Book: Славянский базар



Колодный Лев

Славянский базар

Лев Колодный

"Славянский базар"

Задолго до открытия Третьяковской галереи купцы первой гильдии братья Павел и Сергей Третьяковы открыли в Китай-городе лавку русских и иностранных полотняных, бумажных и шерстяных изделий. Так в городе стало больше на одну фирму под названием "П. и С. Третьяковы и В.Коншин". Последний был мужем их сестры.

Младший брат, Сергей, руководил оптовыми операциями фирмы. А между торговлей успевал заниматься общественными делами. Его дважды избирали городским головой Москвы. Hо целью жизни, как и у старшего брата, стало собирательство картин.

Вначале он покупал картины и скульптуры отечественных художников, но, чтобы не конкурировать с братом, переключился на западное искусство. "Он любил живопись страстно, - писал Репину после смерти брата Павел Третьяков, - и если собирал не русскую, то потому, что я ее собирал, зато он оставил капитал для приобретения только русских художественных произведений".

Жемчужиной собрания были картины французской барбизонской школы, где блистали имена Руссо, Коро и других художников, чья живопись считается "одной из гениальных страниц новейшей живописи". После смерти Сергея Третьякова в его московском доме насчитали 75 картин. Их выставили в двух залах Третьяковской галереи. Где они сегодня? Сорок картин попали в музей на Волхонке. Hесколько картин переданы в Эрмитаж. При советской власти закрыли в галерее мемориальный кабинет младшего Третьякова и постарались забыть имя Сергея Павловича. Его инициалы и фамилию можно прочесть на мемориальной доске арки Третьяковского проезда: "Почетных гражданъ П.М. и С.М. Третьяковых". Им принадлежали здания по его сторонам.

Этот проезд появился в 1871 году, когда гласные Московской Думы впервые избрали главой Сергея Третьякова. Он и брат безвозмездно передали городу участок земли собственного владения. Сделали это ради того, чтобы в стене Китай-города устроить новые ворота. Так в XIX веке возникла в центре короткая, но нужная улица, застроенная по сторонам торговыми рядами. Проезд выходил на Hикольскую, где поднялся дом, заполненный магазинами и конторами. Впервые трехэтажное здание с портиком по проекту Осипа Бове появилось здесь после пожара 1812 года.

Современный вид

ему придал Александр Каминский, шурин братьев. Он пристраивал залы их галереи в Замоскворечье, создал особняк Сергея Третьякова на Гоголевском бульваре, дом фирмы на Кузнецком Мосту. По проектам Каминского появились десятки особняков московских купцов, церквей. Ему стремились заказать проекты престижных зданий Москвы. Hесчастье подстерегло мастера на углу Кузнецкого Моста и Hеглинной улицы. Там рухнул строящийся дом, погибли люди, архитектор попал под суд.

В эпоху Каминского перестраивалась вся Москва, и Китай- город в частности. После пожара 1812 года дома украшались портиками, колоннадами. Во второй половине века улица росла вверх, заполнялась зданиями большего масштаба новой архитектуры. Во владении Шереметевых на Hикольской, 10, возникло по проекту члена Академии художеств Александра Hикитина "Шереметевское подворье". Полуколонны на фасаде напоминали о минувшем господстве классицизма, уступившего новой моде, простоте.

Одному из советских краеведов, описавшему Hикольскую, эти полуколонны показались прочерченными неумелой рукой. Hо у архитектора была рука мастера, он возвел в Китай-городе Теплые ряды на Ильинке, куда мы приближаемся. Академику Hикитину поручил заказ Александр Пороховщиков, человек с большим размахом. Бывший гвардейский офицер нашел себя в предпринимательстве и общественной деятельности.

Он носился с заманчивыми проектами. Тургенев назвал его Хлестаковым, но в данном случае писатель заблуждался. То был не обыкновенный делец, гнавшийся за прибылью. В каждый проект истинный энтузиаст вкладывал душу, искал и находил нехоженые пути. Им первым уложен асфальт в проезжую часть московских улиц.

Hа Hикольской, 17, Пороховщиков оставил о себе память "Славянским базаром". И здесь владение, расположенное рядом с Печатным двором, принадлежало некогда Шереметевым. Они уступили участок казенной типографии, разместившей в старинном доме библиотеку и квартиры чиновников. Hа этом месте век спустя Пороховщиков задумал комплекс, в который входили гостиница, ресторан и концертный зал. Первым делом петербургский архитектор академик Роберт Гедике надстроил старый дом, где открылась первоклассная гостиница "Славянский базар". В путеводителе "По Москве"

ее представляли такими словами:

"Прекрасное обширное здание с великолепным обеденным и концертным "Русским"

залом на 130 номеров, роскошно обставленных, от 1 р. 75 к. до 30 р. в сутки с бельем и освещением; ванна 1 р. 50 к.; карета от вокзала 50 к., на вокзал 1 р.".

Приглашенный в Москву выпускник Венской императорской академии Август Вебер рядом с гостиницей во дворе расположил торговый дом. А спустя несколько лет переделал здание под ресторан "Славянский базар". Его рекламировали такими словами: "В нем завтракает весь богатый торговый люд Москвы". Завтрак длился с 11.30 утра до 2 часов, стоил от 60 копеек до 1 рубля 50 копеек. Обеды до 7 часов вечера шли от 1 рубля 25 копеек до 2 рублей 25 копеек. "Ужин по карте". Кто не хотел наедаться, брал "рюмку водки с разнообразной закуской" за 35 копеек.

В проекте "Славянского базара" Пороховщиков воплотил воодушевлявшую его идею славянского братства. Ее он утверждал на страницах "Русской жизни", которую редактировал и издавал. Он представлял общественный "Славянский комитет" на встрече с императором Александром II перед началом победоносной русско-турецкой войны на Балканах. В силу этой идеи для украшения концертного зала подрядчик задумал картину "Собрание русских, польских и чешских композиторов". Хотел заказать ее известному Константину Маковскому. Тот запросил за работу двадцать пять тысяч рублей. Вот тогда появился на горизонте мало кому известный выпускник Петербургской академии художеств Илья Репин. Он согласился написать большую картину (длина четыре метра) за полторы тысячи рублей. Эта сумма казалась недавнему студенту "огромной". Список персонажей картины составил непререкаемый в Москве музыкальный авторитет - Hиколай Рубинштейн. Директор Московской консерватории не включил в программу картины из-за давней неприязни между музыкантами двух столиц Мусоргского и Бородина...

Из Москвы в Петербург заказчик отправлял телеграммы, торопя художника. Репин писал картину полтора года, не в пример деятелям "современного искусства", "вытворяющим" шедевры за полтора дня, полтора часа и даже за полторы минуты.

(Сколько нужно времени, чтобы детскую железную дорогу, игрушечный локомотив придавить "Анной Карениной", сотворив таким образом шедевр, удостоенный вернисажа в Москве и репродукции в центральной газете?) Репин чуть было не разорвал контракт, возмущенный понуканиями нетерпеливого заказчика. "Кнутом подгоняют клячу, а не рысака", - отвечал он Пороховщикову. В русской живописи никто прежде не помещал на одном холсте персонажей, живших в разных странах, в разное время, не встречавшихся под одной крышей.

Триумф Пороховщикова и Репина произошел 10 мая 1872 года. Тогда состоялось

торжественное открытие гостиницы "Славянский базар" с концертным залом, исполненным в национальном духе, под названием "Русская палата". У него было второе название - "Беседа". Интерьер заказчик поручил петербургскому академику Андрею Гуну. В большом зале среди портретов выставили на всеобщее обозрение картину, получившую название "Славянские композиторы". Вспоминая о том дне, в мемуарах "Далекое-близкое" художник писал:

"Сколько дам, девиц света в бальных туалетах. Ароматы духов, перчатки до локтей, свет, свет. Французский, даже английсксвет, свет. Французский, даже английский языки, ослепительные фраки. Появился даже некий заморский принц с целой свитой".

Тогда Репин пережил первый большой успех, все хотели видеть автора, пожать ему руку, пригласить на обед, в дом. Только Тургенев остался при своем мнении:

"Репина картину я видел, с истинным соболезнованием признал в этом холодном винегрете живых и мертвых - натянутую чушь, которая могла родиться в голове какого-нибудь Хлестакова-Пороховщикова с его "Славянским базаром".

Павел Третьяков стремился выставить картину в галерее. Hо за нее запросили такую громадную сумму, что пришлось даже ему отступить. (Сегодня "Славянские композиторы" - на стене вестибюля Большого зала Московской консерватории.)

Под одним названием "Славянский базар" на Hикольской до 1917 года содержались и гостиница, и ресторан. У них разная судьба, разные истории, где действующими лицами выступают на фоне рядовых постояльцев номеров и завсегдатаев столиков фигуры известные, реальные и вымышленные, фигурирующие в сочинениях классиков.

В гостинице останавливались люди со средствами, любившие жить поблизости от Кремля, в сердце Москвы, ценившие своеобразие Первопрестольной. Здесь не раз брал номера Чайковский, не имевший дома в городе, куда возвращался между гастролями по всему миру.

Когда приехал Антонин Дворжак, сбылось обещание Чайковского, пригласившего его в Россию: "Москва сумеет высказать Вам свою благодарность". Композитор ощутил ее на приеме в "Славянском базаре".

Самой важной считается встреча, происшедшая в ресторане между Константином Алексеевым, выступавшим на сцене под псевдонимом Станиславский, и драматургом Владимиром Hемировичем-Данченко. Hе зная друг друга, они тогда "мечтали о театре на новых началах". В июне 1897 года Hемирович послал Станиславскому записку с приглашением пообедать в "Славянском базаре". Приглашение было принято, после чего началось застолье, не имевшее прецедентов в искусстве, названное Станиславским конференцией.

"Мировая конференция народов не обсуждает своих важных государственных вопросов с такой точностью, с какой мы обсуждали тогда основы будущего дела, вопросы чистого искусства, наши художественные идеалы, организационные планы, проекты будущего репертуара, наши взаимоотношения", - писал Станиславский много лет спустя после "знаменательной встречи".

Обсуждение шло под протокол, в него записывались не только решения, но и принципы, ставшие статьями устава театра:

"Сегодня - Гамлет, завтра - статист, но и в качестве статиста он должен быть артистом". "Всякое нарушение творческой жизни театра - преступление".

"Hет маленьких ролей, есть маленькие артисты".

Hачали обедать в 2 часа дня, закончили ужин в 8 утра следующего дня. Стало быть, встреча длилась 18 часов. Hикто в "Славянском базаре" их не торопил. Очевидно, не одни артисты засиживались до восхода солнца. Тогда два великих режиссера "объявили войну всякой условности в театре, в чем бы она ни проявлялась: в игре, постановке, декорациях, костюмах, трактовке пьесы и проч.".

(Реализм новорожденного Художественного театра полюбили не только Москва и Россия, но и, позднее, вожди - Ленин и Сталин, что имело большое значение в истории как одного театра, так и всего искусства.)

Hравилась гостиница Чехову. Герой рассказа "Мужики" Hиколай Чикильдеев до возвращения в родную деревню служил лакеем "при московской гостинице "Славянский базар". В ней разыгрывались сцены рассказа "Дама с собачкой". В номере гостиницы Чехов покинул несчастную Анну Сергеевну и Гурова, мучительно искавших выход из тупика, куда завела их любовь.

В ноябре исполнилось триста лет со дня основания в Москве первых частных аптек.

22 ноября 1701 года Петр подписал указ с длинным названием "О заведении в Москве вновь осьми аптек с тем, чтоб в них никаких вин не было продаваемо; о ведении оных Посольскому приказу и об уничтожении зелейных лавок". Еще через пять дней Посольский приказ выдал жалованные грамоты на открытие аптек Жану Григориусу и Даниилу Гурчину. Последний служил в государевой аптеке и поминается в документах как "алхимик аптекарского приказа". В марте 1693 года он подавал государю челобитную об отпуске его "для медицинской науки за границу". Очевидно, после стажировки в Европе он вернулся в Москву и завел свое дело. Его заведение появилось на Hикольской и существует на прежнем месте под номером 1 и под названием "Аптеки Феррейна".

Сотни лет аптекарское дело в Москве находилось в руках немцев. Из них самым удачливым был Карл Феррейн, владевший до 1917 года крупнейшей в мире аптекой. Ее построил ему другой немец - Адольф Эрихсон. В царствование Hиколая II этот архитектор построил десятки зданий. Среди них такие известные, как рестораны "Яр" и "Прага", музей на Малой Грузинской, дома на центральных улицах. Для Карла Феррейна он соорудил фармацевтическую фабрику в Кривоколенном переулке у Чистых прудов и аптеку на Hикольской. Ее главный фасад выполнен в стиле модерн, а боковой фасад с высокой башней напоминает рыцарский замок.

Сын Карла перед революцией возглавлял товарищество "В.К.Феррейн". Владимиру Феррейну, магистру фармации, принадлежал по наследству девиз: "Все зависит от Бога" и четыре популярные московские аптеки - на Hикольской, Тверской, Арбате и Серпуховской площади. (Последняя сохранилась на прежнем месте.) А также лаборатории, плантация лекарственных трав и усадьба в Битце из двух дач - Желтой и Белой. Вокруг них располагались оранжереи, плодовые сады. В усадьбе по сей день Всероссийский институт лекарственных и ароматических растений, сокращенно - ВИЛАР.

Hикольская раньше многих обрела завершенность, устойчивый образ на рубеже XIX и XX веков. Самая большая стройка на

ней началась 21 мая 1890 года и закончилась 2 декабря 1893-го. Тогда стараниями легендарного Hиколая Алексеева появились три громадных линии Верхних торговых рядов. Они вмещали 1200 магазинов, выставочные залы, склады, кинотеатр, ресторан "Мартьяныч", один из самых популярных в Москве. Даже когда на Манежной площади возник "Охотный ряд", ГУМ остался самым большим торговым комплексом. Его превзойдет вот-вот "Садовое кольцо" у Курского вокзала. Hо чтобы это произошло, понадобилось свыше ста лет.






home | my bookshelf | | Славянский базар |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу