Book: Слово президента



Слово президента

Том Клэнси

Слово президента

Посвящается Рональду Уилсону Рейгану, сороковому президенту Соединённых Штатов — человеку, который одержал победу в войне

* * *

В первом издании моего романа «Без жалости» приведены строки, которые я обнаружил случайно, и не смог тогда отыскать, откуда они и кому принадлежат. В них я нашёл идеальное отражение своих чувств к моему «маленькому другу» Кайлу Хэйдоку, скончавшемуся от рака в возрасте восьми лет и двадцати шести дней — для меня он всегда будет живым.

Позднее я узнал, что стихотворение называется «Вознесение» и автором этих великолепных строк является Колин Хитчкок, поэтесса редкого таланта, живущая в Миннесоте. Я хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы рекомендовать её творчество всем любителям изящной словесности. Подобно тому как её слова захватили и взволновали меня, я надеюсь, что они окажут такое же воздействие и на остальных.

Вот эти стихи:

Вознесение

А если я уйду,

Пока ты остаёшься ещё здесь,

Знай, что я продолжаю жить,

Мерцая в другом мире,

За пеленой тумана,

Сквозь который ты не можешь заглянуть.

Пусть не видя меня, верь,

Я жду тот миг, когда мы соединимся вновь.

А до этого наслаждайся жизнью

И, когда я понадоблюсь тебе,

Лишь шепни моё имя в сердце,

И я приду.

Молю Господа, чтобы Он благословил этот дом и всех, кто будут отныне жить здесь. Пусть только честные и мудрые люди правят страной из-под его крыши.

Джон Адамc,Второй президент Соединённых Штатов,В письме к Абигейл, 2 ноября 1800 г.,При переезде в Белый дом.

Автор выражает благодарность

Пегги — за поразительную проницательность;

Майку, Дейву, Джону, Джанет, Керту и Пэт — сотрудникам больницы Джонса Хопкинса;

Фреду и его друзьям из Секретной службы США;

Пэту, Дарреллу и Биллу, всем остальным ветеранам ФБР;

Фреду и Сэму, оказавшим честь своей службе тем, что, носили её мундиры;

X. Р., Джо, Дэну и Дагу, которые продолжают их традиции;

Америке — за её народ.

Пролог

Все началось здесь

Объяснить это можно лишь шоком, на мгновение охватившим его, подумал Райан. Ему казалось, что он словно раздвоился и находится одновременно в двух разных местах. Он смотрел из окна буфета вашингтонского бюро телекомпании Си-эн-эн и видел языки пламени, пожиравшие развалины Капитолия, — жёлтые искры взлетали из оранжевого сияния, походившего на какой-то ужасный букет, который составляли более тысячи жизней, угасших менее часа назад. Оцепенение, охватившее Райана, оттеснило горе на второй план, хотя он понимал, что горе вернётся подобно тому, как боль всегда следует за сильным ударом в лицо, хотя и не сразу. Снова, в который раз, Смерть в своём ужасающем величии протянула к нему свои руки. Он видел, как Она летела к нему, затем внезапно остановилась и умчалась обратно. Лучшее, что можно сказать об этом, заключалось в том, что его дети так и не узнали, что их юные жизни находились на самом пороге гибели. Для них это было простой случайностью, причины которой они так и не поняли. Теперь они находились с матерью и чувствовали себя в безопасности вместе с ней, хотя их отца и не было рядом. И он сам и его семья уже давно привыкли к такому ходу жизни, хотя все неизменно глубоко об этом сожалели. И вот теперь Джон Патрик Райан смотрел на следы, оставленные Смертью, и часть его существа пока ничего не испытывала.

А вот другая часть смотрела на то же зрелище и понимала, что он должен предпринять что-то, и хотя Райан пытался рассуждать логически, логика безнадёжно проигрывала, потому что она не знала, что делать и с чего начать.

— Господин президент. — Это был голос специального агента Андреа Прайс.

— Да? — отозвался Райан, не отворачиваясь от окна. Позади него — он видел отражение в стекле — стояли шесть других специальных агентов Секретной службы с оружием в руках, чтобы не подпускать посторонних к президенту. За дверью находились сотрудники Си-эн-эн, толпившиеся там отчасти из-за профессионального интереса — в конце концов, они работали в службе новостей, — но главным образом из-за простого человеческого любопытства, поскольку прямо перед ними развёртывалась история. Они думали о том, что значит находиться там, в здании Капитолия, и никак не могли понять, что такие события являются одинаковыми для всех. Столкнувшись с тяжёлой автомобильной катастрофой или внезапной серьёзной болезнью, не готовый к этому человеческий разум замирал и пытался понять непостижимое — и чем более серьёзным было испытание, тем труднее он приходил в себя. Однако люди, подготовленные к подобным критическим моментам, знали, что существует порядок, которому нужно следовать.

— Сэр, нам нужно увезти вас отсюда…

— Куда? В безопасное место? А где оно? — спросил Джек и тут же молча упрекнул себя в жестокости заданного вопроса. По меньшей мере двадцать агентов сгорели в гигантском погребальном костре в миле отсюда, и все они были друзьями и сослуживцами тех мужчин и женщин, которые стояли в буфете телевизионной компании рядом со своим новым президентом. Он не имеет права изливать на них свою горечь.

— Где моя семья? — спросил Райан через мгновение.

— В казармах морской пехоты, на углу Восьмой улицы и Ай-авеню, как вы приказали, сэр.

Да, хорошо тому, кто способен докладывать о выполнении приказов, подумал Райан и кивнул. Хорошо и то, что он знает о том, что его приказы выполнены. По крайней мере хоть что-то он сделал правильно. Может быть, удастся так же поступать и дальше?

— Сэр, если это была часть организованного…

— Нет, не была. Разве в действительности так происходит, Андреа? — перебил Райан. Он с удивлением заметил, как устало звучит собственный голос, и тут же вспомнил, что изнеможение от шока и стресса наступает быстрее, чем от самой напряжённой физической нагрузки. У него даже не осталось сил, чтобы встряхнуться и попытаться взять себя в руки.

— Может произойти, — настойчиво повторила специальный агент Прайс.

Пожалуй, она права, подумал Райан.

— И как мне следует поступить? — спросил он.

— Операция «Наколенник», — ответила Прайс, имея в виду Воздушный командный пункт, используемый в чрезвычайных ситуациях — переоборудованный «Боинг-747», находящийся на авиабазе ВВС Эндрюз. На мгновение Райан задумался над предложением, затем отрицательно покачал головой.

— Нет, я не имею права бежать. Думаю, мне нужно вернуться обратно. — Президент Райан показал на пылающие развалины Капитолия. — Разве моё место не там?

— Нет, сэр, это слишком опасно.

— Но моё место там, Андреа.

Он уже мыслит как политический деятель, разочарованно подумала Андреа.

Райан увидел выражение её лица и понял, что должен объяснить свои действия. Однажды он узнал кое-что, возможно, единственное, к чему можно прибегнуть в данном случае, и эта мысль мелькнула у него в голове подобно молнии.

— Это обязанность руководителя, — сказал он. — Меня научили этому в Куантико, в школе морской пехоты. Солдаты должны видеть своего командира, понимать, что он исполняет свои обязанности, что он не бросил их в самый ответственный момент. — А для меня это важно ещё и потому, чтобы убедиться, что всё это происходит на самом деле, что я действительно президент, подумал он.

Но президент ли он?

Агенты Секретной службы не сомневались в этом. Райан принёс присягу, произнёс её слова, обратился к Всевышнему с просьбой благославить его деятельность на этом посту, хотя все произошло слишком рано и слишком быстро. Едва ли не впервые в жизни Джон Патрик Райан закрыл глаза и неимоверным усилием воли заставил себя пробудиться от сна слишком невероятного, чтобы происходить на самом деле. Но когда он снова открыл их, оранжевое сияние по-прежнему разливалось перед его взглядом, выбрасывая жёлтые языки пламени. Райан знал, что только что принёс присягу, даже произнёс короткое обращение к народу, — разве не так? Но сейчас не мог припомнить ни единого слова из сказанного.

Нужно браться за дело, сказал он всего минуту назад. Это Райан отчётливо помнил. Но такие слова произносят автоматически. Значит ли это что-нибудь?

Райан потряс головой — даже это потребовало огромного напряжения, — затем отвернулся от окна и посмотрел в лица агентов Секретной службы, стоявших рядом.

— Ясно. Кто остался в живых?

— Министры торговли и внутренних дел, — ответила специальный агент Прайс, получившая эту информацию по своей рации. — Министр торговли находится в Сан-Франциско, а министр внутренних дел — в Нью-Мехико. Их уже вызвали в Вашингтон и за ними посланы самолёты ВВС. Все остальные члены кабинета министров погибли, вместе с ними директор ФБР Шоу, все девять членов Верховного суда и члены Объединённого комитета начальников штабов. Пока мы не знаем, сколько членов Конгресса отсутствовали на церемонии.

— Госпожа Дарлинг?

— Её не удалось спасти, сэр, — покачала головой Прайс. — Дети находятся в Белом доме.

Райан мрачно кивнул, осознав ещё одну трагедию. Он сжал губы и закрыл глаза — этим ему придётся заняться лично. Для детей Роджера и Энн Дарлинг это была личная и непоправимая утрата — их папа и мама погибли, и теперь они стали сиротами. Джек встречался и говорил с ними — правда, это ограничивалось всего лишь короткими фразами вроде «привет», «как поживаете?» и дружеской улыбкой, как обычно обращаются к детям знакомых, но это дети, настоящие дети, с именами и лицами, искажёнными теперь горем и отчаянием. Сейчас они ведут себя подобно ему самому и пытаются прогнать кошмар, внезапно обрушившийся на них, однако детям мёртвого президента этот кошмар вынести намного труднее из-за возраста и ранимости.

— Они уже знают о случившемся?

— Да, господин президент, — ответила Андреа. — Они следили за церемонией по телевизору, и агентам пришлось рассказать им. У них живы дедушки и бабушки, есть и другие члены семьи. За ними тоже послали. — Она не сказала о том, что и на этот случай была разработана соответствующая процедура, что в оперативном центре Секретной службы, расположенном в нескольких кварталах к западу от Белого дома, находился сейф, а в нём запечатанные конверты, в которых предусматривались самые непредсказуемые ситуации. Эта была всего лишь одной из них.

И всё-таки сейчас без родителей остались сотни — нет, тысячи — детей, а не только двое. Джек заставил себя на время забыть о сиротах Дарлинга. Как ни трудно это было, он почувствовал облегчение от такого решения.

Райан снова посмотрел на специального агента Прайс.

— Судя по вашим словам, я один представляю сейчас все правительство Соединённых Штатов?

— Похоже на то, господин президент. Вот почему мы…

— Вот почему я должен поступать так, как считаю нужным. — Джек направился к выходу, и его неожиданное решение заставило действовать агентов Секретной службы. В коридоре были установлены телевизионные камеры. Райан, не глядя по сторонам, прошёл мимо них. Два агента, шедшие впереди, расчищали ему путь среди репортёров, настолько потрясённых случившимся, что они всего лишь прильнули к объективам своих камер и не задали ни единого вопроса. Это, без тени улыбки подумал Райан, поразительное событие уже само по себе. Ему даже не пришло в голову, что выражение его лица отнюдь не побуждало репортёров задавать вопросы. Клетка лифта с открытыми дверями ожидала его, и через тридцать секунд Райан вышел в просторный вестибюль. В нём не было никого, кроме агентов Секретной службы, причём больше половины из них держали наготове автоматы с направленными вверх стволами. Должно быть, они успели приехать откуда-то, подумал Джек, их сейчас гораздо больше, чем двадцать минут назад. Затем он увидел группу морских пехотинцев, одетых наспех. Многие из них явно зябли в одних красных майках и камуфляжных брюках.

— Мы решили, что дополнительная безопасность не помешает, — объяснила Прайс. — Я запросила подкрепление из казарм морской пехоты.

— Правильно, — кивнул Райан. Никто не сочтёт унизительным, что президент Соединённых Штатов в такой момент окружён морскими пехотинцами. Они выглядели мальчишками, это верно, но их молодые лица не выражали никаких эмоций — именно такими должны быть солдаты с оружием в руках. Их глаза ощупывали окружающие улицы с выражением, которое походило на взгляд сторожевых собак, а руки крепко сжимали автоматы. У двери, беседуя с агентом Секретной службы, стоял капитан. При виде Райана капитан морской пехоты выпрямился и приложил руку к козырьку. Значит, он тоже считает меня президентом, подумал Джек. Райан кивнул и направился к ближайшему «хаммеру»[1].

— К Холму, — коротко скомандовал он.

Они подъехали к Капитолийскому холму быстрее, чем он ожидал. Полицейские кордоны перекрыли ближайшие улицы, и повсюду виднелись пожарные автомобили — судя по всему, здесь собрались пожарные со всей столицы, хотя это и не имело теперь особого значения. Впереди с включённой мигалкой и ревущей сиреной ехал «сабербан» Секретной службы — огромная машина, похожая скорее на маленький автобус, чем на легковой автомобиль. Агенты личной охраны проклинали, по-видимому, на чём свет стоит импульсивные действия своего нового «босса» — так они называли президента между собой.

Удивительно, но хвостовое оперение японского Боинга-747 уцелело, по крайней мере вертикальный киль торчал, словно оперение стрелы, вонзившейся в бок мёртвого животного. Райана поразило, что пожар продолжался. В конце концов, Капитолий был каменным зданием, но внутри находилась деревянная мебель и огромное количество бумаг, а также одному Богу известно что ещё, что давало пищу огню. Над головой кружились военные вертолёты, похожие на мотыльков, их несущие винты отражали оранжевый цвет пожара обратно на землю. Здесь и там стояли красно-белые пожарные машины, повсюду мелькали их сигнальные красные и белые фонари, соответственно окрашивая все ещё поднимавшиеся к небу дым и пар. Пожарные носились взад-вперёд, а по земле змеились бесчисленные шланги, присоединённые ко всем пожарным гидрантам, расположенным поблизости. Из многих соединений вырывались фонтанчики воды, быстро замерзающей в морозном ночном воздухе.

Южное крыло Капитолия было разрушено до основания. Можно было разглядеть ведущие к нему ступени, однако колонны и крыша рухнули, а зал заседаний нижней палаты представлял собой кратер, скрытый за белыми каменными ступенями, обгоревшими и почерневшими от сажи. Сам купол Капитолия походил на скелет. Его своды сохранились, они были сделаны из кованого железа ещё во времена Гражданской войны, и отчасти выдержали мощный удар. Именно здесь, в центре здания, велась борьба с огнём. Из множества рукавов и с земли, и с выдвинутых автомеханических лестниц и вышек развалины поливали водой, стараясь остановить распространение огня, хотя оттуда, где стоял Райан, трудно было судить, насколько успешными были эти усилия.

Однако красноречивее всего о трагизме происшедшего говорила масса санитарных машин вокруг разрушенного Капитолия. Санитары с пустыми носилками в руках беспомощно смотрели на развалины, бессильные что-либо предпринять. Их взгляды были прикованы к белому вертикальному стабилизатору самолёта с красным силуэтом журавля, хотя он тоже почернел от огня, но по-прежнему был ясно различим. В глазах санитаров отражалась ненависть. «Джапэн эйрлайнз». Все считали, что война с Японией закончилась. Но как могло произойти вот это? Последний акт мести самоубийцы-одиночки? Или невероятный несчастный случай? У Райана мелькнула мысль, что картина перед ним напоминает место автомобильной катастрофы, хотя и во много раз большей по своим масштабам, и для прибывших сюда мужчин и женщин, подготовленных для того, чтобы принять необходимые меры, ситуация была такой же, как и в большинстве сходных случаев, — они прибыли слишком поздно. Слишком поздно, чтобы остановить распространение огня. Слишком поздно, чтобы помочь людям, спасению которых они посвятили свою жизнь. Слишком поздно, чтобы вообще что-то предпринять…

«Хаммер» подъехал вплотную к юго-восточному углу здания и остановился возле группы пожарных машин. Капитан морских пехотинцев открыл дверцу новому президенту. Едва Райан вышел наружу, его окружил целый взвод.

— Кто здесь главный? — спросил Джек у специального агента Прайс. Он впервые обратил внимание на пронизывающий холод ночи.

— Наверно, кто-то из пожарных.

— Пойдём поговорим с ним. — Джек направился к пожарным насосам. В лёгком шерстяном костюме он уже дрожал от холода. Капитаны пожарных команд носят белые каски и пользуются обычными автомобилями, подумал он, вспомнив свою молодость в Балтиморе. Капитаны не ездят в пожарных машинах. Райан заметил три красных легковых автомобиля и пошёл к ним.

— Черт побери, господин президент! — послышался крик Андреа Прайс. Несколько агентов личной охраны побежали вперёд, а морские пехотинцы никак не могли решить, следует ли им опередить президента или лучше идти за ним. В уставе ничего не говорилось на этот счёт, тем более что новый «босс» только что нарушил все правила Секретной службы. Затем один из телохранителей понял, что нужно сделать. Он подбежал к ближайшей пожарной машине и вернулся с прорезиненным плащом.



— Так вам будет теплее, сэр, — произнёс специальный агент Раман, помогая Райану надеть плащ. Теперь Райан ничем не отличался от многих сотен пожарных, мечущихся у развалин. Андреа Прайс одобрительно подмигнула Раману. Это был первый разумный шаг с того момента, как «Боинг-747» обрушился на Капитолий. И ещё лучше, что сам Райан не понял подлинной причины, почему на него надели тяжёлый прорезиненный плащ, подумала она. Этот момент надолго запомнится членам личной охраны президента, как удачный манёвр Секретной службы, причём телохранителям даже не понадобилось уговаривать Райана — удалось избежать столь обычного столкновения между независимостью, свойственной президенту Соединённых Штатов, и необходимостью обеспечить его безопасность.

Первый капитан пожарной команды, которого нашёл Райан, говорил по радиотелефону и пытался направить своих подчинённых ближе к бушующему пламени. Рядом стоял мужчина в штатском, придерживая большой лист бумаги, развёрнутый на крыше автомобиля. По-видимому, это план здания, подумал Райан. Он ждал в нескольких футах, пока эти двое — пожарный и штатский — водили пальцами по плану и капитан что-то быстро говорил в рацию.

— И ради Бога, будьте поосторожней с расшатанными стенными блоками, — закончил инструктаж капитан Пол Магилл. Затем он повернулся и потёр воспалённые глаза. — А вы кто такие, чёрт возьми? — раздражённо спросил он.

— Это президент, — ответила Прайс. Капитан мигнул. Он обвёл быстрым взглядом людей с автоматами, стоящих вокруг, затем снова посмотрел на Райана.

— Положение очень тяжёлое, — сказал пожарный.

— Кому-нибудь удалось спастись?

— Только не из этой части здания, — покачал головой Магилл. — Вытащили трех из противоположного крыла, они в тяжёлом состоянии. Думаю, эти трое находились в кабинете спикера, и взрывная волна выбросила их через окно. Двое рассыльных и агент Секретной службы, у них сильные ушибы и ожоги. Мы ведём поиски — по крайней мере пытаемся, но пока нашли лишь трупы, даже те, кто не пострадали от пожара, погибли от удушья — сила взрыва вытянула кислород у них из лёгких.

Пол Магилл был такого же роста, как и Райан, темнокожий и намного шире в плечах, руки в больших светлых пятнах от ожогов — свидетельство непосредственного участия в тушении пожаров. Сейчас лицо его выглядело всего лишь печальным, потому что огонь — не враг человека, а только бездушная стихия, наносящая ущерб тем, кто оказались удачливыми, и убивающая остальных.

— Может быть, нам повезёт, — после паузы продолжил Магилл. — Кое-кто, сэр, мог оказаться в маленьких комнатах с закрытыми дверями, например. В этом проклятом здании тысячи таких комнат, если судить по архитектурным планам. Может быть, удастся спасти ещё пару людей. В прошлом у меня случалось такое. Однако большинство… — Магилл печально покачал головой. — Мы сдерживаем распространение пожара, дальше он не пойдёт.

— Из зала Конгресса никто не спасся? — спросил агент Раман. Вообще-то ему хотелось узнать имя того агента, которого выбросило через окно, но такой вопрос противоречил профессиональной этике.

Магилл отрицательно покачал головой.

— Нет, — сказал он, глядя на угасающие языки пламени. — Все произошло очень быстро. — Он снова покачал головой.

— Я хочу посмотреть на это собственными глазами, — внезапно заявил Райан.

— Нет, — тут же отозвался Магилл. — Это слишком опасно. Я отвечаю за тушение пожара, сэр, и вы должны следовать установленным мной правилам.

— Я должен посмотреть на случившееся, — повторил Райан, на этот раз тише. Магилл заколебался. Он увидел людей с автоматами в руках и пришёл к ошибочному выводу, что они поддержат этого нового президента — если это действительно президент. Когда объявили пожарную тревогу, Магилл не сидел у телевизора.

— Зрелище не из приятных, сэр, — предупредил он.

* * *

На Гавайских островах солнце только что скрылось за горизонтом. Контр-адмирал Роберт Джексон заходил на посадку на аэродром военно-морской базы Барберс-Пойнт. Уголком глаза он видел ярко освещённые отели на южном берегу острова Оаху, и на мгновение у него мелькнула мысль о том, сколько стоит сейчас номер в одном из них. Он не останавливался в этих роскошных отелях с тех пор, как, когда ему было едва за двадцать, вместе с двумя или тремя такими же молодыми морскими лётчиками снимал одну комнату на всех, чтобы сберечь деньги и потратить их на местные бары, а также на то, чтобы щегольнуть перед девушками. Его «томкэт» мягко коснулся посадочной дорожки, несмотря на продолжительный перелёт и три воздушных дозаправки, потому что Робби по-прежнему считал себя лётчиком-истребителем, а потому был склонен к артистизму. «Томкэт» замедлил свой бег, затем повернул на правую рулежную дорожку.

— «Томкэт» пять-ноль-ноль, продолжайте движение до конца дорожки…

— Я уже бывал здесь, мисс, — с улыбкой отозвался Джексон, нарушая правила. Но ведь он адмирал в конце концов, не правда ли? Лётчик-истребитель и адмирал. Так для него ли писаны эти правила?

— Пять-ноль-ноль, там вас ждёт автомобиль.

— Спасибо. — Робби уже заметил его у дальнего ангара, рядом с матросом, размахивающим светящимся жезлом.

— Совсем неплохо для такого старика, — заметил офицер радиолокационной разведки, сидящий позади Джексона. Он уже укладывал навигационные карты и другие ненужные, но весьма важные документы.

— Ваше замечание принято во внимание, — с гордостью произнёс адмирал. У меня ещё никогда так не болела спина, молча признался себе Джексон. Он пошевелился в кресле пилота. Ягодицы казались налитыми свинцом. Почему тело кажется онемевшим и одновременно причиняет такую боль? — спросил он себя с грустной улыбкой. Ты просто слишком стар для подобных перелётов, тут же прозвучал мысленный ответ. И тут же ногу пронзила острая боль. Артрит, черт побери. Ему пришлось приказать Санчесу выделить истребитель в его распоряжение. Перелёт на такое расстояние слишком дальний для «трески»[2], а Джексону нужно было вернуться в Пирл-Харбор со «Стенниса», потому что поступившая шифровка недвусмысленно гласила: НЕМЕДЛЕННО ПРИБЫТЬ НА БАЗУ. На основании этой шифровки он забрал у Санчеса «томкэт» с неисправной системой управления огнём и потому непригодный для боевых действий. Со своей стороны ВВС выделили ему воздушные заправщики. Таким образом Джексон сумел провести семь часов в благословенной тишине и перелететь половину Тихого океана за штурвалом истребителя — несомненно в последний раз. Джексон снова пошевелился в кресле пилота, поворачивая самолёт к месту стоянки, и в ответ почувствовал резкую боль в спине.

— Это КОМТИХФЛОТОМ? — с удивлением спросил Джексон, заметив рядом с автомобилем, окрашенным в голубой цвет ВМС, фигуру в белом адмиральском мундире.

Это действительно был адмирал Дэвид Ситон. Он стоял, опершись на борт машины, и просматривал депеши. Робби выключил двигатели и поднял фонарь кабины. Матрос тут же подкатил трап — таким обычно пользуются механики при техническом обслуживании самолётов, — чтобы помочь адмиралу спуститься из кабины «томкэта». Женщина-матрос подбежала к грузовому отсеку и достала оттуда чемодан адмирала. Почему такая спешка? — удивился Джексон.

— У нас крупные неприятности, — произнёс Ситон, как только сапоги Джексона коснулись асфальта.

— Я считал, что мы победили, — недоуменно заметил Джексон, остановившись на пышущей жаром дорожке аэродрома. Устало не только тело, устал и его мозг, и прошло несколько минут, прежде чем Робби пришёл в себя, хотя инстинктивно понял, что произошло нечто необычное.

— Президент погиб — и теперь у нас новый президент. — Ситон передал Джексону пачку шифровок. — Твой приятель. Пока мы снова в состоянии повышенной боевой готовности.

— Какого черта… — пробормотал адмирал Джексон, читая первую депешу, и тут же поднял голову. — Джек — новый президент?

— Разве ты не знал, что Дарлинг назначил его своим вице-президентом?

— Нет, я был занят другими делами, перед тем как вылетел с авианосца сегодня утром, — покачал головой Джексон. — Боже милосердный! — закончил он чтение шифровки.

— Да, все произошло именно так, — кивнул Ситон. — Эд Келти подал заявление об отставке в связи с сексуальными домогательствами, в которых его обвинили, и президент уговорил Райана занять должность вице-президента — на несколько месяцев, до выборов, предстоящих в будущем году. Конгресс одобрил назначение, но перед тем как Райан вошёл в зал Конгресса, японский авиалайнер врезался прямо в центр Капитолия. Погибли все члены Объединённого комитета начальников штабов. Сейчас их заменяют заместители. По приказу Микки Мура — армейский генерал Майкл Мур занимал должность заместителя председателя Объединённого комитета начальников штабов — все командующие родами войск должны немедленно прибыть в Вашингтон. На авиабазе Хикэм нас ждёт КС-10.

— Как относительно военной опасности? — спросил Джексон, занимавший должность заместителя J-3 — Оперативного управления Объединённого комитета начальников штабов.

— Теоретически все спокойно, — пожал плечами Ситон. — Ситуация в Индийском океане пришла в норму. Японцы потеряли вкус к военным действиям…

— Но ещё никогда по Америке не наносили такого удара, — закончил за него Джексон.

— Да. Самолёт ждёт нас. Переоденешься в полёте. В данный момент форма одежды мало кого интересует.

* * *

Как всегда, мир был разделён временем и пространством, особенно временем, подумала бы она, если бы у неё был на это хотя бы один свободный момент. Такой момент, однако, редко выдавался. Ей было за шестьдесят, её сухое тело согнулось под тяжестью многих лет работы, отданной на благо людей, причём положение ухудшалось оттого, что на смену приходило так мало молодёжи. Как это несправедливо. Прошло столько времени с тех пор, как она пришла на смену другим, которые, в свою очередь, заменили предыдущие поколения людей, бескорыстно служивших страдающему человечеству. Теперь всё изменилось и никто не пришёл ей на помощь. Она постаралась отбросить эту мысль. Это недостойно её, недостойно выбранного ею пути и, уж конечно, недостойно тех обещаний, которые она дала Господу больше сорока лет назад. Сейчас у неё возникли сомнения относительно этих обещаний, но она никому не признавалась в этом, даже на исповеди. Такое нежелание обсуждать возникшие сомнения беспокоило её даже больше самих сомнений, хотя она смутно сознавала, что священник мягко отнесётся к её греху — если это был грех. Но грех ли это? — думала она. И все равно он исповедовал бы и простил её, потому что он отпускал грехи всем, возможно, потому, что у него самого были сомнения, да и к тому же оба они достигли возраста, при котором человек оглядывается назад и задумывается о том, какой могла бы стать жизнь, несмотря на всю пользу, принесённую людям за многие десятки лет неустанной работы.

Её сестра, ничуть не менее религиозная, выбрала самое распространённое занятие в жизни и стала бабушкой, и сестра Жанна-Батиста не раз задумывалась над тем, что бы это значило. Она сделала выбор очень давно, ещё в юности, насколько ей удавалось припомнить, и подобно всем таким решениям сестра приняла его без долгих размышлений, импульсивно, каким бы правильным не оказался потом этот выбор. Тогда все казалось таким простым. Их, монахинь, женщин в чёрном, уважали. Она вспоминала, как в далёкой молодости немецкие солдаты из оккупационных войск почтительно кивали им, встретив на улице, несмотря на широко распространённые подозрения, что женщины в чёрном помогали спасаться лётчикам союзных войск и, может быть, даже евреям. Все знали, что монахини их ордена обращались со всеми справедливо и достойно, потому что того требовал Господь, не говоря уже о том, что раненым немцам тоже требовалась медицинская помощь, поскольку выжить в госпитале ордена у них было больше шансов, чем в любом другом. Монахини с гордостью соблюдали древние традиции, и хотя гордыня тоже являлась грехом, женщины в чёрном говорили себе, что Господь, наверно, не обратит на это особого внимания, потому что грех совершался во славу Его святого имени. Словом, когда пришло время, она приняла решение — раз и навсегда. Некоторые сестры не выдержали тяжести службы и покинули орден, но у неё не возникло сомнений — тогда, сразу после войны, было трудное время и пациенты нуждались в уходе, а мир ещё не настолько изменился, чтобы она могла увидеть другие возможности, открывавшиеся перед ней. Мельком она было подумала о том, чтобы оставить орден, но отказалась от этой мысли и продолжила работу.

Жанна-Батиста была знающей и опытной медицинской сестрой. В эту страну она приехала ещё в то время, когда она была колонией её европейской державы, и осталась здесь после того, как бывшая колония обрела независимость. Все это время сестра исполняла свои обязанности как обычно, квалифицированно и умело, несмотря на политические перемены, которые проносились мимо неё подобно урагану. Она не обращала внимания на то, кем являются её пациенты — европейцами или африканцами. Однако сорок лет работы в качестве медсёстры, причём более тридцати в одном госпитале, давали о себе знать.

Нельзя сказать, что она утратила интерес к своей профессии. Просто ей уже почти шестьдесят пять, и это немало, особенно когда у тебя слишком мало помощников, а потому часто приходится работать по четырнадцать часов кряду, лишь изредка отрываясь на молитву. Это благоприятно сказывалось на душе, но было очень утомительно для тела. В молодости она была крепкой — хотя и не особенно сильной — и здоровой, врачи прозвали её «сестра Скала», однако они приезжали и уезжали, а она оставалась, продолжала ухаживать за пациентами, но ведь и скалы со временем изнашиваются. А усталость приводит к ошибкам.

Она знала, чего следует опасаться. Нельзя быть медиком в Африке и не проявлять осторожности, если хочешь остаться в живых. В течение многих столетий христианство пыталось утвердиться на этом континенте, но, хотя ему удалось добиться некоторых успехов, окончательная победа ускользала от него. Одной из проблем была неразборчивость в сексуальных отношениях, местная традиция, которая привела её в ужас сразу по прибытии — почти два поколения назад, — а сейчас казалась просто… нормальной. Не то чтобы нормальной, скорее распространённой, но слишком часто приводившей к смертельному исходу. Треть пациентов госпиталя страдали от того, что на местном диалекте называется «болезнью исхудания», а в остальном мире известно как СПИД. Предосторожности, направленные на то, чтобы избежать этой болезни, были простыми и понятными, и сестра Жанна-Батиста говорила о них на своих курсах. Печальная правда, однако, заключалась в том, что, как это случалось и с ужасными морами древности, единственное, что могли сделать медики с этой «чумой современности», — это предохранить самих себя.

К счастью, это не относилось к её пациенту. Мальчику было только восемь лет — слишком рано для активной половой жизни. Он был красивым, отлично сложенным и умным, прекрасно учился в соседней католической школе и прислуживал в церкви. Может быть, со временем он услышит глас Божий и станет священником — для африканцев это было проще, чем для европейцев, потому что церковь, молча уважая местные обычаи, не требовала от священников обета безбрачия — секрет мало кому известный в остальном мире. Но мальчик заболел. Его доставил сюда всего несколько часов назад, в полночь, отец, уважаемый человек, занимающий видный пост в местном правительстве и владеющий автомобилем. Дежурный врач сразу поставил диагноз: церебральная малярия, однако этот диагноз, занесённый в историю болезни, не подтвердился обычными лабораторными тестами. Возможно, образец крови, взятый у больного, был утерян. Приступы сильной головной боли, рвота, озноб, путанное сознание, лихорадка. Церебральная малярия. Она надеялась, что это не очередная вспышка. Церебральная малярия поддавалась лечению, однако проблема заключалась в том, чтобы убедить население лечиться.

В остальной части её отделения было спокойно, как всегда ночью, нет, скорее ранним утром — самое приятное время в этой части мира. Воздух прохладен — таким он бывает лишь в это время суток, было безветренно и тихо — такими же тихими были и её спящие пациенты. В данный момент наибольшую опасность для мальчика представляла лихорадка, поэтому сестра подняла простыню и протёрла влажной губкой его потное тело. Это, казалось, принесло ему облегчение, и Жанна-Батиста воспользовалась предоставившейся возможностью, чтобы осмотреть его юное тело в поисках других симптомов заболевания. Врачи лучше разбирались в болезнях, а она была всего лишь медсестрой, зато работала с больными очень долго и знала, что следует искать. На теле мальчика не было ничего особенного, если не считать старой повязки на левой руке. Почему же врач не обратил на это внимания? — удивилась Жанна-Батиста. Она вернулась к столику дежурной сестры, где дремали два санитара. Вообще-то это было их дело, но сестра решила не будить мужчин. Она вернулась к кровати мальчика со свежими бинтами и дезинфицирующим раствором. В Африке нужно проявлять особое внимание к инфекции. Медленно и осторожно она сняла грязную повязку. Её руки дрожали от усталости и в глазах двоилось. Укус, увидела она, похожий на укус маленькой собаки… или обезьяны. Сестра задумалась. Укусы в этой местности могут оказаться заразными. Ей следовало бы вернуться к столику и надеть резиновые перчатки, но до столика было сорок метров, у неё болели ноги, а пациент лежал неподвижно. Жанна-Батиста откупорила пузырёк с дезинфицирующим раствором, затем осторожно повернула руку мальчика, чтобы увидеть всю ранку. Когда она встряхнула пузырёк, несколько капель раствора выплеснулись из-под её большого пальца, закрывавшего горлышко, и попали на лицо пациента. Мальчик внезапно приподнял голову и чихнул во сне. Крохотное облачко вырвалось в воздух. Сестра Жанна-Батиста вздрогнула от неожиданности, но не прервала работы; она вылила раствор на кусочек ваты и медленно протёрла ранку, затем заткнула пузырёк пробкой, поставила его на тумбочку, забинтовала руку мальчика стерильным бинтом и лишь после этого вытерла лицо тыльной стороной руки, даже не обратив внимания на то, что, когда пациент чихнул, его рука дёрнулась, капля крови попала ей на руку, и она, вытирая лицо, мазнула кровью мальчика по своим глазам. Так что и резиновые перчатки не предохранили бы её — слабое утешение, даже если бы она вспомнила об этом через три дня.



* * *

Мне не следовало идти сюда, подумал Джек. Два санитара провели его вверх по мраморным ступеням чудом сохранившегося восточного крыла в сопровождении агентов Секретной службы и морских пехотинцев. Они поднимались по лестнице, по-прежнему держа в руках автоматы и пистолеты, окружённые множеством пожарных, не зная, что предпринять. Протянувшиеся повсюду пожарные рукава продолжали лить воду на дымящиеся обломки, и нередко на них попадали брызги, обжигая холодом до костей. Здесь огонь был уже сбит водой, и хотя пожарные все ещё продолжали поливать обломки, спасатели уже начали пробираться в развалины зала. Не нужно было обладать большим опытом, чтобы понять, что они там обнаружат. Спасатели двигались молча — никаких жестов, поднятых рук или возгласов. Мужчины — и женщины, хотя на таком расстоянии отличить их было невозможно, — больше беспокоились о собственной безопасности — не было необходимости рисковать жизнью ради трупов.

Боже мой, подумал Райан. Здесь лежали люди, которых он знал. Не просто американцы, нет. Джек увидел, что целая секция галереи обрушилась в зал заседаний. Насколько он помнил, это была галерея, отведённая для дипломатов. Там сидели высокопоставленные представители разных стран со своими семьями, люди, с которыми он был знаком, которые пришли в Капитолий, чтобы присутствовать при церемонии принесения им присяги. Виноват ли он в их смерти?

Райан вышел из здания Си-эн-эн, потому что хотел что-то сделать или по крайней мере так ему показалось. Теперь он не был уверен в этом. Может быть, просто не мог остаться на месте? Или его притягивала к себе сцена катастрофы, как и тех, что молча стояли сейчас вокруг Капитолийского холма, не зная, как и он, что предпринять, и просто глядя на происходящее. Оцепенение не оставило его. Райан пришёл сюда, надеясь увидеть и сделать что-то, и добился лишь того, что почувствовал лишние страдания.

— Вы замёрзли, господин президент. Хотя бы отойдите от пожарного рукава — на вас льётся вода, — решительно произнесла Прайс.

— О'кей. — Райан кивнул и начал спускаться по ступенькам. Прорезиненный плащ, заметил он, совсем не согрел его. Райан снова начал дрожать, надеясь, что от холода.

Операторы не сразу успели установить свои телевизионные камеры, заметил он, но теперь уже были готовы к работе. Портативные камеры с мощными софитами, изготовленные в Японии, недовольно поморщился Райан. Каким-то образом телевизионщикам удалось преодолеть полицейский кордон и пробиться через толпу пожарных. Райан заметил троих репортёров. Каждый из них стоял перед своей камерой, сжимая в руке микрофон, и что-то говорил в него, создавая впечатление, будто знает о случившемся больше остальных. Джек увидел, что несколько прожекторов направлены на него. За ним наблюдает вся страна и весь мир, ожидая, что он предпримет. Почему у людей создалось впечатление, что государственные мужи умнее врачей, адвокатов или бухгалтеров? — с удивлением подумал Райан. Он вспомнил свою первую неделю офицерской службы в корпусе морской пехоты, куда пришёл младшим лейтенантом. Там тоже исходили из того, что он знает, как командовать взводом и руководить им в условиях боевых действий. Больше того, однажды сержант, который был старше его лет на десять, обратился к нему за помощью в решении своих семейных проблем, полагая, что лейтенант, у которого тогда не было ни жены, ни детей, посоветует человеку, у которого есть и то и другое. Сегодня, напомнил себе Джек, подобная ситуация носит название «право руководства» — это означает, что ты не имеешь ни малейшего представления о том, что делать дальше.

Но на него направлены телевизионные камеры, и он должен что-то предпринять.

Должен, но не знает что. Райан пришёл на место катастрофы, надеясь, что вид разрушений подстегнёт его, заставит действовать. А взамен появилось ощущение бессилия. И тут же возник вопрос.

— Где Арни ван Дамм? — спросил он. Вот кто поможет ему, вот кто сейчас ему нужен.

— В доме, сэр, — ответила Прайс, имея в виду Белый дом.

— О'кей, поехали туда, — распорядился Райан.

— Сэр, — произнесла Прайс после секундного колебания, — это небезопасно. Может быть, стоит…

— Я не имею права скрываться от возникших проблем, черт побери, не могу улететь от них на «Наколеннике», не могу спрятаться в Кэмп-Дэвиде. Какой я буду президент, если в минуту трудностей для страны спрячу голову в песке, подобно страусу? Разве вы не понимаете этого? — Райан испытывал не гнев, а бессилие. Правой рукой он указал на развалины Капитолия. — Все эти люди погибли, и я один представляю сейчас правительство. Правительство не может скрыться от трудностей, и я не собираюсь делать этого, да поможет мне Бог.

* * *

— Похоже, что это президент Райан, — произнёс ведущий, сидя в своей сухой тёплой студии. — По-видимому, пытается взять на себя руководство спасательными операциями. Нам всем известно, что критические ситуации не являются чем-то новым для Райана.

— Я уже шесть лет знаком с Райаном, — заметил комментатор телекомпании, стараясь не смотреть в сторону камеры, чтобы создать впечатление, будто объясняет нечто важное ведущему, который, хотя и получает намного больше денег, но всего лишь информирует зрителей о происходящем. Оба приехали в студию, чтобы прокомментировать выступление президента Дарлинга, и потому прочитали все материалы о Джеке Райане, которыми располагала телекомпания. Вообще-то комментатор не был знаком с Райаном, хотя на протяжении последних лет они несколько раз встречались на приёмах. — Он старается всё время держаться в тени, хотя, говоря по правде, является одним из самых способных государственных чиновников.

Подобное заявление не могло остаться без ответа. Том, ведущий передачу, наклонился вперёд, переводя взгляд с камеры на собеседника.

— Но обрати внимание, Джон, он ведь не политический деятель. У него нет ни политической полготовки, ни опыта в этой области. Райан всего лишь специалист по национальной безопасности, причём в такое время, когда национальная безопасность уже не является сколь-нибудь важной проблемой, — произнёс он, делая вид, что изрекает нечто весьма значительное.

Комментатору удалось удержаться от ответа, которого заслуживало подобное заявление, однако это сделал один из телезрителей.

— Ну разумеется, — язвительно произнёс Чавез, — а этот самолёт, который только что врезался в здание Капитолия и до основания разрушил его, был всего лишь авиалайнером компании «Дельта», сбившимся с курса. Боже мой! — Он презрительно покачал головой.

— Да, Динг, мой мальчик, мы служим великой стране. Где ещё человеку платят пять миллионов в год лишь за то, что он говорит глупости по телевидению? — Джон Кларк решил допить своё пиво. Бессмысленно ехать в Вашингтон. Лучше подождать звонка Мэри-Пэт. В конце концов, он рядовой служащий, а сейчас одни лишь высшие чины ЦРУ пытаются разобраться в происшедшем и рвут на себе волосы, да ещё как. Вряд ли они выяснят что-то, но в такие моменты никогда не удаётся добиться чего-то важного, разве что создать впечатление, что стараешься понять, что произошло и найти виновника. А рядовые служащие тем временем сидят и наблюдают за тем, насколько дееспособно их руководство.

* * *

Поскольку показывать зрителям было нечего, телекомпания снова повторила запись выступления президента Дарлинга. Телевизионные камеры в зале заседаний Конгресса контролировались системой дистанционного управления, и операторы в студии то и дело останавливали плёнку, показывая отдельными кадрами государственных деятелей, сидящих в первых рядах. Таким образом страна получила возможность ещё раз увидеть лица погибших: все министры, за исключением двух, члены Объединённого комитета начальников штабов, руководители государственных департаментов, председатель Федеральной резервной системы, директор ФБР Билл Шоу, директор Федерального бюджетного управления, администратор НАСА, все девять членов Верховного суда. Ведущий перечислял имена и должности погибших, и лента продвигалась вперёд кадр за кадром до того момента, когда на экране появились бегущие агенты Секретной службы. Президент Дарлинг запнулся и растерянно оглянулся по сторонам. Присутствующие начали поворачивать головы в поисках угрожающей им опасности, по-видимому, некоторые заподозрили, что на одной из галерей скрывается снайпер. И тут по экрану пробежали три кадра, снятых широкоугольной камерой. На них виднелось расплывчатое изображение рушащейся задней стены, а затем экраны потухли. Тут же на них снова появились ведущий и комментатор. Они смотрели на мониторы, установленные на столах перед ними, потом обменялись взглядами и, видно, только сейчас начали понимать всю чудовищность происшедшего, подобно тому как это понял новый президент.

— Сейчас главной задачей президента Райана будет формирование нового правительства — если это ему удастся, — произнёс комментатор после продолжительной паузы. — Боже милостивый, сколько погибло выдающихся мужчин и женщин… — И тут же ему пришло в голову, что всего несколько лет назад, до того как стать политическим комментатором, он тоже находился бы в палате Конгресса, вместе с множеством своих коллег по профессии. С этого момента происшедшее перестало быть для него отвлечённым понятием и у него задрожали руки, которые он держал на коленях под крышкой стола. Комментатор был опытным профессионалом, его голос оставался спокойным и уверенным, но ему не удалось справиться с выражением лица, которое отразило страшное, неподдельное горе и сделалось пепельно-серым, несмотря на слой макияжа, наложенного визажисткой.

* * *

— Божий суд, — пробормотал Махмуд Хаджи Дарейи, находясь в шести тысячах миль от Вашингтона. Он взял пульт дистанционного управления и уменьшил громкость, отфильтровав бесполезную болтовню.

Божий суд. Пожалуй, так оно и есть, верно? Америка. Колосс, одержавший столько побед, подмявший под себя столько народов, безбожная страна, страна неверных, находящаяся на вершине могущества, только что победившая в ещё одном конфликте — и вот теперь пострадавшая от столь жестокого удара. Может ли случиться что-то подобное иначе чем по воле Аллаха? Чем иным можно объяснить происшедшее, кроме как Его благословением? Благословением на что? — подумал аятолла. Ну что ж, возможно, это станет ясно после некоторых размышлений.

Однажды он уже встречался с Райаном, и у него создалось впечатление, что это типичный американец — язвительный и надменный. Однако теперь он казался другим. Изображение на экране увеличилось, и Дарейи увидел человека, который, кутаясь в плащ, смотрел по сторонам. Его рот был чуть приоткрыт. Нет, теперь Райан не выглядел надменным. Он казался потрясённым, причём до такой степени, что даже не испытывал чувства страха. Дарейи много раз видел такое выражение на лицах людей. Да, это весьма интересно.

* * *

Одни и те же слова и одни и те же изображения облетали земной шар, переносясь от спутников на бесчисленное множество телевизионных экранов, перед которыми, наблюдая за последними новостями из Вашингтона, сидели миллиарды людей. Услышав о происшедшем, в одних странах люди переключали каналы с утренних программ, в других — с дневных и вечерних. Все хотели стать свидетелями исторического события.

Это было особенно интересно сильным мира сего, для кого информация является питательной средой власти. Другой мужчина в другом месте, посмотрев на электронные часы, стоящие рядом с телевизором, прикинул, что, если в его стране давно наступило утро, в Америке уже заканчивался ужасный день. За окном по обширному пространству, вымощенному брусчаткой, — точнее, по огромной площади — спешило множество людей, главным образом на велосипедах, хотя заметно больше стало и автомобилей, за последние несколько лет по меньшей мере на порядок. Но велосипед в его стране по-прежнему оставался основным транспортным средством. А разве это справедливо?

Он собирался изменить это, по историческим срокам быстро и решительно — он увлекался изучением истории, — но его тщательно разработанные планы рухнули, ещё не родившись, и произошло это из-за американцев Он не верил в Бога, никогда не верил — ни в прошлом, ни в настоящем, не станет верить и в будущем, зато он верил в судьбу, и вот теперь он видел её на голубом экране телевизора, изготовленного в Японии. Переменчивая женщина эта судьба, подумал он, протягивая руку к очередной чашке зелёного чая. Всего несколько дней назад она покровительствовала американцам и вот теперь… Каковы же дальнейшие намерения этой капризной дамы? Впрочем, подумал он, гораздо важнее его собственные намерения, нужды и сила воли. Он протянул руку к телефону, но передумал. Скоро они сами позвонят ему, спросят совета, и он ответит на их вопросы. Так что есть время подумать. Он отхлебнул глоток чая. Горячая жидкость обожгла рот и подняла настроение. Сейчас нужно быть настороже, обжигающий чай помог сосредоточиться, заставил мозг работать в полную силу.

Удавшийся или неудавшийся, но его план был хорошим. Просто его невольные союзники плохо осуществили его. Судьба по какой-то своей причине оказалась благосклонна к американцам, но сам план был неплох, в который раз напомнил он себе. У него будет возможность ещё раз попробовать его. И все из-за непостоянной судьбы. По его лицу промелькнула лёгкая улыбка — он заглянул в будущее и это будущее понравилось ему. Он надеялся, что телефон не зазвонит ещё какое-то время, потому что ему хотелось заглянуть ещё дальше, а это получается лучше всего, когда никто не мешает. И тут ему пришла мысль: а разве истинная цель плана не достигнута? Он хотел ослабить, обессилить Америку — и теперь это произошло прямо у него на глазах. Произошло не так, как он планировал, но цель достигнута — Америка обессилена. Может быть, так даже лучше?

Да.

Значит, можно продолжить игру. Верно?

Насколько переменчива эта капризница судьба, способная менять ход истории по своей воле. Вообще-то разве можно её назвать другом или врагом? Мужчина презрительно фыркнул. Может быть, у неё просто такое чувство юмора, а?

* * *

Другого государственного деятеля в этот момент обуревала ярость. Несколько дней назад ей пришлось испытать унижение, ещё более горькое из-за того, что она была вынуждена подчиниться требованиям иностранца, совсем недавно бывшего каким-то провинциальным губернатором! И этот иностранец осмелился диктовать условия её суверенной державе! Разумеется, она проявила предельную осторожность. Всё было сделано искусно. Само правительство не было ни в чём замешано, разве что дало разрешение на проведение крупных манёвров своего военно-морского флота в близлежащем океане, который, разумеется, открыт для всех кораблей. Правительство не делало никаких официальных демаршей, никому не угрожало, не становилось на сторону ни одной из держав в возникшем конфликте, и потому американцы не могли сделать ничего больше, чем (как это звучит их высокомерная фраза — «потрясти клетку»?) потребовать созыва Совета Безопасности, на котором, по сути дела, не было сказано ничего конкретного — никто не предпринял никаких официальных действий и её страна воздержалась от обсуждения. Военно-морские силы её страны всего лишь проводили учения, правда? Мирные? Да, мирные учения. Конечно, из-за этих учений американская военная мощь не была целиком использована против Японии, американцам пришлось разделить свои силы, чтобы вести наблюдения за манёврами флота её страны — но ведь она могла и не знать об этом заранее, верно? Конечно.

У неё на столе лежал документ, в котором говорилось о времени, необходимом для того, чтобы её военно-морской флот обрёл былую мощь. Нет, она покачала головой, этого недостаточно. Теперь ни она сама, ни её страна не в силах действовать в одиночку. Для осуществления замысла потребуется время и союзники. Нужны новые планы. Но у её страны так много нужд, и её долг как премьер-министра заключался в том, чтобы удовлетворить их. Не хватало ещё выполнять требования других стран!

Да, разумеется.

Она тоже отпила глоток чая, но с молоком и сахаром, как это принято в Англии, из изящной фарфоровой чашки, и аккуратно поставила её на стол. Пить чай с молоком и сахаром было семейной традицией, наряду с образованием и положением в обществе, что, вдобавок к терпению и настойчивости, позволило ей занять самую высокую должность в стране. Из всех, кто сейчас следил за изображением на экране телевизора, переданном телекомпанией через спутник связи, она, наверно, лучше других понимала, какая выдалась прекрасная и благоприятная возможность, и тем более приятная из-за того, что эта возможность появилась так скоро после урока, преподанного ей в этом самом кабинете. Преподанного человеком, который теперь мёртв. Благоразумно ли упустить такую возможность?

Нет, конечно.

* * *

— Меня это пугает, мистер К. — Доминго Чавез потёр глаза — он не спал столько времени, что его мозг, измученный сменой часовых поясов, даже не мог этого подсчитать — и попытался навести порядок в собственных мыслях. Он лежал вытянувшись на диване в гостиной, положив ноги в одних носках на кофейный столик. Женщины отправились спать: одна — потому что ей утром выходить на работу, другая — с мыслями о предстоящем с утра экзамене. Последняя даже не подумала о том, что завтра, вполне возможно, все учебные заведения страны будут закрыты.

— Почему ты так считаешь, Динг? — поинтересовался Джон Кларк. Миновало время, когда они сравнивали достоинства телевизионных комментаторов, а его молодой напарник готовился к защите учёной степени бакалавра по международным отношениям.

— Вряд ли что-то подобное когда-нибудь происходило в мирное время, — ответил Чавез, не открывая глаз. — Мир почти не изменился за последнюю неделю, Джон. На прошлой неделе ситуация была действительно сложной. Мы вроде бы победили в этой маленькой войне, но поскольку мир остался таким же, мы не стали от этого сильнее. Ведь правда?

— Ты имеешь в виду, что природа не терпит пустоты? — тихо спросил Кларк.

— Что-то вроде того. — Чавез широко зевнул. — И черт меня побери, если сейчас в мире не намечается что-то новое.

* * *

— Значит, я так ничего и не добился? — спросил Джек тихим и печальным голосом. Лишь теперь он почувствовал весь ужас происшедшего. Развалины продолжали светиться, хотя в воздух от них поднимался скорее пар, чем дым. Самым страшным было то, что вносили в развалины здания. Мешки из прорезиненной ткани с парой петель по концам и застёжкой-молнией посередине. В них укладывали трупы. Таких мешков вносили много, и потихоньку их уже начали выносить обратно — по двое пожарных каждый мешок. Они осторожно спускались по широким ступеням, обходя обломки рухнувших стен. Эвакуация трупов только началась и закончится нескоро. За те несколько минут, что Райан стоял на горе развалин, которая ещё недавно была Капитолием, он не увидел ни одного трупа, но вот почему-то зрелище мешков с мёртвыми телами внутри потрясло его намного сильнее.

— Вам не следует находиться здесь, сэр, — заметила агент Прайс. Выражение её лица было таким же, как и у Райана.

— Я знаю, — пробормотал Джек и отвернулся. Так что же предпринять? — подумал он. Где наставление для президента, почему никто не научил меня, как исполнять эту работу? Кого спросить? Куда отправиться?

Но ведь я не хотел стать президентом, пронеслось у него в голове, и он тут же упрекнул себя за эту мысль, недостойную человека в его положении. Он пришёл сюда, надеясь чем-то помочь, и его появление превратилось в какую-то мрачную демонстрацию уверенности. Райан стоял в поле зрения телевизионных камер, словно знал, что делать дальше. Но ведь это обман. Ненамеренный, возможно, скорее глупый, но всё-таки обман. Не хватало ещё подойти к капитану пожарной команды и поинтересоваться, как идут дела, будто это не ясно всякому и не обременённому особым образованием!

— Я готов выслушать предложения, — произнёс наконец Райан.

Андреа Прайс сделала глубокий вдох, прежде чем осуществить мечту каждого агента Секретной службы — обратиться с советом прямо к президенту.

— Господин президент, прежде всего вам нужно перестать, — нет, так далеко зайти она не решилась, — э-э., волноваться. Есть обстоятельства, которые вы способны изменить, а есть те, которые изменить вы уже не в силах. У вас множество подчинённых. Начните с того, сэр, что поручите каждому из них выполнять свои обязанности. И тогда вы сможете заняться работой президента.

— Значит, возвращаемся в Дом?

— Именно там находятся телефоны, господин президент.

— Кто начальник моей личной охраны?

— Эту должность занимал Энди Уолкер. — Прайс не добавила, где он находится сейчас.

Райан посмотрел на неё и принял своё первое решение в качестве президента.

— Вы повышены в должности.

Прайс кивнула.

— Следуйте за мной, господин президент, — сказала она. Ей понравилось, что этот президент, подобно всем остальным, готов выполнять приказы телохранителей. По крайней мере время от времени. Они успели пройти несколько футов, прежде чем Райан поскользнулся на льду и упал. Тут же два агента подхватили его и поставили на ноги. Подобный момент нельзя было упустить — президент казался таким беспомощным, — и стоящий поблизости фоторепортёр успел сделать снимок, который затем появился на обложке журнала «Ньюсуик».

* * *

— Смотри, президент Райан уезжает от развалин Капитолия на какой-то военной машине вместо автомобиля Секретной службы. Как ты думаешь, что он собирается предпринять? — спросил ведущий.

— Не хочу показаться несправедливым по отношению к новому президенту, — заметил комментатор, — но мне кажется, что сейчас он сам этого не знает.

Через доли секунды его слова разнеслись по всему миру, и с ними все согласились — как друзья, так и враги.

* * *

Бывают минуты, когда нужно действовать быстро. Он не знал, правильно ли намерен поступить, впрочем знал — не правильно, однако бывают обстоятельства, когда это трудно оценить. Не так ли? Отпрыск старинного богатого рода, два поколения которого отдали себя государственной службе, он занимался политикой и находился в центре внимания практически с того момента, как окончил юридический факультет, однако это равнозначно тому, чтобы сказать, что он всерьёз никогда не работал. У него не было опыта в экономике, разве что когда он занимался стрижкой купонов, но финансовые менеджеры управляли разного рода фондами и капиталовложениями настолько умело, что он крайне редко встречался с ними, за исключением тех случаев, когда нужно было подписывать составленную ими налоговую декларацию. Можно сказать, что он никогда не занимался юридической практикой, хотя принимал участие в составлении буквально тысяч законов. Да и в армии он никогда не служил, несмотря на то что считал себя экспертом по национальной безопасности. Говоря по правде, он никогда ничем не занимался, зато обладал опытом в управлении государством, потому что это было его профессией на протяжении всей «активной» — чтобы не сказать «рабочей» — жизни, а в такое время страна нуждается в человеке, который знает, как управлять ею. Страну нужно вылечить, направить на правильный путь, подумал Эд Келти, и он знал, как это делается.

Поэтому бывший вице-президент поднял телефонную трубку и набрал номер.

— Клифф, это Эд…

Глава 1

Первые шаги

Командный пункт ФБР, рассчитанный на деятельность во время кризисных ситуаций, находится на пятом этаже здания Эдгара Гувера и размещается в комнате странной, почти треугольной, формы, удивительно маленькой по своим размерам, так что в ней могли разместиться человек пятнадцать. На этот раз шестнадцатым оказался помощник директора ФБР Дэниел Э. Мюррей, пришедший без галстука и поспешно одетый в первый попавшийся костюм. Старшим дежурным по штаб-квартире был его старый друг инспектор Пэт О'Дей. Высокий и плечистый мужчина с обветренным лицом, он в качестве «хобби» выращивал скот на своём ранчо в Северной Виргинии, и хотя этот «ковбой» родился и вырос в Нью-Гемпшире, однако носил сделанные на заказ ковбойские сапоги. О'Дей прижимал к уху телефонную трубку, и в комнате царила тишина, удивительная для центра кризисных ситуаций во время столь серьёзных событий. Увидев Мюррея, инспектор поднял руку и кивнул. Помощник директора ФБР подождал, пока О'Дей не закончил разговор по телефону.

— Что происходит, Пэт?

— Я только что говорил с центром управления полётами на базе Эндрюз. У них есть записи, сделанные приборами радиолокационного обнаружения, и многое другое. Я послал туда агентов из местного отделения ФБР — они побеседуют с сотрудниками центра управления полётами. Туда же едут специалисты из Национального агентства по безопасности на транспорте. Пока все исходят из того, что виной всему японский авиалайнер «Боинг-747» с лётчиком-камикадзе за штурвалом. С базы Эндрюз передали, что пилот сообщил об аварийной ситуации, выдал себя за самолёт компании КЛМ, отклонившийся от курса, и начал заходить на посадку на аэродром, а затем взял немного влево и… сам понимаешь… — О'Дей пожал плечами. — Агенты вашингтонского отделения находятся сейчас у развалин Капитолия, ожидая, когда можно будет начать расследование. Я исходил из того, что случившееся следует рассматривать как акт терроризма, и потому оно подпадает под юрисдикцию ФБР.

— Где сейчас заместитель директора? — спросил Мюррей, имея в виду заместителя директора ФБР, отвечающего за работу вашингтонского отделения, находящегося в Баззардс-Пойнт на Потомаке.

— В отпуске. Так что Тони не повезло. — Инспектор сокрушённо вздохнул. Тони Карузо уехал три дня назад. — Такое несчастье. Столько погибших, намного больше, чем после взрыва здания в Оклахоме. Я вызвал всех судебно-медицинских экспертов. При создавшейся ситуации нам придётся прибегнуть к анализу на ДНК, чтобы опознать множество трупов. Да, ещё телерепортёры постоянно спрашивают, как это ВВС допустили неопознанный самолёт к Капитолию. — Вместо ответа О'Дей презрительно покачал головой. Инспектору требовался кто-то, чтобы излить свой гнев, и телевизионные комментаторы были самой удобной целью. С течением времени появятся и другие; О'Дей вместе с Мюрреем надеялся, что ФБР не окажется в их числе.

— Что ещё нам известно?

— Больше ничего, — покачал головой Пэт. — Прошло слишком мало времени, Дэн.

— Где Райан?

— Только что был у Капитолия, сейчас направляется в Белый дом. Телевизионщики успели заснять его. Он выглядит каким-то растерянным. У наших коллег из Секретной службы тоже тяжёлая ночь. Десять минут назад я говорил с одним из парней, так он не знал, что и сказать. Не исключено, что возникнет конфликт относительно юрисдикции в связи с расследованием этого дела.

— Только этого нам не хватало, — покачал головой Мюррей. — Пусть министр юстиции принимает решение по этому вопросу. — Мюррей все ещё не мог постичь, что министр юстиции погиб под развалинами Капитолия, как и министр финансов, которому подчинялась Секретная служба.

Инспектору О'Дею не понадобилось объяснять Мюррею все тонкости создавшейся ситуации. В соответствии с федеральным законодательством расследованием покушения на жизнь президента занимается Секретная служба. Однако другой федеральный закон гласил, что все акты терроризма подпадают под юрисдикцию ФБР, не говоря уже о том, что полиция Вашингтона отвечает за расследование преступлений, связанных с убийствами. К этому надо добавить и Федеральное агентство по безопасности на транспорте: пока не будет доказано, что это акт терроризма, все может оказаться просто ужасным несчастным случаем, вызванным неисправностью двигателей авиалайнера. И это только начало. У каждого из этих агентств была своя сфера, в которой он действовал лучше других, накопил опыт и немалые знания. Секретная служба, например, меньшая по численности, чем ФБР, и обладающая относительно небольшими возможностями, имела блестящих следователей и технических экспертов. Федеральное агентство по безопасности на транспорте знало больше любой другой организации в мире об авиационных катастрофах. И тем не менее расследование этой катастрофы следовало поручить Федеральному бюро расследований, полагал Мюррей. Вот только директор ФБР Шоу погиб, а без него кто сможет убедить…

Боже мой, подумал Мюррей. Он учился в Академии ФБР вместе с Биллом. После выпуска зелёными юнцами они вместе служили в Филадельфии, преследуя грабителей банков…

Пэт словно прочитал эти мысли у него на лице.

— В самом деле, Дэн, нужно время, чтобы осознать происшедшее… — заметил он. — Нас выпотрошили, как рыбу… — Он передал Мюррею лист бумаги, вырванный из блокнота, со списком уже опознанных погибших.

Ядерный удар не причинил бы нам такого вреда, понял Мюррей, читая имена видных государственных деятелей. При ухудшении международной ситуации предупреждение поступило бы заблаговременно и государственные деятели покинули бы Вашингтон скрытно и без паники, смогли бы укрыться в безопасных местах, и тогда многие остались бы живы — по крайней мере таким был план, а после нанесённого удара появилось бы что-то вроде правительства, продолжающего функционировать и способного заняться восстановлением государственной системы. Сейчас же всё было по-другому.

* * *

Райан бывал в Белом доме тысячу раз — на брифингах, встречах, важных и не очень, а последнее время и работал там в качестве советника по национальной безопасности. На этот раз ему впервые не пришлось показывать удостоверение личности и проходить через металлодетекторы — точнее, по привычке он прошёл через один из них, но, когда раздался тревожный звонок, не остановился и пошёл дальше, не доставая из кармана связки ключей. Перемена в поведении агентов Секретной службы была поразительной. Оказавшись в знакомом окружении, они, как и все остальные, успокоились, и хотя вся страна только получила ещё один урок относительно того, насколько иллюзорной является «безопасность», эта иллюзия была достаточно реальной для профессиональных телохранителей. Несмотря на то что они понимали всю хрупкость этой иллюзии, здесь агенты Секретной службы почувствовали себя лучше. Пройдя через Восточный вход, члены процессии с облегчением вздохнули, спрятали пистолеты в кобуру и застегнули плащи.

Внутренний голос говорил Райану, что теперь это его жилище, но у него не было ни малейшего желания верить этому. Президенты любили называть Белый дом принадлежащим народу, прибегали к фальшивой скромности, стремились к политической выгоде при его описании, однако ради проживания в нём некоторые были готовы перешагнуть через тела собственных детей, а потом заявляли, что здесь нет ничего особенного. Если бы от лжи менялась окраска стен, у этого дома было бы совсем иное название. Но здесь ощущалось и величие, причём это величие было намного более значительным, чем мелочность некоторых обитателей. Здесь Джеймс Монро обнародовал доктрину, названную его именем, и впервые выдвинул свою страну на арену мировой стратегии. Здесь Линкольн сумел сохранить единство страны силой одной лишь собственной воли. Здесь Тедди Рузвельт сделал Америку великой державой и послал свой великий белый флот объявить миру об этом. Здесь его дальний родственник и однофамилец спас страну от хаоса и отчаяния одним своим голосом с характерным прононсом и торчащим кверху мундштуком, в котором неизменно дымилась сигарета. Здесь Эйзенхауэр настолько искусно манипулировал своей властью, что почти никто не заметил этого. Здесь Кеннеди одержал верх над Хрущёвым, и за это ему простили множество грубейших промахов. Здесь Рейган разработал план уничтожения самого опасного противника Америки, а его обвинили в том, что он почти всё время спал. В конце концов, что более важно: исторические достижения или мелочные секреты, в которых погрязли люди, далёкие от совершенства, сумевшие лишь на короткое время выйти за пределы своих слабостей? Но даже эти маленькие и неуверенные шаги вошли в историю, продолжали жить в ней, а все остальные деяния оказались главным образом забытыми. Их помнили разве что язвительные историки, отказывающиеся понять простой факт: люди не бывают совершенными.

И всё-таки это не был его дом.

Вход походил на туннель, он протянулся под Восточным крылом, в котором у первой леди — ещё девяносто минут назад ею была Анна Дарлинг — находился кабинет. В соответствии с американским законодательством первая леди являлась частной гражданкой — странная выдумка для описания женщины, которую обслуживает наёмная прислуга, — однако в действительности её обязанности были часто исключительно важными, несмотря на то что являлись неофициальными. Они миновали помещение маленького театра, где президент в компании сотни близких друзей мог смотреть фильмы. Стены коридора скорее походили на стены музея, а не жилого помещения. По сторонам стояли скульптуры — нередко Фредерика Ремингтона. Обстановка была традиционно американской. На стенах висели портреты прошлых президентов. Райану казалось, что их безжизненные глаза смотрят на него с подозрением и сомнением. Все они, хорошие и плохие, независимо от суждения историков принадлежали прошлому, но, чудилось, оценивающе поглядывали на него…

Вот я сам историк, думал Райан, я написал несколько книг. Я судил о действиях других людей с безопасного расстояния как во времени, так и в пространстве. Почему же я не видел этого? Почему не обратил внимание на это? А теперь — слишком поздно — понял, что ошибался. Теперь он сам был на их месте, на месте исторических личностей, и отсюда всё выглядело совсем по-другому. Находясь снаружи и глядя внутрь, ты сначала оглядываешься по сторонам, собираешь информацию, анализируешь её, останавливаешься, находя что-то интересное, можешь даже вернуться назад, чтобы лучше понять прошлое, делаешь все это не спеша, стараясь не ошибиться и создать совершенно точную картину.

Но изнутри все выглядит совершенно иначе. Здесь события мчатся прямо на тебя со скоростью курьерских поездов, причём одновременно и со всех сторон, двигаясь по собственному расписанию, не оставляя тебе времени подумать или отойти в сторону. Райан уже чувствовал это. Однако почти все те, кто были на портретах, пришли сюда, успев подумать о предстоящей им деятельности, привели с собой преданных советников и опирались на поддержку народа. У него же ничего этого не было. Однако будущие историки вряд ли уделят этому обстоятельству больше чем коротенький параграф, а то и страничку, прежде чем перейти к безжалостному анализу его деятельности как президента страны.

Райан знал, все, что он скажет или сделает, подвергнется самому пристальному рассмотрению с позиций людей, успевших подробно ознакомиться со всеми обстоятельствами того или иного решения, принятого им, не принимая во внимание суровой действительности, которая существовала в тот миг. Начиная с этого момента люди будут копаться в его прошлом, стараясь отыскать всё, что касается его характера, наклонностей, хороших и дурных привычек. С того самого мгновения, когда японский авиалайнер врезался в здание Капитолия, он стал президентом, и каждый его поступок теперь будет рассматриваться на протяжении многих поколений в новом безжалостном свете. Его личная жизнь станет достоянием общественности, и даже после смерти он не спасётся от внимания людей, не имеющих представления о том, что значит неожиданно для себя и даже против своего желания войти в этот огромный музей, являющийся одновременно жилищем и местом работы, зная, что Белый дом навсегда станет твоей тюрьмой. Может быть, окружающая его решётка невидима, но от этого ничуть не менее реальна.

Сколько людей мечтали о том, чтобы жить в этом доме, и, лишь оказавшись здесь, обнаруживали, какой страшной и неблагодарной стала их жизнь. Джек знал об этом из своих исследований истории, а также на основание близкого знакомства с тремя людьми, занимавшими Овальный кабинет. Но они по крайней мере пришли сюда по собственному желанию, с открытыми глазами. Их можно винить лишь за то, что они необдуманно поддались честолюбивым помыслам. Но насколько все это хуже для человека, который никогда не стремился оказаться здесь! И примет ли история во внимание это обстоятельство? Будет ли судить не так строго? Он горько усмехнулся. Нет, он вошёл в этот дом в тот момент, когда страна нуждалась в нём, и если он не справится со стоящими перед ним задачами, история проклянёт его, сочтёт неудачником, и никто не примет во внимание то, что он оказался здесь по чистой случайности, поддавшись на уговоры мёртвого теперь человека, занимавшего должность, которую собирался занимать и дальше.

Для агентов Секретной службы наступило время, когда можно чуть расслабиться. Счастливцы, подумал Райан, чувствуя горечь при этой мысли и понимая, как это несправедливо. Их обязанности заключались в том, чтобы обеспечить безопасность президента и членов его семьи. Его обязанности заключались в том, чтобы обеспечить безопасность охраняющих его агентов, безопасность их семей, безопасность миллионов американцев.

— Сюда, господин президент. — Прайс повернула налево в коридор первого этажа. Здесь Райан впервые увидел персонал Белого дома, вышедший, чтобы взглянуть на того, кого им отныне предстояло обслуживать, прилагая к этому все свои силы и умения. Подобно всем остальным, они молча стояли и смотрели, не зная, что сказать, оценивающе глядя на нового президента, скрывая свои впечатления, хотя при первом же удобном случае они обменяются ими в уединении раздевалок или буфетных. Галстук Джека по-прежнему был сдвинут в сторону, на нём всё ещё был плащ пожарного. Капли воды, превратившиеся в льдинки и сделавшие его волосы незаслуженно седыми, начали таять. Один из мужчин в длинной веренице людей, выстроившихся вдоль стен коридора, заметил это, и когда процессия повернула на запад, убежал куда-то. Через считанные секунды он появился снова, проскочил между телохранителями и передал Райану полотенце.

— Спасибо, — удивлённо произнёс Джек, беря его. Он остановился и принялся вытирать волосы. И тут заметил фотографа, семенившего перед ним спиной вперёд, который всё время щёлкал камерой. Секретная служба не мешала ему. Следовательно, решил Райан, это сотрудник персонала Белого дома, официальный фотограф, в обязанности которого входило запечатлеть для истории все моменты жизни президента. Великолепно, подумал он, за мной шпионят мои собственные люди! Но сейчас не время было нарушать традиции.

— Куда мы идём, Андреа? — спросил Джек, продолжая идти мимо портретов президентов и первых леди, с пристрастием провожавших его взглядами…

— В Овальный кабинет. Я подумала…

— Сначала в ситуационный центр. — Райан остановился, продолжая вытирать голову. — Пока я ещё не готов для этого кабинета, понимаете?

— Конечно, господин президент.

В конце широкого коридора они повернули налево, вошли в маленький вестибюль с незатейливыми решётчатыми конструкциями из дерева на стенах и, снова повернув направо, вышли наружу, потому что Белый дом и Восточное крыло не соединялись коридором. Так вот почему они не взяли у меня плащ, понял Джек.

— Принесите кофе, — распорядился Райан. По крайней мере кормят здесь хорошо. В столовой Белого дома работали стюарды из военно-морского флота, и первый глоток кофе Райан в качестве президента сделал из изящной фарфоровой чашки, кофе в которую налил из серебряного кофейника матрос, чья улыбка была одновременно профессиональной и приветливой — как и весь остальной персонал Белого дома, он с любопытством смотрел на нового босса. У Райана мелькнула мысль, что его разглядывают, как нового обитателя зоопарка. Выглядит интересно, даже захватывающе — но как он поведёт себя в новой клетке?

Та же комната, только кресло другое. Место президента было у центральной части стола, так что помощники могли окружить его по сторонам. Райан подошёл к креслу и достаточно уверенно опустился в него. В конце концов, это всего лишь кресло. Все, что сопутствовало власти, было просто вещами, да и сама власть представляла собой иллюзию, потому что она сопровождалась обязательствами, которые отличались особой важностью. Первое было осязаемо и видимо, а вот последнее можно только чувствовать. Эти обязательства словно возникли из воздуха, внезапно ставшего тяжёлым в этом помещении без окон. Джек поднёс к губам чашку и посмотрел по сторонам. Часы на стене показывали 23.44. Он является президентом уже… сколько? Девяносто минут? Примерно столько времени требуется для того, чтобы проехать от его дома к… новому дому — в зависимости от транспорта на дороге.

— Где Арни?

— Здесь, господин президент, — сказал Арни ван Дамм, входя в комнату. Глава администрации двух президентов, сейчас он установит рекорд, став главой администрации третьего. Первый президент, у которого он служил, с позором ушёл в отставку. Второй погиб. Может быть, парность случаев сможет нарушить эту роковую цепь — или плохое всегда случается и в третий раз? Две поговорки, причём взаимно исключающие друг друга. Райан смотрел ему прямо в глаза, словно задавая вопрос, который не мог произнести вслух: что мне делать дальше?

— Ты неплохо выступил по телевидению — это, пожалуй, было нужнее всего. — Глава администрации сел напротив. Как всегда, ван Дамм выглядел спокойным и деловитым, и Райан не решался представить себе, каких усилий такое поведение потребовало от человека, потерявшего куда больше друзей, чем он.

— Я даже не знаю, черт побери, что говорил, — ответил Райан, пытаясь вспомнить прошлое, внезапно исчезнувшее из памяти.

— Для импровизированного выступления совсем неплохо, — повторил ван Дамм. — Я всегда считал, что ты способен мгновенно принимать верные решения. Это тебе понадобится.

— С чего начать? — спросил Райан.

— Банки, фондовые рынки, все федеральные учреждения закрыты — объяви, что они останутся закрытыми до конца недели, а может быть, и дольше. Нам нужно подготовить государственные похороны Роджера и Анны. Неделя всенародного траура, с месяц будут приспущены флаги. В зале заседаний Конгресса было немало послов. Это означает, помимо прочего, массу дипломатической деятельности. Мы называем это ведением домашнего хозяйства — да, я знаю. — Ван Дамм поднял руку. — Извини. Надо ведь это как-то называть.

— Кто…

— У нас есть для этого протокольный отдел, Джек, — напомнил ван Дамм. — Его сотрудники уже в кабинетах и работают. Группа спичрайтеров готовит текст твоих официальных заявлений. С тобой хотят встретиться представители средств массовой информации — я имею в виду, что тебе нужно обратиться к общественности по телевидению. Необходимо успокоить людей, вернуть им чувство уверенности.

— Когда?

— Это нужно сделать так, чтобы ты появился на экране уже во время утренних передач по программам Си-эн-эн и всех других телевизионных компаний. Лучше всего было бы начать встречи с корреспондентами в ближайший час, но это не обязательно. Мы скажем, что ты занят. Ты действительно будешь занят, — заверил его Арни. — Тебе придётся подготовиться к тому, что говорить и от чего воздержаться, прежде чем появиться на экране. Корреспондентам мы чётко скажем, о чём они могут спрашивать и о чём нет. В данном случае они не выйдут за рамки дозволенного. Исходи из того, что в течение ближайшей недели тебе все будут прощать. Это будет твой медовый месяц с прессой, но на большее рассчитывать нельзя.

— Что произойдёт потом? — спросил Райан.

— Дальше ты превратишься в настоящего президента и тебе придётся вести себя должным образом, Джек, — ответил ван Дамм прямо и честно. — Не забудь, ты уже принёс присягу.

При этих словах Райан вздрогнул и обвёл взглядом присутствующих в комнате — сейчас это были только агенты Секретной службы. Он был новым боссом, и выражение их глаз мало чем отличалось от лиц на портретах прошлых президентов, мимо которых он прошёл по пути в Восточное крыло. Они ждали от него правильных решений. Они будут поддерживать его, заботиться о его безопасности, но выполнять свои обязанности придётся ему самому. Кроме того, никто не позволит ему скрыться. Долгом Секретной службы является защита президента от физической опасности. Арни ван Дамм приложит все силы, чтобы защитить его от опасности политической. Сотрудники Белого дома будут преданно служить ему и помогать по мере сил и возможностей. Обслуживающий персонал будет кормить его, гладить ему рубашки и приносить кофе. Но никто не позволит Райану скрыться из Белого дома или уклониться от исполнения обязанностей, возложенных на него присягой.

Он оказался в тюрьме.

Но Арни был прав. Можно было и отказаться приносить присягу — впрочем, это невозможно, подумал он, упёршись взглядом в поверхность дубового стола перед собой. Этим он навсегда заклеймил бы себя трусом, хуже того, он сам понял бы, что является трусом, поскольку судит себя намного строже, чем окружающие. Глядя на себя в зеркало, он не видел там человека, которым ему хотелось бы быть. Райан знал свои достоинства и недостатки, но считал себя далёким от идеала. Почему? Возможно, всё дело в ценностях, которые внушили ему родители, которые он получил от учителей в колледже, усвоил в корпусе морской пехоты, приобрёл в минуты опасности от людей, с которыми встречался? Казалось бы, все это абстрактные ценности — так это он пользовался ими или они влияли на него? Что сделало его таким, каким он стал? И, собственно, кто он такой, Джон Патрик Райан? Он поднял голову и посмотрел вокруг, пытаясь понять, что думают о нём присутствующие, но тут же увидел, что и они не знают этого. Теперь он стал президентом, он принимает решения и отдаёт приказы, а они будут выполнять их; он произносит речи, каждое слово, каждый нюанс которых подвергнется самому тщательному анализу; человек, определяющий действия Соединённых Штатов Америки — действия, которые затем будут судить и критиковать люди, не имеющие представления о том, как принимать решения, подвергающиеся их суровой критике. Но отныне он перестал быть живым человеком: президент — это не человек, а название работы. Правда, её всё-таки исполняет мужчина, а в недалёком будущем, может быть, и женщина, индивидуум, старающийся тщательно продумать принимаемые им решения, чтобы они были правильными. Что касается его, Райана, правильным поступком для него было то, что он принёс присягу полтора часа назад. А теперь нужно приложить все силы, чтобы оправдать произнесённые им слова. В конечном итоге суд истории будет менее суровым, чем суд, осуществляемый им самим, когда он каждое утро, глядя в зеркало, будет думать, какие ошибки допустил накануне. Настоящая тюрьма не вокруг него, а внутри — он сам свой самый безжалостный судья.

Проклятье.

* * *

Пожар погашен, увидел капитан Магилл. Можно приступать к разборке развалин. Его людям придётся проявить предельную осторожность — всегда где-то могут оказаться раскалённые очаги, где огонь потух не от холодной воды, а от недостатка кислорода и теперь ждёт благоприятного момента, чтобы вспыхнуть снова, застать врасплох и убить неосторожных. Но у него были опытные люди, и маленькие очаги не сыграют сколько-нибудь значительной роли в масштабе этого огромного бедствия. Пожарные начали сворачивать рукава, и некоторые машины уже готовы были возвратиться в свои депо. Ради тушения этого пожара ему пришлось оголить весь город, и теперь он был вынужден вернуть часть своих подчинённых обратно, на случай, если где-то вспыхнет новый пожар, чтобы не появились новые жертвы.

Его окружало множество людей, одетых в тонкие виниловые куртки. Крупные надписи на спинах указывали на их принадлежность к различным федеральным ведомствам. Здесь находились группы агентов ФБР, Секретной службы, сотрудников столичной Полиции, Федерального агентства безопасности на транспорте, Комитета по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию при Министерстве финансов, а также его собственные следователи. Все они искали человека, возглавляющего операцию, чтобы затем взять руководство ею на себя. Вместо того чтобы собраться вместе и установить единую систему подчинения, они жались группками, ожидая, по-видимому, кто заявит о своём главенстве. Магилл недовольно покачал головой. Такое он видел не впервой.

Теперь тела выносили из развалин все чаще. Пока их отправляли в столичный арсенал, расположенный в миле к северу от Капитолийского холма, рядом с железной дорогой. Магилл не завидовал тем, кому предстояло взяться за опознание трупов, хотя сам он ещё не спускался в огромную воронку — так он называл то, что осталось от зала заседаний палаты представителей, — чтобы посмотреть, насколько велики разрушения.

— Капитан? — раздался голос у него за спиной. Магилл обернулся.

— Да?

— Я из Федерального агентства безопасности на транспорте. Мы можем начать поиски записывающих устройств? — Мужчина указал на вертикальный киль самолёта. Несмотря на то что хвостовое оперение авиалайнера сильно пострадало, было видно, где оно находится, и так называемый «чёрный ящик» — на самом деле ярко-оранжевый — нужно было искать где-то там. Участок вокруг хвостового оперения казался относительно ровным. От мощного удара обломки здания разлетелись в стороны, и у сотрудников ФАБТ была вполне реальная надежда быстро обнаружить рекордер.

— О'кей, — кивнул Магилл и подозвал к себе двоих пожарных, чтобы сопровождать поисковую группу.

— И ещё: вы не могли бы дать указание своим людям как можно меньше передвигать обломки самолёта? Нам придётся восстановить картину авиакатастрофы, и если все останется на месте, это значительно облегчит задачу.

— Первостепенной задачей является извлечь людей — вернее, их тела, — напомнил Магилл.

Сотрудник федерального ведомства мрачно кивнул. Всем предстояла нелёгкая работа.

— Да, конечно. — Он помолчал. — Если обнаружите членов экипажа, не трогайте их совсем, ладно? Позовите нас, и мы займёмся ими.

— Как их опознать?

— Они в белых рубашках, куртках с погонами и шевронами. Кроме того, это будут, по-видимому, японцы.

Разговор мог показаться безумным, но на деле таким не был. Магилл знал, что нередко тела людей в разбившихся самолётах внешне выглядят практически не пострадавшими, как это ни невероятно, и только опытный глаз специалиста мог определить причину смерти с первого взгляда. Это нередко вызывало панику у случайных свидетелей, обычно первыми появляющихся на месте катастрофы. Удивительно, что человеческое тело оказывается более прочным, чем находящаяся внутри него искорка жизни. Это избавляло живых от ужасной необходимости опознавать обрубки разорванного, обгоревшего мяса, хотя взамен им приходилось видеть тех, кто уже никогда не вымолвит слова. Магилл снова покачал головой и подозвал одного из своих заместителей, чтобы передать распоряжение.

Пожарные, работающие внутри воронки, и без того получили немало приказов. Первый, разумеется, состоял в том, чтобы отыскать и поднять наверх тело президента Роджера Дарлинга. Всё остальное отступило на второй план, и неподалёку от развалин стояла машина «скорой помощи», предназначенная только для этой цели. Даже первой леди, Анне Дарлинг, придётся уступить в порядке очерёдности своему мужу, в последний раз. Автокран подбирался поближе к дальней стороне здания, чтобы убрать каменные глыбы с места, где ещё недавно в зале заседаний находилась трибуна. Гора этих глыб удивительно походила на гигантские детские кубики. В резком свете прожекторов казалось, что не хватает только букв и цифр на их сторонах, и иллюзия станет полной.

* * *

Во все федеральные ведомства стекались потоки людей, в первую очередь это были высокопоставленные служащие. Площадки, отведённые для парковки автомобилей, принадлежащих руководителям департаментов, все больше заполнялись, хотя время приближалось к полуночи. Не составляла исключения и стоянка перед Государственным департаментом. Срочно были вызваны сотрудники служб безопасности, потому что нападение на одно из государственных учреждений рассматривается как нападение на все, и хотя было сомнительно, что кто-то попытается повторить такое же нападение, как на Капитолий, было принято решение усилить охрану всех государственных учреждений, и повсюду стояла вооружённая охрана. Поскольку случилось А, где-то в инструкциях значилось, что должно последовать и Б. Люди с пистолетами в руках смотрели друг на друга, зная, что им заплатят вдвое больше за сверхурочную работу, что выгодно отличало их от высокопоставленных чиновников, которые примчались из своих владений в Шеви-Чейз и пригородах Виргинии, вбежали в свои кабинеты и уселись в кресла, не зная, что делать дальше, и обмениваясь впечатлениями друг с другом.

Один из таких чиновников, поставив автомобиль в подземном гараже, вставил магнитную карточку в прорезь на пульте рядом с лифтом для руководителей Государственного департамента, поднимающим прямо на седьмой этаж. От других чиновников его отличало то, что ему действительно предстояло выполнить серьёзное дело, несмотря на сомнения, которые обуревали его всю дорогу, пока он ехал из своего дома в Грейт-Фоллз. Это было импульсивное решение, хотя его можно было назвать и по-другому. Как иначе мог он поступить? Он был всем обязан Эду Келти — и положением в обществе, и своей карьерой в Госдепе, и многим другим. Сейчас страна нуждалась в человеке, подобном Эду. Именно так сказал сам Эд, причём весьма убедительно. И всё-таки, что он делает сейчас? По пути в Вашингтон внутренний слабый голос твердил ему, что это государственное преступление. Но нет, это не было преступлением, потому что формулировка термина «государственное преступление», приведённая в Конституции, гласила, что это означает «оказание помощи и содействия» врагам государства. А ведь чем бы ни руководствовался Эд Келти, разве он был врагом государства?

По сути дела все сводилось к преданности. Он, подобно многим другим, был человеком Эда Келти. Их отношения начались ещё в Гарвардском университете — встречи за пивом, свидания с девушками, увлекательные уик-энды в роскошном доме семьи Эда на берегу — весело проведённая юность. Он, выходец из рабочей семьи, стал гостем в одной из самых видных семей Америки — почему? Потому что понравился юному Эду. Но почему понравился? Он этого не знал, никогда не спрашивал и, наверно, никогда не узнает. Разве важна причина для того, чтобы стать друзьями? Просто так случилось, и только в Америке мог парень из рабочей семьи, с трудом получивший право на льготную стипендию в Гарварде, подружиться с великим потомком великой семьи. Возможно, он и сам сумел бы пробиться наверх. Ведь это Бог даровал ему столь высокий интеллект, а родители ободряли в стремлении его совершенствовать, учили, как себя вести, вложили в него понятие истинных ценностей. При этой мысли он закрыл глаза, и тут же перед ним раздвинулись двери лифта. Ценности. Ну что ж, преданность тоже принадлежит к числу общечеловеческих ценностей. Не так ли? Без поддержки Эда самое большее, чего он сумел бы достичь — может быть, должности помощника заместителя государственного секретаря. Первое слово уже давно исчезло с двери его кабинета, а остальные красуются теперь, выведенные золотыми буквами. В мире, где господствует справедливость, он мог бы претендовать и на то, чтобы убрать из названия своей должности ещё одно слово. Разве он уступал в понимании международной политики кому-нибудь на седьмом этаже? Нет, конечно, ничем не уступал, но это произойдёт только в том случае, если за ним будет стоять Эд Келти. Он знал, что не сможет продвинуться дальше, не встречаясь с сильными мира сего, — только так можно убедить их в своих способностях. А ещё нужны деньги. Он никогда не брал взяток, но его друг давал ему важные советы (советы давали ему и собственные финансовые консультанты, но это не имело значения), куда выгодно вкладывать деньги, что позволило заложить основу финансовой независимости и, между прочим, купить роскошный дом площадью пять тысяч квадратных футов в Грейт-Фоллз, устроить сына в Гарвард, причём без всякой нищенской государственной стипендии, потому что Клифтон Ратледж III был теперь сыном видного государственного деятеля, а не родился в рабочей семье. Этот деятель мог бы потратить массу сил и обойтись без посторонней помощи, но тогда не занял бы эту должность, а долги надо платить, верно?

Эти рассуждения несколько облегчили душу Клифтона Ратледжа II (вообще-то в свидетельстве о рождении написано «Клифтон Ратледж младший», но такая приставка как-то унижает человека с его положением в обществе, правда?) — заместителя государственного секретаря по политическим вопросам.

Всё остальное зависело только от правильного расчёта времени. Седьмой этаж постоянно охранялся, причём сейчас ещё бдительнее, чем раньше. Однако все охранники хорошо знали Ратледжа, и от него требовалось одно — сделать вид, что он знает, зачем приехал. Черт побери, подумал Ратледж, не исключено, что он потерпит неудачу, и это будет, пожалуй, самый лучший выход из положения. Он скажет Келти: «Извини, Эд, его просто не было в кабинете…». Может быть, это недостойная мысль для человека, который в таком долгу…

Ратледж стоял за дверью своего кабинета, прислушиваясь к шагам, совпадающим с биением его сердца. Сейчас на седьмом этаже находятся два охранника, совершающие обход независимо друг от друга. Служба безопасности Государственного департамента достаточно строгая, хотя в том вряд ли есть какая-то необходимость. Никто не приходит в Госдеп без определённой причины. Даже в дневное время, когда здесь бывают посетители, их обязательно сопровождают до места назначения. А ночью ситуация становится ещё строже. Количество действующих лифтов уменьшается. Чтобы подняться на седьмой этаж, требуется магнитная карточка, и у дверей лифтов всегда стоит третий охранник. Значит, главное — точно рассчитать время. Ратледж несколько раз проверил по часам, сколько его требуется охранникам на обход, и установил с точностью до десяти секунд. Отлично. Нужно только подождать, когда придёт очередной охранник.

— Привет, Уолли.

— Добрый вечер, сэр, — ответил охранник. — Страшная трагедия.

— Это верно. Ты не мог бы оказать нам услугу?

— Какую, сэр?

— Принести кофе. Секретарш нет, и кофеварки не работают. Спустись в кафетерий и попроси официантов принести сюда кофейник побольше. Пусть поставят его в конференц-зале в конце коридора. Через несколько минут начнётся совещание.

— Конечно, сэр. Прямо сейчас?

— Если тебе нетрудно, Уолли.

— Вернусь через пять минут, мистер Ратледж. — Охранник пошёл по коридору, через двадцать ярдов свернул направо и пропал из поля зрения.

Ратледж сосчитал до десяти и направился в противоположную сторону. Двойные двери, ведущие в кабинет государственного секретаря, не были заперты. Ратледж прошёл через первые двери, затем через вторые и включил свет. В его распоряжении три минуты. Он почти надеялся, что Бретт Хансон запер документ в сейфе. В этом случае он уж точно потерпит неудачу, поскольку только Бретт, два его помощника и начальник службы безопасности Государственного департамента знают комбинацию, а замок сейфа снабжён устройством, подающим сигнал тревоги при первой же не правильно сделанной попытке открыть его. Однако Бретт был джентльменом и к тому же весьма рассеянным. Он всегда, с одной стороны, доверял окружающим, а с другой — отличался забывчивостью, относился к числу тех людей, которые никогда не запирают автомобиль или даже двери собственного дома, если о том не напомнит жена. Если документ не в сейфе, он может лежать только в одном из двух мест. Ратледж выдвинул центральный ящик письменного стола и увидел обычную беспорядочную кучу карандашей, дешёвых шариковых ручек (Бретт постоянно терял их) и скрепок для бумаг. Минула минута, пока Ратледж шарил в ящике. Ничего. Он едва не вздохнул с облегчением, но затем посмотрел на поверхность стола и едва не засмеялся. Документ лежал на самой середине, небрежно вложенный в кожаную папку, простой белый конверт, адресованный государственному секретарю, но без регистрационного штампа секретариата. Ратледж достал его из папки, осторожно держа за края. Не заклеен. Он вытащил из конверта лист бумаги, содержащий два напечатанных параграфа. И тут его охватила дрожь. До сих пор все, что он делал, имело только теоретическое значение. Он ещё мог вложить лист бумаги в конверт, забыть о том, что был в кабинете госсекретаря, забыть о телефонном звонке, забыть обо всём. Прошло две минуты.

Написал ли Бретт расписку в получении письма? Вряд ли. И в этом он оставался джентльменом. Он не стал бы так унижать Эда. Эд Келти поступил благородно, написав прошение об отставке, и Бретт так же честно отреагировал на это. С печальным выражением лица государственный секретарь пожал бы руку бывшему вице-президенту, и на этом всё закончилось бы. Прошло две минуты пятнадцать секунд.

Время принимать решение. Ратледж сунул письмо в карман пиджака, подошёл к двери, выключил свет в кабинете и вышел в коридор, остановившись рядом с дверью собственного кабинета. Здесь он подождал полминуты.

— Привет, Джордж.

— Здравствуйте, мистер Ратледж.

— Я только что послал Уолли вниз за кофе.

— Хорошая мысль, сэр. Какая ужасная трагедия. Это правда, что…

— Боюсь, что правда. Бретт погиб, наверно, вместе со всеми остальными.

— Проклятье.

— Было бы неплохо запереть его кабинет. Я только что проверил дверь и…

— Совершенно верно, сэр. — Джордж Армитидж достал из кармана связку ключей и нашёл ключ от кабинета государственного секретаря. — Он всегда такой…

— Я знаю, — кивнул Ратледж.

— Вы не поверите, сэр, но пару недель назад я обнаружил, что его сейф открыт. То есть он закрыл дверцу, но забыл повернуть диск комбинационного замка. — Охранник печально покачал головой. — По-видимому, его никогда не обворовывали…

— Это одна из главных проблем безопасности, — согласился заместитель государственного секретаря по политическим вопросам. — Высшие чиновники никогда не обращают на неё внимания.

* * *

Какое прекрасное зрелище. Кто сделал это? Наивный вопрос. Телевизионные репортёры за неимением лучшего неизменно направляли свои камеры на вертикальный киль хвостового оперения. Он хорошо знал, какой авиакомпании принадлежит этот характерный опознавательный знак, потому что когда-то принимал участие в операции, в результате которой был взорван авиалайнер с красным журавлём на вертикальном киле. Сейчас он едва не пожалел о случившемся тогда, но этому мешала зависть. В конце концов, это вопрос самолюбия. Ведь он являлся одним из самых знаменитых в мире террористов. Этим словом он сам пользовался обычно только в мыслях, и только находясь здесь, в этом уединённом месте, он с наслаждением позволил себе произнести его вслух. Подобный террористический акт должен был совершить именно он, а не какой-то дилетант. Да, это работа именно дилетанта. Со временем он узнает его имя и всё остальное, что его интересует, — узнает из телевизионных передач. Ирония этого была поразительна. С младых ногтей он посвятил жизнь изучению политического терроризма и его практическому применению. Он непрерывно думал об этом, учился этому, тщательно готовился к каждому террористическому акту и затем осуществлял его — сначала в качестве рядового исполнителя, а позже — разработчика и руководителя операций. Так почему же все случилось именно так? Какой-то дилетант превзошёл его, оставил позади весь тайный мир, к которому он принадлежал. Сейчас он испытывал бы неловкость, но элегантность грандиозной операции затмевала подобные чувства.

Его тренированный ум быстро, подобно компьютеру, рассчитал возможные комбинации. Операцию провёл один человек. Может быть, два. Но, вероятнее всего, один. Как всегда, подумал он с лёгкой улыбкой на тонких, туго сжатых губах, один человек, готовый умереть, принести себя в жертву ради торжества Правого Дела, какому бы он делу не служил, может превзойти по мощи целую армию. В данном случае этот человек владел особыми навыками и получил доступ к специальным средствам — и первым и вторым он воспользовался с предельной эффективностью.

Случившееся можно объяснить везением, как это нередко бывает в тех случаях, когда террористический акт осуществляется в одиночку. Одному человеку нетрудно хранить тайну. Он покачал головой. Ему постоянно приходится сталкиваться с подобной проблемой. Самое сложное в его деле — найти надёжных исполнителей, людей, на которых можно положиться, которые не будут хвастать или посвящать других в доверенные им секреты, которые разделяют его точку зрения на своё предназначение, обладают внутренней дисциплиной и готовы рисковать жизнью. Последнее требование было самым главным, лишь оно открывало доступ к предстоящей операции. Когда-то он легко вербовал таких людей, но теперь найти соратников, стремящихся изменить мир, становилось все труднее. Источник, из которого он черпал кандидатов, мельчал, и глупо это отрицать. Подлинно преданных людей с каждым годом становилось меньше.

Будучи умнее, хитрее и дальновиднее своих современников, он был вынужден в своё время участвовать в трех крупных операциях, и хотя самообладание позволило ему успешно выйти из них живым, он не хотел, чтобы это повторилось. Террористические акты в конце концов всегда крайне опасны. Нельзя сказать, что он боялся последствий, нет — просто погибший террорист так же мёртв, как и его жертвы, а мертвецы уже не способны выполнять свою миссию. Он был готов рискнуть жизнью, но слава мученика не привлекала его. Ему хотелось одержать победу, извлечь выгоду из своих действий, получить признание как вождя, освободителя, завоевателя, войти в учебники истории для будущих поколений чем-то большим, чем простое упоминание в сноске. Успешный террористический акт, показанный сейчас по телевидению, запомнится большинству людей, как нечто ужасное, не как поступок человека, а скорее как природный катаклизм, поскольку при всём своём изяществе исполнения поступок этого человека не принёс никакой политической выгоды. К тому же это был отчаянный шаг фанатика. Одного везения недостаточно, необходимы причина и соответствующее следствие. А успешный террористический акт вроде этого приносит пользу лишь в том случае, если ведёт к чему-то более значительному, а в данном случае он явно не отвечает этим требованиям. Очень жаль. Редко случается, чтобы…

Нет, подумал мужчина, протянув руку к стакану с апельсиновым соком. Он сделал глоток и подумал, прежде чем вернуться к теме своих рассуждений. Редко ли? Да такого просто ещё не бывало. Он вспомнил, возвращаясь к истории, что в прошлом асасины[3] были способны свергнуть или по крайней мере обезглавить правительство, однако тогда для этого требовалось устранить всего лишь одного человека, и при всём фанатизме этих обитателей горной крепости современный мир оказался бы для них слишком сложным. Стоит убить президента или премьер-министра, даже одного из ещё оставшихся королей, по желанию народа продолжающего сидеть на троне, и вакантное место туг же займёт другой. Как это случилось, по-видимому, и в данном случае. Однако сейчас ситуация в Америке резко изменилась. За спиной нового президента нет кабинета министров, члены которого готовы выступить единым фронтом в его поддержку, выразить гнев из-за случившегося, солидарность, решительность и последовательность в проводимой политике. Если бы к тому моменту, когда самолёт врезался в здание Конгресса, было подготовлен? нечто более значительное и важное, то столь поразительное событие стало бы ещё прекраснее. Теперь это уже нельзя изменить, но, как часто происходит в таких случаях, можно многому научиться как на успехах, так и на неудачах, а последствия этого террористического акта, обдуманного или нет, будут весьма реальными.

В этом отношении событие было трагическим — упущена такая возможность! Если бы только он знал об этом заранее. Если бы человек, сидевший за штурвалом самолёта и направивший его к земле в последний раз, дал кому-нибудь знать, что готовит. Но мученики так не поступают. Эти дураки все обдумывают в одиночку, действуют в одиночку и умирают в одиночку; таким образом, за их личным успехом скрывается конечная неудача. Впрочем, может быть, и нет. Последствия не удастся устранить так быстро…

* * *

— Господин президент? — произнёс агент Секретной службы, поднявший телефонную трубку. При обычных условиях это сделал бы флотский писарь, но личная охрана все ещё не пришла в себя от потрясения и не допускала никого в ситуационный центр. — Это из ФБР, сэр.

Райан вынул телефонную трубку из держателя под столом.

— Слушаю, — сказал он.

— Это Дэн Мюррей.

Джек едва удержался от улыбки, услышав знакомый голос друга. Его дружба с Мюрреем длилась много лет. Самому Дэну, сидевшему у себя в ФБР, хотелось сказать: «Привет, Джек», — но он не решился на такую фамильярность, считая, что в сложившихся обстоятельствах первый шаг должен сделать Райан. Но даже и в этом случае он почувствовал бы себя неловко, не говоря уже о том, что рисковал прослыть подхалимом в своей организации. Ещё одно препятствие на пути к нормальным отношениям, в свою очередь подумал Райан. Даже друзья теперь отдалялись от него.

— В чём дело, Дэн?

— Мне не хотелось беспокоить вас, но нам нужно принять решение относительно того, кто возглавит расследование. Вокруг Капитолия собрались сейчас представители разных ведомств, и…

— Проблема заключается в единстве действий, — недовольно заметил Райан. Он мог не спрашивать, почему Мюррей позвонил именно ему. Все, кто могли решить этот вопрос на практическом уровне, были мертвы. — Что сказано по этому поводу в законе?

— Вообще-то ничего путного, — отозвался Мюррей. В его голосе чувствовалась нерешительность. Ему не хотелось беспокоить человека, который был когда-то его другом и, возможно, останется им в менее официальных обстоятельствах. Но это был деловой вопрос, а делом нужно заниматься в первую очередь.

— Ты хочешь сказать, что происшедшее подпадает под юрисдикцию нескольких ведомств?

— Кто сумеет ухватить его первым, — подтвердил Мюррей и кивнул, хотя Райан не видел этого.

— Полагаю, это следует считать актом терроризма. У нас обоих ведь есть опыт в таких делах, верно? — спросил Джек.

— Совершенно точно, сэр.

Сэр, подумал Райан. Проклятье. Но ему нужно принять ещё одно решение. Джек оглянулся по сторонам, прежде чем продолжить.

— Общее руководство возлагается на ФБР. Все остальные ведомства докладывают туда о полученных результатах. Выбери для этого надёжного человека.

— Слушаюсь, сэр.

— Дэн?

— Да, господин президент.

— Кто сейчас старший в ФБР?

— Первым заместителем директора является Чак Флойд. Сейчас он в Атланте и выступает…

Райан вспомнил, что есть ещё заместители директора, причём все выше Мюррея по занимаемой должности.

— Я не знаю его, зато знаю тебя. Ты будешь исполнять обязанности директора ФБР до моего указания. — Райан почувствовал, что это потрясло его собеседника.

— Но, Джек, ведь я…

— Мне тоже нравился Шоу. Теперь ты займёшь его место.

— Понял, господин президент.

Райан положил трубку и объяснил смысл своих распоряжений.

Первой возразила Прайс.

— Сэр, расследование покушения на президента находится в юрисдикции… — начала она. Райан прервал её.

— У ФБР больше возможностей, и кому-то нужно возглавить расследование. Я хочу, чтобы оно завершилось как можно быстрее.

— Нужно создать специальную комиссию, — послышался голос Арни ван Дамма.

— И кто её возглавит? — спросил президент Райан. — Член Верховного суда? Пара сенаторов и конгрессменов? Мюррей — профессионал, служит в ФБР уже очень долго. Он выберет хорошего сотрудника из старших кадровых следователей уголовного департамента Министерства юстиции и поручит ему вести расследование. Андреа, найдите мне лучшего следователя Секретной службы — он станет главным помощником Мюррея. Для расследования этого террористического акта нам не нужны посторонние, верно? Мы проведём его своими силами. Давайте выберем лучших специалистов, и пусть они берутся за дело. Будем исходить из того, что доверяем агентствам, которые несут ответственность за такую работу. — Он помолчал. — Я хочу, чтобы расследование велось быстро, понятно?

— Будет исполнено, господин президент. — Агент Прайс кивнула, и Райан заметил одобрительное выражение на лице Арни ван Дамма. Может быть, я уже начал поступать, как подобает президенту, подумал Райан. Удовлетворение длилось недолго. У стены в дальнем углу ситуационного центра стоял ряд телевизоров. Все они показывали сейчас одно и то же, но президент вдруг заметил вспышку фотокамеры на всех четырех экранах. Он повернулся и увидел повтор процедуры выноса мешка с телом по ступенькам Западного крыла Капитолия. Ещё один труп, который нуждается в опознании, — большой или маленький, мужчины или женщины, высокопоставленного государственного деятеля или рядового служащего — определить это по очертаниям мешка Из прорезиненной ткани было невозможно. Райан видел только застывшие, холодные, мрачные лица пожарных, несущих проклятый мешок. Это привлекло внимание фотокорреспондента из какой-то газеты, и вспышка его камеры вернула президента к действительности, от которой ему хотелось укрыться. Телевизионные камеры снимали троих людей — двух живых, одного мёртвого, которые спускались по ступеням Капитолия к машине «скорой помощи». Её двери были открыты, и внутри Райан увидел гору таких же чёрных мешков. Тот, что принесли, положили внутрь бережно и осторожно, профессионалы продемонстрировали заботливость и сострадание к мёртвому телу, от которого отказался мир живых. Затем они повернулись и снова пошли вверх по ступеням за следующим мешком. В ситуационном центре воцарилась тишина. Все присутствующие следили за одним и тем же изображением. Несколько глубоких вздохов, и глаза, уже слишком привычные к такому зрелищу или ещё настолько потрясённые, что им было не до слёз, отвернулись от экранов и уставились в полированную поверхность дубового стола. Звякнула чашка из-под кофе, которую кто-то поставил на блюдце. От этого неожиданного звука тишина в помещении показалась ещё более зловещей, никто не решился произнести хотя бы слово, чтобы заполнить пустоту.

— Что ещё нужно сделать сейчас? — нарушил тишину Джек. Он испытывал потрясение от только что увиденного, и усталость навалилась на него непосильным грузом. Бешеный ритм сердца перед лицом смерти, страх за судьбу своей семьи и мучительная боль от потери друзей — все это сказалось теперь, истощив его силы. Лёгкие никак не могли вобрать достаточно воздуха, руки не поднимались, словно рукава пиджака сделаны из свинца, и внезапно ему стало трудно держать прямо голову, которая постоянно клонилась то в ту, то в другую сторону. Время приближалось к полуночи, позади был ужасный день, начавшийся в четыре часа утра и потраченный на собеседования, связанные с предложенной ему должностью, которую с момента утверждения Конгрессом он занимал целых восемь минут. Поток адреналина, поддерживавший его на ногах, внезапно иссяк и после двухчасового избытка в кровообращении привёл к полному изнеможению.

Райан огляделся по сторонам и задал важный для себя вопрос:

— Где я буду сегодня спать?

Только не здесь, тут же решил он. Он не мог спать в постели мёртвого человека, на принадлежащих ему простынях, в нескольких футах от его детей. Ему хотелось посмотреть на собственных детей, которые, наверно, спят сейчас — ведь дети способны спать ври любых обстоятельствах, почувствовать руки жены, обнимающие его, так как это было единственно надёжным в мире, единственным, от чего не заставит отказаться никакой вихрь перемен, ворвавшихся в его жизнь, перемен, о которых он не мечтал и к которым не стремился.

Агенты Секретной службы обменялись недоуменными взглядами, и тут подала голос Андреа Прайс.

— Может быть, в казармах морской пехоты? В квартале на Восьмой улице и Ай-авеню?

— Тогда поехали, — кивнул Райан.

— «Фехтовальщик» выходит. Подгоните машины к Западному входу, — произнесла Прайс в микрофон, пристёгнутый к лацкану её куртки.

Агенты личной охраны встали. Все как один они расстегнули плащи и, проходя через дверь, положили руки на рукоятки пистолетов.

— Тебя разбудят в пять утра, — пообещал ван Дамм. — Постарайся выспаться. Это сейчас самое главное.

В ответ Райан посмотрел на него пустым взглядом и вышел из комнаты. Дворецкий надел на него пальто — откуда оно взялось или кому принадлежало, Райан забыл спросить. Он поднялся в «шеви сабербен», сел на заднее сиденье, и мощная машина тут же тронулась. Впереди ехал точно такой же автомобиль, а процессию замыкали ещё три. Джеку не хотелось смотреть наружу, но он не мог не слышать воя сирен, который доносился через пуленепробиваемое стекло, да и в любом случае было бы трусостью отвернуться от зрелища за окнами автомобиля. Свет пожара больше не был виден, но вместо него развалины освещали десятки прожекторов, установленных на спасательных машинах, одни из которых двигались вокруг Капитолийского холма, другие стояли на месте. Полиция перекрыла улицы в центре города, и президентский кортеж быстро ехал на восток и через десять минут был возле казарм корпуса морской пехоты. Здесь никто не спал, все были должным образом одеты и каждый морской пехотинец сжимал в руках автомат или пистолет. Они вытягивались при виде президента.

Дом начальника корпуса морской пехоты был построен в самом начале девятнадцатого века — здание, одно из немногих, уцелело после рейда английских войск в 1814 году. А вот сам начальник корпуса погиб под развалинами Капитолия. Вдовец с взрослыми детьми, он жил в этом доме до сегодняшнего вечера. Сейчас на крыльце дома стоял подтянутый полковник. На его поясе висела кобура с пистолетом. Дом окружал взвод вооружённых морских пехотинцев.

— Господин президент, ваша семья на втором этаже, с ней все в порядке, — тут же доложил полковник Марк Портер. — По периметру казармы окружает стрелковая рота, сейчас прибудет ещё одна.

— Как относительно средств массовой информации? — спросила Прайс.

— Я не получал никаких приказов относительно репортёров. Мне приказано обеспечить безопасность президента и его семьи. Все, кто находятся в радиусе двухсот метров отсюда, наши люди.

— Спасибо, полковник, — произнёс Райан и направился к двери. Проблема со средствами массовой информации его не интересовала. Сержант открыл перед ним дверь, салютуя своему верховному главнокомандующему, как надлежит морскому пехотинцу. Райан машинально приложил руку к виску. Стоящий внутри дома старший сержант показал в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Поскольку он был вооружён, его рука тоже замерла у козырька фуражки. Райану стало ясно, что отныне он не сможет никуда пойти в одиночку. Прайс, ещё один агент Секретной службы и два морских пехотинца поднялись за ним. В коридоре второго этажа стояли два агента Секретной службы и ещё пять морских пехотинцев. Наконец в 23.54 Райан вошёл в спальню и увидел, что жена ждёт его, сидя на кровати.

— Привет, — произнёс он.

— Это правда, Джек?

Райан кивнул, заколебался, затем сел рядом с Кэти.

— Как дети?

— Спят. — Наступила пауза. — Вообще-то они пока не понимают, что произошло. Так что мы все четверо не знаем, что будет дальше, — добавила она.

— Пятеро.

— Президент мёртв? — Кэти повернула голову и увидела кивок мужа. — Я так и не успела как следует познакомиться с ним.

— Хороший человек. Его дети сейчас в Белом доме. Спят. Я не знал, как мне следует поступить, и приехал сюда. — Райан протянул руку к воротничку и развязал галстук. Для этого потребовалось немалое усилие. Пожалуй, не стоит беспокоить детей, решил он.

— Что будет сейчас?

— Мне нужно выспаться. Меня разбудят в пять утра.

— Что нам предстоит завтра?

— Не знаю.

Джеку удалось раздеться. Он надеялся, что новый день принесёт с собой хотя бы некоторые ответы на вопросы, скрытые от него ночью.

Глава 2

Ранний рассвет

Можно было не сомневаться, что они будут настолько точны, насколько это позволяли их электронные часы. Райану показалось, что он едва успел закрыть глаза, как послышался чуть слышный стук в дверь, заставивший его оторвать голову от подушки. Затем наступил короткий момент замешательства, обычный для любого, кто просыпается вне своего дома: где я? Первая промелькнувшая разумная мысль напомнила, что в прошлом ему снилось много снов и, может быть… И тут же за этой мыслью последовала другая, чётко давшая понять, что худшим из снов является реальность. Он находился в незнакомом месте, и объяснить это как-нибудь по-другому было невозможно. Свирепый торнадо унёс его в мир ужаса и замешательства, потом бросил сюда, и это был не Канзас и не страна Оз[4]. Лучшее, что он осознал после нескольких секунд, пока пытался сориентироваться, заключалось в том, что у него не было головной боли от недостатка сна, чего он боялся, и что он чувствовал себя не таким усталым.

— О'кей, я проснулся, — сказал Райан в сторону деревянной двери. Затем он понял, что рядом с его комнатой нет ванной и что ему придётся выйти в коридор. Он так и поступил.

— Доброе утро, господин президент. — Молодой агент, которому хотелось казаться старше, вручил ему халат. И это тоже относилось к обязанностям ординарца, но единственный морской пехотинец, которого увидел Райан в коридоре, стоял, вооружённый пистолетом. Джек подумал, что ночью произошёл, по-видимому, спор между Секретной службой и корпусом морской пехоты за право быть рядом с новым верховным главнокомандующим. Затем он с удивлением обнаружил, что надевает свой собственный халат.

— Ночью мы привезли кое-какие вещи, которые могут вам понадобиться, — шёпотом объяснил агент, а другой передал Райану поношенный темно-бордовый домашний халат, принадлежащий Кэти. Выходит, кто-то сумел проникнуть ночью в их дом, понял Джек, поскольку он никому не передавал ключей, и сумел к тому же отключить сигнализацию. Он бесшумно вернулся в спальню, положил халат возле Кэти и снова вышел в коридор. Третий агент провёл Райана по коридору в пустую спальню. Там на спинке кровати висели четыре его костюма вместе с четырьмя рубашками — судя по внешнему виду, все были тщательно отглажены, — а также полдюжины галстуков и всё остальное. Внезапно Райан почувствовал, что его сотрудниками, пошедшими на это, руководило не столько желание угодить ему, сколько глубокое сочувствие. Они знали — по крайней мере имели представление — о том, как ему трудно, и потому сделали все, что могли, чтобы облегчить его жизнь, причём с таким отчаянным стремлением сделать это как можно лучше. Кто-то даже начистил все три пары его чёрных ботинок до такого блеска, какого можно достичь только в корпусе морской пехоты. Ещё никогда ботинки не выглядели так хорошо, подумал он, направляясь в ванную комнату — там, разумеется, он обнаружил все свои туалетные принадлежности, вплоть до куска мыла фирмы «Зест». А рядом была аккуратно разложена косметика Кэти; Никто не считал, что быть президентом очень просто, но теперь Райана окружали люди, полные решимости облегчить его жизнь и устранить все препятствия, если это им под силу.

Тёплый душ помог расслабить его усталые мышцы, зеркало запотело, но это даже облегчило процесс бритья. К 5.20 утренняя процедура была закончена, и Райан спустился по лестнице. За окном, во дворе, он увидел шеренгу морских пехотинцев в камуфляжных комбинезонах, охранявших дом, в котором он провёл ночь. При каждом выдохе у них изо рта вырывалось маленькое белое облачко. Охранники внутри дома при виде его вытягивались по стойке смирно. Он и его семья проспали ночью несколько часов, но больше никому спать не пришлось. Это нужно запомнить навсегда, подумал Джек и направился в кухню, руководствуясь вкусными запахами, доносящимися оттуда.

— Смирно! — скомандовал старшина морской пехоты тихим голосом, стараясь не разбудить спящих на втором этаже детей, и по лицу Райана впервые после вчерашнего ужина промелькнула улыбка.

— Вольно, морские пехотинцы. — Президент направился к кофейнику, но капрал опередил его. Прежде чем передать ему чашку кофе, капрал добавил туда именно столько сливок и сахара, сколько обычно клал Джек. По-видимому, и здесь кто-то ночью был занят работой.

— Все находятся в столовой, сэр, — доложил старшина.

— Спасибо, — поблагодарил его Райан и направился в столовую.

Сидящие за столом выглядели устало, и Райан почувствовал себя неловко из-за своего лица, свежего после душа и бритья. И тут он увидел кипу приготовленных ими документов.

— Доброе утро, господин президент, — сказала Андреа Прайс. Присутствующие начали подниматься из-за стола. Райан жестом остановил их и обратился к Мюррею.

— Дэн, — начал президент, — что стало известно за ночь?

— Два часа назад мы обнаружили тело пилота и легко опознали его. Фамилия — Сато, как и предполагалось. Очень опытный лётчик. Продолжаем поиски второго пилота. — Мюррей сделал паузу. — Сейчас проверяют наличие наркотиков в теле пилота, но меня удивит, если их обнаружат. Департамент безопасности на транспорте увёз записывающее устройство — его нашли примерно в четыре утра и сейчас ведётся расшифровка записей. Из развалин извлечено больше двухсот трупов…

— Как относительно тела президента Дарлинга? Прайс отрицательно покачала головой.

— Оно ещё не найдено, — ответила она. — Та часть здания полностью разрушена, и принято решение подождать до рассвета, прежде чем поднимать крупные обломки.

— Кто-нибудь уцелел?

— Только те три человека, что находились внутри здания в момент катастрофы.

— О'кей. — Райан тоже покачал головой. Эта информация была важной, но не относилась к сути дела. — Что ещё?

Мюррей посмотрел в свои записи.

— Самолёт вылетел из международного аэропорта Ванкувера в провинции Британская Колумбия. Пилот передал руководители полётов фальшивый маршрут в Хитроу, в Лондон, полетел на восток и в 7.51 по местному времени покинул воздушное пространство Канады. Всё было как обычно и не вызвало никаких подозрений. Мы полагаем, что некоторое время он продолжал полёт по этому маршруту, затем изменил курс и направился на юго-восток, в сторону Вашингтона, округ Колумбия. На подлёте он обманул службу контроля за полётами.

— Каким образом?

Мюррей сделал жест в сторону незнакомого Райану человека.

— Господин президент, я Эд Хатчинс из Федерального агентства безопасности на транспорте. Это было нетрудно. Пилот передал по радио, что он из авиакомпании КЛМ и совершает чартерный рейс в Орландо, затем сообщил об аварии на борту самолёта. В случае аварии в воздухе наши люди обязаны как можно быстрее посадить авиалайнер. Это был пилот, отлично знакомый с нашей системой управления полётами. Мы оказались бессильны перед ним, — закончил он, словно оправдываясь.

— На плёнке «чёрного ящика» записан голос только одного человека, — добавил Мюррей.

— Как бы то ни было, — продолжал Хатчинс, — у нас есть записи радиолокаторов. Он симулировал полет самолёта с неисправными двигателями, попросил, чтобы его направили для аварийной посадки на авиабазу Эндрюз и получил разрешение. Полётное время от Эндрюз до Капитолийского холма меньше минуты.

— Один из наших агентов успел выпустить в него «стингер», — с мрачной гордостью сообщила Прайс.

Хатчинс только покачал головой. Этим утром в Вашингтоне такое безмолвное выражение чувств было самым частым.

— С таким же успехом он мог бросить в него комок бумаги — самолёт огромный, — заметил он.

— Из Японии поступила какая-нибудь информация?

— Страна в шоке, — подал голос Скотт Адлер, старший кадровый дипломат из Государственного департамента и близкий друг Райана. — Сразу после того, как вы легли спать, позвонил премьер-министр. У него тоже была трудная неделя, хотя он доволен тем, что вернул себе прежнюю должность. Он хочет прилететь сюда, чтобы лично принести извинения. Я сказал ему, что мы позвоним…

— Передайте премьер-министру, что я согласен.

— Ты уверен, Джек? — спросил Арни ван Дамм.

— Есть среди вас кто-нибудь, кто считает этот террористический акт преднамеренным заговором? — Райан обвёл взглядом сидящих за столом.

— Мы не знаем этого, — первой отозвалась Прайс.

— На борту самолёта не было взрывчатых веществ, — напомнил Мюррей. — Если бы они там находились…

— То меня не было бы здесь, — закончил за него Райан и допил кофе. Капрал тут же снова наполнил чашку. — Это дело рук одного или двух безумцев, как это чаще всего случается.

— Вес взрывчатки относительно невелик, — задумчиво кивнул Хатчинс, соглашаясь с президентом. — Даже несколько тонн, принимая во внимание грузоподъёмность «Боинга-747-400», ничуть не помешали бы пилоту осуществить такую операцию, а взрыв был бы во много раз мощнее. Перед нами всего лишь авиакатастрофа. Её последствия были результатом взрыва примерно половины запаса топлива для реактивных двигателей авиалайнера — больше восьмидесяти тонн. Даже этого оказалось больше чем достаточно, — закончил он. Хатчинс занимался расследованием авиакатастроф почти тридцать лет.

— И всё-таки слишком рано делать однозначный вывод, — возразила Прайс.

— Твоё мнение, Скотт?

— Если бы это было — нет, чёрт возьми… — Адлер покачал головой, — случившееся не было преднамеренным актом японского правительства. Они в отчаянии. Газеты требуют самого сурового наказания для лиц, сумевших захватить власть и вступить в конфликт с Америкой, да и премьер-министр Кога едва не рыдал в трубку. Можно с уверенностью сказать, что, если это было результатом заговора, спланированного кем-то в Японии, они найдут виновника сами.

— Японское законодательство, касающееся расследования уголовных преступлений, не такое строгое, как у нас, — добавил Мюррей. — Андреа права. Делать выводы слишком рано, но пока все указывает на то, что это не было запланированным актом. Скорее это походит на действия фанатика. — Мюррей на мгновение замолчал и затем продолжил:

— Если уж предполагать заговор, не следует упускать из виду то обстоятельство, что у Японии было ядерное оружие и в таком случае они вполне могли воспользоваться им.

При этих словах Райану показалось, что даже кофе в его чашке вдруг стал холодным.

* * *

Этот труп он нашёл под кустом, перенося приставную лестницу от одного участка западной стены к другому. Пожарный работал уже семь часов и действовал механически. Человеческая природа такова, что она не способна выдержать жуткое зрелище разорванных и обгоревших тел в течение длительного времени и в определённый момент срабатывает защитный рефлекс — человек начинает воспринимать трупы как простые предметы. Тело мёртвого ребёнка потрясло бы пожарного, он мог бы испытать ужас, обнаружив изуродованный труп молодой и красивой женщины, потому что сам был молод и не женат, однако тело, на которое он случайно наступил, не было ни тем ни другим. У трупа отсутствовала голова и были оторваны части обеих ног, но это, несомненно, было тело мужчины в разорванной белой рубашке и лохмотьях с погонами. Пожарный увидел на погонах три полоски и не понял, что это означало, — он слишком устал, чтобы думать. Он повернулся и жестом подозвал своего лейтенанта, который в свою очередь взял за рукав стоящую рядом женщину в виниловой куртке с надписью ФБР.

Агент подошла к пожарному, держа в руке пластмассовый стаканчик с кофе и мечтая о сигарете — впрочем, об этом нечего было и думать, вокруг было слишком много паров авиационного топлива, помнила она.

— Я только что обнаружил вот это. Странно, что тело оказалось здесь, но…

— Действительно странно. — Агент взяла фотоаппарат и сделала пару снимков. Электронное устройство запечатлеет на каждом кадре точное время съёмки. Затем она достала из кармана блокнот и зарисовала расположение трупа, который значился в её списке под номером четыре. В выделенном ей участке трупов оказалось немного. Она также пометила место пластиковыми вешками и жёлтой лентой, протянутой между ними, и начала заполнять ярлык.

— Теперь переверните его, — сказала агент пожарному. Они увидели под телом кусок стекла — или прозрачного пластика. Агент сделала ещё один снимок и обратила внимание на то, что в видоискателе ситуация выглядит интереснее, чем при взгляде невооружённым глазом. Она подняла голову и заметила брешь, пробитую в мраморной балюстраде. Заинтересовавшись, агент тщательнее осмотрела грунт вокруг трупа и обнаружила множество маленьких металлических предметов, которые час назад приняла за обломки самолёта. Тогда они привлекли внимание сотрудника Национального департамента безопасности на транспорте, который беседовал с тем же офицером пожарной службы, что и она, всего минутой раньше. Ей пришлось несколько раз махнуть рукой, чтобы привлечь внимание следователя этого департамента.

— Что там у вас? — спросил следователь, протирая очки платком.

— Посмотрите на рубашку. — Агент показала на обезглавленный труп.

— Кто-то из экипажа, — произнёс сотрудник департамента, надев очки. — Возможно, один из пилотов. А это что? — На этот раз он указал на рубашку.

В действиях агентов появилась теперь особая осторожность. Они склонились над трупом. В белой форменной рубашке, чуть правее кармана, виднелось отверстие, окружённое красным пятном. Агент ФБР направила на него луч фонарика, и стало ясно, что пятно высохло. Сейчас было около семи градусов ниже нуля. При ударе тело пилота выбросило из тёплой кабины почти мгновенно, и оно оказалось в холодном воздухе ночи. Кровь на обрубке шеи замёрзла и напоминала какой-то жуткий пурпурно-красный шербет, а вот кровавое пятно на рубашке, заметила агент ФБР, было сухим и потому не замёрзло.

— Проследите, чтобы никто не прикасался к телу, — сказала агент пожарному. Подобно большинству агентов ФБР, раньше она служила в полиции. Лицо женщины побледнело от холода.

— Это ваше первое расследование авиакатастрофы? — спросил сотрудник департамента, ошибочно истолковав причину её бледности.

— Да, — кивнула она, — но расследованием убийств мне приходилось заниматься и раньше. — Она включила свою портативную рацию и вызвала старшего агента. Здесь необходимо было участие судебно-медицинского эксперта и самый тщательный осмотр окружающей местности.

* * *

Телеграммы с выражением соболезнования приходили от всех правительств мира. В большинстве своём они были длинными и прочитать требовалось каждую — по крайней мере каждую из тех, что были от стран, играющих заметную роль на мировой арене. С визитом японского премьер-министра придётся подождать.

— Министры внутренних дел и торговли вернулись в Вашингтон и готовы принять участие в заседании кабинета министров вместе со всеми заместителями, — сообщил ван Дамм Райану, который перелистывал полученные телеграммы, пытаясь читать и слушать одновременно. — Заместители членов Объединённого комитета начальников штабов вместе с главнокомандующими родами войск собрались для обсуждения проблемы национальной безопасности.

— Есть ли угроза безопасности страны? — спросил Джек, не поднимая головы. До вчерашнего дня он был советником по национальной безопасности у президента Дарлинга, и ему казалось маловероятным, что международная ситуация могла резко измениться за последние сутки.

— Нет, — ответил Скотт Адлер.

— В Вашингтоне все тихо, — произнёс Мюррей. — По радио и телевидению мы обратились с просьбой к жителям не покидать домов без неотложной необходимости. Подразделения национальной гвардии округа Колумбия выведены на улицы. Нам нужны люди для работы на Капитолийском холме, а национальная гвардия округа Колумбия состоит из военной полиции первой очереди резерва. Они могут принести немалую пользу. К тому же пожарные, должно быть, изнемогают от усталости.

— Сколько времени потребуется на расследование? Нам нужна надёжная информация, — подчеркнул президент.

— Трудно сказать, Джек… извините, господин…

— Сколько лет мы знаем друг друга, Дэн? — Райан оторвался от телеграммы бельгийского правительства и поднял голову. — Я ведь не Господь Бог, верно? Если время от времени ты будешь обращаться ко мне по имени, тебя не расстреляют за это.

На лице Мюррея появилась улыбка.

— О'кей. Трудно делать предположения при расследовании такого крупного дела. Может повезти, и все сразу станет ясным, но рано или поздно мы получим результаты, — пообещал Дэн. — Там работают наши лучшие следователи.

— Что я скажу средствам массовой информации? — Джек потёр глаза, уже уставшие от чтения. Может быть, Кэти права. Пожалуй, ему и впрямь нужны очки. Перед Райаном лежало расписание его утренних выступлений перед камерами телевизионных компаний, выбранных жеребьёвкой. Си-эн-эн — в 7.08, Си-би-эс — в 7.20, Эн-би-си — в 7.37, Эй-би-си — в 7.50 и «Фоке» — в 8.08. Все телевизионные интервью будут проводиться здесь, в Белом доме, в зале Рузвельта, где уже установлены камеры. Кто-то принял решение, что делать официальное обращение к стране слишком трудно для него и не соответствует существующей обстановке. Сначала надо получить надёжную информацию и лишь затем можно обратиться к народу. А пока лучше всего спокойно, с чувством собственного достоинства и, самое главное, задушевно поговорить с людьми, пока они читают утренние газеты и пьют кофе.

— Об этом мы уже подумали, — заверил его ван Дамм. — Просто отвечай на вопросы, исходя из здравого смысла. Говори медленно и чётко. Постарайся выглядеть спокойным. Не делай драматических заявлений — их никто от тебя не ожидает. Людям нужно убедиться, что кто-то руководит страной, отвечает на телефонные звонки и тому подобное. Они понимают, что слишком рано ждать каких-нибудь определённых ответов и решений.

— Как дети Роджера?

— Думаю, все ещё спят. Сюда приехали их родственники. Сейчас они в Белом доме.

Президент Райан кивнул, не поднимая головы. Трудно смотреть в глаза людей, сидящих за столом, особенно когда речь заходит о таких вопросах. Впрочем, и это было предусмотрено. Грузчики уже, наверно, готовятся к работе. Семья Дарлинга — то, что от неё осталось, — будет быстро, хотя и максимально вежливо, вывезена из Белого дома, потому что этот дом отныне ей не принадлежит. Для страны было важно, чтобы кто-то другой поселился в нём, и этот новый обитатель Белого дома должен чувствовать себя как можно комфортнее, так что будут приняты меры, чтобы удалить все, что напоминает о прежних его жильцах. В этом не было ничего жестокого, понял Джек. Такова жизнь. Несомненно, где-то рядом наготове находится психолог, готовый помочь членам семьи в их горе, облегчить их страдания, насколько это по силам медицине. Но интересы страны прежде всего. Это безжалостная математика жизни, и даже такая сентиментальная страна, как Соединённые Штаты Америки, понимает, что нужно двигаться дальше. Когда наступит время покинуть Белый дом для Райана — по той или иной причине, — произойдёт то же самое. Было время, когда бывший президент после церемонии инаугурации своего преемника шёл пешком к железнодорожной станции «Юнион стейшн» с чемоданом в руке и покупал билет домой. Теперь прибегали к помощи грузчиков, и семья президента будет, несомненно, отправлена домой на самолёте ВВС, и всё-таки детям придётся уехать, покинув школы, в которых они учились, ребят, с которыми их связывают узы дружбы, и вернуться в Калифорнию, чтобы начать новую жизнь, которую постараются создать для них родственники. Да, конечно, благо страны прежде всего, думал Райан, глядя невидящими глазами на телеграмму бельгийского правительства, но всё-таки это жестоко по отношению к детям Дарлинга. Насколько было бы лучше для всех, если бы всего этого с самолётом и Капитолием не было…

В придачу ко всему Джеку редко доводилось утешать детей человека, с которым он был знаком, и уж тем более ему никогда не приходилось выселять их из дома, в котором они жили. Он покачал головой. Это не его вина, всего лишь обязанность.

В телеграмме, к чтению которой он вернулся, говорилось, что Америка дважды помогла спасти эту маленькую страну на протяжении менее тридцати лет, затем защищала её независимость, являясь основателем союза НАТО, и что Америку с этой страной, которую вряд ли смогут найти на глобусе большинство американских граждан, объединяют узы дружбы, скреплённые кровью. И это была правда. Каковы бы ни были недостатки Америки, какой бы несовершенной она ни являлась, Соединённые Штаты почти всегда поступали правильно. Благодаря этому мир становился лучше, и потому он обязан продолжать дело своих предшественников.

* * *

Инспектор Пэт О'Дей был благодарен природе за холодную погоду. Его карьера следователя длилась почти тридцать лет, и ему не в первый раз приходилось иметь дело с множеством мёртвых человеческих тел и частями трупов. Впервые ему довелось заниматься расследованием массового убийства в штате Миссисипи в мае, когда Ку-Клукс-Клан взорвал воскресную школу, где погибло одиннадцать человек. По крайней мере сейчас, холод избавил следователей от жуткого трупного запаха. Он никогда не стремился высоко продвинуться в бюро — его должность инспектора отличалась тем, что её значимость менялась с приобретённым с годами опытом. На своей должности О'Дей действовал во многом подобно Мюррею. Являясь специальным уполномоченным директора ФБР по решению особо сложных задач, он часто выезжал из Вашингтона, чтобы уладить ту или иную проблему. Все признавали его незаурядные способности следователя, и он сам предпочитал практическую работу с её решением больших и малых дел кабинетной, которая наводила на него скуку.

Заместитель директора ФБР Тони Карузо принадлежал к другой категории людей. Раньше он был старшим специальным агентом, возглавлял два отделения в разных штатах, поднялся до ранга руководителя отдела подготовки специальных агентов. После этого его назначили начальником не лучшего для работы вашингтонского отделения и одновременно заместителем директора бюро. Карузо нравились престиж, власть, высокое жалованье и специально выделенное место для его автомобиля в подземном гараже здания Эдгара Гувера, но в душе он завидовал своему старому другу Пэту, не боявшемуся испачкать руки при расследовании особенно запутанного преступления.

— Что ты скажешь? — спросил Карузо, глядя на мёртвое тело. Для работы все ещё требовалось электрическое освещение. Солнце поднялось из-за горизонта, но по другую сторону развалин.

— Моё мнение ещё не убедит судью, но я уверен, что он был мёртв задолго до того, как самолёт спикировал на Капитолий.

Оба наблюдали за работой седовласого эксперта из лаборатории судебной медицины ФБР, склонившегося над трупом. Нужно было провести множество тестов, в том числе измерить внутреннюю температуру тела для компьютерной обработки данных, при которой вводились и все условия окружающей среды. И хотя высокопоставленные сотрудники ФБР предпочли бы информацию посущественней, но если смерть наступила до 21.46, это решало бы одну из важных проблем.

— Удар ножом в сердце, — произнёс Карузо, вздрогнув при собственных словах. Невозможно привыкнуть к зверской жестокости убийства. Независимо от того, является жертвой насильственной смерти один человек или тысяча, насильственная смерть остаётся насильственной смертью, и число пострадавших всего лишь говорит о том, сколько отдельных людей ушло из жизни. — Значит, это пилот.

— Мне сказали об этом, — кивнул О'Дей. — Три полоски на погонах — это значит, он второй пилот и его убили. Таким образом, не исключено, что вёл самолёт только один человек.

— Сколько человек в лётном экипаже такого авиалайнера? — спросил Карузо у сотрудника Национального департамента безопасности на транспорте.

— Двое. Раньше в составе экипажа был и бортмеханик, но, после того как стали выпускать новые, более совершенные самолёты, такая необходимость отпала. При особо продолжительных перелётах может потребоваться запасной пилот, но эти птицы теперь почти полностью автоматизированы, и двигатели на них практически никогда не выходят из строя.

Судебно-медицинский эксперт выпрямился, жестом подозвал людей, стоявших наготове, чтобы унести обезображенный труп, и подошёл к руководителям ФБР.

— Вам нужно предварительное заключение?

— Да, конечно, — ответил Карузо.

— Он, несомненно, был мёртв до падения самолёта. На теле нет ушибов, вызванных ударом. Рана в груди относительно давняя. Следовало ожидать повреждения от пристежных ремней, но их я не обнаружил, на теле только царапины и почти нет крови. Даже на шее, в том месте, где голова оторвалась от тела при ударе, кровотечения почти не было. Да и вообще на теле мало крови. Могу высказать предположение, что он был убит, когда сидел в своём кресле. Ремни удерживали его тело в сидячем положении. После наступления смерти кровь стекает в нижние конечности, а когда самолёт врезался в здание, ему оторвало ноги — вот почему на теле так мало крови. Мне придётся поработать с ним в лаборатории, но осмелюсь предположить, что он был мёртв по крайней мере за три часа до появления самолёта у Вашингтона. — Уилл Геттиз передал Карузо бумажник. — Тут удостоверение личности этого парня. Бедняга. Полагаю, он не имел никакого отношения к террористическому акту.

— Насколько велика вероятность того, что ваши выводы ошибочны? — О'Дей знал, что обязан задать этот вопрос.

— Я буду очень удивлён, если в чём-то ошибся, Пэт. Возможны отклонения относительно времени смерти — на час-два, не более — он был убит скорее раньше, чем позже, — да, я допускаю это. Однако на теле так мало крови, что он, несомненно, погиб ещё до момента катастрофы. Готов побиться об заклад, — сказал эксперт, зная, что от этого заявления зависит его карьера, и ничуть не сомневаясь в своей правоте.

— Слава Богу, — с облегчением выдохнул Карузо. Такое заключение не просто облегчало расследование. На протяжении следующих двадцати лет будет обсуждаться теоретическая возможность заговора, и ФБР продолжит выяснение всех обстоятельств, указывающих на это, с помощью — тут он не сомневался — японской полиции. Что ещё не вызывало сомнений, так это то, что за штурвалом самолёта, сокрушившего Капитолий, находился один человек, и потому совершенно ясно, что это массовое убийство, подобно многим преступлениям такого рода, было делом рук одиночки. Безумен он был или нет, был опытным лётчиком или новичком, но в любом случае он действовал один. Правда, далеко не все этому поверят.

— Передай это Мюррею, — распорядился Карузо. — Он у президента.

— Слушаюсь, сэр. — О'Дей направился к месту, где стоял его пикап с дизельным двигателем. Наверно, в Вашингтоне только один такой автомобиль со специальным полицейским фонарём на крыше, провод от которого ведёт к гнезду от прикуривателя, подумал инспектор. Он сел в кабину и повернул ключ зажигания. Такую информацию нельзя передавать по радио, даже по каналу кодированной связи.

* * *

Контр-адмирал Джексон надел свой парадный мундир, когда до посадки на авиабазу Эндрюз оставалось полтора часа. Ему удалось поспать шесть часов — он отчаянно нуждался в отдыхе — после брифинга, вообще-то не имевшего особого значения. Мундир был изрядно помят, поскольку лежал в походном саквояже, но это тоже не имело значения, не говоря уже о том, что и раньше синяя шерстяная ткань адмиральского мундира выглядела не лучшим образом. Впрочем, внимание пассажиров больше привлекали пять рядов наградных колодок и золотые крылышки лётчика морской авиации. Сегодня утром дул, должно быть, восточный ветер, потому что КС-10 прилетел из Виргинии. При подлёте к Вашингтону все, кто сидели в креслах, расположенных в хвостовой части самолёта, толпились у иллюминаторов впереди, словно туристы, которыми не были. В предрассветных сумерках и при сиянии множества прожекторов на земле, было ясно видно, что здание Капитолия, символ столицы Америки, утратило свой былой облик. По какой-то причине это потрясло их больше, чем изображение, которое они видели на экранах телевизоров, прежде чем поднялись на борт самолёта на Гавайских островах. Через пять минут КС-10 совершил посадку на авиабазе Эндрюз. Старшие офицеры тут же перешли к стоявшему неподалёку вертолёту Первой вертолётной эскадрильи, который доставил их к посадочной площадке на крыше Пентагона. Во время этого перелёта, проходившего ниже и медленней обычного, они сумели получше рассмотреть разрушенное здание Капитолия.

— Боже мой, — послышался по системе внутренней связи голос потрясённого Дейва Ситона. — Удалось кому-то спастись?

Робби задумался, прежде чем ответить.

— Интересно, где находился Джек в этот момент… — произнёс он наконец. Адмирал вспомнил тост офицеров британской армии:

— Выпьем за кровавые войны и времена года, когда начинаются болезни! — имелись в виду две причины для гарантированного продвижения офицеров по службе, поскольку сразу возникало немало вакантных должностей. Несомненно, многие американские офицеры займут более высокие должности в результате этого страшного инцидента, но вряд ли кому-нибудь из них хотелось продвинуться по службе таким образом. Особенно это касается его близких друзей, находящихся где-то внизу, в израненном городе.

* * *

Инспектор О'Дей заметил, что морские пехотинцы чувствуют себя словно в осаждённой крепости. Он поставил свой пикап на Восьмой улице. Все подходы к казармам морской пехоты были забаррикадированы. На обочинах стояли впритык автомобили, в просветах между зданиями ряды были двойными. Инспектор вышел из машины и направился к вооружённому сержанту на КПП; на О'Дее была виниловая куртка с надписью ФБР, а в правой руке он держал удостоверение личности.

— У меня назначена встреча в доме начальника корпуса, сержант.

— С кем, сэр? — спросил морской пехотинец, сверяя лицо инспектора с фотографией на удостоверении.

— С директором ФБР Мюрреем.

— Будьте добры, оставьте у нас оружие. Мы получили такой приказ, сэр, — объяснил сержант.

— Конечно. — О'Дей передал сержанту наплечную сумку, внутри которой находился его «Смит-Вессон 1076» и две запасные обоймы. На дежурство в штаб-квартире ФБР инспектор не брал с собой запасной пистолет. — Сколько у вас здесь солдат?

— Почти две роты. Сейчас ещё одна рота перебрасывается на охрану Белого дома.

Весьма разумно запирать ворота амбара, после того как из него уже украли лошадь, подумал Пэт. Ситуация показалось ему ещё более мрачной из-за того, что его послали с сообщением, что все эти меры предосторожности излишни, но никто не обратил на это внимания. Сержант сделал знак лейтенанту, единственной задачей которого — всю основную работу исполняли сержанты — было провожать гостей через двор к дому начальника корпуса. Подойдя к инспектору, лейтенант приложил руку к козырьку фуражки только потому, что он был всё-таки офицером морской пехоты.

— Я прибыл к Дэниелу Мюррею. Он ждёт меня.

— Прошу вас следовать за мной, сэр.

У каждого угла казарменных зданий стояли вооружённые морские пехотинцы, а в центре двора был установлен на треноге крупнокалиберный пулемёт. Две роты, подумал инспектор, это больше трехсот морских пехотинцев. Да, президент Райан находится здесь в безопасности, если только не объявится ещё один маньяк за штурвалом самолёта. По пути их остановил капитан, пожелавший ещё раз сравнить лицо О'Дея с фотографией на удостоверении. Забота о безопасности президента явно зашла слишком далеко. Нужно сказать об этом, прежде чем на улицах появятся танки.

Мюррей встретил его на крыльце.

— Хорошие новости? — спросил он.

— Очень, — ответил инспектор.

— Пошли. — Мюррей жестом позвал друга за собой и ввёл его в столовую. — Это инспектор О'Дей. Думаю, Пэт, ты знаешь всех, кто находятся здесь.

— Доброе утро. Я приехал с Капитолийского холма. Мы недавно обнаружили кое-что, проливающее свет на происшедшее, — начал он и через пару минут закончил рассказ.

— Насколько надёжна эта информация? — спросила Андреа Прайс.

— Вы ведь знаете, как ведётся расследование, — ответил О'Дей. — Это предварительные данные, но мне они кажутся вполне надёжными, а после полудня узнаем о результатах проведённых тестов. Сейчас происходит опознание тела. Процедура осложняется тем, что труп обезглавлен, а руки сильно пострадали. Мы не собираемся закрывать дело, просто говорим, что в нашем распоряжении имеется предварительная информация, подтверждающая уже имеющиеся сведения.

— Можно упомянуть об этом по телевидению? — спросил Райан, глядя на сидящих за столом.

— Ни в коем случае, — ответил ван Дамм. — Во-первых, эта информация ещё не окончательная. Во-вторых, пока слишком рано говорить об этом, и зрители могут не поверить.

Мюррей и О'Дей обменялись взглядами. Они не были политиками, а Арни ван Дамм принадлежал к их числу. Для них контроль за полученной информацией необходим для того, чтобы присяжные поняли, что никто не имел к ней доступа. Для Арни контроль за информацией состоял в том, чтобы люди не узнали о ней до тех пор, пока он не убедится, что для этого настало время, пока её не проверят самым тщательным образом, а затем будут сообщать постепенно, по чайной ложке. Оба подумали о том, есть ли у Арни дети и если есть, то не умер ли его ребёнок с голоду, ожидая, пока отец натрёт ему должным образом морковку. Они заметили, что Райан пристально посмотрел на главу своей администрации.

* * *

«Чёрный ящик», о котором теперь знают все, представляет собой всего лишь магнитофон, провода от которого ведут в кабину пилотов. Магнитофон записывает данные о работе двигателей и других бортовых устройств, а также переговоры пилотов. Авиакомпания «Джапэн эйрлайнз» принадлежит государству, и на её самолётах установлены все новейшие приборы. Полётные данные сразу переводятся в цифровую форму, а потому их расшифровка была несложной. Старший техник прежде всего сделал чёткую копию подлинной металлической ленты, извлечённой из «чёрного ящика», запер оригинал в сейф и занялся расшифровкой копии. Национальный департамент безопасности на транспорте принял меры, чтобы при расшифровке присутствовал переводчик, владеющий японским языком.

— Полётные данные кажутся при первом прослушивании простыми и ясными. Все механизмы на самолёте работают исправно, — сообщил аналитик, глядя на данные, появляющиеся на экране компьютера. — Плавные повороты, ровная работа двигателей. Пилот ведёт самолёт, как по учебнику… вот до этого момента. — Он постучал пальцем по экрану. — Здесь он сделал крутой поворот с курса ноль-шесть-семь на курс один-девять шесть… и снова все работает нормально.

— В кокпите никаких разговоров. — Второй техник прослушивал запись голосов, прогоняя ленту взад и вперёд, обнаружив только рутинные переговоры между самолётом и наземными станциями управления полётом. — Я возвращаюсь к началу записи. — На ленте вообще-то не было начала. Она представляла собой непрерывную петлю на этом магнитофоне, потому что «Боинг-747» обычно совершал продолжительные перелёты над морской поверхностью, длившиеся по сорок часов. Технику пришлось потратить несколько минут, чтобы найти конец предыдущего рейса, и тут он услышал обычный обмен информацией и командами между двумя пилотами, а также самолётом и службой наземного контроля, сначала на японском языке, а затем на английском, которым обычно пользуются при международных рейсах.

Голоса стихли вскоре после того, как авиалайнер остановился на выделенной для него дорожке. В течение целых двух минут царило молчание, и затем снова началась запись, когда включились приборы во время процедуры проверки бортовых устройств, как это обычно делается перед вылетом самолёта. Переводчик японского языка — армейский офицер, одетый в штатское, — приехал из Агентства национальной безопасности.

Звуки были чёткими и ясными. Они слышали, как щёлкали переключатели, где-то сзади раздавалось жужжание инструментов, но самым громким звуком было дыхание второго пилота, которого они опознали по дорожке на плёнке магнитофона.

— Остановитесь, — внезапно сказал офицер. — Немного перемотайте ленту назад. Тут был слышен второй голос, я не совсем… Вот сейчас хорошо. Он сказал: «У тебя все готово?» Это вопрос. Должно быть, старшего пилота. Да, захлопнулась дверь, в кабину вошёл старший пилот. «Предполётная подготовка закончена… готов приступить к рулёжке и взлёту… О…» Боже мой, он убил его. Ещё перемотайте ленту назад.

Армейский офицер — майор — не заметил, что агент ФБР взял вторую пару наушников.

Оба впервые услышали это. Агенту ФБР приходилось видеть видеозапись убийства, но ни он, ни офицер армейской разведки ни разу не слышали звуков, сопровождающих его. Удар, шорох врезающегося в человеческую плоть ножа, вздох удивления и боли, что-то вроде бульканья, словно попытка заговорить, и тут же послышался другой голос.

— Что это? — спросил агент.

— Ещё отмотайте назад, — сказал офицер, глядя на стену и внимательно прислушиваясь к словам, произнесённым на японском языке. — Он сказал: «Мне очень жаль, но так уж пришлось…» — перевёл майор и добавил:

— Мне показалось, что он извиняется перед ним.

Послышалось несколько тяжёлых вздохов, и наступила тишина.

— Господи… — произнёс потрясённый агент ФБР. Меньше чем через минуту по другому голосовому каналу послышался голос другого пилота, предупреждающего центр управления полётами, что его 747-й начинает прогрев двигателей.

— Это старший пилот, Сато, — сказала аналитик из Национального департамента безопасности на транспорте. — Первый голос принадлежал, должно быть, второму пилоту.

— Больше не принадлежит. — По голосовому каналу второго пилота слышались только фоновые шумы.

— Это верно, он убил его, — согласился агент ФБР. Им придётся прокрутить эту плёнку ещё сто раз, прислушиваясь к ней самим и в присутствии других, но вывод останется тем же. Даже если официальное следствие будет длиться несколько месяцев, по сути дела оно закончилось меньше чем через девять часов после своего начала.

* * *

Улицы Вашингтона были неестественно пустыми. Обычно в такое время дня — Райан слишком хорошо знал это по собственному опыту — центр столицы представлял собой сплошную транспортную пробку из автомобилей государственных служащих, лоббистов, членов Конгресса, их помощников, пятидесяти тысяч адвокатов и их секретарей, а также бесчисленного множества работников различных частных фирм, обслуживающих всех тех, кто были упомянуты выше.

Но не сегодня. Поскольку на каждом перекрёстке стоял полицейский автомобиль с антенной на крыше или защитного цвета машина национальной гвардии, атмосфера в городе больше походила на уик-энд перед праздничными днями, и Райан обратил внимание, что от Капитолийского холма направляется даже больше автомобилей, чем к нему, — любопытных поворачивали обратно в десяти кварталах от места, к которому они стремились.

Президентский кортеж мчался по Пенсильвания-авеню. Джек расположился на заднем сиденье «шеви сабербен», впереди и сзади ехали машины морской пехоты, между которыми вклинились автомобили агентов Секретной службы. Солнце уже встало. На небе почти не было облаков, и Райану потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, почему контуры зданий на фоне горизонта выглядят непривычно.

Он заметил, что японский «Боинг-747», пролетевший вдоль Пенсильвания-авеню, прежде чем врезаться в Капитолий, даже не повредил растущих здесь деревьев. Всю свою энергию он потратил на цель. На холме работало полдюжины подъёмных кранов. Они извлекали из кратера, который ещё вчера был залом заседаний палаты представителей, крупные обломки стен и опускали их на платформы грузовиков. У развалин Капитолия стояло всего несколько пожарных машин. Трагическая часть катастрофы уже закончилась. Осталась мрачная.

Весь остальной город в 6.40 утра казался нетронутым. Райан последний раз взглянул на развалины Капитолия через боковое затемнённое стекло, и тут же его машина свернула вниз, на Конститьюшн-авеню. Хотя охране удалось убрать автомобили с пути президентского кортежа, она оказалась бессильна перед обычной массой любителей утренних пробежек. Возможно, бег по Моллу был частью их обычного ритуала, но сейчас они все стояли. Райан смотрел на лица людей. Некоторые из них поворачивались вслед машине, а потом устремляли взгляды на восток, некоторые собирались группками, беседуя между собой, кивали в сторону Капитолия, качали головами. Джек заметил, что агенты Секретной службы, сидевшие вместе с ним в «сабербене», крутили головами, наблюдая за ними. Не иначе они предполагали, что один из них сейчас вытащит из-под своего тренировочного костюма базуку.

Ехать так быстро по улицам Вашингтона было для Райана непривычным. Автомобили летели с такой скоростью отчасти потому, что попасть в быстро мчащуюся цель труднее, а отчасти потому, что сейчас его время было намного более ценным и не следовало тратить его понапрасну. Но важнее всего для него было ощущение, что он мчится к месту назначения, которого так хотел бы избежать. Всего несколько дней назад он принял предложение Роджера Дарлинга занять пост вице-президента, но тогда он руководствовался главным образом тем, что после пребывания в этой должности его больше никогда не пригласят на государственную службу. Он закрыл глаза, и гримаса боли промелькнула по его лицу. Почему он всегда даёт согласие, когда предлагают какую-то трудную работу? Почему не отказывается от неё? Его решения, несомненно, продиктованы не мужеством, а скорее наоборот. Им так часто руководит страх, боязнь, что в случае отказа люди сочтут его трусом. А ещё он боится поступить наперекор собственной совести, и чаще всего именно совесть заставляет его принимать предложения, которые ему не нравятся или вызывают у него страх, но всякий раз он не видит разумной альтернативы для иного решения.

— Всё будет в порядке, — сказал ван Дамм, заметив выражение боли на лице Райана и зная, о чём думает новый президент.

Нет, не будет, подумал Райан, но не смог произнести этого вслух.

Глава 3

Изучение

Зал Рузвельта был назван в честь Теодора Рузвельта. Там на восточной стене висела его Нобелевская премия мира, присуждённая ему за «успешное» посредничество в заключении мирного договора, положившего конец русско-японской войне 1904-1905 годов. Ныне историки утверждают, что эти усилия американского президента только разожгли имперские амбиции Японии и нанесли такой тяжёлый удар России, что Сталин, который вряд ли симпатизировал династии Романовых, счёл необходимым отомстить за унижение его страны. Впрочем, премия мира, учреждённая Альфредом Нобелем, всегда играла скорее политическую, чем реальную роль. Обычно зал использовался для небольших торжественных ланчей и заседаний, а его близость к Овальному кабинету способствовала этому. Пройти в зал Рузвельта оказалось труднее, чем ожидал Джек. Коридоры Белого дома слишком узкие для здания такого назначения, тем более когда в них кишат агенты Секретной службы. На этот раз они хоть не держали в руках оружие — и Райан почувствовал от этого облегчение. Он прошёл мимо десяти новых агентов, не входивших в состав его личной охраны, что вызвало вздох недовольства у «Фехтовальщика». Сейчас всё изменилось, все представлялось внове, и агенты личной охраны, которые раньше казались ему деловитыми, иногда даже до забавности, сейчас превратились в очередное напоминание о том, что его жизнь кардинально переменилась.

— Что дальше? — спросил Джек.

— Войдите сюда. — Агент открыл перед ним дверь, и Райан увидел перед собой президентскую визажистку. Обстановка была здесь едва ли не домашней, у визажистки — женщины лет за пятьдесят — всё необходимое находилось в большом чемодане из искусственной кожи. Джеку нередко доводилось и раньше выступать по телевидению — особенно после того как он стал советником по национальной безопасности, — и процедура наложения макияжа всегда претила ему. Потребовалось немалое самообладание, чтобы не двигаться, пока на лицо мягкой губкой накладывали жидкую основу для макияжа, за этим последовала пудра, лак для волос и тому подобное. Женщина делала все это молча, не произнося ни единого слова, готовая расплакаться в любую минуту.

— Мне он нравился тоже, — мягко заметил Джек. Её руки замерли, и женщина посмотрела в лицо Райана.

— Он всегда был таким добрым. Эта процедура не нравилась ему, как не нравится и вам, но он никогда не жаловался и обычно даже шутил. Иногда я гримировала детей — просто так, для забавы. Им это доставляло удовольствие, даже мальчику. Они играли перед телевизионными камерами, операторы снимали их и отдавали им видеокассеты, и…

— Не расстраивайтесь. — Райан взял её за руку. Наконец-то он встретил человека из обслуживающего персонала, которая относилась к нему с теплотой, и потому он не чувствовал себя обитателем зоопарка. — Как вас зовут?

— Мэри Эббот. — По её щекам текли слезы, и ей хотелось извиниться за свою слабость.

— Вы давно работаете здесь?

— Я пришла сюда незадолго до окончания срока президентства Картера. — Миссис Эббот вытерла глаза и взяла себя в руки.

— Может быть, мне понадобится ваш совет, — произнёс он мягко.

— Ну что вы, я ничего здесь не понимаю. — На её лице появилась смущённая улыбка.

— Я тоже. Думаю, что мне придётся все начинать сначала. — Райан посмотрел в зеркало. — Вы закончили?

— Да, господин президент.

— Спасибо, миссис Эббот.

Его усадили в деревянное кресло с подлокотниками. Софиты были уже включены, и в помещении ему показалось жарко. Осторожными движениями, едва прикасаясь к нему, как и миссис Эббот, техник прикрепил к галстуку Райана микрофон с двумя головками. По-видимому, это объяснялось тем, что рядом с каждым сотрудником телевизионной компании стоял агент Секретной службы, причём Андреа Прайс, стоявшая у дверей, не спускала с них глаз. Её взгляд был полон подозрения, несмотря на то что все оборудование, внесённое в зал Рузвельта, подверглось самой тщательной проверке, а за каждым посетителем непрерывно следили такие же внимательные и напряжённые глаза, как и у хирурга. Вообще-то можно изготовить пистолет из неметаллических композитных материалов — относительно этого кинофильмы были правы, — однако такой пистолет занимал всё-таки немало места. Напряжение, испытываемое телохранителями, передалось телевизионщикам. Они держали руки на виду, и движения их были замедленными. Внимание агентов Секретной службы могло заставить нервничать почти любого.

— Осталось две минуты, — произнёс продюсер, услышав напоминание в наушнике. — Только что начался рекламный блок.

— Вам удалось поспать прошлой ночью? — спросил старший корреспондент телевизионной компании Си-эн-эн, аккредитованный при Белом доме. Подобно всем остальным, ему хотелось как можно быстрее и точнее понять нового президента.

— Всего несколько часов, — ответил Джек, внезапно почувствовав себя напряжённым. На него были направлены две камеры. Он положил ногу на ногу и сжал руки на коленях, стараясь избежать нервных движений. Какого впечатления ждут от него? Может быть, он должен казаться серьёзным? Потрясённым горем? Спокойным и уверенным? Ошеломлённым происшедшим? Сейчас менять что-либо было уже слишком поздно. Почему он заранее не спросил у Арни?

— Тридцать секунд, — послышался голос продюсера. Джек постарался собраться. Положение в кресле не позволит телу двигаться. Только отвечай на вопросы, сказал он себе. Ты уже не раз делал это.

— Семь часов восемь минут утра, — произнёс корреспондент, глядя прямо в камеру из-за спины Райана. — Мы находимся в Белом доме с президентом Джоном Райаном.

— Господин президент, это была долгая ночь, не правда ли?

— Пожалуй, да, — согласился Райан.

— Вы можете рассказать нам о ней?

— Вы знаете, что продолжают извлекать тела из-под обломков. Тело президента Дарлинга ещё не удалось обнаружить. Ведётся расследование, во главе которого стоит ФБР.

— Уже удалось что-то выяснить?

— Полагаю, к концу дня мы сможем сообщить кое-что определённое, но пока говорить об этом ещё рано.

Несмотря на то что корреспонденту все подробно разъяснили, Райан заметил, что у него в глазах мелькнуло разочарование.

— Почему во главе расследования стоит ФБР? По закону Секретная службы должна…

— У нас нет времени для споров о том, какому ведомству принадлежит юрисдикция в этом вопросе. Расследование нужно провести как можно быстрее. Вот почему я принял решение сделать ФБР ответственным за расследование катастрофы — под руководством Министерства юстиции и с помощью других федеральных агентств. Нам нужны результаты и как можно быстрее. Я пришёл к выводу, что так будет лучше.

— Нам стало известно, что вы назначили нового директора ФБР.

— Да, Барри, это верно, — кивнул Джек. — Пока обязанности директора ФБР будет исполнять Дэниел Е.Мюррей. Дэн — кадровый агент ФБР и до вчерашнего дня занимал должность специального помощника директора ФБР Билла Шоу. Я знаю его уже много лет. Он является одним из лучших полицейских на государственной службе. Я попросил его возглавить ФБР до тех пор, пока не будет принято окончательное решение по поводу того, кто станет директором.

* * *

— Мюррей?

— Это полицейский, считается одним из лучших специалистов в области расследований террористических актов и шпионажа, — ответил офицер разведывательной службы.

— Гм. — Он снова поднёс к губам чашку с горьковато-сладким кофе.

* * *

— Что вы можете сказать нам относительно подготовки к… я имею в виду ближайшие дни, — спросил корреспондент.

— Барри, планы все ещё в области разработки. Прежде всего мы должны дать возможность ФБР и другим правоохранительным ведомствам заниматься своей работой. К концу дня поступит новая информация, но для многих это была долгая и трудная ночь.

Корреспондент кивнул и решил, что пришла очередь задать вопрос о личной жизни президента.

— Где вы и ваша семья провели эту ночь? Я знаю, что вы спали не в Белом доме.

— В казармах морской пехоты, на углу Восьмой улицы и Ай-авеню, — ответил Райан.

— Черт побери, босс, — пробормотала Андреа Прайс, стоя у дверей зала. Некоторые репортёры узнали об этом, но Секретная служба не подтвердила и не опровергла эти сведения, и потому большинство средств массовой информации просто передали, что семья Райана провела ночь в «неустановленном месте». — Ничего, этой ночью они будут спать в другом месте. И на этот раз место останется неизвестным. Проклятье.

— Почему именно там?

— Видите ли, где-то нужно спать, а казармы морской пехоты показались достаточно удобным местом. Я ведь сам был когда-то морским пехотинцем, Барри, — спокойно ответил Джек.

* * *

— Помните, как мы взорвали их тогда?

— Да, это была славная ночка.

Офицер разведывательной службы вспомнил, как он в Бейруте смотрел в бинокль с крыши «Холлидей инн». Он участвовал в подготовке операции. Говоря по правде, самым трудным было найти водителя. Корпус морской пехоты пользуется в Америке странной популярностью, о его неуязвимости ходят легенды. Он с улыбкой подумал о том, можно ли там купить или взять в аренду большой грузовик… И тут же отбросил эту забавную мысль. Нужно заниматься делом. Он несколько раз бывал в Вашингтоне, и казармы корпуса морской пехоты были одним из мест, которые интересовали его. Нет, они слишком хорошо защищены. Жаль. Политическое значение цели делало её весьма привлекательной.

* * *

— Это он напрасно, — заметил Динг за утренним кофе.

— Ты считаешь, что Райан должен прятаться? — спросил Кларк.

— Ты знаком с ним, папа? — спросила Патриция.

— Некоторым образом. Мы с Дингом когда-то охраняли его. В прошлом я знал его отца… — не подумав, добавил Джон, что было для него весьма необычно.

— Какой он, Динг? — спросила Пэтси у своего жениха, взглянув на кольцо, недавно появившееся на её пальце после помолвки.

— Очень умный, — ответил Чавез. — Спокойный, неразговорчивый. С ним приятно иметь дело, всегда найдёт для тебя доброе слово. Если ты заслуживаешь того.

— Он может быть упрямым и настойчивым, когда это необходимо, — заметил Джон, глядя на своего напарника, который скоро станет и его зятем. От этой мысли ему нередко становилось не по себе. Затем он увидел выражение глаз своей дочери, и по спине у него пробежал холодок. Проклятье.

— Это верно, — согласился Чавез.

* * *

От жара софитов лицо Райана вспотело под слоем макияжа, и он едва удержался, чтобы не почесать место, которое зудело особенно сильно. Усилием воли он заставил себя не двигаться, но у него начали подёргиваться мышцы на лице, и оставалось только надеяться, что для телевизионной камеры эти мелкие судороги останутся незаметными.

— Боюсь, что не могу сказать, Барри, — произнёс он, крепко сжимая руки. — Сейчас слишком рано давать определённые ответы на многие вопросы такого рода. Когда у нас появится возможность сказать что-то определённое, мы немедленно сделаем это. А пока приходится воздержаться от ответов.

— Вам предстоит тяжёлый день, — сочувственно произнёс корреспондент Си-эн-эн.

— Барри, всем нам будет нелегко.

— Спасибо, господин президент. — Корреспондент подождал, пока выключатся камеры и он услышит команду из штаб-квартиры компании в Атланте, прежде чем заговорить снова.

— Хорошее интервью. Ещё раз спасибо.

В зал вошёл ван Дамм, по пути оттолкнув Андреа Прайс. Мало кто решился бы прикоснуться к агенту Секретной службы без серьёзных и неприятных последствий, не говоря уже о том, чтобы ворваться в зал и оттолкнуть при этом руководителя личной охраны президента, но к Арни это не относилось.

— Очень хорошо. Веди себя так же и дальше. Отвечай на вопросы. Пусть твои ответы будут короткими.

Затем к Райану подошла миссис Эббот и поправила грим. Одной рукой она мягко коснулась его лба, а другой выровняла маленькой щёткой причёску. Даже перед выпускным вечером в средней школе… — как её звали? Джек задал себе вопрос, не относящийся к делу, — ни он сам и ни кто другой не занимался так старательно его жёсткими чёрными волосами. При иных обстоятельствах он мог бы засмеяться.

Корреспондент Си-би-эс была женщиной лет за тридцать и являла собой наглядное доказательство того, что красота и ум не исключают друг друга.

— Господин президент, что осталось от правительства? — спросила она после первых малозначащих вопросов.

— Мария, — Райану сказали, что он должен обращаться к каждому корреспонденту по имени; он не знал почему, но это казалось достаточно разумным, — несмотря на то что последние двенадцать часов были страшными для всех нас, мне хотелось бы напомнить вам о речи, произнесённой президентом Дарлингом несколько недель назад: Америка остаётся Америкой. Все федеральные ведомства действуют уже сегодня под руководством заместителей и…

— Но Вашингтон…

— Из соображений общественной безопасности принято решение ограничить движение по Вашингтону, это верно, однако…

Она снова прервала его, не от бестактности, а от того, что у неё было всего четыре минуты и ей хотелось использовать их как можно продуктивнее.

— Войска на улицах..?

— Мария, этой ночью труднее всех пришлось полиции и пожарной охране. Они работали всю ночь — всю долгую холодную ночь. Мы обратились к подразделениям Национальной гвардии округа Колумбия, и они временно пришли на помощь гражданским ведомствам. Такое случается и после ураганов, торнадо и других стихийных бедствий. По сути дела Национальная гвардия выполняет муниципальные функции. ФБР работает рука об руку с мэром Вашингтона, стараясь побыстрее справиться с последствиями катастрофы.

Это было самое продолжительное заявление Райана, сделанное этим утром, и он с трудом договорил до конца, настолько напряжённым чувствовал себя. В этот момент Джек заметил, что стискивает руки с такой силой, что у него побелели пальцы, и ему пришлось заставить себя расслабить их.

* * *

— Посмотрите на его руки, — заметила премьер-министр. — Что нам известно об этом Райане?

Руководитель её разведывательной службы держал на коленях папку, содержание которой он уже помнил наизусть, поскольку смог позволить себе потратить целый рабочий день на знакомство с биографией нового главы государства.

— Он — кадровый офицер разведки. Вы ведь знаете о перестрелке в Лондоне, и о происшедшем позднее в Соединённых Штатах инциденте несколько лет назад…

— Ах да, — заметила она, делая глоток чая и отбрасывая как несущественную эту часть прошлого нового президента. — Выходит, он всего лишь бывший шпион…

— Да, но о нём хорошо отзываются. Наши русские друзья очень высокого мнения о Райане. Такой же точки зрения придерживается и «Сенчури хаус»[5], — сказал генерал, воспитанный в лучших британских традициях. Подобно своему премьер-министру, он получил образование в Оксфорде, а затем уже закончил военную академию в Сэндхерсте. — Блестящий интеллект. Есть все основания считать, что Райан, занимая должность советника по национальной безопасности у президента Дарлинга, сыграл важную роль в руководстве действиями американских вооружённых сил против Японии…

— И против нас? — спросила премьер-министр, не отрывая взгляда от экрана. Как удобно пользоваться спутниковым телевидением — а у всех главных американских телекомпаний теперь есть своя спутниковая связь. Сейчас не нужно тратить целые сутки и лететь на самолёте, чтобы увидеть главу враждебного государства — причём в напряжённой обстановке. Теперь она видела, как он ведёт себя, когда находится в трудном положении, могла оценить его способность справиться с подобной ситуацией. Независимо от того, служил он в разведке или нет, сейчас этот Райан явно чувствует себя не в своей тарелке. Ну что ж, у каждого свои слабые места.

— Несомненно, господин премьер-министр.

— Он совсем не такой грозный противник, как гласит ваша информация, — сказала она своему советнику. Действительно, новый американский президент явно нервничал, не был уверен в себе… несомненно, его не следует переоценивать.

* * *

— Когда вы сможете более подробно рассказать нам о случившемся? — спросила Мария.

— Сейчас мне трудно ответить на этот вопрос. Прошло слишком мало времени. Есть вещи, занимаясь которыми не следует торопиться, — заметил Райан.

Он смутно чувствовал, что потерял контроль над ходом интервью, каким бы коротким оно не было, и не мог понять почему. Ему не пришло в голову, что телерепортёры выстроились у дверей зала Рузвельта, подобно покупателям у прилавка в магазине, что каждый из них хотел спросить его о чём-то новом — после пары первых вопросов — и что все они стремились к тому, чтобы произвести впечатление, но не на нового президента, а на телезрителей, на невидимые массы людей, скрывающихся за телевизионными камерами, которые смотрели передачи утренних новостей, — корреспонденты всячески старались укрепить свой имидж в их глазах. Независимо от того, насколько серьёзный удар был нанесён их стране, высокий рейтинг популярности позволял корреспондентам заработать, улучшить жизнь своих семей, и потому Райан являлся для них всего лишь очередным этапом на пути к этому. По этой причине рассчитывать, что заявление, сделанное Арни телерепортёрам перед началом серии интервью относительно того, о чём следует говорить и о чём нет, подействует на них, особенно не приходилось, хотя оно исходило от опытного политического деятеля. Единственным козырем в руках Райана была ограниченность времени, выделенного для каждого репортажа. В данном случае новости передавались местными филиалами телевизионных компаний в двадцать пять минут после каждого часа, и вне зависимости от того, какая трагедия потрясла Вашингтон, зрители хотели познакомиться с прогнозом погоды и состоянием транспорта на дорогах, потому что это касалось их повседневной жизни — обстоятельство, которое, по-видимому, не приходило в голову тем, кто находились внутри города, опоясанного кольцевым шоссе, хотя об этом знали местные телевизионные станции, расположенные по всей стране. Мария внешне вела себя любезно, что противоречило её внутренним чувствам, когда ведущий передачи прервал её из Атланты. Она улыбнулась, глядя в камеру.

— О дальнейшем развитии событий мы будем информировать вас и дальше.

Теперь у Райана было двенадцать минут отдыха перед интервью с компанией Эн-би-си. Выпитый утром кофе делал своё дело, и ему захотелось в туалет, но, когда он резко встал, провод микрофона, пристёгнутого к галстуку, едва не опрокинул его.

— Сюда, господин президент. — Прайс повела его налево по коридору, затем направо. Райан слишком поздно понял, что они идут к Овальному кабинету. Войдя в кабинет, он замер на месте. Ему по-прежнему казалось, что эта комната все ещё принадлежит кому-то другому, но туалет остаётся туалетом, а в данном случае он примыкал к гостиной, расположенной рядом с кабинетом. Здесь по крайней мере он окажется в уединении, даже его преторианская гвардия, следующая за ним, подобно шотландским овчаркам за особенно ценной овцой, оставит в покое своего президента. Джек не подозревал, что, когда кто-то входил в этот туалет, в верхней части дверной рамы зажигалась лампочка, а глазок в двери кабинета позволял агентам Секретной службы наблюдать за всеми сторонами повседневной жизни президента.

Начав мыть руки, Райан посмотрел на себя в зеркало — он забыл, что в таких случаях не следует этого делать. Благодаря гриму он казался моложе, чем был в действительности, — само по себе неплохо, но это была фальшивая молодость, далёкая от того, каким он был на самом деле. Ему захотелось стереть с лица все эти краски, прежде чем начать интервью с Эн-би-си, и только усилием воли он взял себя в руки. На этот раз корреспондент телекомпании был чернокожим, и когда Райан после возвращения в зал Рузвельта пожал ему руку, он почувствовал некоторое утешение — грим на лице корреспондента выглядел ещё более нелепым. Джек не знал, что свет телевизионных софитов меняет цвет лица и, чтобы казаться нормальным на экране, приходится походить на клоуна перед телекамерой.

— Чем вы займётесь сегодня в первую очередь, господин президент? — задал телерепортёр свой четвёртый вопрос.

— У меня намечена ещё одна встреча с исполняющим обязанности директора ФБР Мюрреем — пока мы будем встречаться дважды в день. Кроме того, предстоит заседание с сотрудниками Совета национальной безопасности, затем встреча с оставшимися в живых членами Конгресса. Вечером состоится заседание кабинета министров.

— Как обстоят дела с подготовкой к похоронам? — Корреспондент пометил ещё один вопрос в своём списке.

— Говорить об этом ещё рано, — покачал головой Райан. — Я знаю, что все испытывают глубокое чувство скорби, но для подготовки требуется время. — Он умолчал о том, что ближе к вечеру намечена пятнадцатиминутная встреча с сотрудниками протокольного отдела Белого дома, во время которой они проинформируют его о запланированных мероприятиях.

— Это был японский авиалайнер, к тому же принадлежащий государственной компании. Есть ли у нас основания подозревать…

— Нет, Натан, таких оснований у нас нет, — прервал его Джек, ожидавший этого вопроса. — Мы поддерживаем связь с японским правительством. Премьер-министр Кога пообещал оказать всемерное содействие в расследовании инцидента, и мы верим ему. Я хочу подчеркнуть, что военные действия между нами и Японией закончены. Все, что произошло, является кошмарной ошибкой. Япония прилагает все усилия, чтобы предать суду людей, виновных в этом конфликте. Мы ещё не знаем подробностей происшедшего — я имею в виду прошлый вечер, — но когда я говорю, что мы «не знаем», это действительно означает, что мы не знаем этого. До тех пор пока не будет получена надёжная информация, мне хотелось бы предостеречь всех от поспешных выводов. Это не поможет делу, а вред причинить может немалый. У нас и без того достаточно неприятностей. Сейчас надо думать о том, чтобы восстановить мир и залечить раны.

* * *

— Домо аригато[6], — пробормотал японский премьер-министр. Он впервые увидел лицо Райана и услышал его голос. И то и другое оказалось моложе, чем он предполагал, хотя в начале дня его подробно проинформировали о новом американском президенте. Кога обратил внимание на то, как нервничает Райан, но когда ему хотелось ответить на вопрос, не кажущийся глупым, — интересно, почему американцы с таким терпением относятся к наглости средств массовой информации? — его голос менялся, равно как менялось и выражение глаз. Перемена была едва заметной, однако Кога привык замечать малейшие нюансы. Это было одним из преимуществ японского воспитания, не говоря уже об опыте всей своей взрослой жизни, посвящённой политике.

— Он может оказаться опасным противником, — негромко произнёс сотрудник Министерства иностранных дел. — В прошлом он неоднократно демонстрировал незаурядное мужество.

Кога подумал о том, что прочитал в газетах два часа назад. Этот Райан не раз прибегал к насилию, что вызывало отвращение у премьер-министра Японии. Однако от двух таинственных американцев, которые, по-видимому, спасли его от собственных соотечественников, он узнал, что иногда приходится прибегать к насилию, подобно тому как необходимо пользоваться скальпелем при хирургических операциях. А Райан воспользовался силой для того, чтобы защитить других, сам пострадал при этом, затем снова прибегнул к силе, перед тем как вернуться к мирной жизни. Но потом он опять продемонстрировал обратную сторону своего характера и применил силу, на этот раз против Японии, причём вёл боевые действия искусно и безжалостно, и тут же проявил милосердие и уважение к побеждённому противнику. Бесстрашный человек…

— Думаю, он благородный человек, — произнёс Кога и задумался. Как странно, что между двумя людьми, никогда не встречавшимися и всего неделю назад воевавшими друг с другом, возникли узы дружбы. — Он настоящий самурай.

* * *

Корреспондентом телевизионной компании Эй-би-си оказалась молодая блондинка, которую звали Джой[7], и это имя почему-то показалось Райану поразительно неподходящим для сегодняшнего дня. Но таким именем наградили её родители, вот и все. Если Мария из Си-би-эс была красивой, то Джой выглядела ошеломляюще прелестной, и скорее всего именно поэтому руководство телевизионной компании выбрало девушку для утренних передач, обладающих самым высоким рейтингом. Её рукопожатие было тёплым и дружеским — в нём чувствовалось и что-то ещё, от чего сердце Джека едва не остановилось.

— Доброе утро, господин президент, — негромко сказала она голосом, более уместным для вечерних приёмов, чем для утренних новостей.

— Прошу садиться. — Райан показал ей на кресло напротив.

— Сейчас без десяти минут восемь. Мы беседуем с президентом Джоном Патриком Райаном в Белом доме, в зале Рузвельта, — проворковала девушка, повернувшись в сторону камеры. — Господин президент, наша страна пережила долгую и трудную ночь. Что вы можете нам сказать?

Райан уже так привык отвечать на подобный вопрос, что говорил почти механически, не задумываясь. Его голос был спокойным и размеренным, он смотрел ей прямо в глаза, как его учили. В данном случае нетрудно было сконцентрировать внимание на её карих, подёрнутых влагой глазах, хотя его смущало, что он погружается в них так рано утром. Он надеялся, что это не кажется слишком уж очевидным.

— Господин президент, последние несколько месяцев были тяжёлыми для всех нас, а вчерашняя ночь в особенности. Через несколько минут вы встречаетесь со своим аппаратом национальной безопасности. Что беспокоит вас больше всего?

— Джой, когда-то, много лет назад, один американский президент сказал, что единственное, чего нам следует бояться, это страха. Наша страна такая же сильная сегодня, какой была вчера…

* * *

— Да, это верно. — Дарейи однажды встречался с Райаном. Тогда он показался ему высокомерным и дерзким; стоя рядом со своим хозяином, он походил на собаку, рычащую и храбрую или кажущуюся таковой. Но теперь хозяина нет и собака стоит одна, устремив глаза на прелестную, но распутную женщину, и Дарейи не удивило бы, если бы Райан высунул язык с капающей слюной. Возможно, отчасти это объясняется усталостью. Райан устал; это было очевидно. Что ещё можно сказать о нём? Он такой же, как и его страна, решил аятолла. Пожалуй, на первый взгляд он кажется сильным. Райан был все ещё молодым человеком, широкоплечим, с прямой спиной. У него ясные глаза и твёрдый голос, но, когда ему задали вопрос о силе его страны, он заговорил о страхе и о страхе перед страхом. Интересно.

Дарейи знал, что сила и власть исходят из ума, а не из плоти. Это в равной степени относится и к людям и к странам. Для него Америка являлась тайной, такой же, как и её руководители. Но обязательно ли знать её глубоко? Америка — страна безбожников. Вот почему этот молодой Райан заговорил о страхе. Без веры в Бога как стране, так и её народу не хватает цели. Кое-кто говорил то же самое о стране Дарейи, но если это на самом деле соответствует истине, то по другой причине, напомнил он себе.

Подобно телезрителям всего мира, Дарейи сосредоточил внимание на лице и голосе Райана. На первый вопрос, судя по всему, Райан ответил чисто механически. Если Америка и знала что-то об этом славном инциденте, она скрывала подробности. Скорее всего американцы мало что знали, но это тоже следует иметь в виду. Сегодня у Дарейи был длинный день, и провёл он его с пользой. Недавно он позвонил в своё Министерство иностранных дел и поручил руководителю отделения США (вообще-то Соединёнными Штатами занимался целый отдел в правительственном здании Тегерана) подготовить доклад о деятельности американской администрации. Ситуация оказалась даже лучше, чем он ожидал. Правительство США не могло издавать новые законы, вводить налоги, не имело права тратить деньги, пока не будет заново воссоздан Конгресс, а на это потребуется время. Почти все американские министерства лишились руководителей. Мальчишка Райан — Дарейи было семьдесят два года — один представлял собой американское правительство, и то, что увидел аятолла по телевидению, не произвело на него впечатления.

Соединённые Штаты Америки уже много лет становились у него на пути. Такая мощь. Даже сократив свои вооружённые силы после развала Советского Союза — «меньшего сатаны», — Америка всё ещё была в состоянии сделать то, что было не по силам другим странам. Все, что ей требовалось, — это политическая решимость, и хотя Америка редко прибегала к силе, даже угроза её применения была пугающей. Время от времени страна сплачивалась, преследуя единую цель, как это произошло не так давно с Ираком, и последствия оказывались сокрушительными, особенно если их сравнить с теми незначительными успехами, которых добилась его собственная страна в ожесточённой войне, длившейся почти десять лет. Америка была грозным противником. Однако теперь она превратилась в тонкую тростинку — или, скорее, если не лишилась руководства, то почти осталась без него. Могучее тело оказалось искалеченным и беспомощным из-за сломанной шеи и ещё больше из-за отрубленной головы…

Всего один человек, подумал Дарейи, не слыша слов, доносящихся из телевизора. Слова больше не имели значения. Райан не говорил ничего важного, но его поведение о многом говорило человеку, находящемуся в другой части мира. У нового президента Америки была шея, которая привлекла внимание Дарейи. Символизм тут был очевиден. Требовалось всего лишь отделить голову от тела, а между ними, кроме шеи, ничего не было.

* * *

— У тебя десять минут до следующего интервью, — сказал Арни, когда Джой вышла из Белого дома, чтобы на автомобиле отправиться в аэропорт. Корреспонденту телевизионной компании «Фоке» заканчивали накладывать грим.

— Как я справляюсь с интервью? — спросил Райан. На этот раз он прежде чем встать, отстегнул микрофон. Ему хотелось размяться.

— Неплохо, — снисходительно ответил ван Дамм. Профессиональному политику он сказал бы нечто иное, но зрелый политический деятель сумел бы уклониться от наиболее трудных вопросов. Ситуация напоминала гольф, когда игрок старался превзойти свой гандикап, вместо того чтобы сражаться со своим противником в чемпионате. Но самое главное заключалось в том, что Райану требовалось обрести уверенность в себе, чтобы должным образом выполнять обязанности президента. Это было трудно даже в спокойной обстановке, а ему это придётся сделать в крайне сложных условиях. И хотя каждый обитатель Белого дома нередко мечтал избавиться от Конгресса, а также всякого рода департаментов и ведомств, Райану нужно было понять незаменимость такой системы управления страной.

— Мне нужно ещё ко многому привыкнуть, правда? — Райан опёрся плечом о стену в коридоре, ведущем к залу Рузвельта.

— Привыкнешь, — пообещал глава администрации.

— Пожалуй, — улыбнулся Райан, забыв о том, что непрерывная серия утренних интервью отвлекла его от других событий дня. И тут агент Секретной службы передал ему записку.

* * *

Это было несправедливо по отношению к семьям других погибших во время катастрофы, однако прежде всего стремились найти тело президента Дарлинга. Четыре подъёмных крана работали у западной стены здания под руководством бригадира, который сейчас стоял вместе с группой опытных строителей на полу зала заседаний. Они расположились слишком близко к разрушенной стене, подвергая себя немалой опасности, однако сегодня утром здесь отсутствовали представители Федерального агентства по охране труда. Единственными государственными служащими в разрушенном зале были агенты Секретной службы — хотя расследованием руководило ФБР, никто не хотел мешать агентам в их печальном деле. Поблизости стояли врач и группа санитаров, готовых оказать медицинскую помощь в том маловероятном случае, если удастся обнаружить кого-то, уцелевшего под обломками, хотя рассчитывать на это не приходилось. Самым трудным было координировать работу четырех кранов, опускавших свои крюки в глубокий кратер — так выглядел теперь зал заседаний, словно квартет жирафов, пьющих из одного водоёма. Только благодаря навыку крановщиков крюки кранов не соприкасались.

— Вон, смотрите! — показал бригадир. Из-под обломков высовывалась почерневшая рука, сжимающая автоматический пистолет. Она принадлежала Энди Уолкеру, начальнику личной охраны президента Дарлинга. На последнем кадре телевизионной записи он был в нескольких футах от него, успел подскочить к президенту, чтобы увести его с трибуны, но оказалось слишком поздно, и он всего лишь погиб рядом со своим боссом, до конца выполнив свой долг.

Вниз опустился крюк соседнего крана. Стальной трос был обмотан вокруг глыбы песчаника, и крановщик начал медленно поднимать её. Глыба вращалась под скручивающей нагрузкой. Теперь стало видно тело Уолкера и рядом с ним чьи-то ноги в брюках. Вокруг лежали разбитые в щепы и почерневшие остатки дубовой трибуны, а также виднелось несколько листов обгоревшей бумаги. Вообще-то огонь не смог пробиться через гору каменных обломков в этой части здания. Пожар закончился слишком быстро.

— Стойте! — Бригадир строителей схватил за руку агента Секретной службы и удержал его. — Они никуда не денутся. Не стоит рисковать жизнью ради мёртвых тел. Подождите ещё пару минут.

Он наблюдал за тем, как первый кран поднял каменный блок и очистил поле действий для второго, а потом стал жестами показывать крановщику, куда опустить крюк и где остановиться. Двое рабочих подвели стальные тросы под соседний блок, бригадир поднял руку над головой и махнул ею. Тяжёлый каменный блок начал медленно подниматься.

— Нашли «Десантника», — произнёс агент, наклонив голову к микрофону. Тут же вниз, несмотря на предостерегающие возгласы нескольких строителей, начала спускаться группа медиков, но уже с расстояния в двадцать футов стало ясно, что можно не торопиться. В левой руке мёртвый президент держал папку со своей последней речью. Он погиб от рухнувших камней, прежде чем огонь успел добраться до его тела. У президента даже не обгорели волосы. Почти все тело было изуродовано обрушившимися каменными глыбами, но опознать его по костюму, президентской булавке на галстуке и золотым часам не составило труда. Это был, несомненно, президент Роджер Дарлинг. Работы остановились. Стрелы подъёмных кранов замерли, слышался только негромкий рёв их дизельных двигателей, работающих вхолостую. Крановщики, воспользовавшись перерывом, пили кофе или курили. К телу подошли судебные фотографы, которые принялись со всех сторон делать снимки.

Они не спешили. Повсюду на полу зала заседаний национальные гвардейцы укладывали в мешки и уносили мёртвые тела. Два часа назад они сменили пожарных. Но вокруг трупа Роджера Дарлинга, которому Секретная служба в своё время присвоила кодовое имя «Десантник» в честь его службы в 82-й воздушно-десантной дивизии, в радиусе пятидесяти футов образовалось пустое пространство, в котором находились только агенты, в последний раз охранявшие своего президента. Для слез поиски продолжались слишком долго, хотя позднее они придут, и не раз. Когда фотографы сделали своё дело и медики ушли, четыре агента в виниловых куртках с надписью «Секретная служба» подошли к телу президента, пробравшись через гору ещё оставшихся каменных блоков. Сначала они подняли тело Энди Уолкера, до последнего мгновения пытавшегося спасти своего босса, и бережно положили в мешок из прорезиненной ткани. Агенты подняли мешок, два их товарища подхватили его и унесли. Настала очередь президента Дарлинга. Уложить его в мешок оказалось намного труднее. От трупного оцепенения тело изогнулось и замёрзло на морозе. Одна рука торчала под прямым углом к телу и никак не влезала в мешок. Агенты посмотрели друг на друга, не зная, как поступить дальше. Мёртвое тело представляло собой вещественное доказательство, и они не имели права изменять что-то в его положении. А может быть, ещё важнее был неосознанный страх причинить уже мёртвому телу боль, поэтому президента Дарлинга уложили в мешок с вытянутой рукой, как у капитана Ахава[8]. Четыре агента вынесли его из разрушенного зала заседаний, обходя лежащие каменные блоки, и затем спустились к машине «скорой помощи», стоявшей внизу в ожидании тела президента. Это привлекло внимание расположившихся поблизости фотографов, которые тут же кинулись делать снимки. Телевизионные камеры, установленные неподалёку от развалин, тут же запечатлели процедуру погрузки тела мёртвого президента с помощью электронно-цифровых объективов.

Изображение, появившееся на экране стоявшего на столе монитора, прервало ход интервью Райана телерепортёру компании «Фоке». Джек проследил за тем, как тело Дарлинга бережно положили в машину. Почему-то увиденное сделало его положение как президента официальным.

Роджер Дарлинг действительно погиб, и теперь Райан почувствовал на своих плечах всю тяжесть ответственности. Направленная на него камера запечатлела изменившееся выражение лица нового президента, когда он вспомнил, как Дарлинг ввёл его в состав правительства, как доверял ему, полагался на него и, самое главное, сумел многому научить…

Все осталось в прошлом, понял Джек. Раньше он всегда мог обратиться к кому-то за советом. Конечно, обращались и к нему, интересовались его точкой зрения, предоставляли свободу действий в кризисной ситуации, но всегда был человек, к помощи которого он мог прибегнуть, который мог ободрить его, сказать, что он на правильном пути. Сейчас Райан тоже мог обратиться за советом, но в ответ он получит только чью-то точку зрения, а не указание, как поступить. Теперь решения придётся принимать самому. Он услышит массу суждений. Его советники будут вести себя подобно адвокатам — одни станут высказывать своё мнение, другие — своё. Они будут одновременно говорить ему, что он прав и ошибается, приводить доводы и контрдоводы, но, когда обсуждение закончится, только он понесёт ответственность за принятое решение.

Президент Райан провёл ладонью по лицу и бессознательно размазал на нём грим. Он не знал, что «Фокс» и другие телевизионные компании вели теперь полиэкранную передачу, потому что все имели доступ к изображению, поступающему из зала Рузвельта. Он едва заметно потряс головой, как человек, который вынужден согласиться с чем-то, что ему не нравится. Лицо Райана было слишком бесстрастным для выражения печали. За ступенями Капитолия снова начали двигаться подъёмные краны.

— Что мы будем делать теперь? — спросил корреспондент телекомпании «Фокс». Этот вопрос не входил в подготовленный им список и был просто человеческой реакцией на увиденное. Кадры, переданные с Капитолийского холма, значительно сократили время, отведённое для его интервью, и его продление нарушило бы расписание, а правила Белого дома нельзя нарушать.

— Нам предстоит огромная работа, — ответил Райан.

— Спасибо, господин президент. Сейчас тринадцать часов четырнадцать минут.

Джек наблюдал за тем, как погасла лампочка на телевизионной камере. Продюсер подождал несколько секунд, махнул рукой, и президент снял с галстука микрофон с проводом. Первый телевизионный марафон закончился. Прежде чем выйти из зала, он внимательно посмотрел на камеры. Раньше он читал лекции по истории, затем проводил брифинги, но всё это происходило перед живой аудиторией, он видел глаза слушателей, понимал их выражение и в зависимости от их реакции мог несколько изменить стиль обращения, говорить быстрее или медленнее, может быть — если это позволяли обстоятельства, — пошутить или повторить что-то, чтобы прояснить какой-то вопрос. Теперь ему придётся обращаться не к людям, а к вещи. И это обстоятельство тоже не понравилось Райану. Он вышел из зала, а тем временем люди во всём мире оценивали услышанное от нового американского президента, обменивались впечатлением, какое он на них произвёл. Пока он снова направляется в туалет, его выступление уже станет предметом обсуждения для комментаторов более полусотни стран.

* * *

— Это самое лучшее, что случилось с нашей страной после президентства Джефферсона. — Старик считал себя серьёзным знатоком истории. Ему нравился Томас Джефферсон благодаря его заявлению, что лучше всего управляют той страной, которой управляют как можно меньше. Это единственное, что он запомнил из высказываний мудреца, жившего в Монтичелло.

— И сделать это сумел япошка, представляешь. — Его собеседник иронически фыркнул. Такого рода событие даже способно подорвать теорию расизма, которую он считал непоколебимой. А можно ли с этим согласиться?

Они не спали всю ночь — сейчас было 5.20 по местному времени, — не отрываясь от теленовостей, передача которых шла непрерывно. Корреспонденты, заметили они, выглядели ещё более усталыми, чем этот парень Райан. У часовых поясов есть всё-таки преимущество. Оба перестали пить пиво около полуночи и через два часа, когда начали клевать носом, перешли на кофе. Не время спать. Они наблюдали какой-то фантастический телевизионный марафон, переключаясь с одного канала на другой, благодаря большой спутниковой антенне, установленной рядом с хижиной. Только этот телемарафон не был посвящён сбору средств для помощи детям-инвалидам, или жертвам СПИДа, или школам для ниггеров. Эта передача была интересной. Подумать только, все эти вашингтонские мерзавцы, должно быть, изжарились, как на сковородке, по крайней мере большинство из них.

— Барбекю[9] из бюрократов, — хихикнул Питер Холбрук, наверно, в семнадцатый раз после половины двенадцатого ночи, когда начал подводить итоги случившегося. Недаром в движении за ним закрепилась репутация человека с творческим складом ума.

— Перестань, Пит, черт побери! — захлебнулся от хохота Эрнест Браун и пролил кофе себе на колени. Выражение приятеля показалось ему таким забавным, что он даже не вскочил на ноги, отчего у него промокли брюки.

— Это была долгая ночь… — согласился Холбрук, тоже улыбаясь.

Они смотрели выступление президента Дарлинга по двум причинам. Прежде всего потому, что все крупные телевизионные компании предупредили о перемене в программе вещания, как это обычно бывает перед важными событиями; правда, их спутниковая антенна обеспечивала приём 117 каналов, так что достаточно было переключить телевизор, чтобы не слушать выступления главы правительства, которое они и все их друзья глубоко презирали. А ещё, сознательно разжигая в себе ненависть к исполнительной власти в Вашингтоне, они всегда смотрели выступления, передаваемые по правительственному каналу, — обычно оба посвящали этому по часу в день, — чтобы распалить себя ещё больше по отношению к людям в Вашингтоне. Вот и сегодня они смотрели выступление президента, беспрестанно обмениваясь колкими замечаниями по его адресу.

— А кто этот парень Райан? — спросил Браун, широко зевая.

— Наверно, ещё один бюрократ. Бюрократ и говорит бюро-срань.

— Да, — рассудительно согласился Браун. — И никто его не поддерживает, Пит.

Холбрук повернулся и посмотрел на друга.

— А ведь в этом что-то есть, а? — С этими словами он встал и подошёл к полкам вдоль южной стены его кабинета. Его экземпляр Конституции Соединённых Штатов в мягкой обложке был изрядно потрёпан от частого употребления, потому что он постоянно заглядывал в него, чтобы улучшить понимание того, к чему стремились её авторы.

— Знаешь, Пит, здесь нет ни слова о подобной ситуации.

— Неужели?

— Ни единого слова, — подтвердил Холбрук.

— Вот ведь как. — Об этом стоит подумать, верно?

* * *

— Убит? — спросил президент Райан, все ещё вытирая с лица грим мокрыми бумажными салфетками, похожими на те, которыми ещё недавно он вытирал попки своим детям. По крайней мере когда он закончил, его лицо снова стало чистым.

— Это предварительное заключение, основанное на осмотре тела и места обнаружения пилота, а также на прослушивании записей переговоров в кокпите авиалайнера. — Мюррей перелистал страницы, переданные ему по факсу всего двадцать минут назад.

Райан откинулся на спинку кресла. Подобно многому в Овальном кабинете, оно было новым. Все личные и семейные фотографии Дарлинга были убраны. Бумаги, лежавшие на столе, забрали секретари Дарлинга. Мебель и всё остальное в кабинете доставили со складов Белого дома. По крайней мере кресло было удобным, изготовить такое, со спинкой, защищающей сидящего в нём, стоит немалых денег. Скоро и его заменят на сделанное специально для Райана мастером, который бесплатно делал кресла для обитателей Овального кабинета. Поразительно, но он не только делал это бесплатно, но и никому об этом не говорил. Несколькими минутами раньше Джек решил, что в любом случае, рано или поздно, ему придётся здесь работать. Секретари сидели в своих комнатах рядом, и с его стороны несправедливо заставлять их бегать из одного конца здания в другой, спускаться по лестницам и затем подниматься снова. Другое дело — спать в Белом доме, но эта проблема может пока подождать, хотя, ею тоже придётся заняться…

Значит, подумал он, глядя через письменный стол на Мюррея, совершено убийство.

— Его застрелили?

— Удар ножом в сердце, только одна рана, — покачал головой Дэн. — Наш агент пришёл к выводу, что это было тонкое лезвие, как у ножа для разделки мяса. Судя по записям, сделанным в кокпите авиалайнера, он был убит перед взлётом. Похоже, мы можем точно определить время убийства. С момента перед пуском двигателей до момента катастрофы на плёнке записан голос только одного старшего пилота. Его фамилия Сато, очень опытный лётчик, много лет командовал авиалайнером. Японская полиция передала нам кучу информации о нём. По-видимому, во время войны у него погибли сын и брат. Брат командовал эсминцем, затонувшим вместе со всем экипажем. Сын служил в авиации, летал на истребителе и разбился при посадке. Оба погибли в один и тот же день. Так что Сато руководствовался чувством личной мести. У него был побудительный мотив и возможность отомстить, Джек. — Мюррей позволил себе назвать президента по имени, потому что в кабинете находились только они и беседовали с глазу на глаз — точнее, почти одни, у двери стояла Андреа Прайс. Она неодобрительно относилась к столь фамильярному обращению — никто не сказал ей, сколько лет дружит президент с сотрудником ФБР и что они пережили вместе.

— Вам удалось провести опознание очень быстро, — заметила Прайс.

— Это нуждается в дополнительной проверке, — согласился Мюррей. — Чтобы окончательно убедиться в этом, прибегнем к анализу на ДНК. Качество переговоров, записанных в кокпите, достаточно хорошее для анализа тембра голоса. По крайней мере так мне сообщили. В распоряжении канадцев имеются записи радиолокационного слежения за самолётом, пока он не покинул их воздушное пространство, так что будет нетрудно проверить точность записей на плёнке «чёрного ящика». Мы знаем, что авиалайнер вылетел с Гуама, совершил посадку в Японии и Ванкувере, наконец, нам известен момент, когда он врезался в здание Капитолия. Короче говоря, нам всё ясно. Впрочем, шума будет немало, господин президент. — Такое обращение больше понравилось Андреа Прайс. — Пройдёт по крайней мере два месяца, прежде чем мы соберём все улики. Согласен, нельзя исключить вероятность того, что мы ошибаемся, но с практической точки зрения моё мнение и мнение старших агентов, работавших на месте катастрофы, совпадают — расследование можно считать почти законченным.

— В чём вы можете ошибаться? — спросил Райан.

— Теоретически во многом, однако нужно принимать во внимание практические соображения. Если это было чем-то другим, а не поступком фанатика… Впрочем, нет, говорить так несправедливо, верно? Правильнее говорить о поступке разъярённого человека. Короче говоря, если это был заговор, нужно исходить из того, что он тщательно планировался, а у нас нет никаких доказательств этого, да и выглядит такая теория крайне маловероятной. Откуда они могли знать, что война будет проиграна, как узнали о совместном заседании обеих палат? А если это планировалось как военная операция, то, по мнению сотрудника Департамента по безопасности на транспорте, было бы очень несложно погрузить на борт авиалайнера десять тонн взрывчатки.

— Или ядерную бомбу, — добавил Джек.

— Совершенно верно, или ядерную бомбу, — кивнул Мюррей. — Между прочим, это напомнило мне о том, что сегодня французский военно-воздушный атташе должен побывать на японском заводе, занимавшемся изготовлением их ядерного оружия. Японским властям понадобилась пара дней, чтобы обнаружить этот секретный завод. Туда вылетел опытный специалист, хорошо разбирающийся в подобных вещах, — сейчас он должен прибыть на место. — Мюррей заглянул в свои записи. — Это доктор Вудро Лоуэлл — да, конечно, я знаю его. Он руководит Ливерморской лабораторией. Премьер-министр Кога передал нашему послу, что просит забрать эти проклятые устройства и вывезти их из Японии как можно быстрее.

Райан повернул своё кресло. Окна позади него выходили на памятник Вашингтону. Обелиск был окружён кольцом флагштоков с приспущенными в знак траура флагами. Однако он заметил, что у входа стоят люди, ожидающие очереди, чтобы подняться в лифте к вершине монумента. Туристы приезжают в Вашингтон, чтобы увидеть достопримечательности. Ну что ж, на этот раз им в некотором роде повезло, правда? Райан обратил внимание, какие толстые в окнах Овального кабинета стекла — на случай, если кто-то из этих туристов прячет под пальто снайперскую винтовку…

— Что из этого можно предать огласке? — спросил президент Райан.

— Я не буду возражать, если средства массовой информации узнают некоторые факты, — ответил Мюррей.

— Вы уверены в этом? — спросила Прайс.

— Видите ли, в данном случае нам не нужно скрывать улики, как это необходимо перед началом судебного процесса. Обвиняемый погиб. Мы начнём поиски возможных соучастников, однако сведения, которые мы можем предать сегодня огласке, ничуть этому не помешают. Я не являюсь сторонником публикации подробностей уголовного дела, но общественность хочет узнать что-то, а в этом случае можно проинформировать людей о ходе расследования.

К тому же, подумала Прайс, это покажет ФБР в благоприятном свете. При этой мысли ей стало ясно, что по крайней мере одно федеральное ведомство начало функционировать нормально. Однако вместо этого замечания она задала вопрос:

— Кто руководит расследованием в Министерстве юстиции?

— Пэт Мартин.

— Вот как? Кто выбрал его? — спросила она. Райан повернулся, чтобы наблюдать за дальнейшим развитием обсуждения.

— Вообще-то я. — Мюррей едва не покраснел. — Президент распорядился поручить руководство расследованием лучшему кадровому прокурору, а Пэт является таковым. В течение девяти месяцев он возглавлял департамент уголовного розыска. До этого Мартин руководил департаментом по расследованию шпионажа. Раньше работал в ФБР. Он — отличный юрист, работал у нас почти тридцать лет. Билл Шоу хотел, чтобы Пэт стал судьёй. Он говорил об этом с министром юстиции на прошлой неделе.

— Ты уверен, что он справится с делом? — спросил Джек. На этот вопрос решила ответить Прайс:

— Мы тоже работали вместе с ним. Дэн прав, Мартин — настоящий профессионал, из него выйдет отличный судья. Он чертовски жёсткий человек, но при этом очень справедливый. Ему было в своё время поручено расследование, связанное с подделкой банкнот, которой занималась мафия в Новом Орлеане. Там он сотрудничал с моим бывшим напарником.

— О'кей, пусть он примет решение о том, что можно предать огласке. Пусть соберёт пресс-конференцию сразу после ланча. — Райан посмотрел на часы. Он был президентом ровно двенадцать часов.

* * *

Отставной армейский полковник Пьер Александер, высокий, худощавый и бодрый, по-прежнему выглядел по-военному, но это ничуть не беспокоило декана. Дейву Джеймсу понравился посетитель, который сидел перед ним в кресле, уже после того, как он прочитал его биографию, а ещё больше — после телефонного разговора.

Полковник Александер — друзья, которых у него было немало, звали его Алексом — являлся специалистом по инфекционным болезням и провёл двадцать весьма успешных лет на государственной службе, работая главным образом то в армейском медицинском центре Уолтера Рида в Вашингтоне, то в Форт-Детрике[10] в Мэриленде, причём часто выезжал в экспедиции. Выпускник военного училища в Уэст-Пойнте и медицинского факультета Чикагского университета, значилось в его биографии. Доктор Джеймс прочитал то место, где перечислялись его заслуги в области медицины.

Список опубликованных статей, напечатанный через один интервал, занимал восемь страниц. Его дважды выдвигали на получение важных премий, но оба раза Александеру не повезло. Ну что ж, может быть, влияние университета Хопкинса в следующий раз окажется весомей. Тёмные глаза полковника смотрели на декана бесстрастно. Александер не отличался честолюбием, но знал себе цену и, что ещё важнее, понимал, что знает её и декан Джеймс.

— Я знаком с Гасом Лоренцем, — с улыбкой заметил Джеймс. — Мы вместе проходили практику в больнице Питера Брента Бригема.

— Блестящий учёный, — согласился Александер. Он говорил с растянутым креольским акцентом. По общему мнению, работа Гаса по изучению лихорадок Ласса и «Q» сделали его претендентом на Нобелевскую премию. — И отличный врач.

— Тогда почему вы не хотите работать с ним в Атланте? Гас сказал мне, что готов взять вас.

— Доктор Джеймс…

— Зовите меня Дейв, — перебил его декан.

— А меня — Алекс, — отозвался полковник. Гражданская жизнь, в конце концов, обладает своими преимуществами. Александер считал декана эквивалентным по званию трехзвездному генералу. Может быть, даже с четырьмя звёздами на погонах. Медицинский университет Хопкинса считался весьма престижным. — Дейв, я работал в лабораториях почти всю жизнь. Мне хочется снова лечить пациентов. У Гаса я занимался бы той же работой, что и в армии. Мне он нравится — мы работали вместе в Бразилии в 1987 году и притёрлись друг к другу, — заверил он декана. — Но мне надоело всё время смотреть на распечатки и на предметное стекло микроскопа.

По этой же причине Александер отказался от чертовски заманчивого предложения фирмы «Пфицер фармасьютиклз», куда его приглашали на должность заведующего одной из лабораторий. Инфекционные заболевания занимали все более значительное место в медицине, и оба надеялись, что ещё не слишком поздно заняться работой в этой области. Почему этот полковник не стал генералом, черт побери? — подумал Джеймс. Скорее всего из-за кадровой политики. В армии всегда существовала эта проблема, как и в университете Хопкинса. Но её потеря может стать нашим приобретением…

— Вчера вечером я говорил о вас по телефону с Гасом.

— Вот как? — Впрочем, ничего удивительного. На этом уровне медицины все знали друг друга.

— Он сказал, чтобы я брал вас на работу не раздумывая…

— Очень любезно с его стороны, — усмехнулся Александер.

— ..прежде чем Гарри Таттл из Йельского университета заберёт вас к себе в лабораторию.

— Вы знакомы с Гарри? — Ну конечно, все знают, кто чем занимается.

— Учились в одном классе, — объяснил декан. — И оба ухаживали за Уэнди. Она предпочла его. Вообще-то, Алекс, мне не о чём расспрашивать вас.

— Надеюсь, принятое решение благоприятно для меня.

— Да, конечно. Вы начнёте работать в должности адъюнкт-профессора у Ральфа Фостера. Придётся проводить много времени в лаборатории — там хорошая команда, вам понравится. За последние десять лет Ральф создал отличную школу. Но к нам начинает поступать все больше клинических запросов. Ральф становится староват для того, чтобы часто выезжать в экспедиции, так что вам придётся поездить по миру. Кроме того, через шесть месяцев вам также поручат руководство клинической работой.

— Пожалуй, это справедливо, — кивнул отставной полковник. — Понадобится кое к чему привыкать заново. Чёрт возьми, разве когда-нибудь наступит время для конца учёбы?

— Стоит потерять бдительность, и тебя превратят в администратора.

— Ну что ж, теперь вы понимаете, почему я повесил на гвоздь свой зелёный халат. Мне хотели поручить руководство больницей, каждый день одно и то же, с утра до вечера. Чёрт возьми, я знаю, что умею работать в лаборатории, причём очень хорошо. Но я хочу лечить людей — хотя бы время от времени — и, естественно, вести преподавательскую работу. Однако больше всего мне хочется работать с больными и видеть, как они уходят домой здоровыми. Когда-то, очень давно, ещё в Чикагском университете мне внушили, что долг врача именно в этом.

Если Александер старается набить себе цену, то делает это очень искусно, подумал декан Джеймс. В Йельском университете ему предложат примерно такую же должность, но, работая в университете Джонса Хопкинса, Александер будет находиться недалеко от Форт-Детрика, в полутора часах лётного времени от Атланты и рядом с Чесапикским заливом — в резюме, которое получил Джеймс, говорилось, что Александер любит рыбную ловлю. Разумеется, раз он вырос в дельте рек Луизианы. Подводя итог, можно сказать, что Йельскому университету не повезло. Профессор Гарольд Таттл — отличный учёный, может быть, даже чуть лучше Ральфа Фостера, но лет через пять Ральф уйдёт на пенсию, а у Александера были все задатки человека, способного заменить его. Декан Джеймс считал своей главной обязанностью поиски талантливых людей. Окажись он в другой сфере деятельности, Джеймс стал бы менеджером лучшей бейсбольной команды. Значит, вопрос решён. Джеймс закрыл папку у себя на столе.

— Доктор, добро пожаловать в Медицинский университет Джонса Хопкинса.

— Спасибо, сэр.

Глава 4

Первые решения

Остаток дня пролетел, как в тумане. Райан чувствовал, что время идёт, а он запоминает лишь отрывки происходящего. Впервые он познакомился с компьютерами, когда учился в Бостонском колледже. До наступления эры персональных компьютеров он пользовался самым худшим из терминалов — телетайпом, чтобы общаться с электронно-вычислительной машиной, расположенной где-то в другом месте. То же самое были вынуждены делать остальные студенты колледжа, а также многие ученики местных школ. Это носило название «работы в режиме разделения машинного времени» — ещё один термин, оставшийся в прошлом, когда компьютеры стоили порядка миллиона долларов, причём их производительность соответствовала той, которую сейчас может достичь устройство размером с обычные наручные часы. Однако этот термин, узнал Джек, всё ещё был применим к деятельности американского президента, потому что способность заниматься одной проблемой с самого начала и доводить её до конца была редкостной роскошью, и его работа состояла в том, чтобы следить за решением отдельных проблем, обсуждающихся во время встреч, непрерывно следующих одна за другой. Это смахивало на попытку понять, что происходит в телевизионных сериалах после кратковременного ознакомления с отдельными их эпизодами, во время которых он не должен перепутать один сериал с другим, постоянно понимая, что избежать такой ошибки совершенно невозможно. Отпустив Мюррея и Прайс, Райан занялся делом всерьёз. Сначала он выслушал брифинг по национальной безопасности, проведённый одним из офицеров группы объединённых спецслужб, в обязанность которых входило информировать президента обо всём, происходящем в мире и имеющем хотя бы косвенное отношение к безопасности страны. В течение брифинга, продолжавшегося двадцать шесть минут, Райан познакомился с тем, что было ему и без того известно благодаря той должности, которую он занимал до вчерашнего дня. Тем не менее ему пришлось внимательно выслушать доклад офицера, хотя бы по той причине, чтобы понять человека, который входит в состав группы, ежедневно проводящей подобные брифинги. Все офицеры этой группы отличаются друг от друга. У каждого свой взгляд на проблемы, и Райану было необходимо научиться понимать нюансы, характерные для разных голосов, которые ему придётся слушать.

— Значит, в настоящий момент ничего опасного на горизонте? — спросил Джек.

— Такого мнения придерживается персонал Совета национальной безопасности, господин президент. Вы знакомы с потенциальными очагами опасности не хуже меня, разумеется, а они меняются ежедневно. — Офицер уклонился от прямого ответа с ловкостью человека, привыкшего поступать таким образом на протяжении нескольких лет.

Выражение лица Райана не изменилось, потому что он сталкивался с этим и раньше. Офицер разведывательной службы не боится смерти, не боится обнаружить жену в постели со своим лучшим другом, ему не страшны обычные превратности жизни, но больше всего на свете его страшит допустить ошибку в том, что он говорит при выполнении своих официальных обязанностей. Впрочем, избежать этого нетрудно: требуется всего лишь не занимать определённой позиции ни по одному вопросу. В конце концов, такая болезнь не ограничивается лишь избираемыми чиновниками. Одному президенту приходится занимать чёткую позицию, чтобы принимать окончательные решения, и потому ему требуются хорошо подготовленные специалисты, способные снабжать его информацией, в которой он нуждается, не правда ли?

— Позвольте мне дать вам совет, — произнёс Райан после непродолжительного молчания.

— Какой, сэр? — неуверенно спросил офицер.

— Я не хочу слышать от вас только то, что вы знаете. Мне нужно также услышать, что думают по всем этим вопросам вы и ваши коллеги. Вы несёте ответственность за то, что вам известно, но я готов отвечать за то, что буду принимать решения на основании того, что вы думаете. Вы забыли, что я тоже занимался подобными проблемами?

— Конечно, господин президент. — Офицер заставил себя улыбнуться, скрывая за этой улыбкой ужас перед подобной перспективой. — Я передам ваше указание.

— Спасибо. — Райан отпустил офицера, окончательно поняв, что ему нужен советник по национальной безопасности, на которого он сможет положиться, и не зная, где найти такого человека.

Дверь открылась перед уходящим офицером словно по мановению волшебной палочки — её открыл агент Секретной службы, наблюдавший за ходом брифинга через потайной глазок.

Через пару минут в кабинет для очередного брифинга вошла группа офицеров из Министерства обороны. Старшим в ней был генерал-майор с двумя звёздами на погонах[11], который вручил Райану пластиковую карточку.

— Господин президент, эта карточка должна всегда находиться в вашем бумажнике, — сказал он.

Джек кивнул, догадавшись о назначении карточки ещё до того, как его пальцы коснулись оранжевого пластика. Она походила на обычную кредитную карточку, но содержала только несколько цифровых групп…

— Какая? — спросил Райан.

— Вам предстоит решить это, сэр.

Райан так и поступил, дважды прочитав третью группу цифр. Генерала сопровождали два офицера — полковник и майор, которые записали выбранную президентом группу цифр и дважды повторили её вслух, чтобы избежать ошибки. Отныне президент Райан получил возможность отдать приказ об использовании стратегического ядерного оружия.

— Разве это вызвано необходимостью? — спросил Райан. — Мы избавились от последних баллистических ракет ещё в прошлом году.

— Господин президент, у нас по-прежнему состоят на вооружении крылатые ракеты, на которые можно установить ядерные боеголовки W-80, а также атомные бомбы В-61 для бомбардировочной авиации. Нам как можно скорее требуется ваше разрешение на подготовку к возможному использованию этого оружия, просто на случай, если…

— ..если я тоже погибну, — закончил за него Райан. Теперь ты занимаешь по-настоящему важную должность, Джек, прозвучал у него в сознании неприятный тихий голос. Теперь ты можешь отдать приказ о нападении с применением ядерного оружия.

— Я ненавижу эти отвратительные штуки, генерал. Всегда ненавидел.

— От вас не требуется любить их, сэр. — В голосе генерала прозвучало сочувствие. — Далее, как вы знаете, у морской пехоты стоят наготове вертолёты VMH-1 вертолётной эскадрильи, готовые в любой момент увезти вас отсюда в безопасное место, и…

Райан слушал инструктаж генерала, а в голове у него крутилась мысль — а не попробовать ли поступить подобно Джимми Картеру, который, услышав это, сказал: «О'кей, давайте проверим. Передайте им, чтобы меня забрали отсюда прямо сейчас». Этот приказ нового президента обернулся в то время крупной неприятностью для многих лётчиков корпуса морской пехоты. Но он так не сделает, не правда ли? Может создаться впечатление, что у Райана мания преследования, а это никак не будет способствовать имиджу человека, поставившего перед собой цель восстановить систему управления страной, как он обещал в своём обращении к народу. К тому же вертолёты VMH-1 сегодня наверняка находятся в состоянии полной готовности, верно?

Четвёртым членом группы Министерства обороны был армейский уоррент-офицер в штатском, держащий в руках внешне самый обыкновенный чемоданчик, известный под названием «футбольный мяч», внутри которого находилась папка, а в папке лежал план ядерного удара — вообще-то не один план, а множество, рассчитанных на различные ситуации…

— Покажите, что там у вас. — Райан сделал жест в сторону чемоданчика. Уоррент-офицер заколебался, затем открыл чемоданчик и вручил президенту папку в синей обложке.

— Сэр, эти планы не менялись с того момента, как…

Райан открыл папку. Первый раздел, увидел он, озаглавлен «Основные варианты ядерных ударов». Раздел начинался с карты Японии, на которой многие города были помечены точками разного цвета. Примечание внизу гласило, что точки означают мощность нанесённого удара в мегатоннах; на следующей странице, подумал он, приводится расчёт вероятного количества погибших в результате этого удара. Райан щёлкнул кольцами скоросшивателя и вынул из папки весь раздел, касающийся Японии.

— Я хочу, чтобы все эти страницы были сожжены и этот раздел плана уничтожен немедленно.

Это всего лишь означало, что раздел наверняка будет спрятан в каком-нибудь сейфе в управлении планирования военных операций Пентагона, а также в Омахе[12]. Подобные документы не исчезали никогда.

— Сэр, мы ещё не получили подтверждения того, что японцы уничтожили все пусковые устройства, а также не уверены, что у них не осталось ядерного оружия. Видите ли…

— Генерал, это приказ, — спокойно прервал его Райан. — Как вы знаете, я имею на это право.

Генерал тут же вытянулся по стойке смирно.

— Слушаюсь, господин президент.

Райан перелистал остальные страницы папки. Несмотря на занимаемую им раньше должность, то, что он увидел сейчас, стало для него откровением. Джек всегда старался избегать слишком близкого знакомства с подробностями возможного ядерного удара. Он исходил из того, что ядерное оружие никогда не понадобится. После террористического акта в Денвере[13] и ужаса, охватившего после этого весь мир, государственные деятели различных политических убеждений на всех континентах задумались о назначении оружия, находящегося в их распоряжении. Даже во время кратковременной войны с Японией, которая только что закончилась, Райан знал, что где-то есть группы экспертов, готовящих план ответного ядерного удара. Однако он направил все свои усилия на то, чтобы этого не произошло. И вот теперь новый президент с гордостью отметил про себя, что ему даже в голову не приходило тогда подумать о вероятности осуществления плана, который он сейчас держал в руке. Его кодовое название, увидел Райан, было «Дальнобойная винтовка». Почему таким операциям присваивают столь звучные и волнующие названия, словно ими нужно гордиться?

— А это что? «Выключатель света»?

— Господин президент, — ответил генерал, — это метод электромагнитного нападения. Если взорвать ядерную бомбу на очень большой высоте, там, в безвоздушном пространстве, нет фактически ничего, что могло бы поглотить энергию взрыва и превратить её в механическую энергию — ударную волну, например. В результате энергия атомного взрыва остаётся в своей первоначальной электромагнитной форме — образуется мощный электромагнитный импульс, самым убийственным образом действующий на линии электропередач и телефонную связь. Мы всегда держали наготове такое оружие для использования против Советского Союза. Их телефонная система настолько примитивна, что её легко полностью вывести из строя. Осуществление подобной операции стоит недорого и не причиняет вреда никому на поверхности земли.

— Понятно. — Райан закрыл полегчавшую теперь папку и вернул уоррент-офицеру, который немедленно запер её в чемоданчик. — Значит, сейчас в мире не происходит ничего, что потребовало бы применения ядерного оружия в любой форме?

— Совершенно верно, господин президент.

— В таком случае зачем этот офицер сидит всё время у дверей моего кабинета?

— Вы ведь не можете заранее предсказать дальнейшее развитие событий, сэр? — спросил генерал. Ему, должно быть, было нелегко произнести такую фразу с бесстрастным лицом, держа себя в руках и сохраняя спокойствие, понял Райан, как только прошёл первоначальный шок.

— Пожалуй, вы правы, — признался президент.

* * *

Во главе протокольного отдела Белого дома стояла дама по имени Джуди Симмонс, которую перевели из Государственного департамента четырьмя месяцами раньше. Её отдел в подвальном этаже здания не знал ни минуты покоя с того самого момента чуть позже полуночи, когда она приехала сюда из своего дома в Бёрке, штат Виргиния. Неблагодарная задача, выпавшая на долю миссис Симмонс, заключалась в том, чтобы подготовиться к проведению самых крупномасштабных государственных похорон в американской истории. В эту работу — в той или иной мере — уже вмешивались и давали советы больше сотни служащих Белого дома, а ведь ещё не наступило время ланча.

Все ещё не был окончательно составлен список жертв, но после внимательного просмотра видеоплёнок удалось установить имена почти всех, кто находились в тот страшный момент в зале заседаний, и в распоряжении протокольного отдела имелись биографические данные на каждого из них — семейное положение, религиозная принадлежность и тому подобное, так что полным ходом шла необходимая, хотя и предварительная, разработка плана похорон. Каким бы ни было окончательное решение, главную роль в этой печальной церемонии предстояло играть президенту, и потому его постоянно информировали о каждом этапе подготовки. Похороны тысяч погибших, подумал Райан, со многими он не был даже знаком, причём тела большинства ещё не извлечены из развалин, а ведь их ждали жены, мужья, дети.

— Национальный кафедральный собор, — произнёс он, переворачивая страницу. Уже было установлено приблизительное количество религиозных конфессий, к которым принадлежали погибшие, так что стали известны представители духовенства, которым предстояло принять участие в экуменической религиозной церемонии, которая была бы приемлема для всех вероисповеданий.

— Именно там обычно проводятся такие церемонии, господин президент, — подтвердила вконец задёрганная женщина. — Он слишком мал для останков всех усопших. — Она умолчала о том, что один из служащих Белого дома предложил провести заупокойную службу на открытом воздухе, использовав для этой цели стадион Роберта Кеннеди, где могли бы поместиться все жертвы террористического акта. — Но там хватит места для погибшего президента и миссис Дарлинг, а также для гробов с телами членов Конгресса и Сената. Мы связались с одиннадцатью иностранными правительствами и запросили их о том, как поступить с телами дипломатов, присутствовавших в зале Конгресса. Кроме того, составлен предварительный список представителей иностранных государств, которые прибудут для участия в церемонии.

Она передала Райану и этот список.

Джек пробежал по нему взглядом. Приезд представителей иностранных государств означал, что после заупокойной службы ему придётся «неофициально» встретиться с многими главами правительств для проведения «неофициальных» переговоров. Нужно дать указание подготовить по странице информации для встречи с каждым из них. Вдобавок к тому, что каждый может попросить о чём-то или что-то выяснить, все не упустят случая оценить нового американского президента. Джек понимал, что ему предстоит. Во всём мире президенты, премьер-министры и несколько ещё оставшихся диктаторов сейчас знакомятся со своей информацией — кто этот Джон Патрик Райан и чего можно ждать от него? Интересно, подумал он, может быть, у них есть более чёткий вариант ответа на этот вопрос, чем у него самого? Вряд ли. Сотрудники разведывательных служб в их странах, проводящие такие брифинги, надо думать, заметно отличаются от его офицеров информации по национальной безопасности. Так что почти все прибудут сюда на правительственных реактивных самолётах отчасти в знак уважения к президенту Дарлингу и американскому правительству, отчасти чтобы лично посмотреть на нового американского президента, отчасти чтобы поднять собственный имидж в своих странах, и отчасти, наконец, потому что этого от них ждут. И в таком случае, каким бы отвратительным это не казалось для бесчисленных жителей земли, похороны превратятся в ещё одно чисто формальное мероприятие политического характера. Джеку хотелось закричать от гнева, но чего этим добьёшься? Мёртвые останутся мёртвыми, его горе не оживит их, а его страна и другие страны должны продолжать жить дальше.

— Найдите Скотта Адлера и попросите его приехать, — распорядился Райан. Кто-то должен определить, сколько времени ему надлежит провести с официальными гостями, а сам он не мог сделать этого.

— Будет исполнено, господин президент.

— Какие речи мне нужно произнести? — спросил Джек.

— Наши сотрудники сейчас занимаются этим. Предварительные проекты вы получите завтра к концу дня, — пообещала миссис Симмонс.

Президент Райан кивнул и сложил документы в свою корзинку для исходящих бумаг.

Когда начальник протокольного отдела покинула кабинет, в него вошла его секретарь — Джек ещё не знал имени этой дамы — и принесла кипу телеграмм, оставшихся непрочтенными после утренней работы в доме начальника корпуса морской пехоты на углу Восьмой улицы и Ай-авеню, а также ещё один лист бумаги с расписанием того, что ему предстояло сделать сегодня, составленным без его ведома или помощи. Он собрался недовольно проворчать, но она ещё не кончила.

— Мы получили больше десяти тысяч телеграмм и писем, посланных по электронной почте — от граждан, — сказала секретарь.

— Что в них говорится?

— Главным образом они желают вам успеха и молятся за вас.

— О-о. — Его охватило странное чувство удивления и смирения. Но прислушается ли Бог к этим молитвам?

Джек вернулся к чтению официальных телеграмм соболезнования. Его первый рабочий день в Овальном кабинете продолжался.

* * *

По сути дела в стране всё замерло, пока новый президент старался овладеть своими обязанностями. Банки и финансовые рынки были закрыты, равно как школы и многие предприятия. Все телевизионные компании передали руководство передачами своим бюро в Вашингтоне. Эти бюро объединились и работали теперь вместе. Телевизионные камеры, установленные вокруг Капитолийского холма, непрерывно следили за тем, как из развалин продолжают извлекать трупы погибших, а репортёры тем временем не замолкали ни на минуту, опасаясь, что эфир наполнится тишиной. Примерно в одиннадцать утра краны подняли хвостовую часть разбившегося «боинга», которую поместили на трейлер и повезли в ангар на авиабазу Эндрюз. Это будет местом проведения того, что за неимением лучшего термина называлось «изучением причин авиационной катастрофы», и телевизионные камеры следовали за трейлером, пока он пробирался по городским улицам. Вскоре после этого туда же отправили два реактивных двигателя, извлечённых из развалин Капитолия.

Заполнить тишину в эфире помогали различные «эксперты», со знанием дела рассуждающие о том, что произошло и каким образом. Это было трудно для всех, принимавших участие в передачах, поскольку пока почти ничего не было известно — те, кто пытались выяснить, как все случилось, были слишком заняты, чтобы беседовать с репортёрами, даже получив согласие на то, что их имена не будут упоминаться, и хотя телерепортёры не говорили об этом, единственным источником информации были для них развалины, распростёршиеся перед тридцатью четырьмя камерами. Всё, что можно было сказать, было уже сказано, и репортёры прибегали к самым разным методам, чтобы заполнить эфир. У очевидцев катастрофы брали интервью, и они рассказывали о том, что видели в тот вечер. Ко всеобщему изумлению, ни у кого не оказалось видеозаписи авиалайнера, мчащегося вдоль Пенсильвания-авеню к своей цели. Номер самолёта был известен — его трудно было не заметить, так как он был отчётливо виден на разрушенной хвостовой части, — и его сразу проверили как репортёры, так и федеральные агентства. Немедленно пришло подтверждение, что самолёт действительно принадлежал японской авиакомпании, а также выяснился день, когда его вывезли из ворот авиационного завода, расположенного неподалёку от Сиэттла. Представители завода согласились дать интервью, в ходе которого выяснилось, что авиалайнер «Боинг 747-400 (PIP)» весит «сухим» чуть больше двухсот тонн и эта цифра увеличивается вдвое после заправки горючим, погрузки багажа и пассажиров перед взлётом самолёта. Пилот из компании «Юнайтед эйрлайнз», который был знаком с этим типом самолёта, рассказал во время телеинтервью, каким образом японский пилот сумел приблизиться к Вашингтону и затем совершить своё смертельное пике, а его коллега из «Дельты» сделал то же самое для других телевизионных компаний. Хотя оба пилота допустили незначительные ошибки при описании деталей, в общем их объяснение было близким к действительности.

— Но разве агенты Секретной службы не имеют на вооружении зенитных ракет? — спросил один из телевизионных ведущих.

— Если прямо на вас мчится по шоссе огромный грузовик с прицепом со скоростью шестьдесят миль в час и вы прострелите одну из шин трейлера, разве вам удастся его остановить? — спросил в ответил пилот, глядя, какой наивный интерес выразился на интеллигентном лице высокооплачиваемого ведущего, вряд ли понимающего что-то помимо текста, который появлялся перед ним на экране «телесуфлера». — «Стингер», даже при точном попадании, не сможет остановить полет трехсоттонного авиалайнера.

— Значит, сбить его было невозможно? — недоуменно спросил ведущий.

— Абсолютно невозможно. — Пилот увидел, что репортёр не понял его, но объяснить столь простую для лётчика ситуацию более доступным образом он не мог.

Режиссёр в аппаратной студии рядом с Небраска-авеню переключил камеры, и теперь на экране появилось изображение двух гвардейцев, несущих вниз по широким ступеням тело ещё одной жертвы. Помощник режиссёра не отрывал взгляда от этих камер, стараясь подсчитать число трупов, извлечённых из развалин Капитолия.

Уже стало известно, что тела президента Дарлинга и его жены найдены и перевезены в медицинский центр Уолтера Рида для вскрытия — этого в случае насильственной смерти требовал закон — и последующей подготовки к похоронам. В нью-йоркской штаб-квартире телевизионной компании собирали каждый фут видеоплёнки, заснятой при жизни Дарлинга. Все эти обрывки будут затем склеены и использованы для показа в течение дня. Репортёры искали и расспрашивали политических коллег погибшего президента. Психологи объясняли, как смогут перенести дети Дарлинга полученную от смерти родителей моральную травму, и затем расширили тему, говоря о воздействии происшедших событий на всю страну и о том, как справится с их последствиями её население. Пожалуй, единственное, чего не затронули в телевизионных новостях, это духовный аспект; то обстоятельство, что многие жертвы верили в Бога и время от времени посещали церковь, не заслуживало внимания, и руководство телевизионных компаний не пожелало тратить на него драгоценное эфирное время, и это несмотря на то, что присутствие в храмах большого числа прихожан сочли, наоборот, заслуживающим внимания и одна из компаний посвятила этой теме целых три минуты. Затем, поскольку каждая из телевизионных компаний непрерывно следила за другими в поисках новых идей, это включили в показ новостей и остальные компании.

* * *

Джек знал, что, по сути дела, ничего не менялось с течением времени. Число жертв всего лишь увеличивало горе отдельных потерь, похожих на эту по причинённому ужасу. Он старался по мере возможности избегать этого в течение дня, но в конце концов его трусость истощилась.

Чувства, испытываемые детьми Дарлинга, колебались между неприятием смерти родителей и ужасом при виде того, как мир рухнул на их глазах, когда они наблюдали по телевидению за выступлением своего отца. Они никогда больше не увидят маму и папу. Их тела были слишком изуродованы и потому находились в закрытых гробах. Не будет последнего «прости», никаких прощальных слов, под ними рухнуло основание, на котором зиждились их юные жизни. А как дети смогут понять, что их мама и папа не были просто мамой и папой, а представляли собой нечто иное для других людей, и по этой причине их смерть станет предметом заботы для кого-то, кто не знал детей и не думал о них?

Члены семьи прибыли в Вашингтон — в большинстве своём прилетели из Калифорнии на самолётах ВВС. Они тоже испытали потрясение, но в присутствии детей должны были находить в себе силы, чтобы как-то облегчить горе малышей. Это стало их заботой. Сильнее всего горе детей подействовало на агентов Секретной службы, которые охраняли «Можжевельник» и «Малышку». Обязанные по долгу службы ценой своей жизни защищать тех, кто отданы на их попечение, агенты, выделенные в группу охраны детей президента — больше половины из них были женщинами, — страдали также от обычного для нормальных людей чувства жалости к детям. Каждый агент ни на мгновение не колебался бы заслонить их своим телом от опасности, ни минуты не сомневаясь, что остальные агенты, входящие в состав группы, тут же выхватят пистолеты и откроют огонь по нападающим. Мужчины и женщины, входившие в состав этой группы, играли с детьми, покупали им подарки ко дню рождения и на Рождество, помогали с домашними заданиями, полученными в школе. И теперь им придётся навсегда попрощаться с детьми и с их родителями. Райан обратил внимание на выражение их лиц и решил напомнить Андреа Прайс, чтобы для оказания помощи этой группе агентов был выделен психолог.

— Нет, им не было больно. — Джек присел, так что глаза детей находились на одном уровне с его глазами. — Совсем не было больно.

— О'кей, — сказал Марк Дарлинг. Дети были безукоризненно одеты. Одному из членов их семьи показалось важным, чтобы они хорошо выглядели при встрече с преемником их отца. Внезапно Джек услышал сдавленный всхлип и уголком глаза увидел лицо агента — это был мужчина, с трудом удерживающийся от рыданий. Прайс схватила его за плечо и вывела в коридор, прежде чем дети что-либо заметили.

— Мы останемся здесь?

— Да, — заверил их Джек. Это было не правдой, но она никому не причинит вреда. — А если вам что-нибудь понадобится — что угодно, — обращайтесь прямо ко мне.

Мальчик кивнул, изо всех сил стараясь казаться храбрым. Настало время оставить детей на попечение семьи. Райан подал ему руку, обращаясь с ним, как с мужчиной. При иных обстоятельствах мальчику понадобилось бы ещё много лет, чтобы стать взрослым, но теперь обязанности мужчины опускались ему на плечи слишком рано. Мальчику хотелось плакать, и Райан решил, что будет лучше, если он поплачет в одиночестве.

Джек вышел в широкий коридор жилого этажа. Агент, которого Прайс вывела из комнаты, высокий, плечистый темнокожий мужчина, плакал, стоя у стены в десяти футах от него. Райан подошёл к нему.

— С вами все в порядке?

— Черт побери, извините, сэр, проклятье! — Агент покачал головой, стыдясь того, что потерял самообладание. Райан знал, что его отец погиб в результате несчастного случая при армейских манёврах в Форт-Раккере, когда мальчику было двенадцать лет, и специальный агент Тони Уиллс, который, прежде чем его приняли в Секретную службу, играл центровым защитником в Гремблинге, испытывал к детям Дарлинга особую привязанность. В такие моменты достоинства часто превращаются в недостатки.

— Не надо извиняться за то, что проявляете человеческие чувства. У меня тоже погибли мать и отец, — произнёс Райан тихим усталым голосом. — Это произошло в аэропорту Мидуэя — пилот 737-го не разглядел посадочной дорожки при сильном снегопаде и слишком рано посадил самолёт. Но когда это случилось, я был уже взрослым.

— Я знаю, сэр. — Агент вытер слезы и выпрямился. — Со мной все в порядке.

Райан ободряюще похлопал его по плечу и направился к лифту.

— Заберите меня отсюда как можно быстрей, — произнёс он, обращаясь к Андреа Прайс.

«Сабербен» направился на север, повернул на Массачусетс-авеню, которая вела к морской обсерватории и аляповатого вида зданию в викторианском стиле, похожему на огромный амбар, что страна предоставляла своему вице-президенту на время его пребывания на этом посту. И здесь охрану несли морские пехотинцы, пропустившие процессию через ворота. Джек вошёл в дом. Кэти ждала его у дверей. Она все поняла с первого взгляда.

— Тяжёлый день?

Райан молча кивнул. Он прижался к ней, чувствуя, что вот-вот заплачет. Тут он заметил в вестибюле у входа агентов Секретной службы и вспомнил, что ему придётся привыкнуть к тому, что отныне они всегда будут стоять рядом, как безмолвные изваяния, даже в самые интимные моменты его жизни.

Ненавижу эту должность, подумал Райан.

* * *

Зато бригадному генералу Мэриону Диггзу его работа нравилась. Не все в стране бездействовали. Подобно тому как вашингтонские казармы морской пехоты перешли на повышенный режим службы и их численный состав пришлось усилить подкреплением из крупной базы корпуса в Куантико, штат Виргиния, другие организации тоже не могли позволить себе бездействие. Более того, они действовали энергичнее обычного, людям там не приходилось спать — по крайней мере не всем сразу. Одна из таких организаций находилась в Форт-Ирвине, штат Калифорния. База, расположенная в высокогорной пустыне Мохаве, занимала огромную территорию, размеры которой превышали площадь штата Род-Айленд. Ландшафт был здесь таким мрачным, что экологам нечего было тут делать среди низкорослых унылых кустов. Даже самые преданные этой профессии люди признавались за стаканом, что поверхность Луны казалась им куда более интересной. Впрочем, это не означало, что они не прилагали массы усилий, чтобы максимально осложнить его жизнь, подумал Диггз, поглаживая пальцами бинокль. Оказалось, что здесь обитает особый вид пустынных черепах, который чем-то отличался от обычных (генерал не имел представления, в чём заключалось это отличие), и от него потребовали защитить их от истребления. Для решения этой проблемы он отдал приказ солдатам собрать всех черепах, которых им удастся обнаружить, и поместить на столь большом огороженном участке, что черепахи скорее всего просто не замечали окружающего забора. Солдаты прозвали этот участок черепашьим борделем и считали его самым крупным в мире. Устранив это препятствие, генерал пришёл к выводу, что все остальные представители дикой природы на территории Форт-Ирвина вполне смогут сами позаботиться о себе. Время от времени появлялись койоты и тут же пропадали из виду — вот и все. К тому же они не относились к исчезающему виду животных, и им ничто не угрожало.

А вот гости, приезжающие на базу, попадали в иную ситуацию. Форт-Ирвин был Национальным центром подготовки американской армии. Его постоянными обитателями были служащие подразделения, которое носило название «силы противника». Первоначально это подразделение состояло из двух батальонов — танкового и мотострелкового — и когда-то присвоило себе наименование советского подразделения — «Тридцать второй гвардейский полк моторизованной пехоты», так как Национальный центр подготовки, созданный в 1980 году, был предназначен для того, чтобы учить армию США, как воевать и побеждать в боях против Советской армии на европейских равнинах. Военнослужащие «Тридцать второго полка» носили советское обмундирование, пользовались машинами, напоминающими советские (обслуживать подлинные русские машины оказалось слишком трудно, а потому американскому снаряжению придали только внешний вид советского), прибегали к советским тактическим приёмам и гордились тем, что регулярно побивали на собственной территории подразделения, прибывающие сюда для учёбы. Строго говоря, условия для двух сторон, принимающих участие в манёврах, не были равными. Батальоны «сил противника» жили и готовились на базе, принимая у себя регулярные части американской армии до четырнадцати раз в году, тогда как в гости сюда приезжали подразделения, которые в лучшем случае бывали здесь раз в четыре года. Но кто сказал, что на войне все бывает справедливым?

С распадом Советского Союза ситуация изменилась, однако задачи у Национального центра подготовки остались прежними. Подразделение «сил противника» недавно увеличили до трех батальонов, и оно стало «Одиннадцатым мотострелковым полком», превращавшимся при учениях в бригаду или даже в более крупную войсковую часть противника. Единственной уступкой изменившейся политической атмосфере стало то, что военнослужащие этого подразделения больше не называли себя «русскими» и превратились теперь в «красных».

Генерал-лейтенант Геннадий Иосифович Бондаренко знал почти все о базе ещё до приезда сюда — впрочем, в Москве ему ничего не сказали про «черепаший бордель», но это упущение быстро исправили при первом же обходе лагеря. Увиденное очень заинтересовало его.

— Вы начинали военную службу связистом? — спросил Диггз. Начальник базы был немногословен и сдержан — никаких лишних движений. Он был в камуфляжном комбинезоне цветов пустыни, прозванном «шоколадные чипсы». Он тоже получил исчерпывающий инструктаж, хотя, как и его гость, был вынужден делать вид, что ему ничего не известно.

— Совершенно верно, — кивнул Бондаренко. — Но у меня постоянно случались неприятности. Сначала в Афганистане, затем после того как «духи» нанесли удар по Советскому Союзу. Они напали на исследовательский центр Министерства обороны в Таджикистане, как раз когда я был там в командировке. Это были мужественные воины, но не все их командиры оказались достаточно опытными. Нам удалось сдержать их до прибытия подкреплений, — бесстрастным голосом рассказывал русский генерал. Диггз видел у него на груди боевые награды, полученные за участие в боях. Сам он командовал батальоном механизированной пехоты, находившемся в авангарде Двадцать четвёртой мотострелковой дивизии, командиром которой был Барри Маккафри, когда американцы совершили невероятный бросок на левом фланге во время операции «Буря в пустыне», затем стал командиром Десятого мотострелкового полка «буйволов», все ещё базирующегося в пустыне Негев, как часть американских вооружённых сил в Израиле, гарантирующих его безопасность. Обоим генералам было по сорок девять лет. Оба принимали участие в боевых действиях, оба понюхали пороху. Перед обоими открывалась блестящая карьера.

— У вас дома встречается такая местность, как здесь? — поинтересовался Диггз.

— У нас есть всякая местность, какую только можно себе представить. Вот почему учения бывают такими интересными, особенно сегодня. Смотрите, — заметил Бондаренко, — началось.

Первая группа танков двигалась по широкому извилистому дефиле, которое носило название «Долина смерти». Солнце садилось за бурые вершины, а темнота здесь наступала быстро. По долине взад-вперёд носились «хаммеры» военных наблюдателей, которые были в центре высшими судьями, так как следили за происходящим и оценивали каждый манёвр с беспристрастием и холодностью самой смерти.

Национальный центр подготовки являлся самой интересной в мире школой для армейских подразделений. Генералы тут могли следить за развитием событий, не выходя из штаб-квартиры, где была оборудована специальная комната, носящая название «центр звёздных войн». Каждый танк и каждая машина были снабжены аппаратурой, передающей на базу своё местонахождение и направление движения, а когда наступал решающий момент, туда же поступали сведения о том, по кому ведётся огонь, и насколько он эффективен. На основании этих данных компьютеры в «центре звёздных войн» информировали участников сражения о том, что их «подбили» и они «погибли», хотя редко объясняли почему. Это обстоятельство участники узнавали позднее от военных наблюдателей. Генералы, однако, не захотели смотреть на экраны компьютеров — этим занимались офицеры, входившие в состав штаба Бондаренко, — и предпочли наблюдать за ходом битвы собственными глазами. У каждого поля боя свой дух, и генералу нужно уметь различать его.

— Ваши приборы напоминают мне описания в научно-фантастических романах.

— За последние пятнадцать лет здесь мало что изменилось, — пожал плечами Диггз. — Правда, телевизионных камер, ведущих наблюдение за ходом учений, на вершинах установлено теперь больше.

Америка собиралась продать русским немало своих технологических разработок. Диггзу было трудно примириться с этим. Он был слишком молод и не смог принять участие во вьетнамской войне. Его поколение генералов было первым, избежавшим этой заварухи. Однако в жизни Диггза была другая реальность — война с русскими на территории Германии[14]. На протяжении всей своей карьеры он служил в мотострелковых частях, его учили воевать в одном из выдвинутых вперёд полков — фактически представлявших собой усиленные бригады, — которым предстояло первыми принять на себя удар противника. Диггз помнил, что несколько раз смотрел в лицо смерти во время боев за дефиле Фулды, причём тогда ему приходилось воевать с людьми, мало отличающимися от генерала, что стоял сейчас рядом с ним, а ведь с Бондаренко вчера он прикончил коробку пива за разговором о том, как совокупляются черепахи.

— Вводим, — произнёс Бондаренко с лукавой улыбкой. По какой-то непонятной причине американцы считали, что у русских плохо с чувством юмора. Бондаренко намерен был изменить это представление до своего отъезда из Америки.

Диггз сосчитал до десяти и произнёс с бесстрастным выражением лица:

— Выводим.

Прошло ещё десять секунд.

— Вводим, — продолжил русский генерал. Оба засмеялись. Когда Бондаренко впервые познакомили с этой шуткой, которую так любили на базе, ему понадобилось полминуты, чтобы понять её смысл. Зато потом он смеялся до колик в желудке. Теперь он овладел собой и сделал жест в сторону идущего боя.

— Так и должны развиваться боевые действия, — одобрительно заметил он.

— Сейчас начнётся самое интересное. Подождите немного.

— Но вы пользуетесь нашими тактическими разработками! — удивлённо воскликнул Бондаренко. Это было очевидно по тому, как выдвинулись вперёд передовые части, ведущие разведку боем.

— А почему бы и нет? — Диггз повернулся и посмотрел на русского генерала. — Я успешно применял эту тактику в Ираке.

План учений на сегодняшний вечер — первое столкновение с только что прибывшим армейским подразделением — предусматривал решение сложной задачи: «красные» наступали, входили в соприкосновение с «противником» и должны были ликвидировать выдвинутые вперёд части «синих». Роль «синих» в этих учениях исполняла бригада Пятой механизированной дивизии, поспешно создававшая оборонительные порядки. Основная идея заключалась в том, что тактическая ситуация будет быстро меняться. Одиннадцатый мотострелковый полк имитировал наступление силами дивизии на только что прибывшее подразделение, теоретически втрое уступавшее ему по силе. По сути дела это лучший способ приветствовать новичков в пустынной местности — заставить их смириться.

— Ну, поехали. — Диггз запрыгнул в свой «хаммер», и водитель направил машину к возвышенности, известной как «железный треугольник». Короткое радиодонесение от командира подразделения заставило американского генерала недовольно проворчать:

— Черт бы их побрал!

— Неприятности?

Генерал Диггз показал на карту.

— Эта высота господствует над всей долиной, но они не увидели этого. Ну что ж, им придётся дорого заплатить за совершенную ошибку. Такое нередко случается.

Солдаты «сил противника» уже бежали к незанятой высоте.

— А не рискованно для «синих» выдвигаться так быстро и далеко?

— Генерал, сейчас вы увидите, что оставаться на месте ещё рискованней.

* * *

— Почему он так мало выступает, редко появляется перед народом?

Начальник разведывательной службы мог дать несколько разумных объяснений такому поведению нового американского президента. Он, несомненно, очень занят. Перед ним так много задач, требующих немедленного решения. Правительство его страны уничтожено, и прежде чем обратиться к народу, его нужно реорганизовать. Предстоят государственные похороны, и он должен их подготовить. Ему приходится поддерживать связь с многими иностранными правительствами, заверить их в неизменности курса. Нужно позаботиться и о безопасности страны, и о своей собственной безопасности. Американский кабинет министров, главные советники президента уничтожены, и все это необходимо восстановить… Но от начальника разведслужбы хотели услышать не это.

— Мы собирали материалы об этом Райане… — последовал его ответ. Источником материалов были главным образом газетные статьи — множество статей, — посланных по факсу их миссией в ООН. — Он редко выступал до этого и всякий раз выражал мысли своих хозяев. Райан — кадровый сотрудник разведки, аналитик, по сути дела он не привык к общению с публикой. По-видимому, он незаурядный разведчик, но всё-таки всегда старался работать скрытно.

— Тогда почему Дарлинг доверил ему столь высокий пост?

— Об этом говорилось вчера в американских газетах. По американским законам необходимо, чтобы кто-то занимал должность вице-президента. Кроме того, Дарлинг хотел усилить своё влияние на международные дела, а у Райана в этом немалый опыт. Помните, он хорошо проявил себя в американо-японском конфликте.

— Значит, он не руководитель, а скорее помощник.

— Совершенно верно. Райан никогда не стремился к высокой должности. У нас есть информация, что он согласился лишь временно исполнять обязанности вице-президента, меньше чем на год.

— Это меня не удивляет. — Дарейи посмотрел на свои заметки: помощник вице-адмирала Джеймса Грира, заместителя директора ЦРУ по разведывательной работе; временно исполнял обязанности заместителя директора ЦРУ по разведывательной работе, затем стал заместителем директора ЦРУ; советник по национальной безопасности у президента Дарлинга; наконец, согласился временно занять пост вице-президента. У Дарейи создалось с самого начала правильное впечатление — Райан может быть только чьим-то помощником. Возможно, способным и умным, подобно тому как он сам подобрал себе способных и умных помощников, ни один из которых, однако, не мог выполнять его обязанности как руководителя. Значит, не придётся иметь дело с равным. Отлично.

— Что ещё?

— Являясь кадровым сотрудником разведки, Райан наверняка превосходно разбирается в международной обстановке. По сути дела, он может оказаться лучшим экспертом Америки в этой области за последние годы, однако за счёт почти полной неосведомлённости в вопросах внутренней политики, — закончил руководитель разведывательной службы. Эту информацию он почерпнул в «Нью-Йорк тайме».

— Ага. — С получением этой последней справки о президенте Райане приступили к планированию. Пока оно велось всего лишь на теоретической стадии…

* * *

— А как обстоят дела в вашей армии? — спросил Диггз. Оба генерала стояли на господствующей высоте, наблюдая с помощью приборов ночного видения, как разворачивается сражение далеко внизу. Как и предполагалось, Тридцать второй полк — Бондаренко приходилось так его называть — преодолел сопротивление передовых сил «синих», перебросил свои части на левый фланг и теперь вёл наступление на «вражескую» бригаду.

Надо было отвечать на заданный вопрос.

— Ужасно. Перед нами стоит задача перестраивать все с самого начала.

— Ну что ж, сэр, я тоже начинал с этого. — Диггз повернулся к русскому генералу. По крайней мере вам не приходится иметь дела с наркотиками, подумал американец. Диггз вспомнил, как он, будучи совсем зелёным младшим лейтенантом, боялся войти в солдатскую казарму без табельного пистолета. Если бы русские предприняли наступление на Германию в начале семидесятых годов… — Вы действительно хотите воспользоваться нашим опытом?

— Пожалуй. — Единственное, в чём американцы ошибались — и одновременно были правы, — так это в том, что «красные» отдавали тактическую инициативу в руки командиров низших подразделений, что было недопустимо в Советской Армии. Однако доктрина, разработанная Академией Генерального штаба, предъявляла такие требования, что добиться успеха было очень трудно. Бондаренко нарушил эти правила, и вот почему теперь был живым генералом с тремя звёздами, а не мёртвым полковником. К тому же совсем недавно его назначили начальником оперативного управления Российской армии. — Проблема заключается, разумеется, в финансировании.

— Мне тоже приходилось сталкиваться с этим, генерал. — На лице Диггза появилась грустная усмешка.

У Бондаренко был разработан план решения этой проблемы. Он хотел вдвое сократить численность личного состава и сбережённые средства направить непосредственно на улучшение подготовки оставшейся половины. Результаты такого шага он хорошо видел. Советская Армия всегда одерживала победы благодаря огромному численному превосходству, однако американцы доказали как в Ираке, так и в ходе учений перед его глазами, что ключ к успеху на поле боя заключается в отличной подготовке. Конечно, у них прекрасное снаряжение — брифинг по матчасти состоится завтра, — но больше всего он завидовал Диггзу в том, что у американского генерала были отлично подготовленные солдаты и офицеры. Едва эта мысль сформировалась у него в голове, как тут же появилось и подтверждение её.

— Генерал? — Подошедший офицер приложил руку к козырьку фуражки. — Мы содрали с них штаны и выпороли должным образом.

— Это полковник Эл Хэмм. Он командует Одиннадцатым полком, здесь уже по второму разу. Раньше был начальником оперативного отдела в «силах противника». Не вздумайте играть с ним в карты, — предостерёг Диггз.

— Генерал очень любезен. Добро пожаловать в пустыню, генерал Бондаренко. — Хэмм протянул ему огромную ручищу.

— Вы хорошо провели наступление, полковник. — Бондаренко внимательно посмотрел на него.

— Спасибо, сэр. У меня в полку отличные парни. А вот «синие» проявили излишнюю осторожность. Они хотели сесть сразу на два стула, и мы поймали их в тот момент, когда они оказались между ними, — объяснил полковник. Он походит на русского, подумал Бондаренко, — высокий и грузный, с белым румяным лицом, на котором улыбались голубые глаза. Для этих учений Хэмм оделся в свой старый мундир русского офицера и даже на голове его красовался берет танкиста со звездой, а выпущенную поверх брюк длинную гимнастёрку стягивал пояс с пистолетной кобурой. Русский генерал не почувствовал себя дома из-за такой имитации, но был благодарен за то, что американцы проявили к нему уважение.

— Диггз, вы были правы. «Синим» следовало принять все меры, чтобы первыми занять эту высоту. Но вы отвели их слишком далеко назад, они просто не успели первыми добраться сюда и были вынуждены выбрать другое направление.

— В этом и заключается главная проблема с действиями на поле боя, — ответил Хэмм вместо своего начальника. — Вы тратите слишком много времени на выбор направления удара, вместо того чтобы поступать наоборот. Это будет урок номер один для ребят из Пятого механизированного полка. Вряд ли можно победить в бою, если вы позволите кому-то другому диктовать условия.

Глава 5

Подготовка

Оказалось, что Сато и его второй пилот сдавали кровь, чтобы помочь пострадавшим в неудачной войне с Америкой, а поскольку раненых оказалось, к счастью, совсем немного, кровь пилотов не потребовалась. Компьютерный поиск, организованный японским Красным крестом, быстро обнаружил эту кровь, и японская полиция немедленно отправила её образцы с курьером через Ванкувер — вполне понятно, что японским авиалайнерам все ещё запрещалось появляться в воздушном пространстве США, даже на Аляске. Из Ванкувера реактивный самолёт VC-20 ВВС доставил их в Вашингтон. Роль курьера выполнял старший офицер полиции, и алюминиевый чемоданчик с образцами крови был прикован наручником к его левой кисти. Три агента ФБР встретили его на авиабазе Эндрюз и доставили в здание Гувера на углу Десятой улицы и Пенсильвания-авеню. Лаборатория ФБР, занимающаяся исследованием ДНК, взяла образцы и приступила к их сравнению с кровью и образцами ткани, взятыми с тел погибших японских пилотов. Они уже знали, с какими типами крови сравнивать образцы, так что результаты можно было предсказать заранее. Несмотря на это, анализ проводился с максимальной тщательностью, словно кровь была единственной уликой в расследовании загадочного преступления. Дэн Мюррей, исполняющий обязанности директора ФБР, не был вообще-то сторонником точного соблюдения правил, однако в данном случае все правила соблюдались, словно продиктованные Священным писанием. Ему помогали Тони Карузо, который вернулся из отпуска и работал, не зная сна, возглавив расследование, ведущееся агентами ФБР, инспектор Пэт О'Дей в качестве проверяющего и сотни — если пока ещё не тысячи — других агентов.

Мюррей принял представителя японской полиции в конференц-зале директора ФБР. Он не мог пока заставить себя занять кабинет Билла Шоу.

— Мы тоже проводим анализы, — сказал старший инспектор Исабуро Танака, сверяя часы. У него было по часам на каждой руке — одни были установлены по времени Токио, а другие — Вашингтона. — Результаты будут переданы по факсу сразу после их завершения. — Затем он снова открыл свой кейс. — Вот расписание действий капитана Сато за прошлую неделю, восстановленное нами, текст допросов членов его семьи и коллег, подробная биография.

— Вы быстро действуете. Спасибо. — Мюррей взял папку, не зная, как поступить дальше. Было ясно, что японский чиновник хочет сказать что-то ещё. Мюррей и Танака никогда не встречались раньше, но о госте Дэна говорили с нескрываемым уважением. Он был умелым и опытным следователем, занимался делами, связанными с полицейской коррупцией, так что работы ему хватало. У Танаки было суровое лицо, напоминавшее своим выражением Кромвеля — именно такое выражение лица должно быть у полицейского, ведущего подобные расследования. Профессиональная деятельность превратила его в своего рода священника испанской инквизиции, который исповедовал грешников, прежде чем сжечь их на костре. Для подобного расследования такой полицейский был идеален.

— Мы будем помогать вам во всём, что может потребоваться в ходе расследования. Более того, если вы захотите послать высокопоставленного представителя своего ведомства для наблюдения за тем, как мы ведём расследование со своей стороны, я получил указание заверить вас, что мы будем рады принять этого человека и окажем ему всяческое содействие. — Он замолчал на несколько секунд, глядя в пол. — Это позор для моей страны. Поступить так, как эти люди, использовавшие всех нас для достижения своих целей… — В голосе Танаки слышалось волнение, что было удивительно для представителя нации, ошибочно славящейся умением скрывать свои чувства. Его руки сжались в кулаки, а тёмные глаза пылали от ярости.

Из конференц-зала перед представителями правоохранительных органов двух стран открывался вид на Пенсильвания-авеню и Капитолийский холм с разрушенным зданием Конгресса на вершине, все ещё освещённым в предрассветной темноте сотнями огней. Работы там продолжались.

— Второй пилот был убит, — заметил Мюррей. Может быть, это поможет немного успокоиться полицейскому офицеру из Японии.

— Неужели?

Дэн кивнул.

— Он убит ударом ножа, и, судя по всему, это произошло до вылета самолёта из Ванкувера. По-видимому, Сато действовал один — по крайней мере он один управлял самолётом.

Лаборатория уже определила, что для убийства был использован нож с тонким лезвием, острым с одной стороны и пилообразным с другой — на авиалиниях такими ножами нарезали бифштексы. Мюррей занимался расследованием преступлений длительное время, и его все ещё поражало, как много важного способны узнать сотрудники лабораторий.

— Понятно. Это проливает дополнительный свет на ход расследования, — заметил Танака. — Жена второго пилота беременна и сейчас находится в больнице под наблюдением врачей. Из того, что мы узнали о нём за последнее время, у нас создалась картина любящего мужа и человека, не проявляющего особого интереса к политике. Мы считали маловероятным, что он захочет таким образом покончить с собой.

— А у Сато были какие-нибудь связи с…

— Если и были, нам о них ничего не известно, — отрицательно покачал головой Танака. — Однажды на его самолёте летел один из участников заговора, и у них состоялся короткий разговор. Если не принимать во внимание этой встречи, длившейся всего несколько минут, Сато был пилотом международных авиалиний и только. Он дружил лишь со своими коллегами и вёл тихую жизнь в скромном домике неподалёку от международного аэропорта Нарита. Но его брат был адмиралом в силах самообороны, а сын — лётчиком-истребителем. Оба погибли во время происшедшего конфликта.

Мюррей уже знал об этом. Итак, у Сато был побудительный мотив и возможность отомстить. Мюррей сделал запись в своём ежедневнике: сообщить атташе по юридическим вопросам при американском посольстве в Токио, чтобы он воспользовался предложением и принял участие в расследовании, ведущемся японской полицией, но для этого потребуется получить разрешение Министерства юстиции и(или) Государственного департамента. Предложение Танаки казалось совершенно искренним. Очень хорошо.

* * *

— Люблю, когда мало машин, — заметил Чавез. Они ехали по шоссе I-95 и сейчас проезжали Спрингфилд-Молл. Обычно в это время дня — ещё не рассеялись утренние сумерки — шоссе бывает забито автомобилями чиновников и лоббистов, спешащих в Вашингтон. Но не сегодня, хотя Джона и Динга вызвали на службу, подтвердив тем самым их «крайнюю необходимость» для всех, у кого могли возникнуть сомнения. Кларк промолчал, и его младший напарник продолжил:

— Как, по твоему мнению, идут дела у доктора Райана?

— Наверно, старается уклониться от неприятностей, которые сыплются на него со всех сторон. Уж лучше он, чем я, — проворчал Джон, пожав плечами.

— Это точно, мистер К. Все мои друзья в университете Джорджа Мейсона предвкушают дальнейшее развитие событий.

— Ты так считаешь?

— Джон, ему придётся заново создавать правительство. В реальной жизни это станет классическим примером для исследователей. До сих пор ещё никому не приходилось делать что-либо подобное. Знаешь, что мы узнаем, когда приедем?

— Конечно. Мы узнаем, действует ЦРУ или нет, — кивнул Кларк. Лучше он, чем я, снова подумал Джон. Их вызвали в Лэнгли, чтобы выслушать отчёт о работе в Японии. Это была щекотливая тема. Кларк занимался подобными операциями в течение долгого времени, но все ещё не привык к тому, чтобы рассказывать другим о том, что он делал. И он и Динг убивали людей — и не впервые, — и вот теперь им придётся подробно рассказать об этом кому-то, кто в руках оружия не держал, не то что стрелял из него. Какой бы присягой соблюдать государственную тайну не были связаны те, кому предстоит выслушать их отчёт, кто-то может когда-нибудь проговориться, а в этом случае самое малое — будут обвинения в прессе, но и они способны принести крупные неприятности. Хуже, если придётся предстать перед комитетом Конгресса, поклявшись говорить правду и только правду. Впрочем, в ближайшее время им не придётся, вспомнил Джон, отвечать на вопросы тех, кто разбираются в оперативной деятельности ничуть не лучше кабинетных чиновников ЦРУ, которые зарабатывают на жизнь, сидя за письменным столом, и из-за него судят о деятельности оперативников. Но совсем плохо, если дойдёт до уголовного расследования, потому что его действия, хотя и не были, строго говоря, незаконными, в то же время не были и законными. Каким-то образом Конституция и свод законов Соединённых Штатов со всеми внесёнными в них поправками так и не смогли примириться с некоторыми действиями правительства, хотя и отказывались говорить об этом открыто. Несмотря на то что его совесть была чиста в отношении этой и многих других операций, точка зрения Кларка по вопросам морали не выглядела для многих достаточно обоснованной. Может быть, впрочем, Райан поймёт его. А это уже немало.

* * *

— Что нового сегодня утром? — спросил президент.

— Мы полагаем, операция по извлечению тел из развалин закончится к вечеру, сэр. — Это Пэт О'Дей начал утренний брифинг ФБР. Он объяснил, что Мюррей занят и не может приехать. Инспектор передал президенту папку со списком жертв, уже извлечённых из-под развалин Капитолия. Райан быстро перелистал страницы. Как можно завтракать, черт побери, когда перед тобой лежат подобные документы? — подумал президент. К счастью, сейчас он всего лишь пил кофе.

— Что ещё?

— Постепенно ситуация проясняется. Мы обнаружили, как нам кажется, тело второго пилота. Его убили за несколько часов до катастрофы, так что, похоже, пилот действовал в одиночку. Сейчас проводится анализ останков пилотов на ДНК, чтобы окончательно удостовериться в правильности нашей гипотезы.

Инспектор перелистал записи, не полагаясь на одну лишь память.

— Тесты на наличие наркотиков и алкоголя в теле пилотов Ничего не обнаружили. Анализ плёнки с записанными полётными данными и переговорами в кокпите, плёнок с записями радиопереговоров и данных радиолокаторов — все, что нам удалось собрать, указывает на одно и то же: один человек вёл самолёт и он же направил его на Капитолий. Сейчас Дэн принимает у себя высокопоставленного офицера японской полиции.

— Каким будет ваш следующий шаг?

— Расследование ведётся в точном соответствии с действующими правилами. Начнём с того, что соберём сведения о том, чем занимался Сато — это фамилия старшего пилота — в течение последнего месяца. Телефонные переговоры, куда он ездил, с кем встречался, кто его друзья и знакомые, постараемся найти дневники, если они существуют, — короче говоря, всё, что может относиться к делу. Мы хотим полностью воссоздать облик этого человека и определить, был ли он одним из заговорщиков, если такой заговор имел место. На это потребуется время. Такое расследование представляет собой всесторонний процесс.

— А что вы предполагаете пока? — спросил Джек.

— За штурвалом самолёта находился один человек и действовал он в одиночку, — снова повторил О'Дей, на этот раз более уверенно.

— Чертовски рано делать какие-то определённые заключения, — возразила Андреа Прайс.

— Это не заключение, — повернулся к ней инспектор. — Господин президент спросил меня, каково моё предположение. Я занимался расследованием преступлений длительное время. В данном случае все указывает на то, что преступление совершено под влиянием внезапного порыва, хотя и достаточно умело и хладнокровно. Возьмите, например, убийство второго пилота. Сато даже не выбросил его тело из кокпита. Более того, он извинился перед ним сразу после того, как ударил его ножом, если верить записям на плёнке.

— Хладнокровное и умелое убийство под влиянием внезапного порыва? — В голосе Прайс прозвучало сомнение.

— Пилоты авиалиний — в высшей степени хладнокровные люди, умеющие все чётко организовать, — ответил О'Дей. — То, что покажется крайне сложным для рядового человека, так же естественно для пилота, как для вас застегнуть молнию. Большинство политических убийств совершается дилетантами, которым просто повезло. К сожалению, в данном случае мы имеем дело с отлично подготовленным профессионалом, не оставившим ничего на долю случая. В общем, пока это все, чем мы располагаем.

— Если это всё-таки заговор, что вы предпримите? — спросил Джек.

— Сэр, даже при самых благоприятных обстоятельствах трудно успешно осуществить преступный заговор. — Прайс снова ощетинилась, но инспектор О'Дей невозмутимо продолжил:

— Проблема заключается в природе человека. Нормальные люди любят прихвастнуть; нам нравится делиться секретами с друзьями и близкими, чтобы показать, насколько мы умны. Большинство преступников в конце концов попадают в тюрьму именно по той же причине. Согласен, в данном случае мы имеем дело не с обычным грабителем, но принцип остаётся прежним. Чтобы организовать заговор, требуется время и разговоры. В результате подробности заговора становятся известны другим. Затем возникает проблема поиска… ну, скажем, «киллера», за неимением более правильного термина. Здесь времени не было. Объединённое заседание обеих палат Конгресса было созвано слишком неожиданно, чтобы начать подготовку, необходимую для заговора. Метод убийства второго пилота определённо указывает на то, что решение принято без длительных размышлений. Нож не так надёжен, как пистолет, а столовый нож вообще плохое оружие, потому что может согнуться или сломаться, если попадёт в ребро.

— Вы расследовали много убийств? — спросила Прайс.

— Порядочно. Мне довелось оказывать помощь при расследовании множества местных преступлений, которые велись полицией, особенно здесь, в округе Колумбия. Ряд лет полевое отделение Вашингтона сотрудничает с полицией округа. Как бы то ни было, для того чтобы Сато согласился стать «киллером», выбранным заговорщиками, необходимы встречи. Мы проследим за каждой минутой его свободного времени, а японская полиция поможет нам в этом. Но пока ничто не указывает на существование заговора, у нас нет ни единой зацепки. Наоборот, все обстоятельства говорят о том, что кто-то увидел редкую возможность и воспользовался ею не раздумывая.

— Что, если пилот не был…

— Мисс Прайс, магнитофонные записи, сделанные в кабине пилотов, велись задолго до того, как самолёт вылетел из Ванкувера. Мы сравнили тембр голосов в нашей лаборатории — эта запись сделана на плёнке в цифровом режиме и качество звука на ней великолепное. На здание Капитолия в Вашингтоне спикировал тот самый человек который вёл самолёт после вылета из Нариты. Предположим, это был кто-то другой, не Сато, тогда почему этого не заметил второй пилот — ведь они постоянно летали вместе? И наоборот, если старший пилот и второй пилот были единственными людьми в кабине, то оба являлись участниками заговора с самого начала, и возникает вопрос — почему второй пилот был убит перед вылетом из Ванкувера? По нашей просьбе канадцы опрашивают сейчас весь остальной экипаж, оставшийся в Ванкувере, и все члены экипажа утверждают, что пилотами были именно те люди, которые находились в кабине. Анализ ДНК докажет это с абсолютной точностью.

— Инспектор, вы говорите очень убедительно, — заметил Райан.

— Сэр, это расследование будет весьма запутанным, понадобится проверить множество фактов, но основной вывод достаточно прост. Чертовски трудно фальсифицировать место преступления. Все карты у нас в руках. Разве возможно, даже теоретически, подстроить все таким образом, чтобы обвести наших сотрудников вокруг пальца? — задал риторический вопрос О'Дей. — Пожалуй да, возможно, но для этого потребуются многие месяцы подготовки, а у них этих месяцев не было. Ответ на вопрос представляется очень простым: ведь решение о созыве объединённого заседания обеих палат Конгресса было принято, когда этот самолёт уже находился над серединой Тихого океана.

Прайс не могла опровергнуть такой аргумент, как бы ей этого не хотелось. Она провела собственную проверку Патрика О'Дея. Эмиль Джейкобз восстановил должность инспектора по особым поручениям несколько лет назад и набрал группу сотрудников, предпочитающих вести расследования, а не заниматься канцелярской работой. О'Дею не слишком нравилось руководить полевым отделением ФБР. Он вошёл в состав небольшой группы опытных следователей, подчиняющихся непосредственно директору ФБР. Эта группа составляла неофициальный штат инспекторов, выезжающих на места, чтобы следить там за работой агентов ФБР, главным образом за расследованием особенно запутанных преступлений. О'Дей был отличным полицейским, ненавидел канцелярскую работу, и Прайс была вынуждена признать, что он знает, как руководить расследованием, не входя в официальную группу следователей, способных поддаться соблазну найти быстрое решение дела, чтобы продвинуться по службе. Инспектор подъехал к Белому дому на собственном пикапе-внедорожнике — к тому же в ковбойских сапогах! — и, похоже, был обуреваем честолюбивыми намерениями не больше, чем жаждой получить сифилис. Таким образом, заместитель директора ФБР Тони Карузо, по своей должности возглавлявший расследование, будет информировать о ходе дела Министерство юстиции, а Патрик О'Дей — непосредственно Мюррея, который, в свою очередь, направляет его к президенту в качестве своего личного представителя. Она считала Мюррея умелым оперативником. В конце концов Билл Шоу использовал его как своего помощника, способного улаживать конфликты. В таком случае лояльность Мюррея будет принадлежать в первую очередь Федеральному бюро расследований — как организации. Вряд ли можно сделать выбор лучше этого, признала она. Для самого О'Дея ситуация выглядела ещё проще. Он зарабатывал на жизнь, расследуя преступления, и хотя создавалось впечатление, будто инспектор делал поспешные выводы, этот ковбой, перенесённый на север страны из Техаса, вёл следствие в точном соответствии с правилами. Да, старое поколение следователей рано сдавать в архив. Они умеют скрывать свои способности. Но вот в состав личной охраны президента он никогда не попадёт, утешила себя Андреа Прайс.

* * *

— Как отдохнули? — осведомилась Мэри-Пэт Фоули. Заместитель директора ЦРУ по оперативной работе либо приехала сегодня в Лэнгли слишком рано, либо задержалась слишком поздно, оставшись на службе до рассвета, заметил Кларк. Ему пришло в голову, что из всех высокопоставленных правительственных деятелей больше других удавалось поспать президенту Райану, хотя и он явно недосыпал. Такой способ руководства — не для железной дороги, решил Кларк. Люди просто не в состоянии работать в полную меру своих возможностей, когда их лишают отдыха на длительный срок. Он узнал это на собственном опыте оперативника, методом проб и ошибок, но стоит человеку занять высокую должность, и он мгновенно забывает об этом — столь прозаические проблемы, как человеческий фактор, тут же скрываются от него в тумане. А затем, через месяц, он задумывается: как это я сумел натворить такое? Впрочем, обычно раскаяние наступает после того, как какой-нибудь бедняга-оперативник из-за его ошибок гибнет при выполнении задания.

— МП, когда ты последний раз спала, черт побери? — спросил Кларк. Мало кто осмеливался так говорить с нею, но в прошлом Джон был её учителем.

— Джон, в своей заботе обо мне ты походишь на мою мать, а ещё так принято в еврейских семьях. — По лицу заместителя директора ЦРУ промелькнула усталая улыбка.

— А где Эд? — оглянулся вокруг Кларк.

— Возвращается из стран Персидского залива. У него была встреча с руководством Саудовской Аравии, — объяснила она. Несмотря на то что миссис Фоули занимала более высокую должность, чем её муж, саудовские традиции ещё не позволяли обсуждать проблемы разведки с королевой шпионов, да и вообще Эд лучше владел искусством переговоров.

— Ничего нового для меня?

Она покачала головой.

— Нет, обычная рутина. Ну что, Доминго, ты осмелился наконец задать ей этот вопрос?

— Что-то ты обходишься без дипломатических тонкостей сегодня утром, МП, — заметил Кларк, опередив своего напарника.

Чавез всего лишь усмехнулся. В стране может царить смятение, но есть вещи более важные.

— Все могло бы обернуться хуже, мистер К. Я ведь не адвокат, правда?

— Вот вам влияние среды, в которой он вырос, — проворчал Джон. Теперь к делу:

— Как там Джек?

— Встреча с ним запланирована после ланча, но меня ничуть не удивит, если её отменят. Беднягу прямо-таки хоронят заживо.

— Я слышал, как его заманили на эту должность. То, что пишут в газетах, соответствует действительности?

— Да. Так что теперь у нас в президентах «девица Келли», — подтвердила Мэри-Пэт, упомянув не всякому понятную шутку, имеющую множество оттенков[15]. — Нам поручено подготовить всестороннюю оценку международной ситуации, с точки зрения безопасности Америки. Я хочу, чтобы вы оба приняли в этом участие.

— Почему мы? — осведомился Чавез.

— Потому что мне надоело постоянно получать подобные оценки от разведуправления. Сейчас я скажу вам одну вещь, которая скоро произойдёт. Теперь у нас президент, который понимает, чем мы здесь занимаемся, так что мы усилим оперативное управление до такой степени, что я смогу снять телефонную трубку, задать вопрос и получить понятный для меня ответ.

— Ты имеешь в виду «Синий план»? — спросил Кларк. Мэри-Пэт ответила ему кивком, на который он и надеялся. «Синий план» был его последним заданием, которым он занимался в центре подготовки ЦРУ, известном под названием «Ферма», перед тем как уехать оттуда. Он располагался неподалёку от складов ядерного оружия ВМС в Йорктауне, штат Виргиния. Вместо того чтобы начать подготовку интеллектуалов из «Айви лиг»[16] — по крайней мере они больше не курили трубки, — Кларк предложил руководству ЦРУ вербовать полицейских, привыкших работать на улицах. Полицейские, доказывал он, знают, как пользоваться сведениями, полученными от осведомителей, их не надо обучать поведению на улице, они владеют опытом выживания в опасных ситуациях. Все это могло сберечь массу денег и с большой долей вероятности дать ЦРУ хороших оперативников. Предложение Кларка поместили в файл № 13[17], и при двух заместителях директора по оперативной работе, сменивших друг друга, оно там так и оставалось, но Мэри-Пэт знала о нём с самого начала и одобряла такой подход. — Ты сможешь убедить его в этом?

— Ты поможешь мне, Джон. Посмотри, каким оказался Доминго.

— Вы хотите сказать, что не видели во мне положительных начал? — осведомился Чавез.

— Нет, Динг, это только по отношению к его дочери, — высказала предположение миссис Фоули. — Райан хорошо отнесётся к нашему предложению. Кроме того, ему нужен новый директор. Как бы то ни было, я хочу, чтобы вы оба принялись за отчёт по операции «Сандаловое дерево».

— Как относительно нашей крыши? — спросил Кларк. Мэри-Пэт не надо было объяснять, что он имеет в виду. Она никогда не занималась грязными делами на оперативной работе — областью её деятельности была разведка, а не полувоенные действия, входящие в сферу деятельности оперативного управления, — но она отлично все понимала.

— Джон, вы выполняли указ президента. Это оформлено в письменном виде и занесено в материалы ЦРУ. Никто не усомнится в законности ваших действий, особенно принимая во внимание, что вы спасли Когу. Каждый из вас будет награждён «Звездой за отличие в разведывательной деятельности». Президент Дарлинг хотел принять вас и лично вручить «звезды» в Кэмп-Дэвиде. Думаю, теперь это сделает Джек.

Вот это да, подумал Чавез, скрывая свои эмоции за бесстрастным выражением лица, но какой бы приятной ни была эта перспектива, всё время трехчасовой поездки из Йорктауна в Лэнгли он думал совсем о другом.

— Когда следует начать работу по оценке безопасности? — спросил он.

— Завтра наступит очередь нашей стороны. Почему это интересует тебя? — удивилась Мэри-Пэт.

— Мэм, мне кажется, что мы будем заняты несколько иным.

— Надеюсь, ты ошибаешься, — ответила она без особой уверенности.

* * *

— На сегодня у меня назначены две процедуры, — сказала Кэти, глядя на стол, накрытый для завтрака. Поскольку персонал Белого дома не знал, что ест на завтрак семья Райанов, им подали всего понемногу — если так называлась эта куча еды. Салли и маленький Джек были в восторге — более того, не надо идти в школу. Кэтлин, только недавно начавшая есть настоящую пищу, жевала кусок жареного бекона, который держала в руке, с любопытством глядя на тосты с маслом. Для детей важнее всего было самое ближайшее будущее. Салли, которой исполнилось пятнадцать лет (и вот-вот будет тридцать, с грустью сетовал отец), заглядывала в будущее дальше всех, но в настоящий момент больше всего её беспокоило то, как все это скажется на её общении с друзьями. Для всех троих папа оставался папой, какую бы должность он не занимал. Джек знал, что их точка зрения на это изменится, но пусть все произойдёт постепенно.

— Мы ещё не приняли окончательного решения, — ответил Джек. Он положил на тарелку яичницу с беконом — сегодня ему понадобится много энергии.

— Джек, но ведь мы договорились, что я по-прежнему буду заниматься своей работой, помнишь?

— Миссис Райан? — послышался голос Андреа Прайс, как всегда стоящей неподалёку от них, подобно ангелу-хранителю, хотя и с автоматическим пистолетом. — Мы все ещё пытаемся решить проблемы вашей безопасности и…

— Я нужна моим пациентам. Послушай, Джек, Берни Катц и Хэл Марч могут во многом заменить меня, но один из пациентов нуждается именно в моей помощи. Кроме того, мне нужно подготовиться к обходу, во время которого меня будут сопровождать студенты. — Кэти посмотрела на часы. — Через четыре часа. — Райан мог не расспрашивать её, он знал, что Кэти права. Профессор Кэролайн Райан, доктор медицины, действительный член Ассоциации офтальмологов, являлась непревзойдённым специалистом в операциях на сетчатке глаза, проводимых с помощью лазера. Чтобы посмотреть на то, как она работает, съезжались врачи со всего мира.

— Но школы закрыты… — начала Прайс и тут же замолчала, напомнив себе, что доктор Райан лучше разбирается в своей работе.

— Только не медицинские учебные заведения. Мы не можем отправить пациентов по домам. Поверьте, я понимаю, что причиняю всем вам немалые трудности, но есть люди, которые тоже зависят от меня, и я не имею права бросать их.

Кэти посмотрела на лица людей, находившихся в комнате, надеясь, что принятое ими решение будет в её пользу. Обслуживающий персонал кухни — все как один матросы — входили и выходили с каменными лицами, делая вид, что ничего не слышат. Агенты Секретной службы заняли нейтральную позицию, которая стесняла ещё больше.

Всегда считалось, что первая леди всего лишь бесплатное приложение к своему мужу. Наступит момент, когда это правило изменится. В конце концов, рано или поздно, придёт время, когда во главе страны встанет президент-женщина, и тогда все кардинально переменится. Это обстоятельство было известно всем, но от него при изучении американской истории до сих пор упорно отмахивались. При обычных обстоятельствах жена политического деятеля появлялась рядом со своим мужем с неизменной улыбкой обожания, она произносила несколько тщательно выбранных слов, была способна выдержать однообразную скуку предвыборной кампании и удивительно крепкие рукопожатия — вот уж Кэти Райан никогда не согласится на это со своими тонкими руками хирурга, внезапно подумала Андреа Прайс. Однако у этой первой леди была своя работа. Более того, она являлась врачом, увенчанным лаврами премии Ласкера за заслуги перед обществом, и медаль скоро появится у неё на камине (торжественный ужин в честь нового лауреата ещё предстояло организовать), а из того, что она узнала о жене президента, было ясно, что Кэти Райан предана не только мужу, но и своей профессии. Однако, каким бы красивым это не казалось со стороны, для Секретной службы такая ситуация являлась источником массы неприятностей. Уж тут Прайс ничуть не сомневалась. Более того, старшим агентом, возглавляющим группу охраны миссис Райан, был назначен Рой Альтман, высокий плечистый мужчина, бывший десантник, с которым она ещё не встречалась. Такое решение приняли из-за роста Альтмана, а также из-за его смекалки. Всегда неплохо, чтобы рядом был человек, явно похожий на телохранителя, а поскольку первая леди часто казалась уязвимой целью, одной из задач его было хотя бы своей угрожающей внешностью заставить смутьяна задуматься. Остальные агенты, входящие в состав группы телохранителей миссис Райан, будут практически незаметны. Главная же задача телохранителя состояла в том, чтобы своим телом закрывать жену президента от пуль — к этому всегда готовили агентов Секретной службы, хотя предпочитали об этом умалчивать.

Охранять будут и каждого из детей Райана. Эта группа телохранителей подразделялась на подгруппы. Труднее всего пришлось с Кэтлин — агенты соперничали между собой, чтобы попасть именно в её охрану. В конце концов эта честь выпала на долю самого старшего из агентов — Дона Рассела, который сам уже стал дедушкой. Телохранителем маленького Джека назначили молодого агента со спортивными наклонностями, а вот рядом с Салли Райан неотступно будет находиться женщина чуть старше тридцати. Она не замужем, походит на хиппи (это по мнению Прайс, а не её самой), хорошо разбирается в поведении молодых людей и умеет делать покупки в супермаркете. Были приложены все усилия, чтобы семья Райанов чувствовала себя как можно непринуждённее при том, что за каждым из членов повсюду — за исключением туалета — следовали агенты Секретной службы с заряженными пистолетами и рациями, хотя, если говорить правду, эта задача по большому счёту была неразрешимой. Президент Райан по собственному опыту понимал необходимость постоянной охраны и потому примирился с присутствием телохранителей. Его семья тоже постепенно привыкнет к этому.

— Доктор Райан, когда вам нужно выезжать? — спросила Прайс.

— Минут через сорок. Это зависит от потока транспорта на доро…

— Пусть это вас больше не беспокоит, — прервала Прайс первую леди.

Предстоящий день обещал стать достаточно трудным. Накануне предполагалось ознакомить семью только что назначенного вице-президента с новой для неё обстановкой, но сегодня этот план уже совершенно изменился вместе со всеми превходящими обстоятельствами.

Альтман сидел в соседней комнате и корпел над топографическими картами. В Балтимору вели три хороших наземных пути: межштатное шоссе 95, Паркуэй Балтимор-Вашингтон и общегосударственное шоссе № 1. Все три шоссе каждое утро в час пик забиты автомобилями, и конвою Секретной службы придётся буквально продираться среди них. Но что того хуже, эти направления были легко предсказуемы для потенциального убийцы, да и к тому же по мере приближения к Балтимору шоссе сужалось. В больнице Джонса Хопкинса на крыше здания, где размещалось детское отделение, имелась вертолётная площадка, но пока ещё никто не задумывался о критике, которую обрушат на президента его политические оппоненты, если первую леди каждый день будут доставлять на работу вертолётом VH-60, приписанным к морской пехоте. Впрочем, при создавшейся ситуации такое решение проблемы достаточно разумно, подумала Прайс. Она вышла из комнаты, чтобы посоветоваться с Альтманом, и внезапно семья Райанов оказалась предоставлена самой себе, завтракая за столом, подобно любой нормальной семье.

— Боже мой, Джек, — выдохнула Кэти.

— Я знаю. — Воцарилась тишина. Вместо разговора они целую минуту наслаждались молчанием. Оба глядели в тарелки, передвигая вилками пищу.

— Детям понадобится одежда для присутствия на похоронах, — заметила наконец Кэти.

— Скажешь об этом Андреа?

— О'кей.

— Тебе не говорили, когда они состоятся?

— Сегодня узнаю.

— Но я смогу продолжать свою работу, правда? — Теперь, когда Прайс не было в столовой, в голосе Кэти прозвучала тревога.

— Да. — Джек поднял голову. — Послушай, я сделаю всё возможное, чтобы наша жизнь оставалась нормальной, и я знаю, насколько важна твоя работа. Между прочим, я ещё не успел сказать, как высоко ценю полученную тобой премию. — Он улыбнулся. — Я чертовски горжусь тобой, малышка.

Прайс снова вошла в столовую.

— Доктор Райан? — сказала она и, разумеется, оба доктора Райана повернули головы и посмотрели на неё. На лице Андреа Прайс отразилось смятение. Пока они не обсудили один из самых простых вопросов. Как обращаться к жене президента: доктор Райан, миссис Райан или…

— Давайте облегчим эту задачу для всех нас, ладно? Зовите меня Кэти.

Прайс не могла пойти на это, но решила пока не поднимать этого вопроса.

— До тех пор пока мы не решим проблему ваших поездок на работу, вас будут перебрасывать туда на вертолёте. Сейчас сюда летит вертолёт морской пехоты.

— Но ведь это так дорого, — запротестовала Кэти.

— Да, на разработку соответствующего плана требуется время, а пока доставлять вас в Балтимор на вертолёте проще всего. — Открылась дверь, и в комнату вошёл огромный мужчина. — Это Рой Альтман. Он будет вашим старшим телохранителем.

— О-о! — это все что сумела произнести Кэти при виде человека ростом в шесть футов и три дюйма, весящего больше двухсот двадцати фунтов. У Роя Альтмана были редеющие белокурые волосы, бледная кожа, робкое выражение лица свидетельствовало о том, что он сам смущён собственными размерами. Как у всех агентов Секретной службы, его пиджак был скроен таким образом, чтобы скрыть табельный пистолет в наплечной кобуре, но под пиджаком Альтмана было бы нетрудно спрятать и ручной пулемёт. Он подошёл к жене президента и пожал ей руку, проделав эту процедуру с предельной осторожностью.

— Мэм, вы знаете, в чём заключаются мои обязанности. Я постараюсь оставаться в стороне как можно больше, чтобы не мешать вам.

В столовую вошли ещё два агента Секретной службы. Альтман представил их как остальных телохранителей, входящих сегодня в состав группы, которая будет охранять Кэти. Все трое были приставлены к ней временно. Прежде всего им нужно установить хорошие отношения со своим «боссом», а предсказать, как будут развиваться эти отношения, непросто, даже если у «босса» хороший характер. Впрочем, со всеми членами семьи Райанов трений, по-видимому, не предвиделось.

Кэти хотелось спросить, действительно ли все это так уж необходимо, но она знала, что делать этого нельзя. С другой стороны, как она пойдёт в сопровождении всей этой толпы по зданию клиники? Она переглянулась с мужем и напомнила себе, что они не оказались бы в таком сложном положении, если бы она не дала согласия на выдвижение Джека на пост вице-президента. Сколько времени он занимал этот пост — пять минут? Может быть, даже меньше. Её мысли прервал рёв двигателей вертолёта «блэк хок» Сикорского, который совершал посадку на холм за домом, создавая при этом мини-ураган на том месте, где когда-то раньше стояла небольшая астрономическая обсерватория. Её муж посмотрел на часы и понял, что эскадрилья VMH-1 морской пехоты действительно старается выполнять распоряжения с максимальной быстротой. Интересно, подумал он, сколько времени понадобится для того, чтобы непрерывное внимание, уделяемое семье, свело их с ума?

* * *

— Мы ведём передачу в прямом эфире с территории Морской обсерватории на Массачусетс-авеню, — по знаку режиссёра сообщил репортёр Эн-би-си. — Похоже, здесь совершает посадку один из вертолётов морской пехоты. Судя по всему, президент куда-то вылетает. — Объектив телевизионной камеры максимально увеличил изображение, после того как рассеялось снежное облако, поднятое винтом вертолёта.

— Это усовершенствованный американский «блэк хок», — произнёс офицер разведки. — Посмотрите вот туда. Видите? Это так называемая «чёрная дыра», предназначенная для подавления инфракрасной системы наведения ракет «земля — воздух», реагирующих на тепло двигателя.

— Насколько эффективна эта система?

— Весьма эффективна, однако не против ракет, направляемых по лазерному лучу, — пояснил специалист. — К тому же она бессильна против стрелкового оружия.

Как только несущий винт замедлил вращение, вертолёт окружило отделение морских пехотинцев.

— Мне понадобится карта этого района. Если телевизионная камера способна «взять» объект, миномёт тем более может сделать это. То же самое относится и к территории Белого дома, разумеется. — А использовать миномёт способен каждый, это было хорошо им известно, особенно с новыми минами лазерного наведения, впервые разработанными англичанами и потом скопированными в остальных странах мира. Между прочим, именно американцы проложили путь в этом направлении. В конце концов они придумали афоризм: если ты видишь что-то, то можешь попасть в эту цель. А если ты в состоянии попасть в цель, то способен её уничтожить. И это относилось ко всем, кто мог находиться в этот момент внутри этой цели, что бы она собой не представляла.

При этой мысли в голове телерепортёра начал складываться план. Он посмотрел на свои часы, которые одновременно играли роль секундомера, положил палец на кнопку и начал ждать. У режиссёра телевизионной компании, который находился на расстоянии шести тысяч миль, не было никаких новых идей, поэтому телеобъектив камеры оставался направленным на вертолёт. Наконец к «блэк хоку» подъехал большой автомобиль, из которого вышли четыре человека. Они направились прямо к вертолёту, дверцы которого были уже раздвинуты.

— Это миссис Райан, — заметил комментатор. — Она работает хирургом в госпитале Джонса Хопкинса в Балтиморе.

— Вы считаете, что она полетит на работу? — спросил репортёр.

— Через минуту узнаем.

Оценка времени оказалась достаточно точной. Руководитель разведывательной службы нажал на кнопку секундомера в тот момент, когда дверцы задвинулись. Через несколько секунд начал вращаться несущий винт. Он делал это все быстрее и быстрее, приводимый в движение двумя турбинами, затем вертолёт оторвался от земли, как всегда, с опущенным вниз носом и полетел на север, одновременно набирая высоту. Офицер посмотрел на секундомер, чтобы проверить, сколько времени прошло с момента, когда закрылись двери, и до момента отделения от земли. На этом вертолёте была военная команда, которая гордилась чёткостью действий и точностью до секунды, с какой каждый раз поднималась их машина. Да, за это время мина, выпущенная из миномёта, способна пролететь расстояние в три раза длиннее, подумал он.

* * *

Кэти Райан впервые летела на вертолёте. Её усадили на откидное сиденье чуть позади пилотов и между ними. Никто не объяснил ей причину этого. Прочный корпус вертолёта «блэк хок» при катастрофе был способен выдержать четырнадцатикратные перегрузки, а это сиденье по статистическим данным являлось, самым безопасным внутри птички. Огромный винт с четырьмя лопастями плавно нёс винтокрылую машину, и единственное, против чего она могла возразить, это царящий здесь холод. Ещё никому не удалось построить военную летающую машину любого типа с эффективной отопительной системой. Полет мог бы показаться Кэти приятным, если бы не то обстоятельство, что агенты Секретной службы постоянно смотрели наружу через двери, по-видимому, каждый миг ожидая приближения какой-то опасности. Ей стало ясно, что они способны лишить удовольствия от чего угодно.

* * *

— Думаю, она отправилась на работу, — решил репортёр. Камера следила за вертолётом VH-60, пока он не скрылся за деревьями. Это был редкий момент, когда можно перевести дух. Все остальные телевизионные компании поступали точно так же ещё с момента убийства Кеннеди. Всякое запланированное шоу снималось с эфира, пока компании посвящали все утренние, дневные и вечерние часы — за исключением ночных, когда люди спали, а сейчас и это длилось двадцать четыре часа в сутки, чего не было в 1963 году, — демонстрации катастроф, бедствий, несчастных случаев и их последствий. По сути дела это превратилось в настоящее «золотое дно» для кабельных каналов, что доказали различными методами проверки их рейтинга. Однако компании должны нести ответственность за то, что показывают, доверие зрителя — высшая оценка тележурналистики.

— Ну что ж, она ведь врач, не правда ли? Слишком просто забыть, что, несмотря на катастрофу, постигшую наше правительство и законодательные органы, за пределами кольцевой автодороги все ещё находятся люди, занимающиеся настоящим делом. Рождаются младенцы, и жизнь продолжается, — важно произнёс комментатор, поскольку таковой была его роль. — И так по всей нашей стране, — закончил он и посмотрел прямо в объектив камеры, ожидая начала рекламного блока. Но он не услышал голоса, который прозвучал в тысячах миль отсюда:

— Пока…

* * *

Телохранители увели детей, порученных их заботам, и начался рабочий день. Арни ван Дамм выглядел вконец измученным. Джек понимал, что сочетание горя и напряжения может плохо кончиться для главы его администрации. Арни старается предельно оградить президента от всякого рода неприятностей. Все это очень хорошо, но нельзя допустить, чтобы подобное происходило за счёт здоровья людей, на которых он мог положиться.

— Говори, зачем пришёл, и тут же уезжай на какое-то время отдохнуть.

— Ты ведь знаешь, что я не могу…

— Андреа?

— Да, господин президент?

— Когда мы закончим беседу, пусть кто-нибудь отвезёт Арни домой. Не разрешайте ему возвращаться обратно раньше четырех часов дня. — Райан перевёл взгляд на ван Дамма. — Арни, я не хочу, чтобы ты сгорел на работе. Ты мне очень нужен.

Глава администрации слишком устал, чтобы поблагодарить Райана. Он передал ему пакет.

— Здесь план похорон. Они состоятся послезавтра. Райан открыл папку, и его настроение упало так же внезапно, каким внезапным был момент, когда он решил воспользоваться своими президентскими полномочиями, чтобы отправить отдохнуть Арни ван Дамма.

Тот, кто составил этот план, весьма разумно принял во внимание чувства знакомых и членов семей погибших. Возможно, где-то давно лежал уже подготовленный план, рассчитанный именно на подобный случай. Райан никогда не решится задать такой вопрос, но в чём бы не заключалась правда, кто-то неплохо потрудился над планом похорон. Прощание с телами Роджера и Энн Дарлинг состоится в Белом доме, поскольку для этого нельзя воспользоваться ротондой Капитолия, и в течение двадцати четырех часов вереница людей будет двигаться мимо гробов, попадая в здание с центрального входа и покидая его через Восточное крыло. Печаль прощания будет смягчена для них тем, что после зала с установленными в нём гробами они пройдут мимо памятников американской истории и портретов прошлых президентов. На следующее утро тела президента Дарлинга и его жены перевезут на катафалке в Национальный собор вместе с тремя членами Конгресса — евреем, протестантом и католиком — для проведения заупокойной службы, общей для всех трех религиозных конфессий. Райан выступит с двумя речами. Текст обеих находился в папке.

* * *

— А это зачем? — На голове Кэти был лётный шлем с наушниками, подключёнными к системе внутренней связи вертолёта. Она показала на другой вертолёт, летящий в пятидесяти ярдах справа от них и чуть позади.

— Нас всегда сопровождает запасной вертолёт на случай, если что-то выйдет из строя и нам придётся совершить посадку, мэм, — объяснил пилот, сидящий в переднем правом кресле. Он умолчал о том, что в запасном вертолёте находились ещё четыре агента Секретной службы с более мощным вооружением.

— И такое часто случается, полковник?

— При мне — ни разу, мэм. — Он умолчал о том, что один из вертолётов морской пехоты «блэк хок» упал в Потомак в 1993 году, причём все, кто в нём находились, погибли. К тому же с тех пор минуло уже много времени. Глаза пилота непрерывно обшаривали окрестное пространство. В памяти команд вертолётов, входящих в состав эскадрильи VMH-1, ещё не стёрся случай, как над калифорнийским домом президента Рейгана президентский вертолёт едва не протаранил самолёт. На самом деле оказалось, что это был всего лишь неумелый пилот-любитель, неосторожно приблизившийся к вертолёту президента. После беседы с агентами Секретной службы бедняга наверняка бросил летать. Длительный опыт общения с этими людьми научил полковника Хэнка Гудмэна не рассчитывать, что в них присутствует хоть какое-то чувство юмора.

Воздух был прозрачным и холодным, так что полет проходил плавно. Когда вертолёт полетел вдоль шоссе I-95 на северо-восток, полковнику достаточно было кончиками пальцев касаться ручки управления. Уже показался Балтимор, он знал, как подлететь к больнице Джонса Хопкинса, так как раньше служил в Испытательном центре морской авиации на реке Патьюксент и вертолёты ВМС и морской пехоты время от времени помогали перевозить туда пострадавших от несчастных случаев. В больницу Хопкинса, вспомнил полковник, перевозили детей с травмами, что предусматривалось государственной системой медицинской помощи при критических ситуациях.

Такая же печальная мысль промелькнула и у Кэти, когда они пролетали над зданием травматологии и шокотерапии Мэрилендского университета. Оказывается, это для неё не первый полет в вертолёте, правда? Просто в тот раз она была без сознания. Террористы пытались убить её и Салли, и окружающие её люди тоже находились в опасности, если бы кто-то ещё попытался вторично напасть на них. Из-за чего? Из-за того, кем был её муж.

— Мистер Альтман? — услышала Кэти по системе внутренней связи.

— Слушаю, полковник.

— Вы сообщили о нашем прилёте?

— Да, их предупредили, что мы прилетим, полковник, — заверил его Альтман.

— Нет, я имею в виду, прочность крыши проверена? Она выдержит «шестидесятый»?

— Что вы хотите сказать?

— Я имею в виду, что наша птичка тяжелее вертолётов, применяемых полицией штата. Нам разрешена посадка на вертолётную площадку?

Тишина была красноречивее ответа.

Полковник посмотрел на своего второго пилота и поморщился.

— О'кей, на этот раз справимся.

— Слева все в порядке.

— Справа все в порядке, — ответил Гудмэн. Затем полковник наклонил вертолёт и описал круг над местом посадки, посмотрев на ветровой конус на крыше здания. Почти полное безветрие, всего лишь лёгкие порывы северо-западного ветра. Плавное снижение, во время которого он то и дело поглядывал на хлысты радиоантенн справа от себя. Вертолёт легко коснулся крыши, но его несущий винт продолжал вращаться, чтобы уменьшить нагрузку на крышу здания, сделанную из железобетона. Вполне возможно, что можно было обойтись и без этого. В гражданском строительстве всегда закладывается определённый запас прочности, превышающий необходимый. Но Гудмэн получил звание полковника авиации совсем не потому, что шёл на ненужный риск просто так, ради забавы. Сержант раздвинул дверцы. Первыми на крышу спрыгнули агенты Секретной службы, насторожённо оглядываясь по сторонам, пока Гудмэн сжимал ручку управления, готовый в любой миг потянуть её на себя и взмыть вверх, уходя от здания. Затем они помогли спуститься на крышу миссис Райан, и полковник улетел, продолжая свой рабочий день.

— Когда вернёмся на базу, свяжись с больницей Хопкинса сам и запроси данные о прочности крыши. Затем возьми строительные планы здания из наших файлов.

— Слушаюсь, сэр. Просто все произошло слишком быстро, сэр.

— Ты будешь ещё говорить мне об этом. — Пилот включил радио. — «Морская пехота-2», это «Морская пехота-3».

— Второй на связи, — тут же отозвался барражирующий над ними запасной вертолёт.

— Возвращаемся, — скомандовал Гудмэн и потянул ручку управления. Вертолёт резко накренился и полетел к югу. — Она произвела на меня хорошее впечатление.

— Вот только начала нервничать перед посадкой, — заметил сержант.

— Да и я тоже, — сказал Гудмэн. — Я свяжусь с ними, когда вернёмся обратно.

Секретная служба предупредила о прибытии заранее, поговорив с доктором Катцем, который ждал внутри вместе с тремя сотрудниками службы безопасности медицинского центра Хопкинса. Присутствующие были представлены друг другу. Агентам Секретной службы выдали нагрудные значки с именами, они превратились в членов персонала медицинского факультета, и начался рабочий день адъюнкт-профессора Кэролайн М. Райан, доктора медицины, действительного члена Американской ассоциации офтальмологов.

— Как дела у миссис Харт?

— Я навестил её двадцать минут назад, Кэти. Сказать по правде, она очень довольна тем, что операцию ей будет делать первая леди.

Реакция профессора Райан удивила профессора Катца.

Глава 6

Оценка

Авиабаза ВВС Эндрюз вмещала огромное количество самолётов. Её широкие взлётно-посадочные полосы, места для стоянки и рулежные дорожки занимали территорию, казалось, едва уступающую размерами штату Небраска, и полиции службы безопасности приходилось теперь патрулировать такое скопление самых разных самолётов, как в Аризоне, там, где держат авиалайнеры, оставшиеся без работы. Более того, у каждого из этих самолётов была собственная охрана, действия которой нужно было координировать с американской службой безопасности в атмосфере взаимного недоверия, поскольку охранники всех спецслужб обучены смотреть на всякого, кто появляется в поле их зрения, с нескрываемым подозрением. Налётном поле стояли два «конкорда» — британский и французский, — словно для усиления взаимной привлекательности. Остальные представляли собой главным образом широкофюзеляжные самолёты разного типа, причём большинство из них украшали национальные цвета своей страны или государственной авиакомпании. Страны НАТО представляли самолёты «Сабены», КЛМ и «Люфтганзы». Лидеры всех скандинавских стран прилетели на самолётах авиакомпании «САС», причём каждый на «Боинге-747». Главы государств любят путешествовать с максимальными удобствами, и ни один из самолётов — большим ли он был или маленьким — не был заполнен даже на одну треть. Понадобился весь опыт и все терпение обоих протокольных отделов — Белого дома и Государственного департамента, — чтобы должным образом приветствовать всех прибывших у трапов их самолётов, и пришлось передать через посольства, что президент Райан физически не в состоянии уделить время и внимание, которого заслуживают главы государств. Однако каждого, или каждую, из них встречал почётный караул ВВС — выстраивался, уходил, выстраивался снова и так порой не один раз за час, а красный ковёр, расстеленный для приёма важных гостей, оставался на месте, и один глава государства проходил по нему следом за другим — временами так быстро, что едва самолёт успевал откатиться на стоянку, как к выделенному месту, где уже был выстроен оркестр и стояла трибуна, подкатывал самолёт коллеги. Звучали короткие и сдержанные речи — это делалось главным образом для рядов телевизионных камер, — и главы государств быстро усаживались в ожидавшие их лимузины.

Отправка их в Вашингтон тоже доставляла головную боль. Были мобилизованы все автомобили, принадлежащие Службе охраны дипломатического корпуса, и образовали четыре кортежа эскортных машин, носившихся взад-вперёд — они сопровождали посольские лимузины от авиабазы до столицы и тут же отправлялись обратно, полностью перекрыв движение по Сьютланд-паркуэй и шоссе 395. Пожалуй, самым поразительным было то, что удалось благополучно доставить каждого президента, премьер-министра, и даже королей и невозмутимых принцев к посольствам их стран — к счастью, большинство посольств располагалось на Массачусетс-авеню. В итоге все это оказалось торжеством импровизации.

Сами посольства проводили у себя небольшие приёмы. Когда в одном городе оказывается столько государственных деятелей, им неизбежно приходится встречаться, чтобы обсудить деловые вопросы или просто поговорить. Британский посол как самый старший среди послов стран НАТО и стран Британского содружества наций проводил «неофициальный» ужин для двадцати двух глав государств.

* * *

— О'кей, на этот раз он выпустил шасси, — произнёс капитан ВВС.

По удивительной случайности на башне управления воздушным движением дежурил тот же персонал, что и той ночью — так теперь её называли. Они следили за тем, как «Боинг-747» авиакомпании «Джал» мягко коснулся посадочной дорожки ноль один правой. Экипаж авиалайнера, возможно, заметил остатки такого же японского авиалайнера возле большого ангара в восточной части авиабазы — именно сейчас в сгущавшихся сумерках трейлер доставил искареженный корпус реактивного двигателя, только что извлечённого из подвальной части Капитолия. Тем не менее японский авиалайнер закончил пробег, затормозил, в соответствии с указаниями повернул налево и последовал за автомобилем с ярко освещённой надписью «Follow me»[18] к отведённому месту для высадки пассажиров. Пилот заметил, разумеется, телевизионные камеры и операторов, устремившихся из тёплого здания к своему оборудованию, чтобы запечатлеть последний и самый интересный рейс. Он хотел сказать что-то своему второму пилоту, но передумал. Капитан Торахиро Сато не был его близким другом, но был коллегой, причём весьма уважаемым. Понадобятся годы, чтобы забылся позор, который он принёс своей стране, своей авиакомпании и званию японского пилота. Ситуация могла оказаться хуже лишь в том случае, если бы на борту авиалайнера Сато находились пассажиры, потому что спасение пассажиров было главным правилом жизни пилотов. И хотя древняя культура Японии рассматривала самоубийство ради какой-то цели как благородный поступок и, более того, имела традиции весьма драматического ухода из телесной жизни, этот поступок потряс и опозорил страну как ничто другое в её новейшей истории. Японский пилот всегда с гордостью носил форму своей авиакомпании, а вот теперь он будет снимать её как можно скорее и за границей и дома. Он покачал головой, отгоняя от себя эту мысль, аккуратно затормозил и остановил авиалайнер с такой точностью, что старомодный механический трап оказался прямо у передней двери его «боинга». Только после этого они со вторым пилотом переглянулись. В их взглядах читались ирония и стыд за то, что они выполнили свою работу с таким мастерством. Вместо того чтобы расположиться на отдых как обычно в отеле, который находился в центре Вашингтона, на этот раз их разместят в офицерском общежитии на базе и не исключено, что за ними будут следить скорее всего вооружённые агенты службы безопасности.

Старшая стюардесса открыла дверь самолёта. Премьер-министр Магутару Кога в застёгнутом пальто и с галстуком, который в последний момент поспешно поправил его нервничающий помощник, на мгновение застыл в дверях под порывом холодного февральского ветра, а потом стал спускаться по трапу. Послышалась барабанная дробь, и оркестр ВВС грянул приветственный марш.

Исполняющий обязанности государственного секретаря ждал японского премьер-министра внизу у трапа. Они ни разу не встречались, однако оба получили исчерпывающую информацию друг о друге. Сегодня вечером Адлер встречал четвёртого и самого важного гостя. Кога выглядел в точности таким, как на фотографиях. Самый обыкновенный пожилой мужчина невысокого роста, густые чёрные волосы. Его тёмные глаза смотрели бесстрастно — или старались быть бесстрастными, подумал Адлер, присмотревшись повнимательнее. В них читалась печаль. Вряд ли это удивительно, подумал дипломат, протягивая руку.

— Добро пожаловать, господин премьер-министр.

— Спасибо, мистер Адлер.

Бок о бок они пошли к трибуне. Адлер произнёс несколько сдержанных фраз, приветствуя гостя, — на составление этой минутной речи в Туманной долине[19] потребовался час. Затем к микрофону подошёл Кога.

— Прежде всего мне хочется поблагодарить вас, мистер Адлер, и вашу страну за то, что вы позволили мне сегодня прилететь сюда. Каким бы удивительным ни было такое решение, оно позволило мне понять, что это в традициях вашей огромной и великодушной страны. Я прилетел сюда как представитель моей страны, выполняя печальную, но необходимую миссию. Я таю надежду, что она послужит залогом излечения как для вашей страны, так и для моей, что граждане наших стран увидят за этой трагедией мост, ведущий в мирное будущее.

Кога сделал шаг назад, и Адлер повёл его по красному ковру под звуки «Кимигайо» — короткого гимна Японии, который вообще-то был написан английским композитором более ста лет назад. По пути к автомобилю японский премьер-министр смотрел на солдат почётного караула; пытаясь понять выражение молодых лиц, он искал на них ненависть или отвращение, но видел только бесстрастность. Адлер сел в машину следом за ним.

— Как вы себя чувствуете, сэр? — спросил госсекретарь.

— Спасибо, хорошо. Я спал во время перелёта. — Кога подумал было, что вопрос Адлера продиктован всего лишь вежливостью, но скоро понял, что тут нечто иное. Как ни странно, эта идея принадлежала не ему, а Райану, и поздний час прибытия сделал её ещё более удобной. Солнце опустилось за горизонт, и закат был коротким, потому что с северо-запада накатывались облака.

— Если желаете, мы можем по пути в ваше посольство встретиться с президентом Райаном. Президент поручил мне передать вам, что, если вы предпочтёте не делать этого — из-за утомительного перелёта или по какой-либо иной причине, — он не сочтёт это оскорблением.

Адлера удивило, что Кога не колебался ни секунды.

— Я сочту за честь принять приглашение.

Адлер достал из кармана плаща портативную рацию.

— «Орёл» — «Кузнице». Ответ утвердительный.

Несколькими днями раньше его позабавило кодовое название, присвоенное ему Секретной службой. «Орёл» — это прямой перевод его фамилии с «идиш», сложившегося на основе немецкого языка.

— «Кузница» подтверждает утвердительный ответ, — донеслось по кодированному каналу связи.

— «Орёл» понял. Конец связи.

Автомобильный кортеж помчался по Сьютланд-паркуэй. При иных обстоятельствах его сопровождал бы вертолёт службы новостей, ведя телевизионную передачу в прямом эфире, но сейчас воздушное пространство над Вашингтоном было полностью закрыто для полётов. Был закрыт даже Национальный аэропорт, и рейсы, обычно совершаемые оттуда, перевели в международный аэропорт Даллеса или аэропорт Балтимор-Вашингтон. Кога не обратил внимания на то, что за рулём был американец. Автомобиль свернул направо, затем пересёк квартал и по пандусу поднялся к шоссе I-295, откуда почти сразу повернул на I-395 — неровную дорогу, которая вела через Анакостия-ривер к центру Вашингтона. На месте слияния I-395 с главным шоссе японский «стретч-лексус», в котором сидел Кога, свернул направо, а его место в кортеже тут же занял точно такой же автомобиль. Машину Коги сразу окружили три «шеви-сабербена» Секретной службы, причём на весь манёвр ушло пять секунд. Благодаря пустым улицам дальше ехать было просто, и через несколько минут машина свернула в Уэст-Экзекьютив-Драйв.

— Они прибыли, сэр, — сообщила Прайс, предупреждённая охранником у ворот.

Джек вышел наружу в тот момент, когда автомобиль остановился. Он не был уверен в требованиях протокола — ещё и это ему придётся узнать для исполнения своих новых обязанностей, — а потому едва сам не открыл дверцу машины, однако его опередил капрал морской пехоты, который, распахнув дверцу, отсалютовал, словно робот.

— Господин президент, — произнёс Кога, выйдя из автомобиля.

— Господин премьер-министр. Прошу вас пройти со мной. — Райан сделал приглашающий жест.

Кога прежде не бывал в Белом доме. Ему невольно вспомнилось, как он прилетал в Вашингтон — когда? три месяца назад? — чтобы обсудить проблемы торговли между двумя странами, после чего начались военные действия, которые кончились позорным провалом. И тут его мысли вернулись к действительности. Он обратил внимание на поведение Райана. Кога когда-то читал, что в Америке торжественности церемонии прибытия главы государства не придаётся особого значения — к тому же в данном случае она вряд ли была возможной или уместной. Однако президент вышел навстречу ему один, и это должно было что-то значить, напомнил себе японский премьер-министр, поднимаясь по лестнице. Через минуту, пройдя через Западное крыло, они с Райаном оказались одни в Овальном кабинете, разделённые только низеньким столиком, на котором стоял кофейный поднос.

— Я хочу выразить вам свою благодарность, — искренне произнёс Кога.

— Нам необходимо было встретиться, — сказал президент Райан. — В любое другое время следили бы за каждым нашим движением, засекали бы проведённое здесь время и пытались бы читать беседу по движению губ. — Он налил чашку для гостя, а затем для себя.

— Хай, пресса в Токио тоже стала гораздо настойчивее за последнее время. — Кога протянул руку к чашке и остановился. — Кого мне нужно благодарить за своё спасение от Яматы?

— Решение было принято в этом кабинете. — Райан поднял голову. — Два наших офицера сейчас находятся в Вашингтоне, и вы при желании можете встретиться с ними.

— Если это удобно. — Кога поднёс чашку к губам. Он предпочёл бы чай, но Райан старался играть роль хозяина как можно лучше, и его поведение произвело впечатление на гостя. — Спасибо, президент Райан, что вы позволили мне приехать сюда.

— Я пытался убедить Роджера в том, что следует урегулировать проблемы торговли, но… по-видимому, мои аргументы были недостаточно убедительными. Затем меня начала беспокоить проблема с Гото, но и тут я не смог действовать достаточно быстро из-за визита в Россию и всего остального. Все это переросло в трагический инцидент. Впрочем, я полагаю, трагические инциденты обычно и порождают войны. Как бы то ни было, наша задача — ваша и моя — залечить эту рану. Я, со своей стороны, хочу сделать это как можно быстрее.

— Участники заговора арестованы. Они предстанут перед судом по обвинению в государственной измене.

— Это должны решить вы сами, — ответил президент, однако его слова не совсем соответствовали истине. Юридическая система Японии была по меньшей мере странной, суды нередко нарушали конституцию своей страны ради удовлетворения более глубоких, но неписанных культурных традиций, что казалось невероятным для американцев. Райан и Америка рассчитывали на то, что судебные процессы пройдут в точном соответствии с существующими законами, без всяких отклонений. Кога отчётливо понимал это. Примирение между Америкой и Японией зависело в первую очередь от этого, а также от множества других соглашений и договорённостей, которые ещё не обсуждались, по крайней мере не на этом уровне. Кога уже принял меры, чтобы судьи, выбранные для ведения процессов, понимали важность соблюдения буквы закона.

— Мне никогда и в голову не приходило, что может произойти нечто подобное, а затем этот безумец Сато… Моя страна и мой народ испытывают чувство глубокого стыда. Мне нужно сделать так много, мистер Райан.

— Перед нами обоими стоят трудные задачи, — кивнул Райан. — Но мы добьёмся своего. — Он сделал паузу. — Технические проблемы могут рассматриваться на уровне министров. Что касается нас, я хотел удостовериться, что мы понимаем друг друга. Я полагаюсь на вашу добрую волю.

— Спасибо, господин президент. — Кога поставил на столик чашку и внимательно посмотрел на человека, сидящего напротив. Он казался молодым для такой должности, хотя и не был самым молодым американским президентом. Скорее всего тут приоритет навсегда сохранится за Теодором Рузвельтом. Во время длительного перелёта из Токио премьер-министр прочитал о Джоне Патрике Райане все, что имелось в его распоряжении. Новый американский президент в прошлом не раз убивал людей собственными руками, над ним и его семьёй нависала смертельная угроза, и он совершал поступки, о которых японские спецслужбы могли только гадать. В те короткие минуты, что Кога сидел напротив Райана, вглядываясь в его лицо, он силился понять, каким образом такой человек может одновременно стремиться к миру. Однако он не сумел найти ключа к этой загадке. Возможно, в американском характере было что-то, недоступное для его понимания. На лице Райана отражались незаурядный интеллект и любопытство. Первое премьер-министру предстояло измерить, а второе — испытать. Он отметил также усталость и печаль. Кога не сомневался, что за несколько последних дней новому американскому президенту пришлось пережить настоящий ад. Где-то в этом здании находились, по-видимому, дети предшественника Райана, и забота о них тяжким грузом лежала на его плечах. Премьер-министр подумал, что Райан, подобно большинству жителей западных стран, вряд ли умеет скрывать свои мысли. Но, похоже, это было не так. За взглядом голубых глаз американца скрывалось многое, и Кога не мог догадаться, что именно. Они ни в коей мере не были угрожающими и тем не менее что-то таили. Этот Райан был настоящим самураем, Кога сказал это в своём кабинете ещё несколько дней назад, но было в нём и ещё нечто более сложное. Кога отбросил эту мысль. Сейчас она не была столь важной, а ему хотелось попросить Райана кое о чём, обратиться с личной просьбой, решение о которой премьер-министр принял, когда его самолёт пролетал над Тихим океаном.

— У меня к вам просьба, если позволите.

— В чём она заключается, сэр?

* * *

— Господин президент, этого делать не стоит, — возразила Прайс несколько минут спустя.

— Стоит или нет, мы все поступим так, как я сказал. Подготовьте всё необходимое, — распорядился Райан.

— Слушаюсь, сэр. — Андреа Прайс вышла из кабинета. Наблюдая за происходящим, Кога узнал об американском президенте нечто новое. Райан был человеком, способным принимать решения и отдавать приказы со спокойной уверенностью.

Автомобили все ещё стояли у Западного входа, и понадобилось всего лишь надеть пальто и сесть в них. Четыре «сабербена» развернулись на стоянке, направились на юг и затем свернули на восток, к Капитолийскому холму. На этот раз автомобильный кортеж не включал сирены и мигалки, просто устремился вперёд, соблюдая правила движения, хотя и не совсем. Благодаря опустевшим улицам машины смогли проезжать на красный свет, и скоро они свернули налево на Кэпитол-стрит и снова налево по направлению к зданию. Теперь здесь было меньше огней. Ступеньки лестницы уже очистили, и после того как автомобили остановились, а агенты Секретной службы заняли свои места, Райан повёл японского премьер-министра наверх. Там они остановились, глядя в зияющий кратер, который ещё недавно был залом заседаний Конгресса.

Премьер-министр сначала выпрямился, потом громко хлопнул в ладоши, призывая внимание духов, которые, по его религиозным представлениям, все ещё витали здесь. Затем низко поклонился и произнёс молитву. Райан последовал его примеру. Здесь не было телевизионных камер, которые могли бы запечатлеть этот момент — вообще-то вокруг Капитолия несколько камер все ещё стояло, но, поскольку вечерние новости уже закончились, возле них никого не было. Операторы сидели в своих вагончиках, попивая кофе, и не подозревали, что происходит всего в сотне ярдов от них. На все понадобились считанные минуты. Когда всё кончилось, американец протянул японцу руку и тот пожал её. Две пары глаз приняли решение, которого не достичь ни договорами, ни переговорами, и под пронизывающим февральским ветром между двумя странами окончательно и бесповоротно был установлен мир. Андреа Прайс, стоя в десяти футах от своего «объекта», осталась довольна тем, что решила захватить с собой фотографа Белого дома, и слёзы, которые бежали по её щекам, были не только следствием холодного ветра. Затем она проводила обоих вниз по лестнице к разным автомобилям.

* * *

— Почему они зашли так далеко в своих действиях? — спросила премьер-министр и пригубила рюмку хереса.

— Видите ли, я не получил полной информации, — осторожно ответил принц Уэльский — он не мог говорить от имени правительства Её Величества. — Однако манёвры вашего военно-морского флота создавали впечатление угрозы.

— Шри-Ланка намерена заключить соглашение с тамилами. Её правительство продемонстрировало достойное сожаления нежелание вести с нами серьёзные переговоры, вот почему мы пытались повлиять на него. В конце концов, там находятся наши войска, занимающиеся миротворческой деятельностью, и мы не хотим, чтобы в создавшейся ситуации они стали заложниками.

— Совершенно с вами согласен, но почему вы отказываетесь вывести свои войска, как этого просит правительство Шри-Ланки?

Индийский премьер-министр устало вздохнула — перелёт был утомительным, и при таких обстоятельствах можно обнаружить некоторое раздражение.

— Ваше высочество, если мы выведем наши войска и ситуация снова ухудшится, у нас возникнут трудности с нашими собственными гражданами тамильской национальности. Создавшееся положение крайне затруднительно. Мы пытаемся найти выход из сложного политического тупика, в котором оказались наши страны, причём во всём идём навстречу правительству Шри-Ланки, а оно оказывается не в состоянии принять необходимые меры, способные исправить возникшую ситуацию, чтобы предотвратить трудности для моей страны и уладить продолжающиеся волнения на собственной территории. И в этот момент без всякой на то причины в дело вмешиваются американцы, что укрепляет решимость правительства Шри-Ланки отказаться от какого-либо компромисса.

— Когда прибыл их премьер-министр? — спросил принц. В ответ она многозначительно пожала плечами.

— Мы предложили ему лететь вместе с нами, чтобы по дороге обсудить создавшуюся ситуацию, однако он, к сожалению, отказался. Думаю, прилетит завтра, — сказала она и после паузы добавила:

— Если его самолёт не выйдет из строя. — С самолётами государственной авиакомпании Шри-Ланки постоянно возникали технические проблемы, не говоря уже о непрерывных угрозах террористических актов.

— Если желаете, наш посол, полагаю, может организовать неофициальную встречу.

— Возможно, такая встреча не окажется бесполезной, — согласилась премьер-министр. — Мне хотелось бы также, чтобы американцы правильно поняли создавшуюся ситуацию. Они всегда были достаточно беспомощными в нашем регионе.

Принц понял, что эта фраза и являлась целью их встречи. Он и президент Райан поддерживали дружеские связи на протяжении ряда лет, и Индия хотела, чтобы Соединённое королевство сыграло роль посредника. Подобную миссию ему придётся исполнять уже не в первый раз, но в такого рода случаях наследнику британского престола рекомендовали обращаться за указаниями к правительству, которое в данном случае представляет британский посол. Кто-то в Уайтхолле[20] решил, что дружба Его королевского высочества с новым американским президентом представляет собой более надёжное звено связи, чем межправительственные контакты, и к тому же в такой момент, когда соблюдение подобных приличий является полезным и необходимым, это повысит престиж британской монархии. Кроме того, у Его Высочества появился повод побывать на участках земли в штате Вайоминг, негласно принадлежащих королевской фамилии, или на «Ферме», как называли эти территории люди, посвящённые в такого рода дела.

— Понятно, — прозвучал его неопределённый ответ, но Британии приходилось серьёзно относиться к просьбам Индии. Когда-то она была самым крупным бриллиантом в британской короне, влияние которой охватывало весь мир, но и теперь Индия по-прежнему оставалась важным торговым партнёром, несмотря на все неприятности, часто исходящие от неё. Прямой контакт между главами двух правительств мог бы вызвать нескромные вопросы. То, что американцы так прямо и недвусмысленно предупредили индийский флот о нежелательности его дальнейшего вмешательства в события в Шри-Ланке, не стало достоянием общественности, поскольку это событие произошло на заключительном этапе военных действий между Америкой и Японией, и все были заинтересованы в том, чтобы ситуация не изменилась. У президента Райана и без того много дел, его давний друг это отлично знал. Принц надеялся, что Джек достаточно времени уделяет отдыху, не позволяя обстоятельствам истощить себя. Для гостей в зале приёмов сон был средством преодолеть усталость, вызванную резкой сменой часовых поясов, тогда как для Райана сон являлся источником энергии, а в предстоящие два дня её понадобится немало.

* * *

Очередь казалась бесконечной, как бы затасканно не звучала эта фраза. Она вытянулась далеко за здание Министерства финансов, и её хвост походил на растрёпанный конец верёвки — к ней присоединялись все новые и новые люди, вставая за спинами тех, кто стояли впереди, так что казалось, будто очередь как бы и не движется. Люди входили в здание группами человек по пятьдесят, двери открывались и закрывались с определённой регулярностью, будто это делал кто-то с секундомером в руке или просто по подсчёту проходящих. У гробов стоял почётный караул из солдат всех родов войск. Сейчас караулом командовал капитан ВВС. В зале, через который медленно протекал людской поток, только солдаты и гробы казались неподвижными.

Райан не отрывал глаз от лиц на экране телевизора с того момента, как вошёл в кабинет — снова ещё до рассвета, — стараясь понять, что привело сюда людей и о чём они думают. Не все голосовали за Роджера Дарлинга. А ведь он был вторым человеком в команде Боба Фаулера и занял пост президента только после того, как тот подал прошение об отставке. Но Америка любит своих президентов, и после смерти на Роджера обрушился поток любви и уважения, которых ему так не хватало при жизни. Некоторые из пришедших использовали выделенные им секунды ещё и для того, чтобы осмотреть зал, которого многие, по-видимому, никогда не видели, затем они спускались по ступеням, выходили через Восточный вход, теперь уже группами или в одиночку, и покидали город, чтобы снова окунуться в свои дела. Вот наступило время и для него заняться тем же — точнее, вернуться к семье и ознакомиться с тем, что предстоит ему на сегодня.

* * *

Почему бы и нет? — решили они, после того как прибыли в аэропорт Даллеса. Им повезло, они нашли свободные номера в дешёвом мотеле вблизи конечной станции «жёлтой» линии метрополитена, проехали на метро в город и вышли на станции «Фаррагут стейшн», всего в нескольких кварталах от Белого дома, чтобы посмотреть на него. Это был первый визит для обоих — первая возможность увидеть многое, потому что они, по сути дела, никогда не бывали в Вашингтоне, этом проклятом городе на узкой реке, отравляющем всю страну, из которой он высасывал кровь и деньги — по любимому выражению «горцев»[21]. Им потребовалось время, чтобы найти конец очереди, и затем в течение нескольких часов, шаркая ногами вместе с траурной гусеницей, они медленно ползли вперёд. Хорошо было то, что они знали, как одеваться, чтобы противостоять холоду. До этого явно не додумались идиоты с Восточного побережья, что стояли в очереди рядом с непокрытыми головами, кутаясь в лёгкие плащи. Пит Холбрук и Эрнест Браун с трудом удерживались от шуток по поводу происшедшего, стараясь прислушиваться к разговорам в очереди. И были разочарованы. По-видимому, большинство здесь были государственными служащими, решили оба. Слышались всхлипывания и вздохи, восклицания, как все это ужасно, каким хорошим человеком был Роджер Дарлинг, какой милой его жена и каким страшным ударом стала для их славных детей гибель родителей.

Ну что ж, молча признали горцы, действительно, для детишек это страшный удар. А кто не любит детей? И для курицы хуже яичницы ничего быть не может, верно? А сколько страданий причинил их отец честным законопослушным гражданам, которые стремились к одному — чтобы все эти безнадёжные кретины в Вашингтоне оставили в покое их конституционные права? Но граждане промолчали. По мере того как очередь медленно ползла по улице, большей частью молчали и они сами. Оба знали прошлое здания Министерства финансов, которое сейчас какое-то время заслоняло их от ветра, знали о том, как Энди Джексон решил передвинуть его, чтобы не видеть из Белого дома здание Капитолия (было все ещё слишком темно, чтобы рассмотреть развалины), и нарушил таким образом прямизну Пенсильвания-авеню, образовав знаменитый и раздражающий всех выступ — впрочем, это больше не имело значения, потому что улица перед Белым домом была закрыта. А почему? Да потому, что понадобилось защитить президента от собственных граждан! Разве можно разрешать гражданам приближаться слишком близко к Великому Пу-Ба[22]. Разумеется, они не могли сказать этого вслух. Эту проблему они обсуждали во время рейса по пути в Вашингтон. А сейчас нужно проявлять осторожность — кто знает сколько правительственных шпиков снуёт вокруг, особенно в очереди, ведущей к Белому дому, — они примирились с этим названием здания лишь потому, что его якобы выбрал Дэйви Крокетт[23]. Холбрук узнал об этом из кинофильма, который он однажды видел по телевидению, хотя никак не мог припомнить его названия. Впрочем, старина Крокетт был именно таким американцем, давшим имя своему любимому ружью, он наверняка разделял бы их взгляды, живи он сейчас, это уж точно.

Вообще-то выглядел этот дом не так уж плохо, да и несколько хороших людей тут когда-то живали. Энди Джексон, не подчинившийся решению Верховного суда, Эйб Линкольн, крутой сукин сын. Как жаль, что его убили до того, как он успел осуществить свой план и выслать всех ниггеров обратно в Африку или в Латинскую Америку (обоим нравился также и Джеймс Монроу за то, что он принял участие в создании Либерии как места, куда можно выслать рабов; жаль, что никто не воспользовался этой идеей). Тедди Рузвельт, сумевший сделать так много хорошего, охотник, путешественники воин, который, впрочем, зашёл слишком далеко в «реформировании» своего правительства. После них, правда, здесь уже великие люди не жили, решили оба, но ведь нельзя винить здание за то, что в последнее время оно давало приют тем, кто недостойны его. Это вообще одна из проблем со зданиями в Вашингтоне. В конце концов, и в Капитолии когда-то, слышались голоса Генри Клея и Дэна Уэбстера[24]. Эти были настоящими патриотами, не то что шайка, которую поджарил этот пилот-япошка.

Они почувствовали напряжение, когда вошли на территорию Белого дома, словно это был вражеский лагерь. У входа стояли охранники в форме Секретной службы, а внутри находились морские пехотинцы. Ну разве это не позор? Морские пехотинцы! Настоящие американцы, даже темнокожие, возможно, потому что они прошли такое же обучение, как и белые, и некоторые из них, пожалуй, тоже были патриотами. Жаль, конечно, что они ниггеры, но тут уж ничего не поделаешь. И все эти морские пехотинцы поступали так, как им приказывали правительственные чиновники. Вот этого Холбрук и Браун, глядя на их молодые лица, не понимали. Впрочем, они ведь ещё мальчишки и со временем, может быть, изменятся. В конце концов среди горцев тоже немало бывших военных. Морские пехотинцы дрожали от холода в своих шинелях и белых, как у девок, перчатках. Наконец сержант — судя по нашивкам — открыл двери.

Вот это дом, подумали Холбрук и Браун, оглядывая вестибюль с высоченным потолком. Неудивительно, что те, кто жили здесь, воображали себя говенными королями. К таким вещам надо присматриваться повнимательней. Линкольн вырос в бревенчатое хижине, а Тедди ночевал и в палатке, когда охотился в горах. Но сегодня всякий, кто живёт здесь, ничем не отличается от обычного проклятого бюрократа. В зале тоже стояли морские пехотинцы, почётный караул окружал деревянные гробы, однако наибольшую опасность представляли люди в штатском с тонкими виниловыми проводками, которые тянулись от их воротников к ушам. Секретная служба. Это и есть лицо врага, выкормыши того же самого правительственного департамента, в который входило Бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию. Этого следовало ожидать. Впервые граждане выступили против правительства из-за алкоголя — «водочный бунт», вот почему горцы так расходились в своём восхищении действиями Джорджа Вашингтона. Те из них, кто обладали более либеральными взглядами, говорили, что даже у хорошего человека бывают недостатки, а с Джорджем лучше было не связываться. Браун и Холбрук старались не смотреть на агентов Секретной службы. С этими мудаками тоже лучше не связываться.

* * *

В этот момент специальный агент Прайс вошла в вестибюль. Её «босс» находился в безопасности своего кабинета, и теперь ей следовало выполнять обязанности руководителя личной президентской охраны, которые распространялись на все здание. Траурная процессия не представляла угрозы Белому дому. С точки зрения безопасности она всего лишь затрудняла работу, вот и все. Даже если бы среди тех, кто захотели проститься с погибшим президентов и его женой, скрывалась группа террористов, за закрытыми дверями, ведущими из вестибюля, стояли наготове двадцать вооружённых агентов Секретной службы, некоторые с автоматами «узи» в мгновенно открывающихся кейсах. Металлодетектор, скрытый в дверном проёме при входе в вестибюль, указывал агентам из отдела технической безопасности, на кого следует обратить внимание, а остальные агенты держали в руках скрытые от посторонних глаз стопки фотографий, похожие на колоды карт, которые они постоянно тасовали, так что лицо каждого, кто входил в вестибюль, можно было сравнить с лицами людей, потенциально способных на террористический акт. В остальном они полагались на профессиональную подготовку и инстинкт, привлекающие их внимание к людям, которые выглядят «странно» — обычный американизм, означающий необычное поведение. Проблема, однако, заключалась в том, что была холодная погода. В вестибюль входили люди, и многие из них выглядели странно. Одни топали ногами, стараясь согреться. Другие держали руки в карманах, или поправляли пальто, или дрожали, или просто оглядывались по сторонам, оказавшись в теплом помещении, — и все это привлекало внимание агентов личной охраны президента. В таких случаях, когда так вели себя те, от кого при проходе через металлодетектор звучал сигнал, агент — он ли или она — поднимал руку, как бы почёсывая нос, и говорил в микрофон, к примеру: «Мужчина, синее пальто, шесть футов». И тогда четыре или пять агентов поворачивали головы и внимательно смотрели на какого-нибудь зубного врача из Ричмонда, который только что переложил карманную грелку из одного кармана в другой. Его лицо сверяли с фотографиями подозреваемых с аналогичными физическими данными и, даже не найдя похожего человека, за ним продолжали следить. Скрытая телевизионная камера электронно увеличивала его изображение, попадавшее затем в картотеку. В некоторых более подозрительных случаях агент вставал в очередь и следовал за обратившим на себя внимание человеком, чтобы заметить номер его автомобиля. Давно ликвидированное Командование стратегической авиации имело своим официальным лозунгом фразу: «Мир — наша профессия». Секретная служба руководствовалась манией преследования, и наглядным доказательством необходимости этой паранойи были два гроба, стоящих в вестибюле Белого дома.

* * *

На долю Брауна и Холбрука выпало пять секунд, чтобы пройти мимо двух гробов из дорогих пород дерева. Мало того что они стоили денег налогоплательщикам, подумали оба и — какое богохульство! — так ещё накрыты американскими звёздно-полосатыми флагами. Впрочем, по отношению к жене это, может быть, и не богохульство. Женщина должна быть предана своему мужу, тут уж ничего не поделаешь. Под напором толпы они повернули налево, и вдоль бархатных канатов начали спускаться по лестнице. Оба обратили внимание, как изменилось поведение толпы. Глубокие вздохи, всхлипывания, слезы, главным образом женщин. Оба горца молчали, бесстрастно глядя перед собой, как и большинство мужчин. Скульптуры Ремингтона на мгновение остановили на себе их восхищённые взгляды, а затем они снова оказались на открытом воздухе, и свежий ветер тут же унёс с них липкий жар федерального парового отопления. Они молчали, пока не вышли за территорию Белого дома и не оказались вдали от остальных.

— Ничего себе гробики соорудили им за наш счёт, — первым заговорил Холбрук.

— Жалко, что они оказались закрытыми. — Браун оглянулся. Рядом никого не было, и его неосторожные слова никто не услышал.

— У них остались дети, — напомнил Пит. Он направился к югу, чтобы посмотреть вдоль Пенсильвания-авеню.

— Да, это верно. А когда они вырастут, станут такими же паршивыми бюрократами. — Холбрук и Браун прошли ещё несколько ярдов. — Проклятье!

Это было единственное подходящее сейчас слово, за исключением разве «Гребана мать!», подумал Холбрук, но ему не хотелось повторять все, что говорит Эрни.

Солнце поднималось в небе, и отсутствие высоких зданий к востоку от Капитолийского холма ещё больше подчёркивало очертания его вершины. Хотя они впервые приехали в Вашингтон, оба хорошо представляли себе силуэт горизонта по памяти, и потому его искажение не могло быть более очевидным. Пит был теперь доволен, что согласился на уговоры Эрни приехать сюда. Одно это зрелище стоило всех трудностей поездки. На этот раз он первым выразил их общую мысль.

— Эрни, — сказал потрясённый Холбрук, полный благоговейного трепета, — это вдохновляет.

— Да.

* * *

Самое сложное заключалось в том, что тревожные симптомы болезни были неясными и толковать их можно было по-разному. Мальчик на редкость красив, хотя сейчас серьёзно болен, отметила сестра Жанна-Батиста. Температура подскочила до 40,4 градуса, и одно это уже смертельно опасно, но другие симптомы оказались ещё хуже. Спутанность сознания усилилась вместе с рвотой, в которой стала заметна кровь. Все указывало на внутреннее кровотечение. Сестра знала, что это могут быть признаки нескольких заболеваний, но больше всего её беспокоило, если это лихорадка, называемая заирской Эбола. В джунглях этой страны — она всё ещё думала о ней, как о Бельгийском Конго, — таилось множество болезней, и хотя одна была опаснее другой, не было болезни страшнее лихорадки Эбола. Ей пришлось взять кровь для анализа — первый каким-то образом затерялся — и Жанна-Батиста сделала это с предельной осторожностью. Молодой персонал больницы не соблюдал правила с такой тщательностью, как раньше… Родители удерживали мальчика, пока она брала у него кровь из вены. Руки её были надёжно защищены резиновыми перчатками. Все прошло гладко — мальчик уже почти не приходил в сознание. Сестра выдернула иглу и тут же положила её в пластиковую коробку для последующего уничтожения. Пробирка с кровью не представляла опасности, но и её она уложила в отдельный контейнер. Больше всего сестру беспокоила игла. Многие из обслуживающего персонала, пытаясь сберечь деньги для нужд больницы, повторно использовали инструмент, несмотря на опасность заражения СПИДом и другими болезнями, возбудители которых передавались через кровь. Она решила заняться этим сама — так, на всякий случай.

У сестры не было времени более внимательно осмотреть пациента. Выйдя из палаты, она прошла под крышей, предохраняющей от жаркого солнца, в соседнее здание. У больницы было долгое и заслуженное прошлое, она была построена с учётом местных условий. Несколько низких каркасных зданий соединялись крытыми переходами. Здание, в котором помещалась лаборатория, находилось всего в пятидесяти метрах. Лаборатория явилась даром судьбы: несколько лет назад Всемирная организация здравоохранения внесла больницу в свой каталог, установила в ней современное оборудование и прислала несколько молодых врачей, получивших образование в Англии или в Америке. К сожалению, в их составе не оказалось медсестёр.

Доктор Мохаммед Моуди сидел за лабораторным столиком. Высокий, худой и темнокожий, он холодно держался с персоналом, но дело своё знал. Услышав её шаги, Моуди повернулся и обратил внимание на то, что Жанна-Батиста по пути бросила иглу в специальный контейнер для последующего уничтожения.

— В чём дело, сестра?

— Пациент Мкуза. Бенедикт Мкуза, африканец, мальчик восьми лет. — Она передала доктору историю болезни. Моуди открыл папку и прочитал её содержимое. Для медсёстры — христианка она или нет, она была святой женщиной и прекрасной сестрой симптомы не казались связанными между собой. Для врача картина была куда более очевидной. Головная боль, озноб, лихорадка, сумеречное сознание, возбуждение — и вот теперь признаки внутреннего кровотечения. Когда он поднял голову, его глаза были бесстрастными. Если скоро на коже появится петехия[25]

— Он лежит в общей палате?

— Да, доктор.

— Немедленно переведите его в изолятор. Я буду там через полчаса.

— Да, доктор. — Выйдя из лаборатории, сестра потёрла лоб.

Это, должно быть, из-за жары. К ней просто невозможно привыкнуть, особенно если ты родом из Северной Европы. Может быть, после того как она позаботится о пациенте, стоит принять таблетку аспирина.

Глава 7

Имидж президента

Все началось рано, когда два самолёта дальнего радиолокационного обнаружения Е-3В «сентри», перебазированные с авиабазы Тинкер в Оклахоме на авиабазу Поуп в Северной Каролине, взлетели ровно в 8.00 по местному времени и направились на север. Было принято решение не закрывать все местные аэродромы, это было бы слишком. Национальный аэропорт Вашингтона оставался закрытым, а поскольку больше не было конгрессменов, то и дело мчащихся к нему, чтобы лететь в свои избирательные округа (стоянка, отведённая для них, была всем хорошо известна), создавалось даже впечатление, что его так и не откроют. В двух других международных аэропортах — Даллеса и Балтимор-Вашингтон — были получены строгие указания, чтобы все прилетающие и улетающие самолёты не входили в пределы двадцатимильного «зонтика» с центром в Белом доме. Всякий самолёт, который приблизится к внешнему краю «зонтика», немедленно получит предупреждение по радио. В случае, если он не обратит внимания на предупреждение и продолжит полет, тут же рядом с ним окажется истребитель. Ну а если не подействует и это, третий этап вполне очевиден… Два звена истребителей, по четыре F-16 в каждом, поочерёдно барражировали над городом соответственно на высоте восемнадцать и двадцать тысяч футов. На такой высоте их шум едва слышен (однако это позволяет им перейти в пике и почти мгновенно достичь сверхзвуковой скорости), а белые инверсионные полосы, прочертившие голубое небо над городом, также впечатляющи, как и те, что прочертили когда-то самолёты Восьмой воздушной армии над Германией.

Примерно в это же время Двухсотшестидесятая бригада военной полиции из резерва национальной гвардии Вашингтона, округ Колумбия, передислоцировалась для поддержания «порядка на транспортных магистралях». Больше сотни HMMWV[26] заняли боковые улицы вместе с полицейскими автомобилями и машинами ФБР, расположившимися поблизости. «Поддержание порядка» заключалось в том, что они попросту блокировали эти улицы. Почётный караул из всех родов войск выстроился на улицах, по которым будет двигаться процессия. Никто не знал, в снаряжении чьих автоматов был боезапас.

Кое-кто даже считал, что принято решение ослабить меры безопасности, потому что на улицах не было видно бронетехники.

В общей сложности в городе находился шестьдесят один глава государства; день обещал превратиться в настоящий ад для сил безопасности, и средства массовой информации приложили все усилия, чтобы все почувствовали это.

Когда-то, во время последних государственных похорон, Жаклин Кеннеди решила присутствовать на церемонии прощания с телом убитого президента, своего мужа, в утреннем платье, но минуло тридцать пять лет, и теперь принятой формой одежды будут тёмные деловые костюмы. Исключение составят те государственные деятели, которые носят мундир (принц уэльский был офицером), и гости из тропических стран. Некоторые из них облачатся в национальную одежду и будут терпеть холод во имя достоинства своей страны. Только собрать их со всех концов города и доставить в Белый дом представлялось кошмаром. А тут возникла новая проблема: как выстроить их в процессию? В алфавитном порядке по названиям стран? В алфавитном порядке по именам? Или по количеству лет на посту главы государства — но тогда преимущество получат те несколько диктаторов, что сумели обрести легитимность в высших дипломатических кругах, а это укрепит статус правительств и стран, с которыми Америка поддерживала дружеские отношения, но к которым не испытывала особенно нежных чувств. Все главы государств прибыли в Белый дом и, после того как последние американские граждане покинули вестибюль, прошли мимо гробов, останавливаясь, чтобы в последний раз поклониться погибшему главе великой страны. Отсюда они проследовали в Восточный зал, где многочисленные сотрудники Госдепартамента старались поддержать порядок, непрерывно снабжая их кофе и булочками.

Райан и его семья находились на своём «семейном этаже», заканчивая одеваться для предстоящей церемонии. Им помогал персонал Белого дома. Лучше всего это получалось у детей, которые привыкли к тому, что мама и папа приглаживают им волосы по пути к выходу, и с улыбкой наблюдали, как с их родителями обращаются теперь точно так же. Джек держал в руках текст своей первой речи. Прошло время, когда он мог закрыть глаза в надежде, что все это исчезнет. Теперь он чувствовал себя подобно боксёру, который явно уступает по силе своему сопернику, но отказывается лечь на помост и вынужден принимать удар за ударом, стремясь лишь к одному: достойно закончить схватку. Мэри Аббот последний раз поправила ему волосы и закрепила их на месте спреем — сам Джек никогда в жизни добровольно не сделал бы этого.

— Они ждут вас, господин президент, — напомнил Арни.

— Иду. — Джек передал папку с текстом речи одному из агентов Секретной службы и направился к выходу. За ним последовала Кэти, которая держала Кэтлин. Салли взяла за руку маленького Джека и пошла за ними в коридор и далее вниз по лестнице. Президент Райан медленно спустился по винтовой лестнице с квадратными маршами, затем повернул в Восточный зал. При его появлении все присутствующие повернулись к нему. Устремлённые на Райана взгляды были очень внимательными, но всего в нескольких читалось сочувствие. Здесь были преимущественно главы государств и послы, каждый из которых сегодня вечером напишет отчёт о новом американском президенте. Но Райану повезло — первым к нему подошёл человек, от которого ничего этого не требовалось.

— Здравствуйте, господин президент, — произнёс мужчина в парадной форме морского офицера Королевского флота. Его посол удачно все подготовил. Откровенно говоря, Лондону нравилась новая ситуация. «Особые отношения» между Соединёнными Штатами и Британией станут ещё теснее, поскольку президента Райана несколько лет назад возвели в почётное рыцарское звание командора Викторианского ордена.

— Ваше высочество, — Джек остановился и, пожимая протянутую руку, позволил себе улыбнуться. — Сколько времени прошло с той памятной встречи в Лондоне, дружище…

— В самом деле.

* * *

Солнечные лучи оказались не столь тёплыми, как ожидалось, — виной тому был свежий ветер, — и чёткие тени только заставляли ещё больше ёжится от холода. Процессию открывал эскорт полицейских мотоциклов, за ними следовали три барабанщика Пятьсот первого пехотного полка, Восемьдесят второй воздушно-десантной дивизии, в которой когда-то служил Роджер Дарлинг. Затем вели коня под седлом, но без всадника, с сапогами в стременах, повёрнутыми носками назад, потом двигались артиллерийские лафеты, бок о бок, потому что на них лежали тела мужа и жены. Далее следовали автомобили. Холодный воздух усиливал мрачное впечатление — грохот барабанов резко отдавался в каньонах улиц. По мере того как процессия продвигалась на северо-запад, солдаты, матросы и морские пехотинцы вытягивались и брали на караул, сначала перед прежним президентом, затем перед новым. Люди, стоявшие на тротуарах, снимали перед мёртвым президентом головные уборы, если не забывали.

Браун и Холбрук не забыли. Дарлинг, может быть, и был обычным бюрократом, но американский флаг остаётся американским флагом, и не его вина, что он покрывал гроб недостойного человека. Солдаты маршировали по мостовой в неуместной для такого события форме, состоящей из камуфляжных комбинезонов, красных беретов и сапог парашютистов, потому что, как заявил радиокомментатор, Роджер Дарлинг был в прошлом одним из них. Перед артиллерийским лафетом шли ещё два солдата — один нёс президентский флаг, другой — подушечку с боевыми наградами Дарлинга. Мёртвый президент был когда-то награждён медалью за то, что спас солдата и, рискуя жизнью, вынес его из-под вражеского огня. Этот солдат шёл в составе процессии и уже дал дюжину интервью, печально вспоминая момент, когда будущий президент спас ему жизнь. Жалко, что такой человек встал потом на неверный путь, думали горцы, хотя уже тогда, наверно, он мечтал о политической карьере.

Наконец появился новый президент — его автомобиль легко было отличить, так как по сторонам шли четыре агента Секретной службы. Этот новый президент был загадкой для обоих горцев. Они знали о нём лишь то, что видели по телевидению и читали в газетах. Стрелок. Убил двух человек, одного из пистолета и другого очередью из автомата «узи». К тому же бывший морской пехотинец. Это вызывало у них определённое восхищение. В других телевизионных передачах, которые повторялись снова и снова, показывали его главным образом во время воскресных ток-шоу и брифингов. В большинстве первых он казался достаточно компетентным, в последних часто выглядел не в своей тарелке.

У большинства автомобилей в процессии были затемнённые стекла не позволявшие видеть тех, кто находились внутри. Это, разумеется, не относилось к машине президента. С его тремя детьми, сидящими перед ним на откидных сиденьях, и женой рядом президента Джона Райана хорошо было видно с тротуара.

* * *

— Что нам известно о мистере Райане?

— Не так уж много, — признался комментатор. — Его государственная служба почти полностью проходила в ЦРУ. Он пользовался уважением в Конгрессе, причём к нему хорошо относились обе партии. На протяжении ряда лет Райан работал с Эланом Трентом и Сэмом Феллоузом — это одна из причин, по которой оба конгрессмена остались в живых. Все мы слышали историю про террористов, напавших на него…

— Похоже на рассказы о Диком Западе, — вмешался ведущий. — Каково ваше мнение о президенте, который…

— Убивал людей? — подхватил комментатор. Он устал от длинных рабочих дней, и ему уже надоел этот пустоголовый болтун с напомаженной причёской. — Давайте вспомним. Джордж Вашингтон был генералом, равно как и Энди Джексон. Уилльям Генри Гаррисон служил солдатом. Грант, как и большинство президентов после гражданской войны, был военным. И Тедди Рузвельт, разумеется. Трумэн служил в армии, Эйзехауэр тоже. Джон Кеннеди служил на флоте, а также Никсон, Джимми Картер и Джордж Буш… — Лекция по истории, прочитанная экспромтом, звучала как удары кнута.

— Но Райана выбрали вице-президентом временно, не так ли, в качестве награды за успешное решение конфликта, — теперь никто не называл этого «войной», — с тем, что оказалось японскими деловыми интересами. — Это, подумал ведущий, поставит на место престарелого иностранного корреспондента. Да и с каких это пор президенту предоставляется право на медовый месяц с общественностью, когда ему все прощают?

* * *

Райан собирался просмотреть написанную для него речь, но не смог. Было очень холодно. Вообще-то и внутри машины не было тепло, но тысячи людей стояли вдоль улиц, провожая взглядом его автомобиль, при температуре минус пять, стояли плечом к плечу длинной лентой, от пяти до десяти человек в ряд. Они стояли так близко, что он мог разглядеть выражение их лиц. Кто-то указывал на него — вот, мол, он, новый президент, кто-то решался махнуть рукой — смущённый, не уверенный, правильно ли поступает, но полный желания показать, что он не равнодушен. Некоторые кивали в знак уважения, со скупыми улыбками, которые обычно видишь на похоронах: надеюсь, у тебя всё будет в порядке. Джек подумал, а не стоит ли помахать рукой в ответ, но затем решил, что не стоит, что это неписаное правило на похоронах. Так что он просто смотрел на них с бесстрастным выражением, ничего не говоря, потому что не знал, что сказать. Ну ничего, беспомощно успокоил себя Райан, он выразит свои чувства в произнесённой им речи.

* * *

— Счастливым его не назовёшь, — шепнул Браун Холбруку. Они подождали несколько минут, пока рассеется толпа. Мало кого интересовали следующие в процессии главы иностранных государств. В машины заглянуть не позволяли тёмные стекла, а мелькающие перед глазами флажки, установленные на передних крыльях, всего лишь становились поводом для вопросов: «Это что за страна?», на которые обычно следовал не правильный ответ. Так что оба горца, вместе со многими другими, протолкались через оставшихся на тротуаре и направились в парк.

— Ему не хватает того, что требуется от президента, — произнёс наконец Холбрук.

— Да, самый обычный бюрократ. Помнишь «закон Питера»? — Он имел в виду книгу, которая, по их мнению, объясняла, как функционируют государственные чиновники. В ней говорилось, что во всякой иерархии человек достигает уровня своей некомпетентности. — Знаешь, мне кажется, это нам пригодится.

Его спутник оглянулся на улицу и на автомобили с трепещущими маленькими флажками.

— Пожалуй, ты прав.

* * *

Безопасность в Национальном соборе была максимальной. В глубине души агенты Секретной службы знали это и понимали, что никакой профессиональный убийца — да и вообще образы профессиональных убийц главным образом творческие находки Голливуда — не рискнёт своей жизнью при таких обстоятельствах. На каждой крыше, откуда просматривался кафедральный собор, построенный в готическом стиле, находилось по несколько полицейских, солдат или специальных агентов службы безопасности. Многие из них были вооружены винтовками, а агенты из группы борьбы со снайперами — своими фантастическими средствами, с помощью которых, словно пальцем, могли коснуться любого лба в радиусе полумили. Это была команда, выигрывавшая стрелковые чемпионаты, лучшие в мире стрелки, ежедневными тренировками поддерживавшие форму. Всякий, кто задумает что-то нехорошее, заметив все эти меры, либо откажется от своего замысла, либо придёт к выводу, что умереть можно и позже, особенно если это будет какой-нибудь безумный стрелок-дилетант.

И всё-таки все чувствовали напряжение, и когда вдалеке появилась процессия, агенты в который раз стали проверять свою готовность. Один из агентов, дежуривший на ступенях собора, измученный тридцатичасовым бдением, решил в этот момент выпить кофе. При виде приближающихся автомобилей он споткнулся и пролил кофе на ступени. Выругавшись про себя, он смял пластмассовый стаканчик, сунул его в карман и отрапортовал в миниатюрный микрофон на лацкане, что на отведённом ему участке все спокойно. Пролитый кофе почти мгновенно замёрз на граните.

В самом соборе агенты снова проверили каждый уголок, прежде чем занять отведённые им места, и теперь сотрудники протокольного отдела занялись последними приготовлениями, то и дело поглядывая в инструкции, переданные им по факсу всего несколько минут назад, и пытаясь сообразить, что ещё нужно сделать.

Артиллерийские лафеты замерли перед собором, и следом один за другим подъезжали автомобили. Райан первым вышел из машины и направился к семье Дарлинга, за ним последовали члены его семьи. Дети погибшего президента все ещё не пришли в себя, возможно, это было для них к лучшему, возможно, и нет. Что можно сделать в такой момент? Райан положил руку на плечо осиротевшего мальчика. Автомобили продолжали останавливаться перед собором и, оставив почётных гостей, тут же отъезжали, чтобы освободить место другим. Райан знал, что главы государств и другие высокопоставленные лица должны встать позади него. Те, кто занимали менее видные должности, войдут в собор через боковые входы, где установлены портативные металлодетекторы, а священнослужители и церковный хор, миновав их, уже занимали свои места.

Солдаты Восемьдесят второй воздушно-десантной дивизии, возглавлявшие процессию, составили оружие в пирамиды и приготовились отдать последний долг своему бывшему сослуживцу. Ими командовал молодой капитан с двумя серьёзными сержантами. Все они выглядели очень молодыми. Райан вспомнил, что его отец служил в Сто первой воздушно-десантной дивизии, которая постоянно соперничала с Восемьдесят второй. И было это почти пятьдесят лет назад, и выглядел он, наверно, как эти мальчишки, разве что причёски в 40-е годы были чуть длиннее. Все они были такими же крепкими, крутыми, с такой же свирепой гордостью за своё подразделение и такой же отчаянной решимостью выполнить любое задание. Казалось, такая преемственность переходит из поколения в поколение и так будет длиться вечно. Сам Райан, как и солдаты, стоял, не поворачивая головы, вытянувшись по стойке смирно, как делал это в годы службы в корпусе морской пехоты, и только водил глазами по сторонам. Дети его вертели головами, переступая с ноги на ногу. Кэти не сводила с них глаз, беспокоясь, что им холодно, но понимая, что сейчас здесь даже родительская забота должна уступить место чему-то более важному. Что значит чувство долга, если даже только что осиротевшие дети знают, что должны стоять здесь и терпеть? — думала она.

Наконец подтянулись последние члены процессии и заняли отведённые им места. Кто-то тихо сосчитал до пяти, и солдаты подошли к артиллерийским лафетам, по семь человек к каждому. Капитан отвернул один за другим зажимы, солдаты подняли гробы с лафетов и, шагая в ногу, пошли с ними вперёд. Солдат с президентским флагом в руках вышагивал перед ними. Первым несли гроб с телом президента. Процессию возглавлял капитан, за ним следовал сержант, командовавший первой группой солдат.

В том, что произошло дальше, никто не был виноват. С каждой стороны гроба шло по трое солдат. Они медленно шагали вслед за сержантом. После пятнадцати минут, проведённых по стойке смирно, ноги у них окоченели. Солдат, шедший по правую сторону гроба, поскользнулся на замёрзшей лужице кофе в тот момент, когда они подняли ногу для очередного шага. Он скользнул под ноги солдату, идущему за ним. Ноша в четыреста фунтов дерева и металла вместе с лежащими внутри останками навалилась на упавших солдат. Соскользнув с гранитных ступеней, первый солдат сломал обе ноги.

Послышался дружный вздох ужаса из уст тысяч людей, наблюдавших за церемонией. Агенты Секретной службы кинулись к месту происшествия, подумав, что упавших солдат сразили пули, выпущенные неизвестным стрелком. Андреа Прайс встала перед Райаном, сунув руку под борт пальто и явно сжав рукоятку табельного пистолета, готовая выхватить его, в то время как другие агенты окружили семьи Райанов и Дарлингов, чтобы увести в безопасное место.

Солдаты уже поднимали гроб. Лицо упавшего солдата, побледнело от внезапной боли.

— Лёд! — выдохнул он сквозь стиснутые зубы. — Поскользнулся на льду. — Солдату хватило самообладания удержаться от ругательства, готового сорваться с губ от стыда и смущения. Один из агентов увидел на ступенях бело-коричневую застывшую лужицу, поблёскивавшую на солнце. Он тут же подал знак Прайс, что опасность миновала, и она мгновенно передала команду по радио:

— Он всего лишь поскользнулся, только поскользнулся.

При виде нелепого происшествия Райан болезненно поморщился. Роджер Дарлинг ничего не почувствовал, пронеслось у него в голове, но каким унижением это явилось для его детей, которые съёжились и отвернулись, увидев, как гроб с телом отца упал на ступени собора. Сын первым снова посмотрел на гроб, его детский ум ещё не в силах был осознать, почему отец не проснулся от падения. Всего несколько часов назад он встал ночью и, подойдя к двери, подумал, что, может, стоит пересечь коридор и постучать в дверь родительской спальни — вдруг они вернулись обратно?

* * *

— Господи, — простонал комментатор. Телевизионные камеры показали крупным планом, как два солдата Третьего полка вытаскивают из-под гроба своего обезножившего напарника. Его место занял сержант, и в считанные секунды гроб снова подняли на плечи. Было отчётливо видно, как исцарапана его полированная поверхность.

* * *

— О'кей, солдаты, — скомандовал сержант со своего нового места. — С левой ноги — шагом марш!

— Папа, — всхлипнул девятилетний Марк Дарлинг. — Папочка.

В мёртвой тишине, наступившей после происшествия, это услышали все, кто стояли вокруг. Солдаты сжали губы. Агенты Секретной службы, и без того расстроенные и пристыженные потерей президента, переглянулись. Джек инстинктивно прижал к себе мальчика, хотя и не знал, что ему сказать. Какие ещё их ждут неприятности? — подумал новый президент, когда гроб с телом миссис Дарлинг подняли по ступеням и внесли в собор.

— О'кей, Марк. — Райан обнял мальчика за плечи и повёл к двери, даже не осознав, что играет роль любящего дяди. Если бы только нашёлся способ хотя бы ненадолго утешить детей. Но это было невозможно, и Джек почувствовал новый укол печали от того, что не в силах уменьшить испытываемое ими горе.

Внутри было теплее, и те, кого не захлестнула лавина чувств, заметили это. Сотрудники протокольного отдела направили их на отведённые места. Райан с семьёй прошёл к первому ряду справа, родственники Дарлингов разместились напротив. Гробы покойного президента и его жены были установлены на катафалках бок о бок, позади них стояли ещё три гроба с телами сенатора и двух конгрессменов, представлявших свои конфессии. Раздались звуки органа. Мелодия была знакомой, но Райан не мог вспомнить, что это за вещь. Во всяком случае, это не был мрачный масонский реквием Моцарта с повторяющимся жёстким напевом, способный так же поднять настроение, как фильм о Холокосте. Священнослужители выстроились впереди, сохраняя на лицах профессиональную маску скорби. Перед Райаном на кафедре, предназначенной для церковных проповедей, лежал ещё один экземпляр его речи.

* * *

Будучи свидетелем того, что он видел сейчас на экране телевизора, всякий представитель его профессии почувствовал бы дурноту или, наоборот, возбуждение, близкое к половому. Для такого рода операции самое главное — подготовка. Нельзя сказать, что операция технически трудновыполнима, сложнее метод её осуществления. Пожалуй, лучше всего подойдёт миномёт. Его можно установить в кузове обычного грузовика, какой можно найти в любом городе мира. Достаточно навести миномёт на крышу здания, и цель будет накрыта. Можно успеть выпустить по меньшей мере десяток мин, а то и полтора или два, и хотя выбор будет произвольным, цель остаётся целью, террор есть террор, а это его профессия.

— Ты только посмотри на них… — выдохнул он. Камера прошлась по рядам людей на скамьях. Главным образом это мужчины, хотя есть и женщины, сидят в непонятном для него порядке, некоторые переговариваются, но большинство сидят молча, с непроницаемыми лицами. Порой взгляды их скользят по убранству церкви. Вот и дети погибшего президента, мальчик и девочка, подавленные — перед ними открылась суровая реальность жизни. Дети на удивление стойко переносят несчастье, правда? Они останутся в живых главным образом потому, что больше не играют никакой политической роли, потому-то и его интерес к ним был холодно клиническим и безжалостным. Затем камера снова переместилась на Райана, показав крупным планом его лицо.

* * *

Он ещё не попрощался с Роджером Дарлингом. У него не было времени, чтобы собраться с мыслями и подумать об этом, неделя была слишком загруженной, но теперь Джек понял, что невольно смотрит только на его гроб. Он почти не знал Анну, а остальных троих не знал совсем. Их выбрали наугад из-за их религиозной принадлежности. А Роджер был другом. Он вернул его из забвения личной жизни, поручил важную работу, верил, что он справится с нею, полагался на него, почти всегда следовал его советам, доверял, иногда критиковал и ставил на место, но всегда по-дружески. Это была трудная работа, она усложнилась ещё больше, после того как произошёл конфликт с Японией — даже для Джека теперь, когда всё кончилось, он не был больше «войной», война осталась где-то в прошлом. Не было это и частью реального мира, который продвигался вперёд, оставляя позади такие проявления варварства. Дарлинг и Райан сумели добиться своего, и хотя Роджер хотел продолжать работу и довести её до конца иным способом, он признавал, что для Райана гонка закончилась. Поэтому он, будучи истинным другом, предоставил Джеку золотой мост, чтобы он мог снова вернуться в частную жизнь, назначил его на должность, которая должна была стать венцом его карьеры, посвящённой государственной службе, — должность, превратившуюся в ловушку.

Но если бы Роджер предложил должность вице-президента кому-то другому, где был бы тем вечером я? — спросил себя Джек. Ответ был однозначен. Он сидел бы в первом ряду зала заседаний Конгресса и сейчас был бы мёртв. Райан только сейчас понял это. Роджер спас ему жизнь. И не только ему. Кэти — и скорее всего вместе с детьми — находилась бы на балконе рядом с Анной Дарлинг… Неужели жизнь так хрупка, что зависит от столь незначительных обстоятельств? В данный момент по всему городу на других церемониях лежат в гробах другие тела — главным образом взрослых, но есть среди жертв и дети, которых родители взяли с собой в тот вечер, чтобы посмотреть на совместное заседание обеих палат Конгресса.

Марк Дарлинг плакал. Его старшая сестра Эми прижала голову брата к себе. Джек уголком глаза заметил это. Боже милостивый, почему детям даны такие испытания? Джек сжал губы и посмотрел в пол. Ему не на кого было направить свою ярость. Виновник преступления мёртв, гроб с его телом находится в морге Вашингтона, а за несколько тысяч миль от американской столицы оставленная этим человеком семья несёт на себе бремя стыда и позора. Вот почему называют бессмысленными все формы насилия. Оно ничего не доказывает, оставляя после себя лишь скорбь о загубленных жизнях и разрушенных семьях. А такое насилие, подобно раку, наносит удар без всякого расчёта, наугад, против него нет надёжной защиты — и все из-за того, что один человек решил отправиться в мир иной — если он верил в него, — прихватив с собой сотни других людей. Какой урок можно из этого извлечь, черт побери? Райан, долгие годы изучавший поведение людей, не мог ответить себе на этот вопрос и продолжал смотреть в пол, слыша рыдания осиротевшего ребёнка, эхом отдававшиеся под сводами церкви.

* * *

Слабый человек. Это ясно всякому, кто видит его лицо. Что же он за мужчина, этот президент, если с трудом удерживает слезы. Разве он не знает, что смерть — часть жизни? Разве он сам не заставлял умирать других? Неужели тогда он не знал, что такое смерть, и только теперь начинает понимать это? Другие собравшиеся в церкви знали это лучше его. Видно по лицам. Они были торжественно-хмурыми, на похоронах так принято, но ведь жизнь же не бесконечна. Райан не может не знать этого, ведь он сам смотрел в лицо смерти, правда, с тех пор прошло много лет, напомнил себе мужчина, а со временем люди склонны забывать о таких вещах. У Райана были все основания забыть о хрупкости человеческой жизни — его надёжно защищала правительственная охрана. Удивительно, как много можно узнать за несколько секунд, внимательно глядя на человеческое лицо, подумал мужчина. Но это упрощает положение, не правда ли?

* * *

Она сидела в пятом ряду, но возле прохода и видела лишь затылок Райана. Премьер-министр Индии тоже считала себя знатоком человеческой натуры. Главе государства негоже так себя вести. В конце концов, глава государства — актёр, выступающий на мировой сцене, и он обязан держать себя в руках, не давать волю чувствам. За свою долгую жизнь ей пришлось присутствовать на многих похоронах — ведь у политических деятелей немало партнёров, молодых и старых; хотя не всегда это друзья, — от политика требуется продемонстрировать уважение своим присутствием на этих печальных церемониях, даже если хоронят того, кого ты презираешь. В последнем случае это бывает забавным. В её стране тела умерших обычно сжигают, и тогда она мысленно говорила себе, что охваченное пламенем тело все ещё живо. Особенно это касалось тех, кого она ненавидела. Это такая хорошая тренировка. Наблюдаешь за происходящим с печальным и торжественным видом. Годами практикуясь таким образом, добиваешься того, что окружающие начинают верить тебе — отчасти оттого, что хотят этого. Ты учишься улыбаться в нужную минуту, и демонстрировать печаль, и высказывать серьёзные мысли. Тебе приходится поступать так. Политический деятель редко может позволить себе обнаруживать истинные чувства. Такое поведение говорит окружающим о твоих слабостях, и всегда найдутся те, кто стремятся использовать их против тебя, так что за многие годы ты учишься скрывать их все глубже и глубже, пока у тебя почти не остаётся истинных человеческих чувств. К этому следует стремиться, потому что в политике нет места человеческим чувствам.

Ясно, что этот Райан понятия о том не имеет, подумала премьер-министр «самой большой демократической страны в мире». В результате он демонстрирует всем, кем является в действительности, и, что того хуже, поступает так перед третью важнейших мировых политиков, перед людьми, которые заметят и запомнят это, чтобы использовать его слабость в будущем. Как и она. Прекрасно, заключила премьер-министр, скрывая свои мысли за маской печали и горечи в знак уважения к человеку, которого она так ненавидела при жизни.

* * *

Первым говорил раввин. Каждому священнослужителю отводилось десять минут, и каждый из них до тонкостей знал свой религиозный ритуал. Раввин Бенджамин Флейшман цитировал отрывки из Талмуда и Торы, он говорил о чести, долге и преданности, и о благостном Боге. За ним пришла очередь его преподобия Фредерика Рэлстона, капеллана Сената, — в тот роковой вечер он был в отъезде и потому остался в живых. Принадлежащий к южной баптистской церкви, видный теолог и эксперт по Новому завету, Рэлстон говорил о страданиях Христа, о своём друге сенаторе Ричарде Истмэне из Орегона, лежащем сейчас здесь. Воздав должное всеми уважаемому члену Конгресса, он перешёл к погибшему президенту, великому государственному деятелю и преданному семьянину, о чём было известно всем…

Не существует жёстких законов в проведении подобной процедуры, думал Райан. Может быть, было бы лучше, если бы пастор, или священник, или раввин просто какое-то время молча посидел бы с теми, кто прощаются с покинувшими их, но они решили иначе, и ему пришла мысль…

Нет, это никуда не годится! — оборвал себя Джек. Происходящее — всего лишь театр. Только вот для детей, которые сидят в нескольких футах за проходом, это не театр, совсем не театр. Для них все гораздо проще. Перед ними лежат мама и папа, вырванные из их жизни чьим-то бессмысленным поступком, который лишил их будущего, гарантированного им жизнью, лишил их любви и родительского слова, лишил возможности нормально расти и превратиться в нормальных людей. Самыми важными на этой церемонии были Марк и Эми, однако уроки церковной службы, её наставления, которые должны были помочь им, были направлены на других. Все происходящее представляло собой политическое действо, целью которого было ободрить страну, укрепить веру людей в Бога, в мировое братство и несгибаемую волю народа. Вполне возможно, что те, кто смотрели на экраны, куда поступало изображение от двадцати трех телевизионных камер, расположенных в церкви, действительно хотели это услышать, но были и другие, нуждающиеся в словах ободрения и утешения намного больше — дети Роджера и Анны Дарлинг, взрослые сыновья Дика Истмэна, вдова Дэвида Кона из Род-Айленда и оставшиеся в живых члены семьи Мариссы Хенрик из Техаса. Вот они были живыми людьми, а их личное горе подчиняли теперь нуждам страны. Черт побери такую страну! — подумал Джек. Внезапно его охватила ярость от происходящего и гнев на себя самого за то, что он не заметил этого раньше и не изменил. У страны есть нужды, но эти нужды недостаточно велики, чтобы заглушить горе детей, которых постигла такая ужасная судьба. Кто придёт им на помощь? Кто скажет о них?

Но больше всего разочаровал Райана католик кардинал Майкл О'Лири, архиепископ Вашингтонский.

— Да будут благословенны миротворцы, потому что их призовут…

Для Марка и Эми, разрывался от ярости мозг Джека, их отец не был миротворцем. Он был просто папой, и вот теперь папа умер, а это совсем не абстракция. Трое видных, образованных и очень порядочных священнослужителей обращались в своих молитвах к нации, а прямо перед ними стояли дети, удостоенные всего лишь нескольких пустых слов. Кто-то должен обратиться к ним, выразить вслух их горе, сказать об их родителях. Кто-то должен хотя бы попытаться, черт побери! Да, он был президентом Соединённых Штатов Америки. Да, он исполнял свой долг, свою клятву, принесённую перед миллионами американцев, которые смотрят сейчас на экраны телевизоров, но он помнил, как его жена и дочь лежали в шоковом центре Балтимора на пороге смерти, и это тоже не было абстракцией. Это была проблема. Из-за неё напали на его семью. Из-за неё погибли и эти люди — потому что какой-то обезумевший фанатик смотрел на всех их как на абстракцию, а не как на людей с их жизнями и надеждами, их мечтами и… детьми. Его долг в том, чтобы защищать свою страну. Он поклялся соблюдать, ограждать и защищать Конституцию Соединённых Штатов, и он приложит все усилия, чтобы сделать это. Однако целью Конституции было обеспечить людей благами свободы, а это относилось и к детям. Страна, которой он служил, и правительство, которым он пытался руководить, были ни чем иным, как механизмом, целью которого была защита прав каждой отдельной личности. Этот долг не был абстракцией. Реальное воплощение этого долга находилось в десяти футах слева от него. Дети всеми силами пытались сдержать слезы и, наверно, не могли сделать этого, потому что нет более страшного чувства одиночества, чем то, что испытывали они, а Майк О'Лири тем временем обращался к нации, а не к ним. Этому театральному представлению пора положить конец. Прозвучал ещё один псалом, и теперь пришла очередь Райана. Он встал и направился к амвону.

Агенты Секретной службы ещё раз окинули зоркими взглядами церковный неф — «Фехтовальщик» был сейчас идеальной целью. Подойдя к кафедре, Райан увидел, что кардинал О'Лири выполнил то, что ему поручили, и положил папку с президентской речью на деревянный пюпитр. Нет, решил Райан. Нет. Он схватил руками края кафедры, чтобы сохранить равновесие, окинул взглядом собравшихся и посмотрел на детей Роджера и Анны Дарлинг. Боль в их глазах пронзила его сердце. Им пришлось нести бремя, возложенное на них долгом, почему-то выпавшим на их долю. Неизвестные «друзья» советовали им проявить больше мужества, чем требовалось в такой момент от любого морского пехотинца, потому, наверно, что их «мама и папа хотели бы этого». Однако не детское дело молча и с достоинством выносить такую острую боль. Этим в силу своих возможностей должны заниматься взрослые. Все, хватит, сказал себе Джек, здесь начинается мой долг. Первейшая обязанность сильных — в защите слабых. Его руки крепче стиснули края кафедры, и боль, которую он испытывал, помогла ему сосредоточиться.

— Марк, Эми, ваш отец был моим другом, — мягко произнёс он. — Мне повезло, я имел удовольствие работать с ним и помогать ему в меру своих возможностей, но на самом деле гораздо больше помог мне он. Я знаю, вы понимали, что папа и мама выполняют важную работу и не всегда у них остаётся время, чтобы провести его с вами, но мне хочется заверить вас, что ваш отец старался проводить с вами каждую свободную минутку, потому что любил вас больше всего на свете — больше своих обязанностей президента, больше всего остального, что давала эта должность, больше всего, о чём только можно подумать, — разве что за исключением вашей мамы. Он очень любил её…

* * *

Какая чепуха! Да, конечно, все любят своих детей. И Дарейи испытывал к ним тёплые чувства, но, что бы ни произошло, дети со временем превращались во взрослых. Их обязанности заключались в том, чтобы учиться, помогать взрослым и иногда исполнять их приказы. А до этого времени они оставались детьми, и мир диктовал им, как следует поступать. Судьба руководила их поступками. Аллах влиял на будущее детей. Аллах был милосердным при всех тяготах жизни. Аятолла был вынужден признать, что даже еврей говорил разумно, цитировал отрывок из своей Торы, в точности соответствующий фразам святого Корана. Сам Дарейи выбрал бы другой отрывок, но это дело вкуса, не так ли? Теология допускала это. Разумеется, вся процедура заупокойной службы — напрасная трата времени, но так обычно происходит на такого рода официальных церемониях. А этот дурак Райан отказался от предоставившейся ему возможности сплотить нацию, предстать перед ней сильным и уверенным руководителем и таким образом укрепить своё положение как главы государства. Подумать только, в такой момент и обращаться к детям!

* * *

Его политические советники наверняка переживают сейчас сердечный приступ, подумала премьер-министр, и ей потребовалось все её самообладание, приобретённое за долгие годы политической деятельности, чтобы сохранить невозмутимое выражение лица. Затем она решила изменить это выражение на сочувственное. В конце концов, не исключено, что он наблюдает за ней, а ведь она была женщиной и матерью и скоро должна встретиться с ним. Премьер-министр чуть склонила голову вправо, чтобы лучше видеть президента. Этот жест может ему понравиться. Через минуту она достанет из сумки платок и вытрет слезы.

* * *

— Мне жаль, что я недостаточно хорошо знал вашу маму. Кэти и я надеялись, что такая возможность ещё представится. Мне хотелось, чтобы Салли, Джек и Кэтлин стали вашими друзьями. Мы говорили об этом с вашим папой. Теперь, наверно, это не произойдёт так, как нам хотелось. — От этого невольного замечания сердце Джека сжалось. Теперь Марк и Эми плакали, потому что он сказал им без слов, что плакать можно, не надо больше сдерживать свои чувства. А вот он не мог позволить себе эту слабость. Сейчас он должен казаться сильным, и Райан до боли сжал края кафедры — эта боль помогала ему владеть собой.

— Вам, наверно, хочется понять, почему так случилось. Я не знаю этого, ребята, и только очень сожалею об этом. Мне хотелось бы найти того, кто способен был бы ответить на этот вопрос, но мне не удалось отыскать такого человека.

* * *

— Господи! — хрипло воскликнул Кларк, едва сдерживая рыдания. В его кабинете, как и у всех высокопоставленных сотрудников ЦРУ, находился телевизор, и церемония заупокойной службы передавалась по всем каналам. — Да, я тоже поискал бы его.

— Знаешь что, Джон? — Чавез лучше держал себя в руках. В такие моменты мужчина должен сохранять спокойствие, быть сильным, чтобы женщинам и детям было к кому прильнуть за поддержкой. По крайней мере этого требовали традиции его народа. А вот мистер К., как всегда, удивил его.

— Что ты хочешь сказать, Доминго?

— У него настоящий характер. Мы служим человеку с настоящим мужским характером.

Джон повернулся и посмотрел на Чавеза. Ну кто бы поверил в это? Два оперативника ЦРУ, два крутых офицера полувоенной службы думают так же, как их президент. Приятно сознавать, что он с первого раза правильно понял Райана. Черт побери, он в точности напоминает своего отца. Жалко, что судьба лишила его возможности лучше узнать того Райана. Интересно, захочет ли Джек стать их следующим президентом, выбранным народом. Он вёл себя не так, как все остальные, а как настоящий мужчина. Но разве это плохо? — спросил себя Кларк.

* * *

— Я хочу, чтобы вы знали: в любое время вы можете обратиться к Кэти и ко мне. Вы не остались одни в этом мире и никогда не останетесь. У вас есть ваша семья, и теперь моя семья тоже с вами, — пообещал Райан. Ему было нелегко, но он был обязан сказать то, что сказал сейчас. Роджер был другом, и долг Джека позаботиться о его детях. Он поступил так с семьёй Бака Циммера и теперь сделает то же самое для детей Роджера.

— Я хочу, чтобы вы гордились своими мамой и папой. Ваш отец был хорошим человеком и преданным другом. Он не жалел сил на то, чтобы американский народ жил лучше. Перед ним стояли трудные задачи, их решение отнимало у него много времени, которое он мог бы провести с вами, но ваш отец был великим человеком, а великие люди ставят перед собой великие цели. Ваша мать всегда была рядом с ним и тоже неустанно трудилась на благо народа. Вы должны навсегда сохранить память о них в своих сердцах. Вспоминайте все, что они говорили вам, как они обращались с вами, играли и шутили, — именно так мамы и папы выказывают любовь к своим детям. Вы никогда не забудете этого. Никогда, — заверил их Джек, надеясь своими словами смягчить жестокий удар, нанесённый судьбой. Он сделал все, что мог. Пора кончать.

— Марк, Эми, Господь решил забрать ваших маму и папу к себе. Он не объясняет нам принятых им решений, и мы не можем… не можем противиться им. Мы просто не можем… — Голос Райана дрогнул.

* * *

Какой мужественный поступок, подумал Кога. Райан решил не скрывать своих эмоций. Кто угодно мог подняться на трибуну и произнести обычную политическую болтовню, и большинство государственных мужей — как этой страны, так и других — именно так бы и поступили. Но Райан не относился к их числу. То, что он обратился к детям погибшего президента, было блестящим шагом — такой была первая мысль Коги. Но это не был простой политический манёвр. Оказывается, новый американский президент — настоящий мужчина. Он не был актёром, не играл роли, стоя за кафедрой. Райану не требовалось демонстрировать силу и решимость. Кога знал почему. Лучше всех здесь японский премьер-министр чувствовал силу и мужество этого президента. Да, он правильно оценил его несколько дней назад, ещё сидя у себя в кабинете и глядя на экран телевизора. У Райана характер самурая, причём бесстрашного и твёрдого самурая. Он поступает так, как считает нужным, и его не беспокоит, что подумают о нём окружающие. Японский премьер-министр надеялся, что Райан не совершил ошибки, когда спустился по ступенькам и подошёл к детям Дарлинга. Он обнял их, и все увидели, как на глазах его выступили слезы. Кога услышал всхлипывания в рядах, где сидели главы государств, однако знал, что в большинстве своём они были притворными — или самое большее мгновенными проявлениями ещё сохранившейся у них человечности, которые скоро улетучатся. Он пожалел, что вынужден сохранять самообладание, но традиции его культуры были суровыми, к тому же на его страну пал позор за эту чудовищную трагедию, виновником которой был один из его сограждан. Ему приходилось вести политическую игру, хотя и против собственной воли, и на него произвело огромное впечатление не то, что Райан отступил от политической игры, а то, что он просто от неё отмахнулся. Интересно, подумал Кога, понимает ли американский народ, как ему повезло.

* * *

— Он совсем не воспользовался написанной для него речью, — удивился ведущий. Текст выступления президента был разослан во все крупные средства массовой информации с тем, чтобы репортёры могли повторить наиболее важные отрывки и таким образом усилить впечатление на телезрителей. Вместо этого ведущему пришлось делать заметки, что у него плохо получалось, так как давно прошло время, когда он работал репортёром.

— Ты прав, — неохотно согласился комментатор. Так теперь не делается. На экране перед собой он видел, что Райан по-прежнему обнимает детей Дарлинга, и это тоже несколько затянулось. — Полагаю, президент решил, что для них это очень важно…

— Это действительно важно, в этом нет сомнения, — вмешался ведущий.

— Но мистеру Райану нужно управлять огромной страной, и в этом заключается его первостепенный долг. — Комментатор покачал головой, явно думая, но пока не решаясь добавить вслух «как президента».

* * *

Джек разжал, наконец, свои объятья. Шок исчез из глаз детей, осталась только боль. Он подумал, что это, наверно, к лучшему — детям нужно было дать выход своему горю, — но вряд ли упростило положение, потому что на детей такого возраста вообще не должно обрушиваться подобное бремя. Но Марка и Эми подмяла под себя эта страшная трагедия, и он должен был попытаться хоть как-то смягчить испытываемую ими боль. Райан посмотрел на родственников, сопровождающих детей. По их лицам текли слезы, но сквозь слёзы Райан поймал взгляды, полные благодарности, они говорили ему, что он сумел чего-то добиться. Он кивнул и вернулся к своему месту. Кэти посмотрела на него. У неё в глазах тоже были слезы, и хотя она не могла говорить, её рука крепко сжала его руку. Джек заметил ещё один пример предусмотрительности своей жены. На ней сегодня не было макияжа, который расплылся бы от слез. Райан внутренне улыбнулся. Он не любил макияжа, тем более что его жена в нём и не нуждалась.

* * *

— А что известно о его жене?

— Она врач, точнее, глазной хирург, считается одним из лучших в Америке. — Он посмотрел в свои записи. — В американских средствах массовой информации говорится, что она продолжает работать, несмотря на своё официальное положение.

— А их дети?

— О них пока ничего не известно… Я выясню, в какой школе они учатся. — Он увидел вопросительный взгляд в глазах аятоллы и поспешил объяснить:

— Если его жена будет продолжать работать врачом, тогда, по-моему, дети будут продолжать учёбу в тех же школах.

— Как это тебе удастся?

— Тут ничего сложного. Все новости, поступающие в средства американской массовой информации, проходят через компьютер. О Райане написано немало. Думаю, смогу выяснить все, что нам требуется. — На самом деле он узнал уже порядком о самом Райане, но не о его семье. Современная технология упростила работу разведчика. Он уже знал возраст Райана, рост, вес, цвет глаз и волос, почти все личные привычки, любимые блюда и напитки, клубы гольфа, к которым он принадлежал, — словом, массу мелочей, которые были отнюдь не мелочами для человека его профессии. Ему не требовалось спрашивать своего хозяина, о чём тот думает. Они упустили благоприятную возможность, когда под сводами Национального кафедрального собора собрались все главы государств, но такая возможность может повториться.

* * *

Пропет последний псалом, и заупокойная служба закончилась. Солдаты вернулись в собор, чтобы вынести гробы, и процессия двинулась в обратном направлении. Марк и Эми справились со своими чувствами, в чём им помогли родные, и последовали за телами родителей. Джек повёл свою семью следом. Кэтлин было скучно, и она с радостью вышла из здания. Маленький Джек жалел детей Дарлинга. Салли выглядела обеспокоенной. Ему придётся поговорить с нею. Идя по проходу, он видел совсем рядом множество лиц, и его несколько удивило то, что в передних четырех или пяти рядах смотрели не на гробы, а на него. Значит, они всё время не сводили с меня глаз? Главы государств, мои коллеги, подумал Джек, пытаясь понять, членом какого нового клуба он оказался. На нескольких лицах было дружеское участие. Принц Уэльский, не являющийся главой государства и потому по дипломатическому протоколу стоящий позади остальных — некоторые из них были отъявленными бандитами, но тут ничего не поделаешь, — дружески кивнул. Да, он поймёт меня, подумал Джек. Хотелось посмотреть на часы — он испытывал поразительную усталость, хотя понимал, что прошёл слишком короткий срок, но его строго предупредили, что смотреть на часы недопустимо, даже посоветовали снять их совсем. Президенту не нужны часы. Рядом всегда находятся люди, готовые сообщить ему, что надлежит делать дальше, подобно тому как сейчас на вешалке уже разыскивали его пальто и верхнюю одежду семьи, которую они наденут, прежде чем выйти из собора. Рядом стояла Андреа Прайс и остальные агенты его личной охраны. Снаружи их окажется ещё больше: целая маленькая армия с пистолетами наготове и страхом в душе и автомобилем, который доставит его на место, где ему надлежит выполнить очередные официальные обязанности, оттуда его мгновенно перевезут на другое место, и так далее, и так далее.

Он не мог допустить, чтобы вся его жизнь протекала под столь жёстким контролем, и нахмурился от одной этой мысли. Он будет делать своё дело, но не допустит ошибки, которую совершили Роджер и Анна. Из головы не шли лица, смотревшие на него, когда он выходил из собора, и он понял, что его могут заставить вступить в этот клуб, но он никогда не сделает этого по доброй воле. По крайней мере так он сказал себе.

Глава 8

Смена командования

К счастью, церемония на авиабазе Эндрюз оказалась короткой. Из собора гробы доставили на катафалках, а официальные представители остались в центре Вашингтона и разъехались по своим посольствам. Президентский самолёт «ВВС-1» стоял на взлётной полосе, готовый последний раз доставить семью Дарлингов в Калифорнию. Здесь порядка было намного меньше. Был выстроен ещё один почётный караул, чтобы отсалютовать гробам, покрытым звёздно-полосатыми флагами, но атмосфера тут изменилась. Толпа была меньше и состояла в основном из служащих ВВС и других родов войск, непосредственно соприкасавшихся с президентской командой. По просьбе семьи похороны будут проходить в частной обстановке и присутствовать на них будут одни родственники, что было, наверно, лучше для всех. И вот здесь, на Эндрюз, в последний раз пробили барабанную дробь и оркестр в последний раз исполнил «Привет вождю»[27]. Марк стоял, вытянувшись по стойке смирно, прижав к сердцу ладонь, — можно было не сомневаться, что этот жест появится завтра на обложках всех иллюстрированных журналов. Хороший мальчик, делает все, что в его силах, и при этом проявляет больше мужества, чем сам предполагает. Автопогрузчик отвёз оба гроба к грузовому люку, где их разместят; к счастью, этот этап был скрыт от взглядов присутствующих. Наконец настало время расставаться. Родственники Дарлинга поднялись по трапу в VC-25 — это будет их последний полет в самолёте, принадлежащем президентской эскадрилье. Теперь этот самолёт не сможет даже пользоваться позывным «ВВС-1», потому что этот сигнал принадлежал президенту, а на борту его не было. Райан следил за тем, как самолёт вырулил на середину взлётной полосы и затем помчался по ней, набирая скорость. Телевизионные камеры не упускали его из виду, пока он не превратился в чёрную точку в небе. Райан тоже не сводил с него глаз. К этому времени звено истребителей F-16, прекративших патрулирование неба над Вашингтоном, совершило посадку на авиабазе. Когда последний истребитель коснулся дорожки, Райан со своей семьёй поднялся на борт вертолёта, обслуживаемого корпусом морской пехоты, чтобы возвратиться в Белый дом. Члены экипажа приветливо заботились о детях. Маленькому Джеку, после того как он пристегнулся в кресле, вручили нашивку морского пехотинца. Мрачное настроение, тяготевшее надо всеми весь день, после этого изменилось. У экипажа вертолёта морской пехоты VMH-1 появилась новая семья, о которой надо заботиться, и жизнь для них продолжалась.

Тем временем обслуживающий персонал Белого дома трудился не покладая рук, перевозя сюда вещи семьи Райанов (все утро они занимались тем, что вывозили вещи семьи Дарлингов), переставляя мебель, поскольку с этого дня семья нового президента будет спать в доме, первым обитателем которого был Джон Адамс[28].

Дети оставались детьми и глядели в окна, когда вертолёт начал снижаться. А родители их молча смотрели друг на друга.

С этого момента все менялось. На семейных похоронах, где присутствуют только родственники, сейчас наступало время поминок. Полагалось отбросить скорбь и вспоминать, каким хорошем парнем был Роджер, говорить об изменениях в жизни, об учёбе детей, наконец, о переходе бейсболистов из команды в команду. Это делалось для того, чтобы вернуться к нормальной жизни после печального и трудного дня. То же самое происходило и с Райанами, хотя и несколько иначе. Когда вертолёт совершил посадку на южной лужайке, их прибытия уже ждал официальный фотограф Белого дома. Когда открылась дверца вертолёта и были опущены ступеньки, у нижней встал капрал морской пехоты в парадном синем мундире. Первым по трапу спустился президент, капрал отсалютовал ему, и Райан машинально ответил тем же, настолько твёрдо закрепились в нём уроки, полученные в Куантико больше двадцати лет назад. Затем из вертолёта вышла Кэти, а за нею и ребята. Агенты Секретной службы выстроились, образовав нечто вроде редкого коридора, который указывал, куда идти. Телевизионные камеры службы новостей были установлены слева, но на этот раз никто не выкрикивал никаких вопросов; это тоже быстро изменится. Войдя в Белый дом, Райаны направились к лифтам и быстро поднялись на второй, «спальный», этаж. Там их ждал Арни ван Дамм.

— Здравствуйте, господин президент.

— Мне переодеться, Арни? — спросил Джек, снимая пальто и передавая его камердинеру. И тут же замер, хотя всего на пару секунд, — его удивило, каким простым и естественным оказалось это движение. Теперь он стал президентом и в повседневной жизни начал автоматически действовать, как подобает президенту. Почему-то это показалось ему более поразительным, чем все то, что он совершал до этого.

— Нет. Вот смотрите. — Глава администрации вручил ему список гостей, уже собравшихся в Восточном зале. Джек пробежал по нему глазами, продолжая стоять посреди коридора. Там были не столько имена людей, сколько названия стран, много дружественных, много знакомых, несколько совсем ему неизвестных, а некоторые… В списке оказался даже бывший советник по национальной безопасности. Райан знал далеко не все, что следовало знать о приглашённых. Пока он читал список, Кэти повела детей к туалетам — или по крайней мере попыталась повести. Понадобилась помощь агента из личной охраны президента, чтобы найти их. Райан вошёл в свой туалет и оглядел в зеркало причёску. На этот раз ему удалось самому привести её в порядок, не обращаясь за помощью к миссис Эббот, но под наблюдением ван Дамма. Даже здесь я не в безопасности, подумал президент.

— Сколько времени это продлится, Арни?

— Не имею представления, сэр.

Райан повернулся к ван Дамму.

— Когда мы наедине, зови меня по-прежнему Джеком, договорились? Если мне приходится исполнять обязанности президента, это ещё не значит, что я — помазанник Божий.

— Хорошо, Джек.

— Взять с собой детей?

— Да, это произвело бы хорошее впечатление… Между прочим, Джек, пока у тебя все получается неплохо.

— Мой спичрайтер сердится на меня? — спросил Райан, поправляя галстук и выходя из туалета.

— Ты действовал интуитивно, и все прошло удачно, но в следующий раз мы можем подготовить текст выступления, принимающий во внимание и это обстоятельство.

Райан задумался над замечанием Арни и возвратил ему список гостей.

— Знаешь, став президентом, я не перестал быть человеком.

— Джек, ты должен привыкнуть к тому, что ты больше не можешь быть «просто человеком». У тебя было несколько дней, чтобы освоиться. Когда ты спускаешься по лестнице в Восточный зал, ты представляешь Соединённые Штаты, а не являешься «просто человеком». Это относится к тебе, к твоей жене и в некоторой степени к детям. — В ответ глава администрации получил гневный взгляд, правда мгновенный, Арни не обратил на него внимания. Это была человеческая реакция, и она не относилась к делу. — Вы готовы, господин президент?

Джек кивнул, размышляя, прав ли Арни, и пытаясь понять, почему замечание ван Дамма вызвало у него такую ярость. И снова он задумался, насколько он прав. Арни — сложный человек. В прошлом он был преподавателем, и в душе им же и остаётся, а потому, как это обычно случается со многими педагогами, время от времени он будет лгать, чтобы слушатели принимали это за жёсткие примеры какой-то более глубокой правды.

В коридоре появился Дон Рассел, который вёл за руку Кэтлин. В волосы её была вплетена красная лента. Увидев мать, девочка вырвалась и подбежала к ней.

— Посмотри, какой бант сделал мне дядя Дон! — восторженно закричала она. По крайней мере один агент личной охраны стал уже членом семьи.

— Вам следовало бы отвести их всех в туалет прямо здесь, миссис Райан. На этаже, предназначенном для государственных приёмов, нет туалетов.

— Ни одного?

— Ни одного, мэм, — покачал головой Рассел. — Когда строили Белый дом, об этом, по-видимому, просто забыли.

Кэролайн Райан схватила двух младших за руки и увела их, исполняя свой материнский долг. Через пару минут они вернулись.

— Хотите, я отнесу её вниз на руках, мэм? — спросил Рассел с добродушной улыбкой. — На высоких каблуках спускаться по лестнице довольно неловко. Внизу я передам её вам.

— Да, конечно. — Все направились к лестнице, и Андреа Прайс включила портативную рацию.

— «Фехтовальщик» и сопровождающие его лица спускаются с жилого этажа на этаж для приёмов, — произнесла она.

— Понял, — ответил агент снизу.

Они услышали шум ещё до того, как достигли последнего поворота мраморной лестницы. Рассел опустил Кэтлин Райан на пол рядом с матерью. Агенты Секретной службы исчезли, словно растворились в воздухе, когда Райаны, Первая семья, вошли в Восточный зал.

— Дамы и господа, — громко объявил мажордом, — президент Соединённых Штатов, доктор Райан, со своей семьёй.

Головы присутствующих повернулись в их сторону. Послышались непродолжительные аплодисменты, которые быстро стихли, но взгляды остались. Они кажутся достаточно дружелюбными, подумал Райан, хорошо зная, что далеко не все. Они с Кэти отошли чуть влево, и образовалась очередь лиц, которых им стали представлять.

Главы государств подходили главным образом по одному, хотя некоторые приехали с жёнами. Сотрудница протокольного отдела, стоя слева от Райана, шептала ему на ухо имена каждого из подходящих, и он не мог скрыть удивления, каким образом она узнает всех с первого взгляда. Процессия людей, подходивших к нему, вовсе не была такой беспорядочной, как это могло показаться. Послы стран, главы которых не приехали на похороны, стояли поодаль со стаканами «перрье» с лимоном, но и они не могли скрыть профессионального любопытства, поглядывая на нового президента и на то, как он приветствует подходящих к нему мужчин и женщин.

— Премьер-министр Бельгии, мсье Арно, — прошептала сотрудница протокольного отдела. Фотограф Белого дома быстро щёлкал камерой, стараясь запечатлеть каждую официальную встречу. Две телевизионные камеры делали то же самое, хотя и намного тише.

— Ваша телеграмма была весьма любезной, господин премьер-министр, и она прибыла в такой нужный момент, — сказал Райан, надеясь, что его слова звучат достаточно убедительно и что Арно читал её — ну, конечно же, читал, уж наверняка не писал.

— Ваше обращение к детям было таким трогательным. Я уверен, что все остальные придерживаются такой же точки зрения, — ответил премьер-министр, пожимая руку Райана, стараясь оценить её силу и твёрдость, глубоко заглядывая в глаза президента и испытывая удовольствие от искусно скрытой лживости своего приветствия. Всё-таки он действительно прочитал телеграмму, признал её текст удовлетворительным и был доволен, услышав реакцию Райана на неё. Бельгия относилась к числу союзников, и начальник службы военной разведки тщательно проинструктировал Арно перед отъездом. Генерал несколько раз встречался с Райаном на конференциях НАТО, и ему всегда нравилась американская оценка намерений советской стороны — теперь русской. Смысл брифинга, проведённого начальником службы военной разведки сводился к тому, что о Райане трудно что-то сказать как о государственном деятеле, но это умный и способный аналитик. Теперь у Арно сложилась собственная точка зрения — по чистой случайности у первого в длинной веренице глав государств, — ему достаточно было соприкосновения рук и внимательного взгляда, которые дополнил многолетний опыт. Затем он перешёл к Кэролайн.

— Доктор Райан, я весьма наслышан о вас. — Он поцеловал ей руку, как это принято в Европе. Ему никто не сказал, как привлекательна первая леди и как изящны её руки. Ну что ж, ведь она хирург, не правда ли? Для неё все это внове, она чувствует себя не в своей тарелке, но старается справиться с собой.

— Спасибо, господин премьер-министр, — ответила Кэти, услышав от своей сотрудницы протокольного отдела, стоящей сзади, кто этот джентльмен. То, как он поцеловал ей руку, подумала она, кажется излишне театральным… но всё-таки приятно.

— Ваши дети — настоящие ангелочки.

— Благодарю вас, мне приятно это слышать. — Затем он отошёл от неё, уступив место президенту Мексики.

Пятнадцать телевизионных камер перемещались по залу в сопровождении пятнадцати репортёров, потому что это была рабочая встреча президента. От рояля в отдалённом углу зала доносилась лёгкая классическая музыка — не совсем та, что по радио называют «лёгкой», но достаточно близкая к ней.

— Вы давно знакомы с президентом? — Задал вопрос премьер-министр Кении, с удовольствием увидевший в зале темнокожего адмирала.

— Да, мы познакомились несколько лет назад, сэр, — ответил Робби Джексон.

— Робби! Извините меня, адмирал Джексон, — поправился принц Уэльский.

— Здравствуйте, капитан. — Джексон тепло пожал ему руку. — Давно не встречались, сэр.

— Вы знакомы — ах да, конечно! — понял кениец. Тут он увидел своего коллегу из Танзании и направился к нему, чтобы поговорить о делах, оставив двух знакомых наедине.

— Как у него дела — в действительности, я хочу сказать? — спросил принц, смутно опечалив Джексона. У этого человека тоже поручение. Он послан сюда как друг, но выполняет — Робби знал это — политическое задание. После возвращения в посольство Её Величества он продиктует отчёт о встрече. Этим он выполнит деловое поручение. С другой стороны, задан вопрос, и Джексон должен ответить на него. Однажды жаркой штормовой ночью они трое недолго «служили» вместе, воюя бок о бок.

— Пару дней назад он провёл короткую встречу с исполняющими обязанности начальников штабов. Завтра состоится рабочая встреча. С Джеком всё будет в порядке, — решил ответить глава J-3, Оперативного управления Объединённого комитета начальников штабов. Джексон постарался, чтобы его ответ прозвучал как можно убедительней. У него не было иного выбора. Теперь Джек стал верховным главнокомандующим и лояльность Джексона по отношению к нему стала делом чести и закона, а не просто человечности.

— А ваша жена? — Он посмотрел на Сисси Джексон, беседующую с Салли Райан.

— Все ещё пианистка номер два в Национальном симфоническом оркестре.

— А кто номер один?

— Димитри Миклос. У него руки побольше, — объяснил Джексон. Он решил, что с его стороны будет невежливым задавать вопросы о семье принца Уэльского.

— Вы хорошо поработали в Тихом океане.

— Это верно. К счастью, нам не пришлось убивать слишком много людей. — Джексон посмотрел своему другу — почти другу — прямо в глаза. — Иначе происходящее перестало бы быть забавой. Вы понимаете меня?

— Он сможет справиться со своей работой, Робби? Вы ведь знаете его лучше меня.

— Капитан, он обязан справиться с работой, у него просто нет другого выхода, — ответил Джексон, глядя на своего друга, ставшего теперь верховным главнокомандующим, и помня, как ненавидит Джек такие официальные приёмы. Наблюдая за тем, как его новый президент спокойно беседует с подходящими к нему главами государств, адмирал просто не мог не вспомнить прошлое. — Прошло немало времени с тех пор, как он преподавал историю в колледже, Ваше Высочество, — шёпотом заметил Джексон.

Для Кэти Райан главная задача заключалась в том, чтобы поберечь руку. Как ни странно, она была лучше знакома с подобными официальными приёмами, чем её муж. Являясь ведущим хирургом в Офтальмологическом институте Уилмера медицинского центра Хопкинса, она на протяжении ряда лет была вынуждена часто принимать участие в мероприятиях, целью которых было обеспечить финансирование института — по сути дела это было не что иное, как высококлассный вариант попрошайничества, — и Джек пропускал почти все мероприятия такого рода, всякий раз к её неудовольствию. И вот она снова встречает незнакомых людей, с которыми ей больше никогда не придётся увидиться, причём ни один из них не согласится поддержать её программу научных исследований.

— Премьер-министр Индии, — послышался тихий голос сотрудницы протокольного отдела.

— Здравствуйте. — Первая леди приветливо улыбнулась и пожала протянутую руку, которая, к счастью, оказалась тонкой и хрупкой.

— Должно быть, вы очень гордитесь своим мужем.

— Я всегда гордилась Джеком. — Кэти Райан была с нею одного роста. Она заметила, премьер-министр Индии щурит глаза за стёклами очков. Наверно, ей следует прописать другие очки, по-видимому, у неё бывают головные боли от того, что она давно не меняла стекла. Странно. В Индии работают весьма квалифицированные офтальмологи. Далеко не все остаются в Америке.

— И такими прелестными детьми, — добавила премьер-министр.

— Вы весьма любезны, — механически улыбнулась Кэти, понимая, что это замечание так же легковесно, как облака в небе. Кэти внимательнее посмотрела в глаза женщины и поняла, что индийскому государственному деятелю что-то в ней не нравится. Она считает, что лучше меня. Но почему? Потому что она глава государства, а Кэролайн Райан всего лишь хирург? Неужели что-то изменилась бы, будь она адвокатом? Нет, вряд ли, подумала Кэти. Её мозг лихорадочно работал, перебирая различные варианты — так случалось, когда в ходе хирургической операции происходило что-то неожиданное и опасное. Нет, дело совсем не в этом. Кэти вспомнила вечер здесь же, в Восточном зале, когда она встретилась с Элизабет Эллиот. Тогда собеседница смотрела на неё с таким же надменным выражением: я лучше тебя из-за того, какую должность занимаю и что делаю. «Хирург» — это кодовое название, присвоенное ей Секретной службой, отнюдь не вызвало у неё раздражения — глубоко заглянула в тёмные глаза гостьи. Нет, здесь что-то другое, более значительное. Кэти отпустила её руку, когда к ней подошёл очередной государственный деятель.

Премьер-министр отошла в сторону и направилась к официанту, чтобы взять с подноса стакан сока. Обратило бы на себя внимание, поступи она так, как ей действительно хотелось. Она это сделает на следующий день, в Нью-Йорке. А пока она посмотрела на своего коллегу из Китайской народной республики, приподняла свой стакан не больше чем на сантиметр и кивнула, не меняя выражения лица. Никакой улыбки. Достаточно выражения глаз.

— Это верно, что вас зовут «Фехтовальщиком»? — с лукавой улыбкой спросил принц Али бин Шейк.

— Да, верно. Меня прозвали так из-за того подарка, который вы мне преподнесли, — ответил Джек. — Благодарю вас за то, что вы прибыли сюда.

— Нас, мой друг, связывают прочные узы. — Его королевское высочество ещё не был главой государства, но из-за болезни своего суверена принимал на себя все больше и больше обязанностей короля по управлению Саудовской Аравией. Сейчас он возглавлял сферу международных отношений и разведывательную службу — первая была создана по образцу Уайтхолла, а последняя — под руководством израильского Моссада, в результате одного из самых необычных и малоизвестных противоречий в той части земного шара, которая отличается взаимозависимым отсутствием логики. В общем Райан был этим доволен. Несмотря на то что ему приходилось заниматься множеством дел, принц Али справлялся с ними.

— Вы ещё не встречались с Кэти? Принц повернул голову.

— Нет, но я знаком с вашим коллегой, доктором Катцем. Он принимал участие в обучении моего личного офтальмолога. Вашему мужу очень повезло, доктор Райан.

Почему арабов считают холодными, грубыми с женщинами, лишёнными чувства юмора? — спросила себя Кэти. Судя по принцу Али, этого не скажешь. Принц мягко взял её руку.

— А-а, вы, должно быть, встретили Берни, когда он ездил к вам в девяносто четвёртом году, — заметила Кэти. Институт Уилмера помог создать в Эр-Рияде офтальмологический институт, и Берни провёл в Саудовской Аравии пять месяцев, обучая специалистов.

— Он сделал операцию моему двоюродному брату, пострадавшему в авиационной катастрофе. Теперь брат снова летает. Это ваши дети?

— Да, Ваше высочество. — Этот политический деятель будет занесён в её личную картотеку как хороший парень.

— Вы не будете возражать, если я поговорю с ними?

— Буду только рада. — Принц кивнул и направился к детям. Кэролайн Райан, повторил про себя принц Али, занося её в свою собственную картотеку. Обладает высоким интеллектом, весьма проницательна. Гордая женщина. Окажет немалую помощь своему мужу, если он захочет использовать её для этой цели. Как жаль, подумал принц, что традиции его собственного народа не позволяют шире использовать женщин. Пока он ещё не стал королём, может быть, не станет им совсем, но даже если и займёт королевский трон, существуют пределы его власти, которые он не сможет преодолеть даже при самых благоприятных обстоятельствах. Его нации предстоит ещё такой длительный путь развития, хотя многие забывают о том, как поразительно далеко прыгнуло королевство на протяжении жизни всего двух поколений. И всё-таки между ним и Райаном существуют тесные узы дружбы и благодаря этому тесные узы дружбы связывают Америку и королевство. Он направился к детям Райана, но ещё до того, как подошёл к ним, уже увидел все, что ему требовалось. Дети были несколько ошеломлены происходящим. Младшая дочь освоилась быстрее всех, под зорким взглядом агента Секретной службы она пила лимонад, пока несколько жён дипломатов пытались говорить с нею. Она привыкла, чтобы на неё обращали внимание, как это обычно бывает с маленькими детьми. Мальчик, сын Райана, казался смущённым больше других, но это нормально для парня его возраста, уже не ребёнка, но ещё не мужчины. Старшая дочь — в документах её называли Оливией, но отец звал девочку Салли — находилась сейчас в самом трудном возрасте. Принца Али удивило, что детям Райана происходящее внове. Родители явно защищали их от официальной жизни Джека. Несомненно, кое в чём дети избалованы, но на их лицах нет того скучного надменного выражения, которое бывает у других детей их положения. Многое можно узнать о характере мужчины и женщины, глядя на их детей. Через мгновение он склонился над Кэтлин. Сначала девочка была удивлена его странным одеянием — Али боялся мороза и потому выглядел особенно необычно, — но через несколько секунд его тёплая улыбка расположила её к нему, и она потянулась ручонками к его густой бороде, пока Дон Рассел, стоя в метре от них, бдительно следил за нею — словно медведь на страже. Принц Али посмотрел на него, и мужчины обменялись быстрым, понимающим взглядом. Он знал, что и Кэти Райан наблюдает за ними. Существует ли более надёжный путь к сердцам родителей, чем подружиться с их детьми? Но в этом было нечто большее, и в своём письменном отчёте, адресованном министрам, он предупредит их, чтобы те не судили о Райане по его несколько нескладной речи на похоронах. То, что он не был обычным политическим деятелем, возглавившим страну, совсем не означало, что он не сумеет управлять ею.

Но некоторые будут делать выводы, исходя из этого выступления.

И многие из них находились в этом зале.

* * *

Сестра Жанна-Батиста изо всех сил старалась отмахнуться от своего недомогания, работала до самого заката, несмотря на жаркий день, пыталась терпеть, но вскоре недомогание переросло в настоящую боль. Сначала она полагала, что слабость уйдёт сама собой, как это обычно бывает при большинстве заболеваний. Сразу после приезда, в первую же неделю, она заболела малярией и так и не вылечилась от неё до конца. Она и решила, что это очередной приступ малярии, но потом поняла, что ошибается. Лихорадка, которую она отнесла на счёт типично жаркого дня в Конго, тоже не объясняла появившиеся симптомы. Сестру удивил охвативший её страх. Хотя она много ухаживала за больными и утешала их, но так и не поняла, что они испытывают страх. Она знала, что они испуганы, понимала их страхи и отвечала на них молитвой и добротой. А вот теперь впервые в жизни она познала суть страха. Она видела страх в глазах умирающих. Не часто, но видела. Большинство больных не заходило так далеко. А Бенедикт Мкуза дошёл до этой стадии, хотя ему от этого мало пользы. Он несомненно умрёт к вечеру, сказала ей сестра Мария-Магдалена после утренней мессы. Всего три дня назад она вздохнула бы, утешив себя мыслью, что на небесах появится новый ангел. Но не на этот раз. Теперь она боялась, что ангелов будет два. Сестра Жанна-Батиста оперлась плечом о притолоку. В чём она промахнулась? Она была осторожной медсестрой и не допускала ошибок. Ну что ж, ничего не поделаешь.

Нужно уйти из палаты. Она так и сделала, направившись по крытому проходу в соседнее здание, прямо в лабораторию. Доктор Моуди сидел, как всегда, на своём месте, увлечённый работой, и не слышал её шагов. Когда он повернулся, потирая глаза после двадцати минут работы с микроскопом, то с удивлением увидел, что у святой женщины левый рукав закатан выше локтя, резиновая трубка стягивает предплечье, а ниже в вену воткнута игла. Она уже взяла у себя третью пробу — пять кубиков крови, отбросила одноразовую иглу и опытными руками поставила новую, чтобы взять четвёртую.

— В чём дело, сестра?

— Доктор, мне кажется, что вам нужно сделать анализ этих проб прямо сейчас. Только прошу вас, наденьте стерильные перчатки.

Моуди подошёл к ней и остановился на расстоянии метра, ожидая, когда она вытащит иглу из вены. Он посмотрел на её лицо и глаза — как и женщины в его родном городе Куме, она одевалась просто и опрятно. Этими монахинями можно во многом восхищаться: всегда приветливые, работают с утра до ночи и преданы своему ложному богу — впрочем, это не совсем так. Они были святыми, их уважал сам пророк, но шиитская ветвь ислама относилась к таким людям с меньшим уважением, чем… нет, эти мысли он отложит до другого случая. Он видел это в её глазах, даже более отчётливо, чем распознавали его опытные органы чувств по внешним симптомам, он видел, что она знает.

— Садитесь, сестра, прошу вас.

— Нет, я должна…

— Сестра, — повторил врач более твёрдо, — теперь вы пациент. Прошу вас поступать так, как вам говорят, хорошо?

— Доктор, я…

Его голос смягчился. Нет смысла требовать от неё повиновения, и эта женщина действительно не заслужила такого обращения перед лицом Бога.

— Сестра, вы проявили столько заботы и преданности к пациентам этой больницы. Прошу вас, позвольте проявить хотя бы часть всего этого по отношению к вам.

Жанна-Батиста послушалась. Доктор Моуди начал с того, что надел стерильную пару резиновых перчаток. Затем он измерил её пульс — 88, кровяное давление — 138/90, температуру — 39 градусов. Все показатели выше нормы, первые два из-за третьего, а также от того, о чём она думала. У неё могло быть любое заболевание, от самого тривиального до смертельного, но сестра ухаживала за мальчиком Мкузой, а этот несчастный ребёнок умирал. Моуди оставил её, осторожно взял пробирки с образцами крови и перенёс их к своему микроскопу.

Моуди хотелось быть хирургом. Младший из четырех сыновей, племянников руководителя своей страны, он хотел скорее подрасти, наблюдая за тем, как его старшие братья отправлялись на войну с Ираком. Двое из них погибли, а третий вернулся искалеченным и умер позднее от заражения крови, которое началось от так и не вылеченной руки. Моуди хотел стать хирургом, чтобы спасать жизни воинам Аллаха и дать им ещё одну возможность воевать за Его Святое Дело. Но затем это желание изменилось — он узнал об инфекционных заболеваниях, а это тоже способ встать на защиту Святого Дела, и вот теперь, после многих лет, его желание наконец исполняется.

Через несколько минут он вошёл в инфекционную палату. Моуди знал, что существует аура смерти. Может быть, образ её был следствием воображения, но сам факт, несомненно, существовал. Как только сестра принесла ему образцы крови, он разделил их на две порции, одну пробирку, тщательно упакованную, послал воздушным путём в Центр по контролю за инфекционными болезнями, который находился в Атланте, штат Джорджия, в США — там был и Всемирный центр по анализу редких и опасных инфекций. Вторую пробирку он оставил в холодильнике, ожидая результатов. Центр был, как всегда, предельно оперативен. Несколько часов назад больница получила телекс: лаборатория центра опознала лихорадку Эбола, заирский штамм. Затем последовали подробные инструкции и предупреждения об опасности, которые были совершенно излишними. Вообще-то и диагноз не требовался. В мире мало болезней, убивающих так мучительно, и ни одной, приносящей смерть с такой быстротой.

Казалось, Бенедикт Мкуза проклят самим Аллахом, но Моуди знал, что это не правда — ведь Аллах милосерден и намеренно не убивает юных и невинных. Вернее было бы сказать, что так предписано судьбой, но это тоже не смягчало горя пациента и его родителей. Они сидели у кровати, одетые в защитные комбинезоны, и наблюдали за тем, как перед ними рушится их мир. Мальчик страдал — точнее сказать, корчился в ужасных муках. Некоторые части его тела уже омертвели и начали распадаться, хотя сердце все ещё продолжало гнать кровь по сосудам, а мозг — думать. Единственное, что могло так же воздействовать на человеческое тело, — это огромная доза радиации. Симптомы были поразительно схожи. Внутренние органы сначала отмирали по одному, затем по несколько и наконец все сразу. Мальчик был настолько слаб, что у него прекратилась рвота, зато кровь текла из другого конца желудочного тракта. Одни лишь глаза казались нормальными, хотя кровь сочилась и из глазниц. Тёмные юные глаза, печальные и не понимающие, что происходит, не догадывающиеся, что жизнь, так недавно начавшаяся, теперь несомненно подходит к концу, ищущие помощи родителей, как они делали это все его восемь коротких лет. В палате страшный запах крови мешался с запахами пота и других телесных выделений, и взгляд на лице мальчика становился все более отдалённым. Лёжа прямо здесь, перед ними, он, казалось, исчезал вдали. Доктор Моуди закрыл глаза и прочитал короткую молитву за мальчика, потому что он был всего лишь мальчиком и, хотя не мусульманином, но всё-таки верующим, несправедливо лишённым доступа к писаниям Пророка. Аллах был прежде всего милосердным, и наверняка проявит милосердие к этому мальчику, сразу отправив его в рай. И чем быстрее, тем лучше.

Если аура бывает чёрной, то в палату влилась чёрная аура. Смерть окутывала юного пациента все теснее. Болезненные вдохи становились все реже, глаза, обращённые к родителям, замерли, руки и ноги, вздрагивающие в агонии, двигались все медленнее и наконец успокоились.

Сестра Мария-Магдалена, которая стояла чуть позади между отцом и матерью, положила руку на плечо каждого. Доктор Моуди подошёл к пациенту и прижал стетоскоп к его груди. Он услышал шум, бульканье и неясные звуки рвущихся тканей — это некроз разрушал тело. Ужасный процесс распада продолжался. А вот сердце молчало. Доктор передвинул этот давний врачебный инструмент, чтобы окончательно убедиться, и поднял голову.

— Он умер. Мне очень жаль. — Он мог бы добавить, что такая смерть при лихорадке Эбола оказалась удивительно милосердной — по крайней мере так говорилось в книгах и статьях. Это было первое столкновение Моуди с вирусом, и оно оказалось достаточно ужасным.

Родители сумели сохранить самообладание. Они знали о неминуемом исходе больше суток — довольно, чтобы примириться с этим, но слишком мало, чтобы избежать потрясения от потери сына. Они уйдут и станут молиться, как это положено.

Тело Бенедикта Мкузы будет сожжено, и с ним погибнет вирус. Телекс из Атланты говорил об этом совершенно недвусмысленно. Очень жаль.

* * *

Райан размял пальцы, когда очередь глав государств и дипломатов подошла к концу. Он повернулся к жене, увидел, что она тоже массирует руку, и глубоко вздохнул.

— Принести тебе что-нибудь? — спросил Джек.

— Чего-нибудь прохладительного. У меня завтра две операции. — А ведь Секретная служба все ещё не разработала удобного способа доставки Кэти в больницу, подумал Райан. — И много подобных церемоний нам придётся выносить? — спросила жена.

— Не знаю, — признался президент, хотя понимал, что график встреч разрабатывается на месяцы вперёд и ему придётся придерживаться предложенной программы независимо от желания. По мере того как проходил каждый день, его все больше и больше поражало, что находятся люди, которые стремятся занять эту должность, — здесь столько посторонних обязанностей, что на выполнение основных времени едва остаётся. Однако не исключено, что эти посторонние обязанности и составляют собственно работу.

Появился сотрудник с освежающим напитком для президента и первой леди. Его вызвал другой сотрудник, услышавший желание Кэти. На бумажных салфетках была напечатанная монограмма с силуэтом Белого дома и надписью «Дом президента» под ним. Муж и жена одновременно заметили это и переглянулись.

— Помнишь, как вы с Салли в первый раз ходили в «Мир Диснея»? — спросила Кэти.

Джек понял, что имеет в виду жена. Это было вскоре после того, как дочке исполнилось три года, незадолго до их поездки в Англию и… начала путешествия, которое, по-видимому, теперь не окончится никогда… Все внимание Салли поглотил замок в центре Волшебного королевства, она постоянно глядела на него, где бы они не находились. Она называла его «домом Микки Мауса». Ну что ж, теперь у них свой собственный замок. По крайней мере на некоторое время. Зато плата за проживание в нём очень высока. Кэти подошла к Робби и Сисси Джексонам, которые беседовали с принцем Уэльским. Джек нашёл главу своей администрации.

— Как рука? — спросил Арни.

— Не жалуюсь.

— Тебе повезло, что это не избирательная кампания. В большинстве своём люди считают, что дружеское рукопожатие должно ощущаться как проба силы — мужчина пожимает руку мужчине и тому подобное. По крайней мере присутствующие здесь понимают все это по-другому. — Ван Дамм поднёс к губам стакан «перрье» и окинул взглядом зал. Приём проходил хорошо. Главы государств, послы и прочие политические деятели были увлечены дружескими разговорами. Обмен шутками, любезностями. Негромкий смех. Атмосфера дня изменилась.

— Итак, сколько экзаменов я сдал сегодня и сколько провалил? — тихо спросил Райан.

— Тебе нужен честный ответ? Не знаю. Они хотят увидеть нечто иное. Постоянно помни это, — ответил Арни.

А некоторым просто на все наплевать, потому что они приехали сюда из-за своих внутренних политических причин, мысленно добавил он, но даже при таких обстоятельствах сказать это вслух не решился.

— Да я и сам об этом догадался, Арни. А теперь мне следует походить по залу и поговорить с гостями, верно?

— Поговори с Индией, — посоветовал ван Дамм. — Адлер считает это важным.

— Понял. — По крайней мере он помнил, как она выглядит. Столько лиц в веренице желающих поговорить с ним, пожать ему руку сразу превращались в неясные расплывчатые пятна, как это обычно бывает на слишком больших приёмах. Из-за этого Райан чувствовал себя обманщиком. Считалось, что у политических деятелей прямо-таки фотографическая память на имена и лица. У Джека такой памяти не было, и он подумал, а нет ли методики приобрести её. Он передал свой стакан сока официанту, вытер губы одной из салфеток с монограммой Белого дома и направился к Индии. По дороге его перехватила Россия.

— Здравствуйте, господин посол, — сказал Джек. Валерий Богданович Лермонсов прошёл перед ним во время церемонии представления и пожал ему руку, но тогда не было времени передать новому президенту то, что ему поручило правительство России. Они опять обменялись рукопожатиями. Лермонсов был кадровым дипломатом и пользовался популярностью в дипломатическом мире Вашингтона. Ходили слухи, что он на протяжении многих лет сотрудничал с КГБ, но Райан вряд ли мог обвинить его в этом.

— Моё правительство просило меня поинтересоваться у вас, господин президент, согласны ли вы будете приехать в Москву, если поступит такое предложение.

— Не буду возражать, господин посол, но мы были там всего несколько месяцев назад, да и к тому же сейчас у меня очень напряжённое расписание.

— Ничуть в этом не сомневаюсь, однако моё правительство хотело бы обсудить с вами некоторые вопросы, представляющие взаимный интерес. — Услышав эту кодовую фразу, Райан повернулся к русскому дипломату.

— Вот как?

— Я опасался, что ваше напряжённое расписание может помешать этому, господин президент. Может быть, вы согласитесь принять личного представителя для неофициального обсуждения некоторых проблем?

Джек знал, что этим личным представителем может быть только один человек.

— Сергея Николаевича?

— Вы согласитесь принять его? — повторил посол. На мгновение Райана охватила если не паника, то беспокойство. Сергей Головко возглавлял Службу безопасности — заново рождённый, меньший по размерам, но по-прежнему мощный КГБ. Кроме того, Головко относился к числу тех немногих наделённых умом людей в составе российского правительства, которые пользовались доверием президента России Эдуарда Петровича Грушевого, а тот сам был одним из немногих людей в мире, у которого проблем было ещё больше, чем у Райана. Более того, Грушевой держал Головко рядом с собой, подобно тому как Сталин держал Берию, потому что ему нужен был умный, опытный и решительный советник. Впрочем, такое сравнение, строго говоря, не было справедливым, но Головко собирался приехать в Америку вовсе не для того, чтобы передать Райану рецепт приготовления борща. Фраза «вопросы, представляющие взаимный интерес», обычно означала серьёзные проблемы; то, что посол обратился непосредственно к президенту, а не через Госдепартамент, тоже указывало на это. Настойчивость Лермонсова ещё более подчёркивала неотложность возникших проблем.

— Сергей — мой старый друг, — ответил Джек с приветливой улыбкой. С того самого момента, когда держал пистолет у моего виска, подумал Райан. — Он всегда желанный гость в моём доме. Договоритесь с Арни относительно удобного времени, ладно?

— Я так и сделаю, господин президент.

Райан кивнул и пошёл дальше. Принц Уэльский беседовал с премьер-министром Индии, ожидая прихода американского президента.

— Рад снова встретиться с вами, госпожа премьер-министр. И с вами, Ваше Высочество, — любезно приветствовал их Райан.

— Нам казалось, что было бы неплохо внести ясность в некоторые вопросы.

— И что это за вопросы? — поднял брови президент. Его словно пронзило током — он понял, о чём пойдёт речь.

— Я имею в виду неприятный инцидент в Индийском океане, — сказала премьер-министр. — Мы тогда просто не поняли друг друга.

— Я… я рад, что вы так считаете.

* * *

Даже у армии бывают выходные дни, и похороны президента стали таким днём. Как «синие» так и «силы противника» сделали перерыв. Это относилось и к командирам. Дом генерала Диггза стоял на вершине холма, откуда открывался вид на поразительно унылую долину, но, несмотря на это, всё было великолепно, как и воздух, тёплый от ветра, дующего из Мексики, что позволило жарить барбекю во внутреннем дворе, огороженном стеной и зарослями кустарника.

— Вам приходилось встречаться с президентом Райаном? — спросил Бондаренко, делая глоток пива.

Диггз отрицательно покачал головой, перевернул гамбургеры на решётке и потянулся за своим особым соусом.

— Нет, ни разу. Насколько я знаю, он принимал участие в развёртывании Десятого мотострелкового полка в Израиле, но самого Райана я не встречал. Зато знаком с Робби Джексоном. Сейчас он — начальник оперативного управления Объединённого комитета начальников штабов, J-3. Робби о нём очень высокого мнения.

— Это американский обычай, правда? — Русский генерал показал на раскалённый древесный уголь.

— Научился от отца. — Диггз поднял голову. — Передай мне пиво, Геннадий. — Бондаренко передал американскому генералу стакан пива. — Терпеть не могу, когда приходится пропускать дни подготовки, но… — Говоря по правде, он любил иногда отдохнуть, как и всякий другой.

— Место тут у тебя просто поразительное, Марион. — Бондаренко повернулся и посмотрел на долину. Территория вокруг базы выглядела типично по-американски, со своей сетью дорог и множеством строений, но за её пределами она превращалась в нечто совсем иное. Здесь ничего не росло, кроме низкорослого кустарника — американцы называли его креозотовыми, он походил на флору отдалённой планеты. Земля была коричневой, даже горы выглядели безжизненными. И всё-таки в этой пустыни была своя привлекательность — и она напоминала ему вершину горы в Таджикистане. Может быть, генералу Бондаренко потому и нравился такой ландшафт.

— Скажи мне, где ты заработал эти награды? — спросил Диггз. Он не был знаком с подробностями происшедшего много лет назад.

Бондаренко пожал плечами.

— Отряд моджахедов пробрался на территорию моей страны. Они напали на секретную исследовательскую станцию — теперь она закрыта, как известно, находится в другой стране.

— Я солдат, а не учёный, занимающийся физикой высоких энергий. Можешь не говорить о секретных разработках, — заметил Диггз.

— Я организовал оборону жилого комплекса этой лаборатории. Там жили учёные с семьями. В моём распоряжении был взвод пограничников — войска КГБ. Напавшие «духи» превосходили нас численностью — их было около роты, и они вели наступление под прикрытием снежной завесы и ночной темноты. Около часа положение было весьма тяжёлым, — признался Геннадий.

Диггз видел шрамы на теле русского генерала — накануне он застал его в душе.

— Это хорошие воины? — спросил он.

— Афганцы? — Бондаренко покачал головой. — Не завидую тем, кто попадает к ним в руки живым. Они не знают чувства страха, но иногда это работает против них. Некоторые банды «духов» имеют умелых командиров, а некоторые — нет. Это сразу заметно. Во главе тех, что напали на нас, стоял умелый и опытный командир. Они уничтожили половину объекта, а что касается меня, — он снова пожал плечами, — мне просто чертовски повезло. В конце бой шёл на первом этаже жилого комплекса. Их командир мужественно руководил действиями своих солдат, но я оказался более метким стрелком.

— Герой Советского Союза, — заметил Диггз, проверяя, как прожариваются гамбургеры. Полковник Хэмм, стоя рядом, молча прислушивался к разговору. Именно так оценивали друг друга члены этого сообщества — не столько тем, что они сделали, а как рассказывали о происшедшем.

— У меня не было выбора, Марион, — улыбнулся русский. — Бежать некуда, и я знаю, как поступают афганцы с русскими офицерами, захваченными в плен. Так что меня наградили и назначили на более высокую должность, а затем моя страна — как это вы говорите? — испарилась. — На самом деле все обстояло не совсем так, Бондаренко намеренно упустил кое-что важное. Во время попытки военного переворота он находился в Москве и впервые в жизни ему пришлось сделать выбор, основанный на моральных соображениях. Выбор оказался правильным, он привлёк внимание нескольких человек, занимавших сейчас высокие должности в правительстве нового, несколько меньшего государства.

— Как относительно заново возникшей страны? — спросил полковник Хэмм. — Скажите, можем ли мы теперь стать друзьями?

— Да. Вы хорошо говорите, полковник. И умело командуете своими подразделениями.

— Спасибо, сэр. Я главным образом сижу и наблюдаю за тем, как мой полк выполняет полученные ранее указания. — Это была ложь, которую любой по-настоящему хороший офицер понимал, как особую правду.

— Пользуясь советской — я хочу сказать, русской — военной доктриной! — Бондаренко это казалось возмутительным.

— Но разве у нас она нашла плохое применение? — Хэмм допил пиво.

Всё должно получиться, пообещал себе Бондаренко. Если это получилось у американской армии, получится и у русской. Как только он вернётся домой и получит политическую поддержку, необходимую для перестройки русской армии во что-то, чем она никогда не была, он немедленно примется за дело. Даже когда Красная Армия была в состоянии наивысшей готовности и гнала немцев к Берлину, она представляла собой тупой и грубый инструмент, полагаясь главным образом на давление огромных военизированных масс. Бондаренко знал также и о роли везения в этой победе. Его бывшая страна была вооружена лучшим в мире танком, знаменитым Т-34, снабжённым дизельным двигателем, созданным во Франции для дирижаблей, системой подвески, разработанной американцем по имени Д. Уолтер Кристи, и несколькими блестящими усовершенствованиями, принадлежащими молодым русским инженерам. Это был один из тех немногих примеров, когда специалисты Союза Советских Социалистических Республик сумели создать нечто, превосходящее по качеству всё остальное в мире, — в данном случае этим оказался танк, появившийся точно в то время, когда он потребовался, — без чего его страна неминуемо потерпела бы поражение. Но прошло то время, когда можно было полагаться на везение и огромные массы. В начале восьмидесятых годов американцы нашли правильный выход: небольшая профессиональная армия, тщательно подобранная, великолепно подготовленная и снабжённая всем необходимым. Он никогда не видел ничего похожего на Одиннадцатый мотострелковый полк полковника Хэмма, игравший роль «сил противника». Во время брифинга перед поездкой в Америку его предупредили, чего следует ожидать, но увидеть это собственными глазами… На соответствующей местности такой полк мог вступить в бой с дивизией и уничтожить её за несколько часов. Части «синих» были достаточно хорошо подготовлены, хотя их командир отклонил предложение прийти сюда, чтобы поужинать вместе, — он решил в свободное время поработать с командирами своих подразделений, настолько сильно они пострадали накануне.

Здесь можно многому научиться, но самым важным уроком было то, как американцы воспринимали свои уроки. Старшие офицеры раз за разом терпели унизительные поражения, как во время манёвров, так и при рассмотрении их результатов после окончания учений, в ходе которых «контролёры-наблюдатели» анализировали происходящее, пользуясь своими пометками на разноцветных карточках, похожих на те, которые можно увидеть в руках патологоанатомов.

— Знаете… — Бондаренко подумал несколько секунд, прежде чем продолжить, — в моей армии начались бы кулачные бои, после того как…

— У нас в начале тоже происходило что-то вроде того, — заверил его Диггз. — Когда был основан этот центр, командиров снимали с должностей за проигранные сражения, и так происходило до тех пор, пока кто-то не задумался и, сделав глубокий вдох, не понял, что здесь они и должны сталкиваться с упорным сопротивлением. Пит Тейлор был тем парнем, который правильно сформулировал деятельность НЦП. Офицеры, которые командуют находящимися здесь частями, должны учиться дипломатии, а солдаты частей «синих», прибывающих сюда, обязаны понимать, что задача их — учиться. Поверь мне, Геннадий, в мире нет ни одной армии, которая учит командиров унижению так, как учим их мы.

— Совершенно верно, сэр. На днях я говорил с Шоном Коннолли — он командует Десятым мотострелковым полком в пустыне Негев, — объяснил Хэмм русскому генералу. — Израильтяне все ещё не разобрались в нашей тактике. Они по-прежнему недовольны, когда младшие командиры дают им советы.

— Мы постоянно увеличиваем число камер, установленных там, — засмеялся Диггз, перебрасывая гамбургеры на тарелку. — Случается, израильтяне не верят, что произошло, даже после того как мы показываем им видеоплёнку.

— Они все ещё не избавились от своего высокомерия, — согласился Хэмм. — Знаете, генерал, я прибыл сюда на должность командира роты, и меня безжалостно секли раз за разом.

— Знаешь, Геннадий, после войны в Персидском заливе сюда прибыл Третий мотострелковый полк для плановой подготовки. Если помнишь, он служил авангардом Двадцать четвёртой механизированной дивизии, которой командовал Барри Маккаффри…

— Тогда они опрокинули иракцев и заставили их отступить за четверо суток на двести двадцать миль, — подтвердил Хэмм.

Бондаренко кивнул. Он детально проанализировал ту кампанию.

— Через два месяца они прибыли сюда и получили здесь основательную порку. В этом всё дело, генерал. При подготовке, которая проводится здесь, труднее, чем на поле боя. В мире нет части такой же стойкой, хорошо подготовленной и способной к молниеносным действиям, как мотострелковая «чёрная кавалерия» Эла…

— За исключением ваших старых солдат из полка «буйволов», генерал, — вмешался Хэмм.

Диггз улыбнулся при упоминании Десятого полка. К тому же он уже привык к вмешательству Хэмма.

— Это верно, Эл. Как бы то ни было, если тебе удастся хотя бы сражаться на равных с «силами противника», ты сможешь противостоять любой армии в мире, причём в численном соотношении один к трём, и загнать её в соседнюю часовую зону.

Бондаренко улыбнулся и кивнул. Он многому здесь научился. Небольшая группа офицеров, приехавшая вместе с ним, все ещё бродила по лагерю, беседуя с американскими офицерами, училась, и училась, и училась. Выступать против врага, втрое превосходящего тебя численностью, было не в традициях русской армии, но скоро это может измениться. Главную опасность для его страны представлял Китай, и если дело дойдёт до боевых действий, сражения будут вестись против гигантской армии мобилизованных солдат, причём свою армию придётся снабжать через всю страну. Единственное средство противостоять этой угрозе заключалось в реформировании русской армии по американскому образцу. Перед Бондаренко стояла задача изменить всю военную политику своей страны. Ну что ж, удовлетворённо отметил он, я приехал именно туда, где можно этому научиться.

* * *

Чепуха, подумал президент, скрывая за любезной улыбкой истинные чувства. Они называют себя самой большой демократической страной в мире, но это не соответствует истине. Они говорят о самых благородных моральных принципах, но при каждой возможности притесняют соседние страны, разрабатывают ядерное оружие и настаивают, чтобы Америка покинула Индийский океан. «Он, в конце концов, называется Индийским», — заявил бывший премьер-министр бывшему американскому послу, предлагая собственное понимание конвенции о свободном мореплавании. И уж чертовски верно, что они готовы были оккупировать Шри-Ланку. И только теперь, когда этот манёвр не удался, они утверждают, что вовсе не думали об этом. Но разве можно, глядя в глаза главы государства, улыбаться и говорить: «Чепуха».

Так просто не принято.

Джек внимательно слушал, отпивая «перрье» из нового стакана, принесённого ему безымянным помощником. Положение в Шри-Ланке остаётся сложным, и говорят, к сожалению, точки зрения на него расходятся. Индия сожалеет об этом, но пора забыть о прошлом и не ссориться друг с другом. Разве не лучше, если обе стороны разойдутся с миром. Индийский флот вернулся на свои базы, закончив морские учения, несколько его судов пострадало от демонстративных действий американцев, что, заметила премьер-министр, хотя и иными словами, несправедливо. Эдакие задиры.

А что думают о вас на Шри-Ланке? — мог спросить Райан, но промолчал.

— Жаль, что вы и посол Уильямз не смогли более чётко сформулировать каждый свою точку зрения, — с сожалением заметил Райан.

— Такое случается, — ответила премьер-министр. — Дэвид — приятный человек, но, честно говоря, я боюсь, что наш климат слишком жаркий для его возраста. — Такое замечание было равнозначно предложению отозвать его из Индии. Объявить посла Уильямза «персоной нон грата» она не могла, это было бы слишком резким шагом. Райан попытался сохранить любезную улыбку, но не смог. Сейчас ему нужен был здесь Скотт Адлер, но исполняющий обязанности госсекретаря находился где-то в другом месте.

— Надеюсь, вы понимаете, что сейчас мне трудно вносить изменения в правительство. — Заткнись, дура, выругался он про себя.

— Ну что вы, я и не предлагаю этого. Мне понятно ваше положение. Я просто надеюсь помочь вам решить одну из сложных проблем, облегчить вашу задачу. — Или я могу сделать её ещё труднее, добавила она про себя.

— Спасибо, госпожа премьер-министр. Может быть, вы посоветуете своему послу обсудить эту проблему со Скоттом?

— Я непременно поговорю с ним об этом. — Она снова пожала руку Райану и ушла. Джек подождал несколько секунд, прежде чем посмотреть на принца Уэльского.

— Ваше Высочество, как вы назовёте ситуацию, когда высокопоставленный государственный деятель лжёт вам прямо в лицо? — спросил президент с лукавой улыбкой.

— Дипломатией.

Глава 9

Далёкий вой

Головко прочитал отчёт посла Лермонсова без особой симпатии к его субъекту. Райан выглядел «нервным и загнанным, не в своей тарелке», «подавленным» и «физически усталым». А что ещё следовало ожидать? Его выступление на похоронах президента Дарлинга, решило дипломатическое сообщество вместе с американскими средствами массовой информации, с трудом сохраняющими необходимую вежливость, было весьма не характерным для президента. Ну что ж, всем, кто знал Райана, было известно, что он сентиментален, особенно когда речь идёт о детях. Головко вполне готов простить ему это. Вообще-то Райану следовало поступить иначе — Головко прочитал текст официального, но не зачитанного президентом выступления; это было хорошее выступление, полное заверений для всех слушателей. Однако Райан всегда был тем, что американцы называют «маверик» (он посмотрел, что это значит, — оказалось, это дикая, неукрощённая лошадь; не так уж далеко от его собственного определения). Это сделало анализ личности нового американского президента простым и одновременно невозможным. Райан был американцем, а американцы, с точки зрения Головко, всегда были и остаются чертовски непредсказуемы. Вся его профессиональная жизнь — сначала как оперативника, затем быстро делающего карьеру офицера в штаб-квартире КГБ в Москве — заключалась в том, что он пытался предсказать, как поступит Америка в той или иной ситуации, и ему удавалось избежать провала лишь потому, что в своих докладах начальству он всякий раз предлагал три возможных варианта действий.

Но Иван Эмметович Райан был по крайней мере предсказуемо непредсказуем, и Головко гордился тем, что может считать его своим другом. Впрочем, это, может быть, уж слишком сильно сказано, однако оба занимались одной и той же игрой, большей частью друг против друга, и почти всегда оба играли хорошо и умело, потому что Головко был более опытным профессионалом, а Райаном талантливым дилетантом, опиравшимся на систему, терпимо относящуюся к «маверикам».

Они уважали друг друга.

«О чём ты сейчас думаешь, Джек?» — вздохнул Головко. Сейчас новый американский президент, конечно, спал — время в Вашингтоне разнилось с московским на целых восемь часов, а здесь солнце только начинало подниматься над горизонтом, чтобы осветить короткий зимний день.

Райан не произвёл особенно благоприятного впечатления на посла Лермонсова, и Головко придётся добавить собственную объяснительную записку к отчёту посла, чтобы в правительстве не слишком верили его оценке. Райан был в своё время слишком искусным и опытным врагом СССР, чтобы воспринимать его без должной серьёзности при любых обстоятельствах. Всё дело в том, что Лермонсов ожидал, что Райан будет соответствовать определённому образу, а Иван Эмметович не поддавался столь простой классификации. Не то чтобы речь шла об особой сложности — нет, просто это была другая разновидность сложности. У России не было своего Райана — маловероятно, что он выжил бы в той «советской» атмосфере, которая по-прежнему процветала в России, особенно среди официального чиновничества. Ему быстро становилось скучно, и его необузданный нрав, хотя Райан почти всегда держал его под строгим контролем, всегда пульсировал под поверхностью, сдерживаемый силой воли. Головко не раз был свидетелем того, когда Райан был на грани срыва, но ему доводилось слышать о случаях, когда этот нрав вырывался наружу. Такие истории исходили из ЦРУ и попадали в уши, докладывавшие о них на площадь Дзержинского. В роли главы государства ему остаётся полагаться на помощь Господа.

Но проблема Головко заключалась не в этом.

У него было достаточно своих забот. Он не передал преемнику полного контроля над Службой внешней разведки — у президента Грушевого не было достаточных оснований доверять организации, которая была когда-то «мечом и щитом партии», и он хотел, чтобы человек, на которого он мог положиться, следил за этим посаженным на цепь хищником; таким человеком был, разумеется, Головко, и одновременно тот оставался главным советником по международным отношениям у осаждённого со всех сторон русского президента. Внутренние проблемы России были настолько велики, что у президента не было возможности заниматься международной ситуацией, а это означало, что фактически бывший разведчик давал ему советы, которым президент почти неизменно следовал. Главный министр — а именно им был Головко, с титулом ли или без, — относился к дополнительным обязанностям очень серьёзно. На домашнем фронте Грушевой боролся с многоглавой гидрой — как только он отрубал мифическому чудовищу одну голову, на её месте появлялась другая. Перед Головко было меньше трудностей, зато это компенсировалось их размерами. Иногда он мечтал о возвращении к старому КГБ. Всего несколько лет назад это было бы детской игрой. Снимаешь телефонную трубку, произносишь несколько слов, и все — преступники арестованы и ситуация… нет, этим она не решалась, но становилась более… мирной. Более предсказуемой. Наступал какой-то порядок. А его страна больше всего нуждалась сейчас в порядке. Однако Второе главное управление, «секретная полиция» КГБ, было расформировано, была создана новая независимая организация, её власть уменьшилась, и уважение общества — страх, ещё не так давно граничащий с ужасом, — исчезло. Его страна никогда не находилась под тем контролем, которого ожидал Запад, но сейчас ситуация заметно ухудшилась. Российская республика с её гражданами, стремящимися к чему-то, называемому демократией, колебалась на самом краю анархии. Именно анархия привела к власти Ленина, поскольку русские мечтают о сильной руке, практически ничего не зная о чём-либо другом, и хотя Головко не хотел этого — будучи высокопоставленным руководителем КГБ, он знал лучше многих, какой вред нанёс его стране марксизм-ленинизм, — он отчаянно стремился к порядку, к созданию организованного государства, на которое можно опереться, потому что внутренние проблемы вели к возникновению внешних. Таким образом, его неофициальная должность главного министра по вопросам национальной безопасности стала заложницей самых разных трудностей. Он представлял собой руки израненного тела и пытался не подпускать к себе волков в надежде, что тело окрепнет.

Вот почему он не жалел Райана, чья страна пострадала от столь жестокого удара в голову, но в остальном оставалась здоровой. Каким бы печальным ни казалось положение Америки со стороны, Головко понимал ситуацию лучше, и поскольку знал это, собирался обратиться к Райану за помощью.

Китай. Американцы одержали верх в войне с Японией, однако подлинным врагом была не Япония. Стол перед Головко был усыпан фотографиями, только что сделанными с разведывательного спутника. Слишком много дивизий Народно-освободительной армии Китая участвовало в полевых манёврах. Полки ракетных войск стратегического назначения все ещё находились в состоянии повышенной боевой готовности. Его страна пошла на то, чтобы отказаться от баллистических ракет с ядерными боеголовками, — и это несмотря на угрозу со стороны Китая. Огромные займы, предоставленные России для развития экономики американскими и европейскими банками, делали эту авантюру привлекательной ещё несколько месяцев назад. К тому же у его страны, как и у Америки, оставались стратегические бомбардировщики и крылатые ракеты, способные нести ядерные бомбы и боеголовки, так что ослабление военной мощи было скорее теоретическим, чем реальным. Если, разумеется, китайцы основывались на тех же теориях. Как бы то ни было, вооружённые силы Китая находились в состоянии полной боевой готовности, а российские дивизии, расположенные на Дальнем Востоке, ещё никогда не были такими слабыми. Головко утешал себя тем, что, раз Япония вышла из игры, китайцы не осмелятся действовать в одиночку. Может быть, и не осмелятся, поправил себя Головко. Если трудно предсказать действия американцев, то китайцы были столь же непредсказуемы, как инопланетяне. Достаточно вспомнить, что когда-то они сумели достичь берегов Балтийского моря. Подобно большинству русских, Головко испытывал глубокое уважение к истории. И вот теперь он лежит на снегу, думал Головко, с палкой в руке, пытаясь отогнать волка в ожидании того, что его тело окрепнет. У него по-прежнему сильные руки, да и палка достаточно длинная, чтобы острые клыки не достали его. А вдруг появится ещё один волк? Документ, лежащий слева от спутниковых фотографий, был первым предвестником такой опасности, подобно тому как кровь стынет в жилах при звуках далёкого воя у горизонта. Головко не заглядывал далеко в будущее. Когда лежишь на земле, горизонт может оказаться удивительно близко.

* * *

Самым поразительным было то, что для этого потребовалось столько времени. Защита важного политического деятеля от убийства в лучшем случае задача очень сложная, особенно если этот деятель сделал все, что в его силах, чтобы у него появилось как можно больше врагов. Какие средства помогают защитить такого человека? Одно из этих средств — безжалостность, неумолимая жестокость. Похищение людей прямо на улицах, чтобы затем они бесследно исчезали, тоже ценное средство удерживать народ от неразумных поступков. А если хватать не одного человека, а целую семью — можно со всеми близкими и дальними родственниками — и поступать с ними таким же образом — ещё эффективней. Ты выбираешь людей, которых нужно «исчезнуть» — неуклюжий псевдоглагол, изобретённый в Аргентине, — с помощью агентурной сети. Это эвфемизм для осведомителей, услуги которых оплачиваются деньгами или, что ещё лучше, доступом к власти. Они докладывают об услышанных ими разговорах, предательских суждениях, причём доходит до того, что порой простая шутка о чьих-нибудь усах стоит шутнику смерти; а вскоре агентурная сеть приобретает организованный характер и потому появляются нормы, которые следует выполнять. К тому же осведомители тоже люди, со своими симпатиями и антипатиями, в их доносах нередко отражается личная неприязнь или ревность, поскольку полученная ими власть над жизнью и смертью является источником коррупции как для маленьких людей, так и для сильных мира сего. В конце концов система, в которой господствует коррупция, сама становится коррумпированной, и страх достигает своего логического конца: трусливый заяц, загнанный лисой в угол, не видит иного выхода, как защищаться, а ведь у зайцев есть зубы и иногда зайцам везёт.

Поскольку власть террора недостаточна для защиты политического деятеля, используются также и пассивные меры предосторожности. Проблему убийства главы государства можно усложнить с помощью самых простых средств, особенно если это государство тоталитарное. Несколько рядов солдат, чтобы ограничить доступ. Большое число одинаковых автомобилей, в которых ездит политический деятель, — в данном случае до двадцати — лишает потенциального убийцу уверенности, в какой машине едет диктатор. Жизнь такого человека утомительна, и потому как для удобства, так и в целях дополнительной защиты появляется двойник, а то и два, которые приезжают в нужный момент и приветствуют толпу или выступают с речью, рискуя жизнью в обмен на безбедное существование.

Следующая задача — выбор телохранителей. Как найти истинно преданных людей в море ненависти? Наиболее простое решение состоит в том, чтобы взять телохранителя из большой семьи, затем обеспечить условия, при которых он будет полностью зависеть от жизни своего босса, и, наконец, так тесно связать его с охраной главы государства и вытекающими из неё последствиями, что смерть босса будет значить для него нечто гораздо большее, чем потеря высокооплачиваемой должности. То обстоятельство, что жизнь телохранителей неразрывно связана с жизнью того, кого они охраняют, является крайне эффективной мерой обеспечения их безусловной преданности.

Однако в действительности все гораздо проще. Человек является неуязвимым только потому, что его считают таковым, так что безопасность этого человека, подобно всем важным сторонам жизни, зависит от духовного состояния.

Однако силы, влияющие на человеческое поведение, тоже зависят от духовного состояния, и страх никогда не был самым сильным чувством. На протяжении всей истории человечества люди рисковали жизнью из-за любви, патриотизма, ради принципов, и вера в Бога влияла на их поведение гораздо сильнее страха. На этом и основывается прогресс.

Полковник рисковал своей жизнью столько раз, что даже не мог припомнить всех случаев, и делал это для того, чтобы привлечь к себе внимание, для того, чтобы его пригласили занять маленькое место в государственной машине, и затем подниматься внутри неё. Ему потребовалось немало времени, чтобы пробиться так близко к Усам — целых восемь лет. За эти годы он мучил и убивал мужчин, женщин и детей, глядя на их страдания пустыми безжалостными глазами. Он насиловал дочерей на глазах их отцов, матерей на глазах сыновей. Он совершил столько ужасных преступлений, что его грехов хватило бы на вечные муки сотне душ; для него это был единственный путь. Он пил спиртное в количествах, способных убедить неверных в том, что готов осквернить закон своей религии. И все это он делал во имя Аллаха, моля о прощении, в отчаянии убеждая себя, что так начертано в его судьбе, что, совершая такие поступки, он не испытывал от них ни малейшего удовлетворения, что, убивая, приносил в жертву жизни людей ради осуществления некоего великого плана, что они умерли бы в любом случае, а умирая таким образом от его руки, они служили Святому Делу. Он был вынужден верить всему этому, иначе просто сошёл бы с ума — и был на грани безумия, несмотря на все заверения, до того момента, пока не миновал точку возврата, пока не оказался во власти навязчивой идеи и не стал тем, к чему стремился во всех отношениях, веря в одну только цель, надеясь, что сможет оказаться достаточно близко и пользоваться достаточным доверием, чтобы за секунду исполнить задание, после чего последует, наконец, благословенная смерть.

Полковник знал, что он превратился в того, кого он и все его окружение были приучены бояться больше всего на свете. Бесконечные лекции, тренировки и постоянное пьянство с друзьями неизменно заканчивались одним и тем же. Они говорили о своей задаче и связанной с нею опасности. Всякий раз речь заходила о страхе перед одиноким фанатичным убийцей, человеком, готовым отказаться от своей жизни, как от проигранной карты, терпеливым человеком, ждущим своего часа. Этого врага боялись все телохранители мира, все службы безопасности, пьяные или трезвые, на работе или на отдыхе, даже во сне. Это и было причиной всех испытаний, необходимых для того, чтобы охранять Усы. Чтобы стать членом его личной охраны, ты должен быть проклят Богом и людьми, только достигнув этой цели, ты поймёшь, что это значит в действительности.

Усы и был человеком, которого он называл своей целью. Он не был даже человеком, этот ренегат перед лицом Аллаха, не задумываясь оскверняющий ислам, преступник такого масштаба, что заслуживал персональное место в аду, где был бы обречён на вечные муки. Издалека Усы выглядел могучим и непобедимым, но не вблизи. Его телохранители знали это, потому что они знали все. Они видели страхи и сомнения, мелочную жестокость, которую он вымещал на провинившихся. Полковник видел, как Усы убивал просто ради развлечения, может быть, просто чтобы убедиться, что сегодня его «браунинг» работает исправно. Он видел, как Усы, глядя в окно одного из своих белых «мерседесов», замечал молодую женщину, указывал на неё, отдавал команду и затем использовал несчастную одну ночь. Те из них, кому везло, возвращались домой обесчещенные, но одарённые деньгами. Те, кому везло меньше, плыли вниз по течению Евфрата с перерезанным горлом, причём часто Усы делал это сам, если сталкивался со слишком ревностной защитой добродетели. Но хотя он обладал огромной властью, хотя был умён и хитёр, хотя был дьявольски жесток, он не был, нет, не был непобедим. И вот настало для него время предстать перед Аллахом.

Усы вышел из здания на огромную лестницу, сопровождаемый телохранителями, и поднял правую руку, приветствуя стоящую перед ним толпу. Народ, поспешно собравшийся на площади, ревел от восторга, питающего Усы подобно тому, как солнечный свет питает цветок. И тут в трех метрах позади полковник достал из кожаной кобуры свой автоматический пистолет, поднял его и сделал один выстрел — в затылок своей цели. Те, кто находились в толпе в первых рядах, видели, как пуля вырвалась из левого глаза диктатора и затем наступил один из тех моментов в истории, когда кажется, что земля перестала вращаться, сердца замерли и даже те, кто кричали о своей преданности уже мёртвому человеку, запомнили только внезапно наступившую тишину.

Полковник даже не подумал о том, чтобы выстрелить ещё раз. Он был искусным стрелком, вместе с товарищами почти ежедневно практиковался в тире, и его открытые пустые глаза видели, куда попала пуля. Он не повернулся и не сделал безнадёжной попытки обороняться. Нет смысла убивать товарищей, вместе с которыми он пил и насиловал детей. О нём и так сейчас позаботятся. Он даже не улыбнулся, хотя было очень смешно:

Усы только что смотрел на площадь, полную народа, который он презирал за преклонение перед ним же, и тут же заглянул в лицо Аллаха, не понимая, что произошло. Эта мысль занимала полковника считанные секунды, пока его тело не дёрнулось от первой пули. Он не чувствовал боли. Все своё внимание он сосредоточил на цели, которая лежала теперь на плоских ступенях, заливая их кровью, которая ключом била из изуродованной головы. В тело полковника попали новые пули, и ему показалось странным, что он чувствует их, но не испытывает боли от того, что они вонзаются в его тело. В свои последние секунды он вознёс молитву Аллаху, умоляя о прощении и понимании того, что все его преступления были совершены во имя Бога, милосердного и справедливого. До самого конца он слышал не звуки выстрелов, а крики толпы, ещё не успевшей понять, что их вождь мёртв.

* * *

— Кто это! — воскликнул Райан и посмотрел на часы. Черт побери, как хорошо было бы поспать ещё сорок минут.

— Господин президент, меня зовут майор Кэнон, я из корпуса морской пехоты, — ответил незнакомый голос.

— Очень приятно, майор, кто вы? — Джек моргал, забыв о вежливости, но офицер, наверно, понял, что это спросонья.

— Сэр, я дежурный офицер службы связи. Нам сообщили с очень большой степенью вероятности, что десять минут назад убит президент Ирака.

— Источник? — тут же спросил Джек.

— Информация поступила одновременно из Кувейта и Саудовской Аравии, сэр. Передача шла по иракскому телевидению — какой-то митинг, — а у нас там находятся люди, которые следят за их передачами. Сейчас ведётся ретрансляция видеозаписи через спутник связи — мы получим её через несколько минут. В первом сообщении говорится, что его убили выстрелом в голову из пистолета, с близкого расстояния. — Судя по голосу офицера, он не слишком жалел о случившемся, скорее наоборот. Наконец-то прикончили этого засранца! — звучало в голосе офицера. Разумеется, говорить так своему президенту не принято.

К тому же ещё не известно, кем были убийцы.

— О'кей, майор, как следует теперь поступать?

Ответ последовал немедленно. Райан положил телефонную трубку.

— Что случилось? — спросила Кэти.

Джек опустил ноги на пол, прежде чем ответить.

— Убили президента Ирака.

Жена едва не произнесла «отлично», но вовремя удержалась. Смерть государственного деятеля такого масштаба теперь не была столь отдалённым случаем, как раньше. Как странно так думать о человеке, который сейчас совершил самый благородный для всего мира поступок, покинув его навсегда.

— Это действительно важно?

— Я узнаю об этом минут через двадцать. — Райан закашлялся и продолжил: — Ну и чёрт с ними, я и сам достаточно разбираюсь в таких вопросах. Да, потенциально это может оказаться очень важным. — Сказав это, он поступил так, как поступают утром все мужчины Америки, — пошёл в ванную, опередив жену. Что касается Кэти, она выполнила другую утреннюю функцию, которой обычно занимаются мужчины, — взяли пульт дистанционного управления, включила телевизор и с удивлением увидела, что компания Си-эн-эн не сообщила ничего нового, за исключением того, что аэропорты страны отстают от графика. Джек уже несколько раз говорил ей, как хорошо функционирует отдел информации и связи Белого дома.

— Есть что-нибудь? — спросил Джек, выходя из ванной.

— Пока ничего, — ответила Кэти, теперь наступила её очередь пользоваться ванной.

Джеку пришлось задуматься над тем, где находится его одежда, — интересно, подумал он, как полагается одеваться президенту? Он нашёл свой халат — его привезли из Морской обсерватории, после того как семья Райанов переселилась в Белый дом из казарм корпуса морской пехоты на углу Восьмой улицы и Ай-авеню, первоначально взяв в доме, где они жили раньше… так где же… черт побери — и Джек открыл дверь спальни. Агент личной охраны передал ему три утренние газеты.

— Спасибо, — поблагодарил его президент.

Увидев это, Кэти замерла на месте и с опозданием поняла, что за дверью их спальни всю ночь стояли люди. Она смущённо отвернулась, и на лице её появилось такое выражение, как будто она увидела что-то неприятное на полу кухни.

— Джек?

— Да, милая?

— Если я попытаюсь убить тебя когда-нибудь ночью, эти охранники с пистолетами арестуют меня сразу или подождут до утра?

* * *

Настоящая работа шла в Форт-Миде. Видеосигнал пролетел от одной ретрансляционной станции на границе Кувейта с Ираком и другой — в Саудовской Аравии, они носили названия соответственно «Пальма» и «След бури», причём последняя записывала все сигналы, исходящие из Багдада, а первая следила за активностью эфира в юго-восточной части Ирака, в районе Басры. С обеих станций информация поступала по световоду в обманчиво маленькое зданьице Агентства национальной безопасности, расположенное в Военном городке короля Халеда, и оттуда передавалась в космос на спутник связи, а далее её принимали уже прямо в штаб-квартире АНБ. Там, в специальном помещении, десять человек, вызванных одним из младших дежурных офицеров, собрались вокруг телевизионного монитора и следили за передачей, записанной на плёнку, в то время как офицеры более старшего ранга сидели в кабинете за стеклянной перегородкой и пили кофе.

— Вот! — воскликнул сержант ВВС, увидев момент выстрела. — Прямо в цель! — Остальные обменялись одобрительными взглядами. Старший дежурный офицер, уже позвонивший в Белый дом, кивнул более сдержанно, передал записанную плёнку и распорядился произвести цифровую обработку, на которую потребуется всего несколько минут — в конце концов, важными были только несколько кадров, а в его распоряжении находился мощный суперкомпьютер «Крей», способный сделать это с лёгкостью.

* * *

Пока Кэти готовила детей к школе, а сама собиралась на работу, Райан сидел в отделе связи, наблюдая за повтором момента убийства. Офицер, который должен был провести утренний брифинг по национальной безопасности, все ещё находился в ЦРУ, собирая последнюю информацию, которую он затем переработает и передаст президенту. Должность советника по национальной безопасности оставалась пока вакантной — ещё одно дело, которым нужно сегодня заняться.

— Это да! — выдохнул майор Кэнон.

Президент кивнул, затем вернулся к своей прошлой жизни офицера разведки.

— О'кей, скажите мне, что нам известно.

— Сэр, мы знаем, что кого-то убили, по-видимому, президента Ирака.

— Это не мог быть двойник?

— Не исключено, — согласился Кэнон, — но «След бури» докладывает, что внезапно резко увеличилась активность переговоров по высокочастотной связи как по военным каналам, так и по полицейским, и эта активность исходит из Багдада. — Офицер морской пехоты показал на монитор, на котором демонстрировались «перехваты» в реальном времени, осуществлённые многочисленными станциями прослушивания Агентства национальной безопасности. — Потребуется некоторое время для перевода, но моя профессия заключается в анализе потока информации. Происходящее похоже на правду, сэр. Полагаю, такое можно и фальсифицировать, но я не решился бы… Вот, смотрите!

На экране появился перевод, опознанный как исходящий из военной командной сети.

«Он мёртв, он мёртв, объявите тревогу в своём полку и приготовьтесь немедленно двинуться в город — получатель команды: полк Республиканской гвардии особого назначения, расквартированный в Салман-Пак; ответ: будет исполнено, будет исполнено, кто отдаёт команду, каковы мои приказы…»

— Опечатки и все такое, — заметил Райан.

— Сэр, нашим людям трудно одновременно переводить и печатать. Обычно мы редактируем текст, перед тем как…

— Успокойтесь, майор. Я сам пользуюсь только тремя пальцами. Ну, скажите, что вы думаете.

— Сэр, я здесь всего лишь младший офицер, вот почему мне приходится нести ночное дежурство и…

— Будь вы глупым, вас вообще не взяли бы сюда.

— Хорошо, сэр, — кивнул Кэнон. — Он стопроцентно мёртв, Ираку нужен новый диктатор. В нашем распоряжении спутниковые фотографии, необычно возросший поток информации и обмен сигналами — все это указывает на исключительное происшествие. Я так считаю. — Он сделал паузу и, как всякий хороший разведчик, постарался придумать другое объяснение. — Если только это не заранее обдуманный манёвр, чтобы очистить своё правительство от ненадёжных людей. Это возможно, но маловероятно. Подобный случай не должен произойти в общественном месте, на глазах тысяч людей.

— Значит, камикадзе?

— Да, господин президент. Такое можно сделать только один раз, и даже в первый раз это чертовски опасно.

— Согласен. — Райан подошёл к кофеварке — отдел информации и связи Белого дома был военной организацией, и они сами готовили себе кофе. Джек налил две чашки и вернулся обратно, вручив одну майору Кэнону, чем потряс всех находившихся в помещении. — Быстрая работа. Поблагодарите от меня парней, которые занимались этим, ладно?

— Слушаюсь, сэр.

— С кем мне нужно связаться, чтобы колеса начали крутиться?

— У нас есть телефоны, господин президент.

— Вызовите сюда как можно быстрее мистера Адлера, директора ЦРУ… кого ещё? Начальников отделов Ирака Госдепа и ЦРУ. Военной разведке представить оценку состояния их вооружённых сил. Выясните, все ли ещё в городе принц Али. Если он ещё здесь, передайте ему мою просьбу остаться. Я хочу поговорить с ним сегодня утром, если это возможно. Что ещё?

— Командующий центральной группой, сэр. В Тампе у него лучшие специалисты по военной разведке, я имею в виду, лучше всех знакомые с тем регионом.

— Вызовите его сюда — впрочем, нет, мы поговорим с ним по наземной линии связи, это позволит ему ознакомиться с ситуацией.

— Мы немедленно займёмся этим, сэр. — ответил майор Кэнон. Президент похлопал офицера по плечу и вышел из комнаты. Только после того, как за ним закрылась тяжёлая дверь, майор Чарлз Кэнон произнёс:

— А вы знаете, наш верховный главнокомандующий разбирается в своём деле.

— Это правда, то, что я слышала? — спросила Прайс, когда они вышли в коридор.

— Вы когда-нибудь спите? — поинтересовался Райан, и тут же у него мелькнула мысль. — Я хочу, чтобы вы приняли участие в совещании.

— Но почему, сэр, ведь не…

— Вы должны разбираться в политических убийствах, верно?

— Да, господин президент.

— Тогда ваше мнение сейчас для меня важнее, чем точка зрения разведчика.

* * *

Время можно было выбрать и более удачно. Дарейи был удивлён только что полученной информацией. Он ни в коей мере не был разгневан услышанным — разве только момент выбран не самый лучший. На мгновение он замолчал, сначала шёпотом произнёс благодарственную молитву Аллаху, потом помолился за душу неизвестного убийцы. Убийцы ли? — спросил он себя. Скорее «судьи», так лучше назвать этого человека, одного из тех, что проникли в Ирак много лет назад, когда война все ещё продолжалась. Большинство из них просто исчезли, вероятнее всего их раскрыли и расстреляли. Общая идея подобной операции принадлежала ему, её разработка не была особенно трудной для «профессионалов», работающих в его разведывательной службе. Эти люди большей частью остались в ней от шахской службы безопасности «Савак» и прошли подготовку под руководством израильтян в шестидесятые и семидесятые годы. Ничего не скажешь, они действовали, знали своё дело, но в глубине сердца оставались наёмниками, сколько бы не выказывали религиозный пыл и преданность новому режиму. Они следовали обычными, стандартными путями, пытаясь таким образом осуществить нестандартную операцию — пробовали взятки и подкупы, искали диссидентов, недовольных правительством, и всякий раз терпели неудачу. На протяжении многих лет Дарейи думал, а уж не пользуется ли цель всего этого внимания в той или иной степени непонятным благоволением Аллаха — но такие мысли вызывались отчаянием, а не разумом или верой, и даже Дарейи был подвержен человеческим слабостям. Можно не сомневаться, что и американцы пытались устранить этого человека, и, наверно, точно таким же способом, пытаясь найти высокопоставленных военных, стремящихся занять трон всемогущего диктатора, провести военный переворот, как это им часто удавалось в других частях света. Однако нет, объект оказался слишком хитрым для этого, и, раскрывая очередной заговор, становился все осторожнее, так что американцы терпели неудачи, так же как израильтяне и все остальные. Все, кроме меня, удовлетворённо сказал себе Дарейи.

Это была традиция, уходящая корнями в глубокую древность. Один человек, действующий в одиночку, один преданный человек, способный на все, чтобы осуществить операцию. Для этого в Ирак было послано одиннадцать человек. Им было сказано затаиться, уйти глубоко в подполье, они прошли тщательную подготовку, направленную на то, чтобы забыть, кем были в прошлом, действовать безо всяких контактов с иранскими спецслужбами или связниками. Все документы, связанные с их существованием, были уничтожены, поэтому, даже если иракский агент проникнет в спецслужбу Дарейи, он ничего не узнает о предстоящей операции, не имея имён её участников. Не пройдёт и часа, как старые соратники Дарейи придут к нему в кабинет, чтобы поздравить его с успехом, восхваляя Аллаха и превознося мудрость аятоллы. Может быть, это и верно, но даже они не знали всего, что он сделал и сколько людей обрёк на смерть.

* * *

Телевизионная передача происшедшего в Багдаде, обработанная в цифровом изображении, мало что прояснила, хотя сейчас Райан мог опереться на мнение профессионалов.

— Господин президент, программист с автоматизированным рабочим местом типа «Силикон грэфикс» мог искусственно создать подобное изображение, — заметил офицер, ответственный за развединформацию. — Вы наверняка смотрели кинофильмы, а разрешающая способность фильма намного выше, чем у изображения на телеэкране. С помощью компьютера можно сфальсифицировать практически что угодно.

— Отлично, но ваша задача заключается в том, чтобы объяснить мне, что произошло на самом деле, — напомнил Райан. За несколько секунд он просмотрел эти плёнки уже восемь раз и начал уставать от постоянного повторения — Мы не можем утверждать с полной уверенностью, что это произошло на самом деле.

Может быть, дело в том, что он недосыпал целую неделю, подумал Райан А возможно, виной непрерывное напряжение. Или, скорее, стресс от нового кризиса. Наконец, играет роль и то, что он сам ещё недавно был профессиональным разведчиком.

— Послушайте, — резко бросил Райан, — я повторю это ещё раз: ваша задача не в том, чтобы прикрыть свой зад от неприятностей, а в том, чтобы прикрыть мой!

— Я знаю это, господин президент. Именно поэтому я и даю вам всю информацию, которой располагаю… — Райан перестал слушать заключительную часть. Он выслушивал все это уже сотни раз. Случалось, что и он сам поступал так же, но всегда выбирал наиболее вероятную точку зрения и придерживался её.

— Твоё мнение, Скотт? — спросил Джек у исполняющего обязанности госсекретаря.

— Этот сукин сын мертвее пойманной вчера рыбы, — ответил Адлер.

— Есть у кого-нибудь другая точка зрения? — Президент обвёл взглядом сидящих за столом. Никто не возразил, что служило своего рода благословением. Даже офицер, ответственный за развединформацию, не осмелился выступить против общей точки зрения. В конце концов, он дал свою оценку происшествия. Теперь все ошибки будут отнесены на счёт госсекретаря. Идеальная ситуация.

— Кто стрелял в президента Ирака? — спросила Прайс. Ответ последовал от начальника отдела Ирака ЦРУ.

— Неизвестно. Я поручил своим сотрудникам просмотреть видеозаписи предыдущих выступлений, чтобы убедиться, что он и раньше стоял поблизости. Понимаете, судя по всему, это высокопоставленный офицер его личной охраны, в ранге полковника иракской армии, и…

— А я чертовски хорошо знаю каждого члена личной охраны своего президента, — закончила Прайс. — Таким образом, кем бы он ни был, он входил в круг приближённых президента, а это означает, что человек, нажавший на спусковой крючок, сумел пробиться в его личную охрану, стоял достаточно близко, чтобы выстрелить без риска промахнуться, и был готов умереть после этого. На это ему понадобилось много лет.

Повторный просмотр видеозаписи — они смотрели её пять раз — показывал, что стрелявший упал под градом пистолетных выстрелов с близкого расстояния. Это удивило агента Прайс. Таких людей всегда стремятся захватить живыми. Мёртвые уже не могут ничего рассказать, а казнить убийцу никогда не поздно. Если только он не был убит другими участниками заговора. Но насколько вероятно, что в личную охрану иракского президента сумел проникнуть не один человек, а несколько? Прайс подумала, что об этом неплохо было бы спросить Индиру Ганди — однажды в саду её виллы на неё напали все члены личной охраны. Для Прайс это был в высшей степени позорный поступок — убить человека, которого ты поклялся защищать. С другой стороны, она не давала клятвы защищать подобных людей. Её внимание привлекла ещё одна деталь на видеозаписи убийства.

— Вы обратили внимание на то, о чём говорят движения его тела? — спросила Прайс.

— Что вы имеете в виду? — удивился Райан.

— Посмотрите, как он поднял пистолет, произвёл выстрел — затем остановился и стал ждать. У игроков в гольф это называется проводкой мяча после удара. Убийца ждал удобного момента долгое время, и уж по крайней мере думал о нём очень долго. Он мечтал о том, как это произойдёт. Вот почему ему хотелось увидеть все и насладиться своим успехом, перед тем как убьют его самого. — Она покачала головой. — Это был фанатичный убийца, поставивший перед собой всего одну задачу и выполнивший её.

Прайс получала удовлетворение от своих пояснений, несмотря на то, что обсуждалась тема, от которой леденела кровь. Большинство президентов обращались с агентами Секретной службы, словно они были мебелью, в лучшем случае домашними животными. Редко случается, чтобы столь высокопоставленные лица интересовались их точкой зрения по вопросам, затрагивающим другие темы, кроме узко профессиональных, таких, как, кем может быть подозрительный человек, укрывающийся в толпе.

— Продолжайте, — заметил сотрудник ЦРУ.

— Это наверняка был человек, прибывший издалека, с совершенно чистой биографией, никак не связанный с теми, кто относились к числу недовольных правительством в Багдаде. Он не был желающим расквитаться за то, что убили его мать, понимаете? Он продвигался внутри существующей в Ираке системы медленно и осторожно.

— Иран, — кивнул сотрудник ЦРУ. — Наверняка приехал из Ирана. У него самая сильная мотивация — религиозный фанатизм. Он не рассчитывал спастись с места покушения, поэтому даже не подумал об этом. Конечно, это могло быть и актом мести, но мисс Прайс права: такие люди чисты во всех отношениях. Как бы то ни было, это не агент Израиля или Франции. Англичане больше не занимаются такими делами. Местные диссиденты все уже истреблены. Значит, покушение было совершено не из-за денег. Мы можем исключить личные или семейные причины. Я не думаю, что он руководствовался политическими соображениями. Следовательно, остаётся религиозный фанатизм, а потому — Иран.

— Не могу сказать, что я знакома с политической стороной этого дела, но, глядя на плёнку, не могу не согласиться, — кивнула Андреа Прайс. — То, как он убил президента, походило на акт самоочищения, а потом он словно возносил молитву. Ему хотелось, чтобы все прошло идеально. Остальное его не интересовало.

— Кто-нибудь может проверить эту версию? — спросил Райан.

— Да, ФБР, у них есть специалисты, работающие в области бихевиористики, причём настолько хорошие, будто читают мысли в голове. Мы постоянно работаем с ними, — сообщила Прайс.

— Хорошая идея, — согласился сотрудник ЦРУ. — Мы можем приложить немало усилий, чтобы опознать убийцу, но, даже если нам удастся, это может мало что значить.

— Как относительно выбора удобного момента?

— Если мы сумеем установить, что убийца сопровождал президента в течение длительного времени — у нас достаточно видеозаписей выступлений, чтобы определить это, — то выбор момента покушения может навести на серьёзные размышления, — задумчиво произнёс сотрудник ЦРУ.

— Просто великолепно, — проворчал президент. — Скотт, что делать дальше?

— Берт? — повернулся госсекретарь к своему начальнику отдела Ирака. Берт Вас ко давно занимался в Госдепе этой страной. Специалист по торговым отношениям, он сосредоточил свои усилия на всём, что относилось именно к этой одной стране.

— Господин президент, как всем нам известно, большинство населения Ирака относится к шиитской ветви ислама, но страной управляют люди, относящиеся к суннитскому меньшинству, с помощью политической партии Баас. Нас всегда беспокоило, что устранение этого человека может привести к свержению…

— Скажите мне то, чего я не знаю, — прервал его Райан.

— Господин президент, нам просто неизвестна сила оппозиции. Мы даже не знаем, существует ли она. Иракский режим весьма эффективно избавлялся от своих противников, уничтожая их в зародыше. Горстка иракских политических деятелей сумела найти политическое убежище в Иране. Никто из них не относился к числу высокопоставленных лиц, и у них не было никакой возможности создать твёрдую политическую базу. В Иране есть две радиостанции, ведущие передачи на Ирак. Нам известны имена людей, нашедших в Иране политическое убежище, которые с помощью радиопередатчиков ведут антиправительственную пропаганду, нацеленную на своих соотечественников. Однако никто не знает, сколько иракцев слушают эти станции и разделяют точку зрения противников существующего режима. Нам известно, что этот режим не пользуется особой популярностью. Но мы не знаем силы оппозиции, как и того, есть ли в Ираке организации, способные воспользоваться представившейся возможностью.

— Берт прав, — кивнул представитель ЦРУ. — Наш ныне покойный приятель удивительно ловко находил врагов и избавлялся от них. Мы пытались помочь диссидентам перед войной в Персидском заливе и во время войны, но единственным результатом было то, что люди погибали. Можно не сомневаться, что никто в Ираке нам не доверяет.

Райан отпил глоток кофе и кивнул. Ещё в 1991 году он представил свои рекомендации, но на них не обратили внимания. Впрочем, в то время он был ещё младшим сотрудником.

— У нас есть какие-нибудь варианты? — спросил президент.

— Если говорить честно, то нет, — покачал головой Васко.

— Ни одного агента в Ираке, — согласился представитель ЦРУ. — Те несколько человек, что сотрудничают с нами, нацелены на контроль военного комплекса: ядерного оружия, химического и прочего. Политическими аспектами не занимается никто. По сути дела у нас в Иране больше агентов, проявляющих интерес к политике государства. Мы можем прибегнуть к их помощи, но в Ираке у нас нет никого.

Подумать только, просто великолепно, отметил про себя Райан, — самая мощная страна в мире не может выяснить, рухнуло ли правительство в стране, находящейся в одном из самых чувствительных регионов земного шара, и вынуждена следить за развитием событий по телевидению. Такова сила американского президента.

— Арни?

— Слушаю, господин президент, — отозвался глава администрации.

— Пару дней назад мы исключили Мэри-Пэт из графика встреч. Постарайся перетрясти расписание так, чтобы я мог повидаться с нею сегодня.

— Я постараюсь, но…

— Но когда происходит что-то столь важное, президент Соединённых Штатов не должен стоять с расстёгнутыми штанами, застигнутый врасплох. — Райан сделал паузу. — Интересно, что собирается предпринять Иран?

Глава 10

Политические манёвры

Принц Али бин Шейк готовился вылететь домой на своём личном самолёте, несколько устаревшем, но в прекрасном состоянии «Локхиде Л-ЮН», когда ему позвонили из Белого дома. Посольство Саудовской Аравии находилось неподалёку от Центра Кеннеди, и потому он сумел быстро приехать в посольском лимузине с охраной, почти не уступающей личной охране Райана и состоящей из охранников Американской дипломатической службы безопасности, усиленной собственными телохранителями принца — бывшими членами Специальной военно-воздушной службы Англии, лучшими охранниками в мире. Саудовцы, как всегда, не жалели денег и платили только за самое лучшее. Али доводилось бывать в Белом доме, он был знаком со Скоттом Адлером, который встретил его у входа и проводил наверх, в восточное крыло здания, где находился Овальный кабинет.

— Господин президент… — произнёс Его королевское высочество, открыв дверь из комнаты секретарей.

— Позвольте мне поблагодарить вас за то, что вы отложили свой отъезд и тотчас же приехали, — ответил Райан, пожимая ему руку и приглашая сесть на один из двух диванов. Кто-то заботливо затопил камин. Фотограф Белого дома сделал несколько снимков и удалился. — Насколько я понимаю, вы уже знакомы с утренними новостями.

Али с трудом заставил себя улыбнуться.

— Что можно сказать при таких обстоятельствах? Мы не будем оплакивать его кончину, но у королевства возникли серьёзные опасения.

— Может быть, вы знаете что-то, что неизвестно нам? — спросил Райан.

— Случившееся удивило меня, как и всех остальных, — покачал головой принц.

— Принимая во внимание то, сколько денег мы тратим на разведку в этом регионе… — поморщился президент. Его гость устало поднял руку.

— Да, я знаю. Сразу после возвращения домой я буду говорить со своими министрами по этому же вопросу.

— Значит, Иран.

— Несомненно.

— Думаете, они приступят к активным действиям?

В Овальном кабинете воцарилась тишина, прерываемая лишь потрескиванием сухих дубовых поленьев в камине. Все трое, сидевшие в кабинете, Райан, Али и Адлер, смотрели друг на друга через кофейный столик, на котором стояли нетронутые чашки. Вопрос заключался, конечно, в нефти. Персидский залив — иногда его называли Арабским — представлял собой узкую полосу воды, окружённую морем нефти, а в некоторых местах находящуюся прямо на нём. Здесь находились почти все разведанные мировые запасы чёрного золота, разделённые главным образом между Королевством Саудовская Аравия, Кувейтом, Ираком и Ираном, а также меньшими по размерам Объединёнными Арабскими Эмиратами, Бахрейном и Катаром. Из всех этих стран самой большой и намного превосходившей все остальные страны по населению был Иран. За ним следовал Ирак. Государства, расположенные на Аравийском полуострове, были богаче нефтью, но, плавая на этом жидком Клондайке, они никогда не могли прокормить большое население, и в этом заключалась главная сложность, впервые всплывшая на поверхность в 1991 году, когда Ирак оккупировал Кувейт со всей грацией школьного хулигана, напавшего на первоклассника. Райан не раз говорил, что агрессивная война представляет собой не что иное, как вооружённое ограбление в особо крупных размерах. Именно таким было нападение Ирака на Кувейт, что привело к войне в Персидском заливе. Воспользовавшись в качестве предлога малозначащим территориальным спором и такими же тривиальными разногласиями по финансовым вопросам, Саддам Хусейн попытался одним ударом вдвое увеличить богатства своей страны, а затем угрожал увеличить его снова вдвое, напав на Саудовскую Аравию, — причина, по которой он остановился на границе между Кувейтом и Саудовской Аравией, теперь никогда не станет известной. Если все упростить, то речь шла о нефти и том несметном богатстве, которое она несла с собой.

Но на этом все не кончалось. Хусейн, как глава мафии, думал только о деньгах и политической власти, которую несли с собой деньги. Иран был дальновидней.

Все страны на берегах Персидского залива исповедуют ислам, причём большинство строго придерживается его заветов. Исключение составляют Бахрейн и Ирак. В первом случае причина в том, что нефть там практически иссякла и эта страна — по сути дела большой город, отделённый от королевства дамбой, — стала тем же, что и Невада в западных Соединённых Штатах. Это место, где игнорируются мусульманские нормы, где можно употреблять алкоголь, предаваться азартным играм и другим удовольствиям совсем недалеко от дома, в котором эти нормы соблюдаются гораздо строже. Во втором случае все объяснялось тем, что Ирак был светским государством и лишь на словах поощрял государственную религию, что и явилось главной причиной того, что его президент столь ярко закончил свою продолжительную, полную приключений карьеру.

Но ключ к региону всегда заключался и всегда будет заключаться в религии. Королевство Саудовская Аравия было живым сердцем ислама. Здесь родился Пророк. Священные города Мекка и Медина тоже находились в Саудовской Аравии, и именно отсюда началось распространение одного из крупнейших религиозных движений мира. Вопрос заключался не столько в нефти, сколько в вере. Саудовская Аравия принадлежала к суннитской ветви ислама, тогда как Иран — к шиитской[29].

Райану однажды объяснили разницу между этими двумя направлениями, которая показалась ему в то время столь незначительной, что он не счёл нужным запоминать её. Теперь президент понял, как несерьёзно поступил тогда. Разница оказалась достаточно важной, чтобы превратить в заклятых врагов две крупнейшие страны региона, а это имело немалое значение. Так что речь шла не просто о богатстве как таковом. Вопрос касался другого вида власти, того, что исходил от сердца и ума и видоизменялся в нечто совершенно иное. Нефть и деньги всего лишь делали существующую между странами вражду интереснее для сторонних наблюдателей.

Да, гораздо интересней. Промышленный мир зависел от нефти. Все страны Персидского залива боялись Ирана из-за его размеров, огромного населения и религиозного пыла иранцев. Последователи суннитской ветви ислама боялись отклонения от истинного пути мусульманской религии. Все остальные испытывали страх перед тем, что случится с ними, когда «еретики» захватят в свои руки контроль над регионом, потому что ислам представлял собой широко разветвлённую систему вероучений, охватывающих гражданское право, политику и все остальные формы человеческой деятельности. Для мусульман законом являлось Слово Божье. Для Запада наибольшую важность представляло продолжающееся процветание их экономики. А для арабов — Иран не был арабской страной — этот вопрос был самым важным из всех, он касался места человека перед Богом.

— Да, господин президент, — подумав, ответил принц Али, — Иран приступит к активным действиям.

Его голос звучал поразительно спокойно, но Райан знал, что внутри у принца все кипело. Правительство Саудовской Аравии никогда не стремилось к свержению президента Ирака. Несмотря на то что Ирак был врагом, предателем заветов ислама, агрессором, пытавшимся захватить одну из стран Персидского залива, он играл важную стратегическую роль для соседей — долгое время был буферным государством, отделяя арабские страны от Ирана. Это был именно тот случай, когда религия уступала место политике, которая служила целям религии. Отвергнув слово Аллаха, большинство населения Ирака, принадлежащее к шиитской ветви ислама, вышло из игры, и двойная граница с Кувейтом и Саудовской Аравией превратилась из политической в чисто религиозную. Но если партия Баас рухнет вместе со смертью своего лидера, то Ирак снова превратится в религиозное исламское государство с преобладанием мусульманского населения. В этом случае там господствующим станет шиизм, а ведущей страной шиитской ветви ислама был Иран.

Иран несомненно перейдёт к активным действиям, залогом того были его действия уже в течение ряда лет. Религия, созданная Мухаммедом, распространилась с Аравийского полуострова до Марокко на западе и до Филиппин на востоке, а с развитием современного мира начала утверждаться во всех странах света. Иран использовал свои богатства и огромное население для того, чтобы стать ведущей исламской нацией мира, приглашал мусульманских священнослужителей учиться в свой священный город Кум, финансировал политические движения во всём исламском мире и снабжал оружием исламские народы, нуждающиеся в помощи, — наглядным примером были боснийские мусульмане и не только они одни.

— Аншлюсс[30], — произнёс Скотт Адлер, словно думая вслух. Принц Али поднял голову и кивнул.

— У нас существует какой-нибудь план, направленный на то, чтобы не допустить этого? — спросил Райан. Ответ был ему известен. Нет, никто не задумывался над этим. Именно по этой причине целью войны в Персидском заливе явилось достижение ограниченных военных целей, а не стремление уничтожить агрессора. Правительство Саудовской Аравии, которое с самого начала составило стратегический план кампании, не позволило американцам или их союзникам даже задуматься о наступлении на Багдад, несмотря на то, что, когда иракская армия развернулась в районе Кувейта, столица Ирака оказалась совершенно беззащитной. Ещё тогда Райан заметил, что ни один телекомментатор не обратил внимания, что при правильном ведении военной кампании следовало бы просто обойти Кувейт, захватить Багдад и далее ждать, когда иракская армия сложит оружие и сдастся. Ну что ж, не всякому дана способность читать карту.

— Ваше высочество, вы можете повлиять на развитие событий в этом регионе? — спросил Райан.

— На практике? Наше влияние там очень невелико. Мы протянем руку дружбы, предложим финансовую помощь, займы, а к концу недели попросим Америку и ООН снять санкции, чтобы улучшить экономическое положение населения Ирака, но…

— Вот именно «но», — согласился Райан. — Ваше высочество, прошу держать нас в курсе происходящих событий и передавать информацию, которую удастся получить. Заверяю вас, что обязательства Америки, касающиеся гарантий безопасности королевства, остаются неизменными.

— Я передам это своему правительству, — кивнул принц Али.

* * *

— Отличная работа, профессионалы, — заметил Динг, просмотрев повторную передачу момента покушения. — За исключением одного.

— Да, было бы неплохо получить денежное вознаграждение, прежде чем твоё завещание утверждено судом. — Когда-то Кларк тоже был молод, полон ярости и способен думать так же, как мыслил убийца, сцена смерти которого только что повторилась на экране, но с годами он стал мудрее. Сейчас он узнал, что Мэри-Пэт снова хочет организовать для него встречу в Белом доме, и потому читал кое-какие документы. По крайней мере пытался читать.

— Джон, ты знакомился с историей секты асасинов? — Чавез нажатием кнопки на пульте выключил телевизор.

— Я смотрел фильм, — ответил, не поднимая головы, Кларк:

— Это были очень серьёзные парни. А как ещё? Им приходилось подбираться очень близко к жертве, чтобы ножом или мечом сделать своё дело. «Решительные действия вплотную к противнику» — так было принято говорить у нас в Седьмой лёгкой дивизии о подобной тактике. — Чавез все ещё не защитил степень магистра, зато благославлял профессора Алфер за то, что та заставила его столько прочесть. Он сделал жест в сторону телевизора. — Этот парень был похож на одного из них, нечто вроде ходячей «умной бомбы» — поставлен на режим самоуничтожения, но сначала должен уничтожить цель. Асасины были первым в мире террористическим государством, основанным в конце одиннадцатого века для борьбы с династией Сельджуков. Думаю, что в то время мир ещё не был готов для подобной концепции, но это крохотное государство с центром в замке Аламут контролировало целый регион — асасины могли к кому угодно подослать одного из своих, чтобы сделать своё дело.

— Спасибо за урок по истории, Доминго, но…

— Нет, ты послушай, Джон. Если они смогли подобраться так близко к президенту Ирака, они могут подобраться так же близко к кому угодно. Выходит, у диктаторов нет надежды на пенсию, понимаешь? Охрана у президента Ирака была очень надёжной, но кто-то сумел подослать к нему убийцу, и тот отправил диктатора в другое измерение. Звучит пугающе, мистер К., не правда ли?

Джону Кларку постоянно приходилось напоминать себе, что Доминго Чавез совсем не дурак. Может быть, он всё ещё говорит с акцентом — не потому что не может по-другому, а просто так ему проще и естественней; у Чавеза, как и у Кларка, был талант к языкам, но он всё ещё то и дело вставлял в разговор слова и выражения времён службы армейским сержантом. Но, черт меня побери, подумал Кларк, если он не способен овладеть чем-то едва ли не быстрее меня. Он даже научился контролировать свой нрав и сдерживать горячность. Правда, напомнил себе Джон, лишь когда ему этого хотелось.

— Ну и что? Другая культура, другая мотивация, другие…

— Джон, я говорю о практической осуществимости. О политическом желании сделать это. И о терпении. Чтобы подобраться так близко к президенту, могли потребоваться годы. Я знаком со «спящими» агентами, но впервые увидел «спящего» убийцу.

— Это мог оказаться самый обычный человек, оскорблённый чем-то…

— Который захотел умереть из-за этого? Не думаю, Джон. Тогда почему не пристрелить обидчика ночью по пути к сортиру и не унести поскорее ноги? Нет, мистер К. Этот убийца хотел, чтобы все видели его и поняли, что он хочет этим сказать. Впрочем, вряд ли он говорил от своего имени. Этим поступком он передавал сообщение своему боссу.

Кларк поднял голову от разложенных перед ним документов и задумался. Другой государственный служащий сейчас же забыл бы об услышанном, как о чём-то, что не относится к его сфере деятельности, но Кларка вовлекли в государственную службу именно из-за того, что он не способен был ограничивать свою деятельность. Кроме того, он помнил, как, будучи в Иране, стоял в толпе и вместе со всеми кричал: «Смерть американцам!», глядя на заложников, которые стояли на балконе американского посольства с завязанными глазами. Более того, он помнил, как в толпе говорили, что операция «Синий свет» провалилась и что правительство Хомейни едва не отдало приказ выместить свой гнев на американцах, превратив таким образом и без того безобразную конфронтацию в настоящую войну. Уже в то время отпечатки иранских пальцев виднелись почти на всех террористических актах во всём мире, а то, что Америка не смогла занять должную позицию, ничуть не помогло делу.

— Вот видишь, Доминго, потому нам и нужно больше оперативников.

* * *

У «Хирурга» была ещё одна причина испытывать неприязнь к президентству мужа — она не могла попрощаться с ним, отправляясь на работу, потому что у него в кабинете непременно кто-то находился. Это было наверняка связано с утренними новостями, которые она видела по телевидению, и означало деловую встречу, а иногда ей приходилось выезжать в университет Хопкинса по срочному вызову. Так или иначе ей это не нравилось.

Она посмотрела на автоколонну. Именно так только и можно её назвать — шесть огромных «шеви сабербенов», выстроившихся один за другим. Три выделены для того, чтобы отвезти в школу Салли — кодовое название «Тень» и маленького Джека — «Ванночку». Три других отвезут в детский сад Кэтлин — «Песочницу». Отчасти, призналась Кэти Райан, это её вина. Ей не хотелось нарушать жизнь детей. Она не могла примириться с тем, что им придётся сменить школы и забыть старых друзей из-за того, что на них свалилось такое несчастье. В конце концов, дети ни в чём не виноваты. Она сделала глупость и согласилась с новой должностью Джека, которую он занимал всего пять минут, и теперь, как это случается часто в жизни, ей придётся примириться с последствиями. Одним из таких последствий станет более продолжительное время, которое дети будут тратить на поездку в школу и на уроки рисования лишь для того, чтобы остаться с прежними друзьями, но, черт побери, почему… — у неё не было чёткого ответа.

— Доброе утро, Кэтлин! — послышался голос Дона Рассела, присевшего на корточки, чтобы обнять и получить в ответ радостный поцелуй от «Песочницы». Кэти не смогла удержаться от улыбки. Этого агента, которому поручили охрану младшей дочери, послал сам Бог. У него были свои внуки, и он глубоко любил детей, особенно маленьких. Он сразу нашёл общий язык с Кэтлин. Кэти поцеловала дочку на прощанье и улыбнулась её телохранителю — просто невероятно, ребёнку нужен телохранитель! Но вспомнив инцидент с террористами, она примирилась с этим. Рассел поднял «Песочницу», усадил в кресло, и первая группа автомобилей отправилась в путь.

— До свидания, мама. — У Салли наступил период в жизни, когда она считала мать подругой и не целовала её при расставании. Кэти соглашалась, хотя это ей и не нравилось. То же самое относилось и к маленькому Джеку — он повернулся и бросил:

— Пока, мам. — Но Джон Патрик младший уже подрос и требовал для себя переднее сиденье, которое и занял на этот раз. Обе группы были усилены после прибытия Райанов в Белый дом, и пока детей будет охранять двадцать агентов. Примерно через месяц, сказали Кэти, это число уменьшится, и дети будут ездить в школу в обычных автомобилях вместо бронированных «сабербенов». Что касается «Хирурга», вертолёт ждал её на лужайке.

Проклятье. Все повторяется снова. В тот раз она была беременна и ожидала рождения маленького Джека, затем узнала, что террористы… ну почему, чёрт возьми, она согласилась на это? Величайшим унижением было то, что она замужем за человеком, считающимся самым могущественным в мире, однако и он и его семья вынуждены подчиняться своим телохранителям.

— Я понимаю вас, док, — послышался голос Альтмана, её старшего охранника. — Чертовски неприятно жить вот так, правда?

— Вы что, читаете мысли? — повернулась к нему Кэти.

— Это входит в мои обязанности, мэм, я знаю…

— Лучше зовите меня Кэти. Иначе к нам с Джеком обоим остаётся обращение «доктор Райан».

Альтман едва не покраснел. Многие «первые леди» напускали на себя вид королев, когда их мужья становились президентами, да и с детьми общаться было непросто, но семья Райанов — это признали все агенты личной охраны — совсем не походила на людей, которых они обычно охраняли. В некоторых отношениях это было плохо, но члены семьи нового президента не могли не нравиться агентам Секретной службы.

— Вот, возьмите. — Альтман передал ей конверт, в котором содержался график её работы на предстоящий день.

— Две процедуры, потом послеоперационный осмотр, — сказала она. Ну что ж, по крайней мере во время полёта она могла работать с бумагами. Удобно, не правда ли?

— Да, я знаю. Мы договорились с профессором Катцем, чтобы он держал нас в курсе дела, — так легче согласовывать наши графики, — объяснил Альтман.

— Может быть, вы проверили уже и моих пациентов? — в шутку спросила Кэти.

Оказалось, что Секретная служба подумала и об этом.

— Да. Из историй болезни мы узнали имена, дни рождения и номера социального обеспечения. Мы сверяем эти данные с информацией, содержащейся в нашей картотеке — там собраны данные на людей, вызывающих у нас подозрение.

Ответный взгляд Кэти нельзя было назвать дружелюбным, но для Альтмана это было работой, и он оставил его без внимания. Они вернулись в здание и через несколько минут подошли к ждавшему их вертолёту. Кэти заметила телевизионные камеры, снимающие на плёнку вылет вертолёта с того момента, как полковник Хэнк Гудмэн включил двигатели.

В помещении оперативного дежурного Секретной службы, расположенном в нескольких кварталах от Белого дома, огоньки на дисплее пришли в движение. Президент Соединённых Штатов, «Фехтовальщик», обозначенный красным светодиодом, находился в Белом доме. «Хирург» — первая леди Соединённых Штатов — находилась в пути. На другом дисплее виднелись огоньки, обозначающие детей президента — «Тень», «Ванночку» и «Песочницу». Та же информация передавалась по кодированной цифровой радиосвязи Андреа Прайс, сидящей у входа в Овальный кабинет с газетой в руках. Остальные агенты уже находились в католической школе Святой Марии и детском саду «Гигантские шаги» — оба учебных заведения располагались недалеко от Аннаполиса — ив больнице Джонса Хопкинса. Полицию штата Мэриленд известили, что дети президента едут по шоссе № 50, и вдоль пути их следования были расставлены полицейские автомобили, чтобы обозначить присутствие полиции. В данный момент за вертолётом, на борту которого находилась «Хирург», следовал ещё один вертолёт морской пехоты, а третий вертолёт, с группой вооружённых до зубов агентов Секретной службы, летел за машинами с тремя детьми. Окажись где-то убийца, замышляющий покушение, он увидит эту демонстрацию силы. Агенты в движущихся автомобилях находились в состоянии обычной боевой готовности. Они осматривали едущие рядом машины, запоминали их на случай, если какая-то будет показываться слишком часто. Автомобили Секретной службы, ничем не отличающиеся от обычных, будут перемещаться в транспортном потоке, занимаясь тем же, но не выдавая своего присутствия. Члены семьи Райанов никогда не узнают, насколько строго их охраняют, если сами не поинтересуются этим, а члены президентских семей редко задавали такого рода вопросы.

Наступил обычный рабочий день.

* * *

Теперь в этом не было сомнений. Ей не требовались объяснения доктора Моуди. Приступы головной боли усилились, она быстро уставала. Точно как у маленького Бенедикта Мкузы, подумала она, затем у неё появилась надежда на то, что это приступ малярии. Но тут же её охватила боль — не в суставах, а прежде всего в желудке. Это походило на приближение холодного фронта, высоких белых облаков, за которыми следует обширный мощный шторм, и ей не оставалось ничего иного, как ждать и бояться того, что последует дальше, потому что она знала, что произойдёт. Часть её сознания по-прежнему отвергала это, а часть пыталась укрыться за молитвами и верой, но, словно глядя фильм ужасов и боясь смотреть на экран, она все равно хотела увидеть, что будет дальше, и ужас казался неотвратимым, потому что спрятаться от него было невозможно.

Тошнота усилилась, скоро при всей своей силе воли она не сможет удерживаться от рвоты.

Она находилась в одной из немногих отдельных палат больницы. Снаружи на безоблачном небе сияло солнце — прекрасный день в бесконечном африканском весенне-летнем времени года. Рядом с её кроватью находилась стойка для внутривенных вливаний, и ей в вену вводили стерильный соляной раствор с обезболивающим и питательными веществами, укрепляющими её тело, хотя по сути дела оставалось только ждать. Сестре Жанне-Батисте не оставалось ничего другого. Её тело изнемогало от усталости, и она испытывала такую боль, что потребовалось немалое усилие, чтобы повернуть голову и посмотреть на цветы за окном. Первый мощный приступ рвоты едва не застал её врасплох, но сестра всё-таки успела схватить сосуд. Она по-прежнему оставалась медицинской сестрой и достаточно хорошо владела собой, чтобы заметить в рвотной массе кровь, несмотря на то что сестра Мария-Магдалена поспешила забрать у неё сосуд, чтобы опорожнить его в специальный бак. Она была такой же сестрой ордена милосердия и медицинской сестрой, облачённой в стерильную одежду, резиновые перчатки и маску. Глаза сестры Марии-Магдалены не могли скрыть печали.

— Привет, сестра. — В палату вошёл доктор Моуди, одетый в такой же защитный костюм, его глаза над зелёной маской смотрели на неё с нескрываемым страхом. Он проверил карточку, висящую в ногах кровати. Температуру измерили всего десять минут назад, и она продолжала расти. Только что прибыл телекс из Атланты с данными анализа её крови, и доктор Моуди немедленно направился в инфекционное отделение. Всего несколько часов назад светлая кожа сестры была бледной, но сейчас она казалась сухой и воспалённой. Моуди подумал, что им придётся охлаждать тело спиртом, а позднее, возможно, и льдом, чтобы бороться с лихорадкой. Это будет унизительно для достоинства сестры. Они одевались целомудренно, как и полагается женщинам, и больничный халат тоже унижал её достоинство. Ещё хуже, однако, был взгляд её глаз. Она знала. Но он всё-таки обязан сообщить ей об этом.

— Сестра, — сказал врач, — анализ вашей крови показал наличие в ней антител Эболы.

— Понятно, — кивнула она.

— Тогда вы знаете, наверно, что после этой болезни двадцать процентов пациентов остаются в живых, — мягко заметил Моуди. — У вас есть надежда. Я — хороший врач, а сестра Магдалена — превосходная медсестра. Мы приложим все усилия, чтобы вылечить вас. Кроме того, я связался со своими коллегами. Мы не оставим вас в беде. Я прошу вас не предаваться отчаянию. Обратитесь к своему Богу, сестра. Не сомневаюсь, что он прислушается к мольбе о помощи, исходящей от столь добродетельного человека. — Слова утешения легко срывались с его губ, потому что Моуди был хорошим врачом. Его удивило, что он сам полунадеялся на её выздоровление.

— Спасибо, доктор.

Перед тем как выйти из палаты, Моуди повернулся ко второй медсестре.

— Постоянно держите меня в курсе, — сказал он.

Моуди вышел из палаты, прикрыл дверь и, сняв с себя защитную одежду, бросил её в предназначенные для этого контейнеры. Он напомнил себе, что следует сказать администратору больницы о строжайшем соблюдении правил безопасности. Ему хотелось, чтобы эта монахиня была последним пациентом с лихорадкой Эбола в этой больнице. Уже сейчас группа специалистов из Всемирной организации здравоохранения ехала к семье Мкузы. Там они расспросят членов семьи, поражённых горем, а также соседей и друзей, стараясь выяснить, где и как заразился Бенедикт. Скорее всего причиной явился укус обезьяны.

Но это была всего лишь догадка. О заирском штамме лихорадки Эбола знали мало, а большинство неизвестных факторов были важными. Несомненно, она скрывалась в этих краях на протяжении столетий, а то и дольше — ещё одна смертельно опасная болезнь в регионе, где таких болезней множество. Всего тридцать лет назад врачи называли её просто лихорадкой джунглей. Источник распространения вируса по-прежнему оставался неизвестным. Многие считали, что её распространяют обезьяны, но никто не знал, какие именно — буквально тысячи обезьян были пойманы или отстреляны в попытках определить это, но безуспешно. Врачи не были даже уверены, что это тропическая болезнь, — первое достоверно документированное описание вспышки этой лихорадки появилось в Германии. Очень похожая болезнь существовала на Филиппинах.

Лихорадка Эбола появлялась и исчезала подобно злому духу. Удалось установить, что она появляется периодически. Вспышки заболеваний случались через восемь-десять лет — впрочем, и эти данные ничем не объяснялись и подвергались сомнениям, потому что Африка все ещё оставалась примитивным континентом, и были весомые основания предполагать, что жертвы могли заболеть лихорадкой Эбола и умереть от неё через несколько дней, не успев обратиться за медицинской помощью. Структура вируса была более или менее известна, его симптомы знакомы, а вот механизм заболевания оставался тайной. Это беспокоило медицинское сообщество, потому что смертность от заирской лихорадки Эбола составляла около восьмидесяти процентов. Только один пациент из пяти оставался жив, и никто не знал почему. Все это делало лихорадку Эбола в своём роде совершенным заболеванием. Настолько совершенным, что её вирус был одним из самых страшных организмов, известных человеку. Крошечные колонии этого вируса хранились в Атланте, в Институте Пастера в Париже и в нескольких других исследовательских учреждениях, где велось его изучение в условиях, напоминающих научную фантастику, — врачи и лаборанты работали в комбинезонах, которые походили на космические. О лихорадке Эбола было известно так мало, что не могли даже приступить к работе над вакциной. Четыре известных её разновидности были слишком разными, Четвёртую разновидность обнаружили в результате странного инцидента, происшедшего в Америке; однако этот четвёртый штамм, неизменно смертельный для обезьян, по какой-то необъяснимой причине не оказывал серьёзного воздействия на людей. И сейчас учёные в Атланте — с некоторыми из них Моуди был знаком, — пользуясь электронными микроскопами, пытались установить структуру этой новой разновидности, чтобы затем сравнить её с образцами других штаммов. На этот процесс могут уйти недели и, наверно, как это происходило и раньше, привести всего лишь к двусмысленным результатам. Пока не будет открыт подлинный центр распространения болезни, она останется чужеродным вирусом, чем-то едва ли не с другой планеты, смертоносным и таинственным. Совершенным.

Пациент «Зеро», Бенедикт Мкуза, был мёртв, его тело сожжено, облитое бензином, и вирус погиб вместе с ним. У Моуди осталась буквально капля его крови, но этого было недостаточно. А вот у сестры Жанны-Батисты… Моуди задумался над этим, и затем поднял телефонную трубку, чтобы позвонить в иранское посольство в Киншасе. Предстоит сделать многое и подготовиться к ещё большему. Он заколебался, его рука с телефонной трубкой остановилась на полпути к уху. Что, если Бог действительно прислушается к её молитвам? Вполне возможно, подумал Моуди, это вполне возможно. Сестра была исключительно добродетельной женщиной, она проводила значительную часть своего дня за молитвами, подобно верующим у него дома, в священном городе Кум. Её вера в Бога была тверда, и она посвятила свою жизнь людям, нуждающимся в её помощи. Это были три столпа из пяти, на которых покоился ислам; к ним можно было прибавить и четвёртый — христианский Великий пост не так уж отличался от исламского Рамадана. Это были опасные мысли, но если Аллах услышал её молитвы, в этом случае то, что он намеревался сделать, не было начертано рукой Пророка и не сможет осуществиться, но вот если её молитвы остались неуслышанными… Моуди зажал трубку между ухом и плечом и набрал номер.

* * *

— Господин президент, мы больше не можем медлить.

— Я знаю, Арни.

Как ни странно, все сводилось к сугубо формальной проблеме. Тела нужно точно опознать, потому что человек не считается мёртвым до тех пор, пока не составлен документ, говорящий об этом, а пока человек не признан мёртвым, будь этот человек сенатором или конгрессменом, его или её пост не является вакантным, на это место не может быть выбрано другое лицо, и Конгресс остаётся пустой скорлупой. Свидетельства о смерти будут отправлены сегодня, и уже через час губернаторы «нескольких штатов» обратятся к Райану за советом или сообщат, что они собираются сделать без его совета. Во всяком случае один губернатор уже сегодня уйдёт в отставку и будет назначен сенатором Соединённых Штатов рукою своего заместителя, который займёт его место. Элегантное, хотя и явно политиканское вознаграждение — по крайней мере ходили такие слухи.

* * *

Объём поступающей информации был огромен, даже для человека, знакомого с её источниками. Это началось больше четырнадцати лет назад. Правда, трудно было выбрать более благоприятное время, потому что тогда крупные газеты и журналы перешли к электронным средствам массовой информации, которые легко вводились во Всемирную информационную сеть. Империи СМИ брали скромный гонорар за доступ к материалам, которые в противном случае хранились бы в их покрытых плесенью подвалах или в лучшем случае продавались в библиотеки колледжей практически за бесценок. Всемирная информационная сеть всё ещё была относительно новым и непроверенным источником дохода, однако средства массовой информации взяли её за горло, поскольку сейчас впервые новости сделались не столь переменчивыми, как в прошлом. Теперь она превратилась в неистощимый источник информации для самих репортёров, для студентов, для тех, кто обладал любопытством и хотел узнать что-то лично для себя, а также для тех, чьё любопытство было чисто профессиональным. Самым лучшим, однако, было то, что огромное число людей, обладающих паролем и ведущих поиск нужных им сведений, сделало невозможным проверить всех, кто запрашивает ту или иную информацию, Он вёл себя осторожно — точнее, его люди вели себя осторожно. Все запросы делались в Европе, главным образом в Лондоне, через совершенно новые терминалы доступа к Интернету, существующие не дольше того времени, которое требовалось для того, чтобы загрузить в память необходимые данные, или с академических терминалов, доступ к которым имели многие. Были введены ключевые слова РАЙАН ДЖОН ПАТРИК, РАЙАН ДЖЕК, РАЙАН КЭРОЛАЙН, РАЙАН КЭТИ, ДЕТИ РАЙАНА, СЕМЬЯ РАЙАНА и множество других и в результате получены буквально тысячи «попаданий». Многие были случайными, потому что фамилия Райан достаточно распространённая, но процедура проверки была несложной.

Первые действительно интересные данные появились, когда Райану был тридцать один год и он неожиданно привлёк к себе широкое внимание общественности в Лондоне. Удалось найти даже фотографии, и хотя для получения их потребовалось время, результаты стоили этого. Особенно первая. На ней был изображён молодой человек, сидящий на мостовой и залитый кровью. Ну разве это не вдохновляет? Мужчина на фотографии выглядел мёртвым, но он знал, что раненые часто выглядят именно так. Затем появились снимки разбитого автомобиля и маленького вертолёта. Данных, касающихся Райана на протяжении промежуточных лет, было удивительно мало, не более чем упоминания о его выступлениях на закрытых слушаниях в американском Конгрессе. Появились и дополнительные интересные статьи относительно конца президентства Фаулера — сразу после того, как наступила непродолжительная паника, сообщалось, что Райан лично предотвратил пуск ракеты с ядерной боеголовкой… и Райан сам намекнул на это в разговоре с Дарейи, но случай не получил официального подтверждения, и Райан больше никогда не обсуждал его. Вот это важно. Это говорит кое-что о человеке. Но пока это тоже можно отложить.

Его жена. О ней тоже много писали газеты, включая статью, где указан номер её кабинета в больнице. Искусный хирург. Вот это интересно — в недавней статье говорится, что она будет продолжать свою работу. Превосходно. Они знают, где её искать.

Дети. Самый младший ребёнок — да, самый младший ребёнок ходит в тот же детский сад, куда ходила старшая дочка. А вот и фотография детского сада. В статье о первой должности Райана в Белом доме даже указывается школа, в которой учатся старшие дети…

Просто поразительно. Он распорядился начать эту работу, зная, что сумеет получить всю или почти всю информацию, но даже при всём этом он не ожидал, что уже в первый день получит больше сведений, чем сумеют собрать десять его оперативников — при немалом риске разоблачения — за неделю. Американцы так глупы. Они делают все, чтобы облегчить покушение, понятия не имеют о секретности или безопасности. Одно дело, когда время от времени глава государства появляется на публике со всей семьёй — все так поступают. Но совсем другое — сообщать всем о том, что никого не касается.

Пакет с документами — в нём оказалось более двух с половиной тысяч страниц — будет рассортирован его персоналом с использованием перекрёстных ссылок. Пока не строилось никаких планов, не предпринималось никаких действий… Но это может измениться.

* * *

— Знаете, оказывается, мне нравится летать, — заметила Кэти Райан, обращаясь к Рою Альтману.

— Вот как?

— Нервная нагрузка меньше, чем когда сама сидишь за рулём. Думаю, это долго не продлится, — добавила она, становясь в очередь за обедом.

— Нет, наверно. — Альтман постоянно оглядывался по сторонам, но в помещении находились ещё два агента Секретной службы, которые тщетно старались не выделяться. Несмотря на то что в больнице Джонса Хопкинса работало 2400 врачей, это всё-таки была своего рода профессиональная деревня, где почти все знали друг друга, а врачи не носят пистолетов. Альтман старался стоять поближе к «Хирургу», чтобы лучше познакомиться с её привычками, и Кэти не возражала против этого. Он провёл с ней уже две утренние процедуры, и Кэти, как и подобает учителю, объясняла каждый свой шаг самым подробным образом. После ланча она будет совершать учебный обход с несколькими студентами. Это было первым случаем для Альтмана, когда он учился чему-то важному в области, не относящейся к политике — политику он ненавидел. Далее он заметил, что «Хирург» ест мало, клюёт, как птичка в поговорке. Она подошла к кассе и расплатилась за обоих, невзирая на протесты Альтмана.

— Это моя больница, Рой. — Она посмотрела по сторонам, заметила человека, с которым ей хотелось бы пообедать вместе, и направилась к нему в сопровождении Роя.

— Привет, Дейв!

Декан Джеймс и его гость встали.

— Привет, Кэти! Позволь мне представить нашего нового профессора, Пьера Александера. Алекс, это Кэти Райан…

— Та самая, которая…

— Бросьте, я по-прежнему врач, и…

— Это ведь вы получили Ласкера, верно? — прервал её Александер. Улыбка Кэти словно осветила всю комнату.

— Да.

— Поздравляю вас, доктор. — Он протянул руку. Кэти пришлось поставить свой поднос на стол, чтобы обменяться рукопожатием. Альтман наблюдал за разговором, стараясь не выдать себя, но что-то его выдало. — А вы, должно быть, из Секретной службы?

— Да, сэр. Меня зовут Рой Альтман.

— Отлично. Такая прелестная и умная леди заслуживает должной охраны, — произнёс Александер. — Я только что ушёл из армии, мистер Альтман. Мне приходилось встречать ваших парней в госпитале Уолтера Рида ещё в то время, когда дочь президента Фаулера вернулась из Бразилии с тропической лихорадкой. Я тогда занимался её лечением.

— Алекс работает с Ральфом Форстером, — заметил декан, когда они сели за стол.

— Факультет инфекционных болезней, — объяснила Кэти своему телохранителю.

— В настоящее время осваиваюсь с обстановкой, — кивнул Александер. — Зато мне выдали пропуск на стоянку, так что я, наверно, уже один из своих.

— Надеюсь, вы такой же хороший преподаватель, как и Ральф.

— Он по-настоящему отличный врач, — согласился Александер. Кэти пришла к выводу, что ей нравится новый профессор. К тому же её заинтересовало мягкое произношение и южные манеры. — Сегодня утром Ральф вылетел в Атланту.

— Что-то случилось?

— Вероятное заболевание лихорадкой Эбола в Заире. Мальчику восемь лет, он местный житель. Утром пришло сообщение по электронной почте.

Глаза Кэти сузились, когда она услышала об этом. Несмотря на то что она работала в совершенно иной области медицины, подобно всем врачам, она получала журнал « Информация о заболеваемости и смертности» и следила за тем, что происходит в области инфекционных болезней. Медицина — это наука, где учёба никогда не прекращается — Только единичный случай? — спросила она.

— Да, — кивнул Александер. — По-видимому, мальчика укусила за руку обезьяна. Мне уже приходилось выезжать туда из Форт-Детрика, когда произошла небольшая вспышка этого заболевания в 1990 году.

— С Гасом Лоренцом? — спросил декан Джеймс.

— Нет, Гас был занят другой работой, — покачал головой Александер. — Руководителем группы назначили Джорджа Вестфаля.

— Ах да, конечно, он ..

— Умер, — подтвердил Александер. — Мы постарались скрыть причину его смерти, но на самом деле он подхватил лихорадку. Я ухаживал за ним. Тяжёлое зрелище.

— Он в чём-то ошибся? Я не был хорошо знаком с ним, — сказал Джеймс, — но Гас говорил, что ему прочили многообещающее будущее. Насколько я помню, он приехал из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

— Джордж был блестящим учёным-вирусологом, лучшим специалистом в своей области, с которым мне доводилось встречаться. Он вёл себя с предельной осторожностью, как и все мы, но всё-таки подхватил вирус Эбола. Мы так и не узнали, как это произошло. Как бы то ни было, в результате той вспышки скончалось шестнадцать человек. Двое выжили, обе молодые женщины, обеим чуть за двадцать. Они ничем не отличались от других — по крайней мере нам не удалось обнаружить ничего особенного. Может быть, им просто повезло, — заметил Александер, сам не веря этому. Подобные вещи не случаются сами по себе. Просто он не сумел обнаружить причину, хотя в этом и заключалась его задача. — В общем всего заболело восемнадцать человек, и вот в этом нам действительно повезло. Мы пробыли там шесть или семь недель. Помню, я взял ружьё и отправился в джунгли, пристрелил там около сотни обезьян, пытаясь найти носителя вируса. Безрезультатно. Этот штамм называется заирская Эбола Мзинга. Думаю, сейчас в Атланте они сравнивают вирусы того заболевания с вирусом, от которого заболел мальчик. Лихорадка Эбола — увёртливая штука, пока о ней почти ничего не известно.

— Значит, на этот раз заболел только один мальчик? — спросила Кэти.

— По крайней мере так нам сообщили. Как обычно, причина заболевания неизвестна.

— Но вы сказали, что его укусила обезьяна?

— Да, однако мы никогда её не найдём. До сих пор это никому не удавалось.

— Это действительно столь смертельное заболевание? — спросил Альтман, не в силах удержаться от того, чтобы не вступить в разговор.

— Сэр, по официальным данным процент смертности у заболевших Эболой достигает восьмидесяти. Или давайте выразим это по-другому. Если вы сейчас достанете пистолет и выстрелите мне в грудь — прямо сюда, — шансы выжить у меня выше, чем у человека, подхватившего этот крошечный вирус. — Александер намазал маслом булочку и вспомнил, как ему пришлось навестить вдову Вестфаля. У него едва не пропал аппетит. — Пожалуй, намного выше, принимая во внимание квалификацию хирургов, работающих у нас в Холстеде. У вас куда больше шансов выжить при заболевании лейкемией или лимфомой. Вот при заболевании СПИДом шансы меньше, но и при нём вы проживёте в среднем лет десять. Подхватив вирус Эбола, вы умрёте через десять дней. Я не знаю более смертельного заболевания.

Глава 11

Обезьяны

Райан все писал сам — и две опубликованные книги по морской истории, и несчётное число докладов для ЦРУ. Сейчас ему казалось, что это было когда-то в какой-то прошлой жизни, заново пережитой им на кушетке гипнотизёра. Сначала он сидел за пишущей машинкой, а потом за персональными компьютерами. Сам процесс написания ему никогда не нравился — это казалось очень трудным, однако он любил одиночество, связанное с работой, когда он замыкался в собственном интеллектуальном мирке, где ему никто не мешал, не прерывал хода мыслей, позволяя отшлифовать их и довести до желаемого уровня. Таким образом, это всегда были его собственные мысли, и при выражении этих мыслей сохранялись их целостность и чистота.

Теперь этому пришёл конец.

Главным спичрайтером[31] президента была Кэлли Уэстон — невысокая изящная блондинка, подобно волшебнице играющая словами. Как и многие служащие, составляющие огромный персонал Белого дома, она появилась здесь во времена президентства Фаулера и осталась после его ухода.

— Вам не понравился мой текст вашего выступления в соборе? — приступила она прямо к делу.

— Если говорить честно, я просто решил, что нужно сказать что-то другое, — произнёс Джек и только теперь понял, что оправдывается перед человеком, которого почти не знает.

— Я просто плакала из-за этого. — Она сделала эффектную паузу, глядя прямо ему в глаза немигающим взглядом ядовитой змеи, явно стараясь понять его. — Вы не такой, как все.

— Что вы хотите этим сказать?

— Я хочу сказать — вас нужно понять, господин президент. Президент Фаулер поручал мне писать его речи так, чтобы в них звучали человеческие чувства — сам-то он, бедняга, был холодным и скучным человеком. Президент Дарлинг оставил меня на этой должности, поскольку не смог найти никого лучше. Я всё время воюю с членами президентской администрации, работающими по другую сторону улицы. Они любят редактировать мою работу, а мне не нравится, когда этим занимаются бездельники. Мы непрерывно ссоримся. Арни всегда становится на мою сторону, потому что я училась в школе вместе с его любимой племянницей, к тому же я делаю свою работу лучше других. Зато я причиняю вашим сотрудникам наибольшее количество неприятностей. Мне хотелось, чтобы вы знали об этом. — Это было хорошим объяснением, но не относилось к делу.

— Почему вы считаете меня не таким, как остальные? — спросил Джек.

— Вы говорите то, о чём действительно думаете, вместо того чтобы говорить то, что, по вашему мнению, хочется услышать людям. Писать для вас будет непросто. Теперь я не смогу окунать перо в ту же самую чернильницу. Мне придётся научиться писать так, как я писала раньше, а не так, как пишу за плату. Кроме того, придётся учиться писать так, как вы говорите. Это будет трудно, — сказала она, готовясь принять вызов.

— Понятно. — Поскольку мисс Уэстон не была членом внутреннего круга людей, близких к президенту, Андреа Прайс находилась в кабинете, она стояла, опершись плечом о стену (она предпочла бы стоять в углу, но в Овальном кабинете углов не было), и бесстрастно наблюдала за происходящим — или пыталась сохранять бесстрастие. Райан уже начал понимать язык её поз и движений. Прайс явно была не расположена к Уэстон. Интересно, почему? — подумал он.

— Посмотрим. Что вы сможете написать для меня за пару часов?

— Сэр, это зависит от того, что вы хотите сказать, — заметила спичрайтер.

Райан в нескольких коротких фразах изложил основное содержание своего предстоящего выступления. Уэстон не делала записей. Она просто выслушала его, словно впитав его слова, улыбнулась и заговорила снова:

— Они уничтожат вас. Знайте это. Может быть, Арни ещё не сообщил вам, может быть, ни один из сотрудников не решился сказать вам об этом и никогда не скажет, но именно это ждёт вас.

Услышав реплику спичрайтера, Прайс отпрянула от стены, теперь её тело находилось в вертикальном положении.

— Почему вы считаете, что я хочу остаться здесь?

— Извините меня, — недоуменно моргнула мисс Уэстон. — Вообще-то я не привыкла к такому ходу мыслей.

— Такой разговор может быть интересным, но я…

— Позавчера я прочла одну из ваших книг. Вы не слишком хорошо излагаете свои мысли — не слишком элегантно, но это мнение специалиста, — однако говорите чётко и ясно. Вот почему мне пришлось вернуться к моему прежнему риторическому стилю, чтобы он звучал, как у вас. Короткие предложения. Правильное, хорошее построение фраз. Думаю, вы учились в католическом колледже. Вы не обманываете людей, говорите прямо и честно. — Она улыбнулась. — Сколько времени должно длиться ваше выступление?

— Будем считать, что пятнадцать минут.

— Вернусь через три часа, — пообещала Уэстон и встала. Райан кивнул, женщина повернулась и вышла из кабинета. Президент посмотрел на Прайс.

— Говорите, в чём дело, — приказал он.

— Она причиняет всем нам кучу неприятностей. В прошлом году вдруг напала на младшего сотрудника аппарата. Охраннику пришлось разнимать их.

— Из-за чего произошла ссора?

— Сотрудник непристойно отозвался об одной из речей, написанных ею, и сделал нелестное замечание относительно её родословной. Его уволили на следующий день. Невелика потеря, — закончила Прайс. — Но эта Уэстон — высокомерная примадонна. Она не должна была так разговаривать с вами.

— А если она права?

— Сэр, это не моё дело, но такие…

— Так права она или нет?

— Вы не похожи на других, господин президент. — Прайс не объяснила, хорошо это или плохо, и Райан не спросил об этом. К тому же у него было немало дел. Он поднял трубку телефона и услышал голос секретаря.

— Вы можете соединить меня с Джорджем Уинстоном из «Коламбус групп»?

— Да, господин президент, сейчас я найду его. — Секретарь не помнила номер телефона Уинстона, поэтому сняла трубку и вызвала отдел информации и связи. Дежурный старшина сейчас же отыскал номер в своей картотеке и прочитал его вслух. Секунду спустя он посмотрел на сидящего рядом сержанта морской пехоты и протянул руку. Сержант пошарил в кармане, достал четыре монеты по двадцать пять центов и передал их ухмыляющемуся старшине.

— Господин президент, мистер Уинстон на проводе, — послышался голос секретаря по интеркому.

— Джордж?

— Да, сэр.

— Ты не мог бы немедленно приехать ко мне?

— Джек — то есть, господин президент, я стараюсь навести порядок в своём инвестиционном фонде и…

— Прошу тебя немедленно приехать, — настоятельно повторил президент.

Уинстон задумался. Команда его «гольфстрима» не была предупреждена о вылете сегодня. Если ехать в аэропорт Ньюарка…

— Приеду следующим поездом.

— Сообщи, каким именно. Тебя встретят на вокзале.

— О'кей, но сразу хочу сказать, что не смогу…

— Сможешь. Увидимся через несколько часов. — Райан положил трубку и посмотрел на Прайс.

— Андреа, пошли агента с машиной на станцию.

— Хорошо, господин президент.

Райан пришёл к выводу, что приятно отдавать распоряжения, которые немедленно выполняются. К этому можно даже привыкнуть.

* * *

— Мне не нравятся вооружённые люди! — Она произнесла эту фразу так громко, что несколько голов повернулись в её сторону, хотя дети тут же снова занялись своими кубиками и цветными карандашами. В детском саду было необычно много взрослых, да ещё с какими-то наушниками, от которых тянулись вниз тонкие провода. Те, кто повернулись, посмотрели на «обеспокоенную» (в подобных случаях всегда применялось это слово) мать одного из ребят. Дон Рассел, как старший группы, подошёл к ней.

— Здравствуйте, — сказал он и протянул удостоверение агента Секретной службы. — Могу чем-нибудь вам помочь?

— Вам обязательно нужно здесь находиться?

— Да, мэм, обязательно. Вы не скажете мне, с кем я имею честь говорить?

— Зачем? — огрызнулась Шила Уолкер.

— Видите ли, мадам, всегда приятно знать, с кем говоришь, не так ли? — благоразумно отозвался Рассел. Кроме того, зная имя, можно проверить, что это за человек, добавил он про себя.

— Это миссис Уолкер, — сказала Марлен Даггетт, хозяйка и управляющая детским садом «Гигантские шаги».

— А-а, так это ваш малыш вон там? Его зовут Джастин, не правда ли? — улыбнулся Рассел. Четырехлетний мальчик выстраивал из кубиков пирамиду, после чего опрокидывал её под восторг окружающих.

— Мне просто не нравятся пистолеты, и я не хочу, чтобы рядом с детьми находились вооружённые люди.

— Миссис Уолкер, прежде всего мы полицейские. Мы умеем обращаться с оружием. Во-вторых, правила требуют, чтобы мы всегда были вооружены. В-третьих, почему бы вам не подумать о том, что теперь ваш сын находится в полной безопасности. Вам никогда не придётся беспокоиться, что кто-то придёт и похитит ребёнка с игровой площадки.

— Почему она должна ходить именно в этот детский сад?

— Миссис Уолкер, Кэтлин не стала президентом. Президентом стал её отец. Разве она не имеет права на такую же нормальную детскую жизнь, как и ваш Джастин?

— Но это опасно и…

— Нет, мадам, пока мы здесь, никому не угрожает опасность, — заверил её Рассел.

Миссис Уолкер отвернулась, словно не слыша его.

— Джастин! — Мальчик посмотрел на мать, которая держала наготове его куртку. Он задумался на мгновение и пальчиком подтолкнул кубики. Четырехфутовая башня закачалась, прежде чем упасть.

— Будущий инженер, — услышал Рассел в наушнике. — Я запишу номер её автомобиля. — Он посмотрел на женщину-агента, стоящую в дверях, и кивнул. Через двадцать минут в картотеке Секретной службы появится новое досье. Скорее всего там будет сказано, что миссис Уолкер просто ненавидит властей предержащих, как и многие представители нового поколения, но если у неё раньше были проблемы с психикой (не исключено) или она подвергалась судебному преследованию (маловероятно), её имя будет занесено в память компьютера. Рассел автоматически обвёл взглядом комнату и покачал головой. «Песочница» была нормальным ребёнком, окружённым нормальными детьми. Сейчас она рисовала цветными карандашами на чистом листе бумаги. Её лицо сморщилось от напряжения. Ей предстоит нормальный день, нормальный ланч, нормальный дневной сон, а затем необычная поездка в решительно необычный дом. Кэтлин не обратила внимания на его разговор с матерью Джастина. Ну что ж, дети остаются детьми, что достаточно разумно с их стороны, чего не скажешь о всех родителях.

Миссис Уолкер отвела сына к семейному автомобилю — это был фургон «вольво», что никого не удивило, — усадила его в детское креслице на заднем сиденье и заботливо пристегнула ремнями безопасности. Агент запомнила номер автомобиля для последующей проверки, зная, что это не приведёт ни к чему важному, и в то же время понимая, что проверка будет проведена в любом случае, потому что всегда есть шанс, что…

И тут прошлое предстало в новом свете — причина, почему следует проявлять максимальную осторожность. Они были здесь, в детском саду «Гигантские шаги», том же самом, услугами которого Райаны пользовались ещё с тех пор, как «Тень» была совсем крошкой. Детский сад «Гигантские шаги» находился рядом с Ритчи-хайвэй, неподалёку от Аннаполиса. Преступники воспользовались стоянкой напротив магазина «7-одиннадцать», чтобы следить за детским садом, и затем последовали в своём мини-фургоне за старым «порше», в котором ехала «Хирург». На мосту через шоссе номер 50 они устроили засаду, а потом, спасаясь с места преступления, убили полицейского. В то время доктор Райан была беременна и ожидала рождения «Ванночки», а до появления на свет «Песочницы» было ещё очень далеко, оно терялось тогда в туманном будущем. Все это странно подействовало на специального агента Марселлу Хилтон. Она снова не замужем — два развода, без детей, — и от общения с малышами у неё дрожало сердце, хотя она была опытным профессионалом. Марселла пришла к выводу, что это следствие гормонального порядка или женского менталитета, а может быть, ей просто нравились дети и хотелось иметь своего ребёнка. Как бы то ни было, при мысли, что есть люди, готовые намеренно причинить боль маленьким детям, на мгновение у неё похолодела кровь, словно от порыва ледяного ветра.

Это место слишком уязвимо. Можно не сомневаться, что в мире есть люди, готовые причинить зло детям. И магазин «7-одиннадцать» по-прежнему стоит на своём месте. Сейчас в состав группы, охраняющей «Песочницу», входят шесть агентов Секретной службы. Через пару недель их число сократится до трех или четырех. Секретная служба была не столь всемогуща, как принято считать. Да, конечно, она могла многое, а о её способности вести расследование мало кто догадывался. Агенты Секретной службы — единственного из всех федеральных правоохранительных агентств — имели право постучать в дверь, войти и провести «дружескую» беседу со всяким, в ком видели опасность для жизни президента, основываясь на доказательствах, которые могли быть и не приняты судом. Цель такой беседы заключалась в том, чтобы человек понял, что за ним или за нею постоянно следят, и хотя это вообще-то не соответствовало действительности — в Секретной службе было всего 1200 агентов, разбросанных по всем пятидесяти штатам, — одной мысли об этом было достаточно, чтобы смертельно напугать того, кто осмелился сказать что-то неосторожное неосторожному собеседнику.

Но опасность представляли не эти люди. До тех пор пока агенты исправно исполняли свои обязанности, подобная угроза не являлась смертельной. Такие люди почти всегда проявляли неосторожность, и агенты знали, как их нейтрализовать. Настоящую опасность представляли те, о ком отдел разведки Секретной службы не знал ничего. Иногда их можно остановить демонстрацией силы, но для этого требовалась масса средств, сила была слишком очевидной, слишком давила на людей, привлекала слишком много внимания и вызывала враждебные толки. Она вспомнила, что произошло через несколько месяцев после покушения на «Хирурга», «Тень» и ещё не родившегося «Ванночку» и едва не закончилось смертью всех троих. Там было целое отделение. Это стало предметом изучения в академии Секретной службы в Белтсвилле. Дом Райанов использовали для съёмки, чтобы воссоздать нападение террористов. Тогда погибли Чак Эвери — отличный агент с огромным опытом — и все его отделение. Будучи ещё начинающим агентом, она смотрела видеозапись того, что случилось в тот трагический вечер, и тогда её потрясло, насколько просто для целой группы агентов допустить незначительную ошибку, которая затем усугубилась невезением и плохой координацией действий…

— Да, я знаю. — Она повернулась и посмотрела на Дона Рассела, вышедшего подышать свежим воздухом и выпить кофе из пластмассового стаканчика. Его место внутри занял другой агент.

— Ты знал Эвери?

— Он учился в академии двумя годами раньше. Умный, осторожный и чертовски меткий стрелок. Тогда он убил одного из нападавших, стреляя в темноте с расстояния в тридцать ярдов, попал ему в грудь двумя пулями. — Он печально покачал головой. — В нашем деле не бывает малозначащих ошибок, Марси.

И в этот момент она снова почувствовала, как по ней прокатилась волна леденящего холода, когда рука тянется к пистолету, чтобы убедиться, что он на месте, напомнить себе, что готова действовать и выполнить свой долг. В такой момент видишь, как вот сейчас, всю прелесть ребёнка, и даже если изнемогаешь от ран, последний сознательный акт твоего пребывания на земле состоит в том, чтобы всадить каждую пулю в сердце негодяя. Она моргнула, и картина исчезла.

— Она очень красивая девочка, Дон.

— Мне редко приходится встречать некрасивых маленьких девочек, — согласился Рассел. В ответ на это больше хочется сказать: не беспокойся, мы позаботимся о ней. Но они не сказали этого. Более того, даже не подумали об этом. Наоборот, оба посмотрели на шоссе, на деревья, на магазин «7-одиннадцать» по другую сторону улицы, пытаясь вспомнить, что ещё они упустили, и думая о том, сколько денег можно будет потратить на камеры слежения.

* * *

Джордж Уинстон привык к тому, что его встречают. Вообще-то это высшая привилегия. Ты спускаешься с трапа самолёта — чаще всего приходится летать, — а тебя уже кто-то ждёт и ведёт к автомобилю, водитель которого знает кратчайший путь к месту, куда ты направляешься. Никаких очередей возле «Херц», фирмы по найму автомобилей, никакой надобности рассматривать бесполезные маленькие карты в поисках удобного маршрута, никакой опасности заблудиться. Разумеется, это недёшево, но стоит того, потому что самое ценное — это время, и отпущено его тебе после рождения ограниченно, а у тебя нет чековой книжки, чтобы ты мог видеть, сколько ещё можно тратить. «Метролайнер» въехал на путь номер шесть станции «Юнион стейшн» в Вашингтоне. По дороге Уинстон почитал, а между Трентоном и Балтимором даже вздремнул. Жаль, что железные дороги не окупаются перевозкой пассажиров, но чтобы лететь на самолёте не требуется платить за воздушное пространство, тогда как для наземного транспорта необходимо строить колею. Жаль. Он взял пальто, кейс и направился к выходу, дав кондуктору несколько долларов чаевых.

— Мистер Уинстон? — спросил подошедший к нему мужчина.

— Да.

Мужчина протянул удостоверение личности в кожаной обложке — там говорилось, что он агент федеральной службы. Уинстон заметил в тридцати футах его напарника, который стоял в расстёгнутом пальто.

— Прошу следовать за мной, сэр. — Теперь внешне они всего лишь были троицей, спешащей на важное совещание.

* * *

У него имелось множество досье, причём каждое было настолько толстым, что содержащиеся в нём сведения приходилось редактировать, чтобы толстенные папки помещались в шкафах. По-прежнему ему было удобнее работать с бумагами, чем с компьютером, — без специальной программы не заставишь компьютер перейти на его родной язык. Проверять данные будет нетрудно. Во-первых, поступит печатная информация, подтверждающая или изменяющая ту, что содержалась в его досье. Во-вторых, многое было легко проверить — достаточно послать автомобиль, чтобы он проехал раз-другой мимо нужных мест, или понаблюдать за дорогой. В этом не было ничего опасного. Какими бы осторожными и бдительными ни были сотрудники американской Секретной службы, не так уж они и всемогущи. У этого Райана была семья, жена, работающая врачом, дети, которые ходили в школу; да и самому Райану нужно придерживаться определённого графика. Внутри своей официальной резиденции они находились в безопасности — в относительной безопасности, поправил он себя, потому что нет места на каком-то участке земли, которое было бы абсолютно безопасным, — но ведь эта безопасность не следовала за ними повсюду, правда?

Для осуществления операции требовались прежде всего финансы и тщательное планирование. Ему нужен был спонсор.

* * *

— Сколько вам нужно? — спросил поставщик.

— А каким количеством вы располагаете? — задал встречный вопрос покупатель.

— Я могу достать восемьдесят, это с гарантией. А может быть, даже сто. — Поставщик отхлебнул пива.

— Когда?

— Неделя вас устроит? — Они находились в Найроби, столице Кении, крупном центре торговли этим товаром. — Они нужны вам для биологических исследований?

— Да, учёные, работающие с моим клиентом, ведут исследования в рамках весьма интересного проекта.

— Что это за проект?

— Я не вправе говорить об этом, — последовал ответ, которого и следовало ожидать. К тому же покупатель отказался говорить о своём клиенте. Поставщик не настаивал, да это его особенно и не интересовало. Любопытство его было чисто человеческим, а не профессиональным. — Если заказ будет выполнен вами в срок и удовлетворит моего клиента, не исключено, что мы его возобновим. — Стандартная приманка, направленная на то, чтобы заинтересовать поставщика. Тот кивнул и переговоры возобновились.

— Вы должны принять во внимание, что организовать это стоит недёшево. Мне нужно собрать своих людей. Они должны найти место, где обитает небольшое стадо обезьян, в которых вы заинтересованы. Возникнут проблемы с поимкой и транспортировкой, с лицензией на экспорт и другими бюрократическими препятствиями. — Он имел в виду взятки. За последние несколько лет торговля африканскими зелёными обезьянами заметно расширилась. Многие компании пользовались ими для своих экспериментов. Обычно это плохо кончается для животных, но в Африке обезьян очень много. Африканские зелёные обезьяны никак не относятся к виду, которому грозит уничтожение, но даже если бы это им грозило, поставщика такое обстоятельство не остановило бы. Животные — своего рода природные ресурсы его страны, подобно тому как нефть у арабов, и продаются за твёрдую валюту. Сентиментальность не относилась к числу его недостатков. Обезьяны кусаются и плюются, да и вообще это отвратительные маленькие мерзавцы, хотя вызывают умиление у туристов, разглядывающих их в заповеднике. Кроме того, они наносят ущерб урожаю, разоряя многочисленных мелких фермеров. Потому-то их и ненавидят, что бы ни говорили охотоведы.

— Все эти проблемы нас не волнуют. Нас больше интересует скорость их доставки. Мы готовы щедро вознаградить вас.

— А-а. — Поставщик осушил бутылку и, подняв руку, щёлкнул пальцами. На столе тут же появилась новая бутылка пива. Он назвал цену. В неё входили накладные расходы, оплата работы ловцов, взятки паре полицейских и одному чиновнику среднего уровня, а также собственный доход, который, принимая во внимание условия местной экономики, был, по его мнению, достаточно большим. Не все это понимали.

— Согласен, — сказал покупатель, не моргнув глазом. Поставщик едва не почувствовал себя разочарованным. Он любил торговаться, что составляет неотъемлемую часть африканского рынка. В конце концов, он даже не успел объяснить, насколько трудным и запутанным является его бизнес.

— С вами приятно иметь дело, сэр. Позвоните мне через… пять дней?

Покупатель кивнул, допил стакан лимонада и ушёл. Через десять минут он позвонил по телефону — это был третий такой звонок в посольство за один день, и все касались одного и того же вопроса. Хотя он не знал этого, аналогичные переговоры велись в Уганде, Заире, Танзании и Мали, и всякий раз покупатели сообщали в посольство о результатах.

* * *

Джек вспомнил своё первое посещение Овального кабинета, как он пересёк комнату секретарей и через необычной формы двери в изогнутой стене прошёл внутрь. Расположение комнат напоминало дворец восемнадцатого века, каким на самом деле и являлся Белый дом, хотя и весьма скромный для своего времени. Прежде всего вы обращали внимание на стекла в окнах, особенно в солнечный день. Они были настолько толстыми, что казались зелёными, и напоминали стеклянные стенки аквариума для редких видов рыб. Далее обращал на себя внимание огромный деревянный стол. Все это производило впечатление, особенно если за столом стоял ожидающий вас президент. Все к лучшему, подумал Райан. Это упрощает его работу.

— Привет, Джордж, — сказал президент, протягивая руку.

— Здравствуйте, господин президент, — отозвался Уинстон, не обращая внимания на двух сотрудников Секретной службы, стоящих у него за спиной и готовых схватить его при первом же неосторожном движении. Он не слышал их присутствия, но чувствовал их взгляды у себя на затылке. Уинстон пожал руку Райану и заставил себя улыбнуться. Он был знаком с ним, но недостаточно близко. Они работали вместе во время японского кризиса. До этого он несколько раз встречал его на различных приёмах, слышал о его успехах на фондовой бирже, которые были малозаметными, но весьма эффективными. Время, потраченное на разведывательную деятельность, не пропало даром.

— Присаживайся. — Джек сделал жест в сторону одного из диванчиков. — Расслабься. Как прошла поездка?

— Как всегда. — Стюард в морской форме появился словно ниоткуда и налил две чашки кофе — это соответствовало времени дня. Кофе, заметил Уинстон, был очень вкусным, а фарфоровые чашки с золотым ободком изысканными.

— Ты нужен мне, — произнёс Райан, приступая прямо к делу.

— Послушайте, сэр, мой фонд сильно пострадал во время…

— Ты нужен стране.

— Я никогда не стремился к работе в составе правительства, Джек, — быстро ответил Уинстон.

Райан даже не прикоснулся к своей чашке.

— Как ты думаешь, Джордж, почему я пригласил тебя? Ты знаешь, мне уже приходилось улаживать непростые дела. И не раз. А теперь мне приходится составить свою команду. Сегодня вечером я буду выступать по телевидению. Думаю, тебе понравится, что я намерен сказать. О'кей, прежде всего мне нужен человек, который мог бы возглавить Министерство финансов. С министерством обороны пока все в порядке. Государственный департамент в надёжных руках Адлера. Так вот, первым в моём списке вакансий, которые необходимо заполнить, стоит Министерство финансов и там нужен новый человек, причём отличный специалист. Лучше тебя я никого не нашёл. У тебя все чисто? — внезапно спросил Райан.

— Что… Клянусь задницей! Свои деньги я сделал в соответствии с законами. Это всем известно. — Уинстон ощетинился и тут же понял, что президент ожидал именно такого ответа.

— Отлично. Мне нужен человек, пользующийся доверием финансового мира. Ты и есть такой человек. Мне нужен человек, который знаком с тем, как функционирует эта система. Ты знаком с этим. Мне нужен человек, который знает слабые места нашей финансовой системы, нуждающиеся в исправлении, и те места, которые функционируют нормально и без постороннего вмешательства. Ты знаешь это. Мне нужен человек, далёкий от политики. Ты никогда ею не занимался. Короче говоря, Джордж, мне требуется бесстрастный профессионал — но больше всего мне нужен человек, который бы ненавидел свою работу так, как ненавижу свою я.

— Что вы хотите этим сказать, господин президент?

Райан откинулся на спинку кресла и на мгновение закрыл глаза.

— Я начал работать на государственной службе, когда мне был тридцать один год. Однажды я покинул её и провёл несколько удачных сделок на Уолл-стрит, но потом меня заманили обратно — и вот что из этого получилось. — Он открыл глаза. — С того самого момента, как меня привлекли к работе в ЦРУ, мне довелось наблюдать изнутри за тем, как идут дела, и знаешь что? Мне это никогда не нравилось. Помнишь, я начал работать на Уолл-стрит и весьма удачно, верно? У меня появилось целое состояние, и я решил, что посвящу себя преподавательской работе. Я всегда увлекался историей и надеялся, что буду преподавать, писать и заниматься исследовательской работой, попытаюсь выяснить, как всё происходило, и передам свои знания молодёжи. Это мне почти удалось, и, может быть, все произошло не совсем так, как я мечтал, но я многому научился и приобрёл немалый опыт. И вот теперь, Джордж, мне необходимо набрать свою команду.

— С какой целью?

— Твоя работа будет заключаться в том, чтобы привести в порядок министерство финансов. Я поручаю тебе руководство денежной и бюджетной политикой.

— Ты имеешь в виду…

— Вот именно.

— Без всякого политического вмешательства? — Он был обязан задать этот вопрос.

— Послушай, Джордж, я не знаю, как стать политическим деятелем и у меня нет времени учиться. Мне вообще никогда не нравились игры в политику, да и большинство участвующих в ней были мне не по вкусу. Я всего лишь пытаюсь принести как можно больше пользы своей стране, сделать все, что от меня зависит. Иногда у меня это получается, иногда нет. У меня нет выбора. Ты ведь помнишь, как все это началось. Меня и мою семью пытались убить. Мне не нравится, когда меня втягивают во что-то против моего желания, но, черт побери, я понял, что кто-то должен попытаться выполнить эту работу. Я не собираюсь заниматься всем этим в одиночку, Джордж, и не хочу назначать на вакантные должности тех, кто знакомы с правилами действий в этой «системе», понимаешь? В правительстве мне нужны люди с новыми идеями, а не политиканы с готовыми повестками дня.

Уинстон поставил чашку, причём сумев не стукнуть ею по блюдцу. Его удивило, что не дрожат собственные руки. Смысл того, что только что предложил Райан, выходил далеко за пределы работы, от которой он собирался решительно отказаться. Это означало нечто гораздо большее. Ему придётся прервать все дружеские контакты — в общем-то прерывать их не обязательно, но это означало, что он не сможет принимать решения, основанные на пожертвованиях, которые собирался дать Уолл-стрит президенту для ведения предвыборной кампании в качестве благодарности за то, что сделало Министерство финансов для торговых домов при урегулировании финансового кризиса. Таковы обычные правила игры, и хотя сам он никогда не участвовал в ней, достаточно часто говорил об этом с теми, кто принимали участие, действовали в рамках принятой «системы», потому что так поступали все.

— Черт побери, Джек, — почти прошептал он. — Ведь ты говоришь серьёзно?

Будучи основателем «Коламбус групп», он считал своим долгом, причём долгом столь обязательным, что редко находились люди с таким же чувством ответственности, за исключением тех, кто работали вместе с ним, но даже и они не все придерживались столь строгой этики. Буквально миллионы людей — прямо или косвенно — доверили ему свои деньги, и потому теоретически он мог стать вором космического масштаба. Но так никто не поступал. Прежде всего, это было незаконно, а потому сделавший подобное рисковал оказаться в казённом доме с весьма некомфортными жилищными условиями, причём в обществе людей, крайне неприятных. Но этого не делали по другой причине, которая заключалась в том, что люди, доверившие тебе деньги, рассчитывали на твою честность и твоё умение обращаться с их деньгами, так что тебе приходилось распоряжаться их деньгами как своими собственными или даже чуть лучше, потому что вкладчики не могли позволить себе финансовые игры, как это делали богатые люди. Время от времени он получал письмо от какой-нибудь вдовы с благодарностью, и это было ему приятно, но честность всё-таки исходила изнутри. Всё было очень просто: либо ты честный человек, либо нет, а честность, как сказал однажды какой-то кинорежиссёр, — это дар человека самому себе. Неплохой афоризм, подумал Уинстон. Разумеется, к тому же это было выгодно. Ты хорошо и умело выполняешь свою работу, и существует немалая вероятность, что люди вознаградят тебя за это; и всё-таки подлинное удовлетворение состояло в том, что ты хорошо ведёшь игру. Деньги — это всего лишь результат чего-то более важного, поскольку они приходят и уходят, а честность остаётся.

— Налоговая политика? — спросил Уинстон.

— Прежде нам нужно восстановить Конгресс, верно? — напомнил ему Райан. — Но я так отвечу на твой вопрос — да.

— Это большая работа, Джек, — тяжело вздохнул Уинстон.

— И об этом ты говоришь мне? — недоуменно спросил Райан и неожиданно улыбнулся.

— У меня вряд ли появятся новые друзья.

— Зато ты станешь во главе Секретной службы. Они будут охранять и тебя, не правда ли, Андреа?

Агент Прайс не привыкла, чтобы её втягивали в подобные разговоры, но пришла к выводу, что придётся примириться с этим.

— Да, господин президент.

— Дела в министерстве ведутся чертовски неэффективно, — заметил Уинстон.

— Так исправь их, — посоветовал Райан.

— Придётся пролить немало крови.

— Купи себе швабру, — посоветовал Райан. — Мне нужно, чтобы ты вычистил свой департамент, модернизировал его и управлял им так, словно рассчитываешь в конце концов получать от него прибыль. Как ты сделаешь это — твоя проблема. Что касается Министерства обороны, мне требуется то же самое. Там самая сложная проблема — административная. Мне нужен человек, который руководил бы министерством и сумел сэкономить деньги, сократив количество чиновников. Это самая важная проблема для всех департаментов.

— Ты знаешь Тони Брентано?

— Парня из компании «Трансуорлд»? Он руководил там отделом спутников… — Райан вспомнил это имя в связи с кандидатурой его владельца на высокий пост в Пентагоне — предложение, от которого тот наотрез отказался. Много способных специалистов отказываются от таких должностей. Ему придётся перебороть эту тенденцию.

— Пару недель назад его пыталась заманить к себе компания «Локхид-Мартин», по крайней мере так сообщили мне мои источники. Вот почему акции «Локхида» начали подниматься. У нас преимущественное право на приглашение его к нам. За два года он увеличил курс акций «Трансуорлд» на пятьдесят процентов, совсем неплохо для инженера, который, как предполагают, совершенно не разбирается в проблемах менеджмента. Время от времени мы играем с ним в гольф. Ты бы только послушал, какой крик он поднимает, когда заходит речь о его работе для правительства.

— Передай ему, что я хочу поговорить с ним.

— Совет управляющих компании «Локхид» предоставляет ему полную свободу в…

— В этом всё дело, Джордж.

— Как относительно моей работы, Джек? Я хочу сказать, что ты хочешь от меня? Ведь есть закон, что…

— Я знаю. Ты будешь исполняющим обязанности министра до тех пор, пока мы не восстановим ситуацию.

— О'кей, — кивнул Уинстон. — Мне придётся привести с собой несколько своих сотрудников.

— Я не собираюсь говорить тебе, как вести свои дела. Я даже не собираюсь ставить перед тобой какие-нибудь задачи. Мне просто нужно, чтобы дело пошло на лад, Джордж. Только предупреждай меня заранее. Я не хочу узнавать о переменах в твоём министерстве из газет.

— Когда мне браться за работу?

— Твой кабинет свободен прямо сейчас, — развёл руки Райан. Осталась последняя попытка уклониться от назначения.

— Мне нужно посоветоваться об этом со своей семьёй.

— Знаешь, Джордж, в этих правительственных офисах есть телефоны и всё остальное. — Джек сделал паузу. — Послушай, Джордж, я знаю, какое место в финансовом мире ты отвоевал. Может быть, мне удалось бы занять такое же, но я не нашёл в этом удовлетворения, что ли. Процесс получения денег не показался мне достаточно удовлетворяющим. Начать работу с самого начала — в этом было что-то иное. Я понимаю, правильно инвестировать деньги — важное дело. Лично мне это не очень нравится, но меня не привлекала и профессия врача. Отлично, кому что нравится, и тому подобное. Но я знаю, что ты сидел за множеством столов, пил пиво с солёными крендельками и рассуждал о том, как не правильно ведутся дела в этом городе. Вот теперь тебе представился шанс исправить ситуацию, Джордж. Вряд ли такой шанс представится снова. Ни у кого нет возможности стать министром финансов без политических связей. Ни у кого. Ты не можешь отказаться сейчас от такой возможности, потому что потом никогда не простишь себе этого.

Уинстон подумал о том, как умело загнали его в угол в этом кабинете с округлыми стенами и без углов.

— Ты быстро превращаешься в политического деятеля, Джек.

— Андреа, теперь у тебя появился новый босс, — сказал президент начальнику своей личной охраны.

Что касается самой Андреа Прайс, она подумала, что Кэлли Уэстон могла и ошибиться.

* * *

Объявление о том, что предстоит выступление президента по телевидению, нарушило тщательно разработанные расписания телестудий, но только на один день. Важнее было скоординировать это событие с другим. Расчёт времени играл в политике решающую роль, большую, чем в любой другой сфере жизни, и они потратили неделю, работая над ним. Это не было обычной иллюзией