Книга: Золотая эпоха морского разбоя



Д. КОПЕЛЕВ

ЗОЛОТАЯ ЭПОХА МОРСКОГО РАЗБОЯ

Пираты Флибустьеры Корсары

Введение

Моря со всех сторон окружают сушу. Огромные водные равнины словно готовы поглотить материки, архипелаги и острова, а голубой цвет на географических картах мира уверенно преобладает над желтизной пустынь, зеленью лесов и коричневыми силуэтами горных массивов. Мир морей живет своей неведомой, непонятной и непривычной для обитателей суши жизнью, но он притягивает людей, вовлекая их в свои глубины, и становится неотъемлемой частью их существования.

Люди всегда пытались преодолеть морские пространства, они отчаянно пробивали себе дороги в неизвестных морях, открывали новые земли, устанавливали сообщения между материками, островами и странами. Море превратилось в огромную арену ристалище, на которой бились, горели и тонули корабли враждующих государств, оно сделалось необъятным рынком, связавшим мир в единую торговую систему и объединившим порты, ярмарки и купеческие конторы. Золото и серебро, драгоценности и шелка, кампешевое дерево, пряности и всякие другие товары, погруженные в трюмы торговых кораблей, плыли по морям и океанам. Блеск богатств манил предприимчивых смельчаков и толкал их в погоню за сокровищами в надежде овладеть чужой собственностью. Иногда море само забирало грузы тонущих кораблей и выбрасывало на берег лишь остовы судов и часть уцелевших товаров, предоставляя возможность жителям прибрежных районов поживиться ценными морскими дарами. Обитатели побережий устраивали ловушки для проходивших кораблей, зажигая фальшивые огни-маяки, убивая петухов и собак, крики и лай которых могли предупредить о близости берега, и овладевали всем грузом, оставшимся от разбившеюся в тумане судна. Для подобных искателей богатств «береговое право», как назывался этот вид промысла-разбоя, был «побочным ремеслом», так как обычно эти люди занимались рыболовством, скотоводством, контрабандой и торговлей.

Однако были и другие «промысловики». Сколько тысячелетий ни вобрала в себя история, с тех пор как торговцы и купцы стали плавать по морям, всегда находились разбойники, которые пытались их ограбить. Их называли пиратами. Пират морской разбойник, беззаконно грабящий и захватывающий добычу на морях, судоходных реках и в прибрежной полосе. Происхождение слова не выяснено с достоверной точностью. Корень слова, по-видимому, исходит от греческою «пейран» «пробовать», «пытаться», т.е. испытывать свою судьбу. Производное от него латинское «pirata» применялось в Древнем Риме для определения именно морского грабителя. Пиратство было чрезвычайно распространено в ту далекую эпоху, и древние авторы постоянно сообщали об опасностях плаваний по морям, кишащим «мужами, промышляющими морем». Киликийские, финикийские, этрусские, иллирийские пираты и десятки других наименований подчеркивают национальные черты пиратства, но род деятельности грабеж, разбой, мародерство на море был неизменным занятием людей, прозванных пиратами.

В древние времена морской разбой не считался чем-то зазорным. Греческий историк Фукидид отмечал характерные черты этой профессии. «Возглавляли такие предприятия не лишенные средств люди, искавшие и собственной выводы, и пропитания неимущим. Они нападали на не защищенные стенами селения и грабили их, добывая этим большую часть средств к жизни, причем такое занятие вовсе не считалось тогда постыдным, но, напротив, даже славным делом. На это указывают обычаи некоторых материковых жителей (у них еще и поныне ловкость в таком занятии слывет почетной), а также древние поэты, у которых приезжим мореходам повсюду задают один и тот же вопрос не разбойники ли они, так как и те, кого спрашивают, не должны считать позорным это занятие, и у тех, кто спрашивает, оно не вызывает порицания».

Время вносило коррективы, и постепенно акценты смещались. Профессия пирата перестала носить статус почтенного промысла и начала ассоциироваться с занятием почти уголовным. Система морскою разбоя, получавшая государственную поддержку и овеянная ореолом романтики, была и средством международной политики, и выгодным предприятием для деловых кругов, приносившим баснословные прибыли, и делом авантюристов-одиночек, бросивших бунтарский вызов всему миру и вступивших с ним в яростное противоборство.

Пиратство особенно процветало в тех районах, где не было установлено четких разграничений на сферы влияния, отсутствовал жесткий контроль за морской зоной и сталкивались интересы различных государств. Морской разбой рос в этих регионах как на дрожжах, а влияние его становилось столь могущественным, что местные власти опасались затрагивать интересы грабителей и дорожили дружескими отношениями с ними. Без пиратов было, по существу, невозможно существовать. Дело зачастую доходило до прямой конкуренции губернаторов за отдельных главарей разбойничьего мира. Так, например, Бертран д'Ожерон, правитель острова Тортуга, французского владения в Карибском море, в момент обострения англо-французских противоречий прилагал всевозможные усилия, чтобы заручиться поддержкой разбойников, базировавшихся на острове Ямайка, принадлежавшем Англии. Он заманивал пиратов на Тортугу, обещал им райскую жизнь. В свою очередь, губернатор Ямайки сэр Томас Модифорд был охвачен паникой: «Я не смогу, — писал он в августе 1665 года государственному секретарю графу Арлингтону, защитить мое владение от французских буканьеров, которые хотят разорить все приморские плантации… а недавно Давид Мартин, лучший человек Тортуги, который держит на море два фрегата, пообещал прийти сюда на обоих». Можно понять страхи Модифорда и то, с какой энергией он старался удержать «своих» пиратов на Ямайке, понимая, что своим присутствием они могут предохранить остров от налета их французских коллег.

Пиратство было не только частью политического механизма, но выступало и как мощный рычаг торговли. Морские разбойники поддерживали тесные связи с купцами и торговцами, которые субсидировали пиратских, капитанов и помогали им сбывать награбленное добро, имея часть от прибыли. В 1696 году известный пират Томас Тью прибыл в Нью-Йорк с добычей на сумму 8 тыс. фунтов стерлингов. Его доля составляла 1,2 тысячи фунтов, остальная часть принадлежала его пайщикам торговцам. Учитывая, что торговля находилась в рамках жестких таможенные пошлин и купцы были заинтересованы в контрабанде, легко понять тот интерес, который представлял пиратский корабль как возможность извлечь с его помощью и за его счет большие прибыли. Огромный доход шел от торговли с пиратами. Если бочка мадеры в Нью-Йорке стоила 19 фунтов стерлингов, то пиратам о-ва Мадагаскар приходилось выкладывать за нее 300 фунтов, а галлон рома, обходившийся в колонии в 2 шиллинга, перепродавался разбойникам за 50. Несмотря на такие цифры, интерес был обоюдным, так как без торговцев разбой терял смысл. Да и психология многих купцов была самой что ни на есть пиратской. Привыкшее обходить законы, гревшее руки на контрабанде и работорговле, купечество составляло необходимое звено разбойного промысла. «Я не спрашиваю ни Бога, ни черта, ни короля, почему я должен спрашивать нидерландские власти?..» вопрошал некий голландский торговец, и многие купцы могли бы подписаться под этими словами.

Цепочка тянулась дальше, вовлекая в клубок взаимных интересов чиновников государственного аппарата. Вот одно из характерных свидетельств того времени. В 1695 году житель Нью-Йорка писал в Англию: «У нас здесь проживает целая группа пиратов, называемых людьми с Красного моря, которые награбили огромное количество арабского золота. Губернатор поощряет пиратов, сам в них заинтересованный».

Пиратский мир был удивительно разнообразен и самобытен. Он не признавал государственных границ и носил международный характер. Североафриканские пираты плавали в Северном море и у берегов Ньюфаундленда, карибские пираты имели свои базы в Индийском океане и грабили суда где-нибудь в Оманском заливе или у побережья Моллукских островов, а для пиратов Андаманского моря было безразлично, на какое судно они нападают персидское или китайское. Интернациональный характер носила не только деятельность пиратов. Разношерстный состав разбойничьих шаек находился вне традиционных национальных рамок. Барбарийский разбой процветал за счет европейцев, составлявших хребет всей пиратской системы Северной Африки; космополитичный мир пиратов Вест-Индии выработал странную разговорную смесь, составленную из нескольких европейских языков; на о-ве Мадагаскар существовала международная пиратская республика Либерталия…

Примечательной чертой пиратства была его постоянная нацеленность на узаконение, придание морскому разбою характера разрешенною правительством промысла. В условиях беспрерывных военных столкновений всегда присутствовала необходимость в пиратах как в союзниках. Получая определенный процент прибыли от морскою разбоя, государственные структуры преследовали явный финансовый интерес и поощряли своих опасных и независимых «союзников», оказывая пиратам покровительство, предоставляя им базы, защитные документы, помогая сбывать награбленное. Мир средиземноморскою пиратства, оказавшийся под крылом могущественной Османской империи, корсары французской короны времен Франциска I и Людовика XIV, знаменитые каперы королевы Елизаветы I Английской, бесчисленные орды грабителей Юго-Восточной Азии, Персидского залива и Аравийского моря, стекавшиеся под защиту разбойничьих княжеств и королевств, рассеянных вдоль побережий, эти и тысячи других разбойников нашли себе поддержку в лице государства.

Таким образом, пиратский мир представляет неоднозначную, противоречивую систему. Эта система разрослась по всему миру, проникла в самые отдаленные уголки земного шара и питалась богатствами, доставляемыми человеческой цивилизацией. Насыщенный событиями пиратский мир, заполненный удивительными в своем разнообразии судьбами, интересен нам как одно из проявлений человеческой истории.

Несколько слов о структуре книги. Это не строго научное исследование скорее, очерки по истории морского разбоя, написанные на основе документальных свидетельств и проверенных исторических фактов. Мы сочли необходимым выделить наиболее характерные и типичные черты морского разбоя, систематизировать и классифицировать его как явление всемирной истории. Хронологическими рамками книги стала эпоха Великих географических открытий (XVI начало XVIIIв.) время проникновения европейцев в Новый Свет, страны южных морей, Африку и Ост-Индию, время становления единого мирового хозяйственного рынка, время безудержного разгула морского разбоя, не ограниченною еще рамками строгих морских границ, установленных колониальными державами.

Первая глава носит вводный характер. Она знакомит читателя с морским разбоем как неоднозначным и противоречивым явлением мировой истории и показывает его многочисленные варианты. Во второй главе представлена экономическая география морского разбоя порты, заливы, торговые трассы, моря, острова, которые были невольными свидетелями грабительского ремесла, указаны главные торговые магистрали; приводится также краткая информация о времени появления основных коммерческих центров и наиболее распространенных товарах. Отдельные подглавы посвящены знаменитым пиратским островам Джербе, Тортуге и Мадагаскару. Здесь же помещена общая хронология морского разбоя по главным регионам (Средиземное море; Черное, Азовское и Каспийское моря, Атлантический океан и Вест-Индия; Индийский океан и страны южных морей; Тихий океан). Следующая, третья глава отведена политической истории. Она рассказывает о взаимоотношениях и связях морского разбоя с миром государственной политики, исследует значение и роль пиратов, приватиров и корсаров в становлении морскою могущества держав, показывает, как правители различных стран использовали «вольных добытчиков» в своих интересах.

Четвертая глава повествует о жизни морских разбойников. Читатель познакомится с должностями, существовавшими на гребных и парусных судах, с тем, как распределялись обязанности между членами экипажа. Пятая глава включает описание законов, обычаев, традиций, нравов разбойников, описывает процесс формирования преступной среды и организации разбойничьих шаек, психологию экипажа, анализирует особую атмосферу, дух пиратского мира. Этот мир вовсе не был изолирован от цивилизации, тысячи нитей неразрывно связывали его с традиционным обществом, внутри которого зрели ростки социального недовольства, ростки нового восприятия действительности. Это было грозное явление, бросившее вызов современному ему обществу. По материалам шестой главы можно судить об особенностях тактики морского разбоя на наиболее, на наш взгляд, типичных примерах; таких, как захват портов и судов, прорыв из блокированного района, организация засад на морских трассах и т.д.

Седьмая глава повествует об удивительных метаморфозах, которым была подвержена жизнь морских разбойников; прослеживается, как из простых грабителей пираты поднимались на высокие ступени общественного положения (Г. Морган) или становились всемирно известными путешественниками (У. Дампир). На страницах восьмой и девятой глав рассказывается о жизненных перипетиях и трудностях, неизменно сопутствовавших морскому вольному промыслу, о том, как разбойники попадали в плен, и о захваченных ими пленниках. И наконец, последняя, десятая глава — это собрание удивительных пиратских историй, действующие лица которых представительницы прекрасного пола.

Некоторые герои книги или описываемые сюжеты, безусловно, знакомы читателю из многочисленных книг или кинофильмов, посвященных пиратству. Однако многие материалы в литературу введены впервые, а ряд эпизодов известен лишь узкому кругу специалистов. Мы попытались обобщить известные и вновь привлеченные материалы и на этой основе систематизировать морской разбой как феномен всемирной истории. Удалась ли нам эта попытка судить читателю.



ГЛАВА 1. МНОГОЛИКИЙ МОРСКОЙ РАЗБОЙ

Мифы рассказывают нам о том, как веселый бог виноделия Дионис кочевал по островам Эгейского моря. Ему нужно было переплыть с острова Икария на остров Наксос. Юноша пришел в порт и нанял судно тирренских моряков. Бог не распознал в них пиратов. Те же, прельстившись юностью, красотой и великолепным сложением молодого человека, решили отправиться в Азию, чтобы продать его в рабство. Не успел корабль выйти из гавани, как предприимчивые моряки уже надели на Диониса кандалы и стали насмехаться над его доверчивостью. Вдруг, к ужасу негодяев, кандалы сами упали с рук юноши. Из досок палубы, оплетая корпус судна, выросла виноградная лоза. Парус покрылся плющом, весла превратились в змей. На борту корабля появились привидения в виде свирепых зверей, а прекрасный юноша принял облик грозного льва. Охваченные паникой разбойники попрыгали в море и превратились в… дельфинов. Возможно, неизвестные нам обстоятельства помешали богу превратить барахтающихся в воде пиратов в кровожадных акул — ведь именно с этим свирепым хищником ассоциировался образ пирата у торговцев, моряков и жителей прибрежных поселений.

А может быть, у всемогущего бога были другие причины так поступить? Вопрос риторический, но позволяет задуматься — однозначен ли мир морского разбоя?

Во введении мы уже обратили внимание на необычное современному человеку понимание древними пиратства как профессии. Профессия бандита — не странно ли это? «Кто ты? — спрашивал сапожник встречного в порту. — Кем работаешь?» — «Бандитом, разбойником», — следовал ответ. Если перед тобой заурядный головорез — тогда природа его занятий ясна. Но повернется ли язык назвать пиратом важного правительственного чиновника или самого короля, дающего молчаливое согласие послать эскадры на безжалостный разбой. «Вы должны лишь постараться захватить богатства этого места, а именно золото и товары, и поскольку мы уверены, что тамошние король и купцы имеют огромные богатства, мы поручаем вам позаботиться, чтобы все это было сохранено, а все, что будет захвачено, должно быть передано нашему фактотуму на борту вашего судна… Вы должны впредь захватывать всех маврских купцов… и все золото и товары, которые при них найдете. Этим вы окажете нам ценную услугу, а этих мавров сделайте невольниками». Это отрывок из инструкции короля Португалии Мануэла I первому вице-королю Индии Франсишку Алмейде от 5 марта 1505 года. И португальцы активно выполняли завет короля и устроили такое бесчинство в Красном море и Персидском заливе, что даже заставили султана Абу Бекра, правителя Адала, в 1520 году перенести столицу подальше от моря. Пройдет один век, и сами же португальцы не будут знать, как избавиться от официально направляемых в эти воды англичан, которых они теперь, в свою очередь, будут именовать «гнусными разбойниками».

Не иначе как вызовом национальной гордости может быть расценена попытка назвать пиратом героя мусульманского мира

Хайраддина или национального героя Франции Жана Бара. А разве похожи на трепет в ожидании пиратского грабежа те восторженные встречи, которые устраивались возвращавшимся из грабительских походов флибустьерам или донским казакам в городах, где присутствовали все явные «приметы» государственной власти (правитель, или губернатор, армия, судейские чиновники)? Или, не странно ли было наблюдать очевидцам, как в XVI в. на холмах близ Неаполя собирались местные жители (христиане) и при появлении в море кораблей алжирских разбойников (мусульман) радостно махали руками, подбрасывали в воздух шапки и выкрикивали приветствия? Случайность ли, что с пиратом, бандитом, ассоциировался образ независимого человека, осененного неудержимым желанием… помочь бедным и неимущим, или образ борца за веру, праведного защитника мусульман (или христиан), или образ патриота, защищающего от насилия своих соотечественников?

Непостижимый, запутанный мир переплетенных человеческих судеб и страстей, мир конфликтов и противоположностей, мир жестокости, насилия и гуманизма, мир порабощения и свободы. Возможно ли разом, одним взглядом охватить многие лики того явления, которое обобщенно называют морским разбоем? Прежде всего попытаемся выделить специфические черты морского разбоя, вытекающие из территориального фактора, ведь в различных регионах земного шара этот разбойный промысел проявлялся в разных формах.

* * *

Одним из главных центров морского разбоя в XVI — XVII вв. было Средиземное море — арена ожесточенной борьбы христианской и мусульманской цивилизаций. Османская империя и европейские католические державы сцепились в затяжной кровопролитной схватке за господство на море. На передний край этого столкновения попали морские разбойники Северной Африки. Пиратские гнезда на побережье оформились в настоящие государства, опиравшиеся на мощь крепостей Алжира, Туниса, Триполи, Бизерты. Галеры мусульманских пиратов наводили ужас на купеческие корабли европейских держав. Их жертвы были беззащитны перед неустрашимыми, хитрыми, ловкими и жестокими грабителями. Бесконечно пополняемый авантюристами из всех стран, пользующийся поддержкой турецких султанов и отсутствием единых действий со стороны европейских стран, барбарийский разбой процветал.

Название свое барбарийский разбой получил от латинского «barbarus», означающего в переводе «человек, говорящий невнятно, бормочущий». Так древние римляне именовали чужеземцев, обитавших на землях, граничивших с Империей. Затем название трансформировалось в «barbaresque» («берберы») — название этнической группы, составляющей население западной части Северной Африки, т. н. Магриба (Мавритания, Западная Сахара, Алжир, Марокко, Тунис, Ливия). Берберы были покорены арабами в VII в. и обращены в ислам. В европейских странах наименование «barbaresque» получило дополнительный психологический подтекст. Он стал определяющим для всего потенциально враждебного варварского арабо-мусульманского мира Северной Африки и обозначал общество бесчестных, лживых и жестоких громил, живущих в состоянии анархии и занимающихся грабежом христиан на море. Северная Африка в Европе получила название Барбария, или Барбарийский берег.

Не было на земле места ужаснее. Один наблюдатель, отец Пьер Дан, настоятель монастыря Матерей в Фонтенбло, побывавший в барбарийских странах в составе специальной миссии, занимавшейся выкупом невольников, оставил яркое свидетельство об увиденном:

«…очевидно, что когда-то многие нации допускали мелкие кражи, поскольку были достаточно терпимы к подобному. Однако в главных городах Барбарии, какими являются Алжир, Тунис, Сале, Триполи и некоторые другие, считается не только что дозволенным, но и геройством участвовать в пиратстве. Те, кто побывал в этих странах, могут подтвердить мои слова и привести немало примеров того, что все эти барбарийцы не видят никого равного корсарам, а все потому, что всем своим добром они обязаны их разбойным делам и благодаря им они получили все свои боеприпасы, могущество, богатства, и немудрено, что они считают их единственной опорой, на которой воздвигнуты их государство и их королевство.

Да и в самом деле, без их поддержки эта Барбария ничего бы собой не представляла, ибо населяющий ее народ не ведет почти никакой торговли, живет в лености, бездельничает и не занимается никаким ремеслом, чтобы заработать на жизнь честным трудом. Вот почему они приучились только нахально хвалиться, что нет другого занятия, более выгодного и позволяющего разбогатеть, чем бороздить море, поскольку, как утверждают они, на иностранных судах можно найти все необходимое для жизни. Они с легкостью их останавливают, в их руки попадают корабли, нагруженные вином и зерном, а для них эти продукты не имеют никакого значения, так как в их странах продовольствия хватает, иногда же они захватывают сукно и ткани, которые везут из Франции в Испанию и Италию, или золотые и серебряные слитки, лекарственные снадобья и пряности из Индии, а то еще несметное количество, шелка и хлопка, который ежегодно вывозят из Каира, Смирны[1], Сайды[2], Александретты[3] и других мест Леванта. Выходит, что купцы, рискующие ради получения наживы своим добром, а часто и жизнью, большую часть времени работают на этих безжалостных грабителей, которые в изобилии находят на море добрую часть богатств, идущих из Индии и Перу, и захватывают их с оружием в руках».


Верхний слой в мире североафриканских разбойников составляли капитаны кораблей — раисы. Это было удивительное формирование инициативных, деятельных и беспринципных людей, которые стояли во главе групп корсаров, — этакая акционерная компания, часть доходов которой распределялась между участниками разбоя, а часть уходила в казну Османской империи. Независимые раисы тщательно оберегали свою самостоятельность. Обширные западные кварталы Алжира, в которых жили эти богатые люди, представляли собой дворцы-крепости, наполненные вооруженными слугами, готовыми дать отпор любому нападению. Алжирские раисы группировались в специальную профессиональную корпорацию — таифа (taifa). Единство, взаимопомощь и солидарность раисов превратило таифу в могущественнейшую политическую силу, которая диктовала свою волю местным органам власти. Правители Османской империи прекрасно понимали особенности политической ситуации в корсарских обществах, и не случайно правителей Алжира выбирали из рядов наиболее выдающихся раисов, обладающих авторитетом. Арудж, Хайраддин, его сын Хасан-паша, Салах-раис, его сын Мухаммед и наконец Ульдж Али — правители Алжира в ту героическую пору — все были рейсами.

В глазах европейского общественного мнения трудно было бы подыскать более омерзительных монстров, чем эти гнусные барбарийские пираты. Стереотипы рисуют образ огромного, обрюзгшего варвара-араба, с черными свисающими усами, всклокоченной бородой, в широких цветастых шароварах, вооруженного до зубов тесаками и саблями ужасающей величины. Его краснеющие от ярости глаза под косматыми бровями горят жаждой убийства. Страшные мускулистые руки так и стремятся вцепиться в твое горло… Остановимся и усомнимся в реальной достоверности таких кошмарных картинок. Несомненно, что среди раисов находилось предостаточно жестоких убийц и насильников. Однако любопытно, что большинство этих «мусульманских чудовищ» были вовсе не арабами или турками. Почти все они были… европейцами.

Современник писал: «Ко всем разбойным делам, которыми они (барбарийские корсары. — Д. К.) похваляются, присоединяется бездна всевозможных пороков, безнаказанно царящих, в их среде, и можно не сомневаться, что за те сто двадцать пет и более, что они занимаются пиратским промыслом, сия безнаказанность привлекает в их города как в разбойный притон воров, злодеев и подозрительных личностей всех мастей. И если бы мне пришлось проводить параллель с таким же несчастным краем, где поселились и сделались неотъемлемой частью организма самые черные преступления, то не нашел бы я лучшею, как сравнить его с блудницей из Апокалипсиса [4], которая, восседая на многоголовом чудище и держа в руке чашу, опьяняет сладостью своих прелестей все народы земли. И в самом деле, не эти ли пороки привлекают каждодневно в проклятые города Барбарии стольких злодеев всех наций, будь то магометане и нечестивые христиане, греки, русские, португальцы, испанцы, французы, англичане, фламандцы, немцы и другие, которые, отвергнув веру в истинного Бога, приносят себя в жертву дьяволу и становятся ренегатами? Добавим к этому, что то багряное чудище и те проклятия и богохульства, которые оно изрыгает, являют нам мистический образ жестокости неверных, проявленной к стольким несчастным христианам, в крови которых они умывают руки».


Разными путями оказались в Северной Африке эти люди недюжинных способностей и энергии, привычные к риску и всю жизнь выкручивающиеся из безвыходных ситуаций. Они могли быть захвачены в плен и стать рабами или их пригнала сюда жажда авантюр, а в иных случаях карающий меч правосудия заставлял поспешно скрыться от преследования и затаиться в далеких краях. Так или иначе, но в просторах Средиземноморья они обрели новый образ жизни. Здесь можно было добиться всего — богатства и власти и самых прекрасных женщин, — все зависело от смелости, удачи и беспринципности. Европейцы надевали тюрбаны, делали обрезание и принимали ислам, отметая для себя пути возвращения в родные католические страны, для которых они становились «ренегатами» — отступниками. Даже в качестве капитанов торговых кораблей не могли они впредь входить в гавани южноевропейских городов — пылающие костры инквизиции были достаточным основанием для такой осторожности[5]. Сжигая за собой мосты, эти изгои могли заниматься только одним промыслом — разбоем. Большинство ренегатов-раисов были уроженцами Калабрии, Сицилии и Венеции, но корсарский промысел на побережье Магриба объединил также англичан, французов, славян, ирландцев, генуэзцев, корсиканцев, фламандцев, испанцев, шотландцев и много других национальностей. Местные жители были весьма невежественными моряками, и огромная морская практика, широкие технические знания, компетентность и отчаянная смелость возносили ренегатов на самую вершину корсарского мира.

Их имена остались в истории — венгр Джафар, албанцы Мами и Мурад, венецианцы Мами-ар-раис и Гассан, грек Дели Мами, француз Мурад, испанцы Юсуф и Мурад-ад-раис по прозвищу Мальтрапильо (Бродяга), голландцы Морат-раис (наст, имя Ян Ян-сон из Гарлема), Сулейман-Буфое (Яков де Хееравард из Роттердама), Салим-раис (Винбор).

Как видим, средиземноморский разбой был делом рук не одних африканцев или арабов[6]. В XVI — XVIII вв. за ним стоял прежде всего религиозный вопрос, так как морской грабеж был взаимным делом последователей и Христа, и Магомета. Антимусульманские центры пиратства базировались на Балеарских островах, Сицилии, Мальте, Корсике, в итальянской Тоскане, во французском Провансе и в испанской Каталонии. Так что в несчастьях, преследовавших средиземноморскую торговлю в XVI — XVII вв., были повинны не одни только арабы. Однако, с точки зрения европейцев, именно грабящие мусульмане являлись пиратами и разбойниками. Если же разбоем занимались христиане, то они выступали не иначе как «борцы за отчизну», «воины Христа» или «защитники от неверных», как, например, военно-монашеский орден рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского, или рыцарей-иоаннитов.


Орден возник в конце XI в. в Иерусалиме в период Крестовых походов под названием «Госпитальная братия Св. Иоанна». Поначалу он занимался тем, что предоставлял приют и лечение странствующим паломникам, приезжавшим в Палестину поклониться Святому гробу. Со временем орден превратился в один из главных центров военного противостояния христианского и мусульманского миров. Монахи-рыцари прекрасно понимали стратегическую важность опорных баз на Средиземном море, и поэтому центрами ордена в разное время становились острова Кипр и Родос, откуда рыцари преграждали пути торговле мусульман. Эта воинствующая ассоциация представляла собой цвет европейской знати, и прежде всего рыцарей из Южной Франции и Испании, располагала огромными богатствами и была одной из могущественнейших сил Европы. Опираясь на прекрасный флот и располагая сетью баз и убежищ, разбросанных по всей акватории Средиземного моря, монахи-корсары охраняли торговые караваны европейских стран и наносили серьезный ущерб мусульманской торговле. В 1522 году турецкий султан Сулейман Великолепный после трехмесячной осады сумел заставить орден покинуть Родос. В 1530 году, после семи лет скитаний, рыцарская братия разместилась на острове Мальта и в Триполи, которые пожаловал им император Карл V, и продолжила свою борьбу против мира ислама, став авангардом христиан в борьбе против Османской империи. Рыцарство представляло грозную силу. Клятва, которую давали рыцари, гласила: «Никогда не опускать знамя, никогда не просить пощады, никогда не отступать и никогда не сдаваться». В 1510 году флот мальтийских рыцарей разгромил мамлюкский египетский флот у крепости Айас в заливе Искендерун. Орден лелеял мечту захватить побережье Сирта и, сделав Триполи столицей, основать христианское государство на севере Африки. Каждый год Мальтийский орден вооружал новые галеры, которые плавали у Сузы, острова Джерба, в устье Нила, наносили удары по судам мусульман и атаковали прибрежные поселения. Широкая военно-морская практика, предоставляемая воинствующими монахами-корсарами, стала прекрасной школой навигации, через которую прошли несколько поколений известных европейских флотоводцев — шевалье де Сен-Поль, байи де Вальбель, граф де Турвиль, граф де Грасс, байи де Сюффрен.



И в конце ХVII в. орден продолжал быть центром христианского мореплавания в Средиземноморье. Стольник Петр Андреевич Толстой, один из немногих русских, посещавших Мальту, оставил примечательное описание военной организации ордена: «ВМалтинском острове збирается солдат 60 000 человек, а по нужде и болши. Малтийский гранмайстер (великий магистр. — Д. К.) имеет на Малте 7 галер великих, из которых на одной бывает генерал, а на 6 галерах капитаны тех семи галер. Генералская галера да капитанских 4 по вся годы повинны иттить в Левант, то есть на Восток, в Морею, на помощь венецкой гармаде (венецианской флотилии. —Д. К.)и битца с турком; а две галеры капитанские по вся годы повинны остатися в Малте и ходить непрестанно от Мату до Цицилии и от Цицилии до Малту, очищая тое дорогу от турков, чтоб… всяким проезжим людям был путь свободен и безстрашен от сабак-турок. Однако и те проклятые псы усмотря, когда малтийские галеры на Восток уйдут, а в Малте останутца толко две галеры, и они непрестанно в великих и малых судах на Малтинском канале шатаются и християн побирают, которых могут где поймать, что часто и случается».

Не менее ожесточенный размах принял морской разбой на Черном и Каспийском морях — регионах оживленной торговли между Востоком и Запалом. Каждый раз, когда торговым судам предстояло отправиться в плавание в этих водах, мореплаватели знали, что идут на смертельный риск, и поручали себя защите Аллаха или молили Бога о помощи: любой выход в море мог закончиться гибелью! Современники были единодушны — страшнее пиратов на свете нет: «Ни один корабль, как бы он ни был велик и хорошо вооружен, не находится в безопасности, если, к несчастью, встретится с ними, особенно в тихую погоду».

В степях Южной Украины, по берегам Днепра и Лона, в их многочисленных притоках, на нижнем течении Буга, за страшными ревущими порогами и в лабиринтах бесчисленных островов, непроглядных камышовых зарослей, топких болотах, на речушках, прогноях скрывались казаки. Их отвагу, безрассудную храбрость, лихую удаль воспевали народные сказания и легенды, а жестокость, коварство и корысть проклинал весь торговый мир Востока.

Слово «казак» — тюркского происхождения и подразумевает человека подвижного, не оседлого, всегда готового к военным действиям, стычкам, грабежу и разбою. Это удалец, вольный, свободный человек, порвавший со своей средой и удалившийся туда, где не будет помех его свободе. Такие люди — голытьба, беглые крестьяне, дезертиры, неудачники и преступники, оскорбленные, злодеи — стекались в эти непроходимые дикие места и находили здесь свою вторую родину. И не пугали их зимние стужи и летний зной, тучи саранчи и малярия, страшное половодье и губительные ветры — для них здесь был земной рай.

Запорожские (т. е. находящиеся за днепровскими порогами), донские, волжские казаки хозяйничали по берегам Черного, Азовского и Каспийского морей, и ни одно правительство, ни одна власть — турецкого султана, русского или польского царя, персидского шаха или крымского хана — не были им указом.

Вот что говорили современники о днепровских казаках. Марцин Вельский, польский летописец XVI в., сообщал, что «эти люди обыкновенно занимаются на Низу Днепра ловлею рыбы, которую там же без соли сушат на солнце и тем питаются в течение лета, а на зиму расходятся в ближайшие города… спрятавши предварительно на каком-нибудь днепровском острове, в укромном месте, свои лодки и оставивши там несколько человек… Они имеют и свои пушки, частию захваченные ими в турецких замках, частию отнятые у татар». Из описания немецкого пастора Иоганна Юстуса Марция следует, что «люди они очень непостоянные, беспокойные от природы и охотники до разбоя; великому русскому государю они подчиняются не по принуждению, а по своей воле, причем им дарованы большие льготы».

«Почти ежегодно они предпринимают опустошительные набеги по Черному морю на турецкие владения, — рассказывал французский инженер, строитель крепости Кодак Гийом Левассер де Боплан. — Обыкновенно они берут в плен детей и подростков, которых оставляют у себя в услужении или дарят вельможам своей страны, но взрослых редко берут в плен, за исключением людей богатых, от которых надеются получить большой выкуп. Свои набеги они всегда предпринимают отрядами от шести до десяти тысяч человек, не более, чудесным образом переправляются через море в плохих судах собственного изделия».

«Воровские казаки» — автономная, независимая сила, выросшая на противоречиях христианского и мусульманского миров, вольница, живущая на рубежах Османской империи, Московского государства и Речи Посполитой, грозный фактор мировой политики — грабили волжские рыбные промыслы, Трапезунд и Синоп, Дербент и Баку, разоряли Румелийское и Кавказское побережье Черного моря, туркестанские и персидские берега на Каспии. Все меры к пресечению разбоя, к тому, чтобы казакам «воровать не дать и на море не пропустить», оказывались безрезультатными. На берегах рек, в их устьях возводились крепости (Кызы-Кермен, Ка-ра-Кермен, Ислам-Кермен, Кодак, Азов, Астрахань); эти устья ограждались толстыми цепями, сторожевые турецкие галеры или царские «есаульные» струги несли караул вдоль берегов, мелкие протоки пересыпали песком и галькой, устраивали показательные казни. Правительства предупреждали друг друга о выходе разбойников на промысел, и государства договаривались о совместных действиях, вели переговоры с казаками, увещевали их, обещали льготы — все безрезультатно.

У казаков выработалось немало способов обходить препятствия, традиционно использовался волок: казаки на себе по суше переносили суда, они обходили Астрахань по бесчисленным мелким речкам — протокам дельты Волги. Они пускали ночью бревна по Днепру и устраивали такой грохот, что турки начинали палить из пушек по реке, думая, что запорожцы идут на прорыв, а те притаивались рядом в тростниковых зарослях, ждали, когда у врага иссякнут боеприпасы, и тогда стремительно летели к морю, проскальзывая на своих утлых суденышках под цепями. «Разрушают, грабят, жгут, уводят в рабство, умерщвляют; часто осаждают укрепленные города, берут их приступом, опустошают и выжигают», — ужасались современники.

Впрочем, в этом регионе не только казаки заслужили репутацию морских разбойников. Купцы и торговцы нередко терпели ущерб от нападений горцев Кавказа. Информация об их «деятельности» проникла даже в дипломатическую переписку. В 1683 году глава русского посольства в Испании стольник Петр Иванович Потемкин в отчете доносил: «В тех же местех живут многие разные народы меж гор и живучи чинят великие разбои, а сыскать их в тех местех за великими горами и за дал-ним растоянием отнюдь не возможно. А которые купецкие люди ходят в Персиду изрекаю величества ис порубежных городов, которые стоят блиско Хвалынского моря, как из Астрахани, так и ис иных, морем бусами. И тех торговых людей на том море те ж воровские люди выходят из гор, потому ж разбивают и грабят, а самих побивают до смерти и, учиня разбой, уходят в те же горы».

Но морской разбой не ограничивался рамками Старого Света. Драгоценное сияние Эльдорадо и сказочные богатства страны золота Мономатапа, «Острова пряностей» и богатства Востока манили европейцев.

В XVI в. Испанское королевство деятельно осваивало богатства новооткрытого американского континента. Однако европейские державы (Англия, Соединенные провинции, Франция) не могли примириться с тем, что колоссальные богатства Америки оседают в сундуках испанских торговцев и обогащают преимущественно казну короля Испании. При покровительстве европейских держав на островах Карибского моря возникали удивительные сообщества независимых морских разбойников, грабивших испанские суда и захватывающих перевозимые на них драгоценные грузы. Эти пираты получили известность как буканьеры.

Многочисленные пустынные острова Вест-Индии с конца XVI в. заселяли европейские переселенцы. Это были беглые преступники и рабы, солдаты-дезертиры, матросы, нищие, бродяги, разорившиеся торговцы, авантюристы различных мастей — словом, те, кому уже нечего было терять в жизни. Здесь они находили убежище и постоянные занятия: охотились на диких свиней, буйволов и крупный рогатый скот, обрабатывали кожи, рубили лес, выращивали табак. Постепенно за охотниками французского и английского происхождения закрепилось название буканьеры.

Происхождение слова неясно. По одной версии, идущей от французского миссионера аббата дю Тертра, буканьеры «…названы так от слова „букан“ разновидности деревянной решетки, сделанной из нескольких жердей и установленной на четыре рогатины; на них буканьеры жарят своих свиней…» По другой (ее разделяет французский историк Ж. Блон) — «буканом» местные индейцы называли копченое мясо, нарезанное длинными кусками и приготовленное на решетке, установленной на угли. Существует также мнение, что в основе слова «буканьер» лежит искаженное французское «buffle» — буйвол. Впрочем, наименование «букан» встречается в литературе и как название «мест, где находились их (буканьеров. — Д. К.) небольшие обработанные поля и жилища. Здесь солили и коптили они мясо убитых животных, сушили их шкуры. Жилища эти состояли из больших шалашей, покрытых сверху, но без стен…» Так или иначе, но термин закрепился.

Испанские власти были встревожены появлением в своих владениях непрошеных гостей. Буканьеры не признавали власти испанского короля, не платили никаких податей и вели торговлю с местным населением, нарушая испанскую колониальную монополию. Острова буканьеров (Тортуга, Эспаньола, Сан-Доминго (совр. Гаити), Невис, Сент-Кристофер), эти маленькие республики равенства, находились под постоянной угрозой вторжения карательных экспедиций. Особенно ожесточенный характер приняла борьба испанцев против буканьеров на Эспаньоле, где развернулась настоящая партизанская война. Не сумев сломать сопротивление лесных охотников, испанцы принялись методично истреблять скот, чтобы лишить буканьеров источников существования. Тем самым испанцы еще более укрепили ненависть к себе и сами спровоцировали буканьеров на занятие пиратством.

Вот что сообщал об этих людях в официальном донесении от 20 июля 1665 года правитель Тортуги и французских поселений на побережье Сан-Доминго Бертран д'Ожерон: «…семь или восемь сотен французов рассеяны по берегам острова Эспаньола в недоступных местах, окруженных горами или большими скалами и морем, откуда они могут переходить с места на место в маленьких ботах… Они живут подобно дикарям, не признавая никакой власти и без каких-либо начальников… Они грабят многие голландские и английские суда, чем причиняют много беспокойств. Живут они, питаясь мясом диких свиней и быков и выращивая немного табака, который обменивают на оружие, провизию и одежду…»

Карибские пираты называли себя также флибустьерами. В истории слова много неопределенности. Французское «flibustier» и английское «flibuster» обозначают морских разбойников-авантюристов, промышляющих в Вест-Индии и Центральной Америке и грабящих испанские колонии в течение XVII в. В основе слова отразилось то странное смешение языков, которым пользовался этот пестрый по национальному составу, многоязычный мир. Возможно, что источником было голландское «vrij-buitter», обозначающее вольного добытчика, т.е. того, кто идет на разбой. От него произошло английское «free booty», т.е. добыча, захваченная в разбойничьем промысле. Любопытно, что небольшие маневренные лодки, на которых пираты нападали на прибрежные селения, назывались «флибуты» («flyboot»).

Уникальный пиратский мир Вест-Индии дал еще одно удивительное наименование. Авантюристы, искатели приключений, головорезы и убийцы образовали своеобразный союз разбойников с необычными и суровыми законами и выработанным пиратским кодексом чести. Члены союза именовались береговые братья («frere de la cote»).

Безграничные возможности для разбоя таились на Востоке. «Какая собака может быть без блох, а какая торговля без разбойников», — рассуждал малайский хронист. С этим утверждением трудно не согласиться. Пираты впивались в торговые артерии Персидского залива и южных морей, Индии и Китая, Дальнего Востока. Эти богатейшие трассы никогда не обходили вниманием азиатские туземные разбойники, свирепствовавшие в этих широтах. «Пиратский берег», что тянулся вдоль восточного побережья Аравийского полуострова, удерживая под постоянным прицелом торговые трассы Персидского залива, на протяжении веков монополизировало аравийское племя джаваим. Малабарское побережье Индостана находилось под контролем маратхов, построивших здесь крепости Алибаг. Герия, Савандург, таящие постоянную угрозу торговле Великих Моголов и приводившие в трепет самих англичан. Бесчисленны флотилии китайских пиратов, как мошкара вьющихся вокруг изрезанного проливами и устьями рек побережья Китая. Один из них, самый знаменитый, Чжэн Чжи-лун, был адмиралом китайского флота, а его сын Чжэн Чэн-гун (Коксинга), прекрасный организатор и военный руководитель, хозяйничал в китайских водах и отнял у голландцев Формозу (Тайвань).

Дельту Ганга заняло пиратское королевство Аракан, узкой прибрежной полосой растянувшееся вдоль побережья Бенгальского залива. По морям Малайского архипелага сновали на своих юрких прао бесчисленные орды индонезийских пиратов и совершали набеги на Яву, Суматру, Малаккский полуостров и Филиппинские острова. Одними из самых загадочных пиратских формирований Востока были вако.

Они появлялись в XIII — XVII вв. у побережья Кореи, Китая и Филиппин откуда-то с моря и, подстерегая купцов, шныряли в узких проливах между бесчисленными островами, разбросанными в Желтом, Японском, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, грабили приморские города и селения, терроризируя местных торговцев. Окрестное население боялось грабителей как огня и, с тревогой вглядываясь в расстилающиеся водные просторы, тешило себя смутной надеждой, что беда пройдет стороной.

Вако всегда действовали внезапно. На своих быстрых судах разбойники врывались в портовые гавани, опустошали приморье, а при случае высаживали десант, который уходил в глубь страны на охоту за торговыми караванами. Любопытно, что термин «вако» означает буквально «японский грабитель». Действительно: жители Кореи и Китая, начав употреблять его, отождествляли разбойника, приходящего с моря, с японцем, так как грабители приплывали откуда-то из океана. Однако с течением времени пиратство потеряло выраженный национальный характер. Если в XV в. банды формировались за счет выходцев из Страны Восходящего солнца, то к началу XVI в. разобраться в национальной принадлежности грабителей было уже невозможно, и термин «вако» приобрел собирательный характер. Одежда японцев превратилась в камуфляж, под прикрытием которого разбойничьим промыслом занимались и китайцы, и индийцы, и корейцы, и филиппинцы, а с появлением европейцев в категорию «японских разбойников» попали и португальцы.

Масштабы бедствий, чинимых грабителями, были огромны. От периодических опустошений бандами вако не спасали ни отряды местной самообороны, ни укрепления, возводимые вдоль побережья или при входе в гавани, ни жесточайшие наказания за пиратство, ни создание охранных флотилий, крейсирующих вдоль берегов. Особенно страдали от набегов владения «Поднебесной» Китайской империи — могущественнейшей державы в Азии. В период династии Мин (1368 —1644) приморские провинции находились под постоянным прицелом разбойников. Так, в 1547 году сто кораблей японских пиратов долго стояли у Нинбо (пров. Чжецзян)… «Несколько тысяч человек высадились на берег, жгли и грабили». Высокопоставленный китайский чиновник докладывал, что «наиболее корыстные вступили в связь (с японцами) в целях погони за прибылью и тем самым стали проводниками тех, кто попирал наши берега». Неспособность японских властей обуздать вако привела к разрыву в том же году отношений Китая с Японией. А вскоре в Японии развернулась очередная война феодальных клик за власть, и нечего было и думать о том, чтобы положить конец деятельности пиратов. Они буквально заполонили море и действовали совершенно безнаказанно, облепив китайское побережье от Шаньдуна до Кантона. Только в десятилетие 1551 — 1560 гг. источники упоминают о 467 эпизодах разбойных нападений, а в следующее десятилетие прибавилось еще 75. Лишь после прихода к власти правителя Хидэёси Тоётоми (1582 — 1598) был выпущен указ о решительных мерах против пиратов, и их активность резко уменьшилась. Впрочем, окончательно справиться с разбойниками так и не удалось.

Появление европейцев придало новый толчок традиционно развитой разбойничьей индустрии в регионе. С запада наступали португальцы, а вслед за ними шли голландцы, англичане и французы; с востока подступали испанцы. Они хлынули в Индийский океан, и под натиском пришельцев коренным жителям Азии, промышляющим разбоем, пришлось потесниться. Военные корабли, символ европейской мощи, подкрепляли амбиции энергичных выходцев из Старого Света, которые грабили купцов всех наций без разбора. Их наглость, бесцеремонность и уверенность в собственных силах и праве действовать, не считаясь с местными обычаями, граничили с варварством. Деятельность европейских громил ужасала современников, которые были преисполнены негодования от чинимого ими насилия. Вот как описывает Франсуа Бернье, путешественник и придворный врач правителя Великих Моголов Аурангзеба, один из разбойных пиратских притонов — королевство Аракан.

«…в королевстве Аракана, или Мога, жило постоянно некоторое количество португальцев и с ними много метисов, христианских рабов и других франти (букв.: иноземец, пришелец. —Д. К.) из разных мест. Это было убежище беглецов из Гоа, с Цейлона, из Кошина, Малаги и всех других мест Индии, в которых прежде находились португальцы. Расстриги, покинувшие монастырь, люди, женившиеся по два и три раза, убийцы, словом, весь преступный мир встречал здесь самый радушный прием. Они вели омерзительный образ жизни, совершенно не достойный христиан, доходя до того, что безнаказанно убивали и отравляли друг друга, убивали собственных духовных лиц, которые, впрочем, часто бывали не лучше их самих».

Европейцы зачастую сами подталкивали местных жителей к занятию пиратством. Так, например, в ноябре 1667 года голландцы заключили Бонгайский договор с султаном индонезийского государства Макасар. В соответствии с ним, все прибрежные укрепления срывались, а жители лишались права заниматься морской торговлей — вся их деятельность жестко регламентировалась агентами Голландской Ост-Индской компании, и без пропуска от резидента компании они не имели права плавать «под страхом потери жизни и имущества». Тем самым бути — жители Южного Целебеса, — лишенные исконных занятий, тысячами бежали из Макасара и, осев на восточном побережье Явы, занялись морским разбоем и грабили суда Голландской Ост-Индской компании.

Подобную же деятельность, но против испанских поселений и судов, вели народы мусульманского юга Филиппин, т. н. моро, совершавшие в течение почти двух веков нападения на остров Лусон и наносившие серьезный урон испанским владениям на Филиппинах.

* * *

В классификации морского разбоя наряду с географическим фактором не менее важен фактор правовой. Этот второй момент подводит нас к вопросу о взаимоотношениях морского разбоя и властных структур и связанных с этим понятием каперства, приватирства и корсарства.

Определить род занятий и профессию капера помогает история самого слова. В древние времена латинское «capio» означало «завладевать», «захватывать». Собственно, европейское понятие «капер» происходит от голландского «кареп», объединительное для глаголов «захватывать», «грабить», «воровать», и «kaper», т.е. «легкое морское судно». Во французском языке глагол «capturer» переводится как «поймать», «захватить». Любопытно, что глагол «сарееr» означает буквально «ложиться в дрейф». Необходимость подобного действия ясна для всех, находившихся в засаде в ожидании жертвы. В России понятие «капер» чаше всего употреблялось для определения лиц соответствующего образа деятельности, и его производными стали слова «каперить», «закаперить», «каперствовать», «каперщик».

Второй термин — приватиры — применяется преимущественно в англоязычных странах. В основе слова лежит латинское «privatus» («частный», «неофициальный»). Понятие использовалось для определения вооруженного судна, укомплектованного частным лицом, или обозначало капитана и членов экипажа этого судна. Сама же деятельность получила название «приватирство».

Лица, занимающиеся каперством в странах Средиземноморского региона, получили название корсары. Происходит слово от латинского «currere» — «бегать», «cursus» — «бег»>, «плавание»; «cursorius» — «быстрый», «легкий на ходу». В авантюрно-приключенческой литературе часто понятия «корсар» и «пират» не различают, применяя их как идентичные, и называют корсарами разбойников, охотящихся в южных морях. Действительно, тонкая грань, разделяющая термины, привносит немало путаницы. Так, например, знаменитые французские корсары эпохи Людовика XIV были каперами. Невозможно, однако, однозначно оценить характер деятельности морских разбойников Северной Африки. Для европейского мира корсары Магриба являлись пиратами. Однако в исторических реалиях XVI — XVII в. их промысел был не просто морским разбоем, но выступал в качестве одного из звеньев правительственной политики, проводимой мусульманским миром в отношении стран христианской Европы.

Все лица, занимающиеся каперством, приватирством или корсарством, будь то англичане, голландцы, датчане, испанцы, шведы или французы, как зеницу ока берегли специальный документ, который был для них дороже самой жизни, — каперское свидетельство («letters of marque» — англ., «lettres de marque» — фр.).


ПОРТУГАЛЬСКОЕ КАПЕРСКОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО, ВЫДАННОЕ ШАРЛЮ ДЕ БИЛСУ

Документ № 1

10 февраля 1658 г.

Мы, Афонсу [7], милостью Божией король Португалии и Алгарве… повелитель… мореплавания и торговли Эфиопии, Аравии, Персии и Индии, настоящим объявляем:

Пусть знают все, кому будет предъявлен этот выданный мною патент, что мне угодно выставить корабли для борьбы с морскими разбойниками, совершающими набеги на побережье моих королевств, а также для удобства торговли с этими владениями.

Принимая во внимание достоинства и знания, которые совместились в лице Шарля де Билса, и оказывая ему доверие, надеюсь, что он будет честно исполнять все, что касается порученного ему.

В силу вышесказанного мне угодно и приятно назначить его капитаном военною корабля. В соответствии с полномочиями, названными выше, он может оснастить за свой собственный счет корабль в 100 тонн, со всеми необходимыми шлюпками, пушками, экипажем, боеприпасами и провизией, как он сочтет удобным, для того, чтобы вести войну с подданными короля Испании [8], турками, пиратами, морскими бродягами, захватывать их корабли, их товары и добро, отводить их в любой порт королевства. Здесь нужно дать отчет об этих кораблях моим чиновникам; они занесут все полученные сведения в книги, которые ведутся специально для этой цели, и решат, являются ли эти корабли и все найденное на них законным призом. Он может останавливать и обыскивать любые корабли, которые сочтет нужным, если заподозрит, что они нагружены товарами наших врагов; заходить в их порты, но во всех случаях относиться доброжелательно ко всем союзникам нашей короны, платить таможенную пошлину от захваченных призов, согласно размерам, принятым в этом королевстве. Сим я прошу всех королей, принцев и сюзеренных правителей, а также республики, штаты, их наместников, генералов, адмиралов, губернаторов провинций, городов и портов, капитанов и офицеров оказывать вышеозначенному Шарлю де Билсу всяческую помощь и содействие и предоставлять ему право заходить и покидать их порты на своем корабле с людьми, призами и всеми теми вещами, которыми он может владеть. Со своей стороны, я обязуюсь сделать тоже в подобных случаях и отдать приказ моим губернаторам, генералам и офицерам позволять союзникам приходить к нам со своими призами на то время, которое они сочтут нужным. В подтверждение чего я приказал послать это каперское свидетельство, подписал его и велел скрепить большой королевской печатью.

Дано в городе Лиссабоне в 10-й день февраля месяца. Писано Антонио Маркесом в год 1658-й от рождества Господа нашего Иисуса Христа.

Королева [9]


Документ № 2

10 сентября 1662 г.

Поскольку вышеуказанный Шарль де Биле предстал передо мной, заявив, что он потерял патент, и просил меня о милости выдать ему другой, я приказал выписать ему копию из регистрационной книги [10].

Дано в Лиссабоне 10 сентября 1662 г. Заверено большой государственной печатью.

Король


Как организованная форма морского разбоя каперство строилось в соответствии с определенными принципами. Если свести их воедино, то можно выделить следующие основные правила.

1. Владельцы каперских грамот не имеют права на владение более чем одним свидетельством. В противном случае они считаются пиратами и подлежат смертной казни.

2. В случае, если капитан желает получить свидетельство от иностранной державы, то он должен получить для этого разрешение своего правительства.

3. Каперские экипажи подсудны военным судам.

4. Капитан каперского судна вооружает судно самостоятельно, на свой страх и риск.

5. При приближении к неприятелю он может действовать под флагом любого государства, однако перед началом боя он должен поднять флаг своей страны.

6. Разрешается захват:

— судов неприятеля;

— судов без судовых документов, скрывающих свою принадлежность;

— судов, отказывающихся подчиняться приказу показать флаг или лечь в дрейф;

— судов нейтральных держав, перевозящих контрабандный товар противной стороны.

7. При захвате судна запрещается его грабить. Все грузы остаются запечатанными и при приводе судна в порт описываются призовой комиссией, определяющей стоимость приза.

8. В случае, если захват судна будет признан правильным, его продают с аукциона. Вырученная сумма, после вычета издержек за выгрузку, охрану, судебные расходы и одной десятой в пользу правительства, распределяется на следующих основаниях:

— одна треть собственнику судна;

— одна треть поставщику продовольствия, материалов и вооружения;

— одна треть капитану и экипажу судна.

9. В случае, если захват судна будет признан неправильным, капитан считается ответственным за нанесенный судну, экипажу и грузу ущерб.


Каперство и пиратство

«Я уволился и тут же снова нанялся на корабль „Святой Ян“, который шел на каперство. Мы отправились в Ливорно; в пут я узнал, что капитан, которою зовут Гармен Беен, идет по трем дорогам и живет одним разбоем, благодаря чему, как только мы прибыли в Ливорно, я покинул капитана и его корабль, тем более что он уже начал грабить и сделал своей добычей добро, вверенное ему некоторыми купцами. Опасаясь того, что придется расплачиваться по его счету, я удрал. Гармен Беен тоже почуял, что плутни его могут открыть, и решил поскорее убраться; но в то время в гавани Ливорно стояли начальник Виллен-фан-дер-Саан и капитан де Вильд, и ему это запретили, по приказу великого герцога он и его корабль были задержаны и заключены под стражу. Простых матросов отпустили, но капитан пробыл некоторое время в заключении, после чего, когда он попал в Голландию, снова был брошен в тюрьму». (Ян Стрейс. Три достопамятных и исполненных многих превратностей путешествия…),

Мы начали этот раздел с рассказа бывалого голландского путешественника, которому пришлось на своем горьком опыте познать разницу между официально разрешенной морской охотой и вольным промыслом. Его история — одна из тысяч подобных жизненных поворотов, один мелкий штрих, проливающий свет на практику каперства.

Один из самых запутанных вопросов в проблеме взаимосвязи каперства и пиратства — отношение власть предержащих к присутствию в своих водах «разбойников». Безопасность и свобода деятельности морских охотников вплотную зависела от нюансов правительственной политики и проводимого внешнеполитического курса.

Ярким подтверждением подобной связи может служить, например, политика, проводимая Елизаветой I Тюдор в отношении «своих» разбойников. В обстановке постоянной угрозы войны с Испанией королева была заинтересована в пиратах как в опытных военных моряках, потенциальных приватирах. Они были прекрасными рекрутами для флота, и, пока отряды морских разбойников обитали на побережье, можно было не беспокоиться об обороне.

В 1573 году Елизавета послала во Францию графа Уорчестера с подарком (золотым подносом) к крестинам дочери короля Карла К.

По дороге из Дувра в Булонь на королевского посланника напали пираты. Сам Уорчестер с подносом сумел спастись, но его сопровождающие были убиты, а разбойники захватили добычи на 500 фунтов стерлингов. А что же власти? По приказу королевы район блокировали, выловив сотни разбойников, но только трое из них были повешены, остальные же попали на королевский флот.

Пираты при Елизавете I — это, по сути дела, привилегированная прослойка уголовных преступников. «Кровавое законодательство» конца XVI в. на них не распространялось. Действительно, не оплошностью ли было вешать возможных защитников родины? Когда возникала острая необходимость в наборе людей на флот, следовали указы о строгих мерах против разбойников, и корабли Ее величества пополнялись новыми матросами. Естественно, при таком отношении ни о каком спокойном плавании в английских водах не могло быть и речи. К счастью для отечественных торговцев, пираты брали в основном иностранные суда, что вряд ли радовало голландцев, португальцев, французов и, в особенности, испанцев — шансы на возмещение убытков были ничтожны.

Знаменитые приватиры, «морские волки» Елизаветы I (Ф. Дрейк, М. Фробишер, Р. Гренвилл, Т. Кавендиш), отдали все силы разрушению и разорению испанских торговых трасс, стали пионерами в морской экспансии Англии и по иронии судьбы вписали свои имена на страницы истории пиратства, так как зачастую действовали на свой страх и риск. Так Дрейк, вернувшись в Англию после очередного грабительского рейда по испанским колониям, предпочел не афишировать свои подвиги, так как застал в стране потепление в отношениях с Испанией и опасался, что его выдадут испанским властям в качестве морского разбойника. Фробишер же, не достав в очередной раз каперской грамоты, был посажен в тюрьму за пиратство.

Та же двойственность обнаруживается и в других действиях правительства. Когда в Нидерландах разгоралась борьба против Испании, то главную опору сопротивления составляли так называемые «морские гёзы» (гол. «geuzen», от фр. «gueux» — «нишие», как назвал в насмешку один из придворных наместницы Маргариты Пармской бедно одетую группу нидерландских дворян, подавших в 1566 году петицию о преобразованиях в стране) — жители прибрежных районов, ведущие борьбу с испанцами на море. Организовав блокаду портов страны, они грабили испанские торговые караваны, нападали на прибрежные гарнизоны и города, захватывали испанские корабли, т. е. занимались самым настоящим пиратством, но политически окрашенным. С 1568 года принц Вильгельм I Оранский, возглавивший борьбу с испанцами, начал выдавать этим партизанам-пиратам каперские грамоты с разрешением вести войну против испанцев, установив отчисление 1/3 захваченного в пользу освободительных сил. Елизавета I, заинтересованная в ослаблении Испании, открыла английские порты для гезов, и до весны 1572 года они базировались на английском побережье. Однако опасение открытого конфликта с Испанией заставило королеву в феврале 1572 года отказать гёзам в убежище.

Символично, что когда испанская «Непобедимая армада» приближалась к Англии, то сообщение о появлении первых испанских кораблей в Ла-Манше пришло от английских пиратов: некий Флемминг пришел с этим известием в Плимут и, готовый сражаться с испанцами, сдался командующему флотом лорду Хоуарду.

Другой сложный вопрос — где проходила грань между официально разрешенным каперством и незаконным пиратством. Дело в том, что каперские грамоты порождали массу недоразумений. Попытки следственных властей, заподозривших судно в грабеже, установить, капер это или пират, часто заходили в тупик. Дело в том, что любой здравомыслящий пират старался раздобыть для себя такое «отпущение грехов» и, обезопасившись с его помощью, действовал безбоязненно.

Как только начиналась новая война, разбойничьи суда устремлялись на военные базы воюющих стран, и главари бандитских шаек, не обременяя себя излишними размышлениями, вступали в договор с местным губернатором и становились добровольцами на службе у какого-нибудь европейского монарха. Пираты Карибского моря знали, что наиболее перспективным местом для получения каперской грамоты была французская Тортуга. От ее губернатора Бертрана д'Ожерона почти всегда можно было получить разбойничью лицензию на грабеж испанцев. Пираты, в свою очередь, выплачивали ему 1/10 часть захваченной добычи. Восторженную оценку этой стороны деятельности д'Ожерона дал доминиканский монах Жан Батист Лаба, путешествовавший по Вест-Индии в 1696 году. «Мне не приходилось, — сообщает он, — когда-либо видеть правителя более бескорыстного, чем он. Он едва соглашался принять малую долю того, что принадлежало ему по праву каперских грамот, выданных им во время войны. А когда у нас был мир с испанцами и наши флибустьеры от нечет делать могли отправиться к англичанам на Ямайку и повести туда свои суда, он позаботился снабдить их грамотами из Португалии, которая тогда воевала с Испанией, и наши флибустьеры продолжали представлять опасность для испанцев».

В том случае, если пирату, по тем или иным причинам, было нежелательно заходить на Тортугу, его с распростертыми объятиями встречал губернатор английского острова Ямайка сэр Томас Модифорд, столь же трепетно относившийся к подобным просьбам [11].

Когда война заканчивалась, пираты не расставались с доверенностью — документ бережно хранили в капитанском сундуке. Он мог всегда пригодиться и поднимал престиж его владельца. Находились среди пиратов и настоящие коллекционеры, в чьих руках оказывались грамоты на разбой, полученные от государств-противников. С такими любителями двойной игры, как правило, не церемонились. Одним словом, с каперскими грамотами было много всякой путаницы и несообразностей. Показательную историю о том, сколь интересные судьбы подчас складывались у каперских грамот, можно почерпнуть из дневников Уильяма Дампира. В 1685 году, находясь в Панамском заливе, он стал свидетелем встречи английских и французских пиратов. «Капитан Гронье продемонстрировал свое расположение, предложив капитану Дэвису и капитану Свану новую грамоту от губернатора Пти-Гоав. Для последнего было обычным делом давать незаполненные бланки своим капитанам с наставлением передать их тому, кому они посчитают нужным. Таким образом, грамоты губернатора Пти-Гоав предоставляли убежище и приют любому из отчаянных искателей удачи и этим способствовали росту их богатства, силы и репутации. Капитан Дэвис принял грамоту; на руках у него, впрочем, была старая грамота, доставшаяся по наследству от умершего капитана Кука, который, в свою очередь, заполучил ее от капитана Тристьяна вместе с его барком [12]. Капитан Сван, однако, отказался взять ее, сказав, что у него есть грамота от герцога Йоркского [13] Я никогда не читал ни одной французской грамоты, пока был в здешних водах, и не знаком с их содержанием, но с тех пор я узнал, что истинный смысл их заключается в том, чтобы даровать свободу рыбной ловле и охоте на дичь. Причина подобного в том, что остров Эспаньола, где расположен Пти-Гоав, принадлежит частью французам, частью испанцам, и, когда наступает мир, эта грамота выдается как обоснование каждой из сторон защищать себя от вмешательства противника. В действительности же французы не ограничивают их действие одной Эспаньолой и подобным обманным путем предоставляют возможность опустошать любую часть Америки, на море и на суше».

Порой же случались и совершенно невообразимые истории. Вот, например, какой случай мог бы рассказать один из очевидцев:

«Сначала чиновник изумленно воззрился на подателя бумаги, а затем контору заполнили раскаты оглушительного хохота. Один Господь Бог знал, да, может быть, еще сам герой этой истории мог бы припомнить, при каких обстоятельствах он получил этот серьезнейший документ. Безграмотный темный мужлан, он горделиво помахивал листком и утверждал, что, прочитав его, все сразу поймут, какой перед ними важный господин. Ведь сам король Дании доверил ему свидетельство о каперстве. Возможно, датский чиновник, выписавший документ этому лихому вояке, пошутил, а может, просто разбойник не сумел добыть другую бумагу с печатью, но бесценная грамота, которой так дорожил хозяин, гласила, что „подателю сего разрешено охотиться на диких коз“».

Не всегда каперская деятельность прекращалась с окончанием войны. Так, в разгар англо-голландских морских войн английские торговцы Эдмунд Тэрнер и Джордж Кэрью получили право на каперские действия в отношении голландских судов. Они могли захватывать торговцев, пока не будет собрана сумма в 151 612 фунтов стерлингов, которая должна была погасить потери от захваченных в

1643 году английских судов. Любопытной была оговорка в тексте свидетельства, разрешающая новоиспеченным каперам продолжать свою деятельность и после заключения мира с Голландией, если к этому времени они не сумеют возместить свой убыток.

Однако каперскую активность подогревали не только войны. Другими важными источниками каперских грамот становились внутриполитические столкновения, вражда правящих группировок, приобретающая масштабы военного конфликта, и, конечно, революции, заявившие в XVI — XVII вв. свои права на переделку мира.

В 1644 году в Англии началась гражданская война. Линия политического противостояния разделила страну на два лагеря — приверженцев короля Карла I и сторонников Парламента. Противоборствующие стороны сражались не только в самой Англии — ожесточенные столкновения охватили самые отдаленные уголки безбрежных морей, дав несколько любопытных примеров каперской практики, например, на стороне короля.

Капитан Джон Макнелл имел веские основания быть недовольным революционными властями. Как-то раз в его доме веселилась компания его друзей, и, изрядно выпив, они прошлись по адресу парламентских властей, за что хозяин был приговорен к штрафу и тюремному заключению. Из развития дальнейших событий становится ясно, что подобные разговоры были не случайны. В августе

1644 года проштрафившийся капитан привел торговый корабль на остров Св. Иоанна в Индийском океане. Во время перехода некоторые из членов экипажа с подозрением присматривались к капитану, и Макнелл решил развеять их сомнения в отношении своей революционности. Он знал верные способы заслужить доверие экипажа и пообещал, придя в порт, устроить знатную пирушку на берегу. На нее он увел своих трех помощников, священника, врача, боцмана, плотника и четырех купцов, чьи товары лежали в трюме его корабля.

Пирушка началась, но вскоре капитан куда-то пропал, и компании пришлось продолжать без него, недоумевая о причинах исчезновения своего собутыльника. Утром, продрав глаза, гуляки вышли на берег и увидели, что корабль уходит в открытое море.

Ночью на палубе происходили большие дела. Подвыпивший Макнелл явился на борт и, созвав команду наверх, приказал всем поднять руки. Некоторые члены команды были за капитана, и с оружием в руках окружили матросов, заставив их повиноваться.

Капитан, отхлебнув из огромного кубка вина, обратился к экипажу с проникновенной речью: «Джентльмены. Буду краток. Я захватил корабль для короля, и завтра, как только мы отчалим, вы получите по 100 реалов каждый». Капитан знал, что говорить. «На корабле, — продолжал он, — товары купцов. Вы получите 2/3, а король — 1/3 и корабль. Затем пойдем к берегам Красного моря и поищем добычу. А кто против, — меч предупреждающе сверкнул в руках оратора, — так этим „парламентским псам“ он быстро голову снимет». Не советовал капитан и вплавь добираться до берега — он сообщил, что прикажет стрелять по плывущим. Запуганной команде пришлось повиноваться, и Макнелл вышел в море. Правда, солидного разбоя не получилось. Капитан не доверял своей команде. Сделав несколько захватов, корабль в январе 1645 года пришел в Бристоль, порт короля. Здесь Макнелл передал все захваченные ценности представителям Карла I и пообещал служить делу монархии до конца, выразив надежду, что сможет собственными руками изрубить в куски некоторых членов Парламента. Но и Парламент не дремал.

В 1645 году к английской крепости Сен-Мэри в Мэриленде (Сев. Америка) подошло купеческое судно «Реформейшн» («Преобразование»). Само название корабля выдавало в его хозяине противника королевской власти. Так оно и было. Капитан Ричард Ингл был прекрасно известен местному губернатору-монархисту. В 1644 году Инглу пришлось бежать из Мэриленда в Англию за непочтительные слова в адрес монарха. Теперь он вернулся с каперской грамотой, полученной от революционных парламентских властей, и был готов наказать подлых аристократов. Гражданская война часто бывает удобным прикрытием для обогащения и сведения личных счетов. Ингл захватил голландское судно, стоящее в акватории, высадил десант и, разогнав гарнизон, занялся грабежом. Погрузив найденные грузы на судно, капер прошелся вдоль берега, разоряя прибрежные поселения, при этом уделяя особое внимание богатым усадьбам мэрилендских аристократов и католических священников. Пример Ингла вызвал цепную реакцию на побережье, превратив его в очаг антикоролевских выступлений.

Наконец, основанием для предоставления каперской грамоты могла стать забота правительства о защите своих границ, своей торговли от пиратов. Собственно с этого каперство и началось[14]. В истории есть немало примеров подобных каперских грамот, самой знаменитой из которых стала грамота, данная Уильяму Кидду.

Парадоксально, но факт — до конца XVII в. испанские власти отказывались пускать в обращение каперские свидетельства. Казалось, трудно было бы отыскать более подходящее средство, чтобы отомстить обидчикам — англичанам, голландцам и французам — и силами предприимчивых опытных испанских навигаторов положить конец их разбойничьей деятельности у испанских побережий Старого и Нового Света. Кроме того, привлечение частных лиц привело бы к экономии государственных средств, а быстрые маневренные каперские флотилии могли бы действовать намного эффективнее, нежели королевский флот.

В 1666 году советник одной испанской торговой палаты предложил привлечь для охраны американских вод фламандских приватиров. Через три года похожее предложение последовало от арматоров [15] Бискайского залива: судовладельцы были готовы отправить восемь — десять кораблей к берегам Новой Испании, однако взамен хотели получить право беспошлинной торговли с колониями. Им было отказано, так как предоставление подобных привилегий означало бы официальную лазейку для контрабанды в обход строго регламентируемого кодекса испанской торговли. Но развал океанских торговых линий и наглое хозяйничание пиратов в Вест-Индии заставили испанские власти пойти на смягчение существующих правил. В феврале 1674 года вышел указ, предоставлявший на выгодных условиях каперские свидетельства. Вскоре в Вест-Индии появились испанские каперские суда — небольшие галеры, приспособленные для плавания на мелководье, с пушкой на носу и четырьмя орудиями на корме, которые сразу превратились в серьезную помеху для пиратов и контрабандистов, особенно в заливе Кампече, побережье которого было известно всему миру как центр добычи и переработки драгоценного кампешевого дерева.

И наконец следующий запутанный вопрос, на который также невозможно получить однозначный ответ, — в какой степени зависели владельцы каперских грамот от политической конъюнктуры. Когда речь идет о Европейском регионе с реально существующей в нем возможностью жестко контролировать приватирскую и пиратскую деятельность, то можно отметить, что правительства располагали здесь достаточными рычагами давления. В Англии, например, после 1588 года каперские свидетельства выдавались любому купцу, который привел доказательства ущерба, причиненного ему испанцами. Предоставлялись они только на шесть месяцев, но легко возобновлялись. Десятую часть добычи каперы отдавали в пользу королевы (или лорд-адмирала); если они отказывались платить эту «десятину», то против непослушных заводились уголовные дела. С восшествием же на престол Англии Якова I и начавшимся потеплением в отношениях с Испанией, вышел ряд указов, требовавших возвращения каперских грамот. Английские приватиры потеряли свою работу и были вынуждены либо осваивать новую профессию, либо перебираться в другие, более отдаленные районы, например в Средиземное море [16]. Другой пример — Война за испанское наследство. С ее окончанием высвободились сотни приватиров, а последовавшая демобилизация флотов еще более расширила рынок свободных рук. Однако взрыва пиратства в европейских морях не последовало.

Совсем иная ситуация возникла в отдаленных колониях, куда и перемешалась волна приватиров и авантюристов, порождая сложный, пестрый и многообразный разбойничий мир, такой, например, как береговое братство флибустьеров Вест-Индии. Как они зависели от перипетий европейской политики, на чьей стороне они сражались?

Мир разбойников Вест-Индии был слишком сложен, пестр и многообразен, чтобы мог быть получен простой ответ. Примем во внимание ряд обстоятельств.

Береговое братство, объединявшее людей, специальностью которых был морской разбой, являло собой многонациональное формирование. Представление о разбойнике вообще как о человеке, с горящими от алчности глазами рыскающем по морям в погоне за добычей, достаточно распространено, но подобное восприятие упрощает действительную картину вещей. Ошибочно думать, что пират-флибустьер был начисто лишен представлений о таких понятиях, как «моя отчизна», «мой король», «наши купцы» и т.п. Национальному происхождению в разбойничьей среде могли до поры до времени не придавать значения и грабить испанские колонии «единым фронтом». Однако и в этот период «интернациональной солидарности» нередко случались конфликты во внутрифлибустьерской среде, например между французами и англичанами.

В 1683 году барк французского капитана Тристьяна, с экипажем из французов, среди которых затесались восемь — десять англичан, стоял на рейде французского порта Пти-Гоав. Англичанам уже давно было не по душе общество французов, и они отважились на смелую акцию. Когда Тристьян отправился с частью команды на берег, англичане устроили так, чтобы за ними последовали и другие французы, — сами же тем временем захватили корабль, срочно набрали экипаж из местных жителей и быстро ретировались, пока известие о захвате не дошло до французского губернатора и Тристьяна.

Постоянные конфликты сопровождали и совместные англо-французские разбойничьи плавания. Яркий пример тому — экспедиция Генри Моргана в Пуэрто-дель-Принсипи в 1668 году, когда убийство француза англичанином фактически раскололо пиратское братство. Та же тенденция обнаружилась во время знаменитого похода буканьеров в Панаму в 1685 году. Когда пиратская флотилия столкнулась в Панамском заливе с испанским военным флотом и оказалась под угрозой уничтожения, среди запаниковавшего воинства тут же вспыхнули национальные распри: француз капитан Гронье отделился со своими людьми от главных сил и убрался восвояси, предоставив англичанам самим разбираться с испанцами [17].

Когда же в конце XVII в. Франция оказалась в состоянии постоянной войны с Голландией и Англией, национальный вопрос стал барьером, разделившим некогда единое сообщество.

Примером может служить история, произошедшая в 1689 году, когда корабль англо-французской флибустьерской шайки стоял на якоре у острова Сен-Кристофер. Неожиданно пришло известие о том; что началась Аугсбургская война. Пираты тут же разделились на два лагеря. Англичане, находившиеся в большинстве, избавились от своих собратьев по ремеслу, французов, вышвырнув их на берег. Корабль же они увели в английское владение, к острову Невис, где получили каперскую грамоту, разрешающую действия против французской торговли.

Как мы помним, для разбойника было крайне важно иметь каперское свидетельство. В жилах этих грубых парней в просоленных истрепанных одеждах и с нечесаными космами, потерявших стыд и совесть в погоне за неживой, текла кровь голландцев, шведов, французов, англичан, что часто сдерживало желание принять грамоту враждебного их стране государства, так как тогда они стали бы изгоями среди своих соплеменников. Поэтому, говоря о флибустьерах Карибского моря, мы всегда должны иметь в виду, что для них разбой был разбоем, но разбою в национальных интересах (читай — с каперской грамотой) всегда отдавалось предпочтение[18]. Заметим, что в далекой Европе знали об этих потенциальных океанских союзниках и нередко прибегали к их услугам. Взаимоотношения англичанина Генри Моргана с губернатором английской Ямайки сэром Томасом Модифордом — яркое тому подтверждение. Мы подробнее остановимся на них в главе, посвященной Моргану. Здесь же приведем несколько эпизодов, проливающих свет на сотрудничество пиратов-французов с французской администрацией.


Англо-франко-голландская война (1672 — 1674)


1673 г. — генерал-губернатор французских Антильских островов Жан Шарль де Баас готовит экспедицию против голландского владения — острова Кюросао. Ему на помощь направился правитель острова Тортуга Бертран д'Ожерон на собственном корабле «Экюель» с отрядом французских буканьеров.

Во время плавания корабль попал в шторм и разбился на рифах к югу от Пуэрто-Рико. Высадившиеся на берег буканьеры были частью перебиты испанцами, а частью (в том числе и д'Ожерон) взяты в плен. В свою очередь, и экспедиция де Бааса не имела успеха.


Франко-испано-голландская война (1674 1678)


1678 г. — флот вице-адмирала Жана д'Эстре готовит экспедицию для захвата того же Кюросао. В ее составе находилось более десятка флибустьерских судов. Самоуверенный адмирал, впервые оказавшийся в местных водах, не воспринял советов опытных офицеров и в один миг потерял всю эскадру, выведя ее точно на рифы у островов Авес. Любопытно, что флибустьеру шевалье де Граммону было поручено остаться на месте крушения и приводить разбитые корабли в порядок.


Война Франции против Аугсбургской лиги (1688 1697)


1694 г. — губернатор французской части Сан-Доминго Жан Дюкасс совершает совместный с флибустьерами победоносный опустошительный рейд против Ямайки.

«Ущерб, нанесенный врагу этой операцией, — информирует французский миссионер Ж. Б. Лаба, — составлял более 12 млн, не считая военною 50-пушечного корабля, который они захватили, и множества других торговых судов, которые они увели с собой, посадили на мель или сожгли на берегу. Захваченных и поделенных между собой негров-рабов насчитывалось 19 сотен, но взятых отдельными лицами и не отнесенных к общей добыче было значительно больше. Что же касается денег в отчеканенной монете, мебели, товаров и предметов сахарного производства, то просто невозможно подсчитать точно стоимость всего этого. Достаточно сказать, что захваченного хватило на то, чтобы обогатить порядочное число флибустьеров и обитателей побережья, а Дюкасс и его офицеры сколотили такие огромные состояния, что им могут позавидовать наиболее богатые люди Европы».

Впрочем, французскому правительству не удалось воспользоваться огромной добычей, захваченной на Ямайке, — в декабре 1694 года, возвращаясь во Францию, корабль «Темерэр» с сокровищами на борту столкнулся с англичанами и после ожесточенного боя был захвачен.

1697 г. — капитан 1-го ранга Жан Бернар Луи Дежан, барон де Пуэнти, осуществляет захват испанской Картахены, и вновь на помощь его эскадре приходят Дюкасс и особый флибустьерский отряд с Тортуги. Заметим, что при дележе добычи карибские мастера разбоя были виртуозно обведены вокруг пальца вероломным аристократом, который отсчитал им столь незначительную долю добычи, что чуть было не спровоцировал мятеж. Конфликта среди победителей удалось избежать лишь благодаря вторичному разграблению Картахены, осуществленному уже силами одних флибустьеров.


Война за испанское наследство (1701 1713)


1705 — 1706 гг. — эскадры капитан-командора маркиза Анри Луи де Шаваньяка и капитана 1-го ранга Пьера Лемуана д'Ибервиля предпринимают успешный рейд против английских владений в зоне Антильских островов. В составе их отрядов действовали флибустьеры, пришедшие с острова Мартиника.

Таким образом, мы видим, что участие французских флибустьеров в войнах Франции было весьма значительным.

Флибустьерская публика была слишком отчаянным и дерзким союзником, чтобы можно было жестко регламентировать и контролировать их действия. Слишком далеко находились Париж и Лондон, чтобы указы, выпускаемые королями, становились обязательными для этих опасных людей. Когда вопрос принимал форму дилеммы — подчиняться приказу свыше и остановить грабеж в связи с изменениями, произошедшими в сферах высокой политики, или продолжить разбой на свой страх и риск, — то флибустьеры часто выбирали второе. Так, в 1678 году в Нимвегене был заключен франко-испанский договор, предусматривающий прекращение враждебных действий с Испанией. Но уже упоминавшийся шевалье де Граммон придерживался на этот счет особого мнения. Зная о запрещении грабить испанцев, он отправился к Кумане, захватил крепость, вывесил французское знамя и пол лозунгом «Да здравствует король» благополучно разграбил все окрестности, нимало не смущаясь тем обстоятельством, что полномочия его грамоты закончились. Точно так же в 1685 году никакие усилия французских властей не остановили его поход на Кампече, знаменитый своими богатствами, полученными от торговли драгоценным кампешевым деревом. Когда явившийся в лагерь флибустьеров губернатор Тортуги Тарен де Кюсси пригрозил разбойникам, де Граммон ответил: «Если мои товарищи по оружию согласны отказаться от своих намерений, то'я готов сделать то же самое». Ответ товарищей не замедлил себя ждать, и одобрительный крик сотен глоток ясно показал, чего стоит на островах власть «Короля-Солнца». Де Кюсси, естественно, никакой грамоты людям де Граммона не предоставил, но флибустьеры вполне обошлись теми, которые были у них на руках, уже упоминавшимися грамотами для охоты и рыбной ловли.

Кампече был захвачен, и пираты прожили в городе полтора месяца, а окончание их пребывания было отмечено совершенно невиданным увеселением. Шевалье де Граммон решил отметить именины своего короля, Людовика XIV. Утром 25 августа флибустьеры прошествовали торжественным маршем по городу, ружейными и пушечными выстрелами отсалютовали в честь короля и затем прямо на улицах устроили торжественный банкет. Изрядно напившись и всласть повеселившись, они вынесли на берег моря сложенные в портовых складах стволы кампешевого дерева — стоимость собранного дерева приближалась к 200 тысячам пиастров. Пираты поднесли к деревянной глыбе зажженные факелы, и темноту карибской ночи пронзила ослепительная вспышка пламени, осветившая весь берег. Огонь весело охватывал сухие драгоценные стволы, повалил дым, и запах пылающего богатства разнесся по всей бухте, смешиваясь с пряным воздухом тропической ночи. Весь мир был ошеломлен известием о том, как отпраздновали именины короля в Кампече. А герой празднества, де Граммон, торжественно изрек: «Ну разве смогут они в Версале тягаться с нашей затеей? Любая их выдумка покажется сущей чепухой».

Итог можно подвести выдержкой из донесения губернатора Кюросао ван Вика, встревоженного участившимися захватами голландских судов их союзниками, англичанами, во время Войны за испанское наследство: «Крайне необходимо, насколько это возможно, гарантировать себя от нападений наших друзей и союзников англичан», (разр. наша. — Д. К.) Он мог бы добавить «и наших соотечественников», поскольку для многих из вольных флибустьеров вопрос о том, на чьей стороне сражаться, в конечном счете означал, как жить сегодня, радуясь тем мгновениям, которые подарила им жизнь, как победить, сражаясь на своей собственной стороне!

ГЛАВА 2. РЕГИОНЫ МОРСКОГО РАЗБОЯ 

Хронологические ориентиры

Средиземное море

1492 — падение Гранады. Завершение Реконкисты.

1499 — 1502 — венециано-турецкая война.

1505 — 1511 — закрепление Испании на североафриканском побережье. Захват Педро де Наварро Пеньон де Белеса (1508), Орана (1509), Бужи, Триполи (1510).

1511 — неудача испанской экспедиции против Джербы.

1512, 1514 — неудачи Аруджа у Бужи.

1516 — Арудж захватывает власть в Алжире.

1516 — 1517 — захват Османской империей Сирии, Палестины, Ливана и Египта.

1517 — захват Аруджем Тлемсена.

1518 — поражение и смерть Аруджа у Тлемсена.

1518 — переход Хайраддина под сюзеренитет Османской империи.

1520 — потеря Алжира Хайраддином.

1522 — захват Османской империей острова Родос.

1526 — захват Хайраддином Мостаганема и Алжира.

1529 — блокада и захват Хайраддином острова Пеньон.

1530 — рыцари-иоанниты обосновываются на острове Мальта.

1531 — попытка высадки Андреа Дориа в Шершеле.

1534 — 1535 — захват Хайраддином Туниса.

1535 — 1560 — оккупация Туниса испанцами.

1536 — заключение союзного и торгового договора между Османской империей и Францией.

1538 — 1540 — война Османской империи против Священной Римской империи, Венеции и папы римского.

1538, 27.09 — поражение соединенной эскадры христианских государств у Превезы.

1541 — поражение Карла V под Алжиром.

1543 — 1544 — совместные действия французского флота Франциска I и турецко-корсарского флота Хайраддина против Карла V.

1548 — захват Драгут-раисом казны Мальтийского ордена.

1551 — захват Триполи Османской империей.

1551 — захват Махдии Драгут-раисом.

1552 — 1554 — совместные действия французского флота Генриха II и турецко-корсарского флота.

1554 — захват Салах-раисом Пеньон де Белеса.

1555 — захват Салах-раисом Бужи.

1560 — неудача испано-венецианской экспедиции у острова Джерба.

1563 — осада Орана и Мерс-аль-Кебира Хасан-пашой.

1565 — осада Мальты флотом Османской империи.

1569 — захват Туниса Ульдж Али.

1570 — 1573 — война Османской империи со «Священной лигой» (Венеция, Испания, папа римский, Мальта, Генуя, Савойя) (Кипрская война).

1571 — захват острова Кипр Ульдж Али.

1571, 7.10 — разгром турецкого флота у Лепанто.

1573 — захват Туниса Испанией.

1574 — установление контроля Османской империи над Тунисом.

1581 — создание французской Левантийской компании.

1607, 1610 — экспедиции великого герцога Тосканского против Алжира.

1610 — алжирский флот Питера Эштона совершает рейд в Бристольский залив и к Ньюфаундленду.

1612 — 1616 — деятельность Генри Мэйнуэринга в Средиземном море.

1620 — 1621 — английская экспедиция адмирала сэра Роберта Мэнсела против Алжира.

1627 — алжирская флотилия Морат-раиса достигает Исландии, разграбление Рейкьявика.

1645 —1669 — венециано-турецкая война (Кандийская война).

1647 — нападение барбарийских корсаров на побережье Корнуолла.

1655 — английская экспедиция адмирала Роберта Блэйка против корсаров Алжира, Туниса и Триполи.

1663 — экспедиция герцога де Бофора против Джидтели.

1664 — 1665 — голландская экспедиция вице-адмирала Михеля Адриана де Рюйтера и французские экспедиции герцога де Бофора против североафриканских пиратов.

1667, 1672, 1688, 1693 — нападения алжирцев на Оран.

1672 — английская экспедиция против Алжира.

1681 — французская экспедиция генерал-лейтенанта Авраама Дюкена против Триполи.

1682 — 1683 — экспедиция Дюкена против Алжира.

1683 — 1699 — война Османской империи против «Священной лиги» (1684 — Австрия, Польша, Венеция, Мальта, с 1686 — Россия).

1685 — французская экспедиция вице-адмирала Жана д'Эстре против Триполи.

1688 — экспедиция д'Эстре против Алжира.


Черное, Азовское и Каспийское моря

1-я пол. XVI в. — появление первых поселений казаков на Среднем, Нижнем Дону и в Запорожье.

1502, 1504 — походы казаков на Тавань.

1516 — поход казаков на Белгород (Аккерман).

1523 — нападение на Очаков.

2-я четверть XVI в. — нападения «баловней казаков» на поселения Ногайской Орды.

40-е гг. — создание «на Низу», на острове Томаковка, Запорожской Сечи.

2-я пол. XVI в. — активизация колонизации южных земель («Дикое поле») московским правительством. Строительство Орла, Ельца, Воронежа, Кром.

1552 — присоединение к Русскому государству Казанского ханства.

1556 — присоединение к Русскому государству Астраханского ханства.

1556 — 1558 — походы Дмитрия Вишневецкого и запорожских казаков на Крым.

1561 — нападение запорожцев на Кафу (Феодосия).

60 — 80-е гг. — первые известия о появлении казаков на Волге.

1569 — неудачный поход турецкого султана Селима II на Астрахань. Участие запорожских казаков в освобождении Астрахани.

1570 — строительство казаками Черкасска.

1571 — нападение запорожских казаков на Кафу.

1575 — захват казаками Богдана Ружинского Трабзона, Синопа. Поход на Стамбул.

1576 — захват запорожскими казаками Ислам-Кермена на Днепре.

1580 — 90-е гг. — ежегодные набеги казаков на Черноморское побережье Турции.

1580 — возникновение казачьих городков на Яике.

1589 — нападение запорожцев на Газлеви (Евпатория).

1593 — разрушение поляками Сечи на Томаковке. Основание Сечи на острове Базавлук у впадения реки Чертомлык в Днепр.

1595 — захват казацким флотом Синопа.

1602 — разгром турецкой эскадры казаками под Килией и Белгородом.

1603 — сожжение казаками Измаила.

1606 — нападение казаков на Килию и Белгород, захват Варны. Сожжение гетманом Петром Сагайдачным Кафы.

1609 — нападение казаков на Измаил и Килию.

1614 — разгром казаками Синопа.

1615 — уничтожение казаками турецкого флота в устье реки Миус, захват Трабзона, Синопа, разгром турецкой эскадры в устье Дуная.

1616 — победа казаков над двумя турецкими эскадрами, захват Кафы, Синопа, Трабзона.

1617 — поход казаков на Стамбул, разгром турецкого флота. 1621 — прорыв казаков к Стамбулу. «Превеликое смятение и

страх» в городе. Поход «воровских казаков» под предводительством Тренки-Уса на Каспийское море.

1623 — совместный поход запорожских и донских казаков на Анатолийское побережье Черного моря.

1624 — походы запорожских и донских казаков под Стамбул.

1625 — неудачные операции казаков под Трабзоном. Конфликт казаков. Сражение казаков с турецким флотом капудан-паши Реджеб-паши у Кара-Кермена (Очаков).

1626 — 1631 — переговоры запорожских казаков со шведским королем о борьбе против Речи Посполитой на Балтийском море.

1628 — разрушение казаками Ислам-Кермена. Поддержка казаками претендента на крымский престол Шагин-Гирея, операции против турецких крепостей в Крыму.

1630 — неудачный поход донских и запорожских казаков на Керчь. Разорение греческих поселений на берегах Черного моря.

1631 — 1634 — разбойные рейды по Каспийскому морю донских, запорожских и яицких казаков.

1635 — захват запорожскими казаками Ивана Сулимы польской крепости Кодак.

1636 — разгром казачьим отрядом Ивана Поленова Ферахабада (Персия).

1637 — 1642 — «Азовское сидение».

1644, 1645 — неудачные попытки казаков вновь захватить Азов. 1645 — царский указ о строительстве в устье Яика «города каменного» для обеспечения безопасного плавания по Каспийскому морю.

1649 — торговый договор турецкого султана с Войском запорожским.

1649 — 1650 — действия на Каспийском море отряда атамана Ивана Кондырева.

1650 — набег донского атамана Ивана Богатого на Стамбул.

1655 — захват казаками Тамани, блокада Керченского пролива.

1656 — осада казаками Азова и Очакова.

1659 — основание «воровского» городка Риги для переволоки на Волгу. Разгром казаками Темрюка, Тамани, Кафы, Синопа.

1660 — 1663 — действия атаманов Парфения Иванова и Тимофея Радилова на Волге и Каспии. Их нападение на побережье Гиляна (Персия).

1660 — осада Очакова запорожским атаманом Иваном Сирко.

1667 — поход запорожцев на Крым. Бегство хана в Турцию.

1667 — 1669 — Персидский поход Степана Разина.

1670 — осада Иваном Сирко Очакова, «чтобы Днепр очистить для проезда на морской путь».

1677 — неудачный поход донского атамана Василия Касимова к персидским и туркменским берегам.

1683 — поход казаков к берегам Турции.

1686 — неудачные попытки захвата крепости Лютик донскими и крепости Кызы-Кермен запорожскими казаками.

1687 — I Крымский поход. Неудачный набег казаков на Темрюк.

1689 — II Крымский поход. Разорение донскими казаками атамана Тимофея Долгого устья Кубани.

1694 — захват запорожскими и донскими казаками Чонгарского городка.

1695 — захват запорожцами Кызы-Кермена и Тавани. Неудачная попытка атамана Ивана Гусака захватить Очаков. I Азовский поход Петра I.

1696 — участие запорожских и донских казаков во II Азовском походе.

1696 — 1711 — владение Россией Азовом.

1708 — 1710 — разгром Петром I Базавлуцкой (или Старой) Сечи.

1711 — изгнание запорожцев с реки Каменки.

1734 — 1775 — деятельность запорожцев на реке Подпольной, в 5 — 7 км от Старой Сечи (т. н. Новая Сечь).


Атлантический океан и Вест-Индия

1493 — основание Христофором Колумбом Изабелло первого постоянного поселения европейцев в Америке.

1494 — заключение Тордесильясского договора. Установление испано-португальской колониальной монополии.

1500 — открытие Педру Альфонсо Кабралом Бразилии.

1505 — 1519 — подчинение португальцами западного побережья Марокко (Агадир, Сафи, Мазаган).

1508 — 1509 — деятельность пиратской флотилии Мандрагона на атлантических торговых путях и ее разгром португальским флотом капитана Дуарто Пашеку Перейра.

1508 — 1512 — захват испанцами Пуэрто-Рико. Ямайки и Кубы.

1519 — 1521 — завоевание государства ацтеков Эрнандо Кортесом.

1523 — захват у Азорских островов французским корсаром Жаном Флёри испанской каравеллы с сокровищами ацтеков.

1530 — 1531 — «торговая» война Жана Анго против португальцев.

1530 — 1532 — экспедиции Уильяма Хоукинса-старшего в Гвинею и Бразилию.

1531 — 1533 — завоевание Перу Франсиско Писарро.

1531, 1538 — первые работорговые плавания из Африки в Бразилию (А. де Соуза, Л. Бишорд).

1536 — 1537 — блокада Португалии корсарами Жана Анго.

1537 — 1538 — открытие трассы «Золотого флота». Плавание эскадры адмирала Бланко Нуньеса де Вела. Захват корсарами Анго нескольких испанских судов у Багамских островов.

1538 — разгром французскими корсарами Гаваны.

1540 — 1550 — завоевание Чили Педро де Вальдивией. 1543 — захват Робервалем Картахены, неудачный штурм Гаваны.

1555 — атака Гаваны французскими корсарами Жаком де Сором и Франсуа Леклерком Деревянная нога. Основание французами поселения у Рио-де-Жанейро.

1558 — разгром де Сором Сантьяго на Кубе.

1559 — набег на Картахену французов Мартина Котьеса и Жана де Бантемпо.

1560 — уничтожение португальцами поселения французов в Бразилии.

1561 — 1564 — экспедиция против французов Педро Менендеса де Авилеса.

1562 — разгром испанцами французского протестантского поселения Жана Рибо во Флориде.

1562 — 1563 — 1-е плавание Джона Хоукинса в Вест-Индию.

1564 — 1565 — 2-е плавание Хоукинса в Вест-Индию.

1567 — антииспанская карательная экспедиция французского корсара Доминика де Гурга во Флориду.

1567 — 1568 — 3-е плавание Хоукинса в Вест-Индию. Разгром англичан в бухте Сан-Хуан-де-Улоа (Мексика).

1572 — 1573 — экспедиция Френсиса Дрейка в Номбре-де-Диос.

1576 — неудачное плавание Эндрю Паркера в Вест-Индию.

1576 — 1577 — экспедиция Джона Оксенхена в Вест-Индию.

1577 — 1580 — кругосветное плавание Дрейка.

1578 — неудачная экспедиция португальского короля Себастьяна в Марокко, «битва трех королей».

1583 — экспедиция Хемфри Гилберта в Северную Америку.

1583 — уничтожение испано-португальцами французской колонии в Параибе (Бразилия).

1584 — перенос транспортной гавани «Золотого флота» из Номбре-де-Лиос в Портобело.

1584 — 1585 — экспедиции Артура Барлоу и Ричарда Гренвила в Америку. Открытие Виргинии.

1585 — 1586 — экспедиция Дрейка в Вест-Индию. Захват Сан-Доминго и Картахены.

1585 — 1590 — деятельность английских колонистов на острове Роанок (Виргиния).

1587 — захват Дрейком у Азорских островов португальской каравеллы «Сан-Фелипе».

1588 — разгром «Непобедимой Армады».

1590 — неудачная экспедиция Хоукинса и Мартина Фробишера к Азорским островам в поисках «Золотого флота».

1591 — неудачное плавание английского флота адмирала Чарлза Хоуарда к Азорским островам. Героический бой корабля «Рэвендж» с испанским флотом.

1592 — захват «Мадре де Диос», каперская экспедиция Джона Берга в Карибское море.

1594 — 1595 — экспедиция Джеймса Ланкастера в Бразилию. Разгром Пернамбуку.

1594 — неудачная попытка графа Камберленда захватить испанские каракку «Синко льягас» и галеон «Сан-Фелипе».

1595 — сожжение Эмайсом Престоном и Джорджем Соммер-сом Каракаса и Коро.

1595 — 1596 — последнее плавание Дрейка и Хоукинса в Вест-Индию. Смерть обоих командующих. Экспедиция Уолтера Рэли на поиски Эльдорадо.

1598 — захват графом Камберлендом Пуэрто-Рико.

1601 — нападение Уильяма Паркера на Портобело.

1604 — нападение голландской эскадры ван Кардена на Байю (Бразилия).

1617 — 2-я экспедиция Рэли на поиски Эльдорадо.

1623 — появление англо-французского поселения на острове Сент-Кристофер.

1624 — захват голландским флотом Питера Хейна Байи.

1625 — 1654 — владение Голландией Пернамбуку.

1625 — захват англичанами острова Барбадос, нападение Хейна на Пуэрто-Рико.

1626 — основание Нового Амстердама. 1628 — захват англичанами острова Невис.

1628 — захват Питером Хейном «Серебряного фонда» в бухте Матанзас (Куба).

1630 — уничтожение испанцами поселения на острове Сент-Кристофер. Переселение англо-французских пиратов на остров Тортуга.

1630 — 1654 — голландская колонизация Бразилии.

1632 — захват Англией Антигуа и Монсератта, Голландией — Тобаго.

1634 — захват Голландией острова Кюросао.

1635 — захват Пьером Леграном у мыса Тибурон испанского галиона. Захват Эснамбюком Мартиники и Оливье — Гваделупы.

1637 — захват голландцами Эльмины.

1638 — 1645 — борьба за контроль над Тортугой.

1640 — начало плантационных хозяйств на Барбадосе.

1641 — завоевание Голландией Сан-Томе и других территорий близ Золотого берега.

1654 — овладение испанцами Тортугой.

1655 — захват Ямайки Англией.

1659 — высадка Жереми дю Россе на Тортуге. Уничтожение испанского гарнизона.

1663 — нападение Льюиса Скотта на Кампече и капитана Бер-нардана на форт Сан-Томе на реке Ориноко.

1664 — разгром Джоном Дэвисом Гранады (Никарагуа) и Сан-Аугустина (Флорида). Овладение англичанами Новым Амстердамом (Нью-Йорк).

1665 — рейд Морриса и Джекмэна вдоль Мексиканского побережья, захват Трухильо и Гранады, разграбление флибустьерами с Тортуги Санкти-Спирита (Куба).

1665 — 1667 — захват Эдуардом Мансфельдом острова Санта-Каталина и неудачная попытка пиратов закрепиться на острове.

1666 — разгром Маракайбо и Гибралтара отрядами Олоне и Мигеля Ле Баска.

1667 — закрепление голландцев в Суринаме.

1668 — захват Мигелем Ле Баском испанского галиота «Сант-Яго»; Кубинская экспедиция Генри Моргана. Захват Пуэрто-дель-Принсипе. Разгром Морганом острова Портобело.

1669 — разгром Морганом Маракайбо и Гибралтара.

1670 — 1671 — Панамская экспедиция Моргана.

1678 — захват Кампече Лорансом де Граафом.

1679 — экспедиция де Граммона против Маракайбо и Гибралтара. Захват Коксоном, Соукинсом, Шарпом и Харрисом Порто-бело; их переход через Панамский перешеек.

1680 — 1681 — поход де Граммона в Куману.

1682 — поход ван Дорна, де Граафа и де Граммона в Веракрус.

1685 — захват де Граммоном Кампече.

1692 — землетрясение на Ямайке. Гибель Порт-Ройяла.

1694 — разгром Дюкассом Ямайки.

1697 — захват бароном де Пуэнти, Жаном Дюкассом и флибустьерами с Тортуги Картахены.

1711 — 1713 — экспедиция Жака Кассара в Вест-Индию. Разгром Монтсеррата, Антигуа, Суринама и Кюросао.

1711 — захват Рене Дюге-Труеном Рио-де-Жанейро.

1716 — 1718 — деятельность Тича Черной Бороды.

1717 — королевская амнистия пиратам Вест-Индии.

1721 — казнь Джона Рэккема и Чарлза Уэйна на Ямайке. Дело Анны Бонни и Мэри Рид.

1722 — смерть Бартоломью Робертса.


Индийский океан и страны южных морей [19]

Конец XV в. — выход Португалии в Индийский океан. Начало борьбы Диссабона с Арабским миром за контроль над торговыми путями в Индию, на Дальний Восток и в страны южных морей.

1497 — 1499 — открытие морского пути в Индию. Приход португальской эскадры Васко да Гамы в Каликут.

1500 — открытие Диогу Диашем острова Мадагаскар.

1500 — 1501 — плавание Педру Алвару Кабрала в Бразилию и Индию. Грабеж и артиллерийский обстрел Каликута.

1500 — 1510 — закрепление португальцев на восточном побережье Африки. Строительство фортов в Мозамбике, Мафии, Сафале, Сан-Доренсу, Могадишо.

1502 — 1503 — уничтожение В. да Гамой судна с паломниками из Мекки, разгром Каликута и Кочина.

1505 — образование в Индии вице-королевства Португалии.

1509 — разгром вице-королем Франсиско де Алмейдой объединенного флота Египта и султана Гуджарата у Диу.

1510 — захват Афонсу д'Албукерки острова Гоа (Камбейский залив).

1511 — 1512 — захват д'Албукерки Малакки. Начало борьбы за Молуккские острова.

1513 — разгром флота д'Албукерки у Адена. Первое появление португальцев в Китае.

1515 — захват португальцами Ормуза, закрепление в Омане и в Восточной Аравии.

1516 — 1517 — захват Османской империей Египта, Дамаска и Мекки. Установление турецкого контроля над Красным морем.

1520 — захват португальцами Массауа (Эфиопия).

1521 — выход кораблей экспедиции Магеллана к Молуккским островам. Выяснение существования западного морского пути к Островам пряностей.

1528 — захват португальцами Момбасы.

1529 — договор в Сарагосе о разделе сфер влияния, установление западных границ испанских владений в 17° к востоку от Молуккских островов,

1534 — захват португальцами Бассейна.

1535 — захват португальцами Диу. 1538 — неудачная осада Диу турками.

1544 — строительство португальской фактории в Келимане.

1552 — захват капудан-пашой Красного моря Пири-раисом района Маската. Его блокада в Басре португальским флотом.

1553 — разгром португальским флотом турецкого флота Мурад-паши в Красном море.

1554 — победа португальцев над Сиди-Али у Маската. 1557 — переход Северного Судана под контроль Османской

империи.

1557 — захват Османской империей Массауа. Появление в Китае (Макао) первой европейской (португальской) колонии.

1558 — 1559 — захват португальцами Дамана.

1579 — 1580 — приход Френсиса Дрейка на Острова пряностей. Заключение торгового соглашения с султаном Тернате. Переход «Голден Хайнд» через Индийский океан,

1592 — прибытие в Малаккский пролив английской эскадры Джона Ланкастера и грабеж португальских судов.

1595 — 1597 — 1-е плавание голландца Корнелиса ван Хоутмана в Восточную Индонезию. Победа над португальским флотом у мыса Доброй Надежды.

1597 — неудачное нападение португальской эскадры Л. де Бригу на Бантам.

1598 — 1601 — 1-е голландское кругосветное плавание (Оливер ван Ноорт).

1598 — неудачное вторжение испанцев на Тайвань.

1598 — 1599 — плавание Яна ван Мека к Островам пряностей, открытие Маврикия.

1599 — захват арабами Момбасы.

1598 — 1600 — 2-е плавание К. ван Хоутмана. Его смерть в Аче (1599).

Начало XVII — коней 20-х гг. XVIII в. — борьба англичан и голландцев за торговлю пряностями. Поражение англичан. Утверждение голландцев на Островах пряностей.

1600 — крейсерство голландского адмирала Питера ван Кардена у побережья Аче.

1600 — 1603 — правление Филиппа де Бригу в Сириаме.

1601 — 1603 — 2-е плавание Ланкастера в южные моря.

1602 — образование Объединенной Ост-Индской компании.

1603 — захват голландцами (Я. ван Хеемскерк) каракки «Сайта Катарина» в бухте Макао.

1605 — гибель Джона Дэвиса в сражении с малаккскими пиратами.

1610 — экспедиция английского судна «Глоб» в Бенгальский и Сиамский заливы.

1609 — 1616 — правление Себастьяна Тибана в Сандвипе (устье Ганга).

1610, 1617 — отражение португальцами нападений голландцев на Малакку.

1612 — поражение португальской эскадры в сражении с англичанами у Сурата (битва у Сволли).

1615 — уничтожение португальской эскадры у Гоа в Малаккском проливе.

1616 — военное столкновение английской эскадры Н. Корт-хопа с голландцами на острове Рун.

1617 — 1618 — экспедиция Уильяма Паркера в Ост-Индию. Его смерть.

1618 — уничтожение голландцами английской фактории в Батавии.

1619 — разгром английской эскадры в бухте Патани (Сиам). Соглашение Голландской Ост-Индской и Английской Ост-Индской компаний.

1620 — разгром англичанами португальского флота в Персидском заливе.

1622 — захват персидским шахом Аббасом I и англичанами Ормуза.

1623 — «Амбоинская резня» (казнь голландцами служащих Английской Ост-Индской компании в фактории на острове Амбоин).

1624 — захват голландцами южной части острова Ява. 1629 — дело «Батавии».

1637 — столкновение англичан в Макао с китайскими властями.

1641 — захват голландцами Малакки. Рейд голландской флотилии принца Морииа Нассау в Луанду.

1645 — блокада Манилы голландским флотом.

1652 — основание голландцем Яном ван Рибеком Капстада.

60-е гг. — закрепление Голландской Ост-Индской компании на Малабарском побережье Индии.

Конец 70-х гг. — начало антиголландской разбойничьей деятельности флотилий бугского государства.

1676 — 1677 — экспедиция К. Я. Спеелмана против макассарских (бугских) пиратов на востоке Явы.

1683 — неудачное нападение малабарских пиратов на английский корабль «Президент».

1687 — 1688 — разбойничья деятельность буканьерского судна «Сигнир» в Индийском океане (Тимор, Новая Голландия). Приход судна на Мадагаскар.

1688 — 1690 — конфликт Английской Ост-Индской компании с императором Великих Моголов Аурангзебом. Битва за Бомбей. Капитуляция Компании.

1695 — захват Генри Эвери «Великого сокровища» Аурангзеба. 1698 — 1701 — экспедиция Уильяма Дампира на «Роубаке» в Новую Голландию и в Новую Гвинею.

1698 — захват Уильямом Киддом «Куидей Мерчент».

1699 — карательная экспедиция коммодора Уоррена в Индийский океан.

Конец XVII — 1-я пол. ХVШ в. — деятельность Конаджи Ангрии, командующего флотом маратхов, на Малабарском побережье.

Начало XVIII в. — 20-е гг. — апогей деятельности мадагаскарских пиратов.

1712 — захват Конаджи Ангрией португальской торговой флотилии.

1715 — захват Маврикия французами.

1717 — захват Конаджи Ангрией английских кораблей «Успех» и «Роберт».

1718 — принятие пиратов Мадагаскара под протекцию шведского короля Карла XII. Война англичан и португальцев против Конаджи Ангрии.

1721 — карательная экспедиция коммодора Томаса Мэтьюза в Ост-Индию. Неудачная шведская экспедиция коммодора Ульриха на Мадагаскар. Захват на Реюньоне Тейлором и Левассером португальского судна «Вьерж дю Кап».

1723 — «Мадагаскарская» экспедиция Петра I.


Тихий океан

1513 — выход испанцев (Васко Нуньес де Бальбоа) через Панамский перешеек к «Южному морю».

1520 — 1521 — переход флотилии Фернана де Магеллана через Тихий океан, открытие Филиппинских островов, гибель Магеллана на острове Мактан.

20 — 30-е гг. — выход испанцев к Островам пряностей с востока.

1525 — 1526 — проход испанской флотилии Гарсии Хофре де Лоайсы — Хуана Себастьяна де Эль-Кано — Торибьо Алонсо де Саласара — Мартино Иньегеса де Каркисано через Тихий океан, достижение островов Минданао и Тидор. Смерть Каркисано.

1527 — 1529 — плавание Альваро де Сааведры к Молуккским островам.

1529 — заключение в Сарагосе испано-португальского договора о разграничении владений в Тихом океане, включающего Филиппинский архипелаг в сферу влияния Испании.

1535 — открытие Т. Берлангой Галапагосских островов, одного из центров пиратства XVII в.

1536 — 1537 — экспедиция Эрнандо де Грихальвы.

1542 — 1545 — экспедиция Руя Лопеса де Вильялобоса. Разгром экспедиции португальцами на Молуккских островах.

1543 — появление португальцев в Японии.

Середина XVI в. — активизация японских «вако» у китайского побережья.

1560-е гг. — начало набегов моро, филиппинских мусульман, на христианские (испанские) районы Филиппин.

1560 — 80-е гг. — завоевание испанцами Филиппинских островов.

1567 — 1-е открытие испанцами Соломоновых островов (Альваро Менданья де Нейра).

1571 — основание Мигелем Лопесом де Легаспи Манилы.

1572 — открытие маршрута галионов Манила — Акапулько. 1574 — нападение кантонских пиратов на Манилу.

1579 — выход Френсиса Дрейка в Тихий океан. Захват галиона «Какафуэго».

1584 — возведение форта Иисуса в Магеллановом проливе (Педро Сармьенто де Гамбоа).

1587 — захват Томасом Кавендишем галиона «Санта-Анна».

1593 — действия Ричарда Хоукинса у побережья Чили. Его пленение испанцами.

1596 — 1598 — провал попыток испанцев полностью захватить Минданао.

1600 — 1601 — атака Манилы голландскими военными кораблями Оливера ван Ноорта.

1602 — 1603 — экспедиция Санчеса Бискайо вдоль западного побережья Калифорнии. Основание Монтерея.

1602 — 1718 — «войны моро».

1606 — открытие Педро Фернандесом де Киросом группы Ново-Гебридских островов, части побережья Новой Гвинеи и пролива Торреса.

1609 — 1610; 1616; 1617 — отражение испанцами атак голландского флота под Манилой.

1616 — переход через Тихий океан голландцев Виллема Кор-нелиса ван Схоутена и Якоба Ле-Мера.

1620 — 1640 — деятельность Чжэн Чжи-луна, китайского пирата.

1624 — нападение голландской эскадры Лермита на Кальяо.

1628 — захват испанцами Холо, столицы султаната Сулу.

1630 — поражение испанцев под Холо.

Начало 30-х гг. — 1663 — борьба правителя Минданао султана Кударата против испанцев.

30-е гг. — оформление процесса изоляции Японии от внешнего мира.

1639 — 1643 — испанская карательная экспедиция на Сулу.

1640 — 1664 — деятельность Чжэн Чэн-гуна (Коксинги) в Китайском море, его борьба против маньчжуров на Тайване.

1642 — захват голландцами Тайваня.

1645 — блокада голландцами побережья острова Лусон.

1654, 1659 — нападения Коксинги на Нанкин.

1662 — изгнание Коксингой голландцев с Тайваня. Смерть Коксинги.

1663 — потеря испанцами Замбоанги (о. Минданао).

1680 — 1682 — первая волна карибских буканьеров в Тихом океане (Коксон, Соукинс, Шарп, Харрис) через Панамский перешеек к Тихоокеанскому побережью. Неудачный штурм Панамы.

1684 — 1688 — вторая волна буканьеров в Тихом океане.

1685 — поражение буканьерского флота (Дэвис, Сван, Харрис, Таунли, Гронье, Лесаж, Лекюйе) в сражении с флотом из Лимы в Панамском заливе. Сожжение буканьерами Леона (Новая Испания). Первый переход карибских пиратов (Итон на «Николасе») через Тихий океан.

1685 — 1686 — пиратские рейды Свана, Таунли и Гронье на побережье Новой Испании.

1686 — переход «Сигнита» Свана через Тихий океан. Нападение Гронье и Таунли на Гранаду. Захват Лавельи.

1687 — захват Гуаякиля Гронье.

1704 — 1705 — плавание Уильяма Дампира на «Св. Георге» у Тихоокеанского побережья. Его охота за манильским галионом.

1708 — 1709 — плавание Вудса Роджерса у Тихоокеанского побережья. Захват Гуаякиля и манильского галиона.

1709 — снятие Роджерсом Александра Селкирка с необитаемого острова (о. Мас-а-Тьерра, острова Хуан-Фернандес).

Начало 20-х гг. — восстановление испанского форта в Замбо-анге. Эскалация нового конфликта с мусульманским миром южных султанатов.

Центры коммерции и морского разбоя

Море — необъятная криминогенная зона, и не найдется в истории такой торговой трассы, даже самой забытой и заброшенной, где бы купцам не преградил путь пиратский корабль. Те, кто выходил в море на разбой, прекрасно знали, в каком районе и в какой сезон можно найти наибольшую добычу: грабеж купцов, работорговля, контрабанда — источников получения дохода было достаточно.


Торговые центры и пиратские базы мировых океанов

Аден

главный порт и крупная крепость при входе в Красное море; в 1513 г. взят под контроль португальцами, но вскоре захвачен Османской империей, под властью которой находился до 1646 г.


Акапулько

небольшой порт в естественной бухте на Тихоокеанском побережье Мексики; перевалочный центр «азиатской дороги», с приходом галионов из Манилы превращавшийся в крупнейшую ярмарку Новой Испании.


Антигуа (Наветренные острова)

открыт X. Колумбом в 1493 г., колонизован французами (1629), англичанами (1632); культивировалось разведение табака и сахарного тростника; по Бредскому миру перешел во владение Англии.


Арген

остров у побережья Сахары, главный центр работорговли XV в.; с 1638 г. — в руках у голландцев, в середине XVII в. перешел к французам.


Арекипа

важнейший испанский центр в Южном Перу; основан Ф. Писсаро в 1540 г. на месте древнего города инков.


Арика

морской порт Перу, связывающий рудники Потоси с системой мировой торговли.


Асунсьон

столица провинции Парагвай; основан испанцами на реке Парагвай 15 августа 1537 г. в день Успения (отсюда название — исп. Asuncion — Успение); центр испанских колоний в районе Ла-Платы.


Аче

султанат на севере острова Суматра; опорный пункт в борьбе против португальцев, торговый и политический противник Малакки; фактории голландцев (1601), англичан (1602); французов (1602), после разгрома флота Аче португальско-малайским флотом в 1629 г. султанат начал приходить в упадок; в 1667 г. занят голландцами и постепенно лишился влияния.


Аютия

столица Сиама на реке Менам; в XVI — XVII вв. — крупнейший центр международной торговли в Юго-Восточной Азии, один из каналов торговли с Китаем и Японией; голландские (1610), английские (1613) фактории.


Багамские острова

архипелаг в Вест-Индии; один из островов — Сан-Сальвадор — первый остров Нового Света, на котором 12 октября 1492 г. высадился X. Колумб; испанцами не заселялся; первые поселения англичан возникли в начале XVII в. на острове Нью-Про-виденс, ставшем одним из крупнейших центров пиратства.


Баия (Сан-Сальвадор-де-Баия)

центр работорговли Бразилии; основан Т. де Соузой в 1549 г. на берегу залива Тодус-ус-Сантус; столица генерал-губернаторства; подвергался неоднократным нападениям голландцев (1599, 1600, 1604, 1624).


Бантам

порт на западе острова Ява, столица мусульманского султаната, основанного в 1568 г.; крупнейший центр индонезийской торговли (преимущественно перцем), один из главных соперников голландской Батавии; первый голландский флот (К. ван Хоутман) прибыл в 1596 г.; после прихода Д. Ланкастера создана английская фактория (1603), ставшая главным центром английской торговли в Юго-Восточной Азии; французская фактория (1671); покорен Голландией в 1682 г.


Барбадос

остров в группе Малых Антильских островов; открыт европейцами (испанцами или португальцами) в начале XVI в.; с 1625 г. появились английские поселения, и в 1665 г. перешел под власть Англии.


Басра

порт на правом берегу реки Шатт-эль-Араб в глубине Персидского залива, центр торговли Арабского Востока со странами южных морей; в 1550 г. захвачен турками и превратился во вторую после Суэца военную базу Османской империи в южных морях, место сосредоточения судостроительных верфей и арсеналов; в конце XVII — начале XVIII в. перешел под контроль Персии, но с 1701 г. вновь оказался в руках империи.


Батавия (Джакарта)

центр Голландской империи в Ост-Индии; крупный порт и крепость, расположенный на острове Ява на берегу бухты, защищенной с севера коралловыми островами; основан в 1600 г. на месте старого индонезийского города; укреплен генерал-губернатором Я. П. Куном и превращен А. ван Дименом в город, заслуживший название «Королева Востока».


Бендер-Аббас

порт в Персидском заливе; расположен в великолепной гавани напротив острова Ормуз; португальский форт Коморан (Гомрун); после изгнания португальцев здесь сосредоточилась торговля, переведенная с Ормуза, и три-четыре месяца в году (декабрь — февраль) служил местом крупнейшей международной ярмарки.


Бенкулу

основное владение англичан на Малайском архипелаге (после изгнания из Бантама); расположен на юго-западном побережье острова Суматра; крепость Мальборо (1714).


Богота (Санта-Фе-де-Богота)

город на западном склоне Анд, столица (с 1598 г.) Новой Гранады; основан в 1538 г. Г. Хименесом де Кесадой.


Бомбей

порт на острове близ Аравийского побережья Индостана; находился под контролем мусульман Гуджарата, с 1532 г. — в руках португальцев; в 1661 г. передан Карлу II в качестве приданого его жены, португальской инфанты Екатерины Браганской; в 1668 г. отдан в аренду Ост-Индской компании и превратился в центр английской торговли в Индийском океане.


Бурбон (Реюньон)

остров в группе Маскаренских островов; открыт португальцами в XVI в., с 1638 г. занят французами; заселялся «Компанией Восточных Индий», но колонизация проходила медленными темпами; в начале XVIII в. стал центром возделывания кофе.


Буэнос-Айрес

главный порт Испанской Америки на Атлантическом побережье, с 1776 г. — столица вице-королевства Рио-де-Ла-Плата; основан в 1536 г. П. де Мендосой на западном берегу Рио-де-Ла-Платы под названием Пуэрто-Санта-Мария-де-Буэнос-Айрес (Порт Богоматери Добрых Ветров); сожжен под натиском индейцев в 1541 г., но восстановлен в 1580 г. X. де Гараем.


Веракрус

главный порт Новой Испании, первый город, основанный испанцами в Мексике, на месте высадки Э. Кортеса (1519); расположен в нездоровой приморской местности, на сухой безводной открытой равнине; перед гаванью — форт Сан-Хуан-де-Улоа; перевалочный пункт на маршруте «Золотого флота».


Гавана

сильно укрепленный порт на острове Куба; находится в прекрасной, почти закрытой бухте, считающейся лучшей гаванью в Америке; основан Д. Веласкесом в 1519 г.; главный торговый центр Антильских островов, место ежегодного сбора испанских торговых флотов.


Галапагосские острова

группа из 16 крупных и множества мелких островов близ экватора, примерно в 1000 км от побережья Южной Америки; название от исп. «galapago» — «черепаха», база пиратства в XVI — XVIII вв.


Гвадалахара

город на западе Новой Испании, основан в 1531 г.


Гваделупа

остров в группе Малых Антильских островов; открыт X. Колумбом в 1493 г., но испанцами не колонизовывался; в 1635 г. на острове высадились 550 французов и основали колонию, ставшую собственностью Французской короны в 1674 г.


Гоа

островок у западного побережья Индостана в центре Малабарского берега; опорный пункт Португалии в Ост-Индии, резиденция вице-короля; был захвачен А. д'Альбукерки в 1510 г.


Горе

островок на Атлантическом побережье Африки с одной из лучших якорных стоянок; важнейший перевалочный пункт работорговли; был захвачен голландцами в 1588 г., но отбит англичанами в 1664 г.; восстановлено голландское владение, но в 1677 г. захвачен французами; с 1678 г. по Нимвегенскому миру стал владением Франции.


Гуанчжоу (Кантон)

единственный открытый для европейцев китайский порт (с 1637 г.).


Гуаякиль

порт Кито, основанный в 1537 г. Ф. де Орельяной; главный центр торговли на Тихоокеанском побережье Южной Америки,


Гуджарат

индийское прибрежное купеческое государство на северо-западном побережье Индостана; основные порты — Бхаруч, Сурат, Камбей и Окха; один из главных центров торговли, связывающий Ближний Восток, Восточную Африку и Индонезию; центр текстильного производства.


Джидда

порт на Красном море, торговые ворота Мекки.


Диу

островная, хорошо укрепленная база на Малабарском побережье Индостана; с 1535 г. по договору с правителем Гуджарата стала португальским владением.


Каликут (совр. Кожикоде)

порт на Малабарском побережье Индостана, складочный пункт арабской торговли пряностями; первый индийский город, посещенный португальцами (Васко да Гама, 1498 г.), разгромлен и захвачен ими в 1503 г.


Калькутта

порт в дельте Ганга на реке Хугли, опорный пункт Англии в Бенгалии; территория будущего порта принадлежала последовательно португальцам и Великим Моголам; основан в 1690 г. с заложением англичанами у входа в реку крепости Форт-Уильям.


Кальяо

морские ворота Лимы.


Кампече

город на побережье Юкатана в маленькой гавани в заливе Кампече; основан в 1540 г.; центр добычи и транспортировки кампешевого дерева.


Капстад

(совр. Кейптаун)

центр Капской колонии; основан Я. ван Рибеком в 1652 г.


Каракас

город у гавани Ла Гуайра, в горной долине Анд; основан в 1567 г. Д. де Ласадой на месте поселения индейского племени каракас; в 1595 г. был сожжен англичанами.


Картахена

сильно укрепленная военная база испанцев, административный центр и порт в Новой Испании; основан в 1533 г. П. де Эредией на узкой косе восточного берега залива Дарьен; сожжена Ф. Дрейком (1585 г.), бароном де Пуэнти (1697 г.).


Кито

центр торговли Перу; основан в 1534 г. С. де Белалькасаром на месте разрушенного индейского поселения.


Коломбо

торговый центр острова Цейлон; оккупирован португальцами в 1517 г.; укреплен в 1520 г.; захвачен голландцами в 1656 г. после семимесячной осады; перевалочный пункт в торговле пряностями (в особенности корицей) и драгоценными камнями.


Кочин

порт на Малабарском побережье, центр торговли перцем, торговый противник Каликута; португальская фактория, укрепленная при Ф. Алмейде и А. д'Альбукерки; захвачен голландцами в 1662 г.


Кумана

порт в заливе Карьяко; основан под названием Нуэва-Толедо в 1520 г. С. де Окампо, одно из первых поселений испанцев в Южной Америке. (Настоящее название — с 1569 г.)


Куско

древняя столица инков, захваченная Ф. Писсаро в 1533 г.


Кюросао

сухой скалистый остров в Карибском море в группе Подветренных островов; открыт в 1499 г. А. де Охедой, занят испанцами в 1527 г., а впоследствии стал владением Голландии (1634); один из центров работорговли.


Ла Вака

пустынный остров в Карибском море у побережья Кубы, не раз упоминаемый как место раздела захваченной пиратами добычи.


Лима

столица вице-королевства Перу; основана в 1535 г. Ф. Писсаро на берегу реки Римак.


Луанда

приморское поселение в Анголе с великолепным рейдом; основана в 1576 г. португальцами; в 1641 — 1648 гг. находилась в руках голландцев, но португальцы восстановили положение; центр работорговли.


Маврикий (Иль де Франс)

остров в группе Маскаренских островов; назван голландцами в честь штадгальтера Морица Нассауского в 1598 г.; занят французами в 1715 г. и переименован; после падения Пондишери превратился в центр французских владений в Индийском океане.


Мадрас

крупный порт на Коромандельском побережье Индостана; расположен на территории, арендованной Британской Ост-Индской компанией у раджи Чандрагири (1639 — 1640 гг.) где был возведен форт Сент-Джордж, вокруг которого и вырос Мадрас.


Макао (совр. Аомынь)

порт на острове на юге Китая; был получен в аренду португальцами в 1557 г.


Макасар (совр. Уджунгпанданг)

центр султаната Гова на острове Сулавеси (Целебес), рынок риса и пряностей; голландская (1603 г:), английская (1613 г.) фактории; одно время был главной базой Британской Ост-Индской компании; по Бонгайскому договору 1667 г. признал верховную власть Голландии, с 1669 г. — владение Голландии (центр — форт Роттердам).


Малакка

центр торговли пряностями в Юго-Восточной Азии; захвачена А. д'Альбукерки в 1511 г.; после неоднократных попыток захвата голландцами (1606, 1615, 1623 — 1627 гг.) в результате длительной осады (1640 — 1641 гг.) подпала под власть Голландии и постепенно утратила торговое значение.


Манила

столица Испанских Филиппин; основана на острове Лусон в устье реки Пасига М. Л. де Легаспи в 1571 г. и превратилась в главный коммерческий порт азиатско-американской торговли, связанный посредством ежегодных рейсов галионов в Акапулько.


Мартиника

остров в группе Малых Антильских островов; открыт X. Колумбом в 1502 г., но испанцами не заселялся; в 1635 г. на острове высадились французы с острова Сент-Кристофер, и в 1674 г. остров перешел под власть Франции.


Маскат

порт на северо-востоке Аравийского полуострова, в глубине окруженной холмами бухты; в начале XVI в. перешел к португальцам (до 1648 г.), один из центров арабского кораблестроения.


Массава (совр. Массауа)

порт на Красном море, северные морские ворота Эфиопии.


Матарам

мусульманский султанат в центральной и восточной частях острова Ява, главный противник голландской Батавии на острове в 1-й половине XVII в.


Мерила

порт на полуострове Юкатан; основан Ф. де Монтехо-сыном на месте древнего города майя в 1542 г.


Мехико

столица Новой Испании, центр внутренней торговли, важнейший транспортный узел, связывающий Тихоокеанское и Карибское побережье; построен на месте древней столицы ацтеков Теночтитлана.


Мозамбик

опорный пункт португальцев на восточном побережье Африки; основан в 1507 г.


Молуккские острова

расположены в восточной части Малайского архипелага; центр экспорта гвоздики, перца, кардамона, мускатного ореха; в начале XVI в. частично перешли под контроль Португалии; с начала XVII в. — объект постоянного давления со стороны Голландии (в 1605 г. захватили Амбон, в 1610 г. — Тернате).


Момбаса

порт на коралловом острове в Индийском океане у побережья Африки; захвачен португальцами в 1505 г. и превращен в крупную военно-морскую базу (форт Иисуса); отбит арабами в 1599 г.


Монтсеррат

остров в гряде Малых Антильских островов; открыт X. Колумбом в 1493 г., но испанцами не колонизовывался; с 1632 г. возникли поселения англичан, и в 1668 г. был закреплен за Англией.


Моха (Мокка)

порт на Красном море, место крупнейшей восточной ярмарки, связывающей Индию, Индонезию, Арабский Восток и страны Африканского побережья; один из крупнейших рынков кофе; перевалочный пункт на маршруте Флота пилигримов, идущего из Индии в Мекку.


Мрохаунг

порт в Бенгальском заливе, столица Аракана; один из центров работорговли и пиратства в Юго-Восточной Азии.


Нагасаки

порт в Японии на западе острова Кюсю; при входе в бухту, на маленьком островке Дэдзима в XVII в. в строгой изоляции и под контролем усиленных ограничительных правил велась торговля с иностранцами, и два раза в год сюда был разрешен заход торговых кораблей.


Невис

остров в группе Наветренных островов; открыт в 1493 г. X. Колумбом; с 1628 г. заселялся англичанами с острова Сент-Кристофер.


Негапатнам (совр. Нагапаттинам)

порт на Коромандельском берегу Индостана, захвачен в 1658 г. голландцами.


Номбре де Диос

поселение на Атлантическом побережье Панамы; основан Д. Никуэса в 1508 г.; перевалочный пункт на маршруте «Золотого флота», где разворачивалась ярмарка, связывающая Испанию с вице-королевством Перу; функционировал до конца XVI в., после чего центр конвоев был перенесен в Портобело.


Олинда

крупный порт в Бразилии; основан в 1537 г.


Ормуз

безводный остров в Персидском заливе, крупнейший центр восточной торговли, называемый «жемчужина на кольце земли»; захвачен в 1507 г. и окончательно в 1514 г. А. д'Альбукерки, отбит шахом Персии Аббасом I при помощи англичан в 1622 г. (попытка португальцев возвратить Ормуз в 1631 г. успеха не имела); постепенно утратил значение центра международной торговли, переместившегося в Бендер-Аббас.


Панама

порт на Тихоокеанском побережье в глубине Панамского залива; основан в 1519 г. близ индейской деревни; транзитный пункт при транспортировке товаров из вице-королевства Перу.


Пернамбуку

центр работорговли и сахарных плантаций в Бразилии, с XVIII в. — район добычи алмазов.


Пинос (совр. Хувентуд)

знаменитый остров, в 65 км к югу от Кубы, запечатленный в романе Р. Л. Стивенсона «Остров сокровищ». Открыт в 1494 г. X. Колумбом и назван испанцами «Isla de Pinos» — «Остров сосен»; остатки сосновых лесов сохранились в северной части острова; южная часть Пиноса — низменность, покрытая тропическими лесами.


Пондишери (совр. Путгуччери)

французская колония на Коромандельском берегу Индостана; основан в 1673 г. на месте небольшого рыбачьего поселка; центр Французской Индии; временно был захвачен Голландией (1693 — 1699 гг.), потерял значение после 1761 г., когда в результате годичной осады был взят англичанами.


Портобело

центр испанской торговли на побережье Карибского моря, пункт прибытия испанских талионов и караванов из Перу.


Потоси

город у подножия горы Потоси, крупнейшее месторождение серебра, превращенное испанцами в центр добычи серебра вице-королевства Перу; один из крупнейших городов Испанской Америки (120 тыс. чел. в 1600 г.).


Порт-Ройял

порт на острове Ямайка; основан в 1655 г. англичанами, превратившими его в один из главных центров пиратства в Вест-Индии; разрушен землетрясением 7 июня 1692 г.


Рио-де-Жанейро

город и порт на юго-востоке Бразилии на западном берегу бухты Гуанабара; основан португальцами в 1565 г. и назван букв. «Январская река»; в 1531 и 1555 — 1567 гг. бухтой Гуанабара владели французы; значение как порта резко возросло с открытием в Минас-Жерайс месторождений золота и алмазов.


Сакатекас

центр добычи серебра в Новой Испании.


Сан-Жоржи-да-Мина (Эльмина)

форт на Золотом берегу, центр переправки золота из Ашанти и работорговли; основан португальцами в 1481 г. и превратился в первое по значению португальское владение в Африке; в 1637 г. захвачен голландцами.


Сантьяго

столица Чили; основан в 1541 г. П. де Вальдивией и назван в честь Св. Якова, покровителя Испании.


Сент-Аугустин

небольшая испанская крепость во Флориде, основанная в 1565 г. для зашиты испанских торговых флотов.


Сент-Кристофер (Сент-Китс)

остров в группе Наветренных островов; открыт X. Колумбом в 1493 г., но испанцами не заселялся; колонизован англичанами (первое поселение — в 1632 г.), объект острого соперничества Англии и Франции.


Сент-Люсия

остров в группе Наветренных островов; открыт X. Колумбом в 1502 г., но испанцами не колонизовывался; в 1605 — 1638 гг. был заселен английскими переселенцами; объект борьбы Англии и Франции.


Сокотра

остров в Индийском океане, в 250 км от восточной оконечности Африки, мыса Гвардафуй; захвачен д'Альбукерки в 1508 г.; важный стратегический центр на торговых путях Индийского океана, ставший в XVII — XVIII вв. одним из пиратских центров.


Софала

самый южный африкано-арабский порт; захвачен португальцами в начале XVI в. и превращен в главный центр по вывозу золота из страны Мономатапа и оборонительный форпост против арабов; в нем осуществлялись торговые операции по продаже золота, слоновой кости, серой амбры и рабов; с перемещением торговых трасс на реку Замбези в конце XVII в. пришел в упадок.


Сурат

главный порт Империи Великих Моголов, морские ворота Индии; расположен на Камбейском берегу Индостана в устье реки Тапти; центр крупных английских (1609 г.), голландских (1616 г.) и французских (1668 г.) факторий.


Суринам

голландское владение в Новом Свете, приобретенное в 1667 г. по Бредскому миру у Англии в обмен на Новый Амстердам (совр. Нью-Йорк), территория впервые обследована А. де Охедой в 1499 г.


Суэц

главный центр арабской торговли, порт на Красном море.


Тернате

мусульманский султанат в Восточной Индонезии, самый плодородный из Островов пряностей. В период расцвета включал в состав острова Амбон, Банда, Буру, Серам, часть Сулавеси и Минданао; португальская фактория с 1513 г., голландская — с 1598 г.; в XVII в. — объект острого соперничества Голландии и Испании; в 1683 г. покорен Голландией.


Тидоре

главный центр гвоздичного производства в Восточной Индонезии, главный противник Тернате в борьбе за рынок пряностей; португальская фактория с 1515 г.; в 20-х годах XVII в. подвергся испанскому наступлению; с 1661 г. — под контролем Голландской Ост-Индской компании. С 1680 г. — окончательно покорен Голландией.


Тимор

остров в Индонезии в группе Малых Зондских островов; открыт португальцами в 1520 г.; центр вывоза сандалового дерева.


Тобаго

остров в Атлантическом океане, открыт X. Колумбом в 1498 г.; с 1632 г. заселялся голландцами.


Тринидад

остров в Вест-Индии, открыт X. Колумбом в 1498 г.; один из немногих островов, на которых испанцы пытались устроить поселения; в 1704 г. объявлен нейтральной территорией и стал одним из центров пиратской деятельности.


Формоза (совр. Тайвань)

остров в Тихом океане у юго-восточного побережья Азии; в XVI — XVII вв. — один из центров японского пиратства; с 1590 г. появились португальцы; захвачен голландцами (1642 — 1661 гг.), отбит Коксингой.


Хуан-Фернандес

группа островов в Тихом океане, в 450 км от побережья Южной Америки; неоднократно делались попытки колонизации испанцами и голландцами; с конца XVII в. превратились в одну из важнейших баз буканьерства, центр пиратского присутствия в Тихом океане; с островами связана история шотландца Александра Селкирка, положенная в основу романа Д. Дефо «Робинзон Крузо».


Читтагонг

порт на реке Карнапхули близ устья Ганга; с захватом его Араканом превратился в центр пиратства в Бенгальском заливе; оккупирован Великими Моголами в 1665 г.


Шандернагор

порт в Бенгалии, центр французской торговли.


Эспаньола (совр. Гаити)

остров в Вест-Индии, открытX. Колумбом в 1492 г.; центр буканьеров и флибустьеров; в 1697 г. разделен на две части — западная (Сан-Доминго) принадлежала Франции, а восточная (Санто-Доминго) — Испании.


Ямайка

остров в Вест-Индии, открыт X. Колумбом в 1494 г.; захвачен англичанами в 1655 г., а с 1670 г. официально признан владением Англии; в XVI — XVII вв. — крупный центр рабовладения, сахарных плантаций, приватирства и пиратства.

Океанские торговые трассы

Трассы «Золотого» и «Серебряного» флотов


Транспортировка сокровищ Нового Света была удивительно организована даже по масштабам сегодняшних дней. Строго централизованный, четко работающий механизм в течение столетий приводил в движение экономику всего мира.

Масштабы ввоза американских драгоценных металлов в Европу можно представить, обратившись к цифрам. Американский экономист Е. Гамильтон подсчитал, сколько золота и серебра вывезли из Америки за период с 1521 по 1600 год (в гр.).


!!! Золото — 139 тонн

!!! Серебро — 7439 тонн


Как же была организована транспортировка драгоценных металлов?

Центром всей системы была испанская Севилья и ее Торговая палата (Casa de la contrata-cion), монополизировавшая в своих руках всю торговлю с Новым Светом [20]. Ни один купец, ни одно судно не могло прийти в порт Америки, избегнув подозрительных глаз ее чиновников. Отделения палаты размешались во всех портах, вездесущие агенты «веедоры» (букв, «имущие глаз») без конца проверяли, подсчитывали, регистрировали, описывали товары, собирали пошлины и сборы (напр, «аверию» — сбор на борьбу с пиратами, «алькабалу» — налог с оборота).


В тайниках палаты хранился «Королевский чертеж» — «Карта морей и берегов Индии», и только кормчие палаты знали особенности трассы и могли привести корабли Армады в пункты назначения.

Система флотов опиралась на три главных принципа.

1. Наличие укрепленных баз в Вест-Индии.

2. Принудительность конвоев.

3. Сопровождение военных эскадр.

Все движение строжайше регламентировалось (сигналы, рацион питания, набор пассажиров, распорядок церковных служб), график должен был неукоснительно соблюдаться.

Флоты отправлялись из Испании два раза в год.

1. Флот Новой Испании (Flota) шел мимо Канарских островов в Веракрус или Сан-Хуан-де-Улоа (Мексика). Он выходил из Сан-Лукар де Баррамеда (порт Севильи) в апреле — мае, сопровождаемый двумя военными кораблями; в феврале он покидал Веракрус с грузом испанских товаров и серебра из Перу.

2. Галионы для Панамы (galleons) выходили из Севильи в августе с более сильным сопровождением (6 или 8 кораблей), проходили Канарские острова, делали остановку в Картахене, а затем направлялись к Панамскому побережью в Номбре де Диос (с 1584 г. — в Портобело) [21]. Сюда же доставляли сокровища из Перу (вина, серебро, золото, драгоценности, шерсть) — сначала на судах Тихоокеанской (Перуанской) флотилии они прибывали из Кальяо в Панамский залив, а затем, на караванах мулов, перевозились через перешеек.

Оба флота встречались в марте в Гаване, запасались провизией и через Багамский пролив, минуя Азорские острова, приходили в Испанию[22].

В пути караваны подстерегало немало трудностей, из них пираты не всегда были самыми опасными. Во флотах собирались самые разные корабли, с разными тоннажем, скоростью, плохо управляемые из-за грузов; они растягивались в пути, терялись в море, более быстрым судам приходилось дрейфовать и дожидаться отставших и т. д. Огромную опасность представляли штормы: в 1563 году было потеряно пять кораблей, в 1567-м утонул почти весь флот; в 1581 году жертвой стихии стал сам адмирал с восемью кораблями; в 1628 г. во время урагана во Флоридском проливе погибло одиннадцать галионов стоимостью в 1 млрд 200 млн песет; в 1715 году в районе Лонг-Ки (зап. побережье Флориды) затонуло 14 испанских галионов с золотом и серебром на сумму 2 млрд 800 млн песет.

Не меньшую опасность таили встречи с вражескими эскадрами. Так, в 1628 году голландский флот под командованием Питера Питерсона Хейна атаковал в бухте Матанзас на кубинском побережье «Серебряный флот» Хуана де Бенавидеса Базана и захватил восемь судов. В 1702 году англо-голландский флот Джорджа Рука и Филиппа ван Алмонда разгромил галионы с серебром Мануэля де Веласкеса, пришедшие в бухту Виго (Испания) под охраной французской эскадры графа де Шато-Рено: были взяты шесть линейных кораблей, пять галионов, а остальные суда сожжены или пущены на дно.


Манильский галион

Огромный интерес для морских разбойников представляла знаменитая торговая трасса в Тихом океане, связавшая Филиппинские острова с Мексикой. Регулярное движение по ней было открыто в 1572 году. Всего один корабль в год, огромный галион, обслуживал трассу, и все ценности, скопившиеся в портах обеих стран, грузили в его трюмы. Сегодня нам нелегко представить себе масштабы перевозок этого чудовищного корабля. Он выходил в середине июня из Манилы, набитый доверху сокровищами Востока. Здесь были китайские шелка и фарфор, алмазы и жемчуг с Цейлона, пряности Малайского архипелага, слоновая кость и буйволовые шкуры из Сиама, золото, серебро, пальмовая и эбеновая древесина. Двигаясь на север, он попадал в течение Куросио и поворачивал на восток. Плавание через океан продолжалось от четырех до семи месяцев, и лишь поздней осенью галион торжественно входил в бухту Акапулько, где немедленно разворачивалась одна из крупнейших ярмарок Новой Испании. Весной следующего года галион отправлялся в обратный путь — только теперь на него грузили сокровища Америки; кроме того, корабль перевозил официальную испанскую корреспонденцию, вырученные от торговли в Акапулько деньги, годовое жалованье государственных служащих, офицеров и солдат, находящихся на Филиппинах, почту. На борт судна поднимались многочисленные чиновники, священники, солдаты, служащие — словом, те, кому предстояло служить в Маниле.

В ноябре 1587 года англичанину Томасу Кавендишу посчастливилось захватить у побережья Калифорнии манильский галион «Санта-Мария». Страшный бой за сокровища Востока продолжался несколько часов, и только после того как огромный испанский корабль с пробитым бортом начал медленно тонуть, капитан сдался. Кавендиш забрал с корабля все ценности, какие смог загрузить на свое судно, команду и торговцев с галиона высадил на ближайший берег, а сам галион с несколькими сотнями тонн товаров приказал поджечь. Лишь по счастливой случайности испанцы спасли судно — огромный горящий корабль прибило к берегу, им удалось потушить огонь, произвести ремонт и на развороченном галионе добраться до Мексики.


Торговые трассы Индийского океана

Когда европейцы вошли в Индийский океан, то они застали здесь высокоразвитую систему торгового и каботажного плавания, охватывающую арабские страны Персидского залива и Красного моря, Восточную Африку, Индию, Китай и страны южных морей.

Торговый механизм функционировал на основе благоприятных климатических условий, создаваемых тропическими муссонами — постоянными океанскими сезонными ветрами, превратившимися в центральный фактор, обеспечивающий цикличность морской коммерции на Востоке. С октября по апрель (иногда май, июнь) дул северо-восточной зимний муссон; сменяемый в июне — сентябре влажным летним юго-западным. В соответствии с ветрами строились и торговые плавания — нужно было только поймать благоприятный ветер.

С началом зимы арабские купцы несколькими путями направлялись к Индии. Первый путь проходил вдоль северного побережья Индостана, захватывая порты Камбей, Каликут, Кананор, Дабул, Сурат. Затем трасса огибала Локкадивские и Мальдивские острова и подходила к южной оконечности Индостана, мысу Кумари (Коморин). Сюда же приводили и дороги, шедшие к портам Малабарского берега из Персидского и Аденского заливов через Аравийское море.

Далее суда шли к богатейшему Цейлону, а оттуда трасса вновь разделялась: одно направление уходило к северу и направлялось вдоль Коромандельского берега Индостана и бенгальских портов Индокитая к Малаккскому проливу; второе достигало Малакки через Никобарские острова, где пополнялись запасы воды и провизии.

Малакка — важнейший транзитный узел восточной торговли, центральный пост между Тихим океаном, Востоком и Европой. Отсюда открывалась дорога в Южно-Китайское море, на Дальний Восток, в Китай, к Гуанчжоу; отсюда шли пути к перцу, пряностям и золоту Островов пряностей.

Восточные купцы освоили и трассы, связывающие арабские страны (а значит, и весь Восток) с Африкой. Шейхи отправляли своих торговцев к восточным берегам «Черного континента», которые везли оттуда слоновую кость, золото, рабов, серую амбру и черепах.

С приходом португальцев началась яростная схватка за овладение местными восточными рынками. Товары, привозимые европейскими купцами, не пользовались оживленным спросом у богатейших восточных правителей и купцов; более того, дары, преподносимые европейцами, поражали местных богачей скудостью и невзыскательностью. Тогда вопросы коммерческие стали рассматриваться европейцами с позиции военной силы — мощь европейских кораблей, артиллерия и вымуштрованная военная система Европы превратились в гарант успешной «торговли». Европейцы закрывали арабо-восточные порты, монополизировали торговлю, создавая военно-экономические плацдармы, подминающие местные коммерческие интересы (Гоа, Малакка, Батавия), организовывали посылки купеческих флотов и военных эскадр и, шаг за шагом, подчиняли Ост-Индию.

Морские дороги в Индийский океан, открытые португальцами, функционировали следующим образом. Огромные каракки двигались из Европы с северным пассатом, а затем, под воздействием южного пассата, смешались к Бразилии. Пройдя экватор, они поворачивали на юго-восток и огибали южную оконечность Африки. Далее путь шел вдоль восточного побережья Африки по Мозамбикскому течению и, используя благоприятный муссон, корабли подходили к Индии.

Суда покидали Лиссабон в феврале; в марте или в апреле (до июня) они пересекали экватор и в мае — июне прибывали в Сан-Сальвадор (Байю). Подготовка к обратному возвращению начиналась осенью. Торговые суда покидали Кочин или Гоа с благоприятным северо-восточным муссоном в конце декабря — начале января. Пройдя вдоль африканского побережья, они огибали ранней весной мыс Доброй Надежды и направлялись либо к Бразилии, либо прямо к Португалии. Более поздняя отправка судов из Индии — в феврале или в марте — таила крупные неприятности из-за тяжелой штормовой погоды в мае — июне в районе мыса Доброй Надежды. Эти плавания были весьма длительными. На дорогу Лиссабон — Гоа — Лиссабон уходило в общей сложности около восемнадцати месяцев.

Голландцы плавали в Индийском океане по другим, более южным маршрутам. Они огибали с юга остров Мадагаскар и пересекали Индийский океан, используя западные ветры Южного полушария, и далее, через Зондский пролив, попадали в Индонезию.


«Большая каракка»

Одним из самых знаменитых кораблей XVI — XVII вв. была «Большая каракка» из Макао. Эти огромные четырехпалубные корабли, окрашенные в черный цвет (японцы называли их «черными кораблями»), медлительные, но хорошо устойчивые в шторм, перевозили в своих трюмах колоссальные богатства. В конце весны корабль выходил из Гоа и шел в Макао, где становился на длительную стоянку (иногда до одного года). Здесь происходил обмен товаров, привезенных из Индии, на продукцию Китая, Островов пряностей и стран Индокитая. Одним из самых ценных и необходимых грузов был китайский шелк, с которым каракка уходила в японский порт Нагасаки, куда прибывала в конце августа. Через два-три месяца корабль отправлялся в обратный путь — в Маккао — с японскими товарами (серебро, мебель, ширмы, мечи и т.д.).


Флот паломников

Одним из самых притягательных мест в мире для искателей приключений являлись транспортные артерии, проходившие по Аравийскому морю. Здесь переплетались и сходились в единый узел могущественнейшие центры торгового мира. Через Красное море и Персидский залив в систему аравийской торговли включались арабские, европейские и индийские товары, порты Ближнего Востока и Китая, богатства караванов Аравии и сокровища Островов пряностей. Важнейшим перевалочным пунктом этого всемирного транзита была Моха — крупный порт, располагающийся у выхода из Красного моря в районе Баб-эль-Мандебского пролива. Пираты не могли обойти своим вниманием это средоточие сокровищ и неустанно крутились в зоне пролива, следя за движением торговых караванов и отдельных судов. Здесь предоставлялась редкая возможность разбогатеть за один день — только захвати одну из этих плавающих сокровищниц, набитых доверху драгоценностями: золотом, жемчугом, кораллами, тончайшими шелками, страусовыми перьями, фарфоровыми изделиями и пряностями. Вожделенной целью любого разбойника было поживиться за счет знаменитого флота, регулярно плавающего в этих водах от Сурата от Мохи. На нем перевозились мусульмане, совершающие паломничество к святыням в Мекку. Этот флот пользовался специальным статусом, полученным от Великого Могола, и вместе с кораблями паломников шли суда самого императора. Таким высоким покровительством старались воспользоваться богатые торговцы, и их суда также входили в состав флота. Встреча с возвращающимися из Красного моря кораблями обещала сказочные барыши.

С трассой паломников связаны два знаменитых эпизода морской истории. Об одном из них — захвате в 1695 году пиратом Генри Эвери корабля «Великое сокровище», принадлежавшего самому Аурангзебу, императору Великих Моголов, — мы расскажем в главе «Тактика морского разбоя». «Героем» другой истории, ставшей страшным свидетельством варварского поведения европейцев в здешних водах, был знаменитый португальский мореплаватель Васко да Гама — одна из наиболее крупных и одиозных фигур молодой тогда европейской экспансии. В 1502 году у Кананура эскадра под его командованием захватила и разграбила судно с 400 паломниками, возвращающимися из Мекки. Свезя всю добычу с корабля, португальцы заперли в трюме пассажиров и подожгли судно. Отойдя на безопасное расстояние, они остались наблюдать за тем, как горит корабль и сотни брошенных на нем людей. Однако несчастным удалось вырваться на волю, и они начали тушить огонь. Им удалось сбить пламя, и тогда Васко да Гама приказал стрелять по кораблю из пушек. Страшная бойня продолжалась четыре дня; обреченные смертники, обожженные и изувеченные, бросались в воду и тонули, добиваемые с лодок, спущенных с кораблей португальцев; по палубе горящего корабля метались женщины с детьми, взывая о пощаде, но ядра, летящие с христианских кораблей, методично добивали корабль неверных… «После столь продолжительной борьбы адмирал поджег это судно с великой жестокостью и без малейшей жалости, и оно сгорело со всеми, кто был на борту», — констатировал наблюдатель.

Пиратские острова

Средиземноморский оазис

Остров Джерба обладал колдовской притягательной силой. Его чарующая атмосфера, выгодное расположение и огромные богатства на протяжении многих веков привлекали внимание путешественников, купцов, моряков. Древние легенды поселили на острове племя лотофагов — мирных гостеприимных людей, питавшихся сладким плодом забвения — лотосом. Те, кто отведал его сладкой мякоти, забывали свое прошлое, свою родину, своих близких и навсегда оставались на райском острове. Когда корабль Одиссея носило по Средиземному морю, он, как повествуют мифы, встал близ острова на якорь. Дозорные, отправленные на берег за водой, были радушно встречены лотофагами и вкусили лотоса, после чего не пожелали возвращаться на корабль. Осторожный Одиссей избежал опасности, так как отказался попробовать плодов забвения и, приказав силой доставить на судно соотечественников, немедленно вышел в открытое море.

Остров находится в южной части залива Габес (Малый Сирт) у берегов Туниса, на оживленной торговой морской магистрали, связывающей Ближний Восток с побережьем Северной Африки. Неутомимые караваны верблюдов Судана и Аравии, плодородный Нил, богатейшие торговые базары Каира, Александрии, Дамаска и Багдада, оживленные порты Магриба — Сфакс, Махдия, Монастир, Тунис, Алжир, Бизерта, оживленная коммерция островов Архипелага — этот пестрый многонациональный клубок взаимосвязанных экономических интересов раскручивался вокруг Джербы. Остров играл роль своеобразного моста между различными цивилизациями.

Лев Африканский оставил описание этого райского уголка: «Джерба это остров, расположенный по соседству с материком, примерно в одной миле от него, весь плоский и песчаный. На острове находятся бесконечные владения с финиковыми пальмами, виноградом, оливковыми и другими плодовыми деревьями. Его окружность равна почти 80 милям. Жилища на острове — это дома, удаленные друг от друга, т.е. в каждом владении есть свой дом, где живет отдельная семья. Однако есть много поселков, где дома стоят группами. Земли там скудные, так что лишь с большими трудами как по обработке, так и по орошению, черпая воду из глубоких колодцев, жители с трудом получают немного ячменя. Из-за этого здесь возникает постоянная нехватка зерна… Мясо также очень дорого. На острове есть крепость, построенная на берегу моря, где живет синьор и его семья. Рядом с крепостью находится большое поселение, в котором размешаются иностранные купцы: мавры, турки и христиане. Раз в неделю в этой деревне бывает базар. Он похож на ярмарку, потому что там собираются все жители острова и туда приходят также много арабов с материка, приводя свой скот и привозя в большом количестве шерсть. Островитяне живут по большей части от торговли шерстяными тканями, которые изготовляются на острове. Они доставляют их в Тунис и Александрию. Они вывозят также сушеный виноград».

Благословенный остров одаривал сказочным климатом и обильными природными богатствами. Арабский путешественник писал, что он «весь покрыт пальмовыми рощами, дающими нескончаемое число фиников, из плодов оливковых деревьев выделывается немало масла, а плоды обширных виноградников используются скорее для изготовления изюма, чем в виноделии. Здесь среди дикорастущих пород растений также есть фиги, груши, яблоки, сливы, абрикосы, цитроны, апельсины… Кроме этого, на Джербе выращивают ячмень, сорго, чечевицу, бобы, нут и другие овощи. Скот, и крупный, и мелкий, привозят с материка. Впрочем, на острове держат много верблюдов и ослов. Есть зайцы и хамелеоны. У жителей очень мало лошадей…»

Занимались островитяне земледелием, торговлей, контрабандой, выращиванием фруктов и овощей. Предметом особой гордости было местное производство шерстяных тканей, в особенности «бараканов», тончайших, изумительно красивых покрывал, высоко ценимых на базарах Востока.


Джерба — остров корсаров

Джерба как магнит притягивала самых разных людей и стала центром изгнанников и оппозиционеров самого различного толка, нашедших убежище среди ее тенистых пальмовых рощ и фруктовых садов. Здесь скрывались от правосудия уголовные преступники, интриганы, потерпевшие неудачу в перипетиях политических дрязг, мошенники-торговцы, посчитавшие необходимым выйти на время из оживленной коммерции. В этой среде роились заговоры и рождались планы государственных переворотов, кипели интриги и делились сферы интересов.

Среди подобной публики корсары Магриба играли далеко не последнюю роль. Они особенно жаловали остров в зимний сезон, когда после изнурительных морских блужданий и преследований было так приятно отдохнуть в спокойствии и расслабленности. Корсары обзаводились семьями, приобретали уютные домики и проводили в умиротворяющем семейном кругу сезоны отдыха. Впрочем, остров служил не только местом отдохновения. Это была штаб-квартира корсаров, где они строили планы на будущее, вырабатывали проекты морских операций и приобретали полезные знакомства. В случае неудачи разбойники уходили на Джербу, и здесь, как в засаде, внимательно следили за событиями в Средиземноморье, выжидая благоприятного случая, чтобы вновь включиться в погоню за удачей. В разное время остров становился пристанищем для Аруджа и Хайраддина, Синан-раиса, Драгут-раиса и многих других «звезд», сверкавших в корсарском обществе.

Раисы находили на острове все, что требовалось им для продолжения своего дела, — отдых и уединение, людей, готовых отправиться в разбойничьи экспедиции куда-нибудь в Эгейское море или к берегам испанской Каталонии, многочисленных ремесленников, которые чинили снаряжение и ремонтировали корпуса судов, и, наконец, местное население, дружественно относящееся к ним. Независимые, самостоятельные и неукротимые островитяне всегда были готовы биться до конца с пришельцами-захватчиками, если те посягали на их независимость, однако поддерживали в трудные минуты тех, кому доверяли. На страницах этой книги мы встретимся с удивительным образцом помощи, оказанной населением Джербы знаменитому Драгут-раису в 1551 году, в тяжелый для него час.

Остров был важным стратегическим центром на Средиземноморье. Обладание им давало серьезные преимущества в политическом и экономическом контроле над регионом. Поэтому взгляды королей, шейхов, султанов, князей и других правителей самого разного уровня и национальной принадлежности обращались к этому острову в надежде закрепить на нем свое владычество. На Джербе было полным-полно разных соглядатаев, шпионов, заговорщиков. Сюда сходилась ценная информация о мусульманских и христианских силах, здесь плелись интриги и блестели на солнце клинки. Тогда райский остров становился полем сражения, на котором бились не только местные правители, но и мировые державы.

«Джерба приносит 80 тысяч дублей таможенных пошлин и сборов благодаря большой торговле, которая там производится, и благодаря тому, что туда приезжает много александрийских, турецких и тунисских купцов, — отмечал Лев Африканский. — Но люди, которые в настоящее время управляют островом, ради обладания властью прибегают в отношении друг друга к величайшим предательствам, и сын убивает отца, брат убивает брата, так что за 15 лет было убито 10 синьоров».

Благословенная Джерба вовсе не была беззащитна. Пересечение на острове интересов влиятельных политических сил, воинственный нрав его жителей, постоянное присутствие корсаров превращали его в крепкий орешек для тех, кто пытался его захватить.

Да и география острова таила в себе секреты, которые помогали избавляться от непрошенных гостей. Страшные мели, рифы, меняющиеся ветры, неожиданные отливы превращали Джербу в ловушку, в которой гибли опрометчивые храбрецы. Испанцы неоднократно организовывали экспедиции на Джербу, мальтийские рыцари держали его под постоянным прицелом, генуэзцы и сицилийцы отправляли на остров свои военные галеры — все было безуспешно. Показательно, что знаток острова, генуэзский адмирал Андреа Дориа, досконально знавший особенности Джербы, никогда не предпринимал сюда лихих рейдов, прекрасно понимая, что для захвата острова требуется основательная подготовка. Впрочем, даже тщательно продуманные операции и осмотрительность не становились гарантией успеха. Два эпизода из военной истории Джербы наглядно демонстрируют коварство острова и то, сколь опасно было посягать на него.


1510 год

Экспедиция под командованием герцога Гарсиаса Альбы де Толедо на Джербу стала первым пробным камнем для испанцев. Знакомство завершилось катастрофой. Вот описание событий, оставленное Львом Африканским.

«Поскольку тот (герцог Альба. — Д. К.) не был знаком с островом он приказал выгружать свои войска в нескольких милях от берега. Остров храбро защищали мавры, и испанцам пришлось отступить. Они ужасно страдали от сильной жары и жажды, так как у них не было питьевой воды и они высадились в то время, когда прилив достиг высшей точки, а при их возвращении вода отступила, и корабли, чтобы не остаться на суше, отошли вместе с морским отливом, так что открылось пространство в 4 мили, которые вместе с теми, что оставалось пройти, подвергли солдат такой опасности и страданию, что они безо всякого порядка отправились к кораблям. Их преследовали мавританские всадники, так что большая их часть погибла или была взята в плен, за исключением немногих, которые направились вместе с флотом на Сицилию».


1560 год

В декабре 1559 года на острове Мальта собралась огромная экспедиционная армада. 54 галеры и 30-тысячная армия, состоявшая из подданных Испанского королевства, Королевства Обеих Сицилии, германских княжеств и рыцарей Мальтийского ордена, — такие силы не соединялись в Средиземном море со времен провала алжирской операции 1541 года. Ненастье продержало в мальтийских гаванях экспедиционный корпус под командованием герцога Медины Кёли несколько недель. Наконец погода улучшилась и флот отплыл к острову Джерба. Настал час мщения ненавистным корсарам-мусульманам, базирующимся на острове!

В феврале 1560 года войска высадились на Джербе и быстро овладели островом. Однако в легкости победы таилась катастрофа. Ликующие солдаты не подозревали, какие тучи собираются над ними. Флот Османской империи под командованием Пиали-паши и корсары Драгут-раиса и Ульдж-Али внезапно подошли к побережью, захватив экспедиционный флот врасплох. Морское сражение закончилось разгромом христианских сил, а разбушевавшийся шторм завершил катастрофу, превратив их отступление в паническое бегство. 28 галер и 27 транспортных судов остались в руках мусульман, тысячи солдат погибли в бою или утонули. Армия герцога Медины Кёли оказалась запертой на враждебном острове. В течение последующих месяцев ее методично уничтожали. Защитники последнего укрепленного пункта были, по приказу Драгута, перебиты. Из их черепов и костей была сложена пирамида (бордж ар-рус), просуществовавшая до 1846 года как страшное напоминание о катастрофе, произошедшей на острове в 1560 году.


Драгут-раис

Этот корсарский капитан был одной из ярчайших фигур мира Средиземноморья XVI века. Турки называли его Тургутом, по-арабски он именовался Доргут, а для европейцев он был Драгут. Какие только характеристики он ни заслужил! Французский король Генрих II назвал его «блестящим повелителем морей». Итальянский писатель Горацио Нукула признавал в нем «изумительного архипирата». А историку нашего времени Шарлю Моншикуру он напоминал «хитроумного и коварною Улисса». Предприимчивый, находчивый и отчаянно-дерзкий человек, Драгут провел всю жизнь в бесконечных авантюрах, плаваниях, сражениях, побывал в плену, был гребцом на галерах, достигал высшего величия, купался в славе и пропадал в неизвестности. Он прославился своей невероятной изворотливостью и ловкостью, что позволяло ему выпутываться из самых безнадежных ситуаций.

Драгут родился около 1485 года в анатолийской деревушке Сарабалаз (Турция) в бедной крестьянской семье. Когда ему было двенадцать лет, он отправился юнгой в плавание. Карьера его была довольна быстрой. Драгут прошел все ступени морского ремесла — от матроса, канонира и лоцмана он поднялся до капитана бригантины, а затем стал командовать небольшой эскадрой, во главе которой охотился за христианскими торговцами и защищал мусульманских торговцев от рыцарей-иоаннитов.

Он быстро убедился в преимуществах Джербы и превратил остров в свою главную базу. По-видимому, здесь Драгут встретился с Хайрад-дином, который много слышал о ловком пирате. Отныне их пути пролегали рядом. По мере того как могущество Хайраддина возрастало, упрочивалось и положение Драгута, игравшего важную роль при правителе Алжира. Раисы Хайраддина имели каждый свою «специализацию» и предпочитали действовать в излюбленных, досконально изученных районах. Зоной пиратских действий Драгута был оживленнейший район, охватывающий области Тирренского, Ионического и Адриатического морей, Сицилию, Мальту, Корсику, Сардинию, итальянские Кампанию, Калабрию и Апулию. Хайраддин доверял своему помощнику и оставлял за ним свободу действий. Слава Драгута росла. В 1538 году он командовал правым флангом флота Хайраддина в сражении у Превезы, тогда как будущий правитель Алжира Салах-раис руководил левым флангом. В 1539 году Драгут во главе специального отряда обследовал берега Долмации, и по его следам сюда вошел флот Хайраддина, захвативший Кастельнуово. После того как османский флот ушел на зимовку в Стамбул, Драгут продолжил самостоятельные действия, но в 1540 году оступился и попал в плен к генуэзцам. Стараниями Хайраддина через несколько лет он был выкуплен и с еще большим ожесточением принялся оправдывать доверие своего покровителя. Его положение при Хайраддине было настолько прочным, что в 1543 году тот доверил Драгуту власть в османских владениях в Западном Средиземноморье. После смерти Хайраддина в 1546 году Драгут решил вести самостоятельную игру и со всем пылом авантюриста принялся за сколачивание своего княжества. Джерба была штаб-квартирой, где Драгут составлял свои планы, и его военно-морской базой.

В 1546 году флотилия Драгута высадила десант на остров Гоц-цо и опустошила его; в 1547 году Драгут напал на Мальту, оплот его заклятых врагов — мальтийских рыцарей; в 1548 году он завладел казной ордена (20 тыс. золотых дукатов). Решающий удар он нанес в следующем, 1549 году, когда внезапным броском захватил сильную крепость Махдию, создав болезненный нарыв в испанских владениях в Африке. При этом он не посчитался с тем, что между императором Карлом V и султаном Сулейманом II был недавно заключен мир, и действовал на свой страх и риск. Флаг Драгута — красно-белое полотнище с синим полумесяцем посередине — взвился над стенами Махдии.

В Мадриде переполошились. Вице-король Сицилии впал в настоящую панику и в послании Карлу V заверял императора, что появление в Махдии корсаров, находящихся под покровительством Османской империи, станет еще опаснее, нежели их присутствие в Алжире. Карл V отправил султану ноту, осуждающую действия Драгута, в которой дал понять, что расценивает ситуацию как разрыв мира 1545 года. Не давая времени Драгуту закрепиться в крепости и собраться с силами, император организовал военную экспедицию в Северную Африку.

На исходе июня 1550 года мощный флот Андреа Дориа (52 галеры) встал на якорь к востоку от крепости и высадил на побережье четырехтысячный корпус под командованием вице-короля Сицилии дона Хуана де Веги и сына неаполитанского короля дона Гарсиа де Толедо. Войска подступили к крепости, и 28 июня началась осада. Но крепость была твердым орешком, разгрызть который оказалось непростым делом. Первый яростный штурм не принес успеха, и Хуану де Веге пришлось перейти к затяжным осадным действиям. Обороной Махдии руководил племянник Драгута Хезар-раис. В его распоряжении находился сильный гарнизон из 500 турок, и оборонявшиеся очень рассчитывали на помощь извне. Она подоспела 23 июля. Драгут с многочисленным отрядом прибыл на выручку с острова Джерба и высадился неподалеку от города. Он отправил в город пловцов, которые ночью доплыли до морской крепостной башни и сообщили Хезару план совместных действий, разработанный его дядей.

25 июля Драгут завязал сражение с испанцами; одновременно Хезар сделал вылазку. Несколько часов у стен крепости происходила страшная резня, но поле боя осталось за испанцами, и защитники крепости укрылись за стенами. Драгуту также пришлось отступить. Вначале он расположился вблизи испанского лагеря, но атаки противника заставили корсарского вождя уйти обратно на Джербу. Преследуемый на море флотом Дориа, Драгут отказался от попыток освободить крепость. В свою очередь, испанцы организовали убийственную бомбардировку города, выискивая слабые места в оборонительном поясе укреплений. Наконец выяснилось, что наиболее уязвимой является часть стены, примыкающая к морскому берегу. Испанцы связали две старые галеры и, установив на них деревянную платформу, организовали обстрел Махдии с этой, неожиданной для защитников стороны. Бомбардировка увенчалась успехом, и в стене была пробита брешь. После этого был намечен генеральный штурм, задуманный как одновременная комбинированная атака с запада и востока, с нанесением решающего удара с моря.

10 сентября испанские части пошли на штурм. «Турки и христиане нападали и защищались с одинаковым мужеством, воздух наполнялся криками и стонами раненых, брешь покрылась убитыми, кровь насыщала песок… Наконец храбрые испанцы, которых не могли остановить ядра и картечь, опрокинули турок, овладели башней и водрузили свое знамя на месте сброшенного мусульманскою павильона». Весь оставшийся день шла яростная схватка внутри города, пока наконец запершийся в цитадели Хезар не капитулировал. При получении известий о падении Махдии султан пришел в ярость и потребовал вернуть крепость, но события наступившей войны отодвинули эту проблему на второй план. Впрочем, не прошло и четырех лет, как в 1554 году испанцы были вынуждены эвакуировать свой гарнизон из крепости.

После этой неудачи, оставшись с несколькими галерами, Драгут пришел к выводу, что путь его бывшего покровителя Хайраддина был самым верным и надежным, и решил отдаться под покровительство Османской империи. Он предложил свой услуги Сулейману, и его тотчас приняли на службу. Престиж Драгуга был так высок, что в 1551 году ему поручили командовать эскадрой в Адриатике. В течение этой кампании Драгут был советником великого адмирала Синан-паши и командовал авангардом флота при захвате Триполи (14.08.1551); через несколько лет он получил от султана этот город в управление и распространил свою власть на все побережье Сирта. В 1552 году галеры Драгута основательно потрепали отряд адмирала Дориа, его заклятого врага, и захватили несколько галер и груз серебра. В 1553 году Драгут-раис был назначен капудан-пашой [23], великим адмиралом Османского флота, сменив самого Синана, брата великого визиря Ростема, и командовал турецким флотом в совместных кампаниях с французами.

Еще несколько лет сияла звезда Драгут-раиса. Но в 1570 году пробил смертный час корсара — при осаде острова Мальта во время рекогносцировки форта Сент-Эльм его сразил случайный снаряд. Останки Драгуга с величайшими почестями перевезли в Триполи и похоронили в мечети, получившей его имя.


Черепаший остров

«Вздымаясь над пронзительно голубым морем, Тортуга казалась спящей под солнцем черепахой. Колумб окрестил этот остров Черепахой из-за его формы, напоминавшей издали гигантскую черепаху, повернутую головой на запад, а маленьким „хвостиком“на восток. Если бы великому открывателю довелось подойти ближе, он был бы очарован нежной прелестью этой земли и вполне мог бы назвать остров Изумрудом или Парадизом (Раем).

Да, глядя на его южный берег, вы бы согласились, что природа немало постаралась над этим созданием; террасы поднимались к вершине уступами, и на них сменяли друг друга купы пальм, манценилл, фиговых и банановых «деревьев»; здесь росли… крупные деревья, целые леса, напоминающие красотой Корсику».

Возможно, автор этого поэтического описания, французский историк Жорж Блон прав, предположив, что название острова Тортуга было бы иным, доведись Христофору Колумбу высадиться на его побережье. Но испанский адмирал проплыл мимо Тортуги и ограничился тем, что дал новооткрытой земле это название.

В начале декабря 1492 года корабли Колумба, блуждая в пространствах Карибского моря, медленно шли в Наветренном проливе от Кубы к Гаити.


ИЗ ДОКУМЕНТА ЭПОХИ

Дневник первого путешествия X. Колумба

«Четверг, 6 декабря. На рассвете адмирал находился в четырех лигах от бухты, которую он назвал „Бухта Марии“. В направлении на юг… виден был красивый мыс, который он назвал „Мыс Звезды“ („Саbо de Estrella“). Адмирал предположил, что мыс этот был крайней южной оконечностью острова Гаити (Эспаньолы. — Д. К.). До мыса Звезды оставалось 28 миль. На востоке, милях в 40, показалась другая земля видимо, небольшой остров. В 54 милях на восток… виднелся очень красивый мыс, названный адмиралом «Слоновый» («Cabo de Elefante»). Еще один мыс, которому было присвоено наименование «Мыс Синкин», лежал. .. в 28 милях от кораблей. На юго-востоке берег прерывался; возможно, то была река, и казалось, что милях в 20 от этого места, между мысами Слоновым и Синкин, открывался широчайший проход. Некоторые моряки различали на его противоположной стороне нечто вроде острова, который адмирал назвал «Тортуга» («Черепаха»)…

Вторник, 11 декабря. Адмирал не мог выйти из бухты, так как все еще удерживались северо-восточный и восточный ветры. Как раз против бухты расположен был остров Тортуга. Он казался очень большим, почти таким же, как Эспаньола…

Пятница, 14 декабря. …Тортуга высокий, но не гористый остров. Этот остров очень красив и населен точно так же густо, как Эспаньола. Земли везде на нем возделанные и напоминают они долину Кордовы…»

Мог ли предполагать знаменитый путешественник, проплывая мимо, что через полтора века эта маленькая земля превратится в один из центров развала могущества испанской короны в Вест-Индии? Оказалось, что крохотный островок обладал удивительно полезными особенностями: высокопоставленные государственные чиновники в далеких европейских столицах, просчитывая дипломатические и военные комбинации, делали ставку на затерявшуюся в океане Тортугу; моряки и разбойники, потрепанные жестокими штормами и бесконечными перипетиями морского разбоя, стремились на Черепаший остров, зная, что смогут продать там награбленную добычу и развеять усталость, предавшись застольному веселью в компании лихих собутыльников и доступных красоток. В середине XVII в. Тортуга совершила неожиданное превращение из забытого уголка в райское прибежище для пиратов.


Пиратский рай

Здешние воды давно уже привлекали вольных морских добытчиков. Уже в середине 20-х годов XVI в. испанцы, обеспокоенные появлением в зоне Антильских островов нежелательных пришельцев, начали укреплять северное побережье Эспаньолы. Однако время от времени европейские корсары наносили удары. В 1539 году французы напали на Пуэрто-Рико, в 50-е годы некий гасконский капитан захватил в этом районе несколько кораблей, принадлежавших мадридским купцам, в 1572 году капитан Майар из Фекана удачно поохотился за торговыми судами в заливе Сан-Доминго. В 1599 году знаменитый французский путешественник Самюэль де Шамплейн совершал плавание по Вест-Индии на испанском корабле «Сен-Жюльен» и видел у берегов Сан-Доминго два дьеппских корабля. Он заметил также тринадцать «больших французских, английских и фламандских вооруженных кораблей».

Но главные хлопоты ожидали испанцев в XVII в.

В 1631 году на южном побережье Тортуги высадилась странная компания из ста пятидесяти буканьеров, флибустьеров и английских колонистов, оставшихся в живых после того, как испанская флотилия в 1629 году разгромила английские и французские поселения на островах Сент-Кристофер и Невис. Каким они нашли остров? Прочтем описание Тортуги, оставленное Александром Оливье Эксквемелином, — хирурга, состоявшего на службе Французской Вест-Индской компании и побывавшего на островах Антильского архипелага в конце 60-х и в начале 70-х годов XVII в., автора знаменитой книги «Пираты Америки».

"… Весь остров в скалах. На нем везде большие деревья, которые растут прямо среди камней; земли там почти нет, и их корням деваться некуда. Северная часть острова необитаема и очень неприветлива, там нет ни гавани, ни отмелей, разве что небольшие площадки между утесами. Поэтому заселена лишь южная часть острова, где есть гавань и куда могут приставать корабли.

Обитаемая сторона делится на четыре части: самая лучшая из них Ля бас тер (Низменная земля), именно туда пристают корабли. Там есть селение Кайон, в котором живут богатые плантаторы. Другая, Ле Миль плантаж, обжита совсем недавно и славится табаком. Самая западная часть острова называется Ля Ринго. В четвертой части, а называется она Ля Монтань, находятся самые древние плантации этого острова. Гавань хорошая, она защищена от рифов, и к ней ведут два прохода. На дне тонкий песок. В нее могут заходить и семидесятипушечные корабли.

Растительное же царство острова Тортуги необычайно разнообразно. Здесь растут бразильское дерево [24], красный, белый и желтый сандал. Желтое сандаловое дерево здешние жители называют буа де шандель (свечное дерево), потому что горит оно ярко, словно свеча. Когда ночью идут на рыбную ловлю, из него делают факелы. Растет на острове и лигнум санктум, в других странах его называют покхаут [25], а также деревья, которые постоянно гноятся какой-то особой смолой, и китайский корень [26]… Он мягкий и белый, и его охотно едят дикие свиньи, которые вообще ничем не питаются, кроме него. Встречаются здесь алоэ и другие лекарственные растения, а также деревья различных пород, приюдные для постройки кораблей и домов. На острове есть все плоды, которые можно найти на Карибских островах: маниок [27], батат [28], иньям [29], арбузы, испанские дыни, пакиайи [30], карасоль [31], мамай [32], ананасы, плоды акажу[33] и другие, которые я перечислять не стану, чтобы не отвлекать внимание читателей. Сверх этого, там множество различных пальм, из мякоти которых можно приготовлять вино, а листьями покрывать дома».


Население небольшого острова в середине XVII в. было достаточно многочисленным. По испанским оценкам, в 1653 году на Тортуге находилось семьсот французских колонистов, двести негров и двести пятьдесят индейцев с женами и детьми. Очевидец свидетельствовал, что жители острова по своим занятиям делились на четыре разряда:

— буканьеры, охотившиеся на острове или соседней Эспаньоле;

— флибустьеры, промышлявшие грабежом на море;

— оседлые жители, располагавшие небольшими земельными участками и занимавшиеся земледелием;

— кабальные слуги, или «завербованные», т.е. люди, работавшие по зарегистрированному контракту. Как правило, ими становились европейцы, прибывшие в Америку за счет какой-нибудь торговой компании и проданные во «временное» рабство в возмещение затрат на перевозку через океан. По истечении срока контракта эти люди обычно пополняли ряды буканьеров и флибустьеров.

Вот как рисует Эксквемелин занятия жителей Тортуги: «На острове много диких свиней, но охота с собаками на них запрещена, ибо остров мал, а свиней надо беречь на случай, если нападут враги и жителям придется укрываться в лесах. Охота там очень опасна из-за утесов, поросших мелким кустарником. По неосторожности можно с них легко свалиться. Там уже погибло множество людей. На дне между скалами немало скелетов, и никто не может сказать, сколь долю они здесь лежат…

…Когда французы основали колонию и укрепились на острове, они начали ходить на Большую землю (Эспаньолу. —Д. К.) на охоту, добывать шкуры; те же, кто не имел к этому склонности, повадились грабить испанские берега, что, впрочем, они делали и раньше. А у кого на руках были женщины, остались на острове; некоторые из них занялись разведением табака, другие сбором древесною сока, и каждый добывал себе такими способами пропитание».

Появление прямо на маршруте «Золотого флота» вольного сообщества буканьеров и флибустьеров всерьез обеспокоило королевскую администрацию. Гнездо разбоя, образовавшееся на Тортуге, превращалось в серьезнейшее препятствие для доставки американского золота и серебра в Испанию и таило в себе постоянную угрозу для владений короля на Кубе, Пуэрто-Рико и в Южной и Центральной Америке. Пираты с Тортуги располагали широкой сетью тайных прибежищ, разбросанных на мелких островах по всей акватории Карибского моря, — от пустынных заливов южного побережья Кубы до лабиринтов Багамских и Наветренных островов. Оттуда устраивались засады на торговые корабли, вылавливались отставшие и сбившиеся с курса испанские суда с сокровищами Америки.

Тортуга имела и собственную продовольственную базу, располагавшуюся на соседней с островом «Большой земле», Эспаньоле. Ее отделял от Тортуги небольшой, 10-километровый залив. Буканьеры, отправлявшиеся на Эспаньолу для охоты на диких свиней и крупный рогатый скот, превратили остров в центр мясозаготовок. Испанцы неоднократно предпринимали попытки избавиться от непрошенных соседей и проводили карательные экспедиции на Тортуге и Эспаньоле. Они уничтожали буканьерские поселки, сжигали лесные хижины и организовывали поголовное истребление скота на островах, но все старания изгнать опасную публику с Черепашьего острова были тщетны.

В 1640 году власть над Черепашьим островом захватил француз Левассер. Новый правитель прежде всего решил укрепить остров. Его внимание привлекла большая отвесная скала, возвышавшаяся над гаванью Бас-Тер на южном побережье Тортуги. Левассер построил на ее вершине небольшой форт, установив в нем несколько пушек. В пещере на склоне горы был размешен склад боеприпасов и продовольствия. Вырытый колодец, питаемый подземными ключами, снабжал гарнизон форта водой. К крепости вела узкая тропа, окруженная небольшим леском, фруктовыми и табачными плантациями. Подобраться по ней к форту было едва ли возможно, так как на тропе с трудом могли разойтись два человека.

Казалось, что форт в Бас-Тере стал непреодолимым препятствием для врага. Под прикрытием крепости Черепаший остров вступал в эпоху процветания. Здесь поселились торговцы, возникли трактиры, и береговая жизнь стала приобретать черты, характерные для «цивилизованного» пиратского поселения.

Однако уязвимые места нашлись и на Тортуге. Левассер, установивший жестокий тиранический режим, вызвал недовольство вольного флибустьеро-буканьерского общества. В 1652 году созрел заговор против губернатора, и француз был убит своими приближенными.

Последовавшая за этим чехарда правителей была на руку испанцам. В январе 1654 года они осуществили хитроумную и рискованную военную операцию, высадившись на побережье к востоку от Бас-Тера и каким-то чудом взобравшись с артиллерией по скальным утесам на соседнюю с фортом гору. Разбив на ней батарею, они подвергли крепость с тыла артиллерийскому обстрелу, в то время как испанская эскадра вошла в гавань и начала бить по форту из бухты. После ожесточенного сопротивления защитники капитулировали. На Тортуге водворились испанцы.

26 ноября 1656 года правителем острова был назначен Жереми Дешам дю Россе. Сложность положения нового правителя заключалась в том, что назначение он получал в Париже, а Тортуга продолжала оставаться в руках испанцев. Предприимчивый дю Россе прибыл в Вест-Индию и первым делом получил согласие на занятие должности правителя Тортуги от… английского губернатора Ямайки. Заручившись поддержкой Франции и Англии, дю Россе принялся за подготовку налета на Черепаший остров. Набрав многочисленное войско головорезов, он провел молниеносную операцию по захвату острова. На нескольких десятках пирог отряд дю Россе незаметно подобрался к северному побережью Тортуги. Высадившись ночью на побережье, он двинулся в глубь острова и к вечеру расположился вокруг форта и горы, сыгравшей столь роковую роль в событиях 1654 года. Дождавшись ночи, смельчаки вскарабкались по отвесной скале на вершину, где располагалась батарея, разоружили гарнизон и овладели орудиями. Форт тут же подвергся обстрелу. Ошеломленный испанский гарнизон решил исправить положение и двинулся в атаку на батарею, где и попал в засаду, расставленную флибустьерами, расположившимися вокруг крепости. В ходе яростной схватки испанцы были уничтожены. Остров вновь попал в руки прежних хозяев — буканьеров и флибустьеров, а над крепостью Бас-Тера взвился французский флаг.

В октябре 1662 года авантюрист дю Россе, сдав полномочия своему племяннику, Фредерику де Ла Пласу, отплыл в Европу, где затеял операцию по продаже острова англичанам. В ходе этой рискованной игры дю Россе очутился в тюремной камере Бастилии, где просидел два года, и в конце концов уступил свои «законные» права на Тортугу за 10 тыс. ливров Французской Вест-Индской компании.

Правителем Тортуги и французских поселений на побережье Сан-Доминго был назначен Бертран д'Ожерон, младший отпрыск анжуйской дворянской семьи. На годы его правления пришелся «классический период» развития флибустьерского общества Черепашьего острова, тогда же проявились зловещие симптомы будущего угасания.

До своего назначения на этот пост д'Ожерон прошел непростой жизненный путь. Он начал военную службу как офицер французских военно-морских сил, а затем занимался каперством. Позже д'Ожерон попытался приобрести сахарные плантации на острове Мартиника, потерпел неудачу и присоединился к флибустьерам — коммерческой деятельности он при этом не оставлял. Этот энергичный и ловкий предприниматель был замечен в Париже и рекомендован генеральному контролеру финансов Жану Батисту Кольберу как человек, хорошо ориентирующийся в хитросплетениях бурной жизни Вест-Индии. На посту правителя Тортуги д'Ожерон находился с 1665 до 1675 г. «Он старался также сколько возможно скрасить вредный доброй славе флибустьеров вид разбойничества, какой принимали их подвиги, извлечь из мужества их пользу для государства и смягчить нравы их. При этом он благоразумно терпел то, что не мог переменить, не подвергая французские колонии и острова еще большему злу», — охарактеризовал деятельность губернатора историк пиратства Ф. Архенгольц. «Яввляюсь губернатором необузданных людей, которые не ведают кабалы…» — писал д'Ожерон Кольберу. И действительно, уклад жизни на острове не вмешался в четкие инструкции и тесные ограничения, с помощью которых французская администрация пыталась контролировать экономическую деятельность, поэтому за годы его губернаторства у д'Ожерона возникало немало трудностей и проблем. В 1670 году дело дошло до открытого мятежа. Его удалось подавить благодаря присутствию французской военной эскадры и ряду уступок, сделанных правителем Тортуги.

По мере усиления вмешательства парижских властей в экономическую ситуацию на острове, купцы и торговцы покидали Черепаший остров. При преемниках д'Ожерона Тортуга, лишенная притока товаров, измученная штрафами и твердыми иенами на продукцию, погружалась в состояние запустения. Население также постепенно перебралось с острова на «Большую землю», где возникло несколько французских поселений — Пти-Гоав, Леоган, Пор-де-Пе, Кап-Франсе. Небольшая же по размерам Тортуга — каменистый клочок земли, усеянный скалами и утесами, — стала слишком тесна для колонистов, стремившихся к возделыванию полей и расширению земельных участков. Основа экономики острова — тотальная охота за призами — не могла сделаться опорой для мирного процветания.

Феномен Тортуги — вольное флибустьерское сообщество — был слишком обременительной ношей. —

Когда новый губернатор Тортуги Пьер Поль Тарен де Кюсси прибыл в 1684 году на остров, оказалось, что примерно половина белого населения подвластных ему территорий так или иначе связана с вольным промыслом. В рапорте Жану Батисту Кольберу де Сеньелэ[34] он приводит список флибустьеров, обосновавшихся в его владениях.


П. П. Тарен де Кюсси — Ж. Б. Кольберу де Сеньелэ.

24 августа 1684 Список флибустьеров и их кораблей


Господин де Граммон, командир «Арди», Пушки — 52, Людей — 300

капитан Лоран Граф, датчанин, командир «Нептуна», Пушки — 54, Людей — 200

капитан Мишель, командир «Мютины», Пушки — 44, Людей — 280

капитан Жонке, голландец, командир «Дофины», Пушки — 30, Людей — 180

капитан Ле Саж, командир «Тигра», Пушки — 30, Людей — 130

капитан Деденан, командир «Шассера», Пушки — 20, Людей — 120

господин Дюмениль, командир «Тромпезы», Пушки — 14, Людей — 100

капитан Фокар, командир «Ирондели», Пушки — 18, Людей — 110

капитан Бреа, командир «Фортюны», Пушки — 14, Людей — 100

приз капитана Лорана, Пушки — 18, Людей — 80

капитан Бернанос, командир «Сети», Пушки — 8, Людей — 60

капитан Кашмаре, командир «Святого Иосифа», Пушки — 6, Людей — 70

капитан Бло, командир «Куаньона», Пушки — 8, Людей — 90

капитан Виньерон, командир барка «Луиза», Пушки — 4, Людей — 30

капитан Пти, командир судна «Рюзе», Пушки — 4, Людей — 40

капитан Лагард, командир «Сюбтили», Пушки — 2, Людей — 30

капитан Верпре, командир «Постийона», Пушки — 2, Людей — 25

Итого: Пушек — 328, Людей — 1945


Вот, монсеньор, все флибустьеры, сколько есть, без исключений, половина из них живут здесь, так как наибольшая их часть не без пользы для себя купили жилища, в которые они удаляются и живут без забот. Таким образом число жителей увеличивается без сокращения количества флибустьеров, которые хотят время от времени выходить в море, оставляя хлопоты по содержанию в порядке жилищ своим товарищам».

Однако население покидало Тортугу, и лихие флибустьеры не могли чувствовать себя на «родном» острове столь же вольготно, как раньше. Итог можно подвести словами знаменитого французского моряка Жана Дюкасса, сменившего в 1691 году де Кюсси на посту правителя. «Остров Тортуга являет собой недоступный утес, где торговли происходит едва на семь тысяч экю в год. Этот остров был первым французским владением, а засим сорок лет — прибежищем флибустьеров. Сейчас же он ни на что не пригоден».

Пиратская вольница на Тортуге подошла к концу.


Правители Тортуги

1. Левассер (1640 — 1652).

2. Шевалье Анри де Фонтене (1653 — 1654).

3. Жереми Лешам дю Россе (1656 — 1662), первый правитель, назначенный королем с титулом «Правитель и королевский наместник острова Тортуга».

4. Фредерик Дешам де Ла Плас, племянник предыдущего (1663 — 1665).

5. Бертран д'Ожерон де Ла Буэр — назначен 07.10.1664; прибыл на остров 06.06.1665, умер в Париже 31.01.1676.

6. Жак Непвё де Пуансэ — назначен 16.03.1676; умер в конце 1682.

7. Пьер Поль Тарен де Кюсси — назначен 30.09.1683; убит в сражении на острове Сан-Доминго (1690).

8. Жан Дюкасс (1691 — 1700).

9. После отъезда Дюкасса во Францию временно функции правителя острова исполнял Буасси-Раме.

10. Ожер (1703 — умер 1707).

11. Граф Франсуа Жозеф I де Шуазель, барон де Бопре — назначен в 1707 — умер 18.05.1711 в Гаване после ранения, полученного в морском сражении. Последний правитель Тортуги.


Некоронованные короли Тортуги


МОНБАР ИСТРЕБИТЕЛЬ


Среди пиратского общества Вест-Индии фигура шевалье де Монбара стоит особняком. За свои жуткие деяния, получившие широкую известность в Карибском море, он заслужил прозвище

Истребитель. Он не гонялся за богатством, был совершенно равнодушен к женщинам, ничего не пил, кроме воды, не участвовал в пьяных оргиях и не играл в азартные игры. Де Монбар не искал связей в пиратском мире и был флибустьером-одиночкой. Экипаж его корабля состоял из… индейцев. Изничтоженные испанцами коренные жители Америки ненавидели всей душой жестоких захватчиков и, будучи изощренными в технике истязаний, платили врагам страшную дань отмщения. Команда аборигенов шевалье де Монбара была безраздельно предана своему капитану, который слыл самым страшным для испанцев человеком.

Он родился в почтенной семье в провинции Лангедок на юге Франции около 1645 года. Рассказывают, что ненависть ко всему испанскому зародилась у де Монбара еще в детстве, когда он прочитал книгу испанского священника Бартоломе Лас Касаса о зверствах испанцев в Америке. По одной из легенд, маленький де Монбар во время школьного спектакля едва не задушил своего одноклассника, которому было поручено исполнять роль испанского кавалера. Когда в 1667 году началась Деволюционная война [35], де Монбар покинул дом и поехал в Гавр к своему дяде, который командовал военным кораблем. На нем юноша прибыл в Вест-Индию. Существует рассказ о том, что осторожный дядя, оберегая пылкого племянника от смерти в случайной схватке с испанцами, запер его в каюте. В разгар боя дверь разлетелась на куски, и де Монбар со шпагой в руке ринулся в самую гущу сражения. Это было началом страшного пути. Сильный, проворный, бронзовый от загара гасконец де Монбар имел устрашающий вид лихого вояки. Его кустистые черные брови и пронзительный взгляд подавляли врага. Неудивительно, что облик этого мстителя за индейцев вдохновил авторов многих мелодраматических пьес, гремевших на подмостках парижских театров. Со своими индейцами де Монбар подстерегал испанские корабли у берегов Юкатана и у Кубинского побережья и уничтожал на своем пути все — военнопленных и захваченных гражданских чиновников умерщвлял и выбрасывал за борт, а товары и суда сжигал. Рассказывали, что, когда де Монбар захватывал «испанцев», он приказывал вздернуть на рею труп шкипера ограбленного судна. С таким «флагом» он выходил на поиски новой добычи. Счастьем было для испанца, попавшего в руки Истребителя, умереть быстро. Испанские хронисты подробно описывают безумные истязания, которые придумывал этот пират. В свою очередь, французские современники отмечали рыцарственность де Монбара в обращении с пленными. Где легенда, а где правда — сказать невозможно. Фигура де Монбара превратилась в некий собирательный фантом, тень флибустьера, вобрав в себя правдивые рассказы и ложные измышления из пиратской жизни. В один прекрасный день де Монбар пропал столь же неожиданно, как и появился. Со своими индейцами он ушел с Тортуги и растворился в просторах Атлантики.


РОК БРАЗИЛЕЦ


Герой этого небольшого рассказа, Рок Бразилец, появился на Тортуге, уже приобретя известность своей деятельностью на Ямайке. О его ранних годах известно очень немного. Эксквемелин сообщал, что «хотя он и был родом из Гронингена (Нидерланды. — Д. К.), но долгое время прожил в Бразилии. Когда Бразилия снова стала португальской[36], некоторые семьи покинули насиженные места и переселились кто в Голландию, кто на французские или английские острова я лаже в Виргинию. Он отправился на Ямайку и, не зная, чем заняться и как добыть себе пропитание подался к пиратам. Вскоре он стал известен под кличкой Рок Бразилец… Перед ним стала трепетать вся Ямайка. Он был груб неотесан и вел себя словно бешеная фурия. Когда он напивался, то как безумный носился по городу и немало перекалечил людей, которым довелось попасть ему под руку. Никто не осмеливался ему ни в чем перечить, только за глаза говорили, что он дурной человек. А у испанцев Рок стал известен как самый злой насильник и тиран. Однажды он посадил несколько человек на деревянный кол, а остальных связал и бросил между двумя кострами. Так он сжег их живьем, как свиней. А вина этих людей заключалась лишь в том, что они пытались помешать его черному делу и спасти своей свинарник, который он намеревался разграбить…»


Он был повешен в Мериле, после того как попал в плен к испанцам во время рекогносцировки накануне готовящегося пиратами нападения на город.


ПИРАТ-МОНСТР


Знаменитый флибустьер Олоне [37] заслужил страшное прозвище Бич испанцев. Ужас охватывал жителей Вест-Индии, когда им становилось известно, что где-то рядом промышляет Олоне. Попавшие в руки этого изувера проходили через дикие истязания и кошмарные психологические муки.

Французский историк Жорж Блон, в своей книге о пиратах Вест-Индии, начиная повествование о нем, пишет: «Полицейская карточка в досье этого человека могла бы выглядеть следующим образом: "Но, Жан-Франсуа, по прозвищу Олоне, родился в 1630 году во Франции в местечке Сабль д 'Олоне, провинция Пуату. Глаза голубые, волосы каштановые, рост средний, особых примет нет. Завербовался в возрасте двадцати лет в Ла Рошели на три года в Вест-Индию. Точное местонахождение и характер работы в означенный период не установлены. Затем буканьер на Санто-Доминго, где неоднократно участвует в стычках с лансеро (испанскими кавалеристами). В1665 году перебирается на Тортугу, выходит на морской промысел, где зарекомендовал себя положительно. В 1662 году получает от губернатора Жереми Дешама дю Россе жалованную грамоту и судно… В 1664 году получает еще одно судно от временно исполняющего обязанности губернатора Дешама де Ла Пласа… "»

Как-то раз с двумя десятками отъявленных негодяев он объявился у северных берегов Кубы. Местные рыбаки, в смятении и ужасе, отправили посыльного в Гавану с сообщением о появлении пирата на побережье. Губернатор немедленно выслал 10-пушеч-ный фрегат с 90 солдатами на борту с приказом истребить флибустьеров. Получив известие о готовящейся испанцами акции, Олоне решил заманить их в ловушку и захватить судно. Он укрыл барк за мысом, а своих людей расставил вдоль берегов узкой реки, куда должно было прийти судно. Ночью в устье тихо вошел испанский фрегат. Капитан рассчитывал неожиданно напасть на пиратов, но, к своему удивлению, никого не обнаружил. Он приказал встать на якорь в тесном проходе, ведущем в море. Окликнув рыбаков, офицер спросил их, где разбойники. Надо думать, не по доброй воле ответили рыбаки, что устье свободно. Олоне всегда находил убедительные доводы, под угрозой кинжала заставляя говорить то, что он требовал. Испанцы успокоились и безмятежно провели остаток ночи, а когда рассвело… Пираты, спрятавшись за деревьями, начали в упор обстреливать фрегат, а затем на лодках бросились на абордаж. Пока захваченные врасплох испанцы поднимали якорь, чтобы убраться подальше в море, флибустьеры облепили борта и влезли на палубу. Они загнали солдат в трюм, и Олоне устроил садистскую оргию. Захваченных пленных выпихивали по одному на палубу, где главарь пиратов рубил им головы. Он уже впал в совершенное неистовство, когда из трюма показался дюжий негр и, моля о пощаде, поведал о приказе, данном губернатором: всех захваченных пиратов казнить без пощады. Зверства Олоне продолжались до тех пор, пока никого из испанцев не осталось в живых. Нефа он отправил с письмом к губернатору, в котором сообщал, что надеется когда-нибудь захватить его самого. Ярость испанца не знала границ, была организована карательная экспедиция, но поймать Олоне не удалось.

В мае 1666 года флотилия Олоне вошла в залив Маракайбо, захватила крепость при входе в лагуну и нацелилась на город. Жители обратились в паническое бегство и скрылись в чашах сельвы и ущельях окрестных гор, оставив Маракайбо в руках головорезов. Пустой безмолвный город был набит товарами и провизией. Пираты, соскучившиеся по хорошим еде и питью, смогли развернуться вовсю. Однако Олоне мучил вопрос — куда жители попрятали сокровища? Были организованы поисковые партии. Пираты приволокли в Маракайбо несколько захваченных несчастных и «…стали пытать пленных, стараясь узнать у них об остальном имуществе. Но никто не признавался. Олоне, для которого смерть десяти или двенадцати человек ровным счетом ничего не значила, выхватил саблю из ножен и на глазах у всех остальных изрубил одного испанца в куски. При этом он кричал, что, если они будут упорствовать, он перерубит их всех без всякой пощады. Ему удалось напугать одного из испанцев, и он согласился повести пиратов туда, где скрывались все горожане. Но те, опасаясь, что попавшие в плен могут их выдать, успели закопать часть сокровищ и все время переходили с места на место. Беглецы так боялись друг друга, что отец не доверял сыну». Между тем зверские пытки Олоне в Маракайбо результата не приносили. Тогда главарь пиратов решил отправиться на противоположный берег лагуны — в Гибралтар.

Произошла яростная рукопашная схватка у редутов города, и на плечах отступающих испанцев пираты ворвались в Гибралтар.

Отлично развитый инстинкт самосохранения заставил Олоне прежде всего очистить город от нескольких сотен трупов, так как в сыром воздухе лагуны мигом могла распространиться заразная эпидемия. Трупы были собраны на две старые барки и затоплены в лагуне. А затем началась вакханалия грабежа, продолжавшаяся почти месяц. Пираты рыскали по окрестностям и тащили в город все, что представляло ценность, складывая добычу в общий котел. Но зная, что главные богатства спрятаны по укромным местам и до них не добраться, Олоне обложил город данью, потребовав от убежавших жителей выкуп в 10 тысяч реалов и угрожая в случае отказа сжечь город. Деньги не успели собрать вовремя, и пираты начали поджигать дома.

«Когда испаниы увидели, что пираты действительно намерены все обратить в пепел, они решили выдать требуемые деньги». Пираты помогли потушить пожар. Затем, получив выкуп, они двинулись с толпой пленных обратно в Маракайбо. Город разграбили вторично, а затем провели ту же операцию с выкупом, что и в Гибралтаре. Правда, в Маракайбо они получили откуп в 20 тысяч реалов и 50 коров. «Получив выкуп, пираты ушли… Но спустя три дня… вернулись снова и стали творить всяческие бесчинства. Оказалось, что причиной возврата было торговое судно, захваченное пиратами, которое они не могли провести через отмель в устье лагуны. Поэтому они были вынуждены вернуться и взять поймана. Испанцы подыскали им лоцмана очень быстро, дабы поскорее отправить их в море…»

Огромная добыча, захваченная Олоне [38], была в несколько недель спущена в трактирах Бас-Тера на Тортуге, и пират организовал новую разбойничью экспедицию. Отряд высадился на побережье Гондураса, захватил пленных и двинулся в глубь континента в поисках города Сан-Педро. Хронист с ужасом повествует о садизме этого головореза. «Уж если начинал пытать Олоне, и бедняга не сразу отвечал на вопросы, то этому пирату ничего не стоило разъять свою жертву на части, а напоследок слизать с сабли кровь. Он готов был убить любого испанца. Если кто-либо из них, убоявшись пыток или не выдержав их, соглашался провести пиратов к своим соотечественникам, но по растерянности находил путь не сразу, его подвергали адским мучениям и забивали до смерти». Отряд Олоне медленно продвигался к Сан-Педро, так как испанцы, чтобы измотать противника, расставили по дороге засады. Олоне был в бешенстве. Захваченные в плен раненые испанские солдаты ничего не сказали ни о силах, собранных для обороны, ни о местах расположения засад. «Тогда Олоне, вне себя от ярости, кинулся на одного из них, вспорол ему саблей грудь, вырвал оттуда сердце и вонзил в него зубы на глазах у остальных пленных. Те выдали тайну». По другой версии, переданной Эксквемелином, пират «… вырвал сердце и, показав это сердце пленникам, сказал: „Если вы мне не покажете другой дороги, я сделаю с вами то же самое "». Ужас этой истории ошеломляет еще и тем, что никакой второй дороги и в помине не было. В конце концов Олоне удалось пробиться через засады в Сан-Педро, преодолеть кактусовый частокол, прикрывающий город, захватить его и разграбить. Но это была последняя «удача» монстра. Ужасная смерть подстерегала его.

Олоне вышел в море — пройдя вдоль побережья Гондураса, он двинулся на юг и обогнул мыс Грасьяс-а-Диос. Его корабль уже проходил мимо мыса Перлас, когда попал на рифы островов Корн (Маис) и разбился. Флибустьеры сумели спастись и несколько месяцев прожили на пустынном берегу, огородничали, выращивали бобы и ловили рыбу. Но сидеть на безлюдном островке длительное время было невозможно — пираты разобрали разбитое судно и построили небольшой барк, на котором решили отправиться до устья реки Сан-Хуан и вернуться на Тортугу. Их снова подстерегала неудача — испанцы с местными индейцами напали на отряд Олоне и заставили разбойников спасаться в море. Несколько недель барк Олоне бесцельно ходил вдоль берегов Панамы. У пиратов не было ни продовольствия, ни пресной воды, и они были вынуждены держаться поближе к берегу, чтобы пополнять запасы. Когда же, находясь южнее Картахены, Олоне сделал очередную вылазку на берег, местные индейцы-каннибалы напали на его отряд и убили флибустьеров. Сам Олоне попал в плен и был съеден.


Остров-легенда

Огромный остров Мадагаскар, раскинувшийся к востоку от Африканского континента, поражает воображение. Его гигантские размеры не вписываются в рамки расхожих представлений о пиратском острове как о небольшом участке суши, затерявшемся в морских пространствах. Такие традиционно-маленькие опорные разбойные точки во множестве разбросаны вокруг Мадагаскара, они окружают этого исполина, как свита своего монарха. Историю острова-гиганта и его «свиты» украшают бесчисленные Легенды и тайны. Преданиями овеяны песчаные пляжи крохотных островков, затаившихся в глубине безмолвных заливов побережья, гранитные скальные вершины в долинах и необъятные тропические болота, раскинувшиеся в непроходимых чашах девственного леса. Где-то в глубине тропических джунглей деревья-людоеды стерегут несметные богатства, спрятанные пиратами подальше от человеческих глаз. Они пожирают любопытных, подбирающихся к тайнам, скрытым под их корнями, и сохраняют секреты, доверенные им сотни лет назад. Остовы разбойничьих судов и шлюпок закопались глубоко в песок, и их сгнившая деревянная обшивка напоминает о людях, которые когда-то высаживались в этих бухтах. Могилы пиратов затерялись среди пальмовых и эвкалиптовых рощ. Они заросли густым кустарником, и только ядовитые змеи и скорпионы охраняют покой разрушенных надгробий с выбитыми на них черепами и костями. Остров-легенда продолжает скрывать свои тайны.

Мадагаскар знаменит как один из крупнейших островов в мире. Только Гренландия, Новая Гвинея и Борнео превосходят его по размерам. Удивительно разнообразна география многоликого острова. Саванны, тропические леса, долины и горные хребты уживаются вместе на его нескончаемых просторах. Европейцы ступили на берега Мадагаскара в 1500 году. Первыми были португальцы, пробивавшие дорогу в Индию. В день Св. Лаврентия, 10 августа, капитан Диогу Диаш из экспедиции Педру Альвариша Кабрала высадился на побережье и дал название открытой им земле в честь этого святого. Через несколько лет, в 1506 году, другой португалец — капитан Руй Перейра Кутиньо из отряда Триштана де Кунья — сделал остановку у западного побережья. Началась медленная колонизация острова. По следам португальских каравелл в Индийское море просачивались голландцы, англичане и французы. В течение XVII в. на побережье возникали очаги будущих поселений — торговые фактории. Их представители завязывали контакты с многочисленными туземными племенами мальгашей, жившими на острове. Впрочем, торговая активность агентов, как правило, ограничивалась точками на побережье, так как в глубь острова колонистам проникнуть не удавалось.

«Мадагаскар делится на различные провинции и владения, отделенные большей частью реками, — описывал увиденное здесь голландский путешественник Ян Стрейс. — Это очень плодородный остров, где много риса, ячменя, разных бобов, бананов, ананасов, дынь и всяких других плодов. Там произрастают также сладкие и кислые гранаты, померанцы, лимоны, миндаль, финики, груши и т. д.

Помимо этих плодов, также много там разных съедобных кореньев. Там собирают прекрасный мед, каучук, целебные коренья и травы; помимо того, по всему острову много минералов и металлов, главным образом железа. Золото, которое находят там, гораздо хуже, чем в Перу… Также встречаются там различные породы драгоценных камней: топазы, аметисты, смарагды, сапфиры, гиацинты, яшма, агат и другие, также много красного железняка. Животные водятся там в изобилии: коровы, дикие и домашние, козлы и козы, которые четыре раза в год дают приплод. Овцы весьма жирны, их хвосты весят до 25 фунтов и больше; также дикие и домашние свиньи, у которых превосходное и вкусное мясо и сало, не такое противное, как в Европе. Также водятся там кабаны… весьма нежные на вкус, мясо у них мягкое и волокнистое… Собаки большей частью малы, с короткими мордами и ушами. Стадами по 50, 60, даже по 100, бегают здесь дикие обезьяны или мартышки… Здесь тысячи белок, ласок, вивер и других неизвестных зверей; но здесь нет лошадей, слонов, тигров, медведей, львов и других четвероногих хищников. Птиц и насекомых несчетное множество. Скорпионы, ядовитые пауки, сороконожки и другие гады во множестве приносят вред человеку…»

Европейцев на Мадагаскаре называли «вазах» (букв, «белый», «иностранец»). Примечательно, что это слово произошло от старомалайского «баджах» — «пират», «морской разбойник». Даже некоторые европейцы считали, что у туземцев были все основания для подобных ассоциаций. Вот, например, к каким выводам пришел англичанин Друри, наблюдая за поведением европейцев на острове:

«Действительно не приходится говорить о доброте европейцев по отношению к туземцам, ибо везде, где европейцы были сильнее… они обращали туземцев в рабство и разоряли страну. В большинстве случаев те, кто подобным образом навязывал свою власть, были грубыми моряками, безнравственными и некультурными. Они нарушали обычаи, не делая разницы между отдельными лицами, смешивая все сословия и обращаясь со всеми туземцами, как с животными… По их мнению, убить негра было все равно, что убить животное. Впрочем, я бросаю здесь упрек не только французам, хотя они и совершили много чудовищных деяний, даже если верить только половине того, что рассказывают мальгаши. Подобный же упрек можно сделать моим соотечественникам, ибо поведение англичан-пиратов и других, посещавших Мадагаскар, было исключительно варварским».

Впрочем, и сами представители колониальных властей с тревогой относились к напряженности во взаимоотношениях с местным населением. Вот какой рассказ поместил в книге по истории Мадагаскара один из лидеров французской колониальной политики на острове, Этьенн де Флакур[39]: Речь в нем идет о событиях, произошедших во французском поселении на юго-востоке острова, Форт-Дофине, в 1646 году, когда представитель Ост-Индской компании Прони [40] продал голландскому губернатору острова Маврикий 73 малагасийца, пришедших в поселение для торговли.


«После того как негры и негритянки вернулись с работы, господин Прони велел им сказать, чтобы они шли на бойню за мясом. Там он запер около сорока человек, велел связать их попарно и отправить на корабль. Остальные бросились бежать. Прони дослал за ними погоню и велел выслеживать на дорогах мужчин я женщин и захватывать их, пока голландцы не скажут, что им больше не нужно. Это было причиной того, что с тех пор ни один негр не оставался дома, лишь только какой-либо корабль бросал якорь; жившие здесь негры возненавидели французов… Андриашраматр (в то время король Ануси [41]) уже не раз с тех пор упрекал меня за это и угрожал, что ни мне, ни французам это не пройдет даром. Он говорил, что среди увезенных в рабство было шестнадцать сыновей люхавухитров (грандов, знатных людей страны) и что так гнусно продать людей, дать увезти их в море, далеко от своей страны, без надежды когда-либо возвратиться, чудовищное вероломство по отношению к бедным людям, служившим господину Прони. Большинство этих бедных негров и негритянок умерли, не доехав до Маврикия».


Нет ничего удивительного в том, что пройдет несколько лет, и аборигены разрушат Форт-Дофин.

Мадагаскарские пираты

Пираты проникали в Индийский океан вслед за торговыми судами. Они нащупывали уязвимые точки на транспортных магистралях и осваивали опорные пункты для грабежа. Ими становились Коморские и Сейшельские острова, Сокотра и Масира, но Мадагаскар представлял такие безграничные возможности, что сделался излюбленным местом для пиратов. Его пустынное побережье, безлюдные островки-стоянки, запрятанные в заливах, изобилие съестных припасов и выгодное стратегическое положение превратили остров в прекрасную базу. Мадагаскар контролировал две важнейшие торговые трассы того времени — одна связывала арабский мир с Индией, начинаясь в Красном море и Персидском заливе; вторая шла из Европы и, огибая мыс Доброй Надежды, проходила Мозамбикским проливом, где разделялась, уходя в направлении к Красному морю и к Индии. Остров был нацелен на побережье Сомали и Малабарский берег, и пиратские парусники, контролируя зоны Аденского и Оманского заливов, перехватывали торговые караваны, груженные богатыми товарами.

К началу ХVIII в. пираты Мадагаскара являли собой страшную угрозу для всех, кто плавал по морям. Европейские державы к этому времени навели относительный территориальный порядок в Вест-Индии и предприняли меры для борьбы с пиратами в Испанском Мейне, стремясь более жестко контролировать пиратский промысел. Это заставило пиратских вожаков искать новые регионы для «охоты», и они стали перебираться поближе к зонам оживленной арабо-индийско-европейской торговли. Процесс активизировался после окончания Войны за испанское наследство. Пиратская иммиграция проходила с разбоем вдоль западного побережья Африки и попадала в воды Индийского океана. Сонмища разбойников оседали на Мадагаскаре и островках вокруг него.

Особенной известностью пользовался знаменитый «остров разбойников» Сен-Мари. Он протянулся тонкой 63-километровой линией вдоль восточного побережья Мадагаскара и отделен от него небольшим проливом. Вход в бухту Сен-Мари охраняли два островка — Мадам и остров Корсаров. Пираты возвели на берегу небольшое укрепление, оснастили его пушками и под их зашитой чувствовали себя в относительной безопасности. Без лоцмана ни одно судно не могло пройти в узкий фарватер, и поэтому, приблизившись к бухте, оно вставало на якорь, ожидая представителей пиратов. Те вскоре появлялись и, поднявшись на борт, проводили своеобразную инспекцию. Если корабль и экипаж не вызывали подозрений, лоцман вводил судно в гавань. Работорговцы, купцы, контрабандисты прекрасно знали бухту как место, где можно провернуть самые выгодные сделки, а в случае опасности, всегда найти приют.

Впрочем, оговоримся. Дважды разбойникам пришлось иметь дело с военными эскадрами, отправленными английским правительством для прекращения разбоя в Индийском океане. В первом случае, в 1699 году, когда к Сен-Мари подошла эскадра коммодора Уоррена, пираты затопили свои суда при входе в бухту, сняли пушки и убрались подальше в горы. Через несколько лет, в 1721 году история повторилась, и на якорь у Сен-Мари встала эскадра — на сей раз эскадра коммодора Томаса Мэтьюза. Но когда отправленный бот подошел к берегу, выяснилось, что остров пуст. На пляже валялись в беспорядке лекарства, разбитая фарфоровая посуда, пряности — словом, все говорило о том, что пиратские корабли в спешке уплыли с Сен-Мари. Видимо, когда у разбойников был шанс исчезнуть, они старались не упустить его, не помышляя о схватках с военными судами, даже под защитой своих укреплений.

Впрочем, по мнению американского исследователя Патрика Прингла, подобное поведение можно объяснять и другими причинами. Не следует забывать, что пираты были «морскими волками», и участь «сухопутных крыс», вынужденных сражаться на суше, вряд ли их устраивала. Кроме того, порядок и условия внутренней жизни пиратского общества до сих пор остаются загадкой. Вполне вероятно, что, связанные на море определенными жесткими соглашениями, на берегу пираты не подчинялись ни капитану, ни Богу, ни дьяволу, и захватить лидерство вне корабля никому не удавалось, что снимало вопрос о действенном, организованном сопротивлении.

Береговое братство Сен-Мари знали во всем мире. Среди его главарей — немало знаменитых разбойников. Роберт Каллифорд, Томас Уайт, Томас Тью, Ховард, Тэйлор, Самюил Берджесс и, наконец, скандальная «звезда» пиратского мира капитан Кидд повергали в ужас купцов всех национальностей и составили печальную славу острову Сен-Мари как главного вертепа разбоя в Индийском океане [42].

Сен-Мари был не единственным местом сбора разбойников. Недалеко от него, в заливе Антонжиль, располагалась резиденция


(Пропуск содержится в оригинальном текстеOCR)


го пером Даниэля Дефо. Несколько стоянок приютились в лабиринтах изрезанных северных берегов Мадагаскара.

Среди них выделяется остров Нуси-Бе. Коралловые пляжи, живописные, покрытые манграми берега, пряные ароматы тропических джунглей, прозрачные родники снискали ему славу «Таити Индийского океана», «Острова благоуханий». Легенда связывает остров с несметными сокровищами, зарытыми в одном из его тайников французом Оливье Левассером, известным как Ла Бюз. Предание гласит, что приговоренный к смертной казни и уже возведенный на эшафот Ла Бюз внезапно выхватил какой-то листок и, бросив его в толпу собравшихся, прокричал: «Вот мои сокровища. Пусть достанутся тому, кто до них докопается».; Так до сих пор и разыскивают клад Ла Бюза искатели сокровищ.

Неподалеку, на северной оконечности Мадагаскара, находится бухта Диего-Суарес. Сегодня в этой прекрасной закрытой гавани раскинулся крупный порт Анцеранана, а когда-то в здешних пустынных местах ютилась забытая якорная стоянка, окруженная со всех сторон высокими скалами. На берегу бухты стоял поселок, основанный пиратами, — центр республики Либерталия, воплотившей идеалы разбойников о «справедливой» жизни. Отсюда выходил парусный пиратский флот и гонялся по Индийскому океану за торговцами, в то время как идеологи Республики — Миссон и Каррачиолли — проповедовали освобождение человечества от неравенства и власти золотого тельца. Другие разбойники, не столь честолюбивые и менее пылко любившие человечество, находили условия на Мадагаскаре более подходящими для других занятий. Так, например, пират Джеймс Плантэйн, обосновавшийся в заливе Рантер-бей, стал местным королем и, окружив себя гаремом туземных красавиц, наслаждался жизнью. Поистине фантастический поворот судьбы произошел в биографии другого пирата, Абрахама Самюэля, который назывался королем Форт-Дофина. Бывший раб на французской Мартинике, он удрал с плантации и принялся разбойничать, поднявшись до квартирмейстера на корабле «Джон и Ребекка». Пограбив в Аравийском море, корабль пришел на Сен-Мари, где местные туземцы внезапно атаковали высадившийся на берег экипаж. Потеряв около тридцати человек, пираты убрались восвояси. Они поплыли вдоль восточного побережья Мадагаскара и добрались до района старого Форт-Дофина, когда-то бывшего поселением французов, а теперь заброшенного. Неудачи преследовали пиратов: корабль разбился на рифах и затонул, а оборванный и утомленный экипаж с трудом выбрался на берег. В скором времени объявились туземцы, что не внушало радужных надежд: местные жители слишком хорошо знали европейцев, чтобы встречать их доброжелательно. К счастью для пиратов, свершилось чудо. Местная королева внезапно признала в Самюэле своего сына, прижитого от француза, некогда обитавшего в Форт-Дофине. Отец и ребенок пропали в те дни, когда было разрушено поселение, и долгие годы королева не знала, как сложилась их жизнь.

По одной ей известным приметам она догадалась, что бандит — ее сын, и Абрахам немедленно превратился в принца королевской крови. Окружив себя телохранителями, новоиспеченный принц обосновался в нескольких километрах от побережья, превратив бухту в базу контрабандистов, пиратов и работорговцев. Он правил в Форт-Дофине до 1706 года, после чего исчез. Возможно, до него добрались соперники и убили «короля», а может быть, неистребимое желание грабить опять поманило Абрахама в море…

Но, конечно, самым знаменитым из пиратов, посещавших Мадагаскар, был Уильям Кидд.


Капитан Кидд — пиратская легенда

Печальную балладу о капитане Кидде знали во всех портовых городах мира. Вечерами заунывный хор подвыпивших матросов разносил ее над темными безлюдными набережными. Тоска, гордость, удаль, печаль и безысходность — с какими бы чувствами ни пели это эпическое предание матросы, оно всегда звучало неподдельно искренне.

Баллада капитана Кидда 

Я капитан по имени Кидд, я бороздил моря,

Я капитан по имени Кидд, я бороздил моря,

Я капитан по имени Кидд,

И все, что закон творить не велит,

Я сполна изведал себе на беду, когда бороздил моря.

В океане далеко от берегов, когда я бороздил моря,

В океане далеко от берегов, когда я бороздил моря,

В океане далеко от берегов

Я повсюду грабил без лишних слов,

И смиренья не знал и спокойно спал, когда я бороздил моря.

Я был со своими грехами в ладу, когда бороздил моря,

Я был со своими грехами в ладу, когда бороздил моря,

Я был со своими грехами в ладу,

У людей и Господа на виду.

Я слезной мольбой не тревожил небес, когда бороздил моря.

Отходил я от суши на много лиг, когда бороздил моря,

Отходил я от суши на много лиг, когда бороздил моря,

Отходил я от суши на много лиг —

Уложил я Мура в единый миг,

Я череп Уильяму Муру разбил, когда я бороздил моря.

Оттого, что он слово мне молвить посмел, когда я бороздил моря,

Оттого, что он слово мне молвить посмел, когда я бороздил моря,

Оттого, что он слово мне молвить посмел,

Я ведром корабельным его огрел,

С одного удара пробил висок, когда я бороздил моря.

Да, славный удар я ему нанес, когда бороздил моря,

Да, славный удар я ему нанес, когда бороздил моря,

Да, славный удар я ему нанес!

Убит канонир, как поганый пес,

И помнили все суровость мою, когда я бороздил моря.

Я запомнил еще из Куиды купца, когда бороздил моря,

Я запомнил еще из Куиды купца, когда бороздил моря,

Я запомнил еще из Куиды купца,

Десять сотен я вытряс из молодца,

Десять сотен в тот раз поделили на всех, когда я бороздил моря.

Рыболова-француза с его кораблем, когда я бороздил моря,

Рыболова-француза с его кораблем, когда я бороздил моря,

Рыболова-француза с его кораблем

Понесла нелегкая нашим путем.

Перед нами он плыл, я его захватил, когда я бороздил моря.

Я видел четырнадцать добрых судов, когда бороздил моря,

Я видел четырнадцать добрых судов, когда бороздил моря,

Четырнадцать разом, купцы — на подбор,

Мы их сосчитали, и весь разговор.

Хоть и лих я бывал, но таких пропускал, когда я бороздил моря.

От пролива к проливу мы вели корабли, когда я бороздил моря,

От пролива к проливу мы вели корабли, когда я бороздил моря,

От пролива к проливу мы вели корабли,

Как-то раз мавританца углядели вдали.

И связавши живых, мы ограбили их, когда я бороздил моря.

В океанские воды мы ходили далеко, когда я бороздил моря,

В океанские воды мы ходили далеко, когда я бороздил моря,

В океанские воды мы ходили далеко,

И тогда португалец нас отделал жестоко.

Позабыть было трудно португальское судно, пока я бороздил моря.

К Малабару направить корабль довелось, когда я бороздил моря,

К Малабару направить корабль довелось, когда я бороздил моря,

К Малабару направить корабль довелось,

Там незваный надолго запомнится гость,

Брали мы все подряд, чем туземец богат, когда я бороздил моря.

А потом мы гнались, не щадя парусов, когда я бороздил моря,

А потом мы гнались, не щадя парусов, когда я бороздил моря,

За армянским купцом, не щадя парусов,

Для сокровищ его не отыщется слов!

Он в объятьях моих отдохнул от забот, когда я бороздил моря.

Мавританских судов, что мы взяли, не счесть, когда я бороздил моря,

Мавританских судов, что мы взяли, не счесть, когда я бороздил моря,

Мавританских судов, что мы взяли, не счесть,

Позабыли про совесть, оставили честь,

Лишь добычи искали ненасытною стаей, когда я бороздил моря.

Я недаром зовусь капитан Каллифорд, я водил свой корабль морями,

Я недаром зовусь капитан Каллифорд, я водил свой корабль морями,

Я недаром зовусь капитан Каллифорд —

За купцами по морю я гонялся, как черт,

И сокровищ немало мне тогда перепало, когда правил своим кораблем.

И золота слитки, две сотни числом, когда я бороздил моря,

И золота слитки, две сотни числом, когда я бороздил моря,

И золота слитки, две сотни числом,

А риксдалеров столько, что ввек не пропьем,

Мы без меры и срока брали в схватках жестоких, когда я бороздил моря.

И корабль «Сент Джон» знаменитый, когда я бороздил моря,

И корабль «Сент Джон» знаменитый, когда я бороздил моря,

Тот «Сент Джон», что себе на горе

Подошел к нам в открытом море,

До киля обобрали, но клянусь, что едва ли я сочту, что на нем добыто.

Но кончилась наша потеха, и смерть нам не обмануть,

Но кончилась наша потеха, и смерть нам не обмануть,

Но кончилась наша потеха —

Молодцам в тюрьме не до смеха.

Здесь не вольное море, с приговором не спорят, и смерть нам не обмануть.

Хоть над морем свой срок мы царили, но теперь должны умереть,

Хоть над морем свой срок мы царили, но теперь должны умереть.

Хоть над морем отпущенный срок мы царили,

И фортуна вела нас за милею милю,

Но на остров британский вернулись в оковах и теперь должны умереть.

Так прощай же, мэйн океанский, нынче мы должны умереть,

Так прощай же, мэйн океанский, нынче мы должны умереть,

Так прощай же, мэйн океанский,

Берег Франции, берег испанский.

Нам не видеть их боле, такова наша доля, нынче мы должны умереть.

И вот из Ньюгейта в повозках мы должны отправиться в путь,

И вот из Ньюгейта в повозках мы должны отправиться в путь,

И вот из Ньюгейта в повозках

С тяжким сердцем, на голых досках

Мы поедем в молчанье за своим воздаяньем, потому что должны умереть.

И стекутся зеваки в тот горький час, когда мы должны умереть,

И стекутся зеваки в тот горький час, когда мы должны умереть,

И стекутся зеваки в тот горький час,

В доке казней сойдутся глазеть на нас.

И последний удар нанесет нам судьба, и придет наш час умереть.

Нет в американской истории пирата более знаменитого, чем капитан Уильям Кидд. Возможно, он сам сложил незатейливые строки баллады о себе, тем более что в Ньюгейтской тюрьме времени у него было предостаточно: 9 мая 1701 года ему вынесли смертный приговор, а казнь была назначена на 23 мая.

По происхождению Кидд был шотландцем, но точная дата и место его рождения документально не установлены. По-видимому, он родился в 1654 году в Гриноке или в Данди. Воспитанный для морской службы, будущий главарь пиратов прошел через все тяготы корабельной жизни и несколько лет плавал в Карибском море в составе флибустьерских экипажей. В 1689 году, когда началась война Англии против Франции, его судно стояло на якоре около острова Сент-Кристофер. Английские пираты, поссорившись со своими французскими собратьями, увели корабль на остров Невис, бывший английской колонией. Кидд стал капитаном захваченного судна и отличился в военных действиях против французов у острова Мария-Галанте. Его командир на будущем судебном процессе подтвердил доблесть своего бывшего подчиненного. Однако Кидду не повезло. Команда его судна, также занимавшаяся до войны пиратством, увела корабль и отправилась разбойничать в Индийский океан. Капитан остался не у дел. Он поселился в Нью-Йорке, где вскоре женился на богатой вдове (16.05.1691) и вступил во владения солидным имуществом, домами и землей. Называли его теперь «Уильям Кидд, джентльмен».

В 1695 году, когда каперская война Франции против английской торговли достигла апогея, в английских правящих кругах созрела идея об организации приватирской экспедиции в Индийский океан против французов. По мысли организаторов, она должна была защитить интересы англичан и, параллельно, нанести удар по пиратам, которые совершенно безнаказанно действовали в этих районах. Впрочем, инициаторы предприятия питали большие сомнения относительно того, субсидирует ли парламент подобную экспедицию. Высокопоставленные англичане решили вести дело за свой счет. Душой предприятия стал Ричард Кут, граф Белломонт, недавно назначенный губернатором Нью-Йорка, в числе четырех участников оказались первый лорд Адмиралтейства адмирал сэр Эдуард Руссель, граф Орфорд, статс-секретарь герцог Шрюсбери, хранитель большой печати сэр Джон Сомерс и другие важные особы. Кидд попал в их общество случайно. Он находился в Дондоне, и ему поручили командование 34-пушечным судном «Эдвенче Галей» («Галера-приключение»).

Каперская грамота была выдана ему 11 декабря 1695 года. В соответствии с ней он был уполномочен брать французские суда в Индийском океане. 26 января 1696 года к этому документу добавилось другое свидетельство, дававшее право захватывать пиратов, но при этом не причинять вреда никому из «друзей короля, его подданных или союзников».

Плавание Кидда было деловым предприятием. Пятьдесят процентов захваченной добычи шли в пользу организаторов плавания, десять — в пользу короля, пятнадцать — причитались самому Кидду, а двадцать пять процентов — команде. 23 апреля 1696 года «Эдвенче Галей» вышла из Плимута и направилась в Нью-Йорк.

В мае Кидду встретился маленький французский корабль, который с грузом соли и рыболовным снаряжением направлялся к острову Ньюфаундленд. Его захват стал первым успехом приватира. 4 июня 1696 года «Эдвенче Галей» вошла на Нью-Йоркский рейд. Здесь и произошли события, ставшие ключевыми во всей истории. У Кида были серьезные проблемы, связанные с набором команды. Для обслуживания судна полагалось сто пятьдесят человек, в то время как к моменту выхода из Англии на корабле было лишь семьдесят. В Нью-Йорке численность экипажа довели до ста пятидесяти пяти. Однако завербованные представляли собой весьма опасную публику. Губернатор Нью-Йорка Бенджамин Флетчер доносил, что «пока он (Кидд. — Д. К.) был заесь, к нему со всех сторон шли люди, жаждущие обогатиться, пограбить, охотники легкой наживы. Он поднял якорь и отплыл со ста пятьюдесятью матросами на борту… Многие считают, что он столкнется с большими трудностями… поскольку не сможет командовать этими людьми, если не будет им платить».

6 сентября Кидд вышел из Нью-Йорка и направился к острову Мадагаскар. Началось плавание вполне благополучно. Первой была встречена разбитая бригантина с острова Барбадос, которой Кидд помог, предоставив парусину и такелаж. Затем увидели корабль, за которым «ЭдвенчеТалей» гналась три дня. Поравнявшись, обнаружили, что корабль португальский и плывет из Бразилии на остров Мадейра. Капитан судна презентовал Кидду бразильского табака и сахара. В ответ приватир послал ему чеширского сыра и печенья.

Плавание продолжалось по маршруту Мадейра — острова Зеленого Мыса — Мадагаскар. За эти несколько месяцев Кидду довелось узнать и разочарование, и отчаяние, и опасность — команда все-таки взбунтовалась. Дело вступило в решающую стадию. Кидд отправился к Красному морю. Выбор был сделан. Подойдя к Баб-эль-Мандебскому проливу, Кидд встал на якорь южнее входа и отправил баркас с квартирмейстером Джоном Уолкером к Моккской гавани для выяснения обстановки. Возвратившись, Уол-кер рассказал, что видел в гавани 17 судов на якоре, готовящихся к выходу в море. Оставалось только ждать…

11 августа 1697 года флот покинул Мокку и под защитой трех европейских судов (2 голландских и 1 английское) [44] отправился в путь. Уолкер не разглядел в гавани европейских кораблей, и их присутствие стало неприятным сюрпризом для Кидда. Тем не менее он решил напасть на флот и, воспользовавшись слабым прерывистым ветром, на веслах подобраться к большому малабарскому кораблю, захватить его и убраться раньше, чем подоспеет помошь. Однако его план провалился, и пришлось уносить ноги.

«Эдвенче Галей» направилась к берегам Индии. До сих пор Кидд не преступал закон и, даже несмотря на свое угрожающее поведение в Баб-эль-Мандебском проливе, не сжег за собой мостов и оставлял шанс сохранить репутацию честного человека. Но у Малабарского берега он «перешел Рубикон». В речи на судебном процессе адвокат Адмиралтейства доктор Ньютон привел перечень его дел у Индийского побережья. Он «совершил множество морских разбоев и грабежей, захватывая в море суда и имущество индийцев, мавров и христиан[45], и жестоко пытал их самих… на берегу он зверским образом убивал туземцев, сжигал их дома и был одинаково жесток, страшен и ненавидим как на море, так и на суше».


Репутация Кидда могла вот-вот лопнуть, но не только и не сколько в глазах общественного мнения [46] — главные события происходили на корабле.

Дела складывались из рук вон плохо. Во время одной из очередных ссор в октябре 1697 года произошло событие, впоследствии ставшее для Кидда роковым. Канонир Уильям Мур, рьяно отстаивавший права команды на пиратство, нагрубил капитану. Кидд в ответ назвал его «вшивой собакой».

— Если я собака, так это ты меня таким сделал. Ты погубил меня и многих других тоже, — последовал ответ.

Взбешенный капитан с криком: «Ах, так это я погубил тебя!» — схватил деревянное ведро, обитое железными обручами, и ударил Мура в правый висок. На следующий день канонир скончался…

В конце января 1698 года Кидду попалось судно «Куидей Мер-чент» («Кедахский купец»), шедшее с грузом из Бенгалии в Сурат. После его захвата он приобрел известность как пират и «общий враг всею человеческого рода». Грань, которая отделяла приватирство от пиратства, была перейдена.

На взятом «Куидей Мерченте» Кидд отправился к острову Сен-Мари, куда прибыл в апреле 1698 г. Никаких мер против разбойников он не предпринимал. Наоборот, он провел около шести месяцев на разбойничьих стоянках и свел знакомство с главарями пиратского мира, осевшими здесь. Некоторые из них были знакомы ему еще по Карибскому морю (например, Калиффорд).

Разбитую «ЭдвенчеТалей» он сжег, а сам перебрался на «Куидей Мерчент». Впрочем, команда, недовольная своим капитаном, покинула его и разбрелась по другим судам.

С августа же 1698 года в Адмиралтейство стали поступать жалобы от индийских купцов на действия Кидда. Осенью было приказано задержать его как пирата, где бы он ни появился. Однако когда английская военная экспедиция, направленная к Мадагаскару, вошла в пиратскую гавань Сен-Мари, корабля Кидда на стоянке уже не было. События между тем приобретали все более неприятную окраску. Власти Империи Великих Моголов, под давлением жалоб купцов, возмущенных действиями пиратов, начали угрожать санкциями против английской торговли. Одновременно в самой Англии активизировалась парламентская оппозиция, обвинившая правительство в попустительстве и поддержке морских разбойников. Разразился громкий скандал. Дело Кидда разрослось в громкий политический скандал. Газеты создали не слишком удачливому приватиру репутацию короля пиратов.

Тем временем Кидд на купленном шлюпе уже находился в Вест-Индии. Точно неизвестно, когда он покинул Сен-Мари, но очевидно, что у него был разработан план дальнейших действий. Понимая трудность и двусмысленность своего положения, Кидд все же решил вернуться в Америку. В оправдание своих действий он подготовил защитную версию: заниматься незаконной деятельностью он якобы был вынужден под давлением своей команды. В июне 1699 года пришел в Бостон и вступил в переписку с губернатором Нью-Йорка графом Белломонтом. Успокоенный заверениями в личной безопасности, он явился в Нью-Йорк, где был арестован.

По местным законам, Кидда не могли осудить на смерть за пиратство, и поэтому весной 1700 года его перевели в Англию. Судебное разбирательство продолжалось целый год. Кидд был обвинен в убийстве одного из своих людей (Мура) и пиратском нападении на «Куидей Мерчент». Несмотря на недостаточность материалов по обвинению, Кидд был приговорен к смертной казни.

23 мая 1701 года Кидд и шесть членов его экипажа были повешены в Уоппинге на берегу Темзы. Казнь состоялась в период «между уровнем полной воды и низшей точкой отлива», в соответствии с традициями Адмиралтейства. Труп Кидда, опутанный цепями и просмоленный, долгое время висел на набережной в назидание морякам, а потом еще несколько веков беспокоил живых, являясь им по ночам.


Как закончилась мадагаскарская эпопея

Сложное время для морских разбойников наступило, когда начали заканчиваться широкомасштабные европейские войны. Несмотря на то, что демобилизация личного состава флотов и окончание приватирского промысла расширили пиратские ряды, положение сложилось угрожающее. Донесения с торговых путей о бесчинствах грабителей переполнили чашу терпения европейских властей, а слухи о мощи и численности пиратов заставили их ответственно подойти к решению этой проблемы и приложить максимум усилий для искоренения разбоя. В 1721 году, как упоминалось выше, карательная эскадра Мэтьюза прошла вдоль Мадагаскарского побережья, но пираты растворились в просторах океана. Свои брошенные поселки они не восстанавливали, так как, столкнувшись с твердым намерением погасить разбой в Индийском океане, вновь перебирались в Атлантику. Впрочем, пиратское братство попыталось открыть предохранительные клапаны для спасения. Их тайные посланцы отправились в Европу и вступили в переговоры с представителями шведского и датского королей, российского царя и султана Османской империи о принятии их под покровительство. Частично им даже удалось добиться своих целей, так как рассказы о невероятном могуществе и несметных богатствах мадагаскарских пиратов воспламеняли воображение правителей Европы и создавали у них иллюзии получения политических дивидендов на Востоке с помощью разбойников. В 1718 году посольство пиратов прибыло в Штромштадт и пообещало шведскому королю Карлу ХП полную власть над Сен-Мари в обмен на предоставление им зашиты. 24 июня Карл ХП подписал охранное письмо и начал снаряжать экспедицию к Мадагаскару. Однако в ноябре 1718 году король погиб у стен крепости Фридрихсхальд, а государственный секретарь барон Герц, занимавшийся этим делом, через год был повешен по обвинению в государственной измене. О пиратах на время забыли, но спустя три года, в 1721 году, была подготовлена новая экспедиция. Ее командующий, командор генерал-адъютант Карл Густав Ульрих, с эскадрой под купеческими флагами добрался до Кадиса (Испания), где была назначена встреча с пиратскими представителями, которые должны были сопровождать эскадру до Сен-Мари. Экспедицию ждала неудача. Несколько месяцев Ульрих простоял на рейде, эмиссары пиратов не появились, среди офицеров начались раздоры. Ульрих был вынужден вернуться в Швецию, где был отдан под суд за срыв экспедиции. Тогда же в события попыталась вмешаться российская сторона[47].


Секретная экспедиция

Ранней зимой 1723 года по укатанному санному пути среди однообразных снежных пустынь и глухих безмолвных лесов Эстляндии скользил санный караван. Это были самые обычные транспорты, ничем не отличавшиеся от сотен других, пробиравшихся по широкому тракту, проложенному крестьянскими и почтовыми санями.

Неделя прошла с того раннего декабрьского утра, когда караван выехал из столицы Российской империи Санкт-Петербурга. 12 декабря зимнее путешествие закончилось, и санный обоз въехал в новостроившийся порт Рогервик (совр. Палдиски, Эстония). Расположенный в небольшой бухте к западу от Ревеля, он привлек внимание императора Петра I, решившего построить здесь главный порт на Балтике.

С караваном прибыл прокурор Адмиралтейской коллегии капитан-лейтенант Иван Козлов, представивший свои документы полковнику Евгению Маврину, осуществлявшему руководство строительством в Рогервикской гавани. В тот же день он появился на квартире полковника, но не один, а в сопровождении неизвестного господина, прибывшего вместе с ним из Санкт-Петербурга. Незнакомец был одет в черный камзол без знаков отличия. Его поселили «тайно в особливых покоях» и в течение следующих дней его… «не токмо другим кому видеть, но и означенный полковник Маврин не видал».

Ни с кем не общаясь, таинственный постоялец прожил у Маврина три дня, а 15 декабря покинул квартиру так же внезапно, как и появился. Накануне в гавань прибыл из Ревеля фрегат «Декрон-деливде» и стал на якорь. Утром неизвестный господин в черном и его багаж были переправлены на фрегат. Через несколько часов в гавань вошло другое судно — фрегат «Амстердам-Галей», — также пришедшее из Ревеля. Вечером в капитанской каюте «Декронделивде» состоялось совещание, на котором присутствовали Козлов, таинственный незнакомец, капитаны «Амстердам-Галея» и «Декронделивде» Данило Мясной и Джеймс Лоренс, а также офицеры с обоих фрегатов.

Козлов объявил собравшимся, что они поступают в распоряжение незнакомца, и предупредил, «чтоб они были сему господину во всем послушны…»

В течение следующих дней на фрегатах в беспорядочной суматохе шли торопливые приготовления к отплытию. Никто в порту не знал, куда должны отправиться корабли. Тайна нависла над Рогервиком. Явно шли приготовления к дальнему плаванию: грузили доски и крючья для абордажного боя, продовольствие заготавливали на несколько месяцев, а днища кораблей приспосабливались для защиты от моллюсков южных морей.

К тому же и время для выхода в море было выбрано неподходящее, и от этого дело приобретало еще большую загадочность. Стояла промозглая холодная погода, дул сильный ветер с дождем и снегом, и на Балтике гуляли шторма. Офицеры кораблей отчетливо видели погрешности, допущенные в подготовке, капитаны жаловались руководителю плавания. Да и он сам находил массу недоработок. Однако чья-то высшая воля нависла над всеми, и мнение участников плавания, по-видимому, никого не интересовало.

В субботу, 21 декабря, в 6 часов утра фрегаты подняли якоря и пошли в открытое море. Но куда?

Единственным, кто знал о целях и маршруте плавания, был человек, назначенный руководителем экспедиции, — загадочный незнакомец, проживавший в строгой изоляции у полковника Маврина. Странным и таинственным было его поведение в Рогервике. Он не выходил из дома и ни с кем не разговаривал. Даже когда он появился на причале порта, никто не услышал от него ни одного слова.

О том, кто скрывается инкогнито, знали только в столице империи, где приняли самые серьезные меры во избежание огласки. Сохранение в тайне личности руководителя составляло один из главных моментов, обеспечивающих секретность дела. Его обнаружение означало крах всего предприятия.

Под маской неизвестности скрывался вице-адмирал русского флота Даниэл Якоб Вильстер, датчанин по происхождению. В составе молодого петровского флота оказывались иностранцы самых разных мастей — от заурядных пьянчуг и буйных сумасбродов до законопослушных исполнителей и талантливых руководителей. Среди множества иностранцев, служивших на флоте, Вильстер выделяется как одна из колоритнейших фигур. Сын интенданта, он родился в декабре 1669 года в Копенгагене. Став морским офицером, плавал в Вест-Индию и Ост-Индию, служил на голландском и датском военных флотах, дослужившись до контр-адмиральского чина (17.04.1711), и занимал важные административные посты. Храбрый и знающий офицер, он сражался против французских корсаров и шведских военных кораблей в Ла-Манше, Северном море, у побережья Германии и Норвегии. Однако характер у Вильстера был тяжелый. Независимый и своенравный контр-адмирал постоянно ссорился со своим начальством и то и дело вызывал жалобы и обвинения в несоответствии должностям и в оплошностях, которые направляли в высшие инстанции его обиженные подчиненные. Вильстер дважды преследовался законом: первый раз из-за участия в незаконном совершении процедуры бракосочетания своей родной сестры (1698 — 1699); второй — как признанный «негодным» к службе в связи с допущенными ошибками при ведении военных действий против шведов (1712 — 1714), после чего попал в тюремное заключение в крепость Гаммельсхольм и был отправлен в отставку (25.08.1714). В поисках нового места службы он приезжал в Россию, но пробыл здесь недолго и вскоре объявился в качестве контрадмирала на службе у шведов. Он был назначен командовать кораблем «Стокгольм» и участвовал в сражении против датского флота у острове Рюген (09.08.1715), в котором потерял ногу. Произведенный в вице-адмиралы, Вильстер командовал шведскими эскадрами на Балтике, но к моменту окончания Северной войны происходит новый поворот в его судьбе. В 1721 году он неожиданно появился в Гамбурге, где скрывался от шведских властей и вел какие-то секретные переговоры с русской стороной. В том же году он поступил на русскую службу в чине вице-адмирала и, как «зело искусный» в морском деле, стал членом Адмиралтейств-коллегий. Вскоре его нрав дал себя знать, и заседания Адмиралтейств-коллегий стали свидетелями адмиральских склок, превратившись в арену настоящих потасовок между морскими руководителями. Дело в том, что новоиспеченный российский вице-адмирал, в недавнем прошлом представлявший враждебную шведскую сторону, насмерть рассорился с другими членами коллегии. Ко всему добавим, что Вильстер был не в ладах с русским языком и нуждался в помощи переводчика. Возможно, этим объясняется его упорное молчание в Рогервике, молчание человека, скрывающего незнание языка, молчание вынужденное, так как известие о появлении в порту неизвестного иностранца могло распространиться и придать операции нежелательную огласку. А российской стороне было что скрывать, так как намеченное плавание имело весьма двусмысленный подтекст, чреватый серьезными дипломатическими осложнениями[48].

В декабре 1722 года в дипломатических кругах Лондона муссировались слухи о появлении в английской столице некоего шведа Наркроса. Российский посланник доносил Петру I, что его появление связывается с осуществлением тайной миссии, заключающейся о том, чтобы найти контакты с пиратами. Поговаривали о том, что русское правительство готово оказать покровительство пиратам Индийского океана и предоставить им порт Архангельск в качестве морской базы. Появление Наркроса в Лондоне вызвало интерес шведских агентов, которые приняли контрмеры. Они, по-видимому, сумели «убедить» Наркроса действовать в своих интересах. Любопытно, что для расстройства «планов» России была пушена информация о некоторой разнице, существующей между жарким климатом Экваториальной Африки и холодом русского порта на Белом море.

Одним из «виновников» истории, разыгравшейся в Лондоне, был Вильстер. Поступив на русскую службу, он поведал русскому правительству о тайнах шведов, которые еще с 1713 года вели секретные переговоры с пиратскими эмиссарами, прибывшими из районов Мадагаскара. Речь шла о поисках пиратами покровительства одной из великих держав, не связанных широкомасштабной торговлей со странами Востока. При получении информации русская сторона начала действовать в том же направлении. В феврале 1723 года в апартаментах императора состоялось совещание, на которое был вызван Вильстер. Ему поручили подготовить записку о шведских планах, связанных с Мадагаскаром. Она была подготовлена к лету 1723 года и легла на стол императора в виде «экстракта», в котором Вильстер рассказывал о конкретных действиях шведов, проанализировал причины их неудач и высказал соображения по поводу необходимых мероприятий.

Прошло несколько месяцев. В начале ноября 1723 года, когда флот уже закончил кампанию и суда готовились к зиме, Петр I внезапно дал делу ход. Скрытно, поспешно и в необычное время года — глубокой осенью — началась подготовка к плаванию. Для экспедиции были выбраны два фрегата голландской постройки — «Амстердам-Галей» и «Декронделивде», входившие в состав Ревельской эскадры. Было приказано их «удовольствовать лучшими людьми, как матросами, так и солдатами и гардемаринами, и прочими служителями и чтоб оные всеконечно вооружены были не более как в 10 дней..,», а «указ содержать секретно…». Вильстер был назначен командовать экспедицией и получил специальные инструкции, датированные 5 декабря 1723 года. Он должен был прибыть в Рогервик, сесть на один из приготовленных фрегатов и отправиться в «назначенный… вояж». Плавание было подготовлено таким образом, чтобы «…не дать никому никакого подозрения». Корабли замаскировали под торговые суда. Им предписывалось плыть без вымпелов и «от всех церемоний (как в здешнем море, так и в большом) удаляться…» Указанный маршрут пролегал в стороне от оживленных морских трасс. Пройдя Зунд, фрегаты выходили в Северное море, но продолжали свой путь в Атлантику не через Ла-Манш, а вокруг Шотландии и Ирландии. В инструкции было приказано «никуда в гавани не входить, разве что паче чаяния какое несчастье постигнет… ииспра-вя нужное паки в вояж вступить немедленно». Прибыв к месту назначения, в район пиратской базы на Мадагаскаре, Вильстер мог поднять российский флаг и «объявить о себе владеющему королю, что вы имеете от нас (Петра I. — Д. К) к нему комиссию посольства и верющую нашу грамоту…»


Грамота королю Мадагаскарскому

9 ноября 1723 г.

Божиею милостью мы Петр Первый Император и самодержец всероссийский и проч. и проч. и проч.

Высокопочтенному королю и владетелю славною острова Мадагаскарскою наше поздравление. Понеже мы заблагоразсудили для некоторых дел отправить к вам нашею вице-адмирала Вилстера с несколькими офицерами, того ради вас просим дабы оных склонно к себе допустить, свободное пребывание дать и в том, что они имянем нашим вам предлагать будут, полную и совершенную веру дать, и с таким склонным ответом их к нам паки отпустить изволили, каковаго мы от вас уповаем и пребываем вашим приятелем».

При переговорах с руководителями пиратов [49] следовало добиваться «… онаго короля склонить к езде в Россию». В случае успеха миссии «… ежели объявленный король по склонности своей пожелает персоною своею ехать в Россию с некоторыми кондициями, то вам (Вильстеру. — Д. К.) надлежит в наши порты пристать, ежели зимою, то в Колу, понеже там никогда не мерзнет, а ежели летом, то в Архангелогороцкой порт, а буде без него (но только посланные от него будут), то вам возвратиться через Зунт…»


Замысел Петра не исчерпывался осуществлением «протекции» пиратам Мадагаскара. По плану императора, Вильстеру следовало плыть дальше, в Индию. Инструкция гласила: «…явитесь там Великомочному Моголу и всякими мерами старайтесь его склонить, чтоб с Россиею позволил производить коммерцию, и иметь с ним договор, которые товары потребны в Россию, также и какие в его областях товары из России надобны суть…» В случае успеха предприятия пиратские заливы Мадагаскара становились отправной базовой стоянкой России на торговых путях в Индию. Вспомним, что в сентябре 1723 года, накануне отправления экспедиции Вильстера, в Петербурге был подписан русско-персидский мирный договор, заключение которого стало итогом Персидского похода 1722 — 1723 годов. В соответствии с ним, к России отходили прикаспийские области Дагестана, Ширвана с городами Дербент и Баку, а также Гилян, Мазандеран и Горган — области на юге Каспия. Россия вплотную подступила к границам Востока. Теперь Петр I, расширяя масштабы русского проникновения в Азию, направляет в ноябре 1723 года тайную экспедицию в Империю Великих Моголов, одновременно пытаясь вступить в альянс с пиратами Индийского океана, чреватый труднопрогнозируемыми дипломатическими и военными последствиями. Однако широкомасштабный проект Петра не был осуществлен. Экспедицию ожидал плачевный финал.

Плавание было недолгим. На рассвете 21 декабря фрегаты вышли из Рогервика. Через несколько часов они попали у Дагерорда в такой сильный шторм, что флагманский «Амстердам-Галей» едва не затонул. Близость берега спасла корабли, и в плачевном состоянии они вынуждены были вернуться в Ревель для ремонта.

Поспешность, проявленная при подготовке судов, наказала организаторов дела. Боязнь ответственности в случае невыполнения приказа, страх перед гневом императора заставили власти Ревеля и Рогервика выдать желаемое за действительное. Фрегаты Мадагаскарской экспедиции были отправлены торопливо, в «конфузии». Корабли выходили в море в таком состоянии, что трудно было «поверить, что морской человек оные отправлял», жаловался Вильстер Петру I после катастрофы, стараясь отвести от себя недовольство государя.

В донесениях руководителя плавания, написанных из Ревеля, показана жалкая картина готовности судов. Так, например, перед отправлением не были осмотрены и отремонтированы днища фрегатов, отчего «Амстердам-Галей» дал течь; грузы размешались произвольно; «…и большая часть матросов обносилась».

Не лучше обстояло дело с подготовкой провианта. Вильстер доносил, что «…на фрегате „Амстердам-Галей“ по большей мере хотя бы все пивныя и водяныя бочки были налиты водою, тогда б на 204 человека более не стало пития как на 10 недель и три дня; на „Декронделивде“ пива и воды тож слово в слово, счисляя по кружке в сутки… а хотя добрая и попутная погода и ветр нам будет, то однакож по последней мере недель 14 или 15 или больше до Сант-Яго в пути пробудем… Дров також дано только на 15 недель…».

Ревельские власти оказались в сложном положении и предприняли экстренные меры для исправления положения. Тем более что из Петербурга приходили грозные послания с требованием ускорить дело и предупреждениями о «жестокой ответственности за нерадение». «Сие все старайтесь исправить в таком поспешании, — писал посвященный в тайну генерал-адмирал флота граф Федор Матвеевич Апраксин, — чтобы вам убежать от его императорского величества жестокаго гнева… А ежели (от чего Боже сохрани) вашею неповоротливостью от вояжа своего они остановятся, то можете понести немалое ответство…» Вильстеру было велено выехать в Рогервик и «…под тем образом, чтоб при Ревеле никто об вас не ведал, також и по прибытии туда содержите себя (пока оные фрегаты прибудут) инкогнито, чтоб и там об вас никто не ведал, понеже ежели при таком продолжении кто сведает, то немалая будет опасность о вашей комиссии». Вильстер не поехал в Рогервик, а остался в Ревельской гавани на «Декронделивде» наблюдать за ходом ремонта. В объяснительном донесении Апраксину (1 февраля 1724 г.) он писал, что «… неотлучно на корабле из каюты не выхожу и содержусь почти под мягким арестом, и выходу имею только когда уже темнота ночная настоит и меня б никто не видал. Токмо я человек не таков, чтоб мне дело поверенное оставить и не смотреть; ныне я сам вижу, что и при мне работою зело мешкотно отправляются, а ежели бы мне быть в Рогервике наипаче бы мешкота явилась».

Однако кораблям так и не пришлось выйти в море. Еще 21 января при килевании «Амстердам-Галей» перевернулся, в открытые пушечные порты хлынула вода, и фрегат затонул, причем «…в палубах погибло 16 человек матросов, не успевших выбежать наверх».

Все, что произошло в дальнейшем, вполне характерно для русской жизни. Из Петербурга поступило распоряжение главному командиру Ревельского порта готовить новые суда и выйти в море «как возможно наискорее, понеже медленность их ни на коим ином так жестоко не взыщется как на вас». Было повелено, чтоб фрегаты были обшиты «досками с шерстью», то есть коровьими шкурами, которые предохраняли днища судов от моллюсков в южных морях. Но шкур на ревельских складах не нашлось, так же как и досок и гвоздей, которые необходимо было выписывать из Санкт-Петербурга.

Началась переписка о поставках. Обстановка в Ревеле накалялась, все висело на волоске, в том числе и судьбы конкретных руководителей. Брань, угрозы, препирательства, угрозы ареста и взаимные упреки сыпались, как из рога изобилия, когда 4 февраля 1724 года Вильстеру было направлено письмо Апраксина, в котором сообщалось, что «его императорское величество указал намеренную вашу экспедицию удержать до другаго благополучнаго времени» и ему предписывалось ехать в Петербург.

Так неожиданно закончилась история, связанная с организацией экспедиции на Мадагаскар. Многие вопросы так и остаются невыясненными до сих пор. Один из них — вопрос о внезапной отмене плавания. Что изменилось в Петербурге к февралю 1724 года? Может быть, в столице пришли к выводу о технической невозможности организации плавания в нужные сроки или на основе новых полученных данных убедились в бесперспективности попыток найти опору на Мадагаскаре в лице пиратов? Или возможность раскрытия тайны Петра и дипломатические осложнения с морскими державами, вызванные подобными разоблачениями, повлияли на решение императора?

Так или иначе, но плавание было отменено. В скором времени Петр I скончался, унеся с собой тайну секретной экспедиции.

ГЛАВА 3. МОРСКОЙ РАЗБОЙ И МИРОВАЯ ПОЛИТИКА

Тордесильясский договор и «закрытое море»

Вторая половина XV в. ознаменовалась в истории мировой цивилизации грандиозными свершениями. Наступила эпоха Великих географических открытий. В поисках богатств. «Индий» — вожделенной цели правителей Европы — были обнаружены морские пути в Америку и вокруг Африки. Успешные плавания Диегу Кана, Бартоломеу Диаша, Христофора Колумба и Васко да Гамы определили на весь XVI в., какие державы будут первенствовать в открытиях. Ими оказались мощные морские королевства Пиренейского полуострова — Португалия и Испания. Правящие круги этих стран пытались разрешить вопрос — как разделить открываемые земли, о которых никто в Европе определенного представления не имел. Испанские и португальские власти столкнулись с серьезнейшей проблемой: не был отрегулирован механизм закрепления вновь открываемых территорий. Первооткрывателями вполне могли объявить себя конкуренты, которые в недалеком будущем неминуемо должны были появиться, и обе стороны действовали решительно и жестко, торопясь закрепить за собой новые владения.

Вторая половина XV в. прошла в остром соперничестве двух корон. Предъявляя друг другу взаимные претензии — в их числе владение Канарскими островами, право плавания в атлантических водах, — державы шли на любые меры, чтобы избавиться от потенциальных конкурентов. При посредничестве папы римского, выступавшего в роли арбитра споров, была проведена демаркационная линия, так называемый «папский меридиан», распределившая территориальные рубежи между Португалией и Испанией (буллы папы Александра VI 4.05 и 23.09.1493) . Это предотвратило возможную войну, но не решило всех проблем. Открытия продолжались, и стороны вновь были недовольны. Наконец в 1494 году в пограничном испанском городе Тордесильясе состоялись испано-португальские переговоры. Они завершились однозначным волевым решением: отныне моря переставали быть открытыми для других европейских держав — за королями Португалии и Испании признавались исключительные права на владение всеми внеевропейскими морскими пространствами. С этой целью проводилась новая демаркационная линия в 370 лигах (свыше 2 тыс. км) к западу от островов Зеленого Мыса. Земной шар разделялся на две половины — все, что располагалось к западу от линии, принадлежало Испании, к востоку — Португалии.

Логика подобного решения вполне объяснима, если вспомнить слова португальского короля Жоау III, сказанные через несколько десятков лет после Тордесильяса: «Моря, в которых должны и могут плавать все, это моря, которые всегда были известны и являются общими; те моря, которые никогда не были известны и не считались пригодными для мореплавания и были открыты иеной столь значительных усилий с нашей стороны, должны быть исключены из общего правила. Раз и навсегда!»


Тордесильясский договор

7 июня 1494 г.

«Высокие договаривающиеся стороны… условились и согласились во избежание сомнений и споров относительно островов и земель, уже открытых, или тех, которые будут открыты в море-океане, чтобы была проведена прямая линия от полюса до полюса… и чтобы все, что уже открыто или будет открыто королем Португалии или его кораблями, будь то острова или материки к востоку от этой линии и внутри ее на севере и на юге, принадлежало названному сеньору королю Португалии и его преемникам на веки вечные и чтобы все острова и материки, как открытые, так и те, что будут открыты королем и королевой Кастилии и Арагона или их кораблями к западу от названной линии, на севере и на юге принадлежало означенным сеньорам королю и королеве и их преемникам на веки вечные.

…Далее: высокие договаривающиеся стороны заверяют через своих представителей, что отныне и впредь не будут они отправлять никаких кораблей названные король и королева Кастилии и Арагона в моря, что находятся к востоку от названной линии и принадлежащие королю Португалии, а король Португалии в моря по другую сторону линии к западу от нее, которые считаются принадлежащими королю и королеве Кастилии…»

Франциск I и концепция «открытого моря»

Заключение испано-португальского договора заложило мину замедленного действия под международные отношения в Европе. Другие державы не могли согласиться с решениями в Тордесильясе. Не прошло и нескольких лет, как доктрина «закрытых морей» зашаталась под натиском новых государств, заявляющих о своих претензиях на владение новыми землями.

Первыми нанесли удар англичане. В год заключения Тордесильясского договора бристольские купцы Роберт Торн и Хью Эллиот добрались до острова, впоследствии названного Ньюфаундлендом. Плавания Джона Кабота и его сына Себастьяна, искавших Северо-западный проход в Индию и Китай, продолжили серию английских попыток проникновения в Атлантику.

Однако лидером в пересмотре доктрины «закрытых морей» выступило Французское королевство.

В 1515 году на французский престол под именем Франциска 1 взошел 16-летний герцог Ангулемский, двоюродный племянник умершего короля Людовика XII. Гордясь своим рыцарем-королем, французское дворянство называло его «первый дворянин Франции». Молодой, энергичный и ловкий честолюбец, Франциск I был полон политических амбиций и начал действовать решительно и бесцеремонно, сочетая в своей политике доблесть и рыцарскую честь со всеми недостатками эпохи. Несмотря на свою репутацию короля-любовника, гоняющегося за наслаждениями, любящего роскошь и помпезность, и короля — покровителя искусств, Франциск I был прагматиком до мозга костей. Начало его правления ознаменовано широкомасштабными действиями, сразу поставившими его в число могущественнейших владык. Первый успех не замедлил прийти в Италии, где французские войска, преодолев Альпы, разгромили непобедимых швейцарцев у Мариньяно. Положение французской короны в Италии упрочилось, и Франциск I приступил к осуществлению другого, совершенно титанического проекта — организации крестового похода против Османской империи. Параллельно с действиями на востоке в широкие планы короля входило и закрепление на западе — в Атлантике, там, где властвовали португальцы и испанцы. Но в 1519 году в планы короля вмешались непредвиденные обстоятельства. После избрания императором Священной Римской империи испанского короля Карла I политика Франциска I сфокусировалась на проблеме сохранения национального суверенитета Франции. Под угрозой создания антифранцузского союза в составе Испании, Империи и Англии Франциск I мобилизовал все силы на защиту страны. Одним из направлений стало осуществление широкой морской политики, борьба за «открытые моря». «Солнце светит для меня также, как и для других, — заявил монарх, — и я хотел бы видеть тот пункт в завещании Адама, в силу которого Новый Свет должен быть разделен между моими братьями, королями Испании и Португалии, а я должен быть лишен своей доли наследства».

Французские корсары

Взгляды короля на суть проблемы в полной степени разделяли французские торгово-финансовые круги, купцы и моряки. Бессмысленность и, гибельность «закрытого моря» для торговли, потеря колоссальных прибылей, конкурентная борьба толкали на борьбу с испанской и португальской морской монополией.

Французские моряки-корсары стали той силой, чьими руками должна была быть разрушена стена «закрытого моря». Собственно говоря, корсары Руана, Ла Рошели, Нанта, Онфлера, Дьеппа действовали в этом направлении уже задолго до исторических слов, произнесенных Франциском I. Теперь они получили неофициальное подтверждение своих «полномочий», но остались, как всегда, самостоятельными и не желали, чтобы ими командовали.

Корсарство процветало у Атлантического побережья Франции долгие годы. Беспрерывные военные конфликты, с помощью которых французские короли решали проблемы объединения государства, не оставляли корсаров без работы, а огромные прибыли, приносимые в приморские казначейства, торговые дома и арматорам, с лихвой компенсировали затраты на снаряжение судов. Проходить у берегов было небезопасно. Так, в 1496 году некий Робер Дюфур захватил два судна, проходивших у Бордо. В 1513 году дьеппские корсары взяли амстердамское судно и привели его в Онфлер. В 1514 году были перехвачены два фламандских судна (27.05), а в 1515-м — еще три (23.02).

В качестве реальных действующих лиц в событиях, Происходящих у берегов Франции, упоминаются дьеппские корсары Тома Обер и Николя дю Жарден. Дело не ограничивалось европейскими морями. Достаточно вспомнить то, что произошло с адмиралом Христофором Колумбом во время его третьего путешествия. Вот как описывал события Бартоломе Лас Касас.

«Итак, наш первый адмирал вышел… из гавани Сан-Лукар де Баррамеда в среду, 30 мая 1498 года, с намерением открыть новую землю, доныне еще не открытую, имея шесть кораблей, достаточно утомленный своим (прежним) путешествием, ибо «когда я отправился из Индии, — говорил он, — моя кручина возросла вдвое», а так как в то время разразилась война с Францией [50], то ведомо было, что французская флотилия подстерегает у мыса Сан-Висенте адмирала, желая захватить его в плен. Поэтому, желая избежать опасности, он сделал крюк и направился прямо к острову Мадера.

7 июня он прибыл на остров Пуэрто-Санто, где задержался, чтобы взять воду, дрова и припасы, и там отслужил мессу. Остров застал он охваченным тревогой. Все было поднято на ноги, вывозилось имущество, угонялся скот жители опасались прихода французов.

8 ту же ночь он отправился к острову Мадера и прибыл к его берегам в следуюшее воскресенье, 10 июня…

…В субботу, 16 июня, покинул он остров Мадера и в следующий вторник прибыл на остров Гомера. Здесь застал он французский корсарский корабль, который сопровождало еще одно французское судно, и два корабля, захваченные у кастильцев.

Когда французский корсар заметил, что к нему приближаются шесть кораблей адмирала, он снялся с якоря и, оставив одно из захваченных в плен судов, обратился в бегство, уводя с собой второй кастильский корабль. За оставленным судном корсар выслал корабль, а затем, когда увидел, что шесть испанских кораблей идут к полоненному судну, чтобы отбить его, он призвал на помощь шесть французских кораблей, которые стояли на страже, и, силой загнав экипаж кастильскою судна в трюм, увел этот корабль с собой».

Имя этого француза, деятельность которого оказалась занесенной на страницы эпопеи открытия Америки, осталось неизвестным. Однако имя другого француза сохранено в анналах исторической памяти.

Знаменитый корсар Мандрагон расположился на путях в Новый Свет и сильно вредил португальской торговле. Дело дошло до того, что на его поимку снарядили целую эскадру. Она настигла Мандрагона и захватила его (18.01.1509). Любопытно, что плененного корсара отпустили, взяв с него честное слово, что он никогда больше не нападет на португальцев.

Но все это произошло прежде, чем король Франции решил разобраться с правами своих августейших братьев на владение Новым Светом. Теперь ситуация изменилась. Бесконечные испано-французские войны резко увеличили число корсаров, промышляющих в Атлантике, их активность возросла, и испано-португальской торговле пришлось иметь дело с серьезными врагами.

Дерзость, наглость и отвага этих людей не знали границ.

Миланец Джироламо Бенцони, совершавший плавания у берегов Нового Света в 1541 — 1556 годах, рассказывал о некоем безвестном французском капитане. Придя на рейд Гаваны, он, угрожая нападением, вытребовал у испанских властей выкуп в 700 золотых дукатов, затем вышел в открытое море и погнался за тремя испанскими судами, которые и взял, после чего возвратился в Гавану и в качестве возмещения за причиненный во время погони моральный ущерб вымогал новый выкуп.

Имена некоторых из этих корсаров дошли до нас. Среди них встречаются крайне интересные люди — прекрасные географы и гидрографы, люди научного склада ума и лихие моряки, храбрость которых была беспримерна. Например, капитан Пьер Криньон — известный знаток астрономии и гидрографии, который носил почетное прозвище Великий капитан.

Знаменитыми на весь мир стали братья Жан и Рауль Пармантье, в 1529 году пересекшие экватор и придумавшие ту веселую процедуру, которой до сих пор сопровождается это событие. Но они, кроме этого, впервые после португальцев нащупали скрываемую последними дорогу к Островам пряностей, и только смерть обоих от тифа на острове Суматра помешала их дальнейшему походу.

Два других брата — флорентийцы Джованни и Джероламо Верраццани. Один из них, Джованни, — блестящий мореплаватель, искавший Северо-западный проход и впервые в истории проплывший вдоль восточного побережья Северной Америки. Он погиб ужасной смертью на реке Да Плата в Южной Америке во время своего второго плавания в Бразилию в 1528 году — его съели местные каннибалы.

Храбрецы Сильвестр Билль, Жак де Сен-Морис, Жан Фэн прославились рейдами по торговым артериям Атлантики и сделали известными свои имена в прибрежных городах. Но, конечно, первым среди бравых корсаров был знаменитый Жан Флери, или Флорин.

Имя этого удачливого корсара стало известным всему миру после 1523 года, когда в его руки попали сокровища ацтекских правителей, отправленные Эрнандо Кортесом королю Испании. Однако и в последующие годы великолепный корсар не оставался без дела. Весной 1524 года с эскадрой из восьми кораблей он появился у берегов Испании; а в мае оказался в районе Канарских островов, после чего вернулся к Кадису. Летом его видели у побережья Алгарвы, затем у Агадира и опять у португальского побережья, где Флери пробыл до поздней осени. График плавания очень насыщенный, но и добыча стоила затраченных трудов. Корсар захватил более тридцати испанских и португальских судов, в основном с грузами сахара. Но настоящее состояние представляли два захваченных корабля — одно шло из Каликута с шелком, гвоздикой, перцем, шафраном, веерами и тафтой, а второе, идущее от Островов пряностей, португальцы оценили более чем в 400 тысяч золотых дукатов.

Но прошло время, и фортуна отвернулась от счастливчика. Во время очередного рейда испанская эскадра настигла лихого корсара и захватила его корабль. Пленника доставили в Севилью.

Император Карл V придал огромное значение поимке храбреца и, высоко оценивая роль этого человека в Атлантике, отдал личный приказ о смертной казни. Счастье Флери закончилось; он был повешен как «пират» в 1527 году, а экипаж его судна остался в плену до заключения мира (1529).

Как мы видим, жизнь многих знаменитых корсаров эпохи Франциска I закончилась драматически. Сладость победы сменяла горечь неудач, за фантастическими взлетами, когда в руках оказывались баснословные сокровища, следовали падения с вершин, трагедии изломанных судеб. Великие цели и грандиозные планы обращались в прах. И нет более наглядного примера такого странного излома жизненного пути, как потрясающая история того человека, который стоял за спинами Флери, братьев Пармантье, Великого капитана, Верраццани — человека, который осмелился бросить вызов всесильному императору и могущественному португальскому королю и… проиграл.

Король корсаров

Как будто мановением волшебной палочки был перенесен этот изящный итальянский отель в пески суровой Нормандии. Перенесен и забыт здесь — под серым пасмурным небом, среди покатых негостеприимных дюн побережья, обдаваемых холодными океанскими волнами, бесконечными ветрами и дождями. Но когда холодное нормандское солнце пробивалось сквозь белесый утренний туман и согревало своими лучами здание, то его элегантные линии, стройные аркады создавали иллюзию флорентийского палаццо.

Много удивительного происходило в чудесном поместье Варенжевиль, расположенном в окрестностях порта Дьепп. Здесь располагался мозговой центр крупнейшей коммерческой фирмы Франции. Сюда стекались финансовые сводки, деловая информация, шпионские сведения и политические отчеты от агентуры, разбросанной по всему миру. В кабинетах дворца ее проверяли, обрабатывали, после чего она попадала на стол к хозяину — купцу-арматору Жану Анго.

Жан Анго продолжает оставаться в тени истории. Его известность не идет ни в какое сравнение с популярностью таких грандов морского разбоя XVI в., как владыка Средиземного моря Хайраддин или великолепный корсар королевы Елизаветы Английской сэр Френсис Дрейк. Возможно, такое чудовищное недоразумение связано с тем, что Анго оказался в проигрыше и закончил жизнь разочарованным измученным человеком, проклинавшим свою судьбу, равнодушие властей и всесилие врагов. Однако, как знать, — сложись обстоятельства благоприятнее для дьеппского купца и будь фортуна благосклоннее к нему, имя Анго оказалось бы вписанным на страницы истории не менее крупными буквами, чем имена его более известных собратьев по ремеслу.

На протяжении почти тридцати лет Анго с горсткой храбрецов, действуя на свой страх и риск, бросал вызов могущественным правителям Европы, рассылал свои корабли в Северную Америку, Бразилию, Африку, Индию, открывая новые земли и прокладывая транспортные магистрали в не известных дотоле районах мира.

Испанский шпион в донесении императору. Карлу V (08.04.1541) представлял Анго как «богатейшего человека, который живет в этом месте (Дьепп. — Д. К.) и занимается оснащением кораблей и коммерцией с владениями Вашего Величества, а также с Фландрией и Англией; вследствие огромного размаха своей торговли, богатства и влияния в обществе, он известен как виконт Дьеппа».

Анго был необычным купцом. Выходец из семьи руанских негоциантов (он родился около 1480 г.), унаследовал жесткий расчет и практичность своего отца, привнеся широту понимания проблем, необыкновенную деловую хватку, способность вести рискованную ифу. Это был один из влиятельнейших торговых людей Франции. Банкир, финансист, судовладелец, он контролировал торговую и коммерческую жизнь в портах Франции. Любитель пожить на широкую ногу, вдохновенный и щедрый покровитель искусств, Анго любил роскошь и проводил много времени в обществе одаренных людей: скульпторов, художников, литераторов. Этот сказочно богатый человек был посвящен в секреты французской короны, находился в центре корсарской паутины, свитой во Франции в первой половине XVI в., охватившей европейские моря и достигавшей Бразилии, Лонг-Айленда и Индии. Он играл ведущую роль в финансировании и стратегической разработке военно-морских операций и сформировал целую плеяду прекрасных моряков, бросившихся завоевывать новые моря для короля Франции. Анго действовал в соответствии с принципом «свободы морей» и не считался с претензиями испанцев и португальцев на единоличное владение океанами — действовал с потрясающей смелостью, часто не имея за своей спиной поддержки могущественного Франциска I и не опираясь на убежденность нации в необходимости завоевания моря, — и потерпел крах, так как опередил свое время и оказался непонятым.

Суда Анго, объединенные в эскадры по пять — восемь кораблей, держали под контролем морские трассы Атлантики. Но магнат расширял свои претензии и замахнулся на заморские владения Испании и Португалии.

В 1526 году португальский агент в Париже установил, что Анго собирается внедриться в зоны торгового влияния португальских компаний. С этой целью была основана фирма для добычи бразильского дерева. Суда Анго с грузами пошли в Европу. Король Португалии Жоау III отдал приказ топить французские корабли. Схватка началась.

За повешенного Флери Анго отомстить не мог — император Карл V был ему не по зубам, да и действия финансиста шли вслед политической конъюнктуре и зависели от взаимоотношений Франции и Империи. А вот Жоау III пришлось туго, и перед кем — мужиком, руанским торговцем! Правда, аргументы у того в руках были серьезные — военные корабли и пушки. А за спиной Анго стоял король Франциск I. Купец поехал в Париж жаловаться на действия Жоау III. По рекомендательному письму сестры короля и с помощью взятки в виде роскошного бриллианта стоимостью 3 тыс. золотых экю, данного командующему морскими силами Франции адмиралу Филиппу Шабо де Бриону, он 27 июля 1530 года получил каперскую грамоту, разрешающую захват португальских судов.

Анго действовал жестко. Его корабли блокировали побережье Португалии и захватывали все суда, идущие в гавани Жоау III. Король был в ярости, но победить не мог — он обратился к Франии-ску I с жалобой на дерзкие действия его подданного. Легенда гласит, что ответ короля был лаконичным: «Не я шел на Вас войной. Вы должны просить мира у Анго». Однако, как это часто случается, легенда несколько приукрасила события. Чтобы утихомирить разбушевавшегося короля корсаров, Жоау III использовал различные средства давления на Франциска I — от дипломатического, осуществляемого при поддержке Карла V, до дачи крупных взяток ближайшему окружению Франциска I, тому же адмиралу Шабо де Бриону, с тем чтобы они могли повлиять на решение короля [51].


Скупиться не приходилось — речь шла не более и не менее как о торговой войне.

В сложной борьбе король Жоау III выиграл — 11 июля 1531 года каперская грамота Анго была аннулирована.

Торговая война закончилась, но конкуренция продолжалась. Трагедия Анго заключалась в том, что его грандиозные планы оказались зажатыми в узких рамках реальности. Какими бы верными и храбрыми ни были его люди, сколь бы ни велики были его финансовые возможности — он не мог выйти за эти рамки. Его попытки самостоятельно закрепиться на новых территориях потерпели крах, а король Франциск I, скованный политическими трудностями, опасался поддерживать своего подданного. Борьба за «открытое море» привела бы к новым крупным проблемам, а их у Франциска I было и без того предостаточно. Инерция властных структур, зависть к богатству Анго, злые языки — все это построило ту стену, пробиться сквозь которую было невозможно. Для Анго же простой грабеж был слишком мелок — ему было нужно господствовать на морях. Он проиграл свою партию…

Последние годы магната были тяжелыми и унизительными. В 1544 году, когда напряжение в отношениях между Францией и Англией достигло пика и обе стороны готовились к войне, Франциск I замыслил организовать высадку крупного десанта под Лондоном. Материальная подготовка проекта велась во многом за счет средств Анго. Отказать королю в субсидиях он не мог, а средства утекали рекой. В делах образовалась чудовищная брешь, и Анго стал банкротом. До конца своей жизни он так и не расплатился со своими кредиторами, допекавшими его со всех сторон, и умер (в 1551 г.) в нищете, презираемый, забытый и непонятый.

Османская империя и герои Алжира

Алжирский вызов

К началу XVI столетия берега Северной Африки превратились в яблоко раздора, ввергнувшее страны Средиземноморья в непрекращающиеся военные столкновения. Эта полоска земли, протянувшаяся тысячью километрами скалистых побережий, зажатая между водами Средиземного моря и необъятными песчаными пространствами Сахары, обладала исключительно важными стратегическими преимуществами, так как располагалась на транспортных магистралях, пронизывающих юг Европы.

Североафриканские территории испытывали двойной натиск. Первый шел с востока, где Османская империя, закрепляя позиции, завоеванные в Восточном Средиземноморье, нащупывала союзников в Триполи, Алжире и Тунисе. В противовес Империи Великого турки, контрмусульманское движение католических сил Европы, питаемое воинственностью испанских идальго, выплескивалось кровавыми экспедициями на приморскую полосу Северной Африки. Испанцы создавали на побережье опорные базы, а глобальная идея превращения Средиземного моря во внутреннее море католической империи стала болезненным обоснованием этой активности. Мир воинствующего христианства, опиравшийся на могущество Испанского королевства и Священной Римской империи, ставил задачу «вырвать с корнем магометанскую опасность».

«Крестовый африканский поход» обрушился на побережье, и под натиском великолепного испанского воинства одна за другой пали крепости Северной Африки. Первой в 1505 году попала в руки испанцев Мерс-аль-Кебир — лучшая якорная стоянка алжирского побережья. В течение пяти следующих лет блестящий испанский полководец Педро де Наварро, прошедший школу корсара на христианских и барбарийских судах, присоединил к Испании Пеньон де Велес, Бужи, Триполи и заставил платить дань правителей Шершеля, Мостаганема и Тенеса. Ответный натиск ислама под знаменем пророка превратился в «священную войну» мусульман против христианских врагов Османской империи, в особенности против испанцев.

Две волны схлестнулись в ожесточенной дуэли и породили корсарские государства Магриба — удивительный результат слияния африканской, европейской и азиатской культур. Этот мир представлял собой коммерческое общество, воздвигнутое на торговле награбленным добром и человеческих жизнях. Его благосостояние зависело от морского разбойничьего промысла, и если бы корсарские набеги вдруг прекратились, все бы умерли с голода.

Центром этого мира являлся Алжир, город, бросивший вызов испанскому могуществу. Поселение, воздвигнутое в X в. на развалинах римского порта Икосиум, получило название Аль-Джазаир. К концу XV в. Алжир разросся до большого порта и приобрел известность крупного торгового центра и корсарской гавани. Вот как описывал город Лев Африканский:

«Он очень велик и насчитывает около 4 тыс. очагов. Его стены красивы и необычайно прочны. Они построены из крупных камней. В городе красивые дома и удобно устроенные базары, где для каждою ремесла отведено особое место.

Много гостиниц и бань. Среди других построек бросается в глаза великолепный храм огромных размеров, расположенный у берега моря; между храмом и морем находится чудесная площадка, устроенная прямо на городской стене, в основание которой бьют волны. Алжир окружают многочисленные сады и земли, засаженные плодовыми деревьями.

Вблизи города с западной стороны протекает река, на которой расположены мельницы. Она же служит для удовлетворения нужд города в питье и для других нужд».


Барбаросса I и Барбаросса II

Героическая эпоха истории Алжира неразрывно связана с именами двух братьев-корсаров — Аруджа и Хайраддина, известных как Барбаросса I и Барбаросса II. Они родились в семье грека гончара Якуба на острове Лемнос. Этот христианский переселенец обосновался на острове накануне его захвата турками в 1462 году. Он принял ислам и смог продолжать заниматься своим ремеслом, совмещая его с торговлей и разбоем на море. Его жена Екатерина — вдова православного священника — была образованной женщиной и, помимо арабского и турецкого, знала итальянский язык. У Якуба было четверо сыновей — Хорук, Элиас, Исхак и Ацор. Все они стали морскими разбойниками и действовали сообща. Прославились двое — Хорук, известный как Арудж, и Ацор, сделавшийся знаменитым под именем Хайраддин. Элиас же погиб в морском сражении против рыцарей-иоаннитов на заре своей разбойничьей карьеры, а Исхака разорвало пушечным ядром во время одной из военных операций.

Имена Аруджа и Хайраддина были хорошо известны в портах Средиземноморья.

Братья пиратствовали, избрав своей базой крепость Ла Гулетта. Они были связаны договором с султаном Туниса и запасались всем необходимым в его портах, отдавая за покровительство часть добычи.

Европейцы называли братьев-корсаров Барбаросса I и Барбаросса II. Эти прозвища они получили из-за рыжего цвета своих бород. Когда старший брат, Арудж, оказался в плену у христиан, он притворился немым. Его хозяева, рыцари-иоанниты, чтобы отличить его от других галерных рабов, дали его прозвище Рыжая Борода, Барбаросса. Пока Арудж греб на галерах, его брат Хайраддин продолжал грабить в море, собирая необходимую сумму для выкупа брата. После возвращения Аруджа из плена, Хайраддин, как младший, держался в тени. Когда Арудж погиб, Хайраддин вышел на авансцену и достиг таких высот, которые и не снились Барбароссе I. При этом он решил не нарушать семейную традицию и сохранить реноме, завоеванное Аруджем и его рыжей бородой. Трудность заключалась в том, что у Хайраддина была черная борода. Тогда он выкрасил свою бороду в рыжий цвет и продолжал поддерживать ее в соответствующем виде при помощи хны. И дело стоило того. Вместе с цветом бороды Хайраддин унаследовал страшную репутацию Аруджа — Барбароссы I и стал известен как Барбаросса II. При упоминании его имени вся христианская Европа дрожала от ужаса…


Корсарские подвиги Аруджа

Особенно ужасала мрачная слава старшего брата, Арудж-раиса. Этот авантюрист был жесток, дерзок и бесстрашен, обладал твердой хваткой, решительным характером и железной волей. Твердо решив закрепиться в какой-нибудь крепости на побережье Магриба, он никогда не оставлял попытки добиться этого. В 1512 году с флотилией из двенадцати кораблей он попытался захватить Бужи.

Во время осады ему ядром раздробило руку. Операцию пришлось делать прямо под стенами крепости. Руку ампутировали, и корсар остался калекой. Искусные врачи сделали ему серебряный протез на шарнирах, что позволило разбойнику продолжить свою деятельность. Через два года Арудж повторил попытку захватить Бужи, но вновь потерпел неудачу.

«Он (Арудж. — Д. К.) пришел туда, расположился лагерем с 1000 турецких солдат и принялся атаковать старую цитадель, которую он взял и укрепил, — повествует Лев Африканский. — Все народы соседних гор пришли на помощь Барбаруссу и возымели желание захватить вторую цитадель, что находится близ пляжа. Однако в первой же битве было убито 100 турок из числа самых храбрых и 400 горцев, и горцы не захотели больше туда возвращаться. Все жители гор, которые пришли к нему на помошь, ушли, не спрашивая его разрешения, когда наступило время посева, и много турецких солдат поступили так же. Таким образом, Барбаруссу пришлось бежать от осажденного города…»

В 1516 году галеры Аруджа были блокированы в Бизерте христианским флотом под командованием французского флотоводца Прежана де Биду. Арудж потерял пятнадцать судов, но сумел вывернуться из опасного положения и уйти от разгрома, чем поверг француза в отчаяние, чуть не закончившееся самоубийством.

Арудж хорошо освоил технику избавления от противников в борьбе за власть. Он был беспощаден, а его коварство не знало границ. Жизнью своей заплатили те, кто рискнул использовать его в своих целях, не распознав вовремя в этом человеке властолюбивого и циничного противника. В 1516 году Арудж со своими людьми был приглашен алжирским шейхом Салим-ат Туми для противодействия испанцам. Прибыв в город с большим вооруженным отрядом, корсар думал не столько о том, как заставить потесниться испанцев, сколько искал возможность захватить власть. Удобный момент наступил, когда его лазутчики собрали сведения о заговоре, подготавливающемся частью алжирской аристократии. Они намеревались, войдя в соглашение с испанским гарнизоном, расположенным на острове Пеньон при входе в алжирскую гавань, избавиться от Аруджа, уже порядком напугавшего властителей города.

Корсар решил действовать… В сентябре, отразив нападение на Алжир испанского отряда под командованием Диего де Вера, Арудж предпринял попытку захватить власть в городе. Он внезапно явился во дворец шейха, который принял его в банных покоях. Арудж воспользовался подходящим случаем и утопил его (по другим сведениям — зарезал) в бассейне. После этого в городе начался террор. Арудж пригласил на торжественное моление в главную мечеть Алжира представителей знати, недовольных новым порядком. Внезапно в разгар службы закрылись ворота мечети, и по приказу корсара все собравшиеся заговорщики были казнены — их отрубленные головы выставили на улицах города.

Не менее круто действовал Арудж в Тлемсене, захваченном в 1517 году. Местного султана Абу Зайян Ахмада он повесил вместе с сыновьями на холстах их чалм, а остальных членов семьи — утопил. Несколько десятков знатнейших жителей были собраны во дворце якобы для обсуждения вопросов о будущем устройстве и убиты.

История Средиземноморья вступила в новый этап. Султан Селим I захватил Каир, Карл V взошел на испанский престол, и Арудж, шаг за шагом, возводил фундамент своего могущества. В Стамбуле благосклонно наблюдали за его «подвигами». Не случайно, что когда Арудж-раис появился в Алжире, вместе с ним в город вошли турецкие солдаты. Однако первая попытка Османской империи закрепиться на побережье с помощью этого корсара не удалась. В мае 1518 года он погиб. Полгода осаждал экспедиционный испанский корпус крепость Тлемсен, в которой укрылся Арудж. Оставшись с горсткой солдат, однорукий корсар вырвался ночью из блокированного города. Согласно легенде, пытаясь уйти от погони, он разбрасывал по дороге золото и драгоценности, рассчитывая отвлечь преследователей. Однако оторваться не удалось, и отряд Аруджа был настигнут. Видя, как гибнет его эскорт, корсар бросился на помощь и погиб в неравной схватке. Голова страшного разбойника была отправлена как трофей в Испанию, где, выставленную на шесте, торжественно носили по городам, а окровавленный кафтан корсара был помешен в монастырь в Кордове.


Корсарские подвиги Хайраддина

Хайраддин оказался мудрее и проницательнее старшего брата. Пока тот был жив, Хайраддин держался в тени. Теперь настал его час, но игру он повел иначе. Талантливый флотоводец и тонкий политик, он дальновидно просчитал, что будет не более чем простым авантюристом, если не обеспечит себе надежного покровителя в лице Османской империи. Несмотря на то, что в 1519 году ему удалось отбить нападение испанцев под командованием вице-короля Сицилии Уго де Монкады под Алжиром [52], Хайраддин в следующем году под натиском противников вынужден был покинуть город. Он обосновался в Джиджелли и несколько лет пиратствовал, совмещая это с борьбой против своих врагов в Алжире.

Хайраддин понимал недостаточность своих сил и помнил о судьбе своего брата. Опасаясь быть раздавленным врагами, он отправил турецкому султану Селиму I просьбу о принятии его в число подданных империи. Султан направил в распоряжение корсара пушки, двухтысячный артиллерийский отряд и четыре тысячи янычар. Такая поддержка позволила Хайраддину с течением времени вернуться в Алжир и перейти к крупным военным операциям, очистив от испанского присутствия несколько портовых городов. Вскоре Алжир превратился в главный штаб корсарских операций в Северной Африке, в самый страшный порт Средиземноморья, а сам Хайраддин, пожалованный в апреле 1534 года титулом бейлербея [53] Алжира, — в его полновластного владыку.


«…у него были лохматые брови, густая борода и толстый нос. Его толстая нижняя губа пренебрежительно выступала вперед. Он был среднего роста, однако обладал богатырской силой. На вытянутой руке он мог держать двухгодовалую овцу до тех пор, пока та не погибала… Поистине необычайное влияние, оказываемое им на своих командиров и простых пиратов, поклонники его объясняют огромной храбростью и ловкостью этого человека, а также тем, что даже самые, отчаянные его предприятия всегда оканчивались успехом. Ум и храбрость в нападении, прозорливость и отвага в обороне, огромная работоспособность, непобедимость все эти похвальные качества заслонялись приливами неумолимой и холодной жестокости…»

Наблюдатели подчеркивают знание Хайраддином нескольких языков, отмечают его большую популярность в различных слоях общества и умение располагать к себе людей. В мусульманских кругах он завоевал репутацию защитника угнетенных, благочестивого «хранителя веры», проводящего долгие зимы в молитвах и богословских беседах.

Первая проблема, которая встала перед Хайраддином после того, как он захватил Алжир, заключалась в наличии внутри алжирской гавани испанского гарнизона. Еще в начале века (1510 г.) испанский полководец Педро де Наварро сумел выбить у алжирских правителей право на владение небольшим островком Пеньон, расположенным при входе на алжирский рейд. Испанцы возвели на нем крепость, построили бастионы, и нависшие над городом пушки сделали успех корсара эфемерным. Всего около трехсот метров отделяли Пеньон от материка, и пираты не могли чувствовать себя уверенно до тех пор, пока испанский гарнизон стоял на острове. «Шипом, вонзившимся в сердце» назвал Пеньон Хайраддин, Барбаросса II, и приложил максимум усилий, чтобы уничтожить препятствие. Ему удалось осуществить свое предприятие после ожесточеннейшего штурма в мае 1529 г. Пеньонский шип был вытащен, а Хайраддин распорядился из остатков крепости построить мол, который соединил Алжир с островками бухты. Теперь алжирская гавань, усеянная подводными камнями и открытая всем ветрам, была защищена и стала лучшим убежишем корсаров Западного Средиземноморья.

Деятельность Хайраддина поражает своим невероятным масштабом. Он запускал своих раисов во все самые отдаленные уголки Средиземноморья. Его флотилии были вездесущи, быстры и неуловимы, а капитаны ни в чем не хотели уступать своему предводителю. Но до короля алжирских корсаров им все-таки было далеко.

В 1533 году Хайраддин был вызван султаном Сулейманом в Стамбул и назначен капудан-пашой, великим адмиралом турецкого флота, для руководства операциями против Карла V. Ядро флота составили корсарские флотилии.

В 1534 году он прошел Мессинским проливом, захватил Реджо в Калабрии и прочесал итальянское побережье до Генуи, повергнув в панику жителей Неаполя и Рима. Затем, 15 августа, с 84 галерами, 1800 янычарами и 6500 солдатами (турками, албанцами и греками) Хайраддин появился перед крепостью Ла Гулетта и захватил ее. 19 августа его войска овладели Тунисом, свергли султана Мулай Хасана, упрочив положение Империи и корсаров-мусульман в Восточном Средиземноморье. Ответный удар христиан не заставил себя долго ждать. В следующем, 1535 году объединенная мошь Испанского и Португальского королевств, виие-короля Сицилии, папы римского, Мальтийского ордена и Генуи пол командованием самого императора Карла V (400 судов, 30 тыс. чел.), собранная в Кальяри (остров Сардиния), обрушилась на побережье Туниса. Ключом обороны была Ла Гулетга, прикрывавшая вход в Тунисский залив. Однако корсарский правитель был заведомо предупрежден о готовящейся высадке. Известие поступило из Парижа, через агентуру французского короля Франциска I, главного противника Карла V в Европе. Ла Гулетта держалась почти целый месяц, но в конце концов сказались численное превосходство и лучшее материальное оснащение христиан, и твердыня пала; имперская армия подошла к самому Тунису.

В ярости Хайраддин приказал сжечь в городе темницы с христианскими невольниками, рассчитывая обезопасить себя с тыла. С большим трудом удалось приближенным отговорить корсара от исполнения страшного замысла.

Во время упорного сражения на подступах к городу, в Тунисе вспыхнул мятеж против Хайраддина и турок. Корсар оказался зажатым в тиски, но прорвался с четырьмя тысячами человек сквозь ряды христианских воинов и ушел в горы, откуда добрался до Алжира. Войска Карла V ворвались в Тунис, город был отдан на разграбление разъяренным солдатам, и началась самая настоящая бойня.

«…вторжение христиан было страшно, они убивали всех, встречавшихся им, не разбирая ни лет, ни пола, улицы были наполнены трупами, Пороги домов загромождены ими, и полы мечетей залиты кровью… Грабеж продолжался три дня и три ночи, но так как заметили, что солдаты, в надежде найти зарытые сокровища, срывали дома, то им приказали выйти из города…»

Однако уже через несколько месяцев Хайраддин возглавил разбойничий рейд на Балеарские острова, разграбил форт Маон на Менорке и увел четыре тысячи жителей в рабство, показав, что взятием Туниса проблема корсаров не уничтожена.

Захват крепости Бизерта был одним из крупных успехов в 1536 году. В следующем году Хайраддин во главе 135 галер разорил побережье Апулии и увел в рабство около 10 тысяч итальянцев. Затем высадил 25-тысячный экспедиционный корпус на остров Корфу, но здесь он потерпел неудачу.

Восточная часть Средиземного моря также не была обойдена вниманием неудержимого корсара. Его корабли хозяйничали в лабиринтах Архипелага. Хайраддин захватил острова Сирое, Патмос, Эгину, Наксос, Парос и многие другие, разграбил Крит и совершенно расстроил венецианскую торговлю. 27 сентября 1538 года в морском сражении в заливе Превеза (Ионическое море) флот Хайраддина наголову разгромил объединенный флот Испании, папы римского и Венеции под командованием адмирала Ан-дреа Дориа. Только спустившаяся ночь спасла соединенные силы от полного истребления.

Христиане готовили месть Хайраддину. Удар было решено нанести в сердце владений корсара — по Алжиру.

«Мы не можем проиграть», — заявил император Карл V, отправляя в 1541 году военную экспедицию против этой крепости. Разве мог предугадать могущественнейший из европейских правителей катастрофу, которой закончился его план «выгнать пиратов из их логова». Огромный имперский флот из 516 судов с 12 330 моряками и мощным многотысячным десантом (7 тыс. испанцев, 6 тыс. немцев, 6 тыс. итальянцев, 3 тыс. крестоносцев из других стран, 400 мальтийских рыцарей) вышел осенью 1541 года на покорение крепости мусульманских корсаров, которая костью в горле застряла в материковых и морских владениях Империи. Карл V не сомневался в успехе операции. Проверенные в военных кампаниях ветераны, опытные моряки, первоклассные командующие (флотом руководил Андреа Дориа, а сухопутным корпусом — герцог Альба) — все это обещало полный успех. Более того, экспедиция превратилась в странное подобие показательных маневров, на которых имперская армия должна была продемонстрировать свою мощь на глазах у знатных испанских дам, отправившихся с армадой, чтобы посмотреть, как оружие Христа сразит варваров. Правда, осторожный Дориа предостерег императора, указав, что осеннее ненастье может серьезно вмешаться в события и перекроить все замыслы. Карл V только отмахнулся. Слишком удачно складывалась международная обстановка, и такого благоприятного стечения обстоятельств могло больше не представиться — размышлял, наверное, всесильный правитель. Султан Сулейман сражается в Венгрии; турецкий флот расположился где-то на юго-востоке Средиземного моря; его противники — протестантские князья — успокоились, и в германских владениях царит покой, а с главным противником в Европе — Францией — уже два года продолжается мир.

Бросок с Мальорки — и 25 октября имперский флот приблизился к побережью. Отбросив арабов, великолепная испанская пехота обеспечила высадку всей десантной армии, которая подступила к крепости Алжир и обложила город со всех сторон.

Не успели солдаты приступить к осадным работам, как в дело вмешалась погода. Ураганный северо-восточный шквал и холодный проливной дождь обрушились на войска Карла V. Страшную ночь пережили солдаты. В открытой местности они нигде не могли укрыться от разбушевавшейся стихии. Яростный ветер срывал и опрокидывал палатки, ливень превратил в непроходимое месиво все подступы к городу. Он смешал порох с дождевой влагой и сделал бесполезными игрушками тяжелые мортиры, пищали и мушкеты…

Пасмурным утром турецкие янычары и корсары сделали вылазку, и только каким-то чудом продрогшие и измученные христиане сумели отбиться от их натиска и даже загнали противника обратно в крепость. Битва шла в воротах крепости, но защитники, теснимые европейцами, все же успели опустить ворота. Сохранилась легенда о мальтийском рыцаре, шевалье де Савиньяке, который в ярости вонзил свой кинжал в захлопнувшиеся перед ним Баб-Азунские ворота. Символично, но и берега Северной Африки оказались закрытыми для христианского воинства. Буря не унималась. Ужасный шторм срывал корабли с якорей, выбрасывая их на песчаное побережье или рассеивая по морю; невольники на галерах подняли мятеж и перебили экипажи судов [54]. Несколько ужасных дней господства свинцовых ливней добили имперскую армию. Она потеряла всю артиллерию и запасы продовольствия. Измотанные непогодой, замерзшие и голодные, деморализованные солдаты проклинали тот день, когда оказались на этом негостеприимном берегу. И началось самое страшное — отступление к месту высадки. Мелководная река, которую в начале похода легко преодолели, теперь превратилась в широкий поток; она вышла из берегов и затопила окрестности. Пришлось строить мост, а время шло. Турки и арабы наседали, и только мужество мальтийских рыцарей, прикрывших армию от преследователей, спасло войско и дало ему возможность добраться до гавани, где стоял флот. Посадка на потрепанные бурей суда шла полным ходом, когда налетел новый шквал, еще страшнее первого. Он довершил разгром. Все было кончено…

Только неожиданный приход кораблей с Сицилии спас остатки оборванной, изможденной армии и самого императора, который на исходе ноября добрался до Мальорки. 150 потерянных судов, тысячи убитых солдат, толпы взятых в плен, ошеломляющее падение престижа Империи и пропорционально выросшая активность корсаров — таковы плачевные итоги алжирского погрома 1541 года. Долго еще на невольничьих рынках Туниса, Алжира, Триполи будут вспоминать последствия разгрома, так как цена на рабов резко упала, и за них «нельзя было получить даже луковицы» — так рынок, захлебнувшийся от потока невольников, отреагировал на разгром Карла V.

В 1544 году неутомимый адмирал-корсар отправился в очередной рейд вдоль итальянского побережья, закончившийся опустошением Тосканского архипелага, Липарских островов и берегов Кампании и Калабрии. На Липари в руки Хайрадлина попало 8 тысяч невольников, сотни несчастных он захватил на Эльбе, около тысячи пленных — на Искье, 4 тысячи — в Чириатти; всего же Хайраддин заковал в цепи около 20 тысяч человек.

Умер всесильный разбойник в зените славы 4 июля 1546 года в своем стамбульском дворце. Он был похоронен в мавзолее в Бешикташе как национальный герой, и еще долгое время каждый турецкий корабль, входя в бухту Золотой Рог, отдавал салют могиле великого средиземноморского корсара…


Салах-раис

После смерти Хайраддина бейлербеем Северной Африки стал его сын Хассан-паша. Однако через несколько лет султан, недовольный политикой Хассана, сместил его и назначил бейлербеем Салах-раиса. Араб по происхождению, он родился в Александрии. Получив воспитание среди турок, Салах перебрался в Магриб, где сражался под руководством Хайраддина и был одним из его доверенных лиц. В период его правления (1552 — 1556) алжирские корсары активно действовали в интересах Османской империи. Эскадры Салах-раиса плавали у испанского побережья и Балеарских островов и доставляли серьезные неприятности испанской короне. Но основной удар был нанесен интересам Испании в самой Африке, где Салах-раис сумел овладеть несколькими важнейшими пунктами на побережье, распространяя все дальше на запад власть Османской империи.

Первым успехом стал захват крепости Пеньон де Велес (1554). В следующем году Салах-раис покорил Бужи. Всего двадцать две галеры смог направить корсарский правитель под стены этой крепости. Тем не менее совместные действия флота и сухопутной армии увенчались полным успехом. Испанский король Филипп II, не имея возможности организовать ответную экспедицию, для успокоения общественного мнения приказал казнить губернатора крепости, превратив его в козла отпущения. Но Бужи этим было не вернуть, и с его потерей испанское давление на Алжир серьезно ослабло. Тем временем Салах-раис начал готовить экспедицию против следующей цитадели Испании в Африке — крепости Оран. Но чума сразила энергичного раиса в самый разгар приготовлений.

Следующие годы истории Алжира наполняют смуты, мятежи и заговоры. Раисы-капитаны враждуют с турецкими янычарами, устраиваются перевороты, один за другим свергаются правители: один распят у ворот Алжира, другой зарезан, третий (уже упоминавшийся сын Хайраддина Хассан-паша) в цепях отправлен в Стамбул [55]. Однако Алжир ждет новый звездный час — правление Ульдж-Али.


Сказочная судьба Ульдж-Али

В 1568 году бейлербеем Алжира стал бывший пастух и галерный раб Ульдж-Али-раис, или Оччали, как называли его европейцы. До самой своей смерти великий Ульдж-Али, ренегат, герой мусульманского мира и великий адмирал турецкого флота, был вторым после султана человеком в Империи. Многие считали его самым грозным из ренегатов-моряков, самым могущественным из алжирских пашей, самым выдающимся из корсаров и адмиралов ислама.

Его жизненный путь фантастичен. Ульдж-Али родился около 1508 года в Калабрии, в маленькой приморской деревушке. Его отец был рыбаком, и, по-видимому, пришлось бы мальчику (его христианское имя неизвестно) всю жизнь ходить на рыбный промысел, продолжая занятие своего родителя, если бы не галера Хайраддина. В 1520 году корсар кружил у итальянского побережья, и его люди захватили маленького Ульдж-Али. Четырнадцать долгих лет провел раб на галерах, прикованный кандалами к банке гребца. На корабле его презирали: он весь был покрыт лишаями (его прозвали Шелудивый) и отличался молчаливым, угрюмым и мстительным нравом. Недоброжелатели поговаривали даже, что он принял ислам только для того, чтобы отомстить одному турку, ударившему его. Впрочем, подозрения в неискреннем отношении к вере и в склонности к интриганству преследовали Ульдж-Али до конца жизни.

Этот угрюмый человек, всегда появлявшийся в черных одеждах, вселял в окружающих страх. Но он был храбр в сражениях и неуклонно поднимался по ступенькам карьеры — от гребца к солдату, потом стал помощником капитана; еще через несколько лет командовал бригантиной, затем стал хозяином галиота и приобрел известность на Барбарийском побережье своей удачливостью. На него обратил внимание и приблизил всесильный тогда Драгут-раис. В 1560 году, когда христианский флот обрушился на Джербу, Ульдж-Али был послан за помощью в Стамбул и вернулся с флотом Пиали-паши. После смерти Драгута при осаде Мальты в 1565 году Ульдж-Али стал его преемником, и долгие годы одно его имя бросало в дрожь христиан.

Управляя Триполи (1565 — 1568) и Алжиром (1568 — 1571), он организовал несколько опустошительных рейдов на Сицилию, Калабрию и Кампанию. При разгроме турецкого флота у Лепанто в 1571 году Ульдж-Али выступил как один из героев мусульманской стороны. Командуя левым флангом, он обрушился на галеры мальтийцев и захватил флагманский адмиральский корабль со знаменем Мальтийского ордена. Этот ценнейший трофей был выставлен в храме Святой Софии, а спаситель славы турецкого флота получил громкое прозвище — Кылыч (Меч), был осыпан милостями султана и пожалован званием капудан-паши.

Ульдж-Али произвел реорганизацию военно-морских сил мусульман и превратил флот в мошное орудие имперской политики. Уже через три года, в 1574 году, он захватил Тунис, Ла Гулетту и крепость Аль-Бастиун. По поводу побед адмирала-корсара визирь султана Селима II, беседуя с венецианским послом, ехидно заметил: «Вы нам отрезали бороду у Лепанто, мы вам — руку в Тунисе; борода отрастет, рука — никогда».

В своем дворце на побережье Черного моря (в нескольких километрах от Стамбула) Ульдж-Али, по примеру Хайраддина и Салах-раиса, лелеял замыслы захвата марокканских портов и объединения всей Северной Африки. Однако воплотить в жизнь свои планы ему не удалось. Он умер 27 июня 1587 года в момент подготовки к завоеванию Марокко.


Независимый Магриб

При Ульдж-Али Стамбул контролировал корсаров Алжира, Триполи и Туниса. Но после его смерти Великая Порта начала постепенно утрачивать власть над североафриканскими пиратами. Зависимость отдаленных магрибских провинций от Османов ослабевала и приобретала все более номинальный характер. Возрастало влияние местных правящих структур, и корсарские провинции превращались в самостоятельные «африканские республики». Турецкий флот, лишенный морских баз в Северной Африке и теряя опытных корсаров-союзников, приходил в упадок. Это подтверждают описания очевидцев тех лет. Героическая эпоха Хайраддина и Ульдж-Али, когда корсары Магриба были ядром военно-морской мощи империи, осталась в далеком прошлом.

«На Белом море [56] вот уже несколько лет не могут снарядить более 56 галер… Галеры плохие, оснащены очень скверно. Ни на одной из них, кроме галеры капудан-паши, нет даже 100 воинов, в основном 60 70, да и тех либо насильно завербовали, либо они отбывают повинность. На вооружении (галеры) не более 50 60 ружей. Таково (положение) на Белом море, на Черном еще хуже. Военному делу не обучают уже более 100 лет. На побережье воины столь «мужественны», что едва не умирают (от страха), когда должны идти против казаков, которых полно на Черном море. Те же, что на Белом море, такую «храбрость» обнаружили, что их 50 галер не решились сражаться с флорентийскими и едва спаслись от них бегством… Происходит это все оттого, что во флоте полно всякого отребья…»

(Из отчета польскому Сейму князя К. Збаражского, великого посла в Турции (1622 — 1623)


«Морской флот очень плох, и даже если снаряжены галеры, не найдется людей ни для того, чтобы командовать, ни для того, чтобы воевать».

(Из донесения графа Ф. де Сези, французского посла в Стамбуле (1616 — 1631.)


XVII в. был временем расцвета могущества корсарских государств Северной Африки. Практически выйдя из-под зависимости Великой Порты, правители магрибских стран лишь время от времени посылали подарки в Стамбул, а огромные прибыли от морского разбоя оседали на побережье. Действия барбарийских корсаров не ограничивались Средиземноморьем. Их корабли выходили в Атлантику и могли появиться в самых неожиданных местах, вплоть до острова Ньюфаундленд.

В 1610 году алжирский флот из сорока кораблей под командованием англичанина Петера Эштона разбойничал в Бристольском заливе, а затем, перебравшись к Ньюфаундленду, грабил французов, португальцев и фламандцев, захватил пять судов, несколько десятков пушек и огромную добычу (около 10 тыс. фунтов стерлингов) и пополнил свои команды, завербовав около пятисот англичан.

В 1616 и 1627 годах алжирские корсары появились у берегов Исландии. В 1647 году семь барбарийских кораблей подобрались к западному побережью Англии и высалили десант в Корнуолле, собрав богатую добычу. Корсары проникали внутрь Ла-Манша и грабили европейцев на их транспортных магистралях. В 1650 и 1654 годах они захватили несколько торговых кораблей у Плимута.

XVII в. дал и своих героев. Один из самых знаменитых пиратов — Али-Бичин, итальянский ренегат. Его настоящее имя было Пиканино. Этот обаятельный и умный человек возглавлял таифу алжирских раисов с 1621 по 1645 год.

Другая знаменитость того времени — французский корсар Симон де Дансер, развернувший активную деятельность в Алжире с 1606 года, куда был приглашен деем. Под его руководством корсарский флот претерпел значительные изменения, а суда стали строиться на основе европейских стандартов.

Но совершенно особое место в истории алжирского, корсарства XVII в. занимают английские ренегаты. Самым знаменитым из барбарийцев-англичан был сэр Генри Мэйнуэринг — «благоразумный и знающий джентльмен, достойный самою лучшею применения», по оценке короля Англии Карла I. Выходец из старинной фамилии графства Чешир, он закончил Брейзнос-Колледж (колледж Оксфордского университета) и занимался юриспруденцией. Адвокатская практика, по-видимому, не приносила ему должного удовлетворения, и в 1611 году он получил каперскую грамоту на поимку пирата Петера Эштона в Средиземном море, но, как говорят, потерпел неудачу. Впрочем, отметим, что в списках капитанов английского флота до 1613 года его имя не появлялось, а сам Мэйнуэринг, возможно, готовился сделать карьеру на дипломатическом поприще (он рассчитывал отбыть со специальной миссией в Персию). Но так сложилось, что молодой человек пошел по другому пути. Получив каперскую грамоту от лорд-адмирала с позволением захватывать испанские суда в Вест-Индии, Мэйнуэринг вышел на маленьком судне «Резистанс» («Сопротивление») к берегам Нового Света. Пройдя Гибралтар, он собрал команду на палубе и предложил обосноваться на Барбарийском побережье, где испанских судов хватало. Команда согласилась, и «Резистанс» пошел в Мармору, ставшую главной базой Мэйнуэринга.

Капитан был принципиальным человеком и поставил перед командой условие — ни при каких обстоятельствах не захватывать английские суда (что, впрочем, не было большой жертвой, так как испанские, португальские и голландские суда представляли неизмеримо большую ценность). За короткое время он захватил около тридцати испанских судов и добился такого авторитета на побережье, что, согласно легенде, запретил барбарийским корсарам трогать английских купцов. Более того, он заключил с местным султаном договор, включающий пункт об освобождении всех захваченных англичан.

В родной Англии популярность Мэйнуэринга быстро росла — тем более что пират-патриот отклонил предложения о сотрудничестве тунисского бея, испанского короля, герцога Савойского и герцога Тосканского [57].


В 1616 году Мэйнуэринг вернулся в Англию, был амнистирован (как и члены его команды) и назначен руководить борьбой с… барбарийским пиратством в английских водах. В 1618 году после уничтожения трех алжирских судов в устье Темзы, он был посвящен в рыцари, стал придворным и другом короля. В 1620 году он получил назначение губернатора английских портов на Ла-Манше, а через год был избран членом парламента. Несмотря на обвинения в мошенничестве и пренебрежении обязанностями, он сохранил свои посты и закончил карьеру в чине вице-адмирала.

Но и другие англичане, ставшие ренегатами, были не менее колоритными фигурами. Например, выпускник Тринити-Колледжа сэр Френсис Верней и капитан Гиффорд. Во главе двух сотен англичан они вначале подвизались в Марокко, где вмешались в междуусобные войны, развернувшиеся после смерти султана Мулай Ахмеда. После поражения своего ставленника, они перебазировались в Алжир. Через несколько лет их пути разошлись. Верней попал в плен к сицилийцам и стал невольником на галерах. Гиф-форд же перешел на службу к герцогу Тосканскому и приобрел печальную известность как организатор неудачного нападения на Алжир, в гавани которого он попытался сжечь галеры своих бывших коллег по ремеслу. Эта операция провалилась, нападавшие понесли большие потери, а алжирский дей поклялся страшно отомстить всем англичанам.

Среди участников «поджога» алжирских галер выделяется неукротимый человек, капитан Уард, личность примечательная и весьма характерная для средиземноморского пиратства XVII в. Выходец из семьи рыбака, он жил в Плимуте и служил на различных судах, но главным его занятием было каперство. Когда же при короле Якове I английские власти, заинтересованные в сближении с Испанией, попытались ограничить каперскую деятельность, приказав изъять из обращения каперские грамоты, и обязали всех англичан, находившихся на иностранной службе, вернуться на родину, Уард был крайне недоволен. Еще бы — в старые времена его карманы были всегда набиты монетами, вино лилось рекой, «мы могли петь, ругаться, бегать за девками и убивать людей так же запросто, как кондитер щелкает мух; тогда все море было в нашей власти, и мы грабили, как хотели, тогда весь мир был для нас райским садом, полным забав и развлечений». Этот всегда пьяный мрачный сквернослов, драчливый и вздорный буян, готовый бражничать в пивной круглыми сутками, не мог расстаться со своей разбойной профессией и бежал из страны. Оказавшись в Гавре с большой суммой денег и с драгоценностями, он подбил матросов небольшого барка увести корабль и заняться «настоящим делом» — рецепт Уарда от всех жизненных лишений. Сказано — сделано, и вскоре разбойничий барк пришел в Средиземное море, где Уард сразу ввязался в авантюру Гиффорда. К чести капитана надо отметить, что он выкупил людей из своей команды, попавших в плен к корсарам, но дорога в Алжир была для него закрыта. Он не отчаялся и избрал своей базой другой порт Магриба — Тунис, где и отличился нападениями на корабли венецианцев и рыцарей Мальтийского ордена, разбогател, построил великолепный мраморный дворец и жил в нем «более похожий на принца, чем на пирата», пока не умер от чумы.

Не менее известен был уже упоминавшийся капитан Эштон, прославившийся захватом у Азорских островов одного из судов «Серебряного флота». Когда он решил уйти на покой, то избрал местом проживания Виллафранку, купил здесь дворец, в котором и провел остатки своих дней.

В XVII в. «подвиги» подобных лихих капитанов, корсаров Магриба, представляли существенную и реальную угрозу для европейской торговли. Характерно описание, оставленное испанским бенедиктинским монахом Хаэдо.

«Плавая зимой и весной, они бороздят море с востока на запад, насмехаясь над нашими генералами, экипажи которых тем временем пируют в портах. Зная, что тяжелые и заваленные всякой всячиной христианские галеры при встрече с их легкими галиотами, тщательно очищенными от ракушек и водорослей, не могут мечтать о какой-либо погоне за ними или помешать им грабить и воровать, как им заблагорассудится, они обычно дразнят их, развертываясь перед ними и показывая им корму».

Неудивительно, что европейские державы, убедившись в том, что нажимом на султана Империи они не смогут ограничить разбой барбарийцев, так как те не собирались подчиняться приказам из Стамбула, пытались своими силами разгромить корсарские гнезда на побережье. Однако неоднократные экспедиции, отправляемые Францией, Англией и Голландией к берегам Африки, не меняли положение дел, барбарийский разбой процветал.


Союз «лилии и полумесяца» и корсары Северной Африки

1535 год. Шла борьба за Тунис. Испанская армия после отчаянного сопротивления Хайраддина завладела крепостью Ла Гулетта и подступила к стенам Туниса. Все средства были использованы Хайраддином для обороны, даже моряки сняты с кораблей для защиты крепостных укреплений. Однако численное превосходство испанцев были очевидным. Огонь их мощной артиллерии разбивал все надежды на отражение нескончаемых натисков осаждающих. Турецкие пушки отвечали на залпы испанцев, но проигрывали перестрелку. Впрочем, турецкие ядра долетали до палатки самого короля Карла V. Испанцы обнаружили на них выгравированные лилии — знаки французского королевского дома. Королевские лилии были и на ядрах, найденных на захваченных корсарских кораблях в гавани Ла Гулетта. Так вот кто, оказывается, вел военные поставки туркам и североафриканским корсарам! Налицо были доказательства тесных контактов, связывающих «христианнейшего короля» Франции Франциска I с врагами всего континента — мусульманами Османской империи. Прошло несколько лет, и французский посол в Венеции Жан де Монлюк цинично признал: «Если бы мне надо было погубить врага, я бы соединился хоть с дьяволом, не только что с турками».


Франциск I и Сулейман I Великолепный

Французское королевство Франциска I задыхалось, окруженное со всех сторон владениями враждебного дома Габсбургов. Земли Священной Римской империи, Испании, Южная Италия, Нидерланды, Франш-Конте — эти территории, примыкавшие к границам Франции, принадлежали испанскому королю Карлу I, избранному в 1519 году императором Священной Римской империи под именем Карла V. Франция оказалась перед выбором — сопротивляться имперским замыслам Карла и сохранить свою независимость или оказаться поглощенной этим сверхъестественным конгломератом королевств, герцогств и княжеств. Франциск I избрал первый путь и вел четыре войны с Карлом (1521 — 1525; 1527 — 1529; 1536 — 1538; 1542 —1544). Победы чередовались с поражениями, сменялись союзники, тонкие дипломатические маневры уступали место твердолобым пробивным акциям, противники не гнушались грязной игрой, используя шпионаж, подкуп и измены. После поражения при Павии в 1525 году Франциск оказался в плену у своего противника и почти год провел в Мадриде. Он был выпущен только после подписания условий, продиктованных Карлом. В соответствии с ними, к Испании отходил ряд французских владений, в числе которых была Бургундия. Однако «первый дворянин Франции» и не подумал выполнять подписанные договоренности и продолжал искать союзников в борьбе против Карла. Вскоре он убедился, что нет у того более решительного врага, чем турецкий султан Сулейман 1 Великолепный. Однако организовать контакты с Османской империей оказалось делом непростым. Следует помнить, что Франциск I, «христианнейший король», был одним из главных инициаторов нового крестового похода против турок и активно содействовал борьбе с мусульманами любыми доступными способами. Об этом свидетельствуют попытки короля сколотить антитурецкий союз, финансовая и военная поддержка ордена иоаннитов, военные эскадры Прежана де Виду, отправленные Франциском I на помощь осажденному турками Родосу, или деятельность эскадры бретонца Шануа против Крита и Бейрута. Но к 1530 году ситуация была уже совершенно иной, нежели на заре правления короля, и Франциск сделал непростой, но весьма прагматический выбор в отношении Стамбула.

Но мешали взаимная удаленность стран, бесчисленные опасности, подстерегавшие посланцев на дорогах, и отсутствие налаженных связей. К тому же посланникам нужно было пробираться через Южную Европу, кишащую лазутчиками и агентами императора Карла V, которые бдительно следили за передвижениями на дорогах и пресекали малейшие возможности для налаживания диалога. Один курьер со своими спутниками был убит в Боснии, другой не сумел доставить личное послание короля. Наконец летом 1532 года очередной посыльный Франциска добрался до лагеря Сулеймана, осаждавшего Вену. Прямые контакты были налажены.

В мае 1535 года в Стамбул прибыл посланник Франциска I Жан де Ляфоре. Он прибыл из Алжира, где провел предварительные переговоры с Хайраддином о совместных действиях против Корфу, принадлежащего Генуе. Но окончательно вопрос должен был решиться при дворе султана. Задачей дипломатической миссии было добиться привилегий для французской торговли на Востоке, оказания помощи в войне с Карлом V и денежной ссуды в 1 млн золотых экю. Все требуемое, кроме последнего, было получено, когда Сулейман вернулся с Востока, где воевал с Персией. В феврале 1536 году султан Сулейман I и король Франциск I заключили договор о мире, дружбе и торговле, получивший название Капитуляция[58]. Он должен был действовать в течение жизни обоих государей. Между странами устанавливались мир и дружба; подданные обоих государств получали право беспрепятственного передвижения и торговли на территориях договаривающихся сторон. Турки и французы отказывались от взаимного захвата в плен и продажи в рабство и обязывались освободить из неволи всех пленников дружественной нации. В секретных статьях договора предусматривались совместные действия обеих держав против Карла V. Французы должны были нанести удар в Северной Италии, а турки — в Южной. В морской войне главная роль отводилась корсарам Хайраддина, который руководил военно-морскими силами Османской империи. В Европе разгорелась новая война[59].


Военное сотрудничество: Хайраддин и Драгут-раис

1537 — 1538 годы


1537 год ознаменован первыми военными контактами французских военно-морских сил, флота Османской империи и корсаров Магриба. Тогда 160 турецких галер под командованием самого Сулеймана вышли из Стамбула и направились в Адриатику. С ними вместе двигалась корсарская флотилия (80 судов) Хайрадди-на. Операции, предпринятые этим соединенным турецко-корсарским флотом у острова Корфу, окончились безрезультатно, но события имели и другую сторону. На широте острова в открытом море в торжественной обстановке состоялась встреча французской галерной эскадры, на одном из судов которой находился чрезвычайный посол короля Франциска I Марийяк, с флотом Сулеймана. Контакты продолжились в январе следующего, 1538 года, когда французский галерный отряд прибыл в Константинополь и получил союзническую помощь в виде необходимого провианта и проведенного в местных арсеналах ремонта. Правда, вскоре между Франциском и Карлом V был заключен мир, и начавшееся военное сотрудничество с Сулейманом прервалось.

Король Испании, император Священной Римской империи, отдавал себе отчет в том, какую опасность таит такой противник, как Хайраддин. Он неоднократно пытался избавиться от талантливого флотоводца. За голову корсара было назначено значительное денежное вознаграждение, но Хайраддин остался недосягаемым для кинжала наемного убийцы. Тогда Карл решил перекупить Хайраддина. В случае успеха секретных переговоров и измены корсара был бы нанесен серьезный удар по военному альянсу Стамбула и Парижа, так как обе стороны лишились бы поддержки мощного корсарского флота — главной ударной силы морских операций на Средиземном море. Точные условия, предложенные Карлом V, остались неизвестны. По некоторым сведениям, император был готов признать Хайраддина королем Алжира, Бужи, Боны, Бизерты, Туниса и Триполи в том случае, если корсарское государство будет находиться под испанским суверенитетом. Хайраддин должен был сжечь корабли, командиры которых сохраняли верность султану, и перейти с флотом на сторону Испании. Переговоры начались в 1538 году, но закончились безрезультатно. Обе стороны не доверяли друг другу. На протяжении нескольких последующих лет тайные контакты возобновлялись, хотя их секреты так и остались неразгаданными.


1543 — 1544 годы


Франко-турецкое сотрудничество быстро возобновилось. 12 июля 1542 года Франциск I объявил новую войну Карлу V. Неудача последнего у стен Алжира в 1541 году заставила мир задуматься о несокрушимости военно-морского могущества Империи, и успешные совместные усилия французского, турецкого и корсарского флотов могли решительно изменить баланс сил на Средиземном море. Но события развивались медленно. В Стамбул был направлен капитан барон Полен де ла Гард, однако прошло восемь месяцев, прежде чем в марте 1543 года из Золотого Рога вышел османский флот в составе ста семидесяти пяти галер под командованием Хайраддина. Мощная армада приблизилась к Сицилии, захватила Мессинскую цитадель и двинулась к устью Тибра. Римляне не успели прийти в себя от ужаса, как стало известно, что капудан-паша Хайраддин держит путь к берегам Южной Франции, к Провансу, в Марсель. По заключенному соглашению, Франциск I обещал снабжать османо-корсарский флот и усилить его за счет французских судов. Но король не выполнил своих обещаний. Хайраддин пришел в неописуемую ярость, когда обнаружил, что никаких припасов нет, а вместо обещанных шестидесяти судов прибыло только тридцать. Кроме того, ему пришлось спасать от поражения под Ниццей эскадру молодого Франсуа де Бурбона, графа Энгиенского, храброго дворянина, ничего не смыслящего в военно-морском деле. Прибытие к городу флотилии Хайраддина кардинально изменило положение, и совместно объединенный флот заставил город капитулировать (22 августа). Правда, цитадель, защищаемую мальтийским рыцарем Полем де Симоном, взять не удалось, но высокопоставленный корсар, по-видимому, решил ограничиться достигнутым. Он продолжал выполнять приказ султана, а таскать каштаны из огня для Франциска 1 не собирался. Поэтому вскоре он дал возможность ускользнуть прямо у себя из-под носа флоту Андреа Дориа, стоявшему на якоре в Виллафранке. Французы негодовали, Хайраддин же остался глух к их протестам.

Тем временем приблизились осенние бури. Король предложил корсару зимовать в безопасной гавани Тулона. Зимовка Хайраддина в Тулоне стала центральным событием кампании. Турецкие и корсарские галеры вошли на малый рейд и расположились в ряд по десять — двенадцать судов по всей бухте. Они представляли изумительное по красоте и величию зрелище. Зеленые, черные, белые, желтые, красные флажки и флаги, расшитые серебром, разукрасили гавань. В центре флотилии на адмиральской галере главнокомандующего развевался большой бело-золотой стяг. Поражало величественное спокойствие, царящее в гавани. На судах поддерживалась железная дисциплина, эксцессов ни на борту, ни на берегу не происходило, турки вели себя вежливо и спокойно. Тишина повисла над городом, и только голос муллы, созывающего на молитву, нарушал спокойствие зимовки. Впрочем, французские власти обезопасились на крайний случай. Население города было эвакуировано и размещено со всем домашним скарбом и имуществом по окрестностям. В Тулоне оставались только главы семейств, ремесленники и небольшой гарнизон. Власти сделали все возможное, чтобы облегчить пребывание Хайраддина, занявшего рейд, и снабжали его всем необходимым. Зимовка продолжалась шесть месяцев, с сентября 1543 до марта 1544 года.

Испанцы и итальянцы, естественно, и близко не подступали к побережью.

Однако создавшаяся ситуация не могла не тяготить Франциска I. Шок в Европе, вызванный его решением, заставил короля задуматься о психологических, дипломатических и моральных последствиях подобного шага. Кроме того, он сильно опасался своего опасного союзника и не использовал флот Хайраддина ни в каких операциях. Наконец, измучившись содержанием турецко-алжирского флота и заподозрив Хайраддина в ведении переговоров с Карлом V о сдаче Тулона, Франциск решил избавиться от обременительных гостей. Силой решить проблему было невозможно, иначе Южной Франции не удалось бы избежать мести корсаров. Пришлось королю платить за их уход — возвратить Хайраддину пленных невольников-мусульман и выплатить огромную сумму как вознаграждение за «услуги». Поговаривали о 800 тыс. экю. Жители Тулона, в возмещение убытков, были освобождены на некоторое время от прямых налогов. 24 марта 1544 года флотилия Хайраддина покинула рейд Тулона и двинулась обратно, в Стамбул.


1553 — 1555 годы


Капитуляции были подписаны только на время жизни Сулеймана I и Франциска I. Однако и после их смерти преемственность в политике сохранялась. Договор неоднократно возобновлялся (1569, 1604). Сын Франциска, король Генрих II (1547 — 1559) продолжил курс отца. В феврале 1553 года он заключил с Сулейманом союзный договор о морской войне против Карла V. В соответствии с обязательствами, султан должен был предоставить Генриху П свой флот на два года. Французский король уплачивал за эту помощь 300 тыс. золотых ливров. Командование турецким флотом было поручено знаменитому корсару Драгут-раису.

Франко-турецкие морские операции были задуманы широко и поэтапно. Для проведения масштабных акций было необходимо первым делом обеспечить надежные тылы и отвлечь внимание противника. Эта задача была возложена на корсаров Алжира. Летом 1553 года Салах-раис с хорошо подготовленной флотилией направился к Балеарским островам и попытался высадиться на Мальорку, но неудачно. Тогда он предпринял крейсерство у испанского побережья, выискивая уязвимые точки в приморской обороне, и вновь осечка — противник был всюду готов к отпору. Такой провал заставил Салах-раиса вернуться в Алжир. Тем временем турецкий флот Драгут-раиса из шестидесяти кораблей, в сопровождении французской эскадры Полей де ла Гарда, вошел в итальянские воды. Правда, с большим опозданием. Он двинулся к острову Корсика, намеченному как главный объект морских операций. Остров был владением Генуи и господствовал над торговыми путями из Италии и Испании. Захват Корсики позволил бы Франции занять выгодные рубежи в Западном Средиземноморье и контролировать итальянское побережье. Флот Драгут-раиса перевез французский экспедиционный корпус на Корсику и начал военные действия. Они разворачивались быстро, и вскоре все основные центры были захвачены (Аяччо, Бастиа, Порто-Веккио, Бонифачо). В руках Генуи осталась только крепость Кальви. Но сезон кампании был уже на исходе. К тому же Драгут-раис рассорился с французским военным руководством. В результате он отказался продолжать блокаду крепости и в декабре вернулся в Стамбул. Итоги кампании оказались ничтожными, так как островом целиком овладеть не удалось.

В 1554 году помощь Драгут-раиса была еще менее ощутимой. Сначала его флот потерял драгоценное время у берегов Кампании. Боевые операции он вел с такой медлительностью, что французские агенты начали поговаривать о том, что Драгут-раиса подкупили испанцы. Это предположение осталось тайной. Как бы то ни было, репутация корсарского адмирала пострадала, и он был снят с поста капудан-паши. В 1555 году им стал молодой и неопытный Пиали-паша, а Драгут-раис сделался его советником. Но и в этом году дела не продвинулись.

Франко-турецкое сотрудничество оказало огромное влияние на события в Северной Африки. Несмотря на то, что военные операции заканчивались безрезультатно, ситуация в Средиземноморье изменилась. Колоссальная империя Карла V не могла одинаково сильно отвечать на удары, которые наносились в разных точках ее огромной территории. Поэтому, пока она была втянута в изнурительные войны с Францией и Османской империей, средств для организации экспедиций на Африканское побережье не было, и все испанские проблемы в Магрибе отодвигались на второй план. А тем временем алжирские корсары, пользуясь занятостью короля европейскими делами, закрепляли за собой побережье. Потеря Пеньон де Белеса (1554) и Бужи (1555) — пример тому. Однако закономерность прослеживается дальше. Как только вооруженные конфликты с Францией заканчивались и Испания избавлялась от военных забот в Европе, давление на Магриб начинало возрастать.

Однако у Французского королевства к Северной Африке всегда был еще один, не афишируемый интерес — стремление закрепиться на побережье Магриба. Так, идею овладения Алжиром вынашивала супруга Генриха II Екатерина Медичи, и в поисках короны для своего сына, герцога Анжуйского (впоследствии ставшего королем Польши, а затем и королем Франции под именем Генриха III), она присматривалась к корсарскому государству, лелея мысль сделать последнего алжирским королем. Любопытно наставление, данное потенциальному корсарскому королю и касающееся основ внутренней политики в этом сложном регионе. Его автор, Франсуа де Ноай, безусловно хорошо представляющий особенности местной жизни, писал: «Смущенно молю вас хранить себя от коварства мавров и править так, чтобы не вызвать неудовольствия турок в том, что касается их мечетей и религии, их самих и их собственности… С ними нужно будет обходиться милостиво, а не с той наглостью, к какой привыкли французские солдаты в любой завоеванной стране». Это послание тем более интересно, что, спустя два с половиной века, при оккупации Алжира в 1830 году, французские власти поведут себя прямо противоположно тем инструкциям, которые дал их предшественник в ХУЛ в., чем вызовут многолетнюю народную войну.

Морские рыцари королевы Елизаветы I

В плеяде деятелей Англии времен королевы Елизаветы эти блестящие представители эпохи занимают особое место. Мир окрестил их «морскими волками» королевы. Относились к ним с разными чувствами: испанцы называли их посланниками дьявола, а жители Британии видели в них национальных героев. Они раздвинули границы мира для Англии и, став пионерами морской экспансии, бросили перчатку вызова Испании, разгромили «Непобедимую Армаду» и устремились в Атлантику на поиски богатств, которые насыщали испанскую державу XVI в. Они обогатили государственную казну, королеву, составили образец поведения и предмет гордости для соотечественников. Рискованная жизнь, полная приключений и битв, была их уделом, погоня за испанскими сокровищами превратилась в их профессию, а рыцарское звание и почетное обращение «сэр» стали достойной наградой, пожалованной им королевой Елизаветой I.

Хоукинсы из Плимута

В XVI в. одним из главных центров экспансии Англии был порт Плимут. Его выдающаяся роль в освоении новых морей англичанами не подлежит сомнению. Многовековое господство Британской империи в мире начиналось в торговых конторах и гаванях этого города, где сходились нити, связывавшие Европу, Африку и Вест— и Ост-Индии. Именно отсюда открывались морские ворота в Атлантику, к сокровищам Новой Испании. Но если этот порт для Англии был ключом в Новый Свет, то центральное место в системе предпринимательства и торговли Плимута принадлежало семье Хоукинсов, наиболее почтенной и уважаемой в городе. Три поколения семьи Хоукинсов были образцом смелых моряков, оборотистых бизнесменов-политиков и ловких авантюристов, не побоявшихся поставить на карту свою репутацию вкупе с богатством.

Однако среди представителей дома Хоукинсов встречаются и настоящие законопослушные буржуа, уважаемые и прагматичные торговцы, свои дела они вершили с размахом, но без того авантюрного риска, который поставил бы их в один ряд с «рыцарями» морского разбоя.

Таким был глава семьи, плимутский магнат Уильям Хоукинс (1490/1500 — 1554), или, как его прозвали, Капитан Уильям, — бескомпромиссный бизнесмен, твердо защищавший свои интересы. Он начал свою деятельность, ориентируясь на рынки Западной Европы: вывозил ткани и олово и импортировал сахар и перец из Португалии, соль и вино из Франции, мыло из Испании и рыбу с Ньюфаундленда. Одним из первых в Англии Капитан Уильям уяснил выгоду торговли с Африкой и Новым Светом и организовал экспедиции в Гвинею и Бразилию. В родном городе торговец заслужил добрую репутацию и дважды избирался мэром (1532 — 1533; 1538 — 1539).

Его старший сын Уильям, или Уильям-младший (1519 — 1589), продолжал дело отца. Респектабельный бизнесмен и надежный деловой партнер, он не уронил репутацию семьи. Трижды избираемый мэром Плимута (1567 — 1568; 1578 — 1579; 1587 — 1588) и много сделавший для родного города, этот уважаемый человек не оставлял вниманием традиционное приватирство. Снаряжаемые им корабли успешно крейсировали в Ла-Манше и действовали против французов и испанцев. Да и сам Уильям не чурался участвовать в морских экспедициях и в 1568 году возглавил плавание в Бразилию. Но, конечно, его биографию не сравнить с тем калейдоскопом событий, которыми изобилует жизнь его младшего брата, сэра Джона Хоукинса. Последний, как и его сын, представляет «героическо-авантюрное направление семейных традиций», и оба они по праву вошли в историю морского разбоя.

Сэр Джон

Младший сын Капитана Уильяма, Джон, родился в 1532 году. После смерти отца он вел дела совместно со старшим братом. Правда, каждый из них сохранял самостоятельность: Уильям занимался делами в Плимуте, и на плечи Джона легли торговые сделки с Канарскими островами. Здесь молодой человек познакомился с ведением африканской торговли, приобрел полезные связи в кругах испанских торговцев и нащупал «золотое дно», сделавшее его знаменитым, — торговлю черными невольниками. Потребность Новой Испании в рабочей силе натолкнула предпринимателя на мысль организовать рейсы от побережья африканской Гвинеи в Вест-Индию и выполнить роль посредника в торговле между Испанией и Португалией. Работорговец понимал, что открытые вояжи к испанским колониям без лицензии Торговой палаты в Севилье, владеющей монополией На ведение дел с Новым Светом, невозможны. Но ловкий делец умел обходить законы. Многое в его биографии остается загадочным. Тайной покрыты и первые шаги Хоукинса. Несомненно, что все его плавания были организованы при поддержке представителей колониальных испанских властей и купцов, заинтересованных в прибылях от контрабандной торговли. Но, кроме того, жизненный дебют рыцаря королевы Елизаветы отмечен и совершенно необъяснимыми вещами — странные отношения связывали Хоукинса с Испанией. Так, есть сведения, что в 1554 году, когда Филипп II прибыл в Англию для женитьбы на Марии Тюдор, он возвел Хоукинса в рыцарский ранг. Что послужило причиной подобной милости, какую услугу мог оказать испанской короне молодой купец и почему именно ему, едва ли не единственному из англичан, удавалось успешно торговать с Вест-Индией? На эти вопросы ответов пока что нет, но несомненно, что Джон Хоукинс был гораздо более сложной фигурой, чем может показаться на первый взгляд.

Хоукинс организовал три невольничьих рейда (1562 — 1563; 1564 — 1565; 1567 — 1568). Для подготовки атлантических работорговых вояжей был создан «синдикат» купцов и политиков, который от плавания к плаванию набирал силу, — если перед первой экспедицией пайщиками компании были главным образом дельцы из Сити, то во второй пайщиками выступили сэр Уильям Сесил — государственный секретарь и доверенное лицо Королевы фаворит Елизаветы сэр Роберт Дадли, граф Лейстер. Среди кораблей, отправившихся в плавание, было судно, зафрахтованное королевой. Наконец, в третьем плавании Елизавета сама выступила пайщиком и предоставила два корабля. Масштабы плаваний также увеличивались — в первом был лишь один корабль, во втором — три корабля Хоукинса и один королевы, а в третьем — шесть судов.

Хоукинс применял следующую «схему» торговли. Прибывая к Африканскому побережью, он покупал рабов у португальцев или проводил торг с местными царьками и в обмен на стеклянные бусы, дешевые ткани и всякого рода безделицы выменивал негров-рабов. На крайний случай на борту находилась вооруженная команда, с помощью которой Хоукинс захватывал людей на берегу. Набив трюм рабами, он отплывал в Испанский Мейн — к Эспаньоле, Кюросао, Ямайке или к Новой Андалузии. Здесь он вступал в переговоры с испанцами. Испанским властям запрещалось торговать с иностранцами, но товары, привозимые Хоукинсом, были намного дешевле испанских; вдобавок англичане продавали рабов, необходимых на плантациях и в рудниках. Поэтому осуществление незаконной сделки принимало характер некоего театрального действа. В некоторых случаях местного губернатора «заставляли силой» покупать рабов, иногда продажа происходила под покровом темноты, на берегу, при «полном неведении» губернатора, а на деле — с его молчаливого одобрения. Выгода была обоюдной. Хоукинс посредничал в португало-испанской торговле, что устраивало обе стороны (португальцы продавали рабов, а испанцы получали рабочую силу), а сам, с вырученным от контрабанды золотом, возвращался в Плимут. Две его первые экспедиции прошли успешно, третья же закончилась провалом после того, как английские корабли были атакованы и уничтожены испанцами в бухте Сан-Хуан-де-Улоа.

Однако, несмотря на эту неудачу, восходящая звезда Хоукинса не угасла. Наоборот, он был избран мэром Плимута (1571), вошел в доверие к королеве, был назначен казначеем флота (1577) и ответственным за его строительство. Стратег морской войны, Хоукинс подошел к разработке вопроса как настоящий торговец. Его привлекала идея морской блокады Испании: казалось, могущество этой державы рухнет, стоит отрезать ее от богатств Вест-Индии. Поэтому задача морских сил Англии — перехватывать товары, идущие в Испанию, что приведет и к дополнительным финансовым барышам. Так купец-работорговец превратился в стратега официально принятой политики морского разбоя.

Когда к— берегам Англии подошла «Непобедимая Армада», Хоукинс командовал собственным новопостроенным кораблем «Виктори» («Победа») и состоял третьим по рангу командующим в английском флоте, вслед за адмиралом Чарлзом Хоуардом, лордом Эффингемом, и своим племянником сэром Френсисом Дрейком. Заслуги Джона Хоукинса были вознаграждены. 26 июля 1588 года, когда боевые действия в Ла-Манше были еще в разгаре, на борту флагманского корабля «Ак Ройял» («Королевский корабль») он был возведен адмиралом Хоуардом в рыцарское достоинство.

После разгрома Армады сэр Джон, инициатор идеи морской блокады Испании, выдвинулся на первый план. В 1590 году он отправился с эскадрой из шести судов к побережью Пиренейского полуострова в надежде заполучить ценную добычу. Король Филипп II, узнав о подготовке эскадры, отдал приказ отменить все плавания из Вест-Индии. Хоукинсу пришлось довольствоваться отдельными призами, и ценность захваченной добычи не покрыла расходы на организацию плавания. Сэру Джону пришлось приносить извинения королеве за неудачу. При этом он заявил, что на сей раз Бог не даровал ему успеха. «Этот дурак уезжал солдатом, — бросила раздосадованная Елизавета, — а вернулся ханжой, попом». Влияние Хоукинса пошатнулось…

Через несколько лет, в августе 1595 года, сэр Джон совместно с Дрейком отправился в плавание в Вест-Индию. Для пожилого человека с ослабленным здоровьем климат Карибского моря оказался губительным. Хоукинс заразился малярией и лихорадкой. В ноябре 1595 года в море близ Пуэрто-Рико он скончался на борту своего судна и был похоронен в соответствии с морскими традициями.

Сэр Ричард

Самой героической фигурой среди Хоукинсов был, несомненно, сын сэра Джона от первого брака Ричард, родившийся в 1560 году. О ранних годах его жизни известно немного. По-видимому, они прошли в будничной суматохе порта, приобщении к делам отца и к жизни на корабле. В первое плавание он ушел в 1582 году, когда со своим дядей Уильямом Хоукинсом отправился в Вест-Индию. Через несколько лет, в 1585 — 1586 годах, он уже командовал галиотом «Дюк» («Герцог») в экспедиции Ф. Дрейка в Вест-Индию. С ним же он крейсировал у берегов Испании в 1587 году, но нет сведений о том, какие функции он выполнял. В 1588 году в сражении в Ла-Манше он командовал судном «Свэлоу» («Ласточка»), а два его торговых корабля использовались как брандеры при атаке испанцев в Кале. В 1590 году Ричард вместе с отцом охотился за золотыми талионами у побережья Испании, однако масштаб подобных рейдов не устраивал молодого человека. Уже со времени разгрома Армады у него созревал поистине фантастический план. Его реализация затмила бы легендарное плавание Дрейка вокруг света, заложив основы английской империи на Востоке. Ричард намеревался построить судно и отправиться к берегам Южной Америки. Пройдя Магеллановым проливом и войдя в Тихий океан, он предполагал двинуться вдоль побережья Чили и Перу и за счет грабежа испанцев возместить расходы на снаряжение корабля и получить дополнительный доход. В дальнейшем Ричард надеялся добраться до Калифорнии, отремонтировать судно, пересечь Тихий океан и достигнуть стран Восточной Азии.

В соответствии с его замыслом, предполагалось наладить здесь английскую торговлю и начать колонизацию новых территорий.

Построенный корабль первоначально назвали «Рипентэнс» («Покаяние»), но королева настояла, чтобы судно переименовали в «Дэйнти» («Лакомство»). В июне 1593 года корабль вышел из Плимута. Начало плавания складывалось удачно. Пройдя Атлантическим океаном, «Дэйнти» подошло к Фолклендским островам, а затем углубилось в Магелланов пролив. Выбравшись в Тихий океан, Ричард, как и было задумано, направился на север, атаковав испанцев у Вальпараисо. Однако выяснилось, что те не дремлют. Новости о появлении англичан уже достигли вице-короля Перу маркиза де Канете, и на корабль Хоукинса была устроена облава. Шесть кораблей и две тысячи человек вышли под командованием дона Бельтрано де Кастро на поиски «Дэйнти» и семидесяти пяти человек его экипажа. Хоукинс попал в кольцо. От первого столкновения он сумел отбиться, но испанские корабли новой конструкции, маневренные и хорошо вооруженные, вновь настигли его в одном из заливов побережья. Они прижали «Дэйнти» к берегу и принялись методично расстреливать корабль. Англичане сражались до последнего — девятнадцать человек было убито, сорок ранено, иссякли боеприпасы, — и Хоукинс был вынужден капитулировать (22.06.1594). Это было первое судно, взятое испанцами в южных морях и выставленное как трофей в Панаме. По условиям сдачи, принятым Хоукинсом, испанцы обязались отправить захваченных англичан домой — они попали в Англию через три года.

Судьба самого Хоукинса сложилась иначе. Три года он провел в плену в Перу, затем был переправлен в Испанию. Ричард пытался бежать, был пойман и брошен в Мадридскую тюрьму. Испанцы предложили выплатить за него выкуп и назначили огромную сумму в 3 тыс. фунтов стерлингов. Несомненно, семья Хоукинсов располагала требуемой суммой, но сэр Джон к этому времени умер, и делами распоряжалась его вторая жена, мачеха Ричарда. Она не спешила расставаться с деньгами, и только в 1602 году выкуп был выплачен и Ричарда освободили.

В следующем, 1603 году при вступлении на престол Якова I Хоукинс-младший был возведен в рыцарское достоинство. Сэр Ричард становится вице-адмиралом Девоншира, мэром Плимута (1603 — 1604) и членом парламента от Плимута. Впрочем, новоиспеченного вице-адмирала вскоре арестовали по подозрению в содействии пиратам, но дело замяли, В 1620 — 1621 голах он участвовал в экспедиций против корсаров Магриба, в результате которой удалось освободить из неволи захваченных мусульманами англичан. Через несколько месяцев после возвращения из похода сэр Ричард скончался.

Сэр Френсис Дрейк

Дебют Дракона

История рассказывает, что придворные испанского короля Филиппа II лишь дважды видели своего мрачного повелителя довольным. Монарх удовлетворенно улыбнулся, когда в 1572 году получил известие о страшной резне гугенотов, устроенной в Париже французскими католиками в день Св. Варфоломея. Второй раз лицо Филиппа II озарилось радостью в 1596 году. В дворцовые покои Эскориала пришло сообщение из Вест-Индии, и мучительно страдающий от болезни король мгновенно почувствовал себя лучше — умер Франсиско Дракес (Дракон). Вместе с королем ликовала вся Испания, и города осветились праздничной иллюминацией. Почему же смерть одного человека преисполнила восторгом целую нацию?

«В 77 году, как в Испании, так и повсюду в Европе, в средней части неба появилась яркая комета, хвост которой был обращен к Магелланову проливу. Что это означало? Только то, что кара, наложенная Всевышним за грехи наши, должна обрушиться через Магелланов пролив. И предвещенное сбылось. Спустя два года, может быть, чуть более, может быть, чуть менее, в гавань Города Волхвов (Лима. — Д. К.) ночью вошел вражеский английский корабль, ведомый капитаном по имени Франсиско Дракес, куда он был послан королевой Елизаветой Английской, лютеранкой и наихудшей и самой жестокой с…., которая когда-либо существовала на свете», — так вещал монах Рехинальдо де Ласаррага. Он провозгласил, что 1579 год — год Кары. Господь Бог избрал страшного англичанина Дракеса и вложил в его руки меч, чтобы наказать гордую Испанию. С этого времени имя Дракес стало для испанцев олицетворением самого темного зла, а человек, носивший его, был не кем иным, как чудовищным драконом. Теперь Дракон умер — умер страшный Френсис Дрейк, так как именно этого человека называли испанцы Дракес, переделав имя на свой манер.

Когда в семье простого фермера Эдмунда Дрейка родился первенец, названный Френсисом, никто не мог и предположить, какая удивительная судьба его ожидает. Произошло это между 1540 и 1545 годами в Кроундейле, около Тэвистока, в Девоншире. В 1549 году семья Эдмунда, фанатичного протестанта, перебралась в Плимут, а затем поселилась неподалеку от Чэтема. Детство Френсиса прошло среди кораблей, моряков и протестантов, и мальчик, воспитанный в любви к морю, неприязненно относился к католикам. После нескольких лет плаваний юнгой на торговых кораблях, Дрейк совершил первое плавание в Вест-Индию (1566). На следующий год он в качестве командира судна «Юдифь» участвовал в третьем плавании своего дяди Джона Хоукинса в Испанский Мейн. Ему посчастливилось выйти невредимым из страшной бойни в бухте Сан-Хуан-де-Улоа, причем многие современники считали, что поведение Дрейка, бросившего Хоукинса, заслуживает расследования и наказания [60]. Так или иначе, но эта страница биографии Дрейка всегда бросала тень на его репутацию…

Следующие годы Дрейк посвятил изучению Вест-Индии. В плавании, закончившемся погромом в бухте Сан-Хуан-де-Улоа, он лишь прикоснулся к «сокровищнице мира» — Испанской Америке — и ощутил величие богатства: блеск золота ослепил его. В этом регионе таились невиданные сокровища, и юноша с методичностью делового человека начал готовиться к их завоеванию.

В 1569 — 1570 и 1570 — 1571 годах Дрейк дважды отправлялся в Карибское море. Эти разведывательные экспедиции позволили ему поближе познакомиться с испанскими золотыми трассами, уточнить сухопутные и морские маршруты, по которым перевозились богатства, узнать время и порядок их транспортировки. Одновременно он подыскал бухты и островки, которые могли стать базами для будущих действий. Борьба Дрейка за «сокровища мира» началась…


Золотые плавания

Вот как действовал Дрейк. Появившись в Карибском море, он вступил в контакт со своими союзниками маронами — беглыми черными рабами с плантаций и рудников. Они обосновались в гористых неприступных районах в окрестностях Панамы и у Портобело, на трассах, по которым двигались караваны мулов, нагруженных золотом, серебром и драгоценностями. Дрейк и его темнокожие союзники подстерегали испанцев и нападали на караваны. При дележе добычи у англичан оставались золото и драгоценности, а у негров — товары, продовольствие и рабы. Английское правительство формально всегда оставалось в стороне от деятельности Дрейка и открещивалось от подозрений в контактах с пиратом. Оно выдавало его грабежи за инициативу отдельного лица, не связанного с правительственными кругами. Фактически же властные структуры поддерживали предприимчивого моряка.

Первая попытка Дрейка снять урожай с испанских сокровищ состоялась в 1572 — 1573 годах. Вначале Дрейк неудачно атаковал Номбре-де-Диос — главный перевалочный пункт на маршруте транспортировки серебра и драгоценностей из Перу; затем его ждала сказочная удача — напав в джунглях на караван мулов, двигающийся к Номбре-де-Диосу, он захватил столько добычи, что англичане не смогли унести ее и закопали часть сокровищ до лучших времен. В августе 1573 года Дрейк возвратился в Англию богатым человеком, но предпочел не афишировать свой успех. Он тихо отошел от дел, и в течение двух лет о нем ничего не было слышно. Основания для исчезновения у Дрейка были веские — возвращение на родину совпало с периодом, когда Елизавета I пыталась наладить добрые отношения с Испанией. Это шло вразрез с планами инициатора разбойного рейда по владениям короля в Вест-Индии, так как его могли выдать испанским властям как пирата и грабителя, а попасть на виселицу в Севилье Дрейку не хотелось. Поэтому он исчез.

В 1575 году Дрейк объявился в Ирландии, где служил в армии под командованием графа Эссекса. Тем временем англо-испанские отношения ухудшились. Дрейк прибыл в Лондон и встречался с политиками, выступающими за эскалацию военного конфликта с Испанией. В провоенных кругах он нашел понимание, приобрел влиятельных покровителей и получил финансовую поддержку — был организован синдикат при участии государственного секретаря Френсиса Уолсингема, фаворитов королевы графа Лейстера, сэра Кристофера Хэтгона и торговца Джона Хоукинса.

В ноябре 1577 года пять кораблей Дрейка вышли в море. Нанятую команду заверили, что эскадра идет в Египет, и никто из моряков не подозревал, что цель плавания была другая. В августе 1578 года корабли подошли к Магелланову проливу. Здесь флагманское судно «Пеликан» было переименовано в «Голден Хинд» («Золотая лань»), в честь сэра Кристофера Хэттона, герб которого украшала лань. Эскадра Дрейка вошла в пролив, и через двадцать дней он, первым из англичан, вошел в Тихий океан. Пережив страшный шторм и растеряв все корабли отряда, Дрейк тем не менее открыл охоту за золотом. Испанцам в голову не могла прийти мысль, что чужие корабли смогут пробраться в Тихий океан, который они считали своей собственностью. Дрейк прекрасно использовал эффект внезапности. Он прошел с грабежами вдоль западного побережья Южной Америки — результаты были ошеломляющими. В декабре он вошел в гавань Вальпараисо, разграбил город и захватил испанское судно «Капитан Мориаль» с грузом чилийского вина и золотого песка на сумму около 2,5 тыс. песо, в феврале пришел в Кальяо, где произвел диверсию и захватил судно «Св. Христофор» с грузом шелка. Оторвавшись от испанской погони, Дрейк двинулся дальше на север и в водах Панамы овладел богатейшим судном «Какафуэго». Понимая, что вернуться в Атлантику тем же путем, через Магелланов пролив, не удастся — испанцы стерегли его у прохода, — Дрейк направился на поиски северного пролива, который, как считали в ту эпоху, соединяет Тихий и Атлантический океаны. По пути, у Мексиканского побережья, он перехватил еще несколько испанских судов с пряностями, китайским шелком и фарфором. Затем он добрался до берегов Калифорнии, названной им Новым Альбионом. Дрейк объявил эти земли владением королевы Елизаветы. В июне 1579 года он направился в Тихий океан и, преодолев его, первым из англичан вошел в Индийский океан. В июне 1580 года он обогнул мыс Доброй Надежды и 26 сентября вошел в Плимутскую гавань, совершив второе в истории мореплавания кругосветное путешествие.

Фантастические богатства, привезенные Дрейком, вызвали шок в Англии. Общая стоимость добычи неизвестна: испанские и английские данные расходятся. Современники сообщали о 400 тыс. весовых фунтов серебра, пяти ящиках золота, каждый из которых был в полтора фута длиной, и огромном количестве жемчуга и драгоценностей, которые вообще никто не считал. Приведем все же примерные цифры: доход пайщиков синдиката составлял 47 фунтов стерлингов с каждого фунта, вложенного в предприятие. Стоимость золота и серебра, сданного в казну, находилась в пределах 500 тыс. фунтов стерлингов, в то время как на подготовку экспедиции затратили всего около 5 тыс.

Дрейк приобрел неслыханное влияние при дворе. «Королевскому пирату» было позволено преподнести подарки своей повелительнице. Испанский посол в Лондоне, дон Бернардино де Мендоса, доносил Филиппу II, что Дрейк подарил Елизавете великолепную корону, оцененную в 20 тыс. эскудо. «…Королева появилась в этой короне в день Нового (1581) года… В этой короне пять изумрудов, и три из них, размером с мизинец, имеют овальную форму и совершенно прозрачны, а два прочих, поменьше, круглые». Спустя некоторое время Дрейк преподнес Елизавете алмазный крест, оцененный в 5 тыс. эскудо. Ловкий царедворец, пират не оставил своим вниманием и влиятельных вельмож — фавориты королевы, канцлер, советники, секретари не были забыты и получили ценные подарки.

4 апреля 1581 года заслуги Дрейка были вознаграждены. Королева прибыла на борт «Голден Хонд», стоявшей в Дептфорде, и возвела героя в рыцарское достоинство. На пирата сыпались милости, словно из рога изобилия, — королева подарила ему свой портрет-миниатюру, украшенный драгоценными камнями, одарила шарфом из зеленого шелка с надписью «Пусть милосердие ведет и защищает тебя до конца» и вручила патент на землевладение в Девоншире. Дрейк купил у сэра Ричарда Гренвилла поместье в Букленде, неподалеку от места, где он родился, и повел размеренную жизнь добропорядочного сельского сквайра. Он стал мэром Плимута (1581), был назначен инспектором королевской комиссии по проверке состояния военного флота и избран членом парламента.

Размеренная жизнь продолжалась недолго. В 1585 — 1586 годах Дрейк возглавил новое плавание в Испанский Мейн. Два корабля королевы и двадцать семь других судов вышли из Плимута с целью разграбить испанские владения, перехватить «Золотой флот» и, оставив в Вест-Индии английские гарнизоны, создать постоянную угрозу сокровищам Новой Испании. Прибыв в Карибское море, Дрейк захватил Санто-Доминго и Картахену, получил с городов солидный выкуп и после атаки Гаваны двинулся в Англию, огибая полуостров Флорида. Здесь он наткнулся на испанскую базу Сан-Аугустин и разрушил ее. Возможно, захват этого маленького городка представлял наиболее важный эпизод плавания, так как в форту было захвачено 240 пушек. Дело в том, что в самой Испании пушки не изготавливались, их покупали в Италии или доставляли контрабандой из Англии, — поэтому накануне англо-испанской войны потеря такого количества орудий нанесла серьезный урон флоту Филиппа П. Когда эскадра возвратилась в Плимут, выяснилось, что плавание не окупило расходов, но влияние сэра Френсиса сохранилось.

В 1587 году над Англией нависла тень испанского вторжения. Война еще не началась, но в портах Испании уже кипела работа по строительству и подготовке судов, предназначенных для морской экспедиции, — создавалась «Непобедимая Армада». Английские правящие круги отчетливо сознавали необходимость всеми средствами оттянуть выход испанского флота. Перед первым моряком Англии, сэром Френсисом Дрейком была поставлена задача — произвести диверсию в пиренейских портах и предотвратить вторжение в Англию в текущем году. Сэр Френсис справился с возложенной на него миссией блестяще, проведя, возможно, самую смелую и до дерзости безрассудную операцию. В апреле Дрейк во главе эскадры ворвался в гавань Кадиса, где сосредоточивались военно-морские силы Испании, затопил и сжег несколько десятков испанских кораблей, захватив флагманский галион испанского командующего[61]. После этого успеха он направился к мысу Сан-Висенти, сжег около 60 парусников-тунцеловов и 40 каботажных судов, нагруженных бочарными досками, клепками для бочек и продовольствием.


Несмотря на кажущуюся незначительность событий, происшедших у мыса Сан-Висенти, по сравнению с великой операцией, предпринятой в Кадисской бухте, захваты материального снаряжения, жизненно необходимого Армаде, вызвали у испанцев проблемы с хранением воды, провизии и вина, привели к дизентерии на флоте и трудностям с ремонтом. Но Дрейк не остановился на достигнутом — он двинулся к Азорским островам, настиг португальскую грузовую карраку «Св. Филипп», возвращающуюся из Гоа, и захватил ее. Стоимость судна, под подсчетам испанцев, составила 115 тыс. фунтов стерлингов. 17 тыс. достались самому сэру Френсису, 40 тыс. пришлись на долю королевы.

Наступил 1588 год — год «Непобедимой Армады», год последней победы «королевского пирата». Лучший моряк Англии, он был назначен заместителем командующего английским флотом адмирала Чарлза Хоуарда, лорда Эффингема.

Английские эскадры, сгруппировавшиеся на рейде Плимута, ожидали появления испанцев. 19 июля пират Флеминг обнаружил огромный флот у мыса Лизард и принес известие об этом на флагманский корабль. При его появлении лорд-адмирал Хоуард, Дрейк и офицеры играли на палубе в шары. «У нас хватит времени, чтобы закончить игру, — заявил сэр Френсис, — а уж потом разобьем испанцев». Страшное сражение в Ла-Манше началось. Оно продолжалось десять дней и закончилось разгромом Армады. Интересно, что даже в разгар битвы Дрейк не забывал о богатой добыче: когда у Плимута разгорелся первый бой с испанским авангардом, испанский галион «Розарио» вышел из боя из-за серьезных повреждений. Дрейк на своем корабле, нарушая диспозицию, погнался за ним в погоню и захватил судно. На корабле оказались крупные ценности, в том числе шпаги, украшенные бриллиантами, — они предназначались английским католикам, поддерживавшим испанцев.

После разгрома Армады против Дрейка велось следствие, но он был оправдан. В 1589 году сэр Френсис командовал английской военной операцией против Лиссабона, но потерпел сокрушительную неудачу. По возвращении в Англию он впал в немилость и отошел от активной деятельности.

Однако Дракон еще заставил говорить о себе. Прошло пять лет, и в 1595 году совместно с Хоукинсом он возглавил сильную эскадру, направленную для захвата Панамы и нападения на «Золотой флот». Из этого последнего плавания Дрейк уже не вернулся. Неудачи и разочарования преследовали его на протяжении всего плавания. Его ждали разногласия со вторым командующим — Хоукинсом, провал при попытке захвата острова Лас-Пальмас (Канарские острова), смерть Хоукинса у Пуэрто-Рико, поражение при атаке города Сан-Хуан (о-в Пуэрто-Рико) и, наконец, разочарование, постигшее его у Номбре-де-Диоса, — город давно перестал быть тем золотым перевалочным пунктом, который пират застал много лет назад; добычи там практически не оказалось. Эскадра Дрейка болталась у берегов Панамы: все было впустую, на кораблях началась лихорадка, разразилась эпидемия дизентерии. Командующий заразился и на рассвете 28 января 1596 года скончался на борту своего судна. Свинцовый гроб с телом умершего «королевского пирата» был спущен в море недалеко от Пуэрто-Белло — этим водам Дракон, сэр Френсис Дрейк, был обязан своей всемирной странной славой. Испания могла ликовать…

Сэр Уолтер

Октябрьским днем 1678 года во дворе Старого Вестминстерского дворца в Лондоне был приведен в исполнение смертный приговор. В то утро площадь была заполнена народом. Ничего удивительного в этом не было — масштаб личности приговоренного и высокий пьедестал, с которого он теперь был низвергнут, возбуждали праздное любопытство толпы. Сам осужденный не преуменьшал значения события и знал, что казнь вызовет огромный интерес. Приглашая одного из своих друзей на процедуру собственной казни, он предупредил его о необходимости заранее подыскать удобное местечко. «Что касается меня, — писал приговоренный, — то я себе место уже обеспечил». Он встретил смерть с непреклонной решимостью и твердостью духа. Поднявшись на эшафот, осужденный ощупал лезвие топора и, убедившись, что оно хорошо заточено, с горькой улыбкой произнес: «Это острое лекарство наверняка излечит от всех болезней». Затем, отказавшись надеть на глаза повязку, он хлопнул по плечу палача и с усмешкой обронил: «Неужели ты думаешь, что боится тени топора тот, кого не страшит сам топор? Парень, когда я вытяну руки вперед, руби», — добавил он. Опустившись на колени, приговоренный положил голову на плаху и вытянул руки. Но палач словно оцепенел. «Чего ты ждешь, руби!» — прорезал воздух резкий крик приговоренного. Топор опустился под вздох ошеломленной толпы. Окровавленную седую голову насадили на шест, но палач молчал и не мог выкрикнуть положенной по процедуре фразы: «Смотрите на голову предателя!». И в этот момент в толпе кто-то воскликнул: «Другой такой головы у нас больше не найдется». Эти слова прозвучали как горькая эпитафия — эпитафия сэру Уолтеру Рэли [62], одной из самых ярких фигур елизаветинской эпохи.

Сэр Уолтер Рэли оставил в истории немалый след как государственный деятель, поэт, ученый, географ, философ, историк, придворный, солдат, писатель, моряк. Многогранность талантов, кипучая энергия, широкий размах задуманных проектов выдвинули его на первый план мировой истории конца XVI в. Даровитый, ловкий политик-царедворец, он был олицетворением курса на военное столкновение с католической Испанией, организатором морской войны, объявленной англичанами испанской торговле. Рэли вовсе не претендовал на то, чтобы лично командовать кораблями и в поисках испанских призов блуждать по морям. Он руководил действиями из Лондона. Пиратские флотилии, снаряжаемые Рэли, подкарауливали суда «Золотого» и «Серебряного» флотов, нападали на испанские владения в Америке и приносили огромные убытки испанской казне.

Биография Рэли ошеломляет. Выходец из семьи бедного английского сквайра из Девоншира, он родился предположительно в 1552 году. Ни состояния, ни титулов Рэли не имел, был пятым ребенком в семье и рассчитывать мог только на себя. Солдат, он начал свой военный путь как участник гугенотских войн во Франции, сражался при Жарнаке и Монконтуре (1569) и был свидетелем ужасов Варфоломеевской ночи (1572). В 1577 году его забросило в Нидерланды, где вместе с гёзами он бился против испанцев. Затем он вернулся в Англию. Его образ жизни необычен и далек от однообразия. Как человек, тянущийся к науке, Рэли обучается в университете, постигает древние языки, юриспруденцию, занимается историей, философией, богословием, математикой. Но неотступно присутствует и другая сторона его жизни — жизнь веселого легкомысленного кутилы, завсегдатая трактиров, неизменного заводилы в веселых кутежах и попойках, баловня судьбы, пользующегося славой заядлого бретера, одного из самых опасных дуэлянтов Англии. Последнее, правда, не мешает ему разрабатывать проекты открытия Нового Света. В 1578 году Рэли отправился в плавание к Азорским островам и в Вест-Индию. Эту экспедицию организовал его сводный брат, полковник Хэмфри Джилберт, с намерением основать на побережье Северной Америки английские колонии, сокрушить испанское могущество в Карибском море и отобрать у испанцев золотые и серебряные прииски. Дело кончилось плачевно — в первом же морском бою с испанцами англичане были разбиты и вернулись на родину [63]. Но счастливая звезда уже светила Рэли. В 1580 году он попал в Ирландию и участвовал в подавлении восстания графа Десмонда, поддерживаемого Испанией. Здесь он познакомился с фаворитом королевы, графом Лейстером, и, оказавшись через год в Лондоне, попал в ближайшее окружение Елизаветы и вскоре стал ее фаворитом. Словно по мановению волшебной палочки делает он головокружительную карьеру. В 1584 году он возведен в рыцарское достоинство, в 1585-м получил пост правителя оловянных рудников, лорд-наместника Девоншира и Корнуолла, чин вице-адмирала; Рэли становится богатым и влиятельным вельможей. В период 1583 — 1589 годов он снаряжает за свой счет шесть экспедиций в Новый Свет, пытается организовать английские поселения на берегах Виргинии, участвует в синдикате, основанном для поисков Северо-западного прохода в Тихом океане, однако все начинания оканчиваются неудачами. Впрочем, благодаря экспедициям, организованным Рэли, в Англию привезли картофель и табак, и не подлежит сомнению, что в распространении этих продуктов велика заслуга сэра Уолтера. Правда, в диковинных американских растениях зачастую ценили тогда совсем не то, что ценим сегодня мы; к примеру, картофель привлекал горожан не клубнями, а своими цветами, и его выращивали в оранжереях, подобно розам.

В год «Непобедимой Армады» Рэли управляет обороной побережья Западной Англии, в начале 90-х годов он выступает инициатором новой стратегии борьбы против испанского могущества, организуя блокаду Пиренейского полуострова с целью перехвата «Золотого» и «Серебряного» флотов. Однако весной 1592 года, когда во главе флотилии Рэли готовился выйти в море, его арестовали и посадили в Тауэр — таков был приказ королевы, разгневанной тайной женитьбой сэра Уолтера на одной из ее фрейлин. Впрочем, влияние экс-фаворита было еще достаточно велико, и вскоре он вышел на свободу. В 1593 году Рэли предложил направить экспедицию в Южную Америку, к устью реки Ориноко, на поиски сказочной страны золота — Эльдорадо. Организовав к берегам Венесуэлы разведывательную экспедицию (1594), Рэли сам отправляется туда в 1595 году, громит испанскую крепость Сан-Хосе-де-Оруна на острове Тринидад и делает попытку пройти по Ориноко. В многочисленных речных протоках и сырых джунглях экспедиция понапрасну растратила силы и вернулась на Тринидад. На обратном пути в Англию Рэли разграбил Сантьяго и Каракас, но привезенная оттуда добыча не могла заменить богатств «золотой страны». Однако влияние сэра Уолтера не уменьшилось. Блеск его красноречия, бесконечные рассказы о фантастических, легко достижимых богатствах и приключениях в тропических лесах Венесуэлы делали его положение все прочнее; он буквально завораживал современников магией своей личности. Королева вновь благосклонна к нему. В 1596 году с военной экспедицией под командованием графа Эссекса Рэли отправляется к берегам Испании и блестяще действует при атаке Кадиса, что еще больше упрочило его позиции при дворе…

В 1603 году, после смерти Елизаветы I, на престол Англии взошел король Шотландии Яков 1. Уже через полмесяца Рэли был обвинен в государственной измене: его подозревают в заговоре, цель которого — захватить короля. И вновь Рэли попадает в Тауэр; «исчадие преисподней» — так теперь называли некогда всесильного фаворита. Он приговорен к смертной казни, но казнь не состоялась. Долгих тринадцать лет проведет сэр Уолтер в тюремной камере под Дамокловым мечом неотмененного смертного приговора, его дух не сломлен, он работает с небывалым воодушевлением. Правда, теперь его энергия, стиснутая стенами тюремной камеры, находит иное проявление. Он организовывает химическую лабораторию, занимается опреснением морской воды, создает сильнодействующий сердечный препарат, пишет трактат о кораблестроении и морской тактике, работы по политическим и военным вопросам. Вершиной его писательской деятельности станет первый том «Всемирной истории». Наконец в марте 1616 года Рэли освобожден. Еще через год, в июне 1617 года, он отправлен с эскадрой в Эльдорадо на поиски золота. Это плавание окончилось полным крахом и стало последним трагическим ударом, сокрушившим Рэли. На этот раз он потерял все. Золотые миражи рассеялись. Никогда не осуществятся планы отыскать Эльдорадо: из-за раздоров со своими капитанами Рэли не сможет отправиться в глубь Венесуэлы и будет вынужден остаться в устье реки, чтобы прикрыть ушедшие по Ориноко суда в случае появления испанцев. Корабли вернутся без золота, принеся страшное известие: в безрассудной атаке погиб двадцатилетний сын Рэли. Так и не появится «Золотой» флот, на охоту за которым Рэли пустится на обратном пути. Верные соратники отвернутся от своего командующего, дезертируют из эскадры и отправятся пиратствовать в открытое море. Команда флагманского судна поднимет мятеж. Тот еще полный сил человек, каким был Рэли в начале плавания, превратится в истерзанного жизнью старика, с бессвязной речью, апатичного и безвольного. Крах потерпели и политические амбиции, которые Рэли связывал с этой экспедицией. Несмотря на запрещение короля вступать в схватку с испанцами, люди Рэли атаковали испанский гарнизон форта Сан Томе в Венесуэле. Рэли рассчитывал при поддержке местных индейцев поднять антииспанский мятеж и превратить эти территории в английское владение. По его замыслу, это могло заставить короля Якова I объявить войну Испании. Но капитаны отказались подчиниться своему командующему, и план провалился. К тому же внешнеполитический курс лондонских политиков тяготел к союзу с Мадридом: как раз в то время, когда осуществлялось плавание Рэли, король Яков I вел переговоры о браке своего сына Карла, принца Уэльского, с испанской инфантой. Возвращаясь на родину, командующий знал о том, что его ждет. По прибытии истрепанных бурями кораблей Рэли в Плимут, сэр Уолтер по требованию испанского посла был арестован. Командующему предъявили обвинение в пиратстве. На судебном процессе всплыл не отмененный смертный приговор 1603 года, который теперь, через пятнадцать лет, вступил в силу. Все было кончено. Через несколько дней после суда сэра Уолтера Рэли казнили. Бледный, истерзанный тяжкой болезнью, он нашел в себе силы твердо взойти на эшафот: его дух остался несломленным.

Сэр Мартин Фробишер

26 июля 1588 года, на борту флагманского судна английского флота «Ак Ройял» адмирал Хоуард посвящал в рыцари моряков, отличившихся в сражении с «Непобедимой Армадой». На палубе, среди удостоенных высокой чести, стоял командир корабля «Триумф», самого крупного корабля королевских морских сил. Этот человек, блестящий представитель когорты «морских волков» Елизаветы, оказался, пожалуй, самой героической фигурой в сражении. После разделения флота на четыре эскадры, ему было поручено командование одной из них. И вот теперь прежние и нынешние подвиги были оценены по заслугам. Отныне этот человек стал именоваться сэр Мартин Фробишер.

Фробишер — человек грубоватого, неистового нрава, сокрушавший все препятствия на своем пути, был невероятно силен и храбр, как лев. Несмотря на ужасный характер, он снискал огромную популярность среди англичан и добился уважения самой Елизаветы.

Он родился в 1539 году в Йоркшире в уэлльской семье, переселившейся в Англию еще в середине XIV в. Его отец, Бернард Фробишер, был одним из наиболее почтенных в округе людей. Мать происходила из семьи сэра Джона Йорка, известного лондонского купца. В 1542 году отец умер, и мальчика отправили в Лондон к деду. Внук пришелся сэру Джону по вкусу, в одном из писем он с удовлетворением замечал, что маленький Мартин обладает «сильным характером, отчаянно дерзкой храбростью и от природы очень крепок телом». Сэр Джон решил сделать из Мартина моряка. С ранних лет мальчик начал выходить в море. Его первые большие плавания состоялись к берегам Гвинеи в 1553 и 1554 годах. Во время второго из них произошли события, позволившие юноше проявить свой характер. Один из туземных вождей перед началом торговли потребовал от англичан оставить заложника. Мартин отправился на берег добровольцем. Скоро он оказался в руках португальцев, которые бросили его в тюрьму. Каким образом он сумел выбраться на свободу — неизвестно, но уже в 1559 году он находился в Англии и совершил плавание в Средиземное море к берегам Магриба.

Второй этап его биографии продолжался около десяти лет и охватывает 1563 — 1574 годы. То, чем в это время занимался Фробишер, можно назвать и пиратством, и приватирством. В сообществе с Хоукинсами и Киллигрью он захватил в море много призов. Когда ему не удавалось достать каперскую грамоту, он действовал на свой страх и риск. В мае 1563 года он привел в гавань Плимута пять захваченных французских кораблей; в 1564-м захватил в Ла-Манше корабль «Кэтрин», который вез в Испанию гобелены для самого короля Филиппа II. По возвращении в Англию, его засадили в тюрьму, но продолжалось заключение недолго. Уже в 1565 году он на свободе и на корабле «Мэри флауэр» вновь выходит на промысел. В последующие годы он грабил на «законных» основаниях. Так, располагая лицензиями, полученными от вождей французских гугенотов принца Конде и кардинала де Шатильона, он в 1566 году захватывал суда французских католиков. В 1569 году Фробишер получил патент на приватирство от принца Вильгельма Оранского. В эти годы его неоднократно арестовывали англичане, и правительство отправляло неукротимого разбойника в тюрьму, однако до судебного разбирательства дело ни разу не доходило. Знание и опыт молодого моряка, несомненно, делали его услуги необходимыми правительству, и оно закрывало глаза на его «проступки». В 1570 году Мартин Фробишер уже на службе у королевы. Впрочем, его имя было известно и за пределами Англии. Филипп II в 1573 году зондировал почву по поводу приема моряка на испанскую службу, но точные обстоятельства, при которых это происходило, неизвестны. Во всяком случае бравый моряк, увертливый, как угорь, был замешан в различные заговоры в Англии и в Ирландии в 1572 — 1575 годах и, возможно, приложил руку к их раскрытию.

Третий этап жизни Фробишера знаменателен тем, что удалой пират и приватир превратился в пионера покорения Арктики и поневоле стал одним из знаменитейших мистификаторов эпохи. XVII в. жил надеждой открыть Северо-западный проход в Китай, Японию и Индию. Фробишер, знакомый с географическими данными того времени, полученными им от португальских мореплавателей и английских ученых, зажегся идеей отыскать неизвестные пути в восточные страны. В 1576 году состоялась его первая арктическая экспедиция. Два корабля («Габриэль» и «Михаэль») и пинасса вышли в июле из Дептфорда, прошли Северное море, обогнули Шотландские и Фарерские острова и добрались до южной оконечности острова Гренландия. Не выдержав трудностей перехода, одно из судов, «Михаэль», вернулось в Бристоль; пинасса погибла в пути. Фробишер на «Габриэле» с командой из восемнадцати человек отважно пробивался во льдах, пока не вышел в залив, названный впоследствии его именем. Отсюда корабль Фробишера повернул обратно и вернулся в Харвич 2 октября. Его возвращение произвело сенсацию в Англии. Дело в том, что на пустынном берегу новооткрытого залива были найдены черные камни с прожилками, очень похожими на золото. Немедленно была организована компания с участием королевы, важных государственных сановников и магнатов Лондонского Сити. Цели следующей, второй экспедиции определялись не столько поисками Северо-западного прохода, сколько освоением открытой «Золотой земли», названной королевой «Мета Инкогнита» («Неведомая цель»), оттуда намеревались вывезти как можно больше руды. Трудностей с финансированием не возникло. Елизавета «пожертвовала» 500 фунтов стерлингов и предоставила военный корабль. Экспедиция вышла в мае 1577 года и вернулась в сентябре. Было привезено около 200 тонн неизвестной черной породы с «золотыми» блестками; прихватили также троих местных аборигенов-эскимосов — мужчину, женшину и ребенка. Если судьба несчастных северных туземцев была печальна, и они вскоре умерли, то шумиха вокруг руды не утихала еще долго. Известный немецкий ученый Бурхард Кренич исследовал новую породу и дал оптимистический прогноз по поводу возможного содержания в ней золота. Все наперебой помешали деньги в сказочно богатое предприятие. Королева вложила в дело 1350 фунтов, а граф Оксфорд — 2 тыс. фунтов. Было решено отправить в следующем году пятнадцать судов с горняками, каменщиками, золотодобытчиками, привезти 2 тыс. тонн камня, на месте находки заложить форт и организовать масштабную добычу руды. Отплыв в мае 1578 года, корабли Фробишера с трудом выдержали тяжелое плавание и в жалком состоянии добрались до Гудзонова залива, однако попытки освоить местность оказались тщетными, и пришлось возвращаться в Англию, загрузив на корабли новую партию «золотых» камней. Но после повторных исследований выяснилось, что никакого золота в руде нет. Компания потерпела полный крах; многие пайщики обанкротились. Горькая участь постигла и инициатора плавания — его арктическая одиссея потерпела фиаско.

Десятилетний период жизни Фробишера, предшествующий борьбе против «Непобедимой Армады», был отмечен несколькими важными событиями. После участия в подавлении Ирландского восстания 1578 года, Фробишер, по-видимому, вновь занялся пиратством. В 1582 году он должен был направиться к Молуккским островам в составе экспедиции Эдуарда Фентона, но из-за разногласий с командующим отказался от плавания. В1585 — 1586 годах Фробишер в качестве вице-адмирала участвовал в плавании Дрейка в Вест-Индию и сыграл важную роль в захвате Санто-Доминго и Картахены. Накануне битвы с Армадой он командовал флотом Ла-Манша и крейсировал в проливе, охраняя побережье Англии от испанского вторжения. После разгрома испанцев в 1588 году Фробишер продолжал играть ведущую роль в антииспанской борьбе. Будучи приверженцем теории Хоукинса о том, что борьбу против Испании необходимо сосредоточить на ее «золотых» коммуникациях с Вест-Индией, Фробишер участвовал в нескольких операциях у Азорских островов по перехвату галионов (1589, 1590, 1592, 1593). В 1594 году, когда испанские войска высадились в Бретани и захватили Брест, создав угрозу вторжения в Англию, Фробишера назначили командовать маленькой эскадрой, направленной для помощи французским гугенотам, действующим против испанцев. В ноябре, при штурме форта Крозон в окрестностях Бреста, он был смертельно ранен и вскоре умер.

Граф Камберленд

Едва ли не самой колоритной фигурой в когорте «морских рыцарей» Елизаветы был Джордж Клиффорд, III граф Камберленд. Военный моряк, он во время сражения с «Непобедимой Армадой» командовал кораблем «Елизавета Бонавентура», а в 1596 году участвовал в военной экспедиции против Кадиса. Этот блестящий аристократ по рождению стоял, конечно, несравнимо выше моряков-рыцарей, подобных Дрейку, Хоукинсу или Фробишеру, выходцев из средних слоев.

Жизнь Джорджа Клиффорда выглядит необычной даже на фоне невероятных биографий других героев эпохи Елизаветы. Он родился в 1558 году, обучался в привилегированных Оксфорде и Кембридже, был первоклассным математиком, географом и навигатором.

На первый взгляд перед нами — придворный, щеголь и ловелас. Светский лев, граф Камберленд был рыцарски предан своей королеве и в честь Елизаветы, дамы сердца, носил на шляпе ее перчатку. Королева, в свою очередь, отличала графа среди прочих придворных. Их отношения носили загадочный характер, и эту завесу таинственности современники так и не смогли приоткрыть. По-видимому, не одни личные симпатии связывали королеву и графа. Поклонник Елизаветы выступал ее доверенным лицом в ведении секретных дел, связанных с участием в финансировании экспедиции по захвату испанских богатств.

Но граф Камберленд — это и человек невероятной храбрости, наделенный безграничной энергией, бросавшийся очертя голову в самые отчаянные предприятия; он пользовался большой популярностью в среде простых людей. Его опыт, знания, готовность разделить все тяжкие испытания и лишения заслужили ему уважение моряков.

Жизнь графа — это и история того, как предприимчивый и энергичный человек, баснословно богатый, амбициозный и полный великих планов, по какому-то невероятному стечению обстоятельств растратил все состояние в вихре жизненного потока.

Граф Камберленд снарядил за свой счет двенадцать экспедиций, правда, не слишком успешных. Впрочем, оговоримся — неудачных в финансовом плане. Перед смертью этот некогда богатый человек едва мог расплатиться с долгами, хотя часть состояния он все же сохранил. Джордж Клиффорд потерял около 100 тыс. фунтов стерлингов и так и не сумел выравнять баланс за счет удачи в морской охоте за испанскими галлонами. Ему фатально не везло — сказочные богатства были где-то совсем рядом, но овладеть ими никак не удавалось. Так, в 1592 году, когда англичане захватили знаменитый «Мадре де Диос», моряки с кораблей графа первыми взошли на борт захваченной каракки. Однако при разделе добычи граф мог претендовать на сумму, лишь немногим большую, чем расходы на снаряжение судов.

Самая большая неудача постигла графа в 1594 году. Его корабли наткнулись в море на каракку «Синко льягас», богатствами превосходившую «Мадре де Диос». Весь день корабли атаковали испанца «подобно трем добрым английским мастиффам, напавшим на испанского дикого буйвола». Каракка не сдалась и сумела уйти. Через две недели те же корабли обнаружили в море самый дорогой испанский галион «Сан Фелипе», стоимостью около 2 млн золотых дукатов. Сражение продолжалось до темноты: капитан испанца отказался сдаться и ночью оторвался от преследователей. Захват одного подобного корабля мог с лихвой возместить графу Камберленду все расходы, однако надеждам аристократа не суждено было сбыться.

Впрочем, в 1598 году граф Камберленд сумел снискать лавры триумфатора — если и не в качестве удачливого вкладчика финансов, то как человек, осуществивший блестящую военную операцию. Сформированная им эскадра из двадцати судов пересекла Атлантический океан и, прибыв в Пуэрто-Рико, захватила Сан-Хуан, свершив то, что не смог сделать сам Дрейк в 1596 году. Однако попытка обосноваться на острове и основать английскую колонию кончилась безрезультатно, как и сама экспедиция. Это было последнее предприятие графа Камберленда, скончавшегося в 1605 году.

Сэр Ричард Гренвилл

Рыбаки Азорских островов были уверены, что сэр Ричард Гренвилл был самим дьяволом, принявшим человеческий облик. Все, что произошло в море, они видели своими глазами, и это было невероятно. Когда в 1591 году небольшая эскадра из шести судов под командованием лорда Хоуарда и Гренвилла пошла к Азорским островам на перехват «Золотого флота», никто не предполагал, что их поход закончится крупной неудачей и одновременно продемонстрирует миру героизм англичан.

В ноябре 1591 года испанский флот дона Алонсо де Базана перехватил эскадру Хоуарда у острова Флорес. Лорд Хоуард с пятью кораблями успел уйти, а корабль «Рэвендж» («Месть») под командованием сэра Ричарда остался, чтобы прикрыть отступление и забрать раненых с острова, Гренвилл вполне мог успеть вырваться из азорского капкана, но решил не уступать испанцам. Он пошел сквозь флот противника: один против пятидесяти трех. Исход боя был ясен, но англичане сражались, как дьяволы. Целый день, от рассвета до темноты, шел бой не на жизнь, а на смерть. «Рэвендж» отбил все атаки и повредил пятнадцать испанских кораблей, два из которых затонули. Тяжело раненный сэр Ричард, с упорством смертника, был готов взорвать свой корабль, но команда не допустила этого и сдала судно на условиях почетной капитуляции. Вскоре капитан Гренвилл умер от ран, так и не узнав, что произошло у острова Флорес через несколько дней. Здесь сконцентрировались «Золотой» и «Серебряный» флоты, пришедшие из Вест-Индии, и флот дона Алонсо — всего более ста двадцати кораблей. Поднялась ужасная буря, уничтожившая более половины кораблей, в том числе и захваченный испанцами «Рэвендж». Вот какова была «месть» умершего рыцаря — сэра Ричарда Гренвилла. Английский дьявол поднял со дна морского страшных демонов пучины и с их помощью погубил тех, кто убил его. Так думали рыбаки Азорских островов…

Сэр Ричард обладал крутым нравом, был невероятно упрям и славился своей грубостью. Выходец из древней корнуоллской семьи, он унаследовал неукротимый характер своих предков. В английском флоте жила легенда о том, как разъяренный Гренвилл во время обеда, сжав в руке стакан, надкусил его и грыз осколки до тех пор, пока кровь не закапала на скатерть. В 1562 году двадцатилетний Гренвилл, вовлеченный в уличную драку, убил своего противника. Вскоре он был помилован и, задыхаясь в тесных рамках Старой Англии, отправился на континент. В 1566 — 1568 годах Гренвилл сражался в Венгрии против турок. По возвращении из Европы он стал членом парламента от Корнуолла (1571) и тогда же задумал свой проект южных морей. Он решил нанести удар по испанской монополии над Америкой и Тихим океаном — по его замыслу, следовало преодолеть Магелланов пролив, проникнуть в Тихий океан и создать здесь английские поселения. Королева одобрила план, и Грен-вилл в 1574 году получил патент на плавание. Однако обстоятельства переменились, и от замысла пришлось отказаться. Через три года другой англичанин, Френсис Дрейк, пройдет маршрутом, предложенным Гренвиллом, и совершит свое знаменитое кругосветное плавание. Но в это время инициатор идеи будет далеко от моря. Назначенный на должность шерифа Корнуолла (1576 — 1577), Грен-вилл активно боролся против местных католиков и в награду за эту деятельность был возведен в рыцарское достоинство (1577). Его следующее появление на страницах морской истории связано с основанием в Северной Америке на острове Роанок в заливе Албемарл английской колонии. В 1585 году сэр Ричард, двоюродный брат сэра Уолтера Рэли, снарядившего экспедицию на остров, доставил туда 180 колонистов, а возвращаясь домой, перехватил испанское судно «Санта-Мария» с грузом имбиря, сахара, золота, жемчуга и серебра. В следующем, 1586 году Гренвилл с тремя кораблями вновь направился к побережью Северной Каролины, но никаких следов колонистов на острове обнаружить не удалось. Он оставил здесь продовольствие и пятнадцать человек для его охраны, надеясь, ч го колонисты все же появятся. На обратном пути Гренвилл решил повторить удачу 1585 года и захватить какое-нибудь испанское судно, но его ожидало разочарование — крейсерство у Азорских островов не дало результатов.

Тем временем приближалась открытая война Англии с Испанией. Накануне «Непобедимой Армады», в 1587 году, сэр Ричард занимался подготовкой к обороне приморских районов Запада. В 1588 году его не было в составе английского флота, он руководил войсками в Корнуолле. После разгрома испанцев в Ла-Манше, он был отправлен с небольшой эскадрой на перехват испанских кораблей, которые, огибая Шотландию, возвращались на родину. Следующие два года сэр Ричард провел в Ирландии, пика в 1591 году не стал одним из тех, кому доверили перехват «Золотого флота». И «дьявол» Гренвилл отправил его на дно, заплатив за «победу» собственной жизнью.

Королевство Аракан и португальские пираты

Одним из главных центров пиратства в Юго-Восточной Азии было королевство Аракан. Это независимое государство возвело морской разбой в ранг государственной политики и в течение XVII в. неоднократно демонстрировало примеры своей приверженности этому древнему ремеслу. На берегах Бенгальского залива вырос и расцвел достойный преемник «лучших» традиций древних пиратских стран. «Преславный король Аракана» Сандатудхамма — ловкий, расчетливый и умный политик — возродил правила игры, по которым действовал пиратский владыка античности — тиран острова Самос Поликрат. Сочетая морской разбой с крупной международной торговлей, араканский король в течение долгого времени удивительно ловко балансировал на сходящихся, переплетающихся и противоречащих друг другу интересах своих многочисленных и влиятельных соседей — Империей Великих Моголов, владетелей Сиама и Бирмы, Португальских и Голландских колониальных империй.

Сандатудхамма не был основателем морского разбоя в Аракане. Королевство начало специализироваться на пиратстве задолго до XVII в. и превратилось в настоящее разбойничье гнездо, узкой прибрежной полосой простиравшееся вдоль восточного побережья Бенгальского залива до Читтагонгской области Восточной Бенгалии. Отделенное от Бирмы труднопроходимой цепью высоких гор, королевство было обращено к морю и распоряжалось на торговых путях, пролегающих между Индией и Индокитаем. Одним из удачнейших мероприятий правителей Аракана был захват в 1459 году Читтагонга — важного стратегического рубежа в дельте Ганга. С тех пор могучий флот королевства поставил под свой контроль весь регион. Аракан располагал огромными возможностями для торговли. В его гаванях грузились слоны, шелковые драгоценные ткани, серебро и другие многочисленные товары. Однако главное место в морской жизни королевства занимали пиратство и работорговля. Удачное переплетение международных обстоятельств и временное ослабление непосредственных соседей-противников сделало это небольшое государство необыкновенно могущественным. Столица Аракана — Мрохаунг — насчитывала в 1630 году около 160 тыс. человек. Авантюристы различных национальностей устремлялись в пиратские гнезда, рассыпанные вдоль побережья королевства, — бирманцы, моны, японцы, китайцы, индонезийцы, индийские мусульмане, афганцы и т.д. В пиратскую элиту входили и европейцы. Многочисленные выходцы из португальских владений, этой некогда могущественнейшей силы в Ост-Индии, теперь, когда держава теряла силы, выбрасывались соперниками из разных точек Индийского океана и находили приют на многочисленных пиратских стоянках этого разбойничьего берега и на островах близ устья Ганга. Местные араканские правители поощряли португальских пиратов (ферингов), нанимали их на службу и предоставляли свободу действий под своим покровительством. Отмечая это обстоятельство, Франсуа Бернье, французский путешественник, придворный врач правителя Великих Моголов Аурангзеба, писал:

«Король Аракана, постоянно опасаясь Могола, держал их в качестве стражей на своей границе в порту Читтагонг, дал им земли и предоставил право жить так, как они хотели. Обыкновенным занятием и ремеслом ферингов были разбой и пиратство. На своих маленьких легких галерах, которые называют галеассами, они только и делали, что бродили по морю, заходя во все речки, каналы и рукава Ганга, проходя между всеми островами Нижней Бенгалии, а нередко проникая глубже и поднимаясь до сорока или пятидесяти лье вверх по течению. Они нападали врасплох на целые селения, собрания, базары, праздники и свадьбы бедных язычников и других жителей этой страны; со страшной жестокостью обращали в рабство мужчин и женщин, взрослых и детей и сжигали все, что не могли увезти. Вот почему ныне можно найти в устье Ганга столько прекрасных островов, совершенно пустынных; когда-то они были населены, теперь же здесь не найдешь никаких обитателей, кроме диких животных, в особенности тигров».

Заметим, однако, что араканские короли зачастую были не в состоянии контролировать разрастающуюся активность своих «гостей». Публика, оседавшая на побережье, была очень опасной, отчаянно рисковой и непредсказуемой. Даже правители Аракана, поднаторевшие в интригах, обманах и предательствах, постоянно обжигались на своей уверенности в верности пиратской братии. Два. примера, которые приводятся ниже, покажут, сколь опасно было доверять этим разбойникам-авантюристам. Эти лихие искатели золота и удачи прекрасно чувствовали слабые стороны своих «хозяев» и могли затеять совершенно неожиданную дипломатическую и военную игру в собственных интересах.

Хороший человек и Король Сандвипа

Король Аракана Мин Разаджи, наверное, проклял тот день, когда решил воспользоваться услугами некоего господина Филиппа де Бриту. Во время войны с одним из соседних королевств, араканский флот в 1599 году захватил остров Сириам, главный порт на территории поверженного врага. Де Бриту был отправлен на опустошенный остров начальником таможни. Прибыв на место, португалец обнаружил жуткую картину разгрома. Вот как описал увиденное сопровождавший его католический миссионер Бовес:

«Печальное зрелище являли берега рек, обсаженные бесконечными рядами фруктовых деревьев, где теперь лежали в развалинах позолоченные храмы и величественные строения. Дороги, поля были усеяны черепами и костями несчастных пегуанцев, убитых или погибших от голода. Тела сбрасывали в реку в таком количестве, что множество трупов преграждало путь кораблям». Новоиспеченный начальник таможни решил не ограничиваться взятками и казнокрадством. Мелкие чиновничьи масштабы не устраивали энергичного честолюбца. Он ждал несколько лет и наконец, собрав большие средства, привлек на свою сторону несколько сотен португальцев и в один прекрасный день вышвырнул с острова араканского губернатора и прекратил выплату пошлин Аракану. Пиратские флотилии де Бриту крейсировали в Бенгальском заливе и Андаманском море и останавливали все встречающиеся суда. Попавшим в переделку торговцам предоставляли выбор — или быть пущенными на дно залива, или отправиться торговать на Сириам. Столь необычные методы «поощрения» торговли приносили плоды — остров богател, казна де Бриту пополнялась, а его наемное войско становилось все многочисленнее. Территориальные владения нового правителя в Бирме увеличивались. Беспредельная наглость португальца заставила короля Аракана организовать экспедицию против своего бывшего подчиненного, но дело кончилось плохо для араканиев. Их флот попал в засаду, а принц-командуюший стал пленником де Бриту и смог вернуться на родину только за огромный выкуп. Этот печальный опыт заставил Аракан на время примириться с дерзким соседом. Четырнадцать лет правил де Бриту Сириамом, а его деятельность даже принесла ему прозвище Нга Зинга — Хороший человек. Однако постепенно деятельность португальца настроила против него местное население и тех соседних правителей, которые вначале оказывали ему помощь. Де Бриту совершенно перестал учитывать особенности местного уклада жизни и вконец испортил свою репутацию. Он начал крайне неосмотрительно проводить чреватую опасностями религиозную политику — разрушал пагоды, насильно крестил буддистское население, срывал золото со священных храмов и статуй. Зарвавшийся пират, правда, заручился поддержкой португальских колониальных властей и начал вести дело к тому, чтобы обеспечить за Португальской империей территорию Нижней Бирмы. Но новые союзники не смогли помочь де Бриту, когда его база на Сириаме в декабре 1612 года была осаждена войсками бирманцев. Пират отчаянно сопротивлялся, но его флот был уничтожен в морском сражении, а продовольственные запасы в городе закончились. Измена открыла городские ворота, и бирманцы ворвались в город. Де Бриту был схвачен и, как осквернитель пагод, посажен на кол.

Один из его союзников, принц королевской крови, также был казнен — его зашили в мешок и утопили в море.

В 1607 году, когда шла война между Араканом и де Бриту, король Мин Разаджи решил обезопасить себя от нападений приютившихся в его владениях португальских пиратов. Сборище ферингов, расположившихся в Дианге, находящейся в 30 км южнее Читтагонга, представляло огромную опасность для королевства, так как пираты искали контактов с де Бригу и могли предоставить свои силы в его распоряжение. Внезапным рейдом араканцы захватили Дианг и планомерно перебили своих недавних союзников. Один из спасшихся, Себастьян Гонзалвиш Тибан, бывший торговец солью, решил изменить свою деятельность. В 1609 году, во главе португальцев он напал на остров Сандвип, лежащий в дельте Ганга. Здесь находилась база афганских пиратов. Перебив собратьев по ремеслу, Тибан объявил себя королем острова. Вскоре ему представилась удобная возможность вмешаться во внутреннюю жизнь Араканского королевства. На острове нашел приют брат короля, и Тибан женился на его сестре. Таким образом, бывший торговец стал членом араканской королевской семьи, а после подозрительно быстрой кончины своего шурина (который, по-видимому, был отравлен) забрал несметные богатства этого принца. Между тем королю Аракана, попавшему в сложную ситуацию в результате наступления Великих Моголов, пришлось пойти на союз с «родственником». Выработанные ими планы совместной обороны окончились полным крахом, так как в разгар сухопутной кампании, которую вел Мин Разаджи, Тибан захватил флот араканцев, перерезал его командиров, а команды продал в рабство. После этого, поднявшись вверх по реке, он подошел под стены столицы Аракана Мрохаунга, разграбил окрестности и захватил королевскую барку, отделанную золотом и слоновой костью. Король Мин Разаджи от огорчения умер, не успев отомстить клятвопреступнику, а его преемнику еще три года пришлось бороться с Тибаном, прежде чем одержать победу. Европейцы не остались в стороне от этой схватки. Португальские власти были готовы поддержать Тибана и организовать наступление на Аракан. В свою очередь, голландцы, заинтересованные в торговых факториях в Дианге и опасавшиеся усиления позиций Португалии в регионе, оказали помощь Аракану. В 1615 году, в ходе операций под Мрохаунгом, объединенные силы португальцев и Тибана потерпели поражение. В 1617 году араканцы захватили Сандвип и сожгли пиратские поселения. Судьба самого Тибана осталась неизвестной, но рассказывали, что ему опять удалось спастись.

«Могущественный и преславный король Аракана» Сандатудхамма

Прошло более тридцати лет, и на трон Аракана взошел Сандатудхамма. К этому времени (1652) много событий произошло в Арака-не. Сменялись короли, бесконечные мятежи и заговоры сделали политическую обстановку в королевстве крайне нестабильной. Однако военно-морская мощь пиратского государства не уменьшилась. Морской разбой, работорговля и посреднические торговые услуги приносили постоянный доход, и королевская казна постоянно приумножалась. Аракан начинал представлять все более реальную опасность для могущественной Империи Великих Моголов. В 1633 году шли длительные переговоры с португальской короной о совместном наступлении на Бенгалию. Они окончились безрезультатно, но сам их факт говорил о том, что в лице правителей Аракана Моголы имели достаточно серьезного противника. К тому же, несмотря на сложные взаимоотношения с португальскими ферингами, Аракан совершенно не собирался отказывать им в помощи. Португальцы, как слепни, облепили дельту Ганга и держали Бенгалию под постоянной угрозой нападения. Правда, последние годы для Аракана были наполнены столкновениями с голландцами в результате войны, длившейся восемь лет. Но новый король, придя к власти, укрепил свое положение и предоставил голландцам право беспошлинной торговли в своих владениях, к взаимной выгоде, поддерживал с ними самые теплые отношения.


«Король Аракана генерал-губернатору И. Метсейкеру. 1656 г.

[64]сильный, счастливый, могучий и победоносный повелитель Аракана, Сенда Суаромо Раса, знаменитый император. Я получил письмо и подарки от знаменитого и почтенного генерал-губернатора Иоанна Метсейкера, ядовитого, как рыба в воде, от капитана прибывшего судна и от капитана, живущего в моей тени, Хендрикса де Дье, и я был очень рад, что генерал-губернатор здоров и признает меня своим господином. Этому я был [65]больше рад, чем подаркам и товарам. В письме творится о Дианге. Он [66]просит разрешения покупать головы [67]я спросил капитана де Дье, котел бы он приобрести головы здесь, в Аракане, и он ответил, что очень хотел бы. И я приказал моим людям в Дианге покупать и помогать покупать как головы, так и другие товары, нужные голландцам».

Вся деятельность нового владыки пиратского королевства строилась в направлении, враждебном Империи Великих Моголов. В августе 1660 года в Аракан прибыл шах Шуджа, поднявший ранее мятеж против своего брата, нового императора Аурангзеба, и потерпевший поражение в борьбе за власть. В руках у Сандатудхаммы оказались крупные козыри в борьбе против Моголов, но, как вскоре выяснилось, использовать их было очень не просто. Шах Шуджа хотел вести свою игру в Аракане, не считаясь с интересами хозяев, и… проиграл ее. В декабре 1660 года он поднял мятеж против Сандатудхаммы, попытался захватить его дворец и свергнуть короля с престола. Попытка провалилась, но Шуджу не казнили, а оставили в качестве постоянной живой угрозы Аурангзебу. В феврале 1661 года, однако, его резиденция была разгромлена, а труп самого шаха, изуродованный до неузнаваемости, был найден на улице. Сандатудхамма завладел сокровищами шаха Шуджи, три сына и дочери шаха Шуджи были доставлены во дворец короля. Они также могли претендовать на престол Великого Могола. Однако принцы в свою очередь попытались захватить власть в Аракане и после неудачи были обезглавлены (июль 1663 г.). Конфликт с Великим Моголом достиг к этому времени кульминации. В начале 1664 года Сандатудхамма направил свою пиратскую флотилию в соседние владения Моголов — Бенгалию. Его корабли разгромили могольский флот, разграбили окрестности Дакки и вернулись с массой захваченных рабов. Разъяренный наместник Бенгалии потребовал от голландцев оказать ему помощь в борьбе против Аракана. Одновременно с подобным заявлением к голландцам обратился Сандатудхамма. Обе стороны грозили закрыть торговые фактории. Голландские власти оказались перед тяжелым выбором… И они его сделали. В ночь на 12 ноября 1665 года голландские агенты в Мрохаунге тайно загрузили имущество своей фактории на четыре корабля и под покровом темноты бежали из Аракана. Вслед за ними в Батавию, резиденцию голландского генерал-губернатора, был отправлен специальный гонец от короля со следующим посланием:


«Сандатудхамма Метсейкеру. 1666 г.

…капитан Даниэль Сикс со всеми шкиперами, не предупредив меня, тайно покинул мою землю. И я велел моему начальнику [68]Серка Манорото узнать у капитана Даниэля Сикса, почему он тайно покинул мою землю, на что он ответил, что сделал это по приказу генерал-губернатора. А причина тому то, что Норомсит (губернатор Бенгала) через своего посла просил голландцев оказать ему помощь. А когда генерал-губернатор отказал ему в помощи, посол сказал, что Патсиа Норомсит великий властелин, и он легко может захватить королевство Аракан, и тогда генерал-губернатор приказал закрыть факторию в Аракане, потому что иначе голландцам не разрешат держать факторию в Бенгале. Ив этом причина, почему Даниэль Сикс поступил таким образом.

Я всегда думал, что Голландия и голландцы ни от кою не зависят, а теперь из-за посольства Норомсита они так испугались, что убрали факторию из моей страны. Что же я думаю относительно слов Патсиа Норомсита, что он завоюет мою страну?.. Много легче опрокинуть Вавилонскую башню, чем захватить мое королевство. Пусть об этом знает генерал-губернатор. Он человек осмотрительный и мудрый. Больше мне нечего сказать».

Король Аракана был уверен в своих силах, но позабыл о печальном опыте своих предшественников. Его противники нащупали уязвимое место в обороне пиратского королевства. Им были… португальские пираты, основа военно-морской мощи Аракана. Их подкупили, и феринги, снявшись со своих мест, вместе с семьями перебрались в недавно ограбленную ими Дакку, где им были выделены земельные участки. Побережье Аракана осталось открытым для нападений. В конце 1665 года могольский флот захватил остров Сандвип, в феврале 1666-го пала Дианга, в битве за которую погиб араканский флот. Затем наступила очередь Читтагонга, и Аракан был раздавлен. Сандатудхамма продолжал править в своем королевстве до самой смерти (1684 г.), но положение его государства изменилось. «Как солнце обходит весь мир, сияя тысячей лучей и даря свет всем в Четырех Концах вселенной, так и я, могучий в своем величии… знаменитый император…» — так писал когда-то всемогущий пиратский властелин Аракана Сандатудхамма, но эти времена могущества ушли в прошлое; звезда короля разбоя закатилась.

Звездный час французских корсаров

Великий французский король Людовик XIV, Король-Солнце, самый могущественный европейский правитель XVII в., говорил, что война, по его мнению, — самое приятное, самое достойное из занятий, существующих для государей. Многочисленная и боеспособная французская армия прошагала по германским владениям Священной Римской империи, Нидерландам, Италии, Испании, приумножая авторитет великого монарха и утверждая гегемонию Франции в Европе. В бесконечных войнах вырос великолепный французский флот, ставший грозной силой в руках честолюбивого Людовика XIV, стремившегося стать «королем морей» и овладеть водными пространствами Европы, положив конец могуществу Голландии и Англии.

Французское королевство располагало огромными возможностями для давления на военно-морскую ситуацию на континенте. Вдоль его побережья пролегали главные морские торговые магистрали, связывающие Европу, Азию и Америку. Здесь соприкасались основные центры коммерческого мира. Французские порты на Атлантике и в Ла-Манше (Дюнкерк, Сен-Мало, Рошфор, Нант, Бордо, Байонна) таили постоянную угрозу для неприятеля. Но ужасающий погром флота под командованием вице-адмирала фа-фа де Турвиля в бухте Ла Уг летом 1692 года, казалось, свел на нет все успехи морской политики французского короля. Отсутствие мощного линейного флота сделали берега Франции беззащитными перед английскими и голландскими эскадрами. Погасшая вражеская торговля уже оживала, и безбоязненно начали двигаться вдоль безмолвного побережья бесконечные караваны с войсками, торговые и рыболовные флоты. Изнуряющие войны против всей Европы, постоянный дефицит финансов делали невозможным крупные денежные субсидии в развитие флота, да и восстановление его потребовало бы долгого времени. Был ли выход из кризисного положения? В подобных ситуациях правительство открывало просторы для каперства, рассчитывая этим истощить неприятельскую торговлю и доставить средства в казну. Так поступил английский король Карл II в 1667 году во время второй Англо-голландской войны. Собственно Людовик XIV никогда и не отступал от политики использования корсаров в подрыве морской торговли противника. Однако параллельно с этим велась ожесточенная схватка за море между линейными флотами, которая отвлекала неприятеля от корсарских маневров. Теперь же корсарские операции лишились постоянной поддержки регулярных военно-морских сил.

Ну что ж, в портах полно отчаянных храбрецов. Пусть они, как саранча, нахлынут в Северное море и Ла-Манш, пусть подстерегают, берут на абордаж и приводят захваченные суда в родные гавани. Французский король дарует им на это разрешение и делает в морской войне главную ставку на корсаров!.

Жан Бар — корсар из Дюнкерка

Начало пути

Знаменитый корсар Жан Бар родился 21 октября 1650 года. В огромном людском муравейнике Дюнкерка его предки (французы и голландцы) были известны и пользовались заслуженной репутацией бывалых моряков. Среди членов этой разветвленной фамилии были торговцы, ремесленники, рыбаки, корсары и смелые капитаны. Но благодаря Жану Бару фамилия прославилась не только во Франции, но и далеко за ее пределами.

Мальчик не был избалован и с раннего детства погрузился в суровую повседневность ревущих штормов и познал изнуряющий труд на рыболовных ботах.

Простой рыбак, он сделал блестящую карьеру, пройдя извилистым путем от плебея-моряка и корсара до офицера королевского флота: на закате жизни (1 августа 1697 г.) он был произведен в чин капитан-командора (chef de l'escadre).

С двенадцати лет он плавал на корсарских судах и быстро отличился. Когда, в возрасте двадцати пяти лет, во время войны Франции против Голландии и Испании (1672 — 1678) ему поручили командовать галиотом «Руа Давид», Бар уже имел за плечами опыт Второй англо-голландской войны (1665 — 1672), тогда он служил в голландском флоте знаменитого адмирала Михеля Адриана де Рюйтера.

До заключения Нимвегенского мира (1678) под командованием Бара были лишь маленькие суда, но результаты его корсарских рейдов с каждым разом становились все значительнее. Общий счет вражеских судов, захваченных Баром в этот период, 74. На 2-пушечном «Руа Давиде» (команда — 36 чел.) было взято 6 судов (1674); на 10-пушечном «Руаяле» — 26 (1674 — 1675); 18-пушечном «Пальме» — 33 (1676, 1677); 14-пушечных «Дофине» — 7 (1676, 1677 — 1678) и «Марсе» — 2 судна (1678).

Но важны не только количественные данные — на своих суденышках Бар умудрялся захватывать вражеские корабли, намного превосходящие его по силам. Так, например, на «Руа Давиде» он овладел близ Текселя испанским 18-пушечным фрегатом с экипажем в 65 человек; на «Руаяле» в Балтийском море — голландским 12-пушечным фрегатом «Эсперанс» и 18-пушечным кораблем «Бержер»; на «Пальме» — 24-пушечным голландским фрегатом «Сванембург» и 36-пушечным кораблем «Нептун»; на «Дофине» — 32-пушечным голландским военным кораблем «Сеедэр» и тремя судами остендских корсаров.

Его имя приобрело известность не только в Дюнкерке, но и в столице — известия о победах отважного корсара доходят до всесильного Жана Батиста Кольбера.

«Его Величество был очень обрадован известием, что капер из Дюнкерка пол командой Жана Бара захватил голландское военное 32-пушечное судно, — писал он 18 сентября 1676 года интенданту королевского флота в Дюнкерке Юберу. — Признавая чрезвычайно важным поощрять этих капитанов продолжать войну, которую они ведут против голландцев, Вы, г-н Юбер, найдете прилагаемую к письму золотую цепочку, которую Его Величество пожелал презентовать капитану Жану Бару в награду за его подвиг. Его Величество мог бы получить огромную пользу от упомянутых дюнкеркских капитанов, составь они из судов своих эскадру… а посему приказываем… тщательно выяснить, согласятся ли они повиноваться избранному ими флагману… в случае, если Его Величество снабдит их для корсарства судами… Его Величество особенно запрещает Вам… г-н Юбер, сообщать обо всем здесь сказанном кому бы то ни было, дабы воля Его Величества не дошла преждевременно».

Капитан Бар превратился в символ Дюнкерка. Огромного роста, с растрепанными волосами и легендарной трубкой в зубах, он не боялся ни Бога, ни черта и шел в море наперекор бушующим ветрам и, насмехаясь над пенящимися валами, обрушивающимися на его корабль, презрительно кричал им: «С носом остался — англичанин!».

В апреле 1689 года его корабль «Серпан» («Змея») перевозил из Кале в Брест бочонки с порохом. Встретившись с голландским фрегатом, Бар приказал идти на абордаж. «Пороховой склад» подтягивался к изрыгающему огонь судну и от любого попадания мог взлететь на воздух. Мучительно долго шли минуты. Стоя на палубе с абордажной саблей в руке, грозный корсар всматривался в своих моряков, готовых схватиться с противником в рукопашной схватке, как вдруг заметил — бледный двенадцатилетний мальчуган, прижавшись к мачте, с томительным напряжением в глазах ожидал очередного залпа, от которого корабль мог быть разнесен в щепы. «А ну, — рявкнул капитан, — привязать его к мачте. Тот, кто не умеет смотреть опасности в глаза, не заслуживает жизни…» Таковы были методы воспитания в корсарских семьях: напуганный юнга Франсуа-Корниль был сыном Жана Бара и впоследствии стал вице-адмиралом французского флота.


Морской террор

При дворе Короля-Солнце Людовика XIV этикет соблюдался неукоснительно, и его нарушение привело в смятении персонал дворца. Огромный человек, стоявший у окна, явно устал от долгого ожидания, спокойно вытащил из кармана внушительную трубку, невозмутимо высек огонь и, попыхивая ею, продолжал ожидать аудиенции. Придворные с любопытством разглядывали этого никому не известного человека и, пряча насмешливые улыбки, недоумевали и удивлялись его дерзости. Служители попытались урезонить гиганта, осторожно намекнув ему, что в апартаментах короля следует подчиняться установленным правилам, но осеклись под пристальным взглядом ясных синих глаз. «Я привык к курению на королевской службе, это стало для меня потребностью, и думаю, что справедливо не менять правил», — безапелляционно прогромыхал странный пришелец. Оставалось последнее средство утихомирить исполина. Когда королю донесли о вызывающем поведении незнакомца, Людовик XIV расхохотался: «Да, наверное, это Бар, пусть себе курит».

Появление корсара в Версале влило в атмосферу дворцовой жизни какую-то новую энергию. Его провинциальные манеры, грубые слова выдавали человека совершенно другого мира. Подшутить над ним, позубоскалить по поводу его странностей — таких смельчаков не находилось, наоборот, старались не противоречить человеку, облеченному высочайшим покровительством. Даже сам король предпочитал резкости Бара превращать в шутку.

Так, когда Людовик XIV сообщил Бару о производстве его в контр-адмиральский чин и назначении командовать всеми морскими силами во фландрских водах, то, после положенного по этикету поклона, услышал одобрительное: «Вы правильно поступили, Ваше величество».

Упомянутый разговор Бара с королем состоялся летом 1697 года — в год Рисвикского мира, завершившего Войну Франции против Аугсбургской лиги (1688 — 1697). Эта война вознесла Бара на вершину славы. Его имя гремело по всей Европе, он превратился в национального героя Франции.

Когда война началась, корсар уже почти десять лет (с 1679 г.) находился на службе в королевском флоте и в 1689 году получил очередной чин капитана 1-го ранга. Однако такому человеку, как Бар, честолюбивому, независимому, строптивому и властному, было тесно в рамках субординации и дисциплины — он не умел подчиняться приказам. В 1689 году он представил правительству проект морской войны: составить эскадру из легких фрегатов, укомплектовать корабли отборными людьми и, выйдя в море, уничтожать вражескую торговлю — в Ла-Манше, Северном и Средиземном морях. И, несмотря на то, что его план был принят только через несколько лет, все последующие годы были периодом настоящего морского террора, установленного Баром в европейских водах.-

Огромные купеческие и рыболовные караваны не решались выходить в море, чтобы не попасть в руки этому демону, снаряжались эскорты для сопровождения торговых судов, отряды военных кораблей Англии и Голландии ежегодно блокировали Дюнкерк, сторожили Бара там, где он мог появиться, — но все было тщетно. Каждый год дюнкеркский корсар умудрялся вырываться на морские просторы и вступал в смертельную схватку с противником — абордировал, сжигал и пускал на дно вражеские корабли.

В 1689 году на 24-пушечном «Серпане» он взял два испанских корабля, голландский 14-пушечный капер и три голландских китобоя. В 1690 году, командуя 36-пушечным «Альсьоном» («Зимородок»), он уничтожил голландский рыболовный флот, захватил два корабля с датскими солдатами (450 чел.) и десять торговых судов из Гамбурга. В 1691 году этот гений морского разбоя рассеял английский караван, идущий в Архангельск, сжег восемьдесят шесть голландских рыболовных судов, шесть китобоев. Появившись у английского побережья, он высадил десант у Ньюкасла, разорил окрестности и сжег замок Уодрингтон и двести домов. На исходе 1692 г., Бар на «Комоду» («Граф»), сопровождаемый «Геркулесом» и «Тифом», разгромил голландский торговый флот (16 судов) с пшеницей, рожью и дегтем и захватил военный корабль. В 1693 году, командуя «Глорье» («Блистательный»), корсар отличился при захвате французским флотом графа де Турвиля Смирнского каравана у Лагуша. Тогда он настиг у входа на рейд порта Фару шесть голландских судов, оторвавшихся от каравана, загнал их на мель и сжег. Затем на «Комте» в сопровождении пяти судов он вышел в Ла-Манш и перехватил англо-голландский хлебный флот.

Но звездный час великого корсара настал в следующем, 1694 году. Зима была ужасной. Франция, истощенная войной и неурожаем, голодала. Спасти людей мог огромный караван (более 100 судов) с грузом ржи и пшеницы, стоявший на юге Норвегии. Но как доставить его? Лед уже сошел, а флотилия .Бара, которому король поручил операцию, никак не могла покинуть Дюнкерк. Сначала ее удерживали там противные ветры, а затем пришла английская эскадра, чтобы в очередной раз захлопнуть выход из корсарского гнезда. И вот ночью английские дозорные по огням обнаружили шесть судов, идущих вдоль берега к выходу из гавани. Поднялась тревога (ну теперь-то уж Бар будет схвачен!), ведь никто другой, кроме него, не рискнул бы на такую авантюру. Погоня бросилась за судами, но ничего не обнаружила. Утром было получено сообщение, что корабли Бара уже далеко в море. Что произошло в действительности? Англичане повели себя именно так, как рассчитал храбрый корсар. Шесть рыбачьих барок отвлекли внимание флота и, обнаружив за собой погоню, затушили огни и вернулись в порт. А в это время Бар со своими фрегатами уходил из порта в противоположную сторону.

Но его отряд не успел прийти в Норвегию. Хлебный караван, не дождавшись фрегатов, самостоятельно двинулся в путь, где его подстерегла голландская эскадра (8 кораблей, 387 пушек) контрадмирала Гидда де Вриеса. Никакого сопротивления оказано быть не могло, и захваченный караван повели в Голландию. Вот тут-то у Текселя и появились шесть фрегатов Бара во главе с «Мавром» (312 пушек) . Не раздумывая, отчаянный корсар дал приказ идти на абордаж. Выдержав залп орудий, его фрегат сцепился с флагманом голландцев. Развернулась яростная абордажная схватка, в центре которой сражались сам Бар и де Вриес. Наконец три страшных сабельных удара повергли голландца на палубу, и флагманский корабль за полчаса был захвачен. Не сумели избежать подобной участи и два других корабля, а пять оставшихся обратились в бегство. Хлеб был доставлен в порт. Франция была спасена и молилась на своего героя. В честь победы Бара была выбита медаль, он был пожалован кавалером ордена Св. Людовика, возведен в дворянство.

В 1696 году Бар снова прорвал блокаду Дюнкерка, у Доггер-банки распотрошил торговую флотилию с грузом хлеба и, несмотря на преследование превосходящей голландской эскадры, сумел доставить перехваченное зерно на родину.

В том же году умер польский король Ян Собеский, и в Польше наступило бескоролевье. За вакантный престол развернулась острейшая борьба между несколькими влиятельными кандидатами. Одним из главных претендентов был родственник французского короля принц де Конти. Ему было необходимо прибыть в Польшу. Однако в Европе шла война, и сухопутные пути, связывающие Францию с Восточной Европой, проходили по территориям враждебных государств. Было решено сформировать специальную эскадру и доставить принца в Данциг по морю. Выполнение чрезвычайной миссии поручили Жану Бару. В начале сентября 1697 года семь его кораблей выскользнули из блокированного противником Дюнкерка. Они уже прошли Остенде, когда у английского побережья наскочили на одиннадцать английских судов, стоявших на якоре. Французская эскадра, приготовившись к обороне, прибавила парусов и, не останавливаясь, прошла мимо неприятеля. Противник пытался было организовать преследование, но в спустившихся сумерках потерял французов. Когда опасность миновала, де Конти осведомился у командующего, что он сделал бы в том случае, если бы погоня англичан имела успех и захват эскадры стал бы неизбежен. «Неужели Вы думаете, я сдался бы, — ответил Бар принцу. — Я был готов ко всему и приказал моему сыну стоять с факелом у крюйт-камеры и взорвать корабль по моему сигналу». Де Конти вздрогнул, услышав о такой рецептуре. «Лекарство страшнее болезни, и я запрещаю вам употреблять его, пока я на вашем корабле». В дальнейшем эскадра благополучно добралась до Данцига. Впрочем, де Конти не смог получить польскую корону, но это уже не зависело от усилий героического корсара, который свое поручение успешно выполнил. Это было последнее дело Бара. В самом начале Войны за испанское наследство ему поручили командование Дюнкеркской эскадрой. Ранней холодной весной 1702 года, распоряжаясь снаряжением кораблей, он подхватил простуду, перешедшую в воспаление легких, от которого и скончался 27 апреля 1702 года.

Когда Бар умер, оказалось, что семья знаменитого корсара находится в бедственном положении, и король, узнав об этом, назначил вдове годовую пенсию в 2 тыс. ливров. А когда-то, на заре своей славы, только за пять дней январского плавания 1578 года, Бар, командуя фрегатом «Дофин», захватил пять судов на сумму 10 тыс. ливров.

Буйный нрав кавалера де Форбена

Всего девятнадцать лет было Клоду де Форбену, когда он попал на Средиземном море на службу на королевские галеры, но это был уже зрелый человек, жизненный путь которого изобиловал самыми разнообразными приключениями. А виной тому был совершенно необузданный характер и неукротимый темперамент юноши. Потомок древней провансальской фамилии, Клод де Форбен родился 6 августа 1656 года в семье морского офицера, в замке Гарданн. Он был пятым сыном в семье, и его старшие братья уже служили на флоте. Родители обожали позднего ребенка, однако он приносил им бездну хлопот и огорчений. Это был неугомонный и шумный сорванец, самый настоящий «сорвиголова», не знающий, что такое страх. Как-то раз на десятилетнего мальчугана набросился страшный бешеный пес, но маленький храбрец, мгновенно оценив ситуацию, сунул в пасть собаки свою шляпу и, схватив животное за заднюю лапу, распорол ему брюхо. Мальчик был раздражителен, болезненно честолюбив, до бешенства вспыльчив. Его детство было заполнено драками со сверстниками, яростными стычками с родителями и скандальными ссорами с преподавателями, в одного из которых он запустил чернильницей. Кончилось тем, что юноша удрал из дома, оказался в составе Мессинской экспедиции маршала де Вивона и принял участие в Стромболийском сражении и захвате Агосты (1675). Спустя некоторое время Форбен перешел на службу в сухопутную армию и стал мушкетером. Однако его горячность не раз становилась причиной ссор, одна из которых привела к дуэли. Форбен убил противника в поединке и был приговорен к смертной казни, но королевское помилование спасло юношу.

С флотом вице-адмирала Жана д'Эстре он отправился в военную экспедицию в Вест-Индию, затем, под командой генерал-лейтенанта Авраама Дюкена участвовал в битвах с барбарийскими корсарами и бомбардировал Алжир (1682 — 1683).

Осенью 1685 года судьба забросила его в далекий Бангкок, где де Форбен стал любимцем короля Сиама, который одарил его многочисленными милостями, предоставил ему титул великого адмирала и пожаловал огромный дворец, множество рабов и двух слонов. Но де Форбен покинул Сиам и летом 1688 года прибыл во Францию, подоспев к началу войны Людовика XIV против Аугсбургской лиги, в которой он прославился своими совместными действиями с Жаном Баром, попал вместе с ним в плен и совершил побег. В 1690 году, командуя кораблем «Фидель» («Верный»), он сражался во флоте вице-адмирала де Турвиля при Бичи-Хеде, затем крейсировал в Северном море и взял несколько призов. В 1692 году он командовал кораблем «Перль» («Жемчужина») и в сражении у мыса Барфлер был ранен. На нем же с флотом де Турвиля разгромил в 1693 году у Лагуша Смирнский караван, сжег три судна и взял четыре.

Этот испытанный моряк, возведенный в графское достоинство, крейсировал во всех европейских морях. Суда под его командованием прочесывали Средиземноморье, наводя ужас на жителей Барселоны, Венеции и Триеста; они охраняли французскую торговлю и вылавливали корсаров Северной Африки. Де Форбен сражался против англичан и голландцев в Ла-Манше и Северном море и подстерегал купеческие караваны противника у побережий Норвегии, Голландии, Англии и Португалии. В 1706 году, в разгар Войны за испанское наследство, его направили в Дюнкерк для руководства морской войной на североевропейских магистралях против торговых судов Англии и Голландии. Успехи де Форбена были столь впечатляющими, что при дворе начали поговаривать о пожаловании герою чина генерал-лейтенанта королевского флота. Это могло произойти, если бы не провал в 1708 году десантной операции в Шотландии, которой руководил де Форбен. Трудно представить, к каким последствиям могло привести появление в этой «горячей» точке Английского королевства претендента на престол Якова III Стюарта с французскими войсками. Однако, благодаря широкой агентурной сети, о подготовке военной акции были хорошо осведомлены в Лондоне. Появление эскадры де Форбена не стало неожиданностью для Английского адмиралтейства. Только сильный шторм и тактическое мастерство графа-корсара позволили избежать гибельного столкновения с подстерегавшей французов превосходящей английской эскадрой вице-адмирала Джорджа Бинга и благополучно возвратиться в Дюнкерк. Однако неудача операции запятнала репутацию де Форбена, и он сделался «козлом отпущения», на которого можно было свалить крупный политический, дипломатический и стратегический просчет. Оскорбленный де Форбен вышел в отставку, удалился в свои родовые владения и 4 марта 1733 года скончался в замке Сен-Марсель.

Рене Дюге-Труен — гордость Сен-Мало

Рене Дюге-Труен родился 10 июня 1673 года в семье богатого судовладельца из Сен-Мало. С детства он был привязан к морю и, убегая в порт, пропадал там целыми днями, играя среди гниющих барок и рыбачьих судов арсенала; слонялся по набережным, вдыхая соленый аромат моря, въедливый рыбный дух торговых лавок и теплый запах стружки на верфях. Но строгий, практичный отец решил, что Рене (седьмой из одиннадцати детей) будет священником, и пришлось мальчику отправиться для обучения в колледж иезуитов в Ренне и засесть за латынь и риторику. Однако, когда в 1687 году отец скончался, юноша ощутил себя свободным и быстро распростился с духовной семинарией. Да и о какой карьере священника могла идти речь, если у Рене на уме были только шпаги, вино, женщины, карты и танцы. Он сбежал в Руан, а затем перебрался в Париж (1688). Голубоглазый блондин с ангельской внешностью, смелый, дерзкий пятнадцатилетний рубака лихо проматывал доставшееся ему в наследство состояние и вскоре оказался замешан в серьезном скандале. Беспорядочный образ жизни молодого повесы возмутил его добропорядочную степенную мать, всех почтенных родственников и друзей семьи. Посовещавшись, они нашли способ угомонить сумасброда. Старший брат запихнул юного бездельника в почтовую карету и отправил в Сен-Мало, где Рене сразу определили добровольцем (т.е. без жалованья) на корсарский корабль «Трините» («Троица»). Так в 1689 году жизнь Дюге-Труена пошла по другому руслу. Вместо штудирования церковных трактатов и молитв или разгульной бесшабашной столичной жизни его ожидала блестящая морская карьера, сделавшая Рене Дюге-Труена гордостью французских корсаров.

Марс и Венера победили в нашем герое христианское смирение. К тридцати шести годам корсар захватил 300 торговых и 20

военных кораблей. Приведем некоторые цифры, характеризующие масштабы деятельности молодого Дюге-Труена в период Войны Франции против Аугсбургской лиги (1688 — 1697). В восемнадцать лет он уже командовал небольшим 14-пушечным корветом «Даникан». Крейсируя у берегов Ирландии, юный француз отличился при захвате замка Лимерик, взял два и сжег четыре английских купеческих судна (1692). Затем последовали плавания на флейте «Профон» («Глубокий») (1692 — 1693) с захватом торгового корабля и фрегата (1693) и призом в два английских корвета стоимостью 750 тысяч ливров. В 1694 году Дюге-Труен на королевском 40-пушечном фрегате «Дилижант» («Проворная») привел во французские порты два захваченных военных корабля, трех торговцев и брандер. В мае того же года его взяли в плен англичане, но после побега корсар возобновил выходы в море. На королевском 48-пушечном фрегате «Франсуа» (1694 — 1695) он захватил шесть торговых и пять военных английских кораблей, одним из которых был знаменитый «Нон Сач» («Несравненный»), превращенный Дюге-Труеном в собственный корабль и переименованный соответственно в «Сан Парей» («Несравненный»). За эти подвиги корсар удостоился королевского внимания и получил золотую шпагу за военные отличия (1695). В 1696 году добычей «Сан Парея» стали два голландских корабля, захваченных у берегов Испании. На следующий год корсар командовал судном «Сен Жак де Виктуар» и в сопровождении двух других судов отправился на перехват голландского конвоя, идущего из Бильбао под прикрытием трех военных кораблей под командованием вице-адмирала барона Васснера. В кровопролитном сражении погибли четыре двоюродных брата Дюге-Труена и половина экипажей французских судов, но все двенадцать торговых судов были взяты, причем голландские офицеры были убиты, а тяжелораненый Васснер взят в плен. В том же году Дюге-Труен был принят на службу в королевский флот в чине капитана 2-го ранга.

Война за испанское наследство вознесла Дюге-Труена на вершину славы. Французский историк отмечал, что «он один был бы способен во время войны за испанский престол вернуть французскому флоту славу времен Дюкена и Турвиля, если только подобное чудо могло бы осуществиться».

Для подобных высоких оценок есть все основания. Вот краткий перечень действий Дюге-Труена, этого талантливого преемника Жана Бара. В 1702 — 1703 годах его внимание было сосредоточено на китобойных промыслах Шпицбергена. Если 1702 год был неудачным из-за сильных штормов, то в следующем, 1703 году, Дюге-Труена ждали блестящие победы. Командуя «Эклатаном» («Громкий») и отрядом судов, он появился на китобойных промыслах в самый разгар сезона, спалил шесть голландских кораблей, захватил двенадцать других и в придачу к ним взял два торговых (английское и голландское) судна и с такой добычей вернулся в Нант. В 1703 — 1704 годах на «Эклатане» и «Фурье» («Бешеный») он пополнил список захваченных судов голландским и тремя английскими судами, но особенно примечателен захват «Амазонки» — корсарского судна из Флиссингена. Дело в том, что в бою с этим корсаром у Бреста погиб брат Рене, Николя-Франсуа. В 1704 году, командуя отрядом, составленным из кораблей «Язон», «Август» и «Валер» («Доблесть»), он овладел 72-пушечным кораблем и двенадцатью торговыми судами. На следующий год, крейсируя на «Язоне» у берегов Португалии, он ввязался в бой с португальским флотом, идущим из Бразилии, сражался поочередно с несколькими судами, был ранен, но не сумел овладеть ни одним призом. Однако на обратном пут в Брест взял на абордаж английский фрегат и захватил девять торговых судов.

Широкий резонанс имело знаменитое сражение 21 октября 1707 года у Лизарда. Дюге-Труен на 74-пушечном «Лизе» («Лилия») вместе с де Форбеном подстерегли здесь большой купеческий конвой, и после ожесточенного сражения в их руки попала часть флотилии и три военных корабля (в том числе 82-пушечный «Камберленд», абордированный Дюге-Труеном). Но командующие сочли добычу не столь внушительной, как ожидалось, и после крупного разговора на предмет ответственности за это каждого из них расстались врагами. Впрочем, характер Дюге-Труена проявился и в другом эпизоде. Когда король за эту операцию назначил корсару пенсию в 1 тыс. ливров, Дюге-Труен обратился с прошением передать награду своему помощнику капитану Сент-Обену, потерявшему в бою ногу. В ответ на это Людовик XIV вознаградил корсара за бескорыстие пенсионом в 2 тыс. ливров.

Неудачным стало крейсерство 1708 года — размеры призов, захваченных у Азорских островов, не покрыли сумм, затраченных на снаряжение судов. В следующем, 1709 году Дюге-Труен, возглавив отряд, состоящий из корабля «Ахилл» и трех фрегатов, взял четыре английских судна стоимостью 300 тыс. ливров.

За подвиги Дюге-Труен был пожалован дворянством, однако в 1710 году не смог должным образом отблагодарить короля за оказанную ему честь — он неожиданно заболел и едва не умер. Зато в 1711-м Дюге-Труен с лихвой возместил все авансы — грандиозная операция по захвату Рио-де-Жанейро принесла ему международную известность. Заслуги Дюге-Труена перед Францией не остались без внимания. Он был пожалован командорским званием ордена Св. Людовика и был введен в высшую военную иерархию французского общества. В 1731 году, уже в чине контр-адмирала, он командовал эскадрой Средиземного моря и, пройдя во главе ее у берегов Алжира, Туниса, Триполи и острова Кипр, вынудил местных пиратских владык принять все условия, поставленные французским правительством. Произведенный в генерал-лейтенанты, он накануне возможной войны с Англией в 1733 году был назначен главным морским командиром в Бресте.

Однако здоровье Дюге-Труена было совершенно подорвано. Когда опасность войны миновала, он отправился в Париж, в надежде, что столичные хирурги сумеют приостановить ход болезни. Усилия врачей были безрезультатны, и они честно признались старому корсару, что жить ему осталось считанные дни. Дюге-Труен и сам чувствовал приближение смерти и обратился с письмом к кардиналу де Флери, прося о покровительстве короля Людовика XV его семейству. В ответном послании Дюге-Труен с успокоением прочел, что может не беспокоиться о будущем семьи. Министр сообщал, что, читая письмо, король «…был им тронут, и я сам не могу удержаться от слез. Вы можете быть уверены, что Его Величество, если Богу будет угодно призвать Вас к себе, расположен оказать знаки своей милости вашей фамилии…» Через некоторое время, 27 сентября 1736 года Дюге-Труен тихо скончался в Париже. Современник вспоминал:

«По складу своею характера, он [69]был склонен к грусти или по крайней мере к некоторой меланхолии, не позволявшей ему вступать в какие бы то ни было разговоры. Привычка обдумывать важные планы сделала его равнодушным ко многому тому, что занимало большинство людей. Часто после долгой с ним беседы творивший вдруг замечал, что он не слушает его и ничего не понимает. Ум его, однако, был живым и проницательным. Никто лучше него не умел разобраться в том, что необходимо для успеха дела и что может его погубить. Ни одно обстоятельство не ускользало от его внимания. Он никогда не любил вина и был равнодушен к еде. Хотелось бы, чтоб и в других радостях жизни он отличался бы той же сдержанностью, однако ему никогда не удавалось одолеть своей страсти к женщинам. Он только старался избегать сильных и долгих увлечений, которые могли слишком завладеть его сердцем».

Узник замка Гам

Когда Дюге-Труена спросили, что он думает о Жаке Кассаре, корсар ответил: «Это самый великий моряк Франции на этот момент, я отдам все свои боевые операции за одну его». Имелось в виду последнее рискованнейшее дело этого капитана из Нанта, когда тот, командуя отрядом судов, прошелся по английским, голландским и португальским владениям в Вест-Индии и Атлантике и нанес колониям чувствительный ущерб.

Родился Кассар 30 сентября 1679 года. Его отец, капитан небольшого торгового судна, умер, когда мальчику было десять лет. Вдова осталась с тремя дочерьми и сыном на грани нищеты. Помогла помощь старых друзей семьи, которые определили мальчика на рыбачий бриг, отправляющийся на промысел к берегам Ньюфаундленда. С тех пор Кассар не знал жизни без моря. Впервые известность пришла R молодому моряку в 1697 году, после того как он участвовал в экспедиции барона де Пуэнти в Картахену. Кассар отличился при бомбардировке крепости и командовал отрядом флибустьеров. По возвращении во Францию он удостоился аудиенции самого короля, получил назначение в Дюнкерк и до окончания военных действий крейсировал в Ла-Манше. С началом Войны за испанское наследство наступила новая полоса в жизни Кассара; одна за другой следуют блестящие военные операции: разгром английской торговой флотилии (1708), закупка хлеба в странах Леванта и сопровождение пятнадцати купеческих судов во Францию, отмеченное двухдневным сражением с английской эскадрой у Бизерты (1709); конвоирование хлебного каравана из Смирны и захват английской торговой флотилии (9 судов) и 24-пушечного фрегата (1710), сопровождение хлебного каравана из Турции в Марсель (1711) и, наконец, в 1712 — 1713 годах состоялась та кампания Кассара, о которой столь высоко отозвался Дюге-Труен. Во главе небольшой эскадры Кассар пересек Атлантический океан (по пути захватив порт Прая на острове Сантьягу) и прибыл на остров Мартиника, откуда и нанес ряд чувствительных ударов по английским и голландским колониям Вест-Индии. В союзе с флибустьерами он разорил английские Монтсеррат и Антигуа (лето 1712 г.), разгромил голландские владения Суринам (осень 1712 г.) и Кюросао (зима 1713 г.). По возвращении в Тулон Кассар был произведен в чин капитана 1-го ранга и пожалован орденом Св. Людовика.

Кто мог тогда предсказать трагический финал этой истории? Через некоторое время Кассар подвергся судебному расследованию, темные страницы которого до сих пор остаются загадкой. Обвинения в недисциплинированности, нарушении субординации сочетались с жалобами на его ужасный характер и жестокость. Марсельские торговцы предъявили ему иск о несправедливом распределении денег, полученных от продажи захваченной собственности, и потребовали выплат причитающихся им сумм. Обстановка накалялась не без помощи самого Кассара, отличавшегося сложным характером. Его грубость и вспыльчивость могли быть простительными на галере, но не в торговых палатах и кабинетах методичных сухих юристов. Нелюдимый, угрюмый Кассар сам подливал масло в огонь и способствовал бесплодности всех попыток отстоять свою честь. Не добившись успеха в судебном разбирательстве, он в 1718 году удалился в Нант, оказавшись, после всех своих подвигов, даже без пенсии[70]. Через много лет Кассар вернулся в Париж, чтобы попытаться добиться справедливости. Неизвестно, что произошло на аудиенции, данной ему кардиналом де Флери 7 февраля 1735 года. По-видимому, упрямый вспыльчивый храбрей был весьма холодно принят кардиналом и, в приступе злопамятного гнева, наговорил много лишнего, оскорбив и министра и правительство. Спустя некоторое время он был арестован по «летр де каше» (безымянный королевский указ о заточении без суда и следствия), посажен в замок Гам, где через несколько лет сошел с ума и 21 января 1740 года умер.

Капитан Круазик из Байонны

Господин Жоаннис де Сухигарэйшипи, по прозвищу Круазик (на байонском диалекте — маленький корсар), был уроженцем Байонны, Много лет он проплавал на торговых судах и совершил несколько вояжей в Америку. Когда в 1689 году началась Война Франции против Аугсбургской лиги, он собрал своих друзей и попросил их помочь снарядить фрегат для корсарства. Бравому капитану не было отказано в помощи, и приятели в нем не ошиблись. На фрегате «Лежер» («Легкая») Круазик лихо крейсировал вдоль Атлантического побережья, и его имя вскоре сделалось хорошо известным. Герцог де Граммон, губернатор Байонны, был в полном восторге от капитана. Он не только слал восторженные донесения де Поншартрену и всячески протежировал ему, но и вступил в соглашение с корсаром об участии в снаряжении его корабля и доле в добыче. Герцог не ошибся в выборе — за несколько лет войны Круазик захватил более ста торговых судов. Особенно восхищался герцог де Граммон операцией, проведенной осенью 1691 года. Круазик долго следовал за торговым караваном и наконец дождался своего часа. На глазах у сопровождения он внезапно атаковал транспорт и захватил голландского торговца с грузом железа, вооружения и шафрана. Когда судно привели в Байонну, то стоимость приза была оценена в 100 тыс. франков.

Вскоре Круазик перенес свое деятельность в воды Шпицбергена и Ньюфаундленда. Командуя кораблем «Эгль» («Орел»), он охотился за китобойными судами и ловцами трески. 10 сентября 1694 года его корабль столкнулся с превосходящим противником в одной из бухт Ньюфаундленда. Круазик был тяжело ранен и умер, а «Эгль» затонул. На одной из могильных плит в заброшенной церкви сохранилась надпись: «Здесь покоится Жоаннис де Сухигарэйшипи, прозванный Круазик, капитан королевского фрегата в 1694 г. Ратуя за честь моего господина, я следовал за ним, атакуя врагов всюду, где их встречал».

Нам не раз еще придется встретиться с героями этих маленьких очерков. Хотелось бы отметить, что корсары Людовика XIV играли заметную роль в структуре военно-морских сил Франции. Плавания за призами, совершаемые ими, были чем-то вроде учебного полигона, на котором будущие офицеры королевского флота получали практические навыки, а абордажные схватки и артиллерийские перестрелки, в которых они участвовали, превращались в школы риска, доблести и отваги.

Русские цари и морской разбой

Иван Грозный и «московитский адмирал» Карстен Роде

В 1561 году развалился Ливонский орден. Вакуум на балтийских берегах, образовавшийся с его исчезновением, быстро заполнили соседи, разделив земли и сферы влияния некогда могущественного ордена. Принадлежавшие ему морские порты в Прибалтике оказались в руках балтийских держав. Швеции достался Ревель, Польше — Рига, а остров Эзель заняла Дания. Не упустило свой шанс закрепиться на Балтике и Русское государство, приложившее максимум усилий для уничтожения своего опасного соседа. Захватив в 1558 году крепость Нарву на левом берегу реки Наровы, в 12 км от ее впадения в море, Москва поставила морские державы перед фактом появления у них на Балтийском побережье серьезного соперника, не скрывающего своих амбиций. Неисчерпаемые ресурсы сухопутной Московии, ее мощный военный потенциал могли послужить толчком в превращении ее в морскую державу. Ближайшие соседи приложили немало усилий, чтобы в зародыше задушить потенциальную возможность появления московского флота.

Ядром противоречий на Балтике стала нарвская торговля, вокруг которой развернулись острые дипломатические, торговые и вооруженные столкновения, — не последнюю роль в них играли польские и шведские каперы. Они отлавливали идущие в Нарву торговые корабли голландцев, датчан, англичан, Любека и загоняли их в свои гавани, не давая возможности Московскому государству напрямую торговать с Западом.

Протесты торговцев, их жалобы на бесцеремонность и неразборчивость каперов в выборе жертв вызывали соответствующие правительственные меры и нередко приводили к острой дипломатической переписке. Так, например, в марте 1568 года правитель Нидерландов герцог Альба направил королю Польскому Сигизмунду II резкое письмо с протестом против действий его «пиратов», захвативших голландское судно. Требование герцога отпустить команду было удовлетворено, но таких захватов было немало, и сомнительно, чтобы в каждом конкретном случае власти могли повлиять на судьбу экипажа и грузов. Впрочем, когда каперы попадали в руки противника, с ними зачастую не церемонились: в глазах многих каперские грамоты не имели силы официальных документов и не спасали от «правосудия». Так, например, летом 1570 года данцигские каперы напали в нарвском фарватере на английские суда, но потерпели неудачу, были взяты в плен и доставлены в Нарву. Местные власти, приравняв пленных к пиратам, отправили их на виселицу.

Несмотря на активность балтийских противников Москвы и ожесточенность каперства, торговля у Нарвы набирала силу. «Легко понять, — с негодованием писал король Сигизмунд II, — как усиливается Московит, враг Польши и всею христианства, пока его поддерживают европейские торговцы; он с каждым днем становится опаснее». Король не случайно опасался восточного соседа. Царь Иван IV Грозный с трудом пробил себе выход на Балтику и не собирался отступать.

Его первым шагом стала подготовка к строительству в Нарве морских судов. Для этого из Холмогор и Вологды — тогдашних центров русского судостроения — были специально вызваны мастера «добрых, пропорций» и мореходы. Их направили за границу — «для присмотра, как на западе пьют пушки да строят корабли».

Следующий шаг, предпринятый царем, заставил Европу заговорить о появлении ранее неизвестных «московских пиратов». «Все, что ими делается, делается с его, царя, ведома, с цепью вредить подданным польскою короля», — с таким обоснованием некий Карстен Роде начал организовывать русское каперство на Балтийском море.

Как и о многих людях, внезапно вышедших из безвестности на страницы истории, о Карстене Роде сведений сохранилось очень мало. Мы знаем, что родился он в Дитмарксене, на юго-западе Ютландского полуострова [71], торговал с Любеком и служил датскому королю Фредерику П. 30 марта 1570 года Карстен Роде получил в Александровской слободе каперскую охранную грамоту, согласно которой он стал именоваться «царским морским отоманом». Ему было предоставлено право действовать против короля Польши, «ею подданных и помощников, пособники и други и всех тех, которые к нему в его городе и земле какой товар и живот запасу или что ни буди привезет и отвезет морем и сухим путем на его пристанище, море, и реки, и земли или где их мочно залести». Царь предоставил Роде широкие полномочия: «Силой врагов взять… и их корабли и людей мечом сыскать, зацеплять и истреблять». По условиям договора, царю поступал каждый третий корабль из захваченных Роде, «десятая деньга» (т. е. 1/10 часть) стоимости захваченного груза и лучшая пушка с каждого взятого судна. Роде получил также право вербовать на каперскую службу и раздавать каперские грамоты. Царские воеводы и наместники должны были помогать каперу всем необходимым, а великий князь обязался выкупить или выменять Роде, если тот попадет в плен.

Роде направился в Аренсбург на остров Эзель [72], где снарядил одно судно и нанял тридцать пять «немецких людей». Вооружив корабль (3 литые чугунные пушки, 10 небольших орудий, кирки для пролома бортов), он пошел к острову Борнгольм, где захватил сначала судно с селедкой и солью, идущее из Эмдена, а затем еще несколько кораблей. Под его началом уже была небольшая флотилия, с которой «московитский адмирал» пошел к Данцигу и захватил четыре судна с зерном[73]. Решительные действия отряда Роде вынудила власти Швеции и Данцига предпринять ответные шаги для поимки «отомана».

Первой их удачей стал захват одного из судов каперской флотилии — пинка «Заяц». Корабль шел с Борнгольма, где захватил двух шведских каперов, в Копенгаген. Ночью пленники освободились от оков, убили вахтенных, ранили командира, заперли команду в трюме и взяли курс на Померанию, где сдали судно властям. Сохранился список команды пинка. Эти имена дают представление о национальной принадлежности первых русских каперов, «подданных» Московского государства: Клаус Тоде из Любека — капитан; Гейнрих Шульие из Гамбурга — помощник; Ганс Гаусман из Дитмарксена — шкипер; Петр Хазе из Травемюнде — штурман; Нильс Гейнрихсен с Борнгольма — боцман; Тевес Бартельшен, также с Борнгольма — боцман; Олоф — сын Хазе, двенадцати лет. На пинке находился и пленник — некто Гейнрих Куль, золотых дел подмастерье.

Самого же Роде взять долго не удавалось. Дважды осторожного датчанина выручала разведка, и, получив вовремя предупреждение об экспедициях, снаряжаемых на его поимку, он успевал скрыться в датских водах. И все же шведам удалось захватить корабли Роде на острове Борнгольм. Правда, сам датчанин вновь ускользнул в Копенгаген. Однако его отряд уже не мог соперничать с превосходящими силами поляков и шведов и был вытеснен с Балтики. Изменилась и международная обстановка — Дания заключила мир со Швецией…

Прошло немного времени, и теперь уже Копенгаген был озадачен известиями о разбое Роде в датских проливах и захвате им судов. Это положило конец его деятельности русского капера. По приказу короля (05.10.1570) Роде был арестован и отправлен в замок Галь, близ Виборга. Коменданту крепости предписывалось отвести для узника комнату и принять все меры к тому, дабы никто не говорил с ним, кроме стражи. Особо оговаривалось требование соблюдать осторожность в общении с заключенным, отрекомендованным «шустрым малым», полагаться на которого нельзя. К Ивану IV был послан специальный гонец с донесением об аресте Роде [74]. Суда флотилии Роде конфисковали датчане, а «товарищей его» выдали шведским властям. Через три года, летом 1573 года, Роде перевезли в Копенгаген, предложив ему выкупить свободу за тысячу талеров. Дальнейшая судьба «московитского адмирала» неизвестна.


XVII век

Так закончилась история первого русского капера Карстена Роде и его флотилии. Столь же неудачной оказалась и первая попытка закрепления Российского государства на Балтийском море и ведения им самостоятельной морской торговли с Западной Европой. В 1581 году Швеция захватила Нарву, в 1611 году заняла русское балтийское побережье (Ижорскую землю — Ингерманландию) с берегами Невы и окончательно преградила России выход к морю. Столбовский мир 1617 года подвел конечную черту в катастрофическом падении России. Шведский король Густав II Адольф заметил: «Великое благодеяние оказал Бог Швеции. Русские опасные соседи. Но теперь этот враг без нашего позволения не может ни одно судно спустить в Балтийском море, в большие озера Ладожское и Пейпус [75]. Нарвская область тридцать миль обширных болот и сильные крепости отделяют нас от него: у России отнято море, и, Бог даст, теперь русским трудно будет перепрыгнуть через этот ручеек». Через четыре года, в 1621 году, с занятием шведскими войсками Риги, был положен последний камень в «прибалтийский барьер», разрушенный только в 1721 году Ништадтским миром, превратившим Россию в морскую державу.

Впрочем, превращение Балтийского моря в «шведское озеро» совершенно не означало уничтожения внешней торговли России. На протяжении XVII в. купцы из Новгорода, Пскова, Тихвина, Олонца, Ярославля ездили торговать в Стокгольм — единственный западноевропейский порт, в который приходили русские суда и где существовал Русский гостиный двор. Другим регионом российской балтийской торговли являлась Прибалтика и, несмотря на то, что Ревель, Дерпт, Рига оказались под властью Шведского королевства, немецкое купечество вело здесь выгодную посредническую торговлю между Россией и Западом. В 1632 году, со строительством в устье Невы шведского, города Ниеншанца, возник еще один центр транзитной торговли. По замыслу короля Густава II Адольфа, новый порт, создаваемый в противовес прибалтийским портам, должен был монополизировать внешнюю торговлю России на Балтике и вытеснить из русской торговли прибалтийское купечество.

Вторая торговая магистраль России — беломорская — шла севернее: «по божьей дороге океану-морю». Она огибала Скандинавский и Кольский полуострова и следовала к устью Северной Двины — в «жемчужину державы», в порт Архангельск. Сюда в весенние месяцы в сопровождении военных конвоев стекались нидерландские, немецкие, шведские, датские, французские купцы.

На этом пути таилось немало опасностей, были часты нападения пиратов, а в периоды войн — многочисленных каперов. Страдали в основном европейские коммерсанты. Летом 1582 года, например, датские «пять кораблей… разбойным обычаем на море у Колы и у Колмогор разбили немей, которые к нам в наше государство ехали… и корабль их со всем животом взяли, и их самих взял». В царской грамоте, направленной королю Дании, было выставлено требование сыскать этих людей, казнить их и вернуть захваченное. В начале 1613 года судно нидерландского купца Г. Кленка, зимовавшее у Тотьмы, разграбили «литовские люди». Разбойники захватили имущества на 15 тыс. руб., а самого купца и его людей «мучили и едва живыми отпустили». В 1614 году, «как приходили воры к Архангельску», воевода и посадские люди жгли склады и товары. В 1639 году два датских корабля захватили у побережья Кольского полуострова четыре голландских судна; в 1643 году испанские разбойники взяли еще нескольких голландцев. Зафиксированы случаи, когда местные жители пользовались привилегиями «берегового права», — в сентябре 1635 года недалеко от Архангельска затонул голландский торговый корабль, и вряд ли жалобы владельцев разбитого судна привели к возвращению товаров, присвоенных «промысловиками» Беломорья.

Нередко торговцам приходилось оставаться на зимовку в Архангельске, как вынуждены были сделать в 1687 году пять гамбургских судов (Гамбург осаждался Данией) или в 1690 и в 1692 годах голландские и немецкие суда, опасавшиеся нападения французских корсаров, оставивших печальную память. Один из них, кавалер де Форбен, не единожды громил северные караваны, направлявшиеся в Архангельск. В северных водах зафиксированы нападения немецких, голландских и даже испанских пиратов. Приходилось сталкиваться с морскими разбойниками и русским людям, причем жертвами нападения, по причине редкости торговых купеческих плаваний, становились дипломаты. Так, например, летом 1580 года немецкие разбойники ограбили в Пернове царских посланников. А в апреле 1654 года немало неприятных минут пришлось пережить у Западных Фризских островов посланному во Францию Константину Мачехнину. Торговый корабль, на котором он шел из Нарвы, оказался в непосредственной близости с «аглинскими воровскими караблями», захватившими на глазах дипломата четыре нидерландских и гамбургских буера. Мелководье спасло русскую делегацию, но каково же было изумление дипломатов, когда шкипер их судна оказался братом шкипера «карабля воровскою». Он признался, что «…к ним теперво и сам пошол, а для вас не пойду, чтобы государеву делу какая поруха не учинилась и вас не побили». Неожиданный союзник привел судно в Харлинген, где Мачехнин нанял другое судно и добрался до Гааги. Здесь из-за английских «воинских и воровских кораблей» пришлось простоять до 27 июня, и во Францию делегация прибыла только в октябре.

Приходилось российским государственным деятелям сталкиваться и с барбарийскими корсарами. В 1697 —1699 годах с образовательными целями за границу был направлен стольник Петр Алексеевич Толстой (1645 — 1729), будущий посол России в Турции (1702 — 1714), глава Тайной канцелярии и противник светлейшего князя Меншикова. Совершив путешествие по европейским странам (Польша, Силезия, Моравия, Австрия), он прибыл в Италию, где принялся за изучение морского дела. Пятидесятидвухлетний вельможа поступил волонтером на корабль, совершавший каботажные плавания по Адриатическому морю, и, обойдя побережье Далмации, приобрел немалый опыт в навигации, получив похвальный аттестат об успехах в «навтичных науках». Спустя некоторое время, в июле 1698 года, он отправился в Неаполь и на фелюге обогнул Сицилию, собираясь плыть на Мальту, когда неожиданно были получены известия, что в море ходят три «корабля турецких великих». У острова Капо-Пассеро срелюга встретилась с двумя мальтийскими галерами, которые уступали корсарам по боевой мощи. «Однако ж те галеры, — рассказывал Толстой в путевых записках, — от ник не побежали, а стояли, ожидая их, блиско помяненнаго острова (Капо-Пассеро. —Д. К.); также и я в своей филюге, где был поставлен на стороже, с того места бес повеления капиганскаю не уступил… И так мы тое ночь стояли всю…»

Утром (17 июля) выяснилось, что корсары ушли в море, и фелюга, с крайними предосторожностями, пошла вдоль побережья Сицилии, а следующей ночью рискнула пойти через пролив к Мальте «…на веслах, для того что ветру никакою не было…» Наконец, поймав ветер, фелюга подняла паруса и «…побежали. А в той ночи зело было пасмурно, и звезд видеть было невозможно… А патрон, то есть начальник филюги нашей, во мраке ночном с праваго пути мало позбился, что я видев, доволно с ним творил в противность и мнил то, что он делает с лукавства и хочет меня завесть в Барбарию, то есть во Арапы. Потом тот патрон познал сам, что не так идет…», и с помощью московского вельможи вышел на правильный курс. «На первом часу июля 19-ю дня увидели перед собою Малтийский остров… не доезжая до Малту за 10 или болши миль италиянских, съехались мыс турецким великим караблем… А тот карабль почал за нами правится и уганять нас, и гнался за нами 3 часа слишком, перенимая нам дорогу к Малту. И мы, видев, что тот карабль нас уганяет и к Малту мы от него уже иттить не можем, вскоре на филюге своей парусы переворотили под ветер, и почали мариеры (моряки. — Д. К.) гресть веслами, и пошли к тому караблю в противность, умысля то, чтоб нам тот карабль проплыть вскоре за ветер. И так при помощи Божией, встречу того карабля ехав, преминули его зело в близости. И как увидели турки, что филюга наша прашла против их карабля в меру пушечной стрелбы, начали стрелять ис пушек; а потом, как еще ближе поравнялись мы с караблем их, и они стреляли из мелкаго ружья по нас; однако ж Господь Бог нас пошалил: никого не убили и не ранили… А мы, невидимою силою Божиею освободясь от тех псов-босурман, приехали в Мэлт(Валетта. —Д. К.) в добром здаровье».

С угрозой каперского нападения пришлось столкнуться и самому Петру I. В июне 1696 гола «Великое посольство», в составе которого находился царь, отплыло из Пиллау и направилось морем в Голландию. Датское правительство снарядило для сопровождения военный конвой, но в последний момент предложило отказаться от избранного маршрута и добираться сухим путем. Морское путешествие было признано опасным из-за появления в Балтийском море французской военной эскадры под командованием знаменитого корсара Жана Бара. Он доставил в Данциг принца де Конти, претендента на польский трон, и теперь «шаталсяна Варяжском море».


Петр I и каперская война

Начало XVIII в. было ознаменовано небывалым размахом каперской активности. Никогда еще многострадальная европейская торговля не была так измучена, как в этот период. Не успел начаться XVIII в., а уже на континенте вспыхнули новые войны, охватившие почти все страны Европы. А с ними с новой силой разрасталась каперская эпидемия, опустошая торговые артерии и неся огромный урон купеческим конторам мира. Два могущественных короля — покровителя каперов зажали континент в плотные тиски узаконенного морского разбоя. Французские корсары Людовика XIV терроризировали регионы Средиземноморья, Атлантику и Северное море. А их шведские собратья по ремеслу, при поддержке Карла XII, подрывали северную торговлю. Молодой честолюбивый король, отстаивая гегемонию Швеции на Балтике, воевал с мощным Северным союзом и раздал такое количество каперских грамот, что северные моря буквально кишели от его подданных, получивших право на захват судов, принадлежащих вражеской стороне. В ответ противники выпускали в моря своих каперов для охоты на каперов и борьбы с торговлей. Мир закрутился в каперском состязании.

Справиться со шведами было невероятно трудно. Эти бравые потомки викингов скрывались в запутанных лабиринтах шведских и норвежских фьордов и были совершенно неуловимы. Они безраздельно властвовали на море и превратили Каттегат и Скагерак, ворота северной торговли, в самые настоящие каперские озера. Датские, голландские, английские, немецкие крейсеры не могли переловить каперов среди этих чернеющих скал, бесчисленных островов, рифов, где мели и путаница каналов была надежной гарантией безопасности.

Балтийское море было одной из главных зон деятельности шведов. Они открыли настоящую войну против торговли, без разбора овладевая всем судами, встречавшимися на пути. Страдали не только суда противника, но и купцы, представляющие нейтральные государства. Так, в 1714 году каперы захватили двадцать четыре английских судна, а весной 1715 года в их руки попало уже более тридцати кораблей, принадлежавшим торговцам той же страны. Деятельность шведов заставила Англию и Голландию предпринять защитные меры и ежегодно вводить в пролив Зунд свои флоты, обеспечивая безопасное мореплавание по Балтийскому морю.

Угроза истощения молодой, только встававшей на ноги балтийской русской торговли составила предмет особого беспокойства и царя Петра I. Примером стала история, произошедшая с кораблями предпринимателей братьев Осипа и Федора Бажениных, получивших от царя разрешение (02.02.1700) «корабли и яхты строить иноземцами и русскими мастерами повольным наймом из своих пожитков» и вести на них торговлю в Голландии и Англии, противниках Франции. Отправленное ими в Англию транспортное судно «Андрей Первозванный» было перехвачено и ограблено французскими корсарами. В ответ на этот захват Петр I направил послание Людовику XIV.


Петр I Людовику XIV

«4 марта 1705 г.

Пресветлейший, державнейший и велеможнейший княже, великий государь, наш дражайшей брате и совершеннейший друже, Людвику четвертойнадесять, королю Французской и Наварский, и иных и иных и иных.

Мним, что вашему королевскому величеству благоизвестно есть, како пред четырьмя лет в Биржах вашего величества посол, господин маркиз де Гирон нам имянем вашего величествия предлагал о желанной вашего величествия с нами, дружбы и любви и доброй пересылки и о свободной торговле междо обоих стран подданными к государственной прибыли. И на то от нас ответствовано, что мы с вашим величеством добрую дружбу и пересылку иметь усердно желаем и торювле свободной быть соизволяем, и ежели торговые французские карабли ходить станут в наши пристанищи, повелим их иметь в своем защищении… и что и своим подданным укажем вашего величества в государствах для купечества ходить… Но ныне уведали мы с удивлением, что наших подданных, имянуемых Бажениных, карабль, имянуемый Святого Андрея, 1703-го под нашим флагом и с пасом от ваших каперов взят и в пристанище ваше приведен и со всеми товарами конвискован. И хотя мы оной чрез присланною нашею капитана и тамо обретающагося нашего дворянина Посникова рекламовать указали и ваш адмиралтейский совет оной было приговорил з болшою частью товаров возвратить, но по учиненной апелацци до вашего совета оной карабль, не знаемо какой ради вины, противо прав и прежних учиненных обнадеживаний конвискован совсем. Також и потом, прошлого 1704-го году ноября в 23 день и второй наш карабль, от адмиралтейскою нашею комисара Избранта отпущенной, Святаго же Андрея Имянуемой, от Дуинкерских вашего величества каперов, под Шведцкими флагами сущих, взят и в Дуинкеркен приведен и со всеми товары конвискован. И якоже мы никогда не чаем, дабы то наших караблей взятие и конвискование с соизволения и ведома вашего величества чинилось… дружебно братики просим… взятыя карабли и с товары, яко нейтральныя и приятелския, немедленно возвратить повелеть и впредь крепкой указ морским своим офицером и протчим добытчикам дать, дабы под нашими флагами и с пасами повсюду ходящим караблям нигде никакой зацепки и вреду не приключали… дабы купечество обоих подданных к ползе множилось…»

Реакции на обращение не последовало. Более того, в 1707 году еще один корабль Бажениных, «Апостол Петр», возвращавшийся из Лондона в Архангельск, был захвачен французами и сожжен; товары были конфискованы, команда «обобрана» и высажена на остров Кильдин, В 1712 году Баженины потеряли еще четыре судна — два «пропали от непогоды», а два стали добычей французских корсаров.

Каперская деятельность могла принимать и более серьезный для государственных судеб оборот. В апреле 1714 года, в год Гангутской победы, в канцелярию адмирала Ф. М. Апраксина пришло донесение из Гданьска, податель которого сообщил чрезвычайно важную информацию. «Доношу, — писал он, — правду, то, что слышу здесь, что шведы нынешнего лета купно с капарами франиускими стараться имеют на море Балтийском о поимании (выделено нами) самого Его царскаго пресвятого величества, о котором гневом шведы ведомые, что особою своею на море сею лета быть изволит». Автор донесения направил уже не одно предупреждение и обеспокоен «беспечностью Его величества»: он просит довести сообщаемое до сведения государя и «иметь осторожность».

Осторожность и безопасность российских подданных могли быть обеспечены только при наличии в балтийских водах боеспособного русского флота. По мере того как крепчала молодая морская держава, активизировались антикаперская деятельность и борьба со шведской торговлей. Одним из первых успехов стало крейсерство русских фрегатов под командованием капитан-поручика Исаака Бранта и капитана Авраама Рейса в Северном море и Каттегате (1711). Первый, на фрегате «Св. Петр» в августе захватил три стокгольмских судна: 6-пушечный «Конунг Давид», 4-пушечный «Белый медведь» и 2-пушечный «Желтый лев» с грузами соли и патоки. Второй, возглавляя отряд судов, построенных на Соломбальской верфи, совершил в 1710 году переход из Белого моря в Копенгаген и, действуя по указаниям русского посла в Ланий князя Василия Лукича Долгорукого, принял участие в каперской войне в проливе. Результатом операций стал захват шведских галиотов с лесом и солью и 11-пушечного шведского капера. Обратимся к документам и восстановим некоторые обстоятельства происшедшего.


Документ 1

А. Рейс —Петру!

«19 октября 1711 г.

Я не сомневаюсь, что господин посол Долгорукой вашему величеству не объявил о моем приезде сюды (во Флекерен. — Д. К.), такожде, что я взял корабль, нагруженной пенкою и смолою, идущий от города Арханьелского, которой з 12 дней взят был от шведов. Говорят, что нагруска оного его королевскому величеству даикому принадлежит и около 12 000 ефимков стоит, и что мне ваше величество с тем чинить укажет, буду ожидать. Потом, по прошению барона Левендала [76] согласились мы, три афииеры вашего величества кораблей, проводить в Голландию морской купеческий флот и вышли с ним сею месяца во 2 день на море… Когда с флотом вышли, взял я шведцкого капера с 11 пушками и привел сюды. Дайкой капитан Гоер претендует в том участия, однакож понеже он за ним не гнался, ниже по нем стрелял, и моя шлюпка прежде у того корабля была по приложенному свидетельству, и потому оной взятой корабль весь мне принадлежит. Я уповаю, что ваше величество изволит мне и людям некоторую часть из взятых кораблей пожаловать, и еще прошу вашего величества милости о месте капитана командира, которое мне обещать изволили».


Документ 2

Петр I Рейсу

«25 января 1712 г.

Писмо ваше… я получил, в котором пишешь, что вы шведского капера взяли и датцкий карабль освободили, за что вам благодарствую и надеюсь, что всегда вы доброва случая пропускать не будете. Что же пишете о перемене чина своею, и то по времени вам исполнено будет… »[77]


Но этот захват — лишь мелкий эпизод каперской войны в северных морях. Переломить ход событий и перехватить инициативу в военно-морских действиях, а значит, и в крейсерской войне, было делом не одного года, тем более что шведские каперы принимали самое активное участие в военных операциях. Князь Александр Данилович Меншиков, командовавший войсками, действовавшими в Померании, в июле 1712 года докладывал Петру I, что «шведы в 48 судах, между которыми 33 каперов, атакировали остров Волин и на оном взяли один Швирен-шанеи, в котором сидели саксонцы и неприятелю чрез окорд пленными отдались, а из другаго волинскою шанца саксонцы же ритеровались в Бранденбургию, ис которых с 70 человек французов изменили и к неприятелю пристали…» Не оставляли шведские каперы без внимания и приморские области Российской империи. «Как дьяволы… вертелись» они у побережья Прибалтики и Финляндии, не давая покоя местным властям, на которые сыпались жалобы, протесты и мольбы о помоши в борьбе с этой язвой. Неокрепшие морские силы России должны были продемонстрировать свою боеспособность.

Ранней весной 1715 года Ригу окружили цепью застав и караулов. Несколько дней жители не могли выйти за пределы города. Они недоумевали, не понимая, почему приняты столь чрезвычайные меры. Видимо, происходили события крайней важности, если в порт пожаловал сам граф Павел Иванович Ягужинский, доверенное «око» царя. Секрет сумели сохранить, и шведы не смогли вовремя узнать о том, что в гавани вооружаются три судна для охоты на каперов. В апреле отряд из самых быстрых фрегатов под командованием Питера Бредаля, норвежца на русской службе, вышел в крейсерство к берегам Курляндии. Начало операции было неудачным — корабли разошлись в море. Но Бредаль на фрегате «Самсон» справился с поставленной задачей в одиночку. Ему было известно, что у острова Эзель находятся три шведских капера. 11 апреля он захватил 16-пушечный «Единорог», на следующий день — 12-пушечный «Эсперанс», который сдался без боя, а третье судно, 12-пушечный «Стокгольм-Галлей», было перехвачено 16 апреля у острова Готланд. Петербург откликнется на триумф Бредаля[78] 19-пушечным салютом. Это была первая крупная победа России в каперской войне.


В 1716 году масштаб операций расширился. Речь шла уже о международном сотрудничестве — совместных каперских операциях, предпринятых с каперскими судами прусского короля. Вновь обратимся к документам.


Документ 1

Петр I — Ф. М. Апраксину

«Данциг, 26 февраля 1716 г.

Понеже в бытность нашу в Риге от шведских каперов определили быть трем судам: «Диане», «Наталии» и взятому (о чем чаю вы чрез г. Шаутбенахта [79] уже известны), а когда я был в Кенигсберге и там видел, что 4 капера готовят же и ждут комиссии от короля, и просили меня дабы где случится сойтиться с нашими, чтоб помогать друг другу, о чем извольте в наказе командиру написать, также чаю склонить и здешних г. г. что и они несколько поставят же, также буду трудиться у Прусскаго и Датскаю, чтоб из Штетина и Стральзунда тож учинили, и сим образом чаю лучше коммерция будет в Ост-зее».


Документ 2

А. Д. Меншиков Петру I

«15 марта 1716 г.

… Что изволите упоминать, что изволили в бытность Вашу в Риге от шведских каперов определить, чтоб быть трем судам, а именно: «Диане», «Наталии» и взятому, о чем мы известны и к тому по письмам всякое приготовление чинится, что сколь скоро лед пройдет, то оные к Риге пойдут; також будучи в Кенигсберге изволили видеть, что тамо 4 капера готовят и ожидают комиссии от короля, а понеже в том письме не означено, где нашим супам с оными каперами случиться, того ради всенижайше прошу извольте приказать меня уведомить в которых местах случение быть имеет, в Мемеле, в Пилаве, во Гданске, Кольберге или инде где; зело бы изрядно чтоб на оныя наши суда могли по свидании Вашего Величества с королями указы получить да бы для всякаго случая ежели неприятель где сильно нападет могли ретировать к которой пристани…»


Документ 3

Указ графа Апраксина капитану Веселю

«13 апреля 1716 г.

По получении сего со врученными Вам двумя шневами «Дианою» и «Наталиею» идти от Кроншлота к Риге и тамо взяв с собою шведский капер, который взят прошлаго года, идти до Готланда и исполнять по нижеписанным пунктам.

1

Крейсовать между Готланда и Данцига и курляндских берегов от Готланда к Эланду.

2

Смотреть в том крейсерстве неприятельских каперов и прочих судов и которыя Вам попадутся под силу брать и что даст Бог добычи присылать к Ревелю из трех судов, которыя с Вами будут с однем, а с двумя крейсовать непрестанно.

3

Понеже изволил писать ко мне Его Царское Величество из Данцига, что 4 капера прусских против шведов изготовлены в Кенигсберге, и где оные каперы с Вами случатся, иметь с ними доброе согласие и во время нужды друг другу помогать, сколько допустит возможность.

Ежели неприятельские корабли явятся, против которых Вам стоять будет не можно, то ретираду иметь во время нужды к Данцигу, к Пилау и Мемелю, а ежели ветр будет SSW или W, ток Ревелю».


Документ 4

Указ правительствующею сената о каперах

«22 мая 1716г. 1716 году мая в 22 день по указу Великого Государя правительствующий сенат приказали: каперам поручику Лодыженскому, подпоручику Лауренсу Берлогену, которые ныне отправляются на шневах именуемых «Наталия» и «Диана» для каперования в Балтийском море, дать паспорт, в котором написать, что им по данным Его Царского Величества указам каперить неприятельские суда шведскаго государства, и те их суда, которыя на море могут получить, держать, и действовать по определенным пунктам из адмиралтейства».


С каждым годом перевес российских военно-морских сил на Балтике становился все более очевидным. Нападение на Готланд в 1717 году, разорение побережья Швеции и Эзельская победа в 1719 году, Гренгамское сражение 1720 года неуклонно поднимали авторитет России как морской державы, укрепляя ее владычество на Балтике. Но блестящие воинские победы флота не заслоняют отдельных операций крейсерской войны.

Одним из офицеров, особо отличившихся в борьбе против шведской торговли, был Франсуа Гийом де Вильбоа, француз на русской службе, именовавшийся Никитой Петровичем. Близкий к царю (он состоял адъютантом Петра I и был шафером на его свадьбе; царь крестил дочь де Вильбоа и его жены Елизаветы, урожденной Глюк[80]), он участвовал во многих военных операциях Петровской эпохи и доставил немало вреда неприятельской торговле. В 1716 году Вильбоа участвовал в блокаде Любека, предпринятой с целью не допустить выхода оттуда в Швецию купеческих судов. В 1718 году, возглавляя отряд судов, он крейсировал на Балтике и захватил пять призов; осенью 1719 году был послан к Данцигу, где сосредоточилось более ста торговых судов. Получив приказ остановить вывоз хлеба в Швецию, Вильбоа задержал все суда, стоящие в гавани, и заставил торговцев дать присягу в том, что отправляемый ими хлеб не будет доставлен в Швецию. Для контроля за перевозимым грузом он направил письмо послу в Дании князю Долгорукому с просьбой провести перепись проходящих через Зунд купеческих судов, что позволило бы выявить судовладельцев, нарушивших клятву. На рейде создалась крайне накаленная обстановка, которая еще более обострилась с приходом в Данциг отряда шведских кораблей. Вильбоа был блокирован в гавани. На предложение данцигского магистрата добиться у шведов разрешения на свободный выход корабля Вильбоа из гавани, последовал ответ: выйду, ежели государь повелит, «…а буде повеления не будет, то я рад стоять здесь до последнего человека». Торговцев Вильбоа не выпустил и пригрозил, в случае нападения, затопить суда на Висле, предварительно загрузив их камнем. Шантаж, блеф, угрозы… но Вильбоа удалось избежать нападения. Зимовать пришлось в Данциге. Весной 1720 года Вильбоа сумел выговорить у шведов свободный выход в море с обещанием не преследовать его в течение 48 часов, после чего пришел в Ригу[81].

Ништадтский мир 1721 года и успешное окончание Северной войны подтвердили военно-морскую мощь России. Масштабы проникновения новой морской державы в европейские моря начинают расширяться. Не ограничиваясь акваториями Балтийского и Северного морей, русское правительство попыталось распространить свое влияние на Атлантику и Средиземноморье. Но вопрос о плавании в этих водах возник еще до начала войны на севере.

В 1699 году, когда посольство Емельяна Игнатьевича Украинцева отправилось в Константинополь для ведения мирных переговоров с султаном, одним из вопросов, обсуждаемых с турецкой стороной, стало так называемое «алжирское дело». Воображение Петра I, овладевшего к тому времени Азовом, манили картины изобилующего богатствами Востока, он уже представлял, как русские корабли, пришедшие из Архангельска, бороздят просторы Средиземного моря. Однако хозяевами здесь были алжирские, триполитанские и тунисские корсары, и царь рассчитывал добиться от Блистательной Порты издания повелительного указа «к алжирским разбойникам», чтобы они «преходящим или где плавающим кораблям под знаком его царскою величества… никакого затруднения и озлобления не чинили и их вольно и свободно пропускали». «Дело» началось в январе 1700 года и тянулось полгода, сопровождаясь бесконечными проволочками: «о пашпорте алжирском указ дан будет в свое удобное время» (7 февраля); «везирь взял себе на размышление на несколько дней» (8 февраля); «ответ учинен будет в иное время» (12 февраля); «близко праздник их байрам и для того дел никаких делать им ныне не мочно и некогда» (5 марта) и т.д. Предпринятые по повелению Петра дипломатические хлопоты были пустой тратой времени — вряд ли султан располагал действенными рычагами давления на магрибских деев, да и какие русские корабли могли появиться тогда в Средиземном море…

Внимание русской стороны к проблеме магрибского корсарства подтверждает один любопытный документ, обнаруженный нами в фондах Российского архива Военно-морского флота. В рапорте вице-адмирала Корнелия Ивановича Крюйса генерал-адмиралу Апраксину от 12 января 1721 года приводится «Роспись алжирских турецких капаров, которые намерены итить для разбою в Канале и Нордзее в 1721 г.

Золотая эпоха морского разбоя

Еще на верфи стояло три карабля. Одним имеет командовать Али рейс Данзер, а другим вице-адмирал Кара Мустафа, а на третей еще не определено кому быть».


Информированность русской стороны имела вполне конкретное объяснение. В 1723 году в С.-Петербурге родился проект отправки экспедиции из трех судов в Испанию для организации торговли между двумя странами[82]. В инструкциях, данных командующему судами капитану Кошелеву, был предусмотрен специальный пункт, касающийся возможной встречи с корсарами Магриба. «Будеже ты усмотришь на море 1, 2 или 3 корабля в баталии действуют, тогда тебе прямо на них идти и ежели рассмотришь, что они каперы нации барбарийской или Моры (мавры. — Д. К. ) в действе противу какого христианскою корабля, тогда такому кораблю от оных каперов вспомогать и освобождать. Ежели за помощию Божиею такие барбарские каперы признаешь, что одолеть их можно, тогда все что есть на них, тож людей и каперы взять в приз с собою; буде вышеописанные каперы возьмут какой бы нации ни был корабль и тому минует двое суток, то оный корабль и товары и Моры, буде возьмутся, считать за добрый наш приз». Составители инструкции вполне реально представляли себе рыночную конъюнктуру в портах Средиземного моря и отметили, что при продаже захваченного корсара не следует рассчитывать на сумму, превышающую 75 — 100 «ефимков» (талеров). Правда, русским военным кораблям не пришлось столкнуться с мусульманскими корсарами, так как экспедиция в Испанию не состоялась[83].

Через два года, в 1725 году, корабль «Девоншир», фрегаты «Декронделивде» и «Амстердам-Галлей» прошли по портам Средиземного моря, но и им посчастливилось избежать встречи с морскими разбойниками. Это были первые плавания российских кораблей в Средиземное море. Подлинная история проникновения России в эти воды начнется примерно через полвека, когда произойдут героические сражения российских эскадр с алжирскими адмиралами и прославятся «русские корсары», получившие каперские грамоты от графа Григория Орлова, Самуила Гиббса, Федора Федоровича Ушакова и Дмитрия Николаевича Сенявина.

ГЛАВА 4. КОРАБЛИ И ИХ ЭКИПАЖИ

Экипаж галеры

Последние дни на галере перед выходом в плавание проходили в лихорадочной суматохе. Грузчики сновали с берега на судно с ящиками, набитыми всевозможным снаряжением, перетаскивали бочки с вином, пресной водой, грузили бочонки с порохом. Матросы работали с утра до вечера — они чистили палубу, снасти, готовили и чинили паруса. Во всех корабельных службах наводился лоск — зная суровый нрав командира в вопросах дисциплины и содержания корабля, служители старались предусмотреть все.

Наконец пришел день, назначенный к плаванию. Галера блестела чистотой, была разукрашена вымпелами, штандартами и флажками. С раннего утра взволнованная команда ожидала прибытия командира (capitaine de galere). О его появлении на набережной Валетты возвестило пение труб сопровождающих его сигнальщиков. Вся команда выстроилась на палубе, а гребцы приветствовали появление командира тихим горловым возгласом «Хо!»

Командир — выходец из знатного аристократического рода, поседевший в сражениях воин суровой закалки, давший обет безбрачия во имя служения делу Христа. Этот неустрашимый рыцарь, посвятивший всю жизнь борьбе с «неверными», внушал ужас жителям североафриканского побережья и вызывал благоговейный страх у своих подчиненных. Они безмолвно следили за тем, как командир неторопливо поднялся на борт и степенно прошел на корму, где под деревянными дугами, несколько выше носа судна, находилась большая каюта, накрытая тентом, нечто вроде специальной беседки. Он удобно расположился в высоком кресле, которое как трон возвышалось над палубой. Здесь был его командный пункт.

На корме, как царедворцы вокруг монарха, расположились офицеры галеры:

— Старший офицер, второй дворянин на галере (roy de la galere), в подчинении которого находились караулы, огнестрельное и холодное оружие.

— Дворянин, в ведении которого находилась артиллерия (cherche-mer).

— Капитан военной команды (capitaine de l'etendart).

— Офицер, надзирающий за галерными гребцами (capitaine des esclaves).

— Капитан галеры по морской части (patron de galere). От знаний этого человека зависело то, как пройдет плавание судна в море, так как он был профессиональным моряком. Неустрашимый командир галеры был хорош в сражении, но не слишком хорошо разбирался в морских вопросах, и поэтому роль его заместителя по кораблевождению во время плавания была исключительно велика.

Неподалеку от командира находилась группа «защитников кормы» (retenue de poupe). Эти юные дворяне поступили на галеру сражаться против магометан. Во время сражения они защищали кормовую часть судна и флаг.

Вся галера предстала перед взором командира как на ладони. Прямо перед ним расстилался длинный невысокий дошатый настил, идущий до самого носа корабля, — куршея. По обе его стороны находились банки гребцов, на которых, лицом к корме, располагалась галерная команда. Ее количественный состав зависел от размеров судна. На галере командира было тридцать шесть банок для гребцов, по восемнадцать с каждого борта. Весла длиной доходили до 15 метров, а весом от 250 до 300 кг. Привести в движение такую махину было, конечно, не под силу одному человеку, и поэтому у каждого весла находилась группа гребцов. В зависимости от конструкции корабля и весла, гребцов было от пяти до девяти человек на каждой банке.


ШИУРМА

Галерная команда называлась шиурма (chiourme). Ее составляли из трех разрядов людей:

— каторжники (forcats, gens de cadene). Это уголовные преступники, осужденные «на галеры». Они приковывались цепью за ноги к опорному брусу, не могли свободно передвигаться по кораблю и не обладали никакими правами, так как находились вне закона. На галерах Мальтийского ордена и в составе французского королевского флота они составляли большинство галерщиков. Каторжникам брили наголо голову, усы и бороду.

— невольники (esclaves). Гребцы-военнопленные. Они набирались на галеру из числа пленников или покупались на невольничьем рынке. По национальности это были, как правило, турки или мавры. Их положение практически не отличалось от положения каторжников. Они также заковывались в цепи и не имели никаких прав. Однако эта категория людей считалась лучшими гребцами. Выражение «силен, как турок» уходит корнями в эту эпоху, когда пленные подданные Оттоманской империи составляли главную гребную силу на корабле. Внешне они отличались от каторжников тем, что на темечке их бритой головы оставляли клок волос.

— вольнонаемные (bonne voglie, gens de bonne veulle). Они поступили на службу по доброй воле, на определенный срок и за установленную плату. Видимо, очень несчастливо сложилась жизнь этих людей, если заставила их по собственному выбору обречь себя на такую адскую работу. Как правило, на галеру нанимались разочаровавшиеся в жизни бедняки, бродяги, нищие, заключенные, выдержавшие срок наказания, но не нашедшие себе места из-за своего прошлого. Вольнонаемных приковывали только ночью, днем же они могли передвигаться по судну, и их использовали в судовых работах. Им брили голову и бороду, но оставляли усы. Заметим, что у владельцев частных корсарских галер не было таких резервов для набора гребцов, которыми располагал, например, королевский флот Франции, формирующий шиурму на базе каторжников или военнопленных. Главной проблемой частных владельцев был набор более чем сотни добровольцев, и средства для этого были самые разнообразные — от добровольного соглашения до обмана. Однако добровольная комплектация приносила ощутимую пользу в абордажных схватках, так как вольнонаемным выдавали оружие и они участвовали в бою.

«Представьте шестерых человек, прикованных цепью к скамье, голых, как при рождении, одна нога на ступеньке, другая на противоположной скамье, — писал современник. — Они удерживают непомерно тяжелое весло (15 футов длиной), сначала наклонялись вперед, к корме, вытягивая руки над спинами гребцов, сидящих на скамье перед ними и тоже наклонившихся вперед, а затем отбрасывая его назад. Так гребут на галерах, без отдыха, десять, двадцать часов подряд. Время от времени maitre de l'equipage или другой моряк сует в рот готовым упасть в обморок несчастным гребцам кусочек хлеба, размоченного в вине, а капитан орет, приказывая сильнее стегать кнутами. Когда один из рабов, безжизненный, падает на скамью (а это порой случается), его до смерти стегают кнутом, после чего бросают за борт».

Шиурма была обречена на смерть. Гибель подстерегала гребцов везде. Кричать и стонать им было запрещено — у каждого на шее висел кусок пробки, который вставлялся в рот и заглушал крик. В сражении страдания невольников шиурмы были беспредельны — они видели схватку, происходящую вокруг них, но ничего не могли предпринять для собственной безопасности. Одержана победа — их положение не изменялось. В случае поражения гребцы, прикованные цепью, погружались на дно вместе с потопленным кораблем. В лучшем случае они становились гребцами на судне победителя. Правда, для военнопленных оставалась небольшая надежда, что они попадут в плен к соотечественникам, но кто мог знать, какая судьба ждет их там.


МАТРОСЫ (mariniers)

Галеру обслуживали три-четыре десятка матросов. Они управлялись с парусами, работали у мачт, поднимали якорь и выполняли другие судовые работы. Особую группу среди них составляли молодые матросы, юнги (gourmettes).


КОМИТ (comite)

Комит — галерный пристав. Он был одной из главных фигур на корабле и выполнял обязанности шкипера и боцмана. В велении комита и первого его помощника сукомита (sous-comite) находились все службы на галере, в том числе работа гребцов и матросов. На шее комита висел серебряный свисток. Выслушав приказ капитана, он высвистывал сигнал, который повторял первый по-мошник, и работа начиналась.


АРГУЗИН (argousin)

Аргузин — второй помощник комита. Со своим напарником су-аргузином (sous-argousin) он осуществлял надзор за шиурмой. Это были самые страшные для гребцов люди — ведь вся судьба несчастных зависела от них. Аргузин с помощником снимали и заковывали в кандалы, следили, все ли члены шиурмы прикованы и не сможет ли кто-нибудь совершить побег. С плетьми из воловьих жил они расхаживали по куршее и наблюдали за ритмом работы гребцов. Страшный удар, обрушивающийся на несчастного, выбившегося из ритма, становился первым предостережением, за которым мог последовать удар саблей по голове, и тело убитого летело за борт.


АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ КОМАНДА

До появления на галере артиллерии, ее главная ударная сила заключалась в мощном таране на носу корабля. В XVI — XVII вв. на галерах уже широко использовались артиллерийские орудия, и убойная мошь галеры сильно возросла. Тяжелые бронзовые пушки устанавливались в носовой части и по бортам. Заведовать артиллерийским хозяйством, состоящим из различных типов орудий — пушек, кулеврин, фальконетов, камнеметов, — мог только хороший эксперт, опиравшийся на опыт своих унтер-офицеров (maistre-bombardier и maistre-canonnier) и рядовых канониров (compagnons canonniers). От удачного залпа зависело начало боя, а дальше дело было за абордажной командой.


ВОЕННАЯ КОМАНДА

В распоряжении капитана военной команды были морские солдаты (soldats), мушкетеры (mousquetaire) и специально подготовленная десантная группа матросов, т. н. матросы кормы (proyers). Они цепляли неприятельское судно за борт специальными крюками (grappin — крюк, от которого произошло идиоматическое выражение jeter (или mettre) le grappin — взять власть над кем-либо, подчинить себе кого-либо).

Натренированные люди первыми прыгали на борт противника и секирами, топорами и шпагами прокладывали дорогу остальным. Им нужно было перебраться через траверзы — полосы плотного холста, натянутые поперек галеры, — за которыми их поджидал противник. Но абордажную команду поддерживали со своего судна. На борт врага летели горючие и отравляющие смеси, камни и горшки с мылом, которые, разбиваясь, превращали палубу в каток, на нем солдаты скользили и падали, напарываясь на небольшие шары с четырьмя иглами, наносящими страшные увечья.


ЛОЦМАНСКАЯ КОМАНДА

Из-за несовершенства конструкции и навигационных приборов галерные суда во время плавания старались придерживаться береговой линии. В этих условиях велика была роль кормчего, лоцмана (pilot) — старого опытного моряка, нанимаемого на период плавания. Искусство знатока отмелей, прибрежных гаваней и якорных стоянок позволяло судну вовремя укрыться от надвигающейся стихии, не уклониться от курса и не потерять торговые магистрали. Под командованием лоцмана и его помощника (compaignon de pilot) находились четверо рулевых (timoniers).


МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМАНДА

Предметом особой гордости командира была специальная команда музыкантов. Флейтисты и скрипачи услаждали слух этого «меломана» и позволяли ему похвастаться своей любовью к высокому искусству перед другими командирами, которые также были не прочь заявить о своем пристрастии к прекрасному. Но помимо услаждения тщеславия командира, часть музыкальной команды выполняла очень важную функцию на галере. Ударные инструменты составляли слаженный ритмичный ансамбль, задающий ритм гребной команде, а трубачи и горнисты подавали команды и сигналы.


БЕЗ НИХ БЫЛО БЫ НЕВОЗМОЖНО ПЛАВАНИЕ НА ГАЛЕРЕ

— Писарь с помощником (ecrivain u sous-ecrivain). В их обязанности входил учет личного состава, ведение бухгалтерских смет и ведомостей расходов, запись грузов и захваченного имущества.

— Корабельный повар.

— Буфетчик (maistre d' hotel) — следил на прохладительными напитками и вином.

— Специальный повар капитана.

— Бочар (barrilleur) — следил за состоянием и сохранностью всех бочек на галере.

— Плотник (maistre dache ou charpentier) и конопатчик (mattre calfat) — проделывали все работы с мачтами и деревянной обшивкой.

— Баталер (maistre valet) — распоряжался закупкой и сохранением продовольствия и контролировал размещение грузов и помещения, где они находились.

— Весельный мастер (remollat ou fabricant de rames).

— Хранитель-распорядитель пресной воды (maistre valet d'eau). Его роль понятна всем, кто читал книги о страдающих от жажды во время плавания.

— Лекарь.

— Цирюльник (barbier) и его помощник (barberot). Командир остался доволен состоянием корабля. Теперь надо

было проверить, каково судно в деле. Он дал сигнал — раздался свисток комита, и многовесельный живой механизм запустили в ход. Галера вышла из гавани и стремительно направилась в море.

Экипаж пиратского корабля

Для того чтобы читатель полнее представил себе обстановку на пиратском судне и состав его экипажа, мы придумали от начала и до кониа вымышленную историю, которая будто бы случилась в 1715 году…

Вряд ли можно найти разгадку произошедшего на борту пиратского брига «Нежданная радость». Только смутные догадки подскажут, что без предательства не обошлось.

Неудачи преследовали «Нежданную радость» и превратили некогда отчаянный экипаж в скопище обреченных людей, живых мертвецов, парализованных страхом перед возмездием. Взаимная подозрительность нагнетала обстановку на корабле, а дисциплина совершенно развалилась. То и дело вспыхивали ссоры, грозящие перерасти в поножовщину и смертоубийство. Приступы яростной враждебности сменялись мутным состоянием безысходности и апатии, которую гасил только ром. В такие часы корабль болтался на волнах, как сарай, и только случайности спасали «джентльменов удачи» от виселицы. То налетевший ветер гасил паруса приближающегося военного фрегата, то легкая осадка брига помогала ему укрыться от погони на мелководье, а однажды внезапный ураган прервал заведомо проигранное сражение с двумя преследователями. Расчеты пиратов на добычу оборачивались крахом. Вместо богатых и беспомощных купеческих судов «Нежданная радость» напарывалась на пушечный огонь военных кораблей. Пиратский бриг оказался в зловещем вражеском кольце, так как все его действия непостижимым образом становились известны властям английских портов от Бриджтауна на Барбадосе до Кингстона на Ямайке. Развязка затянувшейся агонии наступила в тихой уединенной бухточке маленького пиратского островка, затерявшегося в Гренадинах. Пираты привели сюда «Нежданную радость» для килевания. Прошло несколько дней. Разоруженное судно было посажено на песок, положено на бок, и часть команды очищала его днише от водорослей и ракушек. Оставшиеся без дела разбрелись по острову и охотились на диких коз. Внезапно в гавань вошли два военных фрегата, и для команды «Нежданной радости» все было кончено.

Через две недели с небольшим, 10 декабря 1715 года, на площади Кингстона (о. Сент-Винсент) смертный приговор четырем из захваченных пиратов был приведен в исполнение. Остальных схваченных головорезов правосудие отправило на каторжные работы. Но не весь экипаж «Нежданной радости» постигла столь безнадежная участь. Несколько членов шайки скрылись от преследования в непроходимых джунглях пиратского острова. Много дали бы они за то, чтобы узнать имя предателя. И теперь, глядя на раскачивающиеся на ветру трупы своих товарищей, они поклялись отомстить. Через девять дней после казни были одновременно взломаны помещения коменданта крепости и начальника порта. Все внутри было перевернуто вверх дном, перерыты и выпотрошены деловые бумаги и документы. Многие из них исчезли. Мертвецки пьяная охрана ничего не могла рассказать, и расследование виновных не нашло.

Прошло еще четыре дня.

Ранним утром караульный на плошали продрал глаза, потянулся, выполз из помещения охраны и остолбенел — тела четырех висельников исчезли, а вместо них висел один покойник — новый! Лицо мертвеца было обезображено до неузнаваемости, а в сердце торчал длинный испанский кинжал, пригвоздивший к телу окровавленный листок с надписью «Нежданная радость Джереми Уэттону». Вызванный офицер приказал снять труп, вытащить нож, а бумагу лично доставил губернатору…

Эти документы были найдены в архиве Бристоля в 1955 году. Знакомство с ними позволило раскрыть тайну этой истории. В бумагах находились донесения с борта «Нежданной радости», непонятно какими способами доставляемые английским властям, и секретный отчет, написанный после захвата пиратского брига. Это были те самые документы, пропажа которых из кабинета коменданта Кингстоуна стоила жизни разоблаченному шпиону. Копии отчетов успели отправить в Англию, но они затерялись в делопроизводстве и всплыли только спустя два с половиной века, рассказав о невидимой войне правительства против пиратов. С их страниц, как под микроскопом, предстала вся жизнь и деятельность пиратского экипажа.

ДЖЕРЕМИ УЭТТОН

Джереми Уэттон был доктором на «Нежданной радости». Английские власти точно продумали, как внедрить шпиона на пиратское судно, и несколько месяцев ждали результата. Лекарь был необходим на любом корабле, в том числе и на разбойничьем. Недоброкачественная пища, испортившаяся за время плаваний, тухлая вода, и как результат — заразные эпидемии, бесконечные огнестрельные и колотые раны, несчастные случаи, увечья, и бороться с этими недугами мог только профессионал. Но они редко находились среди людей, становившихся пиратами. Поэтому когда капитан «Нежданной радости» узнал, что на борту захваченного у острова Доминика торгового барка есть доктор, он вздохнул с облегчением. Вся команда барка была отправлена восвояси, а лекаря пираты забрали на бриг и «заставили» стать членом экипажа. С его появлением и пришла волна неудач, которая преследовала «Нежданную радость» до самого конца. Мы приведем отрывки из донесений и отчета доктора-шпиона, рассказывающих о составе пиратского корабля и обстоятельствах, предшествовавших его захвату.


ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (22 сентября 1715 г.)

«…Идет сорок второй день моего пребывания на „Нежданной радости“. На бриге полно раненых и больных. Их лечение занимает много времени, но позволяет мне общаться со всеми обитателями верхних и нижних палуб… Я убедился, что общество разбойников вовсе не является миром равных людей. Скорее наоборот здесь правят грубые неумные желания и страсти, животные инстинкты, и поэтому выдвигаются наиболее откровенные и энергичные носители силы. Главари пиратов продвинулись благодаря особенной храбрости, жестокости, удали и коварству. На бриге сорок три человека, но заправляет всеми делами пиратская верхушка. В ней нет единства — каждый из входящих в управление имеет своих сторонников и противников среди простых пиратов…»


КАПИТАН

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (22 сентября 1715 г.)

«Капитан „Нежданной радости“ Арчибалд Баркли сущий дьявол. Мне не встречались люди, более ужасные. Это огромный грузный человек с красным одутловатым морщинистым лицом, обезображенным оспой. Он носит выцветший фиолетовый кафтан с оборванными пуговицами, великолепную синюю фетровую треуголку с окантовкой, а руки разукрашены перстнями с драгоценными камнями. Его длинные волосы заплетены в две косы с бантиками из черной тафты. Серые глаза злобно сверкают из-под черных кустистых бровей и буравят собеседника подозрительным взглядом. Он очень редко разговаривает и даже почти не ругается, но его молчание носит такой зловещий оттенок, что я содрогаюсь от ужаса, когда остаюсь с ним наедине. Когда он появляется на палубе, все разговоры прекращаются, и самые отчаянные головорезы боятся встретиться с ним взглядом…»


КВАРТИРМЕЙСТЕР

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (22 сентября 1715г.)

"… Правая рука капитана квартирмейстер Генри Паркер, по прозвищу Скелет. Тощий вялый верзила с мертвенно-бледным лицом, мутно-зелеными ядовитыми глазами, грязной батистовой красной повязкой на голове и золотой серьгой в левом ухе. Свое прозвище он получил за голый, как колено, череп и совершенную неподвижность туловища при ходьбе. Паркер Скелет руководит всей жизнью экипажа на корабле следит, чтобы все приказы исполнялись, и наблюдает за матросами. Он же контролирует, чтобы вся захваченная добыча складировалась в определенном месте, и распределяет ее…»


ШКИПЕР

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (22 сентября 1715г.)

«…У шкипера Патрика Хьюза самая ординарная внешность. Пожалуй, лишь странное сочетание черных волос и рыжей всклокоченной бороды придают его физиономии необычный вид. Хьюз распоряжается всей хозяйственной частью на корабле. Все имущество, корабельные снасти, такелаж, канаты и другие принадлежности находятся всецело в его распоряжении. Он распределяет, ведет учет, подсчитывает…»


АБОРДАЖНАЯ КОМАНДА

ИЗ ОТЧЕТА (7 декабря 1715 г.)

«Абордажную команду возглавлял французский дворянин, имя которого мне не удалось узнать. Команда называла его Щеголь. Манеры и костюм этого господина сразу бросились мне в глаза. Синий, расшитый серебром камзол с позолоченными пуговицами, кружева на рукавах, белоснежное жабо и роскошная шляпа с золотой фанваронкой, украшенная страусовыми перьями, поддерживались им в безупречном порядке. Длинные каштановые волосы, голубые глаза, белоснежные зубы, нос с горбинкой, усики и изящные руки как странен вид этого кавалера среди пиратского сброда. Щеголь был единственным на борту «Нежданной радости», кто брился каждый день.

…В сражении француз был страшен. Таких виртуозов клинка мне не приходилось видеть… Он обучал своих помощников фехтованию в крепкий ветер и довел их действия до такою совершенства, что никто не может противостоять им в бою на качающейся палубе. С этими семью головорезами Щеголь первым врывается на борт неприятеля и всегда старается добраться до капитана противника. Мне два раза пришлось видеть, как его рапира пронзала несчастных…

…В бою Щеголя прикрывали два бойца. Справой стороны испанец Маноло невысокий крепыш с могучей мускулатурой. Он прекрасно владеет необычным и страшным орудием боевой дубинкой и может справиться сразу с несколькими противниками. С левой здоровенный араб Абдул, вооруженный двумя кривыми ятаганами… Я сразу заметил, что абордажная команда держалась особняком и не ладила с капитаном. В дальнейшем Вы увидите, какую это сыграло роль…»


ШТУРМАН

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (3 октября 1715 г.)

«…Штурмана Габриэля Эрроуза никто не называет иначе, как Эль. Немногословный мрачный пьяница, он оживляется лишь над морской картой, стаканом рома или эля. Но никто на корабле не сможет проложить курс лучше, чем этот старый морской волк, никто не сумеет определить положение в море по звездам, войти в прибрежную гавань и отыскать якорную стоянку. Говорят, что Эрроуз бывший офицер королевского флота, но за убийство был разжалован в матросы, затем попал на каторгу, бежал, был приватиром, а теперь пиратствует…»


АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ КОМАНДА

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (3 октября 1715г.)

«Что касается артиллерии на „Нежданной радости“, то все вопросы принадлежат ведению канонира и его помощника. Это забавная парочка. Канонир, по прозвищу Колокольня, длинный, как мачта, высушенный субъект, с длиннющими, словно жерди, руками и ногами. Он самый веселый человек на корабле, вечно рассказывает какие-то истории, постоянно слышен его смех. Колокольня производит впечатление совершенно безобидного человека, но да поможет Бог тому кораблю, который попадет на расстояние пушечного выстрела его орудий. Хладнокровный расчет, точный прицел, меткий выстрел и противнику с расстрелянными снастями и сбитым румпелем не уйти от абордажа. Колокол помощник Колокольни пузатый добродушный маленький толстяк на кривых ногах, с сальными глазками, прячущимися между раздутых щек. Это главный эксперт по меди и пороху, он следит за содержанием орудий в чистоте и обучает артиллерийскую команду. Эти двое не опасныони либо хохочут, либо крутятся возле орудий и перемеряют ядра…»


ПЛОТНИК

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (3 октября 1715 г.)

«Плотник Ричард Нортон. Крепкий жилистый парень. Жесткая хватка его руки, узловатые пальцы и уверенные движения мастерового говорят о его профессии. У него очень цепкий внимательный взгляд в том, что касается его ремесла. Пилы, гвозди, затычки, свинцовые бляхи, деревянные доски кажется, до остального ему нет никакого дела. С тупым безразличием сидит он на палубе и смотрит изо дня в день в небо. Его присутствие незаметно, но состояние корабля безупречно — мачты отремонтированы, а гнилые места вовремя приводятся в порядок. Нортон умеет все исправить, не привлекая внимания. Рассерженным плотника я видел единственный раз он не мог найти какой-то из своих инструментов, и вся палуба была поднята вверх дном, но как только пропажа отыскалась, Нортон вновь погрузился в свое привычное состояние».


БОЦМАН

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (3 октября 1715 г.)

«Боцман Гарри Брэйди основательный моряк. Это белобрысый детина с широченной испитой рожей, низким покатым лбом, тяжелой челюстью и огромными руками. Его низкий сиплый голос постоянно грохочет на палубе. Я не раз видел, как члены экипажа подскакивали на месте и быстро исчезали, как только раздавался боцманский рев… Нет предмета на корабле, которого бы он ни . касался. В его ведении находятся все работы палубной команды от установки парусов, постановки судна на якорь и спуска шлюпок до мытья палубы. Но в последнее время свирепому боцману все труднее добиться четкости в работе от разношерстной команды, собравшейся на «Нежданной радости». А о содержании брига в чистоте творить не приходится…»


ИЗ ДОНЕСЕНИЯ (8 октября 1715 г.)

«Что за зверь капитан Баркли. Этому негодяю давно пора болтаться в петле. Сегодня из-за него ужасной смертью погиб один из палубной команды. Погибший не входил в число сторонников капитана и даже осмелился как-то раз перечить ему, и вот поплатился за это. Штурман отправил его очистить снасть под бушпритом. Несчастный был еще слаб после болезни и, не удержавшись, упал в воду. Он успел ухватиться за висевший конец, и его потащило за судном. Он взывал о помощи, но Баркли ударом сабли обрубил веревку, и бедняга утонул…

После этой истории дела капитана складываются скверно команда устала от его бессмысленной жестокости, да и добычи в море давно не попадалось».


ИЗ ОТЧЕТА (7 декабря 1715 г.)

«С Баркли покончено утром 14 октября. „Нежданная радость“, к восторгу команды, наконец встретила торговую шхуну. Судно было взято без сопротивления, и капитан торговца вел себя совершенно спокойно. Оказалось, что неделей раньше шхуну уже обчистил пиратский барк и брать нечего. Всю команду шхуны посадили в шлюпки, и Баркли, раздосадованный неудачей, отправил их в море без припасов… День прошел тягостно. Команда о чем-то перешептывалась, и до меня долетали проклятия в адрес капитана и того дня, когда они попали на „Нежданную радость“. Баркли стоял у борта и угрюмо глядел в море, когда пробегающий четырнадцатилетний мальчишка из артиллерийской команды споткнулся и, падая, толкнул ею. Баркли впал в неописуемую ярость и нанес мальчику чудовищный удар, отбросивший того к борту. Несчастный уткнулся в переборку и упал без сознания, а Баркли, злобно сплюнув, ушел к себе в каюту и заперся. Эта история переполнила терпение. Экипаж собрался на баке и устроил совет. Люди долго и яростно спорили, препирались между собой и наконец решили, что пора капитана сбрасывать. Боцман вел себя тихо, как ягненок, не вмешивался в споры, но и не осмеливался приблизиться к каюте Баркли. Было ясно, что в ней находятся всего два человека капитан и квартирмейстер. Но команда испытывала такой страх перед ними, что не нашлось смельчака, чтобы пойти к Баркли парламентером и объявить ему решение сходки. Наконец Щеголь назвал всех жалким трусливым сбродом, отдал свои пистолеты Маноло и направился к капитанской каюте. Абдул что-то предупредительно прохрипел ему на своем непонятном языке, но француз только презрительно ухмыльнулся, подошел к капитанскому логову, распахнул дверь и безоружный вошел внутрь. Несколько минут стояла гробовая тишина. А затем… раздались два пистолетных выстрела. Вслед за ними из каюты выскочили Баркли и Паркер Скелет с обнаженными саблями и кортиками. При виде их команду как парализовало. Все застыли в оцепенении. Еще несколько секунд и Баркли выиграл бы дело, а мятеж был бы потушен. Но вдруг раздался пронзительный крик Абдула так кричит раб, потерявший любимоо хозяина. Араб стремительно прыгнул вперед, взмахнул клинком, и Паркер с рассеченным черепом покатился по шкафуту и завалился под грот-мачту. Баркли успел уклониться от нападения, но экипаж пришел в себя. Голос капитана, еще пытавшегося подчинить себе команду, захлебнулся в яростном реве десятка глоток. Капитана размазали по палубе, и через несколько минут он, избитый и окровавленный, стоял, привязанный к мачте. Пиратский сбор уготовил своему поверженному главарю страшную смерть. Торговая шхуна еще виднелась в отдалении. На нее отправилась шлюпка с брига, в которую сбросили связанного по рукам и ногам Баркли. Лодка подошла к шхуне. Баркли подняли на борт, перенесли в крюйт-камеру и положили между пороховых ящиков. Оставив все люки открытыми, люди поднялись на борт, зажгли факелы и, спустившись в шлюпку, бросили их на палубу. Шхуну постепенно захватывал огонь, а лодка быстро удалялась. Через несколько минут над океаном прогрохотал оглушительный взрыв».

Как развивались события в дальнейшем, нам доподлинно не известно, так как сохранилась только часть отчета . Скорее всего, оставшись без руководства, раздосадованные неудачами пираты уже не смогли восстановить утраченное единство экипажа. Склоки, дрязги и анархия захватили корабль. Но пиратское братство не было бы столь страшной силой, если бы так легко распадалось. Возможно, килевание на Гренадинах могло привести в чувство разгоряченные умы, если бы не извещение о готовящейся акции, вовремя переданное Джереми Уэттоном. Все, что произошло потом, нам известно…

ГЛАВА 5. ЗАКОНЫ ПИРАТСКОГО МИРА

Жизнь пиратского сообщества — это сложное, причудливое сочетание социально-экономических, политических и психологических отношений. Каждый член экипажа привносил в общую атмосферу свой жизненный опыт, свое мировоззрение. Как правило, этот опыт предполагал негативную реакцию на цивилизованное законопослушное общество, с которым пираты, выходцы из недовольных своим существованием слоев, были в постоянном конфликте. Пиратство, таким образом, превратилось в некий конгломерат, который всасывал в себя потенциальных противников современного общества и жил идеей создать новый мир, мир равенства и справедливости.

Психология пиратства

Люди, попадавшие на судно разбойников, в большинстве своем вовсе не были патологическими маньяками с криминальными наклонностями. «Трудовое» ядро команды составлял слой незатейливых грубых мужчин, выходцев из самых низших слоев общества. В своем прошлом они были портовыми рабочими, демобилизованными матросами, недавними приватирами, рыбаками [84]. Рядом с ними оказывалось множество людей, чья судьба была жестоко искалечена современным обществом, — растоптанные, лишенные жизненных ориентиров сотни бродяг и нищих, уже не рассчитывавших добиться справедливости в жестокой драме жизни. Параллельно с миром «затравленных» и «выброшенных», пиратский корабль принимал и многочисленных представителей «скрывающегося общества» — уголовников, воров, дезертиров с военных и торговых судов. Крепкая нить соучастия в преступлении связывала отныне всех этих людей. Пиратский промысел давал надежду разбогатеть, выйти в люди, вести жизнь «богатого», со всеми ее радостями, или вкупе с такими же неудачниками найти тот идеал справедливости, где не будет законов, защищающих «богача» и превращающего жизнь бедняка в ад.

Пиратский мир, как в миниатюре, воплощал живую картину всего, что видели в прежней жизни люди, вступающие на борт разбойничьего корабля. Выросшие в атмосфере побоев и лишений, вынужденные ежеминутно смиряться с попранием собственного достоинства, они устремлялись в новую жизнь с исступленным желанием реализовать ущемленное самолюбие и ощутить себя свободным.

Показательно в данной связи последнее слово приговоренного к повешению Билли Бонса[85], молодого пирата из команды Бартоломью Робертса. «. ..Никто не говорил под виселицею такой речи, как он: в ней жаловался на золотую приманку богатства, которая принудила его вступить в пиратскую жизнь, а молодость его не в силах была противиться столь великому искушению. Он весьма печалился об обидах, им нанесенных разным людям, просил прощения у Бога и живейшими словами увещевал зрителей, чтоб никогда не забывали Создателя своего в молодости лет своих, ежели не хотят, чтоб ум испортился слишком рано…»

(Ф. В. Каржавин. «Жизнеописание пиратов».)


Пиратство предоставляло возможность найти выход сдерживаемой жизненной энергии и проявить себя. Когда разбойники захватывали торговое судно, на его борту разворачивалась сцена, являющая собой кульминацию социальной конфронтации общества. Захваченным морякам предлагалось порвать со старой жизнью. Всего один шаг должны были они сделать из строя — и оказывались в другом мире. И многие делали этот шаг, на который ранее решились их новые товарищи.

Что видели эти морские люди раньше? Какими приходили они в пиратство? Не будем питать иллюзий по поводу жизни матросов на кораблях того времени. Они знали, что о собаке будут заботиться лучше, чем о них. В XVII в. была пословица: «Лучше болтаться в петле, чем служить на флоте». Деспотизм и жестокость капитанов военных и торговых кораблей, зажимавших команды в тиски бесчеловечной тупой дисциплины, превращали корабельную жизнь в страшное испытание. На кораблях царила строжайшая, порой зверская дисциплина, уничтожавшая все попытки возмущения. Широко практиковались публичные порки, килевание, заковывание в кандалы. Скотское обращение с людьми, невыносимые условия труда и быта превращали суда того времени в плавучие тюрьмы. Капитан Чарлз Джонсон[86], автор знаменитой книги «Всеобщая история пиратов», отмечал, что «существование на корабле ничем не отличалось от жизни в тюрьме, при добавлении, что на корабле имелся и шанс утонуть. Человек в тюрьме имеет большее помещение, лучшую еду и, как правило, лучшую компанию». Запертые в тесных помещениях — «клетках», питающиеся отвратительной, грубо приготовленной, лишенной вкуса и витаминов пищей, подверженные частым эпидемиям цинги, изможденные тяжелым физическим трудом, окруженные грубыми раздражительными коллегами, матросы проводили долгие месяцы в длительных рейсах, не видя ничего, кроме моря. В недолгие дни пребывания на суше они захлебывались в алкогольном угаре, а потом все повторялось. Эти люди рано превращались в развалины, а когда физические силы их покидали, остро ощущали свою ненужность. Стоит ли удивляться, что пиратский мир сочетал примитивное мышление необразованных людей с атмосферой духовной грубости, забитости и унылой серости бесцветного существования.

Колорит пиратства

Духовную атмосферу пиратского экипажа питало беспредельное желание грабителей пожить с размахом, так весело и насыщенно, как им никогда не удавалось в той, старой жизни. Неудивительно, что бытовые порядки на какой-нибудь пиратской барке не шли ни в какое сравнение с обстановкой на военном корабле или торговом судне и были неизмеримо менее тягостными. Более калорийная и разнообразная пиша, отсутствие многих ограничений, меньшее время, отведенное на собственно морскую службу, странные и нелепые, с позиции современного человека, увлечения и другие послабления делали пиратство притягательным. Знаменитый разбойник Бартоломью Робертс любил говорить: «Короткая, но веселая жизнь — это мое правило». И, вступив на путь свободной жизни, пираты, каждый на свой лад, пытались себя проявить.

Первым — возможно, наиболее типичным в бытовом плане — вызовом, который бросали пираты обществу, была их одежда. Где, как не во внешности, костюме отражалось неодолимое желание выглядеть, как знатные и богатые? Пираты были крайне требовательны к своему гардеробу и с маниакальной настойчивостью людей, лишенных и тени художественного вкуса, подбирали себе яркое разноцветное платье, обвешивались сверкающими драгоценностями. Если кто-нибудь из разбойников умирал во время плавания, его гардероб тут же распродавался с аукциона, и члены шайки, собравшись у грот-мачты, бурно спорили о ценах на ту или иную принадлежность его костюма. Сходя на берег, разукрашенные, как павлины, они гордо вышагивали в своих великолепных нарядах по улицам городков и, загуляв в трактирах, переманивали за свои столы портовых красоток, не оставляя никаких надежд местным франтам. Да и кто в Европе смог бы похвастаться столь пышными одеяниями? Только сам король и горстка аристократов могли позволить себе щеголять в шелковых рубахах, парчовых штанах, носить такие же крупные бриллианты и роскошные перья на шляпах. Неудержимой удалью и бахвальством была отмечена казнь двух бандитов в 1615 году. Даже взойдя на плаху, они не удержались и решили «блеснуть» напоследок, разбросав толпе свои умопомрачительные одеяния — бриджи из малиновой тафты, дублеты с золотыми пуговицами и бархатные рубашки, разукрашенные золотыми кружевами. Сохранилось описание костюма, в котором капитан Бартоломью Робертс шел в свой последний бой. Этот шикарный господин носил атласный камзол ярко-алого цвета, богато расшитый золотыми цветами, и шляпу с большим красным пером. На шее у него висели массивная цепь с бриллиантами и огромный алмазный крест. Общую композицию завершали два пистолета, заткнутые за пояс, и абордажная сабля на боку.

То же — и на другом конце света. Парусный мастер голландец Ян Стрейс, находившийся на русской военной службе, указывал, что «простые казаки были одеты, как короли: в шелк, бархат и другие одежды, затканные золотом-, некоторые носили на шапках короны из жемчуга и драгоценных камней, и Стеньку (Разина. — Д. К.) нельзя было бы отличить от остальных, ежели бы он не выделялся по чести, которую ему оказывали, когда во время беседы с ним становились на колени и склонялись головой до земли, называя его не иначе, как батька…»

Пираты ликовали, ощущая себя «допущенными», сопричастными к радостям мира, и это чувство побуждало их не только к «творческому» переосмыслению моды. Созиданием отмечены многие сферы их деятельности. Наполненная событиями, бурная жизнь, импровизаторство и свобода превращали пиратский экипаж в сгусток творческой силы. В этой атмосфере постоянного брожения идей рождались новаторские, грандиозные проекты организации своего микромира и переустройства общества в целом.

Пиратский эгалитаризм

Создание пиратского мира и обоснования его принципов было результатом деятельности людей, вышедших из низов. Они были искренне охвачены «добросовестным желанием» всех обитателей трущоб и нижних палуб разделить ответственность богатства между всеми членами общества. Поэтому духовным стержнем экономического устройства пиратского микрокосма был эгалитаризм (от фр. «egalite» — «равенство»). В его основе заложена идея всеобщего равенства, основанного на уравнительном принципе распределения имущества. Не обременяя себя философскими размышлениями, члены пиратских команд, как радикально мыслящая группа общества, объявили безграничную войну богачам. Чарлз Беллами, один из пиратских главарей начала ХУIII в., набросившись на капитана захваченного судна, в гневе кричал ему: «Черт возьми! Как и все другие, наказанные нами, вы управляете законом, который богачи придумали для собственной безопасности. Эти трусливые собачьи души не имеют смелости каким-либо иным способом защитить то, что они мошеннически накапали. Проклятия и кровь на имуществе этих продувных бестий. Между нами единственное различие: они обирают бедняков под покровительством закона, не так ли? А мы грабим богатых, рассчитывая только на свою храбрость».

Нет ничего странного в том, что характернейшим «обрядом» пиратской группы стало принятие клятвы, в числе прочих положений объявлявшей беспощадную войну всем богачам мира.

Пиратский эгалитаризм был узаконен на корабле и являлся «эффективной» силой, сплачивающей весь коллектив. Вот что писал по этому поводу Эксквемелин:

«Тому, у кою ничего нет, сразу же выделяется какое-либо имущество, причем с уплатой ждут до тех пор, пока у неимущего не заведутся деньги».

«После того как корабль захвачен, никому не дается права грабить имущество, посягать на товары в его трюмах. Вся добыча будь то золото, драгоценности, камни или разные вещи делится впоследствии поровну. Чтобы никто не захватил больше другого и не было никакою обмана, каждый, получая свою долю добычи, должен поклясться на Библии, что не взял ни на грош больше, чем ему полагалось при дележе. Того, кто дал ложную клятву, прогоняют с корабля и впредь никогда не принимают…»

«Друг к другу пираты относились заботливо. Кто ничего не имеет, может рассчитывать на поддержку товарищей».

«…пираты выгрузили добычу на берег и устроили на свой манер дележ. Разделив все добро, они подсчитали, что серебра и драгоценностей оказалось на шестьдесят тысяч реалов. Кроме денег, каждый еще получил больше чем на сотню реалов шелка и шерстяных тканей, не считая других мелочей… Часть добычи, которая приходилась на долю павших в бою, была передана их товарищам или родственникам».

Пиратский коллектив представлял собой сравнительно немногочисленное сообщество людей, каждый из которых был всегда на виду. Утаить что-либо от своих «коллег» было крайне трудным делом. В практике разбойничьей жизни есть наглядные примеры того, как грабители предохранялись от присвоения незаконной добычи и воровства в своей среде. Во время похода Моргана на Панаму была проведена следующая очистительная акция. Все флибустьеры собрались на сход. Каждый дал клятву, что ничего не скрыл от остальных. После этого все разделись. Бросив одежду перед собой, флибустьеры терпеливо ждали, пока доверенные от каждого отряда перетряхивали их платье. Той же участи подвергся сам Морган и все командиры пиратских отрядов.

В поисках социальной справедливости разбойники старались в деталях предусмотреть ситуации, которые могли возникнуть в реальной жизни. Так, при распределении добычи руководство получало большие суммы, нежели простые члены экипажа. Размеры этих сумм изменялись — если капитанам флотилии Моргана полагалось восемь долей, то суммы, получаемые руководителями пиратских шаек в начале XVIII в., колебались от полутора до двух долей. Однако сам принцип вознаграждения из обшей добычи оставался неизменным. Особые доли выплачивались квартирмейстеру, доктору, плотнику, боцману, штурману, т.е. мозговому штабу корабля. Члены экипажа выступали как равные перед лицом опасности и были партнерами в той рискованной игре, участниками которой стали. Поэтому, отдавая должное руководителям и специалистам, они вовсе не собирались ущемлять себя при дележе награбленного и отдать что-либо, помимо специально оговоренных сумм. Подобная система выплат из общего котла уравновешивала иерархическую структуру, уравнивала материальное положение членов экипажа и снижала напряженность на борту.

Не вся захваченная добыча распределялась внутри экипажа. Часть ее шла в общий фонд по двум направлениям. Предусматривался поощрительный фонд и фонд страхования. Вновь обратимся к Эксквемелину:

«…Была установлена доля для особо отличившихся и пострадавших от врага, а также для тех, кто первым водрузит флаг на укреплении врага… они (пираты. —Д. К.) решили, что за это следует добавить еще пятьдесят реалов. Тот, кто будет подвергаться большей опасности, получит сверх своей доли еще двести реалов. Гренадеры, которые забрасывают крепость гранатами, должны получать по пять реалов за каждую гранату. Затем было установлено возмещение за увечье: кто потеряет обе руки получит сверх своей доли еще полторы тысячи реалов или пятнадцать рабов (по выбору пострадавшего); кто потеряет обе ноги, мог получить тысячу восемьсот реалов или восемнадцать рабов, кто потеряет руку, безразлично, левую или правую, должен получить пятьсот реалов или пять рабов. Для потерявшего ногу, безразлично, левую или правую, полагалось пятьсот реалов или пять рабов. За потерю глаза полагалось сто реалов или один раб. За потерю пальца сто реалов или один раб. За огнестрельную рану полагалось пятьсот реалов или пять рабов. За парализованную руку, ногу или палец полагалась такая же плата, как и за потерянную конечность. Сумма, необходимая для выплаты подобных возмещений, должна была изыматься из общей добычи перед ее дележом… если какой-нибудь корабль первым захватит в море или гавани вражеское судно, выделить его команде из общей добычи премию в тысячу реалов, а если добыча на таком судне будет оценена в сумму свыше десяти тысяч реалов, то добавить еще по тысяче с каждых десяти тысяч. Также под страхом телесного наказания или казни было установлено, что никто не смеет, захватив судно, разрушать его, если на нем нет врагов».


Золотая эпоха морского разбоя

Таким образом создавались страховые гарантии на случай травм, увечий, ранений, выделялись суммы на содержание семьи убитого (если она была) и суммы для поощрения тех, кто проявлял большую сноровку, ловкость, храбрость и энергию.


Коллективное давление

Власть пиратской сходки

Уравнительная система вознаграждения не смогла бы утвердиться как экономический принцип пиратства, окажись ее практическое осуществление в руках отдельных лиц. Мощный рычаг коллективной ответственности, основанный на сотрудничестве и взаимопомощи, приводил в действие всю систему. Современники, оказавшиеся на пиратских судах, не могли прийти в себя от изумления, сталкиваясь с «дикими», по их понятиям, правилами, царящими на корабле. Чего стоит одно лишь свидетельство капитана торгового судна, попавшего в плен к пиратам. Он негодовал по поводу того, что члены экипажа могут заваливаться спать там, где им вздумается, а самому капитану не дозволяется иметь кровать. Другой наблюдатель был поражен тем, что каждый на корабле может говорить на равных с капитаном. Ничего, впрочем, удивительного для самих пиратов в этом не было. Принцип субординации, носителями которого были эти удивлявшиеся очевидцы, не имел ничего общего с порядками, установленными на пиратских судах. Реальная власть на судне принадлежала пиратской сходке. Члены пиратского экипажа собирались у грот-мачты и в открытом обсуждении решали все возникающие вопросы. Они касались и составления письменного договора об условиях участия в грабеже, и принятия уставов корабельной жизни, и выборов капитана, и осуществления дисциплинарных наказаний [87].

Для иллюстрации сказанного приведем один документ. Его происхождение связано с событиями, разыгравшимися на судне Королевской Африканской компании «Кэмелион». В 1682 году оно отплыло к западному побережью Африки и, приняв груз черных невольников, перешло на остров Барбадос, а затем к острову Невис.

В июне 1683 года «Кэмелион» двинулся обратно к берегам Англии. Однако команда захватила судно и отправилась пиратствовать. Был заключен соответствующий договор, сохранившийся в связи с обвинительным делом о происшедшем. Содержание этого документа показывает обычаи, принятые на пиратских судах, и проливает свет на предосторожности, принимавшиеся командой на случай, если подобный договор попадет в руки правосудия.


Соглашение о пиратстве

«30 июня 1683 г.

Июня 30 дня 1683 года. Статьи соглашения, принятого между нами на борту «Кэмелион» под командованием Н. Клова, о том, что мы будем совместно распоряжаться всеми товарами, которые находятся на борту; каждый должен получить сполна свою законную долю. Один лишь командир получит две с половиной доли за корабль, а тот, кою капитану будет угодно взять в качестве помощника, получит полторы доли.

Подобное, Джентльмены, должно вас удовлетворить, как и то, что доктору полагается полторы доли, и таковы статьи, коих мы все придерживаемся и по отдельности и все вместе.

Это должно уверить вас, что мы намерены торговать с испанцами и не иметь дела ни с одной нацией, которая встретится нам в море.

Итак, Джентльмены, этим мы заявляем, что если кто-либо впредь будет нам противиться, то будет сурово наказан в соответствии с тем, что совершил, и все вы, здесь присутствующие, приняли совместную клятву на святом Евангелии держаться друг друга до окончания жизни.

Джон Хэллэмор

знак Томаса Диксона

Роберт Кокрэм

крест Джо Дарвелла

крест Артура Дэвиса

крест Д. Моррина

Джон Реналс

знак Роберта Дузина

Ник. Клов

Сэмюэл Хэйнсуорт

Дэниел Келли

Уильям Хис

Джон Гриффин

Генри Микельсон

Альберт Дэзен

знак Саймона Уебсона

Уильям Строчер

Эдвард Доу

Джон Уоткинс

Эдвард Старки

знак Джорджа Пэддиссона

Джон Коппинг

знак Генри Левина».


Ни один человек, обладай он даже железной волей и решимостью во что бы то ни стало добиваться своего, будь он самым выдающимся организатором и умелым интриганом, не смог бы осуществить полный контроль за порядком на корабле, где правила диктовало разношерстное сборище независимых и опасных субъектов. Но каждый член экипажа выступал не просто как отдельный индивид — он составлял часть единого организма. Его личные амбиции были скованы тисками коллективной воли.

Таким образом, система коллективной власти на пиратском корабле позволяла «морским людям» на практике применить их жизненный опыт и была направлена на поддержание дисциплины. Она содержала в себе черты демократического устройства, основанного на равенстве рядовых членов команды, их прямом и равном участии в управлении и уравнительно-распределительном характере экономических отношений. Мятежи, непослушание, бунты подавлялись согласованными действиями большинства команды и капитана.

Принципы дисциплины

Система коллективного давления приносила реальные результаты. И главным в этой связи оказывалась дисциплина на судне, поддержание которой обеспечивало жизнеспособность пиратского экипажа. Дисциплинарные нормы были оговорены в особых «Правилах» — уставе, принимавшемся на каждом пиратском корабле. Приведем два таких документа.


Правила Бартоломью Робертса

I

Каждый член экипажа имеет право на участие в голосовании по насущным вопросам; он обладает одинаковым правом на получение свежей провизии и спиртных напитков, как только они будут захвачены; он может использовать их по собственному желанию, за исключением тех случаев, когда для всеобщего блага станет необходимостью ограничение в их потреблении.

II

Каждый член экипажа должен быть вызван, в соответствии с установленным порядком, на борт призового судна, потому что, свыше причитающейся ему доли захваченной добычи, он может еще взять себе смену белья. Но если кто-нибудь попытается обмануть товарищество и присвоить себе серебряную тарелку, драгоценности или деньги, то наказанием ему будет высадка на необитаемый остров.

III

Ни одному члену экипажа не позволяется играть на деньги в карты или в кости.

IV

Огни и свечи должны быть погашены в 8 часов вечера. Если кто-нибудь из команды после этого часа всё же захочет продолжать пить, то они должны делать это на верхней палубе.

V

Каждый член экипажа должен держать в чистоте и исправности пушки, пистолеты и абордажные сабли.

VI

Ни одному ребенку или женщине не позволяется находиться на борту. Должен быть казнен тот, кто приведет переодетую женщину на корабль.

VII

Тот, кто самовольно покинет корабль или свое место во время сражения, приговаривается к смерти или высадке на необитаемый остров.

VIII

Никто не имеет права драться на борту судна, но любая ссора может быть разрешена на берегу с применением сабли или пистолета. В случае, если обе стороны не смогли прийти к соглашению, квартирмейстер едет с ними на берег для того, чтобы проследить за правильностью дуэли и поставить противников спиной друг к другу на положенном расстоянии. Когда дается команда, они поворачиваются и должны немедленно выстрелить, иначе пистолет выбивается из их рук. В случае обоюдного промаха в дело идут абордажные сабли, и квартирмейстер объявляет победителем того, кто первым пустил кровь.

IX

Ни один член экипажа не имеет права заговаривать о расформировании братства до тех пор, пока у каждою не будет собрана доля в 1000 фунтов. Если же во время службы кто-нибудь лишился конечности или стал калекой, то из общественною капитала ему передается 800 долларов; в случае меньших повреждений он получает пропорциональную компенсацию.

X

Капитан и квартирмейстер при разделе добычи получают по две доли, шкипер, боцман и артиллерист полторы доли, оставшиеся лица командною состава одну долю с четвертью.

XI

Музыканты отдыхают только по воскресеньям, а в другие шесть дней и ночей не имеют на это права, если не получают специального разрешения.


Правила Филлипса

I

Каждый должен подчиняться установленному правилу: при дележе добычи капитану полагается полторы доли, квартирмейстеру, плотнику, боцману и канониру доля с четвертью.

II

Если случится, что кто-то удерет с корабля или скроет какую-нибудь тайну от компании, то он должен быть высажен на необитаемый остров с одним рожком пороха, одной бутылкой воды, мушкетом и пулей.

III

За кражу любой веши у компании или за мошенничество во время игры виновник должен быть оставлен на необитаемом острове или застрелен.

IV

Если мы встретим кого-нибудь из оставленных на необитаемом острове (т.е. пирата) и этот человек подпишется под нашим уставом без согласия всей компании, то его должно наказать, как определят капитан и плотник.

V

Пока этот устав сохраняет силу, всякий, кто ударит другого, получит по закону Моисея [88] (что есть сорок ударов плетью без одного) по голой заднице.


2. И если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету.

3. Сорок ударов можно дать ему, а не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими.


VI

Подвергнется тому же наказанию всякий, кто гремит оружием, курит табак в трюме, не надев колпачок на трубку, или переносит зажженную свечу без фонаря.

VII

Тот, кто не будет содержать в чистоте и постоянной готовности свое оружие или же пренебрежет этим делом, будет лишен своей доли и наказан по приговору капитана и плотника.

VIII

Потерявшему в бою кисть или стопу полагается 400 реалов; потерявшему конечность 800.

IX

Если мы повстречаем добропорядочную женщину и кто-то сунется к ней без ее согласия, немедленно будет предан смерти.


Как мы видим, в правилах пиратов Робертса присутствуют два принципа, позволявшие держать судно в боеготовности. С одной стороны, правила связывали членов команды внутренней самодисциплиной. Пираты сами принимали устав, и разумные требования порядка в море мобилизовывали разбойников на выполнение этих требований. В бытовом плане момент пиратской самодисциплины нашел яркое отражение в том трепетном чувстве, какое каждый из них питал к своему оружию. С фанатическим рвением пираты следили за состоянием своих сабель, пистолетов, пушек и ружей. За этим скрывались не только щегольство и желание порисоваться, свойственные этим людям. Блеск, красота оружия, пестрые шелковые перевязи — только одна сторона дела. Главное скрывалось в другом. Это были пиратские «орудия производства», столь же необходимые им в грабеже, как пила — столяру, а карандаш — чертежнику. Пират был обязан контролировать свое боевое снаряжение, иначе презрение и издевки товарищей превращали жизнь безответственного головореза в сущий ад.

Но дисциплина была не только результатом ответственного подхода к этому самих разбойников. Порядок поддерживался также при помощи мер насильственного характера и контролировался пиратским сходом.

Особенно наглядно демонстрирует это практика дуэли. Из пункта № 8 правил Робертса мы видим, что пираты были озабочены тем, чтобы не допустить конфликтов на судне, и все спорные вопросы решали за его пределами. В случае нарушения кодекса, наказание было безжалостным и каралось смертью. Как-то раз капитан Джон Эванс, деятель пиратского мира второго десятилетия XVIII в., поссорился со своим шкипером. Ни один из них не хотел уступать другому, и тогда капитан повелел своему помощнику немедленно сойти на берег, чтобы решить дело в поединке. Однако шкипер категорически отказался покинуть судно. Разъяренный Эванс накинулся на него и принялся избивать палкой. Защищаясь, шкипер выстрелил из пистолета и уложил капитана на месте. Немедленно был созван корабельный совет, который единодушно решил примерно наказать нарушителя и придумать ему особенную казнь. Несчастного спасло от мучений то, что во время обсуждения способов казни кто-то выстрелил в него и прикончил.

Отдельные случаи нарушения пиратского кодекса чести могли помешать проведению самых продуманных операций. Так, в 1668 году в среде пиратского воинства, находящегося в Пуэрто-дель-Принсипи, разгорелись такие страсти, что английские и французские пираты едва не перерезали друг другу глотки. Причиной конфликта стало вероломное убийство, совершенное одним английским разбойником. Рассорившись с французским пиратом, он выстрелил в него, когда противник повернулся к нему спиной. Французы потребовали повесить нарушившего законы, англичане встали на защиту своего соотечественника. Командующий экспедицией Генри Морган сумел урезонить спорщиков, пообещав провести суд над преступником. Вероломного дуэлянта заковали в цепи и посадили в трюм флагманского корабля. Вскоре обвинение в нарушении законов нависло и над самим Морганом. Дело в том, что он решил устроить показательный суд над убийцей и не позволял повесить его во время дележа добычи, на чем настаивали французы. Результатом неуступчивости Моргана стал уход французских экипажей, недовольных, с одной стороны, поведением главаря, а с другой — небольшими размерами захваченной добычи. Правда, по прибытии в Порт-Ройяль судебный процесс действительно состоялся, и англичанин, уронивший честь и достоинство британского джентльмена, был повешен.

Нередко дуэли происходили между главарями пиратов. Причем это были не просто банальные пьяные драки, наподобие той, которую устроили в каюте Ла Буш и Хоуэлл Дэвис, после которой их корабли прервали совместное плавание. Нет, случались настоящие поединки, заканчивавшиеся смертельным исходом.

Самой знаменитой дуэлью главарей была схватка в 1682 году между бельгийцем Ван Дорном и голландцем Лораном де Граа-фом. Ссора произошла после того, как вместе с шевалье де Граммоном они разграбили Веракрус. Причина ссоры доподлинно неизвестна, но, по-видимому, она произошла из-за дележа пленных. Из Веракруса пираты вывели 1,5 тыс. человек, причем продовольствия и воды в спешке не захватили. Это еще больше накалило ситуацию. Слово за слово, и главари сошли на берег выяснить отношения. Поединок на шпагах закончился резким выпадом де Граафа, ранившим в руку Ван Дорна. Ссора главарей едва не переросла в столкновение между их людьми. Было уже недалеко до серьезного кровопролития. Тогда де Грааф поспешил разделить пленных и уплыл на своих кораблях. Через несколько дней Ван Дорн умер от заражения крови и был похоронен на пустынном берегу полуострова Юкатан. Его корабль перешел к де Граммону.

Капитаны и команда

Своеобразный фокус особых отношений, царивших на пиратском корабле, — это роль, которую доверяли капитану. Широта его власти не сравнима с полномочиями капитанов военных кораблей, торговых и каперских судов. Он избирался всей командой и становился прямой «креатурой» пиратской сходки, действуя в рамках определенных условий. В обществе непосредственной демократии, каковым было пиратское товарищество, в капитаны обычно попадал «неформальный лидер», вынужденный считаться со своим эгалитаристским окружением. В первую очередь это находило отражение в бытовых условиях жизни. Эксквемелин сообщает, что «капитан корабля обязан есть ту же пищу, что и вся eго команда, до юнги включительно. Если команда желает уважить своею капитана, то ему готовят какое-либо особое блюдо, а подают его непосредственно капитану за общий стол».

Главным в деятельности капитана было руководство экипажем во время морских операций и сражений. Пират Уолтер Кеннеди (повешенный в Уопинге в 1721 г.) на судебном процессе заявил: «Они (пираты. —Д. К ) выбирают капитана из своей среды, но его полномочия несоизмеримо меньше, чем титул, за исключением военных стычек, когда ему беспрекословно подчиняются и он командует безраздельно».

Главари выделялись своей храбростью, дерзостью и опытом. Это были прежде всего военные лидеры, способные повести за собой команды. Не расставаться с удачей, идти во главе колонны на штурм крепости, руководить проведением абордажа и врываться на борт неприятельского корабля, внушая страх врагам и гордость команде, — таким видели пираты настоящего капитана, и если дела разбойников шли благополучно и приносили доход, подобные вожаки быстро завоевывали авторитет и получали все больше власти.

В военных вопросах роль капитана было опасно оспаривать. Его опыт и решительность служили залогом успеха. Эксквемелин рассказывает, как повел себя пиратский вождь Олоне накануне штурма крепости Гибралтар во время похода в Венесуэлу (1667 г.).

Он «как вожак всех пиратов, посоветовался с другими командирами, потом со всеми, кто окружал его, и дал понять, что отступать не намерен, хотя испанцы и узнали об их приближении и собрали большие силы. Его мнение было таково: «Они сильны, так тем больше мы захватим добычи, если победим их». Все единодушно поддержали его и сказали, что лучше биться, надеясь на добрую добычу, чем скитаться неведомо сколько без нее. Олоне закончил так: «Я хочу предупредить вас, что того, кто струсит, я тотчас же зарублю собственной рукой…»На следующее утро задолго до восхода солнца Олоне высадил людей на берег… Все взяли друг друга за руки и поклялись стоять друг за друга до самой смерти. Затем Олоне рванулся и закричал: «Вперед, мои братья, за мной и не трусьте!» И пираты бросились в атаку…»

Образцами подобных лидеров в казачьей среде 3-й четверти XVIII в. были запорожский атаман Иван Сирко и донской вожак Степан Разин. В дошедших до нас портретах действительность и легенда неразделимо слиты, нередко психическая неуравновешенность, лютость, лихачество и безрассудная жестокость парадоксальным образом определяют масштабы реальной власти, укрепляют авторитет главаря, способного подчинить и повести за собой разбойников.

Иван Сирко — олицетворение казацкой угрозы, «русский черт», человек, за погибель которого по фирману султана молились в турецких мечетях, чьим именем турчанки и татарки пугали своих детей. С рождения и долгое время после смерти вокруг страшного атамана витала легенда. Так, сказывали, что родился он уже с зубами (чтобы всю жизнь грызть врагов православной веры); когда же повивальная бабка несла его по хате, она и оглянуться не успела, как новорожденный герой схватил со стола пирог с начинкой и мигом его проглотил. Когда же умер Сирко, запорожцы положили его кости в гроб и возили с собой в заморские походы, а отрезанную руку своего главаря засушили и выставляли перед боем на страх врагу.

Бесшабашность, молодечество, удальство, безрассудная храбрость, казацкий задор — вот что отличало Сирко. Кроме того, по народному преданию, он «побеждал нечистых чертей» — как-то раз прогуливался атаман по берегу реки Чертомлык, а в ней черт плескался, так «он только млыкнул (мелькнул. — Д. К.) вверх ногами, когда Сирко луснул его из пистоля».

Другой казацкий вожак — Степан Разин, знаменитый предводитель крестьянской войны в России, «народный» атаман, защитник сирот и обиженных — выступает как настоящий мифологический персонаж, богатырь. Он предстает всесильным кудесником, связанным какими-то непонятными тайными отношениями с божественными силами, неуязвимым чародеем, заговоренным от пуль и ядер, убивающим врага из незаряженного ружья, таинственным волшебником, магическая сила которого не знает границ, — с помощью заклинаний он освобождает город от комаров, превращает ядовитых змей в безобидные существа, может уплыть из тюрьмы в нарисованной лодочке, пускает свои корабли «по суху и по воде», а когда потребуется собрать войско, то берет липовую щепку да бросает ее в Волгу, и гляди ж — уже по реке плывет корабль с казаками. С таким головщиком, т.е. предводителем, и разбой-то не разбой, воровство не воровство, гульба не гульба — а все дело благородное, честное, справедливое, «святое» для вольных свободных людей.

Однако легенды не возникают на пустом месте. Из замечаний современников вырисовывается образ предприимчивого храброго человека недюжинной энергии, больших способностей, предводителя сильного, властного, умеющего вести за собой людей, «…человека хоть и безродного, но на редкость искусного и ловкого, готового на любое дело… Я его несколько раз видел в городе и на струге. Это был высокий и степенный мужчина крепкогу сложения, с высокомерным прямым лицом. Он держался скромно, с большой строгостью», — вспоминал Ян Стрейс. Другой голландец, Людвиг Фабрициус, состоявший артиллеристом на русской службе и попавший в плен к разницам, рассказывал: «Если же кто-нибудь не сразу выполнял его приказ, полагая, что, может, он одумается и смилуется, то этот изверг впадал в такую ярость, что казалось, он одержим. Он срывал шапку с головы, бросал ее оземь и топтал ногами, выхватывал из-за пояса саблю, швырял ее к ногам окружающих и вопил во все горло: „Не буду я больше вашим атаманом, ищите себе другого“, после чего все падали ему в ноги и все в один голос просили, чтобы он снова взял саблю и был им не только атаманом, но и отцом, а они будут послушны ему и в жизни, и в смерти».

Капитан избирался командой и имел право на защиту от посягательств на свою власть. Если же капитану случалось нарушить установленные правила, традиционное уважение к начальнику на корабле и почитание его прав как выборного руководителя нередко заставляли сходку решать вопрос в его интересах. Весьма характерным эпизодом стала история, произошедшая на корабле Бартоломью Робертса. Один пират обругал своего капитана и был застрелен им на месте. Приятель убитого, Ральф Браг, потребовал, чтобы капитан, поднявший руку на члена экипажа и проливший кровь на борту судна, был казнен. Роберте бросился на него с обнаженным клинком, завязалась драка. Браг был человеком крепкого сложения и незаурядного мужества и, несмотря на полученную рану, опрокинул капитана на палубу и начал избивать его на глазах у экипажа. Наконец его оттащили от окровавленного Робертса, и команда устроила совещание по поводу судьбы обоих. Принятое решение гласило, что за оскорбление чина капитана Браг приговаривается к получению двух ударов линьком от каждого члена команды.

Взаимоотношения капитана и команды отражали старые морские традиции, когда для принятия решения хозяин советовался с бывалыми моряками. Жизненный опыт команды и капитана был определяющим при решении насущных вопросов. В ряде случаев агрессивность, всеуничтожающая воля капитана подавляли сопротивление разношерстной команды, могли запугать ее и заставить отступить. Однако подобные «победы» были эфемерны, так как накапливаемое раздражение против главаря в любой момент могло плачевно окончиться для нарушителя кодекса. Ссора с потенциальными претендентами на виселицу, коими были все пираты, таила немалую опасность. Капитана могли сместить за трусость или жестокость, он мог стать жертвой «несчастного случая». Известны случаи, когда команда скинула капитана за то, что он отказался напасть на английское судно; другой предводитель пиратов пострадал оттого, что вел себя «подобно джентльмену». В особых случаях неугодный деспот-капитан мог поплатиться жизнью. Так, например, Джон Филлипс погиб в результате заговора своей команды. Он вышел ночью на палубу, заслышав шум (убирали неугодного боцмана, приближенного капитана), был оглушен и выброшен в море. Капитана Анстиса застрелили во сне в собственной каюте, после чего пираты-заговорщики пришли в голландские владения острова Кюросао, где сдались властям и были амнистированы.

Механизм прямых выборов и насильственное уничтожение капитана были крайними, но не единственными средствами давления команды на главаря. Большую роль во взаимоотношениях капитана и команды играл квартирмейстер. Он выступал посредником в сложных цепочках взаимоотношений, связывавших обе стороны. Будучи представителем команды и выполняя роль второго человека на корабле, квартирмейстер должен был следить, чтобы капитан не нарушал интересы братства. В его лице капитан всегда имел потенциального конкурента в борьбе за власть над кораблем, представителя команды в управлении судном.

Правосудие

Пиратский кодекс чести определял систему правосудия разбойного мира. Описывая процесс судопроизводства, Эксквемелин подчеркивал:

«Пираты придерживаются своих собственных законов и сами вершат суд над теми, кто совершил вероломное убийство. Виновного в таких случаях привязывали к дереву, и он должен был сам выбрать человека, который его умертвит. Если же окажется, что пират отправил своего врага на тот свет вполне заслуженно, то есть дал ему возможность зарядить ружье и не нападал на него сзади, товарищи убийцу прощают».

Правосудие вершил суд, составленный из представителей «пиратского братства». Случаи предательства, дезертирства и нарушений дисциплины в условиях «военного времени» также карались беспощадно. Нередко пиратам удавалось сохранить верность принципам даже в самых чрезвычайных ситуациях. Весной 1697 года, во время Войны Франции против Аугсбургской лиги, богатый город Картахена был захвачен французской военной экспедицией, возглавляемой капитаном 1-го ранга бароном де Пуэнти. В составе эскадры находились флибустьерские суда, команды которых согласились участвовать в операции на заранее обговоренных условиях. В Картахене начались повальные конфискации. Безжалостно разграбленный город выплатил огромную денежную сумму. Однако при разделе добычи флибустьеров обманули, и выплаченная им доля оказалась мизерной в сравнении с тем, на что они рассчитывали. Разъяренные разбойники готовились напасть на флагманский корабль де Пуэнти и отстоять свои права на добычу. Неизвестно, чем могло бы закончиться дело, если бы волну ярости не удалось направить на уже разграбленную Картахену. Обозленное воинство вновь ринулось на город и организовало в нем новый денежный сбор. В несколько дней назначенный выкуп был собран. Тогда-то и произошел эпизод, описанный историком пиратства Ф. Архенгольцем:

«Жители Картахены до отъезда флибустьеров были еще свидетелями акта правосудия пиратов. Двое из них преступили приказание не делать никаких, бесчинств и изнасиловали несколько девушек. Родственники последних осмелились пожаловаться, основываясь на формальной обещании флибустьеров удержаться от всяких неприязненных поступков. Жалоба была принята, преступников схватили, привели на военный суд, наскоро образовавшийся из пиратов, который присудил их быть расстрелянными, что, несмотря на ходатайство самих обиженных, было немедленно исполнено на глазах всех жителей».

Особенную боязнь у пиратов вызывало дезертирство — ведь если беглец попадал в руки властей, он мог сделаться доносчиком, и тогда… Поэтому все члены команды приводились к присяге (на Святом Писании) — из следовавших затем разъяснений «коллег» обращенному становилось понятно, что всякое предложение к разделению или роспуску команды чревато самым серьезным наказанием; и расстрел квартирмейстером без приговора суда был скорейшей, но далеко не самой ужасной карой.

У пиратов были разработаны и другие способы казни, как, скажем, известное на весь мир маронирование. «Маронирование» происходит от «марунов» («maroons») — беглых нефов-рабов Вест-Индии, женатых на индианках и скрывавшихся в горно-лесистых районах на Гаити, Ямайке, Маврикии, в Суринапе. Корень слова, по-видимому, идет от искаженного местного определения, подразумевающего «обитателя гор», в широком смысле — беглеца, дезертира, изгоя. Изощренная жестокость наказания заключалась в том, что, оставляя преступнику жизнь, его лишали шансов на спасение, выживание. Приговоренного отводили на берег «необитаемого острова», но не подобного острову Мас-а-Тьерра из архипелага Хуан-Фернандес, описанному Д. Дефо как остров Робинзона Крузо, а на маленькую длинную отмель, косу, затопляемую во время морского прилива. Ему оставляли пистолет и порох на один выстрел, чтобы доведенный до отчаяния жаждой, голодом или затопленный стихией он мог застрелиться.

Не менее страшной была и другая форма казни, когда приговоренного заставляли идти по доске, — с борта в море выставлялась длинная доска, и несчастный шел по ней до тех пор, пока не падал в море.

Суровостью отличалась и система наказаний, предусмотренная обычаями запорожских и донских казаков. Воровство, убийство товарища, побои, обида, нанесенная женщине, дезертирство и пьянство во время военных действий карались беспощадно. Так, за убийство товарища преступника закапывали живым в землю. Николай Васильевич Гоголь, описывая процедуру приведения приговора в исполнение, писал: «…вырыли яму, опустили туда живого убийцу и сверх него поставили гроб, заключавший тело им убиенною, и потом обоих засыпали землею». Он же упоминает другое наказание: «Если казак проворовался, украл какую-нибудь безделицу, это считалось уже поношением всему казачеству: ею, как бесчестною, привязывали к позорному столбу и клали возле него дубину, которою всякий проходящий обязан был нанести ему удар, пока таким образом не забивали его насмерть. Не платившего должника приковывали цепью к пушке, где должен был он сидеть до тех пор, пока кто-нибудь из товарищей не решался его выкупить и заплатить за него долг». Практиковалось повешение за ноги, повешение на железный крюк. У донских казаков распространение получило «сажание в воду». «На преступников, подлежащих смерти, надевали мешки, которые наполняли песком и каменьями, и так бросали в воду, а тем, которых преступления не столь важны были, насыпали песку в платья, и с тем их на несколько времени в воду сажали».

Ко времени Степана Разина относится весьма примечательное наблюдение Фабрициуса, приподнимающее завесу еще над одной стороной разбойной жизни. «Проклятия, грубые ругательства, бранные слова, а у русских есть такие неслыханные и у других народов не употребительные слова, что их без ужаса и передать нельзя, все это, а также блуд и кражи Стенька старался полностью искоренить. Ибо если кто-либо воровал у другого что-либо хоть не дороже булавки, ему завязывали над головой рубаху, насыпали туда песку и так бросали его в воду. Я сам видел, как одного казака повесили за ноги только за то, что он походя ткнул молодой бабе в живот».

Пиратский суд представлял суровое испытание для всех его участников, так как ставкой на нем была человеческая жизнь. Поэтому иногда в ходе процесса происходили воистину ошеломляющие эпизоды. В неопубликованной рукописи о пиратах, автор которой — русский путешественник Федор Васильевич Каржавин, приводится рассказ об одном судебном процессе, произошедшем на судне Бартоломью Робертса.

«…Пока все были пьяны, Гарри Гласбай, человек трезвый, шкипер на судне „Королевская фортуна“, с другими двумя единомышленниками, отставали от него потихоньку, однако он (Робертс. Д. К.), скоро узнал о сих беглецах, послал отряд в погоню за ними, и они все трое были пойманы и приведены назад; по делу немедленно отданы под суд. Когда все были готовы и капитан Робертс сел в президентское кресло, позвали виновных в прихожую, где стояла большая чаша с пуншем на столе, с разложенными трубками и табаком; когда суд открылся, им было прочитано обвинение. Закон, сочиненный пиратами, был весьма строг, и уже собирали голоса на приговоре к смерти; как выпивши по другому стакану, узники стали просить об остановке сего суждения. Но преступление их найдено столь великим, что сидящие не приняли их просьбы; вдруг некто Валентин Стурдибак прибежал наверх, говоря, что он имеет предложить нечто суду в пользу одного из узников, и клялся притом, что он знает его давно за честного человека, и не хуже всех других тут присутствующих, и что имя ему Гласбай: «Клянусь, говорил он, что он не умрет, и, черт меня возьми, ежели придется ему умереть». Проговоря сии слова, вынул из кармана заряженный пистолет и приставил его к груди одного из судей, которой, видя сие толико сильное доказательство, заговорил, что он Гласбая не находит виноватым, прочие все согласны были с его мнением. И положили, что сам закон Гласбая оправдывает… А другие два по тому же закону осуждены на смерть, и только сделана им та милость, что позволено им выбрать четверых товарищей, которые бы их расстреляли…»

В разгуле веселья

Не всякий суд оканчивался столь трагично. Пираты вовсе не были мрачными мизантропами и любили забавляться в свойственной им грубоватой манере. Возможность отдохнуть, повеселиться, хорошенько выпить и порезвиться настраивала их на благодушный лад. «Они буквально за месяц спускают все, что нажили за год или полтора, — отмечал прекрасно знакомый с нравами пиратской братии Эксквемелин. — Они хлещут водку, словно воду, вино покупают прямо бочонками, выбивают затычки и пьют до тех пор, пока бочонок не опустеет. День и ночь буканьеры шатаются по селениям и славят Бахуса, пока остается хоть грош на выпивку… Некоторые из них умудряются за ночь прокутить две-три тысячи реалов, так что к утру у них не остается даже рубашки на теле. Я знал на Ямайке одного человека, который платил девке пятьсот реалов лишь за то, чтобы взглянуть на нее голую. И такие люди совершают много всяческих глупостей. Мой бывший господин частенько покупал бочонок вина, выкатывал его на улицу, выбивал затычку и садился рядом. Все шедшие мимо должны были пить вместе с ним — попробуй не выпей, если тебя угощают под ружейным дулом, а с ружьем мой господин не расставался. Порой он покупал бочку масла, вытаскивал ее на улицу и швырял масло в прохожих прямо на одежду или в голову». Суеверия этих невежественных людей и верность морским традициям привносили в обыденную жизнь экипажа светлые оттенки. Так, например, бережно сохранялись морские ритуалы, принятые при проходе экватора или опасных рифов. Подлинная же вакханалия радостного упоения жизнью захватывала бравых молодчиков где-нибудь в уединенном, заброшенном людьми уголке, где морские скитальцы были предоставлены сами себе. Здесь-то и рождались веселые судебные процессы-постановки, рассказы о которых потом долго ходили по морям, обрастая многочисленными подробностями. Разбойники всласть веселились и издевались над ненавистным им порядком цивилизованного судопроизводства.

Один такой «процесс» произошел на маленьком островке у побережья Кубы. Пираты капитана Анстиса уже несколько месяцев предавались здесь безделью. В один из дней они собрались на опушке тропического леса. Зной и духота жаркого дня не помешали им вкусить радость от театрализованного зрелища, свидетелями которого они стали. Первым предстал перед глазами зрителей, разлегшихся на изумрудной траве, сам подсудимый. С лицом, искаженным гримасой ужаса, он, «трясясь от страха», поглядывал с тоской в ту сторону, откуда должен был появиться главный судья. Наконец из джунглей вышел судья, его прибытие сопровождалось громом оваций и аплодисментов, пираты вскочили со своих мест и стали палить в воздух из пистолетов. В адрес «несчастного» подсудимого посыпались угрозы. Судья подошел ближе, и теперь пираты уже могли его разглядеть. На голову он напялил какой-то невообразимо грязный колпак, а его судейскую мантию заменял гнусного вида широкий брезент, который волочился за судьей, поддерживаемый двумя мрачными субъектами, изображавшими помощника и советника. На нос судья водрузил уродливые очки. Приняв угрожающий вид, он сурово поглядывал на подследственного. Доковыляв до дерева, вокруг которого собралась вся компания, судья, кряхтя и чертыхаясь, вскараб