Book: Пересекающий время. Книга вторая: Адоня, посвященный герметик.



Раиса Крапп

Пересекающий время

Книга вторая: Адоня, посвященный герметик

*

Любить необходимо,

Чтоб иметь

На ненависть

Нелегкие права.

Морис Поцхишвили


Андрей наслаждался состоянием абсолютной гармонии. Он, наконец, пришел к полному согласию в себе самом и в отношениях со всем миром. Окружающие заметили в нем эту перемену: Граф стал мягче. Вроде бы и требователен так же, и суровым бывал, и жестким даже, но одновременно – неуловимо другой; чувства его стали глубже, терпимее, – мудрее стал, что ли?

Румовский как-то сказал: "До чего же благотворно влияние Женщины. Верно, что все в сравнении познается, теперь-то я вижу, что был ты неотесанным мужланом по сравнению с тобой теперешним. Везунчик ты".

– Извините за несоблюдение субординации, Румовский, но я вынужден послать вас к черту, чтоб не сглазили.

– С твоей маленькой феей? Да кто тебя сглазит? Ты за ней, как за каменной стеной.

Безмятежность Графа, видно, распространилась и на Отряд – на них "снизошло" редкостное затишье. Поэтому душа Андрея была подобна хрустальному озеру с зеркальной гладью поверхности, искрящейся от солнца.

После ночи, когда Лиента замыслил уйти из жизни, вождь ни разу не попытался заговорить с Андреем о том, что открылось ему в ту ночь во время тяжелого и долгого разговора. Но глаза выдавали лугарина. На бесстрастном лице сфинкса жили глаза больной собаки, которые с лихорадочным ожиданием ловили взгляд Андрея, чтобы увидеть в них ответ на свой невысказанный вопрос, получить хоть каплю живительной надежды.

Лишь какое-то потрясение могло вывести лугарина из тяжелейшей депрессии. Посоветовавшись с Линдой, Андрей решился на рискованный шаг: вместе с Лиентой он опять пошел в Эрит, но то был Эрит добрых времен. Лиента увидел Ратану и Нэя. Увидел себя с ними. После этого Лиента переменился. Он сознавал, что скоро пришли другие времена и тот, ясный мир был разрушен, но психологически увиденное стало последним впечатлением, перекрыло предыдущее. Теперь в нем жило неосознанное ощущение, что там, где Ратана и Нэй – спокойно, им ничто не грозит и они под его защитой, значит – время терпит. Этого было достаточно, чтобы вернуть ему интерес к жизни и дать надежду.

Еще через некоторое время состоялся разговор в Отряде. Лугарин участвовал в нем, на равных. После этого Отряд начал не санкционированную разработку программы "Реконструкция популяции эритян с использованием хронально-полевых пробоев". На обсуждение в высокие инстанции они собирались вынести не авантюрный прожект, а теоретически обоснованную, всесторонне взвешенную программу.

Андрей не переставал благодарить судьбу за то, что подарила ему неиссякаемый живительный источник – Адоню. Чем больше открывалась она ему, тем беспредельнее было его восхищение ею. Доверчивая, бесхитростная, она непостижимым образом оставалась неразгаданной тайной.

Прошло не так уж много времени, и посторонний человек, не посвященный в историю этой юной женщины, не распознал бы в Адоне представительницы полу примитивной цивилизации. Она попала в совершенно иное окружение, обстоятельства, в другое время и как-то очень быстро и безболезненно адаптировалась в этом мире. Ей помогла завидная способность, которая не переставала изумлять – жадность эритян к новым знаниям, отсутствие консерватизма мышления. И Адоне тоже была присуща удивительная способность впитывать новое, усваивать его на лету.

Положительным образом сказалось и то, что Адоня бесконечно доверяла своим новым друзьям, поэтому ничто в их мире не внушало ей опасений – ее не пугало непонятное, она заведомо была расположена к миру Андрея, поэтому отсутствовало подсознательное неприятие всех новшеств. Она так органично вошла в условия жизни землян, что им оставалось только изумляться – ни в поведении Адони, ни в речи невозможно было углядеть огромной пропасти тысячелетий, разделявшей два народа. И в этом тоже было чудо – каким невероятным образом смогла Адоня преодолеть ее? Она менялась так, будто сквозь нее прорастала другая Адоня. И менялась не только внешне – беспристрастный компьютерный анализ менто– и сенсограмм всякий раз констатировал стремительное нарастание интеллектуального уровня и уровня сознания Адони – менялся сам стиль ее мышления.

Андрея умиляла и восхищала способность Адони уже совершенно свободно оперировать понятиями его мира, причем, в полной мере осознанно; безо всякой робости она управлялась с бытовой техникой, нашпигованной электроникой. Она стала совсем другой… и осталась сама собой. Адоня сохранила прежнее великодушие и доброту, какую-то распахнутость к людям. Она осталась такой, о которой Андрей терзался когда-то: "Обидеть ее ничего не стоит, но обидеть ее – немыслимо!"

Казалось, что она обладала магией обаяния. Невозможно было не подпасть под очарование доброжелательной улыбки, теплого света "крылатых" глаз, их особого сияния, которое могло идти только из успокоенной, чистой души.

В ее присутствии лица светлели, рядом с Адоней ложь не шла с языка: по чистоте своей она интуитивно чувствовала малейшую фальшь. Адоня стала не просто любимицей Отряда. Дом Андрея превратился в тот источник семейного тепла, уюта, тихих радостей, которого так не хватало им. Разведчики скучали по Адоне, если не видели два-три дня. Она была сосредоточием, душой – от нее будто исходили невидимые лучики доброты и чистоты, пронизывающие все вокруг. К Адоне тянуло человека, который встретился с ней, может быть, один-единственный раз, как тянет к хрустальному родничку, из которого испил однажды: может, и не вернешься к нему опять, но и не забудешь.

* * *

Все началось с разговора. Андрей потом пытался понять, по какому наитию задалась Адоня своим вопросом? Он проклинал и благословлял тот день, когда она спросила:

– Андрей, а я все же другая, чем вы?

– Не понимаю. О чем ты? Мы-то разве все одинаковые?

– Я про ваши способности…

– О-о, Адонюшка, мы ведь Разведчики, а эта профессия требует сверхспособностей.

– Но откуда они у вас? Вы родились с ними?

– Нет, учились. Впрочем, когда испытывают на профпригодность, все же проверяют природные задатки. Они в каждом человеке есть и каждый человек неповторимый, особенный. Кто знает, какие способности дремлют в рядовом садовнике?

– А во мне они тоже дремлют?

– Разумеется. Может быть, в чем-то ты гораздо способнее меня.

– Ой, это ты в шутку сказал?! Стать лучше тебя невозможно!

Она обняла его за шею, прижалась. Андрей подхватил ее на руки, смеясь, предупредил:

– Не говори мне этого слишком часто, а то убедишь меня, что я самый-самый!

– Дар! – воскликнула Адоня, смеясь сияющими глазами. – Мой Дар! – И зашептала, щекоча ухо теплым дыханием: – Ты самый-самый! Самый нежный, любимый мой! Самый умный, терпеливый и умелый! Ты самый красивый! Разве есть кто-то, кто может с тобой сравниться?!

– Запиши слова, я придумаю к ним музыку.

– И я с самого утра буду петь тебе этот гимн!

– И вскоре у меня разовьется мания величия!

– Что такое – мания величия?

– Это когда я сочту, что "граф" для меня слишком мало и потребую, чтобы меня величали по меньшей мере королем.

– Ты мой король! Мой Бог! И я самая верноподданная в твоем королевстве!

* * *

Из разговора этого, скорее шутливого, Андрей понял вовсе не шуточные вещи. Он научился понимать Адоню – она никогда не была назойливой. То, что ее глубоко волновало, могло неприметно скользнуть в разговоре, и Адоне достаточно было одной его фразы, интонации, она уже больше не возвращалась к этому. И он тоже научился за ее немногословием слышать многое.

– Граф, о чем ты задумался? Тебя что-то заботит?

– Мне нужен твой совет, Линда. Как, по-твоему, можно Адоне работать с развивающими программами? Она сама об этом заговорила. Через раскрытие скрытых возможностей она хочет стать еще ближе к нам.

– А ты говорил ей, что далеко не все люди нашего мира владеют способностями Разведчиков?

– Да, она знает. Но живет-то она среди нас.

– Что тебе сказать? Если бы на ее месте был заурядный человек, я бы посоветовала не устанавливать "планку" так высоко – чревато появлением комплексов, – если не "допрыгнет". Но Адоня… она слишком незаурядна и совершенно непредсказуема. Может быть, и стоит запустить развивающие программы, но очень осторожно и при тщательном контроле.

– А насчет завышенной планки… Если она окажется недостижимой, разочарование не окажется слишком болезненным?

– Если я покажу результаты Адониных тестов, ты не поверишь своим глазам.

– Ты что, уже тестировала ее?

– Мне по штатному расписанию положено чуточку вперед заглядывать, – усмехнулась Линда. – Об Адониной незаурядности тебе рассказывать не надо. Развитие по вертикали у Адони – дай Бог каждому из нас. Да ты и сам знаешь, что она гораздо чище, духовнее, не отяжелена черными эмоциями. Особенно благоприятный период сейчас: она на самом деле чуть ли не летает, не говоря уж о ее внутреннем состоянии, о духе. Любовь – это крылья и сейчас лучшее время для штурма вершин. Только показать направление и наработка пойдет без всяких проблем.

– Но отправлять Адоню в Центры Развития я не хочу, да и не на пользу ей это будет. Ты найдешь время консультировать меня?

– А вот это едва ли. О самодеятельности и речи быть не может. Не заменить ли ее на мой профессионализм?

– Но Линда, это потребует столько времени!

– И прекрасно. Во-первых, довольно тебе быть таким собственником – ты совсем узурпировал право на Адоню. Во-вторых, работа с ней обещает быть очень интересной.

– Так я могу сказать об этом Адоне? Обожаю видеть, как она радуется!

– Поэтому перманентно поддерживаешь ее в этом состоянии? – рассмеялась Линда.

– Ну, неизвестно еще, кто от этого больше удовольствия получает!

* * *

Линда, действительно, водила Адоню в новый мир, в новые знания очень осторожно и медленно, но каждый сеанс становился для Адони событием. Она ждала их, жаждала, хотела большего. Возвращалась после обучающих сеансов то в состоянии эйфории, то задумчивая, то до изнеможения усталая. Время шло и, с пристрастием наблюдая за ней, Андрей замечал, что работа Адони и Линды дает результаты.

– Тебе интересно, Адонюшка?

– Интересно… Да, конечно… Но мне трудно понять, что я чувствую… Я узнаю такое… оно ошеломляет и… меняет меня… Я становлюсь другой…

– Какой? Ты довольна тем, что происходит?

– Я не знаю, какой я становлюсь… вернее, какой стану.

– Может быть, тебе это не нужно, Адоня? Твой мир был чистым и светлым. Понятным.

– О, нет, Андрей! Неужели слепой скажет, что ему не нужно зрение?! Я многое теперь вижу по-другому и удивляюсь – отчего раньше не видела? Андрей, почему эти знания не дают всем, как грамоту? Ах, нет, зачем я спрашиваю, сама ведь понимаю – человек должен прийти к ним, иначе он их просто не примет, да? Я теперь к людям иначе отношусь… Раньше я могла сердиться на человека, а теперь мне часто делается жаль их всех… Кто-то делает плохо, а мне больно – как же он не видит и не понимает очевидного, почему не понимает, что все – причина чему-то, что неизбежно случится потом. Люди так бездумно строят свое будущее… И мне плохо оттого, что я ведь не могу подойти и сказать – он и меня не услышит.

– На вершинах познания холодно и одиноко.

– Дар, ты тоже это чувствуешь?! Ты живешь с этим?! Но это так больно, ведь люди-то не чужие – свои, близкие тебе, дорогие… Да, холодно и одиноко, ты очень правильно сказал…

– Не я, другой человек, художник. Он давно очень жил. Да, все это с тобой теперь останется, но острота пройдет, ты научишься с этим жить. Кроме того, научишься все же помогать людям, не такие уж мы беспомощные.

– Помогать, как вы? Как Разведчики?! Ох, Дар, неужели я когда-нибудь смогу стать…

– Нет. Никогда. Разведчиком ты не станешь. Уж слишком хорошо я знаю свою профессию, чтобы позволить тебе этим заниматься. Поэтому я прошу тебя, никогда, даже в мыслях не допускай такой возможности, договорились?

– Да.

Андрей виновато улыбнулся, мягко сказал:

– Адонюшка, есть ведь масса других способов помогать людям, например, учить их, вести к пониманию. Или что-то еще. Ты выберешь.

– Хорошо, я надеюсь, что так и будет. Но сейчас мне больно за несовершенство свое и других.

– Свое, если захочешь, исправлять будешь. Только трудно это, самая трудная работа – над собой. А другим будешь помогать увидеть это несовершенство. Но не будь слишком требовательной к людям. Это несправедливо, судить нельзя.

– Я еще так мало знаю. Я хочу поскорее всему научиться.

– Ты только в начале пути, а длина его – вся жизнь. Бегом его не проскочишь. Не спеши.

А еще через месяц или что-то около того Линда пригласила Андрея к себе, чтобы поговорить наедине.

– Ты чем-то обеспокоена? – спросил Андрей. – Или я ошибаюсь?

– Да нет, не ошибаешься. Но вот что меня беспокоит, этого я, пожалуй, не скажу – так, смутное ощущение.

– Это касается Адони?

– Она слишком торопится.

– Разве это не естественно для обучающегося? А у эритян, сама знаешь, какая тяга к знаниям. Но ведешь-то ее ты, ты задаешь темп.

– А если я скажу, что в последнее время мне все чаще кажется, что ведет она?

– Как это выражается? Адоня требует? Диктует условия?

– Ну что ты! Ты сам подумай – ты об Адоне это говоришь? Она прежняя – мягкая, уступчивая. Причем теперь – больше, чем когда-либо. Ты сам этого не ощущаешь? Только качество этой мягкости изменилось… так взрослый уступает ребенку. Но иногда я думаю, что мне мерещится то, чего нет.

– Постой. Примем миражи за реальность. Ты чувствуешь в Адоне превосходство?

– Да разумеется, нет!

– Линда, прости, но я действительно, не понимаю.

Она опустила лицо в ладони, потерла лоб, будто собираясь с мыслями.

– Ее результаты по контрольным тестам поразительны. Нет, я опять сказала осторожно и неправду. Дело обстоит так – она показывает результаты, которых не должно быть, рано. Для них еще предпосылки не было. Понимаешь? Следствие без причины. Адоня заставляет меня догонять ее. Представь, я даю ей программу и она добросовестно, тщательно с ней работает. В это время я смотрю на нее и где-то внутри чувствую – она это для меня делает, потому что я считаю, что так надо. А на самом деле она уже дальше, на ступеньку выше, а может и не на одну.

– Как это может быть?

– Не понимаю.

– Сама занимается, одна?

– Исключено.

– И в чем опасность?

– У нее практически, нет времени адаптироваться в новом состоянии, а новое знание из сознания должно перейти в подсознание, из ума – в разум, можно так сказать. Но глубинные слои, они ведь не так подвижны, ты знаешь. Это сознание – легкое, подвижное колесико, им можно с легкостью манипулировать, а подсознание – огромный маховик, изменить его движение не так-то просто, надо действовать маленькими и постоянными усилиями, помнишь, как нас преподаватели сдерживали, просили быть осторожными, потому что излишнее усердие навредит, а то и совсем разрушит человека. Ты и сам знаешь случаи, когда человек со слабой нервной организацией вынужден был отказаться приобрести профессию о какой мечтал и прекратить обучение – из-за перегрузок начинались изменения в психике, а точнее сказать, начинались разрушения на уровне подсознания Теперь представь, какое воздействие на него идет у Адони.

– Ты с ней об этом говорила?

– Да, но, видишь ли… По-моему, это и от нее не зависит… Вообще-то я знаю, что меня тревожит, но делаю вид, что не знаю…

– Тогда, давай говорить открытым текстом.

– Мы настолько приняли Адоню, что забыли о ее инопланетной сущности. Ее способности – нечеловеческие. Мы самовольно вторглись в неизвестное, разбудили там нечто, оно пошло в рост. Плоды непредсказуемы. Я теряю контроль над ситуацией.

– Мы можем хотя бы притормозить это? – Голос Андрея испугал Линду.

– Я надеюсь. Но это – единственное. По крайней мере, я больше ничего не вижу. В первоначальное состояние уже ничего не вернешь.

– Ты говоришь об инверсии памяти?

– Это уже не поможет. Теперь процесс идет не извне, а изнутри, из подсознания. Инверсия – это еще на уровне сознания.

– Чего конкретно надо опасаться?

– Психического расстройства. По человеческим параметрам объем информации, который она воспринимает и так уже слишком велик и еще продолжает нарастать, причем, стремительно. Откуда? Не спрашивай. Мы, два идиота, хотели вскрыть скрытое – боюсь, нам это удалось. Сейчас надо снять хотя бы ту часть информационного потока, который от нас идет. Занятия необходимо прервать, и не просто прервать, а сделать так, чтобы она отошла от них – загрузить чисто внешней информацией, не для ума, а для души, что ли? Работать на эмоции. Я не знаю, может с искусством что-то…

– Я увезу Адоню на Землю.

– О, это как раз то, что нужно! Только… может быть ей и от людей надо отдохнуть. Она так явно видит несовершенства и реагирует очень болезненно. Причем, внутри, не внешне, а это еще хуже.

– А если Адоня однажды и во мне разочаруется?



Линда усмехнулась.

– Сомнение в своем совершенстве – часть твоего совершенства.

Андрей вздохнул:

– Прекрасное успокоительное. Теперь скажи на чистоту: ты запаниковала?

– Было немного.

Андрей поморщился.

– Почему было?.. Мы же еще ничего… Впрочем, зачем это я?..

– Адонюшка, солнышко мое, где ты?

– Ау! – выглянула она из кухни, держа перед собой выбеленные мукой руки.

– Ты опять собираешься чем-то побаловать меня? О-о, какие запахи! Почему твои блюда так потрясающе пахнут?

– А я в них приворотное зелье добавляю! – рассмеялась Адоня.

– Ах, вот чем ты здесь развлекаешься без меня!

Он поцеловал ее в сгиб локтя, потом подхватил на руки, спросил:

– Отгадай, что я хочу тебе сказать?

– Приятное?

– Да.

– Тогда не буду отгадывать, – замотала Адоня головой. – Когда ты сам говоришь, получается гораздо радостнее.

– Румовский отпустил меня на целый месяц, и мы проведем его на Земле.

Между бровями Адони легла тоненькая морщинка:

– Почему он так неожиданно разрешил тебе на целый месяц уехать?

– Я хотел сделать тебе сюрприз. Веришь?

– Нет.

Андрей прижал ее к себе, долго поцеловал в губы. Потом, глядя в близкие глаза, прошептал:

– Адонюшка, любовь моя, жена моя, ты будешь со мной всегда?

– Как же иначе? – Брови ее надломились. – Зачем ты спрашиваешь?

– Потому что безумно люблю тебя.

– Почему тебе дали отпуск?

– Я попросил. Линда считает, что вам надо приостановиться, перерыв сделать. И путешествие на мою планету будет очень кстати, правда? Ты должна помочь Линде, мне и себе – постарайся ни о чем таком не думать. Пусть работа идет там, внутри, – Андрей взял в ладони голову Адони, прикоснулся губами ко лбу. – Но сознание в этом не должно участвовать, понимаешь?

– Да, я должна прогонять все мысли, если вспомню о том, что узнавала с Линдой, потому что для этого ты увозишь меня на Землю.

– Ты умница.

– Кажется, там что-то пошло не так. Ты не говори, если не хочешь. Я и сама видела, что в последнее время Линда была не как всегда, она иначе на меня смотрела, хотя я старалась все делать так, как надо. Теперь ты тоже встревожен. Не тревожься, любый мой, не о чем – поверь мне. И мне жаль терять время. Но я обещаю, что буду добросовестно отдыхать. – Она внимательно посмотрела ему в глаза. – Я очень постараюсь, не тревожься ни о чем.

У Андрея осталось ощущение, что оба они сказали меньше, чем знали и чувствовали.

* * *

Андрей выбрал для них с Адоней маленький уединенный коралловый островок в Атлантике. Островок был необитаемым, но Робинзонами они не стали: как когда-то в Эрите глейсер делал доступным любой уголок Планеты, таким же способом они путешествовали теперь по Земле. Андрей не оставлял Адоню праздной, наедине с самой собой. Он показывал ей самые прекрасные места своей планеты, где и сам не бывал до сих пор; они целыми днями, а то и сутками бродили по гигантским зоопаркам, купались в радугах водопадов, осваивали всевозможный транспорт, включая слонов и верблюдов. Наполненные весельем, смехом и восторгом дни, сменялись тишиной знаменитых картинных галерей и концертных залов. Здесь Адоня забывала о времени. Что видела она в земных, чуждых ей пейзажах, когда надолго замирала перед ними? Что открывалось ей в портретах давно ушедших людей? О чем рассказывала музыка, когда Адоня, закрыв глаза, очарованно растворялась в ее звучании?..

Наблюдая за ней в эти часы, Андрей видел, что проникновение Адони в искусство происходит на каком-то ином, недоступном ему уровне. И что происходило в это время в душе и сознании Адони, тоже укрывалось от Андрея и потому тревожило. Не ошиблась ли Линда, когда видела в искусстве способ отвлечь Адоню?

Однажды он спросил:

– Тебе нравится наша музыка?

Адоня посмотрела задумчиво:

– Когда я собираюсь слушать вашу музыку, я уже знаю, что должна приготовиться, собраться с силами… но всякий раз – как впервые, озноб по коже. До первого звука я смотрю на лица вокруг и пытаюсь угадать, чего они ждут, пытаюсь увидеть волнение. Но люди Земли очень сильные, я ими восхищаюсь. А у меня сердце обмирает от страха. Но это только до первого мгновения, потом сразу все исчезает.

– От страха? Ты боишься музыки?

– Я боюсь, что окажусь слабее, чем надо, я ведь не знаю, какой она будет.

Помедлив, Андрей осторожно спросил:

– А дома, на Планете ты музыку так же чувствовала?

– Нет, ну она же у нас совсем не такая. Там она… нейтральная. Это я здесь уже подумала, что, наверняка, у нас тоже есть магическая музыка, но она не для всех.

– Выходит, у нас есть музыка, которой ты боишься?

– Да, есть. Она очень темная, иногда даже черная, она то же самое, как злое заклинание. Я не умею закрыться, как вы, она вторгается в меня и тогда мне надо с ней бороться. Я когда первый раз темную музыку услышала, ужаснулась – зачем вы слушаете такое, оно же разрушает! Но потом поняла.

– И что ты поняла?

– Ей очень трудно сопротивляться и когда все кончается, как будто тяжелую-тяжелую работу делал… А одновременно сильнее становишься. Это как испытание, да? Зато белая музыка! Как будто каждый раз рождаешься. Ой, а когда они сталкиваются, это самое-самое! Знать, что тебе ничто не грозит, тебя музыка защищает, и одновременно – быть в самой середине, между ними: жутко и удивительно хорошо.

Андрей был в замешательстве.

– Знаешь, мы все же немного по-другому к ней относимся.

– Да, конечно, я знаю, что конца я все же не понимаю.

– Я сказал – по-другому. А картины, живопись как ты чувствуешь?

– Это другое чудо. Они такие разноцветные!

– Что значит – разноцветные?

– Не понимаю, о чем ты спрашиваешь. Ну, картины, они же… Раньше я и цветов таких не знала, их не глазами видишь, а как будто лучи сквозь тебя и там внутри – ощущение. Интересно, когда нарисовал художник одно, а свет от нее совсем про другое. Или когда перетекает один цвет в другой, переливается и получается, как рассказ. Или мерцает. Только темные картины я еще не научилась смотреть, не могу перед ними долго стоять, они как черные провалы: или втягивают меня, отнимают что-то, или, наоборот, из этой темноты что-то идет, входит в меня и внутри разрушает.

– Что-то я не заметил картин, мимо которых ты торопишься пройти.

– Я пытаюсь слушать, понять, сопротивляться, а потом сил не хватает. Да их и не много. Картины Безвременья. У старых Мастеров таких нет. И новые тоже светлые.

Но я старые больше люблю, их мир такой особый, мне нравится долго смотреть – становишься с этим миром одно, и он совсем оживает, тогда кажется, что идешь по полю, которое там, на картине, можно к горизонту уйти и посмотреть, что там или познакомиться с людьми из того времени. Здесь каждая картина – чудо, какой же богатый вы народ, земляне!

После этого Андрей старался если не ограничить, то хоть как-то контролировать встречи Адони с большим, настоящим, всевременным искусством. Тщательно просматривал каталоги выставок, анализировал, насколько ему казалось возможным, музыкальные произведения. К Линде ушла информация о неожиданном открытии, так случайно сделанном Андреем, еще одна тревожная загадка. И Линда тоже согласилась, что лучше ограничить эту странную взаимосвязь Адони и земной культуры. Но Адоня так восторженно, с таким нетерпением ждала этих встреч, что было немыслимо лишать ее этой радости. И все же потом Андрей непременно старался устроить что-то с большой эмоциональной встряской совершенно иного характера. Так, однажды он предложил Адоне познакомиться с аэросерфингом.

– Не боишься? – спросил он, поставив ее на крыло парного серфера и пристегнув к себе ремнями.

– С тобой – ничего не боюсь!

– Прекрасно. Постарайся не делать лишних движений, а лучше – совсем никаких. Доверься мне.

– Полностью доверяться тебе – я люблю это больше всего на свете!

– Ну, смотри! – предупредил Андрей и прыгнул с глейсера в воздушную пропасть.

И еще раз отдал должное своей потрясающей супруге, когда она ни единым звуком не выдала своего состояния, камнем рухнув в бездну над бескрайним океаном.

Крепко прижимая ее к себе, Андрей быстро поймал крылом мощный воздушный поток, выровнялся и падение перешло в восхитительное скользящее парение.

– Й-е-ха! – восторженный крик Андрея раскатился под облаками и над выпуклой синей поверхностью океана.

Адоня, затаила дыхание от дивного ощущения полета, и он казался ей бесконечно долгим, но одновременно она хотела, чтобы он продолжался и продолжался.

Когда Андрей почувствовал, что воздушная струя ослабевает, он подал команду и глейсер плавно поднырнул под них, синхронизируя направление и скорость полета, и принял их на диск, как заботливая ладонь.

Ничего в поведении Адони не настораживало Андрея. Разумеется, он ни на минуту не забывал того, что сказала Линда. Еще яснее он помнил выражение ее лица, глаз, беспокойство Линды, которое убеждало больше, чем слова. Но теперь, пристально наблюдая за Адоней, он готов был прийти к успокоительному выводу, что ситуация все же не вышла из-под контроля, они своевременно приняли необходимые меры…

Гром грянул среди ясного неба.

* * *

…Утро не обещало никаких потрясений. С неба обрушивался золотой водопад, уже ощутимо горячий. Перед завтраком они, по обыкновению, искупались в лагуне. Теперь Адоня хлопотала у стола. К золотистым от загара ногам прилип белый песок. Андрей любовался этим песком, ногами, ее неторопливыми, но удивительно сноровистыми и уютными движениями… Вдруг она обеспокоено подняла голову, будто прислушиваясь.

– Адоня?

– Что это? – Она испуганно шагнула к нему. – Андрей, что это?

– Что? Я ничего не слышу, – он взял ее за плечи, заглянул в испуганные глаза.

Вместо ответа она вскрикнула и прильнула к нему. Андрей включил ТИСС, и в тоже мгновение у него едва не вырвалось такое же ошеломленно-недоуменное: "Что это!?"

Теперь он ощущал странную раздвоенность Адони: она сознавала, что находится в безопасном благоустроенном бунгало на изумительно красивом рифе посреди теплого океана, руки Андрея заслоняют ее от всего страшного и потому ей ничего не грозит в этом его мире… но одновременно она была жутко одинока и беспомощна. В том, ее мире не было Андрея, и бунгало не было, ни моря, ни рифа и вообще, была ли Земля? Хаос из тьмы и света, безмолвие, которое было то же самое, что жуткая какофония… И ее неодолимо тянуло туда, вот-вот, еще мгновение и она сорвется в этот чудовищный хаос; он звал, она чувствовала, что должна идти туда, и все труднее было бороться с этим пониманием… Ей надо туда!.. Еще одно мгновение… и что-то случилось бы… Но в этот ужас, в хаос, в одиночество вошел спокойный, уверенный голос:

– Адоня, останься со мной, не уходи.

И тотчас жуткое наваждение выпустило ее. Все пропало. Теперь Адоня почувствовала, что вся дрожит, сердце колотится, как безумное.

– Андрей… – хватило ей сил выговорить, и колени подогнулись.

Он перенес ее на постель, ласково гладил волосы, лицо.

– Успокойся, любовь моя, все прошло.

– Мне страшно… – чувство пронзительного одиночества было еще слишком ярко.

Андрей прижал ее ладонь к своему лицу.

– Успокойся, и мы поговорим об этом.

– Тебе знакомо? Ты тоже так чувствовал? Это можно объяснить? – с надеждой торопливо проговорила она.

– Нет, ощущение незнакомое. Но, кажется, Линда что-то такое предвидела. – Что она тогда тебе сказала?

– Линда сказала, что ты начала работать в форсированном режиме и пошли большие перегрузки на психику.

– Но так получалось… Я не сама…

– Да, я знаю, это Линда тоже сказала. И чтобы приостановить вал, который на тебя катился, она решила на время свернуть программу.

– Так ты думаешь, то, что сейчас было, это нервы?

– Да, Линда предостерегала именно от этого. Поэтому для паники я повода не вижу, обратимся к специалистам – невропатологи и парапсихологи помогут тебе поскорее вернуться в норму. Это не страшно.

– Ты говоришь то, что думаешь? Ничего не скрываешь?

– Да, Адоня. Линда опасалась именно за твою психику.

У Адони вырвался вздох, она улыбнулась:

– Я ужасно испугалась.

– Если честно, – я тоже. Но мы с этим справимся. Сейчас позавтракаем и полетим в Медицинский Центр, побеседуем со специалистами. – Обняв за плечи, он прижал ее к себе. – Я жутко испугался, что ты уйдешь от меня.

И в это мгновение лицо Адони болезненно исказилось, она вспомнила, как Андрей спросил: "Ты будешь со мной всегда?" Почему он так сказал? Почему именно так? И одновременно почувствовала – его нельзя спрашивать об этом, не теперь. Поэтому, когда она оторвалась от его груди, подняла голову, улыбнулась ясно – Андрей ничего не увидел. Впервые Андрею Графу изменил его профессионализм – умение читать в глазах, в лицах, в неприметном дрожании мышц, в неспокойности рук и губ. Впрочем, профессионализм его при нем и остался. Просто не рассчитан он был на то, с чем теперь встретился Андрей.

* * *

Несколько абсолютно спокойных дней помогли Адоне обрести уверенность. Она начала надеяться, что странное происшествие, действительно, было симптомом нервных перегрузок, и курс лечебных сеансов восстановил норму. Но Андрей от беззаботности был далек. Они сообщили о случившемся Линде, та запросила их ментограммы и предложила Адоне пройти контрольные тесты. Вскоре результаты анализа стали известны Андрею.

– Я перепроверила дважды – она сделала гигантский скачок. Ее интеллект… Я ничего не понимаю, Андрей… Либо к нему нельзя подходить с нашими мерками…

– Либо?

– Коэффициент огромен.

– Но, черт побери! Это же должно как-то проявляться внешне!

– А ее уникальное восприятие искусства! И вообще, мы понятия не имеем, как это произойдет с Адоней. Мы ждем проявления в человеческом представлении: суперспособности или нечто подобное… Этот ваш странный случай. Что это? Изменение качества сознания? Прорыв в смежное пространство? Результат ее контакта с "магической" картиной или музыкальной пьесой? Что-то третье, пятое, десятое?.. Ситуация не поддается прогнозированию. Разумеется, если отнести все на счет психики, то психиатры однозначно заявят, что Адоня – их пациентка. Но я психолог и утверждаю со всей ответственностью – психической патологии здесь нет, можешь мне верить.

– Что нам остается?

– Ждать.

– Может быть, надо все рассказать Адоне?

– Пока нет. Хотя она будет нам хорошим помощником, к тому же, возможно, единственным, кто вообще сможет помочь чем-то существенным. Но давай не будем спешить, не будем ее пугать.

– Но ты говорила о ее интеллекте… Разве его недостаточно, чтобы понять все так, как надо?

Линда поморщилась.

– Граф, я не смогу ответить на все вопросы, которые ты готов задать. Ответов нет. А гадания… Адонин интеллект… Мне кажется, он несколько специфический… потенциальный, что ли?

– Не понимаю.

– Ох, Андрей, да я сама мало что понимаю, мне больше нечего сказать тебе. А любые предположения – едва ли они будут истинными.

Бездействовать и ждать… Вот что страшнее всего. Быть беспомощным и самим фактом ожидания предполагать – что-то должно случиться. А объект риска, тот, с которым что-то случится – душа твоя, твоя половинка, лучшая, светлая, любимая, без которой существовать невозможно… Быть беззаботным, легким и ни на минуту не забывать, что нависло над нею неотвратимое… нечеловеческое… И когда обрушится? Ни в следующее ли мгновение?

* * *

Вечерняя идиллия в бунгало была полна покоя и тихого счастья. По крайней мере – внешне. Адоня полулежала в кресле с крохотными ракушками стереоприемников в ушах. Она продолжала открывать для себя дивную страну с названием Музыка.

Андрей сидел перед экраном компьютера, включенного в Большую Сеть. На крохотном кусочке суши посреди безбрежного океана они не чувствовали себя оторванными от мира. Большая Компьютерная Сеть даже через космические просторы связывала Андрея с Отрядом и давала возможность продолжать работать. Его неурочные каникулы пришлись очень некстати – База остро нуждалась в Графе, но Разведчики встали стеной между этими проблемами и Командором, полные решимости усилиями всего Отряда компенсировать отсутствие Графа. И все же – его знания, опыт, стиль мышление никем и ничем нельзя было заменить. Поэтому, когда он предложил воспользоваться сетью компьютерных коммуникаций для связи и совместной работы, предложение было принято с радостью. Теперь день принадлежал Адоне, а поздним вечером он садился к компьютеру и тот выплескивал лавину информации и запросов.

С привычной автоматической легкостью пальцы сновали по клавишам, контактный шлем позволял прямую телепатическую связь пользователей. Бикуляры разрешали визуальный контакт, но ими Андрей пользовался только при необходимости – ему хотелось не просто чувствовать Адонино присутствие, но и видеть ее постоянно.

Вот Разведчики во время связи блоком пользовались, но ни один не признался бы, что больше всего им нравятся мгновения, когда взгляд Андрея уходит за пределы экрана, и лицо Графа теплеет, делается непривычно мягким…



Вдруг Андрей увидел, как Адоня резко открыла глаза, выпрямилась и настороженно замерла. Глаза испуганно и беспомощно метнулись к нему и он, срывая шлем, рванулся к ней. Адоня подалась к нему и вдруг обмякла, поникла в кресле.

– Адоня!!! – он упал перед ней на колени, схватил за руки, за плечи, затормошил и сердце обмерло от безжизненной податливости ее тела.

Андрей включил ТИСС – безмолвие было ответом его отчаянному зову. Адони в этом мире не было.

Он вскочил, схватил ее на руки – голова запрокинулась, руки упали безжизненными плетями. Совершенно растерянный он стоял посреди комнаты. Никогда в жизни он не испытывал такой беспомощности – то, что происходило, не подчинялось его разуму, в жизнь вторглось нечто вне его опыта, умения и логики…

Сквозь растерянность и хаос, наконец, прорвалась здравая мысль: Адоня умрет, если он по-прежнему будет стоять столбом.

Андрей выскочил из бунгало, прыгнул в глейсер. Когда тот стремительно понесся в темноте над слабо светящимся океаном, Андрей подумал, что надо хотя бы искусственное дыхание делать… Уже потом, позже, ему было страшно стыдно перед самим собой за эти минуты растерянности – он оказался совершенно беспомощным, никогда раньше не испытывал ничего подобного. Но в те мгновения из всего арсенала оказания неотложной помощи, он вспомнил лишь об искусственном дыхании.

Он посмотрел в белое, как мрамор, запрокинутое лицо и отчаяние нахлынуло новым шквалом, стиснуло ледяной лапой сердце, удушьем подступило к горлу. Он прижал ее к себе:

– Адоня! – что есть силы крикнул он в обступивший его мрак безнадежности. – Адоня, не уходи! Не оставляй меня! Ради Бога… Вернись…

Жизнь ворвалась в нее резко, без перехода. Она вскрикнула, рванулась в его руках, откинула голову, уперлась в него безумным взглядом. И в следующее мгновение обвила его руками, прильнула дрожащая, испуганная. Прижалась так, будто хотела вжаться в него, укрываясь от чего-то чудовищного.

– Адоня… Адонюшка… Девочка моя… – шептал Андрей, прижимая к плечу ее голову, проталкивая слова сквозь удушливый комок, качал ее на руках, как ребенка. – Все… Вот и все… Мы вместе… вместе…

Взяв в ладони ее лицо, отстранил.

– Все, родная моя… – отер слезы, тихо прикоснулся губами к щекам, к глазам, что-то шептал, мешая ее прерывистое дыхание со своим.

– Мне страшно… – прерывисто проговорила она.

– Надо успокоиться. Что-то происходит с нами. Мы во всем разберемся и найдем решение… Но сначала надо успокоиться.

– Куда мы летим?

– Я хочу, чтобы тебя посмотрели доктора.

– Нет, Андрей, не надо! Они заберут меня, я не хочу. Да мне и не надо, сейчас уже все в порядке.

– Я боюсь за тебя.

– Пожалуйста, поверни домой. Мне нужен только ты и никто другой. Я хочу домой.

Он бережно прижал к плечу ее голову, тихо гладил волосы, плечи, спину, покачивая на руках, успокаивая. Глейсер нес их назад, к острову.

– Страшно, что без тебя, – прошептала Адоня. – Пусть что угодно, но только чтобы ты был… Андрей, скажи… ты что-нибудь знаешь об этом?

– Нет. Еще нет.

– Но ты сказал те слова…

– Какие?

– Еще на Планете… Когда сказал, что мы летим на Землю… А потом те слова…

– Я не помню, Адоня.

– Ты спросил: "Ты будешь со мной всегда?"

– О, Боже…

– Ты уже тогда знал, что нас может что-то разлучить? – Она чуть отстранилась, глядя на него.

Андрей закрыл глаза, отрицательно покачал головой. Заговорил:

– Родная моя… я не знаю, почему именно эти слова… Вернее, знаю, но это совсем другое… Пока в моей жизни не было тебя, я ни за кого так не боялся. За ребят – да, разумеется, но никогда не терял головы. Я мог анализировать, принимать решения… Ты – совсем другое. Я часто просыпаюсь теперь по ночам. Знаешь для чего? Чтобы услышать твое дыхание… И я постоянно боюсь за тебя, но это не конкретный страх… Может быть, он из Эрита – я задним числом умираю от страха за тебя. Вот, – он растерянно пожал плечами. – Я не обманываю тебя.

– Я знаю, – прерывисто вздохнула она, попыталась пошутить: – А жаль, что у тебя другого ответа нет, который бы все-все объяснил.

Андрей провел ладонью по ее волосам:

– Он будет. Мы обязательно его найдем. А теперь скажи… Вот в эти минуты, что с тобой было? Это что, как-нибудь связано с музыкой, которую ты слушала?

Адоня покачала головой:

– Я не знаю… Ничего не было. Но это не музыка, я уверена.

– Уверена?

– Да-да… объяснить я не смогу, но я знаю, что не связано это с музыкой… Что-то совсем другое, так никогда не было… кроме того, первого раза…

– Ты сказала – ничего не было, то есть, беспамятство, провал?

– Нет, памяти я не теряла.

– Это хорошо. Значит, можно попытаться получить какую-то информацию. Ох, там же Арнэ на связи!

Андрей сел к компьютеру, надел шлем.

– "Извини, Арнэ. На сегодня все, переключи меня на Линду".

– "Граф, у вас что-то случилось?"

– "Сейчас уже все в порядке. После сеанса Линда введет вас в курс".

* * *

После того, как Адоня уснула (Андрей заставил ее уснуть, как когда-то давно – или недавно? – в осажденной крепости), он сел снова к компьютеру. Раз за разом погружался в то, что машина извлекла из сознания Адони – хаос, неразбериха, темнота, неясные тени, ужас, подавляющий разум… Именно этот всепоглощающий ужас заставил Адоню истерически метаться в поисках выхода. Где она была? Что означает безмолвие ТИССа, где он не мог достать ее? В другом времени? В другом пространстве? Почему отсутствует визуальная информация, хотя по всему выходит, что Адоня должна была что-то видеть. Но сенсограммы показывают: Адоня видела только темноту и разнилась она лишь степенью тона. Из этих пятен не удается извлечь никакой стоящей информации.

На плечи легли теплые ладошки – Андрей снял шлем и бикуляры, обернулся.

– Можно мне с тобой? – спросила Адоня.

Он обнял ее, посадил на колени.

– Почему ты проснулась?

– Я почувствовала, что тебя нет, мне стало плохо. Я не хотела тебе мешать и долго лежала. Но если ты позволишь, я побуду с тобой.

Андрей прикоснулся губами к ее виску.

– Разумеется. Просто я подумал, что тебе, может быть, лучше отдохнуть.

– Я не хочу спать. Но я не помешаю тебе? Знаешь, – виновато сказала она, – я совсем не могу без тебя.

– Сокровище мое маленькое, слово "мешать" никакого отношения к тебе не имеет. Не было ни часа, ни одной минуточки, когда бы ты мне мешала. Ты частичка моя, прекрасная, главная самая, как же ты – и помеха? А вот теперь – даже совсем наоборот, может быть, ты поможешь мне понять. Я пытаюсь разобраться с твоим приключением, – проговорил Андрей, включая в рабочий режим сканер-блок для Адони.

– Что – понять?

– Меня темнота ставит в тупик. Ее вроде бы не должно быть.

– Включи, я хочу войти в то состояние.

– Но… ты уверена? С чувствами справишься?

– Да-да, не беспокойся. Я же не мешать, помочь должна.

Андрей ввел команду. Он видел, как лицо Адони сделалось напряженно-отрешенным, она чуть побледнела, сжала губы. С минуту стояла натянутая тишина… И вдруг, как струна лопнула – Адоня рассмеялась.

– Я поняла, – проговорила она, сдернув с глаз массивные очки. – Я поняла, почему темнота – это закрытые глаза. Вероятно, от страха я зажмурилась, я сама себя не помнила.

– Как же мне не пришло в голову… Ты наверняка знаешь или предполагаешь?

– Я почти вошла в то состояние, но что-то было не так, пока я не зажмурилась изо всех сил. Тебе досадно? Я плохой разведчик?

– Не говори глупостей. Ты вовсе не разведчик и не обязана им быть. Кроме того… Я тебе что-то покажу сейчас. Слава Богу, кроме зрения у нас еще кое-что есть и посмотри, что получилось, когда я сделал анализ по этим параметрам.

– Но я ведь ничего не слышала, не чувствовала.

– Ощущения были столь мимолетны, что сознание не успевало отреагировать, да еще твое состояние – ты бы и не могла заметить. Но подсознание все фиксировало, и углубленная сенсограмма это показала. Ну, как в том христоматийном примере с каменщиком, помнишь? Стоит раскрыть его подсознание, и он подробно опишет каждый кирпич, который брал в руки в течение дня. – Вводя команды, Андрей объяснял. – Сенсограмма показала все твои ощущения, в том числе и не осознанные. Результаты анализа очень любопытные. За две минуты тридцать восемь секунд вокруг тебя многократно менялась температура среды. Разброс достаточно велик – от – 20 до +29… Еще интереснее комплексный анализ. Вот один блок: жарко, запах йода, влажный ветер, плеск воды. Другой: температура довольно низкая и многократные хаотичные точечные прикосновения к коже.

– Снег?.. Постой, Андрей… Остановись… – Адоня медленно стянула сканер-блок. – Где я была? Почему?

Андрей потер пальцами переносицу.

– Вот этого ответа и нет. Почему? Какой во всем этом смысл?

– Смысл?! Ты думаешь, есть смысл?!

– Мир рационален. Человек может уйти в сбой, но не мир вокруг. Разум Вселенной слишком совершенен, в нем нет места бессмыслице.

– Милосердный Тау! Какое дело Вселенной до меня?!

– Не знаю. Не понимаю… А вот не понимать я очень не люблю. Очень не люблю бесконтрольные события, не по душе мне такие экспромты.

– На этот раз ты ничего не говоришь о моей психике.

– Не в ней дело, теперь мы убедились.

– Значит… Программа работает?

– Другого объяснения нет.

– Но, Дар, я не хочу! Не надо мне таких способностей! Нет, что-то не так… Программа ничего такого не раскрывает… Линда говорила…

– Адоня… послушай меня спокойно. Мы трое очень ошиблись. Мы так привыкли, что ты наша… А Программы рассчитаны на человека Земли.

Некоторое время Адоня молчала, потом глухо проговорила:

– Выходит там, в подсознание я и не человек вовсе? И теперь никто не может сказать, какой монстр из этого подсознания вылезет?

Адоня закрыла глаза рукой, прошептала:

– Я не хочу… Не надо мне этого ничего…

– Зачем ты так? – Андрей покачал головой, заговорил мягко. – Дурочка маленькая моя. Ну что ты сочиняешь? Какой монстр? Сущность твоя – светлость, чистота, она ведь не сознанием определяется, она не на поверхности, а глубинная. Ты в самой глубине души такая, – какой же там монстр может прятаться? Я не успокаиваю и не обманываю тебя. Я говорю с тобой искренне, ты веришь мне?

Андрей отстранил ее, посмотрел в глаза.

– Я верю… Я очень хочу верить…

Андрей обнял ее, скрестив руки за спиной, прошептал:

– Проклинаю день, когда позволил тебе этим заняться… Я ведь поклялся, что не возьму тебя в Отряд, хотя там я бы мог постоянно быть рядом с тобой, беречь. И все же мне казалось – немыслимо подвергать тебя хоть малейшей опасности. Я и понятия не имел, что одновременно втягиваю тебя в куда более опасное… Ты уходишь, а я бессилен вмешаться…

Адоня подняла голову, задумчиво посмотрела на Андрея. Лицо ее менялось. Он увидел, как исчезли следы тревоги и страха, оно стало спокойным.

"Что же я?! – с горьким упреком думала в эту минуту Адоня. – Как я смею плакать, жаловаться, ведь это значит – упрекать его. Ведь это он разрешил мне. Бог мой, какая же я глупая! Ему-то в сто раз хуже, он еще и винит себя во всем, а виновата я. Это я все затеяла, захотела чего-то большего. А он не смог мне отказать в этой безумной затее и теперь винит себя…"

– Да, – проговорила Адоня, – мы против воли в этой ситуации оказались, но теперь что – плакать от страха? Надо вести себя достойно. Я поняла, что веду себя очень глупо.

Андрей смотрел на нее испытующе. Адоня улыбнулась.

– Ты подозреваешь, что я притворщица? Нет, я и вправду поняла, что жалобы и слезы ничего не изменят, и мне вдруг стало как-то спокойнее. Надо работать, думать. Не случилось никакой беды. Это эксперимент. В эксперименте всегда есть неизвестное, правда? Если я помогу вам понять что-то неизвестное, так ведь о таком я и мечтать не смела. Я тебе обещаю, что больше не буду бояться. Ну, может быть чуть-чуть… Но уж не умирать от ужаса и не зажмуривать глаза. И я непременно вернусь, я тебе обещаю. – Она улыбнулась, провела ладонью по щеке Андрея. – Я не буду вести себя недостойно… Я буду достойна тебя, командор Граф.

Закрыв глаза, Андрей опустил лицо в ее ладонь.

– Эксперимент? Эксперимент на тебе?

Адоня взяла лицо его в ладони, подняла.

– Не надо. Пожалуйста.

Вскоре на связь вышла Линда.

– Андрей, сверим результаты Но ничего нового друг другу они не сообщили.

– Да, про закрытые глаза я догадалась. Я поставила себя на место Адони и все поняла. Мне тоже захотелось зажмуриться от страха.

– Страха больше не будет.

– Ты умница. Я говорила Андрею, что ты будешь нам самым толковым помощником. Я знала, что не ошибусь. Ребятам я все рассказала. Стефан предположил, что может быть, вам лучше вернуться. Но подумали и решили пока ничего не менять. Возможно здесь, на Планете, условия для Адони и в самом деле благоприятнее, Планета – ее колыбель. Но проблема в возвращении. Как миновать все эти штуки с временем и пространством? Ведь сути происходящего с Адоней мы не понимаем, но, похоже, что задействованы те же категории. А пойдет наложение, взаимодействие, взаимовлияние? Рисковать Адоней совсем ни к чему. Но вот там, на Земле, не расстаться ли вам с вашим островком? Вы там только вдвоем и мы за вас беспокоимся.

– Нет, – Адоня умоляюще взглянула на Андрея (пользуясь видеоблоком, они видели себя и друг друга сидящими втроем в комнате, хотя не было ни комнаты, ни прямого разговора). – Пусть все останется, как сейчас. Чего вы опасаетесь, Линда?

– Андрей ведь почувствовал, что нужна помощь со стороны, бросился в глейсер?

– Я не думаю, что они помогли бы вернуться.

– Наверно, ты права.

– Поймите, я совсем не хочу часами сидеть опутанная датчиками и ждать одного-единственного момент, чтобы приборы успели что-то там зарегистрировать… Я хочу просто жить, радоваться, что мы вместе… А тот момент… Он неприятный… Я не хочу существовать в ожидании его, не хочу уделять ему внимания больше, чем он того заслуживает.

– Вы сделаете так, как посчитаете нужным. Но один совет примите все же. Андрей, пусть вам доставят БИС, пусть он постоянно будет готовым к работе.

– Об этом я и сам думал.

* * *

Адоня проснулась от испуга и резко открыла глаза. Было непроглядно темно и у нее снова испуганно сжалось сердце, хотя она и не осознала еще, отчего именно. Обмерев, она лежала и смотрела в темноту… и приходило понимание. Снова… Вот это и началось снова. И то, пронзившее ее чувство одиночества, от которого она проснулась – не кошмар из сна. Подумала об Андрее – и опять болью стиснуло сердце – плохо ему сейчас… Но это был последний страх – она поклялась, что будет достойна его и потому постарается держать себя в руках, как вел бы себя Андрей.

Немая тишина и темнота. Какой разной может быть темнота… И вдруг пронзительной надеждой вспыхнула мысль: а вдруг! вдруг все же сон! Ах, если бы сделать усилие и еще раз открыть глаза, теперь уже на самом деле и с облегчением услышать, как вздыхает океан, шелестят, накатываясь на песок волны, звенят цикады и рядом, совсем рядом – спокойное дыхание…

Адоня прикусила губку – не сон это. Но как кончается сон, так кончится и этот кошмар, и будет возвращение. Она должна успокоиться и подумать о том, с чем вернется. Информация. Вот единственное, о чем ей сейчас надлежит думать.

Она прислушалась. Что такое, эта тишина и темнота? Адоня почувствовала какое-то сонное оцепенение в окружающем пространстве. "Ночь? – подумала она осторожно и через мгновение уже откуда-то знала: – Да, ночь". А темно так оттого, что под землю ведь не проникает ни свет Луны, ни звезд… "Под землю? – удивилась Адоня пришедшей мысли. – Почему под землю?" Однако скоро ей пришлось свыкнуться с этим удивлением – знания всплывали в сознании подобно тому, как выносятся на поверхность воды пузыри воздуха из темной глубины: несутся, цепляя, выталкивая на своем пути еще и другие. Это не были догадки или озарения – приходило знание.

Да, это обычная ночь. Она давно привыкла просыпаться в этой кромешной темноте. А если нужен свет… Адоня подняла руку, и почти сразу кончики ее пальцев обозначились едва различимым серым туманом. Он быстро светлел, разгорался и через минуту уже хорошо освещал Адонино ("Мое!?") жилье. Она провела большим пальцем по остальным четырем, как бы собирая этот живой, теплый свет, и он, в самом деле, скатался в шарик. Она чуть тряхнула пальцами, и он отделился – так невесомо и легко отделяется от соломинки мыльный пузырь, – и повис.

Сознание Адони будто раздвоилось. Безгласо рвался крик из души: "Милосердный! Всеведающий! Кто я!? Почему я это делаю!? Как!?" Но одновременно она уже знала ответы на все свои вопросы. Кажется, ответы приходили даже раньше, чем сознание сформировывало вопрос. Ей не надо было озираться, чтобы рассмотреть жилище, в котором находилась – она знала его, как любой человек знает дом, в котором живет, и где каждая вещь положена его собственными руками. Что-то (не подсознание же! там этого просто не было! не могло быть!) выталкивало все новые и новые ответы на вопросы, которые она не успевала задать. Знание вышло за пределы ее подземной пещеры, оно нарастало лавинообразно… ("Приостановить невозможно, – сказал Андрей, – идет резкое нарастание…") И вновь ужас перед стремительно надвигающейся неизбежностью почти парализовал ее, но она справилась, прогнала его в самый дальний, темный уголок сознания – она не имеет права бояться.

Когда рассвело, Адоня поднялась наверх. Не спешила. Зачем спешить? Посмотреть, что там? Так она знала. Она видела этот лес вчера и позавчера и уже много-много дней ходила Адоня по знакомым тропинкам, ни один месяц, и ни один год даже. И обитателей его хорошо знала…Одного понять не могла – чью жизнь помнит, как свою. Раздвоенность сознания не исчезала. Адоня твердо знала, что ночью впервые оказалась здесь, но одновременно помнила, как они – несколько семей гонимого рода, пришли в этот лес и поселились в пещерах…

Адоня поприветствовала солнце, его половинку, глядящую из-за вершин, и прозрачную голубизну неба, и утренний лес с его многочисленным населением. Адоня скрутила волосы в жгут, свернула его узлом на затылке, чтобы, склонившись над хрустально-чистым потоком плеснуть себе в лицо его свежести. Потом присела на камень, подставила лицо ласкающим солнечным лучам. Вокруг было тихо, покойно. Но это состояние не находило отклика в ее душе – там все было зыбко и неверно. Отчего так долго?.. Почему на сей раз этот мир не отпускает ее? Что было по-другому в первые два раза? Ее неистовое, отчаянное желание вернуться? Так и сейчас она уже близка к срыву – бесконечно долго держит ее пленницей этот мир…

"Спокойно, – сказала себе Адоня, – ты вернешься, непременно вернешься, иначе и быть не может. Но сейчас ты еще здесь, поэтому – работай. Андрей – работал бы…" И почему не взглянуть на сокровищницу, ради которой она здесь? Не она, а та, другая в ней… Пока не сорвалась в черную бездну отчаяния и еще владеешь собой, делай что должно. Андрей сказал – все имеет смысл. Она вздохнула и встала.

Адоня спустилась вниз, в лабиринт подземелья. Сложная, многоуровневая система подземных ходов и пещер была за столетия проточена грунтовыми годами, прокопана и усовершенствована вынужденными обитателями пещер. Наверно, немало людей навсегда остались здесь, для них подземелья стали огромным жутким склепом, в котором они – вольно или невольно – заживо похоронили себя. Здесь очень легко можно было заплутать, и уж тогда спасти могло только чудо, потому что в кромешной темноте подстерегали неожиданные бездонные провалы и колодцы. Попадая в пещеры, погруженные в непроглядный мрак, человек и не догадывался, что с высоких сводов щетинились сталактиты, готовые сорваться вниз от малейшего шороха. Обитала здесь и магия тайных оберегов, скрывала выходы, уводила несчастных вглубь, в путаницу переходов и тупиков – подземелье цепко держало свою жертву и очень неохотно выпускало ее. К Адоне это не относилось. Не незваной гостьей она тут была, а признанной хозяйкой. В ее сознании странным образом будто впечаталась вся система подземных переходов, пещер, колодцев, тупиков. В любое мгновение она ясно представляла себе, где находится и куда надо идти. Она помнила все ловушки и знала способы миновать их. И магия не властна была над нею, потому что многие заклятия она сама и наложила.

Бесценной жемчужиной, которую укрывали сейчас подземелья, было хранилище тайных знаний. Сюда, в святыню, недоступную стороннему, Адоня входила ежедневно. Именно этот архив она охраняла, обреченная на тяжкую миссию хранительницы.

Это был один из их последних схронов. Посвященные многих тысячелетий незримо присутствовали здесь. Каждый из них вложил частицу своей мудрости и души в древние, хрупкие от времени свитки, руны, в огромные фолианты, раскрыть которые было все равно, что поднять тяжелую крышку сундука с сокровищами. Они жили в старинных рукописных манускриптах и в более поздних, уже печатанных на станках тайных типографий. Были здесь столь древние вещи, что тайна их уже никому не была доступна. Теперь даже не понятно было – письмена ли это древней, ушедшей в небытие цивилизации? Магический символ? Принадлежность обряда?

Стоя посреди небольшой, но достаточно просторной пещеры, Адоня окинула взглядом знакомые стеллажи вдоль стен, каменные ниши, полки. Всюду здесь лежали вещи, в которых посвященные каким-либо способом пытались передать свои знания потомкам. На столе лежала большая книга, которую она читала вчера. Адоня приблизилась к ней и нашла строчку, на которой прервала чтение. "Боже! – сжала она виски. – Как это может быть?!" Вдруг какая-то мысль заставила ее поспешить к одному из стеллажей. Адоня выхватила из глубины металлическую отполированную пластинку и, как в зеркало, посмотрелась в нее. Но, всмотревшись, со стоном опустила руку – мгновение назад ей пришло в голову, что лишь сознанием своим живет в другом теле, в женщине, принадлежащей этому миру, оттого и чудовищная раздвоенность, сводящая ее с ума… Эта догадка могла хоть что-то объяснить… Зеркало сказало, что она ошибается. Это она, Адоня живет здесь, в своем теле, со своим именем. Но не могла ведь она жить одновременно в двух мирах, двумя жизнями… Не могла?.. Адоня опустилась на табурет у стола, закрыла лицо ладонями. Сегодня книга не дождется ее, она не будет читать, не может. Единственное желание, которое бьется в ней, рвется безумным неистовством наружу – назад, туда, где Андрей, в понятное, в доброе, в свое…

– Я хочу к тебе… Я хочу к тебе… – отчаянно прошептала она. – Забери меня отсюда… Мне страшно… Я слабая… Я не могу…

Она замотала головой, сжала губы и с ненавистью вновь окинула взглядом все эти книги, монографии исследований… Она ненавидела знания, которые они содержали. Эти знания непрошеными вошли в ее сознание, и теперь Адоня с радостью избавилась бы от них. Знания предъявляли ей требования – она должна быть мужественной, готовой пожертвовать собой ради них. Адоня не чувствовала себя такой.

Она вскочила и опрометью бросилась вон: ей показалось, что она задыхается, каменные стены сдавливали ее, грозили раздавить, задушить в каменных объятиях…

Ей показалось, что она ударилась о выступ, потому что в глазах потемнело, и Адоня стала падать. Инстинктивно выбросив руки вперед, она уперлась ими в живое и теплое и еще ничего не видя, прильнула к единственно желанному ей.

Слезы закипели под веками, когда она почувствовала, как большие руки охватывают ее плечи, горячая ладонь легла на затылок, прижала голову… И обожгло его неровное прерывистое дыхание… И горячечный шепот его… "Адоня… Адонюшка…"

Они долго стояли так, прижавшись друг к другу, боясь разомкнуть объятия, будто в любое следующее мгновение могли снова потеряться, разлучиться.

* * *

– Выходит, ты – посвященная? – медленно проговорил Андрей после долгого молчания. Адоня не ответила.

– Можно допустить, что знаниями этими владел кто-то из твоих предков. Не важно, как давно он жил, ДНК хранит и несет информацию сквозь поколения, вернее – энерго-информационное поле, как самая надежная, неуничтожимая ни огнем, ни водой, ни самой смертью запись. Неизвестно через сколько поколений твоих предков они прошли невостребованными. Но сейчас эта скрытая программа начала разворачиваться. Видимо, толчок дали мы, активизировали потенциальное, заставили его проявляться, работать. Это всего лишь одно из предположений. Но в его пользу говорят твои способности, которыми ты и раньше владела – помнишь, как предсказала мне ловушку в ратуше?

– В этом не было ничего особенного, – пожала Адоня плечами. – Многие эритянки умеет предвидеть события. Это случается само собой и не всегда. Так ты думаешь – нет никакого другого мира, и я никуда не ухожу? Все происходит у меня в голове?

– Не знаю. Близкое решение не значит самое правильное. А эти, новые способности, они и сейчас с тобой?

Взгляд ее ушел в себя, она медленно подняла руку, и на пальцах разгорелось бледное сияние. Скоро над пультом повис легкий, мягко светящийся шарик.

– Его можно потрогать? Он опасен?

– Настолько же, насколько опасна я сама, это частичка меня, – сказала Адоня, и шарик качнулся, поплыл к руке Андрея, опустился на его палец, потом мягко скользнул в ладонь.

– Странное ощущение. Как будто твоя ладонь в моей, – проговорил Андрей.

Адоня задумчиво смотрела на шарик. Сгусток теплого света снялся пушинкой и поплыл к ней, повис перед лицом, вдруг начал вращаться, все быстрее, стремительнее, налился белизной, будто раскалился. Послышалось странное жужжание. Теперь в нем ничего не было от мягкого источника теплого света – казалось, он стал концентрацией грозной и разрушительной энергии.

Адоня накрыла шарик рукой, и когда убрала руку – его больше не было.

– Что это было? – осторожно спросил Андрей.

– Ты спросил – опасен ли он? Мне это раньше в голову не приходило. И я попробовала сделать его опасным. Я поняла, что могла бы сделать из него молнию.

– Адоня, а ведь сейчас, когда я бродил в твоей памяти, я не нашел и намека на твои экстра-способности.

Она посмотрела удивленно.

– Разве ТИСС… – и умолкла. Покачала головой, усмехнулась. – Выходит, этого я тебе не отдала? Кто заблокировал информацию? Я?

Андрей провел по ее щеке пальцем, его глаза что-то искали в ее глазах.

– Ты другая, – проговорил он.

Брови ее болезненно надломились, она торопливо проговорила:

– Нет! Нет… Я та же…

– Ты сильнее меня.

Она замотала головой.

– Не говори так! – Она закрыла глаза и некоторое время молчала, как будто преодолевала что-то в себе. Ей удалось это, и она проговорила почти спокойно: – Я не знаю, что со мной происходит. Знаю только одно – ты нужен мне. Может быть, я сильнее тебя – я про себя теперь ничего не знаю. Но ты – это то, чем я живу. Дерево может быть сильным… Но выдерни его, оторви от земли, что его сила? Ты понимаешь?

Он смотрел молча. Адоня вдруг стиснула виски ладонями.

– Андрей, я не сильнее! Зачем ты заставил меня это сказать! Да что я перед тобой!? И не надо мне ничего этого, не мое оно! Мне навязали умение делать эти фокусы. Зачем? Кто? Что мне с этим делать?

Андрей обнял ее, вздохнул.

– Наверное, узнаем. Прошлое тебе дали, а в будущее надо прийти.

– Не надо мне того будущего! – Руки, лежащие на его груди напряглись, и Андрей положил теплую ладонь на ее голову, мягко преодолевая сопротивление, прижал к себе.

– Ты умница. Там ты сделала все очень хорошо. Я горжусь тобой.

Адоня прижалась к нему, притихла. Ей стало стыдно за то, что она снова утратила контроль над эмоциями. Андрей ласково провел ладонью по ее волосам, как будто говорил: " Все хорошо. Все хорошо. Ты все делаешь так, как надо. А слова твои горькие… Так ведь они только слова".

– О чем ты думаешь? – спросила она через некоторое время.

Помедлив, Андрей ответил:

– Есть во всем этом одна странность.

– Только одна?

– Она нелогична… Не укладывается в нашу версию. Мы предположили, что твое подсознание выключает сознание, чтобы высвободиться и ты начинаешь жить в мире его образов. То есть тобой полностью владеет наследственная информация. Так?

– Ну… ничего другого мы пока не придумали.

– И придумали, похоже, плохо. Если оживает память твоих предков, то все равно, происходить это должно на Планете. Иначе надо допустить, что они были космопроходцами.

– А там что? Не Планета?

– Лес. Он показался мне странным, но это как-то краем сознания мелькнуло. И вот сейчас только я понял…

– Что? Лес, как лес. У меня никаких подобных ощущений не возникло.

– Разумеется! Ты ведь его через чужое сознанием восприняла. Это кому-то другому он хорошо знаком, поэтому и ты приняла его сразу. А теперь вспомни деревья. Можешь ты по ним определить, где находишься? Тебе известны всего две планеты, так на которой из них?

– Деревья? – задумалась Адоня и медленно перевела изумленный взгляд на Андрея. – Но там росли наши деревья, как на Планете и… ваши… земные… Как я сразу это не увидела?.. Но ведь это не опровергает твою догадку, наоборот… Значит, это действительно из моего подсознания идет, на самом-то деле такого леса не может быть.

– Адоня, та флора не ограничивается двумя планетами.

– Там было откуда-то еще?..

– Да. С планет, которых ты не знаешь. Думаю, так же обстоит дело и со зверьем – я слышал некоторые голоса.

Адоня откинулась затылком на спинку кресла, закрыла глаза.

– В этом случае получается совсем другое и не слишком приятное: существует некая третья сила, которая манипулирует твоим подсознанием. Ох, как я хочу быть с тобой! Возьми меня с собой, Адоня.

Она подняла голову, грустно улыбнулась, провела ладонью по его щеке, потом какая-то мысль изменила выражение ее лица. Она как будто вслушивалась во что-то.

– Адоня?

– Есть человек, который сможет…

– Кто? Линда?

И снова она помедлила, прислушиваясь к себе, словно хотела убедиться.

– Лиента.

– Ли… Почему он?

– Я не знаю, не могу объяснить. Знаю, что он.

– Что он сможет?

– Я смогу ввести туда Лиенту, если он захочет.

– И в том мире вы будете вдвоем?

– Мы будем вдвоем против того мира.

– Что ж, о лучшем защитнике для тебя нельзя и мечтать. Что нужно сделать?

– Его надо привезти сюда. И как можно быстрее. Пока… я здесь.

Андрей надел сканер-блок, положил пальцы на клавиатуру. Когда он закончил сеанс связи, Адоня неожиданно спросила:

– У тебя есть допуск в Центральный Информаторий?

– Разумеется.

– А к закрытому фонду?

– Есть. Какая информация тебя интересует?

– Тайные мистические знания землян.

– Зачем тебе, Адоня?

Адоня заговорила медленно, как будто размышляла вслух.

– Я сейчас, когда про Лиенту говорила, сказала, что мы будем против того мира. А я ведь не думала, что он враждебный, пока не сказала. Но там и вправду есть что-то недоброе. Вроде бы ничего конкретного… но сама ситуация – я прячусь в пещерах, кто-то меня преследует… В том мире есть что-то враждебное мне. Но чем мне вооружиться против этой враждебности, о которой я ничего не знаю? Одновременно там мне даны странные знания, в которых я никакой потребности не ощущала, и, может быть, это тоже неспроста? Знания, это всегда сила.

– Я должен запросить конкретную информацию.

– Все, что есть.

– Это колоссальный объем!

– Введи "Диалог". Я попробую разобраться сама.

* * *

Уже который час Адоня работала с машиной. Андрей все с большим беспокойством посматривал на нее. Она была бледна, лицо осунулось. Когда на исходе третьего часа он не выдержал и подключился – не поверил в происходящее: информация шла сплошным потоком и с большой скоростью, будто просто перегружалась с одной машинной памяти в другую. Андрею стало страшно, и он остановил, прервал этот поток.

– Не смей! – услышал он, и это поразило его не меньше – властный, гневный голос не мог принадлежать Адоне.

Она поспешно сдернула блок, лицо ее было виновато, она смотрела с отчаянием.

– Прости…

– Адоня, милая, это нельзя. Мозг – не компьютер.

Она продолжала смотреть молча.

– Мне страшно за тебя.

– Андрей, я должна… Не надо за меня бояться… Не мешай… Мне жаль, что я вынуждена так говорить… Прости меня…

Минуты и часы тянулись мучительно. Андрей не мог работать, не мог чем-нибудь занять себя. То, что происходило, – оно было нереальным. Каким бы инопланетным не был мозг Адони, он не мог так разительно отличаться от человеческого. Что с ней происходило? Тревога Андрея достигла крайней степени. К тому времени ночь почти прошла. Несколько раз он делал импульсивные посылы энергетики, чтобы поддержать ее, но Адоня, кажется, даже не замечала этого. Наконец, он решительно отключил ее блок.

– Это безумие. Прекрати.

Секунду, другую она была неподвижна. Потом напряжение ушло из закаменевших мышц, она расслабилась, как бы осела в кресле. Андрей снял с нее бикуляры, сканер-блок. Глаза Адони были закрыты, вокруг них темнели круги. Андрей опустился на колени, взял ее безвольные руки.

– Что ты делаешь. Нельзя так… Ты просто не выдержишь.

Она открыла глаза, смотрела молча. У Андрея появилось ощущение, что она смотрит из какого-то бесконечного далека и медленно возвращается к нему. Наконец, она тихо проговорила:

– Когда вы дрались в джайве… Разве ты думал, что пора пойти передохнуть?

Андрей сглотнул. Как проникнуть в то, перед чем бессилен даже ТИСС?

Он отчаянно верил, что вход есть, но наглухо закрыт от него темнотой его незнания, и у него нет оружия против этой тьмы.

– Это твой бой? – осторожно спросил он.

– Я ничего не знаю наверняка. Только ощущения… Но вот что странно… Там их не было. Ощущение опасности… да, боя, оно здесь появилось. – Она поморщилась. – Странно.

– Может быть, просто осознание отстоит во времени?

– Может быть и так. – Она снова поморщилась. – Одни вопросы.

– И все же так работать нельзя. Что ты делаешь со своим мозгом? Ты ведь себя убиваешь.

– Я не знаю, есть ли у меня время работать по-другому.

– А от такой работы прок есть?

– Да. Это уже мое, я все помню. Вернее, вспомню, когда потребуется.

– Передохни хоть немного. – Андрей взглянул на часы. – Ночью было сообщение, Лиента и Линда уже летят. Корабль пойдет в форсированном режиме, и Лиенте придется нелегко. Но зато полет займет всего восемь часов.

– Вот это хорошая новость. Сколько осталось ждать?

– Часа три. А на прямую связь можно выйти, – Андрей снова взглянул на часы, – минут через сорок.

– Хорошо, я подожду сеанса.

– Прими душ, а я пока приготовлю поесть.

К тому времени, когда приближающиеся Линда и лугарин оказались в зоне работы ТИССа, Адоня выглядела гораздо лучше: тонизирующий душ, завтрак и сеансотерапевтический сеанс сделали свое дело.

Андрей включил ТИСС.

– "Линда".

– "О, Андрей! – немедленно пришел радостный отзыв. – А мы минуты считаем, чтобы вас вызвать. Как Адоня? У вас все в порядке?"

Включились Адоня и Лиента.

– "Да, все в порядке, с нетерпением ждем вас".

– "Мы уже близко".

– "Лиента, как ты?"

– "Очень интересно".

– "Твой первый полет должен бы быть другим, без неприятных моментов".

– "Это не важно".

– "Линда что-то объяснила тебе?"

– "Я понял, что нужен вам".

– "Да, ты очень нужен Адоне и мне".

– "Наверно, сейчас нельзя радоваться, но я рад, что нужен вам и ничего не могу с этим поделать. Мне кажется, мы слишком долго идем к вам. Послал бы ты за нами своего духа, Дар, того, что носится с быстротой мысли".

– "Я рад, что после "молотилки" ты способен шутить", – засмеялся Андрей.

– Я уж сказал: это совсем не важно.

– "Да, я понимаю тебя. Ждем вас".

* * *

Вслед за Андреем отключилась и Адоня. Посидела молча, потом встала, подошла к большому окну, за которым во всю ширь распахнулась аквамариновая утренняя синь океана. Андрей подошел сзади, обнял, прислонился щекой к теплым волосам.

– Что-то не так?

Она откинула голову назад, как котенок потерлась затылком о его подбородок. Но Андрей чувствовал в ней какое-то напряжение.

– Что, Адоня? Потому что это – Лиента? Из-за прошлого?

Она помотала головой.

– Это неважно, он хорошо сказал. Совсем неважно. Может, даже наоборот, между нами сейчас больше, чем с любым из моего народа, и поэтому он летит сюда помочь мне.

– Тогда что тебя беспокоит?

– Я сама задаю себе этот вопрос…

– У них все в порядке, не о чем тревожиться. Ты переутомилась.

– Да, возможно это пустое. – Она обернулась, посмотрела просительно. – Я поработаю еще? Я отдохнула, правда. Не сердись?

– Когда я на тебя сердился, глупенькая? – Андрей прикоснулся губами к ее ладошке, вздохнул. – Мне страшно досадна собственная никчемность.

– Ты не прав. – Адоня потянулась к нему, положила руки ему на плечи. – Ты знаешь, что ты не прав. Оно сломало бы меня. Ты даешь мне силу, муж мой. – Она улыбнулась. – Я – твоя жена, командор Граф, я просто не могу быть слабой.

Андрей обнял ее, прижал к себе.

– А я? Как я без тебя?

Лицо Адони стало серьезным, помедлив, она сказала:

– Ты – по-настоящему сильный. Ты был таким и до меня.

Адоня резко сняла, почти сорвала бикуляры.

– Не могу больше.

– Я давно уже жду, что ты это скажешь.

– Да нет, – поморщилась Адоня, – это не усталость. Нет состояния… Мне неспокойно.

– Из-за Линды и Лиенты?

– Кажется, я делаю что-то не так. – Она встала, быстро и бесцельно прошлась по комнате. – Что-то не так. Но что? Что?

– Адонюшка, успокойся, родная моя. Хочешь, свяжемся с ними?

– Если бы там что-то случилось или просто насторожило бы что-то?.. Тебе сообщат?

– Разумеется, и немедленно.

– Но ведь что-то не так!.. Откуда-то идет же эта тревога! Уже и не смутное ощущение даже, почти уверенность… – Она потерла лицо ладонями. – Это усиливается. Чем ближе встреча с ними, тем сильнее это чувство… Чем ближе они…

Она вдруг резко обернулась.

– Андрей!

Он бросился к ней, испуганный ее внезапной бледностью.

– Ему нельзя сюда! Лиенте нельзя! Надо что-то сделать!

– Но корабль уже слишком близко, поздно маневрировать.

– Пусть уходят в подпространство, переходят в форсированный режим, пусть минуют Землю!

– В такой близости от планеты это уже нельзя. Адоня, они уже здесь, в поле Земли.

– Значит, поздно, – пробормотала Адоня, закрыв глаза. – Уже случилось. Я ошиблась.

– Что случилось?

– Лиенте нельзя было сюда. Все негативные ощущения, они здесь возникли, моя тревога, ощущение враждебности – что это? Отклик на агрессию, которую я здесь подсознательно ощущаю? Понимаешь, Андрей? Не в том мире, а здесь! Значит тот – следствие, а причина – здесь? И Лиента идет сюда мне на помощь. Если зло сознательно, то непременно используют то, что Лиента пока еще безоружен. Он ничего не знает, не готов и не защищен. Боже, как я хочу ошибиться!!

– Предупредим их, они будут вдесятеро осторожней…

– "Граф!" – Андрей услышал тревожный вызов.

– "Линда?"

– "Лиента ушел".

– "Как ушел? Куда?"

– "Так же, как Адоня уходила".

– "Где вы?"

– "На орбите".

– Андрей, у тебя сообщение? Кто это? Что случилось?!

– Линда. Лиента "ушел".

Андрей выговорил это через силу с болезненным ожиданием растерянности, отчаяния, бесполезных и бессмысленных упреков себе… Но Адоня молчала. Лицо ее, по-прежнему бледное, неуловимо приобрело твердость и решительность, как будто вот сейчас случилось то, что окончательно определило ее выбор. В плотности сжатых губ, в потемневших глазах, в закаменелости лица Андрей увидел выражение хорошо ему знакомое. Он уже ни однажды видел подобные лица. Такое отрешенно-сосредоточенное состояние появляется у воинов перед тяжелым сражением.

Она медленно и тяжело подняла глаза – отрешенность пропала, вытесненная другим, нахлынувшим чувством. Дрогнул широкий разлет тонких бровей.

– Обними меня, – прошептала она.

Андрей прижал ее, желая всю укрыть от недоброго и неумолимого, прикрыть всю своими большими руками, такими бесполезными и бессильными сейчас. Он почувствовал, как вздрогнули ее плечи, но она переломила свою слабость, и только неровный голос выдавал чувства.

– Прости, что делаю тебе больно, любый мой… Теперь я должна… Верь в меня… Не держи…

С отчаянной безысходностью Андрей почувствовал, как тяжело обвисает тело Адони в его руках. Он стиснул зубы, не позвал ее. Вскинул на руки, прижал к себе хрупкое, легонькое тело, в котором Адони уже не было…

* * *

Она ощутила теплое, невесомое прикосновение к лицу и, не открывая глаз, подумала, что еще раннее утро, а солнце уже так пригревает – день опять будет жарким и ясным. Через мгновение захлестнуло осознание всего, что произошло и сердце откликнулось пронзительной болью. Но если бы кто-то сейчас наблюдал за ней, то не приметил бы ни малейшего изменения на безмятежном лице.

Сердце вскрикнуло болью и смирилось с неизбежным. Адоня не позволила себе горького отчаяния, ощущения обреченности, с которым она отрывалась от Андрея. Когда надвигается смертоносный, разрушительный ураган, бессмысленно сетовать на него и предаваться унынию. Куда разумнее спокойно и осмысленно приготовиться к удару, если не умеешь отвести его от себя.

Хранилище создавало особое энергетическое поле, в котором не было места суетному. Кроме того, поле это было разумно и благотворно – оно врачевало истомленную, страдающую душу. Здесь приходило интуитивное понимание, что существуют иные, надчеловеческие законы и далеко не всегда совпадают они с понятием справедливости в его житейском, людском понимании. Только здесь до конца поняла Адоня слова Андрея "все имеет смысл". Даже когда происходящее покажется безумным, бессмысленным, нелепым нагромождением случайностей, – все имеет смысл.

– Тебе ли, маленький человеческий разум судить разум Вселенной и пытаться постичь его? Постигни хотя бы то, что не всякая беда – беда; не каждую боль надо отталкивать – может она исцеляет, и ты бежишь от спасения; что порой смиренное ожидание куда действеннее бури гнева, негодования и непримиримости с "бессмысленным".

Сейчас оружием Адони должна стать выдержка. Лиента в этом мире, она это чувствовала каким-то "шестым" чувством, хотя ТИСС безмолвствовал. Лиента здесь. Если он по-прежнему друг, значит, они найдут друг друга. Если враг – тем более встречи не избежать. Надо подождать, не суетиться, впустить в себя этот мир, вслушаться в него, почувствовать и разобраться в своих ощущениях. Она владеет мощным оружием, но лишь слабый без нужды хватается за меч.

День Адоня провела в хранилище. Она то неподвижно сидела за столом, уронив на него руки, забыв о времени, то ходила вдоль стеллажей, благоговейно прикасалась кончиками пальцев к корешкам книг, к свиткам рукописей. Она обнаружила в себе новый дар, который поначалу удивлял: кончики пальцев сделались, как глаза – она дотрагивалась до книги и видела, или понимала, или вспоминала, о чем в ней говорится. Вспоминала, как читала ее вместе с Учителем, как он разъяснял непонятное, а другие книги она постигала уже сама, Учителя уже не было с ней – все это возникало в памяти.

Адоня больше не силилась понять – чью жизнь вспоминает, как свою. Теперь это не представлялось таким уж важным. Сама она едва ли ответит, а если придет пора узнать, так это случится вне зависимости, терзается она непониманием или нет.

Не было в душе Адони смятения, но не было и покоя. Разве могла она спокойно думать, на что обрекла Лиенту? Щемило сердце при мысли об Андрее… И все ее существо было проникнуто напряженным ожиданием чего-то.

Пришла ночь. Адоня не заснула – забылась чутким сном в полглаза, готовым отлететь каждое мгновение. На рассвете вскинулась как от толчка, но вокруг было тихо. Адоня вслушалась в эту черную могильную тишину и почувствовала, как сквозь нее тянет сквознячком тревоги. Нащупав эту ниточку неблагополучия, Адоня скользнула вдоль нее, к источнику и в ее сознание ворвался оглушающий, дикий человеческий страх.

Адоня бежала легко, перепрыгивала через валежины, не боясь в рассветном сумраке напороться на острый сучок или поранить босые ноги – лес давно признал ее первой среди равных и теперь стлался под ноги мягкой травой, ровной влажной почвой, и исчезали с ее пути сучки и коряги.

Сердце ее трепетало от смертельного ужаса, и хоть он был не Адонин – ей то ничто не грозило – она осталась в нем, в этом страхе, который гнался по пятам жертвы оголтелым лаем собак, целеустремленностью стрелков.

Мальчик бежал, не разбирая дороги, все равно куда. Он задыхался и бежал уже из последних сил. Они почти столкнулись, когда он чуть ни на четвереньках вскарабкался на взгорок, куда взбегал лес. Увидев Адоню, он судорожно всхлипнул и шарахнулся в сторону.

– Не бойся, – рассмеялась она. – Теперь ничего не бойся, я тебе помогу.

Ее спокойный голос и смех были так ни к месту посреди страха и отчаяния, что мальчик растерянно остановился.

– Да не бойся, – улыбнулась Адоня. – Иди сюда, и посмотрим на них, что будет.

– То и будет… – задыхаясь, едва выговорил мальчонка. – Прятаться надо…

– Нет, не надо, они и так нас не увидят.

Лай собак становился все громче. Вот уж видны стали серые и черные звери. Они стремительно неслись по следу, чувствуя запах близкой добычи. Неожиданно их размашистый бег нарушился, они сбились, закружились, хрипы и лай сменились растерянным, беспомощным визгом. Сбившись в стаю, псы скулили, тыкались в разные стороны в поисках пропавшего следа. Но меж деревьев замелькали люди, послышались сердитые оклики, ругань, и мальчик снова испуганно глянул на Адоню. Она сжала его руку, кивнула вниз – смотри!

Зловещие охотники подошли так близко, что различимы стали их лица. Неожиданно раздалось одновременно несколько возгласов – они увидели кого-то. Конечно их, кого же еще! Услыхав, как стрелки уськают собак, указывая им цель, паренек ринулся в сторону, выдергивая свою ладонь из руки сумасшедшей девчонки.

– Эй, посмотри, они уходят! – услышал он ее голос и заставил себя обернуться.

Погоня ринулась вправо за кем-то худеньким и быстрым, стремительно мелькающим меж стволами деревьев.

– За кем это они? – мальчик еще дрожал от страха.

– Ни за кем. Они его не поймают.

Мальчик настороженно и молча смотрел на Адоню.

– Ну, – улыбнулась она, – мало тебе страхов? Чего ты на меня так уставился?

– Ты кто? Откуда тут взялась?

– Да ведь ты и сам уже догадался.

– Так это ты в лесу живешь?

– Я. А что?

– Ведовки все старые. Я думал ты старуха, встретиться с тобой боялся…

Ладно, пошел я… А узелок с едой я потерял где-то.

– Это ничего. Ты погоди. Отдышись хоть.

– Уж лучше пойду, пока эти не вернулись.

Мальчику было страшно рядом с ней. Отойдя на несколько шагов, он все же обернулся:

– А этим… не я нужен был, а ты. Остерегайся.

– Но это ведь не королевские стрелки?

– Это люди барона.

– Барона Гондвика? – удивилась Адоня.

До сих пор хозяин Рекинхольмского замка был настроен к ним довольно миролюбиво. Впрочем, нет – равнодушно, будет точнее.

– Зачем я понадобилась барону?

– Почем я знаю? Только, видать, сильно ты ему нужна, люди его три дня по деревням крутились, про тебя выспрашивали. Но им никто ничего не сказал, так они ни с чем и уехали третьего дня. Мать говорит, – еды бы унести надо. Мы день еще выждали на всякий случай, вроде все тихо было, никто больше не видел чужих. А они никуда не ушли, на краю леса засаду устроили, я в нее и угодил, как последний осел. Вот… И это… спасибо тебе. Собак я крепко испугался, еще в деревне на этих зверюг смотрел. Теперь думал – совсем конец пришел. Если бы их так не боялся, давно бы уж свалился. Пошел я.

– Не заблудишься?

– Не-е.

– Ну, иди. Не бойся никого. В этом лесу у тебя больше нет врагов. Кроме людей.

Как хранительница, которая не имеет права распоряжаться собственной жизнью, она должна была сейчас вернуться в подземелье, затаиться там и не выходить по крайней мере несколько дней. Запасов достаточно, чтобы жить там ни один месяц…

Но она не только хранительница. Вернее – она совсем не хранительница, она заняла чье-то место; ей же предстоит какое-то другое дело. Пусть она пока не знает, зачем все это затеяно, но одно знает точно: сейчас – Лиента ее забота. Его присутствие здесь должно как-то проявиться. С какой стати длительное безразличие лояльного к ним барона Гондвика неожиданно сменилось столь пристальным вниманием? Это непременно надо выяснить.

Адоня подумала о том, что оставляет позади: вход в пещеры закрыт и недоступен простому смертному. Хранилище в безопасности. А впереди что предстоит? Встреча с людьми барона. Она присела в траву в ожидании их. Фантом мальчика, созданный ею, уже вел их назад, через несколько минут они найдут то, что так упорно ищут.

Возможно, барон Гондвик просто выполняет приказ из столицы. Официальная власть преследует ведовство, – гонение на них идет массированное по всей стране. Сжигали древние ведовские книги, сжигали ведающих.

Адоня вздохнула, вспомнив близких ей людей, которых она потеряла, видимо навсегда (ах, не она, а та, другая в Адоне, но воспоминание о них было так горько Адоне, такой реальной была эта утрата: "Как и… Андрей", – с болью подумала она. И это было неправильно, нельзя, но так было.) В этих чужих, но таких дорогих ее сердцу воспоминаниях она принадлежала клану, владевшему скрытыми знаниями. В клане рождались дети, одаренные особыми талантами. Известность его шла из глубины веков, он был слишком известен, чтобы теперь стать незаметным. Обладавшие даром проскопии – видящие во времени – проникли в судьбу его – он должен был разделить суровую участь многих. Тогда было принято решение попытаться сохранить главные сокровища клана – библиотеку и детей. Так появился этот схрон в гористых лесах Пограничья. При нем остались две большие семьи, остальные пошли дальше, уводя за собой преследователей.

Почти два года они жили спокойно. Работы было много и унынию предаваться времени не оставалось. Необходимо было выбрать наиболее удобные, теплые и сухие пещеры, приспособить их для длительного проживания в них. Особой заботой был архив – о нем, прежде всего, и думали: выбрали помещение под библиотеку, рассчитали и пробили систему вентиляционных ходов и отверстий, чтобы создать в хранилище необходимые условия.

Спокойная жизнь, видимо, сделала их беспечными, кто-то был неосторожен и пришлось за это жестоко поплатиться. Тайна их перестала быть тайной. Полбеды, если бы только для окрестных жителей – здесь, вдали от столицы, люди против них ничего не имели. Опасаться надо было королевских стрелков, а именно они и нагрянули однажды на рассвете.

Сначала из леса на ночной дозор выскочил парень из ближней деревни, предупредить торопился. Но уже поздно было. Старшие только и успели схватить оружие и выбежать наружу. В пещерах остались дети двух семей и Адоня. Ее заботой стал вход. Ей дали время закрыть его, пока другие умирали, не выпуская оружия из рук.

После отчаянного, но короткого боя солдаты тогда все обшарили вокруг, искали какое-нибудь жилье, укрытие, но вход в пещеры так и не увидели, хоть был прямо перед ними. Страшно раздосадованные, солдаты рубили заросли, отваливали камни, но так и ушли, удовольствовавшись в качестве добычи телами убитых.

Адоня была в отчаянии. Что ей делать? Как уберечь детей? Как сохранить древний архив? Через несколько дней пришли люди клана и забрали детей, а на нее возложили миссию хранителя. Теперь – на нее одну. "Будь осторожна, – сказали ей. – Береги свою жизнь, она больше не принадлежит тебе".

Она была осторожна. Сначала думала, что о ней никому не известно. Потом недалеко от опушки на сучке приметного дерева обнаружила суму с продуктами. Разумеется, это могло быть провокацией, приманкой с целью выведать, ни остался ли кто в лесу, но Адоня продукты взяла – человеческая хитрость не могла соперничать с ведовской силой, которой владела Адоня к тому времени. Она без труда распознала, что дар этот от сострадательного сердца пришел и не содержит тайного умысла. После так и повелось – крестьяне знали, что кто-то остался жив, и приносили хлеб, муку, масло, крупы, и место для этого как-то само собой определилось. Они даже не пытались подсмотреть, кто приходит забрать приношение, но как-то раз Адоня обнаружила, что ее поджидают и, помедлив, вышла из зарослей. Женщина торопливо поднялась ей навстречу, смотрела широко открытыми, испуганными глазами, потом, запинаясь, выговорила:

– Не поможешь ли?.. Муж очень хворает, помрет, боюсь…

И с тех пор Адоня стала тайно бывать в деревнях. Теперь, о ней знали жители всех окрестных деревень, и могли при необходимости ее найти, но все делали вид, что ничего такого знать не знают, ведать не ведают, даже между собой избегали говорить о лесной девушке. А приветливость ее, отзывчивость, умение, которым она щедро делилась с людьми, сделали свое дело – вишь ведь, как ни выспрашивали о ней посланцы барона, наверняка и деньги сулили, а не нашлось ни одного желающего ответить.

* * *

– Рустер! – услышала Адоня брезгливый голос. – Вашему радению нет предела.

– Мой господин, она вынудила нас! Я по-доброму хотел, но не приведи Господь увидеть, что с нею сталось – волосья у нее встали дыбом, из глаз молнии заблистали… Я сам, клянусь, я сам это видел! Можете мне не верить, но вместо ногтей на ее пальцах начали вырастать когти, как у дикой кошки!

– Рустер, умоляю, избавьте меня от ваших фантазий. Ступайте рассказывать их на заднем дворе, там вы найдете более благодарных слушателей. Вот только прежде приведите ее в порядок.

– Осмелюсь предупредить моего господина – будьте осмотрительны. Я думаю, что не стоит…

– Дождитесь, когда я попрошу ваших советов, мой заботливый друг. Или вам и теперь видятся кошачьи когти? Исполните, о чем вас попросили, и ступайте.

Рустер не утруждал себя особой деликатностью, когда распутывал веревку на руках Адони. Потом с глаз сдернули повязку. Но она не заметила грубости фанфарона Рустера, не отводя глаз, рассматривала владельца Рекинхольма, которого доселе ни разу не видела.

В большом зале стоял полумрак. Света от пламени камина и нескольких свечей было вовсе недостаточно для такого большого пространства.

Около низкого, инкрустированного серебром столика стоял высокий человек. В тусклом свете ярко белела его свободная рубашка с большим распахнутым воротом, с широкими рукавами, которые ниспадали на манжеты глубокими мягкими складками. Манжеты были украшены узкой полоской тончайших суэльских кружев.

Адоня замерла, ожидая его первых слов, потому что эти слова скажут о том, кто перед ней – друг или враг. А он не спешил. Стоя в пол-оборота к ней, барон Яссон наливал темное вино из высокого серебряного кувшина. Текучий пурпур и пламя близкой свечи играли на хрустальных гранях бокала. В коротких взглядах, которые он бросал на Адоню, читалось нескрываемое пренебрежение…

– Когда тебя пригласили отправиться в замок, ты могла бы переменить это рванье на более приличное платье. Так было бы гораздо лучше, чем выпускать когти и портить физиономии моим людям, – с бокалом в руке направляясь к камину, бросил барон Гондвик.

– Лиента! – все еще с надеждой негромко позвала Адоня.

– Что ты сказала? – Яссон Гондвик чуть приподнял бровь.

– Господин барон, не знакомо ли вам это имя – Лиента?

– Разве есть такое имя? – уголки губ брезгливо скривились. – И какое отношение это имеет к тому, что я сказал?

Адоня не сдержала прерывистого вздоха.

– Простите, господин барон, разумеется, никакого. Что касается… – она сглотнула. – У вашего Рустера слишком богатое воображение. А пока они искали меня, оно разыгралось не на шутку. Видимо, он слишком себя напугал, вот и решил принять меры безопасности. В результате мое платье оказалось порванным. А физиономию он расцарапал о ветки, когда гонялся по лесу за ребенком, мальчик нес еду, а они начали травить его собаками. Кстати, так и не поймали.

– Но ты вовсе не так спокойна, как хочешь казаться. Тебя они тоже напугали? Не волнуйся, здесь тебя никто не тронет.

Лицо Лиенты, такое родное среди чужого, непонятного мира, было холодным и высокомерным. Он небрежно снял с каминной полки колокольчик и коротко позвонил.

– Сейчас тебя проводят в приготовленную комнату. Там есть все необходимое.

– Необходимое – для чего, мой господин?

– Чтобы жить здесь некоторое время, – рассеяно обронил барон Гондвик. – Тебе не сказали?

– Вы ничего не хотите мне объяснить?

– Узнаешь в свое время. Ступай.

Кто-то легко тронул Адоню за локоть, она обернулась. Высокий худой старик молча повернулся к ней спиной и пошел к двери.

Он вел ее по узким галереям мимо высоких стрельчатых окон с витражами, которые сейчас вычернила ночь. Они спускались и поднимались по легким винтовым лестницам и старик заботливо светил Адоне под ноги на крутых ступенях.

Протяженность длинных коридоров делили декоративные арки, зрительно укорачивая их. Металлические шандалы со свечами казались рожденными не на наковальне, а произведением искусных кружевниц. Стены были убраны нежными драпировками, воздушными батиками и роскошными гобеленами. Всюду радовала взгляд буйная зелень. Внутреннее убранство помещений свидетельствовало о роскоши. Но грань, за которой начиналась вычурность, была соблюдена очень точно и нигде не нарушена, что заявляло – вкусу и чувству меры неприветливого хозяина Рекинхольма надо отдать должное.

Впрочем, все это Адоня рассмотрела гораздо позже. Сейчас она чувствовала только удушливый комок в горле и жгучую горечь в сердце. Лиента – не друг ей в этом мире. Только теперь она дала себе отчет в том, что недавно, размышляя о Лиенте и допуская любую возможность, она все же не верила в худшее. И вот теперь с этим надо согласиться. Более того, надо признаться, что в его высокомерии и снобизме сквозила откровенная враждебность. Это страшно. Адоня слишком хорошо знала Лиенту, чтобы понимать – такого врага надо бояться.

Пламя свечей трепетало на сквозняках, и сухая ладонь старика прикрывала его. Теперь они были уже в другом крыле замка. Здесь отсутствовало изящество хозяйской половины, зато все подчеркивало простоту и добротность. Здесь жила прислуга.

Старик толкнул низкую дверь, и они вошли в маленькую темную комнату. Он поставил на стол подсвечник, молча поклонился Адоне и вышел. За все время он не промолвил ни слова.

Она осталась в одиночестве и тишине – толстые стены гасили все звуки. Адоня подошла к маленькому оконцу, толкнула створки. В лицо нежно и ароматно дохнула ночь. Отсюда была видна только часть широкой замковой стены, по которой прохаживались часовые. Закрепленные на стене факелы своим светом образовывали колеблющиеся сферы. Время от времени часовые проходили сквозь них. Справа можно было рассмотреть остроконечную крышу угловой сторожевой башни – ее силуэт чернел на фоне неба.

Оцепенев, Адоня смотрела в ночь. Сознание Лиенты трансформировалось, он не помнит прошлого. Где искать этому причину? Новое, что успел он продемонстрировать ей, – от него это идет? "Нет", – ответила себе Адоня. Если принять, что этот мир вскрывает подсознание и здесь проявляется "внутренний" человек, так не было в Лиенте этой черной изнанки, не его это, ей ли не знать. Значит, как ей "навязано" ведовство, так ему – иное сознание? Чье сознание, чья воля с такой легкостью манипулирует ею и Лиентой? Какими силами? С какой целью? На нее и Лиенту воздействие идет разное. Лиента был совершенно незащищен и оказался измененным в гораздо большей степени: изменилась личность, сущность его, имя. Она сохранила себя гораздо больше и в какой-то мере может сопротивляться. Адоня была почти уверена, что может уйти отсюда, если захочет. Трижды ее отчаянное желание вернуться совпадало с возвращением. Значит, когда она всеми чувствами, всеми силами души начинала рваться из этого мира, он не мог удержать ее. Разумеется, это могло быть совпадением. Но… в последний раз она оказалась здесь по своей воле – в ту минуту, когда решила, что должна пойти за Лиентой.

Адоня вздрогнула от мертвящей тишины и одиночества. Она почувствовала себя так, будто ее заперли в склепе. Недоуменно обвела глазами маленькую комнатку и почувствовала холод, он шел от стен. Но это был не физический холод – что-то другое. Она заставила себя выйти из оцепенения, вернуться к действительности. С лица ее ушла отрешенность. Нет, ей не показалось… Камни Рекинхольма были мертвыми, от них пахло нежитью. Замок не имел души.

Камни, с которыми Адоня прежде имела дело, всегда были полны жизни. Они могли хранить энергию Солнца и около них отогревались сердца. Камни, напоенные Луной или силой текучей воды, наоборот, приносили облегчение в жаркий день или в горячечном бреду. У камней был поразительно разный характер: Адоня знала добрые камни, им нравилось приносить людям удачу, хранить от невзгод; знала капризные – они были очень переменчивы, и их чуть ли не всякий раз приходилось открывать заново; знала магические камни, они тщательно хранили свою тайну, доверяясь только посвященным, и при любых обстоятельствах оставались независимыми и загадочными. В Рекинхольме жили камни-вампиры.

Адоня напитала ладони теплом трепетного огонька свечи.

– Силы Огня живого! Призываю вас не жаром буйным, не чадом дымным – теплом благодатным в каменья сырые дохните. Великие Духи огня, спалите алчь и злобу, гоните прочь нежить черную, сер-камня душу очарованную будите… – уроненные в живое тепло ладоней, ожили слова, окрепли силой необоримой, стали заклятием.

Повела Адоня округ себя – и каменные стены задышали теплом, почудилось, будто только что узкая комнатка была залита жарким летним солнцем.

* * *

Прошел день, и другой, и третий. Ей исправно приносили еду три раза в день, воду для умывания, забирали порожние чашки и миски, зажигали свечи по вечерам… Но этим и ограничивалось общение Адони с обитателями замка. С ней никто не спешил встретиться, что-либо объяснить ей о причине, по которой ее столь бесцеремонно доставили в замок, ни у кого не возникало в ней надобности. Странно было такое отношение к вынужденной гостье, которая вроде бы и не нужна никому. Но Адоня чувствовала – в тишине вокруг нее не было покоя. Тишина была подобна тому затишью, полному напряженного ожидания, которое бывает накануне События. Но чего ожидали в замке? Задавая себе этот вопрос, Адоня ничего не предпринимала, чтобы проникнуть в суть происходящего вокруг нее. Она подождет. Лиента сказал: "Узнаешь в свое время". Разумеется, так и будет, ведь зачем-то она нужна здесь. А события торопить никогда не надо, все приходит в свой черед, и нетерпение – не признак большого ума. Надо дать время, чтобы событие сформировалось. Незрелый плод чаще всего приносит разочарование и хорошо еще, если не ядовит.

Адоня была благодарна Лиенте за то, что при явном недоброжелательстве он не ограничил ее свободы, и она имела возможность беспрепятственно гулять по всему замку за исключением половины хозяина и близких ему людей. Вход в те помещения охранялся круглосуточно.

С Лиентой после той первой встречи она тоже не виделась, хотя он очень нужен был ей. Адоня просто хотела увидеть его. И пусть он будет холоден с ней – не его это вина, она знает. Просто увидеть лицо, глаза, голос его услышать. В этом, чуждом и враждебном им обоим мире, Адоня почувствовала, как ей дорог Лиента, почувствовала близость, которой никогда не ощущала к нему прежде. И если даже в каком-то самом далеком уголке ее души недавно еще оставалась обида на него или просто горечью отдавали воспоминания о прошлом, то теперь это ушло безвозвратно. Теперь ей было жаль его, сильного, бесстрастного, невозмутимого и такого ранимого. И она ведь тоже больно ранила его, тоже заставляла страдать. Как хотела бы она ласково провести ладонью по его лбу и сказать: "Не вспоминай ни о чем, не было ничего. Забудь, как забыла я." Любовь и сострадание испытывала она сейчас к Лиенте, и они становились еще острее оттого, что встретиться они должны были как враги. Впрочем, до сих пор враждебность Лиенты никак не проявилась, Адоня не ощущала с его стороны никакого интереса к себе, как будто он забыл о ее существовании. Поэтому ее желание встретиться с Лиентой ограничилось тем, что она дважды увидела его издали. В первый раз он, видимо, вернулся с конной прогулки, был в хорошем настроении и что-то со смехом говорил своему спутнику. Во второй раз Адоня его увидела, когда он озабоченно и быстро пересек двор и вошел в какую-то дверь.

Родовой замок Яссона Гондвика по-прежнему был Адоне не по душе. Какая из двух жизней порождала сейчас в ней ощущение задавленности толстыми стенами? Из какой жизни шла тоска по солнечному лесу, звенящему от птичьего щебета, по привольному, медовому запаху полей, по вольному ветру, на пути которого не встают каменные стены? Две жизни сошлись в одной точке, и Адоня уже не пыталась, да и не могла их разделить.

И какая разница, каким чутьем она понимает, что замок недобрый, что не любит он людей, живущих в нем? Но ведь он не обладает свободной волей, значит, не сам по себе он стал таким. В таком случае, чья недобрая воля над ним? Адоня чувствовала, что источник многих загадок где-то близко. Об этом говорил вампиризм камней, недоброжелательство и тревожное ожидание, разлитые в атмосфере и то, что кто-то в замке все же нуждался в ней.

Про замок она многое поняла благодаря интересной способности, которую она в себе обнаружила: теперь при самой первой встрече с чем бы то ни было, будь то человек, или дом, или лес, Адоня узнавала их каким-то внутренним чутьем.

Может быть, она ощущала их душу, их скрытую сущность и это выливалось в мыслеобраз, отражающий самую суть явления.

Так старого слугу Консэля она увидела седым псом, умным и добрым, до последней кровинки преданным любимому хозяину, но при этом очень печальным.

Рекинхольмский замок неизменно виделся Адоне оплетенным сетью черной паутины. Но самого паука она не видела. Впрочем, присутствие свое он все же обнаружил.

Однажды она забрела в оружейную залу. На огромных гобеленах, закрывающих стены от пола до потолка, изображались сцены охоты и сражений. Здесь же размещалась богатейшая коллекция всевозможного оружия. Клинки кинжалов, мечей, метательных ножей мерцали холодными бликами. Тускло отсвечивали стволы пистолей и мушкетов. Стрелы целили в потолок тщательно отточенными остриями. Тетивы арбалетов вздрагивали, как чуткие нервы. В грациозной лености изогнув свои изящные тела, покоились луки в налучьях. Оружие разных времен и многих народов окружало Адоню. Оно было даже красивым: приклады, эфесы, гарды, выполненные первоклассными мастерами-оружейниками, блистали тонкой резьбой, гравировкой и инкрустациями. Драгоценные камни испускали колкое разноцветье лучей.

Но чистые, бритвенно отточенные лезвия жаждали обагриться кровью – они для того и были созданы. Наконечники стрел цепенели в ожидании сладостного мгновения, когда вопьются в трепещущую плоть. Все, что обитало в этой комнате, служило убийству, смерти, насилию, боли. Здесь жила вполне ощутимая угроза.

"Неужели Лиента не чувствует ее? Неужели в этой зале ему хорошо, уютно?"

Она "увидела" Лиенту – изящного, тонкого аристократа, надменного и высокомерного, которого невозможно было представить в хижине посреди джайвы. Но именно такой – аристократ, он будет любоваться своей коллекцией, роскошью отделки, гордиться клинками из уникальной стали и не чувствовать главного – дыхания смерти, которое жило в любом из них.

Дух смерти не живет в том оружии, которое изготовлено от необходимости, как средство защиты. Но здесь было совсем другое оружие: его холили, получали удовольствие, создавая его и оттого оружие "упивалось" своим назначением.

Вот тут-то, в оружейной, и пришло к Адоне ощущение пристального взгляда. Ей явственно почувствовалось присутствие кого-то недоброго. Она даже обернулась, но рядом никого не было. Отсрочивая понимание, она сказала себе: "Все может быть гораздо безобиднее – потайные смотровые оконца". И уже понимая, что это только малодушная попытка обмануть себя, она вышла из залы. Но ощущение цепкого, пристального взгляда осталось и еще долго сопровождало ее.

Она ничего не предприняла, чтобы закрыться или выяснить источник – осталась по-прежнему бездеятельной. Возможно, тот, другой, как раз и ждет, чтобы она проявила как-то себя, показала, чего стоит, как противник. Адоня не собиралась потворствовать ему в этом. Еще не бой, так к чему угрожающе бряцать мечом, едва мелькнет неясная тень вдали?

В тот вечер Адоне было до боли тоскливо. Она не знала, кто так осторожно и заинтересовано наблюдает за ней издали, и не было никаких оснований сказать – нет, это не Лиента. Наблюдателем мог быть и он. Но это означало самое плохое – в нем тоже могучая сила тайных знаний. Если предположение оправдается, тогда Лиента не просто опасен. Тогда она должна будет забыть, что он – жертва… Забыть, что это она, по сути, принесла его в жертву… Боже, избавь от столь жестокого испытания!..

Ах, как нужна была сейчас ей рука любимого, чтобы опереться о нее и укрепиться в себе, как нужен был добрый, ласковый взгляд, когда все становится ясно без слов, как нужна была его бережная, светлая любовь. И как никогда нужен был ей совет Андрея… Но она прогоняла мысль о том, чтобы вернуться к нему хоть ненадолго – пока Лиента здесь, она ни на минуту не оставит его наедине с этим миром.

* * *

В одну из ближайших ночей Адоня проснулась от торопливого стука в дверь. Едва она успела поднять голову от подушки, как вошел Консэль.

– Поторопись, тебя ждут, – проговорил он и вышел.

Он и на этот раз не изменил своей привычке молчальника. Но Адоня и не нуждалась в его словах, чтобы увидеть, как он встревожен, может быть, даже напуган.

Длинный, как циркуль, Консэль шел торопливо, но легконогая Адоня без труда поспевала за ним. Стремительно минуя длинные пустые переходы, они будили в них сквозняки. Хорошо, что на этот раз в руке старика был фонарь – свечи непременно погасли бы. Консэль, погруженный в свои тревожные мысли, машинально, но заботливо поддерживал Адоню на бесконечных лестницах, ввинчивающихся в темноту.

А она чувствовала, что сегодня из каждого угла, из переходов, закоулков, из-под лестниц ползет холод – раньше этого не было, потому что прислуга тщательно следила, чтобы все помещения замка всегда были проветрены и прогреты, не появилось бы где-нибудь затхлости и сырости.

Но сегодня в Рекинхольме что-то неуловимо изменилось. Нечто недоброе растворилось в воздухе галерей и залов. Оно угадывалось в шевелении плотных теней; неощутимой серой дымкой, как тончайшей кисеей отуманивало светильники, душило трепетные язычки пламени. Оно погасило яркость красок вокруг, и сделались вялыми цветы в вазах.

Сердце Адони сжалось болезненным комочком в предчувствии беды, случившейся с Лиентой, когда она увидела, что старик ведет ее на хозяйскую половину.

Часовые расступились перед ними, и Адоня во второй раз оказалась в покоях барона Гондвика.

Вот здесь было изобилие света. Он заливал великолепные убранства, но Адоня не могла отделаться от ощущения, что сейчас он выполняет роль язвительного сатира: все предметы интерьера, безжалостно высвеченные, выпячивались с бесстыдной обнаженностью – прекрасное утратило чувство меры и перешло в свою противоположность, светлое до боли резало глаза, темное превращалось в пугающие провалы.

Наконец старый слуга остановился перед высокой дверью. Он тяжело дышал, и ему понадобилось время, чтобы перевести дыхание. Через минуту он скрылся за дверью, оставив Адоню ждать. Но сейчас же вышел и сообщил, что ей велят войти.

Она оказалась в просторной, с изыском обставленной спальне. Большая кровать была окружена нежными прозрачными драпировками – сейчас они, небрежно откинутые, потеряли свою воздушность.

Адоня знала, что на этой кровати она увидит Лиенту, но что именно с ним – ранен? болен? – мешали рассмотреть трое, преклонного возраста мужчин, деловито склонявшихся над ним. Выражение напряженной значительности плохо сочеталось с некоторой суетливостью их движений, и Адоня поняла, что это от растерянности – они оказались в ситуации, когда от них ждали действий, но что делать – этого ученые мужи как раз и не знали.

– Да подойди же! – пожилая женщина нетерпеливо повлекла Адоню к кровати.

Лицо Лиенты было спокойным до безмятежности, глаза закрыты, высокий чистый лоб бледностью спорил с белизной простыней.

– Сделай что-нибудь! – нервно проговорила женщина. – На тебя моя последняя надежда.

Адоня подошла вплотную, и – сердце обдало волной лютой стужи… Лиенты здесь не было. Она не слышала, не чувствовала его. Вместо него Адоня ощущала только пронизывающий холод, несовместимый с жизнью. Здесь, среди живых оставалось только тело… Тело без души… Адоня едва удержалась от того, чтобы не зажмуриться изо всех сил, не сжать голову руками: "Я не могу больше! Я не могу разобраться во всем этом! За что мне!? У меня разорвется голова от всех этих мыслей, от знаний, которых я не хотела!!! Оставьте меня!" А если этого нельзя, то как хотела бы она хоть ненадолго оказаться сейчас одной в тишине и попытаться неторопливо подумать обо всем… Адоня поняла, что больше всего ей хочется в целительную мудрость хранилища.

Но бездыханный Лиента лежал перед ней, и от нее ждали помощи. Лиенте нужна была помощь. Лиенте, которого она однажды уже отдала… предала…

Крик остался в ней, безгласым. Вместе с ним Адоня задавила и свою слабость, шагнула к Лиенте. Она распахнула его батистовую рубашку, положила руки на грудь, вся обратилась в слух и… почувствовала едва ощутимый отклик в центре своих ладоней. Облегченно переведя дыхание, спросила:

– Эти господа, они доктора господина барона?

Взгляд ее скользнул по свежо белеющей повязке на загорелом запястье безвольной руки – наудачу применяя все доступные им средства, они отворяли кровь. Стоял резкий запах нюхательных солей и уксуса.

– Да, это личные доктора господина барона.

– Отпустите их.

Женщина колебалась, и Адоня нетерпеливо пояснила:

– Разве вы не видите, что от них нет никакого проку? Отошлите их.

Лицо женщины горестно сморщилось, она махнула рукой. Повинуясь ее жесту, со скрытым облегчением лекари переложили ответственность за своего подопечного на Адоню.

– Часто ли случается подобное с господином бароном?

– Раньше – никогда… – замешкавшись на секунду, ответила женщина.

– Вы не поможете ему, если будете говорить мне только то, что посчитаете нужным. Если я спрашиваю, значит, мне нужно это знать.

– Я имела в виду, никогда до поездки в столицу… Четыре месяца назад.

– Зачем барон Гондвик туда ездил?

Женщина посмотрела удивленно.

– Может, для этого какая-то особая причина была? – поторопила Адоня.

– Разумеется, была!

– Я не местная жительница, – проговорила Адоня чуть раздраженно. – Мало знаю о том, что здесь происходит.

– Барон Гондвик был приглашен ко двору для получения титула онга. – Женщина гордо подняла голову, и даже беда на миг отступила перед ее чувством гордости за Яссона Гондвика. – Его Высочество лично провел обряд посвящения и собственноручно вручил нашему господину знаки-символы.

– О! – искренне вырвался у Адони возглас почтительного удивления.

Она знала, что престижный титул онга большая редкость, его действительно надо было заслужить. Ни деньги, ни власть не могли помочь завладеть высоким титулом – основанием для этого всегда были особые заслуги перед государством, причем такие, которые требовали личного мужества и стойкости духа.

Это был высший титул, которого мог удостоиться подданный королевства, причем происхождение вовсе не играло роли. Но вот сам титул давал такие исключительные права, что в определенных ситуациях приказ онга приравнивался к королевскому, и только сам король мог отменить его. Для всех остальных право онга было неоспоримо, даже для особ королевской фамилии.

И Адоня тоже испытала гордость. Не за Яссона Гондвика, почти незнакомого ей, а за Лиенту, эритянина, вождя лугар. Значит и здесь, под другим именем, с измененным сознанием он остался прежним – сильным, мужественным и гордым. Это радовало Адоню потому, что, как правило, подобные качества плохо сочетались с подлостью и двоедушием. Даже если Лиента настроен к ней враждебно, ей не придется ждать от него удара в спину.

– Вот после того, как вернулся, вскоре и началось… Я боюсь, не завистников ли черное дело его странная хворь? Не наведенное ли?

– А хотя бы при одном приступе доктора сумели помочь?

– Увы… Они только мучают господина барона.

– Как это начинается и как проходит?

– Никаких признаков беды, ничто ее не предвещает, накануне он весел, и кажется абсолютно здоровым. Но во сне вдруг впадает в это ужасное состояние и приходит в себя только утром. Весь следующий день он слаб, как ребенок, еда вызывает у него отвращение. Но что меня особо пугает… я ни с кем об этом не говорила… Мне кажется, не измученное тело доставляет ему непереносимые страдания…

– А что?

– Не знаю… Мне страшно посмотреть в его глаза, такая там бездна боли…

– Глаза… зеркало души…

– Да… – выдохнула женщина, – страдает его душа… Помоги же ему! Ради Всевышнего – ты поможешь?

– Надеюсь, что да. Я сделаю все, что возможно. Но теперь оставьте меня наедине с господином бароном и прикажите никому не входить, если не хотите непоправимо навредить своему господину.

– Я сделаю все так, как ты скажешь, только дай мне возможность надеяться! – с готовностью согласилась женщина.

Через минуту они остались одни. Адоня молча всматривалась в лицо Лиенты.

– Вождь, – проговорила она, и голос ее дрогнул. – Помоги мне. Вспомни, что ты не Яссон Гондвик. Ты – Лиента. Вспомни все.

* * *

Экран погас, но Андрей продолжал сидеть, бессмысленно упершись в него взглядом. Так прошла минута, другая…

– Андрей, нельзя так. Возьми себя в руки.

– Последнее время я только этим и занимаюсь, – пробормотал Андрей, запрокидывая голову на спинку кресла.

– Какая польза от твоих терзаний? Они как-то помогают Адоне?

Андрей бросил на Линду короткий взгляд, помолчав, сказал:

– Прежде я тоже думал, что разуму можно абсолютно все подчинить.

– Прости, Граф…

– Ты думаешь, это я Адоню изменил, из дикарки цивилизованного человека сделал? Ничего подобного. Это я человеком становлюсь. Теперь я хотя бы понимаю, чем мы за свою "цивилизованность" заплатили: мы и не заметили, как в гонке этой обронили главное, что человека от биоробота отличает. За достижение почитает, гордимся – вот как распрекрасно получается у нас не только телом распоряжаться, но чувствами своими. Свою рыбью невозмутимость выдаем за достоинство и снисходительно классифицируем человечность эритян, их чистоту и открытость, как анахронизм – нецивилизованные, какой с них спрос. А они более люди, чем мы. Ты хочешь, чтобы я, наконец, обрел прежнюю невозмутимость и разумно оценил ситуацию. "Да, – скажу я себе, – что тут поделаешь". И спокойно займусь каким-нибудь чрезвычайно важным делом… Мне отвратительна наша "разумность"!

– Пожалуйста, перестань. Просто замолчи и все.

Он сжал челюсти.

– Замолчи, – снова тихо повторила Линда. – Это все неправда.

– Не все, – угрюмо возразил Андрей.

– Думаешь, я не понимаю, что ты умираешь от страха за нее? Но это как-то по-другому должно быть… конструктивно.

– Но что я могу для нее сделать?! Помоги мне, подскажи! Я больше не могу так бессмысленно ждать!

– Андрей, ты и сам знаешь – мы и Адоня разные. Способности ее нечеловеческие, ими не владеем ни ты, ни я, никто из нас. Через это не переступить. Рисковать еще кем-то из эритян?..

– Нет. Мы не знаем, что там с ними происходит. Линда, столько времени прошло, и я понятия не имею, что с ней, жива ли она!

– Андрей, тебе не показалось, что в последний раз Адоня ушла сама? По крайней мере, это случилось не неожиданно для нее. – Опустив голову, Андрей молча слушал. – А если она смогла подчинить это явление? Надо ждать. Это единственное…

Он резко поднял голову, в упор посмотрел на нее.

– Не надо меня утешать, ладно? Ты не можешь мне сказать ничего, что я сам не знаю. И про последний ее уход. Ты очень хорошо говоришь, как раз то, что я хочу слышать. И так и тянет ткнуться тебе в жилетку и повсхлипывать. А ты будешь гладить меня по голове и говорить успокоительные слова. Не делай меня слабым. Разве что-то изменится? Ты поняла, что я хочу сказать? Я не твой пациент, поэтому запрещаю всякие твои психотерапевтические беседы.

– Да, командор, я поняла.

Линде захотелось заплакать, так больно ей было смотреть на него. Он сидел перед погасшим экраном. Большие руки, лежащие на пульте были какими-то безвольными, бессмысленными… Но и теперь он не позволял жалеть себя.

– Линда, – заговорил он, не поднимая головы. – Мы с Адоней разные, да. Но мы по-настоящему любим друг друга. Это ведь не может быть пустым звуком, сотрясением воздуха. Неужели нас ничто не объединяет? У близких людей единое энерго-информационное поле?

– Полевые изменения ни так уж быстро происходят. Но у старых благополучных семейных пар…

– Да нет же! Когда супруги становятся похожими друг на друга, это уже никакие не полевые изменения, это явная общность, на физическом плане, – с досадой проговорил Андрей. – А начинаться все должно гораздо раньше. Ну, думай, Линда!

– Допустим, ты прав. И что?

– А то, что где-то вот здесь, – он постучал себя по лбу, потом ткнул в грудь, – или может здесь где-нибудь, мы продолжаем быть вместе. Там есть все об Адоне, но я не слышу, не чувствую. Достань это из меня.

– Может скажешь, как?

Андрей молча смотрел. Отвернувшись от этого взгляда, Линда проговорила:

– Ты ведь даешь себе отчет, чего от меня требуешь?

– Хочешь, это в виде приказа будет. И снимет с тебя ответственность.

Линда посмотрела на него уничтожающе.

– Такой приказ я обязана нарушить. Я профессионал. У меня есть Правила Ответственности, слышал о таких? Когда у командора едет крыша, я обязана его приказы согласовывать с кем надо.

– Мы не в Отряде. Отряда это не касается.

– Тогда причем приказ?

– Ни при чем. А просьба?.. Личная просьба друга?

Помолчав, Линда проговорила:

– Ты осознаешь степень риска?

– Когда нас риск останавливал? И ты можешь выбрать наиболее безопасную методику.

– Безопасные тебе не подходят. От гипновнушения ты закрыт.

– А Эрит? У болота тогда никакое прикрытие не сработало.

– Ты забыл, в каком состоянии тогда был?

– Я попробую снять блоки, пропустить твои кодировки.

– Граф, это пустое, ты же сам знаешь.

– Но хоть попытайся! Используй методику повышенного уровня интенсивности.

– Твое безрассудство меня совсем не вдохновляет. Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? Повышенная интенсивность – это для толпы. А если я прорву блоки и обрушусь ею на твое сознание, о каком подавлении речь? Я же его просто сотру!

– Линда, есть масса способов выключения сознания. Используй любой из них. Степень риска меня не интересует. Введи мне наркотик.

– Черт тебя побери, Граф! Я ведь не приставка к твоему желанию! Хоть немного считайся со мной. Меня риск интересует.

– Линда, милая, ты хочешь поставить меня на колени? Я буду умолять тебя на коленях. Я не авантюрист. Я не бравирую своей отчаянностью. Мне, в самом деле, плевать, что ты со мной сделаешь. Дай мне ее почувствовать… узнать хоть что-то. Я умоляю…

Линда посмотрела в его больные, тоскливые глаза и отвела взгляд. Помолчав, сказала:

– Я попробую. Дай мне подумать. Да, вот что… На всякий случай… Нам понадобится второй БИС.

Андрей встал и молча ушел. Несколько часов, до тех пор, пока Линда не позвала его, он провел с Адоней. БИС ввел ее в состояние искусственного сна.

Искусственное дыхание и стимулирование функциональной работы всех жизненно важных систем организма, придали ей вид живой и здоровой. С тихим шелестом отошла прозрачная крышка камеры. Андрей взял ее руку, положил голову на широкий бортик, прижался лицом к теплой ладони. Он безуспешно попытался сглотнуть удушливый комок, когда вдохнул ее живой запах.

* * *

Адоня заперла двери словами-запорами, – даже краешек ее сознания не должен будет отвлекаться на посторонние заботы.

Теперь она явственно ощущала струение черных энергий вокруг Лиенты. Это было подобно тому, как если в теплой, прогретой солнцем воде, вдруг коснется тела холодная струя придонного родника. Холодные черные щупальца тянулись к Лиенте, жадно оплетали жертву. Да, Лиента жертва, это знание принесло облегчение. Не от него зло – к нему, его не сделали источником зла, не Лиента ее главный противник в этом мире, значит, не с ним, а за него нужно будет бороться.

Теперь – поскорее отсечь от Лиенты щупальца черного спрута. Адоня призвала самые сильные защитные заклинания. Они сами собой возникали в памяти, будто не в первой ей было ими пользоваться. Она переплетала магию слова, и магию звука, и ритма, ткала из этих вензелей защитный купол над Лиентой. Когда плотность его стала осязаемой, она начертала знаки Огня и сожгла нечисть внутри купола, очистила его пространство. Подошла к кровати, склонилась над безжизненным телом.

– Лиента, друг мой, брат мой, вспомни, ты – воин. Сейчас ты должен вспомнить свое имя, свое племя. Ты – Лиента, вождь гордых лугар, а никакой ни барон Гондвик. Вспомни!

Адоня распрямилась, подняла лицо к высокому небу, которое видела сейчас сквозь все этажи и перекрытия замка, и сказала Слова Белого Воина, его заклинание перед боем.

– Вседержитель, укрепи оружие мое Милосердием. Убереги от ослепления черной ненавистью, не дай стать творящим зло. Свет Мудрости, да не зайдет в гневе моем. Благослови на бой и охрани, если не несу в сердце своем греха ненависти и ожесточения.

Волна озноба колкими мурашками прокатилась по телу. Сознание сделалось ясным. Адоня ощутила в себе новое для нее состояние – готовность к бою, стальное напряжение тетивы взведенного арбалета.

Она закрыла глаза и в надвинувшуюся темноту послала маленький золотистый комочек света. Затем она сосредоточила в нем всю свою любовь к Лиенте, всю свою доброту и нежность, и мысленным усилием послала концентрацию мощных энергий ему. Будто золотая молния ударила чуть выше переносицы лугарина. Он вздрогнул, трепет мелких конвульсий пробежал по нему с головы до ног.

– Теперь ты слышишь меня, вождь лугар, – властно проговорила Адоня. – Теперь ты вспомнил!

Четко очерченные губы Лиенты исказились болью.

– Вождь лугар, ты умеешь это терпеть. Боль – не смерть. Рабство, вот смерть. Но ты не раб. Открой глаза, в твоих руках оружие. Не медли, испытай силу Золотого Меча, и ты увидишь, как уязвим твой враг!

Пальцы Лиенты дрогнули, как будто пытались сжаться в кулак.

– Да, Лиента, да! Ты сможешь! Еще только одно усилие! Но не дай ему выбить меч! Бейся!

Лицо Лиенты искажалось мукой, ресницы трепетали, испарина осыпала лицо, тело сотрясалось дрожью – он был жив и сражался за свою жизнь.

– Великие Радетели и Заступники, чье имя Милость, не оставьте своим Милосердием. И имя вам – Сила, укрепите изнемогшего, ибо чиста душа его. И имя вам – Надежда, пусть надеждой окрепнет слабый…

Плелась вязь заклятий… Но Адоня чувствовала, как тяжел и несвоевременен этой бой Лиенте, как мало осталось в нем жизни и самой воли жить. Слишком успешно употребило зло тот срок, что выгадало для себя.

Адоня питала лугарина собственной энергией, укрепляла его могущественными заклинаниями, которыми прежде избегала пользоваться, потому что они были опасными, как обоюдоострое лезвие. Они имели равно, как созидательную, так и разрушительную силу. Адоня нанизывала зловещие, разрушительные слова на золотой поток, который где-то оборачивался оружием в руках Лиенты. Но как трудно ей было!.. Как поздно!

Тем временем вокруг замка происходили странные события: в погожую летнюю ночь невесть откуда вошло ощущение опасности. Вдруг испуганно заплакали дети на половине прислуги. Матери прижимали их, укрывали своим телом от неведомого, но тем более страшного, потому что ясно было его присутствие – жутью дышало в спины, шевелило волосы ледяным дыханием. Мужчины сжимали оружие побелевшими пальцами, готовые защищать… но от кого? Где враг?

Непроглядным мраком заволокло замок, мгла ползла к нему, возникая из оврагов, гнилых болот, провалившихся могил и забытых склепов. Над замком громоздились тучи, клубились, ворочались с грохотом. Внутри них полыхало, но молнии странным образом не разгоняли тьму, наоборот, она становилась все гуще. Молнии прицельно били в громоотводы, стремясь расплавить, испепелить их.

Часовые, закаленные грохотом боев, вздрагивали и прятали головы в плечи.

Казалось, что Рекинхольмский замок стал сосредоточием жуткой вакханалии стихий.

Хлестнул ледяной, зимний ветер. С воем, свистом, хохотом взвился между крышами и башнями; завизжали взбесившиеся флюгеры; будто когтистая цепкая лапа терзала жесткие стебли плюща, мочалила их о камни стен. Ветер рвал пламя факелов, выворачивал их из креплений и сбрасывал вниз, лопались стекла в фонарях, не выдерживая остервенелых шквалов. И в наступившей кромешной темноте, в вое, визге и скрежете разгорелись холодные, бегучие бледно-голубые язычки пламени.

Они резвились на коньках и карнизах островерхих крыш, на водосточных трубах, на гребнях стен и углах башен. Часовые с ужасом увидели, как побежал дьявольский огонь по их шлемам. Стихия иллюминировала замок по своему вкусу.

Хлынул обвальный ливень. Ветер упругими струями хлестал в ослепшие окна, и несчастные обитатели замка поспешно задвигали их плотными ставнями, которыми пользовались лишь в зимнее ненастье; с молитвами падали на колени, уверенные, что рассвет для них уже никогда не наступит.

На мощеном камнем дворе водосливные канавы не успевали пропускать потоки воды. Она бурлила, переполняя их, перехлестывала через края, и уже камни двора скрылись под слоем воды; скоро ветер, как по озеру, гонял волны, швырял их о стены, разбивая в водяную пыль.

В отличие от других обитателей замка, кому не выпал счастливый случай этой ночью оказаться где-нибудь в другом месте, Адоня отчетливо чувствовала, что это не просто разгул стихий. Это была оргия Зла. Оно металось за окнами, рвалось в них.

* * *

Адоня склонялась над Лиентой – так птица, раскинув крылья, трепещет над гнездом, в которое пробирается гад. Волосы, собранные на затылке, давно рассыпались и тяжелым потоком падали вниз. Взмокшие пряди казались сейчас темными. Золотое сияние стояло над ней и Лиентой от мощной концентрации живой энергии. Но Адоня чувствовала, как силы покидают Лиенту вопреки ее стараниям. Он уходил вопреки ее воле – как удержать человека над пропастью, когда у него нет сил держаться за спасительную руку, и он разжимает свою…

– Ты должен, вождь! Ты не имеешь права сдаваться ему!

Но наверно, он уже не слышал.

– О, нет Лиента! Встань! Подними меч!

Она в отчаянии ударила его по щеке – голова Лиенты бессильно упала на бок. Адоня стиснула зубы. Это она не имела права сдаваться. Если она отдаст сейчас Лиенту, то потеряет его навсегда. Но где этот негодяй!? Где тот огромный зал, в котором шел бой Лиенты и Черного человека? Может быть за стеной? Или в ином пространстве?

Адоня вскочила, разорвала защиту, метнулась к окну навстречу волнам лютого зла. Но спохватилась, обернулась поспешно, бросила за собой слова-заклинания, заткала прорыв. Потом, полная отчаяния и решимости, распахнула створки окна, вскочила на подоконник.

– Ну, входи! – бросила она вызов разверзшейся перед ней черноте. – Входи! И сразись со мной, не с ним! Трус! Ты выбрал себе жертву вместо соперника! Теперь я вызываю тебя!

Шквал штормового ветра растерзал и поглотил ее слова.

Если бы кто-то мог видеть сейчас Адоню, видение долго преследовало бы его. Тонкая фигурка, облитая золотым свечением и оттого полупрозрачная, почти легла над каменной бездной, сопротивляясь напору урагана. Можно было подумать, что она собирается броситься из окна, и вот-вот сорвется на скрытую под водой брусчатку двора. Ветру ничего не стоило швырнуть ее на камни. Но это потом, позже узнала Адоня, что смерть ее не нужна была тому, другому. Ее гибель не входила в его планы, а наоборот, разрушила бы их все. Чувствовала ли это Адоня? Но она ни на мгновение не устрашилась, что ураган просто сорвет ее с подоконника и швырнет о стену. В тот миг и противник ее еще не знал, как мал его выбор: одно из двух только – убить ее или смириться со своим поражением.

Это он узнает, а сейчас он торжествовал, упивался своей почти победой, потому что считал предопределенным исход и находил забавным вызов маленькой ведуньи. Он услышал отчаяние в ее голосе и решил, что лишь безрассудное отчаяние сделало малышку столь отважной, она просто потеряла голову от страха.

Облитая шквалами ливня, золотистыми от негаснущего сияния, Адоня простерла руки над бездной.

– Добрые силы ночи, Аргусы спящих – хранители покоя! Силы стихий свободных, полей, лесов, вод и эфира, я призываю вас!

Адоня обернулась лицом в комнату, в бешенство штормового ветра. Он одним махом смел свечи из канделябров, и остался гореть только фонарь Консэля, забытый им. В полутьме отчаянно трепетали крылья – вздувались шелковые драпировки и шторы. Парусом вздуло балдахин над кроватью, и он оглушительно лопнул, дико забился рваными лентами. Злобные стихии бесчинствовали, метались меж стенами – швыряли, били, раздирали, но оставалась нетронутой маленькая сфера покоя, оберегающая Лиенту, ни один волосок не колыхнулся на его голове.

Адоня рассмеялась:

– Ты, черный негодяй! Не под силу тебе моя крепь? Что ж ты, докажи, что сильнее меня! Встречай, я иду к тебе!

Какими силами, каким устремлением воли, какие пространства и барьеры пробила Адоня? Пространство изменилось, и ей показалось, что она оглохла – так тихо здесь было после неистового рева урагана.

Она стояла посреди пустой и слишком просторной залы. Да, это была именно та зала, где "видела" она Лиенту и пыталась помочь ему в его схватке с Черным. Адоня обернулась – Лиента недвижно лежал вниз лицом на темных полированных плитах. Рядом золотом отсвечивал меч, выпавший из его руки. Адоня потянулась за ним и увидела свою руку в белой боевой перчатке – каким-то кусочком сознания она успела удивиться, но тут же поняла – что тут странного, ведь она пришла для боя, так кем ей быть, как ни воином?

– Ну, что же ты? – голос Адони гулко разнесся под невидимыми сводами – многочисленные колонны из черно-красного мрамора уходили вверх и терялись, таяли в сумрачной дымке. – Откройся! Или не насмелишься?

Рядом раздался смех, и краем глаза Адоня уловила холодный промельк – вот он! О нет, только его фантом, – с досадой поняла Адоня.

Очертания черной фигуры задрожали, поплыли, как будто были сотканы из сгустков мути.

– Неужто столь высоко ценишь невредимость собственной шкуры? – насмешливо бросила Адоня. – Сними защиту. Или я разобью ее.

– Попробуй, – снова раздался негромкий смех.

Адоня подняла руку и представила в ней копье. Она тотчас почувствовала, как в ладонь ей легло тяжелое древко. Сжала пальцы на отполированном холодном дереве, мысленным посылом вложила в стальное острие заклинание и метнула в бесформенную, расплывчатую фигуру.

Она едва успела прикрыться – человек в черном оказался совсем рядом.

– Я только хотел еще раз испытать тебя, – снова нехорошо рассмеялся он. – Тем больше усладит мой слух твоя мольба о пощаде.

– Грезишь желаемым?

Адоня нанесла мощный удар, который на шаг отбросил противника.

– Отчего же? Хотя, признаться, не ожидал в тебе силы сколько-нибудь для меня интересной. Вдобавок, ты упряма и строптива, что еще несколько поддержит тебя. А это уже интересно – ты развлечешь меня в большей степени, чем я мог надеяться.

Мечи сшиблись с такой силой, что сквозь золотое сияние брызнули искры.

Золотой меч и черный меч – материализованные тайные знания, опасные знания. Далеко не случайно сделали их скрытыми, запрещенными. Едва прикоснувшись к ним, люди скоро поняли, какое опасной оружие вызывают к жизни, и не дай Бог, чтобы им овладел человек недобрый. Они давали смертному возможность вторгаться в сферы мироздания. Но людской разум едва ли мог охватить все связи, проследить результат своего бесчинства, потому по неосторожности и незнанию мог сотворить чудовищное по своим последствиям.

Два человека, два конкретных воплощения этих сил сошлись лицом к лицу, скрестили оружие. Встреча их должна была закончиться поражением одного, но вышли они не на равных: один знал цену ставки, другой о ней даже не подозревал. Адоня отстаивала Лиенту, но понятия не имела, что он – крохотная часть цены, которой оплатит она свое поражение. Как знать, не посчитала бы она за благо в переломный момент отдать лугарина, чтобы сохранить остальное… Но сейчас, сойдясь с врагом лицом к лицу, она защищала Лиенту.

Впрочем, лица своего врага она и не видела. Платье его было довольно странным, маскарадным каким-то, но в тот момент оно не показалось ей странным или смешным – слишком всерьез все было. Просторное черное одеяние скрывало фигуру, и все, что можно было сказать о нем, так это то, что он высок и строен – он хорошо, с легкостью двигался. Голову тоже плотно укрывала накидка, закрепленная кольцом свернутого в жгут платка. Край накидки закрывал лицо так, что видны остались только холодные, льдисто-голубые глаза.

В самих промельках оружия, в блеске изломанных молний жило колдовство, леденящее заклятие смерти. Прерывистому дыханию воинов вторил звонкий ритм ударов. Отбитая сталь коротко и яростно вскрикивала и снова бросалась в сечу. Черный чародей в своих развевающихся широких одеждах казался огромным. Мрачной глыбой надвигался он на тонкую белую фигурку. Когда он бросался в атаку, чудилось, будто через мгновение противник его будет смят, опрокинут. Он просто отшлепает неразумное дитя для науки, впредь. Но только лязгала злобно сталь, и таким же злобным блеском полыхали глаза из черного укрытия, когда град непостижимо стремительных и мощных ударов обрушивался лавиной, и она сметала, заставляла отступать, выворачиваться, ускользать…

Адоня не сразу заметила, как мутная пелена заткала пространство вокруг них, туманными полосами заструилась под ногами, задрожала жарким маревом – эта мгла питала ее соперника, восстанавливала силы. Но через несколько секунд то там, то тут появились беззвучные ослепительно белые вспышки – туманная дымка схлопывалась, и воздух становился прозрачным – это пришли те, кого Адоня призвала себе на помощь.

Они оба одновременно увидели, как пошевелился Лиента, и чародей метнулся к нему, но Адоня уже встала на его пути.

Теперь их стало двое. Лиента был слишком слаб и понимал, что надолго его не хватит, поэтому дрался умело и экономно. Но в трудные моменты он будто забывал про это, дерзко бросался вперед, чтобы дать Адоне секунды передышки, и эти редкие атаки раскрывали в нем искусного бойца, обладавшего отточенной техникой боя. Теперь Адоня увидела, чем обогатил этот мир Лиенту – он владел такими техниками, которых эритяне не знали. Здесь, этому миру нужен был Лиента-воин, но вот едва ли целью его должен был стать Черный чародей. Сейчас врагу помогало только то, что Лиента едва держался на ногах. Однако и от такого, от него нельзя было с легкостью отмахнуться. Их противник начинал злиться.

– Это не по правилам, – наконец, раздраженно выдохнул он. – Вас двое против одного.

– Ты говоришь о правилах? Ну да, куда как честнее истязать беззащитного?

– Так я не о себе говорю, это тебе без правил играть нельзя, – с издевкой проговорил он, отступил назад и опустил меч. – Довольно.

Видя, что Адоня не атакует, Лиента тоже медлил, чутко сторожа каждое движение противника.

– Ведь не ты ведешь его? – мечом указал чародей на лугарина. – От кого сила? Кто в нем?

– Брат, – коротко ответила Адоня по какому-то наитию.

– Кто? – хмыкнул он. – У Гондвика нет брата.

– Но у Лиенты есть названный брат.

– Граф?! – снисходительной насмешливости как ни бывало. – Врешь! Откуда ему тут взяться?

– Дорогого стоит твоя обмолвка, – усмехнулась теперь Адоня.

Светло-голубые глаза полыхнули холодным пламенем.

– Так ты еще и хитра? Ловко. Ну что ж, кто бы там ни был, испытаем его? – он произнес это так, будто приглашал Адоню принять участие в забавной проказе.

В то же мгновение пространство исказилось снова. Создалось впечатление, что его заполнили огромные зеркала – пространство ломалось, искажалось, многократно дробилось и вторилось. И в самом деле, то там, то здесь появлялись зеркальные плоскости. Они медленно проступали и снова бледнели, истончались, становились прозрачными и таяли. Они свободно висели в воздухе, плавно перемещались, раскачивались, поворачивались то в одну, то в другую сторону, опускались и поднимались. У Адони появлялись бесчисленные двойники. Они кривлялись, закатывались в беззвучном хохоте, рыдали, взаимоотражались и множились. Повсюду играли блики, гасли, вспыхивали вновь, слепили глаза.

Холодные зеркальные плоскости отделили Адоню от Лиенты и их соперника, и она поняла, что в эти мгновения негодяй всю свою силу обрушит на лугарина. Адоня в ярости ударила по ближнему зеркалу – по его поверхности брызнули трещины-щели и зеркальные осколки со звоном разлетелись по полированным каменным плитам. Она прорубалась к Лиенте, и сквозь трезвон осколков напряженно ловила лязг сшибающихся мечей. Но не было звуков, которых она ждала.

Наконец Адоня с отчаянием поняла, что кроме нее в зале никого нет. Она замерла. И отвратительными шаржами замерли ее двойники. Она повела глазами по мертвым, холодным зеркалам, вслушиваясь в то, что шло от них, и рывком повернулась к зеркальной плоскости справа – вот оно! Адоня нацелила на него острие меча. Ее рука и клинок стали как стрела, оттянутая тетивой лука. С лезвия сорвался золотой блик и ударил в зеркальную поверхность. Очертания зеркала поплыли, сделались нечеткими, поверхность задрожала, как потревоженная гладь неподвижной воды. Оскальзываясь на обломках, Адоня метнулась к нему…

…Перед ней разбегались ломкие тесные коридоры, похожие на трещины в зеркалах. Их стены и потолки сжимали пространство так, что не оставалось места для замаха мечом и лязгнув, он вошел в ножны.

Адоня увидела их за вторым или третьим поворотом, вернее, увидела спину Черного чародея. В занесенных над головой руках он сжимал меч, чье острие было нацелено вниз. Пальцы Адони сомкнулись на его запястьях. Он зарычал в ярости, вывернулся к ней лицом, пытаясь высвободиться из закаменевшего захвата. В то же мгновение Адоня увидела, что сжимает шею отвратительного огромного змея, в его разверзтой пасти трепетал тонкий язык-жало. Но обманное видение пропало в тот миг, когда едва оправившийся Лиента с кинжалом бросился на врага. Вернее, он просто упал на него, едва ли видя, куда пришелся удар кинжалом. И все же этого, из последних сил удара, оказалось достаточно. Адоня увидела, что нет никакого змея, – она по-прежнему сжимает запястья чародея, но теперь плечо его обагрено кровью, и по черному лезвию меча зазмеились трещины. Чернота меча будто впитывала свет: лезвие не блестело, не давало бликов. Но теперь сквозь бритвенно тонкие трещины рвалось ослепительное, странно белое сияние. Адоня с отвращение отпихнула противника.

– Кто ты? Что тебе от нас надо?

Человек без лица со злобной усмешкой глянул на нее, мазнул окровавленной ладонью по стене и проговорил:

– Пока позвольте откланяться, господа. На сегодня довольно. Наш потешный экспромт непозволительно затянулся.

И за его спиной вдруг образовался провал в черноту. Он сделал шаг назад и исчез, растворился, будто скрылся под темной водой. В тот же момент вместо проема вновь возникла несокрушимая гладь камня.

– Дрянь! Оставь его! Или я уничтожу тебя!

– Только не теперь. Но не скучай, мы еще непременно увидимся. До встречи, маленькая задира.

Адоня невольно завертела головой – она снова была в роскошных покоях владельца Рекинхольмского замка. В следующее мгновение бросилась к постели – Лиента спал. Он дышал легко и ровно, как совершенно здоровый человек, исчезла пугающая бледность. Адоня облегченно улыбнулась, обмакнула пальцы в чашу с водой и легко брызнула в лицо спящему.

Он вздрогнул и открыл глаза.

– Здравствуй, вождь, – улыбнулась она и почтительно склонила голову.

– Адоня! Я знал, что ты придешь… – Он повел глазами, и мгновенно лицо его стало иным, жестким и неприятным. В голосе звучала досада, что не сумел вовремя стряхнуть остатки сна и выдал это глупой фразой. – Какого дьявола?! Кто тебя сюда впустил!

Он раздраженно потянулся к измочаленному витому шнуру в изголовье кровати.

– Не надо никого звать, господин барон, – поспешно остановила его Адоня. – Я сейчас уйду сама. Вам было нехорошо, и я прогоняла ваш кошмар.

– В самом деле? – Он потер лоб изящными породистыми пальцами. – Я разберусь с этим завтра, теперь я хочу спать. Уходи.

– Да, господин барон. – Голос все же дрогнул – как трудно было удержать маску почтительной отстраненности.

Лиента заснул, едва закрыл глаза, странным образом не заметив разгрома в своих покоях. Или принял как должное, так и не разграничив до конца сна и яви.

На Адоню враз навалилась усталость. Вот, оказывается, настоящее окончание боя… Она подошла к распахнутому окну, в которое тихим шепотом входил шелест ласкового сонного дождя. Закрыла глаза, чувствуя, как под веками закипают жгучие слезы…

…За окном серел предрассветный сумрак, шелестел дождь. Она обернулась в комнату, обвела ее глазами. Все, что произошло, и ей самой казалось теперь сном. Адоня передернула плечами от свежести, вливающейся в окно, и затворила его. Поведя рукой, сняла чары с покоев барона.

Сегодняшний бой она не выиграла. Но и не проиграла, не был он бесполезным. Теперь она знает врага и его силы. Это важно. Пожалуй, весы победы все же качнулись на ее сторону – Лиенту она не отдала. Хоть и не отвоевала. Что ж, значит, это была проба сил, и теперь гораздо легче избежать ошибки – недооценить врага. Как раз эту ошибку он сегодня и совершил, в этом была его слабость – он не осознал ее силы, забылся в кураже и не удержался от демонстрации эффектов. Черный чародей ослабил свое оружие в хитростях и уловках – зеркала, перемещения… Что ему мешало расправиться с Лиентой там же, в зале? Адоня усмехнулась. Он прятал лицо, но обнажил свою суть.

Адоня тихонько отворила двери. Она так и думала – старый Консэль просидел всю ночь под дверью и теперь спал, привалившись плечом к стене.

– Консэль! – тихонько позвала Адоня. Он встрепенулся и торопливо встал. – Убери у хозяина. Не бойся разбудить его, он спит крепко и проснется поздно.

– Как себя чувствует господин барон? – беспокойно спросил старый слуга.

– С ним все в порядке. Ты извини за то, что там, в спальне. И лучше, если кроме тебя этого никто не увидит

– Хорошо, – с сомнением проговорил Консэль, окинул взглядом мокрое платье Адони. – Тебя проводить?

– Нет, не нужно, тебе хватит работы, – кивнула она на двери. – Но завтрак, пожалуйста, принеси мне сегодня сам.

* * *

Она проснулась за минуту до того, как раздался стук в двери.

– Консэль? – Она быстро накинула платье. – Входи.

Старик вошел с подносом. Переставляя тарелки на стол, сообщил:

– Его Светлость желает видеть тебя. – Поколебавшись, он все же добавил: – Поторопись, господин барон в гневе.

– В гневе? – Адоня постаралась подавить вздох. – В таком случае хуже уже не будет, если я приду на несколько минут позже. И с Его Светлостью ничего не случится.

Это было сказано так непочтительно, что Консэль оцепенел. Чтобы смягчить впечатление от своих слов, Адоня пояснила:

– До встречи с ним мне очень важно побеседовать с тобой. Вернее, для твоего господина важно. Не сердись, Консэль, – она обезоруживающе улыбнулась в ответ на осуждающий взгляд, – это займет немного времени. Потом – немедленно к господину барону. Ты голоден? Раздели со мной завтрак.

– Я сыт, – сухо проговорил Консэль, стоя перед ней с опущенным подносом.

Адоня задумчиво посмотрела на него.

– Послушай меня, добрый и преданный друг барона Яссона…

– Только слуга Его…

Властным жестом Адоня прервала старика.

– Я знаю, что говорю. Ты – единственный здесь, перед кем я могу не претворяться, придется и тебя отбросить все эти протокольные церемонии. Человек, который тебе очень дорог, в большой опасности. Мне он дорог тоже. Мы можем его потерять, но я буду бороться за него, чего бы мне это не стоило. Если захочешь помочь, – а ты можешь – мне будет легче.

Старик смотрел молча, и недоверие в его глазах смешалось с усилием понять что-то.

– Не жди, что я отвечу на все твои вопросы, для этого нет ни возможности, ни времени. Ты должен поверить мне. Хотя, разумеется, слепого доверия я не жду, поэтому послушай и сделай выбор. Дважды об одном я говорить не стану, но если ты не со мной, значит я одна. Яссон Гондвик во власти темного человека. Сила того негодяя такова, что под гнетом его все вы, кто наиболее близок барону. Не по положению близок, – по душе. Эту маску бесстрастного сухаря не ты на себя надел – ее приклеили к твоему лицу. Сделай усилие и освободись. Меня она не вводит в заблуждение, я вижу твое истинное лицо. Я могла бы много рассказать о тебе и удивить, и заставить поверить мне. Но покупать твое доверие этим – слишком дешево. Просто прислушайся к своему сердцу и поступай в согласии с ним, не смотри на меня сквозь прорези чуждой тебе личины, тебе в ней плохо, неуютно, так сбрось ее. Стань мне другом, добрый Консэль, а если не другом, так хоть союзником. Мне нужно это, потому что нет другого человека, столь же преданного барону Яссону, как ты.

И, будто в самом деле сползала личина со старика. Холодная сдержанность сменилась растерянностью, потом задумчивым вниманием, наконец, он виновато проговорил:

– Располагай мною, как тебе понадобится.

– Спасибо, Консэль. Я верила, что любовь к Яссону Гондвику поможет тебе избавиться от черных чар. Ты ведь хорошо его знаешь, он вырос на твоих глазах?

– И на моих руках, – пробормотал старик.

– Он тебе по-настоящему дорог.

– Как родной сын, да простит мне господин эту вольность. Скажи, то что с ним происходит… Это одержимость? Там, ночью… Это он сделал?

– Нет… Это другое. Расскажи мне о прошлом барона.

– Тебе бы поговорить с госпожой Лигитой, – и в ответ на вопросительный взгляд Адони пояснил: – Кормилица господина барона. Ты видела ее ночью в его покоях. Она почти всегда при господине была, а я подолгу не видел его, я всегда здесь, при замке.

– Да, Лигита тоже преданна барону так, что не задумается, умрет за него. Но отстаивая честь рода, она может быть неискренней.

– Выходит, мне честь моего господина не дорога? – усмехнулся Консэль.

– В игре, которую затеяли с Яссоном Гондвиком, расхожей монетой сделали не честь, а душу его, – жестко проговорила Адоня и в ответ на смятение старика безжалостно повторила. – Да, именно так. Поэтому, выбирай, что дороже? Да и не грозит ничего чести Гондвика. Консэль, ты – единственный, от кого я действительно могу ждать помощи. Ни от Лигиты и ни от кого другого, только от тебя.

– Что ты хочешь услышать? В прошлом найти ключ ко дню сегодняшнему? Едва ли он там есть…

– Просто рассказывай и будь искренним. Ты, может быть, знаешь, что я недавно в этих краях и мало что знаю о здешних жителях. Рассказывай, а все, что мне надо, я услышу сама.

– Хорошо, я попробую. Что о детстве Его Светлости сказать?.. Был он желанным дитем и любимым. Не любить его нельзя было, – что ликом, что душой, был он как ангел небесный. До восьми лет рос всеми обласканный, худого ничего не видел. А вскоре, как исполнилось ему восемь годков, баронесса Эмелина покинула нас, ушла в лучший мир. Тосковал он по ней. Но характер уж и в то время свое брал – тоски на людях не выказывал. Но когда день заканчивался, и наступало время отходить ко сну, я уводил его в покои – кроме меня юный баронет нянек никаких не признавал. И всякий раз вместо сказки он желал услышать историю из того времени, когда еще мал был, и жива была его матушка… Про те наши разговоры никому не было известно, он так хотел. А через два года появилась в Рекинхольмском замке другая хозяйка. Со страхом ждал я ее, присматривался первое время – покойная баронесса сама доброта была, а какова новая? Боязнь меня брала – а ну как баронета обижать станет? Задумаюсь, что измываться над мальчиком начнут, а я на то с равнодушием взирать обязан по положению своему – душа исплачется. Но баронесса Вериника все страхи скоро развеяла. В сыне супруга своего души не чаяла. Да иначе и быть не могло: натурой он весь в матушку пошел, а уж как пригож был! Так и пошел год за годом, все наладилось, и радостно было нам смотреть на счастливых господ своих. Да не бывает так, чтобы одна только радость. Два года назад погиб барон. На охоте его конь чего-то испугался и понес. Когда нашли барона, он был мертв – не удержался в седле. Скоро за ним отправилась и супруга. Хорошо еще, что к тому времени, как начаться несчастьям, в замок приехал кузен баронессы Вериники. Погостить приехал да и задержался – очень они подружились с господином бароном – ровесники почти. А уж потом и госпожа Лигита, и все мы стали его просить, чтобы не покидал он барона Яссона в таком горе.

– Есть ли другие родственники у молодого барона?

– Да можно сказать, что и нету больше. Род Гондвиков до недавнего времени был многочисленным. А в последнее время, будто рок над ними. Сама посуди – неожиданная смерть отца господина Яссона, следом – баронесса, а дальше, будто мор прошел по роду, одно за другим приходили печальные известия. А с молодым господином что происходит, сама знаешь. Не странно ли тебе это?

– Может быть, – задумчиво проговорила Адоня. – Так ты сказал, что у барона Яссона есть друг, который скрасил горечь его потерь? Не с ним ли твой хозяин возвращался с верховой прогулки третьего дня пополудни?

– Вероятно, так оно и было. Только Эстебан Ланниган может составить компанию господину барону во время верховой прогулки, больше господин барон никого не берет с собой.

– Консэль, а сколько лет господину барону?

– С весны двадцать шестой пошел.

"Да, очень не глупо – у Лиенты отняли мудрость, которая приходит с годами и несчастьями… И одновременно вернули горячность, нетерпение и максимализм молодости."

– Господин Ланниган богат? Знатен?

– Увы, кроме славной фамилии, отец ничего не оставил ему. Несчастья преследовали семью из поколения в поколение, к рождению господина Эстебана уже были распроданы все титулы и ничего не осталось ни от богатства, ни от знатности. Он чуть моложе нашего господина, но невзгоды умудряют, взрослят. Кроме того, он много путешествовал. Нам очень повезло, что он так вовремя приехал к нам, он имеет большое влияние на господина барона, причем, весьма положительное… Молодой господин очень тяжело перенес горестные события, ожесточился. Случаются минуты, когда я не нахожу в нем моего прежнего господина… Теперь он часто бывает горяч, и ничто не остужает его лучше, чем неизменное спокойствие господина Ланнигана.

– В замке в последнее время тебя ничто не настораживает?

Старик пожал плечами.

– Недобро как-то стало… Каждый божий день так и жди напасти: то поваренок в кухне обварится, то лошадь ногу повредит, а раз по замку такой вонью потянуло. Все с ног сбились – откуда? что? – господин барон в гневе, а оно само вдруг ушло. Болеть много стали. Да, почитай, здоровых и нет. Тому неможется отчего-то, другому, все квелые ходят, угрюмые. Радости не стало. К нам теперь почти и не ездит никто, а раньше, что ни день, то гости на двор, шумно было, весело. – Старик помолчал, потом со вздохом сказал: – Вот наговорил тебе, да может все пустое. Какое веселье после похорон? Было счастье в семье, был и смех. А что недуги одолели, так ведь время идет, стареют люди. Так что, может, зря я все в одну кучу валю? Вон торхи в это лето трижды нападали, спокон веку в наших землях тварей этих не было, – так не каждое лыко в строку поставишь.

– А за что ты Эстебана не любишь?

– Это ты с чего взяла?! – удивленно глянул старик.

Она посмотрела на него задумчиво. Потом будто очнулась:

– Что? С чего взяла? Достаточно и того, что во всем, что его не касалось, ты был искренним.

На лице старого слуги проступило смешанное выражение недоверия, изумления и страха.

– Ты никак и вправду умеешь в душе читать?..

– Спасибо, добрый Консэль. Ты мне очень помог. Теперь выполняй распоряжение своего господина.

– Да чем помог-то? Я же ничего…

– А про это я сама знаю. Я и вправду не ошиблась в тебе.

* * *

Лиента остановился перед Адоней, холодно окинул ее взглядом, прошелся по комнате. Потом сел в кресло, закинув ногу на ногу.

– Я желаю услышать объяснение, что ты делала сегодня ночью в моей спальне?

Адоня подняла бровь.

– Господин барон, неужели вы полагаете, что я явилась туда самозванно?

– Я задал тебе вопрос не для того, чтобы услышать встречный! – резко оборвал ее онг Гондвик.

– Простите, господин барон, – смиренно проговорила Адоня. – Не гневайтесь, если я позволю себе напомнить вам: по вашему распоряжению меня доставили в замок. Видимо, чтобы я помогла вам одолеть недуг. Поэтому я и была с вами рядом прошлой ночью.

Лиента расхохотался, и Адоня недоуменно посмотрела на него, не понимая, что показалось ему смешным в ее словах.

– По моему распоряжению? Ты тешишь себя этой мыслью? Это все затея Лигиты, а я только уступил. И что ты называешь недугом? Дурные сны? – он снова раздраженно фыркнул. – Ты собиралась их разгонять?

– Разве сегодня ночью я не помогла господину барону?

Лиента продолжал скептически рассматривать стоявшую перед ним Адоню, но на какие-то секунды взгляд изменился, и Адоня поняла – он помнит сон! Он помнит бой и ее – союзницу, и черного человека помнит! И боль свою! Но сну не верят, и уже ничего не читалось во взгляде, кроме презрения.

– Любопытно было бы посмотреть, как ты это делала? Дула мне в лобик? Поворачивала на другой бочок?

– Нет, я боролась за вас. И оружием моим было ведовство

И опять слова Адони заставили его озадаченно глянуть на нее – барон Яссон чего-то не понимал, не было абсолютной ясности в том, что происходило. Но сомнения пришли только на секунды, и опять голос стал язвительным:

– Какая чушь! Расскажи об этом моей кормилице!

– Разве кошмар не оставил вас?

– В чем твоя именно заслуга? В том, что сны имеют свойство заканчиваться? Выходит, ты – повелительница снов?

– Вы не верите в силу ведовства, господин барон?

– А ты?

– Я – вединея.

Барон Гондвик рассмеялся, проговорил сквозь смех:

– Ты забавная. Веришь в сказки? Остается позавидовать твоей юности.

– Вы полагаете, – тихо проговорила Адоня, – на войну со сказочными героями король бросил такие средства?

– Ты совершенно напрасно напоминаешь о моей нелояльности по отношению к моему господину! – Он метнул на Адоню раздраженный взгляд. – Разве не логично было бы сейчас взять тебя под арест и по возможности скорее передать тем, кто будет полномочен решить твою судьбу?

– Ваш титул и вам дает эти полномочия, онг Гондвик, – Адоня склонила перед ним голову. – И вы поступите в соответствии с велением совести.

Яссон Гондвик молчал, изучающе глядя на нее, покачивая ногой в высоком ботфорте.

– Я связан словом, которое дал кормилице. Но советую тебе запомнить – я не хочу иметь никакого отношения к твоим ведовским забавам, ты не нужна мне. Ты и не была нужна. Я сам прекрасно могу справиться со своими затруднениями.

Помедлив, Адоня проговорила:

– Это неразумно. Я, в самом деле, могла бы помочь вам.

– Рассказывая на ночь сказки про колдунов и ворожей? – брезгливо дернул уголками губ барон Гондвик.

"Лиента, Лиента, да вспомни же! Вспомни, что сегодня ночью мы были друзьями по оружию и усомнись, что это только сон!"

– Колдуны… Ворожеи… Ах, господин барон, вы и представить не можете, как я хотела бы, чтобы все это было только безобидной выдумкой.

"Ты представить не можешь, в центре какой злой "сказки" оказался…"

– Только на мгновение допустите, что ваша непоколебимая уверенность выстроена на ошибке. К сожалению, вера или неверие действительности не меняют – действительность существует помимо наших желаний. И про сон некто мудрый сказал: "Есть у сна свой мир, обширный мир действительности странной…"

– Мудрый бы этого не сказал. Напустить туману в ясный и четкий мир, чтобы потом в этом же тумане искать некую тайну? Вот мудрость, по-твоему? Признаться, ничего глупее я не слышал.

– Зло разнолико. И у него есть верный способ, которым оно готовит себе победу. Оно вкрадчиво убеждает: нет меня, неужели ты поверишь нелепым выдумкам о борьбе добра и зла? И человек, считая себя образованным, передовым, естественно, стыдится поверить сказкам невежественных кормилиц. И становится уязвимым, потому что не верит во врага. Но как противостоять тому, кого "нет".

Барон Гондвик резко встал, уничтожающе глянул на Адоню с высоты своего роста.

– Уж не возомнила ли ты, что будешь мне оппонентом в философском споре? – голос его звучал раздраженно, потому что девчонка и вправду вовлекла его в спор. – Ты забылась!

– Простите мне мою дерзость, господин барон. Я забылась оттого, что всем сердцем хочу предостеречь вас…

– Довольно! Я и без того слишком долго слушал этот бред!

Адоня покорно молчала.

– Я не желаю больше видеть тебя. Надеюсь, у тебя достанет ума не попадаться мне на глаза.

– Мне очень жаль… Прощайте, господин барон.

* * *

Андрей очнулся в "саркофаге" БИСа, и первая мысль испугала его: "Неужели мне все приснилось?" Он приподнялся, и сейчас же от окна к нему обернулась Линда, быстро подошла, наклонилась, вопросительно глядя.

– Как ты себя чувствуешь?

– Линда… Это все было?

– Да, у нас получилось.

– Ты все знаешь?

– Разумеется, синхронно шла запись ментограммы. Теперь меня беспокоит твое состояние.

– Со мной все в порядке.

– Я должна убедиться в этом.

– Хорошо, делай со мной все, что тебе угодно.

– Граф, у меня условие.

– Я согласен на все.

– Тогда дай слово, что не заставишь меня это повторить.

Андрей помолчал, потом рывком перебросил свое тело через бортик.

– Давай-ка я, наконец, оденусь.

Линда тоже молчала, пока он натягивал майку, – делал он это со всей тщательностью. Но когда поднял голову, встретил ожидающий взгляд Линды.

– Зачем ты это сказала? – проговорил он тихо. – Ведь знаешь, что ничего подобного я тебе не пообещаю.

– Ты хотел только узнать об Адоне. Я помогла тебя…

– Да, я узнал, что им опасно, – перебил Андрей. – Что какой-то негодяй затеял совсем нешуточное дело, но целей его мы не знаем и не понимаем. Так какого обещания ты от меня хочешь? Я рассчитываю именно на твою помощь, и ты не посмеешь отказаться, потому что неоказание помощи – не мне, им – равносильно предательству.

– Браво! – Линда несколько раз хлопнула в ладоши. – Когда тебя выгонят из Разведчиков, попробуй себя на прокурорском поприще, у тебя будут шикарные обвинительные речи. Что ты горячку порешь? Работать надо! У нас сейчас такой объем информации! Еще вчера ты об этом и мечтать не мог. Думать будем, анализировать, прогнозировать, вымывать золотые зерна. То, что я тебе сказала – это не пустые отговорки из-за нежелания участвовать в авантюре. Я уверена, что права. Поэтому – бейся головой о стену, увольняй из Отряда, ругайся, но в слепую я работать не буду. Хочешь помочь Адоне, давай вместе корпеть над анализом информации.

Андрей запустил пальцы в волосы, длинно вздохнул и, помолчав, проговорил:

– Дерьмовый прокурор из меня получится.

* * *

– Консэль, хочу тебе сказать, что ты чересчур снисходителен к своему господину. Это про него ты говорил, что у него ангельский нрав?

– Господин барон был… грубым с тобой?

– Так бы я не сказала, он все же неплохо воспитан… Но ему и не нужно быть грубым, чтобы выгнать меня из замка.

– Как?! Он прогнал тебя?!

– Еще нет, но уже с удовольствием бы это сделал, и, по-моему, в ближайшее время он свое желание выполнит.

– Но почему? Я думал, что он изменит свое мнение и будет благодарен тебе.

– Господин Яссон не видит причины для благодарности, потому что отвергает ведовство, а потому – на все есть естественные причины и при чем здесь мои заслуги? Но что ты сказал насчет мнения господина барона?

Старик неловко посмотрел на Адоню, пожевал сухими губами, проговорил:

– Тебя привезли в замок по настоянию госпожи Лигиты, господин барон просто уступил ее просьбам, он очень привязан к ней. Отчего-то он заранее был настроен против тебя. Господин барон как будто уже составил о тебе полное мнение еще до того, как увидел. Прежде за ним такого не водилось, его по заслугам считают образцом справедливости. Но не гневайся… Понимает ли он, что творит?

– Да, ты прав. Ты и сам не догадываешься, как ты прав, добрый Консэль. Однако меня вот что тревожит – вскоре он потребует, чтобы я оставила замок. Но я не могу уйти. Я очень нужна ему и всем вам. Посоветуй, что мне сделать.

– Тут тебе только госпожа Лигита может помочь. Господин барон редко отказывает ей. Если она станет за тебя просить, он ей уступит.

– Как хорошо, что ты пришла, – радостно улыбаясь, кормилица пошла навстречу Адоне. – Я собиралась послать за тобой, но мне сказали, что с тобой захотел говорить барон Яссон. Он благодарен тебе? Впервые после этих жутких приступов он чувствует себя просто превосходно! Я сказать не могу, как я рада!

– Госпожа Лигита, я только облегчила состояние господина барона во время приступа. Но еще не избавила его от недуга. Еще рано предаваться радости.

– Ах, не пугай меня! Ведь ты излечишь его? Скажи! – Она с нетерпеливой надеждой смотрела на Адоню. – Ты сможешь?

– Я отнюдь не хочу пугать вас, но и преуменьшать опасность нельзя. Вероятно, я могла бы помочь, но… Дело в том, что господин барон не видит никакой моей заслуги в том, что ему стало лучше. Мое пребывание в замке раздражает его. Он сказал, что только слово, данное вам, не позволяет ему сию же минуту выпроводить меня прочь.

– Всевышний, вразуми его!.. Как же он не видит очевидного!?

– Я хочу помочь ему, но для этого мне нужно быть с ним рядом, мне надо остаться здесь хоть несколько дней. Боюсь, что данное вам слово не долго будет сдерживать господина барона.

– Я сделаю все, что от меня зависит, обещаю тебе! Но ради Бога, скажи, что за странный недуг терзает моего господина?

– У барона Гондвика есть враги?

– Да… Конечно… Вот барон Симплистен… Его земли на юге граничат с владениями барона Гондвика и там постоянно стычки…

– Нет, это не то. Я говорю о смертельных врагах, кто ежечасно желает смерти господину барону.

– Да что ты! – кормилица взмахнула руками. И вдруг обмерла: – Уж не хочешь ли ты сказать…

– …что такой человек есть. И эта болезнь – убийство барона Яссона, только не явное, скрытое.

Женщина в ужасе прижала ладонь к губам, будто заглушая крик, замотала головой:

– О, нет!

– Паника – плохой помощник. Вы же не впадаете в панику при мигрени, но любая болезнь разрушает человека, медленно убивает его. Мне надо, чтобы вы были спокойны. Будем бороться за вашего господина.

– Кто!? – Лигита схватила Адоню за руку. – Ты знаешь имя?

– Еще нет… Я предполагаю, но вслух этого имени я не произнесу.

– Хорошо, ты лучше знаешь, как и что надо делать. Только не оставляй нас, будь терпелива, а я помогу тебе. Я чувствую вину перед тобой – не по-доброму тебя здесь встретили. Послали за тобой по моей просьбе, я и встретить должна была, не держать в неведении. Поверь, не от спесивости я не вышла встретить тебя, пойми меня, неразумную. Я ведь до последнего часа надежду лелеяла, что не понадобится твоя помощь…

– Не винитесь, матушка Лигита, – улыбнулась Адоня, – обижаться я и не думала. Я понимаю ваши чувства: сердце ваше полно любовью к господину барону, и это хорошо, ему сейчас, как никогда надо, чтобы его искренне и бескорыстно любили.

– Спасибо тебе, добрая девушка, до конца жизни молиться за тебя буду, только помоги ему.

– А вот об этом и просить меня не надо.

– Но скажи мне искренне, как сама думаешь – он выздоровеет? Ты сможешь?

– Да разве сегодняшняя ночь не пример? Гоните прочь все черные мысли, верьте, молитесь и любите его. Вы должны верить, матушка Лигита, это очень важно.

– Я верю тебя. Сегодня и вправду был пример – ты одна смогла помочь господину барону. И я всем сердцем на твоей стороне. Ступай пока к себе. Я навещу моего господина и попытаюсь проникнуть в его намерения. Потом я приду к тебе.

Консэль поджидал Адоню.

– Что госпожа Лигита? – поспешил он задать вопрос.

– Матушка Лигита отправилась на разведку. А мне велено идти к себе и ждать донесений. На войне, как на войне.

– Ты раздражена? Не сердись.

– Да я не сержусь, – вздохнула Адоня. Вдруг обернулась к нему: – Консэль, а ты веришь в ведовство? Или тебе тоже легче закрыть глаза на безобразное и, зажмурившись, уверять всех, что безобразное – ложь, ничего такого в природе не существует?

– Я верю, – просто сказал старик. – Я слишком долго жил и много чего повидал. Но такого все же видеть не доводилось. Скажи мне, что там было… ночью?

– Бой за жизнь господина барона.

– С кем?

– Этого вопроса тебе лучше не задавать.

Старик покивал головой, вдруг улыбнулся:

– А я знаешь, что приметил? С тех пор, как ты в замке, ни одного дурного случая не было.

Через час госпожа Лигита пришла к Адоне сказать ей, что барон Гондвик остался непреклонен лишь в одном – он и слышать не хотел о том, чтобы ведовка снова появилась в его покоях в одну из ночей. Но если матушке Лигите спокойнее от присутствия в замке этой юродивой, пусть она остается, только чтобы не попадалась ему на глаза.

– Я еще попытаюсь с ним поговорить… но сейчас я не решилась быть настойчивой, его очень раздражает одно упоминание о тебе…

– Ничего, не расстраивайтесь. Пусть победа и маленькая, но она на вашей стороне.

– Но как же ты сможешь?.. А вдруг опять приступ?

– Я могла бы сделать так, чтобы господин барон не узнал о моем визите в его покои. Но против его воли мы не пойдем. Ему нечего будет поставить мне в вину, но он все же почувствует, догадается и внутренне еще больше ожесточится. Поступать против его воли, это начало нашего поражения. Скажите… возможно ли сделать так, чтобы еду готовили для барона Яссона отдельно от других, только для него.

– Разумеется, возможно.

– Повар должен будет использовать воду, которую принесут от вас, и в блюда будет включать некоторые добавки.

– Я прикажу, и все будет исполнено в точности.

– Хорошо. В таком случае мне надо вернуться домой и взять все необходимое.

– Ах, ты покинешь нас!

– Всего на несколько часов. Мне нужны мои снадобья.

– Что ж, надеюсь, за это время ничего не случится. Идем, я распоряжусь и дам тебе сопровождающего.

– Я поеду одна. Прикажите только дать мне лошадь.

– Пообещай, то вернешься так быстро, как сможешь!

В замок она возвращалась, когда вечерние сумерки начали переходить в ночь. За вершинами деревьев уже вырисовывались силуэты легких остроконечных крыш с многочисленными флюгерами, когда лошадь под Адоней всхрапнула перед поворотом тропинки, беспокойно запрядала ушами и попятилась.

– Что ты, Малышка? – Адоня наклонилась, погладила теплую морду. – Устала? Мы уже дома. Вперед!

Испуганная лошадь вынесла ее за поворот и встала, как вкопанная. Тропинку загораживал всадник на вороном коне. Лицо его было закрыто черным платком.

– Здравствуй, маленькая задира, – радушно приветствовал он Адоню. – Ночью мы славно повеселились, не правда ли?

– Что тебе надо, Эстебан?

– Ну, значит, я не ошибся – маски сняты, – он изящным жестом сдернул платок, и смуглое лицо с тонкими чертами осветилось белозубой улыбкой. – Этот старик чертовски болтлив!

– Чародей! – усмехнулась Адоня. – Ты, похоже, не гнушаешься просто подслушивать под дверью.

– Ну, не совсем под дверью, а вообще-то – пуркуа па? На войне все методы хороши и приемлемы – почему бы и нет.

– Чего ты хочешь? – устало повторила Адоня.

– Мира с тобой.

– На каких условиях?

– Ты оставишь мне Яссона Гондвика. Все равно он мой, ты пришла слишком поздно.

– Зачем он тебе?

– Через него у меня будет все – богатство, власть, признание. Он оставит мне все это, причем добровольно. Я просто вступлю в права наследования.

– Хорошо, с Гондвиком мне понятно. Теперь ответь еще на один вопрос.

– Тебя интересует, что взамен я дам тебе?

– Меня интересует, зачем тебе Лиента?

Эстебан усмехнулся и за этой усмешкой спрятал крохотную паузу замешательства.

– А кто сказал, что он мне нужен? Сейчас ты скажешь, что я пришел в твой мир и забрал его. Но неплохо бы тебе вспомнить, что лугарина вызвала ты. Чтобы привести сюда. Это вы вторглись в мой мир, никто вас не звал. И никто не держит, ты вольна уйти, ты знаешь. Но Лиенты здесь нет, есть Гондвик. А Гондвик мне нужен самому.

– Ты лжешь. Думаю, что тебе нужен именно Лиента. А причина, которую ты пытаешься мне подсунуть, просто хитрость. Ночью ты сказал слова, о которых теперь очень сожалеешь. Ты даже пытаешься сделать вид, что ничего сказано не было. Я тебя огорчу: я все хорошо помню. Если мы нежданно-негаданно ворвались в твой мир, как снег на голову, откуда у тебя такая осведомленность о нас и даже о тех, кто никогда здесь не был?

Эстебан задумчиво посмотрел на Адоню.

– Отдай мне Гондвика и уходи. Иначе можешь остаться здесь навсегда. Прежде, чем сказать "нет", вспомни, от чего собираешься отказаться, все вспомни. И поверь – Лиенты здесь уже нет, а Гондвик мой.

– Ты не заметил маленькой оговорки, Эстебан.

– Какой?

– Зачем ты просишь у меня то, что и так твое? Бери, коль можешь.

Глаза Эстебана сузились, стали холодными и острыми, как два бритвенных лезвия.

– Так мира ты не хочешь?

– Нет.

– Тебе меня не одолеть.

– Где же твоя логика? Ты просишь мира у слабого. Уж не из сострадания ли? Ты боишься меня, Черный Эстебан.

– Да, ты сильнее, чем я ожидал. Но я не сказал – сильнее меня. Я отлично знаю, в чем ты уязвима, и предупреждаю, что не пожалею, когда ты будешь корчиться от боли. Отныне я буду бить в самое больное место. Хотя, можешь поверить, мне совсем не хочется делать тебе больно. Но ты хочешь войны, ты ею насладишься в полной мере.

Он замолчал, выжидающе глядя на Адоню.

– Ты все сказал?

– Нет. Ты ведь еще не спросила, где твоя ахиллесова пята.

– А, по-твоему, я должна обеспокоиться и начать спрашивать? Твоя интрига не прошла. Мне не интересно, чем ты придумал испугать меня.

– На этот раз я собираюсь сказать правду. – Он наклонился к Адоне. – Ты уязвима в том, что ищешь честного боя. Ты связана дурацким обетом вашей Лиги Белых Магов. Что может быть глупее вашего заклятия перед боем!? – он рассмеялся. – "Укрепи оружие милосердием! Не дай сотворить зло!" Да, люби меня, твоего врага! Меня это устраивает. Ты еще узнаешь цену этой глупости. Просто до сих пор жизнь не ставила тебя в ситуацию, когда захочешь забыть, что говорила эти слова. И не сможешь – тебе нельзя оружием сделать подлость. А сможешь – тоже хорошо, обет назад не возьмешь, и каждый нечестный поступок будет лишать тебя части твоей силы. Ну, согласись, что на сей раз, я не солгал.

– Просто тебе не дано понять, что изворачиваться заставляет слабость. Сильному нет необходимости становиться низким. И честного боя ты боишься, потому что проиграешь в нем.

– А зачем он мне? Если есть другие, более удобные варианты: ведь для меня нет запрещенных приемов. И кто сказал, что дохлым львом быть лучше, чем живым зайцем? А может, союз все же?

– Не стой на моем пути, Эстебан.

– Не буду. Я не дурак лоб подставлять. А вот сбоку подножку – милое дело!

Адоня послала лошадь вперед, но Эстебан выставил ладонь, и лошадь, задирая морду, загарцевала на месте.

– Еще только два слова. Ты напрасно так жаждешь оставаться в замке. Для тебя там больше не будет работы. Пока ты наша гостья, я обойдусь без ночных забав. Но ты думаешь, это поставят тебе в заслугу? Да ничего подобного! Попробуй, докажи им, что это тебя надо благодарить. А Яссон никуда от меня не денется, хоть поводок и послабее станет, а держу-то его я. Я ведь давно мог раздавить его, как комара. Свернул бы себе где-нибудь шею, как его папашка. Или как любвеобильная сестрица моя. Ее я, правда, пожалел, она просто не проснулась однажды. Но за Гондвиком мне любопытно наблюдать. Кроме того, на нем я кое-что испытывал. Нам, магам, тоже материал для экспериментов нужен, ты-то меня понимаешь. Иначе как совершенствоваться? Гондвик – душой и телом мой, хочешь ты того или нет. И ты не могла не увидеть этого. Он такой, каким я его сделал, нет в нем твоего Лиенты, и уже не будет.

– Не трудись. Я спрошу тебя, когда чего-то не буду знать сама. Но пока еще это не тот случай.

Адоня снова дернула уздечку, и вороной посторонился, пропуская их мимо себя.

– Эй! – крикнул Эстебан вслед. – Ты что, чары свои на меня напустила? Мне вдруг захотелось сделать доброе дело! Послушай меня еще минуту.

Адоня подобрала повод.

– Ты напрасно ищешь себе союзников в замке. Напрасно. Им это может дорого стоить.

– Я уничтожу тебя, если тронешь кого-то из них. Довольно с тебя и барона.

– Я только честно предупредил, а дальше сама решай. До скорой встречи, маленькая задира.

Неожиданная встреча заставила Адоню задуматься. Да, скорее всего Эстебан такую тактику и выберет – перестанет явно вредить барону Гондвику и, в конце концов, ее пребывание в замке сочтут ненужным. Но время, которое у нее есть, необходимо употребить с наибольшей пользой. Прежде всего – физически укрепить Лиенту, с этим прекрасно справятся лечебные сборы. И успеть построить Белую Крепь для Лиенты, чтобы, когда не будет ее рядом, часть ее силы осталась с ним и продолжала хранить его. И успеть очистить Рекинхольмский замок от засилья черноты, закрыть его белыми заклинаниями. При этом не забывать, что Эстебан, конечно, очень скоро узнает обо всем. Каким будет его ответный ход?

Адоня узнала об этом скорее, чем думала. Уже в полдень второго дня на нее обрушился гнев Лиенты. Она поднималась по арке декоративного крытого мостика, перекинутого между двумя стрельчатыми башнями. Обернулась, услышав позади себя быстрые, твердые шаги и звон шпор – вероятно, он только что вернулся с верховой прогулки, которую часто совершал перед обедом. Обычно он возвращался в хорошем расположении духа: временный уход из угнетающей его атмосферы, очищение в животворной ауре не загрязненного мира неизменно давали свои результаты. Но на этот раз Адоня увидела, что Лиента взбешен. Лугарин шел так стремительно, что длинный тяжелый плащ взметывался сзади двумя большими крыльями. Адоню опахнуло ветром, когда он остановился перед ней и злобно вытолкнул сквозь зубы:

– Как ты посмела?

Адоня присела в почтительном поклоне.

– Что случилось, господин барон?

– Зачем ты подбиваешь Лигиту помогать тебе в твоих гнусностях!? Я заставил ее сознаться, что по твоему научению она подмешивала в мою еду всякую гадость!

– Опомнитесь, барон! Она любит вас! Вы не имеете права…

– Уж не у тебя ли прикажешь мне поучиться обращению с челядью?!

– И никакой гадости вам не давали. Нельзя же совершенно подменять разум гневом. Вы можете не признавать ведовство и запретить мне пользоваться им, но как образованный человек не можете не знать о средствах народной медицины, – в ней сосредоточие мудрости сотен поколений.

– Я мог бы заставить тебя под плетьми запоминать, как следует вести себя и не забываться, с кем говоришь! Но чего еще ждать от дикарки?

– Господин барон!

– Молчать! – С ненавистью глядя на Адоню, он медленно проговорил: – С каким удовольствием я вышвырнул бы тебя за ворота замка. Но Лигита умоляет тебя не трогать. Уж она-то в твоей власти, тебе с ней легко обделывать свои ведьмацкие делишки.

– Но только накануне вы и слышать о ведовстве не хотели, теперь же обвиняете меня в ведовских делах.

– Да, ни так уж ты безобидна, порассказали мне о тебе подобных, и больше я не заблуждаюсь на твой счет. Совсем не зря вас сжигают!

Глаза Адони потемнели.

– Не захотелось ли вам принять участие в этом, господин барон?

– Может быть. И хочу предостеречь тебя от попытки снова испытывать мое терпение. Упаси Бог, если мне снова скажут о каких-нибудь твоих штучках! Ты пожалеешь, что не улизнула вовремя из замка.

Он резко повернулся и ушел так же стремительно, как появился. Адоня почувствовала, как защипало глаза. Но это была только минута слабости. Не Лиента говорил эти жестокие слова, не он так больно ударил. Лиента был только оружием в этой схватке. А на удар врага нельзя отвечать слезами, ведь он как раз и ждет ее слабости. Значит, Эстебан хотел бы избавиться от нее… "Нет, черный человек, я не отдам его тебе".

Едва Адоня вернулась в свою комнатушку, следом торопливо вошла Лигита, комкая в руках мокрый кружевной платочек.

– Все пропало! Господину барону стало известно…

– Я уже знаю, матушка Лигита. Господин Яссон только что удостоил меня чести высокого визита.

– Ах, Адоня, он кричал на меня! Он, – мой добрый, ласковый мальчик! Мне показалось даже, что это чужой человек, совершенно мне незнакомый! Что происходит? Я боюсь его! Он стал злым, его раздражает любая мелочь. Мне кажется, что порой он не владеет собой – и хочет удержать грубые слова, но не может.

– Так оно и есть. У него нет своей воли. Вспомните куклу-марионетку, которую кукловод дергает за ниточки, – она не может выйти из чужой воли.

Госпожа Лигита прижала к глазам платочек.

– Ты ведь обещала помочь!

– Матушка Лигита, представьте, что вы вошли в комнату, полную ядовитых испарений. Что вы сделаете прежде всего?

– Ну… Вероятно, распахну все окна и двери, чтобы очистить комнату.

– Верно. Потому что иначе и сама надышишься той гадостью и тогда уже никому не поможешь. Скажите, чище ли стало в замке? Я не бездействую. И тот негодяй это знает, поэтому старается помешать мне. Он далеко не глуп и нашел самый верный способ – я борюсь за барона Яссона с самим Яссоном Гондвиком, и мешает он мне весьма успешно. Тому человеку надо, во что бы то ни стало, убрать меня из замка, и он своей цели достигнет. Мне осталось считанные дни пользоваться "гостеприимством" господина барона. Вскоре он категорически захочет распрощаться со мной, по какой причине, я не знаю, но она наверняка появится. Не противоречьте ему тогда, его волю надо будет исполнить.

– Ты оставишь нас!?

– К тому времени я успею кое-что сделать для господина барона, без защиты он не останется. Все будет хорошо, матушка Лигита. Вы не должны отчаиваться. Мы, друзья Яссона Гондвика обязаны твердо верить, что спасем его.

– Да помогут тебе Святые хранители! Научи, что я должна теперь делать, когда он запретил использовать твои снадобья? Как я могу помочь ему?

– Есть другие снадобья, которые он запретить не сможет, но они будут истинно панацеей для его измученной души.

– Какие?! Дай мне их!

– Вручить их невозможно, но у вас и без того их достаточно – ваше бесконечное терпение и любовь.

– Адоня… – Лигита смотрела недоверчиво.

Адоня движением руки остановила ее.

– Разочарованы? Ах, как напрасно! Душа Яссона Гондвика жива, я это знаю, я видела. Я видела, как безмерно страдает она и измучена уже настолько, что не имеет сил противиться злой воле. В ответ на ваши слезы и упреки он кричит и оскорбляет вас, но это душа его кричит от боли, что не слышите вы ее, вы, самый близкий человек не понимаете его страданий. Постарайтесь ежечасно помнить об этом и тогда сможете искренне прощать его. Да, больны не заслуженные обиды, но истинная любовь, это всегда самопожертвование. Не обижайтесь на него, это делает его еще несчастнее.

Госпожа Лигита смотрела на Адоню широко открытыми глазами, и они медленно наполнялись слезами.

– Девушка милая, – прошептала она, – почему у меня, старой женщины, нет твоей мудрости!? Почему всего этого я не сказала себе сама? Зачем я причиняла ему столько боли? Ведь нередко я нарочно изображала обиду, когда хотела добиться своего, и он не мог устоять, сейчас же соглашался со мной. Ах, как горько теперь! Почему раньше мне никто не сказал таких слов!?

– Не казнитесь за прошлое. Что толку от этого? Исправлять это надо иначе – простите его от всего сердца, не затаив ничего. Если сможете, непременно почувствуете, как легко вам станет. Но самое главное – искренним прощением вы снимите с души барона Яссона вину за нанесенные обиды, и ему тоже стает легче, хотя причины этого он и не поймет. Да ведь это не важно.

– Всевышний, дай мне мудрости! Неужто это истинно так?

– Да, матушка Лигита. Люди должны бы прощать друг друга в своем сердце, а не копить, не хранить черные обиды на ближнего. Это яд. Если бы они знали и умели… Впрочем, если и знают, то хотят ли? Трудно быть по-настоящему добрым, злым – гораздо легче. Но как много выправилось бы искалеченных судеб.

– Сколько тебе лет, Адоня? – тихо спросила Лигита. – Как соотнести твой юный облик с мудростью старости? И эта мудрость должна таиться в лесах, бежать от людей? Почему!?

– Не знаю. Я об этом не думала. На все воля Предвечного. Но, может быть, как раз за то, что нам известны эти истины, мы и стали гонимыми. Рано еще говорить их людям. Мы только смущаем людей, говоря, что они дурны, озлобляем и вместо пользы получается обратное. Нельзя научить добру. Надо позволить в полной мере вкусить от сладкого плода и от горького, и дать возможность сделать выбор. Самому – и никак иначе. Мы же пытаемся сделать выбор за них, чтобы избавить от горечи. Увы… Теперь, не сочтите меня неучтивой, матушка Лигита, но у меня так мало времени, чтобы тратить его впустую.

Адоня старалась избегать встречи с Консэлем. Она рада была видеть доброго, мудрого старика, в беседах с которым душа ее отдыхала. Он стал ей верным другом. Но она знала – Эстебан сказал не пустые слова, за легковесной формой предостережения от Адони не укрылась его жестокая суть.

* * *

Поэтому, увидев Консэля, поджидавшего ее в галерее, Адоня решила, что хитрить со стариком нет надобности, ему надо сказать все так, как оно есть.

– Консэль, ты должен выполнить мою просьбу.

– Говори. Разумеется, я рад помочь тебе.

– Мне надо, чтобы ты держался от меня подальше.

Старик взглянул на нее с недоумением.

– Я не ослышался? В этом будет состоять моя помощь?

– Ты не ослышался, Консэль.

– Позволено ли будет спросить, отчего я впал в немилость?

– В немилость? Ты ведь думаешь одно, а спросил другое, мой милый Консэль. – Адоня вздохнула, помолчала. Потом проговорила: – Опасно тебе со мной рядом.

– А-а, вот оно как… Тебя, девчонку, под такой бедой оставить, а мне отойти? Зря ты про меня так… Я и не слышал никакой твоей просьбы.

– Тогда это не просьба – приказ. И я не девчонка, если меня позвали для дела, которое я делаю здесь. – Помедлив, Адоня тихо сказала: – Он предупредил, чтобы я не искала себе союзников, иначе им – тебе, то есть – не поздоровится. И он ни перед чем не остановится.

– Как он предупредить смог? Неужто виделась с ним?

– Он поджидал меня, когда я в замок возвращалась.

– Вот ведь в какое дело втравили тебя. Что же – грозил?

– Нет, союз предлагал. Сулил блага всевозможные.

– Вот это хорошо! Очень хорошо!

– Консэль, я ведь не об этом говорю с тобой. Ты уязвимый. Я стану беспокоиться о тебе, я должна буду и тебя взять под защиту. Но у меня уже есть Яссон Гондвик. Если он, негодяй этот, сосредоточит удар на одном из вас… я могу не успеть. Не ставь меня перед таким жестоким выбором.

– Тут и говорить не о чем. Не беспокойся. Это я сперва не понял, как дела обстоят. Я сделаю все, как ты скажешь, не сомневайся даже. Нешто я тебе мешать стану? Нет уж, ты о господине бароне позаботься, а я сам про себя подумаю. Только Адоня, девочка, это ведь не из-за угрозы поганца того. Неужто думаешь, что угроза такая испугала бы меня, если бы не господин Яссон? Что он сделает мне? Убьет? Экая беда! Ты знаешь, какой я старый? Ну, помру годом раньше или позже, велика ли разница? От меня уж в замке и проку никакого нет. А вот если бы перед концом своим я доброе дело сотворил, вот бы славно было!

– Не мешайся в это, Консэль, я прошу тебя. Избавь меня от бесполезными упреков самой себе, что погубила тебя, не уберегла.

– Да, я сказал уже. Лишних хлопот тебе не доставлю. Буду сидеть в своей норке, как старая, благоразумная мышь. Несладко тебе? – Старик вдруг погладил ее по голове шершавой ладонью. – Сладишь ты с ним, верь моим словам, это я тебе верно говорю. Ишь, как заюлил, – мира запросил, значит? Видно не надеется на силу свою окаянную?

После этого разговора прошло еще два дня. Адоня многое успела сделать. Она очистила Рекинхольмский замок от накопившейся в нем черноты. Эта грязь душила все живое в замке, обволакивала невидимой вязкой, липучей пеленой, злом входила в мысли и слова; притягивала болезни, ссоры, несчастья, становилась причиной их. Чернота, как ядом пропитывала воду и пищу, люди вдыхали ее вместе с зараженным воздухом, и она селилась в их сердцах, убивала в них любовь… Теперь ничего этого больше не было, замок стал теплым.

* * *

На связь с Андреем вышел Калныньш.

– Подведем итоги? С фактами я ознакомился, теперь хочу знать твои соображения. По моим данным явлению этому прецедентов в цивилизации Земли не было.

– И не только Земли – по внеземным цивилизациям то же самое.

– Андрей, какая помощь нужна? Совет считает, что эта работа для Отряда, но, может быть, еще кого-то подключить?

– Вы же знаете наши методы – мы работаем там, где масса ничего не решает. А насчет помощи… И так в любом институте наш запрос идет с кодом "Экстра", любой сектор Генерального Информатория наш, никаких запретов. Остальное – только мы сами.

– Но вас всего трое.

– Пока достаточно. Я взял тех, кто здесь нужен.

– Правда? Без всякой задней мысли? Ильина не из воспитательных соображений взял?

– Кой черт! Вы шутите, Калныньш? Я, по-вашему, арифмометр какой-нибудь бесчувственный? Там Адоня, Лиента – вы понимаете!? – взорвался Андрей.

– Ну ладно, не шуми, громовержец. Хоть помощник-то из него толковый?

– Такой, на которого я рассчитывал, – Андрей взял себя в руки, но голос был угрюмым. Вздохнув, продолжал: – Глеб имеет массу плюсов по сравнению с нами. У него нет специального образования, то есть он еще не узкий специалист, блоков себе не наставил, и мысль совершенно свободна, прибавьте поразительную интуицию, которая подсказывает из многих направлений нужное. Это как раз то, что нам и надо, мы же ничего не знаем точно – где искать, что? Прямой информации ноль, работаем по косвенным.

– Подробнее о работе можно?

– Мы выделили два основных вопроса: почему и как это происходит? Почему? То есть, какая цель преследуется. Обнаружилась очень странная вещь: Линда пыталась установить канал с хронально-информационным полем…

– Выявить источник, начало?

– Да. Но там нет и следа этих событий.

– Как это может быть? Этого не может быть!

– Но ведь есть, – мрачно усмехнулся Андрей.

– А… Линда не могла ошибиться? Я скорее готов в это поверить…

– А я – нет. Как вам такая версия: события формируется именно в тот момент, в который происходит – на пустом месте, из ничего.

– Совсем ерунда! Ничто не возникает из "ничего".

– Верно. Тогда вместо этого "ничего" – чей-то разум?

– Конкретный разум? Но уровень происходящего… Да что ты, Андрей! Это не камень в речку кинуть, чтоб круги пошли. Ты можешь представить личность, способную перекинуть причинно-следственные связи по своему сценарию?

– Да. Это супер-личность.

– Супер-личность… – задумчиво проговорил Калныньш. – Как вы, Разведчики?

– Нет. Мы пытались просчитать его, смоделировать. Интеллект класса "супер". Но вектор духовности отрицательный. Он темный. А это надежно блокирует раскрытии суперспособностей, почти стопроцентная гарантия – он ими не обладает. Он придавлен своим собственным негативом. Однако, некой очень серьезной силой он все же владеет. Это могут быть только специфические знания.

– Что за знания?

– Меня на мысль о них натолкнуло то, что Адоня ими очень серьезно интересовалась. Их называли герметическими. В этом названии несколько смыслов, в том числе и такой – тщательно закрытые, чтобы не просочились в мир, в люди. Это оккультизм, мистика, магия. Тех, кто владел ими, называли герметиками.

– Невероятно! Это что же – колдуны-знахари всякие?

– Да у них там своя иерархия. Знахари и колдуны – в их обыденном понимании – это практики начальных ступеней, овладевшие некоторыми приемами. Колдун мог стать весьма значительной, авторитетной личностью, но… на уровне племени, скажем. А герметики, "посвященные", становились верховными храмовыми жрецами, их знания давали им неограниченную власть над простыми смертными. И не только над людьми. Доступ к тайным знаниям открывал им суть сущего и возможность воздействовать на изначальное.

– На "причины"?

– Да, именно. Они меняли события по своему усмотрению, воздействуя на их предпосылки. Но знания эти пришли к людям раньше времени, уровень духовности человечества был еще очень низким. Знания стали опасными, потому что наделяли невероятной мощью, а люди еще не готовы были правильно ею распорядиться. И их закрыли. А что успело уйти к людям – уничтожили вместе с людьми. Помните "святую инквизицию"? Сложись обстоятельства иначе, цивилизация землян могла пойти по совершенно иному пути – был шанс резко устремиться ввысь, по вертикали. Если бы человек вовремя понял, что совершенствовать, развивать надо свою духовность, а не подпорки бренному своему телу – от кремниевого ножа до торсионных звездолетов… Но крылья отрастать стали слишком рано, люди не научились ими пользоваться, обломали их и остались ползать по земле.

Калныньш задумчиво покачал головой:

– Верно. Осваиваем звездные миры. А уничтожь все эти "подпорки", и окажется, что от пра-пра-предков мы не так уж и далеко ушли. Жаль. Как говорится, "обидно за предков". Так вы предполагаете, будто кто-то овладел запрещенным, через тайные знания обрел некую силу и теперь успешно использует ее?

– Слишком успешно. И сила у него вполне реальная, и очень опасная. Какие у него цели? Каким-то образом Адоня оказалась противостоящей его планам? Похоже, что сейчас только она одна сдерживает его, мешает ему реализовать намерения. Не знаю, есть ли у него союзники. Но думаю, он тоже один. Был один, пока не забрал под свой контроль Лиенту. Адониным просчетом он воспользовался очень продуктивно. Но Лиента в сумеречной зоне, это союзник поневоле.

– Что-нибудь еще выяснили об Адоне? Что с ней происходит?

– Нет, нового ничего. Происходит все на энергоинформационном уровне, то есть в тонких полях. Биополе у Адони отсутствует полностью. Оно существует в каком-то другом пространстве, измерении ли. Очевидно, ее мир реально не существует, он структурирован чьим-то сознанием – впечатлениями, памятью, фантазией. Видимо, это что-то подобное виртуальной реальности, но созданное человеческой волей. Хотя для Адони мир, в котором она сейчас живет, несомненно, материален. Находясь внутри, она воспринимает его, как физический. И тонкополевая структура меча для нее так же смертоносна, как настоящий меч.

– Может, трансперсональная психология могла бы помочь? Парапсихологи? Если попытаться вытащить Адоню сюда, назад?

– А если навредим ей? А Лиента? Что, если она действительно, единственное препятствие тому неизвестному? Если только она одна способна выставить против чужой и жестокой силы свое доброе колдовство? Не ее сюда тащить, а ей бы помочь. Если бы тот мир был реальным, мы могли бы попытаться найти вход в него. Вчера я заставил Линду попытаться второй раз вскрыть мое подсознание. Я хотел знать, что происходит с Адоней. У Линды ничего не получилось.

– Как она объясняет это?

– В первый раз она сумела преодолеть блоки. Но в результате это сработало на их усиление. У меня теперь иммунитет, – усмехнулся Андрей. – Мое подсознание сочло, что оно плохо защищено и усилило защиту.

– Худо. Насколько я понимаю, этот путь теперь закрыт?

– Нет, еще не совсем. Я предложил еще один способ: снять мою общую ментограмму и на время стереть сознание, блоки в этом случае тоже уйдут, и подсознание будет совершенно открыто. Потом сознание восстановить по ментограммам.

– Ты с ума сошел! Я запрещаю! Малейший сбой, и вместо тебя мы получим Бог знает кого!

– Вы можете предложить другой способ?

– Это ты называешь способом!? Это черт знает что! Не вздумай давить на Линду! Думай, думай, Разведчик, не пори горячку. Линда у тебя умница, только не дави на нее. Как руководитель, я запрещаю твой способ, а как человек… Андрей, прошу, не надо.

– Мы будем держать вас в курсе происходящего.

* * *

Эстебан больше никак не проявлял себя, но Адоня чувствовала приближение грозы. И внутренне она уже была готова, когда утром третьего дня Лиента ударом ноги распахнул дверь ее комнатушки, и дубовое творило хрястнуло о стену. Чуть побледнев, Адоня поднялась ему навстречу. Он с ненавистью впился глазами в ее глаза, желваки бугрились на скулах.

– Какая ты тварь! – четко и раздельно произнес он. – Чем помешал тебе старик?

Адоня отшатнулась.

– Консэль?! Что с ним?!

– Да, именно так – чистота и невинность! Как искусно твое притворство!

– Ради Бога – он жив?

– Замолчи! Или я забуду, что ты женщина! – вдруг голос Лиенты сломался, наполнился тоской.

– Чем он так досадил тебе, глупый, выживший из ума старик?.. И он еще защищал тебя!

Адоня увидела, как влажно блеснули глаза Лиенты, и это болью отозвалось в сердце: Лиента, вождя лугар, не умел плакать… Что же сделали с ним такое?..

– Люто! – проговорила она и до боли закусила губу, умолкла, потому что любое ее слово сейчас – масло в огонь гнева Яссона Гондвика.

– Моя вина, – проговорил он. – Теперь я вижу, что совсем не зря предупреждали меня… Да, так именно ты и действуешь – не получилось у тебя со мной, так ты по-другому придумала – взялась за тех, кто мне дорог, чтоб совсем один остался! Почему так поздно я понял, почему не выгнал прочь? Прости меня, старик, на моей совести твоя смерть.

Он схватил Адоню за руку и вышвырнул из комнаты.

– Убирайся! И если ты сейчас попытаешься сказать хоть одно слово, я велю забить тебя камнями.

Адоня не видела дороги от застилавших глаза слез, кусала губы, чтобы не расплакаться. Не ожидала она, что следующей мишенью станет Консэль, уверена была, что выполняет негласно заключенный договор с Эстебаном, и старику ничто не грозит. И вдруг этот удар под вздох, так, что и не продохнуть.

– Эй! – услышала она голос в темном переходе, и из тени выступил Эстебан.

Слезы Адони моментально просохли – он ведь пришел полюбоваться на ее слабость.

– Ты что, не собиралась попрощаться со мной? Мне будет тебя не хватать, честное слово! – Веселый, бесшабашный взгляд легко отбил две молнии Адониных глаз.

– Люто… – проговорила она. – Зачем так люто? Неужто за то лишь, что в замке за тобой подчистила?

Он с выжидательной улыбкой молча смотрел на нее, не торопился отвечать. Потом беспечно махнул рукой:

– А зачем мне причина? Заскучал по тебе, вот и напомнил. А заодно и проверить хотел, хватит ли у тебя силы, чтоб и старика прикрыть? И прямо скажу – не на высоте ты оказалась. А теперь еще и совесть мучает, да? – в его голосе звучало почти искреннее сочувствие.

– Что ты с ним сделал?

– Я? – изумился Эстебан. – Ты и вправду подумала, что старикана я прихлопнул? Фи-и! Об кого руки марать! Старик свалился с лестницы, пока до низу долетел, успел с душой расстаться. А это была милосердная смерть, правда? Да, пожалуй, не стану я отказываться от своего участия, хотя дельце это мой актив не особо украсит. Старик на неприятности давно напрашивался, торопился сунуть нос куда не следует, а ноги за любопытным носом уже не поспевали, он ведь ста-а-аренький был, надо было тебе все же пожалеть его. Ты думаешь, он правду говорил, когда обещал не лезть ни в свое дело? Врал, разумеется. Но тебе удобно было поверить ему. Нет, не пожалела ты его. – Эстебан лицемерно вздохнул. – Жаль, он хорошим слугой был, только уж очень хотелось глупому старику разузнать, где та игла, на конце которой моя смерть запрятана.

Он вдруг подошел, взял Адоню за руки, участливо заглянул в глаза.

– Ну что, плохо тебе? Поверь, не хотел я ему зла, защищался только. Прости. Меньше всего я хочу враждовать с тобой. Я не хотел, чтобы все так получилось. Выслушай меня. Ты спрашивала, чего я хочу. Любви хочу. Твоей. Все, что прежде было – так, марку перед тобой держать пытался, хотел "выглядеть"… Глупо… То все пустое, Адоня. Я люблю тебя, голову потерял.

– Ты чудовище, черный Эстебан. И нет для тебя ничего святого. Зачем понадобилась эта очередная ложь?

– Придет время, и ты поверишь. Моя любовь ни перед чем не остановится. Если надо будет убивать, значит, я буду убивать, а количество значения не имеет. Мы достойны друг друга, и я буду стремиться к тебе, как к самой желанной награде. Все остальные – пыль на моем пути.

– За твоим многословием короткая мысль – Консэль, это только начало. Это я должна понять? Ты решил шантажировать меня?

– Нет же, нет! Правду тебе говорю – хочу одного только – любви твоей. У ног твоих лягу рабом покорным… А все то – оттого, что наоборот… Черное ты во мне будишь, дьявола… и я не могу устоять перед ним, пока он вдоволь не натешится… Спаси меня, от себя самого спаси!

– Отпусти Лиенту, тогда я стану с тобой говорить.

– Ты сама виновата в том, что он здесь оказался. Мне только ты одна нужна была, и я вызвал тебя в свой мир, как иначе я мог бы соединиться с тобой? Нет моей вины в том, что все так получилось.

– Хорошо, пусть моя вина. Но дай мне ее исправить, пусть он уходит.

– Только если ты поклянешься, что останешься со мной и будешь верной спутницей моей. Поклянешься клятвой, которую не посмеешь нарушить – жизнью Андрея Графа.

– Разве ты не слышал? Я сказала – отпусти Лиенту, тогда я буду говорить с тобой.

– И все? Нет, этого слишком мало. Нет моей вины и в том, что твой соплеменник, который, кстати, немало добавил к твоим страданиям, – не виноват я, что он и Яссон Гондвик стали два в одном. А Гондвик мне нужен. Я говорил, что он – это мое будущее. Я готов принести Вселенную к твоим ногам, а ты требуешь от меня стать нищим. Нет, этого не будет. Я буду делать то, что считаю лучшим для нас обоих, даже против твоей воли. Все равно, придет время, когда ты оценишь мой подвиг во имя тебя и отдашь мне свою любовь. Иначе не может быть, потому что слишком люблю тебя.

– Все ложь, Эстебан. Черная, гадкая ложь. Любовь не завоевывают ни красивыми словами, ни угрозами. Я это знаю ни с чужих слов.

Эстебан презрительно скривил губы:

– Твой Граф научил тебя любви? А почему ты не хочешь испытать мою? Хотя бы для того, чтобы сравнить. Может быть, боишься в нем разочароваться?

– Ты не можешь никого любить, потому что слишком любишь себя. Я еще не знаю, какую цель ты преследуешь, но ведет тебя совсем не любовь.

– Адоня, не надо быть против меня, я не камешек, который ты играючи отшвырнешь с пути. Я – глыба, и ты больно об меня ушибешься. Назад тебе ходу нет. И соплеменника твоего я не отпущу хотя бы потому, что он держит тебя здесь получше всякого якоря. Живой или мертвой, но ты останешься со мной.

– Мертвой? – усмехнулась Адоня. – Ты забыл, что я не Консэль?

– А если я сейчас вот так положу руки и чуть сожму их?..

Подобно сполоху молнии сверкнуло между ними и отшвырнуло Эстебана, ударило о стену.

– Я слишком зла сегодня на тебя, поостерегись. Помнишь, я предупреждала тебя о Консэле? Я – помню.

– Постой, куда ты? Зла, так вот я – отведи душу, легче станет.

Адоня усмехнулась:

– Нет, зло – твоя стихия. Лишь низкий слушается того, что нашептывает зло.

Она круто повернулась и пошла к выходу.

* * *

Глеб где-то пропадал уже почти сутки. Линда пыталась связаться с ним, но он попросил не мешать, и обещал скоро вернуться.

Его глейсер чиркнул по ночному небу, заслонил на мгновение крупные южные звезды и опустился перед входом. Он вошел, ткнувшись плечом в косяк. Андрей взглянул на него и проговорил недовольно:

– Э, друг мой, нам не нужны лишние проблемы. Ты почему в таком виде? Думаешь, в таком состоянии голова лучше работает? А ну, марш спать.

Глеб рухнул в кресло и, закрыв глаза, пробормотал:

– Голова у меня совсем не работает, поэтому ты мне, командор, не мешай. Я сейчас все скажу, а потом спать. Линда, ты здесь?

– Здесь, Глебушка, здесь.

– Линда, ты мне друг, я знаю – дай спорамину.

– Ого, даже так! – проговорил Андрей, кивнул Линде: – Дай ему одну.

Глеб положил в рот капсулу, посидел секунд пять, резко выдохнул и выпрямился в кресле.

– Я кучу информации переворошил, и вот чего в результате придумал: получается, в оккультизме и колдовстве мистики никакой и нет, а все законы: физики там, квантовой механики, фрактальной геометрии, математики и тэдэ и тэпэ. Но это мы теперь разными научными терминами все объяснить можем, а тогда одна голая практика была, без никакого теоретического обоснования: получалось и все, а почему – Бог его знает. Или дьявол. Ну, а коль от нечистого – умельцев этих боялись во все времена и при всякой возможность уничтожали. Но теперь наука утверждает: все происходит на чисто материальном уровне. Все сотворенное при помощи магии – материально! Что такое привидение? Чем оно отличается от голограммы? А сотворить такую голограмму-привидение теперь – проще простого. Андрей, скажи за меня, как сделать голограмму?

– Изволь. Чтобы получить голограмму, надо информацию о ней записать в диапазоне световых волн. С этим прекрасно справится компьютер.

– А свет – материя?

– Ну… да. Есть частицы – носители света. Можно сказать, что свет, это тонкополевая материальная структура.

– Вот! Материальная! Значит, можно сказать, что голограмма – материализованная идея?

– Заносит тебя…

– Постой, только "да" или "нет".

– Скорее "да". Но к абсурду это еще ближе.

– Ага. Классическая реакция на открытие, ступень первая. Следующие знаешь или подсказать?

– Глебушка, ты наглец. Если ты собираешься хамство свое списать на неработающую голову…

– Постой, – остановил Андрей. – Не отвлекайся, Глеб.

– Про голограмму, это я так, для примера, а суть вся в этих словах – материализованная идея! Я сейчас, пожалуй, не смогу вразумительно объяснить, но дело в том, что идею не только в виде света можно материализовать, но и в плотном, физическом теле. Парафизики такие исследования ведут, но они закрытые, ведь этак можно любого монстра придумать и материализовать.

– То есть, появится нечто вроде голограммы, но уже не в световых волнах…

– Да, да, именно! Адоня и тот, неизвестный, владеют даром такой материализации. Они сотворили тот мир. Я так думаю. Он не тонкополевой, он – настоящий. И все там настоящее.

– Та-а-к… – медленно, в раздумье протянул Андрей. – Идиотизм полный. Но на эту версию все ложится… Нет! – посмотрел он на Глеба. – Не ошибся я в этом Малыше! Ну, дальше мы сами, а тебе – три часа сна в БИСе. Ум мой соглашаться со всем этим не хочет, но интуиция подсказывает, что где-то близко проходит золотоносная жила… Нельзя войти в сон, в мираж, но в реальность прийти можно! Надо только отыскать ее.

– Да. Дело за малым – как искать?

– Не знаю пока. Может быть по той связи, что существует между мной и Адоней.

* * *

Лиента гнал своего алхетинца – сквозь лес, через ручьи, мимо тенистых рощ. Он будто хотел убежать от того непонятного, противоестественного, что происходило с ним и вокруг него. Только когда дыхание коня стало вырываться с хрипом, он натянул поводья и сошел в высокую траву. Некоторое время вел его в поводу, потом расседлал, пучком мягкой травы вытер потемневшую от пота спину, хлопнул ладонью – отдыхай. И сам раскинул на траве плащ, лег ничком на него.

Он задремал, или грезил, или задумался глубоко – из сумрака проступило лицо проклятой колдуньи. Онг Гондвик вздрогнул и перекатился на спину, запрокинул голову в высокое чистое небо.

Расскажи он своим товарищам по академическому курсу, какие вещи с ним происходят – подняли бы на смех. Да он и сам с удовольствием посмеялся бы, не коснись это его так близко. И совсем уж не до смеха стало сегодня… Несчастный, добрый Консэль…

Когда Эстебан в первый раз предупредил его, что девчонка опасна, он только расхохотался в ответ. И каким же самоуверенным глупцом показался он тогда верному товарищу… А потом Эстебан показал, как Лигита передала повару флакон и сделала подробную инструкцию, как его применить. Повезло, что Эстебан столько всего знает, повидал в своих путешествиях. И главное – умеет распознавать, чувствует волшбу. Яссон усмехнулся – неужели это он на полном серьезе размышляет про ведьм, магию, заклинания какие-то дремучие? Бог мой, как можно совместить эту непроходимую дремучесть и их просвещенный век? Но рассказы серьезного, знающего Эстебана так убедительны. Да и она сама напомнила о войне, которая ведется против них в королевстве… Зачем она это сказала? Уверена в своей неуязвимости?

А чем, если не магией, объяснить то, чего Яссон не рассказал даже другу… Тот странный сон. Как, если не с помощью магии, вошла она в его кошмар? Тогда она всю ночь без помех творила над ним свою черную мессу, шептала дьявольские заклятия. Не получается успокоить себя тем, что это только совпадение – приснилась, мол, чего не бывает… Увы, приходится признать, что именно с помощью ведовства проникла ведьма в его сон, а он так легкомысленно посмеялся над предупреждением Эстебана…

Онг Гондвик протяжно вздохнул. Красивый был сон… И после него страшные кошмары больше не повторялись… хотя ночей он боится по-прежнему.

До недавнего времени Яссон легко объяснял себе эти сны-приступы – бунт растревоженных нервов, следствие потрясений, которые он испытал, в короткое время лишившись близких. Но эти разумные объяснения не избавляло его от леденящего ужаса, который пронизывал Яссона с жутким постоянством: ежевечерне, минута в минуту, едва солнечный диск уходил за горизонт… Днем он мог спокойно думать о ночном кошмаре, анализировать, давать себе слово, что на этот раз во что бы то ни стало совладает с собой… Но приходила минута заката, и прерывалось дыхание, липкая испарина покрывала тело, волна внезапной жути в одно мгновение ломала волю… Сам кошмар приходил к нему далеко не каждую ночь, но предзакатная жуть повторялась с постоянством закономерности. И в предчувствии ее Яссон становился нервным, раздраженным. Порой ему казалось, что страх этот гнездится не в нем, он налетает, как вихрь… Но откуда?

Когда Лигита исподволь завела речь о чудодейственной знахарке, он отмахнулся – делай, что хочешь, только оставь меня в покое. Он настолько не придал этому значения, что тут же и забыл про пустячный разговор. Но за вечерним бокалом вина Эстебан совершенно неожиданно тоже заговорил о ней. Именно от него онг Гондвик впервые узнал, что пресловутая ведунья не древняя безграмотная бабка, как представлялось ему. Эстебан, искренне озабоченный, предостерегал его, но он не захотел огорчать Лигиту и отменять свое дозволение. Однако Эстебан пробудил в нем некоторый интерес, и он захотел взглянуть на нее, потому распорядился сразу привести к нему. Но даже увидев, он и заподозрить не мог, как прав Эстебан, какой оборот примут события в замке…

Он источала ложь с самого первого мгновения. Она сама – вся ложь, даже внешность соткана из обмана. Кажется невинной и милой… Ослепляют лучистые глаза, но лишь затем, чтобы нельзя было заглянуть в их глубину, увидеть таящееся на дне… И они так переменчивы. Прекрасны летучие волосы… но обовьют пряди, как змеи, заплетут, одурманят чудным запахом… Тоненькая фигурка, изящные руки, голос спокойный и нежный – дьявольская оболочка, ловушка для неискушенных душ!

Барон Яссон тряхнул головой, прогоняя наваждение. Она уродлива! Потому что отвратительно ее истинное лицо. И знает ли ее кто-нибудь так, как знает он? Нет, не знает. Даже Эстебан может только догадываться, что скрывает дьявольская маска невинности.

Но к нему она является без этой маски – безликая, но в неприкрытой истинности своей – страшный Черный Человек, Человек Без Лица. Интересно, зачем она сохраняет в тайне свою внешность, напускает беспамятство? Позволяет помнить все подробности ночных кошмаров, но заставляет забывать ее саму? Или на самом деле она так уж безобразна? Неужто женское кокетство присуще и этому монстру – желание быть привлекательной, хорошенькой. Это отвратительно!

Как спокойно ему было, когда он верил в то, что говорил себе – должно пройти время, оно панацея всему, и тогда все прекратится само собой. Он сильный, здоровый, его рассудок выдержит… А теперь? Как бороться со змеиным коварством оборотня? Что противопоставить? У него нет оружия против него. Ну выгнал из замка, как советовал Эстебан. Но ведь кошмары начали мучать его задолго до ее появления в замке. Неужто она снова примется за прежнее?.. Яссон судорожно сглотнул.

Как она чудовищно изобретательна, и как странны сны, похожие на явь… Боль была даже слишком реальна, когда ее извращенное воображение подсказало устроить встречу в камере пыток и продемонстрировать весь арсенал палача на нем самом… А крики той несчастной… Он до сих пор их помнит. Это была другая ночь. Следуя фантазии бесчеловечного сценариста, он должен был наблюдать казнь любимой женщины. Ее убивали долго, каким-то совершенно изуверским способом. Он в эти часы ощущал себя в абсолютной безопасности, но сердце разрывалось от горя, он оглох от криков и сорвал голос, и умирал бессчетное число раз…

Кажется, даже ей самой он не желает тех страданий… Может еще и поэтому ему претит мысль передать ее в руки королевских стрелков, хотя это такое простое решение его проблемы. Однако… что-то в этом непорядочное. Даже и не перед ней, а перед самим собой, она-то, возможно, как раз и заслуживает. Для нее запрещенного нет. Несравненно страшнее физических пыток нравственные терзания, которые она заставляет его испытывать. Страдания плоти затихают в течении нескольких часов и отходят от него, а нравственные терзают бесконечно долго. Так было в тот раз, когда ему предложено было просто повспоминать. В результате все, что он считал самым светлым в своей жизни, было очернено. Обстоятельно, убедительно, с доказательствами ему показывали изнанку событий, подоплеку поступков дорогих Яссону людей. И светлое представало черным, чистое – низменным, бескорыстное – лживым, любовь – похотью…

Неужели теперь все начнется заново? Кажется, что легче умереть. По крайней мере, это будет только один раз…

Барон Гондвик сжал зубы, усилием воли прогоняя мучительные раздумья. Сел, обхватил руками колено. Вокруг было просторно, светло, покойно. Совсем не так, как в его душе. Чисто зеленели поля, блестели на солнце зеркальца озер. Солнце уже покатилось вниз, надо было возвращаться.

Лиента негромко посвистел, подзывая коня. Алхетинец вскинул голову.

– Пора домой, – Лиента протянул руку. – Иди ко мне.

Конь настороженно косил большим влажным лиловым глазом и не трогался с места.

– Ну, в чем дело, Азгард? – недовольно проговорил Лиента.

Обычно скакун слушался его с одного слова, они всегда прекрасно понимали друг друга.

Лиента подошел, набросил на шею коню уздечку. Алхетинец внезапно захрапел, рванулся в сторону. Лиента, не ожидавший этого, упал, покатился по траве. Подняться не торопился, чтобы не напугать еще больше чем-то взволнованного коня.

– Азгард, – позвал он ласково. – Кто тебя напугал, малыш? Здесь нет никого. Иди ко мне, дурачок.

Конь захрапел и тревожно заржал, вскинулся на дыбы и стрелой промчался мимо Лиенты, опахнув его горячим ветром.

– Азгард! – растерянно воскликнул Лиента, провожая взглядом скакуна, который пронесся вниз по склону, и через минуту скрылся в роще.

– Тьфу, дьявол! – выругался с досады Лиента. – Вот это мне еще сегодня!

Он осмотрелся с вершины холма. "Ничего страшного, – успокоил он сам себя, подавляя вспышку раздражения. – Вон там, за лесом – деревушка. Надо пойти и взять у крестьян коня, прогулка всего лишь немного удлинится. Но времени еще предостаточно, до сумерек лесок этот можно вдоль и поперек исходить". Лиента поднял плащ и пошел вниз. Ярко светило солнце, щелкали по ботфортам крупные головки ромашек, лилась с неба заливистая трель какой-то пичуги, и Лиенте в голову не приходило обеспокоиться по поводу досадного происшествия.

* * *

Солнце пронизывало легкие, воздушные кроны и под ногами играли бегучие, неуловимые светотени; заросли звенели птичьими голосами и широко расступались, впуская человека в отрадную лесную прохладу. Потом незаметно исчезли из-под ног веселые солнечные пятна – кроны деревьев отяжелели, в них потухали лучи солнца. Потом стихли птичьи голоса – сумраку чащи птицы предпочитали веселый свет и ласковое тепло. Обволокла липкая духота – влажные испарения копились под плотным пологом, как под крышей оранжереи-парника. Барон Гондвик и не предполагал, что внутри лес будет таким. Часто встречались полурассыпавшиеся трухлявые пеньки, то и дело путь преграждали гниющие стволы, прикрытые сверху ковром густо переплетенной травы и мха, сквозь него тянулась вверх чахлая поросль. Лес заполонил какой-то кустарник. Ветки его, утыканные длинными колючими шипами, были жестки, как проволока. Похоже, что только этот проволочный кустарник и чувствовал себя здесь вольготно, – тишину леса нарушала одна только гулкая дробь дятла, он находил обильную пищу в полумертвых стволах, да изредка заполошная трескотня сороки оповещала округу о неловком госте. Скоро кустарник так заплел все подлесье, что между стволами не осталось свободного прохода, и Лиенте пришлось прорубаться сквозь него, продираться, цепляясь одеждой за шипы и оставляя на них клочья.

Яростное шипение заставило Лиенту отпрянуть назад – прямо перед его лицом с ветки свалилось и закачалось длинное, гибкое тело. Он почти машинально отмахнулся мечом, и перерубленная змея шмякнулась на прелые листья, извиваясь двумя половинками, скручиваясь в упругие кольца. Лиенту передернуло от омерзения. Теперь он стал внимательнее и скоро открыл еще одну малосимпатичную сторону леса – он кишел гадами. К счастью, высокие ботфорты были надежной защитой от них, но натянутые нервы заставляли Лиенту всякий раз вздрагивать, когда снизу внезапно неслось злобное шипение или длинный шелест. Теперь он напряженно всматривался в заросли, прежде, чем врубиться в них.

Когда впереди мелькнул просвет, у него вырвался вздох облегчения – наконец-то! Проломившись сквозь последние кусты, он оказался на долгожданной опушке и… остолбенел. Вместо ожидаемой деревни перед ним ровно стлалось болото.

Барон Гондвик смотрел и не верил своим глазам. Да и как было поверить, когда он твердо был уверен, что болота здесь нет. Он прекрасно знал свои земли. Были на их просторах и болота, но не здесь, а гораздо дальше к северу. Даже если он заплутал в лесу и вышел не в сторону деревни, все же этот лес никак не смыкался с болотом! Лиента растерянно оглянулся: вот лес, он через него прошел, снова посмотрел вперед – вот болото, которого не может быть…

Действительность странным образом начала напоминать ему иллюзорную реальность кошмаров. Но ведь сейчас он не спит! Лиента едва удержался от того, чтобы ущипнуть себя. Так скоро?..

Холодная ярость остудила голову. Как скоро ведьма принялась за свои забавы! Как это она про сон сказала? Мир действительности странной? Да уж, куда страннее! Он вдруг понял, что да, изменилась сама действительность, он совсем не в том лесу, который видел с холма – пойди он сейчас назад прежней дорогой, она не выведет его на солнечный склон. Лиента сжал рукоять меча – болото? пусть будет болото! Сегодня он чувствует в себе силу, он не спит, и нет в руках предательской, подлой, ватной слабости! Лиента вернулся в лес, вырубил хороший, прочный шест и ступил на ближнюю кочку – под ногами аппетитно чмокнула жижа.

Лиента стремился к темной зубчатой полосе, которую приметил впереди. Он прыгал с кочки на кочку, и во все стороны недовольно прыскали маленькие зеленые лягушки. Потом опора с коварной мягкостью стала уходить из-под ног, и ему теперь приходилось выверять каждый шаг. С нудным звоном вилось над Лиентой облако насекомых, то и дело вспучивались рядом пузыри болотного газа, с ревом вырывались из пучины болота. Несколько раз он по пояс проваливался в податливую жижу, и лишь чудом удавалось выдраться из врадчиво-уступчивой топи. Изредка, как подарок судьбы, попадались крохотные островки, и он падал ничком, собираясь с силами, лежал несколько минут.

Он прошел. Мокрый до нитки, грязный, потеряв в болоте шляпу, с дрожащими от напряжения ногами, упал на берег и долго не шевелился. Красное солнце висело низко, едва не касаясь синей кромки далекого леса. Лиента заставил себя подняться, с трудом стянул ботфорты, вылил мутную жижу, отцепил одинокую шпору и отбросил в густые заросли осота. Потом отыскал на краю болота оконце чистой воды между кочками и смыл с себя грязь. Постоял, глядя, как темная, блестящая дорожка на воде, где он только что прошел, медленно затягивается зеленой пленкой ряски, повернулся к болоту спиной и устало вошел в чахлое редколесье.

Тонкие темные стволы тянулись к солнцу, но были так слабы, что некоторые не выдерживали даже собственной тяжести, подламывались и оставались догнивать полу-упав, опершись на ненадежные кроны собратьев, обнаженные и черные, щетинились острыми сучьями. Они вызвали какие-то смутные ощущения у Лиенты и он, кажется, даже не очень удивился, когда снова оказался на краю болота. Чтобы слишком огорчиться у него уже не было сил, он только машинально отметил, что суша оказалась всего лишь островком в обширной топи. Он только остановился на минуту, чтобы окинуть взглядом широкое унылое пространство и наметить ориентиры.

* * *

Стрункой вытянулась Адоня, подняла голову в прозрачное небо, выкрашенное в тревожный зоревой цвет, и послала в него заклинание-молитву. И материализовалась в неустрашимое оружие сила ее ведовства, засияла золотым сиянием праведности и любви. Адоня стиснула в ладонях рукоять, золотым лучом рассекла пространство.

– Черный Эстебан, заклинаю! Путами упадет на тебя мое заклятие, лишит воли и силы! Моя власть над тобой и моя воля! Ты – илот-невольник, раб моей силы, я велю тебе прийти ко мне!

Адоня закрыла глаза, сосредотачиваясь в своем мысленном приказе, чувствуя противодействие черного мага, и сминая его… А когда открыла глаза – Эстебан стоял в нескольких шагах от нее, в глазах его не было ни чувства, ни мысли. Она была удивлена – не очень большие усилия потребовались, чтобы превратить его в послушную марионетку, Адоня ожидала борьбы, и эта неожиданная легкость несколько беспокоила, потому что была непонятна.

– Эстебан, я вызвала тебя для боя, а не для того, чтобы воспользоваться беззащитностью жертвы, следуя твоему методу палача. Я снимаю свое заклятие и возвращаю тебе тебя.

Он глубоко вздохнул, как будто проснулся. Ожили, сверкнули глаза, он укоризненно проговорил:

– За старика поквитаться надумала! Старик и был-то никчемным, а теперь и подавно, за что же ты драться собралась, Адоня? Зачем нам это непримиримость? Хочешь, повинюсь за старика, но у меня выхода другого не было.

– Ложь! И бой ты примешь – сейчас у тебя, действительно, выбора нет. И драться сегодня ты по моим правилам будешь, бой поведешь до конца.

– Не думаю, что ты умереть торопишься. Значит, моей крови жаждешь? Что ж, это еще больше красит тебя – жесткость, сила. Я люблю тебя всю, каждую черточку твою, каждый вздох, и любовь, и ненависть твою…

– Не паясничай, черный Эстебан! Не лицедействовать я тебя звала. Слушай и запомни: у сегодняшнего боя только три развязки может быть – победить, умереть или молить о пощаде. И если сдаться, то на условии победителя.

– О, я уже знаю, какое условие тебя поставлю!

– Оно только одно – отречение от Знаний и от силы, которые они дают.

– Ого! А это не чересчур?

– Боишься? А ты рискни. Приз, который получит победитель, стоит такого риска.

– Приз? Постой… Силу побежденного возьмет победитель? Я стану владеть твоей ведовской силой?

Адоня засмеялась.

– При условии, что свою жизнь я оценю выше ее.

– Ты хорошо придумала, мне нравится!

– Но запомни, черный Эстебан – только я могу остановить бой. Моей волей он начинается, в моей воли и распорядиться им.

Он коротко рассмеялся, блеснули белые зубы.

– Твоя воля. Но ты тоже помни – не я вызвал тебя, не я хочу крови и боли, ты заставила меня. Бой есть бой, но твоя боль будет болеть во мне, как моя собственная.

Адоня подняла меч, направила острие на Чародея, и в то же мгновение он преобразился, стал воином – плавно и хищно, как сильный зверь подбирается к жертве, он начал сближаться с ней, чутко сторожа каждое ее движение. Он сливался со сгустившимся сумраком – смуглое лицо, темное одеяние растворялись в темноте, меч его был самой темнотой в темноте, и только отблескивали стальные пластины, которые вросли в облачение, вместо щита прикрывали грудь, живот и плечи.

* * *

Позже, с содроганием вспоминая о той ночи, Лиента не мог себе объяснить, как он остался жив, как выбрался из самого центра страшных, непроходимых, мертвых топей? Временами сознание его совершенно выключалось и, приходя в себя, он со страхом озирался – как шел в беспамятстве, как миновал бездонные зыби? А то вдруг глаза начинали изменять ему и показывали то, чего не было – будто странная белая дорога подобно бледному лучу тянется к нему издалека, ложится под ноги, и грезилось ему в эти минуты, что пока он ступает в этот рассеянный молочный свет, с ним ничего не случится. Видел он и черные бесформенные тени, что кружили над ним, преследовали неотступно. Стерегли мгновение, набрасывались разом, застилали глаза, вязкой гнилью хватали за ноги, и в нем билась только одна мысль: "Только бы не погас тот далекий светильник, посылающий светлую дорогу! А он сможет, дойдет…" И эта мысль помогала протолкаться сквозь мутные, упругие тени, выдраться из ненасытной топи…

Потом он стряхивал эти наваждения и с досадой спрашивал сам себя – какие тени? какой свет? И скрывал от своего рационального ума, что ждет: покажись мне снова, мой светлый путь, покажи, что ведешь меня и хранишь… И через какое-то время, когда крайнее изнеможение приводило его сознание в какое-то измененное, пограничное состояние, снова стлалась под ноги светящаяся дымка, и почему-то от этого он был почти счастлив, и в радости прибывали силы.

* * *

Эстебан чаще, чем нужно, прибегал к трансформации оружия. Это был допустимый прием, и Адоня не могла упрекнуть его, но Эстебан не упускал возможности ставить Адоню в затруднительные, опасные ситуации. В момент, когда она ставила свой меч под атаку легкого клинка, на него обрушивался тяжелый двуручный меч, и Адоня едва удерживала выворачивающееся из рук оружие.

Турецкий палаш он в подходящий момент дополнял длинным кинжалом, и Адоня едва успевала уйти от подлого укуса узкой стальной молнии… Он был в постоянной готовности воспользоваться малейшей ее оплошностью.

Лютой была схватка – они не жалели ни себя, ни оружия. На черном облачении кровь была не видна, но Адоня знала, что ее белое одеяние запятнано и его кровью. Силы был равны, и бой обещал быть долгим, до роковой ошибки одного из соперников.

Сознание своей правоты и необходимость наказать негодяя укрепляли Адоню, превосходство ее становилось все более очевидным.

Первую серьезную рану она нанесла, когда острие Золотого Клинка вмяло стальную пластину на груди Эстебана. Сама по себе рана не грозила жизни, но обильная потеря крови истощала его силы.

Яростный, питаемый злобой, Эстебан исступленно кинулся в атаку. Но злоба – ненадежный товарищ, предать может, ослепив. Схлынула волна бешенства, и снова Эстебан стал холодным и расчетливым. Однако рана напоминала о себе слабеющей рукой, испариной на лице, неверным ударом.

Когда Эстебана не сдержал атакующего удара, и меч Адони скользом прошел по его плечу, случилось непонятное – кинжал выпал из рук Эстебана, но чародей не вернул его себе – он выпустил часть своей силы, жизненно необходимой ему. Зачем? На что он ее потратил?

Теперь Эстебан только оборонялся, все внимание сосредоточив на отражении ударов Адониного меча. Смуглое тонкое лицо искажалось от напряжения, с надсадными стонами отбивал он ее тяжелый меч

* * *

Была уже ночь, когда он почувствовал под ногами сухую, твердую почву и силы оставили его. Не сразу до слуха пробились голоса ночи – сонный лепет листвы, далекое уханье и истерический хохот, резкая возня в чаще и чей-то отчаянный запоздалый вскрик, шорох и потрескивания. Это были звуки настоящего леса. Лиента повернулся лицом к холодным, равнодушным звездам, с усилием поднял ногу, потом другую и его дважды окатило грязной водой из высоких ботфорт.

Он уже почти доплелся до опушки, когда из-за черной стены деревьев на освещенное луной пространство неторопливо выступили несколько крупных зверей. Помедлив, они не спеша вытянулись вереницей, охватывая человека полукольцом. Прямо перед Лиентой стоял огромный, матерый зверь, явно, вожак стаи. Он не торопился, медлил, втягивая ноздрями волны запахов, влажный белый оскал поблескивал в лунном свете. Лиента смотрел на него почти с безразличием. Это был конец. Зачем он прорубался сквозь тот змеиный лес, выдирался из топи? Зачем вел его Белый Луч? Чтобы предать здесь? И волна протеста вскипела в душе – не мог он предать! Не могло все быть напрасным! Это он сам сдается!

– Укрепи меня, Белый Хранитель! Дай силы и мужества!

Вытягивая меч из ножен, он двинулся вперед, чтобы выиграть несколько шагов из расстояния, отделявшего его от деревьев.

Против ожидания, первым к нему метнулся не вожак, а тот, что стоял от него слева. И через мгновение покатился по траве, орошая ее темной кровью. Вожак принес собрата в жертву, подставив под первый удар. Мгновением позже, не позволив человеку сделать замах, грозящий смертью, в него вцепилась вся стая. Сперва обожгло нестерпимой болью, но потом он уже не очень остро чувствовал ее в клубке тел, в смертельной карусели. Звери рычали, рвали его. Лиента выпустил бесполезный меч и отбивался кинжалом – колол, резал, отдирал с собственной плотью, отшвыривал прочь.

Мелькали оскаленные горячие пасти, исходили слюной. И он тоже рычал от ярости и боли, волочил их за собой и успевал изумляться – как остается на ногах в сплетенном клубке тел? И одновременно молился только о том, чтобы не упасть. И еще – стояли перед ним глаза, налитые ненавистью. Он увидел их сквозь взгляд вожака. Они были странно и неуловимо знакомы Лиенте Он проволок их через открытое пространство к деревьям, припал спиной к толстому корявому стволу. И когда удалось на долю секунды высвободиться из их клыков, Лиента подпрыгнул, изодранными руками вцепился в ветку, подтянулся невероятным усилием – даже и не физическим, а усилием воли – и зубы вожака лязгнули в пустоте. Он навалился телом на развилку толстых ветвей, прижался лицом к узловатой коре и обмяк – сознание оставило его, и он провалился в глубокое беспамятство, которое не требовало уже ни борьбы, ни мужества, в нем не было боли и смертельной усталости…

Дольше других бесновался вожак в ярости от того, что жертва, чьей крови он уже отведал, ускользнула от него, хотя оставалась так близко. Сверху частыми каплями падала кровь, и запах ее сводил зверя с ума. Он рвал когтями кору, по которой сочились красные струйки.

* * *

Что-то изменилось в окружающем Адоню пространстве, сам воздух стал неуловимо другим – как будто вошли невидимые и неслышные струи неких энергий, и непонятно какими чувствами она улавливала их. Однако они были, реально вплетались в ткань пространства. Адоня выделила их и слилась с ними мыслью: азартной дрожью отозвалось в ней ощущение охотника, которого она никогда не испытывала, оно было чуждо ей; здесь же была алчь голодного зверя, вкус крови, нестерпимое желание зубами рвать парную плоть… Адоня поморщилась – стая загнала кого-то. От этого никуда не денешься – волки должны убивать. В это момент взгляд ее скользнул по глазам Эстебана – в них было мрачное торжество. Он тоже чувствовал. Но почему – торжество? Кто жертва? И в следующее мгновение пришло знание – Лиента!

– Почему!? Почему он там!?

Ударом хлыста ожгла торжествующая усмешка, и еще через мгновение Адоня оказалась в нескольких шагах от беснующейся под деревом стаи.

Ее властный голос заставил зверей разом обернуться к ней. Вожак вымахнул навстречу, встал, твердо уперев в землю широко расставленные ноги, низко к земле пригнул голову. Шерсть на загривке вздыбилась, он оскалил клыки и угрожающе заворчал.

Стая была хорошо знакома Адоне, несколько раз они встречались в чаще, и волки признавали ее первенство, уходили с дороги. С вожаком – сильным, умным, независимым зверем у них были уважительные отношения. Но сейчас… Так вот куда отлетел выбитый кинжал, вот куда ударил!..

– Вон! – с презрением бросила Адоня, в упор глядя в холодное пламя отнюдь не звериных глаз. О, как знаком был этот холодный, лютый свет!

– Пошел вон! – гневно повторила Адоня.

Волк глухо заворчал, морда вздрагивала в оскале. Зверь стал вместилищем магической силы Чародея, не вожак вел сегодня свою стаю.

– Убирайся к себе, Эстебан, здесь я тебе больше ничего не позволю.

Волк неловко попятился – шаг, второй… Повернулся и медленно затрусил в темноту. Стая потянулась за ним. Адоня бросилась к дереву, всмотрелась в переплетение ветвей.

– О, нет! – простонала она, рассмотрев безвольно свешивающуюся окровавленную руку.

* * *

Лиента пришел в себя, открыл глаза и прямо перед собой, близко увидел неровную каменную стену. Повернул голову, и сейчас же нахлынула боль, запульсировала в каждой клеточке тела. Обнесло дурнотой, и он поспешил зажмуриться, чтобы прервать тошнотворное кружение вокруг себя.

…Что-то прохладное прикоснулось к коже, пылающей болью, к губам, принесло облегчение. Он снова медленно открыл глаза и в мягком свете свечи увидел склонившуюся над ним Адоню. Некоторое время он смотрел на нее молча, потом, так и не промолвив ни слова, отвернулся к стене.

К этому времени Адоня знала все, что произошло с Лиентой после ее ухода из замка. Видимо, Эстебан решил воспользоваться тем, что она, погруженная в горечь, обиду и скорбь, на время оставит Лиенту без защиты. Хотел ли он гибели Лиента, или был в планах Эстебана какой-то подлый нюанс, но он старательно формировал смертельно опасные ситуации. И все это время защита, выстроенная Адоней, была противодействием черному Эстебану, вносила свои поправки в его планы. Адоня теперь и сама не смогла бы разграничить действия черного мага и противодействие ему. Эстебан лишил Лиенту его коня? Или наоборот, скакун стал опасен для хозяина, и его прогнали? Эстебан сделал свертку пространства и привел Лиенту в непроходимую топь, в которой он должен был бесследно сгинуть. Но у Лиенты был проводник, и жуткий путь через болото закончился вблизи пещер. А болота?.. Пойди, найди их теперь!

Наверно, в какой-то момент Эстебан понял, что Лиента закрыт от него и пришел в ярость. В этом разгадка, почему Адоне с такой легкостью удалось сломать его сопротивление и подчинить своей силе – она застала черного Чародея во время волшбы, и что еще важнее – разгневанного, а гнев и разум несовместны. Отдавшись во власть страстей, человек перестает принадлежать себе, становится слабым. Вот и Эстебан не успел овладеть собой, чтобы сконцентрироваться для отпора. В гневе он забыл об осторожности, раскрылся. Адоня усмехнулась. Изворотливости его надо отдать должное – он нашел и воспользовался единственным, возможным для него шансом. Бой могла прекратить только она сама, и он понял, что прервет она его только ради Лиенты.

Адоня с состраданием смотрела на Лиенту – он снова оказался подобным легкой лодке, брошенной в пасть штормовых шквалов. Из задумчивости ее вывело шипение огня в очаге – в котелке ключом бурлила темная густая жидкость, пена выплескивалась через край, в огонь.

Смачивая белые тряпицы, бережно прикладывала их к страшным рваным ранам, до утренней зорьки склонялась над Лиентой, – что знала, что умела все отдавала ему. Врачевала то словами заветными, то целебной энергией бережных рук. Три сбора за ночь приготовила, несчетно тряпицы на ранах меняла. Когда устало разогнула спину, снаружи, над лесом уже разгоралась утренняя зорька. Адоня улыбнулась, довольная результатом своих стараний – сегодня, пожалуй, она заслужила доброе слово от Лиенты.

Он открыл глаза, когда наверху давно уже был день. Впрочем, в пещере это никак нельзя было определить. Взгляд Лиенты скользил по серым стенам, по неровному каменному своду. Пространство пещеры наполнялось приятным теплом от очага, горевшего в углублении стены наподобие камина. От него же расходился ровный свет, неожиданно сильный, высвечивая все уголки. Лиента увидел пучки сухих трав, цветы на столе, – видимо, от них в пещере стоял тонкий аромат цветущего солнечного луга. Он не заметил, откуда появилась девушка, она улыбнулась, быстро подошла к нему, ласково проговорила:

– Наконец-то вы пришли в себя!

Помолчав, он спросил:

– Это твое жилье?

– Да, здесь я живу, господин барон. Здесь не так роскошно, как у вас в замке, но если честно, мне здесь нравится гораздо больше.

Лиента ничего не ответил, и Адоня с той же ясной улыбкой проговорила:

– Сейчас я вас напою замечательным бульоном! Уверена, что вы умираете с голоду, господин барон.

– В твоем бульоне варились лягушки с крысами?

– О, господин Яссон, – укоризненно сказала Адоня, – вы так скоро начали демонстрировать вздорность и раздражение. Лучше посмотрите, какой малины я сейчас набрала для вас. Попробуйте! Вы убедитесь, что не пробовали ничего вкуснее!

Она поставила перед ним решето, наполненное янтарными и рубиновыми ягодами – сквозь тонкую кожицу готов был брызнуть спелый сок. Лиента с пренебрежением взглянул на них, но снисходительно сказал:

– Хотя бы одно их достоинство несомненно – в них нет твоих отвратительных снадобий.

Адоня внимательно посмотрела на него.

– Барон Гондвик, вы непременно хотите ссориться со мной?

– Мне – ссориться с тобой? В своем ли ты уме?

– Господин барон, – изумленно проговорила Адоня, – неужели вы не испытываете ни малейшей признательности, за то, что остались живы благодаря мне?

– Благодарить тебя!? – воскликнул Лиента. – За что прикажешь мне быть тебе благодарным? Может быть за то, что своими ведьмацкими промыслами заставила меня заплутать в собственных владениях, хотя я знаю их, как свои пять пальцев!? За то ли, что привела меня в те жуткие топи и напустила волков? Довольно с тебе и того, как ты веселилась, когда я барахтался в болотах. Не сомневаюсь, ты все время была где-то неподалеку, чтобы объявиться в нужный момент: "Я спасла! Не желаете ли отблагодарить?" Мерзкое порождение ада! Слава Всевышнему, я вижу тебя насквозь и мне ясен истинный смысл твоих слов и поступков! Тебе стала тесна твоя шкура? Жаждешь силы и власти? Для этого только-то и нужно – завладеть моим именем и состоянием, не так ли? Но клянусь – ты можешь убить меня, но никогда не будешь носить славной фамилии Гондвиков! – обессиленный речью и гневом, бледный он откинулся навзничь, прерывисто проговорил: – Ты ликуешь… думаешь, достигла, чего хотела… Едва я вышвырнул тебя из замка, как ты заполучила меня… в свое логово… Теперь я в полной твоей власти… Но только тело… Ты можешь и дальше заставить его страдать… Но мой разум… он – мой. Тебе не удастся… свести меня с ума…

Адоня стояла перед ним с выражением боли на лице.

– Бедный… бедный… – прошептала она. На глазах ее заблестели слезы, но она улыбнулась, сказала мягко: – Клянусь вам, господин барон, ни словом, ни делом, ни помышлением даже я не пожелаю вам зла. Знаю, вы не слышите того, что я пытаюсь сказать вам, все слова поворачиваются к вам какой-то изнанкой смысла. В далеких землях я слышала сказку… Недобрый человек изготовил зеркало, которое искажало все, что в нем отражалось. Однажды оно разбилось, и крохотные осколки его разлетелись по свету. Горе, если такой осколок вонзится человеку в глаза – белое тогда видится черным, а черное – белым. Еще страшнее, если он попадет в сердце – он убивает любовь. Ах, если бы это была только сказка.

– Договаривай.

– Вас сделали слепым и глухим. Вы не можете увидеть истинного врага.

– Так у меня еще и истинный враг есть?

– Да, господин барон.

– И ты его, конечно, знаешь!

– Да, господин барон.

– Ну, назови!

Какой вызов прозвучал в его голосе!

– Нет, мой господин. Имени вы не услышите. Я, действительно, знаю, кто ваш враг. Это от вас он прячет свое лицо. От меня он тоже таил его в первую нашу встречу – вы знаете, когда это было. Но уже на другой день я услышала его имя от человека, ставшего мне другом – Консэль назвал его, за что и заплатил жизнью. И в тот же день я снова встретилась с вашим злым гением. Он искал этой встречи, чтобы предложить сделку – "Отдай мне Гондвика", – сказал он. В то раз он еще прятал от меня лицо, но я назвала имя, услышанное от Консэля, и не ошиблась. Не ждите, сейчас я его не назову – в глубине души вы знаете его. Это ваше собственное знание, я вам его не подсказала. Но вы готовы обрушить на меня свой гнев, как только я произнесу вслух известное вам. Зачем вам истина, если вы заранее готовы ее отвергнуть?

– О твоем коварстве я наслышан. Как умело плетешь ты сети лжи! Да, разумеется, тебе будет куда как легче, если я останусь в одиночестве, и не на кого будет опереться. С Консэлем ты долго не тянула, теперь пришла очередь более тонкого оружия – клеветы?

– Нет, мой господин, вы не услышите дурного ни о ком из дорогих вам людей – я не хочу причинять вам боль. О предательстве узнавать слишком больно, а вам сейчас и без того страданий хватает. К счастью, вокруг вас достаточно людей, по-настоящему вам преданных, и их у вас никто не отнимет. Но одного вы отринете сами, того, кто завесил черными шторами ваш разум. Теперь же прекратим этот никчемный спор.

– Разумеется, тебе не терпится перейти к делу. Как ты нетерпелива сегодня. Дождись ночи – разве не легче завладеть волей жертвы, когда ее разум спит? Тем более, теперь тебе не надо пробираться в мои покои, как в ту ночь.

– Но как раз она была не самой плохой, разве нет?

– Ты знаешь! – в ярости рванулся он к ней, но сил хватило только приподняться на локтях. Лицо побелело от боли и гнева. – Ты все знаешь! Кому и знать про мои ночи, как ни тебе! Ты даже не желаешь больше скрывать! Я запрещаю применять ко мне твои дьявольские штучки!

– Ложитесь немедленно, если не хотите, чтобы раны опять открылись, – она положила руки ему на плечи и решительно заставила опуститься на постель. – Я не стану вам ничем вредить, даю слово.

– Слово! – пробормотал Лиента, тяжело дыша. – Да много ли оно стоит?

– Ну, уж в этом вы только на деле убедитесь. А ночей не бойтесь – будете спать, как младенец, поверьте.

– Тебе ли не знать…

– Ах, Яссон Гондвик… – Адоня покачала головой. – Что ж, мне остается только взывать к вашему разуму. Волей или неволей, нам придется некоторое время пробыть рядом, я не хочу каждый час, каждую минуту ощущать вас в состоянии войны со мной. Давайте заключим перемирие на время вашего нездоровья. Поверьте, что сейчас мы едины хотя бы в одном желании – о скорейшем вашем выздоровлении.

– Я совсем не уверен, что ты этого хочешь, – непримиримо проговорил Лиента.

– Будьте же последовательны – не далее пяти минут назад вы утверждали, что я теперь играю роль вашей спасительницы. Значит, я обязана вас спасти. Поэтому сейчас вы можете без опаски принимать от меня помощь. Но сколько ненужных слов! Прекратим это. Вы слишком слабы и держитесь лишь на одной своей гордыне. Вот ваш бульон, а потом непременно спать.

– Не нужно мне никакого бульона… Из твоих рук я ничего не приму. Я не желаю… оставаться в твоем логове. Но не в твоих интересах дать мне умереть от голода, и ты найдешь способ доставить меня в замок… я уверен…

Адоня обернулась резко, гневно проговорила:

– Не к лицу барону Гондвику вести себя подобно капризному, вздорному юнцу! Вы будете безропотно выполнять все, что я велю.

– Как ты смеешь?!

– Довольно! – Адоня повысила голос. – Здесь я хозяйка и ваши заносчивые окрики вам мало помогут. Попробуйте еще разок уверить меня, что от меня вам только плохо, и я на денек предоставлю вас самому себе. Не думаю, что вы сможете резвиться так же, как сейчас, и пускать в распыл силы, которые я в вас по капельке собирала.

Лиента усмехнулся.

– И что предпримет… моя благодетельница… если я откажусь выполнять… ее требования?

Адоня вдруг почувствовала всепоглощающую, огромную нежность к лежащему перед ней израненному, в окровавленных повязках мужчине. Как посмела она даже на мгновение забыть, что это – Лиента. И он искренне уверен, что она – олицетворение зла, заклятый враг его и даже будучи слабым, как ребенок, продолжает отстаивать себя. Лиента – невольный участник странной войны, самый страдающий из троих, потому что абсолютно беззащитен. Как позволила она себе забыть об этом и доставить ему лишние страдания!?

Адоня ласково тронула руку Лиенты.

– Простите меня, господин Яссон. Разумеется, я не сделаю с вами ничего ужасного, я ведь уже об этом сказала. Но и противиться мне я не позволю, иначе как мне поставить вас на ноги, а тем более – как же выйти замуж за вас? – она засмеялась и покачала головой. – Я могу, например, ввести вас в состояние полусна. Кстати, вы с удовольствием это примите, потому что слишком слабы и больше всего хотите покоя. Но я этого делать не хочу. Обуздайте на короткое время свои чувства, согласитесь на временный мир, хотя бы на видимость его.

Говоря так, Адоня сняла с очага котелок, прихватив его чистой тряпицей. Перелила содержимое в глиняную кружку, подошла к Лиенте, заглянула в глаза.

– Время пойти на взаимные уступки, – с виноватой улыбкой проговорила она.

Лиента молча отвернулся к стене.

Он почувствовал на щеке ее ладонь. Она осторожно, но решительно повернула к себе его лицо. Взгляд его был полон ярости, но… гневные слова застряли в горле – обоими ладонями она держала кружку. Но одновременно он отчетливо чувствовал ее ладонь на своей щеке! Она была сухая, чуть прохладная, от нее даже пахло малиной… Лиента почувствовал, как по спине скользнул холодок, он безотчетно дернулся, резким движением провел по лицу – жуткое наваждение исчезло.

– Испугались? – по-доброму улыбнулась Адоня. – Непонятное всегда пугает. А это даже не ведовство. Ближе к гипнозу, только немножко по-другому. Я послала вам мысль, желание свое. Если бы я его высказала, вы восприняли бы мою мысль разумом и воспротивились бы, как всему, исходящему от меня. Но я ее не высказала, и она ушла глубже, мимо сознание. Мысль разумная, не во вред, и там, глубоко внутри, вы со мной согласились. А дальше вы сами, господин барон, ваше подсознание, оформило это в какой-то образ, в ощущение. И нет здесь магии – одно только умение донести свою мысль. И не думайте, что эти демонстрации доставляют мне удовольствие. Пожалуйста, довольно.

Она подсунула руку ему под плечи, ловко приподняла и присела в изголовье постели так, что голова Лиенты легла ей на плечо. Он было напрягся, но ее ладонь легла ему на грудь.

– Чш-ш-ш, смиритесь, мой гордый пленник. Отыщите в своем положении приятные стороны и наслаждайтесь ими.

– Неужели есть и приятные? – усмехнулся Лиента.

– Разумеется. Возможность ни о чем не тревожиться, позволить другим делать это за вас. Позволить ухаживать за вами, жалеть и сострадать. Наконец, наслаждаться покоем, которого вам так не хватало в последние месяцы.

И Лиента смирился: безропотно выполнял требования Адони, покорно выпивал горькие настои и отвары, молча терпел перевязки. Он вообще молчал почти все время, а если приходилось отвечать на вопросы Адони, то ограничивался ответами короткими и односложными. Стараниями Адони дела его шли на поправку, раны затягивались быстро, что называется – на глазах. Куда труднее было исцелить его душу, пропитанную ядом черного чародейства: Лиента по-прежнему был с ней сух, ни разу взгляд его не потеплел, ответная улыбка не коснулась губ – он ни на гран не верил ей, в ее доброту и бескорыстие. Но Адоня видела и благие изменения – Лиента стал гораздо спокойнее, терпимее, глаза его уже не вспыхивали раздражением от каждого пустяка. И главное – страх ушел. Лиента обретал уверенность в себе, а значит, освобождался от влияния Эстебана.

Но в этом был и минус – почувствовав уверенность в своих силах, Лиента захотел освободиться от тягостной для него Адониной опеки.

В то утро он впервые заговорил по собственной инициативе. Коротко сказал в пространство:

– Сегодня я возвращаюсь в замок.

– Что ж, – помедлив, проговорила Адоня, – раны достаточно зажили для верховой езды. Хотя, состояние ваше несколько ухудшится после поездки, но теперь это уже не страшно. И все же, если бы вы дали мне еще дня три – вы уехали бы абсолютно здоровым и полным сил. Я ведь не очень вам досаждаю. Согласитесь, вам у меня было не очень плохо, а если совсем честно – лучше, чем в замке, спокойнее.

– Может, мне здесь и поселиться? – сухо поинтересовался Лиента.

– Нет, свое жилье я вам уступать не собираюсь, господин барон. Но окрепнете вы здесь гораздо быстрее.

– Я должен повторить то, с чего начал?

– Нет, воля ваша, онг Гондвик. После завтрака я пойду в деревню и приведу коней.

– Коней? На скольких же я поеду?

– На одном. Второй для меня.

– Разве я сказал – мы поедем?

– Простите, господин барон, а разве я собираюсь вас об этом спрашивать?

Лиента посмотрел удивленно, хмыкнул:

– Ты не глупа, значит, – не от глупости дерзишь. Силу свою чувствуешь?

Адоня вздохнула.

– Да как же я одного вас отпущу? Вам только кажется, что вы здоровы. Дорога не близкая и… как знать, не заведет ли она снова в болото.

– Про это только ты знать можешь, – зло блеснули глаза Лиенты.

Неторопливая езда и частый отдых по настоянию Адони значительно удлинили время пути. Вечерело, когда они въехали в ворота замка, устроив своим появлением радостную суматоху. (Адоня нашла способ сообщить матушке Лигите, что барон Яссон жив и скоро вернется домой, после чего в замке улеглась паника, вызванная возвращением Азгарда одного, без всадника).

Лиента устало спешился, коротко взглянул на Адоню.

– До завтрашнего утра можешь считать себя моей гостьей.

– Благодарю вас, господин барон. Это великодушно.

Он молча отвернулся от нее.

* * *

Густые фиолетовые сумерки покоем окутали замок, дневные хлопоты затихали. Погруженная в свои мысли, Адоня вошла на верхнюю, застекленную галерею.

– Приятная встреча, – неожиданный насмешливый голос заставил ее вздрогнуть.

Обернувшись, она рассмотрела в густой тени Лиенту. Он сидел у стены на маленьком мягком диване.

– Господин барон? Простите, я не увидела вас… иначе не нарушила бы вашего уединения.

– Зачем ты сюда пришла?

– Я ходила на могилу Консэля… А потом не захотелось возвращаться в маленькую комнатку, хотела посмотреть на вечернюю зорю.

– Зачем ходила на могилу старика? Может, прощения у него просила? – усмехнулся Лиента.

Адоня прислонилась головой к переплету рамы.

– Я виновата в его смерти, но иначе, чем вы думаете, барон Яссон. Консэль, действительно, стал мне единственным другом здесь.

– Если быть твоим другом столь рискованно, я предпочитаю оставаться врагом.

– А он предпочел рискнуть… хотя я его предупреждала, я знала, что с ним могут расправиться… За дружбу со мной. И еще за то, что любил вас больше собственной жизни.

– Зачем ты лицемеришь, вот сейчас? – в голосе Лиенты не было раздражения, усталость скорее. – Или это столь глубоко сидит в тебе, что стало образом жизни? Я еще могу понять, когда в основе корысть, но сейчас… Громоздишь ложь на ложь, она стала сутью тебя и всего, что вокруг тебя… Я собирался сообщить завтра…

– Слушаю господин барон.

– Завтра ты навсегда уедешь отсюда. Я не хочу, чтобы мы еще когда-нибудь встретились. Рустер проводит тебя на Энтули. Это не близко, но, надеюсь, путь не покажется слишком утомительным.

Адоне показалось, что по галерее потянуло сквозняком, она обхватила плечи.

– Будьте великодушны, ответьте на мой вопрос, онг Гондвик. Это намерение появилось после того, как мы приехали в замок?

– Какое это имеет значение?

– До замка оно было бы вашим, а здесь – чужое, которое вы выдаете за свое. Итак, мой господин, вы решили прекратить наше перемирие?

Лиента усмехнулся.

– Эти несколько дней позволили мне больше узнать тебя. Поэтому я не хочу дать тебе возможность первой напасть. Я ведь не обладаю твоими талантами, чем мне ответить? Ты говорила: "Смиритесь, барон." Теперь я говорю – смирись.

Адоня с сарказмом проговорила:

– Вы бесконечно добры, онг Гондвик. Благодарить меня столь щедро! Поистине безгранично великодушие и справедливость Яссона Гондвика!

– Не забывайся! В твоей насмешке – угроза? Поверь, мне не хочется прибегать к жестоким мерам. Вероятно, я рискую, предоставляя в твое распоряжение целую ночь… Но если ты дашь мне слово…

– Слово!? Неужели теперь вам достаточно моего слова? Да, я обещаю, что ваше… великодушие ни для кого не обернется злом. Яссон Гондвик! Онг Гондвик! Вы абсолютно уверены, что как только спровадите меня в островную тюрьму Энтули, на вас снизойдет покой? Да совсем вы в этом не уверены, вы по-прежнему будете жить в страхе. Плохой совет вы получили. А хотите, я дам вам совет? Прикажите сложить во дворе замка кучу хвороста и окажите мне последнюю честь – лично проводите на ту кучу. Вот наивернейший способ, тем более, что вы мечтали о нем. Интересно, что вас удерживает? Ведь не совесть – с нею вы легко договоритесь – разве человеческие законы порядочности применимы к нечеловеку – к ведовке? Ваш советчик давно играет со мной без всяких правил. Вероятно, боги все же хранят вас от этой ошибки, – ведь не во мне зло, не я тот Черный Человек. Без меня вы останетесь с ним один на один. Ах, господин барон, что ж вы так покорны? Разве не чувствуете душой, что это неправильно, не по доброму? Отчего же соглашаетесь? Ведь знаете – вы способны дать отпор тому черному негодяю из ваших кошмаров, и я пришла в этом помочь. Разве он не бежал от нас в ту ночь, когда я пришла к вам? – Адоня горько вздохнула. – Покойной ночи, господин барон, спите спокойно. А не облегчить ли в последний раз боль ваших ран? Может, это они не дают вам уснуть после тяжелого дня? Или все же беспокоит совесть? Не терзайтесь, мой друг. Право, не стоит того невежественная ведовка. Разве достанет у нее ума оценить ваше благородство?

Адоня повернулась и вышла из галереи.

* * *

Замок остался за спиной – темный, мрачный, погруженный в крепкий предрассветный сон. Адоня не торопилась – ей надо было обрести покой и равновесие в себе самой. Решение Лиенты было подобно тому подлому удару, который пытался провести в бою Эстебан. На сей раз он достиг цели – ранил больно. Адоня так надеялась, что Лиента возвращается в замок другим, более самостоятельным и независимым.

Она ехала то легкой рысью, то шагом, то сходила в холодные росные травы и вела лошадь в поводу. Она будила дремлющие полосы тумана, тревожила седые от росы луга.

В полдень, когда солнце встало над головой, Адоня остановилась в маленькой рощице, обнаружив на краю ее, в черемуховом бочаге, бойкий родничок. Адоня отпустила лошадь, села в тень развесистого дерева.

Неужели личина приросла к Лиенте столь крепко, что отдирать ее надо с болью, с кровью? Надо очень захотеть избавиться от нее, но Лиента не хочет, не чувствует ее, не видит опасности. Как показать ему черную сущность Эстебана? Ведь он только уверится в ее попытке оклеветать друга. Эстебан умен, предусмотрителен, но не мог он абсолютно все предусмотреть, где-то есть слабое звено, из-за которого распадется вся цепь. На отчаяние она права не имеет. Разве оружие выбито из рук? Это только жестокий, рассчитанный удар, от которого надо прийти в себя.

Адоня вздохнула. Прилетел легкий ветерок, будто ласковыми ладошками огладил лицо – не грусти! Она закрыла глаза, и показалось, что вместо корявых складок изрезанного временем дерева, плечи утонули в чем-то нежно-податливом, мягком и теплом. Лепетала дремотно листва над головой…

Адоня увидела Лиенту. Вороной стлался над высокими травами, черной стрелой пронзал рощи и перелески. Он понял, наконец! – обрадовалась во сне Адоня, вздохнула счастливо и открыла глаза.

Перед ней стоял Лиента. "Так не сон!?" – встрепенулось сердце Адони, и она радостно улыбнулась ему.

Носок ботфорта ткнулся ей в ногу.

– Вставай! Я хочу драться с тобой!

Услышать эти слова Адоня была не готова.

– Господин барон! – растерянно воскликнула она. – Неужели вы решили ссылку заменить казнью? Так разгневал вас мой побег?

– Побег?! Лживая, подлая тварь! Да, я решил тебя убить, нет другого способа прекратить твои мерзкие злодеяния!

– Но я же не обещала вам смиренно принять заключение на острове!

– Бедная, невинная овечка убегая, мимоходом режет волков!

– Не понимаю… Вы еще в чем-то меня обвиняете?

– В том, что путь свой выстилаешь смертями! – Лиента выхватил оба меча и один швырнул Адоне. – Защищай свою гнусную жизнь, коль высоко ее ценишь!

– Умоляю, одно только слово, барон! Кто погиб?

– Подлейшее существо! Тебе ли не знать, в чью спину ты ударила? Ты лишила меня последнего друга!

– Этого не может быть!

– Довольно, я не объясняться пришел!

– Нет! Ради вас самого, умоляю, опомнитесь! Вернемся сейчас в замок, и вы убедитесь, что стали жертвой злобной мистификации. Он жив и здоров! Я мешаю ему, и он решил разделаться со мной вашими руками. Он знает, что делает – я не способна причинить вам зло, он слишком хорошо это знает! Пожалуйста, поедем в замок. Свяжите меня, если хотите, что угодно, но только вернемся в замок.

– Порождение ада! С каким наслаждением я стану наблюдать твою агонию!

– Вспомните хотя бы, что я женщина! Какой же это поединок? Это убийство!

– Разве я не сказал, что пришел убить тебя? Прикидываешься слабой, беззащитной? Это тебе не поможет, мой друг успел рассказать, каким арсеналом способов убийства ты владеешь. А ведь я едва не запутался в паутине твоей лжи – вчера мне, в самом деле, было жаль тебя. Но не сегодня! Возьми меч и дерись – я знаю, видел, сколь искусно ты им владеешь!

С яростью и видимым удовольствием он нанес первый удар. Адоня успела прикрыться мечом, но удар был так силен, что отшвырнул ее назад, она не удержалась на ногах. Лиента бросился к ней – меч просвистел и врубился в дерево – на Лиенту обрушилась отсеченная ветка, ветер вцепился в плащ, рванул за плечи.

– Ведьма! – взревел онг Гондвик. – Всю нечисть зови в помощь – честный бой тебе претит!

– Лиента! Вспомни! Я умоляю тебя, вспомни, кто ты! Эрит, Дар, юкки! Неужели эти слова ничего не говорят тебе?! Лиента, брат мой! И имя твое кажется тебе чужим?

С обезумевшим лицом Лиента бросился на нее со всей яростью и силой. Меч должен был разрубить ее, но Адоне каким-то невероятным образом удалось отклонить его и только острие достало, чиркнуло коротко. Увидев, что платье ее залило кровью, Лиента удовлетворенно рассмеялся. Адоня зажала рану плащом, с отчаянием глядя на него, проговорила:

– Лиента… ведь не весь ты в его власти… Как мне тебя разбудить?.. Вождь лугар… Ратана!.. Нэй!.. Вспомни!

– Замолчи! – вскрикнул Лиента. – Ведьма! Что за слова ты говоришь!? Твоя сила все еще при тебе… мне больно от них… Но я не позволю околдовать…

Всего через несколько секунд он снова сбил Адоню с ног. Она увидела над собой нацеленное жало меча и одновременно – каким-то иным видением – разбегающуюся путаницу ломких коридоров… занесенный меч в руках Эстебана… Не Лиента! Черный Эстебан смертью навис над ней!

Широко открытые глаза уперлись в глаза Лиенты – сокрушительный удар обрушился на него, отшвырнул на несколько футов, опрокинул на спину.

…Теперь лицо его было спокойно и прекрасно. Адоня медленно отвела тяжелые пряди, упавшие на лицо, слабо улыбнулась:

– Прости…

Она наклонилась низко и коснулась своими губами его губ, прошептала:

– Я люблю тебя, Лиента, брат мой…

Отстранившись, увидела, что испачкала кровью рубашку на его груди. Потом она безуспешно пыталась перевязать рану, чтобы хоть немного приостановить кровь – она обильно выталкивалась из длинного глубокого пореза чуть ниже ключицы. Адоня оторвала длинную полосу от края плаща, но одной рукой наложить повязку не смогла, другая рука онемела и плохо слушалась. Она отказалась от своей попытки, зажала плечо плащом, поднялась, опираясь на меч.

Оседланный конь Лиенты стоял поблизости. Ее лошадь щипала траву поодаль.

– Азгард, – позвала Адоня.

Алхетинец отозвался призывным ржанием.

– Унеси меня отсюда, Азгард…

Она с трудом поднялась в седло.

Лиента открыл глаза и спокойно посмотрел в высокое синее небо. Но в следующее мгновение резко приподнялся, поморщившись, прижал руку к груди. Несколько секунд он недоуменно рассматривал кровь на рубашке, потом, будто вспомнив что-то, вскочил на ноги. Странная лента попалась ему на глаза, и он узнал обрывок плаща Адони, густо окрашенный алыми пятнами. Он скрипнул зубами, стиснул в кулаке ткань, пропитанную кровью, поднял с травы меч – с длинным шелестом он вошел в ножны.

– Вперед! – вонзив шпоры, он резко дернул поводья. – Вперед!

Лиента не задумывался о том, какой путь выбрать в раскинувшемся просторе, точно так же, как утром, вылетев из ворот замка, он будто точно знал направление и ни мгновения не сомневался в его выборе.

Кровь не останавливалась, и Адоня быстро слабела от ее потери. В ушах стоял назойливый комариный зуд, все плыло перед глазами, опрокидывалось… Адоня закрыла глаза и легла на теплую шею коня.

"Сейчас… Я только немного отдохну… Потом я что-нибудь сделаю… Только две минуты…" – подумала Адоня, теряя сознание.

Обладание могучей ведовской силой не дарило бессмертия. Иначе Посвященные не погибали бы в схватках, не сгорали бы на кострах ведуны – старцы клана. Но они оставались всего лишь людьми, обыкновенными смертными, знавшими чуть больше прочих.

Холод привел Адоню в чувство. Она поежилась, застонала от боли и с трудом выпрямилась в седле. Растерянно осмотрелась. Холодный ветер свистел между большими, серыми, скалистыми осколками, чьи острые клыки щетинились со всех сторон. Они были всюду, и при неловком движении конь легко мог пропороть о них ногу или живот. Солнце льдисто бликовало на острых гранях. Адоня невольно обернулась – где теплый простор солнечных полян? Но позади нее лежал крутой склон и срывался в обрыв – Азгард не мог там пройти, как же она попала сюда?

– Добро пожаловать, – услышала Адоня и увидела неподалеку Эстебана.

Скрестив на груди руки, он непринужденно стоял, прислонясь к скале. Оглядевшись, проговорил:

– Неуютно здесь все же.

– Зачем это?

– Чтобы тебе легче было сделать выбор. Или ты навсегда здесь останешься… Или мы уйдем отсюда вместе. Выбери между моей ненавистью и любовью.

– Эстебан… я ведь все равно не верю тебе… Какие бы слова ты не говорил. Нет у тебя любви… значит, и выбирать мне не из чего. Ты пришел убить меня?

– Нет, зачем? Я не такой уж негодяй, и убивать тебя не стану… Он сам это сделает.

– Твои планы поменялись?.. Ведь тебе я нужна была… Теперь – нет?

Эстебан развел руками:

– Ну… Что поделаешь? Но я прикинул – сойдет и Лиента.

– Эстебан… У меня одна просьба к тебе…

– Да неужели?! Последнее желание приговоренного? Ну говори, любопытно послушать.

– Я думаю, ты ничем не рискуешь… Если Лиента и вправду идет сюда…

– Идет, идет, не сомневайся.

Адоня покачала головой:

– Значит, ты ничем не рискуешь… если скажешь – зачем это все. Чего ты хочешь?

Эстебан расхохотался, погрозил пальцем.

– Боишься? – удивилась Адоня. – Это хорошо… Значит, у меня еще есть шанс.

Он усмехнулся:

– Нет у тебя шанса. Если бы он ни ранил тебя, и ты была бы в силе, тогда – конечно. А ведь мне даже хочется рассказать, – он хмыкнул, покачал головой. – Хоть одному человеку… Не ты мне нужна. И ни этот твой – вождь. Мне нужен Граф.

– Андрей?! Зачем?

– Потому что он – это настоящая сила. Я такой не обладаю. Думал, что мне даст ее знание магии, поэтому овладел этой наукой. А ее оказалось не достаточно, это только половина от нужного. Мне надо, чтобы сила Разведчика-хронотрансатора Графа мне служила. Но подчинить его себе вот так, в открытую, в лоб… Не-е-ет, чтобы на это рассчитывать, надо быть круглым идиотом. Ведь даже тебя заполучить я смог лишь с третьей попытки – дважды он тебя возвращал. На третий раз он элементарно проспал тебя. Ты не задумывалась, что против Разведчиков нет никакой реальной силы? Их руководители, может быть? Ни Калныньш, ни Румовский никогда не были Разведчиками, потому не обладают даже подобием способностей своих подчиненных.

– Почему ты так хорошо осведомлен о делах землян?..

– А я-то кто? – рассмеялся Эстебан. – Это ты у нас инопланетянка! Я Графу гораздо ближе, чем ты, – соплеменник.

– Говори дальше.

– Тебе интересно? Так вот, твои Разведчики, они как послушные детишки, которые давно родителей переросли. Они так многотерпеливы, покорны, покладисты, что никому и в голову не приходит их бояться… А представь, что однажды дети не послушались, да при этом пустили в ход весь арсенал своих способностей. Ну и? Против Разведчиков некого ставить, разве что уничтожить физически. Да и это не так-то легко выполнить, если они запросто читают чужие мысли и обладают возможностью блокировать замышленное против них. Вот эту силу я хочу поставить себе на службу. Мне только ключ к ней нужен был. Я долго ломал голову, как это сделать. Мне нужен именно Граф, не годится никто из Отряда – Граф немедленно пресек бы любую "деятельность", раскрутил бы все дело и непременно вышел бы на меня, а против него мне не выстоять. И тут вдруг появляешься ты! Как чудо, как подарок судьбы! Ключ к Графу! Разумеется, я не ожидал, что с тобой будет столько мороки. Проклятие – ты владеешь теми же знаниями, что и я! Откуда?! Это мне до сих пор непонятно. Я рассчитывал, что будет примерно, как с твоим Лиентой – вот такой ты должна была стать. Завладев твоим сознанием, я вернул бы тебя Графу. А перед тобой он раскрыт, у вас любовь, вы с ним "душа в душу"! И вот у нас на троих – одно энерго-информационное поле. А уж эту лазейку в его подсознание я бы использовал на сто процентов! Ну, согласись, придумано гениально.

– А зачем все же, Эстебан?.. Цель?.. – Адоня едва смогла пошевелить губами и не понимала – от леденящего ветра, или ее сковала жуткая бездна истины, которая открылась ей за откровениями Эстебана.

Он сжал губы.

– Они будут знать меня. Все. Я буду сильнее их всех, всей их Галактической Лиги! Я буду великим! Я заставлю их всех признать! И я буду первым бессмертным, я хочу стать бессмертным! А когда они все признают меня, когда за мной будет высшая власть – власть у того, у кого сила, так всегда было! – тогда они сделают меня бессмертным! Нелепые, ветхозаветные нормы морали – удила. Почему бессмертие – нельзя? Мне – можно!

– Ты безумец…

Он расхохотался.

– Нет! Впрочем, гениев часто принимали за безумцев. Теперь ты знаешь все – я был с тобой откровенным до конца. Ну! Какие возможности – ты разве не понимаешь? Мои предложения тебе тоже были искренними – решай, ты со мной? Да ведь и решать нечего: быть убитой вот здесь или жить во славе, иметь неограниченную власть, иметь все! И жить вечно!

Адоня молчала.

– Ты задумалась? Надеюсь, ни о том, в чем тут мой просчет и как ты им воспользуешься? Тебе не обхитрить меня – шанса я тебе ни единого не оставлю. Вот сейчас, здесь, ты впустишь меня в свое подсознание, ты станешь моей… Только тогда я поверю тебе, когда моя душа у нас будет на двоих.

– Ты безумец… у тебя ничего не получится с Андреем… Ты расшибешь о него лоб…

– Жаль… жаль… Разочаровала… Что ж, значит, ты и не была меня достойна. А насчет "не получиться" – все получится. Через Лиенту. Этот – мой. Лиента Графу близок, у них тоже есть связь на тонких полях, это ты опротестовывать не станешь? Ну, прощай теперь. Я немножко отойду в сторону, полюбуюсь, как это все будет. Когда он тебя добьет, он прикончит остатки себя, если они еще вдруг сохранились Эстебан исчез, но, потрясенная его чудовищным откровением Адоня не заметила – куда и как, да и безразлично ей было. Главное – она должна продолжать бороться. Даже мысли о поражении – предательство, подлость! Предать Андрея, Лиенту, Линду… всех! Нет! Драться за них, до последнего предела и за пределом! Несколькими минутами раньше у нее мелькнула мысль, что этот мир – простая и надежная ловушка, здесь так легко оборвать ее человеческое существование, потому что этому миру, где зло разлито в самом воздухе, она сейчас ничего не в силах противопоставить… Но теперь – нет, Эстебан! Нет! И будь ты проклят!

Лютый холод, тошнотворная слабость… Если бы хоть чуточку согреться… Кажется, что даже мысли испаряются, как дыхание.

Азгард дрожал и нервно перебирал ногами. Адоня заметила, что он пытается зайти на подветренную сторону скального обломка. Верно, Азгард! На подветренной стороне гораздо тише!

Перед Адоней возвышался длинный скалистый гребень, похожий на хребет исполинского животного, он мог послужить хорошим прикрытием. Азгард оступился раз, другой, захромал. Здесь можно было продвигаться только пешком, и она сошла с коня. Ветер огромной ледяной ладонью то упирался в грудь, то вдруг изо всех сил предательски толкал в спину, норовил сбить с ног. Он становился все сильнее, швырял о скалы каменное крошево. А может, это сам воздух превращался в ледяные иглы, которые впивались ей в лицо. Адоня прикрывалась плащом, накинутым на локоть, почти вслепую карабкалась вверх между каменными обломками. Мир был наполнен свистом, грохотом, сухими щелчками камней, в воздухе просверкивали толи короткие молнии, толи высеченные камнями искры. Сквозь звон в ушах Адоне чудился звериный вой, хохот, рыдания. Она изнемогала в борьбе с ураганом, куталась в плащ, пытаясь сберечь крупицы тепла, но ветер уже через секунды вырывал из ослабевших рук полы накидки, остервенело хлестал его об острые камни; опираясь о них, она резала руки об грани, острые, как лезвия. Но внутри, в душе, она как бы отстранилась и от пронизывающего холода, от сбивающего с ног ветра – в ней не было больше отчаяния и страха. Она приняла решение и знала теперь – когда придет нужная минута – все будет по-другому. Плотно сжатые губы не выдавали ни стона, ни вздоха, но про себя она повторяла и повторяла: "Будь ты проклят!"

Вдруг сквозь свист, рев и вой к ней прилетел разорванный крик:

– … до-о-о… ня-я-я! – И снова: – А-а… до-о-о… ня-я-я!

Она подняла голову, посмотрела вперед на близкий хребет. Еще есть время – ненависть Лиенты настигнет ее уже по ту сторону. Адоня хотела встретиться с ним там, потому что здесь было плохо, зло, кажется, она и сама превращалась в такой же холодный, бесчувственный камень.

– Будь ты проклят, черный Эстебан! – протолкнула она сквозь зубы.

Ветер обманул – расшвыряв крик Лиенты, он заставил Адоню поверить, что преследователь еще далеко. Или это Эстебан хотел, чтобы Лиента застал ее врасплох? Она услышала свое имя уже у себя за спиной – резко обернулась. И отступила к скале. Собранная, чуткая. Рука в белой перчатке уверенно обхватила рукоять. Свистнул меч, стремительно обнажая лезвие, блеснул золотым.

– Прости, Лиента. Так надо.

Лугарин стоял в нескольких шагах от нее, тоже сжимая меч, но он был в ножнах, Лиента использовал его как опору в борьбе с ветром и камнями. Он отбросил его и опустился на колени.

– Если я опасен – убей…

– Лиента… – не веря в то, что услышала, ошеломлено проговорила Адоня.

– Адоня, если во мне зло… Я теперь не знаю себя… Если он сделал меня другим – будь милосердной, закончи с этим поскорее.

Она бросилась к нему, упала на колени, прижалась, обняла… Потом снова отстранилась, посмотрела пристально, испытующе, – и удивительное сияние ее глаз поплыло, преломляясь в заполнивших их слезах.

– Все, Лиента… теперь уже все… ты от него освободился! Хороший мой! Как? Как ты это сделал?

Плача и смеясь, она целовала его, гладила волосы, плечи. Потом вскочила на ноги, крикнула в ветер, в холод:

– Эстебан! Ты видишь? Ты слаб и против Лиенты! Куда же тебе до Андрея, безумец!

– Почему – Андрей? Про что ты, Адоня?

– Он не утерпел и рассказал о своих замыслах. Несчастный, он не знает, что такое любовь, друзья, что можно ради них сделать. Если бы знал, он зашил бы себе рот покрепче.

– А ты ни рано ли торжествуешь? – прозвучало сверху и, обернувшись, они увидели на гребне человека в черном. Одновременно заметно ослабли шквальные порывы ветра, он перестал разрывать слова, заглушать их свистом и воем. – Это еще не финал. Да, ты мне опять напортила… Но это дает мне право на маленькую компенсацию. Я придумал смешное продолжение. Пока я не отпущу, вы отсюда никуда не уйдете – у самой у тебя сил не хватит, твой Лиента все же задал тебе хорошую трепку, правда? Поэтому придется попросить у меня билетик на выход. Теперь спросите про цену. Цена… – жизнь одного из вас. Один все же останется здесь.

– Плевать нам на твои условия, Эстебан, – с ненавистью проговорил Лиента. – Позаботься о себе.

– Ну, так уж и плевать! Не скажи… В общем, друзья мои, погадаю я вам о вашем самом наиближайшем будущем. А выпадает вам недолгая встреча с симпатичным зверенышем – местной, так сказать, фауной. Подозреваю, что он голоден. Но не обжора. Он удовлетворится только одним из вас – сожрет и удалится переваривать. Мне, право, все равно, что он предпочтет: еду побольше или еду повкуснее. Меня устраивает любой из вас, кто останется, я от своих планов не отступлюсь. Но, естественно, леди, с вами мне мороки больше будет, если останетесь вы, а не ваш приятель, ты понимаешь. Поэтому сейчас будет пикантная деталь: я видел, что Гондвика ты готова была прикончить, а Лиенту в пасть Урху отправишь? Лишь для того только, чтобы остаться со мной один на один и осложнить мне жизнь?

Лиента поднял с камней меч, вытянул его из ножен.

– Это ты с Урхом собрался расправиться? Да-да, непременно попытайся! Хочешь, я даже пожелаю тебе удачи? – он расхохотался. – Адоня, кто этот Урх? Какой он?

– Я не знаю.

– "Адоня! Ты слышишь меня?"

Она резко вдохнула, будто задохнулась, и Лиента сжал ее плечи.

– Что!? Тебе плохо?

– "Лиента! Это я, не называйте моего имени вслух".

Они посмотрели друг на друга, и она качнулась к нему, ткнулась лицом в грудь, он скрестил руки за ее спиной.

– "Все будет в порядке. Но не надо, чтобы он обо мне узнал раньше времени, пусть все остается так, как есть. Я приду, если понадобится, но если он узнает о моем присутствии, он может что-то изменить, а эта ситуация сейчас вполне нас устраивает".

Откуда-то, будто из-под земли, донесся гул. Адоня подняла голову, посмотрела на Эстебана.

– Да, дорогая, это привет вам – со злорадной насмешливостью проговорил он. – От зверушки, которую твой первый супруг намерен искромсать в лапшу.

– "Не бойтесь. Этот зверь не опасен для вас".

– "Его можно убить?"

– "Нет, Лиента, это едва ли. Эстебан уверен, что ситуация для вас безвыходная, потому что Урх – идеальное орудие убийства. При том, что создание это совершенно безмозглое, слепое и глухое. Но все это ему не нужно, потому что жертва сама указывает ему на себя и при всей слепоте-глухоте он не ошибается".

– "Как указывает?"

– "Посылает импульсы, и зверь четко на них реагирует. На малейший импульс страха".

– "Но почему его нельзя уничтожить, Дар?"

– "Он слишком велик".

– "Как… торх?"

– "Больше гораздо".

Вдали снова прокатился гул, похожий на затухающий гром.

– "Андрей, при этом ты считаешь, что он нам не опасен?" – спросила Адоня.

– "В твоей власти, Адоня, изменить ситуацию в свою пользу. Весь этот мир, в котором вы оказались по воле Эстебана, – искусственный, созданный им. Это материализованые мыслеформы Эстебан строил его сознательно, он не знал, что ты тоже способна творить. Не знал до тех пор, пока ты не начала вносить коррективы в его конструкцию. Разве ему нужны были твои подземелья с хранилищем древних знаний, разве он окружил Яссона Гондвика преданными слугами, готовыми отдать за него жизнь? Все, что здесь доброго – это от тебя. Даже не понимая, только на подсознании, ты смогла ему активно мешать".

Подземный грохот не прекращался.

– "На кого он похож, Дар?"

– "Ну… скажем, на дождевого червя".

– "Он хочет испугать нас дождевым червем?"

– "Адоня, формируй ситуацию по своей воле, корректируй ее сознательно. Урх, по замыслу Эстебана – исполинское, совершенно неуязвимое создание. А ты найди в его плане изъян, создай его".

Гул теперь слышался постоянно, с нарастанием. Временами под ногами мелко вздрагивало, и с сухим шорохом катились вниз камешки.

– "Андрей, я правильно поняла? Урх не видит жертвы и не слышит ее, не реагирует на тепло, вообще ни на что, только на страх?"

– "Да, Адоня."

– "Как он движется?"

– "Под землей. Эстебан формирует систему тоннелей. Он уже близко".

Косо торчавший недалеко от них обломок повалился и, медленно переворачиваясь, потом, ускоряя свое движение, покатился вниз. Шум нарастал, порой становился оглушительным.

– Лиента, смотри, Эстебан не боится, он закрыт, уверен в себе. Так же точно могу закрыться я, и стану неуязвимой. Закрыться – это не выдавать о себе никакой информации. Твоя защита – твое самообладание и сила воли. Мы не дадим этому негодяю ни одного победного мгновения. Не допускай ни малейшего, сомнения, – ни в себе, ни во мне, – если раскроешься, мне будет сложнее.

– Не надо, не сомневайся и ты во мне. Сейчас, когда мы трое, вместе, я уверен, как никогда.

– Э, друзья мои, право, это становится неприличным – довольно обниматься. По-моему, раньше промеж вас такой уж любви не было. Или это прощание? Знаешь, брат Лиента, сдается мне, – эта крошка окажется куда проворнее тебя и прыгнет в пасть твари скорее, чем там окажешься ты. Не хочешь ли и со мной попрощаться, малышка?

– Распрощаться с тобой? С удовольствием. И хорошо, если бы навсегда. Может, твой зверь окажет нам такую любезность?

– Что? – мгновение смысл Адониных слов не доходил до Эстебана. Потом он расхохотался.

– Честное слово, мне будет жаль тебя, – проговорил Эстебан. – Шутить сейчас… И все же, позвольте прервать ваши любезности, уверяю, сейчас начнутся прелюбопытные вещи. – Эстебан не придал значения словам Адони, не подозревая, что крохотный "вирус сомнения" уже поселился в нем.

– "Лиента… его появление будет слишком… эффектным. Во-первых, слишком громко, берегитесь звукового удара. Потом, его размеры… Пусть Адоня завяжет тебе глаза и зажми поплотнее уши".

– "Так надо?.." – с сомнением спросил Лиента.

– "Да, делайте, как я говорю. Не беспокойся, ты его услышишь".

Лиента снял рубашку, оторвал от нее широкую полосу и протянул Адоне. Она свернула лоскут в плотную повязку.

– Эй, зачем это? Чтобы не видел, как Урх примется за тебя? И впрямь, с точки зрения эстета Гондвика это будет малосимпатичное зрелище!

Почва содрогалась так, что уходила из-под ног.

– "Приготовьтесь! Вот он!"

И в эту секунду Адоня увидела, как вздыбилась земля в полумиле от них, взорвались скалы, посыпались камни, и с пронзительным свистом, ревом выметнулось циклопическое тело. Оглушительный трубный рев обрушился сверху вместе с грохотом скальных обломков. Запрокидывая голову, раскачиваясь, зверь извергал из себя звук такой силы, что барабанные перепонки должны были лопнуть. Смрадное, палящее дыхание бешено рвалось из пасти вместе с дьявольским ревом.

Казалось, сам ад исторгается из его недр. Адоня была ошеломлена зловещей мощью олицетворенного зла, но одновременно – зачарована его совершенством. Гладкое тело серо-стальным отсветом напоминало клинок. Зверь возбужденно ворочался, и мгновенные радуги вспыхивали и гасли на его коже, он весь был в радужном сиянии. Под неуязвимой кожей перекатывались округлые бугры мышц, завораживали гармонией силы. Длинные усы-щупальцы то напряженно дрожали, то со свистом секли воздух. В разверзтой исполинской пасти ослепительно сверкал частокол длинных, как сабли, зубов. Что-то тяжело ворочалось, скрежетало и лязгало, скрытое гребнем, в какие-то мгновения вздымались и опадали гигантские округлости, похожие на холмы.

Постепенно рев перешел в утробное ворчание, щупальца опустились на камни, зашарили между ними; голова твари медленно и плавно, как невесомый дирижабль, скользила над скалами – ноздри раздувались, из них через равные промежутки времени со свистом вырывался пар, большие выпуклые глаза, казалось, отыскивали жертву. Но зверь различал только тьму и свет, не больше. Именно яркий свет, неожиданно ударивший по глазам, привел его в бешенство.

Не обнаружив ничего, достойного внимания, животное впало в апатию, замерло неподвижной глыбой – дыхание равномерно вздымало тело, и по нему пробегали, затухая, яркие радуги. Только щупальца неустанно и методично обшаривали прилегающее пространство. Наступившая тишина показалась мертвой, хотя слышно было, как далеко внизу сыплются камни

– Святой Тау, – отнимая ладони от ушей, сказал Лиента, – теперь понятно, почему он глухой. Это же надо – так орать.

Он потряс головой.

– Что теперь, Эстебан? – насмешливо проговорила Адоня.

– Будь ты проклята! – с ненавистью вырвалось у него. – Что ты с ним сделала?

– С твоей скотиной? Помилуй!

– С твоим лугарином, черт побери!

– Адоня, – подал голос Лиента, – я никак не могу отыскать в этой повязке какую-нибудь щель, а подсмотреть очень хочется. Страшно любопытно, из какой глотки могут исходить такие звуки.

– Желаю тебе исследовать эту глотку изнутри, – проворчал Эстебан.

Лиента снял повязку.

– Где оно? Вот это? Это обещанное чудище? – он скептически оттопырил губу. – На мой взгляд, великоват. Эстебан, не боишься, что он обидится? Пригласил на обед и оставил голодным. Ты бы отошел подальше.

– У тебя сегодня не самый удачный день, Эстебан. Ты начал его со своей смерти, зря. Ты неизвинительно оплошал, "великий" маг. Смерть серьезная дама, чувства юмора у нее совсем нет. Поэтому и мы дальше шутить не намерены. Ты затеял игру и проиграл, хотя еще не знаешь этого. Ставки в ней были очень большие, поэтому проиграл ты много.

– Ух, как ты заговорила! – зло рассмеялся Эстебан. – О каком проигрыше речь? Все живы, здоровы, мы еще сыграем! Вторую партию.

– Проиграл, Эстебан.

Адоня смотрела, как один из щупальцев зверя шарит в нескольких дюймах от сапога Эстебана, все ближе и ближе к нему. Вот коснулось вскользь, отодвинулось, снова толкнулось, посильнее.

Эстебан отпихнул его, и в то же мгновение оно молниеносно обвило ногу до колена. Зверь реагировал на механическое движение. Хватал дерево, которое раскачивал ветер, покатившийся камень. Через некоторое время неживое отпускал, но живое начинало вырываться, появлялся страх – естественная реакция на опасность, – чем и подтверждал свою съедобность.

– Тварь безмозглая! – выругался Эстебан, замерев на месте.

– Не ожидал? Эта страница не из твоего сценария? Да, лучше не делай лишних движений, а то он спеленает тебя до самой макушки, либо закончит дело раньше времени. А мы хотим, чтобы ты знал. Я не успела сказать, что именно ты проиграл. Жизнь. Будь на нашем месте твои сородичи, они бы вернули тебя домой, и там судили. Мы – не земляне и нас не устраивает их суд, он слишком гуманнен даже к таким выродкам, как ты. А тебе жить не надо. Поэтому судить тебя будем мы – Лиента и я.

– Вы что, собираетесь меня убить? Поганая тварь будет меня держать, а вы – убивать? Очень благородно!

– Зверь держит тебя, чтобы не вздумал удрать, ты ведь непременно попытался бы. А умрешь ты той смертью, которую готовил для одного из нас.

– Урх поможет вам? Интересно, как ты его заставишь? – с сарказмом проговорил Эстебан, он не верил ни одному слову Адони. – Ты пытаешься меня испугать вот таким способом? Глупышка!

– Эстебан, сейчас ты увидишь человека, который был тебе очень нужен. Неужели ты не почувствовал, что он здесь? Это будет последнее, что ты увидишь в своей жизни. Пусть будет с тобой милость Божья.

– Так я тебе был нужен? – услышал Эстебан и судорожно обернулся на голос Андрея, в глазах, в лице метнулся страх.

Кажется, он вскрикнул, но голос утонул в зеве зверя. Молниеносно и высоко взметнулось гигантское тело, распахнулась широкая пасть, утыканная белыми остриями, обдала Эстебана клубами зловонного дыхания и обрушилась на него сверху, накрыв черную, судорожно дергающуюся фигурку, искаженное криком белое лицо…

Лиента привлек к себе Адоню, заслоняя от нее жуткое зрелище. Когда Адоня обернулась, не было ни Эстебана, ни зверя. Она медленно опустилась на камни и заплакала. Андрей, прыгая с камня на камень, сбежал по склону, поднял с ледяных камней. Она обвила руками его шею, уткнулась в него.

– Все кончилось, родная моя… Теперь все… – он качал ее на руках. – Плачь, Адонюшка… теперь тебе можно… тебе все можно теперь, родная моя… Ты одолела его! Адоня, ты всех нас закрыла от беды! Вы оба!

Адоня подняла лицо, повернулась к Лиенте, засмеялась сквозь слезы, протянула ему руку.

– Лиента!

– Я-то плохим помощником тебе был… – проговорил Лиента.

– Дурачок! Он не победил тебя, хотя защититься тебе от него было нечем! Какой ты дурачок, Лиента!

– Адоня, – с деланной укоризной проговорил Андрей, – все же… вождь… Ты поуважительней…

Лиента не выдержал, улыбнулся, шагнул к ним и обнял Андрея вместе с Адоней. Так они стояли некоторое время, прижавшись друг к другу, чувствуя тепло другого.

Спрыгнув на землю, Адоня неожиданно вскрикнула, прижала руку к груди. Они вдруг поняли, что не уловили момента, когда к ней вернулся облик маленькой ведовки. Порванное платье, пропитанное кровью, заскорузло от холода.

– Так, – проговорил Андрей, – кажется, я здесь еще пригожусь.

– Пригодишься? Если бы не ты… я бы не справилась… Даже если бы знала, что могу так все менять… Мне бы сил не хватило… Это ты все сделал… через меня… до конца…

Андрей взял ее за плечи, повернул к себе, прижав, положил раскрытые ладони на спину, замер.

– Все… – проговорила через минуту Адоня. – Больше не болит. Но я бы осталась так на всю жизнь.

– Нет, лучше не оставаться. Уходить отсюда надо, – Андрей глянул на Лиенту, на нем не было даже рубашки. Хоть ветер и стих, холодно было по-прежнему.

– Я попробую сделать теплее… – сказала Адоня.

– Зачем, если нас здесь не будет? Попытайся лучше с дорогой. Не на Землю, это ты сейчас не сможешь. Погостим пока у Яссона Гондвика.

Лиента посмотрел удивленно.

– Что? – засмеялся Андрей. – Зовешь нас в гости?

– А он есть – тот мир?.. Эстебана нет больше… и я не Гондвик.

– Вот и посмотрим, что там осталось. Там Адониного было много. По крайней мере, там гораздо больше тепла. Ты готова? – повернулся Андрей к Адоне.

– Да, идемте.

Он снова подхватил ее на руки.

– Я сама могу!

Он бережно обнял ее, прижав ее лицо к своему, прошептал:

– Глупенькая моя, дай мне почувствовать, что ты – вот она, со мной опять, возвращайся ко мне… Мне кажется… ты еще где-то далеко, я боюсь, что ты еще далеко…

Она чуть отстранилась, вопросительно посмотрела на него.

– Я безумно люблю тебя и буду долго-долго говорить, как я тебя люблю… Но сейчас – уйдем отсюда. Выведи нас. Ты одна можешь. Тут нельзя оставаться.

Андрей нес ее, прижимая крепко и бережно, осмотрительно ставил ногу, чтобы не поскользнуться на каменной осыпи. Краем глаза он ловил блеск ее глаз, чувствовал на щеке ее теплое дыхание, и сердце его обмирало от огромной, благодарной любви и трепетной нежности.

* * *

Они не заметили перехода, будто это заведомо должно было пройти мимо сознания. Только вдруг обнаружили, что не камни сыпятся из-под ног, а шелестит мягкая густая трава и дышит теплом летняя ночь. Адоня неуверенно улыбнулась:

– У меня получилось?..

– У тебя все получилось. – Андрей прикоснулся губами к ее лбу – лоб был влажным от испарины. – Лиента, ты можешь определиться в "своих владениях", где мы? Замок далеко?

Лиента осмотрелся, зацепился взглядом за холмы, за темнеющую в стороне рощу.

– Да, не близко.

– Тогда заночуем здесь. Адоня устала, ей покой нужен.

– Нет, я могу…

Он приложил пальцы к ее губам:

– Все, воевать прекращай, будь послушной женой.

– С удовольствием, – прикусив губку, улыбнулась Адоня.

Скоро посреди бескрайней тихой ночи затрепетал островок живого огня.

Летняя ночь короткая. Только-только загустела бархатная звездная темнота, а глядь, – уж не темнота – сумрак, разбавленный предутренним светом, и потускнели звезды. И хоть сонно и тихо вокруг – спят птицы, цветы смежили лепестки-реснички, но ровный свет разлился широко, прогнал ночные страхи и оттого сладок предутренний сон.

А небо уж румянится, вестница нового дня разливается над миром. Молочные реки потекли по ложбинам. Как в брод бросаются кони, будоражат их дерзко, и долго потом не могут успокоиться взбаламученные, разорванные потоки.

Андрея разбудил топот. Он поднял голову и увидел, как по лугу наметом летят всадники. Приподнялся Лиента.

– Сюда! Здесь! – услышали они крик.

Кто-то почти на скаку спрыгнул с лошади, упал перед Лиентой на колени и с почтением, сквозь которое пробивалась едва сдерживаемая радость, склонился к руке хозяина.

– Слава Всевышнему, с вами ничего не случилось, мой господин!

Лиента слегка растерянно взглянул на Андрея, тот кивнул ободряюще.

– Рустер! Откуда вы здесь?

– Вы не вернулись вчера, и мы искали вас до поздней ночи, боялись, как бы опять не приключилось какой беды. И едва рассвело, я снова поднял людей.

– Рустер, прошу познакомиться: Дар, Адоня – у нас никогда не было и не будет более высоких и дорогих гостей. Вели подать коней.

* * *

Был вечер. Андрей, Лиента и Адоня стояли на холме и смотрели на возвышающийся в отдалении замок. Поначалу он выглядел, как обычно – остроконечные крыши башен, шпили и флюгера, широкая крепостная стена, распахнутые ворота, через которые была видна часть двора… Потом что-то неуловимо и невнятно изменилось, глаз стал искать это неуловимое, и уже яснее обозначилось дрожание воздуха вокруг замка – будто заструилось марево, и надвинулась легкая дымка, размыла четкость очертаний… Дрожание усиливалось – исказились линии, поплыли… Замок – такой прочный и основательный всего несколько минут назад, оторвался от земли, превратился в мираж и медленно истаял.

– Андрей… – тихо проговорила Адоня. – Для них это правда… ничего не значит?.. Лигита, Рустер… другие… Они были искренне преданы Яссону Гондвику, любили его.

– Несколько дней назад они из фантазии перешли в плотный мир и не заметили этого, это только внешнему наблюдателю видно. Почему же трансформация в обратную сторону должна быть другой? Они, – герои придуманной истории, придуманной жизни, – мыслеформы. А то, что материализовались на время – история их нисколько не изменилась от этого, никак это не обозначилось. Не переживай зря. Ты для них все сделала, даже любимого хозяина оставила. Надеюсь, Лиента, тебе никогда не придется встретиться со своим двойником. – Андрей обнял Адоню за плечи. – Отпусти их, пусть живут своей, неизвестной нам жизнью, как миллионы или миллиарды других жизнеспособных фантазий.

– Что значит – жизнеспособных?

– Значит, достаточно энергетичных, имеющих что-то подобное душе. Или, может быть, творец свою душу в свои творения вкладывает. Говорят же – "сделать с душой". Это только талантливым под силу. Да ведь ты о произведениях искусства лучше меня все понимаешь. Твои – жизнеспособны, не переживай за них.

Адоня осмотрелась – дымка тумана сгущалась вокруг, в ней уже утонули дали. Синева неба теряла яркость, густела не по вечернему – сквозь него еще не виднелась, но уже угадывалась бездна космоса.

– Тогда уходим, – Адоня сжала руку Андрея, ласково улыбнулась Лиенте.

* * *

Трижды продублированный сигнал БИССа заставил Глеба резко поднять голову. Взглянув на три экрана, он вскочил.

– Линда!!!

Она слетела по лестнице, испуганно бросилась к камерам.

– Ох, Глеб, они возвращаются! Все! Как ты меня напугал! Так, давай к Адоне, а я возьму Лиенту с Андреем. Сначала дыхание до нормы… Тихонечко… Смотри, – пульс восстанавливается? Следи за сердечным ритмом…

Через несколько минут трое почти одновременно открыли глаза…

– Давно мне не было так хорошо… – проговорил Лиента и улыбнулся как-то виновато.

– Скорее посмотрите! – воскликнула Линда. – Он улыбается!

– Правда… – смутился Лиента, взглянул на Адоню.

Адоня смотрела на него молча и понимающе, у нее были ласковые глаза. Они сидели на открытой веранде, и им было удивительно хорошо всем вместе.

– Лиента, – сказал Андрей, – ты все же открой секрет – за что тебе онга дали? Чего это ты такое совершил невероятное?

Помолчав, лугарин проговорил:

– Я ничего не совершал. Там была придуманная жизнь… А в придуманной жизни Яссон Гондвик был один… без меня.

– Да, – задумчиво проговорила Линда, – память о том, чего не было. "Легенда". Когда существовал шпионаж, легенду сочиняли для разведчиков. Твоя легенда наполовину была "сочинена" Адоней, и за высокое звание тебе, видимо, надо ее благодарить. Ведь этот титул ни подкупом, ни хитростью, ни подлостью получить нельзя, а только личной доблестью, мужеством и так далее. И посмотрите, даже и не так важно, – за что. Адоня ведь и сама этого не знает. Важен сам факт обладания им, титул налагал обязанности, Лиента обязан был ему соответствовать своим внутренним содержанием.

– Интересно! – засмеялся Глеб. – Причина и следствие поменялись местами! И все же, Лиента, по "легенде", за что ты онга получил? Или секрет?

– Гондвик получил. Выкрали мальчика, единственного сына в семье, и сделали заложником. Прятали его в Пограничных Землях, и Гондвику стало кое-что об этом известно. Он выкрал его назад.

– А что за мальчик? – поинтересовался Глеб. – Видно, дорогой?

– Наследный принц.

– Вау! Это да! – с восторженным уважением протянул Глеб.

– Если бы все секреты оказались такими же легкими, – сказал Андрей.

– Да, – покивала Линда, – трансперсональная психология многим обогатится, если все загадки, что мы им подкинули, разгадать сумеет. Но сумеет ли?

– Как они Адоню уговаривали, мне их даже жаль стало! – улыбнулся Глеб.

Адоня подняла голову, встретила взгляд Андрея.

– Да, мне тоже трудно было отказать им в сотрудничестве. И я, действительно, намного облегчила бы им путь к разгадкам. Но… – она задумчиво покачала головой, – слишком много этого было… не хочу…

– А тебе самой не интересно разгадать? – спросила Линда. – Почему, например, перестала работать программа Эстебана, и к Лиенте вернулась память?

– Мне кажется, тут просто: я сказала слова, которые сработали как код, и через несколько секунд Лиента теряет сознание, код проваливается в подсознание, и происходит прорыв глубинной памяти. Если бы он не потерял сознание, программа, на это сознание "посаженная" Эстебаном, все откорректировала бы.

– Действительно, просто!

– Ну, не так уж совсем просто, – улыбнулась Адоня. – Еще я поцеловала Лиенту. А в ваших сказках спящих всегда будили поцелуем. Я имею в виду – не нормально спящих.

– То, что я был не нормальным, это верно!

– Адоня имела в виду твое "спящее" сознание. В психологии это называется сумеречным состоянием, пограничным – между явью и сном.

– И еще – кровь. Часть меня осталась с Лиентой.

– Ты в самом деле, была бы ценнейшим сотрудником у них, – сказал Андрей.

– Нет, сейчас я хочу быть только твоей женой. Ты не разочаруешься во мне из-за этого?

– Я боялся, что им удастся уговорить тебя остаться.

– Не удастся… Я как будто чувствую какую-то преграду… Нельзя слишком много об этом знать. Опасное знание. Мне многое открыто… А кем? Сверхразумом? Но разве не ясно, что он не хочет распространения запрещенных знаний? Ни через ТИСС, ни в ментограммах ничего не передается. Значит, одной мне предназначалось, потому что была крайняя необходимость? Эта история сделала меня мистиком… сверхмистиком. Я почувствовала над собой иную волю – не Эстебана, разумеется, а другую, мудрую, всезнающую и непостижимую для человека. Надо быть безумной, чтобы идти против нее.

– То есть, ты думаешь, людям не удастся до конца разобраться с этим делом? – задумчиво проговорила Линда.

– Только до какой-то степени. Загадки останутся. И это правильно, так и надо.

– Адоня, еще один только вопрос. У есть у тебя какие-нибудь догадки об Андрее?

– Линда, парапсихологи тебя, случайно, не завербовали в осведомители? – спросил Андрей.

– Нет, – засмеялась она. – Но сам подумай – глубокая ночь, ты врываешься ко мне, совершенно безумного вида и заявляешь, что тебе необходимо уйти к Адоне. Честно говоря, я тебе, такого, испугалась. А потом… Признайся, ты моим сознанием тогда… – быстрый, острый взгляд Андрея заставил ее замолчать. Помедлив, она проговорила: – Нет, извини, я глупость сказала. Извини, командор.

Андрей улыбнулся.

– Брось, ты здорово помогла мне. Всем нам. Свою часть дела ты отлично сделала. За что же винишься?

Заря багровела, наливалась густотой, поздний вечер перешел в ночь.

Лиента чуть повернул голову на шорох песка. Андрей подошел, сел рядом с ним.

– Любуешься закатом?

– Красивая ваша Земля. Я мало успел увидеть, но, кажется, она очень похожа на нашу Планету. Только она… мягче… теплее, добрее…

– Лиента, тебе плохо?

Он обернулся, готовый возразить, но глянул на Андрея, и возражение осталось не высказанным. Усмехнулся:

– Тебе ведь не нужно это, – он положил ладонь на ТИСС, – чтобы прочитать в моей душе.

Помолчав, заговорил:

– Я смотрел на вас… Душа радовалась… То, что случилось… даже оно не страшно, потому что вы все равно вместе.

– Земляне умеют быть благодарными, Лиента, – негромко проговорил Андрей.

Глаза лугарина метнулись к Андрею, он не отвел свои, долгие мгновения держал болезненно-требовательный взгляд:

– Я боюсь неправильно понять твои слова…

– Ты понял правильно. Завтра отправляемся на Планету.

Лугарин перевел взгляд вдаль, на океан. Только желваки на скулах выдавали его состояние.

– Где они, Дар?

– Уже у нас. Только еще не знают об этом.

– Дар, ты тоже полетишь со мной? – в лице Лиенты вдруг что-то дрогнуло, голос надломился: – Ты нужен мне, Дар…

Андрей улыбнулся:

– Так я уже говорил, – пока я нужен, я с тобой, – он сжал плечо Лиенты: – Не переживай, все будет хорошо.




home | my bookshelf | | Пересекающий время. Книга вторая: Адоня, посвященный герметик. |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу