Book: Чужие грехи



Чужие грехи

Отис Клайн

Чужие грехи

ПРЕДИСЛОВИЕ

Многие спрашивали, как создавались романы «Воин Марса», «Изгои Марса» и «Опасная планета», и выражали удивление, почему образ доктора Моргана появлялся в каждом из этих романов.

– Он неплохо смотрелся в первом романе, ничего не скажу, – укорял меня один из читателей, – но на третий раз уже поднадоел. Надеюсь, больше он не появится.

Иные считали, что образ этот вполне уместен во всей серии романов и что ему даже мало отводилось места и мне следовало бы уделить ему больше внимания в сюжете.

Как автор, я согласен с обоими критическими высказываниями. Образ доктора Моргана можно было бы и совсем исключить, а можно было бы усилить и заставить его играть самую важную роль. И я не преминул бы воспользоваться одной из этих альтернатив при написании второго романа, «Изгои Марса», если бы при работе над данной серией руководствовался только своими соображениями.

Но дело в том, что если имя «Доктор Морган» и является вымышленным, но таковое нельзя сказать о самом персонаже. По обычному стечению случайных обстоятельств я встретился с ним однажды в горах во время охоты на оленей. День стоял пасмурный, и я заблудился. По глупости я забыл прихватить с собою компас и теперь, чтобы сориентироваться, взобрался на самую высокую вершину.

Надо сказать, что горы эти не столь уж и громадные. А поскольку я вам раскрыл уже один долго скрываемый секрет, то признаюсь и еще в одном обмане. Если вы перечитывали начальные главы предыдущих книг, то обратили внимание, что, судя по моим описаниям, создается впечатление, будто бы доктор Морган пребывает в каких-то высоких горах, хотя я ни разу и не указывал их высоту. Они достаточно высоки для моих занятий спортом и для уединения доктора Моргана, но не стоит переоценивать их размеры.

Из последних сил добравшись до вершины, я вдруг поскользнулся. С оружием и снаряжением я ударился о нечто похожее по звуку на стекло, и грохнулся на твердую, как бетон, почву. Правая нога подвернулась, и я потерял сознание.

Когда я пришел в себя, то решил, что нахожусь в госпитале, поскольку надо мною хлопотали двое в белых халатах.

Мужчину помоложе я счел студентом. Ну а другой, насколько я понял, был доктором. Гигантского, но пропорционального сложения, он обладал поразительной внешностью. Я еще ни у кого не видел столь высокого лба с такими выпирающими надбровными дугами, что кустистые брови, срастающиеся над орлиным носом, почти полностью прикрывали маленькие, блестящие, как бусинки, глаза. В постриженной клинышком бороде пробивались седые пряди, указывая на средний возраст этого человека.

Закончив бинтовать мою пострадавшую, немилосердно ноющую ногу, он отпустил помощника, назвал меня по имени и представился сам. Я по-прежнему не вправе называть его настоящее имя, поэтому продолжаю представлять его «Доктором Морганом».

– Что это за госпиталь? – спросил я. – И как вы нашли меня?

– Вы не в госпитале, – отозвался он бухающим басом, – а по-прежнему в горах, в моем уединенном месте. Мои люди как раз ремонтируют застекленную крышу, сквозь которую вы провалились.

Почти месяц исцелялся я в этой секретной, прекрасно замаскированной обсерватории. Когда он узнал, что я писатель (а имя мое он выяснил путем элементарного заглядывания в мой бумажник), он попросил разрешения порасспрашивать меня под гипнозом, обещая все объяснить по окончании эксперимента и заверяя, что мне нет нужды беспокоиться относительно заданных вопросов.

Не многое человеческие существа способны внушать доверие при первом же знакомстве. Доктор Морган принадлежал именно к такому типу людей. Я согласился. А впоследствии узнал, что если бы доктор Морган сразу не внушил бы мне доверия, то с легкостью добился бы моего согласия обманным путем. Хотя без моего полного к нему расположения, честно им заработанного, он не взялся бы за такую задачу.

– Я должен попросить у вас прошения, – сказал он после окончания эксперимента. – Хоть вы и производите впечатление человека честного и надежного, я все же должен был убедиться, что в вашем характере отсутствуют те слабости, в силу которых вы могли бы разгласить секреты, которые ни в коем случае огласке не подлежат. У меня имеется некий материал, который идеально подошел бы для ваших сюжетов, но жизненно важно, чтобы некоторую часть полученных фактов вы сохранили при себе, не доводя до сведения публики. Всегда найдутся читатели, заподозрившие на основании этих материалов, что изложенное вами – не просто плод воображения. И эти читатели постараются выудить из вас те факты, разглашать которые никак нельзя.

Он пригладил бороду.

– Разумеется, я мог бы, с вашего согласия, подстраховаться, заставив вас под гипнозом забыть то, что раскрывать нежелательно. Но это рискованная процедура, не дающая стопроцентной гарантии да еще и чреватая побочными нежелательными эффектами.

– Тут уж вам судить, – сказал я.

В последующие дни я узнал о занятиях доктора Моргана парапсихологией и телепатией. Я и сам кое-что почитывал из этой области, поэтому имел общие теоретические представления о том, что обмен мыслями, идеями и образами без какого-либо физического посредника не имеет ограничений ни в пространстве, ни во времени.

Доктор Морган уже не первый год занимался телепатией в свободное время, применяя ее на практике. Но, скрывшись в этом уединенном месте, он изменил поставленную перед собою задачу.

– Мне удалось улучшить теорию, – пояснил он. – Я решил, что необходимо построить аппарат, который мог бы улавливать мысленные волны и усиливать их. Но и в данном случае моя затея не имела бы смысла, если бы прибор не был в состоянии улавливать волны, излучаемые другим таким прибором, построенным другим человеком для передачи и усиления их.

Я уже давно был поклонником жанра фантастики и не раз подумывал о работе в ней. Я всегда гордился своим воображением, но даже и представить себе не мог, слушая рассказ доктора Моргана о том, что человек, построивший такой мысленный проектор, обитает на Марсе. Хоть я и с нежностью относился к рассказам Эдгара Раиса Берроуза о похождениях Джона Картера, я прекрасно сознавал, что, в силу известных нам фактов, существование прекрасной цивилизации на этой планете почти невозможно. Об этом я и заявил, оперируя цифрами и фактами.

– Разумеется, пока мы не высадимся на Марсе, окончательно убедиться в этом мы не сможем. Но известные факты говорят за то, что Марс Берроуза не существует, – закончил я.

Доктор Морган кивнул.

– Совершенно верно, – сказал он. – Такой цивилизации на Марсе не существует.

И поведал мне о своем чувстве потрясенного неверия, посетившего его в момент, когда аппарат принял мысленное послание человека, который представился существом людского рода, марсианским ученым и психологом Лал Ваком. Но и Лал Вак был не менее изумлен, когда доктор Морган представился тоже существом людского рода и ученым с Земли. Лал Вак был полностью уверен, что на Земле нет человеческой цивилизации. И в доказательство приводил цифры и факты.

Секрет же заключался вот в чем. Оба, и доктор Морган и Лал Вак, не ошибались. И в самом деле, ни один человек не мог обитать на планете, о которой известно, что она необитаема, – но это в том случае, если бы оба ученых существовали в едином пространстве и времени. Но описываемая Лал Ваком Земля имела образ, соответствующий третьей планете солнечной системы несколько миллионов лет тому назад.

– Я, как и вы, – сказал доктор Морган, – прочитал немало таинственных и фантастических историй. Некоторые из них действительно произвели на меня жутковатое впечатление. Но все это ничто по сравнению с жутью общения с человеком, который умер много миллионов лет назад и от цивилизации которого и следа не осталось.

Вот так все и началось. Доктор Морган предоставил мне несколько толстенных, отпечатанных на машинке рукописей, переплетенных по отдельности, и я в хронологическом порядке прочитал повествования о Гарри Торне[1], о племяннике Моргана, Джерри[2], и о Роберте Грендоне.[3] Так я узнал, что Лал Вак был современником одного венерианца по имени Ворн Вангал и что в то время на Венере тоже существовала цивилизация.

С помощью Лал Вака доктор Морган успешно осуществил обмен личностями между двумя марсианами и двумя землянами, чьи физические и умственные кондиции настолько совпадали, что позволяли осуществить подобный обмен. С помощью определенных методов, которые я пока не могу предать огласке, доктор Морган оставался в контакте со своими эмиссарами на Марсе, с которыми предполагалось сотрудничество. Но первый из людей прервал контакт, и выяснилось, что выбор его оказался катастрофической ошибкой. Таким образом на Марс отправился Гарри Торн, чтобы обменяться сознанием с марсианином, чье тело занимала личность Френка Бонда, земного уголовника.

Он Ворна Вангала доктор Морган узнал об устройстве и работе пространственно-временного аппарата, приводимого в движение телекинезом. Посредством этого-то аппарата и отправился во плоти на Марс племянник Моргана, Джерри. Но что-то случилось при возвращении. Доктор Морган пытался вернуть аппарат на Землю пустым, в свое собственное время, чтобы и впоследствии переносить землян на Венеру, но аппарат пропал.

– Можно было бы построить и другой, – рассказывал мне доктор Морган, после того как я закончил чтение приключений его племянника, – но Ворн Вангал и я решили, что проще пользоваться системой обмена личностей, если имеется землянин или пара подходящая. – Он указал на две оставшиеся мне для чтения рукописи. – А в них повествуется о том, что произошло с теми двумя, кого я отправил на Венеру: с Робертом Грендоном и Боргеном Таккором.

– Борген Таккор… Но он же на Марсе, – не понял я. – Он же является зовилом Ксансибара… Или что-то произошло? У них случился разрыв отношений с Невой?..

Доктор Морган улыбнулся.

– Нет, нет, друг мой. Гарри Торн и находится на Марсе в теле Боргена Таккора. Тот человек, что помогал мне много лет и назывался Гарри Торн, и есть Борген Таккор. – Он усмехнулся. – Правда, сейчас он известен под именем принца Зинло, венерианца.

Я улыбнулся.

– Это если считать за «сейчас» время, отстоящее от нас в прошлое на миллионы лет.

– Я по-прежнему поддерживаю с ним связь, как и с другими, которые «еще» живы… Во всяком случае, именно Борген Таккор попросил меня отправить его на Венеру; ему надоела Земля, и, уж разумеется, он не мог вернуться на Марс. Его очаровал рассказ Ворна Вангала о венерианской цивилизации, и он счел, что будет там себя чувствовать почти как дома, пусть этот дом и несколько странен. По грубой аналогии можно сказать так: представьте себе, что английского крестоносца двенадцатого столетия перенесли и поселили в отдаленную часть какого-нибудь исламского государства, где он полностью лишен прямого контакта со своей родной цивилизацией.

Итак, Гарри Торн и землянин по имени Роберт Грендон отправились на Венеру.

Об их приключениях существовало четыре различных повествования, которые мы и перечитали вместе с доктором Морганом, который указывал, какие части рукописи могут быть использованы в романах, а какие лишь частично, а то и вовсе должны быть оставлены за рамками произведений.

Я уже поведал вам историю Роберта Грендона в «Опасной планете», и те, кто читал ее, вспомнят, что Гарри Торн и Грендон встретились в заключительных главах того романа. Вспомнят и то, что Грендон просил Торна рассказать о тех приключениях, что пережил тот за время от прибытия Торна на Венеру до их встречи, и понятно, что произошло многое, и что Торн нашел свое место на той планете и женщину по сердцу. Но прежде чем Торн смог поведать свою историю, его прервали сообщением, что воздушный корабль прибыл в столицу.

В рукописи же сообщается, что Торн поведал свою историю Грендону позднее, во время пребывания их в столице, однако же доктор Морган не изложил рассказанное в деталях. Да и невозможно было в предыдущем романе описать ее вкратце. Она не имела никакого отношения к истории Роберта Грендона, к его становлению на Венере, к его отношениям с Вернией, к поражению и гибели предателя, принца Десто. И я решил не включать ее вовсе, оставив для другого романа.

И вот теперь я предлагаю вашему вниманию историю Гарри Торна и, с вашего разрешения, больше не называю его «Гарри Торн». Это история приключений на Венере Боргена Таккора – Боргена Таккора, рожденного на Марсе, перенесенного на десятилетие на Землю и наконец отыскавшего свою судьбу и место на Венере.

Автор



Глава 1

– До свидания, друзья, и удачи вам.

Только что я лежал на койке в обсерватории доктора Моргана, и вот пробуждение – внезапное и пугающее. Мне казалось, что прошло лишь несколько секунд после того, как я слышал эти прощальные слова доктора, обращенные к Грендону и ко мне.

Я открыл глаза и сел, вдруг ощутив приближение опасности. Беглый осмотр подтвердил, что я действительно прибыл на Венеру. Великолепная буйная растительность служила тому самым веским доказательством. Растительность, которой не видел я ни на моей родной красной и бесплодной планете Марс, ни потом, в своем недавнем новом доме, на Земле.

Я сидел на покрытом мягким лиловым мхом бережке, покато уходящем к небольшому прозрачному пруду. Над моей головой арками нависали разлапистые ветви гигантских папоротниковых кустарников, свисая кое-где до самой воды, где время от времени их покусывали жизнерадостные разноцветные причудливые амфибии.

На мне было одеяние из переливающейся розовой материи. Пояс обнимал широкий ремень из золоченой цепи с застежкой из драгоценного камня впереди. С правого боку свисал пристегнутый к ремню продолговатый инструмент футов двух длины с кнопкой вверху, небольшой рукоятью с одной стороны и крошечным отверстием в нижнем конце. Я понятия не имел, что это такое. А вот оружие, свисавшее с левого боку, показалось мне похожим на ятаган. Пока я рассматривал украшенный рубином эфес этого замечательного оружия, какой-то звук слева привлек мое внимание.

Не поворачивая головы, я осторожно, краем глаза оглядел заросли кустарника вдоль высокой стены из черного камня, скрывавшей вид дальше. Сразу же за стеной раскидывали, могучие ветви папоротниковые деревья. Наверное, именно треск одной из них и привлек мое внимание, поскольку там, пытаясь выбраться на вершину стены, показался крупный субъект с рыжей, коротко подрезанной бородой.

Где-то в кустах, неподалеку от меня, послышался предупреждающий его шепот. Вернее, я так подумал, поскольку язык этот был мне незнаком и я мог судить лишь по тону. Незваный здоровяк оказался проворнее, нежели можно было судить по виду, поскольку, уцепившись за верх стены, он взобрался на нее с кошачьим проворством. При этом раздался лязгающий звук, и я увидел, что он вооружен таким же холодным оружием, что и я, но победнее.

Как только рыжебородый здоровяк оказался на стене, из кустов осторожно поднялся тот, кто шептал. Он оказался поменьше ростом, но жилистый, с бородой стального цвета.

Рыжебородый на цыпочках двинулся по стене, время от времени поглядывая на меня, словно страшась, что я услышу его или брошусь в его сторону. Затем присел, ухватился пальцами за коническую верхушку стены, спустил ноги в сандалиях и слез на землю.

Интересно, что они тут делали? Замышляли украсть что-нибудь или напасть на меня, человека на Венере совершенно никому не известного? Но тут до меня дошло, что они могли быть смертельными врагами принца, с которым я обменялся телами, а я – по их разумению – и являюсь этим самым принцем.

И потому я извлек оружие из ножен, готовясь к возможному нападению, и сделал вид, что любуюсь прекрасно отшлифованным лезвием. Несколько минут от этих бандитов не было ни слуху ни духу. И тут вдруг в отражении на лезвии я увидел стоящего прямо позади меня рыжебородого с поднятым оружием, готовым рассечь мой череп от макушки до подбородка. Поскольку на Марсе сабли всех видов являлись моим любимым оружием, а на Земле я много времени отдавал фехтованию, я сделал машинально то, что сделал бы любой фехтовальщик в данной ситуации. Я поднял лезвие моего оружия над головой с уклоном вниз от рукояти к острию, и опускающееся лезвие наемного убийцы, скользнув по моему оружию, воткнулось слева от меня в мох.

Вскочив на ноги, я развернулся и бросился в атаку.

Противник оказался бойцом дюжим, но неповоротливым, которому никак не возможно было устоять против опытного фехтовальщика. Я мог убить его дюжину раз, до того как он сообразил, что я всего лишь играю с ним. Тут он яростно взвыл, и из кустов выскочил его жилистый приятель. Не зная, чего ждать от второго убийцы, я решил покончить с неуклюжими наскоками первого и стремительным ударом в шею уложил его.

Жилистый оказался проворнее своего здорового компаньона, и я уже не играл с ним. Вскоре он подставился, и я уложил его рядом с приятелем.

Убедившись, что оба предполагаемых наемных убийцы мертвы, я тщательно протер лезвие, убрал оружие в ножны и двинулся обследовать местность.

Минут десять я шел по мшистому берегу, когда из воды выскочило и бросилось ко мне чудовище, отвратительнее которого мне не приходилось видеть ни наяву, ни во сне.

Оно двинулось ко мне на толстых изогнутых ногах, и я мигом выхватил лезвие. Длинный чешуйчатый хвост тащился по мху, а в огромной раскрытой пасти торчали могучие клыки цвета слоновой кости. Чудовище внушало такой страх, что я, не трус по натуре, начинал раздумывать, уж не сбежать ли мне, не дожидаясь схватки.

Взрыв смеха справа заставил меня повернуться. Я увидел высокого мужчину среднего возраста. Он дружески улыбался мне. На нем было лиловое облачение. Коротко стриженная борода, некогда черная, теперь отдавала местами сединой. Оружие его походило на мое, хотя висело на серебряном поясе.

– Этот иктос для вас не опасен, – сказал он по-английски. – Это домашнее животное, живет в саду и враждебно лишь к незнакомцам.

Тварь, которую он назвал иктосом, обнюхала мою одежду, потерлось уродливой мордой о мое бедро, зевнула и свернулась у моих ног.

– Вы удивлены, что я знаю английский, – продолжил мой новый знакомый. – Что ж, если я поведаю вам, кто вы и кем были, а потом скажу, кто я, ситуация уже не будет столь таинственной. Вы тот, кто был Боргеном Таккором на Марсе, а позднее Гарри Торном на Земле. А теперь вы стали Зинло, торрого, или императорским наследным принцем Олбы. А я – Ворн Вангал, олбанийский психолог, и уже несколько лет состою в телепатической связи с доктором Морганом, обитающим на Земле.

– Мне доктор много говорил о вас, – ответил я. – Очень; рад нашему знакомству, Ворн Вангал.

Он коротко поклонился.

– Я могу провести с вами лишь несколько часов. На другую, сторону этой планеты уже прибыл Грендон и, вскоре придя в себя, обнаружит, что находится в качестве раба на мраморных рудниках Укспо. Я должен лететь ему на помощь. А теперь пойдемте со мной, и я покажу, что я для вас приготовил.

Я двинулся по саду следом за Ворном Вангалом. Здесь в изобилии росли различные деревья, кусты, грибы и травы, но отсутствовали цветы и плоды. В лагунах причудливыми красками переливались различные водные растения, а в сырых местах произрастали грибы тысяч видов.

Но даже в отсутствие цветов сад не страдал отсутствием разноцветья. Примитивная растительность отливала всеми оттенками радуги. По берегам лагун вставали поганки, высокие, как деревья, желтого цвета, оранжевые, розовые, черные или коричневые, а также просто бледные или белые, как мел.

Тут и там стояли статуи и статуэтки, некоторые на открытых местах, а некоторые в нишах или увитых лозами гротах, появляясь совершенно внезапно по мере нашего продвижения.

Сад кишел птицами и прочей живностью. На деревьях живыми гирляндами сидели певчие птицы, словно многокрасочные плюмажи наполняя воздух мелодичными, как у флейты, голосами. Лагуны кишели водной дичью, как плавающей, так и ныряющей, и крики ее, хоть и не очень музыкальные, создавали радостную атмосферу. Амфибии многочисленных видов резвились в воде или нежились на берегах. Я был поражен при виде огромной желтой лягушки длиною в шесть футов, бесстрашно помаргивающей на меня со шляпки громадной розовой поганки.

Наша процессия, сопровождаемая отвратительным иктосом, время от времени страстно тыкавшимся в наши ноги мерзкой влажной мордой, наконец подошла к высокому строению. Созданное из черного мрамора, оно дало мне первое представление об олбанийской архитектуре.

Меня потрясла форма сооружения. Я не мог поверить своим глазам, не заметив во всей конструкции ни одной прямой линии. Все изгибалось. Здание стояло на круглом фундаменте, а стены его, вместо того чтобы прямо устремляться к небу, выгибались выпукло наружу, а затем вновь смыкались вверху. На нижней части конструкции стояла часть здания поменьше, но той же формы. Она, в свою очередь, являлась опорой для других частей, еще меньших размеров, и так до самой верхней части, футов тридцати в диаметре, расположенной футах в шестистах над землей.

Мы поднялись по лестничному маршу, миновали двух часовых, отсалютовавших нам, и вошли в громадную округлую дверь, где заботу об иктосе взял на себя раб, уведя его прочь. Пройдя какое-то расстояние по широкому коридору, мы оказались у гигантской колонны. Она располагалась в центре здания. С одного боку ее выпукло выступала большая овальная пластина, на которой черненым серебром изображалось нечто похожее на герб. Когда мы подошли ближе, пластина скользнула назад, открыв за собою небольшую комнатку.

Вангал предложил мне войти внутрь этой небольшой комнатки во чреве гигантской колонны и сам вошел следом. Как только встал рядом со мной, серебряная пластина скользнула на место, закрывая вход. Где-то над нашими головами вспыхнул скрытый источник света, а пол, дрогнув, двинулся вверх.

Разумеется, мы оказались в лифте, ко что заставило его двигаться и как мой спутник собирался остановить его, когда мы прибудем к месту остановки? Я не видел ни кнопочек, ни рукоятей. Словно эта штуковина двигалась так же, как человек, по собственному разумению. А может быть, где-то прятался оператор. Я не удержался от вопроса.

– Лифт двигается механизмом, усиливающим телекинетический посыл, – ответил Ворн Вангал.

Я частенько слышал от доктора Моргана слово «телекинез» и знал, что оно означает таинственную способность мозга передвигать физические предметы без физического воздействия. Короче говоря, ум напрямую воздействовал на материю.

– Слышал, как Посредством телекинеза передвигают небольшие объекты, – изумился я, – но чтобы поднимать лифт! Это поистине поразительно!

– Мы перемещаем и предметы гораздо более крупные, нежели этот небольшой механизм, – сказал Вангал, слегка улыбаясь. – На том же принципе основана работа и огромных портальных кранов. По воздуху летают воздушные корабли, от небольших одноместных до крупных боевых кораблей, со скоростью от двухсот до тысячи миль в час.

– Но как вам это удается?

– С помощью этого чудесного изобретения, механизма, который усиливает мысленные сигналы. Производство таких механизмов относится к исключительной и секретной привилегии олбанийского правительства, и именно с помощью этого механизма мы успешно противостоим нападениям воинственных торрогов, или империй, окружающих нас. Если бы их правительства узнали наш секрет, то построили бы такие же воздушные корабли и завоевали бы нас. Так наши чудесные изобретения мы используем только в коммерческих или оборонительных целях.

Мы остановились напротив металлической пластины, которая тут же бесшумно скользнула назад. Я вышел из комнатки, за мной Ворн Вангал, а пластина скользнула на место.

Мы оказались в небольшом круглом вестибюле, в который, с интервалом футов в двадцать, выходили металлические двери. Вангал подошел к одной из таких дверей, нажал кнопку. Дверь скользнула в сторону. Мы вошли в роскошно обставленные апартаменты, свет в которые попадал из громадных круглых окон, занимавших пространство от пола до потолка.

– Вот здесь в уединении вы и проведете время до моего возвращения из Укспо, – сказал он. – Здесь можно прожить; не один месяц.

Он подошел к прекрасной резьбы столу из красного дерева и взял толстый свиток.

– Это уроки языка патоа, универсального языка Венеры. А Венера на языке патоа называется Заровия. Вот здесь обозначен список примерно из двадцати тысяч слов языка патоа, с произношением и переводом на английский. Если к моему возвращению вы их крепко запомните, то сможете безопасно выходить из Черной Башни. И я смогу отвести вас в Красную Башню, императорский дворец Олбы.

– То есть в настоящий момент покидать мне башню небезопасно?

– Башня и поместье охраняются хорошо, – ответил Ворн Вангал, – но ни в коем случае не выходите за пределы ограды. А если пойдете гулять в сад, обязательно берите с собой иктоса. Он предупредит в случае нападения наемных убийц и будет драться, защищая вас.

– Совсем недавно он пренебрег своими обязанностями, – сказал я.

– Что вы имеете в виду?

Я рассказал ему о парочке наемных убийц.

– Так, значит, его намеренно отвлек его смотритель! – воскликнул Вангал, когда я закончил повествование. – Что ж, в свое время мы разберемся с этим предателем, а эти два негодяя, несомненно, наняты Талибоцем.

– Кто это такой?

– Человек, которого я всегда подозреваю во всем, но не могу отыскать ни единого доказательства против него. Ни единого! Видите ли, в целях подготовки к вашему прибытию мне пришлось перевезти сюда вашего предшественника, поскольку его императорское величество, император Хаджес, мог и не знать, что его сын Зинло поменяется местами с землянином. Подготовка шла полным ходом, когда разведывательный департамент правительства сообщил о заговоре с целью истребления мужчин императорской фамилии. Поэтому-то я и решил немедленно, пока заговор не раскрыт и зачинщики не казнены, перевезти принца Зинло сюда. Его величество охотно согласился, и таким образом мне удалось заполучить для вас это укромное местечко, где вы могли бы в спокойной обстановке ознакомиться с языком и обычаями Олбы и в то же время находиться под надежной охраной. Заговорщиков так и не арестовали, но я твердо придерживаюсь мнения, что главарем у них был Талибоц. Они уже предприняли попытку покушения на императора и скрылись, потеряв лишь одного человека. Так что видите, что могло бы произойти с вами в неохраняемом месте.

– Я охотно останусь здесь, – ответил я. – Несомненно, что проблема языка патоа все равно встанет передо мной рано или поздно. Но как только я выучу язык, вы не заставите меня отсиживаться за этими стенами от наемных убийц. Я родился на Марсе, где человек не прячется от своих врагов; и хотя я не знаю, как обращаться с вашим оружием, но уверен, что в случае нападения смогу постоять за себя.

– Я вам верю, – сказал Вангал, – хотя те двое негодяев, которых вы убили, явно не являлись искусными бойцами. Но прошу вас не забывать, что вы являетесь торроги Олбы – то есть наследным принцем – и, следовательно, просто не имеете права бесцельно рисковать своей жизнью.

– Я и сам не собираюсь с ней расставаться, – сказал я. – Человеку, который придет за моей жизнью, придется здорово попотеть.

– Вас могут подстрелить из засады, из торка.

– Из торка?

– Из той штуки, что висит у вас на поясе.

Вангал объяснил, как пользоваться этим продолговатым предметом, висящим сбоку. Тот имел в длину пару футов и форму плотницкого инструмента «уровень». Проходящая насквозь клепка крепила его к поясу так, что можно было поворачивать торк в разные стороны под разным углом и направлять во все стороны.

Вангал нажал на маленький рычажок сбоку и вытащил две обоймы, поясняя, что в одной содержится тысяча зарядов конденсированного взрывчатого газа, и во второй – тысяча патронов со стеклянными игольчатыми частицами. Эти частицы, сказал он, содержат яд, который может почти мгновенно парализовать человека или зверя. Хотя существуют и другие частицы, наполненные смертельным ядом или разрывные. Дальность выстрела, пояснил он, составляет примерно десять земных миль.

Он подвел меня к открытому окну.

– Я приготовил для вас мишень, – сказал он. – Для того чтобы суметь защитить себя на этой планете, необходимо практиковаться в стрельбе из торка. Видите большой белый диск у стены в другом конце сада?

– Да.

– Я установил его для вас. Он покрыт неким веществом, при попадании на которое яда от пуль выделяется зеленый дым. Так что если после выстрела над мишенью появится дымок, знайте, что вы не промахнулись.

Мне не терпелось испытать новое оружие, и Вангал, понимающе улыбаясь, зарядил оружие и показал, как держать его, когда при нажатии кнопки искра воспламеняет газ в камере. Новые патроны поступают туда автоматически.

Я уверенно выстрелил в мишень и подождал, пока появится зеленый дым. Диск оставался белым. Я вновь выстрелил. И с тем же результатом.

– Надо много тренироваться, – сказал Вангал. – Лично я не считаюсь снайпером, но посмотрите.

Он выстрелил из своего торка, и в центре мишени появился зеленый дымок. И тут же, совершенно не напрягаясь, он образовал кольцо дымков вокруг первого попадания.

Когда эти дымки рассеялись, я попробовал еще раз и умудрился из пяти выстрелов попасть одним.

– Ну а теперь посмотрим, как вы обращаетесь со скарбо, – сказал Вангал.



– С чем?

– С этим холодным оружием, что висит у вас на боку. «Ого, дружище Вангал! – подумал я. – Уж тут-то я не окажусь беспомощным».

Он вытащил свой скарбо, а я – свой. Полагая, что и здесь превосходит меня так же, как и в случае с торком, он попытался взять меня чуть ли не голыми руками.

Я с легкостью парировал его удар, затем выкрутил его лезвие своим так стремительно, что он не смог при всем желании удержать его, и скарбо, мелькнув над его головой, с лязганьем отлетел в угол.

– Мощи Торта![4] – воскликнул он. – Поразительный прием!

Я поднял его орудие и протянул ему, рассмеявшись.

– На Марсе я вырос, – ответил я.

– Ну тогда вам надо приложить усилия лишь к стрельбе по мишени и по овладению патоа, – сказал Вангал. – А теперь вынужден покинуть вас и отправиться на помощь Грендону. Мой летательный аппарат находится на крыше. Хотите посмотреть, как я отправлюсь в полет?

– Еще бы.

Я вместе с ним вошел в лифт.

Глава 2

Лифт остановился у основания верхней части здания, и оттуда на крышу мы попали по спиральной лестнице. Там нас приветствовали двое часовых, вооруженных торками, скарбо и копьями с широкими наконечниками. Крышу сделали из того же материала, что и стены, и куски черного мрамора подогнали так плотно, что почти невозможно было различить места их стыка. Крышу огораживала стена высотой четыре фута с отверстиями у основания, дабы выпускать воду после могучих заровианских ливней.

На крыше стояли четыре олбанийских воздушных судна. Я принялся с живейшим интересом разглядывать ближайшее ко мне. Формой оно походило на судно-амфибию, длиною футов в десять и шириною – в три. Кокпит покрывал стеклянный купол, сзади которого располагалась небольшая дверца. Под куполом виднелись многочисленные кнопки, рычаги, ручки и мягкое сиденье для водителя. Больше всего меня поразил тот факт, что отсутствовали какого-либо рода крылья, хвостовое оперенье и пропеллеры.

Вангал обернулся ко мне.

– Вижу, вас изумили наши воздушные корабли.

– Они не похожи ни на один из виденных мною аэропланов.

– Для таких аппаратов не нужны ни крылья, ни пропеллеры, ни хвостовое оперенье, – продолжил он. – Как я уже говорил вам, подъем, спуск и повороты во всех направлениях осуществляются усиленными мысленными волнами. Усилительный механизм располагается под тем вот круглым выступом на передней панели. За двумя небольшими люками, на носу и корме судна, находятся парашюты на крайний случай. Вон та торчащая впереди кабины штука – матторк, оружие, функционирующее на тех же принципах, что и торк, но имеющее гораздо большую дальность стрельбы более тяжелыми снарядами.

– Вы сказали, что только олбанийское правительство располагает секретом производства этих летательных аппаратов, – сказал я. – Но предположим, один из них будет вынужден приземлиться на неприятельской территории. Таким образом, он вполне может оказаться во вражеских руках, а значит, аппарат смогут разобрать и затем строить ему подобные.

– Эта опасность предусмотрена. В каждом олбанийском аппарате помещен флакончик с очень сильной кислотой, который немедленно разбивается в случае попытки проникнуть внутрь устройства. Кислота выплескивается на секретный механизм и мгновенно уничтожает его.

– Поистине дальновидно, – заметил я.

– В силу этого мы и существуем в мире с нашими соседями не одно столетие, – ответил Вангал. – Сожалею, что расстаемся в такой спешке, но мне пора.

С этими словами он открыл дверцу сзади кабины и влез внутрь. После торопливого осмотра панели управления и матторка он сказал:

– Прощайте. Занимайтесь прилежно, тренируйтесь усердно и не дайте наемным убийцам застать вас врасплох.

– Если я увижу одного из этих негодяев, то поставлю его вместо мишени. Прощайте, приятного и безопасного вам путешествия.

Маленькое суденышко поначалу медленно поднималось вверх, затем, набрав инерцию движения, мгновенно вознеслось на высоту в полмили, если не больше, с путающей скоростью устремилось прочь и вскоре исчезло из виду.

Я подошел к краю крыши и заглянул через стенку. До земли было добрых шестьсот футов. Части здания перемежались с интервалом в шестьдесят футов. Далеко на севере виднелся город, состоящий из округлых зданий, посреди которых возвышалось огромное красное строение, подобное тому, на котором я сейчас стоял, но раза в два повыше.

Должно быть, это и есть та самая Красная Башня, о которой говорил Ворн Вангал, – императорский дворец Олбы. Городские стены образовывали окружность, в точках которой, соответствующих строго сторонам света, возвышались башни, очевидно, над городскими воротами.

Вокруг, насколько хватало глаз, расстилалась сельская местность, разделенная на фермы, с округлыми зданиями на каждом участке, очевидно домом владельца. На полях трудились люди, а тут и там я видел, как фермеры управляли огромными нелепыми животными, запряженными не то в плуги, не то в культиваторы.

Как я впоследствии узнал, животные эти назывались тирпеды и представляли собою гигантских бесшерстных толстокожих; размах плеч у них достигал восьми футов, а взрослая особь весила от четырех до пяти тонн. Они обладали огромными головами и ртами, длинными остроконечными ушами и относительно тонкими шеями длиною чуть ли не в половину туловища. Продвигались они тяжеловесной походкой, как слоны.

Выращивали здесь грибы различных видов и некоторые культуры папоротниковых кустарников.

Ровная вымощенная дорога, прямая как стрела, шла от южных ворот Олбы мимо башни, на которой я стоял, к обширной, в форме полумесяца олбанийской бухте Турено. Здесь располагались морские ворота столицы, где и держал в серо-голубых водах могучего океана Ропок свой громадный флот торговых кораблей император Хаджес.

По этой прямой гладкой дороге с грохотом тащились большие одноколесные повозки, влекомые тирпедами. Корпус заровианской повозки располагается внутри этого единственного огромного колеса, шарнирным кольцом удерживаясь от переворотов во время вращения самого колеса. С большой скоростью по дороге проносились и моторные коляски, также одноколесные. Я видел, как такие колеса диаметром более двадцати футов мчались со скоростью в сотни земных миль в час.

Один из охранников спустил меня в лифте, с которым я не знал, как обращаться, отвел в приготовленные мне Вангалом апартаменты и, низко поклонившись с вытянутой правой рукой ладонью вниз, удалился. И пока я занимался изучением патоа, из коридора доносились его шаги, размеренно перемещающиеся из конца в конец.

Вглядываясь с обостренным интересом в переводы и языковые особенности, я испытывал такое чувство, что читаю что-то знакомое, но забытое. И вскоре обнаружил, что мне достаточно лишь единожды прочитать слово на патоа, чтобы его запомнить.

Когда я впоследствии сообщил об этом Ворну Вангаду, он объяснил, что мозг Зинло, ставший теперь моим, уже некогда все это знал. Сознание, некогда получившее какое-то впечатление, записывает его в себя навсегда. Я же тогда мгновенно сообразил, что, значит, мне надо просто достучаться до своего сознания. Все это воодушевило меня.

Задолго до полудня я управился со всеми уроками, подготовленными мне Ворном Вангалом, и с нетерпением взялся за чтение книги по естественной истории Заровии. И лишь внезапно наступившая тьма, как это и бывает в тропических и полутропических районах Венеры, прервала мои занятия. В дверь постучали.

– Войдите, – сказал я на патоа, стремясь как можно быстрее испробовать умение владеть этим языком.

Дверь скользнула в сторону. В ее проеме, на фоне освещенного коридора показался силуэт моего охранника. Он вошел и нажал кнопку, отчего помещение осветилось мягким светом. Я не мог различить источников света, так искусно они были скрыты.

– Обед вашего высочества, – объявил охранник. Вошли два раба, неся огромный двухъярусный поднос, нагруженный по крайней мере пятьюдесятью блюдами. Третий нес небольшой стол, а четвертый – золотую посуду и розовую скатерть. Передо мной расставили блюда с рыбой, дичью пернатой и водоплавающей, с различными грибами и прочими деликатесами, природы которых я и представить не мог. В небольших кувшинах подали бесцветный, приятный на вкус горячий спиртной напиток, называвшийся, как я узнал впоследствии, кова. Он оставлял приподнятое настроение, как крепкое вино, хотя и с несколько отличительным эффектом.

Пообедав, как и полагается принцу Олбы, я вновь вернулся к моим занятиям.

Позже к вечеру в дверь опять постучали, и новый охранник ввел человека, оказавшегося моим камердинером. Тот занялся делами в соседней комнате и через несколько минут вошел, поклонился и объявил, что спальня готова.

Я вошел туда и увидел встроенное в стене спальное углубление с розовым балдахином и золотой бахромой над ним. Мягкие шелковые покрывала, розовые, с золотыми полосками, отогнутыми уголками приглашали отдохнуть.

Камердинер принес розовое ночное одеяние, изумив меня пристрастием к этому цвету. Позднее я узнал, что на всей Заровии розовый считается исключительно королевским цветом.

Несмотря на усталость от занятий, я никак не мог заснуть в силу новизны ситуации, в которой оказался. Лишь через несколько часов удалось мне задремать, но меня тут же разбудило звонкое металлическое лязганье.

Звук, похоже, доносился откуда-то из-за окна, и я, затаив дыхание, прислушался. Звук не повторился, я успокоился и устроился поудобнее, но вскоре рядом со мной послышался шелест словно бы от трущегося шелка.

Не двигаясь, я открыл глаза, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в окружающем меня мраке. У Венеры нет луны, и, следовательно, в помещении так же темно, как и снаружи. Я не мог разглядеть ни окна и ничего вокруг себя.

Но в комнате явно кто-то находился. Мне припомнилось предупреждение Ворна Вангала, и лоб мой покрылся холодной испариной. Оружие лежало на низком столике всего лишь в нескольких футах от меня, но я не мог дотянуться до него бесшумно и не выдавал своего присутствия ночному визитеру.

Совсем рядом вновь раздался шелест, а затем – вспышка фонаря, луч которого пробежал по комнате, остановился на мгновение на мне и тут же погас. Я подскочил, услышав звук скарбо, выходящего из ножен, судя по звуку, всего лишь футах в двух от меня.

Едва я сел на постели, как раздался свист скарбо, и лезвие ударило в подушку, где за мгновение до этого лежала моя голова.

Я соскочил с ложа и стал на ощупь искать выключатель. Убийца же, что-то взволнованно и сердито бормоча, направил луч фонаря на покрывала. Я наконец включил свет, а убийца тут же повернулся, осматривая комнату.

На секунду вспыхнувший свет ослепил нас обоих. Но я успел схватить со стола скарбо, чтобы встретить с оружием направленную на меня яростную атаку.

Мы заметались по комнате, круша мебель и разрубая в клочья материю. Апартаменты наполнились эхом звона сшибающихся в схватке лезвий.

Наемный убийца оказался опасным противником. По сравнению с ним Ворн Вангал в качестве фехтовальщика был просто ребенком. Я различал перед собой лишь расшитое серебром лиловое одеяние да густую черную бороду.

Поначалу он вел себя даже несколько нахально, но когда обнаружил, что я не только парирую его молниеносные удары и выпады, но и полновесно даю сдачи, выражение изумления появилось в чертах его ястребиного лица.

– Мощи Торта, юноша! – воскликнул он. – С тех пор как я видел тебя последний раз, ты преуспел в обращении со скарбо.

– Я и сейчас всего лишь тренируюсь, – насмешливо ответил я, стараясь говорить медленно, чтобы правильно произносить слова.

Он покраснел и удвоил свои усилия. Лезвие его замерцало сплошными дугами в воздухе, каждый раз грозя смертью. Но злость его предоставила мне как раз тот шанс, который я и искал. Обвив его лезвие своим, я вырвал его у противника, как недавно у Ворна Вангала, и оно с лязганьем покатилось по полу.

С испуганным выражением лица он отпрыгнул назад, едва успев уклониться от выпада, который мог бы положить конец нашей стычке. Отпрыгнув, он громко закричал:

– Винцент! Марибо! Ко мне!

На его зов отозвались два дюжих негодяя, вскочивших в комнату через окно. Вооруженные длинными копьями с широкими лезвиями, они быстро покончили бы со мной, если бы позади меня не распахнулась дверь и в комнату не ворвались слуги, заслышавшие шум.

На минуту победа стала клониться на нашу сторону. Но тут и снаружи прибыло подкрепление. Главарь их успел подхватить скарбо, и вскоре от наших сил осталась лишь горстка людей. Нападавшие тоже несли потери, но они изначально превосходили нас числом.

Обезумев от суматохи схватки, я стал пробиваться сквозь ряды копейщиков в попытке добраться до их главаря. И тут в атаку бросились мои солдаты, подчиняясь резкому приказу их командира. Он же сам успел схватить меня за рукав.

– Башню нам не удержать, ваше высочество, – прокричал он. – Предателей слишком много. Надо бежать.

– Ни за что! Дайте мне только добраться до этих убийц! Я вырвался из его рук, но он вновь ухватился за меня, подзывая на помощь одного из охранников.

– Не заставляйте меня воспользоваться силой, ваше высочество, – взмолился он. – Я должен немедленно увести вас отсюда. Иначе я буду считать себя изменником по отношению к вашему отцу-императору.

Они вдвоем выволокли меня из комнаты, тут же заперев за собою дверь. Мгновение спустя мы оказались в лифте и устремились наверх, где по спиральной лестнице забрались на крышу. Далеко внизу слышался треск взломанной двери – доказательство того, что пал последний охранник.

Меня втолкнули в самый большой из воздушных кораблей и торопливо усадили на подушки.

– Работ доставит вас на место, – сказал комендант. – Я же сначала понадежнее прикрою дверь на крышу, а потом двинусь вслед за вами на одноместном аппарате.

Работ, высокий жилистый юноша с едва начавшей проступать рыжеватой бородкой, влез в кабину и сел рядом со мной. Как только он устроился, корабль начал подниматься – поначалу медленно, но набирая инерцию движения с каждым мгновением и наконец устремляясь вверх с пугающей скоростью.

Мой пилот, глянув вниз, чтобы сориентироваться, внезапно откинулся на спинку кресла и выдохнул:

– Нас заметили! Два их боевых судна взлетают, чтобы отсечь нас от дворца.

Едва он успел выговорить это, на нас упал луч прожектора. Мгновение спустя пуля, рикошетом отскочив от палубы, снесла часть ограждения. Стреляли из матторка.

Ужасающий обстрел преследовал нас во время нашего стремительного подъема. Внезапно мы вошли в плотную облачность, скрывшую нас от прожекторов врага. Еще несколько минут подъема, и мы включили передние прожектора. Работ подсоединил внутреннее освещение от крошечной лампочки у нас над головами.

Мой пилот наклонился вперед и посмотрел на небольшой прибор, подвешенный спереди на проволоке.

– Боюсь, мы заблудились, ваше высочество, – озабоченно сказал он. – Должно быть, один из снарядов вывел наш компас из строя. Магнит сшибло.

Быстрый осмотр подтвердил его догадку. Магнит, крепящийся на задней палубе каждого олбанийского судна для противодействия сильному магнитному полю движущегося механизма, оказался сорванным одним из выстрелов матторка. И теперь стрелка компаса равнодушно показывала вперед, куда бы мы ни поворачивали.

Внезапный блеск луча прожектора, а затем и удар снаряда матторка предупредили, что враг нас увидел. Мы нырнули в нижнюю плотную облачность, а затем угловым движением рванулись вперед, да так быстро, что у меня дыхание перехватило.

– С какой скоростью мы летим, Работ? – спросил я, пытаясь как-то примирить мои ощущения с той калейдоскопической быстротой, с которой проносились за окнами нашей кабины облака, искрящиеся в свете прожекторов.

– Это судно рассчитано на передвижение в три четверти от ротации, – ответил он. – И мы движемся на самой большой скорости.

– Что ты имеешь в виду, говоря о трех четвертях ротации?

Вопрос мой изумил его.

– Как что? Ротация – это скорость, с которой Заровия вращается вокруг своей оси. А мы движемся со скоростью, меньшей на четверть.

Я произвел быстрый подсчет. Поскольку окружность Венеры чуть меньше земной и день ее равен двадцати трем часам и двадцати одной минуте, она вращается вокруг оси со скоростью более тысячи миль в час. А мы, по грубым прикидкам, летим со скоростью семьсот пятьдесят миль в час.

Мой пилот довольно долго держал судно в тучах, затем нырком отправил аппарат вниз. Этот маневр оказался почти равнозначен гибели: второй вражеский аппарат, очевидно летевший все это время снизу, открыл огонь. Я стал отвечать огнем из кормового матторка, уж не знаю, результативно ли, а Работ вновь начал уводить наше судно в облака. И вскоре мы снова пулей устремились вперед.

– Наши преследователи настойчивы, – небрежно заметил я своему спутнику.

– Так и дальше будет. Ведь впервые их главаря узнали. Несомненно, мы лишь вдвоем остались в живых после битвы в башне, а следовательно, только мы двое можем обвинить Талибоца.

– Кто это такой – Талибоц? – задумчиво спросил я.

– Неужели ваше высочество не помнит Талибоца? Самый могущественный дворянин Олбы. Уже давно ходят слухи, что он организовал заговор, но прямых доказательств не было. Теперь он должен нас убить, преследуя две цели: лишить престол наследника и заставить замолчать свидетелей его вероломства.

Какое-то время мы летели молча. Я подсчитал, что если мы все это время летели по прямой, то должны находиться в тысяче миль от точки старта. Наконец, почувствовав, что мы, наверное, оторвались от преследователей, Работ вновь спустился ниже облачности, на этот раз выключив все огни в целях предосторожности.

Он внимательно огляделся и включил огни, совершив тем самым роковую ошибку. Тут же загремели выстрелы, и один из снарядов, угодив в кабину сзади, взорвался с оглушительным звуком. Работ погиб мгновенно, тело разлетелось в клочья.

Прожектора наши отключились под воздействием взрыва, но мощный луч света продолжал цепко держать наш корабль сзади, а следующий снаряд снес нашу корму. И корабль, отчаянно дернувшись, начал падать, безостановочно кувыркаясь. Я изо всех сил цеплялся за сиденье.

Глава 3

Обломки летели вниз, с каждой секундой набирая ускорение, и мне оставалось лишь ждать страшного удара о землю. Однако, к моему удивлению, корабль врезался в воду и быстро стал тонуть. Кабина мгновенно наполнилась водой через дыру в куполе, пробитую снарядом матторка. Но эта же дыра стала и путем к моему спасению. Придя в себя от потрясения, я протиснулся наружу.

Несколько секунд я продолжал погружаться, несмотря на яростное барахтанье, увлеченный инерцией корабля, который я только что покинул. Затем я остановился и постепенно начал подниматься. Легкие от недостатка кислорода уже готовы были взорваться.

После этой растянувшейся на века пытки я вынырнул на поверхность и поплыл, вдыхая влажный соленый воздух.

Во тьме заровианской ночи, когда сквозь редкие прогалины в облаках едва успевают моргнуть одна-две звездочки, невозможно определить направление движения. Но далеко справа мне слышался знакомый шум – прибой у берега. На этот-то звук я и плыл не торопясь.

По мере продвижения звук становился все громче, и вскоре я опустил ногу в попытке нащупать дно. Не дотронувшись, я поплыл дальше. Вторая попытка оказалась успешнее, и я встал, но тут же был сбит с ног огромной волной. Я с трудом поднялся и, полуплывя, полупродвигаясь по дну, потащил свое измученное тело вперед, пока не выбрался на песчаный берег, подальше от прибоя.

После короткого отдыха я вновь встал и двинулся дальше в глубь суши, где вскоре наткнулся на густой папоротниковый кустарник. Землю под изогнутыми ветвями покрывал мох вытянулся на нем, благодаря небо за столь мягкое ложе, и вскоре заснул.

Меня разбудили голоса, раздававшиеся совсем рядом со мной. Уже вовсю светило солнце, обещая прекрасный день. Мои шелковые розовые одеяния давно высохли, как и ремни, ставшие заскорузлыми от воды.

Судя по звукам, разговаривали двое – мужчина и девушка. Поначалу я не мог разобрать, о чем идет речь, поскольку, лежа в полусонном состоянии на мху, вглядывался в окружающее сквозь шелестящие под ветром листья папоротника. И: тут мужчина повысил голос.

– Ты же прекрасно знаешь, кузина Лорали, что и твои родители, и я желали бы этого брака, – сказал он на патоа. – Разве этого недостаточно? Неужели же ты настолько не уважаешь волю отца и матери, что воспротивишься им ради какого-то каприза?

– Вовсе не из-за каприза, кузен Гадримель, – ответила девушка ясным, мелодичным голосом. – Просто я не люблю тебя. О чем же тут говорить?

– Да откуда ты можешь знать? – возмутился он. – Ведь мы только вчера впервые увидели друг друга. И всего лишь несколько минут побыли наедине. Я даже пальцем тебя не коснулся. Я мог бы заставить тебя полюбить меня, как и…

– Как и бесчисленное множество других. Но пойми меня, раз и навсегда. Ни один мужчина не заставит меня полюбить его, как и я сама не смогу себя заставить полюбить кого-то, даже в силу дочернего долга.

Не желая выступать в роли подслушивающего, я встал, собираясь принести извинения и удалиться. Но тут я услыхал негромкое:

– Посмотрим.

Послышались звуки борьбы и вскрик от страха.

Прорвавшись сквозь кустарник, я выскочил на покрытый мхом газон, посреди которого журчал фонтан. За фонтаном я рассмотрел девушку, отбивающуюся от объятий высокого юного блондина с едва пробивающейся соломенной бородой. Оба были облачены в розовое королевское: платье.

– Отпусти меня, животное!

Большие карие глаза девушки сверкали словно молнии, а густые каштановые локоны разметались над головой. Даже злости своей она оставалась прекрасной – более прекрасной, чем любая из всех женщин, которые встречались мне на всех трех планетах.

Я прыгнул вперед, схватил юношу за воротник и дернул назад, говоря:

– Если уж у вас есть желание этим утром побороться, то позвольте предложить вам более серьезного противника, принц Гадримель.

Он отпустил девушку и попытался повернуться, я же стал закручивать воротник вокруг его шеи. Он потянулся к торку, но я схватил его за запястье и заломил ему руку за спину. Он стал вопить, призывая охрану, и тогда я толкнул его, отчего он полетел головой вперед в заросли папоротниковых.

Я повернулся и поклонился девушке, раскрасневшейся и тяжело дышащей после борьбы.

– Извините, ваше высочество, если помешал. Но мне показалось, что вы выражали свое неудовольствие происходящим.

– Вы правы, и я в долгу у вас, принц?..

– Принц Зинло из Олбы, – подсказал я. – К вашим услугам.

– А я – принцесса Лорали из Торгана, – сказала она с улыбкой, от которой на щеках появились две восхитительные ямочки. – Прошу вас, скажите мне…

Наш диалог был прерван появлением юноши, который, выбравшись из кустарника, врезался между нами со скарбо наголо.

– Мощи Торта, – рявкнул он. – Ты подписал себе смертный приговор, принц Зинло.

И тут же он нанес удар скарбо, от которого я лишился бы головы, если бы не отпрыгнул назад. Тут же я вытащил мое оружие и принял бой. Мгновенно определив, что противник не является мастером фехтования, я разоружил его и поднял его оружие, пока он приходил в себя от изумления.

– Вы уронили скарбо, – сказал я. – Позвольте мне. – И я протянул ему оружие эфесом вперед.

Он вновь сделал выпад, и вновь я обезоружил его с той же легкостью, что и предыдущий раз, тут же подскочил и поднял его оружие.

– Я думаю, мне стоит оставить этот скарбо у себя, – сказал я. – Похоже, вы не знаете, как с ним обращаться, и можете пораниться.

Он схватился за торк, но я, предвидя это, рубанул по поясу. Оружие упало на мягкий мох, и я пинком отправил его в заросли.

Он сжался, как в ожидании смертельного удара, но тут же посмотрел куда-то за меня и воскликнул:

– Клянусь шестнадцатью королевствами Рибона! Оглянитесь!

Решив, что это уловка, я не стал оглядываться, но тут же послышался вскрик принцессы Лорали и лязганье оружия. Я обернулся и увидел, как она бьется в руках дворянина в лиловом, в котором я мгновенно узнал моего соперника из башни – Талибоца! Стоящий позади него на земле олбанийский корабль объяснял присутствие дворянина здесь. Четыре крепких воина бежали ко мне со скарбо наголо.

– Вот теперь у нас будет настоящая схватка, – сказал я Гадримелю, бросая ему его оружие.

Он поймал его на лету, и у него хватило мужества принять участие в схватке, в которой против нас выступали четверо приверженцев Талибоца.

Я пригнулся и поймал на острие первого из них, пытавшегося рубануть меня по шее. Он умер с пронзительным воплем, и я едва успел вытащить лезвие, как на меня бросился второй. Этот оказался не только сильнее, но и опытнее в искусстве владения скарбо. Он первым же ударом рассек мне щеку. Вторым он чуть не подкосил меня по ногам, как траву, если бы я вовремя не отпрыгнул. Тем не менее острие его скарбо зацепило мое бедро.

Ошеломленный болью от двух ранений, я на мгновение забыл о фехтовальном искусстве и нанес прямой удар сверху вниз, который, несомненно, был бы отбит. Но сказалась именно неожиданность этого неуклюжего удара, заставшего его просто врасплох; лезвие мое рассекло его голову начисто, как нож раскалывает заровианский стручок.

Слева от меня здорово доставалось принцу Гадримелю. Лицо его и тело, как и мои, покрылись кровью, но тем не менее он мужественно продолжал отвечать ударом на удар, выпадом на выпад. Но он слабел на глазах. Принцессу утаскивали, и мне не оставалось времени на дуэльные церемонии. Поэтому я просто подскочил к ближайшему же негодяю и снес ему голову. Второй, ожидая такого же удара, обратился лицом ко мне, предоставив давно ожидаемую возможность Гадримелю. Стремительным ударом принц рассек живот врагу.

– Вперед, – крикнул я, бросаясь к воздушному кораблю. – Надо спасти принцессу из рук этого негодяя.

Он устремился за мной, но не одолели мы и половины пути до корабля, как тот стал подниматься. Тут же над нашими головами завизжали снаряды матторка, взрываясь в кустах позади. Мы спрятались за мраморным основанием фонтана, и Талибоц прекратил обстрел.

Внезапно вновь раздались звуки канонады, но на этот раз обстрел велся со стороны замка, расположенного позади нас. Охрана замка, очевидно решив, что их атакует олбанийский корабль, открыла ответный огонь.

Гадримель и я одновременно вскочили на ноги, и он закричал:

– Не стрелять! Принцесса на борту!

Огонь прекратился, но слишком поздно. Один из снарядов, видимо, угодил в движущийся механизм, и корабль начал падать в залив. Затаив дыхание, я ожидал, что вот он сейчас бултыхнется в воду и начнет тонуть, как мой корабль ночью, но, к моему удивлению, с кормы и носа вверх взлетели два парашюта, не позволяя кораблю упасть. Тот теперь довольно плавно приводнился, подняв фонтан воды, чуть не затопившей оказавшееся рядом на якоре суденышко. Погрузившись в воду не глубже ограждений палубы, воздушное судно тут же поднялось и закачалось на воде так спокойно, словно и создавалось специально лишь для плавания.

Гадримель и я бросились к берегу, а корабль, дрейфуя к земле, все ближе подходил к тому маленькому суденышку. Пока мы наблюдали за происходившим, не в силах что-либо предпринять, с воздушного корабля на суденышко устремилась дюжина вооруженных людей. Моряки мгновенно бросились с противоположного борта в воду и поплыли к берегу. Последним на палубу захваченного судна ступил облаченный в лиловое Талибоц, неся в руках недвижное тело принцессы Лорали.

– К причалам! – закричал Гадримель и, как безумный, помчался куда-то вправо. – Они поднимают паруса!

На бегу я видел, как паруса наполнились ветром, а четверо людей на носу поднимают якорь.

Гадримель и я обогнули лесистый выступ берега и выскочили к полумесяцу бухты, у причалов которой покачивались пришвартованными сотни судов. В это же время захваченное Талибоцем судно развернулось по широкой дуге и под порывами ветра устремилось в открытое море.

Отряд солдат из замка раньше нас оказался на причалах. С ними прибыл высокий широкоплечий человек с седоватой бородой, коротко подрезанной под подбородком, в розовом облачении, красный от гнева.

– Это мой отец, император Аардван Адониджарский, – сказал Гадримель.

– Немедленно снарядить шесть кораблей в погоню, – донесся крик Аардвана.

Тысяча человек со всех ног бросилась выполнять приказ.

Приблизившись к царственной персоне, принц и я низко поклонились в универсальном заровианском приветствии королю, с правой рукой, вытянутой ладонью вниз. Меня поразил контраст между здоровенным, с бычьей шеей императором и его женственным сынком.

Аардван, сверкнув на нас глазами, проревел:

– Два принца-задиры. Все в крови. Чем это вы занимались? Царапали друг друга, как щенки мармелота? А где твоя подружка, Гадримель? И где же люди, что должны заботиться о принцессе? И кто это?

– Это торроги Зинло из Олбы, ваше величество, – ответил Гадримель.

– Наследный принц из Олбы? Что он тут делает?

Я вкратце объяснил.

– Мы зарубили четверых, – похвастался Гадримель.

– Слышал я об этом Талибоце, – проворчал Аардван. – Вероломный и опасный тип. Добро пожаловать в Адониджар, принц Зинло. Оставайтесь у нас столько, сколько нужно, а когда решите покинуть нас, я выделю необходимую охрану, чтобы проводить вас в вашу страну.

– С позволения вашего величества, – сказал я, – я бы отправился с флотилией в погоню за Талибоцем.

– Это уж как Гадримель скажет, – пророкотал его отец. – Он командует этой флотилией.

– Милости прошу, – сказал Гадримель. – Наша ссора подождет. А сейчас нас объединяют общие интересы, и твоя сабля может пригодиться.

Подбежал седобородый морской офицер и отдал честь.

– Ну, Рогвоз? – поинтересовался император Аардван.

– Флотилия готова, ваше величество, – ответил офицер.

– Тогда отправляемся, – сказал Гадримель.

Мы торопливо поднялись на борт одного из шести судов, переполненных вооруженными людьми. Нас сопровождал седобородый офицер. Несколько минут спустя, подняв паруса, флот вышел из бухты в погоню за маленьким рыбацким суденышком, уже превратившимся в точку на горизонте.

Глава 4

Крошечное суденышко, на котором мой смертельный враг Талибоц увозил принцессу Лорали, держало курс прямо на северо-восток, к Олбе. Наши шесть кораблей мчались в погоню. Но вот я увидел, как внезапно вражеское судно повернуло и двинулось строго на юг.

Гадримель, адмирал Рогвоз и я наблюдали за происходящим, стоя на носовой палубе флагманского корабля. Адмирал смотрел в подзорную трубу. Затем внимательно осмотрел горизонт на северо-востоке.

– У них был повод для поворота, – взволнованно сообщил он. – С севера идет огромный ордзук!

Он передал трубу Гадримелю. Тот посмотрел и, с ужасом вскрикнув, передал ее мне.

Когда глаз привык, я увидел ужасающее зрелище. Примерно в полумиле от суденышка, возвышаясь над водной гладью и покачиваясь на мощной выгнутой шее, неслась, быстро сокращая расстояние, гигантская отвратительная голова. Ее размеры достигали половины судна, которое она преследовала. Тело монстра находилось под водой, но, судя по выступающим из воды через каждый пятнадцать-двадцать футов плавникам, чудовище вытягивалось на добрую сотню футов.

– Можем мы их спасти, Рогвоз? – спросил Гадримель.

– Надо попытаться, ваше высочество, – ответил адмирал. – Хотя и сомнительно. – Он обратился к капитану судна: – Расчетам матторков открыть огонь по ордзуку и передать капитанам других кораблей делать то же самое.

Капитан дал команду, и мгновение спустя заждавшиеся канониры устроили сумасшедший грохот. Между тем наш сигнальщик принялся семафорить двумя огромными дисками – красным и желтым. Остальные корабли тут же открыли огонь из матторков, добавив грохота к выстрелам наших орудий.

Теперь мы приближались к морскому чудовищу, а курс рыбацкой лодки пересекался с нашим. Видно уже было, как извивается ордзук, чешуйчатый и переливающийся голубыми и зелеными цветами, огрызаясь на жалящие снаряды матторков. Ярко-желтая чешуя покрывала его голову и шею, за исключением места соединения шеи и плеч, где розовая полоса, похоже, служила знаком опасности для остальных существ.

Скорость продвижения монстра замедлилась, и корабль с Талибоцем и Лорали начал потихоньку отрываться от него.

Внезапно изменив курс, чудовище повернуло и устремилось на флотилию.

– Право руля! – выкрикнул Рогвоз. – Круто вправо!

Наш корабль вошел в резкий поворот, так что ограждения правого борта на минуту ушли под воду. Все вцепились во что только можно.

Позади нас шла флотилия. Чудовище же, перестав огрызаться на жалящие снаряды матторков, полностью сосредоточилось на задуманной смертельной акции.

Теперь, когда все матторки левого борта были нацелены на монстра, мне казалось, что вот-вот я увижу его предсмертные конвульсии, но, похоже, наши снаряды лишь злили его. Какое-то мгновение мы проходили рядом с ним так близко, что мне удалось увидеть относительно маленькие черные глаза, посаженные прямо над углами огромной разинутой пасти, наполненной грозной пилообразной чередой кошмарных зубов.

Мы проскочили мимо, за нами второе, третье, четвертое и пятое судно оказались в безопасности. Лишь шестое, отставшее из-за ошибочной работы парусами, не смогло уйти от столкновения.

Над водой взлетела огромная желтая голова на выгнутой шее. И вверху вниз, разинув гигантские челюсти, обрушилась на носовую палубу. Капитан корабля и стоявшие рядом с ним трое моряков вместе со значительным куском палубы исчезли в жуткой пасти.

Вновь и вновь обрушивалось чудовище на обреченный корабль, сметая паруса, мачты, людей и большую часть надстроек. Наконец оно взмыло из воды и всей тушей с громадным всплеском обрушилось ровно посередине беспомощного корпуса судна. Развалившись на две половины, судно мгновенно затонуло, а страшная тварь исчезла вслед за обломками под водой. И больше мы ее не видели.

Мы устремили взоры на судно Талибоца, убедившись, что перекрыли ему курс на Олбу. Теперь судно шло прямо на юг, со скоростью, почти равной нашей, поскольку по прошествии времени расстояние между нами не сокращалось.

Присутствие принцессы Лорали на борту рыбацкого суденышка не позволяло нам воспользоваться матторками, с помощью которых мы быстро разобрались бы с Талибоцем. Враг постреливал из торков, давая знать, что ему не удалось снять матторки с подбитого воздушного судна.

Так мы шли на юг по серо-голубым водам океана Ропок, пока не скрылась земля Адониджара, и со всех сторон взор встречал лишь линию, где смыкалось покрытое облаками небо с катящимися волнами.

Но даже эта огромная протяженность неба и воды не оставалась пустынной. Она кишела тысячами форм жизни, как прекрасными, так и уродливыми. Рядом с нашим кораблем плавно скользили, едва не касаясь воды, несколько больших белых птиц с окантованными красным крыльями и длинными изогнутыми клювами. Высоко в небе парили огромные летающие рептилии с размахом крыльев иногда более шестидесяти футов. Высмотрев добычу, они складывали перепончатые крылья и с ужасающей скоростью обрушивались в воду, чтобы выплыть на поверхность с бьющейся добычей и улететь прочь, лениво хлопая крыльями.

С наступлением внезапной, обычной для тропической и полутропической Заровии ночи на мачтах всех кораблей флотилии вспыхнули прожектора, продолжая держать в своих лучах преследуемое судно.

Столь необходимые в заровианской сплошной тьме прожектора теперь привлекали к кораблям внимание бесчисленного множества летающих тварей, в основном рептилий, которые, ослепнув в ярких лучах, бились о мачты, паруса и такелаж и падали, визжа и шипя, на палубу, где в ярости становились опасными, и их приходилось с предосторожностями спихивать за борт.

Спустя несколько часов я ощутил усталость и отправился спать. Посреди этого постоянного хаоса от шума наверху, на палубе, и снизу – от столкновения с различными морскими тварями – мне удалось вскоре уснуть.

На следующее утро, довольно поздно, меня разбудил камердинер принца Гадримеля, готовый выполнить все мои прихоти как особы королевской крови. Позавтракав тушеными грибами и восхитительно запеченной рыбой, запив еду чашей дымящейся ковы, я поднялся на палубу, где и нашел совещавшихся Гадримеля и Рогвоза.

– Они постепенно, но верно поворачивают на юго-запад, ваше высочество, – сказал Рогвоз, когда я подошел. – Пытаются обогнуть нас по кругу и вновь держать курс на Олбу.

– И мы ничем не можем воспрепятствовать такому маневру? – спросил Гадримель.

– Можем лишь преследовать их таким образом, чтобы круг у них получился как можно больше, так чтобы на их пути встала суша.

Адмирал принялся за какие-то вычисления, отложив подзорную трубу, которую я взял и навел на преследуемый корабль. На кормовой палубе я разглядел хрупкую фигуру принцессы, также держащей в руках подзорную трубу. Она смотрела на наш корабль. Я помахал левой рукой.

Она мгновенно отозвалась, размахивая белой рукой над головой. Тут же позади нее возник раскрасневшийся от злости Талибоц, вырвал из рук ее подзорную трубу и красноречивым жестом потребовал удалиться. Вздернув непокорную головку, она отказалась, и тогда он, схватив ее за запястья, потащил прочь. Когда она скрылась из виду, я опустил трубу, и Гадримель, очевидно наблюдавший за мной, сказал:

– Борода Торта, принц Зинло! Ваш лик, всегда спокойный и улыбающийся, стал штормовым и угрожающим, как поверхность океана во время смены сезонов года. Что же вы увидели?

– Достаточно, – сказал я, – чтобы с нетерпением ожидать того дня, когда я вновь встречусь с Талибоцем лицом к лицу и со скарбо в руке!

Пять дней мы шли за ними в мучительной близости, иногда так близко, что можно было чуть ли не рукой дотянуться, а иногда так далеко, что боялись потерять их из виду. В конце пятого дня впередсмотрящий сверху внезапно закричал:

– Земля! Земля!

Гадримель, Рогвоз и я мгновенно бросились на носовую палубу. Талибоц, со всех сторон зажатый кораблями нашей флотилии, мог теперь уходить только под прикрытие берега. Что он и сделал, следуя вдоль извивов и выступов суши и скрываясь из виду. И когда спустя некоторое время мы следом вошли в узкий залив, корабль Талибоца находился уже на берегу.

Рогвоз, держащий подзорную трубу у глаз, воскликнул:

– Вот дурак! Ну и дурак! Убегая от нас, он вместе с принцессой угодил в еще большую опасность. Мы, по крайней мере, не съели бы его.

– Что вы имеете в виду? – решительно спросил Гадримель.

– Сейчас я вижу, как весь отряд исчезает в папоротниковом лесу.

– Но о какой опасности вы говорили?

– Я и забыл, ваше высочество, что эта часть Заровии вам незнакома. Это край ужасных плотоядных пещерных обезьян, огромных тварей, каждая из которых запросто способна сразиться с дюжиной людей, но с интеллектом далеко не обезьяньим. Те, кто высаживались здесь, а потом и счастливо сбегали, рассказывают, что эти твари общаются не только на обычном пощелкивающем языке, но даже на патоа.

– Надо быстрее перехватить беглецов, – воскликнул я.

Мы подогнали наши пять кораблей как можно ближе к песчаному берегу, затем спустили шлюпки. Вскоре отряд из пятисот солдат стоял на берегу.

После короткого совещания было решено, что, образовав единую цепочку, состоящую из людей, идущих на расстоянии десяти футов друг от друга, мы войдем в папоротниковый лес в том направлении, куда двинулся отряд Талибоца. Наша цепь должна была, по замыслу, если не прервется, образовать огромную сеть, в которую неминуемо угодят беглецы. Рогвоз взял под команду левый фланг, Гадримель – центр, а я – правый фланг.

Перебираясь через корни, попадая в трясины, прорубаясь сквозь густые заросли, увитые лианами, отбиваясь от кусающих и жалящих насекомых, в изобилии вьющихся вокруг, мы скоро обнаружили, что продвигаемся ужасающе медленно.

Но задерживали нас не только растительность и насекомые, но и угрозы со стороны животных и рептилий. Гигантская свистящая змея длиною в добрых сорок футов с длинными, торчком стоящими ушами и костяным хребтом вдоль всего тела, напала на наших солдат и успела прикончить двоих, пока ее не разнесли в клочья пулями из торков.

Вскоре люди сбились в группы человек по двадцать для взаимной защиты.

Ближайшая к нам группа потеряла троих при стычке с рамфом – огромным безволосым медведеподобным созданием, чья чешуйчатая шкура переливалась всеми оттенками зеленого, от ярко-хлорофилльного вверху до желтоватого внизу. Покончив со зверем, его разделали лезвиями скарбо на куски, поскольку мясо рамфа считается одним из вкуснейших на Заровии.

Ближе к полудню мой отряд был атакован мармелотом, свирепым представителем отряда кошачьих, ростом с земную лошадь, в чешуйчатой шкуре с черными и оранжевыми пятнами и с клыками длиною в фут. При стычке с этим одним из самых опаснейших хищников Заровии мы потеряли семерых, прежде чем прикончили смертоносную тварь.

Солдаты Адониджара показали себя мужественными людьми: несмотря на постоянно подстерегающую нас опасность, они прорубались сквозь джунгли без ропота или предложений повернуть назад.

Задержавшись при стычке с рамфом и с его разделкой на мясо, мы потеряли из виду ближайшую к нам группу. Это случилось незадолго до темноты. Я решил окликнуть их, но ответа не получил. Я закричал изо всех сил, но по-прежнему ничего не услышал в ответ.

– Оставайтесь здесь, – сказал я своим людям. – Я пойду и отыщу их. Они не могли уйти далеко.

Радуясь возможности отдохнуть от изнурительного марша, солдаты быстро расчистили место для костра, разыскали коренья для варки ковы и принялись стряпать ужин.

Я двинулся в том направлении, где, мне казалось, я быстро отыщу соседей. Посвечивая фонарем, я прошел по крайней мере мили две, покрикивая и не получая ответа, когда внезапно справа раздался скорбный вой.

Направив луч в сторону звука, я увидел три огромных крадущихся силуэта и три пары горящих глаз. Внешне создания слегка напоминали волков, но размерами превосходили раза в два любого земного волка. Чешуйчатая шкура их отливала серым, а на шее торчали шипы. Позднее, описав их, я узнал, что это печальники, как их назвали за полный скорби вопль, ужасающе действующий на нервы.

Схватившись за торк, я направил его на ближайшего зверя, и все три тут же пропали во тьме. Вопль за воплем зазвучали со всех сторон, смыкаясь вокруг меня.

Я поворачивался туда и сюда, и при виде очередной пары горящих глаз мой торк выплевывал порцию смерти, но вскоре я понял всю бессмысленность этой битвы. Если я убивал или ранил одну тварь, казалось, на ее место встают две.

Мне ничего не оставалось, как только вскарабкаться на ближайшее дерево, надеясь, что за мной не полезут. Уцепившись за длинную лиану, свисавшую с гигантского дерева высотою футов в шестьдесят, я вскоре оказался во временной безопасности среди кроны из гигантских листьев.

Невозможно без ужаса было слушать вопли, доносящиеся снизу. Стая в сто особей толпилась под деревом, и некоторые – особо нетерпеливые – вставали на задние лапы и подпрыгивали, клацая челюстями. Время от времени я постреливал из торка, покрывая землю трупами этих тварей, но на смену погибших мгновенно подходили живые твари.

Мне уже стало интересно, сколько же может длиться такая история, и я стал заменять обоймы с газом и снарядами, когда надо мною послышался хруст листвы. Глянув вверх, я увидел лик громадной гориллы с грудной клеткой шириною в три фута. Тут же громадная волосатая рука опустилась со страшной силой мне на голову, и я потерял сознание.

Глава 5

Когда я вновь пришел в себя, то оказалось, что лежу на холодном каменном полу в полутьме. Я почувствовал ушиб на макушке и повреждение в шее, так что каждый раз, делая попытку повернуть голову и осмотреться, я ощущал острую боль. Пояс со скарбо и торком исчез.

Я сел, на мгновение ощутив головокружение. Наконец зрение обрело четкость, и я смог разглядеть источник света – отверстие огромной пещеры.

Слева, совсем рядом, я слышал тяжелое дыхание какого-то существа, будто бы спящего. Повернувшись, я разглядел неподвижное гигантское тело волосатой женской особи, спящей с подложенными под голову руками и с подтянутыми к животу ногами.

Лицо не обезьянье, но и не человеческое, а наполовину и то и другое. Фигурой, тонкой в талии, полногрудой и широкобедрой, она скорее походила на женщину, чем на обезьяну, несмотря на короткую густую рыжеватую шерсть. Ноги выглядели вполне изящно, если бы не длинные ступни, явно приспособленные для хватки. Судя по всему, выпрямившись в полный рост, создание достигало бы футов восьми в длину, а с учетом могучих мускулов могло представлять из себя грозного противника.

Я осторожно поднялся и на цыпочках двинулся к выходу из пещеры. Не сделав и дюжины шагов, я обо что-то споткнулся и растянулся головой вперед на каменистом полу. Тут же позади раздался грозный рев.

Не успел я подняться на ноги, как сзади меня подхватили и рывком подняли. Затем, прижав мне руки к бокам могучими волосатыми лапами, меня повели на солнечный свет. С болью повернув шею, я увидел, что угодил в объятия той самой женщины-обезьяны, что минуту назад так мирно спала. Ее разбудила тонкая, но прочная веревка, которой моя лодыжка соединялась с запястьем ее руки.

Мы находились высоко на склоне каменистого холма, покрытого пещерами наподобие пчелиных сотов. Далеко внизу раскинулась долина, где над плотной растительностью джунглей колыхались огромные листья папоротниковых деревьев.

– Итак, съедобный человечек, ты собирался сбежать от Чиксы, а за это Чиксу бы убили, – сказала моя поработительница на странном, щелкающем патоа. – А тебе давно уже пора предстать перед Роргом. Возможно, он голоден.

– Развяжи мне руки, – ответил я. – И я с радостью пойду с тобой к Роргу. Но кто он и при чем тут его голод?

– Рорг – король рого, пещерных обезьян. – Женщина развязала мои запястья и зашагала рядом, крепко держа меня за правую руку. – И если он голоден, то может захотеть съесть тебя.

– А почему ты думаешь, что я так уж подхожу на роль пищи? – спросил я.

– Я немало отведала плоти съедобных людей, и большинство из них вполне подходит в пищу, разве что иногда чересчур солоны. Ты не слишком соленый?

– Слишком. Боюсь, твой владыка будет недоволен.

– Если ты слишком соленый, то он-то как раз будет очень доволен, – сказала Чикса. – В отличие от меня. Он любит очень соленых съедобных людей.

Вокруг ее волосатой талии обвивалась веревка, подобная той, что были обвязаны мои лодыжки. С противоположного боку от меня свисало подвешенное на крюке некое оружие, до которого мне страстно хотелось добраться.

Оно представляло из себя дубинку из прочной древесины длиною фута в три, вытесанную в форме весла, но толще и тяжелее и с заострением на конце. По краям дубинки располагались два острых куска кремня, придавая ей грозный совиный вид. Такой дубинкой можно было и череп раскроить, и кости переломать, а острыми кремнями – разрезать и самые могучие мышцы. Со шнурка вокруг шеи свисал между грудей кремневый нож.

Эта пещерная обезьяна шагала рядом со мной почти как женщина, и именно эта схожесть заставляла меня колебаться в принятии решения, план которого уже созревал у меня в голове. Но жизнь всегда дороже, несмотря на мою любовь к самым различным приключениям на трех планетах, и поэтому я моментально отбросил нерешительность.

Внезапно согнув правую руку в локте, я со всей силой ударил им в заросшее шерстью солнечное сплетение. С ужасным звуком – полуревом, полувизгом – моя поработительница схватилась за живот и согнулась пополам. Я тут же развернулся и левым локтем повторил удар, но уже в челюсть. Она без сознания рухнула к моим ногам.

Быстро сорвав шнурок с ножом с ее шеи, я перерезал путы на лодыжках. Затем, сняв с пояса дубинку, осмотрелся в поисках маршрута бегства.

К моему изумлению и ужасу, я увидел, что, очевидно на звук голоса Чиксы, из пещер повсюду повылезали тысячи этих гигантских созданий, вооруженных кремневыми ножами и слоноподобными дубинками. Рост женских особей колебался от семи футов до девяти, а мужских – от десяти до двенадцати.

Ближайшие уже заметили меня и теперь приближались, скаля клыки и угрожающе ворча. Эти клыки придавали еще больше свирепости жутким созданиям.

Подняв дубинку над головой наподобие сабли и левой рукой сжав нож, я решил отпрыгнуть под большой накренившийся камень, прикрывавший меня теперь сзади и сверху.

Огромный самец бросился мне наперехват, замахиваясь дубинкой для нанесения сокрушающего удара. Он намного превосходил меня в росте, что не давало мне возможности добраться до него дубинкой.

Но у меня оставался еще нож, коим я и не преминул воспользоваться. Нырнув под его размахивающие руки, я воткнул острие ему в живот с правой стороны и сделал стремительный разрез.

Пока он стоял, покачиваясь, как пьяный, я успел скрыться под камнем, а когда повернулся, прижимаясь спиной к поверхности, чтобы встретить атаку остальных, самец уже грохнулся на землю.

Мгновение спустя я уже стоял перед лицом полукруга рычащих пещерных обезьян, угрожающе размахивающих дубинками, но не очень-то спешащих сблизиться со мной, очевидно запомнив, что только что случилось с их товарищем. Среди этого рычания и ворчания я разобрал слова на патоа «убить» и «мясо», звучащие достаточно зловеще.

Наконец один из них вырвался из шеренги и бросился на меня, занося дубинку, сжатую в двух лапах. Я шагнул влево и вперед, и дубинка врезалась в камень, в то место, где я только что стоял, разлетаясь в щепки. Кремневый же край моей дубинки угодил ему в шейные позвонки. Он без звука рухнул ничком.

Я занял новую позицию, угрожающе размахивая дубинкой, а шеренга нападавших слегка подалась назад.

– Убить! Убить! – непрестанно повторяли они, вновь смыкая кольцо.

– Попробуйте, и я вас убью! – ответил я.

– Ты умрешь следующий, съедобный человек, – проревел громадный самец, стоящий ближе к центру шеренги. – И убьет тебя Ург.

Ург этот возвышался по крайней мере на высоту двенадцать футов, на голову выше остальных самцов шеренги, а громадные, выгнутые назад клыки длиною по семь дюймов придавали его облику особую свирепость.

Он уже собрался прыгнуть вперед, а я приготовился встретить атаку, когда позади него что-то произошло. Толпа обезьян почтительно расступилась, пропуская гигантского самца еще выше и тяжелее, нежели Ург.

Позади него выступали две юные самочки. Одна размахивала листком папоротника, отгоняя от него насекомых. Вторая несла тыквообразный гриб с бутылочной шейкой и чашу, сделанную из расколотого спорового стручка. Далее шли еще две самки, неся свежее мясо, чаши с кусками съедобных грибов и расколотыми стручками.

Подойдя сзади к Ургу, вновь прибывший небрежно отпихнул его в сторону и встал впереди всех, осматривая меня с явной скукой. В ответ Ург издал низкий рык, за что получил от громадной обезьяны удар по лицу.

– Рыкни еще на Рорга и узнаешь, насколько тяжела его дубинка.

– Я не понял, что это Рорг толкнул меня, – ответил Ург.

– Ну и что ты мешкаешь перед этим маленьким съедобным человечком? – спросил Рорг. – Боишься его?

– Конечно нет, – ответил Ург. – Я просто с ним забавляюсь. Как раз собирался убить его перед твоим приходом.

– А я думаю, что ты боишься его, – продолжал Рорг. – Я видел, как он прикончил твоего брата Арга, такого же хорошего бойца, как и ты. И это необычно для съедобного человека. Должно быть, среди людей он считается великим воином. А значит, Роргу, самому могущественному среди пещерных обезьян, надлежит покончить с ним.

– Право убить его принадлежит мне, – проворчал Ург. – Ведь он убил моего брата.

– Человека убьют тогда и так, как я прикажу, поскольку я король. – Он вновь повернулся ко мне. – Кто ты, съедобный человек, – спросил он, – и как тебе удается убивать моих собратьев?

– Меня зовут Зинло, – ответил я. – И убиваю я их оружием, которое забрал у Чиксы.

– Как же тебе удалось отобрать оружие у Чиксы? – недоверчиво спросил Рорг. – Она же в десять раз сильнее тебя. Я тебе не верю. Должно быть, Чикса сама дала тебе оружие, за что и будет умерщвлена.

– Чикса валяется без сознания, Рорг, – прокудахтала самка. – Должно быть, этот съедобный человек отобрал у нее оружие силой.

– Чикса симулирует и будет умерщвлена, – сказал Рорг. – В то, что произошло с нею, поверить невозможно. Пойди и прикончи ее, Ург.

Все это время я стоял настороже, ничего не говоря, но когда дело обернулось так, что несчастную самку собирались прикончить безвинно, только за то, что сотворил я, мне стало жаль ее. Пусть она дикая и людоедка, но со мной она обращалась вполне тактично. И в конце концов, она была женщиной или подобием ее.

– Рорг, – сказал я. – Я не солгал, утверждая, что отобрал у нее оружие, и могу доказать это.

– Каким образом?

– А таким, что постараюсь тем же самым способом отобрать оружие у самого сильного вашего воина.

– Сможешь отобрать оружие у Урга? – спросил Рорг.

– Конечно.

– Ну значит, ты или очень сильный, или очень умный. А мне нравятся умные съедобные люди. Если они очень умные, я даже иногда надолго сохраняю им жизнь. А когда они мне надоедают, я их убиваю. Покажи, как ты отберешь оружие у Урга, и я сохраню тебе жизнь по крайней мере до завтра.

– А как же Чикса?

– И ей сохраню жизнь.

– Хорошо. Только дайте мне побольше пространства и пообещайте, что на меня будет нападать только Ург.

– Пожалуйста, выбирай место, где хочешь. И вот тебе мое слово, что никто не нападет на тебя и не помешает, – сказал Рорг.

– Тогда все отойдите назад, – сказал я, – пока я не скажу «хватит».

Толпа подалась назад, оказавшись со всех сторон от камня на расстоянии футов в сто.

– Достаточно. Теперь, Ург, иди сюда, и я отберу у тебя оружие. Я выйду безоружным, но и ты не держи в руках оружия. Иди рядом со мной, словно я привязанный к тебе: пленник. – С этими словами я бросил оружие на землю.

– Это какая-то уловка, – проворчал Ург, но по приказу Рорга повесил нож на шею, а дубинку прицепил на пояс. Когда этот громила оказался рядом, возвышаясь надо мной всей своей мощью, я здорово засомневался, что смогу отправить его в нокаут.

Он зашагал рядом со мной, размахивая громадными ручищами. Я выждал момент, когда его ближайшая ко мне лапа уйдет назад, открывая незащищенный живот. В то же мгновение я развернулся и, вложив всю силу в кулак, ударил его в солнечное сплетение.

Удивленно крякнув, он сложился пополам, как и Чикса до этого; но не успел я ударить его в челюсть, как он выпрямился и схватился за дубинку. Подбородок его оказался слишком высоко, а живот он прикрыл громадной ладонью, так что я ничего не мог поделать кулаками. Однако же голени его оставались открытыми, и я лягнул в правую ногой, обутой в сандалию.

Взвыв от боли, он поднял ногу и попытался лягнуть меня, а я ухватился за нее обеими руками и рванул с одновременным поворотом, так что послышался хруст кости. Он развернулся на месте и от легкого толчка полетел мордой вниз.

Не дав ему встать, я прыгнул ему на спину, нанося мощный удар в точку сразу за ухом. Он дернулся, пытаясь скинуть меня, я же, ухватившись левой ладонью за один из его клыков и обхватив его ногами, принялся колотить в ту же точку кулаком.

Поднявшись на ноги и сердито рыча, он отпустил дубинку и схватился огромной правой ручищей за мою левую руку. Оторвав ее от клыка, он швырнул меня с плеча, отчего я пролетел вперед добрых двадцать футов. К счастью, я приземлился на ноги и остался невредим, хотя и испытал потрясение.

Я увидел, что Ург идет на меня, но покачиваясь, как пьяный. Я быстро прыгнул вперед. Он сорвал свою дубинку и занес над моей головой. Инерция удара двинула его вперед, я уклонился и, подпрыгнув, ударил его в правый глаз. Он рывком выпрямился, и я вновь угодил ему в солнечное сплетение.

На этот раз он согнулся и не разогнулся, дав мне возможность нанести мощный хук в челюсть. Он вновь выпрямился, покачиваясь, а я вновь заставил его согнуться ударом в живот, добавив удар в челюсть слева. Он начал падать мордой вперед, и я добавил ему удар за ухо, отскочив в сторону.

Я снял шнурок с ножом с его шеи и подобрал выроненную дубинку. Затем я поставил ногу ему на шею и замахал оружием над головой под крики толпы.

Из первого ряда зрителей вышел Рорг в сопровождении лишь одной девушки, размахивающей листом, и медленно двинулся ко мне. Когда он подошел, я снял ногу с распростертого тела Урга, повесил нож себе на шею, а дубинку прицепил к поясу.

– Ты убедился? – спросил я.

– Убедился, – ответил Рорг. – Что ж, твой ум на какое-то время сохранил тебе жизнь. И Чиксу я пощажу.

Только тут я заметил золотой браслет на запястье Рорга. На браслете отчетливо проступал штамп герба Талибоца, а значит, украшение принадлежало кому-то из его сторонников.

– Куда ты дел человека, носившего этот браслет? – спросил я.

– Мои воины схватили его вместе с еще двенадцатью съедобными мужчинами и съедобной женщиной. Мы всех их съели, кроме одного мужчины, очень умного, и женщины, поскольку она очень красива.

– А ты узнал имя этого очень умного съедобного мужчины? – спросил я.

– Слуги называли его лордом Талибоцем, – последовал ответ.

– А… съедобная женщина?

– Это принцесса, подходящая на роль королевы. И я намерен в начале следующего эндира обручиться с нею. Конечно, я мог бы обручиться с нею и раньше, но я не свободен от обычаев и традиций наших предков, имевших лишь одну жену за раз и обручаясь с нею в начале каждого эндира, что составляло десять жен в год. Вообще, следующей женой должна была стать Чикса, но теперь ей придется подождать следующего эндира.

– А разве пещерные обезьяны могут брать в жены съедобных женщин?

– Это не в наших обычаях, – ответил Рорг, – но ни один из старых законов не указывает и на запрещение. А поскольку новые законы издаю я, то я и объявил, что все рого пещерных обезьян, начиная с этого момента, могут брать в жены съедобных женщин, ежели таково будет их желание.

– Мне очень любопытно глянуть на этого очень умного съедобного мужчину и эту очень красивую съедобную женщину, – сказал я.

– Ты их увидишь, – ответил Рорг. – Пойдем со мной, хочу, чтобы ты позабавил моих жен и детей какими-нибудь новыми трюками.

Когда мы с Роргом двинулись прочь, я оглянулся и увидел, как Ург пошевелился, затем сел и бережно стал потирать челюсть и место за ухом.

Глава 6

Рорг и я карабкались вверх по склону скалы, за нами взбирались его прислужницы и толпа, еще недавно стремившаяся расправиться со мной.

Мы поднимались на высочайшую вершину горного кряжа, протянувшегося на север и на юг. Зубчатые вершины скал местами скрывались среди сероватых облаков, лениво перемещающихся на запад. И все эти скалы, насколько хватало глаз, кишели пещерными обезьянами.

Продолжая равномерный подъем, мы проходили мимо многочисленных обезьяньих семейств, часть из которых завтракала, а часть только собиралась идти на поиски пищи. Крошечные беспомощные дети цеплялись за груди мамаш. Длинноногие, с округлыми животиками подростки играли на каменистых склонах, грызли кости, соскребая мясо, или питались грибами и спорами растений.

Все они, от детишек до взрослых, провожали меня черными блестящими глазами, но не делали угрожающих движений, не рычали, очевидно, перед лицом божественного присутствия Рорга.

Наконец мы взобрались на край кратера давно угасшего вулкана. В этой мертвой пустоте особенно отчетливо были видны обломки давнего величия. В центре среди обломков торчал конус застывшей вулканической лавы. К нему-то мы и двинулись. Стены кратера были усеяны отверстиями пещер.

Края кратера патрулировали огромные самцы – иногда ростом с Рорга, – помахивая дубинками в волосатых лапах. Понятно, что при такой грозной и всегда бдительной охране сбежать отсюда – дело непростое и опасное.

Когда мы добрались до входа в центральную пещеру, из нее высыпали обезьяны всех возрастов и размеров женского пола и дети.

– Это мои жены и дети, – сказал Рорг. – Если ты так умен, как я думаю, ты найдешь способ позабавить их.

– Найду, – пообещал я. – Но сначала позволь взглянуть на этого умного съедобного мужчину и прекрасную съедобную женщину, о которых ты мне рассказывал.

– Сейчас я пошлю за ними.

Поискав среди мусора, я нашел две очень похожие высохшие кости от суставов пальцев. Стоя лицом к аудитории, а спиной – к вулканическому конусу, спрятав одну кость и показывая другую, я продемонстрировал несколько простеньких фокусов типа исчезновения косточки из ладони правой руки и внезапного обнаружения ее в моем ухе левой рукой. А затем таким же образом я извлек шесть таких косточек, одну за другой, из уха одного из подростков.

Зрители, казалось, с огромным вниманием наблюдают за происходящим, но ни один из них не засмеялся. Наверное, в их глазах я делал то, что и должен был, по их мнению, делать.

Не успел я перейти к новым фокусам, как увидел две приближающиеся фигуры, каждая из которых была привязана к лапам двух огромных самок. Я сразу же узнал облаченного в лиловое чернобородого Талибоца и хрупкую, в розовом, фигурку Лорали.

Рорг, восседавший на низком камне в окружении своих прислужниц, приказал поместить Лорали справа от себя, а Талибоца – слева.

Вытянув правую руку ладонью вниз, я низко поклонился принцессе, приветствуя ее как особу королевской крови, но она ничем не выказала того, что видит меня. Вместо этого она надменно встряхнула своей хорошенькой головкой, села справа от Рорга и, глядя на Талибоца, что-то негромко проговорила. Слов я не разобрал. Талибоц же зловеще мне улыбнулся.

Озадаченный таким необъяснимым поведением принцессы, я машинально показал еще несколько фокусов, выученных по книге, затем убрал кости в карман и поклонился.

– А ты действительно умен, съедобный человек, – сказал Рорг. – Ты умнее даже Талибоца. Вытащить шесть костей из уха Ворка! Нет, сегодня я тебя не съем. Можешь свободно ходить, без пут и охраны, но не вздумай перелезать через край кратера, иначе – умрешь.

Я отошел в сторону под взглядами черных глаз обезьян и под сардонической ухмылкой Талибоца. Принцесса же намеренно смотрела в другую сторону.

Бродя по кратеру, я размышлял над странным поведением принцессы. Что же я такого сделал или что такого наговорил ей Талибоц, коли даже в столь опасной ситуации она, не скрывая, демонстрировала мне свой гнев, вместо того чтобы объединенными усилиями противостоять общему врагу?

Я почти не обращал внимания на окружение, когда на мое плечо легла тяжелая волосатая лапа. Быстро обернувшись, я увидел громадную обезьяну ростом футов в одиннадцать, в поредевшей шерсти которой проглядывала седина, указывающая на приличный возраст.

– Меня зовут Граак, – сказал он. – Рорг прислал меня покормить тебя. Пища в пещере. Пошли.

Старый воин повернулся, и я пошел вслед за ним по дну кратера мимо многочисленных семейств обезьян, провожавших меня любопытными взглядами, но не проявлявших особой враждебности. Наконец мы оказались в довольно небольшой пещере, пол которой был усеян старыми, дурно пахнущими костями. Острыми искривленными когтями он оторвал кусок сырого мяса от тела полусъеденного огромного птанга или ленивца и протянул мне.

– Я убил птанга этим утром, – сказал он, – так что мясо свежее. И вкусное.

Оглядевшись в поисках дров, я обнаружил недалеко от входа кучу высохших ветвей папоротника. Сложив их в костровище, я умудрился высечь искру ударами кремневого ножа о заклепки моих кожаных ремней, и вскоре небольшой костерок уже весело потрескивал. Я поджаривал мясо птанга, насадив кусок на ветку.

Граак наблюдал за мной с явным изумлением.

– Да ты просто волшебник.

Три дня и три ночи я питался тем, что давал мне Граак, и спал в его пещере. Угрюмый по натуре, он открыто не проявлял враждебности. Но все мои попытки завязать с ним дружеские отношения ни к чему не привели.

Большую часть дня я проводил в поисках пещеры, где содержалась принцесса, но обнаружил искомое лишь утром четвертого дня, и совсем недалеко от пещеры Граака. Должно быть, принцесса намеренно избегала меня. И вот она сидела у входа.

Смирив уязвленную гордость, я встал перед нею, низко поклонился, вытянув правую руку ладонью вниз.

– Принц Зинло жаждет молвить слово ее высочеству, принцессе Лорали.

Она не ответила, отвернувшись, словно не слыша, и обратилась с какими-то словами к своей огромной охраннице. Стоя неподвижно, я повторил просьбу. Она встала, сверкая глазами.

– Убирайся! – Она одарила меня взглядом, полным неприкрытого презрения. – А будешь надоедать, я кликну обезьян и тебя уволокут отсюда прочь.

Я поклонился и удалился. А что мне еще оставалось делать?

У пещеры Граака я лицом к лицу столкнулся с Талибоцем, идущим под охраной огромной самки. Он зловеще ухмыльнулся и сказал:

– Завтра первый день четвертого эндира.

– Любой дурак это знает, – фыркнул я.

– Тогда, возможно, любой дурак знает и то, что в первый день каждого эндира Рорг берет себе новую жену. И на праздничное пиршество подается блюдо из съедобного человека. – Я уставился на него, а он добавил: – Рорг только что пообещал мне, что завтра меня не съедят.

Я сел у входа в вонючую пещеру Граака. Завтра Рорг возьмет в жены принцессу Лорали. И у обезьян в плену находятся лишь двое съедобных мужчин – Талибоц и я.

На следующий день, когда мы завтракали грибами и стручками, Граак разговорился больше обычного.

– Сегодня брачный день для Рорга. Если только он останется в живых, – сказал он.

– Что это значит?

– А то, что некоторые из наших храбрейших воинов не хотят, чтобы наша раса вырождалась из-за браков со слабыми видами. По этому поводу было много разговоров, так что я думаю, Рорг сделает для себя выводы или ему пришлют вызов.

– Кто же может вызвать короля?

– Любой воин имеет право вызвать рого на дуэль со смертельным исходом в брачный день. Победивший становится рого и наследует всех жен и детей предыдущего короля, и невесту, и все имущество.

– Но предположим, что победит воин, который придерживается иных взглядов на брак, нежели Рорг. Что будет со съедобной женщиной?

– Ее съедят, и Чикса, которую обманули с очередью, займет место невесты.

Когда мы позавтракали, я заметил, что кратер начал заполняться обезьянами. Молодые и старые, самцы и самки, поначалу они разбивались на семейные группы, затем в толпы, а вскоре весь кратер кишмя кишел коричневыми фигурами.

Тут к нашей пещере протолкался высокий желтозубый самец.

– Рорг приказал привести Зинло, съедобного человека, – сказал он.

Следуя сквозь толпу за огромной обезьяной, я пытался придумать хоть какой-нибудь план спасения принцессы. Хоть меня и возмущало ее отношение ко мне, но я был готов умереть, сражаясь за нее.

Наконец мы подошли ко входу в логовище Рорга, расположенное в большом центральном конусе кратера. Пройдя по пустынной пещере, тускло освещенной лишь отраженным наружным светом, мы оказались в узком тоннеле, по длинной спирали уходящем вверх.

По мере продвижения вверх стало так темно, что я вынужден был расставить руки, чтобы не налететь на стены. Наконец вновь стало светло, и мы вышли на плоскую вершину конуса.

У края плоскости, образовав полукруг, сидело на корточках с дюжину обезьян-воинов. На одном краю полукруга сидел Ург, облокотившись на свою слонообразную дубинку.

Напротив, у противоположного края, стояли Талибоц и принцесса Лорали. Рядом с ними стояли их охранницы. С пленников сняли путы. Вероломный олбанийский дворянин приветствовал меня зловещей ухмылкой, а принцесса сделала вид, что вообще меня не замечает.

В самом центре стоял Рорг, очевидно ожидая, когда я появлюсь, и посматривал на море обезьяньих лиц, обращенных вверх. Я встал спиной к двенадцати воинам.

Как только я занял свое место, Рорг поднял над головой дубинку, и говор внизу мгновенно стих.

– Ваш Рорг берет жену, – проревел он, отчего среди стен кратера заметалось эхо. Затем он стал высоко подпрыгивать и со свистом рассекать воздух дубинкой. Развернувшись в воздухе, он оказался лицом к другой стороне кратера и вновь проревел: – Ваш Рорг берет себе жену.

Так прыгая и разворачиваясь, он сделал свое заявление, обращаясь ко всем четырем сторонам света.

Затем он подбросил дубинку высоко вверх и поймал.

– Кто сразится с Роргом за невесту? Кто сразится с Роргом за королевство? Говорите сейчас или молчите до следующего эндира.

Позади меня послышалось грозное ворчание. Обернувшись, я увидел Урга, который, обнажив клыки, встал и вышел из полукруга, размахивая дубинкой.

– Я сражусь с Роргом, – выкрикнул он столь же громовым голосом, что и король.

Рорг выказал удивление и досаду. С минуту он стоял неподвижно, испепеляя горящим взором противника. Затем, яростно взревев, подняв высоко над головой дубинку, а в другой огромной лапе сжав кремневый нож, он бросился в атаку.

Дубинка его опускалась по стремительной и смертельной дуге, но в цель так и не попала. С кошачьей ловкостью Ург ушел в сторону и сам ударил. Он попал Роргу в левое плечо, вызвав вскрик боли и ярости у короля, тут же развернувшегося лицом к сопернику.

Ург отпрыгнул назад, но недалеко. Кремневый нож рассек ему колено, из раны толчками стала вытекать кровь. Он стал пританцовывать вокруг огромной обезьяны, выискивая новую возможность для нападения, но при этом прихрамывал, и хромота эта с течением времени становилась все заметнее.

Вновь и вновь бросался Рорг. Я не мог понять, как хромому Ургу удавалось избегать новых ударов. Вскоре нога совсем отказала, и ему пришлось прыгать на одной.

На жестокой физиономии Рорга появились признаки самодовольства и торжества. Он намеренно начал теснить соперника, пока тот не оказался на самом краю плато.

Вот он прыгнул вперед. Ург попытался ударить его дубинкой по шее, но тот ушел от удара и в свою очередь нанес удар по низкой горизонтальной дуге. Дубинка угодила в точку между коленом и лодыжкой. Послышался треск костей, и Ург, опрокинувшись навзничь, полетел вниз, на камни, с высоты в семьдесят пять футов.

Не успел он удариться о землю, как к месту падения устремилась толпа, размахивая кремневыми ножами. В мгновение ока тело расчленили, и опоздавшие дрались уже за остатки.

Рорг вновь начал подпрыгивать, вызывая соперников. Воины позади меня ворчали, но на вызов так никто и не ответил.

– Кто сразится с Роргом за невесту и королевство? – последний раз выкрикнул король, торжествующе осматриваясь по сторонам. – Говорите сейчас или…

– Я сражусь с тобой, Рорг, – сказал я, берясь за дубинку и нож и вставая перед гигантом. Поступив так, я мельком глянул на Талибоца и Лорали. На лице предателя отразилось предвкушение приятного зрелища. В глазах принцессы показалось удивление и что-то еще. Как ни странно, но я увидел, что она, несмотря на ее предыдущие действия, явно переживала за меня.

Впрочем, это были лишь мимолетные впечатления.

Рорг недоверчиво уставился на меня, очевидно никак не желая поверить, что я осмелился ответить на вызов короля обезьян. Затем быстро нанес удар, но не в полную силу, а как бы отмахиваясь от надоедливого насекомого.

Я машинально воспользовался дубинкой как саблей, парируя удар и делая выпад. Куски кремня дубинки разрезали мохнатую шкуру посреди живота, вызвав струю крови и вопль боли и ярости.

Хотя конструкция дубинки и не позволяла таким тычком нанести смертельную рану, однако же острые куски кремня резали болезненно. Вообще же принятая среди пещерных обезьян система боя состояла из ударов и уклонений от них. Я же собирался противопоставить такому преимуществу соперника, как огромная сила, технику фехтования.

С ревом ярости Рорг попытался сокрушительным ударом переломать мне ноги. Я вновь парировал и нанес тычок в лицо, угодив в огромный клык. Клык отломился и упал на камни; это незначительное ранение лишь добавило ему ярости.

Исходя пеной и скаля клыки, король обезьян осыпал меня градом ударов, устоять против которых мог только опытный фехтовальщик. От наших дубинок сыпались щепки и осколки кремней, но мне удалось парировать все удары.

На каждый удар я отвечал рубящим ударом или тычком, и вскоре соперник с головы до ног покрылся кровью; но сила и быстрота его ударов, казалось, росли после каждого ранения. Если бы он обладал еще техникой фехтовальщика, равных ему не нашлось бы ни на этой планете, ни на других.

Вскоре мне удалось нанести ему режущую рану на лбу, отчего кровь стала заливать ему глаза. Но, стерев кровь, он ответил таким ударом, от которого занемела моя кисть, а дубинка разлетелась в щепки.

Я отпрыгнул назад, и когда он бросился на меня, швырнул оставшуюся рукоять дубинки прямо ему в лицо. Обломок угодил в зубы и вышиб часть их, на мгновение ошеломив его.

В этот момент я подпрыгнул, вцепился пальцами левой руки в шерсть на его груди, обвил ногами его пояс, а правой принялся раз за разом наносить кремневым ножом удары в шею. Кровь хлынула из пульсирующей яремной вены. Он пытался стряхнуть меня с себя и ухватить зубами. Но силы его были на исходе, а жизнь уходила из тела.

Дрожь сотрясла тело гиганта, и, подобно высокому дереву под топором дровосека, он закачался и рухнул с грохотом спиной на землю.

Быстро вскочив на ноги, я подхватил дубинку павшего монарха, высоко поднял ее над головой и сказал:

– Рорг мертв, и королем стал Зинло. Кто сразится с Зинло? Кто еще хочет умереть?

В рядах воинов послышался негромкий ропот, но никто из них не осмелился выйти вперед, и все они смолкли, когда я по очереди каждому заглянул в глаза.

Далеко внизу вопила толпа обезьян:

– Мясо! Отдайте наше мясо!

Понимая, что мне не под силу просто так вот подхватить огромное тело Рорга и швырнуть его вниз, я пустился на старый борцовский прием. Взяв недвижное тело за правую руку, я подтащил его к краю площадки. Перекинув руку через плечо, я произвел бросок через голову.

Мгновение спустя толпа внизу, ругаясь и скалясь друг на друга, уже рвала тело на куски. Впоследствии я узнал, что этот обычай установился давно, исходя из поветрия, что плоть сильного и храброго воина придаст силы и мужества тому, кто отведает его мяса.

Я вновь замахал дубинкой над головой, выкрикивая:

– Кто сразится с Зинло за королевство? Говорите сейчас или молчите до следующего эндира.

На этот раз даже ворчания со стороны воинов не донеслось.

Старый воин, потерявший все клыки, ухо и несколько пальцев, вышел из их рядов и подошел к краю скалы.

– Рорг мертв, – объявил он. – Прощай, Рорг.

За этими словами из тысяч глоток собравшихся внизу обезьян и тех, кто находился наверху, раздался странный, вибрирующий плач. И столько в нем слышалось скорби, что я невольно содрогнулся.

С последними ясными нотами плача-воя старый воин воскликнул:

– Зинло – король! Да здравствует Зинло!

Разнесся оглушительный шум обезьян, машущих дубинками и ножами, стучащих оружием и вопящих:

– Да здравствует Зинло!

Торжествуя, я обернулся к тому месту, где сидели Талибоц и Лорали, собираясь объявить, что теперь принцессе нет необходимости выходить замуж за короля обезьян. К моему удивлению, я обнаружил, что оба они исчезли. Две охранявшие их огромные самки сидели рядышком у огромного камня, уткнув подбородки в грудь.

Схватив одну из них за плечо, я стал трясти ее и кричать:

– Где твои заключенные?

Она качнулась вперед и повалилась на землю. Вторая также оказалась без сознания, но постепенно я растряс ее.

– Что произошло? – спросил я. – Где пленники?

Она слабым движением указала на острый, как иголка, обломок стекла, воткнутый в ее руку. Вытащив осколок, я тут же узнал в нем пулю от горка, ту пулю, что временно парализовала жертву. В руке второй самки торчала такая же пуля.

Лишенный оружия, Талибоц как-то умудрился сохранить у себя пояс с боеприпасами и во время нашей схватки с Роргом сумел парализовать обеих самок и улизнуть вместе с принцессой.

Я не сомневался, что она добровольно пошла с ним, поскольку даже не вскрикнула, и из ее предыдущего поведения я сделал вывод, что она скорее пошла бы замуж за Рорга, чем за меня.

Я отвернулся. Сладость победы теперь горечью отдавала во рту. Я уже собирался спускаться вниз по туннелю, когда внимание мое привлек небольшой сверкающий предмет. Остановившись, я поднял его и с минуту безмолвно рассматривал. И для меня в мире стало светлее.

Глава 7

Сбежав торопливо по узкому туннелю в большую пещеру внизу, я уже собирался выскочить на свет и заняться изучением найденного предмета, когда длинная мускулистая рука внезапно обхватила меня за плечи, с размаху прижала к мягкой, покрытой шерстью груди, а обвислые губы стали нежно тыкаться в мою щеку.

Я оттолкнул обезьянье лицо ладонями и вырвался из объятий. С удивлением я узнал Чиксу. Она вновь двинулась ко мне, расставив руки, но я жестом остановил ее.

– Не подходи, – предупредил я ее. – Что это еще за фамильярности?

– Но я же твоя жена, – ответила Чикса. – Ты убил Рорга, а другая самка сбежала. А перед появлением той съедобной женщины Рорг выбрал меня.

– Рорг выбирает себе жену, а я – себе, – огрызнулся я. – А что это ты сказала насчет той, что сбежала?

– Съедобный мужчина и она вместе бежали по туннелю. Я позволила им скрыться. Я не хочу, чтобы съедобная женщина занимала мое место.

– Но как они могли сбежать, когда все оцеплено?

– Съедобный мужчина знал о внутреннем туннеле, – ответила Чикса. – Я ему показала… Или я менее привлекательна, чем другие самки моего народа?

– Ты безусловно самая привлекательная, Чикса, но мне совершенно не нужна жена из обезьяньего народа. Ты говоришь, она добровольно сбежала с тем съедобным мужчиной?

– Да. Мне кажется, они станут мужем и женой.

– Чикса, – сказал я, подходя ко входу и рассматривая предмет, который я подобрал, – ты солгала мне.

– Солгала, – призналась Чикса, ни капельки не смущаясь. – А как ты узнал? Ты, должно быть, волшебник, как говорит Граак.

– Узнал я, глядя на эту маленькую стеклянную сломанную иголку, один конец которой окрашен кровью, – ответил я. – Можешь назвать это волшебством, если хочешь, но эта иголка поведала мне, что съедобный мужчина уволок ее.

– Все было так, как ты говоришь, – подтвердила Чикса. – Она потеряла сознание от магии съедобного мужчины, а из руки у нее текла кровь.

– Покажи-ка мне вход в этот внутренний туннель, – приказал я.

Чикса надулась и села в уголке.

– Покажи вход, – вновь сказал я, – или убью тебя с помощью магии и скормлю собравшейся толпе.

Смерть от магии, от неизвестности явно напугала ее гораздо больше, чем любая другая угроза умертвить обычным способом. Она встала, подошла к концу пещеры, отвалила в сторону огромный обломок скалы и открыла мне тем самым темное отверстие туннеля.

– Этим путем они и ушли, – сказала она. – Но тебе их ну за что не найти. Сейчас они уже так далеко, что лишь величайший из следопытов поймет, где они.

– А кто у вас лучший следопыт?

– Лучше Граака нет.

– Тогда отправляйся сейчас же, – приказал я, – и приведи сюда Граака. Да смотри не медли, ведь моя смертельная магия будет следовать за тобой.

– Иду, – испуганно сказала она и поспешила покинуть пещеру.

Я стал нетерпеливо расхаживать, пока она не вернулась с, Грааком, беспрекословно решившим повиноваться новому рого. Согнувшись, он полез в проход. Вытянув руки, чтобы не удариться о сводчатые стены, я полез в чернильную темноту. Таким манером мы одолели мили две, и впереди забрезжил тусклый свет и вскоре мы выбрались на открытый воздух, узкого выступа в скале, напротив которого качались ветви огромного папоротникового дерева. А вокруг и внизу этого могучего папоротника расстилался папоротниковый лес, подходя к самым подножиям гор, где обитали пещерные обезьяны.

Граак принюхивался к воздуху, затем прыгнул на ближайшую ветку, вцепившись в прогнувшийся под его тяжестью прут. Громадное его тело болталось на высоте добрых семидесяти футов над землей. Затем он вскарабкался на ветку и, балансируя раскинутыми руками, дошел по ней до самого ствола. Принюхиваясь, он стал спускаться к земле.

Я последовал его примеру, хоть и не с такой легкостью, и ему пришлось даже топать от нетерпения ногой, пока я очень медленно слезал на землю. Мне стало интересно, как же Талибоц спускался вниз со своей недвижной ношей. Но вскоре я заметил, как с одной из веток свисает веревка, нижний конец которой болтается футах в десяти над землей. Вероломный дворянин, должно быть, спустил Лорали на этой веревке, не опуская на землю, а потом перерезал ее и унес свою ношу.

Под нетерпеливое притопывание Граака я подпрыгнул и ухватился за веревку. Позвав его на помощь, я с его дополнительным весом сумел обломить ветвь, рухнувшую на землю. Кремневым ножом я быстро отрезал веревку от ветки, обвязал ее вокруг тела, и мы двинулись дальше. Предчувствуя, что нам предстоят различные приключения, я уже подумывал, как воспользоваться этой веревкой.

Мы прошли не более мили по папоротниковому лесу, когда обезьяна указала на маленький отпечаток ноги рядом со следами Талибоца.

– Здесь самка пошла сама, – сказал Граак.

Придя в себя после воздействия пули торка, она двинулась дальше со своим похитителем, добровольно или по принуждению.

Поначалу следы вели на запад, но постепенно стали поворачивать на юго-запад, к побережью.

Много часов шли мы по следу, без еды и питья. Затем Граак остановился возле разросшегося папоротникового кустарника, ветви которого снабдили нас чистой свежей водой. Сорвав несколько стручков, он разгрыз их зубами. Семена стручков по вкусу напоминали лесной орех.

Мы двинулись дальше, пока не наступила внезапная ночная тьма, которую мы решили переждать, забравшись в густую крону папоротникового дерева.

Граак уснул сразу же, а я не смог. Вскоре после наступления темноты ожили ночные хищники, наполняя лес воплями и криками. Ухали печальники, смеялись хохотуны, ревели мармелоты, предсмертные вопли испускали их жертвы.

Но все же плавное покачивание дерева и шелест бесчисленных листьев убаюкали меня. Во всяком случае, меня разбудила волосатая лапа Граака, отнимающая руку от моего лица, – обычно я спал так.

– Светает, – сказал он, – а Граак голоден. Давай отыщем пищу и пойдем дальше.

Спускаясь по грубой коре ствола, я поразился контрасту криков ночных и дневных. Теперь слышалось лишь жужжанье насекомых, серебряные ноты певчих птиц, случайное пофыркивание какого-то травоядного да странные вскрики причудливых птиц-рептилий, называемых орки.

Граак и я прошли совсем недалеко по следу, когда внезапно он принюхался и, глянув вверх, сказал:

– Добрая пища! Птанг!

Проследив направление его взгляда, я увидел большое, похожее на ленивца создание, безволосое, висящее головой вниз на ветке, прогибающейся под его тяжестью. Птанг беззаботно, даже не глядя в нашу сторону, жевал листья папоротникового дерева.

Обезьяна быстро подскочила к основанию дерева и быстро забралась по стволу, затем перебралась на ветку, где лакомилось глупое существо, не обращавшее никакого внимания на приближающуюся опасность.

Граак, повиснув на ноге и руке, нанес птангу удар дубинкой по голове. Тот перестал жевать, но не сделал попытки ни сбежать, ни вступить в бой, хотя его мощные ноги были вооружены длинными острыми когтями. Граак вновь стукнул. Существо безжизненно опустило голову, и по телу пробежали судороги.

Прицепив дубинку к поясу, обезьяна взялась за кремневый нож и принялась перерезать острые когти существа, вцепившиеся в ветку. Птанг с грохотом, ломая ветви и обрывая листву, рухнул на землю.

Наевшись до отвала, Граак и я отрезали мяса в дорогу и двинулись дальше.

Немного погодя Граак указал на то место, где предыдущим вечером Талибоц и принцесса устраивали привал. Чуть дальше обнаружили мы и высокое дерево, в листве которого беглецы провели ночь. Явно они опережали нас не более чем на час пути.

Чем дальше мы торопливо продвигались, тем сильнее и сильнее становился запах, и обезьяна выказывала все больше признаков волнения, как охотничья собака, идущая по следу.

Наконец он напряженно застыл, тревожно принюхиваясь и прислушиваясь.

– Ну что? – шепотом спросил я.

– За ними идет мармелот, – ответил Граак, указывая на отпечатки.

Посмотрев вниз, я увидел, как, перекрывая следы людей, глубоко, чуть не на фут, вминаются в почву когти хищника.

И тут же, совсем недалеко, послышался крик смертельно перепуганной женщины, затем треск кустарника и ужасающий рев, который я сразу же узнал.

Граак мгновенно метнулся к деревьям, я же сдернул дубинку и нож и рванулся вперед.

Я бежал изо всех сил, насколько это можно было по скользкой листве, среди нависающих веток и цепляющихся за ноги корней, и чуть ли не вылетел на поляну, где глазам моим представилось ужасающее зрелище.

По поляне катался, взревывая, рыча, скалясь и цепляясь за все когтями, огромный мармелот, очевидно, уже в смертных конвульсиях.

Не сделал я и трех шагов, как хищник дернулся и замер неподвижно.

Оглядываясь в поисках принцессы и ее похитителя, я вздрогнул от внезапного крика, раздавшегося откуда-то сверху:

– Зинло! Сзади!

Это был голос принцессы.

Резко развернувшись, я увидел Талибоца, стоящего за толстым стволом папоротникового дерева. В левой руке он держал предмет, похожий на обойму от торка. На ладони правой руки, опираясь длинным концом на вытянутые пальцы, лежала одна из стеклянных игл, готовая к полету. И она тут же полетела мне в лицо.

Я вовремя убрал голову. Слышно было, как пуля ударила в ствол позади меня. Я прыгнул вперед, но он быстро достал вторую пулю из обоймы, и я понял, что не успею сблизиться с ним настолько, чтобы воспользоваться моим оружием, и не смогу уклониться от стеклянного снаряда.

С торжествующей ухмылкой на лице он швырнул мне иглу прямо в грудь.

– Умри, юнец! – проговорил он сквозь сжатые зубы. Но произошло непредвиденное. Я не ощутил ожидаемого ожога от попадания иглы, а противник мой вдруг застыл и осел на землю. Я понял причину, склонившись над ним и оглядев его. Во время броска он укололся иглой. Перевернув его, я снял пояс с боеприпасами и нацепил на себя. Подобрав обойму, которую он выронил, я закрыл отражатель и сунул ее в кармашек на поясе.

Затем я глянул туда, откуда донесся предупреждающий окрик Лорали. С минуту я видел перед собой лишь прекрасное лицо, обращенное ко мне из переплетения ветвей и листьев. Но тут сверху спустилась волосатая лапа, обхватила Лорали за талию и утащила. Она закричала в смертельном испуге, но ветки уже сомкнулись, и она пропала из виду.

Я мельком увидел Граака, взбирающегося по длинной лиане; левой лапой он тащил обмякшее тело Лорали. И оба они исчезли в густой листве вверху.

– Остановись, Граак! – выкрикнул я. – Вернись или погибнешь от моей магии!

Ответа не последовало.

Я полез на ближайшее дерево, намереваясь пуститься в погоню, но внезапно, без всякого предупреждения, какой-то длинный гибкий предмет обвился вокруг меня. Перед лицом замаячила разинутая пасть с угрожающе выскакивающим раздвоенным языком, а в глаза мне гипнотически уставились черные бусинки гигантской свистящей змеи.

Быстро и безжалостно могучие кольца оплетали меня, а ужасная голова раскачивалась надо мною взад и вперед. Дубинку тут же накрепко зажало, но мне удалось ухватиться за кремневый нож, и я ударил острием в раздувающееся серебряно-белое горло. Но шкура оказалась крепче, чем я полагал, и я лишь срезал несколько чешуек.

Мышечные кольца, обвившие меня, стягивали тело все туже. В любой момент ребра мои могли не выдержать и треснуть. Я едва мог коротко, спазматически набирать воздух в легкие.

И тут я вспомнил о пулях торка. Я достал нож из-под кольца змеи. Быстро вытащив обойму, я открыл отражатель, нажал на кнопку, и показалось маленькое острое окончание пули. Я сунул его под край чешуйки и нажал. И тут же сжимавшие меня кольца начали ослаблять давление, раскачивающаяся голова безжизненно обвисла, и я начал с трудом выбираться из обхвативших меня колец.

Задыхаясь, я закрыл обойму и сунул ее в пояс. И увидел надпись на нем на патоа: «Пули торка – смертельно».

Когда я вновь обрел возможность дышать нормально, я взобрался на самое высокое из ближайших деревьев и из его кроны осмотрел вершины деревьев, надеясь установить местонахождение Граака и принцессы. Но нигде не увидел и следа.

Далеко на северо-востоке, сквозь дымку, стоящую над лесом, просматривалась горная цепь, обиталище пещерных обезьян. На юго-западе вставала другая горная цепь, с угрожающе высокими вершинами.

Поскольку Граак по природе своей являлся обитателем пещер, то рано или поздно его должно было потянуть туда, к горам. И вряд ли к родным. Отказавшись повиноваться королю пещерных обезьян, он вряд ли отважится вернуться в горы родного племени. И, логически рассуждая, я предположил, что он двинется к тем, другим горам. Тем более что, когда я видел его мельком последний раз, он действительно направлялся на юго-запад. Я решил идти в том же направлении, продвигаясь зигзагом в надежде наконец напасть на его след.

Приняв такое решение, я спустился с дерева и направился в сторону неизведанных гор.

На втором зигзаге в направлении на юг я наткнулся на след Граака. Рядом со следами обезьяны тянулись слабые отпечатки крошечных ног Лорали. Дважды, по мере продвижения по следу, видел я оставшиеся следы ее попыток сбежать. Каждый раз ее ловили.

Идти дальше становилось все труднее. Первое предупреждение о том, что местность изменилась, прозвучало в тот момент, когда я по бедра ухнул в трясину. И лишь прочная лиана, свисавшая над тропой, спасла меня от дальнейшего погружения в липкую грязь. Я выбрался-таки на твердую почву. Вокруг начали преобладать грибы и лишайники.

Папоротниковые постепенно вытеснялись гигантскими поганками различных размеров и расцветок и огромными сморчками, зачастую поднимавшими свои конические головы на высоту футов пятидесяти. Под ветром уныло шуршали переплетенные тростники. Лишайники облепляли трухлявые пни и поваленные отвалы. Опасные омуты застоялой воды настолько зарастали водорослями, что невозможно было отличить их от полянки. Идти становилось все труднее.

Меня успокаивало лишь то, что Грааку приходилось не легче, а даже труднее. Он-то должен был проверять почву каждый раз, прежде чем шагнуть, я же лишь двигался по его следам.

Внезапно впереди послышался разгневанный рев пещерной обезьяны, а за ним – испуганный женский крик.

Поначалу я решил, что Граак увидел меня, и поэтому бросился вперед, чтобы сразиться с ним дубинкой и ножом. Но не успел я сделать и дюжины шагов, как рев обезьяны сменился воплем боли, а затем мучительными завываниями, словно в агонии.

И в тот же момент я увидел Граака и принцессу. Обезьяна, теперь лишь слабо всхлипывающая, лежала спиной на земле, окруженная полудюжиной странных и еще не виданных мною ужасных существ.

Корчась, извиваясь, растягиваясь и сокращаясь, они, казалось, не имели какой-то определенной формы, то сжимаясь в яйцеобразную форму длиною фута три, то вытягиваясь футов на пятнадцать или принимая некие промежуточные формы и размеры. Они впивались в лежащую пещерную обезьяну странными треугольными ртами-присосками. У некоторых из углов рта текла кровь.

Я не успел еще до них добраться, когда Граак затих и перестал сопротивляться. Я понял, что ему уже не поможешь. Его убийцы, обнаружив, что жертва стихла, расположились вокруг, приняв форму неправильных шаров футов четырех в длину, и принялись высасывать остатки крови.

Принцесса, находясь во временной безопасности, с ужасом взирала на происходящее. Она оказалась на шляпке поганки высотою футов пятнадцать, очевидно заброшенная туда Грааком в момент нападения на него, поскольку без посторонней помощи она бы ни за что туда не забралась. К ней наверх ползли две эти отвратительные твари, оставляя на ножке гриба слизистый след.

Рванувшись вперед, я ударил дубинкой ближайшую тварь, ожидая, что кремневые куски дубинки рассекут ее напополам, но, к моему удивлению и тревоге, дубинка никак не подействовала, а отскочила, словно от очень упругой резины, чуть не вылетев у меня из рук.

Мерзкая башка с треугольным ртом-присоской мгновенно устремилась в мою сторону, и я вновь ударил – на этот раз сбоку. Хотя удар опять не пробил тугую шкуру твари, но она сорвалась с ножки гриба и, кувыркаясь, отлетела футов на двадцать.

Вторая тварь на ножке гриба также потянулась ко мне, но я нанес ей удар слева, и она, визжа и кувыркаясь, улетела в противоположном направлении.

Быстрый осмотр местности показал, что окружающие болота буквально кишат этой мерзостью. То ли от звуков стычки, то ли от запаха крови, но они все вытянули свои головы в нашем направлении, а затем поползли к нам, оставляя за собою слизистые следы.

Оставался лишь один способ спасти принцессу и себя – как-нибудь вскарабкаться на шляпку ее гриба. Но нас разделяли добрых пятнадцать футов, а на болотистой почве особенно не попрыгаешь.

Пока я оглядывался по сторонам, выискивая, что бы могло мне помочь, кольцо нападавших смыкалось. И тут меня осенило. Футах в двадцати от поганки, на которой находилась девушка, располагалась группа растений, похожих на тростники. Некоторые из этих тростников, достигая высоты футов в сорок, слегка пригибались над поганкой.

Мне удалось добраться до этих зарослей чуть впереди армии атакующих, и я полез вверх с проворством, которого никак от себя не ожидал. Одна из этих скользких тварей, жаждущих моей крови, тут же обхватила своим телом тростник и полезла вслед за мной, а за ней вторая, третья, и вскоре весь стебель подо мною покрылся извивающимися тварями.

Чем выше я забирался, тем сильнее наклонялся стебель над поганкой, так что когда я забрался на высоту футов тридцать, то оказался почти над шляпкой. Отпустив ноги, я немного повисел на руках, а затем отцепился. Когда я приземлился в центр шляпки, тростник распрямился, как стальная пружина, запустив скользких тварей над болотом, как из катапульты.

Но только я приземлился, раздался испуганный крик принцессы Лорали. Обернувшись, я увидел, как она сжалась под нависшей над нею треугольной пастью. Тварь, выгнув шею и приготовившись к нападению, раскрыла пасть, усеянную тысячью острейших зубов.

Я размахнулся дубинкой и сшиб тварь на землю, но тут же через край переползла еще одна, а за нею – сразу две. Вскоре над краем шляпки закишели головы, и я, не разгибаясь, принялся сшибать их одну за другой на землю.

– Дай мне твою дубинку, принц Зинло, – сказала Лорали, после того как я какое-то время потрудился, не покладая рук. – Я помогу тебе. Если мы будем работать по очереди, давая друг другу возможность отдыхать, то продержимся дольше. Эти обитатели болот настойчивы, и мы, похоже, обречены, но лучше биться, пока живы.

– Я не устал, – воспротивился я, едва дыша, но она подошла и схватилась за дубину, вынуждая меня или применять силу, или послушаться ее. Я подчинился и стал наблюдать, как она управится. Но, несмотря на свою внешнюю хрупкость, она оказалась удивительно сильной.

Но вскоре она устала, и я вновь взялся за дубинку. Битва была безнадежной; приближалась ночь, в темноте которой нас все равно должны были стащить вниз, где нас ждала судьба обескровленного Граака, теперь невидящим взглядом уставившегося в небо.

Глава 8

Я носился вдоль края шляпки, сбивая скользких тварей, жаждущих нашей крови, а принцесса Лорали испуганно сжалась посреди плоскости, когда внезапно над болотами послышался плеск и звуки брызг, а также странные вскрики, похожие не то на блеянье, не то на мычание.

На мгновение остановившись, чтобы передохнуть, я оглянулся и увидел, как по болоту, погружаясь по бока и издавая душераздирающие вопли, приближается огромная горбатая рептилия, явно убегающая от какого-то смертельного врага. Изгибая длинную шею, она то и дело срывала со своей туши налипающих болотных тварей.

При виде этой огромной рептилии болотные обитатели прекратили атаку на нас и дружно устремились к более крупной жертве.

Все плотнее и плотнее облепляли они громадного динозавра. Как только гигантский ящер отрывал от себя одну кровожадную тварь, тут же в тяжело раздувающиеся бока впивались своими ртами-присосками десять других, и вскоре вся туша рептилии представляла собою колышущееся море существ, как дно опрокинутого корабля, обросшего всякой дрянью.

Постепенно громадное животное замедляло свой ход. Наконец остановилось. Сил у него для борьбы становилось все меньше. И вот, издав прощальный вопль, оно погрузилось в болотную жижу.

Я так увлекся этой титанической борьбой, что забыл об опасности, грозящей нам самим.

– А ведь наши враги ненадолго забыли о нас, – тут же сказал я. – Не попробовать ли нам вырваться на свободу?

– Это наш единственный шанс, – ответила она. Свесившись с края шляпки, я спрыгнул на землю. Лорали также перекинула через край шляпки свое маленькое атлетическое тело и упала в мои ожидающие объятия.

И вот, стоя по щиколотку в болотной грязи и прижимая к себе это юное тело, я совсем забыл об опасности, забыл обо всем, кроме того, что держу ее в объятиях, что головка ее откинута назад, а ее восхитительные черные глаза, в которых горит внутренний свет, смотрят в мои глаза. И вот, когда, отравленный этой близостью, я попытался прижать ее к себе, она вдруг вырвалась и побежала, легко, как вспугнутый фавн, на юго-запад, в сторону гор.

Сжав дубинку в руке, я тут же помчался следом, но теперь не забывал зорко посматривать по сторонам. Но болотные обитатели были увлечены своим пиршеством.

По мере приближения к предгорьям почва становилась все суше и тверже и вновь изменился характер растительности: появились низкорослые хвойные. Вскоре мы уже карабкались по крутым склонам холмов, где почва становилась все каменистее, а растительность попадалась все реже.

Лорали ни словом не обратилась ко мне и вообще делала вид, что не замечает моего присутствия. Мне казалось, что я обидел ее тем, что пытался обнять. Но я мог бы поклясться, что в тот быстротечный момент в ее глазах я разглядел всплеск чувств, подобных моим, и что она полностью изменила свой взгляд на меня по сравнению с тем временем, когда мы пребывали в плену у пещерных обезьян.

Когда мы добрались до отдельно стоящей группы водных папоротников, я решил, что пора передохнуть и освежиться.

– Тут и еда, и питье, – сказал я. – Давай остановимся ненадолго.

Ни слова не говоря, она устало опустилась на мягкий мох, уткнулась лицом в руки и тихонько заплакала.

Я отломил ветвь с водой от кустарника и опустился рядом с Лорали на колени.

– Не трогай меня! – воскликнула она. – Убирайся!

– А, ну хорошо же, – огрызнулся я и принялся есть и пить, правда без малейшего аппетита. Затем я занялся изготовлением более эффективного оружия.

Вскоре я смастерил лук, воспользовавшись прихваченной веревкой для изготовления тетивы. Из собранных по дороге тростников я смастерил стрелы, привязав веревкой к ним каменные наконечники. Обрывки листьев папоротниковых пошли на оперение. Колчан получился из куска шкуры птанга.

На работу ушло несколько часов, во время которых моя капризная спутница спала, изредка всхлипывая во сне.

Я едва успел поджарить мясо птанга, когда принцесса зашевелилась и открыла глаза. При этом она даже немного испугалась, увидев непривычное окружение. Затем села, ощутила аппетитный запах, посмотрела в сторону мяса, но тут же решительно отвернулась.

– Принц Олбы, – сказал я, – счел бы за честь, если бы принцесса Тирана разделила с ним обед. Королевский дворецкий уже накрыл стол.

Несмотря на попытки сохранять суровое выражение лица, она все же не удержалась от легкой улыбки, тронувшей уголки ее восхитительных губ. Но она вновь отвернулась.

Положив жаркое на широкие листья папоротника, я подошел к ней.

– Послушайте, юная леди, – серьезно сказал я. – Может, хватит капризничать? Я понятия не имею, что заставляет вас вести себя как избалованный ребенок. Но у меня большое желание отшлепать вас.

Она пыталась сохранять то же недоступное выражение лица, но я видел, как задрожали ее губы.

– Простите меня, – сказал я. – Возможно, я в чем-то ошибаюсь. Если я чем-то оскорбил ваши чувства, я искренне сожалею. Я вовсе не хочу навязывать вам мое внимание, но не могу же я оставить вас в одиночестве в этой глуши. А вы делаете все, чтобы максимально затруднить мне задачу быть полезным вам.

Она посмотрела на меня своими прекрасными, правда, покрасневшими глазами. На ресницах повисли слезы.

– Ты так добр и так храбр. Ах, если бы то, другое, оказалось неправдой.

– Что то, другое? – удивленно спросил я, присаживаясь рядом с ней. – Кто-то что-то наговорил обо мне?

– Я не могу выдать того, кто доверился мне, – сказала она. – Не могу я усомниться и в правоте многочисленных свидетелей. И тем не менее все произошедшее кажется невозможным.

– Поверьте, я ничего не понимаю. Прошу вас, поведайте, что за чудовищное преступление я совершил, и дайте мне, по крайне мере, шанс защититься от обвинений.

– Тебя обвиняют… О, выговорить не могу! – Она укоризненно посмотрела на меня и отвернулась, пытаясь не расплакаться.

– Должно быть, это действительно что-то ужасное. Но, может быть, все-таки расскажете?

– Ты занимался любовью с Чиксой, – выпалила она.

Что ж, доказательства данному факту могли быть найдены, подумал я, особенно если их ищет извращенный субъект, решивший опорочить меня. И я тут же поведал ей, каким образом заработал я мое оружие и свободу.

– Ты веришь? – решительно спросил я.

– Тут я тебе верю, – ответила она с некоторым облегчением, – но остается еще одно дело.

– Какое дело? – спросил я.

– Твой роман с младшей сестрой Талибоца. Почему ты предал это доверившееся тебе дитя, предал и сбежал? И теперь брат ее вынужден гоняться за тобой, чтобы доставить обратно под дулом торка. Какое извращение и какая трусость. Я не хотела этому верить, но наличие большого числа свидетелей убеждает.

– Если у Талибоца и есть сестра, то мне этот факт неизвестен и я никогда ее не видел. Эта история целиком сфабрикована. Тут и намека нет на доказательства, хотя бы такие, как в случае с Чиксой.

– Но Талибоц сам мне все рассказал, – не сдавалась она. – И пятеро его людей подтвердили эту историю, поведав мне ее каждый своими словами. Я и хотела бы не верить, но как?

– Тебя убедили в чудовищной фальшивке, за которую Талибоц дважды ответит, как и за другие многочисленные преступления, если уже не ответил там, в папоротником лесу, перед каким-нибудь зверем. Я же клянусь тебе, что если даже у Талибоца и есть сестра, я понятия не имею о ее существовании.

– Странно это, – ответила она, – что сестра одного из самых известных дворян Олбы неизвестна наследному принцу. Она наверняка не единожды была при дворе.

– Может быть, и была. Но поскольку я-то сам ни разу там не был, то утверждать не берусь.

Она изумленно посмотрела на меня. Недоверчивость настолько явно проступила в ее облике, что я понял, что зашел слишком далеко. И теперь я должен или все ей рассказать, или она так и останется в неверии.

– Чтобы пояснить это выдающееся заявление, – сказал я, – мне придется рассказать тебе, кто я есть на самом деле.

– Не иначе как воплощение самого бога Торта. Только прошу тебя, не надоедай мне дальнейшей ложью.

– Что ж, история, которую я тебе собираюсь поведать, – ответил я, – конечно же, потребует от тебя максимум доверия ко мне, но я надеюсь, что в один прекрасный день я смогу представить доказательства ее правдивости. Я – не из Олбы и вообще не с этой планеты.

И я, как мог, объяснил ей мое перемещение с Марса на Землю, а оттуда – на Венеру-Заровию. К моему удивлению, она не только поверила мне, но даже продемонстрировала настоящие познания по данной теме.

– Похоже, ты знаешь больше об этом феномене, чем большинство ученых, – сказал я.

– Моему интересу к этой проблеме есть объяснение, – ответила она. – Мой дядя Бовард – один из величайших ученых всей Заровии. Только один человек в этом смысле превосходит его.

– Ворн Вангал?

– Да. А откуда ты знаешь?

– Оттуда, что Ворн Вангал является заровианским союзником доктора Моргана, человека, с помощью которого я и оказался на этой планете, – ответил я.

– Доктор Морган? Какое странное, некультурное имя! Ворн Вангал звучит гораздо лучше.

– Ну так ты веришь моей истории? – спросил я.

– Безоговорочно. – И она завораживающе улыбнулась мне.

– И ты понимаешь, что Талибоц лжет?

– Ну разумеется. Но ты так и собираешься весь день сидеть и допрашивать меня, или королевский дворецкий все-таки подаст обед? Я умираю от голода.

Мясо уже остыло, но вкуса не утратило. Я нарезал его по возможности аккуратно кремневым ножом, и мы славно пообедали, дополнив меню стручками и запив трапезу прекрасной холодной водой с ветвей папоротника.

– А теперь, – сказал я, когда мы покончили с обедом, – надо поискать какое-нибудь безопасное укрытие от ночных хищников.

Склоны холмов предлагали много пещер, но все они обладали либо широким входом, либо не одним входом, что представляло трудность для создания баррикады. А в незабаррикадированной пещере на Заровии запросто можно оказаться в ловушке.

Нам далеко пришлось пройти, прежде чем мы отыскали подходящую пещеру. Не тратя время на ее обследование, поскольку вот-вот могла опуститься внезапная заровианская тьма, я принялся собирать тяжелые камни для баррикады возле входа, а Лорали отправил на сбор дров для костра. Огонь в пещере мог бы отпугнуть даже самого свирепого хищника.

Тьма застала нас посреди трудов, и мне пришлось развести небольшой костер перед пещерой, дабы при свете его мы могли бы закончить работу.

Я только что подкатил последний камень, когда поблизости раздался отвратительный рев мармелота. Ему ответил другой, и вскоре предгорья наполнились эхом грозных звуков, издаваемых свирепыми хищниками.

– Быстрее! – окликнул я Лорали. – В пещеру!

Она шагнула внутрь, но тут же в испуге попятилась.

– Там кто-то есть, и он идет к нам.

Девушка в страхе прижалась ко мне, и я услыхал хриплый, гулко разносящийся рев. Из темноты пещеры к нам приближались два горящих глаза.

Глава 9

Стоя в круге света от нашего маленького костерка, я приладил стрелу на лук. Лорали испуганно жалась у моих ног. Натянув тетиву, я тщательно прицелился между глаз, надвигающихся из пещеры, и пустил стрелу.

Пока я прилаживал вторую стрелу, позади раздался устрашающий рев. Обернувшись, я увидел сверкающие глаза мармелота не далее как футах в пятнадцати. Я выстрелил в громадную кошку в тот самый момент, когда из пещеры показалось разъяренное существо.

Приготовившись к появлению самого свирепого чудища в заровианских джунглях, я ощутил дрожь, пробежавшую по всему телу, когда на свет выбрался причудливый обитатель пещеры.

Это была рептилия. Вытянувшаяся в длину не более чем на шесть футов, она обладала пастью размером в две трети всей длины туловища и в ярд в поперечнике, вооруженную рядами острейших, выгнутых вовнутрь клыков. Одну треть туловища занимал мешок или кошель, соединенный с головой.

Передвигалось оно на паре толстых коротких лап, растущих от ушей и снабженных тремя острыми когтями. Передние лапы отсутствовали. Голова и тело щетинилось острыми пиками, как у рогатой лягушки.

– Крогер! – воскликнула Лорали. – Мы пропали! Тварь, разинув огромную пасть, двинулась на нас. Позади, ломая кустарник, несся навстречу мармелот.

– Быстрее, – сказал я, хватая девушку за руку.

Мы перепрыгнули через костер и бросились к кустам. Едва мы успели добраться до этого временно безопасного убежища, два грозных чудовища, зверь и рептилия, столкнулись в той точке, где мы только что стояли.

Мармелот, явно удивленный встречей с таким странным существом, остановился, зашипел и выгнул спину, как испуганный кот. Крогер же, ничуть не смущенный появлением короля джунглей, превосходящего его размерами раза в два, бросился вперед. Щелкнув огромными челюстями, рептилия сомкнула их вокруг головы и шеи могучего хищника.

Попавшись, как кот в банку, мармелот отчаянно затряс головой, царапая когтями чешуйчатое горло или живот – не знаю, как правильно назвать, – противника, и вслепую заметался. Наконец он перевернулся на спину и вцепился в соперника передними лапами, разрывая тело того до костей своими жуткими когтями. Тем не менее громадные челюсти не разжимались. Более того, они сжимались все крепче и крепче, погружаясь все глубже в плоть извивающейся кошки.

Борьба стихала, но чем меньше звуков издавали бойцы, тем громче и тревожнее становились звуки вокруг. Явно привлеченные шумом и запахом крови, обитатели холмов подступали все ближе к месту битвы. Безумные вопли печальников да истерический смех хохотунов, вместе с ночными криками других зверей создавали потрясающий эффект.

Если мы сейчас же не отыщем безопасное мест/), вскоре станем добычей одного из этих хищников-.

Приказав Лорали оставаться в кустах, я метнулся к костру, схватил горящую ветку и швырнул ее в пещеру. Оттуда никто не кинулся на меня, и я стал заглядывать внутрь. При свете горящей ветви я увидел, что пещера мала и, очевидно, пуста, если не считать груды сухих папоротниковых ветвей у задней стены.

Войдя, я подхватил мой факел и оглядел груду. Очевидно, ветки служили гнездом, ибо посреди них лежало округлое яйцо зелено-желтого цвета – того же окраса, что и чешуя крогера.

Торопливо выскочив из пещеры, я негромко окликнул спутницу:

– Быстро заноси в пещеру дрова, а я сооружу заграждение.

Пока мы трудились в лихорадочной спешке, грозные звуки снаружи приближались. Борьба мармелота с крогером совсем прекратилась, а костерок наш почти догорел.

Обильно пропотев от яростной работы, я, закладывая вход в пещеру, оставил небольшое отверстие, сквозь которое мог протиснуться лишь человек.

Лорали тем временем перетащила в пещеру все заготовленные дрова и теперь ожидала меня внутри, в темноте.

Подхватив из останков костра горящий прут, я протиснулся через оставленную дыру и передал факел принцессе, а сам заложил отверстие приготовленным камнем. И только я сделал это, как в свете оставшихся углей появилась полудюжина серых хищников, которые и принялась рвать на части застывших в смертельной схватке двух могучих соперников.

Разглядывая зверей сквозь щели в камнях, я узнал в этих тварях печальников. Вскоре к ним подключились более трусливые хохотуны, и над кровавой трапезой разнеслись рев, рявканье и ворчанье.

Мне не хотелось разводить костер в пещере, поскольку она никак не проветривалась. Но делать было нечего, и я уже принялся складывать дрова, когда к каменному барьеру подобрался хохотун, принюхался, отдернул голову и издал тот самый жуткий звук, по которому эти звери и получили свое название. Я набросал на баррикаду несколько прутьев и поджег их той же горящей веткой. И вовремя. Привлеченные криком собрата, хохотуны уже подобрались ко входу и принялись принюхиваться и царапать камни когтями.

Дым поначалу чуть не придушил нас, заставив прослезиться. Но когда он потянулся в отверстия между камней, звери отпрянули.

Вскоре влага древесины испарилась, и дыма стало меньше. Потихоньку подкладывая дрова, я смог отрегулировать процесс так, что дым можно было терпеть.

Глянув поверх огня на мою спутницу и уже собравшись заговорить с ней, я увидел, что, несмотря на все страхи, она уснула, вымотавшись до конца. Она лежала на боку, подложив под голову с разметавшимися волосами белую руку, выделяясь соблазнительными изгибами тела на фоне дымной атмосферы пещеры.

Не обращая внимания на жуткий шум снаружи, я наконец задремал. Дважды я обнаруживал, что клюю носом, и пробуждался, подгоняемый мыслью, что костер погаснет.

Взяв трехфутовую ветку папоротника, я положил один ее конец в огонь, а другой обхватил ладонью. Пока пламя доберется до моей руки, я смогу поспать по крайней мере минут десять.

Проснулся я внезапно. Сквозь отверстия в баррикаде проникал дневной свет. Костер прогорел до углей, а ветка, которую я держал, погасла в футе от моей ладони. Напротив безмятежно спала Лорали.

Рядом с углями костра у входа в пещеру лежали начисто обглоданные кости мармелота и крогера. Вытоптанные вокруг заросли покрывала кровь, но кроме этого от ночных хищников и следа на осталось.

Неподалеку я заметил большой куст водяного папоротника и устремился к нему в поисках пищи и воды. Обнаружив там стручки, я наломал ветвей с водой и понес припасы в пещеру.

У пещеры, на крутом склоне холма, я заметил пасущееся в траве небольшое животное. Бесшумно опустив на землю ветви, я взялся за лук и достал стрелу из колчана, тщательно прицелился. Пронзенное в районе плеча навылет, существо пронзительно вскрикнуло и покатилось с холма, вскоре застыв у моих ног.

Это оказалась дикая фрелла, овцеподобное безволосое существо, мясо которой так ценится на Венере. Я уже пробовал его, приготовленное в домашних условиях в Черной Башне.

Вернувшись к пещере с запасами, я развел новый костер на углях старого снаружи, и вскоре утренний воздух наполнился ароматом поджаренной фреллы.

Шагнув в полумрак пещеры, я увидел, что Лорали уже проснулась и внимательно разглядывает гнездо у задней стены.

– Я слышала, как там что-то движется, – прошептала она, – и мне страшно.

Взяв дубинку в руки, я подошел к гнезду. Послышался странный скребущий звук, который шел, казалось, из того места, где лежало яйцо. Однако движения я не заметил.

Успокоенная моим присутствием, принцесса подошла и заглянула в гнездо.

– Что бы это могло быть?

Я не успел ответить, ответило само гнездо. Яйцо раскололось, и крошечный крогер – в точности такой же, что схватился вчера с мармелотом, только гораздо меньше – выкатился из скорлупы, встал, покачиваясь, на лапы и вопросительно стал посматривать на нас, наклоняя головку набок.

Я взмахнул дубинкой, собираясь тут же покончить с этим маленьким чудовищем, но принцесса вцепилась в мою руку.

– Неужели ты осмелишься ударить это несчастное маленькое создание?

Крогер неуверенно двинулся в ее сторону, встал, покачиваясь, на краю гнезда и издал неразборчивое хриплое кваканье.

– Ах ты малыш! – воскликнула Лорали. – Знаешь, кажется, я нравлюсь ему. Ну разве он не миленький?

– Миленький?! Да он отвратителен. Я бы придушил его, если бы у него было горло.

– Какая жестокость! Неужели ты способен на такое?

– Я жесток, потому что голоден, – ответил я, – а королевский дворецкий уже готов подавать завтрак. Идешь со мной или останешься здесь играть с этим ходячим кошмаром?

Она протянула руку к крогеру, который тут же разинул огромную пасть и издал пронзительное кваканье.

– Бедная сиротинушка, она голодна. Я не смогу и кусочка съесть, пока не накормлю ее. Помоги же ему слезть, что же ты?

Я протянул свою дубинку наподобие лопаты, намереваясь подцепить тварь под живот, горло или как там оно у него называется и снять на пол. Но она отпрянула в сторону, спрыгнула сама вниз и побрела, переваливаясь, к принцессе. Испуганно вскрикнув, та вылетела из пещеры. Крогер брел за ней.

Я тоже выскочил из пещеры и увидел, как принцесса, подхватив самый аппетитный из приготовленных мною кусков мяса фреллы, бросила в хищную пасть юной рептилии.

Та мгновенно захлопнула пасть, села рядом с принцессой, закрыла глаза сероватой пленкой век, опустила морду между лап и заснула.

– Я же говорила, что малышка голодна, – сказала принцесса, когда мы сели завтракать.

Когда мы поели, Лорали заставила меня изготовить для нее лук, стрелы и колчан. Выбрав достаточное количество тростника нужной длины, я усадил принцессу за оперение стрел обрывками листьев папоротника, а сам принялся за изготовление наконечников из осколков камней.

Изготовив необходимое их количество, я показал ей, как привязывать наконечники к стрелам веревкой, а сам принялся выскребать, сушить и разминать часть шкуры фреллы, предназначенной для колчана. Пока шкура висела над огнем, я занялся луком.

Работа заняла несколько часов, и все это время крогер удовлетворенно спал рядом с принцессой. Когда мы закончили наши труды и собрались двинуться дальше, это отвратительное дитя рептилии живо проснулось и двинулось за нами.

Поскольку мы не собирались больше подвергать свои жизни риску нападения со стороны болотных скользких тварей, то нам предстояло теперь двигаться вдоль горного хребта, который постепенно изгибался, поворачивая на юго-восток. Так мы огибали бы болота и выходили на побережье океана Ропок. Там если мы не встретимся с отрядом принца Гадримеля, то попытаемся берегом добраться на север, к Адониджару.

Пройдя часов пять, во время которых принцесса тренировалась в стрельбе из лука и не давала скучать мне, заставляя приносить выпущенные стрелы, мы решили остановиться на привал у небольшой группы папоротниковых водяных кустарников. Я снял с плеча бедро фреллы, прихваченное с собой, повесил на ветку куста, чтобы юный крогер до него не добрался, и приготовился соорудить костер, когда из-за холма донесся ужасающий рев, за ним крики людей, треск кустарника, прерывистый рык и вой.

Я поспешил наверх выяснить, что происходит, принцесса побежала за мной, а крогер – за ней, передвигаясь со всей возможной скоростью, которую только позволяли развить его короткие лапки.

Притаившись за кустом, я взглянул на открывшуюся внизу картину стычки. Отряд людей численностью человек в пятьдесят вступил в схватку с рамфом. Огромное безволосое медведеподобное существо, взревывая, время от времени вставало на задние лапы, возвышаясь над людьми, как гигант над пигмеями.

С полдюжины людей уже лежали недвижно на земле, но остальные бесстрашно толпились вокруг зверя. Они были вооружены ножами, длинными прямыми обоюдоострыми мечами. Абсолютно нагие, за исключением поясов из металлических звеньев, головы они прикрывали сверкающими коническими шлемами или касками.

Представляли они из себя белую расу, причем чересчур белую, словно большую часть жизни проводили спрятавшись от дневного света. К тому же они не носили бород, что представлялось вещью неслыханной на Заровии, где борода, коротко подрезанная у подбородка, являлась неотъемлемым атрибутом мужчины.

Я видел, как один человек подскочил к зверю и ткнул его мечом, но рамф, отмахнувшись громадной лапой, отбросил изувеченное тело нападавшего футов на двадцать. Другого человека, нанесшего рамфу ранение в плечо, ожидала та же судьба.

Я машинально взялся за лук и стрелы, но сообразил, что выстрел с такого расстояния не нанесет серьезного ранения, а лишь добавит ярости зверю. И тут мне на ум пришел некий план, к осуществлению которого я тут же и приступил. Вытащив обойму с надписью «Пули для торка – смертельно», я извлек одну из игл и привязал ее к наконечнику стрелы.

Убрав обойму в пояс, я тщательно прицелился и выпустил стрелу. Она угодила рамфу в плечо. Смертельный вирус подействовал почти мгновенно, через несколько секунд битва закончилась.

Заинтригованные люди, не понимая, что же могло убить громадного зверя, собрались вокруг тела и принялись тщательно его осматривать. Один извлек стрелу из плеча поверженного гиганта и тут же мгновенно был окружен группой своих товарищей, которым не терпелось посмотреть и потрогать ее.

– Будем им представляться? – спросил я принцессу, заглядывавшую мне через плечо.

– Если хочешь, – ответила она. – Несомненно, они являются солдатами какой-то цивилизованной нации, хотя я и не знаю какой. И наверняка с радостью согласятся помочь нам, как только узнают, кто мы такие.

Я вышел из-за куста и прокричал на универсальном заровианском языке, произнося слово мира:

– Дуа!

Вся армия развернулась лицом ко мне, и я поразился нечеловеческим эмоциям в их глазах. Они никак не походили на людей.

Глава 10

Вождь охотников отозвался таким же криком:

– Дуа!

Принцесса тоже вышла из-за укрытия и встала рядом со мной. Мы вместе направились к ним.

– Меня зовут Пангар, – сказал вождь, приветствуя нас с почтением, положенным нашему королевскому одеянию розового цвета. Сам он, будучи обнаженным, носил повязку лилового цвета на шлеме, и лиловым же цветом было помечено его оружие, указывая на его дворянство.

– А я – Зинло из Олбы, – ответил я, – а это торрогиня Лорали из Тирана.

– От имени моего повелителя, Тандора из Доравии, добро пожаловать, ваши высочества, – сказал он. – Позволено мне будет сопроводить вас во дворец и лично представить нашему императору?

– Мы были бы счастливы.

– Прошу вас подождать минутку, а я присмотрю, чтобы мои люди пришли в годное состояние.

«В годное состояние!» Меня поразил этот термин, относящийся к людям. И только тут я увидел, что во всех них есть нечто странное. Все они двигались как-то напряженно и неловко, механически, как марионетки.

Да и вооружение их было сделано не из металла, как я поначалу подумал, а из вещества, разительно похожего на стекло. Лезвия мечей и кинжалов оказались прозрачными. Рукояти – из разноцветного стекла.

Прозрачными оказались и шлемы, кроме цветных лент вокруг, указывающих на статус носителя. Из того же материала были пояса и наплечные застежки, только отделанные шкурой рамфа, дабы не резать кожи плеч.

Пангар склонился над одним из павших.

– Ну как ты? – спросил он. Пострадавший слабо отвечал:

– Источник мощности сел. Если бы кто-нибудь поделился…

– Кто может поделиться энергией? – спросил Пангар.

Подошел какой-то человек.

– Могу дать пять ксадов.

– Хорошо.

С крюка на поясе Пангар снял две свернутые трубки, похожие на изолированные провода с металлическими гнездами на каждом конце. Воткнув концы каждого провода в уши лежащему, вторые концы он передал стоящему человеку. Последний тут же воткнул их себе в уши, глядя между тем на индикатор на своем запястье. Наконец он выдернул трубку из одного уха, затем из другого. Лежавший человек поднялся явно окрепшим и отдал трубки Пангару.

Я обратил внимание еще на одного человека. Когти рам-фа вырвали ему грудную клетку. На лице его лежал отпечаток если не смерти, то глубокого гипнотического сна. Но из рваной раны не вытекало ни капли крови. Плоть, если ее можно было назвать таковой, обладала странным серовато-красным оттенком. А там, где у нормального человека располагались внутренности, я разглядел перепутанные и переломанные провода, трубочки, колесики и веревки.

Пангар прошел мимо него, даже не взглянув.

– Нет смысла спасать его.

Он начал быстро, одного за другим, оглядывать лежащих. Наконец отобрал двоих. Товарищи возложили их себе на плечи. С остальных сняли оружие и шлемы да так и оставили лежать на земле. Между тем полудюжина этих людей, взявшись за ножи, освежевывала рамфа. Их интересовало вовсе не мясо, а только шкура животного, поскольку мы двинулись вперед, оставив нетронутой всю эту красную тушу.

Так кто же они такие – люди или машины? Так я размышлял, шагая рядом с Лорали и общительным и явно принадлежащим к роду людскому вежливым Пангаром. Крогер семенил следом.

После двухчасового перехода мы добрались до вершины горного хребта, где и остановились, чтобы недолго отдохнуть. А Пангар с гордостью указывал нам на достопримечательности раскинувшейся внизу долины Доравия. Овальной формы, длиною миль в двадцать пять, она полностью была окружена горами.

В северо-западной оконечности долины в затянутое пеленой брызг озеро обрушивался водопад высотою в милю, а шириною – в полмили. Из озера вытекала река, изгибами пересекающая долину, устремляясь к ее юго-восточной оконечности. По словам Пангара, река впадала в Ропок.

По обеим сторонам водопада, чуть выше воды, поднимались два огромных строения наподобие пчелиных ульев. Оба громадных сооружения соединялись арочным, длиною в полмили, мостовым пролетом, вознесшимся над водой. Основания строений скрывались в дымке, встававшей над местом падения воды.

По берегам извивающейся по долине реки через равные расстояния стояли такие же двухбашенные постройки, но размером поменьше. Крыши этих строений сверкали зеркальным отражением.

Посреди долины, на острове, который река огибала двумя равными рукавами, стояло самое большое строение. Коническое по форме, как и остальные, оно возносило свою вершину на высоту в добрые две мили.

– Императорский дворец Тандора из Доравии, – пояснил Пангар, перехватив мой взгляд. – Изумительное сооружение. Мы вскоре окажемся там.

– Но до него же целых пять кантов[5], – сказал я. И тут заметил то, что первоначально укрылось от моего внимания. Неподалеку от нас, внизу, от узкой платформы уходил к башне тонкий канат, становясь невидимым на некотором расстоянии. Сделан он был из того же материала, странного и блестящего.

– Я вызвал машину, – сказал Пангар. – Скоро прибудет.

Вскоре над долиной показалась сверкающая точка. Увеличиваясь в размерах, она приближалась с поразительной скоростью, и через несколько секунд я разглядел вытянутый октагональный аппарат, заостренный на каждом конце и построенный из того же блестящего, прозрачного материала.

Она без звука и без рывков остановилась возле узкой посадочной платформы, и мы поспешили вниз. Когда мы оказались на платформе, я увидел, что по всей длине машины настежь открылись подвешенные сверху круглые двери.

Войти в одну из них Пангар и пригласил нас с принцессой. Маленький крогер замешкался. Мы сели на удобные пружинящие сиденья, и двери захлопнулись. Крогер в одиночестве остался на платформе, и мы больше его не видели, к моему облегчению. Машина плавно снялась с места и понеслась над долиной. Спустя мгновение она неслась уже с такой скоростью, что пейзаж внизу превратился в размытую картину.

Не прошло и нескольких секунд, как машина стала замедлять ход, и вот мы уже входили через октагональную дверь огромной центральной башни, которую я рассматривал ранее. Но перед этим я успел заметить, что из одинаковых отверстий башни во все стороны расходились такие же тонкие прозрачные кабели.

Пангар сказал:

– Я сразу же проведу вас к нашему торрого, он хочет лично поприветствовать вас.

– Но откуда же он узнал? – озадаченно спросил я.

– Его величество по своему желанию может мысленно связываться с любым из его подданных.

– Так, стало быть, вы тут все общаетесь с помощью телепатии?

– Не все, – ответил он. – А только наш торрого и члены Комитета Двенадцати, короли, являющиеся мысленными цензорами императора. Если я захочу связаться с удаленным от меня товарищем, я посылаю мою мысль тому члену комитета, который надзирает за моим мозгом. Он получает сообщение и если одобряет его, то передает моему товарищу или торрого.

При этом Пангар вел нас лабиринтами коридоров, изукрашенные полы, стены и потолки которых покрывало то же стеклообразное вещество, только опаловое. Мы шли, не отбрасывая теней, поскольку свет падал с разных сторон. Создавалось жутковатое ощущение нереальности, словно движешься во сне, из которого вот-вот тебя извлекут.

Вскоре мы внезапно оказались в огромном и величественном тронном зале. Вдоль его многочисленных октагональных дверей стояли часовые с саблями наголо, а конусообразный потолок поднимался на целую милю над нашими головами. Мои глаза впервые увидели величие императорского дворца Доравии, и я решил, что все-таки такая роскошь может существовать только во сне. Я принялся щипать себя, стараясь проснуться.

Однако иллюзия нереальности мгновенно рассеялась, когда мы предстали перед троном. На розовых подушках восседал человек внушительной наружности. Высокий лоб и соединенные над переносицей брови напоминали доктора Моргана, но на этом сходство заканчивалось.

Нос скорее греческого, чем римского типа, а резкие черты лица обладали бледной красотой точеного мрамора. Это лицо выражало удивительную интеллектуальную мощь и в то же время – отсутствие каких-либо человеческих эмоций. В отличие от остальных безбородых мужчин расы, монарх носил небольшую остренькую, клинышком, бородку, изгибавшуюся вперед и вверх острым кончиком.

По бокам трона с каждой стороны в ряд стояло по шесть тронов поменьше, на каждом из которых восседала облаченная в розовое одеяние личность с титулом, очевидно рого, или короля. Эти-то рого, очевидно, и составляли тот самый комитет, о котором упоминал Пангар. На тронах пониже восседали лиловые дворяне, а вдоль стен стояли плебеи в голубом. Позади всех толпились рабы в сером.

Когда мы предстали перед троном, Тандор встал, демонстрируя уважение гостям королевской крови, и улыбнулся, устремляя на меня взор своих черных глаз, пока мы обменивались приветствиями. Улыбался он вполне дружелюбно. Однако в его глазах проглядывало что-то нечеловеческое, скорее змеиное, гипнотическое и никак уж не успокаивающее.

– Вы застали меня занятым многочисленными обязанностями двора, – сказал Тандор, по-прежнему улыбаясь, – но я разберусь с ними по возможности быстрее. Пока же позвольте предложить вам отдых. Пангар покажет вам ваши апартаменты. А я скоро составлю вам компанию.

Когда мы вышли из тронного зала, Пангар кратко о чем-то проинструктировал пажа, тот торопливо скрылся. Вскоре он встретился нам идущим по коридору вместе с девушкой, одетой в розовое королевское, и другими девушками – в лиловом. Шестеро лиловых девушек и фигурой, и личиками радовали глаз. Однако их хозяйка выглядела просто красавицей. Изящной фигурой, пышными черными волосами, большими темными глазами, прячущимися за длинными черными ресницами, она могла бы поспорить красотой с самой Лорали.

Но, сравнивая их, я был поражен разительным контрастом. Если принцесса Тирана являла собой духовный тип красоты, каждой черточкой выдавая чистоту и силу характера, королевская дочь Доравии казалась явно сладострастной, чувственной, подобно экзальтированной одалиске или павшей гурии.

Поприветствовав нас, как и подобает, и получив соответствующее приветствие, она заговорила низким мелодичным голосом, в котором, несмотря на очевидные упражнения по красноречию, слышались загадочные хрипловатые тона. Да и в темных глазах светилось что-то рептилье.

– Меня зовут Ксюния Доравийская, – сказала она. – И по желанию моего брата, торрого Тандора, я бы хотела пригласить Лорали из Тирана пожить в моих апартаментах, пока ей не подготовят подобающие покои.

Она протянула руку Лорали, которая взяла ее без колебания, и они двинулись по поперечному коридору, сопровождаемые шестью девицами. Пангар же проводил меня в роскошные апартаменты, где стеклоподобную мебель обтягивала ярко-зеленая шкура рамфа, выделанная до мягкости вельвета.

Помывшись и побрившись, я ощутил себя здорово освеженным.

– Его величество готов принять вас в своей личной столовой, – позднее сообщил мне Пангар.

Совершив короткий переход по коридору, я оказался у октагонального дверного проема, возле которого с саблями наголо стояла стража. По знаку Пангара стражники раздвинули розовые занавески, и я вошел внутрь. Занавеси за мной упали на свое место, а я увидел хозяина-монарха восседающим за столом с восьмиугольной столешницей из прозрачного розового материала, в золоченом кресле с высокой спинкой, обтянутой шкурой рамфа, выкрашенной в ярко-розовый цвет. При моем появлении он встал и приветствовал меня, я ответил тем же поклоном. Я занял кресло по правую руку от него, подвинутое мне незаметным слугой.

– Хочется верить, что вы простите мне скудость и грубость предложенного вам стола, – сказал Тандор, когда я уселся, – поскольку, за исключением рабов, мы в Доравии не едим и не пьем так, как в окружающем нас мире.

Раб поставил перед каждым из нас по хрустальной чаше. В мою налили кову, над которой поднимался пар. В чаше же, которую поставили перед Танцором, содержалась какая-то более густая жидкость, от которой скорее поднимался не пар, а дым. Да и едкий запах напоминал о какой-то кислоте.

– Желаю вам столько лет жизни, сколько звезд на небе, – предложил тост Тандор, поднося чашу к губам.

– А я желаю вам столько лет жизни, сколько капель дождя упало на Заровию, – ответил я, делая глоток ковы.

– Ваше прибытие, о принц, – сказал Тандор, ставя чашу, – весьма своевременно, и я сейчас поясню почему. Вот уже две тысячи лет я размышляю над великим экспериментом, успешный исход которого коренным образом изменит жизни людей как нашего вида, так и вашего.

– Это действительно интересно, – отозвался я, пока передо мною ставили блюдо с тушеными грибами и поджаренным мясом рамфа. – Но… две тысячи лет?

Перед Тандором поставили дискообразный сосуд черного цвета. Вокруг ручек сосуда, с двух сторон, были обмотаны изолированные провода с электродами на концах. Размотав провода, Тандор сунул электроды себе в уши.

– Я родился пять тысяч лет назад в вашей стране, Олбе, – сказал он. – И был вторым сыном торрого. Но я не стремился на трон, предпочитая занятия химией, физикой и психологией. Когда я познал все то, чему могли обучить меня величайшие ученые нашего времени, я начал с помощью этих трех наук осуществлять, может быть, самую великую мечту человечества – мечту о бессмертии. Сейчас, оглядываясь на ранние мои усилия, я понимаю, насколько грубо и невежественно я поступал, но бесчисленные эксперименты и настойчивость дали свои плоды… Вы, несомненно, заметили гигантское различие между вами и моим народом, между моей сестрой Ксюнией и принцессой Лорали.

– Я видел грудь одного из ваших людей, вырванную когтями рамфа, – сказал я, – и, во-видимому, этот человек не является человеком в общепринятом смысле слова. Еще я слышал разговор о севшем источнике питания. А также заметил, что вы пьете напиток, похожий на дымящуюся кислоту, да и пишу вы принимаете в виде энергии, насколько я понимаю.

– Другими словами, – сказал Тандор, – вы делаете вывод, что мы – раса автоматов, механических людей. Вы правы, но я не думаю, чтобы где-нибудь еще, на других планетах, существовала бы раса созданных людей, имеющих душу. Вот уже почти пять тысяч лет прошло с тех пор, как я расстался с той хрупкой оболочкой, которую навязала мне природа, чтобы начать существование в теле, созданном мною самим. Вы, разумеется, знакомы с феноменом обмена личностями и телекинезом. И знаете, что два человека могут навсегда или временно обменяться физическими телами. И стало быть, моя проблема заключалась в том, чтобы создать тело-заменитель, подчиняющееся моей воле посредством усиления сигналов телекинеза. Первое тело, которое я создал, пришло в негодность из-за ошибки в расчетах. Я едва успел вернуться в мое собственное. В противном случае я мог бы просто раствориться в неизведанном. Но затем я создал еще много тел, пока не достиг совершенства, и объявил о своем открытии в империи Олба. К тому времени отец мой уже вкушал милости Торта и брат мой унаследовал трон. Я обратился к нему, зовя его в бессмертие и предлагая всех в империи сделать бессмертными. К моему крайнему изумлению и разочарованию, мое предложение не только встретило резкий отпор, но я и мои последователи подверглись систематическому гонению со стороны наиболее фанатичных приверженцев Торта. Находясь под влиянием религиозных лидеров, мой брат вскоре приказал изгнать меня и моих последователей, остававшихся верными мне. Менее чем с тысячей этих людей я прибыл к этим берегам и занялся обустройством долины. Пораженный, я лишь что-то пробормотал в ответ.

– Только один член нашего семейства не оставил меня, – продолжил он. – Это моя сестра Ксюния, которая с самого начала сочувственно относилась к моим замыслам. Со всей возможной быстротой я приготовил дубликаты тел для моих последователей. Заметьте, что телу надо давать схожие черты, как и соответствующий ум, иначе личность может просто не войти в него. Но у меня всегда про запас хранилось много тел для себя и сестры, так что мы были готовы к чрезвычайной ситуации. И если бы тело, которое я занимал, приходило в негодность, я мгновенно мог переместиться в следующее. А если и то ломалось или подвергалось уничтожению, я перемещался в следующее, и так далее. Единственный класс, который я так до конца и не обессмертил, – рабы. Ныне бессмертие раба зависит от его преданности. Теперь вы понимаете, почему я могу предложить вам достаточно скудный стол, потому что вынужден кормить вас так же, как и рабов.

– Ну что вы, пища прекрасная, – ответил я, – вполне подходящая для королевского сына.

– Но если вы хоть немного поживете тут, я надеюсь улучшить стол. И собираюсь предложить вам великую честь.

– Вот как?

– Поясню. Как вы, должно быть, заметили, среди расы моих бессмертных не существует такого явления, как размножение. В плане материальном мне это не нужно. Когда я теряю какого-то из моих последователей – а случается это редко, поскольку у каждого есть запасное тело, а то и несколько, – я тут же замещаю его кем-нибудь из рабов. Но у нас отсутствует любовь. И вот по прошествии почти трех тысяч лет эта проблема начала меня волновать – в эмоциональном плане. Я понимал, что стоящая передо мною задача намного серьезнее всех тех, что приходилось мне решать ранее, но я бесстрашно приступил к изучению проблемы. Две тысячи лет исследований по анатомии, гистологии, эмбрионологии, биологии, биохимии и психологии принесли свои плоды. И пусть мое нынешнее тело и отличается от вашего, однако я встроил в самые последние мои тела и тела моей сестры сексуальные характеристики обычных человеческих существ. И сегодня я отправил Пангара на поиски необходимых мне для браков с членами королевской фамилии двух людей. И путешествие его кончилось, не успев начаться. Он привел мне вас и принцессу. Таким образом, я предлагаю вам руку моей сестры, а я, со своей стороны, предложу половину трона принцессе Лорали.

– Но если мы отклоним предложенную нам честь?

– Немыслимо. Но даже если кто-то из вас и откажется, я найду средство убедить вас передумать.

Вытащив электроды из ушей и опустошив свою чашу, он встал из-за стола и подозвал двух пажей. Первому он сказал:

– Предупреди принцессу Лорали о моем визите к ней. – Когда этот посланец удалился, он обратился к другому: – А ты проводишь его высочество, торрого Зинло из Олбы, в апартаменты ее высочества Ксюнии, торрогини Доравии.

Пока маленький паж вел меня к апартаментам принцессы Ксюнии, я размышлял о странной истории, рассказанной Тандором, и о ее революционных последствиях. Ведь я шел к девушке, которая умерла пять тысяч лет назад и чья душа заключалась теперь в механизме. В прекрасно и умно сделанной машине, но все же в механическом устройстве, в аппарате с колесиками и крючками, рычагами и шарнирами, в конструкции, питаемой электрической энергией и пьющей дымящуюся кислоту. И ожидалось, что я – в условиях прикрытой угрозы – займусь любовью с этим жизненным суррогатом.

Но Лорали! Я должен был что-то придумать, чтобы выжить и спасти ее.

Паж остановился перед изукрашенным входом, два стражника отсалютовали и распахнули массивные двери. Раздвинулись розовые занавеси, открывая роскошный будуар.

– Его высочество Зинло из Олбы, – объявил паж, когда я вошел в комнату.

Занавеси позади меня опустились на место. Я слышал, как стражники закрыли двери.

Глянув на красивое, мертвое заживо существо, раскинувшееся на розовом с золотом диване с подушечками, я ощутил отвращение; но, как ни странно, к этому ощущению примешивалось и восхищение. Меня возмущала сама мысль о близости с этим живым покойником, но я не мог не восхищаться тем изумительным искусством, создавшим столь великолепную имитацию человека.

Я понимал, что вынужден играть роль, если хочу остаться в живых и спасти Лорали.

Ксюния улыбнулась томно и соблазнительно. С кошачьей фацией протянула она изящную, в ямочках руку. Невольно содрогнувшись, я взял ее, ожидая ощутить холодную липкую влажность покойника. Но рука была столь же тепла и естественна, как и моя собственная, – от белого запястья с проступающими голубыми сосудами до кончиков розовых ногтей. Я поднес ее к губам и отпустил, но она на мгновение придержала мои пальцы, мягко подтягивая к себе, чтобы я сел на пуфик перед ее диваном.

– Долго же я ждала тебя, принц моего сердца, – сказала она. – Но не бойся приблизиться ко мне, поскольку я сама того желаю и даже приказываю.

– Быть принцем вашего сердца – безусловно, честь для меня, – ответил я, – но ведь вы только сегодня увидели меня.

– В тот самый момент, как я увидела тебя, я поняла, что так оно и есть. Не бойся, любимый, не кори меня за то, что до тебя были другие. Не думай, это не так. Душой и телом я остаюсь девственницей. Да, некогда я была влюблена, но это все в далеком прошлом, чуть ли не в детстве.

– И тем не менее я ощущаю ужасную ревность, – сказал я, помня о той роли, которую я вынужден играть.

– Клянусь, любимый, я на самом деле и не любила его.

Она ласково провела рукой по моим волосам, так естественно, так по-женски, что мне трудно было представить ее чем-то другим, а не настоящей принцессой, из плоти и крови. И тут же, не дав мне опомниться, она обвила руки вокруг моей шеи и поцеловала в губы.

Поцелуй этот вовсе не отдавал кислотой, как мне представлялось, и губы принадлежали нормальной, здоровой девушке, но все же мне с трудом удавалось подавлять растущее отвращение.

– А теперь, любимый, я пойду и приготовлюсь… – сказала она. – Подожди меня здесь.

Я встал, а она оперлась о мою руку и грациозно поднялась с дивана. Пора было действовать. И все же, глядя на эту изящную фигуру, на глаза под длинными ресницами, так доверчиво глядящие в мои, я не спешил приводить в действие план, составленный во время сидения перед нею на пуфике, план, с помощью которого я собирался достичь двойной цели – избавиться от этого механического монстра и оградить Лорали от ее братца. Скорее всего, они поддерживали связь телепатическим путем.

Я пытался заставить себя думать о ней как о мертвой машине, но тем не менее вот она стояла передо мною такая естественная, такая красивая. И все же мысль о Лорали и ожидающей ее опасности стальной рукой вела меня к осуществлению задуманного.

Ухватив Ксюнию за длинные черные волосы, я выхватил мой каменный нож и резанул по искусственным мышцам хрупкого белого горла. Она отозвалась испуганным вскриком, который я оборвал вторым ударом ножа, и застыла неподвижно, когда, рывком откинув ей голову назад, я с треском переломил металлическую конструкцию, поддерживающую голову вертикально. Вместо крови из разорванной шеи потек слабый ручеек чистой дымящейся жидкости, несколько капель которой, попав мне на руку, обожгли, как расплавленный металл.

Отпустив обмякшее тело, я повернулся и собрался уже подойти к занавескам посмотреть, можно ли безопасно сбежать, когда услышал позади негромкий звук. Быстро обернувшись, я увидел Ксюнию, совершенно невредимую. В правой руке она держала длинную саблю с прямым лезвием, готовым воткнуться в меня. Позади валялось только что уничтоженное мною тело.

Я успел отпрыгнуть, избегая опасного выпада. Затем, сорвав с пояса дубинку, я нанес удар, расколовший ей череп, как яйцо. Но едва это тело опустилось на пол, как в стене открылась панель и появилось третье вооруженное тело и атаковало меня.

– Дурень, – проговорила приближающаяся фигура. – Ты всерьез рассчитываешь прикончить бессмертного?

На этот раз она держала саблю двумя руками, нанося удар с намерением снести мне голову. Но я выбил оружие из ее рук. И тут же размозжил череп.

Сквозь открывшуюся панель в стене я ворвался в помещение, где лежали на розовых кушетках еще четыре точно таких же тела. Ближайшее ко мне начинало садиться. Я тут же ударил его дубинкой по голове. Затем быстро разобрался еще с двумя, не давая им времени подать признаки жизни. Но последнее тело успело скатиться с кушетки, нырнуло под моими руками и бросилось в комнату, из которой я только что появился.

– Братец! – вопило тело. – Братец! Он вот-вот уничтожит меня!

Успокоив эту последнюю фигуру ударом дубинки, я увидел, как вся стена, перед которой я стоял, вдруг взвилась вверх, как занавес. С другой стороны открылась комната, точно такая же, как та, в которой находился я, но в этой комнате находились Лорали и Тандор.

Прическа принцессы растрепалась, глаза горели гневом, и она изо всех сил пыталась вырваться из рук монарха, вцепившегося в ее хрупкие запястья.

Мгновенно оценив ситуацию, Тандор тут же отпустил Лорали, упавшую на пол. Выхватив саблю, он бросился на меня.

Забыв, что держу в руках лишь деревянную дубинку, я устремился ему навстречу. Усмешка искривила его черты ожившей статуи, и единым ударом он рассек мне дубинку пополам.

– Умри, выродок, – рявкнул он, вознося саблю для удара, который должен был покончить с моим существованием.

Прыжком назад я едва избежал смерти и тут же подхватил саблю, потерянную одним из тел Ксюнии.

Но моя атака натолкнулась на защиту, которая свидетельствовала о тысячах лет тренировок.

– В своем глупом невежестве, – сказал он, рубя, коля и парируя с поразительной точностью, – ты решил, что уже отправил мою сестру в неизведанное и что со своим искусством фехтовальщика ты сможешь то же самое сделать и со мной. Так знай же, безмозглый, решивший послать вызов бессмертному, что в одной из великих башен, стоящих рядом с водопадом, под неусыпной охраной хранятся еще двенадцать тел моей сестры. А если тебе удастся уничтожить шесть моих тел, находящихся в этом дворце – что вряд ли тебе по плечу, – то знай, что в противоположной башне под такой же неусыпной охраной хранятся еще двенадцать моих тел.

– А хоть бы и сто, мне плевать, ты, монстр, – огрызнулся я. – Выводи их одно за другим на кончик моей сабли, и я их всех постепенно отправлю туда, где тебе и полагалось быть пять тысяч лет назад.

– Ты настойчив и упрям точно так же, как и туп, – сказал Тандор. – Ты же, конечно, понимаешь, что я в любой момент могу кликнуть стражу, которая мгновенно изрубит тебя. Но чтобы было интереснее, я даже заключу с тобой сделку. Если тебе удастся справиться со всеми шестью моими телами, хранящимися здесь, во дворце, то обещаю тебе не поднимать тревоги до возвращения из башни в резервном теле. Если же я заставлю тебя сдаться, то ты станешь моим рабом на всю жизнь, душой и телом, и будешь делать то, что я пожелаю. Согласен?

– Идет, – ответил я сквозь сжатые зубы, отчаянно пытаясь отыскать хоть щелку в защите, равной по совершенству которой я еще не встречал.

Тандор лишь смеялся, когда я один за другим пускал в ход все те трюки, которым обучился на трех планетах.

– А ты хороший фехтовальщик, юноша, лучше любого из смертных, с которыми мне приходилось сталкиваться. Тем не менее пять тысяч лет тренировки позволяют мне просто играть с тобой. Вот смотри, я могу коснуться тебя, когда захочу.

И он кольнул меня в левое плечо.

Но этим же движением он открыл давно ожидаемую мною брешь в своей обороне. Не зная строения его тела, я выбрал резаный удар по шее.

Голова слетела с плеч и покатилась по полу, но тело не упало. А вместо этого, нагнувшись, подхватило голову и, держа ее под мышкой левой руки, возобновило сражение. Еще бы, ведь в этой голове содержался супермозг, способный одновременно контролировать несколько голов и тел.

– Прекрасный удар, – усмехнулась голова среди звона яростно скрещивающихся клинков, – но, видимо, не настолько эффективный, как ты ожидал. Я же вскоре покончу с тобой. Буду отрезать от тебя дюйм за дюймом, пока ты не сочтешь за счастье сдаться.

– Только не с этим телом, – ответил я, проникая сквозь его защиту и разящим ударом отрезая ему руку от локтя. Рука упала на пол, не выпуская сабли. Мгновение спустя тело выронило голову и рухнуло на пол. Позади него скользнула вверх панель, и появился новый Тандор с саблей, иронично улыбаясь.

– А ты умнее, чем я полагал, князек, но только этот трюк у тебя больше не пройдет.

– А я и другие знаю, – ответил я и, подцепив его лезвие своим, обезоружил его, оцепеневшего от ужаса. На этот раз я не только разрубил ему голову от макушки до подбородка, но и отсек правую руку. И тут же метнулся в открывающееся отверстие за панелью, нападая на только начинающее вставать с кушетки третье тело. Я разобрался с ним точно так же, как и с предыдущим, но четвертое тело с пугающей быстротой успело занять оборонительную позицию. Но, не дожидаясь его атаки, я двумя стремительными ударами рассек головы двух оставшихся неподвижных фигур.

Успев отскочить в сторону от летящей сверху вниз сабли, готовой поразить меня в голову, я отрубил руку Тандора и тут же разнес ему голову.

Метнувшись в ту комнату, где оставалась Лорали, я обнаружил, что она снимает саблю и кинжал с одного из тел Тандора.

– Убираемся отсюда, – сказал я. – Тандор через несколько минут вернется на одной из своих быстрых машин. А уж затем, коли наш договор в силе, он кликнет стражу и нас схватят.

– Но куда же нам бежать? Да и как?

– Не знаю, но только здесь нам оставаться не стоит. Так мы точно никуда не сбежим. Вперед.

Глава 11

Осторожно раздвинув занавеси, я обнаружил, что тяжелые двери накрепко закрыты. Тандор явно не хотел, чтобы его беспокоили.

Поскольку в коридоре наверняка находилась стража, я счел за благо, что он закрыл двери изнутри. Подобрав себе один из прекрасно отделанных поясов Тандора с оружием, для Лорали мы нашли пояс одного из тел Ксюнии, с более легким оружием. Затем мы тихонько подобрались к дверям, отодвинули задвижку и распахнули настежь. Стражники отсалютовали и закрыли двери после того, как мы прошли мимо них.

– Его величество приказал, – сказал я, – чтобы его не беспокоили ни курьеры, ни прочие личности.

Мы зашагали по коридору.

Я помнил лишь один путь в этой части здания – к посадочной площадке. Но после того как мы миновали не один коридор, переход и спуск, я начал думать, что мы заблудились. Но тут же вышли на центральную посадочную площадку, от которой во все направления к величественным домам Доравии разбегались провода для быстрых восьмиугольных автомобилей.

Глянув в направлении парных башен, я увидел, как от каждой из них быстро приближаются машины, и понял, что Тандор и Ксюния уже возвращаются во дворец.

– Быстрее! – сказал я Лорали. – Нельзя терять ни секунды!

Быстро посадив ее в машину, висящую на кабеле, направленном на юг, я сказал водителю:

– С позволения его величества торрого мы хотим осмотреть здания Доравии. Для начала отвезите нас к электростанции, что в самой южной оконечности долины.

Тот почтительно отсалютовал, затем повернул рычаг управления. Двери закрылись, и мы плавно заскользили прочь от платформы. А мгновение спустя уже мчались на юг на головокружительной высоте над долиной.

Мы неслись вдоль берега реки, на котором стояли здания, пролетавшие под нами с такой скоростью, что превращались в стремительную череду. Тем не менее мне казалось, что мы движемся невыносимо медленно, и я не сомневался, что Тандор доберется до центральной башни раньше, чем мы к пункту нашего назначения; выяснив все по прибытии на посадочную площадку, он тут же пошлет приказ командиру южной башни, и нас арестуют тут же по прибытии туда.

Попробовав, свободно ли выходит клинок из ножен, я тихо сказал Лорали:

– Приготовься выскочить из машины сразу же, как только двери откроются. Держись за мной, а я постараюсь прорваться.

Когда мы остановились у посадочной платформы, я увидел два десятка стражников, встречающих вас во главе с капитаном с саблей наголо.

Двери открылись, и мы вышли.

– По приказу его величества… – начал было офицер.

Я не стал ждать, пока он закончит, а выхватил саблю и мгновенно отсек ему голову. Затем прыгнул вперед и набросился на изумленных стражников. Лорали держалась сзади. Выхватив свою саблю, она с большим искусством пустила ее в дело, чего я никак не ожидал от женщины.

Далее по коридору нам попались еще два стражника, но они оказались никудышными фехтовальщиками и задержали нас лишь на мгновение. Добравшись до поперечного коридора, мы повернули, надеясь скрыться от погони. Но минуту спустя стражники выскочили из-за угла, а с противоположного конца коридора навстречу нам приближался большой отряд.

– Мы в ловушке, – сказал я, – и место тут плохое для обороны. Открываем первую же попавшуюся дверь.

Вдоль коридора с интервалом в пятьдесят футов располагались двери, и я остановился у первой же и открыл ее. Не заглядывая внутрь, я тут же втолкнул через порог мою спутницу. Услыхав вскрик и глухой стук, я тут же прыгнул следом и едва успел захлопнуть за собой дверь, как поскользнулся и полусидя-полулежа заскользил вниз по крутой спирали в полной темноте и с ужасающей скоростью.

Несколько минут я мчался вниз беспрепятственно. Затем наклон стал положе, и я заскользил по череде бугров, замедлявших мое движение. Мгновение спустя я вылетел на свет дня, ударился ногами о мягкую стену и упал на обитый подушками пол.

Вскочив на ноги, я увидел, что Лорали с саблей наголо стоит перед огромным стражником. Сразу же за ним край платформы соприкасался с гладью реки, на которой стояло с полдюжины остроносых лодок, сделанных из прозрачного металла.

В тот момент, когда я бросился вперед, стражник выбил саблю из рук принцессы и сделал попытку схватить девушку, но я встал между ними, и клинки наши встретились. Если не считать Тандора, то бойца, равного этому, в Доравии наверняка не было.

На влажном, скользком берегу развернулась жаркая схватка, пока мне не удалось прижать стражника к самой кромке воды. Заклинив его саблю моей, я подскочил и ударил его в грудь кулаком левой руки. Он на мгновение задержался на краю, балансируя, но свалился в воду и исчез из виду.

В это же мгновение послышалось лязганье оружия в отверстии позади нас, а затем на подбитый подушками пол с глухим стуком один за другим начали вылетать стражники.

Быстро усадив Лорали в лодку, я прыгнул следом и оттолкнулся от берега. На дне лежали четыре весла. Схватив одно из них, я мощными гребками успел отгрести на четыре корпуса от берега, на который уже выскочили преследователи.

Вскоре первая лодка отошла от берега. С четырьмя гребцами она быстро настигала нас. Одна за другой они отправлялись следом, и вот уже пять лодок преследовали нас.

Видя, что нас настигнут уже через считанные мгновения, я взялся за лук и выпустил стрелу в переднего гребца. Пронзенный в грудь, он, казалось, не обратил на рану никакого внимания. Он греб так же быстро, как и до этого, прекратив грести лишь для того, чтобы вырвать стрелу из груди и швырнуть ее в воду. Я попробовал поразить его в голову, но стрела лишь скользнула по блестящему прозрачному шлему.

Лорали, следуя моему примеру, взялась за свой лук и выстрелила во второго гребца. Стрела попала ему в руку, но он попросту обломил ее, чтобы не мешалась.

– Побереги стрелы, – сказал я, внезапно осененный пришедшим мне на ум замыслом. Быстро размотав веревку, я порезал часть ее на короткие куски. Затем достал из пояса обойму с надписью «Пули для торка – разрывные». Достав одну пулю, я примотал ее к наконечнику стрелы и выстрелил в переднего гребца. Он усмехался, видя, как я поднимаю лук, но улыбка, как и большая часть его механического туловища, исчезла в последовавшем взрыве.

Передав несколько пуль и кусков веревки Лорали, я соорудил второй снаряд и покончил с существованием второго гребца. К этому времени передняя лодка отставала от нас менее чем на тридцать футов, и я, понимая, что уже не успеваю приготовить третью стрелу, вытащил саблю и приготовился сразиться с двумя стражниками, оставшимися в этой лодке. Но пока их лодка поравнялась с нашей, остался только один стражник. Это Лорали, приготовив стрелу, разнесла третьего на куски.

Последний стражник вскочил на ноги, когда нос его лодки врезался в нашу корму. Я бросил саблю на дно лодки и быстро качнул в сторону его лодку. Парень попытался удержать равновесие, наклонившись в другую сторону, но я уже был готов к этому маневру, повернув лодку на другой бок, и стражник полетел в воду, где и скрылся из виду.

Увлеченный схваткой с преследователями, я не обращал внимания на скорость несущего нас потока. Но последовавший скрежещущий звук о подводный камень, чуть не перевернувший нас, вернул мне ощущение опасности с этой стороны. Я схватил весло и развернул лодку параллельно течению, туда, где ровно и быстро текла вода, подальше от пенистых водоворотов среди острых торчащих камней.

Теперь от меня потребовались все силы, чтобы уклоняться от возникающих то тут, то там камней, и вот мы уже летели вперед с пугающей скоростью, на гребне огромной волны в каком-то глубоком ущелье, откуда ничего не было видно. Чем дальше мы неслись, тем уже становилась река, тем сильнее течение, тем опаснее камни. И вполне возможно, что эта река Жизни – как называл ее Пангар – могла стать для нас рекой Смерти.

Как я ни старался, но все же мне не всегда удавалось уберечь судно от столкновения с валунами, попадавшимися на нашем пути. Изумляла меня крепость бортов лодки, сделанных из этого прозрачного материала.

Мы почти миновали быстрину, и я уже собирался выдохнуть с облегчением, когда случилось неожиданное. Нос ударился о скрытый водой камень, лодку развернуло бортом К течению, и мы перевернулись.

Погружаясь в воду головой вперед, я услышал вскрик, Лорали. Металлическое весло, в которое я машинально вцепился, стремительно увлекало меня на каменистое дно. Я отпустил его и изо всех сил рванулся к поверхности. Смахивая воду с ресниц, я огляделся. Быстрое течение уже вынесло меня из быстрины на более глубокую воду. Я крутил головой во все стороны, но не видел никаких следов принцессы.

Мимо меня проплывала наша перевернутая лодка, из быстрины стремительно выносило еще три лодки вверх килем, но за ними выплывали еще две, с четырьмя стражниками в каждой.

Набрав воздуха в легкие, я нырнул в том месте, где, по моим расчетам, могла находиться Лорали, и проплыл, сколько мог, под водой. Вновь вынырнув на поверхность, я увидел, что она плывет к берегу футах в ста впереди меня. От меня ее скрыла наша перевернутая лодка.

Увидев, как из быстрины невредимой выходит первая лодка с доравианцами, я припустил вслед за принцессой. Но как только стражники оказались в спокойной воде, они взялись за весла с такой решимостью, что я понял – они доберутся до меня раньше, чем я – до берега.

Оружие своим весом здорово мешало мне, но я колебался, не решаясь расстаться с ним, тем более что, если бы я и отцепил ремень, все равно не добрался бы до берега раньше, чем стражники.

Наконец меня и лодку разделяли лишь пятнадцать футов. Передний гребец отложил весло и взялся за саблю. Подняв оружие над головой, он наклонился, собираясь нанести мне удар по голове. В то же мгновение я нырнул, сделал петлю под водой и выплыл под кормой их лодки. Схватившись за края обеими руками, я опрокинул лодку, отправив всю четверку в воду. Никто из них не всплыл. Металлические люди явно не умели плавать.

К этому времени последняя лодка, вырвавшись из быстрины, устремилась ко мне. Я уже вновь плыл к суше, на этот раз надеясь добраться туда. Лорали, уже с берега, окликала меня:

– Скорее. Сюда плывет ильник.

Я глянул назад, и этот ильник не понравился мне с первого же взгляда. Гигантская рептилия с зеленым телом, как у ящера, змеиной шеей и огромной головой.

Я отчаянно погреб к берегу, но и гребцы подналегли. Поднятый ими шум привлек внимание рептилии. Внезапно изменив направление движения, она устремилась к лодке.

Почти добравшись до берега, я опустил ноги, нащупал дно и выбрался из воды. И только я шагнул на откос берега, как вскрик принцессы заставил меня обернуться.

Выгнув змеиную шею и разинув огромную пасть, ящер сверху вниз устремился на середину лодки. Один из стражников ткнул саблю в пасть, а двое других принялись рубить чешуйчатую шею, но без видимого результата. Рептилия же схватила лодку чудовищной пастью, высоко подняла ее над водой и встряхнула, как терьер крысу. Вылетев слева и справа, тела четырех стражников рухнули в воду и исчезли.

– Пойдем. – сказала Лорали, потянув меня за руку. – Эта тварь так же быстра на суше, как и в воде. Так что давай скроемся, пока она не переключилась на нас.

– С большим удовольствием, – ответил я, и мы оба торопливо скрылись в папоротниковом лесу.

Какое-то время мы бежали бок о бок, погружаясь по щиколотки в мох, устилающий лес.

– Пить хочу, – сказала Лорали, – и есть. А ты?

– С голоду умираю. Ничто бы не удовлетворило меня сейчас так, как здоровенный бифштекс. Все эти стручки хороши как закуска, но голод утоляет только мясо.

– Я потеряла лук и стрелы, – уныло сказала она. – И обойму с разрывными пулями, которую ты дал мне. Когда лодка перевернулась, я все выронила.

– Не обращай внимания. У меня-то лук и стрелы сохранились да еще одна обойма разрывных имеется. В конце концов, такие игры для мужчин, а женщинам положено за домом присматривать.

– За домом? Что ты этим хочешь сказать?

– Ну… э… я просто привел такое сравнение – между нами и людьми примитивными. Видишь ли, там мужчина ходит на охоту, в то время как его подруга следит за пещерой, или за деревом, или еще за каким-то там местом, где они живут.

– Его подруга? Что-то я не пойму этого сравнения.

– Ну как же, ведь мы с тобой сейчас как раз и ведем такой примитивный образ жизни и…

– Принц Зинло, – сказала она, внезапно останавливаясь и поворачиваясь лицом ко мне, – может быть, вы прекратите выражаться общо и скажете более конкретно?

– Да, – горячо воскликнул я. – Я скажу вам более конкретно. Я не хотел, но, похоже, слова мои выдали мысли. Я люблю вас, Лорали. Я хочу, чтобы вы стали моей женой, моей принцессой. Но даже если я вам совсем не нравлюсь, я все равно буду жаждать вас до тех пор, пока уничтожитель всех желаний не покончит с моим существованием.

– А я уж думала, – сказала она тихо, – что никогда не заставлю тебя произнести эти слова.

И я еще не успел осознать всего смысла этих слов, как руки ее обвились вокруг моей шеи, ее теплые алые губы приглашающе открылись. Я прижал ее к себе изо всех сил и обрел новую Лорали – нежную, покорную и страстную.

– Я полюбила тебя в первый же час нашей встречи, – сказала она, – когда ты зашвырнул в кусты моего назойливого кузена.

Ее ладонь ласкала мою щеку, оглаживала обветренное лицо. Но едва я наклонился, чтобы насладиться сладостью ее губ, как позади раздался хруст ветки, и я резко повернулся, ухватившись за рукоять сабли.

К моему удивлению, я увидел принца Гадримеля, стоящего совсем недалеко от нас.

– Тысячу извинений за то, что помешал, – пролепетал он. – Клянусь бородой Торта, я бы ни за что не нарушил безмятежный покой этой любовной сцены, если бы не приближающаяся тьма да неблизкое расстояние до лагеря.

Слишком ошеломленный, чтобы отвечать, я лишь, широко раскрыв глаза, смотрел на насмешливо улыбающегося принца, который поигрывал драгоценным брелоком на груди да строил глазки Лорали.

– Ты, несомненно, счастлива видеть меня, милая кузина, – продолжил он на своем жеманном патоа, усмехаясь, – столь счастлива, что мое появление лишило тебя дара речи. Подойди же и подари нежный поцелуй своему избавителю, забравшемуся в такую даль ради твоего спасения. Или ты щедро даришь свою нежность лишь за пределами семьи?

Кровь у меня закипела от такого нахального требования права на собственность, но я все же удержался и смог ответить:

– Принцесса Лорали дарит поцелуи только по собственному желанию. И хорошо бы вам это запомнить, принц Гадримель.

– А вам, принц Зинло, хорошо бы выучиться говорить только тогда, когда к вам обращаются. – Гадримель протянул руку к Лорали. – Пойдем, кузина, нам Надо добраться до лагеря до наступления темноты. Завтра мы окажемся уже на борту моего флагманского корабля и преспокойно отправимся ко дворцу моего отца.

Принцесса еще теснее прижалась ко мне и, глядя мне в лицо, ответила:

– Принц Зинло стал моим женихом. И я пойду только туда, куда направится он.

– Что ж, эта глупость зашла слишком далеко, – резко сказал Гадримель. – Вперед, воины!

На этот зов из-за папоротниковых деревьев вышла добрая сотня вооруженных людей из Алониджара.

– Схватить и связать этого упрямца, – приказал он, указывая на меня.

Когда дело было сделано, Гадримель подвел ко мне крепкого солдата.

– Останешься здесь с пленником, пока мы не отойдем подальше. А затем… – Он стал что-то нашептывать солдату на ухо. – После чего, – продолжал он, отступая назад, – заберешь его оружие, амуницию и вообще все то, что найдешь ценное, заберешь себе.

Лорали пыталась вырваться из рук двух солдат. Я же не мог ничего поделать, стоя со связанными руками и ногами.

– Что вы собираетесь с ним сделать? – крикнула она.

– Ну, ну. Успокойся, милая кузина, – сказал Гадримель. – Я всего лишь отправлю его в путешествие. А сейчас я настоятельно прошу тебя поспешить со мной в лагерь, пока не стемнело. В лесу не очень-то приятно встречаться с ночными хищниками.

Не обращая внимания на ее сопротивление, он потащил ее прочь. За ними двинулся и весь отряд, за исключением того солдата, которому приказали остаться со мной. Тот стоял неподвижно, прислушиваясь, пока не стихли в отдалении звуки голосов и лязганье оружия. Затем он повернулся ко мне.

– Мне приказано убить вас, ваше высочество, – просто сказал он. – Никогда раньше не приходилось мне расправляться со связанным и беспомощным человеком, но я солдат Адониджара и не могу ослушаться приказа принца. Однако мне не сказали, каким способом убить вас, а я не испытываю к вам никакой злобы. От какого оружия хотели бы вы умереть?

– Сабля, – ответил я, – всегда была моим любимым оружием. И если сейчас мне суждено умереть, то пусть от сабли.

– От сабли? – озадаченно просил он.

– От этого длинного прямого холодного оружия, что лежит у моих ног в ножнах, – ответил я. – Вонзи ее мне в сердце и быстро вытащи.

Он медленно наклонился и вытащил саблю из ножен. С любопытством ее рассматривая, он ладонью пробовал острие сабли, а большим пальцем – остроту лезвия.

– Клянусь кровью Торта! – воскликнул он. – Великолепное оружие. И оно станет моим, как только я покончу с тобой. Так приготовься же умереть.

Глава 12

И вот я стоял посреди папоротникового леса, связанный по рукам и ногам, беспомощно ожидая смертельного удара от руки приспешника принца Гадримеля. Внезапное падение сверху огромного волосатого тела сбило меня с ног. Ошеломленный, я сел и увидел, как пещерная обезьяна ударом массивной дубинки разбивает голову моего палача.

Обезьяна повернулась ко мне, и я узнал ее.

– Чикса! – воскликнул я.

– Пещерные обезьяны уже заждались своего рого, – сказала она, – и с великой радостью встретят его возвращение.

Кремневым ножом она быстро разрезала мои путы, и я вновь встал, притоптывая ногами и растирая запястья, едва веря, что вновь остался в живых.

– Так пещерные обезьяны по-прежнему считают меня своим королем?

– Согласно обычаю, ты теряешь королевство, если отсутствуешь более одного эндира. Но прошло всего лишь несколько дней после твоего ухода. Посовещавшись, мы пустились на твои поиски.

– Где же остальные следопыты? – спросил я.

– Их достаточно позвать.

– Так позови, и пусть они ведут с собой всех, до кого докричатся.

С проворством, удивительным для существа таких размеров, она вскарабкалась на дерево. Там, сложив рупором лапы, она издала странный переливистый звук. Со всех сторон, издали и поблизости, донеслись ответные крики.

Она спустилась с дерева и спрыгнула на полянку рядом со мной.

Вскоре зашевелились ветки, и появился огромный самец с желтыми клыками, тут же при виде меня взревевший:

– Да здравствует Зинло!

Отовсюду с веток посыпались обезьяны, и скоро я уже был окружен приветственно вопящими примерно сорока самцами и двумя десятками самок.

Судя по их поведению, а они уселись вокруг меня и почтительно ожидали, пока я заговорю, они без сомнений признавали во мне короля.

– Подданные мои, – сказал я. – У меня есть для вас работа, связанная с риском и сражениями.

– Со съедобными людьми?

– Со множеством съедобных людей.

– Отлично! – последовал единодушный ответ.

– Мы выступаем сразу же, как только я сделаю необходимые распоряжения.

Но тот самый громадный самец с желтыми клыками, который первым явился на зов Чиксы, заспорил:

– Да что тут обсуждать. Ведь мы не первый раз идем в бой.

– Кто ты такой? – спросил я. – И почему ставишь под сомнение указы твоего рого?

– Я Грифф, могучий воин и могучий охотник, – ответил он, раздувая широкую волосатую грудь. – Но я не ставлю под сомнение твои указы. Я просто сомневаюсь, стоит ли сейчас что-то обсуждать.

Не успел я ему ответить, как некая самка, взгромоздившаяся на сук над нами, чтобы лучше видеть происходящее, издала пронзительный вопль.

– Опасность! Опасность! – визжала она. – Ильник!

Все пещерные обезьяны мгновенно взлетели на деревья, и я услыхал хруст кустарника под ногами тяжелого существа, быстро продвигающегося по лесу. Очевидно, тот самый ильник, что напал на доравианских стражников, все же заметил нас с Л орали, как мы и боялись, и теперь шел по нашему следу.

Быстро вытащив из пояса последнюю обойму с разрывными пулями, я извлек две пули и привязал их к наконечникам стрел. Затем натянул тетиву и стал ждать приближающегося монстра.

Из кроны высокого папоротникового дерева меня окликала Чикса:

– Полезай на дерево, рого. Тебе не одолеть ильника.

– Да, полезай, пока не поздно, – поддержал ее Грифф. – Еще никому не удавалось убить ильника.

Ничего не зная о привычках этих ящеров, судя по их размерам, я понимал, что даже при наличии небольшого интеллекта они в состоянии сокрушить любое дерево, стоящее рядом со мной. К тому же я не так ловко мог перебираться среди ветвей, как пещерные обезьяны, и потому гораздо увереннее чувствовал себя на земле.

– Оставайтесь на деревьях, если хотите, – ответил я им. – И я покажу вам, как ваш король прикончит ильника.

Через несколько мгновений показалась огромная зеленая голова, раскачивающаяся на высоте футов двадцати над землей. Голова поворачивалась то в одну, то в другую сторону. Когда существо подошло ближе, я увидел, что это действительно то самое чудовище, которое напало на механических людей в лодке, поскольку из нижней челюсти торчала сабля доравианского стражника, которую ильник не мог вытащить.

Я поднял лук, и в этот момент монстр увидел меня. С оглушительным шипением он разверзнул огромную свою пасть и бросился на меня. Тщательно прицелившись, я выпустил стрелу в хищную пасть чудовища.

Рептилия слегка уклонилась от стрелы, и та не попала точно в цель, но для огромной разрушительной силы пули торка это не имело большого значения. И хотя стрела угодила в угол пасти, взрыв разнес половину головы.

Я мгновенно наложил вторую стрелу на тетиву, но огромный ящер вдруг перестал двигаться прямо, а сменил курс, развернулся боком и яростно замолотил туда и сюда хвостом, сшибая окружающие деревья, как какой-нибудь тростник. Поскольку теперь именно хвост представлял из себя самое грозное оружие этого зверя, я прицелился туда, с намерением оторвать этот отросток огромных размеров.

Стрела попала монстру чуть выше толстой задней ноги, вырвав огромный кусок сбоку и изувечив не только хвост, но и обе задние лапы.

Увидев это, пещерные обезьяны спустились с деревьев и мгновенно набросились на сраженную рептилию с торжествующими воплями, круша бока дубинками и подцепляя огромные чешуйки ножами, чтобы добраться до трепещущей плоти.

– Да здравствует Зинло! – разносился крик. – Могучий воин, могучий охотник, могучий волшебник! С помощью своей магии он одолел даже ильника, эту грозу рек и лесов!

Глядя, как пируют пещерные обезьяны, я вспомнил, что тоже голоден. Протолкавшись сквозь рычащую и огрызающуюся толпу, я вырезал кусок мяса из плеча чудовища и поджарил бифштекс. Он оказался довольно вкусным, хотя и жестковатым на взгляд какого-нибудь гурмана. Но при хороших зубах и прекрасном аппетите на это не стоило обращать внимания.

Когда я закончил трапезу, мои подданные уже все перепачкались кровью.

Я собрал их. Они молча полукругом уселись на корточках вокруг меня.

– Грифф, – сказал я. – Принеси-ка мне ту блестящую дубинку, что торчит в челюсти ильника.

После того, как он принес мне саблю доравианского стражника, я продолжил:

– Ты спрашивал, зачем что-то обсуждать перед боем. У меня нет времени спорить с тобой, и поэтому я тебя отправляю назад. Вот эта блестящая дубинка будет символом власти, которой ты будешь распоряжаться от моего имени. А теперь отправляйся, забирай с собой самок и возвращайся в пещеры. И берегись, если твоя власть будет несправедливой. Если я услышу об этом, то вернусь и поражу тебя моей магией.

– Но, рого, – заспорил он, – я хочу идти в бой против съедобных людей вместе с остальными.

– Ты будешь делать то, что тебе говорят. И без всяких вопросов. Выброси старую свою дубинку и возьми вот эту блестящую, которая поражает не только лезвием, но и кончиком.

Молча и явно надувшись, он отцепил дубинку от пояса и отбросил ее в сторону. Затем взял саблю и побрел по лесу в сопровождении самок.

Как только они ушли, я собрал остальных, и мы двинулись по следу принца Гадримеля. Но не прошли мы и пяти миль, как вокруг опустилась тьма и нам пришлось забираться на деревья, спасаясь от ночных хищников.

Сидя в высокой кроне дерева, качающегося под ночным ветром, я не мог заснуть. Мне не давала покоя мысль о Лорали, оказавшейся в лапах своего вероломного кузена.

Вздохом облегчения приветствовал я рассвет и спустился на землю. Нетерпение сжигало меня, и я, позволив себе и моим подданным лишь попить воды, повел маленький, но грозный отряд по четко различимому следу. По нему мы прошли вдоль извивающейся реки Жизни примерно м шесть, оказавшись у остатков большого лагеря с еще дымящимися костровищами по периметру.

Люди принца Гадримеля уже исчезли, оставив на берег лишь следы небольших лодок.

Я повел пещерных обезьян скорым шагом по плоско песчаному берегу. Через несколько миль песок стал сменяться камнями, а вскоре мы уже выбрались на скалистую возвышенность, откуда открывался вид и на реку, и на море.

Не далее как в одной восьмой мили от этого места покачивались на волнах стоящие на якорях пять кораблей принца! Гадримеля. От речного устья на веслах к ним шли десятка два лодок. На передней виднелись две фигуры в розовом, должно быть, Гадримеля и Лорали.

Беспомощно наблюдал я, как подняли принцессу на борт, как приняли на палубы лодки, как подняли паруса и вытащили якоря.

Вот так, с жжением в глазах, огромным комком в горле и тяжестью в сердце смотрел я, как торжествующий Гадримель увозит по серым волнам Ропока единственную женщину, которую я любил.

Подданные мои разбрелись по лесу в поисках дичи, и, посматривая на них отсутствующим взором, я размышлял над сложившейся ситуацией. И я решил, что мне остается лишь одно – двигаться вдоль берега на север, как раньше мы и планировали с Лорали. Прежде чем добраться до Олбы, мне предстоит пересечь Адониджар, но в одиночку мне с целым государством не совладать.

Оказавшись в Олбе, я попробую убедить торрого, чтобы он предоставил в распоряжение своего предполагаемого сына воздушный флот в отместку за попытку убийства наследного принца, а уж с такой силой я постараюсь уговорить владыку Адониджара отдать мне принцессу.

Так я мечтал, когда вдруг в лицо мне ударил залп дождя, а вокруг полетели листья папоротниковых. И только тут я заметил, что мягкие волны у берега сменились грохочущим прибоем, что деревья сгибаются под страшными порывами ветра и что в разгар дня резко потемнело.

Раскат грома и яркая молния заставили пещерных обезьян побросать кости, в которые они вгрызались, и собраться вокруг меня в поисках защиты или наставления.

– Зог творит магию в небесах, рого, – сказал Борг, повизгивая от страха. – Зог рассердился. Надо спрятаться и переждать, пока он успокоится. Во время охоты я заметил большую пещеру за той скалой.

Оглядев обезьян, я увидел, что не один Борг трясется от страха. Все трепетали.

– Веди нас к пещере, Борг, сказал я. – Я не боюсь Зога, но уж больно тут разошелся дождь и ветер, в пещере будет удобнее.

Испуганную обезьяну не пришлось уговаривать, и все поспешили вперед. Я, по возможности небрежной походкой, замыкал шествие. Гром гремел не переставая, постоянно вспыхивали молнии, и, пока мы добрались до пещеры, дождь превратился в ливень.

Мои отважные воины теперь больше походили на перепуганных фрелл и тряслись, как в лихорадке.

– Все боятся Зога, – пояснил юный самец.

– Ваш рого его не боится, – сказал я. – И вы не должны. Помогите-ка мне натаскать камней ко входу, чтобы ильник или еще какой ночной охотник к нам не забрался.

– Мы боимся подходить ко входу, – пролепетал Борг. – Зог поразит нас своим магическим огнем.

– Ну хватит. Ну-ка помогайте мне, а то я вас поражу магическим огнем.

На трагический страх в их глазах нельзя было смотреть без жалости, однако они не долго выбирали между верной, как они считали, смертью от моей магии и возможной – от молний божества, которое они называли Зог. И вскоре вход был завален так надежно, что ни одному зверю не удалось бы проникнуть к нам.

К тому времени наступила ночь, и лишь молнии освещали окружающую тьму.

Долго стоял я у входа. При вспышках молнии видно было, как летят по воздуху ветви и листья деревьев, как все звери, малые и большие, мечутся в поисках убежища.

Утром я проснулся от грохота и грубых звуков чьих-то голосов. Зевая и потягиваясь, я увидел, как Борг и еще несколько пещерных обезьян растаскивают заграждение. Беспричинный страх, охвативший их вчера, уже исчез.

Я поднялся и вышел наружу. Буря улеглась, и если не считать незначительной заровианской облачности высоко вверху, небеса были чисты. Но с ветвей папоротниковых деревьев все еще падала капель. Землю покрывали ветки и листья, тут и там валялись вырванные с корнем деревья, и повсюду текли многочисленные ручейки, пробиваясь к реке.

Перебравшись через узкое ущелье, отделяющее нашу пещеру от самой высокой возвышенности, я взобрался на то место, где стоял вчера, когда грянула буря. Оглядев Ропок, катящий плавно свои волны, как и до шторма, я не удержался от восклицания.

В полосе прибоя, так что буруны перелетали через них, на бортах лежали два из кораблей принца Гадримеля, очевидно покинутых командой. А под защитой той скалы, на которой я стоял, застыли на якорях остальные три судна, причем в весьма плачевном состоянии. Ближе всех к берегу стоял флагманский корабль, а это значило, что Лорали удалось избежать гибели, за что я сердечно возблагодарил богов. Экипажи судов напряженно трудились, устраняя ущерб, нанесенный штормом.

Пригнувшись к земле, чтобы меня не заметили, я вернулся в ущелье, где мои свирепые приверженцы заканчивали завтрак.

– Съедобные люди вернулись, – сказал я. – Не показывайтесь им на глаза. И не уходите далеко. Вполне возможно, что скоро нам предстоит схватка.

– Мы будем неподалеку, рого, – сказал Борг. – Нам не терпится отведать плоти съедобных людей.

Я вернулся на свой наблюдательный пункт и попытался придумать план нападения. Вскоре я увидел, как на палубе флагманского корабля появились две фигуры в розовом. От той, что поменьше, ни на секунду не отходили двое солдат. Гадримель понимал, что теперь за принцессой нужен глаз да глаз.

На ум ничто не шло, пока я не увидел, как спускаются на воду лодки и отряд солдат под предводительством Гадримеля отправляется на берег. Сбежав в ущелье, где сидели пещерные обезьяны, я сказал:

– Часть съедобных людей высаживается на берег. Делимся на два равных отряда. Одним командует Борг, другим – я. Отряд Борга идет вдоль берега к месту высадки людей. Там со своими воинами забираешься на деревья, держась подальше от людей, у которых есть магические дубинки, поражающие на большом расстоянии. Как только съедобные люди входят в лес, Борг и его воины сверху набрасываются на них, заставая врасплох. Перебить их надо до того, как они успеют воспользоваться своими магическими дубинками. Понятно, Борг?

– Понятно, рого, – ответил старый самец. – Съедобные люди не увидят нас до тех пор, пока мы не свалимся на них и не перебьем.

Позвав своих обезьян, я повел их с другой стороны возвышенности, где мы и спустились по крутому склону, обращенному к морю, не показываясь перед кораблями. Нарезав веревку кусками нужной длины, я набрал кучу веток от куста широколиственной разновидности и привязал зелень так к телам своих подданных, чтобы скрыть их головы и плечи. Замаскировавшись таким же образом, я повел отряд к оконечной точке возвышенности, где мы и вошли в воду.

– В воде держитесь поближе друг к другу, – сказал я, – и двигайтесь за мной без звука. Этим утром на воде плавает много ветвей и листьев, так что если будем пробираться осторожно, нас не заметят.

Гадримель и его отряд к тому времени уже высадились на сушу и двинулись в лес. Вскоре донеслись крики испуганных людей, рев обезьян, щелканье торков и лязг оружия, и я понял, что взгляды всех оставшихся на кораблях устремлены к месту битвы.

– Вперед, – сказал я, погружаясь в воду и вплавь направляясь к флагманскому кораблю. Сразу же за мной плотной группой, так что мы запросто могли сойти за островок перепутанных ветвей и листьев, плыли мои замаскированные воины.

До флагманского корабля было не более тысячи футов, но мы еще не добрались до него, когда за борт спустили лодки и вооруженные люди поспешно поплыли к берегу, где кипела схватка.

Мы оказались под носом корабля в тот самый момент, когда усиливающийся шум на берегу дал нам знать, что подмога прибыла к месту битвы.

Бесшумно ухватившись за натянутую якорную цепь, я полез вверх. За мною, так же бесшумно, поднимались мои воины. Добравшись до ограждений, я осторожно выглянул. Лорали и два ее охранника стояли на правом борту, наблюдая за битвой на берегу. На реях находились еще трое, оставленные, очевидно, ремонтировать такелаж, но и их взоры были устремлены на берег.

Я беззвучно перебрался через ограждение и с саблей в одной руке и кинжалом в другой двинулся к двум охранникам. Одновременно я ткнул оба острия в их спины.

– Одно неверное движение, – сказал я, – и вы покойники. Поднимите руки над головой и продолжайте стоять лицом к берегу.

Они живо подчинились. Слегка вскрикнув от страха, Лорали повернулась.

– Зинло! – воскликнула она. – Я знала, что ты придешь!

– Отбери у них оружие, моя принцесса.

Она быстро сняла с них пояса с торками и скарбо. Между тем три обезьяны поднялись на реи за тремя людьми, а остальные принялись обыскивать корабль.

– Кто не оказывает сопротивление, оставлять в живых и приводить ко мне, – прокричал я. – Остальных можете прикончить.

Мои слова произвели желаемый эффект на людей Гадримеля, и хотя троица на реях имела на вооружении короткие скарбо, сопротивления они оказывать не стали. Кроме этих трех и двух обезоруженных мною охранников, на корабле оказались только кок и его помощник.

Когда всех пленных согнали в кучу, я обратился к ним:

– Те из вас, кто хочет мне повиноваться, приветствуйте меня, как и положено. С остальными придется расстаться, поскольку мои обезьяны голодны.

Все до одного поклонились, как и подобает.

– Вы трое, – сказал я, обращаясь к людям наверху, – поднимайте паруса. А вы, – я указал на двух охранников, – вытаскивайте якорь.

Кока и его помощника под охраной двух обезьян я отправил вниз, к их горшкам и кастрюлям. Я взялся за штурвал, Лорали встала рядом, и мы, подняв паруса, пошли в открытое море.

Мы миновали выступ возвышенности, когда грохот матторка и свист снаряда, пролетевшего среди такелажа, дали понять нам, что нас заметили.

– Управишься со штурвалом? – спросил я Лорали.

– Лучше, чем ты, сухопутный, – весело сказала она. – Давай его сюда.

А ведь ее отец действительно правил в самой могучей морской державе Заровии.

– Держи курс в открытое море, – сказал я, – а я посмотрю, может быть, мое снайперское искусство выше штурманского.

Матторк, а на самом деле просто увеличенный торк, стоял поблизости на треноге, окутанный водонепроницаемой материей. Рядом лежал ящик с обоймами, помеченными соответственно: «Болванки. Парализующие. Смертельные. Разрывные».

Сорвав покрывало с оружия, я выбрал обойму с разрывными снарядами и вставил ее в казенник. К этому моменту матторки на двух остальных кораблях открыли по нам огонь, и вокруг завизжали снаряды. Один снаряд оборвал ванты, и я кликнул матроса, чтобы тот занялся ремонтом. Второй снаряд угодил в корпус. Остальные же, не нанося нам вреда, скакали, рикошетируя по воде, мимо.

Я тщательно прицелился в задний матторк ближайшего корабля и нажал кнопку. Но я не знал этого оружия, не приходилось мне стрелять и с палубы корабля, и потому посланный мной снаряд ударился в воду далеко за целью.

Я вновь прицелился, подстраиваясь под качку. К моему удивлению, мой снаряд разорвался прямо под матторком, разнеся в клочья артиллериста и сбросив матторк с треноги.

Я выстрелил по переднему матторку, но промазал. Но мы уже уходили за выступ возвышенности, и оба корабля исчезали из виду.

– Из меня такой же снайпер, как и штурман, – скверный, – сказал я. – Но по крайней мере какое-то время они не смогут поспешить вслед за нами. Куда нам теперь, моя принцесса?

Она взяла меня за руку и обвила ею свою талию. Другой рукой она продолжала умело держать штурвал.

– Куда пожелаешь, любимый, – ответила она. – Олба или Тирана? На север или на юг?

– А куда ближе?

– Примерно одинаково.

– Тогда давай попробуем добраться до Олбы, уж туда-то Гадримель не осмелится сунуться за нами.

Мягко она повернула судно, и нос его указал прямо на север.

– Гадримель вскоре бросится в погоню.

– Может быть, Борг и его воины разделались с ним.

– Если и разделались, то не с ним, – ответила Лорали. – Я наблюдала за ним с корабля и видела, что он первый во время нападения сбежал на берег. Встал рядом с лодкой и стал ждать, как битва повернется. Стрелял из торка, но в гущу схватки не лез. Мой кузен – юноша осторожный.

И вскоре ее предсказание сбылось. Из-за выступа скалы показался один из кораблей и под всеми парусами бросился за нами в погоню.

Я подскочил к матторку и выстрелил. Мимо. Я еще раз выстрелил. На этот раз снаряд упал в воду ближе к цели. Я угадал с расстоянием. Но когда я собирался выстрелить третий раз, раздался взрыв в казенной части. Снаряд заклинило, и затвор вылетел.

Я лихорадочно принялся ремонтировать оружие, с минуты на минуту ожидая залпа со стороны преследователей. Но его не последовало. Очевидно, принц, зная о присутствии на борту нашего судна Лорали, запретил стрелять из матторков.

Внезапно ужасный взрыв перед нашим кораблем сбил меня с ног. Ошеломленный, я ухватился за опору треноги. Палуба резко накренилась вперед. Меня развернуло, и я с ужасом увидел, что носовая часть судна совершенно уничтожена и само оно погружается наклонно в воду. Я так и не узнал о причине взрыва, но предполагаю, что это кок и его помощник обвели обезьян вокруг пальца и умудрились уничтожить корабль.

Я быстро оглядел судно, но нигде не увидел принцессы, и тут позади меня, из воды, раздался крик. Лорали плавала в кильватерной струе быстро тонущего корабля.

– Прыгай! – закричала она. – Быстрее прыгай, или корабль утащит тебя с собой!

Я подскочил к ограждению и прыгнул за борт. Мгновение спустя мы вместе изо всех сил отплывали в сторону, подальше от погибающего судна.

И все же нам не удалось избежать попадания в мощную воронку, образовавшуюся от погружения судна под воду. Несмотря на все наши отчаянные усилия, нас потащило назад, как пробки от бутылок. Но пока нас дотащило до центра водоворота, вода уже успокоилась, и нас не увлекло на дно.

Вскоре вокруг нас начали всплывать обломки кораблекрушения. Вот вынырнуло огромное бревно. Мы подплыли к нему. Выяснилось, что оно запросто может удержать на себе нас обоих.

Нас подняло на гребень волны, я оглянулся. Первый корабль отделяла от нас четверть мили, на носу его я успел увидеть фигуру в розовом, отчаянно осматривающую поверхность воды в подзорную трубу.

Я еще смотрел назад, когда вскрик Лорали заставил меня посмотреть в другом направлении.

– Норгал-убийца! Владыка Ропока увидел нас! Мы погибли!

И я увидел, как к нам на страшной скорости несется какая-то огромная рыбина. Голубое тело длиною футов в тридцать щетинилось острыми спинными шипами розового цвета. Огромные челюсти, способные за один раз захватить десять человек, распахнулись, обнажая ряды острых, загнутых назад зубов.

– И все же это лучше, чем Гадримель, – сказала Лорали, содрогнувшись. – И мы можем умереть вместе. Поцелуй меня в последний раз, любимый. Это конец.

Мы поцеловались. Затем я вытащил саблю, собираясь этим жалким оружием встретить врага.

Глава 13

Мы с Лорали цеплялись за бревно, а норгал стремительно приближался. Намерения его сомнений не вызывали. Он увидел нас и счел достойной добычей.

Внезапно сверху на нас упала темная тень. Прогремел выстрел с последующим взрывом. На месте разверзнутой пасти чудовища образовалась месиво из плоти и костей. Могучее тело дернулось, подпрыгнуло и перевернулось брюхом кверху.

Над нами замаячил корпус воздушного судна, быстро спускаясь. Оно зависло над нашими головами. Сбоку открылась дверца, и к нам полетела гибкая металлическая лестница. Я помог забраться Лорали, затем сам двинулся следом.

Офицер в мундире Олбы помог мне забраться в боевое судно. Это был моджак, капитан корабля.

Он низко склонился, вытянув вперед правую руку ладонью вниз, как и остальные оказавшиеся тут люди.

– Ваше имя, офицер, – сказал я.

– Лотар, – ответил он, – к услугам вашего высочества.

– Лотар, выделите покои ее высочеству Лорали, принцессе из Тирана, а затем сразу же отправляемся в императорский дворец Олбы.

– Слушаю и повинуюсь, – ответил он и поспешил отдавать команды.

Мы забрались в заднюю башню вместе с принцессой и стали наблюдать, как стремительно уходят корабли Гадримеля. Я так и не понял, почему он не стал стрелять по нам. То ли из-за того, что на борту была принцесса, то ли испугавшись мощных матторков могучего воздушного корабля олбанийцев.

Принцесса вскоре отправилась в отведенное ей помещение отдохнуть, а я направился вперед, где Лотар в передней башне наставлял пилота.

– Скоро ли мы доберемся до Олбы? – спросил я. Молодой моджак сверился с картами и приборами.

– Должны добраться до наступления темноты, ваше высочество, – сказал он. – Этот корабль рассчитан на то, что может двигаться со скоростью ротации.

Ротация, вспомнил я, скорость вращения Венеры вокруг своей оси, приблизительно тысяча миль в час.

– Кто прислал вас за нами?

– После вашего исчезновения из Черной Башни, ваше высочество, отец вашего высочества разослал весь флот Олбы по всей планете с наказом отыскать вас. Каждому судну его величество указал патрульную зону. Я над своей зоной летаю уже не первый день. Привлеченный взрывом, уничтожившим ваш корабль, я подлетел поближе посмотреть, что происходит. В подзорную трубу я увидел вас и ее высочество в воде, а также приближающегося к вам норгала. В турнирах по стрельбе из матторка я взял не один приз. Так что мне не составило труда поразить норгала разрывным снарядом.

– Великолепный выстрел, – сказал я, – который спас жизнь не только мне, но и бесконечно дорогому мне человеку. Я в долгу не останусь.

– Самая высокая для меня награда – знать, что я спас ваше высочество для Олбы. По всей империи люди будут радоваться, узнав, что вы живы. И больше всех будет радоваться его величество, торрого Хаджес.

Я некоторое время побродил по кораблю, осматривая его устройство и восхищаясь роскошью убранства. Вскоре из своей каюты появилась Лорали. Мы прошли в салон, где нас ожидала в золотых с драгоценными каменьями кубках горячая кова.

Пала тьма, и мы как раз оказались над огромным, в форме полумесяца заливом Турено, засверкали мириады огней Олбы. Я даже успел разглядеть промелькнувшие освещенные окна Черной Башни. Наконец пилот снизил скорость, и мы зависли над императорским дворцом.

На крыше к опущенной лестнице сразу же бросилась стража, и двое охранников крепко держали нижнюю ступеньку, пока мы с принцессой спускались по очереди.

Моджак в мундире капитана дворцовой охраны подошел и отдал королевский салют.

– Ваше высочество, его величество будет счастлив. По его приказу я должен отвести вас к нему сразу же, как вы прибудете.

Черты лица этого офицера кого-то мне странным образом напоминали. Я пытался вспомнить его, пока он вел нас с Лорали к телекинетическому лифту.

Когда лифт остановился, офицер с поклоном предложил нам пройти в роскошный вестибюль, из которого вел сводчатый проход, прикрытый занавесками розового цвета с золотом. По бокам прохода стояли два стражника, вооруженные торками, скарбо и копьями с длинными наконечниками.

Когда мы подошли, стражники низко поклонились. Занавеси раздвинулись, за ними стояла еще одна удивительно знакомая личность, одетая в торжественный костюм торранго, или премьер-министра. Костюм, знакомый мне по моим занятиям с рукописями, но я-то знал, что мне еще не приходилось встречаться с премьер-министром Олбы.

Увидев меня, он низко поклонился, вытянул вперед правую руку ладонью вниз.

– Его величество торрого просит вас пожаловать. Как мне объявить вашу спутницу?

– Ее высочество Лорали. Торрогиня Тирана, – ответил я. Он вновь поклонился и удалился. Мгновение спустя я услышал, как он объявляет наши имена и титулы. Затем послышался голос, также знакомый мне:

– Проводите их к трону.

Когда мы следом за премьер-министром вошли в громадный и величественный тронный зал Олбы, позади нас встала шеренга склонившихся стражников. Почетный караул, подумал я.

Мне не приходилось еще видеть торрого Хаджеса, мне любопытно было взглянуть на его лицо, но я сдерживал свое нетерпение. И тут Лорали потянула меня за руку.

– Посмотри! – шепнула она. – Посмотри, кто сидит на троне!

Я поднял глаза, и на меня с усмешкой глянул мой смертельный враг, Талибоц. На мгновение я застыл, ошеломленный, при виде его на троне, в розовом облачении со знаками отличия торрого Олбы. Но тут же моя рука ухватилась за рукоять сабли, и я прыгнул вперед. Но сильные руки тут же обхватили меня сзади, и оружие вырвали из моей ладони.

– Надеюсь, – сказал Талибоц, кланяясь Лорали, – что вы извините нам столь скромный оказанный вам прием, но, поскольку вы прибыли столь неожиданно, мы не смогли организовать встречу, достойную лица королевской крови. – Он обратился к премьер-министру: – Марибо, немедленно приготовьте апартаменты ее высочеству из Тирана и проводите ее туда. А ты, Винцет, – сказал он моджаку, что привел нас к тронному залу, – проводи принца Зинло в подобающие ему покои.

– Ах негодяй! – сказала Лорали, гневно сверкая глазами. – Что ты собираешься сделать с принцем?

– Не бойтесь, ваше высочество, – ответил Талибоц. – Никто не собирается ничем повредить ему. Во всяком случае, не сейчас. А позже судьба его будет целиком в ваших драгоценных ручках.

Два стражника выволокли меня в боковую дверь.

Они втолкнули меня в небольшой лифт, который, казалось, погрузился в самые недра планеты, прежде чем остановиться. Затем меня вытащили из лифта и поволокли по узкому, тускло освещенному коридору, пробитому в цельной скале, и подвели к двери из массивных металлических прутьев.

Один из охранников извлек ключ, открыл дверь, меня бросили на холодный пол, и дверь с лязганьем захлопнулась за мной.

Как только я оказался на полу, а дверь закрылась, из угла ко мне метнулась какая-то темная фигура и помогла встать на ноги.

– Вы не ушиблись, ваше высочество? – сочувственно спросил этот человек. Я мгновенно узнал его голос, хотя глаза мои, еще не привыкшие к полумраку, не могли разобрать черты его лица.

– Лотар! – воскликнул я. – Что ты тут делаешь?

– Как только вы удалились с этим негодяем Винцетом, меня и весь мой экипаж немедленно арестовали. И насколько мне известно, мои люди находятся в соседних камерах этого подземелья.

– Но что все это значит? Где торрого Хаджес и каким образом Талибоц заполучил розовое одеяние и трон?

– В тот день, когда ваше высочество исчезли из Черной Башни, пропал и Талибоц со своими людьми, – сказал Лотар. – Некоторое время спустя он вернулся, выдавая себя за купца из Адониджара, и приехал он на быстром механическом автомобиле, которые производят в той стране. Один из стражников разглядел его под гримом, арестовал и привел к торрого Хаджесу. Его величество стал расспрашивать Талибоца о вашем исчезновении, и тот поведал историю, в которую кто-то поверил, а кто-то – нет, о том, что среди охраны Черной Башни созрел заговор с целью убить вас во сне. Он сказал, что сам лично, вместе с Винцетом, Марибо и своими людьми, узнав о заговоре, отчаянно защищал вас, но враг оттеснил их, а вас выволокли на крышу и увезли на воздушном судне. Далее он поведал, что, со всех ног бросился к другому судну и пустился в погоню за вашими похитителями. Те вскоре потерпели аварию и разбились в диких краях пещерных обезьян за Адониджаром, где вы и ваши похитители погибли во время аварии. Всех же его людей убили и съели пещерные обезьяны, а сам он едва успел спасти свою жизнь и сбежал в Адониджар, где и принял облик купца и приобрел машину, чтобы добраться до Олбы.

– Встречал я лжецов на трех планетах, – сказал я, – но Талибоц просто король среди них. Но рассказанное тобою, однако, не проясняет, каким образом предатель взошел на трон. Ведь я оставил его парализованным пулей из торка недалеко от гор пещерных обезьян. И то, что он смог избежать опасностей джунглей, уже само по себе маленькое чудо.

– Никто не мог опровергнуть рассказанное Талибоцем, – продолжил Лотар. – Все в Черной Башне были убиты. Торрогу Хаджесу ничего не оставалось, как только поблагодарить его за попытку спасти вашу жизнь, щедро наградить его и вернуть ему все звания и регалии, которыми он обладал ранее, и власть. Однако же флот его величества продолжал патрулировать многочисленные зоны над планетой, что доказывает недоверие торрого к истории, рассказанной Талибоцем.

Кто-то громко забарабанил по прутьям двери рукоятью оружия. Это подошел один из охранников, расхаживавших по коридору.

– Узникам запрещается шуметь, – проворчал он.

– После нашего ареста на крыше дворца нас какое-то время продержали в помещении наверху, и там я кое-что еще узнал, – тихо продолжил Лотар. – Как вы теперь, вероятно, понимаете, все, кто ждал нас на крыше, были прислужниками Талибоца. А ваш отец, император, умер от руки наемного убийцы несколько дней назад, ваше высочество. В его спине торчал кинжал, принадлежавший премьер-министру Арнифеку. Поскольку торрого Хаджес погиб, а вы, ваше высочество, тоже числились среди погибших, то и трон наследовать было некому. Пришлось выбирать торрого. Вот Талибоца и выбрали. Он немедленно казнил Арнифека как предполагаемого убийцу, сделал премьер-министром Марибо, а Винцет стал капитаном дворцовой стражи.

– Ты считаешь Арнифека виновным в гибели императора?

– Конечно же нет. Талибоц – или кто-то по его поручению – совершил это злодейство, воспользовавшись кинжалом Арнифека. Эта акция входила в специальный план захвата контроля над правительством Олбы. Но вот почему он до сих пор не покончил с вами – это для меня тайна.

– А для меня нет, – ответил я. – Когда меня уводили из тронного зала, он сказал принцессе Лорали, что моя судьба находится в ее руках. Угрожая моей жизни, он постарается заставить Лорали выйти за него замуж. А как только добьется согласия, тут же прикончит меня.

– Вы правы, ваше высочество, – сказал Лотар. – Ставки для Талибоца действительно высоки – объединить этим браком Олбу и Тирану, самое могучее воздушное и самое мощное морское государства. Адониджар, скорее всего, станет союзником, поскольку правитель его женат на тетке принцессы. И Талибоц станет самым богатым и влиятельным монархом всего мира. Столь могучему альянсу не сможет противостоять ни одно государство, даже сам Рибон с его могучей армией. К тому же Рибон находится далеко, за морями, да и правитель его, великий воинственный торрого, недавно умер, оставив трон в пользу дочери.

– Рибон, – задумчиво сказал я. – Знакомое название. А, вспомнил. Это та страна, куда отправился Грендон.

– Грендон? – озадаченно переспросил Лотар. – Какое-то иностранное имя.

– Это мой старый друг. Вы его не знаете. Да, он, если можно так выразиться, иностранец… А что, неужели этот Талибоц так популярен, что народ с радостью готов видеть в нем провозглашенного торрого?

– Да что вы, выше высочество, – ответил Лотар. – Хотя ему и удалось убедить кое-кого, что он рисковал жизнью, спасая вас.

– Похоже, – сказал я, – отсюда не сбежать.

– Я знаю это подземелье, ваше высочество. Два года служил в дворцовой охране. Есть способ, тайный проход, о котором вряд ли знает и сам Талибоц. Но для начала надо совладать с дверью и стражниками в коридоре.

– Если дело только в этом, – ответил я, – то считай, что свобода уже недалеко. Слушай, что надо делать, и вскоре мы вырвемся отсюда.

– Только прикажите, ваше высочество.

– Очень хорошо. Когда мимо двери будет проходить в свою очередь следующий стражник, разговариваем очень громко. Он, конечно же, остановится, чтобы приказать нам замолчать. Тут же постарайся оскорбить его.

– Но в ответ на это он всего лишь войдет сюда, ваше высочество, и изобьет меня скарбо плашмя.

– Делай, как сказано, Лотар. А уж об остальном я позабочусь.

Ждать пришлось недолго. Вскоре в коридоре послышались тяжелые шаги охранника. Я тут же пустился в разговор с моим сокамерником, стараясь болтать как можно громче.

– Молчать! – проревел стражник. – Остальные заключенные хотят спать.

– Не лезь не в свое дело, неотесанная деревенщина, – ответил Лотар, – и на будущее не забывай, как должно обращаться к начальству.

– Тоже мне начальство! Ну и ну! – хмыкнул охранник. – А вот я тебе покажу, кто тут начальство, а кто – заключенный.

Он снял с пояса связку ключей и поискал подходящий к нашей двери.

– Смотри, что ты наделал, Лотар, – воскликнул я в притворном страхе. – Из-за твоего болтливого языка нас сейчас изобьют.

Стражник распахнул дверь, предвкушая веселье. Он принадлежал к тем типам, которые не только с радостью пытают заключенных, но и ищут способ, как бы получить такую возможность.

– А, щенок дохлого мармелота, так ты боишься, что тебя побьют, – рявкнул стражник. – Вот и хорошо, что такой слабак не взошел на трон.

– Если бы он взошел на трон, – огрызнулся Лотар, – такие хохотуны, как ты, вкалывали бы в рудниках, где им самое место.

Стражник поднял скарбо, собираясь ударить Лотара. Этого-то я и ждал. Одним прыжком я подскочил к нему. От удивления он застыл, и я тут же угодил ему правым хуком в челюсть. Он рухнул, как сбитая кегля, второго удара не потребовалось.

Его торк и кинжал я передал Лотару, оставив себе скарбо. В течение нескольких секунд мы связали стражника и заткнули ему рот, воспользовавшись его же ремнями. Оттащив его в угол, мы закрыли за собой дверь камеры и на цыпочках двинулись по коридору. Лотар шел впереди.

– Давай освободим твоих людей, – сказал я.

– Жизнь вашего высочества слишком драгоценна, чтобы рисковать ею ради них. Но если ваше высочество повелевает…

– Именно.

Остановившись перед первой же попавшейся дверью, Лотар заглянул внутрь.

– Здесь шестеро, – прошептал он, примеряя ключи к двери. Заглянув ему через плечо, я увидел лежащих в полумраке шестерых спящих людей.

Подобрав нужный ключ, Лотар тихо открыл дверь и шагнул внутрь. Одного за другим он разбудил спящих, предупреждая их хранить тишину.

Так, переходя от камеры к камере, мы освободили сорок пять человек – всех, кроме пятерых, из всего состава экипажа боевого воздушного судна Лотара. Он уже отпирал последнюю дверь, когда послышался грохот шагов и лязг оружия вперемежку со словами разговора. По коридору, идущему поперек, приближались солдаты.

– Быстро все в эту камеру, – приказал я.

Бесшумно сорок пять человек оказались в камере с оставшимися пятью. Теперь здесь можно было только стоять.

– Ну, Лотар, – прошептал я, – приготовься поприветствовать наших гостей.

Он вытащил кинжал, и мы прижались к стене коридора, ожидая идущего врага.

Глава 14

Вот так мы с Лотаром, прижавшись к стене коридора подземелья императорского дворца в Олбе, вслушивались, как невидимый враг подходит по поперечному коридору все ближе и ближе. Мы понятия не имели, сколько их и как они вооружены. Но нами руководило отчаяние, и если бы сейчас из-за угла вышла целая рота солдат, мы дрались бы, как загнанные в угол крысы.

Из-за угла неожиданно вышли два вооруженных охранника. Ближайший ко мне тут же схватился за скарбо, но не успел им воспользоваться. Острие моего оружия проткнуло ему горло. Он упал со странным захлебывающимся звуком. Лотар же с яростью рассерженного мармелота налетел на второго и воткнул кинжал ему в грудь. Мы одновременно вытащили наши окровавленные клинки, считая, что дело сделано, когда из-за угла вышел третий стражник.

Элемент внезапности был уже не на нашей стороне, поскольку стражник увидел нас в тот же момент, что и мы его.

Он быстро схватился за торк и при этом закричал:

– На помощь! Двое заклю…

Больше он прокричать не успел, так как Лотар с быстротою молнии бросился вперед и, не дав врагу нажать на кнопку торка, вонзил ему кинжал прямо в лицо. Клинок с такой силой вошел в рот, что кончик его выскочил из затылка, а рукоять клацнула о зубы. Изумление и ужас исказили черты лица стражника, и он осел на пол.

– Забери у них оружие, Лотар, – приказал я и поспешил окликнуть наших людей. Оружием трех охранников мы частично вооружили шестерых и двинулись дальше по указаниям Лотара.

Но ушли мы недалеко. Крики сзади и звон оружия указывали на то, что наш побег открыт. И теперь, уже не соблюдая никакой тишины, мы рванулись вперед. Вскоре Лотар приказал остановиться перед колонной толщиною фута в три в диаметре, ничем не отличавшейся от других колонн, поддерживающих свод коридора.

Выхватив кинжал, он сунул острие в едва заметную трещину на полу перед колонной. И к своему громадному удивлению, я увидел, как колонна начала быстро вращаться, при этом ввинчиваясь в потолок, как винт. Через несколько секунд она поднялась над полом, обнажив уходящий вниз черный колодец.

– Все туда, быстрее, – распорядился Лотар. Ближайший к провалу человек нерешительно замер на краю.

– Прыгай, – приказал капитан. – Тут невысоко.

Тот прыгнул, мы, глядя сверху, заметили, что он приземлился футах в семи внизу. Вслед за ним торопливо начали прыгать остальные. Между тем звуки позади нас подсказывали, что враг находится уже в опасной близости.

Чуть ли не вечность прошла до тех пор, пока спрыгнул последний, а за ним уже Лотар и я.

Сгорбившись внизу, молодой моджак нажал на какой-то рычаг в полу. Колонна устремилась вниз, вращаясь в обратном направлении, и вскоре мы оказались в полнейшей темноте.

Судя по звукам наверху, операцию мы закончили вовремя. Большой отряд охранников промчался с грохотом мимо, даже не остановившись осмотреться.

– Они ничего не заподозрили, – сказал Лотар. – Это хорошо. Вдруг еще раз придется воспользоваться этим же путем. Пошли дальше, я покажу куда.

Поскольку ни у кого из нас не оказалось источника света, мы двинулись вперед, как слепые, следуя на голос Лотара, который, казалось, нюхом чувствовал дорогу.

– Впереди крутой уклон, – выкрикивал он. Или: – Здесь крутой поворот. Осторожнее.

Мы шли за ним в чернильной темноте.

Туннель, очевидно, прорубили в каменистом пласту, расположенном в этой части Олбы. Я понятия не имел, как тут осуществлялась вентиляция, но холодный и влажный воздух оставлял ощущение свежести.

Пройдя таким образом примерно с час, я спросил у Лотара, далеко ли нам еще.

– Мы одолели лишь треть пути, ваше высочество, – ответил он. – Этот туннель ведет к Черной Башне.

– И кого же, по-твоему, мы найдем в Черной Башне?

– Друзей. Вряд ли Талибоц уже насадил там своих приспешников, а если и так, все же часть наших вооружена, и на нашей стороне элемент внезапности.;

– Если только, – заметил я, – он не узнает, что мы направились именно туда, и не устроит нам засаду.

– Маловероятно. Стражников-то из подземелья мы обманули. И в настоящий момент я не сомневаюсь, что вероломный Талибоц уже пребывает в ярости и полнейшем недоумении.

Черную Башню от императорского дворца отделяли миль десять земных, и на все путешествие вслепую у нас ушло более трех с половиной часов.

Когда мы оказались у цели, Лотар приказал нам соблюдать тишину, а сам стал что-то нашаривать в темноте. Послышался щелчок рычага, вращение цилиндра, и постепенно над нашей головой все четче стал вырисовываться светлый круг, такой желанный после трех с половиной часов, проведенных в кромешной тьме.

Ухватившись за край отверстия, Лотар подтянулся и осторожно осмотрелся. Очевидно удовлетворенный увиденным, он выбрался из дыры и приглашающе махнул нам рукой. Вскоре весь наш отряд шеренгой встал в большом зале, потолок которого подпирали именно такие же колонны, как и та, которая только что поднялась над нами. Лотар нажал потайную кнопку, колонна двинулась вниз, вращаясь в обратном направлении, и вскоре встала на место, не оставив никаких следов от своего подъема.

Сквозь три имевшихся в зале окна пробивались первые лучи рассвета. Лотар медленно и осторожно открыл одну из имевшихся здесь трех дверей. Но едва он высунулся, как из открывшегося коридора раздался резкий окрик:

– Стой или умрешь! Ты кто такой?

– Лотар, моджак императорских военно-воздушных сил, – ответил юный офицер.

– Что тебе здесь надо?

– А то, – ответил Лотар, – что я могу сообщить лишь твоему моджаку, если ты приведешь его сюда. Кто тут командует?

– Пазуки, – ответил часовой.

– Хороший и преданный офицер. Отведи меня к нему. Он махнул нам рукой, призывая оставаться в зале. А сам вышел в коридор и закрыл за собой дверь. Часовой явно не подозревал о нашем присутствии.

Не прошло и десяти минут, как дверь открылась и вошел Лотар в сопровождении высокого, подтянутого седобородого человека и мундире моджака охраны Черной Башни. Это было видно по расположенным на его шлеме и нагрудной пластине символам башни.

Старый воин низко склонился, вытянув правую руку вперед ладонью вниз.

– Пазуки, как и прежде, подчиняется вам, ваше высочество, – сказал он, – и безмерно рад, что сообщение о гибели вашего высочества оказалось фальшивкой.

Понятно, что я не мог помнить Пазуки, который, судя по всему, не забыл прежнего Зинло.

– Ты всегда был настоящим и преданным воином, Пазуки, – ответил я. – Присмотри, чтобы пришедшие со мною люди были накормлены, размещены и вооружены.

Отдав короткие распоряжения ожидавшему снаружи мажордому, Пазуки провел нас к телекинетическому лифту и поднял к моим апартаментам.

– Мне скоро понадобятся ваши солдаты, – сказал я, обращаясь к Пазуки и Лотару. – Между тем мы должны придумать план атаки на этого хитреца Талибоца и способ спасти ее высочество из Тирана..

Двое поклонились и вышли.

Помывшись и переодевшись в чистое, я, как и подобает персоне королевской крови на Заровии, отдал должное обильному и разнообразному завтраку, поданному на золоте и розовой скатерти.

Едва я покончил с трапезой, вошел паж с сообщением, что человек, только что прибывший в башню, просит устроить ему аудиенцию.

– А кто он такой? – спросил я.

– Он назвался Ворваном. Пазуки допросил его и остался удовлетворен его лояльностью, – ответил паж.

– Тогда зови его сюда, – сказал я.

Имя Ворван что-то мне напоминало, и я пытался вспомнить, где я мог его слышать, когда вошел человек, облаченный в голубое одеяние простого торговца.

Лет ему было около пятидесяти. Коротко стриженная борода отливала неестественно красным цветом, словно подкрашенная. Тот же оттенок был у бровей, а переносицу и щеку закрывала повязка, как от недавнего ранения. Я не помнил, что видел когда-либо этого человека, однако же в облике его проступало что-то странно знакомое.

Он низко поклонился, вытянув правую руку вперед ладонью вниз.

– У меня сообщение, которое предназначено только для ушей вашего высочества, – сказал он, значительно посмотрев на трех людей, подававших мне завтрак.

– Не хочешь позавтракать? – спросил я.

– С позволения вашего высочества я откажусь, поскольку уже завтракал. Дел много, а время поджимает. – Он вновь нетерпеливо глянул на слуг.

Взмахом руки я отослал их.

– Паж сказал, что ты назвался Ворваном, – сказал я, когда слуги вышли. – И имя твое, и ты сам мне кого-то напоминаешь, но не могу вспомнить кого.

– Значит, я хорошо загримировался, ваше высочество, – ответил он с улыбкой, тоже мне знакомой. – Я – Ворн Вангал.

Я все мгновенно вспомнил. Ну разумеется, Ворн Вангал, человек, который вместе с доктором Морганом отправил меня на Венеру; Ворн Вангал, великий ученый и психолог из Олбы, приветствовавший мое прибытие на Венеру той же самой улыбкой.

Правда, в тот раз он носил лиловое облачение дворянина и блестящие доспехи, а борода и волосы отливали стальным цветом. Крашеные волосы, повязка и костюм торговца здорово изменили его облик.

– А теперь постараюсь пояснить все по порядку, ваше высочество, – сказал Ворн Вангал. – Из Рибона я вернулся через неделю после того, как оставил вас в Черной Башне, вернулся, ожидая застать вас здесь в безопасности и добром здравии. Представьте же себе мое изумление, когда я узнал, что и вы, и Талибоц исчезли, что ваша охрана перебита и здесь же обнаружили большое число погибших сторонников Талибоца. Я немедленно связался телепатически с доктором Морганом, который постоянно поддерживал контакт с вами, и от него узнал, что произошло. Затем я отправился к торрого Хаджесу и убедил его начать патрулирование тех районов, где можно обнаружить вас. Вы же так стремительно перемещались, что воздушным судам невозможно было указать ваше точное местонахождение. К тому же вы не всегда знали, где находитесь, ваш ум не мог снабдить соответствующей информацией доктора Моргана, а значит – и меня.

– Разумеется, тем самым я узнавал, что Талибоц лжет, утверждая, что вы погибли, хоть я и не собирался об этом уведомлять торрого Хаджеса. Он мог бы потребовать указать источник информации, а значит, я вынужден был бы открыть ему тот факт, что его сын находится на вашей планете, а вы здесь занимаете его место.

Я решил лично проводить поиски на воздушном корабле, и торрого Хаджес выделил мне одно судно, но в самом начале полета мы попали в ужасный шторм, и судно приземлилось с многочисленными поломками неподалеку от границы Олба – Адониджар. Я немедленно сел на машину до Олбы, но, едва добравшись до городских ворот, был арестован, поскольку торрого Хаджес уже погиб, а трон занял Талибоц.

Он приговорил меня к смерти как предателя и конфисковал мой городской дворец, земли, поместья и богатства. С помощью верных друзей мне удалось совершить побег до исполнения приговора. Я переоделся и загримировался под торговца, узнал от доктора Моргана, что вы здесь, и прибыл сюда.

– А теперь скажите, – спросил я, – есть у вас планы спасения принцессы Лорали и смещения Талибоца?

– Единственное, что приходит на ум, – кровавая революция. Большинство из военных во дворце и гарнизона города подчиняются узурпатору. Те, кто занимал их места раньше, оказались отправленными на охрану личных поместий Талибоца, далеко на север Олбы. Если мы возвестим о вашем возвращении, Талибоц туг же объявит вас самозванцем, за вашу голову предложат цену, а за вами начнут охоту все те военные, что ему подчиняются. Лучше всего, я полагаю, вам оставаться здесь, пока я не подниму патриотически настроенных граждан Олбы, тайно сообщив им о вашем присутствии здесь. Затем вы сможете в загримированном виде появиться в Олбе, и там, объединенными усилиями, попробуем захватить дворец и сбросить этого предателя, усевшегося на троне.

– Но на это уйдет слишком много времени, – сказал я, – и что произойдет с Лорали? – Вопрос остался без ответа, поскольку в этот момент вошел стражник и сообщил, что Пазуки и Лотар требуют немедленной аудиенции, имея заявление чрезвычайной важности.

– Пригласи их, – сказал я.

Оба вошедших торопливо отсалютовали, пребывая в сильном возбуждении.

– Присутствие вашего высочества здесь стало известным, – сказал Лотар. – Мы немедленно должны уехать отсюда.

– С сожалением вынужден сообщить, что, очевидно, предатель оказался среди моих людей, – сказал Пазуки. – Несомненно, его внедрил сюда Талибоц шпионить за моими действиями. Однако один из моих верных слуг присматривает за Талибоцем, и он прислал записку с сообщением, что узурпатор мобилизовал армию в пять тысяч человек, которая уже движется к Черной Башне.

Глава 15

И вот передо мною стояли трое верных людей: Пазуки, Лотар и Ворн Вангал. И я понятия не имел, что делать в этой обстановке чрезвычайности, когда на нас движется армия, в десять раз превышающая численность гарнизона Черной Башни.

И тут меня осенило.

– Талибоц идет с армией, Пазуки? – спросил я.

– Скорей всего, ваше высочество, но за точность не ручаюсь.

– Сколько у нас людей?

– Четыреста пятьдесят человек, не считая тех пятидесяти, что пришли с Лотаром. Против пяти тысяч человек нам долго не устоять. Лучше всего распустить гарнизон, а самим убраться отсюда на летательных аппаратах, что стоят на крыше здания. Их там два, каждый вмешает по два человека.

– А как же принцесса? Но если у ваших людей есть желание драться за меня и за нее, я могу предложить вам один план. План странноватый, но вполне приемлемый, как для спасения принцессы, так и для смещения с трона Талибоца.

Стоящие передо мною подтвердили свою преданность.

– Очень хорошо, – сказал я. – Тогда готовьтесь выполнять мои указания без обсуждения. Они могут показаться вам странными, но помните, что все они направлены на то, чтобы скинуть Талибоца. Ты, Пазуки, готовься защищать Черную Башню всеми своими людьми и матторками. Ты, Лотар, подготовь своих людей появиться по первому зову, но пока пусть все они не показываются. Присмотри, чтобы у каждого был портативный источник света и сверх того – несколько запасных. Ворн Вангал остается при мне.

Двое поспешили исполнять приказы, а я неспешно закончил завтрак, в то время как Ворн Вангал встревоженно смотрел в окно.

– Они приближаются, ваше высочество, – взволнованно сказал он, – и Талибоц с ними. Я вижу личный штандарт торрого.

– Хорошо.

Я подошел к окну. По сравнению с нашим гарнизоном Талибоц собрал могучее войско. Подойдя на расстояние тысячи ярдов, его войска стали расходиться влево и вправо. К главным воротам башенных стен двинулся человек со знаменем, на котором большими буквами значилось заровианское слово «дуа», что в данной ситуации означало «перемирие».

– Герольд, – сказал Ворн Вангал. – Талибоц собирается вести с нами переговоры.

– Давай поднимемся на вершину башни.

Мы быстро поднялись на телекинетическом лифте.

– Мы практически полностью окружены, – сказал Ворн Вангал. – Нам не вырваться. Даже если мы попытаемся воспользоваться летательными аппаратами, нас сразу же собьют из матторков.

– Нам еще рано предпринимать попытки к бегству. Герольд остановился перед воротами и выкрикнул, приказ Пазуки выдать его императорскому величеству Талибоцу из Олбы «самозванца, назвавшегося Зинло из Олбы». Взамен Пазуки и его людям обещали свободу.

– Возвращайся к его величеству, – ответил Пазуки, – и сообщи, что мы сожалеем, но не можем выполнить его приказ, поскольку в Черной Башне нет никакого самозванца.

– А кто же это в розовом стоит на крыше? – спросил герольд. – Разве это не Зинло из Олбы? – Он тут же поправил сам себя. – Разве это не тот самозванец, который называет себя Зинло из Олбы?

– Это и есть Зинло из Олбы. Передай это твоему вероломному хозяину и скажи, что ему стоит прийти сюда и пасть на колени перед человеком, у которого он украл трон. – Презрительно отвернувшись, Пазуки отошел от парапета.

– Пазуки отлично справился со своей ролью, – сообщил я Ворну Вангалу. – А теперь избавься от своего маскарада. И по возможности измени цвет волос, из-за которых у тебя вид негодяя, замышляющего нечистое. Облачись в подобающее тебе лиловое и приходи в мои покои.

– Немедленно повинуюсь повелению вашего высочества, – ответил Ворн Вангал и поспешил к лифту.

Я же проследил взглядом за герольдом, пробирающимся сквозь ряды войск к отдаленной точке, где стоял облаченный в розовое человек, окруженный офицерами и придворными. Должно быть, сам Талибоц.

Герольд едва успел поклониться ему, как Талибоц уже направил офицеров к первым рядам войск. Заговорил один матторк. Снаряд просвистел над башней лишь в нескольких футах над моей головой. Второй разорвался ближе, разворотив часть парапета.

Наши матторки ответили. Зазвучала канонада, и солдаты окружавшей нас армии начали прятаться или падать и окапываться. Я понял так, что они, прежде чем предпринять попытку штурма, хотят хорошенько обстрелять башню.

Снаряды градом осыпали верхний парапет. Я вызвал лифт и спустился в мои апартаменты. Здесь уже находился Ворн Вангал в образе великого олбанского дворянина, в котором он и встретил меня при появлении на Венере.

Вместе мы вновь вошли в лифт и спустились в пятый подземный этаж, где в готовности находились люди Лотара. Юный моджак отсалютовал и застыл, ожидая приказов. Даже здесь, в глубине, отчетливо слышались громовые разрывы снарядов, и я увидел, что и люди, и их командир, да и я сам не спешат оказаться в гуще сражения. Но у меня для всех собравшихся здесь была другая работа, более волнующая и опасная.

– Фонари взяли, Лотар? – спросил я.

– Фонарь у каждого, плюс несколько запасных, ваше высочество.

– Тогда выдай по одному мне и Ворну Вангалу, и мы сразу же, тем путем, которым пришли сюда, идем во дворец. Вперед!

Лотар торопливо раздал нам фонари и повел нас к колонне, через которую мы попали в Черную Башню. Едва дождавшись, когда она поднимется, я прыгнул вниз. Сразу же за мной – Ворн Вангал. Лотар замыкал шествие.

С фонарями мы могли двигаться несравненно быстрее, чем до этого в полной темноте.

– Как по-твоему, сколько охранников во дворце? – спросил я у Ворна Вангала.

– Обычно во дворце и вокруг дежурят постоянно около тысячи стражников. Однако Талибоц мог взять кого-то из них с собой и пополнить ряды своей армии. В этом случае там остались человек двести – триста, ну, может быть, пятьсот.

– Двести их там или тысяча, но мы обязаны захватить дворец, – сказал я. – Пусть они превосходят нас числом, но на нашей стороне элемент внезапности.

Когда мы добрались до дворца, я приказал людям остановиться, давая им возможность хоть немного передохнуть, а сам прошел назад к Лотару.

Я изложил ему план захвата дворца. После нажатия поднимающего рычага мы сразу же выключили фонари.

Когда колонна поднялась достаточно высоко, я подтянулся и осмотрелся в тусклом освещении подземелья. На глаза мне попался лишь один охранник, да и тот в это время удалялся от колонны. Я бесшумно вылез наверх и дал сигнал остальным подниматься. Все выбрались наружу, а Лотар нажал кнопку, опускающую колонну.

По предложению Ворна Вангала наши бойцы снарядили торки обоймами с пулями, парализующими человека на несколько часов, если только не поражалась жизненно важная точка. И теперь мы могли бы оставлять наших противников в беспомощном состоянии, не заботясь о захвате в плен охранников дворца.

Как и предполагал Ворн Вангал, Талибоц взял с собою какую-то часть стражи к Черной Башне. На том этаже, на котором мы оказались, расхаживал лишь один часовой, и мы быстро устранили это небольшое препятствие с нашего пути. На следующем этаже, выше, как и на трех последующих этажах, мы обнаружили лишь двух человек. Их не удалось захватить врасплох, они слышали наши шаги, но тем не менее мы без труда справились с ними.

Когда мы выбрались на первый наземный этаж, Лотар с двадцатью бойцами двинулся в одном направлении, его лейтенант со своей двадцаткой двинулся в другом, а мы с Вор-ном Вангалом и оставшейся десяткой сели в лифт и отправились на крышу.

Здесь оказалась дюжина охранников, и мы быстро всех их перестреляли, кроме одного, сдавшегося в ужасе, поскольку он не знал, что мы стреляем всего лишь парализующими пулями. На крыше стояло шесть воздушных боевых судов, но все без экипажей. Кроме того, я разглядел несколько маленьких одноместных аппаратов. Один из них вдруг поднялся в воздух и взял было курс на Черную Башню, но Ворн Вангал подскочил к матторку и сбил судно. Оно упало на одну из оживленнейших улиц Олбы, остановив движение и собрав вокруг себя громадную толпу.

Быстро осмотрев все корабли, мы поняли, что больше на них никого нет.

Допросив пленного, мы выяснили, что Винцет, моджак дворцовой охраны, приказал почти всем своим людям спуститься в подземелье и сам отправился туда, чтобы командовать сражением.

– Ну а теперь, Ворн Вангал, – сказал я, когда мы установили контроль над крышей, – сможешь ли ты призвать на нашу сторону вооруженных сторонников, распространив известие о моем возвращении в Олбу?

– Я соберу громадную армию, и очень скоро. Может быть, это будут и не самые опытные воины, однако же каждый мужчина в Олбе знает, как пользоваться торком и скарбо.

– Тогда оставайся командовать на крыше. Пятерых поставь защищать лестницу, а пятерых можешь использовать в качестве курьеров к своим друзьям. Поскольку все они служили на боевом судне, надо полагать, они умеют обращаться с маленькими одноместными аппаратами.

– Умеют, – ответил Ворн Вангал.

Я тем временем послал за пленником. Когда его привели, я спросил его, знает ли он, где содержится принцесса из Тирана.

– Не знаю, ваше высочество, – ответил он.

– Если солгал, берегись, – предупредил я его.

– Клянусь, ваше высочество. Понятия не имею, где она.

– Упорствуешь, подлец! Посмотрим, что ты скажешь, повисев в воздухе. Вывесить его за парапет.

Два воина, что привели пленника, тут же потащили его прочь. Он безуспешно сопротивлялся, цепляясь за пол носками ног и выкатив от ужаса глаза.

– Подождите! – завопил он. – Я знаю! Я скажу!

– Давайте его обратно, – приказал я. – Дадим ему еще один шанс.

Его вновь подвели ко мне, на этот раз трясущегося от страха и окончательно запуганного.

– Говори, – сказал я. – Но на этот раз – правду.

– Апартаменты ее высочества расположены на этаже как раз под нами, – дрожащим голосом сообщил он. – Последний этаж, у которого останавливается лифт.

– И как она охраняется?

– У дверей два охранника, а внутри – еще две прислужницы.

Больше я не стал слушать, а помчался вниз по лестнице. Проскочив несколько коридоров, я увидел двух охранников у двери, задрапированной розовым, и понял, что оказался в нужном месте. Один из охранников тоже увидел меня, и наши торки заговорили в унисон. Его пуля угодила в рукоять моей сабли, а моя отправила его на пол без сознания. Второй охранник вышел из оцепенения, но только затем, чтобы получить вторую пулю и разделить судьбу товарища.

Подскочив к двери, я откинул в сторону розовую занавеску и попытался открыть дверь, но та оказалась на замке. Я быстро обыскал обоих охранников, но не обнаружил никаких ключей у них на поясах.

Поднявшись, я забарабанил в дверь, громко окликая Лорали.

Изнутри отозвался женский голос. Голос моей принцессы.

– Кто там?

– Это я, Зинло, – ответил я. – Открой дверь, быстрее.

– Зинло, любимый! – ответила она. – Я уже потеряла надежду на то, что ты вернешься. А дверь я открыть не могу. Она заперта снаружи, а у нас тут нет ключей.

– Ну так я ее сломаю, – сказал я. – Отойди в сторону.

Отбежав к стене коридора, я бросился на дверь всем телом с разбегу, но та оказалась сделанной из твердой древесины серали, и я добился лишь того, что ушиб плечо.

Вновь и вновь бросался я на дверь, но все с тем же результатом.

Тогда я выхватил скарбо, намереваясь прорубиться, но тут вдруг услышал звуки шагов бегущих ко мне людей. Развернувшись, я увидел зловещие черты лица Винцета. Позади него бежала дюжина охранников. Я схватился за торк, но тут Винцет выстрелил первым. Ушибленное плечо пронзила резкая боль, все вокруг закружилось, а затем перед глазами пала тьма.

Когда я вновь пришел в себя после выстрела Винцета, то ощутил жуткую головную боль, ужасную боль в плече и неодолимую жажду. Я лежал на матрасе, на крыше здания. Надо мною склонился Ворн Вангал, держа у моих ноздрей флакон с резко пахнущей жидкостью. Рядом с ним стоял Лотар.

– Где Лорали? – спросил я. – Вы спасли ее?

– Выпейте это, – сказал Ворн Вангал, убрав флакон и поднося дымящуюся чашу к губам. – А потом я все расскажу. – Я ощутил запах ароматной ковы и сделал большой глоток. Горячий напиток разогнал кровь.

Когда я напился, Ворн Вангал сказал:

– Лотар и его бойцы не только разобрались с охранниками на тех этажах, куда дошли, но и с теми пятьюдесятью стражниками, которых Винцет снял с крыши, чтобы выставить против них. Лотар и его отряд поднимались, сражаясь, с этажа на этаж, пока от отряда Винцета не осталась лишь дюжина человек. Очевидно, собираясь прихватить с собою принцессу и сбежать на воздушном судне, Винцет отступал вверх, пока Лотар сражался с охраной на втором этаже от крыши. На это ушло не много времени, но когда Лотар добрался до верхнего этажа, то увидел Винцета, стоящего над вами со скарбо, готовым к нанесению смертельного удара. Лотар тут же начал стрелять, отвлекая внимание на себя. У Винцета оставался лишь один путь к отступлению – через дверь в апартаменты принцессы. У него был ключ, он открыл дверь и ворвался внутрь с двумя своими людьми. Остальных перестреляли Лотар и его бойцы. Обнаружив, что вы не мертвы, а лишь временно парализованы, Лотар отправил вас сюда с двумя бойцами, а сам с остальными потребовал у Винцета, чтобы тот сдался и отпустил принцессу. Но Винцет отказался сдаваться и пригрозил, что если дверь выломают, он тут же убьет принцессу.

– Давно это происходило?

– Часа три назад. Примерно столько времени действует наркотик, заключенный в пуле.

– И она по-прежнему там, с ним? – спросил я, садясь.

– А что мы могли сделать, ваше высочество? Мы окружили помещение, но если мы сломаем дверь, он мгновенно убьет ее. Винцет человек отчаянный.

– Ты прав. Нам надо отыскать способ перехитрить его.

– Зато в других делах нам сопутствовал успех, – сказал Ворн Вангал. – Я уже собрал армию горожан из двадцати тысяч человек, и в наши ряды постоянно вливаются добровольцы. Город уже в наших руках, а дворец охраняет тысяча преданных людей.

– А как же Пазуки в Черной Башне? Я хотел сказать, чтобы вы послали ему подкрепление через подземный туннель, но забыл.

– Стало быть, я догадался о ваших намерениях, ваше высочество, и сам распорядился, – сказал Ворн Вангал. – Пять тысяч человек уже отправились по туннелю на помощь Пазуки. Когда они доберутся туда, у Пазуки в распоряжении будет больше бойцов, нежели у Талибоца. И как только те пойдут на штурм, преимущество и скажется. Двадцать же тысяч мобилизованных горожан ждут у южных ворот ваших распоряжений.

В этот момент на крышу опустился одноместный летательный аппарат. Оттуда вылез человек, огляделся, увидел нашу группу и со всех ног бросился к нам.

– Я только что из Турено, – объявил он. – Флот Тирана вошел в бухту. Находящийся на флагманском корабле Эд, торрого Тирана, требует, чтобы ему немедленно доставили дочь в целости и сохранности, иначе он выходит из Турено и движется на Олбу. На одном из кораблей находится и Гадримель, принц из Адониджара. Он грозит немедленным объявлением войны со стороны своего государства, если его кузина, принцесса Тирана, не будет немедленно возвращена отцу, императору.

– Не обращай внимания на принца Гадримеля, – сказал я гонцу, – а отправляйся сейчас же на флагманский корабль к торрого Эду. Сообщи, что дочь его похищена одним из моджаков Талибоца и мы предпринимаем попытки спасти ее. Далее скажи, что если он хочет, то пусть идет сюда со своей армией и гражданами Турено, способными носить оружие, и пусть атакует армию человека, который похитил его дочь и узурпировал трон Олбы.

Гонец поклонился и улетел.

Я обратился к Ворну Вангалу:

– Сейчас же отправьте еще одного гонца к королю Туре но. Скажите ему, что это по моему приказу разрешено высалиться солдатам Тирана, и пусть он с ними отправит против! Талибоца столько людей, сколько сможет. А сам отправляйся с армией, ждущей у южных ворот, к Черной Башне и постарайся вынудить армию Талибоца сдаться.

Ворн Вангал торопливо отправился исполнять приказание, я обратился к Л отару.

– Сможешь указать мне окна той комнаты, в которой содержится ее высочество? Со стороны парапета?

– Да, ваше высочество.

– Тогда для начала пошли кого-нибудь за длинной крепкой веревкой, – приказал я. – Затем покажи мне окна, и постарайся не ошибиться.

Он отправил человека за веревкой, а сам подошел к парапету, перегнулся через него и указал вниз.

– Вот это окно, – сказал он, – указывая на одно из них, расположенное почти прямо под нами. – Оно открывается в приемную комнату апартаментов. То, что слева, – в спальню, а правое – в ванную.

Мы обернулись на звук приближающихся шагов. Двое солдат поднесли большую бухту крепкой веревки и отсалютовали.

– Положите веревку, – приказал я. – А теперь ты, Лотар, отправляйся вниз, к дверям апартаментов принцессы. Шуми, требуй освобождения заключенной, вступай в спор с Винцетом. Не предпринимай ничего, пока не услышишь шум внутри или пока я тебя не окликну. Тогда ломайте дверь.

Лотар улыбнулся, полностью проникаясь существом замысла, и поспешил вниз.

Сделав крепкую петлю на конце веревки, я сбросил ее с парапета над окном, выходящим в спальню принцессы. Затем, приказав солдатам спускать меня до тех пор, пока я не подниму руку, я перебрался через парапет, сунул одну ногу в петлю, двумя руками ухватился за веревку. Спуск, быстрый и бесшумный, начался. Оказавшись напротив окна, я дал сигнал солдатам прекратить спускать меня. Парапет стены выступал вперед, поэтому от окна меня отделяли фута три. От балконного выступа нижней части здания меня отделяла сотня футов.

Вцепившись в веревку двумя руками, я принялся, как; ребенок, раскачиваться на ней взад и вперед. Наконец меня поднесло достаточно близко к окну, и я смог уцепиться ногой за край подоконника и перебраться внутрь. Осторожно спрыгнув на пол, я увидел, что в комнате никого нет, а дверь закрыта. Снаружи слышались голоса мужчин, вовлеченных в перебранку.

Держа скарбо в руке, я на цыпочках подошел к двери и тихонько приоткрыл ее. У большого центрального окна, но лицом ко входу, стояла Лорали рядом с двумя прислужницами. Перед ними, также глядя на дверь, стояли Винцет и двое его людей.

Не зная, кому, верны эти две прислужницы, я решил испытать судьбу и, протянув руку, коснулся плеча той, что стояла ближе ко мне, при этом прижимая палец к своим губам. Та вздрогнула и слегка вскрикнула от страха, отчего я сразу же схватился за торк, но мужчины, прислушиваясь к звукам в коридоре, ничего не заметили.

Махнув девушке, чтобы та шла в спальню, я коснулся плеча и ее подружки и тоже зазвал ее внутрь спальни. Затем я слегка дотронулся до руки Лорали. Она повернулась ко мне, гневно сверкнув глазами, в которых тут же появилась нежность. Она быстро оказалась в спальне, но когда я двинулся было вновь к дверям, она остановила меня, обхватив руками за шею.

– Прошу тебя, не ходи, – прошептала она. – Тебя убьют. Закрой дверь и оставайся здесь.

Я улыбнулся, поцеловал ее и отодвинул в сторону.

– Закроешь дверь за мной, – прошептал я. – Если я проиграю битву, из коридора ворвется Лотар и не даст Винцету добраться до тебя.

Затем я вышел и тихо закрыл за собою дверь. В этот момент один из людей Винцета обернулся. Мгновение он вглядывался в меня неверящими глазами, затем схватился за торк. Но я уже держал его на мушке и выстрелил.

На звук выстрела Винцет и второй негодяй быстро обернулись. Я выстрелил во второго, однако же моджак Талибоца оказался чересчур проворным. Не теряя времени на то, чтобы взяться за оружие, он подскочил ко мне так близко, что я уже не мог воспользоваться своим оружием, и мы сцепились, пиная друг друга, нанося удары и стараясь удавить друг друга, как пара диких зверей.

Между тем входная дверь уже разлетелась под ударами снаружи. Даже прочная древесина серали не могла долго противостоять мощному штурму. Лотар, видимо, отыскал нечто подобное тарану.

Но все это я воспринимал лишь краем сознания, вовлеченный в отчаянную битву с могучим и хитрым противником. Мы катались по всей комнате, круша по дороге мебель, срывая занавески и не имея возможности даже схватиться за оружие, – настолько крепко мы держали друг друга.

Наконец мне удалось нанести Винцету короткий удар в челюсть, слегка ошеломивший его. Я уже собирался повторить удар, когда Винцет угодил мне коленом в солнечное сплетение. Я сел, задыхаясь, на пол.

Торжествующе завопив, он выхватил скарбо и занес над головой, собираясь раскроить мне череп.

Но он не успел опустить клинок. Послышался окончательный треск двери и щелчок торка. С видом испуганного изумления Винцет выронил скарбо и упал лицом вперед, наваливаясь на меня всем телом.

Лотар быстро стащил его с меня и отбросил в угол, словно мешок с зерном. Я сел, но говорить не мог.

Когда дар речи вернулся ко мне, я окликнул Лорали, сообщив, что дверь можно спокойно открыть. Узнав мой голос, она вырвалась из комнаты и опустилась на колени рядом со мной, прижала мою голову к своей груди и начала расспрашивать, не ранен ли я.

Я успокоил ее, а минуту спустя, восстановив дыхание, поднялся на ноги.

– Немедленно людей в летательные аппараты, Лотар. – сказал я. – Надо отдать дань уважения и Талибоцу.

Ожидая, пока Лотар подготовит судно к полету, мы с Лорали стояли на крыше здания, глядя на Черную Башню.

Лотар прислал нам подзорные трубы, и мы принялись всматриваться.

Армия горожан подошла уже мили на две к башне, раскинувшись в форме полумесяца. Со стороны Турено двигалась армия столь же большая и выполняющая такой же маневр. Из-за пересеченного рельефа местности Талибоц не видел приближающегося врага. Его люди – уже неоднократно отбитые от стен, судя по устилающим землю телам, – готовились к новому штурму.

Мы смотрели, как сближаются рога двух полумесяцев, когда меня окликнул Лотар:

– Корабль готов, ваше высочество.

Глава 16

Лорали и я взошли на корабль. Он оказался тем же самым, что некогда спас нас от норгала и привез в Олбу, и экипаж оказался тем же, и командовал им Лотар.

По моему приказу он повел корабль прямо к Черной Башне, над которой мы и зависли. К этому времени армии, идущие с севера и юга, сомкнули кольцо окружения и теперь стремительно приближались к ничего не подозревавшим войскам Талибоца.

«Зинло из Олбы, Талибоцу:

Вы окружены армией численностью в сорок тысяч человек.

Поскольку гарнизон Черной Башни насчитывает пять тысяч бойцов, ваши надежды овладеть ею тщетны.

Выбирайте между сдачей без всяких условий или уничтожением. Если сдаетесь, складывайте оружие и поднимайте флаг с надписью „дуа“. Если нет, ты один отвечаешь за последствия.

Зинло».

Скатав это послание в трубочку, я сунул его в пустую обойму от торка и швырнул в то место, где развевался на ветру императорский штандарт Олбы.

В подзорную трубу я проследил за его полетом вниз, увидел, как обойма упала возле одного из офицеров, который поднял ее и понес своему командиру.

Развернув послание, Талибоц прочел его и передал стоящему рядом человеку. Я узнал Марибо, его премьер-министра. Тот тоже прочитал, и они затеяли долгую дискуссию, к которой подключились и остальные.

Судя по всему, офицеры принимали сторону Марибо, в то время как Талибоц в одиночестве отстаивал свое решение. Когда спор закончился, передние ряды окруженной армии открыли огонь.

Внезапно Талибоц отошел в сторону от Марибо и офицеров, подошел к матторку и указал расчету на наш корабль. Мгновение спустя мимо провизжал снаряд. Таким оказался ответ Талибоца.

Артиллерист нашего матторка, расположенного в передней башне, проворно открыл ответный огонь, уничтожив расчет неприятельского матторка.

Марибо же и остальные офицеры явно не одобрили тот способ, которым воспользовался для ответа Талибоц. С выражением явного неповиновения на лицах они подступили к нему, очевидно, настаивая на сдаче. Марибо бросился даже вслед Талибоцу, поспешившему с приказом к другому расчету, и решительно толкнул предателя в спину.

Едва изменник коснулся земли, Марибо тут же приказал поднимать требуемое знамя. Знаменосец тут же опустил флаг Талибоца и поднял флаг мира. Вокруг зазвучало дружное «дуа». Битва прекратилась почти мгновенно, и, сложив оружие и сцепив руки за головами, воины, еще утром двигавшиеся с такой уверенностью к Черной Башне, сдавались в плен.

– Ну а теперь, когда они сдались, можно мне отправиться навстречу отцу? – встревоженно спросила Лорали.

– Мы немедленно забираем его и везем во дворец. Я хочу, чтобы он остался гостить у нас ровно столько, сколько сам того пожелает.

– А я бы хотела, чтобы ты при первой же возможности спросил у него кое о чем, – сказала она с улыбкой. – Не забывай, что вместе с ним прибыл и принц Гадримель. А мой отец очень любит кузена.

Мы полетели на юг, туда, где на ветру развевались штандарты торрого Тирана, торрого Адониджара, мой и рого из Турено. Вскоре мы спустились.

Когда я и Лорали вышли из корабля, навстречу нам направились трое. Все в розовом, королевском. В первом я сразу же узнал принца Гадримеля. Двух других я не знал.

Лорали бросилась в объятия более высокого из этих двух, прямого, атлетически сложенного монарха с колючим взглядом карих глаз и изящно подрезанной черной бородой. На мой взгляд, ему было лет сорок.

– Отец! – радостно воскликнула она.

Он ее горячо расцеловал, затем слегка отодвинул, оглядывая.

– Моя дорогая девочка. Я глазам своим поверить не могу, что это ты, живая и здоровая. Я скорее расстался бы с империей и своей жизнью, чем смирился бы с мыслью, что с тобой что-то случилось.

– А это Зинло из Олбы, отец, – сказала она, показывая на меня. – Принц Зинло, это мой отец, торрого Эд из Тирана.

– Я у вас в большом долгу за то, что вы вернули мне дочь живой и невредимой, – сказал Эд.

– Если и есть долг, ваше величество, ответил я, – то он давно оплачен наслаждением быть в обществе ее высочества.

Подошел Гадримель и, формально поклонившись, пробормотал что-то насчет того, будто бы сердечно благодарен за спасение его дорогой кузины и невесты. Третьим в розовом оказался рого из Турено.

Я попросил его устроить всех солдат и моряков Адонид-жара и Тирана в его городе за счет императорского правительства Олбы.

Эд и Гадримель вместе с нами взошли на борт нашего судна. Мы полетели к Черной Башне, где взяли на борт Пазуки. Оттуда перенеслись в главную штаб-квартиру армии гражданских лиц, где забрали Ворна Вангала, и полетели во дворец.

Мы разместили наших гостей в приготовленных им апартаментах, и Ворн Вангал с энтузиазмом взялся за подготовку грандиозного празднества, намеченного на вечер. Затем я принял гостей в императорском зале для приемов, приказав принести ковы.

Гадримель ни на шаг не отходил от Лорали, так что я едва имел возможность переговорить с ней. Поэтому я вызвал ее отца на балкон, сообщил, что люблю принцессу Лорали и прошу у него ее руки.

Эд изумился.

– Клянусь бородой моего деда! – прогремел он. – Что это вы говорите? Ее руки? Неужели же вам неизвестно, что она выходит замуж за своего кузена Гадримеля?

– Я знаю, что она помолвлена с Гадримелем против ее воли, – ответил я. – Но это не мешает нам любить друг друга.

– Любить друг друга! Лорали, иди сюда, дитя мое, – сказал он. – Извините нас, Гадримель, мы на минутку.

Лорали вышла на балкон, слегка испуганная тоном отца.

– Надеюсь, – сказал он мрачно, когда она встала перед ним, – что ты сейчас раз и навсегда опровергнешь утверждение, что любишь его высочество из Олбы. Ты знаешь о моих намерениях относительно Гадримеля!

Она на мгновение опустила голову, но лишь на мгновение. Затем гордо подняла ее и со слезами на глазах ответила:

– Отец, я люблю его и уже сказала ему об этом. Лоб Эда нахмурился в предвестии шторма.

– Кровь и кости Торта! – взревел он. – Вот так ты почитаешь меня, меня – твоего отца? Ах ты неблагодарная! Клянусь моими головой и бородой, что немедленно обвенчаю тебя с Гадримелем и сразу же отправлю в Адониджар.

– Отец, прошу тебя! – Слезы потоком хлынули по ее щекам.

– Ваше высочество, – лаконично обратился ко мне Эд, – вы окажете мне услугу, если оставите сейчас нас одних.

Я поклонился и удалился, стараясь совладать с горьким разочарованием. Стоящий в зале Гадримель не скрывал злорадной ухмылки на своем женоподобном лице. Несомненно, он слышал все то, что только что было сказано.

Он тут же принялся что-то несвязно бормотать о пережитых вместе приключениях, о его собственном героизме после того, как мы расстались в папоротниковом лесу.

В паузы, когда он замолкал, чтобы пригубить ковы, с балкона доносились всхлипывания Лорали и рассерженный голос ее отца. Внезапно Эд, должно быть, вновь потерял терпение, поскольку взревел:

– Он так поступил, вот как? Ну что ж, клянусь всеми… Он подошел к балконной двери. Лицо его искажала буря гнева. Вслед за ним торопливо шагала Лорали. Я вскочил на ноги, ожидая физического воздействия.

Но он даже не взглянул на меня. Вместо этого он широким шагом подошел к сидящему Гадримелю и, схватив того за шиворот, рывком поставил на ноги.

– Ах ты, недостойный выродок! – заревел он, так встряхивая принца, что у того зубы стучали и глаза выкатывались из орбит. – Ах ты жеманный, шепелявый, пустоголовый хлыщ! Так ты собирался похитить мою дочь с целью заставить выйти за тебя? Счастье твое, что я чту память моей сестры. Иначе я свернул бы тебе шею и сбросил с парапета.

– Я… о, о, вы задушите меня, – просипел принц.

– Так ты считал себя моим любимцем, ты, негодяй? – прогремел император Тирана и пинком под центр тяжести отправил принца в полет сквозь балконную дверь. Тот не вернулся обратно, очевидно ускользнув через другую комнату.

Постепенно безоблачное состояние вновь осенило хмурое чело Эда.

– Ваше высочество, я человек и иногда меняю принятые решения.

– Это признак величия, – сказал я, кланяясь.

– Сегодня вечером, за ужином, я объявлю о твоей помолвке, дочь моя.

Мы не знали еще, что ответить, как вошел стражник и сообщил, что Ворн Вангал, Пазуки и Лотар просят незамедлительно принять их.

– Если у вашего высочества имеется свободная минутка, – сказал, войдя, Ворн Вангал, – будьте добры, покажитесь народу на балконе.

– А что случилось? – спросил я.

– Небольшая формальность, для ясности, – ответил он. – Талибоц не бил убит, он получил лишь ранение. И он сбежал. По закону он по-прежнему остается торрого Олбы, поскольку провозглашен он был законно. Стало быть, и вам надобно действовать совершенно законно, дабы унаследовать трон. Зная обо всем случившемся, жители Олбы желают теперь вас провозгласить императором, чтобы в дальнейшем не было никаких неясностей.

Я вышел на балкон. Вокруг дворца яблоку негде было упасть, столько набежало людей. И народ продолжал прибывать, заполняя улицы, крыши, балконы и окна домов.

Как только я показался над парапетом, в воздух над головами взлетели сотни тысяч скарбо в руках мужчин и сотни тысяч белых шарфов над головами женщин и девушек. Волна воодушевления стала подниматься, достигая той точки, что казалось, рев толпы развалит дворец.

– Да здравствует Зинло, торрого Олбы!

Я низко поклонился, благодаря людей. И тут же все голоса стихли.

– Благодарю вас, люди, – прокричал я. – Я приложу все силы, чтобы оправдать возложенное на меня доверие.

И вновь шарфы и скарбо взлетели вверх. Вновь воздух наполнился громовым ревом толпы. Поклонившись, я вернулся в зал к поздравлениям моих друзей.

С глубочайшим удовлетворением я назначил Ворна Вангала премьер-министром, отдав командование армией и воздушными силами Пазуки и Лотару. Три моих преданных друга поклонились и ушли, оставив нас – Лорали, Эда и меня.

– Что ж, коли вы, ваше высочество, так щедро сегодня раздаете почести, – улыбнулась Лорали, – может быть, и мне что-нибудь достанется?

– А как же, – ответил я. А она, не обращая внимания на присутствие отца, обхватила меня руками за шею. – Как только ты станешь моей, я сделаю тебя императрицей, торрогиней Олбы.

– Более высокой чести не придумаешь, – рассмеялся Эд, – поскольку, будь человек во дворце или в хижине, но он всегда останется подданным, готовым выполнить волю своей жены.

– Полностью с вами согласен, – ответил я. – Ну а теперь, моя будущая женушка, чем тебя еще порадовать?

– Если бы ты не отвлекался на глупую болтовню с моим отцом, – надула она губки, – то давно бы заметил, что я жду не дождусь, когда же ты меня…


Примечания

1

См. «Воин Марса» О. Клайна.

2

См. «Изгои Марса» О. Клайна.

3

См. «Опасная планета» О. Клайна.

4

Торт – великий пророк и религиозный лидер заровианской древности.

5

Заровианская мера длины. Примерно две трети земной мили.


home | my bookshelf | | Чужие грехи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу