Book: Неоновый мираж



Неоновый мираж

Макс Аллан Коллинз

Неоновый мираж

Книга I

Убийство в Чикаго

24 июня – 31 августа 1946 года

Глава 1

Я сидел на переднем сиденье автомобиля, у меня на коленях лежал этот проклятый короткоствольный карабин 12-го калибра, и это не доставляло мне никакого удовольствия. Абсолютно.

Когда ты имеешь свое дело, владеешь компанией, являясь, черт побери, президентом частного детективного агентства А-1, выполнение подобных поручений не входит в твои обязанности. Для такой работы у меня было шесть сотрудников. Мне было тридцать восемь лет, я занимался своим беспокойным бизнесом достаточно долго и довольно успешно, чтобы самому выбирать себе работу, которая была бы мне по душе. Если я хотел провести весь день за своим рабочим столом, я так и поступал. (В эти дни моя работа была именно такого рода.) Я достаточно много времени уделял, так сказать, «телефонной работе» с клиентами. Для приличного частного детектива ее успешное проведение гарантировало восемьдесят процентов успеха.

Если же у меня когда-то и была жажда приключений, я в полной мере утолил ее в годы войны на Соломоновых островах. Теперь я редко носил с собой оружие.

Однако мне все-таки вновь пришлось взять его в руки. И теперь я сидел с карабином в автомобиле сопровождения, следовавшем за роскошным «Линкольном Континенталем» Джеймса Рэйгена, вынужденный подменить в последнюю минуту своего заболевшего сотрудника и гадая, не окажется ли сегодняшний день днем, когда Синдикат предпримет попытку отправить на тот свет моего подопечного – этого маленького упрямого ирландца.

Жить в Чикаго и не вступать, так или иначе, в контакты с организованной преступностью было невозможно, учитывая характер моей деятельности. Однако последние два года мне удавалось, за редким исключением, избегать общения с заправилами преступного мира. Мне в свое время пришлось довольно близко познакомиться с Фрэнком Нитти – ближе, чем хотелось бы. Я даже несколько раз оказывался невольным союзником этого низкорослого, живого, энергичного человека – главаря чикагской мафии, бывшего парикмахера, «выросшего» затем до преемника Аль Капоне.

После смерти Нитти я почти не соприкасался с парнями из Синдиката. По сравнению с теми, кто был до него, и теми, кто пришел после, Нитти был «миролюбивым». Он редко прибегал к убийствам и зачастую, подобно умелому шахматисту, так просчитывал ходы, что те, кого он хотел убить, погибали не от его руки, а, к примеру, агентов ФБР. Он старался давать меньше поводов прессе писать о нем – шумиха в газетах могла помешать бизнесу.

Синдикат как раз и был его бизнесом, и сам Нитти являл собой тип бизнесмена, которому можно было доверять. Настолько, впрочем, насколько можно было доверять любому другому бизнесмену в Чикаго.

В эти дни Синдикат возглавлял бывший сутенер Джейк Гузик, он же «Грязный Палец», в то время как Поль «Официант» Рикка и Луи «Маленький Нью-Йорк» Кампана сидели за решеткой, пытаясь откупиться от правосудия и добиться смягчения приговоров, вынесенных за участие в рэкете в Голливуде. Шумиха вокруг этого дела привела к падению Нитти – к его самоубийству, если верить тому, что писали в газетах. Толстый Гузик, казначей Синдиката, готовый на все ради денег, был человеком, от которого я старался держаться подальше. Правда, он был мне кое-чем обязан, и сейчас я надеялся, что этот его должок спасет меня от пуль, когда я буду выполнять роль телохранителя Джима Рэйгена.

Я пытался избежать этой работы, предлагая Рэйгену воспользоваться услугами моих сотрудников. Однако он с самого начала захотел видеть в качестве телохранителя именно меня.

– Джим, – сказал я ему, когда мы сидели в моем маленьком уютном офисе, расположенном, правда, в довольно посредственном здании на Ван Берен и Плимут; мне приходилось напрягать голос из-за грохота проносившегося рядом поезда надземной железной дороги, – я дал себе зарок не заниматься всем этим. Если бы мы не были друзьями...

– Именно потому, что мы друзья, я и пришел к тебе, – сказал Рэйген.

Он был некрупным мужчиной: на фоне моих шести футов роста и ста восьмидесяти фунтов веса он выглядел коротышкой, несмотря на могучую шею и широкие плечи. Его даже можно было принять за кроткого, тихого человека; такое впечатление создавали лысеющая голова, очки, розовое лицо и маленькие голубые глазки цвета июльского неба. Только твердый волевой подбородок с ямочкой выдавали в нем ту жесткость и решительность, которыми он прославился, работая распространителем газет в период газетной войны в начале века.

Сегодня этот выходец из бедных кварталов Саут-Сайда был, несомненно, одним из могущественных людей, стоявших во главе игорного бизнеса Америки. Сам он никогда не играл в азартные игры; он также не употреблял алкоголя и не курил. Возглавляемая им «Континентэл Пресс сервис» была самой крупной в стране телефонно-телеграфной системой информации о бегах и скачках. С помощью его службы эта информация передавалась букмекерам по всей стране. Она включала в себя состояние беговых дорожек, имена жокеев, шансы участников бегов и, конечно, результаты скачек, передаваемые сразу же после пересечения лошадьми финишной ленты. Принимающий ставки букмекер не мог обойтись без этой информационной системы и довольствоваться лишь приходившими с опозданием официальными данными о результатах скачек. В этом случае его мог надуть любой ловкач, который, имея своего человека на ипподроме и получая от него оперативную информацию по телефону, мог успеть до поступления официальной информации поставить на лошадь, которая уже выиграла забег.

Возглавляемый Рэйгеном «Континентэл сервис» передавал информацию по телефону и телеграфу с двадцати девяти ипподромов в двухсот двадцати трех городах и тридцати девяти штатах (в тех случаях, когда ипподромы отказывались сотрудничать, информацию добывали с помощью мощных подзорных труб, которыми пользовались наблюдатели, забиравшиеся на соседние дома и деревья).

Рэйген, как и Фрэнк Нитти, вращаясь в уголовном мире, был прежде всего бизнесменом. До этого я делал кое-какую работу для него и испытывал к нему определенную симпатию.

Однако я никогда не видел этого упрямого, вспыльчивого, маленького ирландца таким, каким он был в тот день, когда пришел в мой офис без предварительного звонка, что было на него не похоже. Он имел вид человека, чем-то крайне взволнованного: его всегда безупречный серый костюм был помят, а красно-голубой полосатый галстук сдвинут в сторону. Безусловно, это был необычный день в жизни Джеймса Рэйгена: в этот день он едва избежал смерти.

В то утро к «Линкольну Континенталю» Рэйгена, как только он отъехал от своего дома, приклеился автомобиль, в котором находились двое неизвестных мужчин. Заметив, что его преследуют, Рэйген увеличил скорость до шестидесяти миль в час, но преследователи не отставали. Они гонялись за ним по всему городу, пока Рэйген не затормозил резко у здания полицейского участка и не вбежал внутрь. Преследовавший его автомобиль пронесся мимо.

Именно после этого инцидента он пришел ко мне, Натану Геллеру, шефу детективного агентства А-1, чтобы нанять телохранителей. Надежных телохранителей.

– Кому я могу доверять в этом городе, как не другу? – сказал Рэйген; его лицо было мрачнее тучи. – Копы предложили мне свою «охрану» – ты сам знаешь, чего она стоит; я буду в большей безопасности, отказавшись от их услуг. Любого полицейского в Чикаго ничего не стоит купить. А большинство частных детективов в городе, даже если они работают в солидных конторах, – бывшие «фараоны».

– Я тоже бывший полицейский, Джим, – сказал я ему.

– Да, но ты не продаешься, дружище. Тебя-то они не купят.

Я вздохнул. Видимо, он считал меня таким же ирландцем, как и он сам, несмотря на то, что я унаследовал от отца еврейскую фамилию. Моя мать, которая была ирландкой и католичкой, передала мне голубой цвет глаз, правильные черты лица и рыжий цвет волос:

у висков они уже были тронуты сединой. Отец не верил в Бога, не исповедовал иудаизма или чего-то в этом роде, хотя старался сохранять тесные связи со своими соплеменниками. Я унаследовал его вероотступничество. Что касается матери, то она прожила недолго, видимо, поэтому я и не стал убежденным католиком. Впрочем, для Рэйгена я был полноценным ирландцем.

– Хорошо, – сказал я, пожав плечами. – Я обеспечу тебе надежную охрану. Но если Синдикат захочет до тебя добраться, то, боюсь, он добьется своего. Ты сам знаешь, кому противостоишь.

– Если они убьют меня, – сказал он, прищурив глаза, – то другой Рэйген придет на мое место.

– Твой сын Джим? Он слегка кивнул.

Я не считал, что Рэйген-младший обладает такими же качествами, как и его отец, однако я лишь сказал:

– А что, если и с Джимом это случится?

– У меня двое сыновей.

– Стоит ли это таких жертв?

– Пока еще никто не одернул этих вонючих недоносков. Если я «покажу им зубы», им придется прижать хвост.

– Ты действительно так думаешь?

– Пусть они попытаются организовать свою информационную систему. Им никогда не удастся выдать продукт такого качества, какой выдаю я, а поэтому им ничего не останется, как отвязаться от меня. Я узнал, что они подслушивают наши телефоны, пытаются перехватить нашу информацию, и подал на них в суд!

«Господи, – подумал я. – Неужели этот парень действительно думает, что суд – это то место, где он сможет победить Синдикат?»

Но его словно прорвало:

– Среди букмекеров нашлось несколько выродков, которые готовы платить обеим информационным службам и позволять людям из шайки Аль Капоне обдирать себя. Если им хочется платить дважды, это их дело...

В представлении большинства решиться на противостояние Синдикату могли лишь самоубийцы или безумцы. Однако Рэйген достаточно мирно сосуществовал с Синдикатом многие годы; несмотря на ругань по адресу «недоносков», он был в хороших отношениях с Гузиком и дружил с Деном Серителлой, долгое время занимавшим кресло сенатора и связанным дружескими узами с шайкой Капоне. Серителла даже имел деловые контакты с Рэйгеном, который взял под свой контроль службу информации о бегах и скачках в 1939 году, незадолго до того, как его предшественник и наставник Мо Анненберг был привлечен к суду за уклонение от уплаты налогов. С того времени фирма Рэйгена на протяжении нескольких лет оставалась вне поля зрения Синдиката. Но затем Синдикат попытался выкупить ее. Рэйген сопротивлялся, несмотря на заверения Гузика, что маленький ирландец останется на правах партнера.

– Этих ублюдков интересуют в первую очередь мои профессиональные секреты, – сказал мне Рэйген, – а затем, в одно прекрасное утро, когда я стану им ненужным, меня найдут где-нибудь на пустыре с перерезанным горлом.

– И чем ты тогда ответишь? – спросил я.

– А этот парень – Сигел – тот еще фрукт, – сказал Рэйген, не ответив на мой вопрос. – Они зовут его «Багси»[1], и это имя подходит ему в самый раз.

Насколько мне было известно, Гузик в ответ на отказ Рэйгена начал создавать конкурирующую службу информации о бегах и скачках – «Транс-Америкэн» в кооперации с филиалом Синдиката на Восточном побережье – Комбинацией. Упомянутый Бен Сигел возглавлял службу «Транс-Америкэн» на Западном побережье.

Я кивнул.

– Я слышал об этом парне. Он из старой нью-йоркской банды «Багси и Мейер». Чем он занимается в Калифорнии?

Рэйген фыркнул:

– Крутится вокруг кинозвезд, морочит головы начинающим актрисам, заталкивает свою информационную службу в глотки букмекерам. Это головорез, напяливший на себя цивильный костюм за две сотни баксов.

– У тебя были с ним стычки?

– Его люди вытеснили оттуда моего зятя, и сделали это не очень вежливо, – сказал он, имея в виду Рассела Брофи, который возглавлял в Калифорнии офис информационной службы Рэйгена. – Парень после этого оказался в больнице.

– Ты не должен обижаться, Джим, – сказал я с легким сарказмом. – Было время, когда и ты прибегал к таким методам – когда работал начальником распространения в газете «Геральд и Экзэминер». И небезуспешно, насколько я знаю.

Рэйген отмахнулся поначалу, но затем, словно о чем-то вспомнив, ухмыльнулся:

– Да, этот кретин попытался перейти мне дорогу в ряде мест – в Калифорнии и еще кое-где на Западе. Он держит большую конюшню в Лас-Вегасе. Пришлось наглядно показать ему, кто есть кто... Впрочем, некоторые парни из Лас-Вегаса тоже пользуются услугами моей службы.

– Послушай, – сказал я. – Мне кажется, ты должен серьезно подумать о продаже своей фирмы. Тебе сколько лет? Шестьдесят пять? Ты можешь спокойно уйти на отдых, получить у Синдиката причитающиеся тебе деньжата и открыть для своих сыновей какой-нибудь легальный бизнес.

Лицо Рэйгена стало пунцовым, он сжал руками подлокотники своего кресла.

– Мой бизнес вполне законный. Геллер! Но он перестанет быть таковым, если эти подонки станут моими партнерами. Ты думаешь, Гувер спокойно будет взирать на это? Шайка уголовников управляет общенациональной службой информации о бегах и скачках! Об этом сразу же станет известно агентам ФБР...

– Но тебя-то это не будет касаться. Я же не предлагаю тебе заниматься бизнесом вместе с ними. Я сказал: продай им свою фирму, возьми их баксы и умывай руки. Ты свое дело уже сделал.

Его лицо вновь обрело прежний слегка розоватый цвет, но губы оставались плотно сжатыми; почти не разжимая их, он вполголоса спросил:

– По-твоему, я уже старик, Нат?

– Ты не становишься моложе – так же, как, впрочем, и я. Но ты достаточно богат. Черт возьми, если бы у меня была десятая часть того, чем владеешь ты, я бы не работал ни одной минуты.

На его лице появилось некое подобие улыбки.

– Чепуха, Геллер. Ты любишь свою работу.

– Я люблю обедать, Джим. Не работая, я бы не мог этого делать.

– Ты любишь свою работу, ты не можешь сидеть без дела. На что ты будешь тратить свое время, дружок, если останешься без своей работы? Куда отправишься, чем займешься?

– Я еще не думал об этом, – ответил я неуверенно.

– Ты умрешь за работой, точно так же, как и я. Клянусь всеми святыми, я не собираюсь отдавать свое дело в руки этой сицилийской шпаны. Так ты готов мне помочь или нет?

Честно говоря, я бы предпочел остаться в стороне. То, что Рэйген называл дружбой, было скорее дружеским знакомством и не более. Однако у него была племянница по имени Пегги. О ней я расскажу позже. Тогда-то вы поймете, почему я сказал:

– Хорошо, я буду твоим телохранителем. Или же выделю тебе двух своих сотрудников. Признаюсь, мне не очень хотелось бы, чтобы вокруг меня свистели пули. И умирать мне что-то еще не хочется, особенно за работой.

И тем не менее два месяца спустя в жаркий июньский день около шести часов пополудни я сидел в черном «форде», двигавшемся вслед за голубым «Линкольном Континенталем» Рэйгена по Стейт-стрит. Незадолго до этого мы вышли из офиса Рэйгена на 431-й Саут Деаборн; было жарко и душно, и одежда липла к нашим телам. Лишь несколько человек на улице были в костюмах, а потому мы выделялись из толпы. Рэйген, одетый как всегда в свой светло-коричневый костюм, при галстуке желто-зеленого цвета и в шляпе, выглядел невозмутимым; казалось, жара его не берет. Другим его я и не видел, за исключением того дня в моем офисе.

Когда мы дошли до автостоянки, миновав пару кварталов, Джим сел в свой автомобиль один (раз в неделю его личный охранник, водитель грузовика на ипподроме, получал день отдыха, и сегодня был как раз тот день). Мы же – я и Уолт Пелитер, бывший полицейский из отдела борьбы с карманными кражами, как и большинство моих сотрудников, – сели в машину сопровождения. Уолт – за руль, я с карабином в руках и со старым другом, девятимиллиметровым автоматическим пистолетом под мышкой, сел рядом.

Примерно минут пятнадцать мы двигались совершенно спокойно. Мы проехали когда-то шикарный район Леви, славившийся роскошными салонами и разноцветной рекламой, где сегодня осталось несколько захудалых баров да пустые автостоянки, заросшие сорняком, и направлялись по Стейт-стрит на юг. Наш путь лежал в Беверли, в респектабельный район, один из тех, где селились состоятельные американцы. Рэйген и его семья жили там на 107-й Сили, в просторном двухэтажном особняке, перед которым простиралась широкая лужайка. Последние два месяца в комнате, расположенной над гаражом, постоянно жил Уолт Пелитер.

Но по дороге в Беверли нам пришлось оказаться далеко не в лучшем районе города. Это были негритянские кварталы, которым можно было дать одно название – трущобы. Мы были на западном конце Саут-Сайд Бронзевилля, и черные лица, провожавшие взглядами шикарный лимузин Рэйгена, не казались нам приветливыми.

В 20 – 30-х годах покойный брат Рэйгена, Фрэнк, возглавлял прославившуюся жестокостью уличную банду «Кольты Рэйгена». А сформировалась она, как и большинство уголовных банд в те годы, на базе бейсбольной команды. Фрэнк, который был одним из сильнейших игроков, предложил местному отделению Демократической партии услуги своей команды. Они собирали для партии голоса избирателей, действуя в такой же силовой манере, как и Джим Рэйген, навязывавший читателям газету «Трибюн», а затем «Геральд и Экзэминер».



Насколько мне было известно, Джим никогда не имел отношения к «Кольтам», и все же холодок пробежал у меня по спине, когда мы въехали в этот негритянский квартал, где в 1919 году «Кольты» спровоцировали крупнейший в истории города межрасовый конфликт. Помню, один из членов этой банды публично высмеял мягкотелость куклуксклановцев, назвав их «поклонниками черномазых». На улице, по которой мы сейчас проезжали, еще не в таком далеком прошлом велась настоящая охота за чернокожими; в них стреляли без предупреждения, их дома поджигали и взрывали, их лавки и магазины грабили. Затем ареной ответных акций стал ухоженный белый квартал – тот, куда мы направлялись, – когда чернокожие ветераны мировой войны, взяв в руки оружие, устроили там побоище со стрельбой в прохожих, с переворачиванием автомобилей, с разгромом кафе и магазинов. За четыре дня было убито двадцать белых и четырнадцать чернокожих. Около тысячи человек с той и другой стороны были ранены. Мой отец, который никогда не имел ничего общего с расистами, рассказывал мне эту историю много раз. Он всегда приводил ее в качестве примера жестокости людей по отношению друг к другу. Впоследствии я и сам имел возможность видеть подобное не раз.

Бронзевилль, по которому мы двигались, производил настолько убогое впечатление, что, казалось, упомянутые мною погромы происходили здесь не несколько десятилетий назад, а на прошлой неделе. Двери и окна некоторых магазинов были заколочены досками, как будто времена Великой депрессии отсюда и не уходили. Для многих, проживающих здесь так наверное, и было. Редко попадались работавшие парикмахерские, прачечные, аптеки. Тротуары были полны разгоряченными, вспотевшими чернокожими в основном мужчинами. Места для парковки машин были пусты. Это был бедный квартал. Машины проезжали здесь, не останавливаясь.

Мы же были вынуждены сейчас притормозить. Меня нельзя назвать расистом, но, когда в районе, подобном этому – бедному, негритянскому, – моя машина вынуждена останавливаться у светофора, я чувствую себя не в своей тарелке. В душе я поблагодарил Бога за то, что со мной в эту минуту был многозарядный карабин.

Впереди перед нами, подчиняясь красному сигналу светофора, остановился серый «бьюик седан». Затем видавший виды зеленый грузовик, кузов которого был закрыт желто-коричневым брезентовым тентом, проехал справа от меня и Уолта и тоже стал замедлять ход. Я привстал со своего сиденья.

– Видишь этот грузовик, – сказал я, указывая рукой. Мне пришлось повысить голос, так как в этот момент недалеко от нас, влево от Стейт-стрит, с грохотом проносился поезд надземки.

– Чего? – сказал Уолт.

Уолту было около пятидесяти лет, у него была крупная мешковатая фигура и сонное флегматичное выражение лица. Но, несмотря на это, он был проворным парнем с острым нюхом и железной хваткой.

– У него нет номеров, – крикнул я.

Уолт напрягся, прильнув к рулю.

– Они останавливаются рядом с Рэйгеном!

И в самом деле, вместо того чтобы проехать дальше до перекрестка, где стоял серый «седан», грузовик остановился как раз напротив «Линкольна».

Брезентовый полог, закрывавший кузов грузовика, раздвинулся у его левого борта, и в открывшейся щели показались два винтовочных ствола. Лучи заходящего солнца блеснули на их темной стали, словно подмигивая нам.

– Проклятье! – выкрикнул я, выскакивая из машины с карабином в руках, направляя его в сторону грузовика, чтобы открыть огонь. Но чертов карабин молчал! Я и не подозревал, что эта штука может дать осечку. Так или иначе, курок карабина не двигался. Я знал, что оружие было заряжено; карабин был не мой, он принадлежал Биллу Тендлару, одному из моих людей, которого я в тот день подменил. Однако я сам проверял карабин, он был заряжен, когда я выходил из офиса...

Знойный послеполуденный воздух разорвали выстрелы. Но это были выстрелы не моего карабина, не моего. Это два черных ствола, выглядывавшие из-за брезентового тента, палили по машине Рэйгена. Пули вгрызались в металл, вырывая его с клочьями, однако звука разрывов почти не было слышно; их заглушал грохот надземки.

Впереди, на перекрестке, светофор мигнул зеленым глазом, однако серый «седан», стоявший впереди автомобиля Рэйгена, не трогался с места. То ли его водитель был перепуган до смерти (хотя в таком случае он должен был быстрее нажать на газ и улепетывать), то ли с ним что-то случилось, я сказать не мог. Я смог только выкрикнуть: «Мразь, подонки», подбежать к грузовику и, выхватив на бегу свой автоматический пистолет, открыть огонь по тем, кто прятался за этим проклятым брезентом.

Один из стволов повернулся в мою сторону, ведя по мне ответный огонь. Я бросился на землю, и в этот момент посыпались осколки ветрового стекла нашего «форда», в который попали предназначавшиеся мне пули. Я стал отползать влево по встречной полосе движения к тротуару, рискуя попасть под колеса двинувшегося навстречу потока автомашин. Несмотря на грохот надземки, я услышал скрип тормозов, подумав, что было бы совсем некстати распрощаться с жизнью в такой момент и подобным образом. Но, кажется, я все еще был жив; перекатываясь по встречной полосе, я продолжал двигаться в сторону тротуара. Но в этот момент выглядывавшие из-за брезентового кузова грузовика стволы выпустили очередную порцию свинца в израненный бок некогда шикарного рэйгеновского лимузина. Я услышал крик, это был голос Джима.

Я тоже закричал, грязно ругаясь, вскочил на ноги и вновь открыл огонь из своего автоматического пистолета. Уолт, покинув «форд», тоже палил из своего револьвера по грузовику. Водители двигавшихся автомашин наконец догадались остановиться, и я, оставшись один на пустой левой полосе движения, стоял, широко расставив ноги, и, сжимая двумя руками свою пушку, посылал выстрел за выстрелом в сторону зеленого грузовика. Один из стволов вновь повернулся своим дулом ко мне. Я не смог четко разглядеть человека, державшего винтовку, он стоял в глубине грузовика, на нем была белая тенниска, но его винтовка четко была нацелена на меня. Я вновь нырнул вниз и стал откатываться к тротуару.

Следующий выстрел просвистел у меня над головой, разбив окно аптеки, расположенной на углу улицы. Находившиеся на тротуаре прохожие с криками бросились врассыпную, ища укрытия. Лежа, я продолжал вести огонь по грузовику, осознавая, что мои пули проходят мимо цели, так как я должен был забирать выше, чтобы не попасть в «Линкольн» Рэйгена, закрывавший от меня нижнюю часть грузовика. Но я тешил себя надеждой, что какая-нибудь из пуль найдет свою цель... Затем мой боезапас иссяк; грузовик же тронулся с места, то же самое сделал серый «седан».

Поезд надземки также унесся прочь. На улице воцарилась тишина, нарушаемая лишь возгласами местных чернокожих: «Боже мой!», «Кошмар!», «Мама!»

Тот серый «седан», который свернул на Першинг-стрит, имел номера, номера штата Индиана, хотя ни я, ни Уолт не успели разглядеть цифры. Возможно, кто-то из прохожих успел это сделать. Грузовик проследовал дальше на юг, по Стейт-стрит, натужно гудя от быстрого переключения скорости.

Уолт, который также расстрелял все свои патроны, помог мне подняться, и мы поспешили к «Линкольну».

Джеймс Рэйген, король игорного бизнеса, лежал, откинувшись на сиденье, пребывая между жизнью и смертью. Его правая рука и грудь превратились в сплошное кровавое месиво.

– Джим, – позвал я его, просунув голову в окно и склонившись над ним.

Он взглянул на меня, и его маленькие голубые глазки чуть блеснули.

– Ну что, приятель, – он попытался улыбнуться. – Ты был прав. Если они захотят до тебя добраться, то пойдут до конца.

С этими словами он закрыл глаза, и я не мог в ту минуту сказать, умер он или лишь потерял сознание.

Глава 2

За год до этого, в мае 1945 года, мне уже приходилось работать на Джима Рэйгена. Это дело тоже было связано с Синдикатом и дало мне возможность встретиться с Пегги Хоган.

Я не знал, что она его племянница, когда брался за эту работу. Мы отобедали в Биньоне, ресторане для деловых людей на Плимут-стрит, в двух шагах от старого здания, где помещалось мое частное детективное агентство и откуда я все никак не мог съехать. Он заказал себе копченую пикшу, а я – солонину с капустой. Мы сидели в отдельном кабинете, попивая кофе.

– Я сделал ошибку, – сказал Рэйген, глядя на кофейную чашку; он принадлежал к той категории людей, которые способны признавать свои ошибки, но не способны смотреть при этом в глаза собеседнику. – Я доверился Серителле.

– Я бы не стал называть это ошибкой, – сказал я. – За деньги он готов душу продать сатане.

– Я знаю, знаю, – ответил Рэйген, махнув рукой. – Пару лет назад я вступил с ним в партнерские отношения в одном деле.

– Ты имеешь в виду «Блю Шит»?

– Да. Я думал, он действует от своего имени, однако он лишь морочил мне голову, действуя в интересах Гузика и его команды. Я не против деловых контактов с этой шайкой, но делать с ними общее дело не хочу.

– Ты думаешь, между первым и вторым есть четкая грань?

– Как тебе сказать, приятель? Я готов принять их где и когда угодно как клиентов, которые платят мне денежки. Но как партнеры они не вызывают у меня доверия.

– Ты думаешь, они хотят использовать Серителлу, чтобы прибрать к рукам твой бизнес? «Континентэл Пресс»?

– Да, черт возьми! Они попытались засунуть руку в мой карман сразу же, как только я начал сотрудничать с Серителлой, на каждом шагу норовя надуть меня. Конечно, я не могу одним махом избавиться от них, поэтому я возбудил против Гузика и Серителлы – этих любителей чужого добра – судебное дело.

– Ты возбудил иск против парней из Синдиката?

– Это моя единственная возможность поставить их на место.

Я покачал головой:

– Все это звучит для меня довольно фантастично.

– Кто они такие, чтобы замахиваться на мою службу информации? Они поднимают слишком много шума по поводу создания своей – конкурирующей – информационной службы. Что ж, пусть попробуют!

Я придвинулся ближе к столу.

– Не знаю, как ты хочешь меня использовать, Джим, но после того, как Нитти пустил себе пулю в лоб, я зарекся выполнять работу, которая так или иначе будет связана с этими уголовниками.

Он улыбнулся своей скупой улыбкой.

– Ты, насколько я знаю, выполнял роль посредника, когда похитили Гузика и потребовали за него выкуп?

– Да, но это была не моя идея.

– Я слышал, «Грязный Палец» считает тебя асом в своем деле.

– Это его личное дело. Я предпочитаю, чтобы он восхищался мною на расстоянии.

Рэйген нахмурил брови.

– Они пытаются запугать моего адвоката, Нат. Ему шлют письма с угрозами, постоянно звонят по телефону.

– Они хотят, чтобы он отказался от этого дела?

– Да.

– Чем не мудрый совет для меня?

– Обычно на телефонные звонки отвечает его секретарша, молодая женщина. Их всего лишь двое в офисе – адвокат и она. И они угрожают ей тоже.

– Да, это немного мерзко, не могу не посочувствовать.

Он наклонился над столом, заговорил тихо и спокойно:

– Эта секретарша – моя племянница. Я чувствую здесь особую ответственность: я устроил ее на эту работу. Ее отец умер в прошлом году. На нем держался весь семейный бизнес. Я пытаюсь помочь девочке найти свое место в жизни. – Он вздохнул: – Она славная девчонка, но иногда бывает сумасбродной.

– И ты пытаешься наставить ее на путь истинный, – сказал я.

– Да. Но сейчас меня больше всего беспокоит ее безопасность. В их семье уже было достаточно трагедий... они потеряли единственного сына во время войны.

Я с шумом втянул воздух:

– Понимаю... Чего бы ты хотел от меня?

– Чтобы ты побыл некоторое время рядом с нею.

– Если речь идет о телохранителе, я бы мог выделить для этого одного из своих людей.

– Я хочу, чтобы это был ты, Нат. Какая у вас сегодня такса?

– Двадцать пять долларов в день, если же функцию охранника выполняет сам босс, то есть я, тогда расценка повышается до тридцати пяти. Но даже если ты наймешь меня в качестве ее телохранителя, я все равно не могу быть с ней рядом постоянно; мне надо еще вести дела в офисе. Я поговорю с девушкой, побуду с ней первый день, а потом приставлю к ней своего человека. Я не могу заниматься только одним делом, ты же знаешь, у нас более шестидесяти клиентов в данный момент.

– Я согласен платить сто баксов в день. Один день в неделю у тебя будет выходной.

Я вскинул брови.

– Какую работу ты ждешь от меня?

Он слегка пожал плечами.

– Я думаю, что их угрозы по большей части – пустые слова. Эти сицилийские кретины не решатся переходить дорогу Джиму Рэйгену. Они лишь могут поднимать шум.

– Когда стреляют, тоже много шума. Он только ухмыльнулся.

– На следующей неделе мы отправляемся в суд, и с этим будет покончено.

– Ты не ответил мне, Джим. Что все-таки конкретно я должен делать?

– Быть рядом с ней. Сделать так, чтобы она чувствовала себя в безопасности. Обеспечить ее безопасность.

– Ты говорил с ней обо всем этом?

– Да. Сначала она уверяла, что не испытывает страха, и даже слышать не хотела о том, чтобы ее охраняли. Но затем, подумав, она сказала, что согласна; кто разберет этих женщин?

– Как ты думаешь, почему она согласилась?

– Она сказала, что слышала о тебе. Как-никак тебя знают в городе.

– Как ее зовут? – спросил я.

– Маргарет.

– Рэйген?

– Хоган. Она дочь младшей сестры моей жены. Маленькая симпатичная девчонка. Не я, а ты должен платить мне за удовольствие общаться с ней. – Он поднял указательный палец, его маленькие глазки стали еще меньше. – Это не значит, что тебе в голову должны лезть дурные мысли, приятель. Не вздумай приставать к ней.

Они всегда становятся еще большими ирландцами, когда предупреждают тебя о чем-то.

– За сотню зеленых в день, – сказал я, – я могу оставить свой мужской инструмент в ящике стола, если тебе так хочется.

– Прекрасно, – он засмеялся, подписывая чек. – Ключ от стола можешь оставить мне.

Забавно, что я не вспомнил ее, когда услышал ее имя. Но, черт возьми, еще забавнее было то, что я не сразу узнал ее, когда, войдя в адвокатскую контору на десятом этаже Фишер-билдинга, застал ее сидящей за пишущей машинкой. Она была миниатюрной, и первое, что сразу бросалось в глаза, это ее темно-каштановые волосы, спускавшиеся локонами на накладные плечики желтого в черный горошек шелкового платья. Оно было слишком шикарным для работы в адвокатской конторе, хотя интерьер офиса был по-домашнему уютен.

Она повернулась ко мне и сдержанно улыбнулась – так, как улыбаются посетителям, но спустя мгновение ее улыбка стала открытой и радостной.

– Нат, – сказала она, вставая и протягивая руку, – как давно это было!

Кожа ее лица была от природы бледной и тонкой и казалась полупрозрачной, вздернутый носик был покрыт едва заметными веснушками. У нее был большой рот, полные сочные губы, подкрашенные красной помадой, и большие фиалкового цвета глаза. Ее темные густые брови, вопреки требованию моды, не были выщипаны: их форма и без того была красивой. Кроме того, природа наградила ее длинными ресницами и ровными белыми зубами, которым могли бы позавидовать и в Голливуде. Прибавьте к этому изящную стройную фигуру. На вид ей можно было дать лет семнадцать, но в действительности ей было около тридцати – об этом можно было догадаться лишь по нескольким едва заметным морщинкам в уголках глаз.

Она выглядела великолепно, и в 1938 году я с ней однажды переспал. Да, в тот вечер мы с ней и этим занимались...

– Пегги, – промолвил я изумленно. – Пегги Хоган.

Ее рука, которую она по-мужски протянула мне для приветствия, была гладкой и теплой. А ее широкая улыбка с ямочками на слегка полных щеках была по-прежнему очаровательна. Эта улыбка была одной из ее «изюминок».

– Ты по-прежнему частный сыщик, – сказала она.

– А ты по-прежнему милашка, – ответил я.

– Ты говорил мне, чтобы я не ложилась в постель с незнакомыми мужчинами.

– Правда, я сказал тебе об этом слишком поздно, когда уже наступило утро.

Она, продолжая улыбаться, предложила мне стул. Я подвинул его к себе и сел. Пегги расположилась рядом, за письменным столом.

– Я была взбалмошным, сумасбродным ребенком, – сказала она, словно повторяя слова своего дяди.

– Я помню.

– У меня было не так много подобных знакомств. Ты был один из числа избранных.

– Я польщен. Для меня это честь и еще – приятные воспоминания.

Я чувствовал некоторую неловкость. Я невольно вспомнил о событиях того далекого дня, когда оказался с ней в одной постели, а затем прочел лекцию о примерном поведении и отправил домой.

Я встретился с ней на одной из вечеринок, состоявшейся на пятом этаже отеля «Шератон». Я пришел туда вместе со своим приятелем, боксером Барни Россом, с которым мы выросли а Вест-Сайде, и еще несколькими нашими знакомыми – спортсменами. Вечеринку устроил Джо Эпстейн, который владел крупнейшей букмекерской фирмой в Чикаго, принимавшей ставки на бегах. Эпстейн был толстеньким, внешне тихим и неприметным коротышкой лет тридцати, в очках в роговой оправе и с намечавшейся лысиной. Это был большой любитель ночной жизни, и в дни, когда он не посещал ночные клубы, он устраивал у себя «крутые» вечеринки. У Эпстейна была подружка, она появилась в Чикаго в 1933 году, когда в городе проводилась Всемирная торговая ярмарка. Она выступала там в качестве танцовщицы, исполняя «смелые» номера в полуобнаженном виде – девушка из Алабамы со своеобразным, мелодичным произношением, каштанового цвета волосами, пухлыми формами и полными губами. Ее звали Вирджиния Хилли, и она производила впечатление искушенной в жизни женщины. С широкой улыбкой она встречала у порога гостей Джо, предоставляя им возможность созерцать свою наполовину обнаженную грудь. Впрочем, ее черное облегающее платье почти не оставляло простора для мужской фантазии.



– Ты – Нат Геллер, не так ли? – сказала Вирджиния, беря меня за руку. – Давай подгребай поближе к тёлкам.

– Удивительно, что ты помнишь меня.

– Не притворяйся дурачком, – сказала она, улыбаясь во весь рот. – Ты отлавливал карманных воров на ярмарке.

– Ты собирала толпы народа, – сказал я, пожав плечами, – а это, в свою очередь, привлекало карманников.

Она провела меня в апартаменты, выдержанные в модерновом стиле; всю обстановку составляли диваны без подлокотников и легкие простые стулья. На них расположились симпатичные девицы примерно двадцатилетнего возраста в укороченных платьях. Они потягивали виски с содовой, ожидая гостей мужского пола. В углу надрывался патефон; кажется, это была пластинка с записями Поля Уайтмана.

– Боюсь, что не смогу предложить тебе девчонку, которая смогла бы конкурировать с Салли Рэнд. – Она продолжала держать мою руку.

– Салли никогда не была моей девушкой, – сказал я. – Мы просто приятели.

– А я слышала, что это не так, – ответила она, растягивая слова, отчего все сказанное ею приобретало какую-то скабрезность и двусмысленность.

– Последний раз, когда я тебя видел, Джинни, ты была официанткой в «Джо Плэйс».

Это заведение не имело никакого отношения к Джо Эпстейну. Все официантки, работавшие там, были смазливы как на подбор, и носили короткие юбки и блузки с у-образным вырезом. Многие мужчины заходили туда пообедать.

– Именно там Эппи встретил меня, – сказала она с самодовольной улыбкой, наконец отпустив мою руку.

– Я слышал, – сказал я, кивнув, словно отдавая должное этому ее последнему приобретению.

– Эппи чудесный парень, настоящий гений, – добавила она.

– Где он достал этих девочек? Они выглядят слишком юными и свежими для путан.

Барни с приятелями вовсю веселились с девицами; дурачились, громко хохотали, пили вино, танцевали.

– Любительницы, знающие кое в чем толк, – объяснила она, ведя меня к расположенному тут же бару, за стойкой которого стоял чернокожий бармен в красном жилете. – Девочки для вечеринок.

– Ты хочешь сказать, секретарши и студентки бизнес-колледжа?

Она кивнула.

– Выпьешь чего-нибудь?

– Ром, пожалуйста, – сказал я.

– Со льдом?

– Нет, только ром.

– Ром, – сказала она бармену, улыбаясь, и тот подал мне полный бокал.

– Словом, девочки, которые хотят хорошо провести время? – спросил я.

– Некоторые из них могут попросить немного денег, если ты, в свою очередь, захочешь что-нибудь попросить у них.

– Они выглядят слишком юными для меня. Сама знаешь, есть развлечения, за которые можно отправиться за решетку.

Она пожала плечами.

– Большинство из этих девочек трудно чем-либо удивить. Все они подрабатывают на стороне фотомоделями.

– Да?

– Да. Для местных художников, оформляющих разного рода календари. Один мой друг знаком с владельцами рекламной фирмы.

– Которая распространяет все эти календари?

– Точно. Некоторые из ее постоянных художников находятся в Чикаго, и я подбираю для них подходящие модели.

– Эти юные красотки как будто сошли с обложек рекламных проспектов, могу подтвердить.

– Видишь кого-нибудь, с кем хотел бы познакомиться?

– Думаю, да.

И эту девушку звали Пегги Хоган. Она была немного пьяна в тот момент, когда нас представили, но от этого не менее привлекательна. Она стала рассказывать мне о своем желании стать актрисой, несмотря на то, что ее семья хочет, чтобы она пошла в бизнес-колледж, и я слушал. Я сам был достаточно пьян, когда мы добрели до отеля «Мориссон», где я снимал номер. Впоследствии я не раз с удовольствием вспоминал об этом эпизоде, запахе ее духов, напоминавшем запах роз. Но тогда, на следующее утро, я чувствовал себя разбитым, виноватым и выплеснул свое раздражение на нее.

– Тебе должно быть стыдно за себя, – сказал я ей. Она сидела на кровати среди разбросанной одежды, с расплывшейся косметикой; ее пронзительные голубые глаза уныло глядели на меня.

– У меня был сообщник, – сказала она, надув губы.

– А я и не говорю, что горжусь собой, – сказал я. Я стоял перед ней, словно Христос в белых одеждах. – Ты хорошая девочка. Тебе не следует спать с незнакомыми мужчинами. Ты где, кстати, живешь?

– В Инглвуде.

– Хороший, комфортабельный район, ирландский квартал. Твой отец имеет свое дело? Она кивнула.

– И он хочет, чтобы ты училась в бизнес-колледже. Значит, ты закончила среднюю школу.

Она вновь кивнула:

– С отличием.

– Прекрасно. Ты привлекательная девочка, поэтому, наверное, посещаешь вечеринки каждый день вместо того, чтобы ходить на подготовительные курсы. Тебе должно быть стыдно.

Она вздохнула.

– Эта жизнь не для тебя. Этот парень, Эпстейн, прожженный букмекер.

– А я думала, что он бухгалтер, – простодушно ответила она.

– Он и есть бухгалтер. Насколько я знаю, он подрабатывает – выполняет заказы шайки Капоне, помогая Джейку Гузику вести бухгалтерские книги. Словом, помогает им избежать суда за уклонение от уплаты налогов.

Она слегка улыбнулась:

– Я встречала раньше Аль Капоне.

Это было невозможно. Капоне был посажен в тюрьму в 1932 году. Ей же сейчас было около девятнадцати.

– Мы посещали одну и ту же церковь, – объяснила она. – Я много раз видела его жену, и один из его телохранителей даже назначил мне свидание.

– Великолепно! Тебя что, привлекает подобная жизнь? Кстати, ты хоть знаешь, как меня зовут?

Она напрягла свою память, потом произнесла:

– Нэт?

– Тепло. Нат. Никогда не ложись в постель с незнакомыми мужчинами. Меня зовут Нат Геллер. Я частный детектив и иногда ношу с собой наган.

Она улыбнулась, одарив меня жемчужно-белой улыбкой.

– Действительно?

– Ты считаешь, что все, что было вчера, – в порядке вещей, насколько я понимаю. Она пожала плечами:

– Я не вижу причины, по которой жизнь должна быть скучной и серой.

– Воспользуйся моим советом, – сказал я, бросая ей ее атласное голубое платье. – Иди в школу бизнеса, найди работу. Найди мужа. Держись подальше от Вирджинии Хилли. Она превратит тебя в шлюху.

Мои слова взбесили ее. Она вскочила с кровати и стояла совершенно обнаженная передо мной, грозно потрясая в мою сторону пальцем.

– Не называй меня шлюхой, ты, вошь паршивая! Я никогда и десяти центов ни у одного мужчины не брала!

Ее маленькие аккуратные груди вздрагивали при каждом слове. Волосы на ее лобке были густыми и почти черными, и маленькая черная дорожка поднималась к ее пупку.

Я стоял перед ней в трусах. Вид обнаженного женского тела невольно подействовал на меня. Она заметила это, и ее лицо растянулось в улыбке.

– Тебе не кажется, что ты лицемеришь, а, Натан Геллер? Ведь все твои грязные мысли выдают тебя с головой.

Ее слова смутили меня, и я вышел в соседнюю комнату, чтобы одеться. Пока я одевался, она тоже привела себя в порядок и вышла ко мне в своем легком атласном голубом платье, подчеркивавшем упругость ее груди и стройность тела.

– У тебя есть машина? – спросила она.

– Есть, – ответил я, – но она припаркована около моего офиса. Примерно в двух кварталах отсюда.

– Ты не мог бы отвезти меня домой? Я не хочу толкаться в трамвае в этом, – она сделала жест рукой, указывая на свое платье, – а на такси у меня нет денег.

– Я могу тебе дать на такси.

Ее лицо приняло жесткое выражение.

– Я не хочу брать никаких денег у тебя, Нэт. Нат.

– Хорошо, я отвезу тебя.

Она слегка улыбнулась, и на ее щеках заиграли ямочки. У нее было лицо ангела и, черт возьми, божественное тело.

– Извини, я был груб с тобой, – сказал я, когда мы садились в мой коричневый «форд».

– Все о'кей. Мне приятно, что это тебя волнует.

– Ты должна держаться подальше от этих гангстеров. А также от Вирджинии Хилл.

– Ты был достаточно любезен с ней.

– Я – другое дело. Мне приходится вращаться среди них. А тебе нужно найти другой круг общения. Считаю, тебе также не следует обнажаться перед разного рода фотографами.

– Эта работа приносит неплохие деньги. Времена сейчас тяжелые.

– Я не думаю, что твоя семья бедствует. Уверен, что тебе дают достаточно денег на карманные расходы.

– Это все, что ты думаешь?

– Я думаю также, что ты избалованная девчонка. Вот что я думаю.

– Да?

– Да. И найди меня, когда повзрослеешь.

– Зачем?

– Чтобы я сам побаловал тебя немного.

И я довез ее до дома, юную Пегги Хоган, и не видел ее с тех пор, хотя время от времени я вспоминал о ней и запахе ее духов, который напоминал аромат роз.

И вот она была передо мной, в адвокатской конторе, спустя восемь лет, став старше, но внешне почти не изменившись. Видно было, что она стала мудрее. Таково было мое первое впечатление. Позже я убедился, что оно было верным.

– Глядя на тебя, я могу сказать, что ты последовала моему совету насчет школы бизнеса.

– Да, но я еще не нашла себе мужа.

Это «еще» как будто повисло в воздухе. И оно почему-то не вспугнуло меня. «Стать ее мужем – не самая худшая перспектива для мужчины», – подумал я.

– Ну, зато ты нашла подходящую работу.

Она печально улыбнулась:

– Все это было не так просто. Я работаю здесь чуть больше двух лет.

– Да?

– С того времени, когда у папы случился первый удар. Я попыталась стать актрисой после того, как закончила школу бизнеса. Снимала квартиру в Тауэр-тауне, пробовала себя на сцене местного театра.

Я слегка вздрогнул.

– У меня, гм, была как-то в гостях знакомая, которая тоже занималась чем-то похожим.

– О? Кто?

Я назвал имя, оно ей было знакомо.

– Я видела ее фото! – сказала она, ее фиалковые глаза стали в этот момент еще больше.

– Я тоже, – добавил я. – Когда ты ушла из театра?

– После смерти отца. У меня пять сестер, Нат, и я самая старшая. Еще у меня был брат.

– Я знаю. Твой дядя говорил об этом. Я очень сожалею.

Она молча кивнула:

– Джонни был одним из лучших учеников. Он собирался поступать в колледж, но помешала война.

– Его призвали?

– Да.

– Наверное, твой отец хотел, чтобы сын продолжил семейный бизнес?

– Да, он видел в нем преемника. Отец частенько позволял себе выпить лишнего. Но когда мы потеряли Джонни, он... он не мог уже остановиться. Дела его шли все хуже и хуже, и вскоре папа умер. Инфаркт. У него было два инфаркта. Второй он не перенес.

Она рассказала мне об этом спокойно, ровным голосом, однако глаза ее были полны слез.

– И твой дядя помог тебе, – сказал я. – Устроил тебя на эту работу.

– Да, – ответила она, смахнув слезу кончиком бумажной салфетки, оказавшейся у нее под рукой. – Я никогда не использовала знания, полученные в школе бизнеса... И удивилась, когда обнаружила, что не только не растеряла полученные навыки, но что мне нравится применять их в работе.

– Это здорово. Я очень рад, что дела у тебя идут хорошо.

– Если бы дела шли хорошо, Нат, тебя бы не было здесь. Не так ли?

– Я полагаю, что так. Ты не могла бы рассказать мне об этих посланиях, телефонных звонках?

– Я могу показать тебе эти записки, – сказала она, открывая ящик стола. Будучи аккуратной, она держала их в специальной папке.

Их всего было три; как это обычно делается в таких случаях, буквы были вырезаны из газетных статей. Стандартными были и угрозы. «Откажись от судебного дела, не то будет плохо». «Брось это дело, а то отправишься на тот свет». «Найди нового клиента, иначе умрешь». Ничего оригинального, но игнорировать эти угрозы было нельзя.

– Ни одно из этих посланий не адресовано тебе, – сказал я.

– Большинство угроз, которые мы получаем по телефону, тоже предназначены мистеру Левинсону. Но время от времени они угрожают и мне.

Казалось, что все это ее не очень тревожит.

– Ты могла бы мне сказать, что они тебе там наговорили по телефону?

– О, ничего особо страшного! Во всяком случае, они не грозились меня убить, только порезать мне лицо. Что-то вроде этого.

Она по-прежнему была спокойна. И, думаю, это не было позой. Эта маленькая леди умела держать себя в руках.

– Как ты отнесешься к тому, если я стану твоей «тенью» на какое-то время? – сказал я. – На неделю, скажем?

Она улыбнулась; на ее щеках вновь появились ямочки.

– Я буду только рада. У меня нет приятеля... в настоящее время. Так что тебе не придется ломать мой распорядок дня.

– Я думаю, будет лучше, если я пришлю к вам в контору своего человека: он будет находиться здесь. Я же буду провожать тебя на работу и встречать после рабочего дня. Мы будем также вместе с тобой обедать и ужинать.

Она вопросительно подняла бровь.

– Твой дядя возместит мне все расходы. Мы с ним заключили соглашение.

– Ты знаешь, я живу сейчас дома. В Инглвуде, и на работу езжу на трамвае.

– Мы разместим тебя в отеле «Мориссон».

– Ты сам сейчас уже там не живешь?

– Живу. Правда, я переехал в другой номер – в период, когда временно отошел от всех своих дел. Я присматриваю себе подходящую квартиру, но ты же знаешь нынешнюю ситуацию с жильем.

Она кивнула:

– У тебя найдется лишнее спальное место?

– Да.

– Я могу пожить у тебя?

– Это было бы идеально. Если ты, конечно, доверяешь мне...

– А как насчет того, чтобы доверять мне?

– Это мы выясним позже.

Ту ночь мы провели в одной постели. Она взяла у меня обещание ничего не говорить ее дяде. Но меня и не надо было просить об этом. Я не сумасшедший. Он мне платил сто баксов в день, не считая дополнительных расходов, а я вдобавок спал с его племянницей. «Неплохо же ты устроился, старина», – сказал я себе.

Спустя примерно дня четыре мы, пообедав в ресторане «У Бергоффа», шли не спеша по Вест-Адамс в направлении нашего отеля, когда неожиданно из переулка прямо на нас вынырнул какой-то субъект. Он намеревался, видимо, испугать нас. И ему это удалось. Это был огромный малый крепкого телосложения, с одутловатым лицом и крючковатым носом. Одет он был в совершенно непотребного вида бело-голубой клетчатый пиджак, из-под которого выглядывала белая тенниска, и в мешковатые голубые штаны из легкой ткани. Он был похож на вышибалу из какой-нибудь забегаловки.

– Скажи своему шефу, чтобы он отказался от судебного дела, – сказал он Пегги и показал большим пальцем в направлении переулка, – а то в следующий раз нам придется разговаривать в другом месте!

По всей видимости, этот громила не обратил на меня никакого внимания. Он не знал меня. Я тоже не знал его, но не надо было обладать большой проницательностью, чтобы догадаться, что мы имеем дело с уголовником из шайки Гузика.

Я слегка подтолкнул Пег назад, шепнув ей, чтобы она возвращалась обратно. Заметив это, громила нахмурился, как будто собираясь задать мне небольшую взбучку. В руках у него ничего не было, так что я мало рисковал, когда выхватил из-под плаща свой пистолет и, приставив его к толстому пузу незнакомца, сказал:

– Давай-ка, парень, отойдем в переулок, потолкуем.

Он подчинился, и мы завернули за угол. Я ударил его один раз рукояткой пистолета по голове, и он, лишившись чувств, повалился, как мешок с опилками, на землю, прямо посреди мусорных баков. Около уха у него выступила кровь. Я вытащил у него из-под пиджака револьвер и забросил подальше. Затем я достал одну из своих визитных карточек и, прежде чем сунуть ее в нагрудный карман верзилы, написал на ней:

«Пусть Гузик позвонит мне».

На следующее утро Гузик позвонил.

– Ты вчера огрел по голове Грека, – сказал Гузик своим монотонным бесстрастным голосом.

– В такой одежде, как его, трудно рассчитывать на иное обхождение.

Гузик хрюкнул; похоже, это вызвало у него смех.

– Я был бы очень вам признателен, если бы девушку оставили в покое, – сказал я.

Я не стал просить его отстать от Рэйгена. Это было бы слишком, да к тому же не это меня сейчас беспокоило.

– Это твоя девушка? – спросил Гузик.

– Да, моя. Я убью любого, кто дотронется до нее. Последовала длинная пауза. Затем он сказал:

– Я позабочусь, чтобы ее не трогали.

– Спасибо, мистер Гузик. Гузик снова хрюкнул и повесил трубку. Я тоже повесил трубку; я почувствовал, что мои руки вздрагивают.

Адвокат, у которого работала Пегги, так и не успел довести дело до суда; он слег с нервным расстройством. Но Рэйген нашел другого юриста, который начал судебную тяжбу (в тот момент, когда машина Рэйгена была обстреляна, судебный процесс все еще продолжался), и взял Пег на работу в свой собственный офис. Теперь мы стали видеть друг друга от случая к случаю. Она вновь переехала жить к себе домой, на работе находилась под бдительным оком своего дяди, и это нам обоим совсем не нравилось.

Вот почему я согласился быть телохранителем Джима Рэйгена и принять участие в его безнадежной борьбе с Синдикатом: я был, черт побери, влюблен в его племянницу.

Глава 3

Рэйген был жив, но потерял сознание. Однако он истекал кровью и мог умереть от ее потери, если бы мы с Уолтом Пелитером не предприняли срочных действии.

Я быстро пересек улицу, подошел к расположенной на углу парикмахерской, где толклись чернокожие, оживленно обсуждая случившееся, указывая пальцами на изуродованные пулями автомобили. Никто из них не заговорил со мной, возможно, потому, что я по-прежнему держал в руках пистолет. Рядом была автобусная остановка, и несколько негритянских юношей забрались на скамейку, чтобы лучше увидеть стоявшие на проезжей части голубой «Линкольн» и черный «форд». Полицейские все еще не появлялись. Этот квартал патрулировался не так тщательно – и это, несомненно, было одной из причин, почему именно он был выбран местом нападения. Я подбежал к располагавшейся здесь же, на тротуаре, газетной палатке, дал один бакс мальчишке-продавцу, схватил пачку газет, вновь пересек улицу, открыл правую, изрешеченную пулями дверь «Линкольна», забрался внутрь и стал обматывать газетами раненую руку Рэйгена, который был все еще без сознания. Газеты быстро пропитались кровью.

Затем я оставил Рэйгена с Уолтом и, словно слаломист, огибая машины, водители которых притормаживали, чтобы посмотреть, что случилось (но не останавливались, так как белые водители никогда не останавливались в этом черном гетто), добежал до дверей аптеки и нырнул внутрь. За стойкой меня встретил худощавый, седой чернокожий аптекарь в белом халате и в очках в металлической оправе. Лицо его сохраняло невозмутимое выражение, как будто это был не первый случай, когда пули влетали в окна его аптеки.

– Кто-нибудь уже позвонил в полицию?

Аптекарь кивнул.

– Да, сэр, – сказал он. – Я позвонил.

– Когда они приедут, – сказал я, вручая ему одну из своих визитных карточек, – передайте им мою визитную карточку и скажите, что я повез раненого в одну из ближайших больниц.

– Хорошо, – сказал он, продолжая кивать.

– Насколько я знаю, самая ближайшая больница – это Майкл Риз Хоспитэл. Не так ли?

Он опять кивнул, и я вышел на улицу, ступая по стеклам разбитого окна аптеки.

Майкл Риз Хоспитэл располагалась приблизительно в десяти кварталах от того места, где мы находились, и нам пришлось развернуться назад, взяв направление на север. Мы сели в «Линкольн» Рэйгена – у нашей машины было выбито лобовое стекло и пробита шина, хотя я все же сумел отогнать ее к обочине и припарковать. На этот раз я сел за руль, а Уолт взял в руки этот пресловутый карабин. Рэйгена мы усадили между нами; он полулежал, облокотившись на Уолта. Я повернул налево на Першинг-стрит, и мы понеслись, игнорируя дорожные знаки и сигналы светофора. Я притормаживал только у перекрестков, а встречные автомашины, скрипя тормозами, прижимались к обочинам, освобождая нам путь. Затем, проехав пять или шесть кварталов, я резко свернул налево, на Саут-Парк-авеню, широкую улицу с аллеей посередине, и игравшие там цветные дети и подростки, вытаращив глаза, изумленными взглядами провожали проносившийся мимо них изрешеченный пулями автомобиль, на переднее сиденье которого втиснулись трое белых мужчин.

Сложенный из серого кирпича комплекс больницы Майкл Риз протянулся вдоль Эллис-авеню, подобно форту, возведенному на чужой территории. Со двора он был отгорожен от негритянских жилых кварталов лишь Лей-Парком авеню. Центральное здание, построенное в форме широкой буквы W, и два его главных крыла были обращены фасадом к Иллинойскому центральному ипподрому, за которым простиралось озеро. Шестиэтажный больничный комплекс возвышался над прилегающими черными кварталами, застроенными обветшалыми трехэтажными зданиями, прилепленными друг к другу и, казалось, лишь по этой причине еще не разрушившимися. Эта частная больница имела в своем распоряжении достаточно специалистов, чтобы принимать таких пациентов, как Рэйген. Кабинет экстренной помощи был переполнен разного рода людьми с улицы, почти исключительно чернокожими, жертвами драк и стычек, которые были обычным явлением для этих кварталов. Обитатели белого – ирландского квартала Саут-Сайд – тоже были пациентами этой клиники; палаты, где они проходили лечение, располагались на верхних этажах больничного комплекса. Те же чернокожие, которым здесь оказывали первую помощь, затем продолжали лечение в благотворительной клинике Рид Мэндел.

Как только мы внесли на плечах раненого Рэйгена, двое санитаров подхватили его и понесли дальше, в приемное отделение, где его положили на стол для первичного осмотра и задернули за ним занавеску. Я оставил Уолта с дежурным врачом, а сам поспешил вниз, на автостоянку, где мы оставили поврежденный «Линкольн» – с открытыми дверцами и работающим двигателем. Я убрал карабин в багажник; в этом районе города не следовало оставлять оружие на заднем сиденье автомобиля. Впрочем, в каком районе Чикаго это можно было делать?

Из телефонной будки, установленной в больничном коридоре, я в первую очередь позвонил домой Рэйгену. Трубку подняла его жена, Эллен.

– В него стреляли, – сказал я ей, – но он жив. Последовала долгая пауза.

– Где он? – спросила она. Она пыталась говорить спокойно, но чувствовалось, что это ей дается с трудом.

– Майкл Риз, – сказал я.

Она поблагодарила и повесила трубку. Она не стала расспрашивать о подробностях случившегося. У нее будет достаточно времени для этого. Я был плохо знаком с Эллен – я видел ее лишь несколько раз, – но ее нельзя было назвать наивной. Это я точно мог сказать. И она прекрасно понимала, что рано или поздно с Джимом могло случиться подобное.

Затем я позвонил к себе в офис. Было уже довольно поздно – почти семь вечера. Я знал, что моя секретарша, Глэдис Фортунато, уже ушла с работы. Глэдис была исполнительной девушкой, но только до пяти часов вечера. После этого ее мысли уже не были связаны с детективным агентством А-1, и кто мог ее винить за это?

Однако Луи Сапперстейн должен был быть на месте. В течение дня он изучал кредитоспособность клиентов Скоки-банка и сейчас наверняка остался на работе, чтобы просмотреть кое-какие бумаги. Но чтобы он подошел к телефону, мне нужно было достаточно долго и настойчиво названивать...

– А-1, – послышался наконец в трубке голос Луи. У него был мягкий баритон. Настоящий Бинг Кросби, только без его вокального таланта.

– Это твой босс, – сказал я.

– И ты рад лишний раз заявить об этом, – ответил он.

Он всегда реагировал подобным образом, когда я напоминал ему, кто среди нас был начальником. В начале 30-х годов он был моим боссом – в отделе полиции по борьбе с карманными кражами; тогда я был только начинающим полицейским сыщиком. Луи сейчас было где-то около шестидесяти лет, он носил очки в черепаховой оправе, но по-прежнему оставался в хорошей форме, а профессионализма ему было не занимать.

– Бросай все, – сказал я ему. – Сегодня ночью тебе придется поработать.

– За это ты мне и платишь? Шестьдесят часов в неделю я не потяну. Ладно, выкладывай, что у тебя?

– Они всерьез взялись за Джима Рэйгена. Луи, они стреляли по нашим машинам.

– Сволочи! Где? Как это случилось?

Я кратко ввел его в курс дела.

– А сейчас я бы хотел, чтобы ты... – начал я.

– Не теряй времени, – ответил Сапперстейн. – Ты хочешь, чтобы я отправился на квартиру к Биллу Тендлару в районе Норт Вест Сайд и выяснил, действительно ли он болен.

Тендлар был моим сотрудником, который сказался больным и которого я подменил; именно его карабином мне пришлось воспользоваться (а, вернее, не пришлось).

– Если он не болен, – сказал я, – то скоро станет больным.

– А если болен, – добавил Сапперстейн, – то ему станет еще хуже.

– Ты все правильно понял. Уолт не мог сделать этого. Он вместе со мной был под пулями.

– А как насчет того водителя грузовика с ипподрома, которому Рэйген дал день отдыха?

– Его я тоже хочу немного прощупать. Может быть, ты попросишь Ричи сделать это. Однако чутье мне подсказывает, что это Тендлар. Из тех, кто работает у меня, его я знаю хуже всех.

– Он тоже служил в отделе по борьбе с кражами, – сказал Луи, – но уже после того, как мы оттуда ушли. Правда, у меня с ним есть общие приятели. Он пришел к нам по рекомендации.

– Иуда тоже до поры до времени был предан Иисусу. Это карабин Тендлара дал осечку, из-за чего я чуть не отправился на тот свет. Найди его. Сядь на него. Мне он нужен.

– Я достану его тебе, если он еще в городе. – И Луи повесил трубку.

Затем я набрал номер детективного бюро в Центральном полицейском участке и попросил лейтенанта Друри.

С Биллом Друри я был также знаком по отделу по борьбе с карманными кражами, но, в отличие от нас, он продолжал там работать. Совсем недавно он был в звании полицейского капитана в участке Таун-Холл. Затем его и еще нескольких честных полицейских сняли с работы за то, что они якобы смотрели сквозь пальцы на существование букмекерских контор на своем участке.

– Друри слушает, – послышался голос в трубке.

– С возвращением, – сказал я ему.

Он засмеялся:

– Я как раз думал, когда ты позвонишь поздравить меня.

– Хорошо, дай мне шанс. Они восстановили тебя на прежней работе в пятницу. И это твой первый день работы на старом месте.

– Конечно, не самый удачный вариант, – сказал он, – но это лучше, чем болтаться безработным.

– Ты с которого часа на службе?

– С пяти часов. Ты откуда звонишь? Почему бы тебе не заскочить ко мне на чашечку кофе?

– Я звоню из Майкл Риз. Если ты приедешь сюда, то я предложу тебе больше, чем чашку кофе.

– Да?

И я рассказал ему, очень кратко, о том, как была обстреляна машина Рэйгена на перекрестке Стейт-стрит и Першинг-стрит.

– Гузик, – сказал Друри. В его голосе слышались торжествующие нотки.

– Возможно. Но запомни: на сей раз я не хочу оставить это все на полдороге, не доведенным до конца...

– Ты уже был сегодня на полдороге, посреди Стейт-стрит, вступив в перестрелку с двумя молодчиками, – и тебе хочется пойти еще дальше?

– Да, хочется. Приезжай сюда, если можешь.

– А почему бы и нет?

Я присоединился к Уолту в кабинете экстренной помощи, где лежал сейчас Рэйген. Он был все еще без сознания, с бледным как полотно, лицом, но уже перевязан. Рядом с ним находился молодой светловолосый врач и средних лет медицинская сестра-негритянка. Они положили его на каталку и повезли из кабинета в коридор, к лифту. Одновременно медсестра вливала ему в вену плазму. Мы последовали за ними. Они вкатили каталку в лифт, и врач, повернувшись ко мне, спросил:

– Вы кто?

– Я его телохранитель. Хочу надеяться, что вы сделаете свою работу лучше, чем я сделал свою.

С этими словами я протиснулся в лифт, а следом за мной и Уолт.

– Вам нельзя его сопровождать.

– Не беспокойтесь, – ответил я. Лифт работал без лифтера, и я вежливо спросил медсестру: – Какой этаж?

– Второй, – ответила та, покосившись на врача. Я нажал кнопку, и лифт стал подниматься. Мы с Уолтом сидели в конце узкого темного коридора, рядом с дверью, ведущей в операционную, и распространявшийся вокруг запах дезинфектора постоянно напоминал нам о том, где мы находимся. Спустя десять минут после того, как Рэйгена ввезли в операционную, в коридоре показались двое полицейских и детективов из местного полицейского участка. Детектив, сержант Блэйн, был мужчиной лет сорока, с большим животом и глуповатыми глазками на круглом, таком же глуповатом лице. Он сдвинул свою шляпу с круглой плоской тульей на затылок, как бы давая понять, что хочет получше изучить нас. Хорошее дело. Я и слыхом не слыхал о нем, а он, оказывается, знал, кто я.

– Геллер, – сказал он с кривой улыбкой, отчего его толстые щеки раздулись еще больше. – Ты тот парень, который однажды вместе с Витти выступил против своих братьев-полицейских.

– Не напоминай мне об этом, а то я расплачусь, – ответил я.

Он презрительно ухмыльнулся:

– Никто не любит копов, которые предают своих же.

– Эй, это было двенадцать или тринадцать лет тому назад. И потом, они не были копами – те двое парней из Вест Сайда, нанятые мэром Сермаком в качестве телохранителей, о'кей? Может, поговорим о деле? К примеру о том, кто лежит за этой дверью на операционном столе с простреленной грудью? Или тебе все еще хочется поболтать на отвлеченные темы?

Он посмотрел на меня так, как будто хотел сплюнуть. Возможно, он это и сделал бы, но пол больницы выглядел слишком чистым. Вместо этого он поставил двух полицейских охранять вход в операционную, вытащил маленькую записную книжку, помусолил карандаш и стал задавать вопросы. Я знал, что рано или поздно нам все равно придется подробно рассказать о случившемся в официальной обстановке, и я стал отвечать на его вопросы. Нам ничего больше не оставалось делать.

– Где этот карабин, который не стреляет? – наконец поинтересовался он. Это фактически был первый вопрос по существу после пяти минут совершенно бессмысленного разговора.

– В багажнике, – ответил я и бросил ему ключи от машины. – Ты заберешь машину для осмотра. Не так ли?

– Да, конечно, – ответил он таким тоном, как будто сам об этом думал. Он спрятал свою записную книжку и ключи от «Линкольна». – Я полагаю, приятели, вам придется добираться до дома своим ходом.

– Мы отсюда не собираемся уходить, – сказал я. – Мы работаем на Рэйгена.

– О да, я забыл, – ухмыльнулся он. – Вы охраняете его.

– Именно так. И мы будем здесь, или кто-нибудь из моего агентства будет находиться в больнице, пока Рэйген или члены его семьи не отпустят нас восвояси.

– Послушай, дружище! – Блэйн сделал жест указательным пальцем. – Ты сейчас пойдешь отсюда прямиком домой. – Он направил большой палец в сторону полицейских. – Не мешай копам делать свою работу.

– Делай свою работу, – сказал я. – Если, конечно, знаешь как!

Его глупые глазки сузились. Он попытался, в свою очередь, уязвить меня какой-нибудь колкостью, но в этот момент на его плечо легла рука.

– Я думаю, тебе лучше пойти связаться со своим участком и передать им информацию, – сказал Билл Друри. – А я займусь всем остальным.

Друри не был великаном. Но его широкие плечи и крепкое телосложение придавали его облику значительность и силу. В отличие от Блэйна, у него были глаза интеллектуала. Он носил короткую стрижку, и волосы были аккуратно зачесаны назад. Добавьте к этому портрету крупный, правильной формы нос и волевой подбородок. Как обычно, Друри был одет с иголочки – в своей темно-синей тройке, из нагрудного кармана выглядывал кончик белоснежного носового платка. Галстук у него был светло-голубого цвета с желтым блестящим рисунком. Его, наверное, можно было назвать самым элегантным полицейским в Чикаго.

Блэйн, который был такого же роста, как и Билли, казался на его фоне лилипутом. Возможно, он и сам ощущал себя подавленным мощью и силой Друри. Глотнув воздух, он сказал:

– Да, лейтенант. Мне следует не откладывая передать полученную информацию. Вы правы насчет этого. – И он потрусил по коридору к лифту.

Друри подмигнул мне и кивнул Уолту. На коричневом костюме Уолта были видны пятна крови Рэйгена. Такие же пятна были и на моем костюме.

Уолт, извинившись, вышел покурить. Друри отослал одного из полицейских в конец коридора охранять запасной выход у пожарной лестницы, другому же дал распоряжение занять пост у лифта.

– Нат, ты меня удивляешь, – сказал Друри. – Ты, кажется, клялся, что никогда не будешь иметь дела с гангстерами, а сам взялся охранять парня, которого никак не назовешь невинным агнцем. Что заставило тебя, большого босса, делать подобную работу?

Я улыбнулся в ответ на его сарказм и ничего не ответил. Я хотел, чтобы Луи успел взять Тендлара раньше, чем я посвящу полицейских во все детали происшедшего, в том числе и Билла Друри, являвшего собой приятное и редкое исключение из полицейской братии.

– Никто другой не подходил для этой работы, – объяснил я.

Это не было ложью. Хотя, конечно, это была и не вся правда. Билл скрестил руки и прислонился к кирпичной стене.

– Я получил ордер на арест Гузика и Серителлы. А также на Мюррея Хамфрейса, Джо Баттарса и Хими «Глубокой Глотки».

– Счастье Мангано, что он уже отправился на тот свет, а то ты добился бы ордера и на его арест.

– Я позаботился бы и о нем, – сказал Друри, приподняв бровь.

– Эти парни, кажется, получают удовольствие, когда их притаскивают на допрос.

– Но не в такой степени, в какой я люблю задавать им вопросы.

Билл ненавидел молодчиков из Синдиката. Это началось еще в начале 30-х годов, когда он только-только пришел на работу. В отличие от большинства чикагских копов, Друри оказался в полиции не благодаря связям с каким-нибудь сенатором, подкупленным Синдикатом, членом городского совета или же судьей. Он добился этого сам – сдав на «отлично» вступительные экзамены в полицейскую школу. Не последнюю роль, безусловно, сыграло и его боксерское прошлое: он был в свое время обладателем звания «Золотые перчатки». Кроме того, его брат Джон был репортером в «Дейли ньюс» и способствовал росту престижа полицейского департамента в глазах общественности.

В начале своей карьеры Билл по наивности пытался обращаться с парнями из Синдиката как с рядовыми гангстерами. Где бы он ни встречал их, даже если это происходило в каком-нибудь солидном заведении, где они обедали со своими женами и детьми, он заставлял их вставать лицом к стене и начинал обыскивать как обычных уголовников. Эти парни в конце концов вынуждены были поинтересоваться, за что они платят деньги полицейскому начальству, и вскоре Биллу запретили покидать полицейский участок во время своего дежурства.

Поэтому ему пришлось совершать свои рейды в свободное от дежурства время, прохаживаясь по центральным оживленным улицам Чикаго. В один из таких дней ему в руки попался сам Гузик. Это произошло на Стейт-стрит; на глазах у публики, которая, посмеиваясь и отпуская шуточки, наблюдала за происходившим. Гузик возмущенно шипел, плевался, топал ногами, поливал Билла нецензурной бранью, но тот невозмутимо продолжал обыскивать его, приговаривая:

– Еще два слова, Джейк, и я сделаю из тебя отбивную, еще две фразы, и я вынужден буду отвезти тебя в участок, чтобы ты там посидел и успокоился.

После этого Гузик отправился к судье, и тот предписал Друри не унижать больше чести и достоинства «примерного гражданина», каковым был назван «Грязный Палец».

Но даже после этого Билл не выпускал из поля своего зрения все, что имело отношение к Синдикату, и в особенности к Гузику.

– Ты видел, кто это сделал, Нат?

– Я видел лишь неясные силуэты с винтовками в руках. Они были в белых спортивных рубашках, видимо в теннисках. Я заметил, что руки, державшие оружие, были оголены. Ты бы не мог отправить туда опытного детектива, чтобы он смог собрать свидетельские показания?

Друри слегка улыбнулся:

– Я уже послал чернокожего копа, чтобы он опросил очевидцев.

– Прекрасно. Кто это?

– "Пит-Двухстволка".

– Дьявол, он не опрашивать их будет, а перестреляет всех, кто попадется под его горячую руку. Друри рассмеялся:

– Во всяком случае, они не станут утаивать от него информацию. Мой нос чует, Нат, что за всем этим стоит Гузик.

– Это запах дезинфектора, Билл.

– Если этот твой маленький пройдоха выкарабкается, – Друри кивнул на дверь операционной, – то Гузик будет в наших руках.

– Почему ты уверен, что Джим будет сотрудничать с тобой?

– Больше чем уверен. Он уже обращался в прокуратуру штата с соответствующим заявлением.

– Когда, черт возьми, он это сделал? Друри пожал плечами:

– В мае или в апреле. Сразу после того, как он увидел, что его преследует автомобиль, и был вынужден спасаться в полицейском участке в Морган-Парке.

– Он никогда не говорил мне об этом. И что он там написал?

– Ничего особенного. Там почти сто страниц, и в основном речь идет о Капоне.

– Капоне! Капоне – это древность. Капоне давно лишился рассудка. Кого он сегодня интересует?

– Да, откровенно говоря, в его заявлении мало чего можно почерпнуть. Он много рассказывает о шайке Капоне, не называя конкретных имен. Его обращение в прокуратуру – это, на мой взгляд, скорее его реакция на их попытку убрать его.

– Иначе говоря, это своего рода предупреждение Синдикату?

Друри кивнул:

– Я тоже так думаю. Ведь свое заявление он положил на стол именно прокурору Краули, а не кому-нибудь другому.

– А Краули?

– А Краули является близким другом Джорджа Брибера, который, в свою очередь, тесно связан с Гузиком. Он предупредил их, чтобы они не пытались его преследовать, – сказал убежденно Друри. – Но они тем не менее предприняли еще одну попытку. Не так ли? И, насколько понимаю, неудачную.

– Надеюсь, – ответил я. – Хотя Джим ранен довольно серьезно.

– Ты сказал, что в основном у него пострадала рука.

– Пули попали ему также в грудь. Не забывай, он все-таки не в юношеском возрасте.

Двери операционной распахнулись, и в них появился врач, в забрызганном кровью халате. Он снял с лица повязку и сказал:

– Кто из вас, джентльмены, представляет семью Рэйгенов?

– Полагаю, что я, – ответил я. – Я работаю на него. Я звонил его жене – она должна быть здесь с минуты на минуту, если уже не ждет внизу.

Врач тяжело вздохнул. Видно было, что ему пришлось потрудиться.

Он сказал:

– Нам пока похвастаться нечем. Мы лишь остановили кровотечение и сделали переливание крови. Вся работа еще впереди. Он может лишиться руки. У него раздроблена ключица. Он останется инвалидом. Могу вам сказать об этом прямо.

– Но он будет жить, доктор? – спросил Друри.

– Раны его достаточно серьезны, джентльмены. Но они не смертельны.

После этих слов врач попрощался, быстрым шагом пошел по коридору и скрылся за углом.

Друри с улыбкой взглянул на меня.

– Твое беспокойство о здоровье Рэйгена тронуло меня до глубины души, – сказал я.

Друри тихо засмеялся и сказал:

– Настоящие дела только начинаются.

Глава 4

Рэйген находился в операционной около двух часов. Друри ушел по своим делам, обещав прислать нескольких наиболее надежных полицейских. Я отправил Уолта домой и остался один. Примерно в полдевятого вечера появились копы, присланные Друри. Их было трое; он сказал им, что места дежурства должен буду определять им я. Теперь мне предстояло решить, куда их поставить. Я оставил двух из них с собой, у дверей операционной, а третьему дал указание нести вахту снаружи, обращая особое внимание на прилегающие переулки.

Через некоторое время ко мне подошел главный врач, доктор Герман Сискин. Это был мужчина средних лет, плотного телосложения, с черными с проседью волосами и такого же цвета усами. На нем был хорошо сшитый темно-серый костюм и голубой полосатый шелковый галстук.

– Мистер Геллер, – сказал он, протягивая руку, – насколько я понимаю, вы отвечаете за безопасность мистера Рэйгена.

– Именно так.

– Факты таковы. Раны мистера Рэйгена обширны и глубоки. Ему уже сделали пять переливаний крови, ввели пенициллин. Мы пока не знаем, удастся спасти его правую руку или нет. Все-таки возраст, да и крови он потерял много. Потом еще последствия шока... В общем, скажу так: здесь, в Майкл Риз, он пробудет достаточно долго.

– Я догадываюсь.

– Мы уже приготовили для мистера Рэйгена отдельную палату, – сказал он, показывая на одну из дверей в коридоре, – и мы готовы удовлетворить все его и ваши требования.

– Спасибо. Но давайте для начала переместим его в палату несколькими этажами выше.

– Для чего?

– В окно второго этажа можно легко бросить бомбу.

Глаза главного врача расширились.

– Может быть, будет лучше, если мы его разместим вообще за пределами главного здания? – Затем, словно пытаясь убедить нас обоих, что он беспокоился не за свою больницу, а за безопасность пациента, добавил: – В таком месте, которое недоступно для обычных посетителей. Как насчет палаты в отдельном крыле? Там легче было бы поддерживать меры безопасности. Он кивком головы показал вдоль коридора налево. – Я предлагаю Мейер Хаус – его предпочитают пациенты ранга мистера Рэйгена. Это крыло соединяется с главным зданием специальной галереей.

– О'кей, – сказал я. – Давайте взглянем.

Присланные Друри полицейские остались на своем посту, и мы вместе с доктором Сискином, пройдя через вестибюль и миновав сводчатый проход, вышли в галерею, ведущую в Мейер Хаус. Там мы сели в лифт и поднялись на третий этаж. Сискин повел меня по хорошо освещенному, с арочным потолком, коридору; мы остановились у одной из дверей. За ней располагалась просторная и довольно уютная палата. Она была обставлена мебелью, выполненной из клена, – обитое узорчатой тканью кресло, письменный стол, платяной шкаф. Стену украшало электрическое бра. Кроме того, палата была снабжена ванной комнатой – словом, здесь было все, чтобы больной чувствовал себя комфортно. Через окно я увидел огороженный железным забором газон, за которым пролегала Лейк-Парк-авеню и виднелся Центральный ипподром. С точки зрения безопасности лучшего и желать не надо было. Правда, смущал один момент: в конце коридора был запасной выход, предназначенный для чрезвычайных ситуаций.

– Никто в больнице не пользуется этим выходом, – сказал главврач, чуть пожав плечами.

– Мы поставим здесь своего человека, – сказал я. – В этом крыле есть собственная кухня?

– Да. Питание в Мейер Хаусе организовано на самом высшем уровне. Этот отсек как раз был построен для обслуживания состоятельных клиентов. Мистер Рэйген сможет, когда ему станет лучше, отведать наших омаров, если пожелает. А почему вы спрашиваете?

– Его могут попытаться отравить.

Он моргнул.

– Я лично могу заверить вас, что главный диетолог сама будет готовить блюда для мистера Рэйгена.

– То, что вы говорите, это прекрасно, доктор. Но согласитесь ли вы лично пробовать блюда перед тем, как они будут доставлены в палату к больному?

Его усы чуть дрогнули: видимо, мои слова показались ему оскорбительными. Без сомнения, они таковыми и были.

– Я не хотел обижать вас, доктор Сискин, я очень признателен вам за готовность обсуждать со мной меры безопасности. Но я должен предупредить вас о том, что семья Рэйгенов наверняка будет настаивать на принятии самых строгих мер предосторожности. Они, по всей видимости, прибегнут к помощи своего семейного врача. Я сам посоветую им также нанять частных сиделок.

– Почему?

– Потому что у вас здесь большой медперсонал. Если мы не сделаем так, как я говорю, то тогда любой, кто носит белый халат, сможет проникнуть в эту палату.

– И совсем не обязательно тот, у кого белый халат, – подхватил он, – может оказаться врачом. Я кивнул в ответ.

– Мы вместе составим список имен. И только по этому списку охрана будет пропускать к больному.

– Словом, принадлежность к персоналу больницы сама по себе не сможет гарантировать доступ к нему?

– Можно сказать и так. Мы должны иметь возможность контролировать, кто входит и выходит из его палаты, так же тщательно, как ваши люди будут следить за состоянием его здоровья.

– Понятно.

– Только не обижайтесь, доктор, что я намерен не допускать сюда медперсонал. Я хочу также добиться того, чтобы здесь не было ни одного полицейского.

– Да... Я все понимаю.

Я улыбнулся:

– Родились и выросли в Чикаго, доктор?

Под усами появилось некое подобие улыбки.

– Да, и если вам понадобится моя помощь, к примеру для того, чтобы отвязаться от копов, дайте мне знать.

– Все, что я бы сейчас хотел от вас, это говорить всем, кто бы ни пришел, что мистер Рэйген еще не может принимать визитеров. Что его состояние еще достаточно тяжелое.

– Как долго я должен это делать?

– До тех пор, пока я не скажу, что в этом больше нет необходимости. Или пока не скажет сам Рэйген. Он мой босс.

Сискин кивнул. Затем он сказал:

– Я нахожусь под большим впечатлением, мистер Геллер. Вы, как мне кажется, отлично знаете свою работу. Я хочу заверить вас, что мы также хорошо знаем свое дело.

– Я в этом не сомневаюсь. А что касается меня, я бы на вашем месте не очень восторгался моей работой. Я тот самый головотяп, который охранял Рэйгена в тот момент, когда эти молодчики подстерегли его на перекрестке.

Он остался отдать еще несколько распоряжений, а я отправился назад, в главное здание, где встретил Элен Рэйген и двух ее сыновей, ожидающих у дверей операционной, охраняемой копами, присланными Друри.

Миссис Рэйген была маленькой пухленькой женщиной с длинными, окрашенными в черный цвет завитыми волосами. Я не знал, кем она была до того, как вышла замуж за Джима, – видимо, простой девушкой с городских окраин, посещавшей кружок хорового пения или что-нибудь в этом роде. Можно было с уверенностью сказать, что в молодости она была привлекательна – до того, как годы и набранный лишний вес сделали свое дело. Лицо ее было без всякой меры покрыто косметикой, что придавало ей клоунский вид – вид женщины, которая когда-то была хорошенькой и пытается любыми способами сохранить свою привлекательность, применяя все больше и больше румян и помады. Безнадежное занятие. Она была в черном платье – одеянии, больше подходящем вдове, нежели жене пока еще здравствующего супруга. На голове у нее была маленькая, серого цвета шляпка, приколотая к волосам, а на груди – большая сверкающая брошь.

Ее сын, Джим, был копией своего отца (ему было около сорока лет) – минус очки и плюс волосы. На нем был темный костюм. Он держал под руку Эллен. Младший сын – Даниель, юноша лет двадцати, был одет в голубую тенниску и широкие брюки и выглядел как студент колледжа, каковым он и был. Лицом он походил на мать, но был выше ее. Даниель, или Дэнни, как звали его в семье, выглядел достаточно озабоченным, но в то же время видно было, что что-то отвлекало его, он беспокойно переминался с ноги на ногу.

– Мистер Геллер, – произнесла миссис Рэйген, губы ее подрагивали. – Что я буду делать, если потеряю своего дорогого мужа?

Сам по себе этот риторический вопрос прозвучал бы несколько глупо, если бы она не вложила в эту фразу глубокое отчаяние, которое ее охватило.

– Ничто не говорит о том, что вы должны потерять его, – сказал я.

Джим-младший освободил ее руку, она подошла ко мне, словно ища поддержки, и я обнял ее. От нее пахло пудрой. Ее попытки с помощью косметики отдалить старость были столь же тщетны и наивны, как и попытки ее мужа противостоять Синдикату. У них было достаточно денег, и они были в том возрасте, когда еще не поздно понаслаждаться жизнью. Что им мешало это сделать?

Я успокаивающе похлопывал ее по плечу, и она казалась мне совсем маленькой, несмотря на ее полноту, – почти ребенком.

Я чувствовал некоторую неловкость, обнимая эту маленькую пухленькую женщину, которую я почти не знал. Однако вместе с тем я испытывал какое-то странное, незнакомое чувство теплоты по отношению к ней. Я не знаю, что испытывают сыновья по отношению к своим матерям, потому что я почти не помнил своей матери. Наверное, происходившее в моей душе было сродни сыновнему чувству.

Казалось, Дэнни подобных чувств не испытывал.

– Мама, – сказал он каким-то плаксивым, просительным тоном. – Можно я приду к тебе и папе позже? Доктор сказал, что с ним будет все в порядке. Марджи ждет меня внизу. Мы собирались сегодня вечером с друзьями собраться у Рикардо.

Если бы он был моим сыном, я бы отлупил его. Однако она, с неожиданной для ее полноты грациозностью выскользнув из моих объятий, похлопала его по щеке и сказала:

– Ты молодец, что пришел с нами, Дэнни. Не беспокойся, твой папа обязательно выздоровеет.

Дэнни сжал обеими руками ее руку и, постаравшись придать своему голосу больше теплоты, произнес:

– Я знаю, мама, с ним будет все в порядке. Он старый крепкий боец. Им не удастся его сломить.

Она широко улыбнулась ему, и он, тоже улыбнувшись, махнул ей рукой и направился по коридору к лифту. Джим, казалось, выглядел обескураженным этой сценой. Даже два копа, охранявшие вход в операционную, переглянулись.

– Он хороший студент, – сказала она мне с улыбкой, ее лицо светилось гордостью и счастьем. – Он когда-нибудь станет известным адвокатом, мистер Геллер.

– Не сомневаюсь, миссис Рэйген.

– Я надеюсь, что его отец доживет до этих дней.

– Я тоже, миссис Рэйген. Я очень сожалею, что не сумел сегодня сделать свою работу как следует. Мне очень жаль, что я не смог предотвратить его ранение.

Она улыбнулась мне сочувственно и нежно похлопала по щеке – так, как только что похлопала своего сына. Ни он, ни я не заслужили этого.

Я показал ей и Джиму-младшему приготовленную в отдельном крыле больничную палату. Она села в кресло, Джим взгромоздился на письменный стол, и я рассказал им о мерах безопасности, которые я уже предпринял и еще только собирался предпринять, выразив надежду, что они воспользуются услугами своего семейного врача.

– Я уверен, что доктор Граф будет рад помочь, – сказал Джим-сын.

– Кроме того, доктор Снэйден тоже в городе, – торопливо произнесла миссис Рэйген, посмотрев на сына, который кивнул в подтверждение ее слов. – Он был нашим врачом в Майами на протяжении нескольких лет. – Она посмотрела на меня и зачем-то добавила: – У нас там есть свой дом.

– Как долго Снэйден собирается пробыть в городе?

– Он хочет найти себе работу где-нибудь в Калифорнии, – сказал Джим. – В Майами у него дела складывались не совсем удачно: некоторые из его пациентов перебрались на Западное побережье. Сам он оттуда, там у него есть дом. Он мне сказал, что пробудет в Чикаго несколько месяцев, улаживая свои дела.

– Прекрасно. Это удача. Если он и ваш второй врач будут работать вместе, это позволит нам держать под своим контролем процесс выздоровления мистера Рэйгена. Я хочу, чтобы в эту палату было допущено лишь строго ограниченное число доверенных лиц, включая медиков.

Миссис Рэйген благодарно улыбнулась мне; это была милая, хорошая улыбка, несмотря на обильный грим на ее лице.

– Мистер Геллер, – сказала она. – Я могу понять, почему моя племянница влюблена в вас.

Ее слова заставили меня покраснеть, наверное, впервые за последние десять лет.

– Да? Я об этом ничего не знаю, – сказал я.

– Так же, как и я, – произнес за моей спиной твердый и в то же время мелодичный голос.

Я повернулся и увидел Пегги Хоган, которая стояла в дверях. Ее фиалковые глаза были красными от слез, а подбородок подрагивал. На ней было темно-голубое платье в белый цветочек.

Она проскользнула мимо меня, подошла к своей тете и, положив ей руку на плечо, сказала несколько успокоительных слов; она также улыбнулась и кивнула Джиму. Затем она повернулась ко мне и сказала:

– Давай поговорим в холле.

Я последовал за ней. Мы прошли по коридору в холл. Там было несколько стульев и диванов. Но мы не стали садиться.

– Я очень сердита на тебя, – сказала она; ее нижняя губа дрогнула. – Ты обещал мне, что больше не будешь выполнять опасную работу. Ты говорил, что все это в прошлом.

– Так случилось, что... я был вынужден взяться за это задание.

– В тебя стреляют на улице, ты стреляешь в ответ!

– Ты, помнится, говорила, что жизнь не должна быть скучной.

– Я была глупой девчонкой. Меня привлекала опасность.

– Возможно, в этом и есть мой мужской шарм.

Она притянула меня к себе и крепко обняла.

– Нат, Нат, – повторяла она, всхлипывая. Боже, она плакала! Что это могло означать?

Она чуть отстранилась, продолжая обнимать меня, и взглянула мне в лицо. Веснушки на переносице придавали ее лицу детское выражение.

– Я очень испугалась за тебя, когда узнала обо всем этом.

– Как ты узнала?

– Луи Сапперстейн. Он позвонил.

– Зачем ему нужно было звонить тебе?

– Он звонил не мне, а тебе, но застал меня. Я ждала тебя. В отеле «Мориссон». У нас сегодня с тобой юбилей. Ты помнишь?

У нее были ключи от номера.

– О, черт возьми. У меня вылетело это из головы из-за всего этого...

– Ничего. Разреши мне обнять тебя. – И она снова обняла меня.

Я сильно прижал ее к себе. От нее исходил аромат. Это был не запах пудры. Это были духи «Шанель №5». Я их сам купил ей.

Я взглянул на нее:

– Пег, что хотел Луи?

– Он сказал, что нашел того парня, который тебе был нужен.

– Тендлара?

– Да, кажется. Кто он?

– Парень, который работает у меня. Вернее, работал. Что еще сказал Луи?

– Он сказал, что сидит на этом парне.

Я улыбнулся:

– Хорошо. Что еще?

– Он просил передать тебе, что этот парень чувствует себя не в своей тарелке и нуждается в специальном лекарстве. – Тут лицо Пегги выразило недоумение. – Еще он просил передать тебе, чтобы ты был готов накормить этого парня... здесь я не совсем поняла... Какой-то рыбой.

Я засмеялся. Мне было все понятно. Я собирался позвонить и вызвать в больницу кого-нибудь из своих людей вместо себя.

– Ты не собираешься находиться рядом с моим дядей? – спросила Пег.

– Я не могу это делать двадцать четыре часа в сутки, Пег... но я постараюсь, чтобы с ним ничего не случилось.

– Тебе это не удалось сегодня днем. Не так ли?

– Ты осуждаешь меня за это?

– Нет. – Она вновь прижалась ко мне. – Я чуть не умерла от страха, когда услышала... Я так волновалась за тебя, за дядю Джима. Он для меня много сделал, Нат.

– Кто я, по-твоему, отбивная печенка?

Она поцеловала меня. Страстно и продолжительно.

– Я не почувствовала вкуса отбивной печенки, – сказала она.

– Я тоже, – ответил я и поцеловал ее в ответ.

Она отступила на шаг, поправила платье и спросила:

– Это сделали те самые гангстеры? Да?

– Скорее всего.

– Что мы теперь будем делать?

– Я буду пытаться делать все, чтобы с твоим дядей больше ничего не случилось – в ближайшем будущем. А затем попробую убедить его продать свою фирму им.

Ее фиалковые глаза потемнели.

– Уступить им?

– Да, уступить. А что еще?

Она потрясла кулаком.

– Ты должен бороться с ними. Так же, как дядя Джим!

– Да, как дядя Джим, который после нескольких переливаний крови лежит в операционной с раздробленной ключицей и искалеченной рукой.

Она покачала головой:

– Я не верю, что это говоришь ты. Я уверена, что ты хочешь найти тех, кто стрелял в дядю Джима, кто пытался убить тебя! Разве ты не считаешь, что они должны быть отданы в руки правосудия?

– О каком правосудии ты говоришь? Они купили всех полицейских, во всяком случае большинство из них.

– Я не знаю... так не должно быть. Мы должны что-то предпринять.

– Тебе ничего не нужно предпринимать, все, что ты можешь, это оказать моральную поддержку своим родственникам. Я же буду делать свою работу, пытаться обеспечить безопасность твоего дяди.

Она, вздохнув, пожала плечами:

– Ты, наверное, прав.

– Но ты разочарована во мне.

– Нет. Совсем нет.

– А как насчет твоей просьбы, чтобы я не брался за опасную работу?

– Здесь другое дело. Здесь личное. Здесь речь идет о нашей семье.

– Все это разговоры.

– Я лишь хочу от тебя... мы... неужели мы не сможем ничего предпринять?!

– Я же не Гэри Купер, милая. Да и кто может сказать про себя, что он Гэри Купер?

– Гэри Купер, – сказала она, слегка надув губы.

– Я так не думаю, – сказал я. – Мне кажется, его настоящее имя Фрэнк.

Это вызвало у нее улыбку; она приблизилась ко мне и снова обняла. Тут к нам подошел Джим.

– Папа уже в своей палате, – сказал он. Его лицо было бледным. Видимо, на него сильно подействовал вид израненного отца. – Он очнулся и хочет видеть мистера Геллера.

Я отправился туда. Маленькая комната была заполнена людьми. Эллен Рэйген стояла у кровати, держа левую руку своего мужа, в то время как ему в вену вливали раствор плазмы, пытаясь таким образом вдохнуть жизнь в этого маленького бледного ирландца. Эту процедуру выполняла медсестра, в то время как врач что-то писал, сидя за письменным столом. Он взглянул на нас и сказал:

– Попрошу всех выйти, включая миссис Рэйген. Мы сейчас будем давать пациенту кислород.

– Дайте мне одну минуту, доктор, чтобы переговорить со своим другом, – сказал Джим, слегка кивнув мне головой.

– Минуту, не больше, – сказал врач, выходя вместе со всеми из палаты, где остались медсестра и мы с Джимом.

– На этот раз они попытались убить меня, дружище, – сказал он. И я впервые за многие годы увидел в его глазах страх. – Я, видимо, конченый человек.

– Нет, совсем нет, – сказал я и кратко рассказал ему о предпринятых мною мерах предосторожности.

Он улыбался, прищурив глаза, пока я посвящал его в свои планы.

– Ты сможешь защитить мою семью? – спросил он.

– Можешь в этом не сомневаться. Я привлеку всех своих людей для этого.

– Храни тебя Бог, храни тебя Бог.

– Что это за заявление, переданное тобой в прокуратуру штата?

– Я думал, что оно послужит предупреждением этим негодяям.

– Не думаю, что это сработает, Джим.

– Должно, должно. Они знают, что я дал письменное показание под присягой.

– Письменное показание?

– Я дал одну копию Серителле! Остальные находятся у меня в сейфе.

– О чем там идет речь, Джим?

Он улыбнулся своей скупой улыбкой:

– Обо всем. Я назвал все имена, дружище. Все грязные делишки, о которых я так или иначе знаю. А я знаю не так уж мало. Эти показания своего рода мой страховой полис.

– Тем не менее это не сработало.

Он мрачно посмотрел на меня:

– Вот этого-то я и не могу понять... Если я умру, если они прикончат меня здесь, на больничной кровати, эти бумаги будут отправлены федеральным властям!

– О'кей, Джим, о'кей. Но пока не говори об этом никому – ни газетчикам, ни особенно полицейским.

– Я же сказал, «федеральным властям». Не так ли?

– Да, и я думаю, для этого настанет подходящее время. Коп, который собирается вести это расследование, один из самых честнейших – Билл Друри, – и он ненавидит Гузика, возможно, даже больше, чем ты. Он наш союзник. Однако он один против всех. Когда будешь иметь с ним дело, помни, что ему приходится действовать во враждебном окружении в своей собственной организации.

– Значит, ты думаешь, я должен посвятить во все это и Друри?

– Думаю, да. А когда ты немного окрепнешь, мы найдем кого-нибудь и на федеральном уровне.

– Ты знаешь, им все равно не удастся сломить меня, Нат. Я не уступлю.

– Расслабься, Джим.

– Если они убьют меня, мои компаньоны, моя семья продолжат мой бизнес. Они могут убить еще кого-нибудь, но все равно в моей организации найдутся парни, которые продолжат борьбу. Я не раз говорил своим сыновьям: если мы будем стоять плечом к плечу, они не смогут одолеть нас.

– О'кей, Джим. Ты не возражаешь, если мы поговорим об этом позже?

– Ты знаешь, что они мне сказали, Нат?

– Нет. Что они сказали?

– Что первая сотня лет всегда самая трудная. – И этот шестидесятипятилетний сукин сын подмигнул мне.

Глава 5

Один из детективов моего агентства по фамилии О'Тул появился чуть позже девяти вечера, чтобы подменить меня. О'Тул, худой, высокий мужчина, был чуть старше меня. В начале 80-х годов я работал вместе с ним в отделе полиции по борьбе с кражами. Я доверял ему.

Я оставил Пегги с ее тетей, спустился на первый этаж главного здания и вышел на улицу. Стоял необычный для второй половины июня прохладный вечер. Слева от меня была статуя самого Майкла Риза, приземистого человека с усами, о котором я не имел ни малейшего представления. Легкий ветерок разносил – от соседнего Кили Бревери – запахи скотобоен и трущоб. Неприятные запахи. Но мне они не мешали, тем более, что я уже бывал раньше на Саут-Сайд.

Приемные часы закончились, и таксисты развозили своих белых пассажиров. Я решил тоже поймать такси, хотя не в моих правилах было отдавать свои деньги таксистам. Однако я спешил: мне нужно было как можно быстрее добраться до квартиры Билла Тендлара в районе Норт Вест-Сайд, где, наверное, Луи уже потерял терпение, карауля его. К тому же Рэйген оплачивал в настоящее время все мои расходы.

Однако свободных такси не оказалось, и, чтобы не ждать, я прошел до клиники Мэндела, где увидел дешевое маршрутное такси – семиместный «крайслер», в который в этот момент садились несколько чернокожих. Я подошел и спросил водителя, тощего негра, лет двадцати пяти, в коричневой армейской униформе, с которой были содраны все знаки различия, может ли он довезти меня до Сермак Роуд.

– Если есть монеты, проблем нет, – ответил он.

Это означало, что хотя я и был белым, но при наличии денег мог рассчитывать на место в машине. Я бросил ему десятицентовую монету, и он схватил ее на лету. Затем я забрался внутрь драндулета. Рядом со мной на сиденье оказался чернокожий здоровяк, видимо, это был загонщик скота из скотобоен. На сиденьях напротив нас расположилась смазливая молодая негритянка и ее дородная плечистая мать. В руках у матери была дамская сумочка, размерами больше похожая на баул. Девушка, чьи волосы были выпрямлены с помощью химии, нервно улыбнулась мне, а мама, чьи волосы были спрятаны под желто-голубой косынкой, пристально и чуть презрительно посмотрела на меня; в этом взгляде было ледяное спокойствие. Я устремил свой взгляд между ними, на спину пассажира, который сидел рядом с водителем.

Я не часто бывал в районе Бронзевилль, но, когда оказывался там, всегда брал маршрутное такси и то же самое советовал делать людям из моего агентства. Маршрутки носились с большой скоростью, но все равно это было безопаснее, чем околачиваться на тротуаре. И если тебе, к примеру, нужно было ехать по прямой, не сворачивая в боковые улицы, то маршрутное такси могло доставить тебя в самый отдаленный район за те же самые десять центов.

Доехав до Сермак Роуд, я рискнул подмигнуть симпатичной негритянке, и она улыбнулась мне в ответ. Думаю, если бы ее мать заметила это, дома девчонке пришлось бы выслушать целую лекцию о том, как следует чернокожей девушке относиться к белому мужчине.

Затем поездом надземки я добрался до окружной железной дороги, добавив еще двенадцать центов к своим транспортным расходам. Выйдя на Ван Верен и Плимут, я оказался почти у порога своего офиса. В этот момент мне больше всего хотелось отправиться в свой номер в «Мориссон» и зарыться в кровать. Я был обессилен. В меня стреляли, я побывал за рулем простреленного «Линкольна» и вносил в кабинет экстренной помощи его раненого владельца; мне пришлось разъяснить главному врачу в Майкл Риз, что такое меры безопасности, я даже совершил поездку на маршрутном такси. Однако этот день, эта ночь еще не закончились для меня.

Мне нужно было подняться в офис, чтобы перезарядить мой автоматический пистолет и захватить резиновую дубинку. У нас в одной из комнат стоял ящик с подобными полезными в работе безделушками – наручниками, кастетами и тому подобной мелочью. В каждом офисе, я думаю, есть свой набор «подручных средств».

Я подошел к двери офиса, расположенной между входом в ломбард и парадным подъездом отеля для мужчин, открыл ее, стал подниматься по лестнице, наверное в тысячный раз думая о том, что нашему детективному агентству давно следовало бы перебраться в другие, более солидные апартаменты. Правда, мы занимали лучшую часть четвертого этажа, но все-таки было не совсем удобно заставлять клиентов подниматься к нам по лестнице. Наша улица не считалась фешенебельной, за исключением, наверное, клуба «Биньон и Стандард», расположившегося прямо за углом. И тем не менее мой бизнес процветал. Хотя некоторые «неудобства» в моей работе были неизбежны.

Он ждал меня, сидя на ступенях лестницы, парень с крючковатым носом и бледным лицом. Его черные, лоснящиеся волосы были зачесаны назад, в зубах застыла сигарета, рядом у его ног валялось с десяток окурков. В руках он теребил разодранный спичечный коробок, пытаясь что-то смастерить из него. На нем был бело-зеленый клетчатый спортивный пиджак и широкие коричневые брюки. Его одежду дополняли светло-зеленая рубашка и желто-зелено-оранжевый галстук. Носки его были ярко-зеленого цвета с каким-то совершенно несуразным рисунком. Он был обут в коричневые кожаные туфли. У него был вид профессионального игрока в гольф из какого-нибудь провинциального клуба, где собираются уголовники.

Я не видел этого парня, которого Гузик в телефонном разговоре со мной назвал «Греком», с того вечера, когда он неожиданно возник на улице передо мной и Пегги. Сейчас его глаза сверкнули, когда он увидел меня.

– Не обязательно меня приветствовать, – сказал я, думая о своем незаряженном и потому бесполезном пистолете.

Он медленно поднялся – подобно тому, как встает из руин дом в замедленных кадрах кинохроники, прокрученных в обратную сторону. Он вновь сверкнул глазами.

– Мистер Гузик хочет видеть тебя.

Это заявление не подлежало обсуждению.

– Хорошо, – сказал я.

– Прямо сейчас, – сказал он.

– Прекрасно. Где?

– В ресторане.

– О'кей, – ответил я.

Мы прошли молча несколько кварталов. С озера дул легкий летний ветерок. Несмотря на прекрасный вечер, вид у моего спутника был самый угрюмый. Я предположил, что Гузик приказал ему не трогать меня или что-то в этом роде, и это испортило Греку настроение. Впрочем, уже не в первый раз у Грека портилось из-за меня настроение.

На узкой Федерал-стрит, рядом с клубом Юнион Лиг, располагался Английский ресторан, где я однажды обедал вместе с самим генералом Чарльзом Гейтсом Доуэсом, бывшим вице-президентом Соединенных Штатов, спонсором банка «Сенчури оф Прогресс», одного из крупнейших банков в Чикаго. Доуэс беспокоился за имидж Чикаго. Он с крайним отвращением отзывался о банде Аль Капоне, называя ее «шайкой нелегальных иммигрантов», которые своими грязными делами и террором бросают вызов закону и правопорядку. Мне было интересно, догадался ли Доуэс, который время от времени обедал здесь, что другая, не менее влиятельная фигура в городе – Джейк «Грязный Палец» Гузик – сиживал здесь вечерами, раздавая взятки полицейским капитанам (или сержантам, которые забирали деньги для них), а также доверенным лицам чикагских политиков разного ранга, включая мэра города.

Джейк Гузик вырос в известном своей преступностью районе Леви. Он был одним из пятерых сыновей в семье и, как говорили, свои первые пять центов заработал, выполняя мелкие поручения местных проституток. Будучи подростком, он уже «работал» в качестве сутенера, а к двадцати годам владел несколькими притонами. Его коммерческие способности привлекали внимание «авторитетов» района – Джона Кофлина, по прозвищу «Бэт Хаус», и «Хинки Динк» Хенны, которые обучили Гузика искусству «подмазывать» политиков и отцов города.

Он попал в Синдикат, как об этом говорили, благодаря своим финансовым талантам и еще потому, что однажды предупредил Аль Капоне – которого он тогда почти не знал – о предстоящем визите двух наемных убийц. Позже, когда Джейка избил известный бандюга Джо Говард, который затем бегал по бару, где произошла эта стычка, и хвастался, как «заставил маленького еврея хныкать», Капоне вернул долг. Он подошел к Говарду, уперся своим пистолетом ему в щеку и произнес: «А теперь похнычь сам, сука». Говард стал молить о пощаде, и Капоне разрядил ему в лицо всю обойму.

Теперь Капоне, которого выпустили из тюрьмы раньше срока по состоянию здоровья, стал умственно неполноценным из-за перенесенного сифилиса и доживал свои дни в собственном доме во Флориде. А Джейк был по-прежнему здесь. Он сидел за столом, один, в одном из отдельных залов Английского ресторана, рядом с камином, и поглощал баранью отбивную. Низкий, подсвечиваемый по углам потолок и развешанные на стенах гравюры с охотничьими сценами создавали особую, уютную атмосферу. Рядом за столами сидели мускулистого вида телохранители в свободного покроя костюмах, под которыми скрывались пистолеты. Это были парни, лица которых ничего не выражали, парни, которые могли пристрелить тебя утром и забыть об этом к обеду.

Гузик не был похож на убийцу. Он выглядел как процветающий, респектабельный финансист, каковым он и являлся. Он был полным, круглолицым, маленького роста человечком. Его глаза, с мешками под ними, скрывались под затемненными очками в металлической оправе. Его кожа была сероватого цвета, испещренная крапинками и пятнышками, отчего он казался старше своих шестидесяти лет. На нем был темно-голубой костюм, хорошо сшитый, но довольно простой. Однотонный галстук был также голубого цвета, чуть светлее костюма. Он медленно и сосредоточенно поглощал свою баранью отбивную.

По слухам, когда во время одного из банкетов в ресторане Робинсона Капоне, вытащив из-под стола бейсбольную биту, забил ею до смерти двух членов своей шайки, Гузик продолжал спокойно поглощать десерт. И когда Капоне, с окровавленной битой в руках, стал держать речь перед ошарашенной аудиторией, указывая на убитых и говоря, что это должно научить других держать язык за зубами и быть преданными, Гузик, говорят, потянув Капоне за рукав, сказал с набитым ртом: «О'кей, Аль, достаточно, мы тебя поняли».

– Геллер, – произнес Гузик, подняв голову от тарелки и изобразив на своем заплывшем лице некое подобие улыбки.

– Добрый вечер, мистер Гузик.

Официант в красном пиджаке, чье английское произношение поразило меня почти так же, как и предвыборное обещание мэра Келли, приготовил для меня столовый прибор.

– Садись. – Толстый маленький человек жестом пригласил меня за стол. На его толстых пальцах не было дорогих украшений – лишь одно обручальное кольцо.

– Спасибо, – сказал я и пододвинул к себе стул.

Он кивнул Греку, который сопровождал меня, и тот сел за один из ближайших столов вместе со своими приятелями-телохранителями.

– Как вы сегодня с Греком пообщались?

– Я не бил его по голове, а он не прикончил меня. Думаю, мы хорошо поладили.

Гузик засмеялся своим хрюкающим смехом.

– Теперь я вижу, почему Фрэнк ценил тебя. Он имел в виду Фрэнка Нитти.

– Как вы узнали, что я отправился в свой офис? – спросил я.

– Я не узнавал. Просто одного человека я отправил туда, а другого – в отель «Мориссон».

Маленький толстый негодяй продумал все.

– Мистер Гузик, прежде чем мы начнем о чем-либо говорить, я хочу кое-что вам сообщить. Лейтенант Друри получил ордер на ваш арест.

Гузик слегка пожал плечами.

– Я поговорю со своим адвокатом. Он зайдет в полицейский участок. Завтра или послезавтра.

– Но сейчас-то вы находитесь в общественном месте...

– Не будь дураком. Геллер. Неужели полиция будет беспокоить меня здесь? Кто такой Друри, чтобы я боялся его?

Он имел в виду, что Английский ресторан был тем местом, где Гузик расплачивался с полицией, прокурорами и политическими деятелями всего города. Откупался от них. Так что он чувствовал себя здесь в безопасности.

– У меня есть работа для тебя, – сказал он, отрезая очередной кусок отбивной.

– Я полагаю, вам известно, что я работаю на Джима Рэйгена, – ответил я как можно вежливее. – Я не хочу оскорблять вас, мистер Гузик, но есть такое понятие, как конфликт интересов.

– Ты мне нравишься, Геллер, – сказал он. Не думаю, что это было правдой. Я был уверен, что он никого и ничего не любил на этом свете, кроме, возможно, своей семьи, денег и еды. Наверное, подобное можно сказать о многих людях.

– Преданность – важное качество, – продолжал Гузик. – Аль был предан мне, а теперь я предан ему. Сейчас он там, в Майами, с помутившимся рассудком, и многие парни считают, что ему больше не надо платить. У нас нет специальной платежной ведомости на такой случай, но я продолжаю регулярно переводить ему деньги. Это и есть преданность.

Он проглотил кусок баранины и замолчал, словно ожидая моего ответа. Но я не знал, что сказать. Я лишь чувствовал на себе взгляд его телохранителей.

– Мы с тобой не друзья, – сказал Гузик. – Я не могу ожидать от тебя какой-то особой верности. Если ты сделаешь для меня работу, то тогда я могу ожидать этого. Однако ты и я – скажем так, ты и Фрэнк – понимали друг друга. Чтобы быть точным, для меня ты тот парень, который однажды оказал мне услугу. Парень, которому можно доверять. Это не мало. Я не могу сбрасывать это со счетов.

– Вы уже оказали мне ответную услугу, мистер Гузик, – сказал я, имея в виду, что я просил его оставить в покое племянницу Рэйгена, потому что она была моей девушкой. – Я не считаю, что вы мне чем-то обязаны.

– Да ладно тебе! Когда эти свиньи похитили меня с целью выкупа, нам нужен был человек, которому могли доверять обе стороны. Человек, который мог бы доставить деньги. И когда во время обмена запахло порохом, ты не сдрейфил, не бросил меня. Ты выручил меня. О таких вещах я не забываю.

Он докончил свою баранью отбивную, когда стрелки на часах показывали чуть больше десяти вечера, и я подумал, было ли это для него поздним ужином или всего лишь легкой закуской. Он налил себе чуть-чуть вина, затем подлил немного мне.

– Джим Рэйген – мой друг, – сказал он. – Все это лишь недоразумение.

– Мистер Гузик, я был там. В меня стреляли. Я доставил Рэйгена в госпиталь. Теперь он останется инвалидом. Извините меня, но это нельзя назвать недоразумением.

Глаза Гузика прищурились под серыми стеклами очков. Он поднял указательный палец и направил его на меня, говоря:

– Это сделал не я. Это сделал этот полоумный ублюдок Сигел.

Я почувствовал, как у меня напряглись на лице мускулы:

– Сигел? Багси Сигел?

– Никогда не называй его так. А то он убьет тебя. «Да и ты не любишь, когда тебя называют „Грязным Пальцем“, не так ли, Джейк? Но ты не можешь не замусолить свой большой палец, изо дня в день пересчитывая банкноты».

– Почему Сигел? – спросил я.

– Сигел хочет, чтобы Рэйген ушел. Он считает, что когда Рэйген уйдет, то и возглавляемая им «Континэнтэл Пресс» прекратит свое существование. А те, кто останутся, не осмелятся конкурировать с ним, Сигелом, и его «Транс-Америкэн».

– Я думал, что это была ваша операция. Я думал, что Сигел является вашим парнем.

– Считается, что он работает на нас и на своих восточных друзей. – Гузик чуть скривил рот и расстроенно покачал головой. – Это была их идея.

«Скорее всего идея Мейера Лански», – подумал я, но решил не высказывать это предположение вслух. Я и так узнал от Гузика больше, чем рассчитывал.

– Мне нравится Джим, – сказал он. – У нас есть определенные расхождения. Но я думаю, мы сможем прийти к согласию.

– Вы имеете в виду намерение купить его фирму?

– Или же стать партнерами. Геллер, ты должен уяснить нашу позицию. В тысяча девятьсот сороковом году, когда Джим был обвинен в неуплате налогов, его условно освободили, и суд запретил ему заниматься своим бизнесом – службой информации о бегах и скачках. Мы управляли «Континентэл Пресс» вместо него. Пока он был условно осужденным, мы вкладывали деньги в этот бизнес. Нам пришлось поднимать его фактически заново. Безусловно, «Континентэл Пресс» сейчас процветающее предприятие, но без нашей поддержки этого бы не произошло. Мы чувствуем, что имеем право на часть имущества фирмы, основанное на упомянутой мною задолженности.

– Однако в бухгалтерских книгах вряд ли можно будет найти что-либо имеющее отношение к этому долгу. И вы не сможете доказать это в судебном порядке.

– Нет, конечно. – Гузик слегка улыбнулся. -

Я получил от Джима извещение о том, что он сам хочет судиться с нами. Но он же знает, что для меня это проще простого. – Он хмыкнул. – Я приплачиваю всем этим судьям – почему бы мне тогда не попросить их повернуть дело в другую сторону?

Я отпил из своего бокала.

Гузик тоже сделал глоток и продолжил, как бы по инерции:

– Ты знаешь, как я покупаю судей, Геллер? По весу – как металлический лом. Мировой судья стоит пять тысяч баксов. Городской судья обойдется тебе в десять тысяч. Окружному судье придется заплатить пятнадцать тысяч. Ну а федеральный судья потянет на все двадцать.

– Тем не менее Рэйген возбудил против вас дело в суде. И вам приходится время от времени давать показания.

Гузик пожал плечами:

– Я не единственный в городе, у кого есть деньги. У Джима они тоже есть. Судьям все равно, кто платит.

– Я уже советовал ему отойти от дел. Продать фирму вам.

– Вот это мудро. Я думаю, Джим должен понять, что мы – я – не имеем отношения к тому, что произошло, что он противостоит человеку, у которого мозги набекрень.

– Вы имеете в виду Сигела?

– Да. Его называют «Багси» не потому, что у него вши или еще что-то в этом роде. Ты знаешь меня, Геллер. У тебя была возможность немного узнать меня. И ты слышал обо мне, прежде чем мы познакомились. Разве я лгу, когда говорю, что я выступаю за серьезный деловой подход? Что моя позиция такова:

зачем убивать человека, когда можно его купить?

– Я слышал об этом, – сказал я.

– Все, чего я хочу, – это переговорить с Джимом. Убедить его сделать разумный шаг. – Он снова покачал головой. – Эти ирландцы. Я помню, в какую лужу сел Дион О'Бэньон. У него было около двадцати букмекерских контор, около сорока ночных баров, около семи десятков зданий. Я был готов выкупить все это. Я предложил ему сумму с шестью нулями за его имущество. Сказал, что мы будем платить ему две тысячи зеленых в месяц, возьмем всех его людей в наш Синдикат. Но он не захотел пойти навстречу, ни на йоту. Таковы ирландцы.

О'Бэньона в конце концов пристрелили. Так что, несмотря на разговоры о деловом разумном подходе, Гузик фактически намекал, что не остановится перед убийством Рэйгена, если тот не согласится продать свое хозяйство.

– Что вы хотите от меня, мистер Гузик?

– Я хочу, чтобы ты сделал то, что уже делал для меня. Быть нейтральным посредником.

– Я не могу быть нейтральным. Я работаю на Джима. Его племянница – моя девушка. Я это говорю вам прямо, мистер Гузик.

– Я ценю это. Но ты тот парень, которому доверяют обе стороны. Все, что я хочу от тебя, – передать Джиму, что мы не организовывали никакого покушения. Что это работа Сигела, что Сигел – сумасшедший и постарается добиться своего. Я не могу остановить его. Возможно, придет время, и кто-то сможет остановить Сигела. Но сегодня у него сильная поддержка со стороны его друзей с восточного побережья. Мне же нужно сохранить с ним деловые хорошие отношения.

– То есть Сигел – это проблема Джима.

– Он может стать и моей проблемой, которую я смогу решить, если Джим согласится продать нам половину имущества «Континентэл Пресс». Я уверен, восточные друзья Сигела тогда будут настаивать, чтобы он прикрыл свою «Транс-Америкэн».

– Согласится ли с этим Сигел?

– У него не будет выбора. Его друзья с Востока не будут особо возражать, если он захочет все-таки отправить на тот свет Джима Рэйгена. Однако если он выступит против нас, то это будет равносильно тому, что он выступит против них.

– Я понимаю.

– Подожди. – Гузик сунул руку в карман брюк и извлек оттуда, наверное, самую толстую пачку денег, какую мне приходилось видеть в своей жизни. Она была перехвачена широкой резиновой лентой. Он отсчитал пять сотенных бумажек.

Я невольно сглотнул слюну.

– Мне кажется, что носить с собой подобную пачку денег, мистер Гузик, опасно. Даже для человека, у которого есть телохранители.

– Как раз напротив. Я всегда беру с собой десять или двадцать тысяч. – Он произнес это так, как будто речь шла о десяти или двадцати долларах.

– С такой суммой баксов я не боюсь, что меня снова захватят в качестве заложника. Я просто отдам баксы парням, которые захотят меня захватить, и они, довольные, отправятся восвояси.

– Вы хотите, чтобы за эти пять сотен я сказал Рэйгену о Сигеле?

– Да. И скажи ему: что касается нашего последнего предложения, то мы готовы удвоить сумму.

– Удвоить?

– Да. Это будет двести двадцать тысяч за пятьдесят один процент акций его фирмы.

Мне эти деньги показались огромными.

– А что, если он захочет продать все, без остатка?

– Мы предложим справедливые условия. Все, что я хочу, – переговорить с ним и убедить его в этом.

«А в случае, если переговоры ни к чему не приведут, подкараулить и убить его», – додумал я про себя.

– О'кей, – сказал я, поднимаясь и пряча деньги в свой бумажник. – Это все, что вы хотели бы от меня, мистер Гузик?

– Да. Дай мне знать о результатах. Я дам тебе номер телефона.

Он достал из нагрудного кармана картонную карточку и протянул ее мне. На ней не было ни имени, ни фамилии, только номер телефона.

– Я пошлю Джиму цветы, – сказал он. – Он в Майкл Риз Хоспитэл, насколько я понимаю. Я лежал там с воспалением легких – десять или пятнадцать лет тому назад. Хорошая больница. Я попросил, чтобы они разместили меня в отдельном крыле – Мейер Хаус – из соображений безопасности.

– Да, наверное, – сказал я, засовывая карточку в бумажник, рядом с пятью сотенными купюрами.

Я уже собирался уходить, когда услышал шум в соседнем зале.

Один из официантов на своем пародийном английском языке говорил: «Вам нельзя туда, сэр», и чей-то голос отвечал: «Мне-то как раз можно».

И через мгновение перед нами возник Билл Друри, стройный и сильный в своем безукоризненном голубом костюме.

– Джейк, – сказал он с улыбкой старого лиса, не обращая внимания на мое присутствие, – встань, пожалуйста. Остальные пусть остаются на своих местах.

– Друри, – сказал Гузик, медленно поднимаясь, – почему ты никак не хочешь стать разумным? Взгляни правде в глаза.

– И что я увижу, Джейк?

– Ты увидишь, что я всегда награждаю своих друзей и наказываю врагов.

– Встань-ка лучше к этой стене лицом, Джейк.

Серое лицо Гузика стало розовым. Он сказал:

– Тебе это так необходимо?

– О да, – ответил Друри.

– Ты же знаешь, я никогда не ношу оружия. Никогда не носил в своей жизни.

– Откуда мне знать. Вдруг сегодня ты впервые решил взять с собой пистолет? Может, ты не слышал? Джим Рэйген был сегодня ранен. А ты – один из подозреваемых. Расставь ноги, Джейк.

Лицо Гузика напряглось, он кивнул своим охранникам, сидевшим за двумя соседними столами и готовым сорваться с места при первом же сигнале. Но его жест означал, что они должны оставаться на местах. Он уперся руками в стену, и Друри обыскал его с ног до головы. Наткнувшись на пухлую пачку денег, он извлек ее и стал рассматривать, словно это было одно из вещественных доказательств.

– Что это такое, Джейк?

– Деньги. Чуть больше того, что ты сможешь заработать в течение всего года. Почему бы тебе, как человеку разумному, не разрешить мне поделиться с тобой?

– Ты что, хочешь дать мне взятку, Джейк?

Гузик повернулся к Друри лицом и уставился на него бесстрастным взглядом, за которым скрывалась ненависть. Он сказал:

– Ты пришел один, лейтенант. Я не думаю, что что-либо сказанное здесь мною может послужить поводом для ареста. Не так ли?

– Хорошо. Тогда я просто заберу тебя для допроса. О'кей? Я думаю, мы проведем небольшой тест на детекторе лжи.

– Если мне устроят тест на детекторе лжи, то двадцать самых влиятельных людей в Чикаго повыпрыгивают из своих окон.

Друри швырнул пачку денег обратно Гузику, и тот схватил и прижал ее к себе.

– Я постараюсь сделать так, чтобы, когда мы будем допрашивать тебя, рядом было окно, – сказал Друри. – Мне как? Придется принуждать тебя, Джейк, или ты добровольно пойдешь?

Гузик пронзил его взглядом, и Друри вывел его из зала.

Я последовал за ними, наблюдая, как Друри усаживает Гузика в автомобиль без опознавательных полицейских знаков, припаркованный у входа в ресторан. За рулем машины сидел полицейский в униформе.

– Извини меня, Джейк, – сказал вежливо Друри, – я лишь пару минут переговорю с твоим приятелем.

Он взял меня за руку и отвел в сторону, чтобы нас не слышали.

– Какого черта ты здесь делаешь? – сказал Друри раздраженно.

– Гузик послал за мной своего человека с пушкой. Я решил отправиться добровольно. Я сегодня уже пострелял вдоволь.

Друри покачал головой:

– Я не знал, что ты здесь, Нат. Я не хотел ставить тебя в сложное положение.

– Спасибо. Только мне кажется, ты сам ставишь себя в сложное положение. Ты ведь сейчас сцапал Гузика по своей инициативе, на свой страх и риск. Верно?

Друри ухмыльнулся:

– Да, я, конечно, знаю, что мой приятель Джейк сделал Английский ресторан своей резиденцией. Он и представить себе не может, что какой-нибудь коп осмелится завалиться к нему сюда.

– Ты еще больший безумец, чем Рэйген, – сказал я, покачивая головой.

– Между прочим, мы нашли этот зеленый грузовик. На Юнион-авеню. Он был обит изнутри металлическими пластинами.

– Не удивительно, что я никого из них не смог подстрелить. Он кивнул:

– Очевидцы видели двух белых мужчин в теннисках, выскочивших из него. Больше им ничего разглядеть не удалось. Было темно.

– Хорошо. Это лучше, чем ничего.

– Есть еще кое-что, что тебе понравится меньше: этот твой карабин, который, как ты сказал, дал осечку?

– Что ты имеешь в виду, говоря «как ты сказал»? Кроме того, это не мой карабин...

– Чей бы он ни был, он в полном порядке. Сержант Блэйн проверил его сегодня вечером в полицейском участке. Карабин выстрелил с первого раза.

– Что? Значит, кто-то покопался в нем, Билл! Говорю тебе, он не действовал.

– Хорошо, может быть, и так. Во всяком случае, это не поднимет твои акции. И если газетчики разнюхают, что ты встречался сегодня вечером с Джейком...

– Наплевать мне на это. Очевидцы видели меня с пистолетом в руке, стрелявшим по этому проклятому грузовику. Никто не может сказать, что я кому-то продался.

– В Чикаго много чего говорят.

– Да в гробу я их всех видел! Он улыбнулся сочувственно:

– Что касается этих чернокожих, свидетелей происшедшего, то «Пит-Двухстволка» сейчас с ними работает. Он, думаю, кое-что разузнает. Эй, ты выглядишь паршиво. Почему бы тебе не отправиться домой и не выспаться?

Я вздохнул:

– Неплохая идея. – И я отправился к себе в офис, в то время как Друри присоединился к своему «приятелю» Джейку, сидевшему в автомобиле без опознавательных знаков.

Я бы с удовольствием воспользовался советом Друри и завалился бы спать в своей теплой постели в «Мориссоне». Но у меня еще оставались дела. Мне нужно было совершить поездку в Нортвест-Сайд. Повидать того парня, чей карабин дал осечку.

Глава 6

Было около полуночи, когда я добрался до Польского квартала около Уикер-Парка, где жил Билл Тендлар. Выехав на своем голубом «бьюике» на Милуоки-стрит, я затем свернул на узкую, грязную улицу, в конце которой возвышался огромный католический собор. Господь имел в этом районе роскошную резиденцию, чего нельзя было сказать о тех, кто обитал в двух-трехэтажных обветшалых, скособочившихся домах, которыми была застроена улица.

Я припарковал машину у обочины, среди переполненных мусорных баков, и вышел на тротуар. Вокруг не было ни души, легкий свежий ветерок ласково дул в лицо. Но мрачный вид обшарпанных, выкрашенных серой краской зданий мгновенно рассеял мои приятные ощущения. Я был в недоумении. Я платил своим сотрудникам неплохие деньги. Да, с жильем в городе было туговато, но Тендлар мог себе позволить иметь жилище получше. Не шикарное, но получше этого. Дом был погружен во мрак, лишь на третьем этаже светилось одно окно; оно было задернуто зелеными шторами, и свет пробивался через оставленные в них щели. Это была комната Тендлара. К обшарпанной двери подъезда вели ветхие деревянные ступени с проржавевшими, покосившимися перилами. Дверь была не заперта. Лестничная клетка освещалась единственной тусклой лампочкой, вмонтированной в позеленевшую от времени медную оправу, которая с помощью деревянного штатива крепилась к стене. Подобный осветительный прибор можно было бы продать в других районах города в качестве антиквариата. Я подошел к ряду почтовых ящиков, висевших на стене, и нашел инициалы Тендлара на ящике с номером 3-А.

Ступени лестницы, ведущей на второй этаж, скрывались в темноте, «О'кей», – подумал я про себя, сжимая в руке резиновую дубинку; под плечом у меня висел пистолет.

Я поднялся на третий этаж, также слабо освещенный, подошел к выкрашенной в серый цвет двери под номером 3-А и стукнул один раз.

Луи Сапперстейн впустил меня внутрь, приветствовав легкой улыбкой. Рукава его белой рубахи были закатаны, а красно-голубой в полоску галстук чуть ослаблен; на лице выступили капельки пота; рубаха под мышками взмокла. Очки сползли на кончик носа.

– Я уже начал беспокоиться, – сказал Луи вполголоса, закрывая за мной дверь.

– Гузик прислал за мной, – ответил я. – Мне пришлось отправиться в Английский ресторан для дружеской беседы.

– Черт возьми, не хотел бы я оказаться там. Достойное завершение твоих сегодняшних приключений. Чего хочет этот маленький монстр?

Я рассказал ему обо всем, в том числе и о том, как Друри прихватил Гузика с собой. А также о заклинившем карабине, который как ни в чем не бывало начал стрелять, когда полицейские решили его проверить.

– Что ты думаешь по этому поводу – они «поработали» над этой штуковиной? – спросил Луи.

– Думаю, да. Без их «помощи» здесь не обошлось. Кому-то очень хочется вывалять меня в грязи.

– Я не думаю, что у них что-нибудь выйдет.

– Посмотрим. Как у тебя дела? Луи пожал плечами:

– Поначалу я с ним поговорил по-дружески. Когда я пришел, он лежал в постели. У него сильная простуда.

– Я знаю. Это не мешало ему выходить на работу. Сегодня первый день, когда он не вышел.

– Все так. Мы с ним потолковали немного. Потом я как раз позвонил твоей девушке – из телефонной будки у подъезда. Потом я вернулся, и мы посидели у него на кухне, выпили пива. Затем я завел ему руки за спину и надел наручники. Ему это очень не понравилось, и он некоторое время шипел и плевался. Затем он поостыл и стал более приветливым.

– Хорошо, давай посмотрим, что он скажет своему боссу.

– Своему боссу, – фыркнул Луи. – Ты еще валялся в пеленках, когда я своей дубинкой охаживал уличное хулиганье.

– Возможно, и так, но Тендлар не тебе всучил этот дерьмовый карабин и не тебя отправил под пули.

– Хороший ответ.

Мы вошли в комнату. Тендлар, парень среднего роста, тридцати с лишним лет, сидел разутый в серой пижаме на деревянном стуле, который Сапперстейн поставил прямо посреди комнаты. Тендлар был немного похож на заключенного, привязанного к электрическому стулу. Его детское лицо выглядело нелепо в обрамлении густой черной щетины. У него были маленькие голубые глазки; сейчас они были налиты кровью.

– Геллер, – сказал Тендлар; его голос был охрипшим после многочасовой перепалки с Сапперстейном. – Ты думаешь, я продал тебя?

– Билл, – сказал я вежливо. – Ты ведь был полицейским. Почему же ты хочешь, чтобы я доверял тебе?

Я оглядел маленькую запущенную комнатенку. Здесь можно было бы сыграть в покер, если бы в игре участвовало не больше пяти человек. Застеленная коричневым пледом софа, покрытый коричневой материей стул, а также два стола на шатких ножках составляли всю мебель этого жилища. Под ногами у меня лежал видавший виды зеленый ковер с вконец истершимся ворсом. Маленький коридорчик вел в темную тесную кухню, где виднелся маленький стол; оттуда Сапперстейн взял стул, на котором сейчас сидел Тендлар.

– Хочешь пива, Нат? – спросил Сапперстейн.

– Разумеется, – ответил я.

– Он выпил три бутылки пива, – сказал Тендлар почти обиженно, – а мне не дал ни одной. Здесь очень душно.

Окно в комнате было открыто и задернуто зеленой шторой. Он был прав. Здесь было слишком душно. Я снял свой пиджак. Его глаза чуть расширились при виде висевшего у меня под мышкой пистолета. Тендлар знал, что я не часто его носил с собой.

– Сапперстейн – грубый человек, – сказал я со скрытой иронией, ослабляя галстук. – Я не представляю, как ты смог выдержать его пытки.

Затем, словно садист, я постучал дубинкой о свою ладонь. Тендлар отреагировал на этой кривой улыбкой.

– Меня этим не купишь, – сказал он. – Ты не из тех.

– Что значит «не из тех», Билл?

– Не из тех конов, которые пользуются резиновыми дубинками.

– Ты знаешь, Билл, я был и тем коном, и этим довольно долгое время. И за это время я усвоил для себя одну истину.

Тендлар сглотнул слюну и бодро улыбнулся:

– И какая же это истина, Геллер?

Я тоже улыбнулся:

– Никогда не знаешь, что можно ожидать от человека.

И я ударил его дубинкой наискось по левому плечу. Он взвыл, и это было довольно громко.

– А теперь, Билл, – сказал я, – если ты будешь поднимать шум, мне придется заткнуть тебе рот грязным носком. Не думаю, что тебе это понравится. Поэтому веди себя благоразумно. – И я снова нанес ему удар, теперь уже по другому плечу. – Так-то оно будет лучше. Мы не собираемся будить соседей – хотя, мне сдается, это не тот дом, куда часто заглядывают полицейские, даже если в этом есть необходимость.

Тендлар сидел на стуле, слезы текли у него по щекам; он беззвучно плакал.

Луи, который до этого был на кухне, подошел ко мне и протянул запотевшую бутылку пива. Я сделал два больших глотка.

– Как держится Билл? – спросил он.

– Не очень хорошо, – сказал я. – Я думаю, его никто раньше не кормил серебристым карасем[2].

– Ты мерзавец, Геллер, – сказал Тендлар.

– Ты знаешь, однажды двое копов из Восточного Чикаго накормили меня этой рыбкой. Я чуть не выплюнул свои кишки, а глаза у меня едва не выскочили из орбит. Три дня я ползал на карачках; мое тело было одним сплошным синяком.

– Я не продавал тебя, – сказал он. Я со всего размаха ударил его по правой ноге. Он снова издал приглушенный крик, затем начал кашлять. Он действительно был простужен.

– Как парень, которому довелось поработать полицейским, Билл, ты знаешь этот прием. Хороший – плохой полицейский. Когда один вовсю работает дубинкой, а другой вежливо увещевает. Мы не считаем тебя глупым парнем, поэтому не будем применять этот прием. Мы используем его вариацию, которую, я думаю, ты оценишь.

Я отхлебнул из бутылки и передал дубинку Луи.

– Мы будем сегодня оба выступать в роли плохих полицейских, – сказал я, и Луи ударил его по другой ноге.

– Я не продавал тебя! Я не продавал тебя!

Я схватил его за пижаму и взглянул прямо в его маленькие глазки, которые бегали от страха, чего я и добивался.

– Слушай меня. Ты, маленький гаденыш. Ты сегодня днем подставил меня, заставил выбираться из ловушки, которую нам устроили гангстеры для того, чтобы подстрелить нашего клиента. Но на что ты рассчитывал? Ты, возможно, надеялся, что меня сегодня подстрелят? Как видишь, я живой. А ты – труп, твоя песенка спета. – И я резко дернул его за пижаму, отчего стул, на котором он сидел, с треском повалился на пол, там же оказался и Тендлар. Стул остался цел, и я вновь усадил Тендлара на прежнее место.

Он дрожал и всхлипывал. Из носа у него текло. Летняя простуда – неприятная штука.

– Ты труп, если не начнешь говорить, – процедил я сквозь зубы. – Кто купил тебя? Гузик?

Он раскачивал голову из стороны в сторону, лицо его было мокрое от слез и соплей, рот полуоткрыт, зубы обнажены, но это не было улыбкой.

– Я представления не имею, кто такой Гузик. Я никогда не встречался с этим вашим Гузиком.

– Дай-ка мне эту чертову штуковину, – сказал я Луи, и тот вложил мне в ладонь резиновую дубинку.

– Не надо! – закричал Тендлар. – Я больше этого не выдержу. Я ничего не знаю. Господи! Клянусь!

– Клянешься? – сказал я. – Клянешься Богом?

– Не бей больше меня.

Я вновь ударил его. Из его груди вырвались стон, кашель и хрип.

Я повернулся к Луи и как бы между прочим сказал:

– Ты знаешь, Луи, мы находимся всего лишь в нескольких кварталах от семейного гнезда небезызвестного тебе Нитти. Если дует попутный ветер, то можно спокойно доплюнуть до их порога.

Покончив с пивом, я отдал пустую бутылку Луи и обошел несколько раз вокруг сидящего Тендлара, постукивая дубинкой о ладонь.

– Хорошее же местечко ты себе выбрал, Билл. Для себя и местных крыс.

– Это... я знаю, что это трущобы, но я в прошлом году развелся. Ты знаешь об этом. Алименты. Ты знаешь...

– Я плачу тебе не гроши. Алименты или нет, но почему ты живешь в этой грязной лачуге?

– Сейчас... сейчас трудно найти квартиру.

Я подошел к одному из столов, на котором под пустой пивной бутылкой лежал последний номер специального газетного выпуска, посвященного лошадиным бегам и скачкам. Помещенная в нем таблица с номерами лошадей была испещрена цифрами и пометками.

– Издание одного из наших клиентов, – сказал я, взяв со стола листок и поднеся его к глазам Тендлара. – Он будет рад узнать, что ты субсидируешь его.

Он постарался взять себя в руки, но дрожащий подбородок не желал его слушаться.

– Я знал, что ты увлекаешься азартными играми, Билл. Но я не знал, что ты зашел так далеко. Он сглотнул слюну:

– Ты же знаешь, как это бывает...

– Залез в долги?

Он кивнул.

– И согласился, когда тебе предложили немного заработать.

Он снова судорожно сглотнул:

– Мне нечего сказать. Клянусь, я ничего не знаю.

– Ты боишься, что они убьют тебя, если ты скажешь. Хорошо. Я убью тебя, если ты не скажешь.

– Ты не убийца.

– Спроси у японцев.

Он выглядел так, как будто собирался снова заплакать.

– Ноя действительно ничего не могу тебе сказать.

– Давай начнем с очевидного. Ты меня продал. Только скажи мне «да». Неважно – кому.

– Если... если я скажу, что я это сделал... Я не говорю, что я на самом деле сделал это, Геллер... Но если я скажу, что продал, ты не заставишь меня говорить кому?

– Я не буду заставлять тебя говорить, кто тебе заплатил, Билл. Только лишь подтверди, что ты меня подставил.

Он опять сглотнул слюну. И, уставившись в пол, кивнул.

– Ты продал меня?

Он продолжал кивать.

– Скажи это, Билл.

– Я продал тебя. Геллер. – Он посмотрел на меня молящим взглядом. – Это были большие деньги. Ты сделал бы то же самое, окажись ты на моем месте, и я бы не осудил тебя.

– Сколько, Билл?

Он закашлялся.

– Проклятая летняя простуда, – сказал он.

– Сколько, Билл?

– Пять тысяч баксов.

Я взглянул на Луи. Он приподнял бровь. Это действительно было много.

– Теперь ты вылезешь из долговой ямы, – сказал я.

Он кивнул, добавив:

– И еще останется на всякие расходы.

– Почему ты не скрылся? Ты же знал, что я могу навестить тебя.

– Я не думал, что ты сможешь это сделать... Эта проклятая дубинка. Ты другой человек.

– Ты очень удивишься, когда узнаешь, каким «вспыльчивым» я могу быть, когда меня пытаются убить.

– Нет, не удивлюсь.

– Они говорили тебе, чтобы ты никуда не уезжал, Билл?

Он снова кивнул:

– Да... они сказали, что, если я не расколюсь, когда ко мне придут... полицейские, или ты, или еще кто-то, они добавят мне еще тысячу баксов.

– Шесть тысяч за невыход на работу, – сказал я. – Интересно, Луи, сколько получили те, кто стрелял?

– Сколько бы они ни получили, – сказал Луи, потягивая пиво, – бьюсь об заклад, их заставят вернуть деньги назад. Они обмишурились. Рэйген-то остался жив!

– Что верно, то верно, – сказал я, с улыбкой посмотрев на Билла. – А теперь скажи: кто?

– Что? Ты же говорил...

– Я лгал. Кто купил тебя?

– Не бей меня больше.

– Скажи, и я не буду.

– Ты не захочешь мне поверить.

– А ты постарайся убедить меня.

– Ты подумаешь, что я вру, ты снова меня ударишь.

– Нет, не ударю. Кто?

– Я действительно не знаю. Это все было сделано по телефону.

Я снова ударил его. По левой руке.

– Ты лгун, – прошептал он, закатив от боли глаза.

– Да, мне приходится иногда быть негодяем, – признался я и еще раз ударил его.

– Ты можешь бить меня сколько хочешь, – пролепетал он, рыдая как ребенок. – Но это правда. Все было сделано по телефону. А деньги отправлены по почте. Я никого не видел. Они позвонили мне. Я же им не звонил. У меня нет номера их телефона. Со мной говорил мужчина. Все, что я сказал, правда.

Я посмотрел на Луи. Он пожал плечами.

– Хорошо, – сказал я, швырнув дубинку на софу. – Думаю, на этот раз ты не лжешь.

Я попросил Луи принести мокрое холодное полотенце и вытер Биллу лицо. Луи снял с него наручники. Затем я помог ему лечь на софу.

– Тебе предстоит провести два не очень приятных дня.

Он лег на спину, пижама прилипла к его телу, глаза закрыты, руки вытянуты вдоль тела. Он был похож на труп.

– Тебе придется поболеть немного, – сказал я. – Но не вздумай говорить кому-нибудь о том, что мы делали здесь. Мы не касались твоего лица, так что тебе не придется никому ничего объяснять. Ни слова полицейским, газетчикам, никому. Никаких телефонных контактов.

Он слегка кивнул.

– И на твоем месте я бы не стал болтаться по городу, – сказал я. – Один день отлежишься, а затем я жду тебя, как обычно, в офисе.

Он открыл глаза:

– Так я не уволен?

Я посмотрел на Луи и покачал головой. Луи беззвучно смеялся.

– Билл, – сказал я. – Я собираюсь держать тебя у себя в течение ближайшего месяца или двух. Пока это все не утрясется. Ты будешь получать зарплату и так далее. Я буду прикрывать тебя, если полицейские или кто-нибудь еще, Уолт Пелитер к примеру, будут спрашивать о твоей роли во всем этом. Я буду говорить, что ты хороший парень и чист, как стеклышко. Я не хочу, чтобы репутация моего агентства пострадала, понимаешь?

Он проглотил комок в горле и кивнул.

– Но ты должен быть готовым к тому, чтобы держаться от меня подальше. Живи в своей лачуге, получай от незнакомцев деньги за свои сомнительные услуги и жди, когда я приду к тебе и скажу, чтобы ты навсегда скрылся с моих глаз, не то я пришлепну тебя.

Он долго и тупо смотрел на меня и наконец сказал:

– Тогда мне можно будет рассчитывать хотя бы на рекомендательное письмо?

Глава 7

В половине второго ночи шикарный холл отеля «Мориссон» казался вымершим. Несколько бизнесменов возвращались с вечернего приема и, будучи чуть навеселе, громко переговаривались между собой; хорошо одетый пожилой мужчина в смокинге и нарядная привлекательная дама в облегающем платье направлялись к лифту; местный охранник Мэттьюз, полный, плотный мужчина, постоянно пребывавший под градусом, дремал на диване под пальмой.

Дежурный по гостинице, сидевший за отделанной мрамором и бронзой стойкой, худой, с рябым лицом и усами, Вильяме совсем был не рад видеть меня. Однако он постарался ничем не выдать этого.

– Есть что-нибудь для меня?

Он улыбнулся и кивнул, что было не характерно для него. Я ожидал обычный протяжный вздох человека, который вынужден прислуживать и выполнять поручения тех, кто находился на социальной лестнице выше, чем он. Вместо этого он довольно живо повернулся к стенду с ящиками и выложил на стойку кипу записок.

– Репортеры, – сказал он, скосив глаза на горку бумажных листков, и слегка улыбнулся.

Я просмотрел записки. Дэвис из «Ньюс» звонил через каждый час. Это было обычным делом. Репортеры буквально следовали за тобой по пятам, когда тебе случалось оказаться участником события, подобного тому, что произошло сегодня.

– Если вас будут спрашивать, говорить, что вы отсутствуете? – спросил Вильяме с необычайной учтивостью.

– Да, за исключением Луи Сапперстейна и лейтенанта Друри; для других полицейских меня здесь нет. Выбросьте эти бумажки. Хорошо?

На лифте я поднялся на двадцать третий этаж и прошел к своему номеру.

Он состоял из довольно просторной гостиной, маленькой кухни и маленькой спальни. По сравнению с халупой Тендлара, это были роскошные, а главное, уютные апартаменты.

И еще об одном приятном отличии подумал я, входя в номер: здесь никто не будет сидеть на стуле в наручниках и ждать, когда я начну охаживать его резиновой дубинкой.

Однако, как только дверь чуть приоткрылась, я почувствовал, что кто-то ждет меня там, внутри: свет был включен, я же, уходя, никогда не забывал потушить его.

Машинально я сунул руку под мышку, чтобы выхватить пистолет.

Но тут же, улыбнувшись про себя, я подумал: «Пегги» – и вошел в гостиную.

Там на полу, уткнувшись лицом в ковер, лежал парень: довольно крупного телосложения, одетый в светлый летний костюм. Он лежал рядом с кушеткой и, казалось, упал именно с нее. Его голова была в крови, вернее сказать, его затылок был в крови. Рядом валялись обломки фарфоровой вазы и бумажные цветы. Ваза с цветами стояла обычно на моем радиоприемнике, находившемся слева от двери.

Я закрыл дверь, одновременно доставая пистолет. Похоже, что этот проклятый день для меня все еще не кончился.

Я склонился над парнем, чтобы выяснить, жив он или нет, и тут услышал ее голос:

– Нат... я не убила его?

Она стояла в дверях ванной комнаты. На ней по-прежнему было темно-голубое платье в белый цветочек, как и несколько часов назад в больнице. Ее глаза были таким же фиалковыми, как и всегда, но сейчас они были широко раскрыты. Ее тонкая хрупкая ручка, сжимавшая автоматический кольт сорок пятого калибра, дрожала. Ее всю трясло.

– Он жив, – сказал я, подойдя к ней, забрав у нее оружие и обняв ее. – Что, черт возьми, здесь произошло?

– Я ждала тебя, – сказала она, глядя мне в глаза так, словно извинялась. – Я хотела в этот вечер быть с тобой. Я просто не могла оставаться одна после того, что случилось сегодня с дядей Джимом...

– Я всегда рад видеть тебя, – сказал я. – Но что делает здесь этот приятель? Это ты грохнула о его голову вазу моей тетушки Минни?

– Я никогда не знала, что у тебя есть тетушка Минни.

– У меня ее нет. Это была казенная ваза. Я просто хочу, чтобы ты чуть расслабилась.

Ее глаза блеснули.

– Расслабилась?.. Я сидела здесь в течение нескольких часов с этим, как мне уже начало казаться, мертвым телом, думая, что я убила его, не зная, что предпринять... Нат... Нат, мне очень страшно.

Я прижал ее крепко к себе и бросил через плечо взгляд на лежавшего на полу парня.

– Он появился здесь несколько часов назад?

Она чуть отклонилась назад и кивнула:

– Точно не могу сказать, сколько времени он здесь находился. Я пришла около одиннадцати, и он был уже здесь. Когда я закрыла за собой дверь, он появился в двери спальни с этим пистолетом. – Она имела в виду кольт сорок пятого калибра, который я сейчас держал в своей руке. – Он сказал мне, чтобы я не пугалась, что «мы вместе подождем твоего приятеля». То есть тебя.

– Ну, а как тебе удалось ударить его по голове этой вазой?

– Я была любезна с ним минут пятнадцать – улыбалась, болтала о погоде. Он улыбался мне в ответ и почти ничего не говорил. Только назвал меня «милашкой». – Она поежилась. – А затем я спросила его, можно ли мне включить радио. Я сказала, что мне нравится слушать музыку, и он не стал возражать.

– И он сидел на этой кушетке спиной к тебе, когда ты подошла к радиоприемнику и треснула его по башке?

– И, видимо, как следует. Он сразу повалился на пол, как мешок с костями. Затем я взяла его пистолет, чтобы, когда он очнется, быть готовой дать ему отпор, но он так и не очнулся.

Я измерил взглядом нашего спящего гостя.

– Он ранен довольно серьезно. Ему нужно как можно скорее оказать медицинскую помощь, иначе мы будем иметь здесь труп.

– Я не могу понять... я лишь ударила его вазой.

– Это тебе не кино, милая. Такой удар по голове в половине случаев оказывается смертельным.

– Да, но он сам виноват...

Я осмотрел его бумажник. Согласно его водительскому удостоверению, его имя было Луис Д. Фуско, и он проживал на Саут-Луелла-авеню 7240.

– Я знаю этот адрес, – сказал я, рассматривая водительское удостоверение. – Только вот откуда он мне известен?

Она чуть приподняла бровь, поглядывая недоуменно то на меня, то на моего «приятеля» Фуско.

– Ну конечно, – сказал я с улыбкой. – Это адрес Гузика!

Она прищурила глаза:

– Джейк Гузик? Этот «Грязный Палец», из-за которого ранили дядю Джима? – Она слегка пнула Фуско.

– Гузик живет в многоквартирном доме по этому адресу, – сказал я. – Дом принадлежит ему. Этот парень, вероятно, один из его личных телохранителей, который живет в квартире в этом же доме. Я должен был бы догадаться об этом раньше.

– Почему?

– Гузик несколько часов назад послал за мной. Одного из своих людей – помнишь того образину, который однажды вылез из подворотни, когда мы возвращались из ресторана Бергофф? Так вот, его он отправил караулить меня в моем офисе. Гузик сказал, что другого парня он послал сюда, в «Мориссон». Я думаю, что они просто забыли дать ему отбой, после того как я встретился с Гузиком. Скорее всего именно так.

Она посмотрела на меня так, как будто я был восьмым чудом света.

– Ты встречался сегодня с Гузиком?

– Я расскажу тебе об этом позже. Но сначала позволь мне сделать пару звонков.

Я набрал номер дежурного по гостинице, и Вильяме поднял трубку.

– Это Геллер. Пришлите ко мне Мэттьюза.

– Непременно, мистер Геллер.

– Сколько он вам заплатил?

– Извините?

– Сколько вам заплатил этот гангстер, который сейчас отдыхает у меня на полу, за то, чтобы получить резервный ключ от моего номера?

Он едва не задохнулся:

– Как вы могли только предположить такое?

– У меня сразу вызвало подозрение то, что вы были сегодня чересчур обходительным, мистер Вильяме. Безусловно, это мог быть Мэттьюз или кто-нибудь из коридорных. Мне сейчас некогда разбираться. Но если подобное случится снова, мне придется угостить вас серебряным карасем.

– Чем?

Я оборвал разговор и затем набрал номер телефона, который дал мне Гузик.

– Да, – ответил хрипловатый голос. Это, видимо, был кто-то из его людей.

– Это Геллер. Ваш босс послал своего парня ко мне домой и забыл отозвать его. Моя девушка съездила ему вазой по голове и, думаю, что теперь нашему гостю придется наложить несколько швов.

– О! Где вы находитесь? В отеле «Мориссон»?

– Именно так. Мне приятно, что ваши ребята знают о моем местонахождении. Я отправлю его вниз с местным охранником. Он дотащит его до автостоянки. Вам нужно будет подъехать с улицы Деарборн.

– Я знаю, где это. Я пошлю кого-нибудь. Примерно через двадцать минут.

– Как вам будет угодно. К утру он может отдать концы, но это ваша проблема.

Я повесил трубку. Она смотрела на меня очень внимательно, ее глаза были чуть прищурены, в них застыло удивление.

– Как ты говорил с ними? – спросила она.

– Мне приходится по долгу своей работы разговаривать с самыми разными людьми.

– Нет. Я имею в виду, почему ты говорил с ними так грубо? Ты разве не боишься их?

– Не боятся только дураки. Но если им позволить помыкать тобой, они не будут тебя уважать!

– Тебе нужно уважение этих людей?

– Безусловно. Они быстрее оставят тебя в покое, если будут уважать тебя.

Она указала рукой на бесчувственное тело Фуско:

– Это сегодня они оставили тебя в покое?

– Сегодня исключение, – сказал я. – Вторник уже наступил?

– Теоретически.

– Хорошо. – Я вздохнул. – С меня довольно понедельника. Ты хочешь пива?

– Пожалуй, – сказала она.

Я достал пару бутылок из холодильника и наполнил бокалы. Мы сели за стол в моей маленькой кухне прямо у открытого окна, из которого тянуло прохладой и доносились звуки уличного движения, и, прихлебывая пиво, стали ждать прихода Мэттьюза.

Через несколько минут он появился. Краснолицему, с обрюзгшей фигурой Мэттьюзу было не так-то просто нагнуться, чтобы помочь мне поднять с пола и вытащить в коридор по-прежнему неподвижного Фуско. Я впервые за этот вечер взглянул на его лицо; оно было ничем не примечательным, стандартное лицо одного из крутых парней Гузика.

– По меньшей мере, – сказал, тяжело отдуваясь, Мэттьюз, – ты должен пожать мне лапу за помощь.

– Кто-то помог этому парню войти в мой номер, – сказал я, пока мы тащили Фуско к лифту, – и, вполне возможно, это был ты.

– Клянусь, это не я, Нат!

– Хорошо. Тогда почему бы тебе завтра не провести маленькое расследование и не выяснить, кто это сделал?

Он промолчал.

Я помог слегка озадаченному Мэттьюзу дотащить тело до служебного лифта и отправил их вниз.

Когда я вернулся в номер, Пегги, опустившись на колени, пыталась с помощью воды и мыла стереть с ковра пятна крови.

– Этого вполне достаточно, – сказал я, улыбаясь ей. – Остальное сделают служащие отеля.

Она посмотрела на меня исподлобья:

– Разве в их обязанности входит стирать пятна крови с ковра в номере частного детектива?

– Да, в том случае, если кто-то из них позволяет какому-нибудь громиле беспрепятственно входить в его номер.

Я взял ее за руку:

– Ты не хочешь пойти куда-нибудь перекусить? Многие заведения еще открыты...

– У меня нет аппетита после всего, что случилось. Как ты еще держишься на ногах? Ты выглядишь совершенно измученным.

– Я действительно измотан и намерен проспать до четверга.

– Но, Нат, ты же должен находиться около дяди Джима...

– Это само собой разумеется, милая. Утром там буду находиться я, а в остальное время – мои самые доверенные люди.

– Но ты как-то говорил мне, что никому не доверяешь, кроме Ната Геллера, и что на самого себя ты порой смотришь в зеркало с подозрением.

– Верно. Но я не могу один нести круглосуточное дежурство у палаты Джима. Кроме того, мне еще нужно заниматься делами моего агентства. Иногда тебе просто необходимо доверять людям, хотя это, может быть, и идет вразрез с твоими убеждениями.

Я обнял ее.

– Не отправляй меня домой, Нат. Я хочу остаться у тебя этой ночью.

– Я буду только рад этому. Но сегодня я абсолютно ни на что не способен. У меня лишь хватит сил сбросить одежду и добраться до кровати.

Она обняла меня, положив голову мне на грудь.

– Я и сама сегодня не в форме после всего случившегося с дядюшкой Джимом.

– Не забывай, что и в меня тоже стреляли.

– Я знаю. И ты тоже стрелял в них. Я слышала об этом сегодня вечером от дяди Джима. Ты вел себя очень храбро.

Мы вошли в спальню.

– Как он выглядел, когда ты уходила из больницы?

Ее лицо потемнело.

– Он был очень бледным, и они давали ему дышать кислородом. Завтра ему должны прооперировать руку.

– Я надеюсь, они смогут ее спасти, но сомневаюсь, что он будет полноценно ею владеть. Она грустно покачала головой:

– Я не уверена, что он даже сможет держать ложку. Все это очень печально. Для него с его активным образом жизни это будет трагедией.

– Давай-ка лучше ляжем в постель.

– Неплохая идея.

У нее была коротенькая голубая ночная рубашка, которую она держала вместе с другими вещами в ящике моего туалетного столика. Кружевная ночнушка, которая не скрывала, а, наоборот, подчеркивала красоту ее тела. Один лишь вид Пегги, лежавшей на моей кровати, наполовину прикрытой одеялом, с темными локонами, свободно разметавшимися по подушке, мог заставить меня забыть обо всем. Но только не сегодня. Сегодня я был настолько обессилен, что и помышлять не мог о сексе. События этого дня продолжали прокручиваться в моей голове. Глаза Пег были открыты, и она тоже о чем-то думала.

– Я хочу, чтобы ты рассказал мне обо всем, что произошло с тобой сегодня вечером, – сказала она.

– Мне начать с блондинки или с рыженькой? Она вырвала подушку у меня из-под головы и запустила в меня.

– О'кей, о'кей, – сказал я. – Ты, наверное, в первую очередь хочешь услышать о Гузике?

– Да.

Я рассказал ей почти все, кроме эпизода с резиновой дубинкой – мне показалось, что его можно пропустить. Когда я стал рассказывать, как Друри ворвался в ресторан во время моей беседы с Гузиком, она спросила:

– Ты веришь тому, что сказал этот ужасный человек? Что этот, как его там... Багхаус Сигел стрелял в дядюшку, а не он?

Я пожал плечами:

– Это возможно. Сигела называют Багси, его имя Бен. Но думаю, что ему нравится кличка Багси. Никто из этих гангстеров не любит свои прозвища. Как бы то ни было, когда тебя называют «Грязный Палец» или «Химми Большая Глотка», ты не можешь совсем не обращать на это внимания.

– Ты знаешь, я иногда готова сама себя отлупить.

– Ты о чем?

– Я ведь раньше думала, что люди, подобные им, должны... вызывать восхищение, притягивать.

– Ты, кажется, была на свидании с одним из телохранителей Капоне. Не так ли?

– Он был телохранителем жены Капоне. Очень симпатичный, вежливый человек. Однако разговорить его было невозможно. Это раздражало меня.

– Но тебя волновала мысль о том, что он носит пистолет.

– Эй, я была тогда впечатлительной, глупой девчонкой. Я восхищалась своим дядей Джимом, думала, что все, что он делает, является опасным и захватывающим.

– Ты была права, не так ли?

– Пойми меня, Нат. Я никогда не была близка со своим отцом. Он был одним из тех всепоглощенных своим делом людей, которые живут для семьи, но большую часть времени пропадают на работе. Хотя я думаю, он любил свою работу, любил корпеть над бумагами.

– Для мужчины это важно – любить свою работу.

– Ты ведь очень любишь свое дело, Нат. Правда?

– Люблю, если не считать сегодняшний день. Оказаться посреди Бронзевилля под пулями, вести перестрелку с двумя головорезами – это не совсем то, к чему я стремлюсь. Но, в общем, мне нравится дело, которым я занимаюсь, – предоставление услуг по охране, частные криминальные расследования. И я думаю, у меня кое-что здесь получается. Вместе с тем, эта работа требует и определенных жертв.

– Каких?

– Объясню. Когда ты босс и когда тебе приходится начинать свое дело с самого начала, у тебя уходит на это почти все время, как, к примеру, у твоего отца. Только он все же успел жениться на девушке, жившей по соседству. У меня же почти нет никакой личной жизни.

– Ты имеешь в виду, что тебе тридцать восемь лет и ты до сих пор один?

– Если я в ближайшее время не устрою свою личную жизнь, люди начнут думать, что я голубой.

Она улыбнулась:

– Скажи, не собираешься ли ты сделать мне предложение?

– Пока нет. После того, как я увидел твое обращение с вазой? Могу побиться об заклад, что ты с таким же успехом сможешь прихлопнуть кого-нибудь скалкой.

В ответ она опять улыбнулась:

– Если ты все же когда-нибудь спросишь меня... в общем, даже если ты мне ничего не скажешь, я все равно буду тебя любить.

– Правда? За что же? – спросил я, напрашиваясь на комплимент.

– Ты многому меня научил, на многое открыл глаза.

– Да?

– К примеру, я узнала о том, за какого мужчину я хотела бы выйти замуж. Даже если это будешь не ты. То, что восхищает меня в тебе, я видела в отце и в дяде Джиме. Тебя волнует то, что ты делаешь, и ты заботишься о людях.

Я знал одного избитого до синяков парня с Heap Нортвестсайда, который с ней не согласился бы в последнем, но решил промолчать.

– Ты действительно очень любишь своего дядю Джима. Верно?

– Я как раз хотела об этом сказать... Я всегда чувствовала себя ближе к дяде, нежели к отцу. Дядя Джим всегда был приветлив, он обращался с нами, детьми, как со взрослыми.

– А у меня почему-то такое ощущение, что Джим был своего рода «паршивой овцой» в вашем семействе.

– Я ничего не знаю об этом. Правда, папа не был в большом восторге от бизнеса, которым дядя занимался.

– Однако ты всегда воспринимала этот бизнес в каком-то романтическом свете.

– Ну, что-то в этом роде. Азартные игры, большие деньги, заголовки в газетах, мужчины с пистолетами, красивые женщины в мехах.

– Как твоя старая подруга Вирджиния Хилл.

– Между прочим, она сейчас снова в городе.

– Что? – От удивления я привстал на кровати.

– Она сейчас в городе. Гостит у своего друга. Как его звали? Кажется, Джо Эпстейн. Они, представь, по-прежнему дружны, после стольких лет.

– Ты это все услышала от нее?

– Да. Мы обедали с ней вместе в прошлую пятницу. Она зашла проведать меня.

– Она пришла проведать тебя! – Я схватил ее за руку. – Расскажи мне об этом.

– Ой! Ты делаешь мне больно.

– Извини, – сказал я. – Расскажи мне о вашей встрече.

– Да, в общем, рассказывать не о чем. Она позвонила мне в офис. Я видела ее за все эти годы всего лишь несколько раз. Она продолжает поддерживать тесные контакты со своими здешними подругами.

– Что она хотела?

– Вместе со мной пообедать! Нат, что здесь такого?

– Она спрашивала у тебя что-нибудь о твоем дяде? Например, о его дневном распорядке?

– Нет, – сказала Пег, несколько смутившись. – Зачем ей это?

– Разговор каким-нибудь образом касался твоего дяди?

– Да. Она спросила, как идет его бизнес.

– Что она спрашивала о его бизнесе?

– Ну, к примеру, как сегодня обстоит дело со службой информации о скачках и бегах. Я сказала, что у дяди все идет отлично, и мы закончили разговор на эту тему.

– И больше ничего?

– Нет.

– Ты уверена?

– Да, я уверена, Нат...

– Хорошая девочка. Помнишь, я тебе когда-то говорил, что Эпстейн был бухгалтером у Гузика?

Она потерла рукой щеку, в ее глазах появилось беспокойство.

– О... Я забыла об этом... Я с тех пор не видела Эпстейна. Я и о Вирджинии не вспомнила, пока она не позвонила. Я никак не думала... Ты думаешь, она пыталась вытянуть у меня информацию о дяде для Гузика? Нат, ты же не думаешь, что я каким-то образом способствовала тому, что они выбрали именно этот день для покушения на дядю Джима?

– Если ты точно не говорила о распорядке его дня, то нет. Если же ты об этом говорила, то тогда... да.

– Я ничего такого не говорила. – На секунду она задумалась, очевидно вспоминая весь свой разговор с Хилл. Затем твердо сказала: – Нет, я не говорила ей об этом.

– Прекрасно. Держись от нее подальше. Я же предупреждал тебя раньше, и, надеюсь, мне не придется повторять снова: она испорченный человек.

Пег нахмурила брови, опять о чем-то задумавшись, затем сказала:

– Мне кажется, что это доказывает то, о чем мы говорили.

– Что?

– Что за всем, что случилось с дядей Джимом, стоит Гузик.

– Не обязательно. Он не единственный, с кем контактирует сеньора Хилл. Ты в курсе карьеры своей бывшей наставницы?

– Да. Об этом много писали в газетах. Она выступает в роли царицы бала на разного рода приемах, хозяйкой больших вечеринок с участием знаменитостей в Нью-Йорке и Голливуде, в курортных местах на Солнечном побережье.

– Ты когда-нибудь бывала на одном из этих приемов?

– Нат, я даже никогда не была в Голливуде.

– Это чудесное место. Все дома там склеены из картона, и ты можешь пройти через любую стену.

– Я тебе не верю. Ты все стараешься опошлить. Для меня это – легендарная страна.

– Ты по-прежнему думаешь о карьере актрисы?

– Нет. Я давно рассталась с этими мечтами. А вот Джинни снималась в кино.

– Действительно? Я, должно быть, пропустил это событие.

– Да. Это была ее единственная роль. Правда, маленькая.

– Как ты думаешь, где она берет деньги?

– Эпстейн и другие ее приятели. У нее одно время был еще один поклонник – майор Риддл.

Я кивнул:

– Он владеет Плантэйшн-клубом в Молине. Довольно веселое место для любителей азартных игр.

– У нее все отлично, – сказала Пег, все еще озабоченная мыслями о том, что ее старая подруга могла использовать ее в своих целях.

– У нее в последнее время был другой сладкий папочка, – сказал я, – парень по имени Джо Адонис. Она прищурила глаза:

– Он кто? Гангстер?

– Да уж не греческий бог! Она живет на деньги дельцов уголовного мира, моя крошка. Таких, как Эпстейн и Риддл, которые связаны друг с другом игорным бизнесом, а также парней вроде Адониса, которые имеют прямое отношение к заказным убийствам и торговле героином.

Ее глаза округлились.

– Значит, очень может быть, что Джинни добывала информацию для Гузика.

– Совсем не обязательно. Адонис заправляет на Восточном побережье, а Вирджиния Хилл много лет находилась именно в Калифорнии. Участие в киносъемках, организация приемов... Она выполняет роль связного, посыльного у гангстеров. Мотается между Нью-Йорком, Чикаго и Голливудом с кучей денег. Это не секрет.

– Тогда... Она могла действовать в интересах этого Багси Сигела, когда пришла ко мне.

– Вполне возможно, если она его знает. Скорее всего, она с ним знакома, так как этот парень возглавляет на Западном побережье филиал развернутой гангстерами информации о бегах и скачках. Когда я говорю о гангстерах, я не только имею в виду местное отделение Синдиката на Западном побережье. Я также имею в виду гангстеров с Восточного побережья... А там есть крутые ребята, которые и Гузика заткнут за пояс.

– Ты должен выяснить, Нат.

– Выяснить что?

Она сжала руку в кулак.

– Кто из них – Сигел или Гузик – попытался убить моего дядю!

– По большому счету это не имеет принципиального значения.

– Как ты можешь говорить подобные вещи?

– Да, именно так. Твой дядя должен продать свою фирму, чтобы остаться в живых. Если он не захочет этого сделать, его обязательно убьют, – если Сигел не достанет его, то в конце концов его достанет Гузик.

– Ты хочешь сказать, что дядя Джим в любом случае проиграет?

– Нет, отчего же. Он сможет выиграть – и много! Он уже миллионер. Он выиграет, если продаст свое дело Гузику за большие баксы и уйдет на покой.

– Ты тоже не стал бы бороться за свой бизнес, если бы тебе угрожали?

– Если бы я был шестидесятипятилетним миллионером, не стал бы!

По ее глазам было видно, что какая-то мысль не дает ей покоя. Она сказала:

– Ты знаешь, Вирджиния все еще в городе...

– Держись подальше от нее...

– Она всегда была моей подругой. Я не могу поверить, что она хотела использовать меня в каких-то... криминальных целях.

– Да, трудно себе представить, что Вирджиния Хилл может использовать кого-то в криминальных Целях.

Мое замечание вызвало у нее улыбку.

– Почему я люблю тебя? – спросила она, продолжая улыбаться.

– Наверное, все дело во мне?

– Посмотрим, – сказала она, и ее маленькая нежная ручка проскользнула под мое одеяло.

– Дохлый номер, – сказал я. – Ты вряд ли найдешь там что-нибудь интересное!

– О? А это что?

Она легла на меня и захватила своими губами мои губы. И я сказал всем клеткам своего тела: просыпайтесь! Мы еще полны сил. Руками я обхватил ее маленькие плотные ягодицы и крепко прижал к себе. Затем она чуть-чуть приподнялась, и я вошел в нее. Я не могу передать свои ощущения словами. Это было божественно.

– Мне, наверное, надо что-то использовать, – сказал я, продолжая движения.

– Ничего не надо, – простонала она. – Ты женишься на мне, если я забеременею.

– Я могу это сделать и без этого, – сказал я.

Потом мы ничего не говорили. Мы наслаждались друг другом. Эта чертовка все-таки растормошила меня, несмотря на сегодняшнюю пальбу, Джейка Гузика, мой визит с резиновой дубинкой к Тендлару, гангстера с раскроенным черепом у меня в номере. Но теперь все это не волновало меня. Я парил в небесах...

Глава 8

Во вторник после полудня, примерно в половине четвертого, Друри заехал за мной в офис. Он приехал в автомобиле без полицейских опознавательных знаков, и мы направились на юг на Стейт-стрит в Бронзевилль. Мы остановились в том же квартале, где за сутки до этого на Рэйгена было совершено покушение, и припарковали машину недалеко от той самой аптеки с выбитым окном. Сейчас окно наспех было забито картонным щитом. Темнокожие прохожие бросали на нас враждебные, подозрительные взгляды: несмотря на то, что наш автомобиль не имел полицейской атрибутики, всем было очевидно, что мы «фараоны». Друри повел меня в одну из местных пивных.

Она размещалась в кирпичном здании с обшарпанными и потемневшими стенами. На них виднелись следы содранных афиш и предвыборных плакатов, на обрывках которых все еще можно было разобрать слова «судья», «член городского совета», «мэр». Выше, чуть ли не на полстены, красовалась реклама кока-колы с призывом отведать этого напитка с неповторимым вкусом. Еще выше деревянными красными буквами было выведено название самого заведения – «Хай лайф». У входа на деревянном ящике сидел мальчишка-негр лет десяти. На нем были шляпа-котелок, клетчатая рубаха и широкие коричневые брюки. На столике перед ним были разложены мешочки с земляными орехами. На ценнике карандашом было выведено: пять центов. Я выбрал один из мешочков, протянул торговцу десятицентовую монету и подождал, пока он даст сдачу.

Мы вошли: Друри впереди, я за ним. Внутри было темно – это относилось как к освещению, так и к клиентам заведения. Я сразу понял – по тому, как головы сидевших в баре повернулись в нашу сторону, – что мы с Друри были первыми белыми, которые переступили порог этого заведения. Слева от нас тянулась стойка бара, у которой находилось человек десять; справа располагались столики со стульями, в это время они были пустыми. В конце зала была эстрада для оркестра и маленькая танцевальная площадка. Музыкантов в этот момент в зале не было. Местные темнокожие завсегдатаи молча рассматривали нас, двух белых парней, так неожиданно возникших здесь.

Бармен был высоким, долговязым, лысым мужчиной в черной рубахе. Сзади него, вдоль стены, выстроились в несколько рядов картонные ящики с пивом. Сверху на них были поставлены несколько бутылок виски. Стоявшие у стойки пили пиво – прямо из горлышек холодных, запотевших бутылок.

В дальнем углу пивного зала, рядом с местом для оркестра, за столиком сидел сам Сильвестр Джефферсон – негр-полицейский, известный под именем «Террора Саут-Сайда» или же «Питера-Двухстволки». Его боялись и уважали в Бронзевилле; впрочем, в этом квартале это значило одно и то же. Я знал его немного. Он служил в полиции с середины 30-х годов, между нами за это время было несколько незначительных стычек.

Пит был негром приятной наружности, но его округлое лицо почти всегда имело несколько угрюмое или же печальное выражение. Внешне он чем-то походил на знаменитого боксера Джо Луиса. Он носил щегольские усики в виде небольшого прямоугольника над верхней губой, был плотного телосложения и, возможно, чуть-чуть полноват. Но это не бросалось в глаза. На нем была белая сорочка, песочного цвета костюм и широкий полосатый галстук. На столе, рядом с откупоренной бутылкой пива и наполовину наполненным бокалом, лежала широкополая шляпа.

Он слегка улыбнулся, как только мы приблизились к нему, привстал, приветствуя нас, и жестом предложил сесть. Друри, сказав «привет», отправился к бару за пивом для всех нас. Мы с Питером обменялись рукопожатиями. Его пиджак был расстегнут, так что выглядывали два нагана, висевшие с обоих боков на перекрещенных ремнях.

– Это, Пит, самые большие револьверы из всех, которые я когда-либо видел, – сказал я, усаживаясь за стол. Он ухмыльнулся и, вытащив наганы, положил их перед собой. Оба револьвера были никелированными, и, хотя света в зале, где мы сидели, было явно недостаточно, на их металлической поверхности заиграли серебристые блики. Один из револьверов имел перламутровую рукоятку и шестидюймовый ствол, другой – коричневую рукоятку и трехдюймовый ствол.

– Ты по-прежнему таскаешь свою девятимиллиметровую рухлядь? – спросил он, откинувшись на спинку стула.

– Увы, да, – ответил я. – Сентиментальная привязанность.

Он прищурил глаз и направил указательный палец в мою сторону:

– Плохая примета. Это тот самый пистолет, из которого твой отец выстрелил в себя?

– Да.

– Ты носишь его, чтобы быть уверенным, что сам не воспользуешься своей пушкой с такой легкостью?

– Возможно, так. Я бы не хотел, чтобы для меня вопрос жить или умереть решался простым нажатием курка.

– Я вот что скажу тебе, – ответил он, любовно похлопывая перламутровую рукоятку револьвера. – Тебе ничто не должно мешать, когда появится необходимость применять свою пушку. Ты не должен задумываться над тем, стрелять или не стрелять, и вспоминать, что из этого пистолета твой отец когда-то выстрелил в себя. Все это лишнее, Геллер.

– Ты можешь иметь свою точку зрения, Пит. Но я несколько раз бывал в перестрелках и, как видишь, до сих пор жив.

Он, словно не слыша меня, продолжал:

– Это похоже на случай, когда я как-то ехал после службы по 35-й улице. Вместе со своим другом Бобом Чиллером, владельцем похоронного бюро. Я услышал крик и увидел убегавшего парня лет девятнадцати; у него в руке был наган. Я приказал ему остановиться, но он нырнул в переулок; я бросился за ним; он начал стрелять. Я подумал: один черт, со мной этот приятель, значит, работенка ему найдется, кто-нибудь из нас – я или тот парень – станет его клиентом. В общем, этот парнишка заскочил в одну забегаловку и заперся в сортире. Я ему кричу: давай выходи. А он мне: пошел, мол, черномазый. Ну, и мой малыш, – он похлопал револьвер с коричневой рукояткой, – сделал из дверей решето. Парень затих. Ну, я вошел, он был почти готов. Смешная вещь – я его тащу оттуда, вся его грудь в дырках, а он еще продолжает пыхтеть этой своей сигаретой с марихуаной. – Он покачал головой. – Странные люди все-таки!

Появился Друри с пивом.

– Ну, как дела. Пит?

Джефферсон, встав, пожал Друри руку и убрал наганы.

– Я тут говорил Геллеру, чтобы он зашвырнул свой антикварный пистолет куда-нибудь подальше. Ему нужен такой, как у меня, – триста пятьдесят седьмого калибра.

– Я думаю, эта пушка тридцать восьмого калибра, – сказал Друри, наливая себе пива.

– Ты, конечно, можешь зарядить их пулями тридцать восьмого калибра, но мои красавцы спокойно пробивают автомобильный мотор, – ответил он.

– Часто это приходится делать? – спросил я, закусывая земляными орешками.

Он не ответил на мой вопрос. Он только сказал:

– А триста пятьдесят седьмой магнум – наиболее мощный из всех револьверов. Это самая лучшая пушка, которую можно здесь купить.

– Я думаю, здесь это не особенно важно, – сказал я.

– Для того, чтобы поддерживать в этом квартале закон и порядок и быть уважаемым, нужно иметь репутацию крутого парня, не уступающего самому свирепому уличному громиле. – Он похлопал свои наганы. – Те, кто живет здесь, знают: им лучше не связываться с мистером Джефферсоном.

Подобно тому, как «Грязный Палец», или «Багси», или любой другой из криминального мира не любили своих прозвищ, «Пит-Двухстволка» тоже не любил, когда его так называли. Он предпочитал, чтобы к нему обращались не иначе как «мистер Джефферсон», и позволял обращение «Пит» только друзьям и приятелям-полицейским.

Он был хорошим копом и, как и большинство чикагских копов, брал свою часть получаемой дани.

Его не интересовали букмекеры, мошенники-банкиры, так же как и прохожие на улицах и их дамы. Его клиентурой были разного рода уличное ворье, карманники, грабители, взломщики, а также торговцы наркотиками. Этим приятелям следовало держаться от Пита подальше. Холостяк, дамский угодник, он жил в квартире с железной дверью и держал служанку. Пит любил свою работу.

– Итак, – сказал Друри после того, как Пит получил возможность в полной мере продемонстрировать свои мускулы и показать двум белым полицейским, чего он стоит, – ты что-нибудь выяснил?

Пит взглянул на часы:

– Через несколько минут вы сможете встретиться с первым из моих свидетелей.

– Сколько всего их у тебя? – спросил Друри.

– Пока трое. И еще один наклевывается.

– Это те свидетели, которые четко видели лица двух парней с винтовками?

– Точно, – ответил Пит.

– Ты, случайно, их не поколотил?

– Зачем? Мне теперь не приходится этим заниматься, – почти с сожалением ответил Пит. – Стоит мне подойти к человеку – и у него уже полные штаны.

– Пит, – сказал я. – У меня есть кое-какие сомнения. Я был там, я палил по тем двум головорезам, они палили по мне, но их лиц я так и не видел.

Пит отхлебнул пива.

– Мои ребята могли разглядеть их лучше, чем ты. Они были на тротуаре. Им не нужно было отстреливаться.

– Я не хочу никого унижать, – сказал я, – но чернокожие свидетели, дающие показания против белых перед присяжными, которые в большинстве своем белые, и судьей, который, безусловно, белый, не всегда вызывают доверие.

– Я знаю это, – сказал Пит чуть раздраженно. – Я не вчера родился. Геллер. Именно поэтому я приведу четырех свидетелей. Взять под сомнение показания всех четырех будет не так-то легко.

Через несколько минут появился первый из найденных Питом очевидцев происшествия. Это был худощавый мужчина, лет сорока, в потрепанной белой рубахе и мятых коричневых брюках. Его глаза были красными, а руки тряслись. Пит отдал ему свое пиво и сказал:

– О'кей, Тед, расслабься. Это Теодор Джонс, – добавил он, обращаясь к нам. – Тед был проводником спального вагона.

– Лишь до прошлого года, – сказал Тед.

– Выпивал на службе? – спросил я, высыпая на ладонь остатки орехов.

Пит бросил на меня хмурый взгляд. Могу сказать: мало приятного, когда на вас смотрит хмурый Пит.

Но бывший проводник лишь молча кивнул и одним глотком осушил поданный ему бокал пива.

Я посмотрел на Друри и покачал головой.

Но Друри, видимо, не разделял моих сомнений. Он сходил за пивом для Теда и сказал:

– Расскажи нам, что ты видел.

– О'кей, – сказал Тед и поведал нам все, что ему удалось увидеть, довольно подробно описав наружность двух стрелявших.

– Они оба были довольно крупного телосложения, – сказал он. – У одного из них волосы на лбу имели форму... – Он провел рукой по своему лбу.

– Форму клина? – спросил Друри.

Тед кивнул:

– Его волосы были темными и вьющимися. У другого волосы были поредевшими. Не то чтобы он был лысый, но что-то вроде этого. У него были очки. Я видел их лица отчетливо – вот, как вижу вас. Я их смогу сразу узнать на фотографиях.

– Я принесу тебе фотографии, Тед, – сказал Друри, улыбаясь.

– Тед, – спросил я, – ты готов выступить перед судом?

– Извините?

– Тебе придется выступить в качестве свидетеля, и ты в этом случае должен быть трезвым, как стеклышко.

– Я буду трезвее судьи, – сказал он, соглашаясь со мной.

– Судья может позволить себе немного лишнего. Ты – нет, – сказал я. Тед кивнул:

– Хотя это неважно. Я собираюсь уезжать.

– Уезжать? – спросил Друри, чуть подавшись вперед.

– В Детройт. Я слышал, там можно найти работу.

Друри сунул руку себе в карман и вытащил десятидолларовую бумажку.

– Возьми это, Тед. Остальное получишь в следующий раз.

– Большое спасибо, – сказал Тед, улыбаясь.

Все это время Пит смотрел на меня волком. У меня было ощущение, что он вот-вот взорвется. Наконец он сказал:

– Ты думаешь. Геллер, Тед не сможет выступить в качестве свидетеля?

– Я не хочу обижать мистера Джонса, но я бы не стал строить весь судебный процесс на нем.

Пит кивком головы показал Теду на меня и спросил:

– Тед, ты знаешь, кто этот парень?

– Конечно. Он стрелял в тех, которые были в зеленом грузовике.

Пит улыбнулся и похлопал Теда по плечу:

– Я думаю, ты можешь сказать все, что от тебя требуется, Тед. Возьми свое пиво и иди скажи тому парню, за стойкой, чтобы он дал тебе еще пару бутылок за счет мистера Джефферсона.

Тед кивнул, взял десятидолларовую бумажку, пиво и направился к бару.

– Ты стал теперь покупать свидетелей? – сказал я Друри.

– Каждый коп платит своим доверенным людям, – сказал Друри.

– Я вижу, ты во что бы то ни стало хочешь добыть Гузика.

– Да, я хочу его взять и возьму.

– А если это не Гузик, если не он стоит за этим покушением, а, к примеру, Сигел?

– Кто тебе сказал подобную ерунду? – фыркнул, ухмыляясь, Друри. – Гузик?

– Кто бы мне ни сказал, я не плачу за информацию, – сказал я.

Следующие два свидетеля, которые пришли с интервалом примерно в пятнадцать минут, выглядели посолиднее. Один из них был рабочим сталелитейного завода, крупным мужчиной по имени Джеймс Мартин. Он, как выяснилось, за несколько минут до начала стрельбы сначала находился в парикмахерской, на углу улицы, а потом направился в аптеку. Мартин работал крановщиком, был членом профсоюза, имел семью и вдобавок ко всему служил дьяконом в церкви. Хотя это был и темнокожий свидетель, но придраться к нему было бы сложно: как и Тед, он сразу же узнал меня.

Оказывается, белые для них, темнокожих, отнюдь не все на одно лицо.

Еще одного свидетеля звали Лерой Смит. Девятнадцатилетний помощник аптекаря, он выглядел немного испуганным, однако его описания стрелявших совпали с показаниями предыдущих свидетелей: клиновидная форма линии волос, черных и вьющихся, и лысеющая голова в очках. Он тоже узнал меня. Последние два свидетеля описали еще внешность водителя грузовика, и их показания совпали.

Когда все три свидетеля ушли, пообещав, что встретятся с Друри и Питом, когда те подберут соответствующие фотографии для опознания, я откинулся на спинку стула и сказал своим приятелям-копам, что последние двое парней вполне стоящие свидетели.

– Я собираюсь привести еще одного, – сказал Пит. – Лишний свидетель не помешает. На это Друри ответил:

– Пит, я даже не знаю, как благодарить тебя. Сам я эту работу не сделал бы без твоей помощи.

– О чем речь! Мне не нравится, когда эта шантрапа из Синдиката устраивает пальбу на моем участке.

Эти бездельники у меня в печенках сидят. Вы знаете, приятели, как здесь обстоит дело с наркотиками? Не проходит недели, чтобы мы не притаскивали в участок с десяток юнцов шестнадцати – восемнадцати лет, которые сидят на наркотиках уже по два-три года. Я знаю, откуда поступает зелье, так же как и ты, лейтенант. Эта шайка грабит, наживается на нас. Тут люди и так вынуждены ютиться по углам – в трехквартирном доме вместе с крысами живут по семнадцать – двадцать семей. Какой-нибудь работяга не может позволить найти своей семье более или менее сносное жилье, у него не хватает денег, чтобы мало-мальски накормить своих детей. А дети вынуждены болтаться на грязных улицах среди куч мусора и всякой мерзости. А Джейк Гузик присылает свою отраву, и эти несчастные люди колют себя и ловят кайф, находя успокоение в наркотическом дурмане. А затем, чтобы достать новую партию наркотиков, они сначала закладывают свою последнюю рубаху, а затем идут грабить других. Билл, если тебе нужна моя помощь, чтобы бороться с этими недоносками из Синдиката, я всегда готов оказать ее – в любое время, в любой день.

Друри слушал его с легкой улыбкой на лице. Я поглощал свое пиво. Эти проникнутые пафосом речи были хороши в пивной, в реальной же жизни те, кто пытался нарушить заведенный порядок вещей, получили в ответ пулю в лоб. И Питу это было хорошо известно.

У бара двое темнокожих парней устроили перебранку. Оба в рабочей спецодежде, оба крепкие на вид и чуть-чуть навеселе.

Когда их голоса стали звучать чересчур громко, Пит поднялся, вытащил свои длинноствольные пушки и, извинившись, направился к ним.

– Кто из вас начал первым?

Бармен, перегнувшись через стойку, с золотозубой улыбкой наблюдал за этим зрелищем.

Оба парня посмотрели на Пита широко раскрытыми глазами – они, безусловно, его узнали.

Дулом револьвера Пит уперся в живот парня, что был справа, а стволом другого коснулся подбородка того, что был слева. Через мгновение парни валялись на грязном деревянном полу и потирали ушибленные места.

– Чтобы здесь не было никаких драк, – предупредил их Пит. Спрятав оружие, он вернулся к нам и сказал, что ему пора идти.

Оказалось, что и нам тоже пора было отправляться по своим делам.

Глава 9

За оставшиеся до субботы дни событий было и много, и мало. Каждый день я бывал в Мейер Хаус, где находился Рэйген; круглосуточное дежурство я поручил О'Тулу и Пелитеру, которых иногда подменял Сапперстейн. Полиция постоянно держала там трех своих людей. Один коп патрулировал Лейк-Парк-авеню, второй охранял выход у пожарной лестницы, а третий находился вместе с моими людьми в коридоре. Мы вполне ладили с этими копами, так как сами в свое время служили в чикагской полиции. Однако это, конечно, не значило, что мы им всецело доверяли. Запасной выход имел площадки на каждом этаже Мейер Хауса: это были своего рода небольшие балконы, обсаженные цветами и другими декоративными растениями. Во вторник утром я заметил каких-то людей в светло-зеленых полосатых пижамах, которые околачивались на балконах.

– Что, черт побери, это значит? – спросил я дежурившего там полицейского. – Почему здесь болтаются посторонние?

– Да что с них взять, с этих несчастных придурков? – ответил коп.

Как выяснилось, это были пациенты психиатрического отделения. Первый этаж больницы Майкл Риз был отдан под психиатрическое отделение в 1939 году. Некоторым его пациентам разрешалось прогуливаться в огороженном дворе Мейер Хауса, где они сидели в шезлонгах или ходили вдоль забора, за которым пролегала Лейк-Парк-авеню. Большинство из них были совершенно невменяемы.

Я был с этим немного знаком: во время войны мне самому какое-то время пришлось провести в психиатрическом отделении военного госпиталя.

– Ладно, пускай они себе гуляют, – сказал я. – Но если ты увидишь кого-нибудь постороннего на балконах – сразу гони его оттуда, а на балконе этого этажа вообще никого не должно быть, пусть это будет хоть сам Фрейд или его любимый пациент. Иначе я тебя тут же сдам Друри.

– О'кей, мистер Геллер.

С Друри я разговаривал каждый день, интересуясь, как продвигается расследование. Выяснилось, что зеленый грузовик был угнан в марте. ФБР прислало своих людей, чтобы снять отпечатки пальцев, но результатов это пока никаких не дало. Так же ничего не удалось узнать о сером «седане» с номерами штата Индиана. Очевидцы не могли запомнить, какие на нем были цифры. «Пит-Двухстволка» сумел отыскать еще одного свидетеля – парнишку, торговавшего газетами (возможно, как раз того, у которого я покупал газеты, чтобы обмотать Рэйгену раненую руку). Друри приезжал в Бронзевилль, чтобы побеседовать с этим парнишкой, и остался весьма доволен. В начале следующей недели все четверо должны были отправиться в центральный полицейский участок, чтобы опознать подозреваемых на фотографиях.

Без особого успеха завершилась для Друри попытка фронтальной атаки на Синдикат. Гузик, Серителла и другие были отпущены на все четыре стороны после серии допросов. Серителла, правда, был в сильном замешательстве после того, как Друри в понедельник в полночь, взяв несколько десятков полицейских, окружил его дом. Это событие получило большой резонанс в прессе, назвавшей его, бывшего сенатора, члена городского комитета Республиканской партии, другом гангстеров, кем он и был на самом деле.

Впрочем, в отличие от Гузика, он согласился пройти тест на детекторе лжи, твердо заявив, что не причастен к покушению на Рэйгена.

В это же время мэр города Келли распорядился применить суровые меры против местных дельцов игорного бизнеса, в первую очередь против букмекеров. Шеф полиции назвал эту кампанию «сильнейшим ударом по игорному бизнесу» в городе. Я был готов поручиться, что эта акция продлится неделю, максимум две.

Семья Рэйгенов в течение всего этого времени в полном составе, включая трех замужних дочерей, навещала больного. Правда, миссис Рэйген начиная со среды вынуждена была прекратить свои визиты к мужу: она слегла с гипертоническим кризом во вторник вечером после звонка неизвестного, который сказал: «Передай своему старику, чтобы он заканчивал со своим бизнесом, иначе увидишь его в гробу». Врач запретил Эллен вставать с постели и отвечать на телефонные звонки.

Пегги перестала ходить в офис и находилась рядом с тетей, выполняя роль сиделки. Нам удалось поговорить всего лишь несколько раз, да и то в основном по телефону, хотя сегодня, в субботу, у нас была юбилейная дата.

Джим Рэйген-младший в отсутствие отца взял дела фирмы в свои руки, но все равно находил время ежедневно бывать в больнице.

Он по-прежнему тяжело переносил случившееся, но старался в присутствии отца не показывать виду; тот наверняка бы не одобрил подобного малодушия. Медицинский персонал Майкл Риз, так же как и два семейных врача Рэйгенов, помогали мне не пускать посторонних в палату к больному. В местном отделении ФБР мы заявили, что будем держать с ним связь, предупредив, чтобы они нам не звонили и что мы позвоним сами, когда будет необходимо.

Все эти дни Джеймсу Рэйгену давали сильные успокоительные средства, а также кислород, и он в основном находился в состоянии сна. Наконец в пятницу врачи сочли его состояние вполне удовлетворительным, чтобы начать трехчасовую операцию, в ходе которой они одну за другой извлекли пули из его правой руки и плеча.

В пятницу объявился Мики Мак Брайд. Артур Мики Мак Брайд был в свое время партнером Джима Рэйгена в «Континентэл Пресс», а сейчас работал в кливленлдском филиале этой фирмы.

Я никогда раньше не встречался с ним, он же, по его словам, много слышал обо мне от Джима.

– Джим очень высокого мнения о вас, – сказал он, тряся мне руку.

Он был очень маленького роста, может быть, чуть выше известного актера-карлика Мики Руни. У него было круглое лицо с мешками под глазами и светло-каштановые седеющие волосы. Он носил затемненные очки. Этот ирландец чем-то походил на Гузика, но выглядел моложе его. Видно, он любил хорошо одеваться: на нем был золотисто-коричневый в «елочку» костюм и красный галстук-бабочка.

– Он мне также рассказывал о вас, – сказал я, вежливо улыбаясь ему.

Джиму Мики Мак Брайд нравился, но я интуитивно почувствовал к нему неприязнь. Он был чересчур приветлив для человека, с которым мы совершенно не были знакомы.

– Вы приятель Несса, не так ли?

– Да, – ответил я.

Он махнул рукой в сторону Кливленда:

– Это делает ему честь. Думаю, что он меня недолюбливает. – Мики широко улыбнулся, округлив свои толстые щеки: он был похож в этот момент на старенького гнома. – Ему не нравится, что я получаю законный доход от игорного бизнеса. Сам он, кажется, сейчас тоже открыл какое-то свое дело.

– Думаю, вы не совсем в курсе того, чем он занимается в настоящее время.

– Возможно, возможно. – Он поцокал языком. – Ужасно, что произошло с Джимом, ужасно. Смогу я с ним сегодня поговорить?

– Я не знаю. Ему сейчас делают еще одну операцию.

– Он смелый парень. Выступить против Гузика и его компании!

– Что вы думаете по этому поводу?

– Должен ли он продать фирму или нет? Я не могу советовать Джиму в этом деле. Свою долю в «Континентэле» я продал несколько лет назад.

– Ваш сын, кажется, управляет филиалом фирмы в Кливленде?

– Да.

– Но он не полностью отдается бизнесу?

– Он сейчас студент колледжа, мистер Геллер. Юридический факультет в университете в Майами. Но в будущем ему надо будет думать о том, чем заняться.

– Вы действительно хотите, чтобы ваш сын и дальше оставался в бизнесе, связанном с информацией о скачках и бегах, после всего, что произошло с Джимом?

– Мистер Геллер, служба информации о бегах и скачках существует почти шестьдесят лет. За все это время Джим – первый, кого попытались убрать, да и то неудачно. Судя по всему, с ним будет все о'кей. Зато я знаю десятки адвокатов, которые были убиты за последние сорок лет. Черт возьми, моего парня может убить кирпич, упавший с крыши. Жизнь – это игра случая, мой друг.

– Все верно. Но вы, мистер Мак Брайд, кажется, не хотите участвовать в этой игре, если говорить о том, чем занимается Джим.

– Зовите меня Мики. Это дело Джима, мистер Геллер. Я не босс, не владелец фирмы. Если Джим хочет противостоять Джейку Гузику, то, значит, он сильнее меня.

– А почему бы вам не посоветовать ему продать фирму?

– Я думаю, вы знаете Джима, мистер Геллер, – сказал Мак Брайд, и его улыбка стала неприятной и отталкивающей – такой, какую я и ожидал от него в конце концов увидеть. – Вы думаете, этот упрямый ирландец будет слушать меня только потому, что я его обучил всем азам его бизнеса? Если вы позволите, я пойду выкурю сигару. Ненавижу эти больничные запахи. А вы? – И Мак Брайд, повернувшись, пошел по коридору.

Позже в этот день он разговаривал с Джимом. Но я не знаю, о чем они говорили. Что касается меня, то я с понедельника мало виделся с Джимом. А в те минуты, когда мне удавалось перекинуться с ним парой слов, речь в основном шла о том, какие меры я предпринимаю для его безопасности. Врачи советовали не очень тревожить его, и я считал, что еще рано сообщать ему о предложении Гузика.

Утром в субботу я выехал из офиса на нашей служебной машине. Сначала я двигался по Стейт-стрит, а затем свернул на боковые улицы, иначе я бы не пробился через многолюдную толпу участников негритянского фестиваля Бад Билликенс, которые начинали собираться на 29-й улице, откуда должно было начаться праздничное шествие. Бад Билликенс был мифическим героем, выдуманным журналистами негритянской газеты «Чикаго Дефендер» – чем-то вроде чернокожего Санта-Клауса. Сегодня как раз должна была состояться праздничная процессия, на которой обычно присутствовало чуть ли не все черное население Чикаго.

Я прибыл в больницу в восемь часов, сменив осоловевшего Уолта Пелитера, который был на дежурстве с полуночи, и впервые встретил доктора Снэйдена. Он был семейным врачом Рэйгенов в Майами, а сейчас находился в Чикаго. Вместе с нынешним семейным врачом Рэйгенов – доктором Графом – он занимался сейчас лечением Джима.

Это был худой, загорелый мужчина лет сорока пяти в очках с толстыми стеклами, которые неестественно увеличивали его глаза.

– Не знаю, как нам до сих пор не удалось встретиться, – сказал я, пожимая ему руку. – Я проводил здесь почти все вечера.

– А я бываю здесь в основном днем, – сказал он, слегка улыбнувшись. Он был похож на человека, который не часто улыбается.

– Вы знаете, у меня такое ощущение, что мы с вами где-то раньше встречались.

– Мы встречались очень давно, мистер Геллер, в Майами.

Я щелкнул пальцами.

– Вы были одним из врачей Сермака?

– Все верно, – сказал он. – Я был личным врачом мэра Сермака в Майами. Жалею, что не смог сделать для него больше.

– Пути Господни неисповедимы. Как, по-вашему, идут дела у Джима? Он пожал плечами:

– Трудно сказать. Вчера он хорошо перенес операцию. Он будет владеть правой рукой лучше, чем можно было ожидать. Однако ему предстоит еще несколько операций по пересадке кожи. Я думаю, Джиму придется провести здесь как минимум несколько месяцев.

Это означало, что детективному агентству А-1 предстояли еще долгие дни круглосуточных дежурств. С другой стороны, Джим был миллионером, и на счет агентства исправно поступали деньги.

– Вы думаете, он сегодня достаточно хорошо себя чувствует, чтобы я смог с ним поговорить?

– Он сейчас сидит на кровати и пьет сок. Я думаю, он будет рад видеть вас, мистер Геллер.

– Спасибо, доктор. Я желаю, чтобы с Джимом у вас все прошло удачнее, чем с покойным мэром.

– Я постараюсь, – сказал он, усмехнувшись. – С другой стороны, насколько я помню, вы были телохранителем мэра Сермака. Скажите, все ваши клиенты в конце концов получают пулевые ранения, как в нашем случае?

– Пятьдесят на пятьдесят, – сказал я с понимающей улыбкой и вошел в палату.

Джим на самом деле сидел на кровати, потягивая через пластиковую трубочку апельсиновый сок. Он выглядел несколько осунувшимся, но на его щеках уже играл слабый румянец. Я подумал, что это результат нескольких переливаний крови, которые ему сделали.

– Я чувствую себя сегодня на миллион баксов, Нат, – сказал он.

– Которые зеленые и сморщенные?

– Так говорили, когда я еще был мальчишкой, – сказал он с улыбкой, отставляя стакан.

– Да, и так будут говорить после нас. – Я пододвинул к себе стул. – Ты подумал еще раз относительно возможной продажи?

– Да.

– И какова твоя позиция?

– Прежняя.

– У меня была небольшая беседа с Гузиком.

Он прищурил глаза:

– Когда?

– В понедельник вечером, – сказал я. – Это была не моя инициатива – он послал за мной.

Я пересказал ему свой разговор с Гузиком, включая его утверждение, что покушение устроил Сигел и что он, Гузик, готов выложить двести тысяч долларов, если Джим захочет продать фирму. Я не стал, по определенной причине, говорить ему, что получил пятьсот зеленых лишь за согласие передать ему эту информацию.

– Двести тысяч – да это ж курам на смех, – сказал Джим, криво усмехнувшись.

– Действительно?

– Мой бизнес приносит ежегодно два миллиона дохода.

– Это в случае, если ты жив, – сказал я, стараясь не показать, насколько меня поразила названная им цифра, и пытаясь подсчитать, каков же его ежедневный доход.

– Почему бы тебе не назвать Гузику реальную цену? Ту, вокруг которой можно вести деловой разговор?

– Ты на чьей стороне?

– Главным образом на своей. Потом на твоей. Но уж никак не на стороне Гузика.

Джим засмеялся:

– По меньшей мере, ты хоть честный парень.

– Только никому не рассказывай об этом. Это плохо скажется на моем бизнесе.

– Как ты думаешь, «Грязный Палец» говорил правду? Ты можешь поверить тому, что это, – он показал здоровой левой рукой на свою перебинтованную правую, – результат работы этого сумасшедшего еврея?

– Сигела? Вполне. Это возможно.

– Ты разбираешься с этим?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты пытаешься выяснить, кто это сделал?

– По большему счету, нет. Я главным образом пытаюсь сделать все, чтобы ты остался жив. Я сотрудничаю с Друри, который делает все, чтобы найти наемных убийц.

– Ты думаешь, ему удастся завершить это дело?

– Кое-что уже сделано.

И я рассказал ему о моем визите в Бронзевилль и о свидетелях, которых «Пит-Двухстволка» нашел для Друри.

– Если стрелявшие являются парнями из Синдиката, – сказал Джим едва ли не торжествующе, – это станет доказательством того, что за всем этим стоит Гузик.

– Совсем не обязательно. В этом городе найдется достаточно людей, которые время от времени, так сказать, выполняют «отдельные» поручения Гузика.

– Тогда, если эти головорезы не из Чикаго, то, значит, за ними стоит не Гузик, а Сигел.

– Опять не совсем так. Фрэнк Нитти обычно нанимал для своих мокрых дел мастеров за пределами города – чтобы спутать карты.

– К черту все это, Нат! – Он ударил по кровати своей здоровой рукой. – У тебя есть какие-нибудь хорошие новости?

– Успокойся, Джим. Хорошая новость – это то, что ты жив. Хорошая новость, что Гузик хочет торговаться с тобой, а не убивать тебя.

– Это он так говорит.

– Нет, это его способ действия. Ты имеешь дело не с Риккой, Кампаной или Аккардо. Любимое оружие Гузика – деньги.

– Как я могу говорить о бизнесе с человеком, который пытался меня укокошить?

– Ты же не знаешь, что это подстроил именно он.

– Я не знаю, что именно он этого не делал. Выясни это.

– Что?

– Я хочу знать, кто за этим стоит? Работай вместе с Друри. Но веди и свое собственное расследование. У тебя есть свои контакты, связи. Выясни, кто – Гузик или Сигел – пытался меня убрать. Я заплачу тебе хорошие деньги.

– Я люблю, когда мне платят хорошие деньги. Но мне не нравится подобная работа. Джим, у меня есть шанс выйти сухим из воды, будучи твоим телохранителем. Но если я суну нос в дела Синдиката, я могу получить пулю в лоб.

На его скулах заходили желваки.

– Ты говорил, что считаешь лучшим для меня продать фирму. Хорошо, я всерьез об этом подумаю. Но я пойду на сделку лишь в том случае, если покушение на меня устроил полоумный ублюдок Сигел. Как я смогу доверять Гузику, если это его рук дело?

– Какая разница, кто из них нанял убийц? Гузик настроен сторговаться с тобой. Возможно, эти твои показания под присягой, эти твои так называемые «страховые полисы» сыграли свою роль.

Джим потер подбородок.

– Это может объяснить ситуацию. Сигела эти показания мало волнуют, там о его делишках ничего нет.

– Верно. И если Сигел – тот, кто хотел убрать тебя, то, продав свое дело Гузику, ты избавляешься от Сигела. У него не будет причины желать твоей смерти, каким бы сумасшедшим он ни был.

– К черту, Нат! Выясни это! Узнай, кто из этих ублюдков пытался меня убить. Пытался убить нас!

Я поднялся:

– Джим, своими разговорами я лишь огорчаю тебя. Я думаю, мне лучше уйти. Если я тебе понадоблюсь, я буду за дверью до полудня. Затем меня сменит мой человек.

Он смотрел на меня умоляющим взглядом. Такими же были и его слова:

– Нат... возьмись за это. В городе, в стране не найдется частного детектива, который бы знал этих ублюдков из Синдиката лучше, чем ты. Ты единственный, кто способен выполнить эту работу, дружище...

– Джим – ты мой друг и, более того, ты – мой клиент, и я делаю все, что в моих силах, чтобы обеспечить твою безопасность. На этом мои функции исчерпываются.

И я вышел из палаты. Даже будучи раненым, этот чертов ирландец мог взять измором кого угодно.

Я прошел в холл, где мы разговаривали с Пегги в прошлый понедельник, «стрельнул» сигарету у проходящего врача и закурил. Вообще-то я не курил. Вернувшись со службы на флоте, я бросил эту привычку, но время от времени у меня возникало сильное желание выкурить сигарету. Особенно в эти сумасшедшие дни.

Когда я встал, притушив сигарету, и уже собирался отправиться обратно к дверям палаты Гэйгена, ко мне подошел санитар, чернокожий парень лет двадцати.

– Вы один из тех детективов, которые охраняют мистера Рэйгена? – спросил он.

Я сказал ему, что да, я один из них.

– Я думаю, мне следует вам кое о чем рассказать.

– Давай, выкладывай, раз ты так думаешь. Он слегка откашлялся:

– О'кей. Вчера после работы мы играли в мяч недалеко от больницы, на Вентворт-авеню. Мы играли в софтбол. Потом я увидел этих двух мужчин, которые за мной пристально наблюдали. Я думал, что они смотрят, как мы играем в софтбол, но они главным образом смотрели на меня. У меня на груди был фирменный значок нашей больницы. – Он проглотил комок в горле.

– Продолжай, сынок.

– Ну вот. Один из них подошел ко мне и спросил, не работаю ли я в этой больнице. Я сказал ему, что работаю. Он задал мне несколько вопросов о здоровье мистера Рэйгена. Он сказал, что он репортер. И еще он спросил, где палата мистера Рэйгена. И я... я сказал ему.

– Он дал тебе денег, да?

Парень, глядя в пол, кивнул.

– Что ты ему сказал?

– То, что мистер Рэйген лежит на третьем этаже, рядом с запасным выходом.

– Как выглядели эти двое?

– Оба белые... У одного были темные волосы. Вьющиеся. У другого были очки и лысина. Оба они были такими... ну, здоровыми, что ли.

– Что они еще говорили, мальчик?

– Тот, у которого не было очков, стал задавать еще какие-то вопросы, но я сказал ему, что мне больше некогда разговаривать. Ночью я думал: а что, если они не из газеты? Они не были похожи на репортеров. Я почти не спал сегодня ночью.

– Ты рассказывал об этом кому-нибудь еще?

– Нет, сэр. Я слышал, что вы частный детектив, не полицейский. Поэтому я ждал вас. Я бы не хотел, чтобы с мистером Рэйгеном что-нибудь случилось, но я тоже не хочу попасть в какую-нибудь неприятную историю.

Я похлопал его по плечу:

– Молодец, что пришел ко мне.

– Мне не нужно от вас никаких денег, мистер.

– Хорошо, ну а теперь возвращайся на работу. Я спустился на второй этаж, к ближайшему телефону, и набрал номер домашнего телефона Друри. Его жена ответила, что он еще спит, и я сказал ей, чтобы она его не будила – я позвоню ближе к обеду. Затем я вернулся к дверям палаты Рэйгена и расположился на стуле напротив, рядом с дежурным полицейским. Он читал утреннюю «Трибюн». Я сказал ему, что он не должен отвлекаться, забрал у него газету и сам стал читать. Но из головы у меня не выходили те двое, о которых рассказал парень-санитар.

Около одиннадцати часов я обратил внимание на то, что полицейский, охранявший запасной выход, куда-то исчез.

– Где твой приятель? – спросил я у копа, стоявшего рядом со мной.

– Откуда мне знать? Может, вышел справить нужду?

– Я пойду к тому выходу и буду там, пока он не появится.

Я пошел туда и выглянул на улицу в окно. Внизу прогуливались в своих зеленых пижамах пациенты психиатрического отделения.

Приблизительно минут через десять один из них подошел к пожарной лестнице и стал взбираться по ней. За ним последовал другой.

Я вышел на балкон третьего этажа в тот самый момент, когда они взобрались на него, и сказал: «На этот этаж нельзя подниматься, приятели». И вдруг осознал, что смотрю на двух загорелых субъектов, у одного из которых были темные волнистые волосы, образовывавшие на лбу и висках форму клина, и удлиненное лицо, а у второго – круглое лицо, лысеющая голова и очки. На обоих были полосатые бледно-зеленые пижамы «психов». Я почувствовал сильное желание сделать им лоботомию черепа с помощью своего девятимиллиметрового пистолета, который я тут же выхватил из-за пазухи.

– Не двигаться, – сказал я, направив ствол в их сторону.

Они застыли, вытаращив на меня глаза. У парня с вьющимися волосами был крупный нос, черные густые брови, толстые губы, гнилые зубы и пара родинок на лице. Очкастый тоже не был Аполлоном, хотя черты его лица были более правильными.

– Поднимите свои вонючие лапы вверх, – сказал я, и они послушно это сделали.

Я знал их. Я имею в виду не то, что их внешность совпадала с описаниями свидетелей «Пита-Двухстволки» и парня-санитара. Я знал их до Вест-Сайду. Курчавого звали Дэви Финкель. Очкастый был Джозефом «Блинки» («Очкарик») Леонардом. Оба из Вест-Сайда, такие же, как и я. Впрочем, надеюсь, не совсем такие.

– О'кей, Дэви, – сказал я, обращаясь к Финкелю, – сделай один шаг вперед. – Левой рукой я быстро обыскал его. Зеленая пижама была надета поверх его обычной одежды. За пояс ремня был заткнут пистолет сорок пятого калибра. Я выхватил его и отбросил назад, на балконный пол.

– Шаг назад, – скомандовал я ему и кивнул его лысоватому приятелю: – Теперь ты, «Блинки».

Я разоружил и его. У него был довольно небольшой револьвер тридцать второго калибра, но с глушителем; его я также отбросил себе за спину.

– Что это вы, ребята, из скромных евреев-букмекеров вдруг решили превратиться в крутых наемных убийц?

– Почему бы тебе, Геллер, не отпустить нас с миром? – сказал Финкель. Его голос напоминал звук трущейся наждачной бумаги. – Ты выиграл этот раунд. О'кей?

– Мы не в обиде, – сказал «Блинки». Его голос был выше по тону, но таким же неприятным.

– Зато я в обиде. Вы, приятели, чуть не отправили меня на тот свет в понедельник.

Они замолкли, переглядываясь и посматривая на меня. Финкель глядел хмуро, у «Блинки» было просительное, заискивающее выражение лица.

– А сейчас мы все войдем туда, – сказал я, резко кивнув головой в сторону двери, ведущей в коридор третьего этажа Мейер Хауса. – Вы, приятели, пойдете впереди. И только, пожалуйста, без фокусов.

В этот момент прямо за их спиной на пожарной лестнице возникла тощая фигура пациента психиатрического отделения с бледным, дебильным лицом.

– Отсюда можно увидеть озеро? – спросил он, медленно произнося слова.

– Пожалуйста, – начал я, – здесь нельзя...

В ту же минуту Финкель схватил этого заморыша и резко толкнул его на меня. Меня отбросило назад, я ударился спиной об ограждение балкона, а Финкель с Леонардом, воспользовавшись моим минутным замешательством, рванули по пожарной лестнице вниз.

Я оттолкнул очумевшего душевнобольного и последовал за ними. У меня было оружие, но на балконных площадках каждого этажа находились пациенты психоотделения, и, когда Финкель и «Блинки» достигли земли, там тоже было полно этих несчастных в зеленых пижамах, поэтому я не мог стрелять в эту пару сукиных сынов, прятавшихся за спинами душевнобольных. Они почему-то побежали в сторону, противоположную Лейк-Парк-авеню, возможно, потому, что там патрулировал коп, – по направлению к автостоянке и грузовому подъезду Мейер Хауса.

Там, должно быть, был припаркован их автомобиль, но в этот момент грузовик перекрыл узкий проезд, связывавший автостоянку с Мейер Хаусом и другим корпусом больницы.

Поэтому они продолжали бежать, огибая автомашины, срывая с себя на ходу зеленые пижамные куртки, под которыми были белые спортивные тенниски. Они направлялись к Эллис-авеню, улице с двух-трех-этажными домами, держа путь через пустырь – территорию, оставшуюся незастроенной из-за изменившихся планов архитекторов.

Финкель и Леонард были моложе, а следовательно, и бежали быстрее меня. Я, конечно, мог пальнуть по ним, но они были не вооружены, и я не хотел отвечать потом за это. Тяжело дыша я бежал по пустырю, спотыкаясь о булыжники и коряги, стараясь не отставать от них. Впереди был наполовину завалившийся забор, и они уже перелезали через него. Когда я сделал то же, то очутился в темном, мрачном переулке, забитом мусором и всякой рухлядью. Вдоль него тянулись полуразвалившиеся дома с грязными подъездами. Вокруг не было ни души – ни одного негритянского лица в окне, ни одного негритянского пацана, играющего на улице. Лишь где-то в отдалении звучала музыка. Невидимый оркестр играл марш. И, черт возьми, я начинал догонять их! Они, оборачиваясь назад, видели, что я не отстаю от них, и в их глазах был страх. Я ухмыльнулся про себя и прибавил ходу.

В конце переулка они завернули за угол, где должна была проходить тридцать первая улица, и я наконец догадался, почему ближайшие переулки были так пустынны и почему играл оркестр: сегодня был День Бада Биллихенса.

Тридцать вторая улица была забита негритянскими детьми и подростками в форме бойскаутов. Тут же выстраивались в колонны для праздничного шествия темнокожие взрослые. Здесь же репетировали, настраивая инструменты, музыканты духового оркестра. Все это действо разворачивалось на проезжей части улицы, но тротуары тоже были переполнены людьми, и среди черных лиц можно было увидеть двух белых мужчин в белых теннисках и зеленых пижамных брюках; они бежали, продираясь сквозь толпу, отталкивая стоявших на тротуаре, а те недовольно шипели им вслед. Я бежал вслед за ними в этот враждебно настроенный, гудящий улей, мгновенно спрятав подальше свою пушку и стараясь не зацепить и не задеть кого-нибудь на своем пути. Это замедляло мое продвижение.

Я выбежал на Саут-Парк-авеню – праздничная процессия там была в полном разгаре. Все тротуары были переполнены нарядно одетой чернокожей публикой, наблюдавшей, как маршируют оркестры и проплывают разукрашенные платформы на колесах. На платформах, облаченные в красочные наряды, стояли, сидели, танцевали участники праздника.

Двое моих «психов» продолжали продираться сквозь толпу. Я попытался пробиться к ним, но толпа выталкивала меня назад. Я чувствовал на себе чьи-то руки, похлопывания, шлепки, но никто – пока – не пытался надавать мне тумаков или отшвырнуть в сторону.

И тут я потерял их из виду. Я стал отчаянно озираться по сторонам, пытаясь разглядеть в море черных лиц два белых. Этот кошмар длился несколько мгновений. Наконец я снова увидел их. Они выбрались на середину улицы и двигались вдоль платформы, на которой была установлена огромная молочная бутылка; она служила спинкой трона, на котором восседала с короной на голове симпатичная девушка с довольно светлой для негритянки кожей. Она махала рукой, приветствуя толпу. Видимо, девушка изображала молочную королеву.

Когда я оказался рядом с ней, Финкель и Леонард уже обогнали платформу и теперь бежали рядом с группой велосипедистов. Я, ускорив бег, стал приближаться к ним. Они находились от меня примерно в двадцати ярдах. Я улыбнулся про себя. Они явно устали, у меня же открылось второе дыхание. Я уже готовился схватить их. Люди показывали на нас пальцами, кричали, свистели. Видимо, некоторые из них принимали нас за участников праздничного действа.

Я увидел, что мои подопечные опять стали пересекать улицу, чтобы снова смешаться с толпой, стоявшей на тротуаре. Я еще прибавил хода, и тут чья-то рука резко толкнула меня, и я, потеряв равновесие, полетел на асфальт, обдирая колени.

Когда я поднялся, то увидел перед собой негра-полицейского, глядевшего на меня сверкающими глазами.

Я огляделся вокруг.

Моих «психов» нигде не было видно.

Рука схватила меня и повела в сторону от праздничной процессии, от проплывавшей платформы с красивой, стройной девушкой с короной, которая продолжала приветствовать многоголосую толпу.

– Я не думаю, что для вас будет приятным услышать, – сказал я полицейскому, тащившему меня к тротуару, – что я являюсь приятелем «Пита-Двухстволки».

– Для тебя он мистер Джефферсон, – сказал коп, вынудив меня согнуться в три погибели.

Наблюдавшая за нами с тротуара толпа чернокожих отреагировала на это одобрительными возгласами.

Глава 10

Негритянский отель на Першин-стрит всегда привлекал немалое число белых посетителей. По субботам в Бежевом банкетном зале отеля собиралось несколько сот человек – представителей обеих рас. Это был самый шикарный ночной клуб в Бронзевилле. Сегодня среди его гостей были и мы с Пегги Хоган. Мы сидели вдвоем за столиком, рассчитанным на четверых.

– Я не была в подобных клубах целую вечность, – сказала она, потягивая коктейль. Она выглядела потрясающе в своем бежевом, под цвет банкетного зала, элегантном костюме. Ее собранные на затылке в пучок волосы украшал белый цветок. – Здесь самая приятная обстановка, какую мне когда-либо приходилось видеть.

– Да, – сказал я, пытаясь изобразить что-то вроде энтузиазма. – Очень уютно.

Я не выглядел, тем более не чувствовал себя потрясающе. Я был в синяках и ссадинах, тело мое болело после этого проклятого Дня Бада Биллихенса. Если бы «Пит-Двухстволка» Джефферсон не замолвил за меня словечко в полицейском участке пятого округа, я, возможно, до сих пор сидел бы там.

Как бы то ни было, я снова был здесь, в Бронзевилле, – по просьбе «Пита-Двухстволки», – иначе бы я в этот квартал и шагу не ступил бы. Но Пит попросил меня встретиться с ним примерно в десять вечера, потому что в ходе расследования покушения на Рэйгена, по его словам, они «кое-что раскопали». Сейчас было около половины одиннадцатого.

Я еще утром решил, что мы с Пегги вечером куда-нибудь пойдем. Так мы и сделали, хотя наш выход несколько задержался. Я не сомневался, следует ли приводить Пегги в эту часть города: она сама была девушкой с Саут-Сайда, хотя, безусловно, не из этого района.

Бежевый зал был одним из наиболее известных ночных клубов – так называемых «Блэк энд тэн» – смешанных клубов, куда приходили развлечься как белые, так и черные. Среди белых подобные клубы пользовались одно время большой популярностью. В разное время, в разных местах эти клубы открывались, затем постепенно приходили в упадок, и лишь клуб «Де Лиза», который существовал уже двадцать лет, был, кажется, исключением. Я предпочитал «Де Лиза» клубу, в котором мы были сегодня; цены там были ниже, хотя обстановка не отличалась особой роскошью.

Закончили свое выступление стройные темнокожие танцовщицы-красотки в юбочках из разноцветных перьев. Затем настала очередь певца по имени Лэрри Стил, за ним выступил известный комик, он снимался в фильмах вместе с Абботом и Костелло.

Представление шло своим ходом, мы решали, где нам поесть, – здесь или где-либо еще, и тут наконец появился «Пит-Двухстволка», в двубортном коричневом с отливом пиджаке, застегнутом на все пуговицы, под которым выпирал по крайней мере один из его револьверов. Под руку он вел молодую симпатичную довольно светлокожую негритянку. На ней было ярко-желтое платье, которое подчеркивало ее фигуру; когда она вошла в полутемный зал, мне даже показалось, что от нее исходят солнечные лучи. У меня было впечатление, что я где-то ее видел, только не мог припомнить где.

Пит представил ее нам. Ее звали Реба Джонсон. Я пожал ее маленькую, гладкую руку.

– Ты выглядишь вполне сносно для парня, который провел полдня в участке, – заметил Пит, ухмыляясь.

– Я был там не больше часа, – сказал я. – Но мне действительно показалось, что я провел в камере как минимум полдня. Хорошо, что ты заглянул в полицейский участок. Ты встречался со своими свидетелями?

– Да. Если бы День Бада Биллихенса завершился пикником, как обычно, я бы, возможно, там задержался.

Мне совсем не хотелось возвращаться ко всему, что было связано с этим чертовым Днем Бада Биллихенса, и я спросил:

– Ты показал им фотографии подозреваемых? Он кивнул:

– В той дюжине, что принес Друри, были также фото Финкеля и Леонарда. Они оба указали на них.

– Оба? Ты говорил, что у тебя четверо свидетелей.

– Я этого парня, продавца газет, так и не нашел; я сегодня встречаюсь с другим свидетелем – Тедом Джонсом в клубе «Де Лиза», примерно через час. У меня никаких сомнений нет, что Финкель и Леонард были теми двумя в белых рубашках с винтовками, в том зеленом грузовике. Это факт.

– Интересно, поймал ли их Друри или еще нет.

– Не думаю, – сказал Джефферсон.

– Молочная королева! – воскликнул я, прищелкнув пальцами.

– Что? – спросила Пегги.

Я указал на Ребу, которая улыбалась, глядя на нас.

– Вы были сегодня на той двигавшейся платформе?

Она еще шире улыбнулась и кивнула.

– И что это значит? – спросила Пегги.

– Ничего, – ответил я. – Это лишний раз доказывает, что мир тесен.

– Да, – сказал Джефферсон. – Но этот город большой. И Финкель с Леонардом забились в какой-нибудь его самый темный угол.

– Я надеюсь, с твоими свидетелями все будет в порядке, Пит, потому что я ничего не смогу выдвинуть против этих двоих: я имею в виду попытку покушения в больнице.

Пегги схватила меня за руку:

– Почему ты так говоришь? Ты же сказал мне, что теперь они у тебя в руках!

– Да, сказал. Но к тому времени, когда я вернулся в больницу, их машины там уже не было, как и пистолетов, которые я у них забрал.

– Неужели там не было ни одного свидетеля?

– Ну почему же. С десяток придурков, а может, и больше! – Я глотнул из своего бокала и откинулся на спинку стула. – Никакой обвинитель даже разговаривать со мной не захочет. А тот полицейский, который оставил свой пост у запасного выхода, утверждает, что где-то что-то слопал и поэтому был вынужден через каждые пять минут бегать на толчок. Прошу извинить меня, леди.

– Ты, наверное, должен был немного... того, потолковать с этим больным копом? – сказал Джефферсон с ухмылкой.

– Не думаю, что мне нужно об этом беспокоиться. Я попросил Друри убрать его из больницы, и, возможно, Билл как следует разберется с ним. Лично я не люблю кормить копов серебряным карасем.

– Кормить серебряным карасем? – спросила Реба.

– Он хочет сказать, обработать кого-нибудь резиновой дубинкой, – разъяснила Пегги.

– Откуда ты знаешь, что это означает? – спросил я, несколько удивленный.

– Я не вчера родилась, – ответила она со скромной улыбкой.

– Иногда мне кажется, что ты родилась не в нашем столетии, – заметил я.

– Кроме того, я знаю, что ты никогда не используешь резиновую дубинку, – сказала Пегги.

Джефферсон лишь ухмыльнулся на это и попытался жестами привлечь внимание официантки, чтобы заказать какую-нибудь выпивку. Я предложил отправиться в клуб «Де Лиза», где выпивка была дешевле и где должен был вскоре появиться Тед Джонс.

Клуб «Де Лиза» на Саут-Сайде среди подобных клубов для белых и черных был настоящим долгожителем. Когда его помещение сгорело, хозяин клуба Майк Де Лиза просто перенес его на другую сторону Стейт-стрит. У меня всегда вызывают подозрение рестораны или ночные клубы, которые горят и тут же отстраиваются вновь. Но ни одна страховая компания не просила меня расследовать причину пожара в «Де Лиза», поэтому я и не стал совать в это дело свой нос. Как бы то ни было, я мог заказать себе здесь всего за шестьдесят пять центов виски с содовой и льдом, что, кстати, и делали большинство посетителей, среди которых преобладали чернокожие. Зал клуба был огромным, как трамвайное депо. Потолок здесь был низким, облицованным кафельной плиткой. Свет был приглушенным, как и в других ночных клубах, но здесь это было необходимо, чтобы скрыть трещины и подтеки в потолке и стенах.

Де Лиза, хозяин заведения, белый коротышка с невыразительным лицом, лично пожимал руку каждому мужчине, входившему в клуб, независимо от его расы. Говорили, что он был приятелем Капоне. Это производило впечатление на гостей города.

– Давно не видел вас у себя, – сказал Де Лиза. На нем был темный костюм и красный галстук-бабочка.

– Я никак не ожидал, что вы меня запомните, Майк.

– Любой, кто сидит за столом мистера Нитти, заслуживает того, чтобы его запомнили.

– Многие из тех, кто сидел за столом мистера Нитти, уже мертвы. У вас найдется столик для четырех живых? Я знаю, что по субботам ваш клуб переполнен...

– У меня есть столик, заказанный для Серителлы. Но он задерживается уже на целый час.

– Серителла? – Это было то, что нужно. – Хорошо. Посадите нас за его стол и, если он придет, направьте его к нам. Мы старые приятели.

Я протянул руку Де Лизе, и он с вежливой улыбкой пожал ее.

– Только не надо чаевых, мистер Геллер. Я не приму их от человека, знакомого с Фрэнком Нитти и «Питом-Двухстволкой» – Джефферсоном.

Он родился в Чикаго, где не принято возвращать деньги назад.

– Майк, – сказал Джефферсон, взяв за плечо коротышку, пока он вел нас к нашему столику, – если меня будет спрашивать парень по имени Тед Джонс, пришли его к нам.

– Конечно, мистер Джефферсон.

Сидя за круглым столиком, мы наблюдали за развернувшимся перед нашими глазами шоу. Под оркестровую музыку стройная темнокожая милашка по имени Виола Кемп пела и исполняла танцевальные номера, демонстрируя гибкость своей фигуры. Я мысленно сравнил ее с соленым крендельком. Потом парень по имени Гарольд Кинг с завязанными глазами катался на роликовых коньках на маленьком круглом столике. Это было захватывающее зрелище. Наконец группа красоток в балетных пачках под джазовую музыку изобразила танец-пародию на классический балет. Это было тоже довольно интересно.

Официантки здесь также были весьма недурны собой, хотя вместо ожидаемых легких символических одежд на них были простые белые блузки и голубые юбки. Одна из них принесла нам местное фирменное блюдо – бифштекс с обильным соусом и мелко нарезанными огурцами – всего лишь за четыре бакса. В какой-то момент я даже подумал, почему я не приходил в Бронзевилль чаще, но первое же резкое движение, отозвавшееся болью во всем теле, напомнило мне почему.

Де Лиза вел к нашему столику полнолицего белого джентльмена лет пятидесяти. Под руку он держал красивую молодую женщину – я бы назвал ее девушкой: косметика и платье с глубоким вырезом делали ее более взрослой.

Полнощекий круглолицый джентльмен – который джентльменом как таковым никогда не был – был одет в хорошо сшитый темный костюм, который сочетался с красно-бело-голубым полосатым галстуком. На нем были очки в металлической оправе с толстыми линзами, за которыми моргали круглые, как у совы, глаза. У него был маленький подбородок, большой нос и лысеющая голова.

Де Лиза показывал ему жестом на нас – его «друзей», которые ждали «сенатора» за столиком. Но стоило Серителле приблизиться к нам, как его лицо вытянулось от изумления. Рядом неистовствовал джаз-банд, создавая соответствующее музыкальное сопровождение нашей встрече.

Серителла был доверенным человеком Аль Капоне с конца 20-х годов; вращаясь в политических кругах, он помогал гангстерам обделывать свои сомнительные делишки. В свое время он был назначен коррумпированной администрацией города во главе с Биллом Томпсоном инспектором мер и весов и, находясь на этом посту, вступил в сговор с торговцами, обвешивающими покупателей. Позже, сам того не желая, он стал причиной поражения мэра Томпсона на выборах, место которого занял Антон Сермак.

Серителла вместе со своим заместителем, человеком Нитти, был обвинен в присвоении пожертвований в пользу бедных во время рождественских праздников. Это вызвало скандал, закрыть глаза на который не смогла даже чикагская администрация.

Тем не менее Дэн, при поддержке Капоне, сумел продержаться около двадцати лет в законодательных органах штата Иллинойс. Глава профсоюза продавцов газет, что объясняет его знакомство с Рэйгеном, когда-то занимавшимся распространением газетной продукции, Серителла был своеобразным символом города.

Прежде чем наш выдающийся гость успел дать деру, я поднялся, жестом показал на два свободных стула и сказал:

– Дэн! Рад тебя видеть. Присоединяйся к нам. Пегги посмотрела на меня так, словно я был сумасшедшим. Такого выражения лица я у нее прежде не видел.

Серителла, слегка замешкавшись, что-то прошептал своей симпатичной спутнице, подошел вместе с ней ближе к столу, но садиться не стал.

– Геллер, – сказал он. Его голос был высоким и хриплым. – Я знаю, ты, может быть, мне не поверишь, но я друг Джима Рэйгена. Я не имею никакого отношения к тому, что с ним произошло.

– Возможно. Садись, садись, Дэн!

Он, чуть подумав, сделал еще один шаг к нашему столу и пододвинул стул своей спутнице; она села, он – рядом с ней.

– Мы пришли сюда совсем ненадолго. А это моя протеже, мисс Рейнольдс; она занимается шоу-бизнесом, и я подумал, что ей понравится в одном из этих ночных клубов. – Он перевел взгляд на Пэгги. – Мисс Хоган, вы сегодня отлично выглядите.

Пегги ничего не ответила. Она была взбешена моей учтивостью по отношению к Серителле и сидела, сложив руки на груди, и глядела, не отрываясь, на эстраду, где сейчас толпились любители потанцевать под джазовую музыку. Пит откинулся на спинку стула и с легким удивлением наблюдал за мной и Серителлой. Реба, для которой наш разговор был совершенно не понятен, также смотрела на танцевавших, но без тех бешеных огоньков в глазах, что были у Пегги.

– Мы не видели вас в больнице, Дэн, – сказал я.

– Я... я не хотел лишний раз беспокоить Джима. Я послал ему цветы.

– О, и они были великолепны. Они для Джима много значили.

– Я рад слышать это.

– Он сказал мне, чтобы я спустил их в унитаз. Пегги искоса взглянула на меня, не поворачивая головы. Ее лицо уже не было таким сердитым. Серителла смутился.

– Я шучу, Дэн. Он отдал их санитарке и сказал, чтобы она отнесла их самому достойному пациенту в соседней благотворительной клинике.

– Мне очень неприятно слышать, что Джим думает обо мне плохо. Я прошел через тест на детекторе лжи; результаты ты знаешь.

– Да, я слышал, какие там были вопросы. «Стрелял ли ты в Джима Рэйгена?» Как будто кто-нибудь всерьез может представить тебя в роли наемного убийцы. Или: «Когда ты в последний раз видел Аль Капоне?» Чушь.

– Но это действительно так. Я не видел Капоне уже много лет.

– Неужели? Да ведь он отошел от дел в Синдикате еще во время сухого закона.

Он поправил галстук и попытался придать лицу выражение благородного возмущения, но без каких-либо видимых успехов.

– Как бы то ни было, но Джим, кажется, считает, что Аль все еще занимается общим руководством. Именно об этом он заявил прокурору штата.

– Он сказал прокурору, что Синдикат, созданный Капоне, пытается разделаться с ним. Я думаю, ты и сам, черт возьми, понимаешь, что между Аль Капоне и Синдикатом, который он давно покинул, есть некоторая разница.

– Да, это так, я полагаю. Но ведь Джим упоминал Капоне...

– Джим говорил лишь то, что могло послужить своего рода предупреждением для Гузика, но не более того. Ты же знаешь об этом. Джим познакомил тебя со своими письменными заявлениями, сделанными под присягой.

Серителла кивнул, мигая своими совиными глазами.

– Эти его показания могут произвести много шума. Джиму лучше сжечь их. Мне так кажется.

– Я думаю, что Джим будет готов вступить в переговоры.

– Почему ты говоришь об этом мне?

– Я не хотел бы контактировать с Гузиком лично. Все эти встречи с парнями из уголовного мира не очень хорошо отражаются на моем личном досье в ФБР.

Я Бог знает сколько раз уже фигурировал в донесениях его агентов. Они даже пытались всучить мне повестку в суд по этому поводу. Между тем ты ведь своего рода посредник, Дэн. Все об этом знают. Поэтому сделай то, что у тебя хорошо получается. Передай послание.

– Что именно?

– Я уже сказал: Джим, возможно, будет готов начать переговоры. Но ему кое-что нужно.

– Что?

– Доказательства, что Гузик не имеет отношения к тому, что произошло в понедельник.

– Но ведь это был Сигел. Это всем известно.

– Даже тебе, Дэн? Который делает все возможное, чтобы знать как можно меньше? В том случае, если вдруг придется отвечать на какие-нибудь каверзные вопросы на детекторе лжи? Ты имеешь дело с этими людьми ежедневно, но ты ведешь себя подобно той жене, чей муж жулик, и она старается закрывать на это глаза, не знать об этом. Верить всему, что бы он ей ни наговорил, лишь бы без волнений принимать денежки, которые он ей приносит.

Серителла обиженно поджал губы и успокаивающе похлопал по руке свою белокурую спутницу, которая смотрела на нас широко раскрытыми глазами.

– Ты очень неприятный человек. Геллер, – сказал он.

– Я знаю об этом и сам порой не люблю быть в одной компании с самим собой. Что ты знаешь о Дэвиде Финкеле и Джозефе Леонарде?

Он пожал плечами, заерзав на стуле:

– Они, кажется, букмекеры, не так ли? С Вест-Сайда?

– Да. Как ты думаешь, они связаны с Гузиком?

– Помилуй, откуда я могу знать?

– Это именно они стреляли в твоего друга Джима Рэйгена. Разве это тебя не коробит, Дэн?

Он кивнул, прищурил свои совиные глаза, пытаясь изобразить на лице возмущение, и сказал:

– Ужасно! Полиция должна арестовать их.

– Это прекрасная идея, Дэн. Я поделюсь ею с Биллом Друри; он наверняка подумает о твоем предложении. Насколько мне известно, Финкель и Леонард скрылись. Было бы хорошо, если бы они остались живыми.

Серителла медленно кивнул:

– Ты имеешь в виду то, что, если они объявятся и во время допроса... ничего не упомянут о Гузике... а, возможно, упомянут о ком-либо другом, это сможет убедить Джима в том, что Гузик действительно настроен на деловые переговоры.

– Для парня, который стремится знать как можно меньше, – сказал я, – ты достаточно сообразителен, Дэн.

Серителла поднялся, помог выйти из-за стола своей протеже, взял ее под руку и сказал мне:

– Я попробую сделать то, о чем ты просишь. Затем он улыбнулся и кивнул всем остальным, включая Пегги, которая широко улыбнулась ему в ответ, хотя глаза ее оставались холодными. Но они уже не были такими, когда она посмотрела на меня.

– Неплохая работа, старик, – сказал Пит с улыбкой до ушей. Он развалился на стуле, скрестив на груди руки. – Ты сыграл хорошую партию с этим мастером сомнительных афер.

– Мне, может быть, следовало быть с ним чуточку построже, – сказал я. – Он хорек. Но он влиятельный хорек. С другой стороны, его покровители из уголовного мира смотрят на него «сверху вниз». К человеку, подобному Серителле, парни из Синдиката относятся снисходительно, его терпят, но не любят, тем более не уважают. Думаю, я обращался с ним так, как с ним обращаются его боссы.

– Ты проделал свою работу отлично.

– Благодарю. – Я обвел глазами зал. – Мне кажется, сегодня твой свидетель так и не покажется.

– Он должен прийти, – сказал Пит. – Тед Джонс вряд ли откажется пропустить пару рюмок в клубе «Де Лиза». Еще нет и двенадцати часов. Он обязательно появится.

– Хорошо, – сказал я, поднимаясь из-за стола и пропуская вперед Пегги. – Я думаю, я оставлю его на твое попечение. Дай мне знать, как он отреагировал на фото Фенкеля и Леонарда. Он должен их узнать. А с меня на сегодня достаточно.

– Ты думаешь, Гузик сдаст этих двоих?

– Возможно. Но есть и другая возможность: их трупы могут обнаружить в какой-нибудь канаве, особенно если Гузик все же нанял их. Тебе двенадцати хватит на все про все?

Пит сказал, что вполне, и я передал ему двенадцать долларов – плату за нашу с Пегги еду и выпивку. Это было совсем не дорого. Тем более, что мне не пришлось платить за выступление той красотки, которая изгибалась кренделем.

– Нат, – сказала мне Пег, когда мы уже лежали в постели. – Я хочу поблагодарить тебя.

– Это я должен благодарить тебя.

Она улыбнулась:

– Не за это, дурачок. А за то, что ты пытаешься сделать для дяди Джима.

– Что же я пытаюсь сделать для твоего дяди?

– Несмотря на все, что ты мне говорил, ты действительно пытаешься выяснить, кто намеревался убить его?

Я пожал плечами – попытался пожать плечами, так как лежал на боку.

– Мне это интересно – такова уж моя натура. И твой дядя прав в какой-то степени. Иметь дело с Гузиком будет легче, если мы узнаем, что это не он платил наемным убийцам.

– Что ты намерен предпринять дальше?

– Ничего. Следующего шага не будет.

– Я не могу поверить этому...

– Тебе придется, милая, потому что это правда. Друри намерен схватить этих парней, и, если все пойдет нормально, если улики против них будут серьезными, от которых не сможет отмахнуться прокуратура штата, они будут преданы суду и понесут наказание.

– А будут осуждены те, кто нанял их?

– Если только реки потекут вспять. Независимо от того, кто это сделал, Гузик или Сигел, ни один из них не предстанет перед судом.

– Почему?

– Потому что таковы правила игры. Крупные рыбины никогда в сеть не попадут; они всегда смогут разделаться с семьями или друзьями тех мелких рыбешек, которые по этой причине вынуждены принимать на себя всю ответственность. Даже если этих двух отправят на электрический стул, они все равно будут молчать и ни слова не скажут о тех, кто их послал.

Пегги, казалось, была готова расплакаться.

– Где же тогда справедливость, правосудие?

– Скажи-ка мне, ты знаешь случаи, когда правосудие вершилось до конца? Я что-то не припомню таких случаев.

Она села на кровати. Маленькая, как ребенок, она держала в руках одеяло и смотрела прямо перед собой.

– Если бы я знала, кто это сделал, я бы сама убила его.

– Это глупо.

Она посмотрела на меня сверкающими глазами:

– Это не глупо. Они пытались убить дядю Джима!

– Эй, но они и меня пытались убить. Ты, кажется, всегда упускаешь эту маленькую деталь.

Какое-то время она молчала. Я тоже. Затем, не глядя на меня, она сказала спокойным тоном:

– Я снова разговаривала с Джинни – перед тем, как она уехала из города на этой неделе.

– С Джинни? – сказал я отнюдь не спокойным тоном. – С Вирджинией Хилл? О чем вы с ней могли разговаривать?

– Мы с ней друзья. Я, думаю, имею право общаться с теми, с кем мне хочется.

– Конечно, конечно. Но только она дрянная девчонка, отбившаяся от рук. Тебе следовало бы поменьше с ней общаться.

Она помолчала, как будто что-то взвешивая, и выложила свой козырь:

– Она знает Багси Сигела. Она сказал мне об этом.

– Да?

– Она... она что-то вроде его подружки.

– Его подружка? Прекрасно. Значит, она пыталась выудить у тебя сведения о твоем дяде в тот раз...

– Возможно. Но она не знает, как я отношусь к нему. Ко всему, что случилось с ним. Как мы дружны с ним.

– Ну и что? Что из этого следует?

– Она предложила мне работу.

– Работу! Какую? Доставлять клиентам портфели, набитые деньгами, спать с сенаторами?

Она проигнорировала мои слова и сказала:

– Ей нужна секретарша.

– Для чего?

– У нее есть свой бизнес.

– Ну и где это? В Голливуде?

Она кивнула.

– Не думаешь же ты серьезно...

Она коснулась моей руки:

– Нат, подумай немного. Если я буду работать у Джинни, я могу быть ближе к этому «Багси» Сигелу. А значит, мне, возможно, удастся что-то выяснить.

– Что-нибудь выяснить? Ты что, шутишь? Или, может, ты сумасшедшая? Или ты решила стать детективом?

– Если я буду рядом с ним, я смогу узнать, какие у него планы в отношении дяди Джима.

– Это глупо. Сигел не дурак, чтобы говорить о чем-либо в присутствии племянницы того, кого он хочет убрать – предположим, что хочет убрать. Все это сумасшествие. Даже и не думай об этом.

– Джинни совсем не знает, как я отношусь к дяде. Я могу сделать вид, что мы с ним в ссоре, что его ненавижу.

– Ты что, собираешься играть в школьном спектакле? Не помышляй даже об этом. Тебе ничего не удастся сделать, ты лишь накличешь на себя беду.

– Я надеялась, что ты одобришь мою идею.

– Да, это хорошая идея для радиоспектакля. Для реальной жизни – это бред. Я ничего не хочу слышать об этом.

– Ты действительно настроен решительно против?

– Конечно.

– Тогда... тогда я не поеду.

Я ничего не сказал. Я чуть было не сказал: «Ты будешь чертовски права, если не поедешь». Вместо этого я прикоснулся к ее лицу и нежно ей улыбнулся. Она также улыбнулась мне, но чувствовалось, что она разочарована.

– Хорошая девочка, – сказал я.

Я поцеловал ее, погасил настольную лампу и накрыл ее и себя одеялом, кондиционер в отеле «Моррисон» в эту ночь работал на полную мощь. Я обнял ее.

– Я люблю тебя, девочка.

– Я люблю тебя, Нат. Очень.

Мы уже почти спали, когда зазвонил телефон. Было около двух часов ночи, и так поздно мне никто не звонил. Я подбежал к телефонному аппарату, который стоял в другой комнате. На проводе был Друри.

– Нат, – сказал он. Его голос звучал глухо. – Это началось.

– Что началось?

– Тед Джонс мертв.

– Что? А, черт...

– Его убил другой чернокожий. Пьяная ссора.

– Пит собирался встретиться с ним сегодня вечером...

– Тед так и не появился в клубе «Де Лиза». Пит отправился на место убийства. Нам будет трудно что-нибудь доказать в этом деле...

– Это может испугать других свидетелей.

Он вздохнул:

– Я знаю. А я-то думал, что эти ублюдки уже у меня в кармане.

– Что ты предпримешь?

– Я не собираюсь отступать, – сказал он, словно обиженный тем, что я мог допустить обратное, хотя у меня и в мыслях этого не было. – Я приставлю к оставшимся свидетелям охрану, пока мы не схватим Финкеля и Леонарда. Если свидетели снова укажут на них и мы получим соответствующие показания, то мы еще повоюем.

– Кто это все-таки? Гузик?

– Или Сигел, как ты сам говорил мне недавно.

– Финкель и Леонард – евреи, – сказал я, размышляя вслух. – Гузик с Сигелом тоже.

– Но Дэви и Блинки ни с тем, ни с другим особых связей не имели.

– Но в то же время они букмекеры, – заметил я, – это значит, что какие-то связи они могли иметь.

– Верно.

– Мне очень жаль, что все так вышло, Билл.

– Ничего, – сказал он усталым голосом. – Спасибо тебе за помощь, Нат. Ты хороший парень, несмотря ни на что.

– Я князь тьмы, – сказал я и повесил трубку.

– Что там случилось? – спросила Пегги.

Я повернулся к ней. Она была в коротенькой голубой ночнушке – совсем юная – и своими фиалковыми глазами встревоженно смотрела на меня.

Я передал ей наш разговор с Друри.

Ее лицо горело; она сжала кулаки:

– Они хотят замести следы? Да?

Я подошел к ней, обнял ее маленькую, хрупкую фигурку:

– Я так не думаю – я не думаю, что Билл позволит им улизнуть.

Она чуть отступила от меня. Ее лицо выражало волнение.

– Разве ты не сможешь идентифицировать их? Ты же узнал их, не так ли?

– В больнице – да, но не тогда, когда они стреляли. Я уже сделал соответствующее заявление в прокуратуре. Оно хранится там.

– А ты не можешь изменить свои показания?

– Прийти спустя неделю и сказать, что меня вдруг осенило? После того, как столкнулся с ними недалеко от больничной палаты Рэйгена? Обвинитель не станет говорить со мной на эту тему.

На ее лице появилось выражение отчаяния.

– Я хочу, чтобы ты... схватил их.

– Это тебе не Додж-Сити тысяча восемьсот восьмидесятого года. Это Чикаго тысяча девятьсот сорок шестого года, что намного хуже. И все-таки времена меняются, и я могу сделать для тебя не так уж и мало. Я думаю, ты знаешь это. Но я не могу начать отстреливать парней из Синдиката.

– У нас нет никакого правосудия, правда?

– Безусловно, это так. Тут даже не приходится говорить о соблюдении каких-либо законов вообще.

– Поэтому мы должны сами что-то предпринять.

– Нет, – сказал ей я. – У нас есть честнейший коп, у которого трое живых свидетелей. Он схватит этих подонков. А мы с тобой сейчас пойдем спать. Это все, что нам следует делать.

И мы вернулись в спальню.

В темноте она сказала:

– Если даже ему удастся упрятать их за решетку, что будет с теми, кто их нанял?

Я больше не мог говорить на эту тему.

– Девочка, – сказал я, – давай спать!

Не знаю, уснула она или нет. Я уснул, и мои сны были довольно приятными: я сидел на той самой движущейся платформе, у меня на коленях – Реба. Вернее, это была и Реба, и Пегги, и красотка из ночного клуба, которая изгибалась, словно крендель.

Я любил Пегги, но оставлял за собой право обладать во сне любой женщиной, которая мне нравилась.

Я проспал до десяти часов утра. Пегги к этому времени уже ушла. Я не придал этому особого значения. Так было не раз. Позже, в течение дня, я пытался дозвониться до нее. Я звонил ее тете, за которой она сейчас ухаживала, но мне сказали, что она не может подойти к телефону.

Наконец, в понедельник, моя секретарша, Глэдис, передала мне записку от Пег, которая все-таки позвонила в офис. Она сообщала, что «к сожалению, ей пришлось вылететь утренним рейсом в Голливуд».

Глава 11

Красивая обнаженная девушка плескалась в голубой воде бассейна, размеры которого позволяли проводить в нем Олимпийские соревнования. Если быть точным, девушка была не абсолютно голая – на голове у нее красовалась белая купальная шапочка. Она медленно, лениво двигалась в воде, на поверхности которой играли солнечные блики, слепя глаза, так что приходилось напрягать зрение, чтобы рассмотреть девушку. Но зрелище стоило того. Была среда, вторая половина дня, я сидел у кромки бассейна во внутреннем дворике просторной виллы, выложенной из белого кирпича, в Беверли Хиллз. Ее хозяин, небольшого роста темноволосый мужчина, сидел рядом. На нем был темно-голубой шелковый халат с вышитыми инициалами – «Д. Р.». Его слегка поредевшие волосы были зачесаны назад в стиле Валентине – прическа, которую он носил с тех времен, когда был профессиональным танцором. Его глаза по-прежнему были выразительны, а сам он – привлекателен. Хотя, безусловно, годы оставили на нем своей отпечаток. Он набрал лишний вес; его подбородок несколько отяжелел, появился животик. Он сидел на складном стульчике рядом с небольшим столиком, закрытым от солнца большим, подобно шатру, зонтиком, потягивая из бокала чай со льдом, и медленно тасовал карточную колоду, с легкой улыбкой наблюдая за плавными движениями купающейся девушки. Из дома доносились звуки джазовой музыки: работал радиоприемник.

– Рад, что ты нашел время заскочить ко мне, – сказал Джордж Рафт в своей обычной бесстрастной манере.

Я чувствовал себя в своем коричневом костюме так, словно на мне была зимняя одежда. Мне хотелось расслабить галстук, снять шляпу, вообще раздеться, но я не стал этого делать, тем более, что моя рука была занята – я держал бокал с чаем со льдом, который мне вручил телохранитель Рафта – этакий увалень, передвигавшийся тяжело и неуклюже. Его звали «Киллер». Он был одет в голубую футболку и белые широкие брюки и смахивал на вышибалу из ресторана. Как бы то ни было, он оправдывал свою кличку «Киллер», по крайней мере здесь, в Калифорнии.

Я не хотел бы оставаться здесь надолго. Это место было для меня чем-то вроде заграницы. По мне, эти пальмы и виллы в испанском стиле были уместны для какой-нибудь экзотической страны, но только не для Соединенных Штатов. Здешний климат располагал лишь к безделью; я имею в виду жару и влажность.

– Мне приятно это слышать, Джорж, – сказал я. – Прошло столько времени, хотя я, конечно, надеялся, что мое имя тебе кое о чем напомнит.

Он слегка улыбнулся:

– Как я могу забыть о том времени, когда нас связывало общее дело?

Речь шла о работе, которую он однажды поручил мне. Это было в 1933 году. Правда, говоря откровенно, эту работу я выполнял не для него, а для Аль Капоне, который в то время сидел в тюрьме в Атланте. Рафт действовал лишь в качестве посредника; эту роль он исполнял в жизни так же часто, как на экране – роль крутого парня.

Ни для кого не было секретом, что Рафт в свое время был бутлегером и что его приятель – гангстер Оуни Мэдден отправил Рафта на западное побережье и с помощью своих связей помог ему начать карьеру киноактера. Итак, бывший вор-карманник Рафт стал сниматься в фильмах, выступая с танцевальными номерами. Чарльстон или чечетку он исполнял совсем недурно. При этом он по-прежнему, так сказать, «на стороне» занимался бутлегерством для своего приятеля Мэддена.

– Ты говоришь, что хотел бы встретиться с Беном, – сказал Рафт. – Я думаю, что могу устроить это. Но сначала мне хотелось бы узнать, какое у тебя к нему дело.

– Можно сказать, что я хочу встретиться в ним по личному вопросу, – сказал я, потягивая мятный чай со льдом. – Сюда я приехал по одному делу. Но оно не имеет никакого отношения к Бену Сигелу. А к нему у меня личный вопрос.

– Да?

– У меня есть подруга по имени Пегги Хоган, которая приехала сюда чуть больше недели назад. У нее с Сигелом есть кое-какие общие друзья. Ты слышал о ней, Джордж? Или, может, где встречал ее?

Рафт оторвал взгляд от обнаженного тела в бассейне и посмотрел мне в глаза, как бы давая понять, что все, что он говорит, правда.

– Никогда не слышал о ней, – сказал он, и это прозвучало в его устах довольно правдоподобно.

– У меня есть причина думать, что она имеет тесные контакты с Вирджинией Хилл. Рафт усмехнулся:

– Джинни обладает способностью привлекать к себе самых разных людей.

– И она подружка Бена Сигела?

– Она так считает.

– Что ты имеешь в виду?

– Бен никогда не живет только с одной женщиной.

– Да, это само собой разумеется. Он ведь женат, не так ли?

– Разведен. – Рафт пожал плечами. – Он был женат на сестре Уйти Краковера, упокой Бог его душу.

Уйти Краковер, кроме того, что он был шурином Сигела, проходил с ним вместе по одному уголовному делу, связанному с убийством Гарри «Биг Грини» Гринберга. Уйти был убит в Нью-Йорке в 1940 году после того, как появились слухи, что он сотрудничает со следствием. Это было убийство, которое, вероятнее всего, подстроил Сигел. И это, как я понимаю, омрачило супружескую жизнь Бена.

Я уже начинал становиться специалистом по Сигелу. Меня основательно ввел в курс дела Фред Рубински, бывший полицейский из Чикаго, у которого здесь, в Калифорнии, было небольшое частное сыскное бюро. Он владел также довольно приличным рестораном на Солнечном Побережье. Одной из целей моей поездки сюда было намерение обсудить с Фредом возможность кооперирования наших двух сыскных агентств; об этом я уже не раз задумывался в прошлом. Фред имел офис в здании, расположенном в деловой части Лос-Анджелеса. Мы были старые знакомые, если не друзья, и он встретил меня накануне вечером в аэропорту, после того, как я почти весь день провел в воздухе, вылетев утренним рейсом из Чикаго.

Это утро мы провели у него в офисе на Брэдбери-стрит, расположенном в здании довольно причудливой архитектуры начала века. Во всяком случае, я так бы назвал балконы с лепными украшениями, лестницы, перила которых были выполнены из ажурной стали, лифты в виде огромных птичьих клеток и застекленную крышу центрального входа с огромным холлом, пол которого был выложен глазурованной плиткой.

В офисе Фреда, сорокалетнего мужчины, с большой круглой лысой головой, была приемная, где сидела его секретарь – довольно миловидная блондинка, рядом с приемной находился его личный кабинет. К нему прилегала еще одна комната, где размещались сотрудники агентства – четыре детектива. Дела Фреда шли вполне успешно. Мы уже обсуждали с ним возможность совместных операций в прошлом году, когда он приезжал на праздники в Чикаго, чтобы навестить родных и друзей. Сегодня мы обсудили эту тему более детально.

Но главным образом я надеялся выпытать у него побольше информации, связанной с Сигелом, для которого Фред выполнял кое-какую аналитическую работу.

– Мы, в частности, выявляем поддельные чеки, – объяснил Фред. – Он владеет «Гловер клубом», как ты знаешь.

– Это что, ночной клуб?

– Да, с комнатами для азартных игр. Это любимое место кинозвезд, где они сорят деньгами. Он также является совладельцем ипподрома в Тихуане и ряда заведений в Лас-Вегасе.

– Чем еще занимается Сигел, кроме игорного бизнеса?

Фред пожал плечами:

– Всем понемногу. Наркотики, проституция, скупка краденого и так далее. Говорят, что Лучиано отправил его сюда в середине тридцатых, чтобы распространить здесь влияние чикагских группировок.

Я кивнул:

– Кажется, это было сразу после того, как Нитти послал сюда Бьоффа и Брауна с тем, чтобы они заставили раскошелиться дельцов кинобизнеса – в обмен на гарантии защиты от разного рода «непредвиденных обстоятельств».

– Точно, – ответил Фред. – И, как говорят, Бен занял их место, когда их упрятали за решетку по обвинению в рэкете.

– Как ему это удалось?

– Бьофф и Браун контролировали профсоюз рабочих сцены. Правильно? Ну, а Бен имел контроль над теми, кто занимал высокие посты в кинобизнесе.

– Я не знал, что Сигел настолько влиятелен. Мне было известно лишь, что он владеет на Западном побережье филиалами «Транс-Америкэн», информационной службы о скачках и бегах, принадлежавшей гангстерской организации.

– Верно, он занимается и этим. И еще он создает в пустыне оазис – казино. Около Вегаса. Что-то вроде сказочного городка.

Я с удивлением покачал головой:

– Я не знал и сотой доли того, что ты рассказал мне о Сигеле. В основном я черпал информацию о нем в газетах. Если он действительно тесно связан с Рафтом, как об этом говорят, у меня будет возможность узнать его поближе. Я как-то выполнял одну работенку для Джорджа.

– Рафт действительно поддерживает тесные связи с Беном. Они близкие приятели.

Насколько мне было известно, в прошлом году Рафту пришлось выступить в суде в защиту Сигела, который был арестован вместе со своим приятелем Ален Смили за букмекерство. Рафт находился у Сигела во время ареста, но его не стали задерживать. В суде, выступая в качестве свидетеля, Рафт настаивал на том, что все они трое, будучи в номере отеля, просто делали по телефону ставки в качестве обычных любителей лошадиных бегов. Рафт вел себя в суде как крутой парень в голливудской ленте, требуя от судьи, чтобы тот не мешал ему говорить свободно и не перебивал его.

– Почему Рафт привязан к такому парню, как Сигел? – выразил я свое недоумение.

– Гм, мне Бенни тоже нравится, – сказал Фред, пожав плечами. – Он всегда вел себя со мной по-джентльменски. И он исправно платит по своим счетам. Ну кроме того, с ним приятно иметь дело. Он может очаровать кого угодно.

– Ты не возражаешь, Фред, если я временно воздержусь от восторгов? Если даже «Багси» укокошил лишь только половину из тех людей, которых ему приписывают, не думаю, что это может вызвать у кого-нибудь умиление и восторги.

– Конечно, это твое дело, как к нему относиться, но, ручаюсь, ты посмотришь на него другими глазами, когда встретишься с ним лично.

У Фреда была книжка с телефонами различных кинозвезд и других знаменитостей, которые нельзя было найти в обычном телефонном справочнике. Номер телефона Рафта также был у него записан. Я позвонил на виллу актера из офиса Фреда и застал его дома. Рафт тут же вспомнил меня и сразу пригласил к себе.

Фред дал мне один из трех автомобилей, которые принадлежали агентству, серый «форд-седан», и я вскоре убедился, что не был в Лос-Анджелесе достаточно долго, чтобы уверенно ориентироваться на местности.

В конце концов я добрался до виллы Рафта. Я свернул в подъездную аллею его виллы как раз в тот момент, когда мимо проезжал автобус с туристами, которые, щурясь от солнца, пытались разглядеть во мне какую-нибудь кинознаменитость. Они, видимо, были разочарованы, когда поняли, что я ею не являюсь.

Рафт, сидевший на складном стуле у кромки бассейна, был такой знаменитостью. Я, правда, не знаю, в какой степени. Его тесная дружба с Сигелом плохо сказывалась на его паблисити, во всяком случае их дружба не была секретом для вездесущих газетчиков. Он также постоянно конфликтовал с кинопродюсерами, отказывался от предложенных ролей, пропускал киносъемки. Прежде это ему легко сходило с рук. Сейчас же, будучи в возрасте пятидесяти лет, Рафту трудно было совмещать в себе крутого парня и страстного любовника – именно такой репутацией он пользовался все предыдущие годы.

Молодая обнаженная женщина наконец вышла из бассейна, у нее была великолепная, точеная фигура. Ее тело было смуглым. Голубая вода, из которой она только что вышла, скрывала это. Она вытянула руки, словно пытаясь обнять солнечные лучи. Волосы у нее на лобке были светлыми. Она стянула с себя купальную шапочку, распустила длинные светлые волосы, которые легли на ее влажные плечи, и улыбнулась улыбкой, похожей чем-то на улыбку Бетти Грэйбл, одной из последних любовниц Рафта, если верить сплетням газетчиков.

Девушка царственной походкой подошла к нам и остановилась напротив маленького брюнета в шелковом халате; она была выше его и раза в два моложе.

– Вода была отличная. Спасибо.

– Тебе спасибо.

– Спасибо за все.

– Я рад, что тебе это понравилось.

– Ты не хочешь, чтобы я осталась после обеда?

– Нет, крошка, на сегодня достаточно.

Он сунул руку в карман халата и достал стодолларовую бумажку, согнутую пополам. Он протянул ее ей, и она, улыбнувшись белозубой улыбкой, быстрым шагом направилась к дому, покачивая пухлыми ягодицами.

Девушка за все это время ни разу не взглянула на меня, как будто меня здесь вообще не было.

Рафт, в отличие от нее, не забывал о моем присутствии и, закурив сигарету, сказал:

– Удобнее всего иметь дело с проститутками. У меня было достаточно любовных приключений. Послушай моего совета, Нат. Если у тебя будут лишние деньги, воспользуйся услугами девочки по вызову.

Я не мог понять, почему такой парень, как Рафт, который даже в свои годы мог позволить себе иметь почти любую женщину, какую бы он ни пожелал, должен был платить за любовные утехи. Но я не стал спрашивать его об этом.

Он сказал:

– Я приведу тебе один пример. На этой неделе я узнал, что мне нужно явиться в суд. Певица из ночного клуба, с которой я познакомился в прошлом году, разводится с мужем, и я фигурирую в этом деле. – Он покачал головой. – Проще иметь дело с проститутками.

– Возможно, это хороший совет, Джордж. Но меня всерьез интересует эта Пегги Хоган. Я хочу найти ее прежде, чем Вирджиния Хилли обучит ее ремеслу публичной девки.

– Кто такая эта Пегги Хоган? Как она попала из Чикаго в Голливуд?

– Она племянница Джима Рэйгена.

– Джима Рэйгена... Это тот парень, который занимается службой информации о скачках и бегах?

– Да.

– Бен конкурирует с этим парнем. Его не пытались убить? Недели две назад?

Рафт хотел казаться искренним в своем простодушии. «Однако, – подумал я, – он не слишком хороший актер для этого».

– Да. Ты, наверное, читал в газетах? Помнишь, что там писали о телохранителе Рэйгена, у которого заело карабин?

Он бросил взгляд в сторону опустевшего бассейна:

– Нет. Я почти не читаю газет. Я только слышал, что Рэйгена пытались убить.

– Ну так вот, я был его телохранителем.

– Ты работаешь на него, Нат?

– Да. Он мне прилично платит. Он очень беспокоится за свою племянницу и просил, чтобы я вернул ее домой.

Я не счел нужным посвящать его в то, зачем она приехала сюда. Иначе говоря, рассказывать ему о том, что Пегги (а также ее дядя) желали выяснить, был ли Бен «Багси» Сигел тем человеком, кто подослал наемных убийц.

– Почему бы тебе не отправиться потолковать с Джинни, – предложил он, выпуская из ноздрей дым и продолжая смотреть не на меня, а на воду бассейна. – Она, скорее всего, дома или скоро там будет. Она снимает виллу в Беверли Хиллз.

– Пегги может оказаться там же, – сказал я.

– Разве это не то, что тебе нужно?

Я, откровенно говоря, не знал, что мне было нужно. Я не знал, как начну разговор, когда встречусь с ней. Там, на борту самолета, я проигрывал разные варианты нашей встречи, нашей беседы. Я был взбешен ее выходкой и в то же время я беспокоился за нее. И я чувствовал себя немного не в своей тарелке. Насколько я понимал, она любила меня, следовательно, она не должна была сбежать от меня, как это могло показаться на первый взгляд. Я ждал чуть больше недели, прежде чем беспокойство и бессонница не вынудили меня взять билет на самолет. Она не позвонила и даже не написала; я находился в полном неведении, и это начинало сводить меня с ума. Кроме того, как я сказал, я очень беспокоился за нее. Джим тоже был обеспокоен ее отъездом, он особенно встревожился, когда я рассказал ему, что Пег решила сама выяснить все о Сигеле, став секретарем у Вирджинии Хилл. Мне не нравилось, что пациент, безопасность которого я обеспечивал, находится в расстроенных чувствах – это не шло на пользу его здоровью, хотя доктор Снэйден сказал, что Джим поправлялся даже быстрее, чем они рассчитывали, и мог выписаться из больницы через несколько недель. В конце концов я договорился с Друри о том, чтобы усилить охрану в Мейер Хаусе, возложив руководство агентством А-1 на Луи Сапперстейна, а сам отправился на Западное побережье.

– Я могу позвонить туда и узнать, дома ли Джинни, – предложил Рафт.

– Лучше не надо, – ответил я. – Я не знаю, считает ли Вирджиния Хилл меня своим другом. Лучше я сам поеду туда. Ты сможешь объяснить мне, как проехать к ее вилле?

– Конечно, – сказал он. – Ты можешь также купить карту, где указаны виллы кинозвезд. Она живет в особняке, который в свое время построил для себя Валентине.

– Сеньора Хилл предпочитает, чтобы вокруг нее все было лишь первого сорта, не так ли?

– Она, наверное, пользуется тампонами из норкового меха, – съязвил Рафт. – Иногда я задаю себе вопрос, что Бен нашел в ней – обыкновенная здоровая баба. Она ругается, как портовый грузчик.

– Я знаю ее, – сказал я. – Какой бы ни был у нее язык, следует признать, что она красотка или, во всяком случае, была таковой.

Рафт ухмыльнулся:

– Посмотри вокруг себя, Нат. На каждом углу ты сможешь встретить по меньшей мере четырех симпатичных девиц, а на следующем углу будут стоять еще четыре такие же симпатяги. Такой парень, как Бен, может выбрать себе любую красотку.

– Тогда почему он так возится с ней?

– Возможно, из деловых соображений. Она имеет тесные связи со многими его друзьями на востоке страны. У них своего рода партнерство, своего рода брак. И, конечно, она все еще недурна собой. Я помню, что сказал Бен после первой ночи с ней в «Шатэ Мармон»...

Рафт посмотрел на небо, как будто плывущие но нему облака могли освежить его романтические воспоминания.

– ...Джордж, сказал мне Бен, у нее превосходнейшая задница – я такой никогда не видел.

Хотя я и был под впечатлением от услышанного, я все же задал вопрос:

– Как долго ты знаком с Сигелом?

– Вечность. Еще с того времени, когда он был задиристым мальчишкой с Лауер Ист-Сайда. Он всегда был упрямым и амбициозным. Он приехал сюда, в Голливуд, потому что хотел стать влиятельным, заметным человеком. И он добился этого. Он месяцами отсутствует, но, когда я вижу его здесь, он постоянно находится в обществе таких известных людей, как Джордж Джессел, Кэри Грант, Марк Хеллинджер и других.

– Включая тебя.

– Да, я даже не знаю, настолько ли он близок и дружен с ними, как со мной. Я не знаю тех, кто не любил бы его. Он настоящий парень. – Выражение его лица стало чуть жестче. – Конечно, некоторые из его друзей покинули его после того, как о нем стали писать всякие разоблачительные истории в газетах. Бену из-за этого даже пришлось выйти из членов клуба «Хиллкрест Кантри». – Он печально покачал головой. – Отказаться от гольфа – это было настоящим ударом для Бена.

– Я видел его фотографии в газетах. Он выглядит на них настоящей кинозвездой. Рафт широко улыбнулся:

– Он несостоявшийся актер; ему хотелось сделать кинокарьеру. – Он чуть подался вперед, как бы давая понять, что делится со мной конфиденциальной информацией. – Бен всегда старался присутствовать на съемках, стоя рядом с операторами и задавая им самые разные вопросы. У него у самого были десятки кинокамер, осветительные прожекторы и всякой другой киноаппаратуры больше, наверное, чем в студиях Голливуда.

– Для чего?

– Для домашних съемок. Однажды я целый день снимал его по его просьбе. – Рафт засмеялся, видимо вспоминая об этом случае. – Он пытался по-своему сыграть одну из моих сцен. Хотел показать, где я был неточен.

– Он всерьез занимается кино?

– Это все в прошлом. Правда, кое-какой отснятый материал он показывал. Он хотел, чтобы кинопродюсеры знали, что он способен сыграть в кино. Но никто так и не заинтересовался им всерьез – из-за его биографии, надо думать. Я тоже не святой, но в списке моих судимостей все же нет дела об изнасиловании.

– Он действительно такой сумасшедший, как о нем говорят?

– Я бы сказал, что иногда он бывает несдержан. Что же касается его прозвища, которое он ненавидит – «Багси», – то история его такова: много лет назад, судья, выведенный из себя, назвал в суде его и Мейера Лански «парой клопов».

– И эта кличка «Багси» прилипла к нему, хотя никто не называет его так в лицо.

– Никто не называет его так в лицо очень и очень давно, – сказал Рафт, кивнув. – У него бывает порой несносный характер, все верно. Особенно если его обидеть или оскорбить. Он очень тщеславен и самолюбив. Он одевается у лучших портных, ходит каждую неделю в парикмахерскую Дракера в Беверли Хиллз. Он часами стоит под душем, рано ложится спать, почти не пьет. И очень заботится о своих волосах.

– А это почему?

– Когда он был мальчишкой, его волосы были красивыми – густыми и волнистыми. Но сейчас он лысеет. Я как-то на этом обжегся: решил подшутить над ним на его дне рождения в прошлом году и презентовал ему упакованный и перевязанный лентой парик. Думал, он посмеется вместе со мной. Он разозлился, как черт, смотрел на меня волком, и понадобился целый час, чтобы как-то успокоить его. Хорошо, что я знаю его слабое место.

– Какое же, Джордж?

– Я иногда называю его «малышом с голубыми глазами». Это доставляет ему такое удовольствие, что он тут же забывает о всех обидах. Не думаю, чтобы кто-нибудь еще мог так реагировать на эти слова, как он.

– Насколько я понял, этот парень довольно своеобразный. Мне бы хотелось встретиться с ним – независимо от того, как у меня сложатся дела с Вирджинией Хилл.

– Как долго ты собираешься здесь пробыть?

– Трудно сказать.

– Бен сейчас почти не бывает в городе. Почти все время он проводит в Лас-Вегасе.

– А... из-за этого казино, которое он там возводит...

– Да, но это будет не только казино, но и обширный курорт – отели, рестораны, плавательные бассейны. Словом, классное место! Он ведет строительство на полоске земли между Вегасом и аэропортом и ухлопал уже кучу денег на это.

– Собственных?

– Своих собственных и денег тех, с кем он дружит. Моих в том числе. Все дали понемногу – парни из восточной части страны, а также твои земляки из Чикаго. Бен говорит, что место будет настолько сказочным, что сам Де Миль будет выглядеть жалким биржевым игрочишкой.

– Я не знал, что Де Миль занимается игорным бизнесом.

– Ты не считаешь кинобизнес азартной игрой? Нат, ты не поймешь меня до тех пор, пока будешь считать, что та же игра в кости – это просто игра, а не бизнес.

Появился «Киллер»; он принес бокалы со свежеприготовленным чайным напитком. Рафт спросил его, вызвал ли он такси для девушки. «Киллер» утвердительно кивнул и снова ушел в дом.

Я отхлебнул из бокала.

– Почему Вирджиния не в Вегасе вместе с ним?

– Часть времени она проводит там. Но довольно часто возвращается сюда.

– Почему?

– Она ненавидит пустыню.

– Насколько я понимаю, чтобы встретиться с Сигелом, мне нужно будет отправиться в Лас-Вегас?

– Не обязательно. Он собирается приехать в город в конце недели. В пятницу вечером. На презентацию теплохода «Люкс».

– А это что такое?

– Новый теплоход Тони Корнеро, специально оборудованный под казино. Бен был одним из партнеров Тони, когда у него был другой пароход – «Рекс». Хочешь побывать на «Люксе»? Ты можешь отправиться вместе со мной.

– Это было бы прекрасно.

– А сейчас, если позволишь, – сказал Рафт, вставая и затягивая пояс халата, – я пойду немного посплю. У меня сегодня на вечер запланирована одна встреча.

Глава 12

Беверли Хиллз не всегда было таким престижным местом, каким оно стало позже. На Голливудских холмах селились актеры, которым был закрыт доступ в высший свет и элитные клубы Лос-Анджелеса. Они строили себе сказочные особняки, выбрасывая деньги на возведение домов один причудливее другого. Одним из первых таких голливудских особняков было шестнадцатикомнатное «Соколиное гнездо» Рудольфе Валентине. Этот дом он построил за год до своей смерти.

Расположенное на склоне холма, это двухэтажное строение впечатляло своими размерами, но мне оно показалось чем-то вроде большой казармы – с белыми стенами и украшенной фестонами красной черепичной крышей. Особняк располагался в живописном месте. Словно зеленым поясом, его окружало множество деревьев, которые, однако, не закрывали вид на близлежащие холмы, Лос-Анджелес и даже остров Каталина.

Стоял июльский теплый полдень. Общий вид особняка, утопавшего в зеленом море, создавал впечатление чего-то нереального, киношного. Это была Калифорния, где реальная жизнь и кино слились воедино.

Я оставил свой «форд» на открытой бетонной площадке рядом с воротами виллы. Вокруг не было видно следов каких-либо других автомашин, хотя рядом была конюшня, переоборудованная под гараж. Я прошел через арочный проход и приблизился к двустворчатым дверям дома – огромным дубовым плитам, о которые, наверное, можно было разбить кулаки, пытаясь достучаться до хозяев. Наверное, благодаря таким дверям и изобрели звонок, и в «Гнезде Сокола» таковой имелся. Я позвонил.

Затем еще раз.

Рафт звонил сюда по телефону, чтобы предупредить о моем визите, и Вирджиния должна была знать, что я еду к ней, и быть дома. Прошло всего лишь около пятнадцати минут после телефонного звонка Рафта, но на мои звонки в дверь никто не откликался. Я позвонил снова. Звук звонка, похожий на мягкий перезвон курантов, приглушенно отзывался за массивными дверями.

Наконец они открылись, и между дверными створками появилась она – с полуулыбкой на лице, с распущенными, длинными до плеч подкрашенными в рыжий цвет волосами и смеющимися серо-зелеными глазами. Нет, ее глаза, конечно, не говорили «ха-ха-ха» или что-нибудь в этом роде, но вы, надеюсь, меня поняли.

Я еще не сказал вам, что она была голой? Так вот, она была совершенно голой. Признаюсь, я слегка опешил. Это уже была вторая голая красотка за сегодняшний день. Может быть, у них так принято в Калифорнии? Поди разбери!

– Привет, Геллер. Тысячу лет тебя не видела. Проходи.

У нее по-прежнему было ее алабамское произношение, но мне показалось, в нем стало меньше мелодичности. Голос ее несколько погрубел, но это, может быть, добавило ей чуть-чуть шарма, и она, как и раньше, произносила слова невнятно, проглатывая их. Сказать, что она была пьяной, было бы несправедливо, но и назвать ее трезвой было нельзя.

Я последовал за ней через огромный холл с высоким потолком, где вполне уместился бы мой номер в отеле «Моррисон» и еще осталось бы место для танцевального зала.

Внутреннее убранство дома было роскошным – на стенах висели старинное оружие, гобелены, чеканка. Но я мало обращал внимания на всю эту дорогую утварь. Я следовал за обнаженной женщиной, чье тело было бело-кремового цвета – такого же, как у статуэтки из слоновой кости, которая стояла на столике в холле. Покачивая бедрами, которые явно были не из слоновой кости, она провела меня в большую гостиную, где подошла к пылесосу, стоявшему у стены, и начала уборку. Эта штуковина гудела довольно громко, но она все же перекричала ее:

– Я прошу извинения, но я не слышала, как ты позвонил в дверь. Геллер!

– Все о'кей! – прокричал я в ответ.

Она продолжала пылесосить, прочищая восточный ковер с причудливым орнаментом, расстеленный у облицованного белым мрамором камина. Над камином висела картина, как я определил, принадлежавшая кисти какого-то старого голландского живописца. Кажется, это был Рембрандт. Мне было сложно разглядеть картину из-за пелены табачного дыма, которая заволокла всю комнату.

Она выключила пылесос, резко нажав ногой на выключатель, скорчив недовольную гримасу, рыча и ругаясь.

– Ненавижу этот проклятый дом, – сказала она.

– Да, – сказал я, сидя на мягком комфортабельном диване, оглядывая дорогую антикварную мебель, стены, окрашенные в нежные пастельные тона. – Это помойная яма, иначе не скажешь.

Она сделала такое лицо, как будто собиралась плюнуть на ковер. Пол в тех местах комнаты, где он не был застлан ковром, блестел как зеркало – хоть катайся на коньках. Гостиная была безукоризненно прибрана, и, казалось, все в ней было расставлено как нельзя лучше. Лишь одно вносило дисгармонию в этот идеальный порядок – голая женщина с электропылесосом.

– Я предупредила эту суку, что пристрелю ее, – сказала она, отставив пылесос и подойдя к низкому деревянному кофейному столику, стоявшему рядом с диваном, где я расположился. Она встала как раз напротив меня и зажгла сигарету, взяв ее из коробки, вырезанной из поделочного камня желто-зеленого цвета и отделанной серебром. Зажигалка, которой она пользовалась, тоже была сделана из того же желто-зеленого камня. Я мог – не поворачивая для этого головы и не кося глазами – видеть рыжеватые волосы на ее лобке, подстриженные в форме сердца. И я не стал отводить глаза в сторону.

Она наклонилась, взяла полупустую бутылку с мятным ликером – при этом ее полные груди слегка раскачивались – и наполнила бокал с растопленным льдом – это был далеко не первый ее бокал. Затем она поставила бутылку назад, на столик – рядом с лежавшим тут же револьвером тридцать восьмого калибра системы «Смит и Вессон». Она запрокинула голову назад вместе с бокалом и почти осушила его до дна. Потом снова наполнила бокал, прикончив таким образом бутылку. Затем она с интересом посмотрела на меня.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – спросила она.

– Не откажусь.

– Что?

– Ром.

– Со льдом?

– Почему бы нет?

Вирджиния подошла к встроенному в стену бару; она двигалась так, словно олицетворяла женское сексуальное начало. Как человек, она мне не нравилась, но сейчас я смотрел на нее как на женщину. Да, находясь в возрасте тридцати лет, она, конечно, была уже не первой свежести. Но ее тело было еще молодым; лицо же Вирджинии Хилл, некогда весьма привлекательное, показалось мне постаревшим по сравнению с тем, что я видел тогда, на вечеринке в 1938 году. Под глазами у нее появились небольшие мешочки, а вокруг глаз – морщинки. У рта тоже образовались заметные складки – свидетельства ее жизненных передряг.

Но ее молочно-белое тело, еще довольно упругие груди и выстриженное рыжеватого цвета сердечко на пикантном месте могли подарить еще немало сладких мгновений.

Правда, прямо передо мной на столике валялся «Смит и Вессон» – словно напоминание о своеобразных представлениях о правилах этикета у его странного хозяина.

Хозяйки.

Она передала мне через стол широкий бокал с ромом и льдом.

– Пей до дна и будь здоров, приятель, – сказала она, поднимая свой бокал с ликером. – Завтра не наступит никогда, а если и наступит, тебя уже может не быть на этом свете.

Я сделал приветственный жест своим бокалом, ничего не сказав, – ибо что можно было добавить к ее оптимистичному тосту? – и отхлебнул рома.

– Я надеюсь, ты не возражаешь, – сказала она, жестом показав на свое голое тело. – Сегодня немного жарковато, а у нас не работает кондиционер.

– Я совсем не против, – сказал я, отметив про себя, что в доме довольно прохладно; я ощущал легкий ветерок, пробивавшийся откуда-то в гостиную. – Я вот только чувствую себя так, словно надел на себя слишком много.

Она улыбнулась, держа перед глазами бокал:

– Может быть, мы что-нибудь придумаем на этот счет.

– Я думал, что ты подружка Бена Сигела.

– Верно. Он убьет меня, если узнает.

Она сказала это с таким выражением лица, что я подумал, что для нее такая перспектива была и забавна и волнующа.

– Давай я пока останусь в одежде. Для чего тебе этот револьвер?

– Револьвер? – Ее глаза последовали за моей рукой, направленной в сторону «Смита и Вессона». – А... это. Я собиралась убить эту суку.

– О какой суке ты говоришь, Джинни?

Она прищурила глаза:

– О моей домработнице, этой мексиканской девчонке. Она не может как следует убраться в доме. Я вынуждена заниматься уборкой после нее, чтобы навести порядок. Кроме того, я думаю, что она приворовывает в доме, пока меня нет. – Она обошла стол и села рядом со мной. Положила ноги на кофейный столик; ногти на пальцах ее ног были покрыты красным лаком.

– Я, возможно, не произвожу впечатления хорошей хозяйки, – произнесла она с чувством собственного достоинства, – но я неплохо могу вести домашнее хозяйство. Ведь я подняла на ноги своих сестер и братьев.

– Большая семья?

– Десять детей, а в доме ни цента. Ты когда-нибудь просыпался среди ночи, увидев какой-нибудь кошмарный сон, Геллер?

– Конечно. У меня бывают рецидивы после перенесенной во время войны малярии. Тогда мне снятся кошмары.

– А мне снится один и тот же страшный сон. Я отбываю в камере пожизненное заключение. Внешне – это тюрьма с решетками на окнах, с высокими стенами вокруг, а внутреннее убранство – точь-в-точь мой старый обветшалый дом в Алабаме. Это действительно была тюрьма. Мои родичи постоянно ссорились. Мать убегала из дома, потому что отец лупил ее. – Она сделала большой глоток из своего бокала.

Это, конечно, была иная история, нежели та, которую она рассказывала репортерам. Обычно для них у нее было припасено несколько рассказов о ее ранней жизни, и все они были своего рода прелюдией к ее последующему превращению в светскую даму, хозяйку салонов и гостиных.

– Моя бабушка, чтобы прокормиться, была вынуждена собирать хлопок на плантациях в штате Джорджия. Ей было тогда уже восемьдесят лет. Я молила Бога, чтобы он уберег меня от такой участи.

– Как мне кажется, – сказал я, глядя на ее длинные ноги, покоящиеся на кофейном столике рядом с револьвером, – хлопковые плантации тебе вряд ли угрожают.

– Хотелось бы надеяться.

– Ты не собираешься на самом деле пристрелить свою домработницу, – сказал я, стараясь, чтобы это прозвучало как утверждение, а не как вопрос.

– Возможно, и нет, – согласилась она. Она выглядела несколько протрезвевшей, несмотря на выпитую бутылку ликера. Наверное, этому способствовали воспоминания о прошлом. – Думаешь, почему я ничего не надела на себя? Просто у меня сегодня черт знает какое настроение. Кого-нибудь трахнуть или с кем-нибудь потрахаться.

– Почему бы тебе не накинуть что-нибудь на себя, – сказал я. – Ты выглядишь потрясающе, но я приехал сюда, чтобы забрать свою девушку, а не совращать ее босса.

Она посмотрела на меня, повернувшись вполоборота; ее улыбка была широкой, искренней и привлекательной – чуть похожей на улыбку Пегги.

– Ты достаточно мил, Геллер, – сказала она. – Я думаю, что Пегги следовало бы оставаться в Чикаго, выйти за тебя замуж или что-нибудь в этом роде.

– Или что-нибудь в этом роде, – согласился я.

– Однако тебе будет трудно вернуть назад такую амбициозную девушку, как она.

– Амбициозную?

– Да, у Пегги есть голова на плечах. И не только голова.

– Мисс Хилл, вы несколько своеобразно выражаете свои мысли.

Она поднялась, сказав чуть надменно:

– Прошу извинить меня за мой плохой французский, – и вышла из комнаты. Я не мог сразу определить, всерьез ли она говорит или подшучивает надо мной. Так или иначе, у нее был великолепный зад.

Наверное, я по-настоящему любил Пегги Хоган, раз предложил Вирджинии Хилл одеться, несмотря на то, что с самого начала моего визита к ней мое мужское начало отнюдь не дремало. К счастью, оно чуть притомилось к тому времени, когда она вернулась в гостиную, одетая в белую маечку и шорты, как Лана Тернер в фильме «Почтальон всегда звонит дважды». Я помнил, чем закончился этот фильм, и это помогло мне утвердиться в решимости до конца оставаться в брюках и держать себя в руках.

– Не хочешь ли еще рома? – спросила она.

– Я еще не допил свой, спасибо, – сказал я, взболтнув содержимое в своем бокале и показывая ей, что мне его вполне хватает.

У нее в бокале тоже оставалось немного ликера.

– Я еще собиралась убить своего лакея-китайца.

– О? Где он?

– Он удрал вместе с домработницей и поваром, как только я достала эту штуковину. – Она показала на револьвер и засмеялась: это было похоже на фырканье. – Жалкие курицы. Я даже не сделала ни одного выстрела. – Она обвела взглядом гостиную. – Я ненавижу это жилище.

– Почему?

– Потому что его обставили так, словно собирались открыть здесь публичный дом.

– Почему бы тебе не сделать перестановку? У тебя есть деньги, как я слышал. Этот огромный портфель, который ты всюду таскаешь с собой, набит деньгами, если верить тому, что говорят.

– Правильно говорят. Но я не какая-нибудь шлюха, Геллер. Я никогда не просила у мужчин денег для себя. Никогда. Они просто дают мне баксы, даже не спрашивая меня.

– Ну, тогда о торговле телом не может быть и речи.

– Я тоже так думаю, – сказала она без какого-либо намека на иронию. – Но я не могу сделать в доме перестановку. Хуан убьет меня.

– Кто такой Хуан?

Она пожала плечами; ее волосы блеснули рыжим огнем. От нее исходил приятный запах – смесь мятного ликера и дорогого туалетного мыла.

– Он мой агент. Он был раньше профессиональным танцором, организовывал всякие премьеры, презентации, приемы, вечеринки и тому подобное. Сейчас он стал театральным импресарио и рекламным агентом.

– Он живет здесь?

– Иногда. Сейчас его здесь нет. Он считает себя пылким, неотразимым любовником. – Она снова засмеялась. – Пылкий любовник: знаем мы, что это такое. Как звали писательницу, которая написала книгу «Итальянцы – паршивые любовники»?

– Не знаю. Я давно не читал книг.

– В общем, она права. Эти выпендрежники итальянцы корчат из себя Бог весть кого. А у самих та самая штуковина, которая у мужиков спереди находится, не больше наперстка. Я не встречала в нашем бизнесе ни одного приличного мужика, пока случай не свел меня с Бенни. И он – еврей! Ты ведь тоже еврей, Геллер?

– Наполовину. Но у меня такое подозрение, что это моя верхняя половина.

– Мы сможем это проверить. Не надо быть выдающимся детективом, чтобы сразу определить по виду – еврейская эта штуковина или нет.

– Мисс Хилл, пожалуйста, уберите свои руки от моей ширинки. Я сам скажу – мне делали обрезание, если это удовлетворит ваше любопытство.

– По правде говоря, не совсем, – сказала она, отвернувшись в сторону и вновь разглядывая потолок. – Этот гадюшник выглядит как публичный дом, не правда ли? А этот Хуан, страстный кавалер, он спит с садовником – вот что представляет собой этот так называемый любовник. Между прочим, этот дом перешел к нему от Валентине, которому судьба подставила ножку: он умер почти сразу после того, как построил этот особняк. Около года он стоял пустой – считалось, что этот дом приносит несчастья. Хуан решил дать ему вторую жизнь. Он постарался обставить и украсить интерьер в том же стиле, какой был при жизни Руди. Да-а.

– А мне здесь нравится.

– Тогда сам здесь и живи. А с меня достаточно. Я хочу найти себе местечко получше.

– А разве Бен Сигел не готовит для тебя апартаменты?

– Да, это, можно сказать, еще один сказочный замок – «Фламинго». Он так его назвал в честь птичек с розовым оперением. Они живут где-то там, на юге. Он иногда и меня называет милой маленькой фламинго. А этот домина чем-нибудь напоминает тебе фламинго?

– Нет, – сказал я.

– Я думаю, мне нужно быстрее съехать отсюда, – сказала она, чуть вздохнув. – Он готовит в одном из строящихся зданий уютное гнездышко для нас. Там будет совсем неплохо. Только я ненавижу эту поганую пустыню. У меня там начинает чесаться кожа. Я схватила сенную лихорадку. Доктора говорят, что у меня аллергия на кактусы. Моя розовая мечта – это сидеть на раскладном стульчике у порога собственного маленького коттеджа с бассейном.

– Ну а там тебе просто будет нужно больше находиться дома. Он же будет оборудован мощными кондиционерами, не так ли? Если там собираются создать шикарный курорт, как я слышал, то и квартирка у тебя будет что надо.

– Каждый раз, когда я там, я чувствую себя разбитой. Я должна принимать эти таблетки, а от них меня мутит.

«Особенно когда ты принимаешь их вместе с ликером», – подумал я.

– Я думал, что моя девушка будет здесь, вместе с тобой, – сказал я. – Но насколько я понимаю, ее здесь нет.

– Она все еще твоя девушка?

– Ты, кажется, сама об этом говорила.

– Ну, так ее здесь действительно нет. Она только один раз заночевала в этом доме. Мы были вместе в Лас-Вегасе, куда отправились на следующий же день после ее приезда сюда. Я вернулась в конце недели, а она осталась там.

Я привстал:

– Осталась там?

– Да, в этом чертовом Лас-Вегасе.

– Что она там делает?

– Живет в отеле «Ласт Фронтиер».

– На кой черт ей это?

– Геллер, не надо шуметь, ладно? Она мой секретарь.

– Тогда и тебе следовало бы быть там.

– Она мой секретарь, и она помогает Бену, потому что я его компаньон. Мы деловые партнеры, я и Бен.

– Ты его партнер по «Фламинго»?

– Да, я внесла кое-какие средства. Мне не нравится там, но вложения в это дело могут быть очень выгодными. Люди любят хорошие отели. Люди любят играть в азартные игры. Я сама иногда делаю ставки на лошадиных бегах. А ты?

– Почему Пег все еще в Лас-Вегасе?

– Она выполняет секретарскую работу для Бена.

– Для Бена, для «Багси»? Ее ноздри раздулись.

– Никогда не называй его так. Он убьет тебя за это. Я могу сама тебя убить.

– Ну, что же тебя останавливает? Вот он, револьвер, на кофейном столике. Она улыбнулась:

– Может быть, я боюсь, что ты зажмешь меня раньше, чем я успею выстрелить.

– Я не буду этого делать, Вирджиния.

– Почему?

– Потому что я подозреваю, что это тебе может понравиться.

Она не стала отрицать этого; она лишь засмеялась и откинулась на мягкую спинку дивана.

– Пег – хороший секретарь. Мне она нужна для выполнения самых разных поручений, для просмотра корреспонденции например, – я ведь закончила всего лишь восемь классов, и мне нужна помощь в составлении документации и т. д. И еще – она укладывала мне волосы на прошлой неделе. – Она тряхнула копной своих рыжих волос. – Пег сделала это совсем не плохо, не правда ли?

– Что она делает в Вегасе? Укладывает Бену волосы?

– Этот отель «Фламинго» – грандиозный проект. Это очень смелое, перспективное предприятие.

– Это очень трудные слова – «перспективное предприятие» – для дамы, которая закончила лишь восемь классов.

– Закрой свое поддувало, приятель. Там очень много бумажной работы – в таком деле, каким мы занимаемся. Да, если хочешь, это «предприятие». Только не заставляй меня произносить это слово по слогам. Бену необходим секретарь.

– Мне это не нравится. Мне это совсем не нравится.

– Ты беспокоишься, что наш Бен соблазнит твою девушку? Не будь дурачком. Бен никогда не обманывает меня. – Она пожала плечами. – Он знает, что я убью его.

– Ты, крошка, чуть согрела мое сердце, поведав мне о своих пылких чувствах к Бену, и все же я не хочу, чтобы Пег оставалась там вместе с ним.

– Там, кроме них, еще полно народу. Бен не нуждается в новой подруге. У него самая лучшая женщина в мире. А кроме того, он очень поглощен этим своим «Фламинго». Это его любовь.

– Как он и Пег ладят между собой?

– Прекрасно. Я думаю, она восхищается им. Им нельзя не восхищаться.

Я не стал спорить с ней. Я не собирался рисковать и говорить Вирджинии, что по-настоящему меня беспокоит не то, что этот еврейский Казанова сможет соблазнить Пег, а ее неосторожные шаги с целью восстановить «справедливость». Она, возможно, была готова, грубо говоря, лизать пятки Сигелу, лишь бы быть к нему ближе и выяснить, не организовал ли он покушение на ее дядю. Она затеяла опасную игру.

– Я собираюсь отправиться туда, – сказал я.

– Зачем такие хлопоты? Они возвращаются в пятницу, чтобы участвовать в презентации нового плавающего казино Тони Корнеро. Там ты ее и увидишь. Я могу сделать тебе приглашение.

– Может быть, мне все же отправиться в Вегас?

– Она в полном порядке. Геллер. Я знаю, что она скучает по тебе, если тебе этого достаточно.

– Откуда ты знаешь?

– Она мне сама говорила. Она сказала, что ты самый лучший мужчина из всех, кого она встречала в жизни. Она прямо-таки заинтриговала меня. Думаешь, почему я хотела увидеть тебя без брюк? Я же не какая-нибудь там дешевка. Или ты думаешь, что я хочу заранее сделать тебе рождественский подарок?

Я встал:

– Возможно. Но если ты встретишь Санта-Клауса, передай ему что-нибудь от меня.

– Что именно?

– Скажи ему, что ты. – Вирджиния. – И я вышел из дома. Из этого мертвого дома, как она его сама называла. Дома, где живет призрак Валентине, перепуганные слуги и шикарная женщина со смазливым лицом и прекрасным телом, с мозгами, такими же искривленными, как и дорога в Голливуд.

Глава 13

Огни Санта-Моники скрылись за кормой нашего быстроходного катера, и впереди на темной поверхности воды мы увидели луч прожектора теплохода «Люкс». Мы были в море около получаса, мы – это Рафт, его спутница-брюнетка, «начинающая киноактриса» (кажется, по имени Джуди), шесть-семь пар мужчин и женщин и рулевой – суровый мужчина лет пятидесяти, явно чувствовавший себя неуютно в капитанской фуражке и белой капитанской куртке.

Пары были самого разного возраста – от двадцати до шестидесяти лет; все они, казалось, были заворожены присутствием на борту катера Рафта, одетого в белый смокинг с черным галстуком и красной гвоздикой в петлице. Остальные пассажиры были одеты проще: мужчины – в костюмах при галстуках, но отнюдь не в смокингах, женщины – в вечерних туалетах, но без особой роскоши. Это были представители среднего класса.

Наш катер гладко скользил по воде – на море был почти полный штиль, но водяная пыль и влажная прохлада, а также изредка встречавшиеся водяные «кочки», на которых подпрыгивал катер, напоминали нам, что мы не на суше. И еще этот соленый свежий запах океана. Это было совсем другое ощущение, нежели то, что я испытывал у себя на озере, – это было ощущение чего-то безбрежного, бесконечного. Континент остался далеко позади.

По сравнению с величием океана «Люкс» казался неказистым. Если не считать светящегося прожектора и голубой неоновой подсветки, он внешне не соответствовал тем представлениям о плавающем казино, какие должно было бы вызывать это слово. Единственным напоминанием о том, что «Люкс» предназначался для веселого времяпрепровождения, были звуки джазовой музыки, несшиеся из динамиков. «Я люблю тебя, моя крошка...» – слова этой песни звучали невнятно, как в плохо настроенном приемнике, из-за шума мотора нашего катера. Тот, кто надеялся увидеть в море сверкающий, переливающийся огнями плавающий остров веселья и развлечений, не мог не испытать разочарования, глядя на внешний вид корабля, чьи надстройки были снесены, а на их место возведен своего рода деревянный ангар, закрывавший почти всю палубу. Лишь с обоих бортов было оставлено немного пространства для прогулок на открытом воздухе. «Люкс» походил больше на Ноев ковчег, нежели на корабль, который должен был воплотить в себе голливудскую идею плавающего казино. Как бы то ни было, мы находились в трех милях от берега, а вокруг нас – темная вода и рядом – слегка освещенный «Люкс». Корабль, чье название было выведено на борту огромными белыми буквами, был прикован ко дну якорной цепью и казался более неподвижным, чем пирс Санта-Моники. Наш катер медленно проскользил вдоль его борта и пришвартовался у спущенного специального причального мостика. Несколько мужчин крепкого телосложения, вежливых, подтянутых, в морских «люксовских» куртках помогли нам подняться на борт.

Рафта, безусловно, узнали сразу же, и перед ним был развернут красный ковер (я, конечно, выражаюсь фигурально). На крутой лестнице, ведущей на борт, трудно было что-либо развернуть.

– Ты знаешь, в доброе старое время, – сказал Рафт, когда он, Джуди и я шли по узкому проходу на палубе, – здесь была целая флотилия самых разных кораблей-казино – «Джоанна Смит», «Монте-Карло», «Панама» и много других. Народ валил на них валом.

– Что же случилось потом?

– Потом мэр Шоу ушел со своего поста, а новые власти вдруг стали бороться за чистоту нравов. У нас тут появился неистовый окружной прокурор, которому захотелось популярности. Он вместе с генеральным прокурором – как его звали? Кажется, Эрл Уоррен – решил потопить весь флот Тони.

– А как насчет трехмильной зоны? Ведь то, что находится за ее пределами, кажется, не попадает под юриспруденцию властей?

– Они придумали какой-то закон, который позволяет им добраться и сюда – в интересах «защиты общественной нравственности».

– Как же тогда Корнеро удалось спустить на воду «Люкс»?

– "Рекс" и другие корабли были до войны, – сказал Рафт, пожимая плечами и бросая в воду сигарету. – Времена меняются. Появилась возможность дать кое-кому на лапу.

Мы вошли в главный зал казино, где публика веселилась вовсю. Если внешний вид этого заведения был довольно убог, то его интерьер резко отличался в лучшую сторону. Владелец казино, Тони Корнеро, бывший водитель такси, ставший потом, в двадцатых годах, «королем» среди контрабандистов спиртными напитками, ухлопал на переоборудование корабля около двухсот тысяч зеленых, как сказал мне Рафт. И эти затраты себя оправдывали. На корабль толпой устремились любители азартных игр. Шестнадцать катеров сновали в эту ночь между берегом и «Люксом», и, как я подсчитал, на его борту вместе с нами находилось около тысячи человек.

Главный, верхний зал казино был обшит дорогим темным деревом; он был примерно двести пятьдесят футов в длину и около сорока в ширину. По всей длине одной из боковых стен располагался бар, выложенный зеркальными панелями, отчего зал казался еще больше. Вдоль другой стены стояли автоматы с прорезями для монет, которые опускали туда посетители. Сам зал был уставлен столами – их было около двух десятков – для самых разнообразных азартных игр: в кости, в китайскую лотерею, в фараона, где к играющим, как говорили, присоединялся сам Корнеро.

Повсюду толпились люди. Стоял шум и гвалт, все было в табачном дыму. Звенели бокалы, постукивали о стол фишки, кто-то смеялся, кто-то радостно вскрикивал от удачного хода, кто-то охал, проигрывая. Я не видел, чтобы в этой толпе была какая-нибудь знаменитость, кроме Рафта, – обычные, рядовые американцы, средний класс – такие же, как и те, что были с нами на катере. Было в этой толпе и несколько красивых молодых женщин в платьях с глубоким вырезом. Их никто не сопровождал, и они медленно прохаживались вдоль столов с игроками. Если на каком-либо из столов игроки редели, то они тут же подходили и включались в игру. Я бы назвал это утонченным, искусным приемом для привлечения к этому столу новых игроков. Несомненно, Корнеро знал толк в игорном бизнесе.

Несмотря на огромное скопление людей, несколько стульев в баре было свободно. Мы направились туда. «Восходящая звезда» уселась на один из них, положив ногу на ногу, демонстрируя глубокий разрез, шедший вдоль ее вечернего платья. Она казалась вполне привлекательной, только взгляд ее темных глаз был несколько отсутствующим.

– Ты думаешь, Бен Сигел здесь? – спросил я.

– Да. Или же он скоро будет, – сказал Рафт. – Сейчас десятый час. Он вообще-то не любит азартные игры. Кроме того, он рано ложится спать. Так что нам не придется долго ждать.

– У него есть своя доля в «Люксе»?

– Не думаю. Он в свое время вложил достаточно денег в постройку «Рекса». Часть из них он одолжил у меня, а затем вернул этот долг. Несмотря на то, что он делает кучу денег, ему их вечно не хватает.

– Почему?

– Он играет на бирже и, как правило, не очень удачно.

– Ты вроде говорил, что он не любит азартные игры.

– Он не относит игру на бирже к азартным играм. Он считает это бизнесом.

– Скажи это тем парням, которые, проигравшись в пух и прах, выбрасывались из окон в тысяча девятьсот двадцать девятом году.

Рафт усмехнулся:

– Ты говоришь это мне! Я, если и возьмусь поиграть, то лишь в лошадки. Сделаю игру-другую ставок – и с меня довольно.

В толпе показался широкоплечий, коренастый мужчина с мужественным, привлекательным лицом. Он был одет в смокинг и шел раскачивающейся походкой, словно наш корабль находился в бурном море. Он подошел к нам и хлопнул Рафта по плечу. Мужчине было за пятьдесят, его аккуратно подстриженные, зачесанные назад седые волосы частично сохранили свой изначально темный цвет. Его глаза были синевато-серого цвета, а их взгляд – твердым и решительным.

– Джордж, – сказал он, широко улыбнувшись; его голос звучал немного хрипловато, – прекрасно, что ты нашел время навестить меня, и не один, а с очаровательной леди.

– Тони Корнеро, – сказал Джордж после того, как, будучи джентльменом, представил ему Джуди. – Это Нат Геллер из Чикаго. Он и Фрэнк Нитти были приятелями.

Это было не совсем так. Но я посчитал ненужным поправлять Рафта. Я всегда себе говорю, что раз уж ты хочешь проникнуть куда-нибудь «зайцем», то используй ту козырную карту, которая у тебя в данный момент есть.

– Рад приветствовать вас на борту «Люкса», мистер Геллер, – сказал он, засмеявшись при упоминании имени Нитти, и протянул руку.

У него было крепкое рукопожатие, хотя его ладонь была небольшой и мягкой.

– Чем вы занимаетесь?

– Я возглавляю Детективное агентство А-1 в районе Луп, – сказал я.

– Вы знаете Фреда Рубински? Он тоже из Чикаго.

– Да. Я приехал сюда, чтобы встретиться с ним и обсудить наши общие дела.

– Фред хороший парень, – сказал Корнеро. – Он выполняет работу для меня – отслеживает фальшивые чеки. Как вам это место, мистер Геллер?

– Здесь великолепно. Я желал бы, чтобы у нас в Чикаго было нечто подобное.

– Да, я уважаю своих клиентов. Из каждого доллара, который остается в «Люксе», девяносто девять центов возвращается к игрокам в виде выигрышей. Попробуйте найти такие условия где-нибудь в Рено или Вегасе.

– Почему тогда вы держите этот плавающий монетный двор именно здесь?

Корнеро улыбнулся своей широкой улыбкой; он чувствовал себя хозяином бала и наслаждался этой ролью.

– Потому что, мистер Геллер, – он заговорщически нагнулся ко мне, от него пахло одеколоном «Олд спайс», – в старые времена, когда здесь плавал «Рекс», мы считали полмиллиона дохода в год не совсем удачным бизнесом.

– Что случилось со старым «Рексом»? – спросил Рафт. – Я слышал, что ты проиграл его за карточным столом в двадцать четыре часа.

Корнеро кивнул:

– Да, после того, как этот ублюдок Эрл Уоррен прикрыл мой бизнес. А мой старый «Рекс» в конце концов отправился на войну. Нацисты потопили его у берегов Африки.

Он покачал головой, и на его лице появилось выражение такой печали, словно это было одно из самых гнусных военных преступлений.

– Вы, я слышал, собираетесь открыть ряд ночных игорных клубов по побережью. Думаете, там дела пойдут неплохо?

– О, конечно, – сказал Корнеро, сделав экстравагантный жест рукой и радостно улыбнувшись. – Наши двери будут открыты двадцать четыре часа в сутки. А здесь всегда будут толпы чудаков, которые не дадут моему кораблю пойти ко дну.

– Чудаков? Может, их лучше назвать простофилями?

– Нет. Мои клиенты не простофили. Они – чудаки, которым нужны развлечения, веселое времяпрепровождение – словом, всякие чудачества. И я даю им это. – Он вновь протянул мне руку, и мы снова обменялись рукопожатиями.

– Мистер Геллер, прекрасно, что вы посетили наш корабль.

Я улыбнулся:

– Всегда найдется место для еще одного чудака?

– Всегда, – засмеялся Корнеро.

Затем он наклонился к стойке бара и сказал бармену, чтобы тот не брал с нас платы за напитки. Рафт в этот момент пил содовую воду с лимоном.

Через мгновение этот коренастый, широкоплечий, довольный собой парень растворился в толпе чудаков.

– Давай посмотрим, может, Бен внизу, – сказал Рафт, поднимаясь со стула. – Кроме того, мы сможем немного перекусить.

– Хорошая идея, – сказал я и последовал за ним, так же как и молодая кинозвезда. Мы направились к центральной лестнице, которая вела вниз в столовую, выдержанную в голубых тонах и богато оформленную. Столы были накрыты скатертями и украшены темно-голубыми салфетками. На официантах были смокинги, а на помощниках официантов – белые морские куртки. Здесь было все как в шикарном ресторане, только воздух казался немного сыроватым. Столовая занимала примерно в два раза меньшую площадь, чем игорный зал наверху. К ней примыкала гостиная, там могло разместиться около пятисот человек. Как сказал Рафт, гостиная была предназначена в основном для тех, кто делал ставки на бегах. Отсюда можно было связаться с ипподромом. Здесь же выплачивались выигрыши.

Метрдотель встретил Рафта, словно тот был самим Господом Богом, и даже не моргнул, когда Рафт попросил посадить нас за стол, рассчитанный на восемь персон, – на тот случай, если здесь появится Сигел. Нас провели к столу, усадили и принесли коктейли, правда, Рафт снова попросил для себя содовой воды. Нам подали меню, и я заказал рыбное блюдо – не каждый день выпадает случай ужинать в открытом океане. Рафт маленькими кусочками поглощал мясное филе, а восходящая кинозвезда Джуди трудилась над порцией мяса, которого хватило бы, чтобы в течение недели кормить семью из шести человек где-нибудь в чикагском Саут-Сайде.

Мы раздумывали, заказать нам десерт или нет, когда в столовой появился одутловатый маленький человек в хорошо сшитом сером костюме и бело-голубом полосатом галстуке. Его пиджак чуть топорщился сбоку – явный признак того, что он был при оружии. Он приблизился к нашему столу. Коротышка был плотного телосложения, его нос носил следы многочисленных переломов. Его рот был полуоткрыт, словно он говорил: «Я немного полноват, но не более того».

– Мики Коэн, – шепнул мне Рафт.

Я кивнул. Я знал Мики из Чикаго. Он до войны владел там игорным клубом.

Коэн плюхнулся на стул и чуть улыбнулся:

– Привет, Джордж.

– Привет, Мик. Бен здесь?

– Да. Он наверху. Он уже перекусил и хочет, чтобы вы поднялись к нему наверх, в казино.

– Мы сейчас туда отправляемся. Как ты смог пройти сюда с этой пушкой? Ты же знаешь: у Корнеро строгие правила насчет этого – никакого оружия.

– Правила придумывают для того, чтобы их нарушать. – Коэн добродушно усмехнулся. Он был подвижным и энергичным, этаким веселым бодрячком.

– А это, кстати, Нат Геллер, – сказал Рафт, указывая на меня. – Мой приятель из Чикаго.

– А-а, – сказал Коэн, глядя прищуренным глазом на меня, словно его только что осенило. – Геллер! Ну и встреча, черт возьми! Как поживает твой приятель Друри?

– Все так же дерется – одни против всех.

– Этот Друри тот еще коп, – ухмыльнулся Коэн. – Ненавидит парней Аль Капоне почти так же, как и меня. – Он встал и рукой отсалютовал нам. – Ждем вас наверху.

Он повернулся и зашагал от нас походкой петуха-забияки.

– Этот костюм, который на нем, стоит не меньше двухсот пятидесяти баксов, – сказал я с удивленной интонацией. – Он раньше никогда так не одевался.

– Он сейчас настоящий франт, – сказал Рафт. – Мики стал таким после того, как сошелся с Беном. Если Бен принимает душ один раз в день, то Мики – дважды в день. Если Бен подстригается раз в неделю, то Мики – два раза.

– Когда же эти ребята успевают заниматься своим делом?

– Дни здесь длинные, – сказал Рафт, подписывая чек, затем поднялся и взял под руку Джуди.

Вернувшись в казино, мы увидели Вирджинию Хилл в облегающем белом костюме. Кроме того, на ней была белая экстравагантная шляпа и белые перчатки, а также куча драгоценностей. Ее губы были ярко подкрашены красной помадой. Она сидела за одним из столов для игры в кости, неистово тряся в руках фишки, и с сатанинской улыбкой на лице приговаривала:

– А ну-ка, выпрыгивайте, семь очков!

Ей удалось выбросить «семерку», и она начала подпрыгивать и хлопать в ладоши, словно малое дитя.

Рядом с ней стояла Пегги Хоган и со сдержанным любопытством наблюдала за игрой. Она выглядела потрясающе – с копной своих темных волос, с огромными фиалковыми глазами, с вишневого цвета губами. У меня немного защемило в сердце, когда я ее увидел. На ней был так называемый «эйзенхауэровский жакет» – блузка кремового цвета с накладными плечиками, приталенная и собранная в поясе, а также темная юбка. На блузке были большие перламутровые пуговицы, и справа на груди – украшение в виде военной символики. Я никогда не видел ее в подобном одеянии.

Она держала в руках большой черный портфель – фирменный портфель госпожи Хилл, набитый, само собой разумеется, баксами. У нее был вид преданного, исполнительного секретаря, роль которого она исполняла. Ни Пег, ни ее босс не заметили нас, когда мы проходили вдоль толпы, направляясь к стойке бара.

Там нас поджидал «Багси» Сигел. Он сидел на одном из круглых стульев, с инфантильным видом наблюдая за игравшими, – худой, красивый мужчина с апатичными светло-голубыми глазами и темными, чуть поредевшими волосами. Он и Рафт были чем-то похожи. Можно сказать, что их объединял налет некоей дремлющей мужской сексуальности. Кроме того, они были почти одинаково одеты: на Сигеле также был белый смокинг, черный галстук и гвоздика в петлице. Только у Сигела гвоздика была розового цвета. Я прежде не встречал мужчин, чей гардероб украшала бы гвоздика, но я подумал про себя: на то он и Бен Сигел, чтобы позволить себе любой наряд – хоть тюльпан, вставленный в заднее место.

В одной руке у него был бокал с напитком, в другой – сигара, и он даже не заметил, как мы подошли. Коэн прикоснулся к его плечу и шепнул что-то на ухо. Сигел, чуть подскочив на стуле, отставил на стойку бокал, широко улыбнулся Рафту и обнял его одной рукой.

– Как поживаешь, дружище? – сказал он мягким баритоном. – Все в порядке?

– Рад видеть тебя, Бен. Ты совсем пропал в последнее время.

– Я сейчас по горло в работе, превращаем пустыню в райский оазис. Ты должен приехать и посмотреть, что мы уже сделали; тебе это понравится.

Как сказал мне Рубински, они заложили фундамент под «Фламинго» в декабре.

– А это Нат Геллер, – сказал Джордж, кивая в мою сторону.

Сигел обратил свою улыбку ко мне; она была неподражаемой – ослепительная, как январский снег, и теплая, как июльский день. Он пожал мне руку и сказал:

– Мне очень приятно, мистер Геллер, – говорю вам вполне откровенно.

– Мне тоже, мистер Сигел, – сказал я, чуть улыбнувшись.

Он похлопал меня по плечу, пыхнул сигарой и снова улыбнулся, как бы давая понять, что чувствует мою неловкость:

– Если не возражаешь, зови меня Беном, и я буду звать тебя Натом. Пойдет?

– Вполне, Бен.

Он прищурил глаза и сделал притворно-угрожающее лицо:

– Только не зови меня «Багси», иначе ты увидишь, каким я могу быть сумасшедшим. – Затем он миролюбиво засмеялся и направился к выходу. – Давай выйдем на палубу, Нат. Я хочу с тобой кое о чем поговорить.

– Хорошо, я только поприветствую одну свою подругу.

– Ты имеешь в виду мисс Хоган? Она никуда не денется. Она в компании Тэбби, а Тэб не покинет этот зал, пока я силой не вытащу ее отсюда за волосы.

«Тэбби», насколько я понял, он называл Вирджинию Хилл, которая, наверное, имела такое же огромное количество прозвищ, сколько и сумасбродных выходок, совершенных ею за всю жизнь.

– Мик, – сказал Сигел своему похожему на бабуина телохранителю, – передохни, выпей пива или чего-нибудь еще.

– Конечно, Бен.

Рафту не нужно было объяснять, что Сигел хочет поговорить со мной один на один, он сам отвернулся к стойке за новым бокалом содовой воды. Я надеялся, что Сигел хотел мирно поговорить со мной, и не более. Он знал, что я сотрудничал с Рэйгеном, и это могло сделать меня в его глазах врагом. Но я надеялся, что его приветливость не была маской, под которой скрывалось намерение вышвырнуть меня за борт. Три мили до берега, да еще со сломанной шеей...

Мы вышли на палубу и облокотились о поручни. Здесь царили полумрак и прохлада. Из динамиков по-прежнему неслась джазовая музыка. Несколько пар – на некотором отдалении от нас – также, перегнувшись через поручни, любовались ночным морем. Сигел улыбнулся в темноту; наши силуэты слабо высвечивались во мраке тусклым неоново-голубым светом, шедшим с палубной надстройки.

– Я слышал о тебе много хорошего, – сказал Сигел.

– Я удивлен, что ты вообще обо мне что-то слышал.

– Фред Рубински говорит, что ты один из лучших в этом бизнесе.

– Да, я, наверное, не самый последний из частных детективов. Но я не гений, иначе я был бы богатым.

– Не обязательно. Для того чтобы быть богатым, нужно или родиться им, или быть готовым ради этого убивать. Ты не похож на выходца из богатой семьи, и ты, как я полагаю, не любитель при первом же случае доставать свою пушку и палить из нее.

– А кто любит это?

– Ковбои, вроде Мики Коэна. Иногда полезно иметь рядом таких парней, если к тому же им еще можно доверять. Как бы то ни было, насколько мне известно, ты не любишь прибегать к крутым мерам, но, если такая необходимость возникает, ты можешь действовать жестко. Мне также известно, что ты не смотришь на людей свысока, и не считаешь зазорным выполнять работу для таких парней, как я.

– Это зависит от характера работы и от того, сколько мне платят.

Сигел снова широко улыбнулся. Это была улыбка, которая могла растопить душу самого строгого школьного учителя.

– Ты мне нравишься, Нат. Сколько я тебя знаю? Всего лишь минут пять, и я уже чувствую, что ты мне нравишься. Это хороший знак. И знаешь, о чем это говорит?

– Конечно. Это значит, что я целым и невредимым проснусь завтра утром.

Он отмахнулся, стряхнув пепел сигары в воду.

– Не будь наивным. Такие парни, как я и Гузик, убивают лишь друг друга. Ну а парни вроде тебя, если они не лезут не в свое дело, всегда остаются в стороне от наших разборок.

– Это звучит для меня ободряюще, Бен. Откровенно говоря, та репутация парня, который имеет тесные контакты с Синдикатом, мною не вполне заслужена.

Он взмахнул своими длинными ресницами, оттенявшими его полудетски голубые глаза:

– Как же ты тогда заработал эту репутацию? Я пожал плечами:

– Главным образом это относится к тому времени, когда Фрэнк Нитти попросил меня сделать кое-что для него. И я сделал. У меня не было другой альтернативы.

Он мягко улыбнулся. Этот сукин сын действительно был очень обаятелен.

– Я полагаю, что ты сделал все, как надо. Но мне еще известно то, что ты знал о многих вещах, касающихся Синдиката, и никогда никому словом не обмолвился об этом – ни журналистам, ни полицейским.

– Послушай, – сказал я, стараясь говорить как можно более внушительно и убедительно. – У меня есть друзья среди копов. У меня даже есть друзья, которых, наверное, можно назвать самыми честными копами. Поэтому не надо делать из меня парня, который посвящен во все секреты. И я совсем не стремлюсь, чтобы мне кто-нибудь доверял свои сокровенные тайны, потому что не хотел бы, чтобы меня шлепнули лишь за то, что я много знаю.

Он снова сделал рукой жест, как бы отметая мои страхи.

– Не беспокойся. Смотри, я говорю вполне откровенно. Все, чем я прежде занимался на Западном побережье, я сейчас передаю в руки Дране и Коэну. Конечно, я буду в курсе их дел. Но меня они в данный момент мало интересуют. Я сейчас занимаюсь законным бизнесом.

– Курортным бизнесом?

– Именно так, – сказал он, помахав в воздухе своей сигарой, словно волшебной палочкой, как бы желая вызвать на темном небе радугу. – После войны тысячи людей перебрались в Лос-Анджелес, а это всего лишь в восьми часах езды до Лас-Вегаса. Я собираюсь превратить «Фламинго» в одно из лучших мест отдыха в мире. – Он прикоснулся к гвоздике в петлице своего смокинга. – Розовый Фламинго. Это то, что сегодня всецело меня занимает, и это лишь начало. Это будет место, где люди с невысокими доходами, желающие отдохнуть, будут иметь хорошие гостиничные номера, хорошее питание, хорошие зрелища, плавательные бассейны, площадки для тенниса и гольфа. Там же можно будет сыграть в любые азартные игры или же воспользоваться услугами хороших девочек. И все это в Неваде будет вполне легальным. Политики – не бессребреники, а значит, мы сможем получить лицензию на открытие казино.

– Похоже, это будет идеальным местом для идеального бизнеса.

Он с энтузиазмом продолжал:

– Я скажу тебе, Нат, я многим обязан Тони – немало из того, что я хочу осуществить, впервые сделал он. Эти его плавающие казино – пример того, как можно делать деньги не на толстосумах, не на любителях играть по-крупному, а на обычных, рядовых американцах, представителях среднего класса, которые лишь хотят, чтобы место, куда они придут, было чистым, уютным и безопасным. Тони давно понял, что казино – это масштабное предприятие, что большие деньги образуются, когда тысячи простых питов и джонов с двумястами баксов в кармане хотят отдохнуть и развлечься.

– Ты и Корнеро тесно сотрудничали в прошлом?

– В свое время я вложил деньги в «Рекс». В этот же корабль я почти ничего не вложил. Во-первых, все мои средства уходят на возведение «Фламинго», а, во-вторых, я не очень уверен, что дела у Тони здесь пойдут успешно.

– Ты думаешь, ему придется в конце концов расстаться с кораблем?

– Боюсь, что да. Тони – энергичный, ловкий парень с кучей идей в голове, но время от времени он попадает в черную полосу. Я лишь на пару дней оставил свое любимое детище – только для того, чтобы прибыть сюда и продемонстрировать ему свое дружеское расположение. Он мой старый приятель, и этим все сказано. Если ты хочешь, чтобы у тебя все шло нормально, ты должен поддерживать дружеские отношения с людьми. Ты хорошо относишься к ним, – значит, ты можешь ждать от них такого же отношения и к себе.

Про себя я подумал: «А как быть с твоим застреленным шурином. Уйти Краковером?»

– Да, я готов согласиться, что твой «Фламинго» станет магнитом, притягивающим клиентов, – сказал я. – Они выстроятся в длинную очередь среди песков.

Он кивнул, хитро улыбнувшись:

– Это тот бизнес, где ты и Рубински можете предложить свои услуги. Как я уже сказал, это дело вполне законное. Фред уже помогает мне кое в чем. Подумай. Какой из парней, подобных мне, может предложить тебе вполне респектабельную работу?

– Если говорить откровенно, я никогда не думал, что тебе нужны услуги частных детективов, по крайней мере таких честных, как Фред. Как мне кажется, ты в основном должен нуждаться в услугах профессиональных костоломов.

– Правильно. Но разве нужны костоломы тому, кто занимается легальным бизнесом?

– Думаю, нет.

– Вот поэтому мне и необходимы парни вроде тебя и Фреда, ибо если я буду прибегать к помощи каких-нибудь головорезов или же парней наподобие Мики, у которого котелок не совсем варит, то это не очень хорошо отразится на моем бизнесе.

– Да, я понимаю.

К борту пришвартовался очередной катер, доставивший новую партию Питов и Джонов. Потом Сигел сказал:

– Фред говорил, что ты работал в Чикаго в отделе полиции по борьбе с кражами.

Я пожал плечами:

– Да, именно там я начинал свою карьеру сыщика. Большинство людей в моем агентстве – бывшие служащие этого отдела. Правда, Фред не работал там.

– Прекрасно. Во «Фламинго» я организовал небольшую службу безопасности из бывших лос-анджелесских и голливудских полицейских. Правда, эти парни пока мышей не ловят. Мне нужен кто-нибудь, кто обучил бы их азам охранной службы, а главным образом – натаскал на предмет поимки разного рода жулья.

– Курорт, который ты строишь, наверняка будет привлекать жуликов всех мастей. Тут и говорить нечего.

– Ты бы мог помочь мне организовать эту работу?

– Мне надо будет тогда найти подходящего человека, который мог бы поехать туда. Может быть, Фред поможет подобрать его...

Он указал своей сигарой на меня:

– Я хочу, чтобы это был ты. Мне понравилось то, что я о тебе узнал.

– Я польщен, Бен. Правда. Но ведь я тоже бизнесмен, и мне нужно заниматься делами своего агентства.

– Я знаю, что значит вести свое собственное дело, и могу понять тебя. С другой стороны, я готов платить тебе пять тысяч в неделю за работу, которую предлагаю.

– Когда бы ты хотел, чтобы я приехал?

Он усмехнулся:

– Ты бизнесмен. Не так ли, Нат? Мне нравится, как ты заботишься о своем деле. Я рассчитываю открыть отель до конца года. Пока мы не начнем функционировать, я думаю, тебе нет необходимости находиться там.

– Мне кажется, я должен откровенно кое о чем тебе сказать.

– Да?

– Джим Рэйген – мой друг. А также клиент. Даже за пять тысяч... или даже больше... Я не могу заниматься тем, что могло бы затронуть интересы Джима.

– Конечно же нет, – сказал Сигел, не выпуская изо рта сигары, – это был бы негодный бизнес. Но работа с моими людьми, обучение их умению ловить карманных воров, я думаю, не имеет отношения к Рэйгену?

– Я считал себя обязанным предупредить тебя.

– Я знаю все, что касается тебя и Рэйгена, и скажу, что меня это совершенно не волнует.

– Не волнует?

– А почему это должно меня волновать?

– Ты имеешь в виду то, что Рэйген лежит на больничной койке с простреленной грудью?

– Я желаю ему скорейшего выздоровления и возвращения в строй.

Это меня, мягко говоря, удивило. Я сказал:

– Почему же, черт побери?

А сам подумал: «Для того, чтобы твои парни снова устроили охоту за ним?»

– То, что делает Рэйген, идет на пользу моему бизнесу, – сказал он спокойно.

– Каким образом? Мне кажется, что все должно быть наоборот...

Сигел улыбнулся, почти про себя. Он отшвырнул сигару за борт, повернулся ко мне, посмотрел мне в глаза и положил мне руку на плечо:

– Я не какой-нибудь кретин. Похож я на кретина?

– Нет.

– Ты был телохранителем Рэйгена, когда они попытались его убить. Ты вступил в перестрелку с теми парнями, которые, будь они моими людьми, довели бы дело до конца. И сейчас ты несешь дежурство у дверей его палаты. Я прав?

– Полностью, – сказал я, чувствуя себя неуютно под этой дружеской рукой, лежавшей у меня на плече.

– Само собой разумеется, что Рэйген нанял тебя, чтобы выяснить, кто организовал покушение. Я имею в виду то, что ты его друг, и ты уже выполнял работу для него. Кроме того, у тебя есть определенные контакты с парнями из Синдиката, но ты не зависишь от них. Кого же еще он должен был нанять для этого?

– Пинкертона? – сказал я.

– Нет, Ната Геллера, из детективного агентства А-1 на Ван Берен и Плимут. Парня, который помог убрать отсюда Бьоффа и Брауна, даже не вызвав гнева у Нитти, что само по себе чудо. Что, в свою очередь, помогло мне укрепиться здесь, и я благодарен тебе за это. Ты думаешь – Рэйген думает, – что покушение могло быть организовано только двумя людьми: мною или Джейком Гузиком. Гузик, возможно, пытался убедить тебя, что все это устроил я. Между тем, он, наверное, пытался показать свою готовность договориться о покупке фирмы Рэйгена, одновременно выискивая возможность подослать кого-нибудь в больницу и разделаться с ним. Я далек от истины?

– Нет, прямо в точку, – согласился я. Он убрал руку с моего плеча и посмотрел в темноту.

– Из того, что я слышал о Рэйгене, у меня сложилось впечатление, что он должен быть сильным, крепким парнем. Мне нравится, как он противостоит этим ублюдкам. Эти парни из Синдиката, они всегда хотят получить что-нибудь задарма. Впрочем, я бы солгал, если бы сказал, что мне нравится Рэйген. Я встречал его всего лишь пару раз, поэтому я даже не могу говорить, что знаю его. Однако я искренне желаю ему удачи.

– Ты желаешь ему удачи? – сказал я, и моя челюсть отвисла еще больше, чем у Мики Коэна.

– Конечно. Если он в конце концов сдастся, мой бизнес тоже покатится под гору.

– Я что-то не могу понять. Он ведь твой соперник. Сигел засмеялся:

– Мы с ним абсолютно не конкурируем. Прежде у нас были кое-какие стычки, действительно. Мики даже помял как-то зятя Рэйгена, Брофи, когда мы стремились внедриться в лос-анджелесский рынок. Однако с того времени все вошло в свою колею. Сейчас наши услуги покупают многие букмекеры на Западном побережье. Здесь никаких вопросов. Если им больше нравится служба, возглавляемая Рэйгеном, они одновременно покупают и ее услуги. Разве это как-то вредит мне?

– Нет, – согласился я.

– Я имею от «Транс-Америкэн» двадцать пять тысяч баксов в неделю, Нат. Неплохо, не правда ли?

– Согласен.

– Если Рэйген продаст свое дело или же умрет и его семья продаст фирму, то Синдикат возьмет ее под свой контроль, и тогда мои приятели, имея деловые договоренности с Гузиком и компанией, вынуждены будут пойти им навстречу и закрыть «Транс-Америкэн». И я лишусь своего бизнеса.

– Я никогда не думал, что дело может обстоять таким образом, – сказал я.

– Поэтому я желаю Рэйгену здоровья и долгой жизни, – сказал Сигел с мягкой улыбкой, – и надеюсь, что он будет продолжать свой бизнес и бороться с этими ублюдками.

Я покачал головой, задавая себе вопрос, почему я сам раньше не подумал об этом.

– Ты действительно не организовывал покушения на Рэйгена?

– Конечно же нет. Я же сказал, что для меня это было бы совершенно невыгодным. Бессмысленно. – Он засмеялся. – У тебя здесь хорошая подруга, Нат. Я уже начинаю думать, что мне будет жалко расставаться с ней.

– Что?

– Пегги Хоган. Она твоя девушка. Я знаю об этом. И не только потому, что Джордж и Тэб рассказали мне. У меня есть свои источники. Мне будет жаль расстаться с ней, потому что она знает толк в работе. Я поставил бы ее во главе своего офиса, если бы она перестала работать на своего дядю и переехала сюда. Но думаю, что она этого не сделает – так же, как не захочет расставаться с тобой.

– Ты... ты говорил с ней обо всем этом?

– Ха! Конечно же нет! Она даже не подозревает, что я могу о чем-то догадываться. Что я, к примеру, знаю, как она близка со своим дядей. Она всю неделю пыталась выудить из меня информацию, наблюдала за мной, старалась находиться там, где был я. Ты должен взять ее в свое А-1.

– И ты спокойно все это воспринял? Ты не стал возмущаться?

– Кем?

– Пегги. Раз ты узнал, что она... шпионит за тобой.

– Эй, я думаю, что это прекрасно. Она предана своей семье. Разве это плохо? Забери ее обратно в Чикаго, Нат, и женись на ней прежде, чем она всерьез увлечется карьерой, и тогда тебе ее трудно будет вернуть. Я знаю своих женщин.

Я готов был согласиться с этим.

– Пойдем, – сказал он, беря меня под руку, – пойдем, и ты заберешь свою девушку. Мне нравятся любовные истории со счастливым концом.

Глава 14

Сигел вошел внутрь, в зал казино, держа меня под руку, как Рафт свою кинозвездочку, с победной улыбкой на лице, глядя в сторону стола, где Вирджиния Хилл ждала начала следующей партии, потягивая виски со льдом, и где стояла Пегги, вся исполненная сознания долга.

Только сейчас она заметила меня, и ее рот непроизвольно открылся, что вызвало саркастическое замечание мисс Хилл.

– Что с тобой, дитя мое? – обратилась она к Пегги. – Разве ты не рада видеть своего приятеля?

– Нат, – сказала Пег, ее обычно бледное лицо стало пепельно-серым, а фиалковые глаза – круглыми, влажными, полными трагической безысходности. – Что ты делаешь здесь?

Мисс Хилл, прижав руки к груди, дико захохотала, с трудом выговорив:

– Похоже, она не рада видеть тебя. Геллер! Сигел опустил мою руку и подошел к Пегги, лицо которой вдруг приняло испуганное выражение. Он слегка прикоснулся к ней, и она вздрогнула.

– Все о'кей, все о'кей, – сказал он ей. – Нат – мой друг. Не беспокойся. Все будет хорошо. Он обо всем тебе расскажет.

Он повернулся ко мне и кивнул. Глаза стоявшей у стола публики были направлены на нас. Я чувствовал себя так, как будто на мне был лишь фиговый листок, да и тот вот-вот слетит. Тем не менее, не обращая ни на кого внимания, я подошел к ней. Она смотрела на меня, и в ее взгляде были и гнев, и боль, и смущение. Я обнял ее одной рукой и повел ее от стола, мимо толпы, в направлении бара, где Рафт, увидев нас, вскинул брови, но тут же сделал вид, что не обращает на нас внимания, и отвернулся в сторону.

– Иди со мной, – сказал я. – Не бойся.

– Нат, я... я не знаю, что сказать. Он... знает обо мне?

– Да.

– Ты имеешь в виду то, что я пытаюсь выяснить...

– Да, но не надо переживать. Каждые полчаса сюда приходят катера. Мы сядем с тобой на следующий.

Следующий катер пришел через пять минут, и мы сели в него, покинув «Люкс», обрамленный голубым неоновым светом, с лучом прожектора, продолжавшим медленно шарить по темной воде.

Обратная поездка была не такой комфортной, нас постоянно обдавало брызгами и из-за шума двигателя нам приходилось повышать голос, чтобы слышать друг друга.

– Я думаю – ты сумасшедший, – сказала Пег, – сумасшедший. Я не виню тебя за то, но как ты рискнул появиться здесь? Ты же подвергал мою жизнь опасности!

Я засмеялся:

– Девочка, сейчас уже все позади! Помолчи-ка лучше. Я кое о чем тебе расскажу.

Она гневно посмотрела на меня, но, вздохнув, умолкла и стала терпеливо слушать мой рассказ. Я передал ей мой разговор с Сигелом. Она была тоже ошеломлена.

– Ты веришь ему? – спросила она.

Я вздохнул. Но после минуты колебаний все же сказал «да».

Она, проглотив комок в горле, сказала:

– Я тоже.

– Почему?

У меня было достаточно оснований, чтобы верить Сигелу, а чем же руководствовалась она?

– Бен – хороший человек, Нат. Он прямой и откровенный. Он не мог этого сделать.

О! У нее, оказывается, были свои резоны! Она продолжала:

– Он честный человек.

– Ну, это уже чересчур.

– Нет, он действительно такой! Он напоминает мне...

– Не говори. Твоего дядю Джима.

– Да, он похож на него! Я провела много времени с ним в течение этой недели – в Вегасе, во «Фламинго». Он трудится как вол. Он действительно неплохой парень. Люди, с которыми он работает, любят его. Он так... всецело поглощен тем, к чему стремится. Он похож на... фантазера.

– Он похож на гангстера, Пег.

Катер накренился, и я поддержал ее, обняв. Она позволила мне сделать это, хотя, как мне показалось, без особого восторга.

– Да, я тоже нашел его обворожительным, – согласился я. – Он, может быть, даже в чем-то мне понравился. Однако его мир – это мир жестокости и насилия. Никогда не забывай об этом. Он убивает людей.

– Я не верю этому. Это все слухи.

– Я слышал о том – и это вовсе не слухи, – что он любит лично расправляться со своими противниками. Положение босса, как правило, обязывает ограничить свое участие в расправах. Он может задумывать, планировать, но никак не осуществлять их. У него должно быть железное алиби. Но Сигел несколько лет назад сам участвовал в убийстве одного приятеля, не смог преодолеть искушения, как я понимаю, и сам нажал курок, чтобы быть уверенным, что дело доведено до конца. В результате он едва избежал электрического стула.

– Не смеши меня.

– Его спасло лишь то, что один из свидетелей был застрелен, – парень, которому посчастливилось быть шурином Сигела. Кстати, вот тебе ответ, почему Сигел разведен. А затем выпал из окна отеля в Кони-Айленде и тот парень, который убирал свидетеля. Парень по имени Абе Релес. Возможно, ты читала об этом в газетах.

Она скрестила руки на груди и сидела, прищурив глаза не из-за водяной пыли, которая обдавала нас, а из-за упорного нежелания прислушаться к моим словам.

– Он совсем не похож на того человека, каким ты его представляешь. Кроме того, мне кажется, он сейчас занят совсем другими проблемами. Тебе следует самому посмотреть на этот курорт, который он возводит. Это будет что-то сказочное. Сама мысль о том, что ты являешься маленькой частицей всего этого, не может не волновать.

– Боже милосердный, ты приехала сюда затем, чтобы выяснить, не пытался ли этот парень пристрелить твоего дядю, а в результате оказалась президентом клуба его болельщиков. Что же он такого сделал для этого?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты спала с ним?

Она отпрянула, бросив на меня испепеляющий взгляд:

– Как ты можешь говорить об этом?

– Я собирался спросить, не заморочил ли он тебе голову?

Пытаясь перекричать шум двигателя, мы привлекли внимание остальных пассажиров; некоторые из них с любопытством поглядывали на нас. Я, изобразив на лице злодейскую улыбку, пристально посмотрел на них в ответ, и они отвели взгляды.

Она сжалась в комок:

– Ты ужасен. Он был истинным джентльменом.

– Ты начинаешь меня доставать.

– Я больше не скажу ни слова.

– Тебя надо вышвырнуть за борт этого чертова катера!

Она смерила меня презрительным взглядом:

– Почему же ты не делаешь этого?

– Тебя надо выбросить!

– Ты, я вижу, знаешь, как вернуть назад девушку, Геллер.

– Я не думал, что потерял ее.

– Ты ее не потерял, но делаешь все, чтобы это произошло.

Мы сидели какое-то время молча, слушая рев двигателя и удары волн о борт катера. И некоторые из пассажиров продолжали перешептываться, поглядывая на нас. Давно я не испытывал таких острых ощущений от поездки на катере – со времени, когда мы в ходе войны с японцами высаживались на Соломоновых островах.

Потом я сказал:

– Дело обстоит так, что мы с тобой оба верим в то, что Сигел не является тем человеком, который заплатил парням, стрелявшим из грузовика по машине твоего дяди.

Она кивнула.

– Да, мне это подсказывает моя женская интуиция, – сказала она насмешливо. – А тебе – нюх сыщика?

Я не обратил внимания на ее тон и ответил:

– Это больше, чем нюх. Сигел довольно логично разъяснил, почему он заинтересован в том, чтобы Рэйген был жив. Я исхожу из логического умозаключения, что Сигел – не тот парень, кто нанял убийц.

Она кивнула:

– Значит, это Гузик.

– Да, скорее всего, именно он. Этот маленький толстяк все время морочил мне мозги. Вошел в контакт со мной – личным телохранителем Джима – и клялся мне, что Синдикат не причастен к покушению. Гузик подкупил даже одного из моих людей, но, зная меня достаточно хорошо – то, что я выбью правду из этого парня, – они контактировали с ним лишь по телефону и перевели ему деньги прямо в банк. Кроме того, он не стал использовать в качестве наемных убийц своих людей, а нанял пару букмекеров с Вест-Сайда, чтобы запутать следы. Затем он послал меня к Джиму с новым, более выгодным предложением, одновременно направив двух киллеров в Мейер Хаус. Иначе говоря, с самого начала до конца все происходило по сценарию, подготовленному этим маленьким негодяем. Я должен был раньше догадаться об этом. Пришлось встретиться с самим Сигелом, чтобы наконец прозреть.

– Что это значит?

– Это значит, что я собираюсь сказать твоему дяде, что за всем стоял не кто иной, как Гузик, и чтобы он имел это в виду, если будет вести какие-либо переговоры с Гузиком.

Она посмотрела на меня с выражением сомнения:

– Ты же не думаешь, что мой дядя захочет продать ему свою фирму после того, как узнает обо всем этом...

Катер подпрыгнул на волне.

– Я не знаю. Я считаю, что это его личное дело. Но, получив эту информацию, он может потребовать большую сумму и предупредить Гузика, что вступит в тесное сотрудничество с Друри и направит свои письменные показания федеральным властям, если Синдикат не заплатит прямо сейчас и не отстанет в будущем.

– Это может сработать?

Я пожал плечами, вздохнув:

– Черт его знает. Как бы то ни было, этот упрямец, возможно, захочет продолжать борьбу.

Она чуть ближе придвинулась ко мне:

– Ты его осуждаешь за это?

Я обнял ее:

– Нет конечно. Но я и не завидую ему.

Вскоре мы были в теплой постели в моем номере в отеле «Рузвельт». События этого дня, завершившиеся нашей перепалкой на катере, отступили на задний план, подобно скрывшемуся за горизонтом «Люксу». Сейчас в этом мире были только мы, двое влюбленных, обнаженные, сжимавшие друг друга в объятиях, готовые забыть обо всем и начать новую жизнь.

Было уже за полночь, когда пронзительно зазвонил телефон, возвращая нас в реальный мир.

– Здесь уже около двух часов ночи, – сказал я Биллу Друри сонным, недовольным голосом. – Что случилось? Ты потерял еще одного свидетеля?

Я сидел на кровати: телефон стоял рядом со мной на тумбочке. Пегги, которую разбудил телефонный звонок, в полудреме слушала мой разговор.

– Хуже, – сказал глухим голосом Друри. – Я пытался дозвониться до тебя в течение всего вечера. Ты не поинтересовался внизу, у дежурного, не искал ли тебя кто-нибудь?

– Я был очень занят.

На некоторое время на том конце провода воцарилось молчание; телефонные компании берут деньги за время, а не за разговор, но это были деньги Билла, поэтому я лишь ждал, когда он заговорит снова.

– Ты забрал ее с собой? Я имею в виду, она там, с тобой?

Я улыбнулся Пег, и она сквозь сон улыбнулась мне в ответ. Я говорил вам, что у нее фиалковые глаза?

– Да. Билл. Она со мной. И она собирается оставаться со мной и дальше.

– Ты должен будешь проявить о ней максимум заботы.

Я мотнул головой:

– Что, черт возьми, у вас там случилось?

– У ее дяди отравление ртутью. Еще никто не знает, как это произошло.

– Отравление ртутью...

Пег села в кровати, в ее глазах была тревога; она держала у груди одеяло, словно ища защиты. Голос в трубке произнес:

– Он умирает, Нат.

Глава 15

Было уже поздно, около полуночи, когда я и Пег вошли в коридор, ведущий к двери палаты Джима Рэйгена в Мейер Хаусе. Дежурство в этот час нес Луи Сапперстейн, рядом на стуле посапывал полицейский. Луи был в одной рубашке, без пиджака, и я видел его таким осунувшимся только один раз – когда он получил извещение с фронта о гибели брата. Правда, сейчас на нем не было траурной черной нарукавной повязки: Джим был еще жив.

– Там находится его сын, Джим, – сказал Сапперстейн. – Члены семьи постоянно дежурят у постели Джима, по очереди сменяя друг друга.

– Я пойду к нему, – сказала Пег.

Сапперстейн открыл перед ней дверь. Я остался в коридоре.

– Ты выглядишь очень плохо, – заметил Луи.

– А чувствую себя еще хуже. Если бы Господь знал, что люди захотят летать, он, наверное бы, позаботился, чтобы у авиакомпаний были нормальные кресла.

– Болтало целый день?

– Да. Слава Богу, Пег почти весь полет спала. Она не могла уснуть всю прошлую ночь, плакала, говорила со мной о Джиме. В самолете она немного успокоилась и уснула.

Луи покачал головой:

– Я очень сожалею обо всем, Нат. Мы предпринимали самые строгие меры предосторожности.

– Что же все-таки случилось?

– Никто точно сказать не может. Врачи говорят об отравлении ртутью. Но это лишь предположение. В четверг ему сделали операцию на почке, и в последующие дни его состояние стало ухудшаться.

– Я хочу поговорить с одним из врачей. Кто сегодня дежурит?

– Один из семейных врачей. Граф.

– Где он?

– Он где-то здесь. Посмотри в холле. Возможно, он там перекуривает.

Я прошел в холл и встретил там доктора Графа, небольшого роста полного мужчину лет пятидесяти, одетого в коричневый костюм. Он сидел и курил. Вид у него был усталый.

Он взглянул на меня и слегка улыбнулся:

– Мистер Геллер. Прямо с самолета?

Я сел рядом с ним:

– Именно так, доктор.

– Хотите сигарету?

– Пожалуй.

Он дал мне прикурить, и я, глубоко затянувшись, медленно выпустил дым.

– Итак, – сказал я, – есть ли у него шанс?

– Если бы вы спросили меня об этом в прошлый понедельник, я сказал бы – без всякого сомнения. Я был уверен, что через неделю он сможет полностью оправиться от ранений и шока. Его выздоровление шло даже быстрее, чем мы предполагали.

– Что же случилось?

Он вздохнул, покачав головой:

– У него почти совсем пропал стул. Снизилось давление мочи. Резко поднялось давление. Затем у него начался кровавый понос, рвота...

– Все это очень живописно, доктор. Но что из этого следует, не считая, что я надолго потеряю аппетит?

– Это симптомы отравления ртутью.

– Речь идет о летальном исходе?

– Скорее всего, да.

– Как это могло случиться?

– Об этом можно только гадать.

– Я сам разработал план по обеспечению его безопасности. Мы перекрыли доступ всем посторонним.

Граф вздохнул:

– Мистер Геллер, ртуть может попасть в организм при спиртовой обработке ран, которая делалась мистеру Рэйгену ежедневно, через клизму, через внутривенные или внутримышечные инъекции, или же впитаться через кожу, если мазь, которой он пользовался, содержала ртуть.

– Но не через рот?

– Это самый простой путь. Таблетка обычных размеров может содержать дозу ртути, достаточную, чтобы убить человека.

– Таблетка – это единственный способ, с помощью которого ртуть может попасть в желудок?

– Едва ли. Ртуть можно растворить в кофе, молоке, томатном соке. Ее также можно впрыснуть в пищу. Она совершенно безвкусна – в той же степени, как и смертельна.

– Значит, Джим едва ли выживет?

Граф посмотрел в окно и ответил:

– Мы не делаем подобных заявлений, во всяком случае, пока пациент жив. Скажите мне, мистер Геллер. Если говорить о вашей работе, беретесь ли вы за дело, которое выглядит безнадежным?

– Никогда, – сказал я, притушив окурок и пожав ему руку.

Сапперстейн стоял, прислонившись к стене, рядом с сидевшим на стуле полицейским, который уже пробудился ото сна. Откровенно говоря, я больше доверяю чикагским копам, когда они спят.

– Да, это отравление, – сказал я Луи. – Скорее всего, это дело рук кого-нибудь из медицинского персонала.

Сапперстейн кивнул:

– Я знаю. Я уже начал проверять людей – у них более тысячи человек в штате.

– Да. Но у нас с тобой есть список тех, кому был разрешен доступ сюда.

Сапперстейн сделал рукой жест в сторону доски с фамилиями, стоявшей у стены.

– Все верно, и я думаю, это поможет нам вычислить того, кто это сделал. Но насколько я понимаю, поправить уже ничего нельзя.

– Да. Они все-таки добрались до него. Проклятье...

– Он старый крепкий боец, Нат. Он мне понравился. Я бы не хотел, чтобы его конец был таким...

– Он идиот. Бросить вызов Синдикату и надеяться при этом остаться в живых. Я тоже идиот. Мне не следовало соглашаться участвовать во всем этом!

Сапперстейн положил мне руку на плечо и сказал:

– Мы сделали все, что было в наших силах, Нат. Я не думаю, что кто-нибудь сделал бы это лучше. Он твой друг, родственник твоей девушки, и это тяжелая потеря. Но ты был прав – в этой игре нельзя выиграть. Она была проиграна с самого начала.

Я кивнул. Улыбнулся ему и смахнул рукавом слезы, выступившие у меня на глазах.

Затем я вошел в палату. Джим спал, но вид у него был как у мертвеца. Он резко похудел, лицо его было бледным. В комнате пахло смертью. Смертью и цветами.

Пег сидела рядом, склонившись над ним, держа его руку в своей руке. Она плакала – беззвучно, слезы текли у нее по щекам. В течение всего дня, когда мы находились в самолете, она не плакала; когда она просыпалась, ее лицо было сосредоточенным и злым. Она ничего не говорила, лишь сидела молча, сжав руки в кулаки. Выражение «Ты такая красивая, когда сердишься» не относилось к ней. Симпатичная в обычной жизни, она становилась некрасивой в минуты гнева.

Сейчас на ее лице были отчаяние и безысходность. Прошло не так много времени с того дня, как она потеряла отца. Теперь же человек, который занял его место, тоже покидал ее.

Джим-младший сидел в кресле; его лицо было посеревшим от горя. Он был в одной рубашке, его галстук чуть ослаблен.

Я подошел к нему и тронул его за плечо:

– Как ты? Держишься?

– О'кей, – сказал он, попытавшись изобразить бодрую улыбку. – Мой отец подает мне хороший пример. Он никогда не сдается. Верно?

– Да. Это не в его правилах. Давай выйдем в холл, поговорим. Я не хочу будить твоего отца.

Он кивнул и поднялся, но тут же пошатнулся, и я поддержал его. Видимо, он сидел в этом кресле, не поднимаясь, часами. Мы прошли в холл. Там было пустынно.

– Как твоя мама?

– Плохо, очень плохо. Она так предана ему. Она и без того чувствовала себя неважно.

– Ей делают успокоительные уколы?

– Нет. Она отказалась. Она хочет быть рядом с папой, если дела пойдут совсем плохо.

– Я думаю, ей придется это сделать.

– Я знаю. Он умрет? Да?

– Я думаю, что да. Он крепкий парень, но...

– Его отравили. Врачи лишь витиевато объясняют: «не исключено, что в его организм попало отравляющее вещество». Они думают, что если скажут об этом прямо, то это будет выглядеть, как будто они сами это сделали. Это смешно.

– Я очень сожалею, Джим. Эти мерзавцы добрались до твоего отца, а меня даже не было здесь, чтобы остановить их.

– Геллер, вы сделали все, что было в ваших силах. Вы не раз рисковали жизнью. А что касается того, что вас не было здесь, – то мой отец сам захотел, чтобы вы отправились за Пег. Он души в ней не чает. И я его за это не осуждаю. Она для нас как член семьи, как родная сестра.

– Я сам от нее без ума. Ей будет очень трудно, как и всей вашей семье. Он покачал головой:

– Даже Дэнни – я не думал, что он способен на такое, – он сидел сегодня днем у постели отца, говорил ему, как сильно любит его, плакал, как ребенок. Отец вынужден был успокаивать его. Представляете?

– Да. Я знаю Джима. На тебя будут оказывать большое давление, побуждать к тому, чтобы ты продал фирму.

Он посмотрел на меня пристально:

– Вы думаете, мне следует это сделать? После того, что случилось с моим отцом? – Он закрыл лицо руками, склонил голову на грудь. Он не плакал. Он уже выплакал свои слезы. – Меня это все так пугает, мистер Геллер... Меня это все так пугает...

Я похлопал его по спине. Я не знал, что ему ответить.

– Мы ведь его потеряем, не так ли? И мне придется остаться один на один с этими людьми. Я снова положил ему руку на плечо:

– Когда твоего отца не станет и вся ответственность ляжет на тебя и твоих братьев, вот тогда ты и будешь принимать решение.

Он поднял голову и чуть прищурил глаза:

– Вы не советуете мне... продавать отцовское предприятие?

– Я лишь говорю, что, когда ты останешься без отца, вся ответственность ляжет на тебя, а значит, ты и будешь принимать решение. Никто не мог давать советов Джиму Рэйгену, как ему следует жить. Я думаю, это будет несправедливо по отношению к нему, даже мертвому, если я что-либо буду советовать сейчас.

Его лицо посуровело и стало в этот момент очень похожим на лицо отца. Затем он сунул руку в карман и достал что-то вроде открытки.

– Что вы думаете об этом, мистер Геллер?

Она почти ничем не отличалась от почтовой открытки. На ней была изображена желтая канарейка.

На открытке не было никакой подписи.

– Откуда ты ее взял? Когда?

– В почтовом ящике. Сегодня. Что это означает?

– А ты как думаешь?

– Я... Я думаю, что на уголовном жаргоне это означает, что моему отцу не следовать «петь».

– Все верно. Это предупреждение. Чтобы никто больше не смел исполнять сольную партию. Но не только.

– Что же еще?

– Это означает, что Синдикат подтверждает подобным косвенным путем, что именно он убил твоего отца. Он еще жив, а они дают тебе ясно понять, что это их работа.

Я вернул ему карточку. Он хотел разорвать ее на части, но я остановил его.

– Возможно, тебе придется показать ее лейтенанту Друри, – сказал я. Он вздохнул:

– Хорошо.

– Я полагаю, на ней нет обратного адреса?

Рэйген-младший сумел выдавить из себя улыбку:

– К сожалению, нет.

– Очень жаль, – сказал я с наигранным огорчением. – Работа детектива никогда не бывает легкой.

Он снова улыбнулся, а я ободряюще похлопал его по плечу и сказал:

– А теперь давай вернемся в палату к твоему отцу.

Мы вернулись назад, и я сменил Сапперстейна, который держался лишь на крепком кофе. Пег осталась у постели дяди на всю ночь. Несколько раз в палату входил и выходил доктор Граф, а также ряд других врачей и медсестер. Я, как и подобает хорошему детективу, сверял их фамилии с теми, что значились в нашем списке, хотя, казалось бы, в этом уже не было никакого смысла.

Рано утром, около пяти часов, Джим-младший вышел в коридор и сказал:

– Папа проснулся. Он хочет видеть вас.

Я вошел в комнату. Пегги стояла у кровати, держа его за руку. На ее лице была, как ей, наверное, казалось, ободряющая улыбка. Если бы мне кто-нибудь так «ободряюще» улыбнулся, я бы не замедлил отправиться в морг, лишь бы не причинять этому человеку таких мучений.

Я подошел к противоположной стороне кровати.

– Пегги говорит, что ты смог кое-что выяснить, – сказал Джим. Его голос был слабым, но в нем еще слышались стальные нотки. Хотя, возможно, это была и ртуть.

– Да, – сказал я. – Я встречался с Сигелом. Я убежден, что он не причастен к покушению.

– Значит, Гузик.

– Гузик.

– А я еще думал о каких-то контактах с этим дьяволом.

Я кратко рассказал ему о событиях последних дней. Он слушал меня внимательно и, казалось, на время забыл о своих физических страданиях. Но ему, наверное, было очень плохо, иначе он бы чаще перебивал меня.

– Ты знаешь, дружище, в этом есть резон. Когда Синдикат разворачивал свою систему информации – «Транс-Америкэн», им нужна была поддержка восточных парней. Гузик имеет влияние в Чикаго, Милуоки и ряде других районов. Но ему нужна поддержка Лански на востоке и Сигела – на западе. Вот почему им так необходима моя служба информации – она общенациональная. Мы – везде.

– Мы можем поговорить об этом позже, Джим.

– Нет, не можем. Я умираю. Никто мне об этом не скажет, но я чувствую. Они отравили меня. Так?

– Да, – сказал я.

– Сколько мне осталось?

– Разве я похож на доктора, ты, сумасшедший ирландец?

– Ладно, ладно. Выкладывай, Нат, сколько я еще протяну?

– Они ничего не сказали мне. Я так тебе скажу – определи сам, сколько тебе нужно.

– Я бы хотел, чтобы у меня еще было немного времени. – Он повернулся к своей племяннице: – Пегги, моя девочка, поцелуй своего дядю.

Она поцеловала его в щеку и продолжала сидеть рядом, склонившись над ним. Джим сказал:

– Я знаю, что умираю, – это ангел у меня над головой.

– Дядя Джим, пожалуйста, не говорите так...

– Пег, ты хорошая девушка. Я уже говорил сыну Джиму, что ты должна иметь свою долю в нашем семейном бизнесе. Ты по праву заслужила это, моя дорогая.

– Пожалуйста, дядя Джим. Мне это совершенно не нужно.

– Нет, нужно. Ты для меня не только как дочь; ты – как сын. Ты бы могла успешно продолжать мое дело.

– Вы будете сами управлять своей фирмой...

– Я хочу... хочу две вещи от тебя, дочка.

– Все что угодно...

– Я хочу, чтобы ты вышла замуж за этого несчастного сыщика. Ему нужна твоя поддержка. Кроме того, он – хороший парень, хоть и лишь наполовину ирландец.

– Я люблю его, дядя Джим.

– Прекрасно. Мне это приятно слышать.

Признаюсь, и мне не менее приятно было слышать это.

– Еще одна вещь, которая не терпит отлагательств...

– Да?

– Приведи ко мне священника, дочка. Он умер в шесть часов утра. Его сын позвонил домой и вызвал Эллен Рэйген. Приехали также двое других сыновей и одна из трех замужних дочерей.

В первоначальном заключении, которое составил следователь, ведущий дела о скоропостижной смерти, об отравлении ртутью говорилось лишь вскользь. Смерть Рэйгена объяснялась сердечной недостаточностью и нефритом, осложненным пулевыми ранениями. Одной строчкой упоминалось о «следах ртути», найденных во время экспертизы.

Однако лейтенант Друри сделал представление следователю Броди, в котором потребовал ответить на следующий вопрос: умер ли Рэйген от пулевых ранений, а значит, необходимо ли возбуждать уголовное дело по факту убийства в отношении тех, кто находился в зеленом грузовике; или же смерть наступила в результате отравления ртутью, и это вело к возбуждению еще одного уголовного дела в отношении человека или группы лиц, которые пока были неизвестны.

В это же время следователь Броди получил несколько телефонных звонков с угрозами. Ему предлагали отказаться от дальнейших расследований, связанных со смертью Рэйгена. Броди сменил расположение своего офиса и поставил полицейскую охрану у своего дома. Он выставил охрану у фамильного склепа Рэйгена, где был погребен Джим, – до того времени, когда ему удастся получить разрешение суда и миссис Рэйген на эксгумацию тела.

Миссис Рэйген возражала против этого, но суд не принял ее мнения в счет, и повторная экспертиза показала, что в теле Джима была такая концентрация ртути, которой хватило бы, чтобы убить троих.

Что стало с его письменными показаниями? С так называемыми страховыми полисами? Эллен Рэйген заявила журналистам, что они не будут переданы в руки властей или кого-либо еще. Не будут, потому что, по словам семейного адвоката Рэйгенов, они куда-то затерялись.

Расследование, касающееся роли медперсонала в смерти Рэйгена (его вел не Друри), ни к чему не привело.

К концу августа две вещи были очевидны: Джим умер от отравления ртутью и убийца никогда не будет найден.

Как и можно было предполагать. Пег никак не могла с этим смириться. Она пришла ко мне в офис в последнюю субботу августа и сказала:

– Что ты собираешься делать в связи с этим? Я сделал жест рукой, указывая на стул для посетителей, и она села. На ней был простой черный костюм с перламутровыми пуговицами и черные перчатки; она была в трауре после смерти Джима.

– Ты о чем? – переспросил я ее.

– Мики Мак Брайд только что выкупил «Континентэл»!

– Действительно?

На самом деле я знал обо всем этом. Джим-младший поинтересовался моим мнением, и я сказал, чтобы он поступал, как считает нужным.

Ее фиалковые глаза пылали гневом.

– После всего, что сделал мой дядя, после всех его страданий его семья предает его! Как они могли пойти на такое!

– Пег, твой дядя был убит потому, что не хотел уступать. Никто в его семье, может быть исключая тебя, не испытывает особой тяги к бизнесу, связанному с информацией о бегах и скачках. Кроме того, это занятие отнюдь не престижное и, я бы сказал, не совсем законное.

– Нет, оно законное.

– Может быть, сейчас. На какое-то время. Но это исключение. Сейчас для твоей тети и ее детей настало нелегкое время. Я не думаю, что все они обладают какой-то особой крепостью характера. Но молодой Джим, кажется, неплохой парень, и я думаю, что он беспокоится о здоровье своей матери и не захочет потерять еще одного родителя.

– О чем ты говоришь?

– Я говорю о том, что люди имеют право на проявление слабости.

– Но они продали «Континентэл»! С потрохами!

– Да. Мики Мак-Брайду. Но не Джейку Гузику.

– А что может помешать Мики продать фирму Гузику?

– Ничто.

– Черт возьми, Нат, ты невозможен!

Я провел рукой по столу:

– Но если это случится, то не так скоро. В Синдикате понимают, что, если они приберут к рукам «Континентэл» сразу после убийства Джима, это может иметь неприятные последствия для них. Они, конечно, могут установить тайные связи с Мак-Брайдом. Ты должна быть готовой ко всему, что он предпримет в отношении «Континентэла». Ты также должна подумать о нем как о своем новом боссе.

Она сложила руки на груди:

– Я не буду работать на эту компанию. Никогда. Я не хочу иметь ничего общего с ней.

– Хорошо. Тогда почему бы тебе не воспользоваться советом своего дяди?

– Каким?

– Выйти за меня замуж. Нарожать маленьких Геллеров.

– Натан, ты несвоевременно поднимаешь этот вопрос.

– Извини. Так что же тогда?

Она тяжело вздохнула:

– Что там с этими парнями из зеленого фургона?

– Друри продвигается довольно успешно, несмотря на то, что он потерял одного свидетеля. Другие свидетели здорово помогли следствию. Один из них идентифицировал водителя грузовика – еще одного букмекера с Вест-Сайда, который случайно был пойман, когда пытался зарыть в Дуглас-парке одну из винтовок.

Она вскинула голову:

– Когда это случилось?

– Прошлой ночью. Друри позвонил мне сегодня утром и рассказал. Так что не говори, что у меня никогда нет для тебя хороших новостей. Думаю, у Друри не будет проблем с вынесением приговора этим парням.

Я надеялся, что это чуть поднимет ее настроение. Но этого не произошло.

– Однако не эти парни убили моего дядю. Они пытались это сделать, но не убили. А как насчет настоящего убийцы, того, кто отравил дядю?

– Полицейские копают это дело. Ты же знаешь.

– Почему не ты занимаешься этим?

– Почему не я?

– Почему ты не пойдешь к Гузику и не вышибешь мозги из его жирной башки?

– Это неплохая идея. И тогда тюремный священник обвенчает нас прямо в камере. Я надеюсь, тебе нравятся бритые наголо?

– Я не нахожу это смешным.

– Я, между прочим, тоже. В этом мире есть вещи, Пегги, с которыми мы вынуждены мириться. Есть битвы, которые невозможно выиграть. Иногда человек чувствует себя счастливым лишь от того, что у него появилось свободное время, чтобы заняться своей личной жизнью.

– Ты имеешь в виду себя, Нат Геллер? Что ж, у тебя сейчас действительно появилось свободное время.

– И что в этом плохого?

Она встала:

– Ничего. Возможно, мне нужно большего от мужчины. Возможно, я хочу большего от жизни.

– И где ты собираешься найти это? В Лас-Вегасе?

Она задрала подбородок и посмотрела на меня сверху вниз; рано или поздно, я знаю, любая женщина начинает так вести себя со мной.

– Возможно, что и там. Я не люблю этот город. Я думаю, что не смогу оставаться здесь больше.

– Пег! Почему бы нам сейчас не поговорить обо всем... Подожди...

– Я устала от тебя, я устала от своей семьи, я устала от Чикаго. – И она вышла из офиса.

Я сначала подумал о том, чтобы задержать ее, но не стал этого делать. Она была, в конце концов, такой же упрямой, как и ее дядя. К тому же у меня и так было достаточно проигранных дел.

Но я все-таки подошел к окну: посмотреть, как она будет садиться в такси. Я думал о том, сможет ли она действительно отправиться в Лас-Вегас, к Сигелу, к ненормальной Вирджинии Хилл, к тому, что, по ее мнению, было разумной альтернативой сумасшедшему Чикаго.

Она улетела утренним рейсом.

Книга II

Убийство в Вегасе

15 декабря 1946 – 20 июня 1947

Глава 16

В то воскресное утро без пятнадцати минут семь я сел в поезд на вокзале Юнион, расположенном на бульваре Аламеда, и тут же уснул. Я проспал, наверное, часа два-три, а когда проснулся и посмотрел в окно, то Лос-Анджелес и все, что имеет отношение к цивилизации, остались далеко позади. Оставшуюся часть утра я созерцал в окне вагона пустынный пейзаж – огромный, насколько хватает глаз, выцветший желтый ковер. Я пытался разглядеть что-нибудь похожее на казино посреди песка и островков полыни, но ничего подобного так и не увидел.

Около двух часов дня поезд подкатил к перрону построенного в современном стиле застекленного вокзала Юнион Пасифик в западном конце Фремонт-стрит. Вскоре я стоял со своим небольшим чемоданчиком посреди тенистой аллеи, наслаждался легким сухим ветерком и смотрел на тянувшуюся передо мной центральную улицу, вдоль которой один за другим расположились казино: «Лас-Вегас клуб», «Монте-Карло», «Пионер», «Болдер», «Голден Наггет». Несмотря на то, что мне не приходилось раньше видеть столько казино, собранных в одном месте, я был разочарован. И хотя воскресные толпы народа заполнили тротуары, а проезжая часть была забита автомашинами, Фремонт-стрит никак нельзя было назвать роскошной или фешенебельной. Возможно, по вечерам, когда неоновые вывески и иллюминация заливали ее яркими разноцветными огнями, Фремонт-стрит и становилась такой, какой я себе и представлял центральную улицу игорного бизнеса.

Около половины третьего к тротуару подъехал и остановился черный «Линкольн Континенталь». Из него вышел лысеющий господин в черном блестящем трехсотдолларовом костюме с широким красным галстуком.

– Нат Геллер? – сказал он, косо улыбнувшись и протянув руку для приветствия.

Я кивнул и пожал его влажную руку, после чего мне пришлось незаметно вытереть ладонь о брюки.

– Моу Седвэй, – сказал он, указав большим пальцем себе на грудь и нервно ухмыльнувшись. Его маленькие, близко посаженные глазки были такими же влажными, как и его руки, а его нос – большим и бесформенным, словно его вылепил из глины неумелыми руками ребенок.

Он взял мой чемодан и положил его в багажник «Линкольна».

– Как Лос-Анджелес? – спросил он.

– Прекрасно, – ответил я.

– Как я понимаю, вы приятель Рубински?

– Да. Деловые партнеры.

– Вы говорите это так, как будто это две разные вещи. Там, где деловое партнерство, там и приятельские отношения. Во всяком случае, так должно быть.

Я лишь пожал плечами в ответ на его доморощенную философию. Он захлопнул багажник и, подойдя к передней двери, распахнул ее. С той же вымученной улыбкой на лице он жестом предложил мне занять место. Я устроился на сиденье, он сел за руль.

– Бывали когда-нибудь в Вегасе? – спросил он, зажигая длинную толстую сигару, которая была слишком большой для его миниатюрного рта.

– Нет, – сказал я.

– Не хотите сигару? Гаванская. Два доллара.

– Нет, спасибо.

Он включил зажигание, и автомобиль, набирая скорость, двинулся по Фремонт-стрит. Среди туристов, прогуливающихся на тротуарах и по-пижонски разодетых в ковбойские рубахи и брюки, изредка попадались и местные жители – ковбои с обветренными лицами и натруженными руками, индейская женщина с ребенком за спиной, пожилой рабочий с золотых приисков.

За кварталом клубов и казино начинался деловой район с магазинами сувениров, отделанными в стиле вестерн, и такого же типа ресторанами, чередующимися с современными офисами и дешевыми магазинами.

– Что вы думаете о нашем маленьком городке? – спросил Седвэй, выпуская облако дыма.

– Это не Чикаго, – сказал я.

За деловой частью города располагался жилой район – далеко не фешенебельный – некоторые из зданий были невзрачного вида. Здесь были дома, построенные из серого шлакобетона, попадались и жилые автоприцепы. На их фоне выделялись небольшие церквушки и мотели, то и дело встречавшиеся на нашем пути.

– Да, – сказал Седвэй, держа сигару между пальцами, как Черчилль, – наш Вегас – отличное место. Не так ли?

Я кивнул и посмотрел назад в окно, на стремительно удалявшиеся городские строения; выехав за пределы города, Седвэй резко увеличил скорость.

– Бен не сказал, для чего он вызвал вас сюда? – спросил он, широко улыбаясь. «Он чересчур много улыбается. С чего бы это?» – подумал я.

– Я собираюсь подучить кое-чему его людей из службы безопасности, в частности тому, как ловить воров-карманников.

Он чуть приподнял бровь:

– Мы, как вы знаете, открываемся на следующий день после Рождества.

– Я знаю. У меня будет достаточно времени.

– Как близко вы знакомы с Беном?

– Я встречался с ним лишь однажды. Он производит приятное впечатление.

– О да, – поспешно сказал Седвэй. – Мы с ним старые приятели. Я знаю его еще с тех времен, когда он был мальчишкой с Лауер Ист-Сайда.

Фред Рубински немного рассказал мне о Маленьком Моу Седвэе. Седвэй и Сигел действительно знали друг друга давно, но Седвэй упустил кое-какие детали.

– Маленький Моу только недавно вновь завоевал расположение своего босса, – сказал мне Фред. – Почти в течение трех лет Моу выполнял работу, находясь вдали от своего шефа. Сигел сказал Седвэю, чтобы тот держался от него подальше, если хочет остаться цел.

Мало-помалу Седвэй, который никогда не отличался особыми успехами (одним из последних его «достижений» были провалившиеся букмекерские операции в Сан-Диего и Лос-Анджелесе), с помощью своего друга детства Сигела стал большим человеком в маленьком Вегасе. Будучи представителям Сигела в «Транс-Америкэн», Седвэй сумел стать совладельцем ряда казино на Фремонт-стрит. Он купил себе шикарный дом, престижный автомобиль. Он стал приятелем отцов города, делая пожертвования городским благотворительным организациям и местной церкви. И когда группа уважаемых представителей города предложила ему выдвинуть свою кандидатуру на выборах в городской совет, он согласился.

Когда Сигел узнал об этом, то в ярости набросился на Маленького Моу.

– Мы никогда не выдвигаем свои кандидатуры на какие-либо выборные посты в органах власти, дурья твоя башка! – ревел он, колошматя своего маленького протеже. – Мы покупаем себе политиков, безмозглый болван!

Моу предпринял все, чтобы снять свою кандидатуру, однако его имя уже было внесено в избирательные бюллетени. Седвэй стал предметом насмешек в криминальной среде, персонажем многочисленных анекдотов о том, как он выступал в роли первого и единственного политика, раздающего взятки только для того, чтобы его не избрали.

Все это произошло приблизительно года три назад, и сейчас Бен Сигел вновь призвал под свои знамена Моу Седвэя, которому он, видимо, продолжал доверять.

– Я хотел бы предупредить вас, – сказал Моу, – что Бен в эти дни находится чуть ли не на грани срыва. Босс в постоянном стрессе.

– Почему?

– Вы слышали, сколько денег ему пришлось вложить в это предприятие?

– Что-то около миллиона?

– Он потратил больше миллиона. Скажу вам, что «Фламинго» будет фантастическим местом.

– Так чем же объясняется его стрессовое состояние?

– Тем, что туристский комплекс вряд ли откроется вовремя. Я не думаю, что отель будет готов к сроку.

– Какая необходимость в подобной спешке? Седвэй пожал плечами:

– Бен не любит ждать. Он любит принимать решения сам, без чьей-либо подсказки. Таковы дела.

Между тем мы подъехали к отелю – нет, не «Фламинго». Это был отель «Ласт Фронтиер». Об этом свидетельствовала надпись на крыше здания, составленная из больших перекрещивающихся букв, обрамленных неоном. Сам отель являл собою невысокое кирпичное здание посреди просторной зеленой лужайки. «Фронтиер» и соседний с ним «Эль Ранчо Вегас» были единственными отелями со своими казино, построенными на так называемой Полосе, протянувшейся вдоль шоссе №91, ведущего на юго-запад, в Солт-Лейк-Сити и Лос-Анджелес.

Седвэй припарковал автомобиль рядом с отелем, недалеко от открытого плавательного бассейна, где загорали и плескались в воде отдыхающие. Он достал из багажника мой чемодан, и мы направились в центральное невысокое здание, крыша которого была покрыта пальмовыми листьями, а стены выложены из саманного кирпича и выкрашены белилами. Здание поддерживали толстые деревянные брусья. Его фасад украшали колеса конных повозок времен освоения Дикого Запада, воловьи рога и другие атрибуты ковбойского быта. Все это напоминало мне кадры какого-нибудь вестерна. Я почувствовал себя здесь не в своей тарелке – в своем сером костюме, с бледно-серой кожей.

– У вас приличная машина, Моу, – сказал я, когда мы направлялись ко входу в отель. – Это ваша или один из автомобилей Бена?

– Это моя, – сказал Седвэй с чувством сдержанной гордости. – Бизнес, связанный с лошадиными бегами, как вы сами знаете, приносит неплохие деньги.

– Да, я знаю, – сказал я, подавляя желание заметить, что в один из жарких июньских дней за рулем почти такого же «Линкольна Континенталя» был расстрелян Джим Рэйген.

– Бен снабдит вас автомобилем, пока вы будете здесь. Он примет вас по высшему разряду.

Я последовал за Седвэем в холл. Интерьер был выполнен в том же стиле вестерна. Мебель, в которой дерево сочеталось с кожей, камины, сложенные из песчаника, стилизованные под старину керосиновые фонари-светильники. На стенах, обшитых грубыми досками, были развешены головы буйволов, индейские головные уборы, а также гравюры, изображавшие сцены из жизни покорителей дикого Запада. Выжженные на стенах каленым железом стрелки-указатели показывали, где располагаются казино, столовая, концертный зал, кафетерий. В холле был только дежурный по гостинице в клетчатой рубашке с узким галстуком, других служащих не было видно.

Седвэй с моим чемоданом в руках и я проследовали через холл к небольшой лестнице, поднялись по ней и оказались у дверей моего номера – 404. Нумерация здесь не имела никакого отношения к тому, на каком этаже располагался номер. Здесь вообще не было четвертого этажа.

Моя комната оказалась достаточно уютной – не маленькая и не большая, современная мебель, грубые деревянные стены и гравюра, изображавшая индейского вождя. Седвэй поставил мой чемодан на тумбочку, а я сел на край кровати.

– Что теперь? – спросил я.

– Бен, возможно, зайдет к вам сегодня вечером, – сказал он, пожав плечами.

– Где он сейчас?

– Там. Дальше вверх по дороге.

– Дальше вверх по дороге?

– Да. Там, где идет строительство «Фламинго».

– Но ведь сегодня воскресенье, Моу.

– Что касается «Фламинго», то дни недели не имеют к нему никакого отношения. Там работают почти круглосуточно. И Бен контролирует строительство. Он хочет быть в курсе всего и вся. Быть на всех объектах одновременно. Он почти не смыкает глаз и вымотался до предела.

Седвэй поцокал языком и покачал головой, чтобы показать мне, как серьезно его беспокоит здоровье шефа.

– Иначе говоря, вы считаете, что он должен передать часть своих полномочий другим? – сказал я.

– Что?

– Он должен больше доверять людям, которые находятся рядом с ним. Передать им часть своих функций?

– Да, – сказал Моу, улыбаясь и кивая. – Ему следует это сделать.

– Вы по-прежнему занимаетесь делами местного филиала «Транс-Америкэн»?

– Да. Бен предоставил мне полную свободу действий. Это лишь «Фламинго», где он не хочет, чтобы кто-либо вмешивался в его дела. Он словно художник, мысленно представляющий перед своим взором чудесную картину и стремящийся воплотить ее в реальную жизнь.

– Возможно, для него это так и есть. Седвэй пожал плечами:

– Однако это не только его собственная картина. Этим, я думаю, он хотел сказать, что деньги, которые тратил Сигел, по большей части принадлежали парням с восточного побережья. Лански и Костелло, Адонису и Лучиано.

– Чем мне можно заняться, пока Бен не появится здесь?

– Развлекитесь немного. Вы можете тратить здесь деньги на все, за исключением азартных игр. Бен платит. Здесь хорошо кормят. Сходите в бар. Покатайтесь на лошади. Поплавайте в бассейне.

– Я не захватил с собой плавки. Как-то не подумал об этом.

Когда я уезжал из Чикаго, там было холодно и вся земля была покрыта снегом.

Седвэй направился к дверям:

– Вы можете купить плавки внизу, в магазинчике. А мне нужно отправляться на стройплощадку, к Бену.

– Почему бы мне не поехать с вами?.. Он остановился, обернулся ко мне и сказал:

– Слушайте, Нат. Вы должны усвоить здесь одну вещь. Пока вы находитесь во владениях Бена, вам следует поступать так, как этого желает Бен. А Бен хочет, чтобы вы расслабились после утомительной поездки. Поэтому все, что вам сейчас надо делать, – это отдыхать!

С этими словами он вышел.

Я проспал около часа, так и не раздевшись. Затем я встал, разделся, принял душ, одел тенниску и слаксы и отправился на разведку. Я выпил бокал коктейля с ромом в салуне, отделанном в том же ковбойском стиле: его стены из красного дерева были выщерблены «пулями», кожаные сиденья стульев у стойки бара повторяли форму сёдел, а стены – красочно разрисованы и украшены фото обнаженных красоток. Несмотря на этот отвлекающий фактор, я все же сыграл несколько партий в «блэк-джек» и даже выиграл несколько баксов. Я купил себе плавки в магазине подарков, вернулся в номер, переоделся и отправился в плавательный бассейн. Пересекая лужайку с полотенцем на плече, я чувствовал себя не совсем уверенно – мне казалось, что я одет не по сезону для середины декабря.

Но ласкающий теплый воздух пустыни развеял мои сомнения, и мне даже на какое-то мгновение подумалось, не продолжаю ли я еще находиться во сне – настолько все вокруг было далеко от реальной жизни. Я нырнул в голубой бассейн, и прохладная вода сразу освежила меня. Я был не во сне, а в зеленом оазисе посреди пустыни. Я выбрался из бассейна и вытянулся на шезлонге, подставив себя солнцу. Была уже вторая половина дня, но, несмотря на это, я ощущал тепло солнечных лучей. Я подумал, что моей бледной коже не помешает загар, и когда я войду в офис своего А-1 бронзовым богом, то сражу наповал свою хорошенькую секретаршу.

Я снова заснул. Это был мой третий короткий сон за этот день. В последние месяцы я спал больше, чем обычно. Раньше мой ночной сон длился не более шести часов. Эту привычку я приобрел после войны, одним из последствий которой для меня стали ночные кошмары. После возвращения из госпиталя я вообще ночами не мог уснуть, и прошло довольно много времени, прежде чем ко мне вернулся нормальный сон.

Но в последнее время я спал около двенадцати часов в сутки. И еще дремал днем. Я работал достаточно напряженно, но никак не до седьмого пота. Почему же я тогда так уставал?

Да я, черт побери, отнюдь не уставал. Я пытался уйти от действительности, убежать от себя. Я переживал тот момент своей жизни, когда больше предпочитал быть во сне, чем наяву. Предпочитал спать и ни о чем не думать, нежели бодрствовать и терзаться мыслями.

Во сне я был в безопасности. Меня не мучили воспоминания и боль утраты. В снах я был великодушен по отношению к себе, ко мне приходила Пег и была вновь со мной, любящая, нежная.

– Нат, – звала она. – Нат, Нат!

Я медленно открыл глаза.

Передо мной, словно в легкой дымке, вырисовывался силуэт Пегги. Солнце было позади нее, отчего над ее темными волосами сверкал золотистый нимб. Ее кожа тоже была золотистой. Но ее глаза по-прежнему были фиалкового цвета и ярко-красные губы расплывались в улыбке. Это была не та Пегги, которая в последний день нашей встречи закрыла за собой дверь моего офиса, унося в себе ненависть ко мне. Это была Пег из моих снов. Пег, которую я любил.

– Нат!

Я моргнул. Приподнялся в своем шезлонге.

– Пегги? – сказал я. Во рту у меня стоял вкус горечи после сна...

Она выглядела великолепно. Маленькая, стройная, в темном купальном костюме, с наполовину открытой грудью. Она по-прежнему улыбалась, правда, не так широко, как в первый момент. Солнце сделало ее веснушки более яркими. Она чуть похудела, легкая округлость ее щек исчезла.

Пег присела на край шезлонга.

Я провел рукой по волосам, стряхивая с себя остатки сна и ощущая потребность почистить зубы.

– Как ты, Нат? – спросила она.

– О'кей, – сказал я. – О'кей. А как ты?

– О'кей, – сказала она. Она слегка улыбнулась. Я тоже чуть улыбнулся ей.

– Я не писал, – сказал я. – Я не знал, куда писать.

– Я знаю. Я тоже не писала. – Она пожала плечами. – Я считала, что раз мы разорвали отношения, то не надо оглядываться назад.

Я промолчал.

Она сказала:

– Ты, кажется, не удивлен, что встретил меня.

– Я допускал, что ты можешь здесь оказаться, – сказал я.

– Разве ты не знал об этом?

– Откуда мне было знать?

– Ты же детектив, не так ли?

– Да, но я не экстрасенс. Ты даже не сообщила своей семье о том, где ты находишься. Ты просто исчезла.

Она вновь пожала плечами:

– Я лишь исчезла из Чикаго.

– Не вижу большой разницы. Что бы там ни было, ты выглядишь потрясающе.

– Ты тоже выглядишь неплохо.

– Нет. Я несколько толстоват.

Она улыбнулась одним уголком рта:

– Ты лишь чуть полноват. Какой у тебя вес?

– Почти двести фунтов.

– Ну и как ты к этому относишься?

– Я типичный процветающий бизнесмен. Полный и солидный.

– Точно.

Я вздохнул и тоже криво улыбнулся:

– Все, что я делаю все эти дни, – это ем и сплю. Это мой способ компенсации.

– Компенсации чего?

– Потери моей девушки.

Улыбка на ее лице исчезла. Затем она, чуть усмехнувшись, сказала:

– Я надеюсь, ты приехал не для того, чтобы искать меня?

– Нет. Я приехал сюда поработать.

– Я знаю. Бен пригласил тебя. Заняться организацией Службы безопасности. Я кивнул.

– Он сделал мне это предложение еще несколько месяцев назад, тогда, на «Люксе».

– Ты тогда согласился?

– Более или менее. Он затем вновь передал мне свое предложение через Фреда Рубински, с которым я сейчас тесно контактирую. Он предложил хорошие деньги. Сейчас в Чикаго холодно. Самое время, чтобы отправиться на запад. Погреться и расслабиться.

Она покачала головой, печально улыбнувшись:

– Я думаю, ты приехал, чтобы найти меня, Нат.

– Да. Но я приехал также за деньгами и за солнцем.

– За солнцем. Сколько раз за все прошлое лето мне удалось вытащить тебя на пляж?

Я подумал и ответил:

– Раза три?

– Один раз, – сказала она. – Нат, это ошибка.

– О чем ты?

– Я о твоем приезде сюда. Какая-то частичка моей души все еще любит тебя. Но это все уже в прошлом. Я не хочу, чтобы кому-нибудь из нас было больно. Прошлого не вернешь. Ты понимаешь?

– Я не понимаю. Но если ты хочешь, чтобы я держался на расстоянии от тебя, – пожалуйста. Я, возможно, сегодня несколько одутловат, но мне пока еще не приходится силой навязывать женщинам свои желания.

– Ты симпатичный парень и можешь привлечь внимание любой девушки. – Она показала пальцем на свою наполовину открытую грудь, где блестели капельки воды. – Кроме этой девушки.

– У тебя новый приятель. Я правильно тебя понимаю?

– Насколько я понимаю, это не относится к тому, чем ты должен здесь заниматься.

– Не надо раздражаться. И не говори мне, Пег, что ты хочешь, чтобы мы остались друзьями. Меня такая перспектива совершенно не привлекает.

– Я знаю. Меня тоже.

– Наши отношения были слишком глубокими. Они не могут перерасти в дружбу. Им легче перейти в ненависть. Я могу попробовать, если ты хочешь.

Она проглотила комок в горле. Ее глаза были такими же влажными, как и купальник.

– Мне кажется, я бы этого не хотела.

– О'кей. Тогда почему бы мне не любить тебя на расстоянии. Ты же можешь относиться ко мне, как тебе будет угодно. Я буду выполнять свою работу и постараюсь как можно меньше напоминать тебе о себе.

Она кивнула, вставая:

– Я думаю, что тебе следует отказаться и от работы.

– Почему?

– Потому что я бы не советовала тебе находиться сейчас рядом с Беном – как, впрочем, и любому другому.

– Я слышал, что он находится сейчас в стрессовом состоянии. Вдобавок на него оказывают давление.

Она кивнула:

– Он очень смелый и решительный. Но я боюсь за него.

– Послушай, если бы он позвал меня сюда в качестве своего телохранителя, я улетел бы следующим самолетом. В последнее время, когда я брался выполнять подобную работу, все заканчивалось довольно печально для моих подопечных.

– Включая... – Она покачала головой, не закончив фразы.

Я сделал это за нее.

– Включая твоего дядю. Ты знаешь, если ты находишься рядом с людьми, так или иначе связанными с гангстерами, ты должен привыкнуть жить в постоянном ожидании кровавой развязки.

– Ты иногда можешь быть жестоким.

– Верно. Меня этому научила жизнь. И Чикаго.

– Это плохое оправдание, – сказала она.

– Ты по-прежнему секретарь Вирджинии Хилл?

– Нет. Я работаю на Бена. Я его доверенный секретарь.

– Это звучит! А как поживает госпожа Хилл?

– Она то здесь, то там. У нее аллергия на кактусы. Ей не нравится здешний климат.

– Но ей также не нравится оставлять своего приятеля одного.

– Да, это так, – согласилась Пег. – Она ездит за разного рода покупками. Она помогает ему обставлять «Фламинго». Они живут в отеле.

– Она в данный момент здесь?

– Да. Она сейчас там, вместе с ним.

– Это, должно быть, тебе не очень нравится.

– Что?

– То, что она находится рядом с ним.

– Что ты имеешь в виду? – сказала она резко.

– Ну, ты же любишь его. Не так ли?

Она пронзила меня взглядом. Испепеляющим. Но ничего мне не ответила.

– Я так и знал, – сказал я.

– Это не твое дело, – сказала она и, повернувшись, зашагала прочь. Ее ноги были стройными и загорелыми, а ягодицы – налитыми и округлыми. Я хотел ее – так, как мужчина всем своим существом может желать женщину.

Я вновь нырнул в холодную воду, но это мне не помогло. Я был плохим детективом, с плохими инстинктами детектива. Я ухватился руками за край бассейна. С моего лица стекала вода, и в ней была примесь чего-то соленого.

– Я так и знал, – сказал я самому себе.

Глава 17

Оставшаяся часть дня прошла незаметно. Я вернулся в свой номер, оделся и вновь оказался в казино, где опять сыграл в «блэк-джек», проиграв те несколько баксов, что выиграл ранее. Я также выпил несколько коктейлей с ромом, которые поднесла мне девушка-официантка в ковбойском одеянии. Ей удавалось хорошо поддерживать игровой задор своих клиентов.

Около семи часов я вернулся в номер и благодаря выпитому, а также не очень бодрому настроению вновь заснул, и это был уже четвертый мой короткий сон за этот день.

Когда я проснулся, в комнате было темно, лишь в ванной горел свет, который я забыл выключить. Было что-то около начала девятого.

Возможно, я проснулся от чувства голода, так как внутри меня сейчас все жгло. Последний раз я перекусил в вагоне-ресторане. Я не мог заставить себя отправиться на ужин в тенниске, поэтому я надел костюм, который оказался как нельзя кстати, и спустился в ресторан. Он был вполне приличным, хотя его интерьер также являл собой стилизованный вариант ковбойского ранчо. Я, наверное, был единственным посетителем в костюме. Я подошел к буфетной стойке, ожидая увидеть там что-нибудь вроде свинины с бобами или жареной бараньей туши. Однако, к моему приятному удивлению, обнаружил блюда с самыми разнообразными салатами и холодными закусками.

Я сидел за одним из столов, отделенным перегородкой от общего зала, поглощая второе блюдо, думая при этом, сколько жареной говядины сможет съесть один человек. В этот момент в ресторан вошли Сигел и его компания.

Сигел с бронзовым от загара лицом был одет в темно-бордовую спортивную куртку и синие слаксы. Под руку он держал Вирджинию Хилл. На ней была темная кофточка и такого же тона темные широкие брюки. Ее темно-рыжие волосы были собраны и закреплены булавкой. Бледность ее лица подчеркивали ярко накрашенные губы. Она немного пополнела, но это не портило ее. Чуть сзади шел Седвэй, в черном костюме и красном галстуке, и Пегги, которая единственная среди них выглядела отдыхающей в своей белой блузке и бело-голубой полосатой юбке. Пегги не держала под руку Седвэя, это точно; она стояла в стороне от кротоподобного Моу. Косметика на ее лице была приглушенных тонов.

Сигел сначала не заметил меня. Зато Вирджиния Хилл сразу меня увидела. Она потянула его за рукав и показала в мою сторону. Он улыбнулся, словно встретил своего старого приятеля. Отослав свою компанию к столу, заказанному для них, он направился ко мне. Я промокнул салфеткой губы, вышел из-за стола, и мы обменялись рукопожатиями.

– Рад видеть тебя, Нат. Почему бы тебе не присоединиться к нашему столу?

Не дожидаясь моего ответа, он остановил официанта и распорядился, чтобы тот отнес мои тарелки и стакан с охлажденным чаем (я уже достаточно выпил коктейлей) к большому столу в противоположной стороне зала, где сидела его компания, заказывая напитки. Он положил руку мне на плечо, и мы направились к его столу.

– Я рад, что ты решил принять мое предложение, – сказал он. – Не думаю, что ты будешь разочарован. Мы делаем здесь историю, и ты войдешь в нее.

– Меня совершенно не интересует история, – сказал я вполне добродушно. – Меня больше интересуют деньги.

– Мы это тоже собираемся делать. Садись. Садись.

Сигел занял место во главе стола. Вирджиния Хилл сидела слева от него. Мой стул был справа. Рядом с мисс Хилл разместился Седвэй, а напротив него, рядом со мной, оказалась Пегги. Я кивнул ей и вежливо улыбнулся; она сделала то же самое и отвернулась в сторону, словно ее заинтересовало, что делает официант, накрывающий соседний стол.

Сигел потягивал вино и улыбался своей чарующей улыбкой. Он был все тем же красивым, привлекательным мужчиной, каким я видел его на «Люксе». Правда, ко всему этому добавился небольшой штрих. Сейчас под его по-детски голубыми глазами появились темные круги; он, видимо, пытался чем-то замаскировать их – пудрой или какой-то другой косметикой, – но меня трудно провести. Я все-таки детектив.

– Ты слышал о Тони? – спросил он меня, чуть усмехнувшись.

– Тони?

– Корнеро, – сказал он так, словно я должен был знать об этом. – Береговая охрана заставила его прикрыть «Люкс» спустя две недели после того, как он спустил его на воду.

– У тебя было предчувствие, что это случится, – сказал я.

– У всех этих плавающих казино нет будущего. Ты сейчас находишься в центре легального, законного бизнеса Америки. Да, Нат, я искренне сочувствую тебе в связи со смертью твоего друга Рэйгена.

Я кивком головы поблагодарил его за соболезнования. Пегги опустила глаза.

– Таков этот ублюдок Гузик, – сказал он.

Я промолчал.

Он хлопнул ладонью о ладонь, как бы подводя черту под этой темой.

– Готов приступить к работе? – спросил он. – У тебя всего лишь десять дней, чтобы привести в форму мой маленький полицейский отряд.

– Мне не потребуется много времени, – пожал я плечами. – Насколько я понимаю, сейчас у них не много работы и у меня будет возможность иметь их в своем полном распоряжении.

– Делай так, как тебе это будет нужно.

– Думаю, особых трудностей не должно быть. Они ведь бывшие полицейские, не так ли? Они должны быстро войти в курс дела. Возможно, у них уже была кое-какая практика, связанная с ловлей карманников.

– Они хорошие ребята, – сказал Сигел, кивая. – Они были на моем содержании в течение долгих лет.

– Никто не будет возражать, если я немного поем? – спросила Вирджиния Хилл, демонстрируя не слишком светские манеры.

– Ешь себе на здоровье, Тэб, – сказал Сигел чуть грубовато.

– Чем женщина толще, тем больше ее любят, – сказала она, поднимаясь.

Сигел и я остались за столом, тогда как остальная компания направилась к буфету. Сигел заказал себе бифштекс с кровью и салат. Из спиртного он позволил себе лишь бокал белого вина. «Тэбби», как он называл мисс Хилл, уже успела осушить два бокала коктейля из виски и мятного ликера.

– Я бы хотел, Нат, чтобы ты сделал еще кое-какую работу для меня, – сказал Сигел, когда мы остались одни.

– Да?

– У меня может возникнуть небольшая проблема, связанная с обеспечением охраны, и я хотел бы, чтобы ею занялся человек со стороны – вроде тебя.

– Я не понимаю. Ты сказал, что твои ребята из службы безопасности – давние, проверенные кадры, которым ты доверяешь...

– Я что-то не помню, чтобы я говорил, что доверяю им. Не забывай, они бывшие полицейские и носили полицейскую форму, когда я был замешан в кое-каких мокрых делах. И еще, не забывай, эти ребята были уволены со службы, когда среди лос-анджелесской полиции провели чистку после снятия с поста мэра Шоу. Остальные также распрощались с полицейскими фуражками в результате чистки в Беверли Хиллз.

– Какую проблему охраны ты имеешь в виду?

Он вздохнул, отхлебнул из бокала и пожал плечами.

– Вопрос так называемых приоритетов, – сказал он, поморщившись. – Возвести Тадж-Махал в чертовой пустыне за восемь месяцев – это уже само по себе требует адского труда и затрат. А тут еще приходится изворачиваться из-за этих послевоенных приоритетов. Строительный материал, рабочая сила... все это здесь в большом дефиците. – Он вновь пожал плечами, – Но я все равно закончу работы в срок.

– Каким образом?

– А как ты думаешь? Нажимая на все рычаги. Платя большие деньги. Ты знаешь, кто такой Билли Уилкерсон?

Я кивнул. Он был издателем газеты «Голливуд репортер» и владельцем ресторанов в Сиро и Трокадеро. Я как-то несколько лет назад видел этого низкорослого господина, готового лизать пятки Вилли Бьоффу и Джорджу Брауну, людям Нитти, прибравшим к рукам местный профсоюз в Голливуде.

– Уилкерсон – один из моих инвесторов, – сказал Сигел. – Он имеет влияние на владельцев кинокомпаний. Он поставляет мне бревна, пиломатериалы, брусья, цемент, трубы, которые – не поверишь – идут прямо со складов киностудий. К тому же у меня достаточно знакомых политиков в этом штате, чтобы иметь возможность получать стальные конструкции, медное литье, различное оборудование, облицовочный материал и т. д.

– Похоже, что ты получаешь все это не вполне законным путем.

Он вздохнул:

– Это требует много денег, но ты прав. Мне приходится выбивать все это через черный ход. И Моу сейчас вынужден по моему поручению проводить в городе разъяснительную работу: люди устроили митинг протеста, жалуясь, что они не могут получить стройматериалы для строительства своих домов, в то время как я получаю для «Фламинго» все необходимое. Я сказал Моу: объясни им, что благодаря мне в город хлынет поток денег. Но человек не может увидеть того, что лежит у него перед носом, не говоря уж о том, чтобы заглянуть в ближайшее будущее. Так или иначе, из-за этих протестов я был вынужден обращаться к разного рода жучилам, чтобы получить стройматериалы.

– Ты имеешь в виду дельцов черного рынка?

Он кивнул, нахмурившись:

– И у меня есть подозрения.

– Насчет чего?

– Насчет того, что у меня уходят бешеные деньги на эти проклятые материалы.

– Ты думаешь, что тебе приходится платить за одно и то же дважды?

Он наклонился вперед:

– Подъезжает грузовик, полный досок и бревен, и я плачу за этот груз. Но как я узнаю, где они загрузили все эти доски? Они с таким же успехом могли взять их под покровом ночи с какой-нибудь другой моей же строительной площадки.

– Это один из распространенных мошеннических приемов, – согласился я. – Кто ответственный за покупку и получение грузов?

– Я. Один я.

Вся компания вернулась к столу, держа в руках блюда с закусками. Обе дамы позволили себе довольно скромный ужин, поэтому я предположил, что своей полнотой Вирджиния Хилл была обязана спиртным напиткам. Они заняли свои места, а мы продолжили разговор так, как будто по-прежнему были одни.

Я отхлебнул из своего стакана.

– Сам покупаешь и получаешь... Не много ли повседневной, черновой работы для одного?

Его улыбка была обворожительной и вместе с тем немного безумной.

– Нат, я отвечаю во «Фламинго» за все без исключения. Я контролирую все строительные циклы от начала до конца. Когда мы начнем функционировать, тогда, конечно, я найду каких-нибудь управляющих. Когда мы начнем работать в полную силу. Но «Фламинго» – это моя мечта, и я сам хочу воплотить ее в жизнь. Поэтому я сам наблюдаю, как работают повара и официанты, набираю персонал в казино, подбираю цвет для внутренней отделки комнат в отеле... Ни один даже самый мелкий служащий не может быть нанят без моего личного одобрения.

– Я полагаю, ты уже нанял управляющих отелем и казино?

– Нет. Это все будет позже. Со временем. Сейчас я выполняю их функции.

– У тебя зато есть прекрасный секретарь!

Он улыбнулся Пегги, и она кротко, с выражением неловкости на лице, улыбнулась ему. Вирджиния Хилл, усмехнувшись, пригубила свой бокал с коктейлем.

– Мисс Хоган помогает мне вести бухгалтерские книги, – сказал он, салютуя ей своим бокалом. – Позже мы наймем кого-нибудь, а может быть, я сделаю Пег нашим бухгалтером и возьму себе другого секретаря. Но сейчас я хотел бы выслушать твое мнение обо всем.

Я вздохнул и сказал:

– Хорошо, мистер Сигел. Только, пожалуйста, без обид.

– Отбрось ты эту официальщину, продолжай называть меня Бен! Итак, я тебя слушаю, Нат.

Седвэй (поглощенный своей едой, или делая вид, что поглощен) приподнял бровь и тут же опустил.

– Ты не сможешь заниматься работой таких масштабов один, – сказал я, – и при этом надеяться еще, что кто-нибудь не попытается нагреть на этом руки. Как много ты уже потратил?

Официант поставил перед Сигелом блюдо с салатом.

– Что-то около пяти на данный момент, – сказал он, насаживая на вилку листик салата.

– Пяти? Миллионов?

– Миллионов, – сказал он невозмутимо. – Как ты понимаешь, за здорово живешь приличный отель не построишь.

– И на что же пошли эти деньги?

– На что они пошли? Черт возьми, я только на одну водопроводную систему ухлопал миллион баксов.

– Водопроводную систему?

Он ухмыльнулся, зардевшись от гордости.

– Само собой. Каждый из двухсот восьмидесяти номеров моего отеля имеет свою собственную канализационную систему, свой резервуар с дезинфицирующим раствором.

Моя челюсть при этом чуть не отвалилась.

– Бен, – сказал я, – лучшие отели в Чикаго не имеют ничего подобного.

– Возможно, это и хорошо для Чикаго, но не для «Фламинго», – сказал он самоуверенным тоном, продолжая поглощать свой салат. – Этот отель строится навечно. Никакая песчаная буря или землетрясение не смогут поколебать его. Я построил его стены из бетона – двойной толщины.

Какая была необходимость в подобных излишествах в условиях здешнего мягкого климата, где достаточно было возвести стены из фанеры, не опасаясь за них, – этого я никак не мог себе представить.

Официант убрал недоеденный и отставленный Сигелом в сторону салат и поставил перед ним блюдо с бифштексом.

– Ты не поверишь, какими вещами мне только не пришлось здесь заниматься. Они все делали не так... Взять лишь вчерашний день, эти дурацкие портьеры. Оказалось, что они огнеопасны, и пришлось отправлять их назад, в Лос-Анджелес, на химическую обработку. Затем они установили систему кондиционирования, у которой не оказалось выпускных отверстий. Пришлось все ломать и делать заново. А когда привезли котельное оборудование, выяснилось, что помещение, подготовленное под него, слишком маленькое, и его пришлось перестраивать. Боже, кажется, этому не будет конца. Я плачу по пятьдесят баксов в день плотникам, каменщикам, жестянщикам. Они работают по двенадцать часов семь дней в неделю. Из-за нехватки рабочей силы я вынужден многих из них доставлять сюда самолетами из разных концов страны. Это означает выплату премий, аренду жилья для них... – Лицо его раскраснелось, на лбу выступили капельки пота. Видимо, почувствовав, что он слишком разгорячился, Сигел замолчал, пожал плечами и добавил уже более спокойно: – Но работа тем не менее идет, и это самое главное.

– Моу сказал мне, что отель может быть не готов к сроку.

Седвэй мрачно покосился на меня, словно я выдал его самую сокровенную тайну.

– Он будет готов, – сказал Сигел, прищурив глаза и устремив их на Седвэя, который в этот момент все свое внимание сконцентрировал на тарелке. – Завтра завезут землю и разобьют парк перед зданием «Фламинго». Все будет сделано в срок.

– А если нет? – сказал я. – Ты не можешь чуть сдвинуть сроки?

– Я потеряю лицо, – сказал Сигел, – а это единственная вещь, которую не может себе позволить ни один карточный игрок. Слушай, я буду с тобой полностью откровенным, Нат... – Он понизил голос почти до шепота. – ...Я превысил все расходные сметы. Мне, как должнику, угрожают наложить арест на все имущество. Если я открою свой курорт вовремя, использую наплыв праздничных толп и начну получать доход, то тогда люди, которым я должен, отвяжутся от меня.

Под этими людьми он имел в виду Лански и компанию.

Я сказал осторожно:

– Насколько я понимаю, ты сейчас не можешь просить у своих инвесторов дополнительные суммы.

– Это только из колодца можно бесконечно черпать воду. – Выражение его лица стало жестким. – Кроме того, я хочу кое-что доказать этим тупоголовым, примитивным идиотам. Они думают, что я не знаю, что делаю. Черт возьми, я прекрасно знаю, что делаю!

– Я не сомневаюсь в этом, – солгал я.

– В этой чертовой пустыне можно будет делать хорошие деньги. Посмотри вокруг себя. – И он обвел рукой зал. – Это место вполне соответствует своему предназначению. Но это бедная фантазия. Если ты хочешь, чтобы люди отдавали тебе свои деньги, нужно сделать так, чтобы они при этом получали радость и удовольствие. Дай им Голливуд, а не мемориальный комплекс. Дай им сверкающие никелем лестничные перила, шелковые портьеры, мраморные статуи, греческие амфоры...

– Сколько зарабатывают греки? – спросила невпопад осоловевшая от своих коктейлей Вирджиния Хилл.

Он проигнорировал ее.

– Представь себе, Нат, – вращающиеся сцены, на которых выступают самые яркие звезды. Балет на воде. Казино, где круглосуточно вращается рулетка, где крутится колесо фортуны и где время остановилось. Монте-Карло на этом фоне покажется жалкой забегаловкой. И это будет не только «Фламинго», нет! Вся трехмильная полоса вдоль шоссе, ведущего в аэропорт, будет застроена фешенебельными отелями с роскошными казино. И это все вполне законно. Все, без исключения. – Он улыбнулся, словно озорной ребенок. – Одно из преимуществ этого места будет состоять в том, что здесь можно будет отмывать деньги. Правительство не знает, сколько людей смогут принять местные казино, а, значит, не будет знать и реальной суммы доходов. Здесь прекрасное место для вложения капиталов. Место, где все будет делаться в рамках закона.

Помолчав, я сказал:

– Я хочу кое о чем спросить тебя, Бен. Но мне нужен совершенно откровенный ответ.

– Спрашивай, и я отвечу, – пожал он плечами. – Откровенно.

– Если я вдруг обнаружу, что кто-то надувает тебя – кто-то из дельцов черного рынка. Что ты предпримешь в этом случае?

– Положу этому конец. Что еще? Ага, понимаю! Ты не хочешь иметь никакого отношения к жестким мерам воздействия.

– Насколько я понимаю, у мисс Хилл аллергия к кактусам. Ну а у меня аллергия ко всему, что может иметь отношение к убийству.

Он покачал головой:

– Не беспокойся об этом. Здесь я веду себя вполне респектабельно. В конце концов, я занимаюсь законным бизнесом. Я строю туристский центр, Нат, и ни я, ни мои люди не собираются проливать кровь в этой пустыне. Лишь один убийственный день будет в Вегасе – это день, когда я сразу же после Рождества открою «Фламинго».

Вирджиния Хилл, покончив с очередным бокалом коктейля, ухмыляясь, сказала:

– Что касается меня, то мне бы хотелось, чтобы ты продал этот дурацкий отель, пока окончательно не потерпел полный крах.

Сигел повернул лицо в ее сторону; его голубые глаза превратились в две льдинки. Седвэй продолжал поглощать свою еду, не обращая ни на кого внимания. Пегги нервно покусывала губы. Что касается мисс Хилл, то она ласково улыбалась Бену, не обращая внимания на его испепеляющий взгляд.

– Я не собираюсь терпеть крах, и никогда не называй «Фламинго» дурацким отелем, понятно?

– Конечно, Бен, конечно.

– Потерпеть крах, – повторил он. – Что ты, черт побери, смыслишь во всем этом?

Весь налет дерзости и высокомерия мгновенно слетел с ее лица. Она посмотрела на него лучезарными, любящими глазами – я никогда не видел ее такой – и сказала:

– Я лишь считаю, что ты заслужил отдых, милый, только и всего. Я считаю, что тебе следует подумать о том, чтобы передать «Фламинго» парням, оставив себе долю его акций, значительную долю, ибо ты вложил в него сердце и душу, и отправиться в Европу, пожить немного по-человечески. Отдохнуть немного. Ты заслужил это.

Выражение его лица смягчилось, и он улыбнулся ей в ответ.

– Возможно, в будущем, но не сейчас. Сейчас я не хочу думать об этом. Мое дитя еще не появилось на свет. Но – спасибо, Тэб. Спасибо за заботу.

– Все, что меня заботит, милый, – это лишь ты и твои дела, – сказала она.

Мне показалось, что я увидел, как по лицу Пегги пробежала язвительная усмешка. Но это длилось лишь мгновение, после чего ее лицо вновь приняло невозмутимое выражение.

– Итак, Нат, – сказал Сигел, обращая ко мне свой теплый взгляд, – завтра утром начнем?

– Разумеется, – ответил я. – Но я хочу предупредить тебя. У меня есть одна проблема, связанная с моим бизнесом, из-за которой мне, может, придется уехать раньше времени.

– Да?

– Ты же знаешь, как это все бывает, когда занимаешься своим бизнесом. То и дело возникают ситуации, когда только ты, на месте, и можешь решить их.

Он кивнул понимающе, сказав:

– Но я все же буду очень огорчен, если ты не сможешь остаться здесь.

По крайней мере в его голосе не было угрозы. Я сказал:

– В случае чего я попрошу Фреда Рубински прислать хорошего парня, который смог бы заменить меня.

– Ты тот, кто мне нужен, Нат.

Я махнул рукой:

– Возможно, мне и не понадобится уезжать, но я хотел откровенно предупредить тебя о такой возможности, Бен.

– Я это ценю, – сказал он и принялся наконец за свой бифштекс, который, по-видимому, уже остыл.

После того как трапеза была завершена, он рассказал мне, каким представляет себе торжественное открытие отеля с участием звезд Голливуда, которых должны были собрать и привезти сюда Джордж Рафт и Билли Уилкерсон.

Компания Сигела продолжала потягивать свои коктейли, когда я, примерно в начале одиннадцатого, встал из-за стола, собираясь уходить.

– Ты куда? – спросил Сигел.

– К себе в номер. Поездка на поезде была немного утомительной.

– Я провожу тебя, – сказал он.

Мы прошли через холл и поднялись по ступенькам к двери с цифрой 404. Я собирался отворить дверь, когда он, положив мне руку на плечо, сказал:

– Я хотел бы спросить тебя кое о чем личном, Нат.

– Конечно, Бен.

– Ты согласился на эту работу, чтобы быть ближе к Пегги Хоган?

– Нет, – солгал я.

– Я не хотел бы оказаться между вами, если...

– Между нами больше ничего нет, – сказал я. И это уже не было ложью.

Он убрал руку с моего плеча. Он казался смущенным, когда сказал:

– Я подумал, что, возможно, ты сегодня встретился с ней, и вы поговорили...

Не устроил ли он сам эту встречу? Я сказал:

– Да, я сегодня случайно встретился с ней. Но, как я уже сказал, между мной и ею больше ничего нет.

– Может быть, ты все еще испытываешь к ней чувства, а она – нет. – Он сделал паузу. – Я могу понять, как это тяжело. Мне показалось, что именно поэтому ты сказал, что тебе, может, придется вернуться в Чикаго. Может быть, вся эта ситуация как-то угнетает тебя.

– Я думал, что Вирджиния Хилл – твоя девушка, Бен.

Он пожал плечами и улыбнулся своей обворожительной улыбкой:

– Она моя девушка. Моя женщина. Это шторм, ураган, стихийное бедствие, от которого никуда не спасешься.

– А как насчет Пегги?

Он отрицательно мотнул головой, его улыбка сошла с лица.

– Нас ничто не связывает, кроме бизнеса. – И на его лице вновь появилась улыбка, более сдержанная. – Я думаю, что, может быть, она и испытывает ко мне какую-то симпатию, но я не собираюсь пользоваться этим. Она может высоко продвинуться в моей команде, если сама этого захочет. Обычно у меня работает немного женщин, но у нее настоящая деловая хватка, у нее голова бизнесмена. Может быть, потому, что в ней есть частица крови Джима Рэйгена.

– А я могу вспомнить о том, что на мне была его кровь.

Его глаза сузились.

– Что ты хочешь этим, сказать, Нат?

– Ничего, я лишь... Я лишь хочу сказать, что не испытываю большого желания оказаться вовлеченным в твой бизнес, Бен, пусть он сегодня и находится в рамках закона. Мне бы хотелось отделаться от репутации приспешника гангстеров. Работая же на тебя, я вряд ли смогу сделать это.

Он смотрел на меня очень внимательно. Как натуралист, изучающий редкий вид бабочки.

– Ты приехал сюда, чтобы забрать ее домой. Не так ли? Ты выяснил, что она не собирается возвращаться вместе с тобой, и поэтому выплеснул на меня свое раздражение?

Я глубоко вздохнул, что, должно быть, выдало мое удрученное и разбитое состояние.

– Я не знаю, Бен. Это не совсем так. Хотя я не могу сказать, что ты полностью неправ.

– Оставайся, Нат. Времени у нас мало, и я нуждаюсь в твоей помощи. Как я уже сказал, я заплачу тебе десять тысяч долларов за проделанную работу.

Это были большие деньги. За такую сумму я в другое время, наверное, не отказался бы появиться голым в витрине магазина на Маршал-Филдс. Но в моем нынешнем состоянии мне на эти деньги было наплевать.

Я сказал:

– Я сообщу тебе, Бен, о своем решении завтра утром.

– Я с уважением отнесусь к любому твоему решению. Ты мне нравишься, Нат. Я думаю, мы могли бы неплохо вместе поработать.

Он протянул руку, вновь улыбнувшись, и мы обменялись рукопожатиями. При этом я нашел в себе силы слегка улыбнуться ему в ответ. Он развернулся и пошел по коридору к лестнице – гордой, уверенной походкой, а я, покачав головой ему вслед, вошел в свою комнату.

Я сел на край кровати. Индейский вождь пялился на меня со стены со злобным выражением. Пегги сейчас не была предметом моего беспокойства. Меня тревожил Сигел. Он взвалил себе на плечи непосильный груз. Подобно плохому менеджеру, он хотел собственноручно проделать всю работу, даже самую мелкую, считая, что лишь он способен выполнить ее, и никто другой. Для вполне разумного парня подобное его поведение было действительно глупым.

Возможно, он считал, что его в конце концов поддержат. Шесть миллионов – это были огромные деньги для того, чтобы потратить их на реализацию фантазий, о которых вряд ли можно было сказать, что они полностью осуществимы. Я мог воочию убедиться, что «Ласт Фронтиер», хотя и не пребывал в запустении, но никак не был местом паломничества туристов и бизнесменов. Сигел смотрел на расстилавшуюся перед ним пустыню и видел прекрасный мираж, который, по его замыслу, должен был обрести реальность в обозримом будущем. Я чувствовал, что у меня нет желания вместе с Сигелом возводить на песке воздушные замки. У меня не было причины или повода оставаться здесь. Я кивнул сам себе, встал и начал паковать свой чемодан. В полночь отходил поезд в Лос-Анджелес, где я мог бы поговорить с Фредом, найти вместо себя человека для Сигела и после этого вылететь самолетом домой.

Я уже собирался закрыть замок чемодана, когда в дверь постучали.

Я удивился, кто бы это мог быть в столь поздний час.

Это оказалась Вирджиния Хилл. Она была чуть-чуть пьяна, но для кого это могло быть новостью? Она выглядела сексуально привлекательной в своей темной короткой кофточке, открывавшей часть ее живота, и таких же темных широких брюках.

– Могу я войти? – спросила она и вошла в комнату.

Я закрыл за ней дверь.

– Я надеюсь, ты приехал сюда, чтобы забрать с собой эту маленькую дрянную девчонку, – сказала она, опершись о дверь.

– Ты о чем?

– Я говорю об этой маленькой ирландской сучке. Если ты по-прежнему беспокоишься о ней, забери ее ко всем чертям, убери эту шлюху отсюда.

– Это не зависит от меня, Джинни.

– Хорошо, я скажу тебе так: если она и дальше будет липнуть к Бену, я пристрелю ее. И с пьяной ухмылкой она подняла руку и, имитируя зажатый в ней пистолет, сказала: – Бах, и ее нет.

Затем она открыла дверь, обернулась ко мне, копируя позу кинозвезды с обложки журнала, и сказала:

– Информация к размышлению. – И с силой захлопнула за собой дверь.

Я какое-то время стоял, глядя туда, где только что была Хилл.

Затем я стал распаковывать чемодан.

Глава 18

Надпись гласила:

Ф

Л

А

М

И

Н

Г

О – и была устремлена ввысь. На самой верхней ее букве застыл обрамленный неоном силуэт грациозной и вместе с тем немного неуклюжей птицы – фламинго. Само здание, названное в ее честь, не имело ничего общего с фламинго: оно было современной строгой геометрической формы с бледным, оливково-зеленым фасадом. Комплекс расположился в нескольких милях от Вегаса, среди песка и пустыни, вдоль темной ленты шоссе, уходившей далеко за горизонт, в направлении Лос-Анджелеса. Казалось, что это здание выросло здесь вопреки воле природы; в это раннее утро порывы ветра-суховея гнали перед собой тысячи мелких песчинок и вырванные с корнем кустики полыни, которые с шуршанием перекатывались через ленту асфальта и бились о фундамент «Фламинго», словно желая повалить его. Но разве природа могла знать об упрямстве и упорстве Бенджамина Сигела?

Справа располагалась асфальтированная площадка, где я и припарковал подержанный «бьюик», который мне выделили. Не было ничего удивительного в том, что площадка для парковки была почти пустой, за исключением нескольких грузовичков-пикапов и пары других автомобилей, которые, видимо, принадлежали местным рабочим. Остальные рабочие, которых Сигел привез сюда из других районов страны, размещались в мотелях или общежитиях города, и на работу их доставляли специальные автобусы или грузовики.

Я подошел к входу во «Фламинго», перед которым был установлен причудливой формы фонтан, и вошел внутрь. Холл был уставлен игральными автоматами – так называемыми «однорукими бандитами», слева от них расположилась маленькая стойка дежурного по гостинице, а справа, на несколько ступенек ниже, – просторный зал казино с двадцатью одним игральным столом. Пустынный зал, пол которого был застелен ковром и стены обиты зеленой кожей, казался музеем азартных игр. Не было слышно звуков вращающейся рулетки, металлического грохота «одноруких бандитов», звона монет, стука фишек и голоса крупье, вопрошающего: «Ставки сделаны, господа?» Так же, как и шума и возгласов толпы – радостных восклицаний или вздохов разочарования. Ничего этого не было, кроме разносившегося по зданию эха от стучавших где-то молотков плотников, работавших над воплощением в жизнь мечты «Багси» Сигела.

Я нашел его, пройдя столовую и войдя в помещение кухни – довольно просторной, сверкавшей огнеупорной белой пластмассой и нержавеющей сталью. На Сигеле был элегантный серый костюм, светло-голубая сорочка и темно-голубой галстук.

– Намного лучше, – сказал Сигел вслух сам себе. Он стоял, подперев бока руками и оглядывая помещение кухни.

– Бен? – сказал я.

Он посмотрел на меня, улыбнулся и махнул рукой, подзывая к себе.

– Посмотри сюда, – сказал он, указывая на два настенных духовых шкафа. – Как думаешь, они неплохо сюда вписались?

– Думаю, да.

– До того как я заставил их все это переделать, эти шкафы размещались так, что если открывался один, то ко второму подойти уже было нельзя. Я им плачу не для того, чтобы они подсовывали мне халтуру!

– Во сколько обошлась перестановка?

– В тридцать тысяч, – пожал он плечами.

Загар был ему к лицу, он выглядел подтянутым и бодрым, но нельзя было не заметить красноту его глаз и небольшие мешочки под ними.

– Пойдем. Тебе кое с кем нужно встретиться.

Он повел меня через ресторанный зал, где стоял запах мастики и где с полдюжины рабочих в белых спецовках занимались обивкой стен. На роскошном ковре, рядом с ними, валялись окурки. Сигел резко остановился, нагнулся и с видом Шерлока Холмса, изучающего следы злоумышленника, поднял несколько из них.

– Эй! – выкрикнул он.

Рабочие, некоторые из которых находились на лестнице-стремянке, тут же прекратили работу и повернулись в его сторону. Сигел стоял с протянутой ладонью, на которой лежали окурки.

– Я хочу знать, какая свинья сделала это?! – прорычал он. Он подошел к мусорному бачку и выбросил окурки.

Рабочие переглянулись, и один из них, видимо бригадир, пробормотал:

– Хорошо, мистер Сигел. – И они вновь принялись за работу.

Мгновенно сменивший гнев на милость, он повел меня через холл с игральными автоматами, сказав:

– Столовая, как ты сам понимаешь, – один из наиболее важных приоритетов. Все, что связано с питанием, должно удовлетворять самые изысканные потребности толстосумов, но в то же время цены не должны отпугивать клиентов с несколькими долларами в кармане.

– Ты должен особо внимательно смотреть за своим шеф-поваром.

– Почему? – спросил он.

– Шеф-повар, да и не только он, имеет десятки самых разных возможностей воровать у тебя под носом. Сговариваться за взятку с поставщиками, продавать на сторону продукты. Много чего.

– Я это возьму на заметку, – сказал он, глядя на меня одобрительно-оценивающим взглядом. – Я вижу, ты знаешь свое дело.

– Обеспечение порядка и безопасности – это моя работа. Я хочу сказать тебе прямо, что ты нуждаешься в большем числе людей в своей команде, – людей, которым ты можешь доверять. Иначе каждый будет норовить обвести тебя вокруг пальца и облапошить.

Он кивнул:

– Конечно, Нат. В дальнейшем я так и собираюсь сделать. Пойдем, я покажу тебе бассейн.

Мы вышли наружу, и он повел меня к роскошному огромному бассейну, стенки которого были окаймлены фестонами, а дно выложено мозаичной плиткой. Внутренний двор отеля, где располагался бассейн, представлял собой оазис среди бескрайней, бесплодной пустыни. За спиной у нас осталось здание, где разместились ресторан и казино, а справа стояло строение необычной, модернистской архитектуры, центральная часть которого имела четыре этажа, а боковые крылья были двух– и трехэтажными. Оно было самым большим из всего комплекса зданий туристского центра Сигела. Команда штукатуров и маляров на лесах, опоясывающих здание, трудилась над его отделкой.

Неподалеку, под большим зонтом, сидел небольшого роста полный мужчина в шортах. На нем были темные очки. На столике перед ним стояла бутылка пива. Его обнаженное тело было загорелым и округлым, словно мяч. Его лицо походило на морду самодовольного бульдога.

– Этого напряженно работающего джентльмена, – сказал, добродушно улыбаясь, Сигел, – зовут Бадом Куином. Он бывший служащий лос-анджелесского полицейского управления.

– Не надо вставать, – сказал я.

Куин широко улыбнулся, и его улыбка была бы замечательной, если бы в ней не чувствовалась фальшь. На самом деле это была не улыбка, а маска, к которой маленький толстый негодяй прибегал, когда в этом возникала необходимость.

– Ты, должно быть, Нат Геллер, – сказал он, сдвигая на лоб очки и протягивая мне свою пухлую руку.

С неохотой я пожал ее. Она была такой же влажной, как и у Седвэя, что вызывало еще большее желание пойти и вымыть руки.

– Я не знал, что ты работаешь на Бена, – сказал я. – Не говоря уже о том, что возглавляешь его службу безопасности.

Его поросячьи глазки сузились.

– Мы когда-нибудь встречались?

– Нет, я только слышал о тебе. – Я повернулся к Сигелу. – Насколько я понимаю, ты не говорил Фреду Рубински, что Куин работает у тебя?

– Нет, – сказал Сигел. И затем с легким сарказмом в голосе добавил: – Я не знал, что мне следует согласовывать свои назначения с Фредом.

Я пожал плечами:

– Я говорю это, потому что лейтенант Куин несколько раз вступал в стычки с компаньоном Фреда.

Куин ядовито ухмыльнулся:

– Джейку нравилась моя дубинка, я не встречал парней, которые так бы любили серебряного карася.

Я ткнул его пальцем:

– Будь более уважительным к мертвым. Рано или поздно ты тоже покинешь этот мир.

– Я не хотел сказать ничего плохого, – ответил Куин, делая примирительный жест рукой и пытаясь смягчить меня. – Мне нравился Джейк. Он был хорошим парнем. Я время от времени получал от него свою долю баксов.

Сигел, слегка нахмурившись, сказал:

– Вы, парни, сумеете работать вместе? Я не предполагал, что между вами может быть вражда.

– Нет никакой вражды, – сказал я. – Мы даже не знаем друг друга. Будем считать, что я ничего не говорил.

Куин великодушно улыбнулся:

– Никаких обид, Нат. Не возражаешь, если я буду называть тебя Нат?

В душе я возражал, но сказал:

– Конечно, Бад. Мы отлично сработаемся, ты и я.

– Прекрасно, – сказал Сигел, похлопывая нас обоих по плечу. – Бад сегодня не должен был работать, но я попросил его прийти, чтобы вы могли познакомиться и договориться о времени проведения занятий с его людьми.

– Я слышал, что ты собираешься подучить нас приемам работы с карманниками, – сказал он, стремясь казаться дружелюбным, но скрыть до конца свою неприязнь не мог.

– Да, некоторым маленьким хитростям. Как насчет того, чтобы приступить сегодня в полдень?

– Нормально, – сказал Куин. – У меня тут несколько парней, которые сейчас поглядывают за рабочими и за поставщиками материалов. И дураку ясно, что возможные кражи стройматериалов, который сейчас в дефиците, будут нашей главной проблемой.

– Все верно, – сказал я. – Что насчет остальных твоих людей?

– Все они сейчас устроились здесь, – ответил он. – Нашли квартиры и дома. Стали жителями Лас-Вегаса, надеясь на долгое и счастливое сотрудничество со сказочным, роскошным клубом «Фламинго».

– Отелем, – поправил Сигел.

– Отелем, – согласился Куин.

– Неплохо, если ты свяжешься с ними, тогда мы смогли бы собраться где-нибудь в половине второго в казино: там все работы уже закончены, и никто нам не помешает.

– Там еще нужно повесить несгораемые портьеры, – сказал Сигел, улыбаясь самому себе.

– Да, казино – это лучшее место, Нат, – сказал Куин, вновь опуская темные очки на глаза. – Поверь, я сожалею по поводу того, что случилось с партнером твоего друга Фреда. Я никого не хотел обидеть. Тот парень, кажется, попал под машину?

– Фред больше чем друг, Бад. Он – вице-президент моего детективного агентства, и это делает его покойного партнера моим партнером тоже, хотя мы никогда и не встречались.

– Мне это немного непонятно, – сказал Куин с оторопелым выражением лица.

– А для меня тут нет вопросов, – сказал я. Сигел искоса поглядел на меня и потом сказал:

– Ты хочешь пойти со мной, Нат? Я могу кое-что еще тебе показать.

Мы пошли с ним вдоль длинного, разноэтажного здания, на котором трудились штукатуры, и вошли внутрь, в небольшой холл. Там на полу один из рабочих Сигела, стоя на коленях, занимался укладкой коврового покрытия. Холл имел форму овала; почти весь потолок занимала изящная, сверкающая люстра. В здании работали плотники, звуки их ударов разносились повсюду, заставляя люстру подрагивать и позвякивать. Рабочий, возившийся на полу, поднял глаза на Сигела, улыбнулся и, кивнув, сказал:

– Мистер Сигел.

– Что это, черт возьми, такое? – резко оборвал его Сигел.

– Извините?

– Ты сделал это? – он показал рукой на темноватый след ладони на свежеоштукатуренной стене.

– Нет, мистер Сигел.

– Скажи своему бригадиру, что я намылю ему шею, если еще раз увижу что-либо подобное. Вы что же, думаете, что работаете в какой-нибудь дешевой забегаловке? Это – «Фламинго». Зарубите себе на носу! – Он стал подниматься по ступенькам расположенной рядом лестницы. Я пожал плечами, взглянув на рабочего, и тот, пожав плечами мне в ответ, вновь принялся за работу, а я стал подниматься вслед за нашим общим боссом.

– Что здесь будет, Бен?

– Отель. Приезжающих к нам мы будем оформлять в главном здании, но все гостиничные номера расположены здесь.

Ни на втором, ни на третьем этаже ковров не было видно. Но когда мы поднялись на четвертый и через боковой вход вышли в холл, там уже лежал роскошный зеленый ковер. Сигел отворил дверь, и мы вошли в просторные апартаменты, где уже была завершена отделка и стояла мебель. На полу комнаты тоже лежал зеленый ковер, а стены были выдержаны в пастельных светло-зеленых тонах. Окна комнаты смотрели на голубую гладь плавательного бассейна. Комната была обставлена, можно сказать, со вкусом, но казалась полупустой. Я бы не назвал ее обстановку роскошной; чем-то она напоминала мне палату Рэйгена в Мейер-Хаусе.

Сигел уселся на обитый тканью диван и усмехнулся.

– В этом логове четыре ванные комнаты, – сказал он.

Я подумал, есть ли в каждой из них свой резервуар с антисептическим раствором.

– Мы переезжаем сюда с Тэбби в конце недели. Надо еще завезти кое-какую мебель.

– Здесь довольно просторно, Бен.

– В этом номере четыре выхода.

– Они, наверное, не будут лишними.

– Одно плохо, – сказал он, взглянув на потолок. – Эта проклятая балка.

Прямо посередине потолка, деля комнату на две части, проходила массивная бетонная балка. Она довольно низко нависала над полом: человек ростом шесть футов мог спокойно до нее дотянуться.

– Я сказал им убрать эту чертову штуковину, – промолвил он, – но они заявили, что это поддерживающая балка. Ее можно было бы убрать, но пришлось бы выложить двадцать пять тысяч или что-то вроде этого. Кроме того, у нас не осталось времени. – Он посмотрел наверх с выражением разочарования на лице и вздохнул: – Черт с ней. Нужно же когда-нибудь поставить точку.

Он шлепнул себя по коленям, встал и сказал:

– Пошли, Нат, завершим наш обход. Он показал мне, как будут выглядеть гостиничные номера, познакомил с гостиничным оборудованием и обрисовал планы ближайшего будущего, в которые он включил строительство небольшой церквушки, спортивного клуба с гимнастическим залом и сауной, кортов для игры в теннис, бадминтон, сквош, ручной мяч, конюшни с четырьмя десятками скаковых лошадей, площадки для гольфа, сеть магазинов.

– Когда ты намерен ввести все это в эксплуатацию? – спросил я его.

– В июне, – сказал он. – В конце июня это все будет закончено.

На площадке, рядом с кухней, стояли грузовики, доставившие из Лос-Анджелеса посуду и столовое серебро. Сигел подписал накладные, проверив содержимое нескольких ящиков. Два грузчика переносили ящики из грузовиков в помещение кухни. Один из людей Куина наблюдал за их работой. Ни он, ни кто-либо другой не заметили, как я пометил несколько ящиков жирным карандашом.

Затем приехал грузовик с бельем для гостиничных номеров, Сигел закрыл и этот наряд. Следом за ним прибыл грузовик с пиломатериалами, и Сигел опять погрузился в накладные.

В полдень он отвез меня вниз по шоссе в «Эль Ранчо Вегас» – еще один туристский комплекс, построенный раньше, чем «Ласт Фронтиер».

– Что ты думаешь о моем детище? – спросил он, наливая себе в бокал тонизирующий напиток. Перед ним стояло блюдо с холодными закусками.

– "Фламинго"? Мне он показался довольно привлекательным. Я думаю, что этот твой туристский комплекс не оставит тебя без денег.

– Я тоже так думаю.

Я поглощал свиной окорок, взятый нами в буфете, и он был совсем неплох.

– Ты действительно рассчитываешь открыть отель к сроку? Я не сомневаюсь, что казино и ресторан будут готовы, но...

– После того как мы разобьем парк перед зданием отеля, нам останется доделать лишь кое-какие мелочи. Что ты думаешь по поводу воровства у меня здесь?

– Я думаю, что ты слишком распыляешься. Тебе бы не следовало заниматься приемкой каждой автомашины и закрытием нарядов на каждую безделушку, которая приходит на стройплощадку.

– Да уж ладно... Ты думаешь, они растаскивают мои материалы?

– На шефе твоей службы безопасности клейма негде ставить.

– Ты думаешь, я не знаю об этом? Но эти ребята работали под началом Куина...

– Я совсем не хочу навязывать тебе свое мнение. Поверь. Поступай, как ты считаешь нужным. Сигел улыбнулся, отпил немного из бокала.

– Я знал, что мои догадки в отношении тебя были верными.

– Чем сегодня занимался Седвэй? И я что-то нигде не вижу Пегги Хоган.

– Пегги улаживает по телефону кое-какие дела, связанные с моим бизнесом. А Моу занимается сейчас вопросами «Транс-Америкэн».

– Понятно.

– Сегодня у «Фламинго» будет немного шумно и пыльно. Я подумал, что Пегги это не очень понравится. А твоим урокам в школе начинающих детективов это, я думаю, не помешает.

– Ты о чем?

– Я же тебе уже сказал. Мы сегодня привозим землю и высаживаем деревья и кустарники перед зданием «Фламинго». – Он взглянул на часы. – Грузовики выехали из Лос-Анджелеса рано утром. С минуты на минуту они должны появиться там.

Мы вернулись к «Фламинго» как раз к тому времени, когда первая колонна грузовиков, натужно ревя моторами, появилась на шоссе. Это были грузовики с землей, дерном, импортными декоративными деревьями и кустарниками и цистерны с водой. Машины одна за другой стали подъезжать к отелю и разгружаться. Рабочие в комбинезонах с лопатами в руках принялись за работу. Сигел руководил этим действом. Он собрал бригадиров, показывая и разъясняя, как он представляет себе будущий парк, свою мечту, свою фантазию, которую он жаждал воплотить в жизнь.

Я покачал головой и направился в казино, где нашел Куина, одетого в мешковатый коричневый костюм и около двадцати его людей, одетых кто во что. Они сидели за игорными столами.

Я представился и без лишних слов приступил к предмету наших занятий. Я кратко рассказал им, как работают воры-карманники, описал наиболее часто применяемые ими приемы. Затем я подобрал трех добровольцев, чтобы на следующий день наглядно и конкретно показать, как воры-карманники работают в паре, втроем и вчетвером.

Я закончил занятия, когда на дворе был уже ранний вечер. Я поблагодарил трех своих добровольцев, которые, попрощавшись, покинули казино, и подошел к Куину, до того внимательно наблюдавшему за моей работой с ними.

– Ты неплохо знаешь свой предмет, – сказал он. Во рту у него была дешевая сигара.

– Не жалуюсь, – ответил я, – но мне хотелось бы получить от тебя один совет.

– Буду рад помочь.

– Эта проблема хищений, о которой ты упоминал...

Он пожал плечами:

– Я полагаю, что это неизбежно, когда речь идет о таком крупном строительстве, как это.

– Я тоже так считаю. Но мистер Сигел попросил меня разобраться и, по возможности, покончить с этим. У меня есть на выбор несколько способов, к которым я могу прибегнуть. Я могу сидеть где-нибудь ночью и караулить, чтобы выяснить, не приезжают ли грузовики за материалами, которые они уже раньше выгрузили, чтобы забрать их и затем привезти по второму разу. Я также могу нанести на барахло, которое доставляют сюда, медленно сохнущую краску, которая оставляет свои следы на руках вора. Есть еще краска, которую нельзя заметить невооруженным глазом, а требуется ультрафиолетовая подсветка, чтобы зафиксировать ее. Она эффективна даже в случае, если тот, кто соприкасался с ней, вымоет руки.

Куин прищурил свои маленькие глаза, сигара повисла у него на губе.

– Все это сделать совсем не трудно. Я уже пометил кое-какие вещи, прибывшие сюда сегодня. Одним из упомянутых мною способов.

Его губы изобразили подобие улыбки.

– Что ты предлагаешь?

– Я предлагаю следующее. Заниматься всем этим – слежкой, красками, ультрафиолетовыми лучами – это большая канитель. Здесь отличное солнце. Прекрасная погода. Плавательные бассейны, симпатичные девочки. Мы должны наслаждаться жизнью.

Куин понимающе улыбнулся:

– Ты хочешь сказать, что мы можем иметь с них неплохую дань?

– Нет, я вот что хочу тебе сказать. Если хищения будут продолжаться, то я скажу Сигелу, что за всем этим стоишь ты.

Его челюсть отвисла, и сигара упала на пол.

– Какие у тебя доказательства?

– Никаких. Но я знаю, что все это делается с твоего молчаливого одобрения, не бескорыстного, само собой разумеется. Так что я назначаю тебя ответственным за предотвращение краж.

– А если я не захочу?

– Я сдам тебя Сигелу. Мне не нужно никаких доказательств. Хотя, думаю, если они мне понадобятся, я найду их. Но мне кажется, он поверит мне и так. И тогда ты станешь удобрением для этого парка у плавательного бассейна, где любишь побарахтаться.

– Слушай меня, ты, сукин сын...

– Нет, это ты слушай меня. Я собираюсь проводить выборочную проверку поступающих сюда вещей и оборудования. И если я обнаружу, что исчезло хотя бы одно полотенце, одно блюдо или одна ложка, тебе придет конец. Ты понесешь ответственность за все, что здесь пропало или пропадет. Ты ответишь перед Сигелом.

Он выглядел обиженным.

– Что ты имеешь против меня, черт возьми?

– Фред Рубински считает, что это ты убил его компаньона.

Он хрипло засмеялся:

– Возможно, что и я. Говорят, что он попал под машину, но за рулем, возможно, сидел я. Может быть, тебе не стоит связываться с парнем вроде меня?

Я толкнул его в жирную грудь:

– Может, тебе не стоит связываться с таким парнем, как «Багси» Сигел?

Он сглотнул слюну и, помолчав, кивнул.

– Я приму к сведению твои слова, – сказал он.

– Думаю, ты это сделаешь.

И я вышел через парадный вход «Фламинго» на улицу, где вечернюю мглу освещали десятки прожекторов; рабочие трудились над закладкой парка. Они будут работать всю ночь, разбрасывая и разравнивая землю, сооружая клумбы, высаживая экзотические цветы и кустарники. Тут же урчали моторами трактора-грейдеры, грузовики-самосвалы высыпали новые порции земли. Тут же, с других грузовиков, разгружали деревья. Мимо меня рабочий в комбинезоне провез на тачке маленькое пальмовое дерево.

Бен Сигел показывал ему, куда оно должно быть посажено.

Я с улыбкой покачал головой и, перешагнув через скопление электрических проводов, направился к стоянке, где меня ждал мой «бьюик».

Глава 19

На следующий день после Рождества – в четверг – Бен Сигел открыл дверь своего сказочного «Фламинго» для широкой публики, которая в этот день заполнила все вокруг. Яркие краски этой ночи словно подтверждали, что «Фламинго» – это дорогой рождественский подарок, который «Багси» Сигел преподнес миру и самому себе. Сорок акров бесплодной, песчаной почвы превратились в зеленые клумбы и лужайки с самыми разнообразными экзотическими деревьями и кустарниками, подсвеченными красными и синими огнями. Небо расцвечивали сверкающие огни фейерверка, создавая на «Фламинго» море огня, которое было видно на многие мили вокруг. Автомобили, двигавшиеся навстречу друг другу с обоих концов шоссе, вытянулись в длинную мигающую и сигналящую цепочку: два полисмена-регулировщика с трудом справлялись с этим автомобильным нашествием.

Море огней могло быть еще более ярким, если бы Сигелу удалось ввести в действие фонтан со светящимися струями. Однако в этот вечер фонтан молчал.

Я был вместе с ним в полдень, когда он пришел посмотреть на пуск водяной установки. Однако рабочий, который должен был запустить фонтан, забравшись в его чашу и согнувшись в три погибели, что-то высматривал там, внутри.

– Что, черт возьми, здесь происходит? – спросил его Сигел. – Ты готов запустить эту штуковину или нет?

– Все готово, только вот...

– Что там?

– Понимаете, мистер Сигел, нам нужно сначала вытащить оттуда эту проклятую кошку.

– Кошку? – Сигел отступил на шаг. – Где она, черт возьми?

– В сточном колодце. Кошка пробралась туда прошлой ночью. Там у нее котята. Нам надо выкурить их оттуда.

– Слушай, – сказал Сигел, направляя в него палец, словно это был наган, – ты утопишь эту кошку, или я вышвырну тебя отсюда.

– Вы – босс, мистер Сигел, – наладчик фонтана пожал плечами, – но фонтан не сможет работать сегодня вечером.

– Черт с ним. Это может подождать.

Когда мы отошли, я заметил:

– Я бы не сказал, что ты большой любитель животных.

– Я ненавижу кошек. От них у меня мурашки бегут по коже. Кроме того, среди игроков в азартные игры считается дурной приметой прикасаться к кошке.

Несмотря на темный, неработающий фонтан, открытие фантастичного «Фламинго» Бена Сигела было поистине пышным и грандиозным. Холл, казино были усыпаны свежими цветами – дар от кинопродюсеров и боссов преступного мира. Представители последнего должны были прибыть в субботу – на большой гала-концерт с участием голливудских звезд. Развешанные вокруг «Фламинго» плакаты обещали присутствие таких знаменитостей, как Вероника Лейк, Ава Гарднер, Уильям Холден, и других не менее известных звезд.

Единственным известным мне представителем уголовного мира был маленький темноволосый человек лет сорока, который зарегистрировался в «Ласт Фронтиер» под именем Джорджа Либермана.

– Ты знаешь, кто это? – Моу Седвэй, облаченный в смокинг, спросил меня, хитровато улыбаясь.

– Твой брат? – спросил я.

Оба они были евреями, оба маленького роста, с близко посаженными глазами и крупными носами. Но у того, второго, на лице было выражение уверенности и значительности, чего никак нельзя было сказать о Седвэе.

– Я бы не возражал, – сказал Маленький Моу. – Мы родились почти в одном и том же месте. – Затем, выдержав паузу, чтобы произвести большой эффект, он сказал: – Это Мейер Лански.

Я посмотрел на Седвэя как на сумасшедшего:

– Этот невзрачный коротышка?

– Я бы не советовал тебе называть его так в его присутствии, – сказал Моу.

Лански, в темном костюме и темном галстуке, сдержанно улыбался, беседуя вполголоса с Беном Сигелом, улыбка которого, как всегда, была широкой и открытой. Бен выглядел неотразимо в своем белом смокинге с розовой гвоздикой в петлице.

К моему удивлению, я не заметил рядом с Лански телохранителей, впрочем как и рядом с Сигелом. За исключением собственной службы безопасности, состоявшей из бывших копов, которые следили за порядком в казино, Сигел не имел вооруженной охраны, наличие которой можно было бы предположить. Сначала я подумал, что его телохранителем являлся Седвэй, пока не обнаружил, что тот никогда не носит оружия. Кроме того, этот хорек вряд ли годился для подобной роли.

Я достаточно имел дела с парнями из уголовного мира, и Сигел не мог не удивлять меня. Если не считать кратковременных вспышек гнева, он совсем не соответствовал тем рассказам, которые мне приходилось слышать о нем. Было любопытно наблюдать за его беседой с Лански. Лански походил на какого-нибудь процветающего владельца универмага. Сигела же можно было принять за деятеля киноиндустрии – директора киностудии или кинопродюсера. Неужели эти двое мужчин были основателями «Корпорации Убийств»? Действительно ли Лански был финансовым гением уголовного мира, на фоне которого Гузик мог показаться жалким любителем, а Сигел контролировал наркобизнес на Западном побережье?

Как бы то ни было, сегодня Сигел был обворожительным, приветливым хозяином, хотя, пока мы с Моу стояли в холле на некотором расстоянии от двух старых приятелей, наблюдая за набившейся в казино толпой, Сигел успел-таки проявить свой взрывной характер. Рядом с игровыми автоматами остановился грузный мужчина в клетчатой рубашке и стал не спеша прикуривать сигару – не гаванскую, которые предпочитали Седвэй и Сигел. Казалось, этого парня мало волновало происходившее. Сигел, извинившись перед Лански, подошел к парню.

– Вы загораживаете автомат, – сказал ему Сигел. – Играйте или отойдите в сторону.

Смущенный гость в клетчатой рубашке отошел в сторону.

Мне показалось, что я увидел на лице Лански выражение неодобрения, но тут он снова улыбнулся, хотя по-прежнему сдержанно, а Сигел, положив ему руку на плечо, повел его вдоль холла в сторону казино.

– В субботу, когда здесь состоится шоу в честь открытия «Фламинго», Мейера Лански ты не увидишь, – сказал Седвэй.

– Почему?

– Потому что сюда приедут репортеры, а мистер Лански не жаждет популярности.

– Бен, как мне кажется, наоборот стремится к ней.

– Это ты мне говоришь? Бен, наверное, скоро станет, вдобавок ко всему, еще и агентом по печати и рекламе.

– Согласен. Я его уже достаточно хорошо знаю. Этот человек хочет, чтобы весь мир знал, какие фантастические проекты он готов предложить ему. Но с другой стороны, ты разве не согласен, что такое место, как это, может иметь человек, поддерживающий связи со средствами массовой информации?

– Конечно. Но я не думаю, что некоторые из... гм, инвесторов, предполагали, что Бен собирается стать таким... известным в связи с этим «Фламинго». Статьи в газетах, личное участие в приеме гостей, постоянное присутствие на людях...

– Скажи им, чтобы они привыкали.

Седвэй слегка ухмыльнулся. Затем, видимо считая, что он достаточно со мной пообщался, Моу, извинившись, растворился в толпе.

А толпа здесь была достаточно многолюдная, и в ней можно было раствориться бесследно.

В начале этой недели Сигела беспокоили слухи о том, что жители Лас-Вегаса намерены бойкотировать его только что отстроенный дворец. Одной из причин их недовольства было то, что он использовал связи с политиками, чтобы выбить для себя необходимые стройматериалы. Кроме того, его конкуренты из деловой части Вегаса специально распространяли слух о том, что «Фламинго» является, мол, притоном гангстеров. Эти «близорукие идиоты», по словам Сигела, не понимали, что он лишь привлечет к ним еще больше клиентов, ибо благодаря «Фламинго» поток любителей азартных игр хлынет в Лас-Вегас.

И все-таки интерес и любопытство превысили недовольство и слухи. Кроме того, Бен широко разрекламировал «Фламинго» как туристский центр, «построенный специально для Лас-Вегаса», что его владельцы «верят в будущее Вегаса как величайшего центра игорного бизнеса во всей вселенной», что «Фламинго» принесет Лас-Вегасу деньги и процветание.

Все это, безусловно, было написано самим Сигелом.

Я, оставшись один, получил возможность сконцентрироваться на своей работе. И сейчас я внимательно наблюдал за парнями из службы безопасности, чтобы выяснить, достаточно ли хорошо они усвоили мои уроки. Многолюдность делала работу по выявлению карманных жуликов довольно сложной – и это был хороший экзамен для моих «студентов». Некоторые из них заняли постоянные места наблюдения, другие смешались с толпой. Они были в смокингах – это относилось ко всем служащим Сигела. Сигел лично побеседовал с каждым из нанятых им людей, которых рекомендовал ему для работы в казино Седвэй, – с крупье, кассирами, персоналом, обслуживающим игральные автоматы. Все они, если вы спросите меня, выглядели не очень уверенно в этой непривычной для них одежде.

Бывший полицейский лейтенант Куин, похожий в своем смокинге на загорелого пингвина, подошел ко мне и с улыбкой спросил, как мои дела. Он пытался выглядеть дружелюбным, несмотря на нашу недавнюю стычку. Я не стал демонстрировать свою строгость по отношению к нему, ибо был уверен, что хищения на стройплощадке прекратились. Это, кстати, подтверждали и результаты моей маркировки прибывших ящиков с грузом. Куин сделал жест рукой в сторону казино.

– Думаешь, мои ребята смогут сегодня прихватить кого-нибудь там?

– Если они не смогут, то тогда мне останется отправить их к окулисту, чтобы он выписал им очки. Он не стал скрывать своего сарказма:

– Ты действительно думаешь, что в казино может работать команда карманников?

– Готов побиться об заклад. – И я покинул его.

Я ничего не имею против полицейского, который немного коррумпирован. Я сам был полицейским. Но такой парень, как Куин, может дискредитировать даже такое понятие, как коррупция.

Я вышел во внутренний двор, освещенный мягким светом красных и голубых фонарей. Вокруг бассейна, «загорая» при свете луны, расположилась группа молодых, стройных женщин; они сидели и лежали в шезлонгах. Все эти молодые дамы работали у Сигела, – правда, я не мог точно сказать, чем они конкретно занимались. Они просиживали у бассейна в течение всей недели, позируя обнаженными перед фотографами из различных иллюстрированных журналов. Некоторых из этих красоток я знал как продавщиц сигарет и сувениров. Среди них лишь несколько были официантками. Сигел предпочитал, чтобы посетителей ресторана обслуживали официанты в смокингах.

Одна из этих молодых женщин, загоравших под луной, работала доверенным секретарем у Бена Сигела.

– Ты выглядишь как кинозвезда, – сказал я Пегги.

На ней был темно-синий купальник.

– Спасибо, – сказала она. Ее ответ прозвучал несколько прохладно. Правда, и воздух был довольно свеж.

Я присел на корточки рядом с ней:

– Мне кажется, это немного несерьезно, быть сейчас здесь, учитывая твой нынешний статус.

Она посмотрела на меня сверху вниз и холодно улыбнулась:

– Я так не думаю. Бен хотел, чтобы некоторое число симпатичных девушек побыли здесь, у бассейна, сегодня вечером. Мне кажется, я отвечаю этому критерию.

Я придвинул к себе свободный шезлонг.

– Ну конечно же. Я только подумал, что ты могла бы выступить в более заметной роли во время сегодняшнего торжественного события.

Она, казалось, изучала разноцветные блики, игравшие на поверхности воды.

– Некоторым особам это не совсем понравилось бы, – сказала она.

– Но в то же время, сидя здесь, полуобнаженной, ты словно показываешь нос этим «некоторым особам». Это мне нравится. В тебе еще осталась эта чикагская дерзость. Воздух пустыни пока не высушил тебя до конца.

Ее глаза чуть погрустнели.

– Ты ненавидеть меня сейчас, да?

Я покачал головой, чуть улыбнувшись:

– Нет. Ты все еще злишься на меня?

Она посмотрела на меня горящими глазами.

– Да, я должна быть злой на тебя. Ты не имеешь права вмешиваться...

Мне показалось, что она хотела сказать «в личную жизнь». Но она запнулась на полуфразе и вновь посмотрела на воду. Она имела в виду тот короткий разговор, который состоялся между нами в холле «Ласт Фронтиер» на второй день моего пребывания здесь. Я ей тогда сказал: «Я не знаю, спишь ты с Сигелом или нет, но, если да, послушайся моего совета: делай это, по крайней мере, когда в городе нет Тэбби». – «Это все?» – спросила она холодно. «Да, все. Но если ты не можешь ничего с собой поделать, то занимайся этим тайно и очень осмотрительно». – «Неужели?» – сказала она, пылая гневом. «Именно так. Твоя подружка, как ты знаешь, способна на убийство». В какой-то момент мне показалось, что она хочет ударить меня, но она лишь пронзила меня горящим взглядом, развернулась и ушла. После этого мы не разговаривали, за исключением случайных, вежливых фраз, которыми мы обменялись несколько раз за вечерними трапезами в «Ласт Фронтиер», которые организовывал Сигел.

– Послушай, – сказал я. – Я знаю, что это, наверное, тягостно, знать, что я нахожусь где-то поблизости. Мне тоже тягостно быть здесь...

Она посмотрела на меня, и выражение ее лица несколько смягчилось. Мне даже показалось, что я увидел в нем отсвет той любви, которую она раньше испытывала ко мне. Я подумал, преследует ли ее прошлое так же, как и меня?

– Скоро я отправлюсь домой, – сказал я. – Возможно, в понедельник, когда завершатся все эти торжественные празднества.

– Для чего ты согласился выполнять эту работу, Нат?

– Деньги.

– Я не верю тебе.

– Ну и зря. Ты же хорошо знаешь меня. Скажи, разве моей серьезности больше всего не соответствует стремление к деньгам?

Она отвернулась и снова стала смотреть на водную гладь бассейна. Я подумал, что, может быть, ее губы при этом подрагивали. А может, и нет.

Я поднялся.

Я уже сделал несколько шагов, когда она сказала:

– Я думаю, что ты остался для того, чтобы смотреть за мной.

Я не знал, что ответить.

– Ты... ты думаешь, что охраняешь меня, так ведь?

– Не будь глупенькой.

– Ты смотришь за мной. Я знаю, что это так.

Я ничего не ответил.

Она вновь посмотрела на меня:

– Ты действительно считаешь, что Джинни опасна?

– А ты?

– Нет. Она лишь угрожает на словах. Лишь ругается. Бен с трудом выносит ее.

– Неужели?

– Он лишь по необходимости находится с ней.

– Зачем же ему это нужно?

– Она держит его на крючке. В финансовом плане. Она внесла определенную сумму в этот проект. Ты знаешь.

– То же сделал и Джордж Рафт, но Сигел же не спит с ним.

Она снова отвернулась и сказала:

– Ты же знаешь, какие у нее тесные связи с людьми Бена на востоке.

– Ты имеешь в виду гангстеров? По-твоему, он вынужден терпеть ее потому, что она любимое дитя их уголовной организации? Может быть, он держит ее при себе, потому что знает, что она шпионит за ним в интересах своих друзей?

– Разве такое возможно?

– Конечно же, это полнейшая чепуха. Она была курьером у этих парней, они доверяли ей. И они спали с ней – большинство из них. Но сейчас она подружка Бена, и этим все сказано. Ты обманываешь саму себя. Почему бы тебе не вернуться назад, в Чикаго, где у тебя родные и друзья?

– Нат, не надо...

– Я не говорю о нас. Я говорю о тебе. О том, чтобы ты начала нормальную жизнь, а не забивала голову какими-то голливудскими миражами, которые, ты надеешься, в один прекрасный день обретут реальность в этой пустыне.

Она обвела рукой вокруг:

– Я думаю, он сделал это не так уж плохо. – Она чуть усмехнулась.

– Сегодня все это выглядит действительно довольно привлекательно. Эти пальмы, цветочные клумбы, этот плавательный бассейн. Но тебе лучше, чем мне, известно, насколько плохи у него дела.

Она проглотила комок в горле.

– Я не знаю, о чем ты говоришь. Я показал на здание отеля:

– Он не закончил его. Не так ли? Не уложился в срок, который сам себе определил. Этот отель не откроется еще и через несколько недель, а может, и месяцев. Ему придется арендовать номера в отелях по всему городу, когда к нему начнут приезжать отдыхающие.

– Ну и что? Ты видишь эти толпы? Казино работает. Рестораны тоже. Концертный зал.

– Он не собирается делать большие деньги на посетителях ресторана, как он сам говорил. Ресторан лишь призван привлекать клиентов. То же самое можно сказать и о концертном зале – он тратит тридцать пять тысяч в неделю, чтобы там выступали Кугат, Дюран и другие звезды. Выдающиеся знаменитости обходятся недешево. Значит, остается одно казино. Но эти толпы, собравшиеся сегодня, они здесь не останутся и до завтрашнего дня.

– Почему же?

– Ты что, меня не слушаешь? Он не успел вовремя открыть отель. «Фламинго» привлек сегодня людей. Но все они остановились в других отелях, большинство – в «Ласт Фронтиер» и «Эль Ранчо Вегас», которые имеют свои собственные казино. Другие отели расположены поблизости от многочисленных казино в деловой части города. Люди играют в азартные игры там, где они живут, Пег. Они могут приехать из города во «Фламинго» на час или даже на день, но все равно они главным образом будут просаживать свои деньги там, где остановились. Это аксиома.

Она отрицательно покачала головой:

– У него все здесь будет так, как надо. Ты можешь остаться и сам убедиться в этом.

– Не знаю, не знаю. Ты обратила внимание на того маленького парня, с которым он разговаривал.

– Мистера Либермана?

– Да. Только он Лански. Мейер Лански.

Ее глаза сузились.

– Он не... гангстер?

– Рита Хэйворт – не женщина? Я не думаю, что его присутствие здесь – хороший знак.

– Может быть, он приехал, чтобы продемонстрировать ему свою поддержку?

– Я так не думаю. Я не думаю, что у Бена осталось много времени, чтобы показать, что его комплекс – прибыльное предприятие. Он угрохал шесть миллионов долларов на «Фламинго», и в основном это деньги его партнеров из криминального мира. И я подозреваю, что ребята хотят увидеть, что их денежки дают отдачу, что он ведет дело к их полному удовлетворению.

– Ты думаешь, что этот... как его зовут?

– Лански.

– Ты думаешь, что именно по этой причине Лански находится здесь? Проверяет, насколько хорошо идут дела у Бена?

– Возможно. Возможно, он прибыл, чтобы предупредить его. Они партнеры. Старые партнеры.

– Ты говоришь все это так, словно... беспокоишься о Бене.

– Мне нравится этот парень. Не спрашивай меня почему. Хотя, как ни крути, он и убийца, и делец наркобизнеса, и, вдобавок ко всему, спит с моей бывшей девушкой. Я должен ненавидеть его.

Она чуть моргнула, когда я упомянул о «своей девушке», и сказала:

– Но ты этого не делаешь.

– Нет. Мне чем-то даже импонирует его упрямство. Возможно, ему удастся добиться успеха. Возможно. Но я не собираюсь ждать, чтобы увидеть это. Я буду в Чикаго прежде, чем ты сама дождешься этого.

– Я люблю его, Нат.

– Ты влюбляешься не в первый раз. Не так ли, малышка? Что касается меня, то у меня с этим посложнее.

– Я не собираюсь возвращаться в Чикаго вместе с тобой.

– Что ж, тогда послушай моего совета. Держись подальше от постели Сигела. Скажи ему, что будешь готова возобновить отношения, когда он вычеркнет из своей жизни Вирджинию Хилл. Скажи ему, что ты не хочешь играть роль ее заместительницы.

– Ты жесток.

– Не больше, чем ты. Но тебя это не заботит.

Делай, как я тебе говорю, и ты, возможно, кое-чего здесь достигнешь. Сигел, кажется, ценит тебя за твою голову – так же, как и за твое тело. Делай карьеру, если тебе так хочется. Только не витай в облаках, постарайся смотреть на вещи трезво.

– Почему ты... почему ты по-прежнему беспокоишься обо мне?

– Я и не думаю этого делать, – сказал я и пошел обратно в казино.

Там был Бен, и он чувствовал себя как рыба в воде. Он пожимал руки гостям (которые, кстати, не были в клетчатых рубашках), а рядом с ним была Вирджиния Хилл, выглядевшая великолепно в своем огненном ярко-оранжевом платье; ее шею украшало дорогое ожерелье из драгоценных камней. Она также чувствовала себя в своей стихии, как бы вернувшись к дням своей юности, когда исполняла роль царицы бала на разного рода приемах и презентациях. На время она забыла о своем отношении к «Фламинго». Сейчас это была красивая женщина, очаровательная, обаятельная и – сексуально привлекательная.

Я не стал подходить к ней. Я вновь увидел Лански, он разговаривал – на этот раз с Моу Седвэем.

Выпускники моей школы детективов сработали вполне профессионально. Они перехватили одну организованную команду карманников и двух воров-одиночек. Они следовали моему совету: не брать жуликов на месте преступления, пока те не покинут зал, чтобы избежать ненужного шума и скандала.

Как я и предполагал, толпа к утру рассосалась, отправившись туда, где можно было играть и пребывать круглосуточно. В основном, в свои отели.

Примерно около трех часов утра я нашел Сигела в маленькой конторе, примыкавшей к казино. Перед ним стояли коробки с деньгами. Он и главный крупье подсчитывали выручку. Увидев бледное лицо Сигела, я понял, что-то случилось.

– Это невозможно, – сказал он упавшим голосом.

Главный крупье пожал плечами.

– Я зайду позже, – сказал я. Сигел посмотрел на меня с таким выражением, как будто он не мог понять, где находится.

– Мы потеряли тридцать тысяч, – сказал он.

– Что? – сказал я.

– Мы в проигрыше. Как, черт возьми, казино может оказаться в проигрыше?

Я не знал.

Но меня это не удивило, ибо я сам видел, как Сигел вел дела в своем маленьком королевстве посреди пустыни.

Глава 20

– Не скажу, что здесь полно паломников, – заметил Джордж Рафт, прикуривая сигарету и поглядывая в зал казино из холла, где мы находились. Была пятница, раннее утро, и Рафт только что прибыл из Голливуда. Он приехал на своем блестящем никелем и голубой эмалью «кадиллаке». Правда, после семи часов езды по пустыне автомобиль покрылся пылью. На Рафте была темно-голубая тенниска и светло-голубая куртка. Он выглядел несколько уставшим.

– Приезжай вечером, и там будет полно народу, – сказал я. Пока отель не открыт, казино не сможет работать в полную силу.

Он кивнул:

– Как там Бенни?

– Он немного вымотан. Сегодня ему пришлось поговорить с одним невежливым клиентом, который имел неосторожность назвать его «Багси».

– Ox, – выдохнул Рафт.

– И еще, вчера вечером казино понесло убыток в тридцать тысяч.

– Убыток?

– Да. Частично это можно объяснить тем, что из города приехали игроки-профессионалы, знающие толк в карточной игре. Включая его так называемого приятеля Гуса Гринбома.

Общительный, упитанный Гринбом управлял филиалом «Транс-Америкэн» в Аризоне.

– Даже ушлые игроки не могут оставить в проигрыше казино, – сказал Рафт. – Что на самом деле происходит?

– Мне кажется, я знаю, – сказал я. – Но пока не готов сказать об этом Сигелу. Рафт снова кивнул:

– Где он сейчас? У меня для него тоже неприятные известия.

– Если дела обстоят таким образом, то я лучше пойду от греха подальше.

– Слишком поздно. Он уже здесь.

Сигел шел по залу казино, в смокинге, с красной гвоздикой в петлице. Он был весел, пожимал руки, источал оптимизм. Но что-то необычное было в его походке; его словно пошатывало.

Бен широко улыбнулся, увидев Рафта, и сказал:

– Джорджи, очень рад тебя видеть. Как ты? Спасибо, что приехал.

Он схватил Рафта за руку и стал ее трясти. Он не заметил, насколько вымученной была улыбка Рафта.

– Нам нужно побеседовать, – сказал Рафт.

– Прекрасно!

– Где-нибудь без посторонних.

Сигел пожал плечами:

– Ну конечно.

– Увидимся, парни, позже, – сказал я.

– Нет, – сказал Сигел. – У Джорджи и у меня нет от тебя секретов, Нат. – И Сигел повел нас с Рафтом в свой маленький офис, размещавшийся за стойкой портье.

Стол Сигела был завален тетрадями и бумагами, на нем стояло четыре телефона, отчего эта комнатенка больше походила на контору букмекера, нежели на офис крупного босса. Розовые оштукатуренные стены были увешаны фотографиями в рамках, среди которых выделялись фото самого Бена и его голливудских приятелей. И центральное место среди них занимал Рафт. В частности, на видном месте висело фото, где Сигел и Рафт стояли плечом к плечу и улыбались друг другу.

Сигел сел за стол, откинулся на спинку своего вращающегося стула и закурил одну из своих гаванских сигар. Обычно строго следивший за своим здоровьем, Сигел позволял себе не более одной сигары в день. В последние несколько дней, я заметил, он курил так часто, словно был заядлым курильщиком.

Рафт сел на стул напротив Сигела, а я остался стоять у стены.

Сигел указал на меня своей сигарой и улыбнулся одной из своих обворожительных улыбок:

– Я должен поблагодарить тебя, Джордж, за то, что ты познакомил меня с таким парнем, как Нат. Он едва ли не самый ценный кадр из всех, кто работает здесь.

Я вынужден был проглотить комок в горле. Я не знал, как мне реагировать на это – то ли небрежно сказать «пустяки», то ли убежать в пустыню и разрыдаться от счастья.

– Он, можно сказать, избавил меня от проблемы карманных воров. Он превратил этих недотеп из моей службы безопасности в более или менее нормальных детективов. Ты, кажется, в свое время был карманным вором, Джорджи? Ну так не пытайся взяться за старое в моем казино. Нат и его ребята – настоящие профессионалы. Нат еще не знает об этом, – сказал он Рафту, как будто меня не было рядом. – Я хочу предложить ему постоянную работу.

– Я польщен, Бен, – проговорил я.

– Я слышал, что вчера вечером у вас здесь было настоящее столпотворение, – заметил Рафт. Сигел описал сигарой круг.

– В казино было не протолкнуться. О большем нельзя было и мечтать. Правда, – его лицо мгновенно потемнело, – нам не очень повезло в плане выручки... – Но он тут же снова повеселел или сделал вид, что вчерашняя неудача его не беспокоит. – Ничего, мы в последующие дни наверстаем упущенное.

Если он надеялся, что все утрясется само собой, то он глубоко заблуждался. Конечно, если исходить из той посылки, что дело в его казино было поставлено так, как надо, то в конце концов потерянные деньги должны были вернуться к нему. Но весь вопрос состоял в том, кто заправлял в его казино.

– Все готово для завтрашнего вечера, – сказал Сигел. – Я зафрахтовал авиалайнер, чтобы он доставил сюда твоих друзей. А если кто-то не захочет путешествовать по воздуху, он может отправиться на поезде – за мой счет.

– Бен, – сказал Рафт, заерзав на своем стуле, – у нас возникла небольшая проблема.

– Что за проблема?

– Некоторые из приглашенных не смогут приехать.

– Кто, к примеру?

– Ну, почти все.

Рафт почувствовал себя очень неловко.

– Мне очень трудно говорить тебе об этом, Бен.

– Что случилось с этими олухами? С каких это пор голливудские ребята стали отказываться от участия в грандиозных шоу?

Рафт пожал плечами, не зная, что ответить. Было очень непривычно видеть его в таком нервозном состоянии. Я почувствовал себя тоже неуютно.

Сигел показал рукой на фотографии, висевшие над его головой:

– Как насчет твоих друзей – Джоан Кроуфорд, Спенсера Трейси, Рональда Колмана?

– Бен. Послушай. Этот старый Херст побывал на всех студиях. Он против этой идеи – чтобы звезды приехали сюда. Поэтому всем было сказано отказаться от поездки.

Сигел со всего размаха ударил кулаком по столу:

– Старая грязная свинья! Что он имеет против меня?

– Я не знаю, Бен.

– Это все из-за этой Лоеллы Парсонс. Она никак не хочет отцепиться от меня, пишет сплетни обо мне в своей газетенке, называет гангстером!

– Что я могу сказать? Я буду у тебя.

– Кто еще?

– Лон Макалистер, Санни Тафте, Чарли Кобурн... И еще кое-кто.

Лицо Сигела из ярко-розового постепенно вновь стало обычного, нормального цвета.

– Я здесь вовсю разрекламировал Эву Гарднер, а вместо нее, значит, предложу публике Санни Тафте. Так, что ли?

– Черт возьми, я думаю, что со стороны Тафте, по меньшей мере, было смело решаться сюда отправиться, учитывая то давление, которое на них оказывают.

Сигел, смягчившись, сказал:

– Да, ты прав. Я этого не учел. Как насчет Джессела?

– Он приедет.

– Хорошо. Он сможет произнести неплохую приветственную речь.

– Бен. Здесь соберется достаточно звезд, так что твое разрекламированное шоу и затраты будут оправданы. Уилкерсон сказал, что все репортеры, которых ты пригласил, приедут.

Сигел ухмыльнулся:

– После того, как я обещал им бесплатный проезд в оба конца, питание и развлечения, другого и быть не могло! Кроме того, я отправил несколько ящиков виски этим любителям дармовщины. – Он резко встал и посмотрел на меня: – Ты не видел поблизости Чика?

Чик был братом Вирджинии Хилл. Этот двадцатилетний, довольно приятной наружности парень был одним из доверенных людей, которые обслуживали игральные автоматы – загружали в мешки накопившиеся там монеты и относили их в контору.

– Да, – сказал я. – Он работает. Если он не в холле, то тогда в конторе.

– Ты не мог бы прислать его сюда?

Мне не очень хотелось выполнять роль посыльного при Сигеле, но я также не хотел говорить ему, чтобы он сам привел Чика. Я нашел его в конторе и вместе с ним вернулся в офис.

– Что ты хотел, Бен? – спросил он. На нем была белая сорочка и черные брюки – форма одежды работников казино, помимо смокинга. Чика отличали тонкие черты лица. Сигел, продолжая стоять за своим столом, порылся в кармане брюк и извлек пачку купюр. Он отсчитал десять сотенных и бросил их на стол.

– Здесь тысяча, – сказал он парню. – Возьми их и отправляйся в Лос-Анджелес, купи презентов для репортеров, газетчиков. Галстуков, рубашек, всякой мелочи – словом, сам знаешь.

– Хорошо, Бен. Мне ехать на машине?

– Нет, я хочу, чтобы ты вернулся завтра к обеду. Вылетай первым же самолетом. – Он отсчитал еще одну тысячу.

Чик забрал деньги, глуповато улыбнувшись, словно подросток, которому отец вручил ключи от нового «форда». Он остановился с деньгами в руках, переминаясь с ноги на ногу, но Сигел слегка раздраженно махнул ему рукой, и парень вышел из комнаты.

– Мы предоставим этим репортерам возможность хорошо отдохнуть, – сказал Сигел. Он отбросил сигару в урну и вышел из-за стола.

Рафт поднялся, и они вместе вышли в холл. Я пошел за ними; меня пока никто не отпускал.

– Давай я покажу тебе бассейн, – сказал Сигел, беря Рафта за плечо.

Я уже было собрался свернуть в сторону, но потом передумал. Я хотел посмотреть, продолжает ли сегодня Пегги играть роль красотки-купальщицы.

Оказалось, что ее там нет. Но там было достаточно продавщиц, официанток и проституток, загоравших под зимним солнцем.

Среди них затесался один парень в смокинге. Он расслабленно полулежал в шезлонге.

Лицо Сигела вновь налилось краской. Он покинул Рафта, подскочил к кромке бассейна и пнул шезлонг, на котором нежился бледный, круглолицый обладатель смокинга. Тог, вздрогнув, поднял на Сигела круглые, испуганные глаза.

– Что ты, черт бы тебя побрал, делаешь здесь? – прорычал Сигел.

– Я, я ни... ничего. С-сижу здесь...

– Возвращайся на свое рабочее место, бездельник, пока я тебе не вправил мозги.

Круглолицый мужчина посмотрел на меня, затем на Рафта, которого наверняка узнал, но был слишком шокирован выходкой Сигела, чтобы проявлять любопытство по случаю присутствия кинозвезды.

Мужчина лишь смог, заикаясь, пробормотать:

– Н-но... Я г-г-го...

– Катись отсюда!

– Гость!

– Что? – сказал Сигел, отступив назад.

– Я не работаю здесь. Я гость.

Рафт прикрыл рот рукой. Я не стал: моей ладони не хватило бы, чтобы скрыть ухмылку.

Сигел, очень сконфуженный, начал смахивать со смокинга гостя невидимые пылинки. Он сделал все возможное, чтобы уладить это недоразумение, вручив мужчине одну из гостевых визиток, которые получали корреспонденты и по которой он мог бесплатно отдыхать и питаться во «Фламинго», исключая расходы на казино.

Мы направились обратно в казино, и Сигел сказал, обращаясь к Рафту:

– У меня, наверное, сейчас красное лицо? Мне нужно сдерживать свой чертов темперамент... Проклятье! Ты видишь этого приятеля?

Высокий, несколько грузный мужчина в полосатом костюме, с густыми косматыми бровями стоял у игрального автомата, изучая его, словно этнограф жилище пигмеев.

Рафт ничего не ответил, но его лицо напряглось.

– Пеглер, – сказал я.

Сигел посмотрел на меня с самодовольной, сатанинской улыбкой:

– Пеглер из Вестбрука, ты прав.

Я пожал плечами:

– Ты же любишь, когда у тебя собираются журналисты.

– Этот ублюдок стоит у меня поперек горла. Он повсюду называет меня мошенником и проходимцем. Называет меня «Багси» в своих пасквилях.

Я увидел, как глаза Сигела налились кровью, а пальцы сжались в кулаки.

Рафт положил руку Сигелу на плечо:

– Бен, он в своих статейках несет и про меня всякую чушь. Ну и что из этого? Это его занятие. Черт с ним!

– Я хочу прикончить его, – сказал Сигел спокойным голосом и с улыбкой на лице. – Я хочу прикончить его, хочу прикончить его.

Я подумал, почему я не послушался совета своего отца и не поступил в колледж?

– Ты не будешь никого здесь убивать, – сказал Рафт. – Если ты это сделаешь, то ты похоронишь сам себя. Понимаешь, голубоглазый малыш?

При этих словах Рафта Сигел сразу же смягчился.

Тем не менее он подошел к Пеглеру, который сунул монету в щель автомата и теперь дергал его за рычаг, изучая устройство «однорукого бандита».

Рафт и я последовали за ним, словно мы лишь его сопровождали; на самом деле мы приготовились к тому, чтобы в любую минуту вмешаться и оттащить его от ненавистного ему журналиста.

Пеглер, с которым у меня была одна стычка в Чикаго, в 1938 году, посмотрел прямо мне в лицо, но не узнал меня. Как и он, я был сейчас старше и, как и он, набрал лишний вес.

– Мистер Пеглер, – сказал Сигел.

– Да? – ответил Пеглер, переводя свой взгляд на Сигела. Он произнес это «да» голосом человека, уверенного в своей значительности и превосходстве. Пеглер сделал себе карьеру, выступая в своих статьях от имени простого обывателя, хотя на самом деле он считал себя выше всех и вся.

– Меня зовут Бен Сигел.

Пеглер начал улыбаться, он, видимо, хотел произнести какую-нибудь едкую остроту, но Сигел остановил его. Тем же оружием, каким пользовался сам Пеглер, – словами.

– Это мое казино. Если ты через пять минут не выметешься отсюда, я сам вышвырну тебя. Лично.

Улыбка сошла с лица Пеглера. Он смотрел на Сигела кроткими, послушными глазами. Сигел стоял ко мне спиной, поэтому я не мог видеть выражения его лица. Видимо, оно было достаточно убедительным, ибо влиятельный и известный публицист поджал хвост и ретировался.

Сигел повернулся и продемонстрировал нам раскрытые ладони, словно фокусник, показывающий, что у него ничего в руках нет.

– Видите? Я могу контролировать себя, когда захочу.

– Прекрасно, – сказал я. – Сейчас самое время кое о чем поговорить.

– О чем?

Я повернулся к Рафту:

– Джордж, может, сходишь, сыграешь партию в «блэк-джек» или что-нибудь еще. Тебя тут все узнают и пялят глаза на нас. А мне на несколько минут хотелось бы остаться с Беном наедине для конфиденциального разговора.

Рафт пожал плечами:

– Конечно, пойду покидаю фишки.

– Ну и отлично, – сказал я.

Он ушел, а я взял Сигела за руку.

– Что ты думаешь, – спросил я его, – по поводу денег, которые вы теряете в казино?

– Что я думаю?

– Что ты намерен предпринять?

Он пожал плечами:

– Ну, мы теперь меняем чаще фишки – так же, как и карты. Сегодня я собираюсь сделать так, чтобы крупье чаще менялись столами.

– Некоторых твоих крупье вообще нельзя подпускать к столам.

– Ты о чем?

– Если бы ты их обыскал при выходе из казино, то обнаружил бы потайные карманы, набитые баксами. Его лицо вытянулось.

– Ты это видел?

– Ты можешь держать сейчас себя в руках?

– Нат, я холоден, как рыба.

– Хорошо, ибо мой ответ – «да». Я видел, как несколько крупье засовывали деньги себе в карман.

– Черт, я же со всеми ими беседовал лично.

– Это неважно. Пойдем посмотрим. Я обратил его внимание на один из столов, где вращалась рулетка. Мы находились примерно в пяти футах от стола – за спиной и чуть сбоку от крупье – худого, горбоносого мужчины, который как раз в этот момент двигал через стол пачку денег в направлении рябого, плотного господина в коричневом костюме. Весь фокус заключался в том, что этот господин, которому предназначались деньги, отнюдь не выигрывал.

– У этого парня не выпало ни одного выигрышного номера, – прошептал мне Сигел, его глаза сверкали от гнева.

– Все верно, – сказал я и кивнул в сторону крупье. – Ты скажешь главному крупье, чтобы тот без шума вывел его отсюда. А я разберусь с этим господином.

Сигел, прищурив глаза, кивнул.

Я направился к игроку, рассчитывая, что Сигел сделает так, как я его просил. Однако Бен решил поступить иначе: он уже стоял рядом с горбоносым крупье.

– Я должен был бы пристрелить тебя, как собаку, жалкая тварь! – сказал он и пнул его ногой в зад.

От удара крупье потерял равновесие и уткнулся носом в стол. Сигел схватил парня за шиворот и со словами «ты уволен» с силой толкнул его по направлению к двери. Не оборачиваясь, теперь уже бывший крупье помчался прочь. Изумленные посетители и удовлетворенный Бен Сигел наблюдали, как он, пронесшись через холл, скрылся в дверях.

Сигел, сделав успокоительный жест, словно инспектор манежа в цирке, сказал:

– Все нормально, господа. – И улыбнулся своей чарующей улыбкой.

И посетители казино, тоже улыбаясь, покачивая головами и перешептываясь, продолжили игру.

Сигел подошел ко мне и легко хлопнул меня по плечу:

– Пойдем, мне нужно с тобой поговорить. Мы прошли через зеленую лужайку, засаженную деревьями и кустарниками, где еще совсем недавно был пустырь, вошли в холл все еще не достроенного отеля и на лифте поднялись в его апартаменты.

Мы сели на диван. Он потягивал свою газированную воду. У меня в руке был бокал рома со льдом. Он покачал головой:

– Я сам нанимал этих парней, Нат.

Он имел в виду крупье и остальной персонал казино.

– Большинство из них местные? – спросил я.

– Да. Я со всеми разговаривал лично.

– После того, как Седвэй предложил их тебе?

– Да. – В его глазах появилось выражение вопроса. – Что ты хочешь этим сказать?

– Я думаю, то, чему мы стали с тобой свидетелями, – широко распространенная вещь у тебя в казино. И не думаю, что это случайно.

– Ты хочешь сказать, что это все организовано?

– Да, я думаю именно так.

– Моу?

– Кто же еще?

– А что насчет Куина?

Я отрицательно мотнул головой:

– Он не способен на подобное. Кроме того, я предупредил его. Он боится тебя, чтобы решиться шкодничать за спиной. Он даже побаивается меня. Что касается Моу... Моу обижен на тебя, и это придает ему смелости.

– Моу обижен на меня?

– Я думаю, это идет с того времени, когда ты дал ему взбучку за намерение удариться в политику.

Он некоторое время обдумывал мои слова. Я продолжил:

– Мне кажется, он хочет принять здесь командование вместо тебя. И я полагаю, что он делает все, чтобы выставить тебя в неприглядном виде перед этими твоими друзьями с Восточного побережья.

Лицо Сигела напряглось от обуревавших его мыслей.

– И если он убедит их, что я плохой менеджер, они попросят его занять мое место?

– Да. Мне показалось, что он в довольно тесных отношениях с Лански. Сигел кивнул:

– Да, они близко знакомы. Ты знаешь, что сказал мне Мейер вчера вечером? Он сказал: «Бен, ты хороший мечтатель, но плохой машинист». Представляешь?

– Бен, все это, по большому счету, не мое дело... Я только сказал тебе то, что знаю и что думаю.

Мне было немного не по себе оттого, что Сигел посвятил меня в свои личные дела.

Но он продолжил:

– Мейер недавно прибыл из Гаваны. У них там состоялась большая сходка, вместе с Чарли Лаки.

Он имел в виду Лучиано. Под его председательством в Гаване прошла секретная встреча главарей уголовного мира.

Я поднялся:

– Бен, ты касаешься темы, которая...

– Сядь, Нат. Я доверяю тебе.

– Этот вопрос не относится...

– Сядь, Нат.

Я сел.

– Мейер сказал, что парни недовольны мною – тем, как много денег я потратил здесь. Они хотят, чтобы я нашел управляющего отелем, чтобы нанял кого-нибудь из Вегаса для ведения дел в казино. – Он усмехнулся. В его глазах на какой-то миг появилось выражение отчаяния. – И знаешь, что еще?

Я отрицательно мотнул головой.

– Тебе, как другу Рэйгена, будет это интересно услышать. Они хотят, чтобы я прикрыл «Транс-Америкэн». Гузик теперь контролирует «Континентэл», через этого Мак Брайда. Я сказал Мейеру: хорошо, выкупите у меня мою компанию.

Я ощутил во рту сухость, но все же спросил:

– Сколько ты запросил?

– Два миллиона. Боже милосердный!

– Компания приносит мне еженедельно двадцать пять тысяч долларов, – сказал он. – Почему я должен просто так отказываться от нее? Они смогут окупить свои затраты на ее приобретение меньше чем за два года. Это справедливое предложение?

Я ничего не ответил.

– Мне нужны деньги, – сказал он. – Это строительство пожирает огромные суммы.

Я вновь промолчал.

– Моу, значит? – сказал он. Затем, как бы по инерции, продолжил: – Мейер сказал, что до них дошли плохие слухи обо мне. Некоторые парни заявили, что они слышали, будто я похитил часть денег, выделенных на строительство. Черт побери! – Он мотнул головой, показав рукой в окно, в котором можно было видеть голубую чашу бассейна и зеленую лужайку с декоративными растениями. – Разве эти ублюдки не знают, что я вложил сюда все, вплоть до последнего пенни, включая свои собственные деньги? Всю душу и все сердце? Это мой... это станет моим памятником, где я буду незримо присутствовать, после того, как покину этот мир. Люди будут знать, что это оставил для них я.

– Когда твой комплекс заработает на полную мощь, – сказал я, стараясь быть убедительным, – это будет по-настоящему прибыльное предприятие, я думаю.

– Я тоже так думаю. Но Мейер оказывает на меня давление. Якобы кто-то сказал им, что я переправил полмиллиона в швейцарский банк. Я посылал Тэбби в Цюрих подобрать кое-какую мебель для нашего жилища, и из этого они сделали вывод, что я положил на тайные счета их денежки. Бог знает что!

– Что они хотят от тебя?

Он отпил из бокала, пожал плечами:

– Они хотят, чтобы я как можно быстрее показал им, что комплекс оправдывает затраты.

Я сдержанно улыбнулся:

– Все ясно. Седвэй не теряет времени.

Он посмотрел на меня и начал медленно кивать головой в знак согласия.

– Верно. Он делает все, чтобы мое казино обанкротилось. Что ж, я наведу там порядок.

– Это было бы совсем не лишним.

Сигел поднялся и подошел к окну, обозревая с легкой улыбкой свое королевство.

– Я покажу этим ублюдкам, как дурить меня. Я спущу с них шкуру.

Я тоже поднялся:

– Я уверен, что ты это сделаешь. А сейчас я спущусь в казино, посмотрю, как там работают мои ученики.

Он повернулся ко мне:

– Нат, я всерьез хочу предложить тебе постоянное место здесь.

– И я серьезно говорю, что я – польщен...

– Я знаю, знаю. Но ты не хочешь работать под началом у Куина. Так вот, я хочу отправить куда подальше этого толстого жуликоватого прохвоста. Ты думаешь, я не знаю, как тебе удалось в один миг покончить с этими кражами? Тебе хватило всего лишь одного взгляда, чтобы разобраться, что к чему.

– Ты бы тоже разобрался в этом, если бы не пытался один браться за все сразу.

– Я знаю, знаю. Я, конечно, найму, как этого хотят парни, управляющих отелем, казино. Со временем. Но я уже с этой минуты начну создавать свою новую команду. Оставайся и будь шефом моей службы безопасности, Нат. Я буду платить тебе шестьдесят тысяч в год, не считая разного рода премий. Ты сможешь жить прямо здесь, во «Фламинго».

– Это хорошие деньги. И твое предложение очень привлекательное. Но у меня свой собственный бизнес.

Он пожал плечами:

– Тебе не обязательно отказываться от него. Ты по-прежнему будешь владеть своим агентством, контролировать, как там идут дела, но поставишь во главе человека, которому ты доверяешь. Например, Фреда, который сейчас управляет твоим филиалом на Западном побережье.

– Фред мой партнер. Здесь есть разница.

Он отставил бокал с тоником.

– Подумай все-таки об этом. А сейчас давай вернемся в казино, посмотрим, остались ли там еще жуликоватые крупье, желающие получить пинок под зад.

Я засмеялся:

– Мне кажется, им не захочется мошенничать после сцены, свидетелями которой они стали.

– Полицейские, кажется, называют это средством устрашения. Не так ли?

– Точно.

Сигел засмеялся, и мы через боковой выход, который находился ближе всего к главному зданию туристского комплекса, направились в сторону бассейна.

Седвэй стоял рядом с одной из красоток-купальщиц, пухленькой, смазливой блондинкой, и что-то с улыбкой ей рассказывал. На нем был белый смокинг с красной гвоздикой в петлице – подобный тому, что был на Сигеле накануне вечером. Но хорек в смокинге – все равно хорек.

– Моу! – окликнул его Сигел. Моу посмотрел на Сигела, улыбнулся ему и с видимой неохотой покинул свою собеседницу.

– Да, Бен?

Сигел положил руку на плечо маленького Моу:

– Зачем тебе понадобилось вымазывать меня в грязи перед Мейером?

Глаза Моу забегали.

– Что ты имеешь в виду, Бен?

– Не считай меня идиотом. Ты думаешь, Мейер стал бы утаивать от меня все, что ему передают? Ты разве не знаешь, сколько лет Мейер и я знакомы?

– Бен, я не знаю, что сказать тебе.

Пальцы Сигела начали сжимать плечо Моу так, как сжимают в руке апельсин, чтобы выдавить из него сок.

– Скажи мне, Моу. Я уже все знаю, мне просто хотелось бы услышать это от тебя.

Маленький человечек с лицом зверька-грызуна проглотил слюну и сказал:

– Я лишь сообщил им правду, а именно, что ты представляешь угрозу для их интересов.

– Так. Потому что я не способен управлять таким большим предприятием, как это?

– Да. Я думаю, что тебе нужна помощь. Я совсем не хочу тебя этим оскорбить.

Сигел продолжал сжимать плечо Моу.

– Ты не хотел меня оскорбить. И поэтому пришел к Мейеру, чтобы наговорить ему за моей спиной всяких небылиц обо мне. Они там, в Гаване, совещались, следует меня убрать или нет, Моу. Ты, конечно же, ничего не сказал им, что устроил так, чтобы мое казино постоянно терпело убытки? А? Или что подсунул мне жуликов-крупье?

Лицо Моу стало бледным, он попытался освободить плечо.

Сигел сказал:

– До свидания, Моу. Если ты еще раз ступишь сюда ногой, я нарушу наше правило, и в Вегасе произойдет убийство, и убитым будешь ты.

Он отпустил его плечо, и Моу, повернувшись, быстрым шагом пошел прочь, скрывшись в казино.

Сигел вздохнул, посмотрел на меня, покачал головой.

– Нелегко быть боссом, – сказал он.

И мы направились к «Фламинго».

Глава 21

Но даже и без Седвэя «Фламинго» продолжал нести убытки. И я знал почему: крупье продолжали мухлевать, но более осторожно. Кроме того, люди из службы безопасности, которых я обучил и натренировал, могли также находиться в сговоре с ними. Оставалось лишь одно средство – уволить весь персонал казино, закрыть его и вновь открыть, набрав новую команду. Но Сигел себе этого позволить не мог. Ночью в пятницу казино потеряло пятнадцать тысяч.

Внешне казалось, что все шло как надо. Шла полным ходом подготовка к вечерней «Голливудской премьере», которая должна была завершить торжественное открытие сигеловского комплекса. Фотографы из различных газет, журналов, всякого рода популярных изданий вертелись у бассейна с красотками, щелкали затворами, успевая при этом ущипнуть за коленки резвящихся девочек (Пегги не было среди них). Обозреватели и репортеры готовили рекламные газетные публикации и хвалебные отзывы гостей «Фламинго», в том числе звезд Голливуда, прибывших для участия в гала-концерте. Особой популярностью пользовался Джимми Дюран, немало позабавивший публику своими эксцентричными выходками.

Несколько голливудских друзей Рафта выдали представление, которое, может, и не стало таким массовым и сногсшибательным, как обещал Сигел, но было вполне на уровне. Во всяком случае, публика на «ура» принимала Джорджа Сандерса, Вивиана Блэйна, Элеонору Паркер, а также уже упомянутых Санни Тафте, Лона Макалистера, Чарльза Кобурна и других.

Кроме того, сюда приехали крупные голливудские кинодеятели – такие, как Десси Ласки и Сид Громэн, которых тут же поглотила толпа, состоявшая из представителей самых разных социальных групп и прослоек Лос-Анджелеса. Сигел дал указание своему персоналу облачиться в смокинги – большинство гостей в этот день были в парадных одеждах. Даже на мне был смокинг – мне его выделил Сигел, – и я уже решил для себя, что это будет мой последний вечер в качестве советника по вопросам безопасности. Я натаскал его людей, я помог ему разоблачить мошенничество в казино и избавиться от Седвэя, я, думалось мне, заслужил обещанный мне гонорар.

Но я не был уверен, что Сигел сумеет противостоять все усиливающемуся давлению извне. Его приятели с Восточного побережья – Мейер Лански и Лаки Лучиано, очевидно, желали три вещи: быструю отдачу от их капиталовложений, уменьшение текущих расходов – и никакой излишней известности. Они также хотели, чтобы он прикрыл свою информационную службу «Транс-Америкэн», которая была лишь временной альтернативой рэйгеновскому «Континентэл», перешедшему теперь в их руки.

Я не был убежден, что Бен Сигел сможет выполнить эти их требования. И я знал, что с его стороны было большим заблуждением надеяться, что его приятели захотят выкупить за два миллиона его информационную систему, которая фактически принадлежала им же. Я был человеком, который ненавидел его приятелей из уголовного мира и хотел, чтобы он передал им свою «Транс-Америкэн». Я желал ему удачи, но не хотел быть около него, когда – а это было неизбежно – в него полетят пули. Шестьдесят тысяч в год, не считая премий, – это было совсем не плохо. Но жизнь, черт возьми, стоит дороже. И, наконец, Пегги. Вряд ли мне удалось бы забрать ее домой. Это было ясно, как дважды два.

Я провел вечер, расхаживая по переполненному казино, наблюдая за работой крупье, и не заметил ничего подозрительного, не обнаружил ни одного карманника. Возможно, последние события в какой-то степени сыграли свою роль.

Незадолго до полуночи голливудские гости – Санни Тафте и остальные знаменитости – высыпали в холл, обмениваясь рукопожатиями, шутя и смеясь. Сигел был во главе всего этого действа, раскланиваясь и величественно улыбаясь. Он вновь был в своем белом смокинге с розовой гвоздикой в петлице, как и в ту ночь на «Люксе». (В этот вечер среди гостей я заметил и Тони Корнеро, который выглядел подавленным. Он стоял у одного из столов в казино, надеясь, возможно, на удачу. Сомневаюсь, что он ее нашел.)

Рафт и Сигел желали кинозвездам счастливого пути. У входа во «Фламинго» стояли лимузины, которые должны были отвезти голливудских гостей в аэропорт, откуда зафрахтованный авиалайнер доставил бы их домой. Рядом с Сигелом стояла Пегги; она была одета в изумрудно-зеленое, с открытыми плечами вечернее платье, на котором сверкала дорогая брошь, выполненная в форме фламинго. На ней были темные перчатки, и она выглядела шикарно. Боже, как это тяжело, любить женщину после того, как она тебя покинула. Интересно, где в этот момент находилась мисс Хилл? Я видел ее игравшей за одним из столов. Она выглядела совсем неплохо в своем белом креповом строгом платье с золотыми блестками. Потом, около часа назад, я заметил ее в баре в обычном для нее состоянии легкого опьянения, покупавшей «лучшее шампанское для пары, проводившей медовый месяц». Она вручила бармену бумажку в тысячу долларов и, взяв бокал с коктейлем, оставила на стойке сдачу в девятьсот баксов. Она всегда давала большие чаевые, и об этом все знали.

Но после бара мисс Хилл исчезла, и я предположил, что Бен выследил ее и запер в их номере. Он не хотел, чтобы она была рядом с ним в этот праздничный вечер – в том состоянии, в каком она находилась. Возможно, Пегги было отдано предпочтение как ее дублеру, и теперь босса сопровождала красивая женщина, в то время как он галантно прощался с голливудскими гостями.

Они уже выходили из дверей, окруженные фоторепортерами, когда в коридоре, выходившем во внутренний двор, появилась Хилл. В этот момент – так уж распорядился Его Величество Случай – Сигел, обняв Пегги за талию, наклонился и поцеловал ее в щеку.

Вирджиния Хилл, шедшая по коридору, видела это и, ускорив шаг, расталкивая попадавшихся на ее пути, стремительно направилась к ним. Ее лицо, красное от алкоголя, было искажено гневом.

Я стал пробираться через толпившихся в казино в направлении холла.

Я подошел почти вовремя – Тэбби, растопырив пальцы с красными наманикюренными ногтями, набросилась на Пег. Сначала она сорвала с ее платья брошь-фламинго и запустила ею в Сигела. Затем она одной рукой царапнула Пегги по лицу, оставив на нем красные полосы, а другой схватилась за ее темные локоны и с силой дернула вниз.

Пег вскрикнула, а ошеломленная публика, замерев, завороженно наблюдала за происходившим. Сигел оцепенело смотрел, как две его дамы, схватившись, повалились на ковер холла.

Вирджиния оказалась сверху Пег и нанесла ей два удара маленьким крепким кулачком. Пег не осталась в долгу: вцепившись обеими руками в вырез платья Вирджинии, она с силой рванула его, разодрав платье на две чести. Затем они стали кататься по полу, нанося друг другу удары. Пегги при этом вскрикивала, а Тэбби рычала.

Мы разняли их. Сигел грубо оттащил назад Вирджинию, а я прижал к себе дрожащую, находившуюся в шоке Пегги; ее лицо было в кровоподтеках и ссадинах. Пегги обладала сильным характером и поэтому не плакала, но была потрясена и прижималась ко мне – наверное, даже не отдавая отчета в том, что это был я. Сигел наотмашь ударил Вирджинию Хилл. Она взглянула на него, придерживая одной рукой разорванное платье. В ее глазах были и боль и изумление.

– Ты забыла, где ты находишься.

– Бен...

Сигел, понимая, что на него устремлены десятки глаз, тихо, почти шепотом, который могли слышать только стоявшие рядом, сказал ей:

– Ты выставила меня в их глазах идиотом.

Вся дрожа, закрыв лицо рукой и рыдая, Вирджиния стремглав бросилась прочь.

Он хмуро посмотрел ей вслед. Затем он обратил взор к публике. Сейчас ему было не так-то просто развеять всеобщую неловкость; на его лице не было его обворожительной улыбки, и он не говорил, как тогда, в казино: «все нормально, господа». В его глазах был гнев и, может быть, обида.

Медленно толпа стала расходиться. Появились фоторепортеры, снимавшие отъезжавшие кортежи; они еще не знали, какое зрелище пропустили.

Сигел повернулся к Пегги, которую я продолжал держать в своих руках. Она еще не пришла в себя. Он коснулся ее плеча.

– Ты в порядке? – спросил он. Его голос звучал мягко и заботливо.

– Я думаю, что да.

Он нежно погладил ее по плечу:

– Может быть, мы тебя отвезем в больницу?

– Все это пустяки, Бен. Мне лишь немного... не по себе.

– Конечно! – Он улыбнулся. – Я и о себе могу сказать то же самое.

Она, несмотря на свое состояние, все же улыбнулась ему.

– Нат, – сказал Сигел, обратясь ко мне. – Может, ты отведешь мисс Хоган в «Ласт Фронтиер». Ей нужно прийти в себя, отдохнуть.

– О чем речь, – сказал я. – Если мисс Хоган не возражает.

Она кивнула, улыбнувшись.

Сигел похлопал ее по щеке и тепло улыбнулся. Он едва не подмигнул ей своим голубым озорным глазом.

Ну и черт с ним. По крайней мере, у меня было больше волос.

Я отвел ее к своему «бьюику», поддерживая за локоть. Я был по-официальному любезен, как посыльный Сигела, выполнявший его поручение. Но только до следующего дня. Завтра меня в этом вертепе не будет.

Мы ехали молча; это было недалеко.

Я проводил ее до двери.

Она чуть задержалась, прежде чем войти, и сказала:

– Спасибо, Нат.

– Ты в порядке, малышка?

– Не совсем.

– Я, может быть, предложил бы тебе свою компанию, но, думаю, ты сейчас в ней не нуждаешься.

– Нет... не нуждаюсь. Но все равно, спасибо. Спасибо, что не говоришь мне неприятных вещей.

– Не стоит благодарностей.

– Ты мне говорил, что она опасна.

– Она опасна. В следующий раз она может прийти с пистолетом. Она кивнула:

– Я знаю. Я буду осторожней.

– Ты уж постарайся. Хорошо?

Она вошла в свой номер, а я отправился к выходу.

Мгновение спустя она окликнула меня:

– Ты убедился, что я была права?

– В чем?

– Он не любит ее. Он ненавидит ее. Ведь именно обо мне он сегодня беспокоился.

«Точно. Потому он и попросил своего мальчика на побегушках отвезти тебя домой».

– Ну конечно, милая, – сказал я и вышел вон. Я вернулся во «Фламинго». Сигел сидел в баре.

Это не было в его правилах – находиться там. Тем более не в его правилах было пить двойной джин. Сегодня он нарушил их.

– Ну и дела, – сказал я.

– Да, – согласился он и жестом пригласил меня сесть рядом.

Я сел.

– Как Вирджиния?

Он пожал плечами:

– Она спит в наших апартаментах. Я сходил туда и выпорол ее ремнем.

– Бен, послушай...

– Ты не хочешь принять мое предложение?

Я отрицательно мотнул головой.

– Тебе это не нравится?

– Что?

– Ну, я и твоя бывшая девушка...

– Знаешь, я не собираюсь царапать тебе лицо по этому поводу, Бен. Но, наверное, это мне не нравится почти так же, как и Джинни.

Он вздохнул. Покачал головой.

– Черт бы побрал этих баб!

– Ты хочешь сказать, что это могло бы стать началом большой, красивой дружбы?

Он ухмыльнулся:

– Что-то вроде того, приятель. – Он поднял свой бокал, салютуя мне.

– Кроме того, – сказал я, не поднимая бокала, – я такой же, как и ты. Мне нравится иметь свое собственное дело. Свое частное агентство. Я начинал в маленьком, обшарпанном офисе, четырнадцать лет назад. И теперь у меня есть люди, работающие на меня, и я переезжаю в большой современный офис. Я тоже люблю мечтать, Бен. И в моих мечтах нет места для «Фламинго».

Он медленно кивнул головой:

– Я понимаю. Когда ты уезжаешь?

– В понедельник. И у меня нет желания работать завтра.

– С меня причитается. Я ведь тебе еще не заплатил. Не так ли?

– Ты говорил мне о десяти тысячах, насколько я помню.

Он снова кивнул:

– Да. И ты их заслужил. Я должен был бы выплатить тебе еще и премию, но мне сказали, чтобы я сократил свои расходы.

Я посмотрел на него взглядом, полным сожаления:

– Выходит, мне не повезло, раз я стал первым, с кого ты решил начать.

Конечно же, если говорить о невезении, я находился в лучшем положении, чем Сигел.

Он сказал мне, чтобы я зашел к нему в контору к трем часам ночи, и он заплатит мне наличными. Я нашел его с тем же растерянным, окаменевшим лицом.

– Проклятье, – сказал он, сидя за столом, уставленным коробками с деньгами. Тут же, чуть в стороне от него, находился старший крупье.

– Насколько плохи дела сегодня? – спросил я, наклонившись к нему.

– Плохо. Снова тридцать тысяч.

– Черт...

– Если дела пойдут так и дальше, то к концу недели у меня в пассиве будет сто тысяч.

– Тебе нужно закрываться, Бен. У тебя здесь работает ворье, за которым наблюдает такое же ворье. Это ясно.

– Они узнают у меня, что такое Божья кара. Нет, это им так не пройдет! Я им покажу, кто такой Бен Сигел, – сказал он, мрачно усмехаясь.

Я пропустил его ремарку.

– Я считаю, ты должен закрыть заведение, набрать новых людей и открыть его вновь вместе с отелем.

– Что ты, черт возьми, смыслишь в этом! – вспылил он.

Я пожал плечами:

– Почему бы тебе тогда не рассчитаться со мной и не отпустить на все четыре стороны?

Он покачал головой. Его лицо смягчилось.

– Извини, Нат. Извини. Я подумаю над твоими словами. Твой совет довольно разумный. Я подумаю.

– Ну и хорошо, Бен.

Он отсчитал мне девять тысяч в сотенных купюрах и еще одну тысячу в пятидесятидолларовых и двадцатидолларовых бумажках.

Я свернул деньги и убрал их. Это была большая сумма, но я заработал ее.

Мы обменивались рукопожатиями с Сигелом, когда в контору вбежал Чик Хилл.

– Бенни! – сказал он, с трудом переводя дух. – Ты должен быстрее бежать туда. Она покончила с собой! Я думаю, она покончила с собой!

– Тэбби? – сказал он. Его глаза смотрели с тревогой.

Чик кивнул, показывая рукой на дверь.

– Нат, – сказал Сигел, быстрым шагом направляясь к двери. – Ты можешь оказать мне помощь?

Я кивнул, и мы бегом направились по коридору во внутренний двор, к зданию недостроенного отеля.

– Она проглотила упаковку успокоительных таблеток, – с отчаянием в голосе промолвил Чик. – Мне показалось, что она не дышит.

– Как ты там оказался? – спросил я его, когда мы подбегали к лифту.

– Я хотел узнать, как она себя чувствует, – объяснил ее брат. Он посмотрел затравленными глазами на Сигела. Мы вошли в лифт. – Я слышал, ты избил ее, Бен.

– Заткнись, Чик, – оборвал его Сигел, глядя вверх, словно поторапливая лифт, чтобы тот двигался быстрее.

Она лежала на спине на широкой кровати, покрытой розовой простыней. На ней все еще было то разорванное платье. Грудь ее была обнажена, глаза – закрыты. Сигел склонился над ней.

– Она дышит, – сказал он. – Едва-едва, но дышит. Принеси мне мокрое полотенце!

Чик намочил полотенце в ближайшей ванной комнате, на полу которой я нашел пустую упаковку из-под транквилизаторов. Парень передал Сигелу полотенце, и тот начал шлепать им ее по лицу.

– Просыпайся же! – приговаривал он. – Просыпайся, черт возьми!

Чик стоял рядом с беспомощным видом, готовый разрыдаться.

Я сказал:

– Бен, слушай, давай как можно скорее отвезем ее в больницу; там ей промоют желудок. Я подгоню сейчас «бьюик» к подъезду. Хорошо?

Он держал ее на руках. Повернувшись ко мне, он кивнул.

– Вы сможете вдвоем донести ее до подъезда? – спросил я.

Сигел, кивнув, сказал:

– Не мешкай. Беги за машиной!

Саут Невада Хоспитэл находился в пяти милях от нас, на бульваре Чарльстоун. Движение на трассе было интенсивным, и я, выжимая восемьдесят миль в час, был вынужден делать обгоны и увертываться от встречных машин.

Вирджиния Хилл находилась на переднем сиденье, между мною и Сигелом. Он, обнимая ее одной рукой и прижимая к себе, шептал ей какие-то успокоительные слова. Чик сидел сзади с выражением отчаяния на лице.

– Прибавь скорость! – прикрикнул Сигел.

– Попробую, – ответил я.

– Глупая, вздорная девчонка, – сказал Сигел тихо. – Зачем ей это было нужно?

Я гнал «бьюик» под девяносто миль в час. Сзади, в ночи, раздался звук сирены.

– Проклятье, – сказал я, – полицейский.

– К черту полицейского, – сказал Сигел, прижимая к себе Вирджинию. – Гони, не оборачивайся.

Коп догнал нас, лишь когда мы подрулили к приемному отделению больницы. Сигел, не глядя на него, машинально вручил ему стодолларовую купюру.

Санитары положили безжизненное тело Хилл на тележку и повезли в палату неотложной помощи.

Через некоторое время нас допустили к ней. Сигел пожимал руку доктору, который вернул ее к жизни. Оказалось, что Вирджиния Хилл была миссис Сигел. Под такой фамилией она была зарегистрирована в приемном отделении.

– Доктор, – сказал Сигел, одаривая его своей лучезарной улыбкой, – огромное спасибо. Я теперь просто обязан пристроить к вашей больнице еще одно крыло.

Вирджиния Хилл, бледная, еще не пришедшая окончательно в себя, подняла глаза, и ее первые слова были: «Отдай им этот чертов „Фламинго“ в качестве нового корпуса. Давай, Бен, уедем отсюда, пока ты жив! Пока ты жив...» И она разрыдалась.

Он стал успокаивать ее, а мы с доктором и Чиком оставили их вдвоем.

Я сказал Чику:

– Они обручились?

Чик пожал плечами:

– Да, это не многие знают. Они сделали это, будучи в Мексике, не так давно.

– Почему они это скрывают?

– Они это не скрывают, но, я думаю, что некоторые из друзей Бена на востоке с неодобрением относятся к моей сестре.

– Черт, я всегда думал, что она поддерживает с ними тесные контакты.

– Это было до того, как она и Бен близко сошлись друг с другом. После этого она перестала поддерживать какие-либо деловые контакты с ними.

Через несколько минут из дверей больничной палаты вышел Сигел. Он улыбался. Его улыбка была какой-то беспокойной, и я не мог понять почему.

Потом мне стало все ясно.

– Нат, – сказал он. – Я хочу, чтобы ты забрал свою маленькую девочку с собой.

– Мою маленькую девочку?

– Пегги Хоган. Ты знаешь, ей здесь не следует оставаться. Тэбби настроена против нее.

Эхо от наших голосов разносилось по коридору.

– Хорошо, – сказал я. – А что, если мисс Хоган не захочет уезжать?

– Я уже позаботился об этом. Тебе сейчас следует отправиться в «Ласт Фронтиер» и постучать ей в дверь.

– Но сейчас почти четыре часа утра, Бен.

– Делай, как я говорю, Нат. Она не спит. Я позвонил ей. – Он ухмыльнулся, как смущенный ребенок. – Тэбби сказала, чтобы я позвонил ей.

Но я не стал подниматься в номер Пег. Я отправился в свою комнату в «Ласт Фронтиер». У меня за этот вечер и без того было достаточно эмоциональных встрясок.

Я был уже под одеялом, готовым погрузиться в сон, несмотря на все происшедшее, как в дверь кто-то постучал. Я несколько мгновений лежал молча, глядя в потолок. В дверь опять постучали, еще раз и еще раз. Только после этого я выбрался из постели. Я был в одном нижнем белье. Впрочем, кому до этого было дело.

Я открыл дверь.

Она стояла на пороге с поцарапанным лицом, без следов какой-либо косметики, ее волосы не были прибраны. Она посмотрела на меня с выражением полной безысходности. Я не удержался и нежно прикоснулся к ее щеке.

– Мне очень жаль, Пег.

Она сказала, словно маленькая девочка:

– Ты заберешь меня домой, Нат?

– Конечно, милая.

Ее фиалковые глаза смотрели в никуда.

– Спасибо. Я очень благодарна тебе. Она повернулась, чтобы уйти. Ее походка была неверной. Я догнал ее. Я вышел в коридор в одном исподнем. Но кому было дело до нас в этот поздний, а может, ранний час.

– Ты в порядке?

– Не совсем, – ответила она тем же детским голосом.

Затем она схватила меня, прижалась к моей груди и заплакала. Заплакала!

Я довел ее до своей комнаты, посадил ее на край кровати, сел рядом, и она еще долго плакала, уткнувшись мне в плечо.

– Он... позвонил мне... и сказал, что между нами все кончено.

– Я знаю, – сказал я.

Она подняла на меня заплаканные глаза и спросила:

– Ты... ты знаешь?

Я коротко рассказал ей о том, что произошло с Вирджинией.

– Он... он звонил мне из ее больничной палаты?

– Да.

– И она была там?

– Безусловно.

– Ты знаешь, что он мне сказал?

– Нет.

– Он сказал, что она поставила его перед выбором – или она, или я. – Она проглотила слезы. – И он предпочел ее.

Я ничего не сказал.

– Как ты это воспринимаешь? – спросила она.

– Нормально, – ответил я. – Ведь они муж и жена.

В ее глазах сначала появилось удивление, а затем – гнев.

Я кивнул:

– Обручены. Они это сделали не так давно. В Мексике.

– Значит, я была... с женатым мужчиной? И даже не подозревала об этом?

– Именно так.

Она сидела и о чем-то думала. Затем она встала. Сбросила с себя халат. На ней была та самая ее коротенькая голубая ночнушка.

– Сними с себя все, – сказала она сквозь зубы.

– О'кей, – сказал я и сбросил с себя нижнее белье.

Она перешагнула через лежавший на полу халат. Ее тело было смуглым, за исключением двух белых полосок – тех мест, которые обычно закрывал ее купальник.

– Сделай это для меня, – сказала она, ложась на спину и раскрывая свои объятия.

Она хотела отомстить Сигелу. Я знал это.

Но я все равно сделал то, что она просила.

Я вонзился в нее, словно нож, и взял реванш за все, и она была в экстазе, когда я закончил.

Затем я прижал ее к себе и утешал, как Бен утешал находившуюся без чувств Вирджинию, и она уснула в моих объятиях.

В воскресенье мы несколько раз занимались любовью – в перерывах между прогулками, покупками дурацких сувениров и игрой с «однорукими бандитами».

А в понедельник, прежде чем сесть в поезд, мы зашли в одну из церквушек Вегаса и обвенчались.

Это была ее идея, я же воспринял это как игру. Разве Лас-Вегас не место для азартных игр?

Глава 22

В один из теплых июньских дней – это было в пятницу – я вновь оказался в Лос-Анджелесе. Мы сидели в офисе моего компаньона Фреда Рубински в Брэдбери-билдинг, обсуждая перспективы нашего дальнейшего сотрудничества. Мы оба были довольны тем, как идут дела в нашем совместном предприятии. Формально я был боссом, потому что мне принадлежал пятьдесят один процент акций его агентства. Вместе с тем я сделал его вице-президентом детективного агентства А-1, и он возглавлял филиал моей фирмы в Лос-Анджелесе. Словом, два наших агентства по-прежнему были независимы друг от друга, за исключением моего участия в его бизнесе. Мы теперь намеревались создать общенациональное детективное агентство. {Я собирался, в частности, открыть филиал и в Нью-Йорке.) У меня в штате работало десять детективов, у Фреда – шесть.

Обсудив наши дела, мы перешли к другим темам, хотя о чем могут говорить два детектива, кроме как о проблемах уголовного мира?

– Я так понял, что Билл Друри зашел в тупик в своем расследовании, – сказал Фред, нахмурившись, отчего на его обветренном лице появились глубокие морщины, контрастировавшие с его гладкой, блестящей лысиной.

– Как ни печально, но это так, – сказал я. – И это не удивительно. Прокуратура выдвинула против него обвинения.

– Что за обвинения?

– Сговор с целью добиться обвинительного приговора путем лжесвидетельства. Двое из негров-свидетелей по делу о покушении на Рэйгена рассказали, что Билл предложил им в качестве поощрения за дачу показаний двадцать пять тысяч.

– Вот сволочи. Он может как-нибудь выпутаться?

– Я не знаю. Оба этих свидетеля отказались от своих показаний, так что эти трое букмекеров с Вест-Сайда, которые участвовали в покушении, спокойно отправились по домам.

– Что за страна, – сказал Фред, покачивая головой. – Друри может отправиться в тюрьму, а наемные убийцы разгуливают на свободе. Как тебе это нравится?

– Поэтому я и считаю, что лучше заниматься своим частным бизнесом. Если Биллу удастся выпутаться, я попытаюсь перетащить его к себе в А-1.

– Я бы не возражал против этого, – сказал Фред, кивнув. На его столе зазвенел аппарат селекторной связи, и он ответил: – Да, Марсиа?

– Вас хочет видеть один джентльмен, мистер Рубински.

– Он предварительно записался ко мне?

– Нет.

– У меня совещание. Запиши его ко мне на прием.

– Это мистер Сигел, мистер Рубински.

– Бен Сигел?

– Да, сэр.

– Скажи, что я жду его.

Вошел Бен, выглядевший, как всегда, элегантно в своем сером клетчатом костюме с темно-голубым галстуком. Но он похудел и был несколько бледен для парня из солнечного Вегаса. И он даже не пытался, как прежде, с помощью косметики скрыть темные круги под глазами. Но его улыбка была все такой же обворожительной, как и прежде.

– Нат Геллер! Черт возьми, вот приятный сюрприз...

Я поднялся, улыбаясь ему, и мы обменялись рукопожатиями.

– Насколько мне известно, ты собираешься стать папой? – сказал он, продолжая сжимать мою руку.

– Точно, – сказал я. – В конце сентября, если врачи не врут.

Он придвинул себе стул, и мы сели. Он сказал:

– Маленькая леди в эти дни, наверное, носит широкие платья?

– Это уж точно, – согласился я.

– Ты собираешься назвать младенца в мою честь?

– Только если это будет девочка. Сигел нахмурил брови:

– Значит, ты не назовешь ее «Багси». И мы оба рассмеялись. Фред, улыбаясь, сказал:

– Что там у тебя, Бен?

Он показал большим пальцем в направлении двери.

– Я заезжал, чтобы повидаться со своим адвокатом, Джо Россом.

У Росса тоже был офис в Брэдбери-билдинг.

– Мы с ним просматривали бухгалтерские книги, – продолжил Сигел, – и обсудили некоторые проблемы, касающиеся отеля. Джо, кроме того, занимается делами Вирджинии, связанными с налоговыми вопросами.

– Как поживает Джинни? – спросил я. Он пожал плечами, усмехнувшись:

– Она в Париже. У нас была ссора, и она уехала.

– Надеюсь, что это не очень серьезно?

– Нет, ничего особенного. Я даже остановился в ее лос-анджелесском доме. Ну, а как у вас, парни, идут дела после того, как вы решили стать сиамскими близнецами?

– Прекрасно, – сказал я.

– Совсем неплохо, – сказал Фред. – Я рад, что ты зашел ко мне, Бен. Ты, возможно, хочешь узнать, что нам удалось сделать в отношении деловых обязательств твоих партнеров?

– Да, не помещало бы, – сказал Сигел, улыбаясь, но с выражением беспокойства на лице.

– Новости не очень утешительные, – сказал Фред, пожимая плечами. – Все, что мне удалось сделать, – это вернуть тебе пятьсот долларов.

Лицо Сигела выразило разочарование.

– Не густо с сотни тысяч баксов, которые они мне задолжали...

– У нас не очень много возможностей. В этом штате не преследуется законом отказ от выплаты долгов, связанных с азартными играми. Конечно, эти должники не могут вернуться назад, в Неваду, но, если они даже там, мы можем позвонить им, написать письмо, встретиться с ними, но мы не можем прибегнуть к методам угроз и запугивания. Ты знал об этом, когда обращался к нам.

– Да, крутые меры не идут на пользу бизнесу, – сказал Сигел как-то отстраненно.

– Более того, в прошлую субботу мне сообщили из Бюро стандартов, что наши лицензии частных детективов не позволяют нам заниматься долговыми обязательствами.

– Итак, – сказал Сигел с легким раздражением в голосе, – вы собираетесь отфутболить их мне?

– Нет, совсем нет, – сказал Фред, успокаивая его. – Мы отправим все необходимые сведения в агентство по расследованию финансовых нарушений. Есть возражения?

Сигел отрицательно мотнул головой. Его взгляд потускнел.

– Как идут дела во «Фламинго», Бен? Он повернулся ко мне, на его лице вновь появилась улыбка.

– Совсем неплохо. Этот твой совет, насчет того, чтобы закрыть казино и провести там чистку, оказался в самый раз.

Сигел закрыл казино примерно две недели спустя после гала-концерта с участием голливудских звезд и открыл его вновь в марте, полностью обновив обслуживающий персонал.

– Мы сумели заработать триста тысяч в мае, – сказал он. В его голосе были слышны нотки гордости. – Проблема состоит в том, что нас сейчас атакуют кредиторы. И еще этот ублюдок Уилкерсон. – Он произнес это с горечью и досадой. – Ему позвонил сам Эдгар Гувер, и этот сукин сын наложил в штаны.

– Что? – сказал я. – Гувер разговаривал с Уилкерсоном?

– Да, – сказал Бен, махнув рукой. – Гувер позвонил Билли и спросил, знает ли тот, что находится в одной компании с гангстером. Ну, и этот мерзавец заявил, что ни сном ни духом не знал о моем прошлом. В общем, он решил выйти из числа акционеров «Фламинго», «чем быстрее, тем лучше», ибо, «как он, издатель „Голливуд Репортер», будет выглядеть в глазах общественности, водя дружбу с темными личностями?".

– Боже, он же был одним из твоих самых крупных инвесторов!

– Да, и единственно, что я знаю наверняка, это то, что, прежде чем умру, я убью двух человек: Седвэя и Уилкерсона, этих самых мерзких негодяев, которых только знал мир.

Я и раньше слышал от него подобные слова, но все равно мне стало немного не по себе.

Фред сказал, обратившись ко мне:

– Уилкерсон настоял на том, чтобы Бен за один раз вернул ему все деньги, пригрозив скандалом в прессе.

– Мне пришлось заплатить больше ста тысяч, – сказал Сигел.

– Как у тебя складываются дела с парнями с Восточного побережья? – спросил я.

– Они знают, что мои дела идут теперь хорошо, – сказал он, словно пытаясь сам убедить себя в этом.

– Как я понимаю, «Транс-Америкэн» все еще функционирует? – спросил я.

Он кивнул:

– Я пошел на компромисс. Я снял свое требование насчет выплаты мне двух миллионов долларов в обмен на закрытие моей службы. Вместо этого я попросил их разрешить мне оставить ее еще на один год. Это позволит мне финансово окрепнуть, хотя... тут кое-кто ворчит по поводу тарифов, которые я повысил...

– На сколько же?

Он пожал плечами:

– Я удвоил стоимость моей информации для букмекеров. В результате «Транс-Америкэн» приносит мне более пятидесяти тысяч в неделю. Один год подобной работы, плюс доходы от «Фламинго», и я окончательно встану на ноги.

– Как твои клиенты воспринимают повышение тарифов?

– Как бы они ни воспринимали, я своего решения не отменю. У этих букмекеров полно денег. И у меня скоро будет столько же с их помощью. Да еще плюс к этому начинается летний туристский сезон.

Я в душе не верил, что букмекеры будут и дальше с радостью расставаться со своими денежками, как и сомневался в том, что действия Сигела одобрят Лански, Лучиано и другие парни из их организации. Но это было не моим делом, поэтому я промолчал.

– Ну хорошо, – сказал Сигел, хлопнув себя по коленям и вставая. – Думаю, мы все обсудили. Ты собираешься держать меня в курсе относительно всех этих долговых расписок, Фред?

– Да, мы будем контактировать с тобой, – сказал Фред. Он встал из-за стола, и они обменялись рукопожатиями с Сигелом.

Сигел взглянул на меня и, сделав приглашающий жест рукой, с улыбкой сказал:

– Проводи меня немного, Нат.

Он вышел в дверь, и я последовал за ним, взглянув на Фреда и пожав плечами.

В холле с застекленной крышей он положил мне руку на плечо и спросил:

– Что ты делаешь сегодня вечером?

– Ничего, – сказал я, вновь пожав плечами. – Может быть, схожу в китайский ресторан к Громэну.

– У меня есть идея получше. Я хочу пригласить тебя на ужин. Поговорим о том, о сем.

– Пойдет, – сказал я. – Где мы встретимся?

– Есть хорошее место. Называется «Джек на берегу».

– Где это?

– На берегу, дуралей. В парке «Океан».

– А где этот парк «Океан»?

– В Санта-Монике. Ты сможешь найти это место. Я не сомневаюсь. Ты же, в конце концов, детектив. – Он улыбнулся своей лучезарной улыбкой и пошел к лифту. Он был один, без телохранителей, Несмотря на свою бледность, худобу, очевидную бессонницу, он явно не опасался за свою жизнь. И я решил, что ничем не рискую, согласившись поужинать с ним.

Вечером мы встретились. Я, он, Чик Хилл и подружка Чика, симпатичная рыжеволосая девушка, которую взяли на работу в качестве секретаря Вирджинии Хилл вместо Пегги. С ними еще был седовласый парень по имени Эл Смили – деловой партнер Бена. На нем были элегантная клетчатая куртка и голубой, с рисунком, галстук.

«Джек на берегу» оказался уютным заведением, оформленным в морском стиле. Мы сели у окна, через которое были видны накатывающиеся, пенившиеся на песчаном берегу волны. Глядя на них, я почувствовал спокойствие и умиротворение. Море и прибрежная полоса отливали серебристой синевой; был ясный вечер, на небе ярко светили луна и звезды. Я чувствовал себя как в раю.

– Бен, – сказал я, когда остатки нашего ужина были убраны со стола. – Ты не обидишься, если я скажу, что ты выглядишь уставшим? Ввести «Фламинго» в строй, добиться от него прибылей – это все потребовало от тебя немалых усилий. Почему бы тебе не сделать передышку, отдохнуть где-нибудь?

Сигел, который еще не допил свой единственный стакан вина, улыбнулся чуть смущенно:

– Да, я устал. Нат. Я собираюсь уехать на несколько дней. Мои две дочери приезжают поездом из Нью-Йорка, чтобы встретить меня здесь.

– Это прекрасно.

Его глаза потеплели.

– Они чудесные девочки. Я обещал им взять их с собой в Канаду, на озера.

– Вот теперь ты говоришь дело, – сказал я, улыбаясь ему.

Он взглянул на часы:

– Еще совсем рано. Нет и десяти. Может, заедешь к нам домой? Мне бы хотелось еще кое о чем с тобой поговорить.

– Я не знаю, Бен...

Он встал, выписывая чек:

– Давай поедем. Около одиннадцати обещал подъехать Джордж, и мы сыграем в покер или во что-нибудь еще.

Я давно не видел Рафта и был не против встречи с ним.

– Хорошо, – сказал я. – Где этот ваш дом, куда мы собираемся ехать?

– Бунгало Вирджинии, – сказал он. – Следуй за нами по Уилширу, мы покажем тебе дорогу.

Примерно минут через тридцать мы добрались до жилища госпожи Хилл в Беверли Хиллз. Это было не бунгало, а скорее мавританский замок. Его стены были выложены из светло-розового кирпича, а крыша – из красной черепицы. Дом наверняка стоил больших денег. Меня несколько удивило то, что он стоял довольно близко к соседним домам. И внутренний двор был не очень большим.

Я оставил свой «форд» на обочине подъездной аллеи, в то время как голубой «кадиллак», которым управлял Смили, проследовал во двор, где находился гараж.

Бен и трое его сопровождающих встретили меня на дорожке, ведущей к дверям особняка. Сигел достал солидных размеров золотой ключ (подарок от Тэбби). Мы стояли на крыльце, Чик и Джинни обнимались, Смили держал в руках газету – ранний выпуск завтрашней «Таймс» – один из видов сервиса в «Джеке на берегу». В ночном воздухе разливался запах жасмина.

Сигел открыл дверь, вошел внутрь, зажег свет в прихожей, и мы проследовали за ним в просторную гостиную.

Я бы не сказал, что она выглядела уютной, несмотря на все усилия Вирджинии. Я сразу же вспомнил, какая классная обстановка была в «Гнезде сокола» (Джинни называла его борделем) по сравнению с нелепым интерьером этого жилища – мраморной статуэткой Бахуса, портретом английской королевы, висевшим на стене над камином рядом с этюдом обнаженной дамы с бокалом, нелепым кофейным столиком и диваном, обивка которого никак не соответствовала портьерам, закрывающим окна.

Сигел сел на этот диван, на ту половину, что была ближе к окну, взяв газету из рук Смили, который сел с противоположного края. Я подвинул себе кресло и устроился рядом с Сигелом. Он сказал Чику и его девушке:

– Почему бы вам, ребята, не подняться на второй этаж? Нам нужно обсудить кое-какие дела с Элом и Натом.

Чик не возражал против того, чтобы остаться вдвоем со своей рыжеволосой подружкой, – а кто бы поступил иначе на его месте? – и мы остались втроем.

Бен, глядя в газету, сказал:

– Я бы хотел, чтобы ты пришел ко мне работать, Нат.

– Бен, мы уже обсуждали этот вопрос...

– Нет, не обсуждали. Я говорю не о службе безопасности. – Он посмотрел на меня. И хотя его глаза были слегка красными и воспаленными, их голубизна, как и прежде, обладала какой-то магнетической, притягательной силой. – Ты отлично знаешь свое дело. Ты дал мне дельный совет относительно «Фламинго», тогда как другие лишь лизали мне пятки или воровали, как Моу.

– Я говорил тебе то, что подсказывал мне здравый смысл.

– Я вижу, как ты ведешь свое собственное дело. Так, как другим еще поучиться надо. У меня много деловых проектов, связанных с легальным бизнесом, и именно поэтому я хотел, чтобы ты встретился с Элом здесь. Мы начинаем заниматься нефтяным промыслом и еще хотим заняться сбором и использованием утильсырья. Фирма будет называться «Калифорния металз».

Смили, кивая, улыбался. Я почти ничего не знал об этом парне; Фред лишь упомянул, что этот «деловой партнер» Сигела имел кучу судимостей.

– Словом, я хотел бы, чтобы ты подумал о возможности сотрудничества со мной на руководящем уровне. На уровне менеджмента.

– Я очень польщен, Бен, но я не хочу иметь что-либо общее с такими парнями, как Джек Драна или даже Мики Коэн...

– А ты и не будешь. Эти ребята занимаются совершенно другим бизнесом, не имеющим отношения к тому, что пришлось бы делать тебе, Нат, подумай...

Раздался звон разбитого стекла, послышались звуки выстрелов. Бен дернулся всем телом; пуля прошла через его глаз навылет, еще несколько пуль попали ему в голову. Я инстинктивно пригнулся, то же сделал и Смили, который вскрикнул: пуля задела его руку. Раздались новые выстрелы – по их звуку я определил, что это был карабин, – пули влетали в комнату, круша все вокруг и вонзались в тело Бена, лицо которого превратилось в кровавую маску. Смили отползал от дивана, словно краб, и наконец укрылся в камине. Я пожалел, что мне первому не пришла в голову эта мысль.

Очередная пуля разнесла на куски мраморную статуэтку, заряды свинца прошили насквозь портрет английской королевы и висевший рядом этюд с изображением голой красотки. Голова Бена откинулась на спинку дивана, словно он наконец нашел время для отдыха, но тело его продолжало подпрыгивать, так как все новые и новые пули вонзались в него.

Наконец наступила тишина. Я, лежа на полу, гадал, последуют ли новые выстрелы.

В комнату, спустившись со второго этажа, вбежал Чик. На нем были футболка и шорты, в руках он держал пистолет тридцать восьмого калибра.

– Ложись на пол! – крикнул я, и он нырнул вниз.

Затем я, пригнувшись, подскочил к нему и протянул руку.

– Дай мне эту штуковину, я догоню их.

– Кого?

– Тех, кто убил Бена. Давай его сюда!

Он отдал мне пистолет, и я, пригибаясь, добрался до стены, из окна которой были произведены выстрелы. Затем, выпрямившись, я осторожно прокрался к окну и резким движением выставил наружу пистолет. Я выглянул в окно: под ним никого не было.

Я выпрыгнул в окно, приземлившись на цемент и битое стекло, захрустевшее у меня под ногами, и увидел темную фигуру человека, двигавшегося вдоль бассейна к задней ограде внутреннего дворика. Затем он перепрыгнул через ограду и скрылся в аллее, где, несомненно, его поджидал автомобиль.

Чик стоял у окна.

– Позвони Коэну, – крикнул я. – Выясни, что он сможет предпринять, и затем сообщи об убийстве в полицию.

– Почему именно так?

– Потому что так попросил бы сделать Бен. Выполняй!

Я не стал ждать, что он мне ответит, а выбежал за ограду, сел за руль своего «форда» и завел двигатель. Я не стал включать фары. Я сидел и ждал, наблюдая за аллеей, выходившей на шоссе. Через несколько секунд на аллее показался потрепанный зеленый «понтиак». Он двигался не спеша.

Я тоже не стал спешить, а медленно развернулся и пристроился за ним. Я по-прежнему не включал сигнальных огней. Примерно минуты через две машина свернула направо, на Уилшир-стрит. Я продолжал следовать за ней на довольно приличном расстоянии. Затем включил фары. Когда они останавливались у светофоров (я заметил в салоне машины по меньшей мере двоих), я отставал, чтобы не привлекать внимания, а затем догонял их вновь. Постепенно Уилшир вышла к берегу океана, вдоль трассы тянулись одноэтажные жилые кварталы и роскошные виллы миллионеров.

Мне страшно хотелось курить, но у меня не было с собой сигарет. Мы проехали военное кладбище на пересечении улиц Ветеран и Уилшир. Затем показались современные здания военного госпиталя. Я продолжал следовать за убийцами. Я надеялся, что преследовал именно убийц. Инстинкт детектива подсказывал мне, что это те, кто мне был нужен.

Я порылся в бардачке – может, там были хоть какие-нибудь сигареты? Есть! Я обнаружил в нем пачку «Кэмел», прикурил сигарету, втянул в легкие едкий горький дым. Мой лоб был покрыт капельками пота. Эта ночь выдалась очень душной. Влажный теплый воздух врывался в открытое боковое окно, обдувая лицо, но мое лицо горело.

Я почти вплотную приблизился к ним, когда мы достигли Санта-Моники. Их было трое. Три силуэта. Я проверил свой пистолет. Отложив оружие на сиденье рядом, я, пригнувшись к рулю, продолжал сохранять прежнюю дистанцию. Они выехали на Пэлисейдс Бич Роуд, а затем на Пасифик Коуст Хайвей. Внезапно стало как-то пустынно вокруг: огни Санта-Моники остались сзади, мигнув мне на прощание в зеркале заднего вида. Справа от меня возвышались остроконечные холмы, слева, в пятистах ярдах, колыхались темные воды океана; я мог слышать приглушенный шум накатывающихся на берег волн.

Впереди маячили огоньки зеленого «понтиака». Я продолжал сохранять довольно солидную дистанцию, хотя изредка попадавшиеся на шоссе автомашины позволяли мне продолжать преследование, не привлекая особого внимания. Но машин было все-таки немного.

После того как мы оставили позади Сансет-бульвар, «понтиак» стал притормаживать и съехал на обочину. Там их ждал другой автомобиль. Темно-голубой «плимут», видимо краденый или купленный на черном рынке.

Я подкатил ближе и увидел их, освещенных светом яркой луны. Один из них был в гавайской рубахе, двое других в спортивных куртках. Они пересаживались из одного автомобиля в другой.

Старые знакомые. Мир тесен. Мужчина, который управлял машиной, был Бадом Куином, бывшим лейтенантом лос-анджелесской полиции, бывшим служащим Бенджамина Сигела. Это на нем была гавайская рубаха. Двумя его спутниками были парни из Чикаго, с Вест-Сайда, как и я.

Нет, не совсем, как и я. Они были букмекерами. Их звали Дэви Финкель и Джозеф «Блинки» Леонард.

На этот раз они стреляли более удачно.

Почти.

Я медленно подъехал к ним. Автомобиль, заскрипев тормозами, остановился рядом с их автомашиной. Они, готовые уже пересесть в темно-голубой «плимут», оцепенев, смотрели на меня широко раскрытыми, сверкавшими в темноте глазами, когда я, высунувшись из окна, сказал:

– Кто-нибудь из вас, парни, знает, как проехать к военному госпиталю?

Финкель находился прямо передо мною, и я, с силой открыв дверцу, ударил ею его, сбив с ног. Я выпрыгнул на песок с пистолетом в руке, и, прежде чем успел крикнуть им, чтобы они бросали оружие, и тот и другой попытались выхватить свои пушки. Я выстрелил Куину в голову, прямо в переносицу, и он упал навзничь на песок, сжимая в руке наган, который он не успел пустить в ход. «Блинки» замешкался, пытаясь достать из кобуры, висевшей под мышкой, свой револьвер и, видимо отчаявшись это сделать, бросился бежать в сторону накатывающихся волн. Финкель, все еще лежавший на песке, стал тянуться к своему оружию. Я ударил его ногой в голову, и он замер.

Я пустился вдогонку за «Блинки». Он уже сумел выхватить свой револьвер и бежал, оглядываясь и стреляя через плечо в меня. Мы бежали с трудом, увязая в песке, но, когда он оказался на прибрежном плотном влажном песке, он начал отрываться от меня. На его лице, когда он оборачивался, целясь в меня, было что-то похожее на сатанинскую улыбку. Я выстрелил и попал ему в глаз. Его крик почти не был слышен в шуме волн. Он упал головой в воду, и волны, пенясь и бурля, перекатывались через его неподвижное тело.

Я двигался назад, к своей машине, когда раздался еще один выстрел, и я почувствовал, как пуля обожгла мне висок. Меня отбросило назад, я сел на песок. По лицу у меня текла кровь. Я не был ни убит, ни даже ранен. Опершись на одну руку, я попытался встать и тут увидел силуэт Финкеля. На его уродливом – с кустистыми бровями, родинками, толстыми губами и гнилыми зубами – на лице была ухмылка. На нем тоже была кровь от удара, который я нанес ему ногой, и в руке он сжимал револьвер, направленный на меня.

Я выстрелил ему прямо в лицо, в его зловещую улыбку, и он тяжело повалился на песок. Я поднялся на ноги, отирая с лица сочившуюся из левого виска кровь, и двинулся к своей автомашине.

Я сел за руль, отбросил на заднее сиденье пистолет, зажег сигарету. Я сидел, курил и смотрел на залитый лунным светом песчаный берег с тремя мертвыми телами, распластавшимися на нем.

Затем я развернулся и выехал на шоссе.

Глава 23

Я ехал на север. По логике вещей, я должен был бы повернуть назад, в сторону города, но я продолжал ехать на север. По лицу у меня текла кровь. Нет, я не истекал кровью, просто она текла, и никак не останавливалась, заливая мне глаз. Я прижал к виску свой носовой платок и продолжал управлять машиной одной рукой. Слева от меня по-прежнему тянулся океан; гористая местность справа постепенно стала переходить в равнину. Наконец я подъехал к пересечению дорог, где разместились закусочная, бензоколонка и телефонная будка. Я вошел в будку, слегка пошатываясь, и набрал номер домашнего телефона Фреда Рубински.

– Черт возьми, Нат, – сказал он, еще не проснувшись окончательно. – Что стряслось?

– У тебя есть номер телефона Коэна?

– Ты о чем?

– Я говорю о телефоне Коэна. Ты можешь связаться с ним?

– Думаю, да. В моей черной записной книжке есть и его номер. Но зачем?

– Позвони ему и скажи, что я по этому номеру. – Я назвал номер телефона. – Скажи ему, что я буду здесь, буду ждать его звонка. Скажи ему, чтобы он позвонил сразу же.

– О'кей. Но что случилось?

– Они застрелили сегодня вечером Бена Сигела.

– Боже!

– Он сидел на диване в доме Вирджинии Хилл, и кто-то через окно выпустил в него из карабина весь магазин.

– Господи, Господи. Где ты находишься?

– Чем меньше знаешь, тем меньше волнений. Однако почему бы тебе не одеться и не отправиться на разведку? Это дело касается меня лично.

– Хорошо, Нат. Но что мне нужно делать, чтобы твои интересы не пострадали?

– Действуй по ситуации, исходя из того, что ты услышишь.

– Где ты был, когда все это произошло?

– Я еще сам не знаю. Это одна из вещей, которую я для себя должен выяснить.

– О, приятель! – Он сделал паузу. – Ты знаешь, твой голос звучит не очень... бодро. С тобой все в порядке?

– Лучшего и желать не надо. Звони Коэну. – И я повесил трубку.

Я сел прямо на пол в телефонной будке; мои ноги торчали из нее. Никто не пытался воспользоваться телефоном, а если бы тот, кому пришла в голову эта идея, увидел торчащие из будки ноги, он, наверное, передумал бы. Мои зубы отбивали мелкую дробь, а голова гудела. Что это было? Очередной рецидив перенесенной на фронте малярии? Черт возьми, это было совсем некстати. Вдобавок ко всему, у меня продолжала сочиться из раны кровь.

Зазвонил телефон.

– Это Геллер.

– Это Мик. Что, черт возьми, произошло?

Я рассказал ему.

– Дьявол! Ты прикончил всех троих?

– Именно так. Какой теперь счет? Мне сдаться копам, Мик, или вы там немного почистите после меня?

– Никто не видел вас там? Ни одна душа?

– Ни одно живое существо.

– Мне нужно переговорить кое с кем.

– С кем? С Драной?

– Чем меньше знаешь, тем меньше волнений, приятель.

Где я слышал это раньше?

В трубке послышались частые гудки. Я повесил трубку а рычаг и стал ждать. Меня бил озноб. Был ли я в шоке? Или я был контужен? А может быть, «боевая ситуация», в которой я побывал, послужила толчком к очередному малярийному синдрому?

Зазвонил телефон.

– Ты никогда не был там.

– Где не был, Мик?

– Нигде. Ни в доме Сигела, ни на берегу океана. Кстати, там вообще ничего не произошло.

– Ну, если ты так считаешь...

– Ты каким оружием пользовался?

– Пистолетом тридцать восьмого калибра. Я взял его у Чика, в доме Сигела.

– Откуда ты звонишь?

– В точности не знаю. Я же не абориген. Думаю, что где-то в районе Малибу.

Я прочитал ему название закусочной и автозаправочной станции.

– Забрось свою пушку в океан, – сказал Коэн.

– Это само собой. А что затем? Повернуть обратно, в Лос-Анджелес?

– Нет, продолжай ехать дальше на север. Через некоторое время ты увидишь мотель – «Эль Камино мотел». Не регистрируйся. Седьмой номер будет свободным и незапертым.

– Я, конечно, не возражаю немного отдохнуть, – сказал я. – Однако мне бы хотелось выбраться отсюда как можно скорее. В воскресенье утром я должен вылететь в Чикаго.

– Хорошо. С этой своей дыркой на лбу тебе лучше не встречаться с копами.

– Но, Мик, меня видели с Сигелом в ресторане.

– Верно. Поэтому им, конечно, захочется поговорить с тобой. Ты должен покинуть город прежде, чем они получат такую возможность.

– Может, мне все же лучше вернуться в город и вступить в контакт с копами?

– Ты только что прикончил трех парней, ты покинул место преступления. Два места преступления. Ты находился рядом с «Багси» Сигелом, когда тот был убит. Ты хочешь отправиться на скамью подсудимых? Хочешь попасть на первые полосы газет? Или желаешь распрощаться со своим бизнесом?

– Нет, – сказал я.

– Ну и прекрасно. Мы послали к тебе доктора.

– Я не нуждаюсь в докторе, – сказал я, вытирая кровь, продолжавшую заливать мне глаз.

– Джек говорит, что тебе нужен доктор. У нас есть свой парень, который умеет держать язык за зубами.

– У меня лишь легкая царапина, – сказал я, чувствуя, как дрожат у меня ноги.

– Береженого Бог бережет. Действуй.

– О'кей, – сказал я и повесил трубку. Я пошел назад, к машине, ощущая навалившуюся слабость и думая о том, что же меня ждет. Собирались ли они убрать и меня? Готовили мне ловушку?

Нет. На Коэна это было не похоже. Он был не из тех гангстеров, кто любил кривить душой. Кроме того, он ненавидел парней Аль Капоне. А это убийство было спланировано аль-капоновскими дружками в Чикаго. Возможно, по просьбе партнеров с Восточного побережья. Обдумав все это за рулем своего «форда», я почувствовал себя лучше. Да и ссадина на лбу перестала кровоточить.

Я запустил двигатель и тронулся с места. Мотель располагался справа от шоссе и представлял собой дюжину коттеджей, над которыми яркими неоновыми буквами было выведено: ЭЛЬ КАМИНО МОТЕЛ. Я припарковал автомобиль перед домиком с цифрой "7". Дверь была не заперта, и я вошел в маленькую, чистую комнатку с оштукатуренными стенами и незатейливой мебелью, выполненной в деревенском стиле. Здесь были радио, телефон, душ. Такое скопление плодов цивилизации под одной крышей вызвало во мне ощущение комфорта и уюта.

Я разделся до нижнего белья, зашел в ванную и облил лицо холодной водой. Затем посмотрел на свою рану в зеркало: она покрылась коркой запекшейся крови. Я сел на край кровати, все еще чувствуя дрожь в теле, но уже не в такой степени, как раньше. Я почти пришел в себя. То, что произошло там, на берегу, около сорока минут назад, казалось чем-то далеким, нереальным.

Настольная лампа, стоявшая у кровати, имела регулировку яркости света. Я приглушил свет и лег в постель. Я чувствовал себя обессиленным, но сон не шел ко мне. Я было подумал позвонить Пегги: телефон стоял у меня под боком, но потом отказался от этой мысли. В Чикаго было уже около двух часов ночи. К тому же я не знал, что я ей скажу. Конечно, она будет рада услышать, что парни, стрелявшие в ее дядю, получили свое. Я, возможно, буду героем в ее глазах. Хорошо, когда есть какая-то польза от трех трупов.

Наконец меня сморил сон, но стук в дверь прервал его. Я сел в кровати, взял с тумбочки пистолет и спросил, кто там.

– Это доктор, – ответил за дверью мужской голос. – А вы, должно быть, мой пациент.

Он был худым, загорелым мужчиной лет сорока, в очках с толстыми стеклами-линзами. На нем была желтая рубашка с короткими рукавами и коричневые брюки. В руках он держал черный медицинский чемоданчик.

– Да, я пациент, – сказал я, прищурив глаза и изучая его. Он вошел в комнату.

Я знал его. Я знал этого парня.

– О, Нат Геллер, – сказал он, улыбаясь. – Мир тесен.

Он протянул мне руку, и я пожал ее, переложив пистолет в левую руку.

– Доктор Снэйден, – сказал я, вновь взяв оружие в правую руку, – я и забыл, что вы собирались перебраться в Калифорнию.

– Да, я решил оставить свою практику в Майами. Удивительно, как мы с вами снова встретились, – сказал он, покачивая головой и открывая свой чемоданчик.

– Да, любопытная встреча, – сказал я. – Я не видел вас с того дня, когда мы были в Мейер Хаусе. С тех пор, как умер Джим Рэйген.

Он наполнил шприц какой-то жидкостью из маленькой бутылочки.

– Джим был прекрасным парнем. Это большая потеря для всех нас.

– Я думаю, доктор, что вы теряете со мной время. Я чувствую себя отлично. Это лишь небольшая царапина. И у меня нет кровотечения. Почему бы вам не отправиться домой и не лечь в свою кровать? Мне жаль, что вас побеспокоили.

Я встал у двери.

– Чепуха, – сказал он. – Вам необходимо сделать обезболивающий укол, а также укол против столбняка. Мне дали инструкции на этот счет.

Я направил пистолет на него:

– Не сомневаюсь. А сейчас – убирайтесь отсюда. Иначе вы будете очередным сукиным сыном, которого я прикончу в эту ночь.

Его глаза казались несоразмерно большими за толстыми стеклами очков.

– Мистер Геллер, что с вами?

– Вы были лечащим врачом Рэйгена в Майами. Черт возьми, я должен был раньше подумать об этом. Каким же я был дураком! Вы обслуживали парней из уголовного мира. Вы перебрались туда из Чикаго. Не так ли? Капоне, Нитти, Фиджетти – это были боссы Синдиката, чьи резиденции на протяжении двадцати лет находились в Майами. Учитывая контакты Джима с Синдикатом, кто, как не вы, мог быть его личным врачом?

– Это глупо.

– Положите шприц в свой чемодан.

– Мистер Геллер...

– Положите. Шприц. В ваш. Чертов. Чемодан. Он убрал шприц в свой чемоданчик.

– Строгие меры предосторожности, – сказал я, горько усмехаясь. – Жесткий контроль за теми, кто входит и выходит из палаты. Долгие расследования относительно того, кто мог отравить Джима. Догадки, был ли яд в пище, или, может, его пронесла в палату медсестра и сделала инъекцию... А все был куда проще. Это, оказывается, сделал его лечащий доктор.

Снэйден казался спокойным, но чувствовалось, что внутри он весь напрягся.

– Может быть, мне лучше уйти, несмотря на то, что вы, несомненно, находитесь в шоке из-за вашего ранения...

– Я слышал, что вы переносите свою врачебную практику сюда, в Калифорнию. Раньше я об этом как-то не задумывался. Теперь же я начинаю соображать. Ваши богатые клиенты в Майами – Нитти, Рикка и другие – отошли в мир иной или оказались за решеткой. Я слышал, что многие парни с Восточного побережья сейчас проводят много времени на Западном – занимаются бизнесом, строят себе особняки. Так что перенос сюда врачебной практики вполне логичен.

– Вы, очевидно, сейчас не совсем... в себе, мистер Геллер...

– Это, конечно, подстроил не Коэн, не так ли? Тогда Драна? Я знаю о нем немного. К примеру, то, что он имеет тесные связи на Восточном побережье. Тогда кое-что становится понятным. Но он просчитался, послав сюда вас. Вы же не знали, кого ранили там, на берегу? И тот, кто послал вас, не знал, что мы раньше встречались. Боже, так это вы отправили на тот свет мэра Сермака? Вы были одним из его врачей.

Снэйден натянуто улыбнулся и сказал:

– Мне, наверное, лучше уйти. Вы сейчас сами не знаете, что говорите. Я рекомендовал бы вам обратиться завтра же к психиатру.

– Лучше позаботьтесь о себе, доктор. – Я показал пистолетом на дверь. – Выматывайтесь отсюда, пока я вас не вылечил навсегда...

Снэйден ухватился за свой саквояж, кивнул мне и быстрым шагом направился к двери. И тут, неожиданно для меня, он резко взмахнул рукой, в которой держал чемодан, и ударил им меня по голове в то место, где у меня была рана. Пистолет выскользнул из моей руки, я упал на спину, теряя сознание...

Что-то сдавливало мне руку. Я открыл глаза. Я по-прежнему лежал на спине на полу. Моя левая рука была перетянута резиновым жгутом, отчего вены на ней вздулись. Снэйден склонился надо мной, его огромные, увеличенные линзами глаза казались безумными. В руке у него был шприц. Большим пальцем он надавил на поршень, и струйка жидкости брызнула с кончика иглы.

Его взгляд был обращен на мою перетянутую шпагатом руку. Другая моя рука была свободна. Я схватил его за запястье и сжал что есть силы. Он оцепенел от неожиданности, а я, воспользовавшись этим, нанес ему удар коленом в живот, отбросив его назад. Он ударился головой о стену, я же, не давая ему опомниться, схватил шприц и вогнал иглу ему в руку, впрыснув в нее содержимое шприца.

Я не знал, что это была за жидкость.

Ему хватило и трех минут, чтобы затихнуть. Все эти три минуты он причитал: «Боже, что же ты сделал, что же ты сделал...»

Мне не было его жалко. Он убил Джима Рэйгена и еще Бог знает скольких. Он пытался и меня отправить на тот свет.

У него были сигареты в нагрудном кармане. Я вытащил пачку, это опять были «Кэмел». Я сел на край кровати и закурил, чувствуя себя совершенно спокойно; на моем лице была кровь, но она уже не сочилась из растревоженной Снэйденом раны. Мой пульс постепенно пришел в норму, и я даже ощутил прилив сил. Я был в полном порядке.

Притушив сигарету, я пощупал его шею. Он был мертв. Я вошел в ванную и сполоснул лицо. Затем привел комнату в порядок и положил пистолет в его чемоданчик: на него можно будет списать то, что я сделал на берегу океана. Или, во всяком случае, его смерть квалифицируют как самоубийство. Это зависело от полицейских и от его приятелей из уголовного мира.

Я проехал несколько миль – до другого мотеля, – и проспал там до трех часов дня. В соседней закусочной, где я попросил, чтобы мне принесли завтрак, я купил газеты. Все они сообщали о смерти Бена. Ни в одной из них моя фамилия не упоминалась. Ничего не сообщалось и о смерти доктора Снэйдена. Так же, как и о двух букмекерах из Чикаго и бывшем лейтенанте полиции из Лос-Анджелеса.

Затем я отправился назад, в Лос-Анджелес, и по дороге остановился там, где это произошло, – на месте преступления, если вам будет угодно. Никаких следов вчерашнего там не было видно – ни трупов, ни полицейских. Ничего, кроме шума волн, пустынного песчаного пляжа да крика чаек.

Я прикоснулся ко лбу там, где на месте раны была засохшая корка, и вновь почувствовал небольшой озноб. Но теплый бриз успокоил меня. Действительно ли прошлой ночью здесь что-то происходило? На этой песчаной прибрежной полосе? Или же это все было миражом? Как «Фламинго» Бена Сигела.

* * *

Кое-какие любопытные события произошли почти одновременно с убийством Бена Сигела. Об этом спустя несколько дней мне рассказал Фред Рубински.

Спустя двадцать минут после того, как тело Бена было изрешечено пулями, Моу Седвэй и Гус Гринбом вошли в здание «Фламинго» и от имени его инвесторов с востока взяли его под свое управление. Спустя сутки состоялось собрание акционеров, на котором Гринбом был поставлен во главе туристского комплекса, а Седвэй стал его заместителем. Курорт – после того, как в него был вложен еще один миллион, – стал процветать. Рядом, вдоль шоссе, как грибы после дождя, появились новые отели – «Сандерберд», «Дезерт инн», «Сэндс», «Сахара». И еще отель «Стардаст», который стал последней большой мечтой Тони Корнеро. Тони был еще большим фантазером, нежели Сигел, мечтая возвести крупнейший курортный отель в мире. Начав с капитала в десять тысяч. Тони построил отель на тысячу номеров, привлекая средства мелких вкладчиков с помощью широкой рекламной кампании в газетах. К его несчастью. Государственная комиссия по ценным бумагам и акциям посчитала, что Корнеро нарушил финансовое законодательство.

– Я выиграю эту битву, или они вынесут меня ногами вперед, – сказал он незадолго до своей скоропостижной кончины за карточным столом.

«Транс-Америкэн» умерла вместе с Беном. «Континентэл», управляемая Мики Мак-Брайдом совместно с некоторыми парнями, которые себя не афишировали, продолжала функционировать, пока сенатская комиссия по уголовным делам не прикрыла ее.

На похоронах Сигела были лишь его бывшая жена, его брат (респектабельный, всеми уважаемый врач) и его дочери-подростки. Вирджиния Хилл отсутствовала. Не было также ни Рафта, ни Коэна, ни Смили, ни Чика, ни меня. Не было никого, кто работал во «Фламинго».

Я вообще не фигурировал в деле об убийстве Сигела. Мне лишь пришлось один раз дать показания в полицейском управлении Чикаго, где копы даже не спросили меня, отчего у меня на лбу красуется повязка. Разговор коснулся лишь нашего ужина в «Джеке на берегу», и не более того. Как писали в газетах, соседи видели лишь человека, выбежавшего из дома через центральную аллею и севшего в «форд». Но они не могли описать его внешности и не заметили номера автомашины.

Смерть доктора Снэйдена была квалифицирована как самоубийство. Трое мертвых мужчин на берегу океана просто исчезли с лица земли.

И я, конечно, рассказал Пегги о перестрелке на песчаном пляже и «консультации» с доктором Снэйденом. Она была очень довольна их результатами, хотя и, безусловно, потрясена жуткими подробностями этих событий.

Судебное дело против Друри было прекращено в силу того, что показания двух свидетелей были признаны недостоверными. Однако затем он был вынужден предстать перед Большим жюри, которое потребовало от него рассказа о его отношениях с этими свидетелями. Билл сказал, что он будет готов рассказать обо всем, если ему будет гарантирована неприкосновенность. Жюри отказалось это сделать, Друри не стал давать показания, и ему в конце концов пришлось уйти в отставку.

Какое-то время Билл работал в А-1 и вел криминальную колонку в «Чикаго Америкэн». Он должен был выступить перед сенатской комиссией по уголовным делам, когда его расстреляли из карабина в его собственной автомашине. Знакомый сценарий.

Билл должен был взять с собой на сенатские слушания Мики Коэна, но после убийства Билла оказалось, что Мики нечего сказать сенатской комиссии. В те случайные встречи, которые у нас были, Мики уверял меня, что не имел никакого отношения к попытке убрать меня в «Эль Камино». И я верил ему. Когда этот любитель хорошо одеться умер в 1976 году, я искренне сожалел.

Мики умер естественной смертью, в отличие от Бена Сигела. Многие парни из уголовного мира спокойно, без принуждения, отошли в мир иной, включая Мейера Лански и Лучиано. Седвэй умер от сердечного приступа в 1951 году. (Правда, его партнеру Гринбому перерезали горло.)

В один из вечеров, в 1956 году, от инфаркта скончался Джейк Гузик, за столом Английского ресторана, где он обычно поглощал свою любимую баранью отбивную и раздавал взятки представителям городских властей. Его хоронили в пятисотдолларовом бронзовом гробу.

Что касается Вирджинии Хилл, то она тоже выступила с показаниями перед сенатской комиссией по уголовным делам. Почти ничего не сказав, она тем не менее приобрела известность. Она вышла замуж и уехала в австрийский Зальцбург, заявив налоговым инспекторам, что ее нога никогда больше не ступит на территорию «так называемого свободного мира». В возрасте сорока девяти лет, в 1966 году, она приняла упаковку снотворных таблеток и заснула вечным сном.

Около года назад я посетил Лас-Вегас со своей второй женой. Мне показалось, что он был заполнен в основном пожилыми людьми, такими, как я и моя жена. Вегас выглядел достаточно безобидным, а его неоновые вывески и огни – потускневшими. Полоса, на которой Бен когда-то возвел свой «Фламинго», сейчас была застроена отелями, концертными залами – такими, к примеру, как «Цезарь Пэлэс» или «Секус Секус», и другими фешенебельными заведениями. Бен Сигел, наверное, от одного вида этих роскошных зданий пришел бы в восторг и, наверное, почувствовал бы гордость за то, что он положил начало этому великолепию.

Смешно, не правда ли? Партнеры Сигела из уголовного мира беспокоились по поводу скандальной известности Бена, боялись, что она может оттолкнуть потенциальных клиентов. Но простых американцев именно это и притягивало в Лас-Вегас. Убийство Бена Сигела вызвало толпу паломников к «Фламинго», желавших воочию увидеть это легендарное место.

О нем продолжают говорить в «Фламинго Хилтон» – персонал и гости отеля; пересказывают слухи о том, что цветочная клумба рядом с бассейном является могилой одного из заклятых врагов Сигела. Большинство приезжающих сюда хотят посмотреть, или даже остановиться в бывших апартаментах (теперь это президентский номер-люкс) Бена и Тэбби, где они любили и ненавидели друг друга.

Вы тоже можете побывать там и посмотреть все своими глазами.

Именно смерть (а не жизнь) Бена Сигела принесла известность и популярность нынешнему Лас-Вегасу.

Примечания

1

Жучок (от англ bug.).

2

На полицейском жаргоне означает – бить резиновой дубинкой.


home | my bookshelf | | Неоновый мираж |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу