Book: КАВКАЗСКАЯ УГРОЗА: история, современность и перспектива



Доктор военных наук, профессор полковник

А.А. Корабельников

КАВКАЗСКАЯ УГРОЗА: история, современность и перспектива

ВВЕДЕНИЕ

Русским людям на протяжении последних десяти лет настойчиво вдалбливают в сознание якобы присущие им ущербность и варварство, вину перед другими нациями, с постоянным требованием вечного покаяния. Одновременно, из их сознания вытравливается само ощущение причастности к великой нации, удел которой в современном мире лишь прокормить себя и не более.

В связи с этим нелишне напомнить циничные слова бывшего премьер-министра Великобритании Джона Мейджера: «... задача России после проигрыша „холодной войны“ – обеспечить ресурсное благополучие страны. Но для этого ей нужно всего 50-60 миллионов человек».

Ярый антисоветчик и ненавистник России Збигнев Бжезинский без стеснения публично заявил: «Сейчас не надо подпитывать иллюзии о дер-жавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей. Россия будет раздробленной и под опекой».

«Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции восстановления в единое, крепкое централизованное государство». Это высказывание принадлежит бывшему госсекретарю США Генри Киссенджеру. Подобными словами говорит вся «пятая колонна», засевшая не только в средствах массовой информации, но и в органах власти. Они твердо опираются на аналитические, идеологические зарубежные службы. Уместно напомнить, что сегодня в мире насчитывается около 500 внешнеполитических исследовательских центров (в США – более 200, в ФРГ – свыше 100), которые занимаются изучением нашей страны. Известно, с каких позиций и какое негативное, разрушительное влияние они оказывают на Российское общество.

Безопасность России сегодня, как и многие годы, в значительной степени зависит от геополитического пространства, в котором она находится. Можно утверждать, что образование новых, самостоятельных государств из бывших союзных республик сделала нашу страну более уязвимой. Это связано с потерей территорий, экологического, людского потенциала, стратегически военных объектов и оборонительных линий. С входом в состав НАТО Прибалтийских республик и неотразимым рвением Грузии и Украины войти в блок, ситуация приведет к тому, что в скором времени на их территории разместятся иностранные военные базы, в том числе и с ядерным оружием, которому сложно будет противопоставить даже самую современную оборонительную систему.

К Российской Федерации не ослабевают территориальные претензии со стороны Японии, Эстонии, Литвы. Финляндии. Великий Китай, который строит свою политику на столетия, внимательно следит за процессами, происходящими в Приморском. Хабаровском краях. Возникают сложности над сохранением Российского суверенитета над Калининградской областью.

В наши дни, впервые за всю новейшую историю, осознанно формируется геополитический исламский пояс от Адриатики до Великой Китайской стены. Несомненно, что даже попытки его создания уже вошли в серьезное противоречие с отечественными интересами. Россия в течение 300 лет втягивала среднеазиатские народы и территории в орбиту своего влияния и тем самым обеспечивала свою безопасность на юге и востоке. Теперь эта орбита треснула и рушится у нас на глазах. Этому активно способствует Турция, которая вместе с Пакистаном, Афганистаном уже развернули купол смуты и смерти под Таджикистаном и Кавказом. Турция, вытесняя Россию из Каспия и Черного моря, оказывает серьезное влияние на формирование внешней и внутренней политики Азербайджана и Казахстана.

Руководство США намерено окончательно вытеснить Россию на периферию мировой политики, в том числе с использованием обновленной международной системы экономических и политических отношений, получивших название мировой глобализм.

При этом мы должны учитывать, что Запад сегодня контролирует добычу и переработку более 70% мировых ресурсов. Это позволяет ему оказывать влияние на политику любого государства. Сущность данной глобализации состоит не только в стремлении к мировому господству, но и в управлении всеми процессами развития человечества на планете.

В основе могущества обороноспособности и безопасности каждого государства, несомненно, находится экономика. Есть необходимость коснуться некоторых ее характеристик. Так, по производству угля Россия находится на уровне 1957 года, грузовых автомобилей – 1937 года, тракторов -1931 года, тканей всех видов 1910 года, обуви – 1890 года, а овец и коз -1730 года. По сути дела, мы паразитируем на наследии советских времен. Вышеприведенные далеко не полные статистические данные свидетельствуют о том, что в стране создана чудовищно уродливая форма собственности, которая работает не на общество и государство, а, наоборот, против них.

Модернизировать и развивать экономику в рамках нынешних производственных отношений невозможно. Крайне ошибочными являются утверждения о возможности преодолеть отставание и войти в разряд передовых стран мира на основе использования новейших зарубежных технологий. При дичайшей уродливости сложившихся в России форм собственности, передовые технологии будут опять работать на благополучие небольшой кучки людей, а не всего народа. К тому же ставка на иностранную технику и технологию может окончательно добить отечественную промышленность, а следовательно разрушить обороноспособность страны и вызвать утрату государственности.

Сложной остается и социально-политическая обстановка в стране. Необходимо сделать акцент на некоторые из этих ее составляющих. Так, например, 40% населения страны живет ниже черты бедности, в то же время на долю 10% наиболее обеспеченной части населения приходится 33% денежных доходов. Состояние крайней бедности характеризует жизнь 70% семей, имеющих детей. За последнее десятилетие показатель смертности дошел до уровня критического. И, в частности, показатель смертности от туберкулеза вырос в 3 раза, заболеваемость наркоманией – в 10,7 раза, сифилисом – 64 раза. В России, самая низкая из стран Европы продолжительность жизни.

В стране усиливается разгул преступности, которая вместе с латентной достигла 10 миллионов преступлений в год. Из 2,9 млн. зарегистрированных преступлений в 2001 году остались нераскрытыми 884.000, в том числе 7.000 убийств. Ежегодно пропадает без вести 30.000 человек. Имеют место захваты заложников, торговля детьми и женщинами.

Ко всему комплексу социальных проблем следует добавить наиболее рельефную, суть которой заключается в том, что продолжает осуществляться дальнейшая скрытая «чеченезация» обстановки в стране. Чеченский этнос, превышающий 1 млн. человек, сегодня напоминает партизанский тыл в субъектах России, способный в союзе с организованными преступными группировками, чья финансовая мощь постоянно растет, с агентурой спецслужб некоторых стран «исламского мира» и ближнего зарубежья выставить «армию» более 500.000 человек и развязать несколько вооруженных конфликтов в разных регионах страны или третью кавказскую войну. К тому же, спецслужбы западных государств всерьез стремятся столкнуть Россию в большую войну мусульман и православных.

На этом фоне продолжается вяло текущий распад армии. Объявленная реформа Вооруженных Сил фактически свелась к механическому сокращению численного состава и нанесла смертельный удар по Российской Армии: страну с границами в полтора экватора (61 тысяча километров) не могут защитить 850.000 солдат. В армию уже 10 лет не поступает новая техника.

Именно в этих сложных условиях социально-экономической и политической нестабильности важно обращение к истории Российской армии, ее традициям, прежде всего применительно к Кавказскому региону. Становление и развитие Российско-Кавказских отношений носит сложный и противоречивый характер. Это создает почву для слухов, различного рода политических спекуляций, которые в конечном итоге используются экстремистами для разжигания кровавых событий.

Раскрытие исторических аспектов отечественной истории в отношении политики России на Северном Кавказе и выработке рекомендаций по использованию опыта применительно к современным условиям и является научной задачей монографии.

Монография состоит из введения, шести глав и заключения.

В первой главе проводится анализ событий, происходящих на юге Древней Руси, прежде всего, применительно к периоду взаимоотношения русского народа с народом хазарского когната.

Во второй главе рассматриваются истоки событий в ходе Кавказской войны и способы достижения победы над противником, в целях прекращения многолетнего кровопролитного вооруженного противостояния.

В третьей главе раскрывается деятельность советского руководства по предупреждению вооруженных восстаний чеченцев, а частей и соединений Красной Армии по разгрому мятежников в гражданской войне, межвоенный период и в ходе Великой Отечественной войны.

В четвертой главе раскрывается развитие событий по дестабилизации социально-экономической и политической обстановке на Северном Кавказе, их причины и меры по урегулированию отношений, в том числе с применением военной силы.

В пятой главе делается попытка прогнозирования характера вооруженных конфликтов на Северном Кавказе до 2015 года и возможные пути их предупреждения.

В шестой главе на основе анализа прошедших войн на Северном Кавказе вскрываются тенденции развития оперативного искусства и тактики применительно как в вооруженных конфликтах, так и в войнах будущего.

Глава первая

АНАЛИЗ СОБЫТИЙ, ПРОИСХОДЯЩИХ НА ЮГЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ

Изучая сегодня исторические документы, мы неизбежно оказываемся под влиянием субъективного взгляда летописца на происходящее. Каждый хронист, естественно, старался представить свой народ в наиболее выгодном свете. Битвы, где побеждали его соплеменники, может быть даже незначительные, он описывал особенно ярко. Другие сражения, может быть гораздо более важные, но где его народ проигрывал, хронист излагал очень скупо или даже предпочитал скромно умалчивать о них.

Это естественно и всем понятно. Но, возможно, не все отдают себе отчёт о том, что об этом нужно постоянно помнить при чтении старых хроник.

При этом нужно исходить из того, что наличие в государстве исторической школы, труды которой дошли до нас, и военные победы этого государства, как правило, две вещи друг с другом не связанные. Бывало так, что наиболее удачливые в военном отношении империи не создавали собственной истории. И, наоборот, слабые в военном отношении государства иногда возмещали этот недостаток написанием исторических хроник, весьма преувеличивающих их военную мощь и историческое значение. Не могли победить на поле боя – приходилось побеждать на бумаге. Особенно эта практика была распространена в средние века, когда грамотность была редкостью и далеко не везде существовали исторические школы.

Это напрямую относится и к Древней Руси. Она своей крупной исторической школы не имела и ее труды до нас, в силу тех или иных причин, не дошли. Тогда, как в других странах и, в первую очередь, в Италии, исторические школы существовали. И сегодня мы учим древнюю историю, в значительной мере, опираясь на точку зрения этих школ.

Именно этим объяснятся то, что на протяжении всей «античности» итальянский Рим якобы безраздельно господствовал, но лишь на бумаге, над всем тогдашнем миром. И его бумажные железные легионы сурово давили бумажных варваров: германцев, славян и т.д. Недаром говорят: «Бумага все стерпит».

Конечно, вклад Италии в мировую цивилизацию неоспорим: итальянская архитектура, живопись, опера, литература оказали огромное влияние на все остальные страны Европы. Однако зачем же ко всему этому добавлять великую славу якобы завоевателей всего мира?

Я не собираюсь пересматривать здесь историю, но кое-какие выводы могу сделать из вышесказанного.

1.Конечно, в разные времена маятник военного превосходства может несколько сдвигаться. Но до какой степени? Достоверно известная нам история последних веков показывает, что военное соотношение сил в мире колеблется, но эти изменения обычно не претерпевают больших масштабов. То, что мы видим сегодня, в общем-то, было и раньше.

2.Зададимся вопросом: а что же мешало русским достойно отразить в летописях свои замечательные военные успехи? Чем объяснить такую русскую скромность?

Одна из версий может быть представлена следующим образом. Дело не в скромности, а в фактическом поражении России на политической арене в XVIIв. в результате великой смуты. На русский престол взошли Романовы, которые, в сущности, были ставленниками западной дипломатии. Хотя через некоторое время Россия «переварила» это западное вторжение, но его след в русской культуре оказался весьма глубоким.

История часто выступает как политическая реклама или самореклама: реклама той или иной страны, того или иного народа. На Западе значительно раньше, чем на Руси, поняли важность рекламы. Родиной саморекламы, как мы теперь понимаем, была средневековая Италия. И надо признать, что эта самореклама и порожденные ею идеологии и дипломатические методы принесли Западной Европе в споре с Россией и Турцией тот успех, которого на Западе никак не могли добиться военным путем.

Отставание России в саморекламе проявляется даже сегодня. Запад активно пользовался и пользуется саморекламой, иногда даже гиперболизированной. Россия, в силу своих историко-культурных традиций себя так хвалить не привыкла. А в последние два века даже стало правилом хорошего тона хулить все русское. Это обстоятельство создает большую трудность для восприятия новой хронологии, как в России, так и на Западе. В России, скорее всего, легче согласились бы с тем, что кроме монгольского ига мы страдали еще от двух-трех других ужасных иноземных иг. Это будет в струе того воспитания, к которому мы привыкли со времен Романовых.

Бытует и другая версия, которая, как мне представляется, отвечает действительности, но зачастую вызывает в России какое-то неловкое чувство смущения. Вроде как-то неудобно, что нация, предки которой когда-то (походы А.В. Суворова, М.И. Кутузова и др.) завоевали просвещенную Европу, чем как бы наглядно доказали свое варварство.

На мой взгляд, уместна, применительно к данным подходам, следующая оценка. С одной стороны эти эмоции, конечно, следуют из воспитания, полученного из рук историков, относящихся не к соловьям былых времен, а к конъюнктурщикам. С другой стороны, по-видимому, низкая оценка саморекламы объясняется национальным русским характером.

Подобно истории отношений России с Западом, весьма богата событиями и фактами и история отношений России с Чечней. Однако она несколько насыщена мифами, извращена в угоду одной из сторон, что стало достаточно далекой от действительности. Чечня не является исключением: большинство народов мира (может быть, лишь кроме Германии и нынешней России) стараются истолковать историю в свою пользу, завуалировать собственные грехи и преувеличивать вину соседей. Между тем, представление России в роли перманентного агрессора, а Чечни – невинной жертвы, мало соответствует историческим фактам. А они таковы.

Героическая история Русского народа насчитывает многие тысячи лет (порядка 30-40 тыс. лет). Славянской письменности не менее 6000 лет. Поэтому проводить оценку хода «Кавказкой войны XX века», основываясь только на ее событиях и фактах, будет не совсем верно.

Следует исходить из того, что против русского народа было осуществлено несчётное количество нашествий, причем не только с Запада, но и с Юга. Они осуществлялись не только поочерёдно, а нередко и одновременно. При этом если обратиться к способам их осуществления, то, как правило, с Запада они осуществлялись военными походами. С Юга нашествия осуществлялись не только в виде военных походов, набегов, но и мирным путем. А в период существования Хазарского каганата это приобрело широкие масштабы. Есть необходимость коротко остановиться на событиях, происходивших на Юге Древней Руси более тысячи лет назад. Южные русские земли были без какого-либо сражения завоеваны хазарами. И если бы не походы русских князей со своими дружинами с северных городов и княжеств, проносившиеся, как смерч, огнем и мечом по порабощенным территориям южной Руси, то неизвестно, чем бы могла закончиться эта экспансия хазар для будущего России, не будь она вовремя остановлена от проникновения в северные территории. Только почти полное их уничтожение спасло тогда российские земли от захвата и превращение русского народа в рабов с последующим уничтожением.

Хазары – неотвратимый рок русской истории оставили по себе особую память. Почему? Нельзя сказать, что эти соседи-кочевники были более жестокими, чем остальные. В отношении непокорной Руси все были одинаково безжалостны и ненасытны в грабеже – и печенеги, и половцы, и татаро-монголы. Однако никто из них не пытался навязать свою идеологию и чуждую русскому народу религию. Одни хазары, исповедавшие иудаизм, проявляли не нужную в таких случаях активность. Себе же на голову, ибо получили такой решительный отпор, после которого уже никогда не смогли опомниться.



Впервые о хазарах повсеместно заговорили в начале VI века н.э., когда они в царствование персидского шаха Кавада захватили Грузию, Армению и Кавказкую Албанию (древние государства на берегах Каспия). Они сразу же сделались грозными и несговорчивыми соседями. Но уже тогда среди народа, называвшего себя хазарами, ключевую роль играли евреи. Они с самого начала не только привили хазарскому этносу иудаистическую идеологию и религию, но также, вне всякого сомнения, повлияли и на становление и развитие хазарского языка.

На протяжении нескольких столетий сама возможность выживания и воспроизводства хазарского социума обеспечивалось за счет непрерывного пополнения гаремов прекрасными славянскими полонянками, до которых были столь охочи горячие восточные витязи. А в качестве русской дани от каждого двора или «дыма» хазары брали по белке и девке. Вскоре русские красавицы стали самым ходовым товаром на восточных невольничьих рынках.

Справедливости ради, необходимо отметить, что девушки, которых хазары брали в качестве дани, в конечном счете стали причиной постепенного обрусения хазарского социума. Ну а что происходило с детьми русских матерей и хазарских отцов – неизбежными плодами страстных гаремских утех? Естественно, они становились полноправными членами хазарского общества: юноша превращался в отважного джигита, девушка выходила замуж за хазарина. А на каком языке говорили такие бастрады? Разумеется, в первую очередь на том, которому их научила мать и на каком пела она своим чадам колыбельные песни. (Придерживаются ли этого сегодня нынешние невольницы и даже вольницы?).

Исследование процессов, происходящих в России, позволяет сделать вывод, что экспансия Древней Руси осуществлялась «мирным» путем в пять этапов:

1.Проникновение;

2.Закрепление;

3.Захват;

4.Порабощение,

5.Геноцид.

Цель первого этапа – накопление первичного капитала и установление экономических и политических связей. Метод – привозная торговля, снискание симпатий к себе, угождение богатым и влиятельным людям (подношения; продажа товара по заниженным ценам, в кредит и в долг). Отношение к коренному народу – дружественно-заискивающее.

Захват южнорусских земель хазарами начался с заезжей торговли купцов по южным городам Древней Руси.

Захват рыночной торговли в современной России начался еще при Советском Союзе также с привозной торговли апельсинами, мандаринами и другими южными фруктами выходцами с Кавказа и Средней Азии. Только социалистическая система не давала в полном объеме приступить к экспансии, хотя и позволила накопить достаточно большой финансовый капитал, а также с помощью больших подношений чиновникам всех рангов установить тесные связи во властных структурах и даже создать мафиозные кланы.

Цель второго этапа – увеличение накопленного капитала и образование поселений. Метод – лавочная торговля (привоз крупных партий товара для постоянной торговли в своих лавках, при этом, нередко нанимая представителей коренного населения для торговли, так как у «чужих» товар всегда берут хуже, чем у «своих»); подкуп богатых и влиятельных горожан (подношения, поставка товара бесплатно или за символическую цену); отношение к коренному народу – дружественно-угождающее.

В древне-русских городах хазары стали строить торговые города, одновременно живя в них, постепенно зарабатывая капитал. Вокруг своих домов они строили другие здания, в основном жилые. Так стали возникать хазарские слободы. Одновременно ими подкармливались всевозможные представители власти и влиятельные люди городов, потенциально необходимые и нужные им. Хазары охотно суживали товар и деньги не только влиятельным людям, но и простолюдинам за небольшие проценты, приобретая покровителей и друзей, вырабатывая тем самым благоприятное общественное мнение в отношении к себе. С этой же целью хорошо платили и нанятым рабочим.

В наше время этот период проявлялся в виде установления ларьков, торговых организации и торговых баз. Все это происходило одновременно с большим потоком эмиграции в виде переселенцев, приехавших на заработки и беженцев из бывших республик Советского Союза, которые не ехали на свою историческую родину, а стремились в Россию, получая с помощью взяток не только гражданство и материальную помощь, но и квартиры, а также престижную работу. Одновременно происходило формирование бандитских группировок, предназначенных для преумножения имеющегося капитала, а также физической защиты своих людей и предприятий, устраняя неугодных лиц, соперничающих организаций и бандитских группировок. Проявилось это в непрерывных бандитских разборках, убийствах, покушениях, похищениях людей и в других криминальных действиях, захлестнувших нашу страну в последнем десятилетии прошлого века. Именно в этот период наблюдается массовый приход данной категории лиц в силовые структуры и исполнительную власть, что в свою очередь к середине 90-х годов увеличило беспредел со стороны бандитских организаций с Кавказа, так как прикрытие со стороны властей им было обеспечено.

Цель третьего этапа – использование накопленного капитала, полный захват товарного рынка и проникновение во властные и силовые структуры, устрашение лучших представителей коренного населения, уничтожение генофонда путем порченья девушек. Метод – монопольная торговля на рынке, провоцирование конфликтов между их представителями. Отношение к коренному народу – с позиции сильного и богатого друга.

По истечению нескольких десятилетий, хазары в южнорусских городах уже образовали целые слободы. В этот период они стремились торговать не только своими товарами, но и продукцией, производимой коренным населением. Для проникновение во власть и установления монополии на рынке использовались разные методы. Установление дружеских отношений путем различных подарков и услуг, провоцированием различных конфликтов между видными и богатыми русскими людьми, выступая при этом в виде третейских судий. Не брезговали и убийством тех авторитетных граждан, которых не могли приручить или заставить служить себе, применяя при этом различные способы (провоцирование драки, разбойное нападение, наемное убийство, отравление на пиру и т.д.). Использовалось множество методов, чтобы завладеть богатством и добром коренного народа, такие как брак с богатыми и влиятельными людьми, после чего их собственность переходила к хазарам. Например, женитьба на хазарке. А так как генетический род идет только по женской линии, то дети такого союза считались хазарами, а значит и имущество считалось хазарским. Также отсуживали имущество за долги, при этом, давая в долг всем, кто имел имущество или представлял для них какой-то интерес. Так захватывался рынок с установлением на нем монополии.

Ко времени описываемого этапа большинство славянских племен оказались под ярмом хазарского каганата. Не довольствуясь эпизодическими, но сокрушительными набегами, хазары обложили полян, древлян, северян, вятичей постоянной данью. Так продолжалось недолго. Русь крепла не по дням, а по часам, заставляя считаться с собой не только Хазарию, но и Византию. Стремительные русские ладьи стали хозяйничать на Черном, Азовском и Каспийском морях. Против силы и напора русских дружин устоять было трудно – необходимо было искать другие пути, дабы обуздать и укротить Русь. Самый простой и надежный способ – идеологический дурман (засылкой эмиссаров – талмудистов).

Как тогда, так и сейчас на рынке прокручивается основная масса товара и денежных средств. Монополия над рынком позволяет взять под контроль экономические, а затем и политические рычаги власти. В течение короткого периода, имея полную монополию на рынке можно разорить производителя и сделать нищим обывателя, разоряя местных торговцев и покупателей путем игры на ценах при закупке и продаже. Механизм этого прост: закупая товар по низким ценам, снижая закупочную цену с каждым годом или не повышая ее, не позволяется производителю окупать свои затраты. В то же время не допускаются к реализации сами производители. Все это заставляет покупателей брать товар по завышенным ценам, тратя большую часть своих средств на приобретение товаров первой необходимости. В конечном итоге весь труд и вся жизнь коренного населения сводится к элементарному выживанию в состоянии постоянной нищеты, так как монополия рынка хазарами позволяет изымать почти весь заработок, при этом безмерно обогащая монополистов. Нарушается главный закон развития общества – производитель материальных благ должен жить лучше работников сферы услуг и посредников в продаже товаров, иначе у производителя не будет оставаться свободных средств для развития и увеличения производства. Приобретя огромные богатства, используя монополию на рынке и имея большие связи, хазары пошли во власть. Они стали избираться, куда только можно, покупая и задаривая всех, от кого это зависело, ставя за взятки своих соплеменников на все должности.

Данный этап в наше время (начиная с середины 90-х годов) характеризовался почти повсеместным захватом рынка сбыта готовой продукции (торговые точки, ларьки, магазины, склады, базы, рынки). Об этом говорит то, что многие районы и города уже практически поделены между различными кавказскими группировками. Ими строятся магазины и торговые центры в наиболее престижных и выгодных местах. Подкупленные органы местной власти помогают в разорении предпринимателей из представителей коренного населения, а также в недопущении их в торговую сферу. Активно скупаются квартиры, и строится жилье в наиболее престижных районах. Немалую лепту в это вносят и бандитские формирования, занимаясь скупкой за бесценок квартир у пьяниц и пенсионеров, а зачастую просто обирая или убивая их. Проникновение во власть и силовые структуры достигло уже угрожающих масштабов: не редкость, когда начальниками ОВД и главами городов, районов, областей становятся выходцы с Кавказа. Красноречивым примером этого служит попытка выходца с Кавказа стать Президентом России на последних выборах 2000 года. Не зря древние говорили: «Каждый правитель сознательно или бессознательно служит только своему роду-племени и больше никому».

Цель четвертого этапа – политическая и экономическая монополия, превращение коренного населения в рабов. Метод – политический и экономический диктат с помощью выдвинутых своих представителей во все органы власти, в том числе и в выборные. Принятие законов, выгодных хазарам, разоряющих и ставящих в положение рабов все остальное население, а также законы, защищающие их от попыток сопротивления коренного населения. Отношение к коренному народу – как к людям второго сорта, с позиции силы и превосходства. Только на этом этапе русский народ осознал всю горечь своего положения. Хазары или их ставленники стояли во главе почти всех южнорусских земель и, главным образом, городов этой части Древней Руси. Проникнув во все структуры власти древних городов и, сосредоточив в своих руках всю экономическую и политическую власть, ими были установлены налоги, при соблюдении которых, разорение было неизбежно всем, кроме них, так как подавляющая часть налогов возвращалась обратно к хазарам. Разрозненные попытки протеста и даже восстания заканчивались жесточайшим подавлением сплоченной и хорошо организованной силой хазар, которые могли в кратчайший срок мобилизовать и направить на подавление сопротивления расплодившийся за этот период свой народ. И кроме того нанять за свои накопленные богатства наемников-иностранцев и выродившихся русских, которые из-за куска хлеба были готовы убивать своих братьев и сестер.

Причиной же всего этого положения стала хорошо продуманная и коварная политика хазар по завоеванию власти и жизненного пространства для своего народа, а также беспечность русских, неумение их сплотиться перед лицом внутренней угрозы завоевания, живя по принципу внутренней политики: «Лучше худой мир, чем хорошая война». Хотя внешних врагов славяне не боялись, успешно им противостояли. Сосредотачивая свои усилия на внешней угрозе, просмотрели внутреннюю агрессию.

Спустя годы, хазары превратились из «пришлых» в «хозяев» жизни. Они в этот период стали активно проводить политику захвата и геноцида, первым этапом которого стали изнасилование девушек специальными группами из хазарской молодежи в масках. После этого девушку уже никто не брал в жены, и ее участь была ужасна: подавляющее большинство из них кончали жизнь самоубийством. Также активно практиковалось взятие в служение незамужних девушек, где их соблазняли при помощи разных снадобий или просто насиловали, после чего девушка была обречена быть их рабыней или покончить жизнь самоубийством.

Первая часть плана по установлению монополии в политической и экономической области в наши дни уже осуществлена. В дальнейшем это будет характеризоваться почти повсеместным разорением предпринимателей коренного народа за счет произвола прикормленных начальников различных органов власти путем финансового и властного давления, а также прессинга бандитских группировок. Коррупция в силовых и властных структурах всех уровней достигла масштабов катастрофы. Причины этого заложены в низкой зарплате, в узаконенной системе льгот, бесконтрольности и правовом беспределе как со стороны самих чиновников и служащих, так и в отношении их самих.

Самое главное – безнаказанность должностных лиц, начиная от президента и министров и кончая простыми чиновниками. Неуверенность в завтрашнем дне, незащищенность, отсутствие перспективы в будущем приводит к моральной и профессиональной деградации рабочих и служащих из представителей коренных народов. Они деморализованы хронической нищетой, полным произволом и безнаказанностью начальников всех уровней, которые ограничены в своей власти лишь только своими желаниями и совестью, а ее в наше время явно недостаточно. На этом фоне хорошо выглядят выходцы с Кавказа: старательные и уверенные в себе, готовые сверхурочно работать за низкую зарплату и всегда готовые услужить руководству. Благодаря этому и протекции сверху, руководители рассматривают их как хороших и перспективных работников, выдвигая их в первую очередь при назначении на должности. Не понимая, что их независимость и работоспособность обеспечена финансовой помощью родовых структур, а также моральной и властной поддержкой прикормленного руководства различных организаций.

Цель пятого этапа – освобождение жизненного пространства для своего народа, превращение коренного народа в рабов и последующее его искоренение. Метод – создание законов для экономического и физического превращения в рабов (найм на работу на невыгодных условиях, закабаление в рабство коренного населения за долги и т.п.), создание условий, способствующих их вымиранию. Отношение к коренному народу -пренебрежительное, враждебное.

Тысячелетие тому назад, после пяти лет правления хазар, народ полностью обнищал и обесправил, мужчины и юноши были вынуждены наниматься к хазарам в батраки и холопы, но принимали их с одним условием: кастрация, а девушек и женщин на положение рабынь и наложниц. На тех территориях, где хазары не имели полной власти, они добились права взимать дань, и брали ее девушками с каждого двора, превращая их также в рабынь-наложниц. Участь этих девушек была трагична: они считались порченными, будучи в услужении у другого народа и по законам Древней Руси не имели права рожать, так как считалось, что они могут родить только выродков (вырванный из рода). В Древней Руси верили, что в детей, рожденных при межрасовом кровосмешении, вселялись демоны. Резко сократилась рождаемость коренного населения.

Имея полную экономическую власть, а за счет этого и политическую, любое сопротивление со стороны коренного населения жестоко подавлялось. В средствах и методах хазары себя не ограничивали. И это не удивительно: ведь отношение у них к коренному народу было только лишь как к рабу, которого надо нещадно эксплуатировать и уничтожать. Каганат был разгромлен, но сами хазары выжили, рассеялись и продолжали свою деятельность на территории Руси уже не с помощью мечей и сабель, копий и стрел, а путем торгово-растовщической деятельности. Самым действенным оружием по-прежнему оставалась иудейская религия, которая, однако, никак не приживалась среди коренного русского населения.

Нас ждет та же участь. Примеров в этом достаточно в наши дни на Кавказе и других регионов страны: кастрированные наши солдаты, попавшие в плен, а также система рабства, сохранившаяся и расцветшая в 90-х годах, массовое изнасилование русских женщин и девушек в Чечне и других бывших республиках на Кавказе и Средней Азии, особенно усилившееся после развала СССР. Сложность и опасность нынешней ситуации заключается в том, что в наши дни эти процессы идут гораздо быстрее, чем тысячу лет назад (в прошлом – почти за триста лет, а ныне – за десять лет с небольшим). Коренной народ деморализован, и часть его деградирует в существующих условиях.



К тому же следует учитывать то, что богатая событиями история Хазарского каганата на территории современной России и его длительные связи с иудаизмом дала повод некоторым израильским идеологам и поли-гикам поднять вопрос о второй земле обетованной и исконной прародине на юге России и Украины с далеко идущими целями. Практическая реализация их уже началась. Они должны помнить, что Русская Земля всегда была открыта для друзей и стала приютом для многих народов-скитальцев. Это незыблемая истина. Но истина также и то, что всем покушавшимся на Русскую Землю со злонамеренными, корыстными и завоевательными целями она становилась могилой.

Глава вторая

ИСТОКИ КОНФЛИКТОВ РОССИИ С КАВКАЗОМ

Знакомясь с материалами о Чеченских войнах последнего десятилетия, просматривается некоторая растерянность в затрагиваемой авторами теме. Они пишут как будто на полусогнутых ногах о горской чести, о бесправии наших солдат (подтверждением является решение руководства государства об усиленном прокурорском надзоре), о страданиях мирного населения. Но никто не пишет об истинном историческом видении проблемы.

И есть ли проблема, или вспомнить несколько страниц нашего прошлого? И надо ли с придыханием и восторгом говорить о том, чего нет, и никогда не было?

Необходимо напомнить несколько моментов из истории русско-горских отношений, о которых скромно умалчивают историки и представители средств массовой информации.

Если посмотреть на карту Российской империи, например, 1914 г. (БСЭ, т.24. (2), стр. 112), то можно удостовериться в том, что никакой Чечни, Ингушетии и Осетии там нет. Все вышеперечисленные территории входили в область Терского казачьего войска. Значит, и административно эти территории принадлежали казакам.

Откуда же казаки появились на Кавказе? Так, в «Истории Российской» том VII, Татищевым описано это следующим образом.".. .Рязанские казаки, служившие Великому князю Рязанскому, после пленения и умерщвления своего князя Великим Псковским князем, получили распоряжение из Москвы переселиться на Суздальскую землю и служить там по стрелецкому уряду".

Посмотрели казаки на Московскую бумажку и рассудили на Круге: «А чего это чужой правитель, нами командует? Не положено нам слушаться иного руководства, кроме решения круга и выбранных атаманов».

«Покумекали казаки, подумали и решили выселиться в древнейшие славянские земли Русколани, которая хорошо была им известна, и в которых более тысячи лет назад жили русские. („Повесть временных лет“)»

То есть казаки решили переселиться на Кавказ. При этом следует исходить из того, что славяне в свое время переселились из Закавказья в среднерусскую равнину и жили на Кавказе в общей сложности более 600 лет (300 г. до н. э. – 300 г. в. э.).

Так вот казаки из центральной своей власти на Верхнем Дону – Червленого Яра, погрузились на струги и с песнями, слезами и пушечной стрельбой отправились в путь.

Спустившись до Волжской переволоки, казаки перетянули свои струги в Волгу и спустились по ней в Хвалянское (Каспийское море). Двигаясь вдоль берега, они добрались до устья р. Терек, где жили разные люди, но по большей части монголы (татары). Они приветствовали казаков и предложили им жить вместе со своей ордой. Но казаки отказались и двинулись вверх по Тереку, пока не достигли пустынных земель у которых не было ни государя, ни хозяина. А места эти располагались там, где Сунжа впадает в Терек.

Как повествует VIII том «Истории Российской» (стр. 247) жили казаки в станицах Кондрюков, Новобюдской, Старопадской, Шадрик и Червленная.

Местное малочисленное население с особой радостью приветствовало казаков. Необходимо напомнить, что монголы, которые 250 лет назад прошли по Кавказу, вырезали всех, кто попадался им на пути. А потом они эксплуатировали горных аборигенов. Спасения от монголов не было! И скоро, казалось, местные дикие племена прекратят свое существование. А десятилетия назад прошли по Кавказу орды Тимура.

«Местные пастухи с большим удовольствием приветствовали казаков. Казаки были единственной (в то время) вооруженной силой, которая могла защитить горные народности от внешней угрозы монголов, крымских татар, либо еще от кого».

Пастухи поспешили дать казакам скотину, инвентарь и жен, только бы они не ушли из гор.

Казаки же стали жить широко, чередуя военные походы против врагов с охотой и рыбалкой. А в батраках, в хозяйстве казаков, трудились горцы и ногаи.

Потому, как казаки эти жили в горах, то есть среди гребней, называться они стали Гребенскими.

В устье же Терека, после поселения в горах Гребенских казаков, также стали селиться вольные казаки всех войск и вольностей (запорожские, малороссийские, донские, яицкие). Появился город Терки, вокруг которого возникло Терское казачье войско.

После того, как войска Ивана Грозного взяли Казань, а потом и Астрахань, Московский царь посмотрел в сторону Терека, где уже много лет жили русские казаки по своим законам и со своей Апостольской религией. Иван IV послал своих воевод с войсками взять под Московское правление Кавказ. Казаки не препятствовали заселению, так как в кодексе поведения казаков записано, что они не могут воевать против единокровных братьев из-за земных благ.

В 1577 году была построена крепость Терский городок, который простоял 5 лет, после чего его перенесли из гор ближе к морю, а на волах крепости гербенские казаки поставили свою станицу и зажили в ней привольной жизнью.

В XVII веке на Кавказе усилилось влияние турок, которые насильно мусульманили горские народы. Обисламились все, кроме казаков, которые верили своей апостольской религии и продолжали жить по своим законам.

Гербенские и Терские казаки жили с горцами, по большей части в мире, пока, в связи с победами России над турками, в XVIII веке, турки не согласились покинуть Кавказ физически.

Российское правительство предложило горцам принять подданство России, либо переселиться в Турцию. Горцы ответили молчанием, так как дикие, не образованные, не имевшие никогда своей культуры, государственности, находящиеся в состоянии первобытно-родового строя пастухи, просто не знали, что ответить.

Таким образом, если вновь обратиться к содержанию «Истории Российской» Татищева, то там таких слов как Чечня или чеченец просто нет. До середины XVIII века их просто не существовало, хотя там есть имена и названия, существовавшие в России и вокруг ее. Есть там и остров Чечень в Каспийском море. А вот чеченцев там нет. И не могло быть. Такой нации никогда не было.

Однако, если исходить из положения Большой Советской Энциклопедии 3-его издания, то она свидетельствует, что своим происхождением названия Чеченцы обязаны, по сути, русским. Так, согласно наиболее достоверной версии, слово «чеченцы» произошло от аула Большой Чечен, находившегося на берегу реки Аргун, и стало общепринятым у русских, а затем и у самих чеченцев, живущих за рекой Мичия «мичичиш» тех же, которые проживали далее от них, – «ичкири», то есть дальние или живущие где-то там. Сами Чеченцы называли себя «нахче», то есть «народ». На страницах нашей отечественной истории упоминание о чеченцах в первый раз встречается в 1708 году в договоре калмыцкого Аюки Хана с ближним министром, Казанским и Астраханским губернатором Петром Апраксиным.

Чеченцы и близкие к ним ингуши, в прошлом составлявшие единый вайнахский народ, до начала восемнадцатого века в основном проживали в изолированных друг от друга горных ущельях и долинах. Поэтому у них сравнительно поздно сформировалось общенациональное самосознание. Равнинная часть современной Чечни к тому времени была мало заселена. В течение нескольких веков, прошедших после татаро-монгольского нашествия, она контролировалась тюркоязычнми племенами, ведущими кочевой и полукочевой образ жизни. До этого там жили аланы – ближайшие предки осетин.

Уже в середине шестнадцатого века в ряде местностей Чеченской равнины, на склонах Терского хребта и вдоль Терека проживало русское население – казаки. Эти земли находились в непосредственном владении кабардинских князей, которым было дано русское подданство при царе Иване Грозном по их же просьбе. Смысл просьбы: укрыться за широкой спиной Руси от нашествий со стороны крымских татар и турок.

Тогда же на реке Сунже была построена первая русская крепость. Русских, таким образом, с полным основанием причисляют к коренному населению этих мест. Переселяясь с гор на равнины, чеченцы стали с начала XVIII века вступать с ними в общение, по преимуществу мирное. Первоначально это переселение на равнинные земли, контролировавшиеся российскими властями, происходило с их разрешения. Все переселявшиеся становились поддаными России.

Члены кланов, переселившихся на равнину (нынешний Надтеречный и Урус-Мартановский районы) 300 лет назад, всегда относились к России более лояльно, стремились к сотрудничеству, предпочитая торговлю войне, при этом считая своих горских соплеменников отсталыми, бедными людьми, живущими исключительно за счет грабежей соседей.

Идеологи нынешней Чечни считают началом противостояния с Россией 1559 год – дату закладки первого российского опорного пункта в поселке Терки. Крепость и условную границу расселения горцев разделяло около 50 км, немалое по тем временам расстояние. Это была своего рода нейтральная территория.

Мирное сосуществование однако длилось недолго. В 1707 году чеченцами была разрушена Терская крепость. Грабительские набеги, похищение людей, угон скота, захват уже занятых другими народами обрабатываемых земель очень скоро приобрели такие масштабы, что русские были вынуждены временно оставить южный берег Терека.

Постоянным нападениям подвергались не только русские владения. В еще большей степени страдали грузины и другие соседи. Сколько тысяч славянских, кавказских женщин, детей, похищенных абреками, сгинули в турецких гаремах, насильно сделаны египетскими мамелюками, сколько десятков тысяч мужчин закончили свою жизнь на галерах или «кавказскими пленниками» в глубоких ямах – об этом теперь не расскажет ни один самый памятливый чеченский старейшина, доподлинно знающий историю своего народа до 12-го колена.

Россия, ведущая в XVIII-XIX веках череду войн с Турцией, которые, по сути, стали носить перманентный характер, была заинтересована в установлении своего влияния на Кавказе. К этому добавлялось то, что христианские народы Кавказа и Закавказья давно искали покровительства России и защиты от персидских и турецких нашествий. Эти обстоятельства сделали Кавказ объектом и ареной борьбы между Россией с одной стороны, Турцией и Персией – с другой. В конце русско-персидских и русско-турецких войн XVIII века Россия вплотную подошла к Кавказу. Постройкой Кизляра (в 1735-1739 гг.) и Моздока (1763 г.) было начато сооружение Кавказской укрепленной линии. В 1735 году было учреждено Кавказское наместничество.

В 90-х годах XVIII века русское правительство переселило в кубанские степи запорожских и часть донских казаков с целью закрепления занятой территории, создав Черноморское казачье войско.

Переселенцы оттесняли горцев из привольных пастбищ. Они углубились в горы и оттуда продолжали осуществлять набеги. Однако дух их дикого рыцарства значительно упал. Они стали реже нападать на казаков при численном равенстве, никогда на пехоту и обращались в бегство, завидя пушку. Зато никогда не пропускали случая напасть на слабый отряд или на беззащитного. Попытки их усмирить обычно были безрезультативными, а разоружить их – всегда проваливались. Кинжал и шашка – суть, члены их тела, и младенец начинает владеть ими прежде, нежели лепетать. Для них убийство – простое телодвижение. Пленников они сохраняют в надежде на выкуп, но обходятся с ними с ужасным бесчеловечьем, приставляют к ним для стражи своих мальчишек, которые за одно слово вправе их изрубить своими детскими шашками.

Вышеизложенное написано А.С. Пушкиным в «Путешествии в Арзрум». Нарисованная им картина в точности соответствует тому, с чем столкнулась российская армия в Чечене. Русские жители также смогли убедиться, что горцы, лишенные уз российской государственности, превращают убийство «в простое телодвижение».

После присоединения в 1810 году Грузии и Азербайджана их территории оказались отделенными от России землями Чечни, Горного Дагестана и Северо-западного Кавказа, населенных воинствующими горскими народами, постоянно совершавшими набеги на Кавказскую укрепленную линию и мешавшими отношениям с Закавказьем. Поэтому в начале XIX века присоединение этих территорий стало для России важной военно-политической задачей в преодолении северо-кавказского «барьера» для развития богатейших провинций Грузии, Мингрелии, Имеретии, Гурии.

Систематические боевые действия развернулись на Кавказе после окончания наполеоновских войн. Таким образом, Россия решала задачи укрепления своих границ на юге, а также «прирастала» территориально.

С назначением в 1816 году главнокомандующим на Кавказе героя Отечественной войны генерала А.П. Ермолова российская политика стала более жесткой. От отдельных карательных действий, предпринимаемых в ответ на бандитские набеги горцев, войска перешли к планомерному продвижению вглубь Чечни и Горного Дагестана.

Перенесение в 1817-1818 гг. левого фланга Кавказской укрепленной линии с Терека на р.Сунжа стало первым шагом на пути дальнейшего продвижения русских войск на Кавказ и фактически положило начало Кавказской войне. Одновременно А.П.Ермолов был назначен управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии. Таким образом, он получил возможность координировать военные, политические и хозяйственные мероприятия по освоению региона.

Продвигаясь вглубь гор, войска под руководством А.П.Ермолова вырубали леса и строили дороги, нарушая тем самым привычную среду обитания непокорных горцев и создавая благоприятные условия для дальнейшей экспансии. Одновременно строилась система крепостей, казачьих станиц и военных поселений. Для лишения враждебно настроенного населения экономической самостоятельности разрушались непокорные аулы и изымались лучшие сельскохозяйственные угодья для передачи их колонистам. Казаки и военные поселенцы стали основной социальной и экономической базой России в регионе. Им предоставлялись особые права и полномочия по отношению к местному населению, в частности, они сами могли осуществить возмездие за горские набеги и другие разбойные действия.

В 1819 году Отдельный Кавказский корпус насчитывал до 50 тысяч человек. А.П. Ермолову было также подчинено Черноморское казачье войско (до 40 тыс.чел.). В это время часть дагестанских племен во главе с феодалами объединились и начали поход на Сунжунскую линию, но потерпели поражение. Эти выступления против русских войск всячески разжигались и поддерживались Персией и Турцией. Однако после победы России над ними в 1828 и 1829 гг. ситуация резко изменилась. К России отошли Восточная Армения, Юго-Западная Грузия и северная часть Черноморского побережья. Таким образом, Чечня и Горный Дагестан оказались изолированными от внешнего мира. Борьба России за владение Северным Кавказом входит в новый, несколько отличный от предыдущего, этап.

В конце 20-х годов XIXвека движение горцев за независимость приобрело религиозный характер под лозунгом «священной войны с неверными – газавата». Движение это известно в истории как мюридизм и, как представляется, заслуживает отдельного рассмотрения, так как его проявления продолжают существовать и поныне. Более того, они оказывают влияние на происходящее сегодня.

Впервые «газават» был объявлен еще в 1783 году шейхом Мансуром, чеченцем по национальности. За несколько лет при поддержке Турции ему удалось объединить почти весь Северный Кавказ в войне против русских. Шейх Мансур нападал на русские укрепления, но в 1791 году был разбит, схвачен и умер в тюрьме два года спустя. В начале XIX века Турция направила в Азербайджан большую группу агентов, возглавляемую Исмаилом Эфенди, Мухаммедом Аскери и др. Эти агенты были пропагандистами мюридизма, одновременно они создавали вооруженные отряды, призывая мусульман к выступлениям против России. Не найдя в Азербайджане должного сочуствия и поддержки, они перенесли свою деятельность в Чечню и Дагестан, где мюридизм нашел благодатную почву, став на многие десятилетия основной идеологической базой вооруженной борьбы против России.

Являясь разновидностью ислама, наиболее его воинствующим течением, мюридизм отличается более гибкими и совершенными методами воздействия на верующих.

Мюрид – это значит послушник, искатель истины при помощи веры, человек, посвятивший себя распространению ислама.

Программа и требования, предъявляемые мюриду, составляют содержание тариката или второй – после шариата – ступени мусульманского вероучения. Смысл тариката заключается в индивидуальной обработке сознания мюрида с целью намеренного притупления его воли и всяких чувств, кроме любви к богу и беспрекословного подчинения своему наставнику – имаму. Если шариат обязателен для каждого мусульманина, то тарикат предназначен только для избранных. Тарикат объявлен учением, обладающим особыми свойствами. Тарикат можно постигнуть не путем изучения или слепой верой, а только путем откровения свыше и передачи этого откровения учителем отдельному ученику, способному познать бога. Посредством постоянной молитвы, отречения от мирских благ мюрид может достигнуть заветной цели – сблизиться с богом и, в свою очередь, самому стать наставником и иметь своих мюридов, которые должны во всем ему подчиняться.

Таким образом, мюридизм, основанный на тарикате, ставит цель подготовить фанатиков, отрешившихся от собственной воли, беспрекословно преданных своему имаму, готовых выполнить любое его приказание.

К концу 20-х годов XIX века мюридизм на Северном Кавказе достаточно укрепился, чтобы объединить значительную часть горцев для борьбы с Россией. Было создано теократическое государство – имамат, в котором традиционные нормы обычного права были заменены нормами шариата и верховным правителем провозглашен имам.

В 1828 году шейхом был провозглашен Гази-Мухаммед, который и объявил газават. В 1831 году имам с 10-тысячным войском занял Торки и Кизляр, осадил крепости Буркуй и Внезапную, а затем взял Дербент. Бои разгорелись также на подступах к крепости Грозный и Владикавказ. Но в том же 1831 году в результате крупных экспедиций русских войск отряды Гази-Мухамеда были оттеснены в Горный Дагестан. 17 сентября 1831 года русские войска штурмом взяли Гимры, где укрепился Гази-Мухаммед, погибший при штурме.

История оставила много примеров набегов горцев и захвата пленных. Вот некоторые из них.

В июне 1828 г. горцы в количестве 3000 отборных всадников, закованных в кольчугу, под предводительством турка Магомет-Али переправилась через Кубань, разграбили село Незлобное. Только после разгрома села Незлобное в плену черкесов оказались 1100 человек. Отбить пленных сразу не удалось, командовавший казаками Родионов погиб. Через несколько дней отряд хоперцев в 400 сабель под командованием майора Конивальского стремительно обрушился на главные силы неприятеля. Беспорядочное бегство горцев позволило вернуть назад весь захваченный рогатый скот и большую часть плененного населения. Казаки загнали озлобленного неприятеля далеко в горы, а черкесы зверски убили оставшихся в плену женщин и детей.

Убийство и похищение людей на Кавказе было, таким образом, проявлением какой-то особой удали, составляющей частью национального характера, этакий своеобразный «спорт» вроде охоты.

Могли ли казаки, как это принято теперь, вступить в переговоры и с миром отпустить горцев при условии сохранения жизни пленных? Могли. Но не делали этого, так как знали, что если хоть раз обменять пленных на дарение жизни работорговцам, то работорговля станет считаться делом безопасным и в набег пойдут не только отчаянные джигиты, но и все кавказское население.

23 октября 1831 года горцы в количестве 800 человек осуществили нападение на станицу Ладожскую. Ночью, переправившись через Кубань, засели в камышах вблизи станицы. В 8 часов утра, когда ворота станицы были еще закрыты и только часть жителей поехала с бочками по воду, горцы оставили камыши и бросились в станицу. Заметив большое количество противника, жители бросили скот и бочки и побежали в станицу, но вместе с ними проникли в станицу до 100 человек горцев. У ворот стража убила 6 горцев. На площади, куда прорвались горцы, их встретил залп ружей, и горцы потеряли еще 14 человек убитыми. Часть горцев направилась к Тифлисским воротам, но и там стража стала убивать горцев. Когда горцы стали грабить дом казака Рогова, то тут они потеряли еще 12 человек. И во время переправы через Кубань было убито еще 11 горцев. Итого 49 человек. Но горцы увели с собой 9 женщин, 10 мальчиков, 24 головы рогатого скота и 15 лошадей.

После подобных неудач менялась и политика горцев. Конечно, идти в набег трехтысячной конницей – дело неразумное. 3 тысячи конских следов сразу обнаружат. Это не 100 человек Басаева, да еще на крытых КАМАЗах. Тогда не было крытых КАМАЗов, а в набег шли совсем мелкими группами по 20-25 человек. Незаметно пришли, незаметно ушли еще до того, как исчезнувших людей обнаружат. Да вот беда, у мелкой партии местные джигиты отнимут пленников. А при перепродаже пленников от племени к племени посреднические накрутки многократно повышают стоимость рабов. Поэтому вскоре от такой политики горцы отказались.

Итак, добыча дешевых рабов стоила теперь несоизмеримо больших потерь, так что остался один путь – перекупка с Востока. Как правило, четыре пятых рабов продавалась в Турцию и одна пятая оставалась для местного пользования, но и это было большое количество.

Россия пресекала работорговлю не только на суше, но и на море. Однако, действия царского флота были малоэффективны по причине удаленности Кавказского побережья от Севастополя. Кроме того, большинство офицеров было из крепостников-помещиков и на торговлю людьми смотрели снисходительно. Так что работорговцев часто отпускали. С приходом к власти Николая I положение изменилось. Царь понимал, что беспощадность – единственное средство прекращения работорговли, и пресекать ее он поручил казакам.

Если у царских морских офицеров никто из родных и близких в рабстве не был, то у казаков родные в рабстве были и их ненависть к работорговцам была беспредельна. В Томани пленных турок редко доводили до тюрьмы. Толпа раскидывала конвойных и растерзывала работорговцев.

Если в казачьих землях неосмотрительно появлялся работорговец и бывший раб узнавал его, то работорговца забивали насмерть. Казаки были скоры на самосуд.

И сегодня некоторые подходы в решении стоящих проблем на Кавказе, и прежде всего в борьбе с работорговлей актуальны – в выработке как законодательных актов в борьбе с работорговлей, так и в воспитании сознания народа о том, что от решительной борьбы зависит успех в решении данной проблемы.

Новый имам Гамзат-бек в августе 1834 года захватил Хунзах – столицу Аварии и истребил семью аварского хана за отказ выступить против русских. Вскоре Гамзат-бек был убит в результате заговора и имамом был избран Шамиль, при котором боевые действия приобрели особый размах.

Попытка подавить движение горцев в 1839 году, несмотря на взятие Акулето, оказалась безрезультатной. В 1840-1841 годах восстание охватило всю Чечню и значительную часть Дагестана. Предпринятый в 1842 году поход на Дербо окончился неудачей, а в 1843 году Шамиль, захватив ряд русских укреплений, прервал сообщение с Кизляром и Дербентом.

К 50-м годам стала сказываться эффективная блокада мятежных районов. Накануне Крымской войны Шамиль в расчете на помощь Англии и Турции активизировал свои действия и в августе 1853 года попытался прорвать Лезгинскую линию, но потерпел поражение. Летом 1854 года турецкие войска перешли в наступление на Тбилиси, одновременно отряды Шамиля прорвали Лезгинскую линию, вторглись в Кахетию, захватили Цинандали, но были задержаны грузинским ополчением и разбиты подошедшими русскими войсками. Разгром в 1854-1855 годах турецкой армии окончательно рассеял надежду Шамиля на помощь извне. В апреле 1859 года пала резиденция Шамиля – аул Ведено. Шамиль с 400 мюридами укрепился в ауле Гуниб, который 25 августа 1859 года был взят штурмом. Шамиль сдался в плен. 20 ноября 1859 года капитулировали основные силы горцев (около 2000 человек).

Только на Черноморском побережье вожаки мюридизма еще пытались оказать сопротивление, надеясь на поддержку Англии и Турции, а также невозможность России их блокировать из-за отсутствия у нее в то время флота на Черном море.

О периоде правления Шамиля написано много и, естественно, еще больше создано красивых легенд. Например, о горской демократии, исключительной честности по отношению друг к другу. Факты говорят об ином. Воровство процветало, многие наибы, несмотря на поголовную нищету, сумели нажить огромные состояния. Так, наиб Бата Шамурзаев, бывший царский офицер, перебежавший к Шамилю, создал в своей ставке-крепости помещичье хозяйство, нещадно эксплуатировал как пленных, так и своих соплеменников. Сам Шамиль сделал должность имама из выборной – наследственной, превратив ее в личное достояние своего семейства. Его сын Гази-Магомед в 1847 году еще юношей был назначен преемником имама, что должно было привести, по существу, к монархии.

Не прекращались и внутренние междуусобицы. Уничтожались целые феодальные группы горцев, связавших себя службой царским властям или просто выступавших за мир с Россией.

Произвол правления Шамиля вызывал многочисленные протесты чеченцев – от бегства на российскую территорию, до вооруженных выступлений.

При этом и Мансур, и Шамиль, и другие менее известные лидеры в ходе кавказской войны сосредоточивали в своих руках всю духовную, административную и военную власть.

В 1859-1862 годах войска генерала К.Барятинского ликвидировали последние опорные пункты восставших. Занятием 21 мая 1864 года урочища Кбаада (Красная Поляна), где находилась главная база черкесов, завершилась история Кавказских войн, хотя фактически военные действия в отдельных районах продолжались до конца 1864 года. Для последнего этапа войны была характерна тактика антипартизанской борьбы, когда ущелье за ущельем занимались войсками, а население депортировалось. Лишенные таким образом материальной поддержки повстанцы не могли продолжать борьбу и вынуждены были уходить за границу или сдаваться. Успеху русской политики в это время способствовало также то, что значительная часть черкесов, адыгейцев и наиболее непримиримые представители других народов переселялись в Турцию, не желая становиться русскими поддаными.

Менее чем через 20 лет после поражения Шамиля в 1877 году Чечня и Дагестан опять взялись за оружие. Восстание было быстро и жестоко подавлено. Многие тысячи повстанцев были высланы в Сибирь. Это было последнее крупное восстание горцев в дореволюционный период.

В целом Кавказская война проводилась суровыми военно-колониальными методами и, на первый взгляд, не всегда отличалась справедливостью со стороны России. Но другого способа подавления восстания любого масштаба истории еще не известно, кроме того надо учитывать и то обстоятельство, для горца война – это способ добычи средств к существованию.

Присоединение Северного Кавказа было насущной исторической необходимостью. Это диктовалось требованиями национальной безопасности России и ее геополитическими интересами. Дальнейшее экономическое и культурное развитие региона было немыслимо, пока существовал очаг воинствующего религиозного экстремизма, опиравшегося на самые отсталые и дикие племена, которые не признавали мирного существования с соседними народами и мешали их конструктивному развитию в составе России. Кроме того, эти племена активно использовались враждебными России державами – Англией и Турцией для достижения своих целей на Кавказе. Таким образом, не решив данную проблему России оставалась одна альтернатива мирной жизни Кавказа – постоянные набеги горцев.

После завершения Кавказской войны территорию Северного Кавказа поделили на восточную и западную. Западная часть осталась за Черноморским казачьим войском, которое в 1860 году было переименовано в Кубанское, а восточная часть Северного Кавказа вошла в территорию всех казачьих поселений местности, которые переименовались в Терское казачье войско с центром в городе Владикавказ. Областью управлял войсковой атаман Терского казачьего войска. И других национальных или административных образований на его территории не существовало.

Глава третья

ВООРУЖЕННЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ ГОРЦЕВ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙН

После Октября Северный Кавказ, Дон и Кубань стали ареной жестоких боев. В гражданскую войну чеченцы успели повоевать на обеих сторонах. Только помощь горцев под предводительством Асланбека Шерипова не позволила деникинцам свергнуть Советскую власть в Грозном в 1919 году. Большевики не замедлили с благодарностью. Выселяя, истребляя тех русских, которые чем-либо провинились перед новой властью, отдавали горцам их имущество и землю. Однако с поражением белых на Северном Кавказе началось новое противоборство, только уже Советской власти и горцев.

В 1920 году произошло новое восстание. Его политическим и духовным лидером был аварец Наджмуддин из Гоцо, выбранный имамом Чечни и Дагестана в 1917 году. Вдохновлял на войну под лозунгом тариката чеченец шейх Узун Хаджи. Целью войны было создание теократического государства и ликвидация «плохих мусульман», подозреваемых в сотрудничестве с «неверными».

Весной 1920 года 11-я армия заняла равнины Дагестана. Бывший тогда первым секретарем компартии Дагестана Самарский признал, что тогда были допущены многочисленные «ошибки»: жестокости, предательства, оскорбления ислама. Через три месяца весь горный Дагестан и Чечня были охвачены огнем восстания.

Восставших было немного: общая численность вооруженных бойцов оценивалась в 9600 человек. Но она имела «зародышевую регулярную армию»: лучших воинов из разных кланов, чей боевой ум и мастерство признавали даже противники. Они имели чрезвычайно эффективную тактику, заключающуюся в атаках на гарнизоны и устройство засад на пути больших колонн в узких ущельях. Красная Армия несла огромные потери. Так, в октябре 1920 года в долине Арокон пехотное подразделение и две батареи артиллерии были истреблены до последнего человека. Месяц спустя Первый Образцовый пехотный полк Революционной Дисциплины попал в засаду в узком ущелье и был полностью уничтожен, с нескольких оставшихся в живых сняли одежду и оставили голыми замерзать на снегу. В январе 1921 года кавалерийский полк и пехотный батальон также были окружены и уничтожены в Чечне.

Для борьбы с восстанием были отправлены две армии: всего 27 пехотных полков, 6 полков кавалерии, 6 артиллерийских групп, 2 специальных батальона сил внутренней безопасности, авиация, броневики, московские и местные части ЧК – всего около 40000 человек, закаленных в боях.

Вначале Красная Армия действовала путем посылки крупных экспедиционных сил. Но позднее в 1921 году командование перешло к тактике, ранее использованной генералом Барятинским, но с еще большей жестокостью: аулы один за другим занимались войсками, а население уничтожалось или депортировалось. Широко применялись меры, известные еще со времен Ермолова: за скрытие оружия полагался расстрел, причем двор, в котором было найдено оружие, подлежал сожжению.

Командование Северо-Кавказского военного округа старалось избегать артиллерийского обстрела сел и аулов, а также полного сожжения населенных пунктов, справедливо полагая, что это вызовет протест населения. Войска постепенно оттеснили повстанцев в горные районы и шаг за шагом уничтожали их. Действиям частей Красной Армии благоприятствовало то, что Дагестан и Чечня были к тому времени изолированы – Азербайджан был занят Красной Армией годом раньше, а задругой границей была христианская Грузия, их вековой враг.

Чечню удалось усмирить, но весьма условно. Так, в 1921 году в Чечне неоднократно восставали против продразверстки, но эти выступления носили в основном уголовный характер: нападения на поезда, на нефтепромыслы. Подтверждением этому служит доклад в ЦК РКП(б) А.И.Микояна 25.01.1923 г. «... со стороны Чечни ... отмечены частые нападения на станицы и аулы Кабарды, Терской губернии и Дагестана и массовые угоны скота. На этой почве две станицы Терской губернии потеряв весь скот, выселились».

Следует отметить, что введение новой экономической политики и отмена продразверстки ситуацию на Северном Кавказе несколько стабилизировали, выступлений повстанцев не было. В то же время выборы в местные органы власти, проводившиеся в 1924 году, большая часть населения проигнорировала. Политика местных органов навязать горцам «своих» людей потерпела провал.

В 1924 году в Чечне проводилась операция по изъятию оружия, которая несмотря на привлечение значительного воинского контингента (около дивизии), привела к сдаче 2900 винтовок, 334 револьверов и небольшого количества боеприпасов. Активные противники Советской власти ушли в горы, чекистам удалось арестовать лишь 68 бандитов.

Подобные операции по разоружению проводились вплоть до начала Великой Отечественной войны и именовались чекистско-войсковыми. Такие операции с 1925 года осуществлялись в соответствии с инструкцией, разработанной командованием СКВО.

Есть необходимость некоторые ее рекомендации изложить: «Намеченный к разоружению аул окружается войсковой частью с таким расчетом, чтобы жители были лишены возможности сноситься с прилегающими районами... После полного окружения аула представители Чеченского ЦИКа, ОГПУ и военного командования предъявляют на аульном сходе требования о сдаче всего имеющегося оружия. Для сдачи оружия устанавливается срок не более двух часов. Жители предупреждаются об ответственности за несдачу оружия. Если население аула не выполнит требования о сдаче оружия, то командование отряда в качестве угрозы открывает артиллерийский огонь в течение 10 минут на полупоражение, а затем снова вместе с представителями ОГПУ и ЦИКа отдают приказание о сдаче оружия в более короткие сроки. По истечении означенного срока оперативная группа ОГПУ начинает поголовный обыск и изъятие бандитского элемента.. В зависимости от обстановки артиллерийский огонь может открываться несколько раз, но на поражение допускается лишь в случае сопротивления войскам.,.».

В качестве примера можно привести чекистско-войсковую операцию, проведенную в 1925 г. Всего к операции было привлечено около 7000 человек при 240 пулеметах и 24 орудиях. Как было указано в отчете об операции, она была построена «на стремительном разоружении крупными силами наиболее бандитски настроенных районов с применением максимума репрессий». Потери участвующих в операции частей составили 5 убитых, 3 раненых, а также 10 лошадей. Репрессии выражались в воздушной бомбардировке 16 аулов, ружейно-пулеметном и артиллерийском обстреле 101 населенного пункта (из общего числа 242 аула). Среди населения во время обстрелов было убито 6 человек и ранено 30, убито 12 бандитов, взорвано 119 домов. За время операции было изъято 25299 винтовок, 4319 револьверов, пулемет и около 80000 патронов.

В 1927-1928 гг. вспыхнуло восстание в Дагестане. Осенью 1929 года вновь от восстания содрогнулась Чечня. Начавшиеся волнения очень беспокоили власти. Для подавления повстанцев командованием СКВО был сформирован отряд общей численностью 2000 человек при 74 пулеметах, 11 орудиях и 7 самолетах. В результате операции было изъято 290 винтовок, значительное количество устаревшего оружия. За время боев погиб и умер от ран 21 красноармеец, 22 ранено.

Весной 1930 года в Чечне снова вспыхнуло восстание. Для его подавления было выделено несколько отрядов кавалерии и пехоты общей численностью 3500 человек, 20 орудий, 40 пулеметов и 3 самолета. Впервые для переброски войск были использованы автомобили, что улучшило их подвижность. Всего за период операции было убито 19 участников восстания (на самом деле их было больше, т.к. горцы, как известно, забирают раненых и убитых с собой), взято 35 заложников, изъято 1500 единиц огнестрельного и 300 единиц холодного оружия. Со стороны Красной Армии потери составили 14 человек убитыми и 22 ранеными.

В марте 1932 года в районе Беной вспыхнуло восстание, которое войска ОГПУ пытались подавить собственными силами, но ввиду серьезного сопротивления вынуждены были прибегнуть к помощи частей Красной Армии, после чего оно за неделю было подавлено. Но мир в регионе не наступил, восстание как таковое было искоренено только в 1936 году, хотя oтдельные вылазки продолжались и дальше.

В феврале 1940 года в Чечне и Дагестане вновь вспыхнуло восстание, котором известно крайне мало.

Как и в XIX веке те же англичане осыпали оружием и деньгами Шамиля и среднеазиатских беков, пытаясь их руками препятствовать проникновению России на геостратегические рубежи. В XX веке та же стратегия: басмачи в Средней Азии, Эмир Бухары, Хан Коканда, английские винтовки и пулеметы, немецкие обещания объявить чеченцев арийцами и дождь из рейхсмарок на национальных лидеров вместе с самолетами вермахта, разбрасывающими листовки и подарки – и в тылу Красной Армии вспыхивают восстания, вырезаются госпиталя, взрываются мосты. Это уже Кавказ 1942-1943 г.г.

С началом Великой Отечественной войны деятельность вооруженных формирований в некоторых районах Северного Кавказа заметно активизировалась. Неспокойный до того регион был благодатной почвой для действий спецслужб фашистской Германии, которая уже с осени 1941 года начала активно помогать вооруженным формированиям оружием, боеприпасами и материальными средствами, так необходимыми последним в противоправных действиях. По докладной военного совета СКВО отмечалось резкое ухудшение обстановки в Чечено-Ингушской АССР, Кабардино-Балкарии, Калмыцкой АССР, Карачаевской автономной области. Особое место в этом списке заняла Чечня, обстановка в которой характеризовалась массовым уклоном населения от призыва, ухода большого количества мужчин в горы, где организовывались вооруженные формирования, которые грабили и терроризировали местное население, чинили расправы над представителями советской власти, нарушали работу коммуникаций, нападали на воинские обозы и гарнизоны. Действия бандформирований отличались дерзостью, высокой мобильностью, отличным знанием местности, что позволяло им внезапно нападать и так же внезапно исчезать.

Организационная структура и характер действий бандформирований на протяжении Великой Отечественной войны менялся, а в целом можно их разделить на три категории.

Первая – вооруженные формирования вели боевые действия, которые носили политическую окраску и ставили перед собой политические задачи. Эти формирования состояли из ярых националистов, были связаны с немецкой разведкой, снабжались немцами. Основные способы действий – диверсии и террористические акты (террор).

Вторая – формирования не имели политической окраски и не связаны с немецкой агентурой. Состояли из дезертиров, бывших полицейских старост. Эти формирования снимались убийствами и грабежом для своего существования и имели тенденцию перерастать в первую категорию.

Третья – группы, состоявшие в основном из дезертиров и других вооруженных одиночек, находились в своих населенных пунктах, имели связь со своими родственниками, питались за счет своих хозяев. Эти группы активных действии не вели, но имели тенденцию перерастать во вторую категорию.

В разные периоды Великой Отечественной войны вооруженные формирования применяли различную тактику. Первый период (лето 1941 г. -зима 1942 г.) характеризовался большим количеством вооруженных формирований и их значительной численностью. Постоянное увеличение их происходило за счет лиц, уклонившихся от призыва. Вооруженные формирования организовывались по районам и вели активные наступательные действия, организовывали массовые беспорядки среди населения.

Второй (весна 1942 г. – зима 1943 г.) – повышается активность вооруженных формирований благодаря помощи наступающих немецких войск, а также их укрупнению и даже созданием группировок. Просматривается более четкая координация их действий. Отмечается тщательность в подготовке операций и системность в разведке.

Третий (весна 1943 г. – зима 1944 г.) – характеризуется спадом активности, уменьшением вооруженных формирований. Причиной этому явилось резкое снижение помощи со стороны немцев, а также активизацией действий войск по их разгрому. В этот период многие вооруженные формирования сдались и активизировалась явка с повинной. Тактика мелких формирований характеризовалась тем, что они нападали на обозы, колонны, организовывали засады, нарушали работу коммуникаций.

Четвертый (весна 1944 г. – весна 1945 г.) – характеризуется незначительным повышением активности действий вооруженных формирований за счет спецконтингента, уклонившихся от выселения. Они действовали небольшими группами, постоянно сменяя места базирования.

Кроме того, необходимо отметить, что в зимнее время численность и активность вооруженных формирований несколько снижалась в связи с тем, что некоторые из них «самороспускались», а в летнее время происходил обратный процесс.

Однако необходимо отметить, что вышеизложенное деление довольно условно, т.к. в полной мере оценить масштабы действий вооруженных формирований по всей территории Северного Кавказа очень сложно.

В политическом отношении действия бандитов были не новы, они носили ярко выраженную террористическую и диверсионную направленность. Формирования имели базы в труднодоступных районах, где имели запасы одежды, продовольствия и боеприпасов. Широко использовались пещеры, блиндажи и землянки, причем убежища тщательно маскировались. На подступах к базам организовывалось наблюдение, как правило, с использованием господствующих высот. Была налажена система оповещения, которой способствовала активная поддержка бандитов местным населением, поскольку подавляющая часть их имела родственные отношения с ним, а также исторически сложившейся традиции – сопротивления официальной власти. Для скрытия мест базирования и введения в заблуждение войск, бандиты часто совершали свои акции далеко от своих мест убежищ. При этом они совершали переходы поодиночке, либо по 2-3 человека, таким образом просачивались к месту диверсии, где произведя налет быстро уходили от преследования. Нередко бандиты переодевались в форму военнослужащих или милиционеров.

Основными тактическими приемами вооруженных формирований были:

– неожиданные нападения на колонны из засад при прохождении ими ущелий, теснин и т.д. Нередко засады устраивались на высотах, подступы к которым минировались, а также использовались лавиноопасные участки. Подпустив колонну, вооруженное формирование внезапно открывало огонь из автоматического оружия, получив отпор, прекращало огонь и уходило;

– при внезапном обнаружении и атаке войсками, вооруженные формирования старались внести сумятицу и неразбериху в атакующие подразделения, имитируя видимость численного превосходства, открывая огонь из всех видов оружия. При этом часть сил во главе с командиром начинали отход, оставляя группы или отдельных боевиков для прикрытия. Главные силы (ядро) вооруженного формирования уходило от преследования, как правило, резко меняя направление движения в сторону фланга;

– резко рассыпаясь при обнаружении, пытаясь расчленить преследователей на группы, которые пытались порой уничтожить совместными действиями, при неудаче уходили от преследования, оставляя небольшое прикрытие;

– выслеживали подразделения и атаковали их во второй половине дня, а с наступлением темноты старались группами выйти из боя;

– в случае окружения вооруженные формирования дрались ожесточенно, стараясь дотянуть до темноты, чтобы под покровом ночи выйти из кольца.

Практически все операции (как именовали свои боевые действия повстанцы) тщательно планировались и отличались организованностью в проведении.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, можно с уверенностью сказать, что тактика вооруженных формировании на Северном Кавказе всегда опиралась на особые принципы партизанской войны. Также необходимо отметить специфику природно-климатических и национально-исторических условии

В октябре 1941 г. для ликвидации вооруженных формирований в своем тылу был специально сформирован 178-й отдельный мотострелковый батальон оперативных войск НКВД, на базе которого позднее был создан 141-й горнострелковый полк ВВ НКВД. О характере действий только этой воинской части красноречиво говорят строки из его исторического формуляра.

«В начале октября 1941 г. на территории Шараеского, Итум-Калинского, Галанченского и Шароевского районов Чечено-Ингушской АССР немецко-фашистскими агентами было поднято восстание, в результате которого было разгромлено большинство колхозов и сельских Советов. С 30 октября по 5 ноября 178-й батальон во взаимодействии с частями Красной Армии разгромил восстание. В ходе операции убито 36 и задержано 127 повстанцев, изъято 47 винтовок, 1 ручной пулемет, 11 револьверов... Всего за период с 30 октября 1941 г. по 1 января 1942 г. убито 59 бандитов, изъято 78 винтовок, 2 станковых пулемета и 1 ручной пулемет, 23 револьвера и пистолета. Наши потери – 10 убитых и 8 раненых... 11 июля в Шатоевском районе было обнаружена банда под командованием Асуева. В результате боя было убито 6 бандитов, в т.ч. сам Асуев, задержано 2. Из состава полка убито 6 и ранено 4... 15 августа 1942г. под руководством и непосредственном участии немецких десантников началось восстание в Итум-Калинском и Шатоевском районах. Восставшие разгромили районный центр Химой, блокировали гарнизон в Итум-Кале и начали наступательные действия в тылу Красной Армии. В течение 6 дней боев противник был разгромлен, было убито 210 бандитов, наши потери – 1 убитый и 1 раненый. Всего в 1942 г. убито 559 бандитов, задержано 632. Изъято 17 автоматов, 2 миномета, 2 станковых и 11 ручных пулеметов, 913 винтовок, 413 револьверов и пистолетов. Наши потери – 65 убитых, 28 раненых...»

О германских союзниках на Кавказе, «нашей пятой колонне» немало писали в 1943 г. берлинские газеты. В горах активно действовала разведка Турции. При этом, что важно отметить, значительная часть населения поддерживала вооруженные формирования. Всего, по данным Отдела по борьбе с бандитизмом, в 1941-1943 гг. по Союзу были ликвидированы 7161 повстанческая группа (54130 чел), из них на Северном Кавказе – 963 группы (17563 чел.). В первой половине 1944 г. по стране было пресечено действие еще 1727 групп (10994 чел.), в том числе на Северном Кавказе – 145 групп (3144 чел.).

Действия повстанцев стали для тогдашнего руководства страны серьезным основанием для появления и в дальнейшем реализации планов высылки народов Чечни и Ингушетии в Казахстан и Сибирь. Подготовка к операции по выселению началась в октябре-ноябре 1943 г. В январе 1944 г. трудоспособное население Чечено-Ингушетии было направлено на работы по постройке и улучшению дорог и мостов. Значительное количество вьючного скота было конфисковано у населения с тем, чтобы не допустить в перспективе ухода в горы.

В операции по выселению чеченцев и ингушек в феврале 1944г. были использованы более 30 полков и столько же отдельных батальонов внутренних и пограничных войск, общей численностью более 50000 человек. Всего за неделю с небольшим несколько десятков тысяч семей были погружены в 42 эшелона. Отдельные представители других северокавказских народностей также были депортированы, а общее число высланных было доведено до 800000 человек. Чечено-Ингушская республика была ликвидирована.

Несмотря на эти жестокие меры, немалому количеству горцев удалось скрыться и борьба с ними продолжалась вплоть до 1947 г. Причем, как всегда, больше всех страдали невинные гражданские люди, перевезенные из освобожденных и искореженных войной областей СССР для заселения освободившихся территорий. Бандиты вырезали их целыми семьями, не щадя ни женщин, ни детей.

Факт депортации 1944 г. вновь и вновь ставится в вину России. Спекулируя на народной трагедии, чеченские идеологи и их пособники из российских средств массовой информации утверждают, что именно их народ больше всех пострадал в военные годы, а потому заслуживает особого отношения. Неимоверно завышаются людские потери. Так, Дудаев называет цифру в 60% населения. На самом деле количество умерших в результате депортации и Великой Отечественной войны составило около 80000 человек или менее 20% от 408000 чеченцев, проживающих в СССР в 1939 г. Следует отметить, что русские и белорусы и в абсолютном и в процентном отношении потеряли за эти же годы значительно больше.

На первый взгляд казалось, что вопрос ислама был закрыт и снят с повестки дня. Однако, как говорится пошло-поехало. Под воздействием национально-освободительных движений в Африке и на Ближнем Востоке, ислам воспрял. Используя определенные группы среди мусульман проповедники ислама густо поливая их деятельность деньгами нефтяных шейхов и усилиями ЦРУ США было вызвано рождение монстра, именуемого «фундаментализм».

Таким образом, история свидетельствует, что сопротивление чеченцев не будет подавлено, пока не будут исчерпаны все возможности для его продолжения. И царские власти, и Красная Армия смогли справиться с восстанием только после осуществления полной блокады мятежных районов. И при царе и при Советской власти политика центральных властей не смогла найти надежной опоры среди чеченцев. История учит, что маловероятно нахождение мирного решения чеченской проблемы. Все политические меры могут лишь частично способствовать урегулированию конфликта и являются лишь одной из форм обеспечения активных боевых действий.

Глава четвертая

ВООРУЖЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ ПОСЛЕДНЕГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Депортированные народы вернулись в свои дома после смерти И.В.Сталина. И вновь Северный Кавказ, как и прежде, стал самой нестабильной зоной России. Ксенофобия и националистический экстремизм остаются доминирующими силами.

Депортация и жизнь в изгнании еще больше укрепили в среде чеченцев ненависть к России. С другой стороны, часть чеченцев, рассеявшись по регионам СССР, влилась в теневую экономику и криминальные группы. Возвращение большинства чеченцев из ссылки во второй половине 50-х годов и воссоздание чеченской автономии не решили многих экономических и социальных проблем этого народа, главными из которых были нехватка сельскохозяйственных угодий и скрытая безработица на селе.

Здесь уместно заметить, что Чечня в годы «холодной войны» привлекала пристальное внимание спецслужб США и других западных стран. Так, в одном из просочившихся в открытую прессу докладов ЦРУ, относящемся к 1979 году, Ингушетия называлась наиболее перспективной территорией в плане работы по дестабилизации СССР.

Надо признать, что в результате слабого развития промышленности на исторической Родине и проживания в сельских районах Казахстана во время депортации чеченское население имело слабые традиции работы на промышленных предприятиях, на строительстве и в сфере обслуживания. Отсюда важнейший факт новой истории Чечни: основная часть ее современного чечено-промышленного потенциала была создана и обслуживалась русским и русскоязычным населением. В то же время сотни тысяч чеченцев зарабатывали себе на жизнь на территории России и в других республиках Советского Союза. В последние годы тенденция постоянного или временного проживания более 40% чеченского населения за пределами Чечни еще более укрепилась.

К концу 80-х годов политическая обстановка в республике стала обостряться. Больными вопросами, вызывающими законное недовольство большинства населения, были традиционный клановый подход к назначениям на влиятельные посты, а также широкая коррупция. В этой обстановке местные руководители, пытаясь поднять свою популярность, стали демонстративно поддерживать лозунги и требования националистического характера.

Национализм до поры до времени напоминал бомбу с часовым механизмом. Эта бомба взорвалась тогда, когда союзное руководство стало разыгрывать карту автономий и попыталось выровнять их статус по отношению к республикам СССР.

В ноябре 1990 года с согласия тогдашнего обкома КПСС и Верховного Совета Чечено-Ингушетии был создан Общенациональный конгресс Чеченского народа (ОКЧН). ОКЧН быстро превратился в постоянно действующую политическую организацию, которая скоро вышла из-под влияния официального руководства. Его руководство получило из различных источников, в том числе от чеченской диаспоры, а также от тайных фунда-менталистко-мусульманских организаций в странах Ближнего Востока огромные валютные средства.

27 октября 1991 года в обстановке, близкой к военному положению, под полным контролем вооруженных формирований ОКЧН была устроена инсценировка выборов президента и парламента Чеченской Республики. В них приняло участие всего лишь 10-12% избирателей.

1 ноября 1991 года Дудаев, объявленный президентом, обнародовал указ «Об объявлении суверенитета Чеченской республики». 7 ноября 1991 года Президент РСФСР Ельцин Б.Н. издал указ о введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской Республике. Известие о нем вызвало обратную реакцию, подняв акции Дудаева в чеченском обществе как «борца с российским империализмом». Войска получили приказ соблюдать строгий нейтралитет. Выполнение задачи было целиком возложено на немногочисленные части МВД России. Никаких сколько-нибудь четких приказов провести операцию по разоружению вооруженных формирований, а ее несложно было бы тогда осуществить без значительных потерь, ни МВД, ни армии не поступало.

В декабре 1991 года прекратил свое существование Советский Союз. Российские власти допустили еще одну, крупнейшую ошибку, имевшую самые гяжелые последствия. А именно, не были приняты жесткие меры по предотвращению захвата дудаевскими формированиями огромных количеств современного вооружения и военной техники прежней Советской Армии.

Боевые отряды, сформированные в г. Грозном, принимали активное участие в боевых действиях в Абхазии, Нагорном Карабахе, Южной Осетии, в районе Осетино-Ингушского конфликта. Превратив ЧР фактически в центр терроризма в России, режим Д.Дудаева использовал в своих целях сотни наемников из арабских стран, Прибалтики, Таджикистана, Азербайджана, Украины, Афганистана, Турции и других государств.

На территории Чечни осуществлялся выпуск фальшивых российских денег, которые вывозились за пределы республики для обмена на настоящие. Громадный ущерб нанесло использование чеченцами фальшивых авизо.

Под лозунгом возвращения в республику «ранее награбленного Россией» проводились нападения на железнодорожный транспорт в регионе. Только за 1993 г. нападению подверглось 559 поездов с полным или частичным разграблением. В 1992-1994 гг. при грабежах железнодорожных составов погибли 26 железнодорожников.

Провоцируя органы государственной власти России на применение силы, Д.Дудаев преследовал цель не только создать независимое чеченское государство, но и, сплотив на антироссийской основе все республики Северного Кавказа, добиться их последующего отделения от России и стать лидером «Кавказского дома».

Захват военных городков, складов с оружием, боеприпасами и материальными средствами, как правило, осуществлялся по следующей схеме: впереди женщины с детьми, за ними вооруженные формирования. В дальнейшем передача оружия и военной техники Чечне производилась по указанию Министра Обороны РФ П.Грачева с санкции ИО премьера Правительства Е. Гайдара.

Из Турции под видом гуманитарной помощи осуществлялась доставка оружия советского производства, принадлежащего армии ГДР, переданного Турции ФРГ в рамках взаимопомощи НАТО. Налаживается собственное производство некоторых образцов оружия. Кроме того, огромное количество вооружения и военной техники было захвачено чеченцами в подразделениях МВД и КГБ.

Закупки и контрабанда оружия, иной военной техники, современных средств связи в последующие годы имели весьма широкую географию (Эстония, Азербайджан, Украина, Литва, Афганистан, Турция, Абхазия и, как ни странно, Россия) и постоянный устойчивый рост.

В итоге у населения Чечни оказалось довольно много оружия. Получив и захватив оружие Д.Дудаев приступил к строительству регулярной армии. К концу 1991г. объявляется мобилизация всех лиц мужского пола от 15 до 55 лет в народное ополчение, создается национальная гвардия, из Вооруженных Сил СССР отзываются все военнослужащие чеченской национальности, регистрируются все офицеры запаса и отставники, во всех вузах и старших классах, ПТУ организуется военная подготовка не менее двух дней в неделю.

В январе 1993 г. на базе кафедры военной подготовки Грозненского нефтяного института открыт военный колледж, осуществлявший подготовку офицеров пяти специальностей: мотострелков, артиллеристов, десантников, связистов и пограничников. Широко применяется обучение в военных лагерях за рубежом. Нескончаем поток пополнения за счет наемников и добровольцев.

Поэтому слухи, распространяемые в мировых СМИ чеченскими пропагандистами, о несчастной безоружной республике, встретившей в обеих войнах российские войска одними бывшими «стройбатовцами» с охотничьими ружьями, научившимися драться и вооружившимися лишь в ходе боевых действий, не выдерживают никакой критики.

В вооруженные силы вошли: национальная гвардия, погранично-таможенная служба, внутренние войска, войска специального назначения, трудовая служба и резерв оборонных сил. Иррегулярные вооруженные формирования включали отряды самообороны, создаваемые по территориальному принципу в каждом населенном пункте. На чеченскую территорию прибыли добровольцы из Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Адыгеи и других регионов.

За период 1991-1994 гг. было проведено 6 мобилизаций военнообязанных и призывов молодежи на военную службу. По состоянию на 11 декабря 1994 г. вооруженные силы Чечни, с учетом добровольцев и наемников, насчитывали около 13 тыс.чел. личного состава, 40 танков, 50 БТР и БМП, до 100 орудий и минометов, 600 ПТС, до 200 средств ПВО. Все было готово к открытой войне против России.

29 июля 1994 года Правительство Российской Федерации заявляет, что если в Чеченской Республике против населения любой национальности будет применяться насилие, то оно будет вынуждено в соответствии с Конституцией России защитить российских граждан.11 августа Д. Дудаев подписывает указ «О всеобщей мобилизации населения для защиты Отечества».

8 сентября 1994 г. части и подразделения Северо-Кавказского военного округа частично приводятся в повышенную боевую готовность, берут под контроль автомобильные дороги, ведущие из Чечни, и воздушное пространство региона. Вооруженная оппозиция во главе с Автурхановым дважды в октябре-ноябре «безуспешно» пытается овладеть Грозным, но терпит неудачу. К ноябрю 1994 года Чечня стала ареной ожесточенных вооруженных столкновений.

30 ноября 1994 г. в связи с продолжающимся грубым нарушением Конституции РФ в Чеченской Республике, отказом Д.Дудаева от разрешения кризиса мирными средствами, резким обострением криминогенной обстановки, нарушением прав и свобод граждан, захватом и удержанием заложников, ростом числа мирного населения, погибшего насильственной смертью, в соответствии со статьей 88 Конституции РФ был издан Указ Президента РФ N 2137с «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики».

Для исполнения этого указа предусматривалось провести специальную операцию, которая вылилась в вооруженный конфликт с огромными человеческими жертвами с обеих сторон и тяжелыми экономическими потерями. По некоторым условным данным численность погибших мирных жителей в результате Чеченского конфликта (1994-1996) составила более 39 тыс.человек (включая Буденновск, Кизляр, Первомайск, Ингушетию, Дагестан). Войска Объединенной группировки войск потеряли 5,5 тыс. убитыми и более 51 тыс.ранеными. Потери вооруженных формирований даже приблизительному подсчету не поддаются, поскольку убитые и раненые очень часто военным руководством Чечни приписывались к мирному населению.

Проводя политику, направленную на свержение конституционного строя Российской Федерации военно-политическое руководство Чеченской Республики к середине 1999 г. встало на путь дальнейшего обострения обстановки в Северо-Кавказском регионе с целью создания условий для полного отделения самопровозглашеннои «Республики Ичкерия» из состава России. Под давлением зарубежных лидеров происламистских кругов и авторитетных полевых командиров вооруженных формирований правительственные органы власти и лично президент республики Масхадов вместо оказания содействия Правительству России в нормализации обстановки открыто встали на ее обострение.

Руководство Чеченской республики совместно с отдельными представителями дагестанского руководства и эсктремистов продолжали попытки постепенного силового захвата власти в республике Дагестан с целью создания единого исламского государства с шариатскими формами правления, с получением Чечней выхода к Каспийскому морю и транспортодоступной границе с Азербайджаном, с немедленным отделением от Российской Федерации.

Сущность их замысла состояла в «освобождении Дагестана от колонизаторов-россиян» и включала четыре этапа, каждый из которых представлял собой отдельную операцию со своими целями и задачами.

Начальный этап под названием «Гази-Мухаммед» был призван не столько обеспечить овладение отдельными районами Дагестана, сколько продемонстрировать наличие у исламистов реальной силы.

Второй этап, получивший название «Гамзат-Бек» предполагал подрыв и разрушение существующего в Республике Дагестан государственного строя.

Третий этап – «Шамиль Гимринский» наиболее длительный по времени (до года), по мнению руководства Чеченской Республики должен был стать кульминационным. Его целью являлась консолидация всего «альтернативного Дагестана» и уничтожение существующих властей в течение ближайшего года. В ходе этого этапа группировка войск Чеченской Республики должна была установить контроль над северными районами Дагестана с основными транспортными коммуникациями и нефтепроводами, склонить к «истинной вере» кумыкские джамааты и овладеть столицей республики.

Четвертый этап предполагал осуществляться как самостоятельно, так и в рамках третьего, в случае его значительного успеха. Планировалось распространять контроль Чеченской Республики над западной частью Ставропольского и Краснодарского краев и Ростовской области, что подготовит условия для создания единого общекавказского исламского государства.

Однако, выполняя данный план и развязав агрессию против Республики Дагестан 2-3 августа на территории Цумадинского района и 7 августа на территории Ботлихского района, вооруженные формирования Чеченской Республики в ходе боев понесли значительные потери и вернулись в Чечню, часть вооруженных формирований ушла в горы и рассредоточилась на дагестанской территории. Расчеты руководства Чеченской Республики на поддержку населения и слабость федеральных и республиканских властей не оправдались.

Этому способствовали, в отличие от периода боевых действий на территории Чеченской Республики 1994-1996 гг., активные мероприятия психологической борьбы, проведенные совместно с республиканскими информационными структурами Органами ФСБ, МВД, представителями местных, российских и зарубежных средств информации. Результатом этой работы стало крайне негативное отношение местного населения к действиям вооруженных формирований, в результате они не получили ожидаемой поддержки.

К исходу 16 сентября 1999 г. был завершен окончательный разгром вооруженных формирований, вторгшихся на территорию Дагестана из Чечни, освобождены все ранее захваченные ими населенные пункты.

Поражение вторгшейся группировки в ходе первого этапа нанесло серьезный удар по идее создания единого исламского государства на Северном Кавказе, но не изменило их планы, а заставило внести коррективы, которые предусматривали изменение тактики военных действий на определенный период времени, ужесточение политического давления на административные органы власти и усиление идеологической обработки населения.

В соответствии с Указом Президента РФ от 23 сентября 1999 г. N 1255с «О дополнительных мерах по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в Северо-Кавказском регионе Российской Федерации» в целях объединения усилий федеральных органов исполнительной власти, активизации действий войск (сил) по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в Северо-Кавказском регионе была образована Объединенная группировка войск (ОГВ).

Объединенная группировка войск (сил) была создана совместным приказом руководителей силовых министерств и ведомств, в которую впервые в истории вошли все силовые структуры нашего государства (войска военных округов МО РФ, внутренние войска и органы внутренних дел МВД РФ, подразделения ФСБ, МЧС, ФПС, ФАПСИ), решающих задачи под единым командованием – командующего СКВО и в тесном взаимодействии с Полномочным представителем Правительства РФ в Чечне.

В ходе подготовки и планирования операции осуществлялась перегруппировка войск, а также ее усиление за счет войск других округов. До 29 сентября 1999 года основная часть войск была перегруппирована к административной границе Чеченской Республики с целью создания буферной (санитарной) зоны и воспрещения проникновения вооруженных формирований на территорию сопредельных районов. На этом завершился первый этап плана совместной войсковой операции.

Ударами авиации и ракетных войск, огнем артиллерии систематически наносилось поражение военным базам, скоплениям вооруженных формирований и техники, другим военным объектам.

30 сентября 1999 г. войска объединенной группировки войск приступили к выполнению второго этапа операции. Войска зоны «Северная» и часть сил зоны «Западная» перешли административную границу Чечни. К исходу 15 октября 1999 года второй этап операции практически был завершен, на подступах к р.Терек были заняты наиболее выгодные рубежи. Внутренние войска и органы МВД продолжали прочесывание отдельных населенных пунктов.

В ходе третьего этапа операции освобождена большая часть территории Чечни. В настоящее время часть вооруженных формирований продолжает активное сопротивление в горных районах Чечни, а основная масса вооруженных формирований растворилась среди местного населения и ведет партизанскую войну методом «днем мирный житель – ночью воин».

Но этот экскурс в историю – цветочки. Люди, вкусившие крови, не умеющие и не желающие ничего, кроме войны, не сложат оружия, а пойдут дальше, дальше и дальше. Косово, Чечня, Афганистан, Кашмир, Филиппины – все эти конфликты напрямую порождены спецслужбами США через своих марионеток на местах. Да порождены, но... управление утрачено, «киборг» вышел на свободу и оглядывается, кого бы еще сожрать? То, что эти эксперименты – порождение Запада очевидно для всех в самом мусульманском (арабском) мире. Офисы и их счета – не на Кипре или в Багдаде, они – в Лондоне и Париже, Марселе и Бонне. Там – курсы «воинов Джихада», там издательства, на великолепной бумаге выпускаются карты «всемирного Халифата». Там разрабатываются планы уничтожения неверных. Это, увы, не миф, не досужие вымыслы, а суровая реальность.

И чтобы закончилась война, в частности в Чечне, и межнациональные конфликты по всей России, достаточно вернуться к исторической справедливости, а не выкидывать людские и финансовые ресурсы в черную дыру изначально проигрышного предприятия.

Достаточно вернуть русским, а в частности казачеству, его природную землю и права, как появятся первые проблески стабилизации. А те гигантские деньги, что уходят на войну и восстановление надо направить на поддержку казачества, возрождения станиц и возобновление казачьей службы прямо по месту происходящих событий. Такой вывод базируется на анализе истории покорения Кавказа. Нелишне напомнить, что значительная доля заслуги в деле покорения Кавказа принадлежит казачеству. Оно положило начало русской колонизации Кавказского перешейка. Под его защитой возникли города и селения на пустынных пространствах Северного Кавказа: о боевых заслугах кавказских казаков в рядах русской армии могут свидетельствовать не один только Кавказ, но и Турция, Персия и Средняя Азия.

Глава пятая

КАВКАЗСКАЯ УГРОЗА В ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

Русская литературная классика могла бы дать политическим деятелям России, военным, журналистам и всему российскому обществу бесценную информацию о том, с каким противником мы встречаемся на Кавказе.

Будь это внимание к литературе проявлено, мы смогли бы усмирить Чечню меньшей кровью.

Формально, две чеченские войны прошли в последнем десятилетии прошлого века. Однозначной оценки их нет. Вот уже в течение более двух лет проводится комплекс мероприятий, прежде всего военного характера, по поддержанию конституционного порядка.

Однако это видимая сторона. Вновь, как и прежде перед «грозой» средства массовой информации начали нагнетать среди нерусского населения Российской Федерации страх перед надвигающимися, по их мнению, потоков погромов некоренных народов, проживающих в России, русскими националистами. Спору нет, что рано или поздно подавление нашего народа оккупационным режимом выльется в физические действия. Но эти физические действия не будут столь чудовищными как погромы, устроенные чеченцами на Кавказе против русских и других народов, проживающих в пределах административных границ Чечни.

Для доказательства вышеприведенного можно обратиться в архив Администрации Президента за период 1992-1996 г.г. Тогдашний руководитель Администрации Филатов получал сотни писем с Кавказа с описаниями злодейских преступлений, совершенных чеченскими бандитами по национальному признаку. Например, недалеко от станицы Асиновская в конце 1994 года чеченцы остановили автобус, ограбили всех пассажиров, вывели красивую русскую женщину с ребенком, изнасиловали ее на глазах ополоумевших от ужаса пассажиров, а затем изрубили на куски и разбросали по кювету. И этим существам Государственная дума объявила амнистию! Эти «гордые кавказцы» насиловали сотнями старух, женщин и детей, изгоняли людей из домов и занимали их жилища. Проведенные погромы имели четко выраженную цель – провести этническую чистку Чечни.

В конце 1999 года Генеральная прокуратура РФ сделала попытку возбудить уголовное дело против Масхадова за геноцид русского народа. Попытка сорвалась, потому что чеченская община г. Москвы, составляющая 250 тыс. человек, стеной стала против исполнения российского закона. И теперь, после чистки, они решили устроить референдум. Только для своих. Если бы нацисты во время Великой Отечественной войны на оккупированных территориях совершали хотя бы 1/10 часть тех злодеяний, которые совершили чеченцы, наверное И.В. Сталин приказал бы убить всех немцев, как это ему советовал писатель Илья Эренбург.

Однако начавшиеся столетие отчетливо показало, что Россия взяла крен в сторону от своей миссии: нести миру русскую православную культуру. Причем русский народ в основном не желает иметь никакой иной истории, а либеральные реформы, оседлавшие органы власти всегда стремятся её «перепрограммировать».

При этом политические технологи «перепрограммирования» России пустили в ход новые документы, основанные на евро-арийских выдумках, за которыми стоит пока еще достаточно скрываемая, но уже ощутимая агрессия политизированного ислама. Не состоялась иудеезация России. Отвергнуты русскими протестантские секты и папоцезаризм католиков, но взамен этим «проектам» на передний край выходит иная мечта «реформаторов» русской цивилизации – сделать Россию из наследницы Византии наследницей ислама, житницей исламской цивилизации.

Какие же силы делают ставку на исламизацию России? Это необходимо знать. Так, если в русском социальном организме уже готов иммунитет против западнических и атлантических доктрин, то против исламской экспансии инстинкт самосохранения не выработан. Следует учитывать, что именно исламская экспансия, характеризующаяся особой настырностью и заряженностью на длительную борьбу за доминирование в России, перспективу превратить православные народы в мусульманские, переиграть русских в политической борьбе и демографической конкуренции.

К таким силам необходимо отнести руководство Союза Правых Сил, и прежде всего в лице С.Кириенко, которому нынешняя власть отдала в ведение Поволжский округ, где местное ханство давно уже подготовило почву для новой Хазарии. Поволжье становится полигоном для масштабного этно-конфессионального эксперимента, который, согласно планам С.Кириенко в самое ближайшее время получит продолжение и в остальных округах.

Об этом свидетельствуют его выступления, суть которых можно свести к нескольким положениям: «межконфессиональных границ не существует и страну не поделить на территории ислама и христианства» (это означает, что исламу место везде, а у православных нет своей земли); «мы не подстроим мусульманскую культуру под себя. Нам тоже придется меняться» (т.е. Россия перестает быть православной страной, превращаясь в поле для «пахарей» исламизации) и т.д.

Шантажируя нас всемирным американизмом, С. Кириенко и его пособники пытаются протащить в Россию вселенский исламизм и бросить русских в топку межцивилизованных конфликтов.

Исламизаторы действуют все наглее. Фактически уже состоялось официальное вступление ислама в Россию и образование исламских анклавов, где все русские пока еще не прямо, но последовательно третируются и изводятся. Зато с распростертыми объятиями встречаются эмиссары из Саудовской Аравии и Турции, которые формируют местную элиту в закрытых учебных заведениях и помогают русским свыкнуться с лидирующим положением ислама для начала хотя бы в отдаленных районах России.

С захваченных плацдармов исламисты стараются внедриться и туда, где отродясь не было исламских центров. Наиболее легко они обосновались в Москве. Именно поэтому Москва постепенно перестает быть русской православной столицей и становится пристанищем вавилонского смешения самых разнообразных вер.

Исламские силы в России полностью переняли «демократические» методы еврейской диаспоры. Прежде всего, они поставили целью продолжение развенчивания всего русского, стараются перепачкать каждую страницу истории русского государства.

Как и евреи, политизированные мусульмане у нас начали беспрерывно плакаться: всюду их преследуют, везде хода не дают. Большую поддержку исламистам в их планах расправославливания оказывают средства массовой информации, многомиллионными тиражами из года в год повторяющие ложь о том, что в России проживает более 20 млн. мусульман. Иные разохотились и называют даже цифру в 35 млн., завышая действительную численность российских мусульман в 10 раз. Реальные цифры показывают, что мусульман в России не более 4 млн. Исламисты постоянно говорят о том, что через пару десятков лет мусульмане составят половину населения. А значит, бюрократам пора с исламской верхушкой вести уважительный диалог. И Русскую Православную Церковь склонять к диалогу – пусть привыкают.

Политизированный ислам скрывается под лозунгом защиты интересов всех народов России и реально становится во главе интернационала сепаратистов. Именно они пытались толкнуть нас на невыгодные действия в период разгрома Талибана – на конфронтацию с Западом под диктовку Востока.

Чем грозит нам исламское «евразийство»? Необходимо исходить из того, что для каждого русского человека победа ислама над Россией означает прерывание родовых линий. Для русского мира исламизация несет в себе политическую стратегию, реализованную в исламском мире – бесконечный раскол, немощь даже перед слабым противником, вспышки ненависти. Как потенциальной периферии ислама нам не грозит пройти даже относительно успешные периоды истории Халифата или Османской Империи! Только дикость – вот наша перспектива при успехе исламизации России. Чтобы не «докатиться» до такого уровня развития необходимо обращать самое пристальное внимание «второй традиционной религии» и не допускать никаких, даже мелких уступок.

Выше мы раскрыли общие подходы в стратегии политизированного ислама. А стратегия тут вырисовывается простая – Россия, открытая всем ветрам, становится тарой для ислама. В настоящее время, да и на ближайшую перспективу, очень важно для исламистов поддерживать тление чеченского террористического очага и сепаратистских движений в «титульных республиках». Однако в их замыслах ведущая роль отводится Чечне и другим кавказским республикам.

Уже не один год длится чеченская война. При этом как в первой, так и во второй войне русской армии не дают довести дело до победного конца.

Уже появляются проблески и третьей чеченской войны. Исходя из этого, нам необходимо готовиться не к прошлым двум чеченским войнам, а к будущей. При подготовке к ней необходимо прогнозировать ее возможный характер. Хотя в условиях тотальной дезинформации трудно уловить происходящие изменения в действиях руководства Чечни и их пособников.

Об этом свидетельствуют откровения убийц – русоненавистников на страницах центральной печати, пополняя криминальную орду все новыми и новыми беспределыцикам. Так, в журнале «Комерсант Власть» № 21 от 4 июня 2002 г. Ахмат Хаджи Кадыров с цинизмом обнаглевшего от беззакония всесильника на вопрос журналиста: «Знаменитая фраза: „Каждый чеченец должен убить 150 русских (!)“ действительно принадлежит вам?», уточняет: «Я не говорил про 150 русских. Я говорил: сколько можно, столько убивайте. Без ограничений».

В настоящее время Кадыров собирает под свое начало чеченских бандитов, убийц русских стариков, женщин и детей, реабилитирует их и создает из них местные правоохранительные органы власти" – милицию для бандитских рейдов на территорию коренной России. И на организацию новой войны при таких «благоприятных» условиях не потребуется много времени.

Подтверждением вышеизложенному много свидетельств. Есть необходимость остановиться на наиболее доступных для понимания. Так, через средства массовой информации стали известны предварительные итоги сентябрьской переписи 2002 года по «Чеченской республики» РФ. Отмечен существенный популяционный рост (за последние тринадцать с половиной лет) обитателей означенной территории. И при этом исключительно представителей титульной национальности!

Январская перепись 1988 года зафиксировала на всей территории СССР порядка 950000 чеченцев. Сейчас же их в пределах одной только «Чеченской республики» на 11% больше. Даже если учесть то обстоятельство, что «утомившись» от своих летних паразитических «гастролей» по всем территориям бывшего СССР и демонстрирования на ее просторах своей беспробудной наглости, бравые «ичкерийцы» ныне сосредоточились в своем «титульном» «хоумленде», то и тогда за пределами «Чеченской республики» систематически оказывается (на сентябрь 2002 г.) как минимум 150000 совершенно обезумевших от «нахрапа» восточных вайнахов.

В итоге имеем свыше 1,2 миллиона представителей подвергнувшейся якобы (по словам разного рода «правочеловеков») геноциду «гордой горской нации». Численный рост за тринадцать с половиной лет составил свыше 25%! Если же сопоставить чеченцев с близкими к ним по высоким демографическим показателям ингушами, то оказывается, что потери «ичкерийцев» за две военные компании последнего десятилетия не превышают 55000 «ополченцев» и так называемых «мирных жителей». Разного рода вахабитских и "демократических " (ингушей, арабов, дагестанцев, турок, галичан, литовцев и пр.) «союзничков» мятежников погибло порядка 5000 «добровольцев».

Во время же большой дудаевско-яндарбиевской этнической чистки 1991-1994 г.г. было убито 20000 украинцев (сунженских и западнокизлярских казаков, а также часть грозненцев) и 15000 великороссов (грозненцев и средненадтеречных казаков).

Последующие же боевые действия и «постдочищения» вайнахами славян унесли жизни еще порядка 10000 русских жизней. Прочих жертв чеченского террора наличиствует более 5000 человек. Из них порядка 2000 армян.

Соотношение потерь 50000 на 60000. Не слишком оно «равное»? Геополитической была бы пропорция жертв столкновения (уж коль оно состоялось) народов социально-экономических уровней русских и чеченцев в соотношении 1:10. Как, например, у французов во всех их войнах с алжирцами. Такой «масштаб потерь» был при завоевании Парижем данной крупнейшей страны в 19 веке. Во время же антиколониальной войны 1954-1962 г.г. данная пропорция в пользу европейской стороны против исламской достигла несколько десятков. И совершенно неадекватным представляется соотношение потерь сторон в недавнем октябрьском столкновении в Москве – 3:1.

В двух прошлых военных компаниях политическое и военное руководство (по крайней мере большая его часть) сделало все, чтобы извратить саму акцию возмездия «ичкерийцам» (объявив вместо нее «наведение конституционного порядка»), а затем направить этот процесс в такие условия его обеспечения, чтобы нанести оптимальный ущерб России.

Вышеприведенные данные свидетельствуют лишь о количественной стороне проблемы возмездия за преступления «Ичкерии». Суть качественной стороны заключается в том, что произошел захват вайнахами наших исконных скифо-сарматских земель левобережья Сунжи и Среднего Надтеречья. Русское население края истреблено, сократившись примерно на 20000 человек.

Ни о каких «свободных» выборах в местные органы власти до ликвидации последствий геноцида в «Чеченской республике» не может быть и речи.

Сама же ликвидация последствий этнической чистки необходима. Все юридические лица, которые незаконно захватили квартиры, дома, станицы и церкви должны быть выселены. Материальный ущерб всем пострадавшим от данной формы геноцида необходимо возместить за счет чеченских тайпов. Должен быть проведен суд над «теоретиками», организаторами, исполнителями этнической чистки. Однако, о чем свидетельствуют реалии?

Война продолжается. Подтверждением этому являются ежедневные сводки из района вооруженного конфликта. Однако пока наша армия проливает кровь в Чечне, основные силы противника плавно зашли в тыл, и одерживают там победу за победой. Еще немного времени и может случиться так, что солдаты, вернувшись с чеченской войны, вдруг обнаружат, что они, и армия в целом, вернулись в большую-пребольшую Чечню.

Дело в том, что чеченцы потерпев сокрушительное поражение в открытом бою, давно (еще в начале 2000 года) поняли, что дальше на исторической родине «ловить» нечего. Они быстро, благодаря своим советникам, перестроили свои ряды и радикально изменили стратегию войны с русским народом. В этой стратегии можно выделить три основных направления.

Первое направление – обезглавливание нашей армии. Опираясь на своих соплеменников и либеральных политиков, они добились устранения от руководства войсками талантливых русских генералов, настоящих профессионалов: Шаманова, Трошева, Баранова, Буданова, существенно снизив уровень руководства нашими войсками.

Второе направление заключается в том, что в самой Чечне действуют только небольшие силы, выполняющие роль заслона и отвлекающие внимание на территорию Чечни. На них возлагается задача: не вступая с оставшимися на ее территории силами и средствами Вооруженных Сил и внутренних войск МВД в прямое столкновение, изматывать их способом партизанских действий (из засад, террористическими актами и т.п.). При этом они твердо убеждены в том, что нашим войскам не дадут возможности решительно отвечать на их действия. Налицо игра, как всегда в одни ворота, естественно, в наши.

Третье направление одно из важнейших – пока не осознанное командным составом Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов управления страной. Это направление борьбы с Россией более долгосрочное, стратегическое. Суть этого долгосрочного плана заключается в том, чтобы основные силы чеченцев снять с фронта и направить, при активной поддержке из Москвы, в тыл русской армии, в русскую провинцию. Замысел этой операции нам понятен. Зачем воевать с русской армией в Чечне и рисковать своими «драгоценными» жизнями, когда гораздо эффективнее поставить Россию на колени, воюя с беззащитными женщинами, детьми и стариками, в глухой русской провинции, да еще при поддержке администрации в Москве и на местах. Так, например, количество законных и незаконных мигрантов в нашу страну из стран Закавказья и Средней Азии составляет примерно 20 млн. человек. Около 5 млн. мигрантов осело в Москве и Подмосковье.

Каковы же уроки и выводы из прошлого и настоящего противостояния в Чечне можно сделать?

Во-первых, против России ведется самая настоящая «горячая война» – с убитыми, ранеными, обездоленными, потерявшими дом и родных. Имеется множество неопровержимых фактов, свидетельствующих о геноциде, развернутом чеченцами против русского населения Чечни. Можно замалчивать эти факты (как это делают средства массовой информации), но в настоящее время ведется такая война, что скрыть ее невозможно – с применением тяжелой техники и многотысячных организованных и сколоченных воинских формирований.

Две чеченские войны наглядно показали, что войну с Россией ведет не просто «преступное руководство Чечни» и что фразой «преступность безнациональна» в данных условиях прикрыться никак нельзя. Равно как и избитыми рассуждениями о «безответственных политиках» и их «амбициях».

Нездоровая ситуация развивается в Ставрополье. Обстрелы, грабежи, угоны скота, автотранспорта приобрели угрожающие масштабы. Преступники, какой бы национальности они не были, скрываются в Чечне. Работорговля в целом приобрела всеобщий размах, превратилась в целую национальную индустрию. По данным МВД на середину 1999 г. число похищенных людей, за которых требовали выкуп, достигало двух тысяч (это далеко не полные цифры, поскольку многие родственники, опасаясь за жизнь родных, не обращаются в правоохранительные органы). Частная тюрьма для рабов имеется чуть ли не в каждом дворе. Пленники содержатся в ужасных условиях, в полуголодном состоянии, используются на принудительных работах. Издевательства над рабами записываются на видеопленку и используются для давления на близких и психологического давления на население России. Сколько-нибудь серьезного противодействия происходящему со стороны властных структур Чечни и России не оказывается. Складывается впечатление, что органы власти избавляются от прямых обязанностей по защите своих граждан, вынуждают население, особенно приграничных с Чечней районов, решать эти задачи самостоятельно.

Опыт второй чеченской войны свидетельствует о том, что Российская Армия способна положить конец всем бесчинствам. Однако нас постоянно пугают, что для достижения победы «российским военным придется уничтожить всех чеченцев», что «даже один уцелевший чеченец будет мстить за гибель своего народа». История и жизнь опровергает эту выдумку. Так, в занятых Российской Армией районах, конечно, происходят отдельные террористические акты и диверсии, но о тотальной партизанской войне, да еще до последнего человека, речи никогда не шло. Да и не может идти, ибо значительная часть чеченцев издавна покоряется силе – это природная защитная реакция любых малых народов, т.к. в противном случае они просто исчезнут из истории. Изуверствовать же они привыкли только над слабыми. Все прошлые и будущие чеченские «победы» обусловлены и напрямую зависят от «хасавюртовских соглашений».

Следует подчеркнуть, чеченский конфликт – это относительно удачный опыт (пусть и не в такой степени, как хотелось бы) защиты российской государственности и национальных интересов от посягательств наших обнаглевших соседей. Только полная победа над чеченцами будет лучше любых нот и предупреждений, заставит шибко суверенных «князьков» вспомнить о том, на территории какого государства они проживают и жируют. Российская Армия показала в войне с Чечней и впредь должна это подтверждать, что она шутить с любителями играть в «абреков» не намерена.

Пример чеченских войн является красноречивым свидетельством того, что у России друзей нет, что трудностями России в любой момент готовы воспользоваться даже бывшие союзники. Например, Азербайджан, терпящий поражение за поражением на армянском фронте, но всегда посылающий своих добровольцев в Чечню. Или Эстония, которая за недостатком населения никак не может набрать армию больше, чем в два батальона, но которая все-таки не упускает случая лягнуть Россию, и из которой едут в Чечню женщины-снайперы убивать наших офицеров и солдат.

Вышеприведенный анализ политики России на Северном Кавказе показывает, что мирных способов нейтрализации чеченского сепаратизма нет. Только решительные военные меры могут привести к относительно продолжительному замирению Чечни. Начавшийся очередной вывод войск неизбежно приведет к потере Россией контроля над регионом. Зарубежный опыт служит тому подтверждением, что только жесткий военный контроль над зараженными сепаратизмом территориями позволяет вести их освоение. Пока не будет установлен полный военный контроль над всей Чечней, бессмысленно говорить о мирном урегулировании. Политические спекуляции по этому вопросу приведут только к новым жертвам российских солдат, новым террористическим акциям чеченцев и затягиванию конфликта на неопределенно долгий срок.

Глава шестая

РАЗВИТИЕ ОПЕРАТИВНОГО ИСКУССТВА И ТАКТИКИ В ВОЙНАХ БУДУЩЕГО

//Вырезана, так как содержит секретную информацию, тактические приемы и решения//

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

История отношений с Чечней весьма богата событиями и фактами, однако, настолько насыщена мифами, извращена в угоду одной из сторон, что стала достаточно далекой от действительности. Чечня не является исключением: большинства народов из постсоветских республик стараются истолковать историю в свою пользу, завуалировать собственные грехи и преувеличить вину соседей. Между тем, представление России в роли перманентного агрессора, а, например, Чечни – невинной жертвой – мало соответствует историческим фактам.

История свидетельствует, что сопротивление чеченцев не будет подавлено, пока не будут исчерпаны все возможности для её продолжения. И царские войска, и Красная Армия смогли справиться с восставшими только после осуществления полной блокады мятежных районов. Сегодня «узаконенные вооруженные силы» Чечни беспрепятственно получают все необходимые материальные средства для подготовки к предстоящим боевым действиям из самых разных источников, а, в основном, «стала на довольствие силовых структур» России. И при царе, и при Советской власти политика центральных властей не смогла найти надежной опоры среди чеченцев. Маловероятно нахождение решения чеченской проблемы после референдума и выборов президента. Все политические меры могут лишь частично способствовать урегулированию конфликта и являются лишь одной из форм обеспечения активных боевых действий.

В ходе почти двух десятилетий чеченцы терялись в догадках, каким еще образом им использовать столь широкие права, представленные им российской властью в надежде на благосклонность США. Например, публично перерезать горло русским людям – чуть ли не ежедневной демонстрацией этих видеокадров по российскому же Центральному телевидению. Или право опять же публичных пыток с отрезанием ушей и пальцев. Или право работорговли. Или право свободного ношения огнестрельного оружия – с перспективой ежегодных амнистий. Все эти их права соблюдались российской властью неукоснительно. Каких прав им еще не хватало? И какие еще их права стремились отстоять «правозащитники» в Москве, Вашингтоне и в Страсбурге – столице Совета Европы? Право изгнания русских с территории Чечни? Но и оно им было милостиво предоставлено и законодательно закреплено мартовским 2003 года референдумом. Право представления им бесплатного жилья после восьмилетней войны с Россией? И это они получили указом президента. Право поношения России с экранов телевизоров? Сколько угодно. Право увеличения чеченского племени? Нет проблем! Кто, где, когда в мире имеет подобные права?

С увеличением влияния США на Закавказье увеличились их аппетиты. По требованию руководства самой демократической страны Чечню мы должны отпустить на волю. Нам необходимо исходить из того, что не соблюдение этого требования может послужить к развертыванию третьей Кавказской войны.

Исходя из этого в теории военного искусства должно придаваться особое значение правильному определению возможного характера будущей войны, установлению дополнительной структуры войсковых формирований, разработке новых способов и примеров прежде всего тактических действий с учетом состояния и перспектив развития военно-стратегической обстановки, экономики и средств вооруженной борьбы

Изучение военной истории России в пределах Кавказкого региона в минувшие эпохи несет сейчас неоценимое значение, поскольку позволяет творчески решать задачи обеспечения безопастности государства, укрепление его обороны. Вместе с тем надо учитывать, что на данном этапе исторического развития перед Россией встают совершенно иные военные задачи, коренным образом меняются требования к обеспечению ее безопастности. Нужно искать и находить принципиально новые подходы к организации обороны государства, а следовательно, разрабатывать соответствующие национальные оперативное искусство и тактику. Это одна из важных и приоритетных задач, которая встает сейчас перед всеми государственными структурами, научно-исследовательскими центрами и военными кадрами России.

Приложение

«ЧЕЧЕВИЦА» – ОПЕРАЦИЯ ПО ВЫСЕЛЕНИЮ ЧЕЧЕНЦЕВ

Никакими советскими законами массовое выселение народов (групп) не предусматривалось. Однако у власти в 1944 году другого выхода не было. Известно, что большинство чеченцев призывного возраста уклонялись от воинской службы или дезертировали. За дезертирство в военное время полагались расстрел или штрафная рота. Бандитизм, организация восстаний, сотрудничество с противником во время войны также наказывалось по всей строгости. Членство в антисоветской подпольной организации, хранение оружия, пособничество в совершении преступлений также каралось Уголовным кодексом. Во всем этом были замешаны практически все чеченцы.

Таким образом, с точки зрения формальной законности, кара чеченцам была гораздо более мягкой, чем та, что полагалась по Уголовному Кодексу, поскольку все взрослое население следовало расстрелять или отправить в лагеря.

С моральной точки зрения ни в коей мере нельзя было «прощать» народ-предателя. Ибо что могли подумать миллионы семей погибших солдат, глядя на оставшихся в тылу чеченцев. Ведь в то время, как оставшиеся без кормильцев русские семьи голодали, «доблестные» горцы торговали на рынках, без зазрения совести спекулируя сельхозпродуктами. У большинства чеченских семей скопились крупные суммы денег (доходило до 2-3 миллионов рублей).

К тому же на характер решения повлияла особенность психологии горцев, которую можно свести к принципам круговой поруки и коллективной ответственности всего рода за преступление, совершенное его членом.

Операция по выселению чеченцев получила кодовое название «Чечевица». Ответственным за ее осуществление был назначен комиссар госбезопасности 2-го ранга И.А. Серов, а его помощниками – комиссар госбезопасности 2-го ранга Б.З. Кабулов, С.Н. Круглое и генерал-полковник А.Н. Аполлонов, каждый из которых возглавил один из четырех оперативных секторов, на которые была разделена республика. Контролировал ход операции лично Л.П. Берия. В качестве легенды для ввода войск было объявлено о проведении учений в горных условиях. Сосредоточение войск на исходных позициях началось примерно за месяц до начала активной фазы операции.

В первую очередь предполагалось произвести точный учет населения. Со 2 декабря 1943 года эту задачу начали выполнять специальные оперативно-чекистские группы. К середине февраля 1944 года этими группами было взято на учет подлежащих переселению 459 486 человек.

Учитывая масштабы операции и особенности горных районов, решено выселение провести (включая посадку людей в эшелоны) в течение 8 дней, в пределах которых, в первые три дня, будет закончена операция по всей низменности и предгорным районам и частично по некоторым поселениям горных районов, с охватом свыше 300 000 человек.

В остальные четыре дня предполагалось провести выселение во всех горных районах с охватом оставшихся 150 000 человек.

Горные районы предполагалось блокировать заблаговременно.

Планировалось к выселению привлечь 6-7 тысяч дагестанцев, 3 тысячи осетин из колхозного и совхозного актива, а также сельских активистов из числа русских в тех районах, где имеется русское население.

Литература

1.В.Н. Демин. Русь Летописная. – М: Вече, 2002. – 448 с.

2.Тактика вооруженных формирований Чеченской республики. Учебное пособие. – М.: ОА ВС РФ, 2001. – 88 с.

3.Корабельников А.А. Вооруженные конфликты как главная форма достижения военно-политических целей ведущих государств мира против Российской Федерации. Национальная безопасность. Геополитика России. № 1-2 (30-31) – М.: 2002. – с. 27-31

4.Корабельников А. А. Кавказская угроза: реальность и перспективы. Национальная безопасность и геополитика России. № 7-8 (36-37). – М.: 2002.-с. 23-26.

5.Горбачев С. Северокавказский барьер. – М.: 1999 г.

6.Павлов Ю. Где проходит граница России с Чечней? – М.: 1999 г.

7.Андреев А.Н. Горцы глазами русских классиков. -М.: Русский дом №12., 2001.


home | my bookshelf | | КАВКАЗСКАЯ УГРОЗА: история, современность и перспектива |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу