Book: Тихо, как тень



Тихо, как тень

Франк Арнау

Тихо, как тень

Неизвестный посетитель

У «Саванны», роскошного жилого дома в верхней части Вестенд Авеню напротив Централ Парк, было всего шестнадцать этажей и столько же квартирантов. Немало строительных фирм уже делали хозяину заманчивые предложения на месте этого пережитка двадцатых годов соорудить современный небоскреб этажей так за сорок. Но владельца дома Дональда Маккинли эти проекты совершенно не интересовали. Жил он в Техасе, добывал нефть и считался одним из богатейших людей в Соединенных Штатах. На вопрос о размерах своего состояния отвечал:

— Пока человек может пересчитать свои деньги, он не богат.

О квартирантах «Саванны» он имел так же мало представления, как и о жильцах тридцати девяти других его домов в Нью-Йорке и множестве других в Чикаго, Лос-Анжелесе, Детройте и Бостоне. Этой частью состояния Маккинли заправляла самостоятельная фирма.

Учитывая, что нефтяной король принципиально не читал газет, разве что пробегал глазами тщательно отобранные вырезки, которые ему заботливо готовили сорок сотрудников прессбюро, сообщения о происшествии в «Саванне» он не заметил бы ещё и потому, что это имя ничего ему не говорило. Если человек мог пересчитать свои дома и запомнить их названия, значит их было у него ещё немного.

Первые выпуски нью-йоркских газет от 11 апреля поместили о событиях в «Саванне» только краткие заметки. Информация поступила в редакции в самое неудобное время, перед самым подписанием страницы с последними новостями, когда ответственные редакторы безжалостно резали все вновь поступившие и никуда не влезавшие сообщения.

Кроме того, в центре внимания первых утренних выпусков всегда были спортивные новости. Нечего удивляться, что всего несколько строк поведали читателям, что на одиннадцатом этаже «Саванны» был найден убитый и что полиция, или, точнее говоря, комиссия по расследованию убийств, уже начала расследование.

Вот что произошло:

Джеймс У. П. Бэлдон, президент «Беллами виски Инко», шотландец, старый холостяк и постоянный посетитель своего клуба, вернулся домой в два часа пополуночи после банкета, организованного в честь клубного чемпиона по гольфу. Ночной портье «Саванны» помог джентльмену, походка которого была не совсем уверенной, войти в лифт, нажал кнопку одиннадцатого этажа и опять удобно устроился за своей стойкой. Через несколько минут замигала красная лампочка сигнала тревоги. Дюк Поттер, невзирая на свои двести фунтов, в несколько прыжков пересек полутемный холл. Лифт как раз возвращался вниз. Джеймс У. П. Бэлдон попытался раздвинуть створки автоматических дверей ещё до того, как кабина остановилась. Протиснулся наружу. Его жесткая серая шляпа не слишком современного фасона «дерби» сбилась на затылок.

— Нечто подобное возможно только в этой проклятой стране! — раздраженно шипел он. После сорокалетнего пребывания в Штатах он продолжал считать Шотландию единственной страной запятнанной морали, в худшем случае за исключением части Соединенного Королевства, поскольку после утраты Индии его воззрения на Англию изменились.

— Мистер Бэлдон, — изо всех силах пытался успокоить Дюк Поттер пожилого джентльмена, мобилизовав все свое знание английского, которым ни в алабамской школе, ни в Гарлеме похвалиться не мог, — вы, наверное, забыли ключ… как на прошлой неделе… но…

Жилец замахал руками перед его лицом.

— Там! Не из-за ключа я не могу войти в квартиру, а из-за того типа на полу! Он лежит прямо под дверью!

— Какой-то человек? — недоверчиво переспросил Поттер. — Вы его знаете? Он пьян? Что он говорит?

— Ничего он мне не ответил, даже не шелохнулся. Поскольку у меня нет ключа от черного входа, я не мог им воспользоваться. Мне неприятно перешагивать через кого-то, чтобы попасть к себе домой. Вы должны подняться и убрать его с дороги. — Он шагнул назад в кабину лифта. — Где ещё на свете могут быть такие сюрпризы? Мои покойные родители восемьдесят лет прожили в Эдинбурге и я не слышал, чтобы кто-то посторонний валялся у них под дверью!

На одиннадцатом этаже Бэлдон кивнул негру, чтобы тот шел вперед. Поттер неохотно повиновался. Огляделся вокруг.

Поперек бордовой дорожки на полу коридора лежал мужчина, ногами к дверям, плечами привалившись к стене. На нем был серый реглан, из-под которого виднелись темные брюки и ноги в желтых полуботинках. Из бокового кармана плаща торчала довольно мятая газета. Низко надвинутая на лоб шляпа скрывала лицо.

Поттер негромко сказал:

— Эй, мистер, вставайте!

Поскольку лежащее тело не шевелилось, повторил погромче. Наконец наклонился к мужчине, схватил его за левое плечо и перевернул на спину. На лицо упал свет от потолочного плафона. Это было лицо молодого человека. Ему могло быть лет двадцать пять. Глаза удивленно глядели в пустоту.

Поттер коротко и хрипло вскрикнул, указывая на его грудь.

Казалось, что под маленькой бабочкой, бывшей у мужчины на шее, висел багровый галстук. Багровый, узкий и блестящий. Кончался он темным пятном на жилете.

— Убит! Застрелили! — выкрикнул Поттер. — Мистер Бэлдон, останьтесь здесь, а я вызову полицию!

— Вы с ума сошли! — запротестовал шотландец. — Я вам не сторож, тем более при трупе. Позвоните в полицию, это правильно, хотя у меня о полиции свое мнение. Но я пойду с вами.

— Полиция будет очень недовольна, мистер Бэлдон! — уговаривал Поттер. — Я же знаю, что ничего трогать нельзя. Кто знает, вдруг кто-то придет, возможно, убийца…

— И потому я должен остаться здесь? — Бэлдон ухватил негра за лацканы ливреи. — Нет! Я объяснюсь с полицией! Вы останетесь здесь! Это ваша обязанность. — Он шагнул в лифт и нажал кнопку.

На табличке рядом с телефоном все нужные номера были перечислены. Набрав СП-73-100, он начал было рассказывать, что случилось, но его переключили и пришлось начинать сначала. Теперь он попал по адресу.

Управление нью-йоркской полиции, комиссия по расследованию убийств, 240, Центр Стрит.

— Ни к чему не прикасайтесь! Не меняйте положение тела! Будем у вас через десять минут. Позаботьтесь открыть входные двери.

Бэлдон решил подождать в холле. Медленно расхаживая взад-вперед, покуривал свою излюбленную «Генри клей медиум» и постепенно восстановил душевное равновесие. Преступление вообще и убийство в частности давно уже не были сенсацией. Человек читал о них как и все другие материалы — об аферах, о футбольных матчах, о безрезультатной суете сенатской комиссии по борьбе с организованной преступностью, о визитах глав зарубежных государств и местных кинозвезд.

Вой полицейских сирен проник сквозь толстое стекло огромных окон, оправленных в бронзу и роскошный лепной декор. Бэлдон машинально стряхнул серебристо-серый пепел с сигары, потом солидно и неторопливо подошел к дверям и открыл.

Снаружи стояли три машины с работавшими моторами. Из них торопливо вылезали полицейские в штатском и в форме.

Четверо мужчин почти одновременно переступили порог.

— Мистер Бэлдон? — раздался четкий, пронзительный и холодный голос.

— Совершенно верно, это я, — ответил шотландец, — наверху я оставил привратника, с тем мертвым джентльменом, чтоб ничего не тронули, — подумал, будет лучше, если я вам открою и сразу провожу вас наверх.

— Благодарю! Я старший инспектор Бревер из комиссии по расследованию убийств, это полицейский врач доктор Кеннеди. Детектив Гэйтски, детектив Лоуэтт. Остальные из криминалистической лаборатории, отделения идентификации и морга, с 29-й улицы. — Оглянулся, словно пересчитывая свои силы, собравшиеся в холле. — О происшедшем знает кто-нибудь ещё кроме вас и привратника? Имею в виду — кто-нибудь пришел домой с того момента, как нашли мертвеца, или вышел отсюда?

— Это исключено! Я оставался в холле и не спускал глаз с лифта.

— Вы говорите — исключено? Прошу вас, будьте осторожны в своих заключениях и выводах, — поправил его старший инспектор. — Пока вы оставались с привратником на одиннадцатом этаже, кто угодно мог воспользоваться лестницей и прийти или уйти из любой квартиры с первого по десятый этаж как минимум.

— Но, — несколько обиженно попытался заметить старик, — ведь совершенно очевидно…

— В случае убийства ничего не видно, мистер Бэлдон! — констатировал Бревер. — Даже то, на что нам милостиво укажет преступник. К сожалению, убийцы не слишком обременяют себя, чтобы нам что-то объяснить. Поэтому придется сделать это самим, или хотя бы попытаться. Для этого необходима максимальная точность. Я указал на некорректность вашего утверждения только для того, чтобы на мои дальнейшие вопросы вы отвечали обдуманнее. Не обижайтесь на меня.

Кивнув своей свите, он последовал за Бэлдоном, молча зашагавшим к лифту.

— Кто поедет наверх с вами? — спросил детектив Гэйтски.

— Доктор Кеннеди, вы и Лоуэтт. И хотя Бэлдон с привратником почти наверняка стерли все отпечатки пальцев, постарайтесь не уничтожить их сами! — распорядился Бревер. — Какие-то следы все-таки там остались, несмотря на их возню. Когда осмотрим место преступления, Лоуэтт вернется за остальными. Потом, закрыть все входы и выходы. Все их блокировать. Полностью! Никому не покидать здание, и внутрь никого не пускать без проверки!

— А что со мной? — испуганно и обиженно спросил Бэлдон.

— Подождите, пожалуйста, здесь внизу с моими ребятами — для вас это может быть интересно. — Заметив сигару в руке старика, пошутил: — При курении такой прекрасной марки время бежит невероятно быстро.

Старший инспектор с доктором Кеннеди, Гэйтски и Лоуэттом поднялся на одиннадцатый этаж. Осторожно ступили в коридор, хотя на ковровой дорожке на первый взгляд не было заметно никаких следов. Оба детектива остались у лифта, и только Бревер и доктор Кеннеди на цыпочках приблизились к неподвижной фигуре. Полицейский врач осмотрел лежащего, сохраняя при этом его положение.

— Несомненно мертв! — Расстегнув жилет и рубашку, осмотрел рану. Выстрел был не в упор. Самоубийство исключено.

Засунув мертвецу за пазуху термометр, прижал его и, следя за стрелкой наручных часов, определил температуру.

— Еще тридцать и три. А сейчас два часа шестнадцать минут. Сделав пометку в маленькой записной книжке, добавил, поясняя: — Тело начинает остывать в момент смерти. Кровообращение, переносящее тепло, останавливается. Но температура ни в коем случае не падает одинаково. В доме тело сохраняет тепло намного дольше, чем на улице. Но и здесь по степени охлаждения приблизительно установить время смерти затруднительно. По моему мнению, скорее всего это произошло минимум час назад, максимум три часа. Этот человек скорее всего скончался где-то между одиннадцатью и часом ночи. Возможно, содержимое желудка даст нам дополнительную информацию. По степени химических реакций можно установить полезные вещи.

Бревер, на память знавший подобные лекции доктора Кеннеди, только вздохнул.

— Готово? Слава богу! Вы меня всегда достаете своими рассуждениями. При том все ваши тайны мне все равно не понять. Почему нельзя определить точнее? Разброс три часа — слишком много, особенно если речь идет об алиби.

— Очень сожалею, — невозмутимо отразил атаку доктор Кеннеди, — но как раз это можно установить только приблизительно. На остывание влияет не только температура среды. Важную роль играет возраст. И ещё — худой человек теряет тепло гораздо быстрее, чем толстый, у которого жир сохраняет тепло надолго. Существуют таблички с примерными показателями для всех факторов, но их достоверность спорна. Надеюсь, вы удовлетворены? Когда извлеку пулю, отправлю её в баллистическую лабораторию. Я закончил. Тело попрошу поскорее отправить на вскрытие.

Он торопливо попрощался.

Бревер подозвал привратника.

— У вас внизу выстрела слышно не было?

— Нет, мистер старший инспектор, — уверял Поттер, — иначе тут же пошел бы взглянуть, в чем дело.

Бревер задумался. Оставалось неясным, где было совершено убийство. Вероятно, на одном из верхних этажей, откуда убийца отнес тело вниз и положил его под дверь Бэлдона. Если эта версия верна, то в вестибюле выстрел и не мог быть слышен.

Привратник потихоньку забился в угол.

Старший инспектор долго осматривался, обводя взглядом всю картину, чтобы запомнит каждую деталь. Гэйтски о Лоуэтт переглянулись. Они своего шефа знали. Всегда говорил, насколько важна атмосфера места происшествия, так сказать его дух. Многие обстоятельства, всплывающие гораздо позднее, могут получить неоценимое объяснение при ясном воспоминании о месте преступления. В первую минуту можно упустить какуюто мелочь, сочтя её несущественной. Но вместе с подробностями, обнаруженными позднее, она могла стать решающей.

Негр с противоречивыми чувствами следил за действиями трех детективов. Его личное отношение к полиции базировалось в основном на неприятных воспоминаниях. За ним ничего не было, но ещё мальчишкой ему случалось получить взбучку от «топтунов», как именовали патрульных полицейских. И позднее случалось ему испытывать на своей шкуре исключительные физические кондиции нью-йоркских полицейских. И теперь испытывающие взгляды обеспокоили Поттера и заставили его занять оборону. Всплыл глубоко укоренившийся комплекс вины.

— Я ни о чем не знаю, клянусь Пресвятой Девой Марией! Мистер Бэлдон пришел за мной…

— Успокойтесь! — бросил инспектор холодно, но не враждебно. Знал, что показания перепуганных свидетелей теряют всякую цену.

— Позднее, разумеется, вас придется допросить, но против вас мы ничего не имеем, так что перестаньте паниковать. Я хочу только знать, с того момента, как вы с Бэлдоном нашли труп, не отлучались ли вы отсюда.

— Ни на шаг, — уверял привратник с заметным облегчением. — Мистер Бэлдон спустился лифтом вниз, чтобы сообщить в полицию.

— Для нас важно только то, что вы все время были здесь, — терпеливо объяснял Бревер. — Ведь вы могли пройти по лестнице вверх или вниз. И тогда не можете утверждать, что никто не появлялся на месте преступления.

— Я вообще не решался шагу ступить — сознался Поттер, — убийца мог быть где-то поблизости — собственно я хотел идти звонить, но мистеру Бэлдону это тоже пришло в голову, ну и как жилец… — Негр беспомощно пожал плечами. — Но здесь никто не появлялся. Никто ни по лестнице не спускался, ни лифтом не поднимался.

Бревер кивнул.

— Ладно, все ясно. Кстати, у вас есть резервный ключ от квартиры мистера Бэлдона?

— Нет, — покачал головой негр, — резервные ключи у управляющего домом в сейфе. Там он всегда под рукой — ну если пожар, скажем. Но ключ мистера Бэлдона у него. В свою квартиру он не вошел, поскольку не хотел перешагнуть человека, лежавшего на полу. Когда поднялся наверх, вначале подумал, что это какой-то пьяница. Не удивительно, что это пришло ему в голову, — Поттер попытался улыбнуться, — между нами говоря, мистер старший инспектор, старик сам не против пропустить стаканчик.

— Оставайтесь пока там, — велел ему Бревер. — Один из наших людей займет внизу ваше место, пока вы не вернетесь. — Он кивнул Гэйтски. Приведите сюда людей из отделения идентификации. Позаботьтесь, чтобы кто-нибудь заменил привратника. Если домой вернется кто-нибудь из жильцов, он не должен узнать об убийстве. Намекните о неудачном взломе или чем-то подобном — но имена записывать! И из дому — никого не выпускать!

Детектив вызвал лифт.

Появились трое в штатском, с большим чемоданом и двумя саквояжами. Старший инспектор отдал несколько кратких приказов и они взялись за работу.

На пол положили метровую линейку с крупными делениями, другую прислонили к стене. Теперь на фотографии можно будет определить размеры и расстояние. Потом сфотографировали место преступления и труп, все с трех точек на одном уровне и потом сверху, для чего штатив фотоаппарата выдвигался до потолка. Эта техника съемки позволяла очень точно зафиксировать положение тела в верных пропорциях.

Поттер из своего угла с восторженным удивлением следил за всеми их действиями. Один из сотрудников чертил на миллиметровке план места преступления, отмечая положение тела, лестницу, лифт, дверь в квартиру.

Специальным приспособлением сняли отпечатки пальцев убитого на гибкую пленку, которая точно повторяла форму пальцев и позволяла зафиксировать папиллярные линии без искажения.

Бревер показал на лифт.

— Займитесь отпечатками пальцев в кабине. Я на это не слишком рассчитываю, но никогда не известно… Возможно, найдете там отпечатки пальцев убитого.

Через несколько минут все было сделано.

— Готово? — спросил Бревер. — Отлично! Постарайтесь, чтобы результаты были готовы к моему возвращению. Теперь пришлите сюда коллег из лаборатории. — Он взглянул на Гэйтски. — Узнайте, что внизу нового. И возьмите с собой Лоуэтта.



Детектив скоро вернулся со специалистами. Пока они распаковывали свои инструменты, Гэйтски докладывал комиссару:

— И вправду приличный дом! Пока не появилось ни живой души, ни у главного входа, ни у черного, ни у гаража.

Люди из лаборатории тем временем подняли ковер. Видны были только несколько небольших пятен — кровь, натекшая из раны. Тягучую жидкость собрали в стеклянные трубочки, которые пометили и запечатали. Маленьким пылесосом, работавшим на батареях, извлекли пыль из ковра вокруг тела. Открыли пылесос, извлекли пластиковые мешочки, наполненные пылью, на бирках пометили, откуда они взяты, и продолжили. Теперь пылесос скользил по одежде и волосам убитого. Снова извлекли мешочки, заложили новые и тем же способом вычистили весь ковер и пол вокруг него. Специальной тупой лопаточкой извлекли грязь из под ногтей с каждой руки отдельно — в пронумерованные пластиковые коробочки. В металлическую банку собрали грязь с ботинок убитого. Дверная ручка была покрыта мелким литым узором, так что от снятия отпечатков пришлось отказаться. Порошок распылили на поверхности двери, под ним проявилось несколько отпечатков, которые сняли на прозрачную липкую ленту. На ней же обозначили их местонахождение.

— Готово, — доложил старший из сотрудников. — Найдено ли орудие преступления? — спросил он Бревера.

Старший инспектор покачал головой.

— Оружия ни следа. Такого удовольствия убийца нам не доставил. Но, прежде чем уйдете, исследуйте, пожалуйста кабину лифта — и как можно тщательнее! Я считаю, убийство произошло не здесь. А если убитого сразу же после выстрела перенесли сюда, должны остаться следы крови. Если их нет, значит кровотечение началось только здесь, когда его положили на ковер, раной вниз.

Эксперты забрались в лифт и продолжали работу.

Когда и здесь все следы были зафиксированы, Бревер распорядился прислать наверх людей из морга.

Эксперты из лаборатории ушли.

Носильщики из морга с привычной ловкостью, выработанной многолетней практикой, вытащили из лифта носилки. Уверенными быстрыми движениями закрепили на них мертвого, прикрыли его белым покрывалом и чуть ли не вертикально внесли в лифт.

Бревер придержал дверь.

— Попросите мистера Бэлдона подняться наверх! — Он повернулся к Гэйтски. — Проводите нашего покойного друга, — он указал на прикрытую фигуру, — в последний путь и составьте в морге подробный перечень всех его вещей.

Президент фирмы «Беллами» вышел из лифта в настроении, которое даже не знаток человеческих душ определил бы как не слишком дружелюбное. Начал он с изложения своего мнения о полиции вообще и о нью-йоркской в частности. Потом с любопытством взглянул на ковер, словно был удивлен, что незнакомого ночного гостя там уже не было, обошел темное пятно и осторожно открыл дверь своей квартиры.

Бревер не отозвался на приглашение старика войти первым и подтолкнул через порог Бэлдона, следом за ним привратника.

Следствие начинается

При входе в квартиру Бэлдона в холле за декоративной решеткой вспыхнули неоновые лампы. С потолка просторного помещения мягко лился непрямой, отраженный свет.

Президент фирмы распахнул массивные двустворчатые двери. За ними была чрезмерно большая гостиная с излишне массивными креслами и диванами, несколькими столами и ренессансным буфетом. На стенах висели висели картины, ценность которых инстинктивно мог почувствовать и профан.

Поттер почтительно остался стоять у двери. Бэлдон предложил Бреверу кресло, обтянутое бархатом.

— Прошу, садитесь. В баре возле торшера найдете что-нибудь выпить. Достаточно нажать кнопку со львом. Воспользуйтесь и мне тоже налейте стаканчик. Виски без всего. — Он сел в кресло напротив инспектора.

Бревер нажал бронзовую кнопку. Бар, выложенный красным деревом, открылся, дохнув холодным воздухом. На трех полочках стояли бутылки. На двух — стаканы и бокалы разнообразной величины, от крохотных коньячных рюмочек и бокалов до высоких хрустальных фужеров.

— Позвольте? — Поттер нерешительно переступил с ноги на ногу. — Два года я был официантом в «Норфолке»… — Не дожидаясь ответа, занялся напитками.

— Благодарю, — кивнул Бревер, — но теперь подождите снаружи. И если я говорю «подождите», то именно это и имею в виду.

Негр поклонился и вышел.

— Почти три часа утра! — простонал Бэлдон. Придвинул Бреверу шкатулку с сигаретами и сигарами. — Хотел бы я знать, чем вы тут занимались, пока я ждал внизу с вашими уважаемыми — скажем так — сотрудниками. Между нами говоря — труп есть труп — я бы с таким делом справился гораздо быстрее!

Старший инспектор выдохнул облако голубого дыма.

— Но чего бы вы этим добились, вот вопрос! Да, вы бы все сделали в два счета, ну и что? И по гроб жизни не нашли бы убийцу.

Говорил он это, тем не менее, дружелюбно. Ему было ясно, что от человека вроде Бэлдона можно что-то узнать только по — дружески, но не официально. Нюх подсказывал инспектору, что президент компании вне подозрений. Но долголетний профессиональный опыт предостерегал его от необоснованных выводов. Однажды он уже был уверен в невиновности милого старого джентльмена с добрыми глазами, который в один прекрасный день кончил на электрическом стуле.

Но какой мог быть у Бэлдона мотив? А без мотива нет преступления разве что у душевнобольных. А таким Бэлдон явно не был.

Бревер размышлял. Возможен ли сговор между Бэлдоном и Поттером? Они могли взаимно подтвердить алиби, но только после двух часов, хотя убийство, видимо, произошло значительно раньше.

— Вы ещё не ответили на мой вопрос, — напомнил ему шотландец. — С чем вы столько возитесь, когда найдете тело убитого? Найдете ли вы убийцу? Ведь если он не допустит грубых ошибок, вам остается положиться на волю случая. В нашем случае нет никаких свидетелей…

— С чего вы это взяли? — удивился Бревер. — У нас есть множество немых свидетелей — и они надежнее, чем свидетели, выступающие в суде! Однажды мы для опыта инсценировали ограбление банка и все это продемонстрировали пятидесяти свидетелям. Ровно через час после ограбления их показания запротоколировали. Подчеркну еще, что все они были готовы подтвердить свои показания под присягой. И выяснилось, что видели они двух, трех и даже четырех грабителей. В действительности их было трое. Описали их как мужчин среднего, высокого и очень высокого роста, как худых, мускулистых и толстых. Были они в серых, синих, темно-синих, бурых, бежевых и песочно-желтых куртках. Волосы были светлые, темные, рыжие и каштановые. На самом деле «преступниками» были трое мужчин одного роста. Все трое среднего телосложения, на всех троих были серые плащи разных оттенков, волосы у них были темные. Только семь свидетелей дало верное описание примет!

— Это просто невероятно! — воскликнул Бэлдон. — Со мной ничего подобного произойти бы не могло!

— Значит у вас необычайно высокая наблюдательность и хорошая память. Бревер опорожнил свой бокал. Он умышленно уводил разговор от темы, чтобы позднее как бы ненароком вернуться к убийству.

— Сколько бы лет дали вы моему коллеге Гэйтски? Вы могли как следует рассмотреть его в холле, когда мы приехали.

— Это такой высокий, худой?

Бревер усмехнулся.

Бэлдон выпил свой бокал, попытался выиграть время и попросил, чтобы Бревер налил ему снова.

— Сорок! И могу ошибиться максимум на пару лет!

Старший инспектор следил за струйкой дыма от своей сигареты.

— Гэйтски ровно тридцать лет. Но, может быть, вам лучше запомнился цвет его глаз?

— Карие! — триумфально выкрикнул шотландец.

— Голубые! — уточнил Бревер. — Но вы наверняка помните цвет легкого шерстяного плаща доктора Кеннеди?

— Серый, — неуверенно слетело с губ Бэлдона.

— Не было у него никакого серого шерстяного плаща, только синий нейлоновый дождевик. — Инспектор откашлялся. — Как бы теперь выглядели ваши свидетельские показания перед скамьей присяжных?

— Ну ладно, человек может ошибаться, не надо преувеличивать. Ничего подобного раньше со мной не случалось! — Проворчал Бэлдон. — А эти ваши «немые свидетели»? Вам ещё нужно добиться, чтобы присяжные их услышали! — и старик добродушно захохотал.

— По грязи из под ногтей можно судить о профессии, по грязи на подошвах — куда ходил убитый. Микроскопические следы тюленьего жира на одежде убитого привели нас однажды на палубу судна, где он был убит. В одном очень тщательно вычищенном автомобиле в щели между сиденьями мы нашли волос — точнее говоря, часть волоса. Наша лаборатория установила, что волос крашеный, и что он не выпал, а был вырван. Весьма сложным способом установили средство, которым был окрашен волос. В результате хозяин машины был осужден за убийство человека, которому принадлежал волос. И преступник сознался!

Бревер вежливо поклонился.

— Время уходит! Могу ли я попросить вас сказать, Где вы провели сегодняшний вечер — скажем с десяти и до времени вашего возвращения?

Бэлдон ошеломленно взглянул на старшего инспектора и вдруг рассмеялся хриплым, но беззаботным смехом.

— Понимаю… Вы хотели застать меня врасплох? Ну, это напрасная трата сил. Тридцать членов моего клуба подтвердят вам, что я с восьми часов вечера и до половины второго вместе с ними чествовал нашего чемпиона по гольфу, — он хлопнул себя по колену — и не рассчитывайте, что хоть один из них даст вам неверное описание моей особы! Отправляйтесь в клуб «Беркли», с моей визиткой вас пустят. — Он достал из кармана бумажник.

— Меня обычно пускают внутрь без рекомендаций, — сказал Бревер, но примирительно добавил: — Плохо я отблагодарил вас за превосходный коньяк. Но такова уж моя профессия — а убийства не бейсбольный матч… Поэтому ещё несколько самых неотложных вопросов, потому что уже поздно и я лишаю вас сна. Вы живете здесь достаточно долго… достаточно, чтобы составить свое мнение…

— Шестнадцать лет, инспектор! — ответил шотландец. — Я уже видел, как въезжают сюда новые жильцы и как выезжают тоже, некоторые в свой последний путь.

— Когда вы сегодня ночью вернулись домой и встретили внизу Поттера, вы ничего странного не заметили? Не был ли Поттер не таким, как обычно? Расстроенным, или…

Бэлдон решительно покачал головой.

— Это лучший привратник из всех, которые были в «Саванне», а их было немало, они приходили и уходили, некоторых выгоняли… Но Поттер — это исключение. Работящий, скромный, сдержанный. Раз в неделю помогает моей экономке и горничной, когда они делают, как говорится, большую уборку.

— А теперь, мистер Бэлдон, представьте мысленно всех жильцов дома и скажите мне, могли ли вы ожидать от кого-нибудь из них, что он убьет человека и положит у вас под дверью, чтобы сбить с толку полицию.

Бэлдон аккуратно раскурил новую сигарету.

— Не могу и не хочу никого подозревать, инспектор! К тому же я никого близко не знаю. Миссис Шеннон, которая тоже живет здесь уже десять лет, единственное знакомство, которое я поддерживаю. Сейчас она путешествует. Еще один старый жилец, Дональд Лирбоди, въехал только четыре года назад. Он хозяин компании таксомоторов, естественно я имею в виду большой бизнес с несколькими сотнями машин в Нью-Йорке и других городах. Считаю его порядочным гражданином. Живет здесь с женой, двумя дочерями и сыном-инженером. Подо мной живет Джеймс Гарвик, — думаю, он вчера отмечал день рождения, заранее просил извинить его, если будет немного шумно. Гарвик — строительный подрядчик. Насколько могу судить, состоятельный человек. Холостой, веселый, жизнелюбивый. Но не хочу утомлять вас перечнем всех жильцов.

— Вы меня нисколько не утомляете, ответил старший инспектор, но мне было бы достаточно получить от вас ответ на свой совершенно конкретный вопрос. Можно полагать почти наверняка, что человека, которого вы нашли, положил вам под дверь кто-то из жильцов. Кто, по-вашему, на это способен? Можете говорить в открытую — все останется между нами. Информацией этой никто не воспользуется. Слово даю!

Бэлдон встал.

— Вам не кажется, инспектор, что человек моих лет должен быть уже в постели? Три часа…

Бревер тоже поднялся.

— Значит, не хотите! И притом я уверен, что-то пришло вам в голову. Вы не считаете способным на это всех жильцов, имеете в виду только одного.

Старик неторопливо направился к дверям.

— Действительно, преступник был всего один. Но если вы внимательно посмотрите на всех жильцов, выбор будет несложен. Если я смогу вам быть чем-то полезен… — Сделав вежливый жест рукой, он проводил гостя в прихожую, где Поттер, вздрогнув, прогнал дремоту.

Старший инспектор с привратником вернулись в вестибюль. Оба полицейских в форме доложили, что ничего не произошло. Один из них выходил проверять посты у служебного входа и въезда в гараж. Вернувшись, доложил, что ночной сторож в гараже может сделать важное заявление, но хочет говорить с Бревером лично. Бревер с Поттером зашли в привратницкую.

— В котором часу вы заступаете на службу?

— На этой неделе — в девять вечера. И до семи утра. То есть десять часов, — пояснил Поттер.

— Десять часов! — ужаснулся Бревер. — А что говорят профсоюзы? При сорокачасовой рабочей неделе?

— Так сорок часов и получается, — ответил привратник. — Я работаю только четыре дня в неделю. Оставшиеся три дня подрабатываю другим — чаще всего у кого-нибудь из жильцов.

— Кто пришел и кто вышел из дому вчера вечером, начиная с девяти часов, когда вы заступили на службу?

Привратник задумался, и надолго.

— Мистер Беландро с четырнадцатого этажа пришел с двумя знакомыми в половине десятого. Но гости скоро ушли. Возможно, около десяти. Когда они уходили, вернулись домой Гленвуды с шестнадцатого этажа. Чуть позже тут пронеслась целая компания. Мистер Гарвик отмечал день рождения. Он с десятого этажа. Потом — тишина где-то до полуночи. Примерно в половине первого вернулся домой Абрахам Баннистер с двенадцатого этажа, а в час или чуть позже разошлись гости Гарвика. Это все, что я видел и о чем могу вспомнить. Но у нас тут есть и служебный вход, которым иногда пользуются некоторые жильцы, — ставят машину в гараж и сокращают путь через вестибюль.

— У вас есть список всех жильцов?

Поттер положил на стол книгу и раскрыл её.

— На первых четырех этажах — помещения инвестиционной компании. Открывают они в девять, закрывают в пять. Квартирантка с тринадцатого этажа, миссис Шеннон, уже два месяца путешествует — насколько я знаю, на Гавайях. Вернется только к лету. Но, — он вытащил один листок — здесь копия списка всех жильцов «Саванны», она вам пригодится. Мне список не нужен, я всегда могу получить в конторе новый.

Бревер сложил лист и сунул его в нагрудный карман. Испытывающе взглянул на привратника.

— Если бы вы сейчас сели в лифт, поднялись да шестнадцатого этажа и на каждом этаже на минуту остановились, — отчетливо произнес он, — кого бы вы сочли способным на убийство?

Поттер ошеломленно взглянул на инспектора.

— Я должен сказать, кто… — Он помолчал, поскреб в затылке, покачал головой. — Это не по мне…

— Но вы же сами видели, что здесь сегодня ночью убили человека. Кто-то должен был это сделать. Я только хочу знать ваше мнение. Не нужно бояться, все останется между нами. Не хочу, чтобы вы обвинили кого-то в убийстве, но ведь надо с чего-то начать. Вы знаете жильцов…

Бревер внимательно разглядывал негра.

— Мистера Бэлдона, разумеется, можем исключить, предложил Поттер, — но с другой стороны, мертвец лежал под его дверьми…

— Это не значит, что там он и был убит, — пояснил старший инспектор. Труп, — это, конечно, тяжесть немалая, но его можно перенести с места преступления.

— Это мне в голову не пришло, — сознался негр, — разумеется… Но кто же на такое способен? — Понизив голос, он обратился к инспектору. — Раз я волей-неволей должен сказать… не хочу никого обидеть, но Джакомо Беландро с четырнадцатого… иногда я думаю…

Бревер напрягся.

— Что с ним?

Поттер ещё тише продолжал:

— Мой предшественник кое-что мне рассказал. Джакомо Беландро он знал ещё раньше, чем тот переехал в этот престижный район. Беландро был как-то связан с сомнительными доходами, с какой-то гангстерской бандой, которая предлагала «охрану за деньги» прачечных и химчисток и избивала хозяев, которые такую «охрану» отклоняли, — но вы знаете, что я имею в виду, инспектор…

— Нам нетрудно выяснить, кто такой Беландро и чем он занимался раньше, хотя и гангстер может исправиться и стать образцовым гражданином. Но такое случается очень редко. Значит, Джакомо Беландро заслуживает нашего внимания. Ладно. А кто еще?

Поттер покачал головой.

— Больше я никого не знаю. Все порядочные люди. На восьмом этаже живет мисс Эвелин Паркер, которая тратит уйму денег, и никто не знает, откуда она их берет, но для эффектной блондинки это, разумеется, ничего не значит. Гостей она принимает немного — собственно, только двоих, одного очень солидного пожилого джентльмена и одного гораздо моложе, но никогда — обоих вместе. Иногда у мисс Паркер бывает ужасно шумно — но это все.



Бревер поблагодарил привратника.

— Мы вас ещё раз допросим, уже по всем правилам, но вы не обязаны включать в протокол то, что сейчас по секрету рассказали мне. А теперь проводите меня в гараж.

Дежурный в гараже сообщил, что зовут его Уильям О'Брайен тридцать четыре года, женат. Только когда Поттер по знаку Бревера удалился, начал рассказывать:

— На пост я заступил в десять часов вечера. Все шло как всегда. Вначале я загнал все машины в гараж, потом занялся «бьюиком» Гленвудов. Потом другими. Где-то после полуночи, но не знаю точно, не смотришь ведь все время на часы. В это время пришел кто-то с улицы, он шел от рампы к тому входу, который вел в вестибюль, и помахал мне. Я его не узнал, не знаю, кто это был, только я решил, что это кто-то знакомый, чего бы ему иначе махать. — О'Брайен вздохнул. — Чуть позже, когда я мыл «кадиллак» мистера Баннистера, мне показалось, что кто-то прошел вдоль рампы к выезду. Мне показалось, что это тот же, кто только что прошел внутрь.

Бревер терял терпение.

— Не могли бы вы точнее вспомнить, кто это был?

Дежурный пожал плечами.

— Я был занят делом, инспектор.

— Часто пользуются проходом через гараж? — спросил Бревер.

— И да, и нет, — ответил тяжеловесный, медлительный мужчина, — как жильцам в голову взбредет. Иногда кто-то оставит машину на улице, потому что собирается ещё куда-то ехать. Тогда идет через гараж, это ближе, чем через холл и вокруг всего дома.

— Разумеется, — согласился инспектор и предложил О'Брайену сигарету. Но все-таки вы не узнали того мужчину?

Сторож глубоко затянулся.

— Смотрите сами, инспектор. Здесь метров сорок, и ещё две колонны, машины и поворот. А он шел тихо, как тень, словно совсем не касаясь пола.

Бревер испытующе взглянул на него.

— И вы не попытались выяснить, кто это? Ведь кто-то чужой ночью украдкой покидал дом через гараж!

— Такое случается. Что мне было делать? — оправдывался О'Брайен. Бежать за ним? С такой форой не было никакого смысла. И потом — это было необычно, но ничего чрезвычайного. Знай я, что в доме произошло убийство, другое дело! А так я подумал, что это просто чей-то гость, не хотевший мозолить глаза привратнику в холле. У двух жильцов есть горничные… помолчав, он многозначительно покачал головой.

— А ещё минут через десять, или через четверть часа, мне показалось, что снова слышу чьи-то шаги. Но никого не было видно. Видимо, кто-то шел мимо по тротуару.

— Ну, по части контроля за посетителями здесь далеко до идеала. Но теперь уже ничего не поделаешь. К сожалению!

— По нашим правилам ворота гаража запираются только в час ночи, поэтому на то, кто приходит и уходит, особого внимания не обращают, возразил О'Брайен. — После часа тут уже не может пройти никто, ни пешком, ни на машине, пока ему не откроют. До того использование рампы ничем не ограничено, так что через гараж может пройти кто угодно. Кто приходит или уходит через холл, минует привратника; кто хочет воспользоваться лифтом для персонала, должен иметь патентованный ключ, который есть только у жильцов.

— Это понятно, — кивнул Бревер, — только нам тогда толку мало. Но вы ещё кое-что заметили — нечто важное?

О'Брайен кивнул.

— Теперь, когда совершено преступление, все выглядит необычным, не то, что раньше. Вскоре после того, как исчез тот тип на резиновых подошвах ведь он шел так тихо, словно на них — кто-то вошел с улицы и шел вдоль рампы к дверям, ведущим к служебному лифту…

— Та же фигура, которая перед этим исчезла в противоположном направлении? — перебил его Бревер.

Сторож пожал плечами.

— Наверно, это был один и тот же — а может, и нет. В переулке можно поставить машину и бывает так, что кто-то заходящий домой на минутку, бросает там машину, проходит через гараж и холл и тем же путем возвращается.

— Но тогда он должен был пройти мимо привратника, чтобы попасть в лифт? — настаивал инспектор.

— Вот именно! Если только у него не было ключа от служебного лифта. Тогда он мог войти со служебного входа.

— Походка часто бывает весьма приметной. Человека можно узнать по походке, не видя его лица. Полагаете, во всех трех случаях речь шла об одном и том же человеке? — не отставал Бревер. — Полагаете ли вы, что шаги, которые вы слышали, донеслись действительно с улицы, и что кто-то четвертый не входил или не выходил из дому?

О'Брайен отвечал неуверенно.

— Не моя вина, что управляющий домом экономит на персонале. Ко мне не может быть никаких претензий. Не знаю я, кто пришел, кто ушел. Первый человек показался мне иным, чем два других, а те, похоже, очень спешили. Старались не шуметь, шли на цыпочках, проскользнули здесь тихо, как тень. О'Брайен умолк.

Бревер чувствовал, что большего от него не добьешься. Не потому, что тот хотел что-то утаить, просто больше ничего не знал. Все же сделал ещё одну попытку.

— Вы видели очертания фигуры? Большая? Средняя? Маленькая? Толстая? Тонкая? Разумеется, говорите только то, что вы на самом деле думаете. Я знаю, человек легко ошибается. Память подводит, чувства обманывают, особенно в тех случаях, когда плохо видно. Но если те три фигуры хоть чуть остались у вас в памяти… постарайтесь их хотя бы грубо описать.

После долгой паузы О'Брайен сказал:

— Скорее всего, первый человек был маленького роста, другой — или другие — среднего, скорее стройный, во всяком случае не массивный и не толстый. Теперь, когда я как следует подумал, сказал бы, что второй и третий — это один и тот же.

Бревер поблагодарил.

— Вы пытались нам помочь, я понимаю. На допросе в управлении постарайтесь как можно точнее повторить то, что рассказали мне сейчас. Так же четко и ясно. Ничего не прибавляя, ничего не упуская.

Задумавшись, возвращался Бревер к дверям вестибюля. Этим путем шел какой-то мужчина — с улицы домой, потом из дому и опять назад. Один? Двое? Трое?

«Убийца — спрашивал Бревер сам себя. — Жертва?»

Человек этот мог быть совсем ни при чем — хотя бы любовник какой-нибудь служанки, да и мисс Паркер, возможно, предпочла бы, чтобы привратник, знавший двух её поклонников разного возраста, не видел какого-нибудь позднего гостя — что при приходе, что при уходе…

Поттер открыл ему окованную бронзой дверь и низко поклонился. Долго смотрел вслед служебной машине, пока её огни не исчезли из виду.

— Остановитесь у первого же открытого бара, — приказал Бревер водителю. Кварталом дальше, на Бродвее, тот затормозил.

Бревер торопливо вошел в круглосуточно работавшее бистро, взобрался на табурет у стойки, заказал кофе, потом сигареты, распечатал пачку «лаки страйк», вытащил одну и щелкнул зажигалкой. С кремня полетели искры, но пламя не вспыхнуло.

— Кофе, — молодой человек в белом халате, в сдвинутой набекрень шапочке протянул чашку. Старший инспектор все ещё возился с зажигалкой.

— Дайте мне бензин для зажигалок.

Бармен порылся в шкафчике, потом крикнул девушке, стоявшей на другом конце стойки:

— Где флаконы с бензином для зажигалок?

— Я только что продала последние пять штук.

— Возьмите спички. — Бармен подал Бреверу плоскую коробочку. — Они куда надежнее!

Бревер заплатил, вышел из заведения и направился к машине.

— В управление!

Удобно откинувшись на сиденьи, попытался расслабиться. Не знал, что только что едва не встретился с убийцей.

Рутина — сон — и опять рутина.

Бревер прошел по коридору, вошел в кабинет и нажал кнопку интеркома. Когда отозвался детектив Сэрдж, вызвал его к себе.

Геркулесова фигура Сэрджа заполнила все вокруг. Лоуэтт, сопровождавший коллегу, выглядел возле него как спринтер, хотя и весил добрых сто семьдесят фунтов.

— Как дела? — Бревер взглянул на Лоуэтта.

— Основное донесение готово, остальное в процессе работы, Гэйтски возвращается из морга, — доложил Лоуэтт.

— Что еще? — старший инспектор повернулся к Сэрджу.

— Все донесения мы передали в отделения три и четыре, — доложил инспектор. — С обоснованием, что мы завалены работой. Я зарегистрировал первые донесения об убийстве в «Саванне». Лаборатория, отделение идентификации и фотоотдел обещали, что будут непрерывно передавать нам все промежуточные результаты. Но это займет ещё несколько часов.

Бревер взглянул на электрические часы на стене, которые всегда напоминали ему кухню в доме его родителей.

— Три сорок пять. Приказ всем членам группы Бревера: немедленно в постель! Пять часов отдыха. В девять тридцать все встретимся здесь у меня!

По дороге домой Бревер, как и его сотрудники, предвкушал, наконец, отдых. И не диване в кабинете, а в нормальной постели. Знал, что отдохнувшее тело — залог бодрости духа, а и то, и другое было необходимо в его профессии. Да, детективам из романов сон не был нужен. Преступников они преследовали без отдыха, пренебрегая едой и прочими элементарными нуждами. Но люди с 240-й улицы состояли не из бумаги и типографской краски, а из плоти и крови.

До Лонг-Айленда, где у семьи Бреверов был небольшой домик, довольно далеко, но в четыре утра движение на улицах никогда не отдыхающего Нью-Йорка было слабым, а Бревер не хотел отказываться от нескольких часов отдыха дома.

Дэвид Бревер был единственным сыном, и его родители два года назад отпраздновали серебряную свадьбу, отец Бревера был на заслуженном отдыхе после сорокалетней службы в городской полиции Нью-Джерси, где дослужился до начальника транспортного департамента.

Дэвид с отличием окончил Йорк Колледж, учился в Гарварде, поступил на госслужбу, стал государственным обвинителем и в первом же своем деле в качестве прокурора добился осуждения обвиняемого, представшего перед судом за подделку денег. Приговор, по требованию молодого прокурора, звучал: «от семи до двадцати лет заключения». В день, когда приговор вступил в законную силу, осужденного нашли в камере мертвым. Ему удалось перерезать вены заточенной металлической ложкой.

Тогда он понял, что ему мало быть обвинителем. Поскольку невозможно было одновременно быть следователем, прокурором и судьей, решил заняться исследованием преступлений на основе непосредственного изучения человека и его поступков.

Так он поступил на службу в полицию. Не помогли и предупреждения отца, который желал сыну иной карьеры, чем была у него в Нью-Джерси. Но Дэвид Бревер не переменил своего решения, а когда раскрыл дело, известное под шифром «Пекари 7» и получил звание старшего инспектора задолго до истечения обычного срока, никто не радовался больше, чем Бревер-старший. За исключением матери…

Уже совсем рассвело, когда Дэвид Бревер тихо открыл двери дома, разулся и проскользнул в свою комнату. На столе обнаружил бутерброды, прикрытые большой салфеткой, тарелку салата и бутылку портера. Раздеваясь, съел бутерброды и выпил пиво. Через несколько минут лежал уже в постели. Сразу не уснул. Его привычкой было вместе с пиджаком оставлять и все служебные заботы. Но путь от слов к делу не всегда прост.

* * *

Вот что произошло за несколько часов от обнаружения убийства до начала совещания группы Бревера в девять тридцать.

Доктор Кеннеди из манхеттенского филиала Чиф Медикал Экзаминер в морге на 29-й улице провел вскрытие. Его отчет определил причины смерти мужчины, зарегистрированного на основании найденных документов под именем Адониса Лавинио «ранение свинцовой пулей из ручного огнестрельного оружия 32 калибра». Пуля, скользнув по пуговице, проникла в грудь и, деформировавшись, застряла в позвоночнике. Входное отверстие и следы вокруг него исключают выстрел в упор. Дуло оружия должно было быть удалено как минимум на сорок сантиметров от раны. Ранение вызвало мгновенную смерть вследствие повреждения сердца. «Трасса пули направлена вверх под углом восемь градусов, исходя из чего можно заключить, что убийца был, вероятно, несколько меньше ростом, чем жертва, если только убитый в момент выстрела не наклонился назад. Анализ содержимого желудка подтвердил предполагаемое время смерти в период между одиннадцатью и часом ночи. Необычных веществ (например, ядов) не обнаружено.

При анализе внутренних органов — печени, легких и селезенки установлены патологические изменения. Микрохимический анализ показал, что погибший длительное время употреблял значительные дозы героина и почти наверняка был хроническим наркоманом. Не исключено, что ранее употреблял и героин.»

На правом предплечье покойного нашли семисантиметровый шрам, по виду которого можно было заключить, что лечили его без врачебной помощи. Шраму было около трех лет.

На правом бедре обнаружены входное и выходное отверстие от пулевого ранения. Рана была старой, так что тип оружия идентифицировать не было возможности.

По общему состоянию тела возраст можно было определить в тридцать с небольшим лет, что сходилось с данными в документах.

Сплющенная свинцовая пуля была зарегистрирована и передана для анализа в отдел баллистики.

Отделение идентификации зарегистрировало и классифицировало отпечатки пальцев, снятые у убитого, и сравнило с данными картотеки. Комплект отпечатков был адресован в центр ФБР в Вашингтоне, но ответ ФБР только подтвердил данные местных картотек.

В политическом отношении убитый был чист, также как и по части шпионажа и контрразведки.

Остатки отпечатков на дверях и в лифте идентификации не поддавались. Их фрагментарность исключала классификацию.

Судя по картотеке, погибший был действительно Адонисом Лавинио, на чье имя были и документы, обнаруженные в поношенном бумажнике из кожезаменителя.

По архивным данным, Адонис Лавинио родился в 1927 году в Неаполе, в 1932 с родителями переехал в Соединенные Штаты, в одиннадцать лет сбежал из дома. Болтался по Нью-Йорку, в шестнадцать лет за попытку изнасилования направлен в исправительное заведение, откуда через девять месяцев сбежал, в восемнадцать получил два года за торговлю наркотиками, освобожден досрочно за хорошее поведение, годом позднее за то же преступление был осужден на четырехлетнее заключение, через три года выпущен за образцовое поведение, в двадцать три года за недостатком улик был оправдан по делу о вооруженном ограблении, в двадцать пять осужден на три года за неоднократные случаи вымогательства. За повторные операции с наркотиками на Лавинио было выдано ещё несколько ордеров на арест. В них перечислялись все его приметы. Материалы архива содержали и документы отдельных процессов.

В лаборатории провели анализ крови, взятой у покойного при вскрытии, и определена группа «Б» генотипа Б/БВ/О. Той же группы была и кровь на ковре. Лаборатория дополнительно подтвердила тождественность проб анализом дальнейших факторов крови. Анализ содержимого в целлофановых пакетиках, добытых при помощи пылесоса, не принес особых результатов. Судя по грязи из под ногтей и частицам, извлеченным из волос, покойный пользовался очень жирной и слишком ароматизированной помадой, вероятно, иностранного производства.

В отделе баллистики микроскопическим и спектральным анализом обнаружены волокна ткани, которые уцелели на пуле, и соответствовали одежде. Еще были обнаружены следы асбеста и меди. Металл пули был деформирован, практически сплющен, так что следов от нарезов дула различить было невозможно. Хотя, судя по всему, она относилась к 32 калибру.

Для следов асбеста и меди удовлетворительного объяснения не было. Причиной мог быть глушитель, но ни один известный в баллистике «сайленсер» ни асбеста, ни меди не содержал.

Когда Бревер вернулся в управление, в кабинет он прошел окольным путем, чтобы миновать дожидавшихся журналистов. Долго уворачиваться он не сможет. Но на первых фазах расследования убийства печать — скорее помеха, чем помощь. Громкие репортажи пробуждают внимание не только читателей, но и преступника и всех его соучастников. Если найден неопознанный труп, помощь печати может быть даже на руку. Но случай в «Саванне» относился к другой категории. Бревер не хотел информировать прессу, пока не будет знать, как с её помощью создать у подозреваемых иллюзию безопасности.

Усевшись с четырьмя ближайшими помощниками за стол для совещаний, Бревер прежде всего пробежал заголовки газет. И второе утреннее издание поместило только краткие заметки об убийстве в «Саванне». Старший инспектор предложил детективам отвечать на все вопросы журналистов как можно уклончивее.

— А теперь посмотрим на донесения. На все! Приступим!

И они занялись материалами вскрытия, заключениями лаборатории, отдела баллистики и фотографии. Гэйтски и Лоуэтт представили опись содержимого карманов убитого.

Фирменные ярлыки на костюме, шляпе, белье и бабочке убитого были аккуратно — и, судя по заношенным швам, довольно давно, — удалены.

В бумажнике из заменителя, кроме удостоверения личности, были водительские права, пожелтевшая, почти не различимая фотография какой-то женщины и групповой снимок того же качества.

В кармане убитого нашли тридцать семь долларов пятьдесят центов наличными, кожаный футляр с четырьмя ключами на колечке, перламутровый перочинный нож, пружинный нож с выкидным лезвием, зажигалка, авторучка, чистый и грязный носовые платки и миниатюрный радиоприемник. На внутренней стороне левого предплечья двумя подвижными резиновыми зажимами был прикреплен автоматический пистолет калибра 6, 35. В обойме было шесть патронов, седьмой — в стволе.

Бревер распределил работу.

— Слоун запишет показания Поттера и О'Брайена, а в клубе Беркли осторожно проверит алиби Бэлдона. Лоуэтт попытается выяснить, нет ли кого-нибудь из жильцов «Саванны» в нашей картотеке или в ФБР в Вашингтоне. Сэрдж и Гэйтски разделят список лиц, проходивших на процессах против Лавинио. Тщательно проверить всех, кто был осужден, оправдан, или выступал свидетелем защиты. Я же начну со знакомства с жильцами с двенадцатого до шестнадцатого этажа, поскольку Бэлдона, видимо, придется исключить, если его алиби подтвердится.

— А жильцы с первого этажа по десятый? — спросил Гэйтски.

— Они для нас пока не представляют интереса, — пояснил Бревер.

— Почему? — не успокаивался Гэйтски.

Бревер удивленно взглянул на своего сотрудника.

— Вы в самом деле думаете, что кто-то тащил труп вверх по лестнице, если вниз это гораздо легче?

— Спорю на две сотни, что это весомый довод, Гэйтски, — рассмеялся Слоун, — но если у тебя с серым веществом не в порядке, к чему лезть с дурацкими вопросами на совещании?

Гэйтски перегнулся через стол так, что своей могучей грудью чуть не отодвинул стол.

— Мои руки чаще всего спасают ваши головы, чем ваши головы — мое серое вещество! Впредь можете поискать себе другого ангела-хранителя. — Он повернулся к Бреверу. — К вам это, разумеется, не относится, шеф.

В десять часов десять минут кабинет Бревера опустел.

По дороге на Вестенд Авеню Бревер размышлял о пока неразрешимой проблеме — о мотиве убийства. Причина каждого преступления является лучшим ориентиром для преступника. Даже в немотивированных случаях может быть найден решающий импульс.

При поверхностном взгляде на квартирантов «Саванны» не было и следа каких-то связей между ними и застреленным гангстером, разве что за исключением Джека Беландро, если догадки Поттера верны. Но Беландро Бревер хотел заняться потом, когда получит результаты от Лоуэтта. Но даже если Беландро не отличается незапятнанной репутацией — где мотив?

Адонис Лавинио был мелкой сошкой, просто звеном в цепи торговцев наркотиками или чем-то подобном. Даже если кто-то из квартирантов «Саванны», — хотя бы Беландро — только прикрывался солидным фасадом и в действительности принадлежал к нью-йоркскому преступному миру, почти исключено, чтобы человек вроде Лавинио имел доступ прямо к боссу. Именно опасение, что контакты с подобными типами, хорошо известными полиции, могут бросить тень и на них, требовала от гангстерской верхушки максимальной осторожности и исключения всякой возможности подобных контактов. Ведущие фигуры преступных синдикатов высятся на светлых высотах общественного положения. Путь от них к исполнителям ведет сверху вниз через множество ступеней, где каждый знает только ближайшее звено вниз и вверх, так что никаких прямых контактов снизу вверх к боссу не существует. Такая система делает почти невозможным разоблачение крупных фигур, ибо против них никогда не бывает прямых свидетелей. А если вдруг такой человек появляется, из-за недосмотра, ошибки или иного сбоя в организации, на слушание дела он обычно не попадает, ибо с кладбища в зал суда пути нет.

Бревер в «Саванне» не стал представляться офицером полиции, но сделал вид, что у него назначена встреча с Лайонеллом Гленвудом. Привратник проводил его к лифту.

Президент «Америкен Шез, Инк.» принял старшего инспектора в халате.

— Это случайность, что вы меня вообще застали. Обычно в восемь я уезжаю в контору. Но легкая простуда задержала меня сегодня дома до прихода врача. Садитесь! И говорите прямо, в чем дело.

Бревер внимательно взглянул вокруг, оценил обстановку квартиры, которая говорила не только о благосостоянии, но и о культуре быта.

— Вероятно, вы уже слышали…

Гленвуд нетерпеливо перебил его.

— О том убийстве на одиннадцатом этаже? Разумеется. Такое не скроешь. Не считая того, что есть в газетах. Мне уже звонила уйма знакомых, которые о нас беспокоятся. Но не знаю… — он вопросительно взглянул на Бревера.

— Только формальность, мистер Гленвуд! — заверил его инспектор. — Но когда в доме произойдет убийство…

— Здесь в доме? — переспросил Гленвуд. — Мне это кажется неправдоподобным. Я думал, мертвого как-то пронесли сюда.

— Как вы это себе представляете? — спросил Бревер. — Труп нести гораздо сложнее, чем это кажется по его весу. Опыт есть! Семидесятикилограммовый мешок — максимум метр в длину, компактный, можно сказать, плотный. И форму свою он сохраняет. Мертвец ростом полтора-два метра не обладает никакой жесткостью, руки и ноги болтаются при каждом движении, пока не наступит окостенение тела — «ригор мортис». Но тело убитого было ещё теплым, когда мы его нашли. Лифт для жильцов — под постоянным надзором привратника. Лифтом для персонала можно воспользоваться, только имея специальный ключ от черного хода, и потом труп пришлось бы нести или волочь через всю квартиру, что могло произойти только с ведома или при помощи её хозяина. И вы верите, что покойный мог быть принесен под двери мистера Бэлдона снаружи?

Гленвуд попытался улыбнуться, но улыбка получилась вымученной.

— Обо всем этом я не подумал, инспектор. Я не криминалист и не читаю криминальные истории. Мои знания в этой области минимальны. Зато я могу помочь вам информацией об акциях, дивидендах, бирже, валюте — такими же точно, как ваши познания по части транспортировки трупов.

— Прекрасно, — поблагодарил его Бревер. — Если я когда-нибудь на свой оклад захочу купить акций, попрошу у вас совета. Но пока придется удовольствоваться трупами. А теперь перейдем к действительно формальным вопросам: не заметили ли вы в тот вечер или ранее ничего существенного? Возможно, вы встречали в лифте этого человека? — он предложил Гленвуду несколько увеличенных фотографий Адониса Лавинио, — или произошло что-то необычное?

Гленвуд решительно покачал головой.

— Этого парня я не знаю. И он мне крайне несимпатичен! Не думаю, что смогу рассказать вам что-то интересное — по крайней мере по поводу этого печального события. Мы с семьей не поддерживаем контакта с остальными жильцами. Наше общество принадлежит несколько к иному кругу. — Он гордо выпрямился.

— Моя жена — урожденная Веллстраат, эта фамилия вам, вероятно, знакома — семья приплыла на «Шейфлауэре», а мои предки ведут свой род от Гленна Вуда, который в освободительной войне был полковником у генерала…

— Но это же общеизвестно! — Бревер сделал полупоклон. — Я только думал… возможно, что вы могли что-нибудь заметить… при всей изолированности вы ведь время от времени встречаетесь с другими жильцами в лифте, а человек с вашим положением и жизненным опытом с первого взгляда сумеет отличить зерно от плевел, даже без дополнительных доказательств.

Даже такой человек, как Гленвуд, супруг урожденной Веелстраат, чьи предки прибыли в Америку как первопоселенцы, даже этот американец с богатой родословной принял тираду Бревера с благодарностью.

— Дорогой инспектор, я бы очень хотел вам помочь, будь это в моих силах. Но я правда не знаю ни о чем… Но, чисто между нами, — он взглянул на двустворчатые двери в глубине, — ибо в присутствии моей жены я бы об этом не заговорил, — есть тут у нас в доме одна довольно… ну, деликатно выражаясь, темпераментная женщина. Зовут её Эвелин Паркер, — о чем я, кстати говоря, узнал совершенно случайно. Но, полагаю, эта дама — в кавычках, разумеется, — работает совсем в другой области, чем убийства. Он коротко хохотнул, наклонившись к Бреверу. — Как мужчина мужчине — такие ведь тоже нужны, а? Но кроме этого… — Задумался, потом сказал: — На пятнадцатом этаже год-полтора назад поселился некий Дональд Лирбоди. Я ничего не имею против таксистов, особенно если их несколько сот в одних руках, но Шейла — моя жена — и я были несколько шокированы, что прямо у нас под боком появился человек из совсем иного круга. И сын и дочь только головой качали, когда видели Лирбоди и их детей. Но мы живем в такое время, когда господствуют совсем иные нравы, чем во времена нашей молодости…

— К сожалению, — подтвердил Бревер. Свое настоящее мнение для пользы дела он оставил при себе. Следующий вопрос сформулировал как можно осторожнее.

— Вы вернулись вчера домой довольно поздно… не слышали ли выстрела, или чего-то подобного? На большом расстоянии за выстрел можно принять и выхлоп автомобильного мотора.

— Дома мы были в начале одиннадцатого, но единственное, что привлекло внимание — это шумная компания, которая по ошибке въехала лифтом до самого верха, но тут же опять спустилась вниз. Видимо, где-то была вечеринка. Но не слышал ничего, напоминающего выстрел. И жена и дети тоже ничего не слышали, иначе сказали бы об этом. Вчера вечером мы были приглашены к друзьям, Мондергастам из Бостона, которые по пути в Париж ненадолго остановились в Нью-Йорке. Мы вместе поужинали в «Уилмингтон Руфгарден», — и там последнее время уже не тот уровень, какого можно бы ожидать. Но отклонить приглашение мы не могли, миссис Мондергаст, урожденная Тиллбург, — дальняя родственница моей жены. Фамилия Тиллбург вам, конечно знакома скаковые конюшни и консервы.

— Ну разумеется, кто же не знает? — торопливо перебил его Бревер, чтобы избежать дальнейшего потока семейных историй. — Я вам очень благодарен за информацию.

Он встал. Гленвуд проводил его до дверей и подождал, пока не пришел лифт.

Бревер вышел на тринадцатом этаже. На всякий случай. Несколько раз надолго нажал звонок квартиры Дороти Шеннон. Попытался повернуть ручку двери. Ничего не слышно. Видимо, миссис Шеннон действительно путешествовала. Да и пыль, осевшая на пороге двери, подтверждала, что их давно не отворяли. Богачи отдыхают на Гавайях — бедняки остаются дома или довольствуются Кони-Айлендом. В этом вся разница.

Абрахам Баннистер и Дональд Лирбоди были бизнесмены и в половине двенадцатого дня их не могло быть дома. Но зато была возможность узнать кое-что такое, на что трудно рассчитывать в их присутствии. Неосторожная реплика из уст ничего не подозревающей супруги или служанки чаще помогает криминалисту гораздо больше, чем трудный допрос осторожных мужей.

Бревер позвонил Лирбоди. Через некоторое время открыла темнокожая девушка. Не негритянского типа, скорее откуда-то с островов Карибского моря, с Пуэрто-Рико, или Гаити, со всей прелестью женщин этого многорассового региона.

— Могу ли я говорить с мистером Лирбоди?

Старший инспектор скорчил милую гримасу и с нескрываемым удовольствием прошелся взглядом по пышному бюсту и узким бедрам девушки.

Мина служанки, вначале весьма строгая, мгновенно изменилась.

— Мистер Лирбоди уходит в контору всегда очень рано, обычно в семь часов.

— А миссис Лирбоди? — Бревер старался не нажимать.

— Миссис Лирбоди? — Девушка удивленно взглянула на него. Замялась, потом спросила: — Вы хотите что-то продать? Мистера Лирбоди ничего не интересует, он все получает по оптовым ценам, обычно прямо с фабрики.

— Юная леди, — осклабился Бревер, — я не могу предложить вам ничего, кроме восхищения женской красотой — а это все даром… Можете не беспокоиться. Но хотелось бы распросить вас о многих других вещах. Вам не кажется, что в дверях это не совсем удобно?

Девушка забеспокоилась.

— Мне нельзя никого пускать в квартиру, когда мистера Лирбоди нет дома! Всякое бывает… Чего вы хотите? Кто вы?

Бревер подошел ближе.

— Я бы не сказал этого никому, но с виду вы вполне заслуживаете доверия… — Он показал ей удостоверение.

Недоверчиво и боязливо она уставилась на него.

— Криминальная полиция? — И вдруг поняла. — То убийство сегодня ночью — вы из-за него пришли?

Он кивнул, аккуратно отодвинул её в сторону и захлопнул за собой дверь.

— Не бойтесь ничего, юная леди!

Помня планировку по квартирам Бэлдона и Гленвуда, он уверенно прошел внутрь, открыл двери и кивнул девушке, чтобы подошла ближе.

— Мы одни? Значит, с вами можно говорить откровенно?

Девушка польщенно улыбнулась, шагнула чуть ближе, оставаясь все же на безопасном расстоянии и опершись на край стола.

— Я всегда прихожу в полдевятого, мистер Лирбоди завтракает в конторе, в ресторане. И до полудня я остаюсь здесь одна.

— А миссис Лирбоди? — повторил свой вопрос Бревер.

Она снова как-то странно взглянула на него, но потом сказала:

— Будет лучше, если я вам скажу. Полиция все равно раньше или позже узнает. Видите ли, она три недели назад сбежала от мужа. Никто в доме об этом не знает. Официально она гостит у родителей. Но передо мной-то не скроешь! Сбежала от него с шофером! — И добавила, поясняя. — Шофер был из фирмы, но возил только Лирбоди. Заодно что-то вроде телохранителя, раньше был боксером-средневесом. Вы же знаете, таксисты — парни крутые, так что шефу здоровяк всегда может пригодиться. На Майка Паттерсона всегда можно было положиться, пока он возил только хозяина. Но когда взял под охрану ещё и хозяйку, потому что босс надолго уезжал, — усмехнулась она, — короче, в один прекрасный день они словно под землю провалились. На хозяйке было бриллиантов как игрушек на рожденственской елке…

— Понимаю, — поддакнул Бревер. — И счастливая молодая пара до сих пор не дала о себе знать?

— Молодая? — воскликнула девушка. — Да, если сложить двадцать пять Майка и её пятьдесят пять, то ещё ничего — выйдет на каждого по сорок. Но вообще-то, им бы лучше играть в мамашу и сыночка. Ну, долго это не протянется. Скоро хозяйка вернется и будет все по-прежнему.

Бревер недоверчиво взглянул на нее.

— Не может быть! Лирбоди разведется, не возьмет же он обратно свою жену, которая от него сбежала, к тому же — с шофером!

Она чуть запрокинула голову и глаза её, окруженные красивыми длинными ресницами шаловливо засветились.

— А если у него не будет выбора?

— Почему? — допытывался инспектор.

Чувствуя на себе его взгляд, она кокетливо выпрямилась и таинственно ответила:

— Мистер Лирбоди не может рисковать скандалом. Его жена слишком много знает. Я слышала, как она кое на что намекала по телефону — и она знала, что говорила.

— Ну что она могла знать? — как можно равнодушнее спросил Бревер. Сокрытие доходов? От этого Лирбоди откупится. Измена? Это не козырь в руках жены, сбежавшей от мужа с другим. Так что… — покачал головой. — Думаю, вы ошибаетесь.

— Думаете? — Насмешливо переспросила она. Голос дрожал от желания спорить. — Возможно. Но я что слышала, то слышала. Хозяйка угрожала мужу… и знаете чем? Вами! Полицией!

— Ну, возможно и так, — отмахнулся Бревер, разъяренная женщина чего не придумает! Но чтобы действительно что-то предпринять против своего мужа, она должна была иметь в руках доказательства. Вещественные доказательства преступных деяний. А что можно доказать Лирбоди?

— Не знаю, — признала девушка. — Хозяйка, разумеется, не сказала по телефону ничего конкретного. Но это должно быть как-то связано с тем, что нечто не в порядке с такси. Однажды, когда они по-крупному поругались здесь, дома, хозяйка заявила, что множество людей могли бы доказать… она тогда случайно обнаружила, что во время её отсутствия мистер Лирбоди принимал даму… что она знает таксистов, которые за соответствующее вознаграждение с охотой дадут показания против мистера Лирбоди, и о «левых» пассажирах, и о какой-то перевозке багажа, но, как я уже сказала, ничего более конкретного. Но у хозяйки муж в кулаке, это вы можете мне поверить. Или он примет её назад, или будет платить до самой смерти.

— Будет интересно, если так произойдет. Но личные дела супругов Лирбоди меня не интересуют, — легкомысленно заметил Бревер и сделал вид, что собирается уйти. — Я расследую убийство, которое произошло сегодня ночью. Раз вы такая сообразительная девушка и многое слышите, может быть вы мне сможете что-нибудь рассказать и об этом? И, кстати, как вас зовут, моя красавица?

— Иннокентия Торлан, — гордо ответила она. — Но про убийство я ничего не знаю. Вчера я прочитала о нем в метро, по дороге сюда. Привратник думает, что убийца хотел свалить все на мистера Бэлдона и потому положил труп перед его дверью, но по-моему это просто глупо, на это полиция ни за что не купится.

Бревер показал ей фотографию убитого.

— Вы его знали? Не похож он на кого-то из ваших знакомых? Не встречали вы его поблизости от «Саванны»? В гараже? В лифте для персонала? В вестибюле или ещё где-нибудь?

Девушка решительно покачала головой.

— Никогда! А такое лицо я бы точно запомнила — наглое и опасное!

Старший инспектор снова взглянул на фотографию. Эта простая девушка с первого взгляда распознала то, что до сих пор не разглядел он и что не заметил никто из его сотрудников: физиономия Адониса Лавинио источала опасность и после его смерти.

— И примите мой совет, Иннокентия, — предупредил её Бревер.

— Ни слова о моем визите ни мистеру Лирбоди, ни кому еще. Я говорю это только в ваших интересах. Никто не узнает того, что вы мне рассказали. Зачем посвящать в это вашего хозяина или кого-то еще? Если вы проговоритесь, начнутся лишние распросы, — давайте обойдемся без этого, ладно?

— Я не скажу ни слова, — уверила она. — Если хозяину не скажете вы, никто ни о чем не узнает.

Бревер медленно направился к дверям, но остановился на пороге.

— Вас зовут Иннокентия… Это означает «невинная», а?

Она гордо кивнула.

— Невинность, точно.

Бревер вызвал лифт и бросил на девушку многозначительный взгляд.

— Только имя — или на самом деле?

Она сделала шаг в его сторону.

— В этом мужчина должен разобраться сам.

Лифт тронулся, и она долго смотрела вслед.

Старший инспектор остановил лифт на втором этаже, немного подождал и нажал кнопку двенадцатого. Не хотел, чтобы девушка знала, в какую квартиру он направился теперь.

У Абрахама Баннистера открыла пожилая дама, причем не сняв цепочки. Только рассмотрев его удостоверение, пустила внутрь.

— Проходите… — она прошла вперед, через салон провела его в маленькую комнату, обставленную как интимную гостиную, и предложила кресло.

— Вы, видимо, пришли из-за ужасного события, происшедшего ночью?

— Да. — Он предпочел убедиться. — Миссис Баннистер? — после кивка Бревер продолжил: — Всего несколько обычных вопросов, с которыми всегда надоедает полиция. Избежать этого, к сожалению, невозможно, все-таки произошло убийство. Вы же не хотите, чтобы убийца избежал кары — поэтому я прошу вас о помощи. Могли бы вы рассказать, что знаете об этом случае? Я вам покажу фотографию убитого — это, конечно, не художественный портрет, но верно переданное сходство облегчает опознание.

Фотографии он разложил на маленьком столике. Каждый снимок хозяйка рассматривала очень тщательно. Словно о чем-то вспомнив, потянулась к небольшой подставке возле плавно изогнутого кресла.

— Курите? Это хорошо. Люблю аромат хороших египетских сигарет, не переношу только ароматизированные сорта.

— Благодарю! — Он закурил «хедив де люкс», хотя не переносил её восточного запаха. Ему вдруг показалось, что милая дама пыталась всем этим просто отвлечь его внимание. Но взглянув в её ясные, добрые синие глаза, решил, что догадка была ошибочной.

— Ну что? Полагаете, что вы уже когда-то видели этого человека? Именуется он Адонис Лавинио и был кем угодно, только не настоящим Адонисом.

Покачала головой.

— У меня появилось на миг такое впечатление, но это была ошибка. Я дважды была в Италии, в прошлом году и в этом, там множество таких типов, все выглядят одинаково и для нас все так похожи, что не различишь. Но этого Адониса я никогда не видела.

— Может быть, мимоходом, в лифте, в холле или в гараже, когда садились в машину. Это могло наложиться на воспоминания о мужчинах в Италии, подсказал Бревер.

Женщина задумалась.

— Не могу сказать вам ни да, ни нет, просто не знаю. Но — это для вас так важно?

— Могло бы дать нам какой-то след, — пояснил старший инспектор.

— Предположим, естественно, чисто теоретически, что вы когда-то видели убитого, как он выходит на одиннадцатом этаже и направляется в квартиру мистера Бэлдона.

Недоверчиво взглянула на него:

— Вы же не думаете, что Бэлдон открыл бы двери такому типу? Нет, об этом и говорить нечего. Может быть, он поднимался на десятый этаж? Мистер Гарвик поддерживает контакты с богемной публикой, по крайней мере, так как он её понимает. Мне приходилось видеть у него людей, которых можно встретить скорее в Бауэри, чем на Бродвее… На седьмой этаж могли ходить такие посетители — только дамы, конечно, потому что от дипломата типа сеньора Антонио де Альвареца другого человек ожидать просто не может…

— Понимаю, миссис Баннистер. Ваша информация заслуживает внимания, заметил Бревер.

— Не считайте это доносом, инспектор, — тут же заволновалась она. — Я просто размышляла вслух… Но как только вы произнесли имя Бэлдона, я и разговорилась. Ничего не имею против Гарвика, как и против Альвареца, или, скажем, мисс Паркер — возможно у меня просто слишком старомодный взгляд на некоторые вещи.

— … Но, — продолжил Бревер её мысль, — вы все же чувствуете, хотя не можете опереться на что-то конкретное и не хотите никому повредить, что Адонис Лавинио в «Саванне» вряд ли мог посещать кого-то кроме Гарвика, Альвареца или мисс Паркер и…

Она возмущенно его перебила:

— С чего вы взяли? о Джеке Беландро вы меня спрашивали?

Бревер добродушно ответил:

— Я вообще не спрашивал вас о конкретных людях, миссис Баннистер, имена называли мне вы. Теперь упомянули о Беландро с четырнадцатого этажа. Что вас заставило это сделать?

Она заерзала в кресле.

— Я просто делю людей на симпатичных и несимпатичных. Джек Беландро и те трое мне очень несимпатичны. И я никогда не ошибаюсь. Если этот молодой человек, — показала на фотографию, — посетил кого-то в доме, то только одного из этих четырех.

— Выбрать одного из четырех будет нелегко. Но, по-вашему, никто больше в расчет не идет?

— Исключено.

— Еще последний вопрос. — Бревер поднялся, скомкав сигарету, — не слышали сегодня ночью вы или ваш муж ничего необычного? Например, громкий выхлоп мотора автомобиля?

— Вы имеете в виду выстрел? — спросила она, слегка усмехнувшись. Нет, ничего такого. Только шум приходящих и уходящих гостей Гарвика — но к этому мы уже привыкли. Давно бы уже переехали. Но сегодня всюду столько радиоприемников, что мы попали бы из огня да в пламя. Времена, когда люди вели себя пристойно, давно прошли. Я бы слышала любой подозрительный звук, потому что не ложилась, пока не вернется муж. Читала Голсуорси, — знаете, я из старого английского поместного дворянства, а человек должен временами взять в руки спокойную, добрую книгу, чтобы забыть о вашем Нью-Йорке. Абрахам Баннистер вернулся в полпервого, был на собрании биржевой палаты. Все мои уговоры, к сожалению, не помогают. Ему уже семьдесят, но не желает отойти от дел, словно молодой. Притом в этом нет никакой необходимости. Наши дети обеспечены, и более, чем достаточно. Но Абрахам не может жить без своего бизнеса. — И, подумав, добавила: — Может, не постарел бы так, уйдя на покой!

Бревер откланялся. Он оказался в мире, о котором знал только по книгам, и рассказам — во вчерашнем мире, о котором он думал, что существует только в фантазии писателя. Миссис Баннистер изменила его мнение. Люди, которых он считал вымышленными, жили в действительности. Здесь, в конце 1959 года, в апартаментах на Вестэнд Авеню у Централ Парк.

Прикинул, стоит ли навестить Абрахама Баннистера в «Траст инвестмент инк.», но после разговора с его женой считал это просто излишним. По крайней мере, пока.

Поехал в даунтаун, чтобы пообедать где-нибудь неподалеку от работы. Так он мог сэкономить немного времени, чтобы после черного кофе, как всегда завершившего его обед, выслушать донесения сотрудников. Совместное обсуждение достигнутых результатов было очень важно для планирования. А из управления на Центр Стрит рукой подать до конторы Лирбоди на Спрюс Стрит. Потом пришла бы очередь Джека Беландро, Джеймса Гарвика, Эвелин Паркер и других, у которых Лоуэтт может найти в картотеке какие-то зацепки.

Четверо мужчин — четыре часа работы.

В два часа Бревер с ближайшими сотрудниками сидел за столом для совещаний. Каждый из них принес результаты своей почти четырехчасовой работы.

Прежде всего старший инспектор информировал четырех детективов о всех результатах своего визита в «Саванну». Потом взглянул на Лоуэтта.

— А как обстоят дела у вас? Начнем с тех жильцов, на которых ты что-то нашел в картотеках.

Детектив потянулся за блокнотом и открыл папку.

— Прежде чем заняться людьми, на которых есть какие-то сведения, я прежде всего проверил с первого по четвертый этаж, поскольку они сданы не жильцам, а одной фирме. Полагаю, нужно было проверить, кто за ней стоит, и не могли ли таким путем проникнуть в «Саванну» нежелательные типы.

— Верно, — согласился старший инспектор.

— Арендатором первых четырех этажей является фирма «Файнешл Севинис К», основанная в девятьсот двенадцатом году группой промышленников и банкиров. Сегодня ею руководят дети. А в двух случаях — внуки основателей. У неё солидный круг заказчиков, в их числе известные биржевые маклеры.

— Откуда у вас эта информация? — спросил Бревер.

— Биржевой совет, Союз маклеров. Страховое общество владельцев ценных бумаг, Союз банковских служащих… Достаточно было связаться по телетайпу.

— Хорошая работа, — удовлетворенно кивнул Бревер.

— Короче, есть одно имя, которое, по моему мнению, мы можем полностью исключить. Это Чарльз Барнс, шеф терапевтического отделения больницы Эдварда Хиггинса. У него своя клиника. Издал несколько научных книг. Очень состоятелен. Во всех отношениях без изъяна.

Пометил блокнот.

— Теперь остальные. Джеральд Гамильтон, шестой этаж, главный инженер «Мериленд Юталити». В двадцать четвертом году разжалован за дезертирство, три года военной тюрьмы, амнистия через семнадцать месяцев, условный срок истек в двадцать седьмом, в пятьдесят седьмом — судимость снята.

— Невероятно! — воскликнул Бревер, — Чтобы в «Саванне» жил кто-то с судимостью! Хорошенькое начало! Продолжайте!

Лоуэтт прочитал следующую страницу.

— Антонио де Альварец, дипломат, два задержания за нарушение правил движения. Судя по материалам, всегда под сильным воздействием алкоголя. Поскольку его хранит дипломатический иммунитет, анализ крови не проводился. Ничего больше. Я направил запрос в Вашингтон. Но думаю, что сеньор Альварец числится в ООН, а они информацию предоставляют редко и неохотно.

— Пожалуй, Государственный департамент мог бы поручить нашему послу на родине Альвареца что-нибудь выяснить там. Неофициально, — сказал Бревер.

— Эвелин Паркер. Дважды замешана в какие-то аферы с колл-герл. Оба раза по суду оправдана. — Лоуэтт неспеша раскурил трубку.

— Но я это имя никогда не слышал, — заметил Бревер, — значит ни о чем чрезвычайном речи не шло.

— Настоящая фамилия Паркер — Пинни, — пояснил Лоуэтт, — но поскольку она добилась дважды где-то театральных ангажементов, ей было позволено пользоваться псевдонимом. В «Саванне» она значится как Паркер, но в полиции сообщила свою настоящую фамилию. Видимо, привела с собой какого-нибудь театрального агента, который знал законы. Но в отделе по борьбе с наркотиками есть на Паркер, она же Пинни, несколько донесений из среды наркоманов. Наркоманы не умеют держать язык за зубами. Те считают, что она посредница между крупными оптовиками и мелкими толкачами. Кое-что говорит о том, что снабжала или снабжает «коксом» несколько ночных клубов в Гринвич Вилледж. Несколько задержаний, личных досмотров и обысков квартиры ничего не дали. Коллеги из отдела по борьбе с наркотиками считают, что нашу русую пташку — которая, кстати, на самом деле темная шатенка, — всегда вовремя предупреждали.

— Тут возникает вопрос, седовласый ли джентльмен поставляет Эвелин «кокс», а молодой распределяет его дальше, или наоборот, — заметил Слоун.

Лоуэтт положил на стол пачку фотографий, показавших Эвелин как на обычных снимках из картотеки, так и в интимных ситуациях. Фотографии путешествовали из рук в руки.

— На девятом этаже судовладелец Оливер Г. Мершан с семьей из шести человек. Сливки общества. Пять машин, прислуга — горничная, слуга и повар, — если приглашены гости, постоянный член клуба «Сторк» «Клуба 21» — все о'кей, включая «черные списки», куда с сорок второго по сорок пятый год включалось имя Мершана за торговлю с неприятелем. Но прибыль прежде всего таково его жизненное кредо. А забывается это быстро — особенно когда за это платят.

— Чем дальше, тем интереснее, — вздохнул Бревер. — Хотя человек, торговавший с неприятелем, вряд ли имеет что-то общее с убийством Адониса Лавинио. Но просто удивительно, как мало среди нас действительно порядочных людей.

— Джеймс Гарвик с десятого этажа — строительный подрядчик, — продолжал Лоуэтт, — но где строит, и что строит установить мне пока не удалось. Денег ему хватает. Часто путешествует. В двадцать девятом году остался без гроша — но тогда такое случилось не только с ним. Черной тогда была не только пятница, но и весь год. Официально это не зарегистрировано, но в центре экономической информации устно и неофициально кое-что сообщили. Гарвик вплоть до прошлого года был владельцем бара «Шанхай» и дважды был оштрафован — за превышение времени работы и за стриптиз несовершеннолетних. Вот он — фас и профиль. Характерное лицо бесхарактерного человека. — Он пустил снимки по кругу.

— Бар «Шанхай», — заметил Сэрдж, — на Кристофер Стрит. Пестрая публика, мужчины и женщины; мужчины, которые ищут женщин, женщины, которые ищут мужчин, и те, которые ищут обоих. Несколько раз сменили место. Вначале Бэдфорд, потом Блекер Стрит. Бар был закрыт, снова открыт, опять закрыт и снова открыт. Связи у них есть.

— На это заведение мы сегодня взглянем как следует, — неторопливо сказал Бревер. — Кого из вас там не знают?

— Меня! — тут же встрял Гэйтски. — Я никогда там не был! И вообще я таких заведений не знаю. Думаете, кому-нибудь придет в голову, что я из полиции?

— Полагаешь, кому-нибудь это не придет в голову? — осадил его Слоун.

— Да, я тяжеловес, — гордо заявил Гэйтски. — Но именно боксеры и борцы — желанные люди в таких кабаках. Это совсем другое дело! И для дам, и для господ! — Он тихонько рассмеялся.

Бревер сказал:

— Может быть, это неплохая идея. Придем в разное время, сядем подальше друг от друга… — Взглянул на трех остальных детективов. — Кто ещё может ручаться, что его в «Шанхае» действительно не знают?

Лоуэтт в расчет не шел. Раньше он служил в полиции нравов и риск, что в «Шанхае» могли его узнать, был слишком велик. Слоун припомнил, что во время своей работы в отделении идентификации завязал ряд «знакомств» в гомосексуальных кругах. А Сэрдж только усмехнулся. Четыре года назад ему пришлось уйти из «Наркотик Скуод», потому что превратился просто в символ этого отдела по борьбе с наркотиками. Люди из этой среды обходили его за версту.

— Тогда в «Шанхай» со мной пойдет Гэйтски. Договорились. Если ничего не случится, то в полночь. Я приду позднее. Раньше полуночи в таких сомнительных заведениях нет никого кроме любопытных туристов, которые потом разочарованно возвращаются в отель — или отправляются на ночь куда-нибудь еще. — Он повернулся к Лоуэтту. — Продолжайте излагать подноготную добропорядочных граждан из «Саванны»!

— Джек Беландро, — Лоуэтт повысил голос, — наш старый знакомый. Раньше он именовался Джакомо Биньо, но три года назад получил американское гражданство и стал пользоваться своим нынешним именем. К сожалению, закон о натурализации дает право каждому свежеиспеченному американцу выбрать себе новое имя. Поскольку с той поры обвинения Биньо не предъявлялись, смена имени осталась всего лишь записью в его личном деле. Вероятно, и квартиру в «Саванне» он заполучил только потому, что управляющий домом не знал его прежнего имени. Как ему могло прийти в голову, что американец Джек Беландро — это итальянский гангстер по имени Джакомо Биньо?

— Что за ним числится? — спросил Бревер.

— Чист как ангел! За деньги можно нанять лучших адвокатов. Это просто невероятно: — Джек Беландро, он же Джакомо Биньо, не был ни разу осужден, хотя двадцать семь раз арестован в Нью-Йорке, Чикаго, Детройте, Лос-Анжелесе, Лас-Вегасе, Майами, Сан-Франциско и Вашингтоне. Четырежды был обвинен в убийстве, девять раз — в соучастии в убийстве, дважды по так называемому закону Манна за незаконный перевоз особ женского пола за границу штата, одиннадцать раз — по подозрению в торговле наркотиками, и каждый раз следствие прекращалось или — если обвинение было предъявлено не предстал перед судом, а если предстал перед судом, был оправдан. То есть — по закону — он никогда не был признан виновным!

Бревер, сделав несколько пометок, передал снимки дальше.

— Вот вам и юстиция, вот вам и демократия! Надеюсь, мы все-таки доберемся до конца списка жильцов «Саванны»…

— Последний, — ответил Лоуэтт. — Дональд Лирбоди. Дважды его анонимно закладывали за незарегистрированную, значит, незаконную перевозку оружия. Якобы он своими такси доставлял легкие пулеметы неизвестно откуда дипломатическому представительству одного южно-американского государства. Кто их им продавал, установить не удалось. Получатель молчал, поскольку неподсуден американским законам. Расследование увязло в песке. Лирбоди вначале допрашивали как обвиняемого. Он отказался отвечать по совету своего адвоката, с обоснованием, что как обвиняемый имеет право на молчание. Потом собирались его допросить как свидетеля. Тогда он отказался отвечать со ссылкой на так называемую пятую поправку, ибо своими показаниями мог повредить другим, к чему свидетеля принудить нельзя. Тем все и кончилось. Лоуэтт собрал свои заметки и сунул блокнот в карман.

Бревер огляделся и кивнул Слоуну.

— Показания Поттера и О'Брайена запротоколированы. Соответствуют тому, что они рассказали вам, — доложил детектив.

— И в клубе «Беркли» мне подтвердили слова Бэлдона. Его там очень уважают, мне пришлось быть очень осторожным, чтобы не вызвать нежелательной реакции.

Бревер кивнул, взглянул на Гэйтски, потом на Сэрджа.

— Докладывает пусть кто-то один. Если будете, как обычно, перебивать друг друга, толку не будет. Значит…

— У Сэрджа получится лучше, — отозвался Гэйтски, — если он запутается, я подскажу.

Он закурил, избегая взглядов своих коллег. Хотя и знали они его уже давно, каждое его движение невольно привлекало внимание, потому что ему было нелегко согнуть руку в локте так, чтоб поднести её ко рту. Мускулы не кончались бицепсом, но могучими перевязями тянулись дальше и серьезно ограничивали свободу движения в локте. При этом ткани рукава и всего пиджака, несмотря на изысканный свободный покрой опасно натягивались.

Сэрдж достал свои записи из плоской папки на молнии.

— В документах Лавинио тех лет, когда он попал в исправительное заведение для подростков, имен сообщников нет. Но ведь ясно, что связь с сообщниками на воле у него была, потому что он не просто сбежал, побег был тщательно спланирован, чтобы дать ему выигрыш во времени. По мнению тамошней администрации, его ждала машина возле здания прачечной, через котельную которой он сбежал. Остальные, как всегда в таких случаях, разумеется ничего не знали. — Сэрдж придвинул бумаги, которые разложил перед собой Гэйтски. — В сорок пятом году Лавинио предстал перед судом за торговлю наркотиками. У него был один из лучших адвокатов, Поппинг, на чей невероятно высокий гонорар Лавинио, мелкого пушера, никогда бы не хватило. Но помогли могучие заступники. Адонис получил всего два года, хотя прокурор требовал десять. Агенты бюро по борьбе с наркотиками готовы были на все, чтобы Лавинио выдал своих хозяев и поставщиков. Предложили ему полную безнаказанность: если выступит как коронный свидетель обвинения. Но Лавинио знал правила игры. Лучше на два года лишиться свободы, чем навсегда головы. Тем более, что молчание и эта небольшая жертва были хорошо оплачены. На этом процессе не фигурировали ни сообщники, ни помощники, но зато был свидетель защиты, некий… — Сэрдж пробежал взглядом страницу, Альбертино Мосилли, — здесь его фотографии из картотеки, — детектив подал их старшему инспектору, — который готов был присягнуть, что видел перед тем, как Лавинио арестовывали агенты Бюро по борьбе с наркотиками, как какой-то незнакомый человек сунул что-то Лавинио в карман. Так защита пыталась доказать, что никакого «кокса» у Лавинио не было, но что кокаин ему сунул в карман какой-то пушер, которому нужно было срочно избавиться от опасного товара.

— А кто такой Альбертино Мосилли? — спросил Бревер, занося его имя в записную книжку.

— Сутенер по призванию, — ответил Сэрдж, — но не гнушается согрешить чем угодно. Так, например, был задержан за карманную кражу. Ничего особенного. К тому же, его отпустили, потому что свидетелей не было, а от добычи смог избавиться в суматохе, возникшей после обнаружения кражи. Но интересно место, где он дал выход своим преступным наклонностям. — Сэрдж обвел взглядом своих коллег и остановился на старшем инспекторе. И только он собрался выложить свой козырь, как с треском сложился стул, на котором раскачивался Гэйтски, и детектив оказался на земле.

— Это уже третий, — лаконично подытожил Слоун. — Четыре доллара. Купи себе металлический, он дороже, но все равно окупится, не нужно будет все время писать объяснительные.

Гэйтски поднялся, отряхнулся и придвинул новый стул.

— Я не виноват, что начальство покупает детские стульчики, вместо мебели для взрослых мужчин. Так вот, Сэрдж не сказал, что Мосилли взяли в баре «Шанхай».

Это была страшная месть. Триумф он присвоил себе.

— Это очень интересно! — воскликнул Бревер. — Это уже похоже на след, очень слабый, но все же… — Лавинио был убит в «Саванне»… там живет та Паркер-Пинни, что замешана в торговле наркотиками… там живет и Джеймс Гарвик, которому принадлежит бар «Шанхай», а мужчина, который дал показания в пользу Лавинио, крутится в «Шанхае»… гм! Все это может быть и случайное совпадение, но такое совпадение заставляет задуматься и проверить!

Он взглянул на Сэрджа, который все ещё обиженно сидел, повернувшись к Гэйтски спиной.

— Что еще?

— Еще одно совпадение, инспектор! — прокомментировал детектив свои заметки. — После того, как Лавинио через год помиловали, в сорок седьмом коллеги из Бюро по борьбе с наркотиками взяли его прямо с поличным. На этот раз его арест они заботливо готовили несколько месяцев. Агенты из «Наркотик Скуод» сняли два номера, выходивших в тот же коридор, что и номер Лавинио. Следили за человеком, навещавшим Лавинио регулярно, хотя и в разное время. Это доказывало, что о встречах договаривались заранее. Когда как-то раз незнакомец был у Адониса, наши коллеги выломали дверь и ворвались к Лавинио. Его задержали, но гость перевернул стол, вскочил в ванную и закрыл дверь изнутри. Один агент сторожил Адониса, другой высадил дверь, но незнакомец уже выбрался через окно на пожарную лестницу и спустился вниз. Во дворе играли дети, стрелять было нельзя. Так он и сбежал. Неопознанным. Лавинио молчал. Его защиту вел опять Поппинг.

— Но я не вижу никакой связи с нашим убийством! — заявил Бревер.

Сэрдж наклонился через стол, взглянул на Гэйтски, словно желая убедиться, что на этот раз он не испортит ему обедню, и потом сказал, тщательно подчеркивая слова:

— Гость Лавинио не мог сбежать иначе, чем через двор и соседний участок. Среди старых домов в восточных доках это нетрудно. Проход на улицу был перекрыт, двери в дом заперты. Пока один из наших оставался с Лавинио в доме, второй осматривал окрестности. На углу стоял: «крайслер-виндзор». В замке зажигания торчал ключ — то ли забывчивость, то ли предусмотрительность, чтобы хозяин машины мог быстро уехать. Детектив ключ вытащил. Может быть, хотел уберечь машину от угона. При этом взглянул на регистрационную карту. Имя ему ничего не говорило. Но…

— Ну перестань играть на нервах! — не выдержал Лоуэтт.

Сэрдж глядел только на старшего инспектора.

— «Крайслер-виндзор» за несколько недель перед арестом Лавинио и побегом незнакомца был продан новому хозяину. А предыдущего хозяина звали Джакомо Биньо, нынче Джек Белардо. И это второе совпадение. Лавинио был убит в доме, на четырнадцатом этаже которого живет Белардо, он же Биньо.

— Вот в этой новости кое-что есть! — Бревер встал и заходил по комнате. — Три жильца «Саванны», на которых есть доказательства прямой или непрямой связи с убитым! Думаю, нам нужно сосредоточиться на этих троих. Но прежде, чем настанет очередь Белардо, я хотел бы ещё нанести визит Лирбоди. Чтобы составить собственное впечатление. А от него пойдем к Джеку. — Он остался стоять. — Слоун и Гэйтски пойдут со мной. Важнее всего для нас быстрый, но тщательный обыск квартиры. Поскольку ордер на обыск нам на основе таких хилых доказательств никто не даст, придется рассчитывать на себя. Войти в квартиру без позволения или против воли хозяина нельзя, это незаконно. Но что нам делать, если двери в квартиру мы найдем открытыми? Ну, тогда полицейский просто обязан заглянуть внутрь, чтобы открытыми дверьми не воспользовались нежелательные элементы. — Бревер на минуту умолк. — Пока Гэйтски и я немного поговорим с Белардо, Слоун незаметно подойдет к входным дверям и заблокирует замок. Потом все, включая Белардо, покинем квартиру. Гэйтски отвезет этого гангстера в управление не допрос на это при данных обстоятельствах с учетом прошлого Белардо право у нас есть. Пока он придержит его здесь, Слоун и я прочешем квартиру.

— Это рискованное мероприятие, инспектор, — усомнился Лоуэтт. — На нас напустят самых крутых адвокатов…

— Во-первых, никаких следов мы не оставим, — пояснил Бревер, — так что если обыск не даст результата, никто все равно не узнает. Если найдем доказательства, никто и не заикнется, как мы их добыли. И в худшем случае мы ещё можем защищаться тем, что обнаружили открытые двери. Когда закончим, Слоун разблокирует замок и мы все снова закроем.

— А если Белардо взбунтуется? — спросил Гэйтски.

— Я полагаю, что у вас на этот случай найдутся в запасе достаточно убедительные аргументы? — осадил его Бревер. — Но для надежности я все изложу суперинтенданту. Кстати, Белардо, разумеется, не захочет, чтобы его имя трепали в газетах. Когда мы через пару часов его отпустим, все пройдет гладко. Найдем доказательства — дело за прокурором, пусть выдает ордер на арест и несет ответственность. — Он взглянул на часы. — Десять минут у шефа. Десять минут у прокурора. Полчаса на Лирбоди. В три часа тридцать минут я зайду за Гэйтски и Слоуном. Лоуэтт и Сэрдж остаются здесь.

Надев шляпу, он вышел.

Суперинтендант Коллин принял его тут же.

— О вас уже спрашивали из прокуратуры. Последние выпуски газет подняли такой крик! Гангстер в изысканном Вест-Энде! Как бы там ни было, о Лавинио репортеры раскопали больше, чем нужно. К сожалению.

Бревер коротко изложил ситуацию. Когда он упомянул о плане, так сказать, неформального обыска в квартире Беландро, суперинтендант сначала возражал. Но когда ему Бревер доказал безнадежность законных подходов, все-таки согласился. Если и существовала возможность найти в квартире гангстера компроментирующий материал, то только используя фактор внезапности. Если бы вмешался адвокат со своими «хабеас корнус» и прочими юридическими штучками, как выразился Коллин, Беландро успел бы сделать в квартире хоть капитальный ремонт, прежде чем дождался бы полиции.

— А как быть с прессой? — спросил Бревер.

— Я отказался давать какую-либо информацию. Поступайте так же и постарайтесь, чтобы из вашего отдела утечек не было, — ответил Коллин. Боюсь, что кто-то из репортеров получил какую-то информацию в полиции иначе чем объяснить, что пресса так быстро раскопала прошлое Лавинио. Исходить будем из того, что нет никаких доказательств связи убийства с прошлым убитого. Вот этого и держитесь, — пока будет возможно.

— Спасибо! Теперь я отправлюсь в прокуратуру.

Бревер покинул кабинет своего непосредственного начальника успокоенным. Коллин был тверд, как и можно было судить по его крепко сжатым узким губам и глубоким резким складкам на лице, словно вытесанном из дуба. Но он жил только своей работой и защищал своих людей всем своим авторитетом у начальства на всех уровнях, вплоть до комиссара полиции.

Прокурор Паттерсон выглядел надуто, потому что узнал об убийстве только из газет. Но Бревер сумел представить дело удовлетворительным образом.

— Вначале мы не нашли ничего необычного. Убийство как убийство. Мотива нет, следов тоже. Но первые результаты вскрыли интересные связи, и не только в преступном мире, а раз так, я собирался вначале накопить материал, чтобы не утруждать вас туманными догадками, но предложить конкретные выводы. До них, к сожалению, пока далеко, но я счел своей обязанностью вас информировать. Три основные линии-связи с Беландро, Гарвиком и Эвелин Паркер выглядят многообещающе. И если позволите… — он ознакомил прокурора с планом операции.

— Не следует недооценивать Беландро! — предупредил Паттерсон. Найдете компроментирующие материалы — мы его прижмем. Я обещаю приложить все силы. Но это должен быть серьезный материал. Иначе лучше выждать. Лучше потерять время, чем потерять лицо. Пока что Беландро ускользал от нас. Вы сами знаете. Если вы его прижмете — честь и хвала. Но если вам не удастся уложить его на лопатки в первом же раунде — тогда терпение! Я вам доверяю, и вы это знаете. Так что желаю удачи!

Бревер отправился на Брюс Стрит.

Компания таксомоторов Дональда Лирбоди занимала целый комплекс зданий, включая ремонтные мастерские. Ничего особенного, бизнес как бизнес. Но когда старший инспектор вошел в кабинет, расположенный на втором этаже, словно очутился в прошлом. Комнаты, мебель и все вокруг выглядели просто убого. Видимо, главное для Лирбоди было зарабатывать деньги. Комфорт он считал уместным для дома, но не для фирмы и её сотрудников.

— Мистер Лирбоди очень занят, — заявил старшему инспектору какой-то клерк. Бревер не хотел никакого шума, чтобы не разозлить Лирбоди. Только так можно было чего-то добиться.

— Речь о громадных перевозках для будущего конгресса, — с ходу выдумал он повод визита. — Это я могу обсудить только с шефом.

Клерк исчез, тут же вернулся, проводил его длинным темным коридором к каким-то дверям, толкнул их, показал рукой внутрь и молча удалился.

За большим старомодным столом сидел мужчина с засученными рукавами, взглянувший на посетителя сквозь очки в металлической оправе.

— Что это за перевозка, мистер…

— Бревер, — представился старший инспектор. Подойдя к Лирбоди, показал ему документ. — Я счел нужным придумать этот повод, чтобы поговорить с вами. К чему все знать лишним людям? — Без приглашения сел и спрятал удостоверение, которое Лирбоди успел тщательно изучить.

— Благодарю, — сказал тот после длительных колебаний. — Мне, собственно, безразлично, что люди говорят или думают, но все равно я ценю вашу заботу. Но теперь объясните мне, в чем дело. За своих водителей я ответственность не несу, это однозначно записано в контрактах…

— Знаю, — прервал его Бревер. — Это хитрый параграф, который вам подсказал какой-то ловкий адвокат, здорово вас выручил на том процессе о сомнительных перевозках оружия… Но это так, кстати. Я к вам пришел, чтобы узнать кое-что об убийстве, которое произошло сегодня ночью в «Саванне».

Лирбоди откинулся на спинку кресла, глубоко затянулся сигарой и открыто взглянул инспектору в глаза.

— Ваши намеки на тот процесс безосновательны. Это дело окончательно закрыто и я был вообще ни при чем. Об убийстве знаю гораздо меньше вас. Лучше было бы мне расспрашивать вас, а не наоборот.

— Вы всегда так остроумны, мистер Лирбоди, или только когда идет речь о тяжких преступлениях?

— Будь вы хозяином моей фирмы, стали бы остроумнее меня, инспектор. Лирбоди пожевал сигару. — Но об убийстве могу рассказать только то, что есть в газетах. Видимо, счеты между гангстерами.

— Вы удивительно точно сформулировали! — подтвердил инспектор. — А вам не кажется странным, что для разборок они выбрали именно «Саванну»?

Лирбоди уселся поудобнее.

— Чего вы, собственно, от меня хотите? В это дело замешан кто-нибудь из моих шоферов? Назовите мне его имя, и я расскажу вам о нем все, что знаю. Еще вам может помочь отдел кадров. А меня оставьте в покое. У меня другие заботы!

— Были вы вчера вечером дома? — Бревер оставил заявление Лирбоди без ответа. — А ночью?

— Ужинал я с одним из моих деловых партнеров в «Литтл Хангрис»; жирную пищу мне доктор запретил, но я слишком её люблю, чтобы от неё отказаться. В двадцать тридцать был уже дома и занялся проверкой балансов. В одиннадцать часов пошел спать. Если вы в этом сомневаетесь, ничем помочь не могу. Пока власти не приставят к постели каждого гражданина присяжного свидетеля, вряд ли можно будет доказать свое алиби на время нормального ночного отдыха.

— В таком случае свидетелем может быть ваша жена. Разумеется, жена не обязана давать показания против мужа, но ничто не мешает ей дать показания в вашу пользу. — Бревер усмехнулся.

Лирбоди скомкал недокуренную сигару.

— Моей жены нет в Нью-Йорке!

— Жаль! — посочувствовал старший инспектор. — Точное время событий всегда очень важно. Но если вы в половине девятого возвращались домой, можно доказать это иначе. У вас же есть шофер — непредвзятый свидетель.

— Я сам вел машину!

Лирбоди явно начинал нервничать.

— А почему? — упрямо продолжал расспросы Бревер. — Зачем вам тогда шофер, если приходится самому садиться за руль?

— Но ведь надо иногда предоставить шоферу свободный вечер? — Или вы не знаете законов о рабочем времени? — Лирбоди ещё владел собой.

— Знаете, — без особого нажима сказал инспектор, — мы, полицейские, иногда перестраховываемся. Но почему, — спрашиваю я себя, — шофер нашего друга Лирбоди отпущен именно в тот вечер, когда мог понадобиться своему шефу как свидетель? Бывает, всякое бывает. С этим нужно смириться. Дайте мне его имя и адрес. — Бревер достал записную книжку, — возможно, что-то интересное удастся узнать от него. Знаете, шофера часто замечают гораздо больше, чем хотелось бы их хозяевам. Но с этим уж ничего не поделаешь.

Лирбоди молчал. Из коробки с отломанной крышкой осторожно извлек новую сигару. Неторопливо прикурил от чрезмерно длинной спички.

— Вам не повезло, инспектор! Имя и адрес я вам, конечно, дам, но он уехал.

— Уехал? — недоверчиво переспросил Бревер. — Я понял так, что вчера вечером у него был выходной. А теперь выясняется, что его вообще нет в Нью-Йорке? Где же он тогда?

— Я дал ему две недели отпуска навестить родных, — попытался Лирбоди выкрутиться из неприятной ситуации. — Я же не знал, что вы будете придавать значение всяким мелочам, поэтому просто сказал, что вчера у него был выходной. НУ а теперь вы знаете, что уже две недели его нет. Так что об убийстве вам он ничего рассказать не сможет.

— Его нет уже две недели? — Бревер не отставал. — Но если у него были две недели отпуска, значит не сегодня-завтра он должен вернуться?

Лирбоди, наконец, взорвался:

— Какого черта вам в конце концов надо?! Что? Я что, могу продлить отпуск своему шоферу только с разрешения полиции? Дал я ему ещё неделю ну, и что дальше? Это запрещено?

— Ну, ну! — Бревер покачал головой. — Я хотел все выяснить по-тихому, а вы так кричите, что слышат все сотрудники. Но согласитесь, как то странно, что у шофера выходной именно тогда, когда в доме происходит убийство, и вообще он уже две недели у родственников, и наконец получает ещё неделю сверх того… Но к этому мы вернемся позднее. Мы только что говорили, что вашей жены нет в Нью-Йорке. Можете сказать мне, где она находится? И как давно?

— У родственников! — отрезал Лирбоди. — Две недели.

— Тоже у родственников! — Бревер был неумолим. — Какое совпадение! Ваша жена у родственников — уже две недели, ваш шофер у родственников тоже две недели…

Лирбоди вскочил с кресла.

— Ладно, вы выиграли. Удивляюсь, как вы пронюхали. Но если моя жена и сбежала с шофером, что здесь общего с убийством в «Саванне»? Вам же ясно, что ничего! Или вы уже вбили себе это в голову?

— Ваша жена сбежала с шофером? — Бревер задумчиво взглянул на взбешенного мужа. — Откровенно признаюсь вам, я об этом понятия не имел. Правда, ваши странные ответы натолкнули меня на некоторые выводы… — Он встал. — Нужно объявить розыск?

— Не смейте совать нос в мои личные дела! — Лирбоди был все ещё в ярости. — Не думайте, что я не понял вашу тактику. Хотите меня прижать, чтобы развязать язык. Но я ничего не знаю!

— А если как следует подумать? — не отставал Бревер. — А как насчет ваших милых соседей, или хотя бы некоторых из них: красотки Эвелин Паркер, весельчака Гарвика или живущего прямо под вами Беландро — может быть, вы его знаете под другим именем?

Лирбоди сдался. Теперь он выглядел устало, раздраженно и тяжело осел в кресло.

— Об убийстве ничего не знаю. Это на сто процентов. Но Беландро знаю. Узнал его, случайно встретив в лифте. Мы и словом не обменялись. Ни тогда, ни позднее. По-моему он очень изменился. Некоторые его гости выглядят очень подозрительно — но что мне до Беландро! Или до той Паркер! Шофера иногда Бог весть что говорят. Однажды я тоже не удержался, навязался к ней в гости. Рассчитывал приятно провести время. И как пацан нарвался на допотопный трюк. Появился так называемый жених, совершенно неожиданно. Только что Эвелин сама разорвала платье от декольте и до пояса. Так что я вроде бы хотел её изнасиловать, и вот свидетель. Ну, и я заплатил, и притом больше денег, чем у меня волос на голове. С той поры я всегда отворачиваюсь, когда еду в лифте мимо восьмого этажа.

— Не обещала вам русый ангелочек каких-нибудь особы удовольствий, осторожно допытывался Бревер, — немного «кокса» или стриптиз несовершеннолетних девочек?

Внимательно взглянул на Лирбоди.

— Насчет девочек, — верно. А дурь не по моей части. — Лирбоди взглянул инспектору в глаза. — Зачем, собственно, человек заколачивает деньги? Зачем? Собственная жена сбегает в бриллиантах и норковой шубке. Эвелин держит наготове шантажиста в гостиной, чтобы не тратить со старым дурнем время в спальне! — Встал. — Если вы это имели в виду, то Гарвик не имеет с убийством ничего общего. В расчет может идти только восьмой этаж, или четырнадцатый. Или же труп притащили снаружи. Гараж, служебный лифт, и кто-нибудь из жильцов, разрешивший пронести его через квартиру — деньги открывают любую дверь!

— Многие двери, — поправил его Бревер, — но не все! Но я хотел бы знать, спали ли вы около полуночи. Из-за выстрела. Никто ведь не слышал выстрела!

— И я тоже нет! — ответ звучал твердо. — Дом построен весьма солидно. Толстые стены, на полах ковры, в коридорах дорожки. Может быть вам доводилось слышать о глушителях — они ведь весьма популярны у ваших коллег…

Бревер откланялся. Визит, хотя и необязательный, можно было считать успешным. Действуя методом исключения, можно было считать его шагом вперед. Лирбоди явно не относился к категории людей, которые способны совершить убийство или хотя бы заказать его. Тот, кто совершил убийство в «Саванне», не поддался бы на шантаж Эвелин Паркер и её альфонса. Лирбоди был крут по части денег, но как мужчина — слабак.

В управление Бревер заехал за Слоуном и Гэйтски. Захватив ещё двух полицейских в форме, служебной машиной направились на Вестэнд Авеню. Старший инспектор велел остановиться в переулке за квартал до «Саванны».

Пешком и по одному они вошли в дом. Привратник сразу узнал Бревера.

— Тут только что были журналисты! От них просто нет спасенья! Но не могу же я сказать больше, чем знаю!

— Вам вообще нечего иметь с ними дело! И так слишком много разговоров. — Бревер похлопал его по плечу. — Не знаете, Джек Беландро дома?

— С самого утра, как я принял дежурство у Поттера, никуда не выходил. Должен быть дома.

Бревер со свитой вошли в лифт, по дороге наверх он сказал:

— Вначале позвоним; как только Беландро откроет, войду внутрь, надеюсь, что цепочки не будет. Только тогда входите вы. Не откроет применим силу. Риск беру на себя.

Детективы прижались к стене справа и слева от двери. Бревер задержал палец на кнопке звонка, отпустил и нажал снова.

Двери тут же бесшумно приоткрылись. Появившийся рослый тип, очевидно бодигард — телохранитель Беландро, левой рукой придержал двери, опираясь правой о стену.

— Вы очень торопитесь, мистер?

Бревер шагнул вперед и уперся в дверь плечом. Телохранитель тоже шагнул вперед, сжимая кулак. Заминки в долю секунды хватило Бреверу. Его правая с точностью совершенного механизма достала челюсть противника. Зубы лязгнули, громадная фигура качнулась назад. Бревер переступил порог. Телохранитель Беландро удержал равновесие, прикрылся левой и вложил всю силу в удар правой.

Бревер увернулся и точно врезал ещё раз. В подбородок. Страж рухнул на пол.

Слоун и Гэйтски вошли внутрь, подняли его и втиснули в кресло у стены. Тонкая струйка крови потекла изо рта и носа по лицу, по крикливому галстуку, по рубашке, по голубому жилету…

Двери сзади с грохотом распахнулись…

— Какого черта… — Беландро умолк. Огляделся вокруг, словно в поисках помощи — и понял, что её не будет. Метнулся мимо Бревера в коридор: Полиция! Полиция! На помощь!

Гэйтски стальным захватом ухватил его сзади и швырнул в квартиру. Слоун запер дверь.

— Я Джек Беландро, идиоты, — шипел гангстер, — за это мой адвокат вас в тюрьме сгноит!

Гэйтски, продолжая сжимать в стальном захвате беспомощно дергающуюся фигуру, внес его в комнату, повернул к широкому дивану и ребром ладони врезал по почкам. — Ну что, засранец, больно? И никаких следов! Теперь ты заткнешься и будешь говорить, только когда спросят. Только пискни — и я тебя так отделаю, что небо с овчину покажется!

Беландро, скорчившись, не отвечал. Лицо его от боли побелело, как мел. Медленно подняв руки, прижал их к пояснице. Бревер недовольно взглянул на Гэйтски.

— А без этого нельзя?

Детектив удивленно взглянул на руки.

— А я ничего не видел, инспектор. — Взглянул на Слоуна. — Ты что-то видел?

— Не знаю, что я должен был видеть — может быть, картину там на стене — вон ту неодетую даму… но больше… — Он закурил.

Беландро закашлялся. Гэйтски ласково похлопал его по спине.

— Давай, давай, малыш. Как следует глубоко вздохни, и все будет о'кей и малыш Джек получит конфетку!

Бревер что-то тихонько сказал Слоуну. Детектив удалился и тут же вернулся с охранником. Усадив его на персидский ковер в углу комнаты, снова вышел в прихожую. Прикрывая дверь, Бревер видел, что он уже занялся замком. Беландро открыл глаза и огляделся, словно пробуждаясь от долгого сна.

— Налет… насилие… ну, вы мне ответите… — голос его сорвался.

Бревер подошел к шкафчику, за узорным стеклом которого видна была батарея бутылок. Выбрав бутылку шотландского виски, он вылил его Беландро прямо в рот.

— Нехорошо профессиональному убийце говорить о насилии. Но это так, кстати. Главное, вы странно себя ведете. Знаете же, что сегодня ночью тремя этажами ниже нашли убитым симпатичного молодого человека? Это был ваш знакомый — Адонис Лавинио.

— Мерзавцы проклятые, — хрипел Беландро, — вы же отлично знаете, что я даже имени его не знаю. Но мои адвокаты…

— Тише! — одернул его Бревер. — Поберегите связки, они вам понадобятся, когда перешагнете порог комнатушки, выкрашенной зеленой масляной краской, посреди которой стоит стул оригинальной конструкции…

Беландро схватил бутылку, изрядно отхлебнул и сумел выпрямиться.

— Мне вы ничего не пришьете! Мне — нет! Я — гражданин США, такой же как вы.

— Не совсем так, — поправил его Бревер. Гангстер конечно знал, о чем речь, но Бреверу доставляло удовольствие ещё раз объяснить ему разницу.

— Я на этой земле родился и выслать меня нельзя. Но вы американское гражданство только что получили, и если мы докажем хоть малейшую подтасовку в документах для натурализации, вас просто вышлют! И ничего вы не сделаете! Даже Лаки Лючиано не избежал этого. А у него было на совести больше убийств, чем у вас — но гораздо больше денег и больше власти, чем вы можете даже мечтать!

— Что вы от меня хотите? — вопил Беландро. — Об убийстве я узнал только из газет! Девой Марией клянусь!

— Когда вы нанимали убийцу для неудобных вам людей, к Деве Марии взывали не вы, а ваши жертвы!

Гэйтски неторопливо шагнул к Беландро, который тут же закрыл лицо руками.

— Позднее, — остановил Бревер, — когда останетесь одни. Без свидетелей. Я не люблю давать ложные показания — даже в исключительных случаях… — Посмотрел Беландро прямо в глаза.

— Так как же с Лавинио? Он тебя уже не устраивал, толстая свинья, слишком много знал или хотел долю побольше?

— Не знаю никакого Лавинио, хоть убейте меня, не знаю… — орал Беландро.

Бревер глубоко вздохнул.

— Ты никакого Лавинио не знаешь? А не знаешь ли ты, случайно, приятеля убитого, которому ты продал или подарил свой старый «крайслер-виндзор»? Никого такого не знаешь? К удивлению Бревера гангстер ответил гораздо спокойнее:

— «Виндзор» я отдал при расчете за новый «кадиллак». Мне нет никакого дела, кому загнал его дилер.

Старший инспектор задумался. Оглянулся в поисках телефона.

— Отведите Беландро в соседнюю комнату и включите радио, я хочу позвонить. Незачем ему слышать, с кем и о чем будет разговор!

Оставшись один, набрал номер СП-73-100 и попросил позвать Сэрджа. Ждал у аппарата, пока не получил нужный ответ. При продаже «кадиллака» дилер действительно взял старый «крайслер» в счет сделки. Позднее машина попала к одному буфетчику, заявившему о краже машины в тот самый день, когда Лавинио арестовали, а его сообщник сбежал.

Бревер громко и цветисто выругался. Но теперь уже поздно объяснять детективу Сэрджу, что половинчатая информация ничем не лучше её отсутствия. То, что он только что узнал, полностью обесценило сведения о Биньо как предыдущем владельце машины.

Прошагав несколько раз по комнате, он распахнул внутреннюю дверь и пригласил обоих детективов и Беландро обратно.

— Дилер, которому вы всучили свой «крайслер-виндзор», — импровизировал Бревер, утверждает, что продал машину клиенту, которого рекомендовали вы. Так что хватит дурака валять! И выкладывайте, что вы знаете о Лавинио? Ничего не знаю! Я чист как стеклышко!

Старший инспектор не спускал с беландро взгляда.

— Все всегда чисты! Особенно на электрическом стуле! Если нам удается их туда отправить. И хорошо еще, что конкуренты порой ликвидируют друг друга. А от нас ещё ждут, что мы будем преследовать исполнителей давно вынесенных приговоров! Мы никак не могли уличить гангстерского короля Анастазио. Его хранила целая команда присяжных свидетелей. Хитрейшие адвокаты вытаскивали его из любой ловушки. Все мы знали о его чудовищных преступлениях. И все же нам не удалось отправить этого закоренелого убийцу туда, куда следует — на электрический стул. Но как-то раз его совершенно неформально пришили два джентльмена, как раз когда он расположился в кресле парикмахера. Им удалось то, с чем не справилась вся столичная полиция. И мы вынуждены были привлечь к ответственности исполнителей давно вынесенного приговора. Но в вашем случае все совершенно иначе, джакомо Биньо! Лавинио не был убийцей. Он только продавал белую дурь для вас и ваших сообщников. Это не причина убивать человека.

Беландро с усилием поднялся.

— Уже три года я не связываюсь с такими делами, живу на покое…

— Мирный пенсионер, да? А как зовут тех двоих ваших сообщников, с которыми вы вчера вечером пришли домой? И которые оставались у вас до половины десятого?

Беландро громко расхохотался; это был настоящий, неподдельный, беззаботный смех. Беландро словно подменили.

— Ну, это великолепно! Неподражаемо! Так раз у меня вчера вечером были двое сообщников, как вы говорите, вы хотите пришить мне убийство? Ну, тогда вы плохо информированы. Знаете, кто у меня вчера был?

— Нет, — признал Бревер, — но уж мы это выясним, Джакомо Биньо!

— Но вас это не обрадует! — Голос Беландро настолько изменился, что Бревер почувствовал себя неуверенно. — Что же, выследите их, а я уж постараюсь, чтобы это попало в газеты — и так, чтобы эти джентльмены были уверены, это вы их бросили на съедение волкам!

Закурив сигарету, он не переставал массировать поясницу.

— Одевайтесь, — приказал старший инспектор, в управлении вы можете все это занести в протокол. Но поторапливайтесь.

— Как вам будет угодно! — спокойно ответил гангстер. — Вы, конечно знаете, что на все ваши вопросы я отвечу: без комментариев! И буду говорить только в присутствии моих адвокатов. Так что это я вас предупреждаю!

Подойдя к телохранителю, который безучастно сидел на полу, прижимая к лицу пропитанный кровью платок.

— Не бойся, Бен, адвокаты обеспечат тебе защиту не хуже, чем мне. — И к Бреверу: — Ваш план обвинить меня распространяется и на Бена, или он может быть свободен?

— Ваш телохранитель, — усмехнулся Бревер, — может сопроводить вас на допрос. Может он окажется той птичкой, которая первой запоет? Но мы уже потеряли много времени. Пошли!

Беландро кивнул, взглянул на Гэйтски и удалился с ним в соседнюю комнату, чтобы собраться. Бен, громко фыркая, умывался в ванной.

Уходя, Слоун шел последним. Он громко захлопнул за собой дверь. В вестибюле Бревер обратился к Гэйтски:

— Отвезите Беландро с этой его гориллой ко мне в кабинет. Я ещё задержусь у… — кивнув Гэйтски, он умолк, едва не произнеся чье-то имя. Знаете, о ком я — чтобы сопоставить их показания. Через десять минут я вас догоню.

Замечание старшего инспектора о сопоставлении показаний не прошло даром. Беландро пытался казаться равнодушным, но наметанный глаз заметил бы его тревогу. Испытанная тактика опытного полицейского оправдала себя. Следователь должен производить впечатление, что знает очень много, что накопил против подозреваемого уйму улик, что посвящен во все тайны его жизни.

Гэйтски со своими подопечными поскорее покинул «Саванну» и повел их к служебной машине. Бревер и Слоун поднялись назад на четырнадцатый этаж.

Достаточно было легкого нажима, и дверь отворилась. Слоун снял блокировку с язычка автоматического замка и закрыл за собой дверь. Старший инспектор начал обыск с прихожей, детектив — с кухни, с другого конца квартиры.

Бреверу достаточно было одного взгляда на открытый ящик, чтобы узнать, стоит ли заниматься им дальше. На тайники у него был нюх. Но в квартире Беландро словно и не было никаких тайников, ничего, что могло быть укрыто от обыска.

Костюмы, море роскошных костюмов, сшитых на заказ, каждый из которых стоил не меньше трехсот долларов. Стопки шелковых сорочек от Сакса с Пятой Авеню. Нижнее белье, пижамы китайского шелка, галстуки всех цветов, носовые платки с монограммами. Обувь на деревянных колодках, все ручной работы люкс высшей категории. Ни одной пары ниже семидесяти долларов.

Бревер ощупал внутренние и внешние карманы костюмов и плащей. Ничего. Ящики роскошного письменного стола были пусты, словно столом уже длительное время не пользовались, попадались в них только рекламные проспекты, счета и клубные билеты. Естественно, только таких клубов, которые неразборчиво открывали двери каждому, у кого толст кошелек.

Слоун детально изучил все картины, сняв их со стены и напрасно искал за ними скрытые сейфы; отодвигал мебель, снял сиденья с кресел и матрасы с постели. Осторожно принялся за библиотеку, но она состояла только из корешков книг с золотым тиснением. Пластмассовые футляры за ними были пусты.

Старший инспектор и Слоун тщательно осмотрели ковры. Следы крови держатся долго. Смыть их можно только сильными растворителями, которые неизбежно оставляют светлые пятна. Не слишком заметные, но если человек знает, что ищет, то не пропустит, особенно под прямыми лучами сильного светильника.

Ничего!

Бревер ещё раз обошел все комнаты, вытащил все ящики в кухне, осмотрел холодильник и даже его морозильную камеру.

Ничего!

— Или наша версия ошибочна, — разочарованно сказал он Слоуну, — или Беландро хитрее, чем мы полагали. Не вижу ничего подозрительного. Если убийство было тщательно подготовлено, отрицательный результат обыска ничего не значит. На том месте ковра, где собирались ликвидировать Лавинио, могла быть положена тонкая непроницаемая пленка, которую потом легко было ликвидировать. И убрать при этом все следы крови. Но такие разговоры ни к чему не ведут. Так мы ничего не добьемся.

Прозвенел звонок. Бревер затолкнул Слоуна за штору у окна. За дверью стоял человек в ливрее, удивленно глядя на Бревера.

— Проходите! — сказал старший инспектор. — Что вам угодно?

— Я пришел убрать квартиру, — ответил человек, — если мистер Беландро не решит иначе. — Недоверчиво взглянул на инспектора. — Вас я вообще не знаю. Где босс?

— Мистеру Беландро пришлось уехать. Уходя, он забыл закрыть двери квартиры. Поскольку мы проходили рядом, заглянули, все ли в порядке. Показал свои документы. — Вы пришли как по заказу. Я хочу кое-что у вас спросить. — Проводил его в гостиную. — Как вас зовут?

— Эйб Харрис.

— Как долго вы служите у Беландро?

— Скоро три месяца.

— Живете здесь?

— Нет. Прихожу в девять, подаю завтрак, убираю часть квартиры, в двенадцать ухожу и возвращаюсь после полудня, чтобы убрать оставшееся. Иногда подаю хозяину холодный ужин.

— Были вы здесь вчера вечером?

— До семи. Мистер Беландро ужинал с друзьями не дома.

Бревер достал фотографию Лавинио.

— Это знакомый ваш или Беландро?

Харрис энергично покачал головой.

— Никогда я его не видел! Понятия не имею, кто это!

— Даже в газетах? Сегодня утром?

— Я читаю «Ньюс» только вечером, мистер старший инспектор.

— Что вы знаете об убийстве, которое произошло в этом доме сегодня ночью?

— Только по рассказам Поттера и сторожа гаража.

— Знаете, кто такой фактический соучастник?

— Нет.

— Это особа, которая своим поведением после преступления содействует его сокрытию, или мешает его раскрытию, или помогает преступнику скрыться. За это полагается пожизненное заключение. Надеюсь, вы меня понимаете?

— Да, мистер старший инспектор. Но…

— Если вы скроете что-то, что имеет отношение к убийству, или сделаете нечто, мешающее следствию, можете быть подвергнуты такому же наказанию. Ясно?

— Да, мистер старший инспектор. — У Харриса едва не подломились колени.

— Теперь вам уже ясны ваши обязанности и понятно, что вам грозит. Спрашиваю ещё раз: Заметили ли вы что-нибудь за то время, что служите у Беландро? Видели вы у него огнестрельное оружие? Не был он расстроен сегодня утром, когда пришли вы? И хорошенько подумайте, что ответить!

Но Харрис ни о чем не знал. Ничего особенного не заметил. Никогда не видел у Беландро никакого оружия. Босс вел себя сегодня так же, как всегда. По рассказам слуги, которые звучали правдиво и непосредственно, Беландро мог вообще служить образцом джентльмена. Благородный хозяин, великодушный и человечный.

— Я был четыре года камердинером лорда Уолдорфа, — гордо заявил Харрис, — и ни за какие бы деньги не остался бы у джентльмена, если бы он не был джентльменом!

Бревер записал имя, адрес и номер его удостоверения личности.

— Когда хозяин вернется, скажите ему, пусть не забывает закрывать дверь в квартиру. Это очень неосторожно. — Тут он недоверчиво взглянул на слугу. — А почему, собственно, вы звонили с парадного входа? У вас нет ключа от черного?

— Есть, мистер старший инспектор. — Харрис вынул из кармана связку ключей, — но как раз сейчас проверяют сигнальную систему служебного лифта. Поэтому мне пришлось идти сюда.

Бревер удалился с Харрисом в соседнюю комнату, незаметно дав знак Слоуну.

— Можете приступать к делу. Если мы захотим что-то узнать, дадим вам знать!

Когда старший инспектор и Слоун, уже ожидавший его у лифта, обсудили результаты обыска и допроса слуги, к утешительным выводам прийти не смогли.

— Хотел бы я знать, что старый гангстер сейчас вытворяет в управлении, — протянул Слоун.

— Рядом с Гэйтски большинство наших клиентов ведет себя прилично, ответил Бревер. — Надеюсь, он догадается отправить за нами машину…

Служебная машина ждала их за углом. Когда Бревер зашел в кабинет, Беландро он застал сидящим у письменного стола. Из-за его спины Гэйтски подавал инспектору многозначительные знаки.

— Все о'кей, шеф, — доложил он что-то слишком непринужденно. — Мистер Беландро отказался от кофе и бутербродов, которые мы предложили. Я только хочу сказать, что не забыл, как нужно себя вести с воспитанными людьми. Украдкой показал на дверь в соседнюю комнату.

— Телохранителя я отправил к врачу. Он поскользнулся на лестнице и схлопотал бо-бо на личике.

Бревер задумчиво взглянул на Беландро.

— До вас дойдет очередь. Но мне ещё нужно поговорить с коллегами. Кивнув Слоуну на кресло у двери, он удалился с Гэйтски. Тот затащил его в нишу у окна и зашептал:

— Беландро требовал своего адвоката. Я отказал. Мол, пусть подождет, пока не вернетесь вы. Потом я его слегка поприжал насчет тех двух неизвестных, что были у него вчера вечером. Вел он себя при этом довольно странно. Сказал, что ужинал с ними, прежде чем вернулся в «Саванну». И наконец назвал их имена.

— Хорошая работа, — похвалил его Бревер. — Надеюсь, вы тут же по радио предупредили патрули, чтобы они поискали этих типов? Как их зовут? Наши старые знакомые?

Гэйтски ещё понизил голос.

— Вы будете удивлены, инспектор! Один — это Джо Делонги, а другой Майк Финнеган!

— Вы шутите? Делонги? Финнеган? Городские советники?

— Городские советники, причем от правящей партии, и с безупречной репутацией! — добавил Гэйтски.

— А не выдумка ли это Беландро? — искал Бревер хоть какой-нибудь выход. Гэйтски озабоченно покачал головой.

— К сожалению, это правда. Разумеется, я не спрашивал напрямую этих двух политиков. Но я знал от Беландро, что все трое были в клубе «Старк» Весьма роскошное заведение. Так я осторожно позвонил Шерману Биллингсли. Тот знает всех. То есть и Делонги, и Финнегана, и Беландро. Вчера вечером они вместе ужинали. Это правда. И теперь нам надо постараться как-нибудь деликатно от нашего гостя избавиться. Прежде, чем он натравит этих двух шишек из магистрата на Коллина — или прямо на комиссара полиции.

Бревер тихо выругался.

— Этого нам только не хватало. Но не думаю, что Беландро так уж хочется, чтоб о нем говорили хоть в какой-то связи с убийством. Да и не хотелось бы ему, чтобы в «Саванне» узнали его настоящее имя. Я могу допустить, что Делонги и Финнеган могут защищать Беландро. Но готовы ли они запачкать свое имя, связав его с именем Джакомо Биньо? Это наш единственный козырь!

Он остановился перед Гэйтски. — Теперь отправляйтесь в архив, принесите три самые толстые папки, на каждую приклейте слегка испачканную этикетку с надписью «Беландро» и принесите ко мне. Положите их молча, но многозначительно на стол. Ясно?

Детектив осклабился и удалился. Старший инспектор вернулся в кабинет.

По телетайпу пришел ответ из госдепартамента в Вашингтоне. Альварец был аккредитован при ООН как представитель своей страны при соответствующих органах Объединенных Наций. При проведении расследования рекомендовалась максимальная осторожность.

— Подшить в дело! И зарегистрировать! Бревер передал телеграмму Слоуну. Сел и долго молча наблюдал за Беландро.

— Вы хотели связаться с вашим адвокатом?

— А вы ещё сомневаетесь? Вы задержали меня противозаконно… Вам это будет стоить места! — Беландро был совершенно уверен в своих словах, или по крайней мере так казалось.

— Полиция имеет право допрашивать подозрительных лиц и тех, кто может знать о преступлении, — поправил его Бревер. Мы вас здесь не держим…

— Так я могу идти? — иронически перебил его гангстер.

— Когда дадите показания — вероятно, да! — ответил старший инспектор. — Все зависит от того, как пойдет наш разговор. Полиция может прилично вести себя с приличными людьми — но если кто-то хочет усложнить нам жизнь, у нас есть множество возможностей быть нелюбезными.

— Что вы говорите! — протянул Беландро. — Со мной только что обращались словно с преступником…

— Но учитывая ваше прошлое, — намекнул Бревер, — знаменитому боссу гангстеров простой полицейский чиновник всегда сумеет отдать должное.

— Этого я не заметил, — недовольно сказал Беландро, — но поскольку настроен я миролюбиво, сочтем, что это так. Видно, у вас коленки дрожат при мысли, что Финнеган и Делонги могут нажать на вашего шефа. Но об этом нужно было подумать раньше!

— Я как раз думал о том, — усмехнулся старший инспектор, — как эти двое господ отреагируют на заголовки в газетах, что они были гостями Джакомо Биньо!

Беландро некоторое время пронзительно глядел на инспектора, потом наклонился через стол.

— Хотите видеть декрет о предоставлении мне американского гражданства? Меня зовут Джек…

— Ни Финнеган, ни Делонги понятия не имеют, что раньше вы были Джакомо Биньо, главарем гангстеров, — прервал его Бревер. — И не хотят знать об этом. Но мы могли бы помочь их ослабевшей памяти, — до того, как они возьмутся за Коллина или самого комиссара. Как бы вам это понравилось?

— Я порядочный гражданин! — выкрикнул Беландро. Но Бревер уже заметил, что прежней самоуверенности у него как не бывало.

— Порядочный? — переспросил он. — Хотите сказать, что пока вы ещё не сидели. Согласен. Но никто не знает… — Он умолк, поскольку в комнату вошел Гэйтски и взгромоздил на стол три толстенные папки дел.

Бревер с деланным интересом начал изучать надписи, внимательно посмотрел на корешки, полистал документы и взглянул на детектива.

— А материалы из БД 1С? А ПХ 2П? — номера он, конечно, выдумал.

— Я их уже заказал, но ОГ 219 могут нам послать только завтра утром, потому что оно ещё в обработке, — ответил Гэйтски.

— Хорошо, не забудьте об этом. И позаботьтесь о телохранителе нашего гостя! — напомнил ему инспектор. Взглянув на Беландро, он ласково погладил стопку папок.

— Вы говорите, порядочный? Так вот, тут у нас первые доказательства вашей порядочности — и на подходе следующие. Как вы полагаете, долго вы сможете оставаться в «Саванне», если этот материал появится в соответствующей подаче и в связи с убийством Лавинио на первых страницах газет? И с деликатными намеками на ваш банкет на троих в клубе «Старк»?

— Это судебная тайна! Это не подлежит оглашению! Это незаконно! — выкрикнул Беландро.

— Беззаконие совершается неустанно и безнаказанно! — рассуждал Бревер. — Вы сами прекрасно знаете, что от нарушения закона до приговора — долгий и непростой путь. Разумеется, мы никогда не публикуем секретные досье. Но всякое случается. Журналисты ведь непредсказуемы. Вдруг какой-нибудь репортер сунет нос в эти папки, когда мы с нашим другом Беландро удалимся на десять минут в другую комнату!

И снова он сменил тон.

— Вы хотите остаться безупречным, о Джакомо Биньо не хотите ни слышать, ни видеть, ни читать. Ладно. А у меня только одна цель — найти убийцу Адониса Лавинио. Возможно, на этот раз вы и в самом деле невиновны. Возможно! Я буду рад за вас. Но вы же знаете многое из того, Беландро, что от нас потребует немалых усилий. Возможно, в этом конкретном деле вы не замешаны, но от связей с преступным миром так легко не избавиться. У меня к вам предложение. Вы мне скажете, что вы знаете и о чем догадываетесь, а я забуду о Джакомо Биньо. — Он серьезно взглянул на Беландро. Тот напряженно размышлял. Кусал губу. Бревер подал ему через стол сигареты. Беландро колебался. Потом все-таки закурил. И Бревер понял, что эту партию он выиграл. Но время его поджимало. Искоса взглянул на Слоуна и Гэйтски. Те незаметно вышли из комнаты.

— Я ещё никогда никого на выдал, — начал Беландро, — не собираюсь делать этого и на этот раз. Тем более, что об убийстве я ничего не знаю. Но в любом бизнесе нужно не только брать, но и давать. Если я хочу, чтобы вы оказали мне услугу, должен кое-что для вас сделать.

— Совершенно верно! — кивнул старший инспектор. — Так что поехали!

— Эвелин Паркер поддерживает связи с очень разными людьми. Что на самом деле её зовут Пинни, вы наверняка знаете, — начал Беландро. Пожалуй, Сэм Коэн, который называет себя Каннингс, он тоже немало повидал. Злые языки утверждают, что у него связи в доках, в основном на тех причалах, где принимают небольшие суда из Европы. Каннингс очень представительный мужчина, около пятидесяти — по крайней мере, он так выглядит, я его знал, ещё когда сам бегал по городу и продавал «кокс».

Беландро выпустил кольца сигаретного дыма в потолок.

— И ещё Макаллистер, человек Гравика в баре «Шанхай» — я часто видел его входящим к Эвелин.

— Гарвик и Паркер? — недоверчиво переспросил Бревер. — что-то не верится. До сих пор ничто не говорило об этом.

— А против этого? — Обиделся Беландро. — Разумеется, я не знаю ничего конкретного, это только догадки. Но Макаллистер и Паркер — несомненно, заодно. А Макаллистера Гарвик посадил на свое место в «Шанхае», чтобы целиком посвятить себя строительному бизнесу. Что он, собственно, строит, не знает никто. Якобы, новые жилые районы. На мой взгляд слишком часто ездит в Чикаго и Майами. Но его строительный бизнес явно дает ему солидное положение.

— Извините, я на минутку! — Бревер встал, забрал папки и вышел.

Гэйтски, Слоун, Сэрдж и Лоуэтт сидели вместе. В углу подремывал Бен.

— Кажется, получилось, — вполголоса сказал Гэйтски. — Когда я положил папки на стол и этот гангстер прочитал на этикетках свое имя, на нем просто лица не было!

Бревер торопливо приказал:

— Немедленно организуйте слежку за Паркер и Гарвиком! Поделитесь, как хотите. Отдыхать можете по очереди, разумеется, здесь, у нас, чтобы быть под рукой. Мне срочно нужны материалы по Альберту Мосилли! А эту гориллу отправьте в ближайшее кафе, пусть там подождет своего хозяина!

Бревер быстро вернулся в кабинет.

— Что делает Бен? — хотел знать Беландро.

— Ждет вас в соседнем кафе, не беспокойтесь. — Но вы продолжайте. Мне кажется, за восьмым и десятым этажами вы следили весьма бдительно.

— Мне было интересно, — ответил гангстер, — как долго им это будет сходить с рук. Ведь Паркер у вас на учете за ту аферу с колл-герлс? Коэн-Каннингс тоже известен вашему ведомству. Не говоря о Макаллистере. Полагаю, и у Гарвика были когда-то проблемы с баром «Шанхай». А я уж хотел раз-навсегда быть избавлен от этого. — Он взглянул инспектору в глаза. Мне это стоило целого состояния — возможность уйти на покой. Кто хочет уйти, может слишком легко уйти навсегда. Так мне пришлось откупиться. Вы мне не верите, я чувствую. Но и среди нас есть люди, которые хотят покоя. Знаете, инспектор, моя мать была француженка. Из провинции. Крестьянка. Я часто думаю о земле. Тяжелой, жирной земле. Иногда жизнью здесь я сыт по самое горло.

Бревер внимательно взглянул на него. Мужчина лет пятидесяти, многовато лишнего жира, немного отекшее лицо оливково — желтого цвета, толстые губы, волнистые, почти кучерявые волосы. Костюм сидел безукоризненно — на такую фигуру его должен был шить кудесник иглы. На мизинце левой руки — крупный бриллиант в платиновой оправе. По виду — добряк. И человек, в прошлом которого убийство было заурядным делом, бизнес как и любой другой, смерть, приносящая прибыль.

— Вчера вечером вы не заметили ничего необычного? — Бревер отогнал подобные мысли. — Днем или вечером? Может быть, машину у входа? Или в переулке, у въезда в гараж? Не крутился ли рядом кто-то подозрительный? Не видели вы какую-то знакомую или незнакомую физиономию?

Беландро с сожалением покачал головой.

— Ничего такого! Я бы никого не выдал и не помог сцапать. Но если молчание наводит подозрения на меня… — Он закурил новую сигарету. Несправедливо, но это меняет ситуацию… Я не для того удалился в солидную атмосферу «Саванны», чтобы там мне доставлял неприятности какой-то торговец наркотиками или поставщик девок. Наркотики — это епархия федеральных властей, а с федеральными агентами я ещё меньше хочу встречаться, чем с вами. Наркотики для меня не существуют.

— И Адониса Лавинио вы в самом деле не знаете? Как он мог очутиться в «Саванне»? — спросил Бревер.

Беландро надолго задумался.

— Я его не знаю, честное слово. Но если вы хотите знать мое мнение, инспектор, в убийстве замешан восьмой или десятый этаж. Гарвик живет тем, что скрывает за своим солидным бизнесом. Он тратит уйму денег, чтобы на него не пало ни малейшего подозрения. Его строительный бизнес — это только прикрытие, как я понимаю, и весьма дорогое! Эвелин очень старается не обращать на себя внимание. И у Баннистера тоже совесть не чиста. — Он снова покачал головой. — Что-то здесь не то!

— Что именно? — не отставал Бревер.

— Вы слишком многого от меня хотите. Правда! Эти ребята прекрасно знают свое дело. Лавинио не был тяжеловесом. Кто бы его не шлепнул, мог принести к двери Бэлдона с любого этажа.

— Никто не потащит тело несколько этажей вверх по лестнице, если вниз это много легче, — возразил Бревер.

— Никто? — протянул Беландро. — Как раз наоборот! Каждый, кого есть мозги в голове, поймет, что полиция придет именно к такому выводу. И именно потому понесет тело наверх. Тем самым бросит подозрение на верхних жильцов. Например — в нашем случае — на меня, на Лирбоди. Убийца мог подумать и о квартире Дороти Шеннон, которая была в отъезде. Будь у него ключ от её квартиры, мог бы без всяких помех совершить убийство именно там.

Бревер пораженно взглянул на Беландро.

— Жаль, что мы стоим по разные стороны баррикады. Эта идея с квартирой на тринадцатом этаже, честно признаюсь, мне в голову не пришла. Но эта поправимо. Хотя ведь пыль, осевшая на пороге, подтверждает, что двери давно не открывали.

— Не хочу опережать события, — заметил Беландро, — но совсем нетрудно искусственно создать такое впечатление. Хватит мешочка влажной пыли, которая хорошо ложится… — Он скривил рот. — Весьма доступный материал.

Встав, бревер задумчиво взглянул на Беландро.

— Вот в чем преимущество человека, который видит событие с точки зрения преступника, — взмахом руки он отмел протесты Беландро, — я не имею в виду лично вас. Полицейским стоило бы глубже вникать не только в психологию преступника, но и в его образ действий и мыслей. Непрестанно задавать себе вопрос, что бы он сам сделал на месте преступника, чтобы провести полицию. И о преступлении судить не только по тому, что видит, но и попытаться понять, что ему старается внушить преступник, чтобы с самого начала направить следствие по ложному пути… — Он решительно шагнул к дверям. — Джек Беландро, вы свободны. На вас распространяются слова одного великого адвоката, которого спросили, считает ли он своего клиента честным человеком. «Мой клиент — весьма уважаемый человек, — ответил он. — Ему невозможно ничего доказать…»

Беландро поднялся. В голосе его звучала сдержанная злость.

— Обижаете, инспектор. И это за то, что я изо всех сил старался вам помочь!

Через соседнюю комнату он прошел, не сказав ни слова и удалился. Звук его тяжелых, чуть шаркающих шагов по каменным плитам затих в стороне выхода.

— Папки я отдал обратно в архив, — сказал Гэйтски. — Слоун отдыхает. Сэрдж и Лоуэтт уже ушли. Я пойду позднее, потому что к полуночи понадоблюсь вам в «Шанхае». И, кроме того, хоть немного посплю. Лоуэтт и Сэрдж направляются на Вестэнд Авеню.

— Как только дадут о себе знать, пусть Лоуэтт договорится с управляющим о вскрытии квартиры на тринадцатом этаже. Миссис Шеннон в отъезде, скорее всего, ничего там нет, но Беландро зародил во мне сомнение. Лоуэтт должен выяснить, открывались ли входные двери последнее время, последних несколько дней.

Гэйтски записал.

— Не знаю, когда позвонят. Договорились, что свяжутся, если выяснят что-то конкретное. Я могу позвонить управляющему, чтобы оставил ключи привратнику. Чтобы там в «Саванне» не закрыли раньше, чем мы получим ключ.

— Хорошая идея! — согласился Бревер. — Если меня будут спрашивать, то я в Австралии. Но если вдруг что стрясется, найдете меня в кабинете на диване. Предстоит тяжелая ночь, хоть немного надо отдохнуть. Пять часов сна за двое суток для меня маловато, — у меня нет в запасе ваших двухсот фунтов.

— Двухсот двадцати! — Гэйтски выпятил грудь.

— Ну, чуть пониже кое-что есть! — показал Бревер на его заметное брюшко и быстро закрыл за собой дверь.

Ночь после убийства.

Освеженный душем и простым, но обильным ужином, в одиннадцать вечера Бревер вернулся в кабинет.

Слоун доложил обстановку.

Гэйтски спит с девяти часов, потом поедет прямо в бар «Шанхай». Все попытки отыскать следы Альбертино Мосилли остаются безрезультатными.

У Лоуэтта были проблемы с управляющим, который долго раздумывал, прежде чем вскрыть квартиру на тринадцатом этаже, поскольку у Лоуэтта не было ордера на обыск. И потом он ни на миг не оставлял Лоуэтта одного. Тщательная проверка дверей с обеих сторон — и с парадного, и с черного хода — однозначно показала, что последнее время ими не пользовались. Сэрдж выходил на связь четырежды. Наблюдал за квартирой Гарвика. Вначале того не было дома, окна закрытые шторами, оставались темны. Ни привратник, дежуривший днем, ни его сменщик его не слышали и не видели. Но в половине одиннадцатого вечера Гарвик вернулся в «Саванну». Лоуэтт переключился на слежку за квартирой Эвелин Паркер сразу после осмотра дверей на тринадцатом этаже. Хозяйка была дома. Привратник знал от механика из гаража, что её горничная ушла раньше обычного. Чуть позже пришел незнакомый мужчина, по внутреннему телефону поговорил с Эвелин, которая велела привратнику пропустить его наверх. Поскольку, однако, потом входило и выходило из дому множество людей, привратник не мог точно вспомнить, был ли среди них посетитель Эвелин.

Пока Слоун зачитывал свои записи, зазвонил телефон. Бревер снял трубку. Докладывал Сэрдж. Внимательно выслушав его, старший инспектор приказал:

— Лоуэтт пусть остается на месте. Если Паркер выйдет из дома, следуйте за ней. И не спускайте глаз с квартиры Гарвика. Если уйдет, — за ним тоже. Докладывать будете сюда, здесь дежурит Слоун. — Он положил трубку. — Гарвик все ещё у себя. У Паркер громко играет радио.

Опять зазвонил телефон. Бревер поднес трубку к уху. Ничего.

— Алло? Кто это? — Нет ответа. — Алло!?

Голос, настолько громкий, что его слышал и Слоун в трех метрах, спросил:

— Старший инспектор Бревер?

— Да! — нетерпеливо ответил инспектор. — Что вам угодно?

— В баре «Шанхай» работает барменом Альбертино Мосилли… — проревел голос.

— Алло! — крикнул в трубку Бревер. — Алло! Вы меня слышите? Алло!

Но связь уже прервалась. Неизвестный повесил трубку.

— Это отличный способ изменить голос, — заметил Слоун. — Повысил тон и все…

Бревер, глядя прямо перед собой, на минуту прикрыл глаза.

— А я ведь знаю этот голос, — но не могу вспомнить, чей он. Как-то я…

Он замолчал, положил трубку и закурил.

— Мосилли мы пока искали только по нашим картотекам, — оправдывался Слоун. — Если он где-то живет или работает, найдем его завтра. Но сегодня искать было уже поздно, в учреждениях не такие дураки, как мы. Там кончают в пять, черт…

— Принесите мне фотографию Мосилли из дела Лавинио, если оно ещё у нас. Хотел бы я на него поглядеть. Глупо было бы устроить переполох в «Шанхае». Сразу ничего не добьешься. А ловлей мелочи можно замутить воду.

— А ведь могли позвонить и за тем, чтобы сбить нас с толку, — намекнул Слоун.

— Это вряд ли, — возразил Бревер. — Я чувствую, это звонок по делу. И тут он взглянул на Слоуна с совершенно иным выражением лица.

— Вызовите машину! Немедленно! Я еду в «Саванну» взглянуть на Гарвика. За час управлюсь, в «Шанхае» все равно до полуночи нечего делать. Если позвонит Сэрдж, скажите, я еду туда.

В ушах Бревера звучали слова Беландро. Что говорил этот гангстер? Умный преступник нес бы труп вверх по лестнице, а не вниз. Намек явно был на Гарвика, жившего на десятом этаже. Теперь Бревер понял это ещё яснее. Заодно Бревер понял, кто дал ему по телефону наводку на Мосилли. Громкий, умышленно измененный голос принадлежал Беландро. Тот же голос, которым он взывал о помощи, когда Бревер вломился в его квартиру.

Полицейская машина с включенной сиреной промчалась по Девятой Авеню, притормозила перед «Саванной», потом, выключив сирену и мигалку, потихоньку свернула к боковому входу возле въезда в гараж.

В вестибюле старшего инспектора встретил Сэрдж.

— Гарвик у себя. У Паркер вовсю включено радио. Лоуэтт на месте. Сторож в гараже, ну, тот О'Брайен, мне сказал, что сегодня Гарвик выгрузил из автомобиля очень тяжелый чемодан и отправил его наверх служебным лифтом. О'Брайена я попросил держать ухо востро, потому что через гараж кто угодно может войти и выйти.

— Но О'Брайен заступает ведь только вечером? — спросил Бревер.

— Гарвик попросил его коллегу, дежурившего днем, помочь ему с чемоданом. Тот получил за это три доллара, почему и рассказал все О'Брайену, — пояснил детектив.

— С этим весельчаком с десятого этажа мы пойдем знакомиться вместе. До сих пор нужды в этом не было, вчера он отмечал день рождения и уйма гостей обеспечивала ему алиби. Но теперь у меня возникли сомнения…

Поттер, который снова заступил в ночь, с поклоном отворил им дверь лифта, закрыл её за Бревером и Сэрджем, проводил взглядом кабину, уходившую вверх.

Сразу после звонка, прозвучавшего в прихожей, дверь квартиры на десятом этаже распахнулась. На пороге стоял мужчина средних лет, плотного, но пропорционального сложения. На нем был халат из лилового бархата, вокруг разливался аромат парикмахерской, курил он приторно пахнущие сигареты через мундштук из слоновой кости с золотой окантовкой. Оглядел посетителей удивленно, но не враждебно.

— Чем могу помочь?

— Впустить нас, Гарвик! — ответил Бревер и, не дожидаясь ответа, протиснулся мимо Гарвика в прихожую. — Старший инспектор Бревер — вот мои документы — а это детектив Сэрдж.

— Полагаю, у вас есть ордер на вторжение в мою квартиру, — заметил Гарвик, — или вы забыли его оформить?

— Поскольку я не собираюсь устраивать обыск, — разъяснил ему Бревер в подобных формальностях нет нужды.

Открыв дверь в гостиную, гарвик прошел вперед.

— Не знаю, насколько законно ваше поведение, — осторожно заметил он. Я позвоню своему адвокату… — Он шагнул к столику с телефоном.

Бревер положил на аппарат руку.

— Позднее! К чему эта суета? Или у вас совесть нечиста? Когда полиция наносит визит порядочному гражданину, он прежде всего должен отвечать на вопросы. Потом он может вызывать адвоката — если полагает, что ему потребуется защитник.

— Защитник? Я использовал термин «адвокат»! Вы же прекрасно знаете, что я не обязан ничего говорить! — повторил Гарвик. — Имею законное право посоветоваться с адвокатом, прежде чем отвечать. — Тут он вдруг опустился в огромное кресло. — Но мне бы не хотелось, чтобы вы думали, мол, мне есть что скрывать. Я только хотел напомнить вам о проблеме законности. Чтобы вы знали, я в этих вещах разбираюсь, и предупреждаю вас о своем праве предпринять против вас все шаги, которые может потребовать ваш ничем не обоснованный поздний визит. А теперь можете начинать вашу игру в детективов, господа.

Ситуация Бреверу не нравилась. Он зашел слишком далеко. Его могли бы обвинить в незаконном допросе Гарвика в ночное время, потому что с таким же успехом это можно было сделать и днем. Оправдать такой чрезвычайный шаг ему было нечем. Только худая слава бара «Шанхай» да ещё тяжелый чемодан, который Гарвик привез домой — и все. А наводка, полученная от бывшего гангстера…

Старший инспектор чувствовал шаткость своего положения. Знал, что легко найдется судья, который с удовольствием использует такую возможность прищучить полицию… Но нельзя дать Гарвику почувствовать зыбкость своей позиции. Держаться нужно твердо — но в рамках. Небрежно присев на подлокотник другого кресла, он вытряхнул из пачки сигарету и закурил.

— Разумеется, вы знаете, почему мы к вам пришли?

По Гарвику было видно, как он напряженно размышляет, чтобы ответить как можно умнее, правдоподобнее и безопаснее. Затянувшись сигаретой, уставился на кольца дыма, маскируя большую паузу между вопросом и ответом.

— Вероятно, это как-то связано с убийством, происшедшем двадцать четыре часа назад…

Бревер тут же отреагировал.

— Откуда вы знаете точное время убийства?

— Ну, ну, — усмехнулся Гарвик, к чему эти старые трюки, мистер старший инспектор из отдела по расследованию убийств?

— Откуда вы это знаете?

Гарвик наклонился к нему. Казалось, он теряет терпение.

— Время убийства указано в газетах. Так же как и ваше звание и служебное положение. И не нужно по-детски прикидываться, что моя осведомленность может казаться подозрительной. О тех же подробностях узнали миллионы людей, причем ещё вопрос, не лгут ли газеты. Мне совершенно безразлично, когда произошло убийство, как оно произошло, и ещё более безразлично, служите ли вы в отделе по расследованию убийств или в санитарной службе. — Он щелкнул по золотому кончику мундштука, окурок выпал в пепельницу. Гарвик закурил новую сигарету, удобно откинулся в кресле и скользнул взглядом по Сэрджу, стоявшему у камина.

— Когда вы продали бар «Шанхай», — выпалил инспектор, — и почему?

— Примерно год назад, — ответил Гарвик, — потому что он мне разонравился. Остальное — не ваше дело. Если вас интересуют подробности, обратитесь в налоговую службу, там вам расскажут, хотя предоставлять информацию без решения суда запрещается. Но власти всегда держатся заодно против граждан.

Бревер пропустил его комментарий мимо ушей.

— Вчера вечером вы… — то есть в ночь на сегодня…

Гарвик тут же перебил его:

— Вы же прекрасно знаете, что я праздновал день рождения с четырнадцатью гостями. Не прикидывайтесь, что это для вас новость. Вы прочесали весь дом, и если хотите спросить меня, откуда я знаю, то я вам отвечу — об этом уже чирикают все воробьи в Централ-Парке. В моем распоряжении четырнадцать свидетелей, которые подтвердят мое алиби с десяти вечера и до полуночи.

— Убийство могло быть совершено и в час ночи, поправил его Бревер, уже с трудом сохраняя спокойствие, — то есть именно тогда, когда ваше алиби кончилось.

— Не будьте смешным, инспектор! — Гарвик взмахнул рукой. — Последние гости ушли отсюда во втором часу. Доктор Минтли ещё взглянул на часы, входя в лифт. Было двадцать минут второго — он сказал это вслух и велел, чтоб я немедленно шел в постель. Он мой домашний врач и его беспокоит моя гипертония. Но это так, кстати. Вам пришлось бы убедить присяжных, что убийство было совершено не раньше часа двадцати минут. Сомневаюсь, что присяжные поверят в двадцатиминутную ошибку — особенно с учетом ваших заявлений в газетах, что убийство произошло между одиннадцатью и часом. И тем более сомневаюсь, что ваши эксперты изменят заключение экспертизы о времени смерти. Всему же все-таки есть предел. Говорю я вам это для того, чтобы вы могли вовремя сориентироваться и избавить себя от лишних усилий и неприятностей.

Бревер задержал дыхание, пока не застучало в висках. Искушение врезать Гарвику в физиономию было слишком сильным. Резкий запах духов действовал на нервы. Мутило от приторного сигаретного дыма. Но нужно было держать себя в руках. Гарвика и в самом деле звали Гарвик, он был настоящим американцем, а не пришлым итальянским гангстером. И против него практически ничего не было.

— Сегодня — точнее, уже почти вчера — вы привезли в машине некий тяжелый чемодан и принесли его в квартиру, — Бревер выложил свой второй и последний козырь, — сами понимаете, в данной ситуации нас интересует его содержимое.

— Ну естественно, — Гарвик усмехнулся уголком презрительно поджатых губ. — Ваше любопытство вполне объяснимо. Что, если в чемодане очередной труп, который вдруг появится перед дверью ещё одного квартиранта «Саванны»? — Так что можете взглянуть на этот труп!

Гарвик встал, взглянул на Бревера и Сэрджа и театрально поклонился, приглашая их следовать за ним.

В полупустой комнате возле кухни стоял большой чемодан. Гарвик его открыл. В нем в несколько слоев лежали рулоны блестящего материала. Бревер взглянул на них, копнул рулоны и вопросительно взглянул на Гарвика.

— До самого дна одно и то же?

— Убедитесь сами. — Он начал опорожнять чемодан, открывая все новые слои тех же рулонов.

— Это образцы нового отделочного материала, который я хочу впервые применить в новостройках. Держится на любой поверхности, моется и легко клеится. Идеальное решение для семейных коттеджей, которыми я занимаюсь. Здесь, в этой комнате, мы его и используем, я хочу его испытать. Если интересуетесь, можете принять участие, — благосклонно добавил Гарвик.

Бревер не ответил, неторопливо прошелся по коридору, спальне, через столовую со встроенным баром и снова вернулся в гостиную. Внимательно оглядел ковры, шторы, мебель. Видел, что Сэрдж делает то же самое.

— Дайте детективу Сэрджу имена ваших гостей и адреса, если вы их знаете, это облегчит нам работу. Не забудьте вашего домашнего доктора, подчеркнул Бревер.

Сэрдж присел к курительному столику, достал блокнот и ручку.

— Вы понимаете, какой моральный, а может быть и материальный ущерб вы нанесете мне таким поведением? — спросил Гарвик.

— Не беспокойтесь! — голос Бревера звучал безапеляционно. — Мы только проверим ваши слова. Никто ничего плохого о вас не подумает, если мы зададим несколько вопросов с обязательной ссылкой на неизбежную полицейскую рутину. — Он встал. — Вы не заметили вчера ничего необычного?

— Ничего!

— Вы не видели, возвращаясь домой, никаких подозрительных типов? Я имею в виду, неподалеку от «Саванны» — или прямо в доме?

— Нет!

— Не слышали никакого шума? Хлопка, вроде автомобильного выхлопа?

— Нет!

Бревер подсунул Гарвику фотографию Лавинио.

— Вы его знаете?

— Я никогда его не видел! Но похоже на фото убитого, которое напечатано в газетах.

— Вам не пришло в голову, что это убитый? Лавинио?

— Раз вы меня предупредили, теперь мне ясно.

— Спасибо, — съязвил Бревер. — А теперь детектив Сэрдж составит список гостей…

Пока Гарвик перечислял имена и адреса, Бревер расхаживал по гостиной. Искал — сам не зная что. Чувствовал, как Гарвик следит за ним взглядом.

— Готово, — сообщил Сэрдж.

— Теперь можете вызывать адвоката, мистер Гарвик. — Бревер взглянул на Гарвика.

— Благодарю за разрешение, но оно несколько запоздало. Надеюсь, оно мне уже не понадобится.

Бревер, направлявшийся с Сэрджем к дверям, обернулся.

— Блажен, кто верует, — с усмешкой бросил он, и медленно добавил: Иногда, не всегда!

Кивнув, он вышел, Сэрдж вызвал лифт. Они шагнули внутрь, не оглядываясь на человека в халате из лилового бархата, стоявшего на пороге. Поэтому от них ускользнула его невольная ухмылка.

С включенными сиреной и мигалкой служебная машина мчалась в управление. Бревер молча сидел рядом с водителем. Только подъезжая к Бродвею, он раздраженно сказал:

— Вначале я думал, что у Гарвика совесть нечиста. Но теперь я в этом уже не так уверен. Иногда он, правда, переигрывал, но на такие беззаботные дерзости убийца вряд ли отважился бы. И четырнадцать свидетелей алиби… Полагаю, Гарвик — прожженный тип, который умудряется снимать пенки и с того строительного бизнеса, который Беландро считает только прикрытием.

Машина остановилась возле управления. Старший инспектор отправил Сэрджа за фотографией Мосилли, сам остался в машине.

— Поедем дальше? — спросил полицейский за рулем.

— Когда вернется Сэрдж. В Гринвич Вилледж. В бар «Шанхай». Но остановимся квартала за три до бара и там вы будете ждать.

Сэрдж принес пачку фотографий. В фас и в профиль. Красавцем Мосилли не был — с расстегнутым воротником, без галстука, в резком свете рефлекторов, подчеркнувших безжалостные подробности. Все лицо было судорожно напряжено, словно Мосилли пытался изменить его черты до неузнаваемости. Большинство преступников старается изо всех сил стать неузнаваемыми на полицейских снимках. И хотя дактилоскопия остается неопровержимой, искаженная фотография может затруднить полиции поиски. Может даже позволить ему выиграть какой-то миг и спастись бегством. Но нигде так не правдива пословица «сколько веревочке не виться, а конец ей будет», как в мире преступления и наказания.

— Лоуэтт сообщил, что Эвелин Паркер со своим спутником покинули «Саванну», взяли из гаража машину и уехали. Лоуэтт последовал за ними. Мужчина вышел на Беверли Плейс, Эвелин поехала дальше по Шестой Авеню, пересекла Вест Бродвей, свернула на Чамберс Стрит и остановилась на углу Катерин и Генри Стрит, в Чайнатауне. Вошла в дом номер 36.

Лоуэтт немного подождал. Зажглось одиннадцатое окно слева.

Лоуэтт звонил из автомата в страшной спешке, потому что рисковал Паркер могла от него уйти. Поскольку больше он не звонил, видимо, ему снова удалось сесть ей на хвост.

Бревер покачал головой.

— Странный маршрут для молодой дамы — а в это время просто абсурдный. Угол Катери и Генри Стрит…

Он наклонился к Сэрджу.

— Поезжайте в Чайнатаун, к этому дому. Попытайтесь выяснить, кто живет за одиннадцатым окном слева. Если это окажется существенным, найдете меня в баре «Шанхай» — но осторожно! Или передайте результаты Слоуну, возвращайтесь сюда и будьте наготове.

— Гостей Гарвика оставить на завтра? — хотел уточнить Сэрдж. — Или начать обзванивать их прямо сейчас, невзирая на время?

Бревер снова покачал головой.

— Это терпит. Увидите, ничего интересного вы не услышите. — Он уже собирался закончить разговор, но все же добавил: — Собственно, вы можете позвонить доктору Минтли. Если не ответит — Бог с ним, но если подойдет к телефону, значит он ещё не ложился и вы можете его осторожно прощупать. Неважно, когда доктор и остальные гости ушли от Гарвика, но интересно, был ли наш знакомец все время на месте. Но не вздумайте спрашивать в лоб, неприятностей не оберемся.

Он ещё помолчал, потом вышел из машины.

— Машину отгоните в гараж, возьмите другую — без сирены, без мигалки и, главное, без каких-либо полицейских отметок. В Гринвич-Вилледж весть о полицейской машине летит из одного заведения в другое…

Через несколько минут возле Бревера остановилось неприметное темно-синее «купе». Инспектор сел в него. Они пересекли Уорвик Стрит, проехали по Кристофер Стрит мимо бара «Шанхай», чья кроваво-красная вывеска была не больше, чем табличка на дверях врача.

На Перри Стрит старший инспектор велел остановиться и ждать дальнейших указаний, а сам неторопливо зашагал обратно к Кристофер Стрит и вошел в бар «Шанхай». Было без четверти час.

Заведение утопало в багровом полумраке. В небольшом зале вдоль продольных стен — небольшие боксы с достаточно высокими деревянными перегородками. Глухие шторы полицией были запрещены, но на пышные драпировки, закрепленные по бокам к перегородкам, это не распространялось. И снаружи все равно не было видно, что там происходит.

У как попало разбросанных столиков сидела пестрая публика — мужчины, женщины, парочки. На миниатюрной танцевальной площадке топталось пять-шесть пар, среди них одна — из двух женщин, и двое мужчин, тесно обнявшихся и почти стоявших на месте. Пианист, тощий парень с душившим его аккордеоном и подросток с трубой изображали оркестр. Воздух был полон дыму, такого густого, хоть режь, и пах острыми дешевыми духами, потом и остывшим табачным пеплом.

Бревер подсел к маленькому столику в углу, огляделся и заметил Гэйтски, занятого оживленной беседой за рюмкой коньяка с молодым человеком, чей облегающий пиджак странно контрастировал с массивной фигурой детектива. О чем могли беседовать слон с газелью осталось для инспектора загадкой. Видимо, Гэйтски оказался в его вкусе. Что ж, может быть, Гэйтски удастся что-то вытянуть.

Экстравагантно одетый мужчина прошел рядом, заметил Бревер, по зрелому размышлению махнул рукой одной из девиц и показал на нового гостя. «Шеф» подумал Бревер. Глаз у него был наметан, чтобы сразу определить, кому нужно женское, кому — мужское общество.

Юная дама была в миленькой плоской шапочке, сдвинутой на затылок, светло-русые волнистые волосы выбивались из-под лакированного козырька. Когда она наклонилась к Бреверу, чтобы принять заказ, появилась вымученная улыбка. Все достоинства, скрытые в вертикальной позиции, были теперь на виду.

— «Мартини»! — заказал Бревер. — Сухой!

— Дважды? — спросила она, и улыбка застыла на её молодом, но уже видавшем виды лице.

— Да?

— Дважды — если пригласите меня выпить с вами.

— Ладно, тогда дважды.

Бревер взглянул на стойку, образовывавшую полукруг у задней стены, рядом с оркестром. Мосилли он узнал с первого взгляда. Тот готовил коктейль для двух длинных бесцветных блондинок, ритмично потряхивая шейкером, на блестящем металле которого отражались блики багровых светильников. Бармен как бармен.

Возле Бревера остановилась продавщица сигарет, втиснутая в гусарскую униформу. Тяжелые бедра грозили вот-вот распороть лосины, мундир обтягивал пышную грудь, руки обнажены до плеч… — возбуждающее зрелище.

— У меня вы получите что угодно, — негромко сказала она, после паузы добавила она, после паузы добавив:

— Любые марки, любые сорта.

Бревер с сожалением покачал головой.

— Это не для меня, детка, — курить я бросил ещё в колледже. — Он вздохнул и добавил. — Я имею в виду — курить сигареты…

— Ах, так! — понимающе взглянула она, заглянула ему в глаза, оценила весь его вид и потом нараспев сказала: — Если вы перешли на сигары, я могу вам помочь, а вот жевательного табака у нас нет.

Он украдкой взял её за руку. Музыка играла танго, пары перемешались, к столу долетали обрывки разговоров и смех. Тихо, но выразительно он сказал: — Нет ли у вас ещё чего-нибудь…

Она почувствовала не только пожатие его руки, но и бумажку, скользнувшую к ней. Скосив глаза, увидела пятерку. Деланная улыбка исчезла с её лица, она якобы уронила пачку сигарет и, поднимая её, шепнула на ухо:

— Мимо стойки и кухни — руку держите вот так — и по лестнице на второй этаж. «Рифер» сегодня кончился, курить нечего, — но кое-что найдется… Не оборачиваясь, отошла к бару.

«Рифера», — подумал Бревер, — то есть сигарет с марихуаной, нет, — но зато есть «кокс».

Он дождался «мартини». Принесли только один. Девица пожала плечами.

— Меня так мучила жажда, нет сил, свой я выпила прямо у стойки — за ваше здоровье! — И она положила счет. Три доллара. Он дал три с половиной; с усмешкой взглянув на монету, ловким жестом крупье она отправила её в карман.

Бревер незаметно взглянул на Гэйтски, который давно уже должен был его заметить, но тот продолжал оживленную беседу со своим юным визави. Только легкое движение головы, не замеченное никем, дало Бреверу знать, — что-то делается.

Инспектор слегка кивнул в ответ, аккуратно поднялся и, не глядя по сторонам, миновал стойку, кухню, непринужденно держа руку в условленном жесте, за стеклянной дверью увидел лестницу и поднялся наверх. Через обитые двери вошел в полутемный зал, в конце которого полупрозрачный занавес отделял от публики сцену. За занавесом видны были танцующие фигуры.

Чья-то рука легла ему на плечо и мягкий голос спросил: — Вы одни? Нуждаетесь в обществе?

Глаза Бревер постепенно привыкли к полутьме. Мужчине, стоявшему рядом, могло быть около тридцати. Похоже, он был накрашен, волосы разделены на пробор посередине, вокруг запястья висел золотой браслет, усаженный пестрыми камнями.

— Вначале я хотел бы посмотреть, — сказал Бревер, внимательно изучая взглядом обстановку.

— Как вам угодно, — услышал он разочарованный вздох. — Я всегда к вашим услугам.

Непроветренное помещение оставалось полупустым. На двух скамьях, тянувшихся по обе стороны зала, шевелились непонятные фигуры. За занавесом шло представление. Танцовщица — судя по четким контурам тела, обнаженная, извивалась под глухой аккомпанемент фортепиано. Когда она приближалась вплотную к занавесу, её магически стройное тело, казалось, можно было достать рукой.

Бревер присел к низкому столику.

Луч света, проникший снаружи и тут же исчезнувший, сказал, что кто-то вошел через противоположную дверь. Вошедшая женщина оглянулась вокруг. Бревер узнал Эвелин Паркер. Вспомнил фотографию, которую приносил Лоуэтт. Характерный профиль, да и все лицо. Сознательно подчеркнутая копия кинозвезды.

Откуда-то вынырнул тип с пробором, подошел к Эвелин, сел с ней в угол, выслушал её и махнул рукой в сторону Бревера. Эвелин встала, непринужденно подошла к столу и уселась напротив инспектора. С интересом изучила свой маникюр. Потом спросила:

— Вы один?

Бревер кивнул.

— Да. От меня сбежала жена.

— Ох, как страшно! И вы уже ищете замену?

— Замену? Ни за что. Утеху — да, но не замену.

И тут она спросила в лоб:

— Кто вас сюда послал?

Он решился мгновенно. Колебания могли его выдать.

— Фред, — сказал он, — из «Циндереллы». — Это было подобное заведение.

Эвелин удивленно взглянула на него.

— Конкурент?

— Я спешил. Фред мне ничем не мог помочь — проблемы с поставками. Но Фред любит собирать меленькие зеленые гравюры с портретами президентов Соединенных Штатов посередине — а у меня их целая коллекция — вот он и дал мне этот адрес.

— Какое совпадение! — сказала она. — Я тоже собираю такие гравюры, и просто без ума от президента Джексона.

Бревер понимающе кивнул. Президент Джексон красовался на двадцатидолларовых банкнотах.

— Пока бедный брошенный супруг может пополнить вашу галерею только иным портретом, — и в ладонь ей втиснул пятерку. Элегантно засунув её в боковой кармашек маленькой черной лакированной сумочки, Эвелин встала.

— Думаю, мы ещё увидимся, когда вы получше разберетесь в своих гравюрах.

Раздались аплодисменты, занавес вдруг раскрылся и свет погас. Только красные софиты обрисовывали силуэт девичьей фигуры. Длилось это только мгновение, потом все поглотила тьма. Когда в зале снова зажглось слабое освещение, танцовщица исчезла и занавес висел неподвижно.

Бревер оглянулся. Эвелин исчезла.

Он встал. И тут его взгляд упал на мраморную доску стола. Перед ним лежал маленький белый пакетик. Мягкий на ощупь, с порошком внутри.

Торопливо сунув его в карман жилета, он вскочил, подбежал к обитым дверям и поспешно их распахнул. На площадке стоял тип с пробором, удивленно уставившись на него. Бревер оттолкнул его в сторону, торопливо сбежал по лестнице, через кухню и мимо стойки в зал. Все те же типы — или другие, но неотличимые от тех, кто был тут раньше — заполняли зал. Его окружил все тот же тепловатый запах. Продавщица в облегающей гусарской форме подпирала колонну.

Гэйтски сидел один. Когда они с Роджером встретились взглядами, показал глазами на выход. Старший инспектор едва заметно кивнул головой, протолкался между танцующими и выскочил из бара. Огляделся по улице в обе стороны. Эвелин нигде не было. Из-под арки соседнего дома кто-то свистнул. В тени здания стоял Лоуэтт. Когда старший инспектор остановился рядом, он сказал:

— Паркер только что вышла из бара, пересекла двор и исчезла в дверях управляющего баром «Шанхай». У меня был разговор с Сэрджем, он только что вернулся из Чайнатауна. Одиннадцатое окно — это комната постояльца, который уже пару дней не показывается. Описание совпадает с Лавинио.

— Идем, — приказал Бревер. Вместе с Лоуэттом они пересекли двор и осторожно повернули ручку зарешеченных дверей со слабо освещенной табличкой из матового стекла. Не заперто. Они протиснулись в пустой коридор. Из соседней комнаты доносились голоса.

Бревер и Лоуэтт прислушались. Слова были неразличимы. Неожиданно звуки стихли. Бревер попытался открыть дверь. Не получилось. Тогда он её вышиб.

Эвелин стояла перед настенным зеркалом, поправляя волосы. Когда затрещал замок, она обернулась. В глазах её было удивление, но отнюдь не испуг и не страх.

— Что вы себе, собственно, позволяете?..

— С кем вы здесь только что разговаривали? — спросил Лоуэтт, подходя к ней вплотную. Она уставилась на Бревера.

— Что все это значит?

Тот показал удостоверение.

— Теперь вам ясно? Так поживее! Говорите! И не тяните, речь идет о наркотиках.

Эвелин уставилась на него широко раскрытыми глазами.

— Наркотики? С чего вы взяли?

Бревер повернулся к Лоуэтту.

— Приведите сюда бармена. Мосилли вряд ли создаст нам проблемы. Если вдруг попытается, пусть ему Гэйтски немного поможет, если это возможно, без всякого шума. Скандал нам не нужен.

— Понимаю! — Детектив удалился.

Бревер достал сигарету, из кармана жилета вынул маленький белый пакетик.

— За это вы получите лет пять!

Она подошла на пару шагов.

— За что, за что? Я не вижу.

Он сунул пакетик ей под нос.

— Теперь видите? Кокаин!

Вернувшись к зеркалу, снова беззаботно занялась прической.

— Интересно! Кокаин! А как он к вам попал? И при чем тут я?

Бревер не мог не отдать ей должное.

— Вы отлично держитесь, мисс Паркер, но вам это не поможет. Я дам показания под присягой, что вы передали мне этот пакетик за пять долларов.

Обернувшись, она снова состроила невинные глаза.

— Вы хотите солгать под присягой, инспектор?

— Как это — солгать?

— Я ничего вам не продавала! Ни этот пакетик, в котором, как утверждаете, кокаин, — что ещё следует доказать — ни что другое.

— Пятидолларовая банкнота, которой я заплатил, была помечена, и, кроме того, у нас записаны её номер и серия. Этого более, чем достаточно.

Она не испугалась.

— Так вы собирались купить невинную девушку за служебные деньги? Тратить деньги налогоплательщиков на сомнительные удовольствия! Ничего себе, старший инспектор! Это весьма заинтересует присяжных. Инспектор берет деньги из тайных фондов, якобы на нужды следствия, потом идет в бар, сует помеченную пятерку девушке в декольте — и, раз девушка не отвечает на его непристойное предложение, обвиняет её в торговле наркотиками. — Тут она вдруг повысила голос. — Вы собираетесь заявить под присягой, что я дала вам тот пакетик, в котором, якобы, кокаин? Вы готовы стать клятвопреступником?

Бревер непонимающе уставился на нее. Неужели она всерьез?

— Вы подошли к моему столу, и разговор был весьма недвусмысленный. Вначале вы потребовали двадцать долларов, потом взяли пять, дав мне кокаин.

— Как я вам его дала? Как? Левой рукой или правой?

— Положили его на стол!

— Я? И вы это видели?

— Хорошо, если вас интересуют детали — не видел. Но когда я садился за стол, на нем ничего не было. Когда я вам отдал пять долларов и вы ушли, на столе лежал кокаин.

— А в зале мы что, были одни? Кроме нас там никого не было? И свет гас на миг, а не на час, да? И никто другой подкинуть его не мог, только я, да? И вот в этом вы собираетесь убедить присяжных, посадив меня на скамью подсудимых? Презрительно рассмеявшись, она поправила платье, показав идеальной формы ноги. — Желаю удачи, дурачок! Но потом вы будете припоминать тот час, когда решили затеять все это дело.

Бревер сложил руки за спиной, крепко сжав кулаки. Насилие по отношению к женщине, — какой бы она не была, — могло иметь катастрофические последствия. Во что бы то ни было нужно было владеть собой.

Двери распахнулись. На пороге стоял Мосилли. Гэйтски и Лоуэтт толкнули его внутрь и вошли следом. Бревер оглядел бармена со всех сторон, словно барышник, оценивающий лошадь, потом спросил:

— Вы правдивы, молодой человек, не так ли, Мосилли? Присягали перед судом, что Адонис Лавинио не имел ничего общего с наркотиками, что пакетик кокаина, который нашли у него в кармане, подсунул ему какой-то незнакомец? — Он ткнул под нос бармену маленький белый пакетик: — И откуда это вы, разумеется, тоже не знаете?

Мосилли пожал плечами.

— Я вообще не понимаю, что вам от меня нужно?

— Ничего особенного, мой дорогой, — ответил Бревер. — Только рассказать нам правду. Всех вас мы заберем, тебя, и продавщицу в гусарском мундире, и типа с пробором, и Эвелин…

— Ни слова! — Рявкнула Эвелин на бармена. — Только в присутствии адвоката.

Гэйтски схватил её, приподнял, взглянул на Бревера и отправился со своим грузом к дверям.

— В управление, да?

Бревер кивнул.

— Мосилли отведите в мою комнату, — приказал он Лоуэтту, — я ещё зайду на два слова к управляющему и догоню вас.

Человек с браслетом, усаженным драгоценными камнями, нервно поглаживал волосы.

— Можете мне поверить, мистер старший инспектор, у меня здесь все в полном порядке. Мисс Эвелин периодически бывает у нас, как и любой другой. Между ней и нашим заведением нет никаких связей.

— А кто приобрел бар у Джеймса Гарвика? — спросил Бревер.

— Бывший метрдотель из «Хабана Кубана» в Майами. Он владел им недолго, уступил его некоей мисс Райдер, а та сдала бар в аренду Мосилли и мне. Мы стараемся удовлетворять все желания наших посетителей…

— В чем я не сомневаюсь, — перебил его Бревер. — Когда-нибудь такое рвение услужить заказчикам доведет вас до тюрьмы. Но сейчас меня не интересуют ни наркотики, ни стриптиз малолетних. Я расследую убийство. — Он достал из кармана фото Лавинио.

— Вы его знаете?

— Никогда не знал! — тут же ответил управляющий.

— А почему вы о нем говорите в прошедшем времени? Я ведь спросил, знаете ли вы его. Разве так говорят о мертвых? — Бревер старался говорить потише, не хотел привлекать внимание.

— Как-то само так вырвалось, — оправдывался управляющий, приглаживая пробор. — Или я прочитал о нем в газетах? — стукнул себя по лбу. — Ну конечно! Это тот молодой человек, которого застрелили в «Саванне».

— Я пришлю сюда сотрудников отдела по борьбе с наркотиками, — сказал старший инспектор, надеюсь, вы отнесетесь к ним так же радушно, как и к остальным гостям.

— Но, мистер старший инспектор, — голос дрожал от страха, — что мы вам такого сделали? Знаете, что бы это означало… и притом мы совсем невиновны… если кто-то из посетителей… что же поделать — с нашего ведома ничего подобного бы не произошло, но если агенты из «Наркотик Скуад»…

— Вы знали Адониса Лавинио? — снова настойчиво спросил Бревер. — Бывал ли он здесь с тех пор, как бар стал вашим? Известно, что у Мосилли были контакты с убитым. Говорите правду — и кто знает, может быть я и забуду о «Наркотик Скуад»?

Шеф отвел Бревера в сторону, за стойку.

— Лавинио и Мосилли последнее время друг друга терпеть не могли. Лавинио уже несколько недель здесь не был. Это чистая правда.

— Гарвика знаете? Он сюда ходит?

— Разумеется, нет.

— Эвелин Паркер обеспечивает «кокс», который желают некоторые «гости»?

— Ни о чем таком я не знаю…

— Вы что, не понимаете? Меня ваши грязные делишки вообще не волнуют. Меня интересует убийство! Какие были связи между Мосилли и Паркер? И между Мосилли и Гарвиком? И как в эту картину вписывается Лавинио?

— В моем положении человек о многом узнает. Но про убийство я ничего не знаю. У всех свои слабости, не исключая и Мосилли, и Паркер, но такое преступление — нет, о нем и говорить нечего. Лавинио, видно, перемудрил и угодил в ловушку. Слишком много болтал. Есть люди, которые этого не прощают. — Не губите меня, и я готов оказать вам услугу… — Он умолк.

— Ну что? Когда дело касается своей шкуры, заложили бы о родного брата? — Бревер чувствовал отвращение к жалкому созданию перед собой. Если бы вы знали, как из-за таких, как вы, я научился презирать людей! Но при моей профессии с такими вещами приходится мириться. Интересы службы заставляют иметь дело с любым дерьмом. Ну что же, я обещаю оставить вас в покое. За это вы будете сообщать мне все, что узнаете по поводу убийства Лавинио. И если попробуете водить меня за нос, на следующий день мы ваш гадюшник прихлопнем. Я выражаюсь достаточно недвусмысленно?

Не ожидая ответа, он прошел через зал и вышел на улицу. Свежий ночной воздух его освежил. Широким шагом пересек мостовую. На углу ждал Лоуэтт.

— Гэйтски забрал Паркер своей машиной. Мосилли ждет в вашей.

Прошагав три квартала, они сели в машину Бревера, который помчался к управлению. Лоуэтт остался в приемной с Мосилли. Слоун и Сэрдж при появлении инспектора торопливо развернули газеты, прикрыв ими карты. Сэрдж поспешно вскочил.

— В Чайнатауне…

— Лоуэтт мне уже сказал. Врача нашли? — спросил Бревер и одновременно предостерегающе показал взглядом на Мосилли.

— Он тут же снял трубку и подтвердил каждое слово нашего друга.

Старший инспектор прошел в свой кабинет. На пороге он даже приостановился от неожиданности. Гэйтски как раз чокался с Эвелин Паркер. На столе стояла бутылка импортного виски.

— Надеюсь, не помешал, — он уселся за стол. Поймав взгляд Гэйтски, все понял.

— Мисс Паркер настаивала, чтобы мы захватили чего-нибудь с собой…

— Вы знаете, что за подкуп алкоголем вы рискуете дисциплинарным взысканием? — пугнул Бревер, но голос его выдал.

— А вы тоже глотните, — воскликнула Эвелин, чье поведение полностью переменилось. — Этот толстяк, — она указала на Гэйтски, — отличный парень, совсем не то, что вы — мы отлично понимаем друг друга!

Гэйтски поддакнул:

— Мисс Паркер подумала, что за эту историю с крохотным пакетиком вы хотели передать её федеральным агентам. Это её, разумеется, совсем не устраивало, даже если она ни о чем не знает, — на этом она настаивает. А я ей объяснил, что мы только хотим найти убийцу Лавинио. И ничто иное нас не интересует. И тот, кто нам в этом поможет, может рассчитывать на нашу признательность, не так ли, шеф?

Бревер чувствовал, как Эвелин напряженно наблюдает за ним. Этому миру она не доверяла. Хорошо знала, где кончается власть детектива и начинается — старшего инспектора. Своим поведением она играла продуманную роль. Ставкой была её свобода. И она это знала. Нисколько не сомневалась.

— Расследование убийства для нас важнее всего. Но тяжелые преступления — а торговля наркотиками — одно из них — я тоже не могу игнорировать. Иначе я сам нарушу закон. Тем не менее, — он удобно откинулся в кресле — могло бы случиться, что я сам пришел бы к выводу, что конверт в баре «Шанхай» подложил мне кто-то неизвестный. Тогда мисс Паркер была бы свободна от подозрений. Но чтобы я мог так радикально изменить свое мнение, вам пришлось бы поделиться со мной хоть частицей своей обширной информации.

— Если я расскажу все, что знаю, вы оставите меня в покое?

— А что вы знаете?

— Адонис Лавинио бывал в «Саванне» не раз. Я часто видела, как он гаражом проходил в дом. Однажды, когда я съезжала с рампы, потом когда ставила машину — три раза или четыре. Наверх он поднимался служебным лифтом.

Бревер внимательно слушал. Ее слова могли быть правдой или вымыслом, только чтобы что-то сказать и как-то выкрутиться. Она не знала, что детектив проследил её до Чайнатауна и что комната, находившаяся за одиннадцатым окном, уже обыскана…

— И кого же, по-вашему, навещал наш малыш Адонис в «Саванне»?

Эвелин молчала. Видно было, что она напряженно размышляет. Осторожно прощупала почву.

— Может быть, к Беландро? Я его знала, когда он ещё именовался Биньо, — но вам-то это давно известно. — Она неотрывно следила за лицом Бревера, искала реакцию на физиономии Гэйтски. Ничего подобного.

— Кого бы ещё следовало иметь в виду? — допытывался Гэйтски.

— На пятнадцатом этаже живет Лирбоди, предприниматель по части такси, — попытала она счастье ещё раз, — у него были какие-то неприятности… она задумалась и опять умолкла.

— Такое случается с пожилыми джентльменами, которые пристают к молодым невинным дамам и при этом их иногда застает жених, — но с этим риском нужно считаться, — поучал старший инспектор, не моргнув глазом. Говорил он так, словно с Эвелин это не имело ничего общего. — Больше вам ничего не приходит в голову?

Эвелин гордо выпрямилась.

— Это все гнусные сплетни, инспектор, я когда-нибудь вам все объясню, но сейчас вас, вероятно больше занимает, что я вам могу сказать об Адонисе… — Одним глотком она опорожнила стакан. — Видимо, Адонис был у Гарвика.

— Возможно, мисс Паркер, — кивнул Бревер, — но именно в критический момент это исключено. Мистер Гарвик отмечал день рождения. Четырнадцать человек гостей, развлечения, танцы, шум — такого типа как Лавинио туда бы не пустили. И Гарвику гости обеспечивают алиби. Стопроцентное. Это единственный из жильцов, который был на виду все критическое время.

— Понимаю, — она отсутствующим взглядом уставилась перед собой, сунула сигарету горящим концом в рот, выругалась как портовая шлюха, освежила помадой губы и опять опрокинула в себя порцию виски. Потом снова взглянула на Бревера и зашла с другого конца.

— Лавинио довольно долго не был в «Шанхае». У него был какой-то конфликт с Мосилли.

— Из-за чего? — перебил её Бревер. — Меня интересует причина.

— Ну ладно, вы обещали оставить меня в покое, если я скажу, и я скажу. — Она глубоко вздохнула. — Лавинио поставлял Мосилли «кокс» и «рифер». Мосилли заявил ему, что нашел другого поставщика. Лавинио утверждал, что его «склад» взяли с подачи Мосилли. Между ними все было кончено.

— Любопытно, — констатировал Бревер. — В ночь с воскресенья на понедельник Мосилли был за стойкой как обычно?

Она широко раскрыла глаза, чуть слишком торопливо и чуть слишком широко.

— Мне это и в голову не приходило! Подождите, позавчера… — нет, я в «Шанхае» не была, но… — она запнулась.

— Это нетрудно выяснить. — Гэйтски по знаку инспектора удалился и тут же вернулся с Альбертино Мосилли.

— Утверждает, что был на месте.

Бармен огляделся, водя глазами от Бревера к Гэйтски и Эвелин. Когда взглянул на девушку, на лице его ничего не отразилось.

— Хотите свалить на меня? Я с десяти часов до утра стоял за стойкой, десять, двадцать, пятьдесят свидетелей могут это вам подтвердить, потому что правда. И вы сами это знаете. Вы же сами мне звонили. Между одиннадцатью и двумя. Хотите меня утопить, чтобы спасти кое-кого. Но я вас предупреждаю…

— А ну тихо! — Гэйтски втиснул Мосилли в кресло у двери. Мисс Паркер никого не обвиняет, совершенно случайно зашла речь об убийстве Адониса Лавинио, когда она говорила о торговле наркотиками. Кстати, кто вам теперь будет поставлять «кокс», когда Лавинио мертв… — Он вдруг ударил себя по лбу. — Как же я забыл! Вы же с ним порвали ещё до убийства!

Глаза Мосилли превратились в узкие щелки.

— Что эта пресловутая история с наркотиками имеет общего с убийством в «Саванне»? Кто-то старается все вывернуть наизнанку, чтобы спасти свою голову от петли?

— А кто тут говорит о петле? — вмешался в разговор Гэйтски. — В штате Нью-Йорк не вешают, тут методы гораздо современнее, верно, шеф?

Старший инспектор встал, подошел к дверям, подозвал к себе дежурного и показал на Эвелин и Мосилли.

— Пожалуйста, займитесь минутку этой парочкой. Я сейчас вернусь.

Вместе с Гэйтски он удалился в соседнюю комнату, кивнул Сэрджу, Слоуну и Лоуэтту. Они расселись за столом.

— Я ещё не имел возможности, инспектор… — начал Гэйтски, — доложить вам о том юноше из бара «Шанхай», с которым вы меня видели. Ему девятнадцать, обожает борцов и боксеров, состоит в каком-то атлетическом клубе и уговаривал меня как-нибудь его навестить. Когда я в конце концов отказался, обиделся и убрался. Но до того я узнал уйму интересных вещей. У хозяев «Шанхая» должны быть большие связи — пока с ними ничего поделать не могут. «Кокс» никогда не находили. Когда появляется патруль и врывается на второй этаж, танцовщицы все уже одеты. Все блестяще отлажено. И это не в нашу пользу.

— Не забивайте голову, к убийству это не относится. А мне вот кое-что пришло в голову. — Бревер придвинул чашку кофе, которую подал ему Слоун, и маленькими глотками выпил горячую черную жидкость. Соскреб сахар со дна чашки, облизнул ложку и закурил.

— То, что нам сказала Паркер о Беландро, Лирбоди и Гарвике, выглядит скорее как поиски выхода из положения. Выдумывает, чтобы выкрутиться. Того же она могла бы добиться и с помощью своего адвоката, который истолковал «хабеас корпус» в её пользу, у нас ведь нет никаких доказательств — к сожалению. — Он рассказал о блестящей защите Эвелин в истории с пакетиком кокаина. — На всякий случай отправьте это в лабораторию. — Он подал пакетик Слоуну. — Если окажется, что там сахарная пудра, я от души посмеюсь. Только я в это не верю. Посредники часто разбавляют «кокс», чтобы увеличить доходы, но не обманывают. Это слишком опасно. — Он уперся локтями в стол. Все говорит о том, что Эвелин была в тесном контакте с Лавинио. — И я готов побиться об заклад, что она, как минимум, предполагает, кто его убил. Если посадим её, ничего не узнаем. Придется её отпустить, чтобы со временем она вывела нас на правильный путь.

— Но она нас знает — как же следить? — спросил Гэйтски.

— Лоуэтт отвезет в «Саванну» специалиста по телефонной связи — тащите его из постели, важна каждая минута — и подключитесь к её телефону.

Бревер говорил быстро и весьма решительно. — Нельзя терять время. Все разговоры прослушивать и записывать на магнитофон. В суд они не пойдут, ну а нам послужат.

— Надеюсь, кого-нибудь из специалистов я найду, — Лоуэтт поднялся, коротко кивнул и вышел.

— Вернемся к Мосилли, — продолжал старший инспектор. — Не думаю, чтобы конфликт между такими типами мог привести к убийству. Торговцы наркотиками, конечно, мерзавцы, но стрельбу они затевают, когда сталкиваются интересы боссов, а не несколько паршивых пакетиков. В большинстве своем они трусы. Пожалуй, бармен как убийца почти исключается. Не считая, к тому же, его алиби. Еще одна возможность — он нанял убийцу. Но это ему слишком дорого бы обошлось. Но, думаю, Мосилли знает больше, чем кажется. На Паркер смотрел он не только враждебно, но и угрожающе. И взгляд его не обещал ничего хорошего. Мосилли я собираюсь отпустить, как и Эвелин, — но с него мы тоже не спустим глаз. Ни Слоуна, ни Сэрджа он не знает. Не думаю, что он их заметил. Слоун теперь поедет в «Шанхай», а Сэрдж останется на страже на Кристофер Стрит, лучше кварталом дальше, и за рулем. — Бревер вздохнул и добавил: — Только коротко опишите мне ситуацию в том доме, где была Эвелин. Кто описал вам квартиранта?

— В подвале живет привратник — Сэрдж встал. — Он как раз вернулся из пикетов в доках.

— Ладно, — Бревер встал последним. — Гэйтски останется здесь и будет принимать доклады. Лоуэтт занимается телефонной линией, Слоун и Сэрдж берут на себя Мосилли. Я еду на Генри Стрит и осмотрю эту комнату. — Он взглянул на часы. — Пол-третьего. Постарайтесь в три передать первые донесения. Увидимся.

Вернувшись в кабинет, он поблагодарил дежурного.

— Надеюсь, вы не скучали? Теперь наши гости уже скоро смогут уйти. Можете их спокойно выпустить.

Когда дежурный ушел, Бревер сел.

— Как вы уже слышали, я вас отпускаю. Не потому, что у меня доброе сердце. Я с удовольствием оставил бы вас здесь, но не достает доказательств. Но в один прекрасный день они у меня будут. И тогда — да поможет вам Бог!

Задев длинными ногами корзину с мусором, он сердито указал Мосилли на дверь. — Убирайтесь.

Бармен тут же исчез.

— У него с убийством ничего общего, — начала Эвелин Паркер, — для этого он слишком глуп и труслив. Спроси у меня…

Старший инспектор оборвал её.

— Но я вас не спрашиваю, мисс Паркер! Вы разочаровали меня, и только. Я убежден, вы знаете гораздо больше, чем говорите. Человека силой можно заставить говорить, но не обязательно он будет говорить правду. Можете идти. Федеральным агентам я вас сдавать не буду. Но впредь не рассчитывайте на безнаказанность. Запомните мои слова.

Эвелин встала, обошла стол и попыталась улыбнуться.

— За убийцу уже назначена премия?

Бревер серьезно взглянул на нее.

— Хороший свидетель обвинения имеет шанс спасти свою шею — разве это не лучше любой премии?

— Разумеется, — протянула она, — для преступников. Но мне не в чем признаваться ни вам, ни прокуратуре, и мне нечего вам сказать. Моя скромная помощь должна была вам облегчить расследование — небольшая услуга, как мы и договаривались.

— Меня интересует ещё ваша скромная помощь по части Макаллистера и Коэна-Каннингса! — заметил старший инспектор.

Она занервничала, стараясь найти подходящее объяснение.

— Я что, не могу немного подумать о себе? И о своих карманных расходах? Добрых дядюшек теперь так мало!

— Понимаю, — ответил Бревер, эти два джентльмена — чисто личное знакомство. Без какой-либо деловой окраски. — И беззаботно добавил: — Я бы готов был поклясться, что Макаллистер вообще не годится в любовники, если на этом нельзя заработать… и что место Коэна-Каннингса скорее в трущобах доков, чем в будуаре изысканной юной дамы. Но людям свойственно ошибаться… не так ли?

Взяв со стола бутылку виски, она завернула её в кусок белой бумаги, который выпал из мусорной корзины, и подала ему руку.

— Теперь мне тащиться на Кристофер Стрит за машиной. Этот ваш тяжелоатлет не позволил мне ехать сюда в своей машине. Просто ужас, до чего полицейские подозрительны.

— Я распоряжусь отвезти вас в Гринвич Вилледж обычной машиной.

Позвонив в гараж, он распорядился. Не хотел, чтобы Эвелин зашла в бар и увидела там Слоуна.

— Полагаю, вы меня поняли и поедете прямо домой. Я бы не хотел, чтобы вы заходили в «Шанхай». И это больше, чем пожелание. Это приказ. Вы меня поняли?

— Можно бы и без грубости, — ответила она. — Я уже только и мечтаю, что о своей постели. — Более чем вплотную миновав его, она обошла письменный стол. — Ее вам никогда не увидеть…

Бревер не ответил. Она все поняла и выплыла из комнаты. Старший инспектор тут же снова позвонил в гараж и приказал везти даму на Гринвич Вилледж как можно медленнее. Лоуэтту нужно время, чтобы подключиться к телефону.

Старший инспектор вышел пройтись. Что-то его беспокоило. Где-то что-то не сходилось. Проехав по Генри Стрит, остановился чуть дальше перекрестка в сторону Ист Ривер и пешком вернулся к дому, который ему подробно описал Сэрдж. По железной лестнице поднялся на второй этаж и отыскал нужную дверь.

Огляделся. Коридор тонул в полутьме. Только издали долетали неясные звуки, где-то играл джук-бокс, загудел не то паровоз, не то пароход.

Бревер прислушался, приблизившись к двери. Света внутри не было. Достав из кармана кожаный футляр, он начал пробовать отмычки. Ни одна не подошла. Вставив короткую стальную пластинку сбоку между дверью и косяком, он нажал его вниз в сторону замка. Двери бесшумно открылись внутрь. Старший инспектор вошел в комнату, прикрыл за собой дверь и подпер её стулом.

От окна разливался серо-желтый свет. Комната без занавесок, с отклеивающимися обоями на стенах и голым, немытым полом, производила безутешное впечатление.

В углу стояла выкрашенная белой краской кровать с бронзовыми шарами, которые были местами протерты до темного основания. Бревер, заслонив платком фонарь, принялся за осмотр комнаты.

Возле постели стоял ветхий шкаф с распахнутыми дверцами. Зеркало длинной трещиной было разделено на две части. Костюм висел на вешалке, брюки лежали на полу. На полках валялось вперемешку и чистое, и грязное белье. В небольшой открытой коробке — мыло, зубная щетка и большая туба помады. Бревер с максимальной осторожностью ухватил её за края. Еще не отвернув пробки, уловил пронзительный запах. На этикетке стояло «помада» «самбуко», какое-то длинное итальянское имя и «Наполи». Несомненно, это была помада Лавинио. Он и вернул тубу в коробку, чтобы случайно не повредить отпечатки пальцев. Посмотрев комод, оба ящика стола, чемодан и две дорожные сумки, нашел только массу никчемного барахла: две сломанные расчески, поржавевший бритвенный прибор, несколько новых и старых лезвий, позолоченную запонку, заляпанные галстуки, две пары стоптанных туфель.

Бревер искал совсем другие вещи, или хотя бы их следы. Но ничего не находил. Неужели Эвелин все так сумела убрать? Или ещё до неё — Мосилли?

Подойдя к окну, он взглянул на пустынную улицу внизу. Коленом коснулся подоконника. Тот неожиданно подался, заскрипел и вернулся на место. Бревер наклонился и ощупал доски руками. Одну из них можно было вытащить. За ней оказалось пустое пространство глубиной сантиметров десять, шириной во все окно и глубиной до самого пола. Он посветил фонариком. На дне лежала коробочка из гофрированного картона. Инспектор осторожно поднял её.

Под слоем целлофана лежали в несколько слоев маленькие белые пакетики. Один из них Бревер осмотрел повнимательнее. Внешне он выглядел точно как тот, что в темноте положила на стол Эвелин Паркер.

Сунув его в карман, осторожно вернул коробку на прежнее место, прикрыл её бумагой и поставил доску на место. Вернувшись к шкафу, взял коробку с помадой, отодвинул от двери стул, осторожно выглянул в коридор и вышел из комнаты. Замок едва слышно защелкнулся.

Торопливо прошагав пустой улицей, он сел за руль и помчался на Централь Стрит.

Гэйтски докладывал: Лоуэтт разыскал специалиста по телефонам, они подключились к номеру Паркер, подключили магнитофон и Лоуэтт разместился в затемненной кабинке привратника Поттера, который охотно пошел ему навстречу. Там он дождался прихода Эвелин. Но и потом, после того, как Эвелин поднялась в свои апартаменты, она никому не звонила, ей тоже. Аппарат молчал.

Бревер кивнул.

— В комнате на Генри Стрит жил Лавинио. Под окном, в тайнике между стеной и подоконником, он прятал свои запасы. Завтра утром наши эксперты как следует этим займутся, исследуют все следы, «кокс» заберут на анализ. Образец я принес, передайте им.

Он подал детективу маленький белый пакетик.

— В том, что вы получили в баре «Шанхай» оказался, по предварительным данным, кокаин, смешанный с глюкозой. Подробное заключение придет утром.

Бревер взглянул на часы.

— Три часа двадцать минут! Скоро пора будет в постель! Сэрдж уже отозвался? А Слоун?

— Только доложил, что на месте. В «Шанхае» по-прежнему полно народу, как будто ничего не случилось. Мосилли несколько раз звонил, это и все. Сэрдж видел Паркер, как она ехала мимо в нашей машине. Потом водитель доложил ему, что Эвелин пересела в другую машину. Сунула ему два доллара, он хотел их вернуть, но не догнал. Хочет эти два доллара сдать.

— Благотворительный взнос торговки наркотиками? — Старший инспектор зевнул. — Передайте все ночной смене. Если позвонят наши, скажите, пусть идут спать. И побыстрее. Продолжим утром в девять. Надеюсь, до того времени нам что-нибудь даст телефон Эвелин. Потом займемся Макаллистером. Он, разумеется, знает, что Лирбоди никогда не заявит на него и Эвелин из-за шантажа, но попугать его немного можно. Этого будет достаточно, чтобы развязать ему язык. И ещё я бы завтра хотел кое о чем спросить Коэна-Каннингса. При его полицейском реестре постарается избежать обострения отношений с нами. И, боясь оказаться замешанным в деле об убийстве, может кое-что нам продать — кое-что полезное. А теперь — доброй ночи!

Бревер поехал домой. Убедился, что, усевшись за руль, забывает обо всем, связанном со службой. Обо всем! По дороге он собирался расслабиться. Но от мыслей об убийстве Лавинио избавиться ему не удалось. Входя в дом родителей, который ещё оставался его настоящим домом, он все же постарался оставить свою должность на улице. Осторожно, стараясь не шуметь, поднялся к себе. Но в голове его все равно вертелись «Саванна» и привратник Поттер, Бэлдон и Лирбоди, бар «Шанхай» и Эвелин Паркер — он думал о чем угодно, но все оказывалось связанным с убийством.

Устало взглянув на будильник, он вспомнил анекдот о мужчине, который мог получить миллион, при условии думать о чем угодно, только не о белых слонах.

Бревер уснул, пересчитывая своих белых слонов.

Последнее слово

Эвелин Паркер включила стартер и с места нажала на газ. Рада была, что наконец-то избавилась от полиции. Водитель, который отвез её на Кристофер Стрит, на первый взгляд был вполне симпатичным молодым человеком и те два доллара она дала ему с удовольствием. Потому она поспешно и уехала, чтобы он не мог их вернуть. Она с удовольствием вспомнила, что на заднем сидении своей машины этот парень найдет почти полную бутылку виски. Но что с того полицейский останется полицейским.

Стремительно проносясь по Седьмой Авеню, она продумывала каждый шаг, который ей предстоял, обдумывала любые возможности, формулировала в душе каждую фразу. И сквозь нервную дрожь она чувствовала приятное веселье при мысли, что старший инспектор Бревер сам дал ей в руки козырь — понятия не имея об этом.

И сделал он это тогда, когда говорил о четырнадцати свидетелях алиби Гарвика. У неё словно пелена спала с глаз. Четырнадцать человек могли подтвердить, что Гарвик в критический отрезок времени, когда произошло убийство, не покидал квартиры. И все были уверены в правильности этих показаний. Но в веселой компании с выпивкой и танцами будет незаметно, если кто на несколько минут исчезнет. А несколько минут вполне достаточно для убийства.

Алиби Джеймса Гарвика было стопроцентным. Но Эвелин паркер могла его легко, очень легко опровергнуть.

В воскресенье у неё до позднего вечера был Макаллистер. Квартиру он покинул через черный ход, спустился служебным лифтом и незаметно вышел через гараж. Поттеру ни к чему было знать о каждом госте, которого она принимает и который поздно уходит. Макаллистер, с которым она условилась на следующий вечер, снова позвонил ей после полуночи. Отменил встречу, потому что ему зачем-то понадобилось уехать в Чикаго. Обещал позвонить в пятницу, как только вернется. Мимоходом упомянул о том, что чуть не переехал их общего знакомого Джеймса Гарвика, который в ужасной спешке перебегал дорогу перед его машиной. Он даже подумал, что тот нес гостям новые запасы алкоголя.

Об этой реплике Макаллистера Эвелин забыла. Она выглядела совсем несущественной. Ничего особенного — гости на десятом этаже пили от души, бутылки могли быстро опустеть и хозяину дома пришлось бежать за новыми. В ту ночь она не знала об убийстве. А когда узнала, уже забыла о звонке Макаллистера.

Только когда Бревер заговорил о стопроцентном алиби Гарвика, до неё дошло значение слов Макаллистера. Джеймс Гарвик вышел из квартиры именно в то время, когда произошло убийство. И она, Эвелин Паркер, это знает: человек, которого Бревер не подозревает из-за абсолютного алиби, — этого человека во время убийства не было дома. Пусть это были даже минуты. Может быть, Гарвик и вправду выскочил на минутку, чтобы добрать бутылок. Но если вдруг полиция бы заподозрила, что четырнадцать свидетелей не говорят правду, Гарвику грозил бы такой допрос, что не позавидуешь.

И Эвелин Паркер знала, что Гарвик, конечно, вышел не за бутылкой виски, — зачем тогда ему это скрывать, этим можно бы даже похвастаться. А знай об этом его гости, рассказал бы и полиции. Значит, у Гарвика были причины куда важнее, чтобы покинуть гостей. Тайно и впопыхах. Иначе ведь на Бродвей он мог отправиться и после ухода гостей. Но в час ночи О'Брайен запирал ворота гаража. Каждый, кто входил или выходил из дома после часа, должен был пройти мимо сторожа или мимо Поттера. И никто уже не мог попасть в «Саванну» незаметно. Если же Гарвик рискнул оставить своих гостей, значит ему нужно было незаметно попасть на Бродвей и незаметно вернуться. Для этого нужна была чертовски серьезная причина! А что может быть серьезнее, чем убийство? — или желание его скрыть? Эвелин не знала истинных причин такого поведения Гарвика, но главное ей было ясно. Если бы она заговорила, алиби Гарвика рассыпалось бы.

На Бродвее она сбавила ход.

То, что ей известно, можно обратить в деньги. И выгодно, очень выгодно. Притом ей даже не придется рассказывать Гарвику о звонке Макаллистера. Можно спокойно заявить, что она видела сама, как он не оглядываясь мчится через Бродвей. И что она готова молчать, если…

Вопрос был в том, как высоко оценить свое молчание. Когда Макаллистер вернется из Чикаго, ему может прийти в голову та же идея, если только подробности убийства не уйдут до той поры настолько в прошлое, что он и не оценит значение своей встречи с Гарвиком. Но если только Макаллистер сообразит, то, разумеется, заявится к Гарвику за своей долей.

Она свернула направо, на Вестэнд Авеню, миновала «Саванну» и въехала в гараж.

— Добрый вечер, мисс Паркер, — поздоровался О'Брайен своим глуховатым голосом. — Сегодня чудный день, довольно тепло для этого времени года.

Она тоже поздоровалась и отдала ему машину.

— Можете поставить подальше, завтра я встану поздно.

— Разумеется, мисс Паркер. Вас проводить к лифту, или…

— Спасибо, — торопливо сказала она, — я хочу ещё спросить Поттера, нет ли для меня почты.

Привратник вежливо с ней поздоровался, сообщил, что почты для неё нет и поспешил распахнуть дверь лифта. Нажал кнопку восьмого этажа и снял фуражку.

Выйдя на своем этаже, она отослала лифт обратно.

Подождала. Повсюду было тихо.

Она взбежала по лестнице на десятый этаж, остановилась, затаив дыхание у двери Гарвика и прислушалась.

Потом положила палец на кнопку звонка. Кровь усиленно бурлила в её жилах. Она чувствовала, как стучит в висках.

До неё донесся звонок. На пороге появилась тонкая полоска света. Напряженный слух уловил мягкие шаги. Гарвик ещё не спит?

— Кто там? — спросил его голос.

— Я… Эвелин.

Все снова стихло. Потом дверь медленно открылась.

Джеймс Гарвик смотрел на неё удивленно, но не неприветливо. Волосы у него были растрепаны, но глаза не заспаны. На лице проступала щетина. Лениво потянувшись, он зевнул.

— Входите, Эвелин. — Закрыв за ней дверь, он потер глаза. — Должно быть, что-то важное, если вы пришли ко мне в такое время… — Проводив её в гостиную, он небрежно плюхнулся в кресло и придвинул ей золотую сигаретницу.

— Садитесь — и рассказывайте, что стряслось.

Она устроилась поудобнее, словно ожидая интересного развлечения. Закурила, чуть опустила уголки губ и повернулась к хозяину в халате из лилового бархата.

— День рождения удался? Четырнадцать человек гостей — это много… Жаль, что вы не сочли нужным вспомнить обо мне…

Гарвик искоса взглянул на нее.

— Вы не для того разбудили меня среди ночи, чтобы сообщить о своем недовольстве, что я о вас забыл? Или — точнее говоря — решил не приглашать, потому что ваше поведение в последнее время для такого дружеского жеста не давало никаких оснований!

— Если мы когда и поссорились, то по вашей вине, Джеймс, снисходительно бросила она, — ведь это вы обо мне не хотели и слышать.

— Потому что мне не по вкусу ваши связи с такими людьми, как Макаллистер и Коэн-Каннинг! — решительно ответил Гарвик. — Мне не легко далась репутация строительного подрядчика и я не собираюсь рисковать ею с такими типами. Это я ясно давал вам понять.

— Какие высокие принципы! — иронически бросила она. — Но встречаться с Адонисом Лавинио вы не брезговали?

Он так наклонился вперед, что Эвелин почувствовала его дыхание.

— На встречу с подобным типом меня и клещами не затянешь!

— А где вы их берете? — хладнокровно поинтересовалась она. — Раз уж Лавинио продолжает торговать «коксом», а вас на встречу с ним можно затащить только клещами, то вам они очень нужны, чтобы поддерживать контакты с ним и дальше!

Не ответив, он встал, прошелся по комнате и остановился перед ней.

— Может, скажете наконец, что вам от меня нужно?

— Ну разумеется, — похоже было, что Эвелин получает от происходящего удовольствие, — за тем я и пришла. Но ещё один небольшой вопрос. — Закурила новую сигарету. — Вас уже допрашивал старший инспектор Бревер?

Он замер.

— Конечно, — как всех остальных жильцов. Как и вас, — он не сводил с неё глаз. — Со мной он беседовал прямо здесь — а с вами в своем кабинете, что меня несколько удивило.

— Откуда вы это знаете? — удивленно спросила она.

— У каждого есть друзья, а вы, вероятно, слышали когда-нибудь фамилию Белл, — тот самый, который когда-то изобрел незаменимое средство для беседы на больших расстояниях. Его телефонная фирма существует до сих пор.

Ее охватило неприятное ощущение. Звонить мог только Мосилли. Вот почему Гарвик был на ногах.

— Хорошо, — и что дальше, хитрец Джеймс? — Она решила продолжать тем же тоном, которым начала разговор. — Бревер меня допрашивал. И при этом я узнала любопытные вещи. Так, например, — она сделала эффектную паузу — что в деле по убийству Лавинио вы в исключительном положении, вне всяких подозрений, потому что четырнадцать гостей на дна рождения создали вам безупречное алиби.

Он снова сел в кресло.

— Вы меня утомляете, Эвелин. Когда-то я на вас нарвался — сегодня только удивляюсь, как это могло случиться, — но теперь вы действуете мне на нервы! Хотите поболтать, найдите кого-нибудь другого…

— То, что несмотря на четырнадцать свидетелей, у вас нет никакого алиби, — бросила она ему в лицо, — вы знаете не хуже меня.

— Это что, шутка? Какой-то трюк по рецепту Бревера?

— И не шутка, и не трюк, мой милый, — спокойно ответила она, — только констатация факта. Могу вас успокоить, ни Бревер, ни кто иной ничего об этом не знает…

— Не понимаю, — сказал он бесцветным голосом, — о чем Бревер не знает?

Она выложила свой козырь:

— О том, что Джеймс Гарвик в ту ночь, когда произошло убийство, не сидел безвылазно у себя дома. Ушел всего на несколько минут — на десять, на пятнадцать… Но этого вполне достаточно, чтобы убить!

Откинувшись назад, он удивленно уставился на нее.

— Значит у четырнадцати свидетелей были галлюцинации?

— Не надо делать из меня дуру! — зло выкрикнула она. — Ваши четырнадцать гостей пили, болтали, танцевали, слушали музыку, спорили, флиртовали, смотрели телевизор, никто вас не контролировал, и очень просто было сбежать.

Похоже, её доводы ему надоели.

— Думаете, Бревер обрадуется такой гипотезе? По-моему, это тема для полицейского семинара «Могут ли четырнадцать свидетелей ошибаться», или «Психоанализ на праздновании именин». — Усмехнувшись, он в то же миг осознал, как жалко выглядит его улыбка.

— Вы скверный актер, Джеймс Гарвик! — Она вскочила. — Когда я скажу старшему инспектору, что в ночь на понедельник около часа вы так спешили по Бродвею, что чуть не попали под машину, потому что даже не смотрели по сторонам, ему очень захочется узнать, куда вы так спешили, что делали, и почему молчали, что выходили из дома через гараж…

— И даже, если скажете, он не поверит. Вас опровергну я и мои четырнадцать свидетелей.

— Но вы вышли из дома, — настаивала она, — и лгать можете Бреверу, но не мне, потому что я вас видела. А Бреверу моих показаний будет достаточно, чтобы поднять на ноги всю комиссию по расследованию убийств и выяснить, куда вы так спешили. Была ли у вас с кем-то назначена встреча и вы искали его, или хотели что-то купить — а поздно ночью ведь мало где открыто. — Она просто смеялась ему в лицо. — Ну что, вам дурно? Что-то вы побледнели. С таким лицом только играть паяца.

Гарвик вскочил, словно стальным обручем стиснув её запястье.

— Чего вы хотите?

Пытаясь высвободить руки, она хрипло крикнула:

— Пустите меня! — Потерла запястье. — Теперь до вас дошло? Или ещё нет?

Тихо, сквозь стиснутые зубы он повторил:

— Чего вы хотите?

Она не смутилась!

— Деньги! Много денег! Мое молчание вам дорого обойдется! Если я заговорю, вас возьмут в оборот третьей степени, вам часами будут светить в глаза тысячеваттные лампы, пока не потемнеет в глазах — и пока вы не сознаетесь, — голос её вдруг дрогнул, — пока не сознаетесь в убийстве!

Все тем же голосом Гарвик произнес:

— Вы знаете не хуже меня, что никого я не убил. Но я стараюсь избегать всех неприятностей, насколько возможно. Я хочу покоя. Вы хотите денег. Ладно. Что вы можете предложить мне за мои деньги?

Она начала расхаживать по гостиной.

— Я буду молчать — честное слово! — заверила она вполне серьезно и даже с некоторой гордостью. — Буду молчать как могила. Никто не узнает, что в критический момент вы выходили из дома.

— Сколько? — прервал он.

Этого вопроса она ждала. Но теперь, услышав его, просто не знала сколько потребовать. Вначале думала о десяти тысячах долларов. Потом о пятнадцати. Теперь, когда Гарвик признал свое поражение, сказала решительно:

— Пятьдесят тысяч долларов!

Он повторил, словно не веря своим ушам:

— Пятьдесят тысяч!

— Да. Наличными. В мелких неновых купюрах.

— Все сразу?

— Молчание — не холодильник, в рассрочку не продается.

— А если я дам вам деньги, а вы пойдете к Бреверу и заложите меня?

— Даю вам честное слово! Клянусь!

— Пять тысяч наличными — а остальное по три тысячи в месяц. Так я буду уверен в вашем молчании. Иначе вы станете соучастником, за сокрытие доказательств положена тюрьма.

— Вот потому я и хочу все сразу. Иначе вы сунете мне пять тысяч и посмеетесь, когда истечет срок, в который я могла бы безнаказанно вас выдать.

Гарвик в нерешительности заходил по комнате. Знал, что ставка — его жизнь. Эвелин рассуждала логично. Ее рассказа хватило бы Бреверу, чтобы привести в действие гигантскую машину полицейского сыска. Потом бы заговорил один, потом другой, третий, — чтобы спасти свою шкуру. А Бревер свое дело знал.

Остановился перед ней.

— Двадцать пять тысяч! Больше нет, Эвелин!

— Заплатите двадцать пять тысяч наличными и двадцать пять тысяч «коксом», я уж сама обращу его в деньги. — Она поперхнулась от возбуждения, от того, что выиграла эту партию. Огляделась.

— Нет ли у вас чего-нибудь выпить? В горле пересохло…

— Он указал на маленький бар у стены. Эвелин нервно хихикнула.

— Выпьем за перемирие… — открыв стеклянные дверцы, оглядела бутылки.

— Двадцать пять тысяч, — повторил он, — больше мне не набрать…

Остановился за её спиной.

Эвелин взяла бутылку «Наполеона» и медленно повернула позолоченную пробку.

— Пятьдесят тысяч! Можете выбирать между этой суммой и электрическим стулом! — Упрямо и громко выкрикнула она.

— Это ваше последнее слово? — терпеливо переспросил Гарвик.

Эвелин достала два бокала под коньяк.

— Да.

Так оно и случилось.

Свидетели заговорили

Во вторник в девять утра Бревер вошел в кабинет. В то же самое время Бесси Адамсон, двадцати девяти лет, второй год служившая горничной у Эвелины Паркер, поднялась служебным лифтом на восьмой этаж «Саванны».

Всех детективов Бревер вызвал к себе в кабинет. Те доложили, что телефон в «Саванне» не подавал признаков жизни.

Бесси Адамсон вошла в спальню мисс Паркер, чтобы её разбудить, как делала она это каждый день. Раздвинув тяжелые бархатные шторы, затенявшие комнату, подошла к постели и похлопала по плечу мисс Паркер, лежавшую на животе. Когда Эвелин не отреагировала, девушку охватило неприятное предчувствие. Овладев собой, она осторожно перевернула Эвелин, и тут же испуганно отскочила, тихо вскрикнув.

Помчалась к служебному входу. Лифт все ещё стоял на восьмом этаже. В кабине вжалась в угол, словно ей не хватало места. Ее трясло, руки судорожно сжимались.

— Мистер Дональд! — закричала она ещё до того, как лифт остановился в гараже. — Дональд! Ради Бога!

Сторож кинулся к ней.

— Ну, мисс Бесси, что случилось?

Крепко прижавшись к нему, она зарыдала. С трудом выдавливала из себя обрывки слов. Наконец он её понял: мисс Паркер лежит в постели мертвая. Ее задушили.

В девять часов восемь минут Гэйтски, Слоун, Сэрдж и Лоуэтт предстали перед старшим инспектором. Зазвонил телефон. Бревер схватил трубку.

— Срочное сообщение! Убийство в «Саванне», на Вестэнд авеню. Живущая на восьмом этаже Эвелин паркер найдена задушенной в своей постели. Отвечайте!

Старший инспектор повторил весь текст, потом добавил: «Конец».

Повесил трубку и долго смотрел на детективов.

В девять пятнадцать машины комиссии по расследованию убийств промчались по Центр Стрит. За два квартала до «Саванны» выключили сирены. Бревер не хотел создавать лишнего ажиотажа. Приказал загнать машины прямо в гараж. Подозвал Лоуэтта.

— Перекройте все входы и выходы из гаража. Никаких комментариев. Никому не покидать дом. Проверять всех, кто пытается войти внутрь.

Бесси Адамсон сидела в каморке дежурного. Неподалеку стояли несколько слуг, шепотом что-то обсуждая. Дональд открыл Бреверу дверь и показал на девушку.

— Надо бы вызвать врача…

— У нас он с собой, — старший инспектор показал на доктора Кеннеди. Взгляните на нее, но не тяните, дорога каждая минута.

Потом Бревер отозвал в сторону привратника.

— Рассказывайте! Но давайте только факты!

Дональд доказывал так, словно стоял перед сержантом. Даже стойка была та же, что и пятнадцать лет назад, когда он носил форму.

— Могу повторить только то, что рассказала мне мисс Бесси. Я сам ничего не заметил, заступил на службу только утром.

— Теперь можете выслушать девушку, — подошел к Бреверу доктор Кеннеди, — шок миновал. Но поаккуратнее!

Бесси Адамсон рассказала старшему инспектору, как она вошла в квартиру, где все было как обычно, и как пыталась разбудить Эвелин Паркер. На новые вопросы Бревера только повторяла одно и то же. И вдруг испуганно подняла глаза.

— Выбежав из квартиры, я оставила двери настежь…

Бревер торопливо скомандовал врачу, Слоуну и Гэйтски:

— Быстро наверх! Сэрдж — в вестибюль, контролировать всех входящих и выходящих. Когда мы осмотрим место преступления, придут остальные. — Он показал на экспертов и фотографов.

С доктором Кеннеди и детективами они поднялись на восьмой этаж. Двери черного хода были лишь чуть прикрыты.

Бревер остался на пороге, осмотрел полы из каменных плит, но никаких следов на матовой поверхности не было видно. Пройдя прихожую, вошел в кухню, снова внимательно изучил плитки на полу и двинулся дальше. Остальные последовали за ним.

Двери в спальню тоже были открыты, как их оставила служанка. Комната была хорошо освещена через большое сдвоенное окно. У задней стены на помосте красного дерева высотой около полуметра стояла роскошная кровать. Вокруг шкуры белых медведей. Затканный золотом балдахин с темнокрасными занавесями в тон ложу возвышался над ней.

Бревер старался запомнить каждую мелочь. Задумчиво взглянул на неподвижное тело. Еще несколько часов назад Эвелин Паркер сидела у его письменного стола. Домой в «Саванну» вряд ли она могла вернуться раньше половины четвертого, скорее позднее. В девять её нашли мертвой. Пять часов. Вычесть из этого время, прошедшее с момента смерти, которое доктор Кеннеди может установить достаточно точно. И остается всего два-три часа. Как и в случае убийства Лавинио.

Отступив в сторону, он уступил место врачу.

Доктор Кеннеди касался мертвой с максимальной осторожностью, чтобы не изменить положения тела. Наклонившись, положил руку на обнаженное плечо, всунул под мышку термометр, взглянул на часы и подождал. Посмотрев через пару минут на ртутный столбик, он задумался.

— Учитывая температуру, которая в постели сохраняется лучше, могу сказать почти наверняка, что смерть наступила минимум три, максимум пять часов назад. Остальное — после вскрытия, как обычно. Но, думаю, существенных уточнений не будет.

— Причина смерти? — спросил Бревер. — Удушение, но… — он умолк.

— Никаких «но»! — ответил врач. — Ее задушили. Отчетливые следы пальцев. Такие углубления могут быть только результатом насилия, если убийца хочет задушить свою жертву. Иными словами, такие следы оставляет только удушение со смертельным исходом. Все говорит о том, что убийца схватил жертву сзади двумя руками за горло. Но окончательно я смогу утверждать только после вскрытия. Еще одна небольшая деталь, инспектор. Если бы убийца душил женщину в постели, голова бы вдавилась глубоко в подушку. Но этого нет. Голова легко покоится на подушке. Полагаю, в постель она была положена уже мертвой.

— Спасибо, доктор, вы весьма наблюдательны! — Старший инспектор повернулся к Слоуну. — Пошлите сюда фотографов!

И началось все то же самое. Фотографии с трех точек. Место действия. Жертва. Отпечатки пальцев убитой. Отпечатки пальцев в спальне. Поскольку существовали основания подозревать, что преступление могло быть совершено в другом помещении, отпечатки пальцев были сняты и во всех остальных комнатах.

Когда эксперты все закончили и собрались уходить, Бревер их задержал.

— Полагаю, вам стоит взять с собой вот эти туфли.

— Вы полагаете? — усомнился один из экспертов. — По нашему опыту судя, туфли ни разу не помогли. Странно, но на них никогда не бывает приличных отпечатков. Еще у мужчин — иногда, но не у женщин. Чаще всего они их снимают, вообще не касаясь рукой, и одевают тоже. Так что на внешней стороне никогда ничего не находим.

— Все это интересно, — вежливо сказал Бревер, — но в этом конкретном случае прошу вас как следует проверить туфли или взять их с собой. Поскольку, как вы сказали, если следы и есть, то очень слабые, лабораторный анализ я считаю необходимым.

Эксперты отнюдь не пришли в восторг.

— Что мы можем найти на обуви убитой? Разве что её собственные отпечатки?..

— Положим, вы окажетесь правы, — неуступчиво ответил Бревер, — но попробовать надо все. И вообще туфлями в лаборатории нужно заняться как следует. На подошвах, если повезет, можно найти весьма специфические следы, по которым прекрасно можно судить, где напоследок разгуливал их владелец. Однажды в протекторе резиновой подметки мы нашли ворсинку дорогого шелкового ковра — и доказали, что владелец туфель стоял на том самом ковре, на котором нашли убитого. И эта ворсинка решила судьбу убийцы — его осудили на смерть.

— Как хотите, инспектор, приказываете здесь вы. Я буду только рад, если мы сможем вам помочь. Вы же знаете, наш отдел всегда к вашим услугам. — Из соседней комнаты эксперт принес свой чемоданчик, сложил туфли в пакет и уложил их внутрь.

Сотрудники лаборатории опять собирали маленьким пылесосом пыль из медвежьих шкур и ковра в спальне, наполняли пластиковые пакетики окурками и пеплом и пепельницы, сняли образцы лака с ногтей убитой, взяли образцы грязи из-под ногтей и все пометили бирками с номерами.

Носильщики из морга с профессиональной ловкостью доставили тело Эвелин на носилках из спальни в лифт, пронесли через гараж в свою машину и уехали.

— Около двух часов получите первые заключения, — пообещал врач. Закрыл чемоданчик с инструментами и распрощался.

Бревер начал обстоятельный обыск всей квартиры.

Во входных дверях торчал ключ. Замок был только захлопнут, но это ничего не значило. Многие ограничиваются только этим. Замки «Йель» одинаково трудно открыть, заперты они совсем или только захлопнуты, в обоих случаях это требует сложной и длительной возни. С другой стороны, женщина вроде Эвелин Паркер скорее бы запирала как следует двери, а не просто захлопывала бы их. Но это соображение подтвердить было нечем.

На диванчике в гостиной лежала черная сумочка Эвелин, которую Бревер хорошо помнил. Уже хотев взять её в руки, он вдруг остановился. На лакированной коже был виден отпечаток пальца.

Подошли Слоун и Гэйтски.

— Неужели коллеги-эксперты её проглядели? Невероятно! Но отпечаток не обработан. Если он не принадлежит Эвелин, то весьма вероятно, что убита она была здесь. Это было бы довольно логично: приходит домой, входит в гостиную, кладет сумочку на диван — а далее только одно из двух: или убийца вошел вместе с ней, или уже скрывался в квартире, что нетрудно сделать за тяжелыми шторами. Но прежде всего нужно зафиксировать отпечаток на сумочке.

— Я поищу какую-нибудь коробку, — предложил Гэйтски. — На кухне или в кладовке. — Он вышел.

— Что будем делать с её побрякушками, — спросил Слоун. — Они не Бог весть что, но все же…

— Как обычно, — распорядился Бревер, — точный список в двух экземплярах. И все прочие золотые изделия тоже. Для нас важно, что убийца не обратил на них внимания, значит ограблением здесь и не пахнет. Разве что Эвелин где-то прятала большие ценности — камни или деньги наличными, которые убийца нашел… или не нашел. В этом случае он мог оставить всю мелочь, чтобы замаскировать мотив убийства.

Гэйтски вернулся с коробкой из-под обуви.

— Великовата, но больше ничего не нашел. — Подняв лакированную сумочку за уголки, он уложил её в коробку отпечатком вверх. — Поеду в лабораторию.

— И поживее, — распорядился Бревер. — Пусть немедленно выяснят, её ли этот отпечаток. Это можно сделать за пару минут. И если не ее… — он тихонько свистнул, следя за Гэйтски, пока тот не сел в машину.

Потом повернулся к Слоуну.

— Поезжайте к Поттеру и О'Брайену. Привезите их сюда. Они, конечно, опять честно наговорят уйму бесполезных слов. Но нам прежде всего надо выяснить, кто ночью приходил и кто уходил-насколько возможно. И не стоит забывать, что убийцы, как правило, не докладывают о себе ни привратнику, ни сторожу.

— Поттер и О'Брайен контролируют оба выхода, — заметил Слоун.

— Это да, — согласился Бревер, — но только Поттер действительно бдит. О'Брайен в лучшем случае вспомнит, как кто-то незнакомый шлялся заполночь по гаражу, а кто-то приходил и уходил, тихо, как тень. Но и в этом не будет уверен. Ворота он закрывает только в час, а открывает в шесть. Контроль его ограничен этим временем. Что происходит до того или после, остается неясным. Но все же попробуем.

Зайдя в спальню, он ещё раз задумчиво взглянул на кровать, прошел коридором и кухней к черному ходу и вызвал лифт.

— Заканчиваем. Я хочу дождаться заключений из лаборатории, прежде чем взяться за дело. А кроме того, ужасно хочу кофе. Вернусь через двадцать минут.

Пришел лифт. Бревер со Слоуном спустились в гараж, поговорили немного с Бесси Адамсон и выслушали доклады Лоуэтта и Сэрджа: столько-то жильцов из «Саванны» вышли, столько-то прислуги и поставщиков вошли. Все имена зафиксированы.

Сэрдж вернулся в вестибюль, Слоун поехал за Поттером и О'Брайеном. Бревер направился на Бродвей. Вошел в то же бистро, где был в ночь убийства Лавинио. После ночных клиентов уже было убрано и готово к утреннему часу пик. Бревер сел к стойке и заказал кофе.

— Вы опять на работе? — удивленно спросил он бармена, наливавшего ему в чашку ароматную темную жидкость.

— После ночи я день и ночь свободен, а потом заступаю в день, пояснил тот и добавил: — У нас уже и бензин есть. Вчера получили партию. Он подал флакончик Бреверу.

— Спасибо, я заправил зажигалку дома, — отказался Бревер.

Откуда-то раздался женский голос.

— Мы обычно держим их в запасе, — сзади показалась симпатичная блондинка вряд ли старше двадцать лет, — нельзя же предвидеть, что кто-то придет и купит сразу пять флаконов, все, что было, и к тому же среди ночи.

Бревер отставил кофе и недоверчиво взглянул на нее.

— Вы говорите — среди ночи — и пять флаконов сразу?

— Да, — теперь уже она удивленно уставилась на него. — Это необычно, но не понимаю, почему вы так удивились. Вы не поверите, какие чудаки иногда появляются тут ночью…

— И этот человек, — настаивал Бревер, забыв про кофе, — покупал бензин в ночь с воскресенья на понедельник?

— Да, около полуночи… — она протянула руку. — Осторожно, перевернете чашку!

— Я хотел бы поговорить с вами наедине, — сказал старший инспектор, наклонился вперед и показал ей удостоверение так, чтобы больше никто не заметил.

— По коридору, — кивнула она, — первая дверь налево.

Он торопливо расплатился. В кладовой его уже ждали.

— Как, собственно, выглядел ваш ночной покупатель, мисс…

— Джейн Эванс. — Она показала ему права. — Это, конечно, не то, что ваше удостоверение, но зато будете знать, что я назвала свое настоящее имя. А что касается того покупателя, он примчался весь в мыле, купил пачку «Филипп Моррис» и бензин. Пять флаконов.

— Опишите его как можно точнее.

— Среднего роста. Примерно метр шестьдесят пять. Хотя я вижу всех только над стойкой, но ошибаюсь редко. Темные волосы, зачесанные назад. Карие глаза. Густые брови. Голова продолговатая.

— А вы наблюдательны! Больше вам ничего не бросилось в глаза? — спросил он просто на всякий случай. Описание точно подходило к Гарвику.

— Особые приметы? — она задумалась. — Нет… Впрочем — он был в смокинге!

— Спасибо, — сказал Бревер. — А теперь проводите меня к вашему шефу. Я хочу попросить вас пройти со мной пару кварталов. Это займет всего несколько минут. Полагаю, при встрече вы узнали бы вашего странного клиента?

— Можете на меня положиться! — без тени сомнения ответила девушка.

После короткого объяснения с начальством Джейн быстро переоделась и зашагала с Бревером по Вестэнд Авеню. Вошли они через гараж. Лоуэтт показал новый список имен.

— Все наши знакомые: Гленвуд, Баннистер, Бэлдон. Ну, и поставщики. Этих в расчет не берем, правда?

— Теперь будьте внимательнее! Джеймс Гарвик с десятого этажа ни при каких обстоятельствах не должен покинуть дом. Если попытается, арестовать! И сразу наручники! Передайте это и Сэрджу. Мы подождем здесь.

Джейн Эванс огляделась.

— Я не хочу мешать, но… — она покачала головой и замолчала.

Лоуэтт торопливо вернулся. У главного входа все было в порядке. Сэрдж проинструктирован. Но важнее всего была новость:

— Сэрджу звонил Гэйтски, инспектор. Отпечаток пальца на сумочке — не Эвелин Паркер. Судя по всему, это отпечаток пальца мужчины. Они уже ищут его в картотеке.

В гараж вошла темнокожая женщина средних лет. Лоуэтт её задержал.

— Куда вы?

— А вам какое дело?

— Так надо.

— Я вас не знаю!

— Мне представиться?

— Мне это ни к чему.

— А вот посмотрим. Взгляните-ка сюда! Вот на это удостоверение и на жетон!

— Господи боже! А что случилось?

— Как вас зовут?

— Эни Хопкинс.

— Профессия?

— Прислуга.

— Работаете в «Саванне»?

— Да, у мистера Гарвика.

Бревер подошел поближе.

— Вы каждый день приходите в это время?

— Да, и в воскресенье тоже. За двойную плату.

— Всегда, — он взглянул на часы, — без четверти одиннадцать?

— Обычно в половине одиннадцатого, но сегодня я опоздала на поезд в Бронксе.

— Живете в Бронксе?

— А как бы иначе я могла там опоздать на поезд?

— Вы что, предпочитаете отвечать на вопросы в комиссии по расследованию убийств?

Она вытаращилась на Лоуэтта и Бревера.

— В комиссии по убийствам?

— Вы же знаете, что воскресной ночью в «Саванне» совершено убийство. И теперь… нет, это может подождать. Вот что мне нужно… — Бревер испытующе взглянул на нее. — У вас есть ключ от служебного лифта и черного хода?

— Разумеется, — она достала их из сумочки.

— А когда вы входите в квартиру — Гарвик уже встал? Или ещё спит?

— Спит, можете быть уверены. Я всегда его бужу, но перед тем должна накрыть стол к завтраку. Когда встанет, вначале идет в душ, но все должно быть уже готово: кофе, рогалики, яйца, масло, ветчина, сок, фрукты…

— Сейчас вы поднимитесь на десятый этаж вместе с нами, — сказал Бревер. — И приступите к работе, как обычно, — но мистера Гарвика вместо вас разбудим мы. — Он повернулся к Лоуэтту. — Пойдешь с нами. Выходом через гараж наш приятель воспользоваться все равно не сможет, к тому же он, видимо, ещё спит…

Махнув рукой Джейн и Эни, он двинулся за Лоуэттом. У служебного лифта их догнал привратник и, переводя дух, отвел инспектора в сторону.

— Только что звонили из управления. Детектив Гейтски спешит сюда, у него очень важные новости!

— Не могла бы я пока заняться завтраком? — нетерпеливо спросила служанка.

— Придется немного потерпеть, — сказал Бревер, — но я все беру на себя, если у вашего хозяина будут претензии. Но их не будет.

Старший инспектор отвел детектива в сторону, понизив голос, рассказал ему историю с бензином для зажигалок и перечислил приметы полуночного покупателя, которые сообщила ему Джейн и которые точь-в-точь соответствовали Гарвику.

— Если и отпечаток на сумке его, — заметил Лоуэтт, — считайте, оба случая решены.

В гараж влетел полицейский автомобиль и, взвизгнув тормозами, остановился.

Гэйтски огляделся и подбежал к Бреверу.

— Держите, шеф! Мы выяснили, чей это отпечаток! — Он перевел дух.

— Гарвика, — уверенно заявил Бревер, как будто иного и быть не могло.

Гэйтски потупился и извлек из кармана листок бумаги.

— Пата Фаддена!

Бревер непонимающе уставился на своего сотрудника.

— Пата Фаддена? А это кто такой? Вы так говорите, словно я должен его знать.

— Я думал, вы о нем хотя бы случайно слышали, — голос Гэйтски явно обещал какой-то сюрприз. — Пат Фадден — шофер, который сегодня в полчетвертого утра вез Эвелин Паркер из управления на Кристофер Стрит. Пятый год службы, двадцать шесть лет, женат. Я послал за ним двоих.

Старший инспектор ухватил Гэйтски за плечо.

— Они что там, сдурели? Тут какая-то ошибка!

Гэйтски взглянул на Лоуэтта.

— Ты раньше служил в дактилоскопии. Что ты думаешь насчет такой ошибки?

— Исключено, — был лаконичный ответ.

Бревер вытер вспотевший лоб. Тем временем Лоуэтт сказал почти равнодушным голосом:

— Такое случается. Фадден мог действовать в смятении чувств. Эвелин Паркер была чертовски привлекательно — особенно для мужчины, которому вряд ли когда раньше предоставлялась такая возможность. Тем более, мисс Паркер вернулась в «Саванну» не через вестибюль, значит она могла пройти только через гараж и О'Брайен ей должен был открывать. Вот он нам и скажет, была она одна или с сопровождающим. И как он выглядел, и когда ушел.

Бревер продолжал размышлять вслух.

— Отпечаток пальца Фаддена на сумочке ещё не доказывает его вину. — И вдруг он рассмеялся и весь переменился, сразу успокоившись. — Вот как это было! Фадден, разумеется, держал сумку в руке, но не в квартире Эвелин, а в машине. Наверняка подавал её, когда Эвелин выходила. При этом оставил отличный отпечаток на лакированной коже. Убийца никогда бы себе этого не позволил. Случись такое, тут же бы стер!

Лоуэтт, усомнившись, покачал головой.

— Это хорошая версия, шеф, но только версия. Вы нас всегда учили, что все решают факты.

Сторож замахал им из своей дежурки.

— Телефон!

Бревер поспешил к аппарату. Через несколько минут, вернувшись к лифту, спокойно взглянул на обоих детективов.

— Вперед, наверх! — Вначале он впустил в лифт Энн и Джейн, потом обернулся к детективам. — С Патом Фадденом все о'кей. Сегодня ночью он отсутствовал всего двадцать семь минут. По приказу не спеша доехал до Кристофер Стрит. Потом в обычном темпе — назад. Выезд и приезд зарегистрированы. Вот, все так и было, как я предполагал. — Он усмехнулся. — Когда Эвелин вышла из машины, подал ей сумочку. По возвращении Пат Фадден отдал дежурному два доллара и полбутылки импортного виски. — Бревер удовлетворенно улыбнулся, вошел в лифт и Лоуэтт с Гэйтски последовали за ним.

— Вы говорите — полбутылки? — спросил Гэйтски.

Бревер вопросительно взглянул на него:

— А что?

Гэйтски отер ладонью рот.

— Да так, шеф. — Помолчал. — «Полупустая! — подумал он. — А ведь в ней было виски еще, по крайней мере, на три четверти, когда я её заворачивал».

Прежде чем Бревер успел ещё о чем-то спросить, лифт остановился на десятом этаже. Старший инспектор приложил ухо к дверям. Ничего. Кивнул Энн Хопкинс.

— Открывайте! Потом громко захлопните дверь и как можно тише откройте снова, чтобы мы могли войти. Делайте все, как обычно. На нас вообще не обращайте внимания. Но в спальню пока не ходите.

Энн так и сделала. Бревер вошел, Лоуэтт за ним. Гэйтски, пропустив вперед Джейн, осторожно закрыл за собой двери.

Горничная открыла на кухне окно, достала продукты, хлопнула дверцей холодильника, налила воды в кофеварку.

— Мисс Джейн, — прошептал Бревер, — подождите с детективом Лоуэттом здесь, пока вас не позовут. — Кивнул Энн Хопкинс. — Вы теперь пойдете в спальню, как всегда, словно завтрак уже подан. Но вы только откройте дверь и станьтесь снаружи. Разбудить его предоставьте нам. Как только услышите громкие голоса, включайте свет!

Они последовали за служанкой по коридору. В гостиной та раздвинула шторы, открыла окна, взглянула на Бревера, который вместе с Гэйтски шел за нею по пятам, подошла к двери в противоположной стене, нажала ручку м распахнула их.

Инспектор и детектив вошли в спальню. Глазам их предстояло ещё привыкнуть к полутьме.

Широкая двуспальная французская кровать стояла у противоположной стены. Под желтым шелковым стеганым одеялом тихо и спокойно спал мужчина. Спал как сурок.

Бревер зашел с одной стороны постели, Гэйтски с другой.

— Джеймс Гарвик! — Громко произнес Бревер и потряс спящего.

В тот же миг комната ярко осветилась неоновыми лампами. — Вставайте! Полиция!

Гарвик вначале со вкусом потянулся. И тут же внезапно проснулся. Сел, вытаращив глаза на Бревера и Гэйтски, и вздрогнул, словно ожидая удара.

— Что все это значит?

— Встать! И поживее! Можете не прихорашиваться… — Бревер огляделся и поднял с полу хорошо знакомый ему халат фиолетового бархата. — Этого вам пока хватит. Перед выездом в управление, конечно, придется одеться.

— По какому праву, — начал было Гарвик.

Гэйтски шагнул к постели, выпрямившись во весь свой рост.

— Заткни рот и вставай!

Гарвик выбрался из-под одеяла. В мятой пижаме, с растрепанными волосами и густой щетиной он выглядел не слишком импозантно.

Старший инспектор бросил ему халат.

— А теперь попрошу поживее!

Гэйтски остался с ним, а Бревер прошел в гостиную, где у окна боязливо жалась Энн Хопкинс.

— А теперь мы встаем, встаем, — подбадривал Гарвика Гэйтски, — и лицом к свету, мы хотим на тебя немного посмотреть.

Бревер подошел к служанке.

— Пожалуйста, скажите девушке, что мы её ждем.

Джейн Эванс в сопровождении Лоуэтта торопливо вошла в гостиную и огляделась. Детектив остался у двери. Увидев Гарвика, Джейн воскликнула:

— Вот он! — Решительно шагнув вперед, она вдруг заявила:

— Ну что, довольны? Из-за того, что вы тогда скупили у нас весь бензин, мы не смогли помочь инспектору, который хотел заправить зажигалку!

Гарвик отвернулся. Он уже овладел собой.

— Не понимаю, о чем вы. Я вас не знаю.

— Что, что? Джейн Эванс покраснела до корней волос и была обижена до смерти. — Вы меня не знаете? Я вас видела как сейчас. Только на вас был смокинг. И белоснежная сорочка с манишкой и с маленьким пятнышком пониже бабочки — что, вспоминаете? И мне пришлось разменять вам двадцатку, потому что у вас не было мелочи!

Бревер велел Лоуэтту привести служанку. Когда та появилась на пороге, спросил:

— Куда вы складываете грязное белье?

— Ну, там, в ванной… Но там пусто… Вчера я все отнесла в…

— Вы сдаете белье ежедневно?

— Каждую субботу.

— Гм… Но ведь вчера был понедельник?

— Мистер Гарвик велел мне сделать это немедленно.

— Вы записываете, что отправляете в прачечную?

— Разумеется! Иначе не вернут и половины.

— И что стоит во вчерашнем списке?

— Я и так помню: белая рубашка, комплект нижнего белья, три пары носков, пижама-куртка и брюки, четыре носовых платка.

— Это больше, чем обычно? Меньше? Столько же?

Ответ последовал после некоторой заминки.

— В субботу, разумеется, бывает больше. Гораздо больше.

— Вам не показалось странным, что мистер Гарвик распорядился отправить белье уже в понедельник?

Она пожала плечами.

— Хозяин-барин. Его деньги — его заботы. И белье тоже его.

— В прачечную вы звоните?

— Конечно.

— Могли бы вы позвонить сейчас и попросить прислать белье обратно, не стирая?

Она покачала головой.

— Сегодня все уже вернулось. Экспресс-стирка!

— Спасибо. Подождите пока в кухне. Потом вам придется проехать с нами в управление.

Энн молча удалилась.

Вы здорово торопились, отправляя окровавленную рубашку в прачечную! — констатировал Бревер. Голос его звучал устрашающе спокойно. — Бензину не доверяли? Видно, где-то читали, что бензин не выводит кровяные пятна без остатка?

Гарвик попытался криво усмехнуться.

— То вы хотите доказать, что я прекрасно осведомлен, как избавиться от кровавых пятен, то при помощи вашей прелестной свидетельницы убеждаете, что я купил пять флаконов бензина для зажигалок, чтобы вычистить рубашку.

Глаза Бревера превратились в узкие щелки.

— Откуда вы знаете, что покупатель у Джейн Эванс взял именно пять флаконов?

Гарвик с ненавистью взглянул на инспектора. Наконец презрительно выдавил:

— На этом вам меня не поймать! Пять или десять — я сказал что попало, не имея ввиду ничего конкретного.

— Превосходно, — согласился Бревер. — Нелегко придется вашему защитнику, чтобы отобрать присяжных, способных в это поверить. Но пойдем дальше. Где ваш смокинг? И черная «бабочка»?

— В чистке. Это запрещено?

— Ну что вы. — Бревер велел снова позвать служанку.

— Я вам ещё нужна? — спросила Джейн Эванс. — Мне нужно вернуться в кафе, там вы меня всегда найдете, если понадоблюсь.

— Можете идти, но скажите вашему шефу, что вам придется поехать с нами в управление, чтобы оформить показания. Дело уже можно направлять прокурору. Мы здесь ещё задержимся ненадолго, поэтому возвращайтесь и подождите в гараже. И никому на слова. — Он проводил её взглядом до двери.

— Мисс Хопкинс, — Бревер не спускал глаз с Гарвика. — Вы отправили и смокинг?

— Да.

— В ту же фирму, что и белье?

— Костюмы — в особую химчистку, тоже срочную, они же делают и мелкий ремонт.

— Значит, смокинг тоже вернется из чистки сегодня?

После долгой заминки Энн выдавила:

— Нет.

Гарвик рывком повернулся к служанке. Гэйтски ухватил его за плечо.

— Нет? — переспросил Бревер. — Как это?

Энн вначале молчала, потом, повесив голову, созналась:

— Я вначале к ним в химчистку все звонила и звонила… но было занято. А потом… потом я забыла.

Гарвик вскочил, но прежде чем он смог добраться до служанки, Гэйтски рванул его назад и швырнул в глубокое кресло как мешок.

— Сиди тихо, парень! Иначе…

— Вы пренебрегли своими обязанностями, мисс Хопкинс, — сказал Бревер с деланной важностью, — и полагаю, мистеру Гарвику придется отказаться от ваших услуг… вероятно, навсегда… — Взглянув на Гарвика, продолжил официальным тоном: — Принесите сюда этот смокинг. Детектив Лоуэтт вас проводит, чтобы чего не случилось. В наших лабораториях лучшая в мире химчистка, — неторопливо добавил он, — которая прекрасно вычистит и кровяные пятна — только вначале проверит группу крови.

Энн Хопкинс удалилась, Лоуэтт за ней. Через несколько минут они вернулись и служанка положила на курительный столик смокинг, брюки и «бабочку».

Бревер пощупал тонкую шелковую ткань «бабочки».

— У-у, Сакс, Пятая Авеню. Высшее качество. И совершенно новая. Где та, в которой Гарвик был на дне рождения?

— Не знаю. Я нашла только эту.

— Где «бабочка», в которой вы были в воскресенье? — повернулся инспектор к Гарвику.

— У вас в руках.

— Вы же знаете, мы можем у Сакса выяснить, когда вы её купили. Она совершенно не мятая, совершенно новая, более того, её явно не завязывали. Ну так где старая?

— Вы что, никогда не слышали о немнущихся материалах? Я вам их рекомендую.

Бревер кивком удержал Гэйтски, собиравшегося придать весомость его вопросам.

— Всему свое время! — И повернулся к Лоуэтту. — Поедете на Пятую Авеню и покажете эту «бабочку». Если они не знают имени покупателя, опишите его и пригласите продавца для опознания в управление. Позаботьтесь, чтобы поскорее доставили Коэна-Каннигса и Макаллистера. Смокинг можете тоже забрать в лабораторию. — Подойдя к столику, он осмотрел смокинг со всех сторон, поднял его, повертел в руках и поднес к свету.

— Здесь, под воротником, чуть сзади, — он показал Лоуэтту. — По хоже, над тканью кто-то уже поработал. — Он принюхался. — Ничего не различить, тут нужен нюх как у охотничьего пса вдруг замер, как будто что-то унюхал, лицо его стало предельно сосредоточенным. Потом он спросил у Гарвика: Каким вы пользуетесь лосьоном? Каким кремом для волос?

— «Калифорнийский мак», — ответил тот из кресла, — и фиксатором для волос «Бриллиантин Пинодо». С запахом испанской кожи.

— Очень интересно! — Бревер подошел поближе и сунул смокинг ему под нос.

— Это не «Калифорнийский мак» и не испанская кожа. Знаете, чем это пахнет? Здесь, на рукаве?

— Меня это не интересует!

— Сиренью!

— Сиренью? Ну и что? Что дальше?

— Адонис Лавинио пользовался помадой с запахом сирени.

— Безвкусно — по крайней мере для мужчины! — ответил Гарвик не сразу, но со спокойным тоном его голоса контрастировало стянутое нервным напряжением лицо.

— Мы проведем подробный анализ помады Лавинио и следов на вашем смокинге.

— Мой адвокат вас спросит, производили такую помаду только для Лавинио, или её может купить кто угодно.

— Мой ответ вас не обрадует. Помада была изготовлена в Неаполе.

— Из Италии привозят множество вещей.

— Ловко! Но мое дело — доказать, что на вашей одежде найдены следы помады Адониса. А вам придется объяснять, как она туда попала.

— Видимо, я обнимал женщину, которая пользуется такой помадой.

— Почему бы и нет? Вам достаточно будет найти свидетельницу. Ей, естественно, придется рассказать, где она её купила.

— Эту заботу предоставьте моему адвокату.

— Не сомневайтесь! У него будет немало и других забот. — Подал смокинг и брюки Лоуэтту. — Не теряйте времени! Исследовать все! Все! И самым тщательным образом. — Он взглянул на Гарвика. — Теперь под надзором детектива Гэйтски вы можете одеться.

— Вы не имеете права находиться в моей квартире! — протестовал Гарвик. — Предупреждаю, у вас будут большие неприятности! Я хочу немедленно связаться с моим адвокатом!

Дальнейшими словами он подавился в захвате Гэйтски.

— Если ещё пискнешь, твой адвокат сможет навестить тебя сразу в морге. Понял? — коротким ударом тот отбросил его от себя.

Гарвик застонал, поскользнулся и попытался ухватиться за каминную полку. Задев отделанную серебром шкатулку для сигар, он потерял равновесие и рухнул на ковер. Гэйтски подхватил его, поднял и быстро утащил в спальню.

На полу валялись рассыпавшиеся сигары. Бревер нагнулся. Крышка шкатулки опять захлопнулась. В серебряной рамке сверкала веселая охотничья сцена, репродукция английской цветной гравюры.

Бревер поднял шкатулку. Что-то она была тяжеловата. Приподнял крышку. Дно шкатулки чуть выдвинулось. Под рукой инспектора оно ещё подалось. Под ним лежал револьвер с рукояткой из слоновой кости.

— Лоуэтт! — заорал Бревер, кидаясь к дверям.

Детектив вернулся.

— Где горит?

— Здесь! Возьмите с собой эту шкатулку для сигар — пусть баллистики как следуют займутся револьвером! Калибр тридцать восемь — Лавинио застрелили не из него. Но несколько пробных выстр елов не повредят. За ним наверняка должно что-то числиться.

Лоуэтт ушел.

Бревер позвонил привратнику и вызвал Сэрджа. Потом задумчиво заходил по комнате. Оба преступления начали прояснять друг друга. Проявлялись какие-то контуры.

Гарвик поддерживал тесный контакт с гангом торговцев наркотиками, играя одну из главных ролей в местном «синдикате». Скрываясь за маской преуспевающего строительного подрядчика, был идеальным человеком на ведущие роли.

Адонис Лавинио, мелкий пушер, который торговал «коксом» вразнос, не мог иметь прямого контакта с главными фигурами ганга. Любые контакты шли через посредников. Структура мафии всегда одна и та же — «низший» знал только ближайшего «брата», но никого из руководства. Значит, Адонис Лавинио прорвался к Гарвику вопреки всем законам «синдиката».

Что же могло такого большого босса заставить открыть дверь мелкому пушеру? И к тому же в свой день рождения?

Этому могло быть только одно объяснение. Лавинио должен был располагать чем-то таким, что могло заставить босса его принять. А за шантаж по законам «синдиката» конец мог быть только один.

Странным было только, что Гарвик действовал сам. Это всегда было делом профессиональных убийц. Если рискнул сам Гарвик, значит угроза была настолько страшна, что ничего иного ему не оставалось. Как он убрал шантажиста, было ещё неясно, но только после этого он перенес его тело этажом выше — поскольку знал, что по логике вещей полиция сочтет все наоборот.

Бреверу стало стыдно. Эту ошибку обнаружил не он, а бывший «клиент» полиции Джакомо Беландро — он же Биньо.

Но как в этой головоломке оказалась Эвелин Паркер-Пинни? Есть только одно объяснение — она знала больше, чем сказала. Если молчала-то только потому, что собиралась заставить Гарвика заплатить за молчание. Но вначале нужно доказать, что Эвелин вообще была в апартаментах Гарвика. Но и это бы ещё ничего не дало, — он мог утверждать, что она накануне заходила к нему за чем угодно. И мертвая Эвелин уже ничего не сможет возразить.

В комнату вошел Сэрдж.

— Я здесь, шеф. Вы меня звали?

— Квартиру прочесать всю до последнего закутка. Когда Гэйтски увезет Гарвика, который сейчас одевается, беритесь за дело. Если что-то найдете, вызовем экспертов из лаборатории. Как-никак нам предстоит доказать совершение Гарвиком двух убийств! Неопровержимо доказать! Так, чтобы прокурор с нашими материалами мог убедить любое жюри, любых присяжных, невзирая ни на каких адвокатов, пусть даже лучших в Нью-Йорке. Ибо на скамье подсудимых будет сидеть не просто Гарвик, но вместе с ним-одно из сильнейших семейств преступного мира. Деньги на защиту не будут играть никакой роли. Для нас это значит: действовать надо — чтоб комар носа не подточил…

Гэйтски вернулся со своим подопечным. Тот все ещё был не в себе. Стеклянными глазами тупо смотрел вокруг.

— Нашего приятеля мы сейчас усадим на солнышко! Три рефлектора дают потрясающий результат! — предвкушал детектив. — К вашему возвращению, шеф, он уже все выложит!

Гарвик тяжело подступил к Бреверу.

— Вы не производите впечатления грубияна, но раз спокойно созерцаете насилие, будете привлечены к ответственности вместе с вашими…

— Ну-ну, — покачал головой инспектор. — Какие слова! Я ничего не видел, а в комиссии по расследованию убийств мы жалобами не занимаемся. Только делами об убийствах! Или о двойном убийстве! Но об этом мы поговорим позднее.

— У вас нет ордера на обыск, — начал Гарвик.

Гэйтски недовольно взглянул на него.

— Опять нервы, опять проблемы! К чему все это? — Он положил свою лапу Гарвику на плечо. — Не будем больше беспокоить дядю, хорошему мальчику пора получить небольшой урок. — Его пальцы напряглись. Он вывел Гарвика через черный ход.

— Позовите Хопкинс, — велел Бревер. — Надо устроить ей приличную компенсацию и она все расскажет. Это сэкономит нам уйму времени.

Сэрдж вернулся с горничной.

— Мисс Хопкинс говорит, что обычно получает полтора доллара в час, но в таком исключительном случае хочет два…

Бревер приветливо взглянул на нее.

— Три доллара, я думаю, в самый раз.

Суровое лицо мгновенно засияло. Это не было улыбкой, но резкие черты заметно смягчились.

— Вот это мне нравится…

Народ против Джеймса Гарвика

Прокурор Паттерсон, советник нью-йоркской прокуратуры, отложил дело «Народ против Джеймса Гарвика», основательно проштудировав объемистую папку. Начиналась она с рапорта полиции об убийстве в «Саванне», заканчивалась, всего четырьмя днями позднее, заключением старшего инспектора Бревера.

«…Поэтому считаю, что представленная совокупность доказательств вполне достаточна для возбуждения дела по обвинению в двойном убийстве и с вероятностью, граничащей с уверенностью, обеспечивает возможность доказать виновность обвиняемого.»

Убийство первой степени означало для обвиняемого в случае, если вина доказана и присяжные вынесут вердикт «виновен», единственное электрический стул. Только квалификация преступления как убийство второй степени, то есть без заранее обдуманного намерения, могла спасти преступника от смертного приговора.

Паттерсон знал, что его противниками будут самые блестящие адвокаты. Чего стоил один Флойд Телбот, владевший всеми секретами своей профессии. В девятнадцати случаях он добился обвиняемым в убийстве оправдательных приговоров, и гораздо больше убийц спас от электрического стула, причем многие из них даже не попадали за решетку. В распоряжении Телбота были неограниченные финансовые возможности тех мафиозных кругов, которым в лице Гарвика пришлось бы защищать самих себя.

И прокурор Паттерсон снова и снова листал папку по делу Гарвика. Бревер не ошибался. Материалы дела выглядели вполне убедительно. И все же…

Дверь распахнулась.

— Можно войти? — бросил Бревер, даже не замечая, что вошел ещё до того, как прокурор успел ответить.

— Что-то случилось?

Бревер плюхнулся в кресло у письменного стола.

— Джейн Эванс исчезла.

Прокурор чуть наклонился вперед.

— Я не ослышался? Джейн Эванс исчезла?

Бревер нервно закурил.

— Она должна была прийти два часа назад, чтобы оформить свои показания и провести официальное опознание Джеймса Гарвика. Когда не пришла, мы позвонили в бистро. Полагали, что она могла почему-то задержаться. Ответ хозяина не сулил ничего хорошего. Он сказал, что её увез на допрос некий полицейский. Сами понимаете, я тут же помчался на Бродвей. Толку никакого. Мужчина средних лет, в штатском, гладко выбритый, лет тридцати — тридцати пяти, серый костюм, серая фетровая шляпа, никаких особых примет; он пришел в бистро, спросил шефа, велел ему вызвать Джейн, сообщил ей, что его послал я — сопровождать её в управление. Намекнул кое-что об опасностях, которые могут угрожать свидетельнице по делу такого крупного гангстера.

Паттерсон потрясенно покачал головой.

— Третье убийство?

— Не думаю, — ответил Бревер. — Разве только если Джейн будет слишком неуступчива и упряма. Достаточно вручить ей приличную сумму денег — и взять расписку, чтобы её всегда можно было обвинить в соучастии в сокрытии преступления. Придержат её «вне игры», пока процесс не кончится. Если Гарвик отправится в Синг-Синг на электрический стул, её отпустят, потому что её показания уже никому повредить не смогут. Если отделается заключением, — подождут, пока приговор не вступит в силу. Потом она может рассказывать что угодно кому угодно. Возобновление процесса станет невозможным.

Паттерсон опять откинулся в кресле.

— И вы исчезновение свидетельницы просто приняли к сведению? Даже…

— Разумеется, нет! — перебил его Бревер. — Видите, я весь в мыле? Это не от жары. Но искать свидетельницу Эванс бесполезно. Совершенно бесполезно. Мертвая или живая, но найдется она, только когда все кончится. С этим придется смириться. Интенсивные поиски приведут только к тому, что эти гангстеры сразу прикончат девушку. Я уже вижу громадные заголовки в газетах. Последние два дня они только о нас и писали. Если выйдет наружу ещё и это, все свалится на меня, потому что я не приставил к свидетельнице охрану или не отправил её в безопасное место. Задним числом все умны. Но когда я только намекнул Джейн Эванс насчет охраны, она чуть не взорвалась. Мне не поверила насчет опасности — а человеку в сером поверила! Бывает. Но теперь ничего не поделаешь.

— Но вам ясно, — начал прокурор, — что Джейн Эванс — единственная, кто может дать показания против Гарвика? Больше свидетелей нет! А вы знаете, что можно ожидать от знаменитости — Флойда Телбота?

— Разумеется! — ответил Бревер. — Но он не знает, чего можно ожидать от меня. Я ведь пришел к вам не только по поводу исчезновения Джейн Эванс. Я принес в дополнение к материалам по делу самое ценное доказательство обвинения.

Он полез в карман и положил перед Паттерсоном на письменный стол какой-то предмет. Это был кусок изоляционной трубки.

— Вы что, заходили к ремонтникам, инспектор? — недовольно спросил Паттерсон. — Или в свободное время играете в электромонтера?

— С электричеством тут есть кое-что общее, — серьезно ответил Бревер, — с высоким напряжением. Это используют в Синг-Синге. В той комнате, где стены окрашены зеленой масляной краской.

Выходя от прокурора, Бревер едва не столкнулся с очень спешившим мужчиной. Тот извинился.

— Хэлло, — сказал Бревер. — Как давно мы не виделись, мистер Телбот?

Адвокат на мгновенье остановился.

— Старший инспектор Бревер! Человек, который устраивает обыски у порядочных граждан, не имея ордера!

— Не у порядочных граждан, а у убийц!

— Убийцы — тоже люди!

— Ну, это с какой стороны посмотреть, Флойд.

— И пока они не осуждены, не считаются виновными.

— Ну, вашему клиенту недолго осталось ходить в невиновных.

Защитник подступил вплотную к Бреверу.

— Я все ваши инсинуации разобью вдребезги! Пожалеете, что вообще когда-то взялись за это дело. И Паттерсон будет проклинать тот день, когда предъявил обвинение против Гарвика!

Бревер, улыбаясь, взглянул на адвоката.

— А что скажут ваши хозяева, когда в одно прекрасное утро ваш клиент отправится в свой последний путь? — И добавил: — Вы ведь не взялись бы защищать Гарвика только из-за гонорара, а?

Телбот стиснул зубы, отвернулся и нырнул в кабинет прокурора.

Паттерсон тут же сделал удивленное лицо.

— Чему обязан такой честью?

Телбот сел, не дожидаясь приглашения.

— Давайте перейдем сразу к делу. Вы прекрасно знаете, что полиция снова безосновательно нарушила основные права граждан.

Паттерсон его перебил.

— Этот пафос можете поберечь для присяжных — на меня он не действует. И поменьше театральности!

— Мой клиент Джеймс Гарвик был противозаконно, без ордера буквально похищен из своей квартиры. Во время его отсутствия в квартире без ордера или решения суда был произведен обыск. Вскрыты шкафы, столы, чемоданы полиция вела себя по-варварски.

— Я бы сказал, профессионально, — лаконично ответил прокурор.

— Моему клиенту не позволили связаться со мной! Тем самым полиция нарушила основные права обвиняемого!

— Это ужасно! Полиция принесет вам и Гарвику извинения. Но, между прочим, я уже распорядился…

— Не морочьте мне голову, Паттерсон! — в ярости заорал адвокат. — Вам пришлось дать указание допустить меня к Гарвику, но при этом устроили так, что его перевели неизвестно куда, так что он по-прежнему для меня недосягаем!

— Здесь, видимо, какое-то недоразумение. У меня только что был старший инспектор Бревер. Исключительный специалист, между прочим. Он мне сказал, что Гарвик участвует в следственном эксперименте на месте преступления. Это совершенно законное действие!

— Но вы препятствуете тому, чтобы Гарвик формально уполномочил меня в качестве своего защитника.

— Это достойно всяческого сожаления. Но пока вы можете выступать в качестве его юрисконсульта.

— Для вас это может быть и все равно. Но вы не хуже меня знаете, что ни один судья не примет ходатайства об освобождении под залог, если у адвоката нет полномочий.

— Это просто прискорбно. Дорогой мистер Телбот, мне искренне жаль. Как только Гарвика привезут, я постараюсь…

Телбот встав, обошел стол.

— Что вы играете со мной в кошки-мышки? Полиция привезет Гарвика в управление и тут же увезет его на опознание, экспертизу или ещё Бог весть куда. Предлогов всегда найдется вдоволь. Но я пришел сюда не в игры играть. Предлагаю вам соглашение!

— Соглашение? — удивился прокурор. — Для соглашения необходимы две стороны. И каждая должна иметь, что предложить. Не думаю, что вы можете предложить мне что-то заманчивое.

Телбот снова сел, вытянул ноги.

— Ваши обвинения — это колос на глиняных ногах. Всего один свидетель, точнее, свидетельница, остальное только жалкий клубок догадок, которым не поверят ни судья, ни присяжные.

— Ну, тут мы ещё посмотрим, — усмехнулся Паттерсон. — Джейн Эванс вовсе не догадка, а реальный свидетель. Кстати говоря… — Паттерсон закурил, — вы мне не поверите, но Джейн Эванс похищена!

— Ах! — Телбот закашлялся. — Вот это сюрприз. Честно говоря — мне очень жаль. Я отнюдь не за такие методы. Разумеется, приветствую все, что делается на пользу моему клиенту, но не любой ценой.

Прокурор занялся разглядыванием ногтей. И тут ему в голову пришла идея.

— Я уважаю ваш корректный подход. Но все равно с похищением дело не вышло…

— Как?! — не сдержался Телбот.

— Да так, — Паттерсон с интересом следил за Телботом. — Джейн умная девушка. Вначале она поверила, но потом что-то заподозрила. Тот человек использовал старый трюк, выдавая себя за сотрудника полиции, которого якобы послал Бревер, он отвел её на стоянку и усадил в свою машину. Пока обходил машину, чтобы сесть за руль, Джейн выскочила и между машинами помчалась к выходу. — Всю историю Паттерсон импровизировал на ходу.

Реакция адвоката была весьма красноречива. После долгого молчания он наконец выдавил:

— Ну, ей повезло! Теперь вам нужно сторожить её как следует… — и снова умолк.

— В этом вы можете быть уверены, — подтвердил прокурор. — Приятелям вашего клиента больше не представится возможности заставить Джейн исчезнуть. Ну, вот так обстоят дела. Теперь по крайней мере вам не придется делать мне разные предложения, основанные на нереалистическом подходе и ошибочных предположениях. Так каково ваше предложение?

Телбот беспокойно заерзал, потом, наконец, сказал:

— Я мог бы здорово раскрутить превышение власти полицейскими чиновниками. Знаете, какова была бы реакция печати. В моем распоряжении достаточно специалистов, способных опровергнуть заключения ваших экспертов. Кроме того, нашелся — совершенно случайно — один свидетель, который видел Адониса Лавинио в ночь убийства в половине второго на 42 Стрит, так что время убийства, определенное вашим полицейским врачом, тоже под сомнением.

— А сколько раз этот ваш свидетель уже побывал за решеткой? — спросил Паттерсон.

— Ни одного! — победоносно заявил Телбот. — У него безупречная репутация! Другой свидетель видел Эвелин Паркер в ночь с понедельника на вторник в пятом часу утра в сопровождении какого-то мужчины — обратите внимание на время. Это очень важные показания, которые развалят все ваши обвинения.

— Это очень интересно! — по тону Паттерсона нельзя было понять, всерьез он говорит или иронизирует. — Если у вашего клиента все складывается так здорово, не понимаю, к чему вам предлагать мне какое-то соглашение…

Телбот перегнулся через письменный стол.

— Знаете, у меня свои источники информации. Например, о результатах полицейского следствия. Хотелось бы избавить своего клиента, себя и вас от бездарного, но скандального процесса. В ваших интересах осудить Гарвика, в интересах моих и моего клиента — выйти из дела с наименьшими потерями.

— Но ведь, по-вашему, вы в состоянии разрушить все обвинения. У вас два хороших свидетеля и, несомненно, уйма квалифицированных экспертов. Почему же вы не хотите потребовать оправдательного приговора?

На этот раз он уже не скрывал иронии.

— Этого я и пытаться не буду, так как считаю невозможным, вы сами прекрасно знаете. Но пустые головы присяжных можно забить Бог весть какими сомнениями, чтобы превратить два убийства первой степени в два убийства второй степени. Зачем мне выступать в открытую? Зачем рисковать поражением? Мы ведь уже не раз договаривались — в рамках тех возможностей, которые нам дает уголовное право. Почему не сделать так и в этом случае?

— А ваше предложение? — Прокурор словно перенесся в зал суда.

— Прежде всего следует сказать, что все, что я скажу, — это только предварительная беседа, которую я ни в коем случае не веду от имени своего клиента, чье согласие мне ещё предстоит получить, — осторожно начал Телбот. — Гарвик, безусловно, сознаваться не будет и не собирается отдаться на милость суда. Какие-либо показания тоже в расчет не идут, разве что только в том случае, — но это только мое предложение, — если прокуратура предъявит ему обвинение не в двух убийствах первой степени, а в двух убийствах второй степени.

— Но как же надо представить происшедшее, чтобы из несомненного умышленного убийства сделать убийство умышленное? Какие, по-вашему, можно отыскать смягчающие обстоятельства?

Паттерсон не спускал с Телбота глаз. Если Телбот в этом случае — как и в предыдущих, когда хотел уберечь своих клиентов от электрического стула предлагает соглашение, значит сам он убежден в весомости доказательств против своего подзащитного. С другой стороны, должен видеть весьма уязвимые места обвинения, чтобы не считать безнадежной попытку прийти к соглашению.

— Значит, вы хотите, чтобы я не требовал головы двухкратного убийцы и согласны с тем, что он получит девяносто девять лет заключения с надеждой выйти на свободу лет через двадцать-тридцать?

— Предположим, что кого-то шантажируют, — осторожно прощупал почву Телбот, — и при встрече с шантажистом у него сдадут нервы… Жертва…

— Вы имеете ввиду жертву шантажа или жертву нервного срыва? — иронически перебил его прокурор.

— Так у нас ничего не выйдет, Паттерсон! — взорвался Телбот. — Если хотите схватиться в суде, ради Бога. Но я вас предупреждаю. Мое предложение могло всем пойти на пользу. Вам, мне, Гарвику. Головы его вы не получите! На это ваших доказательств не хватит!

— Что вы знаете о наших доказательствах, — отмахнулся Паттерсон, поигрывая с кусочком изоляционной трубки.

— Больше, чем вы думаете! — выкрикнул адвокат.

— Больше — возможно. Но отнюдь не все. — Паттерсон взял толстую папку. — Обвинение строится на таких надежных уликах, что я без колебаний готов вам все их перечислить! Такое не часто бывает, Флойд. Зато вы поймете, насколько безнадежно ваше положение.

— Очень любопытно, — как можно презрительнее процедил адвокат.

Паттерсон склонился над документами. Монотонным голосом начал:

— Мы нашли Коэна-Каннингса. Уже сидит. У нас чувствует себя лучше, чем на свободе — особенно если в его кругах знают, что не удержит язык за зубами.

— Хотите сказать, что он «запел»?

— Немножко, но этого нам пока хватило, — ответил Паттерсон. — Положим, мы применили одну хитрость. Вначале перепугали его анализом содержимого тех самых пакетиков, которые нашли у него, в квартирах Паркер, Макаллистера и Лавинио — кокаин, смешанный с глюкозой. Это тяжкое обвинение. Потом нашли нескольких свидетелей, опознавших его как торговца наркотиками. Вы по собственному опыту знаете, что свидетелей можно найти каких угодно… И Коэн-Каннингс сломался. Знал он немного, но вполне достаточно, чтобы пояснить нам мотив убийства Лавинио. Этот маленький итальяшка как-то узнал, что Гарвик весьма близок к верхушке «синдиката». И знание свое хотел обратить в звонкую монету. Хотел продать свое молчание Гарвику. Но Гарвик знал — только мертвые молчат. Так он и сделал. — Прокурор немного помолчал. — Мы обещали Коэну-Каннингсу отправить его не в Синг-Синг, а в какую-нибудь солидную провинциальную тюрьму, где он будет в полной безопасности от мести «синдиката». А ведь то же самое, дорогой адвокат, мы могли бы обеспечить и для вашего клиента, если он сообщит нам имя человека, стоящего во главе «синдиката». Имя, которое другим неизвестно. Гарвик может выбирать одно из двух: или сообщит нам его имя, или унесет его с собой в могилу.

— Вам же известно, — запротестовал Телбот, — что измена — это смерть!

— Если мы не обеспечим Гарвику надежное укрытие! — уточнил Паттерсон. — Вообще-то я полагал, что вы не говорите от имени своего клиента. Не лучше ли спросить вначале его, прежде чем принимать столь важное решение? Кто угодно может передумать, когда смерть на носу. Есть, правда, и такие, что молчат до последнего момента. Другие заговорят, но поздно. Но возможно, вы передумаете, когда узнаете о нашем расследовании побольше. Мы самолетом доставили из Чикаго Макаллистера. Он знать ничего не хотел. Но когда сообразил, что может сам оказаться замешан в убийство, с памятью у него стало получше. Признал свои отношения с Эвелин Паркер, рассказал о её сотрудничестве с Альбертино Мосилли. Вы даже не поверите, какие у людей бывают слабые глаза, совершенно не выносят света посильнее. — Паттерсон поднял было взгляд, но тут же снова углубился в бумаги. — Но это было так, к слову, дорогой Телбот. Гораздо важнее отпечатки пальцев на внешней стороне левой туфли Эвелин Паркер. Указательный, средний и безымянный пальцы его левой руки.

— На левой туфле Эвелин Паркер? — недоверчиво переспросил адвокат.

— Совершенно верно. На туфле мисс Паркер, уважаемый защитник. Бревер нашел этому довольно логичное объяснение. Задушив девушку, Гарвик перекинул её через левое плечо, чтобы оставить свободной правую руку. Тело он перебросил головой назад и придерживал левой рукой за ноги. За левую лодыжку и левую туфлю! Когда перенес её в спальню, торопливо сбросил туфли, уложил тело на постель и скрылся. Об отпечатках на туфле он даже не подумал.

— Прежде всего вам придется доказать, что Гарвик вообще встречался с Паркер в ту ночь. Это будет нелегко. Отпечатки пальцев там могли остаться с предыдущего дня. И это можно объяснить: Гарвик — фетишист, бросился перед своей любовницей на колени, целовал её ноги — не волнуйтесь, если понадобится, я приведу и сексолога! — Телбот старался казаться беззаботным.

— Еще минутку! — остановил его прокурор. — На ковре в гостиной Гарвика мы нашли следы красноватой мастики для паркета, которой в его квартире никогда не пользовались. Мы выяснили, что такой пастой пользуется служанка мисс Паркер. Нашли мы её и на каблуках туфель Эвелин. Значит, Эвелин Паркер была у Гарвика, и уже после того, как Энн Хопкинс днем пропылесосила ковер.

— Это не опровергает моего варианта событий. Допустим, Эвелин была у него. Скажем так, незадолго до того, как ушла, живая и здоровая… — ибо, как известно, мертвецы не бегают из квартиры в квартиру.

— Остроумно, весьма остроумно. Надеюсь, я не испорчу вам настроение. Ибо теперь мы переходим к результатам работы криминологической лаборатории, которые невозможно переоценить. Поскольку Бревер был убежден, что Гарвик счел халат неподходящей одеждой для транспортировки трупов, в лаборатории исследовали всю его верхнюю одежду. И на воротнике одного пиджака специалисты нашли два волоса! Крашеных волоса!

— Эти доказательства — курам насмех, Паттерсон! — воскликнул адвокат. — Вы что, играете в Шерлока Холмса? Миллионы женщин красят волосы. Бог весть когда Гарвик одевал этот пиджак и Бог весть что за красавицу он обнимал. Он, кстати, умел наслаждаться жизнью.

— Я в этом не сомневаюсь — почему бы и нет? Но волосы, найденные на пиджаке, были «живыми», свеженькими. И это были не просто волосы. Это были ресницы. Две накрашенные черной тушью ресницы. Той же тушью, которой пользовалась Эвелин Паркер. Естественно, вы опять будете твердить, что миллионы женщин… и так далее. Но так ли это? Наверно, их все же не миллионы. И не все пользуются такой тушью. Ну, хорошо, — пусть это тоже совпадение. Но что-то совпадений становится все больше, уважаемый защитник. Под ногтем правой руки Эвелин Паркер мы нашли крохотный кусочек кожи. Длиной всего миллиметр и четыре десятых миллиметра шириной. А поскольку Бревер работает тщательно, он заставил осмотреть Гарвика с головы до ног. И на шее его нашли небольшую царапину.

Несомненно, вы предвидите мое возражение, Паттерсон. Человек часто чешет голову, да и шею — пока что это не запрещено, — попытался пошутить Телбот.

— Разумеется, нет! — ответил прокурор. — Закон даже не запрещает содрать с шеи кусочек кожи и засунуть его кому-то под ноготь. Но вот кто бы это стал делать… Это, несомненно, было бы странно — и невоспитанно. А по отношению к даме такого вообще следовало бы остерегаться. Конечно, совершенно другое дело, если даму кто-то хватает сзади за горло, начинает душить, жертва в смертельном страхе молотит руками вокруг себя и наконец одной рукой ей удается ухватить убийцу за шею. Так вполне может возникнуть небольшая царапина и кусочек кожи может попасть под ноготь. И этот маленький кусочек кожи своими размерами полностью соответствует царапине на шее Гарвика. Совпадение?.. Вы должны признать, что число совпадений опасно растет. А мы ведь совсем забыли о нашем маленьком итальяшке — торговце наркотиками Лавинио.

— Безусловно! — ответил Телбот, но голос его стал звучать как-то глухо. — Его Гарвик нахально пристрелил на вечеринке на глазах четырнадцати гостей. Очень оригинально!

— Вы переоцениваете склонность вашего клиента к эксгибиционизму и недооцениваете его хладнокровие, — поправил его прокурор. — По версии Бревера все было совершенно иначе. Лавинио хотел ошеломить Гарвика именно во время вечеринки. Это была единственная возможность относительно безопасного шантажа. Этот маленький мафиози теоретически был совершенно прав. Но ему недоставало практического опыта. Он, разумеется, считал, что Гарвик скорее заплатит, чем будет рисковать скандалом, угрожающим его репутации строительного подрядчика. И, очевидно, Лавинио думал, что в присутствии толпы гостей Гарвик не сможет ему ничего сделать. Но тут он ошибался. Ибо Гарвик впустил его внутрь, дал ему высказаться, пообещал принести деньги и попросил подождать в комнатушке за кухней. Но пошел не за деньгами, а за револьвером. В осторожной беседе с гостями Бревер выяснил, что около полуночи хозяин вдруг настолько усилил звук телевизора, что все не выдержали и через несколько минут снова сделали потише. Но этих нескольких минут Гарвику хватило, чтобы застрелить Лавинио.

— Ага! — Адвокат закурил очередную сигарету и бросил на Паттерсона взгляд, который сам он, видимо, считал ироническим. — Но у Гарвика был револьвер тридцать восьмого калибра — и другого найдено не было — а Лавинио был убит пулей тридцать второго! Это чудо вам придется ещё объяснить! И почему никто не слышал выстрела? Это невозможно, какой бы громкой не была музыка!

Прокурор терпеливо продолжал:

— Ваша информация удивительно точна, Флойд. Я это запомню… Но что до вашего вопроса, я с удовольствием вам отвечу. Начнем по порядку.

То, что Лавинио был застрелен в каморке за кухней, подтвердили найденные там следы пороха, микроскопически малые, но достаточно для анализа. И следы свежие. То, как они были распылены, выдавало использование глушителя. Ничто на этом свете не совершенно… Итак, мы знаем, почему никто не слышал выстрела…

— Теория, — неспокойно бросил адвокат. — Гипотезы. А калибр оружия?

— Я логично объяснил вам всю картину преступления, — сказал Паттерсон. — Следы выстрела — не гипотеза, а факт. — Паттерсон полистал бумаги. — У нас тут есть ещё одна блестящая находка лаборатории… Относительно следов эфирных масел, найденных на смокинге Гарвика. Еще одно совпадение! Те же вещества, которые содержит помада Лавинио, привезенная из Неаполя. Удивительное совпадение. На смокинге Гарвика оказались те же масла, эмульсии и сиреневое масло, из которых состоит помада Лавинио. А ковер в комнатке весь пропах бензином, но не обычным, а ароматизированным бензином для зажигалок, пять флаконов которого продала Гарвику Джейн Эванс. И снова совпадение — сразу после убийства Лавинио! И на смокинге заметны попытки вычистить его таким же бензином. Вначале Гарвик, видимо, слегка почистил его, чтобы иметь возможность вернуться к гостям. «Бабочку» он вычистил таким же образом, позднее выбросил её и в понедельник у Сакса на Пятой Авеню купил новую. Продавец его опознал. Смокинг просто так исчезнуть не мог. Отправлять его в чистку с нетронутыми пятнами были рискованно. Значит — почистить бензином, а под рукой оказались только флаконы для зажигалок…

От окурка четвертой сигареты Флойд Телбот прикурил пятую.

— Ловко вы придумали всю эту историю, Паттерсон. Но как можно из револьвера тридцать восьмого калибра выпустить пулю тридцать второго?

Прокурор встал.

— Удивительно просто, оказывается. Я обещал Бреверу, что в зале суда он сможет продемонстрировать это присяжным. Посмотрите…

Из ящика письменного стола он достал револьвер тридцать восьмого калибра, найденный у Гарвика в шкатулке для сигар. Положил его перед собой, взял маленькую изоляционную трубочку и осторожно вложил её в ствол. И усмехнулся.

— Вот и весь фокус! Никогда бы не догадались, если бы на пуле, которой был убит Лавинио, не остались ничтожные, но достаточные для анализа следы асбеста. Они же найдены и в стволе револьвера Гарвика. К совпадениям в этом деле мы уже привыкли, но асбест на пуле и асбест в дуле — это уже слишком. И Бревер начал искать этот асбестовый «вкладыш». Трубочку, которую можно вложить в ствол револьвера и уменьшить его калибр с тридцать восьмого до тридцать второго. Квартиру Гарвика Бревер буквально перевернул вверх ногами. Уже не надеялся найти улику. Логичнее было бы её сразу выбросить. Но Гарвик не смог расстаться с бесценным куском изоляционной трубки. Паттерсон вынул её из ствола. — Видно, она не раз уже сослужила ему службу. Глушитель он выбросил. Никаких проблем, скажи, и принесут новый. Но такой уникальной идеей, позволявшей из револьвера калибра тридцать восемь стрелять патронами калибра тридцать два, он ни с кем делиться не хотел. Потому он её и спрятал. Хорошо спрятал. В стойке настольной лампы. Но если такой человек, как Бревер, что-то ищет, то он найдет, куда и как не прячь! — Паттерсон отодвинул документы в сторону. — А теперь вот мое предложение, адвокат. Откажитесь от этого дела, пока это не будет грозить вам опасностью со стороны «синдиката».

Телбот встал.

— Если Гарвик признает вину и отдаст себя на милость суда, как предусматривает закон…

Лицо Паттерсона окаменело.

— От меня он снисхождения не дождется. Присяжные — другое дело. Но я считаю это невозможным.

— Но вы же понимаете, что речь идет о сведении счетов между гангстерами, что ни Лавинио, ни Паркер-Пинни не заслуживают вашей защиты и вашего фанатизма в достижении правосудия. Они…

Прокурор резко перебил его:

— Вы не спасете Гарвика тем, что будете чернить людей, погибших от его руки. Не мое дело обвинять Адониса Лавинио и Эвелин Паркер. Они предстанут перед высшим судией. Мой долг — служить справедливости. Хранить общество от преступлений. Вы, Телбот, представляете убийцу. Я представляю народ. Поэтому — он показал на папку — здесь написано: «Народ против Джеймса Гарвика».

— Ну ладно, — защищался адвокат, — не тратьте на меня свой ораторский пыл, потерпите до зала суда. Но я бы все же хотел знать, где и когда смогу поговорить с Гарвиком!

Паттерсон вышел из-за стола.

— Хотите получить от него полномочия, чтобы идти к судье?

Телбот бессознательно сломал сигарету.

— Или одно, или другое. Полномочия или…

— Или? — хотел знать Паттерсон.

— Или посоветовать ему пригласить другого адвоката, — выдавил Телбот.

— Значит, вы впервые бросили бы своего клиента, — заметил прокурор, и отказались от гонорара. Но, в конце концов, это ваше дело.

Опять вернулся за стол.

— Если Гарвик сознается, этого будет недостаточно, чтобы… — он умолк на полуслове. После короткой паузы добавил: — Ему придется рассказать все, что знает.

— Вы же знаете, измену ему не пережить, — заметил адвокат.

— Мы могли бы для него что-то сделать, — настаивал прокурор. — Как и для Коэна-Каннингса, нашлась бы и для Гарвика тюрьма, где за его безопасность можно было бы ручаться. Если он захочет говорить…

— Тогда? — настаивал Телбот.

— Вам придется удовольствоваться этим «тогда», и гарантией, что никто, никогда и ни при каких обстоятельствах не узнает о нашем разговоре. Знаю, для вас это может иметь тяжелые последствия! — Паттерсон поигрывал трубочкой. — И не думайте, что я действую из сочувствия вам или вашему клиенту. Но для удара по «синдикату» — или хотя бы по его верхушке — я готов кое-что обещать. Пусть Гарвик кончит свои дни в тюрьме, а не на электрическом стуле — если нам этой ценой удастся нанести удар по королям наркомафии!

Адвокат отодвинул кресло и подошел к Паттерсону.

— Если меня не возьмут за глотку, согласен. А где и когда я смогу сообщить Гарвику, какова цена его жизни?

Паттерсон прошел мимо Телбота, подошел к дверям в противоположной стене и кивнул адвокату, предлагая следовать за ним.

— Джеймс Гарвик! С вами хочет говорить ваш адвокат! Можете поговорить с ним наедине! Детектив Гэйтски будет стоять у двери. А я подожду здесь.

Флойд Телбот ошеломленно взглянул на прокурора, потом перешагнул порог. Незаметно оглянулся и слегка кивнул. Паттерсон закрыл дверь. Сел за свой рабочий стол, привалился к подлокотнику, закурил и уставился куда-то перед собой. Он вдруг почувствовал, как устал.

Потом снял трубку и попросил соединить со старшим инспектором Бревером. Подождал, пока не услышал сухой голос Бревера, и неторопливо сказал:

— Полагаю, инспектор, ещё сегодня у вас состоится с нашим общим знакомым обстоятельный разговор. Он доставит удовольствие и вам, и федеральным агентам из Управления по борьбе с наркотиками. Это будет ваша крупнейшая удача. С Коллином я поговорю сам. Изумительная работа! Я вас поздравляю!

— Спасибо. Но хвалить надо не меня.

— Не вас? — Паттерсон даже ожил. — Кого же тогда?

— Комиссию по расследованию убийств. Полицейский департамент, 240, Централ Стрит.

Прежде чем прокурор успел ответить, Дэвид Бревер повесил трубку.


home | my bookshelf | | Тихо, как тень |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу