Book: Формула неверности



Формула неверности

Лариса Кондрашова

Формула неверности

Глава первая

Репортер — молодой улыбчивый мужчина — брал интервью у руководителя группы МЧС, только что сошедшей с трапа самолета. Российские спасатели вернулись с Ближнего Востока, из зоны, где недавно шли военные действия.

— Трудно пришлось, — рассказывал крепкий загорелый мужчина, рубя воздух мощной ладонью. — И завалы расчищали, и людей из-под обломков вытаскивали…

— А потери у вас были? — вклинился репортер, видно командир соскучился по общению, а тележурналисту отвели в «Вестях» совсем мало времени.

— Слава Богу, обошлось, — ответил руководитель. — Благодаря исключительно высокому профессионализму наших ребят.

Однако… Ничего себе ребята! Может, для него и ребята, а так — здоровенные, крепкие мужики. Загорелые, как и отец-командир. Телевизионная камера прошлась по лицам бойцов-чрезвычайщиков…

Таня уткнулась взглядом в экран, жадно ища знакомое лицо. Почему она решила, что именно с этой группой должен был вернуться Мишка?

…Однако, увы, не обошлось без травм. Так, при разборке завалов пострадавшего от ядерной ракеты дома был ранен один из командиров подразделения…

Камера потянулась куда-то за спину командира, где двое эмчеэсников тащили носилки с кем-то из бойцов. Таня подумала, что могли бы показать крупным планом его лицо, но, видимо, товарищи по какой-то причине запротестовали.

— …Обрушилась балка перекрытия и раздробила ногу. Чтобы парень не стал инвалидом, потребуется все мастерство наших хирургов. Хотя в службу спасения он вряд ли вернется…

«Не повезло человеку, — в унисон с ним подумала Таня, — никаких боевых действий, и, пожалуйста, раздроблена нога».

— Черчилль! — позвала она.

Щенок бульдога, уже достаточно крупный, чтобы испугать кого-то, кто захотел бы нарушить ее уединение, процокал когтями по паркету, потом прошелестел по паласу и наконец подошел, чтобы положить голову ей на колени.

И тут же обслюнявил ей трико. Таня, забыв, что сама позвала его, недовольно оттолкнула собаку.

Черчилля ей подарили новые знакомые — она, как начальник отдела государственного кадрового агентства, нашла для главы семьи хорошую работу — менеджера проекта в фирме «Климатические системы».

С первой же зарплаты он принес домой в четыре раза больше того, что ему платили на прошлой работе.

— Беру взятки борзыми щенками, — смеясь, рассказывала Татьяна своей подруге Соне, на чьем месте она сейчас работала, поскольку Соня сидела в декретном отпуске по случаю рождения третьего ребенка. Теперь это уже был не только Сонин ребенок — девочка, названная в честь Тани, — но и как бы немного ее. Недавно Таня стала крестной матерью. Своей крохотной тезки.

— Бульдог — это не борзая, — оправдывала ее Соня, — про бульдогов ни в законе, ни в литературе ничего не известно, может, ими брать и не запрещено.

— Успокаиваешь, — нарочито грустила Таня.

Она непроизвольно вздохнула. Прошло три месяца с тех пор, как Михаил уехал со своими коллегами из службы спасения Министерства по чрезвычайным ситуациям на Ближний Восток, и уже через пару недель Таня всякий раз бросалась к телевизору, услышав в новостях сообщение о какой-нибудь группе, вернувшейся из очередного опасного района. И в очередной раз ее ожидания оказывались тщетными.

Прежде она не представляла себе, как медленно течет время для людей одиноких. Вернулась с работы, а дома — никого. День за днем.

Внезапно прозвучавший в тишине пустой квартиры телефонный звонок испугал Таню. Она едва не выронила чашку с бульоном — согласно этикетке, «Быстросуп с шампиньонами», — такой у нее был сегодня ужин.

Не потому, что у нее не было денег на что-то более существенное. Просто надо хоть изредка есть горячее, а готовить для одной себя было неохота.

— Ждешь? — спросил в трубке незнакомый мужской голос.

— Кого? — искренне удивилась она.

— Карп возвращается, не слышала?

Карп! Так зовут Михаила Карпенко — ее бывшего мужа — друзья. Но почему вообще она должна отвечать на подобные вопросы чужих людей? Лучше уж — вопросом на вопрос, испытанный метод.

— Кто вы такой?

— Один знакомый, которому Карп поручил тебя опекать.

Чего только эти мужчины не придумают!

— Интересно же вы меня опекали, что я об этом даже не догадывалась.

— Тебе и не надо было догадываться.

— А мы с вами на ты?

— Не знаю, как вы, а я на ты. Сегодня я сдаю смену. Так что прощай, детка!

— И все-таки я вас не знаю!

— Вот и хорошо, значит, обошлась своими силами. Обошлась? В каком смысле — смогла разрушить все, что имела, без посторонней помощи?

Огромный коттедж на два хозяина, и Таня — одна на все его половины. То есть во второй живет подруга сестры. Как раз сейчас она в санатории.

Таня села в кресло и прикрыла глаза. В тишине, нарушаемой лишь вздохами отвергнутого хозяйкой Черчилля, за закрытыми веками стали оживать картины минувшего.

Татьяна с Мишкой сидели в ресторане, вдвоем за столиком. Почему-то в этом огромном зале столики были только четырехместные. Мишке пришлось заплатить официантке, чтобы к ним никого не подсаживала. Теперь вот сидели одни и не сводили глаз друг с друга.

Хорошо хоть, посадили их в самом конце зала, возле окна, и при желании можно было представить себе, что они одни не только в ресторане, но и вообще на планете. Мысленно щелкнули в голове переключателем, и исчезли посторонние звуки, чужие лица…

Это отключение так им удалось, что официантка, стоявшая перед ними, уже дважды тщетно вопрошала:

— Горячее нести?

Клиенты не обращали на нее внимания. Влюбленные. Их сразу видно.

Официантке было немного обидно. Она обслуживает вот таких, еще совсем зеленых, бегает перед ними с подносами, а они смотрят сквозь нее, точно не видят… Да и в самом деле не видят. Только друг от друга глаз отвести не могут.

Парень — ему на вид двадцать с небольшим, но уже чувствуется, самостоятельный, и денег на ресторан не у родителей выпросил, заработал, в этом официантка тоже, слава Богу, научилась разбираться — прямо млеет от сидящей рядом девчонки. Та помоложе будет. Лет девятнадцати.

«Восемнадцати», — поправила бы Таня, если бы могла подслушать мысли официантки.

Глаза у Мишки хмельные, но вовсе не от алкоголя, они-то и не выпили ничего. От любви хмельные…

Их потянуло друг к другу с первой минуты. С того самого дня, когда Таня проспала — сестра Маша, с которой они вместе жили, ушла совсем рано, разбудила ее, наказав:

— Смотри снова не засни!

И Таня, конечно, заснула, а когда, что называется, продрала глаза, до начала первой пары в институте оставалось всего полчаса. Она уже не успевала ни поесть, ни накраситься, только сумку с учебниками схватила. Одна надежда была на такси, ради чего пришлось тронуть свой неприкосновенный запас.

Она выскочила из дома и стала голосовать. Тогда-то Мишка ее и подобрал. Остановился рядом в своем зеленом старом-престаром «мерседесе».

Тогда это была редкость. Теперь, понятное дело, иномарок в городе пруд пруди, а два десятка лет назад и отечественных машин на всех желающих не хватало, а уж на «мерседес» смотрели как на диковину.

Обычно к частникам Таня не садилась — Маша запрещала. Рассказывала ей всякие страшные истории про девчонок, которых завозили куда-то бандиты-водители, но в тот день Тане было не до осторожности. Опаздывать на занятия она не хотела.

Тогда-то на призывный взмах ее руки перед ней остановилось это зеленое чудо.

Таня упала на кожаное сиденье и выдохнула:

— Пожалуйста, быстрее, я на занятия опаздываю.

— Проспала? — понимающе улыбнулся молодой голубоглазый водитель.

— Проспала, — призналась она.

— Не волнуйтесь дамочка, доставим в лучшем виде, — с нарочито холуйскими нотками заверил он.

Таня расхохоталась на его «дамочка». Как большинство ее сверстниц, она легко смеялась.

Водитель не обманул ее, быстро домчал до института, так что на занятия она не опоздала… Но денег брать с нее не стал, потребовал в качестве оплаты за проезд назвать свое имя…

Почему-то в последнее время все чаще Таня вспоминает Мишку и эту сцену в ресторане. В тот вечер окружающие словно сговорились докучать влюбленным. И эта назойливая официантка, которая под шумок, пока они были такие вот размягченные, хотела слупить с них побольше. Небось закажи они кофе или минеральной воды, только бы возле своего столика ее и видели! Она небось все просчитала: и то, что им обоим вовсе не до еды и что Мишка не станет жлобиться, а будет заказывать все, что она предложит, чтобы потом это все на столе и оставить.

Хуже всего, что досаждать им повадился мужчина из-за соседнего столика.

Первый раз он подошел и спросил не у Тани, у Мишки:

— Разрешите пригласить вашу даму.

Она знала, что так положено, но все равно этому удивилась. Наверное, потому что прежде никогда не была в ресторане вдвоем с мужчиной. Почему спрашивают не у нее? А если она танцевать не хочет, что ж ей, с Мишкиного разрешения все-таки идти?

— Дама не танцует, — сказал ему Мишка.

Но настырный мужик опять стал приглашать ее танцевать и не понимал — или не хотел понимать, — что он им мешает.

— «Ты, Зин, на грубость нарываешься», — сказал ему Мишка словами из песни Высоцкого.

Это шутка, да? — нахмурился тот.

— Ты лучше ширинку застегни!

Мужик побагровел и испарился, но почти тотчас появился снова и прошипел:

— Выйдем поговорим!

Недаром приставал, недаром лез, выказывая свой гонор. С ним же за столиком сидели еще трое парней, и Таня могла бы поклясться, что именно они все подзуживали его, чтобы он надоедал молодой паре, нарочно не давал им покоя. Скандал провоцировал.

Они своего добились. И скандал состоялся, но, конечно, Таня вспоминала этот вечер не только потому. После ресторана они поехали к Мишке домой — у него уже была однокомнатная квартира, и в ту ночь Таня стала женщиной. Мишка был у нее первым…

Был. Почти шесть лет прошло с тех пор, как она развелась со своим первым мужем, чтобы через месяц выйти за другого. Леонида Каретникова, инженера-строителя, который тоже совсем недавно развелся с женой и жил в небольшом вагончике на территории большого земельного участка, где в качестве прораба строил дом одному новому русскому.

Из семьи он ушел, вернее, уехал на своем «форде», по выражению сестры Маши, был гол как сокол, но он в первый же день сказал Тане:

— Не волнуйся, мы все наживем!

И она нисколько не усомнилась в его словах. По какой причине Леонид развелся с семьей, она не знала — он не любил разговоров на эту тему — и не слишком о том переживала. Все равно даже с его слов она бы не составила верной картины разрыва, потому что во всяком раздоре нужно выслушивать обе стороны, а только для этого с бывшей женой Лени она встречаться не хотела.

Началось все три месяца назад. Тогда за окном сияло ясное летнее утро. Первого месяца лета. Таню разбудила какая-то птица. Она самозабвенно распевала на ветке прямо у раскрытого окна их с Леонидом спальни. Таня скосила глаз — мужа рядом уже не было, и даже место, на котором он спал, уже остыло.

— Я одна, в холодной постели, — нарочито грустно сказала Таня и засмеялась.

Видимо, частенько она была слишком легкомысленна, жизнь свою принимала как окончательно сложившуюся раз и навсегда, потому, когда в очередной раз благополучие либо взрывалось изнутри, либо этому помогал кто-то снаружи, она воспринимала случившееся как крушение всех своих надежд. А тогда…

Муж Леня вставал рано и с утра начинал звонить рабочим, поставщикам и кому-то там еще, ругался нецензурно. Разве что понижал голос да прикрывал двери в спальню и в комнату к падчерице.

Новый русский платил ему за работу тысячу долларов в месяц, и, наверное, столько же Леня прирабатывал, участвуя во всевозможных сделках со стройматериалами.

Послушал бы кто ее мысли! Законопослушная гражданка подозревала своего супруга в аферах, и это ее не пугало. Не отвращало. Денег, которые Ленька давал Тане на хозяйственные расходы, ей хватало, а остальное ее не касалось.

Правда, она никогда не знала, сколько денег у мужа в кармане, а воспитание не позволяло ей по этим самым карманам лазить. Она была уверена, что получала от него даже не половину заработанного им, гораздо меньше, но если деньги у нее почему-либо кончались раньше очередного «вливания», Леонид давал еще. Никогда не спрашивал, куда она их дела.

Жили они в коттедже, на Таниной половине, и она считала, что пяти комнат им вполне достаточно.

Но однажды Леонид сказал, что скоро у них появится другое жилье, куда лучше, чем это.

Таня тогда не обратила внимания на его слова, но через несколько месяцев муж повез ее на другой конец города, где на окраине строились частные дома людей с довольно высокими доходами, и показал на одно из недостроенных зданий:

— Посмотри, как тебе этот домишко?

«Домишко» впечатлял, и потому Таня сказала вполне искренне:

— Нравится.

— Скоро ты сможешь стать его хозяйкой, — самодовольно пообещал Леня.

— Но ведь у нас есть дом, — растерянно проговорила она.

— Это ТВОЙ дом, — подчеркнул он.

— Раз ты МОЙ муж, значит, и дом тоже ТВОЙ! Впрочем, он был слишком благодушно настроен, чтобы препираться с ней.

— Не злись. Саша не сегодня завтра замуж выйдет. Вот пусть коттедж ей и останется!

Александра была дочерью Тани от первого брака, и ей было приятно, что муж беспокоится о будущем девушки.

Она отчего-то сразу не спросила Леонида, что значит его «скоро». А если бы спросила, ей было бы от этого легче?

Прошло полгода, потом год, а о недостроенном доме муж больше не заговаривал. Словно и не показывал его Тане. Может, ей все это приснилось?

Наверное, чтобы убедиться в обратном, она и решилась осторожно спросить его:

— Леня, а что с тем домом, о котором ты мне говорил?

— С каким домом? — вроде не понял он.

— Ну с тем, к которому ты год назад меня возил.

— Ах с этим… Его больше нет. Не бери в голову! Как пришел, так и ушел.

— Не понимаю, что такое могло случиться?

— А тебе и не надо понимать. Нет его больше, и дело с концом! Тех денег, что я приношу, тебе на жизнь хватает?

В его голосе явственно прозвучало раздражение.

— Хватает, — растерянно протянула она.

— Вот и ладушки!

Как ни крути, а Татьяна мямля. Другая женщина все вызнала бы, из души вынула, а она не нашлась даже, что сказать на его «ладушки». Ведь это означало ни много ни мало как: не лезь не в свои дела!

Таинственное возникновение, а потом исчезновение дома, впрочем, быстро забылось. В конце концов, Леонид и вправду зарабатывал вполне достаточно. Таня могла бы и не работать, но сидеть одной дома в четырех стенах она не хотела.

— Не могу я бездельничать, — говорила она супругу. Тот все не мог взять в толк: другие женщины мечтают сидеть дома и ничего не делать, а Татьяне подавай непременно кабалу.

Он согласился, но поставил одно условие:

— Работать будешь только в женском коллективе.

— Но я ведь инженер-механик, у меня специальность такая…

— Значит, меняй специальность!

И пришлось ей идти работать в маленький частный магазин продавцом женского белья. Только и радости, что день-деньской созерцать трусы да бюстгальтеры! Правда, фирменные, ничего не скажешь.

— Это такая нудьга, — жаловалась она мужу. — Все-таки торговля не моя стихия.

— Не хочешь в магазине работать, сиди дома. Найди себе какое-нибудь хобби. Хочешь, я куплю тебе тренажер?

Так обычно отвечал Леня на ее сетования, только предложение покупки менялось: рояль, качели, компьютер…

Таня, потянувшись, опустила ноги на пол. Надо идти готовить завтрак. В последний год своего второго замужества она стала думать о Мишке даже в такой вот ранней утренней дреме. Тут уж Леонид ей не мешал, даже если в это время спал рядом. К счастью, он не знал, что она просто лежит с закрытыми глазами. И не пытался проникнуть в ее мысли.

Когда Леонид был дома, он старался никуда Таню от себя не отпускать. Он хотел, чтобы она принадлежала ему вся, полностью, до каждой клеточки, и ее время тоже — до каждой минуточки. Не то чтобы он так уж преданно ее любил, просто Леонид Каретников был по сути собственником, как и большинство мужчин. Только чувство это у его оказалось явно гипертрофированным.

— Мое должно быть моим. И при мне.

Мишка, первый муж, любил Таню куда сильнее, если такое чувство, как любовь, вообще поддается сравнению, но его любовь не ощущалась ею как бремя. Скорее, наоборот, его любовь придавала ей легкости, особого вкуса к жизни.

Леня же ее подавлял. Он словно раскидывал по всему дому свою паутину и, как паук, сидел, ждал, не дернется ли какая паутинка. Тогда он тотчас выбегал на это дерганье.

— Ты куда собралась?

— За хлебом хочу сходить.

— Пошли Александру.

— У нее сессия.

— Ничего, пусть пройдется, свежим воздухом подышит. А то от долгого сидения взаперти цвет лица портится.

Как будто у Тани он не портился. Уж больше ее взаперти, наверное, ни одна женщина не сидела. Но она покорно возвращалась и посылала за хлебом дочь.

Хорошо хоть, Леонид не шпыняет девчонку за мелкие слабости: что та любит поспать, есть на ходу, читать до глубокой ночи. Тут он был на редкость демократичен. А может быть, равнодушен?



Если Таня пыталась, например, будить Александру, он ее отговаривал:

— Пусть спит, дело молодое. Замуж выйдет, муж долго спать не даст!

…Таня варила манную кашу — Леня, как ни странно, очень ее любил. Поэтому, выйдя из ванной, он поцеловал жену с благодарностью — угодила! — и уселся за стол.

— Черт знает что такое! — отдав должное каше, через некоторое время уже возмущался он. — Полковники лазают по заборам, как помойные коты!

Таню покоробило это выражение, но она ничего на его замечание не ответила. Проживи больше пяти лет с человеком, который злословит по поводу всего человечества и каждого индивида в отдельности, поневоле перестанешь обращать внимание на подобные мелочи. Если, конечно, раздражение направлено не на тебя! Возможность злословить по поводу полковников, надо полагать, ему особенно приятна.

У нее нет знакомых военных, а также и продавцов, электромонтеров, сантехников, соседей — вообще никого, кто носит брюки по признаку пола. Все мужчины страны, не говоря уже о зарубежье, без ведома мужа Леонида не могли бы подойти к Тане ближе чем на сто метров без риска вызвать его ревнивую ярость.

Так он ее и охранял — Аргус, Цербер, цепной пес в одном лице.

Таня догадывалась, почему муж Леонид так злился. Ее сестра Маша — женщина разведенная и могла позволить себе вести жизнь свободную, на взгляд Леньки, разгульную. Постоянный дурной пример для его жены. Так объясняла себе его злость Таня.

А главное, он никак не мог этому помешать. Ни посадить Марию под замок, как Таню, ни прогнать прочь всех ее знакомых и ухажеров. К тому же Ленька роста невысокого, отчего он втайне комплексовал, а к Маше ходили военные, как на подбор, высокие и стройные, молодцеватые в своих мундирах, поневоле разозлишься.

Сестры жили в коттедже на два хозяина, который построил для своих дочерей Всеволод Иванович Вревский, в прошлом известный в городе адвокат.

В прошлом, потому что ни его, ни мамы, ни младшего брата Бори давно нет в живых. Они погибли в автомобильной катастрофе, когда возвращались из дома отдыха в Сочи, где до того три недели жили по семейной путевке.

У коттеджа общий двор, и Таня подозревала, что ее муж нарочно запер калитку, чтобы хоть кто-то из задержавшихся гостей не мог покинуть их усадьбу иначе как через забор. Если, конечно, не мог по какой-то причине попросить о ключе Машу. Такая вот мелкая месть.

Вчера у военных был какой-то праздник, и из соседней части к Марии пожаловали гости. Тот, который полковник, встречался с Машиной подругой Светой, тоже женщиной разведенной.

Если можно было бы озвучить Ленины мысли и пропустить их через динамик, на целый квартал бы стоял крик: «Развели бардак!» По Таниному мнению, они сам был не прочь оказаться в компании двух таких симпатичных разведенных женщин…

В каждой половине коттеджа по пять жилых комнат, а единственный сын Маши, Танин племянник Николай, служил сейчас на Северном флоте, в Мурманске.

Пять комнат — это нечто! Раздолье для влюбленных пар.

Но утром полковнику нужно было пораньше идти на службу, и скорее всего решил не беспокоить Машу. Ушел, как говорится, по-английски, не прощаясь с хозяйкой, а калитка на запоре…

Почему Леонид не оставил ключ на гвоздике у калитки, где тот всегда висел, а прихватил с собой в дом? Начни у него спрашивать, скажет, прихватил машинально. Интересно, знала ли сестра о происках Леонида?

На днях Таня подметила плотоядный взгляд, который Леонид бросил на Машу. Между сестрами разница в четыре года, но Мария следила за собой, вела жизнь светскую, хозяйством не обремененную, у плиты не стояла, как Таня. Она пользовалась всяческими полуфабрикатами. Покупные пельмени, суп из них же, замороженные бифштексы, которые надо всего лишь бросить на сковородку — и через несколько минут готовы.

Вот и выглядит Маша если и не моложе своей младшей сестры, то привлекательнее, это уж точно!

Если честно, то Таня лишь оправдывала собственную лень: ей не хотелось ухаживать за собой. А сестра выглядела хорошо вовсе не из-за того, что не готовила. Под настроение она могла на плите такое изобразить, что Тане оставалось только завидовать.

Что ж удивительного, если Леня на нее посматривал. Красивая женщина. Желанная для любого нормального мужчины.

Татьяне вообще не было оправдания. Она совсем не убивалась на домашней работе. Особенно если учесть, что и Александра участвовала во всех хозяйственных делах, а муж Леонид купил жене стиральную машину-автомат, кухонный комбайн, пылесос — все, что может облегчить жизнь хозяйки.

Значит, у Тани не было стимула, чтобы следить за своим внешним видом? Но об этом она старалась не думать.

Глава вторая

Маше Леонид не нравился. По крайней мере, выбора сестры она не одобрила с самого начала, едва увидела будущего зятя на вечеринке по поводу Таниного дня рождения.

— Мой бывший муж в таких случаях говорил: «Поменяла часы на трусы».

— Ничего подобного, — упрямо сказала Таня. — Он красивый мужчина.

— Что же, интересно, в нем красивого? — удивилась Маша и посмотрела на нее чуть ли не с жалостью. — Правильно говорят: любовь зла, и козлы этим пользуются. Пузатый, коротконогий, плешивый. Одна извилина, и та ниже пояса, если судить по твоим рассказам…

— Ну ты вообще беспредельщица!

Таня рассказывала Маше о своем новом знакомстве. По иронии судьбы с Леонидом она познакомилась так же, как и с Мишкой: тот подвез ее, когда она опаздывала на работу в свое технологическое бюро. Увы, Таня не изменила своей юношеской привычке — по утрам спать до последнего, а потом мчаться на работу сломя голову.

Во второй раз Леня снял для их встречи номер в гостинице, и Таня провела с ним незабываемую ночь. Она не хотела признаться себе, что идет на все это лишь для того, чтобы поскорее забыть Мишку. Кажется, такая же цель была и у Леньки, чем-то бывшая жена ему досадила так, что он даже корежился при упоминании ее имени — Элеонора.

Словом, обоим понадобилось забвение, они упали в объятия друг друга, и интимная часть их отношений обоим понравилась.

Так что вопрос о новом браке был Каретниковым поставлен, и Таня не видела причины, чтобы ему отказать.

Высказывания сестры относительно Каретникова Таню неприятно поразили. Портрет мужчины, нарисованный Машей, выглядел прямо-таки гротескно.

— Тебя послушать, он урод, да и только.

— Ты права, — спохватилась сестра, — это я от раздражения. Ты у нас женщина высокая, и я никак не привыкну, что с тобой рядом мужчина лишь чуть выше тебя. Нет, сестра, ты как хочешь, а я люблю мужиков не меньше метрa восьмидесяти, стройных, чтобы другие бабы смотрели и завидовали. Не будешь же ты всем и каждому рассказывать, как он хорош в постели…

— А разве этого мало? — спросила Таня. — Ты поспрашивай у женщин насчет красавцев. Далеко не у всех привлекательная внешность равнозначна мужской силе.

— Если бы ты могла жить не вылезая из койки, тебе бы этого вполне хватило.

Маша помедлила — говорить? не говорить? — не хотела обижать сестру, но раз уж разговор пошел откровенный…

— А самомнение! Раза в два больше его самого. Такие бабы, как ты, разбаловали. Все уши прожужжали: «Ах какой он бесподобный! Ах какой сильный!» Любим мы их на пьедестал воздвигать. Посмотришь со стороны — крошка Цахес, а мнит себя Аполлоном…

Видимо, у Маши просто было в тот день плохое настроение, вот она и нападала на бедного Ленечку. Надо ж такое придумать: крошка Цахес!

Таня едва не расхохоталась при воспоминании об их разговоре, но бросила взгляд на мужа и осеклась: отчего он всегда такой недовольный, раздражительный? Вроде дела его шли неплохо.

Многие интеллигенты советского пошиба ломали себе зубы об новорожденный российский бизнес, считая, что их ума вполне хватит, чтобы добиться того же, чего добились те, тупари, новые русские, с тремя классами образования…

Оказалось, в таких делах нужно кое-что еще, кроме образованности. Деловая хватка. Жесткость и жестокость. Наглость и умение держать нос по ветру… Выяснилось, что составляющих гораздо больше, чем казалось до того. В бизнес надо было вписаться. Из Ленькиных бывших однокурсников мало кто смог. А он ничего, удержался.

Про него уже вскоре друзья шутили, что он парень-гвоздь и без мыла кое-куда влезет.

Как бы то ни было, но Леонид действительно научился улаживать самые щекотливые дела с пожарной инспекцией, газовиками, санврачами, налоговиками, особенно если приходилось иметь дела с женщинами, так что у тех, кто хотел строить модные и добротные дома, причем в самые сжатые сроки, на услуги Каретникова даже имелась некоторая очередность. Безработица ему не грозила.

Таня вообще считала своего мужа человеком неординарным. И уважала его за это. Но была ли это любовь? По крайней мере, Таня за такую версию держалась: вышла замуж по любви. И повторять это друзьям и знакомым она считала нужным. Иначе они могли подумать, что Таня вышла за Леонида в горячке, чтобы досадить своему первому мужу…

Леонид время от времени давал Тане понять, что тоже ее любит, но произносил это так привычно, так между прочим, что она вполне могла представить, как он те же слова говорит еще кому-нибудь из женщин.

Первое время, живя с Леонидом, она пыталась найти в его глазах такой же огонь, какой соответствовал бы придуманным ею супружеским отношениям. Страсть. Нежность. Любование ее красотой — если уж любовь зла. В крайнем случае ненависть.

Услышь кто-то ее мысли, сказал бы: у бабы не все дома, а если дома, то спят! Ей же казалось, что откровенную нелюбовь легче было бы перенести. Но равнодушие… Для женщины это синоним оскорбления. Конечно, это ее высказывание вовсе не аксиома, но Таня воспринимала мир чувств именно так.

Знал бы кто, с каким остервенением она хватала саму себя за горло и носом, носом совала в то варево, которое собственноручно сварила. Второй брак, который назло всему свету должен был быть счастливым, держался вообще неизвестно на чем.

Можно подумать, у нее оказался несчастливым первый брак!

Тогда родителей уже не было в живых.

Когда они погибли, Тане было пятнадцать лет, а сестре Маше девятнадцать. Училась она в медицинском институте и собиралась стать терапевтом. Из-за Татьяны выбрала себе специализацию — невропатолог.

Все потому, что гибель родных Таня пережила так тяжело, что медики предлагали даже положить ее в психиатрическую больницу, и сестра Маша, во-первых, не дала этого сделать, а во-вторых, почти на три года сделалась врачом, сиделкой и матерью своей несовершеннолетней сестры.

Выхаживала ее, отпаивала лекарствами, сидела у постели, когда очередной кошмар стискивал Таню ледяными пальцами.

Когда появился Мишка, старшая сестра сразу почувствовала опасность, но уже совсем другого рода. Эта дуреха так влюбилась в своего парня, что могла наделать глупостей. В восемнадцать лет стать матерью-одиночкой!

Маша взялась, по выражению возлюбленного Тани, пасти сестру и, конечно, не упасла.

Таня с Мишкой в тот памятный вечер ехали на такси из ресторана.

А до того… Как они и предполагали, назойливый мужчина с соседнего столика и его товарищи решили не дать им уйти из ресторана просто так.

Незадолго до того, как Таня с Мишкой пригласили официантку, чтобы рассчитаться с ней, перед молодой парой опять появился тот самый развязный тип, и опять с требованием к Михаилу:

— Выйдем поговорим.

Мишка окинул его взглядом с ног до головы и снисходительно спросил:

— Ты ведь там будешь не один?

— Не один, — согласился, помявшись, задира.

— Значит, тебе будет не скучно. Видишь ли, я сейчас очень занят. Так что, если через пять минут не выйду, начинайте без меня.

Тот сузил глаза и зло прошипел:

— Ты если и уйдешь из ресторана, то только на костылях!

Угроза прозвучала зловеще, но Мишка не испугался.

— Посмотрим, — усмехнулся он, глядя в глаза наглецу. На его месте многие мужчины просто испугались бы, но Мишка… В какой-то момент она даже подумала, что он всего лишь бравирует своей храбростью. Таня, попытавшись представить себе, как он будет драться сразу с четырьмя парнями, чуть не заплакала от страха за него.

— Мишенька, здесь есть второй выход, я знаю, через гостиницу. Пусть себе ждут у входа. Иной раз лучше проявить благоразумие, чем позволить каким-то подонкам себя изуродовать.

Что поделаешь, ее воспитывала сестра и потому не могла не передать своей воспитаннице толику этого самого благоразумия. Разве могла она тогда понять, что настоящие мужчины устроены по-другому.

— Ты предлагаешь мне сбежать от этих шавок? — нахмурился он.

— Шавки не шавки, но их четверо! — Она чуть не плакала.

— Четверо — это, согласись, не восемь.

Шутка его показалась Тане дурацкой. Она даже разозлилась, На миг выйдя из образа девушки, которая безоглядно верит в своего любимого:

— Нашел время шутки шутить!

— Эй, мыслитель! Ты где?

Перед глазами Татьяны возникла растопыренная пятерня мужа Леонида и качнулась туда-сюда. Сегодня он был настроен миролюбиво. Не злился на ее отрешенность.

Все-таки «мыслитель» прозвучало не обидно. А Леня умел обидеть, если хотел. И слова подбирал такие, что хотелось запустить ему в голову что-нибудь потяжелее…

— А, ты уже поел, — очнулась Таня; откуда вдруг в нем проснулась эта доброжелательность? Совсем недавно зубами скрипел на лазающих по заборам полковников.

— Я побежал!

Он будто клюнул Таню в шею и вышел за дверь. Таня глянула из окна кухни. Леонид, задрав голову, смотрел вверх, на Машину половину. Наверное, там, на втором этаже, Маша чаевничала со своими друзьями. Что было в его взгляде, Таня не могла прочесть, но на мгновение показалось, злость в смеси с чем-то: непониманием, собственным бессилием?

Чего-то он не мог добиться. Может, также открыто радоваться жизни? Со второй половины через открытые окна кухни были слышны постоянные взрывы смеха. Таню они ничуть не раздражали, а вот Леня был вне себя…

Впрочем, она тут же посмеялась над своей фантазией. Леня и признание собственного бессилия были категориями несовместимыми.

Потом стукнули ворота, взревела машина — Танин муж выезжал со двора. Ворота опять стукнули, закрываясь, и Таня осталась одна.

Директриса частного магазина, где она работала продавцом, расщедрилась — отпустила свою работницу на выходной. Слово «щедрость» по отношению к хозяйке надо употреблять только в кавычках, потому что она такого делать не любила, хотя выходные Тане положено было иметь каждую неделю. Но хозяйка все норовила под разными предлогами заставить Татьяну работать всю неделю без отдыха. Как и положено кровопийце-собственнику.

С непривычки — когда еще она вот так сидела и ничего не делала! — всякая дурь Тане в голову и лезла. Между прочим, давно пора было подумать, а то последние годы она жила будто по привычке, машинально, ни о чем особенно не размышляя. Этакая покорная овечка, которая плывет себе по течению, куда вынесет…

Ты расскажи мне, как живешь…

Неужто прежний строгий счет

Обидам прошлого ведешь

И счет растет из года в год?…[1]

Когда-то эти стихи написал друг Мишки, сумасбродный поэт Леха Грибов. Почему-то Таня запомнила всего эти четыре строчки, хотя стихотворение было длинное. Но и то сказать, она слышала его всего один раз пять с лишним лет назад.

С чего вдруг Таня стала не только уноситься мыслями в прошлое, но и вспоминать такие детали из него, как стихи?

Не вела она никакого счета. А прошлое потихоньку отдалялось от нее, как хороший сон, который никогда больше не приснится.

Таня встрепенулась. Лучше уж думать о своей нынешней жизни.

Например, об отношениях между ней и ее вторым мужем. В последнее время она будто ждала от него чего-то, все чаще смотрела в Ленькины глаза… Дались ей эти глаза! Что она хотела выискать в них? Почему теперь заговорила о непереносимости для женщины мужского равнодушия? И все вспоминала тот случай, который потряс ее до глубины души.

Итак, смотрела она на днях мужу в глаза, внимательно. Как в зеркало. А оно ничего не отражало. То есть во время их разговора, как она думала, важного для обоих, он просто сидел и думал не о том, что ему говорила Таня, а о чем-то своем.

Теперь она на себе почувствовала, как это обидно. Правильно Ленька на нее в таких точно случаях злился.

В общем, он сидел рядом с ней, а мыслями был так далеко от нее! И в этом далеке для Тани места не находилось.

Вспомнилось нечто на днях кольнувшее ее прямо в сердце, но она тут же нашла объяснение: показалось! Как удобно все самой себе объяснять. Анекдоты действительно берутся из жизни: «Таня, ты же умная женщина, придумай что-нибудь!»

Леонид сидел на диване, и она опустилась перед ним на корточки, уткнулась ему в колени. Милый, родной! Наверное, ей надо быть повнимательнее к нему, ведь он делает все для того, чтобы ни Таня, ни ее дочь ни в чем не знали нужды…

Потом в порыве благодарности она подняла на него глаза и заледенела. Он не шелохнулся, а смотрел на нее сверху вниз ничего не выражающим взглядом, как смотрят на божью коровку, которая ползет по рукаву. Случайное насекомое, к тому же не может причинить вреда. Ползет себе и ползет…



А что она от него ждала? Чтоб по голове потрепал? По крайней мере собаки на это надеются, когда к хозяину подходят и кладут голову ему на колени. Хозяин может их даже за ухом почесать, но недолго, а потом оттолкнет от себя: «Ну, иди, иди, гуляй, не мешай думать!» А Таню даже по голове не потрепали, вот она и обиделась…

Ей захотелось вскочить, закричать, попытаться разбить эту холодную, равнодушную маску. Не чужой ведь человек, муж. Они жили вместе шестой год, такой большой кусок жизни… Таня должна знать, о чем он думал, чего ему не хватало. Какого, в конце концов, рожна ему было надо?!

Мозг ухватил в ее беззвучном вопле слово «должна». Кому должна? Вернее, кто ей должен? Деньги муж дает? Дает. Супружеский долг исполняет? Регулярно. Выходит, это ей неизвестно какого рожна нужно. И чтоб с любовью в глаза смотрел! И чтобы самые тайные его мысли были для нее открыты.

Мечтать не вредно. Ей, значит, он открылся, а Таня продолжала бы себе потихоньку о Мишке тосковать. Это ее, святое, этого она никому на осмеяние не отдаст! Эгоистка!

А разве в крепких семьях супруги не близки настолько, что не имеют друг от друга секретов? Теперь она уже защищалась: должно же быть что-то общее, что объединяет, делает людей близкими друг другу! Для чего-то же люди вместе живут! Кто объяснит ей, что происходит?!

Чтобы прогнать этот морок, ей захотелось рассмеяться. Расхохотаться в голос. Этак с подвыванием. А это уже истерика. Какие-то крики. Смешно кричать самой себе…

«Что тебе нужно? Любви. Любви Леонида?» Татьяна смутилась и подумала, что, наверное, его любовь показалась бы ей навязчивой и даже осложнила жизнь. Если теперь он держал ее под колпаком только потому, что Таня — законная супруга, то в какие же тиски он зажал бы ее, влюбившись!

Непонятно, чего ей больше хотелось: чтобы муж вдруг взял да ушел, или чтоб повинился: мол, прости, ошибся, принял за любовь к тебе простое увлечение. Или сознался, что полюбил другую. Или поговорил по-товарищески: мол, что поделаешь, нет любви, но есть уважение, общая постель, наконец…

Это уже мазохизм, честное слово. Что-то похожее на фильм из телевизионной программки: «Убей меня завтра!»

Просто ей хотелось определенности. Какого-то действия с его стороны, а то у Тани уже появился комплекс невостребованной вещи. Забытой. Той, что где-нибудь в углу оставили и больше не вспоминают о ней.

Но вот сам Леня чувствовал себя хорошо. Наверное, он привык так жить. Какое-то время еще всякий брак держится на чувствах, на страсти, а потом эмоции постепенно сходят на нет. Наступает привычка. Все об этом знают, а Таня только теперь открыла для себя Америку.

А все потому, что она все мыслями к первому браку тянется. Сейчас, по прошествии пяти лет, ей стало казаться, что он был чуть ли не идеальным.

Будь Таня поумнее, она не в прошлое смотрела бы, а в будущее. А для начала могла бы состояние влюбленности их с Ленькой друг в друга продлить. Тоже, кстати, умными людьми рецепт разработан. Надо было пококетничать, затеять игру, каждый день быть новой, неповторимой. А тут перед мужем изо дня в день некий живой домашний половик…

И главное, ей не хотелось никаких усилий предпринимать. Неправда это, будто Таня постоянно ковырялась в ране и смотрела, как она кровоточит. Откуда рана-то? Должно быть, от раненой души, а если душа в процессе не участвует?

Сама во всем виновата. Могла бы, как и Ленька, довольствоваться тем, что есть. Он думает, и она думает, а вместе соберутся, поговорят-поедят — и в постель. Ведь не бил же он ее. И не пил. И не гулял явно. Это Таня думала, что он гуляет, потому как что еще можно делать, когда домой приходишь только поесть и поспать?

Она взглянула на кухонные часы с кукушкой. Мамочки, она и забыла, что Александра просила ее разбудить. У нее сегодня в девять часов консультация то ли по высшей математике, то ли еще по какому предмету. А она сама и ухом не ведет. Любит девушка поспать, вся в свою мамашу!

— Саша! — закричала она из кухни, но плотно прикрытая дверь свела громкость крика на нет.

Пришлось идти открывать дверь, угрожать чайником с водой, из которого — как самое последнее средство — она грозилась полить соню.

— Который час? — поинтересовалась Александра.

— Восемь часов.

— Мама, я же просила разбудить без пятнадцати! — завопила неблагодарная девчонка. — Я опоздаю.

— Я тебе дам деньги на маршрутку, — улыбнулась Таня.

— А, тогда еще ничего… Что на завтрак?

— Манная каша.

— Фу! Как в детском саду. И Каретников ее ел?

— Причем с большим удовольствием.

— Понятно, почему он такой круглый, на манной-то каше! А больше ничего нет? — с надеждой спросила Шурка.

— Есть кусок холодной телятины, миледи, а также кофе с круассанами, — нарочито залебезила Таня.

— Тогда жить можно, — проговорила ее девятнадцатилетняя дочь.

Она повернулась к матери попкой, обтянутой короткими штанишками старенькой пижамы, и стала стелить постель. Таня вздохнула и пошла на кухню.

Нарезала холодное мясо, сварила кофе. Ленька не возражал и против растворимого кофе, а Шурке подавай только натуральный.

Все равно позавтракала дочь на ходу. Заколола свои великолепные пепельные волосы. Вскочила в джинсы, и только Таня ее и видела.

Вот и все общение с дочерью. Чем она занимается целыми днями, кроме занятий в университете, о чем мечтает — для родной матери тайна за семью печатями. Она, видите ли, своими переживаниями занята!

Глава третья

Тане захотелось пообщаться с сестрой. Маша работала невропатологом в частной клинике. Сегодня она была дома. Голоса ее гостей слышны и здесь, на Таниной кухне.

Две половины их с Машей коттеджа как два полюса, как две стороны медали.

На половине Тани тихо, друзья и подруги к ним не ходят. И никогда не определишь, есть кто-то дома или нет. Разве что можно увидеть Таню, если она готовит на кухне обед.

Маша или на веранде с друзьями чай пьет, и при этом входная дверь, как всегда, нараспашку, или все сидят в гостиной, смотрят новую кассету, слушают музыку — то есть становится ясно, что там идет какая-то жизнь. Вот и сегодня — голоса и смех на всю улицу слышны.

В глубине души Таня завидовала Маше: она никогда не могла так просто, как говорили в известной комедии, легким движением руки — или напряжением одной извилины? — решить для себя что-то важное. И тут же привести его в исполнение. Причем важное по-настоящему, не с дурной головы, когда человек просто бежит туда, не зная куда…

А почему Таня так жить не могла? Разве они с Машей не одной крови: чего боялась Татьяна и не боялась Мария? Принять решение? Но когда-то Таня его приняла, и даже дважды: в первый раз, когда ушла от Мишки, а второй — когда согласилась выйти за Леонида.

Увы, это у нее происходило вовсе не легко. А с каким-то надрывом. Она словно не на развод или замужество соглашалась, а на амбразуру шла. Этакая партизанка Таня.

Сестра с гостями сидела на веранде, на втором этаже. Они действительно пили чай и вообще весело проводили время. Леонид, наверное, этому позавидовал. Как будто у него нет такой же веранды. Просто Таня с Леней ее не используют, потому что семейные чаепития у них так редки, так скоротечны, что для этого нет смысла обустраивать веранду и сидеть на ней вот так, с друзьями.

Она остановилась и окинула взглядом стол, накрытый белой скатертью. Чайный сервиз из немецкого фарфора. У Тани есть такой же, но она почему-то им не пользуется. У них в ходу разномастные чашки. Выпил, ополоснул под краном и поставил в сушку. Разобьются — не жалко.

— А вот и сестренка пожаловала, — обрадовалась ей Маша и подвела к столу, за которым сидели ее подруга Светка и какой-то незнакомый подполковник. — Познакомься, это мой хороший друг Валентин.

При слове «друг» подполковник кашлянул, но Маша ничуть не смутилась.

— Интересно, что тебя смущает в слове «друг»? Разве любовник — лучше звучит? Или это затасканное — бой-френд…

— Мне казалось, русский язык так богат синонимами, — не согласился подполковник.

— Ладно, — кивнула Маша, — раз есть, значит, найдем. Итак: любовник, хахаль…

— Хватит, хватит, больше не ищи! Прощения просим, королева, — ломал комедию Валентин. — Мы и забыли, что вам палец в рот не клади.

— Не обращай на них внимания, Танюша, — сказала Света. — Едва глаза продрали, так и пикируются. Наверное, ночью что-то не заладилось.

— А ты говоришь, это мне палец в рот не клади, — с притворной горечью обратилась к Валентину Маша. — Лучшая подруга позволяет себе такие гнусные инсинуации…

Таня вспомнила анекдот, который на днях рассказывала сестра.

«Свидетельствуют в суде двое соседей.

— Она позволяет себе гнусные инсинуации, — говорит сосед.

— А ты видел, видел?! — кричит соседка».

Она невольно улыбнулась.

— Позавтракаешь с нами, Танюшка? — спросила Маша, она никак не хотела привыкнуть к тому, что Таня давно выросла, и все разговаривала с ней как с девчонкой. — Я тут с утра пораньше сырники пожарила. Говорят, удались. Одолела тоска по домашнему очагу, то бишь газовой плите, и вот повязала я фартуком свою тонкую талию, замесила, взяла в руки сковородку любимую, налила на нее масло…

Она царственным жестом указала на тарелку, полную румяной, аппетитной стряпни.

— Сырники королевские, настоятельно рекомендую, — сообщил Валентин, опять принимаясь жевать. — Талантливый человек во всем талантлив!

— Не подлизывайся, — строго сказала Маша, — все равно, пока сто раз поэму Маяковского «Хорошо!» не прочтешь, не прощу!

Маша откровенно веселилась, и Таня порадовалась за нее. Но тут она с удивлением вспомнила, что так и не позавтракала. Сначала покормила Леньку — слушала его брюзжание, и кусок в горло не лез. Потом Сашу — та в университет торопилась. Таня проводила дочь до двери, пожелала ни пуха ни пера. А сама, оставшись одна, так и сидела, в облаках витала. Решила, позже поест, да так и забыла…

Таню усадили за стол, и заботливая подруга Маши — Света тут же положила ей на тарелку хваленые сырники и налила в чашку кофе.

— Тебе с молоком или черный?

— С молоком.

Таня помолчала, а потом сказала то, что совсем не собиралась говорить. По крайней мере не при всех.

— Маша, я извиниться пришла. Калитка сегодня утром оказалась закрытой. Наверное, Леня запер машинально… Вашему товарищу пришлось через забор лезть.

Валентин шумно глотнул, едва не подавился и тут же расхохотался.

— Мне такое даже трудно представить: Слава, весь аккуратный, дисциплинированный, на все пуговицы застегнутый, стрелки на брюках — хоть бумагу режь, всю жизнь — по уставу, и вдруг — через забор?!

— По-моему, ты, мой друг, к товарищу несправедлив. Или не заметил, как он переменился? Ведь в противном случае, как в твой расклад вписывается Света? А ведь твой сухарь Слава ей под балконом чуть ли не серенады поет, стихи пишет — какой уж тут устав!

— Маша, — возмутилась Светлана, — я тебе по секрету рассказала, а ты…

— Прости, — повинилась та, — это я в запале. Ты же никому не скажешь, Валюта?

— Ради тебя, моя прелесть, я буду нем как рыба, — Валентин поцеловал Маше руку, — а насчет Славки, так я его люблю, и хотя давно знаю, но теперь не узнаю. Вот и позлорадствовал немного, каюсь… Кстати, сейчас-то калиточка открыта? Мне бы через забор лезть не хотелось. Я как-то после ваших, королева, сырников отяжелел. Видно, пожадничал, съел лишнего… Милые дамы, разрешите откланяться.

— Разрешаем. — Света протянула ему руку, которую Валентин тоже поцеловал.

А потом поцеловал руку Тани, отчего она вдруг покраснела. Валентин удивился, но ее смущение заметил только он, потому что вслух подполковник сказал:

— Красивая у тебя сестра, Марийка, только грустная очень.

— С такой жизнью не то что грустить, удавиться впору! — сказала Маша.

Таня рассердилась. Сестра отчего-то решила выставить ее перед другими эдакой дурочкой, которая живет из рук вон плохо, но не хочет в этом сознаться. Ну зачем, спрашивается, кому-то знать, как она живет. Таня даже собралась встать и уйти — Бог с ними, сырниками! — но Светлана удержала ее за руку:

— Перестань, не злись! А то ты Машку не знаешь. Когда у нее такое вот легкомысленное настроение, несет ее, болтает что на ум взбредет. А потом жалеет…

Таня с такой трактовкой не могла согласиться. Поставить знак равенства между «Маша» и «легкомысленно» не смог бы никто из знающих ее сестру. Что бы это был за невропатолог, если бы она несла что на ум взбредет? Нет, Машка на что-то злилась. Или на кого-то. Может, Таня ее чем-то обидела?

Она осталась, а про себя подумала: «Видимо, атмосфера над нашим двором сгущается. Известный фантаст Сергей Лукьяненко представил бы ее черной пульсирующей воронкой, которая видна только избранным. Но от этого она не становится меньше, а постепенно растет, приводя к серьезным катаклизмам. Вряд ли один из нас другого ненавидит или проклинает, но что-то между нами неладно… Есть еще вариант: что-то неладное происходит с одной Машей… Нет, подумать только: неладное происходит с Машей! А с самой Таней все ладно?!»

Видимо, Маша просто устала. И виной всему — как раз ее младшая сестра. Из-за Татьяны она все время переживала: то когда та стала с Мишкой встречаться, то когда потом с ним развелась — Маша не скрывала, что считает развод Тани величайшей в жизни глупостью.

И уж тем более не могла забыть, как отмахнулась Таня от ее советов и вышла замуж за Леонида. Все мы умные, когда о чужих ошибках рассуждаем. Чего ж тогда умная Маша себе счастья не нашла?

Это Таня уже разозлилась не столько на свою сестру, сколько на свои мысли о ней.

Маша проводила своего подполковника до калитки и вернулась.

— Чего надулась? — проговорила она как-то фривольно, словно и не верила в нанесенную обиду. — Разозлилась на Марию Всеволодовну? Что поделаешь, терпи, другой сестры у тебя уже не будет.

Она внезапно помрачнела, и Таня поняла, что веселье Маши насквозь фальшивое, наигранное, что-то беспокоило ее и даже угнетало, но она не расположена ни с кем делиться. По крайней мере с младшей сестрой. Видимо, та не располагала к откровенности. Когда в последний раз она говорила с Машей по душам? Она даже не может сказать, с каких пор ее это самое беспокойство гнетет — только сегодня или уже много дней?

Светлана тоже что-то притихла. Постукивала пальцами по столу в такт своим мыслям.

С другой стороны, чего вообще Маше печалиться? Все у нее есть. И дом, и любимая работа. Вот только мужа нет, но если бы она очень захотела… Если на то пошло, еще неизвестно, кому из сестер лучше живется. Разве плохо, когда тебе вот так, каждый день ручки целуют, цветы дарят, смотрят горящими глазами…

— Кстати, а почему Валентин тебя королевой называет? — спросила Таня.

— Насчитал в энциклопедии сколько-то там королев с именем Мария и вычислил по каким-то своим формулам, что во мне вполне может течь королевская кровь.

— И во мне тоже? — спросила Таня.

— Наверное, раз ты моя сестра.

Маша рассмеялась, изящно вздернув подбородок, и Таня залюбовалась ею. Большие карие глаза блестят. Небольшой носик чуть вздернут. Самую малость, но это придает лицу Маши особое очарование. Прямые каштановые волосы, густые и блестящие, собраны в пучок. Маша по утрам расчесывает их щеткой, потом делает круговое движение рукой, втыкает гребешок, и прическа готова. Пряди, которые выбиваются из нее, падают на шею, на круглое плечо — и тем некоторая академичность классической прически сглаживается. Странно было бы, если бы мужчины не обращали на нее внимания. Потому и муж Тани смотрит на Машу и облизывается. Близок локоток, да не укусишь.

Еще немного посидели, а потом подруги стали собираться.

— Хотим по магазинам прошвырнуться, — сказала Светлана, пока Маша переодевалась.

Тане ничего не оставалось, как опять вернуться на свою половину. А вскоре мимо ее окон прошли и подружки.

Светлана тоже врач, только терапевт. В мединституте они учились в одной группе. И теперь работают в одной клинике.

Собственно, это Света перетащила Машу в клинику, где та теперь получает в три раза больше, чем на прежней работе невропатолога в районной поликлинике, и в четыре раза больше Татьяны.

В самом деле, разве не могла бы Таня послать к черту этот частный магазин, в котором работала, и поискать себе работу, где платят поприличнее? Недаром же в песне поют: «Делай же что-нибудь!»

В последнее время вокруг Тани слишком многие плывут по течению, а потом ругают время, в которое им не повезло жить. Кто, скажите на милость, придет вдруг и скажет: «Хочешь получать в четыре раза больше?» Скорее, наоборот. Подумают: «Если работаешь за гроши и другую работу не ищешь, значит, тебе больше и не надо…»

Но тогда в будущем коллективе могли оказаться мужчины, а Леня и отпустил-то ее на эту работу только потому, что жена работала в паре с хозяйкой такого магазина, где мужчины вообще появлялись крайне редко.

Раньше, до своего второго замужества, Таня не была такой мямлей. Такой безответной. Такой вызывающей жалость. Неужели этим своим новым состоянием она обязана Леониду? Или всего лишь равнодушием к своей жизни, открывшимся в ней в последние пять лет…

Неужели ей винить Леонида Каретникова за то, что он появился перед Таней, когда она переживала самую большую трагедию своей жизни. Великое предательство человека, которого до того считала единственным мужчиной своей жизни.

Тогда Таня была раздавлена своим несчастьем. Она ничего не видела и не слышала, вообще не хотела жить, и только Леонид своими шутками, своей неистовой влюбленностью смог пробудить в ней интерес к жизни.

За это она испытывала к нему благодарность до сих пор, хотя, как все неистовое, его влюбленность долго не просуществовала. Стоп! Значит, ее чувство ко второму мужу — всего лишь благодарность? Не может настоящая любовь основываться на самоуничижении.

Вот любовь к Мишке ее окрыляла. Она всегда к чему-то стремилась. К новой работе, к новым впечатлениям — они семьей объездили на «Жигулях» пол-России…

Не слишком ли дорого Таня платила за то, что Леонид соизволил на ней жениться?

Разве она урод или порочная женщина, которую Каретников подобрал на панели? Почему Таня и пять лет спустя считала, будто Леониду чем-то обязана, и почему покорно прощала то, за что Мишку не простила? Получается, любимым прощают все и не прощают ничего?

«Михаил просил его выслушать. Говорил, что это… как несчастный случай, который не изменил его отношения к тебе», — напомнил внутренний голос.

«Зато он изменил мое отношение к нему!»

«Мое, я, мне… С Мишкой ты думала о себе, а с Ленькой — только о нем. Странная это любовь, ты не находишь?»

Она охотно внушила себе, что и Леньку любит. Тогда его страсть на какой-то миг заворожила ее, заставила пойти за ним, забыть о своем несчастье. Она ХОТЕЛА забыть, а подумала, что и вправду забыла.

Но потом пелена с глаз спала, и оказалось, что это не любовь, а всего лишь суррогат любви. Таня будто наказала себя этим замужеством. И тем, что сознательно унижала себя. Раньше монахи носили вериги во искупление своих грехов. Она носится с Леней… Не смешно! Неужели она такая тупая, и ей понадобилось пять лет понять то, что другие определяют с первого взгляда. Понятно, умные женщины.

Теперь ясно, почему это она с утра пораньше все о Мишке да о Мишке. Прямо наваждение какое-то! Ни дня не проходит, чтобы он не вставал перед ее глазами.

А эту сцену в ресторане сколько можно мусолить. Почти двадцать лет назад это происходило. Ну и что же, что потом была их первая ночь? Рано или поздно она у всех бывает.

Спустя месяц после той ночи они поженились. Потом выяснилось, что она сразу и залетела. Александре сейчас даже на год больше, чем было Тане, когда она вышла замуж за Михаила. Родилась девчонка спустя восемь месяцев после регистрации брака. Когда Шурке было без малого тринадцать лет, Михаил почти уговорил Таню «сходить за мальчиком».

И вот теперь она не только жила с другим мужчиной и долгое время уговаривала себя, что любит его, но хотела даже родить от него ребенка, да, спасибо, он категорически запротестовал.

— У тебя есть ребенок, у меня — тоже, даже двое, пусть и живут не со мной. Ну представь, мы еще молоды, здоровы, самое время пожить для себя, а тут пеленки-памперсы… Оно тебе надо?

«Оно» ей было не надо. Ей хотелось ребенка от любимого человека, а «любимый человек» ничего такого не хотел. Это и понятно, у него третий брак, и в двух предыдущих — по ребенку, алименты еще платить и платить!.. Рожать для себя? Но для себя у нее есть Шурка. Александра. С голубыми, как у папы Миши, глазами…

Опять про Мишку! Да что же с ней сегодня! Вроде день рождения у него не скоро. К чему тогда стал вспоминаться? Наверное, к дождю, съехидничала Таня сама с собой.

Немедленно прекратить! Забыть, и все такое прочее. Думать о хорошем. Чего уж она на такой минор настроилась? «Никто меня не любит, не жалеет!»

Завтра, например, она пойдет на банкет. С любимым мужем. Значит, надо подумать, что надеть, как выглядеть. Магазин, где Таня работала, закрывался в шесть часов. Когда же ей сделать себе прическу? Правильно, в обед. Перекусит на ходу. Все равно худеть надо…

Это она уже при Леониде расползлась. Мишка не давал ей толстеть. Ничего этому не способствовало: ни ночи, после которых они ходили, покачиваясь от недосыпания, но с глазами, блестящими от любви, ни работа, которую потребовал бросить Леонид, — все в том же пресловутом мужском коллективе, но где к ней относились с уважением, как к хорошему специалисту. И уж такая женщина, как Галина, с ней и рядом не стояла, а теперь Тане перед ней приходилось гнуться. Ради чего?

А еще с Мишкой они повсюду ездили, ходили, гуляли, не забывали и маленькую Александру. Понятно, почему девчонка до сих пор тосковала о папе. Они, конечно, виделись, но это было лишь слабой заменой той счастливой семье, в которой девочка прежде жила…

Почему Таня не простила первого мужа за одну-единственную измену? Не стала слушать его оправданий, извинений? Он рыдал, когда она с Шуркой уходила.

И кричал:

— Будь я проклят, если я этого хотел!

Зрелище рыдающего Мишки было страшным. И у нее сердце кровью обливалось. Почему же тогда она не остановилась? Не выслушала? Не дала ему шанс?

Стерва!!!

Неужели это она о себе?

Отчего-то опять пришел на память тот вечер в ресторане, но Таня уже не сопротивлялась воспоминаниям.

«Их четверо! Их четверо!» Эта мысль билась в голове у Тани и не давала ей сосредоточиться. Она удивлялась, почему так спокоен Мишка, почему разговаривает с ней по-прежнему и так же смотрит, словно только что некий наглый тип не испортил им вечер. Словно за дверями ресторана не притаилась опасность, с которой ему одному не справиться.

Несмотря на свои восемнадцать лет, Таня вовсе не была наивной девочкой, которая смотрит боевики и верит, что герой ее снов может вот так взять и раскидать в стороны четверых явно спортивных парней.

Их с Машей коттедж стоял на окраине города, где жили — и сестры среди них — выходцы из рабочих семей города, которые отнюдь не были паиньками и частенько решали свои вопросы с помощью кулаков. А кое-кто и ножей. После таких разборок тишину окраины разрывали сирены «скорой помощи» и милицейских машин…

— Желаете еще что-нибудь?

Это к ним подошла официантка. Ну да, дело идет к одиннадцати. Буфет закрывается. Если что-то надо принести, она еще успеет. Надеялась, посетители не будут слишком долго раскачиваться.

— Принесите счет, — распорядился Мишка, — и две бутылки шампанского. С собой.

Таня про себя даже рассердилась на него из-за этого легкомыслия. Шампанского. Две бутылки. Тоже, фраер! Лучше бы о своей безопасности подумал, а не о широких жестах.

— Шампанское — какое? — спросила официантка. — У нас есть полусладкое…

— А брют есть?

— Есть, но оно дороже.

— Разве я спрашивал вас о цене? — холодно поинтересовался Мишка.

Таня с удивлением посмотрела на него: чего это он выпендривается? Она брют не любила. Предпочитала полусладкое. Если не знает, мог бы и спросить… Или шампанское он брал вовсе не для Тани?

Без особой надежды она все же спросила его:

— Давай я в милицию позвоню?

— И что скажешь? Что у входа в ресторан стоят четыре законопослушных гражданина, которые просто дышат свежим воздухом? Милиция, моя девочка, выезжает по факту происшествия. Иными словами, если они меня замочат или просто искалечат…

— Миша! — Она со всхлипом вздохнула, почувствовав, что бледнеет.

— Прости, — спохватился он, — нашел о чем шутить! Успокойся, ничего со мной не случится, вот увидишь.

Чего она сможет увидеть? Драку, в которой четверо полезут на одного? Он думает, что если спортсмен и тренер по борьбе, так ему и сам черт не брат. У Тани сестра — врач, уж она знала немало случаев, когда на одного, даже очень сильного, спортсмена наваливалась целая толпа, и как мог противостоять ей одиночка…

Маша рассказывала, как на боксера-тяжеловеса напала стая уличных бандитов, сопляков. Пока он стоял на ногах, еще мог от них отбиваться. Но потом самый маленький из нападавших просто бросился ему под ноги, и боксер упал. Тогда бандиты ногами забили его чуть ли не до смерти…

Официантка принесла счет, две заказанные бутылки, и Мишка щедро дал ей на «чай», вызвав у женщины благодарную улыбку. Столь широкий жест сразу примирил ее с молодыми влюбленными. То, что она их и так обсчитала, ее не смутило.

А между тем Михаил взял бутылки в обе руки, кивнул Тане:

— Пошли!

И первым вышел из-за стола. Пошел впереди нее. А еще воспитанный, предупредительный кавалер! Таня сгоряча хотела обидеться, но потом догадалась, что это он неспроста.

В вестибюле Мишка остановился, повернул к ней какое-то отстраненное, чужое лицо и сказал:

— Зайди в туалет, приведи себя в порядок, носик попудри.

Отсылал ее с глаз долой. Как же, так она ему и ушла!

— Я не пользуюсь пудрой!

Таня тоже умела быть холодной: ишь, фильмов насмотрелся! Но бросила взгляд за стеклянную стену вестибюля ресторана, увидела четверых хулиганов, которые и не думали прятаться, стояли на крыльце у самой двери.

— Ну, тогда сходи пописай, мало ли…

Он говорил ей это, а сам смотрел на стоящих за дверью парней, и губы его зло кривились.

— Никуда я не пойду. Я с тобой.

Она знала, что Михаил, окончивший физкультурный институт, не только мастер спорта по самбо, но и считается одним из лучших рукопашников в городе. Она не очень представляла себе, что это значит, но думала, что он может сражаться с кем-то один на один, только без боксерских перчаток. И не с целой сворой.

И вообще, по ее мнению, все его достижения в спорте были больше теорией или практикой, но классической, где борющиеся стороны соблюдают правила… А его ждала драка, где нет ни правил, ни благородства, одни волчьи законы. Он же все-таки не Брюс Ли.

Чем бы могла помочь ему Таня? Чем-нибудь. Мало ли, может, вцепилась бы кому-то из хулиганов в волосы, расцарапала морду, дралась бы ногами… О, она бы сделала все, что можно, для Мишки. Пусть бы ее саму хоть убили!

— Ладно, — нехотя согласился Мишка. — Только иди за мной не слишком близко, чтобы я, размахнувшись, не задел тебя.

Дальнейшее произошло так быстро, что Таня не успела даже испугаться. Быстрым неуловимым движением — с двух рук! — Мишка ударил по головам двоих ближе других стоявших задир и, не глядя, как они валятся на землю, точно сбитые кегли, шагнул к двум оставшимся. Опять взмахнул руками, но ударить их ему не удалось.

Как раз в это время рядом с ней появился швейцар и оглушительно засвистел в милицейский свисток. Нападавшие со всех ног кинулись бежать, словно свисток освободил их от некоего гипноза, которому они подверглись при виде разъяренного Мишки. Он так недвусмысленно размахивал страшным оружием — бутылками шампанского брют — и уже вырубил двоих из них, а те, что еще были на ногах, словно приросли к месту: слишком неожиданной оказалась развязка. Не к тому они готовились.

— Кончай свистеть, отец, а то мусора сейчас сбегутся, — посоветовал ему Мишка. — Лучше лежащим «Скорую» вызови. И бутылки забери — у тебя мусорная корзина-то имеется?

— Имеется, — кивнул тот, принимая от Мишки ничуть не поврежденные бутылки.

— Думаешь, он их и вправду в мусор выбросит? — спросила Таня.

— Ага, держи карман шире! — усмехнулся он.

Как она тогда им гордилась! Даже не подумала, что его удары по голове могут быть для кого-то попросту смертельными. Молодость беспечна.

Едва они спустились со ступенек, как тут же Мишка остановил такси, и через несколько минут они уже мчались по дороге к Таниному дому.

Даже сейчас, спустя почти два десятка лет, Таня ощутила подрагивание в коленях. Она отчетливо помнила даже прохладу стеклянной двери, к которой прижалась разгоряченной щекой, когда стояла и смотрела, как Мишка орудовал бутылками с шампанским, и вместо драки, которой она панически боялась, все закончилось быстро и невероятно.

А сама Таня не сделала и шага, чтобы как-то помочь лежащим. Она видела, как швейцар набрал, видимо, номер телефона «Скорой помощи» и что-то объяснял в трубку, и покорно дала Мишке свести себя по лестнице, прямо к раскрытой дверце такси.

Ее не испугала жестокость драки и то, как хладнокровно нанес Михаил удары нападавшим, она была совершенно уверена в том, что у него не было другого выхода.

Испугалась за возможные последствия она только теперь, много лет спустя. Опять-таки ее сестра Маша рассказывала, как осудили юношу-студента, который всего лишь не рассчитал силы и так резко оттолкнул пристававшего к ним с девушкой пьяного мужика, что тот упал, ударился затылком о бордюр и умер.

И надо же, этого студента нашли. В городе с почти миллионным населением. И дали ему не то пять, не то шесть лет… Ведь и Мишка мог бы пострадать так же. Но наверное, черепушки у ресторанных хулиганов оказались крепкими.

А как она потом целовалась с Мишкой на заднем сиденье такси. С героем. Победителем четырех человек! И голова ее шла кругом. И хотелось, чтобы эта поездка никогда не кончалась.

Потом, повзрослев, она стала в душе побаиваться спрятанной глубоко внутри Михаила жестокости. Старалась не доводить мужа до того, чтобы эта жестокость из него выплеснулась. Боялась, что он обратит это против нее. А как? Ударит?

В ней самой жестокости не было. То есть как сильно она ни была разгневана, она вслух никогда не говорила: «Убила бы тебя!»

И никогда не думала, как, например, ее институтская подруга Тамара: «Будь у меня в руках автомат, я бы их всех расстреляла. Безо всякой жалости».

Но мужчины… У них ведь совсем другая душевная организация…

Нет, Миша не мог бы ударить женщину. А тем более любимую. Она всегда была уверена в его любви. Потому что и сама его любила. И считала, что он никогда не причинит ей боли.

Это потом она поумнела. Именно любимые и причиняют самую сильную боль. Наверное, потому, что перед любимыми мы беззащитны…

Известие о Мишкиной измене сразило Таню наповал. Иногда так рассказывают о неожиданном происшествии. Шел себе человек по улице, споткнулся, упал и умер. Вот так и она. Имела семью, имела любимого мужа, счастливую жизнь, и в одночасье все рухнуло.

Это она, Таня, умерла.

Значит, те слова, что он шептал ей по ночам, он говорил еще кому-то? И обнимал? И целовал? И отдавал чужой женщине то, что до сих пор принадлежало только ей одной? Думать так было невыносимо.

Глава четвертая

Звонок телефона застал Таню врасплох, заставив ее сердце болезненно забиться от неожиданности. Словно некое ночное таинство нещадно высветил вдруг яркий электрический свет. Она так глубоко ушла в свои воспоминания, что не сразу сообразила: звонит именно телефон. И прямо-таки заставила себя протянуть к нему дрожащую руку.

— Мама, это я, — раздался в трубке голос дочери, — ты не возражаешь, если я сегодня задержусь немного?

Если она станет так пугаться всякого телефонного звонка, она далеко пойдет. Крышу снесет, да и только! Это все потому, что нервная система у нее чересчур хрупкая. С некоторых пор она подсознательно все время ждет какой-то неприятности.

Ну что может случиться в семье, где все давно стоит на своих местах и не предвидится никаких пертурбаций?! По крайней мере ее муж Леня ничуть не изменился, если не считать охлаждения, которое наступило почти вскоре после их женитьбы.

— Немного — это сколько? — спросила Таня, стараясь говорить ровно и спокойно, иначе Шурка сразу начнет приставать, что случилось.

— Часа на два. За мной папа в университет заехал.

— Какой папа? — спросила она все же рассеянно.

— У меня папа всего один, — обиделась дочь.

— Ладно, иди, — разрешила Таня, еще наполовину пребывая в том далеком времени, из которого вернулась только что.

Так вот почему она второй день не переставая думает о Михаиле свет Романовиче! Как раз он и сам объявился. Давненько его не было. Все по командировкам, по заграницам. Сестра Маша обмолвилась будто невзначай, что он работает где-то в МЧС, выезжает на катастрофы и всякие стихийные бедствия. Где бы он еще мог работать! Имей он поспокойнее работу, небось давно бы семью себе завел, а так… Кто ж за такого непоседу замуж выйдет?!

Подумала так и отчего-то испытала удовлетворение. Мишка холостяк устраивал ее куда больше, чем Мишка женатый…

То есть в каком смысле устраивал? Да она его года три уже не видела. Только изредка по телефону скажет пару слов, и то в ответ на его расспросы о дочери.

Иными словами, Татьяна Карпенко — махровая эгоистка! Ни себе, ни людям!

Кстати, фамилию в новом браке она так и не поменяла. Уж как Ленька ее прессовал! Во всем его слушалась, а тут нашла коса на камень.

Вроде и фамилия у второго мужа вполне приличная — Каретников, но Татьяна на нее никак не соглашалась.

— Это же все документы надо менять, — говорила она.

— Ничего, кроме паспорта, менять не надо будет, — злился Ленька. — В крайнем случае покажешь свидетельство о браке.

— В крайнем случае… У нас с Сашей будут разные фамилии.

— Они у вас все равно будут разные! Она выйдет замуж и фамилию поменяет!

Таня и сама не знала, почему фамилии Карпенко держалась. Понятно, была бы девичья, а то ведь Мишкина! Это-то Леонида и злило.

— А твои бывшие жены меняли фамилии? — спрашивала Таня.

— Меняли! — кричал Ленька, не видя подвоха в ее вопросе. — И между прочим, даже после развода оставили!

— Вот! — торжествовала Таня. — Наплодил баб Каретниковых, хочешь, чтобы и я в этом ряду стояла…

— Меня беспокоит другое. — Он посмотрел на Татьяну тяжелым взглядом. — Уж не собираешься ли ты, милочка, сидеть одной задницей на двух стульях? Вдруг со мной не заладится, к своему Михаилу вернешься!

— Хотела бы вернуться, я бы с ним не разводилась, — тихо сказала она.

Что странно, но эта ее фраза Леонида успокоила. Наверное, потому, что Таня и сама тогда в это верила… Именно реакция мужа успокоила Таню. Она отчего-то уверилась, что он больше не станет пытаться вступить в новый брак. И будут жить они, привычно равнодушные… Ненависти между ними нет, раздражения тоже. Живут же другие так всю жизнь, и ничего…

Человек со стороны, к Татьяне равнодушный, сказал бы, зная ее историю: «Бог наказал!» Потому что если первый муж совершенно добровольно принадлежал Тане, что называется, с ног до головы — может, поэтому она его не простила за измену? — то второй муж не принадлежал ей никак, разве что юридически. К нему, как ни к кому другому, подходила фраза: «Кот, который гуляет сам по себе». Она неплохо звучала в сказке Киплинга. И применительно к котам вообще. Но как характеристика женатого мужчины…

А Тане Карпенко попался именно такой. Насколько несвободна была в браке с ним она, настолько независимым чувствовал себя ее муж Леонид.

Семейный уклад воспринимался Каретниковым как нечто несовершенное, но необходимое. Изредка ему таки хотелось рухнуть в кресло перед телевизором, посмотреть фильмец-другой. Опять же, свежие рубашки и носки — ежедневно. Поначалу он искренне восхищался ее заботой, благодаря Тане он всегда был одет с иголочки. Потом привык. Просто бросал грязную рубашку на пол и доставал из шкафа свежую.

К тому же нравилась ему Танина стряпня. Предыдущие две жены ей сильно в этом уступали.

Поддерживать домашнее хозяйства в порядке, в части того, что требовало мужского пригляда, ему не составляло особого труда. Стоило жене пожаловаться, как что-то вышло из строя, или требовалось что-то прибить, починить, как тут же дома появлялся какой-нибудь Иваныч или Степаныч, старый умелец, которого Ленька всегда держал при себе. На всякий случай. Платил немного, но и работа была эпизодическая…

Но они, эти умельцы, оставались возле него, потому что в хорошую минуту Леня мог подбросить им сотню-другую от барских щедрот и похлопать по плечу: «Ты, Степаныч (или Иваныч), народный умелец! Руки у тебя золотые. Что бы я без тебя делал!»

Старики чувствовали себя нужными. Впрочем, Таню это устраивало. Присланные Леонидом умельцы, как обычно, дело свое знали, делали его на совесть. В конце концов, какая разница, чьими руками поддерживается порядок в доме?

Частенько Леонид уходил из дома почти на всю ночь. «Расписать с друзьями пулю» — вот как это называлось.

Первое время Таня высказывала вслух свои сомнения. Мол, знаем мы эти пули! Но однажды супруг взял ее с собой.

Весь вечер она просидела рядом, проскучала, слушая невразумительные выражения вроде «двойная или тройная бомба», «мизер втемную», «четыре в гору» и прочую белиберду, перемежаемую грубыми мужицкими выражениями типа: «Все, Вовчик, ты торчишь, как слива в анусе!»

Приятно такое слушать? Больше намерения идти с Леонидом она не высказывала.

На днях, когда Леня в очередной раз уходил на свои картежные посиделки, она прочитала ему из газеты анекдот: «Доктор, выпишите моей жене снотворное, она порой до шести утра не спит!» — «Что же она делает?» — «Меня ждет».

Муж посмеялся. Юмор он понимал.

— Надеюсь, тебе снотворное не понадобится?

Таня бессонницей не страдала. Странно, в былые времена, когда почему-либо задерживался с приходом Мишка, она не спала, ждала его. А в отсутствие Леньки спала, как сурок.

У нее теперь многое происходило не так, как раньше. Раньше ее семья была единым целым. Сейчас — вроде количество членов то же самое, а будто каждый в отдельности. Даже дочь Александра понемногу отдалилась, стала малоразговорчивой, все норовила закрыться в своей комнате.

Первое время Ленька требовал, чтобы она звала его папой, и Таня это его требование поддерживала, но упрямая Шурка пускалась на всяческие ухищрения, чтобы никак к нему не обращаться, а теперь и вовсе за глаза говорила о нем «отчим» или «Каретников», а в глаза — дядя Леня.

Таня частенько занималась тем, что гасила готовые вспыхнуть конфликты, примиряла, увещевала.

— Пусть зовет тебя дядей. Не было бы у тебя родных детей, а так… Не вредничай, Леня. Главное, скажи, она тебя слушается?

— Слушается, ничего плохого не скажу, — соглашался он. И тут же добавлял: — Но зато упрямая, вся в тебя!

А Тане казалось, что с ним она очень даже покладистая. Вот только семью у нее дружной никак не назовешь. Никто не догадывался, что, будучи замужней женщиной и имея дочь, Таня страдала от одиночества.

Она могла бы чаще видеться с сестрой — всего лишь выйди во двор и зайди в другую дверь, но тогда ей пришлось бы принять правила уже другой игры: расслабиться и быть самой собой, шутить, смеяться, понемногу выпивать, может, даже кокетничать с Машиными знакомыми мужчинами. Как будто у нее в жизни все идет, как прежде. А у Тани было чувство, что она не имеет на это права.

Как будто недавно умер самый близкий, самый дорогой ей человек, без которого она жила словно по привычке, не имея права веселиться. И вообще, быть самой собой…

Ленька, конечно, не оставлял ее совсем уж без внимания и даже, уходя на игру, время от времени звонил, словно проверяя, дома ли жена.

Из этого тоже был выход: брать с собой трубку телефона — благо, дом сестры рядом, — сидеть у нее, а врать ему, что она дома. Смотрит телевизор или читает.

Можно подумать, что с Машей и ее друзьями Татьяне было бы трудно общаться. Но она вышла замуж за Леонида. А ему бы такое не понравилось. Стало быть, либо живи с ним и принимай его условия, либо уходи.

Так она и жила пять лет — как во сне, как плохой актер, который никак не может выучить свою роль наизусть и читает ее по бумажке… Изо дня в день один и тот же текст не задумываясь, а что в нем.

Неужели в одной семье могли родиться два таких разных человека, как Маша и Таня? Старшая сестра — женщина свободная, самодостаточная, никому не позволяла давать себя в обиду. И Таня — тихая, покорная, преданная…

Что она лепит! Слышал бы Мишка то, что она рассказывает о себе самой, обхохотался бы: «Это ты — тихая? Ты — покорная?!»

Наверное, вспомнил бы, как она уходила от него, не слушая извинений, мольбы, не оглядываясь. Оттолкнула его не по-женски сильно, когда он попытался заступить ей дорогу.

Маша тоже, выходя замуж, оставила свою фамилию. Конечно, не первого мужа — у нее брак был всего один, а свою девичью. В память о погибших родителях.

Ее сын, что служил сейчас на флоте, получая паспорт, взял фамилию матери, не простив отцу того, что однажды он на его глазах ударил Машу. Таким вот странным образом фамилия Вревских продолжилась, хоть и не напрямую по мужской линии.

Смерть родителей случилась тогда, когда Маша перешла на третий курс медицинского института, а Таня перешла в девятый класс.

Так и получилось, что у старшей сестры первой пациенткой оказалась ее младшая сестра. В тот момент, когда студентам еще не приходится лечить больных. Они только постигают азы медицины да учатся у профессоров своему нелегкому ремеслу.

Маша собиралась стать терапевтом, но поскольку ей приходилось возиться с Татьяной: ту по ночам одолевали кошмары, а днем — головные боли, — она в конце концов решила поменять специализацию. Вначале просто совмещала изучение дисциплин, а потом определилась окончательно. Прочитала уйму литературы, ловила в коридорах преподавателей, чтобы растолковали ей то, что она не понимала или чего на занятиях еще не проходили.

Ничего, сестренку вытащила. Теперь в своих кругах Мария Всеволодовна Вревская считается лучшим невропатологом города.

Маша уверяет, что Тане повезло: ее выздоровлению способствовало рождение Александры. Организм сконцентрировался на том, чтобы молодая мамаша смогла доносить и родить ребенка. Мамой Татьяна стала за месяц до своего девятнадцатилетия.

Маша вспоминала одного профессора, к которому водила сестру на консультацию.

— Бог даст, родит, и все пройдет.

— Что же это, нам с тобой только на Бога и надеяться? Народ как говорит: надейся, а сам не плошай.

Выходит, профессор оказался прав. Но он, конечно, не мог знать, что еще больше, чем беременность, на Таню воздействовала ее влюбленность. Вот что в момент очистило ее засоренную призраками энергетическую оболочку. Для них просто не осталось места. В ее мире теперь был Мишка, она, а потом и маленькая Александра.

Но это было после, а до того…

Таня с Мишкой ехали в такси к ней домой и целовались так, что в глазах темнело от нехватки воздуха, все не могли оторваться друг от друга.

— Поехали ко мне? — наконец хрипло сказал ей Мишка в самое ухо.

У него уже была своя квартира, правда, не им самим купленная, матерью, которая откладывала для этого каждую свободную копейку. Но и вообще уже тогда Мишка был жутко самостоятельный. Вместо армии ему предложили отслужить долг родине в милиции. Он согласился и два года обучал самозащите без оружия оперативников и работников всех других отделений, кто хотел этому учиться. Обращению с оружием милиционеров учили другие люди.

Итак, в тот вечер переполненный любовью Мишка позвал ее к себе.

— Я бы поехала, — тоже тяжело дыша, сказала Таня, — но Маша будет волноваться.

— А если я тебя отмажу? — спросил он. Таня не выдержала и расхохоталась:

— Ты — отмажешь? Да Машка тебе такое устроит! Она за меня горло перегрызет. Натравит на тебя и милицию, и ФСБ, и пожарных, и не знаю, еще кого!

В правдивости собственных слов Таня ничуть не сомневалась. Приятно было осознавать, что сестра так ею дорожит.

Мишка тронул за плечо водителя такси:

— Слушай, шеф, тормозни-ка рядом с телефоном, мне надо срочно позвонить.

Таня вылезла следом за ним. Ей. было интересно, как Мишка будет разговаривать с ее строгой, рано повзрослевшей сестрой.

Михаил удивился, что Маша сразу взяла трубку.

— У телефона дежурила, что ли? — со смешком шепнул он Тане, нарочно отодвигая трубку от уха, чтобы и она могла слушать и смеяться.

Но той в момент стало не до смеха.

— Здравствуйте, Маша. Это говорит Михаил.

— Где Таня? — спросила сестра, как прорыдала, не отвечая на еҐо приветствие.

— Она со мной.

— Я вам не верю! — с каким-то надрывом прокричала Маша, и Таня подумала: интересно, кого из них надо отпаивать транквилизаторами?

— Да здесь я, Маша, чего ты нервничаешь?

— Татьяна, немедленно езжай домой! — сказала сестра так, как умела говорить только она.

Еще год-другой тому назад Таня трепетала от такой вот ее интонации, а теперь лишь грустно усмехнулась про себя.

— Я сегодня не приду ночевать, Машенька, ложись спать, — сказала она ласково, впервые чувствуя свое превосходство над старшей сестрой.

— Ты останешься ночевать у него? — чуть ли не взвизгнула сестра.

— Погоди минуточку, — сказала она в трубку и обернулась к Мишке: — Будь другом, подожди меня в машине. Я скоро.

Михаил отошел, чему-то усмехаясь, и даже пробормотал:

— Ну-ну!

— Останусь ночевать, Машуня, и думаю, между нами обязательно произойдет то, чего ты так боишься.

— А если после этого он на тебе не женится? — задала она глупейший, по мнению Тани, вопрос.

— А надо, чтобы он непременно женился?

Теперь, когда после смерти матери прошло столько лет, Таня могла уже, храня в душе ее образ, оценивать и то, что ее воспитывает сестра. Вряд ли вот эту самую фразу она могла бы сказать матери.

Но Маша смутилась вроде, сразу растеряв и свою строгость, и даже уверенность.

— Но почему именно сейчас и именно так? Есть же другие пути. Он мог бы попросить твоей руки… Поженились бы, чтобы все как у людей.

— Я люблю его, сестренка, понимаешь? Думаешь, пусть лучше это произойдет с кем-нибудь случайным, о чем я потом всю жизнь стану жалеть? Не переживай, у нас с ним будем именно все как у людей.

— Ты не могла бы еще раз позвать к телефону этого… своего Михаила?

Таня положила трубку рядом с рычагом и вернулась к машине.

— Иди, тебя опять к телефону зовут.

— Здесь вам такси или переговорный пункт? — возмутился таксист.

— Не переживай, шеф, плачу по двойному тарифу, — успокоил его Мишка, сам изрядно волнуясь. — Тут, понимаешь, жизнь решается, а он…

— А я что, я ничего, пожалуйста… — пробормотал тот. Таня, конечно, не могла слышать, о чем говорит он и что — Маша, но потом понемногу вытащила сначала из Мишки, потом из Маши этот их короткий разговор, о котором оба рассказывали неохотно.

— Миша… это сестра Тани… Я ей как мать, вместо матери… Я ее воспитывала с пятнадцати лет…

— Я знаю, — не удивился он, понимая, что девушка волнуется.

— Ты береги ее — кроме Танюшки, у меня никого нет. Она расплакалась, и Михаил слышал в трубке, как она давится рыданиями.

— Маш, ну ты кончай реветь, а? Я же не случайный прохожий все-таки, я люблю Таню.

— Правда? — Она несколько успокоилась.

— Все будет хорошо, вот увидишь! — уверенно сказал он.

Через неделю после их первой ночи Таня с Михаилом подали заявление в загс, а через месяц поженились. Он не хотел ждать два месяца, как другие пары, и пустил в ход все свое обаяние, когда уговаривал заведующую загсом оформить их брак побыстрее. Таня бы не удивилась, узнав, что он приврал. Например, насчет ее беременности или еще чего-то типа его срочного отъезда.

Потом он говорил, что если бы заведующая не согласилась, пришлось бы ребят из милиции подключать.

— Куда ты так торопишься? — смеялась Таня.

— Я хочу, чтобы твоя сестра больше не переживала о тебе. И не плакала.

А потом Маша до последнего дня не верила, что Таня разводится с Мишкой.

— Вы же так любили друг друга?! — недоумевала она. — А о Шурке ты подумала? Оставить девочку без отца!..

Стукнула калитка, и она, услышав быстрые шаги мужа Леонида по двору, а потом и на крыльце, метнулась на кухню и сделала вид, что перебирает гречку. Вспомнила вдруг вольное переложение «Фауста», которое ходило в самиздатовском виде по рукам еще в институте:

Ша, где-то пипснула калитка, Пока засунемся в кусты!

Вот так она все время притворялась, чтобы не давать повода для его гипертрофированной ревности. Раз она сидит и ничего не делает, значит, вспоминала своего первого мужа. Он просто зациклился на этом, хотя именно теперь как раз бы и угадал.

— Таня, ты где?

— На кухне. Обед готовлю, — отозвалась она, спешно сотворяя вокруг себя рабочую обстановку повара. И даже вышла ему навстречу с кухонным фартуком в руке, словно только что сняла его с себя.

К счастью, Леонид торопился. Потому и на мелочи не обращал внимания. В другое время она бы так легко его не обманула.

Расстегивая на ходу рубашку, он подошел к шкафу, вынул свежую, отглаженную.

— Кушать будешь? — спросила Таня.

— Некогда, — отмахнулся он. — Чайник теплый? Чайник она как раз успела включить.

— Греется.

— Налей мне чаю и сделай бутерброд, я поем на ходу.

Таня мужа ни о чем не спрашивала: что у него за дело, почему так торопится? Захочет — сам расскажет. Прямо не жена, а мечта прораба!

— Я сегодня поздно приду. Дела, — пробурчал он несколько позднее с набитым ртом. — Ты ложись спать, не жди меня… Александра звонила?

— Звонила, скоро приедет, — на всякий случай соврала Таня.

Она опять вяло подумала, что муж мог бы ей сказать, куда торопится. Если бы его ждала женщина, вряд ли он бы так наглядно все проделывал. Она скорее могла бы представить себе его где-нибудь в машине, которую он отогнал подальше от людских глаз. Где-нибудь на опушке леса или у реки. Сиденья раздвинул, вот тебе и ложе страсти. На колесах…

Но даже при попытке это себе представить, ничего в ее душе не шевельнулось. Уж не умерла ли в Тане ревность? Вместе с ее первым браком?

Ленька все же окинул взглядом горкой высыпанную на столе гречку. Таня — кажется, она становится виртуозом обмана — даже отгребла немного, словно вот как раз перед его приходом крупу перебирала, но Леня своим приходом оторвал ее от работы…

Она и смотрела на Леньку взглядом ясным, преданным, как смотрит любящая жена, и муж на это ее выражение откликнулся.

Она не знала, да теперь и не узнает, собирался Леонид сделать этот жест или мысль пришла ему вдруг, под влиянием минуты, но он вдруг обнял ее, поцеловал в ушко — он знал, что у Тани это уязвимое место. В том смысле, что она сразу расслабляется, тело ее покрывается мурашками и она ощущает на коже легкое покалывание — как прелюдию к желанию…

Таня обняла его, но Ленька расхохотался:

— Нет-нет, дорогая, я проделал это машинально. Увы, нет времени. Зато у меня есть неплохая компенсация за то, что нашу встречу пока придется отложить.

Он щелкнул крышкой дипломата, достал из него завернутый в целлофан пакет и отдал Тане.

— Открой!

Она открыла и обнаружила в нем десять банковских упаковок по сто рублей, перевязанных между собой так, что они представляли аккуратный столбик купюр всего-навсего… в сто тысяч рублей.

— Что это? — спросила Таня пересохшими губами.

В принципе сумма была не очень и большая, то есть она могла вполне ее представить. Это не миллион долларов, не какая-то запредельная цифра. Но где мог Леонид получать ее вот так, единовременно. Держал их в банке? Продал что-то?

— Деньги, дуреха! — разулыбался он ее смятению. — Или ты уже забыла, что это такое?

— Нет, но в этом месяце ты уже отдавал мне свою зарплату.

— А это премия!

Сегодня Ленечка был непривычно весел. Что это с ним? В предвкушении чего веселится? Или доволен тем, что провернул какое-то дельце…

Ни фига себе, что жена думает о муже! Почему-то ничего подобного о Мишке просто не пришло бы ей в голову! За кого же она замуж-то вышла сгоряча?

— Это деньги ваши, — между тем сказал Ленька.

— Чьи — наши? — все еще не понимала Таня.

— Твои и Александры. Я решил побаловать женщин своей семьи — разве вы этого не заслужили? Дочь — отличница, мать — хозяйка от Бога. Такие заслуги нуждаются в поощрении. В воскресенье я повезу вас с Сашей на рынок, и. вы сможете купить себе все, что захотите, в пределах этой суммы. Неплохо для начала?

Этим он покорил ее еще в начале их знакомства: пристрастием к широким жестам. Правда, потом она разглядела и обратную сторону этого его пижонства. Леонид хотел непременно великой радости, слез благодарности и непременного прославления его щедрой натуры. И еще странной уверенности в том, что на это его «добро» ему непременно тут же должны были ответить добром.

— Неплохо, — задумчиво поддакнула Таня, но, поймав внимательный взгляд Леонида, изобразила на лице ничем не замутненное удовольствие.

Глава пятая

Таня проснулась в предчувствии не то чтобы тревоги, скорее, предвкушения, что сегодня ее ждет день перемен. И надо быть готовой ко всяким неожиданностям. Тем более эти перемены, кажется, ей придется совершать самой.

Вроде ничего этого не предвещало. Может, она увидела какой-то особый, знаковый сон? Но и сон не помнился.

Сознание ее как бы раздвоилось: привычка заставила подняться, принять душ, полезть в платяной шкаф за одеждой — рабочий день как-никак, а внутренний голос посоветовал: «Позвони директрисе магазина домой и скажи, что ты сегодня не придешь. И вообще никогда. Разве что за расчетом».

Она помедлила еще некоторое время у дверцы шкафа, но тут ее взгляд упал на пачку денег, которые вчера Леонид ей дал на тряпки, и Таня поняла свое пока еще смутное желание — уйти из магазина.

Дело в том, что при виде этих денег мозг ее тут же произвел нехитрый подсчет и выдал итог: такую сумму в магазине, где она работает продавщицей с утра и до вечера, почти без выходных… она сможет заработать за пять с половиной лет, причем если не будет ни на что тратить, а только откладывать.

Оказывается, чтобы принять правильное решение, надо, по словам героя Агаты Кристи — Эркюля Пуаро, всего лишь почаще использовать серые клеточки! Короче, думать головой.

Она еще подозревала, что если бы вела себя несколько по-другому и почаще бы использовала обычную женскую хитрость — помнила, например, народный фольклор, который восхвалял ласкового теленка, двух маток сосущего, — Леня гораздо чаще ее бы баловал такими вот пачечками. Что ей стоило изображать любовь и благодарность даже тогда, когда она ничего подобного не чувствовала?

Увы, Леня не знал, что у Тани просто никогда не было трепета перед деньгами. С изменением в стране общественного строя — сползание от псевдосоциализма к дикому капитализму — многие стали уверяться сами и уверять других, что купить можно все и перед деньгами никто не устоит. Или Таня оказалась совсем уж нетипичной женщиной?

Кто-то из юмористов воскликнул: «За что женщины любили мужчин, когда денег не было?»

Бедняжка, наверное, не знал другой любви. Да и к русским ли женщинам относится его высказывание? Понятно, без денег не проживешь, но жить ради них…

Может, Таня просто никогда не знала бедности? После гибели родителей сестры остались одни, но у них вполне хватало средств к существованию. Стараниями отца на сберегательной книжке Вревских лежала кругленькая сумма. К тому же пока Таня не вышла замуж, сестры сдавали внаем вторую половину коттеджа, так что денег им хватало.

Правда, потом одну половину опять стали сдавать…

А уж какую они свадьбу закатили Тане с Мишкой! Чего, кстати, нельзя было сказать о свадьбе самой Маши. Кстати, почему Таня не удивилась тому, что свадьба самой Маши была более чем скромной. Скорее всего просто небольшой семейный вечер. «До того ль, голубчик, было! Мы тогда только о себе и думали, любовью упиваясь…»

К тому времени, когда в стране случился дефолт, на книжке у сестер оставалось совсем немного денег, но тогда обе сестры были замужем и уже сами зарабатывали деньги.

Словом, и до встречи с Ленькой Таня не бедствовала и теперь жила неплохо, так что в ответ на Ленькины деньги надо было придумать нечто, что по царственности соответствовало бы его жесту. Это Таня посмеивалась, убирая пакет с деньгами в шкаф.

К утру, как и обещал, Леонид домой не вернулся, а позвонил Тане, по его словам, уже с работы. Странно, что она никогда не была в нем уверена, хотя — может же быть такое! — вовсе не обязательно, что он ее непременно обманывал.

Голос его ничуть не напоминал вчерашний, самодовольный, а был словно какой-то угасший. Может, рядом кто-то находился, потому он и не стал разбавлять свой разговор эмоциями?

— Скажи, — с запинкой проговорил он, когда Таня уже хотела отключиться, — ты брала что-то из того пакета, что я тебе вчера дал?

— Нет, зачем мне деньги? — удивилась Таня. — Ты же говорил подождать до субботы…

— Или немного дольше. Как получится. Ты еще ничего Саше не говорила?

— Нет. Подумала, что лучше ты сделаешь ей сюрприз.

— Вот и молодец!

По тону было слышно, что Леня заметно повеселел. Что-то в этом было странное. Как и в том случае с недостроенным домом, якобы принадлежавшим ее мужу, который потом нигде не всплыл. То есть Ленька о нем больше никогда не заговаривал.

Таня поежилась и обхватила себя руками за плечи. Может, уже пора вылезать из подполья? В том смысле, что сказать мужу все, что она думает о его постоянных отлучках, о его отношении к семье вообще, о том, каким образом он зарабатывает деньги — только ли строительством домов? Неужели она боится, что он обидится и уйдет? Таня заглянула себе в душу — никакого страха за подобный исход разговора в ней не было… Просто ей было все равно, а она хотела вывести себя из этого состояния.

Нет, для выяснения отношений с Ленькой спешка противопоказана. Надо начать хотя бы с того, что поговорить со своей старшей сестрой.

За эти пять лет Таня еще ни разу не обращалась к Маше с какими-то проблемами. Она пресекала всякие попытки сестры не только что-то ей советовать, но и вообще говорить о своей жизни с Леонидом. Таня чувствовала, что ничего хорошего не услышит. И отвечать на вопросы сестры не хотела. Начни она копаться в своей нынешней, явно неправильной, жизни, и сразу стало бы ясно, что она не сложилась.

Впрочем, Маша навязываться и не стала. Виделись теперь сестры гораздо реже, чем можно было бы, имея общий двор. Таня понимала, что в отчуждении виновата только она, но попыток изменить сложившееся положение не делала. Разве что заходила на Машину половину, когда чувствовала, что очень соскучилась по сестре.

Но и тогда что-то мешало ей бросаться, как прежде, в объятия Маши и говорить, говорить, и знать, что всегда найдет у сестры понимание.

Ей казалось, что все дело не в ней, «а в Маше. Это она не идет ей навстречу. Она не спешит обнять младшенькую. И никогда не думала, что все дело в ней самой.

Молодец, Танюшка! Отплатила сестре за все ее добро полной мерой. За возню с ней, за сидение по ночам у ее кровати. Когда Маша даже просто держала руку Татьяны в своей — ее не мучили кошмары.

Сестра водила ее по знакомым профессорам — преподаватели-медики охотно шли навстречу студентке-отличнице, столь самозабвенно ухаживавшей за младшей сестрой… Давали ей советы не как родственнику пациента, а как будущей коллеге.

Один профессор, расспросив Машу о методике ее лечения, так и сказал: «Оригинально, коллега, я бы советовал вам написать об этом реферат».

А что Таня? Она и в первом браке жила только своими отношениями с Мишкой, иной раз даже забывала сестре позвонить. По сути дела, бросила Машу.

А та из деликатности не докучала им своими визитами. И было в ту пору ее старшей сестре всего двадцать два года! Совсем девчонка. Осталась одна в огромном доме — Мишка не захотел переезжать в их огромный коттедж.

Вот Маша и вышла замуж за этого козла Павлика, будущего великого хирурга! Заполняла пустоту, образовавшуюся в ее жизни благодаря любимой сестренке.

Павлик был из семьи потомственных врачей, которые и сами были людьми неординарными. И имели предков, которыми по праву гордились. На Машу они смотрели как на бедную родственницу.. Что еще можно ожидать от «брака вдогонку»? Когда они поженились с Павлом, Маша была на четвертом месяце беременности.

Почему она не сделала аборт? Таня об этом никогда ее не спрашивала. Вообще, она интересовалась чем-нибудь, кроме себя и своей семьи?!

Таня так растревожила свою совесть воспоминаниями, что тут же, не откладывая, вышла из дома, заперла его на ключ и отправилась на половину сестры. Поговорить, узнать, как ей живется.

Лучше поздно, чем никогда.

Она заглянула в приотворенную дверь прихожей, чего-то вдруг оробев, и позвала:

— Маша!

Ответом ее негромкому зову был взрыв хохота. Смеялись двое: ее сестра и какой-то мужчина. Кажется, все тот же подполковник Валентин.

«Может, ей не так уж и плохо без меня, и я все напридумывала, — мысленно дискутировала сама с собой Таня. — У нее в доме все время кто-то толчется. Это я одна — как таракан запечный!»

Теперь она над собой плачет. «Каковы сани — таковы и сами! Неча на зеркало пенять, коли рожа крива. Друг сердечный — таракан запечный» — так приговаривала Мишкина бабушка, к которой прежде нет-нет да и наезжали они летом. В тихое южное село с невысокими заборами из штакетника и белеными стенами крытых шифером домишек, которые уже тогда потихоньку вытеснялись домами кирпичными, и уходили на тот свет бабушки с их старыми поговорками.

Почему бы сестре и не веселиться? Не у всех же так сложилась жизнь, чтобы из одного благополучного брака плавно переходить в другой.

Она стояла в Машиной прихожей и чуть не плакала от собственных мрачных мыслей.

Маша стремительно выскочила из комнаты и заметила застывшую у двери сестру.

— Танюшка, ты чего здесь стоишь? — изумилась она.

— Стою вот и думаю: заходить к тебе, не заходить, у вас прекрасное настроение, а тут я со своими проблемами.

Это вышло у нее как упрек, но Маша — она давно научилась быть спокойной, когда нервничали ее пациенты, тем более именно этого-то она знала, как никто другой, — не дала ей заниматься самокопанием:

— Ты как раз кстати пришла!

Она схватила сестру за руку, увлекая в столовую, где, как Таня и думала, сидел все тот же Машкин ухажер Валентин. Такое впечатление, что он тут навеки поселился, будто своей семьи у него нет!

— Вот Танюшка будет у нас арбитром! — провозгласила Маша, усаживая ее на стул в столовой, где, против ожидания, стол не был накрыт и вообще ничего съедобного поблизости не наблюдалось.

Зато Валентин с умным видом вертел в руках шариковую ручку и время от времени что-то записывал на листе бумаги.

— Мою сестренку не обдуришь, — сказала Маша, — она у нас технарь, инженер, разберется, что такое числитель, а что такое знаменатель.

— Никак, вы математикой занимаетесь? — удивилась Таня, как-то враз забывая о своей недавней заминке: воздух на этой половине другой, что ли? У себя дома, особенно в присутствии Леньки, она никогда не может вот так, в момент, расслабиться.

— Если бы математикой! — хмыкнула Маша. — Это всего лишь некий несостоявшийся Лобачевский пытается проверить алгеброй гармонию. Он вознамерился ни много ни мало вывести… формулу неверности.

— Что? — недоверчиво переспросила Таня. — А, это у вас шутка такая.

— Какие шутки, девушка! — грозно сдвинул брови Валентин. — Тут на горизонте премия Нобеля маячит…

— Серьезно, что ли?

— Слушай ты его больше! — рассмеялась Маша. — Просто этот фанатик цифр совершенно серьезно считает, будто ими можно выразить абсолютно все. Причем по моей настоятельной просьбе любовь он оставил в покое — неприятно смотреть, как препарируют самое нежное чувство всего человечества. Тогда пан офицер взялся за неверность. И начинает мне объяснять, что'она имеет место только в случае, если числитель больше знаменателя, а в числителе чего только нет!

— Королева, вы несправедливы к своему подданному. Я уже вычеркнул из числителя все, что можно. Вернее, наименее существенное. Осталось всего три слагаемых: взаимный интерес, вожделение, постель.

— А в знаменателе что? — заинтересовалась Таня.

— Верность. Супружеская и иная. Изменять ведь можно не только тому, с кем состоишь в браке.

— А родным, друзьям, коллегам, — подсказала Маша.

— Какая-то она куцая, эта ваша формула, — проговорила заинтересованная Таня. — Даже по числу составляющих. При всех значениях числитель у вас получится всегда больше знаменателя.

— Вот-вот, Танюшка, разберись. А то послушать этого математика, так против неверности нет приема, как против их, мужского, лома.

— Не скажите, королева и сестра королевы! Иногда верность любимому человеку может быть величиной большей, чем все составляющие в мире. Хотя, конечно, не все так считают.

Он полез в карман и вытащил записную книжку.

— Вот, на днях записал один афоризм. Французского писателя, некоего Этьена Рея. «В верности есть немного лени, немного страха, немного расчета, немного усталости, немного пассивности, а иногда даже немного верности».

— Фу, какой злой афоризм. Достоинство на глазах превратилось чуть ли не в недостаток. Вы такую верность выводите в своем знаменателе?

— Этот Рей, конечно, пессимист. Моя верность — это та, что до гроба.

— Какой ужас! — засмеялась Маша. — Сочетать два таких понятия, как верность и гроб.

— Прошу пардона! — возмутился Валентин. — А как же поэты всех времен и народов воспевали любовь до гроба?

— Что я слышу?! — ахнула Маша. — Математики обращаются к помощи поэтов? Мало ли что те навыдумывают! У них вон, даже конь с крыльями. А много ты видел крылатых коней?

— По-вашему, выходит, в каждой верности есть что-то от памятника? — поддержала сестру Таня. — Сочетаете верность и смерть…

— Все, сдаюсь, заклевали меня сестрицы!

— Скажи спасибо, что к тебе это не относится, — успокоила его Маша. — Верность до гроба, бр-р-р!

— Обижаете, ваше величество! Еще как относится! Верен вам, аки преданный пес.

— Вы себя идеализируете, подполковник! Разве не о вас Аллегрова поет: «Ты изменяешь мне с женой, ты изменяешь ей со мной…»

Чувствовалось, Маша отчего-то злится. И песню она процитировала чересчур зло. Ревнует Валентина к жене?

— Вот я и хочу изменить такое положение.

— Не отвлекайся, формулы — вот твой конек!

Валентин, похоже, пытался достучаться до сердца своей возлюбленной, но Маша этого не хотела — и тут уж, Таня знала, ее бойфренд может хоть об стенку биться, бесполезно.

— И потом, как сравнивать несравнимое. Собачья верность! — Маша заходила по комнате, и Таня опять подумала, насколько же она отдалилась в последнее время от сестры, что не может понять ее раздражения. — Ведь никто не выяснял, насколько верна собака собаке. Человек тоже может быть сугубо верным. Например, своей работе, своему хобби, своим друзьям…

— Королева, но это же невинная шутка, — пытался успокоить ее Валентин. — Не понимаю, почему она вызвала такой шум…

— Я, пожалуй, пойду, — заторопилась Таня; еще не хватало присутствовать при разборках влюбленных.

— Сиди, — приказала ей Маша. — Валентин уже уходит. Он еще час назад собрался, да все тянет кота за хвост, придумывает всякие дурацкие формулы.

— Маша!

— Отставить разговоры, товарищ подполковник! Я вовсе не хочу, чтобы из-за меня российская армия лишилась своего боевого командира. Минутку, Танюша, обожди, я только провожу пана офицера до калитки.

Маша вернулась быстро, Таня еще только взяла в руки листок, исчерченный Валентином.

— Ерунда все это, — сказала Маша, — брось и не забивай себе голову.

— Слишком уж у него все просто, — заметила Таня, — взаимный интерес — и тут же вожделение. Этак выходит и собаки: взглянули друг на друга, и уже одна на другую взгромоздилась. Они же, наверное, еще обнюхают друг друга, потом…

— Все, все, — шутливо замахала руками Маша, — больше ничего о неверности я слушать не хочу. По-моему, в этой дурацкой формуле нет главного: человеческой сущности. Заинтересовался — и тут же захотел? А разум? А любовь? Да, наконец, просто роковая случайность, благоприятные обстоятельства… Неужели неверность — только похоть? Сиюминутный всплеск страсти, за которым нет глубокого чувства. Разве не может быть наоборот: всплеск, а в итоге — глубокое чувство…

— Да уж, — пробормотала Таня; листок ее отчего-то гипнотизировал, несмотря на собственное отрицание. — Получается, что эта формула разная для тех, кто изменяет и кому изменяют. Каждый будет вкладывать в нее свой смысл… Маша, а я с работы ушла.

— И правильно сделала, — сказала Маша. — Я уж не стала вмешиваться — Лене, конечно, твои копейки не нужны, держать тебя дома — не тот ты человек, а у Изольды работать, в ее подвале… Для него это лучший выход. Кто тебя там увидит!

— Не у Изольды, у Галины, — улыбнулась Таня.

— Какая разница. Это даже вернее, чем дома на цепи.

— Что-то, сестра, ты сегодня все иносказаниями.

— Злюсь, вот почему!

— Что-нибудь с работой?

— Хуже. Валик вознамерился уйти от жены и у меня поселиться.

— А ты этого не хочешь?

— Чего бы мне этого хотеть! Валентин — совсем не тот мужчина, с которым я мечтаю идти по жизни.

Она ткнула наманикюренным пальцем в оставленную им бумажку.

— Сама видишь, какой у него принцип. Взаимный интерес — вожделение — постель!

— А у вас с ним было по-другому?

— У нас было так же.

— Тогда зачем же ты с ним встречаешься? Мне казалось, тебе он нравится.

Маша снисходительно посмотрела на нее:

— А зачем ты сама вышла замуж за Леонида? От большой любви?

— По крайней-мере я раньше так думала.

— По крайней мере, — передразнила ее Маша, — раньше ты была честным человеком, а теперь вон врешь и не краснеешь.

Таня смутилась.

— Хорошо, у меня сегодня день такой: я или сама открываю глаза на правду, или мне ее открывают такие близкие люди, как старшая сестра… А правда в том, что я себе это внушала. Ну, что я люблю его.

— На самом деле в этот свой нелепый брак ты хотела убежать от Михаила. — Заметив, как враз помрачнело лицо Тани, Маша быстро заговорила: — Не слушай меня, Танюшка. Чего теперь наступать на больную мозоль? Почему я встречаюсь с Валентином, ты спросила. У нас в клинике завотделением с мужем разошлась, и теперь, чтобы поддержать упругость кожи, моложавость — иммунитет, одним словом, она себе гормоны колет. Чтобы, значит, не запятнать себя случайной связью. А по мне, так лучше принимать их в естественном виде. К тому же разве не приятно, когда за тобой ухаживает симпатичный мужчина, приносит цветы, дарит ночи, полные нежности, и ко всему прочему не торчит перед глазами с утра до вечера.

— Однако в последнее время он зачастил.

— То-то и оно. Мужчины — странные существа. Когда за них хочешь выйти замуж, требуешь оформить отношения, они бегут от тебя как от чумы. Когда же ты этого не хочешь, они начинают тебе навязывать свои руку и сердце прямо-таки с маниакальной настойчивостью.

— Не знаю, жалеть тебя или завидовать…

— Конечно, завидовать, потому что жить так, как ты живешь с Каретниковым…

— Да Бог с ним, Маш, не хочу я сегодня ссориться. И поминать всуе отсутствующих. У меня сегодня вполне миролюбивое, любознательное настроение…

— Любознательное? — повторила смеясь Маша. — Такого я еще не слышала. Надо же, и что тебе, Танечка, любо знать?

— Где мой муж берет деньги и куда потом их девает, — выпалила Таня.

Маша в момент посерьезнела, и две вертикальные морщины у переносицы, как всегда в таких случаях, отчетливо прорезались.

— Значит, вот оно что… — пробормотала она. — Хочешь, чтобы тайное стало явным?

— Что ты имеешь в виду?

— Видишь ли, сестренка, есть люди, которые производят хорошее впечатление, есть те, что производят плохое, а встречаются такие, которых навскидку не оценишь. Оттого что у них надводная часть, как у айсберга, всем видна — доброжелательность, чувство юмора, отзывчивость. Не человек, а душка. Но ты чувствуешь: это обман. Настоящий он внизу, под темной водой… Помнишь, что я сказала, когда впервые его увидела?

— Помню, — мрачно кивнула Таня. — «Не спеши, он не так прост, как кажется».

— Но ты на меня вызверилась, представила чуть ли не дуэньей, которая без конца читает тебе нотации и учит жизни. Надсмотрщиком, что постоянно следит за тобой и не дает тебе никакого житья. К тому же у меня якобы извращенное представление о твоих друзьях и о людях вообще, что я вижу в них только плохое… Ты обидела меня, Таня!

— Знаю. Прости меня, пожалуйста, Маша. Последние пять лет — нет, вру, всю предыдущую жизнь — я вела себя по отношению к тебе как неблагодарная свинья. Одно могу сказать в оправдание: к себе я относилась еще хуже. Я ненавидела себя и весь мир. Кроме разве что Шурки.

— И Леньки, — горько добавила Маша.

— Да, к нему я относилась лучше, чем к тебе, но не потому, что он этого заслуживал, а потому, что представлялся мне, со всеми его недостатками и даже пороками, все равно лучше того, предавшего.

— Теперь ты успокоилась?

— Насчет Леньки?

— Нет, насчет предавшего.

— Наверное, успокоилась.

Таня долгим взглядом посмотрела за окно, как будто тот, о ком они говорили, стоял там и мог все слышать.

— Предваряя твой вопрос, я даже могу сказать, что почти простила его, но это как в том анекдоте про патологоанатома, который ты мне рассказывала. Он все знает и все умеет, но уже поздно.

— В жизни нет ничего невозможного.

— Есть. Нельзя вернуть прошлое. И склеить разбитое. Наверное, за эти годы он возненавидел меня — я не простила его за такую мелочь! Как он думает. Мужчины ведь не считают измену предательством и вообще чем-то из ряда вон выходящим.

— Ты не права, Таня…

— Что ж, я тебе верю, — заторопилась та, понимая, о чем Маша опять начнет говорить. — Но я пришла к тебе совсем с другим. Тем, что меня в самом деле тревожит… Вчера Ленька принес мне сто тысяч рублей.

— Вы собрались купить что-то крупное?

— Нет — как писали раньше классики, это нам с Шуркой дали «на булавки».

— И ты не знаешь, откуда у него такая сумма?

— Тут другое. Всю ночь Леонида не было дома. Правда, он предупредил, чтобы я его не ждала, а недавно перезвонил вроде с работы и сказал, чтобы этих денег я пока не трогала, потому что в них возникла срочная необходимость.

— При его работе вполне могла возникнуть.

— Это еще не все. Однажды был случай, о котором я тебе не рассказывала: отчего-то не придала ему значения. Приписала мелькнувшую у меня тревогу тому, что Ленька расхвастался передо мной, а потом просто у него ничего не вышло…

— И что это было?

— Он привез меня к шикарному недостроенному особняку, в двух уровнях, с мансардой, и сказал, что это дом наш и он его доделает. А потом мы сюда переедем, оставив наш коттедж Шурке. Мол, ей замуж выходить, пусть у девчонки будет своя жилплощадь.

— Ты права, — задумалась Маша, — это уже серьезно. Ты подозреваешь, что твой муж Леонид занимается чем-то криминальным? Но тогда ваше благосостояние прирастало бы хоть в какой-то прогрессии — заразил-таки меня Валентин своими математическими терминами, — а, судя по твоим словам, у тебя перед носом только машут некоей обеспеченностью, которая почти сразу куда-то уплывает.

Трудно так однозначно делать выводы. Как говорят хохлы, цэ дило трэба разжуваты… А как, по-твоему, он относится к женщинам? Может, у него кто-то есть?

— Я думаю, он кобель еще тот!

Маша удивленно взглянула на нее, будто не веря своим ушам:

— И ты так спокойно об этом говоришь. Ты, не простившая любимому мужу одной-единственной измены?

— Может, Бог меня за это и наказал. За гордыню. Мол, всем мужья изменяют, и ничего, терпят, а она, видишь ты, особая выискалась! Формулу неверности новую открыла — знаменатель у нее больше числителя! Подозреваю, что это намек моего ангела-хранителя: берегись, настоящей неверности ты еще не видела!

— Кажется, ты мудреешь на глазах, Татьяна Всеволодовна!

— Увы, моя дорогая сестричка, как любит повторять Шурка, хорошая мысля приходит опосля… Но одно я могу теперь сказать наверняка: в дурочках жить не в пример легче!

Глава шестая

«Мудрение» давалось Тане нелегко. Она напоминала себе воробья из анекдота, который зимой на лету замерзал, но упал в горячую коровью лепешку, согрелся и зачирикал. Тут его услышала кошка, вытащила и съела. И мораль анекдота: сидишь в дерьме — не чирикай!

Таня тоже пыталась советовать самой себе: не трогай, оставь все, как есть. Поняла, глаза открыла, и то хорошо. Но грудь распирало, вот в чем дело.

Строго говоря, в теперешней жизни у нее было все. Пусть в верности своего мужа она очень сомневалась, но в остальном… У нее имелся муж, дочь, деньги, жилье, машина… Почему же она вновь и вновь воскрешала в памяти давно прошедшую жизнь?

Таня училась на третьем курсе политехнического института, а Михаил, отработав после окончания физкультурного института два года в милиции, перешел на работу в детскую спортивную школу. Тренером.

Тренерам платили мало. А Таня, поскольку она почти сразу же забеременела, на какую-либо работу устроиться не смогла и помогала семейному бюджету разве что своей мизерной стипендией.

Мишка крутился. Он вел секции в школах, окончил между делом курсы при мединституте и вел группы лечебной физкультуры.

Отца у Мишки не было. То есть где-то, возможно, жил не тужил, но он ушел из семьи до рождения сына, и теперь молодая супружеская пара Карпенко имела на двоих всего одного родителя.

Танина свекровь — маленькая, худенькая женщина, однажды и навсегда испуганная нуждой, — жила в небольшом домике на окраине города, работала пекарем на хлебозаводе и разводила на продажу овощи под пленкой. Таким образом, свежий хлеб у сына с невесткой всегда был, как и потерявшие по какой-либо причине товарный вид свежие овощи. То есть случалось, помидор треснул или огурец до огромных размеров вырос, не углядела… Таня не капризничала — все равно она резала овощи в салаты. Подсолнечное масло тоже приносила Мишкина мать.

Пару раз на глазах у Тани свекровь пыталась дать Мишке деньги, но он грубовато отказывался.

— Ты лучше продолжай приносить нам то, что выращиваешь.

А потом, посмеиваясь, рассказывал жене:

— Представляешь, матери легче дать нам деньги, чем ранние огурцы — они на рынке такие дорогие! Пусть и даст больше, рука не дрогнет, но деньги — это то, что заработано, а огурцы — ТОВАР!

И спохватывался, что обсуждает с ней мать, которая его вырастила и, между прочим, заставила окончить институт.

Правда, в спорт и физкультуру как в серьезные занятия для мужчины она не верила, а требовала, чтобы Михаил пошел «на энергетика или механика».

Предки Карпенко были из казачьего рода и несмотря на то что свекровь — Анастасия Федоровна — уже много лет жила в городе, она говорила не чисто по-русски, а балакала. На смеси украинско-русских слов и выражений.

— Физкультура! Хиба ж цэ работа для мужика! — сокрушенно говорила она. — Диты батькив не слухають. Усякий — сам соби вумный!

И при всем при том Мишка ездил на «мерседесе» — старой развалине двадцатилетней давности, которая неведомо как еще держалась. Неведомо — потому что запчасти на иномарку тогда еще доставать было почти невозможно. Да и имелись ли они для такой старой модели!

Потому нужные для «мерседеса» детали вытачивались на станках русскими слесарями по чертежам от руки, перетачивались из запчастей, предназначенных для машин отечественных марок.

Танину половину коттеджа сдавали внаем. Когда-то коттеджи, один из которых и приобрел для дочерей адвокат Вревский, строились на окраине города. Но в городе так интенсивно шло жилищное строительство, что через несколько лет коттедж сестер оказался чуть ли не в центре города. Потому проблем с квартирантами не было.

Другие на их месте причитали бы: тяжело, денег не хватает, — а семья Карпенко вела непоседливый, разносторонний образ жизни. Супруги объездили все предгорье Северного Кавказа, таская с собой и совсем крошечную Александру.

А как часто приходили к ним друзья! Понятно, картошка в доме всегда была, как и сало — его Мишка покупал при всякой возможности, да салаты на ароматном подсолнечном масле. А привезенная от Мишкиной бабушки самогонка…

Мишкин друг Санек, тоже выходец из села, говорил:

— Карпенки — куркули! Сало е, самогонка е, и дэ голову преклонить — е!

И несмотря на скромный достаток — даже работая инженером после окончания института, Таня получала не слишком много, — они жили легко и весело. Как же хорошо они жили!

— Посуду моешь? — раздался у Тани за спиной голос Леонида: она от неожиданности вздрогнула и чуть не уронила тарелку.

— Леня, ты меня напугал, — укоризненно сказала она.

— Но не до смерти? — довольно расхохотался он.

— Что-то ты вроде не вовремя, — заметила она, взглянув на часы с кукушкой.

Было одиннадцать часов дня.

— Я пришел, как только смог, чтобы реабилитироваться! — торжественно провозгласил супруг.

Он, очевидно, имел в виду тот случай, когда он вначале отдал ей, а потом забрал деньги, которые до того вроде отдал Тане с дочерью. Скорее всего он ожидал от жены упреков или хотя бы вопросов, но она отдала деньги молча и ничего не сказала, а когда посмотрела ему, уходящему, вслед, заметила, что Ленька на мгновение потерял свою уверенную походку, сгорбился и даже зашаркал ногами.

Но потом, видимо, заметил это, разозлился на себя, опять развернул плечи и быстро ушел. Но переживал, это точно. Обычно в таких случаях он говорил про кого-нибудь другого: «Обгадился!»

И наверное, то же подумал о себе.

Но сегодня Леня опять выглядел победителем. Зачем-то держал в руке старую Шуркину шапочку, которая до того валялась у него в гараже. Он подошел к столу, который Таня как раз только что протерла, и тряхнул над ним этой самой шапкой.

На стол шлепнулась упаковка денег. На этот раз одна. Но долларов. Сотенных купюр.

— Это тебе, — торжественно сказал Леонид.

— Мои ставки растут, — сказала Таня, к деньгам, впрочем, не притрагиваясь.

— Ну что ты за человек! — вдруг заорал на нее Ленька. — Другая бы на шею кинулась, расцеловала. Отблагодарила, как могла…

— Отблагодарить, так это мы что ж, это мы с дорогой душой. — Когда Ленька повышал на нее голос, Таня защищалась на свой манер — начинала вот так юродствовать. — А то, что мы боимся деньги брать, тоже понятно. Ты только губу раскатаешь, а их у тебя — раз! И заберут!

— Не бойся, не заберут, — сказал он угрюмо. — Все же от ласкового слова язык бы у тебя не отсох.

Чего он был такой вздернутый? Будто не деньги ей давал, а заставлял яд выпить. Может, Леня прав, его жена и в самом деле особа строптивая и неблагодарная? Надо, надо, Татьяна Всеволодовна, менять тон.

— Не сердись, Леня, я чего-то брать их боюсь… В прошлый раз, когда ты мне деньги дал, я прикинула, сколько лет мне в моем магазине пришлось бы за них работать, содрогнулась даже. А в этой пачечке ежели в три раза больше, то на нее мне понадобилось бы… два пишем, три на ум пошло… шестнадцать с половиной лет!

— Теперь ты понимаешь, сколько хорошей жизни я тебе сэкономил? — Ежели Татьяна к нему с юмором, так и он мог пошутить. — Неужели это не стоит всего одного хорошего траха…

— Леня! — возмутилась она.

Но уже понимала, что просто так ей вырваться не удастся. Он уже подкрался сзади, обнял ее, по-хозяйски взял за грудь… Отчего-то она решила, что все-таки успеет домыть посуду, пока суд да дело.

— Фартук не снимай! — Он подталкивал ее к спальне. — Посудомойку я еще не трахал.

— Может, нам купить посудомоечную машину? — брякнула она скорее по ассоциации.

— Все, что хочешь, мой пончик, все, что хочешь! Почему он звал ее пончиком — Таня вовсе не толстая.

При росте сто семьдесят пять сантиметров вес шестьдесят пять килограммов. Была бы она круглолицая, так вроде нет, лицо скорее удлиненное. Но потом она уже ни о чем этаком не рассуждала. Чего Леня умел, так это заставить се забыть обо всем суетном…

На сообщение жены о том, что она ушла из магазина, Леонид прореагировал спокойно:

— Ушла и ушла. Я тебе с самого начала говорил: не нужна тебе никакая работа. Муж тебя обеспечивает так, как другим бабам и не снилось. А помогать твоей Галине богатеть — найдутся и другие дурехи. Тех денег, что она тебе от щедрот своих выделяла, хватало разве что за коммунальные услуги заплатить. Сиди дома, вяжи, шей. Придумай себе какое-нибудь хобби. Я не знаю… Цветы во дворе разведи. Кроссворды разгадывай… Хочешь, я куплю оборудование для оранжереи — я видел, продается. И будешь ты каждое утро холить туда, цветочки поливать… Я прошу тебя, больше никаких устройств на работу!

Теперь они сидели за столом и обедали.

Муж напоминал Тане большого кота, сытого и довольного жизнью. А она была при нем ручной мышью, которую он не ел, потому что вокруг в достатке имелась сметана, курятина и прочие деликатесы, а с мышью он время от времени играл. Так, чтобы навык не потерять.

Картина, ею самой нарисованная, живо встала перед глазами Тани. И мышь в этой картине была совсем уж жалкая: заморенная и почему-то мокрая. А все ее существо вдруг взбунтовалось против такого убогого видения ее жизни.

Она вспомнила отца, чей образ со временем — прошло все-таки больше двадцати лет! — несколько потускнел, но все равно оставался незаурядным. На днях в городской газете она прочла интервью представителя коллегии адвокатов, который на вопрос журналиста, может ли он назвать адвоката, чье имя достойно написания на скрижалях истории, ответил: «Мне повезло встретить такого адвоката. К сожалению, он рано умер и до настоящего времени не оценен по-настоящему в трудах исследователей, но он и в свои молодые годы был настоящим профессионалом, достойным подражания…»

Отца вспоминали спустя двадцать лет после гибели, а вспомнит кто-нибудь Татьяну Карпенко, умри она сегодня? А ведь ей сейчас немногим меньше лет, чем было отцу, когда он погиб.

Мысли ее сегодня были какие-то глобальные, наверное, потому, что в последнее время в ее голове что-то постоянно варилось. На самом деле, не для того же она родилась, чтобы в угоду Леньке торчать дома, предаваясь отупляющему безделью?!

Да и что может произойти, если Таня пойдет против его воли? Устроится на работу в мужской коллектив — что поделаешь, она по специальности инженер-механик! Тогда Леня… побьет ее? Уйдет, хлопнув дверью?

Что она заладила: уйдет да уйдет! Если и уйдет, то чего она лишится? Содержания? Но тогда Таня уже и сама будет зарабатывать. Мужа как мужчины? Но неужели это так трудно — найти себе мужчину? Хотя бы просто для постели?

Она подумала так и неожиданно для себя — да и для сидевшего напротив нее за столом Лени — засмеялась, а он даже вздрогнул:

— Что с тобой?

— На днях в газете один совет прочла, юмористический, — давилась смехом Таня.

— Расскажи.

Он ей не верил. Он ей никогда не верил, как, наверное, вообще никому. И правильно делал. Откуда вдруг в ней эта смешливость прорезалась? Он, наверное, думал, что она и не расскажет ничего.

Но Леня не учел, что у Тани была теперь уйма времени, чтобы сидеть и читать целыми днями.

— Если у вас бессонница, примите слабительное. Уснуть вы все равно не уснете, зато будет чем заняться!

Ленька вместе с ней неуверенно посмеялся. Тем более что анекдот был с бородой и не такой уж смешной.

А вообще Каретников всегда отличался мнительностью. Всякую шутку, произнесенную женой, что называется, без задней мысли, он мог принять на свой счет, разобидеться. И в ответ наговорить ей гадостей. Общаясь с Леонидом, она все время будто ходила по тонкому льду. И таки частенько проваливалась.

— Ты, наверное, думаешь, чего это на меня смех напал? — Таня доверчиво заглянула ему в глаза.

Не было никакой необходимости в разыгрывании перед Леонидом какой-то там комбинации, но Таня, уловив в его глазах нерешительность, захотела свой прорыв закрепить.

Раньше, когда в редкие минуты она так же замечала его растерянность или неуверенность, Таня жалела Леньку, порой во всем потакала. Ей не хотелось одерживать над ним победу. Достаточно того, что она одержала ее однажды и он женился на ней…

Но прежде супруг ее самоотверженности не понимал и не ценил. Получалось, что она выворачивается перед Леней наизнанку, а он воспринимает все как само собой разумеющееся.

Какая к черту самоотверженность! Уничижение. Кажется, равенство между мужчиной и женщиной в современном обществе провозгласили, а в чем оно конкретно заключается, толком не объяснили.

И чего это она обо всех женщинах? Та же Галина, у которой совсем недавно Таня работала, держит своего мужа в ежовых рукавицах, — значит, далеко не все женщины хотят быть рабынями и знать свое место.

Между тем, пока она занималась своими мысленными выкладками, Ленька, подождав ее объяснения, наконец спросил ее сам:

— Так почему же на тебя вдруг смех напал?

— Понимаешь, эти деньги, — проговорила Таня, нарочно запинаясь, — я такой большой суммы никогда в руках не держала… Странно, они мне будто кружат голову…

Ей показалось, что Ленька облегченно вздохнул. Ведь это же так понятно, женщина получила в руки баксы, да еще в таком количестве, что боится даже к ним прикоснуться.

В этом случае он мог чувствовать себя королем, а не шутом, над которым посмеивается собственная жена.

Сегодня как раз была пятница, и Таня робко — опять контролируя себя — спросила Леонида:

— Ты поедешь завтра со мной?

— Куда?

Он тоже притворялся и хотел, чтобы Татьяна получше прочувствовала, какой подарок он ей сделал. Многие ли мужья на такое способны?

Таня поддерживала его игру, но на этот раз вполне сознательно. Словно готовилась к чему-то, какой-то кампании против него, и это было странно. Пять лет подчиняться почти беспрекословно. И вдруг взбунтоваться. Причем Леонид пока и не догадывался, что это бунт. Наоборот, дела у него шли все лучше, деньги он приносил жене такие, о каких она не мечтала. Теперь, по его мнению, очередь за Татьяной. Она должна быть паинькой и если, как говорится, не мыть ему ноги и не пить эту воду, то все равно относиться с максимальным уважением и любовью.

— Ну как же… Помнишь, в прошлый раз ты обещал…

Вообще-то насчет прошлого раза прежде она бы напоминать не стала, но теперь… она вроде нечаянно обмолвилась.

— Ты сказал, что со мной и Шуркой поедешь по магазинам.

— Раз обещал, значит, поедем, — солидно отозвался тот, вылезая из-за стола. — Спасибо за обед, солнышко!

Таня не любила, когда он называл ее солнышком, потому что слышала, как он обращался так ко всем знакомым женщинам и при ней, и, наверное, без нее. Разве что с другой интонацией в голосе.

Даже когда Леня на нее злился, то говорил примерно так: «Я бы попросил тебя, солнышко, больше никогда так не делать!»

Но не теперь об этом думать, не теперь! И не в деньгах тут дело. Ей нужно еще раз как следует все обдумать.

— Деньги убери в шкаф или в чулок, куда ты заначку прячешь, — хохотнул он, — а то кто-нибудь зайдет, удивится, откуда у тебя такие деньги.

Кто-нибудь к ним зайти не мог, Ленька сам давно всех Таниных приятельниц отвадил. Разве что Маша заходила. И наверное, он хотел бы, чтобы она эту пачку денег увидела. Тане казалось, что он никак не мог простить старшей сестре жены, что она не принимает его всерьез. Таня не удивилась бы, если бы узнала, что Ленечка пытался подкатиться к Маше и она его отшила. Только разве она об этом скажет!

— Леня, — вдруг вспомнила она, — ты же говорил, сегодня вечером мы с тобой на банкет пойдем. У шефа вроде презентация.

— А ну ее! — легкомысленно отмахнулся он. — Скажу, тебе нездоровилось, а я, как любящий муж, не мог уйти из дома. Подумал, надо будет этого козла восхвалять, а я бы охотнее его задушил.

Он посмеялся собственным словам и пошел к выходу. Если бы Тане очень хотелось пойти на этот банкет, ее ждало бы горькое разочарование.

Она проводила мужа до калитки, что обычно делала редко, и это ему понравилось. Он уже решил, что с помощью этих дурацких денег еще больше приручил ее.

«Ничего, погоди, посмотрим, что дальше будет!» — усмехнулась про себя Таня. И это прозвучало как угроза. Уж не ее ли мужу Леониду была она адресована?

А дальше случилось вот что. Не просто лед тронулся — река вышла из берегов. То есть не обычная река — на календаре вовсю цвело лето, — как бы река ее жизни. А все потому, что ответственный за половодье решил, что ничего не предвещает разгула стихии и все произойдет как обычно… Не предпринял мер безопасности.

Уже потом, вспоминая события этого дня, Таня поняла, что Леня уповал на ее благоразумие, которое он наблюдал у своей жены все пять с лишним лет. Ну разойдется она, ну купит пару фирменных шмоток, но потом дрогнет рука.

Леня считал, что знает женщин: они всегда помнят о домашнем очаге и не позволят никому его разорить, что они умеют вовремя останавливаться. Увы, все эти сведения были «почерпнуты им из классической литературы, которую он почитывал в юности. Много ли там встречалось образов женщин, которые оставили семью без гроша, проиграли или пропили все деньги? А у него жена такая правильная и рассудительная…

Он же не знал, что перед выходом из дома Таня остановилась перед зеркалом, долго смотрела на свое отражение. Потом зачем-то подмигнула ему и лихо подумала: «Истрачу все до копейки!»

Супруги сели в Лёнин «форд». Каретников въехал в новую семью вот на этой черной иномарке, все остальное — как порядочный человек, тут Таня его понимала — оставил предыдущей семье.

— Ничего, наживем! — сказал он ей.

У Александры в университете как раз в этот день оказался какой-то зачет, и Таня в глубине души такому случаю порадовалась. Вкусы своей дочери она знала и справедливо считала, что сумеет той угодить, купив кое-что за глаза. Она не хотела, чтобы дочь видела эти деньги, задавала ненужные вопросы или делала неправильные выводы. Саша еще слишком молода, чтобы подвергаться таким испытаниям.

— Что из вещей ты хочешь больше всего? — самодовольно спросил Таню Леонид, выруливая на основную трассу, ведущую к центру города.

— Песцовую шубу, — призналась Таня.

Если Леонид и удивился, то вслух он ничего не сказал, разве что у него дернулся уголок рта. Мог бы и сам догадаться, каков у средней женщины — Леня считал, что его жена как раз из этой категории, — предел мечтаний. Конечно же, натуральная шуба. Даже если она живет на юге, где средняя температура зимнего времени плюс пять градусов.

Ей не важно, что сейчас на дворе июнь и шуба может подождать. Пусть потешится, уж на те деньги, что он ей дал, можно купить не одну песцовую шубу.

Леня делал вид, что увлечен лавированием машины в потоке других автомобилей, а Таня представляла себе, о чем он сейчас думает.

Наверное, муж бы очень удивился, если бы узнал, что она время от времени как бы вкладывает ему в голову мысли, которых у него, возможно, никогда и не было.

Песцовые шубы хотят иметь женщины простые, неутонченные. Он как-то обмолвился, что балдеет от вида женщин в норковых шубах. Прежде Таня, чтобы угодить мужу, непременно пожелала бы норку, но теперь она решила ни в чем не стеснять своих желаний.

По взгляду, который искоса бросил на нее Ленька, Таня поняла, что он такую шубу на нее мысленно примеривает. И уже уверен, что жена в ней смотреться не будет. Эти ее русые волосы с пепельным оттенком песец и вовсе будет обесцвечивать, а карие глаза тем более не подчеркнет…

Супруг любил представлять себя ценителем женской красоты и даже женской моды. Тогда, если он считает Татьяну такой бесцветной, зачем женился на ней? Впрочем, пусть думает все, что хочет! Сегодня как раз такой день, когда каждый именно думает все, что хочет.

— Ты хочешь купить шубу именно сейчас? — все же уточнил он.

— Неужели ты откажешь мне в таком удовольствии? — чуть ли не просюсюкала она.

Если бы мысли озвучивались, в салоне машины стоял бы ее гомерический хохот.

Глава седьмая

В магазине меховых и кожаных изделий продавцы слегка обалдели, когда Леонид сказал, что они приехали за шубой. Кто в наше время летом покупает шубы?

Когда-то, в советское время, люди в России приобретали вещи впрок. Тогда все более-менее приличное было в дефиците. Вот народ и готовил сани летом. А вернее, покупал все, что попадалось. Это называлось — повезло.

Но теперь-то товар распродавался и покупался по сезону.

Все же в магазине висело несколько шуб, наверное, на такой вот случай. Основную же часть товара упаковали на складе до следующего сезона.

Обычно, чтобы не слишком возвышаться над Леонидом, Таня покупала себе туфли на небольшом каблучке, но шуба… Она была уверена, что шубу надо мерить в сапогах или туфлях на высоком каблуке. Такие туфли она себе тут же и купила. Благо, в магазине имелся и небольшой обувной отдел, в котором ей приглянулась пара туфель. Как раз на выход.

Ленька деньги у нее брать не стал, чтобы Таня за все расплачивалась сама. Наверное, он так прикалывался: мол, пусть оттянется на полную катушку. Праздник так праздник, потом то, что останется, сама ему отдаст. Вообще-то обычно деньги он оставлял у себя. Женщине ведь сколько ни дай, все распуляет.

Но и Таня до поры до времени решила мужа не пугать и все еще изображала покорную женушку. Когда сняла с полки туфли, то взглядом спросила его: мол, как они тебе? Леня согласно кивнул. Ай в самом деле, пусть потешится.

Она сунула ему в руки коробку, в которую положила бывшие на ней босоножки на маленькой платформе, стала ходить по магазину в туфлях. А когда набросила себе на плечи шубу и прошлась перед ним, слегка покачивая бедрами, в глазах Леонида что-то мелькнуло. Не то растерянность, не то сожаление. Что-то он просмотрел, в чем-то жену недооценил…

А может, подумал, что не следует женщину наряжать в такие дорогие вещи? Не витрина. И не в модельном бизнесе работает. Тем более что в такой шубе ей и ходить-то некуда.

Все-таки он остался верен себе. Прежде чем заплатить за шубу, Леня прошел к продавцам и о чем-то с ними поторговался. Взял у Тани деньги — столько, сколько было на ценнике, сам пошел к кассе, но она заметила, что ему выдали сдачу, которую Леня положил в карман. Смешно, отдать ей такие деньги и экономить на копейках. Может, он уже пожалел о своем широком жесте? И таким образом потихоньку отрабатывает задний ход? Например, вдруг решит, что хватит с нее шубы, и отвезет жену домой, пока она не увлеклась покупкой еще чего-нибудь дорогого.

Таня как в воду глядела. Ни о чем ее не предупреждая и не спрашивая, Леня повернул на дорогу к дому.

— Куда ты меня везешь? — удивилась она.

— Домой. У меня срочное дело.

— Подожди! — Оказывается, Таня тоже умела командовать. — Дело, да еще срочное, конечно, прежде всего. А меня ты отвези пока к косметическому салону.

— Я же сказал… — начал раздражаться он.

— Сделаешь свои дела, заедешь за мной, — спокойно сказала Таня. — Не волнуйся, ты отдашь свою жену в руки женщин, которые как следует подготовят ее к сегодняшнему празднику.

— Какому празднику? — обалдело поинтересовался он.

— Сегодня мы при свечах будем торжественно отмечать королевскую щедрость моего мужа, потому я должна выглядеть соответственно.

— Ладно, приводи себя в порядок, — согласился он и усмехнулся: — Неужели два часа тебе хватит?

— Постараюсь уложиться, — в тон ответила ему Таня. Услуги этого салона стоили очень дорого. По прежним ее деньгам. Но, имея в руках баксы, Таня наконец могла позволить себе не то что любые услуги. Вообще новый имидж!

Она оставила упакованную шубу на заднем сиденье.

— Береги ее, — наказала со смешком. — Машину угонят, Бог с нею, по лишиться своей многолетней мечты… Нет, я этого не переживу.

— Типун тебе на язык! — шутливо возмутился Ленька. — Сколько стоит твоя шуба, а сколько мой «форд»!.. Может, босоножки наденешь? Туфли-то новые, неразношенные.

— Ничего, как говорила героиня одной книги, терпи коза, а то мамой будешь! — сказала Таня. — Для моего нового имиджа мне нужны именно такие туфли.

Впрочем, он и вправду торопился, а потому слова жены насчет ее нового имиджа пропустил мимо ушей. А зря.

Ленька смог освободиться и заехать за ней не через два, а через три часа. Правда, она сама освободилась на полчаса позже против заявленных двух. Выглянув на улицу и не обнаружив Ленькиного «форда», Таня с удовольствием прогулялась по первому этажу здания, в котором на втором этаже размещался косметический салон, а первый был просто усеян небольшими бутиками с модной одеждой.

Еще раньше в обменном пункте здесь же Таня поменяла триста долларов и теперь ходила с пачкой отечественных денег и покупала все, на что падал ее взгляд.

Таня приобрела кое-что из модных тряпок для своей дочери — девочка досрочно сдает сессию, все на «отлично», почему бы ее и не порадовать. Заслужила.

И наверное, впервые в жизни именно кучу тряпок купила для себя, причем некоторые она тотчас и надела.

Теперь Таня внешне со смехом, а внутренне с некоторым трепетом рассматривала себя в многочисленных зеркальных витринах. Как-то она слышала старую песню: «Неужели, это я, может, алая заря…»

Шутки шутками, но то, что с ней сделали все эти парикмахеры, косметологи и визажисты, не поддавалось определению одним словом. То есть такое слово в русском языке наверняка было, она просто не могла его вспомнить.

Эта особа походила на кого угодно, только не на Татьяну Карпенко. В таком виде ее не узнал бы никто. Даже любящий в прошлом муж Михаил.

Ее слегка вьющиеся русые волосы до плеч, во-первых, никто уже не смог бы назвать русыми. Понятно, они и были выкрашены краской, тон которой на коробке с тюбиком объявлялся как огненно-красный. И эти красные волосы больше не доставали до плеч, потому что с одной стороны оканчивались над ухом, а с другой стороны на лицо падали длинной косой прядью.

Нижнее белье, которое Таня купила в магазине, бюстгальтер и трусики даже изменили ее фигуру. Верх поддерживали так, что она с удивлением обнаружила у себя вовсе не плохую грудь, а низ слегка утянули, так что ее нижняя выпуклость стала как-то по-особому выпуклой. Или, может, раньше она просто не придавала значения тому, какое на ней белье?

То есть Таня, конечно, белье покупала и носила, недоумевая, за что платят деньги богатые женщины, если эти детали туалета отличаются только ценой? Оказалось, не только.

Косметолог сказала Тане:

— Какая у вас хорошая кожа: нежная, гладкая.

Парикмахер сказала:

— Вам удивительно идет этот цвет волос, визажист сказала:

— У вас такое красивое лицо, что мне оставалось лишь слегка подчеркнуть то, что щедро отпустила вам природа.

Муж обалдело произнес:

— Едрит твою налево!

Прежде Тане частенько говорили, что она симпатичная, а в юности употребляли эпитет «хорошенькая», но красивой ее не называли. Но сегодня… Такое впечатление, что кто-то вынул из оболочки, в которой она прежде жила, совсем другую Таню.

Говорят, изменившийся облик меняет и многие привычки. Например, она привычно пошла так же, как ходила всегда, но вдруг споткнулась и поняла, что это не ее походка, она ей не идет. Женщины с таким лицом ходят по-особому. Как — она поймет, прислушавшись к себе.

Если бы где-то поблизости был некий тренажерный зал, где она могла бы новую походку потренировать, конечно, без посторонних глаз, Татьяна так бы и сделала, но учиться ей пришлось, что называется, на ходу.

И хорошо, что Ленька приехал за ней позже обещанного времени. Таня медленно прохаживалась возле витрин, искоса посматривая на свою осанку, пока от напряжения у нее не заболела спина. Так что новый имидж давался вовсе не так легко, как могло показаться на первый взгляд.

Неужели она прежде ходила так некрасиво, разбрасывая в сторону ступни? И сутулясь при этом. И размахивая руками. Как там говорили в известной комедии — походка от бедра? Нет, надо будет потренироваться на веранде, когда дома никого не окажется. Пока нужно просто помедленнее ходить. Быструю походку труднее контролировать.

Она увидела сквозь огромные стеклянные двери, как Ленька остановил свой «форд», и медленно отправилась ему навстречу.

Муж ее не узнал, даже когда она взялась за ручку дверцы. И обратил к ней одновременно оценивающий и вопросительный взгляд.

— Мужчина, не подбросите до Сормовской, стольник плачу! — сказала Таня нарочито хрипло.

И тогда Леня, все еще не доверяя своим глазам, произнес эту сакраментальную фразу насчет матери.

Пакеты, которые Таня бросила на заднее сиденье, заняли чуть ли не полсалона. Ленька все смотрел на нее, открыв рот, пока Таня не скомандовала:

— Поезжайте вперед, мужчина, здесь стоянка запрещена. И рот закройте. Мухи летают. Не дай Бог, залетит какая, а ведь они на что только не садятся!

— Зачем ты это с собой сделала? — спросил он, с трудом отрывая взгляд от жены.

— Тебе не нравится? — ответила она вопросом на вопрос.

— Ты стала шикарной женщиной, но какой-то чужой.

— Ничего, привыкнешь.

— А если нет?

Прежде, наверное, она бы запаниковала. Обидела мужа! Но что же делать. Он сам виноват: такой дремучий. Домострой давно отменили, а он все как старовер. Жить его установками и каждый свой шаг сверять с его патриархальными вкусами? И трепетать от его неодобрения? Этак, волка бояться — в лес не ходить!

А почему бы тогда Леньке не бояться, что она его бросит. Но он не боялся, потому что Татьяной не дорожил. Как ни пыталась Таня разобрать по косточкам причину их совместного проживания, ничего не получалось. Без любви и совместных детей… оставались привычка и понимание, что нет смысла менять партнера, начинать все сначала, когда можно лишь попытаться сгладить острые углы.

Она опять вспомнила слова Маши, что мужская сила Леонида значит слишком мало. Нет, настоящие женщины такими мужчинами не разбрасываются.

Словом, рассуждала Таня правильно, что при всех раскладах их брак стоило поберечь, но вслух на Ленькин вопрос ответила неожиданно для самой себя:

— Что ж, тогда ты со мной разведешься.

Слово было произнесено.

В салоне машины повисло молчание — они стояли как раз на светофоре, но Леонид вовсе не был намерен отдавать инициативу в руки жены.

— Солнышко, — сказал он, криво улыбаясь, — верни, пожалуйста, деньги, которые я тебе дал.

— Не верну.

Все-таки она успела как следует изучить своего мужа. И была уверена, что именно так все и произойдет: он не даст ей долго резвиться и деньги заберет.

— Меня не оставляет впечатление, что жену мне не изменили, а подменили, — сказал он. — Ты уверена, что я не применю к тебе силу.

— Уверена, — сказала она, обольстительно улыбаясь, — ты не из тех людей, которые отбирают у женщины собственный подарок.

— Деньги не могут быть подарком!

Кажется, она опять повергла его в растерянность:

— Выходит, могут.

— Ты знаешь, почему я ушел от своей второй жены?

— Ты мне не рассказывал. И я решила не спрашивать. Но я с удовольствием послушаю.

— Так вот, она тоже захотела свободы!

— И ты понимаешь, о чем это говорит?

— О чем? — спросил Ленька с самым глупым видом.

— О том, что рядом с тобой женщина не может слишком долго выглядеть дурочкой. В ней просыпается любовь к активной жизни. Ты слишком незаурядный человек, потому каждая из нас стремится до тебя дотянуться, тебе соответствовать, быть тебя достойной…

Вот так, пусть теперь сидит и размышляет: Таня сказала ему комплимент или обдурила.

Он опять углубленно замолчал и заговорил только несколько минут спустя, ехидно усмехаясь:

— Может, я не так красиво излагаю свои мысли, но если твоя воля к жизни проснулась только сейчас, то объясни мне, что за эмоции сегодня ночью не только имелись в наличии, но и вопили об этом на всю улицу.

Нет, это удар ниже пояса. Таня невольно покраснела. Почему он все их споры сводит к одной постели? Ну темпераментная она женщина! Другой бы радовался, а этот все время кусает.

Но и то правда, чего это вдруг ее потянуло на красивости? Не на трибуне! Ленька понял, что она вешает ему на уши лапшу, и разозлился.

Самое время изобразить на лице раскаяние и смирение.

— Ладно, я больше не буду разглагольствовать на тему свободы, но и ты скажи, что тебе не нравится в моем новом облике? Разве ты не знаешь — время от времени женщина должна менять свой имидж, так говорят даже известные психологи.

— Прежний имидж мне нравился больше.

— Безответный?

— Называй его как хочешь, но такая роскошная женщина, какой ты себя сделала, для ежедневной прозы жизни как-то не подходит. Это на подиуме или на сцене ты могла бы выглядеть на своем месте, а в нашем скромном коттедже…

— Да что особенного со мной сделали? — не выдержав дипломатии, взорвалась Таня. — Ну подстригли, ну покрасили… Сейчас модны такие цвета. Осенней листвы. Нанесли макияж…

— А что у тебя с ногтями?!

— Обычные накладные ногти.

— И как ты собираешься с такими мыть посуду?

— Так вот что тебя возмутило, — с издевкой протянула Таня, а Леонид при ее словах стукнул кулаком по рулю. — Ничего, я буду надевать резиновые перчатки. Они продаются. Хозяйственными называются.

— Не выставляй меня идиотом!

— В крайнем случае можно пригласить домработницу. На те деньги, что ты мне дал, я могу себе позволить лет пять платить другим за работу, которую я делаю сейчас.

— Тогда что будешь делать ты?

— Тебя не поймешь. — Тане надоело препираться, и она просто «включила дурочку». — То ты не хочешь, чтобы я работала, то чуть ли не требуешь…

— Ничего такого я не требую. — Он понизил голос.

— А еще ты говорил, чтобы я нашла себе какое-то хобби.

— Ну говорил. — Он уже с осторожностью подбирал слова, решив про себя, что ему с ней надо держать ухо востро.

— Я придумала, чем смогу заняться. Стану рисовать картины.

Он так круто повернулся к ней, что машина вильнула на шоссе.

— Смотри на дорогу, — сказала Таня.

Ей стало не по себе от его взгляда. Она считала, что Ленька ее не знает, но она-то сама так ли уж хорошо его знала? Иначе почему вдруг ей пугаться?

Что-то этакое в ее жизни уже было. Ах да, она одно время боялась, что Мишка в ярости поднимет на нее руку. После того случая, когда он так жестоко обошелся с напавшими на них хулиганами.

— Ты хочешь заняться рисованием?

Он произнес фразу как бы по слогам, будто она сказала что-то донельзя глупое.

— А чем же это хобби хуже любого другого? — все же спросила она. — Я в юности неплохо рисовала. Одно время даже ходила в молодежную художественную студию. Наш руководитель, художник, говорил, у меня неплохая рука.

— И ты для того себя обезобразила? Наверное, в представлении богемы это очень красиво, а на мой взгляд, этому твоему имиджу только таблички не хватает: «Даю!»

— Останови машину, немедленно! — в бешенстве закричала Таня.

— Без нервов, мадам, — медленно процедил он, и взгляд его сделался злым и холодным. — Я отвезу тебя домой, и попробуй в мое отсутствие хоть шаг за калитку сделать!

— В твое отсутствие? И долго ты собираешься отсутствовать?

— Столько, сколько сочту нужным!

Он и в самом деле довез ее до дома и смотрел ей вслед, пока Таня не зашла во двор и не закрыла за собой калитку, а потом с ходу так ударил по газам, что взвизгнули покрышки.

Едва она простучала каблуками к своей двери, как услышала голос Маши — она кричала, свесившись с перил веранды:

— Сашенька, это ты?

Из-за навеса ей не было видно, кто открывает входную дверь.

— Это я, Маша, — отозвалась она.

— Таня, зайди ко мне на минутку! — сказала сестра. — Ты-то как раз мне и нужна.

Коттедж на два хозяина, в котором жили сестры, был мансардного типа, разрешение на строительство таких особняков давали в свое время весьма неохотно, но адвокат Вревский был заметной фигурой в городе, и ему строить дом разрешили.

Наверху в каждой половине располагались две спальни, одна из которых выходила на открытую веранду типа большой лоджии. У Маши она была открытой, а в Таниной половине Леонид ее застеклил. Наверное, чтобы жена не могла перелезать прямо к сестре на веранду.

Таня предвкушала реакцию Маши и, так и не открыв свою дверь, поспешила на половину сестры. День сегодня у Маши был нерабочий, и Тане отчего-то захотелось, чтобы она оказалась дома одна.

Маша и вправду была одна. Сидела за накрытым столом и пила чай. Рядом стоял белый электрический чайник из импортных, которые, закипев, сами отключаются.

— Ну, сестрица, вот это ты номер отмочила.

Это Маша ее облику изумилась и некоторое время рассматривала сестру, лишь слегка отодвинув стул, на котором сидела. Но потом она не выдержала и подошла поближе, чтобы убедиться: глаза ее не обманывают.

— Таня, Боже мой, да ты у нас просто красавица! А еще говорят: сколько-то там лет — бабий век. Это у кого как, а мы вот только расцвели по-настоящему… А ты знаешь, как сейчас на маму похожа. Русые волосы у тебя в папу, а мама у нас темноволосая была.

— Я помню, — тихо сказала Таня.

— Кто мог подумать два десятка лет назад, что мы, сестры, выросшие в дружной и любящей семье, вдруг останемся сиротами! — вздохнула Маша. — Как же это Леня позволил тебе такое?

— Замечательно, от сирот перешла сразу к Лене, — рассмеялась Таня. — А он, кстати, и не позволял. Так разозлился, что даже посадил меня под домашний арест.

— А в чем он заключается? — шутливо ужаснулась старшая сестра. — Тебе нельзя выходить со двора или из дома вообще?

— Не знаю, я отчего-то забыла уточнить.

— Ты сбежала из дома в парикмахерскую? Постриглась и покрасилась ему назло?

— Почему обязательно назло? Я всего лишь заранее его не предупредила. Вернее, я начала говорить, но он не стал слушать, куда-то торопился.

— Надо же, вылитая наша мама! — продолжала повторять Маша, любуясь ею, как картиной.

Она полезла в шкаф и вытащила оттуда фотографии.

— Вот, убедись сама.

Мама и вправду была очень красивой женщиной, и если Таня на нее похожа… Глупый Ленька, еще и злится на нее. Какой-то он неправильный мужчина. Таня сама виновата, так редко говорила с ним по душам. Что за комплексы его одолевают? Наверное, с ее помощью он мог бы от них избавиться…

Маша убрала альбом в шкаф и погладила ее по голове, как когда-то давно. Но тут же, вспомнив о чем-то, убрала руку и сказала:

— Ну-ка отойди, я на тебя со стороны посмотрю. Надо же, и каблучищи опять надела. И откуда такая куча пакетов?

— Любимый муж в город вывез. А пока он своими делами занимался, я слегка себе позволила. Знаешь, что в этом, самом большом, пакете? Песцовая шуба!

— Как же Ленечка это перенес?

— С трудом… То есть шубу-то он купил, а вот остальное. Он дал денег — я стала их тратить. Это такое удовольствие! — Таня мечтательно потянулась. — Это как два… Нет, как три дня рождения. Только подарки я дарила себе сама… Ну да Бог с ним, с Леней, что ты мне хотела сказать?

Маша пододвинула свой стул совсем близко к Тане и взяла ее руки в свои.

— Ой, Танюшка, у меня такие новости, что я тебя еле дождалась. От того, что не с кем поделиться, вся извелась.

Таня взглянула на стол и увидела конверт.

— Николка прислал, это новости у него?

— Угадала.

— Мальчишку в звании повысили? Или он хочет в контрактники пойти?

Видимо, все еще пребывая в эйфории, Таня не сразу заметила, что новости у сестры вовсе не такие радужные, как она пыталась угадать. И они ее расстроили.

— Хуже. — Маша тяжело вздохнула, подтверждая ее догадку. — Он хочет жениться.

— В девятнадцать лет? — ахнула Таня.

— Сама-то во сколько вышла?

— Ну, девчонки всегда раньше выходят, а вот парни… Ты расстроилась?

— Еще бы не расстроиться! Во-первых, девочка на четыре года старше его, а во-вторых, у нее ребенок.

— Мальчик?

— Девочка. Да и какая разница!

Она помолчала.

— Свадьбы не будет, так, небольшой молодежный вечер. Потому меня и не зовут. Господи, почему я тебя не послушалась! Могла бы его здесь оставить. Так нет! Иди, сынок единственный, служи на Крайнем Севере!.. Теперь только и остается, что локти кусать.

Она заплакала.

Глава восьмая

Маша встала из-за стола на веранде, где они теперь сидели, и вернулась с початой бутылкой вина.

— Давай с тобой выпьем, а то мне что-то не по себе.

— Уж не втянулась ли ты в это дело со своими военными? — спросила ее Таня.

И сама подивилась своему менторскому тону, а она еще пеняла Маше на такие вот нотки в голосе.

— Не говори ерунды, — усмехнулась сестра, — разве ты не знаешь, я человек ответственный. Кроме того, мне, как врачу, наверное, известно…

— Ну, это не аргумент! — Таня подозревала, что несет сущую ерунду, но ее пугали глаза Маши, в них плескалось непривычное отчаяние. Словно ей и без того было плохо, а тут еще письмо сына. — А врачи… О, я знаю врачей; они пьют неразбавленный спирт, стерилизуя внутренности…

— Татьяна, я тебя отшлепаю. Что это еще за нелепые выдумки в адрес врачей!

— Хотела бы я видеть, как ты меня отшлепаешь.

— Рада, что большая выросла?

— Нет, ты не уходи от ответа. Подтверди, что врачи не пьют, и вообще врач — это не профессия, а состояние души.

— По крайней мере только врач знает, что человеку полезно, что не полезно, но к себе эти знания никогда не применяет.

— Вот видишь!

— Что — видишь? Тебя бы на мое место — тоже потянуло бы философствовать.

— Меня и на моем месте к этому тянет. А вот тебя однозначно тянет к рюмке, — грубовато заметила Таня. — И при этом, не могу замолчать сего факта, совершенно атрофируется чувство локтя. Что смотришь с понтом, не понимаешь, в чем дело: мне налей.

— Таня, еще немного, и я подумаю, не подменили мне сестру в парикмахерской или где ты там была?

— В косметическом салоне.

— Ого, красиво жить не запретишь. Неужели в том, дорогом?

— Зачем же нам дешевые? Давай выпьем за пять «у». Это я придумала: уверенность, увлеченность, удовлетворенность, удачливость, успех.

Рюмочки Маша принесла самые маленькие, так что мелькнувшая было у Тани мысль о появившемся у нее пристрастии к алкоголю больше не возникала. Просто сестра и вправду была расстроена.

— Вот я и осталась одна, — сказала Маша. — Сын! Он даже не пригласил меня в гости. Просто поставил в известность, и все. Думала, приедет, поступит в институт. Я и деньги-то откладывала на машину, думаешь, для себя?.. Давай выпьем за то, чтобы мы были кому-нибудь нужны.

— Машка, тебе не стыдно! А я?

— У тебя своя жизнь, — грустно сказала она. — Все, хватит, на досуге я еще подумаю, сыночкино письмо почитаю…

Таня мысленно представила себе племянника Колю. Несмотря на то что Маша ростом не слишком высока, парень у нее удался в отца — первого красавца мединститута. Высокий, широкоплечий. Шел по улице — на него женщины оглядывались.

Маша винила себя за то, что он теперь служил на Крайнем Севере, но Таня помнила, что это было желание Коли.

«Учти, мать, от армии я прятаться не буду, и не проси, — строго выговорил он. — Если каждый станет косить под больного или дезертировать, кто будет родину защищать?»

Такой вот он был правильный, на светлых идеалах воспитанный. И с этой скоропалительной женитьбой, Таня была уверена, все не так просто. Или в самом деле племянник женился по большой любви, или прикрыл кого-то собой. Потому он и мать к себе не позвал, не хотел, чтобы она нервничала. Решил, видимо, что удар на таком расстоянии вовсе и не удар, а так, легкий толчок. Маша и сама это поймет, когда к мысли о женитьбе сына привыкнет да рассудит, как и что могло произойти…

— У меня вот какая идея, — предложила Таня, — давай немного попозже, ближе к осени, вместе с тобой в этот Мурманск съездим и посмотрим, что там да как? Может, ничего страшного и нет.

— Думаешь, тебя Леня отпустит?

— А куда он денется? Если сегодня навсегда не уйдет, смирится и с моим отъездом.

— Не уйдет, ты сказала? А что, должен был?

— Уж очень он моим видом недоволен. Мол, с таким обликом и таблички не надо, и так все ясно.

— Какой таблички? — не поняла Маша.

— «Даю!»

— Так и сказал, и ты что, не обиделась?

— А чего обижаться? Ему виднее.

— Знаешь, Танюшка, после того, как ты ушла от Миши, я подспудно жду от тебя самых непредсказуемых действий. Эта хулиганская челка… Сама придумала?

— Нет, парикмахерша мне модный журнал дала, я в нем и выбрала.

Они выпили за смелость, и Маша откинулась в кресле.

— Будь я психологом, я бы твою жизнь до сегодняшнего дня разбила на три… нет, на четыре периода. Первый, понятно, побольше: рождение — взросление. Потом — становление женщины, любимой и счастливой. Третий — летаргический сон…

— Погоди, а мой развод с Мишкой ни к какому периоду не относится?

— Относится. Это просто конец второго периода.

— Минуточку, что же получается, мой брак с Каретниковым ты считаешь летаргическим сном?

— Назови как-то по-другому. Пусть это будет прозябание в образе добропорядочной матроны.

— Хорошего же ты обо мне мнения!

— Не обижайся, Танюша, я же шучу. Но и ты тоже высказалась: мнение! Ты как бы мой первый ребенок. Я тебя знаю и принимаю такой, какая ты есть, и при этом мне очень хочется, чтобы ты не совершала таких ошибок, которые испортят твою жизнь. Жить импульсами в восемнадцать лет — это нормально. Но когда тебе за тридцать, нужно включать и разум…

В тишине дома как-то по-особому резко прозвучал телефонный звонок.

— Извини, это, наверное, Валентин.

Оказалось, это кто-то из Машиных пациентов, кому она стала медленно и подробно объяснять курс лечения.

Таня задумчиво вертела в пальцах тонкую ножку рюмки, привычно ныряя в глубину своего прошлого.

Когда Михаила пригласили на работу в элитный клуб «Ахилл», семья Карпенко отметила это торжественно. Ему предложили сразу такой оклад, который он не имел, суммируя заработок всех своих трех работ, мотаясь по городу с утра до вечера.

Собственно, Таня много раз говорила, что они могли бы обойтись и меньшим. Тем более что, как мастер ремонтной фирмы «Геркон», она и сама теперь неплохо получала. Но Мишка отговаривался тем, что «жигуленок» — его вторая машина, которую они тоже купили подержанной, — совсем на ладан дышит, а без машины он как без рук. В смысле, как без ног.

С одним только Таня не могла согласиться. Мишка отказывался жить в той половине коттеджа, которая принадлежала Тане. Они пускали туда квартирантов, а деньги откладывали на покупку трехкомнатной квартиры.

— Ну почему ты не хочешь жить в моем доме, почему?! — сердилась Таня.

— Нам, казакам, жить у приймах нэ любо, — отшучивался он.

— Нэ любо! — передразнивала Таня. — Какой ты казак! Не примазывайся к чужой славе.

— Дед был казак, отец был казак, — загибал пальцы Мишка. — Один я подкачал, на кацапке женился. Да еще с польскими корнями!

— Я — кацапка? — подбоченивалась Таня и с воинственным кличем бросалась на мужа; они начинали бороться, и если рядом не оказывалось Александры, понятно, чем это заканчивалось.

Итак, семья Карпенко стала жить не то чтобы какой-то новой жизнью, но гораздо более обеспеченной.

Кроме очень неплохого твердого оклада, Михаил мог зарабатывать как индивидуальный тренер. То есть если кто-то из посещающих клуб и увлекающихся восточными единоборствами или русским рукопашным боем не хотел заниматься в группе вместе со всеми, он мог выбрать Карпенко в качестве личного тренера с отдельной почасовой оплатой. Пятьдесят процентов из этого заработка Мишка отдавал клубу, а остальные вручал Татьяне со словами: «Это шабашка, дорогая, можешь купить себе внеплановые туфельки, или колечко, или тряпочку модную…»

Это были не такие большие деньги, как те, что вручил ей второй муж, но отчего-то Мишкины деньги радовали ее куда больше. Таня покупала обычно «тряпочки» не только себе, но и любимому мужу: рубашки в тон его голубым глазам, шерстяные свитера. Да мало ли!

Ленька приобретал себе одежду сам.

Странно, что, оглядываясь все чаще на свою прошлую жизнь, Таня находила в ней уйму приятных мелочей, которых была лишена в нынешней жизни. Жаль, что она раньше этого не понимала. Не замечала. Принимала как должное. Что имеем, не храним, потерявши — плачем!

Ей больше не хотелось обвинять во всем Мишку. Если верный конь поранил ногу, раз споткнулся, а потом опять… Прав был поэт: «Не вини коня, вини дорогу, и коня не торопись менять…» Он не подумал, она не простила, а в общем — потеряли оба.

Но если встать на другую точку зрения, можно оправдать любую подлость… Это уже Таня начинала себя подкручивать. Тяжело было брать всю вину на себя, тем более что сама она никакой подлости Мишке не сделала.

Нет, эта тема для нее и до сих пор слишком больна, чтобы вот так спокойно о ней рассуждать. Кто виноват…

Будь проклят элитный клуб «Ахилл». Он улучшил благосостояние семьи Карпенко, а взамен разрушил ее…

Таня сразу поняла: что-то случилось. Причем настолько серьезное, что теперь вся их с Мишкой жизнь переменится. Но что она вообще прахом пойдет, она и не подозревала.

Как зверь, хищник чувствует опасность, так и она, взглянув на поникшего мужа, поняла: приплыли!

Мишка в тот вечер пришел поздно, но она, как обычно, ждала его. И ужин стоял на плите, грелся на медленном огне.

Таня бросилась ему навстречу поцеловать, как обычно, и уловила запах перегара. Это был первый тревожный знак: он никогда прежде не пил на работе.

— Тебя, случайно, с работы не уволили? — спросила она в шутку.

— С чего ты взяла? — ответил он, отстраняясь и не глядя ей в глаза.

Когда это такое было? У них даже по такому случаю поговорка существовала. Если один другого подозревал в розыгрыше или невинном обмане, то грозно приговаривал: «Дывысь мени в очи!»

А теперь эта шутка просто застыла у Тани на языке: мужа будто подменили. Ушел на работу добрый, любящий глава семьи, вернулся чужой, не похожий на себя человек. Другой, может, сумел бы притвориться. Не выдавать себя вот так, с головой. Но Мишка этого не умел.

Он был слишком растерян и оглушен собственным падением и не знал, как это теперь он возьмет и посмотрит Тане в глаза…

Ленька на его месте соврал бы и даже глазом не моргнул. Про таких говорят: врет на голубом глазу. И возможно, Таня никогда бы ни о чем не узнала. Взять, к примеру, его интерес к Маше. Как он смотрит на нее и слюни пускает. Но попробуй о том лишь намекнуть, в момент отопрется. Да еще возмутится, что жена смеет его подозревать. Такого святого…

Не слишком ли часто Таня стала вот так, без предупреждения, мысленно нырять в прошлое, напрочь забывая в это время о собеседнике. В конце концов, это просто неприлично.

Между тем Маша переговорила по телефону и вернулась к сестре.

— Мишку вспоминаешь? — улыбаясь, спросила она. Таня вздрогнула:

— Ты чего, и мысли мои читать можешь?

— К сожалению, не могу.

— Думаешь, ты могла бы прочитать что-то интересное?

— Кто знает, может, успела бы кое-что предупредить… Ну что ты сразу взъерошилась? Думай на здоровье о ком хочешь! Такая ты сегодня красивая, но напряженная. Будто не в салон сходила, а военную подготовку прошла.

— Это от раздражения. Меня злит, что без ведома Леньки я не могу и к парикмахеру сходить.

— За что боролись… — пожала плечами Маша. — Сразу не пресекла — теперь терпи.

— А я не хочу! — упрямо сказала Таня.

Но Маша не обратила на ее слова внимания, потому что в этот момент и у нее глаза затуманились.

— Между прочим, я буквально вчера вспоминала, как нас с тобой и с нашими детьми Мишка повез однажды в горы, а тут начался дождь.

В тот день они выехали из дома рано. Погода ожидалась солнечной, теплой. На дворе стоял август. В синем небе ни облачка.

Ехали они в горы. Не в те, что высоченные, со снеговыми шапками, а горы, поросшие лесом, вполне проходимые, вернее, исхоженные сотнями туристских кроссовок.

Они по узкой грунтовой дороге выехали на поляну с высокой шелковистой травой, где Мишка сразу стал сооружать костер — они везли с собой мясо, — а Саша с Колей бегали по поляне взапуски.

Михаил сделал отличный шашлык, после которого они лежали, объевшиеся, на покрывале; даже дети притомились, приткнулись к боку единственного среди них мужчины.

И тут налетел ветер, и на небе стали появляться тучи.

— Рвем когти! — скомандовал Мишка, нарушая их идиллию. — Надо успеть съехать вниз, иначе мы можем застрять. Почвы здесь глинистые, в момент размоет!

Он оказался прав. Не успели они отъехать и ста метров от поляны, на которой отдыхали, как начался почти тропический ливень, просто сплошная пелена воды.

Машина с трудом преодолевала плывущую под колесами дорогу, пока не забуксовала на одном месте.

Мишка сдавал назад, рвался вперед, пытался рывком выскочить из ямы, но тяжелый «мерседес» увязал все глубже.

— Однако придется толкать, — сказала Маша.

— Можно было бы переждать, пока кончится дождь, — рассуждал вслух Мишка, — но знать бы, когда он кончится.

Небо и вправду было обложным, серо-черным, особенно низкое в горах.

Сестры переглянулись и вылезли наружу. И мгновенно промокли до нитки.

— А вы сидите! — прикрикнула Маша на сына и племянницу, которые потянулись следом за ними.

Мишка тоже выскочил и за неимением лучшего бросил под колеса какой-то полузасохший куст.

С первого же рывка Машу с Таней облило грязью, а потом Маша поскользнулась и с размаху упала в глинистую жижу.

Она споро поднялась и опять стала толкать вместе с Таней тяжелую машину.

И вытолкали!

Потом посмотрели друг на друга и расхохотались. На них не было не то что сухого, чистого места.

— Садитесь! — кричал им в приоткрытую дверцу Мишка, а они все не могли насмеяться.

— Куда ж мы в таком виде? — развела руки в стороны Маша.

— Тогда идите следом, я метров двести проеду до дороги — там скалистый грунт! — крикнул он сестрам. И они шли следом за машиной, все еще смеясь.

Оказалось, поблизости от дороги течет ручей — горный, холоднющий, и они, сняв платья, вымылись в нем, стуча зубами от холода.

— Воспаление легких мы с тобой намоем, — сказала Маша.

Но никто из них после этой поездки даже не чихнул. Ну вот, мало того что Таня все о Мишке вспоминала, теперь они это делают вместе с Машей.

— Я после этой нашей поездки впервые задумалась, почему люди после вот таких испытаний — дождь, ледяной ручей — не заболевают, а в квартире на небольшом сквозняке могут получить простуду…

Интересно, а Маша вот так же вспоминает о своем бывшем муже? Кто знает, вдруг и она жалеет о том, что когда-то развелась с ним.

— Скажи, а ты Павла давно не видела? — спросила у нее Таня.

— Видела с месяц назад, — качнула головой Маша. — Я его первая заметила, но он мне так обрадовался! Я даже не ожидала.

— А может…

— Ничего не может. Хотя Павлик сразу со слезой в голосе стал вспоминать, как мы с ним любили друг друга и какой он был дурак, что не уговорил меня в свое время не подавать на развод. И что я одна на свете такая, бессребреница, княгиня Мышкина, а остальные бабы все стервы продажные…

— Не поняла, почему княгиня Мышкина? В смысле, серая?

— Идиот женского рода, в этом смысле.

— Сомнительный комплимент.

— И не говори. Я уже не рада была, что его окликнула. Стал рассусоливать: может, мы встретимся или он ко мне зайдет поговорить, то да се… Насчет последнего — в смысле, того и сего — я сказала, что скорее лягу в постель с дядей Витей. Павлик жутко обиделся.

Дядя Витя на их улице был притчей во языцех. Говорили, он в прошлом морской офицер, но сейчас в нем от офицера ничего не осталось. То есть ни осанки, ни представительности, ни достоинства.

Он пил каждый день, допивался до белой горячки и гонялся за женой с топором, как в старые добрые времена, когда еще отчаянно ревновал ее ко всем.

Правда, теперь он не столько гонялся, сколько ковылял, жена тоже уже бегала не намного быстрее его, так что ссоры между супругами Беловыми обычно потешали всю улицу. И за все время только дважды в беготню супругов вмешивались другие люди: когда прыткость дяди Вити стала вдруг опасной для его запыхавшейся жены. В свое время этим пришлось заниматься однажды и мужу Маши…

Таня представила, как ее красивая и опрятная сестрица легла бы с пьяницей-соседом в постель, и засмеялась. Но тут же осеклась: Маша еще подумает, что это у нее истерика на нервной почве.

— Прости, не удержалась, — сказала она, — представила тебя рядом с дядей Витей… И что бы сказал тогда о тебе мой любимый супруг.

— Сказал бы, что твоя сестра скурвилась, и запретил бы нам видеться.

— Слушай, почему он всегда думает о людях худшее? Вот, например, о моей подруге Соне он говорил, будто она лесбиянка, потому что вечно со мной целуется. И под этим предлогом потихоньку выдавил ее из нашего дома.

— А про нас со Светкой ничего не говорил?

— Вроде ничего. Даже странно. Он пеной исходит, когда к тебе гости-мужчины приходят, но чтобы хоть раз сказать о тебе худое слово… нет, не припомню. Наверное, ты единственная женщина в городе, к которой он хорошо относится. Интересно, он уважает тебя как мою сестру или как личность?

— Считаешь, это большая разница?

— Мне не все в нем попятно. Притом что он меня к тебе ревнует. Когда я иду при нем на твою половину, он прямо весь напрягается, хотя, конечно, не может запретить мне видеться с сестрой.

Так она все время болтала с Машей обо всем, скорее, убалтывала ее. Хотя и понимала, что отвлечет ее лишь на время разговора. Сын решил жениться так скоропалительно… Это на Колю совсем не похоже. Они всегда были с Машей друзьями. Их близость для Татьяны порой была укором. Александре она столько времени не уделяла.

Она представляла себе, какие мысли приходили в голову Маши в связи с этим событием!

Так она сидела, жалела Машу, и вдруг ей в голову пришла одна идея.

— Помнишь, Маша, Алик тебе свою машину предлагал купить? Он в самом деле ее продавал, — спросила Таня, — или просто так пошутил?

Сестра удивленно воззрилась на нее. Говорили вроде о Николушке, потом о Мишке, даже о Павлике, и вдруг — Алик? Разве сейчас Маше до этого? Ей пришлось сосредоточиться, чтобы заговорить об Алике.

— Нет, он предлагал мне купить ее вполне серьезно.

— А что Алик при этом говорил конкретно?

— Ну, что его машина вообще стоит гораздо больше, что он на ней совсем немного километров наездил… Он говорил, сколько именно, но я пропустила мимо ушей. Пожаловался даже, что ему просто деньги срочно нужны, а то он согласился бы продать мне ее в рассрочку.

— Вы когда-нибудь прежде о машине говорили?

— Года два назад я между прочим похвасталась ему, что коплю на машину, пока Николка в армии. Мол, много ли мне сейчас одной надо.

Алик Петросян был их общим знакомым. Он когда-то жил на этой же улице вместе с родителями, а потом женился и построил свой собственный дом. Вернее, вначале построил дом, а недавно соседка рассказывала Тане, что Алик женился.

Когда-то он ухаживал за Машей и даже учил ее водить машину. Сестра под его руководством ухитрилась сдать на права, чем Алик страшно гордился, но на машину никак не могла собрать, потому что в отличие от Тани она следила за своим гардеробом и каждый сезон хотя бы частично его обновляла.

Теперь Алику на что-то срочно требовались три тысячи баксов, и он все пытался пристроить знакомым свою почти новую «десятку». Но как в таком случае бывает, именно теперь никто в машине не нуждался, вот если бы он предложил это раньше, так говорили многие…

— Да ну его! — махнула рукой Маша. — Рисовал мне всяческие картины, как я буду смотреться за рулем, а когда надоест, я смогу подарить ее своему сыну. Спрашивал, может, я займу деньги у кого-нибудь, а он выкрутится и сам мне займет. В общем, он много чего говорил, но я слушала вполуха. Жалко ему, видите ли, отдавать свою «ласточку» в чужие руки. Но ты же знаешь, я терпеть не могу занимать деньги. Я даже не знаю, так ли уж хочу машину. Просто надо же на что-то копить, вот я и откладываю. Это как-то дисциплинирует.

— И он эту машину продал, не знаешь?

— Насколько я знаю, нет. А чего ты вдруг о машине вспомнила? Вроде к нашему разговору она отношения не имеет.

— Это как посмотреть. Да и почему бы нет? Он на ней в аварию не попадал. И вообще, Алик — человек аккуратный, тачку свою берег. А три штуки зеленых разве деньги?

— По нашим теперешним понятиям, копейки! Вернее, центы, — шутливо поддакнула Маша.

— Не смейся, сестра, мне до вечера надо израсходовать все, что мне сегодня выдали, а у меня в сумочке еще тысяч семь бумажек с неким американским президентом!

— Недаром я с подозрением отношусь к тихоням, — хохотнула Маша. — Сидела моя сестренка, сидела, ничего не хотела, ни к чему не стремилась, и вдруг — на тебе! Сразу машину ей подавай. У тебя разве нет других, более насущных потребностей?

— Представь себе, нет. То есть таких, чтобы заявляли о себе. С другой стороны, машина нам — я хочу сказать, на наш двор — нужна. Вдруг завтра Леня на что-то разозлится — в последнее время он стал такой нервный! — и останемся мы без транспорта. Причем обе имеем права. Это хорошо? Это противно!

— А почему бы нет, — подумав, кивнула Маша, — сходим к Алику, поговорим, может, машину он успел продать. Буквально вчера.

Глава девятая

Захвати свои документы, — сказала Таня, — паспорт, права…

— Зачем? — удивилась Маша.

— На всякий случай.

Алик оказался дома. Сестры нажали кнопку звонка у высокого, наверное, двухметрового забора, и он вышел в футболке и шортах, наверное, что-то делал во дворе.

По всем меркам он засиделся в холостяках. Он немного моложе Маши, но у той уже сын женился, не сегодня завтра внуки пойдут, а вот Алик только недавно сподобился. Говорили, вроде отец просватал для него невесту где-то под Ереваном.

Он обратил взгляд на Машу, а по Таниному лицу лишь скользнул взглядом. Впрочем, не без интереса. Как мужчина машинально окидывает взглядом симпатичные женские лица.

— Ты что хотела, Маша?

— А со мной ты из принципа не общаешься или как? — с нарочитой обидой спросила его Таня.

— Татьяна!

Он смешно всплеснул руками и удивленно всмотрелся в нее.

— Встретил бы на улице, ни за что бы не узнал!

— Мой новый облик лучше или хуже? — решила уточнить Таня.

— Как будто в тебе жили два разных человека. До этого более скромный закрывал собой… более красивого.

Алик всегда был дипломатом, но сейчас вроде говорил искренне. Таня не только сама привыкала к своему новому облику, но и мнение старых знакомых ей тоже хотелось знать: не переборщила ли? Маша, понятно, ее всякую любит…

— Значит, все-таки лучше?

— А что говорит твой муж? Мужики всегда солидаризуются!

— Пребывает в шоке.

— Передай ему мои соболезнования. Чтобы общаться с вами, дорогие женщины, надо иметь крепкое здоровье. Один шок, другой, а там и до инфаркта недалеко.

— Не каркай! — сплюнула Таня.

— Каркай не каркай, а это так и есть, — тяжело, как старый дед, вздохнул Алик.

— Это ты так из-за женитьбы тяжело вздыхаешь? — спросила Таня.

— Что вы! Жена у меня ангел. Но зато другие, мои родные и близкие, будто сговорились отравлять нам с Аленкой жизнь… Вы ко мне по делу?

Он оглянулся на свой шикарный дом, видимо, беспокоясь, не слишком ли долго разговаривает с двумя красивыми женщинами, а это может не понравиться его молодой жене.

— Ну да, решили купить у тебя машину, если ты не передумал.

Переговоры на себя взяла Таня, что было непривычно ни для Алика, ни для Маши, так что, прежде чем ответить, он опять вопросительно на Машу взглянул:

— Купить машину? Девочки, вы серьезно? В рассрочку?

— Почему в рассрочку? — громко обиделась Таня. — Если хочешь знать, у нас даже деньги с собой. Показать?

Глаза Алика загорелись.

— Все же есть Бог на свете! Никогда не думал, что спасти меня сможете именно вы! Дело в том, что я с отцом, понимаешь, поссорился…

— С Аванесом Аветиковичем! — ахнула Маша. — Никогда не думала, что в семье Петросянов такое возможно. Сын поссорился с отцом! И он тебя не выпорол?

— Эх, Маша, легко тебе шутить. Если бы ты знала все!

— Ты не поднял цену — три тысячи долларов? — вмешалась в разговор Таня. Алик любил поговорить, и если его не остановить…

— Я уже на такую сумму и не надеялся. Тут у меня уже приятели нашлись, которые «согласились» мою машину купить за две тысячи. А мне меньше трех никак нельзя! Или вы тоже хотите поторговаться?

При этих словах Алик сник. Что же так допекло парня?

— А мы с тобой торговаться и не собирались, — сказала Таня, — я узнавала у ребят, это вовсе не потолочная цена.

И в самом деле она прямо от Маши позвонила одному знакомому на работу — когда-то они трудились в одном коллективе, и он ей сказал: «Бери, не раздумывай. Раз машина почти новая. А если к тому же не битая да от одного хозяина… Это очень хорошая цена».

— Прямо сейчас поедем оформлять? — все же уточнил Алик.

— А ты сейчас занят? — вопросом на вопрос ответила Таня.

— Да нет. — Он оглядел свой наряд: шорты и футболка. — Тогда я пойду переоденусь?

— Конечно, иди, — кивнула Таня — новоявленный командир, да и только!

Алик шустро двинулся к дому.

— Оформим машину на тебя, — как о решенном вопросе сказала сестре Таня.

— Почему — на меня? Не хочу… — стала отказываться Маша.

— Чего же оформлять на меня, когда ты будешь на ней ездить?

— Чего это я буду ездить на твоей машине?

— Потому что я хочу тебе ее подарить. У тебя документы с собой?

— С собой, как ты и говорила, только я не понимаю, чего вдруг ты решила сделать мне такой подарок… — Маша и в самом деле не понимала, что задумала ее сестра. — Мне сразу это не понравилось, когда ты сказала, чтобы я взяла с собой документы…

— Будем считать, что это моя попытка возместить тебе моральный ущерб, который я наносила тебе почти два десятилетия.

— Еще чего не хватало! Таня, прекрати сейчас же. Моральный ущерб. Придумает же!

— Да у меня и паспорта нет, у Леньки остался, — соврала Таня. Наверное, Машу надо было сначала подготовить, а не бить «подарком» по башке. — Поездишь немножко, а там — и себе деньги накопишь.

— Ну хорошо, — скрепя сердце согласилась Маша. — Пусть машина будет на мое имя, а там посмотрим.

— Вот и умница! — обрадовалась Таня.

Алик вышел к калитке в сопровождении молодой женщины с совершенно неармянским лицом, сероглазой, белокурой, длинноногой. Молодые супруги с нежностью взглянули друг на друга, и Алик представил:

— Это сестры: Маша и Таня. Когда-то мы были соседями. Моя жена Инна.

Женщины обменялись рукопожатиями.

— У тебя красивая жена, Алик, — сказала Таня, и Инна, в этот момент закрывавшая ворота за выехавшей машиной мужа, смутилась.

— Самая красивая на свете! — гордо сказал Алик.

Сестры переглянулись: становилось понятным, почему любящий и почтительный сын вдруг рассорился с отцом.

Алик вел машину до ГИБДД сам и поглядывал в зеркало на сестёр, разместившихся на заднем сиденье.

— Значит, понравилась вам моя жена?

— Понравилась, — сказала Маша. — Честно говоря, я от тебя такого не ожидала.

— Какого — такого? — нахмурился Алик, видно родные и близкие достали его своими речами до печенок.

— Ты был таким послушным сыном.

— Был, — вздохнул Алик и покачал головой, точно удивляясь самому себе. — А когда Инну увидел, понял, что я не сын и не армянин, а только один влюбленный, и все!

Так своеобразно выразив свои чувства, он стукнул ладонью по клаксону.

— Ромео живут среди нас, — шепнула Маше Таня, когда Алик сосредоточенно проталкивался через неожиданно возникшую на их пути пробку.

Оформили они покупку машины довольно быстро, Маша развезла Таню и Алика по домам, а сама поехала на работу на новой машине. Иначе бы опоздала. В этой частной клинике дисциплина была еще та!

Таня специально ничего не планировала. Просто в какой-то момент ее затопило чувство огромной благодарности своей сестре и стыд за то, что до сего времени ничего, кроме сложностей и неприятностей, Маша от своей младшей сестры не имела.

Ехидный внутренний голос что-то пробурчал насчет невозможности возместить материальными благами то, на что затрачивается сама жизнь, но Таня попросту от него отмахнулась.

Когда она уже вернулась домой, то в спокойной обстановке подумала, что даже с практической точки зрения сделала правильно, оформив машину на Машу. Если та все же не захочет принять от нее такой подарок, то и Леонид не сможет эту машину забрать.

Просто жуть, до чего она стала практичная… Даже точнее — дальновидная… Дурочкой она стала! Своего мужа представила чуть ли не монстром, который может отобрать то, что подарил. Когда станет уходить от нее? Небось опять сядет в свой черный «форд» и уедет. Разве не так поступают гуляющие сами по себе коты?

Вообще же оказалось, это очень приятно: делать широкие жесты и ни о чем не жалеть. Ей случалось встречать людей, которые жалели о предстоящем поступке, едва замахнувшись, так и не доведя этот самый жест до завершения. Потому что становилось жалко.

Таня заглянула себе в душу и с радостью убедилась, что ни о чем не жалеет. Да и как можно жалеть для родной сестры? То есть можно, конечно, но не им с Машей.

А между тем до конца дня у нее была еще бездна времени и куча денег в долларах, малая толика из которых только была переведена в рубли.

Шурка пока не пришла из университета, и Таня оставила ей записку с наказом, чего съесть, и обещанием вернуться часа через два.

Итак, три часа пополудни. Таня быстро приняла душ, спрыснулась дорогим французским дезодорантом и надела белый, чистого хлопка, костюм с натуральными кружевами — мечта девочки Барби, какой она была бы до того, как стать куклой.

После душа она почувствовала себя легче, выше, стройнее, но все же заноза в душе оставалась. Наверное, Леня прав, что обиделся. Он дал ей столько денег, а вместо благодарности получил неповиновение и даже агрессию… Но Таня тут же на себя прикрикнула. Сам Леня как живет? Сначала он, потом Таня. Вот и она теперь станет делать так, как лучше ей.

Таня уже который раз рассуждала о том, что случилось бы, останься она вдруг одна. Вернулась бы к Мишке? Но он вовсе не предлагал ей это сделать? Да и чего вдруг. Если она окунулась в воспоминания, то вовсе не обязательно, что и Михаил о том же думает. Вполне возможно, что у него есть женщина, с которой он живет в гражданском браке, да мало ли…

Интересно, что сделал он с их квартирой? Таня ушла и почти все ему оставила. Этак гордо хлопнула дверью. Но он и не настаивал на том, чтобы непременно все поделить. Не хочет — не надо. А почему все-таки не настаивал? Мог бы поделить все с Таней. Или он не заговаривал о вещах нарочно? Теперь новую жену Мишка мог бы привести на все готовое. Вот только чего не привел? Радоваться надо, а она злорадствует…

Танина бывшая свекровь умерла через год после их развода. Таня была на ее похоронах. Леня привез ее прямо на кладбище, оттуда же и увез. Ни на каких поминках Таня не была. Только венок купила. Вернее, два венка. На одном написала на траурной ленте: «Анастасии Федоровне Карпенко от Татьяны». На другом: «Любимой бабушке от внучки». Александра была в Сочи на смотре детских творческих коллективов, и Таня не стала ее беспокоить.

Беспокоить! Слово-то какое равнодушное. Умерла единственная бабушка дочери, а она ей только после похорон о том и сообщила. Наверное, Мишка обиделся, но ничего ей не сказал. Эгоистка! Какая, оказывается, она эгоистка! Правильно, такая не заслуживает того, чтобы быть счастливой.

На похоронах она поплакала. Мишка, весь в черном, не проронил и слезинки, но по лицу его и так можно было понять, как велико его горе, почерневшему, с глазами, словно провалившимися в глазницы. Выбритое. Он не стал напоказ выставлять свое горе, нарочно не бреясь.

Ей стало так жалко бывшего мужа, что не будь рядом с ней Леонида, Таня непременно подошла бы к нему, прижалась, успокоила…

Каретников будто почувствовал се настроение, жестко взял за локоть и повел прочь от толпы провожавших покойную.

Интересно, Мишка продал ее домик или нет? И огород. Пятнадцать соток. Немыслимо дорого теперь это стоило — уже и к этой бывшей окраине подобрались коммуникации и высотные дома.

Здесь был самый чистый в городе воздух, и в последнее время здесь стали покупать землю новые русские.

Чего вообще она стала считать деньги в чужом кармане? Тихая, незаметная женщина так же тихо и незаметно умерла. Конечно, она должна была после себя что-то оставить. Всю жизнь для того она гнула спину…

Таня не шибко гнула. Только со своими чувствами и носилась. Много она пахала? Работала в свое удовольствие, а то, что теперь сидит дома… Значит, имеет такую возможность.

К чему ее такие длинные философствования? Стыдно стало, что она транжирила деньги, которые дал ей Ленька? Даже подарил. Ничуть не стыдно. Так что не хватит ли угрызаться? Пора тратить.

На что бы обратить свой взор? Правильно, на мебель. Таня давно не покупала мебель. У нее в доме до сих пор осталось многое из того, что приобретали еще родители. Причем не потому, что мебель эта особо ценная, а потому, что до сих пор на «деревяшки» не оставалось денег.

То есть их можно было бы откладывать, если была бы такая цель. Но у Тани новый имидж появился только сегодня, а мебель требовала замены давно. Тогда она на нее не обращала внимания. Не разваливается на части, и ладно. Все-таки в советское время на каждом предприятии имелся отдел технического контроля, а теперь, кажется, многие без него обходятся. Иначе почему изделия российской легкой промышленности так мало служат?

Увлеклась. Не только российское. Вон у подруги Тани — Сони Ильиной — двуспальная кровать не выдержала и года. Рухнула под телами не слишком упитанной супружеской четы…

Родительский же комод до сих пор стоял на крепких ножках, которые спокойно выдерживали всяческие перестановки, не скрипели и не шатались.

Таня прежде и не заходила в мебельные магазины, чтобы зря себя не расстраивать. Теперь-то она поняла, что ее сведения о ценах на мебель были ошибочными. Просто она пару раз заглянула в частные мебельные салоны и, увидев цены, долго ходила под впечатлением. Комплект кожаной мебели, к примеру, стоил двести пятьдесят тысяч. С гобеленовой обивкой подешевле: сто восемьдесят тысяч. Тогда Таня так поразилась ценам, что и не подумала: люди со средними доходами тоже нуждаются в мебели и наверняка ее покупают. Просто где-то в других магазинах…

Теперь доходы Татьяны Карпенко неизмеримо возросли, цены ее не пугали, но она решила прикинуть, что, где, почем, и позвонила в диспетчерскую такси. В колонке объявлений она отыскана телефоны нескольких компаний и выбрала первое попавшееся.

— Куда будем ехать? — спросила ее диспетчер.

— Я бы хотела проехаться по мебельным магазинам. Кое-что выбрать. Это возможно?

— У нас все возможно! — деловито откликнулась женщина. — У нас даже есть водитель, который в недалеком прошлом сам изготавливал мебель и знает о ней все! Если вы подождете полчаса…

— Подожду, — откликнулась Таня. И подумала про себя: «Вот это, я понимаю, сервис!»

— Через полчаса машина будет стоять у ваших ворот, — пообещали ей.

Как же Таня отстала от жизни всего за пять лет! Поскольку ей не разрешалось одной выходить из дома, Таня не могла бродить по магазинам, как другие женщины. И не подозревала, как расцвела в городе система обслуживания.

Оказалось, что за деньги можно было получить практически любую услугу. Да и в этих услугах прежде Таня не нуждалась.

Время от времени Леня вывозил Таню с Сашей на барахолку, где можно было купить практически все. Многокилометровые ряды «опта», раскладные, навесные, легко перемещающиеся, с одной стороны, соседствовали с капитально оборудованными рядами розницы — с другой. В рознице вещи были качественнее, но и дороже порой в два-три раза. Обычно за два часа Таня и находили все, что нужно, и бдительный Леня отвозил их домой.

Продукты Каретников покупал сам. В его крови наличествовала приличная часть греческой крови. Только этим Таня объясняла себе тот факт, что он был уверен: по базару должны ходить мужчины.

Обычно в выходной день Каретников бросал в багажник своего «форда» две огромные спортивные сумки и уезжал. Причем наскоро завтракал и советовал Тане, если она была дома, а не в том до зубовного скрежета надоевшем магазине:

— Поваляйся в постели, отдохни, я буду не раньше чем через два часа.

Таня не знала, насколько умелыми в делах закупки продуктов были настоящие греки, но привозил Ленька и вправду продукты лучшие. Ей оставалось только «встать к станку», то бишь к плите, и готовить. Тут уж Леня ни к чему не притрагивался. За исключением шашлыков.

Таня все годы жизни с Каретниковым плыла по течению, с этим она уже разобралась, но почему он, по сути дела, ведущий их небольшое хозяйство, никогда о мебели не заговаривал, она не знала. Может, надеялся получить в конце концов тот самый недостроенный дом, в который и собирался завезти все новое?

В общем, ровно через полчаса у их калитки просигналила машина, Таня вышла и поехала в такси, с водителем которого тут же познакомилась. Это был мужчина примерно одного с ней возраста, очень коммуникабельный, который представился:

— Иван Григорьевич. Можно просто Иван. Вы какую мебель хотите: дешевую или добротную?

— А то и другое нельзя? — поинтересовалась Таня больше для прикола.

— Только по отдельности, — покачал он головой.

— Тогда лучше добротную, — сказала она.

— Вот это я одобряю! — воскликнул Иван и посмотрел на нее с симпатией. — Чувствую, у меня сегодня удачный день.

Можно сказать, ей повезло. Иван и вправду оказался специалистом. Он оттаскивал ее за руку от мебели, в которой ее привлекала расцветка или дизайн.

— Эти стулья развалятся через полгода, — безапелляционно обещал он.

Или:

— Этот диван начнет скрипеть и терять запчасти через три месяца эксплуатации.

Но в конце концов купили все, что Таня объявила нужным, и ей не только привезли все выбранное на дом, но собрали и расставили так, как она хотела. За отдельную плату, разумеется, но теперь она могла себе это позволить.

Она заплатила Ивану по двойному тарифу и еще прибавила от себя сотню. Так что расстались оба довольные друг другом.

Нет, все-таки в богатстве что-то есть притягательное. Просто чувствуешь себя какой-то всемогущей. Этаким халифом на час, хотя обычно халифы — мужчины, но понять их можно.

Всего за каких-то три часа Таня купила и расставила мебель в спальне, как мечтала когда-то, ковер с длинным ворсом у кровати. Для Шуркиной комнаты приобрела мягкий уголок и угловой шкаф-купе, сразу наполовину увеличив свободное пространство. В гостиной установила новый телевизор с огромным экраном, купила микроволновку, новый японский холодильник зеленого цвета и поняла, что ее фантазия бедновата. Она, что называется, не заточена под настоящие деньги.

Во всех ее широких жестах все равно пыталось принять участие благоразумие хозяйки, привыкшей считать и планировать свои расходы.

Старую мебель — кое-что осталось еще от родителей — пришлось пока сложить во дворе и просто накрыть пленкой на случай дождя. А ведь будь она по-настоящему богатой, просто выбросила бы ее на свалку. Приплатила бы тем же сборщикам мебели, они бы все и вывезли…

К концу дня Таня утомилась и решила оставшиеся две тысячи долларов израсходовать завтра.

Теперь после трудов праведных Таня полулежала в кресле перед не включенным телевизором, а за окнами постепенно сгущались сумерки. Она чувствовала себя так, будто целый день не просто работала, пахала. Безмерная усталость сковала все ее члены, как говаривали когда-то. Сейчас слово «члены» употребляется в основном в единственном числе, да и то применительно к одному мужскому органу.

А еще Таня напоминала себе бунтовщика, который организовал сопротивление против диктатора. Причем армия бунтовщика вооружилась до зубов и теперь ждала его появления с ружьем в руке, чтобы ответить ударом на удар, если тот последует.

Долгое бездействие этого бунтовщика размягчило его стальные прежде мускулы, а мозг разучился принимать быстрые верные решения, потому он и ощущал усталость, и почти смирялся с тем, что последнее слово все же останется за диктатором…

Что-то ненадолго ее хватило. Таня целый день излучала уверенность в собственных силах, желание поставить на место зарвавшегося супруга, а теперь вдруг скисла. Слишком долго она в жизни плыла по течению, чтобы вот так, в одночасье, стать другим человеком. Это тебе не прическу сменить да волосы покрасить…

Но другой голос в ее голове замечал, что она не совсем права. Кто ее заставлял выходить замуж за Леонида? Так бывает со всеми, кто слишком много на себя берет: отчего она решила, что Леня должен быть таким же добрым и честным, как ее бывший муж… Ага, честным, а измена?.. Правильнее было бы сказать, что Леня просто не такой, как Михаил. К тому же если бы и с ним Тане было так же хорошо, как с Мишкой, это было бы ненормально. Не могло повезти два раза подряд…

О чем это она сейчас подумала? Что ей с Мишкой повезло? Определенно, у Тани не все дома, а если дома, то спят… Чего бы тогда ей бежать от него? Неужели человека нельзя прощать, пусть даже и за серьезный проступок. Разве что кроме убийства…

Однако если уж на то пошло, можно вспомнить стихи по случаю: «Убивали любовь, убивали в четыре руки…» Нет, ну почему в четыре? В две руки. Таня вообще здесь ни при чем… «Я не я, и лошадь не моя, и я не извозчик!» Если опять цитировать прабабушку.

Вспыхнувший яркий свет люстры заставил ее вздрогнуть.

— Мама, ты чего сидишь в темноте?

Это Шурка, вернувшаяся из университета, удивилась тому, что в окнах нет света да и входная дверь открыта.

— Я, честно говоря, даже испугалась, — говорила она, — нигде света нет: ни у нас, ни у тети Маши… О, ты купила новую мебель? Ух ты, и телевизор! Я знаю, он очень дорогой… Мы получили наследство?

— Отец… Леонид Сергеевич дал мне деньги, чтобы я покупала все, что захочу. Посмотри, что в твоей комнате делается! Можешь заглянуть и в пакеты, что лежат на мягком уголке. Надеюсь, мама тебе угодила…

Александра ушла к себе. Таня с улыбкой слушала через приоткрытую дверь ее ахи и радостные взвизгивания. Потом наступила тишина. А через некоторое время Саша вернулась и спросила напрямик:

— Мам, а откуда у Каретникова такие деньги?

Глава десятая

Ну вот, как ни старалась Таня не думать о том, откуда Леонид раздобыл деньги, но вопрос, как говорится, все равно стоял на повестке дня. Она могла бы рассказать дочери то, что рассказала себе, когда сама же на такой вопрос отвечала, но Александра — человек дотошный. Это у нее от отца — до всего докапываться. Таня никогда не могла отделываться от Мишки односложными ответами, он требовал подробностей.

На мгновение у Татьяны мелькнула мысль, что этот вопрос дочь Александра задала по причине своего неприязненного отношения к отчиму.

Дочь с самого первого дня не шла с Леонидом на контакт, как ни пытался он девчонку задаривать.

— Называй его папой, — вначале требовала Таня, но дочь упрямо возражала:

— У меня есть свой папа.

Девочка старалась к отчиму вообще не обращаться, а когда это делать приходилось, никак его не называла. Обходилась односложными предложениями. А в разговорах с матерью называла его по фамилии. И дело тут было не только в преданности Саши родному отцу.

Наверное, она что-то чувствовала в Леониде. Какую-то неправильность. Может, его преступные наклонности. Или вообще то, что он был как бы из другого мира по отношению к семье Карпенко. Наверное, надо было его очень сильно любить, чтобы принимать таким, как есть. Или делать вид, что ничего особенного не происходит. Ну принес муж деньги и принес. Он вполне взрослый, может за свои поступки и сам отвечать…

Обвинять Сашу в пристрастности глупо. Она всего лишь задала вопрос, какой должен был задать просто честный человек. Кажется, молчание затянулось. А дочь стоит и ждет от нее ответа.

Если нет ничего удивительного в том, что он принес Тане неизвестно откуда взявшиеся деньги, то почему она промолчала про сто тысяч и про тот дом-призрак? Наверное, она сама, как и Ленька, не считала их семью полноценной, а потому и спрашивала с него не как с мужа, а как со случайного мужчины, неведомо откуда появившегося в ее доме, да еще и неизвестно почему предъявлявшего на нее какие-то права. В таком случае не все ли равно, как он эти деньги раздобыл!

А если он их у кого-то украл? Или совершил разбойное нападение, как пишут в газетах. И милиция приедет и спросит ее: «Как это вы, гражданка, не догадывались, что такие деньги нельзя заработать честным путем? Почему вы не заинтересовались их происхождением?»

Вот и получается, что Таня не кто иная, как соучастница преступника… Что она сказала — преступника? Разве речь идет не о ее муже, с которым она живет уже шестой год? И что же, до сих пор так и не поняла, с кем живет?

В любом случае Шурке знать об этом вовсе не обязательно. Таня подумала, что они с Мишкой вырастили порядочного, честного человечка, которая даже в такую минуту восторга — какая женщина останется равнодушной к модным вещам — все же поинтересовалась в отличие от матери на какие деньги все это куплено.

— Видишь ли, Саша, когда мы только поженились, — с некоторой запинкой стала пояснять она дочери, — у Леонида Сергеевича на окраине города был недостроенный дом. Все эти годы он пытался потихоньку закончить его строительство, но так недостроенным и продал. Часть из них дал нам с тобой. Может, он и прав: разве плохо хоть раз почувствовать, что ты можешь позволить себе купить то, на что прежде и не смотрел по причине отсутствия неких хрустящих бумажек…

Объяснение Тани выглядело правдоподобным, и Шурка вроде бы потеряла ко всему интерес. Пробормотала только:

— Ну что ж, примем эту версию за основу.

— Что ты сказала? — изумилась Татьяна.

— Да так, ничего. Мама, тетя Маша сегодня во вторую смену?

— У нее прием с двух до восьми, — кивнула Таня. — Пойдем, я тебя покормлю.

Она обняла дочь за плечи и повела на кухню.

— Так ты успела и обед приготовить? — удивилась Шурка.

— Еще вчера я сделала просто потрясающие голубцы, — до чего дошло, собственную кулинарную продукцию приходится рекламировать, — но за сутки, кажется, их так никто и не попробовал.. Почему домой обедать не приезжала?

— Мы с девчонками в блинную зашли, — призналась Александра, большая любительница блинов, что, к счастью, пока никак не отражалось на ее стройной фигуре. — Ты не дашь мне на завтра рублей двадцать, а то на две порции мне не хватило, за меня Инга заплатила.

— Дам, конечно, — рассеянно сказала Таня и пошла за своей сумочкой, сначала не вслушиваясь в слова дочери. — Две порции? Ты съела две порции блинов?

— Ой, что там есть! Порция — два тонюсеньких блинчика.

— А сколько съела Инга?

— Она худеет.

— Ясно, Инга съела одну порцию. Она дала дочери сто рублей.

— А мельче нет? — озаботилась наивная девчонка.

— Сдачи не надо, — махнула рукой Таня.

— Как говорит папа: дают — бери, а бьют — беги, — с набитым ртом проговорила дочь.

Таня согласно кивнула, думая о своем. Она старалась понять, откуда в ней проклюнулось беспокойство, которому она никак не могла дать определения.

Саша поела и положила тарелку в раковину.

— Я потом помою, ладно, мама? Мне кассету дали посмотреть на один вечер.

— Иди, иди, — сказала Таня, — сегодня я за тебя помою, но будешь должна.

— Само собой! — Дочь звучно чмокнула ее в щеку и ушла к себе в комнату.

Таня рассеянно вышла из кухни и думать забыв о посуде. Правда, выключателем машинально щелкнула. Прошла в гостиную, легла на диван и уже привычно погрузилась в воспоминания.

— Прости, Котенок, — сказал Мишка, — я изменил тебе.

Таня по инерции еще продолжала улыбаться, она даже не представляла, что сообщения о конце света произносят таким будничным тоном, но потом вдруг ощутила странную болезненность этой улыбки, как будто она разрывала пополам ее лицо. Губы тоже растягивались с трудом, болезненно, как живая, но тугая резина.

Наверное, поэтому ей так трудно было повторить это слово:

— Изменил?

Мишка называл ее Котенком за цвет волос, пепельно-русый, и не любил, когда Таня связывала волосы в хвостик. Он опять распускал их по плечам жены при любой возможности.

— Ты ее любишь? — спросила она.

Собственно, ей совсем не хотелось спрашивать, но она думала, что так положено. Должна же она как-то ответить на его сообщение. Может, надо вскочить, дать ему пощечину по виноватой физиономии, что-нибудь разбить, закричать, а она сидела на стуле в полном отупении и никак не могла осмыслить то, что с ней произошло.

Мишку, видимо, испугала ее неподвижность. И этот застывший взгляд. И ее странная молчаливость… Ах да, она спросила, любит ли он ту, с кем ей изменил.

И он заговорил, быстро, сбивчиво — то, что Таня вслух не возмущалась, не шумела, казалось ему добрым знаком: значит, она поймет. И простит. Ей надо только потолковее объяснить, как глупо все это произошло.

Мужчины из его группы — Михаил преподавал им рукопашный бой — пригласили тренера в сауну. Тут же, при клубе. Сауна была классной — с идеально отлаженной парилкой, большим бассейном и предбанником, в котором легко размещался длинный стол. За ним пили пиво и напитки покрепче — кого что интересовало. А в тот день у одного из спортсменов-любителей был день рождения.

Обычно Мишка на такие посиделки не соглашался, но в компании оказался его хороший знакомый, тот, с кем он когда-то ездил на соревнования по дзюдо и самбо.

Знакомый пригласил на такой вот своеобразный банкет-парилку и самого президента клуба, что перевесило чашу сомнений Михаила в пользу участия в банкете.

Были здесь и женщины. Одна из них — тренер по аэробике, которая привела с собой еще двух, самых красивых своих подопечных.

Ее звали Наташа, и она давно строила глазки симпатичному тренеру-рукопашнику.

Мишка как следует «принял на грудь», а в этот день ему к тому же не удалось поесть. Словом, его развезло, и чтобы не прийти домой совсем уж нетрезвым, он оставался в парилке дольше других мужчин. И в один из таких моментов туда пробралась тренер Наташа…

— Я не хочу, чтобы ты узнала об этом от кого-нибудь другого, — наверняка найдется доброхот, — втолковывал он будто в момент замерзшей Тане, — и ничуть не оправдываю себя. Но поверь, это ничего не изменило ни в моем отношении к тебе — ты все равно моя единственная и любимая женщина, ни в моем отношении к другим женщинам — они для меня по-прежнему ничего не значат…

— Ничего, говоришь, для тебя не изменило? — наконец очнулась Таня. — А для меня изменило!

Она отодвинула его со своей дороги, как стул, как вещь, как попавшегося под ноги кота, и молча ушла в спальню.

Там она побросала в спортивную сумку вещи, свои и Шуркины, самое необходимое, и в тот же вечер… да какой там вечер, была уже половина первого ночи — она разбудила дочь и на такси уехала к сестре.

Дочь Александра, по ее мнению, разбуженная среди ночи неизвестно для чего, молча дулась в такси на мать. Тем более что на невинную попытку девочки спросить мать: «А куда мы едем?» — мать буркнула что-то непривычное вроде:

— Замолчи, ради Бога, и без тебя тошно!

Шурка обиделась — ее любящая мамочка никогда прежде на нее не кричала и тем более не говорила обидные слова.

Одному Александра обрадовалась: привезли ее туда, где она всегда любила бывать, расцеловалась с теткой и покорно пошла в «гостевую» комнату — досыпать.

Маша все не могла поверить, что Таня ушла от мужа насовсем.

— Ты же его так любила! — недоуменно приговаривала она. — Едва восемнадцать исполнилось, за него замуж выскочила. Твой первый и единственный мужчина! Или я не права? Я что-то не знаю?

— Права. Все так и было, а он меня предал. Он меня предал!

Таня долго повторяла эту фразу, пока Маша не дала ей какую-то таблетку и не уложила спать. Но она слышала, как сестра бормотала:

— Какой дурак! Это же надо быть таким дураком! Татьяна думала, что Маша ругает ее мужа за низкий поступок, а потом узнала, что та осуждала Мишкину откровенность, как никому не нужное чудачество.

— Честность! — фыркала она. — Это даже не смешно! Беспредельная честность между мужчиной и женщиной к беспределу и приводит. Кому стало легче от честности, которая ни много ни мало как развалила хорошую семью.

Она впоследствии уверяла, что такой шаг Мишки психологически неверен. Ведь неизвестно, сказал бы кто-то об этом Тане? Возможно, его измена так и осталась бы тайной. Скольким мужчинам удается всю жизнь сохранять в тайне от жены свои подвиги на сексуальной ниве…

— Есть такое выражение: ложь во спасение. Так вот этот случай должен был быть как раз таким. Потому что есть и другое выражение, сугубо народное: простота хуже воровства. А твоя пробуксовка на слове «предательство» мне почему-то напоминает фразу «скупая мужская слеза». Наверное, оттого что звучит ненатурально?

Маша защищала Мишку, не принимая во внимание чувств сестры. Так всегда думала Таня, оттого и не слушала ее ни в первый миг, ни после. Хорошо Маше рассуждать, для нее это все теория, а когда на практике рушится твоя жизнь… Впрочем, это Таня уже говорила.

Маша всегда оказывалась рядом с сестрой в трудную минуту, охотно вникала во все Танины проблемы, и вообще жизнь младшей сестры становилась намного легче и понятнее, стоило ей лишь уткнуться в плечо старшей сестры.

Но вот Таня решила все сделать сама, не привлекать к осуществлению своих проектов Машу, и теперь ее не оставляло чувство, что сегодня она все сделала не так. Да разве только сегодня? Все то время, когда она считала себя правой, не слушала ни собственного внутреннего голоса, ни увещеваний сестры, она жила и поступала неверно.

Кроме новой стрижки и покупки машины для Маши. Как бы она ни отбрыкивалась, Таня решила, что автомобиль — самое малое, чем она может отблагодарить сестру. Но поставила ее уже перед фактом. И выглядел ее подарок какой-то неуклюжей подачкой.

«На три штуки баксов!» — впрочем, тут же с раздражением подумала она. Кого не разозлит такое: ты приготовился к овациям, а в тебя бросают гнилыми помидорами.

Однако и спустя годы Таня все о Мишкиной измене талдычит. Вместо того чтобы беспокоиться о нынешнем муже и о немалых деньгах, что к нему откуда-то приходят и уходят…

Таня включила свой новый огромный телевизор. Цвета яркие, сидела как в кинотеатре. Она поленилась посмотреть в программку, а методом тыка нашла и стала смотреть какую-то американскую мелодраму, в которой юная мать по вине обстоятельств отдала в чужую семью своего новорожденного сына и теперь, по истечении многих лет, разыскивала его, чтобы прижать к материнской груди…

Она решила дождаться, когда Маша придет домой, и все же посоветоваться с ней, что делать дальше. Отчего-то она была уверена: сегодня ее муж Леня опять домой не придет, а если и придет, то скорее всего под утро. Он таким образом накажет ее за непослушание. Собственно, он станет делать то же, что и делал обычно, с той лишь разницей, что в мирное время он Таню заранее о своих отлучках предупреждал.

Мелодрама окончилась, начался триллер — фильм, в котором людей заживо ели огромные пауки. Таня «ужастики» не любила, потому что принимала их слишком близко к сердцу, в том смысле что смотрела и представляла себе все чересчур остро, умирала от страха, совершенно забывая, что это всего лишь кино…

Она выключила телевизор и вышла во двор, чтобы посмотреть, горят ли окна у Маши. Потом вспомнила, что теперь это можно будет делать еще быстрее: просто выглянуть в окно, стоит во дворе машина или нет.

Маши не было. Одиннадцатый час. Сестра на работе редко задерживалась, но тогда она звонила Тане и говорила: «Будет кто меня спрашивать — скажи, что я через час приеду».

Больше двух часов она не задерживалась, значит, с минуты на минуту должна приехать. Должна. Отчего же тогда в сердце Тани стала закрадываться тревога?

Как странно, она не находила себе места от волнения за невесть где задержавшуюся Машу и в то же время совсем не беспокоилась о своем муже.

Он как в воду канул. Раньше сто раз на дню позвонит, спросит, что она делает, о чем думает, сообщал, когда придет, а теперь — молчание. Неужели он и вправду так обиделся на жену за то, что она преобразилась? Причем в лучшую сторону. Таня была уверена, его возмутило именно это. Или ему в качестве жены нужна была женщина невидная? Не для представительства, а чтобы сидела домами ждала момента, когда потребуется подать ужин господину.

Но тут же она забыла о Леньке, потому что решила выяснить все же, почему сестры до сих пор нет дома.

Таня на всякий случай позвонила в кабинет, в котором сестра обычно принимала больных: кто знает, может, у нее возник какой-то непредвиденный случай и она сидит себе на работе. Телефон не ответил.

Потом Таня позвонила Машиной подруге Светлане — та не меньше ее удивилась отсутствию Маши:

— Даже не представляю, где она может быть. Валентин, это я точно знаю, сегодня в наряде. Он никак с территории части уйти не может. На работе… Там уже все закрыто. Я, конечно, позвоню на всякий случай, но ты, Танюшка, тоже держи меня в курсе… В том смысле, пусть позвонит, когда придет. Хотя что с ней могло случиться. Она с работы уходит, когда еще светло, а у нас все-таки не Одесса. И даже не Ростов.

— А вдруг Маша поздно приедет?

— Все равно звони. Что такое сон по сравнению с жизнью человека?

— Как — с жизнью? — испугалась Таня. — Почему вдруг ты заговорила про жизнь?

— Дуреха, — рассмеялась Светлана, — я имею в виду жизнь вообще и ее ценности, главными из которых как раз и являются наши друзья.

— Фу, а я уже подумала…

— Представляю, что ты подумала. Ты у нас девушка тонкая, с тобой осторожно надо. Кстати, а твой муж дома?

— Почему — кстати?

Светлана вдруг смутилась, чего Таня не могла понять, но в то же время с удивлением почувствовала ее заминку. И то, как она ненатурально засмеялась.

— Татьяна! Да что ты сегодня к словам цепляешься. Я только хотела сказать, что будь он дома, мог бы Машу встретить. Мало ли, может, что с трамваями?

— Какие трамваи! Маша поехала на работу на своей новой машине.

— Маша купила машину? — не поверила Светлана. — Но почему она мне ничего не сказала?.. Вот уж не думала, что у подруги есть от меня секреты. Еще неделю назад она говорила, что машину, похоже, сможет купить не скоро.

— Маша не виновата, — заступилась Таня. — Она и сама ничего не знала. Это я ей купила… То есть она не хочет принимать от меня подарка, потому согласилась взять ее в долг…

— Послушайте, девчонки — оживилась Светлана, — что-то у вас происходит, а я не в курсе. Это несправедливо. Я тут одна, в пустой квартире, можно сказать, от скуки умираю, а у вас жизнь кипит… Но шутки шутками, а раз Маша поехала на машине, можно предположить все, что угодно. Во-первых, она давно не сидела за рулем…

Произнося эту фразу, Светлана и думать не думала, что вызовет такую бурю чувств в душе Тани. Та вспомнила все разом: и смерть своих родителей, и последующие кошмары, когда их изуродованные вследствие аварии тела снились ей по ночам, заставляя кричать от страха.

Но хуже всего то, что даже не страх, а настоящую панику вызвала у Тани мелькнувшая как молния мысль: может быть, своим подарком она убила самого близкого в жизни человека.

— Таня, что случилось? — кричала в трубку перепуганная Светлана. — Таня, ты меня слышишь?!

Но та не отвечала, погрузившись в глубокий обморок.

Глава одиннадцатая

Тане казалось, что она лежит на возвышении в какой-то комнате с сине-голубыми стенами, под потолком которой крутятся такие же синие не то металлические, не то стеклянные блестящие шары.

Она не слышала никаких звуков извне, только в ушах что-то шуршало, словно в осенний дождь за окном, а с потолка, с этих самых шаров, прямо на лицо Тани вдруг начали падать теплые капли какой-то влаги. И в ее сердце стал заползать странный мокрый холод.

Внезапно она почувствовала в ушах негромкий хлопок, словно от напряжения выскочили из ушей пробки, плотно закрывающие их, и в сознание Тани ворвались захлебывающиеся рыдания Шурки:

— Мама, мамочка, очнись!

— Сашенька, — прошептала Таня, — ну что ты так кричишь! Я тебя прекрасно слышу. Что это такое мокрое и холодное у меня на груди?

— Мокрое полотенце. Тетя Света сказала положить, — выдохнула с облегчением Шурка, но в ее глазах все еще пряталась тревога. — Сейчас она сама приедет.

В пятнадцать-шестнадцать лет с Таней порой случались обмороки, но со времени ее замужества — ни разу. Заслуга Маши — та была ее доктором. Или Мишки? До того, рокового, случая у нее никогда не было повода нервничать до обморока.

Маша уверяла, что раз в год надо делать профилактику, пить лекарства по какой-то схеме, но Таня посмеивалась, что у нее, наверное, в клинике работы мало или эти самые лекарства лишние, вот и пристает к совершенно здоровой сестре…

— Тетя Маша приехала? — сразу вспомнила причину своего испуга Таня.

— Не знаю, — пожала плечами Александра, — я вообще думала, она давно дома. А тут вышла воды попить, а ты лежишь без движения…

Она замялась.

— Ну, что ты там с перепугу натворила? — Таня чувствовала себя почти нормально, только в голове слегка шумело, но не торопилась вставать — все-таки случившийся обморок ее напугал. — Давай-давай признавайся.

— Я позвонила папе… Он тоже сейчас приедет.

— Какому папе? — Таня чуть не подскочила, забыв о недомогании.

— Папа у меня всего один! — привычно возмутилась дочь.

— И ты сказала ему, что мама умирает?

— Но ты лежала такая бледная, как неживая!

Наверное, страшная картина опять встала перед глазами девушки, и она снова заплакала.

— Доченька, не расстраивайся, все уже прошло. Таня прижала дочь к себе.

— Вот только весело будет, если и Каретников объявится. Объясняй ему потом, что к чему…

— Мама, — укоризненно сказала дочь, — ты бы стала думать на моем месте, кто что скажет? И потом, тебя, наверное, надо будет на кровать перенести, а как я сама это сделаю?

— Вот еще! Можно подумать, твоя мать — инвалид, — сказала Таня, — лучше помоги мне.

Она стала подниматься с пола — хорошо еще, об угол журнального столика не ударилась, просто вывалилась из кресла, и все — медленно, будто старая бабка.

— Надо прийти в себя, пока пожарная команда не приехала.

Она старалась отогнать от себя мысль, будто с Машей случилось что-то страшное. Эдак себя до инфаркта накрутить можно. Мишка приедет и во всем разберется. Сама она ни за что бы его не позвала. Но раз дочь позвонила, и он уже едет… Присутствие бывшего мужа непременно им поможет. Таня была в этом уверена. А если приедет ныне действующий, что ж, она выкрутится. Пусть не исчезает из дома надолго. А то в последнее время сутками отсутствует.

Александра смотрела на мать, пожалуй, излишне внимательно. Словно мысли той скользили по лбу бегущей строкой. И даже недоверчиво. Неужели и правда, обморок — это ничего страшного? Но так сказала мама. Прежде девушка с подобным случаем не сталкивалась.. Выходит, она забила тревогу напрасно?

Пусть думают что хотят, Александра потерпит и даже принародно признает себя виноватой — она и в самом деле охотно использовала мамино недомогание для того, чтобы в их доме появился папа. Девушка прежде не раз пыталась найти для его присутствия повод, но в доме всегда торчал этот противный Леонид Сергеевич!

Кто знает, а вдруг случится невероятное! Каретников исчезнет, словно его и не было, папа с мамой помирятся, и опять вернется время, когда она чувствовала себя счастливой и веселой, а не такой одинокой и заброшенной, как было совсем недавно. Хорошо хоть, теперь у нее появились друзья… И даже очень близкие друзья.

Александра, конечно, с самого начала понимала, что для маминого блага не должна думать об отчиме плохо, но инстинктивно его побаивалась. Была в нем какая-то темная сила, которая заставляла ее сжиматься от одного взгляда Леонида Сергеевича. Такое чувство вызвала у нее однажды огромная змея, которую они с мамой видели в серпентарии. Змея, казалось, смотрела ей прямо в глаза и вызвала в теле девочки некое оцепенение, словно она на мгновение стала кроликом.

Однажды, когда мама с НИМ поехала на море, Александра попросила теткиного знакомого дядю Игоря, который ремонтировал у тети Маши сломанный диван, прибить на дверь в свою комнату защелку. Мама ничего не заметила, а отчим если и заметил, ничего не сказал, но Александре так было спокойнее.

Когда Саша подросла и начала оформляться в хорошенькую девушку, она стала ловить на себе взгляды Леонида Сергеевича, который временами смотрел на нее так, что у Александры от страха начинали дрожать колени. Нет, в его взгляде не было угрозы. И не раздевал он ее взглядом, не было этого, но от этого страх перед отчимом не проходил.

В глубине души Саша сердилась на мать. Мало того что та привела в дом этого… тут девушка не могла подобрать подходящего слова… в общем, опасного человека, она не боялась оставлять с ним свою дочь, ничуть не беспокоясь за нее…

Как если бы укротительница тигров оставляла ее в клетке с хищником, считая, будто если она укротила этого зверя, то такое же по плечу и подростку. То есть не теперешней Александре, которая уже кое-что умела и могла за себя постоять, а той, четырнадцатилетней.

Сашина мама так и не узнала, что отчим еще четыре с лишним года назад вступил из-за нее в столкновение с родным отцом. Опять-таки без особого повода, просто потому, что опасения Александры казались ей вовсе не придуманными.

Нет, Саша никому не пожаловалась. В ней заговорили отцовские гены: она должна уметь себя защищать! И в одну из встреч с отцом Саша попросила его показать какие-нибудь приемы, чтобы она могла дать отпор якобы хулигану.

— Какому хулигану? — грозно спросил отец.

— Какому-нибудь, — увернулась дочь от ответа.

Во-первых, ни к каким прямым действиям Леонид Сергеевич не приступал, а то, что Саша боялась его взглядов… Мало ли чего могла напридумывать себе девчонка!

Однако папу было трудно обмануть. Он принимал Сашино беспокойство гораздо ближе к сердцу, чем мать. В ответ на ее просьбу он помрачнел и задумался, а потом, как она узнала, в тот же вечер позвонил маме. Сказал, что Саша будет теперь ходить в женскую группу самбо.

Мама возмущалась. Не кричала, конечно, она вообще никогда не кричит, а говорила что-то про гнездо разврата. И про то, что, может, он и в сауну с собой ее потащит?

Отца трудно было сбить с толку, и он настоял на своем. За эту настырность Александра его особо почитала. Просто так отмахнуться от него было невозможно. И за то, что он никогда ее не обманывал. Кажется, он пригрозил маме, что заберет у нее Сашу. Тем более что девочка теперь в таком возрасте, вполне может и сама принять решение, с кем остаться.

Мама испугалась угрозы, хотя отец вряд ли бы ее исполнил. Не уверена была, что дочь выберет ее?

Мама вообще всегда казалась Саше человеком неуверенным в себе. Непонятно почему. Ведь из-за нее готовы были сражаться по крайней мере двое незаурядных мужчин.

Но и этим дело не кончилось. Когда ей разрешили ходить на самбо, то с занятий ее стал забирать Леонид Сергеевич. В первый же вечер он положил руку на Сашину коленку — понятное дело, в машине мамы рядом не было, никто ничего не видел — и спросил:

— А не заехать ли нам в бар и не выпить по чашке кофе? Можно подумать, у них дома кофе не было. Одно дело, если Саша заходила в бар с подругами и друзьями. А тут… Ей с Леонидом Сергеевичем и говорить-то не о чем. Когда он ее о чем-нибудь спрашивал, у Александры будто язык к нёбу приставал.

А на следующий вечер из клуба вместе с ней вышел родной папа. Он отправил Шурку в буфет съесть пирожное, а сам остался с отчимом.

К сожалению, она не могла услышать, о чем они говорили, но отчим ждал ее возвращения нахохленный, и никакой игривости в нем больше Саша не заметила.

Однако если бы она оказалась совсем близко, но так, чтобы разговаривающие о ней мужчины Шурку не видели, то она услышала бы интересный диалог:

— Привет, Каретников, ты знаешь, кто я?

— Видел тебя на похоронах. А не видел бы, и так догадался. Судя по интересу, который ты проявил к моей персоне — вон, даже фамилию мою знаешь, — ты бывший муж Татьяны.

— И в самом деле догадливый. Но если для Татьяны я и бывший, то для Александры я ее отцом так и остался.

— Ну и к чему ты мне это сообщаешь?

— К тому, что я знаю не только твою фамилию, но и кое-какие твои привычки и наклонности.

— И какие, интересно, у меня особые наклонности? Что ты можешь обо мне знать, чего не знает моя жена?

— Она о тебе ничего не знает, иначе бы триста раз подумала, прежде чем за игрока и кобеля замуж выходить!

Лицо у Леонида дернулось, как от пощечины, но, наверное, и он кое-что знал о Михаиле Карпенко, чтобы просчитать, за кем в схватке останется последнее слово. Не то чтобы он боялся — Каретников умел постоять за себя, — сейчас предмет разговора казался ему слишком незначительным, чтобы вот так заводиться.

— Моя бабка говорила в таких случаях: косой кривому глаз колет. Ты ведь тоже не святой, не так ли? Удивляешься, что Татьяна тебя, такого выдающегося, на меня поменяла? Взял бы да и рассказал ей, какого она дурака сваляла.

— Ты прав, я ей ничего не говорил и не скажу, потому что я свою жену… бывшую знаю. Она мне не поверит. Решит, что я от ревности на тебя поклеп возвожу… Ну да ладно, она уже взрослая, пусть сама свои ошибки исправляет… Или живет с ними, ее дело. А вот дочку я тебе не дам.

— В каком смысле?

— А ни в каком! Попробуй только протянуть к ней свои грязные лапы! Только пальцем коснуться, и я из тебя сделаю отбивную котлету! Да что котлету… Я тебя просто кончу, и все.

— Хочу напомнить, что ты тоже из мяса и костей состоишь.

— А если со мной что-нибудь случится, — не обращая на него внимания, продолжил Михаил, — у меня хватит друзей, которые из-под земли тебя достанут.

— Вот так человеку за добро воздается. Я его дочь кормлю и одеваю, а он вместо благодарности мне угрожает.

Леонид отработал задний ход. Он, как и положено хищникам, всегда чувствовал опасность и умел вовремя уйти.

— Не угрожает, а предупреждает.

Отчим резко охладел к своим обязанностям — перестал после занятий в секции отвозить Александру домой. Так что, если занятия заканчивались поздно, ее отвозил или папа, или его знакомая девушка-тренер Ира, или знакомый тети Маши дядя Федор, который работал с ней в одной больнице и никогда не смотрел на Сашу ТАКИМИ глазами.

С той поры Леонид Сергеевич относился к Александре так, будто ее вовсе и не было. То есть он изредка о ней вспоминал, когда ей надо было что-то купить — в жадности отчима обвинить было нельзя. Сколько он давал денег маме, неизвестно, но на жизнь хватало. Девочку, а потом и девушку одевали не хуже ее сверстников, и холодильник всегда оказывался полон…

Вот только мама была вовсе не такой, какой ее помнила Саша. С отчимом она никогда не дурачилась, как с папой. Никогда так громко не хохотала. И не обнимала его на виду у всех.

Словно в ней погас какой-то свет. Искра ушла, как говорил один папин знакомый, и эту новую маму Александра не то чтобы больше любила — разве можно было больше или меньше любить маму? — она жалела ее так, что порой слезы выступали. Наверное, так жалела Герда Кая, когда увидела его во дворце Снежной королевы, равнодушного и холодного.

Мама беспокоилась о пропавшей тете Маше. Александра догадывалась почему: ей казалось, что с ней могла случиться такая же автокатастрофа, которая произошла когда-то с дедушкой, бабушкой и ее так и не повзрослевшим дядей.

Видимо, для мамы ожил кошмар прошлых лет. Тетка рассказывала, сколько пришлось ей повозиться, чтобы излечить от него свою младшую сестру. Неужели на нервной почве — переживаний за тетю Машу — у мамы все начнется сначала?

Нет, правильно, что она вызвала папу. Кто еще поможет матери в трудную минуту. Ее второй муж? Интересно знать, где он. Если бы он любил маму, то сразу бы почувствовал: с ней неладно — и приехал… Любит, как же! Глупо было и рассуждать об этом. Уж Саше доподлинно известно, что с некоторых пор Каретников смотрит совсем в другую сторону.

Светлана вскоре уже звонила в калитку. Александра пошла открывать, чтобы заодно на ходу рассказать ей, что к чему. Правда, опытный врач и сама во всем разобралась. Она померила Тане давление и, несмотря на ее возражения, сделала какой-то укол.

— Теперь полежи немного, — распорядилась она и наказала Саше: — Плед принеси, укрой маму.

— Зачем плед, лето на улице.

— Ничего, пар костей не ломит!

Под окном послышался звук работающего мотора.

— А вот и сестра твоя появилась, — обрадовалась Света.

— Нет, это не тетя Маша, это мой папа! — внешне смешалась Саша; на самом деле она была страшно довольна и выскочила из дома навстречу отцу.

— Это может быть кто угодно, — недовольно заметила Таня, укутываясь в плед, как будто ее внезапно зазнобило. — И нечего было мчаться как на пожар. Скорее всего это Леонид подъехал…

Но сказала она это для Светы, хотя сама тоже была уверена, что это Мишка.

Он и вошел, обнимая за плечи тщетно пытавшуюся скрыть радость дочь. И как обычно, ему не понадобилось много времени, чтобы оглядеться и оценить ситуацию. Перефразируя фразу, которую приписывали бывшему президенту Союза, он сам в подобных случаях говорил: «Разобраться, ху есть кто».

Александра, впрочем, сразу отошла от него и села на стул в уголке. Она понимала, что, если будет околачиваться на виду у всех, ее тотчас отправят к себе, не обращая внимания, что она уже давно — год и четыре месяца! — совершеннолетняя.

— Здравствуйте! Выехал тут же, как только Саша мне позвонила. — Михаил говорил все это отчего-то Светлане, как будто Тани в этой комнате не было, а ее обморок, как и лежание на диване, он считал притворством. — Быстрее не получилось, с другого конца города мчался.

— Ну и напрасно, — буркнула она из-под пледа, — подумаешь, голова закружилась. Просто Шурка испугалась…

— Голова закружилась! — фыркнула из своего угла дочь. — Лежала бледная, как неживая, я ее зову, зову, а она…

Вспомнив пережитый ужас, Александра опять всхлипнула.

— Простите, нас не познакомили. — Мишка соизволил бросить на Таню быстрый взгляд и обратился к Свете: — Меня зовут Михаил.

— А меня — Светлана. Я врач, терапевт, подруга Маши, потому ваша дочь мне и позвонила. А у Саши, надо заметить, симпатичный отец.

— Спасибо. С удовольствием возвращаю вам комплимент.

Можно подумать, что их сюда позвали обмениваться похвалами! Кукушка хвалит петуха… Нарочно накинули на нее плед, вроде отгородились. Лежи тут, парься, как в бане!

— Как она?

Она! Между прочим, говорить о человеке в его присутствии в третьем лице неприлично! Вот и Шурка от отца нахваталась. Говоришь ей, говоришь, все без толку!

— Спазм, вызванный сильным стрессом. Я дала антидепрессант…

— Значит, с Татьяной все в порядке. А что, Маши так до сих пор и нет?

— Даже не представляю, где она может быть. На работе она не задерживалась, я звонила, ушла даже раньше. Вернее, уехала. Какому-то больному стало плохо — когда подъехала «скорая помощь», его вынесли на носилках. Маша поехала в качестве сопровождающего. Может, произошло что-то серьезное, и она теперь в больнице? С другой стороны, это произошло три часа назад, давно можно было вернуться… Ну чего ты вытаращилась! Ничего страшного не произошло. Жива твоя сестрица. Если она поехала в больницу, значит, плохо было кому-то другому!

Светлана прикрикнула на Таню, а сама продолжала разговаривать с Михаилом, как будто в комнате они были вдвоем. Понятное дело, больные за людей не считаются.

— Между прочим, у меня, знаете, как развита интуиция. Так вот, я ничего плохого в отношении Маши не чувствую. То есть, может, случилась какая-то неординарная ситуация, но в том, что с ней самой все в порядке, я уверена. — Она покосилась на Таню и предложила Михаилу: — Давайте выйдем поговорим.

— Этого еще не хватало! — возмутилась Таня, которой вовсе не хотелось лежать одной и выполнять роль смертельно больной. — Между прочим, пропала моя сестра. Вот умру, тогда, пожалуйста, можете секретничать наедине сколько хотите!

Что «пожалуйста» — она сама не знала, но, судя по ухмылке Светланы и ехидной полуулыбке бывшего мужа, умереть ей предстояло не сегодня.

И вообще, Таня не считала свой обморок чем-то из ряда вон выходящим. Всего каких-нибудь сто — двести лет назад женщины грохались в обморок по любому поводу, едва что-то их хоть чуточку взволнует. А уж иголками их никто не колол. В смысле, уколы не делали. Разве что нюхательную соль к носу подносили, вот и все лечение. Вслух, правда, она ничего не сказала. Кто их, врачей, знает. Выступишь вот так против них, а тебе не то что укол, клизму пропишут или что похуже.

Таня подумала, что, несмотря на недомогание, она потихоньку возвращалась к прежнему образу мыслей и даже к прежним привычкам. Если раньше ее кто-то обижал, не понимал или делал то, что ей не было нужно, она вот так, мысленно, давала обидчикам отпор. И им не обидно, и ей приятно. Может, у нее просто шарики за ролики заходили, вот она и общалась сама с собой?

Вы бы лучше пошли на Машины окна взглянули, — сварливо сказала она вслух. — Может, она уже дома.

— Я шел по двору и на ее окна посмотрел, — отозвался Мишка. — Нет ее дома… А раз ты так хорошо себя чувствуешь, что огрызаться начала, тогда рассказывай, только подробно, отчего вдруг на тебя такая паника напала, откуда у твоей сестры появилась машина — три дня назад она еще не собиралась ее покупать, а сегодня вдруг я узнаю, что Маша ездит на машине…

— Сегодня первый день поехала, — поправила Таня.

— Миша, простите, не знаю вашего отчества, — вмешалась Света, — может, пока больную не стоит волновать?

Нет, ты посмотри, какая змея, — больная! Наверное, пока Таня будет смиренно лежать под пледом, ее так и будут воспринимать. Она отбросила плед в сторону и села на диване. Надо сказать, в голове еще шумело.

— Ее уже взволновали, — заметил Михаил, — и вряд ли мы можем сделать ей хуже. Уж мне ли не знать Татьяну Всеволодовну! Мы выйдем во двор, а она за нами следом потащится. Давайте уж рядом с ней посидим и вместе поразмышляем, что могло случиться.

«Потащится»! Как бывший супруг о ней пренебрежительно говорит! Увы, ссориться сейчас с ним Тане не с руки, потому она решила пропустить мимо ушей его слова.

— Кстати, а где твой муж? — вдруг спросил ее Мишка. И этот тоже говорит «кстати».

— Совсем некстати, — огрызнулась Таня. — Считаешь, мы без него ничего не сможем выяснить?

— Я просто так спросил, — криво ухмыльнулся тот, и Таня поняла, что бывший муж на что-то намекает. — Ведь не всегда совпадения на чем-то основаны. И наоборот…

Светлана как-то странно на него посмотрела, но ничего не сказала.

— Он предупредил, что сегодня придет поздно, — сухо вымолвила Таня.

Для обоих, потому что и Светка с интересом уставилась на нее: что скажет? Вообще у Тани создавалось впечатление, что Светлана знает гораздо больше ее. Причем именно о Танином втором муже. Но ни за что не скажет. Вон смотрит своими серыми глазищами и молчит.

— Я всего лишь поинтересовался на тот случай, если выяснится, что у твоей сестры забарахлила машина и она позвонила Каретникову.

— По-моему, это вполне логично, — встряла Светка. Без нее тут не разберутся!

Услышав невольный вздох, Таня посмотрела в угол комнаты, где сидела Шурка.

— Александра, иди к себе.

— Мама, ты все время забываешь, что я уже взрослая.

— Взрослая, — кивнул Михаил, — кто спорит, но сейчас мы с твоей мамой обсуждаем нечто не предназначенное для твоих ушей.

— Если бы ты знал, папа, сколько мне приходится слышать того, что не предназначено для моих ушей. Вот, например, на днях я слышала один очень странный разговор между тетей Машей и Леонидом Сергеевичем…

— Ты подслушивала? — неприятно удивилась Таня.

— Вот еще, подслушивала! — дернула плечом Александра. — Я услышала нечаянно. Вспомни, ты послала меня снять высохшее белье. Так что папа употребил слово «кстати» очень кстати.

— Ты говоришь загадками, — сухо заметила Таня.

— Мало ли, — торопливо вмешалась Светлана, — услышала и услышала. Какое это имеет отношение к отсутствию Маши?

— Не знаю, — протянула Саша, — может, и имеет.

— И о чем говорила Маша с Леонидом Сергеевичем? — спросил Михаил. — Надеюсь, ничего ужасного для ушей юной девушки.

— Не юной, а молодой, — поправила Александра. — Юные — говорят о подростках.

— Да успеешь ты повзрослеть! — заметила Таня. — Чего тебе так не терпится попасть во взрослые.

— Не терпится, потому что я вовсе не хочу в детстве засидеться, — огрызнулась Александра.

— Это намек? Что ты имеешь в виду?!

— Погоди, Таня, — остановил ее Михаил. — А вдруг именно в разговоре между Машей и твоим мужем кроется причина их обоюдного отсутствия?

Он верно почувствовал, что Тане вовсе не хочется знать об этом разговоре. Если Маша ей не рассказала, значит, и незачем это выяснять. У нее внутри даже некий холодок образовался: у ее сестры Маши и мужа Леонида какие-то общие дела, о которых самой Татьяне неведомо? Ну и пусть! Что может быть в этом интересного?

Но разве остановишь этот поток любопытства. Особенно у Карпенко. Сейчас он до всего докопается. Небось станет радоваться, что бывшая жена сидит в дерьме!

Вот до чего они ее довели! Таня употребила слово «дерьмо» чуть ли не по отношению к любимой сестре! Нет, ничего не надо рассказывать! Надо было сразу отослать Шурку к себе. Нашла чем хвастаться: тем, что подслушала разговор!

Татьяне показалось, Саша уже пожалела о том, что проговорилась. Она с сочувствием взглянула на мать, но отступать было поздно, отец ждал ее слов, потому Саша сказала:

— Каретников уговаривал тетю Машу… Ну, он говорил, что может содержать ее и сына, что он с тех пор… он не сказал, с каких пор, а помолчал, как будто она и сама об этом знает. Сказал: «…С тех пор, как мы с тобой… я не могу думать ни о чем другом…» А тетя Маша сказала, что она никогда не нанесет сестре такого удара… Сказала, что, если он не прекратит свои домогательства, кому-то из них придется отсюда съехать!

— Эх, Шурка, зачем ты об этом рассказала! — бормот-нула Светлана.

Девушка смутилась и замолчала. Некоторое время в комнате не раздавалось ни звука.

«Вот наконец пришел и Мишкин час, — подумала Таня. — Сейчас он выскажется…»

Но она ошиблась, Михаил не произнес ни слова. Вернее, о Леньке не сказал, а спросил Таню:

— Где у вас телефон? Таня подала ему трубку.

— И еще: ты помнишь номер машины, которую купили Маше?

Таня не помнила, но на всякий случай в хозяйственной тетрадке записала. Решила для себя, что стоит попозже выучить его на память. А вышло, что это пригодилось уже сейчас. Михаил тут же стал набирать одному ему известные номера и спрашивать, нет ли этого номера в сводке.

Таня понимала, в какой именно сводке, но отчего-то она верила словам Светланы насчет интуиции. Маша жива!

Через некоторое время Михаил сказал Тане:

— Света оказалась права: в сводках дорожно-транспортных происшествий нет Машиного «жигуля», как и нет самой Маши среди пострадавших от действий хулиганов…

Он задумался.

— Кажется, придется подключать ребят из другого ведомства. Эта трубка берет со двора?

— Конечно, берет, — сказала удивленная Таня. — А почему тебе непременно надо выходить во двор?

— У тебя есть дома хорошее вино? — вдруг спросил ее Мишка, отчего она удивилась еще больше и потому нерешительно ответила:

— Есть, а что?

— Ну так угости Свету. Ты же всегда была радушной хозяйкой, а теперь лежишь, больную изображаешь.

Забывшись, Таня метнула в него диванной подушкой. Как в былые добрые времена. Мишка расхохотался, но тут же посерьезнел:

— Извините, но я бы хотел, чтобы этот телефонный звонок вы не слышали. Не обидитесь, девчонки?

— Не обидимся, — за двоих ответила Светлана и улыбнулась Тане: — Пожалуй, твой бывший муж прав: ты уже можешь встать. И от рюмочки я не откажусь, а то, честно говоря, меня слегка лихорадит. Ждать и догонять, говорят, труднее всего. Особенно когда не знаешь, плохих вестей ждать или хороших… Ты как, в порядке? А то я тебе могу транквилизатор предложить. Мало ли, опять чего-нибудь себе представишь. Как говорится, сам придумал — сам испугался. Все болезни от нервов — давно известно.

Глава двенадцатая

— Не надо, справлюсь сама, — сказала Таня, слегка уязвленная словами Светланы. И Маша, и она вслед за сестрой считают ее какой-то слабосильной.

И она тоже хороша: не подумала, что Света вполне может быть голодна, как и Михаил, который наверняка был на работе, а она им и чаю не предложила.

Наверное, поэтому, придя на кухню, Таня стала доставать из холодильника все, что там было, несмотря на слабые протесты Светланы. Поставила три прибора. Достала бутылку вина, которую поминал Михаил.

Через некоторое время он появился в дверях, окинул расставленные Таней закуски, сглотнул слюну и шумно вздохнул:

— Девчонки, поешьте и выпейте без меня, я вынужден вас покинуть.

— Я поеду с тобой, — твердо сказала Таня, — и не вздумай ссылаться на мою мнимую болезнь.

Она, не спрашивая бывшего мужа, споро, как она всегда прежде умела, приготовила пару бутербродов и налила в литровый термос кофе. Михаил открыл было рот, но она так взглянула на него, что он только хмыкнул и пожал плечами.

— И я поеду, — подала голос Света, впрочем, без особой решимости; уж слишком происходящее напоминало некую семейную сцену.

— Нет, кто-то должен остаться здесь, для связи. — На этот раз командование взяла на себя Таня, и почему-то никто не стал ей перечить. — Поешь как следует, не стесняйся. И не уходи, Света, ладно? Побудь, пожалуйста, с Шуркой. Она хоть и совершеннолетняя, но, по сути, совсем еще девчонка.

Светлана молча кивнула. А Таня между тем сунула термос и бутерброды в руки Михаила и сказала без вопроса:

— Пять минут у меня есть, чтобы собраться.

— Пять минут, но не больше, — кивнул он.

Таня быстро надела новые брюки и батник, поглядывая на часы — прошла всего одна минута, а четыре оставшихся ей вполне хватило на легкий макияж — помада, тушь. Раньше она так собиралась на какое-нибудь торжество, но теперь… Впрочем, она и сама не знала. Решила, что во всем виновата Светка. Она так смотрела на бывшего…

— Слабовата ты, мать, стала, — сказал будто самому себе Мишка, потому что не смотрел в это время на Таню. Делал вид, будто страшно занят — разворачивал машину посреди улицы. — Сестра твоя когда-то давно меня предупреждала, что с тобой такое может случиться, и я бы в то время не слишком удивился, если бы ты упала в обморок. Признаюсь, даже ждал этого, но при мне такого, к счастью, ни разу не случалось. Спасибо за бутерброды. Я сегодня даже пообедать не успел.

Он жевал хлеб с колбасой, запивая кофе, который Таня предусмотрительно наливала ему в стаканчик. Знала: за рулем самому это делать неудобно. Все как когда-то.

— Ты прав, я думала, что такое больше не повторится, — спокойно кивнула Таня, хотя бывший муж нарочно говорил снисходительным тоном. Хотел вывести ее из себя? — Но Маша… Она так много значит для меня. Стоило лишь представить, что она попала в автокатастрофу, как все прежние страхи вернулись.

Кажется, Мишка понял, что ее волнение по поводу пропавшей сестры не повод для подначек, и спросил ее о другом.

— А с какой ты работы ехал? — спросила она, чтобы увести разговор от своей болезни. — Маша вроде говорила, что ты теперь в другом месте работаешь.

— Юлик попросил подменить, — проговорил он с набитым ртом. — Сто баксов давал. Прижало парня. Жена в командировку срочно укатила, а у него на руках двое малышей.

— У Юлика вроде дети взрослые, — сказала Таня — Юлий Велехов был их общим знакомым.

— У него теперь новая семья.

Отчего-то ей неприятно было это слышать, хотя кто для нее Велехов? Но она сразу подумала, что и у Мишки скоро будет новая семья. И возможно, маленькие дети — сын, которого ему Таня так и не родила…

— Может, Саша что-то не так поняла, — сказал он, прожевав; Таня молчала, и он решил, что она все еще переживает рассказанное дочерью.

— Наверняка все так и было, — равнодушно сказала Таня, — от Лени вполне можно этого ожидать. Я видела, как он на Машу смотрит. Только что слюной не захлебывался!

Мишка забыл о том, что ему надо следить за дорогой, и повернулся к Тане чуть ли не всем корпусом:

— И ты так спокойно об этом говоришь?

— Что же, мне волосы на себе рвать? Может, ты не поверишь, но это меня почти не забирает. Моя сестра — женщина красивая, она куда лучше меня…

— Ну это смотря на чей вкус!.. Кстати, ты очень хорошо выглядишь. Даже когда ты лежала под пледом, бледная, несчастная…

Это ее уязвило.

— Так уж и несчастная.

— Ой, Татьяна, до чего ты заноза! Красивая заноза.

— Иными словами, я нравлюсь тебе больше других женщин? — сказала Таня безо всякого кокетства, скорее, с мрачным юмором.

— Я никогда не пытался вас даже сравнивать, потому что для меня не существовало других женщин…

— Какой-то небольшой отрезок времени.

— И сейчас не существует! — угрюмо продолжал он.

— Давай не будем рассуждать о том, чего невозможно исправить, — желчно проговорила Таня. — Недаром говорят, разбитого не склеишь. И потом, сейчас я вовсе не расположена говорить о своих личных делах. Сначала нужно найти Машу.

— Сначала? — Он радостно ухватился за ее оговорку.

— Я — замужняя женщина. И своему мужу никогда не изменяла. Чего не собираюсь делать и впредь!

— Но мне казалось… После того, что ты узнала…

— Ничего между нами не изменится. И закончим на этом. Забудь, что я была твоей женой. У нас, слава Богу, нет дефицита женщин.

— Хотел бы забыть, да не могу, — тихо сказал он. — Неужели ты забыла?

Таня тоже не могла забыть, но кто об этом узнает. Как не узнают о том, что с некоторых пор ее жизнь как бы раздвоилась: она пребывает в нынешнем времени и в прошлом, когда вот так же, как теперь, кто-нибудь ей о том напомнит.

Смешно сказать, но от нетерпения она даже от Михаила как бы отмахнулась. В тот момент и не поняла, что уже живет, как наркоманка, в предвкушении воспоминаний.

Сейчас она привычно нырнула в тот, самый первый, вечер, когда Мишка после ресторана привез ее в свою однокомнатную квартиру.

Таня зашла и удивилась, что его жилище вовсе не похоже на холостяцкое. Такое, в котором, говорят, не чувствуется женской руки.

— У тебя здесь кто-то прибирается? — вроде равнодушно спросила она.

— Нет, прибираюсь я сам, а вот занавески, ковры, постельное белье — это все мама. Считает, что холостые — тоже люди.

Он улыбнулся. И Таня тоже хихикнула — в свои восемнадцать она легко и много смеялась, словно компенсировала те два с половиной года, когда она болела, и Маша лечила ее, и обоим было не до смеха…

Конечно, некоторое напряжение Таня в его квартире ощущала. Как больной перед необходимой операцией. Вроде и приняла решение и теоретически знала, что и как происходит, но все равно было страшновато осознавать, что именно сегодня она станет ЖЕНЩИНОЙ.

Когда-то все равно придется это делать.

— Где у тебя тут ванная? — бодро спросила она. Мишка показал, и Таня пошла, даже подмигнула ему, потому что он тоже волновался. Мол, не переживай, все будет хорошо.

— А ты пока на стол накрой, — нарочито серьезно сказала она. — Чем девушку поить будешь?

— У меня есть шампанское, — сказал он.

Мишка и вправду еще неделю назад купил этот дамский напиток. Для Тани. Мало ли, думал, согласится пойти к нему в гости.

Но всю неделю, что они встречались, пригласить ее к себе не поворачивался язык. Они только целовались, стоя у ее калитки, до умопомрачения; Мишка сжимал ее хрупкую фигуру в своих объятиях, так что у девчонки кости трещали, да и только.

А она так прижималась к Мишке — в глазах темнело. Но он один раз попробовал расстегнуть пуговицы ее кофточки — она отшатнулась, словно он в нее нож воткнул. И теперь Мишка боялся спугнуть ее доверчивость.

Он и сам не понимал, почему присутствие Тани Вревской так гипнотически действует на него. До сего дня Миша Карпенко перед слабым полом никогда не пасовал. Девок у него было… Вначале считал, а потом перестал. Но наверное, под сотню. И ни с одной он так долго не валандался. То-то посмеялись бы знакомые ребята, которые учились с ним в физкультурном институте, или те, с кем в спортсекцию хаживал. Они видели, как часто он меняет девчонок. Чтобы Карп — так его для краткости звали — не затащил девчонку в постель в первый же вечер…

Но он ничего не мог с собой поделать. Применить к Танюшке хоть какое-то насилие казалось ему святотатством.

То, что в этот вечер Таня плескалась в его ванне, было только ее решением, он не давил на нее.

Был ли у нее кто прежде, Мишка не знал, зато знал кучу анекдотов по поводу того, что девственницу в городе не найдешь и днем с огнем. И в то же время не хотел об этом думать, потому что едва попытался себе представить, что Таня ложилась с кем-то в постель… у него в момент возникло желание выяснить личность этого негодяя, чтобы найти и тут же удавить…

Вот какие мысли вызывали у него возможные соперники. Стоило ли говорить, что эта девушка была для него всем…

— Миша! — позвала Таня из ванной. — Дай мне что-нибудь набросить. Может, рубашку старую.

Он принес такую, из постиранных и отглаженных мамой. Нарочно выбрал подлиннее, чтобы и вправду сошла за халатик.

Таня вышла из ванной такая чистая, розовая — в ресторане с вентиляцией было не ахти, да и курили все кому не лень. А она в момент будто смыла с себя все эти запахи и пахла почему-то как новорожденный младенец. В тот момент Таня подошла к нему и ткнула в грудь головой, словно боднула.

— Как будто заново родилась, — доверчиво сообщила она, а у Мишки даже дыхание перехватило, так она была хороша. Он почувствовал, как в нем растет желание. Хотелось схватить девчонку, опрокинуть на тахту…

Но он усилием воли отодвинулся от нее, прошел мимо Тани, нарочно огибая ее по длинной дуге, и бросил на ходу:

— Ты осмотрись тут, может, что не так? А я в душ. На две минуты.

Душ пришлось принимать контрастный и сначала холодный, чтобы охладить распаленный организм. Вышел, а она и правду хозяйничает вовсю.

— Шоколад откуда? — удивился он.

— Из ресторана, конечно, я его даже не надкусила, — сказала Таня. — Что, не надо было брать?

Господи, да что это с ним делается? Словно и не было никакого холодного душа. Нет, он не выдержит больше ни этого медленного распития шампанского, ни вообще какого-то промедления! Он чувствовал себя так, как если бы извне в его кровь доливали другую, доведенную до кипения, и по этой причине все чувства в нем будто воспалились.

— Котенок! — хриплым голосом позвал он, и девчонка без колебаний бросилась в его распростертые объятия.

Она так торопилась! Ее тонкие пальчики путались в застежках его рубашки — маленькие пуговки не хотели поддаваться, и Мишка еле сдержал себя, чтобы не рвануть их к чертовой матери. Боялся своим нетерпением ее испугать.

Но когда приник к ее прохладному нежному телу, что-то будто взорвалось у него в голове: «Не медли, не может она быть девочкой. В наше-то время…» И, повинуясь этому голосу, он почти без прелюдий ворвался в нее, ломая неожиданную преграду — она все-таки была! — и почувствовал, как под ним вздрогнуло от боли ее тело, но уже не мог остановиться. .

Вряд ли в этой вакханалии она почувствовала какое-то удовольствие. Когда Михаил наконец смог оторваться от девушки и взглянуть в ее глаза, то увидел, что ресницы у нее мокрые и глаза какие-то растерянные, но она с отчаянной решимостью прильнула к нему, чтобы не видел ее лицо, и шепнула в ухо:

— Тебе было хорошо?

Он едва не расхохотался. Обычно это он спрашивал у своих случайных подружек. Но у нее не стал спрашивать. Какое там хорошо! Девчонка, наверное, обалдела от боли…

Мишка поцеловал ее в шею и тоже шепнул:

— Прости!

— За что?

— За боль. Я мог бы проделать это понежнее.

— Знаешь, это не так и страшно, как казалось, — храбро сообщила она.

Мишка взял ее на руки и понес в ванную. И мыл ее, как ребенка. Восторг переполнял его: первый! Он у нее первый!

Он завернул ее в большое полотенце и принес обратно, сдергивая с дивана окровавленную простыню.

— Надо застирать, — слегка нахмурилась она, — а то пятно останется.

Он засмеялся, уткнувшись ей в колени.

— Бог с ней, с простыней, у меня есть кое-что получше.

— Что? — спросила она.

— Не что, а кто — ты!…

У нее навернулись слезы, так четко Таня себе все представила. И не подумала, что в тот момент у него с логикой были проблемы. Она и простыня на одних весах? Лишь кое-что получше?

— Ну, и куда мы едем? — спросила она, никак к Михаилу не обращаясь. Это он, один он все испортил!

Маша права, предлагая ей в таком случае пить таблетки. Положительно, психика у Тани оставляет желать лучшего. Совсем недавно уверяла саму себя, что обо всем забыла, что Мишку простила, что вообще ей все равно, и на тебе!

Он ответил не сразу, тоже, наверное, думал о чем-то своем. Таня не удивилась бы, узнав, что они оба сейчас вспоминали одно и то же.

— Дело в том, что в отличие от тебя я поинтересовался, где может находиться твой законный супруг.

Напросилась! Теперь и он стал с ней чуть ли не официален.

— Но какое отношение это имеет к Маше?

В красном сигнале светофора, который остановил движение машины, было видно, как Мишка пожал плечами:

— Не знаю. Но интуиция подсказывает мне…

Он не договорил фразу, и Таня не стала допытываться, что ему подсказывает интуиция. Ей не хотелось переводить отношения с Михаилом на дружескую ногу. Ей было легче, как и прежде, оставаться с ним в контрах. И обвинять во всем, и… Нет, ненависти все равно не находилось места в ее сердце.

Через некоторое время он остановил машину у высокой металлической ограды.

— Но это же больница!

Против воли голос Тани дрогнул и взгляд сделался беспомощным. Она не знала, как истолковал ее состояние Мишка, но он продолжал сидеть в машине, предоставляя ей принимать решение'.

— Вы же говорили! Ты говорил, что с Машей ничего не случилось! — выкрикнула она, опять ощущая на голове железный обруч.

— С Машей — ничего. Сюда привезли твоего мужа.

— Ты имеешь в виду… Что с ним? — спросила Таня, словно Мишка должен знать все на свете. Но он ответил:

— Проникающее ножевое ранение.

Почему она медлила? Сидела и ждала чего-то, вместо того чтобы выскочить и бежать, забыв обо всем.

— А ты не знаешь, как это произошло?

Он отрицательно покачал головой, но вышел из машины вместе с ней и пошел к регистратуре приемного покоя. А потом — к отделению реанимации.

— Машина Маши! — громко удивилась Таня, увидев недалеко от входа знакомый автомобиль. — Значит, это Леонида она сопровождала в машине «скорой помощи»? Но как… откуда они могли встретиться в ее клинике. Он что, попытался зарезаться на ее глазах?

И машина… Она, выходит, сдала Каретникова хирургам, а сама опять поехала в клинику, чтобы тут же сюда вернуться? Теперь она размышляла уже про себя, потому что и Мишка пока что не мог ничего ей объяснить.

Года три назад Маша здесь работала. Не в реанимации, но вот в том, втором, корпусе. Потому ее машину и пропустили на территорию. Для посторонних неподалеку имелась платная стоянка.

Таня все это себе объясняла, чтобы подавить поднимающийся откуда-то из глубины души озноб, какое-то предчувствие… Потому она топталась у невидимой черты, медлила. Ей казалось, что сделай она еще шаг — и мир вокруг нее изменится. Начнется то же, что и с Алисой в Стране чудес, — иными словами, все пойдет наперекосяк. Ненормально… Только потому, что здесь стояла машина ее сестры?

Вначале их вообще не хотели пускать в корпус.

— Поздно. Никого из администрации нет, чтобы выписать вам пропуск. Приходите завтра.

Но Мишка что-то сказал этому мужику в несвежем белом халате — то ли фельдшеру, то ли санитару! — показал удостоверение, и тот нехотя буркнул:

— Проходите, только недолго. В реанимацию вас все равно не пустят.

В небольшом коридорчике перед отделением реанимации на стуле сидела Маша и плакала.

От неожиданности, увидев сестру, целую и невредимую, но так откровенно горюющую, Таня отпрянула назад, наступив на ногу идущему следом Мишке.

Он зашипел от боли, и Маша подняла голову.

В свете неоновой лампы ее лицо казалось мертвенно-бледным, а потеки туши под глазами делали облик Маши каким-то киношным, словно она исполняла роль в триллере, а не сидела в коридоре больницы и плакала… по Леониду?

— Маша!

Таня произнесла имя сестры без вопроса и восклицания. Маша, ну и что, что Маша, сорок лет Маша. Вернее, сорок один. Леонид при смерти, или она плачет, потому что… она же…

Почему Татьяна всегда относилась к сестре чуть ли не как к матери, как к человеку намного старше себя? Ведь она еще вполне молодая и красивая женщина…

— Маша, — сказала Таня, — ты почему плачешь? Леня… он умер?

— Не волнуйся, — сказала сестра, словно только что не плакала, как по близкому человеку или по своей загубленной жизни, — ничего твоему Лене не сделается. Завтра его в обычную палату переведут. Недельку полежит и опять будет как новый.

— А ты откуда узнала? Тебе позвонили? Тогда почему ты мне не перезвонила?

Таня понимала, что глупо сейчас устраивать сестре допрос, но продолжала спрашивать, тщетно стараясь понять, что же произошло с Машей. И почему Маша должна тут же все честно ей объяснить, если даже свои вопросы Таня задает не по честному, а скорее, чтобы проверить правдивость сестры? Ведь ей же сказали: больного она отвезла в больницу сама.

А что, если она привезла сюда кого-то другого, а потом случайно узнала… Но — это уже из разряда случайных совпадений.

— Я не могла позвонить, — устало вымолвила Маша, — потому что когда я вышла из клиники, то увидела твоего мужа, который полулежал на земле, как раз возле моей машины. И был уже без сознания… Я привезла его сюда… Весь салон в крови… Не до звонков было!

— А почему…

— Хватит, довольно!

Мишка вдруг резко оборвал ее расспросы. Таня не могла понять ни его раздражения, ни вообще того, что он вмешивался. Это только их семейное дело! Его позвали случайно. Александра запаниковала…

— Завтра, в спокойной обстановке, Маша тебе все расскажет.

Он осторожно взял Машу за локоть и поднял со стула:

— Поедем домой, или ты еще что-то хотела сделать?

— Я сделала все, что могла, — отозвалась Маша. — Ему сделали укол снотворного, и теперь Леня будет спать до утра. Удар прошел по касательной, у него в кармане, на счастье, оказался мобильный телефон…

— Меня к нему не пустят? — спросила Таня.

— Завтра пустят, — ответила Маша уже на ходу.

Они вышли из здания больницы, и Маша остановилась у входа, словно чего-то все не могла вспомнить.

— Садись в мою машину и дай Тане ключи, — проговорил он, подсаживая Машу.

Она безропотно открыла сумочку и отдала ему ключи. Почему-то именно ему, а не Тане? Можно подумать, что это Таня заказала киллера, чтобы тот зарезал ее мужа, и все об этом знают. Почему вообще буквально все ее сегодня игнорируют?!

— Доедешь? — только спросил Мишка, протягивая ей связку Машиных ключей.

— Естественно, — сердито выговорила Таня, идя к Машиной «десятке».

Доедет ли она! Это же надо задать такой дурацкий вопрос. Конечно, с Ленькой ей не приходилось ездить так же часто, как прежде с Михаилом. Он предпочитал всюду возить ее сам. Но иной раз в компаниях, желая расслабиться, он выпивал, и тогда его «форд» вела Татьяна.

Еще бы не доехать! Разве не при Мишке она приобретала все эти навыки?

Тогда он сидел рядом с ней на переднем сиденье, бесстрастный, как индейский вождь. И не вмешивался в ее действия, пока Таня, обмирая от страха, выписывала кренделя на каком-нибудь пустынном шоссе. А то и просто на проселочной дороге.

Он лишь изредка давал советы, да и то когда, отчаявшись, она его о том спрашивала.

— Я бы на твоем месте переключился хотя бы с первой на вторую передачу, — к примеру, говорил он.

Или:

— Если ты не перестанешь так усиленно жаться к обочине, выскочишь в кювет.

— Но я бы иначе не разъехалась с ним, — стонала она, шарахаясь от очередного грузовика.

— Не придумывай. У тебя в запасе было метра полтора, — не соглашался он.

Обычно для занятий вождением — вернее, для наработки практики — Таня вставала в половине шестого утра. Уговаривала Мишку еще поспать.

— Надо же мне когда-то научиться ездить самой!

— Еще успеешь, — не соглашался он и тоже ехал вместе с ней, хотя обоих потом ждал зачастую напряженный рабочий день. Но тогда они были так молоды, почти не уставали…

Сейчас Тане уже тридцать восемь лет… А кто-то, возможно, скажет, всего тридцать восемь. Все постигается в сравнении.

Прежде чем сесть на сиденье, она включила в салоне свет. Не то чтобы Таня усомнилась в Машином рассказе, а как-то машинально. Подумала, может, что-то надо вытереть, все-таки она в белых брюках, только сегодня купленных. Но нигде никаких пятен не увидела. Зачем тогда Маша рассказывала про кровь? Думала, машину поведет она, а не Таня, не вмешайся в это Мишка?

А тот как раз выехал на аллею, ведущую к воротам больничного комплекса, и махнул Тане рукой, чтобы она следовала за ним.

«Интересно, как он узнал, что Маше купили машину? — подумала она о муже. — Он же не приезжал домой в обед. Следил за нами, что ли?.. Не мог же он потерять сознание именно у Машиного автомобиля по простому совпадению!»

Глава тринадцатая

Саша со Светланой выскочили навстречу, едва Михаил стал открывать ворота, чтобы Таня заехала во двор на Машиной автомобиле.

— Жива! — крикнула Света и кинулась на шею подруге. Александра тоже толкалась между ними, обнимая любимую тетушку.

— Чего это вы на меня накинулись? — Маша на некоторое время даже вышла из своего приторможенного состояния. — Ну пришла домой позже обычного, так это же не повод!

— Повод! — не согласилась Александра. — А мы уж тут чего только не передумали. Боялись, вдруг ты в автокатастрофу попала.

Маша, разом все себе представив, обеспокоено оглянулась на Таню.

— В обморок падала, — понизив голос, сообщила ей Светлана.

— Это плохо, — пробормотала Маша, но тут же надрывно громким голосом распорядилась: — Всем отдыхать! Дела и вопросы оставляем на завтра. Всем Карпенко — спокойной ночи. — И Светлане: — Пошли!

А сама, будто показывая пример, быстро направилась вперед к своей двери. Света шла следом.

Таня с Мишкой задержались у калитки, когда она решила его проводить. Себе объяснила: «Надо же кому-то закрыть на ночь калитку. В коттедже — ни одного мужчины!» В связи с этим у нее было возникла некая мысль, но Таня тотчас постаралась от нее избавиться. Тоже, нашла сторожа. Этак он возомнит…

— Как ты думаешь, — спросила она Михаила, который не спешил уходить, словно надеялся, что она решит его оставить на ночь, — Каретникова ударили ножом случайные бандиты или…

Почему-то вдруг она, как и Шурка, назвала мужа по фамилии.

— Думаю, ИЛИ, — сказал Мишка.

— В каком смысле? — встрепенулась Таня.

— Ты спросила — я ответил.

— Нет, ты не увиливай. Поясни, что ты хотел сказать.

— А что ты имела в виду под своим ИЛИ? — не хотел идти навстречу он.

— Я думала, может, Леонид сцепился с кем-то из крутых. Из тех, кому он дома строит. Чего-то не так сделал или нагрубил. У Леньки-то язык злой…

— Вот видишь, ты и сама все знаешь, — усмехнулся он, идя к машине.

— Карпенко, так нечестно! — выкрикнула ему вслед Таня.

— А я вообще аморальный тип, — ехидно откликнулся он, — разве это тебе неизвестно?

Тане хотелось пойти к Маше, обнять ее, расспросить обо всем и о том, почему плакала… Чтобы она чувствовала, что рядом с ней есть близкие люди, готовьте разделить ее ношу… Но что-то мешало ей это сделать. Какая-то неуловимая нотка отчужденности в Машином поведении. Показалось даже, раздражения…

В конце концов, рядом с ней Светлана, успокоила себя Таня. Ей нужно было остаться одной, чтобы привести в порядок свои мысли и вообще перевести дух.

Решила для себя, что с утра она, конечно же, пойдет в больницу к мужу, загодя приготовит ему что-нибудь вкусненькое… Раз Маша сказала, что ничего страшного с ним не случилось…

— Мама, вы так и будете скрывать от меня, как от маленькой девочки, что все-таки произошло.

— А что бы ты хотела услышать? — рассеянно спросила Таня, опять погруженная в свои мысли.

— Какие-то неприятности у Каретникова? — продолжала допытываться Александра.

— Если ножевое ранение можно отнести просто к разряду неприятностей…

— Ножевое ранение? — эхом повторила дочь. — А кто его ранил — хулиганы?

— Я и сама не знаю, — задумчиво проговорила Таня; в памяти опять встало бледное, заплаканное лицо сестры. Она же Каретникова терпеть не могла. — Тетя Маша сопровождала его в больницу. Вряд ли она его ранила, не правда ли? А больше я ничего не знаю.

— Как-то странно, — согласилась с ней Александра. — Вы с тетей Машей не поругались?

— Нет, с чего ты взяла.

— Прямо детектив какой-то, — рассердилась дочь. — Приезжают все всклокоченные, раздраженные, даже папа мне ничего не сказал. Я вам тоже ничего рассказывать не буду! Я уже и так пожалела, что рассказала вам всем о нечаянно подслушанном разговоре. Просто меня всегда раздражало, что ты так с Леонидом возишься. Папе ты никогда столько внимания не уделяла.

— Тебе это только кажется. Что ты можешь помнить?

— Мне было тринадцать лет, мамочка, не притворяйся, будто я уже не могла сложить два и два.

— Надо ли тебе в отношениях взрослых что-то складывать? И вообще, что дозволено Юпитеру… Саша, ты есть не хочешь? — спросила Таня.

— Съем что-нибудь, — удивленно согласилась дочь, — ты же обычно ругаешься, когда едят на ночь.

— Представь себе, что я недавно прочла: если выбирать из двух зол — ложиться на пустой желудок или на полный, — то лучше второе. А я отчего-то ужасно проголодалась. И даже выпила бы чего-нибудь. У нас где-то было легкое сухое вино. Вот, пожалуйста: «В сетях любви». Выпьешь с матерью?

— Мама, — Александра просто слов не находила, — ты же всегда как ястреб… зорко следишь, чтобы алкоголя — ни-ни!

— Но с девчонками-то вы пьете?

— С девчонками пьем.

— Вот видишь, кому нужен такой… ястреб, который дальше своего носа, то есть клюва не видит?

Наверное, это прозвучало у нее слишком печально, потому что Шурка, споро помогавшая матери накрывать на стол, встрепенулась:

— Что ты, мама, строгость в таких делах не мешает. И я не обижаюсь, понимаю, что ты у нас справедливая…

— Ко всем остальным, кроме себя самой, — тихо буркнула Таня.

— Что ты сказала?

— Это я так, мыслю вслух.

— Знаешь, мама, — ностальгически проговорила Александра, — я всегда мечтала, что мы вот так с тобой сядем рядышком и будем рассказывать друг другу свои секреты. Как две подружки. У нас в группе одна девушка учится — Зося Коломийцева. Так она своей маме все-все рассказывает… Между прочим, я тебе сколько раз говорила, что я уже взрослая, больше года совершеннолетняя. Если я, к примеру, убью кого-то, мне в суде никакой скидки по возрасту не будет. Я получу тот же срок, что и все остальные.

— Что ты такое говоришь? — испугалась Таня.

— Это я так, к примеру. Мама, а как получилось, что тетя Маша…, вроде она при всем присутствовала?

— Не при всем. Леонид, твой отчим, когда его ранили… наверное, оказался поблизости от тетушкиной клиники, вот она и отвозила его в больницу.

— Тетя Маша? Значит, она свидетельница?

— Нет. Говорит, она вышла из клиники, а он у ее машины без сознания лежит.

— Что-то в этом объяснении не вяжется, ты не находишь? — задумчиво проговорила девушка. — Чего бы ему у машины лежать?.. Кстати, а где она ее ставила? Перед воротами?

— Нет, почти у дверей клиники.

— Вот видишь, ему пришлось бы как минимум на территорию клиники пройти, дойти до корпуса…

— Честно говоря, Саша, я стараюсь об этом не думать, — опять вздохнула Таня, — ведь тогда получается, что тетя Маша меня обманывает, а я не могу понять, зачем ей это надо. Наверное, твой папа прав, если считает, что все выяснения надо отложить на завтра. Тетя Маша выглядит такой измученной. И этого я тоже понять не могу. Ведь не делала же она Каретникову операцию! У нее совсем другой профиль.

Шурка внимательно выслушала мать, пригубила рюмку с вином и несколько более взволнованно, чем следовало, предложила:

— А хочешь, я все узнаю и тебе расскажу?

— Ты узнаешь? — изумилась Таня. — Но откуда… Я хочу сказать, как ты это сделаешь?

— У меня есть знакомые ребята. Следователи.

— Ничего не понимаю!

Александра замешкалась и покраснела. Это у нее от мамы: румянец сразу все выдает.

— Мама, я собиралась тебе рассказать, но как-то все откладывала, боялась, что ты ругаться начнешь. В общем, так получилось, что я перешла с экономического факультета на юридический.

— Что значит — получилось? Тебя кто-то заставил? У вас на юридическом недобор и тебе предложили на него перейти?

— Просто ты не очень интересовалась моими желаниями, когда выбрала мне экономический факультет.

— Но ты ведь не возражала. Когда я тебя спросила, кем ты хочешь стать, ты только плечами пожала: «Не знаю». Вот и пришлось мне выбирать за тебя. Экономист — чем не женская работа?.. И много вас таких, перебежчиков?

— Только я. Мои однокурсники еще и думать не думают о специализации… Подозреваю, большинству все равно, кем стать.

— Может, еще надумают, ведь только на третий курс переходят.

— А я вот поняла, что хочу быть хорошим юристом, — упрямо сказала Александра и тихо добавила: — Может быть, и следователем. Знаешь, как у ребят в милиции много бумажной работы! Они просто завалены ею! А мне в деканате дали направление. Вроде как на практику.

— Боже мой! — схватилась за голову Таня. — И я узнаю об этом только сейчас? Так это и есть твой факультатив? Неужели я выгляжу такой идиоткой, что даже в нашем дворе буквально все считают своим долгом меня обманывать?

Саша смутилась и опустила голову. Таня невольно повысила голос:

— Тогда что ж, тогда без вопросов. Тебе не только надо вина налить, тебе нужно побыстрее к нему привыкать. Говорят, менты пьют по черному, а ты ведь теперь с ними не только общаешься, а хочешь быть, так сказать, полноправным представителем?

— Мама! Как ты можешь так говорить? — Александра в негодовании встала из-за стола и направилась к двери. Впрочем, не дойдя, она остановилась и горячо продолжила: — Ты даже не представляешь, какие в милиции работают люди. Я не говорю, что все без исключения, но есть такие… Они любят свою работу, хотя и получают за нее копейки, и сутками занимаются таким неблагодарным делом, как защита таких, как мы с тобой, от бандитов и прочей мрази…

— Ладно, — махнула рукой Таня, — не обращай на меня внимания. Тем более что в последнее время на меня внимания и так никто не обращает. Хотя не могу не заметить, что ты слишком близко к сердцу принимаешь работу нашей милиции.

— Папа на тебя внимание обращает, — стала успокаивать ее Александра. — Когда я сказала, что тебе плохо, знаешь, он как разволновался!

— Что-то по нему не очень видно было, — хмыкнула Таня.

— Просто ты жена другого человека, и он считает безнравственным переходить границы благопристойности или, например, делать тебе комплименты.

— Что ты такое говоришь? — возмутилась Таня. — Еще скажи, что замужним женщинам вообще не делают комплименты!

— Замужним вообще делают, а бывшим женам… наверное, это не очень легко говорить.

— Много ты понимаешь!

Только вот непонятно, чего она на девчонку злится? По сути дела, Александра все время предоставлена самой себе. Не назовешь же сопричастностью вопросы типа «Как дела в институте» или «Ты не заболела»? За что боролись… Сама во всем виновата. Упустила дочь. Хорошо хоть, та ее в известность поставила, а то окончила бы университет, а Татьяна так и не узнала бы, что за специальность теперь у единственного отпрыска!

Александра посмотрела на мать, что-то про себя прикинула и вернулась к столу.

— Решила на меня не обижаться? — усмехнулась Таня. — Хотела бы я посмотреть на этого молодого милиционера. Или немолодого?

— О чем ты говоришь, мама? — прикинулась удивленной девушка.

— О тех, настоящих, милиционерах, честных и преданных делу, которых ты так горячо защищала. А ты о чем подумала?

Она подняла бокал с вином и чокнулась с Александрой.

— Давай за здоровье Леонида Сергеевича.

— Давай, — согласилась Саша, весьма довольная тем, как она удачно выбрала время для своего сообщения — ни тебе угроз, ни истерик. И без смакования некой пока неудобной для девушки темы, которую она предпочла бы не развивать…. Раз так, Александра согласна выпить за кого угодно.

Она с сочувствием посмотрела на усталую и какую-то поникшую мать: сколько на нее всего свалилось! — и сказала с жаром:

— Я тебя так люблю, мамочка!

— Я тоже люблю тебя, Сашенька, — улыбнулась она. Аппетит, вспыхнувший было у Тани, сошел на нет, едва она съела пару кусочков голубца. Зато Шурка — что значит молодой организм! — расправилась с тремя голубцами, куском холодной свинины, салатом из огурцов и помидоров и запила все любимой пепси-колой.

— Я пойду спать, мама? — полувопросительно сказала Саша уже несколько сонным голосом.

— Конечно, иди, — спохватилась Таня. У двери дочь опять приостановилась:

— Между прочим, мама, с этой стрижкой и макияжем ты помолодела лет на десять.

— Спасибо, дорогая, — улыбнулась Таня. — Спокойной ночи, пусть тебе приснится… кто-нибудь хороший, а я сейчас со стола приберу и тоже лягу.

Лечь-то она легла, а вот сна все никак не было. Какое-то странное чувство не давало уснуть. Что-то она не поняла, что-то важное не узнала. Словно окружающие ее люди сговорились не волновать ее и потому скрывали от нее нечто важное, а из-за незнания его Таня вела себя не так, как надо, и делала совсем не то, что должна была бы делать. И это ощущение незнания и непонимания нисколько не делало ее жизнь легче, то есть давало противоположный результат от задуманного ее близкими.

К примеру, не сказала Маша, что Каретников к ней приходил. Себя предлагал. Это на поверхности. Но что-то в этом было еще, Саша говорила… нет, наверное, девчонка что-то не так поняла. Рассказала неправильно. Не может же быть, что Маша… что у нее с Леонидом… Вот и получается, что из-за недостатка информации она додумывает события, и от этого становится еще хуже.

Не думать! Просто запретить себе размышления на эту тему. Завтра утром можно будет пойти к Маше и все узнать. Маша никогда не была врушей…

Не была, да вот стала!

Таня вся извертелась на их с Леонидом двуспальной кровати. Не будь так поздно — Маша со Светланой, наверное, давно уже спали, — она побежала бы к сестре, чтобы та ее успокоила. Развеяла ее сомнения… Маленькая девочка ждет, чтобы ее погладили по головке. Она не готова к кардинальным переменам в своей жизни, которые вполне могут произойти, узнай она всю правду.

Таня не знала, что в другой половине коттеджа не спали.

Стороннему наблюдателю, точнее, слушателю или той же Тане, если бы она все же надумала проведать сестру, открылась бы истина. Но вряд ли она дала бы ей спокойствие.

Маша со Светой вовсе не спали. Они лежали рядом на такой же двуспальной кровати, просто каждая под своей простыней, и негромко разговаривали. Не потому, что их мог кто-то подслушать, а по извечной привычке людей ночью невольно понижать голос.

— Представь себе, — говорила, всхлипывая, Маша, — он появился на пороге моего кабинета. Бледный. Руку к себе прижимает. Я еще хотела съехидничать, что Леонид из себя Наполеона изображает, а он вдруг стал падать лицом вниз. Хорошо, Майечка встала из-за стола — ей в регистратуру выйти понадобилось, — успела его подхватить. Позвали Вадика, хирурга, оказали первую помощь, а там и «скорая» подъехала.

— И ты вместе с ним на «скорой» поехала?

— Конечно. Во-первых, я врач, а во-вторых, родственница…

— Машка, ну что ты передо мной-то выделываешься! Без тебя бы его до больницы не довезли!

— Я подумала: он в машине очнется и подумает, что его все бросили. Его и так никто не любит. Он, конечно, храбрится, говорит, что ему все по фигу, но я-то знаю… Ты не представляешь, какой он уязвимый!

— Он подумал бы, что его ТЫ бросила, — с нажимом подсказала Светлана.

— Не дави на меня, Светка, я и сама не пойму, что в нем нашла. Сравни их хотя бы внешне: Валентина и Леонида. Один — красавец мужчина, высокий, стройный, положительный…

— Потому и от семьи гуляет.

— Погоди, не ехидничай. А другой — тот, кто никогда не будет моим. Муж сестры, ради которой я не только мужчину, жизнь отдам!

— Умоляю, Маруся, только без патетики. По мне, так она всегда смахивает на истеричку. И вы все с ней носитесь: бедная Таня! Я видела, как твоя младшая сестра на своего бывшего мужа смотрела!

— Ну и что, — пожала плечами Маша. — Любит одного, живет с другим. Разве для нашей жизни это редкость?

— Тем более поговори с ней…

— Никогда в жизни! — вскричала Маша. — Я бы скорее сказала Тане, что Ленька ко мне пристает, этим и себе, и ему бы все пути отрезала. Пусть бы за ним последила, скандальчик устроила, может, он от меня бы и отстал.

— Говоришь, а сама в это не веришь, — усмехнулась Света.

— Поверишь тут! Ну почему я такая невезучая?

— Вот-вот, поразмышляй, почему ей все, а тебе — ничего.

— Какое там — все? Бедная девочка очень несчастна.

— О бедной девочке потом. Он приходил в себя или нет?

— Лучше бы не приходил, — опять заплакала Маша. — Попросил, чтобы я его за руку взяла, и стал говорить, что он умирает, а перед смертью люди не лгут…

— Он действительно так плох?

— Выживет. Крови много потерял, но мы привезли его вовремя.

— И что он говорил?

— Бормотал: «Машенька, я плохой человек. Я много чего в жизни делал не так. Никого не любил… Просто не знал, что это такое. А с тех пор, как тебя узнал, покой потерял. Засыпаю — о тебе думаю, просыпаюсь — ты перед глазами стоишь…» В общем, говорил всякую сентиментальную ерунду.

Маша резко оборвала себя.

— Все, давай спать. Мне завтра на работу к восьми часам — я должна выспаться.

— Может, тебе снотворного дать?

— Еще чего, организм баловать! Заснет как миленький.

— Тебе видней, — улыбнулась Светлана. — Надо же, и со своим организмом разговаривает по-военному. Нахваталась у друзей в мундирах. Валентина теперь восвояси отправишь?

— Пусть пока покрутится возле меня. Если, конечно, не будет докучать предложениями руки и сердца.

— Другие женщины любовников поедом едят: женись да женись, а эта…

Светлана вздохнула по-бабьи.

— У меня такое предчувствие, что мы на пороге великого перелома.

— Типун тебе на язык, — нарочито сонно отозвалась Маша.

Она представилась подруге засыпающей, хотя вряд ли Свету это могло обмануть. Ей больше не хотелось говорить о том, что и так терзало ее, как коршун мультяшного Прометея. Она не догадывалась, что одновременно с сестрой пытается приказать себе: «Не думать! Больше об этом не думать!»

Но разговора сестры с подругой Таня слышать не могла, как и мыслей Маши, но заснуть все-таки смогла, а проснувшись утром, первым делом стала упаковывать пакет с продуктами для раненого мужа.

После перенесенных волнений пробудилась она довольно поздно и Машу дома уже не застала. Та ушла на работу. Почему-то и машину она оставила во дворе.

Машина оказалась незапертой, и Таня при ярком солнечном свете еще раз обследовала ее салон на предмет наличия пятен крови. И ничего подобного не нашла. Но Маша так красочно живописала: весь салон в крови! Кто ее тянул за язык?

Конечно, она может теперь сказать, что все вымыла с утра пораньше, а на утверждение, что чехлы вовсе не были мокрыми, станет утверждать, что высушила их с помощью фена.

Но Таня не станет ловить ее на лжи. Значит, у Маши была какая-то причина, по которой она не сказала правду. И наверное, впопыхах выдумала эту историю, где концы с концами не сходятся. Пусть ее. Так ли уж важно, каким образом доставили в больницу Леню и как он возле Маши оказался. Странно другое: почему она плакала? А еще точнее, не тo, что она именно плакала, а КАК плакала. Отчаянно. Безнадежно. И при том уверяла, что рана Леонида не смертельная.

С другой стороны, если она увидела Каретникова раненным, в крови, без сознания, могла и заплакать. Наверное, боялась, что ее младшая опять без мужа останется. На этот раз, будучи вдовой…

Ответить на эти вопросы самой себе сейчас Тане все равно бы не удалось, но Маше она таки позвонила. Спросить, что можно нести Леониду, есть ли ограничения, и на ее вопросы сестра коротко ответила:

— Ему можно все.

— Маша, можно, я возьму твою машину? — спросила Таня.

— Во-первых, она вовсе не моя, а во-вторых, возьми, конечно. Техпаспорт лежит на журнальном столике. Да, а у тебя ведь нет доверенности.

— Я напишу ее сама, а твою подпись подделаю. Если что, скажешь, что это ты написала?

— Конечно, скажу!

И повесила трубку. Тане показалось, что она чем-то озабочена. Наверное, сестра как раз вела прием пациентов.

Но она ошиблась, потому что телефон зазвонил тут же, на этот раз звонила ей Маша.

— Прости, забыла спросить: у тебя нет запасных ключей от Лениного «форда»? А то надо бы его отогнать домой. Он стоит под зданием клиники. Вчера охранники разрешили его поставить, но сегодня главный уже намекал мне, что машину пора убрать.

— Хорошо, — сказала Таня, — вначале я заеду к Лене в больницу, а потом завезу тебе ключи. Ты можешь сама пригнать машину к дому.

— Сделаем лучше так, — предложила Маша, — ты пригонишь мою… вернее, твою машину, а домой поедешь на «форде»…

— Не хочу и слушать, — рассердилась Таня, — твои оговорки, чья машина. Твоя, поняла? Если это тебя так напрягает, когда-нибудь потом отдашь мне за нее деньги. Мы же договаривались!

— В самом деле, не будем спорить, — согласилась Маша; машину ей хотелось иметь. — Раз уж мы все равно ее купили.

Вот только, как она объяснит то, что Ленина машина оказалась возле здания клиники? Может, сказать, что к зданию ее подогнал кто-то из охранников по ее просьбе? Тогда как Ленька оказался у Машиной «десятки»? Поставил рядом свою и упал возле Машиной? Попятно, Таня повторяется, но она все равно готова утверждать: Каретников не знал, что его жена купила машину сестре!

Глава четырнадцатая

Говорят, у родителей первые дети рождаются более крупными, но на примере Тани с Машей это правило можно было бы рассматривать как исключение, то, что обычно пишется в сноске со звездочкой.

Маша, на взгляд сестры, была росточка небольшого — всего метр шестьдесят пять, а Таня на целых десять сантиметров выше ее. Конечно, Мишка со своими метр восемьдесят пять подходил Татьяне по росту куда больше, чем Леня, который выше жены всего на два сантиметра. И заметно это, только если они стоят рядом босиком, а так обычно кажется, что она выше его. Прическа, каблуки, пусть и самые маленькие…

Что у Татьяны с головой? Чего вдруг она занялась этими подсчетами?

Ничего не вдруг. Все можно объяснить, если не закрывать глаза на правду. Танина ностальгия по прошлому вполне объяснима. Они с Ленькой все больше отдалялись друг от друга, вот она и цеплялась за что-то основательное. Вспоминала то время, когда она не чувствовала себя ненужной и одинокой. За ее жизнь с Мишкой.

Зря она все время талдычит, что разбитого не склеишь. Никто не разбивал их жизнь. Их просто насильственно друг от друга оторвали…

«Замечательная теория, не правда ли? Прямо хоть собирай вещи и возвращайся к бывшему мужу. А Маше оставить Леньку, раз уж они друг другу так по росту подходят! Если захотеть, можно объяснить самой себе все, что угодно!

Пожалуйста, Татьяна Всеволодовна, думайте о своих насущных делах!»

Маша оказалась права, к ее приходу Леню уже перевели в общую палату, где вместе с ним лежали еще пятеро мужчин. Таня подумала, что, наверное, она слишком лихо расправилась с деньгами, врученными ей супругом. А вдруг ему захочется лежать в отдельной палате, и она совершенно не представляла, сколько это может стоить.

Леонид, как видно, чувствовал себя более-менее сносно, потому что, увидев Таню, даже слегка помахал ей рукой: мол, я здесь. Но в остальном… Сейчас он не был похож на себя, бледный, заросший черной щетиной, с черными кругами под глазами.

Она прошла мимо кроватей, на которых лежали или сидели другие мужчины, которые проводили ее заинтересованными взглядами.

Таня могла, конечно, в угоду Леньке, который привык видеть ее куда менее яркой, чем теперь, вернуться к своему прежнему облику, но ей не хотелось больше идти на поводу ни у кого. Пусть и Леня принимает ее такой, какая есть, вернее, такой, какой она хочет быть. Даже в этом белом халате, отглаженном и затянутом белым же пояском, — чего-чего, а в их доме халаты не дефицит.

Все труднее оказывается держать в руках это ее новое «я», неуместно себялюбивое и эгоистичное. О чем думает Татьяна, будучи в этом храме Гиппократа!

— Первый раз в жизни я в больнице, представляешь, — проговорил Леонид почти весело и кивнул на капельницу: — А уж чужой крови и так называемого физраствора в меня столько закачали, что от горячей крови Каретникова остались одни воспоминания.

Он взглянул на нее доброжелательно.

— А ты знаешь, я был не прав. Что поделаешь, привык к тебе той, а теперь надо привыкать к совершенно другой. Но такой облик тебе идет больше. Ты и похорошела, и помолодела…

Кажется, разбавили не только кровь Каретникова, но и его собственнический инстинкт. Впервые она услышала от него подобный комплимент.

— Погоди обо мне. — Таня наклонилась к мужу и поцеловала его, приятно удивленная такими изменениями. — Это же не я лежу в больнице. Лучше расскажи, как ты себя чувствуешь?

— Торчу, понимаешь, здесь и удивляюсь, почему я до сих пор не умер.

— Вот ты пошутил!

— А кто стал бы горевать? — Он усмехнулся и посмотрел Тане в глаза.

Она на один миг смутилась и пробормотала по возможности искренне:

— Давай не будем обсуждать то, что, я надеюсь, произойдет еще не очень скоро.

— Но надеешься, что произойдет?

Вот так всегда, он обязательно все испортит. Опять он недоволен. Таня-то здесь при чем?

— Скажи, а ты знаешь, кто ударил тебя ножом? — спросила она; не потому, что ее это так уж интересовало, но чтобы поддержать разговор.

Лицо мужа в момент стало отчужденным.

— Какая тебе разница кто, — сказала он грубовато, — главное, не до смерти зарезали, и на том спасибо.

— Но как же… ты так спокойно об этом говоришь, будто тебе просто на ногу наступили. Наверное, и милиция станет тебя расспрашивать.

— Уже расспрашивала, — хмыкнул Леонид.

— И что ты сказал?

— Сказал, что бандиты напали. А я их в темноте не разглядел…

У Тани тоже испортилось настроение. Видит Бог, она хотела в сотый раз попробовать перейти с мужем на доверительные отношения. Чтобы он видел в ней не только домработницу и спальную принадлежность. Потому она сказала внешне спокойно и даже безразлично:

— Ну ладно, не хочешь — не говори. Тут я тебе продукты принесла.

Она стала выгружать пакеты в тумбочку у его кровати.

— Может, тебе хочется чего-нибудь вкусненького, так ты скажи. Я приготовлю.

— Пока я и сам не знаю, чего хочу. Не суетись. Ты же знаешь, я до жратвы не очень жадный. И не привередливый. К тому же ты так готовишь, что любое блюдо становится шедевром…

Это он спохватился, что слишком резок с ней.

— Пожалуйста, Тань, подсуетись там, со старшей медсестрой поговори или кто у них на этой работе… У меня в барсетке был сотовый телефон. Ты скажи, чтобы мне его вернули… Нет, погоди. — Он наморщил лоб, вспоминая. — Может быть так, что я оставил его в машине. Ты знаешь, где стоит моя машина?

— Знаю, у здания Машиной клиники.

Он смешался, но только на мгновение.

— Тогда ты сотик найдешь. Принеси мне его. Я тут осмотрюсь, а потом позвоню тебе, что да как. Маша сказала, вроде мне какое-то лекарство нужно, но она сама его привезет.

— У тебя была Маша? — удивилась Таня.

Леонид кивнул, и на мгновение взгляд его затуманился, как если бы он вспомнил о чем-то приятном. Но для Тани он проговорил уже будничным тоном:

— Заезжала перед работой. Все-таки она мне «скорую» вызвала и сама со мной поехала. Потому и решила узнать, не загнулся ли я.

Он криво усмехнулся. Между ними будто холодок прошел, выдувая остатки добрых отношений. Сразу стало неуютно, и Таня, еще немного посидев возле Леонида, распрощалась. Им впервые стало не о чем говорить. Странно, другие пары несчастье сближает. Наверное, те, в которых муж и жена любят друг друга. Или хотя бы еще помнят о своей любви.

Уже уходя, она спохватилась:

— Леня, ты не возражаешь, если я пока на твоем «форде» поезжу?

Ее просьба так удивила Леньку, что он даже не сразу нашелся что ответить.

— Понимаешь, городским транспортом ехать долго: сначала трамваем, потом троллейбусом.

— Конечно, езди, — наконец выдавил он. — Только будь осторожнее, у тебя ведь так мало практики.

Но Таня по его глазам видела, что только собственная беспомощность вынудила его согласиться. Он небось нарисовал себе яркие картины ее кокетства, заигрывания с другими мужчинами, повод для знакомства. Да что там знакомства, измены! А главное, что он лежит в больнице и не может ее контролировать!

Да он просто собственник! И тут уж не имеет значения, любит Таню или нет. Пока она его жена…

Но тут же он будто опомнился, поманил ее поближе, попросил ее руку и поднес к губам.

— Прости меня, Таня, если сможешь.

Она едва сдержалась, чтобы не выдернуть у него руку. Ни к чему ей эти индийские страсти, когда их киношный злодей вдруг пробуждается для добра и любви. Леониду Каретникову идет смирение, как монашке мини-юбка.

— Прощай, — все же сказала она и пошла прочь.

— Не забудь про сотовый телефон! — крикнул он ей вслед.

Таня представила, как он сейчас лежит и злится: симпатичная женщина в модных тряпках, на которые он по собственной глупости выделил офигенные деньги, — за рулем сугубо мужской машины. Нет, он совершенно напрасно уступил ее просьбе. О своих словах — насчет прощения — он, конечно, тут же забыл!

Правда, Таня и не призналась мужу, что к больнице можно было бы вовсе не ехать долго и с пересадками, а просто сесть на маршрутку. Но рассказ о ее двойных пересадках звучал так жалостливо.

У нее мало практики, видите ли! А когда он пил в компаниях и Таня везла его по ночным улицам через весь город, практики у нее было достаточно.

Мысли хаотично прыгали у Тани в голове с одной на другую, пока наконец опять не свернули в колею, с которой она все тщетно пыталась уйти: кто ударил Леньку ножом? Кому он перешел дорогу и где? Смешно думать, будто на него мог напасть работодатель, чтобы покарать за некачественную работу. Уж скорее вычел бы нанесенный убыток из зарплаты…

Да и деньги ему за прорабство вряд ли платили такие большие, тут Шурка права. Значит, муженек влез в какой-то криминал. А где криминал, там разборки — в боевиках об этом всегда говорится.

Гадай не гадай, а лучше всего, наверное, спросить обо всем у Леньки. Не теперь, пока он в больнице лежит, а попозже, когда выздоровеет… Если, конечно, захочет говорить. Не отмахнется, как только что. Как же Таня дошла до жизни такой, что у нее с мужем нет контакта? Вообще никакой душевной близости? И ее совершенно не успокаивает знание, что таких супружеских пар много. Она вовсе не хотела принадлежать к такой же.

Ко всему прочему, ее не оставляла в покое мысль, которую Таня усиленно от себя гнала: почему соврала ей всегда такая честная Маша?

Да и Леонида она терпеть не могла. А тут вдруг — забота выше крыши. Неужели это все из-за нее, из-за Тани? Заехала проведать перед работой, привезет ему какое-то там лекарство… Попробуй разберись, что к чему.

Из больницы Таня поехала к своей подруге Соне, которая работала в администрации города — возглавляла бюро по работе с кадрами.

Они не виделись месяца два — только перезванивались. Ленька терпеть не мог, когда в его отсутствие к Тане приходили подруги. Ему казалось, что они не могут говорить ни о чем другом, кроме как обсуждать его персону или делиться впечатлениями о других мужиках, что было еще хуже.

Мысли его по этому поводу оригинальностью не отличались: раз Таня ушла от первого мужа, может уйти и от второго, если вовремя не пресечь ее контактов с подругами. Все они как на подбор, конечно, шлюхи, а если Тане все-таки очень хочется с ними общаться, то вполне можно делать это в его, Леонида, присутствии.

Секреты? Какие секреты могут быть у жены от мужа?

Вначале Таня смеялась, настолько его требования представлялись ей дикими, а потом смеяться перестала, когда поняла, что муж не шутит.

Она приводила в пример Сониного мужа — Дениса, который нарочно оставлял их наедине и, уходя, шутливо приговаривал:

— Посидите-почирикайте: кто кого разлюбил, кто кому изменил…

— Да не хочу я быть ни на кого похожим! — орал Ленька. — У меня свои представления обо всем, и опыт показывает, что в своих предположениях я еще ни разу не ошибся!

Наверное, каждый человек себя несколько идеализирует, но чтобы настолько!

Подруги уговорили ее уступить Ленькиным прихотям. Не разваливать же семью из-за ерунды. Общались с тех пор в основном по телефону. Поэтому Соня удивилась ее звонку. И сказала ей — видимо, в кабинете был кто-то посторонний:

— Минуточку, Татьяна Всеволодовна, сейчас я найду документ, который вам нужен.

В трубке был слышен какой-то разговор, а потом Соня сообщила:

— Ну вот, теперь я одна, и мы можем поговорить. Как дела, есть новости?

— Навалом!

— Тогда молчи, тогда ничего не говори. Не хочу разбавлять этот «навал» одиночными фразами. Ты сможешь сейчас ко мне приехать?

— Смогу.

— Вот и приезжай. Мое начальство в командировке. Закроемся в кабинете и спокойно поговорим. Я закажу тебе пропуск.

Соне можно было говорить все. Она была такой подругой, о которой можно только мечтать. И теперь, сидя у нее в кабинете и глядя на ее веснушчатое, лучащееся добротой лицо, Таня почувствовала, как ей не хватало Сони все эти месяцы, да что там месяцы, годы!

Итак, она уступила Леньке, перестала встречаться с подругами. А что получила взамен? Ленька смог восполнить ей их отсутствие? Ничуть не бывало. В конце концов Таня осталась одна, успев отлучить от себя не только подруг, сестру, но и родную дочь.

Интересно, если бы с Леонидом жила Маша… Вот как, мы уже стали допускать и такое?.. Разве нельзя просто предположить? Так вот, она тоже стала бы выполнять его такие нелепые требования или все-таки настояла бы на своем?

Подруга Тани — Соня Ильина — редкий тип женщины-бессребреницы. У нее не было трепетного отношения к деньгам. И по логике, их у нее не должно быть, но супруги Ильины богаты. Уж она-то тем более могла не работать, но вот торчала же в этом кабинете, в то время как ее сыновей-погодков воспитывала гувернантка.

«Копейка рубль бережет», — говорит народная мудрость, но семья Ильиных никогда не берегла копейки. Их девиз «Нет денег, и это не деньги!» повторяли теперь по случаю знакомые и друзья.

Правда, это вовсе не говорит о том, будто Ильины швыряли деньги направо и налево. Они, как и прежде, были скромны и гостеприимны. И у них так же любили бывать все их прежние друзья и знакомые, хотя далеко не все из них добились таких же успехов и могут считаться «полезными».

Таня еще помнила время, когда у Ильиных деньги не водились. Вернее, их частенько не хватало даже до зарплаты. Но чтобы Соня хоть раз устроила мужу по этому поводу скандал или стала спекулировать детьми — мол, дети голодают…

Скорее, наоборот, в ответ на сетования мужа Соня успокаивала его:

— Не волнуйся, с голоду не помрем!

Как-то муж Сони обмолвился одному из друзей, что накануне им пришлось занимать на хлеб у соседей. В те времена даже скромную зарплату могли задерживать месяцами.

— Если бы моей жене понадобилось занимать на хлеб, она выгнала бы меня из дома, — удивленно проговорил друг.

А Соня как раз в те времена со смехом рассказывала Тане, как в очередной раз извернулась и сделала «кашу из топора», то есть изобрела еще одно недорогое, даже очень дешевое блюдо, или смеялась, как ее дети лопали суп из пакета по пять пятьдесят.

В общем, Соня Ильина — такой непотопляемый человеческий экземпляр, любимый мужем, детьми и друзьями, который всегда придет на помощь, у кого всегда можно одолжить денег и даже пожить в их теперь огромном доме столько времени, сколько нужно для улаживания своих дел, и на чьем плече всегда можно поплакать.

Муж Сони, Денис, тяжело осваивался в мире бизнеса и долгое время не мог найти свою нишу, работая в подручных то у одного своего знакомого, то у другого.

Предприниматели любили Дениса за его безотказность, но хорошее воспитание служило ему обычно плохую службу: приятели ему хронически не доплачивали за работу, ссылаясь на тяжелое положение, Денис обычно не спорил.

— Да устрой ты и его на работу в администрацию, — говорили подруги, — будет сидеть в кабинете, получать твердый оклад.

— Ну уж нет! — фыркала Соня. — Я насмотрелась на тех, кто в этих кабинетах работает. Чтобы до верха добраться, язык сотрешь.

— Почему язык? — недоумевали слушательницы.

— Это же сколько задниц нужно ежедневно лизать! — хохотала Соня. — Разве это мужская работа?

И опять смеялась, поняв двусмысленность сказанного.

— Задницы-то в основноммужские, а у Дениса ориентация нормальная.

Но им повезло, как порой везет оптимистам, которые верят в успех иего добиваются. Продавалась с молотка небольшая типография: со старым оборудованием, на окраине города — так что желающих ее купить не оказалось.

А Сонины родители как раз незадолго до случившегося продали дом умершей в селе бабушки. Понятное дело, планов было громадье, но Соня упала в ноги:

— Повремените! Отдайте деньги нам. На год. Вернем.

И работа пошла. Всего через три года Денис смог повезти свою семью по туристической путевке в Египет, а на четвертый год приступить к строительству дома в трех уровнях…

Это воспоминание о Сониной жизни промелькнуло в голове Тани, как будто кто-то быстро пролистал перед глазами знакомую книгу. «Хорошие люди должны жить достойно», — подумала она, сознавая, что этот тезис не слишком оригинален и далеко не всегда подтверждается жизненными примерами.

— О, Карпенко, ты ли это! — воскликнула Соня, едва завидев Татьяну на пороге своего кабинета. — Никак, у тебя настали лучшие времена.

— С чего ты взяла, что они у меня были плохие? — буркнула Таня; она знала, какой ехидной может быть Сонька, если ей дать волю.

— Ну как же, Каретников тебе бы такое не позволил. Для него ведь, чем хуже ты, тем лучше ему, а тут — звезда, да и только.

— Что-то у тебя это слово звучит, как… в общем, не как комплимент.

— Комплименты тебе небось мужики рассыпают? Избаловали.

— Какие мужики? — вздохнули Таня. — Для этого мне надо как минимум развестись. А вот ты, мать, вроде поправилась. Покруглела. Потяжелела. С чего вдруг?

— Есть с чего, — загадочно улыбнулась Соня. — Обо мне чуть позже. Ты лучше скажи, как там поживает наш общий знакомый Миша Карпенко?

— А почему ты спрашиваешь об этом у меня?

— Потому что, подозреваю, он от тебя далеко не уходит. Все время небось где-то поблизости крутится. Может, ждет, когда Каретников крякнет?

— Чего вдруг Каретникову крякать? Он всего на год старше Мишки!

— Мало ли. А на что Мишане еще надеяться? На то, что ты поумнеешь? Так этого можно и не дождаться.

— Какая же ты все-таки язва, Ильина!

Таня подумала, что ее друзья не приняли Леньку, наверное, потому, что любили Мишку. И вот теперь Соня спрашивала о нем, вовсе не думая о том, что Тане неприятно напоминание о бывшем муже. Подруга думала, что раз она так легко отказалась от своего брака, так быстро вышла замуж во второй раз, значит, просто разлюбила. И теперь можно походя трогать эту струну — нигде в Таниной душе ничего не отзовется.

— Не знаю! — отозвалась было по привычке она, но тут же — спрашивала не чужая тетя, лучшая подруга — поправилась: — Жив-здоров, что ему сделается, твоему Карпенко!

— Ага, — торжествующе сказала Соня, — значит, ты его недавно видела.

— Не далее как вчера, — сухо сказала Таня.

Она считала, что, поминая Мишку, ее друзья пытались вернуть к жизни нечто давно умершее.

— Нет-нет, не делай такой кислой физиономии, — запротестовала Соня. — Пожалуйста, о Мишеньке со всеми подробностями. Ты же знаешь, как я его любила.

Это было их коронной шуткой. Когда семьи Ильиных и Карпенко встречались, Соня всегда шутливо приникала к Мишке и говорила с придыханием:

— Здравствуй, моя безответная любовь!

— Здравствуй, моя единственная! — со слезой в голосе отвечал Мишка.

Это был ритуал, и к нему все в их компании привыкли. Таня и так собиралась все Соне рассказать, но теперь сделала вид, что рассказывает по ее просьбе. Мол, если подруга этого хочет. Чтобы заодно скрыть свой интерес при упоминании имени того, кто когда-то был ее мужем и первой любовью.

— Да, с такими событиями не соскучишься, — задумчиво проговорила Соня, когда Татьяна закончила свой рассказ. — Ну а ко мне ты чего пришла — соскучилась или по делу?

— И то и другое, — честно сказала Таня.

— Давай сразу с последнего.

— Мне нужна работа.

Соня откинулась на стуле и расхохоталась.

— Что это с тобой?

— Все-таки, Карпенко, ты баба везучая, хоть по-житейски и глуповатая.

— Ни фига себе, высказалась! — обиделась Таня.

— Такого мужика упустила. Эх, если бы не мой Ильин, только бы ты Мишаню и видела.

— Не волнуйся, я его и так не вижу.

— Кто знает…

— Соня, прекрати, догадываюсь я о твоих прожектах. Не забывай, я замужем за другим человеком.

— Вот именно, кто тебя в шею гнал?

— Сколько можно об одном и том же!

— Если бы все женщины были такие же эгоистки, как ты, в России не осталось бы ни одной крепкой семьи.

— Все, Сонька, ты меня достала! Подруга называется. Сто лет ее не видела, думала, она обрадуется, а тут — сплошные оскорбления.

— Да ладно тебе, Татьяна, обиженную из себя строить. Я и тогда говорила, и теперь скажу. Если ты хочешь быть замужем и иметь семью, то должна знать, что у мужчин бывают слабости, которым женщины в большинстве своем не подвержены. И надо уметь не только с этими слабостями мириться, но и оборачивать их в свою пользу. Так поступают все умные женщины. Понятное дело, без разборок и войн не обойдется, нельзя делать вид, будто ничего не происходит, иначе в конце концов мужчина станет вытирать о жену ноги… Скажешь, твой второй муж тебе не изменяет?

— Думаю, что изменяет.

— Ничего не понимаю. — Соня стукнула ладонью по своему столу с бумагами. — Тогда почему ты прощаешь ему то, что не простила Михаилу?

— Опять за рыбу гроши, — поморщилась Таня. — Зачем рвать себе сердце там, где уже ничего нельзя исправить. Ты говорила что-то насчет моего везения.

— Говорила. Потому что как раз за минуту до твоего звонка размышляла, кого найти на мое место.

— На твое? На теперешнее? — изумилась Таня. — Ты увольняешься с работы? Вы уезжаете? За границу?

— Мать моя, сколько вопросов! Никуда мы не уезжаем.

— Подожди, ничего не говори, я сама догадаюсь.

— Чего там догадываться, такого уже не скроешь.

Соня привстала из-за стола, давая Тане себя как следует оглядеть. Так вот почему подруга не выскочила ей навстречу, как обычно. Таня уже было подумала, она сердится на то, что они почти перестали видеться.

— А ведь когда мы с тобой последний раз встречались, ты мне ничего не сказала.

— Знаешь, Танечка, о таких вещах не хочется говорить на ходу. А ты, как всегда, так торопилась, прервала меня на полуслове…

— Прости.

— Бог простит.

— Как же ты решилась?

— Просто в один прекрасный день я пожаловалась Денису, как мне тяжело управляться с тремя мужчинами и почему мы с ним не завели себе девочку. Он так спокойно мне говорит: «Так какие проблемы? И сейчас еще не поздно. Благословляю тебя, иди за девочкой!» Сказано — сделано…

— Отчаянная ты женщина!

— Зря ты меня подкалываешь. Мой возраст вовсе не пограничный.

— Да нет, это я так, от зависти.

— У нас, если хочешь знать, одна завотделом в сорок шесть родила, и ничего. У меня к ее возрасту дочка уже в школу пойдет.

— А ты уверена, что будет девочка?

— Какая ты дремучая, Карпенко. Сейчас на интуицию мамаш не полагаются, а уточняют все с помощью ультразвуковых исследований. Слышала о таких?

— Чего ты веселишься? Ну реакция у меня сегодня замедленная. Так после всех вчерашних событий это и немудрено.

— Хорошо, не буду тебя кусать. Ты знаешь, почему я злюсь: мы лишились не только семейной пары, с которой много лет дружили, но я, ко всему прочему, лишилась подруги. Как часто мы теперь видимся? Молчишь? То-то же… Может, я из-за тебя решила себе Настю завести.

— Вот видишь, не было бы счастья, да несчастье помогло.

— Не больно-то приписывай себе это в заслугу! Ты, кстати, тоже могла бы еще родить.

— Леня не хочет.

— Козел твой Леня!

— Соня, ты чего? Я все-таки с ним пока еще живу.

— Пока? Так ты собралась разводиться?

— Не смешно. Будешь продолжать в том же роде, твоя Настя злючкой родится.

— Серьезно, что ли?

— А то нет. Говорят, неродившиеся дети все понимают и чувствуют.

— Не каркай.

— Лучше насчет работы со мной поговори.

— Ты когда хотела бы начать?

— Через неделю. Мне же еще к мужу в больницу ходить.

— Хорошо. Но не позже. Мне через месяц в декрет уходить, а дел — куча, и всему тебя научить нужно.

— Ты скоро работу заканчиваешь? А то я тебя подвезти могу.

— Тебе, что ли, муж машину купил?

— Нет, я на его «форде» езжу.

— Спасибо, за мной Денис заедет. Передать ему привет?

— Спрашиваешь! Мы с ним тоже любили друг друга беззаветно.

А что им еще оставалось, когда Михаил с Соней разыгрывали страстную влюбленность.

— Кстати, он частенько вспоминает, как мы вместе с вами на природу ездили. И сколько раз у вас ночевали. И вы нас кормили-поили…

— А вы нам деньги на машину заняли.

— Вот, сама все время вспоминаешь, какой у нас был дружный союз четырех, а из-за тебя все коту под хвост пошло!

— Ты опять начинаешь?

— Иди уж, Татьяна, по своим делам. Твоему второму мужу привет не передаю. Нужен он ему как рыбе зонтик.

Последнюю фразу Соня проговорила уже без прежней задиристости, и Таня поспешила распрощаться с ней — ей тоже было грустно.

Кстати, вот где была кровь, так это в Ленькином «форде». Тане пришлось купить в ближайшей лавке большой носовой платок, чтобы, намочив его, стереть кровь хотя бы с сиденья. Вымыть машину предстояло дома. Неужели Каретников сел за руль, будучи так серьезно раненным? Что же его к этому подвигло?

Глава пятнадцатая

Таня ехала домой. И попала в пробку.

Один из пассажиров, который сидел в машине, тоже медленно продвигавшейся в веренице машин по встречной полосе, и теперь стоял напротив Таниного автомобиля, сказал ей:

— Придется постоять, девушка. Там трамвай так «жигуля» долбанул — тот в гармошку свернулся. Кровь, битые стекла, «скорая», милиция. Вагоновожатая рыдает. Совсем девчонка!

— Рыдает? — рассеянно спросила Таня. — Она же не виновата, у трамвая преимущество.

— Ясный пень, не виновата! Но убить человека в таком возрасте — стресс еще тот. Менты сказали, ей сейчас никак нельзя на водительское место садиться. Замену ей вызвали.

Как все-таки опасно ездить в автомобиле! Зачем она купила Маше эти дурацкие «Жигули»! У нее же совсем нет практики. И у нее, если разобраться, заморочек хватает. Взять хотя бы ее сыночка, который вдруг решил жениться в девятнадцать лет, да еще на службе в армии!

Или Леню, который предлагает взять ее на свое обеспечение. А Маша едет в машине, обо всем этом размышляет, и тут уж ни о каком внимании и говорить не стоит…

Кстати, у Тани все нет времени спокойно сесть и подумать об отношении ее сестры к Леньке. Он вовсе не из тех мужчин, которые станут приставать к женщине, если видят, что она их ненавидит или вообще презирает. Неужели и он Маше нравится? А как же тогда ее рассуждения о непривлекательности Каретникова?

— …Кто их, спрашивается, в шею гонит? Носятся сломя голову. Не понимают, что на кладбище мы всегда успеем… Девушка, а вы замужем?

Интересно, мужик в соседнем автомобиле продолжал с ней разговаривать, не подозревая, что Таня смотрит на него, а думает совсем о другом.

— Замужем, — сказала она.

Он открыл было рот, но тут сзади засигналили, и водитель его машины нажал на газ. До чего бывают странные мужики. Пытаются познакомиться прямо на проезжей части!

Как некстати Таня попала в эту пробку. Она оглянулась назад — за ней вытянулся длинный хвост автомобилей. В сторону не свернешь, задний ход не дашь. Теперь хочешь не хочешь, а придется стоять. Хотя, если подумать, кто же попадает в пробку кстати?

Маша, наверное, уже вернулась с работы. Таня собиралась больше не откладывать объяснение с сестрой. У нее накопились кое-какие вопросы. Если прежде сестра ее никогда не обманывала — Таня всегда верила ей даже больше, чем себе, и вдруг… Ее неприятно поразило случившееся вчера… что за обстоятельства вынудили Машу сочинять рассказ, в котором все детали были шиты белыми нитками. Упал прямо возле ее машины… не зная, кстати, что эта машина именно ее. Значит, она хотела скрыть от Тани правду. Какую? А если Маша не захочет ей ничего объяснять?

Стоящая впереди машина дернулась и проехала метра три. Кто-то нетерпеливый сзади засигналил: мол, чего ворон ловишь. «Эх, парниша, я бы тоже хотела побыстрее ехать». Но она тоже подтянулась за передней машиной.

Через час Таня открывала ворота в свой двор — машина, в которой ездила Маша, уже стояла перед домом, так что она решила на минутку зайти домой, а потом — к сестре, поговорить.

Но пока Таня загоняла машину, пока закрыла ворота, пока переодевалась в домашнее платье, вспомнила, что сегодня она забыла поесть. Зашла на кухню, чтобы разогреть себе обед, и тут как раз вернулась домой Александра.

Стоило Леониду всего второй день отсутствовать дома, как дочь на глазах преобразилась. Теперь она больше не закрывалась в своей комнате, где порой даже ела, а прошла на кухню и расцеловалась с матерью. Лицезрение оживленной дочери напомнило Тане те времена, когда их семья жила весело и все трое любили находиться в обществе друг друга.

Одна из соседок по лестничной клетке даже сказала как-то: «У вас в квартире всегда смеются».

Но вот стоило поменять в их дружной троице всего одного человека на другого, как все переменилось. Мишка, кстати, до встречи с ней особой смешливостью не отличался. Наверное от того, что его мать вообще никогда не смеялась. Притом чувство юмора отнюдь не было ей чуждо.

Иной раз, слушая ее рассказы, Таня откровенно хохотала, а свекровь щурилась на ее открытый в тридцать три зуба рот и хмыкала: «Дурному не скучно и самому!»

Таня на нее не обижалась, потому что говорила она это беззлобно, — что поделаешь, если юмор у человека такой своеобразный…

А как дурачились они с Мишкой! Боролись прямо на ковре посреди комнаты. Конечно, это только так говорится — боролись. На самом деле Мишке приходилось быть осторожным, чтобы ненароком не придавить кого-то из своих женщин. Обычно Шурка бросалась на них сверху и визжала от удовольствия: ей нравилась куча мала…

Таня сразу поняла: дочь пришла, что называется, не с пустыми руками.

— Что, юный друг милиции, узнала кое-какие тайны мадридского двора?

— Мама, ты со мной так и разговариваешь как с придурошным подростком, — сразу обиделась Шурка. — Человеку девятнадцать лет, а его дома постоянно третируют, отказывая во взрослости. Может, мне в общежитие уйти?

— Я тебе уйду!

— Вот видишь, обращаешься со мной как с сопливой девчонкой!

— А ты, конечно, умудренная жизнью женщина… Прости! Но была бы ты по-настоящему взрослой, то на такие мелочи просто не обращала бы внимания. Ну посмеиваются над тобой, и что? Над всеми салагами посмеиваются. Поговори с теми ребятами, что в армии служили…

Дочь таки права, что это Таня не ко времени взялась отпускать шпильки в ее адрес? Небось над ней самой никто не смеялся. И она сказала примиряюще:

— Есть будете, барышня?

Хорошо, что Шурка незлопамятная, сразу забыла обо всех своих обидах.

— Буду. Проголодалась, просто жуть! Зато ты даже не представляешь, что я нарыла.

— Постой, ты, значит, занималась самым настоящим расследованием?

— А ты думала, мамочка, я пошутила? Но когда я расскажу тебе, что узнала, ты не станешь надо мной смеяться.

— Я не смеюсь, я шучу, а это не одно и то же. Слушаю внимательно, о, Холмс моего сердца!

— Знаешь он кто, твой Леонид Сергеевич? — Саша выдержала эффектную паузу. — Игрок!

— Тоже мне, новости! Он этого и не скрывает, играет с товарищами в преферанс. Однажды я рядом с ним целый вечер просидела — ничего интересного. «Вист! Пас! Без одной!» Сплошная белиберда.

— Нет, ты меня не поняла. Каретников — профессиональный игрок, понимаешь? Он этим деньги зарабатывает.

— Чушь какая! — несколько неуверенно проговорила Таня. — Он строитель, строит новым русским дома… Я несколько раз ездила на его объекты. Рабочие его знают, и заказчики…

— В свободное от игры время, — подхватила Шурка. — Надо же выигранные денежки как-то отмывать. Вернее, перед другими оправдывать.

— Погоди, ты хочешь сказать, что он карточный шулер?

— Не шулер, а игрок, — терпеливо пояснила дочь.

— Но шулер, по-моему, это гораздо хуже.

— Как ты не понимаешь! Игрок — это все равно что наркоман. Он не может отказаться от своего пристрастия. Ради того, чтобы отыграться, он может жену на кон поставить.

— Скажешь тоже, жену! — не поверила Таня. — У нас в стране, слава Богу, рабства нет. Жена не собственность, жена — это женщина… у которой будущее в прошлом! — договорила Таня и, довольная собой, рассмеялась. Ее веселила серьезность юной дочери.

— Мне кажется, в последнее время ты смеешься без повода, — недовольно заметила та.

— Но-но, не груби матери. Хочешь, чтобы я без повода плакала?

— Прости, мама, но я тебе такие серьезные вещи говорю, а ты опять будто сюсюкаешь со мной.

— Погоди. Если ты говоришь, что Леня… Леонид Сергеевич игрок — и играет он давно, не так ли? — а мы живем с ним шестой год, и никого на кон, как ты говоришь, он не поставил. Ничего из дома не вынес, скорее, наоборот, нес в дом… Лучше скажи, дочурка, кого из русских писателей ты сейчас читаешь. Кто из главных героев проигрывает состояние? Оставил семью без копейки, пустил по миру…

— Мама, погоди, у этой медали есть еще одна сторона. Ребята мне сказали, что на днях он выиграл очень много денег… просто астрономическую сумму — об этом все говорили, кто с этим связан. Никогда еще в городе на кону не было такого большого банка… Я не стала спрашивать, сколько именно, но это и не важно, правда? В милиции не знали только фамилию этого везунчика…

— А теперь благодаря тебе узнали?

— При чем здесь я? Следователь стал выяснять причину, по которой Каретникову было нанесено ножевое ранение…

— И выяснил?

— Это я тебе и пытаюсь рассказать. У них в компании один игрок проиграл больше всех: и дом, и свою фирму — вообще все, что имел. И тогда он пригласил вроде как отомстить за себя шулера. В городе его никто не знал.

— Погоди, что значит — отомстить? Он считал себя обманутым?

— Нет, что ты! У них там свои законы, свой кодекс чести. Когда на кону стоят, как ты говоришь, целые состояния…

— Это не я говорю, это ты говоришь!

— Я тоже, мамочка, не слишком большой знаток нравов игроков, но ребята рассказывали, что они испытывают такой азарт, столько адреналина в кровь впрыскивается! Каждый рискует. Но каждый понимает, что никто его не заставлял. Как ты говоришь, за что боролись, на то и напоролись. А Медведев скорее всего относится к людям, которые в своих несчастьях винят кого угодно, кроме самих себя…

— Погоди, какой Медведев?

— Проигравший. Он не подумал, как опасно мошенничать в такой компании, где у людей судьба решается. Если эти люди обнаружат шулера, его могут и убить!

— Ты меня пугаешь.

— Пугай не пугай, а дело это опасное, все игроки по лезвию ножа ходят.

— Ишь ты, как подковалась. Саша, мне не нравится твоя так называемая практика…

— Мама, ты меня все время перебиваешь. Если не хочешь, я не буду рассказывать.

Девушка не понимала, что ее мать делала это машинально, чтобы таким образом хоть как-то разрядить сгущавшуюся атмосферу. Жена называется! Столько лет жила бок о бок с человеком, ничего о нем не зная. Вместо этого в ее мозгу выскочила совсем другая странная мысль. Значит, Леня дал ей лишь малую толику денег из тех, что выиграл! А она-то переживала, что транжирит чуть ли не семейное достояние…

Однако не стоит затягивать паузу, а то дочь уже с подозрением, смотрит.

— Рассказывай, больше я тебе мешать не буду, хотя это и безобразие.

— Слушай. Вчера как раз состоялась очередная игра, Каретников стал проигрывать, но заметил, что дело не чисто и начал следить за шулером. Он был в их компании новичком, потому, наверное, это большого труда ему не составило. В общем, Леонид Сергеевич его поймал, как говорит криминалитет, на горячем. Игроки все как один поднялись. Того, кто шулера привел, оштрафовали и выгнали…

— Как — оштрафовали? Если я правильно поняла, он и так все проиграл.

— Правильно. Но тут, по закону пакости, ему как раз везти стало. Веди он себя порядочно, и сам мог отыграться, хотя бы частично, а так… Получилось, не рой другому яму…

— А при чем здесь Леонид?

— Когда он шулера разоблачил, все стали кричать: «Держи его, не выпускай!» — а тот — дурак, что ли — стал вырываться. И поскольку на его дороге оказался Каретников, а он себе дорогу ножом прокладывал, Леонида Сергеевича и пырнул.

— Ничего не понимаю! Зачем ему было на убийство идти — рана просто случайно оказалась несмертельной?

— Он жизнь свою спасал. Иначе его самого бы там пришили!

— Но как получилось, что Леонид… Сергеевич с ножевым ранением еще сел в машину и поехал по городу. Неужели никто не догадался оказать ему хотя бы первую помощь?

— Догадались. Один сразу кинулся к телефону, но Каретников его остановил. Сказал, что рана пустяковая и он сам заедет к знакомому врачу, который его и перевяжет. Мужики еще посмеялись: «Наверное, не который, а которая…»

Она осеклась и виновато посмотрела на мать.

А Маша говорила, что рана серьезная. Уж если его положили в реанимацию… Это что же получается: значит, Ленька не просто подкатывался к Маше, он ее любил! Стал бы он иначе рисковать своей жизнью, истекая кровью, ехать к ней в клинику, пусть даже он и находился неподалеку!

— Мама, о чем ты все время думаешь? — Дочь укоризненно смотрела на нее.

— Александра! Мне не нравится, что ты перешла на юридический факультет.

Таню охватила самая настоящая паника. Она не знала, то ли за мужа ей бояться задним числом, то ли за судьбу дочери, которая без ее согласия решила связать свою судьбу с милицией.

— Но почему, мама?

— Следователь — это не женская работа. Скоро ты вообще по фене будешь разговаривать. Или как это у них называется?

— У кого — у них?

То, что ей рассказала Александра, не вмещалось ни в какие рамки. Она всю жизнь была законопослушной гражданкой… «Пришили», «поймали на горячем»… Дочь только начала знакомиться с работой следователей, а уже нахваталась таких словечек!

Нападает на Сашу, на себя бы посмотрела! Кому сказать — мужа ударил ножом карточный шулер!.. И Мишка… Он обо всем знал и даже не намекнул ей!.. Но тут же внутренний голос заметил ей: «А ты бы его стала слушать?»

Получается, Татьяну обложили со всех сторон. Мало того что муж — игрок, он еще и к сестре подкатывает! И Маша ей ни полслова! Выходит, это не Сашу считают дурочкой, а ее, Татьяну. И муж, и сестра, а теперь вот и дочь…

Определенно, ей надо срочно разбираться со всеми. А в первую очередь с мужем.

Впрочем, это дело будущего. Не заговаривать же о разводе сейчас, когда Каретников лежит на больничной койке.

— Саша, ты права, я погорячилась, — сказала дочери Таня. — Увы, я и вправду не заметила, что ты выросла. Девятнадцать лет! Это как раз тот случай, когда цифра известна, а осмыслить ее не успеваешь… Или не хочешь. Хотя, если подумать, в этом возрасте я не только была замужем за твоим папой, но у меня уже был ребенок — ты, моя родная.

Дочь порывисто обняла ее, но тут же отстранилась.

— И что ты будешь теперь делать? Александра выжидающе посмотрела на мать.

— В каком смысле?

— Ну, после того, как ты все узнала.

— А что бы ты на моем месте сделала?

— Развелась! — категорически высказалась дочь.

— Интересно, — протянула Таня, хотя всего минуту назад думала о том же, — и как ты себе все это представляешь? Сказать своему мужу: «Уходи, ты игрок!»

— Нет, я думаю, надо сказать: «Ты меня обманул».

— Но в чем? Он никогда и не скрывал, что играет в карты. Иное дело, что я не знала масштабов игры… К тому же он сейчас лежит на больничной койке. Если ты помнишь. И неизвестно, как долго будет заживать его рана.

Тут Таня слегка пережала: она знала, что рана будет заживать недолго. Да и не хотелось ей высказываться так определенно, когда она сама еще ничего не решила. Саша — девчонка категоричная, вся в свою мамашу, но до таких судьбоносных вопросов у нее еще нос не дорос!

Потому Таня решила ее не то чтобы отвлечь, а слегка увести в сторону:

— Знаешь, Саша, в этой ситуации и твоя мать не слишком хорошо себя проявила. Но вот вчера твой отчим дал мне десять тысяч долларов, чтобы я купила в дом или нам с тобой все, что захочу.

— И ты купила.

— Конечно. Я поменяла мебель. Приобрела для тети Маши «Жигули» и себе песцовую шубу.

— Зачем тебе шуба летом?

— Считаешь, до зимы я не доживу?

— Мама, ну что ты сегодня так несмешно шутишь!.. Ты же прекрасно знаешь, что я совсем не это имела в виду. Скажи, а тетя Маша знает обо всем? В смысле, откуда взялись деньги на машину.

— Знает только, что Каретников мне их дал, а вот откуда взял, мы об этом не говорили, — сказала Таня и добавила тихо, для себя: — Но, кажется, обо все остальном она знает гораздо больше, чем своей сестре о том говорит.

Глава шестнадцатая

Здравствуй, Маша, — сказала она и с порога выпалила: — Ты завралась, Маша!

— Завралась, — печально кивнула сестра.

— А почему? Ты ведь сама учила меня быть честной. Рассуждала, что как ни ври, а правда всегда наружу выйдет.

— Оказалось, младшая, что учить легче, чем своему учению следовать. А мне не хотелось, чтобы ты — мой самый близкий человек — меня презирала.

— Но за что я могу тебя презирать? Какое я имею право?

— Ты-то как раз его и имеешь. Никто другой, кроме тебя.

— Погоди. Значит, это касается только меня?

— Только тебя.

Маша все повторяла за ней, как будто своих слов у нее не было. Наверное, от волнения, но Таня почувствовала, как у нее внутри все захолодело.

— Это связано с Мишкой?

Господи, как она боялась услышать положительный ответ! Такого она точно не пережила бы. Но Маша покачала головой:

— Нет! Как ты могла подумать?

Почему бы ей вдруг презирать Машу? Что ее сестра могла сделать такого недостойного? Убила кого-то? Не может быть. Что-то украла? У Тани? Смешно. Значит, это может касаться только одной области их отношений — Таниных мужчин. Вернее, одного мужчины. У нее-то и было их всего двое.

Главное, у Тани сразу вырвалось: Мишка! А почему бы и нет? Почему Мишка, свободный мужчина, и Маша, разведенная женщина, не могли бы иметь какие-то отношения. Причем здесь Танино презрение? Она сама от своего первого мужа отказалась. Если уж на то пошло, пусть бы он достался по-настоящему достойной женщине.

Надо же, почему Таня всегда считала, что уж Маша всяк ей не соперница. Ее старшая сестра вовсе не старая и к тому же красивая, умная женщина. Да и вообще, ее сестра даже моложе Мишки. На целый год.

Это Таня своей болезнью, тем, что Маша вынуждена была взять на себя роль опекунши, состарила ее. Не внешне. Морально. И что Маша такого могла сделать, что теперь мучается, и плачет, и прячет от нее глаза?

Да Таня ей жизнью обязана. Жизнью и здоровьем. И что так долго была счастлива с Мишкой.

Но что это, она опять забуксовала на своем первом муже? Маша ведь сказала: не он.

— Я не хочу знать, в чем ты передо мной виновата, — твердо вымолвила Таня, — даже если это и так, знай, я тебя прощаю.

— Ты всегда была доброй девочкой, — сказала Маша, и глаза ее увлажнились.

Доброй девочкой! А в чем была ее доброта? В том, что сама была счастлива, а о сестре если и вспоминала, то снисходительно: «Бедная Маша, ей так не везет!»

Она села за стол напротив сестры. Надо же, и в этом они были разными. Маша любила сидеть на кухне, а Таня всегда старалась доделать свои дела и уйти в гостиную.

— Маша, я всю жизнь относилась к тебе как последняя свинья! — сказала Таня.

— Чего вдруг такое самобичевание?

— Того. Лучше поздно, чем никогда.

— Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, — отмахнулась от ее заботливости Таня. — Вчера я из-за тебя переволновалась. Как представила себе, что ты в аварию попала и я как бы своими руками тебя убила.

— Попей-ка, дружочек, валерианочки. Неделю.

— Думаешь, без лекарства я с собой не справлюсь? Нет, хватит, поизображала из себя нервную барышню, будет!

— Что будет, солнце мое?

— На работу я устраиваюсь.

— Ты вроде говорила, Леня против.

— Мало ли что я говорила и мало ли кто против! А теперь решила на него больше не оглядываться.

— Не оглядываться на мужа? Это что-то новое.

— Новое, ты права. А если точнее, хорошо забытое старое. Разве прежде я была такой зависимой от чужого мнения?

— Я опять ничего не понимаю.

Маша поднялась с кухонного табурета и стала ходить по кухне, сложив руки под грудью. Казалось, в эту минуту она решает что-то важное для себя. Да и появившаяся в ней в последние дни суетливость не исчезла. Она будто с трудом заставляла себя слушать сестру…

— Видишь ли, я вдруг поняла, что последние пять лет жила на каком-то надрыве. То есть со мной происходило то же самое, что происходит со всеми людьми: им то везет, то не везет, здоровье то хорошее, то плохое, соответственно, и перемены в настроении. Люди вокруг меня совершали не только хорошие поступки, но и плохие. Действовали правильно или ошибались, а я вдруг решила, что у меня такого быть не должно. Если уж раз повезло, то пусть везет все время! А еще я присвоила себе право судить других людей, забыв истину дедушки Крылова: «Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»

— Теперь в связи с этим что-то изменится?

— Изменится. Я буду настаивать, чтобы мои близкие обращались впредь со мной не как с тяжелобольной, а как с равной себе. Без жалости! — Она подумала и поправилась: — Это не значит безжалостно, но и без снисходительности, понимаешь?

— Понимаю, — медленно проговорила Маша. — Что ж, я собиралась с тобой поговорить, но как ты правильно заметила, все выбирала время, подбирала слова, чтобы рассказ мой был помягче, поделикатнее… А раз ты дала мне зеленый свет…

— Дала! — кивнула Таня, какой-то частью сознания ужаснувшись принятому решению; ей казалось, что теперь Маша скажет ей нечто, после чего мир рухнет.

— Знаешь, пойдем лучше в гостиную, — предложила Маша. — Во время жесткой беседы хорошо сидеть на чем-нибудь мягком.

— Но ты же сама любишь все проблемы решать на кухне.

— Я тоже вдруг взглянула на нас с тобой со стороны. Сидим на этих табуретках, как куры на насесте.

Таня подумала, что на самом деле Маша не хочет, чтобы яркая кухонная лампа высвечивала ее лицо, когда она станет говорить ей что-то неприятное. Иначе она бы не стала оттягивать так называемый момент истины.

В гостиной Маша полезла в сервант, достала небольшую плоскую бутылочку с зеленым ликером и налила его в две крошечные рюмочки. Опять! Опять Маша начинает разговор со спиртного. Нет, недаром Таня беспокоилась. В этом есть что-то подозрительное. «Или чересчур важное для Маши, так что ей даже трудно справиться со своим волнением!» — предположил ее внутренний голос.

— Для храбрости, — словно в ответ на ее мысль криво усмехнулась Маша. — Ну ладно, тяни не тяни, а ответ держать придется. В общем, слушай. Помнишь, год назад мой шеф попросил меня приехать в деревню, где он с семьей отдыхал, чтобы я посмотрела его племянника — сына сестры. У мальчика вдруг начались припадки — что-то похожее на эпилепсию, а местные врачи не могли определить, отчего вдруг это происходит со здоровым по всем параметрам ребенком…

— Помню. Ты так подробно рассказываешь, как будто у меня прогрессирующий склероз. Тогда ты еще размышляла, на чем поехать: на автобусе или на электричке, а я попросила Леньку тебя отвезти. До этой самой деревне было, помнится, километров сто.

— Сто двадцать, — для чего-то уточнила Маша.

— Это имеет какое-то значение?

— Нет, конечно. Потом я поняла, что шеф решил мною похвастаться перед местными врачами. С одним из них он когда-то учился в школе. Коллеги заспорили так, что едва не подрались, для разрешения спора потребовалась третья сторона. Я его не подвела, но не в этом дело.

— А в чем? — спросила Таня.

— После своеобразного медицинского консилиума, когда мой диагноз подтвердился, состоялось наше российское застолье. Никто даже слушать не хотел, что мой водитель — Каретников — торопится. Говорили даже, что, если он так торопится, пусть едет один, а меня уж как-нибудь довезут, такое медицинское светило. Леня сказал, чтобы я не дергалась, мол, дела его подождут, ну и я усугубила. Как следует. Обратно мы поехали, уже когда стемнело.

— Помню, вы вернулись за полночь.

Маша замолчала.

— Ну и что, что с вами случилось? — заторопила ее Таня.

— Случилось, — эхом повторила Маша. — Я отдалась твоему мужу.

Она с трудом выговорила это и выдохнула, как будто выпустила из себя скопившийся внутри и не находящий выхода воздух. Но это был смрадный воздух. И теперь уже Таня задохнулась.

— Ты? Ты тоже предала меня?!

— Тоже? — с вызовом выговорила Маша. — Ты имеешь в виду несчастного Михаила, которого просто взяла и приговорила? Без суда и следствия. Кто ты такая, чтобы даже не судить — как раз на суд ты себе времени не отводишь, — а карать других? Почему ты даже не дала мне возможность оправдаться, попросить у тебя прощения? Человек без недостатков? Та, которой не в чем себя упрекнуть. Тогда дай мне автограф, потому что прежде я ошибочно полагала, что подобных людей на свете нет!

Какой-то частью сознания Таня понимала, что Маша допускает такой тон и даже нападает на нее всего лишь от волнения. Ее мозг срабатывает на самозащиту, но рассуждать и оправдывать сестру она больше не могла, потому что какая-то первобытная ярость бросилась ей в голову. И здесь уже ни о каком трезвом рассудке не могло быть и речи.

— Так ты хотела попросить у меня прощения? И поэтому ты поишь меня своим поганым ликером из таких вот миленьких рюмочек?

Она с яростью метнула ни в чем не повинный хрустальный сосудик в стену, и на ней расплылось мокрое пятно.

— У тебя моющиеся обои, — сквозь зубы процедила Таня, — так что прощения за испорченный интерьер я не прошу!

Она увидела испуганные глаза Маши, но поняла, что это испуг не сестры, а врача, который неправильно рассчитал дозу лекарства для своего пациента. Что она ждет от Тани: обморока, истерики?.. Она встала и пошла прочь.

— Таня, — прозвучал за спиной слабый возглас сестры, но она не обернулась.

Кто-то внутри ее тщетно вопил: «Что ты делаешь, опомнись!» Но она не остановилась, не одумалась. Чего тогда было приставать к Маше: расскажи да расскажи. И еще позволять себе красивые жесты вроде того, что она заранее сестру прощает. В таком случае надо быть готовой ко всему…

К счастью, Шурка не видела, как она вбежала в дом, как и ее перекошенного лица: Маша! И Маша тоже!

«Тоже» было понятно ей, а другим она бы не стала объяснять. «Тоже» — значит Тане на роду написано быть предаваемой самыми близкими ей людьми.

Сначала любимый муж, а теперь сестра…

Причем Таня не думала, что ей изменил Ленька. Если честно, она этому и не удивилась. Тем более стало ясно, что он на Машу смотрит недаром, вспоминает минуты сладостные… Ишь, она говорит как пишет!.. Она, значит, выпила лишнего, а так бы, по-трезвому, — ни-ни!

Вот, отвлеклась…

Ах да, ее не покоробила супружеская неверность и второго мужа, а поступок сестры не то чтобы поверг в изумление… опять странная книжная фраза. Определенно, сегодня у Татьяны склонность к литературным штампам прорезалась, раньше вроде за собой не замечала.

Но не будем обращать внимания… Значит, говоря обычным языком, произошло то, чего Таня не ожидала, и от этого в ее душе светлый образ сестры померк. «Маша, святая, чистая, страстотерпица… Не останавливайся, продолжай про страстотерпицу… и где только это слово откопала!… оказалась обычной… Эй, не очень-то словами разбрасывайся! Выбирай выражения. Обидели ее…» Выходит, Таня так и считала, что страстотерпицей сестра будет всю оставшуюся жизнь? Ей как бы на роду написано. А Тане — быть высшей судией. Поскольку она — святая Татьяна. Интересно, есть такая святая?

— Подлость, какая подлость! — повторяла, расхаживая по своей спальне — здесь никто ее не застанет врасплох, — Таня, но уже без прежней убежденности.

Интересно, что сказал бы Валентин? Как применил бы к этому случаю свою формулу неверности? Ленька как Ленька. Наверное, он бы своего не упустил, будь на месте Маши какая-нибудь Катя или та же Света… Но Маша.

Надо попробовать отстраниться и посмотреть на этот случай со стороны. Итак, Маша выпила. Значит, при некоторых обстоятельствах в числитель добавляется еще одно слагаемое — алкоголь… Слишком примитивно. Лучше так: обстоятельства, при которых сопротивляемость человека ослаблена тем или иным состоянием организма. Включая состояние алкогольного опьянения. Господа, это же глава из диссертации!

Кстати, насчет опьянения. Если уж на то пошло, и сама Таня может припомнить некое событие, в котором она играла главную роль, кстати, тоже после некоторой дозы спиртного. Сколько тому событию лет? Кажется, три года.

Вот про что говорят: у каждого есть свой скелет в шкафу. И у Тани такой есть. Правда, небольшой, даже совсем маленький скелетик, но тем не менее…

Таня с Ленькой были на дне рождения одного из его знакомых, молодого красивого мужчины, видного — что ростом, что фигурой, что лицом.

Она сразу почувствовала его взгляд. Тогда Таня не выглядела так модно, как теперь, но все же приоделась для похода в гости. Подняла наверх свои пепельные волосы, нанесла тени, подкрасила тушью ресницы. Ленька поворчат насчет того, кому она хочет понравиться, но остался доволен. В эту компанию они шли первый раз, и он согласился на некоторые послабления.

Платье на ней — вот что странно — было еще из купленных Мишкой. Он привез ей из Екатеринбурга, куда возил ребят на соревнование. Нарядное, бархатное, цвета спелой вишни. Оно Тане очень шло, но за все время, что платье у нее было, она надела его всего раза четыре. Для обычных дружеских вечеринок этот наряд смотрелся чересчур шикарно.

Словом, Таня выглядела очень неплохо, чувствовала себя прекрасно, и взгляды именинника, которые она на себе ловила, не смущали ее, а, скорее, возбуждали.

Ленька танцевал с хозяйкой, красивой, но невероятно худой женщиной, про которых сам Каретников и говорил обычно категорически: «Доска!»

Но тут что-то он о своих пристрастиях позабыл и вовсю тискал хозяйку за костлявую спину, снова и снова приглашая танцевать. Странно, что при всей наглядности его приставаний, никто, в том числе и муж хозяйки, не обращали на это никакого внимания.

На дворе стоял сентябрь, было тепло, и Таня подошла к танцующему мужу:

— Леня, я выйду, по саду пройдусь?

— Иди, — благосклонно кивнул он.

Праздник они отмечали в частном доме в двух уровнях со старым густым садом и дорожками, выложенными цветной плиткой. Тане и вправду хотелось посмотреть на сад и подышать свежим воздухом. Все гости нещадно курили, и Таня, как некурящая, едва ли не задыхалась в этом смоге.

Таня и не заметила, как следом за ней тихо скользнул именинник. Кажется, его звали Сашей.

Она успела дойти только до первого дерева, как он настиг ее, схватил за плечи и развернул к себе.

Кажется, она собиралась открыть рот и что-то ему сказать, но он приник к ее губам так стремительно, что она задохнулась.

Это был гипноз. Или еще какая-то форма нематериального воздействия, но она стала целоваться с этим Сашей как ненормальная. Потом он стал целовать ее шею и поднял почти до талии ее платье с разрезом. Скользнул под него нетерпеливой рукой, освободил от бюстгальтера ее грудь…

И в это время в густой траве под деревом что-то зашуршало — скорее всего пробежала кошка, — и Таня отпрянула от мужчины, приходя в себя.

Он еще продолжал тянуть ее к себе, но наваждение кончилось. Она поправила лифчик, одернула платье и пошла обратно к дому. Молча, словно ничего и не было. Саша в обалдении остался стоять под деревом.

Если бы не этот шорох… Таня отдалась бы ему прямо под этим деревом. Странно, она вспомнила об этом случае только сейчас, а до того… Она просто сунула это событие на самое дно ящика воспоминаний и не доставала бы, наверное, никогда, если бы не стала рассуждать все о той же природе неверности. Выходит, и сама Таня не такая уж святая. И она подвержена слабостям, так что вряд ли имеет право быть беспощадно суровой к единожды оступившимся людям…

«Да, непонятно, куда вам теперь, Татьяна Всеволодовна, идти — то ли в психологи, то ли в математики. И до конца жизни работать над формулой неверности, исходя из своего печального личного опыта».

Но что странно, теперь, придя в себя, она ощущала уже не гнев. И не отчаяние, как в тот миг, когда услышала о неверности Мишки. И даже не досаду. Ей было стыдно.

Ну да! Видела бы ее Маша, смогла бы прочитать ее мысли. Перед собой она могла и не притворяться разгневанной! Она от себя такого и не ожидала: в ней пробудилась ревность собственника. И вот ведь что вообще ни в какие ворота не лезет: она, и прежде подозревавшая мужа Леню в неверности, не слишком страдала, представляя в его объятиях других женщин… А вот Машу представлять никак не хотела.

Опять встала перед глазами дурацкая формула. Значит, в ней надо учитывать не только, кто тебе изменяет, но и с кем?

Начнем сначала. Что такое неверность? Это значит, что твой близкий человек совершает половой акт не с тобой, а с другим человеком. Втайне от тебя. Неверность моральная в этой формуле не рассматривается.

Совершенно некстати ей пришла в голову мысль: а групповой секс? Там имеет место неверность?…

Нет, это аномалия. Но вот недавно она слышала передачу, в которой муж рассказывал, как отдавал жену друзьям. И при сем не только сам присутствовал, но и уверял, что жену очень любит…

Черт, в какие дебри завели ее размышления! Нарочно, что ли, отвлекается на общие моменты, чтобы не думать о разрыве с Машей?

С утра пораньше она помчалась в больницу к Леньке. Ей хотелось заглянуть ему в глаза и спросить:

— Признайся, ты любишь Машу?

Но поскольку в это время в отделении были медицинские процедуры и обход врачей, Таню просто туда не пустили.

— Женщина, сейчас не до вас. Ждите десяти часов.

В общем, пока она ждала, вопросы задавать расхотелось. То есть не все, а только те, что касаются Маши.

Ленька лежал грустный — у него уже не щетина была, а борода, это при том, что прежде он брился даже два раза в день. И оказалось, что в этой его бороде полно седины, хотя и на голове ее хватало. Тане стало так жаль его, что на глаза навернулись слезы. Но и себя было жаль не меньше.

— Скажи, ты несчастлив со мной? — вдруг вырвалось у нее.

— Чего вдруг ты об этом заговорила? — удивился он.

— Просто я подумала…

— Чего ты, перестань, — сказал Леонид грубовато; скажи он слово поласковее, и Таня точно бы разрыдалась. — Все нормально!

Нормально! Он не собирался подобно Маше каяться в своих грехах или признаваться в любви к ее сестре. То есть Таня могла бы, сославшись на Машу, предъявить ему счет, но что это даст? Чувство глубокого удовлетворения?

— Знаешь, того, кто тебя ножом пырнул, уже арестовали, — сказала она: Шурка вчера перед сном ее о том проинформировала. Кажется, с любимым отделением милиции она общалась круглосуточно.

— Вот как? Значит, ты все знаешь?.. Смешно было бы думать, будто такое событие можно скрыть. Тебя в милицию вызывали?

— Что? Да. Нет, не вызывали.

— Татьяна, о чем ты думаешь?

— Я беспокоилась о тебе, — сказала она почти невпопад.

— А, со мной все в порядке. — Он махнул рукой, как будто видел ее насквозь, и в то же время делал вид, что ничего не понимает. — А насчет ареста… того, нападавшего… Не с рожей этого Эдика где-то скрываться.

— Ты плохо себя чувствуешь? Может, шов не зарастает или еще что?

Им было не о чем разговаривать. Неужели и прежде всегда так было, а Таня заметила это только теперь? Она прямо-таки лихорадочно придумывала, о чем таком еще его спросить.

— Нет, со швом все в порядке. Твоя сестрица подсуетилась: лекарства, врачи. Ко мне относятся как к родственнику медика, то есть лучше, чем ко многим другим.

— Может, тебе что-нибудь нужно?

Она присела на стул у его кровати, чтобы видеть его глаза, но как раз он их прикрыл. Чего это, Татьяну ему видеть неприятно? Он не ответил на ее вопрос, а сказал совсем не то, что Таня ожидала услышать:

— Я вот тут лежал и думал, что все наши беды от того, что по жизни мы всегда торопимся. Несемся куда-то, боимся не успеть, опоздать к раздаче пирога. Добежал, получил свой кусок, а радости нет… Наверное, таких дураков, как я, нужно хотя бы раз в жизни укладывать на больничную койку, чтобы полежали, подумали. Вот спроси меня, чего я достиг, и не скажу. Три семьи за плечами, двое детей… Неужели для этого нужно много ума? А время бежит. Еще немного… Ну, что там у тебя еще, давай вываливай!

Он прервал самого себя и теперь смотрел на нее с ожиданием.

— А откуда ты…

Ленька откровенно улыбнулся:

— Да уж успел кое-что о тебе узнать. За пять-то лет!

— Скажи, Каретников, зачем ты на мне женился?

— Ого, раз по фамилии назвала, значит, дело серьезное.

— Правда, ответь, уж наверное, пока ты тут философствовал, и этот вопрос из внимания не упустил.

— Ты права. И представь себе, я думал о том же: зачем ты за меня замуж выходила?

— И как? Ты на этот вопрос себе ответил.

— Ответил. Вспомнил, как мы с тобой познакомились, как поженились. Могу тебе признаться: от своей второй жены я уходил до развода раз пять и всякий раз возвращался. Думал, чего искать того же с другой женщиной. А встретил тебя, сказал себе: или теперь, или никогда. И знаешь, я тебе благодарен. По шкале моральных ценностей я поднялся на ступеньку вверх.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Что брак у нас был неплохой. Без скандалов, с взаимным уважением. А то, что любви не было… Наверное, над этим мы не властны.

— И что ты предлагаешь? — спросила она почти спокойно; собиралась ему что-то сказать, а теперь и смысла нет.

— Ничего я не предлагаю, — вздохнул он. — Что мешает нам жить, как и прежде жили?

— Кое-что, однако, мешает.

— А ты много знаешь пар, которым ничего не мешает?

— Одну знаю. Ильиных. Они собрались третьего ребенка завести.

— Вот видишь, — сказал Леонид, и было непонятно, к чему относятся его слова — то ли к тому, что Таня знает такую пару, то ли к тому, что эта пара собралась завести третьего ребенка…

Глава семнадцатая

В субботу мимо ее окон прошествовал Валентин, неся перед собой такой огромный букет роз, что это наводило на мысль: обобрал какую-нибудь оранжерею.

Впрочем, Таня сама себе и призналась, что подумала так из вредности — ей самой давно уже не дарили цветы. Давали деньги и думали, что она и сама себе купит, если захочет. Какая польза в доме от цветов? А никакой!

Когда людей не связывает настоящее чувство, кое-кто думает, что это могут сделать деньги.

А насчет Валентина — оранжерею ему обирать вовсе не обязательно. Он мог просто купить у какой-нибудь старушки весь ее товар — целое ведро. В старых фильмах она такое видела.

— Дайте мне все! — кричал обычно влюбленный, бросал этой самой старушке крупную купюру, добавляя при этом: — Сдачи не надо.

И крупным планом — благодарные глаза старушки.

Таня как раз на кухне собирала корзинку, чтобы пойти в больницу к раненому мужу, а тут — явление. Левой, правой, гренадеры, выше кивера! И стояли барышни у обочин. В смысле, у окон. Отогнув уголок занавески… Коня ему не хватает! Но тогда, как пел Боярский, и не верьте ни мне, ни коню…

Чего вдруг Таня распыхтелась? К Маше пришел ее любовник. Она ни от кого и не скрывала, что спит с Валентином. И совсем недавно объясняла сестре насчет нехватки гормонов.

Вообще-то Таня зацепилась взглядом за цветы. Почему Леня так редко их дарит? Только из-за того, что дает ей деньги? Но покупать цветы самой себе как-то унизительно…

Мишка любил таскать ей цветы. Таня к этому так привыкла, что и не удивлялась, когда он возникал в дверном проеме с огромным букетом — порой и обрывал клумбы, если поблизости не оказывалось пресловутой старушки с ведром цветов.

— Не только в песнях петь: я устелю тебе путь цветами! — смеялся Мишка. — Кому-то надо эти выдумки поэтов претворять в жизнь. Тяжело нам, реалистам, приходится. Вечно чего-то боишься: то милиционеров, то шипов, то собаки…

— Какой собаки? — смеялась Таня.

— Такой, за забором.

Он стеснялся собственной сентиментальности. Однажды — смешно сказать — они любили друг друга на полу, усеянном ландышами…

Ботаник бы содрогнулся: какое варварство! Ей тоже было жалко цветы, но это уж потом.

Если на самом деле те, которых кто-то вспоминает, в это время икают, то Мишка за последние два дня просто-таки изыкался!

Однако с таким букетом, с каким прошел к Маше Валентин, сподручнее всего делать предложение. Интересно, так это или нет?

И тут Таня сотворила то, чего никак от себя не ожидала. И за что совсем недавно осуждала родную дочь. Она быстренько вытащила из машины выстиранное белье, которое собиралась повесить, когда вернется из больницы, и помчалась по лестнице на второй этаж. Через супружескую спальню выскочила на веранду, она же лоджия — на кой черт Ленька ее застеклил? — и с хозяйственной сосредоточенностью стала вешать белье. Не забывая прислушиваться к тому, о чем говорят на соседней веранде.

Да что там не забывая! Она поднялась сюда именно подслушать, о чем будут говорить на Машиной половине. Белье — лишь предлог. Самообман. Мало ли что белье вполне могло пару часов полежать в машине.

Честно говоря, ее вовсе не интересовал Валентин. Но зато Тане хотелось услышать реакцию Маши на его предложение… Слишком все между жильцами этого двора перепуталось. Таня отчего-то решила, что ее сестра любит Каретникова. В таком случае у Валентина не было никаких шансов, а если она все это выдумала, то, кто знает, может, Маша ответит согласием на предложение подполковника, и тогда… А что наступит тогда?

Тогда Таня, так и быть, простит свою сестру и поверит, что между ней и Леонидом все произошло случайно. Как несчастный случай. И они вовсе друг друга не любят… Странно, что Таня готова была примириться с изменой сестры только в случае, если она не любит Каретникова… Ну и дела!

Да она просто непорядочная женщина, если отказывает сестре в таком чувстве, как любовь. То есть не возражает: пусть любит кого угодно, только не того, кто принадлежит ей.

Хорошо, что продолжалось лето, и стеклянные рамы лоджии подняты, и Маша сидела, как всегда, со Светкой за столом. Чаевничали. Или кофейничали. А такое-то слово есть? С какими-нибудь очередными сырниками. И ведь едят, не полнеют. Причем обе, а вот у Тани уже наметился животик.

— Я, пожалуй, пойду, — услышала она голос Светланы. — А то я у тебя уже прописалась. Прижилась. Раньше у богатых барынь были такие старушки, которых называли приживалками.

Маша засмеялась, но как-то без энтузиазма, и Таня подумала, что ссора с младшей сестрой, то есть с ней, ее всерьез гнетет.

— Ничего себе напридумывала! — сказала Маша. — Приживалка. Что бы я делала без тебя? После всех этих неприятностей. Тихо скончалась бы на своей половине, никто бы и не узнал.

— Я — напридумывала, а ты нет! — возмутилась Света. — С чего, интересно, тебе кончаться, такой молодой и здоровой? Всеми любимой.

— Любимые тоже умирают.

— Ну, раз о смерти заговорили, значит, мы в печали. Может, глицинчику выпьешь? Он слабенький…

— Или, может, обратимся к врачу? Ничего я не хочу! — пропела Маша. — Раньше я все думала, вот Николка приедет… Не так уж много вокруг нас людей, которые любят бескорыстно… А он написал, в этом году вряд ли получится…

Голос Маши дрогнул.

«На меня намекает, — подумала Таня. — Я и в самом деле люблю ее корыстно: чтобы и плечо рядом, и сестра заботливая, и чтобы никаких хлопот не доставляла».

Она ощущала себя неуютно. Наверное, как режиссер, у которого актеры в день генеральной репетиции говорили не то, двигались по сцене не так, да к тому же замешкался за кулисами один из ведущих актеров. Или его роль проходная? Как бы то ни было, он медлил со своим появлением. Наверное, стоял в коридоре, набирался сил перед решительным объяснением или тоже, как Таня, элементарно подслушивал?

Вошел в дом, а подружки и не слышали. Или у Маши опять была открыта входная дверь.

Явно, не слышали. Вон Светка говорит медленно, с ленцой, как человек, которого ничто иное не отвлекает. Неужели она права, и Валентин просто стоит и слушает?

— Можно подумать, у меня своего жилья нет.

Это Светлана. Все собирается уйти, но ей не хочется. Не обломится сегодня Валику походя услышать какой-нибудь секрет.

— Свою квартиру будешь сдавать, помогать молодой семье. Им сейчас много чего нужно.

— Оставь, с Олежкиными запросами, — имелся в виду зять, — это были бы так, деньги на сигареты!

Светлана недавно выдала замуж дочь и теперь частенько оставалась ночевать у Маши. Дома одной с непривычки было одиноко. Дочь жила с мужем у его родителей. Говорила, у тех такой огромный дом, что при желании можно не встречаться с родственниками месяцами.

— К тому же… Иной раз Славик у меня остается. У тебя ночевать он стесняется.

— Так бы сразу и сказала, что все дело в Славике…

— Здравствуйте, милые дамы!

Наконец-то решил нарисоваться. Жених! Таня представила себе, как Валентин раскланивается и всем целует руки. Маша рассказывала, что он из Петербурга, а там все такие воспитанные.

— Здравствуйте, королева! Чуть свет, и я у ваших ног! Света, похоже, опять заторопилась уходить домой.

— Спасибо, подружка, за доброту и ласку, за приют, мир вашему дому, пойдем к своему. Пока, Валик, ни пуха ни пера тебе.

— Погоди-ка, Света, мы еще с тобой не обо всем договорились! — сердилась Маша, а Таня догадывалась, что она просто не хочет оставаться с Валентином наедине.

— На работе договорим, — не сдавалась та. — И вообще, ко мне должен пациент прийти.

— На дом? Не придумывай!

— Вот еще, стану я придумывать!

— Ну хорошо, уходи, раз ты такая! Только, Свет, поставь, пожалуйста, цветы в вазу… Ваза в серванте в гостиной…

— Знаю, найду, — послышался удаляющийся голос Светланы.

— Спасибо за розы, милый.

Вроде и слово ласковое сказала, а прозвучало оно у нее как-то по-дежурному.

— Машенька!

Голос мужчины прозвучал тише. Видимо, он отошел зачем-то на другой конец веранды. Или потянулся за Машей, но Таня его услышала; прежде ей никогда не доводилось подслушивать, а тут попробовала, и понравилось, даже оторваться не может. То-то стыда не оберешься, если кто-то из говоривших заглянет на ее веранду.

Подумала так и покачала головой, будто сама с собой беседуя. Никто ее здесь не заметит, потому как тем двоим сейчас не до нее и вообще ни до кого. Особенно Валентину.

Он проговорил с отчаянием:

— Маша, ты даже не смотришь на меня. Я тебя чем-нибудь обидел?

— Ничем ты меня не обидел, — послышался голос Маши, — просто у нас в доме неприятности: Танин муж лежит в больнице. Видишь, мне сейчас не до праздника.

— Но при чем здесь чей-то муж?

— Не чей-то, а муж сестры, — поправила Маша.

— Но не твой же. Для тебя — так, седьмая вода на киселе.

«Ох, как ты не прав! — злорадно подумала Таня. — Этот больной нам очень даже близок. Мы его сами и в больницу отвозили, и лекарства приносим, чтобы, не дай Бог, каких осложнений не было…»

Но тут же ей захотелось самой себе дать пощечину: чего она опять злобствует? Просто не Таня, а мегера какая-то! И, услышав голос Маши, опять стала слушать.

— Это я во всем виновата: позволила тебе за черту зайти.

— За какую черту?

— Ту самую, за которой кончаются легкие, необременительные отношения и начинается ответственность…

— Только не про ответственность! — перебил ее Валентин. — Я с детства слышу про нее. Неужели всякий, кто женится, уверен, что это непременно на всю жизнь. Ты ведь такую ответственность имела в виду? Что поделаешь, все мы рискуем. Брак — это не гарантийная мастерская.

— Но-но, подполковник, не передергивайте карты! Когда мужчина идет с женщиной в загс, он вступает в определенные отношения, в которых без понятий «ответственность», «долг» и брака не получается. Тебя ведь никто не заставлял это делать? Значит, отвечай за базар, как говорят крутые мэны. Кстати, в твоей формуле ты такое составляющее, как долг, не предусмотрел, правда же?

— Маша, тебя послушать, так в стране надо запретить разводы! — с возмущением проговорил Валентин. — И это было бы не слишком оригинально, потому что наше воинское начальство только недавно стало закрывать на разводы глаза. Раньше это могло стоить офицеру не только очередной звезды, но карьеры вообще!.. Ты так со мной разговариваешь, будто я пришел предложить тебе что-то недостойное. Я ведь просто хотел сказать: Маша, будь моей женой. Неужели в этой фразе есть что-то обидное для любой женщины?.. Постой, но ведь ты, кажется, говорила что-то о своей ответственности… передо мной? И в чем же она заключалась?

— Я не должна была позволять тебе влюбляться в меня. Разве вообще я похожа на роковую женщину, которая разрушает чужие семьи?

«Кто от этого застрахован?» — со странной горечью подумала Таня.

— Нет, — кажется, смешался Валентин, — но я всегда считал, что женщины хотят замуж…

— Не все женщины, — возразила Маша своему любовнику, который всерьез вознамерился стать ее мужем.

«А если и хотят, то вовсе не за любого», — докончила за сестру мысль Татьяна.

— Интересно было бы посмотреть на твою тайную любовь, — вдруг сказал Валентин.

— Какую такую любовь? — спросила Маша.

— Ту, из-за которой ты мне отказываешь.

— Нет у меня никакой любви, — вяло отговорилась Маша. — Ну чего тебе неймется? Все ведь было хорошо. Никто нам не мешал, ничего я от тебя не требовала…

— А я хочу, чтобы требовала! — заупрямился он.

— Тогда я требую, товарищ Векшев, чтобы вы оставили меня в покое со своей женитьбой. Не хочу и не буду!

Сказала вроде в шутку, а в голосе как стон прозвучал.

— Ты — странная женщина, — медленно проговорил он. — И надо же, чтобы именно такая запала мне в душу, лишила сна и покоя…

— Вот уж не ожидала, что ты такой чувствительный.

— А ты — жестокая.

— Прости, жизнь меня не баловала, а она, как известно, формирует характер.

Таня, которая теперь все время слышала в голосе Маши надрыв и скрытое рыдание, замерла с мокрым пододеяльником посреди веранды: а ведь это она постаралась, из-за нее у сестры такое настроение… Устроила Маше истерику, обвинила в предательстве… Комплекс у нее, что ли, вырос. Прямо все ее предают, несчастную Танечку! Не хватило силенок быть до конца благородной. Сказала «а», говори «б». То, видите ли, она все сестре прощает, то не прощает. Собака на сене!

Неизвестно, кто из двух сестер порядочнее. Ведь Маша могла бы дать согласие на предложение Валентина, жила бы с ним, как говорится, горя не зная. Молодой — кажется, на три года моложе Маши, — перспективный. Может, до генерала бы дослужился. И была бы Маша генеральша, замужняя женщина, а не одиночка, которую и защитить-то некому.

И она могла бы ничего Тане не рассказывать, но, наверное, не хотела больше таиться. Потому что переживала. И год назад у нее не было Валентина. Она много месяцев прожила одна, а тут Леня со своими ласками…

Если уж на то пошло, она могла ответить согласием и на предложение Леонида. Уж он бы постарался содержать ее по высшему разряду!.. Ну вот, теперь она вовсю оправдывает Машу.

Что же делать? Таня так стояла посреди веранды и вопрошала не то себя, не то небо. И не находила ответа. Значит, ей надо всех простить? Или она — мать Тереза?

Оказывается, люди, которые сурово относятся к провинившимся близким, не только сами несчастны, но и делают несчастными окружающих. Тешат свою гордыню…

Но ведь как часто бывают несчастны и те, кто все обиды прощает. Взять хотя бы жену Валентина. Наверняка она догадывается об эскападах мужа, но ведь не уходит от него, терпит. Надеется, что он перебесится и к ней вернется. Или уж вообще нет элементарной гордости.

А что делать Валентину? Маша тоже хороша. Не напоминает ли она чем-то младшую сестру. Одна талдычит про предательство, а другая — про долг, и в конце концов каждая думает только о себе…

Таня больше не вслушивалась в разговор сестры и ее любовника, а привычно нырнула в прошлое, только совсем раннее, до-Мишкин период, как шутливо называли его обе сестры.

В десятом классе Машу вызвали в школу. Не только одну Машу, а родителей всех тридцати учеников класса «Б», в котором училась Таня. Тридцать десятиклассников, все как один, в знак протеста прогуляли урок химии. Их классная руководительница, учительница географии, даже не знала, что родители Татьяны Вревской погибли, и когда в школу пришла Маша, то Мария Федотьевна, класс-ручка, сухо сказала:

— Я просила прийти родителей.

— А я и есть родитель, — в тон ей ответила Маша. — Говорите, я вас слушаю.

— Я не собираюсь обсуждать серьезные вопросы с девчонкой, которая сама недавно окончила школу.

— Что ж, это ваше право, — проговорила Маша, — только в дальнейшем прошу так не делать. Я вынуждена была отпроситься с занятий, а у меня сегодня в институте коллоквиум по биохимии.

— В каком институте, — скорее от растерянности спросила класс-ручка.

— В медицинском. Таня — сирота, родителей у нее нет, так что за воспитание девочки отвечаю я, ее старшая сестра. Странно, что вы — классный руководитель — об этом не знаете. Вы хотели пожаловаться на недостойное поведение Татьяны, не так ли? Как и остальных ее одноклассников. Я сказала Тане, что так поступать нехорошо. Если они не согласны с методами работы учительницы химии, надо было сказать об этом вам, не так ли?

— Так, — подтвердила Мария Федотьевна.

Умом она понимала, что эта девчонка, соплячка, разговаривает с ней недопустимым тоном, но ничего поделать не могла. Она знала и то, что ничего бы не сделала, если бы ее ученики с этим к ней обратились. Революционеры! Сопляки, нос у них не дорос!

Химичка поедом ела Юру Королева, который посмел сделать ей замечание, когда она весь класс обозвала дебилами…

— Что она тебе сказала? А ты что? — вечером жадно расспрашивала сестру Таня.

Маша спокойно все рассказывала, вызывая восхищение своей младшенькой.

— Машка, ты ее загипнотизировала! — радовалась она. — Я всегда говорила, что в тебе есть что-то ведьмаческое…

— Значит, ты мне отказываешь? — услышала Таня голос Валентина.

— Отказываю. Не обижайся на меня, Валюша, ты хороший человек, но мы с тобой слишком разные…

— Машенька! Никак ты меня жалеешь?

Теперь в голосе Валентина прорезались совсем другие нотки.

— Мне тридцать девять лет, а я со дня на день полковника получу. Отец устраивает мне перевод в Питер. Оттуда в Москву, в Генштаб, рукой подать. В сорок с небольшим я буду генералом…

— Вот видишь, значит, у тебя жизнь удачно складывается. А то у меня уже комплекс вины стал развиваться, — спокойно заметила Маша.

А Татьяна на своей веранде едва сдерживалась, чтобы подать голос. Сказать этому надутому подполковнику, что он слишком много на себя берет! Генералом он будет, нашел чем Машу заманивать! Она, если бы захотела, женой министра стала!.. А если и не женой самого министра, то его прекрасного сыночка, который учился в ординатуре в их городе, временно высланный отцом из Москвы за какую-то провинность… Он тоже, кстати, предлагал Маше руку и сердце…

— Двадцатилетние девчонки готовы умереть от счастья, когда я обращаю на них внимание.

— Вот именно. Не пойму только, что ты потерял в этом доме?

Голос Маши посуровел, и Таня поняла, почему с самого начала она не воспринимала Валентина как возможного спутника жизни. Двадцатилетние девчонки, видите ли! Права Маша: ну и иди к ним, раз ты такой бесподобный!

Она так расчувствовалась, что когда Валентин спустился по лестнице и, уходя, хлопнул калиткой, Таня едва не кинулась тотчас на половину сестры, чтобы попросить у Маши прощения.

На самом деле сестра не сделала ей больно. Таня всего лишь подумала, что могла бы сделать, именно это ее задело. Хотя… нет, на Мишку она никогда бы не покусилась, даже если бы он сам этого захотел.

Словом, ее бросало туда-сюда, как шлюпку по волнам. Таня опять себя накрутила, и вскоре идти на половину сестры ей расхотелось.

Правда, пущенная вперед, словно мяч, мысль продолжала бежать вперед: а если сделать вид, что ничего не произошло? Просто похоронить эту тему раз и навсегда, как тот случай на дне рождения. И Леньке ничего не говорить? Или, наоборот, скандал устроить? Господи, как трудно!

Получается, что, пока Таня сидела в своей скорлупе, ничего не хотела видеть и слышать, жизнь шла своим чередом — она об этом просто не задумывалась. Но стоило лишь высунуть наружу голову, как эта самая жизнь ее как следует и стукнула. Словно все время караулила рядом. Как кошка у мышиной норы. Кстати, образ мыши у нее прямо-таки приоритетный. Все время себя с ней сравнивает.

Таня присела на плетеный стул — они с Ленькой в свой самый первый год купили такой набор — стол и четыре стула — нарочно для веранды, или лоджии, как он говорил, но плетенка им так и не понадобилась.

А почему ей не пришла в голову мысль, просто быть к своим близким добрее? Почему раньше все вопросы она могла обсуждать с сестрой, независимо от того, кого они касались, а теперь не нашла ничего лучшего, как устроить скандал и хлопнуть дверью? Вернее, хлопнуть рюмку. Правильнее всего, пойти к Маше и спокойно с ней обо всем поговорить.

Таня уже потянулась к веревке, чтобы повесить последние две наволочки, как услышала там же, на Машиной половине, до боли знакомый голос:

— Эй, хозяйка, есть в доме кто-нибудь?

Глава восемнадцатая

Михаил. Этот что здесь делает? Неужели и с ним у Маши что-то было? Таня на мгновение будто превратилась в соляной столп. А что, если тогда с ним было ЭТО именно с Машей? Та измена, из-за которой у них распалась семья. И вовсе не с тренером по имени Наташа.

— Я здесь, — откликнулась снизу Маша. — Подожди, сейчас поднимусь.

Некоторое время с веранды не доносилось никаких звуков, кроме стука отодвигаемого стула. Видимо, Мишка присел у стола.

— Здравствуй, Мишенька, как это я тебя не углядела? Снесла вниз посуду, да у мойки и стояла. Задумалась, наверное.

— А я промчался сразу наверх. Отчего-то решил, что раз такое шикарное утро, а входная дверь открыта настежь, значит, хозяйка чаевничает.

«Чаевничает». У них с Мишкой даже лексикон общий — Леня так никогда не говорит. Он приговаривает: «Чай не водка, много не выпьешь». И предпочитает кофе.

— Тебе повезло, мы уже собрались со Светой уходить, — сказала Маша. — Но потом… кое-что меня задержало.

— Выходит, я не вовремя.

— Нет, Миша, такой гость, как ты, дорогого стоит. Тем более что Света все равно ушла.

— Ты как будто расстроена чем-то?

— Да не обращай внимания! Мелкие неприятности, у кого их нет?

— И правда, если не считать крупных. Знаешь, я уже к вашему кварталу подъезжал, увидел толпу народа — какой-то мужик, говорят, под машину попал. Я отчего-то всегда думал, будто это только со стариками случается. И то недисциплинированными. Всю жизнь перебегали дорогу, не обращая внимания на светофоры, а в старости былой резвости уже нет, вот машина их и настигает…

— Мужчина — молодой?

— Честно говоря, я не стал подходить смотреть. Мне трупов и на работе хватает. Там уже и «скорая» подъехала, и милиция, вряд ли я чем-нибудь смог бы помочь. Вроде водитель нетрезвый. И где это люди с утра набраться успевают?

— Ну, было бы желание. Если ты к толпе не подходил, откуда узнал?

— Две женщины болтали, пока я ждал светофора, чтобы свернуть к вашему дому. Он, видимо, на стоянке машину оставил, а она как раз через дорогу. Его о рекламный щит шарахнуло — в лепешку!.. Что это я разболтался. Или у тебя, как у врача, мало в жизни таких впечатлений?

— Хоть я и не хирург, но тоже хватало. Сейчас вот в клинике работаю, так вроде поменьше травм и смертей вижу. Чего там поменьше! В моем кабинете такого, можно сказать, и не бывает.

Таня сидела, так и позабыв повесить последние наволочки. Слушала. Она должна была точно знать, что связывало ее бывшего мужа и сестру, иначе со своей воспаленной фантазией могла напридумывать всякого… Вон ее и сейчас от страха колотит: а вдруг она услышит нечто такое, после чего ей и жить не стоит?!

— Не знаешь, Татьяна дома? — спросил Михаил. — Что-то я проходил мимо кухни, нет ее там. И дверь входная закрыта.

— Наверное, в больницу ушла. Проведать раненого супруга. Выпьешь, или ты за рулем?

— За рулем, но выпью. Скрипнул придвигаемый стул.

«Если они начнут любезничать и я пойму, что между ними что-то было, я их убью! — исступленно подумала Таня и испугалась собственных чувств. — Глупость это все. Ничего я им не сделаю, они оба слишком дороги мне. Я убью себя, потому что жить с таким грузом на душе я не смогу!»

Те, о ком она думала, не подозревая о ее присутствии, дружелюбно переговаривались. Потом раздалось звяканье бутылки о край стеклянного бокала.

— Что с тобой, Миша? Вчера с друзьями пил? Руки у тебя вроде дрожат.

— Они дрожат у меня давно. Уже пять лет я не могу унять эту дрожь.

— Как же тебя в МЧС взяли, такого нервного?

— Ты не поверишь, Маша, но я перед комиссией пью какой-нибудь транквилизатор, и ничего у меня не дрожит.

— Смеешься, да, над старым врачом смеешься?

— Какая же ты старая, Машенька, ты у нас очень даже молодая И душой, и внешне. А смеюсь разве что самую малость…

— Смотри, Карпенко, я разозлюсь и всажу тебе укол. Магнезии, к примеру, да самой толстой иголкой, чтобы ты потом дня три не мог сидеть как следует!.. Выкладывай, что у тебя за дело?

— Я всегда чувствовал, что в глубине души все врачи — садисты. Надо же такое придумать — толстой иголкой, да чтобы сидеть не мог!.. Что ж, давай выпьем за наших близких, пусть будут здоровы и счастливы.

— Насколько я знаю, Миша, прежде за рулем ты никогда не пил.

— Сегодня можно, если понемножку и с хорошим человеком… Видишь ли, Маша, завтра я улетаю. На Восток. Миссия нашей службы, понятное дело, спасение мирного населения, но кто знает, там сейчас идут бои… В общем, я принес тебе кое-какие документы. За эти годы я все лишние деньги… или не лишние, а просто заработанные, складывал на книжку. Для Саши. Будет с чем замуж выходить. Понятное дело, квартира будет ее. У меня других наследников нет… Вот здесь сберкнижка, завещание…

— Как страшно звучит, Миша, — завещание.

— Не страшнее, чем «убит при исполнении». Совсем молодые ребята гибнут, а я что, особенный?

— Тане отдать или Шурке, когда понадобится?

— Смотри сама. Ты женщина умная. Я тебя всегда любил и уважал.

— Я тебя тоже. Жалко, что все так случилось.

Они помолчали. Потом раздался звук резко отодвинутого стула.

— Пойду я, Машенька, дела еще есть. Начальство напутствие свое давать будет. Поцелуемся, что ли, на прощание?

— Давай.

Таня не стала дальше слушать, сбежала с лестницы и вывалилась чуть ли не под ноги идущему по двору Мишке. Провожавшая его до калитки Маша отшатнулась от неожиданности.

— Миша! — Таня сглотнула, переводя дыхание. Господи, что же это она так волнуется, просто сердце из груди выскакивает. — Миша, мне нужно с тобой поговорить.

Если он и удивился, то ничем своего удивления не показал. Только взглянул на часы и сказал с сожалением:

— Увы, Таня, у меня через двадцать минут совещание.

— А оно долго продлится?

— Минут сорок, я думаю. Вряд ли больше.

— Мы можем встретиться через час у памятника Пушкину?

— Наверное, можем, если ты придешь.

— Я приду. Обязательно!

Он окинул ее теперь уже откровенно удивленным взглядом и кивнул.

— Тогда с тобой я не прощаюсь. Если все-таки случится, что задержусь, пожалуйста, подожди, я все равно приду… До свидания, Маша!

Сестра дала ему руку, и Мишка ее поцеловал, что делал не слишком часто. В отличие от Машиного друга Валентина.

— Маша!

Едва за Михаилом закрылась калитка, Таня схватила Машу за руку и потянула за собой.

— Машенька, пожалуйста, зайди ко мне.

— Но зачем? — уперлась Маша; она не могла так же легко, как младшая сестра, переходить из одного состояния в другое. Разве они не поссорились совсем недавно. С криком и битьем стекла?

— Пойдем, пожалуйста! Я хочу попросить у тебя прощения. Сама не знаю, что со мной творится. Такое впечатление, что я все эти пять лет сидела в наглухо запертой квартире, а потом открыла настежь все окна и двери, и по тем же прежде затхлым комнатам гуляет теперь сквозняк… Мозги, наверное, все и выдуло.

— Я бы так не сказала.

— Маша, пожалуйста, мне нужна твоя помощь.

— Что у тебя стряслось? — все же сдалась Маша, заходя следом за Таней в ее дом. — Ты такая возбужденная. Выпей валерианочки, раз уж другие лекарства ты не признаешь…

— Маша, со мной все в порядке. Просто… я подслушивала! То, о чем ты говорила с Мишкой.

Она могла бы признаться, что не только с ним, но не хотела выглядеть перед сестрой совсем уж пропащей.

— Такого за тобой прежде не водилось, — удивилась Маша и проницательно посмотрела на сестру: — Неужели ты подумала…

Таня смутилась: от Маши не скроешься, — но не стала продолжать Машину мысль. Просто сказала:

— Раньше не водилось, а теперь водится. За мной теперь много чего водится! Я только в одном раскаиваюсь — что тебя обидела. Простишь ли ты меня? Молчишь? Хочешь, я стану перед тобой на колени?

Маша снисходительно улыбнулась. Совсем как прежде, когда глупая Таня что-нибудь этакое вытворяла. В глазах ее не было осуждения. Понимание было.

— Еще чего не хватало! Я хочу, чтобы ты успокоилась. Ну, набери побольше воздуха, медленно выдохни.

Она взяла сестру за запястье.

— Посмотри, как скачет твой пульс.

— Черт с ним, с пульсом. Маша, это правда, что он может погибнуть, Михаил?

Сестра замялась, но ответила:

— Я думаю, вряд ли их бросят туда, где идут бои.

— Но он все приготовил: бумаги, завещание… Может, он что-то чувствует?

— Успокойся, Таня, это всего лишь мера предосторожности. Я думаю, все его товарищи это делают. Служба у них такая.

— Маша, помоги мне!

Таня все время повторяла одно и то же из-за нервного возбуждения, а Маша успокаивающе поглаживала ее по плечу.

— Чем тебе помочь, моя девочка?

Все-таки Маша — человек благородный и незлопамятный. Другая бы ее так легко не простила, а Маша уже и думать забыла о хамстве сестры.

— Вон, видишь, на столе корзинка. Я хотела идти в больницу к Лене. А теперь не могу. Будь другом, сходи вместо меня.

— Вместо тебя? А что я ему скажу?

— Ну не знаю. Придумай что-нибудь. Что встречаю кого-то в аэропорту. Или плохо себя чувствую. Какие в таких случаях называют причины, я не могу сообразить… Скажи, я так переволновалась из-за него, что ты прописала мне постельный режим…

— Постельный режим, но не с ним, — пробормотала Маша и тоже, как и Мишка, взглянула на часы. — Но я через полтора часа на работу ухожу. До восьми вечера. Мне еще халат надо погладить…

— Скажи, что у тебя родственник болен. Ведь это же правда. Пусть тебя на пару часов подменит кто-нибудь. Леня будет только рад!

Она не замечала, что говорит обидные для Маши слова, но, наверное, сестра понимала, как она волнуется.

— Хорошо, я схожу в больницу. И причину для тебя придумаю. Ты лучше скажи, что собираешься делать?

— Разве ты не поняла? Собираюсь встретиться с Мишкой.

— Таня! Ты замужем. У тебя муж в больнице!

— Он уже пошел на поправку. Ты сама говорила, что ничего серьезного! — закричала Таня.

— Говорила, — растерянно подтвердила Маша, — но я не вижу связи…

— Видишь, ты все прекрасно видишь! Ленька выздоравливает, а Миша на смерть идет. А я люблю его, понимаешь? Он единственный мужчина моей жизни. А я эгоистка, которая убивает его собственными руками. Не мне, так и никому — вот как это называется!

— Таня, если ты не возьмешь себя в руки, у тебя опять будет обморок! Ты здесь совершенно ни при чем. Михаил сам выбрал себе такую работу.

— Ничего у меня не будет, я себя прекрасно чувствую! Она стала совать в руки Маше корзинку с продуктами.

— Не забудь его навестить, пожалуйста, выручи меня! Я хочу проститься с Мишей! И ничего больше мне не говори, слышишь? Никто не сможет меня отговорить!

Маша, ошарашенная ее натиском, попятилась к двери.

— Слышу я, слышу, Танюша! Ты не в себе, в таком состоянии лучше не выходить из дома.

— Да, ты права. Я выпью твой транквилизатор. У меня их целая куча.

Таня схватила себя за горло, словно перекрывая рвущийся из него крик.

— А ты иди к себе, ладно? Прости, мне надо переодеться! Я люблю тебя, Маша, ты же умница, ты все понимаешь!

— Понимаю, — растерянно подтвердила Маша, увлекаемая мощным потоком Таниных эмоций. — Что-то в последнее время слишком многие говорят мне, что я умница. Неужели я так явно поглупела?

Таня собралась идти в комнаты, но, вспомнив, обернулась:

— И Шурку покорми. В смысле, проследи, чтобы она поела. Вечером. В ужин. Она стала плохо есть. Может, влюбилась? А мне некогда даже с дочерью откровенно поговорить. Да и она, наверное, отвыкла от откровений с матерью. И скажи, что я поехала с папой проститься.

Фразы у нее получались короткие, как одиночные выстрелы. На более длинные не хватало дыхания. И пульс, наверное, таки частил, но Маша лишь молча смотрела на нее, словно впервые видела.

— Скажу, не проститься, а попрощаться.

— Да, ты права… Попрощаться.

— Таня, ты домой вернешься? Ночевать?

— Ах, я не знаю, я ничего не знаю! Вдруг он разозлится и прогонит меня. Подумает, что я его всего лишь жалею… А я люблю его!

— Я знаю, ты это уже говорила. Но Таня… Ты сама утверждала недавно, что разбитого не склеишь. У тебя во второй семье уже все сложилось, а теперь может случиться так, что ты останешься совсем одна.

— Ты имеешь в виду, если Мишку убьют, да? Взгляды сестер скрестились, и первой опустила взгляд Маша. Да и кто не опустит глаз перед человеком, который наэлектризован собственными эмоциями до взрывного состояния.

— Если ты не придешь ночевать, я возьму Шурку к себе, — проговорила Маша, на минутку задержавшись у двери. — И пожалуйста, будь умничкой, ладно?

Никогда столь тщательно Таня не собиралась. Раньше, бывало, взглянет на себя в зеркало, заколку на волосах поправит, вот и все приготовления. А тут она минут двадцать сидела, рисовала себе лицо. Подводила глаза, как ей советовала визажистка. Наносила тушь. И все равно осталась недовольна. Какая-то она бледная. Словно насмерть перепуганная. Собственной смелостью, что ли? Так что пришлось и румянами воспользоваться, хотя прежде Таня всегда считала, что уж летом они смотрятся вульгарно.

Нужна ли какая-то особая смелость, чтобы встретиться с человеком, которого любила всю жизнь… Ну вот, ока уже произносит это слово в прошедшем времени. Любила… Любит и любить будет!

Таня вгляделась в свое отражение в зеркале. Правильно говорили ей в салоне: она помолодела. То есть выглядит не молодой, а помолодевшей. Ей скоро стукнет тридцать восемь. Когда уходила от Мишки, ей было всего тридцать два… с копейками.

Зачем Таня надела брюки? Нет, женщине молодой… пусть моложавой, вполне можно было бы надеть мини-юбку. У нее в гардеробе такой не было. Леня сразу предупредил: «Не потерплю! Для кого тебе коленками сверкать? Я и так знаю, что ноги у тебя — класс. Но зачем знать об этом другим мужикам?»

И вспомнила реакцию Мишки на ее мини-юбку: «Носи, серденько, нехай завидують!»

Он порой в шутку вставлял в речь материнские словечки.

Таня поколебалась и отправилась в комнату Александры. Конечно, дочь ее постройнее. Да чего там, Саша не в пример изящнее матери, но у нее есть юбка, в которой на поясе резинка.

Оп-па! Совсем другое дело. На высоких каблуках эта юбка смотрится прекрасно. Таня в какой-то момент заколебалась. Сравнила: себя и дочь, совсем спятила! Но юбку не сняла. В крайнем случае ее можно будет слегка приспустить на бедрах, и она станет подлиннее.

Однако как меняет человека его наряд! Таня закрыла дверь и стала посреди двора так, чтобы с веранды ее было видно. Позвала:

— Маша!

Сестра, увидев ее, непроизвольно ахнула.

— Ну, и как я тебе?

— Класс! — искренне сказала Маша. — Кстати, я позвонила на работу и на два часа отпросилась. Через пять минут тоже выхожу. Поеду в больницу.

— Спасибо, сестренка!

Таня помахала ей рукой, так, как машут на трибунах вожди, и, взглянув на часы, чуть ли не побежала. Чтобы успеть на встречу с Мишкой, ей придется брать такси. Можно было бы приехать на свидание на Ленькином «форде», но сегодня ей хотелось хотя бы на время позабыть и о Каретникове, и о пяти с лишним годах их разлуки с Мишкой. Что там говорили древние? Нельзя войти дважды в одну и ту же реку? Похоже, что нельзя. Но вспомнить-то прошлое можно?

Глава девятнадцатая

Солнце вальяжно разбросало по небу свои лучи и, казалось, распаренное собственным теплом, снисходительно посматривало на одинокое облачко, которое, как заблудившийся кролик, медленно, с опаской проплывало мимо этого роскошного и опасного господина.

Становилось не тепло, а жарко. Таня же надела довольно плотный батник, чтобы он прикрывал ее пополневшую талию. Ничего, пар костей не ломит! Ради дела можно и потерпеть.

Она беспокоилась напрасно. Такси подкатило почти тотчас, едва Таня встала у обочины. Не совсем такси, какой-то частник, решивший подзаработать мимоходом.

Сев на первое сиденье, Таня искоса посматривала на водителя и мысленно рисовала его портрет. Женат, но не прочь завести романчик. Вроде невзначай скосив глаза на ее коленки, он игриво спросил:

— На свидание?

— На деловое, — чуть улыбнувшись, ответила Таня. Ей вовсе не хотелось с ним кокетничать, но таким образом она себя как бы подбадривала, проверяла, может она все еще нравиться мужчинам.

Ее свидание с Мишкой можно с большой натяжкой назвать деловым, ведь она идет просить его об одолжении…

Она хотела казаться женщиной, у которой нет никаких проблем, которая просто радуется лету и жизни вообще. Словом, храбрилась, потому что волновалась.

— Я могу отвезти вас обратно, — вроде невзначай проговорил таксист, — когда скажете.

— Нет, спасибо, — отказалась Таня. — Я не знаю, как скоро освобожусь.

Водитель разочарованно вздохнул, но не отступился:

— Можно подъехать в любой другой день, когда и куда скажете.

Но у Тани кураж уже пропал. Ненадолго хватило ее кокетства, к которому она попросту не привыкла. Как, оказывается, бывают утомительно надоедливы мужчины.

— Нет, спасибо, я замужем.

— Я тоже женат.

У нее прямо на языке вертелось: «Ну и сиди дома с женой», но она ведь с самого начала как бы его поощрила. Вот и получила реакцию.

— Увы, — нарочито разочарованно вздохнула она, — у меня совсем нет времени.

Водитель сразу насупился, но ей было не до него. Дрожат коленочки-то! На месте Мишки она и разговаривать бы не стала, едва Татьяна, то есть она сама, открыла бы рот. Потому что собиралась предложить ему то, за что когда-то от него ушла. А именно: наставить рога второму мужу с помощью первого.

В конце концов, она прежде никогда такого не делала. То есть если у нее был один мужчина, то второго быть не могло. Тут Таня придерживалась четких позиций.

Один, двое — смешно! У нее всего было двое мужчин. За всю жизнь. Она просто перепрыгнула из одного брака в другой… Или, как говорит ее подруга Соня, перешла от одной плиты к другой.

Вышла Таня за квартал до места встречи. Памятник Пушкину стоял в таком месте, куда на такси не подъедешь.

Чего только она не передумала, пока шла!

Кварталы старой половины города как раз здесь образовывали некую горловину — центральная улица сужалась и из проспекта превращалась в улочку всего с двухполосным движением.

Памятника Пушкину отсюда не было видно. Так что, пока Таня не дошла до угла квартала, ей оставалось только гадать: пришел на встречу Мишка или нет?

Но вот она остановилась на углу. Теперь нужно перейти через дорогу к площади, на которой в этот час почти никого не было. Потому Михаила она увидела сразу: он стоял и небрежно просматривал газету.

Почти в той же позе, что и Пушкин на пьедестале.

Прежде Таня всегда ощущала себя человеком определенного порядка. Блюстителем кодекса. Отчего же она в последнее время эти свои убеждения отринула. Например, ее муж — юридический — лежал в больнице с ножевым ранением. Она должна была бы сидеть подле него и кормить витаминами. А вместо этого она пришла на свидание. Да еще вырядилась в Сашину мини-юбку!

Только что она шла по улице, расправив плечи, изящно переставляя ноги в туфлях на высоких каблуках. Когда-то она вполне бойко на них ходила, и вот ноги сами вспомнили былую походку. Легкую, раскрепощенную.

Но едва Таня увидела Мишку, и тотчас ноги ей будто стреножили. «Миша, мне надо с тобой поговорить!» Так она ему сказала, а за все время, пока собиралась на встречу, пока ехала, так и не придумала даже самой первой фразы. Что она ему скажет, как только подойдет?

Это называется — поговорить. Она хотела с ним переспать! Вернее, не спать, а заниматься любовью — это выражение прижилось в обиходе русских, как ни странно, благодаря американским фильмам. Но лучше и не скажешь. По крайней мере сама Таня хотела только этого. Как назовет Мишка это ее желание, она старалась не думать. Неужели он будет с ней так жесток, что разозлится и отправит прочь?

Кстати, почему она не подумала о том, что у него может быть женщина. Та, с которой он как раз и хотел бы провести свою последнюю ночь на родине.

Нет, о таком думать никак нельзя, иначе она струсит окончательно.

— Здравствуй.

— Здравствуй, — улыбнулся он.

Ах да, они же сегодня уже виделись!

— Может, мы где-нибудь посидим?

Таня имела в виду какое-нибудь кафе — они в городе на каждом углу.

— Я знаю один неплохой ресторанчик, тебе понравится.

В голосе Мишки не было и намека на какие-то чувства к ней, радости от встречи или хотя бы ностальгии по тому вечеру в ресторане, о котором недавно она как раз вспоминала.

В глубине души Таня испытала разочарование: он разговаривал с ней как с какой-то посторонней женщиной. Получается, что их свидание Михаил и вправду воспринимает как деловое. Она хотела с ним поговорить? Вот он предлагал ресторанчик, в котором, видимо, частенько бывал с какой-нибудь Наташей.

— Поехали, — в то же время пожала она плечами; точь-в-точь он, нарочито равнодушно. Как аукнется, так и откликнется!

— Я на машине, — сказал Мишка и притронулся к ее локтю, направляя совсем в другую сторону.

Она подумала, что скорее всего его машина стоит где-то поблизости. Он всегда был чуточку авантюристом, будто невзначай въезжая за «кирпич» или останавливаясь там, где стоянка запрещена.

И точно. Мишка прокрался на машине прямо к краю площади, так что идти пешком им пришлось совсем немного.

Таня вслух ругала его за хулиганство, но в глубине души посмеивалась, что Карпенко никак не повзрослеет. Дитя улицы. Свекровь рассказывала, как целыми днями работала в огородной бригаде пригородного совхоза, недалеко от ее саманного домишки, а Мишка был предоставлен самому себе. Бегал с ребятами то на пруд, то в лесополосу, а однажды попал под дождь с градом и вернулся домой в соломенной шляпе, продырявленной ударами градин.

С какого момента считать начало их знакомства? С того момента, когда Мишка подвозил ее на занятия, или с того, когда он ездил по району, где в первый раз ее подобрал, в надежде встретить понравившуюся девчонку.

Таня тогда училась на первом курсе политехнического института, шла домой после сдачи зачета с остановки автобуса, и вдруг перед ней затормозила та самая зеленая иностранная машина, в которой она уже ехала на занятия, когда едва не проспала.

Незнакомая прежде ни с марками машин, ни тем более с их техническим состоянием, Таня не могла на взгляд определить, что это скорее рухлядь, чем машина. Главное, что она ехала. Пусть даже дребезжала и тряслась на выбоинах.

— Девушка, садитесь, я вас подвезу!

В окошко высунулась уже знакомая ей симпатичная молодая мордаха. В ту пору Таня сдуру считала, что на иномарках могут ездить лишь богатые люди: банкиры или предприниматели. То есть старые. В смысле, по возрасту.

А тут молодой человек манил ее рукой, кричал при этом так громко, словно она была как минимум глухая.

— Девушка, мы с вами знакомы, — кстати, это было очень спорное утверждение, — я подвозил вас однажды.

Еще бы ей не помнить. Не так часто она ездила на машинах, которые вели такие привлекательные водители. Но надо было держать марку, чтобы он не подумал, будто она только и делает, что останавливает незнакомцев на таких вот автомобилях.

Она с сожалением подумала: чего бы ему не остановиться вот так перед институтом? Тогда на глазах у всех девчонок она подошла бы к его шикарной машине и села. То-то подружки бы обзавидовались!

— Увы, я уже приехала, — сказала она и пошла по улице, краем глаза отмечая, что он медленно едет за ней.

Таня делала вид, что ей идти еще далеко, а когда поравнялась со своей калиткой, моментально шмыгнула в нее, оставив парня с носом. Молодежь возраста Александры называет такие фокусы приколами. Танины ровесники говорили: забить гвоздя.

Откровенно говоря, ей было немного жалко, что с этим парнем, как она думала, больше не увидится, но в то же время осознание того, как она его провела, примиряло Таню с этой потерей.

На другой день Маша ходила за молоком — в ста метрах от дома его продавали из цистерны колхозники — и, вернувшись, с возмущением рассказывала проснувшейся Тане:

— Какой-то хмырь болотный поставил свою зеленую колымагу прямо у наших ворот! Причем рядом лужа, так он выбрал место посуше. Машину бережет, а люди — хоть пропади! Пришлось обходить.

Маша ругалась, совсем как соседка баба Глаша, и в такой момент Тане казалось, что сестре не двадцать два года, а лет сорок. Между прочим, она и думать забыла о зеленом «мерседесе» и голубоглазом водителе.

Она считала, что парень и в этот раз случайно появился в их районе, звал прокатиться, потому что хотел «закадрить». Думал, что если один раз ее подвез, так теперь имеет право вот так окликать ее прямо на улице. Хорошо, что Маша не видела.

Машиной он наверняка привык пользоваться как приманкой. Посадит девушку и мчит в лесополосу. Почему именно так он обходится со своими пассажирками? Таня вовсе не была в этом уверена, она просто не понимала настырности водителя. Не считала себя такой уж красавицей, чтобы ради нее торчать у ворот ни свет ни заря…

Сколько она знала Мишку, машина у него была всегда. На ту, самую первую, как он признался, деньги ему дала мать. Она долго откладывала «овощные» рубли — не на что-нибудь крупное, а на «черный день». Но ради единственного сына раскошелилась. И для свекрови, и для Мишки машина была непременным уровнем обеспеченности, очередной ступенькой на лестнице благосостояния.

Таня привычно села на переднее сиденье, хотя машина была совсем не той, с какой оставила она Михаила пять лет назад. Теперь это была…

— «Хонда»?

— «Хонда», — кивнул он.

Мишка с некоторых пор полюбил японские машины. Изящные, легкие, послушные в управлении.

— Хочешь порулить?

— Хочу, — обрадовалась Таня.

Благодаря бывшему мужу она тоже любила машины и сейчас удивлялась: почему об этой любви она не вспоминала, живя с Леонидом? Эта ее любовь проявлялась только в присутствии Мишки, словно она заражалась его азартом, увлеченностью.

А может, когда-то она просто жила интересами бывшего мужа? Нет, правильнее было бы сказать, ей хотелось жить так же азартно, увлеченно, без глупых запретов для замужней женщины.

В первом браке жила как хотела, во втором — запретами мужа. Неужели она такая бесхребетная? Как пластилиновая ворона!

— Командуй, куда рулить, я же не знаю, что за ресторан ты предлагаешь.

— Пока ты едешь правильно. Дуй прямо, я скажу, где поворачивать.

По губам Мишки скользнула улыбка. Как будто он понимал ее волнение — честное слово, как на первом свидании! — но сказал вслух совсем не это:

— Молодец, хорошо водишь. Навыков не потеряла.

— Чья школа! — не удержавшись, добавила она.

Огромные рестораны на сотни посетителей с высоченными потолками и огромными окнами ушли в прошлое. Теперь в городе в основном функционировали рестораны небольшие, с подвесными потолками, столиками на двоих — их не надо было искать нарочно, как прежде. Просто выбрали и сели.

— Тебе здесь нравится?

— Нравится, — искренне сказала она, — тем более что в ресторане я не была сто лет.

— Я бы вам столько не дал, — усмехнулся Мишка. — Ты есть хочешь?

— Хочу, — призналась Таня, — который день я обедаю на бегу, порой забываю поесть…

— Немудрено, — понимающе кивнул он, — после таких-то событий. — Тогда я закажу то, что сочту нужным? — спросил Мишка.

— Я тебе доверяю, — согласилась Таня.

Что это за улыбка постоянно змеится на его губах — по-другому и не скажешь! Догадывается, зачем она напросилась на встречу?

И тут в голову Тане пришла счастливая мысль: Шурка! Именно о ней она и будет говорить, о чем же еще?

— О чем будем говорить? — спросил он.

— Об Александре.

— Хочешь сказать, что не заметила, как она выросла?

— Но как ты… Но я же… Да!

— Исчерпывающий ответ! — расхохотался Мишка.

— Конечно, я не об этом. Но ты же знаешь, она поступала в университет на экономический факультет, а совсем недавно я узнаю, что она перешла на юридический…

— Я знаю. Саша со мной советовалась.

— Могу представить, что ты ей посоветовал.

— Если она этого хочет, я не видел причин препятствовать.

— А я, выходит, человек посторонний и о таком важном событии в жизни дочери узнаю едва ли не случайно, между прочим.

Он посмотрел Тане в глаза:

— А что ты вообще знаешь о своей дочери?

— Ты хочешь меня оскорбить?

— Спаси и сохрани! Я всего лишь подумал, может, ты знаешь того парня — или мужчину постарше, — в кого наша дочь влюблена?

— Александра тебе и об этом говорила?

— Ничего она мне не говорила, но это же так очевидно.

— То есть ты заметил у девчонки состояние влюбленности.

— Пусть будет так — состояние, но на твоем месте я бы узнал, кто он, а то выяснится, что это еще один…

Он осекся и виновато взглянул на нее: догадалась, кого он имел в виду?

— Пойдем потанцуем. — Он протянул Тане руку. Она было заколебалась: день, никто в ресторане не танцует, хотя и включили магнитофон, — но тут же на себя разозлилась: вечно она оглядывается, что скажут, что подумают, была моложе — ни на кого не обращала внимания. Когда была влюблена в Мишку.

— Значит, говоришь, собиралась со мной о Саше поговорить? И для этого встречу назначала. И выскочила из дома, чуть мне под ноги не свалилась…

— Ты к чему это клонишь?

— Просто я подумал, что ты по мне соскучилась.

— Вот еще! — фыркнула она.

— А я соскучился.

— Давай лучше посидим. Что-то у меня голова кружится, — проговорила Таня; ей было все труднее сдерживать себя.

Хотелось обнять его, прижаться на виду у всех и целоваться до самозабвения, как когда-то давно.

— У меня есть предложение, — сказал Михаил, когда они вернулись за столик. — Завтра я улетаю, надо собрать вещи, приготовиться. Давай поедем ко мне и там спокойно поговорим обо всем.

Таня вдруг заколебалась. Разве не для этого она назначила Мишке встречу, чтобы остаться с ним наедине, но когда он сам это предложил, ей стало не по себе.

— Пойдем, — промямлила она, ненавидя себя за эту нерешительность.

Михаил расплатился за обед, и они вышли из ресторана. Он открыл машину и опять уселся на место пассажира. Таня покорно села за руль.

— Ты живешь там же? — буркнула она.

— Там же. — Мишка откровенно потешался. Правильно, Таня это заслужила.

Через некоторое время они уже входили в знакомый подъезд. Здесь почти ничего не изменилось: те же обшарпанные стены. Вот только дверь Михаил сменил на металлическую. Есть что хранить?

— Я слишком часто уезжаю из дома, — проговорил он, хотя она ни о чем его и не спрашивала.

— Мог бы пускать квартирантов.

— Мог бы, — согласился он, — но я никогда не знаю точно, когда вернусь, а зависеть от чужих людей… Нет, свой дом есть свой дом.

Едва за ними закрылась входная дверь, как Мишка развернул ее к себе и стал целовать. Она почувствовала, как он туфля о туфлю сбрасывает обувь со своих ног, и так же сбросила свои туфли.

А потом они стали пятиться к спальне и даже не смогли постелить постель, так обоим показалось невозможным ждать еще хоть одно мгновение.

Ничего не забылось. Ничего не разбилось, так что не понадобилось и клеить. По крайней мере то, что всегда было между ними, уцелело.

Жалко, память осталась. И не изменилась жизнь вокруг них.

— Ну что, теперь мы квиты? — спросил Мишка, когда Таня лежала на его плече, вдыхая забытый запах родного мужского тела.

— Что ты имеешь в виду? — лениво поинтересовалась она, от расслабленности не сразу поняв, о чем он ее спрашивает.

— Я говорю, ты упрекала в измене меня, а теперь изменяешь мужу со мной? Значит, ты, так легко осуждающая других, к себе не очень строга?

Таня не поверила своим ушам. Когда она ехала к Мишке, то была уверена, что он просто спит и видит, как бы провести с ней время, а он… Он только и ждал момента, чтобы, как говорится, ее же салом ей же по мусалам?! В такую минуту!

— Как ты можешь сравнивать? — От возмущения она даже оттолкнула его от себя. — Ты изменил мне, а я — совсем другому, постороннему тебе мужчине. Или тебе Леню стало жалко?

— Мне стало жалко тебя. Ты кинула мне кость и решила, что осчастливила?

— Просто я слышала то, что ты говорил Маше! — выкрикнула она.

— Ага, и решила, значит, проводить героя на войну, пожертвовав своим девичьим телом.

Таня задохнулась от возмущения. Да как он смеет! Девичье тело! Намекает, что она выглядит не так свежо, как раньше? Нет, он просто злится! Ну да, злится на нее за то, что когда-то не простила ему измены, живет теперь с другим мужчиной…

Но теперь-то она уже простила.

— Извини. — Он прижался губами к ее обнаженной спине.

— Не можешь забыть моего ухода?

— Ты приговорила меня к смертной, казни за кражу булки.

— В голодный год, — добавила она.

— Мне не до шуток. — Мишка приподнялся и сел на кровати. — Если бы ты знала, какие противоречивые чувства борются во мне! Одно — взять тебя за твою красивую шейку и задушить. И второе — прижать тебя к себе и никогда никуда не отпускать.

— И какое чувство сильнее? — спросила Таня, не пошевелившись, когда его сильные руки и вправду сомкнулись на ее шее.

— Котенок, что мы с тобой наделали!

Он уткнулся Тане в шею и замер. Но через несколько мгновений заговорил:

— Я много думал, почему все так получилось, и понял: в этой жизни каждый получает по заслугам. Я ведь прежде не рассказывал, каким балбесом был до встречи с тобой. Мы с Георгием — был у меня такой дружок — соревнование устроили: у кого больше женщин будет. Считай, почти каждый вечер — новая. Ни о какой любви, конечно, не было и речи. Причем этих девушек я не то что не любил, не уважал…

— Зачем ты мне это рассказываешь? — спросила Таня, как ни странно, спокойно принявшая его откровенность, словно он говорил не о себе, а о каком-то незнакомом ей человеке.

— Затем, чтобы ты поняла, почему я поскользнулся на банановой кожуре, которую сам себе под ноги и бросил.

— Ты стал говорить как-то витиевато.

— Это оттого, что я слишком часто философствую сам с собой. Просто тогда, в тот единственный раз, когда я ненадолго забылся, мне помахало ручкой мое прошлое, понимаешь? Я даже представить не мог, чем обернется мое безрассудство… Наверное, глупо говорить об этом теперь, когда у нас осталось… — он взглянул на часы, — всего два часа… Могу я попросить тебя об одолжении?

— Конечно, говори, что сделать.

— Отвези меня, пожалуйста, в аэропорт.

— А куда потом деть машину?

— Поставь ее куда-нибудь на стоянку. Я оставлю деньги… Если что, заберешь ее себе.

— В каком смысле, если что! Какое может быть «если»! — чуть ли не закричала Таня. Она опять почувствовала себя близкой к обмороку. На этот раз в страхе за жизнь Михаила.

Что с ней творилось! Она готова была простить ему все: пусть хоть и задушит ее, пусть изменяет, только бы она знала, что он живет на белом свете!

Вот, оказывается, что сильнее всего: страх за жизнь любимого, а вовсе не его так называемое предательство. Как она раньше этого не понимала!

Нет, ничего с Мишкой не случится. Такого просто не может быть! Она так по-детски себя успокаивала, не замечая, с какой любовью смотрит на нее Мишка.

— Ты чего?

— Запоминаю, — проговорил он и поправил ее длинную прядь. — Знаешь, а мне нравится твоя новая прическа. Какая-то залихватская. Словно ты решилась на что-то. И этот цвет волос с красноватым отливом. Как-то я смотрел старый фильм. Он назывался «Бабетта идет на войну». Ты тоже будто идешь на войну. Это у тебя такой камуфляж…

— Скажешь тоже! — не выдержав, улыбнулась Таня и заплакала.

— Перестань, что ты как по покойнику.

— Я плачу по нашей с тобой жизни.

Он тоже нахмурился.

— Господи, как я на тебя злился! Прежде я ни за что бы не согласился встретиться с тобой вот так, на одну ночь. Только потому, что я не знаю, увидимся ли мы снова, я решил не отказываться от такого подарка судьбы…

Таня уже собралась было разозлиться, но подумала, что уж в этом-то она сама виновата. Мишка не просил ее о встрече. Сама пришла, сама осталась.

Но он не совсем правильно понял ее задумчивость.

— Да-да, и нечего строить такую физиономию. Запомни, Татьяна, мне подачек не надо. Даже от тебя. Ты небось шла на встречу со мной и страшно гордилась своим безрассудством. Как же, ушла от мужа. На целую ночь. Во-первых, мало геройства уйти от человека, когда он лежит в больнице и не может тебе этого запретить, а во-вторых, ты уверена, что повторила бы то же самое, будь Каретников здоров? Не уверена.

Таня смутилась и покраснела.

— Хорошо хоть краснеть не разучилась, — заметил Мишка.

Почему вообще она решила, что он обрадуется ее поступку? Прав Мишка: гетера утешала героя, идущего на битву.

Но ведь он и правда на нее уходил!

Нет, правильно она сделала. Пусть он даже теперь посмеивался над ней. Но Мишку можно понять: он уезжал и мог больше не вернуться… Нет, только не думать об этом, так думать страшно!.. Так вот, он понимал, что оставляет ее с другим мужчиной, с которым Таня будет жить да поживать, стараясь забыть об этой проведенной с ним ночи. Так он считал?

Ну почему в жизни не бывает все ясно и понятно. Почему то, что хорошо на бумаге, в Библии, например, или в моральном кодексе, в жизни оборачивается или скукой, или загубленной жизнью…

— Ничего я собой не гордилась, — все же сказала она. — Если хочешь знать, я просто панически боялась.

— Чего — нашей первой ночи?

— Нет, того, что ты разозлишься на меня и прогонишь.

— Подумаешь, большая потеря! Что бы ты сделала? Села на маршрутку и уехала.

Он подначивал ее, но Таня больше не обижалась на него и не хотела тешить свою гордыню.

— Я бы стала перед тобой на колени, руки тебе целовала…

— Танюша, ты что? — Он приложил руку к ее лбу. — Никогда прежде не видел тебя в такой экзальтации. Я всего лишь мужчина, которого ты бросила, помнишь?

Ну вот, она сделала только хуже. Его вовсе не умилила ее готовность к самобичеванию. Он даже оскорбился.

— Прости!

Теперь только это ей и остается — просить у своих близких прощения. За что? Есть за что!

Они с Мишкой спустились по лестнице к подъезду, и он вывел машину из гаража, а пока запирал двери, Таня села на переднее сиденье.

— У тебя права с собой? — спросил он.

— С собой.

Какие сухие, официальные слова произносят они друг другу. Люди, которые считали, что каждый из них нашел свою половинку. Теперь им нечего друг другу сказать на прощание?

— И все равно я не жалею, что увиделась с тобой перед отъездом, — сказала Таня, глядя на дорогу, будто и не Мишке говорила, а себе. — Я буду теперь все время жить нашей встречей.

— Я благодарен тебе, Котенок, за ночь любви, — тихо проговорил он. — Прости, что я грубил тебе. Мне было обидно, что ты… нет, больше я ни слова не скажу о том, что было и кто виноват. Странно и горько, что мы живем врозь, и мне все хочется сказать самому себе, что моя вина не так уж велика… И хочется обвинять тебя за непримиримость. Но может, ты была права…

— Я была идиоткой, — сказала Таня; она хотела выговорить что-то еще, но губы будто смерзлись и не хотели выпускать наружу ставшие теперь ненужными слова.

Пока они ставили машину на стоянку — к зданию аэропорта теперь нельзя было просто подъехать и остановить машину, — пока Мишка покупал для Тани цветы, а потом они целовались в закутке между двойными дверями зала ожидания, как желторотые юнцы, у стойки регистрации почти никого не осталось.

Таня дождалась, когда Михаил зашел в стеклянный накопитель. Смотрела, как он протягивает свои документы девицам в летной форме, а он заметил ее лихорадочный взгляд, выглянул наружу и крикнул ей на прощание:

— Иди, не жди меня!

И она пошла, понурившись, как будто он этим криком взял и выгнал ее из своей жизни.

Спохватилась! Больше пяти лет ее не было в этой самой жизни, а теперь ей вдруг стало обидно.

Таня не помнила, как дошла до автостоянки, как завела машину и поехала, сквозь пелену слез почти ничего не видя. Но тут же опомнилась: еще не хватало ей погибнуть в Мишкиной машине!

Она остановилась у обочины и минут пятнадцать ревела в три ручья над своей разбитой жизнью. Как Штирлиц, вспомнила она, вытирая слезы и припудривая лицо. Только он останавливал машину у дороги, чтобы заснуть, а она — чтобы проснуться.

Глава двадцатая

Таня поставила машину на стоянку недалеко от дома. Подумала, что Михаил, наверное, сообщит, когда вернется. Если не ей, то хотя бы Александре, и тогда Таня поедет его встречать.

И ничего не скажет ныне действующему супругу? Маша говорила, что ему гораздо лучше, значит, Каретникова скоро выпишут. И она опять попадет под его жесткий контроль.

Интересно, после того как Таня изменила Леониду, сможет она смотреть ему в глаза? Небось он прежде с таким прецедентом не сталкивался. Он изменял женщинам, женам, это было естественно, но вот чтобы ему… Что бы он сделал с ней, если бы узнал?

Представила себе такую картинку и решила, что мало бы ей не показалось. Но это ее не испугало, а смутило. До сих пор Тане не приходилось чувствовать себя виноватой перед мужем. Может, все же сначала развестись с ним?

Правда, заводить об этом разговор сейчас, когда он лежит в больнице, вряд ли прилично. Да и потом, до окончательного выздоровления.

Она заехала на базар, набрала кучу продуктов и собралась уже поехать в больницу, как вдруг вспомнила, что совершенно не знает, как объяснила Маша ее отсутствие. Если недомоганием, то надо соответственно и выглядеть. А у Тани, наверное, несмотря на все заморочки и мрачные мысли, глаза все равно блестят, и Ленька сразу обо всем догадается.

«Вот, — усмехнулся внутри ее кто-то, — теперь эксперимент можно считать чистым».

«Какой такой эксперимент?»

«Ну как же, а насчет неверности? Разве ты на собственном опыте не можешь уточнить, каких слагаемых недостает формуле. Той, что изобретал Валентин».

Бодренько так кроить ее, подсказывать, что куда поставить — в числитель или в знаменатель, Таня может исходя из личного опыта. Поневоле вспомнишь разглагольствования Леонида, который утверждал, что порядочные женщины — это те, у которых не было соответствующих условий для того, чтобы быть непорядочными.

Господи, как Таня спорила с ним! Как возмущалась, злилась:

— Что же это, ты хочешь сказать, что все женщины — шлюхи?

— Потенциальные, — уточнял он.

Хотя Михаил и говорил, что они теперь квиты, но Таня могла честно признаться: у него обстановка была куда труднее. Нетрезвый. Обнаженный. К тому же девица умелая. За Мишку распорядилась его мужская природа. И правильно он говорил, тем же ему и отомстила… О Господи, ну сколько можно мусолить одно и то же!

Она подняла руку, останавливая маршрутное такси, и за пять минут добралась до дома.

Дом встретил Таню какой-то нежилой тишиной. Она даже остановилась у калитки, не решаясь закрыть ее за собой. Что же это за напасть такая! Неужели опять что-то случилось?

Она отперла дверь своим ключом, вбежала в свою половину, швырнув сумку в прихожей, и промчалась к комнате дочери. Александра безмятежно спала в своей постели, не догадываясь о страхах, которые обуревали ее бедную мать.

От стука распахнувшейся двери она проснулась и сонно заморгала:

— Мама, где ты была?

— Провожала папу. Он сегодня улетел на Ближний Восток. Я отвозила его в аэропорт.

— Папу?

Она не совсем понимала, что речь идет о Мишке. Все еще помнила, как Таня пыталась внушить ей, что папа Александры теперь Леонид.

— Да, провожала твоего родного папу… Тетя Маша говорила, что ты будешь ночевать у нее.

— Она меня звала, — пробормотала Саша, — но нигде я так сладко не сплю, как в своей любимой кроватке. Даже у тети Маши.

— Но почему ты спишь до сих пор? У тебя же занятия.

— Мама, ты забыла, у меня сессия. Экзамен послезавтра. А вчера я допоздна занималась. Имею право.

— А где тетя Маша, не знаешь?

— Как — где? На работе, наверное. У нее сегодня прием с восьми утра. Мама, что с тобой, тебя кто-то напугал?

— Я сама себя напугала, — буркнула Таня. — Спи. Извини, что разбудила.

Она вышла на кухню и позвонила Маше.

— Машенька, как дела?

— Все в порядке. Ваше задание, командир, я выполнила.

— А что ты сказала моему… Леньке?

— Сказала, что ты перенервничала из-за его раны и из-за той холодности, с которой он к тебе отнесся. Сказала, что самолично велела тебе денек полежать… Да, он же просил тебя забрать из машины его сотовый телефон.

— Точно, а я совсем забыла! Хотела ведь сразу это сделать, а сама вышла из больницы и пошла к машине, совершенно забыв про этот телефон. Даже не вспомнила больше.

— Ничего, я все сделала. И телефон ему пока свой отдала. Пойдешь к нему в больницу, поменяешь на его, а мой заберешь… Так что у твоего мужа больше нет никаких проблем. Если не считать упорства, с которым он пытается доказать врачам, что уже вполне здоров.

— А еще что он сказал?

— Что продуктов, которые мы ему нанесли, хватит, чтобы накормить две палаты больных.

Странный разговор происходил между ними. Словно прежде не было Машиного признания и никакой размолвки, а просто попросила Таня сестру навестить в больнице своего мужа, что та и сделала. И ничего больше.

Таня сказала:

— А я опять продукты для него купила.

— Ничего, отнеси, прояви свою женскую заботу и внимание. Если что окажется лишним, отнесешь назад. Будем считать, что это наложенная мной епитимья.

Наверное, она уже хотела положить трубкy, но Таня успела сказать:

— Маша, я дура.

— С чего вдруг такое признание? — удивилась Маша.

— Наверное, чтобы понять упавшего, надо самому упасть, — проговорила Таня.

Едва она отключилась, как телефон тут же зазвонил.

— Алло, — сказала она на всякий случай голосом умирающей.

И попала в точку. Звонил Леонид и, услышав ее голос, обеспокоился:

— Татьяна, ты что, и в самом деле расхворалась?

— Представь себе. Но сегодня мне уже лучше. Я приду к тебе.

— Я вчера звонил весь вечер, никто не брал трубку.

— Мы сегодня только заметили, что телефон отключен… Чего это Таня беспокоилась, будто не сможет врать мужу. Очень даже смогла. Правда, он не видел ее глаз. Не смотрел проницательно в глубь ее грешной души, но теперь она была защищена. Своей любовью к Мишке, которую не так давно пыталась представить навеки умершей.

Чего это она философствует, муж ведь ждет объяснений!

— Понимаешь, Маша дала мне таблетку, а когда я стала засыпать, отключила телефон. Я как раз перед твоим звонком ей на работу звонила, и Маша объяснила, что телефон нарочно отключала…

— А я чего только не передумал! Чуть из больницы не сбежал.

Как ни складно врала Татьяна Всеволодовна, а струхнула, представив себе, как Ленька ждал бы ее всю ночь. А она было уже подумала, будто измена далась ей легко и она не будет ощущать никакой вины, ведь это был не кто-нибудь. Мишка, так что ее измена как бы и не измена вовсе. Так, память о былом…

Кажется, Таня совсем запуталась. Какая к лешему память, если она до сих пор вся им переполнена!

— Прости, что я твой сотовый забыла взять. Перенервничала, все из головы вон.

— Ничего, все нормально, — отозвался он.

Да была ли ее ночь с Мишкой? Уж не приснилось ли ей все это? Стоило заговорить Леониду, как она привычно вытянулась по стойке «смирно». Мысленно, но как, однако, он цепко ее держал! Даже на расстоянии.

Но ничего, она тоже не лыком шита. Еще посмотрим, кто кого станет держать по стойке! Хорошо, пока обошлось…

Она сходила в душ, переоделась в домашнее платье и прилегла на диван. Хорошо-то как! Но едва она успела так подумать, как в голове ее что-то щелкнуло и на память пришло высказывание любимой подруги Сони: «Никогда я так не напряжена, как в момент повального благополучия».

Вот и Таня: с Машей помирилась, Мишку проводила и провела с ним восхитительную ночь, супруг Леонид выздоравливает, дочь сдает сессию… Что плохого может случиться?

Леонида не торопились выписывать из больницы — шов у него зарастал не так быстро, как ожидали.

— Нож был отравленным, — шутил сам больной.

Маша договорилась с лечащим врачом попробовать другое лекарство, российское, которому за рубежом не было аналогов.

— Все-таки мы не патриоты, — жаловалась она Тане. — Ну почему лекарства, как и часы, нужно непременно покупать в Швейцарии, если ты крутой парень. Нет пророка в своем отечестве! А между прочим, жизнь не стоит на месте, и чего бы там французы ни утверждали насчет своих приоритетов в косметике, а, ей-богу, наши кремы не хуже…

— А духи?

Ну, духи… Много ты знаешь наших духов? У нас просто недостаток информации. Может, мы давно уже догнали их Диоров и Нин Ричи.

И тут прозвенел телефонный звонок. Как ей показалось, на редкость пронзительно и неприятно. Таня даже помедлила, прежде чем взяла трубку.

— Таня, — еле слышным голосом сказала в трубку Маша, — мне только что позвонил Слава. Помнишь, тот полковник, с которым Света встречается?

— Конечно же, помню.

— Он сказал, что Валентин погиб.

— Как погиб? Он же только вчера к тебе приходил. Его послали в какую-то горячую точку?

Ничего другого в тот момент она не могла и придумать.

— Нет, его сбила машина. Твой Миша сказал, что по дороге к нам видел аварию, но я старалась не думать. Хотя со вчерашнего дня мне в грудь будто иголку воткнули.

Потом Тане показалось, что в трубке раздался звук, похожий на вой.

— Маша! — закричала она. — Машенька! Я сейчас приеду.

Она бросилась к двери, как и была, в домашнем платье, но, спохватившись, вернулась к шифоньеру, на ходу впрыгивая в брюки и натягивая футболку. Сумка. Деньги. Права. Техпаспорт.

Она вмиг сосредоточилась. Куда делась расслабленная, довольная собой Татьяна. Теперь она чувствовала себя человеком, ответственным за всех своих родных, а особенно за старшую сестру, которая наверняка винит себя в смерти Валентина. Это же какие нервы надо иметь, чтобы день за днем есть себя то за одно, то за другое!

Открывая ворота, чтобы выехать на «форде» со двора, она на мгновение задержалась у письменного ящика и вынула из него конверт. На ходу прочитала: «Вревской Марии». От сына. Она сунула письмо в сумочку и села за руль машины.

Наверное, Таня приехала вовремя. Потому что, ворвавшись к Маше в кабинет без стука, она застала ее за столом. Сестра лихорадочно вышелушивала маленькие, покрытые оболочкой розовые таблетки и складывала их в кучку.

Таня рванулась к ней и почти выдернула Машу из-за стола. Она даже не ожидала от себя такой силы. Впрочем, если учесть, что она на десять сантиметров выше Маши и килограммов на двадцать тяжелее, противоборства она почти не почувствовала.

— Где Майя? — спросила Таня про медсестру Маши.

— Она отпросилась на два часа, — ответила Маша.

— Напиши ей записку… Нет, я сама.

Таня набросала на бланке рецепта: «Майечка, Мария Всеволодовна почувствовала себя плохо. Прием оставшихся больных перенеси на завтра!»

Пока она писала, одной рукой при этом поддерживая почти бесчувственную Машу, та на глазах обмякала. Не теряла сознание, как недавно Таня, а словно уходила в глубь себя, чтобы там навсегда остаться.

Потом она вывела Машу на улицу, удивляясь, что в коридоре никто им не встретился, усадила сестру на место рядом с водителем и пристегнула ее ремнем безопасности, который при езде по городу обычно не надевала. И даже охранник в будке у ворот клиники ничего не сказал, лишь открыл шлагбаум и удивленно посмотрел на запрокинутое лицо Маши.

Дома Таня, не спрашивая совета, напоила сестру валерианкой и уложила в постель.

— Я приношу окружающим только несчастья, — проговорила вдруг Маша, не ожидая вопросов. — И никому не нужна. Лишний человек. Но и это бы еще ничего. Теперь я стала убийцей молодого, здорового мужчины, и нет мне прощения!

Неужели она хочет себя доесть прямо на глазах у Тани? Как же, размечталась! Никогда, наверное, Таня не была так уверена в себе, так целеустремленна: уж чего-чего, а она не допустит, чтобы старшая сестра извела себя.

— Маша, помнишь анекдот: «Комиссия приходит в сумасшедший дом, а после обхода инспектирующий медик говорит: „Что это у вас, какого больного ни спросишь, каждый говорит, что он Наполеон?“ — „Да не слушайте вы их! — говорит главврач. — Наполеон — это я!“»

— И что ты хотела этим сказать?

— Ты так долго лечила мои стрессы, что заразилась и сама. Позвонить Светлане?

— Думаешь, сами не справимся? — жалко улыбнулась Маша.

— Уверена, что справимся, — сказала Таня и добавила: — В последнее время у меня появилась такая уверенность в себе, что я уже побаиваюсь, что переоцениваю свои силы.

— Ничего, я тоже тебе верю. Хуже мне уже не будет.

— Больная, вы недооцениваете мои возможности!

— Боюсь, доктор, это вы недооцениваете запущенность моей болезни.

— Настройтесь на добро, больная! Я сейчас заварю тебе чаю. С малиновым вареньем.

— Таня, — голос Маши стал крепнуть, — у меня нет простуды. Я же сейчас потеть начну.

— Вот и хорошо, — отозвалась новоявленный лекарь, — ты даже не представляешь, сколько гадости из организма выходит вместе с потом.

— Это что-то новое в медицине. У меня возникают сомнения в твоей квалификации…

«Давай нападай на меня!» — думала Таня, стараясь уболтать Машу, увести ее от опасной темы: это же надо такое придумать — обвинять себя в смерти Валентина. Он же не бросился под машину, а перебегал не там, где надо. Может, он слишком глубоко ушел в свои мысли, но при чем здесь Маша… Ага, мы в ответственности за тех, кого приручаем? Но Валентин не Маленький принц и даже не его роза.

В начале их с Машей связи ни о какой любви он не думал, а просто привычно изменял жене… Что-то она так пристрастно судит мертвого. Чего теперь гадать, что он искал в этой связи и что получил.

Как жестоко, оказывается, может покарать провидение за неверность, как бы глубоко ни была спрятана эта причина под цепью случайностей… Рикошетом досталось и Маше, хотя Таня, например, ничего плохого ей не желала… Это же, выходит, и Тане может аукнуться. Исходя из ее собственных рассуждений…

— Ты бы еще слабительное мне дала! — возмутилась Маша.

— А это, между прочим, неплохая идея. Тебе просто некогда будет дурью маяться.

— Ты называешь это дурью? — выкрикнула Маша. — По моей вине погиб человек.

— Тогда мне и вовсе надо повеситься, — тихо сказала Таня. — Ах да, я и забыла. Тебе письмо пришло.

— Письмо от Николушки? Давай скорее!

Она почти выхватила из руки сестры конверт и дрожащими руками распечатала его.

Таня тихо удалилась. Пошла на кухню заваривать чай, но без малины. И вправду, в такую жару — только потеть!

Жалко Валентина, но ничего не поделаешь. Не всегда мы любим тех, кто нас любит. Что могла бы сделать в этом случае Маша? В чем она себя винит? В том, что не ответила согласием на предложение руки и сердца? А если бы ответила, то создала бы такую же семью, какая у нее уже была. Без взаимной любви.

Таня поставила на поднос чашки, нарезала маковый рулет, который купила в супермаркете для Леонида.

— Подумаешь, куплю еще, — возразила она самой себе и пошла в комнату Маши.

Та сидела на кровати, и выражение лица было у нее совсем другое, чем несколько минут назад.

— Представляешь, Коля зовет меня к себе, — сказала она, задумчиво улыбаясь.

Таня не сразу сообразила, о чем думает сестра, а стала напоминать ей:

— Помнишь, я говорила тебе, чтобы он не в колледж поступал, а сразу в институт? Но ты пошла у мальчишки на поводу. У него будет специальность! Ну что, он теперь дипломированный электрик, а в институт его и палкой не загонишь. У него теперь семья. Деньги надо зарабатывать.

— Глупый мальчишка! — Оказывается, Маша и не слушала ее. — Он даже узнал, что в гарнизонном госпитале как раз есть вакансия невропатолога!

— Ты о чем думаешь? — возмутилась Таня. — Уехать с юга на Крайний Север. Видите ли, ее сын зовет. Люди оттуда на юг бегут, а ты — с юга! Это же за полярным кругом! Там вечная мерзлота и полярные ночи.

— Коля пишет, что сейчас как раз полярный день.

— Маша, тебе пятый десяток! А Коле — девятнадцать. Я представляю его восторги. Небось про классную рыбалку пишет. А комаров он не упоминает?

— Пишет, грибов — море!.. Кстати, Танюшка, ты раньше никогда не вспоминала о моем возрасте. Ишь, как сказала: пятый десяток! Я даже вздрогнула от этой страшной цифры. Думать так о себе не очень приятно.

— А ты подумай! А то по глазам уже вижу, на Север собралась. Да что же это такое! Ты обо мне подумала?

— Я прежде только о тебе и думала, — тихо проговорила Маша.

Таня отвела глаза: она перегибает палку в своем стремлении вывести Машу из стресса.

— Но теперь… теперь ты вполне можешь обойтись без меня. А мне здесь будет тяжело. Я сколько мимо этого проклятого столба ходить буду, столько смерть Валентина вспоминать… нет, сестренка, и не уговаривай. Если я еще недавно колебалась, то вот сейчас твердо решила: поеду в Мурманск! Это так кстати, Колино письмо! Будто через тысячи километров он мне руку помощи протягивает… Посмотрю, что такое Крайний Север… Поеду!

Она соскочила с кровати.

— Где-то был мой здоровый кожаный чемодан.

— Позволь тогда мне хотя бы билет тебе купить. На самолет.

— Ладно, купи, — согласилась Маша. — Ты у нас девушка богатая… Ой, а как же быть с машиной, которую ты мне вздумала подарить? Теперь надо как-то быстро на тебя ее переоформить. Давай съездим в центр, зайдем в кассы Аэрофлота, или какие там авиакомпании возят людей в Мурманск, и узнаем насчет билетов на завтра.

— На завтра? Ты же ничего не успеешь! Тебе и с работы уволиться надо, и теплые вещи купить… Да если хочешь знать, северяне билеты на самолет за месяц заказывают. А нынче они с морей едут. Ты не достанешь билет на завтра!

— Ну июнь — это не август, — легкомысленно махнула рукой Маша, совершенно не понимая, что Таня готова сделать что угодно, лишь бы не отпустить ее на этот дурацкий Север. — А если и не будет билетов, то я все равно достану. У меня, если хочешь знать, пациентка в билетной кассе работает, а я до сегодняшнего дня никогда своими знакомствами не пользовалась!

— Мама, — услышала Таня приглушенный голос дочери. Кажется, она кричала что-то со второго этажа.

Таня вышла во двор.

— Чего тебе?

— Леонид Сергеевич тебе звонит.

— Иду! — отозвалась Таня; она совсем забыла, что собиралась в больницу к мужу.

Уходя, она оглянулась на Машу, но та ничего не слышала и не видела, кроме чемодана, который она тащила с антресолей.

Саша спешила ей навстречу с телефонной трубкой в руке.

— Таня, дочь сказала, что ты ко мне в больницу собиралась, — услышала она голос мужа.

— Собиралась, — сказала Таня и вдруг призналась: — Беда, Ленечка, не приходит одна…

— Что случилось?

— Ты же по мобильнику звонишь? Давай я приеду и все тебе расскажу.

— Что случилось? — повторил он с нажимом.

— Понимаешь, Валентин погиб.

— Тот самый Машин подполковник? — отчего-то сразу понял он.

— Тот самый. Представляешь, мужчина в самом расцвете сил!

— И Маша очень переживает?

Он даже не дослушал ее! Сразу о Маше спросил. Но тут же Таня себя одернула: ей-то чего о том беспокоиться? Кажется, уже все решила для себя, но нет, так и хочется, чтобы этот кусок тоже… Слышал бы Леонид ее мысли о себе, как о куске!

— Она считает себя во всем виноватой.

— А как он погиб?

— Его сбила машина. Он переходил через улицу к стоянке, где оставил свою «Волгу».

— А при чем здесь Маша?

— Вот и я твержу ей, что ни при чем. Но надо знать Машу. Она отказала ему в предложении руки и сердца и считает, что, не будь этого, подполковник остался бы жив…

— Сиди дома, — привычно распорядился Леонид, — я сейчас приеду.

— Как это — приедешь? — всполошилась Таня. — Маша сказала, что тебе пару деньков придется полежать!

— Дома отлежусь.

— А что я ей скажу? Она же меня изругает, зачем тебе рассказала.

— Ничего, отобьемся, — сказал Ленька и отключился.

Глава двадцать первая

Ленька и вправду приехал в течение часа. Небритый, бледный. Зашел домой и в ответ на обеспокоенный взгляд Тани махнул рукой.

— Не было бы счастья, да несчастье помогло!

— У тебя вид — словно только что с креста сняли.

— Ничего. Побреюсь, поем какого-нибудь твоего супчика, отосплюсь и приду в себя… Я зайду к Маше.

Он преспокойно пошел на половину сестры. Странно, в другое время Таня непременно на это как-то бы откликнулась. Конечно, зная, как теперь, предысторию. А здесь — даже не удивилась. Подумала лишь про себя с усмешкой: еще немного, и у них будет все как в мусульманской семье — первая жена, вторая жена, и никакой ревности между ними.

Они с Машей договорились ничего Леониду о своей размолвке и полной информированности Тани не рассказывать… Иными словами, он не знал, что жена в курсе его отношений с сестрой. Интересно, если бы знал, это его остановило? И сама же ответила: вряд ли.

Ленька вернулся от Маши довольно быстро. Она даже не стала его ни о чем спрашивать. Он тяжело плюхнулся на кухонную табуретку, Таня разогревала ему суп, — пробормотал сквозь зубы:

— Обе вы, сестрицы, упертые! Одна тихой сапой своего добивается, а другая так и вовсе своих намерений не скрывает. Заладила одно и то же: «Поеду к сыну, в Мурманск!» Нашла райское местечко. Раньше людей в те места ссылали, а Мария Всеволодовна добровольно на жительство собирается. Как у Высоцкого: «Поехал сам, поехал сам, не по этапу…»

Вообще-то Таня все же не верила, что решение Маши окончательное. Думала, это от стресса. Успокоится, поймет, что от себя все равно не убежишь, да и останется. Сколько себя Таня помнила, они с Машей не расставались. Пространственно. То есть они с Мишкой жили, конечно, на другой квартире, но она знала, что в любой момент может к сестре приехать или позвать ее к себе…

Но Мурманск не ближний свет. Крайний Север! Нет, решение сестры определенно в голове не укладывалось. Таня даже не хотела рассуждать об этом, но подготовка Маши к отъезду происходила на ее глазах, и тут уж… против очевидного не попрешь. Тане даже обидно стало от той радости, которую получала Маша от сборов.

Как Ленька ни храбрился, а слабость дала себя знать довольно быстро. Он уже сидя на кухне стал покрываться бисеринками дота и явно слабеть. Даже ложка в руках казалась ему, наверное, тяжелой. Поднимать его на второй этаж в супружескую спальню Таня не стала, уложила на диване в гостиной.

Дождавшись, пока муж заснет — вдруг ему бы что-то понадобилось? — Таня опять поспешила на половину сестры.

Посреди комнаты стоял кожаный чемодан, и Маша — известная аккуратистка — укладывала в него теплые свитера, юбки, шерстяные платья.

………..

Второй удар… Таня уверена была, что Машин отъезд для него именно удар.

Она понимала и Машину взбудораженность: сестру вывел из равновесия не только предстоящий отъезд, но и то двойственное чувство, с каким она оставляла Леонида. Для нее все как бы оставалось в прошлом. И жалко, и ничего не поделаешь. И уверенность в том, что время — лучший доктор и все наконец наладится.

Сегодня Маша улетала, и на столе стоял не только чай, но и хорошее красное вино. Леонид, который прежде пил только водку, по совету Маши тоже налегал на вино.

— Тебе надо кровь оздоровить, — посмеивалась она, — вывести то, что не нужно.

— Чужие кровяные тельца, ты имеешь в виду?

Не только Таня, но и Маша, и Ленька до конца не осознавали, что расстаются. Наверное, оттого и были так горячечно веселы.

— Какие ты слова знаешь! — улыбнулась Маша.

— Да уж наслушался, пока бока отлеживал!

— Мне еще надо съездить, расчет получить. — Маша взглянула на часы.

— А может, выедем в аэропорт пораньше, и ты заедешь в свою клинику, — предложила Таня.

— Ты права, — кивнула сестра.

И все так спокойно, словно не место жительства меняла, а в командировку в пригородное село ехала. Чемодан и большая дорожная сумка стояли собранными, и Маша давала Татьяне указания, если вспоминала что-то.

— Пусть в моей половине Света живет.

— Ты говорила.

— Она человек аккуратный, дом будет содержать как положено. И надеюсь, Леня не будет слишком выступать, когда к ней иной раз зайдет Слава.

— Ты прямо меня каким-то цербером представляешь, — не очень искренне отозвался Каретников.

«А то нет, — мысленно усмехнулась Таня. — Цербер не цербер, а в надзирателях тебе было бы самое место!»

— Caшa меня провожать собирается? — спохватилась Маша.

— Сказала, подъедет в аэропорт.

— Пожалуй, пора двигаться, — засобиралась Маша. — А то заведующий все на «отходную» намекал. Небось приставать начнет: выпей да выпей! Я пару бутылок коньяка купила — пусть коллектив выпьет за мое здоровье. Народ недоумевал: куда я так спешно еду? Сын, сказала, женится. Пришлось соврать. Как еще объяснишь… — На мгновение по лицу Маши пробежала тень, но она тряхнула головой: — Начнем жизнь сначала! Вдруг там мне больше повезет? Психологи считают, что раз в десять лет надо менять окружающую обстановку.

— Я отвезу тебя, — сказал Леонид.

— Еще чего, у меня свой шофер есть.

— Интересно, кто это?

— Сестрица моя, Танюша.

— Ага, на моей машине.

— Зачем на твоей, у нас своя есть.

— А я все забываю спросить: чья машина стоит во дворе?

— Наша. А поскольку я уезжаю, то теперь уже только твоей жены. Если ты не передумал ехать в аэропорт, то можем взять тебя с собой в качестве пассажира.

— Дожил! — буркнул Ленька, впрочем, вполне беззлобно.

Вечером они просто лежали рядом в постели, и на исполнении супружеского долга никто из них не настаивал. Леня не делал попыток даже обнять ее, а Таня — тем более. Она даже решила про себя, что, если он проявит инициативу, она откажется по вполне уважительной причине — рана Леонида еще как следует не зажила.

— Она очень уж переживала из-за этого Валентина, — тихо проговорил Ленька, скорее констатируя.

— И не говори, — вздохнула Таня, — чуть ли не убийцей себя изобразила. Травиться хотела.

— Как — травиться? — чуть не задохнулся Леонид.

— Так. Позвонила мне, а голос такой — мурашки по коже. Я села в машину и помчалась в клинику. Смотрю, сидит моя Машенька за столом, достает из упаковки таблетки и горкой складывает.

— Зачем?

— Наверное, чтобы сразу выпить. Ты, Леня, всегда такой сообразительный, а тут такие глупые вопросы задаешь.

— Просто я не могу представить, как что-то подобное происходит с Машей… Такая рассудительная и спокойная. Он ведь не нарочно бросился под машину?

— Вряд ли. Его товарищ, Слава, вроде говорил, что, ко всему прочему, и водитель был нетрезвый.

— Пьяный водитель с утра пораньше?

— А чему ты удивляешься? Может, и с вечера. Просто спать не ложился. А может, у него многодневный запой…

— Только Валентину от этого не легче.

— А Маша… Она просто привыкла прежде всего с себя спрашивать, вот и винит себя во всем…

Таня замолчала, и муж никак на ее молчание не отреагировал. То ли заснул, то ли сделал вид, что спит.

Она, конечно, могла рассказать Леониду еще кое-что. И о том, как внесла свою лепту в стресс Маши. И о том, что Маша считает свою любовь к Таниному мужу безнадежной. А как она еще могла считать, если ее младшая сестричка живет по принципу: и сам не гам, и другому не дам!

Не хочет Ленька серьезного разговора — не надо, ему же хуже. Таня поворочалась, устраиваясь поудобнее. Замерла. Вот сейчас еще немного, руки-ноги отяжелеют, глаза закроются сами собой…

Размечталась. Сна, что называется, не было ни в одном глазу.

Ей вспомнилась картинка минувшего дня. Они все трое стояли в очереди к стойке регистрации, а Шурки все не было. Маша вся извертелась, выглядывая в огромные стеклянные окна зала аэропорта любимую племянницу.

Наконец та появилась, но как. Прямо к крыльцу с сиреной и мигалкой подкатила милицейская машина, и из нее вышла Александра. Выплыла! Расцеловалась с теткой, что-то шепнула ей на ухо — Маша явно удивилась, даже удивленно оглянулась на Таню, но стюардессы у стойки регистрации заторопили ее, и Маша протянула билеты, а Ленька тут же поставил ее чемодан и сумку на весы.

Именно в этот момент Таня вспомнила слова Мишки о том, что дочь в кого-то влюблена. А она из-за стремительно развивавшихся событий в жизни Маши и ее самой так и не удосужилась до сих пор поговорить с Александрой. Начистоту.

Таня потихоньку слезла с кровати и услышала вовсе не сонный голос Леонида:

— Ты куда?

— Не спится, — сказала она, — пойду чаю с медом выпью.

— И мне, пожалуйста, приготовь.

Когда уже она отучится выдумывать причины для каждого своего движения. Все время оглядывалась: как Леня посмотрит на то или другое ее действие, что скажет. Вот и сейчас. Она вовсе не чай собиралась пить. Разве что попозже. Она хотела наконец поговорить с Александрой. Во-первых, какие у нее секреты от родной матери, и, во-вторых, правда ли, что она в кого-то влюблена.

Последнее, конечно, Таня собиралась выяснять очень деликатно.

Теперь же придется объяснение с дочерью отложить. Кстати, Таня даже не посмотрела, дома ли она. Александра позвонила вечером, сказала, что вернется поздно. Когда они с Ленькой ложились, дочери все еще не было дома. Ключ от входной двери у нее есть. Наверняка потихоньку пробралась к себе, чтобы не шуметь и не будить родных, которые непременно посмотрят на часы.

— Не волнуйся, мама, меня привезут. — Так в ответ на ее беспокойный вопрос отреагировала Александра.

— Кто? — уныло поинтересовалась Таня.

— Органы охраны правопорядка, — засмеялась дочь. Таня между размышлениями поставила на газ чайник, выложила в вазочки три сорта варенья: недавно сваренное клубничное и прошлогодние кизиловое и ежевичное. Поставила баночку с медом, нарезала лимон и столь любимую Леней слоеную булочку.

Она услышала, как муж спускается по лестнице, и стала наливать чай, но он миновал открытую дверь кухни и открыл входную дверь.

На этот раз поинтересовалась Таня:

— Ты куда?

— Сейчас вернусь, — ответил он.

Вернулся и правда скоро. С полиэтиленовым пакетиком, который поставил на край стола. «Из сарая принес!» — поняла Таня.

Леня открыл пакет и стал выкладывать на стол банковские упаковки долларовых купюр. Их было много. Если перевести на рубли, никак не меньше миллиона.

— Меня покупаешь? — вроде бы пошутила Таня.

— Я прошу у тебя развода.

Эта короткая фраза повергла Татьяну в шок. То есть и так было все ясно. И она думала, что рано или поздно ей придется сказать вот эти самые слова, но то, что их произнесет Леонид, она не была готова.

Кроме того, ее женское самолюбие оказалось неожиданно уязвленным. Муж платит такие огромные деньги только за то, чтобы она его отпустила.

— Это может не стоить тебе ничего, кроме самой платы за развод, — криво усмехнулась она.

— Погоди, Таня, давай поговорим спокойно. У нас с тобой, как ни странно, неплохие отношения, и в постели мы друг другу подходим, но при том не любим друг друга. Ты все еще вспоминаешь своего первого мужа, а я…

— …люблю Машу, — докончила она.

— Значит, ты все знаешь, — не удивился он.

— Знаю, мы говорили с Машей.

— Как ты думаешь, я ей не очень противен? — спросил он несмело.

Он сошел с ума! У него вообще крышу сносит! Что он несет? Не хватало еще, чтобы он сделал ее своей наперсницей. Это же надо, спрашивать о таком у собственной жены!.. С которой хочет развестись.

— Давай пить чай, а то остынет, — сказала она. Даром, что ли, она давала себе слово впредь все обдумывать и не принимать скоропалительных решений.

Ему же хотелось бы все решить побыстрее, на ходу, но в последний момент Леонид, наверное, понял, что Таня права.

Они сели за стол и некоторое время оба молча размешивали в чашках сахар.

А если судьба предоставляет ей выбор? Стоит только согласиться, и она свободна. Но с другой стороны, Леонид все равно с ней разведется. Он упертый. А тут как раз шлея под хвост попала, как говорили когда-то. «Ты останешься одна! — безмолвно взвизгнул внутренний голос. — Леонид уйдет, а Мишка на другой женится…»

Но вслух она сказала совсем другое:

— Маша любит тебя. Скорее всего поэтому она и уехала. Всю жизнь для меня старалась, думала, и на этот раз все обойдется…

— Что обойдется? — не понял Ленька.

— Думала, будто бы ты, не видя ее, быстрее все забудешь.

— Она так думала?!

— Не только о тебе и о себе тоже. Мол, с глаз долой — из сердца вон.

— Значит, ты не против? Давай тогда сходим завтра в загс? У меня есть знакомая, она разведет нас за один день.

— Тебя бы развели и без моего согласия, — сказала она. — У нас даже совместных детей нет.

— Как ты не понимаешь! Я могу разойтись только по твоему согласию!

— Вот именно, не понимаю, чего ты так нервничаешь? Подумаешь, развод!

Уже завтра она станет разведенной и одинокой?.. Куда вообще он так торопится?

И чего вдруг Таня так испугалась. Вон сколько денег перед ней. Лет десять можно существовать безбедно. Все необходимое у нее есть…

— Да пойми ты, — продолжал втолковывать ей Леонид, — если Маша узнает, что ты не давала мне развода, а я настоял…

— Ах вот в чем дело. — Ему, значит, мало развода, нужно еще и Танино благословение!

Он, как обычно, внимательно смотрел, как меняется ее лицо, и вроде невзначай придвинул к ней деньги. Таня рассеянно взглянула на них. Леня думает, что на свете все можно купить. Сколько лет прожил с Таней, а так и не понял, что для нее это вовсе не главное.

— Я не возьму эти деньги, — сказала она.

— Как это — не возьму? — всполошился Ленька. — И что я скажу Маше? Она же не поймет меня, как это я оставил тебя без средств к существованию.

Вот в чем дело! Таня чуть ли не умилилась, что Ленька даже в такую минуту о ней подумал, а он, оказывается, рассуждал, что скажет Маша? Стоп! Выходит, он поедет вслед за Машей в Мурманск?!

— Мы ведь с тобой еще муж и жена, так? — продолжал втолковывать ей Ленька. — А при разводе имущество супругов делится пополам. Эти деньги я заработал, будучи с тобой в законном браке.

В это время хлопнула входная дверь, и в дверном проеме кухни показалась Александра.

— Вы до сих пор не спите? — безмятежно проговорила она. И тут увидела деньги: — Ого, не хило! Те самые?

— Что значит — те самые? — удивилась Таня.

— Я имею в виду, те, за которые Леонид Сергеевич заплатил своей кровью. Так называемые баксы на крови! — На этот раз на ее шутку никто не откликнулся, и девушка, сменив тон на жалобный, попросила. — Можно, я с вами чайку попью?

— Садись.

— Давай я за тобой поухаживаю, — сказал Леонид и достал из кухонного шкафа чайную чашку.

Это было новым, прежде, сидя на кухне, Леонид никогда не вставал из-за стола, чтобы кому-то что-то подать, а тут… он же до сих пор не вполне здоров. Александра с интересом взглянула на отчима.

— Этими деньгами Леонид Сергеевич платит мне за развод, — пояснила для нее Таня.

— Серьезно, что ли? — Саша переводила взгляд с матери на отчима разглядывая их донельзя сосредоточенные лица.

— Уж куда серьезнее, — сказала Таня. — Так что останемся мы с тобой одни в пяти комнатах.

Она посмотрела на дочь, и та вдруг смутилась под ее взглядом.

— Видишь ли, мама, — медленно проговорила Александра, — я все хотела тебе сказать, но то одно, то другое… В общем, я перевожусь в университет в Москву и завтра уезжаю, чтобы уладить все дела с оформлением.

Глава двадцать вторая

Таня покачнулась и, увидев испуганные взгляды Леонида и Саши, успокаивающе им улыбнулась.

— Беда не приходит одна, — сказала она самой себе и вздохнула. — Что ж, это справедливое наказание для человека, который присвоил себе право быть судьей для других, будучи сам существом весьма несовершенным.

— Мама, ну что ты в самом деле! — бросилась к ней дочь. — Никто тебя не бросает. Но согласись, что в Москве лучше учиться, чем в нашем городе.

— Мне вроде говорили, что теперь для бюджетного отделения нужно иметь московскую прописку. Или хотя бы прописку Подмосковья.

— Знаю, — потупилась Александра, — но я позвонила дяде Ипполиту, и он сказал, что поможет мне.

— Какому дяде… брату твоего дедушки?

— Ну да, — вздохнула Саша.

Собственно, Ипполита нельзя было считать ни дядей Тани, ни дедушкой Александры. В свое время отец Таниного покойного отца Всеволода женился на женщине с ребенком, и у Севы Вревского появился сводный брат. Видели его «вживую» всего однажды — он приезжал на похороны родителей Тани. Кстати, предлагал Маше свою помощь — с Таней, как с младшей дочерью брата, он о практических вещах не разговаривал.

— Ну хорошо, — сказал он Маше, — раз ты такая самостоятельная, не буду навязываться. Но помните, у вас в Москве есть родственники, и если доведется приехать, остановитесь только у меня!

Маша согласилась, но в Москву за эти годы они так ни разу и не выбрались.

Потом сестры поздравляли дядю Ипполита с праздниками, и пару раз он позвонил им по телефону.

Но если Маша с Таней к Ипполиту не обращались, то Шурка не стала особенно комплексовать, отыскала так называемого дядю, когда понадобилась помощь с пропиской. Надо понимать, на время обучения.

— Вот, видишь, Леня, — она обратилась к Каретникову, — разве напрасно говорят, что в тихом омуте черти водятся? Вела себя тихо, как мышка, чуть что, шмыг в комнату. И сидит читает. Не девочка, а мечта родителей…

— Может, ты чересчур близко к сердцу приняла ее решение? — заметил он.

— А ты бы не принял? — вдруг рассердилась Таня. — Еще позавчера у меня была семья, и все жили рядом, а теперь я остаюсь одна…

— Мамочка, ты еще скажи, что тебе некому будет стакан воды подать! — обняла ее Саша и повернулась к отчиму: — Вы и вправду, Леонид Сергеевич, хотите развестись с мамой?

— Думаю, тебя это не очень огорчит, не так ли? — усмехнулся он.

— И отдаете ей все свои деньги?

— Оставил только себе на дорогу и на первое время на жизнь.

— А мама что?

— Не хочет брать.

— Тогда разделите их пополам, — предложила Александра.

— Мы разделим их на три части, — предложил Леонид. — Думаю, вам в Москве тоже деньги понадобятся.

— Кому — им? — удивилась Таня.

— Ты, как всегда, не хочешь логически мыслить, — покачал головой Леонид. — Вроде видишь то же, что и другие, а почему оно происходит, не задумываешься. Вспомни, на чем твоя дочь приехала в аэропорт?

— Мало ли, она говорит, что практику проходит в милиции.

— Нехорошо обманывать маму, девочка, — укоризненно сказал он.

Александра покраснела.

— Так ты, оказывается, мне все время врала! — возмутилась Таня. — Можно подумать, я тебя наказывала или третировала. Ага, поняла. Значит, в ваших глазах это… как его, лох!

— Я боялась, что вы узнаете и запретите мне вначале видеться с Алексеем, а потом и ехать в Москву. Он у меня такой… законопослушный, просто жуть! Считает, раз родители запрещают, значит, недаром!

— Понятно, раз уважает мнение старших, значит, это жуть. Наверное, его в Москву на учебу посылают? Вот ты и подсуетилась.

— В академию, — кивнула Саша. — Он три года будет учиться, а я с ним переписываться? Нет, мамочка, мужчину нельзя надолго оставлять одного.

— Какое, однако, меткое наблюдение, — без улыбки проговорил Леонид.

— А ты не придумала, что в университет переводишься? — прищурилась Таня.

— Мама, ты уж совсем меня в лгуньи записала.

— Раз солгавши, кто тебе поверит!

— Ну что, делим деньги? — спросил Леонид, и Таня с горечью подумала, что он отказался бы и от своей доли, если бы от этого зависело, станет жить он с Машей или нет.

Поскольку пачек было десять, то договорились, что Каретников с Александрой возьмут себе по три, а Тане отдадут четыре. Она оставалась одна. К тому же не успела сказать, что устраивается на работу. Теперь уже и не скажет. Раз никто не делится с ней своими планами, то и она не станет.

Развели Таню и Леонида в течение получаса, поставили в паспорте огромный штамп, и Таня перестала быть замужней женщиной.

На другой день в Москву улетела Александра. В аэропорт ее Таня проводила вместе с Леонидом.

— Я поживу у тебя до отъезда? — попросил он у Тани. — Спать буду в гостиной.

— Конечно, живи, — согласилась она. Пустой дом не вызывал в ней энтузиазма.

А через три дня улетел в Мурманск Леонид, бывший муж Татьяны.

Таня приготовилась к одиночеству, но, узнав о том, что она теперь одна, ее стали посещать подруги. Она вышла на работу. А через некоторое время, когда у Сони родилась девочка, ее назвали Татьяной. И пообещали, что Таня станет крестной матерью.

Так прошло три месяца. В Машину половину переехала Светлана, и теперь по вечерам женщины общались. Света мерила Тане давление и тревожно спрашивала, как та себя чувствует. Тошнит ли, кружится ли голова, то есть задавала обычные медицинские вопросы…

Таня выключила телевизор, потому что после того, как она не увидела на экране Мишку, ей неинтересно стало его смотреть.

В последнее время она все чаще стала думать о том, какими легкомысленными бывают люди. Как часто, делая тот или иной серьезный шаг, они не задумываются о последствиях и изменяют не только свою жизнь, но и жизнь большинства своих близких.

Если бы однажды она, не простив своего первого мужа, не ушла от него, так много событий не произошло бы.

В жизни Татьяны не появился бы Каретников, не создалась бы заведомо нежизнеспособная семья. Таня, возможно, влюбилась бы в кого-нибудь другого и в конце концов вышла бы замуж за него, а не за Леонида.

Мишка не пошел бы в МЧС, не рисковал бы своей жизнью, а мирно работал тренером в своем элитном клубе.

Александра, возможно, не встретила бы своего Алексея, а спокойно окончила экономический факультет. А может, пошла бы, как и отец, на тренерскую работу.

И Валентин бы не погиб, потому что с Машей бы не встретился — она к тому времени вышла бы замуж. За кого-нибудь из знакомых Михаила.

Если как следует подумать, вовсе не Маша виновата в смерти подполковника. Будь Таня какой-нибудь злодейкой, возомнила бы себя всемогущей. Ведь она перекроила судьбы стольких людей, не только свою.

Нет, есть в этом какой-то глубинный смысл. И возможно, Валентин погиб недаром. То есть его неверность — это не неверность Мишки или Леонида. Возможно, он предал что-то большее. Может, женщину, которая всем для него пожертвовала. Или спасла ему жизнь когда-то, а он не оценил…

Да она просто скиталась вместе с ним по гарнизонам, делила скукоту глубокой провинции, серость замкнутого военного мира. Родила ему детей…

До чего только не додумаешься, постоянно разговаривая наедине сама с собой. Хорошо хоть, работа у Тани с людьми. Целый день суета, столпотворение, так что бывают минуты, когда она с благодарностью отдыхает от людей и старается не вспоминать о той невероятной неделе в ее жизни, которая изменила буквально все. И саму Таню, которая незадолго до того была замужем, а рядом с ней жили дочь и сестра.

Теперь Маша вышла замуж за ее бывшего мужа Леонида, и живут они в Мурманске, а Леонид уже заместитель начальника большой строительной фирмы. Он непотопляем.

Лучшая подруга Тани — Соня Ильина, которой она в будние дни каждый вечер по телефону рассказывает последние свои новости, а по выходным навешает ее, как и свою крестницу, прокомментировала замужество Таниной сестры весьма своеобразно:

— У тебя, Карпенко, получилось прямо как в поговорке: «Отдай жену дяде, а сам иди… к тете!» Ну что ж, не все коту масленица.

— И когда же это у меня была твоя масленица? — рассердилась Таня'.

— Была, дорогая, была! Мы все тебе завидовали. Конечно, по-хорошему, но может, ненароком и сглазили…

— Постой, а разве ты с Денисом плохо живешь?

— Неплохо. Но знаешь, не было у нас никогда вашей легкости и даже лихости. Ты человек хороший, но прости, Таня, ведомый. Руководил-то всем Миша.

— Да я и не спорю.

— А ты позволила себе отдать такого мужика в чужие руки.

Таня почувствовала, что у нее кровь отлила от сердца.

— Хочешь сказать, у него есть другая женщина?

— А он разве был импотентом? — ответила вопросом на вопрос Соня.

Чего уж притворяться перед самой собой. Скоро шесть лет, как они врозь. И Мишка, тут подруга права, мужчина здоровый. Сама-то она с Каретниковым жила. Все это время. Любовь всей ее жизни. Так кто кого предал?!

У молодых есть шутка. «Ты что, тормоз?» — «Нет, я медленный газ». Она постоянно буксует на одном и том же месте, не слушая доводов рассудка, и повторяет как попугай одно и то же.

Вон даже единственного своего жильца, бескорыстно ее любящего, прогнала. Подумаешь, слюнявится он.

Она накинула себе на колени кухонный фартук и позвала:

— Черчилль!

Пес с надеждой взглянул на нее.

— Иди сюда.

Пес радостно зацокал по паркету и опять положил ей голову на колени. Она почесала его за ухом и подумала, что никогда не назвала бы собаку именем английского премьер-министра, но пес достался ей уже с этой кличкой.

— Какой-то странный человек мне сегодня звонил, — сообщала она собаке. — Дежурство сдал, дежурство принял. Придумают же! Будто бы Мишка, уезжая, поручил меня кому-то. А если бы и правда мне понадобилась какая-то помощь, как бы он об этом узнал, если у меня не было никакого контактного телефона? Глупость все это.

Теперь она разговаривает с собакой. Осталось завести попугая, чтобы он хотя бы что-то отвечал. Пусть и невпопад.

Таня не замечала, что откладывает куда-то в сторону главное сообщение: Мишка приезжает! Когда? Может, сейчас он уже дома? Тогда почему Таня не бежит к телефону и срочно не набирает его номер?

Она тут же и набрала — телефон безмолвствовал. Кто же это над ней пошутил? Она решила подождать еще денек-другой и опять позвонить.

Будь Таня женой Михаила, она могла бы найти кого-нибудь из этой группы по официальным источникам, а так…

И если Мишка приехал, мог бы ей позвонить, так положено. Нет, ничего она не станет о нем узнавать! Если он приехал и ей не позвонил, значит, звонить не хочет.

Правда, каждый вечер она продолжала набирать знакомый номер и подолгу слушать длинные гудки.

Хорошо, Александра звонила ей частенько. По телефону познакомилась Таня и с Алексеем. Дочь жила с ним в гражданском браке, и хотя Таня считала себя современным человеком, такие браки она не признавала. Считала: любите друг друга — женитесь!

Молодые снимали квартиру с телефоном за двести баксов в месяц. Что ж, у Саши есть деньги, хотя, по мнению Тани, она могла бы распорядиться ими с большей пользой.

Незаметно минул сентябрь, и вот во вторую пятницу октября Таня, сидя вечером дома после очередной трудовой недели, опять набрала номер Михаила.

— Алло! — отозвалась трубка его голосом.

Таня от неожиданности так растерялась, что не смогла ничего сказать, а только промычала что-то и отключилась, словно трубка обожгла ей руки.

Приехал! Может, даже сегодня. Позвонит ей или не позвонит? Сидеть и ждать?

Ну нет! Она вскочила и стала собираться. Какой там макияж, какая модная одежда! Схватила старые джинсы, водолазку. Черчилль, подросший и уже не такой восторженный, как прежде, лишь молча наблюдал за ее сборами. Он помнил, сегодня с ним уже гуляли. Но может, будет еще одна прогулка..

Он слегка приподнял зад, что означало: «Ну что, идем?»

— Нет, Черчилль, — отмахнулась Таня, — сейчас мне не до тебя.

Она на минутку забежала к Светлане.

— Ты куда на ночь глядя? — удивилась та.

— Мишка приехал, — сказала Таня.

— Только теперь? — удивилась Света: как-то незаметно она стала наперсницей Тани, как прежде Маши. — Ты с ним разговаривала? Он знает, что ты едешь?

— Нет! Нет! — отвечала Таня на все ее вопросы.

— А если он сейчас как раз уезжает куда-то?

— Ничего, я подожду.

— А если у него женщина?

К такому повороту Таня не была готова, потому и не знала, что ответить Светлане. В самом деле, что тогда делать?

— Тогда уж лучше все узнать сразу, — неожиданно охрипшим голосом проговорила Таня.

— С Богом! — сказала Света и неожиданно ее перекрестила.

Она хотела взять «хонду» — изредка Таня ездила на ней, как бы приобщалась к Мишкиной жизни, но Потом передумала и поехала на своей «десятке».

Таня буквально притерла свою машину к какой-то «Волге» у подъезда и с бьющимся сердцем вошла в лифт.

У двери ее дрожь было усилилась — опять вспомнилось предположение Светланы насчет другой женщины, но почти тут же она расслышала веселый переговор сразу нескольких голосов. Причем мужских. То есть женщины, возможно, и были, но не с Мишкой наедине.

Таня нажала кнопку звонка. Голоса на минутку стихли, а потом дверь распахнулась.

На пороге стоял какой-то невысокого роста, кудрявый, но, сразу видно, накачанный молодой человек и с интересом смотрел на нее.

— Девушка, вам кого?

— Карпенко Михаила.

— Миха, это к тебе! — крикнул он в глубь комнаты, и Таня различила голос Мишки, сразу потонувший в хоре других мужских голосов:

— Так заводи! Кто пришел-то? Ей-богу, Витьке только доверь дело, он тут же его завалит!

Таня вошла в комнату, и в ней в тот же миг воцарилось молчание.

— Япона ма-ать! — протяжно произнес кто-то.

Прямо перед Таней за столом сидел Мишка и удивленно смотрел на нее. А за столом, кроме него, сидело еще человек десять мужчин в возрасте от тридцати до сорока лет. И ни одной женщины. Ничего похожего на то, что она себе в воображении нарисовала.

Бывший Танин муж сидел за столом не так, как все, а как бы сбоку. Правая нога его, до колена — как ей в первый момент показалось, металлическая, — была вытянута вперед.

«Протез! У него протез! — подумала Таня, но не в смятении, а просто констатируя. — Слава Богу, что всего лишь нога, а сам он жив!»

Вот что мысленно прокричало ее сознание.

— Знакомьтесь, братва, это моя бывшая жена Татьяну Карпенко, женщина, которую я пламенно любил когда-то.

«Когда-то! — панически отметило ее сознание. — Он сказал — когда-то!»

Кто-то из мужчин схватился за стул, чтобы предложить его Тане, но Мишка остановил это движение взглядом.

— Таня, у тебя ко мне дело? — сухо спросил он.

— Дело, — ответила она, не сводя с него глаз. — Я пришла просить, чтобы ты взял меня замуж.

За столом кто-то тихо ахнул, и пар десять глаз — кто удивленно, кто насмешливо — уставились на нее.

— Замуж, говоришь? — Мишка, словно пристраивая поудобнее свою металлическую ногу, нарочно громыхнул ею об пол.

Теперь Таня разглядела, что это не костыль, а такой аппарат. Кажется, он называется аппарат Илизарова.

— Замуж, — насмешливо повторил Мишка. — Значит, когда я, как говорится, был моложе и лучше качеством, она ушла от меня, хлопнув дверью. А узнав, что я теперь инвалид, она прибежала меня жалеть…

— Я не знала! Я ничего не знала! — перебила Таня. Ей ли не знать своего мужа. Он нарочно станет теперь говорить гадости в надежде, что она обидится и уйдет. — Просто я звонила тебе каждый день, много дней, а сегодня ты взял трубку, вот я и прибежала.

— Прибежала, — эхом повторил он. — Но теперь-то ты видишь, что к раздаче опоздала. Как раз по этому адресу здоровые мужики кончились, остались одни инвалиды. Так что, Татьяна Всеволодовна, прощения просим, но наш товарищ сейчас вас проводит…

— Я не хочу уходить! — упрямо сказала она.

— А чего ты хочешь, дорогая? — Его голубые глаза сузились в презрении — но презирать-то ее за что? — Не жалкого инвалида, ведь так? А посмотри, какие у меня геройские друзья. Кое-кто и неженат. Отвечаю за каждого. Один другого лучше. Выбирай…

Он, наверное, продолжал бы еще говорить, но Таня сделала два шага вперед и с силой залепила ему пощечину. За столом кто-то гыкнул.

— Татьяна, ты чего? — удивленно протянул Мишка. — Ты же никогда прежде руки не распускала.

— А ты не хами, — посоветовала она.

Он еще некоторое время смотрел ей в глаза, а потом проговорил:

— А теперь вы понимаете, мужики, почему я люблю эту женщину до сих пор?

— Чего ж тут не понять, — проговорил один из сидящих, усаживая Таню на свободный стул.

Примечания

1

Стихи Евгения Петропавловского.


home | my bookshelf | | Формула неверности |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу