Book: Любимый обманщик



Аннет Клоу

Любимый обманщик

Глава 1

Штат Айдахо, Туин-Фолс, 1882 год.

Кристиан проснулся, когда солнце уже прогрело весенний воздух, насыщенный запахом свежей травы и влажной земли. Молодой человек долго лежал на широченной гостиничной кровати, разглядывая трещинки на потолке.

Из-за сиреневых штор, тонких и не совсем новых, в комнате царил какой-то нереальный полумрак. Крис приподнялся повыше и позвонил в колокольчик. Через несколько минут послышались легкие шаги. В дверь постучали.

— Открыто! — лениво протянул Крис. Вид вошедшей девушки разогнал остатки сна. Молодой человек мгновенно сел и натянул одеяло на плечи. — Вот так встреча! Сьюзан! Сьюзи! Это ведь ты?!

— Сэр? — девушка изумленно всматривалась в лицо парня. И хотя прошло восемь лет с тех пор, как он покинул их городок, она сразу же признала его. Да, это был все тот же Крис: озорной блеск не погас в его в глазах, но вокруг них прорезались тоненькие морщинки, резче обозначились скулы, а губы потеряли мальчишескую мягкость.

— Крис! Мистер Кристиан Бентон! Вы изменились, мистер Бентон! — Она пыталась быть сдержанной, и это ей неплохо удавалось.

Неожиданная встреча подействовала на Кристиана взбадривающе. Необходимо было действовать. Его активная натура не терпела безделья. Впрочем, он и не сидел на одном месте, что трудно было сделать, находясь в бегах. Целый месяц он в пути: пересаживается с дилижанса на поезд, а с поезда — на дилижанс.

Конечно, в его непоседливости были и положительные стороны. В дороге он легко заводил новые знакомства, любил изучать интересные характеры. Колеся по стране, Крис попробовал себя во многих занятиях. В одном штате он был старателем. Во втором — прокладывал шоссейную дорогу. В третьем — валил деревья и работал на лесопилке. Но больше всего пришелся по душе шахтерский труд. В свои тридцать с небольшим он неплохо освоил горное дело. Хотя так до конца и не выяснил, что нравилось больше — вести разведку новых месторождений или разрабатывать только что открытые. Впрочем, в том и другом был свой азарт и свое везение.

А теперь ему предстояло дело, которое требовало осторожности и, вместе с тем, решительности. Крис также предполагал, что придется пустить в ход свое мужское обаяния. Все, что в этом мире касается либо денег, либо золота, всегда связано с риском. Поэтому он не намеревался задерживаться в Туин-Фолсе надолго. Надо забрать должок и отправляться дальше.

— Мэм! — Кристиан скорчил гримасу и поднес руку ко лбу, делая вид, что почтительно приподнимает шляпу. — Мэм! — И тут же осекся, не зная, как обратиться к горничной. «Мисс! Миссис!» Он не получал из Туин-Фолса вестей и не знал, вышла Сьюзан Шенли замуж за Марка Фишера или нет. Старый Йортом Шенли по прозвищу Свиное Брюхо о другой партии для своей дочери и не мечтал. А вот благословения от Ханны Фишер молодая пара вряд ли дождалась.

— Как ты изменилась за это время! Куда исчезла озорная и веселая малютка Сью?! Ты стала просто красавицей, Сьюзи! Да к тому же такая серьезная!

— Не только время меняет нас! Теперь мне приходится носить эти проклятые тряпки! — Сью хлопнула по подолу черной форменной юбки и тряхнула кружевным фартучком. — Вам необходимо одеться, сэр! Я принесла вам одежду.

Девушка сложила чистые джинсы, клетчатую рубашку и куртку Криса на стул. Отвернувшись к окну, она продолжала говорить глуховатым голосом.

— Вы недавно приехали, мистер Бентон, и ничего еще не знаете! Отец Марка, мистер Сэмюэль Фишер, умер пять лет назад. И миссис Фишер указала мне на дверь. Марк устроил меня в «Женеву». Вот я здесь с тех пор и работаю. Иначе пришлось бы отправиться в заведение мадам Жанны Хелм.

Кристиан вспомнил, что Сьюзан очень любила носить замшевые штаны, а черные прямые волосы стягивала на затылке индейским хвостом. Тогда, много лет назад, она была по-мальчишески угловата и, когда мчалась по горам верхом на вороном жеребце, казалась молодым индейцем. Да и сейчас в ней чувствовалась с трудом сдерживаемая энергия, какое-то скрытое удальство, унаследованное от матери-индианки.

— Похоже, мир свихнулся с тех давних времен, Сью! Или я больше ничего не понимаю! Ты была такой замечательной девчушкой, малышка Сью! Ты и сейчас хоть куда! — Крис, пытаясь разрядить обстановку, говорил шутливым тоном, но чувствовал, что его фразы не находят ответного отклика у Сьюзан. Он понял: ее душу переполняли горечь и отчуждение. По всему было видно, с девушкой обошлись не лучшим образом. Впрочем, тактичностью миссис Фишер никогда не отличалась. И всегда указывала Сью на основной недостаток — мальчишеские привычки и замашки. Ханна Фишер очень любила читать нотации кому бы то ни было. Не избежал этой участи и ее муж — Сэмюэль. А уж сыну от нее доставалось больше всех!

До Ханны Фишер не доходила простая истина: Сью выросла в старательской хижине, на отцовском прииске, и, живя в такой обстановке, она никак не могла стать настоящей леди. Когда-то Йортом Шенли, у которого в молодости было прозвище Лихой, выкрал себе жену из племени шайеннов. Хотя слово «выкрал» — не совсем точное. Конечно, все произошло с согласия самой Черной Лисицы, то есть Лиззи. Ее отец, вождь по имени Горный Лис, свое согласие на этот брак подкрепил участком земли с богатой золотоносной жилой. Вскоре у молодоженов родилась дочь, в которой родители души не чаяли. Когда Сьюзи исполнилось восемь лет, по шахтерским и старательским поселкам прокатилась эпидемия дифтерии. Заболела и семья Шенли. Сам Йортом старался не поддаваться болезни. С огромным трудом выбирался на охоту, потом из убитой дичи варил похлебку, поил ею больных. Дочь он спас. А Черная Лисица, Лиззи, умерла. Похоронив жену, Йортом словно умом тронулся. Он забросил дом, работу, о дочери почти не вспоминал. Захватив ружье, уходил на кладбище и целый день сидел на могиле Лиззи. Семья перебивалась на небольшую ренту. Сьюзи, брошенная на произвол судьбы, освоила нехитрые женские занятия: она научилась готовить простые блюда, шить себе одежду, преимущественно мужских фасонов. Как давно это было! И вот теперь — эта встреча.

— Заболтались мы с вами, мистер Бентон! — Горничная даже не улыбнулась. — Я принесу горячую воду и кофе, сэр!

Пока горничная отсутствовала, Крис оделся. Он чувствовал себя неуверенно, как будто попал в давно знакомый мир, а там все изменилось. И далеко не лучшим образом.

Сьюзан вернулась быстро, и Кристиан попытался возобновить разговор.

— Твой отец все еще обитает на Поляне Мертвого Койота? Хотелось бы повидаться с хитрецом Йортомом!

— Берегитесь, ему ничего не стоит снести вам голову, мистер Бентон! — усмехнулась девушка, застилая постель. — Старик почти не расстается с дробовиком. И время от времени постреливает в белый свет. Так что, если надумаете с ним встретиться, поостерегитесь.

Она остановилась возле двери. — Мне пора! Работы хватает, хотя постояльцев в отеле почти нет. Управляющим хозяин нанял Жирного Отиса, и тот старается изо всех сил.

— Как всегда, больше на словах! — засмеялся Крис. — Да, Сьюзи, не могла бы ты мне посоветовать, как себя вести с вдовой доктора? Я навестил ее вчера. Она была очень любезна! Но, говорят, что она строгая и чопорная леди, верно? — заметив, что девушка не слишком расположена к разговорам, подвинул к ней стул. — Посиди со мной, я хотел бы у тебя спросить совета.

Прежней болтушки Сью не существует, Кристиан! — вздохнула девушка. — Да и на что вам мои советы? Не подшучивайте над бедной горничной! — в голосе Сьюзан прозвучали кокетливые нотки. Но Кристиан понимал, что все это — просто игра.

— Брось, Сьюзи, ты никогда не отличалась болтливостью! Не наговаривай на себя! — Его обрадовало, что в поведении Сьюзан нет-нет, да и проглядывают черты, унаследованные от Черной Лисицы. Мать ее отличалась дерзостью и непримиримостью ко всяческой несправедливости!

— Тебя считали кутилой и гулякой, Крис! — неожиданно произнесла Сьюзи, сердито сверкнув зелеными глазами. — Но ты никогда не отличался алчностью! Вдова тебе нужна из-за наследства? Так ты немного опоздал! Говорят, ее теперь обхаживает этот жирный хорек — мистер Чарльз Гриффин, новый управляющий «Западной»!

Волнение девушки выдавал румянец, пробивавшийся сквозь смуглые щеки. Она теребила края белоснежного фартучка, словно не решаясь сказать что-то очень важное и, вместе с тем, обидное. — Вот уж слетаются вороны на запах мертвечины!

— Наконец-то вижу прежнюю Сью — искреннюю и дерзкую! — Кристиан напрягся и почувствовал, что слова молодой женщины неприятно царапнули его. — Договаривай! Кто ворон? Я?! Управляющего ты назвала хорьком! — Он сбивал в стаканчике для бритья мыльную пену, и жидкость плеснулась на пол от резкого движения.

Сейчас уберу, — горничная схватилась за дверную ручку. Но, стоя на пороге, продолжила свое повествование. — Никто не знал, что доктор богат, а он оставил вдове приличное состояние. Недавно завещание огласили. И тотчас же закружили хищные птицы! Не так давно жил здесь один из Бостона. Прикатил, да так и уехал ни с чем, даже не познакомился с вдовой! И чего приезжал? — Она вышла и захлопнула за собой дверь.

Кристиан плюхнулся на стул и озадаченно почесал затылок. Теперь он твердо знал, что делать. Он не собирался дарить свои деньги чьей бы то ни было вдове. Будь она даже вдовой уважаемого им доктора Бенджамина Коуплендла. Отдавая свои сбережения на сохранение много лет назад, он собирался вернуться за ними, когда затихнет шумиха вокруг последней заварушки. Тогда Кристиану приходилось скрываться после пожара на сеновале Фишеров. И Ханна Фишер вознамерилась упрятать Кристиана за решетку.

Новость потрясла молодого человека. Подобной подлости от доктора он не ожидал. Все эти годы он жил мечтой о том, как однажды возвратится в Туин-Фолс, получит от доктора свои деньги, уедет в места более благоприятные, например, на восточное побережье, и откроет там дело. Он даже присмотрел парочку верных компаньонов.

А теперь всем его мечтам грозил крах. Молодой человек вскочил со стула и зашагал по гостиничному номеру. Пять шагов к окну и пять обратно. Физические действия помогли снять нервное напряжение. Крис снова уселся на стул и уже почти спокойно наблюдал за тем, как в комнату вошла Сьюзан и стала наводить порядок. Закончив с уборкой, девушка остановилась напротив молодого человека, притопнула каблучком и язвительно изрекла:

— Похоже, ты чем-то озадачен, Крис! Я даже знаю чем: смерть доктора тебя огорчила. И даже больше — ошарашила. У тебя с ним, что, были какие-то дела? — Сьюзан уже освоилась и перешла на привычное «ты».

— Ты права, смерть доктора нарушила все мои планы. — Молодой человек хлопнул ладонями по коленям. То, что ему придется иметь дело не с самим доктором, а с его вдовой, совсем не вдохновляло, более того, очень осложнило его и без того непростое положение.

— Может, наконец-то женишься! Знаешь, вдова доктора, Мелисса, очень привлекательная, — продолжала язвить девушка. — Представляю себе: Кристиан Бентон в роли примерного мужа и многодетного отца! Хотя о чем тут говорить: Крис остался Крисом! Успел навестить вдову, вспомнил о моем отце, но к другу носа не показывает! Все еще боишься миссис Фишер? Зря! Она живет теперь в городском доме и на конюшнях не появляется! Теперь там всем заправляет Марк. — Сьюзан снова помрачнела.

— И что же потребовала миссис Фишер за свою щедрость? — Крис тут же прикусил язык, почувствовав, как напряглась девушка. — Прости, Сьюзан, если я тебя обидел.

— Все в порядке. — Сьюзан была всегда с ним откровенной. — Естественно, он должен был отказаться от невесты. То есть от меня. После того, как умер отец Марка, она совершенно закабалила сына!

— Я собирался сегодня навестить его! — попытался оправдаться Кристиан. Он очень хорошо понимал сейчас Сьюзан, поскольку и сам вряд ли был способен простить любимого человека за подобное предательство.

Ты наведаешься к нему, чтобы взять на несколько дней лошадь? И то правда: до Поляны Мертвого Койота пешком добраться будет непросто. — Сьюзан уже не спешила. А Кристиану хотелось выпроводить ее, чтобы спокойно продумать сложившуюся ситуацию.

— Ты иди по своим делам, Сьюзи! А я приведу себя в порядок и прогуляюсь по городу! — Крис взял чашку, выпил одним глотком остывший кофе.

— Принести свежего?! — предупредительно поинтересовалась горничная.

— Нет, спасибо! Перекушу внизу! — довольно резко ответил Кристиан, и девушка, почувствовав его раздражение, тотчас же испарилась.

А Кристиан принялся скоблить щеки и подбородок опасной бритвой, время от времени направляя ее на кожаном ремне и стараясь не порезаться. Дела принимали серьезный оборот. Угроза остаться без денег, заработанных в течение трех лет старательским трудом, была вполне реальной. Необходимо было что-то предпринимать. Но что? Соблазнить вдовушку, выбрать удобный момент и обобрать ее? А может быть, даже жениться на ней, а потом, после венчания, «сделать ноги»? Честно говоря, ему не хотелось обижать женщину: она ведь не знает, что доктор завещал ей не свои деньги, а Кристиана, и воспримет поведение молодого человека как оскорбление. И тогда ему угрожает тюремный срок, а перспектива оказаться за решеткой не очень устраивала. И с чего бы вдруг? Из-за собственных долларов?

Внезапно Крис вспомнил доктора. Он всегда уважал мистера Бенджамина Коуплендла, который не раз спасал его от смерти и выручал из беды, и добрая память об этом человеке не позволяла ему опуститься до сведения счетов с его женой. Тем более забраться в постель к вдове друга спустя полгода после его смерти. Кристиан Бентон считал себя джентльменом и старался вести себя сообразно джентельменскому кодексу. Поэтому мысли о тех ухищрениях, на которые надо пойти, чтобы заполучить назад свои деньги, были неприятны и создавали дискомфорт в душе.


Мелисса с удивлением и обидой глядела на подруг. В ее больших серых глазах застыл вопрос: почему они так неожиданно изменились? Обсудив все проблемы, ради которых созывалось собрание, они вдруг растеряли доброжелательность, на их лицах читалась настороженность и озабоченность.

А в напряженной позе Кэтрин Прэгер ей вообще почудились неприязнь и недовольство. В последнее время Кэтти все чаще напоминала Мелиссе, что ей надлежит вести себя сообразно положению вдовы. Тем более, что после трагической гибели доктора прошло чуть больше полугода.

— Лисси! Миссис Коуплендл! Я к тебе обращаюсь, дорогая! Где ты витаешь? — Миссис Прэгер поправила шляпку с короткими полями, разгладила угол кружевной салфетки на столе рукой, затянутой в шелковую перчатку.

Мелисса тяжело вздохнула: вот так всегда — как только Кэтти недовольна ее поведением, она принимается называть ее «Лисси» или «миссис Коуплендл». Обычно же она обращается к ней почти торжественно: «Дорогая Мэл!»

Что же делать? Такое впечатление, будто ее, Мелиссу, уличили Бог знает в чем! Но она не считает, что совершила что-то предосудительное! Она ни в чем не виновата! Хотя будь жив Бенджамин, он осудил бы ее за то, что она вела себя так неприветливо с его давним другом, отказала тому в приеме и чашке кофе! Мелисса просто убеждена в этом!

Мелисса вновь вспомнила Кристиана Бентона.

Вот он застыл в почтительной позе на крыльце ее дома. Грубые джинсы на широком ремне плотно облегают узкие бедра, красиво обрисовывают упругие ягодицы. Короткая овчинная куртка подчеркивает широкие плечи. Из-под ковбойской шляпы, сдвинутой набок, приветливо сверкают серо-зеленые глаза. А какая у него обаятельная улыбка!

Чего скрывать: он понравился ей с первого мгновения. Но это вовсе не означает, что она имеет на него какие-то виды. Просто почему друг доктора Бенджамина не должен ей нравиться?! Тем более, что при жизни доктор всегда хорошо отзывался о Кристиане. Только потому, чтобы угодить местным ханжам?

Мелисса в досаде тряхнула головой. Из густых каштановых волос выскочила шпилька, и вьющийся локон закачался возле виска, на котором пульсировала напряженная жилка. На лице, ставшем еще миловиднее, появилось неуверенное выражение. Ей не хотелось разговаривать с миссис Прэгер грубо или жестко.

— Да? Что ты хочешь этим сказать, Кэтти? Честно говоря, я так устала в последнее время! — Она обвела взглядом компанию дам, расположившихся в гостиной просторного дома крупного торговца Прэгера. — Все пациенты доктора Коуплендла оказались брошенными на произвол судьбы. Что тут поделаешь? Дети по-прежнему рождаются, старики болеют! Ты предлагаешь оставить всех, кто во мне нуждается, без присмотра? Мне пришлось даже отложить сдачу испытаний в университете из-за гибели мистера Коуплендла! Доктор Бенджамин всегда помогал мне в подготовке статей и других материалов!

Ей хотелось добавить, что не каждый в любой момент может вызвать знаменитого доктора из частной клиники в Бойсе или Сиэтле. Таких состоятельных пациентов в Туин-Фолсе наберется не более трех десятков. Но Мелисса понимала, что Кэтрин обидится. Миссис Прэгер считала себя сторонницей эмансипации, однако с некоторыми ограничениями, которые распространялись практически на все.



— Не понимаю тебя, Лисси! — продолжала миссис Прэгер, ее голос стал почти ледяным. — Доктор оставил тебе приличное наследство, дорогая! И заботы о больных не должны тебя волновать! А ты по-прежнему разъезжаешь по приискам, ходишь по трущобам, общаешься со всяким сбродом и изображаешь из себя врача. Но ты ведь не доктор! Ты женщина!

Миссис Кэтрин Прэгер огляделась, ожидая поддержки. В креслах и на диванах гостиной расположилось большинство богатых и влиятельных леди городка. Их лица выражали смущение и нерешительность. От неожиданного и несправедливого обвинения у Мелиссы на глазах выступили слезы, а губы задрожали. При этом молодая женщина стала еще привлекательнее.

— Я закончила колледж в Бостоне и получила образование акушерки! И не думаю, что моему мужу понравилось бы, если бы я оставила его пациентов без помощи! К тому же, еще немного — и получу степень бакалавра! Я не собираюсь забрасывать лекции по медицине! — Мелисса не оправдывалась, а пыталась убедить своих подруг. Она понимала: их возмущение вызвано тем, что она не прекратила, как только доктора не стало, поездки на частные лекции в университет Сиэтла. — Или вы считаете, что если ко мне придет на прием пациент-мужчина, а тем более молодой мужчина, я должна шарахаться от него, словно дикая кошка?!

— Леди! Леди! Оставим споры спорщикам! Мы еще не обсудили последний вопрос, миссис Кэтрин Прэгер! — Вмешалась Руфь Кауфманн, стараясь смягчить напряжение, неожиданно возникшее между собеседницами. Она всегда умела уловить тот момент, когда требовалось вступить в разговор, чтобы не вспыхнула настоящая ссора. — Не забыли, зачем мы собрались? Нам предстоит решить, будем ли мы в День Независимости проводить конкурс на звание самой красивой девушки Туин — Фолса? — Она удобнее устроилась в мягком кресле. Карие глаза смотрели ласково и умиротворяюще. Руфь казалась олицетворением семейного благополучия и стабильных супружеских отношений. Что, в общем-то, соответствовало действительности.

Однако миссис Кэтрин Прэгер уже «закусила удила». Образ жизни она вела строгий, весьма заботилась о соблюдении приличий. Особенно много внимания уделяла тому, чтобы ее наряд соответствовал конкретному моменту и случаю. Впрочем, миссис Кэтрин Прэгер имела для этого все возможности. Ее муж, мистер Рассел Прэгер, был владельцем сети магазинов готового платья в нескольких городах штата и надеялся открыть торговый дом в столице штата Айдахо — Бойсе.

— Зачем поощрять в девушках честолюбие, а в мужчинах — желание выбирать себе спутниц только за красоту и привлекательность?! Это просто неприлично! И не будем спорить на эту тему! — Миссис Прэгер было не так просто сбить с толку. Она выпрямилась в кресле, сложила руки на коленях и придала своему лицу еще более строгое выражение. — А с тобой, Мелисса Коуплендл, еще предстоит серьезный разговор.

— Может быть, не стоит? — вступилась за молодую вдову Руфь Кауфманн. — Еще ничего не случилось!

— А мы должны дожидаться, когда случится? — Кэтрин Прэгер покраснела от досады на непонятливых подруг. — Дожидаться, когда этот бродяга Крис Бентон соблазнит ее, обманет и бросит. Она совершенно забыла о приличиях и одна укатила в Медицинскую ассоциацию! Возможно, в следующий раз она возьмет в провожатые этого, я даже не хочу лишний раз называть его имя! А мы потом будем спасать нашу наивную Мелиссу. Тем более, что мистер Коуплендл просил нас позаботиться о Лис-си, если с ним что-то случится.

— Зачем обвинять человека в том, о чем он сам и не помышлял?! — Мелисса вскочила, щеки ее пылали, глаза сверкали от негодования. — Да, он вчера приходил ко мне с визитом вежливости. Выразил соболезнование по поводу гибели Бенджамина. Мистера Бенджамина Коуплендла. — Поправилась она и замолчала, глотая слезы. — Кристиан не совершил ничего предосудительного!

— Вот-вот, — тут же продолжила нотацию Кэтрин, — а что подумает об этом Чарльз Гриффин?! Надеюсь, придет время, и он, как настоящий мужчина — влиятельный и богатый, укажет тебе на твое место! — Она по-прежнему величественно восседала в кресле, облаченная в строгое темно-серое платье из тонкой шерстяной ткани с белым шелковым воротником и манжетами.

Погоди, Кэтрин, — опять вмешалась миролюбивая Руфь Кауфман, — насколько мне известно, мистер Гриффин еще не сделал предложения Мелиссе. Ты, дорогая, опережаешь события. И вообще, засиделись мы, уже довольно поздно, а управляющий запаздывает. Он обещал после собрания отвезти нашу Лисси домой. — Руфь сочувственно посмотрела на миссис Коуплендл и кивнула ей подбадривающе.

— Вероятно, что-то задержало его в пути. А если у него сломалась коляска? — Мелисса обрадовалась возможности перевести разговор на другую тему. Однако не удержалась и без всякого перехода сообщила: — Кстати, мистер Кристиан Бентон очень предупредителен и вежлив. Он даже предложил мне безвозмездно сделать ремонт в доме. И очень огорчался, что Филипп постарел и плохо следит за домом!

Мелисса тут же спохватилась, понимая, что ни к чему было затевать разговор на эту тему. Но ей все время хотелось говорить о Кристиане. Руфь укоризненно покачала головой и приложила указательный палец к губам. Однако было уже поздно. Миссис Кэтрин Прэгер тут же воспользовалась оплошностью молодой женщины и вновь оседлала любимого конька.

— Святая простота! Лисси! Недаром все же мистер Коуплендл так беспокоился о тебе. Разве возможно подобное легкомыслие для приличной леди? Что у вас больше некому заняться ремонтом и уборкой? Куда подевалась Рут Роббинсон? И чем занимается Филипп?

Несколько девушек из нашего городка отправились в Сиэтл. Они и уговорили мою помощницу поехать с ними. Им кажется, что я мало платила Рут. — Мелисса огорченно вздохнула. — Но я думаю, что жалованье у нее было довольно приличное. Я не могу разбрасываться направо и налево деньгами, которые достались мне ни за что! А потом, не полезет же Рут на крышу, чтобы уложить на место черепицы, сброшенные ураганом! И не заставлю я женщину поднимать упавший забор!

— То, что ты так экономна, похвально, Мелисса! — Руфь Кауфманн торопливо перехватила инициативу. — Но нельзя слишком усердствовать. Могла бы добавить работнице немного денег, хотя бы ради порядка в доме. Хорошая служанка стоит хороших денег. — Руфь тут же засмущалась, потому что своим заступничеством не только не спасла молодую вдову от порицания, а наоборот, продолжила поучения и наставления, которыми так славилась Кэтрин Прэгер. Наверное, такое поведение слишком заразительно. Старшие дамы всегда считают своим долгом учить жизни молодых. А Руфь совершенно не хотела выглядеть в глазах Мелиссы Коуплендл сварливой ханжой, какой иногда становилась Кэтрин Прэгер на правах старшей леди и председателя общественного комитета Туин-Фолса. — Прости меня, дорогая Мэл!

— И ты окажешься наедине с ним в доме? Откажи ему! — Кэтрин почти подпрыгнула от возмущения. Пошли к нему записку с каким-нибудь мальчишкой! Немедленно, Лисси! — приказала она.

— Какую записку? — Мелисса растерялась от категоричности приказа. — Я не совсем понимаю… И почему наедине? Филипп никуда не делся! Он будет помогать мистеру Бентону! О какой записке идет речь?

— Обыкновенной — с отказом! Ты понимаешь, что поступила неосмотрительно и легкомысленно? — У Кэтрин был вид сурового судьи, выносящего приговор по каждому шагу Мелиссы. — Скорее всего, этот, как ты фамильярно называешь его, Кристиан, узнал о смерти доктора и решил войти к тебе в доверие…

— Неправда! — с отчаянием воскликнула Мелисса. Она уже была не рада, что присутствует на этом собрании. Лучше бы они решали все без нее. Иной раз она совершенно не понимает ни Кэтрин, ни Руфь. Они присвоили себе право давать оценку всем и всему, хотя сами далеки от совершенства. Почему они считают, что мужчины — это хищные звери, которые только и ждут, чтобы напасть на нее. А она — легкомысленная и беззащитная козочка, и вот-вот подставит свою шею под острые клыки хищников.

— Я очень признательна покойному мужу: только благодаря браку с ним моя жизнь стала осмысленной! И при чем здесь Кристиан? Он узнал о смерти доктора после приезда, и эта весть его очень опечалила. Люди меняются со временем. Теперь он — совершенно взрослый мужчина! И джентльмен!

— Джентльмен?! — возмутилась Кэтрин. — Это Крис Бентон — подстрекатель и поджигатель — джентльмен?! Вот они плоды просвещения! Впрочем, ничего иного и нельзя ожидать от тех, кто посещает этот вертеп безнравственности, этот университет. Неужели ты собираешься учиться после того, как станешь женой мистера Гриффина? — Казалось, все в миссис Прэгер кипело от негодования.

Мы уже обсудили вопрос моего замужества! Никто меня не сватал, хотя бы потому, что еще не закончился траур. — Мелисса замолчала. Слушать упреки миссис Прэгер не было никакого желания. Почему пожилая леди вмешивается в ее личную жизнь? Все эти поучения невыносимы. Она уже не дитя: восемь лет — таков стаж ее семейной жизни. К сожалению, она слишком рано лишилась мужа. И стала богатой вдовой. Кэтрин, вероятно, потому так и усердствует, что считает ее лакомым кусочком. Она думает, что каждый мужчина охотится именно за деньгами молодой женщины, как будто у той нет других достоинств. Но Мелисса не столь наивна, чтобы позволять кому-либо распоряжаться богатством, буквально свалившимся ей на голову, — при жизни муж никогда не заводил разговор о своем состоянии.

Внезапно по гостиной словно пронесся ураган. В комнату ворвалась высокая худая женщина вся в черном. На ходу поправляя ажурную накидку, она провозгласила:

— Вы слышали новость? Слышали?

— Ханна! Миссис Ханна Фишер! — Одновременно вскрикнули дамы. — Какую новость?

— Энн! Дорогая! Да на тебе лица нет! — Кэтрин приподнялась в кресле, ошеломленно уставившись на бывшую владелицу городских конюшен. — За тобой гонятся индейцы? Или катится клубок гремучих змей?! Или на конюшнях опять начался пожар? Веди себя сдержанней!

— Крис Бентон объявился! Понимаете?! — Ханна буквально упала в свободное кресло, вытерла вспотевшее от волнения лицо шелковым носовым платком. Раскрыв сумочку, достала свежий, больше похожий на салфетку, обшитую кружевом.

— Ну и что! — холодно поинтересовалась миссис Прэгер. — Что все-таки случилось, дорогая Ханна? Радость или трагедия? Зачем придавать такое значение заурядному событию? А если Кристиан поведет себя по-старому, можно указать ему дорогу из города!

— Он опять станет дурно влиять на Марка! — Миссис Фишер была почти в истерике.

Не забывайся, Энн! — Кэтрин Прэгер снова приняла величественный вид. — Твой сын давно уже не подросток! Он серьезный и респектабельный молодой человек! И никакой Кристиан Бен-тон ему не страшен. — Она незыблемо восседала в высоком кресле, оглядывая гостей, точно королева свиту.

У Мелиссы от волнения вспотели ладони. Да что они, в конце концов, обрушились всем городом на бедного Кристиана? Хотя, тут Мелисса усмехнулась про себя, «бедным» Криса вовсе не назовешь! Скорее всего — она подавила глубокий вздох — бедная она! Потому что Кристиан Бентон, о котором жители Туин-Фолса вспоминали без особой любви, очень ей нравился. И с этим ничего нельзя было поделать! А все порочащие его факты, которыми пугали миссис Прэгер и миссис Фишер, еще больше разжигали в ней интерес к молодому человеку.


Кристиан Бентон привел себя в порядок, перекусил в баре гостиницы, расположенном на первом этаже, и направился по Мидоуз-стрит. Улица была проложена по просторной долине, пестреющей луговыми травами. Южный ее конец завершался достаточно пологим и длинным подъемом к одной из вершин плато Йеллоустон. Молодой человек вышагивал по дощатым тротуарам, рассматривая фасады редких жилых домов, витрины магазинов, бесчисленных лавочек, заглядывая в окна ресторанов и кафе.

Городок за годы его отсутствия преобразился. Посередине Мидоуз-стрит тянулся бульвар со свежими цветниками и вымощенными дорожками для прогулок. На жирной, хорошо вскопанной и тщательно прополотой земле распустились первоцветы: оранжевые и сиреневые крокусы, нежно-голубые и розовые гиацинты. Вдоль дорожек были расставлены скамьи для отдыха, от которых все еще несло свежей масляной краской.

Пройдя несколько кварталов, Кристиан свернул за угол. Мидоуз-стрит здесь пересекалась с Западным шоссе. Бульвар с цветниками остался позади. Через десяток метров закончился тротуар. Проезжая часть дороги была засыпана щебенкой и гравием. Пыль густыми клубами поднималась вслед за конными экипажами. Ветер доносил с площади, расположенной на окраине городка, аромат сена, запах кожаной упряжи и обивки, конского пота и навоза.

Здесь, как всегда, было многолюдно и шумно. Фырканье лошадей, перестук копыт, металлический звон упряжи, преувеличенно громкие разговоры, свист и щелканье хлыстов.

В конце площади были устроены коновязи, сараи для хранения экипажей, а поодаль стояли длинные, приземистые здания конюшен с пристроенными к ним высокими сеновалами.

Кристиан усмехнулся, вспомнив, как зимними морозными ночами они с Марком устраивались с подружками в нишах между сенными тюками. С девушками друзья умели поладить так, что они на них никогда не обижались. Отношения были легкими, ни к чему не обязывающими. Но все изменилось после того, как Марк познакомился с юной Сьюзан.

Крис надвинул шляпу низко на лоб. Внезапно ему стало не по себе. Наверное, городские слухи о подвигах, совершенных им в молодости, дошли до миссис Коуплендл. А ему очень не хотелось, чтобы миссис Мелисса Коуплендл знала некоторые подробности его прошлой жизни. Эти опасения вызвали у молодого человека давно забытое чувство неловкости.

Марка он нашел на конюшне. Молодой человек, облаченный в безукоризненного кроя деловой костюм и белоснежную сорочку, отдавал какие-то распоряжения конюхам и уборщикам. Вечно непослушные волосы были теперь аккуратно пострижены, напомажены и уложены волосок к волоску. Черные ковбойские сапоги, начищенные до зеркального блеска, оставались чистыми, хотя Марк шагал не по навощенному паркету, а по каменному полу конюшни, присыпанному толстым слоем опилок и сенной трухи. Некоторое время Крис наблюдал за старым другом, а потом окликнул его.

Молодые люди радостно приветствовали друг друга.

— Марк, да ты просто превзошел самого себя! — Крис хлопнул приятеля по плечу. — Самый настоящий управляющий! Девушки, наверное, сходят с ума от такой роскоши! А, Марк? — Он с любопытством всматривался в друга юности. Интересно, перемены коснулись только внешней стороны или затронули и внутренний мир Марка?

Отдав последние указания, молодой управляющий позволил себе сменить деловое выражение, сковавшее его лицо, на более приличиствующее встрече старых друзей. Приветливо улыбаясь, он предложил:

— Пойдем, опрокинем стаканчик-другой!

— Ты не слишком увлекаешься? — В голосе Кристиана прозвучала искренняя тревога. И это заставило Марка еще раз улыбнуться. Но улыбка получилась грустной.

— Раньше тебя подобные вещи только раззадоривали. Неужели я вижу другого, чинного и благообразного, Кристиана Бентона? Это было бы печально!

— О чем ты, Марк? — неожиданный порыв весеннего ветра заставил Криса прикрыть глаза ладонью. — Ты решил, что и я остепенился?

— Вот-вот, — Марк открыл дверь конторки, — входи, дружище Крис! Остановился в «Женеве»?

— А что, в городе есть еще отель с приемлемым обслуживанием и недокучливым хозяином, который может даже отпустить в кредит? — Кристиан шагнул в светлое помещение с широкими окнами. Солнце заливало комнату. Письменный стол черного цвета сверкал пустотой крышки. В углу айсбергом возвышался белый сейф.

— Есть! Например, «Тиара», где оплату, как в старые добрые времена, принимают даже золотым песком. А что, у тебя финансовые затруднения? Присаживайся! — Марк подвинул свободный стул, а сам устроился в кресле и протянул руку к сейфу.

— Затруднений нет! Я должен тут получить старый должок! А так — все чудесно! — Крис провел рукой по карману на груди, словно удостоверяясь, что остатки наличных на месте.


— Рассказывай! — Марк сделал глоток и взглянул на друга. В его глазах не было большого интереса, хотя он старался сделать вид, что весь обратился в слух. Но у него это плохо получалось. Безусловно, он был рад видеть Кристиана. Однако привычная сдержанность мешала проявлению искренних чувств.

— Это ты рассказывай, Марк! Я что! Работал на приисках и рудниках. Собрал кое-какие средства. Пора начинать свое небольшое дельце! Что-то вроде твоих конюшен. Нанять управляющего…

И валяться целыми днями на диване, — с иронией закончил фразу Марк. — Плохо же ты понимаешь, каково это — быть хозяином. Даже в маленьком предприятии нельзя полностью довериться чужому человеку. Если ты настоящий хозяин, во всем должен уметь разобраться сам. — Он серьезно посмотрел на Кристиана. — Я обещал отцу, что научусь правильно вести дело.



— Чувствуется, что ты по-настоящему поверил в собственные силы! — С лица Кристиана сползала насмешливая улыбка. Он выглядел озабоченным и в какой-то мере растерянным. Может, и ему пришло время остепениться, не носиться по штатам, а осесть в Туин-Фолсе, жениться, заиметь кучу детишек? Но это не совпадало с его представлениями о жизни, где тяжелый труд, борьба за существование перемежались с погонями, драками и перестрелками. А наградой был короткий миг, когда все блага жизни казались возможными и доступными. Теперь же перед ним раскрылись совсем другие перспективы, которые ему не подходили никаким образом. Крис даже расхохотался. Марк с удивлением взглянул на него.

— По крайней мере, для меня время мальчишеских проказ миновало! — Он медленно потягивал спиртное, бросая испытывающие взгляды на друга. — А если ты появился здесь, чтобы снова нарушить тишину и покой Туин-Фолса, то я — пас. Я выхожу из игры и отказываюсь во всем поддерживать тебя, как это делал когда-то.

— Что с тобой случилось после моего отъезда? Тебя как будто подменили! — Кристиан сочувственно и с состраданием смотрел на Марка. — Нам надо было бежать вместе. Я ведь предлагал.

Знаешь, тебе это покажется странным, но я вспомнил об отце и матери, о том, что у меня ближе их на свете никого нет! Я с ужасом понял, что чуть не лишил их дома, конюшни — всего нажитого тяжелым трудом. — То, что Марк не сказал: «Мы с тобой!» — отозвалось в сердце Кристиана болью. Обида, детская обида захлестнула его.

— Но мы же хотели просто запустить воздушный шар! Кто мог подумать, что загорится сенной склад! — Крис почувствовал неловкость. Игривое настроение и желание развеселить друга исчезли. Его как будто заставляли оправдываться, а этого делать он не любил. Знакомые и друзья должны были принимать его таким, каков он есть. Отставив стакан в сторону, он встал, надвинул шляпу. Это дало возможность не смотреть в глаза Марка. А тот, не замечая, как внезапно помрачнел Крис, продолжал:

— Твои обиды нелепы, Кристиан, или мистер Бентон, — как тебе угодно! Проще простого бежать от расплаты за недостойные поступки. Но так делают только незрелые юнцы!

— Если бы тогда я не сделал ноги — сел бы в тюрьму! — Крис уже не мог спокойно смотреть на Марка. Его тошнило от его нравоучений, от самодовольного и благополучного вида. В душе зашевелилось недоброе чувство. Это называется: вспомнили прошлое!

— Никто бы тебя не посадил! Зря ты волнуешься, Крис! — Впервые в голосе Марка появились эмоции. Он с иронией посмотрел на старого дружка. — Родители отказались тогда открывать дело по уголовному преследованию и тебя, и, конечно, меня! Они решили, да и правильно, что во всем виноват только я! Мне пришлось отработать долг за сгоревший сенной склад и крышу дома до последнего цента!

Отец заставил тебя?! — теперь Крис испытывал чувство вины по-настоящему. От нервного напряжения руки стали влажными, волосы под шляпой взмокли.

— Нет, я сам принял такое решение! И отработал простым конюхом два года. Но я многому научился за это время, и сейчас настоящему ветеринару не уступлю! — Голос Марка звучал уверенно. Ему и впрямь было чем гордиться. Заметив, что Крис украдкой бросает взгляды на сейф, ответил на незаданный вопрос: — Отец отлично был осведомлен о том, что я время от времени потягивал у него из кассы. Но мама об этом не знает до сих пор! И лучше ей не знать! Верно?! — Молодой человек открыто улыбнулся, давая понять, что не держит зла за прошлое. И готов всегда выручить, если Кристиану понадобится помощь.

— Не хочешь ли ты, Марк, сказать, что дашь мне верховую лошадь на недельку-другую! — Чувство неловкости не исчезало, но Кристиан твердо решил не отступать от задуманного плана. И для его реализации нужна помощь Марка. Сегодня же он начнет действовать. И видит Бог, недалек тот день, когда вдовушка сама отдаст ему деньги, которые он имел неосторожность оставить на хранение ее мужу.

— Да, конечно! — Марк встал и протянул руку Кристиану, давая понять, что не собирается долго засиживаться за столом.

Остаток дня Кристиан Бентон провел в баре, потягивая из большой кружки пиво и время от времени развлекаясь игрой в бильярд. В свой номер вернулся рано и сразу же лег спать.


К подъезду подкатила коляска. И в доме появился Чарльз Гриффин, управляющий компании «Западная». Он почтительно раскланялся с дамами.

— Вы уже готовы, миссис Коуплендл? — предупредительно склонил он голову перед Мелиссой и подал ей руку.

Внезапно молодая женщина почувствовало, как в ней нарастает неприязнь к своему единственному кандидату в женихи. А может, это была досада? Мелисса постаралась сделать так, чтобы никто не заметил ее чувств, и вложила в вежливую улыбку максимум теплоты, на которую была способна.

Вместе с тем ее мучило любопытство. Очень хотелось узнать, чем же так досадил Кристиан Бен-тон миссис Фишер? И как он мог плохо влиять на спокойного, уверенного в себе, но несколько флегматичного Марка? Казалось, молодого человека ничего особенно не интересовало, ничто не способно было вывести его из равновесия. Ни вечера в баре «Тиары», ни ухищрения красоток всех мастей, ни игра в карты. И Мелисса еще не встречала в своей жизни столь непохожих людей, как Кристиан и Марк.

Руфь Кауфманн выбежала на крыльцо, чтобы проводить Мелиссу. Она была встревожена. Мелисса, как могла, успокоила подругу:

— Все будет в порядке, Руфь! Не волнуйся, дорогая! — Она легонько прижалась щекой к ее щеке.

— Очень надеюсь, что здравый смысл возобладает над твоими чувствами, Мэл! — шепнула Руфь, поцеловав на прощанье молодую женщину. — Но все же — прими мой совет: не будь столь легкомысленной! И держись подальше от этого красивого дьявола!

— Что?! — удивилась Мелисса. — Хорошо, хорошо! — согласилась она, решив, тем не менее, что время покажет, как вести себя с Кристианом — сердцеедом и кутилой. — Все будет именно так! Я буду очень осторожна! Уверяю тебя!

Чарльз был заботлив и внимателен к ней. Устроил удобнее в коляске, укрыл ноги теплым клетчатым пледом. Мелисса с равнодушием принимала все его ухаживания. Вместе с тем она понимала, что по окончании срока траура мистер Чарльз Гриффин обязательно попытается сделать ей предложение. Она не знала пока, какой ответ ему даст. Столь далеко Мелисса не заглядывала.

В ближайшие ее планы не входили смена места жительства или работы. Впрочем, жалованье миссис Коуплендл получала здесь крохотное, да еще пенсию за мужа. Но она не могла отказать в помощи всем, кто обращался к ней, и продолжала посещать частные лекции на медицинском факультете университета Сиэтла. Она давно дала себе слово получить высшее образование и не хотела отступать. Только тогда возможно сохранить к себе уважение. Тем более, что такой образ жизни ей нравился и приносил моральное удовлетворение.

Поэтому она сразу же внутренне ощетинилась, когда Чарльз Гриффин завел разговор о ее подопечных:

— Говорят, что ты опять принимала роды, помогала жене какого-то индейца произвести на свет еще одного, — он чуть было не сказал «несчастного цветного», но вовремя спохватился, заметив, как напряглась Мелисса. Он вовсе не хотел произвести на вдову неприятное впечатление. Чего доброго, она заподозрит в нем расиста! Поэтому Чарльз предпочел замолчать. Молодая женщина тоже ничего не ответила. Но в ее поведении он почувствовал отчуждение.

Коляска катилась по загородной дороге. Горы и речная долина полнились звуками. Пели и перекликались птицы, шелестел в зарослях кустарников и ветвях деревьев весенний ветерок, приглушенно звенели заклепки и пряжки на сбруе, негромко постукивали копыта по песчаному грунту. Базальтовые вершины плато Йелоустон были освещены призрачным лунным светом.

Летом бесчисленные притоки и весенние ручьи, переполняющие сейчас русло Снейка прозрачной водой, пересохнут. Плоские вершины выгорят, станут желто-серыми, однообразными и скучными. И только горячий ветер будет носить по горам и долинам желтый песок, который имеет обыкновение проникать в дома, заносить деревья и заборы, скрипеть на зубах, оседать на потной коже.

Но сейчас, в поздний час, когда весеннее солнце скрылось за отрогами и взошла луна, все вокруг казалось волшебным. Мелисса свободно устроилась в коляске, откинулась на спинку сиденья, обтянутого мягкой черной кожей. Она вдыхала полной грудью весенний воздух, наполненный ароматами просыпающейся природы.

Чарльз Гриффин не торопил лошадей, и они неспешно шагали по дороге. Коляску покачивало на неровностях, неторопливое движение убаюкивало и располагало к мечтаниям. Мелисса прикрыла глаза. Почти тотчас же в ее воображении возникла стройная фигура. Вот он — мистер Кристиан Бентон, стоит на крыльце ее дома. После утренней прогулки он немного разгорячен, здоровый румянец играет на чисто выбритых щеках. А в глазах, точно крапинки солнца, — золотистые искорки. Молодой человек почтительно приподнимает шляпу:

— Мэм!

Губы становятся горячими, припухшими и невольно шевелятся в ответном приветствии.

— Ты что-то сказала, дорогая Мелисса?

Молодая женщина вздрогнула от неожиданности и открыла глаза. Над ней склонился мистер Гриффин. На его круглом обрюзгшем лице застыло выражение притворной озабоченности. Сладким голосом, выказывая всем видом беспредельную заботу, он вопрошал:

— Тебе нехорошо, дорогая? — проникновенными нотками в голосе он как бы подчеркивал свою тревогу за ее судьбу. — Я обеспокоен. Все мы обеспокоены.

— Кто все? — изумлению Мелиссы не было предела. — С каких это пор все стали так пристально интересоваться моей жизнью? Я — не дитя. Не обварюсь кипятком и не буду совать руки в горящую плиту! — Она постаралась собраться с мыслями. Что случилось вдруг? Невозможно просто расслабиться, как начинаются вопросы и расспросы!

— Не горячись, дорогая Мелисса! — Чарльз попытался взять ее за руку. — Ты ведь понимаешь, что я имею в виду?! — Он старался изо всех сил сдерживать накатывающее раздражение. Кажется, птичка норовит выпорхнуть из клетки, которую он так гостеприимно распахнул перед ней.

— Не понимаю! — Мелисса изо всех сил старалась говорить спокойно. Хотя, почему она должна все время на кого-то оглядываться? И кто дал право кому бы то ни было постоянно учить ее жизни и наставлять, наставлять, наставлять!? Внезапно она ощутила, как ее охватывает какое-то беспокойство, чувство опасности. И источником этого тревожного состояния был Чарльз. Но ведь он по-прежнему мягок и терпелив с ней! Правда, несколько назойлив!

Я только хотел предупредить, что Кристиан Бентон совсем не тот человек, за которого себя выдает. Только и всего! — Он говорил с ней, точно со стоящей над пропастью и совершенно не понимающей этого девочкой. — Чарльз улыбнулся, но улыбка получилась вымученная.

— О, благодарю вас, мистер Гриффин! — выдохнула Мелисса, желая только одного: поскорее закончить этот, по ее мнению, беспредметный разговор. Она злилась на себя за то, что предоставила выходной своему помощнику Филиппу. В последние двое суток все ее благие намерения оборачиваются против нее. Чарльз сам вызвался подвезти ее домой. Иначе она не присутствовала бы на собрании организационного комитета по проведению Дня Независимости. Случайно завернув с вызова в дом миссис Кэтрин Прэгер, Мелисса согласилась участвовать в заседании. И все так старательно создавали условия, чтобы какое-то время Чарльз Гриффин и молодая вдова побыли наедине.

Высшее общество Туин-Фолса считало их предстоящий брак давно решенным делом. Но одна Мелисса знала, что общество может заблуждаться на этот счет. И вместе с тем молодая женщина отлично понимала, что у нее нет серьезной причины отказать столь учтивому человеку.

— Да, кстати, дорогая Мелисса, — Чарльз выпрямился, принял строгий и деловой вид, — позволь мне сделать тебе деловое предложение. Именно сейчас ты можешь рискнуть и купить акции компании «Западная». Они вот-вот поднимутся в цене. Эти сведения совершенно точные. Ты можешь хорошо разбогатеть! — Он выжидающе замолчал, внимательно следя за реакцией женщины.

А для нее последнее предложение Чарльза показалось верхом бестактности. Она и так измучена событиями прошедшего дня, ей столько насоветовали, от стольких поступков оградили. Нет, пока что рисковать наследством Бенджамина Мелисса не намерена. Да и резкие переходы мистера Гриффина от одной темы к другой изумляли и казались ей, по меньшей мере, проявлением цинизма и пошлости. Наверное, она просто чего-то не поняла или поняла неправильно?

Однако Чарльз смотрел на нее выжидающе. И она сделала вид, что согласилась с ним.

— Хорошо! Но нельзя ли отложить решение этого вопроса на завтра, мистер Гриффин? Утром я посоветуюсь с Джозефом Баллардом, и мы подробнее обсудим этот вопрос.

— Совсем не обязательно адвокату знать о твоих планах! Ты просто могла бы выдать мне доверенность на покупку! И я бы все уладил! Понимаешь? — настаивал Чарльз.

— Завтра! Все завтра! — отмахнулась Мелисса. Она давно хотела спать. Скулы просто сводило от желания зевнуть во весь рот. Броситься бы сейчас в чистую и мягкую постель и плыть, плыть в сонных грезах! Возможно, приснится тот, которым ее так старательно и упорно пугают.

Ты можешь подумать, дорогая Мелисса, что я отстаиваю какие-то свои интересы! Нет! Нет! Это далеко не так! — мистер Гриффин неожиданно разгорячился. — Но я был в хороших отношениях с доктором Бенджамином Коуплендлом и никогда не прощу себя, если ты окажешься опозоренной женщиной. Ты еще молода и не понимаешь простой истины: ни одна уважающая себя леди Туин-Фолса не приняла бы в своем доме этого Кристиана Бантона. Этого любителя перестрелок, этого любимца уличных женщин! Ни одна уважающая себя леди не отправилась бы в Сиэтл без надлежащего сопровождения!

У Мелиссы вмиг пропал сон, и она с изумлением слушала темпераментную речь мистера Гриффина. У нее и в мыслях не было, что в нем заговорила ревность, что он интуитивно, как любой самец, почувствовал приближение грозного соперника и пытается одержать над ним победу. Нет, было такое ощущение, что Чарльз Гриффин хотел раздавить Кристиана Бентона, унизить, растоптать. А заодно уничтожить и ее. Естественно, он не собирался лишать Мелиссу жизни, просто намеревался сломить ее волю. Тогда ей придется поставить крест на том, о чем они мечтали с Бенджамином. И этот человек считает себя другом доктора?! Мелисса испугалась.

Скрывая нервную дрожь, она решительно подобрала юбку и выпрыгнула из коляски, не дождавшись, когда выйдет Чарльз и подаст ей руку.

— В ваших словах, мистер Гриффин, мне чудится больше фамильярности, чем тревоги и озабоченности! Да не покажутся вам мои слова слишком прямолинейными! — Она внимательно вглядывалась в его лицо, надеясь найти разгадку внезапно возникшей напряженности.

— Да, кстати, дорогая Мелисса, у тебя, кажется, есть сводный брат? Давно ли ты получала от него вести? Почему бы ему не позаботиться о тебе, не принять участие в твоей судьбе? — Чарльз стоял, положив руку на поручень коляски и покачиваясь с носков на пятки. При этом его кожаные башмаки неприятно скрипели.

Эти слова прозвучали как гром с ясного неба. Но откуда о Джоне Паркере мог узнать мистер Гриффин? Мелисса вздрогнула. Не дай Бог, если Джон вдруг пожелает принять участие в ее судьбе. Невозможно и представить! Столь деликатную тему она не желала ни с кем обсуждать. А уж тем более с господином управляющим золотодобывающей компании.

— Последнее письмо от Джона я получила еще при жизни Бенджамина, — как можно сердечнее и спокойнее произнесла Мелисса, изо всех сил сдерживаясь, чтобы вновь не сорваться. — Я и не предполагала о том, что вы, Чарльз, осведомлены о его существовании!

— Как же, как же, милая Мелисса, доктор считал, что в случае его кончины в мире останется лишь два человека, на кого ты могла бы положиться! Не так ли?

Голос его продолжал быть мягким и вкрадчивым, но в нем таилась скрытая угроза. Или ей только показалось? Молодая женщина еще больше насторожилась.

— А вы случайно ничего не путаете, мистер Гриффин? — также вкрадчиво поинтересовалась Мелисса. Как бы ни так! Не мог Бенджамин доверять Джону Паркеру! У Мелиссы на этот счет не было никакого сомнения. Никак не мог! Особенно после того как Джон, талантливо сыграв на доверчивости и жалости сводной сестры, промотал приличное состояние, оставшееся ей в наследство от матери и отца.

Чарльз молчал, по-прежнему покачиваясь вперед-назад и выжидающе наблюдая за ней. Пауза несколько затянулась. Надо было как-то реагировать. Мелисса собралась с духом и снова заговорила. Она постаралась придать голосу уверенный тон, хотя в слова вложила максимум неопределенности:

— Вероятно, вы правы, Чарльз! Самыми близкими людьми я могла бы назвать Джона Паркера и вас! Потому-то, ради Бога, успокойтесь, мистер Гриффин, я не сделаю ничего такого, что могло бы темным пятном лечь на светлый образ моего покойного мужа! — она еле сдерживала слезы. Внутри у нее все клокотало от негодования и брезгливости, легкий холодок пробегал по спине, сердце сжималось от недоброго предчувствия, страх леденил душу. Но внешне Мелисса выглядела почти спокойной. — Я сама позабочусь о своей чести! Извините, но мне надо отдохнуть.

Глава 2

Возвратившись домой, Мелисса поднялась в свою спальню, переоделась в ночную сорочку и закуталась в теплый халат. В комнате было прохладно. Масляная лампа отбрасывала на стены длинные тени. Молодая женщина удобно устроилась на диване, накрылась теплым пледом и задумалась.

После смерти мужа Мелиссе потребовалось время, чтобы привыкнуть к одиночеству. Впрочем, и в семейной жизни она не была слишком избалована вниманием Коуплендла, хотя всегда ощущала его заботу. Практически целыми днями доктор был занят: он выезжал к больным, принимал пациентов или, сидя в своем рабочем кабинете, изучал медицинские книги и читал статьи в специальных газетах и журналах. Для Мелиссы он тоже отбирал книги и статьи, складывая их в отдельную стопку. Почерпнутые знания давали ей возможность принимать в трудных ситуациях самостоятельные решения. И Мелисса была благодарна доктору за все, что он сделал для нее.

Ей не исполнилось и шестнадцати лет, когда Бенджамин Коуплендл стал ее наставником, учителем и другом. Он совершил в ее душе переворот, и при этом ухитрился не прочитать ни одной нотации, ни одного нравоучения. Она сама выбрала его себе в покровители, полагаясь лишь на свою детскую интуицию. Но выбор оказался безошибочным.

Теперь молодая женщина могла честно себе признаться: да, она не любила своего мужа. Вернее, любила так, как любит юное существо отца — строгого, но доброго и заботливого. Ведь доктор открыл для нее двери своего дома, окружил вниманием и заботой. И принимая все это, Мелисса отвечала мужу искренним уважением. Доктор знал о ней все, что должен знать отец о дочери, с которой у него сложились доверительные отношения.

Родной отец Мелиссы Джереми Фостер был сыном совладельца крупного банка и одним из первых выпускников Гарвардского университета, изучавших военное дело. Позже его сверстников назвали «Поколением новой формации». Во время гражданской войны он принял командование одной из артиллерийских рот Висконсинского добровольческого полка. Молодой и горячий, погиб в июльском сражении тысяча восемьсот шестьдесят первого года под Манассасом, оставаясь до последнего часа приверженцем и последователем идей президента Авраама Линкольна.

Мать Мелиссы, дочь одного из разорившихся незадолго до Гражданской войны плантаторов, мисс Мэри Олдридж, получила отличное домашнее воспитание, обладала прекрасной внешностью, замечательным голосом, виртуозно играла на рояле. Часто выступала на домашних музыкальных вечерах в Бостонском особняке престарелой тети.

Молодая женщина печально улыбнулась, вспоминая, какой милой и наивной была ее мать. Она боготворила отца Мелиссы, Впрочем, отец тоже боготворил свою «красавицу Мэри». Дружная пара у кого-то вызывала восторг, у кого-то — зависть и неприязнь.

История знакомства родителей казалась Мелиссе сказочно романтичной. Они встретились случайно. Южанка мисс Мэри Олдридж приехала в Бостон на Рождество в сопровождении тетушки. Посещая театр, потеряла свой веер и сумочку. А через неделю вещи принес в дом тети молодой человек и представился студентом выпускного курса Гарвардского университета Джерри Фостером.

Конечно, Мелисса несколько идеализировала отношения матери и отца. Впрочем, вначале все у них складывалось как нельзя лучше. И хотя они принадлежали к разным слоям общества, молодым людям было не до сословных предрассудков. Они были счастливы, и это состояние казалось им вечным. Но судьба распорядилась по-своему. Политические события в стране развивались бурно, точно наводнение в долине после мощного ливня в горах.


Мелисса плохо помнила благословенные мирные времена. Ей шел пятый год, когда разразилась Гражданская война между северными и южными штатами. И в апреле шестьдесят первого года еще никто не знал, что общество уже разделяется на два враждебных лагеря.

Воспоминания складывались из детских ощущений и чувств. Вот отец несет ее на руках по лестнице, озаренной яркими светильниками. Ковровая дорожка вьется со ступеньки на ступеньку. Металлические кольца ковровых зажимов начищены и сверкают. Ей тепло и покойно на отцовских руках. Ее щека прикасается к колючему воротнику офицерского мундира. А еще она помнила мамины глаза, как восторженно и горделиво она смотрела на самых дорогих и близких ей людей.

Ярким пятном воспоминаний того времени была кукла, подаренная отцом на последнее в его жизни Рождество. Они втроем выбирали ей имя и остановились на «мисс Мэри». После того Рождества ей еще долго снился венок из можжевеловых веток, которым украшали дверь дома. И разноцветные стеклянные шары. Она все время роняла их, помогая отцу наряжать рождественскую елку. Шары разбивались с хрустальным звоном, рассыпаясь на множество осколков. А она, глупая, счастливо смеялась. Отец не бранил ее, он тоже смеялся над проказами дочери.

Возможно, Мелисса придумала сама для себя эти сценки. Так было легче жить. С тех прекрасных времен у нее осталась одна фотография. Она сберегла ее во всех своих жизненных перипетиях, вставила под стекло в красивую рамочку. Прошло довольно много времени, прежде чем старый семейный портрет наконец-то обрел свое постоянное место на ее туалетном столе в доме доктора Коуплендла.

Слезы покатились по щекам Мелиссы. Она вытерла их ладонью. В ее жизни были периоды, воспоминания о которых вызывали чувство стыда и сожаления. И тогда щеки покрывались румянцем, уши начинали гореть, а в горле застревал соленый комок. Она старалась загонять в дальние уголки памяти эти события, пробовала заглушить их чувством благодарности к доктору.

…Получив извещение о гибели отца, мать Мелиссы слегла. Сжав конверт в руке, она лежала в спальне, уставившись в потолок невидящим взглядом. Не реагировала на слезы и просьбы дочери, оставленной под присмотром пожилой кухарки, которая заботилась лишь о том, чтобы девочка была накормлена и чисто одета. Один раз в день служанка водила девочку гулять на городской бульвар. Прогулка начиналась от дома и заканчивалась на церковной площади, а потом — в обратном направлении. Мелисса туда-сюда сновала по аллейке, мир казался бесцветным и скучным, чем-то похожим на внезапно подурневшее материнское лицо.

Болезнь матери длилась не год и не два. Но пока в стране шла война, было плохо всем. Болезнь молодой женщины как бы вписывалась в общее горе. Однако Мэри не нашла в себе сил выздороветь; когда война закончилась и страна зажила по-другому. Доктора сменяли друг друга. И каждый из них не находил серьезных причин для недомогания миссис Мэри Фостер. Однажды в доме появился новый доктор — молодой, красивый, уверенный в себе мужчина по имени Бенджамин Коуплендл. Он работал врачом в частной клинике Бостона и преподавал в университете. Впоследствии Мелисса узнала, что во время Гражданской войны мистер Коуплендл воевал на стороне северян, но если ему в руки попадал раненый южанин, то и ему не отказывал в медицинской помощи. Доктор проникся каким-то особым чувством сострадания к Мелиссе. Он стал наведываться без приглашения, приносить девочке гостинцы — конфеты, пирожные в красивых коробочках, яблоки.

Мелисса оставалась по-прежнему на попечении служанки. Миссис Фостер, казалось, выздоровела, но доктор, осматривая ее, сокрушенно качал головой.

Спустя какое-то время Мэри устроилась актрисой в провинциальный театр. Теперь она вечера проводила вне дома, все чаще и чаще предавалась забавам: посещала рестораны в компании каких-то состоятельных господ, наведывалась в музыкальные салоны. Л Мелисса сидела с вечно недовольной всем нянькой.

Утром мать спала до полудня, потом вставала, не спеша приводила себя в порядок, долго сидела перед зеркалом, и только после всего выпивала чашку кофе. Она почти ничего не ела, сильно похудела. Стерженек в душе, который когда-то поддерживал ее достоинство, надломился. Она бросила работу, не стеснялась того, что оказывалась на содержании у состоятельных джентльменов. Случалось, она не выбиралась никуда несколько дней подряд. Проснувшись утром, забредала в комнату к Мелиссе, усаживала ее на колени, расчесывала и переплетала по несколько раз роскошные волосы дочери, обнимала и крепко-крепко прижимала девочку к себе.

— Ты будешь замечательной красавицей, милая Лисси! — говорила она нежным голосом. — Ты вырастешь прелестной женщиной, моя дорогая! И мужчины станут сходить с ума от любви к тебе! Они будут осыпать твою красоту бриллиантами и золотом, носить тебя на руках, преклоняться перед тобой! — Мелисса слушала пока еще непонятные для нее слова, а в душу заползала тоска. От матери пахло резкими духами, вином, шоколадом и дорогим кофе.

Она приглашала в комнату няню, служанку, кухарку и продолжала:

— Посмотрите, Мэй, Сара, Лиззи! Ну, у кого еще могут быть такие роскошные локоны? А эти нежно-розовые щечки! А эти серые, чистые и наивные глаза! Сколько подарков стоят прелестные глазки и аккуратный носик?

Вначале Мелисса почти ничего не понимала из маминых разговоров. Но какое-то опасение закрадывалось в душу. Страшное и неотвратимое будущее приближалось. И однажды она услышала, как служанки переговариваются в коридоре, осуждая ее мать. Они говорили о том, что, воспитывая Мелиссу подобным образом, миссис Фостер готовит из дочки продажную женщину. Эти разговоры продолжались изо дня в день, приобретая все более резкий и безжалостный характер. И каждый раз ужас и стыд охватывали душу Мелиссы, она запиралась в своей комнате и долго плакала в одиночестве.

А потом, три года спустя после смерти отца, миссис Фостер вышла замуж во второй раз. У ее нового мужа была дочь-подросток. И далеко не красавица. Почти взрослая девушка, обладающая обычной внешностью, возненавидела сводную сестру. Но их совместное существование было недолгим — миссис Фостер поменяла мужа. У Мелиссы появился сводный брат, его звали Джон Паркер, он был старше девочки на три года.

Время шло. Мелиссе исполнилось пятнадцать лет, когда ее красота расцвела в полную силу. Юность девушки совпала с тяжелыми жизненными обстоятельствами — миссис Фостер снова заболела. Она оказалась почти в полной изоляции от общества: старые друзья отца считали поведение Мэри недостойным порядочной леди. Но хуже всего пришлось Мелиссе.

На первых порах казалось, что Джон окружил сводную сестру заботой и вниманием. Но за всей этой преувеличенной добротой стояло желание полностью поработить девушку, сделать ее безвольной игрушкой. Вначале Мелиссе это даже нравилось, но вскоре назойливая опека стала ее тяготить. И девушке вдруг стало понятно состояние кролика, который вот-вот станет добычей удава.

И тогда, как всегда неожиданно, ей на помощь пришел доктор Коуплендл. Вспоминая те дни, Мелисса испытывала двойственное чувство. С одной стороны, ее переполняла благодарность к доктору, протянувшему руку помощи в трудную минуту, не давшему ей опуститься на дно жизни. С другой стороны, ей было непонятно, чем руководствовался Бенджамин Коуплендл, когда взвалил на себя пусть весьма красивую, но все же обузу.

…Утро все не наступало. Зимняя ночь казалась нестерпимо долгой. Оконные рамы не сдерживали холодного ветра с океана. В животе урчало от голода. Спуститься вниз девушка не могла. У нее не осталось денег, чтобы посидеть в теплом кафе, принести матери в номер чашку горячего кофе и самой чем-нибудь согреться. Мелисса куталась во все одежки, но все равно мерзла. Кончики пальцев совершенно посинели, она время от времени дула на них и плакала.

Несколько последних долларов исчезли из потертой сумочки. Напрасно Мелисса перетряхивала ее содержимое. Старые носовые платки, расческа, запасные шпильки, дешевые детские безделушки, духи — все было на месте, кроме заветных монет и дорогого гребня из слоновой кости с инкрустацией, единственной ценной вещи, оставшейся у матери.

Юная девушка, почти девочка, никак не могла предположить и поверить в то, что последние деньги мог украсть Джон. Конечно, она уже отлично понимала, что ее сводный брат — легкомысленный, безвольный и не совсем порядочный человек. Он испытывал азарт, только играя в карты. Все остальное время, когда играть было не на что, он сидел в меланхоличном настроении, уставившись замершим взглядом в одну точку. Он соображал, где раздобыть денег, чтобы снова сесть за карточный стол. И совершенно не обращал внимания на умирающую мачеху.

Мелисса снова и снова обращалась к нему:

— Джонни, дорогой, пожалуйста, пригласи врача! Прошу тебя, иначе мама умрет! Что я буду делать без нее?

— У нас нет денег, чтобы заплатить врачу! — рассеянно отвечал Джон.

— Но вчера я отдала тебе ее сережки с бриллиантами! Они стоят очень дорого, Джон! Мама говорила, что на деньги, вырученные за них, можно прожить целый год. А у тебя они закончились через неделю. Ты хотя бы заплатил за гостиницу?

— Да! — Он снисходительно смотрел на нее, потом отводил взгляд в сторону. — У тебя ведь полно этого добра! Неужели тебе жалко? Брату, который заботится о тебе?!

И Мелисса дрожащими руками доставала очередную «безделушку» в бархатном футлярчике и протягивала Джону.

— Возьми, Джонни! Только, пожалуйста, принеси матушке чего-нибудь поесть! Или закажи в номер завтрак! Пожалуйста!

Уже тогда она подметила, что тот, кто живет за счет другого человека, со временем начинает ненавидеть своего благодетеля. Словно чувствует, что терпение кормильца может когда-нибудь закончиться и тогда придется искать новых покровителей.

Мелисса все-таки надеялась, что такой момент, когда у них не останется ничего, не наступит или наступит не скоро. И неужели Джон тогда бросит их? Она уверяла себя, что он не сможет так дурно обойтись с ними. Эти мысли вихрем пронеслись в ее голове, когда она перетряхивала содержимое сумочки в поисках хотя бы нескольких центов.

— Он не мог так поступить с нами! Не может Джонни без спроса взять последние доллары! Он же не вор и не мот! — Снова и снова твердила она, расхаживая по крохотной комнатке, прислушиваясь к тихому материнскому дыханию.

Из ночного клуба, окна которого ярко пылали на противоположной стороне улицы, доносился неестественный смех женщин, пьяные голоса мужчин. Подходя к окну, Мелисса видела яркие фонари, качающиеся над входом. Они освещали вывеску над дверью. На ней было начертано: «Венеция».

— Интересно, в настоящей Венеции так же холодно, как здесь, в Сиэтле? — тихо шептала Мелисса, представляя дворцы Венеции, каналы, по которым плывут гондолы, освещенные факелами. Любовные страстные песни гондольеров разносятся над водой. Нежная ручка на мгновение приоткрывает шелковую шторку каюты. Отражение огней прихотливо и причудливо преломляется в черной гладкой воде, вспыхивает в страстных и любопытных очах венецианок.

А сколько их, соблазненных и обманутых, находит утешение в черной бездне каналов! К прелестным и нежным ручкам подплывают холодные рыбы. Водят хороводы, словно приветствуют новую обитательницу ночных темных вод. Ее передернуло от тех картин, которые нарисовало ее воображение, мурашки пробежали по спине, волосы на затылке шевельнулись, точно от дуновения ледяного ветра. Нет, нет, она не сможет сотворить с собой такое!

Мелисса отпрянула от окна, подняла упавшую шаль, закуталась в нее с головой, прилегла на потертый диван, «украшающий» запущенную меблированную квартирку из двух комнат, которую они теперь снимали. Днем Джонни куда-то ушел, пообещав вернуться не позднее шести часов и принести Мелиссе и Мэри хотя бы несколько ломтиков хлеба и пару чашек кофе на ужин. Вчера в очередной раз он сдал в ломбард брильянтовое колье, принадлежащее миссис Мэри Олдридж. Но ни сводная сестра, ни мачеха денег не увидели — он снова все проиграл.

Мелисса осталась наедине с матерью, которая умирала в этом ледяном склепе. Последние два дня Мэри была как ни в себе: вскакивала с постели, рвалась куда-то бежать, пряталась по углам неизвестно от кого. Все время звала своего погибшего мужа, просила у него прощения. И Мелисса в ужасе закрывала уши ладонями, чтобы ничего не слышать.

— Джерри! — бормотала Мэри. — Почему ты покидаешь меня, Джерри, милый и дорогой! Зачем ты оставил нас?! Я хочу к тебе! Не бросай меня! Не уходи, любимый! Прости меня! Прости меня, дрянную, падшую женщину! Мелисса, доченька, прости меня!

Матери становилось все хуже. Потом она затихла, впала в забытье. Весь тот пасмурный день больная Мэри лежала одинокая, маленькая, исхудавшая на широченной, супружеской кровати под балдахином. Она умерла вечером, когда последний солнечный луч, словно на прощанье, внезапно осветил гостиничную комнату, неуютную, казенную, пустую. Всю ночь Мелисса простояла на коленях возле мертвой матери. Она молилась за спасение души усопшей Мэри. Утром появился Джон, усталый и недовольный. На этот раз какие-то высшие силы сжалились, скорее, не над ним, а над страдающей Мелиссой. Он принес деньги, как-то невразумительно объяснив их происхождение.

И похоронный экипаж, запряженный двумя вороными лошадьми, отвез Мэри на окраинное кладбище. Туда, где ветер с океана свистит и стонет осенними и зимними ночами и заносит песком скромные могилы с дешевыми надгробьями. Незнакомый пастор в потертой сутане прочел заупокойную молитву, а Мелисса положила на маленькую плиту веночек из искусственных незабудок.

Отец Джона, Дэвид Паркер, простой коммивояжер, дома почти не бывал, проводя все время в разъездах. Когда его жена Мэри скончалась, он находился слишком далеко и о ее смерти узнал три дня спустя.

Прощание с матерью и похороны прошли, словно во сне. Мелисса не плакала. Джон, казалось, по-прежнему продолжал заботиться о ней. Но что-то в его отношении изменилось. Иногда он подолгу сидел напротив Мелиссы, задумчиво разглядывая ее. Юная девушка пугалась, уходила к себе, запиралась и плакала в одиночестве несколько часов подряд. Но слезы иссякали. Чтобы спастись от невеселых дум, Мелисса взялась за книги. Она перечитывала несколько раз старенький томик повестей и рассказов Генри Торо. Но неспешное повествование о природе и трудном существовании людей, осваивающих новые земли, не отвлекали девушку от печальных мыслей.


Мелиссе почудилось, будто кто-то быстро прошел по гостиничному коридору. Осторожно открылась и закрылась дверь соседнего номера.

— Джон! — стараясь не поднимать шума, она поднялась с дивана, подошла к двери. — Джонни, это ты?

Молчание и тишина были ей ответом. Показалось. А что если Джон снова проигрался и никогда уже не вернется?! Что она будет делать одна в огромном городе, где столько людей, а обратиться за помощью некуда и не к кому! Наверное, окажись она в пустыне или на утлом суденышке в океане, у нее было бы больше надежды спастись! Она пропадет, пропадет! Рядом давно нет ни служанки, ни няни! Нет никого, кроме Джона, но тот тоже исчез неизвестно где.

Если Джон не вернется, хозяин выставит ее завтра на улицу. И она, Мелисса Фостер, потащится по неприветливой улице Сиэтла, доберется до окраины, будет сидеть на пустынном кладбище, замерзать и мокнуть под моросящим дождем.

Опять перед глазами мелькнула надпись за окном: «Венеция». Не лучше ли решить все проблемы, найдя приют на дне одного из венецианских каналов? Там хотя бы не холодно, не так неприятно тонуть. Как будто не все равно, каким образом умирать в пятнадцать лет?! Но если Джон не вернется?! Если Джон не вернется?!

А может, попробовать найти другой выход? Но кому она нужна без денег, имущества, наследства. Поискать работу? Какую? Ту, которой занимаются женщины в скандальных домах под красными фонарями? Так она и этого не умеет! И испытывает к «этому» только отвращение. Нет у нее к подобному занятию ни любопытства, ни интереса!

Из окна ей хорошо видно, как вечерами оживает ночной клуб в отеле «Венеция»! Девушки там ходят в нескромной одежде, с обнаженными ногами и грудью. Их все презирают. Даже пьяные мужчины, которые платят за них деньги! Даже их постоянные клиенты — моряки, сошедшие на берег после долгого плавания. Эти женщины днем нигде и не показываются, вероятно, отдыхают после ночной работы. Жрицы любви — так называют этих женщин. Но о какой любви может идти речь, если они должны ублажать мужчину, которого первый раз в жизни видят?

А есть и такие, которые стоят в темных переулках допоздна, хватая за руки случайных прохожих. Их участь еще более ужасна — почти каждое утро таких «жриц любви» находят убитыми, умершими от холода и голода.

Господи! Отче наш! Создатель милосердный! Как холодно! Как хочется есть! Ну, хотя бы сухарик и маленькую чашку кофе без сахара и сливок. Когда-то мама приучила ее пить по утрам кофе со сливками или горячий шоколад. Иногда для разнообразия подавали чай с молоком и слоеной булочкой. А когда она заболевала, ее поили куриным бульоном или горячим молоком с кусочком сливочного масла. Ей казалось тогда, что молоко и бульон страшно неприятные на вкус. А сейчас она с удовольствием выпила бы чашку бульона с несколькими сухариками.

Теперь о ней заботиться некому! Она подозревала, но все-таки до конца не верила в то, что Джонни не станет заботиться о ней, когда у нее закончатся деньги и драгоценности.

Может быть, пойти в богатый дом, поискать место прислуги или няни? Но где достать рекомендательное письмо? Да и, как ей известно, не очень-то жалуют хозяйки молодых красивых служанок. Уж больно велик соблазн для мужей, которым порядком поднадаели их пресные спутницы жизни.

Кто-то, громко топая, прошел по коридору отеля. В дверь постучали. Мелисса вскочила, поправила платье, вытерла слезы и пригладила волосы. Торопливо подошла к двери и повернула защелку. Тусклая лампочка высветила человека, стоящего на пороге.

— Джон! Наконец-то! Джонни, где ты был? — Девушка кинулась к вошедшему. Брат поцеловал ее в щеку, потом отодвинул в сторону и прошел по комнате.

— Ты мне рада, сестренка? — он устало опустился на диван, откинул голову на спинку, прикрыл глаза. — Присядь, дорогая Мелисса! Нам необходимо поговорить.

— Да, Джонни! Я так тебя ждала! Расскажи мне, что случилось? — девушка присела на краешек дивана, впервые за последние время она почувствовала себя спокойно. Теперь, казалось, все самое худшее осталось позади: ведь с ней человек, которому она может доверить свою жизнь. — Я внимательно слушаю тебя, Джонни!

— Ты хотела бы снова оказаться в Бостоне? — Он задал вопрос равнодушным тоном, даже не открывая глаз. Голос звучал глуховато и утомленно.

Да, Джонни! Конечно! — Мелиссу всю обдало жаром. Неужели? Неужели она увидит снова дорогие сердцу места? Она не могла в это поверить. Схватила молодого человека за руки своими дрожащими от волнения горячими пальчиками. — Я не верю своим ушам, Джонни! Мы будем жить в старом доме! И все будет замечательно!

Он лениво открыл глаза, снисходительно глянул на девушку, наклонился к ней, как бы рассматривая каждую черточку ее лица. Мелисса, казалось, не замечала ничего. Новость полностью завладела ее мыслями.

— Мы возвращаемся домой! Домой! У меня есть дом, который оставила матушка!

Джон мысленно усмехнулся, но не стал открывать секрет своей наивной и, как ему казалось, глупенькой сестренке. Дом давно отдан по закладным, которые оформлял его отец, выступающий в роли опекуна несовершеннолетней наследницы. Как-нибудь все утрясется. Прожить бы сегодня, а завтра будет видно.

— Ты должна обязательно помочь мне! Только тогда мы сможем выполнить все задуманное! — он говорил властным тоном, не позволяющим ей сомневаться в его правоте.

— Что я должна сделать? — казалось, она была готова на все, что бы он ей ни предложил. Но это было обманчивое ощущение. Она все время чувствовала какой-то подвох. Где-то в дальнем уголке сердца Мелиссы зародилось подозрение, что ее милый и обаятельный братец не только не удержит ее от падения, но и сам, как бы ненароком, будет подталкивать к краю бездны. И как ни была она наивна и доверчива, в ее прелестной головке вызревал план побега. Она должна освободиться от власти этого человека.

Самую малость, всего один день, побыть натурщицей! Надо отработать полученный на похороны аванс! — эти слова прозвучали как удар хлыстом. Девушка отшатнулась, но Джон удержал ее ладони в своих. — Дорогая и милая сестренка! Не думай обо мне слишком плохо! Прошу тебя! — Голос стал вкрадчивым и умоляющим. Но Мелиссе слишком хорошо были знакомы эти интонации. Они означали, что Джон задумал очередную гнусность.

— Ты, — голос Мелиссы срывался от негодования, — ты продал меня какому-то художнику, Джон Паркер?! — Она была достаточно осведомленной девушкой, и ей сразу все стало ясно.

— Мелисса, ты меня неправильно поняла! — он поднялся с дивана, отступил несколько шагов к окну. — Да, кстати! Вот тебе долг! — Он вынул их кармана бумажник, бросил на диван серебряную монету в пять долларов. Пошарил в кармане, прибавил к монете футляр с гребнем. — Я тут позаимствовал пару безделиц, возвращаю!

С садистским наслаждением юноша наблюдал за сменой выражений на ее лице. Он понимал, что в чистом и наивном существе борются сразу несколько чувств. Надежда сменилась отчаянием, любовь — неприязнью и даже ненавистью. А потом снова отчаяние уступило место надежде.

— Ты требуешь невозможного, Джон! — лицо ее побледнело и осунулось. Лихорадочно засверкали серые глаза, и ярким алым пятном выделялись воспаленные губы. Она была прекрасна в эту минуту. — Пожалей меня, Джон!

И то, что она стала взывать к его жалости, было самой большой ошибкой. Не было лучшего способа подхлестнуть все низменное в его душе. Он понял: Мелисса сломлена.

— Хватит лить слезы! Ты просто отработаешь стоимость похорон матери! И тебе дадут еще денег на дорогу! Езжай, куда хочешь! — жестко и холодно сказал он. — Тебе даже идти далеко не придется! И сеанс будет довольно коротким! — Он выглянул в коридор, махнул кому-то рукой.

Буквально через минуту-другую в номер вошли женщина и мужчина, оба одетые в черные пальто и шляпы. Женщина разглядывала Мелиссу оценивающе, словно выбирала дорогой товар. Мужчина бросил беглый взгляд и довольно хмыкнул:

— Свеженькая птичка! Не смущайтесь, мисс! Всем приходится когда-то начинать!

— Полегче, Фрэдди! Мисс, возможно, из благородных. К тому же несовершеннолетняя! — предостерегла женщина.

Мелисса благодарно взглянула на нее, ожидая одного лишь сочувствия и ничего более.

— В конце концов, не на панель выводим, а всего лишь в мастерскую! У натурщицы на фотографии возраст никто не спросит! А мы дорогую мисс не сглазим! — он довольно хохотнул. Ему в ответ, потирая руки, осклабился довольный Джон. Угодливо потянулся к женщине:

— Задаток, мэм! Мне нужно вернуть долг!

— Забери ее вещи! — женщина бросила жесткий взгляд на Джона. — Неужто, впрямь, брат? — Она недоверчиво покачала головой.

Выключив свет, они вышли, заперли номер. Спустившись по лестнице на первый этаж, сдали ключ от комнаты Мелиссы дежурному и ступили на мостовую.

Идти, и на самом деле, оказалось недалеко. Всего несколько десятков шагов. Компания оказалась возле освещенной фотовитрины. Сбоку виднелась застекленная дверь. Фрэд открыл ее своим ключом, прошел внутрь, щелкнул выключателем. Неяркая лампочка осветила узкий коридор, ведущий вглубь дома.

На Мелиссу пахнуло теплом, обдало запахом кофе. Она покачнулась. В голове зазвенело. Рот наполнился вязкой слюной, а в желудке заурчало. Женщина подхватила ее под локоток.

— Ну, и подкинула же судьба вам, мисс, брата! Вы, вероятно, не ели сутки, а то и больше!

В комнате, куда они вошли, стены были затянуты черным шелком. Вдоль стены стояли диваны, кресла и стулья на изящно выгнутых ножках. Рядом с дверью находились вешалка и стол.

Джон опустил на пол чемодан и корзинку Мелиссы. Нетерпеливо переминаясь, он вопросительно уставился на женщину. Дрожь в ногах заставила Мелиссу присесть на ближайший стул. Она старалась не смотреть на Джона. Этот человек перестал для нее существовать. Утешало одно: она видит его последний раз в жизни. Перестала страшить даже неизвестность. Она словно оцепенела от всего случившегося с ней. Ей казалось, что это ей привидилось в дурном сне. Просто страшный сон — и не более того. Вот через минуту она проснется, и кошмар отступит, исчезнет, растворится. Как всегда отступает, растворяется в солнечном свете дня ночной мрак и страх неведомого.

— Зовите меня Майрой, мисс! Я — Майра Хоу! И снимите, наконец, пальто и шляпу. В комнате тепло! — сама она свою верхнюю одежду уже пристроила на вешалку. Потом помогла раздеться Мелиссе.

Выпроводив Джона, Майра крепко заперла дверь на засов и погасила свет в коридорчике. Фрэду она приказала отправиться на кухню. Мелиссе оставалось только безропотно подчиниться судьбе. Оцепенение постепенно проходило, уступая место чувству голода и стыда. Она закрыла лицо ладонями.

— Не надо плакать, мисс, а то ваши глаза опухнут от слез. Вас никто не обидит! Воспринимайте все так, как если бы вы работали горничной или даже учительницей. Вспомните, как еще мало женщин работает в школах. Каждому человеку страшно, когда он первый раз выходит на работу. Причем, на любую работу! Догадываюсь, что, по-видимому, вы благородная леди из южанок. Они гордые, строптивые. Но что делать, если родители, упокой, Господи, их души, не оставили вам приличного состояния?!

— Неправда! — Мелисса вознегодовала. — У меня есть дом в Бостоне! И я хочу туда вернуться! К тому же у меня там живет дядюшка! — она соврала неожиданно для себя. Но Майра уловила ложь в ее словах.

— Вы честная леди, мисс! И обманывать еще не научились! Лгать так, чтобы вам поверили!

Мелисса сильно покраснела, слезы выступили на глазах, но на этот раз от злости и досады.

— Если необходимо, то научусь! — она встряхнула головой. Шпильки, которые держались уже давно еле-еле, выпали, и волосы золотисто-каштановым водопадом рассыпались по плечам и спине.

— Ах, леди! Вы и в самом деле прехорошенькая! — Майра улыбнулась. — Не сердитесь на меня! Не я вас продала фотографу, а ваш братец! На него надо злиться!

В этот момент из кухни появился Фрэд. В руках он держал поднос, на котором стояли тарелка с яичницей и кофейник, пышущий жаром.

— Посмотри-ка, Фрэд, — обратилась к нему Майра. — Наша мисс и впрямь не просто милочка, а настоящая красавица.

— Джон вовсе мне не брат! Вернее, он сводный брат! После смерти моего отца мама вышла замуж за Дэвида Паркера — простого коммивояжера. А мой отец — офицер Висконсинского добровольческого полка, командир артиллерийской роты. Он погиб под Манассасом в июле шестьдесят первого года! — гордо заявила Мелисса. — А мама умерла три дня назад. Мы похоронили ее в долг.

Она говорила короткими фразами, в перерывах между глотками кофе. С яичницей она расправилась моментально. Впервые она рассказывала о себе так просто и откровенно совершенно чужим, случайным знакомым. Ей не было стыдно. Она словно освобождалась от своего прошлого. Того прошлого, которое скопилось в ней и лежало камнем на дне души. И ей очень хотелось, чтобы этот камень перестал давить. Пусть он скорее рассыплется в песок. А песок унесет река времени.

Майра внимательно слушала ее, подливая кофе. Фрэд тоже прислушивался, занимаясь своей «механикой» в другом конце комнаты. Он был серьезен, не говорил ничего.

— А я думала, вы южанка, мисс Мелисса! По вашему выговору так кажется!

— Мама была южанкой! — подтвердила Мелисса. — Дедушка и бабушка не одобряли ее второго замужества. К сожалению, с тех пор мы не поддерживали никаких отношений, и теперь я не знаю, где искать их след.

Я думаю, ваш брат обманул вас: никто не дает в кредит денег на похороны! — печально произнесла Майра и отвела руку девушки, когда та потянулась за еще одним тостом. — Достаточно! Потом мы дадим вам еще поесть. А пока примите ванну и отдохните. И вот что я скажу. Мы поможем вам отправиться в Бостон. Пассажирские поезда ходят туда два раза в неделю. А как приедете, найдите возможность все узнать про отца. Вам нужно обратиться в правительство. Даже если старики не захотят вас признать, то правительство должно дать вам, мисс, пенсию за отца.

— Зовите меня просто Мелиссой или Лисси, Майра!

— Тогда и ты, Лисси, зови меня Майрой!


Фотомастерская занимала целый этаж. Мелиссу уложили спать в задней комнате дома. Она проспала в тепле и уюте почти двенадцать часов. И никто не беспокоил ее.

— Утомленную натурщицу, как ни украшай, усталость будет видна. — Фрэд внимательно рассматривал ее лицо. — Надеюсь, что твое лицо на фотографиях будет еще прелестнее!

Они работали два дня. И Мелисса поняла, что имелось в виду под словом «работа». Она должна была одеваться и раздеваться. Фрэд волчком носился возле своего фотоаппарата. Вставлял кассеты и в перерывах между съемками проявлял негативы, печатал снимки.

За эти два дня Мелисса так умаялась, будто разгружала вагоны на товарной станции Сиэтла. Во время отдыха она сидела отрешенно на диване, пила маленькими глоточками кофе и не могла ничего есть. Если ей приходилось сниматься почти обнаженной, в перерывах Майра подавала ей теплый халат. Закутавшись в него, Мелисса устраивалась на диване, свернувшись в комочек.

Она не попросила себе на память ни одной фотографии. Фрэд с Майрой и не предлагали, понимая, каким потрясением было для юной девушки все случившееся. Странно, но Мелисса не испытывала к этой паре недобрых чувств. Скорее наоборот, было чувство, похожее на благодарность: они купили ей билет, посадили на поезд. И девушка отправилась в трудный путь через всю страну.


Бостон встретил ее пасмурной погодой. Было ветрено и холодно, как бывает всегда в ноябре-декабре в приморских городах восточного побережья.

Ветер заламывал зонты и поля у шляп прохожих, швырял в лицо холодными каплями дождя. Добравшись до «своего» особняка, Мелисса с волнением поднялась на крыльцо и позвонила в колокольчик. Интересно, кто теперь служит домоправителем? Ей пришлось дожидаться чуть ли не четверть часа. На холодном ветру девушка совершенно продрогла.

Наконец дверь приоткрылась. Пожилая незнакомая женщина в рабочем переднике вопросительно взглянула на гостью.

— Что вам угодно, мисс?

— Добрый день, мэм! — девушка постаралась улыбнуться как можно приветливее. — Я — Мелисса Фостер! Мама, то есть владелица этого особняка Мэри Фостер, скончалась. — Она замолчала, потому что слезы подступили к глазам, горло сдавило.

— Мэри Фостер, мисс?! — женщина сочувственно взглянула на Мелиссу. — Вы ошибаетесь, мисс! Особняк давно не принадлежит Мэри Фостер. Он выставлен на торги.

— Не может быть! — Мелисса ожидала всего, чего угодно, но только не подобного поворота. — Как же так? Мистер Дэвид Паркер ничего не говорил мне!

— Советую вам, мисс, сходить к адвокату, все выяснить! — И дверь захлопнулась.

Мелисса позвонила снова. Женщина открыла и теперь уже довольно неприветливо посмотрела на настойчивую гостью.

— Мисс? А вы назойливы! — она собралась было захлопнуть дверь, но Мелисса встала на пороге. Девушка почувствовала, что нужно действовать решительно, в противном случае придется подчиниться обстоятельствам. Но нет, ни на панель, ни в заведение с красными фонарями она не пойдет, »как ни толкают ее туда Дэвид и Джон Паркер.

— Мэм, пожалуйста! Можно, я хотя бы оставлю у вас свои вещи? Пожалуйста! — Мелисса умоляюще смотрела на женщину, а сама думала о том, к кому может обратиться за помощью. И вдруг словно вспышка света озарила ее. Мелисса вспомнила о докторе Коуплендле. Почему именно о нем? Она верила, что это был знак судьбы, откровение Господне! Ей казалось, что никто не поможет, кроме доктора.

Женщина согласно кивнула, и кучер внес чемодан и корзинку своей юной пассажирки в прихожую, до боли знакомую ей. Все здесь напоминало Мелиссе о прежней жизни. Слезы навернулись на глаза. В этом холле они встречали многочисленных друзей, а после шумных приемов провожали гостей.

И в канделябрах, расставленных и подвешенных к потолку, горели многочисленные свечи. Потом в дом провели электричество. Но это произошло, когда отца уже не было в живых.

Диван, маленький изящный столик, зеркало во всю стену, подставка для тростей и зонтов. Но сейчас в этом зеркале отражались не нарядные дамы и господа, а пожилая женщина в рабочем переднике и юная девушка в опрятной, но поношенной одежде.

Отпустив извозчика, Мелисса зашагала по неприветливому городу. Когда-то она считала его родным. Здесь был дом, где она выросла. Но теперь ее там никто не ждал.

Она дала себе слово не плакать. Но не могла удержаться от слез, когда увидела мистера Бенджамина Коуплендла, садящегося в коляску. После многочасового пешего путешествия по городу, казалось, у нее не осталось никаких сил. Но девушка не могла себе позволить упустить последний шанс: призвав на помощь всю свою волю, она бросилась догонять уже тронувшийся с места экипаж.

— Мистер Коуплендл! Господин доктор! — под ноги Мелисса не смотрела, она бежала вслед удаляющемуся от нее спасению и протягивала руку с зажатой в ней сумочкой. Споткнувшись, упала и сильно расшибла колени. В этот момент коляска остановилась, пропуская встречный транспорт. И тогда Мелисса закричала так, что у прохожих, наверное, зазвенело в ушах:

— Помогите! Помогите! Доктор! — И зарыдала, уткнувшись лицом в испачканную перчатку.

Доктор спрыгнул на землю, подошел к странной девочке, поднял ее, вгляделся в заплаканное лицо, покрытое грязными разводами.

— Откуда вы, мисс Фостер? — встревоженно спрашивал он, и лицо его стало беспомощным и испуганным. Потом, когда через несколько лет они обвенчались, доктор рассказал Мелиссе: ему почудилось, будто он увидел свою повзрослевшую дочь Беатрис. Но это было невероятно: его жена и дочь погибли в самом начале гражданской войны при артобстреле, он сам похоронил их. Через мгновение видение исчезло, и перед доктором предстала другая девушка:

— Мисс Фостер! Что случилось? Где ваша матушка? Что с ней?

Доктор посадил Мелиссу рядом с собой в коляску и приказал повернуть назад, к дому, в котором размещалась клиника и где он снимал квартиру на одном из верхних этажей. Оставив девочку на попечение пожилой экономки, доктор Коуплендл отправился по вызову.

Вскоре стараниями миссис Ребекки Хеслип Мелисса была отмыта в ванне, ободранные колени обработаны и перевязаны, одежда выстирана и отглажена. Возможно, оттого, что все ее волнения и переживания, длившиеся несколько месяцев, закончились, организм дал сбой. К вечеру Мелисса лежала в горячке.

И только по прошествии пятнадцати дней она пришла в себя и первый, кого увидела, был доктор. Он сидел в кресле рядом с ее кроватью и дремал, откинувшись на широкую спинку, обтянутую темно-красным бархатом. Почувствовав пристальный взгляд то ли гостьи, то ли квартирантки, доктор открыл глаза.

— Доброе утро, мисс Фостер! — поздоровался он, оглянувшись на окно, в котором сквозь полупрозрачные шторы еле брезжил зимний рассвет.

— Доброе утро, доктор! Меня зовут Мелиссой! А мамочка называла меня Лисси! — девушка едва слышала себя. Голос время от времени прерывался. Она задыхалась и делала длинные паузы.

— Не все сразу, Лисси! — он позвонил в колокольчик. Почти сразу на пороге появилась миссис Хеслип, держа в руках кувшин с водой, миску и чистое полотенце. Доктор поднялся и вышел из спальни. Ребекка помогла Мелиссе умыться и переодеться в чистую ночную сорочку.

А через неделю Мелисса рассказала доктору Коуплендлу все без утайки. Он слушал ее повествование, ни разу не прервав, не переспросив. Словно все уже знал из других источников. Так оно и оказалось на самом деле. Но признался в этом Бенджамин Коуплендл через несколько лет, когда девушка окончила колледж. А он приехал за ней и увез в Туин-Фолс — маленький городок в Айдахо. Здесь несколько лет назад он получил практику.

Только тогда Мелисса поняла, почему доктор перебрался из благополучного Бостона в провинциальный городишко на Западе. Большую часть своего состояния он потратил на то, чтобы выкупить негативы и фотографии. Но прежде, чем приехать в Туин-Фолс, они обвенчались, потому что приезд доктора с молоденькой помощницей-акушеркой был бы с большим неодобрением воспринят местным, слишком консервативным обществом. В день венчания доктор преподнес Мелиссе деревянную шкатулку, в которой лежали пластинки выкупленных им негативов и несколько отпечатанных фотографий. Этот «подарок» оказался роковым в их отношениях: формально считаясь супругами, они таковыми не стали. Давние снимки, казалось, создали между ними непроницаемую стену, преодолеть которую не было никакой возможности. Это очень печалило девушку. Она решила, что доктор презирает ее за давнее падение и всю жизнь будет презирать.

Мелисса только что прочла роман Натаниэла Го-торна «Алая буква». В нем рассказывалось о судьбе Эстер Принн, которая всю жизнь должна была носить на груди алую букву за совершенное когда-то прелюбодеяние. Несчастная молодая жена отождествляла себя с героиней романа, хотя не совершала ничего подобного. Тем не менее она раскаивалась в несовершенном грехе. Мелиссе казалось: ее удел — всю оставшуюся жизнь ходить с опущенной головой. Поэтому она была бесконечно благодарна доктору, который, по ее мнению, спас ее от позора. И не просто спас, а защитил, дав свое имя.

Молодость брала свое. Со временем зарубцевались раны унижения и потрясения в ее душе. Мелисса постепенно освобождалась от тягостных воспоминаний, она училась смело и открыто смотреть на окружающий мир. Но оставался «свадебный подарок» доктора — шкатулка с порочащими ее снимками. Это постоянное напоминание давнего «падения» повергало ее в уныние. Мелисса воспринимала содержимое шкатулки как доказательство того, что она не достойна чести быть женою доктора. И нисколько не удивилась, когда после венчания ей была определена отдельная комната в доме доктора, где она продолжала жить на правах то ли квартирантки, то ли слишком задержавшейся гостьи. Это новое потрясение привело к тому, что Мелисса окончательно замкнулась в своих переживаниях.

Вначале доктор решил, что она не может приноровиться к новому образу жизни. Как ни как произошла смена обстановки, появились новые обязанности и новые знакомства. Несколько дней доктор внимательно присматривался к ней, а потом поинтересовался:

— Мелисса, дорогая, ты чем-то угнетена? — Бенджамин озабоченно заглянул ей в глаза. — Что-то случилось? Или я что-то сделал не так?

Откуда ему было понять, что подобный подарок способна была оценить только зрелая женщина, которая правильно бы поняла мотивы такого поступка.

Но Мелисса, такая уязвимая и легко ранимая, поведение Бенджамина трактовала по-своему. Впрочем, в этом не было ничего странного: ей исполнилось всего восемнадцать лет. И она, как все юные девушки, мечтала о настоящей семье, детях, шумном доме, кошках, собаках, лошадях, яблоневом садике. В ее мечтах обязательными были семейные чаепития за столом, на котором красовался пирог, и разговоры обо всем, что называется жизнью.

Об этом и поведала Мелисса мужу. Доктор долго смотрел на нее, потом бережно поцеловал в лоб и тихо заговорил:

— Мелисса, дорогая девочка! Не надо обижаться! Я совершенно не желал тебя обидеть! Ты чистая, нежная, искренняя, совсем юная попала, по сути дела, в рабство к двум негодяям. Ты совершила подвиг ради мамы! А сколько таких, как ты, опускают руки, попадая от безвыходности, отчаяния или под давлением иных причин во власть низких людей. Ты же боролась, искала выход и победила. И кто, как не я, должен был помочь тебе? Потому что была ты для меня, прежде всего, воплощением моей крошки Беатрис!

— О, Бенджамин! Ты так добр и великодушен! Но доктор тут же прервал ее:

— Рано или поздно ты поймешь, что настоящему мужчине, как и настоящей женщине, не достаточно одного уважения и благодарности, их должны объединять физическое влечение и страсть. Тогда они будут счастливы. Ты еще не знаешь этих чувств, но придет время — и тебе станет понятно, что я имею в виду! Однажды ты встретишь человека и увидишь, что любовь выше даже таких прекрасных чувств, как благодарность и признательность.

Мелисса не знала, как возразить своему мужу, она искала доводы в пользу их более близких отношений, но не находила.

— Давай закончим этот разговор. — Доктор отошел от кресла, в котором сидела Мелисса, и, как бы подведя черту всему сказанному, произнес: — Ты можешь делать с содержимым коробки все, что хочешь. Можешь уничтожить или хранить. Но учти: если, не дай Бог, эти фотографии попадут в недобрые руки, твоей репутации придет конец. Знай: тебе предстоит жить в обществе, которое не прощает подобных поступков. Но это же общество весьма снисходительно к тем, для кого делаются такие вещи.

Он оставил ее в кабинете. Мелисса долго сидела в одиночестве и размышляла. А потом, когда доктор уехал по срочному вызову в горы, она сожгла фотографии в топке плиты. Негативы же смыла со стеклянных пластин соляной кислотой. Пустые кассеты положила в коробку и отнесла на чердак.


А тогда, едва оправившись от болезни, она даже не думала, чего стоило доктору подобное покровительство. Зима в том году была сырой и промозглой. Здоровье, подорванное многодневным голодом в холодных номерах дешевых отелей и меблированных пансионов, восстанавливалось крайне медленно. Доктор преподавал анатомию студентам, вел практические занятия, посещал богатых больных на дому. И все для того, чтобы заработать денег на содержание свалившейся ему на голову девушки.

Мелисса тоже не сидела сложа руки. Она изучала учебники и практические пособия, проявляла большой интерес к медицинской литературе. Ей нравилось читать статьи, посвященные эмансипации женщин. Постепенно созрело решение: приложить все силы, чтобы стать врачом и самостоятельной женщиной.

И доктор ценил ее целеустремленность, ее серьезность и обязательность. Он открыл ей совершенно иной мир — мир сострадания. Люди в этом мире нуждались в понимании и сочувствии. Ей стало ясно: судьба ее матери, ее собственные боль и скорбь по утраченному счастью — всего лишь капля в океане человеческого горя. Осознав это, Мелисса всю заботу и внимание перенесла на доктора. Она готовила еду, вытирала пыль в кабинете, где не дозволялось хозяйничать Филиппу, потому что он всегда путал бумаги. А доктор любил во всем порядок.

Еще в колледже Мелисса научилась кипятить инструменты и раскладывать их в определенном порядке. Перевязочный материал она готовила под руководством Филиппа. Ведь старик был во время войны санитаром, прикомандированным к мистеру Бенджамину Коуплендлу.

А теперь доктора Бенджамина нет. В случае, если Джон примется снова шантажировать ее, не стоит рассчитывать на чью-то помощь. Мелисса предоставлена самой себе.

Она отчаянно заплакала. Ей было жаль себя. По большому счету, она ничего плохого не сделала. Но не будешь же оправдываться перед каждым, не будешь доказывать окружающим, насколько ты далека от циничных и пошлых происков Джона Паркера. Она была уверена, что сводный брат ради денег может пойти на любую подлость. И она вполне может стать жертвой его злодейской натуры. Особенно теперь, когда рядом с ней нет настоящего защитника. Мелисса рыдала, обхватив руками мягкую подушку, прижавшись к ней, как когда-то в детстве прижималась к материнской груди. Одна мысль настойчиво вертелась в голове: — Что же делать? Что теперь делать?

Так она и уснула в слезах, точно обиженный ребенок.

Глава 3

Разбудил Мелиссу громкий стук. Кто-то буквально колотил во входную дверь дома. Она отлично выспалась и отдохнула. Только немного ломило в правом виске. Она потерла его теплыми пальцами, и боль ушла.

Поток солнечных лучей просвечивал плотную ткань темно-зеленых занавесей. Воздух в комнате от этого имел зеленоватый оттенок. Было ощущение, что Мелисса вместе с окружающими предметами погружена в огромный аквариум. Такой она видела однажды в Сиэтле в рыбном магазине.

Но там в зеленоватом сумраке плавали рыбы. А здесь вокруг Мелиссы все было неподвижно. Только на подоконнике, почувствовав, что проснулась хозяйка, несколько раз потянулась кошка и с громким мурлыканьем спрыгнула вниз. Штора качнулась. По стене побежали зеленоватые волны.

— Привет, Лавли! — Мелисса свесила с дивана руку, погладила кошку, а та ласково и разнеженно потерлась мордочкой о ладонь женщины.

Стук повторился. Лавли подергала ушами и вопросительно взглянула на Мелиссу.

— Мяу! — кошка снова потерлась о ладонь. Потом протиснулась между диваном и как бы поинтересовалась: — Мурр?!

— Наверное, кто-то заболел, — сообщила кошке и себе Мелисса. И громко крикнула: — Иду!

Но несколько секунд еще полежала, свернувшись клубочком под теплым халатом мужа и клетчатым пледом. От ночных переживаний и дурных предчувствий не осталось следа. Впереди ее ждал день, полный забот.

Закутавшись в теплый халат и накинув на спутанные за ночь длинные каштановые волосы шаль, молодая женщина спустилась по лестнице, отодвинула тяжелый запор и приотворила дверь. Лавли, названная так за красивую мордочку, бежала впереди, подняв хвост трубой. Она первой выскочила на крыльцо и помчалась по своим кошачьим делам, встряхивая лапками там, где иней лег особенно густо. Над вершинами плато Йеллоустон стлался слоистый туман. Солнце окрашивало его в нежно-розовый цвет.

— Замечательное холодное утро, мэм! — на дорожке, ведущей к конюшне и сторожке, вполоборота к дому стоял Кристиан Бентон собственной персоной и одаривал ее своей обаятельной улыбкой. — Доброе утро, мэм! — Он снял шляпу и раскланялся с хозяйкой дома в тот момент, когда мимо него прошмыгнула кошка. И Мелисса невольно рассмеялась. Потому что день был такой хороший, потому что Кристиан выглядел веселым и смущенным, потому что кошка пробежала так некстати.

Доброе утро, мистер Бентон! Интересно, с кем вы поздоровались? — она была в прекрасном настроении. Завернутая в клетчатую шаль, словно в кокон, Мелисса выглядела немного неуклюже. Но при этом невероятно обольстительно и беззащитно. У Кристиана неожиданно заныло сердце. Возникло ощущение, будто не он, а кто-то другой, опасно-враждебный, затаился за углом и ждал своего часа, чтобы нанести внезапный, ранящий в самое сердце удар.

— С вами, конечно, миссис Коуплендл! — Крис еще больше смутился. И поздоровался с возвращающейся в дом кошкой: — Привет, кошка!

— Ее зовут Лавли! Когда Бенджамин принес ее мне на день рождения, она была больше похожа на крысенка — серенького и страшненького! — Мелисса говорила о погибшем муже без боли, но с нежностью. Вероятно, она была к нему слишком привязана. Восемь лет — большой срок. Именно столько лет они прожили под одной крышей.

Но, по всей видимости, боль потери притупилась за прошедшие полгода. Кристиан почувствовал, что ревнует. В его воображении вдруг возникла картина: Мелисса, молодая, свежая, наивная, лежит в объятиях Бенджамина Коуплендла, пусть привлекательного, но пожилого человека. Кристиан смутился еще больше, ему стало неловко смотреть на вдову. Мысли в голове путались, наскакивая одна на другую. Но среди них была такая, которая назойливо крутились в мозгу, точно мухи над кленовым сиропом, как их ни отгоняй. Он испугался того, что, возможно, она знала о деньгах доктора. Но откуда? Странная подозрительность охватила его. Он несколько помрачнел. Но показывать перемену настроения было нельзя.

— Пойду, разбужу Филиппа! — молодой человек направился к сторожке. — Он всегда спит допоздна?

Мелисса почувствовала перемену в настроении гостя. И стояла на крыльце в нерешительности. Подумала: Кристиан мог обидеться, ведь она совершенно забыла о договоренности. Но в данный момент говорить о благодарности или оплате был. неловко.

— Мистер Бентон! — окликнула она. Молодой человек обернулся. — Знаете, Филипп вчера вечером получил выходной… — Она не закончила.

— Узнаю старика! — воскликнул Крис. — Он по-прежнему не изменяет своим привычкам. Вы переодевайтесь, мэм! У вас еще плита не разожжена! Мы с Филом все сделаем.

— Спасибо! — Мелисса покраснела от смущения. Что он может о ней подумать? Только то, что она неряха и растрепа. Возможно, он потому и переменился в отношении к ней? Она заторопилась в дом. Лавли привычно мчалась впереди, задрав хвост. Возле кухонной двери кошка остановилась, поднялась на задние лапки, передними упираясь в дверной косяк. Женщина впустила кошку, та рванулась к миске с молоком, принялась лакать, разбрасывая в разные стороны мельчайшие белые капли. Отворив дверь на хозяйственный двор, Мелисса торопливо поднялась в спальню. Там она сбросила плед, села на диван и стала прислушиваться к звукам, доносящимся снаружи. Она словно оцепенела. Сердце часто билось где-то в самом горле.

Но когда голоса мужчин зазвучали на кухне, Мелисса опомнилась. Было слышно, что они принесли дрова, воду, выгребли золу из топки. Запахло горящим деревом.

Мелисса торопливо разделась и быстро облилась водой, совсем не ощутив ее холода. С вечера она не оставила на плите бачка с водой, чтобы та немного согрелась за ночь.

Одеваясь, почему-то боялась посмотреть на себя в зеркало. Что там могла она увидеть? Маленькую грудь, не стянутую корсетом? Тем не менее она не потеряла своей упругости. Узкие бедра, переходящие в длинные ноги, казавшиеся ей слишком худыми. Округлые руки и сильные длинные пальцы. Волосы, струящиеся под гребнем золотисто-каштановой волной. Аккуратные, четко очерченные брови. Прямой нос и припухшие, почти девчоночьи губы. Они всегда были нежно-розовые, притягивающие внимание мужчин. И Мелисса смущенно прикрыла их ладонью.

В конце концов она все же осмелилась посмотреть в зеркало. Увиденным там осталась, в общем-то, довольна. Волосы тщательно уложены в пучок и приглажены щеткой. Брови расправлены влажными пальцами. Серые глаза поблескивают и отливают голубизной. В тон им Мелисса надела сегодня простую серо-голубую блузку. Черная юбка, достаточно просторная, не сковывающая движений. Простые туфли без каблуков. Все прилично и скромно. Только щеки горят ярче обычного, выдавая волнение. Оставалось надеяться, что у мужчин хватит деликатности не заметить возбуждения, охватившего ее.


На кухне работа кипела. Кристиан снял с кухонного стола кошку. На усах у нее еще остались крошечные капли молока.

— Умываться, дорогая Лавли, следует не здесь!

И кошка на удивление послушно отошла в сторону и забралась в старое кресло, обтянутое потершейся от времени кожей. В нем она устроилась на мягкой диванной подушке и принялась тщательно умываться.

В плите дрова горели жарко и ровно. Бак для воды был полон, и стенки его покрылись мелкими капельками. Филипп, угрюмо склонившись над мусорным ведром, чистил картошку. Кристиан острым ножом на разделочной доске резал аккуратными пластами бекон для яичницы. Кофейник шипел, набирая силу.

— Доброе утро, Филипп! Я вижу, мне осталось только накрыть стол! — довольным голосом произнесла Мелисса. — Как давно я не видела подобной радостной картины! — Из буфета она достала тарелки и чашки, расставила их на столе.

— Доброе утро, мэм! — голос Филиппа был мрачен. — Не так уж давно, мэм! Всего лишь с тех пор, как уехала Рут Робинсон!

— И ты, Фил, считаешь, что этого мало!? Почти месяц мы мучаемся без помощницы! — возмутилась Мелисса. Да я не знаю, что сейчас бы отдала, лишь бы упрямая девица вернулась в дом!

— А вы наймите меня, мэм! — Кристиан попытался сострить, но вышло неловко. Он тотчас же смутился.

— Судя по тому, как управляетесь с беконом, вы бы мне подошли, мистер Бентон!

— Крис! Зовите меня просто Крис, мэм! — молодой человек справился со смущением.

— Тогда и вы, Крис, зовите меня Мелиссой! Филипп недовольно кашлянул.

— Простите, мэм! Но пойдут слухи и разговоры! — он протянул Мелиссе миску с начищенной картошкой и нож. — Порежьте брусочками, как любил доктор!

Молодая женщина растерянно остановилась перед старым слугой.

— Что-то не так, дорогой Филипп?! Или у тебя сегодня болит голова? Может, приготовить тебе кофе? — ее внезапно болезненно кольнуло предупреждение слуги, но она старалась изо всех сил не выдать своих чувств. Но это получалось с большим трудом. Потому что присутствие Кристиана Бентона действовало необыкновенно возбуждающе. Мелиссу волновали его широкие плечи, зеленовато-серые глаза, обрамленные черными ресницами, немного впалые щеки, прямой нос. Господи! Да неужели она и впрямь влюбилась? И что теперь ей делать с ее чувством?

Мелисса переворачивала картошку на сковороде, машинально отмечая про себя, как отлично ломтики подрумяниваются. На второй сковороде скворчал бекон, брызгалась жиром яичница. Словно поддразнивая женщину, все на плите буйствовало — шипело и кипело.

— Не обращайте на него особого внимания, мэм! — Кристиан успокаивал ее, споласкивая руки под умывальником. — Не сиди с видом усталого паломника, Фил! Вымой руки, да и за стол!

С видом галантного кавалера он подвинул стул Мелиссе. Деликатно сел сбоку, и Мелисса поняла, что он точно знал, где раньше сидел доктор. Молодая женщина благодарно взглянула на него и тотчас же опустила глаза, сцепив на краю стола ладони.

— Отче наш! — Привычно звучали слова каждодневной молитвы. — Благодарим Тебя, Создатель, за возможность трудиться и пожинать плоды трудов наших!

— Аминь!

Они так дружно сказали это слово, что неловкость сразу же исчезла и обстановка разрядилась. Улыбки осветили лица. И Мелиссе представилось вдруг, что так будет всегда. Только через несколько лет стол придется менять. Приобретать более просторный. Нужно будет прикупить и стульев. А Филипп, уже не как слуга, а равноправный член семьи, хорошо бы смотрелся с малышом на коленях. От подобных мыслей голова шла кругом. На душе было тревожно и сладостно одновременно. Ощущение неловкости и вины перед памятью Бенджамина, которое она всегда испытывала, находясь в компании с Чарльзом Гриффином, исчезло. Растворилось в волнах невероятной нежности. Было такое ощущение, что доктор благословляет растущее в ней чувство.


После завтрака и привычной благодарственной молитвы Мелисса занялась уборкой на кухне и мытьем посуды, а Кристиан и Филипп отправились обходить снаружи дом, чтобы определить, какой предстоит сделать ремонт.

Недавний ураган сорвал с крыши кое-где черепицу, повалил забор, особенно там, где пролеты были слишком длинные. Да и садик представлял собой жалкое зрелище. Кривые яблони со сломанными сучьями стлали свои ветки вокруг перевитого ствола невысоко над землей. Одни только дикие розы и кусты терновника привычно тянулись к солнцу. Да на клумбах сквозь прошлогоднюю почерневшую листву, почему-то не разбросанную ураганным ветром, пробивались шпажки ирисов и щетинка свежей травы.

— Сильные тут бывают ветра, Фил, верно?! — Кристиан прищурился на ярком солнце. — Здесь летом слишком много солнца, часто стоит неимоверная жара. Все пересыхает, пыль носится в воздухе. Я хотел бы перебраться в места более благоприятные для жизни.

— Ничего не поделаешь, парень! Суровый Запад — есть суровый Запад! — Филипп следовал за молодым человеком, ловя его каждое движение, каждый жест преданным взглядом.

— И ураганы бывают? — Кристиан стоял возле стопки черепицы, сложенной возле стены, и посматривал на крышу.

— Бывают! И ливни! И засуха! А какая в июле жара! Да ты словно впервые очутился в Туин-Фолсе, Крис! Не морочь голову старику! — Филипп отвернулся, опустил голову, сгорбился.

— Я пошутил, Фил! Не обижайся! Ты что-то стал слишком обидчив! Как ты думаешь, миссис Мелисса хорошая женщина?

— Замечательная! Очень серьезная леди! Все ее здесь уважают! Она закончила медицинский колледж в Бостоне. Очень образованная леди. Много ты, парень, видел женщин, которые бы выучились на повитуху?

— Не на повитуху, а на акушерку, Фил! — Крис озадаченно почесал затылок. — Я и не предполагал, что она такая образованная. Видно, из современных, как их теперь называют, эмансипированных женщин! — Он понял, что Мелиссу не так просто будет обвести вокруг пальца. И как бы не вышло наоборот! Интуиция подсказывала, что не вдове, а ему надо быть настороже!

— И доктор относился к ней с уважением! — глаза Филиппа вспыхнули, он подозрительно глянул на старого приятеля. — А ты насчет женского пола по-прежнему? Если ты здесь для того, чтобы обидеть вдову доктора, то тебе может не поздоровиться, парень!

— Что ты, Фил! У меня и в мыслях ничего такого не было! Вот помогу ученой леди привести в порядок дом — и все. Навещу Йортома; если не договорюсь насчет разработки его земли, то отправлюсь куда-нибудь в другое место. Я просто хотел повидаться с доктором. Приезжаю — и на тебе!

— Да, доктор часто вспоминал тебя, Крис! Относился к тебе, словно к сыну. А ты так подвел его и сбежал!

— Сейчас я бы извинился перед ним! — Кристиан вынул руки их карманов, взял лестницу, стоящую у стены, переставил ее, полез наверх. Оценив ущерб, нанесенный разгулявшейся стихией, махнул рукой и предложил: — Фил, если у тебя осталась еще силенка, подай мне пару плиток.

Старик положил на землю свою старенькую трубку, взял две плитки, кряхтя, взобрался наверх, и работа у них, не сказать, что закипела, однако понемногу начала продвигаться.

— Дом стоит очень удачно, Фил! Если бы строители расположили его по-другому, ветра бы больше разрушали! Я еще тогда, много лет назад, отмечал. — Кристиан пристроил очередную плитку, спустился вниз.

Дом был расположен действительно удачно. Фасадом повернут на юг. Цепь невысоких скал заслоняла его от северного ветра.

Наверху разместились несколько спален, двери которых выходили на две стороны. Одни — во внутренний коридор дома, другие — на внешнюю террасу. На первом этаже, в центральной и восточной частях дома, находились холл, гостиная, столовая и кухня. В западной — приемная, операционная и рабочий кабинет доктора.

— Мне здесь понравилось, когда мы с мистером Коуплендлом приезжали в первый раз. Тогда он вел холостяцкую жизнь. Я думал, что он так и не женится! Мы вернулись в Бостон, когда здесь вместо него был другой доктор. Там мистер Коуплендл и познакомился с молоденькой мисс Фостер!

— И ты с доктором мотаешься по свету с самой войны? Не надоело?

— А что старому солдату делать? Возле лошадей и умру, наверное! И живу при конюшне! Я бы и пищу принимал там, но хозяйка обижается!

Изредка отдыхая и тихо переговариваясь, они уложили черепицы на прежние места. Солнце поднималось выше, согревая горный воздух. Становилось жарко, и Кристиан сбросил куртку, под которой оказалась клетчатая рубашка.

— А ты раздался в плечах, Крис! И окреп! — Старый слуга пристально осмотрел гостя, когда они присели отдохнуть на заднем крыльце дома.

— Идут годы! — Кристиан снисходительно усмехнулся. — Расскажи, как получилось, что доктор погиб!

— Никто не знает! Он поехал один на вызов. Верхом. Ты же знаешь, что на Поляну Мертвого Койота ведут две дороги. Вот он и отправился по конной тропе. А она вьется по таким кручам, что страшно глянуть! Ты же знаешь, что доктор был добрым и мужественным человеком. Сколько простых солдат ему жизнью обязано.

— Знаю! — Кристиан нетерпеливо заерзал. — Ну, и…

А что? — Фил почесал подбородок, заросший недельной щетиной, тяжело вздохнул. — Лошадь чего-то испугалась. То ли выстрела, то ли еще чего. Понесла. И сбросила доктора. Он упал с кручи в ручей. А может, лошадь подскользнулась на скользких камнях? Тогда с неба лило, что тебе из старательского лотка! Осень была в прошлом году слишком дождливая. — Он говорил медленно, словно с трудом припоминая все.

— Вдова, наверное, сильно горевала? — Кристиан почувствовал укол ревности и мысленно одернул сам себя.

— А ты как думаешь? — Фил горделиво посмотрел на молодого человека. — Он же ей как родной отец был. Миссис Коуплендл настоящая леди, благородная и порядочная женщина, хоть и намного моложе доктора! — Он встал, поднялся по ступенькам, открыл дверь на кухню.

Вскочил и Кристиан. Надо было посмотреть, что предстоит еще сделать в доме. Поваленный забор он решил починить позже. А заодно подрезать яблони, чтобы те пустили молодые побеги.

На кухне царил идеальный порядок. Хозяйка вполне обходилась без прислуги. Сама Мелисса, завершив привычную утреннюю работу, присела передохнуть за столом.

— Крыша восстановлена, мэм! — торжественно отрапортовал Кристиан.

— Я так признательна вам, Крис! — Мелисса благодарно улыбнулась. — Пойдемте, я покажу вам щетки и ведра для уборки. Она повернулась и вышла из кухни. Кристиан зашагал было следом, но спохватился, вернулся к входной двери, разулся и дальше пошел, шлепая по полу босыми ногами. Куртку он пристроил в коридоре на вешалке. Ему не очень хотелось заниматься нудной работой, но он всегда старался держать однажды данное слово. В конце концов, никто не тянул его за язык. Он сам вызвался помочь вдове. Теперь же Крис все яснее понимал: он зря теряет время.

Скорее всего, все закончится тем, что он приведет дом в порядок, миссис Коуплендл поблагодарит его, даже оплатит работу. И он отправится восвояси ни с чем. Вряд ли доктор держал деньги, оставленные ему на сохранение Кристианом, в этом доме. Будучи человеком рассудительным, он не стал бы рисковать, понимая, что даже толстые стены — не самая надежная защита.

— Начнем уборку со спален! — Мелисса легко поднималась по ступеням лестницы. Туфли слегка поскрипывали. — Роса уже испарилась, поэтому нужно вынести постель на террасу, проветрить и просушить на солнце. — Начнем со спальни Бенджамина.

Последние слова произвели на Кристиана эффект разорвавшегося снаряда. Он даже споткнулся и чуть было не упал. Ничего себе! Явно доктор был не в себе! Спать отдельно от такой красотки-жены! Молодой, свеженькой, сочной, точно только что сорванное яблоко! Убиться легче! С места не сойти! К счастью, Мелисса не могла прочесть его кощунственные мысли. Крису вдруг захотелось сбежать. Но было поздно: они уже стояли у двери в комнату, стены которой оберегали интимный мир доктора Бенджамина Коуплендла!

— Ну, вот! — Мелисса повернула ключ и распахнула дверь. Она заметно помрачнела, взгляд затуманила слеза. — В шкафу его любимые книги — произведения Генри Торо, Натаниэля Готорна, Брет Гарта, английских авторов, французских. Шкафы просто протереть, на чистку стекол потом найму женщину. Вон сколько пыли накопилось. А в спальню никто не входил со дня смерти доктора!

Кристиану показалось, что во взгляде этой милой женщины мелькнула на мгновение не столько печаль, сколько горечь. И тут же исчезла. Она подошла к двери на террасу, распахнула ее, и весенний ветер ворвался в запущенное без хозяина, утратившее жилой дух помещение. Кристиан поймал себя на мысли, что теперь это никакая не спальня, а место, где собрана различная мебель: широченная кровать, застланная стеганым лоскутным покрывалом, письменный стол с масляной лампой под зеленым стеклянным абажуром, книжный шкаф, прикроватные тумбочки, стул и круглый пуфик.

— Здесь Бенджамин просто отдыхал. Видите, Крис, нет ни одной медицинской книги. Одна только художественная литература. Но не подумайте, что он хоть на миг забывал о своих больных. Он и меня выучил медицине, чтобы вместе больше пользы принести. — Она помогала ему выносить подушки, одеяло, матрац. Вещи они развешивали на перилах балюстрады, раскладывали на решетчатых топчанах. — А медицинские книги находятся внизу, в кабинете Бенджамина. Теперь он стал моим рабочим местом. Там я готовлюсь к разным совещаниям, конференциям и испытаниям в университете на знание теории.

Сдвинув мебель в одну половину спальни, Кристиан ожесточенно тер стены и потолок намыленной щеткой. И при этом все время проклинал себя. Как он мог довериться такому ненадежному человеку. А что если доктор потратил все его деньги на книги?! Наверняка они стоят немало! Сдерживаясь изо всех сил, молодой человек старался не показать своего беспокойства и нарастающего раздражения.

— Интересно, все эти знания, скорее всего, стоят не один цент! — он оперся на ручку щетки, скрестил мокрые босые ноги в закатанных джинсах.

Конечно! — Чувствовалось, что Мелиссе хочется продолжать их разговор. Ей так не хватало собеседника, с которым она могла бы поговорить о погибшем муже. О том, каким замечательным человеком он был! Заботливым, внимательным, строгим и суровым, и вместе с тем — добрым и благожелательным. — Большая часть денег, заработанных Бенджамином, уходила на приобретение книг. Вы еще не видели, сколько у него медицинских справочников, теоретических и практических руководств, журналов с нужными статьями! — По мере того как рассказ Мелиссы становился все восторженнее и воодушевленнее, росло раздражение Кристиана. Доктор явно его одурачил и продолжал дурачить даже из могилы!

— Замечательно, что вы мне напомнили! — молодая женщина отряхнула снятую с головы косынку. Провела рукой по волосам и улыбнулась открыто и доверчиво. — Я совершенно забыла, что мне пришло извещение на новый журнал. В нем есть материал по нужному мне вопросу. Ребека Кауфманн в прошлом году вышла замуж. С ее хромотой и искривлением тазобедренных суставов — это просто огромное счастье, что у нее теперь есть муж. Кауфманны так рады! Особенно Руфь! Она уже и не надеялась дождаться внуков от единственной дочери! Но есть большая сложность. Во время родов может понадобиться хирургическое вмешательство! А я присутствовала лишь на паре таких операций! Конечно, еще есть время, и я постараюсь съездить в клинику в Бойсе. Там работают замечательные специалисты. Я считаю, что женщины должны приобретать профессии и обучаться различным специальностям. Кругом столько работы, требующей заботливых и умелых рук!

Она продолжала говорить что-то об анестезии и прочем, о послеоперационной реанимации и реабилитации. А Кристиан, совершенно ошарашенный, растерянно смотрел на нее и механически тер щеткой одно и то же место на стене. Казалось, он вот-вот протрет там дыру, и в нее хлынут яркий солнечный свет и горный ветер! Он был оглушен массой научных терминов и разных медицинских словечек! Узнал столько подробностей и сложностей женской жизни!

— Меня обещали пустить на такую операцию в качестве наблюдателя. Но я хотела бы хоть один раз ассистировать! — Мелисса почти плакала от досады.

— Миссис Коуплендл, отправляйтесь по своим делам, а мы тут с Филиппом управимся и без вас! Все будет просто замечательно! — молодой человек насухо вытер отмытую стену. Принялся за другую, понимая, что безнадежно завяз в этом доме.

— Я так признательна вам, мистер Бентон! — проворковала Мелисса своим прелестным голосом. — Так признательна! Я постараюсь как можно скорее вернуться! Забегу на почту, получу журнал и тут же назад! А если меня подвезет мистер Чарльз Гриффин, который в это время приезжает с рудника в ресторан, то я обернусь еще быстрее.

Примерно через полчаса Кристиан услышал, как стукнула входная дверь. Он отбросил швабру и вышел на террасу, чтобы посмотреть вслед уходящей вдове.

Она шагала по тропинке к дороге. А со стороны рудника действительно катила коляска. Это был дорогой экипаж с откидным верхом, убирающимися подножками и удобными поручнями.

Филипп появился на террасе совершенно неслышно, встал рядом с молодым человеком.

— Говорят, что управляющий компании «Западная» проявляет интерес к миссис Коуплендл! Возможно, осенью он сделает ей официальное предложение! — старик сбоку попытался заглянуть в лицо Кристиану, но тот отвернулся и неожиданно захохотал. Он смеялся так раскатисто и долго, словно на какое-то время потерял рассудок. Филипп испуганно попятился к двери и вскоре вернулся с кружкой холодной воды. Попытался сунуть ее в руки Крису, но тот отмахивался и хохотал еще сильнее.

Тогда слуга выплеснул воду ему в лицо и быстренько скрылся за угол дома. Высунув оттуда голову, он с опаской наблюдал за Кристианом. Тот мгновенно смолк, словно захлебнулся смехом, вытер лицо и шею полотенцем, которое достал из комода.

— Спасибо, Фил! — голос у него немного охрип. — Пойдем на кухню, выпьем с тобой по чашечке чая или кофе. От завтрака там остались оладьи, а я их люблю с детства, особенно с кленовым сиропом.

— Пошли! — конюх был обрадован тем, что гроза миновала. Но все же поглядывал на Криса с опаской. — С тобой все в порядке?

— Все в порядке, не беспокойся, старый солдат! — хлопнув старика по плечу, Кристиан первым спустился по лестнице. А про себя подумал, что, покуда он возится с ремонтом, некий мистер Гриффин сводит вдову в церковь и прикарманит его денежки. А он, Кристиан Бентон, которого все считают авантюристом, останется с носом. И у него не будет другого выбора, как отправиться восвояси.

Он присел на пороге, поставив тарелку с оладьями на колени, и принялся уплетать пышные лепешки, запивая их свежезаваренным чаем, при этом Крис урчал от удовольствия, словно кот.

— Что это с тобой было, Крис?! Я испугался, что ты повредился в уме.

— На свете нет такой женщины, из-за которой бы Кристиан Бентон потерял разум! — хвастливо произнес молодой человек.

— Многие считают, что мистер Гриффин сходит с ума от любви к нашей хозяйке, — недовольно проворчал старый солдат. — Но мне сдается, что он сходит с ума оттого, что хочет поскорее добраться до ее наследства. Мне не нравится этот человек, Крис! Как говорят индейцы, у него слишком бегают глаза при виде золота. Ходят слухи, что он собирается выжить Йортома Шенли с Поляны Мертвого Койота. А еще я случайно услышал, как управляющий уговаривал миссис Мелиссу купить акции рудника, пока они ничего не стоят. — Конюх тяжело дышал, словно поднялся на гору. Горло у него перехватило от волнения.

— Что?! — Кристиан мгновенно прозрел. — Давай-ка, Фил, быстренько приберем на верхнем этаже, а завтра с утра начнем работу на первом.

И они снова принялись тереть щетками потолки, стены, полы с таким остервенением, что только брызги летели во все стороны. Так они старались до тех пор, пока Фил совершенно не запыхался, а Крис, несмотря на привычку к физической работе, почувствовал ломоту в плечах от «не совсем удобной позы. Ему достались потолки и верхняя часть стен, а также — перестановка мебели.


Мелисса в доме все не появлялась. В комнатах было тихо. Однако, проходя через холл, Кристиан заметил, что дверь в рабочий кабинет доктора приоткрыта. Он шире распахнул ее и с любопытством заглянул внутрь. Солнце уже клонилось к закату.

Поэтому здесь, в восточном крыле дома, царил сумрак. Но молодой человек даже присвистнул от изумления, когда увидел, что кабинет сплошь уставлен шкафами с книгами, какими-то шкафчиками с надписанными выдвижными ящичками. Журналы кипами лежали на одном и втором письменных столах, были сложены стопками на полках этажерки, несколько подшивок виднелось и на подоконнике.

Второе окно было наполовину заслонено массивным книжным шкафом. На его застекленных полках ровными рядами стояли не просто книги, а настоящие фолианты.

Кто-то неподвижно стоял, забившись в уголок между шкафом и окном. В полумраке терялись очертания фигуры.

— Мэм! — Кристиан уже остыл от недавней ярости, он окончательно взял себя в руки. Тем более что завершенная часть работы привела его в благодушное настроение. Завтра они с Филом закончат уборку на нижнем этаже. Кабинет доктора, приемную и операционную мыть нет необходимости. В приемной и операционной, Крис уже знал, белые кафельные стены и так сверкают чистотой. После таких праведных трудов он обязательно, как и запланировал, отправится на денек-другой к Йортому. Он любил горы. И одно предчувствие предстоящих трудностей во время недалекого, но довольно сложного путешествия бодрило. — Мэм! Миссис Коуплендл! — Снова окликнул он. Однако ответа так и не последовало.

Кристиан вошел в кабинет и двинулся к окну. Ему хотелось бодро доложить Мелиссе о выполненной работе. Он собрался даже найти повод для веселой шутки. Но тут же забыл о своих намерениях. Потому что тихое, почти неслышное всхлипывание сменилось отчаянным рыданием.

Миссис Мелисса Коуплендл плакала! Да не просто так — всплакнула и отерла слезы. Она плакала обиженно и горестно, словно с ней приключилась серьезная беда. Мистер Кристиан Бентон, сильный и отважный мужчина тридцати шести лет, как почти все его собратья, не выносил женских слез. Он был готов растерзать обидчика сию же минуту, окажись тот перед его глазами. Какой подлец мог обидеть столь прелестную и беззащитную леди! Крис представил себе, как покраснели ее замечательные серые глаза, как опухли веки и носик.

— Вас кто-то обидел, миссис Коуплендл? — молодой человек пошарил в карманах джинсов, но свежего носового платка там не оказалось. — Пойдемте на кухню, дорогая Мелисса! Там светло и уютно, и Фил, наверное, уже растопил плиту. Выпьете чаю, и горе покажется не таким уж большим. А потом вы нам расскажете, что за беда приключилась с вами в городе! Хорошо?! — Он бережно взял женщину под руку и повел по коридору. Дверь кухни была слегка приотворена, и в холл просачивалась яркая полоска света. Слышались потрескивание дров в печной топке, ропот огня, бормотание Филиппа.

Прежде чем войти, Мелисса торопливо вытерла лицо, но слезы продолжали катиться крупными градинами по ее щекам.

— Не хочу, чтобы Филипп видел мои слезы, — шепнула несчастная вдова.

— Он вас очень любит, поэтому от него ничего не скроешь. Расскажите-ка лучше, кто вас так обидел, а мы с Филом решим, что делать дальше.

Наконец она несколько успокоилась, широко распахнула дверь и вошла на кухню.

— Добрый вечер, Филипп! — произнесла она высоким, срывающимся от слез голосом. — Что ты готовишь?

— Рагу из барашка, мэм, с бобами, морковью и тушеным картофелем. А десерт, думаю, приготовите вы, мэм! — он поднял голову от рабочего стола, повернулся к Мелиссе, пристально посмотрел на нее. — Что-то случилось, мэм?

— Случилось то, чего мы так долго ждали, Филипп! В Туин-Фолс приезжает настоящий врач! Он собирается открыть клинику в центре города, в старом помещении. Все уже решено. И помещение отремонтировано! — Мелисса замолчала, словно собираясь с духом.

— Простите, мэм! — вмешался в разговор Кристиан, присаживаясь на табурет, чтобы начистить картофель к ужину. — Если вы плакали оттого, что останетесь без работы, то я вас не совсем понимаю. Женщина не должна работать, мэм!

— Вот уж не ожидала от вас подобных высказываний, мистер Бентон. — Мелисса с сожалением посмотрела на Кристиана, точно на глупого ребенка. — Я считала, что вы современный мужчина, понимаете, что женщина тоже хочет приносить пользу обществу. А вы, мистер, выходит, такой же консерватор, как большинство мужчин, и считаете, что удел женщин — семья и дети и что они не достойны общественного признания.

Кристиан растерялся, покраснел и посмотрел на Филиппа, то ли ожидая от него поддержки, то ли испытывая чувство неловкости перед ним. Филипп довольно хохотнул.

— Твой друг доктор Бенджамин, Крис, всегда считал свою жену очень даже способной! Вы зря разволновались, мэм! Чего-чего, а работы на ваш век хватит! — успокоил он Мелиссу.

— Насчет работы, точнее денег, которые за нее получаю, я не беспокоюсь: мне вполне хватит моей ренты. Волнует меня другое: не всякая женщина может обратиться со своими проблемами к врачу-мужчине! Многие предпочтут вообще остаться без медицинской помощи и погибнуть от заболевания, которое вполне возможно вылечить, — она вздохнула прерывисто и жалобно, словно собиралась снова расплакаться.

— Ну, так что же? — снова вступил в разговор Крис. Он испугался, что повторится дневная сцена: вдова начнет расписывать прелести и трудности своего ремесла. Такое ее поведение сильно раздражало. Физических трудностей он не боялся, но не любил каждодневных, монотонных бытовых забот и разговоров о них. От этого ему всегда хотелось куда-нибудь скрыться. Даже сбежав на войну, он старался избегать скучной воинской муштры. Там он познакомился и подружился с доктором, потому что довольно часто навещал его, пытаясь получить освобождение от строевой подготовки.

Мелисса печально посмотрела на него, словно он был неразумным, непонятливым ребенком, встрявшим в разговор взрослых и сморозившим какую-то глупость. И эти ее взгляд и улыбка напомнили ему о матери. Так же точно улыбалась мама, когда к ней приходили с жалобами на него соседи, родители одноклассников или учитель. От подобного воспоминания ему стало не по себе, по спине пробежал холодок. Молодой человек слегка поежился.

— А то, что он, тот самый настоящий врач, требует, чтобы оборудование для кабинета и операционной, а также необходимую медицинскую литературу предоставила ему я! — она посмотрела на мужчин с таким видом, словно бы задала вопрос: Как вам подобная наглость? Но вслух ничего не сказала, предполагая, что и так все ясно.

— Почему именно вы, мэм? — Филипп зашипел, точно кот, и затряс обожженным пальцем. Заслушавшись, он нечаянно опустил руку на горячую плиту. От его вопля вздрогнул Кристиан и полоснул себя по ладони острым кухонным ножом.

— Да что вы, точно дети! — вскрикнула встревоженная Мелисса. — Представьте, каково было мне! — Она уже негодовала. — Он хочет присвоить все то, что сначала Бенджамин, а потом мы с ним вместе собирали по крохам! Инструмент к инструменту! Приборы! Медикаменты! Выписывали книги и журналы! Подбирали статью к статье! Создавали каталог! Все это отнимало массу времени, сил, средств, в конце концов! Бенджамин приехал сюда, по сути дела, на пустое место. Пришлось все начинать с нуля! Новый доктор мог бы попросить меня об одолжении, но не предъявлять ультиматум.

— Ну, и правильно! — Филипп с восторгом взирал на хозяйку. — Вы так прекрасны, мэм, когда что-то решаете! — Он осмотрел обожженный палец, удовлетворенно заявил: — С пальцем все в порядке, мэм! Ожоги на мне заживают, словно их и не было вовсе!

— А вот у меня кровь сворачивается неважно. — Кристиан перетянул порез грязным носовым платком. — Картошки почистил достаточно! Фил, дальше управишься сам!

— Вымойте руку с мылом! — Мелисса быстро вышла и очень скоро вернулась с раствором йода и карболки, а также полоской чистого бинта. — Покажите! — Она быстро обработала рану и старательно забинтовала руку Криса.

Ему было нестерпимо стыдно, он не знал, как посмотреть ей в глаза. С какого-то момента Мелисса неожиданно стала напоминать ему мать. Именно того периода, когда умер его отец.

Кристиан Бентон был родом из Мэриленда. Неподалеку от Карлайла была крохотная ферма отца. После его внезапной смерти ферму пришлось продать. На возделанной ими земле, каждый клочок которой был полит отцовским и материнским потом, хозяйничали другие люди.

Он остался с матерью, изможденной непосильным трудом и тяжелыми родами. Из семи рожденных ею детей выжил он один. Ради того чтобы как-то прокормить и одеть сына, она бралась за любую поденную работу. Мать мечтала дать ему хотя бы начальное образование, поэтому они перебрались в Туин-Фолс.

Печаль овладела им, когда он вспомнил, как мать просила его не участвовать в кровавой бойне. А он, молодой и глупый, рвался из дома. Мать и отец больше всего не хотели, чтобы сын воевал, брал в руки оружие, убивал кого-то. Они были оба родом из семей квакеров, вели аскетический образ жизни, много молились, не признавали насилия, оружия и войны.

Но в светскую школу мать все-таки его отдала. Она была мудрой женщиной и понимала, что течения жизни поменять нельзя. Невозможно остановить прогресс. Придется либо подчиняться, либо уходить от него вглубь территории, на необжитые земли. Но все равно рано или поздно цивилизация достигнет самых глухих мест.

— Что с вами, Крис? — Мелисса остановилась перед ним, сочувственно заглянула в глаза. — Пора за стол! Филипп окликнул вас, а вы ничего не слышите. О чем задумались?

— Да так! — Крис улыбнулся через силу. — Детство вспомнилось. Родители, школа.

— Неужели в вашем детстве не было ничего светлого? — Мелисса сочувственно вздохнула. — В детстве, каким бы оно ни было, всегда есть что-нибудь прекрасное. Хотя бы любовь родителей к детям!

— Мама меня очень любила, миссис Коуплендл! — в голосе Криса прозвучали несвойственные ему теплота и мягкость. — Шестеро моих братьев и сестер умерли в младенчестве. Я один выжил. Времена были суровые.

— Любовь тоже бывает суровой! — некстати заметил Филипп. Обычно он сидел за столом неразговорчивый, замкнутый. Но сегодня, видимо, хотел расшевелить совсем приунывшего Кристиана. — И в этом есть необходимость.

— Возможно, Филипп прав! Но как мне жаль вашу матушку! Правда, и сейчас, случается, дети умирают. И женщины погибают во время сложных родов, если вовремя не оказать помощь. Но какой бы трудной ни была жизнь, дети должны знать: понять их и любить по-настоящему могут лишь родители!

— Вы так считаете, мэм? — Кристиан поднял голову от тарелки, посмотрел на Мелиссу. Эта женщина все больше и больше удивляла его. Он думал, что ему придется сегодня утешать эту экзальтированную леди, советовать что-то. Но, судя по всему, она разберется с этим «настоящим доктором» самостоятельно. Для пущей уверенности он поинтересовался: — И что вы решили по поводу нового доктора?

— Конечно, по возможности, я поделюсь с ним теми инструментами, которые у меня имеются в двух-трех экземплярах! На время буду выдавать литературу! Но мне и самой многое понадобится! Скоро я отправлюсь в Сиэтл, чтобы выдержать испытания по теории и отчитаться за практическую работу. Предстоит также прослушать курс лекций. Возможно, добьюсь вступления в медицинскую ассоциацию.

— Не собираетесь ли вы, мэм, стать еще образованнее? — Крис чувствовал, как подавляет его Мелисса стремлением к своей цели, несомненно, благородной и возвышенной. Он буквально робел перед этой необычной женщиной.

— Конечно! — Мелисса собирала грязные тарелки со стола. На мгновение замерла. Потом отнесла их в мойку. Стала подавать на стол рисовый пудинг и кофе, а сама продолжала говорить. Постепенно она воодушевлялась, раскрывая перед сидящими за столом мужчинами свои мечты. Ее голос звучал все взволнованнее: — Вы не представляете, сколько детей умирает в стране, сколько матерей проливает слезы по своим безвременно ушедшим малюткам. А сколько женщин гибнет во время родов! Это ведь так несправедливо, когда появление новой жизни сопровождается смертью матери. В каждом новорожденном открывается целый мир. Он еще так нежен и хрупок, он слаб, точно пламя свечи. Его может погасить легкое дуновение ветра!

Все в руках Божьих! — Кристиан с иронией смотрел на чересчур разволновавшуюся леди, и ему захотелось ее немного осадить, чтобы она опустилась, наконец-то, с неба на землю.

— Вы же не такой циник, Кристиан, каким хотели бы казаться. Но если вы понимаете Слово Божие именно так, то я вам очень сочувствую! — она отпила из чашки кофе со сливками, положила в рот ложечку пудинга. — Господь всегда оставляет выбор за человеком! И вряд ли он одобрил бы поведение человека, спокойно наблюдающего за тем, как уходит из жизни другой человек. Нет большего греха, чем ничего не предпринимать во спасение чьей-то жизни!

— Уже поздно, мэм! Наверное, я схожу на часок-другой в «Тиару»! Сыграю несколько партий в бильярд! — Филипп вернул Мелиссу в реальность. — Крис, ты поможешь хозяйке сделать на кухне уборку?

— Филипп, дорогой, сходи обязательно! Только не слишком усердствуй, заказывая виски. Может быть, ночью вызовут к миссис Саре Фосдик — она вот-вот должна родить. Похоже, у нее появится еще одна двойня. Мистер Гарольд Фосдик заранее трепещет от страха. Предыдущие роды были очень трудные. К тому же за прошедшие десять лет она, увы, не стала моложе. — Мелисса налила в мойку горячей воды, принялась тереть тарелки и составлять стопкой на хозяйственном столе. Мыльная пена поднималась над посудой от ее быстрых движений. Казалось, в воде плещется стайка рыб, а не две ловкие руки.

Кристиан хорошо знал пару Фосдик. Это были уже немолодые супруги. Сара рожала несколько раз, но дети или не выживали, или умирали в младенчестве. Девочки-близнецы родились у них в тот год, когда Кристиану пришлось бежать из Туин-Фолса. Поэтому он не удержался и спросил:

— У них давным-давно весной появились две крошки. Впрочем, сейчас их так уже не назовешь. Наверняка, Ролли водит их в школу через горы. Он знает все безопасные тропы.

— Вы знаете чету Фосдик? — удивилась собеседница. — Ах, да! Я все время забываю, что вы когда-то жили здесь и были близко знакомы с Бенджамином. У Фосдиков, действительно, были девочки-близнецы. — Мелисса устало опустилась на стул, взяла полотенце, принялась вытирать посуду. — Случилась эпидемия оспы. Девочки скончались, потому что не были вакцинированы. Тогда редко кто соглашался сделать прививку. Но после той эпидемии многие изменили свое отношение к вакцинации. Гарольд и Сара сильно горевали. Ну, вот и… — Она улыбнулась. — Вам пора домой, мистер Бентон! — Повесив полотенце на крючок, женщина заперла на засов дверь из кухни. — Пойдемте, я выпущу вас через парадный вход. А если утром рука будет болеть, можете отложить уборку на два-три дня.


Кристиан неторопливо шагал по дороге к городу, с наслаждением вдыхая свежий весенний воздух. Ледок хрустел под каблуками. И хотя в ладони пульсировала боль, он чувствовал себя превосходно. Крис вспоминал, как прохладные и сильные пальцы Мелиссы ощупывали ладонь. Как она радовалась тому, что рана оказалась неглубокой, но тем не менее тщательно обработала его руку.

Молодой человек направлялся в «Тиару». Он перебрался туда не только потому, что комнаты там сдавались почти даром. Крис ушел из «Женевы», чтобы не встречаться с Сьюзан Шенли. План, который он вынашивал для того, чтобы выманить деньги у вдовы доктора, касался не только Мелиссы. Он должен был обмануть и Йортома. Необходимо уговорить старика на разработку принадлежащей тому земли и стать его компаньоном.

Сьюзан обладала феноменальной проницательностью. Легкой оговорки со стороны Кристиана было достаточно, чтобы в прелестную голову закралось сомнение в честности его предприятия. И все в этом случае могло рухнуть. Сьюзан и так, скорее всего, восприняла его появление в Туин-Фолсе с подозрением. И Кристиану казалось, что она все время пристально следит на расстоянии за его перемещениями и поступками.

Однако сегодня его настигло разочарование. В танцевальном зале «Тиары», как всегда по вечерам, было шумно и многолюдно. Играла громкая музыка. Девушки, одетые в вызывающе яркие и открытые платья, приглашали мужчин. И при этом они смеялись так, будто кто-то все время щекотал их.

— О, глядите, кто пришел! — на него налетела Сьюзан в алом коротком платье и черных чулках в сеточку. Туфли на высоченном каблуке сверкали фальшивой позолотой.

— Господи, Сью! Ты ли это? — Кристиан сокрушенно качнул головой, приподнял шляпу. — Ты же говорила, что не хочешь работать в заведении! Или ты решила изменить свою жизнь?

— Я только танцую! Думаешь, от редких постояльцев в «Женеве» можно что-то заработать? Нынче в Туин-Фолс никто не едет. Все считают, что золото здесь закончилось. Или оно на такой глубине, что нет смысла рыть шахты!

А что скажет Марк, когда узнает, в каком виде ты здесь танцуешь? — Кристиан устало разглядывал девушку. — Или ваш роман уже в прошлом?

— Да что ты мне травишь душу? Еще возьми вилку и поковыряй! А еще лучше позаимствуй у своей леди какие-нибудь медицинские щипцы! Да, кстати, ты нанялся отремонтировать дом миссис Коуплендл к ее свадьбе с управляющим «Западной» компании, так, Крис?! — Сью ехидно захохотала, схватила проходящего мимо парня и потащила его на середину зала. Тот радостно заржал и поскакал следом. — Привет, домохозяйка! — Девушка обернулась и подмигнула.

У Кристиана было такое ощущение, будто бывшая подружка Марка прилюдно залепила ему пощечину. Она словно чувствовала, что он собирается обмануть всех, в том числе и ее престарелого немощного отца.

Молодой человек сделал вид, что не расслышал сказанное Сью напоследок. Он поднялся по лестнице на второй этаж, где снимал комнату. Эту каморку трудно было назвать гостиничным номером. Обставлена она была весьма скудно: возле окна стояла широченная кровать с тумбочкой. У стены — платяной шкаф. В крошечной прихожей — умывальник. Обои давно выцвели и запылились, а кое-где лоснились от жирных пятен.

Кристиан вошел и тут же плюхнулся на кровать поверх потертого покрывала, свесив ноги в сапогах. Его одолевали мрачные мысли: Крис думал о том, что его попытки вернуть деньги могут закончиться полным крахом. Конечно, у него в банке Сиэтла есть приличный счет. Но примерно такая же сумма оказалась в руках вдовы доктора. Сложив две суммы вместе, он мог провести остаток жизни довольно благополучно и безбедно. А теперь, по причине подлости доктора, мог лишиться половины своего состояния. И зачем только он доверил свои деньги Бенджамину Коуплендлу. Да лучше бы он зарыл эти доллары где-нибудь в горах Сьерра Мадре, неподалеку от Дуранго. Оттуда он и начал свой побег от бывших карточных партнеров. Закопай он свое сокровище недалеко от городка Ла-Соледад, и то забрать его было бы значительно проще!

Филипп сказал, что Чарльз Гриффин имеет виды на Мелиссу. Естественно, почему бы ему не поухаживать за богатой леди! Но ее богатство — это не только дом. Богатство Мелиссы — это, прежде всего, его, Криса, деньги, заработанные в горячих шахтах Мексики!

Боже Милостивый! На его сокровище, оказывается, явилась целая куча претендентов. А он, как последний дурак, занялся бесплатным ремонтом дома! И для кого? Для этого надутого индюка — жирного и самодовольного!

А потом, кто знает, вдруг и настоящему врачу, который вот-вот явится в Туин-Фолс, понравится Мелисса. Крис убедился в том, что она чертовски привлекательная женщина, красивая, обольстительная! Когда же она рассказывает о своей любимой работе, то вся прямо-таки светится и становится еще прелестней.

Сколько раз он испытал сегодня желание взять ее на руки, закружить по комнате, а потом положить на кровать и целовать. И сколько раз его охватывало раздражение оттого, что она вовсе не замечает в нем такого порыва.

Кристиан, не вставая, сбросил сапоги, перевернулся на живот и застонал от досады. Со злостью ударил сжатыми кулаками по подушке. Оттуда выпорхнули несколько перышек и поплыли по воздуху.

В дверь осторожно постучали. Взволнованный Кристиан не сразу услышал стук: от переполнявшей его досады шумело в голове. К тому же за тонкой стенкой номера вовсю резвилась парочка. Любовные стоны и скрип кровати способны были заглушить любые звуки.

— Черт возьми! — молодой человек вскочил и саданул кулаком по стенке. Подскочил к двери, рванул ее, чтобы выбежать в коридор и утихомирить вконец обнаглевших любовников. — Заткнитесь, вы, ублюдки! — Грязное ругательство сорвалось с языка.

— Это ты мне, Крис! — перед ним стояла Сью в своем вызывающем танцевальном наряде. — Считаешь, что я заслужила? — Наотмашь хлестнув его по щеке, втолкнула в номер.

— Извини, Сью! Какие-то подонки за стеной совершенно забыли о приличиях! — Он потер щеку. — Ощущение было не из приятных! Тяжелая у тебя ручка, детка! Входи! — Он попятился, присел на кровать.

Сьюзан пристроилась рядом, используя тумбочку в качестве стула. Нельзя сказать, что ее красота — яркая, вызывающая не волновала Криса. Но он давно свыкся с мыслью, что Сью — девушка Марка. Потому относился к ней, словно к младшей сестренке — взбалмошной, капризной, обворожительной. Да и мягкая, неназойливая привлекательность Мелиссы нравилась ему, как оказалось, гораздо больше.

— Если ты ко мне с нравоучениями, то извини, ты выбрала неудачное время! — он давал ей понять, что не склонен сейчас к разговорам.

Да мне плевать на твои отношения с миссис Коуплендл! Живя с таким стариком, каким был доктор, ей пора бы уже давно скомпрометировать себя! — добродушно хохотнула Сью.

— Не будь пошлой и циничной! Тебе не идет!

— А тебе идет? Я была вчера у отца. Если ты решил обвести вокруг пальца вдову и оставить ее без гроша, это твое дело! Но не впутывай в свои делишки старика! Он и так сдвинулся: спрашивает о тебе каждый раз, когда я привожу ему продукты.

— Откуда он узнал о моем появлении? — Кристиан дернулся. Он еще только думал, о чем будет разговаривать с Йортомом, а вся округа ужа знала об этом. — Я не собираюсь никого обманывать! — как можно спокойнее заявил он. — Хочу разработать землю Йортома, став его компаньоном! Кстати, — он сочинял уже на ходу, — ты тоже получишь свою долю!

— Знаю я тебя, Кристиан Бентон, лучше других! Это вдова пусть верит твоим бредням! А у тебя есть наличные на разработку рудника? Или надеешься получить у вдовы?

— Тебя, Сью, это совершенно не касается! — взвился Кристиан. — Что ты хочешь, женщина?

— Вон как ты заговорил, Крис! Не боишься, что я раззвоню по всему городу, как ты решил обмануть миссис Мелиссу? И учти, если ты обнадежишь старика, а потом бросишь ни с чем, я тебя разыщу и лично оторву тебе яйца! — Это было совершенно в духе Сью! — А со своей вдовой можешь делать что хочешь! — Она вскочила, поправила лиф короткого платья, вильнула бедрами и вышла из номера, с грохотом захлопнув дверь.

Кристиан, совершенно обалдев, с раскрытым ртом таращился на дверь. Когда стук каблучков Сьюзан затих в конце коридора, он выругался:

— Черт побери эту девицу! Да она способна расстроить любые планы!

Глава 4

После громкого ухода Сью Крис долго собирался с мыслями. Наконец он вскочил, выгреб из карманов всю мелочь. Необходимо было форсировать события. Не то эта сумасшедшая натравит на него весь город. Его погонят, точно охотники волка. Но чтобы снять какую-то сумму из банка, необходимо было отправиться в Сиэтл. Поездка займет несколько дней. За это время может многое измениться.

Надо было срочно начинать возню вокруг Поляны Мертвого Койота. Пересчитав мелочь, молодой человек убедился, что у него осталось всего пять долларов. А для того чтобы нанять помощника, закупить инструмент, провиант и оформить все бумаги, потребуется не менее двух-трех сотен.

Крис тяжело вздохнул. Он слишком понадеялся на легкий успех у вдовы доктора. Думал, что его обаяние, как всегда, поможет очаровать женщину, давно не видевшую мужской ласки. Но все складывалось по-иному. Он уже привел в порядок дом Мелиссы, остались сущие пустяки, а дело с обольщением не продвинулось ни на шаг. Да и сама дамочка совершенно странным образом меняет его представления о жизни. Впрочем, какое ему дело до ее переживаний и забот?! Главное, получить деньги! А там, пусть все остаются со своими надеждами и разочарованиями.

Он обулся, натянул куртку, нацепил шляпу и, осторожно ступая, направился по коридору к боковой лестнице. Дверь, на счастье, оказалась незапертой, и Кристиан беспрепятственно спустился вниз. Деньги можно было занять у Марка Фишера или, в конце концов, заработать. Но прежде всего следует заручиться согласием Йортома на разработку участка. А для этого нужно съездить к нему. И опять все упиралось в отсутствие денег. Нет, без Марка никак не обойтись. Крис решил посетить старого друга и попытать счастья у него.

Час был еще не поздний, около двенадцати ночи, веселье в «Тиаре» шло полным ходом. Молодой человек пересек Западное шоссе и направился к конюшне, надеясь застать там Марка. Но друга он встретил по дороге, чуть было не разминувшись с ним.

— Привет! — Марк протянул ему руку, первым узнав в припозднившемся прохожем своего давнего товарища. — Ты ко мне?

— Зайдем куда-нибудь? — на удивление Кристиан оробел и не знал, как начать разговор.

— Я спешу домой! — они медленно возвращались назад, к Мидоуз-стрит. В воздухе пахло, несмотря на прохладу, весенними цветами и распускающимися почками деревьев. — Мама не спит и будет беспокоиться.

— Марк, тебе скоро тридцать лет! Пора уже иметь семью. А миссис Фишер должна радоваться, глядя на внуков.

— Не говори о маме неуважительно! — Марк сердито фыркнул.

— Прости, Марк, не хотел тебя огорчать! — Кристиан совершенно не понимал, отчего у друга такое настроение.

— Ты живешь в «Тиаре», Крис? — Марк был чем-то озабочен. — Говорят, что Сыозан перешла туда! Ты ее видишь?

— Она до сих пор тебе не безразлична. — Кристиан изобразил искреннее сочувствие. — Посидим немного! — предложил он, когда они пересекали улицу и оказались возле одной из скамеек, расставленных по бульвару.

— Только недолго, хорошо? — Марк был еще больше огорчен. — Ты не ответил, видел ли Сьюзан в «Тиаре»?

— Она только танцует, Марк! Поженились бы и делу конец! В «Женеве» почти нет жильцов! Что там можно заработать?! Ты не маленький, прекрасно понимаешь, что ей нужны деньги.

— Мама тогда лишит меня работы — отнимет конюшню! Ты же знаешь, что для меня значат лошади!

— Скоро Сью будет получать много денег! — обрадованно забормотал Крис. — Хочу заручиться поддержкой Йортома и разработать жилу! Помнишь, тогда много было разговоров о том, что на участке Йортома есть богатая золотоносная жила? Но она ушла в сторону, и ее бросили.

— Ну и что? Тебе, наверное, нужны деньги? — Голос Марка стал совсем тихим. — Если не найдешь и будет очень нужно, то я тебя выручу, но не обещай невозможное людям, которые тебе доверяют!

— Марк, я говорю серьезно, — начал горячиться Крис и даже сам себе поверил. — Сью скоро сможет купить тебе две конюшни!

— Я ни за что не возьму деньги у женщины, тем более любимой! — Марк встал, протянул руку. — Крис, мне на самом деле пора! А лошадь можешь выбрать любую! Я словно знал об этом и потому отдал распоряжение дежурному конюху!

Марк зашагал по улице. А Кристиан долго смотрел вслед. Он был в который раз за этот день ошеломлен и сконфужен. Его друг высказал потрясающую мысль: нельзя брать деньги у женщины, тем более любимой! Это была такая простая истина. Нельзя играть любовью, злоупотреблять чужим доверием. Он поднял голову и посмотрел на небо. В черноте с лиловым отливом сверкали мириады звезд. Одни светили ярко и все время играли своими лучами. Другие сияли ровным огнем. Третьи еле просматривались, словно крохотные пылинки.

Господи! Как давно он не смотрел на небо! В погоне за деньгами ему приходилось трудиться много и тяжело. Он был забойщиком на шахтах Калифорнии, мыл золото на приисках Монтаны. Мошенничал, оправдывая себя тем, что садящиеся за карточный стол игроки все равно спустят заработанное или награбленное. Он собирал деньги для того, чтобы обеспечить себе безбедную жизнь, не оглядываясь на тех, кто рядом. До неба ли ему было, когда приходилось спасаться бегством от обманутых им игроков или женщин.

Кристиан встал и угрюмо поплелся в «Тиару». Поднялся по боковой лестнице на второй этаж, вошел в свой номер, вдохнул воздух, пропитанный запахами прокисшего пива, подгоревшего картофеля, немытого мужского тела и дешевой косметики. На душе стало пусто и неуютно.

Молодой человек лег на кровать и закрыл глаза. И тотчас же перед его мысленным взором прошлась ласковая Лавли с каплями молока на черных усах. Он увидел накрытый к завтраку стол. Салфетки. Дымящийся пудинг с подрумяненной корочкой. Запах сдобы и ванилина. Чашки, наполненные ароматным кофе. Сливки в фарфоровом сливочнике.

Аппетитную картину заслонило новое видение — женщина с каштановыми волосами, собранными в строгий пучок. Ее нежные и одновременно сильные руки. Взгляд серо-голубых глаз, то полный восторга и воодушевления, то обиженный, словно у ребенка, которого наказали неизвестно за что, то негодующий и сердитый.

Разыгравшееся воображение вызвало боль в груди. Сердце застучало сильно и резко. Зашумело в голове. Волна нежности захлестнула его. От чего-то светлого и недостижимого хотелось плакать. И он понял, что это — настоящая тоска по домашнему теплу и уюту. Сладостное желание сделать счастливыми живущих рядом переполняло его, он хотел, чтобы им было тепло, уютно и спокойно.

Кристиан застонал и проснулся весь в поту.


Только этого ему и не хватало — снов, от которых мутится в голове! В незакрытое шторами окно уже просачивался слабый предутренний свет. Сердце по-прежнему ныло. Бриться он не стал. Умылся и прополоскал во рту. Надел рабочие джинсы, сапоги со шпорами, теплую куртку. Спустился вниз.

В танцевальном зале было темно и тихо. Возле стойки Оскар сметал в кучу влажные опилки. Он удивленно глянул на постояльца, озадаченный его столь ранним подъемом.

— Сварить кофе, приятель? Что, не спится? — не ожидая ответа, разжег спиртовку под кофеваркой.

— Заверни мне пару бутербродов с ветчиной или беконом, Оскар! И запиши все на мой счет!

— А может, на счет миссис Мелиссы Коуплендл? — не удержался бармен от остроты. — Разве вдова тебе не платит за работу? Как прискорбно!

— Я не беру денег у женщин! — Кристиан даже удивился тому, что сказал. В его словах, по-видимому, прозвучала грусть, потому что Оскар сочувственно вздохнул:

— Чем она тебя зацепила, приятель? Сочувствую! Миссис Коуплендл непростая штучка! Она — серьезная леди! И очень образованная!

— Ладно, ладно! — недовольно забормотал уязвленный Крис. — Чем уж так она отличается от остальных?

— Тебе лучше знать, приятель! Посмотри на себя в зеркало. Таких тоскливых глаз насмотрелся я в своей жизни. Всех нас рано или поздно угораздит влюбиться. И что только с нами делают эти женщины! — он поставил перед постояльцем чашку и пышущую жаром кофеварку. Положил бумажный пакет с бутербродами. — Может, еще что-нибудь?

— Спасибо, Оскар! — Крис налил себе кофе, отпил несколько глотков. Даже любимый напиток сегодня не радовал.

Оскар продолжил уборку, а Кристиан вышел на улицу, в промозглый влажный рассвет.

В воздухе клубился туман. Голубоватая дымка затянула все окрестные горы. Дома на противоположной стороне улицы просматривались размытыми силуэтами. Было тихо и безветренно. Однако каждый звук разносился далеко в наполненном влагой воздухе.

Куртка у Криса моментально покрылась крохотными капельками росы. Холодной влагой пропитались джинсы и шляпа. Легкая дрожь пробежала по всему телу. Молодой человек пошевелил плечами, чтобы согреться. Но дрожь не отступала. И тогда он зашагал быстро в сторону конюшни.


В денниках пахло сеном, конским потом и навозом. Было тепло от горячего дыхания лошадей.

Сонный конюх чистил стойла, незлобиво поругиваясь на своих подопечных.

— Привет, Ларри! — Кристиан оперся на перегородку, подул на застывшие пальцы.

— Холодно? — равнодушно поинтересовался Ларри, который и ночевал здесь, под крышей конюшни.

— Сыро и туманно! — Крис был неразговорчив и мрачен.

— Будь осторожен! В горах утром скользко! Не сорвись в пропасть, как доктор! А то миссис Коуплендл придется снова вдоветь! — неожиданно оживился Ларри.

— Заткнись! — Крис взмахнул хлыстом, но юркий конюх шарахнулся от него в угол денника:

— Я пошутил, приятель!

— В другой раз, прежде чем шутить, подумай! — Кристиан разглядывал развешанные на стене седла, уздечки, подпруги и стремена. Подошел к деннику ранее выбранного им вороного Крокета. Вынул из пакета кусок булки, протянул коню. Тот доверчиво обнюхал сначала влажную шляпу, дохнул теплом в ухо, ткнулся мордой в плечо. Только потом взял угощение и довольно захрустел.

Крис внимательно осмотрел подковы, оседлал Крокета высоким мексиканским седлом и вывел из конюшни. Потом вскочил на коня и пустил его неспешной рысью в сторону гор, даже не оглянувшись на Ларри, вышедшего проводить»его.

Туман словно бы стал еще гуще и тяжелее. Мерин вздрагивал от сырости, его повлажневшая шкура глянцевито лоснилась.

Ох, как хотелось Кристиану бросить все и смыться из Туин-Фолса прямо сейчас. Столько разговоров и слухов из-за его появления! В одних он возродил надежду на оживление города и рудников. В других разбудил только горечь несбывшихся грез. Земля кругом опустошена. Компания «Западная» на грани разорения. То и дело увольняют рабочих. Стоит кому-нибудь заболеть или отказаться от сверхурочной работы и, можно считать, что расчет уже в кармане!

После разговоров со Сыозан и Марком Кристиан чувствовал себя здесь ненужным и лишним. Даже его старые друзья считают его никчемным обманщиком и болтуном. Но вместе с тем он угадывал, что на «Западной» происходят какие-то странные события. Срабатывала его природная интуиция.

К Мелиссе он решил пока не заезжать. Хотя рана на руке была неглубокая и почти не болела, все равно он решил, что необходимо отложить ремонт в доме доктора. Надо съездить к Йортому, разведать, что и как, а дальше — будет видно.


Чем выше поднималось солнце, тем теплее становился горный воздух. Туман неожиданно загустел так, словно где-то задымили костры. И вдруг заклубился, синими воронками поднимаясь выше и выше, вползая по склонам на вершину Йеллоустон. А потом, буквально за несколько мгновений, испарился под горячими лучами солнца. Воздух стал настолько прозрачен, что отчетливо и ясно проступили самые дальние, присыпанные снегом вершины. В окрестных лесах запели птицы, заговорили каждая на свой лад.

Услышав их переливчатые, нежные голоса, Кристиан расслабился. Настроение немного улучшилось. Но для полного счастья ему все-таки чего-то не хватало. И он понял, чего именно, когда неожиданно для себя повернул Крокета на аллею, ведущую к дому Мелиссы. Ему хотелось увидеть ее, сесть с ней за один стол и вместе позавтракать. Но тут же он спохватился и натянул поводья. Конь недовольно фыркнул, изогнув шею, и попытался подняться на дыбы. Кристиан издали всматривался в окна дома. Потом заметил, что над печной трубой не видно дыма. Хотя горящим деревом откуда-то попахивало. Подъехав поближе к усадьбе, Кристиан заметил, что дымит труба над сторожкой. Значит, Мелиссы дома нет. Фил остался один и не захотел возиться с плитой в главном доме. Слуга встретил гостя на пороге.

— Привет, Крис!

Кристиан соскочил с Крокета, зацепил поводья за крюк коновязи.

— Фил, угостишь меня чашечкой кофе?

— Заходи! Я только что приготовил завтрак. С удовольствием поделюсь. — Филипп был возбужден. — Ты знаешь, Крис, я вчера выиграл в «Тиаре» двадцать долларов!

— Становишься богачом.

— А миссис Коуплендл не одобряет. — Филипп суетился возле крохотного стола, достал из шкафа еще одну тарелку, чашку и поставил их перед Кристианом. — Ночью она уехала на прииск Золотая Тропа. — Он говорил медленно, запивая каждое слово глотком кофе.

— Значит, у миссис Фосдик начались преждевременные роды! — сообразил Крис и подумал о том, какая мука была бы для него, если бы он окончательно влюбился в Мелиссу и, чем черт не шутит, женился на ней. Вряд ли он смирился бы со всеми этими срочными вызовами.

Возможно, она проведет на прииске два-три дня! Но ты можешь навестить ее. Доедешь до поворота на «Западную» и повернешь в противоположную сторону от указателя! Миссис будет рада тебя видеть! — Филипп, видимо, скучал без домашних забот, оттого так и обрадовался Кристиану. И, казалось, готов был давать ему советы бесконечно.

— Да я помню. Но не думаю, что она обрадуется, узнав, что я не завершил ремонт в доме! — Крис поглядел на свою перевязанную ладонь. — Я собирался на днях навестить Йортома. Вот и решил воспользоваться этим предлогом — порезаной рукой.

— Но ты вернешься, Крис? Я буду ждать тебя. Нельзя оставлять дела незавершенными. Особенно, если ты дал обещание такой леди, как моя хозяйка, — Филипп умильно улыбнулся.

— Ты любишь миссис Коуплендл, Филипп? — Кристиан неожиданно загрустил. — И она к тебе относится по-доброму!

— Она замечательная женщина, Крис! Только очень доверчивая. Можешь навестить ее у Фосдиков. Она будет рада видеть тебя. — Молодому человеку показалось, что в голосе его прозвучала укоризна. И у Кристиана снова стало нехорошо на душе.

— Спасибо, Фил! — Кристиан отодвинул недопитую чашку и поднялся. — Я поехал на Поляну Мертвого Койота.

— Сьюзан сказала, что Йортом тебя очень и очень ждет. Надеется, что с твоей помощью разработает участок!

— Ну и отлично, приятель! — Крис попытался изобразить искреннюю радость. — Не придется долго договариваться. До встречи, Фил! — Он взял шляпу.

— Не задерживайся, Крис! — напутствовал слуга. — Нам с тобой предстоит еще доделать ремонт. Можно, я провожу тебя до поворота?

— Я хорошо помню о ремонте, старина! — Кристиан вымученно улыбнулся. — Не провожай, завтра к вечеру обязательно вернусь. В крайнем случае — послезавтра! — Он вскочил на Крокета. Застоявшийся мерин взял с места резвым галопом, так что всаднику пришлось его осадить и пустить ровной, размеренной рысцой.


На душе у Кристиана было скверно. Все словно сговорились и пытаются свести их с Мелиссой. Или намеками дают понять, что знают об их особых отношениях.

Кроме того, он чувствовал, что лучше всего было бы плюнуть на эти деньги и уехать, пока брачная петля не затянулась на его шее. Потому что из этого ничего хорошего не получится. Тут и там его провоцируют, а он не имеет права ответить, как мог бы ответить настоящий, крутой парень. Мало того, что это не понравится Мелиссе, ей может навредить такое поведение. Значит, встречи с вдовой необходимо свести до минимума.

Так раздумывал он по дороге к хижине Йортома. Крокет бежал ровно, чувствуя самое легкое движение уздечки. Это был хорошо выученный спокойный конь. И Кристиан вспомнил о том, что ему рассказал Филипп о смерти доктора. Она казалась ему довольно странной. Все местные лошади, особенно верховые, выучены ходить по горам. А если предположить, что доктору, вернее, его лошади, кто-то помог споткнуться или поскользнуться? «Теперь посмотрим далее, — рассуждал Крис. — Почему мистер Чарльз Гриффин предлагает Мелиссе купить акции „Западной“? Интересно, что за всем этим кроется?»

Жизнь становилась все более интересной и увлекательной. Так он размышлял, пока впереди не показался поворот на рудник «Западной» компании. В другую сторону вела неширокая дорога к Золотой Тропе — заброшенному прииску, на месте которого стояла хижина Гарольда и Сары Фосдик. Там когда-то был выход породы, богатой золотом. Первые старатели намывали даже приличные самородки. Но потом жила ушла в глубину и в сторону, как часто случается в таких местах. А тропа, ведущая к домику, усыпана золотистым кварцевым песком. В солнечную погоду она сверкает, словно сделана из настоящего золота.

Гарольд Фосдик, оказавшись без работы, все свободное время проводил на реке, перелопачивая в который раз давно промытую породу. И умудрялся набирать по крохам за месяц щепотку-другую золотого песка. Но Кристиан считал это пустой тратой времени и сил. Молодой человек решил поинтересоваться, почему управляющий уволил с рудника такого опытного шахтера, как Ролли.

Возможно, дела в компании шли не так, как об этом говорили в городе. Рудник, якобы, истощился. Естественно, стоимость акций упала совсем низко. Их уже, практически, никто не покупает. Можно разбогатеть на этом двумя способами. Первый способ основывался на том, чтобы в выработанных шахтах пробивать новые шурфы и подбрасывать в них куски золотоносной породы. Их отправляют на анализ и объявляют о богатых запасах. Акции поднимаются в цене. Вокруг них начинается ажиотаж. Распродается все, даже контрольный пакет. В результате держатели акций остаются с листами бесполезных бумажек. А бывший владелец рудника смывается с мешком денег.

Другой способ был еще интереснее. Находилась богатая, а порой и очень богатая жила. Шурфы консервировались, а разработки продолжались на пустых местах. Владельцам посылались отчеты о ситуации на разрабатываемых шахтах и шурфах. Акции, тем временем, падали в цене. Хозяева или сколоченная нечестным управляющим группа скупала их через подставных лиц по бросовым ценам. Теперь уже бывшие акционеры оставались с носом, то есть с мелочью, вырученной за продажу дешевых ценных бумаг. А организаторы — и с акциями, и с богатым рудником. Отвечали же за всю провернутую аферу подставные лица.

Кристиан решил встретиться с Гарольдом Фосдиком и узнать, давно ли его уволили. И чем мотивировал его увольнение Чарльз Гриффин.

Возможно, таким способом Кристиан оправдывал свою поездку на Золотую Тропу. Так или иначе, но он повернул Крокета вправо и дал ему возможность идти неторопливо. Даже самому себе он боялся признаться, что ему хотелось повидать Мелиссу, перекинуться с ней несколькими словами или встретиться взглядами. И хотя он понимал, что ситуация выходит из-под его контроля, остановиться теперь не мог. Если дело обстоит именно так, как предполагает он, то репутации Мелиссы угрожает опасность. Она, слишком доверчивая, может оказаться крайней. Случись Мелиссе разбогатеть на покупке акций, не трудно догадаться, как на это отреагирует местное общество. А Чарльз Гриффин, говорят, собирается жениться на ней. И что женщине делать потом, когда ошибка будет совершена?

Он повернул Крокета к подвесному мосту через один из рукавов Снейка. И тут увидел Мелиссу. Она стояла на другом конце моста, внимательно осматривая окрестности. Глядела в сторону гор и не заметила подъехавшего путника. В левой руке женщина держала букет первоцветов, прижав его к своему белому рабочему фартуку. Правая рука судорожно сжимала тонкие перила моста. Черное платье оттеняло бледность лица, на котором особенно отчетливо проступали тени под глазами. У Криса защемило сердце от жалости. Скорее всего, Мелисса в эту ночь почти не спала и вышла проветриться, чтобы прогнать сонливость и усталость. Молодой человек решил воспользоваться ситуацией и поговорить с Мелиссой. Но тут же его постигло разочарование, потому что на крыльцо выскочил Гарольд Фосдик и замахал руками, точно ветряная мельница крыльями.

Кристиан огляделся, заметил привязанную неподалеку лошадь Мелиссы. Она спокойно паслась, пощипывая едва отросшую молодую травку.

— Принимай компанию, Стар! — Кристиан спешился и отвел Крокета поближе к лошадке. Животные принюхались, коснулись друг друга мордами, словно поздоровались. Кобылка Мелиссы равнодушно отвернулась и продолжила свое занятие. — Не повезло тебе, Крокет! Твой хозяин лишил тебя мужского достоинства, и лошади женского пола на тебя не реагируют должным образом. — Конь тяжело вздохнул, словно понял, о чем говорил новый хозяин.

Оставив лошадей возле кустов, Кристиан ступил на шаткий мост. И тут Мелисса обернулась. Она почувствовала, что мост закачался. Улыбка осветила ее лицо, на щеках заиграл легкий румянец. Но тут же радость сменилась озабоченностью.

Мелисса быстро прошла оставшийся десяток шагов до берега, стала подниматься к дому по тропинке. Вместе с мистером Фосдиком она скрылась в доме.

Ролли почти сразу же выскочил назад и помчался куда-то по крутому берегу. В отличие от Мелиссы он не заметил нового гостя. Река сильно шумела, заглушая другие звуки, и Кристиан с изумлением наблюдал за кажущейся беззвучной картиной. Он невольно ускорил шаг. И, спустя несколько минут, оказался возле распахнутого окна.

Он вовсе не собирался входить в дом, понимая, что ему там не место. Похоже, у миссис Фосдик начались роды. И, естественно, посторонний человек в такой ситуации воспринимался как докучливая помеха. Но вот Ролли, как ему показалось, не должен был бросать двух женщин без присмотра. А вдруг им понадобится помощь? Пока Крис раздумывал, то ли ему броситься вслед за Гарольдом, то ли оставаться на месте, из окна раздался душераздирающий крик, от которого ему стало не по себе.

— Мистер Фосдик! — послышался зов акушерки. — Идите сюда! Нужна ваша помощь, мистер Фосдик! — Она еще не знала, что Ролли и след простыл. И снова раздался стон, а Мелисса взмолилась: — Есть возле дома кто-нибудь живой? Господи, куда унесло мистера Фосдика?

Схватки, по всей видимости, утихли. Сара заговорила прерывистым голосом:

— Не браните его, миссис Коуплендл… Он перепуган до смерти… Боится…

— Чего? — изумилась и одновременно огорчилась Мелисса.

— Боится, что я или новорожденные умрут… у него на глазах, а он не поможет! — она закусила губу и снова застонала. Акушерка стала ее успокаивать и уговаривать:

— Потерпите немного, дорогая Сара! Еще не подошло время! Схватки у вас пока каждые пять минут. Еще рано! Сейчас я вернусь! Не бойтесь, миссис Фосдик, я здесь!

Кристиану очень хотелось сбежать. Но тогда Мелисса окажется в одиночестве. А ей, судя по всему, сейчас нужна помощь. И вместе с тем он злился, считая, что ее решение одной поехать на заброшенный прииск отдавало самонадеянностью. Она же знала, что миссис Фосдик — женщина в возрасте, а это обстоятельство весьма неблагоприятно для рождения детей. Кроме того, предполагалось, что она носит двойню. Предвидя все осложнения, Мелисса могла бы привезти с собой мисс Шарлотту Рэмзак, медсестру с «Западной». Или уж договорилась бы с какой-либо пожилой женщиной. А если оказалась столь непредусмотрительной, то держала бы Ролли за руку. А теперь его не догонишь!

Мелисса выбежала на крыльцо, увидела стоящего под окном Кристиана.

— Мистер Бентон! Почему не отзываетесь? А где мистер Фосдик? Куда он подевался?

— Теперь он где-нибудь возле хижины Йортома. Может, ловит рыбу или промывает песок! — Кристиан старался не смотреть на Мелиссу. — Вообще-то, я хотел перекинуться с ним парочкой слов и отправиться дальше! Но чувствую, что вам понадобится моя помощь! Что нужно сделать, мэм?

— Прежде всего, подбросьте дров в топку, пусть вода нагревается. Потом я вам скажу, что делать дальше. — Давая указания, Мелисса закатывала рукава и надевала клеенчатый фартук.

Молодой человек с готовностью пошел к дровянику, принес на кухню целую корзину крупных щепок, подбросил в топку. Пламя схватилось сразу, сосновые щепки горели ровно и дружно. Он прикрыл поддувало, чтобы немного ослабить огонь. Вскоре вода в баке забулькала.

— Добавьте в корыто ведро горячей воды! — скомандовала Мелисса, появляясь на пороге кухни. — Не волнуйтесь, миссис Сара за ширмой! — Молодая женщина понимала его смущение. — Уже совсем скоро! Все идет просто замечательно! Однако я не сообразила, что понадобится помощник!

— Я всегда к услугам, мэм! — Крис чувствовал себя не в своей тарелке. Но все-таки бодрился и не подавал виду, что совершенно растерялся.

Мелисса опять исчезла за дверью, потому что снова послышались сдавленные стоны. Роженица звала мужа:

— Ролли! Миссис Коуплендл, позовите Гарольда! Ролли, где ты? Ролли!

— Успокойтесь, миссис Фосдик! Поберегите силы! Я понимаю, что вам больно! Потерпите, милая! Совсем скоро! Ваш муж и в самом деле сбежал! — Кристиан стоял с ведром горячей воды неподалеку от кровати роженицы. Он не мог пошевелиться. Страх сковал его по рукам и ногам. А Мелисса была в своей стихии, она уверенно командовала, словно видела его действия сквозь ткань ширмы: — Крис, вылейте воду в корыто! Возьмите градусник, он на столе. Опустите его в воду. Температура должна быть не больше тридцати шести градусов. Если будет меньше, добавьте еще горячей воды, но совсем немного. И поторопитесь!

Кристиан на деревянных ногах двинулся к корыту, вылил воду и сунул в нее градусник. Температура была такой, какая необходима.

Между тем стоны за ширмой стали практически непрерывными. Время от времени Сара Фосдик выкрикивала что-то совершенно бессвязное. Вдруг она неестественно громко задышала. И тут же раздался крик младенца. Сначала Кристиан не понял, кто это подал голос. Ему показалось, что за ширмой громко мяукнула кошка. Но через мгновение у младенца прорезался настоящий человеческий голос.

— Кто? — Сдавленно прохрипела Сара, и Кристиан удивился. Оказывается, миссис Фосдик жива. И даже в состоянии интересоваться полом новорожденного.

— Девочка! — у Мелиссы был такой ликующий голос, что ее радость невольно передалась Крису. Он громко засмеялся. Акушерка же просто ликовала: — Отдохните немного, миссис Фосдик! Еще немного, и вам станет легче!

Мелисса буквально выбежала из-за ширмы, держа на локте крошечного человечка. У малыша было красное сморщенное личико, золотистые волосики. Весь он был мокрый. Кристиан с интересом наблюдал за происходящим. Одной рукой Мелисса помешала в корыте, опустила крошку, придерживая ее на локте так, чтобы головка находилась над водой.

— Подайте мне пеленку, Крис! — Мелисса не заметила даже, что обратилась к молодому человеку слишком фамильярно. Она быстро, но аккуратно и ловко промокала одной рукой воду на розовом тельце и одновременно разговаривала с роженицей: — Сейчас, потерпите минутку, миссис Сара! Сейчас принесу вам кроху! Она так прелестна! У нее такие чудесные ресницы!

Схватив из рук Кристиана теплую пеленку, она снова исчезла за ширмой, продолжая по-прежнему ворковать:

— Вот ваша красавица, дорогая Сара! Посмотрите, какая прелесть! Сейчас мы обработаем еще раз пуповину, перебинтуем ее — и к мамочке под бочок! Вот так! Мистер Бентон, вы меня слышите?

— Да, конечно, мэм! — у молодого человека почему-то сорвался голос, он откашлялся. — Слышу, миссис Коуплендл!

— Пожалуйста, быстро смените воду. И будьте наготове.

Миссис Фосдик уже не кричала, только стонала, стиснув зубы. И Кристиан невольно подумал о своей матери. Она родила стольких детей, его братьев и сестер. Перенесла такие муки. А в результате? Он чуть не заплакал, как плакал когда-то давно, вернувшись домой, в свой крошечный городок после войны. Матери в живых он не застал. Она умерла в те дни, когда его полк в составе армии Шермана в декабре шестьдесят четвертого года вел наступление на Саванну. В этих боях он впервые убил человека. Пусть это был противник, но такой же, как Крис, молодой, красивый, здоровый. И, конечно же, он тоже хотел жить. Когда Крис вернулся домой, соседи сообщили, что его мать умерла двадцать второго декабря, именно в тот день, когда его рота вступила в бой.

С тех пор ему стало казаться: мать умерла потому, что на расстоянии ощутила потрясение собственного сына от той страшной бойни, в которой эму пришлось участвовать. После боя он рыдал в палатке доктора, уткнувшись в колени, действительно потрясенный и раздавленный. Оплакивал того парня, своего ровесника, которого он убил. Хотя дал слово матери, что никогда не поднимет руку на человека, но нарушил обещание. Теперь, спустя много лет, Крис ощущал свою вину так, будто это случилось вчера. Его не отпускало чувство, что, убив парня, он тем самым погубил свою мать.

— Мистер Бентон! Кристиан! О чем вы задумались? — дошел до него, наконец, призывный голос Мелиссы. — Вот и наш мальчик! — радостно твердила она. — Мистер Фосдик просто счастливый отец!

— Все?! — Кристиан протянул акушерке чистую пеленку, и она подхватила ее почти на лету. Эта женщина, судя по всему, была очень умелой и ловкой.

— Почти все! — Мелисса радостно сверкнула глазами, перед тем как снова скрыться за ширмой. — Поищите, пожалуйста, мистера Фосдика, Кристиан, если вам не трудно! Ваши дела подождут? Идите! Теперь мы справимся без вас! — она настойчиво выпроваживала молодого человека.

И Кристиан, совершенно забыв о первоначальной причине предпринятого путешествия, отправился тропинкой, вьющейся по краю обрывистого берега, вверх по течению Снейка. Здесь, чуть выше подвесного моста, русло реки было зажато в узкой теснине. И чем дальше молодой человек уходил от хижины на Золотой Тропе, тем шум воды становился громче, а течение стремительнее. По берегам и на уступах росли сосны. Деревья гордо возносили свою душистую хвою над кажущимися безжизненными камнями. И воздух был наполнен ароматом смолы, молодой хвои и золотистой пыльцы.

По дороге он вынул из жилетного кармана свои часы-луковицу на серебряной цепочке, открыл крышку, глянул на циферблат и сокрушенно присвистнул. Но тут же усмехнулся.

— Вот тебе и завернул на минутку! — время близилось к полудню. Впрочем, он был рад подобному стечению обстоятельств. Если ему придется покинуть Туин-Фолс в спешном порядке, у Мелиссы не будет горького осадка от его бегства. Останется только это теплое чувство, которое сегодня внезапно возникло между ними.

Гарольда Фосдика он увидел сидящим на плоском валуне. Закрыв ладонями лицо, мужчина плакал. Худые, но широкие плечи вздрагивали.

Картина была довольно трогательная.

— Ролли! — заорал Кристиан в полный голос. — Ролли! Тебе не плакать, а радоваться надо! Ролли! Поздравляю!

Гарольд поднялся с камня, молча посмотрел на Кристиана, вытер полой фланелевой рубашки слезы:

— Крис! Ты откуда? — голос немного срывался. Пожилой шахтер был в растерянности. Он не знал, как реагировать на появление давнего беглеца. — Говорили, что ты отправился в Мексику и там тебя укокошили недобрые парни! А ты жив и невредим!

— Нет, Ролли, еще не родился тот подонок, который положит меня на лопатки! — хохотнул довольный Кристиан. — И не прячься от новостей, друг! Сара ждет тебя домой! А еще сын с дочкой дожидаются своего трусливого папашу! — Крис вдруг почувствовал, что слезы радости вот-вот готовы брызнуть у него из глаз. Оказывается, это так приятно быть вестником хороших новостей.

Но вид у Гарольда оставался испуганным. Он молчал, пытаясь проглотить застрявший в горле ком. Крис протянул ему руку. Крепкое рукопожатие стало для Гарольда своего рода поздравлением.

— У них все в порядке? — надежда, смешанная со страхом, звучала в его голосе. — Я так боялся, что не мог усидеть дома. Если бы я услышал крик Сары, то, наверное, сошел бы с ума или умер! Саре уже почти сорок лет. И она столько пережила!

Ролли, твоя жена благополучно разрешилась от бремени. Ты — счастливый отец. Теперь у вас сын и дочь. И Сара, я думаю, на верху блаженства. Миссис Коуплендл, должно быть, еще побудет с ней день-другой! — Кристиан заспешил вниз вдоль обрыва. — Пошли скорее, приятель! Мне сегодня надо успеть добраться до Поляны Мертвого Койота! Сьюзан сказала, что Йортом узнал о моем возвращении и очень хочет со мной повидаться!

— Вот ведь как! — Гарольд внезапно горделиво выпрямился. — Знаешь, сегодня я поймал форель. Можно приготовить отличную жареную рыбу с овощами и зеленью. А еще у меня в погребке под мостом хранится приличный кусок телячьей вырезки. — Он засуетился, так как хорошая весть, наконец-то, дошла до его сознания. — Обещай, Крис, что заглянешь к нам на обратном пути. А, может, зайдешь сейчас? Отпразднуем рождение моих детей.

Кристиан был непреклонен, но пообещал, что на обратном пути заскочит непременно. Он попрощался со счастливым хозяином Золотой Тропы. При этом поймал себя на мысли, что боится встретиться с Мелиссой. Ощущение тепла и защищенности от превратностей жизни, родившееся в те мгновения, когда он готовил воду для новорожденных крох и подавал Мелиссе пеленки, было опасно для такого бродяги, как он.

Крокет радостно заржал, встречая хозяина. Кристиан оседлал его, и дальнейший путь они совершили без приключений.


Крыша хижины Йортома появилась на горизонте, когда «луковица» Кристиана показывала три часа пополудни. Молодой человек спешился, разнуздал коня и отпустил гулять по поляне. Неподалеку из скалы бил чистый родник. Вода отводилась по трубе в каменное корыто для выпаивания лошадей.

Йортом Шенли сидел на камне возле своего убогого пристанища и озирал окрестности сквозь прицел карабина. Рядом с Йортомом лежали, по всей видимости, уже заряженные дробовики. Это был его постоянный наблюдательный пункт. Отсюда он высматривал предполагаемых врагов, которые норовили захватить его землю.

Участок за Йортомом был закреплен много лет назад, но никто его не разрабатывал. У Сьюзан на такое предприятие не хватало денег. А ее отец просто не знал, с чего начинать. У него, скорее всего, имелся небольшой запас, но никто не был в курсе, сколько лежит в банке и сколько он зарыл в землю где-нибудь неподалеку от лачуги.

Пока Йортом смотрел на освещенные солнцем вершины Йеллоустон, Кристиан пробрался к большому валуну и прилег за ним. Однако старика было трудно провести. Он уловил движение в кустах и тут же пальнул по скале, которая возвышалась за спиной Криса. Молодого человека осыпало осколками и пылью. И только затихло в горах эхо от выстрела, Йортом выругался и схватил дробовик:

— Поганые ублюдки! Христопродавцы! Это моя территория! Мой участок! Подонки! Еще раз шевельнетесь, я стреляю! — он подслеповато щурился, поводя стволом дробовика из стороны в сторону. Многократное горное эхо было ему ответом!

— Йортом! Томми! Свиное брюхо! Лихой! Мистер Шенли! — Кристиан перечислял все имена и прозвища старика. И лицо Йортома Шенли постепенно расплывалось в довольной улыбке. Но ружье он из рук не выпускал, угрожающе нацелив его в сторону скалы.

— Кристиан! Малыш! Это ты вернулся! Покажись, дорогой! — мистер Шенли радовался, точно ребенок. — Сколько раз я говорил Сью, что Крис обязательно вернется! Заработает денег и вернется! Покажись скорее, Кристиан!

— Я еще не сошел с ума! Стоит мне высунуться из-за камня и тут же придется укладываться в могильную яму! — откликнулся молодой человек. — Нет, Томми, я предстану перед тобой только тогда, когда ты спрячешь пушку!

— Жаль, что я не отлил серебряных пуль! — заорал радостно старик. — Я бы разрядил дробовик в твое брюхо, чтобы проверить, не призрак ли Кристиана Бентона явился ко мне! — Йортом радостно загоготал, отложив дробовик в сторону. — Покажись, шельмец Крис! И я угощу тебя отличной затрещиной. Выходи с поднятыми руками! — Он снова схватился за ружье.

— Прекрати, Томми! — голос Кристиана стал просительным. — Хватит резвиться. А то я передумаю и поверну назад! И печалиться не буду, потому что принимают меня в Туин-Фолсе не слишком приветливо!

— Ладно! — Йортом задумчиво почесал затылок, сдвинув на глаза потрепанную конфедератку. Приверженцем южан он никогда не был. Но откуда-то у него появилось их обмундирование: зоркий глаз Кристиана заметил лежащую на камне выцветшую шинель. Видимо, старик зимой облачался в нее. — Выходи! Но с поднятыми руками!

Кристиан чертыхнулся про себя, подумал немного и выбрался из укрытия, высоко подняв над головой руки. Он весь подобрался, готовый в любой момент отреагировать на опасность.

— Ну, что еще сделать? — он хмуро посмотрел на Йортома. — Томми, прекрати или я отправлюсь обратно!

— И правда, Крис! — Йортом снова отложил ружье и шагнул навстречу гостю. — Ну, давай обнимемся, малыш! — Он прижался к Кристиану, уткнувшись носом ему в плечо. И молодой человек заметил, что у мистера Шенли трясутся руки, а волосы стали совсем седыми и легкими, точно пух. И весь он был каким-то невесомым. Его худобу скрывали клетчатая фланелевая рубашка и меховая безрукавка.

— Идет время, а ты остаешься прежним, Томми! Хотя теперь ты уже не такой толстый! Так что прозвище Свиное Брюхо тебе не подходит! — попытался Крис подбодрить старика. — А твоя Сью превратилась в настоящую красавицу.

— Мне не нравится, Крис, когда о Сьюзан говорят нехорошие вещи! — старик хлюпнул носом и вытер слезы рукавом рубашки. — Она очень добрая и заботливая! Стирает мне и убирает в доме, когда я ей позволяю! Привозит мне еду и табак! И не требует от меня денег!

— А есть ли они у тебя? — усмехнулся Кристиан, понимая, что вряд ли у Йортома водятся наличные.

Мистер Шенли подозрительно глянул на него, пожевал губами и продолжил таинственным шепотом:

— Тебе, Крис, сознаюсь! Я припрятал для тебя немного золотишка. Потом скажу, где оно, когда ты начнешь разработку моего участка.

Такая откровенность была для Кристиана неожиданной. Старый глупец, он и впрямь ждал его, приняв всерьез давнее обещание Кристиана сделать Йортома богатым человеком, когда все утихнет и Бентон вернется на Поляну Мертвого Койота. Но тогда Крис был моложе почти на десяток лет, и в нем еще не отбродило детство. Из дома он сбежал на войну, когда ему не исполнилось и шестнадцати. До этого он рос в пуританской семье, где не признавали ни игр, ни развлечений. И даже война показалась ему вначале развлечением, его привлекала смена обстановки, свобода от материнской опеки. А после войны, раздавленный и морально убитый, он, никем не контролируемый молодой человек девятнадцати лет, ударился в разгульную жизнь.

Ему стало нестерпимо стыдно перед мистером Шенли, перед Сьюзан, перед Марком, перед отцом Марка Сэмюэлем Фишером, перед доктором Коуплендлом. Казалось, что все они, живые и мертвые, собрались вокруг него и с молчаливым укором смотрят ему в глаза.

Кристиан едва сдержался, чтобы не застонать от пронзившей его боли. Дернул же черт его за язык! Когда-то он привык раздавать обещания девушкам направо и налево, заведомо зная, что не сдержит слово. Но они и не ждали от него ничего серьезного, были довольны его вниманием и щедростью. Он же выбирал подружек сговорчивых и без особых предрассудков.

Но теперь он понял: живя среди людей, пользуясь их добрым отношением, нельзя быть свободным от обязательств. Невозможно расставаться, исходя из принципа: с глаз долой и с сердца вон. И это открытие сделал он не под влиянием чьих-то нравоучений, а под воздействием обстоятельств, в которых оказался в Туин-Фолсе.

— Томми, ты тоже должен мне помочь! — Кристиан обнял старика за плечи. — Пойдем в дом, мне необходимо заглянуть в твои бумаги! А вот денег твоих мне не нужно! Понимаешь, мистер Йортом Шенли? Подожди, сейчас принесу продукты. Я тебе привез немного муки, масла и кое-чего по мелочам! Йортом обрадованно закивал и засеменил к своей лачуге. На полпути остановился и хитро погрозил пальцем:

— Шельмец ты все-таки, Крис! Сбежать хочешь от старика! Обмануть его!

— Мистер Шенли! — Кристиан приложил руку к сердцу. — Клянусь, что никуда не сбегу! Подожди меня тогда здесь, Томми! Я оставил сумку возле Крокета! — И он помчался к тому месту, где привязал коня. Если бы в этот момент Крис обернулся, то увидел бы, как старик смотрит ему вслед, счастливо осклабившись беззубым ртом.

Обещанные продукты Кристиан доставил на Крокете, которого привязал неподалеку от лачуги Йортома на небольшом лугу, уже густо поросшем сочной высокогорной травой. Здесь, на Поляне Мертвого Койота, начинался еще один ручеек, падающий с высоты в Снейк. Только в отличие от многих других ручьев и речушек он не пересыхал летом. Он получал подпитку от ключа, бьющего из каменной скалы. Образовавшийся водопад протекал по широким уступам, вымыв за многие годы в твердой породе подобие огромных чаш. Вода была в них ледяная, и самым жарким летом не успевала нагреться из-за своего стремительного течения.

Прежде чем взяться за приготовление ужина, Кристиан направился к одной из таких чаш, чтобы искупаться. Йортом семенил за ним следом, как будто боялся, что молодой человек исчезнет. После холодной ванны Крис почувствовал себя легко и свободно. На душе тоже было светло, потому что он принял наконец решение. Оно стоило ему многочасовых размышлений, он созревало во время встреч со Сьюзан, Мелиссой, четой Фосдик, Марком. Всего каких-то несколько дней, проведенных в умирающем городе, перевернули всю его жизнь.

Кристиан Бентон решил, что не уедет из Туин-Фолса до тех пор, пока не приведет в порядок все дела на Поляне Мертвого Койота. Для этого он должен оформить бумаги, получить кредит, чтобы закупить кое-какое оборудование и нанять помощников.

Но сначала ему предстояло обо всем поговорить с адвокатом Джозефом Баллардом. И следовало бы закончить ремонт в доме Мелиссы Коуплендл.


С Йортомом они поужинали на свежем воздухе. Кристиан соорудил небольшой очаг из камней, поставил на огонь огромную сковороду и напек лепешек из свежей муки. Яичница с двумя огромными кусками бекона дополнила их трапезу. И мужчины отлично поужинали, а потом долго сидели на крыльце лачуги, раскачиваясь в плетеных креслах и вспоминая прошлую жизнь.

Перед тем как улечься на топчаны, Йортом спохватился.

— Надо очистить штреки и штольни от гремучек! Их развелось видимо-невидимо! — старик брезгливо скривился.

— Мы, наверное, уже опоздали? — Кристиан задумался. — Солнце греет все жарче. Они просыпаются!

Представляешь, малыш, в прошлом году была уже поздняя осень, а два каких-то парня засели в пещере. Видно, мысли у них были недобрые. Они жгли костер прямо в выработке, чтобы снаружи не было видно. Опасались, что я могу их подстрелить. От тепла гремучки и зашевелились. Одного из парней закусали насмерть. Мы сумели достать его только к Рождеству, когда основательно похолодало и змеи заснули снова.

— А что со вторым? — поинтересовался Кристиан, слегка насторожившись.

— А второй бежал, куда глаза глядят, и все костерил какого-то обманщика и ублюдка! — Йортом, видимо, утомившись от столь продолжительного повествования, закрыл глаза и тут же захрапел.

Кристиана же рассказ Томми заинтересовал. Он решил найти уцелевшего парня и выяснить, что он делал со своим напарником на чужом участке.


Рано утром первым проснулся Кристиан. Снова принял ледяную ванну. Наспех позавтракал и отправился в обратный путь. Йортом с печальным выражением лица проводил его почти до поворота.

Лошадка Мелиссы по-прежнему паслась на склоне холма. Неподалеку от нее догорал костер. Наверное, мистер Фосдик всю ночь поддерживал его, чтобы отпугнуть хищников. Теперь же костер почти прогорел, только дымок тоненькой струйкой стлался к земле. Утренним легким ветерком его уносило вниз. А там он сливался с пеленой сплошного тумана.

Кристиан часто бывал в горах. Приходилось ему и ночевать под открытым небом. Но до вчерашнего дня он почти никогда не обращал внимания на окружающие его красоты. И вот, наконец, у него словно бы открылись глаза.

Он любовался первыми лучами солнца, скользящими по горным вершинам, покрытым сверкающими снегами, туманом, голубым и сиреневым, сползающим в долины, а потом словно вспыхивающим под солнцем и мгновенно испаряющимся. Когда он, оставив Крокета в компании Стар, переправлялся по мосту и взгляд его бесцельно блуждал по окрестностям, с высоты плато он увидел просыпающийся Туин-Фолс.

Это оказалось поистине потрясающим зрелищем. Деревянные одноэтажные и двухэтажные дома, выкрашенные в желтый и голубой цвета, расположились в огромной долине. Снейк блестящей лентой словно очерчивал границу застроек, отделяя ровные улицы от скал и обрывов плато. Луга, разбросанные вокруг Туин-Фолса, расцвечивали окрестности в весенние тона. Возле самого подножья Йеллоустон цвели сиреневые и оранжевые крокусы, на склонах расстилались коврами заросли диких цикламенов, белых и розовых. Немного южнее города уже вспыхивали поля алых альпийских маков. Их огненный цвет был слегка приглушен сиреневой дымкой утреннего тумана. А вокруг Кристиана, в сосновой рощице, в зарослях барбариса и терновника звенели птичьи голоса. И каждая птаха спешила поскорее исполнить свою брачную мелодию под несмолкаемый шум бегущей с гор воды.

Мистер Гарольд Фосдик, несмотря на ранний час, возился во дворе. Увидев гостя, приветливо снял шляпу.

— Приятное утро, да, Крис? — глаза его сегодня лучились счастьем. — Спасибо за вчерашнюю помощь, приятель! — поблагодарил он, и Кристиан смущенно откашлялся.

Доброе утро, Ролли! — он старался говорить не слишком громко. По всей видимости, женщины и новорожденные еще спали. Окна с восточной стороны дома были закрыты ставнями. — Ты извини, Ролли, но, пока женщины отдыхают, я хотел бы задать тебе несколько вопросов. Вчера мне не удалось это сделать.

Гарольд, не спеша, положил несколько поленьев на поленницу, отряхнул ладони и уселся на козлы, жестом предложив Кристиану устроиться на колоде для колки дров.

— Слушаю, Крис!

— Скажи, Ролли, почему тебя уволили с шахты? Неужели там и впрямь нет работы такому опытному человеку, как ты?

Мистер Фосдик долго молчал, пристально глядя на гостя, словно прикидывал, стоит ли полностью раскрывать карты перед молодым человеком. Он не знал, что привело Кристиана снова в Туин-Фолс. Жажда наживы? Вряд ли! Жажда приключений? Но если этот парень начнет разбираться с администрацией «Западной» компании, а в особенности с управляющим, то ему не сносить головы. Так что приключением это не назовешь.

— Ролли! — Кристиан выпрямил спину, посмотрел в глаза пожилому шахтеру. — Даю слово, что о нашем с тобой разговоре никто никогда не узнает!

Гарольд отвел взгляд в сторону и молчал. Наконец, собравшись с духом, настороженно поинтересовался:

— Крис, ты подозреваешь, что управляющий жульничает, так?

— Ты прав, Ролли. — Кристиан облегченно вздохнул, понимая, как тяжело начинать разговор ставшему безработным квалифицированному забойщику. — Мне хочется знать, прав я или нет! Нельзя подозревать человека, если у тебя на то нет никаких оснований.

— Ты правильно подозреваешь, приятель! Но я не хочу вмешиваться в дела компании. Мистер Гриффин обещал мне должность сменного мастера, если разведка, которую сейчас ведут, найдет богатую жилу. Но эти обещания пустые! — он снова замолчал, наступил грубым шахтерским ботинком на сосновую щепку, вдавил ее в мягкую почву. — Все дело в том, что жилу уже обнаружили. Ты опытный поисковик, Крис, понимаешь, что значит, когда порода меняет цвет. Породу, богатую золотом, медью и серебром, ты всегда отличишь от пустой.

Кристиан присвистнул от изумления.

— Интересно, кто все это организовал? Я не спрашиваю тебя, Ролли! Значит, увольняют неугодных! И организовал все этот жирный тип, Чарльз Гриффин!

— Не связывайся с ним, Крис! Мне кажется, что он подлый человек. Он пытается ухаживать за миссис Коуплендл. Но все знают, что ему нужны только ее деньги! И еще, он способен на любую подлость ради денег. Но я тебе, Крис, этого не говорил. Извини! — мистер Фосдик сидел ссутулившись и опустив голову.

Кристиан хорошо понимал его. Прибавление в семействе требовало средств. Как они будут теперь жить? Он знал, что и раньше чета Фосдик с большим трудом сводила концы с концами. Сара выращивала на небольшом участке зелень, держала несколько коз. Но средств, вырученных от продажи молока и зелени, хватало лишь на скудное питание.

— А если тебе, Ролли, я предложу работу, ты пойдешь ко мне в помощники? — Кристиан понимал, что сам затягивает петлю на своей шее. Но остановиться не мог. — Что скажешь, Ролли? Согласен?

Ты собираешься разработать участок Йортома Шенли? А я думал, что это всего лишь слухи! — Гарольд с сомнением смотрел на молодого человека. Заявление Кристиана давало ему надежду на будущее. Слабенькую и смутную. Но все-таки надежду! — О чем разговор, Крис! Конечно, согласен! — Он слабо улыбнулся, и тут же помрачнел. — А где ты возьмешь денег? А мистер Шенли не возражает? И что говорит его дочь Сьюзан?

— Ты задал столько вопросов, что на ответы уйдет полдня. Поэтому скажу так: все эти дела не должны тебя касаться! И у меня есть вопрос к тебе…

Кристиан хотел было поинтересоваться у Фосдика, не знает ли тот подробности гибели доктора Коуплендла. Но не успел. На крыльцо вышла Мелисса. Глаза у нее были сонные, точно у младенца. Волосы причесаны кое-как. Припухшая после сна, по-детски вздернутая верхняя губа. Верхние пуговицы глухого черного платья были расстегнуты. Ко всему прочему она стояла на крыльце босиком. И Кристиан успел заметить, какие у нее изящные розовые пальчики и маленькие ступни.

— Доброе утро, мэм! — мужчины поздоровались дружно, словно по команде. Кристиан почтительно приподнял шляпу. А мистер Фосдик сорвал головной убор непонятного вида и восторженно посмотрел на женщину.

— Доброе утро! И вы тут, мистер Бентон? Куда вы вчера сбежали так поспешно? — и тут же засмущалась, сообразив, что вид у нее сейчас не совсем приличный. — Извините, джентльмены! — И сверкнув узенькими розовыми пяточками, скрылась за дверью.

И Кристиан поймал себя на мысли, что ему хочется последовать за Мелиссой, взять ее на руки и баюкать как ребенка. Миссис Коуплендл показалась столь трогательной, беззащитной и слабой, что от нежности к ней у него защемило в груди.

Мистер Фосдик словно понял его мысли. Он печально взглянул на растерянного Кристиана, как бы выражая сочувствие в том, что молодому человеку приходится изо всех сил сдерживать свои порывы.

— Останешься с нами позавтракать, приятель? Миссис Коуплендл приготовила с вечера отбивные из телятины с бобами и морковью.

— Не могу, Гарольд! Я должен закончить ремонт в ее доме. Мне надо было повидаться с мистером Шенли. Получил возможность навестить старика благодаря вот этой пустяковой царапине, — он показал затянувшуюся рану на левой ладони. — Вот и спешу, чтобы завершить кое-какие дела.

— Ты это отлично придумал, Крис! Если что-то понадобится, сообщи! И кстати, будь крестным отцом нашим крошкам! Крестины через три недели! — мистер Фосдик протянул руку, и Кристиан ответил крепким рукопожатием. Уже проходя по мосту, он сообразил, что вряд ли спустя три недели будет находиться в Туин-Фолсе. Конечно, надо было предупредить Ролли, чтобы он не рассчитывал на него. Но Крис махнул рукой, надеясь, что для этого еще выпадет случай.

Глава 5

Мелисса проснулась в доме Сары и Гарольда Фосдик. Она лежала на узеньком топчане, накрытая лоскутным одеялом. Платья вечером она не сняла, а только сбросила туфли и чулки, чтобы ноги немного отдохнули от тугих подвязок.

Новорожденные кряхтели и чмокали за ширмой. Молодая женщина вскочила. Одернула платье. Пробежала по чисто вымытому полу и заглянула за ширму. Представшая перед ней картина вызвала на ее лице счастливую улыбку.

— Доброе утро, дорогая Сара! Как вы себя чувствуете? — поприветствовала она. Миссис Фосдик ответила ей благодарно:

— Доброе утро, миссис Коуплендл! — и, скосив глаза на младенцев, добавила: — Они прелестны, не правда ли?

— Вы счастливая мать, миссис Фосдик! Молока достаточно? — поинтересовалась Мелисса, приступая к осмотру роженицы и перепеленывая малюток.

— У меня всегда бывает много молока! — довольно заявила Сара, словно забыв о смерти прежних детей. — Иногда даже было слишком много! Мои дети всегда получали достаточное количество грудного молока!

— Ну, и отлично! — На ходу приводя прическу в порядок, Мелисса вышла из дома. Если бы Сара видела сейчас свою акушерку, то заметила бы ее озабоченность. Молодая женщина думала о Кристиане. Конечно, он ее выручил, когда она принимала роды у миссис Фосдик. Трудно предположить, как могло бы проходить течение естественного процесса. И если бы заранее знать, что мистер Фосдик выкажет такую слабохарактерность. В следующий раз необходимо все предусмотреть. И пригласить мисс Шарлотту Рэмзак. Хотя она надеялась, что второй такой особенный случай появится не очень скоро.

Она была расстроена из-за того, что вечером во время еды не увидела за столом мистера Бентона. Гарольд так старательно оправдывал отсутствие молодого человека, что Мелисса почувствовала себя неловко. И промолчала, показывая, что ей все равно. Отчего теперь уже мистер Фосдик почувствовал неловкость и замолчал, сделав вид, что старательно выбирает кости из жареной форели.

Вчера за столом они сидели вдвоем. Мистер Фосдик все время вскакивал и скрывался с очередным блюдом за ширмой, носил своей любимой Саре кусочки поаппетитнее. И Мелисса в такие минуты особенно остро ощущала свое одиночество. Уже достаточно долго никто о ней так не заботился. И от этого становилось тоскливо на душе.

Потому, выйдя на крыльцо и увидев сидящего во дворе Кристиана, Мелисса испытала прилив радости. Вернувшись в дом, она принялась старательно приводить себя в порядок. Тщательно причесала волосы, переодела платье, натянула свежие чулки. На вызовы она всегда ездила без корсета, зная, что простые женщины никогда не будут ее осуждать. Они и сами не очень любили этот, по их мнению, «аристократический» вид нижнего белья, стесняющий движения.

Мелисса уже была готова выйти во двор и по-настоящему поздороваться с Кристианом, когда вошел Гарольд и сообщил, что мистер Бентон отказался от завтрака, так как очень торопится. Молодая женщина промолчала, однако она не смогла скрыть свое искреннее огорчение и разочарование. Но она держалась изо всех сил и как можно спокойнее заявила:

— В таком случае можно отодвинуть ширму в сторону, чтобы во время завтрака миссис Фосдик могла нас видеть, а мы наблюдать за ней и малютками. И, кстати, когда вы собираетесь окрестить крошек? — она старалась говорить спокойно, но голос, звучавший особенно напряженно, готов был сорваться. — Его преподобие Джон Диллан приедет для проведения службы через три недели. Вы могли бы приурочить к этому дню крестины.

— Вы ведь тоже методистка, миссис Коуплендл? — поинтересовался Гарольд.

— Да, так же как и мистер Бенджамин Коуплендл! — подтвердила Мелисса. — А почему вы спрашиваете, мистер Фосдик?

— Мы вчера посоветовались и решили, что назовем детей Мелиссой и Кристианом! А вас просим быть им крестными родителями! Ведь оно так и есть, верно, Сара?

Сара довольно улыбнулась и согласно кивнула головой.

— Мы были бы счастливы, если бы крестной матерью наших крошек стала такая леди, как вы, мэм!

— Я, конечно, согласна! Это для меня большая честь! — Мелисса была польщена.

— И если у вас будет возможность, еще раз передайте нашу просьбу мистеру Кристиану Бентону. — Чета Фосдик словно не замечала смущения акушерки.

— Хорошо, — без особого энтузиазма отозвалась Мелисса. Говорить о том, что она, возможно, не скоро увидит Кристиана, не хотелось. Она не понимала поступков молодого человека. После совместного ужина, когда между ними установилось, как ей казалось, взаимное понимание, ее обижало его неожиданное отчуждение. Ей, как и многим одиноким женщинам, хотелось дальнейшего развития отношений. Причину его охлаждения она искала в себе. Возможно, что-то сказала не так? Чем-то обидела!

Как ни настаивала миссис Фосдик, чтобы Мелисса отправилась домой, молодая женщина осталась в качестве сиделки до следующего дня. Она должна обязательно убедиться, что роженице не угрожает никакое осложнение.

На следующее утро Мелисса вернулась домой. Мистер Фосдик проводил ее через мост, запряг Стар в коляску, пристроил багаж Мелиссы и ее медицинский чемоданчик. А она, еще раз переживая случившееся за последнее время, радовалась тому, что ей не пришлось во время таких сложных родов воспользоваться щипцами. Значит, за младенцев можно не беспокоиться. И миссис Фосдик не испытывала страшных мук.


В доме топилась плита, Филипп грел воду для ванны. На первом этаже все было помыто и прибрано. Неубранным остался только рабочий кабинет доктора. Даже упавший штакетник был поднят, старательно приколочен к только что вкопанному столбу и выкрашен охрой. И на яблонях обрезаны все кривые ветки.

— Вам нравится, мэм? — Филипп с гордостью продемонстрировал чистые комнаты, буквально стерильные кухню и прихожую. В холле и гостиной на стенах были развешены несколько гравюр и акварелей, что очень оживило бывшие слишком строгими помещения. В доме стало очень уютно.

— Мне кажется, мэм, теперь у нас очень красиво! — гордо сказал Филипп. — Крис нашел эти картины на чердаке, по-видимому, они остались еще от прежних хозяев. А еще, мэм, он передавал вам привет!

— Очень мило с его стороны! — улыбнулась Мелисса. — Картины пролежали на чердаке несколько лет, чтобы теперь подарить нам свое тепло!

Она собрала чистое белье и отправилась в ванную. Жестяная посудина была установлена в комнатушке за кухней. Когда готовили пищу или грели воду, то здесь становилось жарко.

Молодая женщина погрузилась в теплую, душистую воду и испытала блаженство. Это было так прекрасно. Каждая клеточка тела словно парила в невесомости. Мелисса натиралась мягкой мочалкой, чуть не мурлыча от удовольствия.

Потом распустила волосы, тщательно промыла их и сполоснула отваром из ромашки. Вытерлась и надела теплый халат прямо на голое тело. Волосы она расчесала и расправила локоны по плечам.

После всех этих процедур Мелисса устроилась в кресле на теплой кухне. Лавли забралась к ней на колени, ласково заурчала, потерлась симпатичной серой мордочкой о руку. Мелисса почесала у кошки за ухом, и та разнежилась совершенно, перевернувшись кверху животом и демонстрируя хозяйке соски, начинающие набухать.

— Ну, что, красавица ты моя! Готовишься одарить потомством! И когда ты только успеваешь? — Мелисса бранила кошку, но Лавли всем видом показывала, что тон хозяйки совершенно ее не страшит. Миссис Коуплендл даст ей возможность насладиться материнством, а потом уже пристроит ушастое и усатое племя в хорошие руки.

— Миссис Коуплендл? — в комнату ввалился Филипп. В руках он держал какой-то конверт. — Вам принесли письмо, но почему-то без обратного адреса.

— Оставь в прихожей, Филипп. Мне сейчас не хочется ни во что вникать! Потом прочту, — отмахнулась хозяйка. — Какая-нибудь реклама или еще какой пустяк. — Давай лучше перекусим, что ты там приготовил, а в три часа у меня прием больных на руднике. Не забыл?

— Вы поедете на Стар? — слуга был готов к поездке в любое время.

— Нет. Пусть кобылка отдохнет. Заложи лучше Портера. Ему нужно размяться! А то совершенно застоялся за последнюю неделю.


Портер резво бежал по дороге, в сторону обогатительной фабрики компании «Западная». Филипп сидел на козлах спокойный и величественный. Когда Мелисса просила отвезти ее в амбулаторию при конторе компании, то он старательно причесывался, надевал выходной костюм и черный цилиндр. На руках у него были черные кожаные перчатки. Изящным стеком он только иногда легко взмахивал. И Портер понимал его практически с полужеста.

Народу было довольно много. Большинство пациентов — с производственными травмами, ранениями, вывихами и растяжениями сухожилий.

Почти три часа Мелисса накладывала повязки, вскрывала гнойники и фурункулы, вынимала соринки из глаз, закапывала в воспаленные глаза капли, накладывала стерильные и фиксирующие повязки. Помогала ей медицинская сестра мисс Шарлотта Рэмзак. Это была чопорная старая дева, в свое время безумно влюбленная в доктора Бенджамина Коуплендла. Ее любовь, как ни странно и как это нечасто бывает, не стала причиной неприязни, а тем паче ненависти к Мелиссе. К молодой коллеге и сопернице мисс Рэмзак относилась с нежной, почти материнской привязанностью. Внимательно выслушав и записав все назначения, она принималась выполнять их беспрекословно и со скрупулезной точностью. Мелиссе иногда казалось, что медсестра с почтением относится ко всему и всем, к чему и с кем соприкасался при жизни доктор.

По воскресеньям мисс Рэмзак посещала могилу доктора Коуплендла. Когда Мелисса заставала ее на кладбище, медсестра деликатно удалялась, предварительно поправив идеально завязанную ленточку на букетике или венке. В изготовлении этого кладбищенского реквизита она была непревзойденной мастерицей, способной соперничать со служителями похоронного бюро. Из нескольких цветков, можжевеловых веток, зелени аспарагуса и папоротника она могла соорудить истинное чудо — от крохотной бутоньерки до корзинки средних размеров. И в свое время Мелисса не удивилась, узнав, что у мисс Рэмзак всегда достаточно заказов для изготовления атрибутов и не столь печального назначения. Точно с таким же мастерством она умело сооружала из печений и сливочного крема композиции свадебные и юбилейные.

Мелисса думала, что в медсестре погиб талантливый кондитер-декоратор, и высказала свое мнение по этому поводу. Но пожилая девица не разделила ее сожаления, заявив, что это увлечение помогает ей разнообразить монотонность провинциальной жизни и, кроме того, иметь небольшую прибавку к жалованью, которую она откладывает на время, когда не сможет больше заниматься медицинской практикой.

На службу она приходила всегда в платье делового покроя, блекло-голубом со строгим воротничком, безо всяких излишеств вроде оборок или турнюра, старательно отглаженном и свежевыстиранном. Поверх него надевала белоснежный передник, а голову повязывала косынкой с синим кантом, отчего была похожа на монашенку ордена милосердия.

Мисс Рэмзак не любила Чарльза Гриффина. Неприязни своей не скрывала, хотя держалась при встречах с ним предельно корректно. Мелисса уже заканчивала прием, когда медсестра вышла в приемную посмотреть, сколько осталось ожидающих больных. И тут же вернулась с брезгливым выражением лица.

— Мэм, вас ожидает мистер Гриффин! Он интересуется, скоро ли вы освободитесь! — пожилая дама направилась в процедурный кабинет. И Мелисса поняла, что сегодня Чарльз чем-то особенно неприятен мисс Рэмзак. В такие минуты ее лучше было не трогать и не приглашать в кабинет, куда, с присущим ему отсутствием деликатности, мог в любое время войти управляющий.

— Спасибо, Лотти! — Мелисса постаралась вложить в выражение благодарности возможно больше сердечности и доброжелательности, чтобы немного смягчить суровость сердца мисс Шарлотты. Ей хотелось все-таки однажды выяснить причину неприязни, но Чарльз всегда словно чувствовал это и не давал женщинам возможности остаться наедине после окончания приема.

Отправив последнего пострадавшего в процедурный кабинет, Мелисса вышла в приемную. Чарльз Гриффин поднялся ей навстречу.

— Добрый вечер, дорогая Мелисса! — казалось, управляющий и в самом деле был чем-то раздражен. — Ты сегодня собираешься обедать?

— Да, конечно! Сейчас вымою руки и переоденусь! Вы подождете немного? — Мелисса вернулась в кабинет, сняла фартук и сложила его в дорожную сумку. Помыв руки, приоткрыла дверь процедурной и попрощалась с медсестрой:

Мисс Рэмзак, вы сегодня собираетесь со мной на обход? Мы с мистером Гриффином отправляемся на обед. За вами подъехать?

— До первого дома я сумею добраться самостоятельно! — сухо ответила Шарлотта. Медсестра, не отвлекаясь на долгие разговоры, продолжала бинтовать ногу мальчика, упавшего с крыши.

— Хорошо! — спокойно согласилась Мелисса и обратилась к ожидающему сына шахтеру: — Мистер Уоткинс, надеюсь, в течение ближайших лет вашему сыну не придется выслушивать нотации на тему, почему нельзя забираться на крышу после дождя!

— К сожалению, мэм, не уверен! — сокрушенно пробормотал Раймонд Уоткинс, который приводил своего отпрыска на прием в амбулаторию чаще других. — На упрямого мальчишку так и валятся несчастья! То ожоги, то порезы, то еще какая напасть!

— Ничего страшного пока не произошло, редкий мальчик вырастает без отметин! — засмеялась Мелисса. И попрощалась: — До свидания! Приводите Рэнди на следующий прием!

— Всего доброго, миссис Коуплендл! — Раймонд Уоткинс приподнялся, прощаясь.

Мелисса вышла на крыльцо, возле которого в нетерпении прохаживался Чарльз Гриффин. Филиппа и коляски нигде не было видно.

— Я отпустил твоего конюха домой, Мелисса! Пускай немного отдохнет от службы. Нам предстоит очень важный разговор.

— Но, мистер Гриффин! — Мелисса была возмущена. — Мне сегодня необходимо провести обход по домам. Филипп должен был посоветоваться со мной!

Чарльз Гриффин раздраженно ударил по ладони тонкими кожаными перчатками.

— Дорогая Мелисса, я управляющий, и мне решать, какие мероприятия можно игнорировать. Ты слишком много времени возишься с больными людьми. Пусть работают аккуратнее! Освобождения по поводу производственных травм разоряют компанию!

Мелисса растерянно смотрела на недовольного Чарльза. Ее шокировало подобное заявление. От негодования она покраснела и тяжело задышала.

— Вы, господин управляющий, считаете, что они слишком много зарабатывают? Возможно, стоит и меня уволить?

— Я рад, что не сегодня-завтра на шахту приедет новый доктор! Так что тебе, дорогая Мелисса, следовало бы попробовать себя в роли домохозяйки! — он распалялся все больше и больше. И Мелисса не узнавала прежнего мягкого и сдержанного Чарльза Гриффина. Таким она еще его ни разу не видела.

— Я не вижу в этом необходимости! — вспылила Мелисса. — Я не собираюсь замуж! Потому что, во-первых, не закончился траур по Бенджамину, а во-вторых, не вижу кандидата в мужья! И потом, что за странный тон, мистер Гриффин?

— Извини, Мелисса, дорогая! — управляющий несколько смягчился, понимая, что слишком поспешил. Но за его мягкостью таился подвох. Как же ему не терпелось поставить эту дамочку на свое место! Он знал, знал о ней нечто такое, что развязывало ему руки, давало право при первой возможности пойти на риск! Не оставлять ей никакого выбора!

Нравится ему эта женщина или нет — для него не имело никакого значения. Он считал, что пришла пора делать карьеру в политике. И готов был пойти на все ради того, чтобы забраться повыше. А для этого хороши все средства, вплоть до шантажа и устранения соперников! Мелисса, как никто другой подходила на роль жены политика. Она хороша собой, образованна, начитанна, неплохо играет на пианино. Умеет держаться в обществе, экономная хозяйка. Вместе с тем все считали, что у нее мягкий характер. И плюс ко всем положительным качествам идеальной жены у нее имелось состояние около двухсот тысяч.

— Мелисса, я хочу только одного — сделать тебя счастливой женщиной!

— И потому позволяете себе говорить со мной на повышенных тонах? — Мелисса быстро шагала в сторону столовой. Надо было перекусить перед тем, как отправиться на обход. Она знала, что всегда в этот вечер ее ждут почти в каждом доме, лачуге, хижине! Она не может обмануть этих людей, живущих и так в нечеловеческих условиях! Она обязана сделать для них все, что в ее силах. Начинается лето — время всяческих инфекций. Стоит вспыхнуть заразной болезни в одном месте, и, точно пожар, она начнет косить людей в каждом доме.

Свой медицинский чемоданчик она несла в руке. А этот «устроитель» ее жизни шагал рядом и в ус не дул! Мало того, он посмел отдавать приказы Филиппу! Сколько раз она говорила слуге, что распоряжаться его временем может только она! А старику все невдомек!

И тут же она вздохнула с облегчением и мысленно извинилась перед Филом! По улице катила коляска, запряженная Портером. На козлах важно восседал Филипп. Он натянул поводья, коляска остановилась.

— Добрый вечер, мистер Гриффин! — поздоровался Филипп. — Миссис Коуплендл! — Старик спустился, взял у Мелиссы чемоданчик, положил в коляску. — Куда едем? — поинтересовался он, помогая хозяйке подняться в экипаж.

— Я отпустил тебя домой, Филипп! Почему ты крутишься здесь! Ты можешь отправляться домой! Миссис Коуплендл я доставлю в своем экипаже! Слышал?!

— Нет! — Филипп вежливо приподнял шляпу. — Извините, мистер Гриффин, но моя хозяйка — миссис Коуплендл! И только ее распоряжения должен я исполнять беспрекословно! И никогда миссис Коуплендл не позволяет себе разговаривать таким тоном с кем бы то ни было! Простите, сэр!

— Сейчас мы пообедаем, Филипп, а потом вернемся за мисс Рэмзак!

— И отправимся на обход! — старик был доволен, что этот холеный тип, кажется, вот-вот получит отставку. Он, как и медсестра, недолюбливал Чарльза Гриффина. Коляска быстро покатилась в сторону конторы «Западной». Столовая располагалась в том же здании.

Когда Мелисса сняла пальто, вымыла руки и вошла в помещение, мистер Гриффин уже ожидал ее появления. Ей не хотелось привлекать внимания присутствующих, поэтому она через силу улыбнулась и присела за столик. Чарльз Гриффин прямо-таки вцепился в нее, и она решила сегодня расставить все точки. Ей начала надоедать его опека.

— Мистер Гриффин, вы хотели о чем-то со мной поговорить! Я слушаю! — она внимательно смотрела на него. — Возможно, другого времени не будет!

— Ну, почему же! — усмехаясь, управляющий многозначительно смотрел на нее. — Мне кажется, ты слишком спешишь, Мелисса. И я предлагаю тебе подумать хорошенько над сложившейся ситуацией. Ты недооцениваешь всей сложности положения! Я в этом уверен!

— Не понимаю, о чем вы говорите, мистер Гриффин! Этот странный тон, какие-то таинственные намеки! — разговор ей совершенно не нравился. Они неожиданно начали браниться, точно супруги, прожившие вместе много лет. И Мелиссу подобное раздражало. Что он знает о ней, чтобы вести себя так? Неужели ему стало известно о фотографиях? Этого просто не может быть! Ведь Джон Паркер, ее сводный брат, дал слово Бенджамину! А негативы и фотографии обошлись доктору в целое состояние. И Мелисса только случайно много лет спустя узнала о его благородном поступке.

— Я хочу, чтобы этот, как его, Кристиан Бентон покинул Туин-Фолс! И учти: я ни перед чем не остановлюсь, чтобы выжить его из города! Ему здесь не место! — Чарльз старался не смотреть на свою спутницу. Только раз взглянул мельком и снова опустил взгляд себе в тарелку. Он жадно ел отбивную телятину, отрезая большими ломтями. И Мелисса впервые отметила, как неопрятно он ведет себя за столом. Выбирает из большого блюда куски повкуснее, роется в гарнире, выковыривая для себя фасоль и рис, оставляя брокколи и зелень. Подливка разбрызгивается по сторонам, пачкает столешницу, попадает в солонку. Аппетит у нее тотчас пропал. И снова ощущение страха, надвигающейся опасности заползало в душу холодком.

Почему? По какой причине вы хотите этого, мистер Гриффин? И почему вы считаете, что мистер Бентон послушает моего совета? — все в ней дрожало от негодования, но Мелисса изо всех сил сдерживалась, чтобы не показать Чарльзу свое беспокойство. Он действительно подлый человек или ей только кажется?

Она положила себе немного овощей, отрезала маленький кусочек телятины, поковырялась вилкой в своей тарелке. В столовой поварами, подавальщиками и уборщиками работали китайцы. Пища всегда была аппетитной и ароматной. Но сегодня жаркое и салат показались ей пресными.

Чарльз Гриффин молчал, теперь уже пристально глядя ей в глаза, При этом он пережевывал очередной кусок. Прожевав, громко проглотил, положил со звоном вилку на край тарелки. Отодвинув блюдо, облокотился на стол и склонился к Мелиссе.

— Дорогая Мелисса, — медленно и раздельно проговорил он, так тихо, чтобы расслышала только она, — думаю, что ты давно догадываешься о моих намерениях! Ты должна стать моей женой тотчас же после окончания траура. У меня нет времени и желания растягивать период ухаживания до бесконечности. И я далеко не романтик. Ухаживания и прочие выверты вроде ремонта твоего дома не для меня. Но если ты мне откажешь, то Кристиан Бентон, так милый твоему сердцу обманщик и картежник, узнает, что, женившись на тебе, доктор Бенджамин Коуплендл сделал большое одолжение.

Мелисса похолодела. Руки у нее затряслись. Лицо побледнело. Перед глазами все поплыло. Вот оно — это ощущение, это предчувствие не просто приблизившегося ужаса. Это сам ужас! Ужас в облике мистера Гриффина! Ужас позора! Что будет с ее любимой работой! Ее не возьмут ни в одну клинику даже медсестрой. Никто не примет ее в медицинскую ассоциацию! Ей не дадут диплома и лицензии. Но она не хочет иметь такого мужа! Никто, никогда не заставит ее выйти замуж за этого человека! Никто и никогда!

Она держалась из последних сил. Выпила кофе со сливками и крохотными китайскими пирожными с орешками. Промокнула салфеткой губы. Поднялась. Склонила голову.

— Всего доброго, мистер Гриффин! Желаю удачи! В вашем предприятии особенно! Возможно, моего мужа устранили по вашему желанию?! — неожиданная догадка обожгла сердце. Горькая усмешка скривила губы. — Интересно только одно, господин управляющий, давно ли вы нашли общий язык с Джоном Паркером? Приятного аппетита, мистер Гриффин!

Придерживая шляпку, она быстро пересекла зал, взяла в гардеробе свое легкое пальто, набросила его на плечи и покинула столовую. Кто-то из посетителей здоровался и раскланивался с ней, она машинально отвечала и раскланивалась. Выйдя на улицу, вдохнула вечерний воздух, пахнущий свежей зеленью, распускающимися цветами, весной. Еще недавно она ощущала это обновление жизни, свежесть и новизну чувств, ее переполняло желание стать счастливой. Чарльз Гриффин убил в ней все, что мог — ощущение грядущего счастья, нарождающейся любви, радость жизни.

Теперь все вокруг расцветало и зеленело не для нее. Ее репутация рухнула в одночасье на самом взлете. И ничего, ничего невозможно изменить, исправить.

Мелисса опомнилась, когда дорогу ей преградила мисс Рэмзак. Медсестра была встревожена и испуганна.

— Что с вами, миссис Коуплендл? Филипп несколько раз окликал, но вы не отозвались! Вы не больны? — она махнула рукой, коляска подкатила и остановилась вплотную.

Филипп, спустившись, помог Мелиссе устроиться на мягком сиденье. Шарлотта Рэмзак присела рядом.

— Гони домой, Филипп! — голоса людей звучали где-то рядом, однако не достигали сознания молодой женщины. Портер рванул с места, замелькали по сторонам: сквер у конторы, корпус обогатительной фабрики, амбулатория, любопытствующие лица прохожих, знакомые и незнакомые.

Мелисса ловила себя на мысли, что ей нельзя больше жить. Чарльз Гриффин такой человек, который попусту не будет угрожать. Да и Джон, Джонни, ее непутевый сводный брат, второй раз продал ее. Он заверил Бенджамина, что никогда не появится на ее пути. Что вынудило его поступить иначе? Наверное, как всегда, он проиграл все деньги, полученные от Бенджамина.

Мысли путались и перескакивали с одного на другое. Она должна завещать все имеющиеся у нее средства Кристиану Бентону, чтобы он смог расследовать обстоятельства гибели Бенджамина, а то, что останется, вложил в разработку участка Йортома Шенли и купил несколько акций в пользу малюток — Мелиссы и Кристиана Фосдик. Возможно, это просто романтические фантазии, но она не может бездействовать. Да, все правильно! Но прежде, прежде всего она должна сама выяснить правду о смерти мужа.

Мелисса пришла в себя, когда коляска свернула на аллею, ведущую к ее дому.

— Почему вы привезли меня домой, мисс Рэмзак?

Со мной все в порядке! Я совершенно здорова! — настаивала она. — Ведь люди ждут меня! Они ни в чем не виноваты!

— Успокойтесь, миссис Коуплендл! В поселке шахтеров все идет своим чередом. — Медсестра была неумолима. — Вы переутомились, и вам необходимо хорошенько отдохнуть. Ничего страшного с рабочими не случится. А если что и произойдет, то я постараюсь оказать незамедлительную помощь! — Мисс Рэмзак говорила и говорила своим мелодичным голосом, звук которого успокаивал, действовал умиротворяюще. На Мелиссу навалилась сонливость. Она чувствовала, как цепенеет, тело перестает подчиняться ей, а руки и ноги делаются словно ватные.

Мисс Рэмзак и Филипп отвели ее в спальню. Филипп удалился, а медсестра бережно переодела молодую женщину в ночную сорочку, напоила успокаивающими каплями, уложила в постель, накрыла теплым одеялом. Дождавшись, когда Мелисса согрелась, перестала дрожать всем телом и задышала ровно и спокойно, старая дева сокрушенно вздохнула, погасила лампу и осторожно вышла из дома.

Филипп отвез ее в город, высадил возле дома и вернулся назад.


Тем временем Кристиан с чувством удовлетворения от выполненного в доме Мелиссы ремонта принялся за другие дела, без которых, как он полагал, ему не видать денег, как своих ушей. Для начала он отправился в адвокатскую контору Джозефа Балларда. Предстояло решить множество вопросов, связанных с освоением золотоносной жилы на Поляне Мертвого Койота: написать представление для получения лицензии, встретиться со Сьюзан, которая снова куда-то подевалась. Весь вечер накануне он проторчал в баре «Тиары», но девушка там так и не появилась.

Мистер Джозеф Баллард встретил Кристиана настороженно. Однако пообещал оказывать любое содействие, предупредив напоследок:

— Надеюсь, мистер Бентон, вы понимаете, какую ответственность взваливаете на себя. Хватит ли у вас на такое предприятие средств? Или вы, молодой человек, собираетесь ввязаться в какую-то авантюру — обыграть кого-либо в карты, облапошить? — взгляд адвоката был серьезен. Кристиану казалось, что мистер Баллард читает его мысли. Молодой человек покраснел и хотел возмутиться, но вспомнил, где находится, и сдержался.

— Мистер Баллард! — начал он свою, как ему показалось, коронную речь. — Господин адвокат! Я пришел в вашу контору не для того, чтобы отвечать за свои прошлые грехи. В них я раскаялся и за них расплатился. Но кое-какие долги остались. Много лет назад я пообещал мистеру Йортому Шенли и его дочери Сьюзан вернуться, чтобы помочь разработать жилу, которая досталась им от жены Йортома и матери Сьюзан в наследство. Я должен выполнить данное обещание. И тогда с чистой совестью покину Туин-Фолс!

Ни один мускул не дрогнул на лице мистера Балларда. Он выслушал Кристиана молча, в величественной позе восседая в своем кресле с высокой спинкой. Когда молодой человек закончил короткую, но содержательную речь, адвокат заявил:

— Я согласен начать составление и оформление необходимых документов, мистер Бентон. Надеюсь, мне не придется пожалеть о том, что взялся вам помогать.

Рукопожатием они скрепили джентльменское соглашение. И Кристиан вышел на Мидоуз-стрит. Остановившись на перекрестке, долго раздумывал, что делать дальше и где занять денег. Ничего подходящего не придумал и отправился в «Тиару».


В баре, явно кого-то дожидаясь, сидела Сью, повернувшись лицом к входной двери. Увидев Кристиана, рванулась к нему навстречу.

— Привет, Крис! Как поживаешь? — она словно позабыла о своих недавних угрозах. — Зайди-ка в гости! — Девушка так радостно улыбалась, что молодому человеку показалось: недавний скандал — всего лишь плод его разыгравшегося воображения.

— Подожди, крошка Сью! Дай же мне хотя бы промочить горло! — уперся Кристиан, разглядывая неожиданно подобревшую Сьюзан. Она была одета в мужскую рубашку, завязанную узлом на животе, в индейские замшевые штаны с бахромой. Прямые черные волосы были заплетены в две косы и тугими жгутами падали на спину.

— Ты получишь все, что захочешь! — и она приказала ему подняться на второй этаж в один из номеров. Кристиан удивился, но подчинился распоряжениям девушки. На его стук в дверь знакомый голос разразился тирадой:

— Какого черта! Не заперто! Входите! Сью, это ты опять шутишь, детка! — дверь распахнулась, на пороге стоял немного растерянный, но довольный и улыбающийся Марк. — Крис, входи! — Он посторонился, пропуская в комнату друга.

Кристиан и Сьюзан вошли. Девушка заботливо поправила на диване шерстяное индейское покрывало, усадила гостя и умчалась в бар за пивом. А Марк молчал, загадочно улыбаясь.

— Судя по вашему таинственному виду, вы решили пожениться! — Кристиан позавидовал другу, понимая, что тому серьезно бояться нечего и некого. — А как же твоя мама, Марк?

— Мама? — Марк снова улыбнулся. — Сказала, что в этом гнезде разврата, то есть в «Тиаре», ее ноги не будет!

— Тогда вы вдвоем сходите к ней в гости! — Кристиан представил Ханну Фишер в то мгновение, когда Марк приведет домой Сьюзан.

— А мы вчера так и сделали! — Марк сокрушенно вздохнул. — Хотя я очень боялся!

— Чего? — Крис радовался и недоумевал одновременно. Странные эти люди — женщины!

— Что она будет плакать, упадет в обморок! Что у нее разорвется сердце!

— Ну, и? — в эту минуту Кристиан готов был сам разорвать Марка за его медлительность.

— Она, конечно, расплакалась. Потом поцеловала Сью и назвала дочкой. А в конце вечера подарила ей кольцо с бриллиантом. И сказала, что кольцо я должен был подарить невесте давным-давно и по собственной воле. А не ждать материнского согласия.

Ну, вот видишь! — Кристиан хотел разразиться тирадой по поводу того, что не так страшен черт. Но решил: это будет перебор. И какой бы ни была Ханна Фишер, она все-таки женщина и мать его друга! Внезапно стало грустно. И он понял, что завидует Марку. Захотелось поскорее поздравить молодых и отправиться восвояси, чтобы хорошенько подумать о своих дальнейших действиях. Нужно предусмотреть все, чтобы неосторожным поступком или словом не спугнуть Мелиссу. Но тут с пивом и бутербродами примчалась Сьюзан, затормошила Марка.

— Ты ему все сказал? Все?! — все-таки она очень любила Марка. Несмотря ни на что. Она простила ему даже то, что он однажды так легкомысленно променял ее на мамину конюшню.

— Подожди, детка! — Марк отмахнулся от своей невесты, как от назойливой мухи. Но девушка не обиделась, а только счастливо рассмеялась. — Мистер Кристиан Бентон, прошу тебя быть моим шафером на венчании! Ты мой лучший друг и, надеюсь, не откажешь в просьбе!

— Что?! — Кристиан, буквально, задохнулся от неожиданности.

— Мы просим тебя быть шафером Марка на венчании!

— Я уже пообещал Гарольду и Саре Фосдик быть крестным их близнецов. Так случилось, что я помогал вдове доктора принимать роды. Ну, не совсем помогал — грел воду, подавал пеленки, — бессвязно забормотал Кристиан. — Гарольд испугался и сбежал так далеко, что потом я его еле отыскал.

Марк и Сьюзан уставились на молодого человека, словно ой сморозил сущую ерунду. А потом начали дружно хохотать.

— Вот молодец! И ты не растерялся? — Сью схватила его за руки и закружила по комнате. — Не ревнуй, Марк, дорогой! Я просто в восторге от твоего друга! Никогда не знаешь, куда его занесет!

Я побывал у твоего отца, Сью! И он меня не пристрелил! И мы обо всем договорились! — не удержался и похвастался Крис. — Но пока не решили, что делать со змеями. А начинать надо именно с них! Говорят, они до смерти закусали одного парня? — Он пристально посмотрел на молодых, ожидая, как они отреагируют на его слова.

— Так и было! — подтвердила Сьюзи. — Его вытащили почти к Рождеству. А умер он на следующий день после гибели доктора. Напарник того подонка хотел сбежать, но управляющий с шерифом засадили его в кутузку.

— А при чем здесь управляющий? — не понял Крис.

— Мы этого не знаем! — Сьюзан села на диван. Она не сводила восторженных глаз с Марка. И Крис понял, что теперь он здесь лишний! Молодые люди наконец-то счастливы! Они обрели друг друга, наслаждаются общением и покоем. Нельзя не заметить, какой счастливой стала Сью, как она преобразила гостиничную комнату для своего любимого! Вымыла потолок, переклеила обои, застелила кровать и диван новыми цветными одеялами, а стол — клетчатой скатертью. Женщины любят наводить порядок везде. И у них это отлично получается!

Кристиан встал. Он понимал, что пора уходить, Сьюзан и Марку хорошо и без его компании. Попрощавшись, он поплелся в свой номер. Вслед ему послышался счастливый смех Сьюзан и довольное бормотание Марка. Молодому человеку стало грустно, был не мил-весь белый свет.


Комната, которую он снимал в «Тиаре» почти даром, показалась ему сегодня самым тоскливым местом на земле. И было отчего прийти в уныние: потрепанная грязная штора на окне, ветхие обои с выцветшим рисунком, скрипучая кровать, осклизлый умывальник.

Кристиан плюхнулся на кровать, не запирая дверь на ключ и не зажигая света. Он был совершенно опустошен и обессилен. Через минуту послышалось осторожное царапанье в дверь. Шагов он не слышал, да и, проходя по коридору, никого не заметил. Неожиданно в сердце закралась тревога. Он быстро вскочил и включил свет.

Тусклая лампочка осветила комнату. В этом полумраке Крис увидел, как осторожно открывалась дверь.

— Кто?! Отвечай, не то стреляю! Второй раз спрашивать не буду! — он щелкнул курком кольта.

— Тише! Это Джимми Янь Фу! Я пришел с предложением к Патрону Ти! — китаец прямо-таки просочился в номер. Ни одна половица не скрипнула. — Патрону Ти нужны деньги? Джимми Янь выручит!

— Почему ты зовешь меня Патроном, Джимми? Раньше звал просто Ти или приятель!

— Разреши присесть, Патрон Ти! Ты должен стать настоящим патроном! И будешь! Если перехитришь койота Чарли! — он пристроился на краешке стула, готовый так же неслышно, как появился, сорваться и исчезнуть в любой миг. • — Правда, Чарли воображает, что он патрон! Он хитрый и коварный койот! Хитрей тебя в сто раз! Но ты должен стать еще хитрей и изворотливей!

— Ты хочешь сказать, Джимми Янь, что балом здесь правит этот тип, управляющий компании? А владельцы не знают? — Кристиан соображал. Он хорошо относился к Джимми Янь, но не догадывался, с чем тот пожаловал.

— Вы, белые, тоже любите выражаться загадками. Я не понял, о чем ты говорил! — Джимми пожал плечами и сделал непроницаемое лицо. — Чарли очень ненавидел доктора. Так же ненавидит миссис доктор! Он будет все делать, чтобы ей навредить!

— Говорят, он хочет жениться на ней!

— Ему нужна покорная и ученая жена! Такая, как леди доктор! Но он ненавидит ее за то, что она помогает цветным! — Джимми задумался, морщинка озабоченности пересекла лоб. — Патрон Ти, сколько ты хочешь получить за змей?

— Что? — прямо-таки подскочил Кристиан. Джимми Янь предлагал ему выход. Он со своими земляками из Чайна-Тауна отловит змей и даже заплатит за это! — молодой человек задумался. Брать деньги у китайца неловко. Они не были приятелями, но когда-то давно, когда Кристиану за поджог грозила тюрьма, перед побегом он отсиживался в одной из каморок Чайна-Тауна, где его не посмел искать шериф. Тогда даже дом доктора не мог служить для него убежищем. Помощники шерифа охотились за ним и почти настигли.

— Патрон Ти может не стесняться! — настаивал китаец. — Янь Фу и другие цветные помнят, как доктор и Патрон Ти спасли их детей от суда Линча! — Он настороженно оглянулся и прошептал: — Янь Фу не всегда верит слухам, но говорят, что Чарли очень любит медь! И готов отдавать за нее золото!

— И давно? — Кристиан понял, что имел в виду китаец. Его слова означали, что Чарльз Гриффин принадлежит к так называемым «медянкам», шпионам высокопоставленных противников политики северных штатов.

— Мой кузен из. Сиэтла говорит, что еще с шестидесятого года! — Янь Фу снова насторожился, поднялся со стула, подошел к двери и приложил к ней ухо. — А мой кузен никогда не врет! — сообщил он доверительно. Видно, успокоившись, он снова сел на стул.

— Хотел бы я познакомиться с твоим таинственным кузеном из Сиэтла, Джимми! Наверное, он мог бы много рассказать интересного! — заметил Кристиан. Но Янь Фу снова принял таинственный и непроницаемый вид.

— Решай скорее, Патрон Ти! — китаец начал сердиться. — Мужчина не должен стесняться, как девушка, впервые попавшая в публичный дом!

— Хорошо! — засмеялся Кристиан. — Двести долларов, согласен?!

— Согласен! Джимми Янь дает триста! С условием, что отправляемся сейчас же! Джимми Янь и Патрон Ти не должны терять времени!

— Ты хочешь сказать, что мне опасно оставаться в «Тиаре»? — Кристиан уже начал догадываться, что имеет в виду китаец.

— Джимми Янь целый час убеждает тебя, Патрон Ти! А ты ведешь себя, точно непорочная девица в первую брачную ночь, считая, что все закончится одними поцелуями! Ты слишком доверчив, Ти! Остерегайся медянок! — он осторожно выглянул и, подав знак Кристиану, что все спокойно, исчез за дверью, неслышно ступая мягкими тапочками. Стремительно мелькнули в дверном проеме его черный шелковый костюм, черная шапочка и черная блестящая косичка.

Предварительно соорудив на всякий случай в постели «куклу», Кристиан облачился в черный дорожный костюм, поглубже натянул шляпу, погасил свет и вышел из комнаты в одних носках. Ботинки нес в левой руке, правая же лежала на рукоятке кольта.

— Сюда, Патрон Ти! — услышал он, когда спустился по боковой лестнице. Его окружили земляки Янь Фу. Они о чем-то щебетали высокими голосами, приветливо улыбались и кивали. Кристиан вежливо раскланялся со всеми. Быстро надел ботинки. Вскоре вся компания сидела в фургоне, мчащемся по улицам Туин-Фолса.

Фургон покачивался, постукивали рессоры. И когда позади остались последние огни города, неожиданно остановился. Впереди стояла еще одна повозка. Кристиан услышал осторожные, приглушенные разговоры китайцев. Они о чем-то недолго совещались, тихо перебивая друг друга. Вскоре движение возобновилось. Возницы направили повозки в разные стороны. Лошади ступали неслышно, словно копыта были обмотаны тряпками. Такая предусмотрительность настораживала, более того, она казалась Кристиану бессмысленной. Он хотел поделиться своими соображениями с Джимми. Но монотонная тряска усыпляла, язык одеревенел и не желал повиноваться. Молодой человек задремал, а потом и крепко заснул.


Проснулся он, когда кто-то осторожно потряс его за плечо. Светало. В прорехи навеса заглядывали первые лучи солнца, окрашивая все вокруг в сиреневый и розовый цвета. Розовыми казались стволы сосен и распускающихся лиственниц. Хвоя же на деревьях выглядела неестественно лиловой.

Со всех сторон звучали голоса птиц. Мелодично звенели капли, падая с деревьев на камни. Вершины гор окрасились в оранжевый цвет.

Кристиан потянулся и смущенно подобрал длинные ноги. Он лежал на сложенных стопкой джутовых мешках, развалившись во всю длину фургона. Кто-то заботливо накрыл его шерстяным одеялом. Попутчики оказались одетыми в темно-синие парусиновые костюмы. На ногах у всех были одинаковые суконные ботинки. Они о чем-то снова оживленно заговорили по-китайски, с любопытством поглядывая на Криса.

Появился Джимми Янь, подошел к молодому человеку.

— Пойдем, Патрон Ти! Покажешь своих гремучек! Успокоишь старика! Говорят, что он охраняет свое золото день и ночь!

— Не золото, а несколько шурфов и шахту!

— Скажи старику, что люди Джимми Янь не тронут и камешка из его шахты! Мы возьмем только змей, пока они не совсем проснулись! Они почти что мертвые!

— Йортом! — закричал Кристиан, и горное эхо повторило его зов. — Это я! Йортом! Ты дома? — Кристиан снова спрятался за валуном. И все повторилось сначала, будто и не приходил Кристиан на Поляну Мертвого Койота совершенно недавно.

Когда до Йортома наконец дошло, что Крис привел китайцев, чтобы очистить шахту от змей, старик довольно хмыкнул:

— И как эти проклятые китайцы не боятся гремучек? Говорят, что они их едят, Крис! — он действительно вел себя, точно малолетний ребенок. Выбрал точку обзора повыше, почти над входом в штольню, кинул на камень шинель и устроился на ней, сочтя место самым удобным для наблюдения за истреблением ползучих гадов.

Джимми Янь первым начал быстро спускаться вниз, прикрепив на шапку свечу. Кристиан наблюдал за ним, свесившись с верхнего ряда бревен.

— Патрон Ти, — радостно прокричал китаец, — да тут можно наварить мази на весь Пекин! Еще и лишнее будет!

Нет уж! — возмутился Кристиан. — Договаривались выловить всех до единой! Чтобы духу их не осталось!

Китайцы все были заняты делом. Одни вытащили из фургона котел, установили его и принялись наполнять водой. Другие собирали дрова для костра. Третьи, подчиняясь командам Джимми, стали спускаться в штольню. Каждый держал джутовый мешок. В руках у них не было никаких специальных приспособлений. Они ловили змей голыми руками!

Часть охотников доставала гремучих змей из нор и расщелин в шахте, другие поднимали мешки наверх и сортировали. У всех змей отбирали яд, некоторых пересаживали в оплетенные глиняные сосуды и оставляли живыми. С крупных снимали кожу и солили ее. А тушки бросали в котел. Вскоре варево кипело в полную силу. Пожилой китаец собирал шумовкой пену и помешивал в котле. Йортом, наблюдая за работой, потягивал виски и хохотал, словно заведенный.

— Ну, и молодцы! — орал он. — Крис, мальчик мой, мы скоро станем богатыми людьми! Я так долго этого ждал! Наконец-то я не буду здесь скучать один!

К вечеру шахта и штреки просто сияли чистотой. Все было выметено, запах выветрился. Глиняные сосуды на коромыслах отнесли по пешей тропе вниз. Мазь сварили и разлили по бутылкам. Шкуры засолили и утрамбовали в деревянные бочонки. Все приготовленное составили в ящики и корзины. В сопровождении нескольких человек фургоны покатили вниз. Кристиан пристроился на одном из них. Как только повозка докатила до окраины Туин-Фолса, он спрыгнул на дорогу и зашагал в сторону «Тиары».

Мелиса не спала, как подумалось мисс Шарлотте Рэмзак. Она просто затаилась и лежала, тихо и ровно дыша. Она хотела остаться одна. И когда медсестра вышла, осторожно притворив за собой дверь, Мелисса снова заплакала. Она плакала так долго, что ее снова начало трясти. К тому же сильно разболелась голова. Спать ей совершенно не хотелось.

И вдруг Мелисса вспомнила о письме. Возможно, оно исправит ее настроение и немного развлечет. Она поднялась, нащупала спички, зажгла в лампе огонь. Накинув на плечи халат Бенджамина, который так полюбила в последнее время, она направилась в прихожую. Там оставил Филипп письмо на журнальном столике. Держа в руке масляную лампу, Мелисса стала спускаться по лестнице. Белый прямоугольник на низком круглом столике притягивал взгляд. Женщина взяла конверт. Он был настолько легким, что казался пустым. На лицевой стороне не имелось ни штемпеля, ни обратного адреса. Значит, письмо подбросили. Руки задрожали, сердце забилось в недобром предчувствии.

Мелисса вошла в кабинет. Предварительно задернув шторы, она поставила зажженную лампу на стол, потом присела в кресло, в котором любил сиживать Бенджамин, надорвала край конверта. На колени выскользнул твердый лист фотобумаги.

— О, Боже! Откуда? Откуда эта фотография? — она вскочила, прямоугольник скользнул на пол. — Боже! Нет! Нет! — Казалось, от черно-белого листа бумаги на нее наползает холод, вобравший в себя все ужасы ее жизни: смерть отца, болезнь и смерть матери, семейство Паркеров, бессмысленное кочевание по низкопробным гостиницам и меблированным квартирам. Но ведь Джон дал слово Бенджамину! Дал слово и нарушил его, когда Бенджамина не стало! Он выжидал, чтобы снова ее шантажировать!

Возможно, он узнал о деньгах, которые завещал Бенджамин. Джону всегда от нее нужны были только деньги, деньги, деньги! Ему надо много, много, много денег! Возможно, он отвяжется, когда у нее не останется ни цента?! Или когда окончательно уничтожит ее? Превратит в прах, в ничто?!

Значит, она должна расстаться с деньгами. Отдать их надежному и верному человеку. Но кому? Поговорить об этом с Джозефом Баллардом? Но как объяснить ему свой поступок, чтобы он ничего не заподозрил? Как убедить его в том, что ей угрожает опасность, не показывая этой злосчастной карточки!

Кто-то осторожно постучал в дверь кабинета. Мелисса подняла фотографию, положила на стол изображением вниз.

— Войдите! — она справилась с собой. Голос звучал сипло, как бывает всегда, когда человек долго и надрывно плачет, — Кто там? А, это ты, Филипп? — Она сидела к лампе спиной, и лица ее не было видно.

— Мэм, вам ничего не нужно? — Филипп сочувственно смотрел на хозяйку. — Почему вы плакали, мэм? Что вам сказал управляющий?

— Ничего, Фил, дорогой! Ничего! — Мелисса кусала губы, подбородок дрожал. Она прикрывала лицо ладонью. И пальцы нервно вздрагивали.

— Не защищайте его, мэм! Он все-таки чем-то обидел вас, — настаивал Филипп. — Возможно, он вздумал шантажировать вас? — предположил он. И Мелисса не выдержала, зарыдала.

— О-о, Филипп! Что мне делать? Что мне теперь делать?

Это уже не была уверенная в себе сильная женщина, способная спасать, защищать, командовать. В ту минуту перед Филиппом его хозяйка предстала совсем в другом образе — слабого, беззащитного ребенка. У него заболело сердце от жалости к ней.

— Ты знаешь, Филипп, мне кажется, что это он организовал убийство Бенджамина.

— Не говорите так, мэм! А вдруг это окажется правдой! — ужаснулся Фил. — Тогда вам необходимо быть очень осторожной!

— Нам всем надо быть осторожными! Мы не знаем, сколько у них сторонников в компании. И что они задумали. — Мелисса вздохнула. — Знаешь, Фил, я доверяю только Кристиану Бентону. Мне кажется, что только он поможет. Он такой смелый, решительный, сильный. Может быть, позвать его, Фил? Я знаю, он не откажет мне в помощи. Пожалуйста, Фил!

— Нет, мэм! — как ни жаль было Мелиссу, Филипп не утратил способности размышлять трезво. — Что вы делаете, мэм? Что будет с вашей репутацией? — Он забегал по кабинету доктора Коуплендла, натыкаясь на кипы журналов, газет, смахивая со стола стопки книг. Мелисса никогда не видела помощника таким возбужденным и взволнованным. — Не просите меня, мэм! Как я предстану на том свете перед доктором? Что ему скажу, когда он спросит меня, как я заботился о вашей чести? — Филипп, точно женщина, стал ломать пальцы и закатывать глаза.

Мелисса задумалась, закрыв лицо ладонями. Потом решительно встала.

— Фил, дорогой! Моя репутация так и или иначе погублена! Только не подумай обо мне совсем плохо! И если ты захочешь, расскажу тебе все. — Она перевернула фотографию и показала ему снимок. — Вот моя самая постыдная тайна! Ее знал только мой сводный брат Джон. Правда, он дал слово Бенджамину не разглашать секрет. Но, похоже, не выдержал и поделился им с Чарльзом Гриффином! Мне больше не у кого искать защиты!

Как завороженный Филипп смотрел на снимок. Это была фотография Мелиссы в полный рост. Но не в скромном, закрытом платье, а в коротенькой пышной юбочке. Длинные ноги в сетчатых чулках и на ажурных резинках, туфли на высоких каблуках! В таком наряде Сьюзан танцует в «Тиаре» перед мужчинами.

— Мэм! — почти простонал старик. — Я ничего не видел! Я не хочу ничего знать, мэм!

Да, Фил! Да! Теперь ты будешь презирать меня? Теперь Кристиан Бентон будет меня сторониться! — Мелисса вдруг перестала плакать. Слезы мгновенно высохли. — Ну и пусть! Я знаю, что все осуждают женщин, которые танцуют в «Тиаре» или живут в заведении Жанны Хелм. Но я не осуждаю их за это! Почему все считают их падшими, а мужчин, которые посещают подобные заведения, не осуждает никто?! — Она говорила это шепотом, но Филиппу казалось, что кричит. — Скажи, почему Сью танцует в таком наряде? Да потому, что ей надо помогать отцу и самой как-то существовать. Жить сегодня, завтра и дальше! До тех пор, пока она не похоронит отца и не получит наследство. Что очень сомнительно, потому что и на ее наследство у кого-то загорелись глаза. Но я не танцевала и не соблазняла мужчин в таком костюме! Мне не на что было похоронить маму, понимаешь? Мою славную, добрую, замечательную и легкомысленную миссис Мэри Фостер, которую самым подлым образом обобрали Дэвид и Джон Паркеры! Они обобрали и меня — оставили без цента в кармане! А мне было всего пятнадцать лет, Фил! И мне пришлось вот так отрабатывать аванс, выданный на похороны мамы. Не могла же я оставить ее в морге на съедение крысам или на анатомические образцы!

Насколько кощунственна была ее речь для уха Филиппа, настолько правдива и страстна. Старик смотрел на молодую женщину широко раскрытыми глазами.

— Хорошо, мэм! — Филипп вдруг успокоился. Он понял, что Мелисса права: помощи можно ждать только от Кристиана. Наверное, в этой наивной, но мудрой женщине есть какое-то природное чутье — увидеть в общей толпе настоящих мужчин, способных понять, полюбить, защитить. — Я привезу Кристиана Бентона! Постараюсь сделать это тихо и незаметно. Только прошу вас, заприте все двери и не открывайте никому, покуда я не вернусь!

Он вышел, пошатываясь, точно пьяный. Мелисса заперла за ним дверь. И осталась сидеть в кабинете, погасив лампу.

Глава 6

Кристиан вошел в гостиницу с парадного входа, когда на улице давно стемнело. Фасад «Тиары» освещали яркие фонари. Но окна номеров светились еле-еле. Как всегда вечером, в холле, танцевальном зале и баре было шумно, накурено, разило пивом и дешевым парфюмом.

Когда Крис Бентон появился на пороге, шум постепенно стих. Все посетители повернулись в его сторону. Напряженное молчание повисло над хмельной публикой. Присутствующие с удивлением взирали на Кристиана, точно на внезапно ожившего покойника. Молодой человек прошагал к стойке, поздоровался и заказал пива. Потом огляделся и поинтересовался:

— Оскар, не скажешь, что случилось? Почему публика таращится на меня, как будто в бар явилась мартышка? — и принялся рассматривать окружающих, изумленно подняв брови, словно бы поддразнивая их.

— Он над нами издевается! — раздался из угла пьяный голос — Хочет получить по физиономии!

— Помолчи там, на галерке! За счет заведения, Крис! — Оскар подал Крису пиво. — Разве тебя, приятель, не похитили?

— Кому я нужен, Оскар! — удивился Кристиан. — Считаешь, что за меня можно получить выкуп? Интересно было бы посмотреть на эту рожу, которая намеревается сделать подобную глупость! Я бы и сам за себя много не дал! Что сорвешь за безработного холостяка!

— Шутки шутками, Крис, но куда ты подевался ночью? Какой-то подонок забрался в твой номер и там все перевернул! От твоей одежки остались одни лохмотья! Надеюсь, мы договоримся, приятель? — Оскар чувствовал себя неловко.

— Хорошо, что в карманах моих драгоценных костюмов не было наличных, Оскар! — молодой человек хлопнул по плечу бармена. — Неплохо бы заявить обратное и содрать с тебя штуку-другую! А я-то думаю, отчего ты так подобрел?!

— Шутишь? Ну, ты загнул, парень! — Оскар немного растерялся.

Я человек честный, не стану жаловаться шерифу! И обдирать тебя! Дела в «Тиаре» и так идут не блестяще, верно? Сколько лет ты не делал здесь ремонта? Или в Туин-Фолс не едут нынче ребята с деньгами? А ведь раньше в «Тиаре» невозможно было снять номер на часок-другой! — он потягивал холодное пиво, вытирая с губ пену и довольно поглядывая по сторонам. Но у самого в голове крутилась мысль: как там Мелисса? Не случилась ли чего-нибудь плохого с ней? Если кто-то охотится на него, невольно пострадать может и она. Что-то с ночным посещением его номера складывалось не так!

— Надеюсь, мы утрясем все неприятности? Еще пивка? За счет заведения, конечно! Ты же свой человек, Крис?! А насчет постояльцев, Крис, ты прав: дела идут не очень! Скоро все побежим, точно крысы с тонущего корабля! Золото кончилось, Крис! — бармен был явно смущен тем, что случилось в его заведении, и выслуживался перед постояльцем. Делал вид, что очень озабочен безопасностью Кристиана Бентона.

— Плесни еще кружечку, приятель! — Крис протянул бокал Оскару. И пошутил: — У меня за годы моего примерного поведения и врагов-то не осталось!

— Ну, разве что доктор поднялся из могилы и отблагодарил таким образом за ремонт дома! — решил сострить кто-то, но шутку не поддержали, и она повисла в воздухе, а остряк скрылся за спинами посетителей.

Ты жив, Кристиан Бентон? — от распахнувшейся двери к стойке приближался шериф в черной кожаной шляпе и с большой звездой на груди. — Не пристроить ли тебя, приятель, на ночь в кутузку? Сдается, там ты будешь в безопасности! — Он протянул руку Крису. Тот ответил рукопожатием.

— Спасибо за чуткость, мистер Бакли! Но на свободе я все же чувствую себя не столь стесненно! А в занюханной кутузке буду как бородавка на лысине! Не уверен, что у тебя там не прячется тот, кто заинтересован в моей смерти!

— Ну, хочешь, Крис, я запру тебя в своем кабинете? Там и условия получше, и отдельный клозет! — необычайно ласково продолжал выказывать свою заботу мистер Альберт Бакли. — Я не хочу заниматься разбирательством мокрых дел! За годы твоего отсутствия городок как-то попритих!

— Ты, Берт, хочешь сказать, что я виноват во всех убийствах во всех штатах разом! Не приведешь ли пример?!

— Тебе, Крис, палец в рот не клади! — разразился хохотом мистер Бакли. — Огрызаться ты умеешь!

— Знаешь, пристрой-ка ты меня лучше под замок в банковский сейф, — предложил Кристиан. — В компании с наличными мне было бы веселее умирать!

— Ну, да, чтобы придя утром не обнаружить ни тебя, ни наличных! Ты и сейфу способен приделать ноги, Крис!

Теперь к смеху шерифа присоединился дружный хохот подвыпившей публики.

— Ты преувеличиваешь мои способности, шериф! — Кристиан лукаво усмехнулся.

— Шутки шутками, Кристиан Бентон, но тебе стоило бы остеречься! — послышался низкий и резковатый женский голос. По лестнице со второго этажа спускались Сьюзан Шенли и Марк Фишер.

И ума не приложишь, куда тебя спрятать! — Марк был по-настоящему обеспокоен. — Пошли, поговорим, Крис! Сьюзи, пожалуйста, принеси нам что-нибудь перекусить, дорогая!

Друзья поднялись на второй этаж и вошли в номер Кристиана. Молодой человек включил освещение и присвистнул. Разгром был полный. Одежда, которую он вместо себя уложил под одеяло, как и само одеяло, искромсаны. По всей комнате летали перья из подушек. Шериф, громко топая своими ботинками, проследовал на середину комнаты.

— Вчера, где-то около часа ночи, одна из девочек Жанны Хелм увидела, как кто-то забрался в гостиницу через окно на втором этаже. Потом твои соседи услышали шум драки и звон разбитого оконного стекла.

— Что они могли услышать?! Опять орали, небось, как похотливые коты! — выругался Крис и прикусил язык, исподлобья глянув на мистера Бакли. Хозяин гостиницы разрешал Оскару сдавать номера парочкам на ночь и даже на час-другой, что было противозаконно и, конечно, не приветствовалось властями. Шериф мог оштрафовать нарушителя в любой момент. А Крис вовсе не желал прослыть доносчиком. Но мистер Бакли сегодня свое внимание сосредоточил на других событиях. У него был нюх на серьезные преступления. Хотя угадать, где они произойдут, он, к сожалению, не мог. И тогда рыскал по городу день и ночь. Никто не знал, когда он успевал отдохнуть!

— Да тут не один я понес урон! — Кристиан пытался шутить, однако шериф уже был вполне серьезен.

— Я должен тебя допросить, Кристиан Бентон! Что-то не нравится мне то, что нынче витает в воздухе! — заявил он. — Где ты был сегодня ночью? И кого ты подозреваешь в нападении?

— А если я откажусь отвечать, то ты, шериф Альберт Бакли, арестуешь меня за покушение на самого себя?! Так или не так? — он вынул из шкафа сумки, открыл их. Там, к счастью, ничего не было тронуто. — Ну, вот! Кое-какие вещички остались целы.

Однако он не стал говорить шерифу, что не досчитался черного дорожного костюма и пары ковбойских сапог. Кому могли понадобиться поношенная одежка и растоптанная обувь?

— Но зачем порезали шторы и разбили стекло, непонятно! — Он присел на растерзанную кровать и обвел взглядом присутствующих. — Наверное, просто от злости!

— Осторожнее, Крис, — предупредил Марк, — здесь все закапано кровью, как я понимаю, не твоей.

— Кровь на полу. Кто-то кому-то расквасил нос! И все дела! Значит, здесь побывали, по крайней мере, двое! Друг друга эти парни явно не слишком жаловали! И оба желали моей скорой смерти! Ума не приложу, кому так насолил я в Туин-Фолсе!

— Мистер Бентон, припомни, тебя точно не было в номере? — вставил шериф, подозрительно посматривая на Криса.

— Без свидетелей и по секрету могу сказать, что был ночью в фургоне Джимми Янь Фу! Китайцы весь день чистили шахту от гремучих змей. Отец Сью может подтвердить!

— Значит, ты всерьез занялся этим делом? — восхитился Марк. — Денег раздобыл?

— Не просто раздобыл, а заработал на змеях! Джимми завтра днем пришлет их мне в «Тиару». Мы договорились. Китайцы наварили целый котел змеиной мази. Говорят, что это снадобье хорошо помогает при больных суставах. Только не следовало бы никому знать, что змей в шахте больше нет. А то найдутся дураки, как те два пришлых парня, одного из которых гремучки закусали до смерти. Попрутся искать счастья, а Йортом их пристрелит. Кстати, шеф, тот приятель все еще сидит? Я был бы не против по-дружески побеседовать с ним. Не предоставишь мне такую возможность, мистер Бакли?

— Зачем? — шериф настороженно посмотрел на Кристиана. — Не вижу в этом необходимости, Крис!

— Пока ты считаешь, что нет необходимости, парня может постичь участь его напарника, шеф! Но смерть свою он примет не от змеи! И придется тебе заниматься расследованием!

Мистер Бакли задумался, сдвинул шляпу на лоб и озадаченно почесал в затылке. Но ворвавшаяся в комнату Сью прервала их доверительную беседу.

— Крис! Послушай, Кристиан! Выйди на минутку! — она была возбуждена.

— Извините, джентльмены! — Кристиан вышел в коридор, плотно прикрыв дверь. — Что случилось, Сьюзан?

— Приехал Филипп, — зашептала Сью, — говорит, что миссис Коуплендл хочет тебя видеть! Иди, он ждет тебя возле боковой лестницы!

— Миссис Коуплендл? — Кристиан смутился. — Среди ночи? Я не могу! Это не лучшим образом скажется на ее репутации!

— Крис, я и не думала, что ты такой болван! — рассердилась Сьюзан. — Если такая женщина просит тебя о помощи, значит, случилось что-то серьезное! — Она взглянула на него, как на недоумка.

— О помощи?! — Кристиан был удивлен и растерян.

Конечно! Если боишься ехать один, то мы с Марком можем тебя подстраховать! Чтобы, не дай Бог, миссис Мелисса не соблазнила тебя! С чего ты стал вдруг таким стеснительным, Крис, точно девушка на первом причастии?

— Прости, Сью, я не подумал! — Кристиан чмокнул ее в щеку. — Отвлеки моих гостей, а с Марком мы еще встретимся!

— Иди уже! — она повернула его лицом к боковому входу и сильно толкнула в спину.


— Крис, поехали быстрее! — Филипп был на удивление серьезен и встревожен. — Миссис говорит, что только ты поможешь! Она обедала с мистером Гриффином в столовой, говорили о чем-то. Потом миссис Коуплендл встала и вышла. На улице ей стало плохо. Мисс Рэмзак помогла ей добраться до дома, уложила в постель, а я отвез мисс Рэмзак обратно. Миссис Мелисса спала, когда я вернулся. Полчаса назад проснулся, выглянул из сторожки и увидел, что в рабочем кабинете доктора горит свет. Я зашел в дом и услышал, как она плачет!

— А с чего ты взял, Фил, что она хочет меня видеть? — Кристиан был сильно озадачен.

— Я зашел ее успокоить, а она заплакала еще сильнее и сказала, что помочь ей сумеет только Кристиан Бентон! И я пообещал ей привезти тебя живого или мертвого! Она предположила, что последнее вполне может случиться. Они перед этим не остановятся. Тогда ей незачем будет больше жить! Она плакала и причитала, что они разрушили ее жизнь второй раз, и, похоже, не без его помощи убили мистера Коуплендла.

— Кто это — они? — Крис растерялся еще больше. — Я спрашиваю, и кто такой — он?

— Этого она не сказала. И не скажет никому даже под страхом смертной казни, кроме тебя. Но я догадываюсь, что она намекала на своего сводного брата — Джона Паркера.

Кристиан оглянулся на здание гостиницы. В его номере горел свет, двигались тени. Надо было срочно принимать решение, а то шериф может обратить внимание на его длительное отсутствие на месте происшествия.

— Поехали! — решился он, схватив Филиппа за руку. — Где твоя коляска? Кстати, который час?

— Я поставил коляску не у коновязи, а в одном секретном местечке! И думаю, что вот-вот пробьет полночь!

Не прошло и десяти минут, как экипаж, запряженный Портером, точно стрела летел по Мидоуз-стрит. В городе было темно и тихо. Только гостиница жила обычной шумной жизнью: звучала музыка, слышался гомон в танцевальном зале, смех, пьяные крики.

Часы на колокольне методистской церкви пробили двенадцать, когда коляска свернула на аллею, ведущую к усадьбе миссис Коуплендл. Неожиданно Филипп остановил Портера и заговорил:

— Крис, прошу тебя, пойми правильно все, что скажет тебе леди Мелисса. Она не умеет лгать и изворачиваться. И если она послала за тобой, то, значит, ей действительно поможешь только ты! Не отталкивай ее сразу! Помоги! Она видит в тебе сильного мужчину, способного понять и защитить. Наберись терпения и выслушай ее внимательно, даже если она тебе не нравится или будет не по душе то, что она скажет! — Он никогда не говорил так много и так страстно, как сегодня. Кристиан с удивлением слушал его пламенную речь. — Пойми, мне она словно дочь! Она меня отлично понимает и никогда не бранит. Но иногда посмотрит так, что я готов для нее весь мир перевернуть. Она верит тебе, и, боюсь сказать, возможно, очень тебя любит!

— Меня? Любит? Ты преувеличиваешь, Фил! — Кристиан был смущен. Он понимал, что старик говорит правду. Но еще не знал, нужна ли ему такая правда.

Конюх тряхнул поводьями, и Портер резво вынес экипаж к самому крыльцу. На кухне тотчас же вспыхнул свет. Мелисса, одетая в строгое черное платье, отворила дверь и вышла на порог. Она подрагивала от ночного холода. И Кристиан поспешил войти в дом, чтобы не заставлять ее мерзнуть на крыльце.

Филипп спешился и повел Портера по садовой дорожке в конюшню.

— Я очень благодарна вам, мистер Бентон! Спасибо, что не отказали в моей просьбе! — Мелисса прошла вперед, встала у стола, отвернувшись от Кристиана и спрятав лицо в тени.

В плите гудело пламя, кофейник вот-вот готов был вскипеть. Лавли сидела перед прикрытым поддувалом на жестяном листе. Она фырчала и жмурилась от удовольствия. Когда она открывала свои таинственные глаза, в них вспыхивали ярко-красные язычки пламени.

— Мэм! — Крис хотел сказать что-нибудь бодренькое. Вроде того, что не мог отказать в просьбе столь очаровательной леди — поэтому он в ее доме, у ее ног! Готов защищать от кого бы то ни было. Но она прервала его:

— Мистер Бентон, я знаю, что вы порядочный человек! Только потому решила доверить вам свою тайну. Бенджамин всегда говорил о вас только хорошее. — Ее голос, глухой, потерявший свою мелодичность и мягкость, поразил его.

— Кофе, мэм! — Кристиан шагнул к плите, быстро сдвинул кофейник, готовый выплеснуть содержимое через край.

— Спасибо, мистер Бентон! — Мелисса через силу улыбнулась. Чувствовалось, что она пережила страшное потрясение. И не знает, как подступиться к тому, о чем ей хотелось поведать. Крис видел, как она мучается.

— Прежде всего, мэм, успокойтесь! — Кристиан снял куртку, повесил ее в прихожей. Вернувшись, начал объяснять свой затрапезный вид: — Извините, я был на Поляне Мертвого Койота! Китайцы выловили в шахте Йортома всех змей!

— Правда? — Крис почувствовал, как она оживилась. — Возможно, что с этого лучше всего и начать разговор. Я так рада, что вы не бросили Йортома. Он всегда вспоминал о вас. А я считала, что вы — просто местная легенда! — Она с надеждой посмотрела на него.

Кристиан смутился, покраснел. Он был рад, что в кухонном полумраке не видно, как она вогнала его в краску.

— Но, прежде всего, милая Лисси, вам надо выпить чего-нибудь горячего. Голос у вас совершенно сел. — Молодой человек вымыл руки, стал накрывать стол.

— Попозже я заварю себе чай из трав, — Мелисса оживала у него на глазах. Щеки покрывались слабым румянцем. Она отметила, что он обратился к ней так, как когда-то называла ее мать.

Кристиан тем временем выставил на стол все, что нашел в шкафчике: топленые сливки, кленовый сироп и лепешки, тонко порезал ветчину. Он и сам давно не ел, поэтому решил продолжить разговор после ужина.

— Я могу приготовить вам омлет, — предложил он Мелиссе. Но она отрицательно покачала головой. Сидела отрешенно, отпивая из чашки крепчайший кофе.

Лавли, мурлыкая, подбежала к столу, потянулась, царапнула Кристиана за коленку.

— Осторожнее! — Молодой человек протянул кошке ломтик ветчины, она аккуратно взяла его и стала есть.

— Беременной женщине нельзя отказывать! — грустно пошутила Мелисса.

— Правда? — Крис почесал у кошки за ушком. — Поздравляю, Лавли! Ты, наверное, счастлива своим кошачьим счастьем!

— Знаете, мистер Бентон, сегодня мне сделали предложение, — Мелисса не смотрела на собеседника, склонившись над столом, она выводила пальцем невидимые узоры.

— Управляющий? — Кристиан чуть не подавился. Исподлобья напряженно глянул на женщину, словно опасаясь истерики, на которую он должен был как-то отреагировать. Точнее, не «как-то», а сделав Мелиссе встречное предложение. Но у него в планах не было пускать корни в Айдахо. Его ждали места более благодатные. — Зачем вы мне все это рассказываете?

— Не думайте, я не льщу себя надеждой, что вы станете меня отговаривать. — Мелисса сделала паузу, словно в действительности ждала его реакции.

Он промолчал, подумав, что все-таки она чего-то ждала, иначе бы не сделала паузу. Но его не проведешь, он изучил все женские уловки и на них попадаться вовсе не желает. И тогда она продолжила:

— Я пригласила вас по другому поводу. И хотя вы угадали имя претендента на мою руку, обсуждать эту проблему не будем.

Кристиан вопросительно вскинул глаза.

— Тогда зачем я вам понадобился?

— Я хочу перевести на ваше имя все деньги, которые завещал Бенджамин! Оставлю себе только то, что сохранилось от отцовского наследства…

Кристиан поперхнулся глотком кофе.

— Что?! О чем вы говорите, мэм? — Мгновенно заработало сознание. Зачем он возился с ремонтом ее дома! Зачем столько корячился с китайцами, лазил по штрекам и шурфам! Затеял возню с Йортомом, с документами! Вот как все просто оказалось на деле!

— Но я оставляю за собой право на условия! — Мелисса испытующе смотрела на Кристиана. А он остолбенел, словно громом пораженный. Да за такие денежки можно пообещать что угодно, а получив их, спокойно смыться.

— Условия заключаются в следующем: часть средств вы вкладываете в разработку участка мистера Йортома Шенли и, конечно же, выделяете долю Сьюзан. Это важная часть того, как распределить средства.

Молодой человек выставил вперед ладонь, намереваясь прервать ее речь. Прелесть все-таки эта леди. Распределяет его деньги, точно свои собственные. Но Мелисса стукнула кулачком по столу.

— Выслушайте же меня, мистер Бентон! А потом я дам вам возможность высказаться. — Она закашлялась и отхлебнула немного кофе. — Налейте мне погорячее! — Выпила несколько глотков горячего напитка и снова заговорила: — У меня не так много времени. Дальше! Покупаете понемногу акций на имя малюток Гарольда и Сары Фосдик.

— Мелиссы и Кристиана? — уточнил молодой человек.

— Именно их! — подтвердила женщина, и глаза ее засветились теплотой. Она улыбнулась и стала немного похожей на прежнюю Мелиссу. — Но прежде всего вы должны выполнить мою самую главную просьбу. Найдите того, кто убил моего мужа! Сколько бы это ни стоило! Кто бы ни был этот человек! Найдите его! Он должен ответить за свое злодеяние! — Она тяжело дышала и вздрагивала. Глаза сверкали огнем ненависти.

Кристиан был изумлен. Чего-чего, а подобного поворота он не ожидал. Леди Мелисса и на самом деле оказалась не так проста. В ней оказалось столько страсти, она была так многолика. А твердости ее характера можно было позавидовать. Он понимал, что она затевает опасную игру. Но было незаметно, что она потеряла рассудок или чувство реальности.

— Я рад бы помочь, но не знаю, с чего начать… — молодой человек замолчал.

Сейчас я покажу вам, с чего! — она вышла из кухни. Не зажигая свет, наощупь пробралась в кабинет доктора. Вскоре вернулась и положила перед Кристианом фотографию. — Это я! — голос звучал твердо и уверенно. Вглядевшись в изображение, Кристиан буквально остолбенел. Он был ошарашен, сбит с толку, уложен на лопатки! Да, это была она, но совсем юная, хрупкая, девочка с копной блестящих, волнистых волос, со стройными ногами, тоненькой талией, еще неразвитой грудью, узкими, почти мальчишескими бедрами и маленькими изящными ступнями. В ее грустных глазах сквозила печаль, трагедия подростка. И пока он рассматривал злосчастную фотографию, Мелисса глядела на него с печальной и нежной, какой-то материнской, все понимающей улыбкой. И в этой сегодняшней улыбке, и в той, прошлой, запечатленной на снимке много лет назад, просматривалась житейская мудрость. Она была мудра не по годам уже тогда, когда ее звали не миссис Мелисса Коуплендл, а мисс Мелисса Фостер.

— Кто-то прислал мне этот снимок сегодня утром, вернее, уже вчера. И сделать это могли только два человека. Они оба уверены в том, что я отдам им все, лишь бы сохранить свою тайну. Но я не хочу выполнять их условия, я не буду идти у них на поводу. Ни за что! И вы должны мне помочь, Кристиан!

— Вас шантажирует тот, кто проводил съемку? — предположил Кристиан, не отводя взгляда от фотографии.

— Нет, не они! Фрэд и Майра давно покинули страну. Разбогатев, они вернулись в Шотландию. И, думаю, больше не нуждаются в подобном промысле. Если, конечно, ничего не случилось с деньгами, которые они получили от моего мужа.

— Значит, доктор выкупил у них все, даже негативы?

— Только я, глупая, долгое время не знала! И не ценила по-настоящему его отношения ко мне!

— Получается, доктор выкупил не все фотографии? Либо Фрэд и Майра его обманули, либо кто-то еще припрятал компрометирующие вас снимки? Интересно знать — кто? — Кристиан поймал себя на мысли, что и сам не прочь бы иметь у себя такое изображение Мелиссы. Нет, не для того, чтобы, разглядывая его, возбуждать свою утомленную любовными утехами плоть. Он понял, что ему хотелось видеть Мелиссу всегда!

— Мне кажется, это сделал мой сводный брат Джон Паркер! Скорее всего, он проиграл то, что получил тогда от Бенджамина за молчание. А когда Бенджамина не стало, он решил отнять у меня остальное! Он и так все украл у меня и моей умирающей мамочки! Его отец был моим опекуном. Сначала он разорил маму, а потом и меня!

И Мелисса коротко и спокойно повторила все, о чем так эмоционально и страстно несколько часов назад повествовала Филиппу.

Крис поймал себя на мысли, что ему очень хочется пустить в ход кулаки, чтобы проучить обидчиков Мелиссы, отбить у них охоту шантажировать порядочных людей. Но он постарался подавить в себе это желание. Он не хотел застрять в Туин-Фолсе из-за чужих проблем!

— Погодите, мэм! — Крис запнулся, потому что Мелисса вздрогнула от этого официального обращения. Но сделал вид, что не заметил ее реакции. — Выходит, второй — мистер Чарльз Гриффин. Он вас шантажирует?! — наконец догадался молодой человек.

— Слава Господу, что вы догадливы, мистер Бен-тон! И не просто шантажирует! Он требует, чтобы я вышла за него замуж, как только закончится траур. Мистер Гриффин намерен участвовать в выборах в городской совет, и шансов у него будет больше, если до этого он сделается респектабельным семьянином. И еще я должна уговорить вас немедленно покинуть Туин-Фолс. Иначе он обнародует эту фотографию!

— Вот как?! — подобного обращения с собой Кристиан не мог позволить, а тем более какому-то соглядатаю. — Ну, это мы еще посмотрим, кому положено, а кому не положено жить в Туин-Фолсе! Откуда он взялся, такой крутой и изворотливый?

— Я не знаю! — Взгляд Мелиссы снова стал затравленным. — Он всем представляется другом Бенджамина, но это неправда! Они никогда не дружили! Он пытался втереться в доверие к доктору. Но Бенджамин его не терпел, просто мирился с его существованием! У них много было разногласий. Что и понятно: доктор был заинтересован в том, чтобы люди были здоровы, а управляющий хотел выжать из рабочих все, что можно, не очень заботясь о состоянии их здоровья. После смерти мужа мистер Гриффин проявлял ко мне внимание, сочувствие. За это время я привыкла к нему. Тем более что он был всегда вежлив и предупредителен. До вчерашнего вечера. И это очень, очень странно. Он словно сошел с ума.

— Или открыл свое истинное лицо! Кристиан задумался. Мысленно он постарался связать два события: шантаж и разгром в его номере. Если бы там действовали Салливан Росс и Клод Паттерсон, то они были бы заодно. Но, судя по всему, одиночка нарвался на одиночку. Они поранили друг друга, хотя, скорее всего, не очень серьезно.

— Я не прошу от вас, мистер Бентон, немедленного согласия. Подумайте хорошенько и дайте ответ. А я завтра подготовлю документы у Джозефа Балларда. — Она говорила все медленнее, почти засыпая. Потом как-то привычно перебралась в кресло, свернулась в нем калачиком и буквально через минуту глубоко и ровно задышала.

Издалека снова послышался звон: колокол отбил три часа. А молодому человеку казалось, что разговор с Мелиссой длился не больше часа. Кристиан сидел и молча глядел на нее. Потом поднялся, взял Мелиссу на руки. Она показалась ему совсем легкой, точно девочка-подросток. Волосы касались его щеки. И неожиданно он зарылся лицом в эту золотисто-каштановую гриву.

Локоны, привычно стянутые в тугой пучок, пахли ромашкой. К этому аромату примешивался нежный, горьковатый запах лимона и миндаля. Кристиан шагал вверх по лестнице, голова Мелиссы покачивалась у него на плече, правая ее рука обнимала его за шею.

В спальне он откинул с постели одеяло, положил Мелиссу. Потом принялся расстегивать крючки на одежде. И почувствовал вдруг, что под платьем ничего нет. Пальцы Кристиана на миг замерли. Он отдернул руки, точно обжегся ее кожей — гладкой, атласной. Стянув платье, старательно укрыл Мелиссу теплым одеялом и подоткнул со всех сторон. И после этого начал осторожно вынимать шпильки из ее волос и аккуратно расправлять пряди поверх одеяла.

В окне уже занимался рассвет. Пробовали свои голоса его предвестники — ранние птахи. Кристиан сидел на краю кровати, склонив голову на подушку. Незнакомое чувство рождалось в его сердце — чувство щемящей нежности и сострадания.

Он поймал себя на желании зажечь лампу и посмотреть на обнаженную Мелиссу. Но яркий свет может разбудить ее. А если он не совладает с собой? И что тогда? Жить с постоянным ощущением своей вины, чувствовать себя подонком? А каково будет Мелиссе, которая и так настрадалась в своей жизни от человеческой подлости? Вполне возможно, она сойдет с ума, не выдержав очередного испытания. Именно такой последней каплей станет его исчезновение из города, когда он получит наконец свои деньги.

— Спи, Мелисса, спи, леди доктор! — Он улыбнулся, вспомнив, что так называл ее Джимми Янь. — Тебе необходимо отдохнуть! У тебя тяжелая работа. Но ты сильная, мужественная женщина и справишься со своими трудностями!

Он осторожно поцеловал ее в лоб. Волна тепла прошла по животу, поднялась к груди. Кристиана качнуло. Дыхание стало прерывистым и горячим. Он чувствовал, как все тело наливается жаром.

Молодой человек постоял еще немного, поправил одеяло на крепко спящей женщине и вышел из спальни. Захватив в коридоре куртку, прошел на кухню. Огонь в плите давно прогорел. Кристиан вымыл посуду, вытер стол. Потом потушил огонь в лампе и открыл дверь.

Прохладный ветер ворвался в помещение, рванул занавески на окнах, освежил разгоряченное лицо и шею. Кристиан постоял на крыльце, медленно приходя в себя. Ему очень хотелось вернуться назад. В тепло и уют дома, к горячей постели молодой, обольстительной, но перенесшей столько испытаний одинокой женщине. Сейчас он остро осознал, что нужен ей! В их встрече и разговоре явно не хватало завершенности! И от этого он чувствовал неудовлетворение. Господи, что он делает? Зачем упускает то, что само идет в руки? Но он справился с искушением. Резко захлопнул входную дверь, на которой автоматически защелкнулся замок. Пути назад не было.

Натягивая куртку, он ощутил смешанные ароматы ромашки, лимона и миндаля, которыми пропахла его теплая фланелевая рубашка. И снова горячая волна прокатилась от живота до груди. Это была волна желания. Желания обладать этой женщиной. Нянчить, точно ребенка в своих объятиях.

Целовать шею, грудь, шелковистую кожу на бедрах. Утолять сокровенные желания Мелиссы.

Чувство сожаления о годах, проведенных без этой женщины, угнетало. Радость от обретения ее любви придавала сил. Кристиан, сам того не замечая, улыбался.

В том, что она влюблена в него, он был уверен. И так, как ни одна женщина на свете не любила Кристиана. Он знал это потому, что Мелисса доверилась ему. Даже уснула, интуитивно чувствуя, что он не воспользуется ее беззащитностью. Не обманет ее доверия. И не только одно отчаяние толкнуло ее на сегодняшнее признание. Этим признанием Мелисса затронула в его душе ту струнку, затронуть которую дано не каждой женщине. Сейчас он гордился тем, что «леди доктор» открылась ему и дала возможность почувствовать себя настоящим мужчиной, ответственным за любящую женщину. Он чувствовал, что как-то странно перерождается. Несмотря на собственное сопротивление.

Шагая по дороге в сторону «Тиары», Кристиан составлял новый план действий. Он чувствовал, что время поджимает. Вот-вот в городе могут появиться его прежние партнеры, которых он когда-то обманул. Он обыграл в карты Салливана Росса и Клода Паттерсона, в партнерстве с которыми сколотил приличную сумму на приисках Монтаны. Парни были злы на него. И на то имелась причина: договорившись о возможности отыграться, они не застали на следующий день Кристиана в номере гостиницы. Это считалось нарушением неписаного закона золотоискателей.

Деньги, а их оказалось сто пятьдесят тысяч, он положил в ближайший банк на имя доктора. С сообщением об этом послал письмо в Туин-Фолс. Сам же поехал в Мексику. Сейчас его радовало одно: парни не знают, что их деньги лежат теперь на счету Мелиссы. Но об этих деньгах знают ее брат и жених-управляющий.

Надо было продумать многое. Например, как прижать этого жучка-управляющего и выведать, где он хранит оставшиеся фотографии. Еще нужно зайти — к Джозефу Балларду и завещать Мелиссе вклад в Сиэтле. На тот случай, если Салливан с Клодом догонят и прикончат его. Но прежде всего стоит попытаться договориться с парнями. Наконец следует оставить для Мелиссы письмо с извинениями по поводу невозможности их брака и счастливой семейной жизни из-за его трагической кончины. Он горько усмехнулся: прав оказался острослов Оскар, предсказавший, что миссис Коуплендл может вторично стать вдовой. К сожалению, так и не выйдя за Кристиана замуж. И даже не сделавшись его любовницей.

Кристиан стал насвистывать похоронный марш, представляя, как его с простреленной грудью везут на кладбище. Толпа горожан провожает в последний путь. Даже Ханна Фишер, которая ненавидела его, точно обыватель зачумленного бродягу, вытирает слезы кружевным платком, размерам со столовую салфетку. Марк и Сьюзан несут позади гроба похоронные венки, обвитые черными креповыми лентами. Мелисса уговаривает и утешает Филиппа, который относится к нему, точно к сыну, еще со времен гражданской войны. Конечно, Фил будет неутешен и не скован приличиями, как Мелисса, прилагающая все усилия, чтобы не показывать публично свое горе. Она будет вести себя в обществе сдержанно. А дома станет плакать вместе с Филиппом.

Салливана и Клода отправляют за убийство на виселицу. Потому что Кристиан Бентон полноправный гражданин независимой страны, когда-то совсем юный он воевал против сторонников рабства, за равноправие и свободу всех граждан Соединенных Штатов Америки в составе армии генерала Шермана. И у него даже имеются награды от самого президента Авраама Линкольна.

Странные фантазии занесли его так далеко, что он представил, как дирижер духового оркестра Туин-Фолса, шериф Альберт Бакли, отбивает ритм начищенными медными тарелками и роняет скупую мужскую слезу. Движение экипажей на время похорон закрыто до самого Восточного кладбища, потому что город хоронит безвременно погибшего…

В этот миг он распахнул входную дверь «Тиары» и зашагал по присыпанному свежими опилками полу, вдыхая смолистый аромат сосны и лиственницы. Оскар с раскрытым от удивления ртом замер возле стойки со щеткой в руке. Всем своим видом он как бы предупреждал запоздалого постояльца о чем-то.

И в этот момент на запястьях у Кристиана, словно сами собой, защелкнулись наручники. Рука шерифа скользнула по кожаному ремню, вытащила из заднего кармана брюк револьвер, без привычной тяжести которого молодой человек почувствовал себя совершенно беззащитным. А голос шерифа отбарабанил:

— Кристиан Бентон, вы арестованы по обвинению в нападении на компанию «Западная», покушении на убийство охранника, проникновении в кассу и похищении из сейфа наличных, золотого песка и самородков, акций на сумму…

— Шериф Бакли, это, похоже, глупый розыгрыш! — Кристиан оторопело рассматривал наручники.

— Арестованный, без фамильярностей! — рявкнул шериф. — Дайте объяснение, где вы были с часу ночи и до четырех утра!

Кристиан в первом порыве самосохранения открыл было рот, но тут же спохватился. Как может он при скоплении такого числа свидетелей объявить, что был у миссис Мелиссы Коуплендл и, знаете ли, пил у нее на кухне чай и выслушивал исповедь?! А потом отнес ее в постель. И у них ничего более не было. Кто поверит, что между сердцеедом Кристианом Бентоном и стосковавшейся по мужской ласке вдове миссис Мелиссой Коуплендл ничего не произошло? Да лучшего повода для насмешек над Кристианом и не найдешь! Но не только о себе он думал в этот момент. Ему проще было умереть, пусть и невиновному, чем выставить на позор женщину. Он никогда не позволял себе обнародовать свои отношения с дамами сердца!

А тут, в холле «Тиары», собралась такая куча свидетелей. Вон и Чарльз Гриффин довольно скалится! Рад, наверное, что победил! И Оскар взирает с любопытством! Сью и Марк, взявшись за руки, бледные от беспокойства за него, словно о чем-то предупреждают испуганными взглядами.

И троица помощников Бакли готова накинуться на подозреваемого в столь тяжком преступлении! И, о Боже, Спаситель Милосердный, Салливан и Клод, оба — собственными персонами, со свирепым выражением физиономий! А у Салливана играет всеми цветами радуги растекшийся на пол-лица синячище! Видимо, Росс побывал в его номере и сразился с неизвестным злоумышленником. Кристиан мысленно похвалил парня за то, что он сделал ему неожиданное одолжение.

Молодой человек молчал. И не собирался говорить даже под страхом смертной казни. Тишина становилась тягостной.

— Ну, что ж, Бентон, молчим, значит? Свидетель обвинения, мистер Чарльз Гриффин! Прошу вас проследовать с нами в полицейский участок для оформления протокола задержания!

— Не задержания, а незаконного ареста! — не удержался от колкости Кристиан. Он усмехнулся и весело подмигнул Сьюзан. — Вам придется извиняться, шериф, перед невиновным человеком!

Сьюзан не улыбнулась в ответ, а поглядела на Криса с ужасом. Она понимала: Кристиана задержали незаконно — ей было известно, что он поехал к Мелиссе. Но она знала: если скажет об этом шерифу, Кристиан ей никогда не простит.

— Там посмотрим! — Бакли махнул своим помощникам.

Довольные таким поворотом дела парни с готовностью повели Кристиана в сторону полицейского участка. Похоже, в сонном городке Туин-Фолсе что-то происходило. Сколько разговоров и слухов породило появление Кристиана Бентона! И каково логическое завершение!

Чарльз Гриффин мог торжествовать. Он важно вышагивал по городу, вслед за арестованным и шерифом, и, казалось, вот-вот кинется от радости в пляс. Наконец-то, наконец-то, он избавился от этого наглеца Кристиана Бентона. Защитники униженных и угнетенных управляющему компании не нужны. Город должен жить в страхе и трепетать перед сильными мира сего. И никаких Робин Гудов Гриффин в городе, который он давно считал своим, не потерпит.

За покушение на охранника Кристиан, к удовольствию управляющего, схлопочет, по меньшей мере пожизненные каторжные работы где-нибудь на тропическом островке. Оттуда невозможно бежать, и каторжники, отработав пяток-десяток лет, умирают от желтой лихорадки. По большей мере Кристиану грозит виселица! А тому, кто однажды в жизни примерил веревочный галстук, не требуется ничего, кроме деревянного смокинга!

Кристиан шагал в толпе, которая с каким-то животным любопытством взирала на него. Улица в столь ранний час, обычно пустая, на удивление оказалась многолюдной. Даже девицы из заведения Жанны Хелм гирляндами висели на окнах и балконах. Они с сочувствием смотрели на арестованного «милашку Криса», о котором знали от своих старших товарок столько легенд.

Кристиану чудилось, что он читает мысли Чарльза Гриффина. И он был недалек от истины. Ну, что ж! Видимо, не суждено Крису, бродяге, авантюристу, любимцу и любителю свободных дам, обрести семейное счастье и покой в благословенном городке Туин-Фолсе. Гулять вечерами с кучей своих детишек — двух мальчиков и трех девочек — по Мидоуз-стрит! Встречать со службы из городской клиники маму-доктора! Кристиан усмехнулся. То, о чем он думал, возвращаясь в гостиницу, обретало реальное воплощение.

Что-что, а вечный покой в этом дрянном городишке ему обеспечен. Однако, к сожалению, не будет почестей и торжественных похорон! Его тайно вывезут ночью в старом тюремном фургоне и положат за кладбищенской оградой, где хоронят бездомных бродяг и самоубийц. И никто не станет посещать его могилу, разве только Мелисса, проезжая или проходя мимо, вспомнит его и всплакнет…

Тут размышления Кристиана прервали свое гладкое течение. Стоп! Каким словом она его вспомнит? За что? За то, что хотел, но не успел ее облапошить? А если выплывут еще подробности? Вдруг она узнает о его письме к доктору, когда будет поздно? Не проще ли было признаться во всем сразу? Поверила бы или нет ему Мелисса — другое дело! И Кристиан вдруг ясно понял, что она-то как раз бы и поверила! Мелисса безропотно отдала бы ему деньги, оставшись даже без единого цента! Она была существом из другого мира!

Он мысленно прокрутил события вспять. Вот он приезжает в Туин-Фолс. Крутится возле вдовы доктора Коуплендла, мечтая вернуть деньги. А заодно, своими заботами и разговорами завлекая ее в любовные сети. О чем он тогда думал? С потерей денег Мелисса, конечно, справилась бы и смирилась! Это Кристиан знал теперь точно! А что бы она делала со свалившимся на нее позором? До него наконец-то дошло, что Мелисса пригласила его, чтобы попрощаться! Наверняка она задумала свести счеты с этим миром, Господи прости ее!

Его словно ударили в сердце. Он сжал кулаки и рубанул ими по воздуху так, что наручники врезались в запястья. Шериф Бакли мгновенно выхватил из кобуры револьвер.

— Ну-ну, тихо, Бентон!

Кристиан опустил голову и покорно поплелся дальше в сопровождении толпы, которая разрасталась по мере приближения колоритной группы к «месту назначения». Странно было одно, что все присутствующие напряженно молчали. Молчали Сью и Марк, молчали девицы из заведения Жанны Хелм, молчали Салливан и Клод, молчала даже Ханна Фишер, которая появилась неизвестно откуда. И все, без исключения, смотрели на него с состраданием. У Кристиана запершило в горле, и он подумал о том, что на этот раз влип крепко и надежно.


Мелисса открыла глаза и тотчас же зажмурилась от яркого солнечного света. Несмотря на то, что сон был коротким, она отлично выспалась и отдохнула. Взгляд ее лениво скользил по спальне. Гравюра на стене. Пейзаж с морским прибоем в скалах. Туалетный стол, уставленный флаконами. Родительская фотография возле овального зеркала. Кресло с аккуратно развешанным на спинке платьем.

Мелисса вздрогнула и села. Что это? Она была укутана в одеяло, точно куколка в свой кокон. А под одеялом на ней не было ничего! Однако она не помнила, чтобы раздевалась самостоятельно!

Молодая женщина постаралась вспомнить события минувшего дня. Что же произошло вчера? И все произошедшее восстановилось в ее памяти со всей своей ужасающей реальностью. Мелисса крепко зажмурилась, как будто случившееся с ней не так страшно, когда не видишь белого света!

Почему ее платье висит на спинке кресла? Она была в нем на кухне. Разговаривала с мистером Бентоном. Потом перебралась в старое просторное кресло. А дальше — сплошной провал памяти. Господи! Неужели она заснула, и в спальню ее принес Кристиан? И он же раздел и закутал в стеганое одеяло?

Какой стыд! Как сможет она встретиться с ним и посмотреть в глаза? Кристиан видел ее обнаженной! Но она тут же утешила себя: ей не суждено будет видеть его и краснеть, вспоминая о прошлой ночи. Он так ничего и не понял, спокойно ушел утром от нее, ничего не заподозрив. А ведь она даже загадала: если до него не дойдет, что она с ним попрощалась, значит, он все-таки будет когда-нибудь счастлив!

Она так желала ему счастья! А что будет с ней? Да ничего особенного! Просто-напросто ее тихо положат под могильный камень за оградой Восточного кладбища. Там по ночам, чтобы не волновать благополучных городских обывателей, без оркестра и молитвы хоронят бездомных бродяг, казненных преступников и самоубийц.

Мелисса твердо решила, что не оставит Чарльзу Гриффину и Джону Паркеру ни единого шанса. Одному — сделать карьеру политика на ее вечном унижении, другому — хотя бы и на время разбогатеть на ее позоре!

Женщина успокоилась, поднялась, привычно вымылась холодной водой. Она быстро оделась, вытерла пол, вынесла миску и кувшин. Сошла по лестнице вниз, выпустила на крыльцо кошку. Лавли, как всегда, грациозно потянулась, прежде чем спрыгнуть на сочную весеннюю траву, которой буквально в течение нескольких дней, покрылся весь двор. И на газоне, тут и там, расцвели розовые и белые маргаритки, налились соком разноцветные примулы. Это были первые, пусть маленькие, но жизнеутверждающие признаки весны.

Она вспомнила, какими запущенными были сад и двор при жизни Бенджамина. Он был очень добрым человеком и никогда не делал замечаний Филиппу за то, что тот плохо выполняет свои домашние обязанности. И каждое лето во дворе вырастали не только садовые цветы, но, особенно в тенистых местах и на заднем дворе, поднимал душистые сиреневые головки чертополох. В июле дымили пыльцой полынь и амброзия. А в том месте, где по весне было топко, и струилась коротенькая жизнь талых ручьев, позднее на июльском ветру качались золотые шары лютиков, в августе цеплялись за одежду колючие «собачки» череды.

Мелисса все время ловила себя на том, что она невольно сравнивает два периода своей жизни: до и после появления Кристиана Бентона. И совесть, как ни странно, не мучила. Словно Бенджамин незримо присутствовал рядом и сам наталкивал ее на мысли о Кристиане Бентоне. Как будто все время напоминал о давнем разговоре.

«Ты еще поймешь, девочка моя, что брак не строится на благодарности! Он строится на любви и страсти!»

Она решила, что обязательно сходит к Бенджамину на могилу сегодня. Попросит у него прощения за то, что ей так и не удалось найти убийцу, и тот, возможно, избежит возмездия. Закажет мисс Шарлотте Рэмзак небольшой поминальный венок. И как только завершит все дела у Джозефа Балларда, тотчас отправится на Восточное кладбище.

Она не будет сегодня принимать больных. Никаких переломов и вывихов, ранений и преждевременных родов. Мелисса обошла сад, прощаясь с каждым уголком, который стал ей так дорог. Поднялась на крыльцо, оглянулась и замерла на несколько минут.

И тут заметила фургон, мчащийся со стороны города. Она с любопытством следила за его передвижением. Вот он уже почти достиг поворота и, наверное, покатит в строну Поляны Мертвого Койота. Но фургон замедлил скорость и свернул на аллею, ведущую к ее дому. И пока возница разворачивал неуклюжую повозку на площадке перед сторожкой Филиппа, она через кухню проследовала в дом. Миновав прихожую и, подхватив с вешалки теплый жакет, накинула его. Заспешила в приемную, взяла свой медицинский чемоданчик, который всегда был наготове, и вышла на крыльцо для пациентов.

Филипп уже спешил от сторожки. Задыхаясь, жестикулировал вознице, стоящему в передке фургона. Мелисса с удивлением наблюдала, как возница соскакивает на тропинку. Присмотревшись, она увидела, что это — Сьюзан. В мужских брюках, мужской клетчатой рубашке и короткой замшевой куртке с капюшоном. Следом за ней из фургона выглянул Марк. Он нерешительно спустился на дорожку, стал что-то подтягивать и поправлять в повозке. Девушка была встревожена и огорчена. Она подбежала к Мелиссе, запыхавшаяся и разгоряченная.

— Доброе утро, мэм! — почти прокричала она, срывающимся от волнения голосом. — Хотя оно сегодня совсем не доброе! Мэм, миссис Коуплендл! Криса арестовали! Эта вонючка Чарльз Гриффин шьет ему уголовное дело! Криса могут повесить!

— Сью, не кричи, дорогая! Никто его не повесит! Никто! — пытался остановить ее Марк. — Не пугай так доктора, прошу тебя! Что с вами, миссис Коуплендл?

Это была последняя фраза, которую Мелисса услышала. Крыльцо под ней качнулось, мир вокруг стал блеклым и серым. Вместо чисто выметенных ступенек под ней разверзлась черная бездна. В нее Мелисса начала стремительно падать. Падала, как ей показалось, очень долго. Черную бездну наполнил мерный колокольный звон.

— Мэм! Очнитесь, мэм! — На лицо капнуло несколько горячих капель. Потом легла влажная холодная ткань. Скользнула по щекам, лбу, подбородку, шее. Мелисса пыталась, собравшись с силами, открыть глаза. Но веки были такими тяжелыми! Они словно налились горячим свинцом. И не было сил ни охладить их, не приподнять!

— Господи, Великий и Милосердный Создатель! — бубнил знакомый старческий голос. — Помоги, Господи! Сьюзан, быстрее! Сделай что-нибудь, дорогая!

— Филипп, прекрати истерику! — решительно вклинился мягкий женский альт. — Отойди, дорогой! Не мешай!

Реальность постепенно проникала в сознание. Голоса становились все громче и отчетливее. Они были очень знакомыми. Мелисса недавно слышала их, но не могла вспомнить, кому они принадлежат.

Она с трудом открыла глаза. И тут же зажмурилась от яркого блеска и огромного количества белого цвета. Белое было сверху. Белое отражалось в гладкой поверхности с двух сторон. Справа шевелился кто-то большой.

Куда она угодила? Два голоса снова заспорили. Низкий мужской требует, чтобы она открыла глаза, а мелодичный женский отгоняет от нее кого-то, просит, чтобы не мешал и не путался под ногами!

Вероятно, она попала в чистилище! Но в чистилище попадают католики, а она протестантка! Протестанты попадают после смерти в вечность, ожидать второго пришествия Спасителя! И почему они опять заспорили? Кто они — ангелы или посланцы…? Она даже не желает мерзкого имени произносить! Но ведь это он ввел ее в искушение! И теперь считает ее душу принадлежащей ему! Значит, она все-таки совершила смертный грех? И Кристиан так и останется в тюрьме? И никто не поможет ему, не спасет его жизнь!

Мелисса собралась с силами, резко поднялась и решительно открыла глаза. Все вокруг нее плыло то в одну, то в другую сторону. Стены и потолок то менялись местами, то кружились, словно карусель в безумном, безостановочном движении.

— Мэм, слава Создателю, вы пришли в себя! — Мелисса вспомнила, кому принадлежит этот слегка резковатый голос.

— Сьюзан! Сьюзан! Я — жива?! Слава Создателю! Карусель замедлила свое бесшумное кружение.

Наконец, остановилась. Мелисса сидела на кушетке, куда всегда укладывала тяжелых больных.

— Миссис Коуплендл, вы живы! Живы! — Низкий голос, оказывается, принадлежал всего-навсего Филиппу, помощнику Мелиссы.

— Филипп, это ты! — Мелисса положила руку на плечо старику. — Ну, и чего же ты плачешь, Фил? К счастью, мне только почудилось, что я попала на тот свет!

— Я так рад, так рад, что вы живы, что вы вернулись, мэм! — Старик почти что разрыдался. Достал из кармана носовой платок размером со скатерть. Вытер глаза, щеки, подбородок. И счастливо засмеялся.

— Нам надо срочно ехать, Филипп! — Мелисса свесила с кушетки ноги. — Сейчас я встану, и мы с тобой отправимся по очень важному делу, дорогой!

— Вам необходимо немного полежать, мэм! — Голос Филиппа звучал почти нежно. Старик не скрывал своего беспокойства за ее жизнь.

— Ничего страшного, Фил! У меня очень много дел! Пожалуйста, заложи в коляску Стар! — строго приказала она.

— Но, мэм…!

— Я тебе приказываю, Фил! — Мелисса была тверда в своем решении. — Сьюзан, — обратилась она к девушке, которая стояла возле застекленного шкафчика и с любопытством разглядывала хирургические инструменты, — расскажи, обо всем, что приключилось в городе. Но только подробно и, по возможности, спокойно!

— Хорошо, мэм! — Девушка обращалась к Мелиссе очень почтительно. — Только, если вам стало лучше, выйдем. Здесь очень пахнет лекарствами! Вам не мешало бы подышать свежим воздухом. На крыльце вас обдует ветерком!

Они вышли. Сьюзан бережно поддерживала Мелиссу под локоть. Женщина не противилась. Но строго взглянула на семенящего рядом Филиппа. И тот затопал в сторону конюшни.

— Слушаюсь, мэм!

— Вот то-то и оно! — Самообладание вернулось к ней. Она села на скамью для посетителей под навесом веранды. Пригласила девушку присесть рядом. Вопросительно посмотрела. — Рассказывай, Сью!

И Сьюзан рассказала все, чему ей и Марку сегодня утром пришлось быть свидетелями. Мелисса выслушала рассказ молча. И ни один мускул не дрогнул на ее лице. Только когда Сьюзан упомянула имя Чарльза Гриффина, на лицо молодой женщины словно бы набежала темная тучка.

— И еще, мэм! — Сьюзан неожиданно засмущалась, не зная, как сказать.

— Слушаю! — Голос не дрогнул. Ни единой ноткой Мелисса не выдала охватившего ее волнения.

Сьюзан вытащила из кармана распечатанный конверт.

— Письмо пришло вчера днем в «Тиару». Но Крису вручить не успели. События, как вы понимаете, набегали одно на другое. А когда Криса арестовали, то я решила его распечатать. Там оказалось вот это! — Сью протянула карточку и отвернулась. И Мелисса заметила, что у девушки по щеке скользнула слезинка. Она быстро подхватила ее кончиками пальцев. — Такую же я обнаружила у вас на кухне. Мелисса открыто посмотрела в глаза Сьюзан. И вдруг засмеялась.

— Кто бы это ни сделал, милая девушка, он здорово опоздал! Не скажу, что мне наплевать, но он больше никогда ничего не сумеет сделать для меня плохого! — Помолчав, поинтересовалась: — Да, кстати, вы с Марком никуда не спешите? — Она внимательно посмотрела на молодого человека, который хлопотал возле фургона.

— Через день-другой я езжу к отцу, чтобы позаботиться о нем! Но к вам, миссис Коуплендл, мы с Марком так или иначе сегодня бы приехали. Ведь кто-то должен Кристиана выручить! Он взбалмошный, но очень добрый, отзывчивый! И, как ни удивительно, наивный и доверчивый! Такие парни всегда раздражают вонючек-скунсов, вроде управляющего!

— Я очень благодарна тебе, Сьюзан! Спасибо! Езжайте к мистеру Йортому Шенли и позаботьтесь о нем. Ты — хорошая дочь, мисс Сьюзан Шенли! Передайте от меня ему поклон. Хотя он вряд ли меня вспомнит! — немного огорчилась Мелисса.

В последние дни он воспрял духом! Надеется на помощь Кристиана! Пока что мы не станем говорить отцу, что Криса арестовали. Он же ни в чем не виноват! Я бы сказала шерифу, где он был! Но если Крис узнает, то прибьет меня, и будет прав! Я побегу, мэм! — девушка вскочила и вприпрыжку побежала к фургону. Весенний ветер дул ей в лицо, пытался перепутать черные блестящие волосы, забрасывал длинные пряди на высокий красивый лоб. И Сьюзан нетерпеливо отводила их крепкой ладонью.

Мелисса поднялась, взяла со скамьи конверт, оставленный Сьюзан, положила его в карман жакета. Ей предстояло важное и очень ответственное дело. Она знала, что никто, кроме нее, не может спасти Кристиана.

И что бы о ней ни подумали в городе, о чем бы ни стали шептаться за ее спиной, она поможет ему. Расскажет, где он был ночью. Но никто никогда не узнает о том, о чем они вели беседу. Пусть Кристиан принимает решение самостоятельно. Как прикажут его чувства!

Она спокойно стала дожидаться, когда Фил подаст коляску. Старый солдат не заставил себя долго ждать.

Глава 7

Несколько часов подряд Кристиан просидел в комнате для допросов. Составив протокол задержания, шериф опустил мистера Чарльза Гриффина восвояси.

Кристиана же он оставил в камере задыхаться от затхлого воздуха полицейского участка. Молодой человек не отвечал ни на один из вопросов.

— Ты будешь говорить, Кристиан Бентон? — снова и снова спрашивал шериф Альберт Бакли.

— Прошу пригласить мистера Джозефа Балларда! — заявил, наконец, Кристиан. — Я должен отдать кое-какие распоряжения!

Бакли удивленно вытаращился на него.

— Распоряжения? У тебя, возможно, где-то имеется приличный счет? Или собираешься отдать распоряжения по поводу украденной кассы? Кстати, такое количество золота ты не мог унести один, Крис? Хочешь все завещать партнеру?

— Не твое дело, шеф! Сначала ты найди подельника и докажи, что я причастен к краже! — отрезал арестованный и насмешливо взглянул на шерифа. — Может, меня, все-таки, сводят в отхожее место? Или от воздержания у меня лопнет мочевой пузырь. Мой адвокат будет рассматривать подобное обращение как применение пыток к незаконно арестованному, чтобы вынудить его дать нужные показания!

— Но-но! — разозлился шериф, понимая, что в чем-то Кристиан прав. В деле с ограблением много неясностей. — Придется вызвать поддержку из Бойса! — наконец принял он решение.

— Всем в городе, даже моим врагам, понятно, что ты хочешь надеть на меня веревочный галстук ни за что! — Кристиан попытался встать, но шериф Бакли осадил его.

— Сидеть, Бентон! И так всполошился весь город! А увидят в окно твою недовольную физиономию, снесут полицейский участок. — Потом приказал помощнику:

— Роджер, своди его в клозет! Да быстрее!

— Слушаюсь, шериф!

— В наручниках?! — возмутился Кристиан.

— Ничего, и так справишься! — мистер Бакли даже не взглянул в его сторону. Он о чем-то напряженно думал и казался сильно озабоченным.

Кристиана вывели на заднее крыльцо, так как уборная располагалась во дворе полицейского участка. На каменном заборе восседал Стивен Феллоуз — корреспондент и редактор местной газеты в одном лице. Он радостно улыбнулся арестанту:

— Крис, дорогой! Фото в срочный номер! Я на тебе сегодня сорву отменный куш! — он навел на Кристиана фотоаппарат на штативе. Было непонятно, как такой довольно тучный мужчина вскарабкался на тюремную ограду, затащил туда же свою «технику», да еще и настроил ее.

— Дай сначала отлить, стервятник Стив! Ищешь, где бы поклевать свежего мяса?! Что, твоя газетенка совершенно заплесневела? — молодой человек в сопровождении Роджера неспешно шагал через двор. Вернувшись, широко улыбнулся и поднял вверх руки со скованными запястьями. — Привет свободным гражданам Соединенных Штатов! Зря тратишь пластинки, Стив! Я невиновен!

— Тем более! — мистер Феллоуз радовался от всей души. — Свободу герою сражения под Саванной! У меня любому материалу найдется применение! Выйдешь на волю, Крис, за мной эксклюзивное интервью! Застолбили?!

— Вот тебе! — Кристиан недвусмысленно показал Стивену средний палец. — Может, заодно завещать тебе мой скальп? Или что-нибудь, что мужчине дороже всего?!

— Тьфу! — еще шире и радостнее заулыбался корреспондент. — Еще один снимок, Крис! Прошу! Леди всего Айдахо прочтут о тебе! И оплачут твою горькую судьбу! А кое-кто будет гордиться знакомством непосредственно с тобой! — Он явно провоцировал Кристиана на новый жест, но тот игнорировал и просьбу Стивена Феллоуза, и публику, собравшуюся на Мидоуз-стрит.

— Стив! — окликнул Кристиан.

— Что бы ты хотел, Крис? — редактор готов был пообещать все, что угодно, лишь бы вытянуть из молодого человека больше сведений.

— Если шериф такой олух, то хотя бы ты поинтересовался, куда смылся Чарльз Гриффин? Думаю, самая большая сенсация ожидает тебя где-нибудь в районе «Западной» или на Поляне Мертвого Койота! У меня предчувствие! — Кристиан подмигнул мистеру Феллаузу и скрылся в помещении полицейского участка.

Корреспондент спустился с ограды, подхватил фотоаппарат и махнул шляпой своему вознице. Вскочив в экипаж, он помчался к «Западной», погоняя лошадь, что было сил.

Шериф встретил Кристиана недовольным возгласом:

— Обвиняемый Кристиан Бентон, тебя предупреждали, что разговаривать с кем бы то ни было, не положено?!

— Взгляни-ка, Бакли, так и знал, что забрызгаю сапоги в твоем нужнике! Одни неприятности и неудобства от тебя! И я не обвиняемый!

— Поговори еще! Это от тебя в городе всяческие неудобства, подозреваемый!

Молодой человек снова замолчал. Он растянулся на жесткой скамье, накрыв лицо шляпой и сложив руки, скованные наручниками, на груди, тем самым давая понять, что устал и хочет спать. Его и впрямь клонило в сон, так как прошлую ночь он бодрствовал.

— Кристиан Бентон! Арестованный! Встаньте! — шериф начал выходить из себя.

В ответ ему послышался здоровый храп утомленного мужчины. Роджер попытался разбудить Кристина, но молодой человек пробормотал что-то нечленораздельное, повернулся на бок и снова всхрапнул.

На самом деле Кристиан не спал, хотя веки были тяжелыми и словно смазанные клеем. Он просто затаился. Спасти его теперь могло только чудо. А в чудеса он перестал верить с того момента, когда убил того парня в бою за Саванну.

Всю жизнь после боя он ждал наказания. За отступление от веры, за то, что стрелял в людей. За то, что во время войны научился курить и употреблять спиртное. И вот день возмездия за все совершенные им грехи наступил. Больше всего он сожалел о том, что, находясь так долго в доме доктора Коуплендла, когда там не было хозяйки, не отыскал и не уничтожил свои письма. Какой он все-таки болван! Сьюзан совершенно права!

Интересно, где сейчас находятся Сью и Марк? Чем занимаются? А Мелисса? Что она делает сейчас? Дали ей, в конце концов, выспаться? Не случилось ли ночью какого-нибудь срочного вызова? Не пришлось ли ей вставать сразу после его ухода и вынимать пули из какого-нибудь шального картежника?

Время, судя по всему, близилось к полудню. Он сидит здесь в полном неведении. И бесполезно злиться на собственную глупость! Зачем, зачем он « сюда приехал? Взбудоражил и разозлил Чарльза Гриффина. Растревожил сердце одинокой женщины. Он должен был уехать сразу, как только понял неразрешимость ситуации! И что тогда? Не зная ничего о подлости Чарльза Гриффина, Мелисса вышла бы за того замуж! По его совету купила бы дешевые акции и разбогатела на них! А как, с честным характером и открытой душой, она чувствовала бы себя потом?


Мелисса тем временем поторапливала Филиппа, который, как на грех, все останавливался по пути к полицейскому участку и снова и снова начинал уговаривать:

— Мэм, прошу вас! Не делайте этого! Вы не понимаете, что собираетесь сотворить над собой! Вы не сможете выйти на улицу! Возможно, вам откажут в месте!

— Филипп, перестань, в конце концов, ныть! Мне уже надоело отвечать тебе одно и то же: что бы ни угрожало моей репутации, я обязана спасти Кристиана Бентона! Обязана, понимаешь?

— Не думаете ли вы всерьез, миссис Коуплендл, что ему грозит смертная казнь?! — старик трясся от страха, но Мелисса понимала, что он боится за нее и за Кристиана, а не за себя.

— Фил, если ты не прекратишь ныть, то я оставлю тебя на дороге и поеду одна! — решительно заявила Мелисса. — А ну, слезай с козел! Быстренько!

Конюх наконец понял, что спорить бесполезно. И щелкнул стеком так, что Стар помчалась резвым галопом, только грива развевалась на ветру, да позвякивали привязанные к сбруе бубенчики.

Они стремительно вкатили на Мидоуз-стрит, промчались почти до самого конца, когда им стали все чаще попадаться пешеходы. Казалось, что возле полицейского участка горожане устроили манифестацию. Не хватало только транспарантов и скандирования лозунгов.

Здесь были и просто любопытствующие. И те, кто искренне выражал сочувствие Кристиану. И те, кто надеялся, что полиция разберется во всем и наказание получит настоящий виновник. Но не было тех, кто отнесся бы к аресту молодого человека с радостью или удовлетворением.

Когда экипаж подъехал к собравшейся толпе, разговоры разом стихли. Люди расступались перед коляской, образовав живой коридор, толкались и тихо переговаривались. Слова были почти неразличимы, разговоры сливались в легкий гул.

Проехав мимо участка и оставив возле коновязи Стар, Мелисса спрыгнула с подножки без помощи Филиппа. Не глядя по сторонам и высоко подняв голову, женщина прошагала к входной двери. На приветствия отвечала коротко и сдержанно. Старый Фил плелся позади.

Когда Мелисса скрылась за дверью, из толпы послышалось:

— Фил, твоя хозяйка пришла выручать Кристиана? Или помочь полиции расправится с ним?

Филипп помалкивал, точно не слышал каверзных вопросов. Он быстренько юркнул за миссис Коуплендл, ссутулившись и стянув с головы шляпу. Никто не мог сообразить, с чем пожаловала вдова доктора.

Пропустив Мелиссу, толпа подалась вперед и снова сомкнулась. Собравшиеся горожане заговорили, зашумели, забурлили, словно живой водоворот.

Мелисса, казалось, чувствовала настроение толпы. Но она была так оглушена случившимся, что ее действия больше подчинялись инстинкту, чем трезвому рассудку. Все свои чувства она загнала вглубь души.

От того, что и как она скажет, ничего не изменится в ее жизни, зато это может повлиять на судьбу Кристиана: его освободят, и он останется в живых. От нее сейчас зависит будущее молодого человека, его счастье. А он должен быть счастливым и за себя, и за нее, и за их никогда не родившихся детей. И так обязательно будет! Потому что она, Мелисса, этого хочет!

А что до ее репутации — да какое ей будет дело до тех, кто станет ее осуждать? Девицы из заведения Жанны Хелм? Вряд ли! Они, скорее всего, соберутся и поплачут над ее загубленной жизнью, как часто плачут над своими несчастными судьбами! Никто из них не оказался в стенах этого позора по причине собственной распущенности!

Или ее станут осуждать самые уважаемые леди города на заседании общественного совета? Руфь Кауфманн или Кэтрин Прэгер? Вряд ли! Да, впрочем, ей будет к тому времени все равно!

Мелисса постучала и вошла в кабинет шерифа. Там никого не было, и женщина растерялась. Однако из соседнего помещения доносился легкий храп и скрип пера по бумаге.

— Можно войти, мистер Бакли?! — Мелисса осторожно приотворила дверь. Аккуратно проскользнула в нее, не ожидая приглашения. — Добрый день! — вежливо поздоровалась и огляделась.

Комната для допросов представляла собой просторное помещение, разгороженное железной решеткой. Кристиан находился за решеткой. Он вольно растянулся на одной из скамеек. Лежа на спине и закрыв лицо шляпой, мирно похрапывал.

В первое мгновение Мелиссу охватило раздражение: она мчится по городу, чтобы спасти его, а он, как ни в чем не бывало, лежит и мирно спит. Да к тому же, ему, наверное, снятся хорошие сны. И шериф, вместо того, чтобы ловить настоящих грабителей, сидит и строчит какие-то бумажки. И у каждого найдется оправдание своему бездействию.

Но тут же Мелисса одернула себя. Она ведь тоже не выдержала, заснула прямо в кресле. Кристиан не стал ее будить, отнес в спальню. А сам, даже не вздремнув, отправился назад. Его и арестовали сразу же, как только он сделал первый шаг в холл гостиницы! К себе в дом его пригласила она. Можно сказать, что во всю эту историю его втянула тоже она. Значит, ей и отвечать! Поскольку он ни за что не скажет, что эту ночь провел в ее компании, выслушивая исповедь!

Мелисса уже хорошо изучила характер Кристиана. Он был настоящим мужчиной, а значит, не стал бы посвящать даже друзей в свои отношения с женщиной, если, тем более, эти отношения могут скомпрометировать ее. Мелисса понимала неопределенность своих отношений с Кристианом. Вполне возможно, все так происходило потому, что она была слишком нетерпеливой. Слишком поспешила с откровенностью. Что делать: к этому ее вынудили обстоятельства! Невозможно теперь каяться, думать и решать, что можно было бы сделать, а чего — нельзя!

Шериф поднял голову от стола и тут же вскочил. Вскочил и дежурный, охраняющий запертый замок на решетке. От звука ее голоса прекратил храпеть Кристиан. Он дернул головой, шляпа свалилась на пол. Кристиан потянул носом, точно пес, почуявший дичь, и открыл глаза.

— Мэм!!! — они так дружно и так стройно приветствовали ее, удивленно, растерянно, изумленно, что Мелисса невольно улыбнулась.

— Еще раз добрый день, джентльмены! — Одарив всех приветливой улыбкой, спросила: — Разрешите присесть, мистер Бакли?

— Простите, мэм! — шериф тут же выбежал из-за стола, придвинул ей стул. — Прошу, миссис Коуплендл!

Мелисса присела на краешек стула, расправив подол черного простого платья, откинула черную вуаль на лиловой шляпке с букетиком шелковых незабудок. Альберт Бакли с восторгом смотрел на нее, давая возможность либо подготовиться к беседе, а, в случае чего, и отказаться от таковой.

— Чем могу служить, мэм?! — он почтительно склонил голову, сделал секундную паузу и присел на свое рабочее место. — Слушаю вас, мэм!

— Я бы хотела сделать заявление! — на Кристиана она не смотрела, но чувствовала каждое его движение. Молодой человек дернулся, подошел к решетке, схватился за прутья своими сильными пальцами. Мелисса ощущала его напряженность каждым своим нервом. — Но мне хотелось бы сделать его в присутствии адвоката и без лишних свидетелей, мистер Бакли, если возможно!

Шериф Бакли задумчиво посмотрел на нее, растерянно хмыкнул и сообщил:

— Мистер Джозеф Баллард будет здесь с минуты на минуту, мэм! Вас устраивает его кандидатура, миссис Коуплендл? — он снова почтительно склонил голову.

— Вполне, мистер Бакли! — так же почтительно и вежливо кивнула Мелисса и еще раз поправила вуаль на шляпке. Ей трудно было сидеть, не оборачиваясь. Не видеть лица Кристиана, его серо-зеленых глаз, немного впалых скул, жесткого подбородка, чувственных губ. И это тягостное молчание, казалось, никогда и ни за что не кончится!

Но того, что случилось в следующее мгновение, не мог предусмотреть никто. И это повергло в изумление всех присутствующих в камере для допросов.

В помещение, точно вихрь, ворвалась Сьюзан. Она дышала, как загнанная лошадь. И сразу с порога закричала:

— Миссис Коуплендл, к вашему дому привезли раненых!

Каких раненых? — шериф Бакли выскочил из-за стола, нахлобучил шляпу, пристегнул к поясу револьвер. — Куда привезли?!

— К дому миссис Коуплендл! Они устроили с вашими ребятами, шериф, хорошенькую перестрелку! Напали на моего отца! Этот ублюдок, управляющий с каким-то дружком!

Мелисса уже не слышала рассказа Сьюзан. К ее дому привезли раненых, она должна оказать им помощь. А Кристиану пока ничего не грозит! Никто его не тронет до выяснения обстоятельства нового происшествия. Она не думала о том, кто эти раненые! Эти сумасшедшие мужчины, дай им волю, давно перестреляли бы друг друга. Они вспыхивают, точно порох, из-за женщин, денег, золота, власти, в конце концов, места под солнцем! Мужчины словно бы рождены для того, чтобы всюду создавать хаос!

Не задумываясь, Мелисса рванулась в переулок. Вот и коновязь. Сорвав повод Стар с крюка, вскочила на козлы как заправский кучер. И Стар вновь помчалась по Мидоуз-стрит, теперь уже в обратном направлении, едва не задевая прохожих.

Мистер Баллард, пришедший в полицейский участок по просьбе Кристиана Бентона, удивленно остановился перед входом и окликнул:

— Миссис Коуплендл, куда вы? — но Мелисса даже не взглянула на него, тем более не успела ничего ответить.


Появление Мелиссы в полицейском участке повергло в шок не только шерифа. Больше всех был потрясен Кристиан. Молодой человек просто-напросто не знал, как теперь себя вести.

Попав в нелепое и, казалось бы, безвыходное положение, он приготовился принять все удары судьбы, доставшиеся на его земную долю, с честью и достоинством. Рано ли, поздно ли, все это должно было случиться!

Вытянувшись на скамье, он вначале захрапел демонстративно, давая понять этому болвану Альберту Бакли, что не станет разговаривать с ним. Усталость и бессонная ночь тоже давали о себе знать. Через какое-то время Кристиан задремал, а потом заснул по-настоящему.

Он пробудился оттого, что в камере для допросов, в этом затхлом помещении, пропахшем подозрительностью и преступлениями, драками и разборками, скандалами и убийствами, воровством и мошенничеством, ему, словно псу, тоскующему по потерянному хозяину, показалось, что порыв свежего ветра неожиданно принес родной запах. Это был смешанный аромат ромашки, лимона и горького миндаля. И сердце его не могло не встрепенуться, ощутив это нежное веяние свободы, дарующее надежду на будущее.

И еще лежа с закрытыми глазами, он понял, что Мелисса пришла его спасать. Кристиан открыл глаза. Мелисса остановилась возле стола Альберта Бакли. Она появилась в полицейском участке, чтобы сделать заявление. И он не знал, как уберечь ее от опрометчивого шага. Она не должна ничего делать ради его спасения. Он подлец, и вовсе не заслужил подобной жертвы.

Появление Сьюзан смешало все карты. И теперь Мелисса отправилась спасать кого-то другого. Кристиан все-таки почувствовал легкое разочарование.

Ему очень хотелось знать, что же произошло на Поляне Мертвого Койота. И не угрожает ли Мелиссе какая-нибудь опасность. Ведь раненые бывают буйными и агрессивными.

— Освободите Кристиана, мистер Бакли, он ни в чем не виновен! — Сью прямо-таки сияла от радости. — Ограбление организовал управляющий!

— Ты понимаешь, Сьюзан, что говоришь?! — шериф Бакли возмущенно обрушился на девушку. — Мистер Гриффин уважаемый человек и председатель Горной ассоциации!

— Он чуть не застрелил моего отца, шериф! И я буду об этом кричать везде, покуда этот ублюдок не получит свое! Я ни перед чем не остановлюсь, мистер Бакли!

— Погоди, Сью! Не надо нервничать! — вмешался Кристиан. Девушка подскочила к решетке, со злостью тряхнула прутья.

— Отпусти Криса, шериф! — бушевала она. — Не то я дам интервью Стивену Феллоузу, расскажу, что ты в сговоре с управляющим! Он хотел убить беспомощного старика, понимаешь ты, урод! — Когда реальная опасность миновала, у Сьюзан сдали нервы. У нее начиналась истерика. — Твои парни не дали мне убить его! Но я прострелила ему ногу из дробовика! Жаль, что не мошонку!

— Отпусти меня, шеф Бакли! — почти взмолился Кристиан. — Ты видишь, девчонка не в себе! Но она не врет! Я не смогу сидеть здесь, пока миссис Коуплендл оперирует этого подонка! А ведь она, черт возьми, будет его спасать! Вопреки всему! Понимаешь, шериф! Оставь себе мою пушку, но отпусти! — Возбуждение Сьюзан, словно пламя, перекинулось на него. Он готов был голыми руками, ломая ногти, сокрушить решетку! Грызть ее зубами!

Шериф неожиданно выхватил из-за пояса револьвер и выстрелил в потолок. Выстрел прогремел в здании, точно раскат грома. Сьюзан закрыла голову руками и, съежившись, плюхнулась на пол. Кристиан замолчал, отпрянув от решетки. Роджер испуганно прислонился к стене. С потолка посыпалась известковая пыль. Ядовитое облако порохового дыма закачалось в воздухе.

— Тихо! Всем молчать! — прохрипел шериф и закашлялся. Адвокат мистер Баллард прорвался в коридор, открыл дверь в камеру и тут же шарахнулся назад.

— Роджер, слетай к моим парням, узнай все подробности! И быстро назад, — скомандовал Бакли. — Эй, кто там! Все в порядке! Мистер Баллард, входите! — Шериф сел на место, снял шляпу и положил ее на стол.

Он совершенно успокоился. Успокоилась и Сьюзан. Она только вздрагивала и икала, сидя на полу. Шериф взял со стола запыленный стакан, подул в него, налил воды и протянул девушке. Сью стала пить мутную воду мелкими глотками. Кристиан нервно ходил от стены к решетке и обратно.

Джозеф Баллард с опаской заглянул в приоткрытые двери. Мистер Бакли махнул ему рукой.

— Проходите, адвокат! Возможно, сегодня ваши услуги потребуются другим клиентам! — совершенно спокойно заявил он.

— Почему в городе паника? — Джозеф Баллард устроился на стуле, положил свою папку на колени. — Миссис Коуплендл помчалась в своем экипаже, словно на пожар. Авария на шахте?

— Перестрелка на Поляне Мертвого Койота, мистер Баллард! Я утром отпустил мистера Чарльза Гриффина, но отправил вслед за ним троицу надежных парней. Сьюзан, надеюсь, мои парни не пострадали?

Они немного опоздали. Ик! — Сью выпила воду, но продолжала икать. — Задержись они еще на четверть часа, ик, нам с Марком пришлось бы очень туго! Ик! Налейте мне, черт возьми, ик, еще! — Она протянула стакан шерифу.

Тот задумчиво посмотрел на нее, открыл ящик письменного стола и достал оттуда объемистую фляжку. Открутив крышечку, плеснул немного в стакан, подвинул к девушке.

— Думаю, Сью, это средство гораздо эффективнее! А ты, девочка, молодец! — похвалил он и сам отхлебнул несколько глотков из фляжки. Джозеф Баллард с изумлением взирал на шерифа.

— Сэр?! — больше слов у него не нашлось.

— Дорогой Джозеф! — развязно заявил шериф. — С этой публикой иначе свихнешься! Не хотите? — Он протянул адвокату фляжку. — Вы зря отказываетесь, дорогой! Это замечательное шотландское виски! А вот и Роджер! — Он умильно улыбнулся. — Ну, что скажешь?

Роджер стоял, раскрыв рот. Наконец спохватился:

— Девушка сказала правду, шеф! Сейчас миссис Коуплендл осматривает раненых. Ей нужна подмога. Возможно, придется проводить ампутацию ноги мистеру Чарльзу Гриффину.

— Зачем ему теперь нога? — очень удивился мистер Бакли. — Все равно веревочный галстук ему обеспечен! И деревянный смокинг.

— Шериф, дайте ключи! Нам пора! Я тоже могла бы помогать миссис Коуплендл! Пару раз я ассистировала доктору при родах, когда он был еще холостой! — вскочила Сью.

— Роджер, отпусти Бентона! — шериф бросил ключи на стол.

— Мою пушку, шеф! — освобожденный Кристиан присел на край стола и выжидающе уставился на Альберта Бакли.

— Дай слово, Крис, что никому не вышибешь мозги!

— Тьфу! — Кристиан брезгливо поморщился. — Не собираюсь больше из-за дерьма садиться за решетку, шеф! Мне некогда!

— Под твою ответственность, Сьюзан! — шериф вернул револьвер Кристиану. — Роджер! Остаешься за меня!

И вся компания, включая Джозефа Балларда, отправилась к дому миссис Коуплендл.


Мелисса бросила Стар возле конюшни, потому что подъезд к самому дому был перекрыт двумя фургонами и экипажем Стивена Феллоуза. Журналист, обращаясь в пространство, кричал:

— Чарльз Гриффин все-таки оказался порядочной скотиной! Не зря я его никогда не любил. Этот ублюдок расстрелял мою фотокамеру! А мне так хотелось поснимать миссис Коуплендл в операционной. И что теперь? Что теперь? Линзы вдребезги! Я же не миллионер, чтобы иметь по три аппарата!

— Успокойтесь, мистер Феллоуз, я вас в операционную не пущу! Из соображений стерильности! — быстрым шагом Мелисса подошла ближе. Рядом с фургоном прямо на траве сидел Йортом и, обхватив ладонью левую руку, раскачивался.

Мелисса сбросила накидку и шляпку на крыльцо, вернулась к старику. Марк подошел к ней. Они помогли подняться раненому Йортому. Он все время скрипел зубами. Взяв его под руки, Мелисса и Марк повели старика в дом.

— Мэм, вам необходима помощь?

— Да, Марк, дорогой, помогите отвести старика в приемную! Там будет удобнее осмотреть его. Здесь слишком много любопытных!

— Миссис доктор, можно мне немного виски? А, миссис доктор? Мне сразу же полегчает! — тут же заныл Йортом.

— Подождите, мистер Шенли! Сначала я осмотрю вашу рану — а вдруг у вас снова откроется кровотечение. Вы и так потеряли много сил! Марк, дорогой, помогите мне снять с мистера Шенли рубашку. И скажите полицейским, пусть внесут второго раненого! Говорят, что у него раздроблена нога?

— Хорошо, мэм! — Марк Фишер направился к фургону выполнять указание. Но парни шерифа встретили молодого человека не слишком приветливо. Они охраняли фургон, точно цепные псы.

— Не подходите, мистер! Будем стрелять!

— Миссис Коуплендл приказала принести раненого! Он может скончаться! — возмутился Марк.

— Не велика беда! — цинично ответил тот, что держал Марка на мушке. — Один и так уже испустил дух!

— Вы рассуждаете бесчеловечно! — вернувшаяся Мелисса стала препираться с охранником. Она дала Йортому морфий и убедилась, что пуля прошла навылет. Кровь свернулась, рана больше не кровоточила и не угрожала жизни Йортома. Оставив старика в приемной, Мелисса отправилась к тюремному фургону, чтобы осмотреть тяжелораненых, пострадавших в перестрелке.

— Не подходите, мэм! Наберитесь терпения и подождите, когда появится мистер Бакли!

— Да вы что! — Мелисса отстранила парня. — Марк, помогите мне! Не обращайте на них внимания!

— Здесь ценности компании, мэм! Наличные, акции, золото!

Как жаль, что у меня нечем сфотографировать их! — причитал Стивен. И Мелисса все больше удивлялась, какие странные вещи можно услышать от мужчин. Одни не подпускают к фургону, чтобы она осмотрела раненых, потому что там, видите ли, хранятся более ценные вещи, чем человеческая жизнь! Акции, деньги, золото! Другой страдает оттого, что репортаж без фотографий получится не столь сенсационным — во время перестрелки кто-то разбил оптику в фотоаппарате!

— Мне совершенно не нужны ваши ценности, молодой человек! И я не особенно переживаю из-за вашего аппарата, мистер редактор! — возмущалась Мелисса. — Мне нужно осмотреть раненых! И мой долг — оказать помощь! Неужели жизнь человеческая ничего не стоит? Да опомнитесь вы!

— Что вы так спешите и переживаете, мэм, как будто преступники являются вашими родственниками! — осуждающе сказал один из охранников.

— Как ваше имя, мистер? — продолжала Мелисса негодовать. — Все равно, они люди! И имеют право на сострадание!

— Меня зовут Юджин, леди! Каждый человек имеет право на сострадание, — согласился он. — Но только — человек! А не подонок, который пытался подставить другого!

Пока они препирались, толпа возле дома разрасталась. Подъезжали верховые и седоки в экипажах. Мужчины приходили пешком. Подростки мчались по дороге наперегонки со свистом и улюлюканьем! И женщины, женщины, обычно не проявляющие особого интереса к мужским скандалам, дракам, перестрелкам, заглядывали через забор и пытались подобраться поближе к окнам операционной и приемной.

Стивен Феллоуз, опросивший полицейских, следил за каждым движением Мелиссы, он хотел узнать ее мнение о событиях столь бурного дня. Но у вдовы был такой неприступный вид, что даже побывавший в разных переделках развязный газетчик не смел приблизиться к ней.

Но вот толпа, заполонившая все свободное пространство перед домом, расступилась. Взорам собравшихся предстала живописная группа.

Впереди, верхом на Крокете, ехал Кристиан. Сзади восседала Сьюзан, которая, держась одной рукой за ремень наездника, второй пьяно размахивала, словно дирижировала сама себе. Девушка пела что-то нечленораздельное, но очень воинственное. Следом катил наемный экипаж, в котором сидели мистер Баллард и мистер Бакли. Адвокат был, как всегда, трезв, серьезен и сосредоточен. Шериф, надувая щеки, исполнял торжественный марш.

Кристиан спешился и помог сойти с лошади Сьюзан. Заметив, что Мелисса в затруднении, молодой человек направился к ней. Но по пути его попытался перехватить редактор Стивен.

— Мистер Кристиан Бентон, скажите, откуда вы знали, что основные события разыграются на «Западной» и на Поляне Мертвого Койота?

— Прежде всего, с тебя виски, Стив-стервятник! Ну, как, наклевался свежих трупов? Я же говорил тебе, что невиновен! — отмахнулся от редактора Кристиан. — Какой смысл интервьюировать простого смертного? Никакого преступления я не совершил, ни от каких погонь не уходил, ни в каких перестрелках не участвовал! Так что не жди от меня сенсаций!

Крис, но я же прославлю теперь тебя не только на весь Айдахо! Все штаты узнают о событиях в Туин-Фолсе! И ты обещал мне все рассказать, если вырвешься из цепких объятий мистера Бакли! Это не я, это шериф — стервятник! — перешел с официального на дружеское обращение Стивен Феллоуз.

— Шерифу таким положено быть! Отстань от человека, Стив! — Кристиан рвался к Мелиссе. Ему хотелось поблагодарить ее за то, что она пришла выручать его. И не случись сегодня событий более сенсационных и оправдывающих его, молодая женщина пожертвовала бы ради его спасения собственной репутацией.

— Скажи, Кристиан, честно, а какое отношение ко всем событиям имеет миссис Коуплендл? — не отставал Стивен, и глаза у него прямо-таки сверкали от любопытства.

— Не знаю! По-моему, никакого! — негодующе отрезал Кристиан. А про себя подумал: много ты хочешь знать, дорогой мистер редактор. Так я тебе все и выложил! Кристиан растерянно оглядывался: препираясь со Стивеном Феллоузом, он выпустил Мелиссу из поля зрения. И теперь в толпе не находил знакомого силуэта.

Какой-то невзрачный человечек подсел к шерифу и стал что-то быстро говорить. Шериф слушал его внимательно и одобрительно кивал. Стивен Феллоуз рванулся к беседующим.

Шериф Бакли, не выходя из коляски, начал руководить своими подчиненными так же решительно, как дирижировал своими оркестрантами по праздничным торжествам. Не хватало только медных тарелок, чтобы расставлять акценты.

— Юджин! Пол! Дэнис! Не спускать глаз с фургона! Миссис Коуплендл! Не поднимайтесь в фургон! Идите к себе, готовьтесь к операции. — Мелисса постояла немного возле фургона и, послушавшись мистера Бакли, отправилась в дом. А шериф продолжал отдавать распоряжения:

— Кристиан, Марк, Оскар! Сходите в приемную за носилками! Кладите на носилки мистера Гриффина! Несите в операционную! Пусть миссис Коуплендл отрежет у него все, что сочтет нужным! Сью! Ты протрезвела, дорогая? Помоги миссис Коуплендл, а то мисс Рэмзак приводит в порядок нервных леди Туин-Фолса! Говорят, кое у кого случился нервный припадок! Мистер Стивен Феллоуз! Вы умеете отлично работать пером! Езжайте за нами! Поможете составить опись украденного имущества компании «Западная»! — он с почтением склонился к малозаметному человечку: — Мистер Адаме Кид! Сэр! Прошу вас присутствовать в качестве официального лица и заверить соответствующие документы! — Мужчины обменялись рукопожатием.

Марк, Кристиан и Оскар укладывали на носилки раненого мистера Гриффина! Он молча скрипел зубами. Тряпка, которой была замотана почти по колено его нога, насквозь пропиталась кровью. Лицо было бледным и осунувшимся.

Процессия, возглавляемая коляской с шерифом, адвокатом и дознавателем (им и оказался невзрачный человечек), направилась по Мидоуз-стрит в сторону полицейского участка.

— Бентон! У тебя есть револьвер? — выдавил Чарльз Гриффин.

— Хочешь застрелиться или кого-то застрелить? — поинтересовался Крис.

— Пристрели меня! Сам я не смогу! — потребовал бывший управляющий.

Я за такое дерьмо сидеть вовсе не имею желания! Тебе не дадут уйти от ответственности? Ты хотел навесить убийство, чтобы меня признали твоим сообщником! Лежать! — приказал Крис, когда мистер Гриффин сделал попытку подняться. Раненый откинулся на носилки, буквально позеленев от боли и досады. Он сильно застонал. И больше не говорил ни слова.

Мелисса ждала пострадавшего в операционной. Она накрыла хирургический стол проглаженной простыней, подготовила инструменты, переоделась сама. Голову плотно повязала белой косынкой, закатала по локоть рукава на платье, надела клеенчатый фартук. Кристиан очень удивился, как быстро она все это проделала.

— Помогите мне снять с больного брюки, мистер Бентон! — попросила она. — И вы, Марк и Оскар, не исчезайте никуда, поможете потом переложить его на стол!

Мужчины вышли в приемную, сели на кушетку, а Кристиан разрезал брюки на раненом, чтобы не причинять ему лишней боли. Мелисса размотала повязку, стала внимательно осматривать рану. Чарльз Гриффин застонал, попытался схватить ее за руки.

— Тихо! — молодая женщина бесстрастно накрыла его простыней. — Не дергайтесь, больной! Возможно, мне удастся сохранить вам ногу! — Она разговаривала с ним, точно видела его в первый раз.

— Мелисса, дорогая! Дай мне чего-нибудь, чтобы я умер!

— Больной, что с вами? Считаете, что вас привезли сюда убивать? Нет! Я должна передать вас завтра представителям власти, если не здоровым, то живым! — суровое и холодное выражение не сходило с лица женщины.

Вы знаете, что ваш брат скончался? — неожиданно пробормотал Гриффин. Руки у нее задрожали, она побледнела.

— Что вы сказали, мистер Гриффин?

— Ваш брат, Джон Паркер, скончался! — повторил раненый. — Его подстрелил тот парень, которого шериф называл Юджином!

— Я вам не верю! — Мелиссу точно пронзило могильным холодом. Джон, Джонни, принес ей столько горя, и теперь, когда он мертв, она должна была испытывать радость. Или хотя бы почувствовать облегчение. Ведь отныне никто не будет ее шантажировать!

Но вместо этого Мелиссу охватила искренняя жалость. И сострадание. Потому что Джону Паркеру едва исполнилось двадцать девять лет! И если бы не его безумная страсть к деньгам и картам, мог бы еще жить.

— Очень жаль! — прошептала Мелисса, сдерживая изо всех сил рвущиеся наружу слезы.

— Не жалейте, миссис, — Чарльз Гриффин скривил губы. — Это мы с ним помогли вашему мужу погибнуть! А придумал все это он! Я думаю, меня все равно отправят на виселицу! И очень сокрушаюсь, что рядом со мной не будет вашего брата! Да еще милого вашему сердцу Кристиана Бентона.

— Заставьте его замолчать, мэм! — не выдержал Кристиан. — Не то я вышибу ему мозги!

— Не горячись, Крис! — неожиданно с доброжелательной улыбкой заявил Гриффин. — Джон придумал такую западню, что тебе ни за что не отвертеться! Ты пойдешь вместе со мной на виселицу!

— Что ты сказал, вонючий ублюдок? — Кристиан разозлился по-настоящему. — Что еще ты мог придумать? Ты, мертвый койот!

Ты не живее меня, хитрый лис Бентон! — засмеялся Чарльз Гриффин, скрипнув зубами от боли. — Тебе очень скоро повяжут такой же галстук, как и мне! А вам, миссис Коуплендл, так и не ставшей миссис Бентон, не миновать позора! Кристиан сжал кулаки.

— Замолчи, подонок! Что ты хочешь этим сказать?

— А то, что в руках шерифа будет такая улика, от которой тебе не поздоровится! Джо мертв, и не сможет ничего ни опровергнуть, ни подтвердить!

— Ты, Гриффин, просто подлый интриган! — Кристиана трясло от негодования и ненависти.

— Прекратите, мистер Бентон! — Мелисса сердито взглянула на Кристиана. — Позовите Оскара и Марка.

Когда молодые люди появились в приемной, она уже справилась со своей болью и не обращала внимания на разговоры Чарльза Гриффина.

— Перенесем раненого в операционную! — она пошла впереди, распахивая двери. — Марк, как только освободитесь, найдите, пожалуйста, Сьюзан.

— Она варит кофе на кухне, мэм! Извините ее, пожалуйста! Ей необходимо взбодриться, так же, как и вам!

Мелисса попыталась вколоть мистеру Гриффину морфий. Он вяло отбивался. Тогда Кристиан и Марк схватили его за руки и держали до тех пор, пока наркотик не подействовал. Раненый расслабился и счастливо улыбался. Теперь ему все было нипочем.

Мелисса попросила Кристиана открыть окно, наложила на лицо Чарльза тампон, смоченный эфиром. Удушливый запах наполнил комнату. Мелисса приказала всем выйти. Вышла и сама, оставив открытой дверь операционной.

Выпила чашку крепчайшего кофе, который принесла Сьюзан. Подкрепившись, она протянула девушке косынку и клеенчатый фартук. Прежде чем войти в операционную и откинуть стерильную салфетку с чистых инструментов, женщины вымыли руки и протерли их спиртом. Сьюзан занималась приготовлениями к операции так спокойно, словно делала это не в первый раз. Теперь они с интересом рассматривали друг друга.


— Точно мясники на рынке! — прыснула Сью. — Только страшных топоров не хватает!

Мелисса одернула добровольную помощницу:

— Сью! О чем ты говоришь? Разве невозможно без твоих неуместных комментариев?!

— Моя жизнь будет пресной и скучной, мэм, если я перестану оттачивать язык! И как только вы можете спасать этого ублюдка? Я бы на вашем месте просто прирезала его! Думаю, если он выживет, то попортит вам еще много крови!

— Сью! Прекрати! — Мелисса рассердилась уже не на шутку.

— Слушаюсь, мэм! — помощница моментально стала серьезной. Но Мелисса видела, что смешинки так и скачут в ее глазах.

— Сью, дорогая! — Мелисса умоляюще посмотрела на девушку. — Перестань смеяться, а то у тебя будут дрожать руки!

Они немного помолчали, ободряюще улыбнулись друг другу, вошли в операционную и стали по сторонам стола. Мелисса отогнула простыню и сделала первый надрез. Сьюзан подала ей первый зажим. Кровь тоненькой струйкой потекла по смазанной йодом коже. А Мелисса в это время стала копаться в ране тонким пинцетом. Вытащив дробину, бросила в стоящий на животе раненого лоток.

Марк, любопытства ради заглянул в дверь, побледнел и, согнувшись пополам, рванулся к выходу. Увидев бледного друга, Кристиан вывел его на крыльцо. Оскар, решив, что его помощь больше не понадобится, попрощался и отправился восвояси. Ему давно пора было открывать бар в «Тиаре».

Теперь вся огромная толпа любопытствующих горожан, словно река, медленно потекла вспять. Операция была никому не интересна, кроме нескольких мальчишек, которых Кристиан довольно бесцеремонно отправил домой, поймав в саду. Чтобы посмотреть, как оперируют раненого Чарльза Гриффина, они поднимались друг другу на плечи, цепляясь за каждый выступ на стене.

Неподалеку от дома миссис Коуплендл остались два человека. Это были Салливан Росс и Клод Паттерсон. Из-за кустов они внимательно наблюдали за тем, что делается в здании и во дворе.

Кристиан, не долго думая, отправился к ним на встречу. Парни понимали, что вокруг дома миссис Коуплендл, скорее всего, во всех возможных местах выставлены посты. В принципе, вероятность мирных переговоров они допускали. Однако не хотели, чтобы их встреча проходила на виду у посторонних.

— Салливан! — позвал Кристиан, дойдя до кустов. — Выходите, Салливан, Клод! Есть разговор!

— Брось пушку! — приказал Салливан.

— Да ладно тебе! — Кристиан не соглашался. — Все-таки, вам, парни, пальца в рот не клади! Может, договоримся мирно?

— Дай слово, что не будешь стрелять! — выкрикнул Клод из-за дерева.

— Слово чести!

Парни с опаской огляделись по сторонам, выбрались на открытое пространство.

— Слушайте, приятели! Я выплачу вам по двадцать тысяч! Согласны? Скажите только одно, кто из вас побывал в моем номере?

— Не обманешь? — поинтересовался Салливан.

— Ты с нами не шути, Крис! — прорычал Клод.

— Шутки закончились, приятели! — Кристиан был невесел и не старался казаться остроумным. — Завтра встречаемся с Джозефом Баллардом, и я заверяю для каждого чек. Получите в любом банке! По двадцать тысяч, согласны?

— По двадцать пять! — вдохновенно потребовал Салливан. — И ни цента меньше!

— Да черт с вами! Договорились! — подтвердил Кристиан. Ему торговаться не очень-то хотелось.

— Хорошо бы наличными! — спохватился запоздало Салливан.

Парни разочарованно переглянулись. Они явно решили, что прогадали. Но Кристиан уже успел стремительно пожать им руки. Можно было считать, что джентльменское соглашение заключено.

— Наличных у меня нет! Они в банке в Сиэтле! За вами, вроде, полиция не гоняется по штатам? Но будет гоняться, когда я скажу, что в номере побывали оба! Нравится вам такая перспектива, приятели?

— Еще не хватало! С законом мы дружим! — ухмыльнулся Клод.

— Знаю я вашу дружбу! — Кристиан повернулся к нему. — Ну, так как, скажешь кто?

— Я побывал! — признался более словоохотливый Салливан. — Хотел по-приятельски побеседовать с тобой, Крис.

— А что за хорек-вонючка украл мой костюм?

Неужели ты стал любителем поношенных тряпок, Салливан?! Не жмет под мышками? — Молодой человек был выше Кристиана ростом, гораздо крупнее и толще.

— Клянусь мамой, Крис, не я! — на лице бандита, отличавшегося вспыльчивым, но отходчивым нравом, было искреннее удивление. — Я его окликнул, думал, что это ты. А он кинулся на меня, точно стервятник, ударил мексиканским ножом! Зацепил, все-таки, ублюдок! — Салливан закатал рукав и показал Кристиану две огромных ссадины.


В общем, день заканчивался странным образом мирно для Кристиана, хотя и несколько нелепо. Он еще не знал, что теперь будет делать Мелисса. Брат ее убит. Чарльз Гриффин ни за что не вырвется из рук правосудия. Вряд ли бывший управляющий будет упоминать ее имя в суде. Так что теперь шантажировать ее некому.

Но где-то имеются еще фотографии и, по крайней мере, один негатив. Эта не очень приятная мысль неожиданно осенила его. Возможно, все это находится в тех двух переметных сумках, что лежали в фургоне? Их откроют, станут делать опись. И опять эти порочащие Мелиссу улики выплывут наружу! Что она будет делать? Как объяснит этой кучке ханжей, из-за чего оказалась в таком виде перед объективом фотоаппарата? И какую улику против него подкинул шерифу Гриффин? Не тот ли украденный в гостинице костюм?! И его ботинки?!

Господи, можно задавать самому себе хоть сотню вопросов, но Мелиссе от этого не станет легче! Надо подождать окончания операции и проверить одежду Чарльза Гриффина. Хотя, о чем это он? Ведь они раздевали раненого прежде чем положить на хирургический стол. Кассета не такая уж маленькая, чтобы ее спрятать в одежде незаметно!

Значит, Кристиан должен узнать, где она находится. Вряд ли такие предусмотрительные люди, как Гриффин и Паркер, прихватили ее с собой. Почему они оказались на Поляне Мертвого Койота, Кристиан догадывался — они собирались подкинуть в шахту Йортома Шенли часть украденного. Там пока не бывает никого, кроме Йортома и Кристиана. И все подозрения пали бы на Криса.

Кристиан сожалел, что не признался шерифу о пропаже из номера одного из своих костюмов. Того, дорожного, в котором он сошел с дилижанса в Туин-Фолсе. Эти два подонка собирались отсидеться в городе, пока полиция будет разбираться с ним. Они были уже совсем уверены, что навеки избавились от Кристиана. И Мелисса уже завтра могла оказаться в их власти. Им оставалось одно: навсегда опорочить Кристиана в глазах Мелиссы.

А может быть, расправившись с Кристианом, они хотели навсегда осесть в Айдахо, на богатой золотом земле? Наверняка, для собственного обогащения Чарльз Гриффин решил использовать не только Мелиссу, но и Джона Паркера. Этот тип очень любит загребать жар чужими руками! И, тем не менее, зная об этом, Мелисса все равно спасает его сейчас!

Кристиан был поражен тем, какую ненависть он вызвал своим появлением у Чарльза Гриффина и Джона Паркера! Они, точно змеи, попав в безвыходную ситуацию и погибая, пытаются захватить с собой еще хотя бы одну жизнь! Значит, его костюм и негатив в одном месте! Скорее всего, во дворе полицейского участка.

Ему надо было действовать как можно скорее.

Спасать себя и репутацию Мелиссы, которая, теперь это было абсолютно ясно, висела на волоске.


Расставшись с Салливаном и Клодом, Кристиан огляделся. Солнце только что скатилось за плоские вершины Йеллоустон. В воздухе потянуло прохладой. Ветер приносил запахи зеленой травы, снега, нежный аромат подснежников. Сильно шумел поднявшийся за день поток Снейка.

Надо было дождаться полной темноты и пробраться во двор полицейского участка. Кристиан знал, что шериф сегодня не станет никуда спешить. Он считает дело завершенным. Как всегда, с дознавателем Адамсом Кидом он отправится в «Женеву», где проведет бурную ночь, празднуя завершение сложного расследования.

Все они были честолюбивыми людьми — и дознаватель, и шериф, и редактор местной газеты, оказавшийся в столь почетной для него компании. Всю ночь они будут пить виски и изощряться в составлении отчета, преувеличивая свои подвиги и роль в поимке преступников. И только рано утром, выпив по большой кружке крепчайшего кофе и перекусив порцией яичницы с ветчиной, вернутся в полицейский участок. Вот тогда и займутся осмотром содержимого фургона. Сегодня им просто не хотелось портить себе аппетит.

Конечно, Кристиан рисковал, но другого выхода у него не было.

Молодой человек с душевной тоской посмотрел на дом Мелиссы. Ярко сияют окна кухни и приемного покоя. Мягко, приглушенно светятся окна прихожей и холла. Он представил Мелиссу и Сьюзан, оперирующих Чарльза Гриффина. Вспомнил Филиппа, который, скорее всего, находится сейчас на кухне. Греет воду для ванны. Готовит что-нибудь на поздний обед для всей компании. Угощает Лавли холодными сливками. И кошка, довольно мурлыча, трется возле его ног.

Уютно потрескивают дрова в топке плиты. Аппетитно пахнет жареным беконом. Марк сидит за столом и с волнением ожидает Сьюзан. Время от времени он выходит на крыльцо кухни, чтобы посмотреть на окна операционной, и курит. Все они удивительным образом подружились за последние дни. Возможно, по эту сторону решетки они его больше не увидят. И Мелиссе больше не придется его выручать.

Кристиан вернулся к «Тиаре», незаметно поднялся по боковой лестнице в свою комнату. Не зажигая света, старательно приготовился: проверил револьвер, несколько раз прокрутил барабан, пересчитал патроны. Нащупал за рамой зеркала ножны, прикрепил их к ремню, вытащил мексиканский нож. Тонкое изогнутое лезвие было отлично отточено.

Потом он снял ботинки с каблуками, надел шерстяные носки и натянул поверх тонкие, но удобные мокасины. Заправил брюки внутрь, и завязал сыромятные ремешки. На шею повязал черный шелковый платок. Низко на лоб натянул черную шляпу.

Так же незаметно выскользнул из гостиницы. Если бы его сейчас увидели шериф Бакли или Стивен Феллоуз, то не узнали бы прежнего балагура и острослова Кристиана Бентона. Он был сосредоточен, точно разведчик, собирающийся отправиться в тыл врага.

Кристиан чувствовал себя немного неуверенно, так как ему сейчас очень не хватало прежнего напарника — Филиппа. Молодой человек грустно усмехнулся:

— Благословите, доктор Бенджамин Коуплендл! Благослови, старый солдат Филипп Уоллер! — На войне ему доводилось ходить с Филом в разведку или собирать после боя раненых. Он поднял голову и посмотрел на звезды. Они рассыпались по всему небосклону, точно искорки от костра. Небо было такое же прекрасное, какое было много лет назад. Оно ничуть не изменилось!

— Благослови меня, мама! — прошептал Кристиан. На глаза навернулись слезы. Он постарался успокоить дыхание и бесшумно нырнул в темноту.

На рассвете ему предстоит завершить свое путешествие в Туин-Фолс! Хотя не совсем так! Еще нужно мирно расстаться с Салливаном и Клодом. Пусть парни помянут его добрым словом, если вдруг придется сложить голову.

Шагов не было слышно. Кристиан ступал настолько осторожно, что ни один сухой сучок не хрустнул под ногами. Нащупывал дорогу стелющимся индейским шагом. Отводил в сторону ветки, готовые хлестнуть по глазам, и мягко отпускал их. Двор полицейского участка задней стеной выходил на пустырь, заросший крапивой и репейником. Но заросли еще не успели подняться в полный рост. Открытое пространство просматривалось вдоль и поперек. К счастью, ночь пока безлунная, но пройдет час-другой, и ночное светило выкатится на небосвод во всем своем блеске.

За четверть часа Кристиан преодолел три квартала, отделяющих «Тиару» от полицейского участка. Дыхание было ровным и еле слышным. Вот и угол каменной ограды. Штыри, торчавшие на самом верху, поблескивали свежей краской. Совсем рядом завыл пес, словно почуял покойника.

Кристиан вздрогнул, по спине пробежали холодные мурашки. К одинокой тоскливой песне бездомного пса присоединился целый хор низких и высоких голосов. Старым псам подвывали молодые собаки и совсем еще юные щенки. Кто-то выстрелил в воздух, и вся свора испуганно рванула в сторону от жуткой стены.

Господи! Кристиан остановился. Ему предстояло преодолеть эту стену. Наверное, он будет даже в темноте отчетливо виден на фоне желтых, грубо отесанных плит песчаника.

Нащупывая мягкими носками мокасин выбоины и неровности, Кристиан прильнул к теплым камням и пополз вверх. Человеку, привыкшему передвигаться в горных выработках и ходить по скалистым склонам, это оказалось не очень трудно.

Вскоре он смог дотянуться до штыря, подтянулся и выбрался наверх. Здание полицейского участка не было освещено. И во дворе царила полная темнота. Лишь в глубине помещения горела тусклая лампа, и на фоне окна мелькала чья-то неясная тень.

Кристиан облегченно вздохнул. Он оказался прав. В полицейском участке остался только дежурный. Накинув веревку на штырь, держась за оба конца, молодой человек без всякого труда спустился на утрамбованную землю. Оставив веревку на месте, двинулся вглубь двора. На его счастье, конюшня располагалась немного поодаль от отхожего места и стоянки фургонов. И животные не могли его учуять.

Пробравшись к повозке, которая стояла напротив въездных ворот, Кристиан откинул плотный кусок ткани. Под ладонь ему попал холодный лоб покойника. Непроизвольно отдернув руку, он задержал дыхание. Внутри фургона пахло кровью и смертью. Этот запах всегда бередил в нем память о самых тяжелых днях его жизни. Он присел за повозкой, прислушался. Казалось, вот-вот послышатся выстрелы со стороны противника, время от времени простреливающего ничейное пространство.

Эти воспоминания навсегда оставили неприятный осадок в душе. Сегодня перед ним лежал мертвый человек, которого он не знал. Если бы Крис встретился с живым Джоном Паркером, вряд ли они смогли бы подружиться: у них не было ничего общего, на чем строятся дружеские отношения. Вероятнее всего, они встретились бы врагами.

Стояла жуткая тишина. И только бродячие собаки вновь затянули свою тоскливую песню на пустыре, точно отпевая покойника. Собравшись с силами, Кристиан поднялся, прошел до переднего колеса, отогнул парусину боковой стенки. Снова попытался ощупать все внутри.

Теперь пальцы наткнулись на закаменевшие в ботинках ноги мертвеца. Молодой человек сделал еще шаг. И — наконец-то! Он отыскал переметные сумки. Они оказались набиты доверху. И совершенно неподъемные. Кристиан старательно ощупывал одну, когда его внимание привлек посторонний шум. Он тут же нырнул под соседний фургон и затаился.

С крыльца полицейского участка спускался дежурный, освещая себе дорогу переносным фонарем. Яркое световое пятно металось по воздуху, выхватывая на пути то дорожку, выложенную плохо отесанными каменными плитками, то кусок стены, то обочину тропинки, заросшую невысокой сорной травой и хилым кустарником. Это был Пол, один из доверенных «парней» шерифа Бакли.

Он дошел до клозета, поставил фонарь на землю, не закрывая двери, справил малую нужду. Удовлетворенно насвистывая, отправился в обратный путь. Кристиан перевел дыхание. Однако Пол остановился на полпути к зданию, поднял фонарь и, не прекращая насвистывать, направился к фургону. Он был буквально в трех шагах от притаившегося за колесом Кристиана. От волнения у того зачесалось в носу.

А Пол, как ни в чем не бывало, откинул парусину, поднял фонарь, осветил лицо Джона и заговорил с мертвецом, точно с хорошим приятелем:

— Ну что! Лежишь теперь мирно, Джонни! Лежи! Завтра тебя опознают. Составят бумаги! Спишут! И зароют возле стены Восточного кладбища. Ходят слухи, что миссис Коуплендл была знакома с тобой когда-то! Что же ты подбросил ей такую свинью, Джо? Говорят, узнав о твоей позорной кончине, она всплакнула? — он зевнул и, прежде чем отпустить занавеску, попрощался: — Ну, прощай Джо! Ты, видно, очень нуждался в деньгах! А управляющий уважаемой компании пообещал тебе горы золота! И ты мог поверить этому трепачу?! Ладно, Джо! Лежи себе! Прощай, приятель!

Пятно света снова замельтешило по двору. А Пол, насвистывая бодрую песню, скрылся за входной дверью. И снова Кристиана окутала мертвая тишина. Вой собак отдалился. Видимо, животные ушли в сторону свалки, на окраину города, к заброшенным хижинам первых старателей, которые, как повествуют местные легенды, собирали золотые самородки прямо на обрывистых берегах Снейка. А по вечерам играли допоздна в карты, к утру оставаясь нищими. И начинали собирать свой сокровища снова.

Кристиан перевел дух и, как ни сдерживался, пока Пол разговаривал с Джоном, все-таки не удержался и громко чихнул. Посидел немного, выжидая. Представил, что было бы с Полом, если бы чихнул во время его дружеского разговора с молчаливым собеседником. Наверное, полицейский навсегда отучился бы от привычки вести мирные беседы с покойниками.

Ему же следовало спешить. Луна подсвечивала горизонт, вот-вот норовя выплыть из-за вершины горы. Кристиан вынул нож, разрезал одну из сумок. Сверху лежал его дорожный костюм. Он узнал его наощупь, по знакомой мягкой ткани. Обшарив карманы, он обнаружил в одном курительную трубку, которую ему когда-то подарил Филипп, вырезав из корня кизилового дерева. Там же находилась деревянная табакерка, отделанная изящной резьбой с надписью «Крису Бентону от Фила Уоллера. Саванна. 1864».

В нагрудном кармане оказалось небольшое распятие, которое подарила ему на дорогу мама. Он всегда прикреплял его на стену в изголовье кровати. В костюм были завернуты его ботинки. Но пластинки негатива и фотографий в сумке он не обнаружил. Она была набита пачками купюр и мешочками, наполненными золотыми монетами.

Кристиан открыл другую сумку и вздохнул. — Господи, благодарю Тебя! — удовлетворенно выдохнул он. В пальцах зашуршала грубая почтовая бумага. А под ней угадывался стеклянный прямоугольник, обрамленный металлической рамкой.

Молодой человек вскрыл пакет. Ему не терпелось убедиться: он нашел то, что искал. Плотные прямоугольники фотобумаги так и норовили выскользнуть из обертки. Если бы он знал, что не привлечет ничьего внимания, сжег бы их прямо здесь, во дворе полицейского участка. Впрочем, лучше отдать их Мелиссе, пусть сама уничтожает.

Уложив драгоценную находку в карман, Кристиан подхватил костюм и ботинки. Теперь предстояло выбраться с места невольного преступления. Отыскав веревку, он быстро поднялся наверх. Так же легко спустился со стены.

Вскоре он оказался возле «Тиары». Костюм уложил на старое место. Снял мокасины — они были влажные, с прилипшими травинками, и переобулся в ботинки. После этого он тихонько вышел из гостиницы, держа мокасины под мышкой. Немного отойдя от города, свернул к берегу Снейка. Там набил индейскую обувку камнями и забросил в самое глубокое место. Послушав, как мокасины булькнули под обрывом, улыбнулся и зашагал в сторону дома Мелиссы.

Глава 8

Довольный выполненным делом, Кристиан, никем не замеченный, тихо прошел в прихожую дома. Прокрался в спальню Мелиссы и положил пакет с негативом под подушку. Она должна обнаружить его сразу, как только поднимется сюда. Увидев причины ее стольких бед, она успокоится и хотя бы немного порадуется. Кажется, история с фотографиями и шантажом, наконец-то, благополучно разрешилась. Хотя нет, для Джона она закончилась довольно печально.

У Криса тоже не было повода для особой радости. Если Мелисса и переведет на его имя деньги, то потом будет жалеть об этом. Самое лучшее в его нынешнем положении — забыть о вкладе и смываться, пока он не завяз в доме доктора по уши. Кристиан сидел на кровати Мелиссы, задумавшись. В комнате стойко пахло миндалем, лимоном и горным ветром. И мужчине казалось, что он пьянеет от этого аромата.

Но оставалось еще одно дело. Необходимо было привести в порядок сад, который вечером вытоптали любопытные. Когда Мелисса увидит, что на полянке перед домом после вчерашнего нашествия не осталось ни одной маргаритки, она расстроится. Даже газонная трава торчит теперь из земли редкими кустиками.

Снизу время от времени доносится редкое позвякивание дробинок о металлический лоток. О чем-то говорит Сьюзан. Наверное, она пытается развеять печальное настроение Мелиссы. Тихо переговариваются на кухне Марк и Филипп. Можно предположить, что это большая дружная семья занята каким-то мирным делом, если бы не поздний час, не запах крови и эфира из операционной.

Наконец он принял решение — исчезнуть из жизни Мелиссы. Тем более что, скорее всего, она пожалела уже о том разговоре с ним. Так что больше Кристиану в Туин-Фолсе делать нечего. Возможно, он направится на богатые золотом шахты Сьерра Мадре в Мексике. Поработает там в полную силу годика два-три. Снова соберет приличную сумму. И уж тогда купит дом в Карлайле на живописном берегу Потомака, женится на простой симпатичной девушке-квакерше, которая будет рожать детей и ждать его по вечерам с работы. Вместе по воскресеньям они будут посещать могилу мамы, молиться. Если Господу будет угодно, Крис, в конце концов, дождется внуков.

Кристиан размечтался так, что стал себя жалеть. Слезы наворачивались на глаза, в горле запершило. Такого с ним еще не было. Он никогда не жалел о тех, кого покидал. Он знал, что в новых краях его ждут новые знакомства, девушки, готовые кинуться на шею, приятели, с которыми можно выпить пива и перекинуться в карты.

Но нигде в этом мире он не подружится с таким парнем, как Марк, и такой девушкой, как Сьюзан. Нигде не встретит молодую вдову, которая мечтает стать врачом, хотя давно им является. Ему не найти такую самостоятельную, красивую, умную и одновременно такую нежную, ранимую женщину.

Пусть она живет спокойно и счастливо. Скоро приедет новый врач. Возможно, они подружатся на почве общего дела. Потом их отношения станут близкими, они поженятся. Мелисса ведь еще молодая женщина. Ей всего двадцать шестой год.

Но почему-то в душе все переворачивалось, когда он представлял рядом с ней другого мужчину. Он стискивал зубы от какого-то неведомого доселе чувства тоски. Ни одна из его девушек при прощании не вызывала такого сожаления. Кристиан не понимал себя.

Металлический звон в операционной стих. Слышно было, как Марк и Филипп затопали на помощь женщинам.

Кристиан осторожно спустился вниз, заглянул в приемную. На одной из кушеток лежал Йортом, бормоча что-то во сне. Возле него, склонившись, стояла Сьюзан, поправляла повязку, обтирала лицо и шею отца влажным полотенцем.

— Отца, наверное, мы заберем с собой! А то он проснется, как всегда, раньше всех и в горячке отправит управляющего на тот свет!

— Ему нечем будет это сделать! Все оружие осталось в хижине! — заметил Марк.

— А тем, что попадет под руку! — Сьюзан все-таки беспокоилась, что осложнения отношений между ранеными невозможно избежать.

— Хочешь, Сьюзан, я сделаю твоему отцу второй укол. Тогда он будет спать, словно младенец. А так его состоянию ничего не угрожает! Ты сделала отличную перевязку, Сью! Надеюсь, что к утру рана не воспалится.

— Нам необходимо ехать в город! — робко подал голос Марк. — А то мама, наверное, сходит с ума!

— Хорошо! — Сью согласилась. — Отвезешь меня и отца в «Тиару» и там оставишь. А сам, непременно, поезжай к миссис Фишер! Пусть мамочка на меня не обижается! Ты же все ей объяснишь?

Мелисса, Филипп и Марк уложили Чарльза Гриффина на вторую кушетку. Мелисса, как показалось Кристиану, заботливо протерла ему влажной салфеткой бледный лоб и шею. А Крис разозлился, наблюдая эту сцену. Господи, только бы не сорваться! Но как она может простить Гриффину все его подлые поступки: шантаж, попытку подставить Кристиана, намерение разорить акционеров? Ее, как женщину, должно было оскорбить отношение к ней этого подонка. Ведь понятно, у него не было к Мелиссе никакого чувства, только алчность, алчность, алчность и желание власти над всем, что встречалось у него на пути, будь то шахтеры или беззащитная женщина.

Кристиан негодовал все сильнее. Почему Мелисса спасала Чарльза Гриффина? Почему не дала ему умереть? Пусть бы сгинул, точно койот-подранок! Он и Кристиана хотел утащить за собой! А Мелиссу оставить навсегда опозоренной.

И снова Кристиан одернул себя. А что собирается он сделать? Забрать у Мелиссы деньги и смыться? И он снова и снова оправдывал себя тем, что деньги принадлежат ему.

Но Мелисса об этом не знает. После того что он намеревается сделать, она возненавидит его, возможно, сильнее, чем Чарльза Гриффина! Да и чем он лучше управляющего — который раз Крис задавал себе один и тот же вопрос! И не мог найти ответа.

Раздумья приносили ему все больше боли и страданий. И душа словно бы раздваивалась, он не находил себе места! Более всего ему хотелось не обижать Мелиссу, а сделать для нее что-то хорошее, чтобы снова и снова слышать слова благодарности.

— Я вам так благодарна, мистер Бентон!


Филипп и Марк бережно подняли Йортома и унесли в фургон. Мелисса с фонарем в руке шла впереди, освещая им путь.

Уложив больного, компания вернулась в дом и направилась на кухню. Кристиану хотелось присоединиться к ним. Но тут он внезапно услышал свое имя, стремительно поднялся на площадку второго этажа и прислушался. Говорила Сьюзан, острого язычка которой он побаивался.

— Интересно, куда исчез Кристиан? Мне кажется, арест подействовал на него слишком угнетающе! Не то чтобы напугал, но сильно насторожил и расстроил!

— Да, он пропал именно в тот момент, когда началась операция, — засмущался Марк. — Он привел меня на кухню, а сам направился на улицу и пропал!

— Возможно, возникли какие-то неотложные дела! Или пошел в «Тиару» расслабиться! — предположил Филипп. — Кристиан не из тех, кто делится своими ближайшими планами!

— Дальними — тоже! — не удержалась от замечания Сьюзан! — До свидания всем! — попрощалась она и почти повисла у Марка на плече. — Пошли, дорогой!

— Я нагрел воды для ванны, мэм! — Филипп, как и все, еле держался на ногах.

— Какая ванна, Фил! Я устала так, что нет сил даже умыть лицо. — Мелисса действительно еле шевелила губами. — Я вымою руки — это все, на что я сегодня способна, а платье оставлю в коридоре. Оно насквозь пропахло эфиром. Завтра со всем прочим разберусь! Фил, подкинь, пожалуйста, дров в плиту, и вода не остынет в баке до утра. И отправляйся отдыхать. Можешь лечь в спальне Бенджамина. Завтра нам предстоит много работы.

Мелисса стала медленно подниматься по лестнице. Кристиан скрылся от нее в дальнем конце коридора. Перед тем, как войти в спальню, Мелисса сбросила платье прямо на пол. И в одной сорочке шагнула через порог, даже не заметив того, что дверь немного приоткрыта.

Она добралась до кровати и рухнула прямо поверх одеяла, привычно натянув на себя старый халат Бенджамина. Ладонь скользнула под подушку, нащупала пакет из плотной почтовой бумаги. Внутри находилось что-то твердое и гладкое. Она подумала о том, что предмет похож на рамку с фотографией.

Но мысли и тело уже совершенно не повиновались ей. Мелисса заснула глубоко и крепко, как человек, потрудившийся на славу.


Кристиан бродил по комнатам, раздумывая, тоскуя, прощаясь со ставшими привычными предметами. Он не понимал себя. Вот в гостиной диван, обтянутый потертой кожей. Черный и огромный, точно мастодонт. Крис любил сидеть на нем с книгами, ожидая возвращения доктора от пациентов еще много лет назад. Здесь когда-то он получал знания из энциклопедий и справочников по минералогии, геологии и картографии. Мелисса тогда еще не была женой доктора. Она училась в колледже. Но ни доктор, ни Фил никогда о ее существовании не говорили. Почему? Этого Кристиан не понимал.

Он спустился вниз в приемную. Фитиль лампы на тумбочке возле кушетки, где лежал Чарльз Гриффин, был прикручен. Слабый огонек еле освещал сильно осунувшееся лицо управляющего. Щеки ввалились, и подбородок как-то нелепо вытянулся вперед. А зубов в приоткрытом рту видно не было. Скорее всего, он имел вставные челюсти. И этот потрепанный временем и беспорядочной жизнью старикан собирался жениться на молодой, красивой и умной женщине. Он хотел сделать из нее украшение своих предстоящих светских салонов!

Сейчас он был беспомощен, точно младенец, и находился во власти своего заклятого врага. И чем больше молодой человек смотрел на раненого, тем больше успокаивался.

У Чарльза Гриффина больше нет орудия для шантажа Мелиссы. Он ничего не сможет доказать. Джон лежит мертвый в фургоне во дворе полицейского участка. Кристиан вспомнил, как сдерживалась Мелисса, чтобы не расплакаться, узнав о смерти сводного брата. Молодой человек все больше убеждался в том, что женщины — довольно странные существа. Столько горя принес Мелиссе Джон Паркер. А она плачет, узнав о его смерти! Она сожалеет о нем, вместо того, чтобы радоваться! Человека, которого она боялась много лет, больше не существует на свете! Скоро его, а не Кристиана, захоронят за оградой Восточного кладбища. Положат небольшой надгробный камень, напишут имя и дату смерти.

Возможно, сводная сестра будет иногда приходить к нему на могилу. Класть цветы. И оплакивать. Нет, все-таки странная штука — земные привязанности. В отношении Джона Паркера к Мелиссе было много дурного. И тем не менее, несмотря ни на что, Мелисса любила его, точно брата, прощала ему его неблаговидные поступки. Родного брата у нее никогда не было, а каждый одинокий человек мечтает о брате или сестре…

Оставив раненого, Кристиан поднялся в спальню Мелиссы. Она спала так крепко, что не услышала ни скрипа двери, ни его шагов, ни шуршания пружин кровати, когда он осторожно присел у нее в ногах.

Ему очень хотелось превратиться в невидимку, чтобы подсмотреть тот миг, когда она проснется и обнаружит под подушкой пакет.

Посидев еще немного, он осторожно направился к выходу. Мелисса что-то невнятно пробормотала. Он замер, а когда она снова задышала ровно и глубоко, вышел из спальни. Подобрал платье, брошенное Мелиссой у порога. От него пахло хлороформом, еще какими-то медикаментами и лимоном. Наверное, лимонный запах нельзя вытравить никакими лекарствами. Кристиан спустился вниз, отнес платье в ванную комнату, положил в корзину с бельем, приготовленным для стирки.

Сегодня он никак не мог найти для себя места. Метался по дому, словно тигр в клетке. Чего-то искал, а чего, не мог никак понять. Потом устроился на диване в гостиной и задремал.


Утром Мелисса встала, надела халат и спустилась вниз, чтобы навестить Чарльза Гриффина. Раненый дышал спокойно и ровно. Мелисса осмотрела ногу, с которой пришлось возиться несколько часов подряд.

Кровотечение не возобновлялось. Однако сквозная рана, оставленная зарядом дроби, который всадила Сьюзан, была горячей и вспухшей. Лоб Чарльза Гриффина покрылся холодным и липким потом. Мелисса принесла воды, прополоскала кусок ткани в растворе уксуса и протерла Чарльзу Гриффину лицо, шею и несколько раз наложила на ногу охлаждающий компресс.

К приходу Мелиссы воздух в операционной стал прохладнее и свежее. Мелисса подошла к окну и прикрыла его. Постояла, опершись на подоконник и глядя на окрестности. Туман уже рассеялся. Солнце освещало горы, ущелья, зеленеющие весенние леса. Какие-то фигуры время от времени мелькали между деревьями. Наверное, шериф расставил, где возможно, свои посты. Он не столько беспокоился о покое Мелиссы, сколько о том, чтобы никуда не сбежал Чарльз Гриффин.

Мелисса не стала предупреждать шефа полиции, что его подопечный не способен передвигаться не только по причине покалеченной ноги, но и после действия наркоза. Естественно, шериф вовсе не склонен думать, что Мелисса или Сьюзан, Филипп или Кристиан — сообщники подозреваемого.

Вместе с тем она понимала: шериф вот-вот появится в ее доме собственной персоной, чтобы предложить ей опознать убитого.

Постояв немного возле окна, Мелисса вернулась к раненому.

Отек постепенно уменьшался, разрезы, через которые она вынимала дробь и осколки костей, стали почти сухими. Как ни странно, Чарльз Гриффин быстро выкарабкивался из очень серьезной передряги. Наверное, для того, чтобы побыстрее предстать перед судом присяжных.

Мелисса была довольна операцией. Теперь она знала, что Сьюзан может иногда помогать ей. Девушка не боялась вида крови, быстро запомнила названия инструментов. Кроме того, во время длительной процедуры успевала сбегать на кухню и отдать приказания Марку и Филиппу, чтобы те сварили кофе и принесли по чашечке в операционную. Возможно, ей следовало бы поучиться на медицинскую сестру. Не каждая женщина может подступиться к подобной работе так же решительно, как Сью.

Мелисса снова поднялась в спальню, достала чистое черное платье, переоделась в него, тщательно причесалась и направилась на кухню. Филипп сварил кофе и теперь возился на площадке перед домом, аккуратно поправляя оставшиеся в целости маргаритки и подсевая газонную траву.

— Доброе утро, Филипп! — окликнула она старика.

— Доброе утро, мэм! — Филипп поклонился ей, сняв шляпу.

— Ты не знаешь, Филипп, где сейчас Кристиан? Вчера он пропал куда-то и больше не появлялся!

Она стояла на крыльце посвежевшая, хорошенькая. Черное платье было ей к лицу. Она выглядела в нем совсем тоненькой и почти девочкой. Филипп посмотрел на нее с подозрением. Или это только ей показалось?

— Он пришел, мэм! Но очень поздно! И сейчас, возможно, спит на диване в гостиной. Я не знаю, где он был, мэм!

— Что?! — изумлению Мелиссы не было предела. — Значит… — Она не договорила и помчалась в дом, чтобы отчитать Кристиана за то, что он ведет себя точно разведчик в стане врага. Отчего-то таится и прячется. Значит, это он отнес ее платье в стирку! И опять он видел ее обнаженной. Вернее, полуобнаженной. Зачем он смотрел на нее? Мелиссе было стыдно и одновременно почему-то сладостно.

Он лежал на старом, но уютном диване, подтянув колени и положив под голову вышитую подушку. Мелиссе стало жаль его — столь незащищенным выглядел Кристиан во сне. И очень усталым. Они все устали за вчерашний день — совершенно сумасшедший и какой-то беспорядочный. А Кристиан, подумалось ей, устал, наверное, больше всех. Если даже на нее так ошеломляюще подействовал его арест, можно представить, каково было ему!

Говорят, что он ни слова не сказал в свое оправдание. Но она, Мелисса, отлично знала, где находился Кристиан Бентон в ту ночь. Он молчал, чтобы спасти ее репутацию. Чувство благодарности и нежности зарождалось в сердце молодой женщины. Но это было совершенно иное чувство, чем прежнее, которое она испытывала к Бенджамину Коуплендлу. Нежность ее была более требовательна. Мелисса хотела ответного чувства. Она жаждала, чтобы эти сильные ладони ласкали ее. Чтобы губы прикасались к ее губам.

Она взяла из соседнего кресла клетчатый плед, расправила его и накрыла молодого человека. От его волос повеяло полынью. Она наклонилась и, поддаваясь неведомому ранее порыву, едва коснулась губами краешков его губ, заросшей щетиной щеки, виска. Он что-то прошептал тихо и нежно. Мелисса не разобрала слов и продолжала свой чувственный эксперимент. Коснулась губами его лба. А его губы, яркие, немного вспухшие и горячие припечатались к ее шее, скользнули в сторону и страстно поцеловали в самое чувствительное место за ухом. Рука мягко и осторожно заскользила по ее груди.

Мелиссу обдало жаром. Кровь ударила в лицо. Что она делает? Верно, и в самом деле сошла с ума! Какой стыд! Женщина отпрянула в сторону. Рванулась вон из комнаты. О, Боже! Скорее отсюда! А вдруг кто-нибудь вошел бы в гостиную и застал ее за столь постыдным занятием? И тогда уж точно ее репутации пришел бы конец!

Мелисса бежала легко и неслышно по лестнице в свою спальню. Лицо пылало, ладони пропахли полынью и, едва ощутимо, мужским потом. Она прижала их к лицу, и у нее закружится голова, все поплыло перед глазами.

Она упала ничком на свою широкую кровать, подмяла под себя подушку, чувственно застонала и вцепилась зубами в угол наволочки. Она понимала, что страстно желает этого мужчину. И сегодня сильнее, чем прежде. Ей все равно, что он о ней подумает, как поступит после.

Мелисса пыталась убедить себя в том, что ее желание — безнравственно и кощунственно. Она старалась рассуждать трезво, исходя из сложившейся ситуации. Все события предшествующих дней принесли многим людям страдание, горе, даже смерть. Джон Паркер бездыханный лежит в полицейском фургоне. Чарльз Гриффин ранен, вот-вот за ним прикатит шериф и отвезет сначала в камеру для допросов, потом в суд. А оттуда у него два выхода — либо на висилицу, либо на каторгу. И вот на фоне этих печальных происшествий она вдруг распалилась страстью к Кристиану Бентону.

Она по-женски интуитивно понимала, что впереди ее ждет новый этап. И в этой новой жизни она хотела быть рядом с Кристианом, любить его, иметь от него детей. В противном случае жизнь для нее теряла всякий смысл.

Мелисса повернулась на спину, раскинула руки и рассмеялась неизвестно чему. После пережитой в гостиной сцены она остывала, приходила в себя. Никогда в жизни она еще не теряла самообладания до такой степени. Восемь лет знакомые и друзья считали ее замужней женщиной. Но никто не знал самой главной тайны ее и Бенджамина: они так и не стали мужем и женой. И сегодня Мелиссу мучило еле сдерживаемое желание рассказать или хотя бы дать понять об этом Кристиану.

Она вскочила с кровати. Необходимо привести себя в порядок, а то вот-вот в дом нагрянет куча народа. Посторонним может показаться, что она не в себе. Мелисса подошла к комоду, взяла щетку для волос. И в этот момент взгляд ее упал на смятую постель. Там, где утром лежала подушка, желтел на цветном одеяле пакет из почтовой бумаги. Мелисса шагнула к кровати, осторожно взяла конверт в руки. Знакомая гладкость содержимого напомнила ей ночные ощущения. Положив щетку на одеяло, Мелисса присела на краешек кровати и вынула содержимое. Это была стеклянная пластинка с негативом и несколько фотографий.


Кристиан лежал на диване в гостиной. Открывать глаза не хотелось. Не хотелось и подниматься. Он немного замерз к утру, потому что в доме заметно похолодало. На соседнем кресле лежал шерстяной плед. Кристиан хотел взять его, чтобы укрыться. Но в этот момент в коридоре послышались легкие шаги. Молодой человек затаился: он почувствовал, как в гостиную неслышно вошла Мелисса.

Она приблизилась к нему, немного постояла. Как бы угадывая его недавнее желание, взяла с кресла плед… А потом случилось то, чего Крис менее всего ожидал: Мелисса наклонилась и жарко дохнула в губы. Нежно и трепетно поцеловала. Пробежалась губами по щеке, шее, коснулась лба. Смешанный запах лимона и горького миндаля опьянил молодого человека. По всему телу разливалось тепло. Рука нежно скользила по женской груди — маленькой и упругой. Сердце было готово вырваться на волю. Что она делает с ним? Зачем подвергает такому испытанию? Он уже готов притянуть ее к себе, обнять так крепко, чтобы ощутить каждую клеточку ее тела.

Но неожиданно Мелисса отпрянула, рванулась из готового сомкнуться кольца рук. Послышался легкий топот ее ног. Жаждущие нового поцелуя губы поймали пустой воздух. Кристиан застонал от неудержимого желания. Он открыл глаза и призывно зашептал:

— Мелисса, дорогая! Лисси!

Гостиная была пуста. Только гардины на двери легко колыхались. Может быть, приход Мелиссы только пригрезился? Нет! Она была здесь: ведь в воздухе до сих пор витает аромат ее крема и хорошего туалетного мыла.

Кристиан поднялся, отправился в ванную, умылся прохладной водой. Но легче не стало. Давила тяжесть давней неудовлетворенности. Из ванной он вышел не взбодренным, а притихшим, задумчивым. Стоя выпил кружку кофе. Лавли, пытаясь обратить на себя внимание, крутилась возле его ног. Кристиан налил в плошку молока. Кошка начала его лакать, как всегда, разбрызгивая во все стороны.

— Ну, вот, дорогая, — тихо сказал он Лавли, — все и заканчивается. А ты, смотри, люби свою хозяйку! Не обижай ее!

— Мурр! — Кошка, словно что-то сообразив, оторвалась от плошки, пристально посмотрела ему в глаза. Зеленые огоньки сверкнули в узких зрачках и тут же погасли.

— Мистер Бентон! Мистер Бентон! — Мелисса вбежала на кухню. Она вся светилась радостью. — Откуда это?

Она держала в руках пакет. Кристиан смотрел на нее и не знал, как отреагировать. Выдержав паузу, он загадочно произнес:

— Пусть это навсегда останется моей маленькой тайной, мэм! Согласны?!

— Не согласна. Вы, Кристиан, должны все рассказать мне! Вам пришлось, наверное, рисковать жизнью? Вы за этим ходили куда-то вечером, да?

Теперь она буквально трепетала от ужаса и страха за него. А он смотрел на припухшие нежные губки, на распахнутые серые глаза — в них все еще дрожали слезы благодарности.

Кристиан наклонился и нежно поцеловал ее. И внезапно Мелисса прильнула к нему всем трепещущим телом. Оторвавшись от губ, он стал гладить ее по волосам.

— Теперь все будет в порядке, Лисси! Никто, никогда не посмеет тебя шантажировать! Никто! Веришь мне?

Положив руки на хрупкие плечи, он слегка отстранил ее, заглянул в лицо.

— Я всегда, всегда верила! — Мелисса положила ему на грудь ладони и слегка поглаживала ткань рубашки. — Разве бы могла я довериться человеку, если бы его… — она запнулась и покраснела, словно девочка, которая боится впервые признаться в любви.

— А вот этого не надо! — прервал молодой человек. — Кто бы еще заступился за милую Лисси? Теперь тебе ничего не надо делать, дорогая! — Он глубоко вздохнул, понимая, что ему все труднее справляться с собой. Еще раз притянув Мелиссу к себе, он поцеловал ее страстно и настойчиво. Она вскрикнула, подалась вперед и приоткрыла губы. Ее язычок скользнул внутрь его рта, коснулся его языка. Кристиан почувствовал, что их все сильнее затягивает в омут желания.

За спиной у Кристиана распахнулась дверь. Филипп ввалился на кухню.

— К нам едут, мэм! — выкрикнул он и остановился, пораженный увиденной картиной. — Мэм! Крис! О, Господи! — забормотал он растерянно и тревожно. — Миссис Коуплендл, к нам направляется полицейский фургон! Наверное, они заберут мистера Гриффина! Мэм?

— Чего ты так всполошился, Фил? — Кристиан покровительственно усмехнулся, снисходительно взглянув на старика.

Он обретал былую уверенность. И это не нравилось старику. Филипп знал цену самодовольству Кристиана и опасался, что молодой человек не любит Мелиссу, она нужна ему для какой-то цели. Поэтому Крис вполне мог обмануть ее, воспользоваться ее доверчивостью и неопытностью.

— Я встречу их в приемной, Фил! — Мелисса с видимым трудом отстранилась от Кристиана. Легким движением поправила волосы, провела кончиками пальцев по губам, словно хотела навсегда запечатлеть ощущение страстного поцелуя Кристиана. Сокрушенно вздохнув, вышла, и шаги ее вскоре затихли в конце коридора.

Филипп осуждающе посмотрел на своего молодого друга. Он хотел что-то сказать, но только сокрушенно махнул рукой:

— Ты все и сам понимаешь, Крис! Миссис Коуплендл вдова доктора Бенджамина! Не забывай об этом!

— Помню! И полно тебе беспокоиться, Фил! — Кристиан насмешливо посмотрел на старика и тут же отвел глаза в сторону. — Это касается только меня и миссис Коуплендл! — Он хотел сохранить уверенный тон, но почувствовал, что и сам теперь не уверен, правильно ли собирается поступить сегодня.

Прихватив оброненный Мелиссой конверт, он направился в спальню, чтобы спрятать там роковые снимки.

Мелисса вошла в приемную, где на кушетке лежал Чарльз Гриффин. Он все еще находился в глубоком забытьи. Но лоб его был сухим, температуры не чувствовалось. Мелисса еще раз осмотрела рану. И решила сменить повязку.

В этот момент в приемную, громко топая ботинками, вошел шериф Бакли.

— Хватит возиться с преступником, миссис Коуплендл! — заявил он грозно с порога.

Мелисса подняла голову и твердо парировала:

— Здесь нет преступника, мистер Бакли! Здесь есть раненый человек! И я хочу вам заявить, что протестую против его перевозки в полицейский участок! В ваших камерах нет условий для его скорейшего выздоровления! — Она решительно встала на пути полицейских, сопровождающих шерифа.

— Меня мало интересует ваше мнение, миссис Коуплендл! — Альберт Бакли попытался пресечь ее протест. — У него, придет время, появится настоящий адвокат. Но подозреваемый должен находиться за решеткой.

— Зачем? — не сдавалась Мелисса. — Сбежать он никуда не сможет!

— Если подозреваемый останется в вашем доме, то придется выставлять посты! А лишних людей у меня, миссис Коуплендл, нет! Зачем вам, мэм, дополнительные заботы и хлопоты? Мы ведь не знаем, сколько было у него соучастников, и какие шаги они способны предпринять. Вам может грозить серьезная опасность.

— Хорошо! — неохотно согласилась Мелисса. И сменила требовательный тон на просительный: — Позвольте, мистер Бакли, я сделаю перевязку. И разрешите мне посещать мистера Гриффина в камере.

— Там увидим, мэм! — шериф почтительно склонил голову, откашлялся и нерешительно заговорил:

— Миссис Коуплендл, могу я задать вам не совсем корректный вопрос?

И сердце у нее тотчас дало сбой. Только что ее настроение было не то чтобы радостное, но умиротворенное. Тревога охватывала женщину. Сейчас, вот сейчас произойдет что-то страшное.

— Да, мистер Бакли! — Мелисса напряженно ждала.

— Скажите, миссис Коуплендл, вам знаком молодой человек по имени Джон Паркер?

Мелисса ждала именно этого вопроса, поэтому ответила с горьким вздохом:

— Да! Знаком! — она кусала губы, пальцы у нее стали совершенно холодными, голос выдавал волнение.

— Скажите, мэм, кем он вам приходится?

— Моя мать, миссис Мэри Фостер, после смерти отца вышла замуж за мистера Дэвида Паркера. А Джон Паркер является его сыном!

— Давно ли вы виделись со своим, как я понимаю, сводным братом, мэм? — продолжал допытываться шериф.

— Вы хотите сказать… — Мелисса растерянно замолчала и только теребила в руках кусок стерильного бинта.

— Я не хочу ничего сказать, мэм! — прервал ее молчание мистер Бакли. — Я задал вопрос и хочу получить на него ответ! Вот и все! Чего уж проще.

— Он приезжал на похороны доктора, — тихо произнесла Мелисса совсем убитым голосом.

— Говорят, что его видели за несколько дней до гибели доктора Бенджамина Коуплендла, не так ли?

Не знаю! К нам в дом он не заходил! И я его не видела! — Мелисса была готова взорваться. Ее возмущал этот допрос. — Вы меня допрашиваете, мистер Бакли? Быть может, я все-таки закончу перевязку? Клянусь всем святым, я не причастна к преступлениям Джона!

— Извините, мэм, но мне кажется, вы испытываете неприязнь к сводному брату, не так ли? — голос шерифа стал вкрадчивым. — Почему?

Мелисса гордо вскинула голову.

— Я не хотела бы говорить об этом! Но если вы настаиваете, скажу! Мама умерла задолго до моего совершеннолетия. Дэвид Паркер стал моим опекуном. И вместе с сыном проиграл в карты все мое состояние! Вы удовлетворены, мистер Бакли?

— Вполне, мэм! Сожалею, но вам придется поехать с нами и опознать человека, которого убили мои парни во вчерашней перестрелке! — Шериф с каким-то странным интересом смотрел на Мелиссу. — Прошу прощения, мэм! Мне искренне жаль! — Снова извинился он.

— Не извиняйтесь, мистер Бакли! О мертвых не говорят плохо, но мой сводный брат не был порядочным человеком. Он был безнадежно болен. Единственная его страсть была его болезнью. Джон страстно обожал игру в карты. — Мелисса отошла в сторону, позволив помощникам шерифа забрать Чарльза Гриффина. — Надеюсь, вы разрешите мне одеться, мистер Бакли.

Шериф согласно кивнул и сочувственно посмотрел ей вслед. Заметив среди любопытствующей толпы своего конюха, Мелисса обратилась к нему:

— Филипп, пожалуйста, заложи в коляску Портера. Мы поедем в полицейский участок!

— Слушаюсь, мэм! — Филипп засеменил из приемной, готовый немедленно выполнить распоряжение хозяйки.

Поднимаясь на второй этаж, Мелисса раздраженно встряхивала головой. Слезы были готовы вот-вот пролиться из ее глаз. Сколько еще унижений предстояло ей вынести? И главное, во время этих расспросов и допросов не проговориться о том, что Джон и Чарльз Гриффин объединили свои усилия против нее. А Джон и после смерти продолжает вмешиваться в ее жизнь. Он может сломать все! Все, что нарождалось в ее отношениях с Кристианом! Она чувствовала, что Кристиан сильно изменился за несколько последних дней. Именно с того момента, когда она попросила его о помощи и рассказала все.

Она открыла дверь и вздрогнула.

— Крис?! — его имя вырвалось из ее уст так естественно. — Как ты сюда попал?

— Лисси! — он снова попытался обнять ее. — Ты так неосторожна, малышка! Оставила пакет на кухне!

— Ты снова выручил меня, Крис! — Мелисса прислонилась лицом к его груди. — Как мне не хочется сейчас уходить от тебя, дорогой Крис! Но шериф попросил опознать Джона. Мне до сих пор не верится, что он мертв!

— Успокойся, Лисси! Он мертвей мертвого! Прости меня, Господи! — Крис тут же прикусил язык, потому что Мелисса в испуге отпрянула от него.

— Значит, вечером ты и вправду был там? — ужаснулась она.

— Надо же было спасать не только твою репутацию, но и свою жизнь! — Он старался вести себя так, чтобы не вызвать ее беспокойства. — Да, судьба жестоко обошлась с Джоном Паркером и Чарльзом Гриффином, но ты прекрасно знаешь: они оба — отъявленные подонки!

— Мне надо идти! — спохватилась Мелисса. — Знаешь что, дорогой Крис, если они спросят, то я скажу им, что весь вечер и ночь ты спал в моей гостиной!

— Как сочтешь нужным, мое сокровище! — Кристиан бережно поцеловал ее. — Только будь осторожна и внимательна, дорогая Лисси! А я буду ждать тебя с нетерпением!

Он спрятал пакет в комод и стал наблюдать за Мелиссой. Вот она вынула из картонки лиловую вдовью шляпку с бледно-голубыми незабудками, сняла с вешалки черную шерстяную накидку с подкладкой из лилового шелка. Она должна была сегодня выглядеть в соответствии с ее статусом — статусом молодой вдовы. Он снова поцеловал ее на прощанье в чистый гладкий лоб, вдыхая пьянящий аромат тонких духов и ромашки.

И опять в дверях мелькнуло изумленное лицо Филиппа. Послышалось восклицание уже без всякого смущения, зато с заметным раздражением:

— Мэм?!

— Стучаться нужно, Филипп, когда входишь в спальню к леди! — не преминула заметить Мелисса слуге.

— Я стучал! Но вы не слышали, мэм! И приличные леди не пускают посторонних мужчин в свою спальню, мэм!

— Поговори мне еще, Фил! — Мелисса не собиралась вступать с Филиппом в пререкания, понимая, что старик, по большому счету, прав.

— Не говоря уж о том, что еще не миновал срок траура! — продолжал ворчать Филипп. — Нельзя же вести себя, точно похотливая кошка в марте!

Он тут же прикусил язык, понимая, что перегнул палку, и хозяйка вправе на него обидеться. Но Мелисса мечтательно молчала, и Филипп покаянно пробормотал:

— Простите меня за глупость, мэм!

— Прощаю! — кивнула Мелисса с милой улыбкой. О, как она счастлива сегодня! И как несчастна одновременно!

Коляска, подпрыгивая и покачиваясь, помчалась к центру города. Погода была отличная, и Мелиссе не хотелось думать ни о чем плохом и печальном.

— Слетелись со всего города! — заметил Филипп, когда экипаж приблизился к полицейскому участку. Слуге пришлось остановить Портера за два квартала до нужного места.

Мелисса прошла вперед. Толпа расступилась перед ней, как расступалась вчера. И новые вопросы посыпались с разных сторон.

— Миссис Коуплендл, говорят, вы приехали спасать Чарльза Гриффина! Правда ли?

— Мэм, а зачем вы приезжали вчера? Весь город до сих пор в догадках и недоумении! Вам нравится задавать людям загадки?

— Мэм, а сегодня зачем вы здесь?

И опять этот несносный и пронырливый мистер Стивен Феллоуз, корреспондент и редактор своей газетенки. Хотя она на него, в общем-то, не в обиде. Тем более, что в прошлом номере он поместил статью Мелиссы Коуплендл «Что необходимо знать молодой американской матери об уходе за новорожденным ребенком». Но чего он хочет от нее сегодня?

— Миссис Коуплендл, знали вы о том, что ваш муж был убит вашим сводным братом? Вы тоже участвовали в заговоре? Или вас вызвали как свидетеля?

— Вы спятили, Мистер-Туалетный-Листок! Толпа захохотала. Собравшиеся были явно на стороне Мелиссы. Сама она была поражена своей внезапной смелостью и раскованностью. Откуда ей пришли на ум такие колкие словечки? У кого она научилась так язвительно парировать? Может, у скорой на язык Сьюзан? Спасибо, дорогая Сью, жизнь научила тебя самостоятельно защищаться и бить в ответ больнее и жестче! А теперь и твой опыт пригодился, когда надо было отбрить резко и хлестко этого по-репортерски нагловатого Стивена. Не получив ответа, он старательно наводил объектив нового фотоаппарата на Мелиссу.

— Мэм, посмотрите прямо на меня, пожалуйста?! Из каких побуждений вы спасали мистера Чарльза Гриффина?

— Я вам не фотомодель, Мистер-Толстый-Тара-кан-В-Круглом-Бочонке-С-Пивным-Суслом! Моих побуждений вам никогда не понять!

— А вы бы прелестно выглядели на показе мод, миссис Коуплендл! — все не унимался мистер Феллоуз.

— Если это предложение, то мы не сойдемся в оплате. А если намек на помост с шестом, то на днях я пошлю вам своего адвоката, мистер Лживая-Сенсация-Айдахо!

— Миссис Коуплендл, не говорите ничего! — шепнул ей внезапно вынырнувший откуда-то мистер Джозеф Баллард. — Я буду защищать ваши права!

— Какие права?! — Мелисса была не просто удивлена, она пребывала в изумлении. — Я разве подозреваемая?

— Нет, нет! — успокоил ее адвокат. — Но все же!

Разгоряченная спором, Мелисса не сразу поняла, что перешла ту грань, которая отделяет простолюдинок от леди. Она вела себя не подобающим образом. Ей не стоило реагировать на всякие глупые вопросы, нужно было пройти с гордо поднятой головой. Но события последних дней вконец расшатали ее нервы. И если бы она промолчала в ответ на выпады Стивена Феллоуза, то предала бы не только себя, но и Кристиана. От Руфь Кауфман ей стало известно, что именно этот журналистишка много лет назад написал о Кристиане убийственную статью, несмотря на то, что родители Марка отказались от уголовного преследования Кристиана.

Оставшиеся метры до двери полицейского участка Мелисса преодолела в полной тишине. Она не проронила ни единого слова, молчала и толпа, только настороженно и тревожно смотрела ей вслед.

Боже Милосердный! Как выдержать еще и это? Эти тяжелые минуты! Этот страшный запах формалина и смерти, который выплывает по каменным ступенькам из мертвецкой! Эти осклизлые стены подвала, коснуться которых хотя бы краешком одежды опасалась Мелисса. А ведь у нее хватило мужества в свое время не только взглянуть на изуродованное тело Бенджамина, но и помогать патологоанатому.

Но сегодня ей было невыносимо страшно. Возможно, потому что тайно от себя она желала ему смерти? И ее мысли были услышаны. Мелисса спускалась в страшный подвал, точно в собственную могилу! Этот тусклый свет и почти полное отсутствие вентиляции! Этот стол с жестяным поддоном, накрытый желтоватой простыней в каких-то коричневых пятнах! Или просто это темнеет у нее в глазах?

— Дайте больше света! — сказала Мелисса, задыхаясь от смрада. — Дайте больше света! — Она еле сдерживала себя, была на грани истерики.

Кто-то невидимый включил яркие лампы. Такие лампы с зеркальными отражателями всегда используются во время операций. Чья-то рука, кажется рука шерифа Бакли, отбросила простыню с лица и груди покойного. Мелисса пристально вглядывалась в лицо мертвеца. Джон? Разве это Джон? Желтоватая кожа на лбу и округлых скулах. Синеватые губы. Изломанные предсмертным страданием черные брови. Длинные, словно у девушки, ресницы. Горло, точно выточенное из слоновой кости, которое он так не любил прикрывать шелковым шейным платком. Черная двойная родинка на правом виске. Тонкие пальцы сложены на обнаженной груди. Да, это Джон! Только в нем больше нет жизни! Остался безжизненный слепок. Восковая маска! И еще немного выше запястья на правой руке след от неправильно сросшегося перелома. Джон никогда не ломал руку! Впрочем, таких подробностей Мелисса не могла знать. Они не общались несколько лет. И только мельком он появился на похоронах Бенджамина. Стоп! Тогда правая рука у него была на перевязи. Мелисса хотела осмотреть Джонни. Но в тот же вечер он исчез.

— Мэм? — Мелисса постепенно приходила в себя.

— Что? — женщина с недоумением обернулась. — Да, это Джон Паркер! — подтвердила она. И тихо добавила: — Прости меня, Джонни! — Мелисса почувствовала: еще одна минута — и она потеряет сознание. Нужно было поскорее выбраться отсюда.

— За что вы просили у него прощения, мэм? — догнав ее на лестнице, поинтересовался мистер Бакли. — Это, конечно, не для протокола опознания, мэм!

— За то, что пока еще жива! — Мелисса на мгновение замерла. — И за то, что вводила в искушение! — Она печально улыбнулась — Пусть он меня простит!

Ослепительный солнечный свет заливал двор полицейского участка так, что Мелиссе пришлось сощуриться. На кустах, воспрянувших за теплые весенние дни, точно драгоценные камешки, сверкали капли росы. Тянулись к небу крохотные солнышки — пушистые первоцветы мать-и-мачехи на северной стороне двора.

С пустыря за двором тянуло горьким запахом полыни. Где-то за каменным забором в кустах дикой розы и терновника заливалась, захлебывалась своей весенней песенкой малиновка.

Мелисса подошла к Джозефу Балларду, вынула из сумочки пакет и передала ему. Адвокат вопросительно посмотрел ей в глаза.

— Это мое распоряжение насчет мистера Бентона! — она решительно и настойчиво всовывала пакет в руку мужчине. — Сделайте, пожалуйста, как я прошу, мистер Баллард!

— Не поступаете ли вы опрометчиво, миссис? — адвокат старался быть предупредительным. — Может быть, стоит взвесить все хорошенько!

— Все уже взвешено и выверено! — она повернулась к мистеру Балларду спиной, молча прошла к своему экипажу, где ее ожидал верный Филипп, и, уже немного успокоившись, приказала: — Едем скорее домой, Фил! Скорее!

Дома ее ждал Кристиан. А может, его уже нет, он исчез, сбежал? Нет, она не хотела об этом даже думать. Если его не будет с ней, мир рухнет. Мелиссе было ясно: она больше не выдержит одна. Ей нужен мужчина. Пусть не любящий, но любимый! Сегодня она так близко ощутила дыхание смерти. Холодное, леденящее своей бездонной чернотой, своей загадочностью и тайной не-Бы-тия.

Она хочет Быть! Быть — это означает жить, дышать, обладать любимым мужчиной и отдаваться ему! Ощущать нежный вкус его поцелуев и страстный жар объятий! Вдыхать терпкий аромат его тела! Осязать ладонями, грудью, бедрами нежный атлас его кожи! Оказавшись возле дома, Мелисса спрыгнула с подножки коляски. Шелк траурного платья за что-то зацепился и затрещал. В нетерпении она рванула подол своего платья. И, поймав удивленный взгляд старого слуги, небрежно бросила ему:

— Меня ни для кого нет дома, Филипп!

— Мэм?! — удивление старика сменилось ужасом. Он сделал попытку остановить ее. — Опомнитесь, миссис Коуплендл! Что вы делаете? Что вы задумали?

— Не твое дело, Фил! — Мелисса ничего не желала слышать. — Меня ни для кого нет дома!!! Понимаешь? — Она решительно пошла к дверям кухни.

Филипп посмотрел ей вслед, и слезы сожаления покатились по морщинистым щекам.

— Мистер Коуплендл, доктор, — шептал он, обращаясь к своему покойному хозяину. — Видит Бог, я ничего не мог с ней поделать! Я не сумел ее остановить! Простите меня, дорогой доктор!

Мелисса не слышала причитаний Филиппа. Ей не было до него никакого дела. Она была сосредоточена на том, что сейчас, сию минуту обязательно должно произойти! Ведь Кристиан Бентон, мужчина ее мечты, ждет ее! Ждет ее в спальне. Там, посреди комнаты, стоит широкое супружеское ложе. И пусть оно не усыпано лепестками роз, не устлано шелковыми простынями! И Мелисса не умащивала себя египетскими благовониями царицы Клеопатры, самой страстной женщины всех времен! А как всегда после утренней ванны с кусочком лимонного мыла по привычке натерлась нежным персиковым кремом, который источает аромат горького миндаля!

Она заперла за собой входную дверь на все засовы и замки. Сбросила черные, опостылевшие за день туфли, сняла черную накидку и вслед ей, летящей по прихожей, точно огромная черная птица, швырнула вдовью лиловую шляпку с бледно-голубыми незабудками. Хватит с нее лицемерия! Да простит ее доктор Бенджамин Коуплендл! Да, она виновата перед ним! Она не любила его, поглощенная собственными страданиями и несчастьями! И его она сделала несчастным! Хотя он заслуживал другого отношения. И если бы Мелисса проявила к нему больше внимания, постаралась бы полюбить его, он был бы самым счастливым человеком!

А сегодня ей дается последний шанс! Последняя возможность остаться с любимым мужчиной и удержать его возле себя всей силой своей страсти, близости и любви! И Мелисса ни за что и никому не уступит этот шанс!

Кристиан стоял на последней ступеньке лестницы. Он услышал стук двери и вышел посмотреть, кто ходит по дому. Вид Мелиссы привел его в состояние изумления. Он замер в ожидании того, что предпримет эта необыкновенная женщина. Крис видел: Мелисса приняла какое-то решение. Но какое? А ей предстояло сделать два шага. Всего два шага! Они отделяли их друг от друга, словно бездна.

И Мелисса шагнула ему навстречу! Чистые гладкие ступени лестницы скользили под ее босыми ногами.

Они стояли и неотрывно смотрели друг другу в глаза, пытливо и серьезно. Первой не выдержала Мелисса, она рванулась к Кристиану, обхватила его за шею и впилась в губы страстным поцелуем. Он ответил ей вначале нерешительно, так путник пробует на вкус воду долгожданного колодца в пустыне. Почувствовав ее сладость и свежесть, пьет крупными жадными глотками, пьет, не отрываясь ни на секунду!

Она не поняла, как оказалась у него на руках! Они легко и стремительно поднимались вверх, словно неожиданно обрели крылья.

Он догадался в ее отсутствие опустить шторы на распахнутые створки окна, поэтому в спальне царил зеленоватый сумрак. И о ложе позаботился Крис, застлав его белоснежной льняной простыней, обшитой по краям широким кружевом. Одел на огромные подушки чистые наволочки, пахнущие свежестью весеннего поля.

— Я хочу тебя, мой милый! — шептала Мелисса в перерывах между поцелуями. — Возьми меня, Крис! Я хочу тебя! Как ты призывно и терпко пахнешь, мой милый! И кожа твоя солоновата и прохладна, словно морская вода! Она разжигает во мне желание! Я хочу тебя, Крис! Я знаю, сейчас ты тоже хочешь меня! Хочешь слиться со мной в единую плоть! Я люблю тебя, люблю и желаю тебя Кристиан!

И Кристиан откликался на ее призыв:

— Я хочу тебя, малышка Лисси! — Он тянулся к ней, ловя жаждущим ртом ее губы. Гладил грудь и спину горячими ладонями. Пытался расстегнуть пуговицы тонкого платья, но дрожащие пальцы не слушались его. Внезапно застежка разлетелась от рывка его требовательных рук. Пуговицы весело застучали по полу комнаты, а платье покорно и легко соскользнуло с ее плеч, обнажая грудь с напряженными сосками. Женщина страстно выгнулась в сильных руках, прижимаясь к нему всем обнаженным телом. Затем нетерпеливо протянула руки к пряжке ремня.

Его одежда внезапно как бы покорилась этим нежным пальцам: ослабел пояс брюк, упала на пол жесткая рубашка, обнажая мускулистый торс, поросший темными вьющимися волосами. Дорожка волос бежала от груди вниз к плоскому животу и еще ниже.

— О, как ты прекрасен! — шептала в упоении Мелисса. — Как я хочу! Как я жажду тебя, любимый!

Мужчина глухо стонал в изнеможении и нетерпении. Он боялся того, что должно было произойти. Боялся, что все скопившееся в нем за несколько дней томления прольется раньше времени. Он освободится, не удовлетворив женщину.

— Подожди, потерпи немножко, малышка! Откуда, откуда ты знаешь? — их шепот давно уже стал бессмысленным и нелепым. Как нелепой для постороннего слуха кажется песня страсти, любви, продления жизни. Мужчина бережно, но вместе с тем нетерпеливо опрокинул ее на спину. Она лежала перед ним, вся раскрывшаяся призывно и сладострастно. — О, как ты прекрасна, малышка, девочка моя!

Она нежно гладила его грудь и ягодицы. И вдруг подалась навстречу горячим и влажно распахнутым лоном.

— Ты такая страстная и горячая, что я еле сдерживаюсь, Лисси! Девочка моя!

Иди ко мне, любимый мой! Иди ко мне! Свет мой единственный! Возьми меня! — Ее любовные стоны пьянили и распаляли! Ее горячие бедра обхватывали так сильно и плотно, что он не мог пошевелиться, двинуться вперед! Она просила его, умоляла, почти кричала: — Иди ко мне, Крис! Иди ко мне, любимый!

Им обоим казалось, что они летят в небо на качелях. Ветер бьет в лица. Он из последних сил удерживал ее в своих ладонях. Только бы не выпустить! Только бы она не выскользнула из его рук.

— Не уходи, девочка моя! Мелисса! Лисси! Малышка моя! Радость моя! Счастье мое!

— Держи меня крепче, любимый! Радость моя! Боль моя! Счастье мое! Крис! Солнце мое! Свет мой! Крис-ти-ан!!! Держи!!! Меня!!! Крепче!!!

Женщина и мужчина купались в волнах неги! Им было так хорошо вместе! Они слились в единую плоть! Он приник, точно младенец, к ее груди. Язык скользил по напряженным соскам!

— О, как ты прекрасна, любимая! О, как! Ты!!! Прекрасна!!! Лю-би-ма-а-я!!!

Качели раскачивались все сильнее и сильнее. Казалось, они не выдержат такого напряжения, сейчас канаты оборвутся! Но какой это пустяк по сравнению с тем блаженством, которое дарил им этот полет. Еще выше! Еще! Они летели вдвоем под куполом неба, тесно прильнув друг к другу. Они — одно желание! Они летят, и полет кажется им бесконечным и прекрасным.

— Любимая! Девочка моя!

— Любимый мой! Милый мой!


В усталом изнеможении они лежали на широкой постели. Мелисса никак не могла выпустить его из жаркого кольца рук, была не в силах разомкнуть коленей, обнимающих его бедра. Он держал в ладонях ее гладкие, шелковистые ягодицы, касался жарким языком ее нежно-розовых сосков. Сладостная нега и оцепенение постепенно охватывали влюбленную пару.

— Мелисса! Малышка! Я хочу спросить! — задыхаясь, прошептал Кристиан.

— Молчи! Молчи! Спросишь после! — она закрыла ему губы нежным поцелуем. — Молчи, любимый! Молчи!

В сердцах остались только два чувства: бесконечная благодарность и нежность. Радостная, счастливая благодарность и щемящая нежность. Нет в мире более родного и любимого существа!

— Господи, как прекрасна жизнь! Как прекрасна жизнь! Я хочу жить! Жить!

Мелисса тихо засмеялась. Смех ее прозвенел серебристым колокольчиком — сладострастно и призывно.

— Тебе не было больно, малышка?

— Нет! Вовсе нет! Ты огорчен? Разочарован?

— Что ты, малышка! Нет! Но ты не сказала…

— Не сказала, что?

Ее голова лежала на его плече. Вьющиеся прядки выбились из недавно аккуратно заплетенной косы. Влажные колечки прилипли к вискам и лбу. От неровного дыхания трепетали крылья прямого носика. Грудь бурно вздымалась. Она поцеловала его во влажный от пота висок. Попробовала на вкус кончиком языка его кожу. Взлетали и опускались длинные изогнутые ресницы. Весенний ветер проник в раскрытое окно и ласкал их разгоряченные тела, гладил и остужал. Мелисса спрятала покрасневшее от смущения лицо на широкой груди Кристиана.

— Это было просто великолепно! — горячо прошептала она ему на ухо.

— Ты была прекрасна! — вторил он ей. — Но почему ты не предупредила?

— Молчи, Крис! Молчи, пожалуйста, дорогой!

Он отнес ее в ванную, бережно поставил на металлическое дно корыта, набрал в кувшин теплой воды и аккуратно, чтобы не замочить волосы, стал лить на хрупкие плечи, выпуклые ключицы, маленькую грудь с нежными розовыми сосками, плоский живот и упругие бедра. Она запрокинула лицо, ловя ладонями теплые струи.

— Я люблю тебя, Крис! Слышишь?

— Ты прекрасна, Лисси! Я тебя тоже люблю! — страстно отвечал Кристиан.

Завернув Мелиссу в большое полотенце, он отнес ее назад в спальню. Вид развороченной постели вызвал у него легкое замешательство. Мелисса тоже смущенно закрыла глаза. Посреди белоснежной простыни расплылось красное пятно — доказательство ее невинности. Кристиан успокаивающе коснулся губами виска возлюбленной и положил ее на край кровати. Потом достал из шкафа чистую простыню, чтобы сменить испачканную. Устроив Мелиссу на чистой постели, он вышел. А она, оставшись одна, принялась горько рыдать. Ей казалось, что после чудесного их сближения обязательно произойдет несчастье. Так ведь всегда бывает: радость и беда ходят рядом, рука об руку. Мелисса почувствовала, что Крис стал опять задумчивым и сдержанным. А ведь даже легкий холодок в его голосе жестокой болью отзывался в ее сердце.

Кристиан все не возвращался, и Мелисса успела за это время не только вдоволь поплакать но и осушить свои слезы. Подступила легкая дремота. Она закуталась в полотенце, чтобы не замерзнуть. Как ребенок, проснувшись, ищет рядом с собой мать, так она в полудреме искала теплое плечо и горячие объятия Кристиана. Но его рядом не было. Тогда она по-настоящему испугалась и вскочила. Он стоял на пороге спальни, держа в руке поднос с кофейником, чашками и огромным блюдом сэндвичей.

— Нас ведь нет дома? — лукаво поинтересовался он. — Поэтому я не стал прибегать к помощи Филиппа, а сам приготовил кофе на спиртовке. Еле — еле отыскал ее. Думаю, ты тоже очень хочешь есть! — Поставив поднос прямо на кровать, Крис скомандовал: — Вставай скорее, дорогая Лисси! Тебе следует подкрепиться!

Мелисса, все еще смущаясь, взяла самый большой сэндвич с ветчиной и сыром и стала жадно поглощать его, запивая горячим ароматным кофе. Она старалась не смотреть на Кристиана. Но у нее это плохо получалось. Устав бороться с искушением, она уже открыто стала любоваться его широкими мускулистыми плечами, гордой посадкой головы, сильными руками. А Крис как ни в чем не бывало, словно для него это было вполне привычно, когда любящий взгляд скользит по его телу, с аппетитом поглощал хлеб и ветчину, то и дело подливая себе кофе.

Подкрепившись, Мелисса забралась под одеяло и притихла, ожидая, что на этот раз предпримет Кристиан. А он, просунув руку под ее ненадежную броню, начал гладить колени и бедра.

— А где моя девочка Лисси? — шептал он. — Где моя замечательная малышка?

Мелисса шутя отбивалась, делая вид, что пытается вырваться из цепких рук, вскрикивала от щекотки и его смелых ласк. Они играли, точно два расшалившихся щенка. Они были счастливы и настойчивы в своей игре, желая повторить испытанное блаженство. И опять качели несли их в завораживающую, манящую бездну.

И только тогда, когда на улице стало совсем темно, они закрыли окно и улеглись под стеганым одеялом, согревая друг друга своим теплом.

— Почему же ты все-таки не сказала? — теперь Кристиан смотрел на нее строго и настойчиво.

— Что я должна была сказать? О том, что я — старая дева?! — взорвалась Мелисса. — Неужели не понятно! Я боялась! Конечно, боялась, Крис, дорогой! Разве так трудно понять?

— Чего боялась? — недоумевал молодой человек.

— Что ты не поверишь, что ты испугаешься и уйдешь!

— Почему уйду? — допытывался он. — Дорогая Лисси, ответь наконец вразумительно.

— О, Боже, как тебе объяснить, Кристиан, чтобы ты понял! А вдруг ты подумал бы, что у нас с Бенджамином не было ничего, потому что он считал меня испорченной женщиной!

— Какая ты у меня все-таки глупенькая, малышка! Почему сегодня решилась? — Не говори, я знаю! — Он внимательно посмотрел ей в лицо. Смущение и стеснительность она преодолела. Гладила все его потаенные места, лукаво посматривая на него исподлобья. Она чувствовала, что нежные касания ее пальчиков доставляют ему сказочное наслаждение!

— Почему? — она немного капризно надула губки, продолжая поглаживать его по самому чувствительному месту. — Какой он у тебя шаловливый?! — протянула она, довольно посмеиваясь.

— Ты захотела ощутить себя живой! А для молодой женщины, прошу прощения, девушки, а потом и женщины, жизнь — это любовь к мужчине! Так?

— О, Кристиан! Ты — мой самый замечательный философ! Как я люблю тебя!

— Лисси, какая ты горячая…

— Кристиан…

— Лисси…

— Кристиан…

Глава 9

Проснулась Мелисса поздно утром от чувства одиночества. Она попыталась понять, что с ней. Не выбираясь из-под одеяла, осмотрелась. На уголке кровати стоял поднос с тарелкой сэндвичей и горячим кофейником, укутанным полотенцем. Чувство одиночества тотчас же исчезло. Она ощутила заботу Кристиана, мечтательно улыбнулась, провела ладонью по припухшим от поцелуев губам. И почувствовала страшный голод. Есть хочется так сильно, будто она не видела и крошки хлеба несколько дней подряд.

— Крис! — позвала она. Но почему-то ее любимый не откликнулся. Она подумала, что Крис в ванной. Только почему он не разбудил ее, не взял с собой? Наверное, она так глубоко и крепко спала, что он пожалел будить ее.

Сполоснувшись из кувшина теплой водой, Мелисса вытерлась насухо и натянула сорочку. Потом снова забралась под одеяло, тихонько и счастливо смеясь, и принялась поглощать бутерброды, запивая их большими глотками кофе. Насытившись, потянулась, точно довольная кошка. Мелисса чувствовала себя удивительно обновленной. Она откинула одеяло и стала пристально рассматривать себя. Нет, ничего не изменилось: та же маленькая грудь, те же узкие бедра. Она вскочила с постели и теперь уже в зеркале могла лицезреть себя. Боже, какое бесстыдство! Эти коричневые тени вокруг глаз! Явное свидетельство бессонной, сладострастной ночи. Такие тени у нее никогда в жизни не появлялись! А как сверкают крупные серые глаза! Конечно, сегодня она никак не походила на прежнюю «леди доктор». Что о ней могут подумать больные, которых она будет принимать! Впрочем, в конце концов, она заслужила себе выходной всей своей предыдущей самоотверженной работой!

Напевая, Мелисса решила заняться весьма серьезным делом — выбрать наряд для сегодняшнего выходного дня. Ей очень хотелось облачиться в ярко-голубое платье с отделанной кружевом пелериной и пышной юбкой. Оно так было ей к лицу, так гармонировало с ее глазами. Но она вовремя спохватилась: ей, вдове, не пристало носить такие легкомысленные наряды. Общество Туин-Фолса может ее не понять, более того — осудить. Мелисса задумалась. Но через минуту задача была решена: она же никуда не поедет сегодня. И одевается не для кого-то, а для Кристиана! Для своего любимого, нежного и страстного мужчины! Вот только платье может оказаться тесноватым — ведь она надевала его много лет назад. Плотный шелк замечательно сохранился. Он приятно шуршал в руках. Платье оказалось в самый раз — оно ласково обнимало и обрисовывало ее тонкую фигуру. Но кто же поможет ей застегнуть эти крохотные пуговички на спине? Конечно, Крис! Ее любимый мужчина! Философ! Умница! И страстный любовник!

— Кристиан! Крис! Где ты? — она сбежала по лестнице вниз, придерживая длинную пышную юбку. Непослушный шелк выскальзывал из пальцев. — Крис, любимый мой, где ты? Откликнись! Дорогой мой! Куда ты спрятался?

Еще не ощущая тревоги, она вбежала на кухню, затем распахнула дверь ванной комнаты.

— Крис! Ты здесь?

Большое полотенце и простыня старательно выстираны и развешаны для просушки. Ванна начищена до блеска. Пол вымыт и сверкает.

Она закрыла дверь и внимательно осмотрела кухню. Везде — идеальнейший порядок. В плите догорают последние угли. Посуда убрана на свои места. Кастрюльки и сковороды пусты и чисты.

— Господи! Кристиан! Что же это? Что же это?! Где ты?

Мелисса побежала по коридору, распахивая все двери. Приемная. Процедурная. Операционная. Рабочий кабинет. Гостиная. Прихожая. Нигде нет никого. Она осталась одна в пустом доме! Но как ей сегодня в нем тесно! Как ей больно!

Нет-нет! Он не мог пойти на прогулку, не предупредив ее! Не мог отправиться в «Тиару» рано утром! Не мог поехать на Поляну Мертвого Койота, ни слова не сказав на прощанье!

Мелисса метнулась к лестнице. Побежала снова наверх по ступеням, всхлипывая и бормоча что-то не совсем внятное. Распахнула дверь. Резкий сквозняк бросил ей в лицо опущенные шторы, захлопнул за ее спиной дверную створку с громким стуком.

Она присела на кровать. Снова встала. Поднос с пустой тарелкой и кофейником назойливо маячил перед глазами. Она взяла его, чтобы унести на кухню. И ветер радостно, словно подарок, бросил ей под ноги большой, сложенный вдвое лист почтовой бумаги. Мелисса поставила поднос на комод и подхватила бумагу.

«Сокровище мое, милая Лисси, малышка моя!» — с недоумением прочитала она. Неужели он не мог дождаться, когда она проснется? Неужели так трудно было все сказать ей лично? Слезы застилали глаза, слова расплывались. Их смысл с трудом доходил до сознания. Но Мелисса продолжала читать:


«…Малышка моя, я смотрю на тебя. Ты спишь, точно котенок, свернувшись у меня под боком в клубочек! Странно, но ты так быстро привыкла к моему присутствию. И я привык ощущать рядом с собой твое хрупкое страстное тело, принимать твою нежность ко мне и любовь. Но, прости, милая Лисси, я не создан для семейной жизни. Мне нужна свобода! Боюсь, что через месяц-другой нам станет вместе скучно. Поверь, так будет лучше и правильнее. Я знаю, после таких слов ты возненавидишь меня!

Любящий тебя вечно. Крис.

Прощай, малышка Лисси, прощай, мое сокровище!»


По мере того как Мелисса, перечитывая снова и снова письмо Кристиана, наконец-то вникла в его содержание, ее охватила ярость. Она вскочила, глаза засверкали от гнева, грудь вздымалась от стесненного дыхания.

— Малышка! Котеночек! Ах ты, похотливый блудливый кот! — взорвалась она. На глаза ей попался поднос с посудой. Мелисса схватила с него пустую тарелку, швырнула ею в дверь, вложив в силу удара всю свою ненависть к Крису, которая переполняла ее в этот миг. Следом за тарелкой полетела кофейная чашка. — Блудник! «Любящий вечно» соблазнитель! Обманщик!

А она, глупая курица, поверила, поверила в вечную и романтическую любовь! Расслабилась! У нее не хватило терпения выждать хотя бы несколько дней, поводить его за нос, заставить его помучиться.

— «Только вы, Крис, сумеете мне помочь! Только вам одному я верю! Свет мой единственный! — с яростью передразнила себя Мелисса. И с какой-то ранее неизвестной ей жестокостью продолжала казнить себя: — Счастье мое, Крис! Кожа твоя прохладна и солона, точно морская вода! Она разжигает во мне страсть! Я хочу тебя, любимый мой!»

Горький стон, больше похожий на приглушенное рычание, вырвался у нее из груди:

— О-о! Как я мурлыкала, точно мартовская кошка! Совсем потеряла голову! Как можно было позволить так себя обмануть! — Она для большего эффекта хватила по двери подносом, жестяной бок которого завернулся. — У, мерзавец! Попадись только мне на глаза!

И вдруг ее охватил невыразимый ужас. А что если после их встречи она забеременеет? Как она могла поступить так легкомысленно. Ее словно бы загипнотизировали. Обо всем забыла! Не в прострации же она была, чтобы недооценивать реальность?! Господи! Господи! Что с ней теперь будет! Только этого ей и не хватало!

До Мелиссы с трудом доходило, что кто-то уже давно и настойчиво стучит в дверь кухни. Она спустилась вниз, чтобы отпереть дверь, предварительно спросив:

— Крис!

Что с вами, мэм? — на пороге стоял Филипп. — Миссис Коуплендл, приведите себя в порядок. И лучше бы вы надели что-нибудь поскромнее! — Чувствовалось, что Филипп ощущает неловкость.

— Ах, скромнее! — Мелисса словно сошла с ума. Она понимала это, но не могла уже остановиться. Конечно, ей не пристало вести себя подобно простолюдинке, которая при первой возможности вступает в перебранку, был бы подходящий повод. Однако никакие этические соображения не возымели воздействия. Мелисса продолжала высказывать Филиппу все, что у нее накипело на душе. — Вы мужчины всегда друг друга защищаете! Мужская солидарность! И ты такой же, как твой дружок, такой же трус и предатель. Прячешься от детей, жены. А твоя жена, несчастная женщина, возится с кучей твоих детей, выбивается из сил, чтобы поднять их на ноги. И думаешь, я не знаю, что ты втихую посещаешь заведение Жанны Хелм! Может, ты думаешь, что я все время буду делать вид, что ничего не замечаю!

— Но, мэм, после войны прошло почти два десятка лет. Мои дети давно выросли! И я не вернулся по другой причине… — оправдывался Филипп, но Мелисса ничего не слышала.

— Выросли, не зная, где их отец и жив ли он! Ищете причины, чтобы бросить женщину! Никакой причиной подлость не оправдать. Вон из моего дома, предатель! — она схватила со стола чашку и швырнула ею в старика. Несмотря на свой возраст, Филипп умело увернулся от «кухонного» снаряда и спрятался за дверью. Откуда и попытался наладить контакт с Мелиссой.

— Мэм! Я вас предупреждал!

Ты еще здесь, несчастный? Он меня предупреждал! О чем? Что все до единого мужчины бесстыжие предатели? Что вам ни в чем нельзя доверять?

— Мэм, это не совсем так! Можно мне войти?

— Нет! — для острастки Мелисса разбила о дверь еще одну чашку и направилась в спальню. Злость душила ее, и плакать о своей загубленной жизни ей расхотелось. Она еще покажет этому прохвосту, что может разъяренная женщина. Как только он окажется в поле ее зрения, тот час узнает остроту ее коготков!


Вечерело, когда Кристиан подъезжал в дилижансе к столице Айдахо. Позади остались мост через Снейк, дома пригорода, впереди виднелось здание почтовой станции. Вместе с ним возле станции сошли и его старые приятели Салливан Росс и Клод Паттерсон. Они дружелюбно попрощались с ним:

— Пока, приятель! — Салливан пожал молодому человеку руку. — Жаль, что ты не взялся разрабатывать Поляну Мертвого Койота! Останься ты, я бы тоже поработал рядом годок-другой! Надумаешь возвращаться, дай знать!

— Только тебя мне и не хватало, Салливан! — недовольно пробормотал Кристиан. — Вот когда научитесь работать, парни, тогда и навязывайтесь в компанию!

— Не поминай лихом! — Клод сочувственно улыбнулся. — Досталось же тебе, приятель, в этом ужасном городишке! Я бы на твоем месте его навсегда выкинул из головы! Такой памяти никому не пожелаешь! А скажи честно, Крис! — Он доверительно заглянул молодому человеку в глаза: — Страшно было?

А ты попробуй, пройди по той же дорожке, по которой только что прогулялся убийца, и попадись случайно полиции на глаза, тогда узнаешь! — предложил Кристиан.

Приятели нарочито ужаснулись и отказались.

— Мы как-нибудь стороной, Кристиан! Счастливого пути, приятель!

— Жаль, маловато с тебя слупили! — мечтательно произнес Клод.

— Вам и этого более чем достаточно! Все равно в карты просадите, — бросил раздраженно Крис. Но зла на них он не держал. — Счастливо проиграться, приятели! — махнул рукой на прощанье и направился в здание станции, где яркими огнями в вечернем сумраке светилась вывеска «Отель Айдахо».

Он намеревался взять номер в небольшом отеле при станции. Теперь ему спешить было некуда, поэтому Крис решил сначала заняться своей внешностью. Он пригласил парикмахера, который побрил и постриг его. По его просьбе горничная наполнила ванну теплой водой с несколькими каплями розового масла.

— Прошу вас, сэр! Я вам еще нужна? — она стояла перед ним, привычно ожидая чаевых, и Кристиан вдруг почувствовал страшное раздражение. Хотя ничего во внешнем виде горничной, казалось бы, не могло вызвать негативных чувств: форменное платье с белым отложным воротничком, кружевная наколка на пышных черных волосах. Вот только разве что алчный взгляд придавал ее лицу несколько хищное выражение.

— Как тебя зовут? — грубовато поинтересовался Крис.

— Хелен, сэр!

— Скажи-ка, Хелен, ты свободна?

О, сэр! — девица привычно начала кокетничать, явно набивая себе цену. — Освобожусь через час, мистер…?

— Бентон! Кристиан Бентон! — продолжал общаться Крис на понятном этой Хелен языке. Конечно, он понимал, что не все девушки, работающие в отелях, так отзывчивы и сговорчивы.

— Чего тебе? — Кристиан уже почти сбросил с себя халат, собираясь погрузиться в воду.

— О, какой у вас приятель! — Хелен окинула его оценивающим взглядом и довольно захихикала.

— Иди! — Кристиана неожиданно покоробил такой неприкрытый цинизм. Он раздраженно протянул горничной какую-то купюру, желая одного: чтобы она поскорее ушла, испарилась. Но девица продолжала стоять, как бы выжидая. Крису стало не по себе под ее пошлым жадным взглядом.

— Приходить, сэр?

— Приходи! — равнодушно разрешил он и забрался в теплую ароматную воду. Крис изо всех сил сдерживался, чтобы не нагрубить настырной девице и тем самым обречь себя на одинокий вечер. А сегодня он более всего боялся остаться в одиночестве.

Кристиан пролежал в ванне около часа, подливая горячую воду и потягивая дорогую сигару. Заказал в номер обед и красное десертное вино. Собирался произвести эффект на Хелен? Зачем? Ему не нужна была эта пошлая девица, которая, конечно, все равно ничего не оценит! Проще было бы посидеть вечер в баре, угостить ту же Хелен коктейлем-другим! Да и в постель! Девушки того сорта, что Хелен, пьют только крепкие коктейли!

Кристиан гнал все мысли о Мелиссе. Он не хотел, чтобы то светлое, что возникло между ними, мешало ему в отношениях с другими женщинами, с которыми он не привык церемониться. Ну, чем ему не угодила Хелен? Обычная гостиничная проститутка. Не хуже и не лучше других. Не очень умная. Но и, судя по всему, не совсем глупая.

Он собрался выбраться из ванны, когда в дверь осторожно постучали.

— Открыто! — крикнул молодой человек. В номер вошла Хелен. Однако Кристиан не увидел в ней прежней горничной в форменном платьице со скромным воротничком и в кружевной наколке. Бедра ее были обернуты большой шалью. На груди — один только золоченый лиф.

Следом за ней официант вкатил сервировочный столик. Хелен вручила официанту какую-то банкноту, и парень тотчас же испарился, послав ей беззвучный воздушный поцелуй.

Эта милая парочка явно принимала его за постоянного посетителя борделей или разбогатевшего старателя, готового спустить все деньги в один вечер!

Девица сняла длинную шаль и осталась в коротенькой юбке, золоченом лифе, черных чулках сеточкой и в туфлях на высоких каблуках, сияющих фальшивой позолотой.

— Как поживает твой приятель, Крис?! — с деланным восторгом спросила девица, подходя к ванне. — Надеюсь, за это время не уменьшился в размерах? — Она опустила руку с ярким маникюром в воду.

У Кристиана потемнело в глазах от ярости. Он резко подтянул колени. Вода выплеснулась из ванны, замочив Хелен туфли и юбочку.

— Что с тобой, котик? — девица удивленно таращилась на симпатичного клиента. И попыталась зайти с другого бока. — Ты, наверное, девственник, малыш?

Тогда Кристиан, не обращая на нее внимания, выбрался из ванны и завернулся в большое полотенце. Пройдя в гостиную, он вытащил из кошелька полсотни и протянул их девице.

— Что это?! — вдруг вскрикнула она обиженно и одновременно негодующе. — И это все?

— Извини, детка! — Кристиан сдерживал себя изо всех сил. — Прости за беспокойство! Это неустойка! Впереди у тебя целый вечер!

Она фыркнула, точно разъяренная кошка, и, выскочив из номера, завизжала на весь коридор:

— Кретин! Импотент! Ублюдок! А изображал порядочного джентльмена!

Кристиану не понравилось такое обращение, поэтому, высунувшись из двери, он рявкнул:

— Леди, я вас не изнасиловал случайно? Что вы такой визг подняли?

Хелен удивленно посмотрела на него:

— Уж лучше бы изнасиловал! А может, я вернусь?

Он не мог понять, чего хочет от него эта Хелен? Ведь он дал ей денег. Но этого мало. Ей нужны деньги. Много денег! Ради этого она готова на все. Впрочем, он сам ее пригласил, а теперь выгоняет!

— Иди отсюда, Хелен! А то позову полицейского! Девица скривила физиономию, крутанулась на каблуках и зашагала по коридору, вызывающе виляя бедрами. Кристиан наконец-то был свободен. Он вошел в номер и наглухо запер дверь.

Ему хотелось к Мелиссе. Стоило закрыть глаза, как перед ним снова и снова вставала одна и та же картина: Мелисса бежит по коридору, а он стоит на нижней ступеньке лестницы и с изумлением смотрит на нее. Она бежит к нему. Потому что любит его. Она обнимает его…

Господи, как ему сейчас ее не хватало. Ее нежного журчащего смеха. Удивленного взгляда крупных серых глаз. Гривы золотисто-каштановых волос. Маленькой груди с нежно-розовыми сосками.

Что за бредовая идея недавно приходила ему в голову? Вернуться в Карлайл, где он родился, жениться на простой девушке? А почему для этой цели не подходит Мелисса? Только тем, что каким-то мистическим образом появилась на его пути? И тем, что живет не в Карлайле! Теперь он отчетливо понимал: реальность, порою, прекраснее мечты, только люди стараются этого не замечать!

Он вдруг вспомнил фотографию, из-за которой Мелисса пролила столько слез, пережила столько стыда. Боже! Жизнь словно издевается над ним! Господи! Что же он наделал? Оттолкнул и предал единственную женщину, которая полюбила его не за деньги, не за щедрость, а просто за то, что он есть! Полюбила даже вопреки наговорам, сплетням и слухам, в которых, кстати, была большая доля правды!

Если бы не то злосчастное письмо! Он мог бы сейчас закупить оборудование для Йортома Шенли, вернуться и начать разработку участка, как ни в чем не бывало. Но он написал Мелиссе прощальное письмо. Он сам, своими руками отрезал себе путь к возвращению! От отчаяния он готов был утопиться хотя бы в ванне.

Накрытый стол поддразнивает сервировкой и ароматами. Но что за радость сидеть за ним в компании с самим собою? Сидеть и казниться собственной глупостью? Каяться в поступке, которого теперь не исправить?

Кристиан налил вина и выпил бокал. Затем снова наполнил его и осушил уже неторопливо, стараясь ощутить вкус. Но вино казалось пресным, как вода. Закуска тоже с трудом лезла в горло. Он съел небольшой ломтик паштета с грибами и почувствовал, что быстро пьянеет. Он пил всегда немного и почти одно только пиво. Но сегодня ему хотелось напиться основательно. Наблюдая, как все вокруг начинает кружиться в бесконечном хороводе, он наполнял бокал за бокалом, пока бутылка не опустела. Вино подействует на него точно снотворное. И через четверть часа он уже похрапывал, лежа на широкой кровати и завернувшись в длинный теплый шлафрок.


Мелисса вошла в рабочий кабинет и села в кресло за большущий письменный стол с двумя тумбами и тремя выдвижными ящиками. Она давно собиралась навести здесь порядок. И пусть простит ее Бенджамин: долгое время она не решалась приступить к задуманному. Ей было больно прикасаться к тем вещам, которые, казалось, хранили еще тепло рук доктора. Ведь это было его рабочее место, его любимый уголок в доме. Сегодня же Мелисса, чтобы занять себя чем-то, наконец готова была разобрать все бумаги, лежащие в ящиках, сложить архив Бенджамина в коробки и вынести в чулан. Чужие письма она, конечно, читать ни за что не станет. Это был стол Бенджамина с его секретами и тайнами. Хотя она понимала, что особо важных секретов от нее у мужа не существовало. Но где-то он хранил свою переписку с первой женой. Возможно, дневник. И мало ли какие важные только для него бумаги!

Незастегнутое голубое платье, надетое для Кристиана, сковывало движения и неприятно шуршало. Наряд явно не соответствовал задуманному.

Поэтому Мелисса поднялась в спальню, отыскала будничное коричневое платье из тонкой шерсти и переоделась. Пуговицы на платье были пришиты спереди, и застегнуть их не составило труда.

Поддаваясь первому порыву, она хотела выбросить голубое шелковое платье. Зачем оно ей теперь? Наверное, уже весь город знает о ее позоре. И этот наряд будет свидетельством такового. Однако, ругая себя за малодушие, в последний момент, когда она уже была готова сложить платье в бумажный пакет для мусора и выбросить его, она изменила свое решение. И не только потому, что ей стало жаль своего некогда любимого наряда. Это была память о Бенджамине: платье он подарил Мелиссе, когда они отправлялись в Туин-Фолс. Тогда, забирая ее из колледжа, он сделал много подарков.

Разгладив примявшиеся складочки и встряхнув платье, она убрала наряд на прежнее место. Пусть останется. Когда-нибудь ей снова встретится мужчина, похожий на Кристиана. А она сделается неуправляемой и точно хмельной от любви. Тогда она распахнет тяжелые створки шкафа, достанет свое голубое шелковое платье и… тотчас же вспомнит все.

Только интересно, что все? Мало ли что происходит между взрослыми людьми?! Он ничего ей не обещал, никакого предложения не делал! Значит, никаких претензий предъявить ему невозможно. Мелисса почувствовала, что негодование ее слабеет, и она успокаивается. Хватит злиться на мужчину, не упустившего того, что само плыло ему в руки. Пора приниматься за неотложные дела.

Она вошла в кухню, где верный Филипп уже растопил плиту и что-то готовил. Когда она появилась у него за спиной, он, услышав легкие шаги, вздрогнул и втянул голову в плечи.

— Фил, — произнесла Мелисса как можно спокойнее, — прости меня, пожалуйста! Я была совершенно не права! И искренне это признаю! Забудем все?!

Слуга обернулся и, настороженно поглядывая, пробормотал:

— Чего не бывает, мэм! Простите и вы меня, мэм! Я больше не буду лезть не в свои дела, мэм!

— То-то и оно, Фил! — она сокрушенно вздохнула. — Но признайся, старый проказник, кое в чем я права? — и Мелисса залилась своим приятным журчащим смехом.

— Да, мэм! По поводу заведения, мэм! И детей тоже, мэм! Но я забыл вам сказать, что на днях получил письмо от жены — от Одри! Она приглашает меня в гости, но я все равно боюсь ехать! Война сделала с нами что-то такое, что трудно объяснить, мэм! — он замолчал и нерешительно затоптался возле плиты, не зная, рассказывать ли дальше. Но в конце концов решился: — Ну, словно, Господь отступился от меня! Я из квакеров, мэм, как и Кристиан! Но мне пришлось убивать людей — я ходил на разведку с ножом, мэм. А потом заливал свое горе и свой страх виски! До войны я не знал вкуса спиртного, мэм! Одри написала, если я раскаялся, то все в порядке!

— Значит, ты скоро, возможно, уедешь, оставив меня совершенно одну? — Мелисса опечалилась. — А может быть, пригласить их всех к нам?! — Она сразу же обрадовалась найденному выходу.

— Это было бы неплохо, мэм, но учтите: гостей соберется немало. У меня было пятеро детей, а теперь у каждого из них по супругу, к тому же у меня пятнадцать внуков.

— Ты счастливый человек, Фил! Я очень рада за тебя! — произнесла Мелисса, машинально взяв с тарелки кусок хлеба с сыром. — Филипп, я совсем забыла, зачем пришла! Мне нужен упаковочный ящик, чтобы сложить в него архив Бенджамина. Если тебе не трудно, принеси в рабочий кабинет!

Она покинула слугу и отправилась разбирать бумаги покойного мужа. И только удобно устроившись в кресле, осознала, что и в самом деле оказалась перед перспективой остаться в одиночестве. Что она будет делать одна? Летом здесь не так уж плохо. Но ведь после лета наступит осень, потом зима с ветрами, дождями и ураганами. Она представила, как тоскливо будет ей. Ветер начнет стучать ставнями и плохо закрепленными черепицами, ломиться в дом, точно банда разбойников. Картина, нарисованная ее воображением, была столь печальной, что Мелисса попыталась выдавить слезы. Но ничего не получилось, видно, она уже выплакала все свои слезы.

Филипп подошел тихонько к двери и осторожно заглянул в кабинет. В руках он держал большой ящик.

— Можно войти, мэм? — он не решался переступить порог.

— Заходи, Филипп! И перестань изображать из себя жертву! — она спокойно улыбнулась. — Я уже попросила у тебя прощения. И постараюсь впредь никогда не поддаваться вспышкам ярости и не сеять вокруг себя зло! Обещаю! Но я человек, и всякое может случиться!

— Вы хотите разобрать все это сегодня? — поинтересовался Филипп, глядя на коробки, пакеты, записные книжки и просто какие-то списки, в большом количестве лежащие в одном из выдвижных ящиков стола.

— Да! Разберу сначала содержимое этого стола. Если будет не слишком поздно, примусь за второй. — Она извлекла из множества предметов, лежащих в столе, пакет из розовой бумаги, перевязанный черной атласной лентой. — Это письма Дельфины, первой жены Бенджамина. Конечно, я это читать не стану! Пусть их тайны так и останутся тайнами! — Она осторожно положила пакет на дно ящика.

— Мэм, вы укладываете сверток так, как мы, христиане, опускаем своих покойников в могилу. Остается только сказать напутственную молитву.

— Наверное, ты прав, Фил! — вздохнула печально Мелисса. И действительно начала беззвучно молиться.

— А теперь пойдемте на кухню. Пора пообедать. — Филипп, точно джентльмен, протянул ей руку.

— Пойдем, Фил! Спасибо тебе! Только никогда не упоминай в моем присутствии его имени, хорошо?!

В доме воцарились мир и согласие. Так всегда бывает, когда люди предполагают что скоро, вероятнее всего, расстанутся надолго, а может быть, и навсегда.


Проснулся Кристиан поздно. Кто-то осторожно, но настойчиво стучал в дверь номера. Молодой человек с трудом поднялся, закутался в халат и открыл дверь. Перед ним стоял вчерашний официант.

— Доброе утро, сэр! Можно забрать у вас столик, сэр?

— Заберешь после! У меня прорезался зверский аппетит, и я позавтракаю холодной пищей. — Кристиану не хотелось ни с кем встречаться. — И попрошу меня сегодня не беспокоить! А стол твой я с собой не унесу! Я еще не съезжаю, приятель! — Он вручил официанту чаевые и снова захлопнул дверь.

Оставшись один, он, чтобы освежиться, встал под холодный душ. Сегодня у него на душе было немного легче, потому что он принял решение. Правильное оно или нет, он еще не понял. Но твердо знал, что воплощение новых планов в жизнь надо начинать немедленно.

Приведя себя в порядок и позавтракав довольно плотно, Крис отправился в город. Он шагал по улицам, поглядывая по сторонам и присматриваясь к вывескам и объявлениям. Для этого выхода он принарядился в черный костюм и белоснежную манишку. На голове красовалась новая черная шляпа с серебряной пряжкой.

— Ты что-то загостился, приятель? — перед ним стоял кучер дилижанса, на котором почти месяц назад Кристиан въезжал в Туин-Фолс. — Благополучно съездил?

— Привет, Мэтью! Все отлично! — Кристиан подтолкнул указательным пальцем поля шляпы, открывая лицо и при этом натянуто улыбаясь.

— Да, что-то вид у тебя не слишком веселый, парень! — заметил Мэтью Уэст. — Что-то все же не так?! — Он был проницательный человек, с первой минуты знакомства видел своих пассажиров насквозь. — Говорят, у вас в Туин-Фолсе пришили какого-то чужака, замешанного в грабеже и убийстве!

— Так и есть, приятель, но я здесь ни при чем! — Кристиану стало не по себе. Отчего — он понять не мог. — Ты бы, Мэт, лучше рассказал, что новенького здесь, в Бойсе.

В Бойсе прослышали, что у вас нашли богатую жилу. Теперь компания «Западная» надеется подняться с колен. Управляющий чуть не разорил акционеров. А теперь многие шахтеры надеются найти себе там хотя бы временную работу!

— Что?! — подобного поворота событий, спровоцированных им же, Кристиан не ожидал. — Почти за сутки, проведенные им с Мелиссой в постели, он как-то неожиданно для себя отстал от жизни. Ну, ей-то простительно! Женщина столько времени не имела мужчины! А он не должен был расслабляться и на минуту. Впрочем, он и не расслаблялся, а все время думал о том, как незаметно смыться. И еще он думал о Мелиссе, что вовсе не удивительно, будучи в постели с такой женщиной — прямо настоящей тигрицей. — Я ничего толком не знаю, Мэт! Ездил по своим личным делам, которые решил благополучно. Вот и все!

— Ну, если надумаешь возвращаться — я к твоим услугам! Завтра с утра отправляюсь в Туин-Фолс! А мест в дилижансе сейчас может и не хватить — многие хотят попасть в этот город, так что не прогадай с отъездом, приятель!

Мэтью Уэст попрощался с ним и зашагал дальше по своим делам. А Кристиан, озадаченный, недовольный собой, остался стоять посередине улицы. Он как-то вдруг потерялся и не знал, с чего начинать воплощение старой мечты о доме, вложении полученных денег, спокойной безбедной жизни на Востоке.

Он понимал, что жизнь в Туин-Фолсе скоро забурлит. Он и сам приложил к этому руку, но слишком увлекся старыми мечтами. Да и возвращение в родные края приобретало все более размытые очертания, будто покрывалось туманом времени. В Карлайле он не был с самого окончания войны. А в Туин-Фолсе он был всего лишь вчера. Нет, уже позавчера! А казалось, миновало не менее полугода.

Только воспоминания о Мелиссе становятся все ярче и четче. Он понимает, что забыть эту женщину будет стоить немалых усилий. Тем более, что он совершенно не желает ее забывать.

И еще он хотел увидеть, как будут развиваться события в Туин-Фолсе дальше. Как наконец жизнь там станет благополучной и безбедной. Как у шахтеров, долгое время бывших безработными, появится хороший заработок. И их подрастающим детям не придется спускаться под землю в двенадцать-тринадцать лет.

Он решил перекроить не только свою жизнь, а жизнь целого города. И мысленно примерялся, хватит ли у него на это сил. Конечно, один он не справится. А если привлечь на свою сторону Сьюзан. Выбрать нового председателя Горной ассоциации, кого-нибудь из авторитетных шахтеров. Например, Гарольда Фосдика! Если ему поможет мистер Фосдик. В отношении его, Крис, правда, поступил не совсем порядочно и уехал, не дождавшись крещения младенцев. Но оставил малюткам немного денег. Оформил все необходимые документы на Йортома и Сьюзан.

И Мелиссе осталась половина состояния. Ей хватит денег надолго, тем более что она очень экономная женщина. И работу, которая приносит какой-никакой доход, она не собирается бросать. Дом он ей отремонтировал хорошо. Вот только сам все испортил своим дурацким письмом. И если по городу еще не поползли слухи о том, как он поступил с Мелиссой, с любимой горожанами «леди доктор», то это — его счастье. В противном случае в Туин-Фолсе ему появляться нельзя. Его погонят из города, словно трусливого койота.

— Эй! — рядом кто-то резко ударил хлыстом, и Кристиан отскочил ближе к стене дома, едва не сбив с ног какую-то уличную девицу.

— А, это ты, красавчик! — это оказалась Хелен и ухватила Кристиана за грудки. — Попался! Сегодня от меня ты не вырвешься! — угрожающе заявила она и попыталась кому-то подать знак.

Кристиан растерянно озирался. Он опять влип в какую-то неприятную заварушку. И, кажется, по наущению Хелен его собираются хорошенько поколотить. А парни в Бойсе, не однажды слышал он, чужаков не пропускают мимо своих кулаков. И тут он снова услышал свист хлыста и спасительно знакомый голос произнес:

— Эй! Крис! Прыгай сюда! — Это была Сьюзан. Она опять подняла свой хлыст. И если бы не быстрота реакции и цирковая ловкость, выработанная Хелен в уличных стычках, то девица могла улечься на асфальте с перебитыми лодыжками.

— Сью! Привет! — обрадовался Крис. — Что ты здесь делаешь, дорогая? — Он пристроился на козлах, где Сьюзан уступила ему место. Девушка была в замшевых индейских брюках и теплой куртке.

— Спасаю тебя, недоумок! Не видишь, что ли? — девушка смотрела на него презрительно и уничтожающе. — Я думала, что ты мчишься без остановок в свой, как там, Олбани или Карлайл. И надеешься, что полиция тебя не догонит!

Кристиан помалкивал. Сьюзан только добавила в его смятенные чувства еще большее ощущение вины и недовольства собой.

— Сью, послушай! — попытался он прервать ее. — Я никого не обманул!

Молчи, недоносок! Гляди-ка, как вырядился! Наверное, летел в казино, а Хелен рассчитывала твой полет прервать! И со своими покровителями потрепать тебя хорошенько! Никого не обманул?! А моего отца? А меня? А Марка?! Он до сих пор не верит, что ты сбежал. Ты же ему пообещал, что будешь шафером у нас на венчании!

— Прости, Сьюзан! — раскаянно произнес Крис.

— Мы все переживали, когда тебя в участок загребли. Да только говорить ничего не смели! Берегли честь твоей подружки! А ты о ее чести даже не вспомнил, когда полез к ней под одеяло! А Фил? Он почти с ума сошел!

— Остановись, Сьюзан! Мне Мелисса не подружка! Я знаю, что больше всех виноват перед ней! — вознегодовал Кристиан. — Прекрати!

— О, даже так! Ты же ее бросил, Крис! Бросил! — Сьюзан, ехидно сощурившись, наклонилась к нему и заглянула в лицо. — Ты, наверное, Туин-Фолс городом дураков считаешь! Крис, может, в твоем, как там, Олбани или Карлайле люди и готовы поверь всяким байкам, но в нашем Туин-Фолсе все держат ухо востро.

— Сью! — Кристиан недовольно дернул шеей. — Она… То есть миссис Коуплендл рассказала обо всем?

— Ты совсем обалдел, Крис! Станет она жаловаться на кого-то! Как бы не так! Она ходит с гордым и независимым видом! И не думай, что рыдает и оплакивает своего подлого дружка! — Сьюзан лихо взмахнула хлыстом, и упряжка весело помчалась вперед, потряхивая седоков на булыжниках. Сьюзан свернула с Мэйн-стрит в переулок и направила экипаж куда-то на окраину.

— Куда мы едем? — мрачно поинтересовался Кристиан.

— Ты чем-то недоволен, дорогой? — саркастически улыбнулась Сьюзан, погоняя лошадей.

— Просто интересуюсь, куда ты едешь? — Кристиану вдруг стало слишком жарко, манишка прилипла к телу. Бабочка, казалось, вознамерилась задушить его. Поэтому молодой человек сорвал ее с шеи, при этом сбивав набок шляпу и еле успев подхватить свой головной убор.

— Чего ты так нервничаешь, Крис? — продолжала издеваться Сьюзан. — А ты думал, что миссис Коуплендл сейчас рыдает и зовет назад своего любимого! Думаю, она справится с таким испытанием в ее жизни, как ты. И, кстати, в город вчера приехал новый доктор. У него еще нет большого опыта. Говорят, что собирается консультироваться у миссис Коуплендл. По возрасту он подойдет ей! Ему всего двадцать девять лет! И знаешь — он не женат! А вчера приходил к ней в гости. Естественно, чтобы выпить чаю и поговорить о будущей работе!

— Черт знает что! — разъярился Кристиан. Он готов был ударить девушку, лишь бы она замолчала. — Прекрати мне рассказывать всякие гадости! Я не желаю слушать! И ответь, наконец, куда ты везешь меня, Сью?!

— Уже приехали! — уже благодушно улыбнулась она. — Смотри сам! — Девушка спрыгнула с подножки фургона и, размашисто шагая, направилась в сторону приземистого кирпичного здания под жестяной крышей.

На скромной вывеске значилось: Дж. Бейч. «Торговля подержанным горнодобывающим оборудованием»

— Ты же не знаешь, что нужно покупать, Сыо! — остановил ее Кристиан. — Можно, я помогу тебе?!

— Согласна! Хотя Ролли составил список! — Сьюзан весело подмигнула ему. — Но торговаться буду я!

Мелисса почти заполнила принесенный Филиппом ящик всякими ненужными ей бумагами. На стол же она выложила бумаги, которые могли ей пригодиться: сложные рецепты из трав, химические смеси, списки статей по фармакологии, терапии, хирургии и гинекологии. Списки могли пригодиться не только ей, но и новому доктору.

Несколько часов назад он приходил к ней знакомиться. И оказался довольно симпатичным, но очень неуверенным в себе юношей. Джейкоб Андерсон, так отрекомендовался молодой человек, был высокого роста, худой, с длинными тонкими руками и сильными костлявыми ладонями, которые высовывались из коротковатых рукавов темно-серого пиджака.

У него были светло-голубые глаза с почти белыми ресницами, жесткие, прямые волосы соломенного цвета, зачесанные назад, прямой нос и совершенно безвольный подбородок.

Молодой человек отличался безукоризненными светскими манерами. Мелиссе пришлось накрывать стол в гостиной, чтобы прием не показался новому доктору слишком фамильярным.

Он пришел из города пешком, с восторгом описывал Мелиссе, насколько ему понравились красоты Туин-Фолса, и с завидным аппетитом поглощал приготовленное Филиппом рагу из молодого барашка с бобами и морковью. Запив плотный обед большой кружкой кофе с молоком и съев приличный кусок рисового пудинга, Джейкоб Андерсон совершенно освоился, извинился и попросил разрешения снять пиджак.

Мелиссе стало с ним скучно. Он быстро понял перемену ее настроения, поэтому, оставив список необходимых ему инструментов, удалился восвояси. А Мелисса вернулась в свой кабинет, чтобы продолжить разборку бумаг.

Было уже далеко заполночь, когда ящики стола наконец опустели. Большая часть бумаг перекочевала в коробку, заполнив ее почти доверху. Посреди стола лежала небольшая стопка бумаг, которые могли бы пригодиться Мелиссе и новому доктору.

Но в уголке ящика осталось несколько тоненьких писем, перехваченных бумажной лентой. На ленте четким убористым почерком доктора было написано: Крис Бентон.

Мелисса замерла, ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Письма сложены так, что невозможно прочесть, кому они адресованы. Женщина долго сидела, выложив их на стол и не решаясь снять широкую белую опояску. Потом она подумала о том, что, если хотя бы одно письмо адресовано Кристиану, то его стоит ему отдать. А если письма написаны самим Кристианом, то из его сообщений можно многое узнать о поступках и характере молодого человека.

Пальцы у нее вздрагивали, когда она аккуратно сняла бумажную ленту. Конвертов оказалось четыре. Три были вскрыты и прочитаны. И посылались Кристианом доктору, судя по адресам и почтовым штемпелям на конвертах, из совершенно разных мест. Четвертый конверт оказался без адреса. На лицевой стороне стояла лаконичная надпись: «Кристиану Бентону в случае моей скоропостижной смерти».

Мелисса вздрогнула и выронила конверт. Было что-то мистическое в послании доктора молодому человеку. Доктор составлял данное письмо еще живым и здоровым. Адресат мог получить его только после — смерти доктора.

Стоит ли ей, вдове доктора, читать это письмо? Она не знала. Возможно, Кристиан уехал навсегда и никогда не узнает об адресованном ему доктором послании. Если только Мелисса не перешлет это письмо. Но куда перешлет? Он не сообщил в прощальной записке направления своей дороги. У нее нет адреса, по которому можно было бы разыскать его. Значит, она имеет полное право на то, чтобы распечатать конверт и прочесть письмо покойного мужа. А уж потом решать, насколько важно то, что хотел сообщить доктор Кристиану.

Стоп! Мелисса подумала, что есть некая странность в этом письме. Как мог доктор знать о том, что вскоре умрет? Он что, предвидел трагическую развязку? Интересно, с чем или с кем это связано?

Она разложила на столе три письма Кристиана. Даты на помятых конвертах были продублированы четким почерком Бенджамина. Для кого он проделал эту работу? Доктор обладал феноменальной памятью, в случае необходимости он мог бы воспроизвести дату любого из трех писем с точностью до одного дня. Впрочем, едва ли в этом была необходимость.

Но достаточно рассуждений! Мелисса хотела разобраться в запутанной истории отношений доктора Коуплендла и Кристиана Бентана. Почему письма именно Криса он сложил совершенно отдельной стопочкой?

Первое письмо было датировано декабрем семьдесят пятого года.

«Дорогой доктор! — прочла Мелисса на листе, вырванном из какой-то конторской книги. — Я пишу вам это письмо, сидя в номере дешевого придорожного отеля по пути Оклахома-Сити — Даллас, шт. Техас. Везде одно и то же. Скука и серость. Прошел год с небольшим с того времени, как я ударился в бега. Надеюсь, что для Марка наша с ним история закончилась вполне благополучно. Отец его — Сэмюэль Фишер, человек добрейшей души. И если мне больше не придется с ним встретиться, то я буду очень сожалеть об этом человеке! Сегодня сочельник и мой несчастный день рождения! Так тяжело встречать его без добрых отзывчивых людей, которыми являетесь вы, мистер Коуплендл и мистер Уоллер. Вы понимаете, что я имею ввиду вернейшего вашего помощника Филиппа. А также без моего робкого друга Марка Фишера и его неистовой подружки Сьюзан…»

Дальше шли рассуждения о превратностях жизни, о природе и погоде, о характерах и привычках местных жителей. В общем, письмо Кристиана не содержало для Мелиссы никаких интересных сведений, кроме своеобразных замечаний и остроумных бытовых зарисовок.

Второе письмо было написано через два года после первого. И было ему подобно. Кристиан опять вспоминал Филиппа, Марка, Сьюзан и Сэмюэля Фишера.

Третье письмо оказалось самым длинным. И самым интересным. Оно содержало массу сведений о штате Аляска и богатствах, словно в награду за суровый нрав природы, скопившихся на этом небольшом клочке земли.

«… Дорогой доктор! — обращался Крис в конце письма. — Вы даже представить себе не можете, как обильны богатства этой земли! Я прошел ее вдоль и поперек от полуострова Кенай на юге до мыса Барроу на севере. Ловил лосося и наблюдал его нерест на притоках Юкатана. Видел суровые, покрытые снегом вершины вулканов Илиамна и Катмай. Я провел на Аляске два тяжелейших года. Болел цингой, и чтобы не потерять зубы, ел сырое китовое мясо. Едва не погиб в ледяной пещере, на подступах к вершине Мак-Кинли! И полярные волки были готовы перегрызть мне глотку! А ведь загнало меня туда простое мальчишеское любопытство. Да, стоит признаться, в свои тридцать с лишком лет — я все еще безрассудный и глупый мальчишка! Когда-то я хотел узнать весь мир, чтобы вобрать его в себя. И только здесь, на самом краю земли, в холодном заливе Нортон, где в порту Ном разгружал торговые суда, я понял: мир огромен, и чтобы познать его, не хватит одной жизни. За те два года, что провел здесь, я заработал приличную сумму. И сегодня отправляю ее на ваше имя. Вы очень любознательный человек, доктор. Купите для своей библиотеки необходимых для вас книг. Через год-другой я приеду в Айдахо. И если на мою долю останется половина суммы, которая значится в банковском чеке, то буду вам очень признателен. Искренне ваш. Кристиан Бентон.

Декабрь 1880 года. Поздравляю вас с Рождеством!»

Мелисса уронила на колени несколько тонких листов бумаги, исписанных неровным, уже ставшим знакомым ей почерком. Несколько минут она сидела неподвижно. Письмо, шурша по подолу платья, сползло на пол. Подняв его с пола, женщина принялась перечитывать снова. Фитиль в лампе сильно коптил, она подкрутила его и продолжила чтение. Она не знала, как отреагировать на содержание письма! Какой стыд! Деньги вовсе не принадлежат доктору! Но почему он положил их на ее имя?! Зачем сделал это, поставив ее в неловкое положение перед Кристианом?! Где она теперь разыщет их владельца, чтобы вернуть сполна?!

Утреннее солнце окрасило стены кабинета в нежно-розовый цвет. День обещал быть теплым и ясным. Но темно было на душе у Мелиссы. Она сидела за столом и горько плакала, не в силах понять, почему так сложились ее отношения с Кристианом? Почему? Ведь на самом деле он, действительно, самый замечательный человек на всем белом свете! Она понимала, что по-прежнему ее сердце принадлежит только ему! Но как теперь быть? Неужели ему так трудно было во всем признаться ей?! Рассказать все честно, без утайки!

Конечно же, она бы, не раздумывая, отдала его деньги. Но он предпочел идти другим путем, начал плести эту сеть, в которую она угодила. Зачем ему понадобилось унижать ее ложью, интригами? Неужели он не понимает, что сделал ей очень больно? Неужели он такой бесчувственный?

Она горько всхлипнула и шмыгнула носом, точно обиженный ребенок.

Было слышно, как на кухне шумно возится Филипп. Вот он со стуком поставил перед плитой корзину с дровами. Громыхая кочергой, выгреб в жестяной лоток золу из поддувала. Громко мяукнула кошка. Видимо, в хозяйственном раже, Филипп придавил ей хвост или лапу. Но она продолжала крутиться возле него, и через минуту-другую, разозленный надоедливостью Лавли, он громко шикнул на нее.

В плите занялись дружным пламенем сосновые дрова. Даже в кабинет проник их смолистый аромат. Зашумел закипающий кофейник. Заскворчал на сковороде бекон. Филипп готовил для себя привычную утреннюю порцию омлета или яичницы.

Послышались осторожные шаги. Это Филипп подошел к двери кабинета, робко заглянул в приоткрытую дверь.

— Вы не спите, мэм?!

Мелисса не откликнулась, не подняла головы. Она не знала, что теперь делать. Кристиан подло поступил с ней, но она все равно продолжала его любить. И понимала, что ей будет очень трудно смириться с потерей.

— Доброе утро, мэм! — еще раз окликнул Фил, входя. — Мне кажется, вы вовсе не ложились, мэм! Вы так и просидели всю ночь? И в помещении пахнет масляной копотью.

— Ты прав, я совсем не спала сегодня, Фил! Найди себе стул и присядь! Мне нужно с тобой посоветоваться, Фил!

— А может, мы посоветуемся на кухне, миссис Коуплендл? — голос мужчины стал умоляющим. — Там и кофе готов, и омлет! Вы посмотрите на себя, мэм! Щеки ввалились, вокруг глаз — синяки! Так нельзя, детка! — Он с нежностью и жалостью смотрел на хозяйку.

— Пойдем, Фил! — Мелисса поднялась и отправилась на кухню, положив письмо Бенджамина в карман. Старик семенил следом.

Там он, словно заправская хозяйка, долил теплой воды в умывальник, накрыл на стол, порезал хлеб, наполнил чашки горячим кофе. Заодно напоил и кошку молоком. Усевшись за столом, дождался, пока Мелисса устроится напротив, поинтересовался:

— Не понимаю, что могло произойти за ночь, что вы так встревожились, мэм?!

— Понимаешь, Фил! — Мелисса быстро отпила немного кофе, поставила чашку на блюдце и горячо заговорила: — Я нашла письма мистера Бентона Бенджамину. И из них выяснила, что деньги ни мне, ни доктору не принадлежат и не принадлежали никогда.

К моменту разговора она совершенно успокоилась. И Фил как-то облегченно вздохнул. Но то, о чем сообщила ему Мелисса, вывело его из состояния временного успокоения.

— Как? — Филипп был поражен свалившейся новостью не меньше, чем чуть ранее Мелисса. — Не может быть! — Он откусил от ломтика хлеба и стал задумчиво жевать.

— Я тебе, Фил, сообщаю сущую правду! — Мелисса почувствовала голод и с аппетитом принялась за омлет. Филипп терпеливо ждал, что она сообщит дальше.

— Ну, и что с того? — старик недоумевал. — Он же словом не обмолвился об этом! Значит, пусть все остается, как есть! — спокойно заключил слуга.

— Нет, Филипп, нет, дорогой! Так нельзя! Он и приезжал, чтобы забрать свои деньги. А уехал ни с чем! И где его теперь можно найти, я не знаю! Не подумай только, что я собираюсь с ним встречаться и, не дай Бог, выяснять отношения!

— Хотелось бы верить, мэм! Простите! — Фил с сожалением посмотрел на Мелиссу, но она только открыто улыбнулась, чему он искренне порадовался.

— Ты знаешь, Фил, я почему-то боюсь открывать письмо Бенджамина, адресованное мистеру Бентону! И не знаю, что делать. Как мне поступить? Все же я должна узнать его содержание!

— Значит, вы, мэм, нашли письмо мистера Коуплендла Крису? — Фил озадаченно почесал в затылке черенком вилки. — И что же делать?

— Может быть, мне посоветоваться с мистером Джозефом Баллардом? Как ты считаешь? — Мелисса пытливо вглядывалась в лицо Фила.

— Наверное, будет правильно сначала прочитать письмо, а потом уж разговаривать с мистером адвокатом! — не согласился ней Филипп.

— Почему? — не поняла Мелисса.

— Вы будете знать, о чем вести речь! А вдруг письмо содержит что-то неожиданное. Я бы на вашем месте прочитал, а потом принимал решение. — Старик стоял на своем.

— Когда закончишь завтрак, Филипп, приходи в кабинет, — предложила Мелисса, запивая омлет остатками кофе, — мы вместе прочтем письмо.

— Хорошо, мэм! — согласился старик.

Мелисса вернулась в кабинет и аккуратно отрезала краешек конверта ножницами. Вынула листок, исписанный ровным почерком Бенджамина. Письмо оказалось не слишком длинным, всего на почтовый лист.

«Дорогой Кристиан! — писал доктор. — Столько лет прошло с тех пор, как ты покинул Туин-Фолс. И вот я получил еще одно твое послание, в котором ты отправил мне банковский чек. Я очень благодарен тебе за это. Но тысячу раз прошу меня простить, что распоряжаюсь твоими деньгами не так, как, возможно, тебе хотелось бы. К этому меня вынуждают совершенно особые обстоятельства. Ты мужественный человек, Кристиан. И если бы я не знал тебя и твоего благородного сердца, то никогда бы не поступил так.

Я чувствую близкое дыхание смерти. Опасность исходит от человека по имени Чарльз Гриффин. Когда он появился здесь и резво пошел по служебной лестнице, мне долго казалось, что я откуда-то знаю его. И сегодня ночью, сидя в своем кабинете, я вдруг вспомнил, кто это. Имя у него не настоящее. У этого человека множество имен, так же, как и лиц. Он появляется лишь для того, чтобы взорвать хрупкое согласие, возникшее в том или ином уголке страны. Он провокатор, тайный расист и ненавистник эмансипации.

Я же считаю, что мы, мужчины, присвоили себе первые роли в обществе, только исходя из позиций физической силы. Женщина, равная мужчине по происхождению, почему-то должна только обслуживать мужские прихоти.

Боюсь, что так называемый Чарльз Гриффин когда-нибудь устранит меня и примется за Мелиссу, мою милую, искреннюю и очень умную девочку. Приняв однажды ответственность за ее судьбу, тем самым я отдаю дань памяти моей милой крошке Беатрис и моей единственной женщине — жене Дельфине.

Я положил много средств и сил на образование Мелиссы, чтобы она чувствовала себя уверенно в завтрашнем дне. Я оформил присланные тобой деньги на ее имя. Они могут ей пригодиться в любой момент, чтобы откупиться от этого подлеца и подонка.

Я сделал вид, что не знаю его. Но он все время напоминает мне о своем существовании. Помнишь тот случай перед наступлением на Саванну? Вы с Филиппом и другими солдатами поймали человека, который подсыпал в котел с солдатской кашей яд. А ночью он каким-то образом скрылся и избежал кары. Боюсь, что не дожить мне до того дня, как ты появишься в Туин-Фолсе. И Мелисса какое-то время будет беззащитна перед ним.

Попроси прощения за меня у Филиппа. Много лет он был мне почти что братом, другом, помощником и телохранителем. Я перед ним в огромном, неоплатном долгу. Помню, как ты и Филипп скорбели о каждом убитом. Неважно, с какой стороны — со стороны противника или союзника. Вы считали, что, однажды взяв в руки оружие, вы предали убеждения, веру своих предков, потому не вправе вернуться домой. Вы скорбели, и я скорбел с вами, так как считал, что человек сотворен для жизни и любви, а не для смерти и вражды.

Прошу тебя, Крис, не обижай Мелиссу! Ей и так пришлось пережить много тяжких минут. Но она сумела сохранить достоинство и честь. И, пройдя через сложные испытания, осталась чистой, нежной и доверчивой. А в том, что вы обязательно полюбите друг друга, я уверен! Искренне любящий тебя, Кристиан, и свою малютку Мелиссу доктор Бенджамин Коуплендл.

30. 10. 1881 г .»

— Это письмо он написал за день до гибели! — печально сказала Мелисса.

Филипп промолчал, глотая слезы и подавляя в себе тяжелые мужские рыдания, больше похожие на придушенные стоны боли и отчаяния.

Почти час Мелисса и Филипп сидели возле стола в скорбном молчании. Мелисса вытирала слезы, которые все катились и катились по ее щекам.

Так бы они и просидели в оцепенении дольше, но послышался звон колокольчиков на упряжках, ржание коней и постукивание колес по дороге. К дому подкатило несколько экипажей, из которых вышли на дорожку, ведущую к дому, важные дамы. Мелисса спохватилась:

— Филипп, сегодня же заседание общественного совета! А я совсем забыла и ничего не приготовила к чаю!

— Может быть, стоило бы отложить ваше совещание, мэм? Извиниться? Хотите, я скажу, что вы больны?!

— Не стоит, Фил! Мне кажется, они явились не столько и не только совещаться. Они откуда-то узнали, что мистер Бентон покинул меня! — Мелисса кусала губы, не зная, как поступить. Потом решительно встала, вытерла слезы и направилась в прихожую, готовая принять гостей.


Кристиан с удовольствием наблюдал, как Сьюзан торгуется и разговаривает с Джорджем Бейчем, владельцем складов горнодобывающего оборудования. Это был высокий полноватый мужчина с седыми висками.

На его лице лишь в первое мгновение отразилось крайнее изумление, когда в его конторку ворвалась девица в индейских брюках с бахромой и грубоватых шахтерских ботинках. Он тут же справился с эмоциями и, почувствовав настоящих покупателей, склонил перед Сьюзан голову в вежливом полупоклоне:

— Мэм?! Добрый день!

— Добрый день, мистер Бейч! Я — мисс Шенли! — представилась девушка. А проще — Сьюзан Шенли из Туин-Фолса! Я хотела бы приобрести у вас оборудование по этому списку! — она протянула продавцу перечень необходимого, составленный Гарольдом Фосдиком.

— А этот молодой человек у вас в качестве грузчика или консультанта? — поинтересовался мистер Бейч.

— Крис?! — Сьюзан довольно улыбалась. — И грузчик, и консультант! — Девушка вся светилась от радости. Казалось, ослепительные искры рассыпаются в разные стороны с ее иссиня-черных волос, лаковых кожаных перчаток и начищенных ботинок. Но, главное, счастливым азартом сияли ее зеленые глаза.

— Не слишком ли нарядно он вырядился для этого случая? — посочувствовал Кристиану владелец складов. — Имейте в виду, у меня есть свои грузчики, мэм!

— Ничего! Пусть потрудится во имя возрождения Туин-Фолса! — Сьюзан веселилась на славу. — Это ему в назидание, чтобы не обманывал стариков и честных девушек! — Посмеиваясь, она помогала рабочим загружать фургон.

Кристиан тоже занимался погрузкой и сверкой отобранного оборудования. Он предпочитал помалкивать, не ввязываясь с девушкой в спор. Он вдруг почувствовал азарт, когда руки его ощутили тяжесть буровых коронок, отбойных молотков, разводных ключей и прочих настоящих рабочих инструментов.

— Таким ты мне нравишься! — сообщила Сьюзан, когда все, что они приобрели, было загружено. — Подожди здесь! — Сьюзан и Джордж Бейч отправились в конторку, чтобы выписать накладные и оформить счет.

Вернулась она еще в более благодушном настроении.

— Я выторговала у мистера Бейча двадцать процентов скидки. Ты доволен покупкой, а Крис?! У меня просто душа от радости заходится! Боюсь сглазить! Я готова работать теперь день и ночь, лишь бы больше не пришлось возвращаться в танцзал «Тиары», обнажать ноги-руки и раскручивать посетителей. Представляешь, у меня и отца теперь будет свое дело. Он написал доверенность на мое имя!

— Крис, можно тебя спросить? — Сьюзан уселась на козлы, щелкнула хлыстом.

— Спрашивай, Сьюзан! — Кристиан отряхнул пыль с костюма, устроился рядом с девушкой.

— Говорят, что это не твои деньги, а вдовы доктора? Правда, Крис? Ты ради денег забрался к ней в постель? Что-то не слишком верится в эти россказни! — Фургон покатил по дороге. А Сьюзан запела своим гортанным голосом воинственную индейскую песню.

Кристиан печально покосился на нее, взмахнул рукой и, улучив момент, когда в ритмичной мелодии возникла пауза, ответил:

— Сью, что бы я ни сделал, я не вор! Это мои деньги! Но как доказать это окружающим? Я никогда не брал денег у женщин! Это противоречит моим правилам, милая Сью!

— Но как мне хотелось бы знать, что произошло между вами! — лукаво усмехнулась девушка. — Это очень заметно было, когда мы с ней резали и заштопывали ублюдка управляющего. Направляя повозку в сторону почтовой станции, она поинтересовалась: — Ты как, Крис? Останешься проигрывать свои денежки или вернешься со мной в Туин-Фолс?

— Возвращаюсь! — Кристиан сидел задумавшийся и немного озабоченный. — У меня остались кое-какие нерешенные дела. А мы успеем вернуться до темноты, Сью?

Если не будет никаких осложнений, то успеем! — уверенно заявила девушка, но тут же огорченно присвистнула.

Фургон повернул на Мейн-стрит, и взору открылась не очень радостная картина. Возле отеля «Айдахо», подпирая бедром стену, стояла воинственно настроенная Хелен. Ее охраняли три парня с кулаками размером в отбойную кувалду.

Кристиан растерянно посмотрел на них. Он не считал себя слабаком, но справиться в одиночку был, скорее всего, не в состоянии. Оставлять вещи и удирать, не расплатившись за номер, он не собирался. Полиция тут же направится по его следу. Но ему уже надоели разборки и подозрения.

Хелен торжествующе зашагала навстречу. Парни, напрягая плечи и поигрывая мышцами рук, сопровождали проститутку, всего лишь на шаг отставая от нее. Намерения компании были ясны.

Задерживаться на проезжей части было нельзя, надо было сворачивать на стоянку дилижансов и прочих экипажей. Но много ли толку, если Сью загонит фургон во двор почтовой станции, а выехать назад им не дадут? Однако делать было нечего, и Сьюзан свернула наудачу. Кони, словно почувствовали тревогу седоков, взволнованно заржали и стали бить копытами.

— Иди сюда, кроличек мой! — Хелен шла рядом с экипажем. — Что молчишь, приятель? Мои ребятки хотят размяться с тобой!

Сьюзан хотела повторить утренний фокус с хлыстом, но боялась, что могут пострадать невинные прохожие.

— Эй, приятель? — окликнул Криса знакомый голос. Возле дилижанса, готового отправиться в Туин-Фолс, прохаживался Салливан Росс. Заметив Хелен в сопровождении грозной троицы, он крикнул: — Клод! Приятель! Нашего друга Криса обижают!

— Кто? — Клод Паттерсон, сидя на крыше экипажа, неуклюже поворачивался всем своим внушительным корпусом.

— Джентльмены! — объявил Мэтью Уэст, кучер дилижанса. — Не соблаговолите ли вы подождать четверть часа? Надо выручить одного моего приятеля. Этот парень тоже торопится в Туин-Фолс! Хотя у него свой экипаж да еще с прелестным возницей! Но им мешают проехать дрянные мальчишки. Поможем?

Компания человек из пяти сорвалась с места и двинулась к Хелен и возглавляемой ею шайке.

— Как неприятно, когда милые, но испорченные девочки вмешиваются в мужские дрязги! — Мэтью накручивал на руку сыромятный хлыст. — Не поверю, малышка, что он тебе не заплатил или как-то еще обидел! Что ты хочешь?

Шайка попятилась и вскоре исчезла из поля зрения, растворилась в толпе, бредущей по Мейн-стрит.

И точно через четверть часа по Западному шоссе в сторону Туин-Фолса мчал дилижанс, а следом за ним, немного приотстав, чтобы пассажиры не вдыхали рыжую едкую пыль, переваливаясь на выбоинах и рытвинах, катил фургон, пассажиры которого дружно выкрикивали боевые индейские песни.

Глава 10

Мелисса вышла в прихожую, чтобы встретить посетителей. А в душе у нее царила сумятица. Гостей оказалось не так много, как она предполагала. На крыльце ее ожидали только самые, как когда-то она считала, близкие ее приятельницы. Миссис Кэтрин Прэгер, все еще чувствуя себя важнейшей персоной общества, гордо подняв голову, озирала Мелиссу с высоты своего роста. Миссис Руфь Кауфманн робко скрывалась за спиной Кэтрин и смущенно поглядывала на хозяйку дома. В руке она держала коробку с воздушными пирожными. Миссис Ханна Фишер со скорбным выражением лица держалась за сердце. И в довершение на площадке перед домом остановилась потертая от времени открытая коляска, из которой степенно спустился мистер Джозеф Баллард, городской адвокат.

— Добро пожаловать, леди! Добро пожаловать, мистер Баллард! Проходите, пожалуйста! — Мелисса улыбалась, словно в ее жизни ничего серьезного не происходило. Она понимала, что приятельницы и адвокат прибыли, скорее всего, с недобрыми вестями.

— Ты, дорогая Мэл, вероятно, не в курсе дела, если так беззаботно улыбаешься? Мы пришли выразить тебе сочувствие. Мы очень сожалеем, что пустили события в городе и в твоей личной жизни на самотек! Ты неопытна, выйдя из колледжа, сразу попала под опеку доктора. И никогда не жила самостоятельно! — Миссис Прэгер по привычке играла роль первой скрипки. Она старалась произвести впечатление и тщательно подбирала слова, что, по ее мнению, придавало речи многозначительность.

— А что случилось, леди? — Мелисса провела посетителей в дом. Удобно устроила каждого в гостиной. — Прошу вас, устраивайтесь поудобнее. Все сидячие места в вашем распоряжении!

Заметив прижавшегося к стене коридора Филиппа, миссис Руфь Кауфманн сделала ему знак, указав головой на кухню. И сама последовала за ним. Вернулась она с горячим чайником, подносом пирожных и тут же извинилась:

— Прости, дорогая Лисси, что я взяла на себя роль хозяйки дома без твоего разрешения! Где у тебя чайные чашки? Гости не против того, что мы с Филиппом заварили чай?! Или сварить кому-нибудь кофе?

— Это ты меня прости, дорогая Руфь! И, пожалуйста, будь хозяйкой и дальше! Словно на заседании общественного совета! — поспешила расшаркаться Мелисса. — Я не ожидала никого сегодня. Собрание общественного совета назначено на завтра, я не ошибаюсь? Впрочем, не поймите меня неверно. Я всегда рада вашему появлению в моем доме. К сожалению, кроме домашних лепешек ничего к чаю не могу предложить.

Миссис Фишер, как всегда, была настроена более решительно и любила грубовато расставлять все точки над «i»:

— Мы пришли, чтобы сообщить тебе, Лисси, что Кристиан Бентон скрылся из города вместе с твоими деньгами!

— Моими деньгами? — Мелисса довольно искренне изобразила изумление, словно первый раз слышала об этом. Хотя еще вчера она была такого же мнения. — Я не понимаю, о чем идет речь! Возможно, кто-то разъяснит? — Она обвела заинтересованным взглядом всех присутствующих.

— Хорошо! — вступил в разговор встревоженный мистер Баллард. — Попытаюсь все разъяснить. Как ваш адвокат, миссис Коуплендл, я давно веду ваши финансовые дела. И должен доложить, что два дня назад мистер Кристиан Бентон закрыл счет, который вы распорядились открыть на его имя. Он снял все деньги. Вероятно, я правильно сделал, что перевел с вашего счета всего половину состояния!

— Почему только половину?! — Мелисса возмутилась. — Я распорядилась, чтобы вы сняли все деньги, положенные на мой счет доктором. То есть мистером Коуплендлом! Все эти деньги принадлежать мистеру Бентону. Они все принадлежат ему и только ему.

— О чем ты говоришь, Лисси?! — миссис Прэгер изумленно уставилась на хозяйку дома. — Эти деньги принадлежат мистеру Бентону?! Я не верю своим ушам! Почему же тогда мистер Коуплендл завещал их тебе?! Ты хочешь сказать, что доктор присвоил чужие деньги?! Это какая-то чушь!

— Нет, это не совсем так! Между ними существовал негласный договор. Но, можешь поверить: деньги действительно принадлежат мистеру Бентону! Я со всей ответственностью заявляю, что это — не мои деньги.

— Миссис Коуплендл, как же вы будете жить? — адвокат казался огорченным и озабоченным. — С этой суммы вы имели приличную годовую ренту. У вас же остались лишь жалкие крохи! Вы привыкли не слишком стеснять себя в расходах!

— Но, вместе с тем, я никогда не стремилась к роскошному образу жизни! — возразила Мелисса. — Ну, что ж! В данной ситуации пострадают мои самые несостоятельные пациенты, для которых я больше не смогу покупать лекарства и медикаменты! — огорчилась она и тут же просияла, обрадованная неожиданно пришедшей в голову идеей: — Но я создам благотворительный фонд! Надеюсь, что наш общественный совет примет самое активное участие в работе данного фонда и поможет мне контролировать бюджет! Я не прошу вас ответить согласием тотчас! Но, пожалуйста, подумайте!

Дамы в изумлении смотрели на нее, словно на умалишенную. Мелисса принялась разливать чай и разносить гостям. Мистер Баллард чувствовал себя явно не в своей тарелке. Ему казалось, что глупость его сегодняшнего визита слишком очевидна.

— Вы должны хорошенько подумать, миссис Коуплендл! — адвокат решил все-таки настоять на своем.

— О чем вы говорите, мистер Баллард?! — Мелисса угостила всех чаем и теперь разносила пирожные, раскладывая их на тарелочки.

— Мистер Бентон не претендует на те деньги, которые остались на вашем счету! Вы можете распоряжаться ими по-прежнему!

— Позвольте полюбопытствовать, мистер Баллард! Извините, леди, что отвлекаю вас от важного вопроса, обсуждать который вы пришли! Мне очень хотелось бы знать, как распорядился половиной суммы мистер Бентон?!

— Он купил немного акций «Западной» на имя малюток мистера Фосдик. Миссис Фосдик принесла акции мне домой сегодня рано утром и хотела вернуть их. Я и сам в растерянности, но у меня хватило убедительности уговорить ее принять подарок мистера Бентона. Ими могут распоряжаться только близнецы и только по достижении ими совершеннолетия. А теперь, когда в компании дела идут на лад, у малюток имеется неплохой капитал для начала жизненного пути!

Отлично! Дальше?! — Мелисса неожиданно испытала удовлетворение и захлопала в ладоши, точно ребенок. Она думала о Кристиане и пыталась понять логику его поступков. Значит, он все-таки не столь плох, если вспомнил о несостоявшихся крестниках. Кстати, по логике вещей, Крис должен вернуться, чтобы крестить малюток!

— Немного денег он вложил в разработку шахты мистера Шенли, — продолжал докладывать мистер Баллард. — Мисс Сьюзан Шенли отправилась в столицу на склад подержанного оборудования. Она должна вернуться сегодня к вечеру.

— Со вчерашнего дня она не мисс Шенли, а миссис Фишер! — возразила Ханна Фишер. — К сожалению, наша Сью отправилась одна в такую опасную поездку! — огорченно заявила бывшая хозяйка конюшен и, картинно вздохнув, добавила: — Я так беспокоюсь за новую миссис Фишер. Марк и Сьюзан вчера оформили свой брак в мэрии! Но предпочитают пока жить в гостинице. А в ближайшее воскресенье они собираются обвенчаться!

— Сьюзан по-прежнему ходит в этих ужасных штанах, Энн! — осуждающе отметила миссис Кэтрин Прэгер. — И ты ей потакаешь? А ведь совсем недавно ты была не в восторге от выбора своего сына!

— Что делать?! — миссис Фишер была на удивление спокойна. — В брюках удобно ездить верхом на лошади, сидеть на козлах фургона. Не говоря уж о том, чтобы пробираться по выработкам и штрекам в шахте! Сьюзан теперь совладелица Поляны Мертвого Койота!

— Кто бы мог подумать, что ты станешь такой феминисткой, Энн?! — возмущенно выкрикнула миссис Прэгер, шумно отодвинула от себя чашку с недопитым чаем. И, оттолкнула столик так, что не поддержи его Руфь Кауфманн, он бы упал на пол.

Ваше мнение, миссис Прэгер, теперь мало кого волнует! — парировала миссис Фишер. — Уж как вы ратовали за мистера Гриффина, все отлично помнят! — Ядовито добавила она. — И что теперь? Он оказался подлецом, мошенником, казнокрадом! — Она нарочито обращалась к миссис Прэгер на «вы», как бы возводя между собой и Кэтрин стену и отгораживаясь ею от прошлого.

— Я до сих пор уверена, что мистера Гриффина, этого прекрасного человека, настоящего джентльмена, оклеветали! Он стал жертвой преступного сговора мистера Бакли и этого Кристиана Бентона! — настаивала миссис Прэгер.

— Тебе, Кэтрин не кажется, что ты перегибаешь? И если Кристиан Бентон узнает об этом, он вправе подать на тебя в суд! — не выдержала всегда миролюбивая миссис Кауфманн. — Обществу нужны преобразования! Прогресса науки и техники не остановить! А мода всегда следует не только веяниям нового времени, но и логике удобства и целесообразности.

— А я давно уже готова к тому, чтобы тоже облачиться в брюки! — доверительно сообщила Мелисса и засмеялась, надеясь таким образом погасить разгоравшийся спор. — Особенно, когда отправляюсь на вызовы в горы! Это очень удобно, когда садишься на лошадь верхом!

— Тебе, наверное, очень подойдет мужская одежда, Лисси! Даже больше, чем какому-нибудь толстяку! — обрадовалась миссис Кауфманн. — Ты будешь выглядеть очень эротично!

— Вы рассуждаете, как продажные женщины! Моему терпению пришел конец! — миссис Прэгер вскочила и, громко топая, неуклюже выбежала из гостиной.

Мелисса, как вежливая хозяйка, вынуждена была последовать за главной гостьей.

— Кэтрин, дорогая! — умоляюще упрашивала молодая женщина. — Остынь и вернись, пожалуйста! Прошу! Никто не хочет тебя обижать! Мы тебя любим!

— Не смейте больше называть меня на «ты», миссис Коуплендл! Вы вступили в преступную интимную связь с этим Кристианом Бентоном! Весь город знает об этом! Не соблюдая приличий, пустили его на не успевшее остыть брачное ложе мистера Коуплендла! Он, верно, не удовлетворял ваши развратные желания и запросы, миссис Коуплендл?! А когда этот проходимец, Кристиан, вас бросил, вы принялись его защищать! И заплатили ему, как престарелая, богатая блудница платит молодому любовнику! Вы проматываете наследство, оставленное вам уважаемым доктором! Моей ноги больше не будет здесь! Вы — сущая безбожница! Отступница от христианства! — громко хлопнув дверью, Кэтрин Прэгер спустилась с лестницы и зашагала к своему экипажу, где ее дожидался верный кучер.

У Мелиссы от обиды на глазах выступили слезы. Но она не собиралась никому давать отчет о своих отношениях с кем бы то ни было. Она остановилась в прихожей. Несколько минут смотрела в зеркало на свое отражение и пыталась прийти в себя. К горлу подступал комок, душили незаслуженные слезы. За что накинулась на нее правильная миссис Прэгер?

Успокоившись и промокнув глаза, Мелисса, не спеша, вернулась в гостиную с прежней, приветливой улыбкой на лице.

— Все в порядке, мистер Баллард! Все в порядке, леди! Думаю, миссис Прэгер немного погорячилась! Она остынет, одумается, и все будет по-старому! А мы сделаем вид, что ничего страшного не произошло, хорошо?!

Однако в атмосфере гостиной чувствовалась неловкость, возникшая после выходки Кэтрин Прэгер. Подруги Мелиссы не смотрели на хозяйку дома. Стыдно было за то, что они так неделикатно вломились в жизнь взрослой, самостоятельной, умной женщины, знающей себе цену. Первой пришла в себя, как всегда, доброжелательная миссис Кауфманн:

— Лисси, дорогая! Прости нас! Все решили, что после отъезда мистера Бентона ты сама не своя! Плачешь от обиды и унижения!

— Какого унижения?! — Мелисса возмущенно посмотрела на гостей. — Меня никто не обидел. Но за сочувствие по поводу гибели моего сводного брата, которое вы, вероятно, хотели высказать мне, как верные подруги, спасибо! Каким бы он ни был человеком, я помню его ребенком — добрым и отзывчивым! И не хочу говорить о нем ничего плохого! Он умер, и вместе с ним умерло мое прошлое. Душа Джона Паркера теперь пребывает в вечности. Пусть покоится с миром! — Она нервно прошлась по гостиной, словно осматриваясь с настороженностью и опаской.

— Аминь! — дружно отозвались на ее пламенную речь гости.

— А для мистера Гриффина я приготовила корзинку с продуктами. И попрошу разрешения у мистера Бакли посетить подозреваемого. Ему еще необходима медицинская помощь! Невозможно даже виновного и осужденного оставлять без вспомоществования!

Дорогая Лисси! — миссис Фишер необычайно успокоенная, отчего выглядела теперь вполне умиротворенной и помолодевшей, стала прощаться первой: — Ты ведешь себя исключительно достойно, Мелисса! Как настоящая христианка! Мы удовлетворены состоянием твоего духа! Держись и дальше так!

— Всего доброго и вам, дорогие мои! Не волнуйтесь за мое будущее, мистер Баллард! Я не собираюсь сидеть дома и рыдать! Мистер Джейкоб Андерсон, наш новый врач, был вчера у меня с визитом! Он оставляет за мной акушерскую практику и пользование больных детей! Надеюсь, что этих средств и того, что осталось мне от родителей, хватит на сносное существование в Туин-Фолсе, где жизнь пока что достаточно недорога!

— Не слишком ли ты оптимистична, Лисси? — встревожилась миссис Кауфманн. — Тебе будет очень и очень трудно! Но я поддержу твою идею по поводу благотворительного фонда! Наверное, стоило бы подумать о проведении благотворительных ярмарок рукоделия и подержанных вещей?!

— С такими помощницами мне будет легко и радостно! Я справлюсь! — уверенно заявила Мелисса. Хотя частично разделяла мнение подруг о том, что ей придется трудно. Она уже просуществовала несколько месяцев без покровительства мужа. Ей не хватало его как врача-специалиста, как наставника и учителя.

Но за эти несколько месяцев она научилась самостоятельно искать выход из тяжелых ситуаций, решать кучу хозяйственных вопросов, в чем ей помогали настойчивость, а порой и женское обаяние.

Она привыкла во всем доверяться именно этой троице, и теперь изо всех сил сдерживалась, чтобы не показывать им письма, которые она обнаружила. В городе никто не должен знать об этих письмах! Особенно, если Кристиан вернется! Как бы ни складывались обстоятельства, ей не нужен этот человек! Она постарается не думать о нем!

Да, возможно, он самый замечательный и самый обаятельный мужчина, какого она встретила в жизни! Но все равно, он обманул ее! Хотя она была готова многое простить ему только за то, что, завладев деньгами, он не забыл про малюток четы Фосдик и Сьюзан!

Провожая гостей, так внезапно оказавшихся в ее доме, она по-прежнему приветливо улыбалась. На прощанье расцеловалась с Руфь Кауфманн и даже с Ханной Фишер. И долго, стоя на крыльце, смотрела вслед удаляющимся экипажам.


Кристиан возвращался в Туин-Фолс, удобно устроившись среди горного оборудования в фургоне Сьюзан. Девушка тоже облюбовала лежачее место. Его тут же, с особой охотой приготовили для нее Салливан Росс и Клод Паттерсон. Сами они перебрались на козлы ее повозки. Кристиану особенно была заметна перемена, случившаяся со Сьюзан. Девушка стала более уверенной, оживленной и даже похорошевшей.

С Салливаном Россом и Клодом Паттерсоном она почти мгновенно нашла общий язык. Стоило ей обратиться к первому «мистер Росс», как второй тут же обратился в слух и устроился рядом с другом, чтобы оказаться в поле зрения обаятельной и остроумной Сьюзан. И та не сочла за труд с каким-то пустячным вопросом обратиться к «мистеру Паттерсону».

Эти тридцатилетние увальни готовы были выпрыгнуть из себя, чтобы только услужить миссис Фишер.

— Сью, дорогая! Когда ты успела стать миссис Фишер? — Кристиан был одновременно растерян, обрадован и немного обижен на Марка за то, что тот не предупредил его.

— Вы же вздумали сбежать, мистер Бентон, точно крыса с корабля! — сердитым шепотом объяснила ему Сьюзан. — Марк очень расстроился, когда узнал о твоем побеге. А мне надоело ждать и полагаться на волю случая! Я поняла, что очень люблю Марка, какой бы он ни был! И не хочу больше расставаться с ним!

— Ты простила Марка, Сью?! — Кристиан пытливо смотрел в ее глаза, представляя перед собой только Мелиссу.

— Когда любишь так сильно, то понимаешь, что и прощать ничего не надо. Принимай все в жизни так, как есть! И люби то, что тебе досталось. Просто надо учесть, что Марк — домашний мальчик. Он очень любит маму и своих лошадей! Я полюбила то, что любит он. И думаю, все будет замечательно!

— Значит, ты считаешь, что женщина должна любить дело, которым занят ее возлюбленный? — продолжал расспрашивать Кристиан. И пытался представить, что же тогда должен делать влюбленный мужчина.

— Совсем не обязательно! Ты собираешься любимой женщине сделать предложение, Крис?! — Сью довольно ухмыльнулась. — Боюсь, что после твоего подлого побега миссис Коуплендл выставит тебя за дверь, так и не выслушав твои объяснения. И это будет справедливо. Потому что у обиженной женщины можно вымолить прощение. А у оскорбленной — никогда. Разве только приложить для этого огромное терпение и упорство. И сначала вернуть ее доверие, а потом добиться прощения!

Сьюзан повернулась на бок, оказавшись спиной к Кристиану. И через какое-то время задышала глубоко и ровно. Она казалась заснувшей. Но на самом деле девушка не спала, а лежала, закрыв глаза, и вспоминала Марка, Мелиссу. Она искренне радовалась за «леди доктор» — ее любят. И сочувствовала Кристиану, которому предстояло решить непростую задачу — доказать свою любовь.


Вечерело, когда фургон свернул на подъездную дорогу к Туин-Фолсу. На горы опускался туман, окрашенный закатным солнцем в оранжевые и лиловые тона. Зрелище открывалось фантастическое. Причудливые скалы с плоскими вершинами обрывались вниз, разделенные отвесными каньонами и крутыми оврагами. Трещины и расселины покрывались зеленью и цветами.

Весна в горах Йеллоустон была в полном разгаре. Свистели птицы и урчали ярко-зеленые и оранжевые древесные лягушки. Их свадебные песни сливались в нестройный хор, в котором каждое существо непостижимым образом слышало только ему предназначенное соло.

Стайка ребятишек мчалась по расцвеченному желтыми и красными маками лугу, пытаясь запустить в вечернее небо воздушного змея. Бумажное чудовище, расписанное невообразимыми иероглифами и расцвеченное яркими красками, было, вероятно, сотворено не без помощи бумажных дел мастеров из какой-нибудь лачуги Чайна-Тауна.

Оно подскакивало невысоко, рыскало из стороны в сторону, рвалось с короткой нити. А ребятишки не догадывались отпустить нитку длиннее. Из-за этого передняя часть перевешивала. Змей спотыкался над их головами, словно ударившись о невидимое препятствие, и отвесно падал вниз.

— Куда тебя подвезти? — Кристиан очнулся, вопросительно глянул на Сьюзан. Девушка сидела, касаясь бедром его ноги, и переплетала свои черные косы. От нее шло мягкое тепло. Оно согревало, но не обжигало Кристиана, точно Сьюзан была его сестрой. — В «Тиару»? Боюсь, что получить там номер теперь будет трудно!

— Спасибо, Сью! А разгрузиться? — Кристиан взялся за свои переметные сумки. Мистер Росс и мистер Паттерсон тоже выгружались, умильно и приветливо прощаясь с девушкой.

— Мы не прощаемся навсегда, миссис Фишер! — благодушно пророкотал Салливан. — До завтра!

— Держи с ними ухо востро, Сью! — предупредил Крис.

— Это ты, мистер Бентон, в благодарность за то, что тебя выручили?! — недовольно проворчал Салливан, а молчаливый Клод покосился на молодого человека осуждающе.

— Не ругаться! Разберемся! — Сью устроилась на козлах. — Приходите завтра пораньше в конюшни! Поедем на шахту. Осмотрим место работы. Провианту для такой компании маловато! Может быть, придется еще раз съездить в столицу штата!

Она взмахнула хлыстом, звонкий щелчок заставил лошадей резво взять с места. Упряжка потянула фургон в сторону конюшен. Троица путешественников направилась к дверям гостиницы.


Появление компании на пороге «Тиары» можно было сравнить со взрывом снаряда. Звон пивных кружек и оживленные разговоры стихли. Танцующие пары рассредоточились по углам. Музыканты сбились с ритма и перестали играть. Ударник осторожно отпускал ногу, медленно возвращая верхнюю тарелку на исходную позицию, а ладонью прижал рокочущий барабан, куда только что опустилась колотушка.

— Туш, джентльмены! — прокричал Оскар. И ловким движением вынул из-под прилавка большой бумажный лист. Развернув его во всю ширину, поинтересовался: — Ты как, Крис? Навсегда? Или только на время? Мы тут ударили по рукам!

— Занимаешься противозаконной деятельностью? Раскручиваешь тотализатор и принимаешь ставки, букмекер?! — Кристиану не нравилось столь пристальное внимание к его персоне. — Не боишься прогореть? И какие же ставки?

— Опоздал! — радостно выкрикнул Оскар. — Ставки не принимаются! Ставок больше нет!

— Тебе не в баре, а в казино служить! Крупье! — прокомментировал Кристиан.

— А мы свой тотализатор организуем! — Салливан взмахнул новенькой купюрой. — Ставлю сотню! Миссис доктор прогонит его в два счета! Кто против?!

Крис с неудовольствием посмотрел на него и заметил:

— Ты же обещал, Салливан Росс, что больше не участвуешь в азартных играх!

— И пусть это будет последний тотализатор в моей жизни! Слово горняка! — заорал раззадорившийся молодчик и шлепнул сотню на ближний стол.

К столу тотчас же со всех сторон потянулись руки с бумажками разных достоинств. К верзиле пыталась прорваться какая-то миниатюрная девица в короткой юбочке. Ее оттирали парни.

— Не лезь, малютка! Дело серьезное, мужское!

— Стоп! — скомандовал верзила Салливан. Он устроился на стуле, поднял девушку над столом. Она мелькнула коротенькой юбочкой, сверкнула худенькими ножками и плотно приземлилась на одном колене великана. — Тебе удобно, детка?! — поинтересовался довольный Салливан. — Как тебя зовут?

— Маргарет! Маргарет Лачлан, мистер! — прощебетала девушка, крепко обхватив Салливана за шею тонкой рукой, а головой нежно прижимаясь к его волосатой груди.

— Я буду называть тебя Мэг! Согласна? Или милая Перл! — Росс бережно, насколько это было возможно, обхватил лапищей тонкую талию.

— Я не мешаю вам, мистер Росс? — нежно ворковала Маргарет, все плотнее приникая к плечам и мускулистому торсу.

— Ни в коем разе, Мэг! Ни в коем разе, мой драгоценный Перл!

Кристиан обрадовался, что внимание с его персоны переместилось на колоритную парочку. Все с интересом наблюдали за развитием событий!

Молодой человек подошел к Оскару. Тот встретил его недовольной гримасой.

— Вернулся, приятель?! Я точно знал, что вернешься! Ты увез ключ от номера! Придется поставить тебе в счет трое суток!

Кристиан принялся лихорадочно шарить по карманам дорожного костюма, в котором выезжал из «Тиары». Ключ тотчас же нашелся. Он вынул из кармана брелок с номером двадцать семь!

— Верная примета! — восхищенно сказал Оскар. — Еще ни разу не подвела!

— Ты, наверняка, все подстроил, Оскар?!

— Не утверждаю, но и не отрицаю, Крис! Ладно! — примирительно сказал бармен и портье в одном лице. — Надеюсь, теперь можно будет расширить дело, взять помощника, а то и двух. По поводу трех суток я просто пошутил, приятель! Замечательного пребывания в «Тиаре», мира и спокойствия, мистер Кристиан Бентон!

Поднявшись на второй этаж, Крис неспешно подошел к номеру, отпер дверь и, шагнув внутрь, тотчас же повернул кнопку выключателя. Комната поразила своим обновленным видом. Стены оказались оклеены новыми вполне симпатичными обоями. Правда, не самыми дорогими. Но они гармонировали со шторами шоколадного цвета. И создавали ощущение домашнего уюта и теплоты. Постельное белье на кровати — белоснежное и накрахмаленное. Одеяло — только что из магазина. Стул возле кровати — с новой обивкой. И даже старенький медный умывальник начищен до золотого сияния.

И лишь в соседнем номере неутомимая парочка по-прежнему предавалась любовным забавам! Да так, что от их страстных телодвижений, стонов и криков, вздрагивали и звенели никелированные шары на спинках широченной кровати. И слегка покачивался под потолком плафон с тусклой лампочкой.

Раздевшись, Кристиан освободил карманы дорожного костюма от разной мелочи и бросил его в угол. Вымылся над раковиной умывальника по пояс. Вода была холодная и хорошо взбодрила его. Кристиан вытерся чистым полотенцем, тщательно расчесал влажные волосы. Выложив на кровать одежду из сумок, он стал выбирать, что надеть. Сообразил, что нельзя облачаться в пиджачную пару с белой рубашкой. Костюм предназначен для торжественных случаев, крестин или венчания. Выбрал клетчатую рубашку из фланели и джинсы. Он помнил, что нравился Мелиссе больше всего именно в этом наряде. Возможно, потому, что вид у него становился домашний.

Волновался молодой человек больше, чем когда-то перед самым первым свиданием. Нет, он не забыл ту девушку, которая подарила ему любовь. Это произошло давно, еще во время гражданской войны. Она была мила, как все девушки в восемнадцать лет. Но быстро поняла, что он никогда не женится на ней. И вышла замуж за тридцатилетнего сержанта из восьмой роты. И тот вскоре отправил жену к своим родителям под Милуоки, подальше от мужского общества. Ее звали Доротти! Да, он помнил точно! Доротти Парсонс! Она была симпатичной пышнотелой блондинкой.

Переодевшись, он накинул джинсовую куртку. Пониже на лоб нахлобучил черную шляпу. Закрыв номер на ключ и спустившись вниз по боковой лестнице, Кристиан оказался на Мидоуз-стрит.

Ему казалось, что он много лет назад покинул этот славный городок. И теперь он, вернувшись из прошлого, ступал по этим улочкам, шагал мимо скромных цветников, мимо скамеек, на которых днем сидели няньки, присматривающие за детьми, а сейчас, вечером, влюбленные парочки, не нашедшие себе иного приюта. Он понимал, что сегодня Мелисса так же далека от него, какой была две недели назад, когда он впервые после многолетнего отсутствия ступил на крыльцо дома доктора Коуплендла.

Кристиан решил действовать по обстоятельствам. Если Мелисса будет дома, то он попытается попросить прощения. Если она будет отсутствовать, то ему предстоит исхитриться, чтобы как-то проникнуть в дом и выкрасть свои письма. Она не должна знать, что он взял у нее свои деньги. Если эта женщина не сумеет его простить, пусть возненавидит окончательно! Он способен приносить близким и любимым людям одни только неприятности. Зачем же подвергать риску такую молодую, красивую и умную женщину?

Сьюзан намекала, что новый врач больше подходит Мелиссе по социальному положению, по образованию, по близости их интересов.

От подобной мысли он заскрипел зубами. Конечно, надо было бы познакомиться с этим врачом. Посмотреть ему в глаза. Перекинуться несколькими фразами, понять, что он за птица. Но все еще впереди!

Сначала надо попробовать отыскать письма. Или попросить прощения у Мелиссы. Конечно, она, как всякая женщина, вывалит ему на голову тысячу упреков, будет плакать, требовать непонятно чего. Кристиан тяжело вздохнул. Он, как любой нормальный мужчина, не выносил женских слез.

Подходя к дому, Кристиан обратил внимание, что в операционной горит яркий свет. Дверь в приемную комнату была закрыта. Молодой человек осторожно повернул ручку. Дверная створка легко подалась. Стараясь ступать бесшумно, Кристиан проник в дом.

Мелисса, повязанная белой косынкой и облаченная в клеенчатый фартук, оперировала какого-то здоровенного парня. По всей видимости, новый врач не завоевал пока что доверия у населения, и Мелиссе вполне хватало работы.

— Расслабьтесь, — прикрикнула в это время женщина, — расслабьтесь, Дэнис! Вам совершенно не больно! Я же вкатила вам дозу морфия! Мистер Девлин! Вот когда Чарльз Гриффин ткнул вас острым стеклом, тогда было больно! Не распускайте руки! Филипп, придется дать пострадавшему подышать эфирными парами!

— Я плыву, мэм! — радостно сообщил Дэнис. — Я попал на небо! — пропел он. — Мэм! Миссис Коуплендл!

Кристиан узнал в мускулистом мужчине одного из доверенных «парней» шерифа Бакли. Неужели в полицейском участке произошла потасовка? Он мысленно отметил, что попозже надо зайти в сторожку к Филиппу и узнать, каким образом пострадал Дэнис Девлин.

А пока, воспользовавшись тем, что дверь в коридор оказалась приоткрыта, Крис проскользнул в неосвещенное помещение. Половица под ногами неожиданно предательски скрипнула.

— Кто-то есть в доме, Фил? — поинтересовалась Мелисса, она всегда отличалась превосходным слухом. — Сходи, посмотри, пожалуйста?!

Крис прижался к стене за шкафом. Послышались шаркающие шаги. Филипп, судя по всему, протащился на кухню. По пути заглянул в кабинет. Плотно прикрыл дверь. Молодой человек облегченно выдохнул и ринулся к столу.

— Никого нет, мэм. — Филипп отчитывался перед Мелиссой таким тоном, будто был сам в чем-то виноват. Он как-то сильно постарел за последнее время. Странные метаморфозы происходили с людьми. Кристиана это не переставало удивлять и изумлять.

— Фил, да что сегодня с тобой?! — недовольно воскликнула Мелисса. — Ты словно сонная осенняя муха! Мне кажется, что в доме есть кто-то посторонний!

— Никого, мэм! Кроме нас троих, мэм! — Филипп не двигался с места.

— Иди к себе, Фил! Ты что-то совершенно раскис. Сейчас я закончу, только сделаю раненому инъекцию снотворного. — Зазвенели инструменты о металлический поддон. Что-то невразумительное бормотал Дэнис.

Кристиан торопливо подошел к письменному столу, быстро по очереди начал выдвигать ящики. Они были пусты. Кристиан не поверил своим глазам и посветил себе лампой. Ничего!

— Черт возьми! — Кристиан шепотом выругался. — Неужели опоздал?! Неужели Мелисса уже все знает? Тогда ему будет не очень стыдно встретиться с ней? Или наоборот? Кристиан растерялся.

Задвинув кое-как ящики, распахнул дверцы тумбочек. На полках были разложены журналы. Каждая стопка снабжена табличкой с названием, месяцем и годом выпуска. Можно легко обнаружить любой номер и любую необходимую статью.

Совершенно очевидно, что новая хозяйка такого богатого кабинета старательно поработала над оформлением своей библиотеки. Кристиан только сейчас обратил внимание, что все шкафы, шкафчики и этажерки приобрели совершенно иной вид.

Он словно попал в зал библиотеки. Над оформлением картотек и указателей явно потрудился профессионал. Кристиан посетил зал периодических изданий городской библиотеки Туин-Фолса всего один раз. Когда он вернулся, Стив Феллоуз, которого он случайно встретил в кафе, тут же сообщил, что в газете «Горняк» напечатали статью о соревновании забойщиков, где в числе трех победителей упоминалось имя Кристиана. Тогда он получил второй приз и конверт с вложенными в него двумя тысячами долларов. До первой премии в пять тысяч ему не хватило шести очков.

Ему некстати пришло голову, что именно в библиотеке он увидел Мелиссу первый раз. Тогда его зоркий глаз приметил незнакомую премиленькую, скромно одетую леди в трауре. Она разговаривала о чем-то с библиотекарем, представительным мужчиной средних лет, в очках с толстыми линзами. Мистер Джеймс Хопкинс с предупредительностью и преувеличенным вниманием выслушал ее и отрицательно покачал головой. А когда ученая леди, явно недовольная ответом, вышла, долго смотрел ей вслед, вцепившись длинными худыми пальцами в подоконник и мечтательно улыбаясь. Вдова ему, без сомнения, сильно нравилась.

Кристиан решился и поинтересовался, кто эта леди. И мистер Хопкинс сообщил ему, что это миссис Коуплендл — вдова местного доктора, полгода назад погибшего в горах во время выезда. Так Кристиан в первый же день пребывания в Туин-Фолсе узнал две потрясшие его новости: что доктор погиб и что он был женат на женщине-враче! И молодой человек долго не мог сообразить, какой из этих вестей он сражен сильнее.

Джеймс Хопкинс был старым холостяком и довольно завидным женихом Туин-Фолса. У него имелся свой дом и оставшееся от отца приличное годовое содержание, выражающееся в четырехзначной сумме. Это позволяло ему отдавать все личное время какой-то научной работе. А его статьи публиковались в самых дорогих и серьезных изданиях. И, судя по почерку на табличках и ящичках в кабинете Мелиссы, тут не обошлось без участия этого чертова зануды, книжного червя, мистера Джеймса Хопкинса! Кристиан недовольно нахмурился. Он чувствовал, что начинает ревновать Мелиссу к каждому свободному мужчине.

Он злился, понимая, что ни в какое сравнение не идет ни с мистером Хопкинсом, ни с мистером Джейкобом Андерсоном. Черт бы побрал этих книжных червей! Этих ученых сусликов! Этих дрессированных енотов-полоскунов! Этих образованных чистоплюев! Он не слышал шагов, увлекшись воспоминаниями и своими сердитыми рассуждениями. Резко обернулся на легкий скрип отворяющейся двери.

— Кто здесь? — Мелисса напряженно вглядывалась в темный силуэт. Вместо недавнего клеенчатого фартука на ней был клетчатый домашний передничек с узенькой оборкой по краю. — Филипп, вернись! — В руках она сжимала метлу с довольно длинным черенком.

Он отступил в тень большого книжного шкафа. В горле внезапно пересохло. Кристиан сдавленно прохрипел:

— Это я! Мелисса, дорогая!

— О-о! — женщина вскрикнула, но тут же справилась с собой. — Филипп? Где ты? Что здесь делает посторонний человек? Что вы потеряли в моем кабинете, мистер Бентон?! — ее голос был полон искреннего возмущения и негодования. — Каким образом вы проникли в мой дом? Филипп, да где же ты? Пожалуйста, поезжай за мистером Бакли! А я посторожу взломщика!

— Я-я! Дверь была открыта, мэм! — у Кристиана прорезался голос. Но он звучал неестественно тихо. — Мелисса, не делай вид, что не узнаешь меня! После всего, что произошло!

— Что?! — глаза ее сверкнули яростью. — Как вы смеете?!

— Что случилось?! — позади Мелиссы стоял Филипп. — Кто здесь?! — Старик угрожающе надвигался на незваного посетителя, еще ничего не соображая и не узнавая его. Кристиану ничего не оставалось делать, как выступить на освещенную часть кабинета и снять шляпу.

— Крис?! Это ты?! — Филипп обрадовался и успокоился. И даже заулыбался. — Мэм, это же Крис! Кристиан Бентон! Вы не узнали его? — Он сочувственно посмотрел на молодого человека, который стоял с виноватым видом. Мелисса же казалась разъяренной не на шутку. Фил вспомнил, как она запустила в него чашкой, и невольно сделал шаг назад под защиту двери.

— Что?! — Мелисса не унималась. — Филипп, ты сошел с ума?! Ты смеешь предполагать, что я знакома с каждым негодяем, тайно проникающим в мое жилище?! Интересно, что здесь потерял, как ты, Филипп, его назвал?! Ах, да, мистер Кристиан Бентон?!

О, Боже! Кристиана бросило в жар! Лоб покрылся липкой испариной! Неужели его опять посадят?! Неужели Мелисса угрожает серьезно? И она способна позвать полицию? Он вспомнил, как Сьюзан недавно говорила ему про обиженную и оскорбленную женщину. Господи, неужели жена Марка права?

Молодой человек ощутил себя униженным и растоптанным. Он ожидал чего угодно! Слез, упреков в предательстве, обмане, он взял деньги, которые завещал ей муж, и скрылся, точно пакостник-вор! Но он не был готов к холодному, расчетливому унижению!

— Ответьте мне, пожалуйста, мистер Бентон, что вы ищете в моем кабинете? В моем столе, наконец? — хозяйка дома внимательно смотрела на него, покусывая нижнюю губу. После первого испуга она успокоилась. И в ее взгляде он не видел ни прежнего интереса к нему, ни ненависти, ни разочарования, ни горечи. Словно она знала наперед, как он поведет себя. Это ее спокойствие странным образом сбивало его с толку.

— Я ищу… — он замолчал, совершенно ошарашенный ее холодной любезностью.

— Ну же! Продолжайте! Я жду! — она спокойно наблюдала, а Кристиан нервничал все больше и больше. Он не хотел, чтобы Мелисса вообще что-то знала о письмах. Интересно, что она сделала с архивом доктора? Бережно перебирала по одной бумажке? Или выбросила все разом? Прочла она письма, адресованные доктору? Или, не распечатывая, отправила в топку плиты? Может быть, поиски стоило начинать с кухни, с корзины для ненужных бумаг?

— Почему вы молчите, мистер Бентон? Я не выпущу вас из дома до тех пор, пока вы не ответите на совершенно простой вопрос! Или вы будете упрямиться. В таком случае я действительно рассержусь и отправлю Филиппа за полицией! Неужели так трудно удовлетворить простое женское любопытство? Или вы добиваетесь того, чтобы разозлить меня по-настоящему? А может, совершив однажды благородный поступок, вы спохватились и решили вернуть себе негатив и фотографии? — не унималась Мелисса, стремясь уколоть Кристиана побольнее.

— Не смей подозревать меня в подобной низости и подлости! — глаза Кристиана метали молнии.

Казалось, он готов ударить ее. — Мелисса, как ты можешь подозревать меня?

— Не смейте кричать на меня, мистер Бентон! — Мелисса казалась ему по-прежнему спокойной и непоколебимой. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. И от этого Кристиану становилось страшно. Неужели она всегда будет такой же бесстрастной и спокойной. Не женщина, а холодная мраморная статуя! Стоп! Что-то она слишком бледна! Так не может побледнеть бесчувственное существо!

— Мелисса, дорогая моя! Возможно, я повел себя, как последний подлец! Но только для того, чтобы… — Кристиан сделал шаг навстречу. Он никак не мог подобрать слова, чтобы она поверила ему! Никогда Кристиан Бентон не шантажировал женщин! Да и никого! Мелисса не должна думать, что он такой же подлый трус, как Джон Паркер или Чарльз Гриффин! И никогда он не существовал за счет других людей! Зарабатывать он умел и сам!

— Не смейте подходить ко мне, Кристиан Бентон! — он видел, что она едва стоит на ногах. Еще миг, и Мелисса упадет в обморок! Рухнет на пол! Кристиан рванулся вперед и успел подхватить ее на руки. Черенок выскользнул из разжавшихся пальцев, и метла с грохотом упала на пол.

— Боже! Крис, что ты натворил?! — Филипп с ужасом наблюдал за происходящим и весь дрожал.

— Воды! Принеси скорее воды, Фил! — Кристиан вынес Мелиссу из кабинета, прошел в гостиную и положил женщину на диван. — Мелисса, дорогая! Открой глаза! Пожалуйста! — Он нежно поцеловал ее в бледный лоб. Подышал на бледные губы. Поднял глаза к небу и взмолился — Господь, помоги ей прийти в себя!

Прибежал из кухни Филипп, принес чашку воды и трясущимися руками подал Кристиану.

— Мелисса, выпей немного! — Молодой человек прижимал край чашки к бледным полураскрытым губам. Вода проливалась на подбородок, стекала по шее под воротник платья. Мелисса вздрогнула и открыла глаза.

— Вы все еще здесь, мистер Бентон, — слабым голосом произнесла она. — Уходите! Пожалуйста! Я знаю, зачем вы пришли! — Она поднялась, неверными шагами направилась в кабинет. Филипп семенил рядом, поддерживая ее под руку.

Приподнявшись на цыпочки, Мелисса сняла с верхней полки этажерки шкатулку, откинула крышку и вынула тонкую связку конвертов, перетянутых бумажной лентой. Она протянула конверты молодому человеку.

— Возьмите их и уходите! Негатива и фотографий больше нет. И деньги я давно перевела на ваш счет. Мне они не нужны! Уходите!

Кристиан понял, что лучше ему сейчас уйти. Мелисса слишком нервничает. Она только делала вид, что спокойна и хладнокровна, и это стоило ей большого нервного напряжения.

Молодой человек положил письма в нагрудный карман и осторожно направился в прихожую. В душе рождалось чувство огромной потери. Как он мог! Как мог сам, своими руками разрушить то, к чему стремился когда-то: ощущение тепла домашнего очага, признательность и нежность к женщине, которая доверилась ему, подарила свою любовь, свою страсть, всю себя.


Мелисса прошла на кухню, взяла из кресла кошку, села на согретое животным место в кресле.

Положив кошку на колени, гладила растолстевшую за последние недели Лавли и постепенно приходила в себя. Кошка громко мурлыкала и изворачивалась под ласкающей ладонью. Она была счастлива, ведь хозяйка так редко гладила и нежила ее. Мелисса тихонько засмеялась.

Филипп, проводив Кристиана, тоже пришел на кухню. Растапливая плиту, виновато поглядывал на хозяйку. Им обоим чего-то не хватало. И они оба понимали — Кристиана. Добряка и балагура.

— Мэм? — старик не выдержал первым.

— Ты что-то хочешь сказать мне, Фил? — женщина улыбнулась через силу. — Говори! — Она продолжала гладить совсем разнежившуюся кошку.

— Мне кажется, что в доме кого-то не хватает, мэм! — он выжидающе смотрел на хозяйку. — Неужели вы не чувствуете, мэм?!

— Зачем тебе знать, Фил, что я сейчас чувствую?! — Мелисса с печальной улыбкой на губах мечтательно смотрела в окно, за которым виднелся хозяйственный двор, площадка с насосом над колодцем, несколько кривых яблонь, заросли шиповника и малины. А за ними, закрывая горизонт, возвышались плоские вершины Йелоустон, покрытые весенней, нежной травой и яркими горными пионами. А еще дальше — вечнозеленый сосновый лес на песчаных откосах.

— Я чувствую, Фил, только пустоту. Почему я не нашла этих писем немного раньше? Я была бы ко всему готова! Меня от его лжи точно выжгло изнутри! И теперь в сердце осталось черное пепелище! Понимаешь?! Впрочем, где тебе понять, что чувствует брошенная женщина?! — Горькие складки залегли возле ее губ.

— Вы рвете мне сердце, мэм! — всхлипнул расстроенный Фил. — Не надо, прошу вас, мэм!

— Ладно, Фил, прости! — Мелисса, сняла с коленей Лав ли. Та недовольно мурлыкнула, потянулась, вонзив когти в старую диванную подушку. — Что мы будем сегодня готовить?

— Все уже готово, мэм! Салат из молодого лука и укропа, мэм! И отбивные котлеты с жареным картофелем! Надо только подогреть. Я сделаю все очень быстро, мэм! Вы слышите, кто-то звонит, мэм! Открыть?

— Ну и замечательно! Возможно, кому-то нужна моя помощь? А если пришел здоровый человек, то не будем сидеть вдвоем с постными лицами! — встряхнулась и немного оживилась Мелисса. — Я открою, Фил! — И пошла по коридору легкими шагами. Она понимала, что Кристиан не посмеет вернуться прямо сейчас. Открыв дверь, она приветливо улыбнулась.

— О, я рада, сэр! Проходите, мистер Хопкинс! — Она посторонилась, вежливо пропуская нежданного гостя. — Вы не заболели?

— Добрый вечер, мэм! Если можно, зовите меня просто Джеймс! Вот решил полюбопытствовать, как вы обустроили свой кабинет, миссис Коуплендл?! Ничего, что я без предупреждения?! — он мило улыбался, прижимая к груди коробку дорогих конфет и букетик нежно-лиловых фиалок. — Прошу, мэм! — он предупредительно протянул подарки.

— Какие церемонии, мистер Хопкинс?! Вы правильно сделали! Мы с Филом собираемся обедать! Не присоединитесь к нам? Правда, ничего особенного не предлагаем! — Она взяла гостя за руку. — Вы не возражаете, если обед мы подадим по-домашнему, на кухне?

Библиотекарь прямо-таки млел от приветливости хозяйки дома. Он внимательно осматривался.

— Не возражаю, миссис Коуплендл! У вас очень уютно, мэм! Я пару раз бывал в гостях у мистера Коуплендла. Но тогда чувствовалось, что в доме нет женской руки! Прихожую не украшали эти милые акварели и гравюры! — Он, походя, делал Мелиссе комплименты, отмечая ее вкус и домовитость, что заставило женщину насторожиться. Однако внешне она никак не проявляла напряженности и осторожности. Судя по комплиментам, библиотекарь явился на разведку. Он должен выяснить, не имеет ли Мелисса виды на кого-нибудь, кроме него! Ее обычную любезность и вежливость, он воспринимал как знаки внимания. И поэтому делал ложные выводы из своих взаимоотношений с вдовой доктора Коуплендла.

— Спасибо, мистер Хопкинс! Проходите! Филипп, посмотри, кто почтил нас с тобой визитом?! — Мелисса остановилась возле буфета, достала чистое столовое белье. Жестом предложила гостю вымыть руки, предупредительно держа полотенце наготове.

Мистер Хопкинс с готовностью стал возиться возле умывальника. Тотчас же от охватившего его смущения уронил скользкий брусок мыла в раковину. С трудом поймал его, принялся намыливать свои сухие, но сильные, длинные пальцы.

— Погодите, мистер Хопкинс! — Мелисса помогла ему расстегнуть манжеты и немного засучить рукава. — Так будет лучше?!

Благодарю, мэм! — гость продолжил гигиеническую процедуру. А Мелисса с улыбкой наблюдала за тем, как начинает злиться Филипп. Она прекрасно понимала, что старик обо всем расскажет Кристиану. И была довольна произведенным эффектом. Ей было понятно: мистер Хопкинс пришел не только для того, чтобы посмотреть, как выглядят его карточки и таблички в ее кабинете.

Джеймс Хопкинс явился с дальним прицелом. Он ей давно симпатизировал. А в последнее время особенно и не скрывал этого. Когда Мелисса высказала однажды желание произвести учет книг в ее доме, Хопкинс с явным удовольствием вызвался ей помочь и почти полгода трудился над каталогом ее библиотеки.

Джеймс Хопкинс, высокий худощавый мужчина, всегда аккуратный и подтянутый, с хорошей стрижкой, тщательно выбритый, скромно, но добротно одетый, хотя и производил на Мелиссу благоприятное впечатление, был, по ее мнению, излишне костлявый и излишне скучный. Он отличался особой деликатностью в обращении с читательницами, которых в последние годы становилось все больше. Женское образование в стране переживало период расцвета: кто-то увлекался самообразованием, кто-то совершенно серьезно готовился к поступлению в колледж или даже в университет, чтобы получать профессиональное образование.

С особым уважением и почтением мистер Джеймс Хопкинс относился к женщинам-медикам и учителям. И всегда проявлял готовность помочь, если это было в его силах. Он тратил много времени на составление библиографических справочников по медицине. И Мелисса всегда с благодарностью думала о мистере Хопкинсе, когда пользовалась ими.

Усаживая библиотекаря, Мелисса задвинула стул, стоящий во главе стола.

— Здесь всегда сидел Бенджамин! А вы, мистер Хопкинс, располагайтесь здесь! — она предложила стул, на который усаживала в свое время Кристиана. От нее не укрылось недовольное выражение лица Филиппа, с которым тот наблюдал за ее действиями. — Что с тобой, Филипп? Чем ты недоволен?

— Извините, мэм! Можно, я пойду к себе? А то буду стеснять вас! — старик положил себе в судок картофель, сверху водрузил две котлеты. В маленькую миску отложил салат. — Извините, мистер Хопкинс! До свидания!

— Ну, что ж, Филипп! Иди к себе! — согласилась Мелисса, понимая, чем вызвано такое поведение старика.

И она была недалека от истины. Филипп считал, что никто, кроме его друга Кристиана Бентона, не имеет права претендовать на руку и сердце Мелиссы, пользоваться ее вниманием и любезностью.

Чувствовалось, как расслабился и успокоился гость. Словно с уходом старого слуги с него свалились оковы, сдерживающие его. Он оправился от смущения, движения его стали более уверенными и ловкими, внимание к Мелиссе более свободным и искренним.

— Вы прекрасная хозяйка, миссис Коуплендл. Доктору очень повезло, что именно вы были его женой! — библиотекарь выглядел восторженным романтиком. — Понимаете, миссис Мелисса, — сделал первый робкий шаг к сближению холостяк, — вы были самой замечательной супружеской парой в нашем городе! Все мы были потрясены трагической гибелью вашего мужа!

— С мистером Коуплендлом, то есть с Бенджамином, мы занимались общим делом. Я очень люблю медицину, в особенности акушерское дело! — завела Мелисса свою любимую песню.

Как воспитанный человек, Джеймс Хопкинс не посмел прервать ее рассказ невежливой репликой.

Но Мелиса поняла, что делать ей предложение он пока не будет, и даже вкусный обед не мог победить выражения скуки в его глазах.

Пообедав, они отправились в кабинет Мелиссы. Там мистер Хопкинс немного оживился, заговорил о своих любимых каталожных карточках, разделителях и прочей чепухе, которая, возможно, и облегчает жизнь читателю. Но Мелисса вдруг представила, что разговаривает о них с мужем каждый вечер. Она одернула себя внутренней репликой: «Размечталась, дорогая! Ты опережаешь события! Никто еще и не собирается делать тебе предложение!»

Но разговор о библиотечных делах показался ей скучным. Так же, как нестерпимо нудными выглядели в его глазах ее рассуждения об эмансипации и акушерской практике. Утомленные неинтересным общением, они расстались, Мелисса проводила явно разочарованного жениха до двери и отправилась спать. Но заснуть никак не могла. Ее мучила бессонница. И она понимала ее причину — она скучала без Кристиана. Ей страшно хотелось его видеть! И еще было ясно — она слишком сурово обошлась с ним сегодня.

Глава 11

Кристиан сидел в сторожке Филиппа, задумчиво перебирая и снова перечитывая свои письма. Наверное, он должен был поступить совсем просто. Признаться ей сразу, зачем приехал в дом доктора. Или, сообразив, что опоздал и доктор покоится на Восточном кладбище, собраться и навсегда покинуть Туин-Фолс. А он втерся в доверие к одинокой женщине, подарил ей надежду на романтические отношения, околдовал ее своими любовными чарами и бросил, не задумываясь о том, что оставляет ее с разбитым сердцем и без надежды на будущее.

— Зачем ты вернулся, Крис?! — в который раз вопрошал Филипп с горечью в голосе. — Она так страдала! Она даже от огорчения запустила в меня чашкой! А потом извинялась и плакала! Зачем ты вернулся, Крис?

— Не знал, что она прочитала письма! Что же до твоих упреков, то пойми: я не создан для семейной жизни! И ничего ей не обещал!

— Тебе стало легче, когда она узнала, что ты украл у нее свои деньги?

— Не знаю, Филипп! Но почему доктор не оставил мне никакого объяснения?

— Она не отдала тебе это письмо! Просто доктор очень боялся за нее из-за управляющего и сводного брата! Он считал, что если рядом с ней будет настоящий мужчина, то Джон Паркер больше никогда не начнет ее шантажировать! Ей необходимы поддержка и надежное плечо!

— А говоришь, что она запустила в тебя чашкой! — Кристиан попытался представить себе разъяренную Мелиссу, но у него ничего не получалось.

Он снова и снова вспоминал ее тонкие руки, обнимающие его. Ее серые глаза, которые глядят прямо в душу. Ее слегка задыхающийся страстный голос. И легкие, немного вьющиеся волосы, прилипшие ко лбу и вискам тонкими колечками.

— Что сделать, Филипп, чтобы она отдала мне письмо доктора?!

Не знаю, Крис! А тебе очень нужно это письмо? Зачем? Что ты хочешь с ним сделать? Наверное, она не желает, чтобы ты знал, как доктор относился к ней! И кто вас разберет? Я не знаю, Крис, как ты сможешь заслужить прощение! Ведь ты однажды уже пытался убедить себя, что человек не может быть свободным от обязательств! Или ты просто хотел порисоваться перед собой и перед Йортомом Шенли?

— Но ты же видишь, что она встретила меня, словно совершенно чужого человека?! Она выгнала меня! Подозревала в самом подлом и низменном!

— Ты хочешь, чтобы она встретила тебя с радостью, а ты снова оттолкнул бы ее?! Снова воспользовался ее страстью к тебе, доверчивостью! А потом снова тайно сбежал бы, оставив еще одно трусливое письмо? Знаешь, что она сказала мне, когда ты ушел? «Меня от его лжи точно выжгло изнутри! В сердце осталось только черное пепелище!» — Филипп снова набил табаком свою трубочку и закурил, вздыхая и бормоча себе под нос покаянные молитвы.

— Господи! Я не знаю, что теперь делать, Филипп! И почему я должен что-то делать, старик?

— Поезжай на Поляну Мертвого Койота! Займись делом! Избавь Мелиссу от своего присутствия! Возможно, решение придет к тебе само! — Филипп печально посмотрел на Кристиана, словно на недоумка. — Но не оставайся здесь, если не собираешься жениться! Уходи! Убегай! Уматывай! — После столь страстной речи он сделал несколько затяжек и медленно выпустил клуб душистого табачного дыма.

— Почему ты так жесток, Фил?! Неужели с женщиной нельзя быть просто в дружеских отношениях? — Кристиан сидел, склонившись к столу.

— Почему нельзя? — Филипп снова удивленно посмотрел на молодого человека. — Можно! Только до тех пор, пока ты не разделишь с ней ложе, Крис!

Если мужчина делит ложе с женщиной, то берет на себя обязательство отвечать за последствия! Понимаешь?

— Я не понимаю!

— Понимаешь! Просто делаешь вид, что до тебя не доходит! Ты привык иметь дело с уличными девицами и продажными женщинами. И как бы заранее перекладываешь ответственность на одну только женщину! Потому-то ты ей и платишь! Миссис Коуплендл же оказалась девственницей, Крис! Она отдала тебе свою чистоту!

— Откуда ты знаешь?

— Из письма доктора! Я понял то, о чем он не писал открыто! Если тебя это не заставило задуматься, Крис, уходи! Но попытаюсь разъяснить в последний раз! Ты платил ей за то, что она пустила тебя в свою постель? — Казалось, у Филиппа вот-вот закончится терпение, и он ударит молодого человека, внезапно ставшего непонятливым и совершенно тупым!

— Нет! Не платил! Но я отремонтировал ей дом и привел в порядок сад! — Кристиан смотрел на старика невинными глазами, словно не ведающий ничего о жизни младенец.

— Вы, наверное, договорились, что ты потребуешь в оплату за ремонт дома ее любовь?! — Филипп снова и снова терпеливо объяснял Кристиану, где тот совершил ошибку. — Ты понимаешь, о чем я?!

— А разве о подобных вещах договариваются? — Кристиан со скучающим видом смотрел на Филиппа, не переставая покачиваться.

— Дорогой Крис! Я все больше и больше убеждаюсь в твоей тупости! Или ты притворяешься, чтобы позлить меня! Уходи! Не то я не выдержу и поколочу тебя! Или натравлю на тебя Сьюзан!

— Не шуми, Фил, я ухожу! Но я все-таки хочу знать, что написал в последнем письме доктор!

— Дай миссис Коуплендл отдохнуть от тебя, успокоиться! Если только это возможно! Или ты опять начнешь валять дурака и утверждать, что не понимаешь, о чем идет речь?!

Кристиан с грохотом захлопнул за собой дверь сторожки. Он все никак не мог расстаться со стариком. Не мог уйти от порога дома миссис Коуплендл. Он искал простого ответа, но отношения никак не упрощались, а наоборот — запутывались и становились все сложнее. Кристиан боялся, что, если направится в дом, то рискует снова нарваться на холодность и бесчувственность Мелиссы. И это было страшнее всего. Уж лучше бы она запустила в него чашкой, как недавно в Филиппа! Уж лучше бы ругалась, топала ногами и била посуду! Но не издевалась над ним, не говорила, обращаясь к нему этим холодным, леденящим душу голосом.

Кристиан понимал, что в таком крохотном городишке тайн не существует. Понятно, все уже давно в курсе его отношений с Мелиссой. Об этом свидетельствовал холодок в глазах Джимми Янь Фу. Он зашел к китайцу, чтобы договориться об оптовых поставках продовольствия на Поляну Мертвого Койота. И еще он хотел вернуть Джимми триста долларов. Он не мог допустить, чтобы на нем висели долги и неисполненные обязательства.

— Янь Фу считал Патрона Ти хорошим человеком! — китаец брезгливо отряхнул руку после приветствия и оставил на прилавке злосчастный долг. — А ты такой же подлый, как управляющий! И даже хуже!

Ты меня ни с кем не путаешь, Джимми Янь?! — У Кристиана от злости потемнело в глазах. Почему все взялись учить его жизни? И даже Филипп, который всегда на поступки молодого человека смотрел сквозь пальцы, выгнал его из сторожки, не позволив остаться и на минуту! Старик требовал, чтобы Кристиан добился от Мелиссы прощения любыми средствами.

Но он не мог вернуться в дом, где его так оскорбили и подозревали в том, что он тайно явился за фотографиями! Все, что угодно, он бы простил! Но не это! Хотя в глубине души он понимал, что просто ищет оправдания своей безответственности. Понимал, но не желал признаваться даже самому себе!

— Не путаю, Патрон Ти! Патрон управляющий собирался жениться на леди-доктор! И он сделал бы это, если бы не приехал Патрон Ти! Все поверили Патрону Ти! И правильно, потому что считали его настоящим мужчиной! А теперь сын леди-доктора и Патрона Ти будет расти без отца! — хладнокровный и всегда сдержанный лавочник шипел от негодования, точно змея! — Пусть бы мальчик лучше носил имя койота Гриффина! У него был бы отец! Скажи, Патрон Ти, какой ты настоящий? Тот, который спасал наших детей? Или тот, который бросает на произвол судьбы свое дитя?

— Какого черта? — взвился Кристиан. — Я оставил ей половину своих денег! — он не понимал, почему должен оправдываться перед первым встречным. — Какой сын? Она ничего не говорила! — Он подумал о том, что Мелисса должна была заранее предусмотреть последствия! Она же акушерка! Понимала, на что идет! Но собственные мысли сегодня казались ему несущественными и даже глупыми!

Ты совсем еще глупый мальчишка, Патрон Ти! Леди-доктор пока еще сама не ощущает точно, что в ее чреве живо твое семя! Прошло совсем мало времени! В колледже не учат древним знаниям! Таким, какие Янь Фу получил от деда! В колледже учат, как сделать, чтобы ребенок не родился! Спроси у Сьюзан! Она знает! В ней тоже течет кровь древнего народа! Но если женщина страстно любит мужчину, а он летит к ней навстречу, точно мотылек на огонь, она имеет право стать матерью его ребенка!

Кристиан вышел, хлопнув дверью, так и не договорившись с китайцем ни о чем. Он должен уехать отсюда! И ни о чем не собирается спрашивать у Сьюзан! Мысли путались от неожиданного известия. Нет необходимости ни у кого ничего узнавать!

Шагая по узкой улочке Чайна-Тауна, он представил себе, как однажды приедет в Туин-Фолс лет через десять. Чтобы посмотреть, как окончательно разваливается в городе жизнь. Он весел и доволен, потому что карманы его полны денег, а в дорожных сумках дорогая одежда! Торжествующе посматривает по сторонам! И удивляется тому, что никто не узнает его! А если и узнают, то делают вид, что видят первый раз в жизни!

Что ему до всех этих людишек, которые ждут от него неизвестно чего. Зачем они возлагают на него свои надежды?! Мелисса, как настоящая хитрая, расчетливая женщина, расставила свои сети повсюду! И теперь она будет ожидать рождения его ребенка!

Он не верил себе, своим дурным рассуждениям. Неужели обида на Мелиссу так глубоко ранила его сердце, что он так сопротивляется вечному мужскому стремлению стать отцом, продолжателем рода? Ведь эта кроха, о которой он рассуждает так много и болезненно, не только ее дитя! Но и маленькая частичка его плоти!

Мысль развивалась дальше. Странным образом, независимо от него. В памяти всплыла картина его возвращения в Туин-Фолс из столицы штата. Вечернее оранжево-лиловое небо над горами. Дети, запускающие бумажного змея! И через десяток лет все будет происходить точно так же, как происходило совсем недавно!

Что остается делать Мелиссе? У нее есть выход. Чтобы ее сын не рос сиротой, она выйдет замуж за первого встречного. Да за того же мистера Хопкинса! Будет скрывать от него беременность. Но рано или поздно обман откроется! Вероятно, ее муж возненавидит чужое дитя! Ее муж возненавидит сына какого-то Кристиана Бентона! Его плоть и кровь!

И внезапно ему привиделся мальчик, который стоит на крутом берегу Снейка, в стороне от шумной дружной компании. Ему одиноко и грустно. Потому что дома его ждет не любовь родного отца, а ненависть обманутого отчима и тайная нежность обманутой когда-то и кем-то несчастной матери! Кристиана пронзило щемящей жалостью к этому воображаемому мальчику. Голову разламывало от боли!


Мелисса пребывала в растерянности. Уже несколько дней она не знала, что делать. Неожиданно жизнь потеряла свою остроту и интерес. Она столько лет жила в ожидании, что вот-вот в ее судьбу снова ворвется этот ужас, этот страх. Но Джон Паркер покоится теперь за оградой Восточного кладбища. На его могиле лежит небольшой камень с выбитым именем. Без дат.

Мелисса заходила недавно на могилу, положила на надгробную плиту венок из шелковых маков, изготовленный мисс Шарлоттой Рэмзак. Старая дева теперь работает помощницей нового доктора. Постепенно их отношения становятся больше похожими на отношения матери и сына. Мисс Рэмзак нежно покровительствует мистеру Джейкобу Андерсону, который на деле оказался очень образованным, порядочным, отзывчивым человеком и знающим врачом. Мисс Рэмзак не потеряла надежды в конце концов женить его на Мелиссе.

Но та хорошо знала, что этому никогда не бывать. Ее сердце навсегда и безнадежно было отдано Кристиану Бентону. А тот, кажется, навсегда забыл о ее существовании. Но напоминать ему о себе Мелисса не собиралась.

Мелисса отлично понимала, что слишком больно задела его самолюбие. Она раскаивалась, кляла себя и плакала по ночам. Но, наверное, существуют такие поступки, совершив которые, ничего невозможно исправить.

Кристиан уехал на Поляну Мертвого Койота и все время проводил в компании Сьюзан и Йортома Шенли. Старик радовался, точно ребенок. И всем, кто первый раз появлялся на шахте, с довольным видом сообщал:

— Кристиан не обманщик! Не мошенник! Он возвратился, чтобы дарить людям радость!

В это утро, как всегда, колокольчик поднял ее из постели и призвал в приемную. Мелисса вышла, лениво зевая и на ходу повязывая всклокоченные волосы медицинской косынкой. Но на крыльце приемного отделения никого не оказалось.

Интересно, кто все-таки разбудил ее. Взглянув на часы, она вспомнила, что сегодня воскресенье. Именно то воскресенье, на которое назначено крещение Кристиана и Мелиссы Фосдик. А также — венчание Марка Фишера и Сьюзан Шенли, вернее, бывшей Шенли.

Воскресная служба начиналась в восемь часов утра. Настенные часы с большим маятником уже пробили семь тридцать, а она ходила из угла в угол в полной растерянности.

Наконец, собравшись с мыслями, Мелисса помчалась по дорожке в сторону конюшни. Неужели Филипп проспал и не разбудил ее?

— Филипп?! — закричала Мелисса, подходя к сторожке. — Филипп, это ты позвонил в колокольчик?

— Мэм? Вы еще не собрались, мэм?! — от старика исходил запах дорогого одеколона. Он был одет в хороший костюм. Но даже праздничный наряд не скрывал его встревоженного вида. — Вы проспали, миссис Коуплендл! Завтрак давно на столе. Собирайтесь скорее! Не то примчится Сьюзан и устроит вам взбучку!

— Что такое, Филипп? — Мелисса растерянно останавливается перед ним. — Ты недоволен чем-то?

— Я доволен всем, миссис Коуплендл! Но вам придется ехать без меня! Я уже заложил Стар в новую коляску. Можно, я сегодня возьму Портера?!

— Куда мне предстоит ехать одной, Фил? И скажи, наконец, что случилось, Филипп, дорогой?! — она расстроенно топталась на площадке перед домом. Лошади были запряжены и нервно перебирали копытами, словно намекая, что пора ехать.

— Нужно встретить мою Одри! — Филипп умоляюще смотрел на хозяйку. — Она приезжает через полчаса, миссис Коуплендл! Понимаете?

Так чего же ты ждешь, дорогой Филипп. Я так рада за тебя! И переживаю о том, как пройдет ваша встреча! Езжай скорее! — Голос у Мелиссы срывался от волнения. Ее мучила тревога, только она никак не может найти причины.

— А вы справитесь без меня, миссис Коуплендл? Вы стали такой рассеянной и беззащитной, мэм! Я снял номер в «Женеве», но не знаю, понравится ли там Одри?!

— Филипп, дорогой, стоит ли обижать меня?! Приезжайте сюда, здесь столько пустующих комнат! — Сердце у Мелиссы вдруг сбилось с привычного ритма. — А когда вы собираетесь уезжать? — Убитым голосом поинтересовалась она. Мелисса наконец поняла, почему ей так грустно и горько: на днях она останется совершенно одна, с ней будут только ее печальные и горькие воспоминания.

— Пока не знаю! Но мне так хочется увидеть детей и внуков, миссис Коуплендл! — Филипп махнул хлыстом над головой Портера. И мерин легко побежал к воротам. Легкая пыль вилась за празднично начищенной коляской.

Мелисса торопливо вошла в дом и, быстро расправившись с завтраком, поднялась в спальню, где лихорадочно начала выбрасывать из одежного шкафа платья и костюмы. Сегодня ни один наряд ей не нравился. Она думала о том, что зря не поехала в столицу штата вместе с Руфь Кауфманн, когда та приглашала ее за покупками. Потом вспомнила о том, что состояние у нее теперь совсем скромное и надо внимательно следить за расходами! Тем более, что ее медицинская практика сильно сократилась.

Правда, деньги Кристиана так и лежат на ее счету, но она не имеет права ими пользоваться.

Господи! Какие глупые мысли могут приходить в голову! Мелисса рассердилась так, что слезы набежали на глаза. Она посмотрела на себя в зеркало и ей почудилось, что ее внешность несколько изменилась в последнее время. Кажется, грудь немного увеличилась?! И болезненно реагирует на самое легкое прикосновение! Даже тонкая ткань сорочки раздражает напряженные соски!!

Нет! Нет! И еще раз нет! Этого не может быть! Просто потому, что быть не может! Отчаяние снова охватило ее. Словно судьба опять и опять испытывала ее терпение, давала ей возможность сдать экзамен на выносливость, гордость и достоинство!

Возможно, она сходит с ума и точно престарелая девица что-то воображает и фантазирует, представляя себя страдающей героиней романа? Несчастной, соблазненной, опозоренной и брошенной на произвол судьбы!

И судьба ворвалась в ее спальню в образе Сьюзан. Мгновенно в доме все пришло в движение! Двери отворялись, словно по своей воле. От порыва сквозняка шторы взлетели зеленой волной к потолку.

— Лисси, дорогая! Ты еще не собралась? — знакомый низкий женский голос пробудил Мелиссу от грез. Сью стояла посреди спальни, среди вороха разноцветной одежды. — Ты что-то раскисла совсем, дорогая Мелисса! Что с тобой? Не можешь выбрать платье?

— Сью, дорогая! Может, я не поеду?! — Мелисса в одной тонкой сорочке замерла перед зеркалом, умоляюще глядя на подругу. Она была благодарна ей за то, что та не оставляла ее одну. Новоявленная миссис Фишер навещала Мелиссу через день, привозила от Фосдиков молоко, сыр и зелень к столу. Сью заботилась о здоровье миссис Коуплендл с тех самых пор, как та пережила самое большое потрясение в своей жизни.

А прошло немного больше двух недель. Мелисса снова принялась внимательно разглядывать свое отражение.

— Готовься теперь надевать самое просторное! — неожиданно заявила Сьюзан. — И не вздумай затягиваться в корсет! Нечего беречь свою изящную фигуру!

Мелисса вздрогнула от неожиданности, испуганно посмотрела в глаза подруге.

— Что?! — она прикрыла грудь одной ладонью, а второй провела по бедрам, словно желая убедиться, что ничего не изменилось.

— Что, что?! — весело передразнила ее Сью. — Будто и не догадываешься?! Знаешь, что происходит, когда мужчина и женщина оказываются в одной постели!

— Что?! — Мелисса попыталась сделать вид, что не понимает, о чем это лопочет Сьюзан. Но сердце у нее неожиданно забилось сильнее, голова пошла кругом!

— Ты, что, Лисси, собираешься в обморок бухнуться?! Нет, дорогая, пока не закончатся венчание и крещение, не позволю! — говорила Сью, перебирая флаконы и флакончики на туалетном столе. Потом смочила носовой платочек нескольким каплями нашатырного спирта. — Оп! Ничего не поделаешь! Подыши! Как ты при необходимости издеваешься над своими подопечными, так ничего! Терпи, дорогая Лисси! Все еще впереди!

Флакончик Сью Фишер предусмотрительно положила в карман платья.

— Сью, отстань ты со своим нашатырем! — Мелисса чихала и отбивалась. Слезы досады катились из глаз. Когда, наконец, она успокоилась, взгляд ее упал на спасительницу. С восторгом и легкой завистью смотрела она на Сьюзан, облаченную в снежно-белое шелковое платье, которое удивительно шло к ее смуглой коже и иссиня-черным волосам.

— Давай-ка, Лисси, примерим вот этот голубой костюмчик! — продолжала ворковать Сьюзан, помогая Мелиссе просунуть руки в рукава нежно-голубого костюма. Стремительно справилась она с застежками. Закрутила косу тугим узлом на затылке. Выбрала из коробок белую шляпку с вуалькой, закрепила ее на волосах подруги длинной тонкой шпилькой. Последним штрихом стали белые туфельки.

— Ну и ножка у тебя, просто с ума сойти! — заметила Сьюзан. — Не пойму, кто из нас невеста?! Мелисса, возьми себя в руки! Нас ждут!

— Кто? — снова упавшим голосом поинтересовалась Мелисса.

— Не кто, а где! — Сьюзан посмеивалась, а Мелисса злилась на нее.

— Помню, помню! — медленно приходила она в себя. — Нас ждут в церкви! У вас с Марком венчание! А у Фосдиков — крестины!

— Слава Господу! Ты пришла в себя, дорогая?! Мелисса вяло кивнула. Сьюзан потащила ее за собой на крыльцо. На фургоне, ожидающем их возле самого порога, был натянут новый тент в красную и синюю полоску. Поверх тента развешены гирлянды из нежно-розовых и ярко-малиновых горных пионов.

Сью усадила Мелиссу в фургончик на мягкую подушку, чтобы не так трясло. При всей сообразительности Сью было невдомек, что страдала «леди-доктор» потому, что сегодня предстояло не ее венчание. Нет, она не завидовала своей подруге. Просто мечты завели Мелиссу слишком далеко. А потом она снова оказалась в реальной жизни, где ей не был предусмотрен кусочек счастья.

Украшенный фургон катился по Мидоуз-стрит прямо к церковной площади. Прохожие останавливались, чтобы поглазеть на Сьюзан-невесту, которая, тем не менее, сама правила парой лошадей, запряженных в обновленную повозку. Кажется, все жители вышли из своих домов, чтобы порадоваться за Марка и Сьюзан. Такие события стали редкостью в последние годы. Все это время Туин-Фолс старился и умирал. Свадьбы с таким размахом — слишком дорогое удовольствие. И молодые люди хотели ограничиться лишь оформлением брака в мэрии. Но Ханна Фишер сегодня женила единственного любимого сына! И это событие должно было запомниться горожанам надолго!

Сьюзан и Мелисса едва поспели к воскресной службе. В толпе Мелисса заметила Кристиана и Марка. Они оба в нарядных костюмах стояли на крыльце церковного здания. Долгое ожидание наложило на их внешний облик свой отпечаток. Лица Марка и Кристиана с застывшими, неестественными улыбками были больше похожи на маски.

Марк быстро спустился с крыльца, подбежал к фургону, помог Мелиссе выйти из него, выкрикивая при этом:

— Сью, дорогая! Подожди минутку! Стой на месте! Я сейчас!

Мелисса с легкой завистью следила за влюбленной парой. Вот Марк протянул руки навстречу Сьюзан, и девушка доверчиво прыгнула к нему в объятия! Марк, высокий и сильный, понес свою невесту по ковровой дорожке, предусмотрительно постланной на ступенях церковного здания, чтобы поставить ее рядом со своей матерью.

Ханна Фишер поцеловала Сьюзан в высокий лоб. Любовно посмотрела на сына, провела ладонью, затянутой в шелковую перчатку, по лацкану его костюма, поправила белоснежный носовой платочек в нагрудном кармане. Принимая поздравления от соседей и знакомых, женщина уронила материнскую слезу. Соединила руки молодых и повернула жениха и невесту лицом к алтарю.

Во дворе, огороженном каменной оградой, из конца в конец стояли длинные столы, накрытые белыми скатертями.

И кругом цветы! Много букетов в вазах и вазочках! Под столами, между столами, среди цветов сновали и резвились дети! Как много, оказывается, детей в Туин-Фолсе! Светлокожие и смуглолицые, блондины и блондинки с небесно-голубыми и серыми глазами, брюнеты и шатены. Дети радостно приветствовали «миссис доктор». И она отвечала на их приветствия, улыбалась им, гладила по голове, но все же с трудом понимая, где она и зачем она здесь.

К счастью, никто не обращал на нее особого внимания, а дети с визгом и смехом продолжали свои игры и развлечения! Они с восторгом взирали на Сьюзан и Марка. И вместе с толпой взрослых вошли в прохладный зал церкви, шумно расселись на скамьях, норовя занять места поближе к пасторской кафедре и столику.

Мелисса, следуя в церковь, по пути раскланивалась со всеми. Она искала в толпе чету Фосдик с малютками на руках. Но Сара первой увидела ее и радостно окликнула:

— Миссис Коуплендл! Мы здесь! Вот и наша крестная мама! — она смотрела на Мелиссу с озабоченным видом. — Что-то вы не слишком хорошо выглядите, мэм! Много забот?

— Поубавилось с тех пор, как появился мистер Джейкоб Андерсон! — К сожалению, не все женщины доверяют ему! А он, судя по рекомендациям, прекрасный специалист. — А как чувствуют себя наши крохи? — склонилась она к широкой самодельной коляске, в которой спокойно лежали близнецы.

— Обживают свой новый экипаж! — радостно заметил Гарольд Фосдик.

— А я дарю им по серебряной ложечке! — Мелисса вынула из сумочки два бархатных футляра и положила их рядом с двойняшками. Они в этот момент пускали пузыри нежно-розовыми губками и таращили на крестную мамочку небесно-голубые глаза.

— Можно, я подержу кого-нибудь из них! — Мелисса протянула руки к одной из малюток. — О, как хорошо прибавила в весе Лисси. Какая она хорошенькая! — Мелисса не выдержала и слегка коснулась губами нежной щечки, пахнущей молоком. — Прелесть моя! — Ласково прошептала умиленная женщина.

— Она чувствует, что именно ваши руки, мэм, помогли ей появиться на свет! — Ролли радостно улыбался и вытирал слезы. — Никто, кроме вас, не знает, что я тогда пережил, мэм!

Мелисса прекрасно помнила день, когда близнецы появились на свет. Каким он был трудным и беспокойным.

— Почему никто! — Сара с нежной улыбкой провела ладонью по щеке мужа. — Еще Крис! Это же он нашел тебя в тот день! Почему-то ты помчался ловить форель! Ой, миссис Коуплендл, вам пора идти к невесте! Вы, оказывается, сегодня исполняете две обязанности?! Идите скорее, мэм! — она взяла у Мелиссы свою дочку, бережно прижала к груди.

Мелисса быстро вошла в церковь. Ее руки еще ощущали практически невесомую тяжесть детского тельца. Женщина подумала о том, что в Туин-Фолсе и окрестностях в последнее время не рождались дети. Целую неделю никто не беспокоил ее по ночам.


Утро понедельника Кристиан встречал с Филиппом в сторожке неподалеку от конюшни Мелиссы. Филипп сварил кофе, нажарил большую сковороду яичницы с беконом. Это был привычный завтрак старика.

— Фил, скажи, почему ты не остался в доме миссис Коуплендл со своей женой?! — Кристиан с аппетитом поглощал яичницу, запивая ее сладким кофе со сливками. — Было понятно, что молодой человек получает от процесса еды истинное наслаждение.

— Понимаешь, Крис, я так привык просыпаться один, готовить на завтрак жирный омлет или яичницу. А Одри — вегетарианка, она, правда, употребляет молоко. И по утрам варит для себя и детей овсяную кашу с молоком. Когда-то я и сам был такой, но в войну научился есть мясо, пить виски, курить. И, наверное, не смогу жить так, как жил когда-то в молодости.

— Ты знаешь, Фил, наконец-то я вспомнил, что должен сделать.

— Тебе нужна моя помощь? — конюх встрепенулся. — Может быть, ты действительно сделаешь что-то такое, за что Мелисса сможет простить тебя!

Я обещал ей найти убийцу доктора. Или собрать доказательства о том, что его убили. Но я совершенно забыл об этом! — Он с досадой шлепнул себя ладонью по лбу. — Из-за этих чертовых писем забыл! Буквально помешался на этих бумажках, которые, впрочем, так много означают в нашей жизни, а порой имеют решающее значение!

— Так вот почему ты примчался сюда с утра пораньше?! — оживился Филипп. — И с чего начнешь?

— Сегодня отправлюсь в полицейский участок. Поговорю с мистером Бакли и попрошу разрешения побеседовать с тем парнем, которого шериф засадил с помощью управляющего. Помнишь, тогда говорили о том, что партнера того парня на Поляне Мертвого Койота закусали до смерти гремучки.

— Мне нравится твое настроение, Крис! — Филипп хитро ухмыльнулся, хлопнул молодого человека по плечу. — Только будь осторожен! Может, попросить у миссис Коуплендл лошадь?

— Я давно договорился с Марком. И он выделил мне Крокета. — Кристиан встал, надел шляпу, плотно надвинул ее на лоб. — Молись за мою удачу, Фил! Передавай мой привет миссис Одри Уоллер!

И Кристиан зашагал хорошо знакомой ему дорогой.

Когда молодой человек вошел в полицейский участок, шериф Альберт Бакли сидел на своем привычном месте.

— Привет, Крис! С чем явился? — он подозрительно оглядел посетителя.

— Мистер Бакли, — как можно вежливее обратился Кристиан, — скажите, нельзя ли побеседовать с тем парнем, приятель которого погиб в прошлом году от укуса гремучей змеи?

— Его зовут Натаниэль Мокетон! Ты принес ему посылку, Крис?! — шериф пристально посмотрел в глаза молодому человеку и неожиданно подмигнул.

— Да, конечно, шеф! — обрадовался Кристиан. — Я принес посылку другу Нэту! — И поставил два внушительных бумажных пакета с продуктами, которые принес с собой, на стол перед мистером Бакли.

— Что у тебя там? — шериф принялся лично осматривать содержимое, отыскивая в посылке что-то существенное. Потом благодушно ухмыльнулся, извлекая на свет бутылку виски. — Как ты думаешь, Юджин, хорошее виски?

— Кристиан Бентон не пьет всякое дерьмо, сэр! — отчеканил Юджин.

— Откуда ты знаешь, недоносок?! — шериф был немного на взводе, несмотря на раннее утро. И как всегда при недопитии, агрессивен.

— Не оскорбляйте мою маму, сэр! — возмутился Юджин. — Она родила меня в срок, сэр!

— Ишь, умничает! — шериф раскупорил бутылку, достал из тумбочки пыльный стакан, подул в него. Кристиану было непонятно, почему шериф всегда достает пыльную посуду. — Юджин! Отведи мистера Бентона к его другу Нэту Мокетону!

— Прямо в камеру? — удивился Юджин.

— Пререкаться? — спокойно поинтересовался мистер Бакли. — Со мной?! — Он немного повысил голос и, не глядя на дежурного, сосредоточил внимание на изучении этикетки, приклеенной к бутылке спиртного.

Когда молодые люди направились к двери, мистера Бакли осенила какая-то идея, и он заорал:

— Стоять!

— Что такое? — Кристиан с досадой поглядел на него. — Сэр, вы на попятную?!

— Я вспомнил! Твой друг Нэт непричастен к грабежу компании?!

Вам лучше знать, сэр! — Кристиану надоедал беспредметный разговор. — Ночь сегодня была спокойна, сэр?

— Ты прав, Крис! Нет ничего скучнее спокойной ночи в городе! — Он широко зевнул, показав два ряда белоснежных вставных зубов. — Тебя сегодня, к сожалению, не за что посадить, мой мальчик! Погоди! — Не вставая с места, он повернулся к сейфу, повозился с замком и достал с полки папку. — Дело Натаниэля Мокетона закрыто! За неимением доказательств его вины и отсутствием состава преступления! Закрыто еще вчера, Крис! — Шериф всхлипнул и сделал два больших глотка прямо из горлышка бутылки.

— Мы можем идти, сэр?! — Кристиан терял терпение. Юджин еле держался, чтобы не расхохотаться.

— О, Крис! — шериф благодушно улыбнулся. — Но я могу посадить тебя, Крис!

Кристиан вернулся к столу, присел на краешек стула напротив мистера Бакли.

— Дорогой Берти, за что ты хочешь меня арестовать?

— За дачу взятки, — он внимательно посмотрел через темное стекло бутылки на утреннее солнце, которое врывалось в скучную комнату и играло яркими искрами в содержимом, — должностному лицу при исполнении служебных обязанностей! — Торжествующе закончил Альберт Бакли тираду, ни разу не сбившись. И довольно захохотал.

— Тогда сядем вдвоем, приятель! — Кристиан откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди и закинул ногу на ногу.

— Почему? — Шериф мгновенно протрезвел. — Интересно?! За что? Меня?! — Протянул он, уставившись на Кристиана и ткнув себя пальцем в грудь.

— За то, что принял взятку! И вон даже сэндвич с ветчиной и сыром надкусил! — Кристиан кивнул на пыльный стол. Там на бумажной салфетке лежал надкушенный кусок хлеба с зачерствевшими ломтиками ветчины и засохшими завитками сыра.

— Ты прав, Крис! Время идет, а ты, наверное, спешишь?! — Не ожидая ответа, шериф вынул из папки документы Мокетона и справку об освобождении. — Приведи Нэта сюда, Юджин!

— Слушаюсь! — дежурный мгновенно исчез. Через пять минут шериф и Кристиан сидели за столом и внимательно слушали рассказ Натаниэля Мокетона. Тот жадно пил воду из большого стакана, пережевывал колбасу и свежий хлеб с помидорами. И говорил, захлебываясь и заикаясь, точно боясь, что ему никто не поверит.

— Значит, Джон Паркер сам стал жертвой шантажа! — Констатировал Кристиан, когда Натаниэль закончил свой сбивчивый рассказ.

— А миссис Коуплендл теперь, похоже, стала очень богатой женщиной. — Мистер Бакли печально посмотрел на Кристиана. — Ты уже сделал предложение «леди доктор», мой мальчик?

Кристиан недовольно отвернулся и промолчал. Переспрашивать шериф не спешил. Он о чем-то задумался. В кабинете повисла напряженная тишина.

— Поехали! — Шериф спрятал бутылку и папку в сейф, вручил Нэту документы и покровительственно похлопал парня по плечу. — Ты тоже с нами!

— Куда?! — Кристиан испуганно вскочил. Он почему-то решил, что его сейчас потащат в дом к Мелиссе делать ей предложение.

На Поляну Мертвого Койота! Мало ли что наплел тут этот ни к чему не причастный придурок! Надо искать доказательства. Да, Нэт, ты и твой друг полезли в шахту прятаться от Чарльза Гриффина и Джона Паркера, верно?

— Не хотели становиться свидетелями, сэр! — с готовностью подтвердил Нэт. — Это был мой брат, а не приятель! Его звали Генри! Генри Мокетон! Сегодня же схожу к нему на могилу, — он вытер рукавом набежавшие на глаза слезы.

Они взяли на конюшне полицейского участка трех верховых лошадей и направились по Мидоуз-стрит. Юджин стоял на крыльце и долго провожал верховых завистливым взглядом. Ему предстояло еще несколько часов ожидать сменщика.

— Джентльмены! Джентльмены! Можно присоединиться к вашему нечаянному пикнику?! — По дороге их догнал Стивен Феллоуз.

— Едва успел, Стивен-стервятник?! Или стервец? — Острота Кристиана сегодня не имела успеха. Участники неожиданного предприятия не были расположены к веселью. Кристиан и сам понял неуместность своего выпада.

— Извини, Стив!

И журналист лишь примирительно кивнул ему.

— Что за церемонии, Крис!

Он молча присоединился к наездникам. Кристиан мысленно отметил замечательную интуицию Феллоуза. Тот словно бы заранее знал, где и что происходит. И всегда был в нужном месте и нужное время. Вот и сейчас, как бы оценив сложность поездки, он уселся на своего не слишком молодого мерина верхом. Время от времени Стив немного отставал, потом быстро обгонял всадников. И щелкал, щелкал затвором своего новенького ручного фотоаппарата, выбирая, по его мнению, наиболее выгодный ракурс.

А шериф Альберт Бакли делал значительное лицо даже тогда, когда съемка производилась сзади. Ему приходилось придерживать свою резвую кобылку, чтобы предоставить журналисту широкое поле деятельности.

Группа верховых постепенно удалялась от города. Справа шумела река. Берег в этом месте был крутой, обрывистый. Тропа то вилась по самому краю кручи, то уходила от русла в долины, обрамленные невысокими вершинами Йелоустон.

Воздух был свеж и прозрачен, только дальние отроги казались подернутыми голубоватой дымкой. Неспешно шагали лошади, мерно позвякивая уздечками. Звонко цокали копыта по каменистой тропе. Монотонное покачивание в седлах усыпляло.

Чтобы не задремать, Кристиан все время думал о Мелиссе. Представлял ее тяжелые дни после гибели доктора, ее одиночество. В тяжелые минуты человек всегда наиболее внимателен и предупредителен к тем, кто оказывается рядом. Он отдает свое тепло живым и жаждет ответного тепла.

А кто оказался рядом с ней в дни одиночества? Чарльз Гриффин? Этот тип оказался хорошим психологом. Окружил одинокую женщину заботой и вниманием. Конечно, она потянулась к нему. Его предупредительность казалась ей искренней, идущей от самого сердца. Она и не догадывалась, что Чарльз Гриффин преследует лишь корыстные цели. Мелисса должна была стать частью визитной карточки, материальным обеспечением в его стремлении прорваться к власти.

Шериф остановился перед развилкой. Здесь тропа раздваивалась. Вправо вела совсем узкая стежка, ныряющая в расщелину. По ней можно было спуститься к воде, на отмель Снейка.

Влево продолжала карабкаться вверх конная тропа до самой Поляны Мертвого Койота. До нее оставалось совсем немного. Уже была видна крыша хижины мистера Йортома Шенли. А вон и он собственной персоной, забрался на высокий камень, к которому прислонилась лачуга, всматривается в приближающуюся процессию и машет начищенным до блеска дробовиком.

Кристиан снял с шеи шелковый красный платок и помахал старику. И тот что-то радостно закричал в ответ.

— Едем туда, где обнаружили тело доктора. Возможно, мы неважно осмотрели тогда местность. В ноябре прошлого года все время лило с неба, будто кто-то там открыл заслонку на плотине. — Шериф приказал осмотреть седла и подтянуть подпруги.

Тропа в расщелине была довольно крутой. Если седло не будет хорошо закреплено по спине лошади, то животное можно загубить. И когда все были готовы, он первым скрылся в узком проходе между отвесными скалами.

Как только всадники оказались в сумрачном каньоне, они почувствовали холодное дыхание каменного мешка. Сюда почти никогда не заглядывало солнце. Всегда влажные камни поросли мхами и редкой бледной травкой. Со стен сочилась холодная влага. На уступах, там, где ветром нанесло пригоршню-другую плодородной почвы, примостились хилые ажурные папоротники.

Громкое эхо повторяло каждый звук, струйки влажного песка и мелкие камешки срывались и скользили вниз, шурша и шелестя, точно сборище змей. Этот шелест сильно раздражал, но становился все менее слышным, сливаясь с гулом Снейка, стремительно мчащегося с горных вершин.

Выбравшись на галечную отмель, путники были ослеплены ярким солнцем, сверканием разноцветных искр в текущей воде, игрой лучей в струях водопада, летящего вниз.

— Чудесное, но страшное место! — Шериф спешился и снял шляпу. Поднял голову вверх, разглядывая откос, с которого когда-то сорвался вниз и распрощался с жизнью мистер Бенджамин Коуплендл. Место его падения было отмечено простым деревянным крестом. — Господи, прими с миром его душу!

— Док всегда любил риск! — Кристиан последовал примеру шерифа, отпустил коня, забросив уздечку ему на спину. — Но я не пойму, почему он сорвался вниз? Тропа тянется не по самой кромке обрыва, а чуть в стороне. — Заслонившись ладонью от солнца, он тоже принялся разглядывать склон.

Стивен Феллоуз снова защелкал фотоаппаратом, заходя то с одной, то с другой стороны. Носком сапога он перебрасывал камешки с одного места на другое.

— Вряд ли что-то здесь можно обнаружить, прошло более полугода. Зима не лучшее время для сохранности вещественных доказательств! — Он отошел в сторону, присел на большой валун, достал из дорожной сумки блокнот и принялся в нем строчить. Потом подозвал Нэта Мокетона. — Ты свидетель?

— Я! — Молодой человек переминался с ноги на ногу. — Я уже рассказывал в участке.

— Приятель, я из местной газеты! Стив Феллоуз!

Редактор и корреспондент! — Мистер Феллоуз перекинул листок блокнота. — Рассказывай еще! Покороче! — Он приготовился записывать.

— Мы с братом, с Генри, — Натаниэль печально вздохнул, — стояли возле водопада. Нас они не видели!

— Кто они? — Стивен вцепился в молодого человека мертвой хваткой, словно питбуль в жертву.

— Тот джентльмен, что погиб, и этот тип, который помог ему упасть.

— В каком смысле, упасть?

— В самом прямом! Столкнул! Доктору, видимо, стало плохо. Он присел на камень! Может быть, хотел, чтобы его видели издалека! Лошадь убежала после, когда он сорвался вниз!

— А Джон Паркер? — Не унимался Стив. — Какова его роль в этом деле?

— Он пытался помочь доктору! Это истинная правда! — Нэт стал горячиться, считая, что редактор газеты тоже ему не верит, как не верили недавно шериф и Кристиан. Парень заметно волновался и вытирал рукавом рубашки пот со лба. — Теперь я понимаю, что они вроде как были врагами! Но когда вот так, на твоих глазах человека с сердечным приступом сталкивают в пропасть, тут никто не выдержит! Никто! А мы с Генри все равно бы не успели!

— Не отвлекайся, Нэт! Дальше? — Мистер Феллоуз, казалось, привык и не к такому. — Все уже произошло, Нэт! Давно! — Но его слова не успокоили молодого человека.

Тот, которого мне показывали в мертвецкой — Джон Паркер, он стал кричать что-то. Ему удалось отогнать одного из нападающих! Потом лег на край обрыва и схватил доктора за руку. Какое-то время он удерживал его. А тот, что сидит в участке с простреленнои ногой, палкой ударил молодого парня, то есть Джона, по руке. И док полетел вниз! Я не мог больше смотреть! Звука падения не было слышно! Потом они стояли над обрывом. Управляющий уехал верхом. А молодой долго сидел и плакал! Мы хотели пойти в полицию, но брат испугался! У него раньше был срок за кражу! Он отговорил меня! А если бы я его не послушал, то, возможно, брат был бы жив! — Натаниэль заплакал. Потом взглянул на склон и закричал:

— Мистер! Куда вы? Там опасно, мистер!

— Куда? Не мешай!

Но в этот миг случилось неожиданное и страшное. Кристиан, который заметил что-то на обрыве и добрался до нужного места, оступился и стал стремительно падать вниз.


Мелисса вместе с миссис Уоллер готовили завтрак. Одри Уоллер оказалась милой кругленькой старушкой, совершенно седой, розовощекой и веселой, в простом шерстяном платье светло-серого цвета. Миссис Уоллер варила для себя овсяную кашу и приговаривала:

— Вам необходимо немного поправиться, милая Лисси! Совсем немножко! А для этого необходимо завтракать овсянкой!

Молодая хозяйка кивала и помешивала в кастрюльке. Она собиралась приготовить рисовый пудинг. В доме все любили его. И Мелисса часто подавала его к чаю и кофе. Главным достоинством пудинга было то, что его можно было подавать на десерт. Она добавляла в него изюм, орехи и цукаты.

— О, — миссис Уоллер остановилась возле нее, посмотрела в кастрюльку, — по-моему, получается довольно вкусно!

— Я очень люблю это блюдо! — Мелисса прислушалась к шагам на крыльце. — А вот и Фил!

На кухонном крыльце действительно появился Филипп, заглянул в дверь. Вычистил подошвы ботинок о коврик-щетку, зашел и присел возле порога.

— Филипп, будешь пить кофе с печеньем и мармеладом? — предложила Мелисса старику. — Вы простите, миссис Уоллер, что я так просто обращаюсь с вашим мужем! Как-то так давно сложилось! Я предлагала и Филу обращаться ко мне запросто «Лисси», но он стесняется!

— Как отдохнули? — поинтересовался Филипп, он внимательно присматривался к миссис Одри Уоллер.

— Замечательно! — Старушка подошла к нему и поцеловала в щеку. — Боже! Лили! Как от тебя пахнет табаком! А где тот симпатичный молодой человек, с которым ты поглощал на рассвете яичницу?

— Крис? Он отправился по важному делу! Они обещали к полудню вернуться!

— Кто они? — Мелисса неожиданно встревожилась.

— Шериф, Стивен Феллоуз и этот парень, Нэт Мокетон! — перечислил Филипп и тут же пожалел о своей откровенности. — Что с вами, мэм?

— Что-то мне не очень хорошо, — голос женщины прозвучал сдавленно, — душно! — Она отодвинула кастрюльку в сторону и вышла на крыльцо. Там она присела в плетеное кресло, судорожно сжимая в пальцах угол клетчатого домашнего передника.

— Что с вами, мэм? — Филипп захлопотал, встревоженный и озабоченный. — Вам чем-то помочь?

С ним что-то случилось, Фил! — Мелисса смотрела перед собой остановившимся взглядом. — Зачем он туда поехал, Фил? Зачем? — Она замолчала и принялась монотонно раскачиваться в кресле.

— Успокойтесь, мэм! Если бы что-то случилось, то вам бы уже сообщили! — Филипп не знал, что ему сделать, чтобы она не волновалась и не беспокоилась. У него тоже на душе было тревожно.

— Ты и сам, Фил, обеспокоен, я вижу! — Мелисса вдруг поднялась и направилась по коридору. — Я подготовлю операционную, а ты отопри дверь! — совершенно спокойно сказала она. — Сейчас его привезут!

Она принялась мыть руки, протерла их спиртом, разложила инструменты, повязала голову косынкой и надела клеенчатый фартук. Тревожно зазвонил колокольчик над дверью. Мелисса взглянула на Филиппа.

— Открой, Фил!

Старый слуга распахнул дверь. На крыльце стоял взволнованный молодой человек. Задыхаясь, он бормотал:

— Миссис Коуплендл дома? Она дома? Сейчас привезут мистера Кристиана Бентона. Он сильно расшибся!

— Я миссис Коуплендл! — Мелисса в дверях операционного кабинета строго смотрела на нежданного посетителя. — Вам необходимо успокоиться, молодой человек!

— Меня зовут Натаниэль Мокетон, мэм! Я представлял вас совсем другой, мэм! Боюсь, вы не справитесь — такая маленькая, хрупкая! Мистер Бентон весь в крови! Он сильно, сильно разбился!

Филипп, дай молодому человеку немного виски! Совсем чуть-чуть! Исключительно в лечебных целях! — Мелисса держалась спокойно. Она не должна выдать своего волнения. Никому нет дела до того, что за вулкан страстей бушует у нее в груди. Она одновременно досадовала на ребячество, которое все еще жило в Кристиане. Почему он полез на эту скалу, зачем ему понадобилось рисковать жизнью? А еще ей было жаль Кристиана, потому что она чувствовала на расстоянии ту боль, какую он должен был терпеть!

В приемном покое внезапно стало шумно.

— Миссис Коуплендл, по-моему, все кости у него целы! — сообщил Стивен Феллоуз. — Мистер Бентон упал очень умело, сначала сгруппировался, а в последний момент спружинил.

— Какая разница, мистер Феллоуз?! Человек упал с высоты! Ему необходима медицинская помощь! Молодой человек, Натаниэль! Вы перестали трястись? Поезжайте за мистером Андерсоном! Пусть он срочно приезжает! Пожалуйста! Всех остальных, кроме Филиппа, попрошу удалиться. Освободите помещение! — Мелисса не теряла самообладания.

— Большая разница, мэм! Чувствуется, что Крис здорово умеет лазать по скалам и отвесным стенам! Он настоящий скалолаз! — Журналист все время пытался рассказать Мелиссе, как мужественно вел себя Кристиан. Женщина поняла, что Стивен Феллоуз в состоянии шока. Только этого и не хватало!

— Филипп! Где Филипп? — неожиданно запаниковала она. — Фил! Займись нашим газетчиком! Он в шоковом состоянии!

— Вам надо отвлечься от случившегося, Стив! — Мелисса боялась, что журналист может внезапно потерять сознание. — Кто-нибудь, пожалуйста, займитесь мистером Феллоузом!

Я помогу вам, дитя мое! — перед Мелиссой стояла жена Филиппа миссис Одри Уоллер! Я медицинская сестра, мэм! Сиделка! Без поддержки вы не останетесь! Лили, — обратилась она к Филиппу, — помоги снять с пострадавшего одежду! А я займусь этим молодым человеком! — Она взяла Стива под руку, вывела на воздух и усадила на скамью.

А Мелисса склонилась над Кристианом, заглянула в глаза, искаженные болью, прошептала одними губами, но он услышал каждое слово:

— Я знаю, что тебе очень больно! Потерпи немного, дорогой мой! Потерпи немного, мой хороший! — И он зажмурился, прислушиваясь к нежному голосу, впитывая каждый звук, в котором ощущалась не только любовь, но и сострадание. И, как ни странно, душевная боль, томившая его несколько последних дней, внезапно отступила. Осталась боль тела, но ее терпеть оказалось проще.

Меньше всех переживал шериф. Возможно, по той причине, что мистер Бакли принял немного виски до поездки на Снейк. Он сожалел только о том, что оставил бутылку в сейфе полицейского участка. И все время повторял:

— Вспоминая этот день, мы никогда не скажем, что жизнь в Туин-Фолсе когда-то была скучной!

Кристиан находился во власти смешанных чувств. Ему было очень больно. Но одновременно он испытывал странное чувство удовлетворения. Оказывается, это очень и очень приятно, когда видишь, что тебя любит столько людей!

Он понимал, что, возможно, сотворил глупость, когда полез на эту злосчастную скалу! Черт бы ее побрал! Но, стоя внизу, у подножья, он заметил небольшой лоскуток ткани, зацепившийся за куст терновника. Скала всегда кажется прочной и незыблемой, когда на ней растет терновник. Кустики, покрытые весной белыми цветами, а осенью — черными с сизым налетом ягодами, накрепко врастают в камни своими крепкими, точно железными, корнями.

Он помнил, как полез наверх, чтобы снять злополучный лоскут, оказавшийся на деле манжетой от рубашки Джона Паркера. Это кусок подтверждал слова Натаниэля: Джон Паркер пытался спасти доктора Коуплендла. Таким образом он хотел, наверное, получить прощение у своей сводной сестры за былые прегрешения. Но было уже слишком поздно. Он сам превратился в жертву более опытного шантажиста.

Оказавшись на скале и положив лоскуток в карман, Кристиан вдруг почувствовал, что камень, на который он поставил ногу, очень непрочная опора. Молодой человек попытался перенести вес на другую ногу. Но и там не оказалось твердой опоры.

Падая, он чувствовал, что земля, где стоят люди и с ужасом смотрят на его полет, вот-вот примет его тело, сплющит и сомнет, точно восковую фигурку. Кристиан напряг все мышцы, чтобы принять страшную смерть. Но судьба оказалась милостива к нему. Он упал на пологий склон и покатился вниз, кувыркаясь через голову. В очередной раз костлявая только поиграла с ним и отступила…

Он лежал в доме Мелиссы вторую неделю. Кристиан понимал, что слишком задержался в чужом доме. Пора и честь знать! Все давно уехали. Филипп отправился со своей любимой Одри проведать детей и многочисленных внуков. Доктор Андерсон успокоился, решив, что раненый под хорошим присмотром, к тому же кости у него оказались целы. Он заглянул еще раз на полчасика, поговорил с Мелиссой и исчез в необъятных просторах Йелоустон: у него появились пациенты на новой шахте и вновь открывшейся обогатительной фабрике.

Стив заканчивал большую статью для газеты «Горняк» и собирался попрощаться с Туин-Фолсом. Ему предложили хорошую должность в столичной газете.

Осторожно скрипнула дверь. Кристиан приоткрыл глаза. В комнату бесшумно вошла Лавли. В зубах она держала крохотного серого котенка. Кошка нежно замурлыкала, точно уговаривала лежащего на кровати человека не прогонять ее. Вспрыгнула на постель и полезла под одеяло, пристраивая свое драгоценное дитя Кристиану под теплый бок.

Следом за кошкой в дверь так же бесшумно проскользнула Мелисса. Заметив, что Крис делит ложе с кошкой, женщина вытащила нахальное животное вместе с ее отпрыском и положила их в большую корзину. Потом она наклонилась над больным, чтобы поправить одеяло.

И вдруг она почувствовала, как сильные руки обхватили ее. Мелисса закрыла глаза.

— Попалась! — Кристиан сказал это очень тихо. Почти беззвучно. И женщине казалось, что она не слышит слов, а только угадывает их! — Попалась, девочка моя! Любимая моя! Родная моя! Самая близкая и самая дорогая!

Она ощущала искренность его признания. Ее прежняя обида на Кристиана давно прошла. Как-то сама собой растворилась в сострадании и нежности, охватившей ее тогда, когда он лежал перед ней на операционном столе. Ему было так больно! И ей хотелось эту боль взять на себя, растворить в любви и нежности!

— Любимый мой! Твоя кожа солона и прохладна, точно морская вода. Я хочу быть с тобой! Всегда!

— Девочка моя! Любимая! Сокровище мое! Любимая!

Их губы слились в долгом поцелуе. Потом еще раз и еще раз. Они отрывались друг от друга только для того, чтобы сказать те слова, что накопились в сердце! Движения рук были бережны и нежны! Движения тел осторожны и трепетны!


home | my bookshelf | | Любимый обманщик |     цвет текста