторив названную сумму, объявила:

— Продано! Прошу вас, сударь, выйдите сюда.

Толпа расступилась, словно утренний туман, — там стоял он. На лице у него сияла все та же улыбка, от которой сердце у меня часто-часто забилось; он протягивал мне кошелек.

Пока я пересчитывала его серебро (это была немыслимая сумма за кобылу), все прочие покупатели разошлись. Работник подвел к нам лошадь и, привязав ее к столбу у края круга, отправился по своим делам.

Я пыталась придумать, что бы такого сказать незнакомцу после того, как я удостоверюсь, что он уплатил названную сумму сполна; я нарочно пересчитывала деньги медленно, чтобы мое дурацкое сердце успело успокоиться, а язык смог бы развязаться.

— Вы очень выгодно приобрели эту лошадь, господин, несмотря даже на такую цену, — ухитрилась выговорить я, похлопав на прощание кобылку и тщательно стараясь не смотреть на незнакомца. — Это хорошая лошадка, и нрав у нее легкий…

— Можешь не продолжать, — ответил он весело, — я ведь уже за нее заплатил. — Длинными пальцами он взял у меня из рук повод. — Я уверен, с ней все будет хорошо.

Я не могла устоять и взглянула на него, он стоял так близко. При свете дня он казался старше: солнце обнаружило у него на лице морщины, которые огонь камина прежде от меня сокрыл; однако чарующее обаяние, исходившее от него, ничуть не изменилось и не уменьшилось. Похоже даже было, что плечи его слегка сгибаются под влиянием времени, и внешне это словно придавало ему мудрости. Глаза его, посаженные над острым носом, казалось, вот-вот рассмеются. Я вынуждена была задать вопрос:

— Вы бард, господин?

Тут он и впрямь рассмеялся. Смех его был подобен птичьему пению.

— Какое прелестное предположение! Нет, госпожа, я не бард, а просто купец, слишком много о себе мнящий. Мне было велено найти хорошую верховую лошадь, что сгодилась бы для женщины, и я думаю, ваша кобылка подходит как нельзя лучше.

Завороженная опасной музыкой его голоса, я едва понимала, о чем он говорит.

— Я рада, что вы нашли то, что искали. Я… я ведь так и не поблагодарила вас за вчерашний вечер, — выговорила я. — Боюсь, что я покинула вас не слишком вежливо. Надеюсь, вы меня простите. Я была такой уставшей…

— Скорее это мне следует просить у вас прощения, госпожа: мне ведь даже неизвестно, как вас зовут. Могу ли я узнать ваше имя?

— Я Ланен, дочь Хадрона, — ответила я. Это было мое былое имя, но в замешательстве я совсем позабыла, что взяла себе новое. — А вас?

— Боре Триссенский, — ответил он. — Я скромный торговец, из большой купеческой гильдии в Восточном горном королевстве. Скажите, Ланен, дочь Хадрона, а тот юноша, который только что нас покинул, — он ведь наверняка не единственный ваш провожатый? Кто же вас сопровождает?

— Управляющий моего отца, Джемет из Аринока. Он должен вернуться с минуты на минуту.

— Хотел бы я с ним познакомиться, — сказал Боре, и мне показалось, что он и впрямь очень этого желает. Он опять улыбнулся мне. — А вы бывали раньше в Илларе, Ланен?

— Нет, — сказала я и, сама не зная зачем, добавила: — Я раньше никогда не покидала дома.

— А, так, значит, поэтому вы смотрите на все такими широко распахнутыми серыми глазами! Я мог бы с большим удовольствием показать вам ярмарку, — сказал Боре.

Меня так и тянуло согласиться, но я страшно устала и проголодалась. Впрочем, я бы все равно приняла его предложение, но тут заметила, что к нам приближается Джеми, и помахала ему рукой. Увидев это, Боре быстро забрал свою кобылку.

— После полудня я буду прогуливаться по ярмарке, может статься, мы встретимся, — сказал он негромко. Он произнес это так, что простая прогулка по ярмарке показалась мне на диво желанной.

Тут подошел Джеми и осведомился, согласна ли я перекусить. Когда я вновь обернулась, Борса уже не было.

Некоторое время мы с Джеми шли молча, направляясь назад в «Белую Лошадь». Когда я покосилась на Джеми, то увидела, что и он косится на меня краем глаза. Мы рассмеялись, и волнующее чувство страха, какое внушал мне Боре, улетучилось.

— Ну что, девочка моя? Я ведь его совсем не разглядел. Почему он убежал, и отчего ты вся покраснела, когда я на тебя посмотрел? — спросил Джеми с улыбкой.

— Его зовут Боре Триссенский. Он остановился в «Белой Лошади», кажется, мне Уже не избежать его присутствия и все время теперь придется краснеть.

Джеми снова улыбнулся, хотя и выглядел озадаченным.

— Это на тебя не похоже, Ланен. Чтобы ты краснела при виде мужчины? Я думал, ты уже давно избавилась от подобного.

— Избавиться-то избавилась, — сказала я. — А слышал ли ты его голос?

— Чуть-чуть. Мне показалось, голос у него слегка высоковат для мужчины.

Ах, Джеми, как ты можешь такое говорить? Да это лучший голос на свете! Никогда еще я не слышала подобной музыки, даже у того барда, что останавливался в Хадронстеде много лет назад, голос не был столь прекрасным.

Джеми ничего не ответил на это, однако решил переменить тему и заговорил о выручке, которую мы получили от продажи лошадей. Лишь после того, как мы пообедали и я пропустила кружечку пива, он вновь вернулся к начатому разговору.

— Итак, Ланен, где же ты повстречала этого Борса Триссенского?

— Он вчера присел за мой стол после того, как ты ушел, — при этом воспоминании я вся затрепетала. — Я никогда и представить себе не могла подобного мужчину. Каждый раз, когда я его вижу, у меня сердце начинает бешено стучать, а на лице выступает краска. Я ни при ком еще не краснела и не заикалась! Клянусь тебе, Джеми, когда он рядом, я чувствую себя полной дурой! Говорю тебе, он самый привлекательный из всех мужчин, которых я когда-либо встречала, а его голос, его улыбка…

— Что? — Джеми казался озадаченным, если не обеспокоенным.


— Так по-твоему, он красив?

Он не ответил на мой вопрос.

— Ланен, а ты могла бы сказать, что от него исходят чары?

— Именно так.

Голос Джеми посуровел:

— А теперь задумайся-ка о том, что ты сейчас сказала.

Я задумалась, но это ни к чему не привело.

— Что ты имеешь в виду?

Он негромко пробормотал пару проклятий и, мрачно нахмурившись, посмотрел на меня.

— Я вот думаю: не связать ли тебя и не притащить ли обратно в Хадронстед, где бы ты с год посидела, пока я не научу тебя уму-разуму.

В ответ я бросила на него дерзкий взгляд. Он вздохнул.

— Тебе ведь никто никогда не рассказывал про амулеты? Я-то уж точно не рассказывал, да готов поклясться, что и никто другой не посмел бы, — он переместился на стуле, чтобы быть со мной лицом к лицу. — Ланен, ты ведь знаешь о повелителях младших демонов, не так ли? О колдунах, заклинателях?

Я кивнула.

— Помимо того, что они ввязываются в разные опасные дела, они еще частенько занимаются продажей магических предметов, изготовленных с помощью младших демонов, чтобы потом через них осуществлять свои грязные колдовские замыслы. Наиболее распространены амулеты чар. Единственное их назначение — делать своего обладателя неотразимым в глазах противоположного пола, и тут они работают прекрасно; однако, по мнению представителей такого же пола, владелец амулета совершенно не меняется, — Джеми взял меня за руку. — Девочка моя, ты же знаешь, что я сам, как никто другой, хотел бы видеть тебя счастливой с любимым мужчиной. Но этот Боре (если только это его настоящее имя), я видел его лишь мельком, но могу сказать вполне определенно, что он не более красив, чем я, да и по возрасту он скорее приближается ко мне, нежели к тебе. Вот скажи-ка, если можешь: тебе не показалось, что от него исходит словно какое-то сияние?

— Да, показалось, — произнесла я.

И тут же мне представился его образ: вокруг него был ореол слабого света. Не помню, чтобы я в самом деле замечала что-то подобное, однако память сама услужливо нарисовала мне это.

И тут вдруг я пришла в бешенство. Вести себя в присутствии привлекательного мужчины как глупая девчонка было, конечно, неразумно, но это еще полбеды. А вот то, что я действовала не по своей воле, было уже слишком — от такого подлого обмана у меня закипела кровь в жилах.

А он еще так меня сразил. Проклятье!

Джеми допил пиво и встал.

— Ладно, девочка моя. Пошли.

От удивления гнев мой несколько приостыл. Обычно, когда я впадала в подобное состояние, он просто давал мне вволю покипятиться.

— Куда?

— На реку.

Я непонимающе уставилась на него.

— Или ты не хочешь узнать, когда отплывают баркасы в Корли? — спросил он.

Мой смех был для него неожиданностью.

— А я подумала было, что ты решил помочь мне разыскать Борса, чтобы разобраться с ним!

С блеском в глазах Джеми улыбнулся.

— Весьма своевременная мысль, спору нет, однако я думаю, он этого не стоит.

Я опять рассмеялась.

— Твоя правда. Стало быть, на реку!

Мы вышли из трактира и зашагали по улице, и путь наш то и дело сопровождался смехом.


Отыскать баркасы оказалось нетрудно. Мы так ничего и не услышали о кораблях, отплывающих из Корли, но от нескольких капитанов узнали, что так или иначе молва вряд ли докатится до наших северных земель — слишком уж далеко, — поэтому нам лучше отправиться прямиком в Корли и выяснить все там. Когда я спросила, возможно ли воспользоваться каким-нибудь баркасом, то выяснилось, что большинство из них перевозят не людей, а товары; но нам с Джеми все же удалось найти один баркас, который брал попутчиков до самой Корлийской гавани. Баркас назывался «Илсанская дева», а владельцем и капитаном его был юноша по имени Джосс. Он согласился взять меня на борт — однако, в отличие от большинства речных судов, которые намеревались оставаться здесь еще несколько дней, пока не кончится ярмарка, его баркас отплывал завтра на рассвете. По словам Джосса, плаванье должно было занять почти три недели, что меня очень порадовало: я доберусь до места вдвое быстрее, чем если бы мне пришлось путешествовать по суше. Я заплатила ему и пообещала быть у причала засветло.

Прежде чем покинуть причал, Джеми отвел лодочника в сторонку и о чем-то посовещался с ним. Я сильно подозревала, что он наговорил ему кучу разных советов относительно того, как обеспечить мне безопасность и полное благополучие в пути. Как бы там ни было, расходясь, оба выглядели вполне довольными.

Когда мы с Джеми возвращались на ярмарочную площадь, я с удивлением обнаружила, что меня вовсе не переполняет радость при мысли, что скоро я отправлюсь в свое путешествие. Напротив, мною овладела грусть: завтра поутру я отплываю, и отныне мне придется путешествовать одной, без Джеми. Я и раньше полагала, что для того чтобы скитаться самой по себе, необходимо одиночество, и это казалось мне очень заманчивым. Теперь же я повзрослела, проведя две недели путешествия рядом с тем, кого так горячо любила. Казалось, прошли целые годы. Мне будет страшно его не хватать.

Когда мы достигли трактира, Джеми произнес негромко:

— Ну вот, девочка моя, ты и отправляешься в путь, — улыбка тронула его лицо. — По крайней мере, у тебя хватает ума не лезть в горы в это время года. Хоть от этого удалось тебя отговорить.

Мне было нелегко слышать в его голосе грусть.

— Будь поосторожнее в Корли, девочка моя. Нравы на верфях дикие, да там и в любой части города не погнушаются срезать кошелек среди бела дня прямо на улице, однако, пока не стемнеет, вряд ли отважатся перерезать глотку. Корли намного больше Иллары, и поэтому там гораздо опаснее, — он остановился, обнял меня за плечи и посмотрел мне в глаза. — Ты все так же намерена отправиться одна, Ланен? Не могу ли я поехать с тобой хотя бы до Корли? Я бы велел парням отвезти серебро домой, им вполне можно это доверить, а на баркасе, я уверен, нашлось бы еще одно место.

Я боялась этого момента, но нужно было выложить все начистоту.

— Джеми, я спорю сама с собой из-за этого с тех пор, как мы покинули Хадронстед, — я быстро сморгнула, чтобы удержать слезы, готовые политься из глаз. — Ты же знаешь, я люблю тебя больше, чем кого бы то ни было. Ты — вся моя семья. Но я не могу все время надеяться только на тебя — не могу больше, раз уж я оставила наше поместье. Если мне предстоит жить самостоятельно, я должна быть одна. Прости.

Он закрыл глаза, и руки его выпустили мои плечи.

— Что ж, я просто предложил, — он вновь поднял на меня взор, и на лице у него я увидела отражение моей собственной решимости — Ланен, девочка моя, я терпеть не могу долгих прощаний. Если мне не суждено тебя сопровождать, то больше мне тут делать нечего: сказать по совести, я не перенесу, если придется торчать тут целую ночь в ожидании твоего отплытия. Сегодня же вечером я отбываю назад в Хадронстед. Вот только соберу вещи. Я воззрилась на него.

— Но, Джеми…

— Ну-ну, не надо. Ты ведь права: так будет лучше. В твоем распоряжении весь остаток дня, чтобы полюбоваться на ярмарку, — тут есть на что посмотреть, не пожалеешь.

Мы стояли у дверей трактира «Белая Лошадь».

— Я соберу все в пять минут, а ты отправляйся, найди ребят и скажи им, чтобы готовились к отъезду. Да приготовь Тень в дорогу. Встретимся вскоре тут же, в «Белой Лошади». Ну, ступай!

Полная изумления, я покинула его. Работников я нашла всех вместе на торговой площади, возле пивной лавки, и сказала им, чтобы собирались в обратный путь. Я ожидала, что они будут не в восторге от этого, однако им, казалось, было все равно. Одного из них я отвела в «Белую Лошадь», чтобы он забрал Тень, и, оставив его ждать остальных, решила напоследок поговорить с Джеми.

Он был уже в трактире. Мы быстро собрали все наши пожитки. Я подумала, что у меня и так уже достаточно серебра, и решила отправить свою часть выручки с Джеми назад в поместье. Я стояла возле него, преисполненная печали, пока он опорожнял на прощание кувшин пива. Он умудрялся беспечно болтать о предстоявшей поездке — о том, что обратно ехать всегда быстрее и легче, что он расскажет Вальферу, как проходили торги, что отныне дела пойдут по-новому: ведь теперь он Вальферу скорее компаньон, а не надзиратель.

— И не просто компаньон, а господин, раз уж ты меня в этом полностью поддерживаешь, — закончил он с озорной усмешкой.

— Только ты, Джеми, носом его в это не тыкай, — выговорила я, стараясь, чтобы голос мой звучал беззаботно, — а то бедняга и так беспомощен.

Он ухмыльнулся в ответ.

— Не знай я тебя слишком хорошо, я бы подумал, что в твоем сердце он нашел-таки уязвимое место.

— Настолько уязвимое, что я тут же сбила его с ног, — ответила я. — Я уж не стала добавлять ему пинка, когда он распластался по земле. Но ты в чем-то прав: сейчас он мне нравится больше, чем раньше.

Джеми покончил с пивом.

— Ну вот и славно. Теперь я могу ехать без остановок хоть до самой темноты. Пора отправляться.

Я последовала за ним во двор. Все трое работников были уже там: беззаботно болтая, они держали наших Тень и Огня под уздцы вместе со своими лошадьми. Джеми повернулся ко мне.

— Ну вот, девочка, тут мы с тобой и попрощаемся, — сказал он. — Не забывай моих наказов. Будь наблюдательной и благоразумной и постарайся не убивать этого Борса, если он вдруг снова начнет к тебе приставать.

Я рассмеялась — он знал, что это меня рассмешит.

— Обещаю только ранить его.

Я протянула ему руки, он заключил меня в крепкие объятия. Трепет охватил меня.

— О, Джеми… — произнесла я шепотом.

Какое-то мгновение он ничего не говорил, только еще крепче прижал меня к самому сердцу.

— Ланен, дочка! Благополучно отправляйся и хорошенько береги себя — и возвращайся счастливо домой, ко мне, — прошептал он; но под конец горло его сжалось, и голос скакнул вверх.

Родной запах, руки, обнимающие меня, любовь и сила, знакомые мне с самого детства… Я словно онемела и не могла произнести в ответ ни слова.

Он выпустил меня из объятий и взобрался на своего коня. Протянув руку, он приблизил меня к себе и поцеловал в лоб, как отец, благословляющий дитя в дальнюю дорогу. Он долго не отрывал взгляда от моих глаз, но наконец пришпорил Огня и, развернувшись, поехал к западным воротам Иллары. И ни разу не оглянулся. Работники последовали за ним, весело махая мне на прощание, и вскоре я потеряла их всех из виду: они затерялись в толпе.

Я утерла слезы рукавом рубахи. Странное это было ощущение — чувствовать себя наконец-то одной. Сердце мое было переполнено его словами, мне чудился его прощальный взгляд, но подле меня, казалось, образовалось пустое пространство — там, где раньше всегда был Джеми, которого мне сейчас так недоставало.

Он назвал меня дочкой.

Ну и пусть Маран не знала этого, пусть никто не мог быть полностью в этом уверен — все равно он был для меня самым что ни на есть настоящим отцом.

Я обняла себя за плечи. Хотя едва перевалило за полдень, с северо-востока поддувал холодный ветер. Я решила, что это Владычица подает мне знак. Пусть ветры гонят меня на юг и на запад, к Корли; а если удача и Владычица будут на моей стороне, я проследую и до самого Драконьего острова, ведомая ветром и грезами, а когда устану от странствий, то по крайней мере всегда теперь буду знать, где искать свой дом.

И Джеми будет ждать меня там.

Он назвал меня дочерью.

Его слова глубоко запали мне в сердце. Для меня они были, словно глоток прохладной воды знойным летним днем: растекаясь по телу, они утоляли мою страстную жажду и питали иссохшую душу, окончательно растворяя в себе постылый образ равнодушного Хадрона. Благословенна боль, если она пробуждает подобные чувства.

Я улыбнулась. Все-таки это было хорошее прощание, и лишь оно имело сейчас для меня значение.

Я повернулась назад к трактиру, сердцем и разумом погруженная в собственное прошлое — и будущее, — как вдруг внезапно грудь в грудь столкнулась с Борсом Триссенским.

Нам пришлось ухватиться друг за друга, чтобы не упасть. Я с радостью обнаружила, что сердце мое уже не колотится в его присутствии так, как это было раньше. Едва я вновь обрела равновесие, как тотчас же стряхнула с себя его руки.

Он улыбался, явно довольный собой.

— Госпожа Ланен, вот вы где! А я вас искал. Не желаете ли прогуляться со мной по ярмарке?

Я готова была выругаться, как вдруг осознала, что, хотя и смотрю на него, вид его меня уже не ослепляет. Я подумала: интересно, это из-за того, что я теперь знаю про его амулет?

Он рассмеялся.

— Любезная госпожа, отчего такой нахмуренный вид? Я не замышляю ничего дурного, а хочу всего лишь показать вам ярмарку.

— Отчего такое лицемерие? — прорычала я. — Некогда мне тут с разными проходимцами время терять!

— О чем это вы? В чем я слицемерил перед вами? — он был сама невинность.

— Ты сам прекрасно знаешь. Мой друг меня предупредил, потому что его-то колдовство не коснулось.

— Ах, так вы об амулете, — произнес он спокойно. — Но, госпожа, неужели же вы не знали? Прошу прощения, я даже не подумал об этом! — он вдруг встал передо мной на одно колено прямо посреди улицы, словно какой принц или молящийся. Казалось, он искренне раскаивается.

— Госпожа Ланен, я прошу вас простить недостойного глупца. Я носил амулет, который купил недавно, чтобы выяснить, правда ли он стоит тех денег, что мне пришлось за него выложить. Мне следовало бы догадаться, что вы можете не знать о подобных вещах: мне известно, что они довольно редки за пределами Корли и Элимара. Я искренне прошу вас простить меня.

Вокруг начала собираться толпа. Он выглядел так глупо, стоя на одном колене прямо посреди дороги, что я, глядя на него, не могла сдержать улыбки. Какая-то старуха прокричала:

— Прими его, девка, или расстанься с ним, да только не бросай его прямо тут, в пыли!

Ее слова вызвали всеобщий смех. Я нагнулась и рывком поставила его на ноги.

Собравшиеся опять рассмеялись, после чего разошлись.

— Ну ты и олух, — сказала я; упустив возможность расквитаться с ним как следует, теперь я вынуждена была улыбаться. — Вполне хватило бы и простого извинения.

— Мне действительно весьма неловко, — ответил он смиренно. — Однако же сейчас его на мне нет, — он тоже улыбнулся мне. — Признаюсь, вчера вечером в трактире я подумал было, что он не действует: я надеялся по меньшей мере на поцелуй.

— Твое счастье, что ты его не получил, — сказала я. — Если бы я тебя поцеловала под воздействием чар, а потом бы это выяснилось, я бы… Должна тебя предупредить: нрав у меня — хуже некуда!

Он все так же улыбался.

— Нельзя ли мне хотя бы надеяться? — спросил он, будто поддразнивая меня.

Я шлепнула его по руке, чтобы скрыть свое смущение: я не знала, чувствовать ли себя польщенной или оскорбленной. Все-таки он был довольно красив, когда улыбался, и уж, по крайней мере, голос его был стоящим. В нем по-прежнему слышались сила и музыка, ничуть не уменьшилось из-за отсутствия амулета. С таким природным даром, подумала я, он мог бы завладеть миром, если бы захотел.

— Ладно же, плут, — сказала я с улыбкой. — Покажи неотесанной деревенской девке ярмарку да не забывай, что ты заплатил мне за мою кобылу втрое больше, чем она стоит.

Он рассмеялся и взял меня за руку.

— И ввиду этого, дабы искупить свою вину, я готов оплатить еще и ужин, — объявил он.

Мы отправились на ярмарку.

Весь остаток дня бродили мы среди палаток и лотков. Никогда раньше я не видела такого разнообразия вещей, собранных в одном месте. Это походило на краткий обзор всех тех уголков мира, которые я мечтала когда-нибудь посетить. Здесь были шелка всевозможных цветов и видов, привезенные из Элимара, правда, многие из них лишь притязали на то, чтобы называться элимарскими шелками, на самом деле таковыми не являясь. Боре объяснил мне, как их можно отличить от настоящих. Были там самоцветы с Восточного взгорья, пушнина, добытая ловцами в Трелистой чаще, красивые шкатулки и кубки, выполненные из ароматного дерева, растущего в Северном королевстве, теплая шерстяная пряжа с севера Илсы… Когда настало время ужина, Боре отвел меня к лавке, где подавали дивно пахнущую уху, приправленную корешками, — знаменитое корлийское блюдо. Было оно чрезвычайно вкусным, тем более что я страшно проголодалась. С веселым смехом Боре заказал мне добавки. Потом в сгущавшихся сумерках нас привлекла группа бродячих артистов: проходя мимо, они подбрасывали в воздух пылающие факелы и снова ловили их, громко оповещая всех вокруг о начале представления. Мы последовали за ними, пока не достигли подмостков с полотняным занавесом, за которым они исчезли, а потом вновь появились, обряженные в костюмы. Мы отыскали свободное местечко, и я как зачарованная смотрела на разворачивавшееся передо мной зрелище. Лицедеи никогда не забредали к нам в деревню, но все, что я когда-то слышала о них от барда, оказалось чистой правдой. Я бросила серебряную монетку в шляпу, которую они пустили по рядам в конце представления, и восторженно хлопала им, когда действо завершилось. После этого я огляделась и увидела, что большинство торговцев уже закрывали свои лавки.

Боре заметил выражение моего лица.

— Ты что, хотела что-то купить? — спросил он. — Они еще не все разошлись по домам, и если погромче поколотишь в ставни, то тебе откроют. Или можно прийти сюда завтра.

— Да нет, купить я ничего такого не собиралась. Просто было так интересно бродить тут и все рассматривать.

Мы оба рассмеялись.

— Даже глазам не верится, — добавила я, когда мы медленно побрели назад к трактиру «Белая Лошадь», — столько красивых вещей сразу в одном месте!

— Поэтому-то я и стал купцом, — ответил Боре. Он пытался придать своему голосу беспечность, но в глубине я расслышала искреннюю страсть. — Мне всегда хотелось, чтобы меня окружала красота, чтобы у меня было много таких вещей, и они принадлежали бы мне, и я мог бы видеть их всегда, когда только пожелаю. Удивляюсь я тебе, госпожа Ланен! Право слово, никогда еще я не встречал такой женщины. Ходить целый день по ярмарке и совсем ничего не купить! Мне ведь прекрасно известно, что ты могла бы позволить себе приобрести все что угодно: сегодня утром я отдал тебе немалую часть своего серебра. Неужели же на всей ярмарке не нашлось ничего тебе по нраву?

— Мне ничего не нужно, Боре, — ответила я мягко. — Всю свою жизнь я провела в окружении различных вещей и теперь с радостью готова от них избавиться. Я хочу повидать мир. И будь у меня при себе много имущества, мне пришлось бы тащить на плечах огромный тюк. Поскольку я отправила свою Тень домой, — добавила я с улыбкой, — мне суждено теперь самой нести все свои пожитки.

Он посмотрел на меня, и выражение его лица ничего мне не говорило, но его восхитительный голос впервые зазвучал неуверенно:

— Выходит, ты колдунья? — спросил он. Сейчас голос его почти совсем меня не приманивал.

Я расхохоталась.

— Это мою лошадь так зовут — Тень, — едва выговорила я, кое-как успокоившись. Как же он, оказывается, разволновался! Внезапно я почувствовала, что полностью простила ему тот небольшой обман, который он пытался на мне испробовать. Может, это в обычае среди купцов. Сегодня я весь день провела с незнакомым мне человеком, который ничего особого для меня не значил и для которого я была всего лишь деревенской девчонкой — пообщаться со мною было. Для него внове. Я никогда раньше с подобным не сталкивалась и теперь прекрасно провела время. Расстояние, разделявшее нас, Действовало на меня успокаивающе.

Надо отдать ему должное: он смеялся с тем же воодушевлением, что и я. Луна еще не слишком высоко взошла, и мне не было видно его лица, когда он весело произнес:

— Пусть же ты окажешься единственной женщиной во всем Колмаре, которая не испытывает нужды в моем товаре, дабы удача в моем деле не оставила меня! Ибо я ищу свою удачу в купечестве, Ланен, хотя для купца я еще довольно молод.

— Не так уж и молод, — ответила я беспечно.

— Да уж, солнечный свет — враг мой, — сказал он, и я догадалась, что он опять улыбается. — Конечно, для мужчины я уже далеко не молод, однако не слишком большое богатство, нажитое мною, говорит о том, что для купца я еще только-только вышел из малолетства. Но думаю, однако, я нашел один способ поправить это.

— Поправить возраст? В этом, пожалуй, может помочь разве что лансип, — сказала я.

— Я лишь имел в виду «поправить свое положение купца». Но ты все равно права.

Помолчав немного, он произнес:

— Удивительно, что ты знаешь о лансипе.

— Даже у нас на севере рассказывают о нем. Именно из-за лансипа корабли и пускались раньше в плаванье к Драконьему острову, листья этого дерева продлевают жизнь, возвращают утраченные годы. Но я всегда спрашивала себя: а что если рассказы о чудодейственной силе лансипа — не более чем легенды?

— Нет, девица, все в этих рассказах правда, — ответил он, и его восхитительный голос звучал с непоколебимым убеждением. — Я настолько уверен в их правдивости, что потратил немалую долю своего состояния, чтобы снарядить туда корабль. Если ты так много знаешь, то тебе должно быть известно, что нынешний год как раз тот, когда свирепые бури теряют большую часть своей силы. Самый крепкий из моих кораблей через месяц отплывает из Корли, чтобы отправиться к этому острову и привезти мне богатство, какое невозможно себе вообразить, и кроме того — жизнь вдвое дольше срока, отведенного любому из смертных.

Я разинула рот от изумления и схватила его за руку.

— Ты не шутишь, Боре? Твой корабль этой осенью отплывает к Драконьему острову?

— Я ведь уже сказал, — ответил он, и в голосе его почувствовалась самодовольная власть.

Я рассмеялась. Я так смеялась от переполнившего меня восторга что готова была запеть посреди темной улицы. Прикрыв ладонями рот и все еще не веря такой удаче, я вся трепетала и сияла от радости. Я едва различала Борса в темноте, но все равно почувствовала, как он таращится на меня в полном недоумении. От этого я расхохоталась еще больше.

— Если я тебя так сильно смешу, то, пожалуй, лучше пожелаю тебе спокойной ночи, — сказал Боре с обидой в голосе.

Я тотчас же схватила его.

— Нет, нет, не уходи, прошу! Я вовсе не смеюсь над тобой, просто я не могу поверить своим ушам. Боре, я мечтаю отправиться на Драконий остров с самого детства. Наверняка нас свело тут нечто большее, чем просто удача.

Он взял меня за руку и придвинул к свету, лившемуся из окон трактира. Потом пристально всмотрелся мне в лицо, покачал головой и сказал:

— Не могу понять: зачем тебе желать богатства или более долгой жизни, если ты сама себе госпожа, да к тому же так юна?

— Ну, не так уж и юна, — ответила я, в свою очередь слегка уязвленная. — Мне исполнится двадцать четыре года в день Осеннего равноденствия, а до него чуть больше недели. Но я не ищу ни долгой жизни, ни богатства.

— Что же тогда заставило тебя решиться на такое путешествие? Тебе, должно быть, известно, что из десяти последних кораблей, отплывших туда, ни один не вернулся, — проговорил Боре в изумлении. — Отважиться вступить на борт корабля листосборцев значит почти наверняка обречь себя на неминуемую гибель. Я рискую всем в надежде заполучить огромную выгоду. Чего же ты ищешь, если не боишься подвергнуть страшной опасности собственную жизнь?

И произнесла лишь единственное слово, выразив им все то, что накопилось у меня в душе:

— Драконов.

Теперь он в свою очередь расхохотался, правда, его веселье было вызвано не восторгом, а столь нелепой, как ему показалось, затеей.

— Драконов? Да ведь на севере, в Трелистой чаще, их полным-полно. Они мелкие, безобидные и тупые, ни дать ни взять коровы с крыльями. И ради этого ты вздумала подвергать себя смертельной опасности. Ну и ну! — он не отрывал от меня взгляда. — А еще смеялась надо мной из-за того, что я хочу добыть лансип! Знаешь что, по-моему, ты не в своем уме. Истинные драконы — это выдумка бардов. Да и что бы ты делала, интересно, если бы вдруг отыскала хоть одного?

Хвала Владычице, я вовремя вспомнила, что этот человек означал для меня возможность попасть на корабль. Я подавила в себе гордость и тихо ответила:

— Это моя тайна. Но я должна попасть на этот остров и неописуемо рада узнать, что ты отправляешь туда корабль нынешней осенью. Скажи, могу ли я как-нибудь примкнуть к твоим листосборцам? — мне хотелось пасть на колени и умолять его; я была готова на все: кухарничать, чистить нужник (буде таковому случиться) или мыть полы, лишь бы только попасть на борт. Но я все же старалась, чтобы в моем голосе чувствовалось как можно меньше мольбы.

— Конечно, конечно, — ответил он учтиво, и голос его вновь обрел свое бархатное звучание. — Быть может, нам поехать в Корли вместе? У меня тут есть еще дела, однако через три дня я отправляюсь вниз по реке. Тебе бы хватило времени побольше изучить Иллару, да и друг друга мы узнали бы получше. Я бы с удовольствием…

Даже его голос не мог повлиять на то, чтобы такое предложение не выглядело в моих глазах смешным. Я громко расхохоталась, руша все настроение, которое он пытался создать, и вскоре он ничего не мог с собой поделать и присоединился к моему хохоту.

— Ах, Боре, это так заманчиво! Но я не могу. Я отбываю завтра на рассвете и по прибытии в Корли рада буду обо всем с. тобой договориться (как ни крути, а все-таки ты владелец этого судна), хотя, на мой взгляд, слишком уж ты плутоват.

По голосу его я поняла, что он опять обиделся:

— Снова ты называешь меня плутом. Сейчас-то я в чем сплутовал? Я же сказал тебе, что снял амулет. В чем же я…

— Успокойся, Боре. Я не знаю, с чего это ты вздумал сегодня так притворствовать, но это и не важно, — я отошла чуть в сторону, встала прямо напротив распахнутых дверей трактира и улыбнулась ему, хорошо освещенному светом, в то время как сама оставалась в тени. — Скромный торговец, как же! Это насколько же нужно быть скромным торговцем, чтобы заплатить столько за одну кобылу? И ты уже отправил самый крепкий из твоих кораблей в Корли, не так ли? Сколько ж их у тебя всего? Мне-то ясно, что ты возглавляешь собственную купеческую гильдию, а твоя почтенная дама ждет тебя дома… для нее ты и купил мою кобылку. Но мне было полезно провести с тобой этот день. Ты стал для меня настоящим испытанием. Ума не приложу, чего ты на самом деле хочешь добиться, когда начинаешь говорить что-нибудь, но мне приходится прилагать немало усилий, чтобы услышать то, о чем ты вслух не говоришь. Со временем, думаю, я в этом преуспею.

В голосе его я почувствовала улыбку:

— Все-таки ты подловила меня, девица. Спустя лишь день ты узнала обо мне гораздо больше, чем удавалось остальным. Я не могу сейчас открыть тебе своего настоящего имени: у меня в этом городе еще много дел с разными людьми, некоторые из которых никогда раньше меня и в глаза не видели, и мне надо еще выяснить, насколько честно они настроены по отношению ко мне. Вижу, мне снова придется положиться на твою милость, — он умолк, и я почти услышала, как ему в голову пришла новая мысль: — Если тебе будет угодно выслушать меня, позволь сделать тебе одно предложение — в качестве своеобразного искупления вины или как награду за твою проницательность. Разыщи меня в Корли, и я позабочусь о том, чтобы ты получила место на моем корабле листосборцев.

Так легко, так просто! Я не могла в это поверить.

Возражать я и не собиралась. На самом деле у меня едва не перехватило дыхание от восторга.

— С превеликим удовольствием, — насилу прошептала я.

— Тогда и я вполне доволен, — сказал он. — Увидимся в Корли. Если только ты вдруг не поссоришься со мной утром перед отъездом.

— Благодарю тебя еще раз, но мой баркас отчаливает с рассветом, и мне нужно быть там пораньше, — ответила я. — Боре, от всего сердца я желаю тебе самого наилучшего, но я уже валюсь с ног от усталости. Чудесный был день, только вот слишком длинный, и мне нужно в конце концов хоть немного поспать. Доброй тебе ночи, пусть процветают все твои начинания, и — до встречи в Корли.

Он долго всматривался в меня, словно хотел запечатлеть в памяти мое лицо.

— Благодарю тебя, девица, за добрые пожелания и уделенное мне внимание, — сказал он наконец. — Доброй ночи и прощай!

Он притянул меня к себе и легонько поцеловал. Я не противилась. Губы у него были атласными, гладкими и мягкими, и за ними скрывалось нечто большее, чем простой намек на страсть. Когда я отстранилась, чтобы высвободиться, он отступил назад и поклонился с улыбкой — глаза его смеялись, словно желали посвятить меня в какую-то шутку, ведомую только ему, — затем развернулся и исчез в ночи.

Я расплатилась с трактирщиком и велела, чтобы мне засветло подали завтрак, после чего медленно взошла по лестнице и побрела в свою комнату. День выдался просто бесконечным, и сейчас я была в совершенном изнеможении. И все же я чувствовала, что вела себя сегодня довольно-таки неплохо: этот ведь был первый день полной моей свободы, когда весь мир был в моем распоряжении. Не зажигая света, я разделась и рухнула на постель, однако не смогла сразу же уснуть. Все-таки его поцелуй был мне приятен — может быть, если бы я позволила ему продолжить, мне было бы еще приятнее…

Я решительно развернулась и уткнулась головой в подушку.

«Спи, Ланен, дурачина, — говорила я себе. — До рассвета тебе надо быть на пристани. Ты отправишься в Корли, а оттуда — полный вперед, к Драконьему острову!» Я улыбнулась подушке и закрыла глаза.

Очень даже неплохой день.

Марик

— Ценой, что была заплачена, могуществом крови и именем Малиора, повелителя шестой Преисподней, заклинаю посредника явиться передо мной! Сим символом ты связан, сими охранными знаками усмирен! Я твой господин! Явись и поведай!

Кровью, которую я пустил себе из вены, я окропил горячие угля на алтаре, и среди отвратительных испарений возникла сухощавая фигурка, вдвое меньше моей руки. На мгновение я забеспокоился. Я не спросил у Бериса, как я узнаю, что это посредник, — но существо раскрыло рот. Рот этот был в половину величины самой твари и полон зубов, похожих на страшные шипы. Когда существо заговорило, я вздрогнул, ибо это был голос самого Бериса.

— Полагаю, у тебя нашлась серьезная причина, ради которой ты разбудил меня среди ночи, — недовольно проурчала тварь… или Берис?

— Причина самая что ни на есть стоящая, магистр Берис. Я нашел ее, дочь Маран Вены! Здесь, в Илларе. Она как раз в том возрасте, чтобы быть ребенком от моей плоти, хотя я и не смог найти в ней своих собственных черт. По виду она вылитая мать, словно та вернулась.

На.этот раз голос Бериса зазвучал гораздо менее сонно:

— Что ты разузнал? Жива ли ее мать, или же Дальновидец находится у девчонки?

Я рассмеялся.

— Я недолго вел с ней беседу, Берис. Не было нужды. Юная дурочка всем сердцем жаждет отыскать истинных драконов, она сама направляется в Корли. Она даже поблагодарила меня за то, что я согласился взять ее на борт в качестве одного из листосборцев! Теперь мне не следует упускать ее из виду во время путешествия, а когда я вернусь, мы узнаем то, что должны узнать, и эта нескончаемая боль во мне наконец-то прекратится.

— Она твой ребенок, Марик?

— Чего не знаю, того не знаю, Берис; однако это выяснится, когда мы прибудем на остров.

— А если не твой?

— Всем известно, что драконы — жестокие убийцы, разве нет? Все будет очень легко устроить, как только мы окажемся там. Сейчас я начинаю понимать, что испытывает кот, когда играет с мышью. Сомнений нет, что мышь все равно умрет, но от этой игры он получает определенное удовольствие.

— Еще бы, — ответил Берис, и теперь голос его был бесстрастен. — Однако с этим ты мог бы подождать и до утра. Еще раз спрашиваю тебя, Марик, почему я был разбужен?

— Причина основательная. Я тут собрал некоторые сведения, включая рассказы старых рыбаков и легенды, что мне довелось слышать в Элимаре, и теперь, кажется, я начинаю верить в существование истинных драконов. Надеюсь, что и легенды об их золоте настолько же правда. Трудность будет заключаться в том, чтобы забрать то, что мне нужно, и убраться оттуда живым-невредимым, если Рассказы про Рубеж не врут и драконы в самом деле могут учуять лед ракшасов от любого, кто напрямую общался с демонами.

— Что ж, в этом случае будет гораздо сложнее, — некоторое время Берис молчал. — Хорошо, что ты меня разбудил. Мне дорог каждый лишний час: нужно все для тебя приготовить; придется также создать средство, полностью уничтожающее следы запаха ракшасов, — снова молчание, и затем: — Знай же, что стоить тебе это будет немало.

— Так уж постарайся на совесть, магистр, — ответил я ему со смехом, — ибо когда я вернусь, я заплачу тебе лансипом, это поистине королевский подарок, которого ни один король не делал вот уже более ста лет.

— Хорошо. Раз мы договорились, я предоставлю тебе сапоги, плащ, амулет и Кольцо семи кругов. Тем самым ты будешь обеспечен безмолвным прикрытием, что позволит тебе выполнить задачу и даст возможность выстоять в схватке, если вдруг дела обернутся плохо. Что же касается драконьего огня, то тут есть несколько выходов. Я бы мог изготовить особый магический предмет, однако есть и более простой способ, — на некоторое время демон умолк, затем голос Бериса зазвучал вновь: — Я пошлю с тобой Кадерана. Он вполне способен обеспечить тебе защиту, а также может сослужить тебе службу и во многом другом.

— Благодарю тебя. Пусть он отправится в Корли и привезет вещи, про которые ты говорил. Знай же, магистр, — добавил я негромко, — что я выказываю тебе в этом деле большое доверие. У меня нет желания окончить свои дни в морской пучине и присоединиться ко всем остальным олухам, которые отваживались затевать это путешествие. Мне приходится полагаться лишь на слова твоего прорицателя, сказавшего, что я вернусь с Драконьего острова живым и лансипа у меня будет столько, что за глаза хватит. Ежели этого не произойдет, то знай: я позаботился о том, чтобы достойно отплатить и тебе и всем твоим прихвостням. Полагаю, ты меня понял.

— Еще бы, — Берис, казалось, был вполне доволен. — Однако тебе нет нужды сомневаться во мне. Я тоже найду достойное применение одной четверти добычи, которую ты привезешь из путешествия. Но помни, Марик: ребенок Маран не должен пострадать, если это и вправду окажется твоя дочь. По договору она должна оставаться нетронутой. Я знаю, ты не прельстишься сомнительным удовольствием, которое она могла бы тебе доставить… тем самым ты лишил бы себя избавления от боли.

— Никто ее не тронет, магистр, — ответил я спокойно. — Занимайся своей частью договора, а я позабочусь о своей. Я призову тебя, как только мы прибудем на Драконий остров. Попроси своих владык позаботиться обо мне.

Должно быть, Берис со своей стороны отпустил рикти, ибо эта тварь, говорившая его голосом, внезапно с тошнотворным хлопком исчезла. Я покинул темный зал, служащий для вызова демонов, снова и снова прокручивая в голове весь замысел и размышляя о приготовлениях, которые необходимо будет сделать для этого безумного путешествия. Меня лишь слегка утешало то, что дочь Маран будет вместе со мной на этом корабле, и возможная гибель будет грозить ей ничуть не меньше, чем мне. Маловато утешения, но все же лучше, чем ничего.

Кадеран

— Я должен буду отправиться с ним, магистр? Но ведь он пентюх, растяпа!

— Стало быть, ты еще более глуп, чем я думал, Кадеран. Ты разве не знаешь, кто нашел для многих из нас полезное дело? Нет, Марик не дурак, хотя он и не настолько мудр, как ему мнится, — магистр усмехнулся. — К примеру говоря, он и не подозревает, что, вызвав в первый раз демона, он тем самым положил начало ведению записи.

И магистр показал мне толстый фолиант с переплетом из подозрительно бледной кожи. Страницы книги были пусты, за исключением первой, наполовину заполненной мелким четким почерком. Вверху страница начиналась словами: «Ценой, что была заплачена, могуществом крови и именем Малиора, повелителя шестой Преисподней…» — теми самыми словами, которые произнес Марик.

Я перевернул страницу и едва не уронил книгу. Невидимая рука продолжала выводить слова: «Надо не забыть отправить эту проклятую кобылу в Гундар. По крайней мере, она произведет на свет хорошее потомство. Так, а куда же я сунул сообщение от…»

Магистр выхватил книгу у меня из рук.

— Теперь ты сам видишь, ученик мой. Я буду знать все то, что он постарается от меня скрыть, и мне будет известно обо всем, что будет происходить во время путешествия, стоит лишь ему об этом подумать. Записи будут вестись до тех пор, пока он вновь не ступит на этот берег. Отправляйся и сопровождай его. И помни: твои шаги мне также будут ведомы.

Я смиренно поклонился, как и подобало перед великим повелителем демонов.

— Я не забуду, магистр. Передай мое почтение нашим владыкам.

Смех его раздавшийся вслед, совершенно меня не обнадежил.

Глава 5РЕКИ


Ланен

Вскоре меня начало тошнить от воды.

Первые несколько дней плаванья на баркасе были для меня совершенным новшеством: мы следовали вниз по реке Арлен, которая, подобно границе, разделяла земли Илсы и Северного королевства. Я была разочарована, обнаружив, что западные пределы Северного королевства ничем особенным не отличались от илсанских земель; однако по мере нашего продвижения на юг местность все же постепенно стала меняться. Достаточно сказать, что там встречалось больше зелени, да и воздух был немного теплее, хотя каждое новое утро все равно неумолимо свидетельствовало о приближении зимы. Я наслаждалась видом проплывавших мимо окрестностей; скорость, с которой мы плыли, меня вполне устраивала.

Поначалу.

Очень скоро я узнала, что реки восточной Илсы текут по самой что ни на есть однообразной, унылой местности, и по прошествии недели мною овладела невыносимая скучища. В день моего рождения зарядил дождь. Джосс, владелец и капитан «Илсанской девы», устроил на палубе навес из провощенной парусины, чтобы пассажирам не приходилось все время сидеть внизу, в темноте. Но ютились ли мы под этим жалким укрытием или теснились в узком трюме под палубой — существенной разницы не было. Все мы промокли и выглядели довольно жалко.

Следующий день привнес немного волнующего разнообразия, когда спокойные воды Арлена остались позади и наш баркас подхватили бурные волны реки Кай. Джосс, прежде большую часть времени хранивший молчание, казалось, вдруг впервые за все плаванье очнулся от сна. Он заговорил со мной, показывая рукой на многочисленные кварталы Кайбара, огромного торгового города, выросшего на правом берегу Кай западнее Арлена. Когда мы ненадолго причалили, чтобы пополнить наши запасы, я побродила по Кайбару, осматривая город и пробуя местные напитки: в окружении новых впечатлений и незнакомых запахов они казались мне изысканными южными винами. Поскольку среди моих вещей имелась только легкая одежда, я знала, что по дороге нужно будет подыскать что-нибудь более подходящее для зимы, поэтому решила приобрести в Кайбаре добротный теплый плащ. После довольно-таки продолжительных поисков я наконец наткнулась недалеко от причала на портняжную лавку. Хозяин выслушал меня, быстро окинул взглядом и, исчезнув в задней комнате, почти сразу же появился вновь, держа в руках замечательный плащ, подобного которому я не встречала. Он был темно-зеленого цвета, из двух слоев превосходного войлока, благодаря чему прекрасно мог защитить от дождя; осенние листья были вышиты по краю капюшона и рассыпались по плечам. Я была в восторге. Обычно я не очень-то забочусь об одежде, но этот плащ уж очень пришелся мне по душе: он напомнил мне Межное всхолмье, каким оно бывает по осени. И длиной он оказался мне как раз впору. Стыдно сказать, но я купила этот плащ, почти совсем не торгуясь, — он до того мне понравился, что, один раз примерив, я уже не стала его снимать, — и покинула лавку.

Возвращаясь к баркасу Джосса, я радовалась, что теперь-то мне, наконец, будет тепло, и до смешного была довольна собой. Я думала: «Хорошо, если бы это удовольствие продлилось подольше», впереди были еще две недели пути, казавшиеся мне бесконечностью.

Когда река Кай вновь подставила нам свою широкую спину, мы поплыли быстрее; однако спустя четыре дня мне уже казалось, что мы плывем целую вечность. Река, на мой взгляд, текла слишком медленно. Я сделалась беспокойной: меня преследовали ужасные видения, в которых мне мерещилось, будто я не успеваю попасть на корабль Борса и остаюсь в Корли наедине с собственными мечтами, конце концов я подошла к Джоссу и спросила, знает ли он, когда мы доплывем до места, на что получила бесстрастный ответ:

— Как приплывем, так и приплывем. Быстрее не получится даже при сильном желании. Через десять дней, госпожа, ни раньше, ни позже.

Он меня приводил просто в бешенство.

Но ему, казалось, Кай и впрямь была больше по нраву, чем Арлен, или, может, ему просто не нравилась восточная часть Илсы? Так или иначе теперь он чаще разговаривал с нами — правда, не много и не подолгу, однако то и дело отпускал пару слов или даже предложении. Я находила его застенчивым добряком, который если и желал помочь, то не заговаривал об этом. Со мной он перекидывался словами чаще, чем с другими, может, потому, что я была единственной женщиной на баркасе, а может, из-за того, что я путешествовала одна и любила молчать не меньше, чем разговаривать. Среди остальных было двое юношей, Перрин и Дарин (я вовсе не собиралась запоминать имена этих молодчиков, просто не запомнить их оказалось невозможно, интересно, куда смотрели их родители) и еще трое, гораздо старше. Те держали путь с северных холмов и везли с собой прошлогоднюю пушнину: кажется, минувшей весной они поставили капканы слишком поздно и упустили всю добычу. Они надеялись выручить неплохие деньги за свой товар — ввиду ранних в этом году холодов — и вернуться в свои холмы до того, как ляжет снег; каждый день они молили Владычицу, чтобы холода не спадали, пока они не достигнут Корли.

Один раз мне пришлось отшить одного из этой престарелой троицы, вообразившего себя непревзойденным ухажером; однако я тут же дала ему понять, что ему лучше не затевать подобного, и он удалился почти без возражений. Нож за голенищем сапога и верная рука всегда хорошо убеждают, но еще лучше они действуют вкупе с мужским ростом и весьма заурядным лицом.

За неделю до нашего прибытия в Корли дожди наконец прекратились, установилась ясная и холодная погода. Большую часть времени я теперь проводила подле Джосса: помогала ему там и сям, прислушивалась к его редким высказываниям и сама говорила с ним, когда он бывал не против. К тому времени уже места себе не находила от безделья, а тут вдруг обнаружила, что для двоих человек на речном судне всегда найдется достаточно работы. Мне нравилось его молчаливое общество, да и он, похоже, все-таки больше предпочитал находиться рядом со мной, чем пребывать в полном уединении. Мы поведали друг другу о себе; я рассказала ему о Хадронстеде, о своем путешествии и расспросила, откуда он родом и где бывал. С восторгом я узнала, что он никогда не посещал наших северных земель. Ну наконец-то — хоть один человек ничего не знал о тех местах, о которых знала я! Дни потекли быстрее, и я даже была немного удивлена, когда, проснувшись как-то утром, узнала, что завтра мы прибудем в Корли.

Я встретила Джосса, как всегда, на корме у руля, принеся ему кружку теплого челана. Как у нас с ним уже повелось, я уселась рядом, чтобы попить челану вместе с ним. Напиток был не самым отменным, и я пробормотала что-то вроде того, что мне уже надоел этот «лансип для бедняков». Джосс поставил кружку и посмотрел на меня.

— Что тебя так влечет туда, Ланен? — спросил он, и проплывавшие мимо берега, казалось, немо вторили ему. — Я и раньше брал попутчиков, которые горели желанием попасть в Корли, но среди них редко встречались подобные тебе.

Он улыбнулся долгой улыбкой, которую я давно уже начала ценить за ее редкость.

— Кто бы он ни был, он счастливчик. Немногие способны настолько сильно завладеть женским сердцем.

Я смотрела на проплывавшие мимо поля: некоторые все еще золотились колосьями, иные были уже сжаты и щетинились стерней; попадались уже вспаханные под яровое и оставленные до весны. Казалось, спокойный нрав Джосса передался и мне, проникнув в самую душу. Все-таки он был хорошим товарищем, и я не видела причины оставить его вопрос без ответа.

— В моем сердце нет мужчины, добрый сударь Джосс. Лишь мечты мои влекут меня в Корли. Я ищу способ попасть на один из больших кораблей.

— И куда же он тебя понесет? — спросил он, ничуть ни смутившись. На самом деле, казалось, он даже повеселел. — Большие корабли плавают по всем морям мира. Не намерена ли ты посетить пустынные земли? Или холодный север?.. Но нет, ты не похожа на ловца, промышляющего пушнину. И конечно, ты не собираешься отправиться в Элимар, к шелкопрядам, туда ты могла бы добраться вдвое быстрее на любой из своих драгоценных лошадей.

Я покачала головой и, в свою очередь, посмотрела на него, улыбаясь и гадая, как рассказать ему о том, куда я держу путь? К моему изумлению, он вдруг отвернулся и выругался:

— Проклятье, еще одна дура!

— Что? — я не верила своим ушам.

— Ты собралась наняться на корабль листосборцев, ведь так? — выговорил он резко. Я была поражена зазвучавшей в его голосе горечью. — До меня докатились слухи, что в этом году туда отплывает корабль. Ищешь приключений, хочешь нажить состояние, набрав лансиповых листьев, а может, прихватить с собой и немного драконьего золота — если они вообще существуют, эти драконы? А еще взрослая женщина! На этом баркасе вас уже трое, и ни одному Владычица не даровала ни денег, ни мозгов! Вам ни в жизнь не проплыть сквозь бури! — он злобно выплевывал слова, яростно сжимая румпель. Так и пропадет кучка недоумков, и мир наконец избавится ото всех вас!.. Если вы не возражаете, сударыня, меня ждет работа. Ступайте в носовую часть и ждите там у леера, пока не прибудем на место.

Понадеявшись, что он оттает, я все еще ждала, сидя лишь в локте от него, однако он упрямо не обращал на меня внимания. В конце концов я сдалась. Весь день я размышляла над его словами, вспоминая, с какой горячностью он их произносил. Лишь с началом захода солнца я осмелилась приблизиться к нему вновь. С наступлением сумерек мы привыкли пропускать вместе по кружечке пива. Все прочие отправились по своим койкам, едва зашло солнце. Я подошла к нему (он стоял у леера, огораживавшего переднюю часть палубы) и протянула кружку.

— Ну же, добрый сударь Джосс! Негоже ведь так расставаться, — сказала я как можно мягче.

Он глянул на меня, и в сумерках его темные глаза блеснули.

— Ну, будь по-твоему, — ответил он угрюмо.

Взяв кружку, он подвинулся, позволив мне встать рядом с ним у леера. Мы молча глядели на темневшее небо: краски заката постепенно тускнели, и все больше сгущались сумерки.

Он взялся развешивать по крюкам сигнальные фонари, когда я тихо спросила:

— Кого у тебя отнял корабль листосборцев, Джосс?

— Это не имеет значения, — пробурчал он недовольно.

Снова меж нами воцарилась тишина. В небе не было ни облачка, хорошо, хоть ночь будет ясной. Уже замерцали первые звезды, словно радуясь, что день вновь отступил, побежденный ночью.

— Мы прибудем в Корли на втором часу после восхода солнца, — произнес он в темноте, быстро сгущавшейся вокруг нас. — У тебя будет предостаточно времени, чтобы попасть на свой драгоценный корабль.

— Спасибо, Джосс, — ответила я, глядя не на него, а на воду. — И еще спасибо за то, что составлял мне компанию эти несколько недель. Дружба с тобой была целительна для моего сердца, и я тебя не забуду.

Я даже не была уверена, что он все еще стоит рядом, как вдруг услышала его тихий голос.

— Я тебя тоже. Будь осторожна, Ланен, Маранова дочерь. Бури смертельно опасны, а драконы и в самом деле существуют, что бы там ни говорили; и никто из побывавших в этом проклятом месте не возвращался назад таким, каким был раньше, если возвращался вообще. Мой дед рассказывал об одном из своих предков, который разбогател, привезя с собой листву лансиповых деревьев, и из-за этого я потерял отца и брата: оба сгинули вместе с проклятым кораблем. Поглотили ли их бури или пожрали драконы, я не знаю, да и не хочу знать; но я ненавижу этот остров и проклинаю каждый корабль, отправляющийся туда.

Я услышала, как дверь его крошечной каюты, находившейся на корме, тихонько затворилась. Горечь слов Джосса жгла мне сердце. Мне был знаком этот бессильный гнев (я и сама часто испытывала подобное), но сейчас я ничего не могла бы поделать, разве что вверить его гнев Владычице. Это было разумнее всего: ведь в облике веселой Девы вод она все узнает и постарается облегчить скорбь своего брата, которого несла сейчас на своих волнах.

Мое же сердце переполняли другие его слова. «Драконы и в самом деле существуют, что бы там ни говорили . От этих слов душа моя пела, и я едва могла дышать. Они существуют — повторяла я про себя вновь и вновь, а река стремительно несла баркас к Корли. — Наконец—то я отправлюсь к острову драконов, они в самом деле существуют

В ту ночь я уснула, лелея в сердце надежду увидеть их.


Едва рассвело, начал накрапывать дождь, который то прекращался, то снова начинался — и так все утро. Наше прибытие в Корли было приветствовано ливнем. Ветра и дождя нам с лихвой хватало, чтобы за полчаса почувствовать себя на нашем речном суденышке чрезвычайно неуютно. Все прочие попутчики жались друг к другу под прикрытием парусинового навеса. Юношей мутило, да и старшие их сотоварищи были уже недалеки от этого.

Как-то неловко в этом признаваться, но мне, насколько припоминаю, было хорошо. Я стояла на палубе и держалась за леер, запахувшись в свой плащ и набросив сверху кусок просаленной парусины, вдыхая запах Корли вместе с брызгами дождя, — и неслась по бурным волнам, словно на скачущей галопом лошади. Уже несколько дней подряд мимо нас то и дело проплывали многочисленные деревушки, встречавшиеся все чаще и чаще; последние же полчаса жилища по берегам реки тянулись уже непрерывно. Вот мы миновали кучку небольших лодочек — и наконец на гребне своих волн Кай вынесла нас в корлийскую гавань.

Едва взглянув, я изумленно ахнула и в полном потрясении отвела взгляд.

Потому что прямо передо мной расстилалась необъятная водная гладь.

Я высмеяла сама себя, стараясь обрести некое подобие смелости, и вновь повернулась лицом к морю, дабы увидеть, что же меня ждет.

Вода. Повсюду, куда ни кинь взор, — вода. Справа и слева от себя я видела небольшие выступы суши, но прямо передо мной вода, казалось, простиралась до бесконечности. Отпрянув от леера, я вся съежилась. Я была вогнана в трепет. Мне захотелось спрятаться в трюм перед лицом этой необъятности: она казалась живой, словно под темными водами скрывалось некое громадное существо, дыхание которого было под стать его таинственной сущности, — это просто невозможно передать словами.

Я твердо уверена, что заставить себя вновь посмотреть на море — а это был всего лишь узкий залив корлийской гавани — явилось для меня самым тяжелым испытанием из всех, которым я прежде подвергалась. Все истории, в которых хоть как-то упоминается мое имя, — правдивые или вымышленные — совершенно умалчивают о том, что, когда я впервые узрела море, один лишь вид его мигом обратил меня в перепуганное, дрожащее и жалкое существо: сжавшись и ища защиты за леером маленького речного суденышка, я в ужасе отводила взгляд от этой глубокой, необъятной и неведомой мне доселе бесконечности.


С глухим стуком мы пристали к небольшому причалу, подобному двадцати таким же причалам вокруг. Все еще шел дождь.

Джосс нагнулся и прокричал остальным, сидевшим в трюме под палубой, что мы прибыли. Пятеро моих спутников выбрались из трюма под дождь и выглядели недовольными. Брюзжа, собирали они свои вещи и, не переставая ворчать, покинули баркас, который был для нас домом в течение трех недель. Джосс сумел со всеми вежливо попрощаться.

Я подождала, пока все сойдут на берег, решив не спеша собрать и тщательно увязать свой нехитрый скарб. Я поднялась по ступенькам трапа, таща за собой узел, после чего, крякнув, взвалила его на плечо и подошла к Джоссу, стоявшему спиной ко мне.

Сделав для смелости глубокий вдох, я приблизилась к нему и положила ладонь ему на руку. Моросящий дождь шел почти бесшумно, словно давал мне слово, и я негромко произнесла:

— Джосс, я всю жизнь мечтала покинуть дом и пуститься странствовать, но прежде у меня не было такой возможности. Я очень тебе благодарна за то, что ты привез меня сюда, даже если ты и прав, горя, что я иду навстречу собственной гибели. Но нельзя взваливать на себя бремя ответственности за каждого, кто примыкает к листосборцам.

Он стряхнул мою руку, однако не повернулся.

— Я не похожа на твоих отца и брата, Джосс. Я не ищу богатства, которое сулят лансиповые деревья. Я намерена пообщаться с драконами, если только у меня получится, и узнать, отчего они не живут вместе с нами, и попробовать убедить их переменить свое мнение о людях.

— Ты взялась за дурацкую затею, Ланен, — сказал Джосс, обращаясь словно бы к морю.

— Стало быть, такая затея как раз по мне, — ответила я со смехом. — Хотя бы пожелай мне доброго пути.

— Ты сама выбираешь себе путь, добрый или дурной, и мои пожелания не имеют значения

Я вздохнула.

— Тогда прощай, Джосс Лодочник, — сказала я с грустью. — Да хранит тебя Владычица.

— И пусть же проведет она тебя по твоему пути, и в конце его пусть примет тебя спокойная гавань, Ланен Маранова дочерь, — ответил Джосс. Лицо его по-прежнему было обращено к морю, а на меня смотрела лишь мокрая от дождя спина. — Я не стану посылать проклятие этому кораблю, ибо он понесет тебя и твои мечты. Прощай же, Ланен, и пусть ветер и волны щадят тебя.

Я сошла на причал, удивляясь, насколько тяжелой кажется мне моя поклажа, и с изумлением обнаружив, что земля подо мною будто раскачивается из стороны в сторону, подобно воде. Я посмеялась сама над собой и, перекинув свою длинную мокрую косу через плечо, отправилась в самое сердце гавани. Позже я узнала, что среди мореходов когда они надолго расстаются друг с другом, не принято провожать товарища взглядом. Спустя годы он рассказал мне, что был готов умолять меня остаться, поскольку я была единственной, к кому он за долгие годы ощутил доверие, но он знал, что я влекома своей мечтой и не останусь ради случайно обретенного товарища. Я же, в полном неведении и с легким сердцем, едва ли не приплясывала, следуя вдоль пристани и ища глазами корабль листосборцев.

Глава 6ИЗ КОРЛИ — В МОРЕ


Корлийская гавань раскинулась подле устья великой реки Кай, собирающей в себе воды со всех уголков Колмара, смешивая их в восхитительном шумном беге и стремительным потоком выплескивая их в залив. Теплое и быстрое южное морское течение, омывающее побережье, уносит прочь наносы ила, оставляя гавань чистой, — издавна она служит местом встречи купцов и корабельщиков. Старинная поговорка «Хочешь что-то узнать — отправляйся в Корли» идет от купцов и торговцев, которых на пристани полным-полно круглый год, их сопровождают образы и запахи дальних стран. (Вторая часть поговорки гласит: «Хочешь узнать все — отправляйся в Сорун». Тут уже имеется в виду Безмолвная служба, расположенная в Соруне, к услугам которой, однако, можно прибегнуть и в любой части Колмара, если Соруна на то недостаточно. Говорят, что за серебро у них можно получить любые необходимые вам сведения, но об этом в другом месте.)

Корли славится неслыханным разнообразием товаров, свезенных сюда со всех королевств, с чем не сравнится даже ярмарка в Илларе; однако не только из-за этого о Корли знают во всех уголках Колмара. Ведь именно из Корли огромные купеческие корабли отплывают на северо-запад, чтобы пересечь море и добраться до Драконьего острова. Там растет дикий лансип: говорят, что на острове целые леса этих деревьев, однако больше они нигде не растут. Крошечные семена или саженцы, что в прошлом мореходы пытались привозить с острова, не приживались: деревца засыхали и гибли, семена не всходили.

Не обладай лансип столь чудотворной силой, никто и не помышлял бы об этом смертельно опасном плавании. Даже слабый настой лансипа — прекрасное средство против множества недугов, от головной боли до сердечных мук; если же из него приготовить крепкий напиток, сила его способна вернуть потерянные годы. Рассказывают об одном баснословно богатом купце, который на седьмом десятке лет скупил за раз весь сбор лансипа до последнего листочка и выпил весь сок, что был извлечен из него. К этому купцу постепенно снова вернулась зрелость, а потом и молодость; так продолжалось, пока он не выпил последние остатки лансипа. Его обнаружили мертвым: он умер от потрясения, хотя тело его выглядело как у юноши, которому едва перевалило за двадцать.

Когда же листосборцы находили на деревьях плоды (что бывало редко), их доставляли в Колмар с величайшей бережностью, как наибольшую драгоценность, ибо плоды эти, если их очистить от горькой кожицы и съесть, способны были исцелить любые раны, и разве что смерть была неподвластна их чудодейственной силе. Говорят, что корабли листосборцев всегда снаряжались несколькими купеческими гильдиями, что, разумеется, приносило самым знатным представителям купечества несметное богатство.

Тем не менее, несмотря на щедрые посулы купцов (листосборцам платили серебром, равным по весу привезенным листьям) корабли всегда отправлялись в плавание с неполной командой. В те дни мало кто страшился истинных драконов, ибо большинство считало рассказы о них вымыслом; однако бури были самыми настоящими, грозя неминуемой гибелью, и в течение вот уже ста тридцати лет ни один из кораблей, пытавшихся проплыть туда, не возвращался обратно.

Будь у меня здравый смысл, я бы ужаснулась.

Но мне не терпелось отправиться в это плавание.


Знаю, что это покажется странным, но я почти не помню своего первого знакомства с Корли. В моей памяти осталась лишь смесь различных ощущений. Помню, что было мокро, и вскоре после того, как я покинула баркас, я заблудилась. Кажется, я начинала уже подумывать, не спросить ли у кого дорогу, однако тут же решила, что большого вреда не будет, если я немного поплутаю.

Несколько обрывчатых образов выплывают передо мной, словно из тумана. Я помню, что покинула причал и направилась к корабельной гавани, с каждым шагом промокая все больше. Набрела на трактир с теплым очагом, где поела супу, а хозяйка дала мне кусок холстины, чтобы я смогла обтереться. Там я переждала дождь. Следующее, что помню, — это верфь, где я впервые увидела огромные корабли, поразившие меня своими размерами. Мне, привыкшей к маленькому баркасу Джосса, они показались настоящими громадинами, белевшими свернутыми у реев парусами.

Как на зло, я прекрасно помню, что произошло, когда я добралась до корабельной гавани. Я подошла к первому доку и поинтересовалась, где мне найти корабль листосборцев. Но мой вопрос повлек за собой множество недоуменных взглядов, сопровождавшихся несколькими непристойными замечаниями, и мне ничего не оставалось, кроме как проследовать дальше вдоль пирса. Вскоре оказалось, что я могла бы и не спрашивать. Прошло лишь с четверть часа, как я миновала первый корабль, по-прежнему тараща на все глаза, как вдруг до меня донесся крик какого-то зазывалы. После торговли конями в Илларе я достаточно хорошо разбиралась в подобных вещах и сразу же смогла оценить, что глотка у него луженая. И лишь потом мне удалось разобрать, о чем он кричал.

— Все сюда, все сюда! Плывите на листосбор! В несколько дней доплывете до Драконьего острова! За листья платим серебром! Серебро за листья, сколько бы ни собрали! Все сюда, все сюда!

На мгновение я заколебалась: подойти ли к нему? Вначале я намерена была взойти на борт и назвать имя Борса, однако в конце концов решила, что при возможности лучше избежать каких бы то ни было обязательств перед ним. Я заметила, что, несмотря на все старания зазывалы, встречные моряки обходили корабль стороной. По-видимому, лансип казался им гораздо менее досягаемым, чем гибель в пучине среди бурь. Едва я подошла достаточно близко, чтобы заговорить с ним, как он перестал так драть глотку и голос его зазвучал слегка спокойнее.

— Желаешь наняться на листосбор?

— Именно так. Каковы условия оплаты?

— Как и для всех, если ты не бывала раньше в море.

— Нет, не бывала.

Он осклабился так, что иной малодушный от подобного зрелища грохнулся бы в обморок. Во рту у него было больше щербин, чем зубов.

— Оно и так ясно, — сказал он, — больно уж вид не тот, — и затем поднаторевшим голосом нараспев объявил: — Оплата серебром, по весу товара, за все собранные лансиповые листья. Вам предоставляются: проезд, мешки для листьев и половина съестных припасов — следует сказать, что за питание придется поработать. Вы сами обеспечиваете себя постельным бельем, одеждой (и не забудьте водонепроницаемый плащ, не то пожалеете!) и остальной частью съестных припасов. В случае неподчинения предписаниям мы не несем ответственности за вашу безопасность, — и тут голос его впервые чуточку приглушился, когда он добавил: — И тебе следует знать, что за последние сто тридцать лет ни один корабль листосборцев не возвращался из этого плаванья. По слухам, в нынешнем году бури должны почти полностью стихнуть, но даже в самом лучшем случае вероятность вернуться обратно живыми будет ничуть не меньше вероятности погибнуть. Подумай хорошенько над этим, прежде чем принимать решение.

Я настолько потеряла голову, что, не дав ему даже передохнуть, выпалила:

— Я уже решила. Я еду.

Он записал меня без дальнейших возражений. Затем дал мне список вещей, которые должны были понадобиться в путешествии, и указал на писаря, сидевшего неподалеку. С безмерным самодовольством слегка обученного грамоте человека я ответила ему, что и сама умею читать. Он кивнул и сказал:

— Стало быть, ты прочтешь, что с этого мгновения тебя наняли в подсобную команду. В течение дня раздобудь все необходимое и с заходом солнца возвращайся. Поспишь на корабле и займешься своими обязанностями, когда отобьют восемь склянок на смене вахт.

С таким же успехом он мог бы пролаять по-собачьи; я ничего не поняла.

— Каких еще вахт? Как вы сказали, восемь склянок? А это когда?

— В полночь, никчемное ты создание. Ну, живей! Собери все необходимое в матросский сундук и возвращайся на борт до того как зайдет солнце. Бегом! — гикнул он, и голос его взлетел почти до былой высоты. Развернувшись ко мне спиной, он вновь принялся распаляться, созывая прохожих примкнуть к листосборцам.

Я покинула корабль, слегка ошарашенная (частью от того, что только что сделала, частью от его громоподобного голоса), и направилась в город.

Хвала Владычице, большую часть необходимых мне вещей я отыскала в нескольких лавках возле гавани. Боюсь, что в Корли я потратила небольшое состояние. Я знаю, что кое-где меня здорово надули, но мне, в общем-то, было совершенно все равно. Я раздобыла маленький крепкий матросский сундучок, пару рубах из толстого сукна, несколько пар прочных гетр (в Корли я даже в то время никого не удивила своей одеждой) и, кроме того, вняв совету корабельного зазывалы, я купила непривычное для меня и довольно дурно пахнущее облачение, которое среди моряков зовется «штормовкой». От нее несло дегтем и я завернула ее в свое старое одеяло, хотя позже во время плавания я не снимала ее в течение семи дней и не согласилась бы с ней расстаться, даже если бы мне предложили оплатить ее вес чистым серебром. Я раздобыла новую пару добротных сапог, запасного постельного белья и провизии, позволив себе при этом маленькую роскошь — сушеных фиников и инжиру, что привозят из южных областей Южного королевства, — ибо даже мне было известно, что питание в море довольно скудное. Я упаковала свою старую одежду, уложив юбки вместе со своим замечательным новым плащом на дно сундука, а все остальное сложила сверху, чтобы при необходимости можно было легко достать. Остаток свободного времени я провела, прогуливаясь по Корлийской гавани, привыкая к запаху рыбы и соленому воздуху и глядя на море, которое теперь все больше меня к себе тянуло.

На корабль я вернулась, как и было велено, к заходу солнца. Приближались сумерки, когда я втащила свои пожитки на борт, подталкиваемая сзади такими же, как я, листосборцами; корабельные матросы указывали нам путь, было видно, что нас они тут едва терпят. Они окружили меня, и мне была показана моя каюта: крошечное пространство, где едва хватало места для гамака, оказавшегося слишком уж коротким, а вещи разместить и вовсе было негде. Меня оставили там, сказав, что пока я могу спать. Солнце еще только зашло. Мне удалось поспать, наверное, часа два, прежде чем всех разбудил громкий крик, слов в котором я разобрать не смогла, но по тому, как зашевелились мои сотоварищи, поняла, что он означает: «Подъем и за работу!»

Это и были те самые «восемь склянок на смене вахт». Полночь. Все мы работали в душном трюме, не менее тяжело, чем доводилось мне прежде трудиться у нас на ферме, терли полы — тут это называлось «драить палубы», подготавливая корабль непонятно к чему. Когда наступил рассвет (около шести склянок утренней вахты, или семи часов утра на суше, как я выяснила), всех нас спешно погнали на верхнюю палубу и заставили грузить на корабль сперва скот, потом сено, которого, как я ни прикидывала, было слишком мало, чтобы прокормить столько голов. Зачем на корабле нужен был скот, я и предположить не могла. На какое-то время я даже заподозрила, что меня одурачили и я попала на торговое судно; однако вскоре нам пришлось грузить в трюм корабля такое множество холщовых мешков, какого я прежде не видывала. Все они были новенькими и удивительно добротными, и я в конце концов поняла, что они должны ожидать того часа, когда их смогут наполнить листвой лансиповых деревьев.

Пока я работала, сердце мое не переставало глупо колотиться. Одно лишь прикосновение к холщовой ткани приводило меня в трепет. Наконец-то моя мечта осуществилась, и даже ужасы предстоящего плавания не пугали меня.

В течение следующих двух дней, когда в коротких промежутках между вахтами мне удавалось ненадолго прикорнуть в своем тесном уголке, я, помню, думала только об одном: если бы все это был сон, то я бы не прочь была проснуться. Подобного я себе и представить не могла. Однако, помимо того что мы то и дело драили полы и иногда спали, нам еще пришлось знакомиться с кораблем, изучая все его устройство. Никогда прежде не встречала я таких странных выражений и понятий, какие услышала здесь, и никогда не думала, что мне придется их запоминать. Хозяин корабля муштровал нас беспрерывно, пока наконец у нас не стало получаться. Удивительно, как быстро привыкаешь к подобным вещам.

Следующее, что я хорошо помню, — это предрассветная тьма, пять склянок утренней вахты, в день нашего отплытия на исходе года. Небо только еще начинало светлеть, предвещая начало нового утра. Запах моря, всегда ощущавшийся в городе, у пристаней чувствовался сильнее. В криках чаек слышалось какое-то извечное стремление к странствиям; прочие птицы дрались с ними из-за грязных кусков рыбы, которую прибывающие рыбаки сгружали на помост причала. С моря веял легкий ветерок, уносивший прочь все запахи суши. Был он чистым и острым от соли.

Со времени моего восхождения на борт в нашем полку прибыло, и все же некоторые гамаки по-прежнему пустовали, поэтому работы у нас было хоть отбавляй. Хозяин щедро осыпал нас бранью, когда мы, салаги, возились с какой-нибудь веревкой (которую я про себя уже привыкла именовать «линем», но все еще не могла без улыбки назвать «шкотом»), и, несмотря на все предыдущие старания, порой чуть не сбивали друг друга с ног, пытаясь выполнять команды своего капитана. Он был строгим надзирателем, однако даже мне было понятно, что скоро жизни наши будут зависеть от того, насколько мы будем понимать, чего он от нас хочет, и выполнять это так быстро, как только возможно. За работой мне лишь мельком удалось заметить, как на борт втащили сходни и был отдан последний швартов. Все делалось очень быстро. С бешеной скоростью мы выполняли все распоряжения; но вот уже и якорь был поднят, и я вдруг почувствовала, что корабль вздрогнул и сдвинулся с места. Мы отплывали!

Никогда мне не забыть того чувства, что я испытывала, когда натягивала вместе со всеми канат, помогая устанавливать парус, и, то и дело бросая взгляд на пристань, следила за медленно удалявшимся берегом. Даже сейчас, стоит мне об этом подумать, я вновь ощущаю себя стоящей на палубе этого судна. Я чувствую, как лучи восходящего солнца нежно ласкают мне лицо, а корабль неспешно покидает гавань. В солоноватом и студеном воздухе явственно чувствуется приближение холодов.

Я помню свои мысли:

«Этот корабль так же не похож на баркас Джосса, как чистокровный жеребец на выхолощенного пони, — совершеннейшее различие! Реки живут своей особой жизнью, каждая из них несет свои воды как-нибудь по-своему; но любая из рек может течь лишь в одном направлении. Впервые я чувствую, как море колышет палубу у меня под ногами. Чувство это намного сильнее, чем я ожидала, а морской ветер дик, необуздан и несет в себе нечто большее, чем просто привкус соли». Вспоминая свой ужас пару дней назад, когда впервые увидела столько воды, я вновь и вновь содрогаюсь, хотя и смеюсь при этом сама над собой. Наверное, даже бардам не под силу описать такое чувство: этот морской мир так близок нашему миру и в то же время настолько далек от него! Так странно и удивительно ощущать, что вода под тобою не безжизненна, но живет и дышит, а воздух холоден и чист — и прочие подобные вещи…

Я возблагодарила Владычицу за свои крепкие фермерские руки; мы закончили ставить паруса, и корабль словно раскинул могучие крылья, подставив их морскому ветру. Чувство было потрясающее.

И оно было далеко не последним. Подобным чувствам суждено было еще долго сопровождать меня.

В кубрике, где нам приходилось ютиться, было страшно тесно. Я, бесспорно, была самой высокой из всех листосборцев, и после первой же ночи поняла, почему так получилось. Ни один здравомыслящий человек высокого роста близко не подошел бы к такому судну. Утром я едва смогла встать, а встав, не почувствовала особой разницы, поскольку теснота моей каморки не позволяла мне выпрямиться полностью. Когда же наконец я смогла распрямиться, то, улучив момент, подошла к хозяину и спросила, не найдется ли на палубе несколько футов свободного места, где я могла бы спать ночью. Тогда-то я и узнала, что, хотя листосборцы занимали на корабле отнюдь не все спальные места, ко времени нашего отплытия их все равно забили различным барахлом, которое больше пристроить оказалось некуда, — оно было тщательно уложено, а сверху, вместо сеток, натянули гамаки — и теперь на каждую пядь пространства приходилось по меньшей мере два каких-нибудь предмета, так что мне еще повезло, что у меня было свое место. На корабле находилось столько народу, что я не видела и половины всех людей, особенно если они не входили в число тех, кто, как и я, отрабатывали свой проезд.

То немногое свободное время, какое мне удавалось выкроить, я проводила в обществе престарелой женщины родом с Восточного взгорья. Релла была невысокой и едва доставала мне до плеча, однако в силе мне почти не уступала. Сложена она была крепко и с большинством дел справлялась очень хорошо; но она не могла скрыть своего горба на спине, из-за которого многие ее чурались. Я же его едва замечала, ибо для меня она была окном в мир, который я сама для себя еще не открыла. Выговор ее казался мне странным: она употребляла в своей речи такие слова, которых я в жизни не слышала, раньше я никогда не встречала жителей Восточного горного королевства. По моей просьбе она рассказала мне о своей родине, и каждое ее слово было для меня что золото, а она была благодарна за то внимание, с которым я ее слушала. Она взялась заботиться обо мне — по-своему, грубовато и без лишней изысканности. Я радовалась тому, что теперь мне всегда было с кем поговорить, пусть даже я находила Реллу немножко чудаковатой.

Первая неделя плавания восстанавливается в моей памяти довольно расплывчато, но это и к лучшему. Обрывки воспоминаний заключают в себе отвратительно приготовленную еду, тошнотворные запахи и каторжный труд, с каким я раньше никогда не сталкивалась. Работы всегда было чересчур много: мы беспрестанно мыли корабль, ухаживали за скотом и, кроме того, весьма поднаторели в корабельной выучке, так что могли теперь едва ли не с закрытыми глазами выполнять любые команды. Содержать корабль в порядке было не так просто, как могло бы показаться вначале, но я была довольна тем, что приобретаю при этом немалый опыт. Дни с каждым разом становились все холоднее, и какова бы ни была причина, по которой судно ни на миг не сбавляло хода, я была ей благодарна.

Чем дальше плыли мы на северо-запад, тем хуже становилась погода.

К концу первой недели даже самые безнадежные из нас более или менее приноровились к морской качке, а те, кто более всех был подвержен морской болезни, оклемались. Прочие прониклись морем настолько, словно были рождены для этого. Я больше причисляла себя ко вторым, нежели к первым, и слава Владычице, что у меня не обнаружилось морской болезни; однако я долгое время не могла научиться держать равновесие при ходьбе по качающейся палубе корабля, казавшегося мне живым существом. Поначалу я каждый раз всячески пыталась сопротивляться качке, но это мало помогало. Когда же я стала представлять, будто подо мной норовистая лошадь, у меня, кажется, стало получаться немного лучше, но стоило погоде ухудшиться, как мне часто не оставалось ничего другого, как попросту замирать на месте, стоя в полный рост.

Однажды утром я заметила нашего капитана, который прошел мимо меня, намереваясь произвести какие-то вычисления при помощи своих таинственных приборов, и тут вдруг я услышала его мысли, обращенные к бурям, — так, словно он громко прокричал их вслух.

Тогда-то мне впервые сделалось по-настоящему страшно.

В ту же ночь случилось и кое-что похуже. Если прежде корабль стонал под порывами ветра, то теперь мне чудилось, будто он громко кричит, словно раненый человек, содрогаясь от топселей до киля, когда встречный ветер обрушивался на мачты, раньше казавшиеся мне толстоствольными деревьями, а сейчас выглядевшими не толще обычных прутьев, — только они и отделяли нас от скорбного конца в этом урагане брызг. Узкие полоски парусов на мачтах, словно крылья, несли нас сквозь бушующую стихию на запад. Позже я узнала, что обычно при сильной буре у моряков принято убирать все паруса и просто пережидать шторм; однако здесь бури никогда не стихали, и единственным нашим спасением было продолжать плыть вперед. Волны с грохотом разбивались о борт нашего хрупкого плавучего пристанища, в своей безумной пляске взметая нас вверх и вновь обрушивая вниз, и с могучей силой раскачивали корабль в разные стороны, пока даже самым выносливым из нас не сделалось плохо. В течение нескольких дней нам никто не готовил пищу — холодная еда внутри и холодная вода снаружи действовали на нас столь же удручающе, как и плотный, непроницаемый покров серого неба.

На девятое утро уж я-то точно была убеждена, что суши мне больше не видать. Я жестоко проклинала себя за то, что всегда была такой дурой и покинула твердую землю, и в конце концов поклялась, что если мне удастся выкарабкаться из этой передряги живой, ноги моей больше не будет ни на одном корабле, отправляющемся в море.

Надо сказать, я много в чем тогда поклялась. В те дни я действительно не видела иного выхода.

Как бы там ни было, в то утро я решила вверить свою судьбу в руки Владычицы и молила только о том, чтобы смерть моя была безболезненной. С каждым новым креном нам казалось, что мы вот-вот испустим дух. Ветер завывал в снастях, а натянутые до предела канаты звенели, как струны арфы, и это напоминало бесконечную погребальную песнь. Я была благодарна тому, что обычные обязанности помогали мне хоть немного отвлечься от волнений за собственную жизнь. И все же когда я работала в трюме подолгу, мне начинало чудиться, будто я заперта в пещере. Если уж нам суждено было перевернуться, то лучше в это время находиться снаружи, чем внутри, — так я рассуждала. Может, я была и не слишком права, но я всегда терпеть не могла пещер. Кроме того, внизу шум бури слышался гораздо отчетливее, и это приводило меня в ужас. У моих сотоварищей работы было не меньше, чем у меня, у некоторых даже больше. Матросы тоже были по горло заняты, и у них просто не было времени бояться; однако и они выглядели ненамного лучше нас.

Внезапно с носовой части корабля до нас донесся крик. Ничего нового в этом не было: за последние сутки подобное происходило почти ежечасно. Я так и не поняла толком, что там кричали, но значение криков всегда было одним и тем же: схватиться за что-нибудь неподвижное и надеяться удержаться. Я дотянулась до леера и глянула вперед.

И вверх.

Громадный водяной вал навис над нами, готовый обрушиться сверху на корабль и пустить его на дно.

Меня бросило в такой ужас, что я не могла даже закричать. Я закрыла глаза и прошептала: «Владычица, обереги нас!»; затем обхватила леер обеими руками и повисла на нем, приготовившись к страшной смерти.

И волна налетела. Раздался ужасный треск, словно толстая ветвь отломилась от громадного дерева. Водяной мощью меня сбило с ног и перебросило через борт: я по-прежнему цеплялась за леер, трепыхаясь в бушевавшей воде, словно знамя на ветру, и стараясь задерживать дыхание. Я продолжала висеть, крепко сжимая пальцы и вознося хвалу своим сильным рукам. Когда вода спала, с трудом подтянувшись, я взобралась обратно на палубу, дрожа всем телом и с кашлем выплевывая остатки морской воды. Позже мы услышали от капитана, что если бы узенькую полоску нашего паруса вдруг не натянул бешеный порыв ветра как раз перед тем, как на нас обрушился вал, не видать бы нам больше солнца. Нам удалось вылететь из-под ужасной массы воды, но палуба была вся сплошь залита. Треск, который я слышала, издала фок-мачта — единственная мачта, несшая на себе парус, который и спас нас, — она была сломана пополам.

Но худшее из того, что уготовило нам море со своими бурями, уже миновало. Почти сразу же после этого ветер стих. Волны становились все меньше и меньше, и уже через четверть часа мы раскачивались на гребнях, не превышавших в высоту пяти-шести локтей. Если бы я не видела всего этого собственными глазами, ни за что бы не поверила.

Случайно подняв глаза, я встретилась взглядом с Реллой. Она улыбнулась; улыбка ее делалась все шире, пока она не залилась смехом, переполнявшим, казалось, все ее существо. Я присоединилась к ней, а через мгновение то же сделали и остальные: мы радостно смеялись, прогоняя прочь только что пережитый ужас, еще не веря, что выстояли, смеялись, пока не заплакали от удивления, что до сих пор живы.

Вскоре выяснилось, что мы потеряли чуть ли половину команды — все погибшие оказались листосборцами, кроме одного несчастного матроса, и, хотя мы скорбели по ним, нас одновременно переполнял восторг оттого, что столь многие выжили. Я гадала, как же нам теперь с такой поредевшей командой удастся вернуться живыми назад; но когда я сказала об этом бывалым морякам, бесспорным знатокам своего дела, они заверили меня, что плавание обратно на восток будет гораздо легче. В глубине души я понадеялась, что они окажутся правы.

Остаток ночи и весь следующий день мы были вовсю заняты починкой того, что еще можно было починить; кое-что исправить оказалось невозможно, и с этим пришлось примириться. К обломку фок-мачты было временно прикреплено некое подобие рея для того, чтобы можно было подвесить какой-никакой парус; и сейчас мы еще быстрее неслись на северо-запад. Покалеченная мачта мне теперь больше всего напоминала столб с бельевой веревкой, на которой сохла широкая простыня.

Остаток путешествия, несмотря на нелегкую работу, был подобен вздоху облегчения. Когда я находила время поразмыслить обо всем этом, меня переполняла огромная гордость оттого, что волны высотой в шесть локтей казались теперь мне совершенно укрощенными. Однажды утром, где-то через четыре дня после того, как мы миновали бури, капитан обмолвился, что, по его подсчетам, мы должны достичь земли к вечеру. Это вызвало всеобщий восторг, а я тут же подумала: сумеет ли вообще что-нибудь заставить меня вновь ступить на палубу корабля, когда придет пора отправляться назад? Но восторг был громким и искренним: я прекрасно знала, что каждый из нас, пока продолжались бури, считал уже свою душу пропащей, но теперь-то мы не просто живы, а готовы вот-вот причалить к земле, неведомой для живущих, и это горячило нам кровь.

К вечеру, уже перед заходом солнца, об этом было объявлено всем членам команды. Мы только тогда впервые заметили, сколь многих товарищей потеряли: теперь на нижней палубе для нас было гораздо больше места, чем раньше. Капитан поздравил нас с тем, что мы до сих пор живы, — что вызвало очередную бурю восторга и взрыв рукоплесканий — и затем сказал, что земля уже близка и пора нам выслушать своего нового господина, который расскажет нам о наших обязанностях на острове драконов. Он отступил от ограждений мостика, и его место занял купец.

Это был Боре. По крайней мере я считала его Ворсом, пока он не заговорил.

— Приветствую всех вас, храбрые листосборцы! Мы справились с величайшими трудностями, благодаря славному хозяину судна и его отважной команде, — произнес он, слегка поклонившись капитану, который стоял позади него. — А теперь, во имя Гундарской купеческой гильдии, я приглашаю вас туда, где вас ждет счастливая судьба, — тут вдруг взгляд его остановился на мне, и с ужасной улыбкой он горделиво произнес: — Меня зовут Марик Гундарский, и если вы будете работать не разгибая спины в течение всей недели, пока мы будем пребывать на острове, вы вернетесь в Колмар с богатством, превышающим всякое воображение.

Марик! Смертельный враг моей матери! И Джеми годами твердил мне, как сильно я похожа на нее, проклятье! Проклятье, проклятье! Он, небось, едва только увидев меня в трактире «Белая Лошадь», сразу смекнул, что я дочь Маран. Теперь бежать было некуда. Я не могла даже затеряться в толпе листосборцев, ибо была на голову выше любого из них. Я попробовала повторить проклятие, которое слышала от одного из моряков во время бури. Это помогло, но ненамного.

Не знаю, рассчитывал ли Марик на это или нет, но он успел лишь объявить свое имя и едва начал объяснять нам наши обязанности, как сверху раздался возглас впередсмотрящего:

— Земля! Земля слева по борту! Мы доплыли.

Через некоторое время весь остров был в пределах видимости, однако достигли мы его только к сумеркам. Было решено встать на якорь недалеко от берега и переждать ночь. Причину такого решения никто не объяснял, но мне, да и другим, пришло в голову, что, возможно, таким образом Марик оттягивал свою встречу с драконами. Я помнила, что он не верил в их существование и собирался опровергнуть рассказы прочих купцов. И все же, даже если дело было в том, что Марик предпочитал распоряжаться жизнями других людей, нежели вести переговоры с драконами лично, все равно лучше было подождать начала следующего дня. Кроме того, существование подобных созданий легче было отрицать при ярком свете утра, чем в темноте расстилавшейся перед нами неведомой земли.

В ту ночь я спала неспокойно, и мне в последний раз пригрезились драконы, образ которых вот уже так давно неотступно преследовал меня в моих снах, — они сверкали чешуей на солнце, преисполненные восторга от встречи со мной, и вели себя благородно и учтиво.

Перед суровым лицом правды сны рассеиваются, точно дым в ветреный день.

Словно в противовес этому яркому видению мне пригрезилось и другое — мрачное и кровавое, и в нем звучал голос Джеми: «Он самое мерзостное из всех порождений Преисподней, каким только удавалось избежать меча». Марик, который — упаси Владычица! — мог быть моим отцом и, если и вправду им был, хотел с помощью меня завершить свою грязную сделку. Во сне меня трясло, словно наше судно вновь попало в бурю; видения захлестнули меня с разных сторон, и я проснулась оттого, что почувствовала себя плохо, в сильном волнении и удивлении.

С первыми лучами солнца на небольшой лодке Марик и двое его телохранителей добрались до берега. Они не повстречали ни драконов, ни воинов — ни на берегу, ни дальше, углубившись в заросли деревьев, подходивших почти к самому срезу воды. Когда они заключили, что местность вполне безопасна, большинству из нас было велено приступить к выгрузке мешков и скота из трюмов, вместе с палатками, постельными принадлежностями и котлами для варки, вмещавших столько еды, что хватило бы на целую деревню. Капитан попросил, чтобы вызвалось несколько добровольцев, которые отправятся на берег и будут разгружать лодки. Я пыталась втолковать себе, что чем больше людей вокруг, тем безопаснее, что мне следует остаться на корабле и не искушать судьбу, стремясь на берег, где будут лишь несколько листосборцев и Марик с его людьми.

Но я никогда не прислушивалась к голосу разума.

Книга вторая

ДРАКОНИЙ ОСТРОВ

Глава 7СТРАЖ РУБЕЖА

Ланен

Если мои воспоминания о Корли подобны осеннему туману, то мои первые шаги по Драконьему острову кажутся мне ясным и свежим зимним днем, холодным, чистым и прозрачным, словно алмаз.

Казалось, сама земля приподнимается мне навстречу, приветствуя меня, когда я вслед за своими товарищами выпрыгнула из лодки на мелководье. Возможно, дело было всего лишь в том, что я впервые за двенадцать дней ощутила под ногами твердую землю, однако впечатление это помнится мне до сих пор. Выйдя из воды, я ступила на черные камни, узкой полоской тянувшиеся вдоль берега, а оттуда — на жесткую траву, росшую недалеко от края воды. Даже запах травы под ногами казался мне доселе неведомым: он был подобен запаху весны на заре мира.

Примятая трава под ногами…

Никогда мне этого не забыть.

Я стояла на берегу, и сердце мое билось часто и громко, и мне казалось, что грудь моя словно перетянута железными полосами, как у преданного слуги из одной старой сказки, хотя в моем случае они не позволяют моему сердцу разорваться от радости, а не от горя. С большим трудом мне удавалось дышать: я стояла на краю собственной мечты.

Я сделала еще один шаг вперед.

Остров не исчез у меня под ногами, не ушел под воду и не растворился в темноте моей комнаты в Хадронстеде.

Я шагала по Драконьему острову, освещенному лучами солнца. Сердце мое ликовало, и от такой необыкновенной легкости, несмотря на грозившую мне опасность, я рассмеялась вслух. Я лицезрела мир явственно и четко, как никогда прежде — и теперь осознавала, что всю свою жизнь бродила в тумане, даже не подозревая об этом. Угроза, исходившая от Марика, не была надуманной, и этого не следовало забывать; но в тот миг я была охвачена радостью, и мне не хотелось больше мыслить ни о чем.

Приступив в лучах утреннего солнца к своим нелегким обязанностям, я то и дело находила мгновение, чтобы оглядеться вокруг, и все больше и больше встречала для себя нового, отчего приходила в неописуемый восторг. Это было сном странника, сделавшимся вдруг явью и представшим в своем лучшем свете, — так мне казалось, пока я была занята работой, вдыхая запахи этой неведомой земли. Солнце ярко светило, воздух был холоден и свеж, и в нем витал какой-то неведомый мне аромат — нечто вроде смеси корицы и муската, но только насыщеннее, явственнее. Вскоре я узнала, что это был запах осеннего лансипа, когда увядающие листья засыхают на соленом морском воздухе.

Примятая трава под ногами… Никогда мне этого не забыть.


Кантри

Я наблюдал за ней, пока она бродила и смеялась в лучах солнца. Как же мне хотелось подойти к ней! Тем другим, которых я встречал раньше, более столетия назад, ведомы были лишь страх и алчность. Она же была совершенно иной, и я желал узнать, что придает ей такую исключительность. Я прекрасно знал, что лишь немногие отваживаются являться на наш остров, а причин для такого путешествия и того меньше. Но она двигалась с таким изяществом, какого я не видел у прочих представителей ее племени, а радость ее была подобна радости детеныша, только что появившегося на свет. Я почти чуял в воздухе ее настроение, сам едва не смеясь от восторга, который она испытывала при виде нового, доселе неизвестного ей места, — и уже ради этого я готов был оставить свой пост и приблизиться к ней. Я знал, что она не убежит. Я надеялся — и мне очень хотелось в этом убедиться, — что она действительно та, которую я видел в своих вех-грезах; мое мудрое сердце уже тогда знало о ней. И все-таки привычка удержала меня от этого порыва, как и подчинение законам нашего рода. Я оставался в укрытии и ждал.


Ланен

Высадившись на берег, мы прошли довольно далеко к северу, минуя густые заросли лансиповых деревьев. Легкий северный ветерок веял нам в лицо, неся с собой запах — восхитительный и терпкий, придающий бодрость. Настроение у всех нас было едва ли не праздничным; думаю, причиной являлось то самое чудо, что наполняло наши ноздри редчайшим ароматом, вот уже сто лет никому не ведомым. Ощущение было бесподобным — по крайней мере для тех, кто шел впереди стада скота.

Примерно через час мы достигли небольшой прогалины, одной из трех. Я была удивлена, увидев сохранившиеся там две старые хижины, сложенные из темно-красных бревен какого-то неведомого мне дерева. Люди Марика, казалось, были хорошо знакомы с островом: они направили листосборцев к следующей прогалине, на которой уже не было никаких построек, — она представляла собою лишь большое открытое пространство среди деревьев. Могу лишь догадываться; что они руководствовались старинными рассказами купцов. Место это отдавало какой-то древностью и одиночеством, словно преданно ждало, когда вернутся люди, чтобы вновь оживить его.

Мы быстро раскинули палатки, которые принесли с собой. В каждой вполне хватало места для четверых, но, поскольку во время плаванья мы потеряли многих своих товарищей, тесниться нам не пришлось, и я добилась, чтобы одна палатка досталась только нам с Реллой. Всем нам немедленно были даны распоряжения: одни отправились за водой к ближайшему ручью, другие принялись разводить костер, третьи присматривали за скотом. Мы заметили, что многие из моряков, помогавших нам нести поклажу, также предпочли остаться — да и почему нет? Деревья, росшие здесь, могли принести целое состояние — глупо было бы упускать возможность разбогатеть.

Я едва отдавала себе отчет в том, что мы делали. Мне казалось, я чую запах драконов в воздухе, ощущаю их присутствие позади меня за деревьями, словно они наблюдают за мной и ждут.

Ждут, конечно же, меня…

О Владычица, было ли это? Неужели я и в самом деле была тогда столь молода?


Кантри

Когда я проследил за ними до лагеря гедри и мне стало понятно, что та, за которой я наблюдал, не собирается пока взывать ко мне, я препоручил наблюдение за ней Хадрэйшикрару. Время для возобновления договора почти подошло, если только гедри помнили об этом. Ведь минуло более ста лет. Я изучал их и знаю, что для них столь короткий отрезок времени равен трем или четырем поколениям. А многие из моего народа даже не заметили его.

Поэтому я рад был найти в назначенном месте нового представителя. Он был повыше своих спутников и отличался золотисто-рыжими волосами — насколько я мог рассудить, он, должно быть, был вожаком собирателей листвы. Он выждал какое-то время, после чего воззвал:

— Итак, сейчас полдень, и я здесь. Покажись же, дракон, молю тебя! У меня не слишком много времени: еще много чего нужно сделать!

В голосе его звучало какое-то оскорбительное высокомерие, которое удивило меня. Гедри редко бывают настолько самоуверенными перед лицом моего народа.

Солнце стояло прямо над головой, когда я пробрался к просвету между деревьями, где меня было бы видно, и ответил ему:

— Приветс-с-ствую тебя, детищ-ще гедри. Ч-что привело тебя ч-чрез-з море в обетованную з-землю моего народа?

Я всегда стараюсь, чтобы моя человеческая речь звучала для листосборцев несколько устарело и необычно — каждый раз, когда мы возобновляем с ними договор.

Услышав мой голос, представитель судорожно вздрогнул.

— Так вы и в самом деле существуете, — сказал он, и голос его теперь звучал намного тише и даже дрожал. — Прости меня. Мне говорили… я полагал, что вы — всего лишь легенда, — он стоял, охваченный страхом.

— Многие годы минули с-с той поры, когда прих-ходили вы за ланс-с-сипом. Вед-домы ли тебе, аки преж-жде, ус-словия договора?

Наконец он сумел выговорить:

— Я… нет, прошу прощения, господин дракон, я даже не знаю ни о каком договоре, — произнес он.

Меня поражал его голос, Несмотря на чувствовавшийся в нем страх, было очень похоже, будто говорит один из моих сородичей, мне было приятно узнать, что и среди гедри встречаются столь певучие голоса.

— Вс-се же вы з-здес-сь ради лис-ствы?

— Да, господин дракон. Но что это за договор? Простите, господин, я не думал, что вы окажетесь здесь…

— Нич-чего х-хитрого, детищ-ще гедри. Рубеж-ж нах-ходитсся к с-северу и много з-западнее — это ограда в лес-су, отделяющ-щ-щая твой народ от моего. Юж-жнее леж-жит мес-сто, где вы выс-садилис-сь, восточ-чнее — море. Пус-сть же ты и твои родичи обретаютс-ся по эту сторону ограды, где рас-стут ланс-сиповы древа; мы же не намерены прес-секать ее и ч-чинить вам препятс-ствия. И случ-чится тебе либо кому-то из рода твоего пресеч-чь сию границу, рас-сплатою будет ж-жизнь ваша — мы предадим вас-с с-смерти, едва лиш-шь увидим. Коли будет нуж-жда тебе говорить с нами, явис-сь с-сюда в полдень, и тебе ответят. До рассвета с-седьмого дня вам долж-жно с-собрать вес-сь ланс-сип, с-сколько вам надобно. В этот день, как с-солнце появитс-ся из-за грани мира, ты вс-стретиш-шься со мною з-здес-сь, дабы прос-ститься. Не пропус-сти сию встреч-чу, ибо она будет залогом того, ч-что вы покидаете остров. Случис-сь вам возж-желать ос-статься дольш-ше, вас зас-ставят уех-хать с-силой. Понимаеш-шь ли ты?

— Я… да-да, думаю, понимаю. Мы будем оставаться по эту сторону Рубежа, у нас будет шесть дней, чтобы набрать лансипа, и я встречусь с тобой, прежде чем мы покинем остров на рассвете седьмого дня. Если нужно будет поговорить, я приду в полдень. Я правильно понял?

— Ты х-хорош-шо с-слуш-шал, купец. Как твое имя?

— Я Ма… мастер Боре Триссенский, господин дракон. А как мне называть тебя?

Я почуял ложь и добавил к своему голосу низкий рык:

— Пр-равду, купец-ц! Я спр-раш-шиваю лишь то имя, которым тебя наз-зывают, однако ис-стинное с-свое имя ты также не смог бы с-сокрыть от меня!

— Марик. Марик Гундарский, — ответил он сейчас же. — А твое имя?

Меня позабавил его вопрос, и я зашипел.

— 3-зови меня гос-сподином др-раконом, — казалось, смех мой привел его в замешательство. — 3-знай же, что з-за тобою и твоим народом вс-се время с-следят, — сказал я ему. — На з-закате проведи с-скот через-з врата. Коли будет нуж-жда тебе говорить со мною, явис-сь с-сюда и воззови к с-страж-жу. За ис-сключением таких-х встреч, мы не будем больш-ше общ-щаться до того времени, пока вы не с-снарядитес-сь в обратный путь.

Трясясь, он согнулся в моем направлении (туда, где располагалась основная моя часть) и отошел прочь гораздо быстрее, чем явился.


Таковы правила, кои предписано соблюдать при встрече двух наших народов, если не считать еще обычного прощания при расставании.

По моему убеждению, этого недостаточно.

Представителям нашего Большого рода ведомо некое страстное чувство, непреодолимое стремление, — мы именуем его ферриншадик. Может статься, это наше родовое наследие, ибо оно до некоторой степени свойственно всем нам; однако, по мнению некоторых, в том числе и меня, это лишь горькая боль от осознания своей ограниченности, своего одиночества. Стремление это заключается в том, что нас неудержимо тянет к общению с другим видом существ, мы мечтаем побеседовать с иным родом, узнать, увидеть мир глазами других. Для меня стремление это всю жизнь являлось тяжким бременем. Я разузнавал все, что было известно моему народу о гедри, пытаясь таким образом смягчить тягучую, тоскливую боль, однако тем самым лишь усугубил ее.

Как описать мне страстное, пламенное стремление сердца к тому, чего не может быть никогда? Существует запрет, не позволяющий двум нашим племенам встречаться, ибо слишком велики опасности, подстерегающие нас обоих. С тех пор, как в мир явился Владыка демонов, у моих сородичей слишком сильно искушение желать гедри смерти. Вот почему мы переселились на этот остров. Великий запрет действует вот уже три тысячи лет — даже по меркам моего народа это очень долгий срок, — и мы не видели возможности нарушить его, не подвергнув обе стороны гибельной опасности.

Некоторые, дабы ослабить зов ферриншадика, пытаются общаться с деревьями, однако медленной, задумчивой их речи нужно учиться всю жизнь, да и говорить с ними можно лишь о ветре, воде, земле и огне о соках, струящихся по их стволам, и о листьях, опадающих с приходом осени. Истинный ферриншадик влечет к общению с существами, обладающими сознанием. Трелли все сгинули, насколько нам было известно, а со своими заклятыми врагами ракшасами мы не общались — оставались только гедришакримы. Нам трудно преодолеть древний страх и отвращение — большинство представителей рода считают, что не стоит даже и пытаться, — однако от ферриншадика не избавишься. А мне он свойствен больше, чем кому бы то ни было. Хадрэйшикрару, как ученому, это чувство также ведомо, но гораздо слабее, чем мне. Ферриншадик горячил мне кровь, мои вех-сны были полны видений, и из года в год я ждал знака, который дал бы мне понять, что время пришло.

Та, что смеялась… Мысли о ней переполняли мне сердце. Мне очень хотелось с нею пообщаться, но я не вправе был этого делать. Я сам помогал устанавливать законы, ограничивающие наши отношения с собирателями листвы, а царь не может действовать против собственных указов. Поэтому я вынужден был ждать и надеяться, а заодно и выяснить, ведомо ли ей такое же стремление.

Она должна будет явиться ко мне…


Ланен

Когда палатки были установлены и мы более или менее обосновались, мне пришлось побороть в себе порыв спрятаться где-нибудь. Разумеется, укрыться мне бы не удалось. Марик знал, что я здесь, и избежать встречи с ним не было никакой возможности, так что я сама решила разыскать его назло всему. Я спросила Реллу, не знает ли она, где мне его найти.

— Я слышала, он отправился говорить со стражем, — ответила она — Если его еще не съели, он, должно быть, очень скоро вернется. Похоже, она питала к Марику сильное презрение, и от этого не стало чуточку лучше. По крайней мере, это помогло мне уравновесить свой страх.

Но пока она говорила, я увидела длинную фигуру Марика, появившегося в просвете между деревьями. Он шагал к лагерю и, казалось был страшно возбужден, и все мои намерения сейчас же рассеялись словно дым на ветру. Я юркнула назад в палатку и постаралась остаться незамеченной.

Как оказалось, лучше бы я не утруждала себя этим. Хозяин наш обратился ко всем присутствующим, велев нам собраться на широкой прогалине, чуть севернее той, где мы разбили лагерь. Я поняла, что именно оттуда Марик и пришел.

Подняв капюшон своего старого черного плаща, я побрела к месту сбора, пытаясь вопреки всякому здравому смыслу горбиться и пригибать при ходьбе колени.

Марик встал неподалеку от меня, однако теперь с нами заговорил владелец корабля, тот самый, кто нанял меня на борт в Корли.

— Начало есть, — сказал он незамысловато. — Господин Марик переговорил со стражем деревьев и выяснил условия договора. Старая ограда вдоль деревьев — это Рубеж, — он указал себе за спину: там явственно виднелась линия деревьев, тянувшихся вдоль заросшей, но все еще различимой тропы подле приземистой изгороди, старой и гнилой. — Ограда тянется на несколько миль к западу и затем, согласно нашим сведениям, поворачивает на юг, чтобы выйти на побережье. Море находится к востоку от Рубежа. Мы можем собрать все листья, какие найдем на этой стороне границы, а также плоды, однако нет смысла везти с собой деревья — они все равно погибнут. Вы прибыли сюда за листьями. И чем больше их будет, тем лучше, мешков у нас столько, что хватит ободрать все лансиповые деревья на острове. Если кто-нибудь найдет плоды, все еще сохранившиеся на ветвях, их следует лично принести Марику, который разместится в большой хижине. Нашедшему будет отпущено столько серебра, сколько весит плод. — Тут серьезная маска на миг слетела с его лица, и он ухмыльнулся во весь свой щербатый рот: — Я слышал, эти плоды по весу тянут не меньше дыни. Берегите их как зеницу ока!

В ответ раздался одобрительный говор.

Голос его сделался еще громче (что против воли произвело на меня немалое впечатление: я знала, как нелегко достичь такого).

— И уж поверьте мне, раз я вам это говорю: вы не сможете пересечь этот Рубеж живыми. Пока мы сюда плыли, я слышал, как некоторые из вас поговаривали, что, мол, мы, купцы, небось сами понавыдумывали этих драконов, чтобы приберечь лансип для себя, — он снова коротко ухмыльнулся. — Жаль, что это не так, а то было бы неплохо. Однако же имейте в виду: они гораздо могущественнее и сильнее нас.

Неважно, что вы там слышали или не слышали на корабле. Господин Марик только что говорил с одной из этих тварей. Драконы вполне настоящие. Они живут тут, это их остров, и если вы вздумаете пересечь Рубеж, будете подвергнуты мгновенной смерти. Все свидетельства, собранные из прошлых путешествий, говорят о том, что они предают смерти всякого, кто пытается пересечь границу, и страж сам еще раз напомнил об этом не более пяти минут назад.

Оставайтесь на этой стороне, работайте не покладая рук в течение следующих семи дней, и все вы станете страшно богатыми, когда мы вернемся в Корли. Пересечете границу — погибнете, только и всего. Вопросы есть?

Молчание.

— Оставьте свои вещи в палатках; после обеда вы получите у хозяйственника столько мешков, сколько вам будет надо. Разойдись.

Все отправились кто куда, оставив меня неподвижно глазеть в темноту леса прямо передо мной. Я не видела дальше нескольких локтей — из-за толстых веток деревьев, пусть и частично оголенных осенними холодами. Я чуть было не воззвала к драконам прямо там, но тут корабельщик окликнул меня, велев идти следом за всеми.

Время еще не пришло, и я это прекрасно знала; я нехотя развернулась и, глядя через плечо, зашагала прочь, покуда прогалина не скрылась из виду.

Глава 8ГОЛОСА В ЛУННОМ СВЕТЕ


Ланен

К концу дня я решила, что уже, по меньшей мере, вернула себе все то, что потратила в Корли перед началом плаванья. Я вполне могла прикинуть по весу листьев, которые насобирала за вторую половину дня, что у меня уже выходила приличная сумма серебром. В ту ночь, как и впоследствии, нам приходилось отходить все дальше от лагеря: даже я приметила, что дальние рощицы гораздо гуще, хотя и не обращала на это особого внимания. Сказать по правде, я была вовсе не против того, чтобы за мои старания заплатили серебром, но думала я совсем о другом.

Я по-прежнему надеялась, что к утру мне удастся встретить одного из драконов и поговорить с ним. Марик не стал меня разыскивать и никого за мной не прислал — я начала думать, что теперь, когда он попал сюда, все его помыслы были обращены к лансипу, а обо мне он позабыл. Но внутренне я будто слышала, как чей-то противный тоненький голосок постоянно нашептывал мне, что Марик, возможно, мой отец, а я сама давно уже обещана демонам.

Ужин был теплым и обильным; едва он закончился, как большинство моих сотоварищей, взяв новые мешки, опять отправились к деревьям. Несколько человек, к которым присоединилась и я, забрались в свои палатки, намереваясь передохнуть, прежде чем возобновить сбор. Большинство из нас решили подняться через несколько часов. Меня удивило, что на ночь в лагере даже не выставили дозорных, и я поделилась этим с Реллой, пока она готовилась ко сну.

— А что бы нам дали дозорные-то? — спросила она с недоумением. — По всем сведениям, на этом острове всего три вида тварей, которые будут крупнее мышей, — это мы, наш скот и драконы. Мы все слишком устали — ни чинить злодейства, ни собирать листья мы не в состоянии; весь наш скот теперь в распоряжении драконов, а если сами драконы вздумают напасть на нас — тут уж нам никакой дозор не поможет. Ступай-ка и не мешай мне спать, будь умницей.

Я помогла ей завернуться в одеяла, а сама вышла наружу и подошла к самому костру, чтобы погреться в ожидании времени, когда последние из оставшихся не улягутся спать или не отправятся вновь на сбор лансипа. Я чувствовала, что этой ночью не успокоюсь, пока не отправлюсь к Рубежу и не попытаю счастья. В нетерпении я расхаживала взад-вперед, и мысли мои, казалось, беспрестанно блуждали вокруг одного и того же, словно годовалый жеребчик, которого водят по кругу. С трепетным страхом я думала о Марике и о том, какие он вынашивает замыслы, но гораздо сильнее меня поглощали мысли о самих драконах. Все-таки я в конце концов очутилась здесь, и хотя первое мое путешествие близилось к завершению, я стояла на пороге новых приключений; однако сейчас я была в таком напряжении, что напоминала сама себе натянутый лук. Врал ли Марик по-прежнему или же он и вправду видел их? Этот вопрос очень меня беспокоил. Не тратила ли я попусту время, пытаясь угнаться за призрачными грезами во тьме? Пусть даже они и впрямь существуют, с какой стати кому-то из них захочется со мною говорить, вместо того чтобы прикончить меня на месте за мою дерзость? И что же, о милостивая Богиня, что же, во имя Семи Преисподних, я им скажу? Изящные, цветастые речи, что я сочиняла в своей тихой комнатушке в Хадронстеде, обратились в пыль, слетели с моего разума, словно жухлые листья, не оставив после себя даже тени…

В этой пыльной темноте я вдруг услышала голос, донесшийся с края прогалины.

— Ланен?

Я стояла близко к огню, и свет его мешал мне различить что-либо в окружавшей тьме. Но мне это было и не обязательно.

— Да, Марик, это я, — ответила я тихо. Я подняла глаза, когда он приблизился, и вынудила себя слегка улыбнуться: — Или мне все же называть тебя Борсом? Так или иначе, похоже, я теперь работаю на тебя, так что «мой господин» будет, наверное, предпочтительнее.

— То-то мне показалось, будто я видел тебя на корабле, но я не был в этом уверен до вчерашнего дня, — солгал он с веселым видом. — Когда капитан сказал мне, что никто из просившихся на борт не упоминал имени Борса, я был уверен, что ты передумала, — неожиданно он протянул ко мне руку, и его мягкая ладонь приподняла мой подбородок. Мне пришлось обуздать свой строптивый нрав: слишком опасно было сейчас выходить из себя. — Я почти убедил себя в том, что встреча с тобой мне пригрезилась. Как чудесно! Теперь я рад вдвойне. Уверен, что ты будешь работать на совесть, — он ухмыльнулся, — и я, может статься, верну себе часть той разорительной суммы, которую заплатил тебе за кобылу.

Улыбка его была доброй, и голос вторил ей. Но легкая сутулость и ястребиный нос в отблесках огня страшно напоминали мне ту безжалостную хищную птицу, с которой Джеми как-то раз его сравнил; а в глазах его не чувствовалось никакой доброты. Даже при свете костра они казались холодными и отличались странной особенностью — твердостью под стать кремню, что мне доводилось раньше встречать во взгляде лишь одного человека.

Но Джеми, по крайней мере, всегда был на моей стороне.

Я решила разыгрывать из себя простачку. Хуже от этого мне все равно не сделалось бы.

— Что не дает тебе спать этой ночью, госпожа Ланен? — спросил Марик с любезностью.

Рука его небрежно покоилась на рукояти меча, словно ее больше некуда было пристроить. Случайность, только и всего…

Я опустила взгляд и сглотнула, но не смогла прогнать страх. Я знала, что голос мой меня выдаст, поэтому продолжала молчать в надежде, что он, возможно, посчитает это простой растерянностью.


Он негромко рассмеялся.

— Я знаю, условия тут, конечно же, не те, что в трактире «Белая Лошадь», но ты, само собой, не станешь возражать и чуточку потерпишь, а взамен обеспечишь себе целое состояние? Или же ты все еще ищешь истинных драконов? — он улыбнулся, а меня обдало холодом. — Знаешь, я беседовал с одним. Они самые настоящие, во что ты и верила, в отличие от меня. И я был первым человеком, говорившим с одним из них по прошествии вот уже более века, — в голосе его была некоторая доля изумления, но за ним проступало какое-то мелкое самодовольство. Его прельщало, что ему удалось пообщаться с драконами раньше, чем мне, что он осуществил то, о чем я пока лишь мечтала.

Мне не оставалось ничего другого, кроме как ответить, и я боялась, что он поймет, если я ему солгу.

— Да, Марик, я по-прежнему стремлюсь найти их — даже богатство, которое может дать лансип, не прельщает меня настолько. И я завидую тому, что тебе уже удалось с ними поговорить. — Это, по крайней мере, было правдой. Мне многое было о нем известно, и я беззвучно молила Владычицу, чтобы она помогла мне сделать вид, будто я ничего не знаю. Но уж попробовать-то все равно стоило. — Однако же мне до сих пор не понятно, как все-таки тебя называть. Как ни крути, Марик подходит тебе больше, чем Боре, но есть ли разница?

Он был удивлен и, как мне показалось, поглядел на меня с легким подозрением.

— Ты хочешь сказать, что никогда раньше не слышала моего имени?

Я улыбнулась самой любезной улыбкой, на какую только была способна, надеясь, что, по крайней мере, при свете костра выгляжу убедительно.

— Прошу прощения, господин Марик Гундарский, но такое имя для Илсы не редкость. В моей деревне было целых два Марика, — соврала я гладко. Как же от него отвязаться, как защитить себя?.. И тут я вспомнила, чему меня когда-то научил Джеми. Ложь лучше всего преподносить с искренним выражением на лице, правдивым голосом, при этом глубоко упрятав ее под покров истины. — Джеми как-то раз рассказывал мне о каком-то Марике, которого знавала моя мать, но тот, должно быть, лет на двадцать старше тебя.

— Твоя мать? — переспросил он, проявив лишь чуточку любопытства, только и всего. — Знаешь, мне давно казалось, что ты кого-то мне напоминаешь. А как ее зовут?

— Ее звали Маран Вена, — ответила я, стараясь сохранять спокойствие в голосе, напуганная тем, что так близко подошла к правде.

— Ты меня поражаешь. Я и впрямь знал ее, наверняка ни у какой другой женщины не было такого необычного имени. Но ты сказала — звали? Она что, умерла? — он пытался взять себя в руки, но даже при свете костра я видела, как все тело его напряглось, а в голосе появилась едва уловимая дрожь от охвативших его чувств.

— Я не знаю. Возможно. Она бросила меня, когда я была еще младенцем, и я ее совсем не помню.

— Понятно. Похоже, это и впрямь та Маран, которую я знал, ты уж прости. Она и меня бросила после того, как стащила у меня из дому одну безделушку. Она никогда тебе о ней не говорила? Или, может быть, — и тут одним быстрым движением он оказался менее чем в пяди от меня, голос его сделался низким и напряженным, — может быть, она оставила ее тебе в качестве подарка в честь твоего рождения? Это был шар из дымчатого стекла, не очень большой — вполне уместился бы в двух руках. Обычная безделица, но я был бы не прочь вернуть ее. Скажи мне, Ланен, он у тебя?

Я поглядела на него чистыми глазами и правдиво ответила:

— Никогда не видела ничего подобного. Должно быть, она брала его с собой, тогда, возможно, он все еще у нее, если только она жива. Надеюсь, ты ее разыщешь; меня же она совершенно не заботит, и я ничем не могу тебе помочь. Говорят, будто я на нее похожа, но это единственное, что мне от нее досталось. Так что извини.

Он отступил назад и поклонился, взгляд его немного подобрел.

— Благодарю тебя. И все же я вот что думаю: разве твой отец не знает, где можно ее найти? Думаю, жизнь ребенка — это узы, которые нелегко сразу взять да разорвать.

«Помоги мне, Владычица!» — взмолилась я про себя.

— Хадрон, мой отец, умер в середине лета. Если он и знал, где она находится, то унес это с собой в могилу.

— Понятно. Тогда, наверное, делать нечего, — он испытующе посмотрел на меня, и я решила воспользоваться наступившей передышкой.

— Мой господин, день был долгим и нелегким, а я подозреваю, что мне не придется слишком много спать в течение следующей недели, так что, ты уж меня прости, я пойду.

На мгновение он заколебался, потом с изяществом поклонился, не переставая улыбаться своими подвижными глазами.

— Разумеется. Это ведь не то расставание, какое было у нас с тобой в Илсе. Позже у нас еще будет время поговорить о подобных вещах, а сейчас крепкого тебе сна — тебе ведь придется изрядно потрудиться на пользу нам обоим. Скоро мы опять сможем побеседовать.

И он удалился, зашагав сквозь темноту к хижинам.

Я смогла наконец вздохнуть спокойно, хотя и знала, что мое облегчение временное. Он был прав. Мне некуда было идти, а он, казалось, ни с того ни с сего был не прочь выждать. Я чувствовала себя мышью, попавшей в лапы коту: поначалу я, вероятно, доставлю ему некоторое удовольствие, но в конце мне все равно не избежать его когтей.

Я вернулась в палатку, стараясь не шуметь, чтобы не побеспокоить Реллу, чье мирное посапывание несколько обнадежило меня: на миг мне показалось, что я дома. Я стащила сапоги и улеглась на одеяла; в голове моей кружился поток мыслей. А ну как я окажусь его дочерью? Судя по тому, что мне рассказывал Джеми, Берис заключил сделку, чтобы обрести власть над ребенком. Но я и представить себе не могла, что будет, если демонам достанется мыслящий, взрослый человек, однако подозревала, что тогда гораздо предпочтительнее будет умереть. Я не могла помыслить о побеге — бежать мне было некуда, но тут темнота словно отступила перед светом внезапно зажженной свечи, и мне ясно представился выход. Я готова была рассмеяться вслух.

Драконы! Те, которых я искала всю свою жизнь, они были моим спасением. Если… «Нет, — угрюмо напомнила я себе, — не если, а когда… когда Марик и его дружки попытаются меня сцапать, уж я постараюсь скрыться от них подальше в лесу, а если мне это не удастся — что ж, тогда ничего другого не останется, кроме как пересечь Рубеж». Мне не слишком нравилась такая мысль, но смерти я боялась гораздо меньше, чем вероятности отправиться на корм демонам. Если, конечно, мое безумное стремление не увенчается успехом. Если мне действительно не удастся пообщаться с одним из них.

И с этой мыслью я забыла о всяческих злых кознях. Я намеревалась поспать с час или около того, однако оказалось, что спать я сейчас способна не больше, чем летать. Драконы находились так близко, что я почти чуяла их запах. Я не в силах была больше ждать. Бесшумно поднявшись с постели, я снова надела сапоги и, почему-то решив, что так будет лучше, оставила свой старый черный плащ и облачилась в недавно купленный превосходный зеленый.

Выбравшись наружу, я тут же воздала хвалу своему новому плащу, особенно толщине его пряжи, ибо ночью значительно похолодало. Я натянула на голову капюшон: так было теплее, да и волосы оставались прикрыты, а иначе блеск их в лунном свете мог меня выдать. Луна была высоко — до полнолуния оставалась лишь одна ночь, но тоненькая пелена облаков слегка притемняла ее свет, синим покровом разлившийся по прогалине. Пожухлая трава мягко приминалась под ногами со слабым шорохом — он сопровождал меня все время, пока я шла, прислушиваясь к легкому ветерку, что шелестел в ветвях последними осенними листьями.

Держась в тени, я старалась двигаться как можно быстрее. Мне запоздало пришло в голову, что, возможно, я тут не одна, — эта своевременная мысль позволила мне не вскрикнуть, когда я вдруг заметила впереди себя фигуру в плаще. Я находилась уже почти у самого Рубежа, когда увидела этого человека, осторожно крадущегося под прикрытием тени. Я собиралась было окликнуть его, но тут луна выглянула из просвета в облаках, осветив все вокруг, и незнакомец мгновенно обернулся.

Это оказался один из молодых людей, которые плыли вместе со мною на баркасе Джосса, — Перрин или Дарин, я не помнила точно, кто из них кто. Я видела их мельком, уже после того, как мы прибыли на остров. Наверняка безмозглый мальчишка не мог не уяснить того, от чего нас так предостерегали. Разве он не слышал, о чем говорил корабельщик? Или же он решил…

Убедившись в том, что поблизости никого нет, он вновь повернул к северу, забросил ногу наверх приземистой изгороди и, перемахнув ее, исчез в темных зарослях по ту сторону Рубежа. Почти в следующий же миг я услышала громкое шипение. Я могла явственно представить себе размер пасти, из которой оно исходило, в ночной тиши звуча совершенно ужасающе. Затем я услышала оглушительный шум, который едва могло вынести мое ухо; казалось, воздух просто вытесняется чем-то другим — очень быстрым и поистине огромным. Раздался один-единственный вскрик, тонкий и резкий, и все стихло.

Я стояла, окруженная мраком, и дрожала: я знала, что произошло, словно видела все собственными глазами. Возле Рубежа притаился страж — конечно, кому же еще там быть! — который и казнил человека (вора, сказала я себе) без малейших колебаний.

Это было ужасно: человеческая жизнь оборвалась в мгновение ока, однако именно об этом они и предупреждали людей.

Я дрожала не от страха. Я дрожала от того, что драконы находились так близко от меня.

Медленно я подошла к Рубежу.

— Эй! — выкрикнула я негромко в ночной воздух.

Тишина.

Я решила, что они, должно быть, считают меня спутницей этого несчастного безмозглого глупца, которого только что убили. Разумеется, никто не приближался к ним с иной целью, кроме как в надежде заполучить драконье золото, даже прежде, когда подобные путешествия предпринимались гораздо чаще. Как же убедить их выслушать меня? «Делать нечего, — решила я, — придется кричать». Я собралась было набрать в грудь побольше воздуху, но вдруг засомневалась: как же мне к ним обратиться? Какие слова следует употребить мне здесь, на границе двух миров?

Я стояла посреди ночи в неуверенности, понимая, что от того, как я к ним обращусь, будет зависеть, исполнится ли моя давняя мечта или же все на этом и завершится. В голове у меня проносились песенные сказания бардов, но кроме слова «дракон» на ум ничего не приходило, а я костьми чувствовала, что это слово лучше не употреблять.

И тут вдруг я поняла, как воспринимала их с тех самых пор, когда много лет назад услышала «Песнь о Крылатых» — песнь среди тишины.

Я сделала глубокий вдох и негромко позвала:

— Брат мой!

Во тьме среди деревьев я ощутила какое-то движение.

Теперь уж я задрожала всерьез: голос мой звучал неровно, а колени так и норовили подкоситься, но предаваться страху было уже слишком поздно.

— О, прошу тебя, брат мой, прошу: явись мне! Я ждала тебя так долго… — тут рот мой сам собой закрылся, не давая произнести больше ни, слова, стоило лишь мне вспомнить нескончаемые бессонные ночи, одиноко проведенные в своей постели на ферме Хадрона.

Помотав головой, я прогнала прочь эти мысли. Весь тот мрак был уже позади, и торжественное приветствие, которое я так тщательно сочиняла все эти годы, теперь чуть ли не нагло слетело с моих губ:

— Взываю к вам, братья мои из иного рода, через разделяющие нас века взываю к вам. Не знаю, отчего два наших племени существуют порознь, но призываю вас выйти ко мне из тьмы, чтобы вместе мы смогли сотворить новый свет. Я жажду встречи с вами, всю свою жизнь я искала вас, чтобы узнать пути и помыслы ваших сердец, чтобы поведать вам о своем народе и о своих мечтах. О братья мои из драконьего рода, я призываю вас во имя всего, что для меня свято: во имя Лунной владычицы, во имя благословенной Шиа, матери всех нас, зову я вас, братья, и жажду встречи с вами.

Я закончила свою красивую речь. Не зная больше, что сказать, я могла лишь шептать в отчаянной мольбе: «Прошу, прошу, придите ко мне!»

Луч света прорвался сквозь теснившие луну облака, отразившись на чем-то очень большом, двигавшемся за деревьями.

— О брат мой, — тихо вздохнула я.


Кантри

Я не мог дольше терпеть — или, быть может, правильнее будет сказать, — не желал. Я почувствовал ее зов, как если бы она была одной из нашего рода, и когда этот голос назвал меня братом, я знал, что должен ответить.

Я покинул свое укрытие, покинул переломленное тело вора. Она поразительно отличалась от этого мертвеца с мелкой душонкой, хотя и принадлежала к его же роду. Мы столь многого друг о друге не знали, и это должно было вселять в меня страх, но вера и пылкость в ее голосе сияли, словно путеводная звезда.

Медленно, чтобы не испугать ее, я пошевелился. Я представлял себе раньше, как появлюсь перед одним из них: они такие маленькие и голые, а я со своей серебряной шкурой кажусь странным даже своим соплеменникам. Я чувствовал, как самоцвет моей души ярко замерцал в лунном свете, и услышал ее вздох, но в нем не было ни страха, ни жажды наживы. Я не мог сказать наверняка, каковы были ее чувства, но они походили на некую смесь ферриншадика и благоговейного трепета; мне всегда говорили, что нам не понять всего, что чувствуют гедри, однако еще до нашей с ней встречи я проникся к ней необыкновенной близостью. Я и сам не заметил, как принял позу, означающую Проявление Покровительства над Детенышем, и душа моя воспарила, стоило лишь мне осознать, что один из Большого рода вполне мог бы заботиться об одном из гедришакримов.

Не говоря ни слова, мы глядели друг на друга во тьме, и тусклого света луны нам было недостаточно. Я наклонился пониже, чтобы хорошенько ее рассмотреть. Она не закричала, несмотря на страх, который я в ней чувствовал, хотя слегка отстранилась.

Она была храброй мечтательницей.

— Не нужно бояться, маленькая сестра, — сказал я тихо. Глаза ее расширились от удивления, дыхание участилось; казалось, она готовится взлететь.

— Я не боюсь, — ответила она. Затем добавила: — Ну, так, не очень.

Долгое время мы просто молча рассматривали один другого, словно боялись, что слова могут разрушить хрупкие чары и мы навсегда потеряем друг друга из виду. Затем она заговорила вновь — очень тихо, чуть ли не про себя:

— Я тебя представляла в своих мечтах совсем не таким. Песни совсем не… Ты вселяешь… ужас…

Она пыталась говорить, но не могла. Губы ее шевелились, словно произнося слова, но она все еще была объята трепетом. Она дышала так, словно это стоило ей немалых усилий, но весь ее вид говорил о Проявлении Радостного Изумления, и она не отрываясь смотрела мне прямо в глаза.

— Ты самое прекрасное существо из всех, что я видела, — сказала она наконец.

Я с признательностью поклонился и придвинулся еще ближе, чтобы рассмотреть ее в тусклом свете получше, да и ей чтобы было меня видно. Вновь мы замолчали, поглощая друг друга вблизи. Глаза ее блестели в свете луны, и я почуял запах соленой воды.

— У твоего народа принято капать морской водой из глаз? — спросил я, стараясь, чтоб голос мой звучал как можно мягче.

Она оскалила зубы, но я не чуял ни страха, ни угрозы.

— Нет, — сказала она. — Это… эта морская вода зовется слезами. Мы делаем так, когда очень грустны или очень счастливы.

Я был очарован.

— Так же и мы используем огонь: выражаем им и великую радость, и великое горе. Быть может, мы не такие уж разные, как считают, маленькая сестра?

— Мы можем говорить и понимать друг друга. Где же тут большое различие?

Позабавленный ее словами, я негромко прошипел, смеясь.

— Малютка, я выучил вашу речь много лет назад. Говори я на своем языке, различие было бы явным.

Я умолк. Когда я рассмеялся, она вздрогнула и отшатнулась, а теперь стояла в нерешительности, готовая пуститься бежать.

— Тебя что-то пугает? — спросил я.

— Зачем ты это сделал? — спросила она неуверенно.

— Что я такого сделал, малышка?

— Ты… ты раскрыл пасть и… зашипел на меня…

Я едва удержался, чтобы вновь не сделать то же самое.

— Я и не думал, что это так тебя испугает. Это лишь выражение дружелюбия или тихого удовольствия. Разве ты только что не скалилась на меня, когда я спросил тебя о морской воде?

Она на миг задумалась, потом вновь оскалила зубы, еще больше, а кожа в уголках ее глаз сморщилась.

— Это называется «улыбаться». Ты имеешь в виду то же самое, когда разеваешь пасть и шипишь?

— Думаю, что да, хотя мне незнакомы слова, которые ты сейчас назвала.

Она воззрилась на меня, всем своим видом явно выражая радость так, как делают это гедри; в мгновение ока страх ее сменился счастьем, и меня поразило то, что мы с ней только что изменили привычный нам мир. Впервые за многие века кантри и гедри научились чему-то друг у друга.

Вначале я ощутил великую радость.

Потом во мне шевельнулся страх.

Конечно же, вот из-за чего общение двух наших народов было запрещено. Гедришакримы всегда любопытны, а кантри, вопреки собственной воле, всегда стремятся к тому, чтобы учить. В былые времена мы, не задумываясь, обменивались знаниями, к нашему обоюдному удовольствию; но старая привычка и долгие годы недоверия напомнили мне, что, хотя обмен этот и не отличался ничем особенным, именно дружба между нашими народами в конце концов обрекла представителей нашего Малого рода на жизнь, подобную диким зверям. Впервые зов ферриншадика притупился, и я начал понимать смысл Великого запрета.

— Прости меня, маленькая сестра, но я должен спросить у тебя кое-что очень важное, — сказал я. — Когда ты воззвала ко мне, ты говорила о мечтах, о том, что всю жизнь жаждала встречи с моим родом. Ты назвала меня братом, — добавил я негромко. — Это обращение не используется среди моего народа ни часто, ни редко.

— Среди моего — тоже, — ответила она. Она не избавилась от благоговейного трепета, но даже эти несколько мгновений, что она провела в моем обществе, прибавили ей смелости. — Я назвала тебя так потому, что именно так я тебя воспринимаю, — продолжала она. — И сейчас даже сильнее, чем до этого, — голос ее дрожал, и вся она трепетала, но не от страха. — Когда еще я была маленькой девочкой, я всегда хотела побеседовать хотя бы с одним… с одним из твоего народа.

Речи ее приходились мне по нраву. Она не назвала нас «драконами» — в глубине души, должно быть, зная, что так нас называют люди, но сами мы зовем себя иначе. Мне уже тогда хотелось открыть ей, как мы себя называем, но я этого не сделал. Привычка и старое недоверие. Осознание того, что наша встреча — запретная, вдруг обернулось непреодолимым стремлением. Я и не знал, насколько сильно она на меня повлияет, насколько сильным окажется желание учить и как страстно захочется мне поведать ей все о нашем роде и о себе самом, — сказать по правде, я бы научил ее всему, о чем бы она пожелала узнать. Но, к своей скорби, мы знали, что гедри способны использовать знания в злых целях. Ныне наше единое когда-то племя было разделено на две половины, и Малый род томился теперь во тьме — из-за этого мы с гедри и утратили доверие друг к другу. Мне следовало выяснить, зачем она приплыла.

— Зачем? — спросил я у нее. — Зачем ты хотела узнать нас? Что привело тебя сюда, так далеко от родной земли и твоего рода? Поведай мне всю правду: зачем ты здесь?

Я спросил ее об этом громко и, не задумываясь, повторил то же на Языке Истины: «Зачем ты ищешь меня — нас — среди ночи? Что влечет тебя? Замышляешь ли ты недоброе, жаждешь ли наживы? Зачем ты здесь?»

И по сей день я не знаю, что меня подтолкнуло заговорить с ней на Языке Истины. Ведь все ученые в нашем роду твердили мне, что гедришакримы к нему глухи.

К величайшему моему восторгу, она показала мне, что они ошибались.

Мысли ее были расплывчаты и плохо выстроены: она выплескивала их все разом — они были полны переживаний и сверкали, словно звезды, проносящиеся по ночному небу яркими всполохами. Было очень похоже, будто разговариваешь с детенышем, — однако это был, вне всяких сомнений, Язык Истины.

«Я приплыла, потому что обожаю вас и хочу узнать вас, давай же будем беседовать, что бы узнать друг друга. Ты так прекрасен, так изумителен, не такой, как я ожидала, но наконец-то настоящий. Я мечтала о тебе так долго, так долго в темном одиночестве, счастье и чудо — слышать речь и разум другого существа. НАСТОЯЩИЙ ДРАКОН!» А сквозь этот поток слышался шепот побочных мыслей: «Неужели это правда, ну пожалуйста, пусть это окажется правдой, а если нет, пусть этот сон никогда не кончится, о, как стонет мое сердце, как ты прекрасен»

Мгновение она стояла молча.

— Что это я… Ты слышал это? — спросила она очень тихо.

— Да, — ответил я, весь поддавшись Проявлению Приятного Удивления. — Я и не знал, что тебе ведом Язык Истины, маленькая сестра!

— Я и сама не знала, — сказала она.

— Ты раньше никогда с подобным не сталкивалась?

Она отрицательно покачала головой.

— Никогда. Думаю, это… мы называем это бессловесной речью, но я слышала о ней только из сказаний бардов, — она подняла глаза и воззрилась на меня. — Никогда не думала, что она существует на самом деле!

— Это Язык Истины, — ответил я ей. Я вовсе не забыл о том, что мне следует сдерживать себя, но разве такое знание могло принести какой-то вред? — Это способ истинного общения разума с разумом, когда лжи нет места: ей просто негде укрыться. Эта бессловесная речь… ты уверена, что никогда раньше ею не пользовалась?

— Уверена. Я же говорю, что даже не верила до сих пор в то, что это правда, — ответила она. Затем вновь подняла на меня взор и улыбнулась. — По-моему, я и сейчас-то не очень верю.

Казалось, она была слегка ошарашена. Для детеныша это было вполне естественно, и мне вдруг захотелось перебраться через Рубеж и успокоить ее, словно она и впрямь была одной из рода.

С превеликим трудом я подавил в себе это желание. Самое большее, что я мог сделать, — объяснить ей все.

— У нас двое могут пользоваться этим способом общения, если и тот и другой согласны, — сказал я ей мягко. — Он разоблачает все помыслы собеседника, и молодежь часто испытывает при этом неудобство.

Неудобство. Пожалуй, это по меньшей мере. Того, как она себя повела, я вовсе не ожидал. Рот у нее опять растянулся, и я не без некоторой гордости осознал, что являюсь единственным из всего Рода, кто может распознавать улыбку гедришакримов.

— Предупреждать же нужно девушку, — сказала она.

Я склонился перед ней.

— Впредь обещаю.

Лишь после того, как я это произнес, я понял, что слова эти вылетели у меня из пасти, словно крылатое обещание. Парой слов я изменил и ее жизнь, и свою собственную. Мы снова с ней встретимся, и я опять буду пользоваться Языком Истины, беседуя с ней. До того, как я сказал это, я еще не осознавал, что намерен продолжить это опасное, запретное и удивительное общение. Я смотрел на нее, напуганный собственными словами, и с удивлением понимал, что есть некоторые состояния души, общие для всех существ. Она стояла передо мной, преисполненная радостного предчувствия. Казалось, что мы оба только что узнали предначертания судьбы.

— Мы еще встретимся? — спросила она. — Могу я прийти завтра ночью?

Я мешкал с ответом, пытаясь отыскать причину, по которой мог бы ей отказать, и не находил.

— Да, маленькая сестра, — сказал я наконец и почувствовал радость. — Приходи ко мне завтра в этот же час, так же одна. Мы вновь будем беседовать.

— Спасибо тебе, брат мой, — ответила она и согнулась передо мной пополам. Должно быть, это было нечто вроде поклона. «Нужно будет спросить ее об этом когда-нибудь», — подумал я, но тут она сказала другим голосом:

— А тот человек, который пришел до меня, — ты убил его?

— Да, — ответил я.

— Почему?

— Он нарушил договор, преступил наши и ваши законы. Я чуял, как от него исходит жажда наживы, а в сердце своем он вынашивал смерть для моего рода. От него несло запахом ракшасов, должно быть, он имел с ними дело. Он знал, какова будет расплата, — я пристально всмотрелся ей в лицо. — Тебя пугает то, что я его убил? Она помолчала, опустив глаза, затем ответила:

— Нет. Наверное, должно бы пугать, но не пугает, — она вновь посмотрела на меня, и мне страшно захотелось узнать, что означает блеск ее глаз. — Я верю тебе. Я буду чтить ваши законы.

— Это хорошо, маленькая сестра, — сказал я. — Тебе нечего… — я осекся. Искушение поддаться доверию одолевало меня. Я был слишком поражен, и мне нужно было время — время, чтобы обдумать этот странный порыв и решить, что он может означать. — Ступай же. Завтра мы опять встретимся с тобою в полночь.

— Нам обязательно нужно расставаться так скоро?

— Разве ваш род не нуждается во сне?

— Да, но…

— По нашим законам — подозреваю, что и по вашим, — два наших племени никогда не должны встречаться, — я посмотрел на нее и ласково добавил: — Думаю, что первое нарушение закона не должно слишком затягиваться. У нас будет достаточно времени, и нам обоим еще о многом нужно поразмыслить.

— Это правда, — согласилась она. — А ты не забудешь? Я покачал головой.

— Мы ничего не забываем, маленькая сестра.

Услышав это, она улыбнулась.

— Тогда доброй тебе ночи, большой брат, — сказала она.

Она снова согнулась пополам и развернулась, чтобы уйти, но тут вновь оглянулась. Какое-то мгновение она стояла неподвижно, словно пытаясь решиться.

— Что такое, малышка? — спросил я.

Без дальнейших колебаний она произнесла:

— Меня зовут Ланен, Маранова дочерь. Но истинное мое имя — Ланен Кайлар.

И она застыла в ожидании.

Поведать собеседнику свое имя считается у нас высшим выражением доверия. Лишь отец, мать и спутник жизни знают твое истинное имя, да еще, быть может, самый близкий, сердечный друг; знание твоего имени дает власть над тобой тому, кто называет его.

Это было бы глупо и совершенно бессмысленно — да что там, было бы просто безумием назвать ей свое имя и таким образом предоставить ей власть над самим собой и всем своим родом. Разве мог я нарушить запрет и поступить столь опрометчиво?

Но мог ли я отказать ей?

Ведь доверие рождает доверие, а эта безвластная дочь гедри открыла мне то, что могло бы стоить ей души. Я придвинулся к самому Рубежу, вытянув шею так, что наши лица почти соприкоснулись.

— Ланен Кайлар, я — Кхордэшкистриакхор, — произнес я шепотом и прикрыл глаза.

Это честь для меня, — прошептала она в ответ, и в словах ее я услышал благодарность и восхищение, эхом исходившие от самого сердца. Я задрожал, почувствовав, как ее дыхание овеяло теплом мои веки. — Встретимся вновь в полночь.

Когда я открыл глаза, ее уже не было.

Я вернулся в свое укрытие, продолжив наблюдение, и долго размышлял о своем безумном поступке и гадал, во что мне эта глупость обойдется, а через несколько часов с удивлением обнаружил, что вокруг начало светать. Несмотря на все свои сомнения, я никогда не чувствовал себя настолько хорошо.

Никогда раньше я не знал, что ферриншадик может доставлять столько радости.


Марик

Я вызвал Берисова посредника в первую же ночь, как мы высадились на Драконий остров, и не успел он появиться, как заговорил голосом Бериса:

— Значит, ты прошел через бури, раз вызвал меня, и стало быть, драконы тебя не убили. Как идет листосбор?

— Привет и тебе, магистр, — ответил я, нарочно говоря тихо, чтобы досадить ему. — У меня все хорошо, благодарю. Драконы помнят о некоем договоре, о котором мы уже позабыли, но теперь все улажено. Собиратели уже отработали стоимость путешествия, а мы тут всего-то еще полдня. И тебе, возможно, будет интересно узнать, что ребенок Маран Вены также здесь. Ей ничего не известно о Дальновидце, но по-прежнему весьма вероятно, что она моя дочь.

— Неужто? — произнес Берис насмешливо. — Меня не интересуют твои предположения. Мы не можем быть уверены, пока не проведем… испытание. А для этого нам понадобится ее кровь.

Это было новостью.


— Кровь, ты сказал? Как же мне заполучить ее кровь?

— У тебя же есть стража, разве не так? И люди, которым платят за то, чтобы они тебе служили. Захвати ее и сделай надрез — что может быть проще?

Я и сам подумал было о подобном, но, поскольку Берис первым предложил это, я решил возразить ему.

— А если она и впрямь мой ребенок? Разве твой повелитель не требует, чтобы она оставалась нетронутой?

— Тебе не нужно для этого отрубать ей руку, — ответил он, и я почувствовал презрение в его голосе, исходившем из демонской глотки. — Достаточно будет лишь наполнить чашу, только и всего. Несомненно, столь неглупый человек, ухитрившийся невредимым добраться до Драконьего острова, сумеет найти способ получить такую малость, — я мог бы поклясться, что при этих словах мелкий, скрюченный демон ощерился Берисовой ухмылкой. — Да будет успешным листосбор, Марик. С нетерпением ожидаю своей доли добычи.

Тварь исчезла, испустив серное облако. Широко распахнув ставни, я дал распоряжение Кадерану сопровождать меня завтра утром. Мне многое нужно было сделать, чтобы выяснить, будет ли мне наградой за поиски драконьего золота что-нибудь, помимо смерти.

Глава 9УРОКИ


Акхор

Я собрался с мыслями и готов был уже отправиться в свои чертоги, когда Хадрэйшикрар, мой лучший друг среди рода, обнаружил меня лежащим молча в ранних лучах рассвета.

— Доброе утро, господин Акхор, — сказал он весело. — Рад, что нашел тебя здесь. Я уже начал подумывать, не наложили ли гедри на тебя какое-нибудь заклятие ночью.

— Это не исключено, — ответил я. Подобная мысль не раз приходила мне в голову в эту долгую темную ночь.

— Акхор, я же сказал это в шутку, — произнес Шикрар.

— Это и неудивительно, друг мой, — ты шутишь больше, чем кто-либо другой из нашего рода, — мне не хотелось рассказывать ему о своих мыслях, я должен был выждать хотя бы еще некоторое время. — Все же я тешу себя надеждой, что еще кто-нибудь из моего народа заразится от тебя этой болезнью. Скажи, отчего ты нынче такой окрыленный?

— Чего же тут удивительного? Это ведь такая дивная пора для моего семейства! Нынешней ночью я вел мысленный разговор со своим сыном Кейдрой, и он поведал мне, что Миражзй отправилась к Родильной бухте. Значит, детеныш родится прежде, чем луна пойдет на убыль! Разве этого не достаточно, чтобы наполнить светом самое мрачное сердце?

— Воистину, — ответил я, улыбнувшись ему, и поднялся с земли— — И, конечно же, ребенок Кейдры, будь то сын или дочь, станет таким же благословением для всего рода, как и его отец.

Я подтрунивал над Шикраром, и он об этом знал, но гордость за сына была у него настолько сильна, что никакие слова не могли бы ее умалить. Он вложил в Кейдру всю любовь, которую питал к его матери, своей потерянной возлюбленной Ирайс. Кейдра, к чести своего отца, был скромен душой и, хотя нежно любил своего родителя, все же добродушно посмеивался над его чрезмерными похвалами. Они хорошо ладили: Кейдра был довольно смышленым и пользовался уважением, а Шикрар не переставал твердить о своем ненаглядном ребенке.

— Так и будет, друг мой, сколько бы ты ни насмехался, — ответил он. — Мой Кейдра дарует мне радость с самого своего рождения, и я верю, что его отпрыск будет для меня тем же. Миражэй просто чудо, она вся так и светится оттого, что скоро у них появится малышонок. Идай будет при ней родильной сестрой, — Шикрар язвительно посмотрел на меня, на что я так же язвительно не обратил никакого внимания. — А когда же наконец Миражэй сможет отплатить ей тем же, Акхор, друг мой? — произнес он многозначительно. — Хорошо известно, что Идай к тебе неравнодушна, все эти годы она отвергала всех прочих. Разве ты не можешь отыскать в себе ответа на ее внимание?

Я устало вздохнул.

— Хадрэйшикрар, неужели нам снова необходимо обсуждать это? Тебе, как старейшему, следует понимать. Мне что, взять Идай в супруги из жалости? Она бы поддержала это не больше, чем я. Я уже потерял счет тем, кто пытался навязать мне этот союз, а сколько раз ты меня увещевал, я вообще не могу припомнить. Будь добр, друг мой, не надо больше говорить об этом. Идай мудра и заслуживает всяческих похвал, но я не питаю любви к ней.

— Ладно уж, буду нем. Просто нас так мало, и мне больно видеть, что ты до сих пор не обзавелся подругой, а Идай все еще никого не родила.

— Таков наш с ней выбор! — ответил я, удрученный его непонятливостью. — Ты же знаешь, я ей слова не говорил и никогда не просил от нее такой преданности. Если она решила ни с кем другим не сходиться, как я могу повлиять на ее решение? Я не стал бы давать начало новой жизни без любви, Даже если б Идай этого желала. Но она тоже не хочет так. И почему она довольствуется столь неполноценным существованием, когда вокруг так много поклонников, оказывающих ей знаки внимания? Каждый из них счел бы за честь взять ее в супруги. Впрочем, нет ничего постыдного в том, если ты избираешь жизнь отшельника.

— Прости меня, друг, — сказал Шикрар, когда мы отошли немного от сторожевого поста. — Я не хотел, чтобы мои слова тебя рассердили. Но пламень бушует во мне, когда я думаю о рождении малыша, меня переполняет гордость за сына — неудивительно ведь, что я и тебе желаю подобной радости.

— Эх, Шикрар, старый ты надоедала, — сказал я. — Ты бы всех нас переженил еще до того, как мы покинули материнское крыло.

По правде говоря, его слова взволновали меня гораздо больше, но мне не хотелось, чтобы он понял это. Так мало детенышей, так мало кантри, сочетающихся браком. Я опасался за свой народ, но не знал, чем этому помочь. Подобное было не ново: наше племя никогда не отличалось многочисленностью. К тому же по вине Владыки демонов численность наша сократилась вдвое; с тех пор минуло много лет, но, несмотря на это, род наш так и не начал восстанавливаться. Однако не стоило говорить об этом Шикрару, когда у него на сердце было так легко.

— Лишенный удовольствия обучать молодежь, ты готов всех нас без конца наставлять тому, что нам должно делать, дабы осчастливить старика Хадрэйшикрара.

Он рассмеялся, я знал, что это его насмешит.

— Так-то лучше. А то ты был слишком уж мрачен нынешним утром, Акхор, — он усмехнулся, глядя на меня. — Что тому причиной, твой старый недуг? Он и впрямь силен в это время года, особенно когда гедри так близко. Хотя от ферриншадика еще никто не умирал. — Когда я не ответил, он умолк и пристально всмотрелся мне в лицо, после чего добавил: — Знаешь, я и впрямь начинаю подозревать: не наложил ли кто-нибудь на тебя чары?

— Если уж говорить о ферриншадике, то ты и сам от него не защищен, Шикрар. Скажи мне, если можно, на Языке Истины: разве ты сам в душе не жаждешь пообщаться с ними, разве в глубинах твоего сердца нет страстного желания узнать их, побеседовать с иным родом и взглянуть на мир другими глазами?

Он ничего не ответил. Я не угадывал в нем ничего, кроме дружеской терпимости, к которой в значительной степени примешивались озабоченность и легкое недовольство от частичного признания собственной неправоты. Я продолжал:

— Я не припомню, чтобы кто-то накладывал на меня чары. Такого я наверняка бы не забыл.

И тут же голос Шикрара зазвенел у меня в голове — в нем слышались забота и беспокойство, на которые способен лишь самый близкий товарищ:

«Кхордэшкистриакхор, вопрошаю тебя как твой поименованный друг: что с тобой приключилось? Я говорил в шутку, но нынче утром ты и вправду не в себе. Мысли твои ограждены от меня, чего раньше не бывало. Неужели тебя вновь посетил вех-сон, так скоро? Или же гедри и в самом деле опутали тебя колдовскими чарами?»

— Хадрэйшикрар, должен предупредить тебя: многое случилось этой ночью, — ответил я осторожно вслух. Затем, прибегнув к Языку Истины, добавил:

«Я с радостью открою тебе свои мысли, но, ради нашей дружбы, ничего не предпринимай, даже не двигайся, если только не почувствуешь явные признаки ракшасов».

«Клянусь тебе в этом, старый мой друг».

Я приоткрыл завесу своего сознания и позволил Шикрару узреть события минувшей ночи. Спустя мгновение он уже знал большинство из того, что произошло, и в этот миг я крепко обхватил его крыльями и передними лапами. Я слишком хорошо его знал все эти годы и сумел предугадать, как он поведет себя поначалу.

— Ты поклялся! — прокричал я, пока он пытался отбросить меня, чтобы подняться в небо, разыскать эту гедри и уничтожить ее. — Помни о данном слове!

В ярости он изо всех сил набросился на меня, но я крепко держал его, и он лишь скреб когтями по броне на моей груди. Если бы ему удалось одолеть меня, кровь моя окропила бы траву. Мои крылья сначала мешали ему, но когда он попытался до них добраться, мне пришлось их убрать: слишком уж они были мне дороги, чтобы рисковать ими в схватке.

— Ты глупец! — прокричал он, вырываясь. — Ты что же, собрался предать всех нас проклятию? Хочешь, чтобы мы превратились в скот, как те, что в Трелистой чаще? Хочешь, чтобы мы стали драконами из-за того, что ты поверил какому-то ничтожному гедришакриму?

— Довольно! — воскликнул я, чувствуя, как хватка моя ослабевает.

Шикрар был старше и больше меня. Вместо того чтобы тратить попусту силы, я, сосредоточившись на Языке Истины, с криком обратился к его разуму, и уж это он не сумел пропустить мимо ушей.

«Хадрэйшикрар, послушай меня! Разве ты обнаружил следы ракшасов? — я встряхнул его, несмотря на то, что он все еще силился вырваться из моих объятий, с каждым мигом ослабевавших все больше. — Скажи мне, разнеси четыре Ветра твою душу, почуял ли ты во мне следы ракшасов? Хоть какие-нибудь?»

Тут он внезапно перестал сопротивляться и покорно преклонил голову.

«Нет,Акхор. Твоя душа так же чиста, какой была в день твоего рождения, глупей, ты из глупцов», — ответил он. Затем заговорил вслух, словно Язык Истины был для него слишком мучительным.

— Что за безумие обуяло тебя? Если колдовство ракшасов тут ни при чем, то тогда ты, должно быть, и вправду утратил рассудок.

Я выпустил его из объятий и отступил, воззвав к Ветрам в мольбе наделить мой язык силой убеждения. Если я не смогу объяснить это Хадрэйшикрару, то не смогу объяснить и остальным своим сородичам.

— Шикрар, помнишь ли ты мое пробуждение от вех-сна последние три раза?

Он выжидающе уставился на меня.

— Можешь хранить молчание, если желаешь, но ведь ты первым спросил меня тогда о моих грезах. И сам напомнил мне, что я вижу их уже в третий раз, и сказал, что следует чтить вех-грезы, раз они настолько редки. Помнишь, что я тогда тебе, ответил?

— Так значит, все дело в этом? Вот где кроется источник твоего безумия — тебе приснилось тогда, будто к тебе взывает детище гедри? Ну и ну, Акхор! Спору нет, нас всех посещают подобные видения, но над тобой ферриншадик всегда имел какую-то особенную власть, он не дает тебе покоя, преследует тебя, словно тень, — он посмотрел мне прямо в глаза и спросил: — Ты хочешь сказать, Акхор, что она назвала тебя по имени?

— Нет, — ответил я тихо. Это казалось наиболее значимой особенностью моего второго сновидения — то, что гедри знала мое истинное, полное имя, хотя я не открывал его ей. — Она не назвала меня по имени, друг мой. Но, Шикрар, она также не назвала меня и «драконом».

— Что же тогда она сказала? «Привет тебе, глупец из глупцов?»

— Она назвала меня братом, Шикрар. Братом, как и в первом сне. И поведала мне, что всю свою короткую жизнь мечтала встретить нас.

— А она не сказала тебе часом, что слышала сказания о драконовом золоте, и не попросила ли вежливо отсыпать ей немного?

Я почувствовал, как от гнева во мне разгорается пламень, но усилием воли заставил его стихнуть — даже сам себе удивился.

— Неужели у тебя настолько мало уважения к нашим собратьям по разуму, что ты позволяешь себе относиться к ним, как к низшим из существ?

— А разве ты настолько утратил разум, что позабыл, что приключилось с Малым родом? — прорычал он. Мой гнев эхом передался и ему, при этом усилившись; упрек мой лишь больше распалил его пламя. — Ты хочешь, чтобы мы тоже жили, подобно бездушным тварям? Может, нам лучше обитать в Трелистой чаще, как наши малые родичи, которых забивают, словно скот, не имеющий ни души, ни разума? Я — хранитель душ, всю свою долгую жизнь я пытался воззвать к потерянным, к Малому роду, но безуспешно. А ведь они были в самом расцвете, Акхор! — воскликнул он так, словно вред, причиненный Владыкой демонов, только что обрушился на нас сокрушительным ударом. — Самые молодые, самые лучшие из нас оказались сломлены этим извращенным отпрыском гедри — и теперь разума у них не больше, чем у безмозглого скота.

Он не в силах был сдерживать себя. Он начал припадать к земле, и я увидел, что вместе со словами у него из пасти вырываются маленькие язычки пламени, заметные даже в ярком утреннем свете. Я чувствовал: еще немного — и он бросит мне вызов, а я вовсе не был настроен на то, чтобы драться.

— Шикрар, заклинаю тебя нашей дружбой, усмири свой гнев. Давай будем руководствоваться взаимными наставлениями и прибегнем к Упражнению Спокойствия. Заклинаю тебя как своего поименованного друга: обратись к упражнению, — произнес я негромко, стараясь придать своему голосу как можно больше спокойствия и убедительности. Но, как я тут же увидел, мои слова нисколько на него не повлияли.

Я надеялся избежать необходимости прибегать к своей власти, но понял, что иного выбора нет. И тогда я обратился к нему:

«Если и это тебя не вразумляет, Хадрэйтикантишикрар, я заставлю тебя чтить мою волю, воззвав к клятве верности, что ты принес Царю».

Употребив его полное, истинное имя, я повергнул друга в смятение, — чего и следовало ожидать, — и это возымело желанное действие. Он недоуменно уставился на меня. Бросив на него ответный взгляд, я гордо выпрямился, явив ему Проявление Державного Величия, полностью расправив крылья и чувствуя, как самоцвет моей души сияет в лучах утреннего солнца, — так я и стоял перед ним, преисполненный могущества. Он благопристойно поклонился, взял себя в руки и обратил свой разум к Упражнению. Я сделал то же самое. Пока мы размеренно, шаг за шагом посвящали себя этому, я заговорил:

— Я не хочу, чтобы ты столь опрометчиво судил об этом детище гедри, Шикрар, друг мой. Мне ведом тот страх, о котором ты говоришь, и сейчас больше, чем когда-либо, уверяю тебя. Даже если бы я сам не пробудил в себе сомнений, то ты сделал бы это за меня, поразив меня своим поведением.

Шикрар завершил упражнение. Когда он открыл глаза, тяжкий гнев его отступил, а то, что осталось, более напоминало сожаление.

— Какова будет твоя державная воля, государь?

Хотя я сам добивался этого, такое обращение меня задело. Шик-Рар долгие годы был мне сердечным другом. Я надеялся, что мое внезапное напоминание лишь заставит его усмирить свой гнев, и ничего больше. Впрочем, решил я, со временем он смягчится.

— Я хочу, чтоб ты сопровождал меня сегодня вечером, когда я вновь встречусь с детищем гедри, — ответил я. — И я попросил бы тебя не причинять ей вреда, если только она не нарушит какой-либо из наших законов.

— А разве ты сам не нарушил их, государь, когда воззвал к этой… к этому гедришакриму?

— Ты несправедлив ко мне, Шикрар, — ответил я сурово. Я не позволил ему уязвить меня своей благопристойностью, равно как и себе — уступить дружбе. Слишком много было связано с предстоящей встречей. — Ты прекрасно знаешь, что это она воззвала ко мне, а не я, и что, по закону, нарушением с их стороны считается лишь пересечение Рубежа. А если я и преступил в чем-то наши законы, позволь мне пока что самому нести это бремя. Может статься, мы, ты и я, обнаружим вдруг, что не прав как раз закон.

Шикрар не ответил.

— Я встречу тебя у сторожевого поста на Рубеже незадолго до полуночи, — объявил я ему и на прощание сказал то, что принято всегда говорить стражам. Слова с трудом слетали с моего языка.

— Стереги исправно, дабы не проник в наши земли демон.

Мне не требовалось большой сообразительности, чтобы понять: теперь он считает это вполне возможным и готов возложить на меня всю вину за то, что я сам помогаю этому демону явиться. В конце концов, нельзя было исключать возможности, что эта малютка — нет, ее следует называть по имени, — что Ланен Кайлар была лишь пешкой в чьей-то большой игре: сама по себе не оскверненная, она вполне могла позволить проникнуть сюда скверне.

Такое было возможно.

Но, едва покинув Шикрара, я ощутил, как гнев и разочарование заглушаются подступающей радостью от предстоящей встречи с ней; я не верил, что подле нее может гнездиться зло.

К сожалению, горькая истина заключается том, что камни на поле обычно обнаруживаются лишь тогда, когда о них ударяется плуг.


Ланен

Не знаю, как я вообще умудрилась заснуть в ту ночь. Закрывая глаза, я каждый раз видела прямо перед собою этот серебристый лик, этот взгляд всего лишь в нескольких дюймах от меня, слышала этот голос, музыкой звучавший у меня в ушах, вдыхала этот дикий, странный запах — и открывала глаза, чтобы в изумлении дать волю слезам.

После всех этих долгих лет я поняла, что мне повезло так, как везет мало кому, ибо когда я воспользовалась возможностью отправиться за своей мечтой, то в тени деревьев под луной не просто нашла то, что искала, — мне было даровано обнаружить много больше, чем я надеялась. Найденное превзошло все мои ожидания, мои желания и все мое воображение — неуклюжие слова мои совершенно бессильны передать это.

Весь следующий день я пребывала в каком-то оцепенении, пока вместе с остальными собирала лансиповые листья — почти не разговаривала и совсем ничего не ела, но под этой внешней отрешенностью скрывалось необычайное оживление. В каждой птичьей песне я различала малейший перелив, слышала шепоток ветра высоко в листве, что оставалась еще на деревьях; вдыхала запах горящей древесины, исходивший от костров, пьянящее благоухание лансипа вокруг и среди всего этого — едва уловимый аромат осеннего увядания, благотворный и терпкий. Мне слышалось похрустывание тончайших веточек под ногами, я различала тихий ропот бурой осенней травы, приминаемой и утаптываемой мною. Прерывистый дождик, зарядивший вскоре после полудня, покрывал мне щеки холодными блестящими каплями. Раскрыв рот, я глотала дождинки, словно малое дитя, и мне казалось, что я никогда не пробовала ничего более сладкого. Рукам моим было приятно ощущать прикосновение мягких листьев, когда я собирала их в пучки, набивая мешки из грубой холстины, затем накрепко завязывая жесткой пеньковой веревкой, от которой у меня горели ладони. Я и впрямь напоминала себе ребенка, впервые открывшего мир и воспринимающего все в необычном свете, со странной, пугающей четкостью; и с каждым мгновением, с каждым ощущением мысленно возвращалась к чудо-дракону.

Кордэшкистриакор.

Я боялась, что не запомню это имя, такое длинное и замысловатое — но, пока я прошлой ночью возвращалась в лагерь, вновь и вновь переживая в уме нашу встречу, оно беспрестанно звенело у меня в ушах дивным колокольчиком.

Все же я открыла, что человеческий разум недолго способен пребывать в подобном восторженном состоянии. Во второй половине дня я уже валилась с ног от усталости, и мне пришлось вернуться в палатку и вздремнуть, пока остальные продолжали работать. К счастью, я оказалась не единственной. Похоже, что среди листосборцев выработалось общее правило: собирать листья до тех пор, пока тебядержат ноги, затем притащиться в лагерь лишь для того, чтобы поесть и поспать (и чем меньше, тем лучше), после чего — вновь за работу. Прошлой ночью мои сотоварищи только и делали, что приходили и уходили, пока я лежала в палатке и пыталась уснуть, да и утром было то же самое — ни складу ни ладу. И моих уходов и возвращений никто не замечал, поскольку все поступали так же.

Отдыхала я недолго. Проснувшись от гула голосов, я поняла, что проспала всего час или около того. Было, наверное, часов пять пополудни. Оказалось, что Марик велел всем собраться возле костров, на которых готовился ужин. Его красивый голос звучал зловеще. Остальные вокруг шептались, гадая, что будет.

Марик стоял подле костра, позади него столпились его люди, а у ног лежала страшная кровавая груда.

— В полдень меня вызвал страж, — произнес он громко. Мог бы и не повышать голоса: все и так слушали очень внимательно. — Этот несчастный дурак решил, будто я солгал вам, и ночью он вздумал пересечь Рубеж. Они вернули его труп сегодня утром, — он оглядел тесные ряды лиц. — Боюсь, сейчас мне понадобится ваша помощь. Я попросил бы вас подойти и оглядеть труп. Я не знаю, как звали этого безмозглого молокососа, и лицо его мне незнакомо, но, быть может, кто-то из вас сумеет мне в этом помочь.

Я прекрасно знала мертвеца, но брат его опередил меня. Прошлой ночью я не разглядела во тьме мертвое тело, лежавшее слишком далеко; теперь же мне, как и всем прочим, было хорошо видно то, что осталось от юноши. В теле его зияла огромная рана, голова была отвратительно свернута набок, а на мертвом лице застыла гримаса ужаса. Меня едва не выворотило наизнанку, и я обхватила руками живот… счастье, что я многие часы ничего не ела. Мне и раньше доводилось видеть смерть, но то, что предстало у меня перед глазами сейчас, было просто ужасно. Я не переставала твердить себе, что он был вором, был вором, но от этого мне не становилось легче. У молодого человека впереди была вся жизнь, он мог бы еще искупить любое содеянное им зло.

Гул голосов возрос: присутствующие были охвачены возмущением и гневом. Марик ждал этого.

— Если вы помышляете о мести, то сразу можете отказаться от этой затеи, — произнес он громко, заглушая ропот толпы. — Как вы собираетесь отомстить тварям, которые вот так запросто убивают? Я видел их. Можете колоть их клинками из отменного южного булата хоть сто лет, они даже не почувствуют боли, говорю я вам. Нас охраняет договор, нас охраняет Рубеж; но стоит вам пересечь границу, и вы станете такими же мертвецами, как… как…

— Как Перрин, — произнес сокрушенно Дарин, брат погибшего; лицо его было белым от потрясения. — Его звали Перрин.

«Перрин, — повторила я про себя. — Перрин. Теперь-то уж я не забуду».

Никто не должен умирать подобным образом. Даже если он был вором.

Я должна буду как-то сказать об этом своему большому брату.


Марик

После того как тело было опознано, мы с Кадераном отправились назад в хижину.

— По крайней мере, это будет полезным уроком, — сказал я, пока мы шли туда. — Этот случай предотвратит повторные вылазки в земли драконов. Я не могу позволить себе потерять еще кого-нибудь из листосборцев.

— Разумеется, мой господин. А нет ли у тебя сомнений в том, что листосбор нельзя продлить? Нам так не хватает рабочих рук.

— Если желаешь пойти спросить об этом у тварей, чтобы они прикончили тебя за свое усердие, валяй, а я не хочу, — ответил я с раздражением.

Он лишь посмотрел на меня.

— Прости меня, Кадеран, — сказал я, — сегодня боль моя особенно сильна. Нет, страж сказал мне: шесть ночей, а на рассвете седьмого дня мы должны будем уплыть. Так я и намереваюсь поступить. Ладно, — продолжал я, когда мы зашли в хижину, — с магическими предметами, которые вы мне приготовили с магистром Берисом, все понятно: бесшумные сапоги, плащ-невидимка, который будет скрывать меня в темноте, амулет, уничтожающий запах, и все это без каких-либо следов участия демонов, хотя именно они и создали эти вещи. А что это за кольцо, которое он прислал?

— Кольцо семи кругов. Это великое творение, господин Марик, — Кадеран самозабвенно улыбнулся. — Никто из живущих, кроме Бериса, не имеет силы создавать подобное. Одно лишь это кольцо будет стоить десятой доли всего собранного тобою лансипа, — он понизил голос, словно боялся, что его могут подслушать: — Это оружие, которое будет действенным против истинных драконов. Каждый следующий из кругов еще более разрушителен, чем предыдущий. С помощью этого кольца ты сможешь с легкостью противостоять одной из этих тварей — и даже двум, при разумном использовании, — но для того, чтобы заклятие работало, ты должен носить кольцо на руке. Для каждого из кругов существует особое магическое слово, высвобождающее их силу. Если, к примеру, тебе нужно использовать огонь первого круга, ты должен направить кольцо на дракона, произнести нужное слово и повернуть внешний круг вот так… Я внимательно рассмотрел кольцо. На первый взгляд оно казалось всего лишь причудливой драгоценной штуковиной, но стоило мне его надеть, как я ощутил могучие толчки пробегавших по нему огней. Я тут же его снял.

— Это, конечно же, самое последнее средство. Но я все же намереваюсь избежать жестокой схватки, и если мне это удастся, что мне тогда делать с кольцом? Если вдруг оно мне не понадобится, чего ради я платил за него такую цену?

— Магистр Берис сказал мне, что он тоже надеется, что оно тебе не понадобится, тогда он сможет втридорога продать его какому-нибудь искателю приключений, многие его с руками оторвут.

— Ну ладно, — ответил я, решив все-таки обдумать возможность учинить бой с драконами. — Нужно сделать еще кое-что, и Берис уверил меня, что ты с этим справишься. Он говорил, что ты можешь сотворить заклинание, которое защитило бы меня от драконьего пламени.

— Да, он сказал мне об этом. Я уже собираю необходимые составные части, однако кое-чего мне еще недостает, и ты должен снабдить меня этим.

— Почему-то меня это ничуть не удивляет. Что же тебе нужно? Лансипу? Или еще крови?

— Что-нибудь, к чему прикасался дракон.

Сперва я опешил, но потом лицо мое расплылось в широкой улыбке, как только я понял, что может для этого сгодиться.

— Нет ничего проще. Это должно быть большим?

— Достаточно будет пригоршни. Но, господин, осмелюсь ли я спросить…

— Я знал, что эта смерть мне еще пригодится, — ответил я. Так росто! — Дракон наверняка прикасался к юному Перрину. Он еще не погребен, и если я попрошу его брата позволить мне взять на себя похороны, наверняка тот не откажет мне и в кусочке плоти из раны трупа? Особенно, если он об этом не узнает.

Кадеран поклонился.

— Воистину, ты очень щедр, господин. Могу ли я позволить себе спросить: каковы твои намерения относительно ребенка Маран Вены?

— Ты знаешь о них, — ответил я резко.

— Прошу прощения, я имею в виду твои ближайшие намерения.

— Я пока подожду, — когда он попытался возразить, я раздраженно оборвал его: — Ты сам сказал, что нам не хватает рабочих рук. Она добывает лансипа не меньше остальных, и было бы глупо устранять ее от этих обязанностей раньше времени. Завтра ночью будет еще не поздно, а мне это даст дополнительный день — она ведь будет работать, а не сидеть сложа руки. Завтра ты научишь меня, как вызвать этих самых рикти, которые расскажут нам, что у нее за кровь.

Кадеран вновь поклонился.

— Сказать по правде, господин, я буду очень рад этому. Но знай, что для подобных сведений нам придется вызвать не рикти, а настоящих ракшасов. Это будет стоить недешево.

— Дешево никогда не бывает, — огрызнулся я. — Ступай же, а завтра доложи, как закончишь все приготовления.

С поклоном он удалился.

Я велел одному из своих охранников помочь брату погибшего позаботиться о трупе, затем сел поразмышлять над чашкой лансипового отвара. Лансип слегка притупил боль, никогда меня не покидавшую, — это было ценой, уплаченной мною за Дальновидец, который я так ни разу и не использовал. «О, повелители Семи Преисподних, — молил я, — пусть она окажется моей дочерью, чтоб это мучение наконец закончилось!» Завтра ночью я заставлю ее дать мне крови. Тогда мы все узнаем.


Ланен

Я ожидала, что Марик снова будет приставать ко мне вечером. Но он не появлялся, и от этого, казалось, было еще хуже. Работая, я думала лишь о том, что он наверняка выжидает, пока я насобираю достаточно листьев, ему ведь это было выгодно. Мне это казалось таким мелким; однако ему, похоже, мелочность была не чужда.

Я отправилась на сбор листьев вместе с остальными, сразу после того, как бедняга Дарин унес тело своего брата прочь, когда солнце уже начало скрываться за лесом. Заметив неподалеку Реллу, я окликнула ее, и несколько часов мы работали бок о бок при свете лампад: отбирали лансиповые листья от всех прочих и следили, чтобы не попадалось ни веточек, ни грязи. Когда же наконец мы отправились обратно в лагерь, то еле переставляли ноги — очень уж устали. Придя, мы подкрепились остатками похлебки, которая не остыла лишь потому, что стояла возле огня. Мешки с листьями, которые мы приносили каждый раз из леса, время от времени собирались и доставлялись на корабль, и, по моим грубым подсчетам, их там набралось уже несколько сотен.

Я с удовольствием поужинала в палатке вместе с Реллой. Она, как обычно, пожаловалась, что у нее ноет спина, с чем я тут же дружески согласилась, после чего она подняла на меня глаза и спросила:

— А как идут твои поиски, девонька? Не решила еще отказаться от своей затеи — после того, как они приволокли сегодня этого растерзанного молодчика? — я совершенно не помнила, что рассказывала ей об истинной цели своего путешествия. — Готова биться об заклад, они с ним недолго разговаривали.

Я замялась. «Облеки все это в истину, Ланен», — напомнила я себе.

— Да, не очень-то похоже, что между ними был разговор. Но я пока не сдалась. Марик сказал, что Перрин пересек Рубеж. А я не стану этого делать.

— И не надо, девонька. Если тебя тоже принесут в таком виде, даже я не стану смотреть на тебя.

— А ты, Релла? — спросила я, стараясь, чтобы мой вопрос казался непринужденным. — Тебя-то что заставило участвовать в этом глупом предприятии? Ты никогда мне не рассказывала.

— И вовсе это не глупое предприятие, ежели благодаря ему я смогу страшно разбогатеть, разве нет? — ответила она с усмешкой. — Надо думать, я тут за тем же, что и все остальные, окромя разве что тебя. Однако ж я заметила, что ты и сама не прочь пособирать лансипу, чего бы ты там ни говорила.

Я рассмеялась, хотя слова ее меня несколько обеспокоили. Я ведь изо всех сил старалась делать то же, что и прочие, чтобы не слишком выделяться.

— Да с чего бы мне отказываться от богатства, когда оно — вот оно, знай бери? — сказала я с вызовом.

— Вот ты сама и ответила на свой вопрос. А теперь или помолчи, или выйди, милочка. В отличие от тебя, я сегодня днем совсем не спала и вся измучилась.

Я прилегла на свою скатанную постель, решив чуток передохнуть, пока Релла не заснет. Это была вторая из шести коротких ночей, и листосборцы по-прежнему то беспрестанно возвращались, то снова уходили, чему я была донельзя благодарна. Приближалась полночь, и в лагере было тихо, когда я встала, как и в прошлый раз, и, нацепив сапоги и плащ, выбралась из палатки.

Луна стояла высоко в небе, полная и яркая, и ночь была удивительно ясной. Я не забыла о Перрине — как и о Марике, — но, несмотря на все опасения, на сердце у меня было легко, словно у маленькой девчонки, мечтающей лишь о диких цветах да ясном летнем дне, или у деревенской девушки, только-только встретившей "свою первую любовь и опьяненной счастьем. Наконец-то я жила в своем сне, и даже призрачная тень смерти не могла приглушить моей радости. Я готова была оторваться от земли и взлететь; мне с трудом приходилось сдерживать себя, чтобы не рассмеяться во весь голос.

Приблизившись к Рубежу, я слегка остепенилась. Пристально вглядывалась я в облитые лунным светом деревья, но его нигде не было видно. Я открыла рот, чтобы назвать его по имени, которое так будоражило мне сердце, и уже произнесла было первый слог, как вдруг какой-то внутренний толчок внезапно заставил меня онеметь.

Вся моя беспечность тут же улетучилась. Не следовало делать глупостей, если я собираюсь заговорить с ним.

Я ведь чуть было не произнесла вслух его истинное имя, тем самым предав бы его доверие, которое он не раздумывая оказал мне. Хвала Владычице, что я вовремя опомнилась.

Может, мне следовало назвать его «большим братом»? Или использовать лишь часть его имени? Или же…

Ага!

Сделав глубокий вздох, я вся сосредоточилась и представила своим внутренним взором его серебристый лик — настолько близко, что можно было переговариваться шепотом, и мысленно прошептала:

«Брат мой!»

И явственно почувствовала его удовольствие, когда он ответил мне:

«Рад встрече, маленькая сестра».

Теперь я знала, где искать его глазами, и смогла различить среди ветвей очертания огромного тела. Прошлой ночью я его вообще не увидела бы: тогда было страшно темно, лишь неверный свет луны пробивался иной раз из-за облаков. Сейчас, однако, ночь была изумительно ясной и едва ли не такой же светлой, как день. Ветер почти стих — я лишь слегка чувствовала дуновение, и полная луна глядела на нас с небес. Он пошевелился, приветствуя меня, и я впервые как следует разглядела его во всем великолепии.

Голова его, напоминавшая своими резкими и жесткими очертаниями стальной фигурный шлем, внушала ужас. Я узрела шипастый гребень, который начинался у него на макушке и шел по всей длине спины (насколько мне было видно) до самого кончика хвоста. Его широкие кожистые крылья были сложены на спине; клыки даже с такого расстояния казались огромными, острыми и грозными, сразу бросаясь в глаза, несмотря на закрытую пасть.

Это то, что меня в нем ужаснуло.

От всего же остального его вида у меня просто захватило дух.

Он был подобен лунному свету на подернутой рябью водной поверхности, словно отражающаяся в море луна. Шкура, казалось, светится сама по себе, мерцая в голубом свете. Когда он приближался ко мне, его изгибающееся тело двигалось с неторопливым изяществом, за которым скрывалась способность к молниеносной быстроте. Похоже было, что возле нижней челюсти и вокруг головы чешуя заканчивалась, отчего лицо его казалось сплошной твердой маской. Он выглядел так, словно был выкован из чистейшего серебра, а темное пятно у него на лбу, которое я заметила прошлой ночью, оказалось ярко-зеленым самоцветом, подобным огромному живому изумруду посреди серебряного озера. Пара громадных изогнутых рогов вздымались на голове, заворачиваясь назад, и были под стать всему его облику.

Я не могла вымолвить ни слова.

— Маленькая сестра, — произнес он ласково, — тебя что-то смущает?

Я обнаружила, что дышу тяжело и прерывисто, едва ли не подавленная столь величественным зрелищем. Мне хотелось убежать прочь, и в то же время хотелось пасть на колени и с благоговением поклоняться этому необыкновенному существу, но я знала, что ни то ни другое не было бы правильным поступком. Я закрыла глаза.

Низкий, свистящий голос, в котором присутствовала такая редкая мелодичность, о какой Марик не мог даже и мечтать, прошептал:

— Малютка, что с тобой?

С закрытыми глазами я, по крайней мере, смогла говорить.

— Со мной все в порядке, брат мой, я… прости меня, просто прежде я не могла тебя по-настоящему рассмотреть. Прошлой ночью было так темно… — я вновь открыла глаза. Он казался теперь таким огромным! — Как ты прекрасен!..

Он преклонил голову на длинной шее, и я услышала, как в разуме моем зазвучал Язык Истины, певучим звоном отдаваясь в сердце, — никакой шепот не мог бы проникнуть так глубоко.

«Это честь для меня, Ланен Кайлар».

Я почувствовала, что сердце мое наполняется чем-то необыкновенным, подобно пустовавшей ранее чаше, из которой теперь уже льется через край; мне почудилось, будто неведомый прилив, подобный животворному омовению, окатил меня с головы до ног, не оставив места мраку и отчаянию.

Я услышала свое истинное имя из уст того, кого страстно обожала, хотя внешне мы были так непохожи друг на друга, и согласилась бы даже умереть на месте, лишь бы подольше испытать это блаженство. Пусть я не увидела бы других восхитительных вещей, которыми полна жизнь, — я знала, что большей радости мне все равно уже не встретить.


Акхор

— Готов повторить еще раз: я рад нашей встрече, Ланен. Ведь так следует тебя называть?

Она улыбнулась мне, и глаза ее ярко блестели в лунном свете.

— Да, Ланен — так меня и называют. А как же мне следует величать тебя?

— Меня знают под именем Акхор, — я улыбнулся ей в ответ так, как принято улыбаться среди моего народа. На этот раз она не отшатнулась, хотя позже я узнал, что вид моих зубов все же устрашил ее. — А ты вновь источаешь морскую воду. У тебя так легко можно вызвать слезы, Ланен?

Она рассмеялась.

— Да нет, обычно наоборот. Это просто оттого, что я встретила тебя. Это всего лишь от радости.

Я поклонился ей.

— Так пусть же все твои слезы будут вызваны лишь радостью, сестра Ланен. А размышляла ли ты над нашим прошлым разговором?

— Я думала немножко о другом, Акор, всю вчерашнюю ночь, пока лежала, не в силах уснуть, и весь сегодняшний день, — ответила она. Я заметил, что у нее не совсем верно получается произносить мое имя, однако «Акор» из ее уст звучало вовсе недурно. — Можешь ли ты кое о чем мне поведать? Ты говорил, что встреча наша — запретная. Мне кажется, я понимаю, что ты имел в виду, но если у твоего народа существуют законы, о которых я не знаю, прошу тебя, расскажи мне о них, — она приумолкла, но я пока что не спешил отвечать. — Я не хочу причинить тебе неприятности из-за нашей встречи. Я ведь не знала, существует ли такой закон на самом деле, или… Понимаешь, с тех самых пор, как я покинула дом, я беседовала с разными людьми, рассказывая им о своем желании повстречать вас, ваш народ. И каждый, с кем бы я ни говорила, считал меня помешанной. Один обвинил меня в стремлении разжиться золотом, другой утверждал, что вас и вовсе не существует… А единственный, кто и впрямь оказал мне поддержку, все время думал о том, как бы при этом урвать чего-нибудь и для себя.

Я рассмеялся: в течение сотен лет мне приходилось слышать подобное же и от своих сородичей. Тут она и в самом деле отпрянула. Когда я попытался успокоить ее, она наморщила лоб и спросила, был ли я позабавлен или рассержен.

— Я просто смеялся. Это ведь так называется? Смеялся.

— Раз ты смеялся, значит, тебя что-то позабавило. Ты это и имеешь в виду?

Шипением я выразил ей свое благодушие.

— Да, Ланен. Между прочим, ты делала то же самое — я видел тебя в первый день, когда ты едва ступила на остров, — но, поскольку вы не огненные существа, смех ваш не сопровождается ни паром, ни пламенем.

— А еще мы гораздо меньших размеров и сроду не бываем такими зубастыми, — ответила она, как мне показалось, с насмешкой в голосе.

— Чтобы ответить на твой вопрос касательно запрета, дитя, мне потребуется поведать тебе долгую историю, так что пусть это пока подождет. Сейчас достаточно сказать, что мой народ ввел закон, гласящий что мы не должны сближаться с гедри настолько, чтобы завязывать с ними дружбу или проявлять к ним излишнее доверие, ибо в прошлом великое горе постигло оба наших племени, а все из-за того, что мы слишком доверяли друг другу, — я приклонил голову. Разумеется, я и сам преступил закон, позволив себе рассказать ей даже такую малость.

— Но почему? — спросила она, искренне озадаченная. — Чем таким могу я вам навредить? Ты ведь можешь уничтожить меня малейшей своей мыслью. — И тут она потрясла меня, сказав то же самое, что я сам недавно говорил Шикрару: — Прости меня, брат мой, я не ведаю, что говорю, но, возможно, ваши законы слишком уж суровы в этом вопросе?

— Ты молвишь моими речами!.. — произнеся эти слова, я запнулся: слишком много мыслей хотелось выразить сразу. — Так существует ли меж нами непреодолимое различие? Конечно, мне пришлось изучать ваш язык, однако твои проявления чувств понятны мне и без слов. Вот только не вполне уверен, что выражают изменения твоего лица. Но я знаю, они что-то означают, и подозреваю, что это тоже связано с какими-то чувствами твоего народа; однако в целом они не так уж необычны, и в скором времени, думаю, я научусь в них разбираться. Мы оба смеемся, когда нам хорошо, мы исторгаем пламя или слезы при сильных переживаниях, мы бодрствуем ночью, когда нам нужно поразмыслить о чем-то великом… И мы не очень-то миримся с законами, если они слишком суровы. Унесите Ветры мою душу, наверняка в мире больше нет существ, столь похожих друг на друга, как мы, несмотря на все наши различия.

Низкий голос, раздавшийся позади меня, добавил негромко:

— К тому же, кажется, гедри тоже не слишком осторожны при встрече с другими существами.


Ланен

Должно быть, я отскочила назад на десяток локтей. Приземлившись, я приняла бойцовскую стойку, — спасибо Джеми! — как будто это сейчас могло меня спасти. Они глазели на меня, я надеялась, что всего лишь с любопытством. Новый пришелец немного подался вперед. а луна к этому времени поднялась еще выше. Мне было очень хорошо видно обоих.

Но это не особо помогло.

В первую очередь я заметила, что второй был значительно крупнее Акора. Его гигантские клыки сверкали, когда он говорил, а широкие крылья были прижаты к телу, ниспадая складками в лунном свете. Шкура его была гораздо темнее, чем у Акора, но и у него во лбу я заметила самоцвет, чуть повыше глаз. И у того и у другого в самоцветах отражался свет луны, и они ярко переливались, хотя я подозревала, что свет был присущ им и сам по себе, исходя изнутри (в голове у меня пронеслась мимолетная мысль: если бы только Марик увидел эти самоцветы, он бы горы сдвинул, лишь бы их заполучить). Когда второй дракон встал передо мной, то заслонил собою полнеба, и луна на мгновение засияла у него меж рогов. Выглядело это устрашающе, и в то же время зрелище было неописуемо прекрасным.

И, по правде говоря, я была очарована. Во время первой встречи с Акором я совсем позабыла об их крыльях, и теперь они меня страшно интересовали; а еще мне было интересно, для чего им служат самоцветы. Хотелось бы мне сказать, что я сразу же позабыла всякий страх перед пришельцем, но на самом деле гордиться мне нечем: при виде его едва не припустилась наутек. Я и представить себе не могла такую живую громадину.

— Так это и есть то чудо, о котором твердил мне твой разум, государь Акхор? — спросил пришелец. Речь его была трудна для восприятия, но все же я сумела разобрать, что он говорит. — Она гораздо меньше, чем я предполагал, и я не вижу, чтобы от нее исходило сияние, которое ты, как утверждаешь, видел.

С необыкновенной быстротой он едва ли не вплотную подобрался ко мне; не будь я так напугана (хотя при этом твердо решила оставаться на месте) то, возможно, скорость его произвела бы на меня большее впечатление. Вся похолодев, я тем не менее изо всех сил старалась держаться спокойно.

Его голова замерла в нескольких дюймах от моего лица. Казалось, он обнюхивает меня, и я вся затрепетала: на мгновение он почудился мне огромным отвратительным зверем, настоящим уродом, вселявшим ужас. Я почувствовала, как к горлу моему подкатывает крик: этим чудовищным клыкам достаточно было лишь разок щелкнуть. При такой молниеносности я даже и не узнала бы, что меня постигла смерть.

Акор пришел мне на помощь, заговорив:

— Ну что, Шикрар, теперь ты доволен? С такого расстояния ты смог бы учуять следы ракшасов, даже если бы с ними якшалась ее бабка.

Я немного успокоилась, переведя дух. Шикрар отодвинулся назад (за что я была ему чрезвычайно признательна) но по-прежнему не спускал с меня глаз.

— Чего ты глазеешь на меня? — спросил он сурово. — Я не этот мягкотелый глупец, с которым ты беседовала вчера ночью, и распознаю истину, едва услышав ее.

На миг я задумалась, пытаясь подыскать какой-нибудь вежливый ответ, но тут же поняла, что вежливость в моем понимании вряд ли сейчас что-нибудь значила бы. Истину скрыть было невозможно, но на это я и не осмелилась бы.

— Я глазею, потому что сегодня ночь гораздо светлее — на небе ни облачка, — и мне вас обоих видно теперь гораздо лучше, чем Акора в прошлый раз. А еще потому, что ты даже больше, чем он, и я с тобою незнакома, и мне страшно.

Акор зашипел от смеха.

— Превосходный ответ, Ланен! — сказал он. — Вот, друг мой, ответ, делающий честь любому юному созданию. И ты все еще считаешь, что она способствует ракшасам проникнуть к нам?

Шикрар фыркнул, выбросив огромный сгусток пара.

— Еще многое нужно установить, — сказал он скрипучим голосом. — Я не верю тому, что она тебе рассказала. Она не юное существо, Акхор, что бы ты там ни думал, даже для гедри она далеко не дитя. Что привело тебя сюда, гедри? — прорычал он, обратившись ко мне. — Что заставило тебя приплыть сюда, так далеко от твоего рода? Ты что, лишилась рассудка? Или ты ищешь золото? Или гоняешься за острыми ощущениями, для чего приблизилась к границе, предусмотрительно не нарушая при этом наших законов, насмехаешься над смертью у нее перед носом? Предлагаю тебе выложить всю правду о своих намерениях, а иначе я, даже под угрозой мести со стороны своего друга, переломлю тебя надвое здесь же, и мне все равно, пересекала ты Рубеж или нет.

Я больше не боялась, хотя и сама не знаю почему. Думается, любой человек в здравом рассудке обезумел бы от слез или принялся бы лепетать что-нибудь маловразумительное — вроде того, как я прошлой ночью. Но утверждаю совершенно определенно: я не стала тратить время на подобные глупости. На меня вдруг нахлынуло воодушевление, и в следующий миг я уже знала, каким будет мой единственный ответ.

— Могу ли я говорить с тобой на Языке Истины, чтобы ты поверил моим словам? — спросила я.

Удалось! Он так и опешил, и гнев его сменился молчанием.

Внутренне я почти ощущала, как Акор улыбается мне.

«Отлично сделано, Ланен. Если захочешь принять мой совет, соберись с мыслями и сосредоточься на том, о чем будешь говорить. Это поможет тебе приглушить некоторые из твоих побочных мыслей».

Я сделала, как он сказал, хотя была несколько озадачена: что это еще, во имя Семи Преисподних, за побочные мысли? От Шикрара я ждала ответа на мое предложение.

Вместо этого он обратился к Акору.

— Это еще что такое? Она что, и впрямь мне это предлагает, Акхор? Как такое возможно? Гедри ведь глухи и немы к истинной речи!

Акор лишь посмотрел на него — так, по крайней мере, мне показалось. Тем не менее Шикрар вновь повернулся ко мне, и каким-то чудом его широкий, неподвижный лик выражал одновременно и недоверие, и любопытство.

— Ладно же, детище гедри. Можешь говорить со мною. Зовусь я Шикраром.

— А я — Ланен, — ответила я. После этого я обратилась к своим мыслям, изо всех сил стараясь сосредоточиться на них, как мне советовал Акор.

«Говорю тебе по всей совести, Шикрар: я прилетела сюда на крыльях своих грез, и другой причины у меня нет. Я впервые узнала о вашем народе много лет назад, когда услышала старинную балладу — „Песнь о Крылатых“, и с тех пор страстно мечтала повстречать вас».

Казалось, он услышал намного больше того, что я сказала.


Акхор

Разумеется, я слышал ее мысленную речь. Молодежь бесконтрольна, они не могут четко выбирать того или иного слушателя для направления своих мыслей, пока не поупражняются в этом некоторое время. Хотя сама природа, казалось, наделила Ланен этим дарованием — она делала успехи прямо-таки на глазах, — все-таки пока что мысли ее с легкостью мог услышать любой, кто находился поблизости. Они были чуть более собраны, чем раньше, ей ведь и до этого удалось без особого труда мысленно прошептать мне приветствие, но когда она обращалась к Шикрару, я расслышал сразу несколько мысленных потоков (и он, разумеется, слышал их тоже):

«Говорю тебе по всей совести, Шикрар — интересно, а какое у него истинное имя? Шикрар слишком уж коротко и некрасиво для дракона — я прилетела сюда — какое блаженство наконец-то быть здесь, я к этому еще не привыкла — на крыльях своих грез — о Владычица, этими грезами я и жила (видение: пробуждение в темной комнате, взгляд на окружающие стены, огромное разочарование) — и другой причины у меня нет — по крайней мере, пока не появился он. — Я впервые узнала о вашем народе — как же они сами-то себя называют? Готова поспорить, что не драконами, уж это точно — много лет назад, когда услышала старинную балладу (видение: много гедри, сидящих вокруг огня, один из них поет, остальные преисполнены удивленного изумления) — „Песнь о Крылатых“ — песнь среди тишины, я слышала шум от их крыльев, я знаю это, о Владычица, может, я еще доживу до того, чтобы услышать его взаправду — огромная радость оттого, что она видит нас так близко, что видит так близко меня — и с тех пор страстно мечтала повстречать вас (никаких побочных мыслей, но прилив страстного желания, лишь слегка заглушённого радостью, словно она еще не вспомнила о том, что ее желание уже осуществилось) — клянусь жизнью, я говорю правду, ты должен мне поверить».

Эхо последней из ее побочных мыслей я беспощадно в себе подавил. «Ее тянет ко мне потому, что я ответил на ее зов, только и всего», — сказал себе я.

Я сосредоточился, прислушиваясь к ответу Хадрэйшикрара. Он явно слышал все, включая и шепот ее побочных мыслей; но либо он воспринял их так же, как внешне воспринял и я, либо попросту не расслышал (не посмел расслышать) больше меня.

Разрази Ветры его благопристойную душу — он ей поклонился! Он всегда так делал: кланялся юному собеседнику, когда тот впервые мысленно к нему обращался, и не имело значения, насколько скомкано звучала истинная речь юнца. Эту черту я очень любил в нем — воспоминания о ней и по сей день наполняют мое сердце теплом.

— Прости меня, малютка Лханен. Велика причина, по которой наши народы не испытывают более друг к другу доверия, но за всю жизнь свою я ни разу не слышал, чтобы какой-нибудь гедри прибегал к Языку Истины. К тому же это для тебя в новинку. Если только ты не обладаешь еще большей хитростью, чем я могу себе вообразить, — вынужден признать, что ты говорила правду.

«Спасибо тебе, друг мой», — прошептал я ему мысленно.

«Я не говорю, что все уже решено, Акхор, однако признаю: на меня произвело сильное впечатление услышать от нее Язык Истины. Ибо теперь я не вижу опасности в общении с ней, если рядом будет присутствовать кто-то еще», — ответил он мне.

«Не ты ли будешь этим „кем-то“?»

«Пока что да. Я отойду недалеко, чтобы предоставить вам некоторую уединенность, но мне будет слышно все, о чем вы с ней говорите. Устроит ли это тебя?»

«Вполне».

Шикрар пристально посмотрел на Ланен.

— Ладно, хорошо. Приветствую тебя, детище гедри, от имени своего семейства и как хранитель душ. Добро пожаловать, Лханен, в жилище Большого рода.

Она припала на одно колено, опустив вниз разжатые руки и неотрывно глядя на него; лицо ее было радостно-торжественным.

— Благодарю тебя, Шикрар, хранитель душ. Если когда-нибудь мне выпадет честь оказать услугу тебе или твоему семейству, тебе стоит лишь воззвать ко мне.

Шикрара это позабавило, и он прошипел в ответ:

— Если когда-нибудь придет такой день, малышка, я так и поступлю. Наслаждайся времяпрепровождением с юным Акхором и помни, что даже во время радостного общения не следует забывать об осторожности.

Он развернулся и тихо удалился, отойдя, как и обещал, достаточно далеко, чтобы мы могли почувствовать себя в некоем подобии' уединения.

Я улыбнулся, глянув на нее сверху вниз.

— Отлично было сделано, Ланен. Ты вела себя в высшей степени достойно.

Она поднялась на ноги, стряхивая с себя грязь и листья.

— Да, я знаю это и благодарна тебе, — она посмотрела в сторону удалившегося Шикрара и тихо сказала: — А он хороший, этот Шикрар. Вначале он меня страшно напугал, но он всего лишь заботится о том, чтобы ты и твой народ — чтобы вы не подверглись опасности. Я… — она вдруг оборвала сама себя. — Акор, прости меня. Я так много хочу узнать, столько хочу спросить, но боюсь переступить пределы дозволенного.

— Не бойся, Ланен. Если то, о чем ты спросишь, будет являться предметом величайшей тайны, я не стану отвечать. Устраивает ли тебя это?

— Конечно, еще как, — она широко улыбнулась. — И кому же теперь будет предоставлена честь задать первый вопрос?

— А как принято в твоей стране? — спросил я, озадаченный.

Она рассмеялась.

— Вот и хорошо. Ты уже спросил первым, а эта честь как раз и предоставляется более старшему собеседнику мужского пола. По крайней мере, в Илсе.

— Почему именно мужского? Ведь старший собеседник — он и есть старший?

Она посмотрела на меня, и я не мог сказать, что она хотела выразить своим взглядом.

— Я с тобой согласна, как согласились бы с тобой большинство моих сестер. Но в любом случае я подозреваю, что ты гораздо старше меня. Сколько тебе лет?

— А как вы исчисляете возраст?

Казалось, мой вопрос сбил ее с толку, но немного погодя она ответила:

— Сменой времен года, конечно же. Тринадцать лун и три дня Зимнего солнцестояния составляют один год. Я родилась в день Осеннего равноденствия, когда длительность дня и ночи одинакова. Я видела вот уже двадцать четыре лета и, если немного повезет, увижу когда-нибудь и шестидесятое. А ты?

— Мы исчисляем дни почти так же, с небольшой лишь разницей, и наш год, конечно же, такой же, потому что самый короткий День зимы и нами отмечается как праздник. Я старше тебя на многие сотни лет.

— Сотни?

— Два наших народа живут совершенно разными жизнями, — я улегся на землю, довольный, что ферриншадик наконец-то поутих. Так я был ближе к ней; положив голову на передние лапы, чтобы оставаться по эту сторону Рубежа, я негромко добавил: — Я видел тысячу и двенадцать зим, Ланен, а если я проживу столько же, сколько жил мои отец, то увижу, по меньшей мере, еще восемьсот.

Долгое время она молчала.

— Я даже представить себе такого не могу, — сказала она наконец. — Что ты делаешь с этой уймой времени? Ты так много видел, благословенная Владычица, да когда ты родился, илсанские жители еще ютились в травяных лачугах и поклонялись лошадям! И после этого у тебя есть о чем меня расспросить?

— Разумеется, — ответил я. — И с твоего позволения, я задам один вопрос. Что означает, когда ты сгибаешься пополам?

— Сгибаюсь?.. А, поклон? — она показала еще раз, как это делается. — Вот так?

Я кивнул.

— Да я и не задумывалась. Это означает… Так мы выражаем согласие или уважение.

— Мне знакомы эти понятия. Так значит, это поклон. Очаровательно. А как по-твоему, что сделал Шикрар после того, как ты мысленно пообщалась с ним?

— Это тоже был поклон? — спросила она восторженно. — Ты предугадал мой вопрос. Странно все-таки это у вас: сперва взмах головы вверх, потом волнообразное движение шеи сверху вниз… Впрочем, я себе и представить не могу, чтобы вместо этого ты сгибался пополам! — немного помолчав, она добавила: — Это было очень мило с его стороны.


Ланен

Похоже, Акор счел это забавным. Пока он шипел от удовольствия, я рассмотрела его повнимательнее. Свет луны так дивно отражался от его шкуры! Он весь сверкал, словно полированное серебро, и в холодном голубоватом свете я вновь поразилась, насколько он напоминает мне лунную дорожку на море — словно застывшую, а потом оживленную. Двигаясь в темноте, он весь мерцал и переливался.

Я встряхнулась, чтобы прийти в себя. Если уж мне хотелось разузнать что-нибудь важное, можно было попробовать сейчас.

— Акор, Шикрар говорил об осторожности, и, по-моему, имел в виду не только меня. Так или нет?

— Нет, он не подразумевал лишь тебя. Нам обоим следует быть осторожными.

— Но почему? — спросила я вновь. Я чувствовала себя ребенком, задавая подобные вопросы, но знала, что у меня не будет другой возможности узнать это. — Может, сейчас найдется время, чтобы ты поведал мне свою историю? Я не представляю, по какой причине вы могли принять свой закон. Ведь вы настолько древние и могучие просто помыслить нельзя! Чего же такого страшитесь вы в этом мире?

Он поднял голову, мило покоившуюся на передних лапах у самой ограды, слегка повернув ее, словно к чему-то прислушивался, — но, как бы там ни было, он, казалось, остался доволен.

— Ты ни разу не слышала о Малом роде? Они живут на севере вашей земли, в Трелистой чаще.

— Нет, — ответила я, считая себя последней дурой. Я чувствовала, что мне, конечно же, следует это знать, всем ведь было известно о Малом роде и о том, почему драконы боятся людей. Почему же я-то до сих пор не знала? Думаю, именно тогда я впервые почувствовала на себе воздействие чар, о которых слышала из баллад. Кто слишком долго беседует с драконами, начинает верить всему, что ему говорят.

— Тебе, возможно, будет нелегко выслушать эту историю, малютка. Она довольно мрачная.

— И все-таки я хочу ее знать.

— Ну, хорошо. Тогда у меня к тебе просьба. Могу ли я рассказывать тебе об этом мысленно? Я уже устал ворочать языком, произнося звуки вашего наречия, да и боюсь, что не владею всеми словами, какие мне могут понадобиться.

Я кивнула.

— С превеликим удовольствием. Можешь обращаться ко мне мысленно, Акор.

И вот какую историю он мне рассказал.


Акхор


История Утраченных Душ, или Владыка демонов из рода гедришакримов.


Когда мир был моложе, чем сейчас, и последние из треллей лишь недавно сгинули, оба наших народа жили в мире и согласии. Гедри безбоязненно селились в своих бревенчатых хижинах возле пещер учителей-кантри, и кантри обучали детенышей гедри терпеливо и с большой радостью.

Таков истинный образ жизни двух наших народов, как я его понимаю. Кантри нуждались в кратковечных гедри, ибо те напоминали им, что жизнь преходяща, что нужно жить каждым текущим днем, а не позволять времени бессмысленно протекать мимо. А гедри нуждались в долгожителях-кантри, чтобы помнить, что их заботы, как бы насущны они ни были, лишь часть бесконечного узора жизни. В те времена оба народа находили друг в друге неисчерпаемый источник радости общения с иным разумом, иным образом мыслей.

Они жили и трудились бок о бок, счастливо процветая в течение многих поколений. Хижины гедри становились домами, фермами, кузницами. Вскоре близ поселений заколосились обширные поля, раскинулись пастбища, кормившие скот, а им, в свою очередь, кормились оба народа. Были там и фруктовые сады, огороды, рощицы. Два наших народа жили в мире уже давно, но именно это время было самым лучшим. Повсеместно царили довольство и согласие.

В то время среди гедришакримов впервые появились целители. Случилось, что некоторые гедри — те, кто много времени проводили в обществе кантри и узнали о Языке Истины, — открыли в себе собственные дарования в области воли и разума. Со временем они научились врачевать небольшие порезы и увечья; затем появились такие, кто мог быстро зашивать даже страшные рваные раны, а раз в поколение являлся искусный умелец, способный за считанные мгновения соединять вместе сломанные кости. Их высоко чтили, ибо искусство их было благословением для гедришакримов и чудом для кантри — мой народ никогда не обладал даром врачевания. Это был совершенно новый дар, и очень великий.

Когда однажды Лишакисаан из рода кантри отдал свою душу Ветрам, величайшая целительница того времени пришла взглянуть на его останки, прежде чем они были поглощены огнем, ибо наш внутренний огонь, освобождаясь из-под нашего повиновения с наступлением смерти, за очень короткое время уничтожает изнутри наши тела. А несколько лет спустя один юный кантри был смертельно ранен в схватке, и тогда эта целительница собрала всю свою волю и выпустила ее в виде синего пламени, окружив им раненого малыша. В мгновение ока юнец был здоров, но в следующий же момент целительницу покинула вся сила, и дар ее никогда уже не вернулся к ней. Тем не менее она передала свои знания дочери, которая тоже была целительницей, и с того времени некоторые из гедри могли помогать кантри избавляться от боли, уже не утрачивая при этом собственную силу.

Наверное, не стоит удивляться, что это величайшее добро породило и величайшее зло. Равновесие вещей нельзя отрицать. Именно целитель однажды прибегнул к помощи ракшасов, положив начало разобщению двух народов.

Он был сыном этого же рода, потомком первого целителя кантри. Жил он на юге Трелистой чащи, на самом краю деревни. Ребенком он был вполне доволен жизнью: охотно трудился, внимал урокам учителей-кантри, с рвением, казавшимся необыкновенным для столь юного возраста. При первых же признаках возмужалости он попросил подвергнуть себя испытанию, ибо целителей следует распознавать в раннем возрасте, чтобы сразу же вслед за этим они могли начать свое обучение.

Оказалось, что он не обладал большой силой и, подобно не слишком искусным из целителей, мог врачевать лишь незначительные раны и оказывать небольшую помощь. Впрочем, даже такое искусство даруется далеко не каждому, но ему самому этого всегда казалось мало. С того времени как он обнаружил, что в его распоряжении была лишь малая толика силы, он не переставал искать способ умножить ее, пребывая в твердом убеждении, что был рожден, дабы превзойти своего уважаемого предка. Он начал с того, что захотел научиться от кантри еще большему; на протяжении многих лет он упорно занимался, ища ответы на многие интересовавшие его вопросы, но в конце концов обнаружил, что невозможно обладать большей силой, чем та, что дарована тебе Ветрами.

Для него это было равносильно концу — и это же было для него новым, темным началом. Он покинул поселение, предав свой дом огню. Пламя распространилось на соседние жилища, и одна молоденькая девочка погибла; это была первая смерть на его счету — он учинил зло, не задумываясь и не заботясь о последствиях. Вскоре это стало обычным делом в его жизни, исход которой был заранее предрешен.

Сейчас уже никто не знает, как ему удалось завязать отношения с ракшасами. Достигли ли его проклятья чьих-то восприимчивых Ушей, или же он встал в центре семи кругов и произнес какое-то темное имя, или предложил им нечто такое, от чего падшее племя не смогло отказаться? Нельзя сказать наверняка. Ракшасам всегда ведомы нужды и слабости гедришакримов, и они питают извечную ненависть к моему народу. Достаточно лишь сказать, что он вызвал их, и вмире от этого стало намного хуже.

Его называют Владыкой демонов. Подлинного его имени уже никто не помнит. Перед самым концом он продал свое имя одному из Повелителей Преисподних, и тогда вся память о том, как его звали, была стерта. Он окружил себя малой разновидностью ракшей — рикти, младшими демонами. Потеряв имя, он лишил кого бы то ни было всякой возможности обрести над ним власть, а обладая защитой, казавшейся ему непреодолимой, он теперь волен был осуществить свои замыслы.

Здравомыслящим существам трудно понять, что двигало Владыкой демонов. Искал ли он власти над Колмаром? Или над всем миром? Или, может быть, жажда всевластия была неотъемлемой частью этой маленькой безумной душонки с тех пор, как обладатель ее вкусил эту губительную сладость?

Сначала, изменив внешность, он отправился к гедри, жившим в глухом местечке, где не было никого из моего народа. Он потребовал, чтобы они поклонялись ему как своему царю, явив им всего лишь часть своего могущества. Когда они отказались, его обуял гнев, и он предстал перед ними в своем новом обличий. Рикти, составлявшие его свиту, стали видны обычному глазу, и единственный, кому удалось тогда спастись, рассказывал, что пришелец был окружен ярким сиянием, оттенком своим напоминавшим свечение, что исходит от целителей; но оно было испещрено черными ломаными линиями и напоминало какую-то чудовищную, безумную паутину. Рассказчик признавал, что он единственный в ужасе бросился бежать, увидев это зрелище. Оглянувшись через плечо, он увидел, как иссеня-черное сияние поглотило обитателей деревни, и отчаянные крики доносились до него словно издалека. Когда он вернулся вместе с другими гедри и кантри, они не нашли ничего, кроме темных дымящихся пятен на земле, от которых несло ракшасами.

Кантри действовали все как один — молча, устрашая сопровождавших их гедри своей непоколебимой решимостью.

Огнем своим они дотла выжгли черные следы демонов.

Когда первый сноп пламени обрушился на одно из пятен, все увидели яркую вспышку и услышали громкий стон.

Кантри угрюмо бродили по деревне, выжигая дочиста каждое пятно, каждый дом и даже каждый уже обугленный остов. Когда огонь кантри соприкасался со следами ракшасов, воздух наполнялся жарким белым пламенем и криками проклятых.

Когда же работа была завершена, кантри собрались в круг возле того места, где до этого стоял Владыка демонов. Никто не знал, куда он исчез, но его нужно было найти. Они стали рассылать эту весть своим сородичам.

Затем кантри и гедри встретились на Большом совете. За один день на нем собрались все из рода, кто только мог ходить или летать, за исключением одного-двух, решивших остаться в своих поселениях на случай, если вдруг понадобится их защищать. Это был последний из Больших советов. На нем присутствовало четыре сотни представителей рода, сиявших всеми оттенками бронзы, меди и золота, и пятьдесят гедри, подобных маленьким, смышленым детям в сравнении с многочисленными и огромными кантри. Подобного события никто и никогда больше не увидит.

Кантри был знаком запах ракшасов, а спасшийся гедри поведал о нечестивом союзе целителя с демонами и рассказал о его отвратительных и порочных замыслах. Были выслушаны и другие рассказы, свидетельствовавшие о новых злодеяниях, — кантри передавали их друг другу посредством Языка Истины. Во всех новостях говорилось о некоем безумце, шаг за шагом уничтожавшем поселения гедри.

Большой совет длился всего несколько часов, и все это время кантри и гедри обсуждали, какие действия следует предпринять против Владыки демонов, ибо стало известно, что он передвигается по демоновым тропам и может в любой момент исчезнуть. Совет мог лишь надеяться на то, что когда-нибудь Владыка демонов утомится или ему потребуется больше слуг, чем позволяла иметь его плата кровью.

В памяти нашего народа этот день зовется Днем Без Конца, хотя некоторые, напротив, называют его Днем Конца. К полудню, когда солнце ярко-неприветливо освещало Большой совет, одна из жен кантри по имени Трешак вдруг закричала, словно ее охватила сильная боль. Двое из целителей гедри бросились к ней, на ходу взывая к своей силе. Но откуда им было знать?

Трешак, добрая душа, мать двоих детей, всю жизнь обучавшая гедри, повернулась к целителями уничтожила их своим огнем. Единственное благо было в том, что они так и не узнали о ее предательском поступке: они были мертвыми, не успев даже упасть на землю.

Корчась от горя, Трешак прокричала:

«Аидришаан! Его ракшасы убили Айдришаана!»

Аидришаан был ее возлюбленным супругом. Больше не было речей. Ряды кантри смешались, и в следующий же миг небо почернело от их взметнувшихся вверх тел, а поляну огласил оглушительный шум их крыльев. Во весь дух помчались они к селению, где находился Айдришаан, и пламя обгоняло их.

Они нашли Владыку демонов. По сей день никому не ведомо, отчего он просто не покинул то место, увидев приближавшихся к нему кантри. Почему-то он этого не сделал.

Он стоял подле тлеющих костей Айдришаана и хохотал.

Трешак была первой. Ярость обуревала ее, а пламя готово было испепелить любого, и она неслась на крыльях Ветра, опьяненная жаждой мести. Она втянула в себя воздух, чтобы спалить этого мерзавца, хотя бы и самой ей пришлось при этом погибнуть. Мы с почтением ждали свершения мести, уверенные, что ни один из отпрысков гедришакримов не может выстоять против сокрушительной ярости одной из нашего рода.

Владыка демонов произнес одно-единственное слово, и Трешак изменилась. На наших глазах она вдруг прямо в полете уменьшилась до размеров детеныша и упала вниз, ибо крылья не могли больше держать ее. Сверкающее голубоватое пламя изверглось из ее синего самоцвета, и никто из переживших тот день не мог позже забыть ее последнего крика. Он преследует во сне даже тех, кто там не был, словно само время кричит от обиды, взывая к состраданию.

Крик Трешак оборвался на середине, когда лапы рикти вырвали самоцвет ее души, передав его Владыке демонов.

Возможно, было бы лучше, если бы кантри отступили и нашли время все хорошенько обдумать.

Но мы не отступили.

Четыре сотни кантришакримов устремились на Владыку демонов, выпуская в воздух языки пламени. Он быстро заговорил, снова и снова произнося все то же слово, и чуть ли не половина кантри попадала на землю, а их самоцветы были вырваны полчищами рикти.

Но ему не удалось одолеть нас всех.

Умирая, он хохотал, а окружавшие его рикти исчезали в нашем пламени (ибо они — самые слабые из наших заклятых врагов и не способны противостоять огню в этом мире). Мы не знали, предался ли он безумию настолько, что его уже не страшили ни смерть, ни боль, или же в своей мрачной душе он верил, что в конце концов его злоба все равно восторжествует.

Кантри принялись даже драться между собой, потому что каждому хотелось принять участие в уничтожении мертвого тела. Нас охватило какое-то безумие, и мы пребывали в нем до тех пор, пока самый младший из нас, Кеакхор, не выкрикнул: «Он мертв, мы не можем убить его дважды! Во имя милосердия, обратитесь к раненым!»

Мы занялись теми, на кого обрушилось заклятие Владыки демонов. Мы пытались говорить с ними, но все напрасно. Один из нас тщательно осмотрел прах Владыки демонов и нашел самоцветы (они уже съеживались, такова их природа — они всегда сжимаются, если отделить самоцветы от тела), и до сих пор в них чувствовалась скверна от прикосновения демонов. При естественном ходе событий самоцветы умерших кантри становятся похожими на ограненные драгоценные камни. Во время церемонии Вызова Предков они начинают сиять ровным светом, и Хранитель душ может общаться с умершими; когда же Вызов заканчивается, они вновь угасают. Эти же светились — они светятся и по сей день, внутренний свет их мерцает и дрожит, и так все время.

Мы верим, что души наших родичей заключены внутри этих камней, они не живы, но и не мертвы. Но, как мы ни пытались, нам до сих пор не удалось вызволить их оттуда.

Тела наших братьев и сестер превратились в тела диких зверей. Мы не могли убить их из-за своей давней к ним любви, но не в силах были вынести этого зрелища. Кто-то впервые назвал их в тот день Малым родом — так у нас появилось название для них. Теперь они плодятся, как звери, и жизнь их коротка и одинока. Ежегодно осенью мы пытаемся взывать к недавно рожденным среди них, но за долгие-долгие годы мы не получили ни одного подтверждения, что хоть кто-то услышал нас и попытался ответить.

Мы возвратились назад в смятении и печали, оплакивая свою потерю, хотя и не могли пока полностью ее осознать. Праотец Шик-раря, сам будучи совсем еще молодым, с величайшим трудом сумел удержать разъяренных кантри от порыва уничтожить ни в чем не повинных гедри, ждавших нас в деревне. Он отвел гедри в сторонку и вкратце объяснил им, что произошло, не позволив им предлагать помощь в лечении раненых. После было принято решение: уцелевшие кантри должны покинуть общество гедри, ибо в каждом из своих бывших соседей представители Большого рода видели теперь Владыку демонов и вспоминали своих товарищей, в муках падавших вниз, оставленных Ветрами.

Ни слова не говоря и не глядя на гедри, которые, повинуясь все же какому-то внутреннему голосу, собрались вокруг в почтительном молчании, Большой род взмыл в небо и навсегда покинул материк.

Вот где кроется причина Великого запрета. Кантри и гедри не должны встречаться: кантри могут вновь вспомнить о мести, а среди гедри может появиться новый Владыка демонов.

Было это пять тысячелетий назад.

Для кантришакримов это совсем небольшой срок.


Ланен

Я сидела на холодной земле, обхватив руками колени и укутавшись в плащ, когда он закончил свой рассказ. Я чувствовала себя так, будто подвыпила: меня слегка мутило. Мир освещенной луной поляны подернулся вокруг пеленой, пока я следила за ходом событий, о которых рассказывал мне столь древний для моего восприятия разум, посылавший свои мысли прямиком мне в голову. Я ощущала умиротворенность и покой, слушая про то, как два Рода жили в полном согласии; я была подавлена, услышав о смерти и предательстве, и у меня перехватывало дыхание от ужаса, когда Малый Род падал вниз; меня обуяло темное злорадство, когда Владыка демонов был уничтожен; вместе с Большим родом я вернулась назад и тихо плакала, когда они навсегда покидали знакомые мне земли.

В глубине разума мне слышалось предостережение бардов: «Взгляд дракона опасно глубок…» Я еще почти не знала, почему это так, и мне мало что было известно из нашей общей истории, поэтому я могла только плакать. Я не глядела Акору в глаза, когда он закончил, по щекам у меня текли слезы, тихо падая на плащ.

Я знала много песен, что барды посвящали драконам, с самого детства эти песни интересовали меня, но в них лишь намеками говорилось о том времени, когда два народа мирно жили вместе.

Некоторое время мы оба молчали. Холодная темнота плотно окружала нас, слабые звуки жизни застыли в тишине глубокой ночи. Луна почти зашла, но вокруг было еще достаточно светло, и, подняв глаза, я узрела очертания устрашающего и, казалось, ничего не выражавшего драконьего лика, похожего на гладкий серебряный щит. Тело его, сиявшее раньше, как луна на море, теперь было всего лишь немного светлее окружавшей нас тьмы.

«Я столь же глубоко тронут этой историей, как и ты, Ланен Кайлар, — мягко обратился он ко мне на истинной речи. — Слезы твои — честь для меня».

— Они честь для Малого рода, — ответила я вслух, пораженная глубиной чувств, что испытывала к существам, которые, как я раньше слышала, мало чем отличаются от скота.

Не могу объяснить почему, но я чувствовала, что вся моя скорбь, все мое давнее стремление встретиться с драконами — все то, что привело меня сюда, вылилось теперь в убеждение, что мне предстоит вновь объединить два наших народа и освободить Малый род от их тяжкого жребия. Сейчас я не могу себе этого представить, но тогда я была уверена, что от меня будет толк, пусть даже я в одиночку намеревалась восстать и против тысячелетнего недоверия, и против могущества Владыки демонов, таковы уж мечты юности, восхитительно глупые, когда кажется, что ничего невозможного нет.

Но если бы не эти мечты, разве могли бы мы свершать невозможное?

— Акор, неужели ничего нельзя сделать? — вопросила я настойчиво, поднявшись на ноги. К голосу моему присоединилось и мое сердце, равно как и слезы, которыми я залила себе весь плащ. — Неужели за все это время вы не нашли ничего, что могло бы помочь несчастным, томящимся душам?

Он не отвечал. От долгого пребывания на холоде голос у меня дрожал, и я принялась расхаживать по прогалине, чтобы согреться; к тому же несчастье, постигшее Малый род, не давало мне покоя, и я все равно не смогла бы стоять на месте.

Акор шевельнулся в темноте. Я ждала, что он заговорит, ждала нетерпеливо; но он еще некоторое время хранил молчание. Насколько мне было видно, он стоял в какой-то странной позе и казался озабоченным, словно боролся сам с собой, и лишь переборов себя, смог бы заговорить.

Я ходила взад-вперед, стуча ногами и потирая руки, пытаясь согреться хоть немного.


Акхор

«Акхор, ты не должен этого делать! Она и так уже знает о нас больше, чем любой из гедри со времен мира. Ты что же, собираешься рассказать ей все? А узнали ли мы что-нибудь о ее народе только ты отвечаешь на ее вопросы, а не наоборот».

«А о чем нам ее спросить, Шикрар? У тебя есть какие-то вопросы к гедри? У меня, правда, есть несколько, но они вызваны простым любопытством. Дитя только начало жить и наверняка умрет гораздо раньше, чем сумеет узнать хотя бы немного из того, что интересует нас. Я покорил ее сердце, друг мой. Она не причинит нам вреда, и в ней нет порока ракшасов».

«В сердцах гедри всегда найдется место для ракшасов. Они вольны выбирать, Акхор, и могут измениться в любой миг. Говорю тебе, будь осмотрителен! Сама ее слабость — это ее сила. С ее помощью она может узнать достаточно для того, чтобы уничтожить тех из нас, кто еще остался».

«Я буду осторожен. Но я должен ответить на ее последний вопрос. По меньшей мере ее сочувствие заслуживает этого».

«Хорошо. Но пусть ответ твой будет краток, и закончи эту встречу как можно быстрее».

Ланен ходила взад и вперед, растирая руки. Это казалось мне особенно необычным. Я решил удовлетворить свое любопытство и развеять предубеждения Шикрара.

— Что ты делаешь, малышка?

— Жду твоего ответа, — отозвалась она.

Я был слегка изумлен, услышав в ее голосе гневные нотки. Как же быстро меняются гедри! Еще совсем недавно я ее ужасал. Потом она уточнила:

— Ты, что ли, имеешь в виду, почему я хожу кругами? Мне холодно, и только так я могу согреться без огня.

Я не в силах был сдержаться.

— Собери-ка хворосту и уложи его в кучу, — сказал я ей.

В ответ она наморщила лицо, но потом сделала, как я просил. «Нужно будет как-нибудь спросить у нее об этом», — напомнил я себе между делом.

— Отойди немного, — велел я ей.

Как только она попятилась, я вызвал свое пламя и дыхнул на дрова.

Всегда гордился своей меткостью.


Ланен

Я отскочила, когда тонкая струя огня пронеслась мимо меня и ударила в кучу хвороста. Сейчас же взметнулось неистовое пламя, более яростного огня я в жизни не видела. Но тепло оказалось очень даже кстати, и, убедившись, что он не собирается повторять подобного, я подошла поближе к огню. Я даже задрожала от удовольствия, когда жар пламени начал отогревать мне руки и лицо, и улыбнулась, услышав мягкий шипящий смех Акора. До меня начало доходить, что наконец-то я узрела драконий огонь. Тут Акор произнес:

— Знаешь ли ты, Ланен, что, возможно, впервые со времен Мира два наших рода объединились для сотрудничества и сделали что-то сообща, пусть даже столь малое?

Я подумала было о сборе лансиповых листьев, но тут же поняла, что это не было настоящим сотрудничеством, а скорее лишь милостью со стороны драконов. Мой, нет наш, костерок вдруг показался мне еще теплее. Маленький источник света после столетий тьмы, подобный мерцающим самоцветам потерянных душ.

— Акор, прости, но я еще раз спрошу тебя. Уверен ли ты, что ничего нельзя сделать для спасения Малого рода?

Он испустил протяжный и глубокий вздох — совсем как человек.


Акхор

— Мы ищем способ помочь им с тех самых пор, как это произошло, Ланен. Бессчетное число раз мы перепробовали все, на что были способны, в тщетной надежде, что однажды чей-нибудь новый голос, чья-нибудь новая душа повлияют на них. Если бы было во власти рода сделать что-то, они давно бы уже вернулись. Ты ведь не думаешь, что нас не заботит судьба родичей? Они пойманы в коварные сети — так, по крайней мере, считают большинство из нас.

— А что, есть и сомнения? — спросила она.

— Некоторые говорят, что в самоцветах потерянных мерцает лишь демонический огонь, а души тех, кому они принадлежали, давно унеслись, подхваченные Ветрами, — помолчав, я продолжал: — Возможно, конечно, это и так, но сердце мое бунтует против подобной мысли. Они не пахнут ракшасами. Нет, с тех пор, как я занял свою должность, я стремлюсь услышать, как потерянные взывают к нам, своей плоти и крови, с мольбой освободить их. Стремление это преследует меня, как преследует оно и Шикрара, в чьем ведении находятся самоцветы их душ. Я не сомневаюсь, что они заточены и пребывают в сознании. Но если они окажутся по-прежнему в здравом рассудке — это будет просто чудом.

Некоторое время она стояла молча; весь ее вид напоминал мне Проявление глубокого размышления. Я ощущал смутное удовольствие оттого, что гедри неосознанно прибегали к Проявлениям, подобно нам, хотя их Проявления были не слишком многочисленны, как и у самых старших представителей моего народа. Для выражения своих чувств они обладали крайне подвижными лицами и поэтому использовали ограниченный набор Проявлений. Тем не менее внутренне я начал уже постигать, что обозначают некоторые выражения ее лица, часто сопровождающиеся голосом и определенной позой. За все время моего обучения никто не говорил мне, что лица их способны так меняться. Я был в восторге.

Я внимательно наблюдал за ней, ожидая, когда она заговорит. Отблески огня играли на ее лице с сильными и резкими чертами и придавали ее длинным волосам цвет спелых осенних зерен. Никогда не думал, что гедри могут быть по-своему красивы. Но я успел рассмотреть ее лишь мельком.

— Мне бы хотелось помочь, — сказала она негромко.

«Акхор, ты еще не закончил с этой малявкой?»


Ланен

Того, что произошло, я ожидала меньше всего. Внезапно в густой темноте я увидела огромную голову Акхора, приближающуюся ко мне, словно нападающая змея. Я не успела ни отстраниться, ни закричать, как вдруг услышала его мысли, проносившиеся у меня в голове настолько быстро, что я едва его понимала, и так тихо, что я с трудом их улавливала.

«Ланен, прошу тебя, не отвечай на Языке Истины: Шикрар услышит малейшую твою мысль. Нам нужно будет встретиться, чтобы обсудить все это, когда его не будет поблизости и он не сможет слышать нас. Приходи сюда завтра, как только последний свет дня померкнет на небе, и мы найдем уединенное место. Сейчас мы должны прервать нашу беседу. Позже мы еще поговорим».

Все это заняло лишь мгновение, после чего он вновь отошел на прежнее расстояние и обычным голосом ответил на мой вопрос:

— Очень благородно с твоей стороны предлагать помощь, малышка, но поделать тут ничего нельзя.

Мне потребовалось немного времени, чтобы прийти в себя, но теперь, по крайней мере, я знала, что происходит. «Завтра нужно будет лишь незаметно ускользнуть», — думала я, уже уверенная в предстоящей встрече. А пока же…

Я придвинулась поближе к огню, который начинал уже гаснуть, но по-прежнему согревал меня.

— Я верю тебе, но скорблю по Малому роду так, словно это мое собственное племя.

Это было правдой.

Акхор ответил, и в голосе его мне послышалась улыбка.

— Возможно, ты тоже — часть нашего рода, малышка. Однако не хватятся ли тебя твои собственные родичи? Луна зашла, и они скоро вернутся к своим делам.

— Мне безразлично, что они там подумают. Неужели я должна уже идти? — затем, на радость Шикрару, я добавила: — Акор, а если мы с тобою больше не увидимся? Времени осталось мало: я ведь пробуду здесь еще лишь четыре ночи.

— Я должен переговорить со своими сородичами, прежде чем мы с тобой сможем встретиться вновь, малышка. Но не предавайся печали: я верю, что мой народ разрешит нам встретиться по меньшей мере еще раз — хотя бы для того, чтобы попрощаться.

Если бы я не знала наверняка, что мы тайно увидимся завтра ночью, я бы не выдержала и разрыдалась. Думаю, в голосе моем звучало тогда вполне правдивое отчаяние.

— Я сделаю так, как ты прикажешь, государь Акор, — тут я вспомнила кое о чем: — Так ведь тебя называл Шикрар, верно? Государь Акор? Почему «государь»? Это обращение в обычае у твоего народа?

— Это оттого, что я — Владыка и Царь кантришакримов, Ланен, Маранова дочерь. И это последний вопрос, на который я тебе сегодня ответил. Прощай же. Я воззову к тебе, как только испрошу совета у родичей.

Сердце мое переполняли всевозможные чувства, и я не могла говорить. Я поклонилась Акору и проследовала прочь, обнимая себя за плечи, но вовсе не из-за холода. Я была полна радости, изумления, страха и предвкушения — мне с трудом удалось удержаться от того, чтобы не рассмеяться во весь голос.

«Поверь, Ланен, это правда, — говорила я себе. — Тебе удалось побеседовать не просто с драконом, нет — с самим Царем драконов! Вот уж не думала, что у них есть царь. Прямо-таки на сказку похоже. О Владычица, смогу ли я, покинув этот остров, когда-нибудь поверить в то, что это действительно происходило со мной?»

Тут я внезапно остановилась, ибо в это мгновение поняла, что мне не очень-то хочется уезжать отсюда.


Акхор

Я проводил ее глазами. Даже от ее походки, чувствовалось, исходит радость. Воистину, природа Проявлений имеет общую основу. Будь она детенышем моего рода, я бы ожидал, что она устремится в ночное небо и запоет.

— Отлично было сделано, Акхор, — раздался из тьмы голос Шикрара.

— Вовсе нет, друг мой, — ответил я. — Я бы хотел поговорить с ней подольше. Зачем ты потребовал от меня оборвать разговор?

— Ты уже перестал видеть вещи в истинном свете, Акхор. Конечно, она привлекательное создание, и насколько я могу судить, следов ракшасов в ней действительно не больше, чем в тебе или во мне. Но этого нельзя сказать об остальных ее родичах, которые сейчас на острове. Ты ведь наверняка и сам почуял?

— Многие из них осквернены, это верно, и больше всего — их предводитель. Но, сколько я себя помню, грузы купеческих кораблей всегда частично предназначались для тех, кто путается с ракшасами. Но теперь, когда ты слышал истинную речь Ланен, неужели ты и впрямь можешь подумать, что она имеет с ними что-либо общее?

Шикрар вздохнул.

— Акхор, друг мой, твоя наивность в этом вопросе удручает меня. Ты ведь знаешь, что гедри не чуждо применять друг к другу силу. Кто помешает одному из оскверненных демонами приставить ей к сердцу нож и выпытать у нее все, что она от тебя узнала?

Я не ответил. По правде сказать, я совсем позабыл о том, насколько низкими могут быть эти существа, ибо все это время видел перед собой ее, а в ней мог видеть только хорошее. Как бы там ни было, я оставил эту мысль при себе, и, когда Шикрар задал свой вопрос, в душе я готов был ответить: «Я помешаю». Мне не требовалось даже раздумывать — этот ответ был так же естествен для меня, как и дыхание. Я был уверен, что если Ланен вдруг окажется в опасности, она воззовет ко мне, и тогда никакие границы не удержат меня — я спасу ее.

И все-таки я не отдавал отчета происходившему. Шикрар, думаю, понимал больше меня, хотя и его понимание было довольно смутным. Он настоял на том, чтобы я собрал полный Совет, на котором поведал бы сородичам о своих встречах с гедри и испросил бы разрешить еще на одну, последнюю. Я согласился и, оставив его за стража не спеша направился к своим чертогам.

Долгая осенняя ночь близилась к концу: бледный рассвет озарил, небо на его светлом фоне голые деревья выглядели причудливыми узорчатыми тенями. Сложность их переплетений вызывала во мне мутное чувство удовлетворенности, словно само существование такого простого и в то же время удивительного явления, как дерево с облетевшей листвой, означало, что все на свете имеет свой скрытый, неведомый узор. Я надеялся, сам тому не веря, что мой народ сумеет услышать меня, что другие, которым, как и мне, ведомо бремя ферриншадика, отзовутся на мои речи.

И сердце мое переполнялось радостью от мысли, что я буду защищать и отстаивать права Ланен. Я все еще не осознавал всей глубины того чувства, которое я к ней испытывал, и не ведал, что чувство это — любовь. Прежде любовь не была мне знакома. Иного оправдания у меня нет.

Глава 10СУМЕРКИ


Ланен

Когда я возвратилась в лагерь, тщательно постаравшись скрыть направление, откуда пришла, бледный рассвет уже озарял небо. Многие не спали, но меня, кажется, никто не заметил. Даже Марик, показавшийся мне озабоченным, не уделил мне внимания, окинув лишь взглядом. Пока я шагала к палатке, мне послышалось, будто вокруг пару раз произнесли что-то про «плоды» — и тут я поняла причину столь бурной утренней суеты.

За время плаванья нам несколько раз повторяли, что если мы найдем дерево с сохранившимися плодами — это будет все равно что найти клад, зарытый под пнем. Плоды были крупными и весили немало, так что за них можно было получить порядочно серебра, но это была лишь крупица их настоящей стоимости. Плоды лансипа могут возвратить утраченные годы или потерянное здоровье любому, даже пластом лежащему при смерти, и раньше, когда корабли листосборцев раз в десятилетие возвращались из плавания, половина найденных плодов раскупалась гораздо раньше, чем корабль вновь покидал гавань.

Из того, что я услышала нынешним утром, я поняла, что пронесся слух, будто кто-то нашел укрытую рощицу, где на ветвях все еще сохранились плоды. Едва услышав это, все листосборцы кинулись туда, откуда прилетела новость; завязалось несколько драк, хотя зачинщики их не успели даже покинуть пределы лагеря. Можно было представить, что творилось в самой роще! Я решила, что меня совершенно не прельщает мысль продираться сквозь толпу. Я буду продолжать собирать листья, чтобы Марик ничего не заподозрил, и у меня не было стремления разжиться большим богатством.

Может, серебро мне было и не нужно, но сон-то был необходим. Я решила остаться в лагере и отдохнуть несколько часов; но прежде я позавтракала — вместе с теми немногими, кто задержался по той же причине. К этому времени я ужасно проголодалась, и теплый челан оказался как нельзя кстати. Аромат его был приятнее, чем обычно; я наполнила кружку и наполовину осушила ее одним глотком. К такому вкусу я не была готова.

Вы, должно быть, понимаете: я не особо была знакома с прелестями роскошной жизни. Выросла я на ферме; Наша жизнь была скорее трудной, чем красивой, да к тому же довольно незамысловатой, порой просто до скуки — так мне часто казалось.

Кому-то пришло в голову накрошить в челан немного листьев лансипа — теплый, вяжущий напиток, разогревавший по утрам застоявшуюся кровь, вдруг стал подобен глотку из кубка самой Владычицы. Даже у богов, должно быть, не было напитка прекраснее, чем этот. С меня мигом слетела вся усталость, и я ощутила, как теплое дыхание лансипа растекается по всему телу животворным огнем. Я чувствовала себя более восприимчивой, более живой, а воспоминания о прошедшей ночи, притупившиеся было оттого, что мне хотелось спать, теперь вновь предстали передо мной во всей четкости.

Я понимала, что мне нужно выкроить время для сна, чтобы вечером быть бодрой и готовой к встрече — вдруг это будет моей последней возможностью поговорить с Аксром? Если его народ решит, что ему не следует со мною общаться, то, я была уверена, он подчинится их воле. Поэтому грядущая ночь вполне могла оказаться последней.

Помимо прочего, у меня вдруг появилась охота последовать за всеми остальными, и я поспешила туда, где были найдены плоды, взяв с собою мешки. Я подозревала, что пока я туда доберусь, мне уже ничего не перепадет, но долгая прогулка дала бы мне время поразмыслить.

Я обнаружила в себе, нисколько этому не удивившись, чувство боли, возникшее при одной лишь мысли, что я больше никогда не увижусь с Акором. Невзирая на все наши различия, под серебристой драконьей маской я видела разум, во всем подобный моему, — мои собственные мысли и стремления отражались в нем, словно в зеркале, и подобного в моей жизни еще не бывало. Даже Джеми не был одержим моей мечтой о том, как два народа могли бы жить в мире и согласии друг с другом, теперь же, когда я знала, что раньше так оно и было, мне казалось, что моя мечта вполне осуществима. Пока я шла, то размышляла о тех славных временах, гадая, удастся ли мне каким-то образом вернуть в наш мир этот дух прошлого. По крайней мере я страстно желала этого.

Первым делом надлежит исправить вред, который явился причиной нашего разобщения, — освободить Малый род. Но как это возможно — после стольких веков неудачных попыток, предпринимавшихся драконами бесчисленное количество раз? Я не находила ответа, хотя и не переставала искать его. Я почти видела перед глазами самоцветы потерянных душ: они лежали в темной пещере, одиноко мерцая на протяжении бесконечно долгой ночи; и воображение наполняло мое сердце мукой за те две сотни душ, что заточены там, для которых каждое мгновение тянется невыносимо долго, и уже нет сил бороться с отчаянием, но они все-таки не теряют надежды, что когда-нибудь сородичи их освободят и вернут к жизни.

Но даже если бы освобождение и произошло — как объединить народы, за плечами у которых тянется столь мрачная история?

Это казалось невозможным. Наверное, это и было невозможно…

Все утро без отдыха я собирала листву (как я и думала, все плоды были уже оборваны, пока я подоспела); набивая листьями мешки, я тащила их назад к лагерю, до которого было не близко, и при этом не переставала думать, как же нам с Акором быть.

Время было настроено против нас. После нашей следующей встречи я даже не буду знать, увидимся ли мы с ним когда-нибудь еще раз. Я понимала, что сегодня же вечером должна буду поговорить с ним о том, можно ли как-то освободить Малый род, и надеялась что он меня выслушает и не разгневается. У меня не было уверенности в том, готова ли я испытать на себе гнев дракона, но отказаться от этого я не могла. Конечно, порой меня посещали мрачные сомнения относительно мудрости своих намерений, но тут уж ничем помочь было нельзя, и я не слишком забивала себе этим голову. Я испытывала радостное головокружение — и от того, что узнала ночью, и от лансипа; драконы прочно засели в моем сердце, и мне не хотелось думать о том, что очень скоро придется с ними расстаться.

Нет, Ланен, давай все начистоту. Скажи то, о чем действительно хочешь сказать.

Мне не хотелось думать о предстоящем расставании с Кордэшкистриакором.


Марик

— Берне, мы нашли плоды лансипа!

— Замечательно. Это подтверждает слова моего предсказателя: мы обретем неслыханное доселе богатство. Это хорошо. А что с девчонкой?

— Ее схватят сегодня вечером и пустят ей кровь. Мы с Кадераном приготовили все для проведения обряда.

— Да преуспеем мы оба во всех наших делах. Прощай!


Акхор

Я только что обманул своего старого друга. У меня не было намерения говорить ни ему, ни кому бы то ни было о встрече, что предстояла нам с ней на закате. Я хотел, чтобы это было подарком для Ланен, как и для меня, — несколько мгновений общения для тех, кто был разлучен тысячи лет.

Мне хотелось, чтобы мы были только вдвоем, как в первую ночь нашего знакомства. К тому же где-то в глубине я ощущал смутное желание — нет, потребность — увидеть ее при свете дня; я знал, что ей тоже хотелось бы этого.

Мне было непонятно, отчего я так доволен. Мой обман должен был давить меня тяжким бременем, препятствуя всякому моему движению. Я добрался до своих чертогов с величайшим трудом, это верно, но лишь потому, что я не осмеливался подняться в воздух, будучи так недалеко от лагеря гедри. Наш род давно принял решение всегда оставаться темной тайной для гедри, которые приезжали сюда собирать мертвые листья, взамен поставляя нам живой скот. Это было необходимо на случай, если бы их глупость когда-нибудь возросла настолько, что дело не ограничилось бы теми несколькими самоубийцами, вздумавшими пересечь Рубеж. Если им не будет ведома наша сила, они не будут знать и то, как ей можно противостоять.

Отчего-то мне так и хотелось взлететь ввысь, воспеть свою радость Ветрам, пронести над землей ее имя, вручив его небесам. По пути я отдался на волю воображению и позволил своему разуму воспарить. Я следил за своим полетом: я взмывал прямо вверх, пока крылья мои не устали и воздух не сделался слишком тонок; затем ринулся вниз, сложив крылья и прижав их плотно к телу, и слышал, как ветер свистит в ушах; у самой земли я вновь резко взмыл, описав широкую петлю, и продолжал полет, не преследуя ничего, кроме радостного удовольствия.

И в этом видении мне почудилось, будто я посмотрел в сторону восходящего солнца и увидел одну из жен нашего рода, но обладавшую сердцем и голосом Ланен… Вместе с ней мы восторженно парили в небе, не думая ни о чем, выписывая замысловатые узоры, вознося песнь рассвету и друг другу, — новую песнь, которую лишь мы вдвоем…

Испуганно вздрогнув, я раскрыл глаза. Кровь стучала у меня в жилах от страха и… от других чувств.

Я наконец понял, в чем дело.

Когда двое из рода задумывают вступить в брак, они объявляют о своем решении, совершая полет влюбленных. Это долгий, причудливый и беззастенчиво страстный полет. Пара выписывает в небе свои собственные, неповторимые узоры, которые частью основываются на семейных традициях, частью — на личных особенностях каждого, но при этом всегда добавляется и нечто новое, доселе не встречавшееся. Паря в воздухе отдельно друг от друга, они в то же время едины; в конце своего полета они покидают тех, кто собрался на них посмотреть и пожелать им счастья. В дальних частях острова есть множество мест, где они могут спокойно уединиться, и только шум моря или леса будет доноситься до их жилища.

Я так и не выбрал до сих пор себе подругу, о чем Шикрар то и дело мне напоминал. Почтенная Идай давно уже давала понять, что с радостью приняла бы мое внимание, да и мне по праву следовало бы принять ее: она обладала редчайшей мудростью и была предана мне, но я уже несколько раз отвечал ей, что у меня нет желания сочетаться ни с одной из ныне живущих жен рода. Я примирился с тем, что женюсь поздно или ли не женюсь никогда…

И теперь, стоя на тропе, что вела к моим чертогам, я дрожал, осознавая, что в разуме своем я уже положил начало полету влюбленных, готовый посвятить себя одной-единственной, с которой соединился бы навечно.

И этой единственной была Ланен Кайлар из рода гедришакримов…

Кое-как я добрался до своего жилья. Я ужасался и ликовал одновременно. Раньше меня порой посещало опасение, что я не способен полюбить кого бы то ни было, — и все же вот она, любовь, во всем своем чудесном проявлении, но к кому? К детищу гедри, унеси Ветры мою душу!

Или же я позволил себе предаться этим мечтам лишь потому, что подобный союз сам по себе попросту невозможен? «Выбрал самую недосягаемую из всех, Акхоришаан», — подумал я про себя, рассмеявшись вслух. И все же видение, в котором она представлялась мне одной из моего рода, не покидало меня, доставляя мне удовольствие и заставляя мою душу парить, раньше я никогда не чувствовал ничего подобного. Я казался себе юнцом, несмотря на все прожитые годы, и сейчас же решил, что буду просто наслаждаться этим новым для себя ощущением. Оно было поистине чудесным. Раз уж тому, о чем я грезил, не было суждено сбыться наяву, мне оставалось самозабвенно предаваться этим чувствам, покуда они длились. Вскоре она уедет, и жизнь моя вновь неспешно потечет по своему тихому руслу, а об этих мгновениях останутся лишь воспоминания, которые я буду лелеять до конца своих дней.

Я тяжело вздохнул. Мне придется собрать Совет, как потребовал Шикрар. Пока не кончилось утро, я должен созвать свой народ в Большом гроте, неподалеку от Рубежа.

Я стал в позу восприятия и приступил было к упражнению спокойствия, однако вскоре отказался от этой затеи. Как мог я созвать Совет, который будет решать, позволить ли мне встречаться с Ланен? Ведь имя ее по-прежнему звучало у меня в мыслях дивной музыкой…

Мне нужно было выждать несколько часов. А пока я дал полную свободу воображению, позволив ее словам и мыслям найти приют в моем сердце. Мы беседовали всего лишь несколько часов, и я знал, что через некоторое время чувства мои улягутся, и я смогу вновь доверять себе настолько, чтобы поговорить со своим народом.

Рано или поздно.


Ланен

Когда действие лансипа закончилось, я едва нашла в себе силы притащиться обратно в лагерь со своими мешками и завалилась спать. Проспав мертвым сном несколько часов, я проснулась, когда было далеко за полдень. Меня разбудило солнце — белое и яркое в это время дня, несмотря на позднюю осень. Перед глазами стоял короткий сон: лес, залитый ослепительным светом, и звучание песни, подобной которой я никогда раньше не слышала… Солнечный свет согревал меня, я чувствовала, что хорошо отдохнула, и первой, и единственной моей мыслью было поскорее дождаться предстоящей встречи.

Я не могла сидеть спокойно, когда мысли мои гонялись друг за другом кругами, и была глубоко благодарна тому, что мы, листосборцы, не обязаны были придерживаться строгого расписания. Сейчас в лагере было лишь несколько человек: одни возились с костром и варевом, другие после тяжелой ночной и утренней работы отправлялись на боковую, третьи, наоборот, выбирались из палаток и, пошатываясь, шли налить себе челану. Никому не было дела до меня и моих намерений, а Марика я и вовсе нигде не замечала.

Я укуталась в плащ и пошла по направлению к морю. Ночной холод отступил, и день был погожим, почти теплым при ярком солнце, хотя с моря дул легкий ветерок. Приспустив плащ, я вволю наслаждалась чудесным днем, пока была возможность, поскольку знала, что ночью наверняка опять будет холодно. По правде говоря, я пыталась осмотреть окрестности и просто насладиться тем, что нахожусь на том самом острове, который притягивал меня все эти долгие годы. Море казалось живым существом, словно танцующим в лучах солнца, в воздухе с радостным гомоном носились чайки, ветер был свежим и соленым; но все заслонял собой образ Акора: резкие черты его лица, виденного мною лишь при свете луны, мерещились мне везде, куда бы я ни посмотрела. Я не могла помыслить, что со мною происходит. Конечно, он был первым виденным мною драконом, весьма внушительным и производящим сильное впечатление, но почему мне вспоминаются больше его глаза, нежели слова? Не то чтобы внешний вид его был мне безразличен, но в нем было нечто такое, что вызывало во мне весьма неожиданные чувства. Я не могла дать этому определения, но это было явно что-то знакомое…

«Артур».

Я остановилась как вкопанная. Артур из поместья Берстед, что в Межном всхолмье, недалеко от моего прежнего дома? Во имя Владычицы, почему это я вдруг о нем подумала? В детстве он был моей любовью. Да, мне очень хотелось тогда быть с ним, и я рыдала, когда он женился на другой, но это было давно, и какое это имеет отношение к Акору?

«Ты любила его».

Да, наивной детской любовью. Да, в него влюбилась.

И многие дни после их свадьбы тебе мерещилось его лицо в каждом работнике твоего поместья.

Да, ну и… ой… Ой! Нет-нет, этого не может… Я ведь… О Владычица, нет, это невозможно!

«Разве?»

Еще чего не хватало! Я даже рассмеялась. Влюбиться в дракона? На подобную глупость не способна была даже я. Я ведь не дитя малое, чтобы сходить с ума по существу, настолько от меня отличающемуся. Я бы ни за что…

«Не такие уж мы и разные, — говорил он. — Будь он человеком, ты бы полюбила его, верно?»

Такая мысль показалась мне страшно привлекательной. Я попыталась представить его мужчиной, и образ этот почти без труда явился мне, словно готовый портрет. Я видела его — гибкого, статного, с волосами, блестящими серебром, и зелеными глазами, глубиной своей подобными морю; его красивое лицо озарено неподражаемой улыбкой, он берет мои руки в свои и прижимает меня к себе…

И тут огромная фигура, которую я видела ночью, вновь возникла передо мной: самоцвет сияет на кованом серебристом челе, голос подобен песне, а мысль — самой любви, и он произносит мне свое имя…

«Кодрешкистриакор».

«Пусть так. О святая мать Шиа, помоги! Пусть так, я люблю его», — ну вот, наконец-то я это сказала. Я люблю его, как бы он ни выглядел, и да помогут мне небеса! Но что же, во имя Владычицы, мне теперь с этим делать?

На этот вопрос внутренний голос не давал ответа.

Я стояла в раздумьях — и, рада сказать, даже смеялась про себя. Я не могла воспринимать свои мысли всерьез. Мне очень нравилось представлять его в виде человека, но меня по-прежнему очаровывал и его истинный, драконий облик, даже ничуть не меньше.

Одной Владычице ведомо, где бродили мои мысли, которым я предоставила полную свободу; однако вскоре я вынуждена была задуматься об иных вещах, не имевших ничего общего с любовью к существу возрастом в тысячу лет и размером с усадьбу Хадрона.

Я стояла за поворотом тропы, который обогнула некоторое время назад, погруженная в свои бредовые мысли, как вдруг услышала голоса. В нынешнем своем настроении мне никого не хотелось видеть, поэтому я отступила под прикрытие густого низкорослого ельника. Ветви елей были такого же цвета, как и мой плащ. Укрывшись в их тени, накинув капюшон на волосы — на ногах у меня были темные гетры, — я сделалась почти невидимой.

И очень кстати. Голоса приближались, и я поняла, что один из них принадлежит Марику.

Я надеялась, что они просто пройдут мимо, и тогда я смогу вернуться в лагерь, но вместо этого они остановились по другую сторону от поворота. Мне было хорошо слышно, о чем они говорят,

— Дело идет неплохо, господин, не правда ли? — сказал другой голос. Был он высоким, гнусавым и чрезвычайно неприятным, и я его сразу же узнала. Это говорил Кадеран, юркий проныра, всегда вившийся вьюном около Марика. Я не представляла себе, зачем ему понадобилось отправиться в это путешествие, но поскольку мне удачно удавалось избегать с ним встреч, то это меня особо и не интересовало. — Найти в первую же поездку плодоносящие деревья! Это будет величайшим торжеством! Скоро ты сделаешься таким богатым, что твои сокровища будут доставлять тебе немало хлопот.

— Не могу дождаться этого, — ответил Марик беспечно. Красота его голоса теперь была еще больше подчеркнута, в противоположность гнусавости Кадерана. — Да пребудет на мне подобное бремя до конца дней моих. А ты неплохо поработал сегодня.

— Разумеется, господин. Я приготовил защитную мазь, как ты просил, и обряд можно будет провести уже сегодня на закате. Но должен сказать тебе, господин: то, что ты требуешь от предметов, которые приготовил для тебя магистр Берис, невозможно.

— То есть как — невозможно? — вскинулся Марик.

— Мой господин, я делаю все, что могу, но ты просишь слишком многого, а на все нужно время, — он понизил голос, но я по-прежнему могла разобрать слова. — Вызов демонов — дело тонкое, мой господин. Тут нельзя действовать слишком поспешно, а то, что ты требуешь, превосходит обычные рамки. Я ведь не магистр шестого круга.

— Будь проклят этот Берис! Почему он не мог просто выполнить мой запрос полностью, избавив бы и меня и тебя от лишних забот? Только сейчас я узнаю, что предметы, которые он прислал, помогут мне лишь наполовину! — слыша голос Марика, я легко представила себе его свирепый взгляд, обращенный на Кадерана. — Я должен их заполучить, Кадеран, и они должны послужить мне так, как я просил. Мне придется покрыть большое расстояние, и мне будет нужно побольше времени. Когда сегодня вечером все закончится, поразмысли над тем, что еще можно сделать для увеличения их силы. Мне нужно, чтобы я мог пройти незамеченным по меньшей мере десять миль.

— Десять миль? Мой господин, ты не представляешь себе, чего ты просишь! Магистр Берис послал меня служить тебе, но даже он сам не обладает могуществом, достаточным для того, чтобы свершить подобное. А разве я способен превзойти его в этом мастерстве? Обувь, которую он тебе предоставил, способна послужить и десяток миль, это верно, но всего остального тебе хватит не более чем на половину пути. То ничтожное пособничество, которое я в состоянии оказать, позволит тебе пройти половину этого расстояния, и при этом силы мои окажутся на грани истощения.

— Тогда я бы посоветовал тебе отодвинуть эту грань, если ты намерен покинуть этот остров таким же, каким приплыл сюда, — прорычал Марик. Перемена в его голосе потрясла меня. Мелодичность пропала, словно все инструменты разом расстроились, и среди общего неблагозвучия явственно проступил мрачный оттенок угрозы. — Говорю тебе: мне потребуется больше времени.

В ответ голос Кадерана посуровел:

— Господин, прошу тебя, не нужно этого притворства! Моя жизнь в твоих руках, но столь же верно и то, что твоя жизнь зависит от меня! Не пытайся запугать заклинателя демонов! Я до сих пор жив, потому что не прислушиваюсь к угрозам. В этом сущность моего мастерства, — он взял себя в руки и заговорил более спокойно: — Господин Марик, не нужно, чтобы меж нами возникали ссоры. Это ни благопристойно, ни благотворно. Я изо всех сил постараюсь добиться действия на расстоянии восьми миль, господин, однако большего ты выжать из меня не сумеешь, что бы ты ни говорил. Может, стоит сойтись на этом?

— Хорошо, — ответил Марик своим прежним голосом. — Но, кроме того, мне необходимо иметь хоть какое-то представление о том, что я смогу безопасно вынести оттуда. По окончании обряда я попросил бы тебя завершить подготовку прочих предметов и приготовь к завтрашнему дню все необходимое для вызова демона, если вдруг придется к этому прибегнуть. Да убедись, что все сделано на совесть, ибо от этого будет зависеть моя жизнь — вернее, жизни всех, кто находится на этом острове.

— Все сделаю, господин, — сказал Кадеран. — А ты все еще намерен переговорить сначала с крылатыми?

— Если получится. Зачем подвергать себя опасности, если можно заполучить все путем мирных переговоров? Мои охранники разыскивают сейчас эту лошадницу, она должна быть где-то неподалеку. Я надеялся, что мы сами ее отыщем.

— Я же сказал тебе, что она будет здесь, господин, — тропа-то одна. Раз мы ее не встретили, стало быть, она еще впереди и вскоре вернется этим же путем.

— Это ты так говоришь. Я не заметил ни единого ее следа.

— Стоит лишь подождать, мой господин. Она придет.

Проклятье! Выхода не было. Но какое отношение могла я иметь к сделке, о которой он говорил?

— Ты уверен, что она с ними разговаривала?

Ах, вот оно что!

— Да, мой господин. Меня известили об этом.

— И твои известники никогда не ошибаются?

Я почувствовала, как от смеха Кадерана у меня холод пробежал по спине.

— Шутить изволишь, господин мой? Нет, они никогда не ошибаются. Я хорошо им плачу — они не посмеют ошибиться. Ведь даже демоны боятся смерти.

Я едва могла перевести дыхание, стараясь стоять как можно тише и моля небо, чтобы они не вздумали пройти дальше по тропе. Мне вдруг начало казаться, что окружающие меня ели совершенно неспособны меня защитить. Самого Марика я не боялась — у меня при себе по-прежнему имелся кинжал, и я была уверена, что, по крайней мере, не подпущу его близко. Но этот заклинатель демонов устрашал меня до глубины души. Однако тут я вспомнила, что теперь и сама могу делать кое-что не хуже драконов. «Дура», — выругала я себя. Рассказать им! Воззвать к ним при помощи Языка Истины, предупредить их!

Если бы я слишком долго раздумывала, я бы так и не осуществила своего замысла. Но меня никто никогда не мог обвинить в долгих раздумьях. Закрыв глаза, я сосредоточилась.

«Акор! Акор, брат мой! Шикрар, старейший, слышишь ли ты меня? Ланен взывает к вам».

Я подождала немного в тишине, вновь повторила свой зов, но ответа все не было. Я не знала, как следовало делать то, что мне нужно было сделать, поэтому я просто вновь изо всех сил сосредоточилась на собственных мыслях и, как мне показалось, возопила:

«Я посылаю предупреждение Большому роду. На этом острове находится заклинатель демонов по имени Кадеран, который в союзе с купцом Мариком. Они ищут способ завязать с вами переговоры. Они замышляют что-то недоброе, но я не знаю что. Если мне суждено умереть, предупредите государя Акора, молю вас. Будьте бдительны!»

Ответа не было. Я совершенно не знала, услышан ли мой зов или нет, но когда немного поразмыслила над этим, стоя за деревьями, то почувствовала, как лицо мое багровеет от отчаяния, и я издала безмолвный стон. Если бы Кадеран способен был улавливать подобные вещи, я бы свалилась замертво прямо на месте. Сколько тысячелетий драконий род сам заботился о себе, вполне обходясь и без моей драгоценной помощи! Я поняла, что воззвала к ним лишь из-за страха и беззащитности, и гнева, который внушал мне Марик. Я надеялась, что Акор, если только он меня слышал, не слишком разгневается. А может, никто ничего, и не слышал, может, мне следует посильнее…

Но тут в голове у меня прозвучал голос:

«Твой зов услышан, Ланен, Маранова дочерь. Говорит Шикрар. Мы благодарим тебя за предупреждение. Угрожает ли тебе сейчас опасность?» Голос его был неровным, но казался вполне доброжелательным. По крайней мере, гнева в нем не чувствовалось.

Я задумалась над его вопросом и обнаружила, что, благодаря установившейся между нами связи, страх мой отступил. Сосредоточившись, я ответила:

«Я не вполне уверена, но, по-моему, нет».

«Мы тебе очень признательны. Если тебе будет грозить опасность, без страха взывай к нам, и мы окажем любую посильную помощь. Прощай».

Почувствовав облегчение, я слегка перевела дух. Страшно не люблю сама просить о помощи, но когда ее мне предлагают, то я не отказываюсь. Я улыбнулась. У Шикрара сердце гораздо добрее, чем он делает вид.

Теперь единственное, что меня заботило, — переждать, пока Марик покинет эту одинокую тропку. Они с Кадераном тихо переговаривались, обсуждая собранную на острове добычу и прочие мелкие дела, и по их голосам я рассудила, что они намерены торчать здесь до полуночи, если понадобится. Но тут вдруг Марик простонал.

Господин? — произнес Кадеран, и в голосе его прозвучало ровно столько озабоченности, сколько было необходимо.

Ох-х… Действие лансипа заканчивается… Проклятие всех Преисподних вместе взятых, ну почему именно сейчас! — его бархатный голос был искажен болью, хотя я не могла понять ее причины.

Но говорят ведь, что любое знание — удел терпеливых.

— Этот недуг невозможно излечить, и лишь немногие освобождаются от страданий, мой господин, — сказал Кадеран, и в голосе его даже почувствовалось нечто вроде самодовольства. — Когда ты вернешь себе Дальновидец — только тогда бесконечная боль, что так мучит тебя, навсегда прекратится. Лишь это поведал мне магистр Берис. В созданное тобой ты вложил часть своей сущности, и долгая разлука приносит тебе боль, этого не избежать.

— Можешь не утруждать себя нравоучениями, колдун. Я живу с этим вот уже двадцать четыре года. Ты ничего не можешь поведать мне об этой боли, чего бы я еще не знал, — невольно он вновь издал негромкий стон. — Я поклялся себе. Я разыщу эту воровку и верну то, что причитается мне по праву, или погибну. Только не здесь.

— Господин?

— Может, она и придет сюда, только я не собираюсь торчать здесь на холоде и ждать ее. В конце концов, она все равно возвратится в лагерь. Помоги мне вернуться назад по тропе. Я пошлю за ней охрану, как только доберусь до своих покоев.

— Как пожелаешь, господин, — ухмыльнулся Кадеран, и я услышала, как их голоса стихли вдали.

Я выждала еще добрых полчаса, прежде чем решилась выступить из-за деревьев.

Я попыталась размышлять трезво и обдумать, что мне следует сказать Марику, когда он меня разыщет, вне всякого сомнения, это ему удастся, ведь мне некуда бежать от него, но мысли мои не желали течь спокойно. Слишком уж я была напугана, и, как ни старалась, не могла заставить свой разум сосредоточиться на опасности, которая в данный момент мне угрожала. Вместо этого я размышляла над тем, что услышала. Я предположила, что «пройти незамеченным» означало, что Марик вздумал пересечь Рубеж, но с какой целью? Добыть драконьего золота? Возможно. Но ведь существование золота было всего лишь слухами, а при столь успешном сборе листьев, да к тому же еще и плодов, не было нужды подвергать себя такой страшной опасности ради какого-то холодного металла, пусть даже настолько редкого и драгоценного.

Я размышляла над этим, потому что не могла думать о другом: «Что он задумал со мною сделать и бессильна ли я остановить его?»


Акхор

Должен признать, все выходило как нельзя лучше. Даже если бы я думал целый год, то не нашел бы более действенного способа представить ее сородичам.

Я обуздал свои мысли и, прибегнув к упражнению спокойствия, сгладил все свои переживания. Полдень лишь недавно миновал, когда я начал взывать к родичам.

Созвать род на Совет — дело непростое и не скорое. Полностью Совет собирается раз в пять лет, в середине лета; собрать же нас вместе сейчас было весьма сложно, и это непременно вызвало бы недовольство. Одни бывают заняты воспитанием молодняка, правда, за последние годы подобное случалось крайне редко, другие поглощены научными изысканиями и путешествуют, исследуя мир, что всегда отнимает много времени, а иные из старейших в течение многих лет подряд предаются лишь размышлению и созерцанию — им сборы на Совет доставляют особое неудобство.

Должно быть, я убедил собраться уже половину своих сородичей, когда вдруг раздался зов Аанен, подобный крику попавшего в беду детеныша.

«Акор! Лкор, брат мой! — дорогой друг, дорогой мой, услышь меня — Шикрар, старейший, слышишь ли ты меня? Кто-нибудь, услышьте мой зов. Ланен взывает к вам — страх, страх, опасность».

Одно лишь это убедило бы любого, кто сомневался, что она владеет Языком Истины, не говоря уже о том, что последовало дальше.

«Я посылаю предупреждение Большому роду — надеюсь, что хоть кто-нибудь слышит меня, услышьте, услышьте меня, опасность! На этом острове находится заклинатель демонов по имени Кадеран, — (голос гедри, хвастающегося своей связью с ракшасами), ужасный человек, похожий на вьюна, гордящийся своей развращенной душой, как это отвратительно — который в союзе с купцом Мариком — будь он проклят, страх, опасность, горесть, одиночество, страх; видение: высокий светловолосый купец с ястребиным носом, явившийся на место встреч. — Они ищут способ завязать с вами переговоры — он говорил о приготовлениях и том, что нужно пройти незамеченным восемь миль, — это все, что Кадеран мог ему предоставить. — Они замышляют что-то недоброе, но я не знаю что — Марик говорило чем-то, что он мог бы „безопасно вынести оттуда“, но я не знаю, чего он ищет. — Если мне суждено умереть, предупредите государя Акора, молю вас — (сильное желание увидеть Акора), опасность — для меня сейчас, для вас скоро — будь проклят Марик. — Будьте бдительны! — опасность, осторожно, осторожно!»

Не было сомнений ни в истинности этого зова, ни в том, что большинство из моих сородичей его также услышали. Это не было необычным: любой мог бы воззвать ко всем нам одновременно, если ему было все равно, кто его будет слушать. Я немедленно обратился к своему народу подобным же образом, сказав им, что этот случай — особенный, как раз и являющийся предметом обсуждения на завтрашнем утреннем Совете, и что большая часть опасности существовала, скорее всего, лишь в разуме этого юного создания. Шикрар сообщил мне со своего наблюдательного поста, что он ответил ей и с ней все в порядке. Мне пришлось на время позабыть об этом, ибо слишком многие хотели меня выслушать. Разумеется, она была напугана, однако, похоже, благодаря ответу Шикрара, страх ее отступил. Она больше не взывала к нам.

Некоторое время ушло у меня на то, чтобы разобраться с ответами сородичей, но в конце концов стало ясно, что большинство представителей моего народа настроены весьма участливо. Даже Кейдра приветствовал этот зов, отвлекшись немного от своего вот-вот уже готового появиться на свет малыша.

Мне нужно будет рассказать Ланен, насколько ее зов оказался успешен.

На закате.


Ланен

Охранники Марика остановили меня примерно в миле от лагеря. Они проводили меня — по большому счету, довольно учтиво, к прогалине, где стояли хижины. У входа в хижину побольше нас ждал Марик. Я поднялась по ступенькам к двери; оба охранника последовала за мной.

Будь он проклят. Несмотря на все, что я о нем знала, он по-прежнему казался мне красавцем. Светлые его волосы словно сверкали в предвечерних лучах солнца, в глазах цвета зеленой травы мне чудился золотой блеск, а благодаря своему стройному, но сильному телосложению, он казался намного моложе, чем был на самом деле. Он вежливо попросил меня зайти и отужинать с ним. Сейчас в голосе его не осталось и следа той боли, которую я слышала в нем недавно, хоть я и знала, что он использует свой голос в качестве оружия, мне приходилось с трудом заставлять себя относиться к нему, как он того заслуживал.

Нет, Ланен, правду. Мне приходилось сдерживать себя, чтобы не соглашаться с любыми его словами.

Голова у меня была настолько забита разными мыслями, что я совсем позабыла об амулете, который он носил в Илсе. Все-таки они ведь как раз и созданы для того, чтобы скрывать истину от тех, на кого они воздействуют.

— Почтенная Ланен, заходи и располагайся поудобнее.

— Я зашла внутрь и сняла плащ. Охранники, закрыв за мною дверь, удалились.

— Благодарю тебя за то, что ты ответила на мое предложение, — сказал он. — Надеюсь, эти мужланы вели себя с тобой достаточно вежливо?

— Они остановили меня, когда я прогуливалась, и заявили, что мне приказано предстать перед тобою. Один из них пригрозил связать мне руки, если я вздумаю упрямиться, — ответила я, стараясь казаться больше раздраженной, чем напуганной.

— Болваны! — воскликнул он. — Я вовсе не приказывал им ничего подобного. Какого наказания они заслуживают, по-твоему?

— Это не так уж важно, Марик, — сглотнула я, пытаясь сохранять свой голос спокойным. — Зачем ты хотел меня видеть?

Он улыбнулся мне так, словно между нами был какой-то секрет.

— Да вот, госпожа, я только что закончил утреннюю работу, которая сделает купеческую гильдию Марика одной из богатейших в мире. И я подумал: может, стоит пригласить тебя отметить это свершение? А после ужина мы, быть может, поговорили бы о твоей матери он придвинулся ближе ко мне, понизив голос до такой степени, что мой страх растаял: — И, может статься, мы побольше бы узнали друг друга? Я бы хотел узнать тебя получше, Ланен, — сказал он, затем взял мою руку, поднес ее к губам и поцеловал тыльную сторону моей ладони, что, как я слышала, мужчины иногда делают. Потом повернул мою руку ладонью вверх и снова поцеловал — нежно, ласково, страстно.

Я содрогнулась от отвращения и одновременно — от глубочайшего волнения. Стоило мне подумать о том, что человек, который страстно целует меня, возможно, приходится мне отцом, как меня едва не выворотило наизнанку; однако другая часть моего существа думала иначе. Разум мой был твердо убежден в том, что Марик, помимо того что мог оказаться моим отцом, еще к тому же обладал темной душой и путался с демонами; однако тело мое предательски изнывало от внезапно нахлынувшего страстного желания. Я никогда еще не знала мужчин и ни разу не любила по-настоящему, и, уж конечно, за мною никто никогда не ухаживал, как бы противоестественно мне это сейчас ни казалось. Но подобного я ожидала от него меньше всего и была к этому совершенно не готова.

Ноги мои не слушались меня; внезапно я вдруг оказалась в его объятиях, и лицо его находилось теперь в нескольких дюймах от меня. Даже запах, исходивший от него, был изумителен и бесконечно притягателен. Я и не заметила, как губы его соприкоснулись с моими. От его поцелуя по телу у меня пробежала дрожь, переполнив каждую частицу моего существа желанием, в котором чувствовался привкус зла, строжайшего запрета… Я не могла этому сопротивляться. И это было отвратительно.

Малый клочок моего разума все еще крепко цеплялся за действительность. Этот кусочек кричал мне, что уже почти подошло время заката, что единственный, кто заслуживает подлинной любви, ждет меня, но желание тела взяло верх, и мне было все равно. Боюсь, что, оставив без внимания доводы разума, я со всей пробудившейся во мне страстью ответила ему на его поцелуй.

Казалось, он слегка опешил. Лишь спустя минуту он сумел отстраниться и уставился на меня, и я не могла сказать, что означает блеск в его глазах.

— Да у тебя внутри пламень, моя лошадиная повелительница. Ты выстроила свои стены высокими и прочными, Ланен, но я преодолею их.

Мы вновь слились в поцелуе. Я ощущала позывы плоти, которых не знала многие годы. Я прекрасно понимала, что мне следовало бы убраться отсюда, но это было осуществимо не более, чем если бы я вознамерилась взлететь.

Слава Владычице, что этот недоумок управился очень быстро.

Когда наступила передышка и мы, запыхавшись (я-то уж точно не могла восстановить дыхание), крепко сжимали друг друга в объятиях, он пробормотал мне в ухо:

— Ланен, госпожа моя, я знаю твою тайну. Я знаю, что ты разговаривала с драконами, как и я. Умоляю тебя, милая моя госпожа, расскажи мне, что ты от них узнала, чтобы уж мы и тут действовали сообща.

Ничто другое не могло бы избавить меня от его чар, как это. Я слегка отстранилась.

— Что? — переспросила я, разум мой был все еще затуманен страстью. — О чем ты?

— О драконах, дорогая моя, — ответил Марик и ослепительно улыбнулся. Он изогнулся и поцеловал меня в шею, прижав меня еще крепче к себе; его руки, сильные и чувственные, ласкали мне спину, а он продолжал бормотать: — Я знаю, что ты была у них, бесстрашная ты душа. Расскажи мне, о чем вы говорили?

Разум мой быстро прояснялся. Я чуть было не отпрянула от него, но тут же смекнула, что мне будет гораздо меньше выгоды, если он вдруг перестанет думать, что я все еще беспомощна. Для этого мне не нужно было особо притворяться: я по-прежнему испытывала влияние чар, хотя и в меньшей степени.

— Ничего особенного, они не стали меня даже слушать, — я вновь поцеловала его, слегка дразня. — Нашел, о чем спрашивать! Почему тебе понадобилось знать об этом именно сейчас?

— Эх, милашечка! Поверь мне, что вскоре тебе даже говорить станет лень! — ответил он, смеясь и лаская меня.

— Тогда скажи, несносная душа, чего тебе от них нужно? — спросила я, делая вид, что заигрываю с ним.

Эти слова сорвались с моих губ прежде, чем я осознала, что сказала их зря. Теперь настал черед Марика отстраниться. Он окинул меня взглядом, и вмиг страсть его обратилась в холодное подозрение. Я постаралась изобразить невинность и хотела поцеловать его еще раз, чтобы скрыть смущение, но он отпрянул от меня. Я встретила его взгляд, изобразив на лице такую влюбленность, на которую только была способна, но он был настолько сведущ во лжи, насколько я была в этом деле простофилей.

Глаза его сузились от гнева.

— А кто тебе сказал, будто мне от них что-то нужно?

Я не ответила.

Он опять придвинулся ко мне и сжал мою правую руку настолько сильно, что я никак не ожидала от него такой хватки.

— Отвечай, глупая девчонка, а не то я прикончу тебя, невзирая ни на что!

Похоже, он знал лишь два способа обращения с женщинами — соблазн или запугивание. Я не переношу трусость подобного рода, да к тому же, как я уже говорила, нрав у меня — хуже некуда. Всегда. И вся моя ненависть, вместе с отвращением, которое я испытывала теперь не только к нему но и к себе самой, пронеслась сквозь меня, превратившись в яростный гнев, когда я осознала, что мне угрожает человек, только что обманом заставивший меня воспылать к нему страстью.

Я не говорила о том что я левша?

В точности как моя мать.

Первый удар я нанесла не рукой, поскольку сочла, что пустить в ход колено будет гораздо действеннее, но уж во второй раз я врезала ему кулаком. Прежде я никогда не била со всей силы, с тех самых пор, когда переросла всех своих сверстников, даже в случае с Вальфером мне пришлось слегка смягчить удар. И должна признать, что душа у меня взыграла, едва я увидела, как Марик свалился на пол. Он даже не пикнул.

Я решила, что самое время убираться отсюда. И побыстрее.

Схватив плащ, я принялась судорожно искать глазами что-нибудь такое, что помогло бы мне благополучно миновать охранников. Через щель в двери я видела, что оба ждут снаружи, даже не подозревая, что произошло.

Я схватила, как мне показалось, матросский сундук Марика и, крепко держа его, прокричала:

— Охрана! Охрана! Помогите, вашему хозяину дурно, скорее!

По крайней мере, эти болваны мгновенно откликались на приказы. Они вломились в комнату, как я и ожидала. Я сорвалась с места, и должна сказать, получилось у меня довольно неплохо. Что было силы я налетела на переднего, держа сундук прямо перед собой. Бедолага, разумеется, услужливо отлетел назад, надсадно охнув и сбив при этом с ног своего напарника. Напоследок я запустила сундук в голову оказавшемуся сверху, отчего тот свалился вновь и на сей раз наконец-то замер, придавив собой товарища. Я перепрыгнула через переплетенные тела и со всех ног устремилась под прикрытие деревьев — к Рубежу.

В следующее мгновение деревья уже окружали меня, и я направила свой бег на северо-запад, дабы обогнуть лагерь и избежать всяческих ненужных вопросов. Я предполагала, что охранники слишком быстро очухаются, и тогда мне придется туго. Я неслась во весь дух.

Пока я бежала, до меня дошло, что солнце уже заходит. Я громко рассмеялась, чувствуя истинное облегчение оттого, что мне удалось спастись живой, но быстро посерьезнела — помимо прочего, смех затруднял дыхание. Какое имело значение, что я прибуду на встречу вовремя? Благословенная Владычица, как я буду смотреть в глаза Акору после такого? И что же, интересно знать, я буду делать потом?

Я страшно злилась на Марика, сердилась на себя и досадовала оттого, что меня обуревал гнев в то время, когда я вот-вот наконец-то должна была увидеть Акора при свете угасающего дня. Пока я бежала, я пыталась освободить голову от мыслей о Марике и его лжи, о той нездоровой страсти, на которую он меня вынудил; но все это засело в моей голове на удивление прочно. И тут до меня донесся шепот собственного разума. «Амулет, Ланен. На нем был амулет — тот самый, что он нацепил на себя в Илларе, или даже более сильный. Он упирался тебе в грудь с правой стороны, когда ты обнималась с Мариком, помнишь?»

Как и прежде, стоило лишь мне осознать, что я находилась под воздействием чар, как почти вся их сила развеялась; но не так-то легко было заставить свое тело позабыть те чувства, которые были пробуждены в нем.

И все-таки страх и бег помогали мне, равно как и неведомое, дикое ликование, которому я не находила объяснения, словно, заставив Марика распластаться на полу, я одним ударом пробила себе путь к свободе. В любой момент я ожидала услышать позади себя громкий клич или, еще хуже, топот охранников Марика, несущихся за мною по пятам, но ничего слышно не было, а впереди я уже различала Рубеж, вырисовывавшийся в лучах заката. Я пересекла широкую тропу перед ним и остановилась у самой ограды, шаря глазами по деревьям в поисках густой тени на случай, если они вдруг настигнут меня. Переведя дух, я прислушалась: нет ли поблизости Акора? Это было не то место, где мы уговорились с ним встретиться, а я не осмеливалась воззвать к нему, прибегнув к Языку Истины, опасаясь, что меня может услышать кто-нибудь еще. Я вынуждена была лишь ждать, дрожа и мысленно разговаривая сама с собой в надежде, что он отыщет меня, по запаху или с помощью какого-нибудь другого чувства, о котором я не ведала. К счастью, мне многое нужно было себе высказать.

«Ладно, девочка. Стало быть, ты наконец-то пробудилась. Слишком ли это ужасно? Скорее я бы решила, что тут больше повода для радости. А ты оказалась гораздо более отзывчивой, чем предполагала, все-таки ты — женщина! Двадцать четыре года — достаточно долгий срок, чтобы оставаться девушкой».

Но не с таким мужчиной, как этот! Меня от него тошнит, он ведь может оказаться моим отцом, мне так стыдно!

«У него ведь амулет. Отвечая ему, ты подчинялась демонической силе. В этом нет причины для стыда. Для гнева — да, а стыдно пускай будет ему. Для тебя не было преступлением испытать такие чувства. Что же до Марика, то все это уже в прошлом — больше ему не удастся тебя провести».

«Раньше я его прикончу», — подумала я, все еще прислушиваясь, нет ли погони.

«Ты же не настолько глупа. Вспомни, что говорил Джеми: „Никогда не убивай без крайней нужды, Ланен. Души, вырванные из жизни, спят неспокойно, как и тот, кто разлучил их с этим миром“. Но хватит, Ланен, довольно! Подумай лучше о другом, пока есть такая возможность. Этого мгновения ты ждала долгие годы. Акор будет с тобой — лишь вы вдвоем, в полном согласии друг с другом. На этот раз меж вами не будет никаких барьеров. Возможно, это твое последнее общение с их родом, Ланен, быть может, тебе предоставляется последняя возможность поговорить с тем, кого ты по-настоящему любишь, — с Акором».

По прежнему не было заметно, чтобы за мной снарядили охоту. Я не могла понять причины, но от души радовалась этому. Я не думала, что нанесла Марику серьезные увечья, хотя, само собой, он должен был проваляться некоторое время без сознания, как и охранник, в которого я запустила сундуком. Но где же второй?

И где Акор? А вдруг он меня не найдет? «О милостивая Владычица, пусть он разыщет меня побыстрее!» Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, а, выдохнув, позволила себе прошептать едва слышно, почти про себя: «Кодрэшкистриакор».

Само упоминание этого имени подействовало не хуже оберега против ложных чувств, порожденных амулетом Марика. Сердце мое словно озарилось ярким светом, отчего тусклое пламя, к которому я вынуждена быХа раньше присматриваться, исчезло совсем. Я по-прежнему была напугана, по-прежнему прислушивалась, не доносится ли шум погони, но о Марике как о мужчине я больше не вспоминала.

Я не могла стоять спокойно. Плотно завернувшись в плащ, я принялась быстро и бесшумно идти вдоль Рубежа на запад, подальше от лагеря. Истинное имя Акора раздавалось у меня в ушах, подобно звону колокольчика в зимнее утро, прозрачному и чистому, полному обещаний, вселявшему в меня надежду, перед которой отступал страх, но нужно было спешить. Возможно, это было лишь игрой моего воображения — все-таки я отошла уже довольно далеко от лагеря, но мне показалось, будто я начинаю слышать голоса, кричащие в отдалении. Шагая под прикрытием теней и молясь, чтобы Акор отыскал меня, я заметила, как последние лучи солнца ярко заливают всю местность вокруг, день спокойно угасал, как заведено в этом мире, и я едва понимала, как это природа может быть так беззаботна. Солнечные лучи придавали самому воздуху схожесть с золотом, даря последнее тепло полуобнаженным деревьям и напоминая всему, даже увядавшей траве, о великолепии лета. Мне хотелось оказаться укрытой бурей или туманом, чем-нибудь столь же беспощадным, как страх и отвращение, поглощавшие меня до этого; но день таял медленно и прекрасно, ему совершенно не было дела до меня. Я едва могла это переносить.


Акхор

Самым поразительным было то, что я чувствовал ее приближение. Я даже мог прочесть помыслы ее сердца. Каким-то образом я расслышал, что она произнесла мое подлинное имя, не на Языке Истины, но прибегнув к чему-то подобному. И с того мгновения я начал чувствовать каждый ее шаг и даже видел ее глазами, и сильнее всего я теперь чувствовал ее страх. На миг мне даже явился образ того гедри, против которого она нас предостерегала.

Тщательно сосредоточившись, я обратился к ней на Языке Истины. От неожиданности она испугалась, но обрадовалась.

«Да, друг мой? — больше, чем друг, дорогой мой, о Владычица, что же мне делать?»

«Ничего больше не говори, Ланен, ради нашей дружбы, храни молчание!»

Шикрар-то уж точно слышал. Куда же нам с нею пойти?

«Я не знаю, где ты. Можешь ли ты отыскать место встреч, где мы видимся с купцами? Оно немного к северо-западу от того места, где мы с тобой беседовали. Ты легко узнаешь его: там узкий проход с воротами. Пройди туда, где деревья слегка расступаются, я буду ждать тебя.

А сейчас, Маленькая сестра, я должен попросить тебя сделать кое-что не совсем легкое. Ты должна представить себе маленькое оконце, сквозь которое могла бы пройти лишь твоя рука; через него посылай мне свои мысли — пока лишь те, которые мы можем позволить слышать Шикрару. Прежде освободи свой разум от всех прочих мыслей, затем сосредоточься и пошли мне свои слова через это оконце. Оно не должно быть слишком большим, малышка».

Я не слишком был уверен, что так нам удастся оставить моих родичей в неведении, но не мог не попытать счастья. Я боялся, что Совет настроится против меня, — что могло им помешать? — и тогда мне придется выполнять их волю. Мои замыслы повергли бы большинство из них в ужас. Впрочем, я не собирался нарушать никаких законов. Мы просто пообщаемся с ней, как и раньше. Я не стану подвергать своих сородичей опасности; и хотя мне никогда не быть таким благопристойным, каким хотел бы меня видеть Шикрар, но ради спокойствия своего народа я не перейду границ дозволенного, ибо не имею на это права.

Я почувствовал, как она старательно пытается сосредоточиться, перебирая в уме то, чего не следует слышать Шикрару. Неплохо у нее выходит — гораздо лучше того, что было раньше. Она быстро учится.

«Благодарю тебя, друг мой, дорогой мой друг. Я боюсь того, что могут сказать на вашем Совете. Пожалуйста, дай им понять, что я во всем руководствуюсь лишь твоей волей. Я буду ждать завтрашней ночи, чтобы вновь услышать тебя».

Речь ее была вполне отчетливой. В последнем обращении почти не слышалось побочных мыслей. Это было удивительно: она обладала врожденными способностями к Языку Истины, ей требовалось лишь немного поупражняться под чьим-нибудь руководством.

«Отличные слова, — ответил я. — А теперь, маленькая сестра, — продолжал я, изо всех сил стараясь держать себя в руках, чтобы не поддаться соблазну открыть ей свое сердце, — иди, я жду тебя».


Ланен

Место, про которое он говорил, я отыскала случайно; на ходу вслушиваясь в то, что он мне говорил, я наткнулась на небольшое расчищенное пространство прямоугольной формы подле ворот. Почему-то, оказавшись там, под прикрытием деревьев, когда лишь ветхая ограда отделяла меня от драконьих земель, я почти позабыла о своем страхе. Пусть ищут! Разве им меня отыскать? И кто посмеет напасть на меня, когда Акор совсем рядом? От такого облегчения я даже расплакалась; потом намеренно расплела косу и распустила волосы. Пусть он увидит меня такой, какой меня мало кому доводилось видеть. Так было бы справедливо.

Я старалась придумать, как рассказать ему о том, что произошло, старалась вспомнить великое множество вопросов, которые я всегда хотела задать, но мысли отказывались повиноваться. Я чувствовала близость Акора, и всем своим существом, шаг за шагом, приближалась к нему, оставив страх позади.

Акор.

Само это имя связывало нас, подобно серебряной нити, которая увлекала меня туда, куда я и сама стремилась; я чувствовала, как меня тянет к нему.

Акор. Акор.


Акхор

Я ждал в своем укрытии: она должна увидеть меня лишь тогда, когда сама попросит меня об этом. Я тщательно сохранял спокойствие и дышал так, как требовало того упражнение, стараясь, чтобы разум мой оставался свободным от всяческих глупых мыслей.

Я думал до этого, что подготовлен к встрече, однако не знал, с чем мне придется столкнуться. Никакое из упражнений, никакие мои занятия, ничто из того, что я познал за свою долгую жизнь, не могло подготовить меня к этой неожиданной связи — безмолвной, таинственной, не осознанной мною во всей полноте вплоть до последнего часа. Ничто не могло подготовить меня ни к звуку ее голоса, пронизанного теми же чувствами, что испытывал и я, ни к ее облику, который наконец-то был ясно виден мне при свете угасающего дня.

Когда она шепотом позвала меня через разделявшие нас деревья, с дрожью в теле и любовью в сердце, я почти перестал дышать. Слова ее словно были привязаны к струнам моего сердца, и каждый звук ее голоса затрагивал меня, словно неукротимая, но отдаленная музыка. Я забыл о своем твердом намерении, забыл о решении оставаться осторожным и осмотрительным — позабыл обо всем, кроме ее голоса; она казалась мне самым чудесным созданием, которое я когда-либо встречал.


Ланен

— Акор, — прошептала я. — Акор, ты здесь?


Акхор

— Я здесь, моя дорогая, — ответил я.

Сказав это, я понял наконец, что меня страшило. Я не думал сейчас ни о Шикраре, ни о роде, ни о том, что может произойти, — впервые за свои долгие годы я готов был жить лишь одним днем.

Я чувствовал, как внутри меня разгорается пламень. Никаких больше границ! Сейчас нас только двое, и вместе мы можем познать любую истину. Я медленно продвинулся вперед, к небольшому просвету между деревьями, пытаясь успокоить в себе этот безумный бунт. По крайней мере я не позабыл о том, что следует говорить потише.

Увидев меня, она ахнула. Мне не было нужды спрашивать почему. Какими бы разными мы ни казались, я сделал бы то же самое.

Волосы ее, подобно живому водопаду, нежно трепетали, колышимые ветерком, и сверкали тем же оттенком, что и закат солнца, а глаза ее были подобны зимней метели. Она выглядела совершенно очаровательно: высокая, по сравнению с остальными своими сородичами, и гибкая, как и в первый день, когда я ее увидел. Я чувствовал, что разум ее и сердце открыты мне. Ей была присуща истинная красота.

С восхищением я подумал: имей она самоцвет души, какого бы он был цвета?


Ланен

Никогда не забуду, как он предстал передо мной в свете заходящего солнца.

Он был еще более великолепен сейчас, нежели ночью, освещенный луной. Даже в золотых лучах заката он сиял серебром. Когда он наклонился ко мне, солнечный луч отразился в его самоцвете, и тот вспыхнул изумрудным огнем. Глаза его были такого же зеленого оттенка, словно и в них скрывался подобный огонь. На мгновение он напомнил мне драгоценное изваяние, вышедшее из-под рук какого-то необыкновенного златокузнеца. Я видела теперь чешуйки его панциря, удивительно ровно подогнанные друг к другу. И я ошибалась, сравнивая его лицо с маской. Правда, в верхней части головы у него возвышался большой костный гребень, увенчанный загнутыми назад рогами, но ниже я узрела мягкую на вид кожу, покрытую мелкими чешуйками. Мне очень захотелось протянуть руку и дотронуться до нее, чтобы узнать, какова она на ощупь.

Тут он произнес:

— Можешь попробовать, дорогая моя.

Я даже не стала спрашивать, как он узнал мои мысли. Он придвинулся ближе, еще ближе, и его голова оказалась на расстоянии вытянутой руки от меня как в ту первую ночь, когда он открыл мне свое имя.

Голос его был мягок и до того певуч, что даже самый сладкий человеческий голос не мог бы сравниться с ним.

— Я позволяю, Ланен. Дотронься до меня. Убедись, что я тут, что я настоящий.

«Что я чувствую то же, что и ты».

Я попыталась протянуть к нему руки, но они не слушались меня. Широко раскрытыми глазами смотрела я в изумлении на стоящее перед собою чудо. Медленно-медленно я протянула одну руку и дотронулась до его лица — там, где пониже глаз тянулся длинный выступ.

Костная поверхность, серебристая и гладкая, оказалась теплой.

Я медленно провела по ней ладонью, вся преисполненная благоговейного трепета, и достигла участка мягкой кожи. Рука моя дрожала, как дрожала и я сама. Я могла лишь легонько прикасаться к нему. Чешуйки у него на лице были не больше моих ногтей, а кожа мягкая, как у змеи…

Я отдернула руку, словно меня что-то ужалило, и сжала кулаки, пытаясь сдержать чувства, обуревавшие меня.

— Нет, — произнесла я, и из глаз у меня потекли слезы.

— Вновь при нашей встрече ты источаешь морскую воду. Однако сейчас это не слезы радости, моя милая Ланен.

— Не называй меня так.

Он отстранился.

— Прости. Мне показалось… Нет, я уверен, что могу слышать, что творится в твоем сердце, словно оно мое собственное. И каким бы безумием это ни казалось, я знаю, что мы с тобою едины, — он вновь придвинулся ближе, но сейчас оставался по ту сторону Рубежа. — Я не ведал прежде подобной любви, Ланен, и сейчас я не в силах ее отвергнуть. Сердце мое бьется вместе с твоим, мне слышны малейшие твои мысли. Ты хочешь сказать, что не чувствуешь того, что в тебе происходит? Я знаю, что это такое.

Я не могла больше смотреть на него.

— Я не хотела говорить тебе об этом! Я думала, это всего лишь мои вздорные помыслы. Я надеялась, что приду к тебе и ты своим спокойствием образумишь меня, называя меня малышкой или малюткой, чтобы я осознала, что все это невозможно. А ты стоишь и говоришь о любви, словно мы с тобою одного рода.

Он приклонил голову и закрыл глаза. Как он и сказал, по какой-то немыслимой причине мы были едины. Потому что я чувствовала, как он страдает.

Я не могла собраться с мыслями. С одной стороны, сердце мое пребывало в замешательстве, но, с другой, его наполняла уверенность. У меня голова шла кругом: я столкнулась с тем, чего быть попросту не могло! Однако правда порождает правду, и я ничего не могла с собой поделать, чувствуя, что придется и мне признаться ему во всем.

— Я не могу и не буду лгать тебе, Акор.

Акор, дорогой мой! Взгляд больших, блестящих глаз был прикован ко мне.

— Я люблю тебя, Акор, вопреки разуму и здравому смыслу. Не потому, что ты дракон, и не потому, что ты был первым из твоего народа, кто заговорил со мною. Я люблю тебя, — я опустила голову. — Наши законы, наш облик и даже эта бревенчатая стена — все складывается против нас. Но я люблю тебя и буду любить всегда, и да поможет мне Владычица. Пусть она поможет нам обоим.

Меж нами воцарилось молчание — глубокое, как чувства моего сердца. Солнце село за деревьями, и сумерки приближались.

— Прошу тебя, Акор, скажи же что-нибудь, — произнесла я. — Поговори со мною.


Акхор

Я не решался заговорить, ибо не доверял себе. Я не знал, к чему это может привести.

Но вскоре мне было все равно.

Сперва я ничего не мог произнести, кроме ее имени.

«Ланен. Ланен. Ланен».

Она закрыла лицо руками. Я знал, что она плачет, но мне казалось, что она одновременно смеется.

Приблизившись еще больше, я поднес к ней свою переднюю кисть.

— Ты позволишь? — спросил я осторожно.

Она глянула на меня и, увидев мои когти, отвернулась, но кивнула.

Должно быть, я казался ей устрашающим, но она не отстранилась. Я широко расставил когти, отогнув их назад, и осторожно прикоснулся к ее лицу внутренней стороной кисти, где кожа наша наиболее чувствительна.

Даже вода не так мягка, какой оказалась кожа ее лица.

Я задрожал. Я, Кхордэшкистриакхор, Серебряный царь кантришакримов, дрожал от восхищения, дотронувшись до кожи этого создания. Тогда я убрал лапу, чтобы случайно не поранить Ланен. Малейшее прикосновение моих когтей наверняка порвало бы эту нежную ткань.

— Унеси Ветры мою душу, Ланен Кайлар, мы оба попали в переделку, — сказал я негромко. — И пусть мы знаем, что этой любви не суждено обрести всю полноту, какая присуща любви к себе подобному, по крайней мере, мы можем оставаться друзьями.

— По крайней мере. Но нас по-прежнему разделяет Рубеж. Твои родичи узнают, если я пересеку его.

— Да, это так. Но они не узнают, если его пересеку я, а если и узнают, то не сразу. Я всем сердцем желаю показать тебе местечко, где мы могли бы спокойно беседовать долгие часы. Нужно всего лишь дождаться полной темноты, а в столь позднее время года она не замедлит наступить.

По правде говоря, уже и так было довольно темно.

— А что будет, если нас найдут? — спросила она тихо.

— Не знаю, моя дорогая, но если они вдруг вздумают до тебя добраться, прежде им придется посчитаться со мной.


Ланен

Меня отвлек шум людских голосов — не слишком близко, но и не очень далеко. Я собралась с духом, понимая, что рискую потерять все, если расскажу ему об этом, но чувствовала, что обязана это сделать.

— Благодарю тебя за все, дорогой мой друг, но я должна тебе кое-что сказать. Многое произошло со мной сегодня. Сейчас за мной охотятся мои же сородичи, ибо Марик пытался меня убить, но я от него сбежала.

— Вот оно что, — произнес он с грустью, — значит, в этом кроется причина твоего страха. Впрочем, думаю, что страх твой вызван чем-то еще. Почему же он ищет твоей смерти?

Шум погони становился все отчетливее.

— Акор, нет времени. Они вскоре найдут меня. Милый друг, прости, я не хотела впутывать тебя в эту сумятицу, но если мы должны отправиться куда-то, то нужно торопиться.

— Хорошо, маленькая сестра, — ответил он, и в голосе его все еще слышалась грусть.

— Далеко идти? — спросила я в надежде, что путь окажется не слишком долог. Ноги у меня до сих пор дрожали.

— Моя дорогая, путь пешком занял бы несколько дней. Нет, нам придется лететь.

Сказать, что для меня это оказалось полнейшей неожиданностью, все равно, что объявить Кай рекой, что и так всем известно. При этом будет упущено все разнообразие чувств, которые меня переполняли. Мне сразу вспомнилась одна из баллад про драконов, в которой некий злодей «поднят был в небо с земли в когтях большекрылого змея»; она всегда поражала меня своей необычайной жутью. Однако сейчас времени было в обрез, и я вовсе не собиралась тратить его на вопросы.

— Ланен, ты согласна отправиться со мною? — спросил он, и в голосе его мне послышался зов в будущее.

— Да, Акор. С радостью в сердце, — ответила я. — Но как?

Он посмотрел в небо. Первые звезды уже зажглись, и лишь узкая светлая полоска на западе напоминала о недавно угаснувшем дне.

— Подожди меня здесь немного, — сказал он и исчез с шумом, напомнившим мне приглушенный гром.

Полет. В своих мечтах я представляла себе подобное, но никогда не думала, что мне и вправду…

— Пора, Ланен, — раздался позади меня голос Акора.

Он стоял рядом, блистая серебром даже в темных сумерках, и теперь уже Рубеж не разделял нас.

— Скорее же, твои преследователи уже близко. Взбирайся ко мне на плечи: там, повыше крыльев, есть место, где, я думаю, ты сможешь усесться.

Я увидела то место, о котором он говорил. Оно было чуть ли не вдвое шире, чем самая толстая лошадь, какую только можно себе представить. «К тому же без седла и узды, — подумала я. — А падать в случае чего придется ох с какой высоты!» И все же я принялась карабкаться на него — он сам распластался на земле, чтобы мне было легче, и наконец одолела-таки последние несколько локтей.

Я свалилась на землю, едва он приподнялся.

— Ничего не выйдет, — сказала я ему, потирая зад и отряхиваясь от листьев. — Я ни разу не падала ни с одного четвероногого, даже когда была совсем маленькой, — подняв на него глаза, я усмехнулась: — Какая жалость, что у тебя нет гривы, за которую я смогла бы держаться.

— Ланен, нам нужно спешить, — прошептал Акор настойчиво. — Попробуешь еще раз?

— Можешь мне поверить, ничего из этого не выйдет: у тебя спина слишком широкая, мне там даже ногами тебя не обхватить. — И вновь у меня в голове пронеслись слова из баллады. Я подумала: «А что, если попробовать?» — А ты не мог бы нести меня в своих… в своих руках?

Тут он на мгновение вновь показался мне чужаком, существом не из моего народа, драконом. Как же они сами называют свои конечности? Руками? Когтями? Лапами? Конечно, он был очень осторожен, но кто знает, что могло приключиться во время полета? Малейшая оплошность — и он меня раздавит или порвет, а уж потом только заметит.

— Я попробую.

Внезапно возникшие мысли тут же рассеялись, стоило лишь мне услышать в его голосе нежность, какой я едва могла бы сопротивляться. Сами слова его звучали, подобно песне: они хлынули на меня певучим потоком, взбудоражившим мне кровь и одновременно приласкавшим меня, сгладив весь мой страх.

— Ну же, дорогая. Полетим со мной, я вознесу тебя туда, где живут звезды, где господствует Ветер — в царство всех песен.

Я подошла к нему, словно завороженная. Мне кажется, я бы шагнула даже вниз с утеса, если бы знала, что он с быстротой молнии примчится, чтобы подхватить меня.

Он взял меня в лапы, сложив их так, чтобы я смогла усесться: в одной из них я сидела, а другой он осторожно меня придерживал, чтобы мне было за что держаться. За спиною у меня была его теплая, покрытая броней грудь.

Я почувствовала, как он пригнулся, услышала, как он расправил свои огромные крылья. Ничего не оставалось, кроме как собраться с духом.

Последовал резкий толчок, когда он прыгнул вверх, и я услышала словно отдаленный шум бури — это его крылья взмахивали вновь и вновь, поднимая нас над деревьями.

И мы полетели.

Глава 11ВЕТЕР ПЕРЕМЕН


Ланен

Как мне описать вам полет, ведь вы все равно никогда не узнаете подобного!

Сначала я пришла в ужас. Ветер проносился мимо меня со скоростью летней бури, и громкий рев звенел у меня в ушах. Акор нес меня, крепко прижимая к груди, может быть, пытался таким образом оградить меня от ветра, из-за этого взор мой был обращен к земле, и я могла видеть, как стремительно мы несемся. С каждым движением крыльев вниз мы слегка поднимались, а когда крылья взмывали вверх, то опускались вновь. Поначалу меня от этого подташнивало.

Когда я осмелилась открыть глаза, мне показалось, что на деревья внизу я смотрю с высочайшей в мире скалы, но только уже после того, как сиганула с нее. От падения с головокружительной высоты меня не отделяло ничего, кроме когтистых лап дракона и сильных, размеренных взмахов его крыльев. В небе сумерки длились дольше: внизу, насколько я могла видеть, было уже темно и все размыто — из-за ночной тени и скорости нашего полета.

Мне было страшно.

Я вцепилась в его лапы что было сил. Они были твердые, как камень, и это слегка подбодрило меня. К тому же от них шло тепло — из-за внутреннего драконьего огня, и я вспомнила наконец, что это Акор держит меня, а не я сама стараюсь удержаться. Такая мысль взбодрила меня еще больше. Я начала слегка разжимать свою хватку и почувствовала, как мышцы мои ноют от сильного напряжения, в котором они пребывали. Он держал меня крепко и надежно, и я все время слышала шум его огромных крыльев, раздававшийся сверху и сзади. Через некоторое время я уже приноровилась к постоянному движению вверх-вниз, и оно даже начало доставлять мне удовольствие. Я бы ни за что не подумала прежде, что такое возможно, но едва лишь изумление мое пересилило страх, как я принялась озираться по сторонам. Тут у меня в голове раздался голос Акора:

«Это земли моего народа, дорогая. Тебе оказана высочайшая честь. Ни один из твоих сородичей никогда не видел ни этих холмов и долин, ни этих обширных лесов — они служат нам домом и убежищем. Смотри хорошенько, Ланен Кайлар. — Мне показалось, что он улыбается, обращаясь ко мне на Языке Истины. — Это владения драконов».

Я смотрела во все глаза и сожалела, что сейчас не светлый день. Но даже при последнем гаснущем свете солнца, который все еще был слегка виден здесь, в небесах, я различала холмы и леса, над которыми мы пролетали. То тут, то там виднелись светлые поля, по которым были разбросаны темные пятна — должно быть, стада скота. Было слишком темно, и я могла рассмотреть лишь общие очертания местности, но зато увидела кое-что, о чем с земли могла только догадываться: остров был поделен надвое цепью гор, тянувшихся с востока на запад. Я не сумела толком их рассмотреть: они лишь слабо вырисовывались впереди, пока Акор летел на север.

Заметно холодало, даже несмотря на теплые пластинки грудного панциря Акора у меня за спиной, и дышать становилось все труднее. Подумать только: я бы давно уже до костей продрогла, не будь рядом этого живого источника огня.

Мне казалось, что прошла целая вечность (хотя позже я узнала, что мы летели чуть более получаса), когда я вдруг почувствовала, что в его теле произошла какая-то перемена. К этому времени уже совсем стемнело, и я понапрасну силилась разглядеть что-нибудь, тем более что встречный ветер мешал этому. Я замерзла и, должно быть, выглядела жалко, но продолжала сопротивляться порывам воздуха, желая узнать, что происходит. Я попыталась заговорить с ним, но слова заглохли, едва сорвавшись с губ.

Тут-то я и поняла, слегка опешив от догадки, почему все драконье племя владеет Языком Истины, в то время как для моего народа это редкий дар. Как же иначе могут они общаться друг с другом здесь, где воздух тоньше, чем на высочайших горных перевалах, а мимо с ревом проносится ветер, да к тому же расстояние между ними никак не меньше двух распростертых крыльев? Воистину, Владычица… Нет, они ведь обращаются к Ветрам, ну конечно же… Воистину, Ветры наделили их этим даром для того, чтобы они могли общаться друг с другом в этом мире, который делят лишь с птицами. И, подобно птицам, драконы тоже поют — я была уверена в этом, потому что слышала их голос. Должно быть, музыка, на которую они способны, превосходит любые ожидания.

Мне хотелось мысленно обратиться к Акору и спросить его, долго ли нам еще лететь, но я вспомнила, что он говорил, будто меня с легкостью могут услышать и другие. Я решила хранить молчание и постаралась дышать как можно ровнее.

Как мне недоставало лунного света! Когда мне удавалось раскрыть глаза, сопротивляясь ветру, я могла рассмотреть лишь звезды у края неба.

Тут мысли Акора вновь плавно потекли у меня в голове:

«Прости меня, малышка, я совсем забыл, что ты пребываешь в неведении. Наше путешествие почти закончено. Через пару мгновений я соскользну с крыльев Ветра. Не бойся, когда земля устремится нам навстречу, чтобы принять нас, — в его мыслях мне слышалось легкое веселье. — Я знаю, для тебя это внове, но я-то летаю уже долгое-долгое время. Тебе не стоит бояться».

Когда мы стали снижаться стремительными кругами, все переменилось. Эта часть полета показалась мне самой приятной. Акор неподвижно распростер свои огромные крылья и скользил вниз; ветер по-прежнему со свистом проносился мимо, но теперь он был уже не таким холодным и не настолько неистовым, чем когда Акор рассекал крыльями воздух. Зрение мое постепенно восстанавливалось, да и дышать стало легче; я смутно различала внизу, куда мы спускались кругами, большой лесистый холм с поляной у подножия; когда мы еще снизились, я увидела на краю поляны темное пятно, которое могло быть озерцом.

Мы находились уже очень близко от земли, однако продолжали снижаться с прежней скоростью. Боюсь, что я слегка взвизгнула, когда он вновь принялся бить крыльями по воздуху, резко сбавляя скорость. Не знаю, чего я ожидала: я видела раньше, как садятся птицы, но сейчас все было несколько по-другому.

Он приземлился на задние лапы, продолжая размахивать широкими крыльями, чтобы удержаться стоймя. Мне казалось, что ему при этом не очень-то удобно, однако он не выронил меня и не упал, как можно было бы предположить. Вместо этого он бережно поставил меня на землю.

— Как ты, маленькая сестра? — спросил он.

Похоже, ему недоставало воздуха, и это меня приободрило. Это был первый признак усталости, который я в нем приметила, что делало его чуть-чуть более похожим на человека — или, по крайней мере, он не казался теперь существом, столь далеким от нас.

Перед моим внутренним взором вновь предстал образ стройного мужчины с серебристыми волосами, у которого были глаза Акора. Но мне не следовало думать об этом.

— Я вся продрогла, но в остальном все хорошо. Не слишком ли трудно было тебе нести меня?

Со смехом он выпустил в холодный, чистый воздух облачко пара.

— Ты гораздо легче быка или коровы. Если бы мне не пришлось садиться стоймя, я бы даже не заметил, что нес тебя.

— А как ты обычно садишься? — спросила я.

Меня не волновало, могу ли я об этом спрашивать или нет. У меня не осталось страха ни перед Мариком, ни перед прочими членами драконьего рода, и в глубине души я знала, что теперь, когда мы здесь, не нужно будет долго раздумывать, прежде чем задать вопрос или ответить на него. Мы были как два маленьких ребенка, которые сумели отыскать укромное местечко, лишенное всякого присмотра взрослых, чтобы по секрету пошептаться друг с другом в темноте.

— Мы созданы, чтобы приземляться на все четыре ноги. Счастье, что тебя нес я, а не кто-то другой. Я не знаю никого из моего народа, кто хотя бы изредка прибегал бы к такому способу приземления.

— А ты к нему прибегал?

Удивительно было видеть, как столь благородное и воистину устрашающее существо пытается выглядеть кротким.

— И не раз. Ланен, ты изобличила меня. Но пойдем же, а то ты замерзла. Мои чертоги совсем рядом, и если ты соберешь хворосту, я разожгу тебе огонь, и уж тогда поведаю, как я научился этому.

Оглядевшись, он заметил большое бревно.

— Для начала хватит и этого, — пробормотал он, после чего без труда подхватил бревно зубами. Когда он попытался что-то сказать, держа его в пасти, меня чуть смех не разобрал. Тогда он посмотрел на меня с выражением, которого я не сумела понять, и двинулся по направлению к темному склону холма.

Я насобирала немного сучьев, все еще смеясь. Конечно, того ствола молодого деревца, который он подобрал, хватило бы чуть ли не на всю ночь, но мне тоже хотелось казаться хоть в чем-то полезной. Кроме того, я все еще пыталась разобраться в собственных чувствах. Я следила, как существо, к которому я питала такую любовь, шагает на своих четырех лапах, то и дело поднимает и вытягивает широкие серебристые крылья, занемевшие во время полета, и волочет за собою длинный хвост.

На мгновение он показался мне огромной крылатой ящерицей, и я почувствовала отвращение.

Тут он обратился к моим мыслям все тем же прекрасным голосом, дивно звеневшем в моем сердце:

«Вход здесь, под прикрытием деревьев. Я подожду тебя».

Я облегченно вздохнула. Он вновь был Кордэшкистриакором, существом древним и необыкновенным, и для меня не имело значения, каким он обладал обликом, я любила больше его душу.

Я последовала за ним к склону холма, удаляясь от поляны, на которой мы приземлились. В небе светили лишь звезды, но ночь была настолько ясной, что их света казалось вполне достаточно. Озерцо, которое я приметила сверху, было открыто небу, являя звездам их чудесные отражения.

Акор проследовал к двум самым высоким деревьям. Они росли одно подле другого и при свете звезд казались стражами или старыми друзьями, что стояли здесь, наблюдая друг за другом, многие годы. Он остановился перед ними и, наклонив голову, проскользнул меж стволов. Я была поражена: мне казалось, там для него слишком узко. Но приблизившись, поняла, что на самом деле расстояние между деревьями не менее пятнадцати локтей, хотя их могучие вздыбленные корни загромождали это пространство почти полностью. Для кого-нибудь другого из рода, не знающего хитросплетений этих корней, наверняка было бы непросто пробраться туда. Даже мне они доставили немало неудобств, когда я принялась карабкаться через них во тьме, освещенной лишь звездами.

Сразу же за деревьями в скале открывался низкий и узкий проход, не шире расстояния между древесных стволов; впрочем, для меня он оказался достаточно высоким — я могла стоять во весь рост, и при этом над головой оставалось еще порядочно свободного места. Я и по сей день ума не приложу, как Акор умудрялся входить и выходить через этот лаз, но проделывал он это без особого труда.

Прежде чем войти, я собралась с духом. Мне никогда не нравились пещеры — сказать по совести, я их побаиваюсь, а тут мне предстояло брести по этому коридору в кромешной тьме неизвестно куда! А дальше ход, небось, еще и расширяется. А может, он и вовсе ведет куда-нибудь к пропасти, а Акор позабыл, что я не умею летать? Я покрепче стиснула охапку хвороста, которую тащила с собой, так что грубая кора едва не оцарапала мне руки, и заставила себя не обращать внимания на подобные глупые мысли.

Я сумела, наверное, сделать всего лишь пять-шесть шагов и остановилась.

Мне стыдно признаваться, но пещера не давала мне покоя: я не могла отделаться от пугающей мысли, что у меня над головой вздымается целая гора из камня. И вместе с бессмысленным страхом в памяти всплывали разные глупые детские сказки, которые я когда-то слышала о драконах. Я в ужасе представила себе, что пол пещеры, возможно, завален человечьими костями и прочей мерзостью, и замерла как вкопанная, боясь пошевелиться.

— Акор! — позвала я слабо. Я пыталась придать своему голосу подобие храбрости, но окончательно потеряла присутствие духа. — Акор, где ты? Я ничего не вижу. Ты там?

Я услышала, как неподалеку от меня что-то зашевелилось. Я так и подскочила, и мысли бешено заметались у меня в голове; бросив хворост, я отступила, прижавшись спиной к стене. Я уже нащупывала свой кинжал, когда до меня донесся его голос, в темноте показавшийся очень громким:

— Ланен, я здесь. Подожди немного, пока я разожгу огонь.

Это был самый долгий момент во всей истории мира: я не могла двинуться ни вперед, ни назад и едва сумела сдержать отчаянный крик, рвавшийся из груди Я, Ланен Кайлар, которая только что парила высоко в воздухе над миром, найдя в себе силы глянуть и позабыть о страхе, сейчас едва не хныкала, очутившись в этом каменном мешке.

Внезапно я услышала громкий треск и быстрый, шумный выдох, и после этого родился свет, подобный первому восходу солнца на заре мира, золотистый, успокаивающий своим ласковым теплом.

Я огляделась. Под ногами я увидела лишь земляной пол. Стены были ровными, а проход оказался довольно коротким. Я вновь могла вздохнуть спокойно: страх мой несколько отступил. Каким все же могуществом обладала обыкновенная темнота! Перестав трястись, я собрала хворост, который рассыпала, и пошла вперед, к свету.

Сперва я видела лишь Акора и огонь, да еще заметила, что вокруг было много свободного пространства. Дышать стало легче. Когда места много, то всегда гораздо проще. Я сложила топливо в кучу возле входа: пока в нем не было надобности — Акор разломил огромное бревно надвое и зажег обе половины.

Потом я огляделась по сторонам.

Что бы вам ни говорили о драконьих логовах, все эти россказни — явное преувеличение или преуменьшение, они в любом случае далеки от истины. Я не увидела ни волшебных предметов, ни венцов павших королей, ни кубков, ни денежных россыпей.

И вместе с тем золота там было больше, чем я могла себе представить. Стены пещеры были покрыты слоем золота толщиной в несколько дюймов (об этом я могла судить по глубокой гравировке, покрывавшей большую часть стен), а поверхность металла была усыпана драгоценными каменьями и инкрустирована перламутром. Да и добрая четверть пола в одном из углов, похоже, была выложена чистым золотом, и оттуда, точно золотая жила, к выходу тянулась дорожка: казалось, металл был живым и стремился вытечь наружу, на солнечный свет.

Должно быть, я застыла в проходе на целую минуту, разинув от изумления рот.

Акор поклонился мне.

— Добро пожаловать в мои чертоги, Ланен. Заходи, обогрейся. Надеюсь, страх твой уже в прошлом? Я не знал, что ты боишься замкнутых пространств. Подобное встречается и среди моего народа, но все же это довольно необычно. Возможно, тебе будет легче, если я скажу, что в этой части потолка пещеры имеется проем. Он ведет прямо вверх и выходит на поверхность холма, на чистый воздух, к звездам и ночному ветерку. Когда взойдет луна, ты сможешь увидеть ее отсюда.

Я встряхнулась. Новость была утешительной, но у меня на языке так и вертелся один вопрос.

— Акор, а что это за место? И почему оно… Почему тут так много… Откуда все это… Зачем тебе… Ох!.. — я сдалась. Я была до того поражена, что не могла как следует выстроить ни слова, ни мысли.

— Ланен, принеси-ка свой хворост сюда, поближе к огню.


Акхор

Я был смущен и слегка расстроен. Я надеялся, что гедри, впервые за всю историю увидевший чертоги кантри, поведет себя иначе. Она казалась ошеломленной. А я-то надеялся, что отблески огня, отражающиеся на кхаадише, всего лишь помогут ей почувствовать себя здесь уютно.

Она не могла отвести от него глаз.

Я уже начал проявлять нетерпение, глядя на нее. Подумать только — отвлечься на такую вещь! Даже детеныши знают, что…

«Акхор, Акхор, — упрекнул я себя. — Она ведь не детеныш. Возможно, она просто никогда раньше не видела кхаадиша».

— Ланен, твой страх все еще преследует тебя? Нет нужды беспокоиться, это всего лишь кхаадиш, обычный металл, подобный прочим. Лишь более красивый и, несомненно, более мягкий, — сказал я, прочертив когтем борозду на металлической поверхности.

В конце концов она все же расслышала в моем голосе осуждение.

— Акор, друг мой, прости меня. Мне совсем иначе хотелось бы приветствовать тебя в твоем доме, — она поклонилась, и взгляд ее теперь был обращен ко мне, как я и надеялся. Нетерпение мое растаяло, словно снег по весне. — Но ведь ты меня не предупредил. Готова поспорить: любой вошедший сюда человек потерял бы дар речи! Акор, я никогда даже слыхом не слыхивала, что в одном месте может быть так много золота. Откуда оно?

— Золота? — переспросил я. Теперь она, в свою очередь, удивила меня. — Кхаадиш — это золото? О Ланен, благодаря тебе я становлюсь несказанно мудрым!

— А что я такого сказала, Акор?


Ланен

Он отвернулся от меня с видом, вполне понятным любому человеку. Мне даже не нужно было спрашивать у него, что он означал.

— Друг мой, прости меня, я вовсе не хотела тебя огорчить. Я что-то не так сказала?

Он ответил мне, не поворачивая головы:

— Во дни, когда наши народы жили вместе, среди гедри возникало множество прений из-за золота. Говорят, они даже убивали друг друга из-за него, — голос его сделался жестче. — Как-то раз один из гедри захватил в заложники девочку и грозился убить ее ради золота. Я не знал, что это такое, когда услышал эту историю, и никто не сумел объяснить мне тогда. Я даже представить себе не мог, что это была за драгоценная и необыкновенная вещь, которую они так сильно желали заполучить и которой владели кантри. Одно время я думал, что, быть может, они называют так наши самоцветы… Теперь я понимаю, почему один из законов гласил в те дни, что мы можем встречаться с гедри лишь на открытом пространстве, но никогда не приглашать их в свои чертоги. Ах, Ланен, твое известие жестоко ранило меня. Из-за такой мелочи!

Я постаралась, насколько могла, сохранять в голосе спокойствие. Мне и невдомек было, что за всей этой чешуйчатой броней скрывается настолько чувствительная душа. Я причинила ему боль, несмотря на всю его силу и собственную слабость.

— Послушай, Акор. Взываю к твоей доброте, поговори же со мной! Почему ты называешь этот «кадиш» мелочью? У меня на родине он ценится очень высоко. Я ни разу в жизни не видела столько богатства. Всего лишь за крохотную долю этого можно было бы купить ферму моего отца, включая всех ее обитателей. Почему ты называешь его мелочью?

— Потому что это так! — Акор говорил с горячностью, какой я до сих пор в его речах не слышала. — Зачем вы приписываете ему такую ценность? Это живые существа обладают ценностью благодаря своим деяниям, словам, мыслям, благодаря созданным своими руками прекрасным вещам — вот что следует ценить, а не какой-то металл! В этом нет смысла, — он вновь повернулся ко мне: глаза его пылали, а самоцвет на голове сиял настолько ярко, что распространял вокруг слабое изумрудное свечение. — Детище гедри, я поведаю тебе правду, какой прежде не знал никто из твоего племени. Этот металл, этот кхаадиш — часть моего существования, он постоянно неразрывно сопровождает мое племя; но при этом все мы знаем, что, кроме как за красоту, его больше не за что ценить. Для нас это естественно, Ланен. Там, где мы спим, земля всегда превращается в это вещество.

Я не говорила ни слова, силясь осмыслить его речи. Акор смотрел на меня выжидаючи.

— Земля превращается? — переспросила я наконец. — Но почему?

— На это нет ответа, такое просто происходит. Там, где спят кантри, земля обязательно превратится в кхаадиш. Таков ход вещей.

Хвала Владычице, напряженность с него несколько схлынула. Он даже издал негромкое шипение, означавшее смех, добавив при этом:

— На наш взгляд, на нем лежать удобнее всего — это к слову. Некоторые считают, что земля слишком страдала бы от нашего жара, не будь она защищена кхаадишом; другие полагают, что все дело в нашей броне, она каким-то образом вступает во взаимодействие с землей, порождая это вещество. Не важно. Главное, что так происходит, — он переменил положение и уселся на пол, поставив передние лапы перед собой, отчего приобрел строгий вид и спросил меня: — Зачем твой народ придает столь огромную ценность этому ничего не стоящему металлу, что вы готовы убивать ради него?

Мне хотелось бы дать ему вразумительный ответ, но я могла лишь сказать правду.

— Я не знаю, — ответила я искренне. — Разумеется, он красив, ты и сам воспользовался его красотой, чтобы украсить свою пещеру, но, помимо этого, я не вижу в нем ничего ценного. Мой от… Хадрон разводил лошадей, и в глазах других людей они были необычайно ценны. Мы меняли их на товары или брали за них серебром, а изредка и золотом — оба металла позволяли нам купить лошадям корм, а себе кое-что из имущества, потому что другие люди всегда готовы обменять на эти металлы свой товар. Но какими бы ни были грехи Хадрона, он никогда не питал к золоту страсти. Он лишь заботился о своих лошадях.

Акор все молчал.

— Я никого из-за золота не убивала, Акор, и не ставила его превыше всего на свете. Мне жаль, что оно явилось причиной неприязни между нашими народами, но разве это было единственной причиной? Вот что я скажу: не стоит переносить на меня деяния, совершенные другими.

Он вновь переменил положение и, наклонившись ко мне, проговорил с раскаянием в голосе:

— Прости меня, малышка. Ты совершенно права. Мне следует хотя бы иногда помнить, насколько быстро протекают ваши жизни, с тех пор в твоем племени сменилось множество поколений. Это все равно, как если бы ты начала приписывать мне вину за решение, принятое перворожденными. Я прошу у тебя прощения, Ланен. Тебе нужно постоянно напоминать мне об этом.

Пламя костра начало тускнеть. Драконий огонь, похоже, был жарче обычного: огромное бревно уже почти полностью сгорело. Впрочем, оно сослужило свою службу — холод, пробиравший меня, отступил, и сейчас мне было тепло и уютно.

— Разве твоему огню не требуется еще дров, малышка? — спросил Акор.

Тогда-то я и совершила один из самых смелых и (хотя я этого и не осознавала) мудрых поступков в своей жизни.

— Нет, — сказала я. — Пускай гаснет. Тогда меня не будет ослеплять ни вид этого места, ни ты сам, — я усмехнулась, глядя на него. — Самые лучшие разговоры в моей жизни происходили ночью, при погашенных светильниках. У меня нет одеяла, но за него вполне сойдет и плащ, а если ты позволишь мне сесть рядом с тобою, я, скорее всего, не замерзну, — я огляделась. — Я все так же не люблю пещер, но думаю, что ты не допустишь, чтобы на меня тут что-нибудь набросилось.

Наградой мне было облако пара. Несмотря на мое удивление, тепло от него было просто чудесным, хотя при этом в пещере стало довольно-таки влажно. Для себя я открыла, что таким образом Акор выражает громкий смех.

— Храбрые речи, Ланен, отлично! Да не войдет сюда ни одно существо, ни большое, ни малое, ибо сам Акхор Серебряный царь охраняет здесь женщину из рода гедришакримов!

И сам воздух пещеры словно очистился от древнего гнева, от безрассудства предшественников — от всего, что не относилось ни к кому из нас. Смех — самое могущественное средство.

Когда огонь погас, мы устроились поудобнее. Я поразилась сама себе, обнаружив, как играючи велю ему убрать хвост, переместить крыло то в одну сторону, то в другую, чтобы мне было удобно сидеть. Думаю, он тоже был слегка удивлен, но его это еще и забавляло; я решила, что и у драконов, верно, при дружбе многое позволяется. Мы оба свернулись друг подле друга на краю золотого пола пещеры, на котором мне, между прочим, вовсе не казалось уютно, под самым проемом, что открывал над нами небо. Я сидела, прислонившись к его теплому боку, завернутая в плащ. Голова Акора покоилась у него на передних лапах, крылья он сложил назад, чтобы они не мешали мне. Мы следили, как по стенам скользят последние блики умирающего огня, и наслаждались уже тем, что мы вместе, мы верили, что подобное не было ведомо больше никому из наших народов.

— Тут очень красиво, Акор, — произнесла я тихо. — Я хотела сказать тебе об этом. А отблески огня на зо… на кадише, кажется, источают тепло и успокаивают.

— Я рад, малышка, — он устремил на меня взгляд своих бездонных глаз. — И я рад также, что страх, преследовавший тебя, отступил. Не поговоришь ли ты со мною об этом?

Только не сейчас, прошу тебя. Чуть позднее, подожди немного. Все так прелестно, и я не хочу нарушать этой прелести.

Хорошо. Тогда о чем же мы будем говорить сейчас, окруженные такой прелестью после долгих веков разлуки?

Я улыбнулась.

— Для начала скажи: что же такое заставляло тебя и раньше прибегать к подобному приземлению?

Он рассмеялся, как я и предполагала. Мило и ласково.

— Это было из-за глупости, о чем ты, думаю, догадываешься, — ответил он. — Мне пригрезилось… Я пробуждался ото сна (своего последнего вех-сна) и был обуреваем ферриншадиком; я чувствовал, что если не предприму что-нибудь, то взорвусь от переполнявших меня чувств. И я представил, будто у меня есть друг-гедри, который мечтает полетать…

Ему пришлось объяснить мне, что такое ферриншадик; оказалось, подобное чувство знакомо и мне, и я рада была узнать, что кто-то придумал для него особенное слово. Что касалось его умения приземляться стоймя, то, судя по всему, он весьма им гордился, хотя на первый взгляд могло показаться, что он не придает этому особого значения.

— Это довольно неуклюжий способ посадки, но он вполне годится, — в голосе его мне послышалась усмешка. — Хорошо еще, что ты не видела, как я в этом упражнялся. А то никогда бы не согласилась покинуть твердую землю…

Огонь догорал.

— Может, и вправду не согласилась бы, — ответила я. — Мне даже до сих пор не верится, что я летела. Это было чудесно.

— Жаль, что у тебя нет крыльев, Ланен. Думаю, настоящий полет доставил бы тебе гораздо больше удовольствия.

И я вздохнула, мечтая о крыльях и чешуйчатой броне — и о Ветрах, что вознесли бы меня ввысь.


Акхор

Она набрала полную грудь воздуха и резко выдохнула. Выглядело это очень странно. Мне необходимо было выяснить.

— Что это обозначает?

Она помолчала немного.

— Это называется вздохом, — ответила Ланен с каким-то унынием в голосе. — Я не уверена, что могу объяснить тебе, что он означает, хотя я вроде бы слышала, как ты и сам испустил подобный же звук совсем недавно. Я сидела и мечтала о крыльях, о полете и о том, что недурно было бы стать… одной из представительниц твоего Рода, и понимала, что это совершенно невозможно. Такая мысль слега удручила меня: мне было жаль, что с этим ничего нельзя поделать. Вот и все.

От костра остались лишь пылающие угли, все еще ярко-красные и горячие; глядя на них, я слышал подлинную грусть, исходившую из ее сердца;

— Прости меня, дорогая Ланен, но я должен спросить тебя еще кое о чем. Ты ведь понимаешь, что между нами больше не должно быть секретов. Молю тебя: поведай мне о своей печали и о страхе, что омрачил нашу с тобой сегодняшнюю встречу.

— Ты прав, сейчас самое время.

Она рассказала мне историю о Маран и Марике — так же, как ей рассказывал Джеми, а затем и все остальное, произошедшее с тех пор, как она ступила на остров; в заключение она поведала мне о непреодолимом колдовском соблазне и своем побеге на свободу.

— Они ведь почти добрались до нас, мы едва успели улететь, да? — спросила она, и в голосе ее слышался притуплённый ужас.

— Я удивлюсь, если они не видели, как мы улетели.

— Когда я вернусь назад, они схватят меня. Я все еще не уверена, хочет ли этого Марик, но подозреваю, что меня или убьют, или живьем отдадут ракшасам, — подняв руки, она закрыла ими лицо. — О мой друг, прости меня, я вовсе не хотела впутывать тебя в эту свистопляску. Она не имеет к вам отношения, а теперь мы оба нарушили законы твоего народа.

— Твоя жизнь подвергалась опасности, разве не так?

— Да, — ответила она с уверенностью в голосе. — Клянусь тебе, Акор: если бы люди Марика схватили меня, я была бы уже мертва или того хуже. Когда я вернусь, так и произойдет.

— Тогда все довольно просто. Ты не вернешься.


Ланен

В изумлении я уставилась на него широко раскрытыми глазами, и рот мой, должно быть, приобрел идеально круглую форму.

— Но… но… разве твой народ… разве Шикрар не…

Он поднял голову и посмотрел мне в глаза.

— Дорогая моя Ланен, я дал тебе свое слово. Ничто не сможет причинить тебе вред, пока я жив и способен защищать тебя.

Я прикрыла рот ладонью.

— Милостивая Владычица! — пробормотала я. — Акор, знай же, что я готова была пасть на колени и умолять тебя и Шикрара позволить мне остаться здесь, на этом острове. Я уже все продумала: я бы оставалась по ту сторону Рубежа, жила бы себе в одной из хижин. Но я вовсе не хотела, чтобы ты нарушал законы своего народа!..

Я вздрогнула от неожиданности, когда он вдруг мягко обнял меня своим ближайшим крылом. Прикосновение было нежным.

— Дорогая моя, я уже решил, что именно этот закон основывается на старых предрассудках и древних обидах. Будь это в моих полномочиях, я бы отменил Великий запрет и вновь установил мир. Но это возможно только на Совете.

— На Совете?

— Да. Я не знаю, как осуществляется управление среди твоего народа, но мы каждые пять лет собираем Совет. Любой из представителей нашего племени при желании может выступить на нем. А иногда Совет собирается по особым случаям — как вот сейчас. Я повелел Совету собраться завтра, — я готова была поклясться, что голосом своим он сейчас донельзя походил на Джеми, когда тот порой вел себя бесцеремонно. — Должно быть, будет интересно.

— Ха! — фыркнула я. — Интересно! Да они нас обоих слопают на завтрак!

— По крайней мере, это будет для всех внове.

Откинув голову, я расхохоталась. Не спрашивайте почему. Угроза, исходившая от Марика, как-то сразу улетучилась — лишь стоило мне представить, как все члены Совета подступают ко мне с жутким намерением пожрать меня, уже приготовив солонку. Когда я рассказала Акору о причине своего смеха, на некоторое время своды пещеры заволокло паром.


Марик

Очнувшись, я увидел одного из своих охранников, склонившегося надо мной.

— Где она? — пробормотал я, ощупывая челюсть. Говорить было больно.

По моему распоряжению листосборцы повсюду ищут ее, господин, однако пока не нашли. Сул побежал за ней, но ей удалось значительно оторваться, пока он выкарабкивался из-под меня, — смиренно повесив голову, болван объяснил, как Ланен сумела сбежать; огромная шишка на лбу молчаливо свидетельствовала в пользу правдивости его рассказа.

— Приведи сюда целителя, — приказал я ему, поднявшись. — И позови ко мне Кадерана.

Майкель, мой целитель, занимался мною, когда явился Сул. Выражение его лица красноречиво говорило само за себя. Я потребовал ответа:

— Где она?

— Прошу тебя, не говори пока ничего, повелитель, это мешает мне врачевать тебя, — мягко напомнил меня Майкель. Я недовольно промычал.

— Она сбежала, господин, — ответил Сул, и в голосе его слышалось изумление. — Она намного опередила меня, и я потерял в лесу ее след, поэтому побежал назад в лагерь и снарядил несколько поисковых групп из всех, кто подвернулся под руку. Я взял с собой двух надежных парней и отправился с ними вдоль Рубежа, на случай, если ей вздумалось бы побежать тем путем, — тут-то мы ее и сцапали бы. Мы, должно быть, прошли вдоль изгороди добрую милю, как вдруг я услышал голоса и увидел что-то впереди, возле того места, где вы встречались с драконами, господин, — голос его снизился до почтительного шепота. — Там был один из них, по эту сторону изгороди, и я видел, как он схватил ее в лапы, взлетел и унес прочь.

Я простонал. Проклятие всех Преисподних! Она не только говорила с ними, но и завела дружбу! Дружбу настолько тесную, что они решили ее спасти! А я был уже настолько близок к цели! Как же ей удалось противостоять амулету? Он ведь был создан самим Берисом — она должна была пасть на колени! Если только…

Если только она не обладала какой-то врожденной способностью к сопротивлению.

В дверях появился Кадеран, и полумрак милостиво скрывал от меня его резкие черты лица и прилизанные волосы. Глаза горели от возбуждения.

— Эта тварь была по эту сторону Рубежа, ты уверен в этом? — спросил он Сула.

— Да, господин. Я видел, как он наклонился и подхватил ее, — ответил Сул.

— Вы свободны, — сказал он обоим охранникам, и те вышли наружу, заняв свое обычное место.

Майкель все еще занимался моей челюстью, так что я не мог говорить, но по лицу Кадерана я все понял прежде, чем заговорил он сам.

— Они в наших руках, мой господин. Разве ты не сказал, что договор предусматривает, что они должны оставаться по ту сторону границы?

Я промычал в знак согласия.

У него на лице появилась вкрадчивая улыбка.

— Драконы — существа Порядка, мой господин. Они крепко связаны им. Это твой козырь в переговорах, который они не посмеют отвергнуть. Тебе, возможно, и вовсе не придется прибегать к вылазке.

Целитель наконец-то закончил возиться со мной, и я прогнал его:

— Теперь я уже выживу, Майкель, спасибо тебе за твои старания. Мне с господином Кадераном нужно побыть наедине.

Ни слова не говоря, Майкель поклонился и вышел.

— Растолкуй.

— Из своих источников я узнал, что если ты сумеешь отыскать среди их законов положение, которое они сами же и нарушили, они вынуждены будут возместить весь ущерб, — он радостно потер руки. — Она сделала все за тебя, господин. Сбежав к ним, она тем самым заставила их нарушить собственные законы. Ты только подумай! Теперь драконье золото нужно будет лишь попросить! — он зашелся тонким, высоким смехом, от которого у меня по хребту пробежала дрожь отвращения.

— Довольно! — оборвал я. — Завтра в полдень ты будешь сопровождать меня к месту встреч. А пока не потрудишься ли объяснить, как эта девчонка ухитрилась противостоять силе моего амулета?

— Что?!

— Да, господин колдун. Она была совсем уже в моей власти, я это чувствовал, но стоило мне заговорить с ней о том, что я хотел узнать, как она тут же отстранилась, а в следующее мгновение ударила меня.

Кадеран не сумел скрыть улыбку.

— Да, это очень забавно, не спорю, — сказал я кисло. — Чтоб она тебя когда-нибудь так же огрела! Глупец! Мне наплевать на свои Шишки. Как ей удалось воспротивиться силе амулета?

— Не могу понять, господин. Ни одна женщина не в силах устоять при воздействии его чар. На мужчин он никакого действия не оказывает, пока, конечно, его носит мужчина; впрочем, Раз он создан лично для тебя, то, даже если какая-нибудь женщина вздумала бы украсть его, ты-то все равно был бы защищен от его чар. Но…

— Неужели же все так просто? — я удивился своей догадке. — Он был создан для меня, я защищен от его чар. Как же он может воздействовать на ту, что является плотью и кровью моей?

Глаза Кадерана широко раскрылись, затем сузились вновь, и лицо его исказила отвратительная улыбка.

— Да, мой господин. Вне всякого сомнения, ты прав. Думаю, нам пока не нужна ее кровь, хотя, когда она вновь окажется в твоей власти, я бы все же посоветовал совершить обряд — на всякий случай. Если только она на самом деле не мужчина…

— Она женщина, можешь мне поверить.

— …или не дракон, то единственное тому объяснение — она и впрямь является твоей дочерью. Твоим первым ребенком, господин Марик, и ценой, благодаря которой ты прекратишь свою боль.

Его слова захлестнули меня, словно целительное пламя. Откинув голову, я рассмеялся, не обращая внимания ни на ноющую челюсть, ни на боль, что я всегда носил в себе. Заплатив эту цену, я избавлюсь от своей боли навсегда. Дело того стоило.

Теперь нужно было лишь заполучить девчонку.

Она ведь не могла оставаться у них навечно. Если к утру она не будет у меня в руках, я потребую, чтобы эти твари вернули ее, а заодно возместили золотом нарушение договора. Если они не согласятся, кадерановы прислужники как-нибудь помогут мне ее вернуть.

Кадеран удалился, а я решил пока что прибегнуть к силе всех тех предметов, что были для меня приготовлены, и отправиться на прогулку в драконьи земли. В конце концов, всегда полезно выяснить все, что можно, а я подозревал, что нарушение закона одной из этих тварей не останется незамеченным остальными.

Повелители Преисподней наконец-то проявили ко мне свою милость.


Акхор

От огня осталось лишь несколько тлеющих углей. В темноте мы видим несколько лучше гедри, однако ненамного. Когда вокруг начала сгущаться тьма, я принялся расспрашивать Ланен о ее жизни. Сперва она отвечала сбивчиво, но я подсказывал ей, когда она умолкала, и в конце концов оказалось, что ей есть о чем рассказать. Она поведала мне о том, как жила в Хадронстеде, о своих друзьях и о своем путешествии.

— Хотелось бы мне познакомиться с твоим другом Джеми. Он знал тебя всю жизнь, быть может, ему известно, отчего у тебя зародились мечты увидеть мой народ.

Она легонько рассмеялась.

— Мысль неплохая, но он не имеет об этом представления. Не думаю, чтобы он вообще верил в ваше существование, — и тут она издала восхитительный звук: всплеск коротеньких переливов, то высоких, то чуть пониже.

— Что это было? — спросил я с удивлением. Я даже не думал, что она умеет петь.

— О чем ты? Ах, это… Я засмеялась, только и всего.

— Прошу прощения, малышка, но это не было смехом. Разве для этого у вас нет отдельного слова?

— М-м-м… Ну да, я думаю, это называется… хихиканьем.

Я попытался произнести новое слово. Звучание его было под стать тому, что я только что слышал. Она вновь рассмеялась.

— Обычно хихикают только дети; это такой шум, который поднимают маленькие девочки, когда собираются вместе, — объяснила она мне.

— А у нас детеныши поют, правда, поначалу не особенно хорошо. Но звучит похоже, — ответил я. — А твой народ поет?

— Да. У нас, думаю, все умеют петь, правда, не все делают это хорошо. Джеми всегда говорил мне, что у меня голос, как у простуженной лягушки.

Я улыбнулся в темноте.

— Никогда не слышал, как поют простуженные лягушки. Не споешь ли ты мне что-нибудь?

— Как, сейчас? — она была удивлена и, казалось, обрадована.

— Да. А я подпою тебе, если сумею.

— А ну как ты не знаешь песни?

— Малютка, — сказал я ласково, — я схватываю все на лету. Она выпрямилась и прочистила горло.

— Учти, ты сам попросил, — сказала она. — Это колыбельная, какую матери напевают своим крошкам, чтобы помочь им уснуть.

Она пропела чудесную песню, нежную и тихую. Голос у нее был замечательный, хотя и звучал очень молодо. Я решил, что Джеми, вполне возможно, не все знал о ней. Когда она запела вновь, я присоединился к ней вторым голосом, стараясь, чтобы созвучие было таким же простым, как и напев. Вопреки моим опасениям, она не остановилась, а пропела всю песню до конца. Мне было приятно слышать, как наши голоса сливаются вместе.

Когда стихли последние нотки, она сказала негромко:

— Если бы тебя услышали барды, они пали бы к твоим ногам и умерли бы от счастья. Я никогда еще не слыхала ничего столь красивого, если, конечно, убрать мое собственное пение. Прошу тебя, Акор, спой мне что-нибудь! — взмолилась она. Голос ее был тихим, словно она боялась говорить громко.

Никакая иная ее просьба не могла бы тронуть меня до такой степени, и это было самым лучшим, чем я мог бы ее одарить. Возможно, я искушал судьбу.

Возможно, судьба была благосклонна к нам с Ланен.

Все ее существо теперь переполняло меня, вплоть до мелочей, и кроме нее ничего больше не было.

— Ланен, дорогая моя, для меня это честь. Я исполню тебе новую песню, ее подсказало мне сердце прошлой ночью.

Я закрыл глаза. Поначалу в мои намерения не входило спеть ей ту самую песню, но сейчас мне уже стало все равно. Думаю, что, за какую бы песню я ни взялся, в конце концов все равно пропел бы именно ту. Я знал: если двое создают такое творение вместе, если их голоса сливаются во время пения воедино, значит, происходит настоящее единение двух существ. Но я не верил, что подобное возможно. Сделав глубокий вдох, я поднял голову и запел песню, которая явилась мне прошлой ночью, когда в мечтах своих я видел Ланен в облике кантри, кружившуюся вместе со мною в полете влюбленных.


Ланен

Он запел, тихо и нежно; мотив был веселым и быстрым, а звуки песни напоминали детский голос. Мне тут же захотелось пуститься плясать и смеяться. Потом песня изменилась, сделалась более печальной и напомнила мне о темных днях, проведенных мною в Хадронстеде. Вскоре я поняла отчасти, о чем он пел. В его песне я услышала свое путешествие по Илсе, музыку рек, а затем и более сильное звучание — шум моря.

Потом голос его сделался низким и приобрел красоту неба и зимней ночи, под покровом которой мы летели с ним сюда. Мне слышалась радость, которую он испытывал, неся в своих лапах, созданных, казалось, лишь для разрушения, хрупкую фигурку своей возлюбленной.

Это была я.

А потом мне показалось, будто я увеличилась в размерах.

В своей песне он превратил меня в деву-дракона, с широкими быстрыми крыльями и пламенным дыханием — свободную, могучую и отважную. Вместе мы взмывали, подхватываемые ночным ветром, творили музыку и, слившись воедино, становились друг для друга всем на свете, — это и в самом деле могло бы произойти, будь Ветры и Владычица к нам милостивее. Я плакала от радости, от изумления и чувствовала, как в этой песне я несусь на крыльях ветра, став неразрывной частью того, кто хранил мое имя в своем сердце.

И я начала ему подпевать.

Я отбросила свои страхи, оставив позади себя все то, что удерживало меня на земле. Я позволила своему голосу присоединиться к его пению, устремиться туда же, куда несся и он; затем мы вновь разделились, чтобы опять слиться воедино… Никогда раньше я не представляла себе подобной музыки: она волновала мне кровь, стремительным потоком струясь по жилам. Ту часть моего сердца, которой он еще не овладел, я отдала ему сама. Я чувствовала, как моя душа вытекает из меня, сливаясь с его душой, пока мы летели друг подле друга. Я ощущала тугой воздух, который рассекала своими крыльями, вдыхала приближение рассвета и радовалась тому, что мой возлюбленный находится рядом; мы были едины с ним…

В конце своей песни он опустил нас на землю. Я больше не подпевала ему, а просто слушала, наслаждаясь восхитительным великолепием его голоса и тем новым, что мы открыли друг в друге.

А потом воцарилась тишина.


Акхор

Говорить мне не хотелось. Когда я вновь пришел в себя, Ланен стояла подле меня, положив руку мне на бок. Я слегка наклонился, а она, потянувшись ко мне, обняла меня вокруг шеи — насколько это было возможно — и прислонила свою голову к моей.

Ближе прижаться друг к другу мы уже не могли.

Ни за что на свете я бы не пошевелился, не сдвинулся с места. Ночь окутывала нас своим темным покровом, опускавшемся сверху, и звездный свет падал на нас, освещая две потерянные души… Наконец она прервала молчание.

— Кордешкистриакор, — прошептала она.

Никто никогда не произносил мое истинное имя вслух. Я почувствовал, как неведомая сила, искрясь, пронизывает меня насквозь, будоража и ужасая; но в то же время от нее веяло теплом любви, исходившей из сердца той, что произнесла это имя.

— Ланен Кайлар, — прошептал я в ответ и почувствовал, как она задрожала.

— Акор, что мы сделали? — спросила она тихо. — Что это было?

— Дорогая моя, если бы я знал, — ответил я. — Я лишь могу сказать, что это был полет влюбленных.

Я ощутил, как она вздрогнула.

— А что это такое?

— Так принято среди моего народа, когда… Ланен, дорогая моя, наверное, тебе это так же тяжело слышать, как мне говорить… Так у нас принято, когда мы выбираем себе спутника жизни. Двое влюбленных взмывают в небо и…

— …и поют вместе, и выписывают узоры во время полета, творя свою песнь. Я знаю, мы только что проделали с тобой все это. Не понимаю как, но все это и впрямь происходило, — в голосе ее мне послышалась улыбка. — Как все же чудесно иметь крылья и летать с тобой вместе!

Я вдруг устыдился, мне показалось, будто, ослепленный вожделением, я вздумал выбрать в подруги малое дитя, не достигшее еще положенного возраста.

— Прошу тебя, Ланен, поверь мне: я не желал, чтобы все так обернулось. Я не понимал, что делаю. Мне хотелось лишь спеть тебе песню, что явилась мне в ночи, но когда ты начала мне подпевать…

— Акор, дорогой мой, будет тебе, — сказала она, обрывая меня. — Думаешь, я глупая или несмышленая? Ни у кого не может возникнуть сомнений, что означает эта песня, которую пели мы друг для друга. Я спросила лишь потому, что хотела услышать от тебя то, что сердцу моему уже ведомо, — она помолчала. — Думаю, среди твоего народа принято выбирать себе спутника лишь единожды, не так ли?

— Да.

— Мои сородичи весьма охотно сочетаются друг с другом, не давая при этом никаких обещаний, — хотя порой и такое не редкость. Я никогда ни с кем не сочеталась браком, хотя такие предложения были; и я никогда раньше не любила и не была любимой.


Ланен

Я не могла поверить собственному голосу; все мои слова были вполне искренними, и тем не менее, пока я не услышала, как они слетают у меня с губ, мне все не верилось, что я решусь их произнести.

— Скажи мне, ты воспринимаешь все это всерьез, как если бы это случилось на самом деле с одной из представительниц твоего рода?

— Ланен, — обратился ко мне этот чудесный голос, — это случилось именно на самом деле. Мы просто не стали покидать землю, но от этого остальная часть песни не утратила свою подлинность.

— Будь же благословен за это, мой милый! — пропела я. — К добру ли, к худу ли, но мы, Акор, пообещали хранить верность друг другу, и теперь души наши едины, несмотря на все наше безумие!

— К добру или к худу, милая моя Ланен. Возможно, мы с тобой глупцы — я этому не удивлюсь, но зато таких глупцов больше во всем мире нет!

На сердце у меня было легко, и я рассмеялась: мой любимый находился рядом, и, хотя казалось, что нас с ним разделяет огромное расстояние, более близкой души для меня не существовало.

— Давай выйдем наружу, ночь такая чудесная, — предложил он.

Завернувшись в плащ, я последовала за ним к выходу; он полз

на четырех лапах, плотно сложив крылья, я же шла выпрямившись. Теперь пещера меня уже не пугала.

Мне недоставало крыльев, какими я обладала в нашей песне.


Акхор

Ночь была удивительно ясной — морозной, бодрящей. Луна наконец взошла, словно благословляя небеса. Ланен испустила резкий выдох, когда мы вышли наружу.

— Что это ты? — спросил я.

— Да я уже начала коченеть. Ну и холодно же здесь!

Я рассмеялся, глядя на нее.

— Дорогая моя, я — само воплощение огня. Собери хворосту, и тогда…

— Дельная мысль! — воскликнула она и поспешила насобирать побольше веток.

Несколько мгновений спустя я уже разжег небольшой костерок, и Ланен прильнула к нему настолько близко, насколько это было возможно, лишь бы не загореться. Я осторожно улегся, обняв ее, чтобы ей было теплее и чтобы самому быть к ней поближе. Каждый миг казался мне сейчас просто бесценным. Мы вместе смотрели в огонь, и я придвинул голову как можно ближе к ней. Мне почему-то казалось, что мы словно стесняемся друг друга.

Она заговорила первой, потирая руки, задумчиво, не отрывая взгляда от огня:

— Акор, что происходит и почему? Ты знаешь это?

— Что ты имеешь в виду, дорогая?

— Сама не пойму. Но я не верю, что наша встреча, наша… наша любовь друг к другу в порядке вещей, — она посмотрела мне в глаза. — Акор, мы впервые заговорили с тобой всего лишь две ночи назад. Это первая ночь, когда мы можем свободно рассказывать друг другу каждый о своем роде, но едва ли не первыми нашими словами были признания в любви. Тебе не кажется это странным?

Я улыбнулся.

— Нет. Странно было тогда, когда я впервые увидел, как ты ступила на этот остров. Тогда я как раз исполнял обязанности стража, знала ли ты об этом? С самого первого мгновения я был очарован тобой: твоим смехом, твоим чувством, говорившим тебе, будто ты дома. Боюсь, что с тех пор я стал верить даже в невозможное.

Она засмеялась и подняла руку, чтобы погладить меня по лицу, и своей кожей я ощутил ее легкое дыхание.

— Именно это я и имела в виду. Однако же мы — вот они, обручены друг с другом, ни больше ни меньше!

Мы оба рассмеялись, и она добавила:

— Но это не значит, что я согласилась бы на это в любом случае, дорогой мой! И все-таки это кажется невероятным. Что для человека-гедри, что для кантри, — она сморщила лицо и вновь устремила взгляд в огонь. — Наверняка подобного еще не случалось за всю историю мира. Не знаю, как ты, а я чувствую себя как-то диковато.

Возможно, с моей стороны это было малодушием, но я решил воспользоваться моментом и перевести разговор на более простые вещи.

— Ты не будешь возражать, если я поинтересуюсь кое-чем? Ты сморщила лицо и наклонила голову вниз, кажется, такое действие является отражением твоих мыслей, но имеет ли оно название?

Она засмеялась.

— Верю, что тебя это и впрямь интересует. Это называется «хмурить брови». Вроде как в противоположность улыбке. Я хмурюсь, когда о чем-то задумываюсь, когда бываю в гневе или в расстройстве. Обычно — когда в гневе, — она криво улыбнулась. — Нрав у меня ужасный.

— Нрав?

— Я легко впадаю в ярость.

— Похоже, мы с тобой все больше роднимся. Кантри — огненные существа, но боюсь, наш огонь может проявлять себя не только в виде пламени.

— Например, когда вы находите что-то забавным, — сказала она. — Я уже начала привыкать к тому, что твой смех всегда сопровождается паром, но хотелось бы мне увидеть, как ты хохочешь!

— Что делаю? — не понял я.

— Это когда тебя что-нибудь очень-очень рассмешит. Только предупреди меня заранее, ладно?

— Непременно предупрежу.

— И пока не забыла: я хочу тоже спросить тебя кое о чем. Мне вполне нравится называть вас «кантри» или «родом», но скажи: слово «драконы» по отношению к вам употреблять не стоит?

Я был застигнут врасплох.

— Я думал, тебе это известно, милая, ты ведь ни разу не употребила это слово при мне.

— Я делала это неосознанно, словно по чьему-то наитию. Выходит, я была права, да?

— Совершенно права. Это слово… Боюсь, что это слово считается у нас оскорблением. Твои сородичи используют его, называя так Малый род, и назвать так одного из нас означало бы, что мы не более чем бездушные твари.

Она улыбнулась мне.

— Хвала небесам, что на меня снизошло это наитие.

Мы замолчали, и я решил: пускай ночь присоединится к нам. Мне было легко беседовать о подобных пустяках, обратившись к ним на некоторое время, чтобы отвлечься от иных мыслей, не дававших мне покоя. И все же ее вопрос звучал в моем разуме несмолкаемым эхом. Что происходит и почему? Если бы кто-нибудь другой сказал мне такую странную вещь, я бы посоветовал ему прибегнуть к размышлению о Ветрах… Ну конечно же!

— Ланен, дорогая, я только что понял… Если я хочу обрести надежду узнать то, что происходит, я должен обратить свою душу к размышлению о Ветрах. Тебе будет казаться, будто я ничего не делаю, однако это требует огромной сосредоточенности, и мне необходима тишина.

— А можно мне смотреть? — спросила она.

— Разумеется, только тут смотреть особо не на что. Если тебе понадобится больше топлива для костра, то прошу тебя, насобирай его сейчас, прежде чем я примусь за это упражнение.

С удивлением я почувствовал, что она слегка огорчилась, хотя и ничего не сказала. И тут я сообразил, в чем дело.

— Ах, Ланен, — сказал я, проворно пробравшись туда, где она принялась собирать валежник. Она подняла голову и посмотрела на меня. — Дорогая, прости меня, — произнес я, поклонившись, и затем обратился к ней на Языке Истины:

«Я бы ни за что не отослал тебя прочь, даже ненадолго, — я всего лишь отчаянно пытаюсь действовать трезво. Ты же понимаешь, что я не могу думать ни о чем, если ты, сердце мое, находишься рядом — пусть даже и сидишь неподвижно».

Тогда она рассмеялась, и все опять наладилось. В подобных случаях ее переживания оказывались настолько тонки — ив этом наши народы были очень схожи, что я безо всяких слов понимал, как могли ранить ее мои речи.


Ланен

Он был прав, смотреть особо было не на что. Когда я вернулась, насобирав достаточно хворосту, он сидел прямо, как стрела, плотно сложив крылья и обернув лапы хвостом. «Ровно кот какой», — подумала я, сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. Глаза его были закрыты, а передние лапы покоились на коленях.

Я села у огня и на какое-то время отдалась всему этому чуду. Я с детства любила истории про драконов, но то, что мы с Акором сделали, нельзя было отнести к сказкам для детей. Все это было на самом деле, как ветер и вода, как земля и огонь. С прошлой ночи я спрашивала себя, что произошло, но и сейчас могла ответить на этот вопрос не больше, чем когда задала его впервые.

Можно было попробовать сделать кое-что еще, пока Акор не закончит.

Я не слишком часто взываю ко Владычице, но всегда чувствую некую близость к ней. Я даже ношу на шее ее серебряную звезду, хотя и не придаю большого значения заведенным обрядам, в которых многие принимают участие. Поэтому, пока мы с Акором сидели в эту морозную ночь у костра, я просто обратила свое сердце к богине Шиа, Владычице, Матери всех нас, что правит небом и землей. Она была Матерью в земле подо мною, Старухой — на луне, что катилась над моею головой, Смеющейся девой — в дожде, что падал с небес, питая почву. Воззвав ко всем трем ее воплощениям, я задала ей вопрос, не дававший моему сердцу покоя.

Возможно, это было лишь игрой моего воображения, распаленного полетом с Акором; возможно, это было оттого, что я просто сидела здесь, снаружи, ночью, на Матери-земле, глядя на Старуху высоко в небе и слыша смех Девы в маленьком озерце, питаемом ручьем, что находилось неподалеку за деревьями. Возможно, ночь просто была полна волшебства, и часть его передалась мне.

Я почувствовала, как сквозь меня заструились потоки света: первый, подобно белесому пару, поднимался с земли и пробегал по моей спине; второй широким и волнистым лунным сиянием спускался с небес; третий, рассеянный, подобно каплям дождя, лился от озерца. И, пойманная, словно сетью, в эту паутину света, я вдруг услышала ее голос:

«Не бойся, дочь. Все хорошо. Пусть необычность происходящего не страшит тебя. Все будет хорошо. Следуй зову сердца, и все будет хорошо».


Акхор

Слова упражнения были мне давно знакомы и не раз помогали мне. Я всегда гордился своим умением высвобождать разум. Однако раньше мне не были ведомы чувства, которые я переживал последние несколько дней.

В своей мольбе я обратился к Ветрам, чтобы они помогли мне сбросить эту паутину чувств и оставить только чистый разум. Я дышал в той последовательности, какую усвоил еще тысячу лет назад, и почувствовал, как бурные страсти во мне постепенно стихают.

«Я — Кхордэшкистриакхор, Серебряный царь Большого рода кантри, живущего на Драконьем острове посреди Великого моря Колмара».

Это было истиной.

«Я говорил с детищем гедри, нарушив Великий запрет, наложенный на отношения между нашими народами».

Это было истиной.

«Я предавался полету влюбленных с Ланен Кайлар, дочерью гедришакримов, с которой не могу быть связан иначе, кроме как разумом, сердцем и душой».

Это было истиной.

Несмотря на то, что я усиленно старался сосредоточиться на упражнении, при этих словах сердце мое заныло. Моих сородичей осталось мало — их и всегда было немного. Я мечтал о собственных потомках и испытывал зависть к тем, кому были дарованы эти счастливые узы. Идай неоднократно предлагала стать подругой мне и матерью моему ребенку, но я отвергал ее, ибо считал, что души наши слишком далеки, чтобы соединиться и произвести на свет новую жизнь.

Это было истиной.

«Я должен представить Ланен Совету рода. Мы должны решить, что делать. Будет ли ей позволено остаться здесь или же нам с ней придется уйти и поселиться на каком-нибудь далеком берегу?»

«Ты пойдешь с ней».

«Что? Кто это говорит?»

«Ты пойдешь с ней».

«Куда же нам идти?»

«Ты обо всем узнаешь».

«Что происходит?»

«Твой народ вымирает, Кхордэшкистриакхор. Так мало молодых, так много старых. Ты и твоя любимая можете их спасти, если захотите этого».

Сердце мое взыграло.

«Как?»

«В свое время ты все узнаешь. Будет трудно. Будет много боли. Но ты выживешь, чтобы вновь познать радость».

«Кто это говорит? Во имя всех праотцов, кто говорит?»

Ответа не было. Лишь ветер шумел в деревьях, и я чувствовал его дуновение на лице. Лишь Ветер…


Ланен

Встрепенувшись, он раскрыл глаза. Я знала, что он чувствовал.

— Акор, с тобой все в порядке?

— Я не уверен, — ответил он, вновь опускаясь на все четыре лапы. — Зато удивлен, это уж точно. Это ночь новых начал, Ланен, в любом случае. Такого не было за всю мою жизнь.

— Не говори мне об этом. Я думаю, что твои боги тоже обращались к тебе. Пожалуйста, не говори об этом.

— Я слышал чей-то голос в своем разуме. Это был Язык Истины, в этом я не сомневаюсь. Не знаю, кто это мог быть.

Я встала и подбросила в костер дров.

— Акор, этой ночью я летела с тобою над землей; потом, сидя под землей, мы с тобой бросили вызов и твоему роду, и моему. Я дала тебе свое обещание, обретя на миг крылья, которых у меня никогда не было и которых мне недостает; и я уже устала постоянно чему-то удивляться. Сейчас меня удивляет лишь то, что я все еще жива и, кажется, пока еще в своем уме, — я почувствовала, что внутри у меня начинает зарождаться гнев. — Пока ты сидел и делал свое упражнение, я воззвала к Владычице, богине моего народа, чтобы успокоиться или, может, воодушевиться. И знаешь что, мой неудачный возлюбленный? Она ответила! Она не слишком меня успокоила, но говорила со мною, говорила словами.

Он ничего не отвечал, лишь смотрел на меня. Я продолжала:

— Разве ты не хотел бы быть уверенным в том, что голос, слышанный тобою, был голосом Ветров, к которым ты взывал?

Он по-прежнему молчал.

— Акор, что они делают? Чего они от нас хотят?


Акхор

Я постарался ответить спокойно, для ее же блага. Я должен был ей сказать.

— Лханен, я ещ-ще многое долж-жен тебе с-сказ-зать, — начал было я. Проклятье!

«Это слишком важно, чтобы говорить об этом на языке гедри. Выслушаешь ли ты меня так?»

— Да, если ты этого хочешь. Постараюсь не отвечать тебе тем же способом. Я очень устала да и боюсь, они могут услышать меня на Рубеже.

«Малышка, то, что я слышал голос во время своего упражнения, — это неспроста. Я не припомню, чтобы среди моего народа случалось подобное. Но не менее удивительно то, о чем он мне поведал. Я узнал, что мне придется пройти через большую боль ради своих сородичей, но если я того желаю, я могу их спасти. Нет — мы можем их спасти».

— Спасти? От чего?

Как же рассказать ей то, на что у меня, чтобы понять это, ушли целые годы, и мне по-прежнему было тяжело это переносить?

«Сын Шикрара, по имени Кейдра, отправился со своей супругой Миражэй к Родильной бухте. Многие жены нашего племени тоже там — старшие, которые помнят, что нужно делать, и Идай, что будет при Миражэй родильной сестрой, и Кериджан — единственная жена, принесшая детеныша за последние триста лет».

— Триста лет?! — переспросила Ланен, опешив. — Клянусь Владычицей, это, должно быть, долгий срок даже для вас.

«Ты права, так и есть. Мой народ вымирает, Ланен Кайлар, и я спрашивал себя все эти триста лет, как спрашивал и раньше: что же делать? А теперь я услышал голос ночного Ветра, сказавший мне, что я перенесу большую боль, что я вновь познаю радость и что мы с тобой можем спасти мой народ. И что я последую за тобой, куда бы ни лежал твой путь».

— Что?!

«Я говорю тебе лишь то, о чем мне было поведано».

— Акор, повторяю тебе, я весь день вчера гадала, как спросить тебя о том, можно ли мне остаться на этом острове, с тобой, живя по ту сторону Рубежа. Я боялась, что ты на меня разгневаешься или наотрез откажешь мне, но мне и в голову не могло прийти что-либо другое, — она невесело улыбнулась. — Сейчас, конечно, многое изменилось, и все же… Как ты можешь последовать за мной? Как ты сможешь жить в Колмаре, в какой бы то ни было его части, — ведь там везде люди и нет никого из твоего рода?

«Я не знаю. Не могу себе этого представить — разве что мы отыщем пещеру где-нибудь вдали от остальных гедри? Мне нужно будет подумать над этим… Могу ли я спросить, что сказала тебе твоя Владычица?»


Ланен

— Только то, что мы поступаем правильно, и все будет хорошо, если я последую зову сердца.

Он издал негромкое шипение.

«Твоя Владычица добрее, чем Ветры. Возможно, нам удалось бы пообщаться с богами друг друга? В этом случае я бы предпочел твою богиню».

Я рассмеялась. Удивительно, что у меня еще оставались на это силы, но смех мой разнесся в темноте, и Акор присоединился ко мне. Все вдруг показалось настолько глупым и нелепым, с первого нашего разговора до этой последней мысли о смене богов, что мы оба оставили свои страхи. Я смеялась до слез — и не в последнюю очередь оттого, что из-за шипения Акора поляну начало заволакивать паром.

— Ос-сторож-жно, Лханен, — ухитрился он выдохнуть и откинул голову назад. Широкий столб пламени рассек ночь, на миг ослепив меня.

Наверное, это и было тем самым — драконьим хохотом. Какое все-таки чудо!

Потом он заговорил. Речь его, как мне показалось, восстановилась.

— Ах, Ланен, какой жизнью я вскоре научусь жить! Я сижу здесь, среди ночи, и до сих пор не могу поверить, что все это происходит по правде, — голос его, такой теплый, живой, сделался низким и густым. — Впервые за все годы, подвластные воспоминаниям, кантри и гедри обмениваются жизнями, сердцами и смехом — и от этого мы с тобой становимся только сильнее. Четыре Ветра руководят всеми судьбами, Ланен, — добавил он тихо. — Первое стихотворное наставление, что мы даем своим детенышам, заключает в себе наше древнейшее знание:


Первый — Ветер перемен,

Второй — Перерождения,

Третий — Неведомого,

Последний — Само Слово.


Звучит не слишком изящно, но это правда. Вся жизнь — это великий круг. Я верю в то, что ты, Ланен Кайлар, — это ветер перемен, от которого веет холодом, к добру или к худу для кантри. И ты пришла ко мне. Знай, что до этого ни у кого из рода не было серебряного панциря. Я первый и единственный — с начала времен, насколько нам известно. Рождение мое было воспринято моими сородичами как некое знамение, но что оно предвещает, никто не ведал. Поэтому я верю, что эта перемена была предопределена, как и наши с тобой судьбы.

В другое время его слова наверняка удивили бы меня, но теперь я уже ничему не удивлялась. Не знаю, как и почему, но я почувствовала, что могу почти повторить эти четыре строчки вместе с ним. Чувствовала я себя необыкновенно: разум мой воспринимал его слова так, словно произнесены они были задолго до этого, а сейчас лишь прозвучали повторно. Акор всего лишь изложил очевидное.

— Означает ли это, что теперь ты заставишь меня переродиться? — спросила я.

— Подозреваю, что мы уже начали перерождаться под влиянием друг друга, дорогая моя, — ответил я. — Я заранее ждал тебя или кого бы то ни было, но не думал, что ты придешь так скоро. Я верю, что вместе, вдвоем, мы сумеем переродить и остальных.

Так скоро?

В который уже раз я с величайшим сожалением подумала: «Как жаль, что мне сложно угадать, что скрывается за неподвижной маской его лица». Это страшно сбивало с толку. Зачастую по оттенку его голоса можно было ясно понять, что он имеет в виду, и он настолько часто менял положение тела, что это наверняка тоже имело какое-то важное значение. Но сейчас я об этом не думала, а лишь смотрела ему в лицо. Лицо, которое никогда не менялось.

— Как это понимать — так скоро? — вопросила я. Я постоянно узнавала о чем-нибудь лишь после того, как становилась тому свидетельницей, и это уже начинало меня удручать. — Что ты знаешь, чего не знаю я?

— Извини меня, дорогая. Мы еще так мало были вместе, и ты еще столь многого не знаешь. Меня посетили вех-грезы, и в одной из них я увидел тебя — задолго до того, как ты ступила на нашу землю.

Он уже говорил о чем-то подобном до этого.

— Что такое вех-грезы? — спросила я.

Он с поклоном ответил, прибегнув к Языку Истины: «Это видения, которые открываются нам во время вех-сна. А вех-сон — это одна из наиболее ревностно оберегаемых тайн моего рода, Ланен. Я поведаю ее тебе — я не в силах ничего от тебя скрыть, но ты должна дать мне слово, поклявшись жизнью, что не откроешь его никому из своих сородичей».

Не будь я тогда такой уставшей, меня бы рассердило то, что он все еще мог во мне сомневаться. Но я всего лишь сказала:

— Я, Ланен Кайлар, Маранова дочерь, даю тебе свое слово. Никогда не скажу об этом ни одной живой душе.

По сей день я сдерживала это обещание — не рассказала бы об этом и сейчас, если бы не знала, что ныне роду уже не может угрожать никакая опасность, связанная с вех-сном.

Он заговорил тихо, но внятно.

— Вех-сон — это величайшая слабость нашего племени. Если слух о нем долетит до гедри, мы наверняка будем перебиты один за другим во время нашего сна…

Нам не требуется столь часто принимать пищу, как вам. Одной трапезы в неделю, если она основательная, вполне достаточно. И спать нам требуется гораздо меньше — одного часа в день вполне хватает, хотя некоторые спят дольше.

Мне известно, что представители твоего народа достигают определенного роста еще в начале жизни и с того времени больше не растут. На мой взгляд, это очень удобно, однако у нас с этим по-иному. Чем дольше мы живем, тем больше мы становимся. Ты ведь видела Шикрара — он более чем на шесть сотен лет старше меня.

Теперь, когда тебе это известно, не задаешься ли ты вопросом: как мы можем расти, когда покрыты такой броней?

Ответ прост: не можем. Примерно через каждые пятьдесят лет — срок этот для каждого бывает разным — нас одолевает вех-сон. Мы узнаем о его приближении всего лишь за час, в лучшем случае за День, не раньше. Мы давно поняли: самое благоразумное, что можно сделать при этом, — отыскать себе безопасное место и спокойно дождаться сна.

При приближении вех-сна мы начинаем ощущать сильную слабость. Это для нас как предупреждение. Мы даем знать об этом своим супругам или самым близким друзьям и немедленно отправляемся в свои чертоги.

Эта пещера — не та, где я провожу большую часть своих дней. Это — мой вех-чертог, безопасное место, где я могу пребывать в вех-сне. Вот почему он расположен так далеко от остальных жилищ рода, вот почему он так сокрыт и в него трудно пробраться.

Дальше мы начинаем ощущать сильнейший зуд по всему телу, словно наша кожа становится нам мала, так оно и есть. Сидя в своем уединенном чертоге, мы принимаемся чесаться и обнаруживаем, что чешуйки нашей брони с легкостью начинают отделяться, хотя обычно они очень прочны и защищают нас от любых самых сильных воздействий. Это странные и путающие мгновения. Мы стараемся удалить с тела как можно больше чешуек, слишком уж невыносим зуд, но обычно не успеваем этого сделать: сон одолевает нас.

Bex-сон. Во время него мы не способны двигаться, даже если на короткое время частично пробуждаемся. Прежняя наша броня опадает с нас, а под ней сохнет и крепчает новая, и в это время мы уязвимы для любого существа, которое вздумает причинить нам вред. А сон длится до тех пор, пока новый наш доспех не затвердеет или пока не заживут раны, ибо этот же сон одолевает нас, когда мы тяжело ранены, или пока Ветры нас не разбудят. Это может продолжаться от двух недель до полугода, а при тяжелых ранениях и гораздо дольше. Мы исцеляемся, но медленно.

Вначале, да часто и позднее, некоторые пытались охранять тех, кто был им дорог, во время их вех-сна. Причина, по которой мы засыпаем так далеко от своих сородичей, та же самая, по которой подобные попытки всегда были обречены на неудачу. Bex-сон заразителен, по крайней мере, от него клонит в обычный сон. Одна супружеская пара как-то пыталась осуществить подобное, помню, тогда я был еще совсем молод. Bex-сон одолел нашего родича, а спустя день один из нас попытался мысленно воззвать к его супруге, но не получил ответа. Ее нашли крепко спящей средь бела дня, снаружи пещеры. Довольно легко ее разбудили, но она отказалась покинуть супруга. Друзьям пришлось вновь и вновь будить ее через каждые несколько часов в течение двух недель, прежде чем она примирилась с тем, что бороться с этим невозможно.

Теперь ты понимаешь, дорогая, почему ты не должна никому об этом говорить? Мы спим, не защищенные ни броней, ни сородичами, неспособные даже позвать на помощь или оказать хоть какое-то сопротивление. В этом наша величайшая слабость и наша величайшая тайна.


Ланен

— Понимаю. Но разве сновидения, которые вы видите во время этого сна, чем-то важнее обычных?

— Во время вех-сна грезы приходят очень редко. Обычно они воспринимаются как послания Ветров, и старейшие всегда говорят, чтобы мы уделяли им самое пристальное внимание.

— Ив одном из таких сновидений ты увидел меня? — спросила я, очень довольная, хотя меня уже начинала одолевать дремота. Весь этот разговор о сне дал мне понять, насколько я устала. Прошедший день выдался каким-то невероятным.

— У меня было три вех-видения, по одному во время каждого из вех-снов, случившихся в последние три раза. В первом из них я встретил тебя. Это был первый день листосбора, и я увидел, Как ты сходишь на берег, как позже это случилось по-настоящему. Во второй части видения я услышал, что меня кто-то зовет, — голос Акора сделался мягким и полным обожания. — Это был голосок дочери гедри, взмолившейся во тьме и назвавшей меня братом.

Я улыбнулась.

— Я рада, что поступила тогда правильно. А что было в двух других снах?

— Во втором мы с тобой стояли на вершине утеса, и я помогал двум детенышам, руководя их первым полетом. Там были и другие, но их я не рассмотрел.

А третий — он был еще более таинственным, чем первые два. Женщина твоего племени, которую я никогда раньше не видел, приблизилась ко мне и назвала меня моим полным, истинным именем, но я не испугался. Словно мы были старыми друзьями, встретившимися после многовековой разлуки.

Мне понравились все три его сна: каким-то образом они подействовали на меня обнадеживающе. Я пыталась сказать что-нибудь вразумительное, но в голову ничего не приходило: то и дело я зевала во весь рот. Оглядевшись, я заметила, что небо начало светлеть.

— Прости меня, Акор, но, думаю, даже простой разговор о вех-снах тоже заразителен. Не знаю, как ты, а я вся продрогла и изголодалась, но больше всего мне сейчас хочется спать. Ты не будешь возражать, если я прикорну в уголке твоего чертога?

Его это позабавило.

— Давай-ка встань и собери побольше топлива, а я пока разожгу то, что ты уже насобирала до этого.

С трудом я поднялась и заставила себя дважды пройтись по опушке леса, чтобы набрать валежника. Большинство веток и сучьев оказались покрыты инеем, я чувствовала это на ощупь. Несмотря на всю свою усталость, я была благодарна этому занятию: собирая хворост, я хоть немного разогрела закоченевшие суставы. Когда я принесла в пещеру вторую охапку, Акор уже разжег веселый костерок. Сам он лежал, свернувшись, на полу из кхаадиша. Я даже не стала обращать внимания на мерцание золота вокруг. Не то чтобы сбор валежника оказался тяжелым занятием, но я попросту ужасно устала за минувшие сутки.

Какое-то время я стояла подле огня, изо всех сил стараясь согреться.

— Ланен, дорогая, прости меня. Я забываю, что ты настолько подвержена воздействию холода. Подойди ко мне поближе, воспользуйся моим теплом. Оно намного сильнее, чем этот костер.

Я усмехнулась сама себе: «Слишком ты утомилась сегодня, Ланен. Вот уж не думала…»

На том участке пола, вокруг которого, изогнувшись кольцом, лежал Акор, места было более чем достаточно. Я села, прислонившись спиной к его боку, и тут же расслабилась, почувствовав, как от его брони струится тепло. До чего же это было замечательно! Я смогла пробормотать лишь: «Доброй ночи, мой милый» и мгновенно заснула.


Акхор

Я лежал так несколько часов, глядя на нее. Она казалась одновременно и красивой, и странной. Диковенно это все-таки — не иметь крыльев! Я поймал себя на мысли, что пытаюсь представить мир, в котором гедри когда-то имели крылья, но утратили их и были вынуждены ходить на двух ногах. Такой способ передвижения все еще казался мне неестественным, пусть даже он и освобождал передние конечности, которые можно было уже задействовать как-то иначе. Но это было одной из тех особенностей гедри, которым я давно завидовал.

Она вздохнула и пошевелилась во сне. Я обнаружил, что она вновь начинает казаться мне детенышем, просто из-за своего малого роста. Почти не отдавая себе отчета, я нежно прикрыл ее своим крылом, чтобы ей было теплее. Она не пробудилась, лишь еще ближе прижалась ко мне. Чувство было потрясающим.

Я знал, что к середине дня мне придется покинуть ее, чтобы предстать перед Советом. Я совершенно не предполагал, что скажу теперь сородичам. Следовало подумать над этим. Но я бы ни за что не стал лишать себя лишнего мгновения побыть рядом с Ланен, если в этом не было крайней нужды.

Жизни у гедришакримов настолько скоротечны, что подобны коротким вспышкам. За последние три дня я испытал гораздо больше перемен, удивительных неожиданностей и всевозможных переживаний, чем мог изведать за долгие века. Я даже по-иному начал воспринимать время: теперь я измерял его не днями или лунами и тем более не годами, а всего лишь часами. Я и в самом деле ощутил ненадолго, что же это такое — жить жизнью гедри, и для меня это было совершенно ново и удивительно. И я надеялся, что мне удастся убедить Совет…

А пока я лежал в своем чертоге подле возлюбленной; тому, в чем я готов был поклясться лишь несколько дней назад, уже никогда не бывать. «Идай будет в ярости», — подумал я, невесело улыбаясь своим мыслям. Милая Идай, она так давно жаждет получить от меня ответ, но я просто никогда не испытывал к ней таких чувств, которые должно испытывать к подруге жизни. Я надеялся, что она поймет, когда мне в конце концов придется все ей рассказать. Похоже, мне этого не хотелось.

На сердце у меня было спокойно, несмотря на все то, что ждало меня впереди. Слово Ветров, Совет сородичей, необходимость рассказать им о нас с Ланен — все это будет нелегким испытанием. Но в эти мгновения, кроме нас двоих, ничего больше для меня не существовало, и я чувствовал, как сердце мое переполняется радостью, которую я уже отчаялся было познать.

Ланен, сердце мое, Ланен, милая, Ланен, нареченная моя!

Ланен Кайлар.

Жизнь моя переменилась навсегда.


Марик

Мне пришлось прождать несколько часов, пока Кадеран уйдет. Ему-то хорошо было убеждать меня, будто эти твари связаны законом, однако мой опыт говорит, что если уж ты мясник, то тебе порой хочется вышибить из кого-нибудь мозги или выворотить кишки, когда простого разрезания туши на части тебе уже мало. Будь я на их месте, я бы поступил так же. Но я проберусь в их жилища и вызнаю для себя все, что мне нужно…

Я покинул хижину в своей обычной одежде, неся с собой бесшумные сапоги и плащ-невидимку. Действие амулета, который был призван скрывать мой запах, было рассчитано очень уж на короткое время, и я решил приберечь его напоследок — до ночи накануне отплытия, когда мне предстояло собрать все, что я найду там.

Надев сапоги и плащ, я пересек Рубеж в нескольких милях восточнее нашего лагеря, неподалеку от побережья, чтобы их стражу пришлось проделать немалый путь, вздумай он разыскать меня. Поначалу мне показалось, что я с таким же успехом мог бы идти по залам Гундарского замка, ибо вокруг не было заметно ни одной из этих тварей. Луна светила довольно ярко, и шагать было легко.

Я шел осторожно, никем не тревожимый, разыскивая их логовища с хранящимися в них сокровищами, но поначалу мало что обнаружил. Перейдя Рубеж, я прошел с милю на север, держа в поле зрения побережье, затем повернул в глубь острова. Думаю, я представлял себе, как должны выглядеть их жилища. Разве во всяких там балладах логовища подобных тварей не описываются в виде пещер? В полумиле от моря я набрел на цепь низких холмов и обнаружил там первое из их жилищ.

Снаружи поверхность казалось гладкой скалой. Я приблизился с величайшей осторожностью, несмотря на то, что сапоги скрывали малейший звук моих шагов. Я не слышал впереди никакого движения, и глаза мои в лунном свете не различали ничего, но я не верил тому, что казалось. С четверть часа я стоял, прислушиваясь, после чего, прижимаясь к стене, осторожно прокрался вперед. Осторожность оказалась лишней: пещера была пустой. Я зажег тоненькую свечку, которую прихватил с собой, высоко поднял ее, огляделся — и застыл, пораженный.

Рассказы были правдой, даже более чем правдой! Я и не знал, что в мире могло быть столько золота. Стены и даже пол были сплошь покрыты им. Я развернулся, примечая каждую мелочь, но ничего не трогая, затем продолжил поиски.

Я обнаружил еще три пещеры. Первые две были заняты, и я прокрался настолько близко, что услышал возню, издаваемую обитателями; но третья оказалась поистине изумительной. Ее жилец отсутствовал — я вновь вынул трутницу и зажег свечу. Когда она разгорелась, у меня перехватило дух: я решил, что наткнулся на логово хранителя казны.

Стены были покрыты слоем золота толщиной в половину моего среднего пальца; поверхность была испещрена глубокой гравировкой в виде странных символов и усеяна дарами земли и моря — разноцветными кристаллами и скатным жемчугом. Но в дальней стене я увидел проход в соседний чертог. Я быстро прошел туда, намереваясь лишь заглянуть внутрь, но готов поспорить, что всякий задержался бы, узрев подобное чудо. Шириной эта внутренняя пещера была локтей сорок, и хотя стены ее, от пола до потолка, покрывал слой золота, его почти совсем не было видно из-за драгоценных камней, усыпавших его поверхность. Все они были ограненными, а самый большой из замеченных мною оказался размером с утиное яйцо; здесь встречались камни всех цветов, которые только способен представить себе человек. Изумруды, рубины, восхитительные сапфиры, дымчатые и солнечно-желтые топазы, крупные и зеленые, словно море, бериллы. Но даже они блекли по сравнению с самым главным великолепием.

Не в силах ничего с собой поделать, я громко рассмеялся от радости. Передо мною лежали богатства, которых даже я не мог себе представить: россыпь сокровищ, превосходящих всякую цену, всякое воображение. Посреди чертога, в большом сосуде из золота, стоявшем на золотом же пьедестале, лежали, сваленные в беспорядке, великолепнейшие драгоценные каменья, равных которым не было во всем мире. Чего бы только не заплатили могущественные короли и самые великие из купцов за эти диковины, найденные мною! Их там, должно быть, было сотни две, и каждый величиной с мой кулак. Да я сперва потребовал бы с каждого плату только лишь за одну возможность взглянуть на эти камни, покоящиеся в золотом сосуде, прежде чем у меня возникла бы нужда продавать их. А когда решил бы продать, то запросил бы за них все богатства мира. Я бы продавал их по одному в год, или, быть может, по два, если вдруг наступят тяжелые времена и все прочие мои предприятия не будут приносить мне достаточно выгоды…

Видел ли кто-нибудь подобное?

Мог ли кто-нибудь устоять, единожды узрев это?

Превосходно ограненные камни, без малейшего изъяна, с живым мерцанием, исходящим из самой глубины.

Я уже протягивал руку, чтобы дотронуться до одного из них, как вдруг услышал какой-то шум снаружи, у входа в пещеру. Я задул свечу, но не раньше, чем увидел, что меня поджидало. Огромное тело цвета темной бронзы легко вползало в пещеру, направляясь прямиком ко мне. В наступившей внезапно темноте я точно ослеп, но у меня хватило ума прокрасться к стене рядом с выходом из чертога. Я слышал, как тварь принюхалась, после чего зашипела. Внезапно с быстротой змеи — я это скорее почувствовал, чем услышал, она промчалась мимо меня к дальней стене внутреннего чертога. Воспользовавшись возможностью, я выскользнул через проход и, миновав внешнюю пещеру, выбежал наружу и уже не останавливался даже для того, чтобы перевести дыхание, пока не пробежал добрых две мили до Рубежа и еще дальше. Я не смел оглянуться назад; впрочем, я ничего не слышал и не стал бы терять время на то, чтобы обернуться и удостовериться, что меня никто не преследует.

Прелестные магические предметы, которые сотворил для меня Берис. Несмотря на всю их необходимость и разорительную цену, оказались таким барахлом, что их едва стоило использовать. Сапоги натерли мне кровавые мозоли на ногах, и, возвратившись, я едва мог ходить, — мне пришлось прибегнуть к помощи Майкеля, чтобы облегчить страдания. Плащ вроде бы работал неплохо, но вот тень, которую он создавал, доставила мне не меньше неудобств. Я едва мог видеть свой путь и обнаружил, что то и дело спотыкаюсь, словно слепой, пока глаза мои не привыкли к ослабленному зрению. Перед глазами висел туман, и старая боль терзала меня непереносимо.

Я поговорил с Кадераном, и он признал, что чары способны защитить лишь меня, но не то, что я возьмусь вынести оттуда. К тому же, хотя плащ и скрывал меня от постороннего взгляда, а особые заклятия уничтожали запах ракшасов, но бесшумными были лишь мои шаги. Кашляни я — меня бы услышали, зажги я огонь — запах от горящей свечи стал бы очевиден, равно как и любой свет, осветивший бы что угодно за пределами тени моего плаща.

Я начал сомневаться в том, действительно ли ракшасы настолько могущественны, как я думал. Ограничения, присущие всем этим берисовым предметам, которые, по его заявлению, были лучшими во всем мире, делали их едва пригодными для использования. Но это были пустяки. Майкель смазал некоторые из моих ран и залечил остальные. Зато теперь я знал, что и впрямь обладаю властью над драконами, ибо сам только что побывал в наиболее охраняемом ими месте и обнаружил там драгоценнейшие из их сокровищ.

Глава 12ВЕТЕР ПЕРЕРОЖДЕНИЯ


Ланен

Проснувшись в середине дня, я увидела, что пещера заполнена сероватым светом, исходившим из отверстия у меня над головой. Акор лишь недавно отлучился: золото пола все еще хранило его тепло. Я выбралась наружу и отправилась через лес, чтобы справить естественные надобности и напиться из озерца. Как я и предположила минувшей ночью, исходя из доносившегося до меня шума, озерцо это не было стоячим, а представляло собой расширенную часть небольшой речушки. Вода была свежей и чистой, но при этом ледяной.

Это вполне соответствовало дню. Высокие облака заволакивали солнце, придавая небу зимнюю сероватость, а в воздухе веял обманчиво нежный ветерок, пробиравший меня до костей.

Я стояла на опушке леса и заплетала волосы в косу, глядя на облака, как вдруг заметила далеко в небе темное пятнышко. Либо это была очень большая птица, либо Акор, возвращавшийся к своей пещере. С каким-то даже удовольствием я наблюдала за полетом; наконец пятно приблизилось и приобрело явные очертания дракона.

Но очертания эти по-прежнему были темными.

Я бросилась к пещере. Что будет там со мною, лишенной всякой защиты? И кому известно про это место, если он сказал, что оно тайное? Может быть, его родителям, которые до сих пор живы? Или это близкий друг?

Ох, батюшки! Шикрар!

Я едва успела нырнуть в полумрак деревьев, когда дракон спустился на поляну. Что, ж, как говорится, грешникам нет покоя.


Шикрар

— Акхоришаан, ты здесь? Я ищу тебя с рассвета, ты мне нужен, друг!

Ответа не последовало, хотя я мог поклясться, что пещера не была пустой. Я просунул голову в глубь прохода.

— Акхор, ради нашей с тобою дружбы, выйди ко мне, если ты здесь.

И тут я учуял ее.

В гневе я ударился головой о низкий свод пещеры, затем выкрикнул яростно:

— Акхор, во имя Ветров, что ты творишь!


Ланен

— Господин Шикрар, — произнесла я. — Я не знаю, что ты сейчас говорил, но если ты ищешь Акора, то его здесь нет. Это я, Ланен. Мы разговаривали с тобой позапрошлой ночью, — я вышла на середину пещеры, чтобы ему было меня видно, оставаясь на удивление спокойной, чего сама от себя не ожидала. — Акор принес меня сюда прошлой ночью, чтобы мы могли поговорить, а потом я заснула. Когда проснулась, его уже не было.

В горле у него проклокотало. Это был ужасный звук, похожий на рычание невообразимо огромного медведя. У меня в голове зазвучал Язык Истины, к которой он прибегнул:

«Гедри, говори со мною об этом на Языке Истины, иначе я испепелю тебя на месте! Где Акхор и как ты попала сюда?»

Дело обернулось несколько лучше, чем я предполагала.

Изо всех сил я постаралась сосредоточиться. Представить себе окошко, как учил меня Акор, и посылать через него свои мысли. Оно не должно быть слишком большим, а мне надо думать только о том, что я хочу сказать.

«Мой господин, я говорю тебе лишь правду. Акор и я прилетели сюда прошлой ночью, чтобы говорить друг с другом. Случилось много такого, чего мы совсем не ожидали, и мы пробеседовали до рассвета. Я уснула, а когда пробудилась, его не было. Клянусь своею душой, что говорю правду. Я не желаю и никогда не желала вашему Роду зла».

Не знаю, многие ли из моих побочных мыслей он прочел. По крайней мере, Шикрар не выглядел опешившим и, похоже, не собирался впадать в еще больший гнев, хотя это наверняка случилось бы, узнай он правды больше, чем я намеревалась ему сообщить.

— Должно обсудить это на Совете. Где Акхор? — спросил он на моем языке.

— Я правда не знаю этого, господин.

— Я должен его разыскать! Он мне не ответил, его разум закрыт для меня, — при этих словах голос зазвучал удрученно. — Детище гедри, не откроет ли он свой разум тебе?

Я пыталась сдерживать дрожь, довольно твердо держась на ногах, однако голос мой трепетал и напоминал старушечий:

— Думаю, это возможно, господин. Хорошо. Я попробую.

— Выйди оттуда, снаружи это будет легче, — сказал Шикрар.

Попятившись, он освободил проход — только тут я поняла, что он был слишком велик, чтобы легко проникнуть в пещеру.

Я собралась с духом, призвав на помощь всю свою смелость, обернувшись ею, точно плащом. «Если он намерен прикончить меня там, Акору хотя бы не придется очищать свой вех-чертог от моих костей, — думала я. Я вышла на середину поляны. — Дыши глубже, Ланен, девочка. Узри его разумом, воззови к нему».

«Акор, где ты? Это Ланен».

Он сейчас же мне ответил. В голосе его слышалась улыбка.

«Добрый день, дорогая моя! Я уже возвращаюсь к тебе. Я охотился, чтобы нам обоим было что поесть. И спасибо, что упомянула свое имя, милая, однако я различил бы голос твоего разума из тысячи других. Скоро я буду с тобой».

«Оставайся сосредоточенной, девочка. Шикрар слышит лишь твою речь, разум Акора ему недоступен», — напомнила я себе.

«Акор, господин, твой друг Шикрар здесь и хотел бы поговорить с тобою. Что-то его очень сильно тревожит».

Я старалась, чтобы страх мой не закрался ненароком в последние слова, но, думаю, у меня не очень-то это получилось.


Акхор

«Акор, господин, — спокойствие, сохранять полное спокойствие — твой друг Шикрар здесь — он рычит на меня — и хотел бы поговорить с тобою — с утра пытается сделать это, я могу говорить с тобой, а он не может, и это его обижает. — Что-то его очень сильно тревожит — страшно расстроен, пока еще не убил меня, но я боюсь за свою жизнь».

Я немедленно дал Шикрару доступ к своему разуму. Ему даже не обязательно было говорить мне все, — я увидел источник его тревоги, едва до меня долетели его первые слова:

«Акхор, сердечный мой друг, наконец ты мне ответил. Нет, не мне — гедри, ну да ладно, сейчас не время. Акхор, умоляю тебя! Все дело в Миражэй: ей пришла пора рожать, но что-то происходит не так, что-то ужасное. Помоги мне! Я не знаю, как мне быть».

Иногда случается, что роды проходят сложно. Раньше такое бывало редко, но даже в те времена мы боялись этого.

Я сейчас же выпустил животное, которое нес в когтях.

«Я лечу к Родильной бухте, Шикрар, но ты должен поклясться мне кое в чем».

«В чем угодно».

«Принеси с собой Ланен».

«Нет!»

«Хадрэйшикрар, сердечный друг мой, ты должен сделать это. Ты же знаешь, что я прошу об этом не просто так! У меня возникла одна мысль. Ты должен принести ее ради спасения Миражэй. Пообещай мне. Ради спасения твоего сына».

Он согласился; в голосе его слышалась такая мука, что я содрогнулся.

Мчась на крыльях Ветра к Родильной бухте, я воззвал к Ланен и поведал ей о нашем разговоре.


Ланен

Воспользоваться услугами Шикрара для меня было не большим желанием, чем для него самого. Он держал меня на некотором расстоянии от себя, и ему пришлось крепко заключить меня в свои когти. Я ценила его отношение ко мне, однако очень быстро продрогла. Не будь его лапы сами по себе теплыми, я бы промерзла насквозь.

Полет был долгим, но на этот раз мне хотя бы было видно, где мы летим. Похоже, Родильная бухта находилась на северо-западной оконечности острова, так что у меня было достаточно времени хорошенько рассмотреть простиравшиеся подо мной земли.

Нам пришлось лететь через центральную часть острова; это было дольше, чем если бы мы летели напрямик, но только так Шикрар мог миновать горную цепь, разделявшую остров на две половины, южную и северную. Лишь в одном месте этот устрашающего вида хребет был пересечен ущельем — через него мы и полетели.

Северная часть острова существенно отличалась от южной. Леса здесь встречались гораздо реже; зачастую под нами на многие лиги простиралась лишь черная скалистая пустошь. Один из отрогов горного хребта тянулся далеко на север, у оконечности вздымаясь еще одной горой, зловеще курившейся сотней дымов. Один из склонов горы был черен, покрытый, как мне показалось, расплавленной и застывшей горной породой. Я не могла себе представить силищу, способную заставить камень течь, будто грязь.

На краю этой пустынной местности мы и снизились по прошествии нескольких часов. Солнце уже клонилось к закату, но в серых сумерках мне был виден каменный утес, а под ним — темное, усеянное обломками скал побережье морского залива и небольшое озеро неподалеку.

Нас поджидали четверо кантри. Самый большой, размерами лишь немного уступавший Шикрару, был цвета меди. Второй сидел в озере у берега, и кожа его сияла, словно натертая до блеска латунная поверхность, несмотря на довольно пасмурный вечер. Еще один находился подле воды и цветом напоминал темно-бронзового Шикрара. Четвертый сиял чистым серебром — наконец-то я перевела дух — резко выделяясь среди прочих. Серебряный царь, явившийся, чтобы помочь своим сородичам.

Шикрар выпустил меня за миг до того, как лапы его коснулись земли. Следует отдать ему должное: он постарался сделать это как можно осторожнее, однако я настолько замерзла, что мои окоченевшие ноги отказались мне служить. Вскрикнув, я повалилась на каменистую поверхность.

Акор вмиг оказался подле меня.

«Что с тобою, милая?» — обратился он ко мне мысленно, и голос его звучал тепло и любяще.

— Я вся закоченела, — ответила я, стуча зубами.

Не говоря ни слова, он дохнул на меня. Нежно, ровно — словно теплый ветерок, веющий сквозь столь же теплый туман. Было чувство, будто принимаешь паровую ванну.

Сначала тепло доставило мне не меньше неудобства, чем холод; но очень скоро тело мое начало оттаивать. Лицо, руки и ноги у меня все еще ныли, но сейчас я могла хотя бы двигаться, чтобы не дать крови застыть.

«Смотри, малютка, — вновь обратился ко мне Акор на Языке Истины, не прекращая при этом вдыхать в меня свое тепло. — Ту, что находится ближе всего к тебе, зовут госпожа Идай. Вторая, что помоложе и ярко сверкает, — это Миражэй, у нее возникли трудности при родах. Рядом с ней — ее супруг Кейдра, сын Шикрара. Я рад, что ты здесь. Возможно, мне понадобится твоя помощь, если иные средства окажутся бессильны».

— Я сделаю все, что смогу, — ответила я вслух.

Я вспомнила о том, что он говорил мне минувшей ночью. Ребенок Кейдры — это первый детеныш, который должен был родиться за последние триста лет, и ему угрожала опасность. Я чувствовала их смятение; несмотря на их неподвижные лица, я с первого взгляда могла бы сразу сказать: что-то не так.


Акхор

Мы с Шикраром направились к Идай, которая казалась самой спокойной из всех. Но стоило ей обратиться ко мне, как ее тревога стала очевидной, как и ее гнев:

«Акхор, господин мой, я отослала всех остальных в их жилища. Никто из них не помнит больше, чем помню я, даже КериД'жан, и все они могли лишь стоять вокруг Миражэй и выражать ей свое сочувствие, а это ей сейчас нужно менее всего. Акхор, я боюсь за нее. У нее потуги с прошлого вечера. Даже самые сложные роды никогда не длились более полусуток. Тех, кто мучился дольше, мы в конце концов теряли».

«Мать или ребенка, Идай?»

«Обоих, мой господин. Обоих, — она воззрилась на меня, теперь уже явственно выражая всем своим видом гнев. — А ты еще решил притащить сюда своего питомца-гедри, чтобы тот был свидетелем всего этого! Как мог ты предать свой народ? Тебя настолько мало заботят чувства Шикрара, счастье Миражэй и Кейдры, что ты готов привести сюда врага нашего племени? Щикрар рассказал мне о вашей встрече и о твоей одержимости. Не должно так поступать, Акхор. Этому существу следует удалиться, иначе я уничтожу его на месте. Никогда за всю историю мира гедри не появлялись в столь священном месте. Этому не бывать!»

Я почувствовал, что и сам начинаю проявлять гнев. Но ради Миражэй я сумел совладать с собой и сохранить хоть чуточку спокойствия, что было нелегко, когда Идай угрожала жизни моей возлюбленной.

«Госпожа Идай, ты считаешь меня совершеннейшим глупцом? — ответил я сурово на Языке Истины. — Или ты думаешь, что я настолько сошел с ума, подвергся влиянию зла, лишился сердца, что готов открыто пренебречь даже взглядами Шикрара, зная, насколько он не приемлет гедри? Эта дочь гедришакримов — Ланен — находится здесь и станет свидетельницей, но не смерти, а рождения; и, может случиться, нам понадобится ее помощь. Она останется».

«Нет, Акхор! Ты что, одурманен злыми чарами? Так не может быть, это противится природе вещей, я не позволю!»

«Я не спрашиваю твоего позволения, Идай. Ты не причинишь ей вреда, и она останется здесь».

«Нет!» — вскричала Идай не своим голосом и бросилась к Ланен.


Ланен

Я направилась к озеру. Почему-то мне казалось неудобным просто стоять и глазеть. Подойдя, я поклонилась той, что сидела в воде. У самого берега, и ее супругу, ожидавшему в некотором отдалении. — Меня зовут Ланен, — сказала я.

Миражэй устремила на меня неопределенный взгляд, но не пошевельнулась и не ответила. Ее супруг наклонил голову, стараясь получше меня рассмотреть. Он что-то громко произнес, но я не поняла его, однако в следующее мгновение разум мой услышал, как он обращается ко мне на истинной речи.

«Ланен, люгу ли я обратиться к тебе.? Меня зовут Кейдра».

«Конечно, я совсем не против. Ты сын Шикрара?»

«Потрясающе! Выходит, Акхор и в самом деле говорил правду. Гедри, владеющая Языком Истины! Ты — друг Акхора?»

«Да, — ответила я. — Сожалею, что твоей госпоже приходится так тяжко. Нужно ли что-нибудь сделать?»

Он, должно быть, что-то ответил, но тут меня отвлекло громкое шипение, и передо мною внезапно оказалась та, вторая, что была покрупнее и которую Акор назвал Идай. В следующий миг перед глазами у меня закружился расплывчатый вихрь. Существа двигались так стремительно, что я не могла разобрать, что происходит, пока все не прекратилось. Оказалось, что Миражэй, сидевшая в воде, метнулась вперед и преградила путь Идай своей головой, зашипев на нее. Идай, по-видимому, настолько опешила, что отступила, едва уклонившись от челюстей Миражэй. Я лишь заметила, как Идай опускает свою огромную лапу с пятью острыми, подобно мечам, когтями. Я была бы сейчас мертвее, чем Перрин, а еще сильнее удивлялась бы, как же это меня угораздило умереть.


Акхор

Хвала Ветрам, что Миражэй оказалась рядом; я слишком поздно угадал намерение Идай. Когда опасность миновала, я не спеша отошел к морю.

«Идай».

Она не в силах была пошевельнуться от удивления, а голова Миражэй по-прежнему преграждала Идай путь к Ланен, которая даже не отпрянула.

«Идай! Предстань перед своим владыкой и держи ответ!» — повелел я, прибегнув к державной речи правителя.

Как и следовало ожидать, это привело ее в трепет. Она приблизилась ко мне, стоявшему у кромки моря, и поклонилась, как того требовала верность государю.

«Идай, на тебя возложена ответственность быть для Миражэй родильной сестрой; ты же вместо того, чтобы заботиться о ней, заставила ее, всегда столь смиренную, бросить тебе отчаянный вызов. Что скажешь ты в свое оправдание?»

«Я скажу, что ты сам вынудил меня на это, мой государь, и тебе придется ответить перед лицом Совета!»

«Хорошо. Тогда мы оба ответим. Но ты поклянешься, что оставишь эту гедри в покое, пока мы здесь, а иначе я изгоню тебя прочь, пусть даже ты и родильная сестра».

— Хорошо, — сказала она вслух, стиснув при этом зубы. — Пусть живет, несмотря на всю мою ненависть. У нас есть более важные заботы.

— Согласен. Прежде следует помочь Миражэй родить малыша. Ты сказала, что тебе знакомо подобное. Чем вызвано затруднение?

Она преклонила голову, и я начал понимать, что ее гнев наполовину вызван отчаянием и беспомощностью.

— Акхор, малыш развернут неправильно. Он не может помочь себе появиться на свет.

Это была самая худшая из всех возможных вещей.

— И ничего нельзя сделать?

— Прежде, в редких случаях, если при родах присутствовала молодая помощница, она могла проникнуть в родовой канал и вытащить малыша, — она понизила голос. — Иногда новорожденный выживал; но наши руки не приспособлены для подобного. Эти когти даны нам Ветрами для обороны, чтобы мы могли добывать себе пропитание или умерщвлять своих врагов, они слишком грубые. Но даже в тех редких случаях, когда малыш оставался жив, мать все равно погибала.

— Всегда?

Она отвернулась от меня, всем своим видом выражая горесть:

— Всегда…

Я увидел, что Шикрар и Кейдра объяты страхом, смешанным с озабоченностью, однако оба стараются сохранять спокойствие, чтобы их тревога не передалась Миражэй. Сама же она лежала теперь на спине, погрузившись в теплую воду родильного озера, закрыв глаза. Тело ее, так прекрасно изменившееся с зарождением в ней новой жизни, напрягалось: она пыталась тужиться, но все понапрасну. Самоцвет ее души потускнел. С удивлением я увидел, что моя милая Ланен опустилась на колени возле самой воды, и лицо ее сморщилось от переживаемой ею горести. Она не понимала нашу с Идай Речь, ибо мы говорили на своем языке, но каким-то образом знала, что дела очень плохи.

Теперь Идай сопровождала свою горесть выражением боли; в Душе я вторил ей, испытывая страх и страдания.


«Государь, я не вижу иного выхода. Я должна попытаться спасти малыша, иначе погибнут оба».

— Подожди, — произнес я вслух.

Смутные мои мысли наконец-то обрели четкие очертания. Я завидовал тому, какие у гедришакримов руки: маленькие, гладкие, осторожные…

Два наших народа изначально жили в мире. Вместе.

— Ланен, не подойдешь ли ты к нам? — обратился я к ней на ее языке. И добавил — ей одной: «Подойди, милая. Я нуждаюсь в тебе».

«Все, что в моих силах, дорогой мой Акор. Как мне помочь этой отважной госпоже?»


Ланен.

С запозданием я поняла, что ответила ему на Языке Истины, даже не пытаясь при этом сосредоточиться, и остальные наверняка все слышали. Впрочем, в следующий миг я уже позабыла об этом.

— Ланен, ты знаешь, как совершать роды?

Несмотря ни на что, я все-таки улыбнулась. Вот так вопрос!

— Сама я с этим пока не знакома, но я не раз помогала при родах как представительницам моего народа, так и лошадям.

— Наша история рассказывает нам о целителях среди твоего народа, что умели творить великие вещи, используя могучую силу рук и разума. Владеешь ли ты подобным искусством?

Я понадеялась, что это не было для него главным.

— Нет. В детстве меня подвергали испытанию, но во мне не оказалось ни малейших признаков того, что я способна к целительству.

Акор в конце концов поддался терзавшим его чувствам — голос его зазвучал удрученно и напомнил мне голос Шикрара, когда тот прилетел к пещере.

«Пойдемте, друзья», — сказал он на Языке Истины, обращаясь сразу ко всем, и, повинуясь ему, мы все подошли к самому краю родильного озера, где лежала Миражэй, охваченная болью и страхом.

«Дорогие мои друзья, — произнес он тем же образом. — Я не стану сидеть и смотреть, как одну из моего народа терзают муки боли, я постараюсь помочь, чем смогу. Миражэй, малышка, можешь ли ты взглянуть на меня?»

Она открыла глаза — они были ярко-голубыми, красивыми — и подняла на него измученный взгляд.

«Ты спасла эту маленькую госпожу от несправедливого нападения, за что я перед тобой в вечном долгу. Сейчас я предлагаю попросить Ланен помочь нам. Ее руки не имеют когтей, подобно нашим, быть может, ей удастся убедить малыша выбраться на белый свет».

«Акхор. нет!»

«Идай, твое слово тут ничего не решает. Я спрашиваю Миражэй, ее супруга и его отца. Что скажешь ты, Шикрар? Кейдра? Позволите ли вы ей попытаться?»

Думаю, он ожидал услышать в ответ шквал обеспокоенных возгласов, однако все остальные были готовы на что угодно, даже на это, за исключением Идай, все еще не спускавшей с меня горящих глаз.

С другой стороны, я была не готова к этому.

— Акор, нет!

— В чем дело, малютка?

Я… Она ведь… Акор, я раньше никогда… — но тут я осознала, что и никто из них раньше этого не делал. — Ну, хорошо. Если госпожа позволит, — я поклонилась, глядя в добрые глаза той, что спасла меня. — Так как же?

— Она не может говорить, Ланен. Во время родов жены кантри становятся безмолвны, да и в любом случае, Миражэй не владеет твоим языком.

— А на Языке Истины она может говорить?

— Немного, хотя это ей и трудно.

Я посмотрела на нее. Даже мне было видно, как она страдает.

«Могу ли я обратиться к тебе?»

Она кивнула, а Кейдра ответил вместо нее:

— Ее зовут Миражэй.Я сосредоточилась.

«Госпожа Миражэй, я — Ланен. Позволишь ли ты помочь тебе?»

Даже Язык Истины стоил ей немалых усилий, но она сумела ответить:

«Мне не рассказывали о тебе всей правды, гедри, — ответила она, и голос ее разума был мягок, несмотря на терзавшую ее боль. — Если уж ты владеешь Языком Истины, кто знает, на что ты способна. Хорошо, попробуй, если сможешь. А-а-а!»

Я содрогнулась, ощутив разумом всю ее боль. Дела ее и впрямь были плохи. И, похоже, она не могла сдвинуться с места. Я почти не раздумывала. Сняв сапоги и плащ, сбросив толстый суконник, я осталась лишь в гетрах и рубашке — и шагнула в воду. К моему удивлению, она оказалась теплой, почти горячей. Я почувствовала такое блаженство!

Но лишь поначалу.

Я не слишком хорошо помню, что происходило потом. Солнце садилось. Становилось все темнее и темнее, и мне пришлось полагаться больше на чувства, чем на зрение. Время от времени Миражэй, находя в себе силы, обращалась ко мне на Языке Истины, а я велела ей кивать мне или мотать головой, чтобы я могла понять, когда ей становилось легче, а когда больнее.

Хуже всего было, когда я первый раз попыталась просунуть руку в родовой канал. Я думала, что потеряю сознание от боли. Мгновенно выдернув руку, я опустила ее в воду. Ее все еще жгло, хотя уже не так сильно. Но нужно было что-то делать.

Я велела Акору, чтобы он разорвал надвое мой плащ — мой замечательный зеленый плащ; в тот миг я была настолько озабочена судьбой Миражэй и ее детеныша, что даже не поморщилась при мысли, что мне придется его лишиться. Я обернула обе руки, от кончиков пальцев до плеч, этими кусками войлока. Так было гораздо лучше: толстый двойной слой, обернутый в несколько раз вокруг рук, защищал их не хуже мягких доспехов. Мне довольно долго удавалось терпеть жар. Когда же наконец я выправила смертоносное положение малыша, мне пришлось все-таки размотать кисти рук, прежде чем вытянуть его наружу. Наверное, пока детеныш выходил, я визжала так, словно рожала сама.

Но мне никогда не забыть того мига, когда я подняла над водой маленькую мягкую головку, чтобы детеныш мог сделать свой первый вздох. Я совершенно позабыла о боли, стоя по пояс в воде и держа на руках — всего лишь несколько мгновений — новорожденного дракончика. Он был не больше только что появившегося на свет жеребенка. Глаза его были открыты, и он смотрел на меня, словно говоря мне спасибо. Я рассмеялась от восторга, потом повернула его к матери. Он начал издавать звуки, которые чем-то даже напоминали плач человеческого новорожденного. Миражэй обнюхала его.

Руки мои страшно горели, и, как только с меня спало очарование, я выбралась из пресноводного озера и поспешила к морю, чтобы этот огонь, на бегу освобождаясь от кусков войлока, послуживших мне защитой. Какое это было облегчение — ощутить телом ледяную воду! Правда, руки мои поначалу вообще ничего не чувствовали. Кроме этого блаженного холода мне, казалось, больше ничего и не нужно было. Потом, посмотрев вниз, я увидела в воде большие куски кожи. Тут я поняла, что это была кожа с моих рук. Я сейчас же закричала и лишилась чувств.


Акхор

Мы все ахнули, когда показался детеныш, целый и невредимый. Видя, как он посмотрел на Ланен, я мысленно улыбнулся. Похоже, этот малыш будет весьма примечательным прибавлением к роду.

Я знал, что Миражэй не сможет вновь обрести способность говорить, пока не пройдет несколько дней; но по тому, как она склонилась над малышом, приветствуя его, я понял, что за нее опасаться не стоит. Самоцвет ее души вновь обрел былую яркость и сиял, подобно дивному сапфиру, несмотря на то, что становилось все темнее.

Шикрар и Кейдра были полностью поглощены матерью и малышом. Я последовал за Ланен: она побежала к морю.

— Да благословят тебя Ветры, малышка, ты спасла их! Она не ответила. Я не видел ее лица, но мне и так все стало ясно. Потом она закричала, резко и пронзительно, и упала как подкошенная. «Ланен! »

Когда я поднял ее из воды, ноги ее запинались, она не слышала меня, а ее руки — вид их привел меня в ужас. До меня не доносились ее мысли, и я страшно перепугался. Те немногие знания о гедри, коими я обладал, улетучились, подобно ветру, — я не мог ей помочь, даже если бы знал, что помощь ей крайне необходима.

Я не мог помыслить ни о чем ином. Я должен был доставить ее назад, к ее народу. Уж они-то наверняка знают, как избавить ее от боли. Сердце мое похолодело, но иного пути не было.

Подхватив ее, я взмыл в небо и полетел, одновременно взывая к родичам на Языке Истины:

«Шикрар, Кейдра, кто-нибудь — скорее! Летите вперед, к лагерю гедри. Обратитесь к ним, чего бы это ни стоило, приведите купца или лучше целителя. Пусть они увидятся с нами на месте встреч. Мчитесь на крыльях Ветра!»

Шикрар был рядом прежде, чем я закончил.

«Шикрар, я боюсь за нее, она едва жива! Я несу ее к ее сородичам, чтобы найти для нее исцеление; оттуда я отправлюсь в Большой грот, а она останется в их руках. Совету придется немного подождать меня».

На своих громадных крыльях он быстро помчался вперед, но и я несся во весь дух, как никогда раньше не летал. Я постоянно обращался к своей любимой, боясь, что она внезапно очнется и испугается. Мне хотелось дать ей понять, что я здесь, рядом. Я осторожно держал ее, прижимая к самой груди, чтобы ей было теплее, но она не переставала дрожать. Мне приходилось сжимать ее крепче, чем в прошлый раз, поскольку она не могла теперь держаться за меня своими бедными обожженными руками, даже если бы очнулась.

Обуреваемый страстями, я даже обогнал Шикрара, прокричав ему вслух, чтобы не отставал, и продолжал нестись с ужасающей скоростью к лагерю гедри. Я не стал тратить время на то, чтобы искать перевал, вместо этого я еще крепче прижал к себе столь дорогое для меня существо и начал взмывать вверх — все выше и выше, пока воздух вокруг не сделался тонким и холодным, затем полетел напрямик через горы по направлению к лагерю гедри.

Ланен так и не приходила в себя.

Была уже глубокая ночь, когда мы достигли места встреч. Будь у меня время, я бы, возможно, заметил, что мне все еще свойственно то восприятие мира, которое, благодаря Ланен, я обрел прошлой ночью, когда часы подобны годам, а вся жизнь, кажется, пролетает за один-единственный день.

Мне было все равно, кто меня услышит. Я закричал так громко, насколько мог.


Ланен

Позже Релла рассказала мне все, что произошло: — Те из оставшихся, что еще не спали, как раз собирались чего-нибудь перекусить, как вдруг посреди ночи грянул голос, какого раньше никто во всем мире слыхом не слыхивал. С первых же слов мы почуяли, что приключилось что-то неладное.

«Марик! Купец Марик! Приведи целителя, подойди сюда, к Рубежу. К тебе взывает страж!»

Никто даже не шевельнулся: здорово уж нас оторопь взяла. Мы не верили своим ушам, но тут зов разнесся опять.

«Приди немедленно, гедри, или же я сам приду к тебе!» — вот что он кричал. Для такого огромного существа голос звучал слишком уж отчаянно. И гневно.

Тут мы увидели вереницу огней: это был Марик, опрометью промчавшийся по прогалине к Рубежу. С ним были его люди: иные подле него, но больше позади, и все несли факелы. Мы тоже вскочили и понеслись следом.

Там я увидела, что Марик стоит у самого Рубежа перед здоровенной серебристой драконьей головой, что перегнулась через изгородь. Дракон говорил очень быстро:

«Марик, мне нужно твое согласие. Мне требуется помощь, которую может оказать лишь твой народ. Могу ли я переступить Рубеж?»

Марик стоял, онемев от такого дива. Дракон наклонился поближе и опять заговорил, а клыки его так и засверкали в свете факелов! «Скорее, купец! Дай свое согласие!»

Что и говорить, этот Марик такой дерзкий малый, каких свет не видывал. У него не только развязался язык, но он еще и вздумал рядиться.

«А что ты предлагаешь взамен, старик?» — спросил он нахально. Но тут же получил по заслугам. Еще один голос донесся из тени: «Он предлагает тебе жизнь, ничтожная твоя душа! Советую тебе взять ее, а не то я сам ее возьму!»

«Даю согласие», — пискнул Марик и отступил. Мог бы и не стараться. Не успел он проговорить, как тут же гулко зашумел ветер, и дракон опустился наземь позади нас. Он был огромный и страшенный, весь как серебро, а в когтях что-то сжимал. «Это Ланен, Маранова дочерь. Ей очень больно, и что-то еще причиняет ей страдания. Она беспрестанно дрожит, как дерево на сильном ветру».

Он положил тебя наземь и с минуту стоял, склонившись над тобой. Не знаю зачем. Может, хотел понять, жива ты или нет… Тут я прервала ее:

— Знаешь, а я, по-моему, это помню.

Наверное, когда мы приземлились, я ненадолго пришла в себя, потому что помню, словно сквозь туман, как он смотрел на меня, наклонившись, и я слышала его голос:

«Ланен, дорогая моя, я вынужден оставить тебя на попечение твоих сородичей. Прости меня, милая, здесь я ничем не могу тебе помочь. Я буду следить за тобой, насколько это возможно, малейшие твои мысли будут ведомы мне. Призови меня, если будет нужно, и я явлюсь к тебе».

«Как Миражэй, как малыш?» — удалось мне спросить.

«Оба живы и здоровы. Ты достойна благодарности от всех представителей Большого рода, — и тут мысли его превратились почти в шепот: — И любви их царя».

Релла продолжала:

— Когда дракон поднял голову, он увидал подле себя Марика. Наклонившись к нему, он произнес с каким-то рокотом в голосе:

«Знай же, купец, что эта жизнь мне дороже любой другой. Верни ей прежний вид, позаботься о ней хорошенько, и я не останусь перед тобой в долгу. Вздумаешь обращаться с ней дурно, я узнаю об этом и разыщу тебя в любом уголке мира, невзирая ни на какой договор!»

Потом он взмыл вверх. Эта его серебряная шкура просияла в свете факелов белым пламенем.

Тут до нас опять донесся голос второго дракона. Но теперь он слышался глуше — вроде бы и этот дракон тоже взмыл в небо, еще выше первого.

«Мы благодарны вам за ваше дозволение и за помощь, которую вы окажете госпоже; но с этого мгновения Рубеж вновь непресекаем. Сейчас я — страж. Мы будем оставаться на своей стороне, и если кто-то из вашего народа решит пересечь Рубеж, его будет ждать смерть, как того требует договор».

Мы заспешили оттуда прочь. Тебя несли люди Марика, а он громко звал своего целителя. Думаю, ты была в забытьи…

Сама я не помню ничего из этого.


Марик

— Берис, она в наших руках! Повелители Преисподних вняли моим мольбам, дав более чем скорый ответ. Драконы нарушили договор, пересекли Рубеж — и ради чего? Чтобы только доставить мне полумертвое тело той, которую я и искал!

Не знаю, что там с ней стряслось, и ума не приложу, с чего это драконы так о ней пекутся, но что правда, то правда. Она была недалека от смерти: руки ее оказались страшно обожжены, и всю ее колотила лихорадка. Майкель спас ей жизнь, хотя это стоило ему всех его сил. Закончив, он покачал головой и сказал, что этого недостаточно. Он заставил меня разрезать плод лансипа — один из моих драгоценных плодов! — и велел дать ей съесть четверть сразу и еще четверть утром. (Другая половина плода пока осталась нетронутой; похоже, сила его творит с ней чудеса, я сам попробую вкусить его утром, если с ней все будет в порядке). Майкелю потребуется несколько дней отдыха, чтобы восстановить свою силу.

— А девчонке?

— Он сказал, что она полностью поправится прежде, чем мы покинем остров, если допустить, что плоды лансипа и в самом деле обладают такой целебной силой, как рассказывается в легендах.

— Хм… Все это очень интересно, Марик, но зачем тебе опять понадобилось будить меня засветло, чтобы поведать мне все это?

— Есть еще более важные новости, магистр. Случилось так, что нам подвернулась прекрасная возможность взять у нее кровь, хотя мы с Кадераном были почти уверены в том, что из этого получится.

Кадеран осуществил обряд, Берис. Эта Ланен — моя дочь, моя плоть и кровь, это ее я пообещал тебе за Дальновидец еще до того, как она родилась. Она будет ценой за мою боль, как ты и говорил. И очень скоро, лишь только она полностью выздоровеет, цена эта будет заплачена.

Посредник-демон, казалось, даже заурчал от удовольствия.

— Замечательно, Марик, замечательно. Раз она оказалась столь несговорчивой, пусть же она как можно скорее будет предана повелителям Преисподних. Это избавит тебя от боли и заставит ее подчиняться твоей воле. Но раз уж она принадлежит мне, то я приму некоторые меры предосторожности. Когда ты вернешься, моя доля Дохода от этого путешествия будет поистине богатой. Славная работа, господин купец!

Я отпустил тварь, теперь едва обращая внимание на то зловоние, которое она, как всегда, после себя оставила. Тут вдруг раздался стук в Дверь.

— Хозяин Марик?

Это была старуха по имени Релла, которая близко сошлась с Ланен.

Чего ты хочешь, мать? — спросил я. Быть вежливым никогда не трудно.

— Вообще-то, хозяин, я подумала, не требуется ли тебе какая помощь. Мне знаком страшный недуг Ланен, в свое время я, бывало, ухаживала за больными. Есть вещи, с которыми женщина справляется лучше.

В ее словах действительно был смысл. Но я-то, как купец, отлично знал: ничто не делается просто так, задаром.

— И что же ты хочешь взамен?

— Ну, это уж как посмотреть. Как долго будет нужна моя помощь?

— Полдня, не больше.

Я собираю по десять мешков в день, если хочешь знать. Половина дня — стало быть, пять мешков долой. — Когда я рассмеялся, она недовольно фыркнула: — Ну ладно, пускай будет три. Девочка была добра ко мне.

— Идет. Приступай же прямо сейчас, и ты получишь свое вознаграждение, равное трем мешкам. Я не спал уже несколько ночей. Присматривай за ней, — велел я. — Если она проснется от боли или ей что-нибудь будет нужно, охранники, что стоят снаружи, всегда к твоим услугам.

Пошатываясь, я оставил их вдвоем и направился к своей хижине. Только сейчас я осознал, насколько утомился.

В эту ночь боль не была слишком сильной — отвар лансипа неплохо помогал, и я проковылял в темноте несколько ярдов, безмятежно размышляя о том, что завтра освобожусь от этого навсегда.

Глава 13СОВЕТ


Акхор

Когда сородичи Ланен забрали ее, я оставил Шикрара за стража, препоручив ему заботу о ней. Я ведь созвал Совет, и не мог больше его задерживать, несмотря на все муки сердца. Но прежде чем улететь, я должен был узнать, что думает Шикрар.

Я посмотрел ему в глаза.

— Итак, друг мой, я отправляюсь, чтобы предстать перед своим народом. Я нарушил договор с гедри, хотя причины, по которым я сделал это, были благими. И уж вне всяких сомнений, я нарушил запрет. Но все-таки это обернулось во благо. — Он не отвечал. — Хадрэйшикрар, старый мой друг, как судишь ты о том, что я сделал? Он твердо посмотрел мне в глаза и ответил:

— Акхоришаан, твоя Лханен даровала жизнь тем, кого я люблю, хотя я боялся, что смерть заберет их у меня. Я пока что не могу понять причины, но чувствую, что она для тебя дороже самой жизни, иначе бы ты не сделал того, что сделал. Чем я могу служить тебе и твоей милой?

Я поклонился ему.

— Благослови тебя небо, старый друг. А пока прошу тебя: останься тут за стража. Следи хорошенько и прислушивайся к разуму Ланен, если вдруг она окажется настолько слаба, что не сможет говорить сама.

— С радостью. И если ты решишь воззвать ко мне во время Совета, не сомневайся: я буду готов услышать тебя.

Не находя слов, я просто поклонился ему еще раз в знак благодарности и покинул его.

Я боялся, очень боялся оставлять Ланен в руках Марика. Она поведала мне о сделке с ракшасами и о том, какая опасность будет ей грозить, окажись она его дочерью. Но сделать ничего было нельзя. Я ни на миг не переставал прислушиваться к ней, даже когда встретился со своим народом.


Место, где Большой род проводит совещания, представляет собой огромную естественную пещеру среди южных холмов, неподалеку от лагеря гедри. Мы ее лишь немного преобразовали, привнеся кое-какие изменения по своему вкусу, но по большей части она оставалась прежней — такой же, какой мы впервые обнаружили ее, когда только поселились на острове.

В эту ночь она в первый раз предстала передо мной в новом свете. Посреди просторного зала полыхал огонь — под тем местом, где в толщи свода пещеры сотни лет назад было проделано дымоходное отверстие. Стены сияли причудливой резьбой, что создавалась в течение многих столетий, — часть ее была выполнена на кхаадише, часть грубо высечена на каменной поверхности. На протяжении пяти тысяч лет она хранила в себе дух моего народа.

Этой ночью пещера сделалась теплой и оживленной, когда в ней собрались все мои сородичи. Я внимательно оглядел грот, чтобы отметить, кто явился, и понял, что отсутствуют лишь Идай, Кейдра и Миражэй, оставшиеся у Родильной бухты, да еще трое старейших, которые были слишком слабы, чтобы осилить столь большое расстояние, но я знал: они тоже будут свидетелями всего, что происходит на Совете, пользуясь слухом и разумом прочих представителей своего клана, так же, как Шикрару, оставшемуся у Рубежа, будет все слышно через меня. Все мои сородичи ответили на мой зов, тем более что слух о гедри, способной общаться на Языке Истины не хуже наших детенышей, разлетелся быстрее ветра.

К своему прискорбию я заметил, что все присутствующие с легкостью разместились в гроте. В ранней своей юности я слышал от одного из тогдашних старейших, что было время, когда моим родичам приходилось тесниться во время Совета. Позже мать объяснила мне, что он рассказывал не о том, что помнил сам, а лишь вспоминал истории, слышанные от своего отца, в которых говорилось о Советах прежних времен, когда наши предки еще жили на своей былой родине. После того как Малый род был поражен колдовским недугом и мы перебрались сюда, зал совещаний ни разу не бывал полон. Я никогда не забывал о последнем нашем столкновении с гедри.

Я намеревался хорошенько продумать, о чем буду говорить на этом собрании, а о чем умолчу; но с той поры, как я начал воспринимать время, подобно гедришакримам, мне открылось, что иногда оно способно пролетать настолько незаметно, что его совсем не остается на долгие раздумья. Я подошел к возвышению у дальней стены грота. Здесь было отведено особое место — для пятерых старейших и для царя. Тут должны были сидеть Шикрар, Идай и те трое, что не явились; никто из остальных пока не предъявлял своих прав на то, чтобы занять места старейших.

На Совете, собиравшемся каждые пять лет, мы рассматривали жалобы, предавались поискам мудрости и беседовали о вещах, которые имели значение для рода как единого целого. При исключительных обстоятельствах любой из нас мог бы созвать Совет и в неурочное время, руководствуясь особой, отдельной причиной.

Теперь уже отступать было поздно. Мне следовало поведать обо всем сородичам, предоставив им решать, заслуживают ли мои действия осуждения. Я переживал крайне неприятное чувство, коим всегда сопровождается действие, свершенное вне рамок законов общества. Всегда наступает час, когда общество начинает требовать объяснения или даже искать воздаяния, особенно если это общество основано на Порядке, подобно нашему роду. Я испытывал глубокий страх, о существовании которого раньше даже не подозревал, это был ужас изгнанника. Меня просто шатало от страха при мысли, что я, быть может, в последний раз нахожусь в окружении своего народа, мне пришлось встать на все четыре ноги. Теперь, когда я непосредственно столкнулся с этим, я не мог себе представить, что скоро мне, весьма вероятно, придется жить отдельно от них; их голоса не будут больше радовать мой разум, и я лишусь всякой возможности общаться с себе подобными.

«И зачем только все это?» — малодушно нашептывала мне некая часть моего существа.

В окружении тех, кого я знал и с кем жил долгие века, узы, связывавшие меня с Ланен, ослабли и казались теперь мне блеклыми, обреченными на неудачу. Когда я поведаю им о том, что произошло, то мне нужно будет лишь утаить от них наш с Ланен полет. Все остальное они готовы будут принять: ее удостоят почестей за помощь клану Шикрара, и я смогу остаться. Нужно лишь отказаться от связи с ней, относиться к ней как к детенышу, заслужившему особую честь, и не более того. В конце концов, разве мы могли бы стать друг для друга чем-то большим?

Я почувствовал себя неловко, вспомнив, в каком положении она сейчас находится, — совсем одна, в лапах этого Марика, и подумал, что над ней, возможно, уже навис злой рок. Тогда, лишь слегка коснувшись ее разума, я, к своему удивлению, получил ответ — должно быть, она только что пришла в себя. Она знала, что о ней позаботится целитель, и все же боль ее и дурное самочувствие нахлынули на меня могучей волной.

«Как твои дела, малютка?» — спросил я, частью для того, чтобы отвлечь ее от боли, частью — чтобы заглушить собственное чувство вины. Я не мог назвать ее по имени. Похоже, я всерьез намеревался при всех от нее отречься, но прежде мне нужно было проделать это в уме, чтобы узнать, каково мне станет.

Она ответила шепотом, я с болью отметил, что даже сейчас она старается сосредоточиться на своих мыслях, чтобы они были слышны лишь мне.

«Тут целитель — ох, скорее, больно ведь, боль… а-а-а! — он врачует мои ожоги — ох, Владычица, помоги мне, как больно, ох, помоги! — и говорит, что у меня лихорадка, но у него есть Целебные травы, — а-а-а! — и он даст их мне, когда боль от ожогов немного стихнет. Мне хочется просто заснуть, позабыть о боли… У тебя странный голос, что случилось?»

«Меня ждет Совет. Могу ли я что-нибудь сделать для тебя?»

«Просто назови меня по имени, чтобы я знала, что мои воспоминания — это не бред, вызванный лихорадкой. Прошу тебя, дорогой мой Кор…»

«Ланен, молчи!» — оборвал я ее внезапно. Хвала Ветрам, зов ее мыслей приостановился. — Малышка, прости меня. Но ты слаба, и твои мысли слишком рассеиваются — другие могут услышать их. Ты не должна называть меня моим истинным именем, только не сейчас».

Я едва расслышал ее ответ: это было сбивчивое, смешанное раскаяние.

«Прости меня, прости, я не хотела, о как мне горько, смилуйся надо мной, Акор, прости, прошу тебя, не сердись на меня, я этого не вынесу, ох! — Нет, не-е-ет, не тронь мои руки, нет-нет-нет! А-а-а-а!»

Мысли ее оборвались, словно их перерезало острым когтем. Позднее я узнал, что она вновь впала в забытье. Я надеялся, что ее молчание было вызвано лишь стремлением облегчить боль. Но я прекрасно знал, что крик ее — да и большую часть из того, что она мне говорила, слышали все, кто присутствовал на Совете.

Ришкаан, самый старший из присутствующих и давний мой противник, проговорил от лица-всех остальных:

— Акхор, что это было? Или кто?

«Это была моя госпожа, — услышал я голос собственного сердца. — Своей храбростью она уличила меня в малодушии». И как мог я прежде позволить, чтобы в моей голове родились столь недостойные мысли! Привычка и древние устои глубоко пускают в нас корни; однако старые образцы можно разрушить.

Мысли наши неподвластны нам. Мы лишь можем решить, что нам с ними делать.

Я воззвал к ней, не зная, слышит ли она меня.

«Будь храброй, моя Ланен. Ты воистину Ланен Кайлар, Ланен Скиталица, — последовав по зову своего сердца к неведомой земле, ты обнаружила, что такое же сердце бьется и в другой груди. Мы предназначены друг для друга — это так же верно, как и то, что я — Кхордэйшкистриакхор из Большого рода. Это не сон. Поправляйся. Я вернусь к тебе, как только смогу».

Мне даже не верилось, что она способна на такое мужество. Несмотря на то, что она, изнывая от боли, лежала сейчас в тысячах лигах от дома и от своих родных, ослабевшая и израненная до полусмерти, а все потому, что помогла тем, кто сейчас собирался ее судить, стенания ее были вызваны лишь страшными муками тела. Покуда я сам не упрекнул ее в том, что она ослабела душой. Она способна была перенести все что угодно, только не это.

И, словно эхо дальнего воспоминания, я услышал шепот песни, что сложили мы с ней. Красота этого творения растопила мне сердце. Откажись я от нее, тем самым я навсегда отрекся бы и от себя самого.

Я глубоко вдохнул, собирая в себе Огонь. Пусть же они узнают всю важность этого события!

— Пусть начнется Совет! — провозгласил я, вместе со словами выдохнув и Огонь, который устремился к дальнему своду пещеры.

Дыхание Огнем священно для моего народа — к нему прибегают только во время боя, либо же когда мы обращаемся к Ветрам или освящаем какое-нибудь деяние. Пусть они знают, что и это событие освящено.

— Я, Акхор, называемый Серебряным царем, именем своих предков приветствую всех вас! Рад встрече, родичи мои!

— Здравия тебе, государь Большого рода! — ответили они в один голос.

Эхо пещеры многократно отразило их приветствие, и оно прокатилось тысячей голосов. Сердце мое сжалось при этом от гордости за их силу и от понимания, что мне, быть может, никогда уже не суждено будет услышать это вновь.

— Ответь мне, Акхор, — нетерпеливо повторил Ришкаан, нарушая заведенный порядок. — Кто это был? Была ли это та гедри, чей голос мы слышали пару дней назад?

— Родичи мои, я созвал вас сюда, чтобы поведать о том, что было сделано мною и этой дочерью гедри, чей голос, преисполненный боли, вы только что слышали и которая два дня назад послала нам предупреждение. — Я принял величавый вид, выражающий власть. — Знайте же, родичи, что отныне жизни наши переменились из-за того, что сотворил я и сделала она. Ныне все Ветры веют холодом, но истинны слова, гласящие, что на исходе зимы приходит теплый весенний Ветер.

В ответ на мои речи среди присутствующих разнесся недоуменный ропот.

Я не обратил на него внимания.

— Первая моя новость касается клана Шикрара. Миражэй родила малыша, замечательного сына. Оба они сейчас находятся в Родильной бухте, с ними все хорошо. Госпожа Идай осталась при Миражэй, она исполняла обязанности родильной сестры; Кейдра также находится при них, одаривая свою семью пылкой любовью.

Это действительно было новостью, приятной и неожиданной. Некоторые рассмеялись, вспомнив, с какой гордостью Шикрар отзывался о своем Кейдре. Большинство так или иначе знало о страданиях Миражэй, и многие восторженно замерли, объятые Удивлением.

— А разве Шикрар не с ними? — спросил кто-то.

— Он остался за стража у Рубежа, — ответил я. — Я знаю, что к тому вопросу, который я намерен изложить сейчас вам, он относится вполне благосклонно, по крайней мере к определенной его части. Я не могу пока сказать подобного о ком-то еще из рода, за исключением себя самого и двоих из тех, что остались в Родильной бухте. Впрочем, я начинаю с конца.

Высоко держа голову, я обращался ко всему Большому роду — к подобной же манере я прибегал не раз. Позже мне рассказывали (сам я этого тогда не заметил), что голос мой изменился, пока я говорил. Он сделался более низким и чистым — не таким громким, как был до этого, но гораздо более впечатляющим.

— Внимайте же, родичи мои! У меня есть, что вам поведать, — это рассказ о невероятных грезах и счастливом пробуждении, об опасной жертве и любви, превосходящей всякое воображение. Внимай, славный род мой! Это — рассказ про Акхора и Ланен.


Я рассказал им все.

Все. От своих вех-грез до нашей первой с ней встречи; об их беседе с Шикраром и о том, как она предупредила его об опасности, благодаря своему умению пользоваться истинной речью, что для всех было вполне очевидным, но все еще казалось невероятным. Поведал я и о нашей третьей встрече: о том, как я решил увидеться с ней, никому ничего не сказав, и эта наша встреча спасла ей жизнь.

Собравшись с духом и вознеся мольбу Ветрам, я поведал затем о наших с ней отношениях: как, вопреки всякому здравому смыслу и разумению, мы обнаружили, что испытываем взаимно нежные чувства. Стараясь не пропускать ничего важного, я рассказал, как мы летели с ней к моему вех-чертогу, и собирался было уже поведать о полете наших душ, но тут, по воле некоего благодушного Ветра, мне мысленно представилось всеобщее смятение, к которому, скорее всего, привела бы эта часть рассказа. Я понял, что лучше приберечь столь горячую и опасную тему под конец, когда им будет известно о моей избраннице побольше.

Тогда я стал рассказывать о том, как прибегнул к Упражнению Чистой Мысли, как получил ответ и от Ветров, которых почитаем мы, и от Владычицы, которой поклоняются гедришакримы. Это вызвало громкие обсуждения. Бывало, что Ветры и раньше обращались к нашему народу, однако этого не случалось уже на протяжении многих столетий. Я расслышал, как по гроту разнеслось слово «знамение». Мне было известно, что некоторые действительно все еще видели во мне, родившемся с кожей цвета серебра, некое знамение для Рода.

Обстоятельства, заставившие меня отправиться к Родильной бухте, были многим известны. Шикрар наверняка повсюду меня искал, а Идай отослала старших жен прочь, едва поняла, что они знают не больше ее самой (Идай была второй по старшинству после Шикрара и могла приказывать остальным). Я был рад тому, что сейчас голоса Идай не было слышно, однако понимал, что обязанности родильной сестры — дело ответственное, являющееся первой необходимостью сразу после родов. А обо мне она могла рассказать Совету и позже.

Когда я поведал сородичам о том, что Ланен сделала для Миражэй, Кейдры и их малыша, всякий ропот прекратился. Вначале они не могли поверить, что такая самоотверженность со стороны представителя иного племени вообще возможна. Я почувствовал, как у них впервые возникли сомнения, мешавшиеся с недоверием. Но я так и предполагал.

— Родичи мои, я взываю к Шикрару, старейшему среди нас и Хранителю душ, явившемуся свидетелем того, во что вам верится с таким трудом. Воспримите ли вы его слова как правду?

Они закивали. Все знали, что Шикрара не в чем было упрекнуть.

Он ждал, когда я воззову к нему.

Оставаясь у Рубежа, он обратился сразу ко всем, направляя свои мысли так, что они были слышны каждому. Говорил он просто, но отзывался о Ланен с величайшим почтением и рассказал им все до конца, объяснив, что она сейчас находится на попечении своего народа и, страшно израненная, чувствует себя очень плохо, отсюда и тот крик боли, что все слышали. Затем он рассказал, как мы прилетели к месту встреч, и, похоже, даже гордился своим участием в этом. Я гадал, как теперь преподнести им заключительные строки своего выступления — те, что я держал в своем сердце, опасаясь, что они заставят мой народ отвернуться от меня, но мне помог Ришкаан.

— Ты, кажется, хотел поведать нам еще о чем-то, Акхор? — спросил он угрюмо. — Песня твоя еще не завершена, ты ведь выпустил из середины целый кусок. С чего это вдруг детище гедри взялось за подобное дело? Ведь, по ее собственному признанию, она не целитель. Ты что, запутал ее? Или пристал к ней с мольбами? Не могу представить себе ни того, ни другого. Она могла бы попросту отказаться, и никто не стал бы ее за это винить, — тут голос его погрубел: — И почему это она так обращалась к тебе перед началом Совета? Дорогой — называла она тебя. Почему, Акхор? Чего ты еще нам не рассказал?

«Нужно довериться Ришкаану, — сказал я себе. — Он хорошо меня знает, хотя его отношение к гедри сродни.ненависти». Было самое время.

— Все это потому, Ришкаан и сородичи, что она любит меня. Она сделает ради меня все, как и я — ради нее.

«О Ветры, вверяю вам свою душу, обороните меня и мою любимую, заберите нас туда, где нас ожидает радость, о которой вы мне говорили, ибо сейчас мне кажется, что до нее — тысячи миль и тысячи лет…»

— Я должен поведать вам еще кое о чем, сородичи, и избежать этого невозможно, как бы я ни пытался.

Когда позапрошлой ночью мы сидели с этой дочерью гедри в моем вех-чертоге, я предавался с ней полету влюбленных. Наши души парили на крыльях, и вместе мы сложили новую песню.

Мы понимаем, что это глупо и невозможно, мы знаем, что между нами не может быть никакой иной связи, кроме как разума с разумом; но клянусь вам, что отныне и навечно она для меня — возлюбленная и спутница. Как и я для нее.

Первое мгновение полторы сотни представителей Большого рода стояли молча, ошеломленные, некоторые не испытывали подобного изумления многие столетия, а для иных это и вовсе было впервые в жизни.

Едва они вновь обрели способность говорить, как Большой грот наполнился гомоном: все, как один, были недовольны.

Я не ожидал нахлынувших вдруг на меня чувств. Я ощущал сдержанную гордость за то, что нашел в себе силы рассказать о Ланен в открытую; помимо этого, я испытывал возбуждение, но больше всего — радость. Впервые за все время, сколько я себя помнил, мои сородичи не только объединились — пусть даже против меня, но они еще и пробудились.

«Мой народ слишком долго спал, и мое признание свалилось на них как холодный снег. Чем бы ни обернулось все это для нас с Ланен, им это будет во благо».

Сказать по правде, меня даже слегка позабавили те, чей гнев был наиболее силен: они взметнулись с мест к моему возвышению, готовые бросить мне вызов. Одни выражали своим видом Укоризну, другие — Отвращение, третьи — Гнев, а иные — все сразу. В речи каждого мне удавалось разобрать не более нескольких слов:

— Ты не смеешь, это нечестиво!

— Что за чары у этой ведьмы-гедри?

— Для гедри всегда каралось смертью пресечение…

— Акхор, как ты мог!

— Глупец, ты был нашей надеждой на будущее, ты был отмечен Ветрами!

— Что же означает знамение, Акхор? Серебряный царь приведет нас в лапы гедришакримов?

Последние слова принадлежали Ришкаану. Я видел, как тело его было перекручено в проявлении сильнейшей ярости, приподнятые крылья колотили по полу, и он выплюнул слово «гедришакримов», словно проклятие, направленное на меня.

Меня обуяла Горесть. Я не мог найти для него слов, не мог сказать ничего, что уменьшило бы его гнев, да я и не стал бы поощрять его ярость прямым ответом.

Повернувшись к остальным, я выпрямился и прокричал таким громким голосом, на который только был способен, отчего своды пещеры зазвенели.

— Тишина! Тишина! Друзья мои, разве это Совет рода? Тишина, повторяю я вам!

Привычка повиноваться сильна в нас не меньше, чем наша гордость. Те, что стояли на возвышении, сошли вниз, за исключением Ришкаана, который обладал правом старшего и решил этим воспользоваться. Обуздав свой гнев, он занял одно из мест на возвышении, ибо был старейшим из всех, кто присутствовал на Совете. Все молчали, должно быть, любопытство одолевало их не меньше, чем прочие чувства; подобного возбуждения Совет не знал на протяжении вот уже многих веков.

— Кто наложил на тебя чары, лишившие того, что всегда было присуще тебе? — вскричала Эриансс. Она была примерно одного возраста с Миражэй и имела добрейшего супруга; однако так и не забеременела, несмотря на их со