Book: Опасная планета



Опасная планета

Отис Клайн

Опасная планета

Глава 1

Опустился занавес после первого акта «Дон Жуана», и Роберт Эллсмор Грендон с трудом подавил зевок, сам не понимая, что с ним происходит. И опера ему нравилась, и постановка не вызывала нареканий; более того, он не мог не отметить, что такой качественной постановки он просто еще не видел. Но что-то отвлекало его, а что – он не мог понять. И приходилось даже прикладывать определенные усилия, чтобы сосредоточиться на музыке и действии. Просто день такой, подумал он. Один из таких дней.

В свои двадцать четыре года он считал себя уставшим от жизни, лишенным иллюзий. Увлеченный военной службой, он обманул ожидания родственников, порвал с семейными традициями и присоединился к революционному движению на Кубе. Ему казалось, что борьба там стоит того, чтобы рискнуть своей шеей, но вскоре, гораздо раньше, чем другие, он понял, что новый режим – это всего лишь новые хозяева. И убрался оттуда, пока еще была такая возможность, чтобы вернуться к карьере в страховом бизнесе. Именно этого и хотел от него дядя – дядя, который, собственно, и оплачивал его обучение в колледже. И теперь Роберт и Винсент Грендоны готовились занять то место, которое дядя собирался им оставить через несколько лет. Для обоих молодых людей такая карьера представлялась вполне успешной – даже если только и один из них вставал на место Артура Грендона. Пост второго выглядел не менее заманчиво.

Вероятно, приложив сверхусилия, он мог бы стать первым, но его двоюродный брат обладал истинной привязанностью к делу. В то время как Винсент Грендон попросту «отбывал номер», Роберт Эллсмор Грендон жаждал действия, приключений, романтики – то есть того, что, похоже, исчезло из мира двадцатого века.

Он направился к бару, размышляя, что всю бы свою карьеру отдал, не задумываясь, в мгновение ока, в обмен на возможность совершить что-либо стоящее, с его точки зрения. Разумеется, страховой бизнес – дело стоящее, думал он, усаживаясь у стойки и подзывая Луиса, но не настолько же стоящее, чтобы уйти в него с головой.

Луис посмотрел на него, кивнул и принялся смешивать «гибсон». Ставя стакан перед ним, бармен не удержался от любопытства:

– Мистер Грендон, вы прочли сообщение?

Роберт Грендон моргнул.

– Какое сообщение?

– Вы что же, не видели сегодняшних газет?

Грендон покачал головой.

– Так, проглядел. А что?

Луис отошел ненадолго и вернулся с номером «Таймс», развернутым на некой странице. Когда он положил газету на стойку перед Грендоном, тот с изумлением увидел, что на него смотрит его собственный портрет.

– Скажите, мистер Грендон, вы заранее планировали зайти сюда сегодня вечером?

Грендон озадаченно посмотрел на бармена.

– Нет… Вообще-то я собирался попросить одного своего приятеля сходить со мной сюда вечером в следующую пятницу. Утром зашел узнать насчет билетов и решил, что схожу-ка сегодня вечером один, тем более что оставался билет на очень удобное место… Даже не знаю, почему я пришел. Только сейчас я задумался, когда ты упомянул об этом.

На лице Луиса появилась странная улыбка.

– Тогда прочтите вот это обращение, мистер Грендон. Возможно, оно обращено именно к вам.

Грендон взялся за газету. Заголовок гласил: «Ты Мне Нужен!» Подпись под рисунком отсутствовала, а далее шел такой текст: «Я не знаю ни твоего имени и вообще ничего о тебе, кроме того, что ты находишься в этом городе. Я собираюсь провести некий эксперимент, и, возможно, ты именно тот человек, который мне нужен. И если это ты, то ты поймешь эти знаки.

Ты ощутишь неодолимое желание вечером отправиться в некое место, независимо от того, собирался ты пойти туда или нет. И окажешься там около восьми часов вечера. Начиная с половины девятого каждые полчаса я буду посылать тебе сообщения. Возможно, ты не услышишь их с первого раза или со второго, но будешь ощущать, как что-то тебя отвлекает. Если ты тот человек, который мне нужен, тебе покажется, будто к тебе обращается некий голос. Он будет звучать в твоем мозгу; он скажет: „Доктор Морган“ – и расскажет, как добраться до некоего места. Там тебя будет ждать один человек; он задаст тебе вопрос, который я сообщу тебе во время выхода на связь с тобой. Пожалуйста, выслушай этого человека, прежде чем принять какое-либо решение».

– Похоже, первую часть этого сценария вы выполнили, мистер Грендон. Ведь вы же не собирались прийти сюда сегодня вечером, однако же вы тут.

Грендон положил газету. Действительно, именно полчаса спустя после начала представления он ощутил легкое раздражение оттого, что его как-то отвлекают.

Луис сказал:

– Без двух минут девять, мистер Грендон. Может быть, как раз сейчас вы и услышите сообщение?

Грендон, не сводя глаз с часов, поднес к губам «гибсон». Он пытался расслабиться, чтобы позволить освободившемуся мозгу услышать то, что ему предназначалось. Конечно, ему доводилось читать об экспериментах в области телепатии, и хотя он считал всю эту парапсихологию делом не очень убедительным, но и особых возражений не высказывал. А вообще-то он думал, что было бы просто здорово, если бы такие вещи происходили. Тогда появился бы новый рубеж…

И тут он услышал даже не шепот, а некое подобие тихого голоса. Голос произнес:

– Доктор Морган.

Грендон выпрямился. Голос донесся снова:

– Доктор Морган.

И третий раз голос повторил эти слова, затем сообщил:

– Отправляйтесь к телефонным кабинкам в вестибюле. Мужчина в смокинге с зеленой заколкой на отвороте предложит вам сигарету.

Голос стих. Грендон выждал минуту-другую, но больше ничего не услышал.

– Ну что, мистер Грендон, услышали? – нетерпеливо поинтересовался Луис.

Грендон допил «гибсон» и положил банкноту на стойку.

– Может быть, – сказал он. – Видишь ли, у меня уж очень богатое воображение. Я думаю подождать еще с полчасика, а там будет видно.

Он вышел из бара. Итак, было или не было? Если было, то он может заняться этим делом прямо сейчас или подождать еще полчаса. Если не было, все равно надо уходить. Он уже не сможет слушать оперу после того, что произошло, независимо от того, кто там будет петь.

Он направился к телефонным кабинкам в вестибюле и огляделся, избегая женских глаз, устремленных на его широкие плечи и черные вьющиеся волосы. Никто не подпадал под то описание, что ему было передано. Он подождал еще минуту, постепенно начиная ощущать себя одураченным.

Просто показалось, с легкой грустью подумал он. Что ж, есть еще время выкурить сигарету. Он полез в карман за портсигаром, когда чей-то приятный голос справа сказал:

– Не хотите ли попробовать моих?

Грендон обернулся и взглянул в улыбающиеся глаза мужчины примерно своего же возраста. Мужчина был одет в смокинг с зеленой заколкой на отвороте. Грендон с благодарностью взял сигарету.

– Прекрасный спектакль, вы не находите? – продолжил улыбающийся, прикуривая сигарету, взятую с другой стороны портсигара от предложенной Грендону, чего тот в замешательстве не заметил.

– Пожалуй, э… да, конечно…

Грендон начал испытывать непонятную сонливость.

Внезапно он качнулся вперед и упал бы лицом на пол, если бы не проворная помощь этого дружески настроенного молодого человека. Мгновение спустя Грендон потерял сознание.

Подбежал один из служителей.

– Что такое с вашим другом? – спросил он.

– Потерял сознание. Это сердце. В последнее время такие приступы у него частенько. Помогите мне вынести его на улицу.

В сопровождении зевак они вдвоем вынесли Грендона за двери. Оказавшись на тротуаре, улыбчивый молодой человек махнул рукой водителю автомобиля, припаркованного на другой стороне улицы. Машина быстро развернулась и подъехала к обочине дороги.

– Давайте занесем его в автомобиль, – сказал молодой человек. – Дело обычное – поездка по Мичиганскому бульвару приведет его в чувство. Ему просто нужен свежий воздух. Его врач рассказал мне, как помогать в таких случаях.

Грендона занесли в машину, а водитель убрал верх. Молодой человек сунул в руку служителю хрустящую банкноту, сел в автомобиль, и машина отъехала.

Глава 2

Когда Грендон пришел в себя, он оказался лежащим на койке в тускло освещенной комнате. Он огляделся и в изумлении увидел четыре голые бетонные стены, массивную дубовую дверь, усыпанную большими заклепками, и небольшое окошечко, забранное железными прутьями толщиною чуть ли не в дюйм.

Рядом с койкой стояли стул и маленький столик с лампой. На столе лежал лист бумаги. Грендон скатился с койки, взялся за лист и включил лампу.

«Уважаемый мистер Грендон, – прочитал он. – Должен с извинением признать, что фактически похитил вас, но надеюсь, вскоре мне удастся убедить вас в том, что таковые действия были вызваны необходимостью и служат только вашему же благу. А пока прошу набраться ненадолго терпения; вскоре мы увидимся. Данный вам наркотик к вечеру полностью прекратит свое действие – вы были похищены прошлым вечером, – и уверяю вас, что никаких вредных последствий от его принятия вы впоследствии не ощутите – ни физических, ни психических». Подпись гласила: «Доктор Морган».

Грендон поднялся и неуверенной походкой дошел до двери. Та явно была закрыта снаружи, так что даже встряхнуть ее ему не удалось. Он добрался до окна и выглянул. Стояла ночь, и с ясного неба подмигивали ему мириады звезд. Ни деревца, ни дома, ни другого какого предмета он не увидел. Лишь звездное небо вверху и черная пустота ниже.

Заслышав голоса, он резко обернулся. Щелкнул засов, и дверь открылась. Вошли два человека. Первый был высоким и крепко скроенным. Высокий лоб выдавался вперед, так что кустистые брови, срастаясь над крючковатым носом, почти прикрывали глаза. В остроконечной короткой бородке пробивалась седина, указывая на средний возраст. Позади стоял тот самый молодой человек, который в вестибюле оперы угостил Грендона сигаретой, содержащей наркотик.

Молодой человек подошел и протянул руку.

– Как вы себя чувствуете, мистер Грендон? – спросил он. – Похоже, вы удивлены, что мы знаем ваше имя. Мы вам все объясним. Но для начала я сам должен представиться. Меня зовут Гарри Торн. А теперь позвольте вам представить доктора Моргана.

Крупный мужчина протянул руку и гулким басом сказал:

– Давно ждал этой приятной минуты, мистер Грендон.

Этот голос вроде бы не имел ничего общего с тем голосом, что звучал у него в голове, но тем не менее был тем же самым. Грендон понял это сразу же; и любопытство его, смешанное с уверенностью, что, несмотря на методы, намерения этих людей по отношению к нему честны, заставили его встряхнуть могучую руку доктора и пробормотать слова знакомства.

– А теперь, – сказал Морган, – если вы составите нам компанию за ужином, мы начнем наши объяснения. Затем я попрошу вас прочесть две интересные рукописи, и только тогда мы продолжим нашу интересную беседу. Эти рукописи скажут вам более, нежели я, и подготовят к тому эксперименту, который я задумал.

Целые сутки провел Роберт Эллсмор Грендон в гостиной доктора Моргана, читая две рукописи объемом с приличный роман каждая. Когда Грендон отложил в сторону последний листок, в комнату вошел насмешливо улыбающийся доктор Морган.

– Ну и что вы об этом думаете? – спросил он. Грендон покачал головой.

– Если бы я не обладал опытом вчерашнего дня, я бы сказал, что это всего лишь неплохо изложенные истории. Фантастические романы.

– Похоже, – согласился Морган. – Тем не менее там написана правда. Вкратце сообщу вам, что занимаюсь телепатией вот уже десять лет и мне наконец удалось создать прибор, принимающий и усиливающий мысленные волны.

– И как выяснилось, – сказал Грендон, – для этих мысленных волн не существует ни пространства, ни времени. И вам удалось принять мысленные волны, переданные с помощью такого же прибора человеком, обитающим на Марсе. Но не на современном Марсе, а на Марсе, отстоящем по времени на несколько миллионов лет назад, когда там существовала высокоразвитая человеческая цивилизация.

– И вы вместе с марсианским ученым Лал Ваком выяснили, что двойники по физическому облику обладают и схожим строением мозга, так что они могут даже обмениваться сознаниями между собой. В первом проведенном вами опыте вы провели такой обмен между землянином по имени Гарри Торн и марсианином Боргеном Таккором. Человек, которого зовут теперь Гарри Торн, родился на Марсе под именем Борген Таккор, в то время как настоящий Гарри Торн «ныне» проживает на Марсе, ведя насыщенную приключениями жизнь и даже сделав там неплохую, судя по тому, что я прочитал, карьеру.

Доктор Морган кивнул.

– Он со своей принцессой совершил гораздо больше подвигов, нежели написано о том в первой рукописи. Хотя для нас они, разумеется, умерли уже много миллионов лет назад. Но я могу настроиться на сознание Гарри Торна в любой из моментов его жизни, там, где он в состоянии слышать меня. И должен сказать, что он ни разу не пожалел о сделанном им выборе.

– Затем, – продолжил Грендон, – вы вступили в контакт с венерианцем по имени Ворн Вангал, современником Лал Вака и Боргена Таккора. С его помощью вы создали перемещающийся в пространстве и времени аппарат, посредством которого на Марс перенесся во плоти ваш племянник, Джерри Морган. И устроился там тоже весьма неплохо.

Морган кивнул.

– Да, именно так я отправил Джерри на Марс и надеялся, что тем же способом смогу отправить кого-нибудь и на Венеру. Но я утратил телекинетический контроль за аппаратом да так и не смог вернуть корабль, созданный для Джерри. Ворн Вангал уверял, что построит такой корабль на Венере и пришлет его за мной на Землю, но я не знаю, когда представится такая возможность. Может быть, скоро, а может быть, и не один год пройдет. – Морган улыбнулся. – А я человек нетерпеливый. Я ведь уже знал, что смогу посмотреть на Венеру глазами землянина – как это было в случае с Марсом. Поэтому я попросил Ворна Вангала отыскать двух венерианцев с такими мысленными волнами, которые соответствовали бы двум землянам. Гарри упросил меня послать на Венеру его мысленные волны Ворну Вангалу, чтобы он отыскал ему двойника.

– Понятно. А Ворн Вангал прислал портрет и мысленные волны венерианца, соответствующего мне.

– Да. Если припомните из прочитанного, Лал Вак подсказал мне, как создать мозговой компас, с помощью которого можно обнаружить землянина, чьи мозговые волны соответствуют марсианину, портрет которого он прислал мне. Этот прибор не только помогает разыскивать таких людей на Земле, но избавляет и от разочарований при обнаружении вроде бы похожего внешне человека, но чьи мысленные волны не соответствуют присланному образцу для осуществления обмена личностями.

– А такое случалось? – спросил Грендон.

– Только однажды. Но Гарри с этим управился. Ну а я надеюсь, что вас заинтересует путешествие на Венеру.

Грендон улыбнулся.

– После того, что я прочитал о Марсе, разумеется, я заинтересован. Однако же, я думаю, на Венере все по-другому.

– Конечно, отличия существуют, хотя уровни развития цивилизаций примерно одинаковы. Планета эта носит название Заровия, а ваш физический двойник в рабстве у правительницы амазонок – принцессы, все мысли которой сосредоточены лишь на собственных удовольствиях. Наш раб никак не может вырваться из своих оков и потому охотно идет на обмен. Физический двойник мистера Торна является принцем в королевстве, расположенном на другой стороне планеты. У принца безмятежная жизнь, лишенная опасностей, и он страстно стремится к приключениям, поэтому и он на некоторое время согласен поменяться телами с мистером Торном… Ну, что скажете? Устраивает вас такое путешествие?

Грендон улыбнулся.

– Видите ли, доктор, я слегка удивлен. Ведь землянина Гарри Торна вы изучали основательно, памятуя о том, что прежде него послали на Марс просто уголовника, сделав неверный выбор. Прекрасно вы знали и своего племянника, поскольку долгие годы пребывали с ним в телепатическом контакте, пусть он и не догадывался об этом. Но что вы знаете обо мне?

– Попали в самую точку! – рассмеялся Морган. – Я просто забыл рассказать вам. За последние несколько лет я здорово усовершенствовал восприятие телепатической проекции. Когда я вступил в контакт с вашим разумом, я получил и достаточно полное представление о вашем характере и личности. Не вдаваясь в интимные детали, я все же получил существенную информацию, свидетельствующую о том, что вы именно тот человек, который мне нужен. Понял я и то, что вы готовы пойти по предложенному вам пути, если будете иметь о нем четкое представление… Но думаю, если вы поведаете мне о каких-либо препятствующих нам факторах, то картина значительно прояснится.

Роберт Эллсмор Грендон вкратце описал ту жизненную ситуацию, в которой он ныне пребывал, и Морган кивнул.

– Да, – сказал он. – Это соответствует той информации, которую я собрал о мистере Артуре Грендоне, с тех пор как вы оказались здесь. Видите ли, он действительно любит вас. И я думаю, ни за что не станет препятствовать вашему выбору… Тем не менее ему надо позвонить. А сказать надо, я думаю, вот что…



– Вы оказались правы, доктор, – сказал Грендон, попрощавшись с дядюшкой. – Дядя Артур согласен, что Винсент более подходящая кандидатура на пост главы фирмы. Он просто хотел, чтобы я попробовал, а там видно будет. Впрочем, как он сказал, нечто вроде этого он и ожидал от меня и лишь боялся, что я исчезну, не дав ему ничего знать.

– Ну так не будем зря тратить время, мистер Грендон.

– Но… Ведь мое тело останется здесь, в то время как личность, сознание, окажется на Венере. Что же с ним будет?

– Не волнуйтесь. Человек, который прибудет для обитания в нем, – вы ведь не забыли? – по вполне естественным причинам будет очень аккуратно обращаться с телом. Ведь в случае потери тела он теряет и возможность вернуться в мир, хоть в наш, хоть в свой.

– Что же нам нужно сделать для осуществления обмена? И как вы будете поддерживать связь со мной?

– Во время вашего сна я через регулярные промежутки времени буду выходить на телепатическую связь с вами и Торном. Вы ничего не будете знать об этой телепатической связи. Разве что я сочту нужным передать какое-либо послание, и оно явится к вам в виде сновидения, настолько яркого и живого, что вы все запомните до мельчайших подробностей. Если же по каким-либо причинам вы захотите связаться со мной, я узнаю об этом, установив контакт с вами.

Грендон вздохнул.

– Я готов. Хотите, чтобы я лег и смотрел в зеркало, как это делал Гарри Торн, когда вы отправляли его на Марс?

– Совершенно верно. А Гарри Торн отправится вслед за вами спустя несколько часов. Может быть, вы даже встретитесь на Венере, хотя и маловероятно.

Грендон устроился на софе, а доктор установил перед ним зеркало, раскрашенное в чередующиеся красные и черные круги.

– А теперь представьте себе Венеру, находящуюся далеко отсюда в пространстве и времени – в миллионах миль, в миллионах лет…

Глава 3

От крепкого сна Роберта Эллсмора Грендона пробудил яркий солнечный луч, пробившийся сквозь слюдяное окошко барака рабов, вкалывающих на каменоломнях. Он моргнул, заерзал и сел. Напряженные мышцы рук и спины мучительно ныли. Он отметил, что весь костюм его состоит лишь из розовой набедренной повязки и пары сандалий странного фасона. Кожа потемнела. Руки огрубели и покрылись мозолями. На лице росла густая черная борода. Нечесаные волосы свалялись.

Он с трудом поднялся и добрел до окошка, надеясь увидеть четкий заровийский ландшафт, но его ожидало разочарование. За окном стеной вставали утесы черного мрамора. Единственная существующая растительность состояла из похожих на поганки розоватых растений, торчащих из трещин скал и достигающих кое-где в высоту двенадцати футов.

Он повернулся и оглядел своих товарищей. Под навесом для отдыха сгрудились человек пятьдесят. Подстилками им служил сухой мох. Одеты они были так же, как и Грендон, с той лишь разницей, что их набедренные повязки были серого цвета, а не розового. Обожженную на солнце кожу многих покрывали рубцы и совсем свежие шрамы.

Грендон вздрогнул от гулкого звука, и снаружи кто-то растворил дверь в сарай. Мгновенно все вскочили на ноги и образовали цепочку людей, идущих по одному к выходу. Он присоединился к этой процессии, направившейся к большому строению, расположенному среди таких же хижин, в какой он проснулся. Напугавший его звук издавал подвешенный на балке железный цилиндр, по которому кто-то колотил дубиной.

Вдоль линии следования процессии, с интервалом футов в пятьдесят, стояли надежно вооруженные охранники. Каждый из охранников держал в руке высокое копье, с левого бока свисала сабля с круглым эфесом, изогнутая, как ятаган.

Зато справа у них располагалось какое-то непонятное для Грендона оружие. Футов двух длины, по форме похожее на плотницкий инструмент «уровень», оно выглядело созданным из какой-то голубоватой стали. Заклепка длиною дюйма в четыре надежно прикрепляла приспособление к поясу. Впрочем, это орудие можно было разворачивать под любым углом.

Грендону еще только предстояло познакомиться с эффективностью действия этого оружия, именуемого торк. Оно стреляло острыми, как иголки; стеклянными частицами с ядом, парализующим как людей, так и животных, и с дальностью выстрела как у мощной винтовки. Эти крошечные пули вылетали под действием чрезвычайно взрывчатого газа, воспламеняющегося от электрической искры путем нажатия на кнопку.

Сжатый газ содержался в камере задней части торка, а стеклянные иглы находились в магазине рядом с дулом. После выстрела оружие автоматически перезаряжалось, пуля проскальзывала на место впереди, и одновременно необходимый заряд подавался в камеру позади пули. Каждый торк содержал тысячу единиц зарядов.

Рабы проходили сквозь здание, получая положенный рацион: чашу тушеных грибов и кружку какого-то дымящегося пойла, которое, на вкус Грендона, весьма походило на крепкое вино.

Двигаясь вслед за товарищами, Грендон обратил внимание, что каждый ненадолго останавливался перед каким-то небольшим алтарем, склонял голову и вытягивал руку ладонью вниз. Когда он оказался у алтаря и остановился, по примеру других, то от удивления разинул рот, увидев портрет женщины необыкновенной красоты.

Наряд ее состоял из розовой мантии, украшенной золотом и драгоценными каменьями, а платиновый обруч охватывал массу золотых локонов, собранных в прическу, какой Грендону тоже еще не доводилось видеть. Она восседала на золоченом троне, на розовых подушках, на подлокотниках которого лежала сабля – такая же, как у охранников, только рукоять украшали рубины, оправленные в золото.

Видимо, это и была та самая владычица амазонок, о которой упоминал доктор Морган.

Резкий оклик вернул его к реальности. Он обернулся и увидел, как к нему приближается надсмотрщик с поднятой плетью. Быстро поклонившись, как делали другие, Грендон поспешил вслед за товарищами.

Выйдя из здания люди рассаживались небольшими группами на земле и принимались за утреннюю пищу. Грендон подсел к тем рабам, с которыми делил и хижину для сна.

В разговоре он принять участия не мог – язык звучал непонятно, хотя слова казались странно знакомыми. Просто в мозговых клетках ставшего его собственностью тела остались воспоминания об этих словах, но сознание Грендона не могло их воспринять. И он лишь молчал и слушал.

Завтрак закончился. Надсмотрщики погнали рабов в каменоломни. Каждый надсмотрщик, в распоряжении которого было десять рабов, был вооружен торком, саблей-скарбо у пояса и плетью-пятихвосткой грубого плетения, удар которой воспринимался кожей жертвы как укус тысячи пчел.

Грендон во всем старался подражать своим напарникам. Изнуряющая солнечная жара делала бы работу на открытой местности невозможной, если бы не смягчающие влажные испарения, создающие влажную атмосферу Заровии.

Мрамор добывался из скал большими прямоугольными блоками. Тысячи рабов трудились на различных ярусах высотою в один блок. Бригады рабов так и двигались вдоль ярусов, сохраняя раз и навсегда заданный контур разработки скалы.

Бригада, в которой оказался Грендон, все утро трудилась на самом нижнем ярусе, дабы укрепить поредевшие по каким-то причинам ряды работавших там бригад. Грендон вместе с напарником передвигали один из таких блоков с помощью рычага, когда конец его соскользнул и упал на другой блок, отбив от него большой кусок. Надсмотрщик поднял плеть и огрел Грендона по плечам.

Стремительно развернувшись, Грендон мощным правым хуком ударил надсмотрщика в челюсть. Получился чистый нокаут. Подбежал другой надсмотрщик с поднятой плетью, но Грендон сшиб его с ног, швырнув в него кусок мрамора, а затем бросился сквозь группу испуганных рабов к выступу утеса. Кто-то криком поднял тревогу, и тут же дюжина торгов нацелилась в беглеца. Упали несколько рабов, в которых угодили иглы, предназначенные ему, а он скрылся за гребнем скалы.

Перед ним раскинулся плотный колышущийся лес папоротниковых растений, в которые он и нырнул, не снижая скорости, поскольку преследователи сидели у него «на пятках». Петляя среди стволов, он слышал, как все слабее и слабее доносятся крики погони, а вскоре и совсем затихли, и наконец остались лишь звуки шуршанья бесчисленных листьев.

Он сбавил шаг, прошел еще примерно с милю, остановился и огляделся.

Огромные папоротниковые с грубыми стволами и листвой, растущей из макушки, как у пальм, порою достигали в высоту футов семидесяти, возвышаясь над другими разновидностями, более кустистыми, тоже гигантскими сами по себе. Кое-где попадались ползучие папоротники, перепутанные клубками, и совсем карликовые, едва поднимающие свои ветви над толстым ковром мха, покрывающего весь лес.

Грендон заметил, что земля имеет небольшой уклон вправо, и интуиция подсказала ему, что где-то в той стороне должна находиться долина, а значит, и вода. Он направился в ту сторону. Его не покидала надежда отыскать какие-нибудь фрукты, ягоды или орехи, дабы утолить голод.

Пока он устало тащился вперед, закат сменился сумерками, и не успел Грендон привыкнуть к столь резкой смене, как безлунная заровийская ночь распростерла над ним непроницаемые черные крылья.

Внезапно из темноты сзади донесся раскат жуткого демонического хохота.

Он резко развернулся и увидел, как из тьмы на него медленно надвигаются два сверкающих фосфоресцирующих глаза, словно что-то подкрадывалось или подползало к нему. И тут же слева донесся столь же отвратительный звук.

Он повернулся навстречу столь же зловещей паре глаз и, быстро прыгнув на ствол дерева, мгновенно взлетел наверх, слыша, как позади щелкнули едва не ухватившие его челюсти.

Без остановки и не оглядываясь он одолел все пятьдесят футов до кроны дерева. Только оттуда он наконец разглядел уже не пару, а дюжину пар глаз, устремленных на него. Раскаты бьющего по психике хохота терзали его уши.

Медленно потащилось время. Что же за твари собрались внизу? Ясно было, что взбираться по стволам они не могли, иначе бы уже добрались до него. А тот факт, что даже через несколько часов они оставались на месте, убеждал, что они намерены-таки заполучить его.

Все это время до него доносился какой-то хруст. И вскоре он понял ужасную правду.

Они перегрызали дерево у основания!

К утру удача, похоже, отвернулась от Грендона. Ему пришлось совершить отчаянный прыжок с дерева, которое начало падать, на другое. Твари последовали за ним и принялись трудиться над его новым убежищем. Он обнаружил толстый грубый стебель одного из ползучих папоротников и по нему перебрался на дерево раза в два потолще предыдущего. Но и преследователи оставили второе дерево и переместились вслед за своей жертвой.

Он уже мог рассмотреть их – дюжину самых отвратительных тварей из всех когда-либо им виденных. Походили они на увеличенных раза в два гиен, покрытых толстой чешуей, черной и отливающей оранжевым. У каждого зверя было по три рога – два торчали из висков, а один – между глаз. Шестеро вгрызались в ствол, и шестеро отдыхали. Несомненно, они работали посменно.

И тут, ярдах в двухстах от себя, Грендон увидел человека, идущего с опущенной головой, словно бы по следу. Тот был вооружен скарбо, торком и ножом, а за спиной нес какой-то узел. Явно идет по следу сбежавшего раба, подумал Грендон. Ничего, скоро наткнется на сюрприз.

Мгновение спустя одно из животных почуяло чужака и разразилось хохотом, уже знакомым Грендону. Работы у дерева прекратились, и вся стая бросилась в атаку.

И тут-то землянин стал свидетелем могущества торка. Вожак стаи пал, не добравшись и пятидесяти футов до цели. Еще семеро тварей погибли в считанные секунды. Остальные развернулись и бросились наутек. Человек вытащил нож и спокойно и деловито перерезал животным глотки. Оглядев два поваленных дерева, человек подошел к стволу, на котором устроился Грендон.

– Спускайтесь, Роберт Грендон, – сказал он по-английски. Грендон от удивления чуть не свалился с дерева.

– Кто вы? – спросил он. – И откуда знаете мой язык?

– Спускайтесь, я вам все объясню.

– А может быть, вы подниметесь, – предложил Грендон. – Что-то мне внизу климат не нравится. У вас, очевидно, имеются инструкции снять меня отсюда живым или мертвым. Так вот: живым я вам не дамся.

– Вы ошибаетесь, Роберт Грендон. Я пришел к вам на помощь. Чтобы доказать это, могу сообщить, что вот уже несколько лет поддерживаю связь с доктором Морганом. Теперь вы спуститесь?

Грендон соскользнул вниз по грубому стволу. Когда он оказался на земле, незнакомец подошел ближе.

– Позвольте представиться. Меня зовут Ворн Вангал, и живу я в далеком краю Олба.

– Здравствуйте, мистер Вангал, – ответил Грендон, протягивая руку.

Ворн Вангал посмотрел на него озадаченно.

– Что вы хотите?

– Как… ничего. Я просто забыл, что наша привычка пожимать руки может здесь ничего не значить.

– Никогда не слышал об этой привычке, – сказал Вангал. – Надеюсь, вы простите мне мое невежество, которое не позволило мне должным образом приветствовать вас. Прошу вас, покажите мне, как это у вас делается.

Грендон объяснил, и впервые в истории этой планеты два человека на Заровии пожали друг другу руки.

– Симпатичная привычка, – сказал Вангал. – По возвращении в Олбу постараюсь ввести ее в обычай. Пока же покажу принятые у нас формы приветствия. На Заровии, когда представляешься незнакомцу, просто слегка кланяешься и произносишь слова приветствия и представления. Два близких приятеля при встрече прижимаются друг к другу лбами. Существуют воинские приветствия, приветствия короля и так далее. Например, царствующую торрогиню из Рибона – принцессу, как вам надлежит звать ее, приветствуют вот так. – Он низко поклонился и простер руку, как это делали рабы перед алтарем.

– Вчера, находясь в компании моих приятелей-рабов, я делал так перед изображением красивой молодой женщины, – сказал Грендон. – Неужели это и была та самая принцесса амазонок, о которой говорил доктор Морган?

– Да, это и есть Верния, принцесса Рибона, правящая этой страной после смерти ее отца, Марго, сделавшего Рибон самой большой и могущественной империей всей Заровии.

– Я должен с ней познакомиться, – сказал Грендон.

– Это все равно что сказать: я должен умереть. Таддор, принц Укспо, в чьем теле ты ныне обитаешь, имел безрассудство влюбиться в нее. Она приговорила его к работам в каменоломнях пожизненно; а в Рибоне получить такой приговор – все равно что быть осужденным на смерть.

– Тем не менее, надеюсь, в один прекрасный день мне все же удастся познакомиться с ней. Кстати, дружище Вангал, есть у меня подозрение, что в вашем заплечном мешке содержатся питье и еда, а я со вчерашнего дня ничего не ел.

– Да как же так можно! – воскликнул Вангал. – Ах, ну да! Ты же не знаком с папоротниковыми лесами Заровии. Так вот, в этих лесах никто не носит с собой ни еды, ни питья, поскольку и того и другого вокруг в избытке.

Он вытащил нож и срезал ветку с папоротникового кустарника, под которым они стояли.

– Держи. У нее вкус самой чистой и восхитительной воды, которую только сыщешь на Заровии.

Грендон поднес конец ветки ко рту и жадно стал пить, а Вангал в это время собрал несколько споровых стручков и раскрыл их ножом.

– Прежде чем мы расстанемся, я научу тебя, как существовать в лесах Заровии – сказал Вангал. – Но сейчас нам надо как можно дальше уйти из этого района, а то солдаты торрогини обнаружат нас.

– А мне вот интересно, как это ты отыскал меня раньше, нежели рибонийцы, – сказал Грендон.

– А так, что шел по твоему следу, а солдаты просто мечутся по лесу, гадая, в каком направлении ты скрылся. Обитатели Рибона понятия не имеют о следопытстве, в то время как для нас, жителей Олбы, лес – открытая книга. А вот тут у меня для тебя оружие и снаряжение. – Он снял с плеч мешок. – Вот этот ремень застегни вокруг пояса, а лямки накинь на плечи. А теперь давай убираться отсюда.

Они двинулись по лесным просекам. У Грендона, как и у его компаньона, были торк, скарбо и нож. Они шагали бок о бок, и Вангал пояснял, как пользоваться горком, и показывал, как менять обоймы с пулями и газовыми зарядами, запас которых находился в поясе.

– Как у вас называют этих странных тварей, что загнали меня ночью на дерево? И почему ты перерезал им глотки после того, как и так уже разделался с ними с помощью пуль? – заинтересовался Грендон.

– Мы их зовем хохотухи из-за их причудливых воплей. В основном они питаются падалью, но если голод поджимает, то идут и на добычу свежей плоти. А горло я им перерезал потому, что стрелял иглами, яд которых парализует лишь временно, а не убивает. Я предпочитаю именно такой яд, а не тот, который убивает.

Солнце поднялось уже высоко, когда они вышли на берег небольшого ручья. Здесь характер растительности существенно изменился. Хотя тут и там попадались различные виды папоротниковых, но появились и громадные грибовидные растения, с которыми Грендон ранее не сталкивался. Гигантские поганки, некоторые из которых возносили свои шляпки на высоту футов в пятьдесят, произрастали тут в различных видах и расцветках.



– Сейчас мы уже миль на двадцать ушли от мраморных каменоломен, и тут у нас чудесное местечко для устройства привала, – сказал Вангал. – Я помогу тебе соорудить кров и останусь на недельку с тобой, чтобы обучить искусству выживать в заровийских лесах и патоа. По окончании этого срока мне придется отправиться на другую сторону планеты, чтобы оказать помощь твоему другу, Гарри Торну.

– А что такое патоа? – спросил Грендон.

– Это универсальный язык Заровии, – ответил Вангал. – Помимо языков каждой нации, у нас есть еще и патоа, которому обучают сызмальства. Если владеешь этим языком, то сможешь общаться с любым встретившимся тебе разумным существом.

Остаток дня ушел на строительство хижины для Грендона.

Глава 4

После завтрака следующим утром Вангал сказал:

– Несомненно, тебе не терпится узнать все об этой стране и той персоне, которую ты представляешь на Заровии. Дикое горное королевство Укспо, частью которого являются эти леса, расположено на самом юге империи Рибон. Укспо вместе с семью другими королевствами было завоевано прославленным императором Марго, а некогда непобедимые свирепые горцы оказались низведенными до уровня рабов. Три года назад умер Марго, и жители Укспо ухватились за мысль об освобождении. Они узнали, что трон унаследовала дочь императора, Верния, совсем еще девчонка; восстав, они практически за одну ночь истребили всех солдат, офицеров и агентов империи. Старый король был казнен во время вторжения Марго, но на трон посадили старшего сына бывшего короля – принца Луги. Спустя два дня после восстания примчался курьер с вестью, что принцесса Верния движется с сотней тысяч солдат. Луги собрал пять тысяч горцев и выступил навстречу. Армия Укспо была уничтожена, а принц Луги приговорен к казни. И вновь укспонианцам пришлось подставить шеи под ярмо завоевателя. У Луги был младший брат, Таддор – твой двойник. Юноша обладал кротким нравом, и, видимо, поэтому Верния сохранила ему жизнь и приблизила к своему двору. Однако принц Таддор до безумия влюбился в нее. Женщины всегда производили на него сильное впечатление. И вот однажды вечером, когда Таддор попытался объясниться с ней, он нарвался на совершенно неожиданный припадок гнева, в результате чего получил пожизненное заключение с работами в каменоломнях. В это время я как раз подыскивал человека, не удовлетворенного своей жизнью, чтобы в компании с принцем Олбы отправить его в путешествие в ваш мир. Узнав о злоключениях принца Таддора, я довольно легко убедил его. Когда доктор Морган сообщил о твоей готовности совершить такое же путешествие, я немедленно перебрался поближе к этим местам, чтобы сразу же прийти к тебе на помощь. Узнав о твоем побеге, я выследил тебя в лесу до дерева, на которое тебя загнали хохотухи. Остальное тебе известно.

Вангал оставался с Грендоном неделю, в течение которой обучал его патоа, искусству жить в лесу, умению обращаться с торком и скарбо. Вечером седьмого дня он объявил, что ему пора возвращаться.

– Разумеется, тебе не терпится оказаться среди друзей, – сказал Грендон. – А далекое ли тебе предстоит путешествие?

– Олба находится на другой стороне планеты. Грубо говоря, отсюда до нее около двенадцати тысяч ваших земных миль.

– И ты что же, все это расстояние одолеешь пешком?

– Ну нет. В одной из расщелин недалеко отсюда находится мой воздушный аппарат. Так что через день я буду дома. Улетев отсюда вечером, я утром буду уже там, поскольку в Олбе утро тогда, когда в Рибоне вечер.

– А что же за аппарат у тебя такой?

– О, друг мой, сожалею, но раскрыть секрет не могу. На этой планете только в Олбе производятся воздушные корабли. Фабрики и секреты производства их находятся в исключительной собственности правительства. Вот уже четыре столетия, как был изобретен первый такой аппарат. Впрочем, мой народ не помышляет о завоеваниях. В наших воздушных кораблях мы видим лишь могучее оборонительное средство против нападения наших воинственных соседей. А если, например, эти секреты выведали бы рибонийцы, они бы уже давно поработили большинство остальных заровийских государств.

Мужчины вместе дошли до расщелины, где прятался воздушный корабль. Грендон увидел небольшой металлический плоский аппарат со стеклянным круглым куполом над небольшим кокпитом. Имея в длину десять футов и три в ширину, корабль обходился без крыльев, пропеллера и рулей.

Вангал заметил удивленное выражение на лице спутника.

– Ты озадачен, – сказал он, слегка улыбаясь. – Что ж, вреда не будет, если я поясню тебе кое-какие общие принципы устройства, не открывая истинных секретов. Так вот, сразу же за куполом ты видишь небольшую округлую выпуклость на панели. Под этой-то выпуклостью и расположен хрупкий механизм, который нельзя ни снять, ни разобрать на части, не сломав или не разбив большой флакон с кислотой, которая мгновенно его уничтожит. Этот механизм и является источником энергии для корабля. И как ты понимаешь, враг, даже захватив такой корабль, все равно не узнает его секретов. Ты, должно быть, слышал, что ваши земные медиумы передвигают столы и прочие предметы или подвешивают их в воздухе, не воздействуя физически. Мой народ узнал об этой могущественной силе много веков назад. И вот этот-то механизм как раз в значительной степени и усиливает телекинетическое воздействие разума. С его помощью я могу подниматься на любую высоту, зависать, двигаться, куда мне угодно. На крайний случай, скажем на случай отказа механизма, имеются два парашюта, под теми вон небольшими люками в каждом конце корабля. После нажатия кнопки парашюты вылетают из отверстий и мгновенно раскрываются.

– Удивительное, просто потрясающее изобретение, – воскликнул Грендон.

– Возможно, когда-нибудь ты посетишь Олбу, и тогда Ворн Вангал позаботится, чтобы тебе предоставили такое же судно на весь срок пребывания в нашей стране, поскольку за границу отправляться на них могут лишь правительственные чиновники. А сейчас уже поздно, и мне пора, – сказал Вангал, открывая дверцу сзади купола и забираясь внутрь. – Прощай, дружище. И поспеши в свое жилище. Вот только ты поступаешь очень неразумно, что не берешь с собой торн или скарбо. Постарайся запомнить, что путешествовать без них нельзя. На Заровии тебя постоянно ожидает опасность нападения со стороны человека или зверя. Прощай, и может быть, вскоре тебе удастся прочно занять место на троне Укспо.

Грендон с жаром стиснул руку уезжающего друга, а когда воздушный корабль плавно и беззвучно поднялся на высоту тысячи футов, а через несколько секунд и скрылся из виду, он ощутил необъяснимую печаль.

Пока он так стоял, всматриваясь в том направлении, где скрылся корабль, послышались вороватые шаги. Испуганный Грендон резко повернулся, но ничего не смог разглядеть во мраке, как обычно, стремительно наступающей ночи. Послышались такие же шаги с другой стороны. Грендон метнулся в лес и тут же оказался окруженным солдатами с нацеленными на него торками.

Глава 5

Зал аудиенций в императорском дворце Рибона был наполнен людьми. Но все они мгновенно стихли, когда раздвинулись розовые занавеси вокруг массивного трона, знаменуя тем самым скорое появление торроги. В самом дальнем конце зала стояли рабы, одетые преимущественно в серое. Ближе располагались простолюдины – торговцы, фермеры, ремесленники и так далее, облаченные в голубое. Далее следовали дворяне с семействами, отличавшиеся одеждой лилового цвета, и, наконец, рядом с троном стояли члены императорской фамилии Рибона, в розовом, универсальном королевском цвете Заровии.

Все взгляды устремились к дверям, где показались четверо мужчин, несущих большой золотой паланкин с розовыми занавесками. Носильщики выделялись густыми квадратными бородами, подрезанными у подбородка. У каждого из них на голове красовалась золотая корона, а розовое одеяние выдавало королевское происхождение. Эти четверо являлись королями четырех из шестнадцати королевств, составлявших Рибон, и, согласно закону, в свою очередь среди прочих королей должны были прислуживать торрогине Вернии.

Позади паланкина выступал прославленный Ортад, командующий всеми армиями Рибона и подвластный только принцессе. Вооруженный горком и скарбо, он красовался в великолепном лиловом мундире, богато украшенном золотыми тесемками, бахромой и драгоценными камнями. Перед собой на розовой подушке он нес великолепный сверкающий скарбо, символ рибонийской власти.

Позади него двойной цепочкой шагали сотни воинов императорской гвардии, останавливаясь вдоль стен через равные промежутки пространства. Мундиры их, оливково-зеленого цвета, украшало серебро – в отличие от золота мундира их командующего. Подойдя к подножию трона, к которому вели четыре широкие ступени, носильщики осторожно опустили на пол свою ношу и, пройдя вперед, легли каждый лицом вниз на ступень. Только после того, как они заняли свои места, раздвинулись розовые занавеси и прекраснейшая правительница самой великой империи Заровии, Верния из Рибона, вышла и поднялась по ступеням из четырех людей на трон.

Когда она со спокойным достоинством заняла свое место, все присутствующие низко склонились, вытянув вперед руку ладонью вниз. Принцесса восседала на троне в облегающем розовом наряде, оставляющем открытыми руки и плечи, и с изукрашенной каменьями короной на роскошных золотых локонах.

Первым в списке допущенных к аудиенции значился ярко разряженный посол великой западной империи Мернерум, обремененный ворохом драгоценных даров и прибывший с брачным предложением от того же самого искателя руки принцессы, которого до этого отвергали уже пару десятков раз.

Когда премьер-министр принцессы Бонал сообщил ей, что этот посол вновь просит аудиенции, Верния со скукой в голосе спросила:

– Должно быть, не он один ожидает там с подарками и подобными посланиями?

– Да, ваше величество, там таких еще с десяток из различных империй.

– Тогда пригласи их всех сразу. Я им всем одновременно отвечу «нет». Иначе они отнимут у нас весь день, а от этого пострадают дела империи, требующие нашего внимания.

Десять послов, расположившись по всему залу торжественно и с церемониями, в окружении многочисленных рабов с ценными дарами от их императоров, низко склонились перед троном. Бонал объявил об их предложениях, как об одном. Верния проворно и вежливо отклонила их предложения, и послы печально удалились.

Покончив с матримониальными делами, торрогиня принялась выслушивать доклады правителей провинций. Последним в списке значилось Укспо как последнее из завоеванных королевств. И если остальными провинциями правили принцы, то Укспо находилось под властью военного командования. И этот командир униженно подошел к трону, подождал разрешения говорить и объявил:

– Принц Таддор сбежал из каменоломен. Едва не убив двух охранников, он скрылся в папоротниковых лесах.

Верния не скрывала удивления. Она и представить себе не могла, что у принца Таддора хватит мужества бежать. А тот факт, что он при этом чуть было не убил двух охранников, вообще выглядел каким-то чудом.

– Я полагаю, вы послали за ним погоню.

– Солдаты осматривают и прочесывают леса и горы, но к моменту моего отбытия сюда никаких следов обнаружено не было. Но я хотел бы поведать еще вот о чем. Некий неизвестный предсказатель возвестил, что из другого мира прибыл великий воин, дабы повести Укспо к победе и независимости. Это нелепое предсказание распространилось по всему королевству, и началась смута. Сражающиеся Травеки Укспо предпринимают ночные налеты на наших солдат. Восстали даже женщины и дети.

Верния слегка нахмурилась.

– Мятеж должен быть подавлен. Раз и навсегда. Немедленно соберите армию в десять тысяч человек, – обратилась она к Ортаду. – Я лично поведу ее. Бонал! Моих носильщиков паланкина. Все остальные отчеты откладываются до моего возвращения из Укспо.

Полчаса спустя на одном из небольших балконов императорского дворца стояли два человека и вели разговор шепотом. Один был облачен в розовые цвета королевской фамилии, другой – в лиловые, со знаками отличия командира императорских войск.

Человек в розовом хрипло прошептал:

– Будь осторожен, мой драгоценный Зеппа. Видишь ли, я все слышал очень хорошо. А ты уверен, что эта четверка ее охранников не подведет нас?

– Их преданность вашему высочеству, принц Десто, не вызывает сомнений. Если у них ничего не получится, они скорее умрут, чем выдадут нас.

– Провала быть не должно. В конце концов, задача не такая уж и трудная. Им всего-то и надо, что спрятать ее в северных горах по крайней мере на год. И тогда никто не усомнится в моем праве на трон. Ну а ты, мой драгоценный Зеппа, станешь вторым после меня, то есть займешь самый важный пост в Заровии.

– Если не возражаете, ваше высочество, я бы еще раз напомнил вам о том, что есть более краткий и простой путь к достижению нашей цели.

– Прекрати, дурак! Ты что же, принимаешь меня за наемного убийцу? Честолюбие мое велико, но эту женщину я жажду еще сильнее. Ты должен всего лишь спрятать ее на год, а затем вернуть мне ее в целости и сохранности.

Через полчаса после пленения людьми, которые называли себя Сражающимися Травеками, Роберт Элссмор Грендон узнал, как быстро на Заровии меняется статус человека. На них произвел впечатление тот факт, что он носит розовые королевские цвета. А уж когда он сообщил им о том, что является неким Грендоном, прибывшим с Земли, они пришли в полное смятение.

После краткого совещания между собой они решили поверить незнакомцу. Он мог отправиться своим путем, а мог остаться с ними, предварительно доказав свою состоятельность – то есть одолев на дуэли любого из них, по выбору. Оказавшись перед лицом альтернативы провести ночь одному и без оружия среди венерианских зверей, Грендон решился на схватку с главарем этой шайки.

Тот оказался неплохим бойцом, но искусство фехтования ему было незнакомо. Стоило Грендону слегка привыкнуть к манерам своего противника и технике владения скарбо, напоминающей технику владения ятаганом или палашом, как одного хорошо исполненного выпада хватило, чтобы вождь Сражающихся Травеков распластался у ног землянина.

И вновь Грендону пришлось удивляться. Члены шайки завопили, приветствуя его как их моджака. Поскольку он сразил их вожака, то, стало быть, теперь должен был принять командование над ними. Когда перед Грендоном предстал его заместитель, ожидая распоряжений, тот приказал следовать заведенному порядку.

Лейтенант отдал честь.

– Вы сказали, что вас зовут Грендон с Меззли? Я не могу выговорить.

– Грендон с Земли.

– Грендон с Земли! – повторил лейтенант. – Мы приветствуем тебя!

Люди приготовили ночной кров и ужин. Вскоре все улеглись отдыхать. Грендон никак не мог заснуть, находясь под впечатлением быстроты изменения ситуации. Затем ему показалось, что на минуту-другую он задремал, и тут же раздался какой-то оглушительный звук. Вокруг него шло сражение, люди кричали, ругались, стонали.

– Что случилось? – окликнул он ближайшего человека.

– Рибонийцы, – ответил тот, сжимая кровоточащую рану на плече. – Нас окружили солдаты принцессы.

Глава 6

Выяснив, что на них напали рибонийцы, Грендон мгновенно включился в схватку. Сначала в одном месте, затем во втором он быстро ликвидировал бреши в рядах людей. Небольшое кольцо Травеков быстро сужалось. Дрались они мужественно, но силы были слишком неравны.

Нападавшие солдаты шли под боевым кличем:

– За Вернию, за Вернию!

– За Грендона с Земли! – вызывающе отвечали Травеки. Внезапно один из командиров рибонийцев воскликнул:

– Перемирие!

Битва мгновенно прекратилась. Люди Грендона опустили оружие, а солдаты Вернии слегка отступили назад.

– Где ваш капитан? – прокричал командир рибонийцев.

– Здесь, – ответил Грендон.

– Предлагаю вам на выбор: сдача или полное уничтожение, Грендон с Земли, – сказал офицер. – Две трети вашего отряда уже истекает кровью на земле. Можете спасти жизнь остальных, приказав им сложить оружие.

– Что скажете, парни? – спросил Грендон, обводя людей взглядом.

– Мы – Сражающиеся Травеки!

Его захлестнула волна гордости. Неужели же нет выхода? Он задумался, выбирая подходящий план. И тут предстала картина стадиона и старая добрая игра в американский футбол. Он шепотом отдал ряд распоряжений. Его люди вновь образовали кольцо, и Грендон ответил командиру рибонийцев вызывающим отказом.

Битва проходила между пляшущих огней лагерных костров. И теперь каждый Травек, занимая боевую позицию, ногами выковыривал из почвы клочья мха. И когда солдаты принцессы надвинулись на них, Грендон отдал приказ. Мгновенно и одновременно все огни были завалены мхом.

Последовал следующий приказ, и люди образовали живой клин, в основании которого находился Грендон. Этим компактным соединением они рванулись сквозь строй нападавших, рубя налево и направо. Скрываясь лесными тропками, они слышали, как позади, в темноте, рибонийцы сражались друг с другом.

Когда они немного оторвались от места битвы, просохший мох вспыхнул в кострах, и послышался разъяренный рев людей торрогини.

Грендон и шестьдесят пять его человек легли спать. Не хватало девятнадцати бойцов, да лейтенант пропал. Грендон обратился к соседу:

– Поблизости есть еще отряды Сражающихся Травеков?

– В лесах их немало, но поскольку они кочуют с места на место, наткнуться на них можно лишь случайно. А самый главный командир наших отрядов, Бордин, с тремястами человек разбил лагерь в долине милях в двенадцати отсюда.

– Ты смог бы отыскать это место ночью?

– Смог бы, только вот на рибонийцев бы не наткнуться.

– Ну так веди нас. Незачем тут оставаться.

На некотором расстоянии от лагеря их остановил часовой, но их проводник подал некий знак, и им разрешили пройти дальше.

Лагерь состоял из полудюжины округлых хижин, подобных той, какую построили и люди Грендона. Посреди возвышалась хижина побольше. Очевидно, в ней располагалась штаб-квартира командующего. Проводник провел их прямо туда, и, прежде чем Грендон осознал создавшееся положение, он уже стоял перед Берлином.

Лагерь освещался кострами, и в этом полумраке Грендон мог лишь угадывать черты лица Бордина и стоящих рядом с ним людей.

Проводник, салютуя, опустил скарбо под углом сорок пять градусов к земле, землянин поступил так же.

– Могущественнейший из командиров, – сказал проводник, – если ты не возражаешь, наш новый капитан, Грендон с Земли, доложит.

– Новый капитан! – воскликнул Бордин. – Вот так странно. Тельпо был могучим бойцом. Докладывай, капитан Грендон с Земли.

Грендон скромно поведал о дуэли, последовавшей после его случайной встречи с Травеками, о том, как их окружили превосходящие силы рибонийцев и как удалось избежать уничтожения. Он ожидал услышать выговор за потери, но Бордин, наоборот, похвалил его, оценив искусное отступление в безнадежной ситуации.

По окончании доклада Грендона отвели в хижину, где уже собрались его люди, и там он заснул на подстилке из моха. Проводника же оставили в распоряжение командования, задав ему вопрос:

– Что тебе известно об этом Грендоне с Земли?

– Ничего, кроме того, что он сам о себе рассказал. Он говорит, что явился с далекой планеты, которую называет! Землей. Еще известно, и не понаслышке, что он прекрасно владеет скарбо и к тому же толковый командир. И вы, надо полагать, заметили, что он носит королевские цвета.

– Не заметил. В этом полумраке розовый не отличишь от любого другого. И мне показалось, что зрение меня обманывает. Однако же мне показалось, что в его облике проглядывает что-то знакомое.

Стоящий справа от Бордина человек сказал:

– Уж не принца ли Таддора он вам напоминает?

– Да, точно. Как ты только упомянул, я и понял. Неужели же этот жестокий приговор превратил нашего кроткого принца в бойца?.. Принесите-ка мне огня. На ноге принца Таддора есть отметина, о которой мало кто знает и которую не подделаешь. Если это он, то мы разошлем гонцов по нашим рассеянным группам и соберем их вместе. Нас ожидает большое празднество.

Долго сдерживаемая надежда в душе Бордина заставила его составить план еще до получения необходимого доказательства. Но когда он и остальные вышли из-под навеса, где спал Грендон, ни у кого уже никаких сомнений не оставалось.

Пробуждение Грендона на следующее утро явилось столь же удивительным для него, как и пробуждение среди рабов каменоломен.

Грубая хижина, в которой он уснул, теперь оказалась задрапированной переливающимися розовыми портьерами, на стенах висели венки, гирлянды и щиты с гербами королевского дома Укспо. Его солдат перевели в другие хижины, оставив лишь двоих, называвшихся ныне его оруженосцем и камердинером.

Поначалу он счел это шуткой нового командира, но его быстро уверили, что ничего подобного. Пришлось ему согласиться и на то, чтобы волосы подрезали короче, как требовала нынешняя мода Укспо, но когда дело дошло до бороды, которой предстояло быть коротко и прямо подрезанной под подбородком, он воспротивился и приказал выбрить себя чисто.

Когда оруженосец застегивал на нем широкий пояс, с которого свисали оправленный в серебро торк и скарбо, отделанный золотом и драгоценными камнями, Грендон сказал:

– Поскольку твоя обязанность – снабжать меня оружием, то я прошу отыскать мне меч.

– Я разыщу для вашего высочества все, что в человеческих силах, но о таком оружии мне и слышать не приходилось. Но если вы мне опишете, то, может быть…

– Разумеется, ты не мог слышать о нем, ведь им пользуются на другой планете. Но, может быть, ваши кузнецы смогут сделать для меня оружие с рукоятью как у скарбо, с длинным прямым лезвием, обоюдоострым, тонким и гибким, выкованным из сильно закаленной стали.

Оруженосец низко поклонился, вытянув руку вперед ладонью вниз, и в таком положении вышел из дверей.

Едва тот скрылся, как в сопровождении свиты дворян и офицеров вошел Бордин. Все низко склонились, приветствуя королевское достоинство Грендона.

Отдавая дань придворным привычкам, Грендон позволил отвести себя во главу огромного стола, накрытого для роскошного пиршества. Тысячи Травеков звонкими криками приветствовали Грендона.

Бордин произнес официальную речь, обращаясь к Грендону как к принцу Таддору. Последнему пришлось встать.

– Друзья мои, – начал он, – ваш прославленный командир только что обратился ко мне как к принцу Таддору. И я оказался здесь, среди вас, чтобы поработать за принца, но не для того, чтобы присвоить себе его имя, поскольку я вовсе не Таддор, равно как и он ныне не обитает в этом теле. Пока он живет моей жизнью на планете Земля – или Терра, я приложу все свои усилия, чтоб привести вас к победе. И поведу я ваши армии, жители Укспо, не как принц Таддор, а как Грендон с Терры.

Эта речь оказала ошеломляющее действие на ряды Сражающихся Травеков. И когда Грендон сел на свое место, последовала не овация, а зловещая тишина. Грендон уже решил было отказаться от претензий на роль вождя, когда внезапно встал Бордин, охваченный волнением.

– Сограждане, исполнилось пророчество. Некогда я познакомился с оказавшимся в наших краях мудрым пророком из далекого края Олба. И в то трудное для нас время он сказал: «Возвращайся к своим людям и ободри их, сообщив, что скоро их царственный вождь будет с ними. Он будет молод и силен, искусно будет владеть скарбо, но прежде всего он потребует себе меч. Обликом он будет напоминать принца Укспо, который в это же время окажется в путешествии в другом мире. И если вы отвергнете этого незнакомца, то больше его не увидите. Если же признаете, то он приведет вас к победе».

Краткое мгновение благоговейной тишины встретило окончание речи Бордина. А затем, словно по сигналу, взлетели в воздух тысячи скарбо, и загремел клич:

– Да здравствует Грендон с Терры, принц Укспо! Когда схлынула эта волна эмоций, сквозь толпу пробился оруженосец, держа перед собой розовую подушку, на которой лежал странный на взгляд любого заровианца предмет вооружения. Подушку он положил перед Грендоном.

Грендон вытащил меч из ножен и поднял над головой.

– Вот меч, о котором говорилось в предсказании. И он, вместе с жизнью моей, ляжет в залог дела освобождения Укспо.

Грендон даже в своем взволнованном состоянии не мог не подивиться умному замыслу Ворна Вангала, так организовавшего предсказание. Но тут в толпу ворвался гонец.

– Рибонийцы! – выдохнул он. – Идет их великая армия. И ведет ее сама принцесса! Мы зажаты с трех сторон!

В это время со всех сторон начали прибывать гонцы с известиями о могучей армии, окружающей лагерь.

Грендон организовал отход своих людей на севере, в единственном оставшемся открытым направлении. Он убедил их двигаться на максимальной скорости, иначе смыкание вражеских флангов впереди означало бы верное поражение.

Они едва успели проскользнуть между смыкающимися флангами неприятеля, понеся тяжелые потери под огнем тор-ков. И все равно до безопасности было далеко, поскольку рибонийцы тут же организовали быстрое преследование.

Грендон посовещался с Бордином, и они решили двинуться к узкому горному перевалу милях в четырех отсюда, за которым открывалась долина.

После двухчасового отступления со сражениями на ходу они наконец добрались до своей цели, понеся существенные потери. И тут же столкнулись с военным гением принцессы Вернии – она ожидала их отхода именно в эту сторону, и на перевале уже засели ее солдаты.

Войско Укспо оказалось в ловушке, выскочить из которой, судя по всему, было невозможно. Путь через перевал был закрыт напрочь, ибо узость его позволяла даже горстке людей оборонять его хоть вечность. По обе стороны перевала вставали такие отвесные стены, что вскарабкаться по ним не смог бы и человек, обладающий ловкостью обезьяны, не говоря уж об армии в восемь или девять тысяч человек.

Грендон шел в первых рядах, криками ободряя своих воинов и так искусно орудуя мечом, что рибонийцы иногда даже откатывались, вслух выражая изумление перед его доблестью. Однако же Травеки вели битву, обреченную на поражение. Их численность уже сократилась до пяти тысяч человек.

В эту минуту в действие вступила сила, на которую не рассчитывала ни одна из сражающихся сторон. Внезапно над вершинами деревьев, среди серебристой влажной дымки, постоянно присутствующей в атмосфере Заровии, появились темные тучи, быстро приближаясь.

Грендон рассчитывал на ливень, но то, что вдруг обрушилось на них с яростью стихии, оказалось для него полной неожиданностью. Первый же налет дождевых струй тут же погрузил все в чернильную тьму, разрезаемую сверканьем молний. Непрерывно гремел гром, эхом раскатываясь по горам, и сражаться, ничего не видя и не слыша, стало чрезвычайно трудно.

У Грендона появилась возможность спасти остатки своей маленькой армии, и он не стал медлить. Он подозвал к себе Бордина.

– Надо немедленно же разделить людей на небольшие отряды, человек по двадцать в каждом, – сказал он. – Посреди этой бури небольшие группы могут проскользнуть, избежав столкновения с противником. Ночью все эти отряды позаботятся сами о себе, а завтра мы объединимся. Местом сбора назначаю подножие той сдвоенной вершины, что отмечает самую северную оконечность долины.

Бордин поспешил передать приказ, а Грендон вновь устремился в первые ряды своих бойцов, неутомимо прокладывая дорогу вперед.

Прошло какое-то время, прежде чем он сообразил, что рядом с ним нет никого из товарищей. А затем сверкнула молния, и в ее кратком ослепляющем свете он обнаружил, что полностью окружен врагами. Мгновенно оценив его незавидное положение, они в последовавшей затем темноте, бросились на него со всех сторон. Но он, быстро оценив ситуацию, развернулся и бесшумно двинулся в противоположном направлении.

Уловка удалась, и вражеские солдаты, принимая его за одного из своих товарищей, перепуганных и сбитых с толку грозой, пробегали мимо. Когда его обогнал последний человек, Грендон опять повернулся и побежал к лесу.

Больше всего его сейчас беспокоила необходимость отыскать верный курс среди обступивших плотных зарослей.

До него донесся звук движения небольшого отряда впереди.

Он решил идти следом, держась по возможности рядом и бесшумно, опасаясь, как бы не нарваться на рибонийцев.

По прошествии некоторого времени он оценил по звукам, что нагоняет впереди идущих. Внезапно лес кончился, и Грендон оказался на плоском песчаном пляже. При вспышке молнии он увидел, что шел вовсе не за отрядом, а за гигантской рептилией, огромной амфибией с телом ящера, головой змеи и длиннющей шеей. Зверь этот, с удивительным для такого тяжеловесного тела проворством в свою очередь преследовал кого-то и почти уже настиг свою добычу.

Жертва зверя, походившая на подростка, несмотря на отчаянные попытки убежать, явно была обречена.

Следующий проблеск молнии выхватил из тьмы изогнутую длинную шею и разинутую, готовую впиться пасть. Донесся крик смертельного ужаса, и Грендон выхватил свой меч из ножен.

Глава 7

Лишь благодаря внезапному успокоению стихии Грендон смог проследовать за рептилией к ее пещере. Чудовище стояло спиной к нему, опустив голову вниз.

Жертва лежала на полу, но тварь, казалось, не спешила.

Она обнюхивала добычу, как кошка, играющая с мышью. И тут жертва, придя в себя, села, протирая глаза.

Грендон навел торк на покачивающуюся голову зверя и нажал кнопку. От звука и удара тварь резко развернулась, а Грендон, получив удар хвостом, отлетел в дальний угол пещеры.

Пули торка не оказали никакого воздействия. Грендон выхватил меч, прыгая по пещере и уворачиваясь от клацающих клыков и чешуйчатого хвоста, хлещущего по полу перед ним. Меч тоже ничем помочь не мог: острие его отскакивало от чешуи чудовища, как от бронированных доспехов.

Загнанный в угол разинутой пастью, Грендон сделал отчаянный выпад. Оружие вылетело у него из руки, но зубы твари его уже не достали. И тут Грендон увидел, что угодил рептилии мечом прямо в глаз, пронзив острием мозг.

Содрогнувшись несколько раз, чудовище замерло брюхом кверху.

Упершись ногами в массивную голову, Грендон извлек меч и повернулся к подошедшему юноше.

– Пошли, – сказал Грендон. – Надо побыстрее убираться отсюда.

Ему не хотелось еще раз испытывать судьбу в схватке с другим чудовищем, которое могло бы появиться здесь.

Оказавшись на берегу, Грендон наконец-то хорошенько рассмотрел компаньона, с головы до ног облаченного в сверкающий кожаный костюм. Голова и лицо скрывались под остроконечным капюшоном из того же материала. Грендон не удержался и сдвинул с него капюшон. И раскрыл рот от удивления.

Его пораженный взгляд уткнулся в лицо золотоволосой девушки. Та, окончательно придя в себя, наградила его надменным царственным взглядом.

– Зачем ты это сделал? – холодно спросила она.

– Откровенно говоря, и сам не знаю. Но если тем самым я обидел вас, прошу прощения.

Девушка несколько смягчилась, но улыбаться не собиралась.

– Тогда двинулись дальше, – сказала она, надвигая капюшон на голову.

Он повернулся, и они рядом пошли к реке, среди удлиняющихся теней. В результате недавнего урагана течение набрало ненормальную скорость, и обломки проносились по реке мимо них с бешеной скоростью. Волны несли вниз даже огромные, вырванные с корнем деревья.

Когда они остановились на берегу, неподалеку завертелась захваченная водоворотом шляпка гигантского оранжевого гриба. С полностью обломанной ножкой, эта шляпка теперь представляла из себя водонепроницаемый резервуар диаметром футов в двенадцать. Грендон прыгнул в воду и выволок шляпку на берег.

– Что ты собираешься с ней делать? – спросила девушка.

– Если я вырежу нормальное весло, – ответил Грендон, – то у нас получится лодка, на которой мы переплывем реку и окажемся на том берегу, где, как я подозреваю, расположились твои друзья, да и мои тоже.

Он огляделся, отыскал прочную ветку и соорудил из нее вполне приличное весло, у которого вместо лопасти неплохо служило основание широкого листа.

– Поехали, – сказал Грендон. – Нам надо поспешить, если мы не хотим быть застигнутыми темнотой.

Она взошла на борт этого судна, и Грендон оттолкнулся от берега, выгребая побыстрее на более глубокое место, дабы вновь не попасть в водоворот.

Землянину неоднократно приходилось плавать в каноэ, но он не знал, какова разница между каноэ и перевернутой шляпкой заровианского гриба. Вместо того чтобы двигаться вперед, как он предполагал, их судно просто вращалось на месте.

Не сразу ему удалось отыскать способ одновременно и продвигать судно вперед, и удерживать от вращения. Оказалось, надо стоять на том борту, которым собираешься двигаться вперед, и при этом грести к себе. После чуть ли не часа тяжелой гребной работы они добрались лишь до середины реки, но к тому времени течение отнесло их вниз на много миль от той точки, с которой они стартовали. А тут еще, не выдержав напряженных трудов Грендона, сломалось весло.

– Вот мы и влипли, – сказал он удрученно. – Дурак я был, что заставил тебя рисковать жизнью в этой большой миске.

– А как же твоя жизнь? – ответила она. – Ты подвергаешься не меньшему риску, чем я.

Под эти разговоры опустилась тьма, черная, безлунная тьма Венеры. Грендон сидел в мрачном настроении, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь в обступившем их мраке и прислушиваясь тревожно к звукам в ожидании нападения еще какой-нибудь обитающей в этих водах рептилии.

Но вот мягкая рука отыскала его ладонь и крепко сжала.

– Что такое? – хрипло спросил он, не в силах совладать с внезапно охватившими его эмоциями.

– Я устала. Ох, как же я устала. Да еще и страшно. Подумать только – мне страшно!

– Вот, держи, – сказал он, снимая свой плащ и сворачивая его в разновидность подушки. – Я непростительно забыл о тебе. Теперь клади голову на эту подушку и попытайся немного поспать. А я останусь на посту.

Он отошел немного в сторону и вновь сел, прислушиваясь в молчании к звукам, указывающим на возможность вражеского нападения. Немного погодя, прислушиваясь к ставшему равномерным ее дыханию, едва различимому среди шумов потока, он понял, что она уснула.

К утру уставший быть начеку Грендон задремал. Голова его свесилась на грудь. Внезапно судно их резко подпрыгнуло, и девушка покатилась ему под ноги. Он успел ухватиться за пластинчатые перегородки гриба, и только это избавило их от полета в воду.

– Что это? – спросила девушка, мгновенно проснувшись. Последовал еще один прыжок.

– Держись, а я попробую выяснить, – сказал он. Вытащив меч, он среди этих продолжающихся скачков судна подкрался к краю. Держась одной рукой за край, он другой рукой с мечом стал протыкать поверхность воды, продвигаясь по кругу, но так ничего и не ощутил, кроме несущейся воды. И только брызги воды, оказавшейся на вкус соленой, открыли ему правду. Они плыли по соленым водам то ли моря, то ли океана. Он вернулся и поведал девушке о сделанном открытии.

– Река, по которой мы плыли, – пояснила она, – впадает в великий океан Азпок, океан тайн, чудовищ, пожирающих людей, и ужасающих штормов, с легкостью разносящих в щепки громадные корабли, словно маленькие лодочки. Плыть по этому океану – все равно что искать себе самой страшной смерти.

Через час наступил рассвет. Море тоже слегка успокоилось, и теперь им легче было удерживаться на борту своего судна. Вытянутые волны плавно поднимали их и опускали вниз, слегка подбрасывая. Земли не было видно.

И весь этот долгий душный день и затем ночь их несло по морю, где они не видели ничего, кроме птиц и выскакивающих из воды рыб.

Перед самым рассветом корабль их грубо встряхнуло, а вода вокруг взревела и закружилась. Грендон едва успел удержать девушку, когда на них налетела огромная волна и потащила в бушующий водоворот темных вод, опрокинув их судно.

Ниже, ниже и ниже уходили они в мрачную глубину.

Землянин держался изо всех сил, но стихия разыгрывалась все опаснее, и он понял, что если внезапно кто-то или что-то не придет им на помощь, битва со смертью окажется скоро проигранной.

Обессиленный и теряющий последние надежды, он вдруг ощутил песок под ногами. Спотыкаясь, он побрел вперед, таща за собой девушку, и тут его сбил с ног могучий бурун.

Продолжая уже ползти, мучительно напрягая последние силы, он наконец выбрался на сухой берег, куда не добирались волны прилива.

Грендон окончательно пришел в себя уже днем. Он сразу же вспомнил о девушке. Та лежала рядом, лицом вниз. Нежно прижав ее к себе, он молча возблагодарил Бога – девушка дышала.

Вскоре она открыла глаза, в которых тут же на мгновение отразился испуг.

– Где мы? – спросила она.

– И понятия не имею, – ответил Грендон. – Я не обладаю познаниями в области заровианской географии.

– Как, принц – и не знает географии? Ничего себе. В вашей стране разве ничему не учат?

– Я прекрасно знаю географию моей планеты Земля – Терры, на которой я родился, но о географии вашей планеты мы ничего не знаем, поскольку атмосфера ее слишком плотная.

Она изумленно посмотрела на него.

– Но на тебе цвета и знаки королевского дома Укспо. Более того, ты разительно похож на одного из принцев этого дома. Кто же ты?

– Меня зовут Роберт Грендон. Я с Терры.

– Грендон, с Терры? А, припоминаю. Грендон с Терры недавно был провозглашен принцем Укспо. Говорят, что он прибыл из другого мира, чтобы исполнить некое пророчество. И стало быть, он – это ты. Поразительны капризы судьбы! Еще вчера я шла войной на тебя, а сегодня ищу у тебя защиты.

– Ты шла войной на меня? Позволь тогда спросить, кто же ты?

– Неужели ты не узнаешь меня? Я же Верния из Рибона. Мгновенно налетело воспоминание об алтаре в мраморных каменоломнях…

– Но как же так получилось, что ты одна оказалась в лесу и без оружия?

– Я была не одна. Когда я покидала лагерь, со мной шли четыре телохранителя, а при себе у меня были и торк, и скарбо. Зеппа прислал гонца с сообщением, что твои люди прорвались сквозь наши ряды и направляются прямиком к лагерю. Он советовал мне сразу же уходить оттуда, уверяя, что телохранители проводят меня в безопасное место, пока не разобьют твою армию. Я последовала совету Зеппы, но не успели мы отойти от лагеря, как телохранители обезоружили меня и сказали, что теперь я их пленница.

– Они уже собирались связать меня, когда на сцене появилась та гигантская рептилия. Парни они оказались храбрые, хоть и предатели, и дали бой чудовищу. Первого храбреца чудище убило сразу же, одним щелчком челюстей. Второго постигла та же судьба. Я думаю, чудище всех их сожрало, но точно сказать не могу, поскольку бросилась бежать в лес. Когда налетел ураган, я окончательно заблудилась. А когда из последних сил выбралась на берег реки, тут-то надо мною и нависли челюсти этого чудища. Надо полагать, оно и меня бы сожрало, если бы уже не набило брюхо охранниками.

– А кто такой Зеппа?

– Один из моих офицеров… Хороший командир и стратег.

– Может быть, он и хороший солдат, но, несомненно, лжец. Мои люди не прорывались сквозь ряды ваших войск. Прорвались они лишь во время ливня, да и то маленькими группами, рассеянными по разным направлениям.

– Значит, Зеппа оказался вовлеченным в заговор. Но кто же задумал заговор и с какой целью?

– Ну, тут тебе лучше знать.

Он так долго и внимательно рассматривал ее, что ей стало неловко.

– О чем ты думаешь?

– Думаю, какая судьба ждала бы меня, если бы твои люди схватили меня вчера?

Она улыбнулась.

– Скорее всего, ты был бы обезглавлен.

– А теперь…

– Если мы доберемся до Рибона в целости и сохранности, я сделаю тебя верховным главнокомандующим.

– Почему?

– В награду за спасение моей жизни.

– Эта награда мне не нужна, я ее не приму, тем более что и не заслужил такой чести.

– Это второй по значимости пост после моего в самом великом государстве Заровии. Да любой король этой планеты с радостью согласился бы.

– Я стал принцем Укспо под своим собственным именем, – ответил Грендон, – чтобы заняться делами этого королевства. И я скорее соглашусь быть мерцающей крошечной звездочкой в небе, нежели самой яркой и красивой планетой.

– Боюсь, я не совсем тебя понимаю.

– Видишь ли, планеты светят отраженным светом, а звезды – сами по себе. И в качестве твоего генерала я буду лишь отражать свет твоего величия.

– Так, значит, ты хочешь продолжения войны?

– До победного конца. Хотя не возражал бы и против перемирия. Ведь мы-то с тобой пока союзники.

– Да, если не считать того, что я твоя военнопленная… В общем, мы много говорили, но так ни к чему и не пришли, – устало сказала она. – А я проголодалась и пить хочу. У вас кормят военнопленных?

Они двинулись в глубь суши, бесплодного края, пока не оказались у подножия высокой отвесной скалы. В расселине дальше виднелось что-то зеленое, и путники принялись карабкаться между осыпающихся валунов, пока не вышли на ровную поверхность.

Они оказались на берегу внутреннего небольшого озерца, вода в котором была прозрачной, как хрусталь. По берегам пышно расцветали папоротниковые, мхи, грибы, но Грендона больше всего заинтересовало отчетливо видимое дно озера.

Там произрастали сотнями причудливые растения с рифлеными стволами, от которых изогнуто, наподобие отростков подсвечника, отходили ответвления. На концах ветвей гроздьями висели ярко окрашенные плоды различных размеров и цветов. И все дно походило на одну громадную радугу.

В глазах девушки отразился ужас.

– Вот теперь мне понятно, где мы оказались, – сказала она. – Должно быть, это и есть один из подводных садов ужасных летающих грампитов. Мне доводилось слышать от наших опытных мореходов об этих садах и страшных существах, охраняющих их.

– Давай-ка сначала поедим и напьемся, а потом уж поговорим об этих грампитах, – сказал Грендон. – Они, может быть, и опасные твари, но вряд ли опаснее рептилий.

Холодный чистый ручеек, бьющий из скалы, утолил их жажду. Затем Грендон срезал с ближайшего папоротникового споровые стручки и расщепил их ножом. Семена, обладающие прекрасным вкусом, дополнили сытный стол изголодавшимся путникам.

– Должно быть, – заметил Грендон, – эти подводные фрукты стали лакомым блюдом, коли люди рискуют за них жизнями.

– Именно. По вкусу они превосходят все, что произрастает на Заровии.

– Я достану их для тебя, – сказал Грендон, – скидывая тяжелые ремни. – Мне кажется, это несложно.

– Нет, нет, – воскликнула она. – Пожалуйста, не надо. Тебя увидят грампиты и убьют.

Он посмеялся над ее страхами и разделся до набедренной повязки. Затем, зажав нож между зубов, нырнул в прозрачную воду. Переплывая от одной грозди к другой, он наконец нашел ту, что больше всего ему понравилась, и срезал толстый стебель.

И тут он увидел, как по поверхности озера к нему стремительно движется какая-то темная тень. Он удивился, поскольку, погружаясь в воду, не видел поблизости никого, кроме своей спутницы. Несколькими мощными гребками он всплыл на поверхность и посмотрел в ту сторону, где оставил девушку. Но на том месте никого не было.

Верния исчезла так таинственно, словно земля ее поглотила.

Глава 8

Выругав себя, что по глупости оставил девушку без охраны, Грендон зашвырнул роковую гроздь далеко в озеро. Выбравшись на берег и найдя свое оружие нетронутым, он быстро оделся. Но не успел он пристегнуть и меч, как из воды выскочило животное, отвратительнее которого ему видеть еще не приходилось.

Быстро направив на него дуло торка, он выпустил поток игл в морду твари и с удовлетворением увидел, что чудовище упало на землю, несколько раз содрогнулось и затихло.

Осмотрев тварь, он передернулся, представив себе Вернию в лапах столь мерзкого создания. Особь, которую он свалил, составляла в длину футов восемь и была покрыта серой, как у мыши, шерстью.

На голове формой как у гориллы высоко располагались уши, торчащие, как у лисицы. Нос представлял собою просто две плоские дырки, расположенные на уровне почти что глаз, а рот на торчащей морде походил на пасть пиявки или просто на отверстие, окаймленное по краям острыми пластинами.

Руки тянулись вдоль всего тела, соединяясь перепонкой со спиной и пятками. Туловище и задние конечности напоминали человеческие, только вот все пальцы ног были снабжены острыми когтями.

Достав нож, он склонился, чтобы перерезать мохнатое горло. И тут что-то обрушилось ему на спину. Две длинные костлявые руки крепко обхватили его, а к шее присосался чей-то рот, вызывая острую боль.

В таком положении он не мог воспользоваться ни торком, ни мечом, и приходилось лишь вновь и вновь бить назад ножом, но пока без особого результата. Наконец он, видимо, попал в жизненно важную точку нападавшего, поскольку железная хватка ослабла. Тварь отвалилась от него, издав губами звук открываемой бутылки с шампанским.

Грендон было решил, что отбил нападение, но на него со всех сторон обрушилось пять таких же тварей. Он успел открыть по ним огонь из торка. Одна тварь упала, подбитая, в озеро, оставаясь на поверхности и походя на старый сломанный зонтик. Ближайший грампит поступил не так, как предыдущие, он не стал нападать со спины, а подлетел, затем слегка набрал высоту и атаковал когтями ног.

Плечи Грендона окрасились кровью, когда подлетел второй грампит, но к этому Грендон был готов. Отпрыгнув слегка в сторону, он ткнул мечом в мохнатое тело. Оставшиеся два, присоединившись к вожаку, стали кружить над Грендоном. Затем, очевидно решив вызвать подмогу, они внезапно развернулись и полетели над озером в том направлении, откуда появились.

Грендон проследил за их полетом и отметил, что они летят прямо к отдаленной горной вершине, над которой лениво поднималась струйка дыма. Если грампиты и унесли Вернию, то, должно быть, именно туда.

Он двинулся вдоль берега озера, прорубаясь сквозь заросли папоротниковых, и вскоре оказался на равнине, покрытой ковром упругого моха. Несколько часов он шел по этой равнине, пока вновь не оказался у следующего папоротникового леса.

Недолгий переход вывел его неожиданно к такому же кристально чистому озеру, от которого он недавно ушел. Он мгновенно отпрыгнул в тень деревьев, потому что озеро буквально кишело грампитами. Те явно были заняты сбором урожая подводных фруктов, и Грендон с интересом стал наблюдать за этим процессом.

Отдохнув, он с предосторожностями принялся обходить это озеро, продолжая держать курс на дымящуюся гору. И такие озера с грампитами несколько раз встретились ему на пути. Но вот он оказался среди невысоких холмов, лишенных какой-либо растительности.

Пробираясь среди острых камней, он ощутил резкий запах серы или какого-то серного составляющего. В воздухе становилось все теплее и теплее, пока жара не стала почти невыносимой, а ядовитый запах не начал раздражать ноздри и вызывать боль в легких. Камни же, через которые он перебирался, приобрели зеленовато-желтую окраску.

Грендон не раз за это время задавал себе вопрос, почему бы солдатам принцессы не истребить этих чудовищ. Ответ он получил, оказавшись на краю массы кипящей воды, широкой дугой, в полмили шириной, растянувшейся справа налево. С поверхности поднимался зеленовато-желтый пар, удушивший бы любого, рискнувшего переправиться через расселину на судне.

Огромная гора теперь отчетливо представала впереди, не далее как в миле. Мириады грампитов роились на вершине.

Некоторые из подлетающих туда грампитов несли с собою плоды, другие несли тела животных; а один, пролетевший над Грендоном, тащил, уцепившись когтями за пояс, безжизненное тело какого-то моряка. Грендон навел даже торк и собирался нажать спуск, но испугался, что моряк еще жив, и тогда пули торка отправят и жертву и охотника в кипящее и исходящее серными испарениями озеро.

Понимая, что эту дымящуюся поверхность ему не пересечь, он все же не оставил надежды отыскать какой-нибудь проход. Решив так, он повернул направо и, держась подальше от ядовитых испарений, двинулся так быстро, как только позволял каменистый характер местности.

Проделав таким образом прогулку миль в шесть, он пришел на то же место, откуда и вышел. Гора оказалась полностью окруженной кипящим, парящим кольцом серной воды!

Разочарованный таким открытием и уставший, Грендон присел на камень в размышлении над следующими действиями. Ясно было, что вряд ли он уже в состоянии помочь девушке. Она, несомненно, или уже мертва, или вскоре погибнет.

Он не может ее спасти, но может отомстить, пусть такой поступок и будет стоить ему жизни.

Он встал, полный решимости, но тут его внимание привлек воздушный корабль, похожий на судно Ворна Вангала, но значительно крупнее. Корабль низко летел над каменистыми холмами. Пока он наблюдал, корабль приземлился в четверти мили от него, и Грендон не колеблясь бросился к двум людям, вышедшим из кабины.

Один из этих людей поднес к глазам некий цилиндрический предмет, очевидно телескоп, и навел на гору. Понаблюдав некоторое время, передал телескоп компаньону. Оба так увлеклись открывшимся зрелищем, что не заметили, как сзади к ним подлетают две зловещие тени.

Увидев это, Грендон закричал, предупреждая, но слишком поздно. Изогнутые когти с безошибочной точностью впились в жертв, и обоих отчаянно сопротивляющихся людей понесли над кипящим озером.

Один из людей, повернувшись и вцепившись одной рукой в мохнатый живот, другой стал размахивать телескопом и бить им врага. Судя по всему, он сломал крыло грампиту, и оба, упав, разбились. Второго олбанийца несли все дальше и дальше, пока и грампит и жертва не скрылись из виду.

Опечаленный и разозленный Грендон двинулся к воздушному кораблю. Когда он добрался до судна, пала тьма. Дверца кабины осталась открытой. В ярких вспышках со стороны горы Грендон забрался в кабину и закрыл дверь.

Осторожно ощупывая руками окружающее его пространство, Грендон наткнулся на два мягких сиденья, какие-то ручки, кнопки, рычаги. Наугад ткнув в небольшую кнопку, Грендон получил легкое освещение с вершины купола.

С минуту он ошеломленно разглядывал ряды рычагов, рукоятей и кнопок. Но тут с облегчением заметил, что все они снабжены надписями на том универсальном языке, которому обучал его Ворн Вангал.

Он взялся за рычаг с пометкой «Управление кабиной» и двинул его влево. Кабина тут же повернула вправо, скользя легко и бесшумно. Он подал рычаг обратно, и кабина быстро вернулась в первоначальное положение. Будучи совершенно круглой по форме, кабина могла вращаться не только вправо и влево, но и вперед и назад в своем гнезде. Когда же рычаг отпускался, кабина возвращалась в первоначальное положение.

Преимущества такого управления были очевидны.

Спереди судна, слева и справа торчали два орудия, обозначенные «Матторк». Матторки конструкцией походили на торки, но были большего размера и стреляли пулями большего калибра. Еще одно такое орудие торчало на хвосте. Рукоятью на панели управления орудия наводились в различных направлениях.

Грендон зарядил один матторк разрывными металлическими пулями, а другой – смертоносными стеклянными, хвостовой матторк уже был заряжен металлическими. Ну и устроит же он этим проклятым грампитам поутру!

Его не оставляла мысль о Вернии. Рассудок твердил, что она мертва, но в душе теплилась надежда.

И он отчаянно верил ей. И это желание исполнилось – корабль по его воле начал медленно подниматься над землей.

Однажды он прослушал, правда недостаточно внимательно, лекцию одного известного парапсихолога. И теперь смутно припоминал, как в лекции утверждалось, что якобы любое живое существо с детства обладает даром телекинеза. Просто для развития этой способности нужны постоянные тренировки. И теперь, прежде чем устремиться к горной вершине, он Довольно долго болтался в воздухе, совершенствуя подъем, приземление, повороты путем чисто умственного контроля. И лишь затем, уверенно ощущая себя в управлении, полетел к горе.

Осторожно приземлившись на внешнем склоне кратера, он стал карабкаться вверх, чтобы оттуда оценить положение, в котором он оказался. Глянув вниз с обрыва, он увидел перед собой в реальности то, что представляли в своих ужасных видениях Мильтон и Данте. Там, в кроваво-красном зареве расплавленной лавы, кишели тысячи демонических обитателей этого ада, хрипло каркающих друг на друга, передвигаясь на лапах или перелетая с места на место. Среди этого бедлама пронзительно разносились жалобные вопли или блеянье животных, огромного числа животных, содержащихся в ямах.

Прямо под ним из пещеры выбрался огромный грампит и швырнул в раскаленное озеро человеческое тело. Грендон разглядел мундир олбанийского офицера, схваченного несколько часов назад у воздушного корабля.

Грендон осторожно двинулся вдоль края провала, надеясь отыскать тропу, по которой он смог бы незамеченным пробраться к уступам внизу. Он одолел уже треть пути вокруг вершины, когда услыхал крики ужаса. Это был голос Вернии.

Не раздумывая Грендон мгновенно вскарабкался на край, соскользнул на верхний выступ, спрыгнул с десятифутовой высоты на второй, затем на третий и бросился к яме, откуда доносились крики. Внизу, на глубине двенадцати футов, в яме, со своим тюремщиком сражалась Верния, в то время как к стенкам тюрьмы прижимались два маленьких зверька. Грендон мгновенно оказался рядом с ней. Удар меча перерубил руку чудовища. От второго удара прочь покатилась голова монстра.

– Пошли, – сказал Грендон, – надо немедленно убираться отсюда.

– Но каким образом? – спросила она. – Стены-то гладкие, как стекло. Боюсь, из этой ямы не выбраться. Если бы мы умели летать…

Ее слова оборвала внезапная и яростная атака сверху.

Прижавшись спиной к стене и закрывая собою девушку, Грендон отчаянно орудовал мечом и ножом. Перед ним стремительно росла гора трупов, и он понял, что вскоре можно оказаться просто погребенными под ними. Окликнув девушку, он вскочил на вершину этой кучи и продолжал сражаться на этой позиции. Так он и продолжал перемещаться из стороны в сторону, пока яма заполнялась павшим многочисленным противником.

Оборванный и истекающий кровью из многочисленных ран, он уже возвышался головой и плечами над краем ямы. Но теперь он подставлял спину под нападение, и ему пришлось поменять тактику. Введя в действие торк, он стал отстреливаться по кругу, временно ошеломив неприятеля. Эта небольшая передышка позволила ему выбраться из ямы, и вместе с девушкой они бросились в какую-то пещеру.

В конце пещеры открылся узкий проход, по которому они какое-то время протискивались в темноте, пока на наткнулись на другой проход, уходящий вправо. Вскоре они оказались в лабиринте пещер и галерей, ведущих в глубь горы.

Больше часа бродили они в подземном лабиринте, пока впереди не показался тусклый свет какого-то выхода. С большими предосторожностями Грендон подкрался к отверстию, надеясь отыскать путь к бегству. Сначала он выбрался наружу один, чтобы произвести разведку. Вскоре вернулся и, приложив палец к губам, махнул рукой. Они на цыпочках двинулись вперед.

Они оказались у заднего выхода из пещеры, похожего на вход, только больше. А дальше тянулась еще одна пещера, в которой на отдыхе расположилось семейство грампитов. Все двенадцать членов семейства, включая огромного самца, его подругу, шесть совсем крошечных особей и четырех подростков, висели вниз головой, вцепившись когтистыми лапами в расщелины стены. Отец семейства висел у входа в пещеру, мать с шестью малышами на одной стене, и четверо подростков – на противоположной.

– Пошли, – прошептал Грендон. – Я думаю, мы пройдем, не потревожив их. А если проснутся, я воспользуюсь торком. Дальше – свобода.

Очень тихо они вошли в пещеру. Когда они оказались в центре помещения, самец внезапно заворочался. Грендон взял оружие на изготовку, но грампит лишь слегка расправил крыло, затем вновь сложил его и продолжал спать.

Минуту спустя они уже были на самом верхнем уступе крутого склона кратера, до края которого оставалось еще футов пятнадцать.

Им удалось вскарабкаться наверх незамеченными, и Грендон с огромным облегчением заметил блестящий купол олбанийского корабля всего лишь ярдах в ста от них.

Верния с изумлением широко раскрыла глаза, когда он открыл дверцу кабины и усадил ее в кресло.

– Олбанийский корабль! – выдохнула она. – Где ты взял его? Я-то думала, что только обученные олбанийские офицеры могут управлять ими.

Пока она говорила, они уже поднялись высоко в воздух. Она повернулась к нему и пристально заглянула в глаза.

– Уж не обманул ли ты меня, Грендон с Терры? А может быть, ты олбаниец?

Он рассказал ей, как стал владельцем корабля, и девушка содрогнулась, представив себе ужасную смерть, постигшую двух олбанийских офицеров, прилетевших сюда.

– Что же касается обмана, моя принцесса, – заключил он, – то я скорее вырву себе правый глаз.

Она мягко положила ладонь на его руку.

– Я рада слышать это.

От этого прикосновения и слов по телу его пробежала дрожь, но он не повернул головы. Судно находилось высоко над раскаленным кратером.

– Что ты собираешься делать? – спросила она.

– Собираюсь проучить этих дьяволов, – ответил он. – Корабль убитых ими двух людей отомстит за них.

Они быстро опустились на уровень верхнего яруса. Грендон взялся за рукояти управления и навел матторки вниз. Облетая кратер по кругу, он обрушил на ошеломленных грампитов град пуль. Вскоре в воздухе потемнело от дюжин этих тварей, безуспешно пытающихся атаковать корабль. Они грудами обрушивались на купол, пытаясь добраться до пассажиров корабля.

– Дай мне твой торк, – сказала Верния.

Он расстегнул пояс и протянул ей оружие. Она слегка приоткрыла дверцу и очистила корабль от врагов. И затем, пока Грендон расстреливал уровень за уровнем, она сбивала тех грампитов, которые оказывались вне пределов досягаемости матторков. Большая часть сраженных падала в раскаленное озеро, и вскоре в воздухе густо запахло горящей плотью и шерстью.

Более часа кружили они над кратером. Живых грампитов не было видно. Выступы кратера усеялись трупами, а от озера лавы вверх поднимались клубы черного дыма от горящих тварей, сбитых торком. По оценке Грендона, по крайней мере две трети населения кратера оказались истребленными; остальные попрятались.

Мстящий корабль вновь высоко поднялся над горой.

– Теперь давай вернем тебя в Рибон, – сказал Грендон. – Показывай, в какой он стороне.

– Насколько я помню, это место находится за океаном Азпок, на юг от Рибона. Так что если ты будешь держать курс прямо на север, мы окажемся в краях мне знакомых, а там уже легче будет отыскать путь к столице.

Грендон осмотрел олбанийский компас, подвешенный в передней части кабины на тонкой проволоке.

– Надо полагать, что, как и на моей планете, компас должен показывать всегда на север.

– Да, – отозвалась Верния, – если только он не находится под влиянием какого-нибудь магнита.

Грендон лег на нужный курс и быстро повел корабль на высоте в пару тысяч футов.

На корабле в избытке были запасены продукты и вода, и впервые за двадцать четыре часа путники поели, при этом еще и перемещаясь с громадной скоростью.

– Попробуй поспать, – сказал Грендон. – Через несколько часов ты будешь дома, в безопасности, а я вернусь к своим верным горцам. А там мы продолжим нашу войну.

– А если я откажусь от похода против Укспо?

– Тогда ты просто спасешь тысячи жизней от ненужной гибели, а я окажусь у тебя в огромном долгу.

– Да я сама у тебя в таком долгу, за который целой империей не расплатиться. Ну а поскольку ты отказываешься занять второй по значимости пост на Заровии, то я решила дать свободу Укспо. Мы станем соседями и, надеюсь, друзьями.

– От имени народа Укспо я благодарю тебя за столь щедрый дар и…

Его речь была прервана чередой резких толчков и последующим ударом, от которого корабль резко остановился. Оба пассажира стремительно полетели вперед. Грендон ударился головой о приклад матторка и потерял сознание. Вернии повезло больше, она летела ногами вперед, но все же повредила лодыжку.

Увидев смертельно бледное лицо Грендона и кровь из безобразной раны на лбу, она склонилась над ним и положила его голову себе на колени. К ее облегчению, она услышала, как бьется его сердце, когда приложила ухо к груди. Открыв один из ящиков с запасами, она достала фляжку с водой и омыла ему лицо. Вскоре он открыл глаза.

– Что случилось? – спросил он. – Кто нас сбил?

– Не знаю, – ответила она. – Лежи спокойно, я обработаю рану. А затем посмотрим, что случилось.

Глава 9

Грендон настаивал на том, что у него на лбу лишь царапина, а вовсе не рваная рана, но Верния заставила его успокоиться и искусно забинтовала ему голову.

Когда она закончила свою работу, он встал на подкашивающиеся ноги и открыл дверь кабины. Резкий ядовитый запах, схожий с тем, который издает серная кислота, кипящая на меди, обжег их ноздри.

Он включил передний фонарь, и в его свете показался нос судна, расплющенный о ствол огромного дерева. Киль застрял в раскидистой ветви, удерживая судно от падения. От искореженного корпуса поднимался дымок, издавая тот самый серный запах.

– Похоже, долетались, – сказал Грендон, хмуро осматривая повреждения. – По крайней мере, на этом воздушном корабле.

– Такие серьезные поломки?

– Источник мощности уничтожен. Один олбаниец рассказал мне, что в каждый такой механизм помещается флакон с кислотой, мгновенно уничтожающей детали в случае попытки проникновения внутрь их. Очевидно, удар о дерево разбил такой флакон, судя по знакомому запаху, возникающему после воздействия кислоты на металл.

Грендон заставил прожектор вращаться во все стороны в попытке установить местонахождение. Однако с боков, снизу и сверху луч упирался в ветки и листья. Темно-зеленые листья длиною от пятнадцати до двадцати футов имели лопатовидную форму. Их корешки достигали в толщину от восьми до двенадцати дюймов. Каждая ветвь не уступала размерами доброму папоротниковому дереву, а уж сам ствол, в который врезался воздушный корабль, достигал в толщину не менее пятидесяти футов.

– До утра мы вряд ли что-нибудь выясним, – сказал! Грендон. – А дерево просто гигантское. В какой части Рибона они произрастают и как вы их называете?

– В Рибоне нет таких деревьев, – ответила Верния. – Да и в других частях Заровии такие деревья, насколько мне известно, не растут. Ты уверен, что мы действительно направлялись на север?

Грендон глянул на компас.

– Странно, – сказал он. – За минуту до столкновения он показывал правильное направление, а теперь указывает на киль судна. Должно быть, грампиты что-то нам повредили. Боюсь, до рассвета мы не сможем определиться с нашим местонахождением и курсом.

– По крайней мере, мы можем быть уверены в двух фактах. Во-первых, мы не в Рибоне, а во-вторых, мы – в неисследованной части Заровии.

На рассвете Грендон начал спускаться вниз по стволу дерева, отчаянно цепляясь за его грубую кору. Спуск оказался долгим и опасным, растянувшись по крайней мере футов на тысячу, и, по оценке Грендона, прошло не менее получаса, прежде чем он оказался на земле.

Этот лесной гигант, под которым теперь стоял землянин, в основании имел диаметр порядка сотни футов. И вокруг, насколько хватало глаз, росли точно такие же колоссы. Он заметил, что все они связаны толстыми, ползущими по поверхности корнями, и этот факт, в совокупности с полнейшим отсутствием спор или семян, убедил его в том, что, по всей видимости, этот лес представляет из себя единую популяцию.

Должно быть, эти деревья с самого начала, не имея других средств размножения, развили в себе способность создавать новые растения отростками от родительских корней. А следовательно, их распространение по земле ограничивается не только способностью к воспроизводству новых растений, но и естественными природными препятствиями, такими, как, например, водный поток или бесплодная пустынная земля.

Грендон отправился дальше на разведку, помечая свой путь зарубками на стволах и корнях. Двигаясь под этими гигантскими деревьями, с листьями длиною в воздушный корабль и корнями столь толстыми, что зачастую невозможно было увидеть, что делается на другой их стороне, он ощущал себя пигмеем. Пройдя таким образом с полчаса, он увидел впереди конические образования, расставленные с регулярностью, свидетельствующей о том, что это дело рук человека.

Подойдя ближе, он разглядел, что все эти сооружения испещрены то тут, то там круглыми отверстиями футов четырех в диаметре.

С расстояния футов в пятьдесят он оглядел постройки и, не заметив признаков жизни, решил, что они заброшены, и потому храбро шагнул вперед. И тут, без малейшего предупреждения, к нему с невероятной скоростью бросилось нечто, опираясь на шесть ороговевших лап.

Существо своими размерами напоминало маленького шотландского пони. Над глазами величиною с обеденные тарелки, размещенными на морде шириной в два фута, торчали два длинных, как антенны, усика, из челюстей торчали острые жвала, а мощные клешни запросто могли обхватить сразу двух людей. Все тело покрывала броня цвета слоновой кости. Существо приближалось с распростертыми клешнями.

Мгновение спустя Грендон убедился, что торк тут бессилен, а спустя второе мгновение никакого эффекта не оказал и меч. Клешни обхватили его, и Грендона потащили в темное отверстие.

Верния покинула корабль и стала спускаться по уступам коры. Прошло уже два часа, Грендон не возвращался, и она начала тревожиться. Сквозь завесу листьев она разглядела в вышине, что дерево стоит в узкой долине. Окружающие горы были лишены растительности, но саму долину заполонили эти деревья-гиганты.

Она посмотрела вниз и увидела белое шестиногое чудовище, взбирающееся по стволу с маленьким ярко-зеленым существом в клешнях. Свернув на ветку, торчащую чуть ниже той, на которой устроилась Верния, чудовище поместило свой груз на лист.

У зеленого существа было шесть лап, пухлое овальное тельце с головой, торчащей на узком конце, и двумя рогами, выступающими сзади. Существо выпустило длинный тонкий хоботок и присосалось к листу.

Вернии стало и любопытно, и страшно. Она распласталась на ветке и стала заглядывать вниз.

К своему ужасу, она увидела, как по стволу поднимаются все новые и новые белые монстры с таким же грузом. Глянув на соседнее дерево, она увидела, что и там кишмя кишит подобными же тварями. А значит, вполне возможно, они вскоре доберутся и до того места, где она спряталась.

Затем она увидела, как на деревья карабкаются и обнаженные волосатые люди с мешками за плечами. Эти люди и чудовища не выказывали никаких признаков враждебности по отношению друг к другу, и Верния решила, что похожие на муравьев твари просто приручены.

Ее умозаключение окрепло при виде того, как один из людей добывает какое-то тягучее вещество из зеленого существа при помощи белой твари, щекочущей роговые отростки меньшего собрата. Вещество это человек складывал в мешок. Да и остальные люди, перебираясь с листа на лист, заполняли таким образом свои мешки и спускались вниз.

Один из людей, более медлительный, чем остальные, вдруг был ущиплен такой белой тварью. Завопив от боли, он задвигался проворнее. И тут Верния поняла, что люди тут выступают в качестве рабов, а белые твари – их хозяева!

Она размышляла над этим парадоксом, когда одно из этих белых созданий, поднимаясь по противоположной стороне ствола и не видимое ею, вдруг показалось на ее ветви со своим грузом. Верния, увидев ее, вскочила и побежала по раскачивающейся ветке к концу, но создание, положив свой груз на лист, метнулась вслед за ней с удивительной скоростью. Не успела она сделать и нескольких шагов, как мощные клешни обхватили ее.

Схватившая ее тварь, демонстрируя способность спускаться вниз головой, а то и боком, со столь же пугающей быстротой доставила ее на землю. Там, проворно перелезая через корни деревьев, существо доставило Вернию ко входу в коническое сооружение высотой футов в сто.

Там оно задержалось, чтобы обменяться касаниями усиков-антенн с такими же существами, должно быть охраняющими вход, а затем понесло ее дальше, в глубь темных лабиринтов, к тускло освещенному помещению. Там оно положило свою добычу к ногам подобной же особи, отличающейся только тем, что у нее еще вдобавок росла пара прозрачных крыльев да брюшко раз в десять превосходило размерами обычную белую тварь.

Верния поднялась на ноги и приготовилась к тому, что ее сейчас сожрут. Новая же тварь оглядела ее внимательно, а затем бесшумно завибрировала своими антеннами. В ответ на этот призыв появилась еще одна белая тварь размером чуть меньше обычной и лишенная мощных клешней.

Все трое обменялись знаками вибрирующих антенн, и тварь, появившаяся последней, подтолкнула Вернию к одному из коридоров. Верния безошибочно поняла смысл этого предложения. Пригибаясь, чтобы не удариться о потолок, она побрела вперед в этой темноте. После недолгого перехода проводник подтолкнул ее на перекрестке к другому коридору, который упирался в большое круглое помещение с куполообразным сводом.

В этом помещении, освещенном дневным светом, падающим через отверстие вверху, более сотни девушек и женщин занимались сортировкой белых яиц с дюйм в диаметре, обмазывая их какой-то липкой массой и помещая в стеллажи, похожие на соты, размещенные вдоль стен.

Проводник подтолкнул ее к женщине, которая, судя по всему, занимала тут пост надсмотрщика, и удалился.

Женщина с любопытством оглядела ее и, как ни странно, обратилась к ней на патоа:

– Кто ты, девушка, и как здесь оказалась?

– Меня зовут Верния из Рибона, и меня только что захватила в плен такая свирепая белая тварь с огромными клешнями.

– Тебя захватил солдат-сабит. И судя по той яркой розовой коже, которую ты носишь, ты прибыла из какой-то отдаленной части света.

Верния не удивилась такому утверждению, поскольку мужчины, которых она уже видела в долине, и окружающие ее женщины одежды здесь не носили. Женщины, как и мужчины, были сплошь покрыты волосами. Крупные телосложением, с низкими лбами, они обладали грубыми чертами лица.

– Да, моя страна действительно далеко отсюда, – сказала Верния, – поскольку мне даже слышать не доводилось ни о таких деревьях, ни о таких существах. А я знаю все, что известно моему народу о географии Заровии. И я понятия не имею, где я сейчас нахожусь.

– Ты находишься в Долине Сабитов, расположенной посреди великих соляных болот, где обитает мой народ. Я тоже молоденькой девушкой, как и ты сейчас, была захвачена в плен отрядом сабитов и приведена сюда, чтобы рабски служить до конца дней своих этим хозяевам людей. Ну а пока хватит болтовни. Лентяев здесь нет, и ты должна работать вместе с остальными. Эй, Рота, – окликнула она девушку, трудившуюся рядом, – вот тебе новая рабыня, познакомь ее с сутью работы. Она зовет себя Верния из Рибона.

Девушка дружески и кратко улыбнулась Вернии и стала показывать, как сортировать белые яйца, яйца сабитов, и как их размещать в ячейках. Девушка выглядела гораздо привлекательнее остальных женщин, более цивилизованно.

Рота оказалась девушкой очень общительной и во время работы болтала не переставая. Родилась она уже в неволе и потому о стране болот, где жил ее народ, знала лишь из уст остальных. Однако же она являлась внучкой солдата из Мернерума, женившегося на болотной женщине выдающегося ума и красоты.

Сабиты, рассказывала она, делятся на различные сообщества, распознать представителей которых можно было по особой маркировке. Это сообщество, в котором они оказались, отличалось коричневыми жвалами и клешнями. Существовали сообщества с зелеными жвалами и клешнями, черными, красными и так далее. Самым большим и выдающимся сообществом было то, представители которого отличались чистым белым цветом.

Каждое сообщество делилось на четыре класса особей. Самой крупной и сильной являлась королева сабитов, женская особь в единственном числе, правительница, именно она-то и направила Вернию сюда. Она обладала крыльями и в период кладки яиц распухала во много раз по сравнению с остальными сабитами.

Следующим по значимости являлся король сабитов, ее супруг. Ему единственному из мужских особей дозволялось жить в сообществе, и он тоже, как и королева, обладал крыльями, но меньшего размера. Еще два класса сабитов составляли рабочие и солдаты. Рабочие отличались малыми размерами и в битвах не участвовали, в то время как солдаты были мощными, с огромными клешнями. И рабочие, и солдаты были бескрылые и бесполые.

Королева сабитов в основном занималась лишь тем, что ела, спада да откладывала тысячи этих белых, липких яиц. Супруг ее проявлял активность по административной части, получая одобрение своих действий лишь у королевы.

– Но как же люди позволили, – спросила Верния, – взять верх над собой существам низшего порядка? Да мои солдаты убивают или подчиняют себе тварей в тысячу раз ужаснее этих.

– Те твари, может быть, и страшнее, но физически, – сказала Рота. – Но умственно сабиты превосходят всех других животных. Правда, мыслят они все одинаково, поступают одинаково, но при этом становятся и грозными врагами, поскольку в чрезвычайной ситуации действуют как один. Сообщество сабитов напоминает собою единый организм, у которого королева играет роль головы, король – роль глаз, присматривающих за всем и вся, а солдаты и рабочие выступают в качестве рук и ног, удовлетворяющих любые прихоти головы и защищающие ее в случае опасности.

– Пусть так, но неужели же люди, вооруженные торками, скарбо, копьями и ножами, не в состоянии перебить их?

– Я не слышала о таком оружии, которое ты называешь торком, да и у болотного народа, по-моему, его нет. У них есть скарбо, копья, ножи и дубинки. Но против бронированных сабитов с этим оружием ничего не поделаешь. Я слышала, что очень сильный мужчина может оглушить сабита ударом дубинки, если попадет точно между глаз, но задача эта весьма непростая, поскольку сабиты передвигаются очень стремительно, а по другим местам бить бесполезно. Говорят, что у этих существ три мозга. Один в голове, другой – в грудной клетке, а третий – в брюхе. Так что если даже уничтожить один мозг, два других могут долго работать вместо третьего.

– Ого! Значит, чтобы убить сабита, человеку надо последовательно уничтожить все три его мозга! Ладно, расскажи лучше о себе и о твоем народе.

– О себе… – начала было Рота, но смолкла при виде приближающейся процессии сабитов-рабочих. – Время еды.

Сабиты раздавали мешочки с клейкой густой жидкостью, в которой плавали небольшие съедобные грибы. Получив свою порцию, женщины и девушки жадно набрасывались на еду. Верния, несмотря на голод, так и не смогла заставить себя отведать этого слизистого блюда и разделила его между остальными.

Покончив с едой, Рота сказала:

– А теперь, Верния из Рибона, я должна покинуть тебя, поскольку сегодня у меня брачная ночь, и вон идет сабит-солдат, который уведет меня. Завтра я вернусь, а затем время от времени буду пропадать на день и ночь.

– Что означает эта брачная ночь и почему, если ты чья-то супруга, то будешь отсутствовать лишь такое короткое время?

Рота вздохнула.

– Здесь так заведено, – сказала она. – В этой долине супруги не живут вместе, как в других краях, и, более того, у них нет даже права выбора своего партнера.

– Ты хочешь сказать, что идешь замуж против воли?

– В этой долине с твоей волей никто не считается. Здесь нет закона, а есть лишь желание наших хозяев. А их цель – воспроизведение все более сильных рабов. И когда я достигла необходимого возраста, то пошла тем же путем.

– Так, значит, любовь здесь неизвестное чувство? И вы покорно позволяете обращаться с собой как с какими-нибудь домашними животными?

– Не говори о любви, Верния из Рибона. Есть тут такой Могучий Оро. Сильный и красивый… О, какой он красивый. И во всем он превосходит остальных мужчин. Да только не судьба мне быть супругой Оро. Король сабитов отказал ему в возможности посещать брачные бараки. Небольшое врожденное пятно на плече обрекло его на безбрачие. Но из-за своей силы он был назначен главным надсмотрщиком, который следит за порядком среди остальных и заботится о том, чтобы все шло как положено. И мой возлюбленный Оро придет за мной, чтобы отвести в это ужасное помещение; но даже он, при всей его силе, не может спасти меня…

Глава 10

Грендон тщетно пытался своим мечом оказать сопротивление, пока его волокли в темную дыру. Он даже отыскал щель в броне этой твари, но та тут же остановилась и так встряхнула Грендона, что у того закружилась голова и меч выпал из рук. Затем сабит отнес его в большой центральный зал, где находились король и королева белого сообщества.

Как только его швырнули на пол, на него набросился король, острыми жвалами перекусил ремень и забрал торк и нож. Грендон едва собрался с силами, чтобы сесть.

Осмотрев его, королева вибрацией усиков-антенн вызвала двух рабочих, и те через переходы и туннели отвели его в большое освещенное помещение, где сотни обнаженных волосатых мужчин принимали в дверях от других мужчин мешки с густой липкой белой жидкостью. Содержимое мешков скармливалось тысячам белых толстых личинок длиною от двух до восьми футов. Грендон увидел, как рядом с ним одна из крупных личинок вырвала кусок плоти из плеча у своего слуги. А чуть дальше двое мужчин удерживали огромную личинку, в то время как третий пытался поднести мешок с пищей к голове этой извивающейся твари.

Проводники провели Грендона мимо извивающихся и корчащихся личинок и обслуживающих их людей к стоящему в отдалении высокому человеку со скрещенными на груди руками, судя по всему – надсмотрщику. Один из сабитов повибрировал антеннами, на этот раз издавая какие-то мелодичные звуки. Человек повернулся, ответил тремя музыкальными звуками и взял Грендона за руку. Сабиты удалились.

– Новый раб, а? – сказал мужчина резко. – Не стой так и не смотри, как какой-нибудь глупый птанг. Глаза тебе даны, чтобы видеть свою работу. И берись за нее побыстрее, если не хочешь горько пожалеть о своей медлительности.

Грендон холодно осмотрел стоящего перед ним верзилу. Из-под низкого лба, рассеченного лиловатым шрамом, сверкали маленькие глазки-бусинки. Правое ухо у него начисто отсутствовало с частью кожи головы.

– Глаза и уши мне даны, чтобы видеть и слышать то, что мне сейчас здорово не нравится, – ответил Грендон. – Ты считаешь меня глупым, как птанг. Но я обладал бы глупостью тысячи птангов, если бы подчинился существу, стоящему передо мной, которое ошибочно называется человеком.

Надсмотрщик поджал свои толстые губы и с молниеносной быстротой нанес удар, целя Грендону в голову. Уклонившись, землянин избежал полной силы удара, но и этого хватило, чтобы отлететь на добрых двадцать футов и грохнуться на пол.

– Так ты хочешь оскорбить Ода, да? – рявкнул надсмотрщик. – Ты хочешь отказаться кормить фантов? Ах ты ничтожный отпрыск непутевых родителей! Твое тело по кускам будет им скормлено, и дело за этим не станет.

Он подскочил и занес ногу для пинка, Грендон стремительно ногами сделал «ножницы», и враг распластался на полу.

Оба мужчины мгновенно оказались на ногах. Рабы побросали работу по обслуживанию фантов и образовали вокруг соперников взволнованное кольцо. Гигант Од сначала ощутил раздражение, а затем изумление, не в состоянии толком попасть в своего верткого соперника, выдававшего в свою очередь серии ударов по незащищенному подбородку и солнечному сплетению. Наконец, отбросив безуспешные попытки попасть в изворотливого соперника кулаком, Од прыгнул вперед, надеясь просто схватить его.

Именно этого действия и ожидал Грендон. Легко уйдя в сторону, он нанес ужасной силы удар в точку за оторванным ухом. Од на мгновение замер, слепо глядя перед собой, затем зашатался и рухнул ниц, застыв неподвижной грудой.

Зрители разразились одобрительными криками, но их веселье прервал воплем человек у дверей:

– Быстрее за работу! Сабиты идут!

Все разбежались, и когда появились четыре сабита-солдата, лишь Грендон да Од не были заняты напряженным трудом. Сабиты увидели тяжело дышащего Грендона, который стоял над поверженным соперником, и бросились к нему. Один из солдат вопросительно посмотрел на землянина и завибрировал усиками, издавая мелодичные звуки. Не получив ответа, солдат привел с собой ближайшего раба и повторил вибрацию. Раб ответил чередой подобных же звуков, а по жестам его Грендон понял, что идет описание схватки.

Тут же один из сабитов скрылся за дверью и вскоре вернулся с крылатым королем. Вновь последовала беседа посредством вибрирующих усиков, но на этот раз только среди сабитов. Грендон понял, что между собой они общаются бесшумно.

Уже приготовившийся понести наказание Грендон был потрясен, увидев, как солдаты набросились на распростертого человека и разорвали его на куски. Эти куски плоти тут же скормили ближайшим личинкам.

Король сабитов завибрировал усиками, на этот раз производя звуки, и раб перевел Грендону:

– Повелением короля сабитов ты прямо сейчас приступаешь к обязанностям человека, которого только что сразил. Победив Ода, ты тем самым доказал свою годность к этой должности, поскольку Од был самым сильным из людей в этом сообществе.

– Но я понятия не имею об этих обязанностях, – изумился Грендон.

– Это не важно. Люди знают, что делать. Ты просто должен поддерживать заведенный порядок и не давать им бездельничать. С тобою на несколько дней останется солдат-сабит и обучит тебя музыкальному языку, чтобы впоследствии ты сам смог получать приказы непосредственно от них.

Рабочий день сабитов и их рабов начинался на рассвете и продолжался до темноты. Рабов кормили дважды в день – при подъеме и по завершении рабочего дня. Пища оставалась одной и той же – смесью сладкого липкого вещества с добавками съедобных грибов.

С наступлением темноты все члены сообщества собирались в конических глиняных сооружениях и связующих их туннелях. Люди спали на голом грязном полу в отдельных помещениях, охраняемых сабитами. Женщины и дети людей также спали отдельно и под столь же строгой охраной. В течение дня мужчины и женщины работали отдельно. И хотя могли видеть друг друга на расстоянии, однако не имели возможности даже поговорить.

Грендон рассматривал любую возможность для побега и поиска Вернии, но казалось, за каждым его движением внимательно наблюдают сабиты-солдаты. Он выучил музыкальный язык, а по прошествии нескольких недель уже прекрасно освоился с окружением и образом жизни странных существ, взявших его в плен. Наставник рассказал ему, как вылупляются фанты из яиц, отложенных рогой. Женщины и девушки ухаживали за личинками до тех пор, пока размеры молодой поросли не становились такими, что заботу о них возлагали на себя уже мужчины. Личинки, переросшие взрослых особей, забирались под землю, в глубокие темные комнаты, где в тугом коконе они спали до окончательного формирования во взрослого сабита.

Не один день прошел, прежде чем Грендону впервые разрешили выбраться наружу. И вот однажды утром, приняв под свое начало бригады носильщиков пищи, он вместе с сабитами, несущими «домашний скот» – зеленых существ – к выпасу на листьях, двинулся прямиком к дереву, на которое натолкнулся воздушный корабль.

Грендону предстояло руководить сбором сладкой торлаги. После утомительного подъема на дерево он увидел корабль прямо над собой. Рабы, сабиты и зеленый «домашний скот» кишмя кишели вокруг, не обращая на аппарат ни малейшего внимания.

Грендон осторожно пополз к разлапистой ветке, на которой покоилось судно, и заглянул в кабину. Дверца открыта, внутри – никого. Забрав из запасов корабля нож и небольшой фонарик, Грендон спрятал их под одеждой.

Не обнаружив следов борьбы, он понял, что Верния сама отошла от корабля. Но он не сомневался, что уйти далеко она не могла и что ее тоже схватили и отправили в рабство.

К этому времени Грендон уже прекрасно был осведомлен о судьбе женщин, достигших брачного возраста. В общем, Вернию надо было спасать как можно быстрее. В долине проживали сотни сообществ сабитов, к которым она могла попасть в плен. Ему прежде всего предстояло сбежать из своего сообщества, а уж затем, следя за остальными, обнаружить ее.

Ночью, когда мужчин загнали в спальню, он размышлял о плане и о том, как привести его в действие.

Вечером следующего дня Верния пыталась заставить себя проглотить хоть немного липкой массы, когда в женский барак вошла Рота.

Бросившись к девушке, Рота зарылась ей лицом в грудь, всхлипывая. Верния разглядела синяки на ее руках и плечах, а также темные пятна от огромных пальцев на шее.

– Бедное дитя, – пробормотала Верния, – Как же над тобой надругались.

Рота подняла голову, на дрожащих губах ее играла улыбка.

– Я плачу не от жалости к себе, Верния из Рибона, – прошептала она. – Просто я так рада, что не могу совладать с собой. И дрожу от волнения и восторга, вспоминая, что произошло.

– Но тебя же душили и били.

– Ты не поняла. Мужчина, который оставил мне все эти отметины, – мертв.

– А, так тебя спасли. Расскажи.

– Когда я вошла в брачный барак, Оро, которого я люблю, встретил меня у дверей и повел к мужчине, которого выбрал для меня король сабитов. По дороге я умоляла его отвести меня в пустую комнату и там оставить на ночь. Но он сказал, что такая уловка ни к чему не приведет, что сабиты все равно узнают, а нас лишь замучают ужасными пытками до смерти. Когда он привел меня в комнату, из угла вскочил здоровенный волосатый мужик и схватил меня за руки. Я закричала и стала отбиваться. Оро уже вышел, но, должно быть, услыхал мои крики, поскольку я увидела, как он входит в комнату, когда мужчина бросил меня на пол. О, ты бы видела моего возлюбленного в этот момент, моя Верния! Он был великолепен. С горящими глазами и сжатыми губами он схватил этого негодяя, поднял над головой, подержал так, а затем швырнул на пол с такой силой, что послышался хруст костей. Со сверкающим взором он постоял над безжизненной кучей, затем нежно взял меня на руки, стал бормотать слова утешения и качать меня, словно малое дитя. Наконец он поставил меня на ноги и собрался уходить, а я стала умолять его не покидать меня. «Не уговаривай меня, – сказала он. – Я и так уже нарушил законы наших господ, сабитов. Или ты думаешь, что я каменный?»

– И тут он обнял меня и прижался своими губами к моим, а я затрепетала и стала слабеть, ощущая первый в своей жизни поцелуй любви. Так я стала супругой Могучего Оро, отныне и навсегда, и мы поклялись в этом друг другу. Ну разве не прекрасно?

– Конечно прекрасно, – сказала Верния. – Пусть на день, но ты узнала, что такое настоящая любовь. Но не накажут ли сабиты Оро?

– Если только узнают, что произошло. Но Оро ночью отнес тело к реке, обвязал камнями и утопил. Так что решат, будто этот человек сбежал.

Много дней Верния и Рота работали бок о бок, сначала в инкубаторе, а затем ухаживая за маленькими фантами. Именно благодаря смене рабочего места Вернии дважды удавалось избегать инспекционных осмотров короля сабитов.

Однажды, когда она кормила липкой массой прожорливого юного фанта, Рота тронула ее за руку.

– Король сабитов идет. Согнись так, чтобы он не заметил тебя.

Верния склонилась над извивающимся фантом, краем глаза наблюдая за королем сабитов. Тот двигался неторопливо, указывая то на одну, то на другую женщину, которым предстояло отправиться в брачный барак. Наконец он остановился возле Вернии, постоял и двинулся дальше. Погубил ее голодный фанта, к которому она слишком близко поднесла руку, и острые жвалы больно ущипнули ее в запястье.

С криком боли она выпрямилась. Король сабитов остановился, обернулся и с минуту разглядывал ее. Затем завибрировал усиками. Следующим вечером ей предстояло отправиться в брачный барак.

Глава 11

План побега, задуманный Грендоном, опирался не столько на осторожные действия, сколько на громадные физические усилия.

Рядом со спальней людей находилась кладовая, где хранились сушеные грибы, добавляемые в пищу рабов. Грибы сваливались здесь без всякого порядка в огромные кучи. Одна такая куча в углу и должна была скрыть отверстие подкопа, который Грендон собирался провести от хижины до точки футах в пятидесяти от стены, с выходом под толстым наземным корнем. Итак, вход в туннель прикрывала куча грибов, а выход легко можно было замаскировать грудами листьев, в изобилии нападавших вокруг.

И каждую ночь он напряженно трудился, раскапывая землю лишь голыми руками да ножом, взятым из корабля, поскольку других орудий труда у него просто не было. После многих ночей изнурительной работы он закончил прокладку восьмифутового, уходящего вниз под углом туннеля и теперь копал в горизонтальном направлении к той точке, где, по его расчетам, тянулся корень, когда пол под его ногами вдруг провалился. Грендон рухнул вниз, сначала ударившись о какой-то предмет, издавший металлический звон, а затем размаху приземлившись на твердую гладкую поверхность.

Ошеломленный падением, Грендон с минуту пролежал в кромешной темноте, ничего не понимая. Наконец он с трудом поднялся на ноги, ощущая синяки на всем теле, но зато и невредимость всех костей. Из-под одежды он достал фонарик, прихваченный с корабля.

Он включил свет, и сердце его бешено забилось от увиденного. Перед ним стоял огромный воин, одетый в доспехи с головы до ног. Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что доспехи пусты, а рука в кольчужной перчатке с топором отлетела в сторону. Именно звук ее падения он и слышал при полете вниз.

Доспехи искусно украшал коричневатый металл, который Грендон поначалу принял за бронзу. О таких доспехах, тем более украшенных золотом и бриллиантами, ему не доводилось слышать здесь.

Острые металлические шипы торчали с вершины и задней части шлема, а над подвижным забралом сверкали два больших зеленых камня, придавая фигуре вид рогатой рептилии. В самом забрале щели для глаз закрывали толстые хрустальные пластины, под которыми располагались отверстия для доступа воздуха. На одном боку с ремня свисал огромный палаш, а на другом – короткая дубинка с шипастым набалдашником.

На полу перед фигурой образовалась гора земли, обрушенной Грендоном при падении. Направив луч вверх, он увидел потолок высотою футов в десять, укрепленный деревянными подпорками. Грендон провалился в точке между двумя огромными опорами, где совершенно прогнили поперечины.

Оглядевшись, он обнаружил, что находится в коридоре шириною футов в тридцать и тянущимся в обоих направлениях, насколько хватает глаз. Двойной ряд гексагональных колонн поддерживал тяжелые потолочные балки, и у каждой колонны стояла такая же фигура в доспехах, какую он обнаружил при падении. Только у других фигур в руках были не топоры, а длинные копья с широкими наконечниками.

Землянин оказался в затруднительном положении: он не мог выбраться наружу через отверстие, в которое провалился.

От рабов ему приходилось слышать легенды о древней расе альбинцев, бывших некогда господами сабитов. Защищенные надежно доспехами от этих тварей, альбинцы делали набеги на сообщества сабитов, захватывали в плен королеву и короля. Сабиты, солдаты и рабочие, оказывались покорными новым хозяевам, ибо под угрозой оказывалась жизнь их непосредственных владык. Альбинцы исчезли много лет назад – никто не знал, почему и отчего. Сабиты заняли их место и поработили болотных людей.

Грендон выбрал подходящие по размеру доспехи и после серьезного сражения с незнакомыми застежками наконец влез в металлический костюм. Он ожидал, что ему будет неловко передвигаться в этих доспехах, но, к его удивлению, никаких затруднений он не испытывал, сочленения костюма были устроены гибко. Необыкновенно крепкий металл оказался легче алюминия.

Вооружившись палашом, топором и дубинкой, он отправился на осмотр подземных окрестностей, проходя между двумя рядами колонн, охраняемых безмолвными стражами исчезнувшей расы, и освещая пространство вокруг лучом фонарика.

Продвигаясь дальше, он вскоре обратил внимание на стены, через равные интервалы украшенные какими-то живописными сценами и надписями. На картинах в основном изображались воины в доспехах, ведущие битвы с сабитами. Грендон отметил, что практически на каждой картине фигуры в доспехах поражали сабитов шипастыми дубинками между глаз, иногда пользуясь и топором; лишь однажды увидел он изображение солдата-сабита, обезглавленного палашом.

Особенно его заинтересовала сцена пленения альбинцами королевы сабитов во время схватки с ее охраной. Огромные ее жвалы связывали, затягивая петлю вокруг шеи. Связывали и отчаянно брыкающиеся ноги.

Он чуть ли не милю прошел вдоль этого коридора, миновав с тысячу фигур в доспехах, когда оказался в большом округлом помещении, которое богатством и изяществом убранства превосходило все, что ему доводилось видеть.

От основания стен до верхней точки куполообразного потолка все пространство покрывали живописные фрески, выполненные яркими красками, а вдоль стен, в нишах через интервал в пятнадцать футов, стояли грациозные статуи мужчин и женщин. Пол состоял из блоков разноцветного чистейшего хрусталя, настолько плотно подогнанных друг к другу, что получалась совершенно гладкая зеркальная поверхность, образуя прекраснейшим образом составленную мозаику.

В свете обращенного на пол луча отражение от зеркальной поверхности осветило весь зал. Изумленный этим эффектом, он вскоре выяснил, что нижнее основание каждого хрустального блока, гладко срезанное, покрывалось серебром, многократно усиливающим направленный туда луч света.

В центре зала журчал фонтан, очевидно питаемый артезианским колодцем, иначе он давно бы прекратил свою деятельность за сотни прошедших лет. Подойдя к фонтану, он увидел какую-то темную массу, которую ошибочно принял сначала за тень. Но ожившая вдруг тень отпрянула назад и стремительно рванулась к широкому входному отверстию слева.

Существо обладало короткими лапами с огромными когтями, скрежещущими по гладкому полу, а бочкообразное тело покрывала мелкая рыбья чешуя. Грендон вспомнил, с каким восторгом сабиты отзывались о мясе таких вот грызунов, живущих в глубоких норах.

Приходилось ему видеть этих тварей и в лесу поедающими грибы и растительность. И тут до него дошло, что, значит, где-то должен быть и выход на белый свет, а следовательно, и он сможет пройти по этой норе, где проползает столь толстое существо.

Он быстро двинулся к двери и оказался в коридоре, похожем на тот, которым пришел. Округлый же зал представлял собою как бы ступицу, от которой спицами во все стороны отходили коридоры.

Грызун исчез, но след его различить было несложно, поскольку за тысячекратные путешествия к фонтану он оставил на полу множество грязных отпечатков лап. След обрывался у зияющего черного отверстия в стене, где был выломан кусок декоративной лепнины. Вытащив палаш из ножен и выставив перед собой фонарик, он полез во тьму, пробираясь по извилистой норе на коленях и локтях. Нора шла слегка под углом вверх, спиралью, которой, казалось, не будет конца.

Наконец сладостный запах свежего воздуха долетел до его ноздрей, и он выбрался из норы у подножия громадного дерева. Выключив фонарик и прислушавшись, Грендон вроде бы услыхал неясный человеческий говор вдалеке. Он вслушивался еще с минуту, затем полез вверх по большому наземному корню. В нескольких сотнях ярдов вдали, у ворот стены высотою футов в десять, окружающей коническое сооружение, плясали огни двух факелов.

Спрыгнув с корня, он осторожно двинулся к тому месту. По мере приближения голоса доносились все отчетливее, и Грендон даже понял, что несколько человек о чем-то переругиваются. Послышались даже звуки ударов и слабый вскрик женщины.

Ворота с факелами охраняли два мощных сабита-солдата с коричневыми клешнями, поэтому Грендон двинулся в обход, держась подальше, пока не оказался у основания стены, там, где его не могли увидеть. Подпрыгнув, он ухватился за край стены и выбрался на широкий парапет. Распластавшись на нем, он осторожно заглянул вниз.

Пространство за стеной освещали четыре факела, воткнутых острыми концами в землю. Двадцать здоровых обнаженных парней-рабов, образовав круг, стояли, наблюдая за примитивной схваткой двух своих товарищей.

Рядом с одним из факелов уже лежали два волосатых человека без движения – один с разорванным горлом, а другой с так странно изогнутой шеей, что не оставалось сомнения в том, что ее ему сломали.

Внезапно один из бойцов, тот, что повыше, прыгнул вперед, обхватил соперника за голову и повалил на землю. Как только они упали, высокий стал выкручивать крепко зажатую голову, пока не раздался характерный хруст. Дуэль закончилась.

Высокий поднялся, тяжело дыша, и обратился к зрителям:

– Вы видели, какая судьба ожидала этих трех дураков, – сказал он. – Есть еще желающие помериться силой с Толто за эту женщину-рабыню?

Никто не ответил на вызов. Толто явно убедил своих товарищей.

– Веди мне эту женщину, Оро, – продолжал победитель. – А то эти затихшие хвастуны и так отняли у меня массу сладостных мгновений.

Огромный волосатый мужчина, крупнее и мощнее Толто, вошел в дверь строения и минуту спустя появился, таща упирающуюся Вернию за запястье. Он подтолкнул ее к Толто, который схватил ее и потащил к себе.

И тут рабы вздрогнули, заслышав металлический звук. Обернувшись, они увидели человека, облаченного с головы до ног в коричневатые доспехи, украшенные сверкающими драгоценностями. Впечатление от пугающего облика фигуры усиливалось рогатым шлемом и двумя изумрудными сверкающими глазами, а также внушающим уважение вооружением на поясе.

Фигура напрямую устремилась к Толто, и никто не встал у нее на пути. Болотные люди хоть и не видели никогда альбинцев, но легенды описывали исчезнувшую расу суперменов так подробно, что никто не усомнился в правильности своего восприятия этого неожиданного явления.

– Отпусти девушку, – прозвучал отчетливый повелительный голос.

Толто, хоть и испуганный, все же не принадлежал к людям трусливым.

– Она принадлежит мне, – ответил он. – Я не отпущу ее и ни одна тварь, будь то человек или демон, не заставит меня сделать это.

– Отпусти девушку или пожалеешь, раб! Я не желаю причинять тебе вреда, ибо понимаю, что ты поступаешь так исходя из уровня своего ума и опыта.

Толто рассмеялся в ответ. Смех оборвался, когда в челюсть его резко ударила рука в металлической перчатке. На лице его отразилось удивление, руки опустились, колени обмякли, и он осел на землю.

Верния тоже чуть не упала, но Грендон успел ее подхватить. Подняв забрало, он вгляделся в два озерца, в которых плясал огонь факелов, и увидел, что творится в душе женщины.

– Как же я ждала, что ты придешь, – прошептала она, обхватывая его за шею и обжигая лицо своим дыханием. – Ждала, сама не веря.

Он склонился в ответ к ее трепещущим губам, но поцелуй их грубо прервал крик одного из рабов:

– Сабиты! Спасайтесь! Сабиты идут!

Грендон резко развернулся. На него бросились два сабита-солдата. Рабы помчались врассыпную, ныряя в попадающиеся на пути двери конического сооружения. Грендон успел втолкнуть девушку в одну из таких дверей и, опустив забрало, сорвал тяжелую шипастую дубинку с пояса.

Как только первый сабит-солдат развел в стороны огромные клешни, чтобы обхватить Грендона, тот со всей силы обрушил шипастую дубинку в точку между двух больших глад.

Существо застыло на месте, затем опустило голову и бесцельно двинулось по кругу. Однако второй сабит сбил Грендона с ног, не дав ему времени на то, чтобы воспользоваться дубинкой. Мотая его из стороны в сторону в клешнях и вгрызаясь могучими жвалами, существо все же не могло добраться до него. Испытывающий головокружение Грендон оставался невредимым, доспехи выдерживали натиск врага.

Грендон потерял дубинку, но на поясе оставались палаш и топор. Топором-то он и ударил сабита по передней лапе. К удивлению землянина, оружие легко отсекло конечность.

Обычный стальной топор вряд ли справился бы с такой задачей, а это острое, как лезвие бритвы, чудесное оружие рубило начисто. Набалдашник у этого топора был выполнен из какого-то тяжелого темного металла типа свинца, а лезвие и топорище из того же коричневатого металла.

Вдохновленный успехом, Грендон рубанул топором по голове. Сабит разжал могучие клешни и последовал странному примеру своего собрата, двинувшись бесцельно на пяти лапах и помахивая обрубком шестой, словно та была на месте.

Землянин вскочил на ноги и ударами топора отсек головы сабитам. К его изумлению и ужасу, те продолжали бессмысленное свое передвижение.

К тому времени, когда он подобрал дубинку, из двери выскочила сначала Верния, а затем появились и рабы с удивленными лицами, на которых отражалось и благоговение. Они, казалось, были готовы пасть ниц и обожествить героя, который в одиночку одолел двух свирепых сабитов-солдат.

Толто, до этого лежавший бревном на том месте, где уложил его Грендон, теперь сидел и изумленно взирал на происходящее, бережно потирая челюсть, словно не веря, что та еще на месте.

– Рабы, – внезапно заговорил Грендон, беря Вернию за руку, – вы нанесли невыразимое оскорбление величайшей, благороднейшей и прекраснейшей из принцесс всей Заровии. Сейчас же просите прошения, ибо в ее руках находятся ваши жизни.

Верния заглянула в горящие глаза своего защитника.

– Я готова их всех простить, Роберт Грендон, – сказала она, – ибо они не ведают об этике людской, ведь с ними обращались, как с домашними животными.

– Что ж, рабы, вы слышали милостивый приговор, – сказал Грендон. – А теперь слушайте, что я вам скажу. Готовы ли вы обменять рабство на свободу?

– Больше всего мы жаждем свободы, могущественный альбинец, – ответил Оро от лица остальных, – но сабиты сильны, и простым смертным их не одолеть.

– Я не альбинец, – ответил землянин. – Зовите меня Грендон с Терры. То, что я сделал с этими сабитами, под силу и вам. Только всем вам необходимо оружие и доспехи. И я дам вам все это, если признаете меня вождем и пойдете за мной.

– Меня зовут Могучий Оро, – ответил огромный болотник, – и тем не менее я с радостью признаю тебя вождем.

– И я! И я! – с энтузиазмом подхватили остальные.

– Ну так за мной, и я сделаю из вас сокрушителей сабитов.

Грендон двинулся было к воротам, но услыхал позади себя жалобный крик. Он повернулся и увидел, как ослабевший Толто пытается встать.

– Пощади, захныкал тот, – пощади меня, благородный Грендон с Терры. Не оставляй меня здесь на растерзание сабитам, я не хочу, чтобы меня скормили фантам.

Грендон вопросительно посмотрел на Вернию.

– Он из них самый отвратительный тип, сказала она, – но я прощаю его, ведь он не ведает, что творит.

Махнув двум рабам, чтобы те помогли как можно больше факелов, но зажженным оставили лишь один.

Когда все было готово, он повел рабов к норе грызунов, приказав соблюдать полнейшую тишину. Он первым полез туда, держа перед собою палаш и фонарь, как и прежде. Следом двинулась Верния, вцепившись в его лодыжки, за нею Оро и остальные. Когда наконец закончился мучительно долгий спуск и они оказались в длинном коридоре, Грендон распорядился зажечь еще три факела и занялся работой по вооружению людей.

Ни один из костюмов альбинцев не был настолько мал, чтобы подойти Вернии, поэтому пришлось соорудить ей доспехи путем извлечения поясной части одного из панцирей и скрепления верха и низа полосками, оторванными от прихваченных из бараков мешков. Эти мешки для пищи получали из коконов, освобожденных фантами, и, следовательно, являлись не только прочными и гибкими, но и водонепроницаемыми.

Маленькая армия вступила в центральный круглый зал. Пламя факелов играло на доспехах и украшениях, на поднятых над головами копьях и топорах, и казалось, что древние альбийские войны вновь обрели свою душу.

Грендон собрал людей возле журчащего фонтана и обратился к ним:

– Я привел вас сюда с тем условием, что освобожу вас от сабитов. Но у меня есть дальнейший план – освободить всех людей, а рабами сделать оставшихся в живых сабитов! И прежде всего нам надо одолеть белых сабитов, заставляя подчиниться себе и их подданных. Пятеро из вас – осмотрите коридоры и отыщите кандалы и цепи, которые тут изображены. Пятеро остаются здесь под командой принцессы. Остальные идут со мной. Действуем быстро, ведь уже миновало три четверти ночи. Днем, когда все сабиты будут на ногах, нам придется гораздо труднее.

Оро и еще четверо двинулись на осмотр коридоров, а Грендон, отобрав пятерку для Вернии, повел остальных коридором, которым он впервые попал в этот зал. По пути он забирал копья у безмолвных стражников у колонн.

С помощью своих людей он соорудил из копий и полосок материи от мешков лестницу, чтобы добраться до дыры, в которую он свалился.

Оставив трех человек у лестницы и сообщив им их обязанности, остальных он повел в кладовку с грибами, где ничто не изменилось с тех пор, как он ушел. Очень тихо они двинулись к помещениям, где спали две сотни рабов. Одного человека оставили у лестницы и одного у двери в кладовую.

У главного входа в спальни снаружи на часах стояли два сабита. Грендон поставил четверых своих с внутренней стороны дверей и принялся будить рабов и отправлять их вниз, туда, где трое оставшихся у основания лестницы вооружали людей и рассказывали, как правильно поступать с сабитами.

На рассвете, когда уже последний из рабов спустился вниз, в спальни вошли два охранника, чтобы разбудить людей. Одного тут же зарубили при входе, а второй сбежал, поднимая тревогу.

В распоряжении Грендона оказалась теперь армия из двухсот двадцати трех человек, которой вполне хватало, чтобы удерживать вход. И хотя сабиты штурмовали вход все утро, успеха они не добились.

Около полудня с докладом прибыл Оро. Он прибыл не с пустыми руками. Четверка его людей сгибалась под тяжестью связок кандалов для сабитов. В своих подземных поисках они обнаружили немало удивительного: громадные обеденные залы; казармы для солдат; кухни с утварью и очагами; сокровищницы, полные драгоценных камней и металлов; арсеналы с оружием, доспехами и неизвестными приспособлениями для ведения военных действий; спальни с причудливой мебелью и тронный зал, отделанный с варварским великолепием.

Грендону было очень интересно, но сейчас он был занят делом, не терпящим отлагательства.

В помещение, в котором обитали королева и король сабитов, с первого этажа вел лишь один вход, однако из него в подземный уровень вели четыре коридора, связывая помещения с другими зданиями сообщества. И, стало быть, первая проблема заключалась в том, чтобы отрезать владыкам сабитов пути к побегу.

Один из этих коридоров проходил прямо под спальнями и кладовой, и его уже блокировали вооруженные люди Грендона.

Другой коридор вел к спальням женщин и детей и их кладовой. Третий тянулся к помещению, где женщины сортировали яйца и ухаживали за юными фантами. Четвертый вел к зданию, где мужчины занимались с подросшими фантами.

Именно в этом, последнем здании располагались спальни сабитов-солдат и рабочих. Здесь же, на верхнем этаже этого большого центрального сооружения, содержались зеленые существа. Сабиты из собственного опыта знали, что зеленый «домашний скот» быстро вымирает, если его содержать под землей или на первом этаже. Брачные бараки находились совершенно в стороне от остальных строений.

Оставив пятьдесят человек охранять уже захваченное ими сооружение, Грендон во главе остальных двинулся дальше. С Могучим Оро по правую руку и Толто – по левую он своими силами чуть ли не час сражался с сабитами, пробивая себе путь. Наконец сабиты отступили к центральному зданию, но Грендон не был готов атаковать их. Зато бараки женщин были отбиты сравнительно быстро.

Оставив тут двадцать пять облаченных в доспехи мужчин, с остальными силами он атаковал здание, в котором трудились женщины. Тут их встретило отчаянное сопротивление, и когда они наконец ворвались внутрь, выяснилось, что сабиты успели переправить яйца и фантов в центральное здание.

Оставив еще двадцать пять человек здесь, люди напали на то здание, где содержались подросшие фанты, но там их ждала пустота.

И тут оставили отряд в двадцать пять человек. Теперь, когда все пути отступления оказались блокированы, можно было заняться осадой главного сооружения. Теперь армия людей насчитывала лишь девяносто восемь бойцов. Окружив этими силами здание, Грендон предпринял попытку прорваться внутрь через узкий вход.

Тут выяснилось, что эту задачу можно решать бесконечно долго. Узкий проход позволял сабитам обороняться здесь даже от целого полка, и хотя защитники время от времени гибли, из имевшихся двух сотен солдат-сабитов тут же новые спешно занимали места павших.

– Эх, была бы у нас хоть какая-нибудь пушка, – пробормотал Грендон. И тут же вспомнил о воздушном корабле и матторках.

Оставив Оро командовать с наказом продолжать атаку входа, он взял двенадцать человек и повел их к дереву, с которым столкнулся воздушный корабль. Пока шестеро оставались на страже у основания дерева, другие шестеро, сняв доспехи, поднялись наверх.

Корабль так и находился на том же месте, никем не потревоженный. С помощью инструментов, находящихся в запасах корабля, он снял матторки и спустил оружие на землю. Затем спустили боеприпасы, инструменты, фонари и то, что сочли необходимым. Облачившись в доспехи, они вернулись к месту осады.

Поскольку его люди не умели пользоваться этим оружием, Грендон установил напротив здания только один матторк. Отозвав атакующих от входа, он принялся поливать его градом металлических разрывных пуль. Несколько первых выстрелов расширили вход до размера двенадцати таких же, а остальные очистили ближайшее пространство у прохода от сабитов.

Грендон знал, что апартаменты королевы и короля сабитов находятся в центральном зале на первом этаже и что между этим залом, к которому ведут извилистые переходы, и внешним миром стоят четыре стены. Он перенес матторк ближе и пробил выстрелами сначала вторую стену, затем третью и четвертую, пока его воины сдерживали натиск сабитов.

И тут же он предпринял атаку на владык сабитов. За основными силами людей двигались Оро со своей четверкой, нагруженной кандалами.

И настало время узнать об особенностях характера королевы и короля. Отступать могли сабиты – солдаты и рабочие, но только не их владыки. Те педантично следовали особой обреченности королевской семьи. Супруги сражались отчаянно, но безуспешно, и вскоре кандалы оказались там, где им положено быть. Так белые сабиты стали рабами людей. Как только королевская чета попала в плен, все сабиты сдались на милость победителей.

Поместив монархов под охрану из двадцати пяти человек, Грендон распорядился, чтобы жизнь сообщества продолжалась заведенным порядком. Фантов и яйца разместили на прежних местах, зеленых существ отправили на пастбище среди листвы. Только на этот раз все работы производились силами одних сабитов. План Грендона состоял в том, чтобы позже, после организации сообщества болотных людей, сабиты взяли бы на себя заботу о тех, кто некогда служил им.

По возвращении в спальни Грендон отыскал Вернию, увлеченную серьезным разговором с юной девушкой-рабыней. Вошедший следом Оро поднял забрало, и девушка бросилась к нему в объятия.

– Это Рота, бывшая рабыня у коричневых сабитов, – пояснила Верния. – Она только что сбежала и принесла с собой ужасные вести. А это, Рота, Грендон с Терры, о котором я тебе рассказывала. Сначала сообщи ему свои новости.

– Сегодня днем, работая вместе с остальными, – сказала Рота, – я слышала разговоры о том, что вечером восемнадцать девушек из брачных казарм будут замучены до смерти перед остальными рабами.

– Но я не видел никаких девушек в брачных казармах, – сказал Грендон.

– И я не видела, – ответила Верния. – Рота говорит, что их отвели во внутренние помещения еще до того, как я попала сюда.

Грендон повернулся к Оро.

– Почему ты не сказал мне об этом? Мы могли бы забрать их с собой.

Верзила-болотник опустил голову.

– Я думал, ты знаешь, – сказал он. – Ты же командовал, и я подумал, что коли ты хотел бы их взять, то так бы и поступил. Ведь каждый вечер в брачных казармах находятся девушки.

– Где их будут мучить и что это за пытки? – спросил Грендон.

– Всех рабов соберут перед помещением королевы сабитов.

– Ясно.

– А затем каждую девушку будут скармливать большому фанту, ногами вперед.

– И их никак нельзя спасти? – спросила Верния.

– Что-нибудь придумаем, – ответил Грендон. – Оро, сейчас же собери сотню человек.

Глава 12

Из сотни собранных Оро людей Грендон отобрал пятерых, выделяющихся умственными способностями, и назначил их офицерами, отдав под их начало по девятнадцать человек.

Во время похода соблюдалась полная тишина. Впереди колонны шагал землянин, а за ним Оро и двадцать человек с двумя сетками кандалов для сабитов. За этой группой шагал следующий офицер, отряд которого нес матторк, грубую треногу, собранную Грендоном для этого оружия, и боеприпасы. Остальные замыкали процессию.

Только оказавшись рядом с брачными казармами, они увидели факелы, размещенные перед центральным сооружением. Обреченные девушки сбились в маленькую группу перед входом под охраной дюжины сабитов-солдат.

В отблесках пламени факелов стоял король сабитов, однако же королевы нигде не было видно. Лицом ко входу сидели на земле женщины-рабыни и их дети. Позади них стояли мужчины, а вокруг большим кольцом расположились сабиты-солдаты.

Грендон увидел, как два сабита-рабочих вынесли из дверей большого фанту. Это прожорливое дитя превосходило длиной самого крупного сабита-солдата и было готово уже завернуться в кокон, переходя в следующую стадию развития. Клацая огромными жвалами, фанта извивался из стороны в сторону, чуть не сбивая с ног своих носильщиков.

– Надо поторопиться, – сказал Грендон, – если хотим успеть. План таков. Оро берет двадцать человек, побольше кандалов и обходит здания сзади. Когда услышишь грохот матторка, врываешься с черного хода, пробиваешься к апартаментам королевы и берешь ее в плен. Вы двое со своими группами тоже идете с Оро к задам здания. После второй очереди из матторка одна группа заходит справа сооружения и набрасывается на короля сабитов, а другая группа заходит с левой стороны и спасает девушек, создавая вокруг них охранное кольцо.

– Четвертая группа занимает позицию позади вон того большого наземного корня к северу от сабитов. Пятая прячется на юге, позади брачных казарм. После третьей очереди из матторка они бросаются вперед и окружают рабов, собранных перед этим сооружением.

– Но тогда ты остаешься один, – возразил Оро. – Сабиты набросятся и убьют тебя. Против такой армии ты в одиночку не устоишь.

– За меня не бойтесь, – ответил Грендон. – Просто делайте как положено. А теперь отправляйтесь. Быстро и по возможности бесшумно. Нельзя терять времени.

Через минуту Грендон остался в полном одиночестве. Он быстро установил матторк, поглядывая на церемонию, затеянную сабитами. Король сабитов встал перед фантой и обратился к рабам на мелодичном языке, несомненно предупреждая их, что в случае попытки побега такая же судьба будет ждать каждого.

Посвятив этому предупреждению добрых десять минут, король отошел в сторону. Четыре сабита-рабочих схватили первую девушку, по двое с каждого бока, и поднесли к фанте.

Грендон быстро зарядил матторк обоймой с разрывными пулями. Девушку заносили ногами к огромным жвалам. Грендон понимал, что Оро еще не готов, но тщательно целился в отвратительную башку твари.

И когда он уже собрался нажать на спусковой механизм, на линии огня между матторком и целью появилась человеческая фигура. Грендон взялся за треногу, собираясь сменить позицию, и тут увидел, что закрывший ему цель человек вдруг швырнул в голову фанте огромный камень. Снаряд точно угодил в уродливую цель, и огромный монстр, забившись в конвульсиях, повис замертво.

Грендон вновь вставил обойму разрывных пуль в матторк. Он видел, как человек рванул прочь, уклоняясь от щелкающих жвал сабитов. Прорвавшись через оцепление, он рванул в сторону, держась на коротком расстоянии от преследователей.

Направив оружие на сабитов, мчащихся за беглецом, землянин открыл огонь. Разрывные пули проделали бреши в рядах врага, уничтожив с полдюжины сабитов и выведя из строя многих. Остальные же прекратили преследование и заметались туда и сюда, не видя того, кто на них напал.

Грендон вскочил на высокий корень, выхватил из кармана фонарик и направил на себя, выкрикивая оскорбления сабитам и демонстрируя им свой вызов, издавая мелодичные звуки на их языке. Его тут же увидел король сабитов, взволнованно завибрировал усиками, и к Грендону бросились все сабиты, за исключением дюжины оставшихся на месте охранников рабов. Грендон спрыгнул на землю, взял оружие на изготовку, и тут к нему прибежал вырвавшийся от сабитов беглец, едва дышащий от погони.

– Дай мне оружие, – воскликнул этот незнакомец, – и я буду драться вместе с тобой.

Грендон протянул ему шипастую дубинку.

– Бей между глаз, – сказал он. – Это единственная уязвимая у них точка. А если ты так же искусно будешь орудовать дубинкой, как бросаешь камни, то, без сомнения, уложишь немало сабитов.

Незнакомец улыбнулся. Он явно не принадлежал к болотным людям, судя по четким чертам лица и золотисто-желтому цвету волос. К тому же у него была выправка солдата.

– Мне повезло, что я попал камнем, – ответил он. – А вообще, бросание камней – не моя специальность. С этим оружием мне гораздо лучше управляться.

Грендон очередью из матторка дал сигнал ко второй атаке.

– А где ты научился обращаться с оружием? – спросил Грендон у союзника.

– Я несколько лет служил в звании капитана в армиях Мернерума и считался неплохим стрелком из матторка.

– Ну что же, бери это оружие. Посмотрим, как управишься. Следующая очередь явится очередным сигналом для моих людей. Попробуй остановить атаку сабитов.

Незнакомец взял оружие со сноровкой опытного музыканта, берущего в руки свой инструмент. Первые же выстрелы угодили прямо в передние ряды сабитов, и затем незнакомец продолжал стрелять с той же меткостью. Однако же против армии сабитов у людей был лишь один матторк, и оба они не сомневались, что через несколько секунд враг их одолеет. Ибо численное преимущество его было подавляющим.

Грендон увидел, как первый отряд людей в доспехах уже вяжет сопротивляющегося короля сабитов. Второй отряд дрался с сабитами, охраняющими рабов. Не успели в дело ввязаться оставшиеся две группы людей, как сабиты сшибли треногу матторка, и теперь два человека сражались против монстров, прижавшись спинами к корню. Грендон размахивал топором, а новый союзник – дубинкой, и весьма искусно.

Сабиты подступали все ближе, щелкая мощными клешнями, способными перерубить одним щелчком человека, не защищенного доспехами. Незнакомец понимал это, но, продолжая сражаться, смеялся и время от времени даже поддразнивал врага на мелодичном языке.

– Ты шутишь со смертью, но дерешься с яростью загнанного в угол льва, – сказал Грендон. – Как зовут тебя?

– Называют Джото, что на языке Мернерума означает «Весельчак». Вот тебе! – Дубинка сокрушила череп огромного сабита. – Вот тебе, самозваный господин людей! Впрочем, какая разница, как меня зовут, – жить-то нам осталось недолго. Но тем не менее и я хотел бы знать имя того могучего бойца, благодаря которому я так славно провел последние минуты моей жизни.

– Меня зовут Грендон с Терры, – ответил землянин, раскалывая ударом топора череп одному сабиту и увертываясь от наскока второго. Он пытался вырвать топор, застрявший в черепе, но не успел, и в следующее мгновение его уже обхватили мощные клешни.

Его оттеснили в сторону от союзника, и дюжина навалившихся сабитов, лязгая жвалами, трясла его и пыталась разорвать на куски. Доспехи сдерживали натиск, но человеку внутри металла пришлось туго, и вскоре он потерял сознание.

Могучий сабит, более смышленый, чем его соратник, схватил Грендона за лодыжки и ударил телом о твердый корень. А затем и еще раз.

Глава 13

Вернувшееся сознание принесло с собой Грендону волну боли. Он пошевелился. Чья-то мягкая ладонь легла на его разгоряченный лоб, и нежный голос сказал:

– Потише, Рота. Ты разбудишь его, а ему необходим отдых. В основном отдых и покой.

Он медленно открыл глаза. Он лежал на подобии каменных нар, выдолбленных в стене. В ногах каменного ложа, выложенного, впрочем, мягким мхом, сидела Рота, девушка-рабыня, держа в руках золоченый кубок с какой-то смесью, пахнувшей ароматными травами. Верния устроилась у него в головах. Доспехи с него сняли, а тело, покрытое синяками от ушибов, натерли сладко пахнущей мазью.

Посреди помещения стоял вытянувшийся по струнке охранник, держа в руке расщепленный факел, в свете которого различались гротескные фигуры, высеченные на стенах: причудливый стол в виде черепахи и стилизованные кресла, образованные человеческими фигурами, тела которых составляли спинки, колени – сиденья, а опущенные вниз руки, касающиеся пальцами бедер, – подлокотники.

Вся мебель была сделана из прочной древесины розовато-лилового цвета, прекрасно отполированной. Пол, сложенный из гексагональных блоков различных цветов, представлял из себя совершенно гладкую поверхность.

Грендон быстрым взглядом окинул окружающую обстановку, а затем обратился к девушке, стоявшей у изголовья.

– Это большая честь – находиться под присмотром и заботой величайшей из правительниц Заровии, – сказал он, слабо улыбаясь.

– Боюсь, что и это слабая компенсация за твою службу, – ответила она. – Кроме того, я уже не правительница, да и вряд ли буду ею снова. Через сорок восемь дней мой двоюродный брат, принц Десто, будет увенчан короной. И я не сомневаюсь, что именно он и стал инициатором моего похищения. И я навсегда лишаюсь права претендовать на трон. Если меня в столице не будет целый год, то в силу вступает этот безжалостный закон.

– Но ты определенно ошибаешься в своих расчетах. Ты отсутствовала в Рибоне не более полугода.

– Ты забыл, что находишься на Заровии, где год намного короче, чем на твоей планете. Наша планета ближе к солнцу, чем ваша, и, следовательно, год состоит из двухсот двадцати пяти дней.

– А ведь верно. И значит, мы должны немедленно отправиться в Рибон.

– И каким же образом? Болотные люди утверждают, что из их долины ведет лишь один путь, через секретный туннель, о котором известно лишь сабитам. И говорят, что туннель этот днем и ночью охраняет огромная армия солдат-сабитов, собранная из представителей всех их сообществ.

– Но разве река, протекающая через окружающие скалы, не ведет к морю?

– Мне сказали, что эта река заканчивается огромным водоворотом в нескольких милях отсюда. Она впадает в бездонную яму, судя по всему, поскольку никому еще не доводилось слышать, что вода из этой ямы выступала на берега.

– Значит, у нас остается лишь один выход – карабкаться на скалы, а затем искать секретный туннель и пробиваться сквозь него, – сказал Грендон. – В любом случае надо отправляться побыстрее, поскольку времени в обрез.

Не обращая внимания на ее протесты, Грендон поднялся, скрежеща зубами от боли, пронзившей все его тело. Надевая доспехи с помощью девушек, Грендон выяснил, что все рабы спасены, а королева и король сабитов захвачены в плен.

Джото скрылся от преследования и лично возглавил отряд, пришедший на помощь Грендону. Они отнесли его к Вернии, которая распорядилась перенести его сюда, в палаты древних альбинцев, где она и Рота ухаживали за ним всю ночь.

Грендон натягивал стальные перчатки, когда вошел Оро. При виде командира Оро отдал ему честь на манер солдат заровианских империй.

– Откуда ты узнал, как правильно салютовать по-военному, и почему оказался здесь, вместо того чтобы, как положено, охранять королевскую чету сабитов? – спросил Грендон.

– Джото, принявший временное командование над нашей армией, многому нас уже обучил, – ответил Оро. – Он отрядил назначенных тобою капитанов охранять королев и королей двух сообществ, а остальных наших людей принялся обучать военному порядку. Отряд из тридцати человек выделен для обучения стрельбе из матторков. Мы на пороге серьезной опасности, поскольку сабиты всех сообществ объединились с целью уничтожить нас. Они поняли, какую угрозу мы представляем для них. Разведчики доносят, что из сообщества красных сабитов выдвигается громадный отряд. Джото полагает, что они нападут на нас в сумерках.

– Что ж, Джото проявил себя способным и инициативным командиром, – сказал Грендон. – Пойдем посмотрим, что он еще предпринял.

В сопровождении двух девушек они двинулись к тому месту, где Грендон некогда провалился в туннель. Дыру эту расширили, соорудили лестницу с широкими ступенями. У входа им салютовали два охранника.

Джото они нашли снаружи здания. Тот наблюдал, как отряд стрелков уже с уверенностью заряжал, целился и стрелял из матторка. Параллельно четыре отряда по сотне человек под командой своих офицеров занимались маршировкой. При появлении Грендона он поднял забрало и отсалютовал.

– Вижу, ты щедро наделен воинскими талантами, – сказал Грендон.

– В деле подготовки солдат у меня есть кое-какой опыт, – сказал Джото. – Однако же я склоняю голову перед твоим гением стратега. Задуманная тобою атака на коричневых сабитов удалась прекрасно. Ждем твоих приказаний.

– Сколько, по-твоему, сабитов примет участие в нападении на нас?

– По крайней мере, тысяч двадцать. Каждое их сообщество выделило не менее сотни солдат, а всего сообществ насчитывается более двух сотен.

– Двадцать тысяч сабитов, – задумчиво сказал Грендон. – Достаточно, чтобы сровнять с землей и нас, и эти строения.

– Без труда.

– С четырьмястами пятьюдесятью наших бойцов невозможно оборонять оба захваченных нами сообщества и их сооружения. Перевести правителей коричневых сабитов в центральное сооружение этого сообщества и держать их тут вместе с правителями белого сообщества. Отозвать часовых с других сооружений, заблокировать все туннели и переходы камнями, кроме одного прохода, что ведет сюда из центрального здания.

– Тогда надо прикончить и всех сабитов, захваченных нами в плен, – сказал Джото. – Поскольку атакующие все равно убьют их.

– Почему это они должны расправляться с представителями собственного вида? – спросил Грендон. – Разве они не собираются, наоборот, спасать их?

– Перед ними стоят задачи не альтруистические, а чисто защитные. Став нашими пленниками, коричневые и белые сабиты стали врагами для своих же. Они сражаются, лишь осуществляя защиту своих правителей, яиц и фантов.

– Тогда почему бы не разрешить захваченным сабитам принять участие в сражении? – спросила Верния. – Они бы нанесли хоть какой-нибудь урон атакующим.

– Верно, – воскликнул Грендон. – Пусть защищают коричневое сообщество и три внешних сооружения вокруг него. Несомненно, они погибнут при первой же атаке, но заберут с собою и столько же врагов.

Джото отправил гонца с приказом перевести правителей коричневых на новое место, как распорядился Грендон. Было решено, что в центральном сооружении разместится сотня людей, а на крыше установят один матторк. Оставшиеся два матторка будут участвовать в бою с крыши спальных бараков для людей.

В подземные камеры перенесли запасы сушеных грибов из кладовых обоих сообществ и сотни мешков с липкой густой пищей. Джото присматривал за выполнением этих работ, а Грендон с Оро и отрядом из двадцати пяти человек отправился на осмотр старинного оружия, обнаруженного в арсенале альбинцев в подземных туннелях.

Огромный подземный арсенал, расположенный рядом с тронным залом, представлял из себя самое большое помещение всей системы сооружений. Уровень пола опускался значительно ниже туннельных, а потолок куполом уходил высоко вверх. Пол был выложен твердым гранитом, а стены и потолок украшали искусно вырезанные преимущественно батальные сцены между альбинцами и сабитами. В многочисленных сценах показывалось, как применялось то самое оружие, которое стояло тут же, на полу арсенала.

Грендон осмотрел тяжелое смертоносное оружие. Большая часть его предназначалась скорее для атакующих действий против сабитов, нежели для оборонительных.

К ним относились катапульты, мечущие огромные камни или длинные тяжелые бревна с металлическими наконечниками, играющие роль таранов. Часть орудий явно предназначалась для распыления ядовитого вещества, хотя боеприпасов не было видно.

Среди аппаратов, демонстрирующих высокий технический уровень изобретений, выделялись причудливые трехколесные повозки в форме пустотелого треугольника, защищенного по краям искривленными лезвиями и шипастыми дубинками. Они быстро вращались на ходу, когда находящиеся внутри аппарата люди бежали, толкая его вперед. Даже одной такой машины и находящейся внутри небольшой группы людей было достаточно, чтобы прорваться сквозь целую армию сабитов по земле.

Отправив Оро и его отряд с шестью такими повозками к Джото, Грендон занялся изучением коричневых металлических пружин одной из катапульт. И тут его внимание привлек искусно отделанный шкафчик, стоящий у стены. То, что Грендон поначалу принял за узенькие выдвижные ящички, оказалось каменными пластинками, на которых острым инструментом были вырезаны картинки. На верхней картинке изображалась конструкция альбийской катапульты. На следующих демонстрировались принципы работы разбрызгивающих аппаратов.

За этими дощечками действительно располагались ящички, в каждом из которых содержались чертежи практически всех представленных здесь машин. В нижнем же ящичке он обнаружил две карты, в основном схожие по построению, но отличающиеся в деталях.

Одна из карт представляла собою поверхность долины, а другая – находящиеся под ней подземные переходы и залы альбинцев.

Тщательное изучение карты поверхности показало наличие лишь скал, из чего следовало, что об упоминаемом болотными людьми туннеле альбинцы не знали. Обратившись к карте подземелий, он обнаружил некое отличие, поначалу им пропущенное. На первой карте река начиналась у западной оконечности долины и дальше, извиваясь, текла на юг к центральной точке, где оканчивалась у водоворота. На второй же карте река брала исток на северо-западе и какую-то часть своего пути текла на север от центра, явно пересекая ту точку, где на первой карте значился водоворот, и далее уходила сквозь холмы на восток.

Грендон достаточно хорошо ознакомился с долиной и знал, что здесь течет лишь одна река. А стало быть, перед ним на карте располагалась еще и некая подземная река! Более того, река эта выглядела вполне проходимой и, стало быть, представляла собою реальный путь к бегству из долины.

Грендон отметил, что река эта проходила совсем рядом с тем залом, в котором он сейчас находился. Однако же тут отсутствовали другие входы, помимо того, которым воспользовался он. Он двинулся вдоль стен, выискивая замаскированную дверь.

Поиски его ничего не дали, и он уже хотел оставить бесплодные попытки, когда оказался в некой точке, где внимание его привлек звук отдаленного шума текущей воды. Остановившись, он внимательно вслушался и выяснил, что звук словно бы исходит из фигуры воина в доспехах, четким барельефом выступающей из стены.

Внимательное обследование выявило небольшой рычажок, расположенный за правым локтем воина. Нажав рычаг, Грендон увидел, как перед ним раскрывается кусок стены шириною фута в четыре и выше человеческого роста. За нею открывалась ровная платформа и пролет уходящих вниз ступеней. Звук воды доносился теперь отчетливо.

Грендон шагнул на платформу, ощутил ее прочность и, неся перед собою факел, стал спускаться по ступеням. Пройдя довольно приличное расстояние, он оказался на самой нижней лестничной площадке, а несколько секунд спустя вышел на громадный каменный причал, у которого, насколько позволял видеть в обоих направлениях свет факела, стояла флотилия небольших металлических судов. Каждое достигало в длину футов пятидесяти и имело форму рептилий, похожих на ту, от которой он спасал Вернию в Рибоне. Нос каждого судна переходил в изогнутую змеиную шею и голову, а корма завершалась плоским остроконечным хвостом. Далее мчалась черная пенистая вода под сводами подземелий, увешанных сталактитами.

Он осмотрел одно из судов. И его детали были выполнены из того же коричневого металла, что и вооружение и доспехи альбинцев, прочного и способного противостоять натиску морских волн. Палубу накрывал почти полностью свод из такого же металла, по которому чеканкой шло украшение в виде чешуи рептилий. Лишь на корме и носу оставались два отверстия, закрывавшихся металлическими; люками.

Войдя внутрь через носовое отверстие, он обнаружил рифленый металлический корпус, усиленный ребрами. На палубе лежали двадцать больших металлических весел, а вдоль каждого борта располагались по десять сидений для гребцов. При этом с внешней стороны почти до воды свисали металлические чехлы, скрывающие гребцов от поражения в случае нападения врага. Сразу же за входным отверстием наверху располагалось прикрытое подвижными металлическими плитами рулевое отделение и штурвальная.

Отсюда тянулся румпель, управляющий всем хвостом, под которым крепилось рулевое перо.

Грендон вернулся в арсенал и тщательно прикрыл за собою потайную дверь. Он двинулся по коридору и тут же увидел бегущего навстречу солдата.

Человек этот, увидев Грендона, мгновенно остановился и отсалютовал.

– Джото прислал меня с сообщением, что сабиты начали атаку.

– Уже атакуют? – Грендон бросился к месту битвы, в которой раз и навсегда решалось, кто же будет править Долиной Сабитов – люди или монстры.

Как только он покинул зал, из-за небольшой катапульты появилась высокая, могучая фигура в доспехах и двинулась прямиком к потайной двери, выдернув по дороге один из факелов с держателей на стене. Воин этот недолго помешкал над рычагом, затем открыл-таки дверь и исчез внутри.

Минут через двадцать он вернулся, тщательно затворил дверь и вставил факел на место. Поднятое забрало открывало лицо Толто.

– Путь из долины, – пробормотал он. – Что ж, надобно запастись провизией да прихватить ее.

Глава 14

Когда Грендон добрался до помещения спальных людских бараков, адский шум битвы пронзало стаккато матторков. Он поднялся в верхнее помещение, откуда Джото руководил действиями двух расчетов матторков и выкрикивал приказы обороняющимся.

Тут же оказались и Верния с Ротой.

– Смотрите, – выкрикивала девушка болотного племени. – Их тысячи и десятки тысяч. Они кругом все заполонили. Наша оборона трещит.

– Ты забываешь об их примитивности, Рота, – ответила Верния. – И их могут одолеть существа с более высоким умственным развитием. Люди являются владыками всего живого, а не сабиты.

– Но они умнее других животных…

– Но не умнее человека. – Верния, улыбаясь, обернулась к Грендону. – Мы ведь победим, не так ли, Роберт Грендон?

– Наверняка, – ответил он. – Но вот это сооружение мы вряд ли удержим. И место тут не самое безопасное.

– Ты забываешь, – сказала Верния, – что я тоже солдат. И предпочитаю остаться здесь, а если понадобится, буду драться.

– Но именно в силу того, что ты хороший солдат, ты обязана подчиняться приказам. А командую здесь я. И приказываю спуститься вниз.

В ее глазах, тоне и словах промелькнуло несогласие:

– Ты собираешься приказывать мне? Принцессе Рибона? Всегда приказывала только я. Остальные подчинялись.

Она надменно повернулась и двинулась было к стене бастиона, но сильные руки подхватили ее и понесли вниз, к нижним переходам, к основанию лестницы. Рота тащилась сзади. Грендон мягко усадил девушку внизу, а затем поднял ее голову, всматриваясь в пылающие гневом глаза.

– Ты будешь мне только мешать, и тебя наверняка схватят сабиты. Ну что, сама спокойно пойдешь дальше, или мне так и тащить тебя?

Щеки ее слегка вспыхнули, но выражение в глазах сменилось.

– Я пойду сама, мой командир.

– Сказано, как и подобает настоящему солдату. – Он помолчал, восхищенно разглядывая ее, грациозно удаляющуюся по коридору вместе с Ротой, а затем повернулся и бросился к месту сражения.

Грендон выяснил, что первый этаж спального барака защищен надежно, и тут же поднялся наверх, откуда сражением руководил Джото. Оттуда, куда ни глянь, открывался вид только на кишащих сабитов. Коричневые сабиты удержались недолго, а их сооружения сровняли с землей, как и три внешних здания белых сабитов.

Люди в центральном здании держались долго, хотя их охранное кольцо из сабитов было уничтожено мгновенно и разорвано на куски. Ясно стало, что здание не удержать. Сабиты прогрызались сквозь стены, и все больше солдат требовалось, чтобы сдерживать их натиск.

– Я возьму отряд и отправлюсь к ним на подмогу, – сказал Джото.

– Не надо. Ты и здесь хорошо управляешься. Я пойду к ним на помощь, – ответил Грендон.

Взяв пятьдесят человек из резерва, собранного в кладовой, Грендон повел их по подземному переходу первого уровня. К моменту их подхода охранников, обороняющих здание, уже оттеснили внутрь, но ободренные подмогой люди вышибли сабитов наружу.

Командовавший здесь капитан Шеб оказался на крыше, где руководил действиями расчета матторка. Сюда же выбрался и Грендон, убедившись, что первый этаж обороняется уверенно. Оказалось, что расчет простаивает, в то время как изрыгающий проклятия возмущенный Шеб пытается вытащить из казенника матторка застрявшую там обойму с газом.

– Это сколько же нужно иметь мозгов, чтобы после тысячекратных повторений вставить обойму задом наперед? – ревел капитан. – Вот снять с вас доспехи да бросить вниз сабитам. Не пожалел бы кувшина вина, чтобы посмотреть, как вас разорвут.

– Дай-ка я попробую, – спокойно сказал Грендон. – Мне кажется, я смогу вытащить его.

Удивленный внезапным появлением командира, Шеб выпрямился и торопливо отсалютовал. Острием сабли Грендон осторожно поддел непокорную обойму, вытащил, вставил как надо и закрыл казенник. Расчет бросился к матторку и принялся поливать огнем ряды атакующих.

Снизу, задыхаясь, поднялся солдат.

– Наружных стен практически не существует, – выпалил он. – Здание с минуты на минуту рухнет.

– Приказываю отходить. Нет смысла защищать эту скорлупу.

– А пленных короля и королеву сабитов – берем с собой?

– Пусть остаются.

– Если мы их оставим, у нас не останется рабов-сабитов, – сказал Шеб.

– Если нам удастся успешно справиться с их атакой, то рабов у нас уйдет больше, чем нужно, – ответил Грендон.

Снизу появился очередной гонец.

– Сабиты прорылись в подземный переход, – выкрикнул он – Мы не сможем вернуться к другим зданиям.

– Всем немедленно вниз, – закричал Грендон. – Захватить матторк и боеприпасы. Живее!

Здание задрожало, и пока люди бежали вниз, одна стена рухнула.

– Всем в туннель, – приказал Грендон. – Первым идет расчет матторка и расчищает путь.

Вскоре все люди набились в туннель. Лишь Грендон и Шеб, стоя у входа бок о бок, отражали атаки пытающихся преследовать сабитов. Несколько минут спустя рухнуло все здание, придавив не только королевскую чету, но и многих из атакующих. Вход в туннель оказался полностью завален обломками.

Протолкавшись сквозь столпившихся солдат, Грендон наконец добрался до того места, где сабиты прорыли дыру в подземный переход. Здесь, под прикрытием с флангов полудюжины солдат, не покладая рук трудился расчет матторка. Сабиты кишмя кишели в образовавшемся отверстии шириною более двадцати футов. По другую сторону этого пролома виднелись Оро и его люди, отбивающие попытки сабитов прорваться на ту сторону.

Между тем находящиеся на поверхности земли сабиты уже в сотнях мест прогрызались в подземные переходы. И уже треть людей, охранявших центральное здание, была истреблена или пленена атакующими.

После короткого совещания с капитаном Шебом Грендон рывком, уклоняясь от захватов слева и справа, преодолел двадцатифутовую брешь, проделанную а их обороне сабитами, и был с восторгом встречен Оро и его людьми.

Не останавливаясь, он бегом одолел туннель, выскочил наверх и торопливо разместил экипажи в повозки древних альбинцев, извлеченные из арсенала незадолго до этого. Заняв место в передней боевой машине, он повел свой отряд через вход прямо на ряды армии сабитов, приказав расступиться рядам обороняющихся людей. Сформировав боевой клин с машиной Грендона в центре, люди осуществили широкий прокос, как в траве на лугу, в рядах сабитов.

Аппараты альбинцев действовали на удивление эффективно, произведя впечатление даже на Грендона. Вращающиеся лезвия и дубинки с шипами буквально шинковали сабитов.

Добравшись до входа в туннель, где содержались уже плененные люди, машины быстро разогнали атакующих и сдерживали их натиск, пока Шеб выводил узников на свободу. Забрав последнего человека, люди вновь выстроились боевым клином и прорубились назад к своим товарищам, встреченные у входа радостными воплями защитников.

Наступила ночь. Сражение продолжалось при свете факелов. Грендон размышлял над новыми планами. В арсенале располагалось более сотни таких боевых колесниц, и Грендон рассчитывал побыстрее ввести их в действие. Забрав с собой остаток резерва, он поспешил туда, не замечая отсутствия Вернии и Роты, которым надлежало находиться в спальне женских казарм.

Он удивился, обнаружив входную дверь открытой, но решил, что сам ее не защелкнул в спешке.

Машины быстро стащили с их древних мест успокоения и обеспечили экипажами. Через полчаса они уже выстроились внутри строения, готовые к атаке. Одна за другой колесницы выкатывались из дверей, разбегаясь широким фронтом длиною в шестьсот футов. Затем Грендон выкрикнул: «Вперед!» И тут же Джото поддержал их с крыши огнем матторка.

Против такой атаки устоять было невозможно. С продвижением вперед на каждые пятьдесят футов погибали тысячи сабитов. Аппараты насквозь прошили армию сабитов, развернулись и вновь устремились в атаку, ломая сопротивление тех, кто инстинктивно сплачивался в боевые порядки. Туда и сюда носились колесницы, кося редеющие ряды, пока немногочисленные оставшиеся в живых сабиты поняли всю бесплодность дальнейшей битвы и не бросились наутек.

Так сабиты навсегда лишились права владычествовать над этой долиной.

Когда Грендон с торжествующими экипажами колесниц вступил внутрь здания, люди так вопили от радости, что постепенно охрипли. Поставив часового у входа, Грендон повел всех остальных в громадный приемный зал альбинцев, готовясь произнести речь.

Когда люди собрались в зале для аудиенций, Грендон взошел на ступени трона и повернулся лицом к ним.

– Друзья мои, – начал он. – Я собрал вас здесь не только затем, чтобы поздравить с исторической победой над врагом, который веками угнетал вас и ваших предков, но и затем, чтобы сделать несколько предложений по поводу предстоящего вам государственного устроительства. Вами испокон веку правили сабиты. Поскольку у вас нет королевской фамилии, вам следует выбрать себе короля. И пусть им будет тот, кто близко к сердцу принимает ваши интересы, кто сможет взвалить на себя груз решения всех тех проблем, которыми вам надлежит заняться уже сегодня. Кого же вы хотите видеть вашим королем?

– Грендона с Терры! – выкрикнул рослый солдат, размахивая над головой мечом. И тут же крик его подхватили все собравшиеся. Эхо разнеслось по подземелью.

Грендон поднял руку, призывая к молчанию, которое наступило отнюдь не скоро.

– Я признателен вам за эту честь, – сказал он, – и сожалею, что вынужден отказаться. Жизненно необходимо, чтобы как можно быстрее вернулась в свою страну и к своим друзьям принцесса из Рибона. Более того, своего правителя ждет и мое королевство Укспо. Если позволите дать вам совет, я бы назвал имя того, кто превосходно подходит на это место. Он уже благодаря военному таланту, опыту, мужеству и доблести занял место во главе вашей армии. И пусть вашим первым королем станет Джото.

Джото пользовался в армии немалой популярностью, и когда Грендон возвел его по ступеням к трону, последовал не меньший всплеск энтузиазма, чем предыдущий. Грендон взял корону древних альбинцев, сдул с нее пыль веков и возложил ее на голову юного командира.

– Вы выбрали меня королем, – сказал Джото со своей неотразимой улыбкой, – но королем чего? Как были мы до освобождения людьми без страны, так теперь мы страна без названия. И потому первым же моим официальным указом я нарекаю это государство новым именем Грантерра, в благодарность тому человеку, с помощью которого только и стало возможным существование нашей страны.

Загремели приветствия Грендону, Джото и государству, обретшему новое имя. Затем Джото, назначив командующим Оро, выбрал себе в помощь пятерых советников, попросив выйти вперед тех, чьи имена прозвучат. Он назвал четырех капитанов и Толто, но тот не объявился.

Один из опрошенных лейтенантов заявил, что в самый разгар боя Толто оставил его командовать вместо себя, а сам удалился с отрядом из двадцати человек. Грендон тут же припомнил, что не обнаружил Вернии и Роты у основания лестницы, и послал одну из девушек проверить, нет ли их в женской казарме. Джото выделил солдат осмотреть все подземные переходы и помещения.

Вскоре вернулась посланная Грендоном девушка с известием, что Вернию и Роту никто не видел с самого утра.

Грендон вспомнил об открытой двери в зал боевых машин. Он бегом бросился из зала аудиенций к арсеналу. Следом спешили Джото, Оро и солдаты.

Быстро справившись с потайной дверью, он сбежал по ступенькам к причалу и сразу же увидел, что одного судна не хватает.

– Можешь отозвать свои группы поиска, Джото, – печально сказал он. – Беглецы скрылись.

– Но куда? И как?

– Этот водный поток ведет за пределы долины. Они сбежали. Одного судна не хватает. Вывод очевиден. Мне немедленно нужно двадцать опытных мужчин, провизия, вода, факелы и матторк. Да, Оро, принеси-ка мне один из тех больших фонарей, что мы сняли с воздушного корабля. В этих пещерах он нам пригодится. И побыстрее!

Пока Грендон внимательно осматривал ближайшее судно, проверяя его водонепроницаемость, Джото так гонял своих людей, как никогда раньше. Через полчаса корабль загрузили провизией, снарядили прожектором и матторком, выделили самых доблестных грантерранцев для управления судном.

Грендон попрощался с Джото, повернулся к Оро и обнаружил, что тот собирается шагнуть на борт.

– Я прошу тебя об одном одолжении, Грендон с Терры, – взмолился тот.

– Все, что в моих силах, Оро.

– Возьми меня с собой.

– У меня уже есть двадцать человек, и мне бы не хотелось без необходимости перегружать судно. Кроме того, ты теперь главнокомандующий грантерранской армии, и твои обязанности ждут тебя здесь. А ты почему-то собираешься в дорогу.

– Толто выкрал девушку, которая мне дороже жизни. Я или спасу ее, или отомщу за нее.

– Ты говоришь о Роте? Оро кивнул.

– Тогда проси короля Джото. Получишь его позволение, милости прошу.

– Ты уже получил мое позволение, Оро, и мои самые искренние пожелания успеха вам обоим, – сказал Джото. – На время отсутствия Оро я назначу временно исполняющего его обязанности, а по возвращении он вновь займет свой пост.

Солдаты заняли места у весельных отверстий, Оро встал у румпеля, а Грендон взялся за поисковый прожектор, установленный на носовой палубе. Сотни дружеских рук оттолкнули их от причала, и гребцы дружно взялись за дело, пронося судно под эродированными сводами, увешанными мерцающими в свете фонарей сталактитами.

Оказалось, что Оро просто прирожденный штурман, а солдаты уверенно управлялись с веслами. Джото отбирал людей не только по воинским заслугам, но и тех, кто в свое время проживал на огромном соляном болоте, где лодки являлись неотъемлемой частью жизни.

По мере продвижения вперед река расширялась, зачастую разбегаясь многочисленными ответвлениями в стороны по ответвляющимся туннелям, а затем вновь собирая свои протоки воедино. В воде и по берегам бурным ключом била подземная жизнь. Рептилии и животные разных видов и размеров кишели по берегам и скользили в воде рядом с судном.

Однажды они даже врезались в огромного ящера, чуть не перевернувшего судно, но животное тут же нырнуло в воду и не стало их преследовать. Грендон вскоре обратил внимание на то, что вся живность тут лишена органов зрения и никак не реагирует на свет фонаря. Более того, у большинства отсутствовали даже рудиментарные остатки глаз, хотя у некоторых сохранялись глазные впадины, а у пары созданий из головы горделиво торчали антенноподобные осязатели.

Река сделала резкий поворот, и внезапно послышался рев, шум столь ужасный, что заглушил все звуки бегущей реки, Грендон направил луч прожектора вперед и тут же приказал гребцам отрабатывать назад, поскольку впереди вставала стена падающей воды, превращая речной поток во вспененную бешеную массу, из которой во все стороны взлетали фонтаны брызг.

Судно по инерции еще какое-то время опасно продвигалось вперед, прежде чем остановиться, но Оро резко повернул корабль, задев носом берег, а гребцы тут же принялись выгребать против течения. Отойдя на безопасное расстояние, они ушли в первое же ответвление, которым и обошли водопад.

Грендон не сомневался, что этот водопад, от которого им удалось сбежать, имеет отношение к тому самому водовороту, в который, судя по карте, и впадала река. Следовательно, с достаточной степенью точности можно было определиться с местоположением и вычислить, что примерно часа через два они могли оказаться за пределами долины.

Он стоял на палубе ровно бегущего судна, поворачивая луч прожектора вправо и влево, наблюдая за слепыми чудовищами и не замечая, как на выступе стены, над тем самым местом, которое им вскоре предстояло пройти, притаилось какое-то существо – без глаз, но с ненормально развитым носом и ушами, существо с громадными хищными челюстями, вооруженными двойным рядом острых, как бритва, клыков и могучими когтями, способными разорвать прочнейшую шкуру ящера.

До выступа оставались считанные метры. Оро, глянув вверх, на нависающий выступ, под которым они проходили, вдруг заметил, как метнулась вниз громадная зловещая тень, подхватила Грендона с узкой палубы и скрылась в темных глубинах.

Судно остановили и более часа кружили на месте в надежде, что Грендону удастся вырваться из лап чудовища, но заметили лишь несколько пузырьков да следы крови на поверхности, которые вскоре унесло пенящимся потоком. Наконец они оставили тщетные попытки отыскать своего командира и, опечаленные, продолжили свое путешествие.

Глава 15

Вот уже несколько часов после того, как Верния с Ротой были схвачены и связаны людьми Толто, они лежали в темноте судового трюма. Верния не могла различить в этой темноте сидящих у бортов моряков, но слышала удары весел по воде, и до нее доносились обрывки разговоров.

Толто стоял на руле, одной рукой держа над головой факел, а другой управляясь с румпелем. Время от времени Верния замечала отблеск огня факела, когда Толто застывал на месте, выкрикивая команды хриплым голосом.

Только по счастливому стечению обстоятельств они вошли в протоку, огибавшую водопад. Через несколько часов сквозь носовое и кормовое отверстия судна стал пробиваться дневной свет. А еще через час Толто доверил управление судна одному из солдат, а сам спустился вниз, развязал девушек и поставил перед ними пищу и воду.

Он молча наблюдал за тем, как они попили, отказавшись от пищи, затем вновь связал их и вновь занял свое место на палубе. Смененный им рулевой разнес людям пищу и воду, и гребцы в две смены перекусили.

Некоторое время спустя – по расчетам Вернии, наступил полдень – судно резко дернулось и пустилось совершать круговые движения вниз и вверх, знакомые Вернии по путешествию с Грендоном в шляпке поганки. Началась качка.

Ближе к вечеру Толто вызвал половину экипажа на палубу, а оставшимся гребцам пришлось удвоить свои усилия. Через несколько минут киль судна заскрежетал по гравию, и качка прекратилась. Толто поднял Вернию на плечо, как мешок с пищей сабитов, и снес ее на берег. За ним солдаты несли Роту.

Экипаж быстро разгрузил судно и втащил его, заметно облегченное, выше на берег. Под защитой каменистых холмов развели костер, вернулись два человека, посланные на поиски пищи, принесли розового ящера, которого разделали и зажарили.

Ближайший утес был испещрен естественными пещерами, словно пчелиными сотами. Толто сначала выбрал самую большую и удобную пещеру для себя, а затем, соседнюю – для своих людей.

Пока готовился ужин, собрали мох для подстилок. Отыскались и корни, из которых готовилось заровианское вино кова. Пока люди ужинали, Толто развязал девушек и приказал им подавать кову. Вместо кубков служили створки больших моллюсков. Рота робко подчинилась, но Верния гневно отказалась.

Толто рассмеялся.

– Я приручу тебя. А уроки начнутся сегодня же ночью. Вновь связав ей руки и ноги, не обращая внимания на ее сопротивление, он отнес ее в пещеру и бросил на пол.

– Вот лежи здесь и размышляй о глупости твоего сопротивления. А я пойду, пока все вино не выпили. Но вскоре вернусь, и если ты хоть что-то даже шепнешь мне против, то узнаешь, почему даже сильные мужчины страшатся гнева Толто.

Многие из мужчин болотного племени годами, со времени их пленения, не пробовали вина. И неудивительно, что они требовали его все больше и больше. Толто вместе с остальными предавался излишествам, забыв о прочих удовольствиях. Тем не менее выпитое не сильно сказалось на нем, и наконец он, пошатываясь, направился к пещере, где оставил связанную и беспомощную Вернию.

Громадные челюсти, способные перекусить Грендона пополам, если бы не доспехи, накрепко прижимали левую руку к телу, но правая оставалась свободной. Вытащив меч; он погружал его вновь и вновь в отвратительную шею.

Легкие уже готовы были лопнуть от недостатка воздуха, а хватка челюстей не ослабевала, и Грендону оставалось лишь молиться, что острие меча поразит-таки какую-нибудь жизненно важную точку до того, пока не окажется слишком поздно.

К его удивлению, вода внезапно стекла с его шлема, и в легкие ворвался воздух. Сырой, гнилостный воздух, настоянный на разлагающейся плоти, но сейчас он казался столь же желанным и сладостным, как освежающий зефир папоротниковых лесов.

Чудовище еще несколько раз тщетно попыталось вгрызться в доспехи, разжало челюсти, бросило жертву на грязный пол, придавило ее когтистой лапой и издало жуткий хриплый рев.

Тварь ревела и ревела, и в этих звуках, многократно усиленных подземными сводами, Грендону показалось, все отчетливее проступает хрипота, а сам звук становится все слабее. Нажим на грудь тоже становился все слабее, и вскоре чудовище завалилось на бок.

Быстрым рывком Грендон выкатился из-под чудовищной лапы, успев избежать последних конвульсивных подергиваний.

Вытащив из кармана небольшой фонарик, Грендон осветил окружающее пространство.

Логовище чудовищного хищника располагалось в сводчатой пещере, начинавшейся у края воды и тянущейся дальше, к череде разветвленных туннелей. Возвращаться водным путем Грендон не мог, и потому, развернувшись, он двинулся к открывающимся впереди пещерам.

Чем дальше продвигался он по темным, влажным, зловещим пещерам этого запутанного лабиринта, тем больше ему казалось, что он уходит в глубь недр этой планеты. Сверху, с острых сталактитов постоянно падали капли, однако вскоре пол начал подниматься, капель прекратилась, лужи исчезли.

И совершенно внезапно он вышел на берег большой реки. Она очень походила на ту, в которую он недавно погрузился, но поручиться он бы не смог.

А это еще что? Неужели это живое существо, человек, бредет вдоль берега, собирая и поедая небольшие грибы? А вон, дальше, еще один человек, а вон еще один, а дальше берег вообще кишел этими существами.

Существа эти не обращали ни малейшего внимания на свет его фонарика. Он направил луч на ближайшее существо и раскрыл рот от изумления. Обладая человеческим обликом, оно все же представляло собою скорее карикатуру на род людской. У него были длинные костлявые искривленные пальцы и острые когти на ногах. Гладкая безволосая кожа отливала сероватым серебром, как у рыбы. А лицо! Грендон мог бы поклясться, что за все время скитаний по Заровии он не видел ничего более отвратительного.

Лицо состояло прежде всего из широкого плоского носа и рта, заполненного острыми, как у крысы, зубами. Подбородок, глаза и лоб отсутствовали. Безволосая голова начиналась сразу же от носа и уходила назад к шее, конусом упираясь в плечи. Уши, хоть и человеческие по форме, раза в четыре размерами превосходили слуховой аппарат любого представителя рода людского, к тому же они постоянно шевелились, очевидно прислушиваясь, не приближается ли враг, или определяя местонахождение жертвы, которую нельзя увидеть.

Крадущийся звук позади заставил Грендона резко повернуться. Перед ним, футах в трех, стояло такое же существо. Оно принюхивалось, затем резко навело уши вперед и издало протяжный скорбный завывающий звук.

В то же мгновение Грендона окружила группа таких же созданий, материализовавшихся из темноты. Землянин выхватил меч, ожидая проявления недружелюбия со стороны сужающегося кольца чужаков.

К его удивлению, они не делали никаких враждебных выпадов, проявляя, по всей видимости, лишь любопытство. Один из них, очевидно более храбрый, чем остальные, – протянул костлявые пальцы, коснулся доспехов и издал странный квохчущий звук. Остальные, приободренные примером товарища, тоже стали трогать незнакомый предмет, и вскоре вся пещера наполнилась эхом причудливого кудахтанья.

Грендону надоело, что его то и дело трогают, и он попробовал отодвинуть от себя этих существ. Они явно были безвредными, и он не хотел без нужды размахивать мечом. Ошибку свою он понял слишком поздно. Расценив его движение как враждебное, они всем скопом навалились на него, повалили на пол, и под их общим весом он не мог шевельнуть и пальцем.

И тут, посреди воплей и кудахтанья, послышался знакомый звук лязганья металлических весел. Яркий луч прорезал темноту.

– Оро! – изо всех сил заорал Грендон. – На помощь, Оро!

На свалку существ упали лучи других фонарей. Хриплая команда прозвучала одновременно с грохотом корпуса судна о камень. Послышалось лязганье бегущих в доспехах людей, донеслись звуки ударов и вопли боли. Двое солдат помогли Грендону подняться. Последнее из странных существ с воплем скрылось в темноте.

Последовала короткая, но восторженная сцена единения на берегу солдат и их командира. Но ее нарушил град камней, летящих из темноты со сверхъестественной точностью. Попало почти в каждого из солдат, а некоторых даже сбило с ног, хотя доспехи и защитили их от серьезных повреждений.

Грендон приказал всем вернуться на борт, не желая бессмысленной резни и испытывая не столько враждебность, сколько жалость к этим безглазым, слабоумным созданиям, нападавшим на него.

Некоторое время после того, как они оттолкнулись от берега, камни еще продолжали с грохотом молотить по корпусу и поднимать фонтаны в воде вокруг, но вот судно ушло за поворот, и камни, как и странные существа, остались позади.

Час спустя они вышли из-под отвесной скалы на белый свет, пронеслись по короткому узкому и стремительному потоку и оказались на широкой, красивой реке, испещренной островками и окруженной по берегам соляными болотами.

Морской бриз не давал покоя зарослям камышей, издававшим странный хрустящий звук, почему-то угнетающе подействовавший на Грендона. Ему казалось, что и эти растения участвуют в том же самом заговоре, который постоянно крадет у него Вернию. И потому с облегчением он увидел приближающийся морской берег. Там сделали небольшой привал, чтобы люди могли распрямить натруженные руки и сварить немного вина.

Пока складывали костер из сухого тростника и готовили коренья, Грендон и Оро прошли немного на юг, но не нашли никаких следов беглецов. Затем, взяв четырех гребцов, они пересекли реку и прошли несколько миль на север. Оба они торопливо шагали вперед, разглядывая следы, когда остроглазый Оро внезапно что-то пробормотал и бросился к краю воды. На песке лежал пустой мешок из-под пищи.

– Они прошли тут на судне, – воскликнул он.

После торопливого возвращения в лагерь и еды на скорую руку они направили судно на север. Но не успели уйти далеко: стремительно наступила черная, как чернила, венерианская ночь, поднялся ветер, сделав практически невозможным прибрежное плаванье. К полуночи они наконец-таки увидели впереди мерцающий огонь. Подойдя поближе, они разглядели большой лагерный костер, окруженный спящими фигурами. Чуть поодаль выделялся силуэт альбинского судна.

Бесшумно подогнав корабль к берегу на некотором расстоянии от лагеря, они выгрузились, образовали полукольцо и бросились в атаку. К их полнейшему изумлению, никакого сопротивления они не встретили. Ни один из двадцати спящих вокруг костра людей и пальцем не пошевелил.

Оро с первого же взгляда понял, что тут произошло.

– Слишком много ковы.

– А девушки? – спросил Грендон. – Где же они? И где Толто?

Ответом ему послужило внезапное появление Роты из ближайшей пещеры. С приглушенным вскриком радости она бросилась в могучие объятия Оро, подхватившего ее на руки.

– А где Верния? – спросил Грендон. – Да говори же… Она в безопасности?

Рота помешкала, словно боясь, что за такой ответ ее ударят.

– Она в той пещере… С Толто.

Та пещера находилась совсем недалеко. Грендон взялся за шипастую дубинку, подхватил из костра пылающую ветвь и шагнул в пещеру. За ним шли Оро и остальные солдаты.

На полу, скрестив ноги, сидел незнакомец. Это был Толто. Со склоненной головой он ожидал приближения вошедших.

– Что ты сделал с ней, изменник? – вопросил Грендон. Толто снял шлем и швырнул его на пол.

– Убей меня, Грендон с Терры, – печально сказал он, совсем не походя на задиру Толто. – Кладу голову на ваш суд. Я недостоин жить.

– Да отвечай же на вопрос, проклятый раб. Где торрогиня?

– Я не знаю. Я оставил ее здесь ненадолго, чтобы выпить вина. Когда вернулся, ее не было. Голова у меня кружилась, когда я вернулся. Ведь я выпивал последний раз много лет назад и переоценил свои силы. Я рухнул на пол и уснул, и мне снился ужасный сон, в котором ее разорвал на куски страшный зверь. Она мертва… мертва… И я повинен в этом.

– Этот дурак пьян, – сказал Оро. – Не обращай внимания на его болтовню. Скорее всего, она спряталась где-нибудь поблизости.

Связав Толто и приставив к нему часового, они принялись осматривать пещеру, громко окликая Вернию, но ответа не последовало. Рота была уверена, что девушка не выходила из пещеры, поскольку сама она готовила кову неподалеку и никак бы не просмотрела Вернию.

Внимание Грендона привлекло зияющее отверстие футов трех в диаметре, ранее не попавшееся на глаза, поскольку пряталось за обломком скалы. Он взял факел вместо почти сгоревшей ветви и полез на четвереньках в отверстие. За ним двинулся Оро. Отверстие становилось все шире, так что вскоре они смогли подняться во весь рост.

Вскоре они оказались на открытом пространстве, в папоротником лесу, футах в ста от лагеря, за холмом, закрывающим берег.

Оро остановился и взволнованно вскрикнул, подняв с земли связанные между собою полоски материи, оторванной от мешка.

– Она проходила здесь, – сказал он. – А это полоски, которыми связал ее Толто.

– Сон Толто, – испуганно воскликнул Грендон. – Он оказался явью. Смотри!

Перед ними на земле засыхала лужица свежей крови. Рядом лежала небольшая альбинская перчатка – перчатка Вернии!

Грендон с сокрушенным сердцем двинулся обратно, прижимая к губам альбинскую перчатку. Потрясенный Оро шел следом.

Всю ночь неподвижно просидел Грендон у костра, не сводя глаз с языков пламени, не обращая ни малейшего внимания на происходящее вокруг.

Толто и его одурманенные товарищи, обезоруженные и связанные, лежали длинным рядком под охраной четырех солдат. Все спали, за исключением Оро и Роты, устроившихся у костра напротив Грендона и изредка подбрасывающих топливо в костер. Эти двое переговаривались благоговейным шепотом, пытаясь предугадать судьбу, ожидающую виновных.

Рассвет застал Грендона сидящим точно так же, в созерцании уже кучи золы и тлеющих углей. Сменились четверо усталых охранников, отправившихся на честно заработанный отдых после смены. Пьяные продолжали спать, ни на что не обращая внимания, даже на пробудившихся солдат, которые стали готовить простой завтрак из печеных кореньев и тушеных грибов.

Болотные люди оказались искусными рыбаками. Из пищевых мешков они надрали материи для изготовления грубой, но надежной лески, из шипов растений смастерили крючки, а из камешков – грузила. Отойдя вдоль берега недалеко от лагеря, они вскоре наудили столько рыбы, что съесть ее было не под силу всему гарнизону лагеря. Рыбу запекли тем же манером, что и коренья с грибами, сделав приятную добавку к столу.

Когда все приготовили, Оро не без опасений подошел к их юному командиру, держа в одной руке раковину с дымящимися кореньями, в другой – раковину с грибами и вкусной рыбой. Грендон машинально принял блюда и стал есть, но казалось, что при этом каждый кусок встает ему поперек горла. Наконец он встал, пошатываясь на затекших ногах.

Он направился прямиком к связанному и беспомощному Толто, подозвав двух солдат.

– Снимите с него доспехи, – коротко приказал он.

Приказание было торопливо исполнено. Остальные солдаты сгрудились вокруг, ожидая наказания. Когда с узника сняли доспехи, тот встал молча, почти равнодушно ожидая смертного приговора.

– Я должен был бы убить тебя, Толто, – сказал Грендон, – но я не снизойду до умерщвления беспомощного пленника. Ты проявил себя человеком, лишенным чести и чувства благодарности. А следовательно, ты не достоин носить оружие и доспехи солдата Грантерры. Я встретил тебя обнаженным, примитивным дикарем, так возвращайся же к этому состоянию и живи в джунглях. У тебя есть шанс побороться там за жизнь. Шанс хрупкий, но с твоей точки зрения он все же должен выглядеть более привлекательным, нежели немедленная смерть. Уходи!

Толто, изумленный таким приговором не менее других, ожидавших расправы, полез вверх по каменистому холму и вскоре скрылся за гребнем.

К тому времени пробудилось большинство дезертиров. Они изумленно оглядывались, некоторые пытались даже встать, но им мешали путы.

– Им тоже позволим уйти? – спросил Оро. – Развяжите их, и пусть все окончательно придут в себя.

Дезертиров развязали, не пришедших в себя решительно растолкали. Всех выстроили перед Грендоном, безоружных, окруженных охраной.

– Всем вам, бросившим свою страну в самый сложный час и сбежавшим с Толто, я объявляю амнистию, но при одном условии. Вы все вернетесь сразу же в Грантерру, расскажете Джото о том, что произошло, и отправитесь служить рядом с теми, кто сражался за право человека быть владыкой Долины Сабитов. Обещаете?

Все до единого с радостью обещали.

– Отдать им оружие и провизию, – приказал Грендон. – И пусть немедленно отправляются в путь.

Судно быстро загрузили и столкнули в воду. После этого Грендон вновь собрал своих людей.

– Погоня, которую мы начали с некоторой надеждой на успех, окончилась ничем, – печально сказал он. – Прошлой ночью, когда я узнал о гибели нашей любимой принцессы, я хотел и был готов умереть. Меня остановила лишь одна мысль. У меня есть долг, который я должен выполнить. Далеко на севере живут люди, которых поработили и выгнали из жилищ без всякого на то повода. Они сделали меня принцем их страны, которая зовется Укспо, и я сражался за них, пока не вмешалось Провидение и не унесло меня далеко-далеко оттуда через ряд странных приключений. Я не могу приказывать вам отправиться в это путешествие, которое сейчас начинаю. Не собираюсь ничем завлекать. Но если есть среди вас те, кто любит приключения ради них самих, я предлагаю им отправиться со мной и разделить удачу или, может статься, неудачу военных приключений. Я ничего не обещаю, не сулю наград, хотя, разумеется, те, кто поможет Укспо завоевать свободу, не будут забыты.

Первым заговорил Оро.

– Где Грендон с Терры, там и Оро, – от души произнес он.

– Он же ведь сражался за свободу нашей страны, – сказал следующий солдат. – Там что я к твоим услугам, Грендон с Терры.

– И я… И я… – слились в хор выкрики. – Веди нас в Укспо.

– Грузить судно и готовиться к отплытию, – сказал Грендон. – Отплываем немедленно. Дня через три-четыре большая река впадет в океан Азпок. По нему-то мы и доберемся до Укспо.

Глава 16

Принц Десто, ныне временный правитель Рибона, поудобнее устроился на розовых подушках трона и обратил внимание на Зеппу, улыбаясь двусмысленной улыбкой.

– Ах ты подлец, ты что же думал, я и поверю в эту безумную историю? – взревел он. – Ведь еще год назад мне доложили, что ее и четверых охранников сожрала рептилия.

– Клянусь священными мощами Торта, что это именно она, и никто другой. Я все-таки видел ее при императорском дворе каждый день и не мог теперь обознаться.

– Пусть эта женщина и напоминает принцессу Рибона. Но как могло статься, что, затерявшись в горах Укспо, она вдруг оказывается бредущей по соляным болотам вдоль берега океана Азпок?

– Я могу опираться лишь на факты, ваше величество, и вы сами можете убедиться, что я видел именно ее. Мы как раз готовились ужинать, когда эта девица внезапно вышла из ближайшей пещеры. При виде людей и факелов она попыталась сбежать, но споткнулась о корень, и, прежде чем успела подняться, двое наших людей успели ее схватить. Поскольку она с головы до ног облачилась в сверкающие коричневые доспехи, я поначалу принял ее за юношу, но когда с нее сняли шлем, я отчетливо разглядел ее внешность, постаравшись скрыть свою. Приказав капитану доставить ее сюда, я поспешил с этими добрыми вестями к вашему величеству.

– Кто-нибудь из наших людей узнал ее?

– Никто. А я не стал болтать, дожидаясь намерений вашего величества.

– И хорошо сделал, Зеппа. Если окажется, что она действительно Верния из Рибона, я щедро вознагражу тебя. Однако ее не следует доставлять сюда, в столицу. Слишком велик риск. Отвези-ка ты ее в мои собственные владения, в мой замок, где у меня верные люди и откуда сбежать невозможно. Государственные дела не отпускают меня сейчас, но через несколько дней я смогу посетить замок. Бери мою самую быструю моторную коляску да по прибытии принцессы смени стражу на Международном мосту, поставь там только моих людей.

Этим вечером, пока Зеппа потягивал вино в караулке у Международного моста, сюда прибыла небольшая команда, егерей и предъявила свои паспорта. С ними прибыли двое заключенных – очаровательная девушка в коричневых доспехах и огромный волосатый болотный человек, имеющий из одежды лишь набедренную повязку.

Капитан, просмотрев паспорта егерей, глянул на узников.

– А это кто?

Верния откинула забрало.

– Солдаты Рибона не смеют задавать вопросы своим правителям, – сказала она.

Капитан уставился, широко раскрыв рот, затем повернулся к подошедшим солдатам.

– Поразительно похожа на нашу принцессу, – пробормотал он.

– Она самозванка, – сказал один из солдат. – Нас уже предупредили о ее прибытии. Ведь так?

Верния повелительно посмотрела на стоящих перед нею мужчин.

– Или вы забыли, как надо почтительно обращаться с вашей принцессой? Немедленно предоставьте мне моторную коляску и прекратите вести себя нагло, если хотите увидеть свет завтрашнего дня.

Мужчины низко склонились, вытянув вперед правую руку ладонью вниз. Из-за их спин выскочил незнакомец и пнул склонившегося капитана в лицо. Верния тут же узнала Зеппу.

– Да вы что, идиоты?! – заорал он. – Неужели вы не получили предупреждение от вашего драгоценного суверена Десто и еще склоняетесь перед этой самозванкой? Схватить ее и связать, как вам было приказано.

С яростным ревом волосатый болотный человек кинулся на коварного командира, но на него навалились два десятка солдат и быстро связали.

– Где вы взяли этого громилу, егеря? – спросил Зеппа, глядя на все еще сопротивляющегося болотного человека.

– Поймали в лесу, когда он пытался похитить у нас пленницу.

– Отведите его в замок принца Десто, – распорядился Зеппа, посадил Вернию в свою моторную коляску и умчался.

Несколько часов спустя коляска остановилась у массивных ворот. Зеппа отозвался на окрик охраны, и зажужжали подъемные механизмы. Полуослабевшую Вернию забрали из коляски и понесли через низкий сводчатый вход и вдоль тускло освещенного коридора к скудно обставленным апартаментам, где и поручили отнюдь не чрезмерной заботе костлявой рабыни.

Рабыня тщательно замкнула стальную дверь и положила ключ в кармашек на поясе. Впервые в истории владыка Рибона оказался узником, находясь на территории собственного государства.

Вечером шестого дня заключения Верния лежала лицом вниз на кушетке, когда в коридоре послышались шаги. С нее уже сняли доспехи и охотничий костюм, облачив в розовое одеяние принцессы. Она села на кушетке, когда вошел человек – принц Десто.

– Приветствую тебя, милая кузина, – сказал он, ставя перед нею поднос и закрывая дверь на замок. На первый взгляд Десто всегда производил впечатление красивого мужчины. И теперь, когда он стоял перед нею в золотом и розовом наряде рого Рибона, Верния поразилась произошедшему в нем изменению.

– Твоя наглость довела тебя до государственной измены, – сказала она.

– Тысячу извинений, если оскорбил тебя, но не могу же я оказывать тебе прежнее почтение, поскольку роли наши поменялись. В прошлом году ты осуществляла верховную власть в Рибоне, ныне – я. И теперь, в свою очередь, ожидаю от тебя почтения по отношению к твоему суверену.

– Жди сколько тебе угодно, – ответила она.

– Что ж, посмотрим. Ты ведь и понятия не имеешь о способах укрощения излишне гордых. Так не заставляй меня описывать тебе эти способы. На самом деле я пришел к тебе, чтобы предложить приятный и почетный выход из сложившегося трудного для тебя положения.

– И каков же он?

– Видишь ли, проще всего было бы убить тебя. Мои помощники настаивают именно на этом методе, но я не стал к ним прислушиваться. Хотя целью моих амбиций и был трон, но мне нужно и еще кое-что – женитьба на самой красивой женщине всей Заровии. – Он поднял руку. – Выслушай меня, милая кузина. Историю вспять не повернуть. Через десять дней я стану императором Рибона, поскольку ты отсутствуешь в пределах отечества. Ты знаешь, что этот закон распространяется даже на верховного владыку. Ты же будешь лишена гражданства. И это означает, что тебя может поработить любой свободный гражданин, как только поймает тебя. А я хотел бы избавить тебя от такой судьбы.

– И что же это за приятный и почетный выход из трудной ситуации?

– Брак с будущим императором, пока еще не истекли эти десять дней. Ты станешь моей императрицей, и мы вместе станем править в самой могущественной империи Заровии.

– То есть в обмен на мою руку ты вернешь мне половину тех прав, что положены мне по праву рождения. Какое великодушное предложение.

– Не такое уж оно и плохое. Ну где на Заровии ты найдешь более подходящего мужа? В моих жилах течет точно такая же королевская кровь, как и у тебя. Я проявил и храбрость, захватив тебя. Что касается моей внешности, так тысячи прелестнейших женщин считают меня красавцем и готовы запрыгать от радости, сделай я им такое предложение.

– Твоя королевская кровь – случайность рождения. Храбрость твоя – в схватке с противником, который слабее тебя. Я отвергаю твое предложение, предатель Десто. А теперь прошу тебя, оставь меня в покое. Избавь от своего оскорбительного для меня присутствия.

Десто подскочил к ней, схватил за плечи и повалил на розовую кушетку.

– Ну так держись, пусть мое оскорбительное присутствие станет реальностью. Я…

Его слова потонули в грохоте от ударов в дверь тяжелым кулаком. В ярости он оставил чуть не потерявшую сознание девушку, подскочил к двери и слегка приоткрыл ее.

– Ну что еще, Зеппа? – сердито выкрикнул он. – В чем дело? Разве я не приказывал беспокоить меня только в случае самой крайней необходимости?

– Именно следуя этому приказу, я и пришел, ваше величество. Только что прибыл гонец и принес пугающую новость о мятеже в Укспо. Он ждет вас в зале для аудиенций.

– Опять мятеж в Укспо? О мощи Торта! Неужели это королевство никогда не оставит нас в покое?

Он повернулся к Вернии.

– Сожалею, что вынужден так поспешно покинуть вас, милая кузина, но я вскоре вернусь, чтобы продолжить нашу в высшей степени интересную дискуссию.

В дверях он насмешливо поклонился, затем закрыл дверь за собой и повернул ключ. Верния прислушивалась, как шаги двух человек удаляются по коридору и затихают вдали. Затем она обессиленно легла на кушетку.

Она слышала разговор двух мужчин, но поначалу не придала значения факту очередного мятежа в Укспо. Но постепенно до ее сознания начал доходить смысл сказанного. Ведь только один человек ныне мог возглавить успешный мятеж в Укспо – Грендон с Терры!

Некоторое время спустя пришла костлявая рабыня и забрала поднос с нетронутой пищей. Хотя эта рабыня всегда слыла тупой и неразговорчивой, Верния решилась задать ей вопрос.

– Ты слышала о революции в Укспо, Марша? – спросила она.

Унылые черты рабыни посветлели.

– Болтают в замке, – ответила она. – Говорят, столица уже в руках Сражающихся Травеков, солдаты-рибонийцы или убиты все, или захвачены в плен, или изгнаны из их королевства.

– Похоже, тебя греют эти вести, – сказала Верния, заметив воодушевление в поведении рабыни.

– Еще бы, – ответила та. – Ведь я же из Укспо. Меня захватили в плен и сделали здесь рабыней солдаты вашего отца, императора Марго. И за все проведенные здесь годы – это самые радостные для меня вести.

– Наверняка революцию возглавил Бордин, командир Сражающихся Травеков, – небрежно заметила Верния.

– Бордин? Вряд ли, хотя, несомненно, он принял в ней самое активное участие. Внезапно и таинственно, как и год назад, появился принц Таддор, который называет себя Грендоном с Терры. Говорят, что он облачен в странные доспехи из коричневого металла, от которых отскакивает даже пуля, выпущенная из торка. И оружие из такого же металла у него, так что саблей своей он может с такой же легкостью рубить сталь, как скарбо разрубает древесину. Еще говорят, что из какой-то далекой страны он привел с собою своих телохранителей числом в двадцать человек, одетых в такие же доспехи и так же вооруженных. И, насколько мне известно, вчера его короновали как короля Укспо.

– А не отказалась бы ты, Марша, если бы представился такой случай, оказать услугу Грендону с Терры, спасителю Укспо?

– Да я бы жизнью рискнула ради него, коли он рискует своей ради моей любимой страны, – горячо ответила Марша.

– А если бы это одновременно оказалась и услуга мне, ты бы не отказалась?

Марша нахмурилась.

– Вы всегда были самыми опасными врагами Укспо. Солдаты вашего отца убили моего мужа и поработили меня. Да и вы, в свою очередь, дважды водили ваши армии в Укспо для завоевания и угнетения. Вы приказали казнить нашего драгоценного короля Луги и отправили на пожизненные каторжные работы в мраморные рудники принца Таддора. И услуга вам никак не может быть одновременно и услугой королю Укспо.

Она взяла поднос и повернулась, чтобы уйти.

– Минуточку, Марша, – окликнула ее Верния. – В том, что ты говоришь, есть здравый смысл. Ты судишь справедливо. Тем не менее я могу убедить тебя, что, помогая мне, ты оказываешь услугу и Грендону с Терры.

Марша остановилась. Подумав, сказала:

– Мне надо идти, но вскоре я вернусь. Выслушать вас я могу, в этом нет ничего страшного.

– Так возвращайся же как можно скорее, – сказала Верния, когда рабыня вставляла ключ в замок, – иначе будет поздно.

Драгоценные минуты складывались в часы, надежда исчезала. Но вот в коридоре послышались шаги, в замке загремел ключ. Верния встала и с возродившейся надеждой двинулась к двери, затем тревожно застыла – в дверях обрисовался грузный силуэт Зеппы. К ее удивлению, тот низко поклонился, вытянув правую руку вперед ладонью вниз, и почтительно застыл, ожидая, когда она заговорит.

– Что заставляет тебя насмехаться надо мною в столь неподходящий час? – спросила Верния.

– Я пришел не насмехаться, ваше величество, – ответил Зеппа, – а с униженным прошением простить меня за ту серьезную провинность, допущенную мною по отношению к моему повелителю, и предложить мои услуги.

– Время совсем неподходящее для столь оскорбительных шуток… Но если ты говоришь искренне, то полное прощение тебе даровано и даже последующая награда, если заслужишь.

Зеппа тихонько прикрыл дверь.

– Я выдаю вам секрет, который может мне стоить жизни в стенах этого замка, но я сочувствую освободительному движению Укспо. Хотя мой отец и был рибонийским дворянином, но мать родом из Укспо, и именно к ней и ее стране всегда тянуло меня. Я единственный в этом замке испытываю сочувствие к Укспо и готов помочь вам. А в заговор с целью вашего свержения я вступил потому, что вы являетесь самым опасным врагом моей страны. Но принц Десто оказался врагом Укспо еще более опасным, и потому я добровольно меняю мою точку зрения в обмен на королевское обещание. Это единственное мое условие – провозгласить свободу Укспо и простить меня.

– Я уже пообещала другому провозгласить свободу Укспо, – ответила Верния, – но я охотно повторяю это обещание тебе и обещаю простить тебя. Но ты должен сделать одно из двух – либо помочь бежать мне, пока не истечет срок моего правления, либо послать гонца к Грендону из Терры, чтобы он шел мне на выручку.

– Я уже размышлял по поводу первого предложения, – сказал Зеппа, – и даже кое-что проделал. Я сейчас уйду и пришлю Маршу с одеждой, в которой вы сойдете за рабыню. Когда в замке все стихнет, я вернусь и проведу вас тайным переходом от замка, где стоит моя моторная коляска. К утру мы уже доберемся до столицы.

– А Толто? Тот болотный человек? Я хочу, чтобы его тоже освободили.

– Толто сбежал сразу же, как его привели в замок. Несомненно, он уже где-нибудь в своих родных местах.

Он поклонился и вышел. Надежда вновь засияла для Вернии.

Зеппа же закрыл дверь, замкнул на ключ и двинулся было к помещению для рабов, но не успел он сделать и дюжины шагов, как дорогу ему преградил охранник.

– С дороги, приятель, – проревел Зеппа, ожидая беспрекословного повиновения.

Солдат же совершенно спокойно воспринял его досаду.

– Его высочество, принц Десто, требует вашего немедленного присутствия в зале для аудиенций.

Зеппа, не говоря ни слова, повернулся и двинулся вслед за охранником.

«Это конец, – подумал он. – Наш заговор раскрыт».

Однако же ему удалось беспрепятственно добраться до трона, а в ответ на поклон принц Десто встретил его радушно и даже спустился по ступенькам, дабы взять за руку.

– Давай-ка пройдем в сад, мой доблестный Зеппа, – сказал принц. – Я поведаю тебе план подавления мятежа в Укспо. Спертый воздух замка плохо влияет на мои мозги.

– Я буду рад выслушать, – сказал Зеппа, сопровождая принца Десто в сад. – Тем более отрадно, что вы, ваше высочество, хотите подавить мятеж еще до вашего воцарения на троне, то есть поступаясь амбициями. А за такое короткое время…

От боли он разинул рот. С вонзенным в спину кинжалом он, застонав, рухнул на землю. Десто вырвал кинжал из раны и преспокойно обтер лезвие об одежды распростершегося человека.

– Так умирают все предатели. И я еще проявил снисходительность. Ты же оказался дважды предателем: сначала по отношению к принцессе, а потом – и ко мне.

Он повернулся и скрылся в замке. Оказавшись в зале для аудиенций, он вызвал капитана замковой стражи.

– Марша уже в подземелье? – спросил он.

– Да, ваше высочество. С тяжелыми кандалами и ошейником с шипами, как и было приказано.

Кивком он отпустил капитана, затем взялся за длинную мягкую трубку, уходящую одним концом в основание трона. К другому концу подсоединялось устройство в форме колокола, которое он и приложил к уху. Внимательно вслушиваясь, он мрачно улыбался, различая приглушенные всхлипывания.

Трубка подключалась к усилителю звука, установленному за решеткой вентиляционного отверстия в комнате, где содержалась Верния.

Принц Десто не тратил зря времени с осуществлением плана по завоеванию Укспо. Он направил пятьдесят наемных убийц с целью уничтожения Грендона. На случай их провала он держал наготове рядом в замке армию из тридцати тысяч человек, готовую выступить в поход против мятежного королевства.

Перед троном через несколько дней появился запыленный, запыхавшийся курьер.

– Ну что, Торбо? – спросил Десто, поглядывая с высоты престола на курьера. – Какие новости из Укспо?

– Грендон с Терры убит, и тело его лежит в королевском дворце!

– Без сомнения, прекрасные новости. Кто же убил его?

– Не знаю, но, по слухам, люди, успешно справившиеся с этим заданием, в свою очередь тоже были убиты.

– Ты сам видел тело?

– Да, ваше величество, и черты его лица были так обезображены, что узнать невозможно. Также сожалею, что вынужден сообщить вам о гибели вчера утром главаря ваших наемных убийц, Малькабара.

Десто повернулся к своим советникам.

– Армию пока не распускать, – сказал он. – Информация нуждается в подтверждении.

Несколько минут спустя в зал вошли два охранника, подталкивая высокого бородатого мужчину в мундире солдата рибонийской армии. Все трое почтительно приветствовали поклонами принца, затем выпрямились, и два охранника шагнули назад, оставив посреди зала солдата.

– Кого это вы привели? – спросил Десто, обращаясь к одному из охранников.

– Из его бумаг следует, что это Ксантол из Укспо, помощник вашего резидента Малькабара. У него важные новости для вашего высочества.

Десто долго и оценивающе разглядывал солдата. Казалось, что черные глаза незнакомца проникают до дна души узурпатора.

– Слушаю твои новости, Ксантол, – рявкнул Десто.

– Я прибыл к вашему высочеству со слухами о том, что Грендон с Терры убит.

– Со слухами, говоришь? Ну так ты принес нам старые новости, приятель. Нам уже сообщили, что этот мерзкий самозванец убит, а его обезображенный труп лежит во дворце.

Десто обратился к охраннику.

– Кем подписаны бумаги этого человека?

– Малькабаром.

– Малькабаром? Дайте-ка взглянуть. Он внимательно просмотрел документы.

– Почерк и подпись похожи на настоящие, – сказал он. – Позовите-ка мне обратно того гонца.

Когда вернулся Торбо и низко склонился, Десто резко сказал:

– Итак, ты считаешь уместным лгать мне, Торбо!

– Я… лгать вашему высочеству? – удивленно воскликнул Торбо. – Вам хочется подшутить, ваше высочество, над вашим недостойным слугой.

– Ты поведал, что Малькабар был убит вчера утром. А вот бумаги, написанные и подписанные им вчера вечером. Что ж, по-твоему, это писал покойник?

– Если это записки Малькабара, значит, их действительно писал покойник, поскольку клянусь мощами Торта, что своими глазами видел, как он осуществлял нападение на Грендона и огромный охранник рассек его от макушки до подбородка.

Десто в задумчивости переводил взгляд с Торбо на солдата, а с солдата – на Торбо.

– Определенно, один из вас лжет, – сказал он. – И можете не сомневаться, что виновный будет найден и сполна заплатит за свое вероломство.

– Позволено мне будет спросить, кто доставил письмо? – спросил Торбо.

– Я, – ответил солдат.

– А кто ты такой?

– Ксантол из Укспо, помощник резидента Малькабара. Торбо покраснел от злости.

– Этот человек лжет, – сказал он. – У Малькабара среди помощников не было укспонийцев. Они все были из Рибона, и все погибли вместе с ним вчера утром.

– Разве ты знал помощников Малькабара? – спросил Десто. – Всех до единого.

– И этого человека никогда раньше не видел?

– Где-то я его видел, – сказал Торбо, хмуря брови. – Лицо его одновременно знакомо мне и незнакомо. – Он подошел поближе и внимательно оглядел незнакомца. И вдруг расхохотался. – Пристрелите меня как хохотуна, если у этого человека не фальшивая борода, – сказал он и в доказательство резко шагнул вперед и сорвал с лица солдата клок волос.

Укспониец выхватил скарбо, но сзади его обхватили сильные руки, и мгновение спустя, лишенный оружия, он уже стоял беспомощным, в тисках рук двух дюжих охранников.

– Что ж, лишим эту птицу еще кое-какого ее оперения и посмотрим, может быть, мы его узнаем, – сказал Десто.

– В этом нет необходимости, – ответил Торбо, – поскольку я уже узнал его. Это Грендон с Терры!

Даже гром, грянувший бы под этими сводчатыми потолками, не произвел бы такого эффекта. Десто был ошеломлен.

– Грендон с Терры? – воскликнул он. – Но ты же сказал мне, что он мертв.

– Я же не говорил, что видел, как он умирал, – ответил Торбо, – а этот человек – несомненно Грендон с Терры.

Глаза Десто полыхнули торжеством.

– А ты, оказывается, еще больший дурак, нежели я думал, Грендон с Терры, – сказал он. – Возможно, даже больший, нежели ты думал обо мне.

– Да, возможно, в глупости ты меня и превосходишь. Но есть два качества, первенство в которых я тебе определенно уступаю.

– И какие же это?

– Вероломство и трусость!

– Увести его, – сказал Десто. – Пусть поразмышляет о своей глупости в темноте подземелий, пока мы решим, что с ним делать.

Дюжие охранники втолкнули Грендона в боковую дверь и повели по извилистому спиральному коридору чуть ли не в глубь планеты, так долго они шли. Заковав в кандалы запястья и лодыжки узника, они втолкнули его в какую-то темную зловонную дыру, захлопнули и замкнули на ключ металлическую дверь, столь плотно подогнанную к косякам, что и малейшего лучика света внутрь не проникало.

Лежа на мокром скользком полу, Грендон размышлял над словами Десто. Фраза «что с ним делать» озадачивала.

Вскоре явились два охранника, сняли кандалы с лодыжек и повели по спиральному переходу наверх.

Не дойдя до самого верха, они повернули к узкому коридору, расположенному, по оценке Грендона, где-то на половине пути к земной поверхности. Небольшой переход привел их в подземное помещение, похожее на мастерскую или лабораторию, судя по нескольким содержащимся здесь устройствам необычного вида.

В одном углу располагалась приподнятая округлая платформа, крытая материалом, здорово похожим на резину. Грендон заметил отверстие в центре платформы, а от дыры под платформу шла небольшая труба, соединенная со стоящим рядом мотором. Рядом стояло и стальное кресло, а над платформой на блоке висел огромный стеклянный колокол. Из мебели еще здесь стояло деревянное кресло и письменный стол с принадлежностями для письма.

Два охранника приковали Грендона к стальному креслу, подняли и поставили на платформу прямо над отверстием.

Минуту спустя вошел Десто. С мрачной улыбкой он поглядел на Грендона. Затем повернулся к ближайшему охраннику.

– Вижу, у вас все готово. Ведите сюда ее императорское величество, да закройте ей лицо вуалью так, чтобы никто, не узнал ее по дороге.

Не успел уйти охранник, как в зал вошел Бопо, капитан личной стражи Десто.

– Где же документ, дурень? – рассердился Десто. – Неужели еще не приготовили?

– Вот он, – ответил Бопо, доставая свиток из-под одежды. – Я спрятал его, как и было приказано вашим величеством, в целях сохранения тайны.

– Хорошо. Давай его сюда.

Десто торопливо прочитал документ. Затем еще раз прочитал, уже медленнее.

– Ты уверен, что с точки зрения закона форма избрана верно?

– Уверен, ваше величество.

Десто положил свиток на стол, прошелся по комнате, а когда охранник ввел в помещение женщину в вуали, низко поклонился.

Внезапно женщина откинула вуаль и с негромким придушенным криком рванулась вперед, не обращая внимания на Десто. Сердце Грендона чуть не выпрыгнуло из груди, когда он увидел ее бледное лицо в обрамлении золотых локонов.

– Верния! – Он попытался встать, но цепь не пускали.

– Мой Грендон! Мой герой! – воскликнула она, отыскивая своими губами его губы и обхватывая руками за шею. Он пытался поднять скованные руки, чтобы погладить ее по волосам. Верния, уткнувшись ему в плечо, бессвязно что-то бормотала, всхлипывая.

– Зачем ты явился сюда, на верную гибель? Грендон в ответ прошептал ей на ухо:

– Зеппа, даже серьезно раненный, смог добраться до меня и сообщить о том, где ты. Идти сюда с моей маленькой армией было бы равносильно поражению, вот я и пришел один, загримировавшись под помощника наемного убийцы, покушавшегося на мою жизнь.

– Хватит шептаться! – сказал Десто, с улыбкой разлучая влюбленных и сажая Вернию в кресло возле стола.

– Приятный сюрприз я приготовил вам, милая кузина, не правда ли? – сказал Десто. – Подбросил вам немного эмоций. Ну а теперь давайте займемся делом. Передо мною лежит документ, который может считаться действительным лишь при наличии вашей подписи. Зачитай его вслух, Бопо, чтобы все слышали и могли понять суть дела.

Бопо взял свиток, развернув его, прокашлялся и торжественно прочитал:

«Воззвание ее императорского величества Вернии, принцессы Рибона:

В двадцать четвертый день восьмого эндира четвертого года пятого тысячелетия Торта я, Верния из Рибона, сим утверждаю и объявляю всем подданным нашей обширной империи, что беру в мужья и официально объявляю императором, владыкою надо мною и моими людьми, храброго и прославленного принца Десто.

Повелеваю незамедлительно распространить по всем частям империи копии данного воззвания и назначить на пятый день девятого эндира празднование и церемонию, соответствующие этому историческому событию».

Бопо закончил чтение, передал свиток Десто, а тот разложил его на столе перед Вернией.

Верния подняла на него гневный взор.

– Ты всерьез уверен, что я подпишу этот смехотворный документ?

– Ты отказываешься?

Вместо ответа она отбросила документ в сторону.

– Продолжаем проявлять характер, – холодно сказал Десто, подбирая свиток. – Что ж, ты вынуждаешь меня в свою очередь пойти на принуждение.

Он подал знак стражнику, который, широко ухмыляясь, стал отпускать цепи, на которых был подвешен стеклянный колокол, пока тот не встал твердо на эластичное покрытие платформы, где сидел Грендон, спокойный и неподвижный в железном кресле.

– Совершенно очевидно, – сказал Десто, – что тебе далеко не безразличен этот молодой человек. Обреченный человек.

Верния вздрогнула.

– Но, хотя он бунтарь и изменник, ты можешь спасти его жизнь, всего лишь написав свое имя. А пока посмотри, как он будет сражаться со смертью. Включить мотор.

Дюжий охранник, ухмыляясь еще шире, подошел к мотору и нажал кнопку.

Верния, напряженно вглядывающаяся сквозь стекло, увидела, как Грендон слегка передернулся. Но тут же сжал губы и откинулся назад, очевидно, решив спокойно встретить уготованное. Вскоре она заметила, что он дышит прерывисто, широко раздувая ноздри.

– Прекратите! Вы же убьете его! – закричала она. – Прекратите этот жуткий эксперимент. Я подпишу. Я все сделаю.

Десто подал знак охраннику, тот нажал другую кнопку, открывая клапан, но голова Грендона уже повисла на грудь.

Донесся шипящий звук, и Грендон поднял голову, хватая воздух широко раскрытым ртом.

– Вот видите, даже такую упрямую и своевольную особу можно убедить, – торжествующе сказал Десто.

Он положил перед нею свиток, но она мешкала, поскольку Грендон глядел на нее сквозь стекло и выразительно качал головой.

– Я не могу, – слабо сказала она.

– Очень хорошо, – ответил Десто и повернулся к охраннику. – Включить мотор. И на этот раз не останавливать.

– Нет, нет! – воскликнула Верния. – Не включайте. Я подпишу.

Десто махнул охраннику повременить. Верния взялась за свиток, лежащий перед нею в полусвернутом состоянии. На мгновение она посмотрела на Грендона прощальным взглядом. Затем, с видимым усилием, оторвала от него взгляд и решительно подписала документ.

Десто нетерпеливо схватил бумагу и осмотрел подпись. Скатав его в трубочку, сунул за пазуху, подошел к мотору, закрыл клапан и нажал кнопку.

Верния, сообразив, что же он делает, с криком бросилась вперед, чтобы выключить аппарат, но Десто перехватил ее и толкнул обратно в кресло.

– Теперь я законный император Рибона, – сказал он. – Нет необходимости к принуждению силой. Теперь закон – мое слово. И я приговариваю этого изменника к смерти, а ты, в обществе твоего любимого муженька, будешь наблюдать за сражением со смертью.

Глава 17

Еще когда колокол опускался, Грендон догадался, что с помощью этой штуковины его будут мучить или убивать, а может быть, и то и другое.

Он сжал зубы, но не удержался, вздрогнул слегка, когда охранник включил мотор. В ушах раздался рев. Может быть, они закачивают под колокол какой-нибудь смертельный газ? Но в воздухе не ощущалось посторонних запахов. Однако же дышать становилось все труднее и труднее.

Он понял, в чем дело. Они выкачивали воздух из колокола! Пронзительная боль пронеслась по телу, когда он изо всех сил постарался вдохнуть. Внезапно перед глазами потемнело, и голова его поникла.

Минуту спустя его оживил свистящий звук свежего воздуха. Он увидел, что Верния готова подписать документ, который сделает ее законной женой Десто, и отчаянно замотал головой.

Он не слышал слов, но видел, как она отказывается, как угрожает Десто, как наконец она соглашается.

– Не подписывай! – закричал он, но она уже отвела взгляд, а звук его голоса не проник за толстые стеклянные стены.

Увиденное и последняя угроза Десто включить вновь мотор разбудили его гнев и вывели из состояния пассивности. В припадке усилия, проявив неожиданную для себя энергию, он натянул цепи. Сначала поддалась одна, затем другая. Руки освободились. Он добрался руками до ног. В ушах вновь послышался ревущий звук. Быстрым рывком освободил правую ногу. Развернув кресло левым боком, он изо всех сил ударил им о стекло. Тысячи крошечных трещин разбежались от точки удара. Он вновь развернул кресло. Послышался треск, и в пустоту со звуком выстрела из торка ворвался воздух.

Охранник со скарбо наготове уже ждал, когда появится Грендон. Размахнувшись железным креслом, тот обрушил его на череп человека, расколов его, как яйцо. Скарбо с грохотом полетело на пол. Второй охранник, бросившийся на помощь первому, встретил такую же судьбу.

Десто поволок Вернию из помещения. Бопо остался, встречая Грендона обнаженным скарбо. Брошенное кресло сбило капитана с ног. Грендон подхватил скарбо и бросился вдогонку за Десто.

Узурпатор был вынужден оставить Вернию и взяться за оружие. Принц оказался неплохим фехтовальщиком, и какое-то время исход схватки предсказать было невозможно.

Землянин дрался со слепой яростью. Но постепенно он пришел в себя, и удары его стали более точными. Прижав противника к стене, он умелым поворотом кисти вышиб скарбо из его руки.

В изумленных глазах рибонийского принца вспыхнула тревога.

– Ты убьешь безоружного человека?

– Сдавайся, или…

Но не успел Грендон договорить, как коварный Десто выскользнул из его рук и бросился к двери, на бегу громко взывая о помощи.

Грендон рванулся за ним, но тут же застыл беспомощно.

– Пойдем, – сказал он, беря Вернию за руку. – Через несколько минут тут все будет кишеть солдатами. Надо попытаться отыскать безопасное место.

Рука об руку они побежали по сумрачному коридору. Впереди послышался топот ног и лязг оружия. Слева показалась какая-то дверь, и они метнулись туда в поисках хоть временного убежища. Грендон прикрыл за собою дверь, оставив небольшую щелочку, и стал наблюдать. Через минуту мимо промчалась дюжина солдат замковой стражи, за которыми следовал Десто.

– Пора, – прошептал Грендон. – Пошли тихонечко. Вновь они двинулись по коридору, пока не оказались у спиральной лестницы. Едва они успели подняться на первый этаж, как перед ними возник стражник. Грендон поразил его прямо в горло, но тот воплем успел поднять по тревоге два десятка товарищей.

Оставалось лишь дальше карабкаться по лестнице. За ними устремился еще один охранник, самый проворный, криком созывающий спешащих солдат. За свои действия он поплатился расколотым черепом, когда приблизился к беглецам на четвертом этаже. Его товарищи, обнаружив мгновения спустя тело, разразились гневными криками и удвоили скорость преследования.

До седьмого этажа оставалось недалеко, когда Грендону пришлось развернуться и вступить в схватку с вырвавшимся вперед охранником. Солдат оказался никудышным фехтовальщиком и, получив удар в сердце, полетел на своих товарищей, замедлив их продвижение.

Воспользовавшись этим преимуществом, Грендон устремился следом за Вернией. Миновав очередной этаж, они оказались в узкой башне, выходящей окнами на покатую крышу. Десятый этаж оказался последним, и Грендон, втолкнув Вернию в одно из помещений башни, повернулся лицом к преследователям. Ловушка захлопнулась.

Первый соперник, гигант с резкими чертами лица, испытав на себе тяжесть стали Грендона, со стоном рухнул назад. Следующий, перепрыгнув через тело, занял его место, но тоже недолго устоял перед искусством землянина. Двое попытались броситься разом, но в узком пространстве им не удалось одновременно пустить сабли в ход, и они разделили судьбу предыдущих атакующих.

Через груду упавших товарищей солдатам перебираться стало непросто, и они немного отступили. По бормотаньям их голосов Грендон понял, что они замышляют новый план атаки. Воспользовавшись такой передышкой, Грендон сорвал ремень с торком у одного из павших. Затем залег наверху лестницы с торком на изготовку.

Внезапно донесся знакомый воющий звук, вслед за которым раздался мощный взрыв, потрясший пол. Снаряд из матторка! Неужели они решили обстреливать башню? Один за другим, в быстрой последовательности начали рваться снаряды, а потом зазвучала настоящая канонада, словно в дело вступили сотни матторков.

Из помещения башни донесся взволнованный голос Вернии.

– Из-за леса приближается какая-то армия. Судя по мундирам, это Сражающиеся Травеки. Ну да, точно, это Сражающиеся Травеки! Пехотинцы штурмуют лагерь, а матторки обстреливают замок. В первых рядах дерется небольшой отряд в доспехах альбинцев. Войска Десто поначалу растерялись, но сейчас воодушевлены! О, убьют всех Травеков. У Десто численное преимущество десять против одного.

– Не видно, кто ведет Травеков? – спросил Грендон, не осмеливаясь покидать свой пост.

– Высокий человек с седой бородой. Он возвышается над своими людьми. Голос его подобен грому!

– Бордин! – воскликнул Грендон. – Итак, этот отважный командир не послушался приказа. А с ним сражаются бок о бок Оро и его двадцать человек.

– Армия Десто одолевает, – продолжала Верния. – Они теснят Травеков с двух сторон. Какая бойня… Ужас! И вот Травеки отступают. Они прорываются назад, но половина их уже полегла. А вот свежий отряд спешит им на помощь, а матторки расчищают фланги. Оставшиеся в живых добрались до товарищей, но армия Десто их окружает.

– Ох дураки… ну и дураки же, – простонал Грендон. Верния вновь воскликнула изумленно.

– С юга подходит новая армия. Лагерь с этой стороны никем не защищен, все бросились на север, окружать Травеков. Какие-то призрачные воины в альбинских доспехах скачут через поляну. Армия Десто бросилась назад, им навстречу, со стен их поливают пулями, но безрезультатно. Вот они схватились с людьми Десто… Прорвались сквозь них, как через траву. Ни один из воинов в коричневых доспехах не упал. Со стен на них наводят матторки. Снаряды матторков выкашивают их ряды, но они упрямо рвутся вперед. Вот уже видны их знамена. На них написано «Грантерра»!

– Должно быть, это Джото, – сказал Грендон. – Однако как он узнал, что мы здесь?

– Точно, Джото, – радостно воскликнула Верния. – Он дерется в первых рядах… Забрало поднято… Подбодрив своих людей шутками… Смеется!

– Да, его ни с кем не спутаешь.

– Теперь и Травеки воспряли. Они обстреливают батареи на стенах. Пробиваются сквозь ряды армии Десто.

– Я должен им помочь! – воскликнул Грендон.

– На подходе еще один отряд воинов в коричневых доспехах, – продолжила Верния. – С ними – армия сабитов. Люди вскакивают верхом на сабитов и атакуют замок. Сабиты везут их наверх, на стены. Вот они уже кругом кишат. Сабиты сокрушают защитников клешнями, а наездники рубят мечами. Вот уже стены и внутренний двор очищены от защитников! Ворота распахнуты, атакуют уже сам замок. Травеки сражаются бок о бок с воинами в коричневых доспехах.

Грендон, увлеченный повествованием Вернии, слегка утратил бдительность. И тут же чуть не поплатился жизнью. Пуля торка просвистела над ухом, и новый отряд стражников устремился вверх по лестнице. Он быстро выстрелил в ответ, и тут же, с этажа ниже, донесся голос Десто:

– Помните же: десять тысяч акров лучшей земли тому, кто убьет его. Но женщину не трогать.

– Куда вы, придурки, – заорал Грендон. – Покойникам земля ни к чему.

Но ни угрозы, ни пули не могли остановить их. Люди, рвущиеся вверх по лестнице, стреляли из торков и размахивали копьями с длинными наконечниками. Грендон стал подумывать об отступлении в комнату к Вернии, где они могли бы ненадолго укрыться, забаррикадировав стальную дверь. Так он и сделал.

На дверь обрушился град ударов, послышались разгневанные вопли.

– Какое-то время мы продержимся, но боюсь, что недолго. Он вздрогнул, услыхав вскрик Вернии. Обернувшись, он увидел уродливую голову красного сабита, заглядывающего в окно. Позади виднелся гребень шлема воина в альбинских доспехах. Оба протиснулись сквозь узкое окно, и воин поднял забрало.

– Толто! – одновременно вскрикнули Грендон и Верния. Соскочив со своего дикого скакуна, тот простерся перед ними, вытянув вперед правую руку ладонью вверх.

– Толто. Ваш раб, – просто сказал он.

Грендон, увидев, что стальная дверь подается под мощными ударами снаружи, прыгнул вперед со скарбо наготове. Толто тут же оказался рядом, вытаскивая меч и обращаясь к сабиту на мелодичном языке. Существо ответило вибрацией антенн и заняло место между ними, прямо напротив двери, склонив набок голову и изготовившись к прыжку.

Дверь рухнула внутрь с грохотом, послышались торжествующие крики нападающих. И тут вперед рванулся сабит, клацая налево и направо мощными клешнями, перерубая пополам каждого попавшегося. В мгновение ока лестничная клетка была очищена.

Кровожадный сабит бросился вниз по лестнице, с которой понеслись ужасные вопли попадавшихся ему по дороге людей.

Грендон осмотрел лежащие трупы в поисках Десто, но не обнаружил того. Тот или сбежал, или еще числился среди преследуемых жертв сабита.

Со двора донеслись крики веселья. Грендон выглянул в окно. Из замка, с поднятыми руками и безоружные, выходили солдаты Десто. С одной стороны их сопровождали Травеки, с другой – воины в коричневых доспехах.

– Замок пал, – сказал Грендон. – Спускаемся.

Они осторожно стали спускаться по залитым кровью ступеням, а Толто бросился вниз, призывая своего свирепого скакуна на языке сабитов. Изуродованные людские тела на лестнице красноречиво свидетельствовали об ужасающей мощи чудовища.

Оказавшись на первом этаже, они двинулись к залу аудиенций, где, судя по звукам, шел нешуточный спор.

Среди общего шума отчетливо выделялись крики: «Убить предателя!» и «Обезглавить убийцу!».

– Что это они там делают? – воскликнула Верния. – Надо торопиться.

В зале, битком набитом Травеками и грантерранцами, размахивающими скарбо и мечами, перед троном, в руках двух дюжих Травеков стоял трясущийся от страха Десто. Бор-дин и Джото, со своей стороны, пытались успокоить разъяренную толпу.

– Да подождите вы, дураки, – ревел Бордин. – Он же еще не сказал нам, где найти Грендона с Терры и принцессу. А мертвый секретов не открывает.

– Пытать его! – выкрикнул здоровенный Травек.

– А секрета уже и нет, – сказал Джото. – Вон идет Грендон с Терры, а с ним и принцесса!

При виде Грендона и его прекрасной спутницы люди заорали еще громче, но уже от радости. Перед идущей парой торопливо расступились, открывая путь к трону. Бордин и Джото, а за ними Оро, Рота и Толто радостно бросились навстречу.

– Я уж думал, тебя прикончили хохотуны Рибона, – сказал Бордин, не скрывая радостных слез. – Мы обыскали каждое подземелье, но и следа не нашли.

– Хохотунам так просто с воином не справиться, – сказал Джото, широко улыбаясь.

– А этого воина здорово приперли к стенке, когда вы так милостиво пришли на помощь, – сказал Грендон. – Как вы услыхали наши мольбы и как вы решились привести сюда столь большую армию, не испугавшись оставить без защиты ваш народ? Ведь во время вашего отсутствия на них могли бы напасть сабиты.

– О нелегком положении принцессы нам поведал Толто, – сказал Джото. – И мы не знали, что ты тоже направился сюда, пока нам не сообщили Травеки. Толто безоружным и в одиночку прошел по лесам и великим соляным болотам. Построил лодку и проплыл по подземной реке. Я чуть не приказал обезглавить его, но он успел убедить меня, что говорит правду. Что же касается безопасности нашего народа, то в Долине Сабитов ныне спокойно. Все сообщества сабитов покорились верховной воле человека. И теперь в Грантерре мы ведем жизнь праздную, поскольку за нас работают, охотятся и даже сражаются сабиты. И я лишь боюсь, как бы от безделья мы не выродились.

– А ты, – сказал Грендон, обращаясь к Бордину, – как ты посмел ослушаться приказа?

– Как только ты ушел, – сказал Бордин, – я задумался о том, что предстоит тебе, и понял, что миссия твоя невыполнима. Я созвал на совещание всех капитанов и объяснил ситуацию. Единогласно проголосовали идти к тебе на помощь. Мы решили, что если хоть не освободим тебя, то, по крайней мере, отвлечем на себя значительные силы солдат замка и тебе легче будет сбежать.

– Вы поступили благородно, – сказал Грендон, – однако же сердце мое обливается кровью за тех мужественных солдат, что сегодня пожертвовали своими жизнями.

Внезапно со стороны трона раздался крик. Десто, воспользовавшись тем, что внимание всех было отвлечено на Трендона и Вернию, вырвался из рук часовых и бросился к двери.

Дюжина солдат устремилась на перехват, но не успела. Десто пробежал по коридору и скрылся за углом.

Грендон, Бордин и Толто мгновенно бросились в погоню, и хотя они отставали лишь на несколько секунд, но, завернув за угол, они никого не увидели. Вдоль коридора располагались чередой двери, и Грендон рванулся в одну из них, а товарищи его – в другую. Он оказался в небольшой комнате, тускло освещенной небольшим окном, раскрытым настежь. Внезапно взревел мотор экипажа во внутреннем дворе. Грендон бросился к окну. Слишком поздно тревожным окриком предупредил он солдат, находящихся снаружи. Коляска, набирая инерцию движения с каждым поворотом своего единственного огромного колеса, пролетела сквозь ворота и устремилась по дороге, пока изумленные солдаты соображали, что к чему. Залп проклятий и пуль из торков был выпущен вслед коляске, уже скрывшейся за поворотом дороги.

Созвав товарищей, Грендон вернулся в тронный зал, где их ожидала Верния.

– Надо немедленно отправляться в Рибон, – сказал он. – Десто сбежал.

– Неужели он и воззвание захватил с собой? – спросила Верния.

– Не мог он его взять, – сказал Бордин. – Как только Десто оказался у нас в руках, мы отобрали у него все документы. Они все у меня.

Он достал стопку бумаг, которую Грендон внимательно просмотрел. Но среди донесений шпионов и заговорщиков воззвания не оказалось.

– Должно быть, просмотрели, – ответил Бордин. – Его обыскали тщательно.

– Может быть, он избавился от документа другим путем, – предположил Джото.

– Если остались в живых его офицеры, можно у них узнать, – сказал Грендон.

– В замке их было немало, – сказал Бордин. – Посмотрим, что они скажут.

Привели дюжину офицеров и допросили. Все в голос говорили, что незадолго до атаки Травеков Десто отправил в столицу курьера в коляске. Стало известно, что курьер вез важное послание Боналу, премьер-министру Рибона.

– В настоящий момент уже наверняка сделаны копии и разосланы по всей империи, – сказал Бордин. – А что это за воззвание? Наверняка оно как-то касается Десто, коли он так рвался в столицу.

Грендон заскрежетал зубами.

– Да уж касается Десто, еще как. Он провозглашается императором Рибона и мужем Вернии.

Джото положил руки на плечи Грендона.

– Друг мой, – от души сказал он, – не казнись так. Ну и пусть у врагов твоих есть воззвание, но у тебя-то есть Верния и непобедимая армия. Так давай немедля двинемся на Рибон.

Грендон повернулся к Вернии.

– С твоего разрешения.

Она с улыбкой спокойно ответила:

– Я отправляюсь с тобой. И немедленно.

Глава 18

Сразу после полуночи на Рибон двинулась живописная процессия. Воспользовались четырьмя десятками моторных колясок Десто и многочисленными экипажами. Снабженные яркими фонарями спереди и сзади, передвижные средства ярко освещали дорогу, и отражения лучей плясали на доспехах и оружии воинов.

Грендон ехал впереди с Бордином и Джото, командирами двух армий, победа которых обернулась поражением с точки зрения законов империи. За ними ехали в моторной коляске Верния и Рота.

Землянин пребывал в мрачном молчании, и товарищи не тревожили болтовней его размышления. Поскольку машины следовали со скоростью марширующих войск, процессия продвигалась медленно. Утро застало их на полпути к столице.

Грендон вздрогнул от внезапного вскрика водителя. Машина тут же остановилась, вокруг разнеслись тревожные крики. Грендон выхватил скарбо и выпрыгнул из машины. С изумлением уставился он на огромный шар, более пятидесяти футов в диаметре, преградивший им путь. Сюда сбегались солдаты.

– Это еще что за штуковина? – спросил он у какого-то юного Травека.

– Не знаю, ваше величество, – ответил тот. – Те, кто увидели его первыми, говорят, что она упала с неба.

Грендон подошел к сфере и внимательно оглядел ее. Поверхность, созданная из материала, похожего на асбест, пересекали сети металлической проволоки. Сбоку, в центре шара, располагалось круглое отверстие, закрытое люком из металла, напоминавшего алюминий. Люк начал вращаться, вызвав удивленные возгласы у зрителей.

Грендон поначалу решил, что до Венеры добрался космический корабль с Земли. Но, поразмыслив, отказался от такого умозаключения. Земля-то еще оставалась необитаемой и в таком состоянии должна была пребывать многие тысячелетия. А может быть, это корабль с Марса, имевшего в настоящем определенную научную культуру?

Люк, вращаясь теперь все быстрее, при этом и выдвигался из сферы. К землянину подошла Верния в сопровождении Роты.

– Что это?

– Не знаю. Может быть, какое-то новое орудие войны. Тебе лучше отойти к машинам, пока не выяснится.

Она подчинилась, а он крикнул солдатам отойти ярдов на сто.

Из сферы уже футов на пять выпирал, цилиндр с резьбой. Он нависал над головой Грендона на высоте футов двадцати пяти. С клацаньем цилиндр отвалился и повис на шарнире, открыв темное отверстие. Оттуда показалась лестница из какого-то гибкого материала, свесившись чуть ли не до самой земли.

Появился человек в космическом скафандре, словно изготовленном в Америке, и стал спускаться по лестнице. Постояв внизу с минуту, он снял шлем, и землянин узрел черты доктора Моргана.

– Ну как ты тут, малыш? – сердечно спросил доктор. Грендон щелкнул пальцами и широко ухмыльнулся в ответ.

– Вижу, доктор, вы построили еще один аппарат перемещения в пространстве и времени. Или его создал Ворн Вангал?

Морган улыбнулся.

– Ты все помнишь. А это действительно работа Ворна Вангала, и управляется корабль телекинезом, как и воздушные суда олбанийцев. Смотри.

Громадный шар с места поднялся вверх и завис на высоте сотни футов над их головами.

– Ну а теперь давай-ка переберемся в твои коляски, и по дороге в Рибон ты поведаешь мне о последних новостях.

Ответ Грендона потонул в хоре криков; взоры всех обратились на запад. Оттуда к ним прибывал огромный флот олбанийских воздушных судов. Корабли во много раз превосходили то олбанийское судно, которое ему уже доводилось видеть, но устроены они были по тому же принципу. Каждый корабль обладал десятком сверкающих на солнце кабин. По бокам и снизу торчали матторки.

Флот застыл прямо над ними. Затем один из кораблей опустился на то же место, где несколько минут назад приземлился аппарат доктора Моргана, и с борта к земле устремилась телескопическая лестница с алюминиевыми ступенями.

По ней спустились два человека. Первый красовался в розовом облачении, прошитом золотом и изукрашенном драгоценными камнями. Ноги его облегали сандалии из нежнейшей кожи фреллы, а на голове сидел огромный тюрбан с золотой бахромой и громадным сияющим рубином посредине. Спутник его был одет скромнее – в лиловое одеяние, прошитое серебром и также изукрашенное драгоценными камнями.

Грендон узнал в красивом, гладко выбритом юноше в розовом Гарри Торна, а на самом деле марсианина Боргена Таккора, отправившегося следом за ним на Венеру. Человек в лиловом – Ворн Вангал. Едва завидев доктора, Торн с радостным криком бросился его обнимать. Грендона он приветствовал теплым рукопожатием.

Ну а представлять доктора Моргана и Ворна Вангала необходимости не было.

– А где же твоя красавица принцесса, Грендон? – спросил доктор Морган. – Я с нетерпением жду встречи с ней.

– И я тоже, – поддержал его Торн, – хотя у нас в Олбе тоже есть некая красавица принцесса, сравниться с которой не может ни одна женщина со всех трех планет.

– Я думаю, – улыбнулся Ворн Вангал, – что на такой вопрос, как женская красота, могут быть самые различные точки зрения.

Грендон не стал спорить.

– Но что с тобой, дружище? – спросил Торн. – У тебя такой вид, словно Верния только что приговорила тебя к казни.

– Держись, малыш, – сказал доктор Морган. – Ты же еще не потерял ее.

– Не потерял? А разве не она подписала воззвание, объявляющее Десто ее мужем и императором Рибона?

Он повел их к машине, где сидела Верния. Та приняла их милостиво, со всей грацией и манерами прирожденной принцессы.

– А теперь, – сказал доктор, когда знакомство состоялось, – скажите мне, где Бордин и Джото?

– А что вам известно о Бордине и Джото? – с подозрением спросил Грендон.

– Ты ведь и забыл, что с того момента, как я приземлился, я нахожусь в телепатической связи с тобой, – ответил доктор. – А сейчас связь разрываю, поскольку в ней нет необходимости.

Бордин, Джото и несколько капитанов осматривали олбанийский воздушный корабль, а за ними сверху, с палубы, с подозрением наблюдали члены экипажа.

После завершения знакомств Гарри Торн пригласил их на борт.

– Поехали со мной в Рибон, – сказал он. – У нас хватит и места, и удобств.

Они поднялись по алюминиевой лестнице на палубу, и Гарри проводил их к передней кабине, закрытой стеклом. Бордин крикнул вниз капитанам, чтобы продолжили поход. Корабль величественно поднялся вверх, а гости вступили в уютную, крытую стеклом кабину, роскошно меблированную, с толстыми коврами.

Когда все расселись, раб принес дымящийся напиток в золотых кубках.

– А теперь, когда мы все вместе, – сказал Гарри Торн, – я хотел бы узнать у Грендона, почему мы направляемся в Рибон и что собираемся предпринять, оказавшись там?

Грендон осушил кубок и протянул его ожидающему слуге.

– Принцессу Рибона вынудили подписаться под документом, распоряжающимся ее судьбой и рукой. Что касается меня и моих Сражающихся Травеков, то мы выступаем в качестве ее эскорта, готового выполнить любые ее приказания. Мне невыносимо думать, что ей придется безропотно подчиниться Десто. Но коли на то будет ее воля, никто не осмелится остановить ее. Если же она решит избавиться от Десто и вернуть себе трон, мы готовы сражаться до последнего человека.

– То же самое можно сказать от лица воинов Грантерры и их командира, – сказал Джото.

– И от лица императорского воздушного патруля Олбы, если вы не возражаете, – объявил Гарри Торн.

– Похоже, – сказал, улыбаясь, доктор, – принцесса не испытывает недостатка в союзниках. Что же касается того, обратится она к вам или нет, кто знает? Женская душа…

– Свершившееся понятно любому человеку, с той планеты или другой, – вмешался Ворн Вангал. – Однако я не думаю, что она воспользуется вашей помощью. Дело в том, что это воззвание, будучи подписанным, является законом как для нее, так и для ее подданных. Она может аннулировать один указ путем издания другого, но в данном случае такая процедура невозможна. Она провозгласила правителем над собою и своими подданными другого, и теперь только он один может аннулировать это воззвание.

– В таком случае, – сказал Джото, – можно найти способы убедить его.

– Ценное предложение, Джото, – проговорил Бордин, – но вряд ли применимое на практике. С могучими армиями Рибона нам не справиться. Армия Рибона самая большая и лучше всех вооруженная на всей Заровии, а солдаты ее не ведают страха. Если Верния решится на мятеж против нового императора, мы, конечно, сможем вытащить ее из этой страны в целости и сохранности, однако же такой мятеж превращает ее в изменницу и изгоя. По давным-давно сложившейся конституции Рибона ей уже никогда не получить назад трон и скипетр. Когда мы доберемся до Рибона, ей останется выбор между свободой изгоя или половиной разрешенного воззванием трона и практическое рабство под пятой императора. Ворн Вангал верно сказал, что неизменные законы этой империи обязательны для каждого ее жителя.

– В таком случае, – сказал доктор Морган, – нет смысла далее обсуждать эту тему. Выбор остается за принцессой, а нам предстоит только действовать в соответствии с ее решением.

– Совершенно верно, – сказал Торн. – А теперь, когда эта тема исчерпана, я хотел бы, доктор, узнать кое-что. Ведь по сравнению со мной и с Грендоном у вас есть преимущество. Вы посредством телепатии знали все о нас, мы же ничего не ведаем о том, что происходило с вами с тех пор, как мы последний раз виделись на Земле.

– Поскольку мы уже приближаемся к Рибону, я коснусь лишь нескольких моментов, представляющих интерес для вас, – сказал доктор. – Вы оба здорово удивитесь, узнав, что заровийцы, с которыми вы обменялись телами, покончили жизнь самоубийством, прыгнув в пропасть и уничтожив ваши земные тела. Я не сообщаю вам причину произошедшего, но она станет понятной после того, что я сейчас расскажу.

– Обланийскому принцу, которого ты представляешь, Торн, и принцу Таддору стало известно о том, что вы оба тут поделываете на этой планете. Первый из них впал в депрессию, а второй безумно ревновал к Грендону. Они заключили пакт о совершении самоубийства и однажды ночью ускользнули, чтобы осуществить договор. Их – а вернее, ваши – изуродованные тела были утром найдены у подножия скалы.

Морган вздохнул.

– Через несколько дней мне пора возвращаться на Землю. Я был бы счастлив, если бы и вы отправились со мной, хоть и понимаю, что Гарри Торн туда не стремится, а решение Грендона зависит от того, что произойдет сегодня в Рибоне. Когда я приготовлюсь к отъезду, я дам вам знать, так что думайте пока.

– Я о своем намерении могу высказаться прямо сейчас, – сказал Торн. – Меня отсюда не увезешь даже в клетке, как какого-нибудь хохотуна-людоеда. Дело в том, что в Олбе есть одна девушка…

– Расскажи нам о ней, а заодно и о своих приключениях, – сказал Грендон.

Но их прервал впередсмотрящий. Торн вышел на минуту, затем вернулся.

– Придется мне подождать с рассказом, – сказал он. – Мы прибыли в Рибон.

Глава 19

Грендон и его спутники, перегнувшись через ограждения, убедились, что действительно прибыли в столицу. Сразу же под ними шествовала процессия из машин и повозок. В передней сидела Верния. Далее шагали две маленькие армии Укспо и Грантерры. Замыкала шествие свирепая кавалерия сабитов, ранее еще не виданных в Рибоне.

Сверху хорошо были видны зрители, собравшиеся на городских стенах и главной магистрали, ведущей к дворцу. Под негромкое жужжание моторов медленно поднимались ворота по мере приближения машины с Вернией.

Когда она въехала в ворота, раздался взрыв ликования, а в воздухе, в тысячах рук замелькали флаги с цветами герба Вернии. А затем, словно повинуясь единой команде, все мужчины, женщины и дети застыли в едином поклоне с правой рукой, вытянутой вперед ладонью вниз.

Толпа, окружавшая главную магистраль, оставалась коленопреклоненной, пока проезжала машина с принцессой, а затем вновь начинала размахивать флагами.

Когда торжественная процессия приблизилась к дворцу в сопровождении огромной толпы, раскрылись ворота, и в обитатели палат, от самых почтенных до последних слуг, высыпали наружу, проявляя знаки почтения. У дворцовых ступеней прибывшую машину поджидал золотой паланкин, который держали четыре короля. Два раба раздвинули розовые занавеси паланкина, и Верния шагнула внутрь, приглашая с собою Роту. Занавеси упали на место, и под восторженный рев толпы паланкин пронесли в дворцовые двери.

Воздушный флот, зависший над дворцовым поместьем, медленно снизился. По мере спуска Грендона и его товарищей по алюминиевым ступеням, к каждому подходила охрана, осведомлялась об имени и звании и выделяла раба, ведущего гостя в апартаменты.

Грендон был ошеломлен размерами и красотою императорского дворца и его окрестностей. Но даже это поразительное зрелище не смогло подготовить его к тому блеску и великолепию, что открылось внутри. Следуя за своим проводником, безбородым юношей в лиловом облачении дворянина, судя по всему выступавшего в роли пажа, Грендон с раскрытым от восхищения ртом рассматривал богатые украшения и обстановку. Даже пол коридора, по которому они следовали, был выложен безукоризненно подогнанными и отполированными, как стекло, блоками из агата и яшмы. Алебастровые стены и потолок были расписаны тончайшей золотой вязью и высокохудожественными фресками в платиновом обрамлении.

Наконец они оказались перед дверью из полированной красноватой древесины с золотыми клепками. По обеим сторонам двери стояли стражи в блистающих мундирах императорской гвардии, вооруженные торками, скарбо и копьями с широкими наконечниками.

Увидев Грендона, стражники низко склонились, вытянув правую руку ладонью вниз. Затем один из стражников распахнул тяжелые створки, а другой раздвинул открывшиеся за ними розовые портьеры.

Грендон вошел внутрь, за ним паж. Портьеры упали, дверь мягко закрылась. Помещение, в котором они оказались, явно предназначалось для егеря или просто воина. Обшитые панелями стены были увешаны оружием и трофеями охоты и сражений, шкурами мармелотов и рамфов редчайших видов. Вырезанный из красного дерева рамф поддерживал над собою круглую хрустальную столешницу.

По обе стороны этого огромного стола стояли вырезанные из того же дерева коленопреклоненные гиганты, образуя кресла с мягкими подушками и спинками.

Свет попадал в помещение через два огромных окна, вытянувшихся от пола до потолка и выходящих на отдельный балкон, с которого открывался вид на дворцовый сад.

К этой комнате через небольшой, отделенный розовыми занавесями переход примыкала еще одна комната, обставленная и отделанная с гораздо большей роскошью. И в нее свет попадал через таких же два огромных окна. Между ними располагалась громадная спальная ниша под розовым балдахином с золотой бахромой. Завершали убранство комнаты два кресла, стол и три больших гардеробных шкафа.

Проводник Грендона провел его напрямую к третьей, и последней, комнате апартаментов, оказавшейся великолепной ванной.

После принятия ванны Грендон получил от пажа розовое облачение из гардероба, а раб принес поднос с чашей дымящейся свежесваренной ковы и разнообразными закусками.

Грендон предложил пажу присоединиться к трапезе, но тот с благодарностью отказался, сообщив, что не имеет права садиться за стол с человеком королевской крови.

– Ты давно работаешь в этом дворце?

– Почти два года, ваше величество.

– А. Так, может быть, ты сообщишь мне, кто до меня занимал эти апартаменты?

Паж посмотрел на него изумленно.

– Неужели вы не знаете? – воскликнул он. – Это личные покои императора Марго, величайшего из императоров Рибона и отца нашей любимой принцессы Вернии.

Грендон растерялся.

– А где же новый император, названный в воззвании принцессы? – спросил он. – Где принц Десто?

– Императорское воззвание будет зачитано не ранее полудня. А принц Десто находится в этом же дворце, в собственных апартаментах.

Послышался стук в дверь, и паж поспешил ответить на него. Спустя мгновение он уже вводил внутрь Бонала, прославленного премьер-министра Вернии. Тот почтительно склонился, вытянув правую руку ладонью вниз, затем застыл, напряженно выпрямившись, и объявил:

– По повелению императорского величества Вернии, принцессы Рибона, Грендону с Терры, королю Укспо, надлежит сейчас же прибыть в зал аудиенций.

Грендон двинулся вслед за ним по лабиринтам коридоров, затем через арочный дверной проем, по бокам которого охранники торжественно отсалютовали его прохождению, и оказался в зале аудиенций.

Дверь, через которую он вошел, располагалась справа от трона. Право пользоваться ею являлось привилегией только людей королевской крови. Его проводили к группе облаченных в розовое членов рибонийской королевской фамилии, откуда он и принялся обозревать зал.

Он увидел Бордина, Ворна Вангала и доктора Моргана, стоящих среди одетых в лиловое дворян. Судя по такому же облачению доктора, его причислили к дворянам Рибона.

Среди одетых в голубое простолюдинов он разглядел Оро и Роту, мундиры многих Сражающихся Травеков и сверкающие доспехи грантерранцев. Напротив, в розовом одеянии королевском, красовались Гарри Торн, Джото, а в отдалении от них торжествующе усмехался принц Десто.

Шум разговоров мгновенно смолк, когда раздвинулись розовые портьеры вокруг трона, величество опали назад переливающимися складками, возвещая о прибытии принцессы.

Тут в конце зала широко распахнулись массивные двери, и появилась императорская процессия, которую возглавляли четыре короля, несущих паланкин, за ними шел Ортад, верховный главнокомандующий Рибона, держа перед собою розовую подушечку, на которой лежали огромный, украшенный драгоценными каменьями скарбо и скипетр рибонийской власти.

За ним выступала сотня императорской гвардии в великолепных мундирах и со сверкающим оружием. Гвардейцы располагались вдоль стен зала начиная с расстояния в фут от трона – и до дверей.

И вот впервые Грендон увидел, как вступает на трон правитель Рибона.

Ортад поднес принцессе императорский скарбо, который она взяла и положила поперек подлокотников трона. Глаза принцессы обежали собравшихся и на мгновение остановились на Грендоне. Но в следующий момент стало совершенно ясно, что помощи она просить не собирается, поскольку, подозвав премьер-министра Бонала, приказала зачитать воззвание.

Пока Бонал, развернувшись лицом к толпе, торжественно разворачивал свиток, Грендон отыскал глазами готового к триумфу принца Десто и с трудом подавил в себе желание броситься через зал и придушить этого человека.

Премьер-министр встал на нижнюю ступеньку и зачитал:

«Воззвание ее императорского величества Вернии, принцессы Рибона:

В двадцать четвертый день восьмого эндира четвертого года пятого тысячелетия Торта, я, Верния из Рибона, сим утверждаю и объявляю всем подданным нашей обширной империи, что беру в мужья и официально провозглашаю императором, владыкою надо мною и моими людьми храброго и прославленного Грендона с Терры.

Повелеваю незамедлительно распространить по всем частям империи копии данного воззвания и назначить на пятый день девятого эндира празднование и церемонию, соответствующую этому историческому событию.

Верния, принцесса Рибона».

Грендон не мог поверить своим ушам; взгляд на принца Десто показал, что тот тоже пребывает в ошеломлении. Хор восторженных голосов зазвенел вокруг:

– Да здравствует Грендон с Терры, император Рибона! Грендон не мог двинуться с места, пока какой-то юный принц не сжал ему локоть и не прошептал:

– Выйдите перед троном.

Грендон последовал этому совету и напряженно застыл там. К нему спустилась Верния и передала ему на хранение императорский скарбо.

– Взойди на трон, – попросила она его шепотом, – и положи скарбо на подлокотники так, как делала я… – Но тут же она сама себя прервала криком: – Оглянись, сзади, быстрее!

Он крутанулся на месте и увидел искаженное гневом лицо принца Десто и опускающийся мерцающей дугой скарбо. Времени парировать удар не оставалось. Грендон отпрыгнул в сторону, императорским скарбо прижал оружие противника, быстро крутанул, и скарбо врага загремел по полу.

Оставшись безоружным, Десто повернулся и бросился со всех ног к боковой двери. Солдаты бросились наперехват, но их опередил какой-то человек в рваном окровавленном мундире, выскочивший из рядов простолюдинов и ухвативший беглеца за бороду.

– Так умирают предатели!

Слова эти четко разнеслись над гомоном толпы, сверкнул нож в руке этого солдата и вонзился в грудь Десто.

Грендон подбежал и увидел, что заговорщик лежит на полу, изо рта пеной выбивается кровь и стекает по бороде. Убийца его ничком упал на распростертое тело. Грендон узнал Зеппу. В момент душевного потрясения и удара рана, нанесенная ему ранее жертвой, открылась. Через минуту оба были мертвы.

Четверо солдат унесли тела, и предыдущий порядок был восстановлен с удивительной быстротой. Вновь Грендон двинулся к подножию трона, где его ожидала трепещущая Верния с широко раскрытыми глазами. Он на мгновение взял ее руку в свою, но она решительно попросила его продолжить официальную процедуру.

К этому моменту четыре короля уже лежали на ступенях перед троном согласно обычаю их предшественников. Грендон повернулся к Вернии.

– Ведь я теперь император, не так ли?

– Без сомнения, мой господин.

– И слово мое – закон?

– Если только оно не вступает в противоречие с положениями конституции Рибона.

– А восшествие на трон по спинам королей-вассалов описано в конституции?

– Нет. Это обычай, идущий из поколения в поколение и означающий проявление покорности со стороны глав различных королевств.

– Этот обычай должен быть отменен. Мне от подданных нужна преданность, а не унизительная служба.

Затем, к изумлению четырех королей, он попросил их подняться и встать на тех же ступенях, по двое с каждой стороны. Под ошеломленными взглядами зрителей Грендон так взошел на престол.

Когда он сел со спокойным достоинством и положил скарбо на подлокотники, по ступеням взошла Верния и склонилась, вытянув вперед правую руку ладонью вниз. Этому примеру последовали все собравшиеся. Но день этот для добрых граждан Рибона был исполнен событий удивительных, ибо, отменяя давний обычай пребывания императрицы коленопреклоненной у ног своего господина, Грендон вдруг снял скарбо с подлокотников, поднял супругу и посадил рядом с собой на трон.

– Так нельзя, – изумленно выдохнула она. – Мое место…

– Обычаи устанавливаются! – ответил он и тут же, на глазах у всех, от души поцеловал невесту прямо в губы.

Толпа развеселилась.

– Долгого и счастливого правления нашему императору и его императрице!

Вокруг трона опустились переливающиеся розовые занавеси, и Грендон забыл обо всем, когда вокруг шеи его обвились две нежные ручки, а златокудрая голова Вернии опустилась ему на плечо.

– И все же я ничего не понял в этом деле с воззванием, – наконец смог вымолвить он. – Как и когда умудрилась ты изменить текст?

– Он был изменен еще до того, как я скрепила его подписью, – сказала она. – Ведь я скорее умерла бы, чем подписала предложенное. Пока Десто отвлекался на тебя, я мгновенно зачеркнула его имя и вписала твое. Затем, как бы случайно, позволила свитку полусвернуться, и Десто, увидев его подписанным, на радостях даже не подумал еще раз перечитать написанное!

Не в силах найти слова, достойные восхищения, Грендон отделался банальностью:

– Ты удивительная женщина! – сказал он.

Две недели спустя, в полночь, Грендон и Верния стояли на крыше дворца и наблюдали, как ввинчивается на место цилиндр в борт громадного шара из асбеста и стали.

В этот день Бордин со Сражающимися Травеками отбыл в Укспо. Оро, Рота, Толто с Джото и грантерранцами отправились к народу Долины Сабитов, а Гарри Торн и Ворн Вангал улетели в Олбу, поскольку бывший марсианин очень переживал из-за некой ожидающей его там красавицы-принцессы. Распрощались и с доктором Морганом, помогли ему облачиться в его причудливый скафандр, посмотрели, как он взбирается по лестнице и закрывает за собой цилиндрическую дверь; осталось лишь увидеть, как замечательный межпланетный корабль начнет путешествие в земной двадцатый век.

Наконец цилиндр с лязгом встал на место, и Грендон подал сигнал двум помощникам, которые принялись размахивать мощными факелами, направленными на шар.

Тот начал медленно подниматься, сперва слегка раскачиваясь, как детский воздушный шарик, затем с пугающей стремительностью корабль рванулся в небо. Заметались устремленные вверх лучи мощных фонарей, оставляя размытые пятна света на облаках, и наконец нашли искомый объект. Тот к тому времени уже настолько удалился, что не превышал размерами апельсин. Мгновение спустя от него осталась лишь яркая белая точка. А вскоре и она исчезла.

Грендон приказал выключить фонари и повернулся, чтобы уйти, но Верния положила ладонь на его руку.

– Посмотри, – сказала она. – Вон твоя планета и твоя луна.

Грендон поднял голову и на краткий миг был удостоен величественного зрелища в просвете между облаками – Земли и ее спутника – самого красивого зрелища на полночном небе Заровии.

Затем он обратил взор свой к бесконечно более прекрасному зрелищу рядом с собой, и вместе они пошли по ступеням вниз.



home | my bookshelf | | Опасная планета |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу