Book: Беда с этой Мэри



Беда с этой Мэри

Милли Крисуэлл

Беда с этой Мэри

Моей сестре Нине и брату Френку, выросшим, как и я, в шумной итальянской семье. Я люблю вас!


ШОКОЛАДНЫЕ ВАФЛИ-РАКУШКИ

1 стакан муки, 1, 5 чайных ложки порошка какао, 1 стакан

сливочного масла, растопленного и охлажденного,

0, 5 стакана сахара, 1 чайная ложка ванильного экстракта, 4 яичных белка.

Все смешать и вылить в формочки для вафель-ракушек. Выпекать в духовке при температуре 200 градусов в течение 8-10 минут. Охладить.


НАЧИНКА ИЗ СЛАДКОЙ СЛИВОЧНОЙ СЫРКОВОЙ МАССЫ

2 стакана сливочной сырковой массы, 0, 5 стакана

сахарной пудры, 0, 5 стакана порошка какао, 2 стакана

густых сливок, 1 чайная ложка порошка ванилина.

Приготовить начинку и аккуратно наполнить ею ракушки из теста, пользуясь ложкой или кулинарным шприцом.


ШОКОЛАДНЫЙ СОУС

0, 5 стакана сахара, 2 чайных ложки порошка какао, 0, 25-0, 5 стакана воды, 3 унции умеренно сладкого шоколада.

Смешать в кастрюльке сахар и порошок какао. Добавить воду и шоколад. Поставить на слабый огонь и, помешивая, довести до кипения. Охладить. Полить охлажденным шоколадным соусом вафли-ракушки. Посыпать сверху сахарной пудрой.

Глава 1

В один прекрасный день Мэри Руссо изыскала убедительный довод в пользу поглощения шоколада. Причина могла бы заключаться в том, что солнце светило очень ярко или слишком плотные облака густо закрывали небо, что вызывало затяжную депрессию. К тому же всегда существовала еще и такая причина, что ее кот Морти выкашлял большую, чем обычно, порцию шерсти — он имел обыкновение глотать свою шерсть, а потом отрыгивать ее большими комками.

Но в этот особенный, совершенно безоблачный, хотя и не слишком солнечный день, когда Мэри вгрызлась в роскошную, ласкающую язык и сочащуюся изысканной шоколадной и сливочной начинкой вафлю, плавающую в восхитительном шоколадном соусе, она оправдывала себя тем, что уж сегодня-то у нее было особое основание наесться сладостей до самозабвения, почувствовать себя совершенно дерьмово и возненавидеть жизнь, и вообще-то неласковую к ней, а сегодня представшую еще более скверной стороной.

Дело было в том, что умер Луиджи Маркони.

Для большинства людей, знавших его, смерть Луиджи не была такой уж неожиданностью и сильным ударом. Владелец ресторана был невероятно тучен и в течение многих лет страдал диабетом, а в последние четыре месяца находился в состоянии тяжелой депрессии. Но никто, в том числе и Мэри, работавшая на Луиджи во «Дворце пиццы» все последние десять лет и совмещавшая должности шеф-повара и бухгалтера, не ожидал, что он приставит дуло пистолета к виску, скажет «arrivederci» и выйдет из игры.

Бум! Вот так. Всего один выстрел. Один смертоносный, продиктованный преходящим импульсом выстрел — и Мэри потеряла не только близкого друга, человека, перед которым она преклонялась и к которому относилась как к родному дяде, но вместе с ним она потеряла и работу.

А найти новую работу в ее возрасте было не так-то легко — она уже не была (да не примет читатель мои слова за каламбур) такой аппетитной вафельной трубочкой.

— Если ты позволишь себе еще хоть одну вафлю, ты наберешь лишних десять фунтов. Твое несчастье, Мэри, в том, что у тебя абсолютно отсутствует воля. Ты так и не смогла избавиться от тех десяти фунтов, которые набрала после разрыва с этим привередливым Марком Форентини. А ведь это произошло два года назад! — София Руссо поджала губы, неодобрительно глядя на дочь. — Мужчины не любят толстых.

Мэри подняла голову — губы ее были измазаны шоколадом. Ее мать никогда не упускала случая высказать критическое замечание по адресу дочери. Если речь не шла о лишнем весе Мэри, то мать не устраивал ее вкус по части мужчин, одежды или друзей. Самоуважение Мэри было на столь низком уровне, что и низким-то его назвать можно было с большой натяжкой. Его просто не существовало. Угодить Софии было практически невозможно, и Мэри давным-давно оставила все попытки сделать это.

— А мне казалось, ты всегда говорила, что они не любят костлявых.

София постоянно твердила это младшей сестре Мэри, потому что Конни даже после того, как обзавелась тремя детьми, сумела избежать проклятия всех Руссо, отмеченных пышностью бедер и ягодиц. Она была тощей, что соответствовало моде, и Мэри ей завидовала.

Способность надеть джинсы и застегнуть молнию без необходимости лечь плашмя на кровать и затаить дыхание была мечтой Мэри и, по ее представлениям, почти что раем. Ей не хотелось стать тощей и костлявой. Ей хотелось только легко и свободно застегивать молнию. И она прекрасно сознавала, что едва ли сможет это делать, если будет есть шоколадные вафельные трубочки, пусть даже это был последний изобретенный ею рецепт деликатеса. Но сейчас ей было все равно.

— Lascia la bambina solo [1], София, — сказала бабушка Мэри, не скрывая своей неприязни к невестке. — Она не оправилась от ужасного удара. А у тебя нет сердца, если ты не понимаешь этого. — Бабушка помолчала и добавила, обращаясь к Мэри: — Хочешь вкусного крема, девочка?

Обычно Мэри не позволяла втягивать себя в постоянные препирательства между матерью и бабушкой. Между ними существовала классическая вражда свекрови и невестки, в течение поколений отравляющая жизнь многим семьям.

Мэри подозревала, что это чувство возникло, уже когда свет очей Флоры Руссо, ее сынок Фрэнк, привел в дом Софию, чтобы познакомить ее со своей мамой.

Ни одна женщина не была достойна Флориного Фрэнка, и это не должно было вызывать ни малейших сомнений. Поэтому София приняла критику спокойно и мужественно и не пала под ее тяжестью.

В глубине души София знала, хотя и на смертном одре не призналась бы в этом, что и для ее Джо не нашлось бы подходящей женщины на всем белом свете. К счастью, старший брат Мэри стал священником. Поэтому, кем бы ни была возможная и ни о чем не подозревающая невестка Софии, она избежала участи, худшей, чем смерть.

Да и кто, будучи в здравом уме, вошел бы в семью, по сравнению с которой даже Вито Корлеоне [2] показался бы вполне нормальным человеком?

Хотя Мэри не выносила постоянных препирательств бабушки и матери, она ценила то, что бабушка принимала ее сторону в бесконечных перепалках, возникавших между матерью и ею. В некотором роде они с бабушкой были союзницами, и за долгие годы Мэри потеряла счет случаям, когда та заступалась за нее.

В свои восемьдесят три женщина, передвигавшаяся, лишь опираясь на палку, надевавшая очки с линзами в два дюйма толщиной, если у нее появлялась охота вышивать тамбуром, носившая нижнее белье, походившее на расставленную палатку и называемое ею «панталончиками», иной раз одерживала победу над Софией, но давалась она ей нелегко, и эту победу можно было приравнять к подвигу. София Руссо имела свое мнение почти по любому вопросу, особенно если речь заходила о ком-нибудь из ее детей. Хотя Мэри нежно любила мать, ни для кого не было секретом, что ни на один предмет их взгляды не сходились, включая склонность Мэри экспериментировать с традиционными итальянскими рецептами.

Если не считать того, что обе они не жалели времени на приготовление теста. Они обе любили положить на зуб что-нибудь основательное.

Подмигнув старой леди, Мэри ответила:

— Спасибо, бабушка, но помощи не требуется.

Потом она язвительно улыбнулась матери, потянулась за следующей вафлей и откусила от нее сразу половину, сознавая, что завтра, когда весы покажут, сколько фунтов прибавилось, она пожалеет. Но сейчас ей требовалось утешение, а от матери ждать его не приходилось.

Отсутствие способности к сочувствию София компенсировала убежденностью в своей правоте.

— Луиджи Маркони был глупым и эгоистичным человеком. Убивать себя — великий грех перед Господом. Он нарушил завет, и теперь его бедной жене предстоит страдать, потому что он был трусом и выбрал легкий путь.

София перекрестилась, как будто скверное поведение Луиджи по отношению к Господу могло каким-то образом отразиться на ней.

Мэри не знала, почему Луиджи решился убить себя, но в отличие от матери могла понять, что человек способен пожелать легчайшего выхода из трудного положения. После того как она осознала, что лишилась работы и что ее несчастная жизнь теперь станет еще более несчастной, она вдруг подумала о том, чтобы последовать его примеру, хотя эта мысль посетила ее не более чем на пять секунд.

Это объяснялось ее зацикленностью на идее смерти, что было естественно для добропорядочной итальянской девушки. Ее вырастили в сознании, что конец света близок. И мать, и бабушка с неиссякаемой уверенностью твердили, что кончина их вот-вот наступит, и любую фразу они обычно заканчивали словами: «Если только я доживу до этого».

Чаще всего на этом разговор не заканчивался и следующая реплика была такой: «Только Господу ведомо, сколько еще мне осталось топтать эту землю». И далее: «Ваша бабушка (или мать) безвременно сведет меня в могилу».

Однако Мэри никогда не думала о пистолете как о возможном способе покончить счеты с жизнью. Такой способ самоубийства казался ей слишком грязным. Она все еще помнила мрачное зрелище, которое представляли мозги Луиджи разбрызганные по поверхности плиты из нержавеющей стали и холодильнику, когда она явилась утром на работу в ту злополучную пятницу две недели назад и обнаружила тело на полу кухни. От этого воспоминания Мэри поежилась и почувствовала приступ тошноты.

По ее мнению, лебединое ныряние с балтиморского моста Фрэнсиса Скотта Ки [3] было бы гораздо предпочтительнее. И некоторое время она тешилась этой мыслью, пока не вспомнила, какие ужасные пробки на этом мосту в любое время дня и ночи и как она ненавидела там ездить. К тому же смерть в результате переедания шоколада показалась ей гораздо более привлекательным способом самоубийства.

— Ты всегда встаешь на ее сторону. Я думаю, тебе бы следовало помолчать, — сказала София свекрови, продолжавшей вышивать и время от времени бросать взгляды на невестку. — Мэри слишком упивается своей депрессией и печалью. Ей пора встряхнуться и найти новую работу. Какая польза сидеть здесь и набивать желудок вафлями? Кто вообще когда-нибудь слышал о шоколадных вафлях? Это не итальянское блюдо. — И, считая вопрос исчерпанным, София кивнула и добавила: — Я собираюсь пригласить отца Джозефа и посоветоваться с ним. Пусть он поговорит с Мэри.

Эта идея вызвала у Мэри судорожный спазм, и она проглотила оставшуюся половину вафли, облизав с пальцев шоколадный соус. Потом улыбнулась:

— Джо посоветует мне трижды прочитать «Богородицу» и заглянуть к нему утром. Мама, ну почему ты упорно продолжаешь называть собственного сына «отцом Джозефом»? Объясни мне, ради всего святого?

Эта реплика вовсе не означала, что Мэри отказывалась поговорить с Джо. Она была очень близка со старшим братом и любила его. Но для нее он всегда был просто Джо, а вовсе не отец Джозеф, и она не собиралась сидеть в исповедальне и изливать свои печали бедному малому. Она понимала, что и без нее он ежедневно получает немалую дозу омерзительных признаний.

Кроме того, Джо уже давно знал все ее ужасные тайны — ну, например, приверженность к шоколаду и то, что в двенадцать лет она прочитала все неприличные страницы Библии, да еще подчеркнула пикантные места желтым фломастером.

К сожалению — именно к сожалению, — все зависело от того, как на это посмотреть. Ведь ее могла застать за этим занятием мать, а застукал Джо. Но он никогда никому не обмолвился об этом ни словом, и уже по одной этой причине Мэри обожала его.

Вырасти в семье Руссо было не так-то легко. Все трое детей Софии и Фрэнка до сих пор хранили в себе следы, оставленные их воспитанием.

Конни предпочла избавиться от своей властной матери с помощью замужества, едва выпорхнув из средней школы. Конечно, для Софии, считавшей брак окончанием всех мировых проблем, это было благословением Божьим.

Разумеется, это было ничто по сравнению с тем облегчением, которое она испытала, когда Джо вскоре после окончания колледжа объявил о своем намерении стать священником. Он оказался не у дел и, чувствуя себя очень несчастным, предпочел затеряться в среде церковников.

Мэри осуждала своих родителей, главным образом мать, хотя и отец ее нес немалую долю ответственности за то, что разрешал Софии верховодить и командовать собой. Мэри считала, что это попустительство жене и послужило причиной бегства из дома ее сестры и брата. Детей никогда не ободряли и не поддерживали в достижении целей, в них не воспитывали честолюбия. Их не побуждали использовать весь отпущенный им природой потенциал. И особенно несправедливо это было в случае с Мэри.

Будучи средней по возрасту, Мэри всегда чувствовала себя заброшенной. Она не была ни такой умной, как Джо, ни такой хорошенькой, как крошка Конни. Она справедливо считала себя обычной ординарной девочкой.

В школе у нее были посредственные оценки, но ее никогда и не нацеливали на что-то, кроме брака и материнства. С рождения она была запрограммирована на то, чтобы быть посредственностью.

Поэтому никто не был ни удивлен, ни рассержен, когда Мэри не закончила колледж. Когда же она поступила на работу, не обещавшую никакого будущего, никто не возразил.

Жизнь дома гарантировала безопасность. От Мэри ничего не ожидали, и она, в свою очередь, ничего не ожидала ни от кого, в том числе и от себя самой. Если бы можно было вкратце изложить историю ее жизни, то следовало бы подытожить ее, сказав, что она избрала наилегчайший путь. Как Луиджи. Разница заключалась лишь в том, что она все же была жива, хоть и вела мертвенное существование.

Сложив ладони вместе, София воздела руки к небесам и принялась раскачиваться.

— Не поминай имя Господа всуе!

Она снова перекрестилась, и на этот раз даже бабушка Флора кивнула, выражая согласие. Потом они обе, как по команде, обратили взоры к золотому распятию, висевшему в столовой над буфетом красного дерева и выделявшемуся на фоне поблекших и немодных обоев с розовато-коричневым узором из цветов. Распятие помещалось между фотографиями родителей Софии, мрачной пары, которую можно было счесть олицетворением итальянского варианта американской готики.

Обе женщины молча принялись молиться, беззвучно раскрывая рты, чтобы Господь простил Мэри ее легкомыслие и непочтительность.

Обеспечив таким способом безопасность дочери, София продолжила, не дав ни себе, ни другим времени передохнуть:

— Знаешь, я подумала, что было бы славно, если бы ты нашла себе такую работу, где могла бы встречаться с мужчинами приличных профессий — докторами, юристами. Карл Андретти, например, прекрасный ортопед. Теперь, когда он овдовел, его можно считать хорошей добычей. А ведь ему должна понадобиться секретарша. Твое несчастье, Мэри, в том, что ты не метишь достаточно высоко.

У Мэри глаза чуть не вылезли из орбит, и она сделала отчаянное усилие, чтобы не хмыкнуть. Неужели было мало того, что мать толкнула Конни на брак с врачом-проктологом, доктором, любующимся чужими задами! О Господи! Нет, Эдди был, конечно, славным малым, но зарабатывал себе на жизнь тем, что заглядывал людям в анальные отверстия. А теперь София хотела заставить Мэри выйти замуж за человека, проводящего целый день за изучением грязных и вонючих ног!

«Я так не думаю!»

Одна лишь мысль о ногтях на ножищах какого-нибудь спортсмена чуть не заставила ее изрыгнуть съеденные вафли.

— Я польщена тем, что ты считаешь меня способной стать чьей-либо секретаршей, мама, — сказала Мэри, вложив в свои слова немалую долю сарказма и удивляясь, почему это пожелание не было высказано много лет назад. — Возможно, Бетти Фриден или Глория Стайнем были бы счастливы узнать о такой возможности.

София отпрянула от стола и покачала головой:

— Много ты знаешь! Эти женщины — лесбиянки. Они не интересуются мужчинами. И что дурного в том, чтобы стать секретаршей? Это вполне достойная и уважаемая работа. Вот я, например, познакомилась с твоим отцом на профсоюзном собрании электриков. И, слава Богу, мы женаты уже сорок три года.

Мэри пришла в голову неблагородная мысль о том, что ее отец заслуживает медали, но она проглотила ее прежде, чем успела озвучить.

— Я вовсе не хочу сказать, что эта работа недостойна меня или кого бы то ни было. Я просто думаю, что не гожусь в секретарши. Не знаю, как сложится моя дальнейшая жизнь, но знаю только, что в мои планы не входит печатание и подшивание бумаг.

Мэри была единственной ученицей в классе мисс Лафферти, которая не смогла запомнить расположения клавиш на пишущей машинке и все еще смотрела на пальцы, когда ей случалось печатать.

Несмотря на желание матери, Мэри не была способна стать секретаршей, да и вообще ей претила работа подобного рода. Все ее преподаватели говорили в один голос, что у нее нет необходимых данных для секретарской работы. И то, что она смогла справляться с бухгалтерией, чуть не вызвало у них апоплексического удара.

Мэри была счастлива, когда Луиджи Маркони рискнул нанять ее на работу. Она знала свои возможности и не хотела пытаться делать то, что было обречено на неудачу. Даже преуспев в бухгалтерском деле, она все еще не была убеждена, что достаточно сообразительна, чтобы пойти по этой стезе дальше.



Возможная неудача всегда маячила у нее на пути и лишала ее энергии.

— Все, кто ест в заведениях, где подают пиццу, — недотепы и неудачники, синие воротнички и ничтожества. Как ты можешь рассчитывать на встречу с достойным и славным мужчиной, если не хочешь прислушаться к моим словам? Проблема твоя, Мэри, заключается в том, что ты неразборчива. — София мотнула головой, чтобы придать особый вес своим словам. — Ты должна сделать над собой усилие и поработать мозгами.

Мэри слизнула сахар с пальцев и возразила:

— Па был электриком до того, как ушел на пенсию. И ты, мама, не можешь отрицать, что он как раз принадлежал к презираемым тобой синим воротничкам.

Проявив большее оживление, чем за все предшествующие недели, бабушка Флора внезапно распалилась гневом. Ее карие глаза заполыхали и изрыгнули огонь, а губы сжались в тонкую линию.

— Мой Фрэнк — просто святой! Он всегда был хорошим кормильцем для тебя, София Грациано. И не смей обзывать его ничтожеством и недотепой! — Она вскинула руку к подбородку, выразив традиционное для итальянцев неодобрение. — Бесстыдница! — выкрикнула она, и София покраснела.

— Ты безумная старуха! Как ты смеешь оскорблять меня после того, как я все эти годы заботилась о тебе и давала тебе кров? И за это ты платишь мне черной неблагодарностью!

Благодарность и уважение для итальянцев значат очень много. Проявление же неблагодарности может окончиться для человека весьма плачевно, если он или она проявят неуважение не там и не так, как это положено. Они могут оказаться в цементных сапогах на дне реки или другого водоема. Разумеется, мать Мэри никогда не рассматривала возможность применения столь жестокой кары к свекрови, но она частенько намекала на то, что ее брат Альфредо связан с самим тефлоновым бароном. Но найдется ли хоть один уважающий себя итальянец, который бы не стал утверждать, что он не обласкан мафией и не вскормлен ею?

Конечно, Мэри знала, что все это ложь, но ей эти претензии на значительность казались безобидными, а раз уж это льстило самолюбию ее матери и дяди, верившим, что это способствует укреплению статуса семьи, она была готова мириться с этим.

— Puttana! Sie la folia del diavolo![4]

Бабушка Флора могла бы еще многое сказать о родстве Софии с дьяволом, но Мэри поспешила настроить женщин на другую ноту. Ей уже приходилось все это слышать и прежде. И по многу раз. По правде говоря, неискушенная Мэри долгое время считала слово «puttana» ласкательным, пока ее тетя Энджи не объяснила ей, что оно означает нечто совсем иное.

Отодвинув блюдо с тремя оставшимися вафельными трубочками, Мэри подняла глаза к распятию и мысленно вопросила Господа, сколько времени ей потребуется на то, чтобы уподобиться матери и бабушке и заговорить их языком.

В конце концов, ей ведь было почти тридцать пять, точнее — будет тридцать пять всего через каких-нибудь два года. И пока что она не могла похвастаться никакими достижениями. Ей было неприятно, просто ненавистно признаваться в этом даже самой себе, но иной раз ей приходило в голову, что ее мать права. Может быть, настало время перестать купаться в жалости к себе и сделать решительный шаг, чтобы переломить ситуацию?

Жизнь слишком коротка, а Мэри не хотелось бы провести ее остаток в доме матери, слушая перебранку двух старых женщин.

Настало время собраться с силами, рискнуть, а возможно, даже наделать ошибок. Она прожила всю свою жизнь в полной уверенности, что рождена и обречена быть неудачницей, а потому должна идти по проторенной дорожке, постоянно проявляя осмотрительность. А что, если попытаться делать что-нибудь другое, новое? Вдруг из этого ничего не выйдет?

Но ведь она стала старше и мудрее. И могла бы справиться с новым делом.

Внезапно в сером веществе мозга Мэри сверкнула искра — у нее вдруг появилась идея, и она улыбнулась, мысленно назвав ее блестящей.

«Твое несчастье, Мэри, — сказала она себе, — в том, что ты слишком медлительна. Ты тугодумка. А решение твоих проблем вот оно — рядом, и всегда было рядом. Только ты этого не подозревала».

— Мама! — закричала она так громко, что голос ее перекрыл галдеж женщин. — Я решила последовать твоему совету! Я собираюсь открыть собственный ресторан!

Распятие с грохотом рухнуло на пол.

Это было дурным знаком.

Дэн Галлахер мерил шагами офис «Балтимор сан», гадая, зачем он понадобился главному редактору Уолтеру Байерли и почему в этот самый момент тот направляется в офис Дэна, вместо того чтобы вызвать его к себе.

Ходили упорные слухи о том, что в редакции газеты грядут перемены, и Дэн надеялся на давно обещанное ему продвижение по службе. Он рассчитывал стать редактором спортивного отдела — это место должно было освободиться. Это означало бы, что он будет меньше мотаться и больше зарабатывать, а теперь, когда на нем одном лежала ответственность за Мэтью, и то и другое было нелишним.

Он был спокоен за свою судьбу и не допускал мысли, что дело не выгорит. Он проработал в газете уже пятнадцать лет, всегда и со всем справлялся в срок, за последние пять лет не пропустил ни единого рабочего дня, а его колонка «Спортивная жизнь» была одной из самых популярных в газете, Дэн считал, что повышение в должности у него в кармане.

Он поправил воротничок своей белой рубашки-поло и смахнул нитку с синей спортивной куртки, которая висела на спинке вращающегося стула и которую теперь он решил надеть. Дэн никогда не носил галстука, что было одним из многих преимуществ работы в спортивной колонке.

Галстуки надевали только гомики в раздевалке. Только гомики и тележурналисты. Кроме того, по мнению Дэна, галстуки как-то не сочетались с джинсами «Ливайс». Это было, пожалуй, чересчур.

Дверь открылась, и в комнату вплыл Уолтер. К его бронзовому лицу была приклеена слишком широкая улыбка, и это было признаком того, что он только что посетил свой любимый салон, где принимал ультрафиолетовую ванну. Актер Джордж Гамильтон был личным божеством Байерли, и он пытался соперничать с этим представителем Южной Калифорнии, олицетворявшим жизнерадостность и здоровье, хотя сам Уолтер выкуривал не менее двух пачек сигарет в день и под этим искусственным загаром был, вероятно, пепельно-серым. Он-то уж, разумеется, был при галстуке. Галстук был красным, с узором из крошечных синих рыбок и идеально сочетался с костюмом-тройкой от Армани, который, вне всякого сомнения, жена Уолтера купила у «Сакса» или «Неймана»[5].

Семье Матильды Байерли принадлежала газета «Сан», и у этой дамы водились немалые деньги. Всем было известно, да и сам Уолтер не скрывал, что прислушивается к мнению или, как он это называл, к «идеям» своей жены, хотя на самом деле это были не идеи, а указания. Никто бы, конечно, не осмелился сказать об этом вслух, но эта женщина имела власть и могла бы дать под зад коленом любому неугодному, если бы только пожелала это сделать.

— Дэн, мой мальчик, ну как ты? Мне понравилась эта последняя колонка, которую ты сделал о Кэле Рипкине-младшем. В ней есть некий личный подход, и это чувствуется. Очень славно. Очень хорошо. Право же, очень хорошо.

Будучи знаком с газетным делом не понаслышке и проработав в этой сфере достаточно долго, Дэн тотчас же насторожился. Излишне прочувствованные комплименты Уолтера хоть И приятно было слышать, но уж слишком бурно и охотно он их расточал. Обычно Уолтер если и высказывал чему-либо свое одобрение, то совсем в иной форме — он ворчал что-то себе под нос. Байерли отнюдь не был сентиментален и не стремился быть приятным.

Дэн мог объяснить его медоточивость и словоохотливость только одним обстоятельством, и от этой догадки у него тотчас же началась изжога. Желудок Дэна был весьма чувствителен поэтому он всегда держал при себе несколько упаковок антацида. Обычно они лежали в его письменном столе и в кармане джинсов. Просто на всякий случай.

— Я не получу нового назначения, да?

Дэн мог заметить, что лицо его босса покраснело — это было видно даже под загаром. Поэтому желудок его тотчас же начал выделять кислоту, как бешеный. Дэну до смерти было нужно это место, потому что теперь он нес двойную ответственность.

— Как раз об этом-то я и хотел поговорить с тобой, сынок.

«Сынок!» О, черт возьми! Теперь он уже точно был настроен на худую весть и готов к самому неприятному обороту. Возможно, его даже собирались уволить.

— Садитесь, — сказал он, предлагая боссу стул, стоящий перед письменным столом, и садясь в свое кресло напротив.

— Право, не знаю, как и начать, Дэн. Возможно, лучше всего приступить к делу прямо. Племянник Матильды переезжает в город, и она настаивает на том, чтобы я дал молодому стервецу пост редактора спортивного отдела. — Дэн открыл было рот, чтобы возразить, но Уолтер удержал его за руку. — Я понимаю, как это несправедливо. В прошлом мы говорили о том, что этот пост достанется тебе. И он будет твоим. Но не сейчас.

— И что, черт возьми, это значит, Уолтер? Я ждал этого пятнадцать лет. Сколько же еще мне придется ждать?

Дэн чувствовал себя оплеванным, и в эту минуту ему было не важно, с кем он говорит. Пост редактора отдела спорта был обещан ему. Отдел спорта нуждался в более молодом редакторе, и всем это было известно. Когда наконец два месяца назад Флетч Купер ушел в отставку, Уолт обещал это место Дэну — если не прямым текстом, то прозрачными намеками. И вот теперь извольте радоваться!

— У тебя есть все основания сердиться, Дэн. Я тебя понимаю. Знаю, что это место много лет маячило перед тобой. Всем известно, что отделу спорта требуется квалифицированная замена прежнего редактора. Но у меня связаны руки. — Говоря это, Уолтер как раз вытирал эти вспотевшие руки о брюки. — Ты же знаешь, что за Матильдой всегда остается последнее слово, когда речь идет о делах в «Сан». Ее дурак-племянник Брэдли сидит у меня, как репей в заднице, с самого дня своего рождения. Но он член семьи, и тут я ничего не могу поделать. Я должен дать ему возможность попытаться. А потом смогу его уволить, а тебе отдать место, которое принадлежит тебе по праву.

Откинувшись на спинку кресла, Дэн тяжело вздохнул и задал вопрос, который так и вертелся у него на языке:

— И сколько мне ждать?

— Самое большее шесть месяцев. В конце концов мы сумеем избавиться от Брэдли. У этого типа нет никакой подготовки, нет ни опыта, ни знаний, чтобы руководить отделом спорта. Черт возьми! В колледже его любимым видом спорта была игра в триктрак. Ты подумай только, Дэн! Триктрак! Ты меня слышишь? И она хочет, чтобы я посадил этого говнюка руководить отделом спорта! Я молю Бога, чтобы к тому времени, когда я уволю его, мы еще не разорились окончательно.

— А как насчет меня, Уолт? Я, вероятно, должен смиренно получать указания от Брэдли и дать ему полную свободу принимать любые решения в деле, в котором он ни черта не смыслит?

Будучи человеком действия, привыкшим держать бразды правления в своих руках, Дэн никак не мог радоваться такой перспективе.

Уолтер покачал головой:

— Нет, я не собираюсь просить тебя поработать под началом моего племянника. Я хочу предложить тебе временно другой отдел, где есть вакансия. Это тоже место редактора. Ты будешь начальником отдела.

Эта новость застала Дэна врасплох. Глаза его округлились, но он все еще был настороже.

«Не натягивать вожжи слишком сильно» не было свойственно Байерли.

— Это уже можно считать свершившимся фактом? А как насчет моего оклада? Я получу прибавку? — Дэну приходилось думать о будущем Мэта, о его образовании и о том, что когда-нибудь придется послать его в колледж. — Дело в том, что я должен сказать решительно и откровенно, что…

— Да, — поспешил ответить Уолт. Дэн был одним из лучших его репортеров, и он не хотел терять его. — Пока что прибавка будет небольшой, но она возрастет, когда ты вернешься в спортивный отдел. Ты заслуживаешь ее после всего, что вложил в газету, после того, как столько трудился в ней.

Ну что же! Это было все-таки хоть какой-то компенсацией.

— И в какой же отдел вы меня прочите? Путешествий? Отдел по купле и продаже земли? Бизнеса?

Дэн подумал, что, руководя одним из этих отделов, он мог бы как-нибудь протерпеть шесть месяцев.

Уолт откашлялся, прочищая горло. Выглядел он несколько смущенным.

— Думаю, ты слышал, что Розмари Флорес собирается в отпуск в связи с приближающимися родами?

— Да, и что же?

Розмари собиралась произвести на свет шестого маленького представителя семейства Флорес. Должно быть, этой женщине удалось счастливо сочетать карьеру с удачным браком, и это было нечто непонятное для Дэна. Он подозревал, что она слишком серьезно восприняла призыв Господа «плодиться и размножаться». «Дай Бог ей сил», — подумал Дэн, радуясь тому, что возиться с шестью милыми крошками суждено не ему. На сегодня ему было вполне достаточно и одного Мэтью.

Когда правда забрезжила в его сознании, Дэн почувствовал, как со дна его желудка к гору поднимается непреодолимая тошнота.

— Нет! Ни в коем случае! Розмари — редактор отдела гастрономии и ресторанный критик. И вы хотите сказать… Ясно, Уолтер. Еще один шаг — и вы предложите мне составлять некрологи.

— Послушай, Дэн, не стоит относиться к этому так уж болезненно. У тебя подходящая подготовка для того, чтобы взять на себя отдел гастрономии и кулинарии. Ты гурман и сам умеешь и любишь стряпать. Ты знаток хороших вин, и у тебя непогрешимый вкус по части гастрономии. Какие еще требуются качества, чтобы писать обзорные статьи о работе ресторанов? К тому же продлится это не дольше шести месяцев, потом Розмари вернется из отпуска, я выгоню Брэдли, а ты сможешь стать редактором и шефом отдела спорта.

В устах Уолтера все это звучало просто и убедительно, но Дэн был слишком умудрен горьким опытом, чтобы верить ему. Если бы не тот факт, что его бывшая жена произвела кульбит и бросила на него их сына, он предложил бы Байерли заткнуться.

Унижение было почти непереносимым. Хуже обзоров работы ресторанов было только описание того, как восьмидесятилетний старец умер, подавившись куском мяса, или как у его ровесника произошла остановка сердца, или кто, согласно выраженному им желанию, будет похоронен в следующий вторник во время полнолуния.

Но Дэн должен был думать о сыне. Шэрон, зубами и когтями сражавшаяся за право опеки над сыном, две недели назад вдруг бросила Мэта, решив, что не создана для материнства, и уехала из города с инструктором по аэробике, парнем лет на десять моложе ее.

Дэн все еще пытался поладить с болезненно травмированным сыном, который теперь раздражал его почти так же, как, судя по всему, стал в последнее время раздражать свою мать.

Имея в виду интересы Мэта, Дэн просто не мог себе позволить принять скоропалительное решение и уйти из газеты.

Но как ему, черт возьми, хотелось этого!

С трудом подбирая слова, не желавшие пробиваться сквозь поднявшуюся к горлу желчь, он в конце концов вымолвил:

— Говорите, шесть месяцев? Это точно?

Лицо Уолта теперь походило на морду сытого хищника, переваривающего добычу. Он даже не дал себе труда разжевать — просто проглотил Дэна целиком.

— Шесть месяцев, — сказал он и сверкнул белозубой улыбкой, достойной Джорджа Гамильтона.

А Дэн принялся судорожно искать таблетки от изжоги.


ПЕЧЕНЬЕ С ИНЖИРОМ ОТ БАБУШКИ ФЛОРЫ

ТЕСТО

4, 5 фунта муки, 0, 5 пачки муки для сдобного теста,

3 фунта кулинарного жира, 4 унции ванилина, 2 чайных

ложки дрожжей, 1 стакан воды, 5 яиц.

Воду вскипятить, охладить, добавить щепотку соли. Смешать обычную муку с мукой для сдобного теста, добавить жир, потом дрожжи, затем постепенно, тщательно размешивая, добавлять остальные ингредиенты.

НАЧИНКА

0, 9 фунта сушеного инжира, 1 унция засахаренных фруктов, 0, 5 фунта грецких орехов, 0, 5 фунта миндаля, 1 унция меда, 1 апельсин, цедра одного лимона.

Глава 2

— Это правда? Неужели Лу Сантини делает твоей матери скидку на телячьи котлеты?

Энни Годдман сверкнула улыбкой, которую демонстрировала при каждом удобном случае. Эта улыбка стоила ее отцу чертову уйму денег, как он не слишком изящно выразился. Он всегда так выражался, когда речь заходила о зубах дочери, но ее мать заверила его в том, что, сделав дочери безупречные зубы, он обеспечил ее будущее. Не исключено даже, что ее возьмет в жены дантист.

На щеках Мэри вспыхнули два ярко-красных пятна, и это еще больше развеселило Энни. Она рассмеялась. Своей оливковой кожей и большими карими глазами Мэри могла убить мужчину наповал, но она об этом не догадывалась.

— Я поражена. Что София обещала ему? Твою невинность?

У Мэри округлились глаза, и она отчаянно замотала головой. Они с Энни дружили с первого класса, и мало было такого, что могло бы шокировать Мэри, если это исходило от ее прямолинейной подруги. Хотя та и старалась вовсю.

Энни явилась в это утро к Мэри ровно в десять, чтобы помочь ей распаковать вещи и расставить мебель, которую та только что купила для своей новой квартиры. Волосы Энни, выкрашенные в ярко-оранжевый цвет, соответствовали жизненным принципам молодой женщины, заключавшимся прежде всего в убеждении, что цвет волос женщины должен соответствовать ее настроению. Поскольку настроения Энни были переменчивы и подвижны, как ртуть, она меняла цвет волос почти так же часто, как мужчин.



Мэри не вполне понимала, что означает для нее оранжевый цвет. Однажды Энни даже покрасила волосы в пурпурный цвет в знак того, что поддерживает Барни, которому, как она чувствовала и как могла прочесть в газетах, был нанесен тяжелый удар. Сейчас это могло означать протест против отношения общества к динозаврам. Энни умела противопоставить себя обществу и достигла в этом больших успехов. Впрочем, это могло иметь отношение и к параду планет. Ее друг был большим авторитетом в области астрологии.

Энни никогда не пыталась закусить удила, как это сделала Мэри. Она имела свое мнение обо всем и в этом была похожа на Софию. Свое мнение она обычно высказывала бурно и страстно независимо от того, соответствовало ли оно общепринятому или нет и хотели ли окружающие его выслушать. Что же касалось Мэри, то она была склонна слушать Энни, а не Софию.

Энни была верной и надежной. Если она вас любила, то относилась к вашим проблемам как к своим собственным и оставалась вашим другом на всю жизнь. Но если вы наступали ей на больную мозоль, она тотчас же сообщала вам, что она наполовину еврейка, наполовину итальянка и что если еврейская сторона ее характера делает ее спокойной и ровной, то этого никак нельзя сказать о другой ее стороне.

Всем, кто, имел дело с итальянцами, известно, что лучше держаться от них подальше, если они не в духе. Итальянская женщина, жаждущая мести или огорченная чем-нибудь, гораздо опаснее, чем Система физиологического контроля. Обычно мужчины не в силах справиться с ними, когда они входят в раж, как свидетельствует фильм «Четыре времени года», в котором Алан Альда, играющий мужа Риты Морено, совершенно уничтоженный поведением жены, высовывает голову из окна и орет во всю мощь легких: «Моя жена итальянка!»

Будто это все объясняет.

Но Мэри полагала, что скорее всего так оно и есть.

Распаковывая очередную картонку с книгами, она принялась расставлять романы в твердых обложках в свои новые зеленые, как одежда стрелков Робин Гуда, книжные шкафы, стараясь поставить их так, чтобы яркие глянцевые обложки выглядели привлекательно. Она даже присела на корточки, чтобы полюбоваться ими.

Новые книжные шкафы. Новая квартира. Новая жизнь.

Даже вопиющие замечания Энни сегодня не могли испортить ей настроения. Она въехала в свою новую квартиру. Теперь Мэри оказалась в стороне от панталончиков бабушки Флоры, вывешенных сушиться на карнизе для занавесок. Теперь она рассталась с безумием, считавшимся нормой в доме Руссо. Теперь она была далеко от обволакивающего и удушающего голоса матери.

— Твое несчастье, Мэри, — сказала ей мать, узнав, что она собирается съехать с квартиры, — в том, что ты слишком независима. Мужчины не хотят жениться на Мисс-Знаю-Все, наженщине, у которой свой бизнес и которая сама им заправляет. Они хотят кого-нибудь, кто может позаботиться о них, погладить их одежду, подстричь им ногти на ногах. Они хотят получить жену!

Ну что же, возможно, они и хотели обзавестись женой, но Мэри наконец смогла сама выбрать себе образ жизни и намеревалась сохранить его. А ее новая квартира стала для нее почти таким же источником радости, как и свобода. Эта четырехкомнатная квартира не была новой. Но она принадлежала ей, Мэри. А что касалось ее квартирной хозяйки, миссис Фораджи, вдовы весом в двести с лишним фунтов, вернее — ее душевного настроя, то он зависел от промежутка между двумя порциями ее сочного рагу. К тому же квартира располагалась как раз над новым рестораном Мэри, что было очень удобно. Ресторан, по расчетам Мэри, должен был открыться через пару недель, а возможно, и раньше, но это в значительной степени зависело от ее поставщиков.

Пока что поставщик напитков не особенно ей содействовал.

Мэри получила лицензию прежнего владельца ресторана и убедилась, что этот ресторан «засветился» несколько раз и фигурировал в полицейском досье как место, где продавали спиртные напитки несовершеннолетним. Мэри пришлось иметь дело с Комитетом по надзору за продажей алкогольных напитков в штате Мэриленд, и она, проявив упорство и терпение, урегулировала этот вопрос и добилась, чтобы ресторан «У мамы Софии» был открыт в срок.

«У мамы Софии». Это название сначала фигурировало как шутка в разговорах Мэри с сестрой. С самого начала мать Мэри была категорически против открытия ресторана, и именно поэтому Мэри пришла в голову мысль назвать ресторан ее именем. Конечно, София вначале рвала и метала, но теперь эта идея ей нравилась, она даже как бы забыла, что все время пыталась ставить Мэри палки в колеса.

— Ты еще пожалеешь, Мэри. Дело не выгорит, Мэри.

Но дочь была убеждена, что все получится. Уж об этом она была намерена позаботиться. Хотя бы для того, чтобы утереть нос Софии.

— Телятина всегда была в цене, — заметила Энни, возвращая Мэри к настоящему моменту, — и никто бы никогда не получил скидки в мясной лавке Сантини без серьезной причины. Миссис Сантини не так жаждет избавиться от Лу, как Лу жаждет забраться к тебе в трусики. Как я слышала, у него большая-пребольшая итальянская сосиска, которую он хотел бы предложить тебе попробовать.

Хотя Мэри старалась не реагировать на непристойные шуточки Энни, она не смогла удержаться от смеха.

Ее подруга всегда забавлялась тем, что высказывала всевозможные скабрезности, и Мэри часто жалела, что не может быть такой же вольной на язык и говорить все, что придет на ум.

— Ты гадкая и испорченная, Энни!

— Так скажи мне, он уже подъезжал к тебе?

Мэри терпеть не могла таких разговоров и прямолинейных вопросов Энни, а той очень нравились подобные темы. Вообще-то Энни была слишком хороша для таких разговоров. Она была умна и слыла достаточно светской. Она получила степень по социологии, но находила свою профессию слишком изматывающей и удручающей и уже несколько лет как перестала заниматься ею. С тех пор она меняла одно место за другим — побывала и продавщицей, и официанткой и администратором в отеле. Некоторое время она даже работала на «горячей линии» и отвечала на срочные телефонные звонки. При этом она утверждала, что эта работа весьма ее стимулировала и значительно обогатила ее и без того вводящий собеседника в краску лексикон.

Теперь Энни собиралась стать менеджером и старшей официанткой «У мамы Софии», и Мэри была вне себя от счастья.

— Наконец-то мы с тобой поработаем вместе. Вдвоем мы горы свернем, — сказала Энни, когда Мэри предложила ей эту работу.

Они с Энни теперь все делали вместе, как когда-то в детстве. Тогда они, случалось, просыпали уроки, участвовали в конкурсе на правописание, продавали лимонад с лотков на благотворительных базарах, а чаще не лимонад, а вино из запасов отца Энни, которые тот хранил в подвале, и печенье с инжиром, изготовленное бабушкой Флорой. Бизнес у них шел хорошо до тех пор, пока Сид Голдман не обнаружил, что из его подвала исчезло три галлона его любимого вина «Конкорд».

В средней школе Мэри по настоянию Энни баллотировалась на пост председателя совета класса, но проиграла выборы, и хотя перевес в пользу другой кандидатуры был ничтожным, это надолго отбило у нее охоту начинать какое-нибудь новое дело, чреватое возможным провалом.

С другой стороны, сама Энни абсолютным большинством голосов была избрана Королевой домашнего очага. Она выбрала для танцев брата Мэри, Джо, окончившего школу два года назад.

Джо неохотно согласился пойти с ней и быть ее кавалером, но сделал это из уважения к миссис Голдман при условии, что Энни наденет что-нибудь скромное и пристойное, в спокойных тонах. Пристрастие этой юной леди к ослепительным краскам началось еще в раннем возрасте, и к тому времени, когда обе девушки учились в средней школе, ее манера одеваться стала притчей во языцех и принесла ей легендарную славу.

Энни, никому не позволявшая диктовать ей хоть что-нибудь, появилась в черном бархатном вечернем платье без бретелек, в туфлях на шпильках высотой три дюйма и в длинных черных перчатках а-ля Рита Хейворт в «Джильде».

Следует сказать, что Рита Хейворт была в то время ее любимой киноактрисой. У Энни были тогда длинные рыжие волосы, которые она зачесывала назад. Поэтому она пыжилась изо всех сил, чтобы выглядеть совершенством. Сказать, что Джо это не понравилось, было бы большим преуменьшением его недовольства. Пришпилить к ее корсажу купленную им розу было бы немыслимо, и весь вечер он провел, отражая атаки обожателей Энни, и заработал на этом поприще синяк под глазом, не считая рассеченной губы.

— Так ты скажешь мне или нет? — подзуживала Энни, стараясь вернуть погрузившуюся в воспоминания Мэри к настоящему.

— Лу пригласил меня на свидание сегодня утром, — призналась наконец Мэри. — И нечего так смотреть на меня. Это всего лишь первое свидание. Я никогда не согласилась бы спать с ним ради телятины. Ну разве что ради говяжьей вырезки.

— Ты будешь уже в глубоком маразме, когда решишься наконец узнать, в чем состоят сексуальные отношения, но к тому времени не вспомнишь, для чего предназначено это твое славное маленькое отверстие.

— По крайней мере мне не нужно будет восстанавливать девственность после пятидесяти тысяч сои…

Мэри вовремя умолкла, чувствуя, как вспыхнули ее щеки, но Энни ничуть не обиделась.

Она откинула голову и расхохоталась, показав свои на редкость белые ровные зубы. Мэри завидовала зубам Энни, потому что ее передние зубы были кривоваты и слегка выдавались вперед, и из-за этого она стеснялась улыбаться.

Фрэнк Руссо не согласился отправить дочь к ортодонту, как это сделал Сид Голдман, и терпеливо выносил постоянные попреки Софии, уверявшей его, что Мэри обречена на муки и страдания в течение всей жизни, потому что ее отец поскупился заплатить за то, чтобы ей поставили скобки.

«Несчастье Мэри, — говорила София, — в том, что у нее неправильный прикус и передние зубы выдаются вперед. Слава Богу, не очень сильно. Но ей необходимо поставить металлические скобки».

— Очень хорошо, Мэри, — сказала Энни, и в глазах ее заплясали смешинки. — Вижу, что одинокая и целомудренная жизнь обострила твой ум и сделала тебя саркастичной. А теперь только надо усилить твое либидо.

— Прекрати это занудство. Когда придет время, я займусь этим. К чему спешить?

— Право же, Мэри, надо смотреть на жизнь трезво. Тебе почти тридцать четыре, а ты воображаешь, что оргазм выращивают в чашечках Петри [6]. Принимай жизнь такой, какая она есть. И Бога ради, познакомься с сексом. Несмотря на все то, что тебе твердит София, ты не будешь гореть в аду, если переспишь с мужчиной. Если бы дело обстояло так, как утверждает твоя мать, мне бы предстояло поджариваться на огне целую вечность.

Зажигательные речи подруги всегда вызывали у Мэри жажду. Поэтому она отправилась на свою маленькую кухоньку, благодаря судьбу за то, что ей редко приходилось там готовить, и вернулась через несколько минут, крепко держа под мышкой откупоренную бутылку шардонне, а в руках два винных бокала на длинных тонких ножках. Разлив золотистое вино, она протянула один из бокалов Энни, второй же взяла сама и устроилась с ним на софе. Морти тотчас же прыгнул к ней на колени и немедленно уснул.

— Я еще не встретила того, с кем мне захотелось бы переспать, — сказала Мэри, свирепо одергивая свой серый спортивный свитер с надписью «Университет штата Мэриленд». Она делала это каждый раз, когда ей приходилось лгать, и этот нервный жест вошел у нее в привычку. Впрочем, это случалось с ней не так уж часто.

Правда же состояла в том, что ей отчаянно хотелось переспать с Марком Форентини. Этот мужчина обладал фигурой, будто высеченной из гранита, а с Мэри он обращался с почтительностью, смешанной с восхищением. Он был самым совершенным образцом мужчины, созданным природой. Но время шло, и Марк перестал делать попытки затащить ее в постель, после того как Мэри неоднократно отказывалась вступить с ним в связь, мотивируя это религиозными соображениями. И их отношения окончились ничем.

И до сего дня Мэри спрашивала себя, не отказывала ли она Марку из трусости, потому что слишком стеснялась своего тела. Ее, конечно, нельзя было назвать толстой, но Мэри не была и достаточно стройной, чтобы носить джинсы от Кельвина Кляйна, а для того, чтобы оправдать свою трусость, она ссылалась на религиозные запреты. Это было удобной отговоркой. И не было никакой тайны в том, что ей до сих пор не везло с мужчинами. Ее католическое воспитание, то есть то, что она была способна испытывать чувство вины, если, как ей казалось, вела себя неподобающим образом, в сочетании с мрачными прогнозами ее матери, уверяющей, что мужчины никогда не пожелают купить корову, молока которой попробовали даром, давило на нее, и преодолеть это давление Мэри было не под силу.

Мэри опасалась интимных отношений еще и потому, как она подозревала, что боялась причинить себе боль. Ведь позволить себе сблизиться с человеком только затем, чтобы тебя отвергли, было бы для нее полным и окончательным крушением жизни. А такая вероятность всегда существовала. Мэри редко оправдывала чьи-либо надежды, включая и себя. Ей искренне хотелось порадовать мать счастливым замужеством и наплодить кучу детишек, чтобы услышать от нее: «Видишь, Мэри, вот для чего ты создана. Тебе не надо работать и быть независимой. Позволь мужчине позаботиться о себе».

Таким образом, психологический момент играл существенную роль в ее настрое, но целлюлит и ее далекое от совершенства тело были не менее важны.

Одна мысль о том, чтобы предстать перед мужчиной обнаженной, приводила ее в ужас.

— О Боже! Ты ведь прекрасно знаешь, что Марк бросил тебя потому, что ты не сдалась. Этот человек вложил в тебя так много! Достаточно сказать, что целых шесть месяцев он кормил тебя ужинами. Естественно, он хотел что-нибудь получить за те деньги, что истратил на тебя.

— Ты спишь со всеми встречными и поперечными парнями, а ничуть не счастливее меня.

Энни пожала плечами, потом принялась с задумчивым видом потягивать вино. Однажды она была счастлива до безумия, до умопомрачения, но это было давным-давно. Кажется, с тех пор прошла целая жизнь. И, пряча свою боль за дерзостью и иронией, как она обычно и поступала, Энни ответила:

— Возможно, я не всегда счастлива. Но время от времени у меня бывает от тридцати до шестидесяти минут полного и неземного наслаждения. И это дает мне ощущение счастья.

— Надеюсь, ты проявляешь осторожность и принимаешь соответствующие меры?

— Нет! Вы только послушайте ее! Ты говоришь точно как твоя мать!

Энни молитвенно подняла руки к потолку, удивительно похоже изображая Софию, осенила себя крестным знамением и воскликнула:

— Боже милостивый, защити Мэри! Она подумывает начать жить во грехе и растлении!

Мэри улыбнулась вопреки собственному желанию.

— По крайней мере я могу не опасаться смерти от венерической болезни, которую можно подцепить где угодно.

— Это уж точно. Скорее ты умрешь от скуки.

На вздох Мэри Энни отозвалась новой репликой:

— Мне претит занудство, но должна повторить, что тебе следует полностью пересмотреть свои взгляды и внести в свой образ жизни соответствующие коррективы. Ты не должна до самой смерти неукоснительно следовать теории «Быть как Пресвятая Дева», невзирая на всевозможные соблазны, как, например, диско.

— Теперь диско не в моде. Теперь в моде ретро.

Улыбка Мэри показалась Энни несколько самодовольной.

Она шмыгнула носом и заметила:

— Ты шутишь? Да? — Потом добавила: — Но по крайней мере ты вырвалась из этого убожества семидесятых, из вашей ублюдской квартиры. Мне нравятся мягкая мебель, обитая красной кожей, и крашеные сосновые столы. Сейчас моден кантри. — Она нежно погладила рукой кожаную обивку кресла. — Эта обивка кажется на ощупь такой чувственной.

— А мне казалось, что она создает ощущение домашнего уюта. Моя мать настаивала на оливково-зеленом твиде.

Диван, выбранный Софией, как две капли воды походил на ее собственный, украшавший гостиную. Это было нечто зелено-оранжевое в цветочках — настоящий шедевр. Выглядел он чудовищно. Особенно когда стоял на оранжевом лохматом ковровом покрытии.

— Я ее переспорила.

От Мэри потребовались все ее самообладание, твердость и способность убеждать, чтобы заставить Софию поверить в то, что дочь решительно отказывается следовать ее советам. Когда мать приходила к какому-нибудь решению, то только закон, принятый конгрессом, мог переубедить ее. Эта женщина могла бы с легкостью и в одностороннем порядке аннулировать результаты договоренностей в Кэмп-Дэвиде. А если бы ей пришло в голову обратить в католичество Саддама Хусейна, то она допекла бы его так, что он согласился бы на все. Легче было соглашаться с ней, чем возражать, но на этот раз Мэри решила, что добьется своего любой ценой.

— Ты берешь с собой Софию, когда едешь покупать мебель? Ну и отважная же ты женщина, Мэри. По крайней мере она не убедила тебя купить одну из этих чудовищных картин на религиозные темы или распятие вроде тех, что развешаны у нее по всему дому. У меня от них мурашки по всему телу. — Мэри ответила не сразу, и Энни посмотрела на нее круглыми глазами и воскликнула: — Черт возьми! Разве это не так?

— Не заходи в спальню, — предупредила Мэри, — там на туалетном столике статуэтка Пресвятой Девы. Это подарок на новоселье от бабушки Флоры.

Для семьи Руссо картины религиозного содержания были столь же обязательны, как и воскресная месса. Не говоря уже о том, что эти картины сулили утешение и гарантировали защиту, Мэри считала, что они предназначены еще и демонстрировать неиссякаемое религиозное рвение семьи, что впечатляло друзей и родственников, а этого и добивались ее мать и бабушка. Этим же Мэри объясняла и еженедельные посещения кладбища, где покоились дедушка Руссо и родители Софии. Разумеется, почившим близким от этого не было никакой пользы.

Энни широко раскрыла свои и без того большие голубые глаза — наследие, полученное от отцовской стороны семьи.

— Передай-ка мне, пожалуйста, шардонне. Одного бокала вина, безусловно, недостаточно, чтобы пережить это последнее удручающее откровение. — Снова наполнив бокал Мэри, а затем свой, она добавила: — Может быть, тебе стоило бы переставить статуэтку в ванную, дорогая? Две девственницы в одной спальне — это уж чересчур. То же самое тебе скажет любой здоровый гетеросексуальный мужчина.

Начав читать кулинарные рецепты в отданном теперь в его ведение разделе газеты, Дэн не мог поверить в глубину своего падения. В газете был объявлен конкурс на лучший способ приготовления рубленой говядины, и теперь ему предстояло решить, какой из представленных восьмисот восьмидесяти семи рецептов можно счесть лучшим, чтобы увенчать лаврами и назвать победителем его автора.

Раздел «Множество состояний говядины», любимое детище Розмари, был укомплектован полностью до того, как она ушла в очередной предродовой отпуск. Но Дэн вынашивал новую — нестандартную и дурацкую — идею, отчего и сам впал в скверное состояние.

По его мнению, рубленая говядина заслуживала только одного — чтобы ее использовали для гамбургеров или тако[7].

Да и то только потому, что эти блюда считались чисто американскими, подобно яблочному пирогу или пицце. Рубленая говядина не могла конкурировать с такими продуктами, как телятина или цыпленок. И ни один уважающий себя гурман не опустился бы до того, чтобы готовить что-либо согласно какому-то из восьмисот восьмидесяти семи идиотских рецептов. Что за чудовищные блюда там предлагались! И что за названия у них были! Например, «Божественные гамбургеры от Максины» или «Запеченные с лапшой хамдингеры от Жанны». По всей вероятности, хамдингером называлось некое чрезвычайно неаппетитное месиво, поверх которого были щедро насыпаны тертый сыр чеддер и какая-нибудь пряная мексиканская трава. Дэн живо представил, как некто объевшийся мексиканской еды отрыгнул ее и дал извергнутой массе достаточно привлекательное название.

— Вы должны приготовить каждое из этих восьмисот восьмидесяти семи блюд соответственно рекомендациям рецепта, прежде чем выберете победителя конкурса, — сообщила Дэну бывшая секретарша Розмари, перешедшая теперь под его начало некая Линда Фокс. Она воспринимала все это в высшей степени серьезно. Линда была низкорослой брюнеткой с обильно припудренными проседью волосами, острым носом и таким же подбородком. Своей внешностью она очень напоминала зверя, имя которого носила [8]. — Розмари обычно тратила на это целую неделю и проверяла все рецепты на членах своей семьи, прежде чем решить какое из блюд наилучшее.

Дэн сделал над собой отчаянное усилие, чтобы не прыснуть. Он ни при каких обстоятельствах не стал бы расточать свое время на приготовление блюд из говяжьего фарша. Но если бы широкой публике стало известно, что он манкирует своими прямыми обязанностями и несерьезно относится к рубленому мясу, он мог бы потерять подписчиков.

— Думаю, некоторым людям это просто доставляет удовольствие.

— По правде говоря, это относятся и к Розмари, — заметила Линда. — К тому же газета оплачивала ей покупку всех ингредиентов. Поэтому она могла все это готовить бесплатно, а остатки держать в своем холодильнике. Если бы у вас было столько детей, сколько их у Рози, вы не стали бы пренебрегать всем этим.

Бесплатная еда. Возможно, он сделал слишком скоропалительные выводы. Счет Дэна от бакалейщика достиг уже астрономической цифры, и началось это с тех пор, как у него поселился Мэт. У малыша был не желудок, а бездонная яма, хотя в основном он потреблял готовую высококалорийную дешевую пищу, которую Дэн ненавидел всем сердцем.

Количество жиров и углеводов в «дабл хоппер» с сыром могло исторгнуть вопль у взрослого мужчины. Или вызвать у него остановку сердца.

Мысленно разрабатывая идею, которая могла бы избавить его от суровой участи, Дэн наконец сказал:

— Линда, а как бы вы отнеслись к моему предложению помочь мне выбрать победителя в соревновании? Я поручу вам составить заключение и наградить выигравшего счастливца… — Он опустил глаза на кипу бумаг на письменном столе и принялся шуршать ими. — Так чем там их принято награждать?

— Годовым комплектом ингредиентов для гамбургеров.

— Верно. Вы можете взять на себя анализ половины рецептов, а второй займусь я. Как только мы справимся с ними, мы сможем назвать имя победителя. Что вы на это скажете?

Линда сняла очки в черепаховой оправе и аккуратно положила их на свой письменный стол, чтобы спокойно и не спеша обдумать его предложение. Дэн не мог не заметить, что у нее оказались довольно красивые голубые глаза, да и ноги были вполне приличными, если бы только она перестала носить эти мужского вида туфли и слишком плотные, делового вида, колготки.

«О чем, черт бы меня побрал, я думаю!»

Линда была старше его на добрых десять, а то и пятнадцать лет. Если уж он стал находить ее привлекательной, значит, ему давно пора найти себе подругу и улечься с ней в постель. И с этим следовало поспешить.

О Линде нельзя было сказать ничего плохого. Она была славной женщиной. Но, черт возьми! Ведь, наверное, она была чьей-нибудь матерью, а то и бабушкой, даже если была разведена. А Дэн строго придерживался определенной тактики, состоявшей в том, чтобы никогда не позволять себе романов с коллегами. Однажды в прошлом с ним это случилось, и результат оказался катастрофическим.

В течение двух нескончаемых недель он встречался с Долорес Мюррей из бухгалтерии. И очень скоро понял, что они ни в каком отношении не пара — ни в постели, ни в других ситуациях. Кроме того, она была страстной любительницей гамбургеров. При воспоминании об этом Дэна передернуло. У них не было совершенно ничего общего.

После их разрыва, инициатором которого был Дэн, мстительная женщина стерла с его жесткого диска все файлы, a Дэн был недостаточно умелым, чтобы восстановить их. Кроме того, он оказался еще и недальновидным, потому что ему не пришло в голову скопировать файлы на дискеты, что в конечном итоге оказалось плачевным, потому что у него ушли недели на то, чтобы сделать все заново. При этом он глотал таблетки против изжоги, как леденцы, и мысленно давал зарок никогда больше не заводить романов с сотрудницами «Балтимор сан», в каком бы отчаянном одиночестве ни оказался.

А сейчас он и в самом деле оказался в отчаянном положении! Столь отчаянном, что это было равноценно четырем годам рядовых неприятностей. Он не спал с женщиной с самого развода. И дело было не в том, что ему не хотелось забраться в чью-то постель. Он не мог найти ту, с кем ему хотелось бы заняться любовью.

По мнению Дэна, в занятиях любовью было нечто похожее на смакование хорошего вина. Все необходимые элементы должны были присутствовать в этом процессе, в противном же случае ничего хорошего из этого не вышло бы. А у женщин была тенденция ассоциировать любовь с браком. Дэн не собирался снова вступать на этот путь. Ну, по крайней мере до тех пор, пока не найдет женщину, согласную сидеть дома и быть женой и матерью. Женщину, для которой карьера не была бы важнее семьи. «Если бы я встретил такую, то был бы готов жениться», — думал Дэн.

— Я не уверена, что Розмари одобрила бы это, мистер Галлахер. Я никогда прежде не помогала ей в организации конкурсов.

Переключив свое внимание на неотложные дела, Дэн взял стопку бумаг, содержавшую примерно половину от восьмисот восьмидесяти семи рецептов, и бросил эту пачку на стол Линды, не обращая внимания на неодобрительное выражение ее широко раскрытых глаз.

— Розмари здесь нет, и она в настоящий момент вам не начальница. Она сейчас занята деторождением и мыслями о будущем ребенке. Поэтому нет нужды беспокоиться о том, что она сказала бы по этому поводу.

— Но…

— Кроме того, кажется, я говорил вам вчера, что вы способны заниматься работой, более творческой, чем секретарская. Вам предоставляется шанс испытать себя.

Было заметно, что Линда потихоньку сдает позиции. Должно быть, идея пришлась ей по душе, хотя она все еще не могла решиться.

— У меня степень бакалавра английского языка. И я очень хорошая кулинарка. Думаю, я могла бы попробовать. — На лице ее вдруг появилось выражение отчаянной решимости. — Нет! — закричала она. — Я просто уверена, что справлюсь с этим.

— Вот это я понимаю! Мне нравится ваше настроение.

— Если вы считаете, что это может дать хороший результат, мистер Галлахер. Розмари всегда обещала мне продвижение по службе, но я сижу в этом отделе уже десять лет и все еще выполняю нудные обязанности клерка.

— Поверьте мне, Линда, — сказал Дэн со вздохом, — я прекрасно понимаю ваши чувства.

Он и в самом деле понимал ее. Отлично понимал.

Жизнь Дэна грозила совсем скатиться под откос, если только такое было возможно. В эту минуту ему было трудно представить, что она может стать еще дерьмовее, чем теперь, но оказалось, что он был оптимистом.

Его первым заданием в качестве ресторанного критика было посещение только что открывшейся итальянской харчевни-забегаловки.

К несчастью, Дэн ненавидел итальянскую кухню.


ЛАЗАНЬЯ МАМЫ СОФИИ

ТОМАТНЫЙ СОУС

2 фунта консервированных помидоров, измельченных до состояния пюре, 2 фунта консервированного томатного пюре, 2 фунта консервированного томатного соуса,

2 фунта консервированной томатной пасты, 2 фунта

измельченного сыра, 4 зубчика чеснока и одна большая

луковица (мелко порезанная), базилик, орегано, соль и

перец по вкусу.

Потушить луковицу и чеснок, добавить тертый сыр и держать на маленьком огне, пока смесь не приобретет коричневый цвет. Добавить томаты, пюре, соус и пасту. Положить также базилик, орегано, соль и перец. Томить на маленьком огне, пока соус не загустеет, примерно 6 часов.

ЛАЗАНЬЯ

3 фунта лапши для лазаньи, 2-3 фунта сливочного сыра,

3 фунта свежего сыра, поджаренного с хлебом, сыр

пармезан.

Варить лапшу в соответствии с рекомендациями на пакете, В воду следует добавить чайную ложку оливкового масла. Отваренную лапшу подсушить. В большую кастрюлю для лазаньи вылить, половину соуса. Складывать слоями лапшу, добавляя между ними соус, сливочный сыр, сыр, поджаренный с хлебом, и пармезан. Укладывать слоями, пока верхний слой не окажется у самых краев кастрюли. На него вылить остатки соуса, посыпать измельченным пармезаном. Запекать при температуре 180 градусов в духовке в течение часа, пока сыр не расплавится, а лазанья не прогреется насквозь. Дать постоять 30 минут, прежде чем подавать на стол. Это количество лазаньи содержит 8-10 порций.

Глава 3

— Bastardo [9]! Я плюю на могилу твоей матери!

Мэри только вошла в ресторан, когда услышала громкую тираду шеф-повара, за которой последовал смачный плевок. Она сжалась, гадая, посмел ли он и в самом деле осквернить плевком ее пол, выложенный итальянской плиткой, который, согласно дизайну, должен был выглядеть как вымощенный красным кирпичом. Отдел здравоохранения предъявлял строгие требования насчет чистоты полов, и плевать на них было вопиющим нарушением этих правил. Для того чтобы вымыть и вычистить пол, накануне Мэри оставалась в ресторане еще долго после полуночи.

По-видимому, Марко был чем-то очень расстроен. А когда Марко Валенти бывал не в духе, то и всем доставалось по первое число. Или скоро должно было достаться.

Он был блестящим шеф-поваром. Его шницель под соусом был просто фантастикой.

Даже если бы он и не был кузеном ее матери, Мэри готова была бы примириться с его частыми эмоциональными всплесками ради его кулинарного искусства.

— Человек с талантами Марко должен быть подвержен перепадам настроений, — пояснила мать, рекомендуя его дочери в качестве шеф-повара. — Твоя беда, Мэри, в том, что ты не можешь распознать в человеке гения, даже если он действительно гениален. Он невысок. Его родители были вообще пигмеями, но его способности не соответствуют росту. Талант его огромен.

Мэри уже тогда следовало бы понять, что Марко Валенти состоит в дружбе с самим дьяволом. Только этот дьявол не имел рогов. София предпочитала носить полиэстер.

И Мэри следовало бы отметить тот факт, что София, имевшая рост пять футов и три дюйма, не могла соперничать фигурой и статью с супермоделями. Да и никто из семьи Руссо не мог бы с ними соперничать. Невысокий рост был бичом всей семьи, кроме Джо, которому повезло, потому что он пошел в деда с материнской стороны, рост которого был больше шести футов.

Мэри утешала себя мыслью, что она, слава Богу, не толстая, а просто слишком маленькая для своего веса. Ну в конце концов, что за жизнь была бы без рационального к ней отношения?

Она поспешила через главный обеденный зал, украшенный фресками на садово-огородные темы. Приняв решение избежать традиционных красно-белых клетчатых скатертей, она увлеклась идеей расписать стены итальянскими ландшафтами, внести в убранство ресторана деревянные шпалеры и поставить везде терракотовые вазы с папоротниками и другими растениями.

В центре каждого инкрустированного мозаичной плиткой стола стояла ваза со свежими цветами. Цветы Мэри постоянно меняла. Сегодня букеты состояли из красных гвоздик, белых цветов стефанотиса с дурманящим ароматом и нежных, почти прозрачных, кружевных веточек аспарагуса. Зелено-красно-белые букеты должны были вызывать ассоциацию с флагом Италии. Это была блестящая идея Энни, которая уже сэкономила Мэри кучу денег на стирке скатертей.

Мэри считала, что общее впечатление весьма привлекательно и вызывает ощущение уюта и покоя, но ее шеф-повар считал иначе и неистовствовал, размахивая над головой газетой и изрыгая проклятия.

— Глупец! У него дерьмо вместо мозгов! — кричал он, мешая английские слова с итальянскими.

По-видимому, ему не угодил какой-то скверный человек, злой и глупый, у которого голова была набита дерьмом вместо мозгов. Во всяком случае, так поняла его ломаную итало-английскую речь Мэри. К счастью, то, что она выросла в семье Руссо, давало ей большие преимущества. Она могла расшифровать большую часть цветистой итальянской брани. Мэри была почти уверена, что первое произнесенное ею слово было «puttana», а возможно, «bastardo».

— В чем дело, Марко? Неужели кто-нибудь из поставщиков опять не доставил заказанные продукты?

Вечер открытия ресторана был для нее кошмаром. Поставщики доставили меньше, чем она заказала, ящиков томатов и оливкового масла, зеленщик не доставил заказанный ею салат латук в нужном количестве. У них оказалось меньше чем предполагалось, вина кьянти, диетической колы и творожного торта.

Но самым ужасным было то, что засорились туалеты, а это по сравнению с недостатком нужных продуктов было подлинной трагедией. И все же они сумели пережить все это благодаря тем, кто помогал им вплоть до закрытия ресторана, включая и членов семьи. Даже миссис Фораджи помогала складывать салфетки и попросила оплатить потраченное ею время едой вместо денег.

Однако Мэри пришла к заключению, что для нее было бы дешевле платить этой женщине, чем кормить ее. Донателла Фораджи могла впихнуть в себя чертову уйму еды, если была голодна.

— В чем дело? — снова спросила Мэри.

Лицо Марко было живой иллюстрацией идеи ярости и отвращения. Марко покачал головой, потом погрозил кулаком, в котором все еще была зажата газета, и выпрямился во весь свой рост — пять футов четыре дюйма.

И Мэри подумала, что есть нечто неприятное в том, чтобы быть одного роста с мужчиной. Одетый в свой белый халат шеф-повара и в такой же колпак, из-под которого выбивалась обильная кудрявая шевелюра почти такого же цвета, Марко напомнил ей поваренка с торгового знака мукомольной компании «Пиллсбери».

Его выпирающий круглый животик так и напрашивался на то, чтобы в него ткнули пальцем, хотя Мэри никогда бы не отважилась на такой поступок. Она не знала сексуальной ориентации Марко, потому что, как ей казалось, он в одинаковой степени презирал и мужчин, и женщин.

— Madonna mia! Позор! О нас написали в газете! Меня смертельно оскорбили! — Он показал пальцем куда-то в сторону. — Я не могу работать в таких условиях!

Мэри с трудом удержалась от того, чтобы не вытаращить глаза и не прыснуть. Совершенно очевидно, что уроки драматического искусства он брал у Софии. Уж в этом можно было не сомневаться.

— Пожалуйста, успокойся и дай мне эту газету.

Он подчинился, шлепнул себя ладонью по лбу, потом, как ураган, ринулся на кухню, при каждом шаге изрыгая ругательства и проклятия, и, прежде чем скрыться из виду, изо всех сил хлопнул двустворчатой дверью, отделявшей обеденный зал от кухни.

В этот момент в ресторан гордо вплыла Энни, выглядевшая на миллион баксов в своей короткой и узкой черной юбке, простом белом вязаном свитерочке и черном кардигане.

Для столь эксцентричной женщины туалет ее был на редкость скромным. Но Мэри удалось убедить свою ослепительную подругу, что менеджер «У мамы Софии», встречающий гостей, не может выглядеть как уличная потаскушка.

— Эй, крошка! Что случилось? А, кажется, понимаю. Ты уже прочитала эту идиотскую статейку в «Сан»? Да?

Замечание Энни заставило Мэри переключить внимание с зелено-красных волос Энни — дань флагу Италии — на газету, зажатую в руке. Найдя раздел, посвященный кулинарии, она прочла:

«Балтимор нуждается в еще одном итальянском ресторане, как залив Чесапик в еще одном отеле „Пфистер“ [10].

Стоит заглянуть в ресторан «У мамы Софии» — новейшее дополнение к кулинарным достижениям маленькой Италии. Новейшее, но отнюдь не лучшее, как подсказывает нам орган вкуса.

Следует отдать должное усердию владелицы ресторана Мэри Руссо, однако ее отчаянные старания, увы, не увенчались успехом».

Мэри задохнулась от негодования и посмотрела на подругу, сочувственно качавшую головой. Потом возобновила чтение.

«Если судить о качестве лазаньи по ее весу, то, несомненно, следовало бы присудить ресторану все пять звездочек.

Слоистое тяжелое произведение кулинарного искусства весит больше, чем национальный долг нашей страны. Интересно было бы узнать, что скрывает шеф-повар под всеми этими слоями сливочного сыра, пармезана и лапши. Я полагаю, что всего лишь отсутствие вкуса!

И напротив, маринада будто и не существует вовсе. Он прискорбно жидкий и совершенно безвкусный, как и многие другие итальянские блюда. Сказать о них, что они обнаруживают полное отсутствие фантазии и ничуть не соблазняют, — значит не сказать ничего».

В статье говорилось и еще о чем-то, но Мэри не захотелось читать дальше. Ей было достаточно и того, что она уже прочла. К тому же трудно было видеть буквы сквозь огненную дымку ярости, застлавшую ей глаза.

— Ему понравилась пицца. Он даже сравнил ее с пиццей в «Пицца хат», — заметила Энни, гадая, потеряет ли на этот раз свою выдержку ее спокойная и невозмутимая подруга. Лицо Мэри пылало даже больше, чем тогда, когда в туалетах перестал работать слив.

Мэри изучала имя обозревателя ресторанной жизни и предпосланное статье фото, на котором был запечатлен красивый мужчина лет тридцати с небольшим. Уронив газету на стол, будто та могла запачкать или осквернить ее руки, с жаждой убийства во взгляде, Мэри сказала:

— Что он о себе воображает, этот Дэн Галлахер? Как он смеет писать такие вещи! Марко прав. У него вместо мозгов голова набита дерьмом!

В отличие от Энни Мэри редко употребляла грязные слова, и потому ее подруга сразу поняла степень ее досады и гнева.

— Он смеет это делать, потому что он ресторанный обозреватель и критик, дорогая. Всем известно, что эти люди — ничтожества, отребье. В Нью-Йорке эта братия хуже, чем где бы то ни было.

— Да ничего подобного! Он не больше ресторанный критик, чем ты или я. Он спортивный обозреватель. Или был таковым. Я читала его колонку много раз. И привыкла уважать его мнение, но теперь с этим покончено. Не имея ни достаточной квалификации, ни вкуса, он приходит в мой ресторан, пробует еду и отпускает пренебрежительные замечания, чтобы от меня отвернулся весь свет.

Зазвонил телефон, и Мэри глубоко вздохнула. Она и так уже кипела гневом и не хотела больше слышать ни от кого ничего неприятного. Во всяком случае, до тех пор, пока не изольет свой гнев на голову этого горе-писаки.

— Это твоя мать, — сказала Энни, держа трубку с таким отвращением, будто это была дохлая мышь, и скорчив брезгливую гримасу. — Она уже видела статью.

Мэри кивнула, покорившись своей судьбе и поняв, что ей не так скоро удастся утолить жажду мщения.

Получасом позже разгневанная владелица ресторана сидела на пресловутом зелено-оранжевом диване в гостиной родителей, окруженная членами своей семьи, столь же разгневанными статьей, как и они с Энни. Этот журналист разворошил осиное гнездо, и теперь все жужжали и шипели, никто и не думал о послеобеденном сне.

— Я собираюсь позвонить твоему дядюшке и рассказать об этом. Альфредо уж знает, как прищучить этого Дэниела Галлахера. — Губы Софии были сжаты в ниточку и выражали глубочайшее презрение. Она не переставая ходила по комнате и махала руками, как ветряная мельница. — Ирландец! Что взять с ирландца? У ирландцев нет вкуса. Они едят только вареный картофель и мясо. Mama mia! Как человек, питающийся таким образом, имеет наглость писать подобные статьи?

София никогда не питала особо нежной любви к ирландцам и не скрывала этого. Они слишком много пили, ели безвкусную пищу и, по ее мнению, слишком много внимания уделяли Дню святого Патрика. У итальянцев был свой святой День Колумба, но ему не придавалось такого значения.

Несмотря на нелюбовь ее матери к ирландцам, Мэри не ожидала, что София столь яро примет ее сторону в борьбе с пасквилянтом, хотя в значительной степени он выразил собственное мнение Софии насчет кухни Мэри.

— Ты должна была бы позлорадствовать, мама. Этот обозреватель считает, что мое меню составлено без должного вдохновения, а мои шоколадные вафли нетрадиционны для итальянской кухни. — Это было болезненно для Мэри. Она долгие часы провела, совершенствуя и улучшая рецепт вафель, и знала, что они удавались ей на славу, получались просто до неправдоподобия удачно! Чтобы доказать это, она была готова набрать фунты и фунты лишнего веса. — Я так понимаю, что Дэниел Галлахер полностью согласен с тобой.

— Я ведь пыталась убедить тебя не включать в меню пиццу. Она привлекает синие воротнички, простолюдинов, у которых пиво льется из ушей и ноздрей. Но разве ты послушала меня? Правда и то, что у меня были сомнения насчет вафель. Мы должны поддерживать традиции нашей итальянской кухни. Именно они и делают нас тем, что мы есть. Зачем портить хорошее?

— Так, значит, ты согласна с этим обозревателем и считаешь мою еду плохой?

Мать Мэри возвела очи к потолку, ища поддержки у Всевышнего. Когда оной не последовало, она только покачала головой.

— Нет. Еда очень хороша. Но тебе все-таки следовало прислушаться к совету матери.

— Если бы я слушала тебя, то никогда не открыла бы ресторан.

«И не выехала бы из этой квартиры». Но Мэри не собиралась вновь касаться этого больного вопроса. Ее мать расценивала ее переселение на новую квартиру как дезертирство и приняла ее поступок как личное оскорбление.

— Мэри права, — вмешалась Конни, подойдя к сестре и обвивая ее плечи рукой, украшенной браслетом с бриллиантами, тем самым выказывая ей свою поддержку. — А ты с самого начала была против. Поэтому теперь не имеешь права высказываться.

— Ах, твоя мать не имеет права на собственное мнение?

Фрэнк Руссо откинул голову назад и расхохотался. При этом двадцать пять фунтов его лишнего веса мерно заколыхались.

— Это прекрасно! А ну-ка попробуй заткнуть ее. Я потратил на это сорок три года, да так и не преуспел. Так что забудь об этом!

Следы бруклинского акцента иногда проявлялись в его речи, как и способствующая красноречию манера жестикулировать, что делало его похожим на дирижера симфонического оркестра. По правде говоря, почти все члены семьи Руссо изъяснялись таким же образом. Бытовало широко распространенное мнение, что если бы во время беседы итальянцев заставили сидеть, подложив под себя руки, они стали бы немыми.

— Тебе бы следовало побеспокоиться о манерах своей матери, а не о моих, — заметила София мужу, и взгляд ее таил обещание расправы.

Было весьма сомнительно, что она шантажировала мужа, грозя отказать ему в близости. Мэри была почти уверена, что супружеские отношения между ее родителями давно прекратились. Но независимо от этого она старалась не представлять их исполняющими мамбо, предназначенное для продолжения рода.

София всегда проявляла сдержанность, когда речь заходила о птицах и пчелах, очевидно опасаясь, что этот разговор наведет на опасную тему.

Мэри узнала о том, что у девочек бывают месячные, от подруг по школе, да и то только после того, как однажды испугалась, что истечет кровью.

А когда она отважилась спросить мать о сущности полового акта, ей было сказано, что жена должна выполнять свой долг и покоряться мужу. В завуалированной форме мать принялась разъяснять ей назначение «вишенок» и «шариков», и только значительно позже Мэри узнала, что это были иносказательные обозначения некоторых мужских и женских половых органов[11].

После такого невразумительного объяснения Мэри уже никогда больше не заговаривала с матерью на эту тему.

— Где твоя мать? — спросила София мужа. — Я не должна спускать глаз с этой безумной старухи. Клянусь Господом, из-за нее я поседею прежде времени.

— Мама задремала, — сообщил Фрэнк жене. — В глазах его плясали смешинки. — А что касается твоих волос, моя любимая, то они уже и так седые. И чтобы скрыть седину, ты пользуешься этой дикой рыжей краской.

София красила волосы хной с тех пор, как Люсиль Болл [12] начала ее рекламировать в 50-е годы, хотя бывали случаи, что она от этой краски становилась похожей на маску клоуна, а не на Люсиль Болл.

«И все же для женщины, которой перевалило за шестьдесят, — подумала Мэри, глядя на мать, — София выглядит и держится очень хорошо». И это внушало Мэри надежду на будущее.

Испепелив взглядом улыбающегося мужа, София сказала:

— У тебя разве нет никаких дел в подвале, Фрэнк?

По ее негодующему виду можно было заключить, что она хотела бы избавиться от него.

Поняв этот более чем тонкий намек, Фрэнк подмигнул дочерям и поднялся.

— Я знаю, когда мое общество находят нежелательным. Пойду-ка я в парк, погоняю шары и немного выпью. Увидимся позже, девочки.

Он послал им воздушный поцелуй и исчез за дверью.

— Ваш отец сведет меня в могилу. Я не переживу того, что он отошел от дел! — воскликнула София. — Сначала все эти безумства, которыми он отличался всегда, а теперь вот шары. Этот человек одержим игрой, Вы знаете, что он держит шары на полке в чулане в коробке, обитой бархатом, рядом с портретом Эдди Фишера, на котором есть его автограф?

Она сморщилась, и лицо ее выразило безмерное отвращение.

Жалобы их матери по поводу привычек отца были знакомы сестрам слишком хорошо. Мэри и Конни обменялись понимающими взглядами.

Потом Мэри сказала:

— Ты слишком сурова с папой. Тебе повезло, что он у тебя есть. Он безумно любит тебя.

— Ах вот как? Точно так же мне может быть предана и моя собака. А я не желаю слышать насмешек и оскорблений по поводу состояния моих волос.

Все три женщины сидели за длинным кухонным столом, застланным желто-белой клеенкой под цвет стен, желтых, как яичный желток. Солнечный свет лился сквозь двустворчатые окна. Его яркость смягчали только сильно накрахмаленные занавески того же желтого цвета. Свет падал на черно-белые квадраты линолеума, столь безупречно чистого, что с него впору было есть.

София была скрупулезно чистоплотна, чтобы не сказать одержима манией чистоты и порядка в доме. Вы бы ни за что не нашли ни одного пятна жира в ее духовке, а ее ванная комната произвела бы впечатление на кого угодно.

Мэри же ненавидела уборку и питала отвращение к любой домашней работе, и в этом отношении она ничуть не походила на мать.

Собственно говоря, теперь, когда она жила одна, Мэри намеренно оставляла в кухонной раковине горы грязных тарелок просто потому, что могла себе это позволить.

Мэри считала свою ванную чистой, но никому бы не посоветовала есть там с полу. Да впрочем, едва ли кто-нибудь и выразил бы такое желание.

Пока София наливала в фарфоровые чашки с узором из роз кофе, настолько крепкий, что оставленная в нем ложка так и продолжала стоять стоймя, она бранила Мэри за то, что ее кофе был слабым и якобы пах мочой. Конни тем временем передавала по кругу блюдо с бисквитами, купленными утром в булочной-кондитерской Фьорелли.

— Ну и в каком состоянии нынче заднепроходные дела? — поддразнила Мэри сестру между двумя кусочками бисквита, стараясь скрыть озорную улыбку. — Удалось ли Эдди в последнее время набрести на какую-нибудь по-настоящему интересную задницу?

— Мэри, такие темы за столом! Да еще когда мы едим!

Однако Конни предпочла пропустить мимо ушей протест матери и ответила:

— Я не имею права разглашать медицинские тайны. Это вопрос этики. — Но разумеется, такая мелочь, как врачебная этика, не могла ее остановить. Конни питалась сплетнями и расцветала от них. — Но миссис Сантини приходила недавно для ежемесячного обследования. И думаю, скоро она прекратит свои визиты, потому что Эдди говорит, что у нее все в порядке. Он утверждает, что ее толстая кишка настолько чистая, что могла бы вместить еду, предназначенную для нескольких празднеств.

— Ха! Да эта женщина уже многие годы переполнена дерьмом! — заявила мать. — Хотя со стороны Лу очень мило, что он продает мне телятину со скидкой, я сомневаюсь, что его мамаша знает об этом. Она дешевка, эта особа.

Неприязнь Софии к Нине Сантини имела глубокие корни. Это началось с того, что много лет назад жена мясника завысила цену на шесть отбивных из ягненка и вынудила Софию заплатить на пятьдесят восемь центов больше.

С тех пор София имела на нее зуб, то есть пребывала в том состоянии, которое по-другому называется вендеттой. Иметь что-то против кого-нибудь очень по-итальянски, и мало бы нашлось людей, способных годами питать ненависть лучше, чем это делала София.

— У тебя ведь с ним свидание, да? — спросила она, ткнув пальцем в Мэри.

— Боже тебя упаси, мама, платить за телятину полную цену!

— Так ты встречаешься с Лу Сантини?

Темные глаза Конни стали огромными. Потом она по-девчоночьи захихикала. Кого-нибудь это детское хихиканье могло бы неприятно поразить, но сестра Мэри походила на совершенную фарфоровую куколку. Она была прелестна и добра. Эти два слова полностью определяли сущность Конни. Когда речь шла о ней, невозможно было сказать о Конни ничего другого. И Мэри не могла испытывать к Конни ничего, кроме обожания. Правда, любимицей матери Конни была главным образом потому, что удачно вышла замуж и подарила Софии троих внуков, по которым та сходила с ума. Если у Конни и был недостаток, так это ее волосы. «Мятежные волосы» — называла их Мэри. Они не поддавались гребню, выбивались из любой прически и образовывали нечто вроде вороньего гнезда. Одним словом, они жили сами по себе, своей собственной жизнью. Однако Эдди нравилось, что они стояли над головой Конни облачком. Он считал, что это прибавляет ей роста, и не разрешал остричь их.

— Надеюсь, ты не будешь и дальше попрекать и дразнить меня профессией Эдди, — обратилась сестра к Мэри. — Особенно если сама собираешься замуж за сына мясника.

— Лу — славный малый. — Произнося это, София глазами подала сигнал младшей дочери, пытаясь заставить ее замолчать. — Мэри могла наделать гораздо больше глупостей и найти жениха похуже.

— Мы только собираемся куда-нибудь пойти вместе, мама. Поэтому не спеши договариваться в церкви о венчании.

По понедельникам ресторан Мэри был закрыт, и она договорилась о свидании с Лу в следующий понедельник. В течение двух недель она уже откладывала встречу, ссылаясь на занятость в связи с открытием ресторана, но теперь, как сказала бы Энни, пора было сбавить обороты. Мэри не имела намерения обменяться с Лу Сантини «соками тела», хотя подруга настоятельно советовала ей это.

Обрадованная этой новостью и на некоторое время умиротворенная, София ворчливо выразила свое одобрение.

— Это хорошо. Так что ты будешь делать с этим газетчиком? Напишешь протест и отправишь письмо в его газету? А лучше будет, если ты позволишь мне намылить ему шею.

Видеть Софию в роли Немезиды было для Мэри чересчур. Одна мысль об этом вызывала у нее крапивницу.

Покачав головой, она отодвинула свой стул от стола.

— Я сама отправлюсь туда. Но сначала мне надо немного остыть. Сейчас я слишком взбудоражена. Я навещу мистера Галлахера и скажу ему все, что думаю о его статейке.

«А на прощание, — решила Мэри, — я вручу ему визитную карточку Эдди».

— Я могу позвонить дяде Альфредо. Он… — Последовала многозначительная пауза, и Мэри расхохоталась бы, если бы ее мать не выглядела такой серьезной. — Ты же знаешь, у него связи

Я.не хочу перекладывать свои проблемы на других, мама. Не забывай что я итальянка. Я не стану беситься и метать громы и молнии. Я поведу себя достойно.


ПИЦЦА ДЯДИ ЛУИДЖИ

ТЕСТО ДЛЯ ПИЦЦЫ

2, 5 стакана муки, ] чайная ложка дрожжей, 1 чайная ложка сахарного песка, 0, 75 стакана теплой воды,

1 столовая ложка оливкового масла, 1 чайная ложка соли.

ТОМАТНЫЙ СОУС

2 фунта консервированного томатного пюре, 2 фунта

консервированного томатного соуса, 2 фунта

консервированной томатной пасты, чеснок и мелко

порубленный лук по вкусу, базилик, орегано, соль и перец

по вкусу.

Растворить дрожжи и сахар в теплой воде, добавить оливковое масло и соль, затем муку. Как следует размешать. Затем тщательно вымесить. Вымешенное тесто прикрыть чистой салфеткой и дать подойти. Приготовить соус. Потушить в оливковом масле чеснок и лук, добавить томатный соус, пасту, пюре. Приправить базиликом, орегано, солью и перцем по вкусу. Тушить на слабом огне 4-6 часов.

После того как тесто увеличилось в объеме вдвое, выложить его на доску, посыпанную мукой, и вымесить снова. Руками или скалкой раскатать тесто до размера дна большой сковороды для пиццы, чтобы оно покрыло ее полностью.

Большой ложкой налить сверху соус, добавить несколько видов сыра и любые овощи или копчености по вашему вкусу.

Выпекать при температуре 200 градусов в течение 15-20 минут, пока сыр не расплавится и на пицце не образуется коричневая корочка. Рассчитано на 8 порций.

Глава 4

Дэн смотрел в окно своего офиса на кипящую жизнью и движением улицу далеко внизу. В это время дня было много транспорта и часто возникали пробки. Гудели клаксоны автомобилей, кричали раздраженные пассажиры, пешеходы спешили перейти улицы на перекрестках и увернуться от чересчур нетерпеливых водителей грузовиков, стремившихся поскорее доставить свой груз к месту назначения. Но Дэн сейчас был далек от этой суматохи. Все его мысли и чувства были взбудоражены сценой, произошедшей утром между ним и его сыном.

Мэт возненавидел свою новую школу, питал отвращение к жизни в многоквартирном доме, и Дэн опасался, что в ближайшем будущем парень возненавидит и его.

— Почему маме понадобилось уехать? — добивался ответа Мэт. — Она меня больше не любит?

В эту минуту Дэн ненавидел Шэрон так сильно, что у него разболелось сердце. Неужели эта женщина не понимала, какой урон она нанесла их сыну своим дезертирством? Неужели ей было на все наплевать?

— Почему ты не можешь жить в обычном доме, вместо того чтобы ютиться в этой замшелой квартире? Флаффи здесь не нравится.

Свернувшись клубочком на обитой дорогой кожей цвета виски софе Дэна, возлежала Флаффи, кошка Мэта. Она равнодушно взирала на маленькое закрытое, вымощенное кирпичом патио с участком величиной с почтовую марку, заросшим травой, побуревшей и почти высохшей, потому что Дэн постоянно забывал ее поливать, а также с единственным деревом — дикой яблоней, которая цвела по собственному усмотрению, когда ей заблагорассудится, что случалось, надо признать, не слишком часто, потому что об удобрениях тоже часто забывали.

Флаффи на это было наплевать — она гадила в пластиковый мусорный ящик, жрала дорогую кошачью еду и спала большую часть дня, почти не принимая участия в жизни Галлахера и его сына и, уж во всяком случае, ничем не стараясь помочь им. По крайней мере так казалось Дэну.

Вот собаки все-таки заслуживают свое право на еду. Они очень верные друзья. Они отдают хозяевам свою любовь без всяких условий и только иногда просят ласки — любят, например, чтобы их потрепали по голове. Однако когда Дэн попытался обратить внимание сына на этот факт и даже предложил купить ему собаку, какую тот пожелает, это предложение было встречено холодным неприятием и возгласом:

— От собак воняет!

Очень часто Дэн не знал, что ответить сыну. Хотя ребенок и был травмирован дезертирством матери, нельзя же было каждый раз пасовать, видя слезы сына. И Дэн не знал, кого Мэт ненавидел больше: мать — за то, что она бросила его, или отца — за то, что тот взял его к себе в дом, который ему не нравился.

— Твоя мама любит тебя, Мэт. Не знаю, почему она сбежала с этим инструктором по аэробике.

Хотя на самом-то деле у Дэна было на этот счет одно соображение, и вполне правдоподобное. Парень был на добрых десять лет моложе Шэрон, и у него были такие мускулы, о каких Дэн и мечтать не мог. Дэн не слишком изнурял себя физическими упражнениями, если не считать единичных случаев, когда ему приходило в голову пробежаться трусцой. К счастью, у него был хороший обмен веществ, и ему не приходилось опасаться того, что он наберет лишний вес.

— Я думаю, она влюбилась в него. Это иногда случается. Но это вовсе не значит, что она разлюбила тебя. Я знаю, что она тебя любит так же, как и я.

— В таком случае почему же она сбежала? Мамы не должны бросать своих детей. Все должно быть наоборот.

У его восьмилетнего сына были дар дедукции и безупречная логика. К несчастью, Дэн не мог дать ему убедительного объяснения.

— На этот вопрос может ответить только она сама. Но я рад, что теперь ты постоянно живешь со мной. Я скучал по тебе. Мне тебя не хватало. А теперь мы снова вместе и можем все делать то, чего не могли прежде, потому что не имели такой возможности.

Его работа спортивного журналиста вынуждала его все время перемещаться в пространстве, часто уезжать из дома, что в значительной степени поспособствовало их с Шэрон разводу, не считая многих других вещей.

Хотя Дэну нравилось писать о бейсбольных победах команды «Иволги» и околачиваться в раздевалке «Балтиморских воронов», болтая с футболистами, он переживал, что так много времени проводит вдали от семьи. Поэтому, приезжая домой, он прилагал неимоверные усилия, чтобы как можно больше времени быть с сыном, помогать ему в его школьных делах или просто брать с собой на долгие прогулки в парк.

— Знаю, что ты скучаешь по маме, сынок, но мы с тобой будем прекрасно проводить время. Вот увидишь. Все будет как прежде.

Мэт покачал головой и топнул ногой:

— Мне все здесь не нравится! Я ненавижу это место! Моя школа полна ублюдков! Учителя не лучше учеников! А ты все время торчишь на кухне и готовишь черт знает что!

«Черт знает что! Это изысканная еда для гурманов», — хотел вразумить его Дэн, но счел за лучшее промолчать.

— Мне кажется, Мэт, ты не способен увидеть солнечную сторону жизни. Ведь прошла всего пара месяцев. Со временем…

— Нет! Мне никогда не будет нравиться жить с тобой! Я хочу, чтобы была мама. Хочу, чтобы она вернулась и забрала меня. Хочу, чтобы все было как раньше, пока вы с мамой не развелись.

Внезапно Дэн почувствовал, что комок, стоявший у него в горле с самого утра, когда Мэт выпалил ему в лицо эти обидные слова, прежде чем хлопнуть дверью и выйти на крыльцо, чтобы дожидаться в одиночестве школьного автобуса, разрастается до гигантских размеров. Для Дэна было важно, чтобы его отношения с сыном сложились и чтобы они ничуть не походили на отношения, которые у него были с его собственным отцом.

Дрю Галлахер был жестким человеком, выжимавшим из сына все соки.

Пока Дэн рос, отца частенько не бывало дома. Он рекламировал и продавал «Британнику» и поэтому постоянно бывал в разъездах. У него никогда не находилось времени пойти с сыном на футбол. Ни разу он не пришел посмотреть, как играет в футбол его сын. Всегда находилась отговорка. Он был слишком занят, слишком уставал, но Дэн подозревал, что он и не стремился быть хорошим отцом и семейным человеком.

Мать Дэна страдала от равнодушия мужа не меньше, а возможно, и больше. Она чувствовала себя одинокой и со временем от горечи и разочарования полностью ушла в себя и долгие годы оставалась далекой и замкнутой. Брак его родителей не был счастливым, и не требовалось напрягать фантазию, чтобы понять это.

Когда неожиданно его отец умер от сердечного приступа, Дэн, в то время еще подросток, возненавидел его за это последнее и окончательное предательство, хотя в душе понимал, что отец давным-давно отдалился от семьи.

И теперь Дэн старался быть ближе к сыну, не размышляя, хочет ли Мэт этого или нет. Ребенок нуждался в нем. Просто Дэну надо было найти с ним общий язык.

Зазвонил телефон, прервав беспокойные мысли. Повернувшись к письменному столу, заваленному горами кулинарных рецептов и советов, рекламами самых лучших морозилок и проектами еще не написанных колонок, ждавших своей очереди, он взял трубку.

— Да, Линда, в чем дело?

Должно быть, он говорил слишком отрывисто и резко, потому что она заколебалась, прежде чем ответить. «Сообразительная женщина», — решил Дэн, испытывая в эту минуту отвращение к жизни.

— Вас хотят видеть, мистер Галлахер. Посетительница говорит, что это важно.

Что делать? Сегодня у него не было времени на болтовню с дамами, Особенно с теми, кто приносил рецепты и горел желанием поучаствовать в конкурсе, хотя срок подачи заявок давно прошел и все они знали об этом. Некоторые даже приносили с собой готовые блюда, пытаясь подкупить его и добиться, чтобы он пренебрег правилами. Но все эти блюда были близнецами гамбургеров, и потому он не имел ни малейшего желания делать для них исключение.

— Я занят. Мне надо напечатать два обзора и написать статью о «волшебном мире спаржи», и все это должно пойти в завтрашний номер. — «Черт возьми! А я ведь даже и не знал, что у спаржи есть свой мир!» — Сделайте милость, попытайтесь избавиться от нее!

Наступила тяжелая пауза, потом Дэн услышал приглушенные голоса, и наконец Линда снова заговорила в микрофон:

— Думаю, не стоит пренебрегать этой встречи, мистер Галлахер. Здесь Мэри Руссо, и она хочет поговорить о вашей статье, посвященной ее ресторану. Она… вам, наверное, захочется побеседовать с ней.

«У мамы Софии». Дэн сглотнул. Эта статья не делала ему чести.

Вне всякого сомнения, женщина явилась разобраться с ним.

Он помнил Мэри Руссо из этого ресторана. Она была низкорослой, жирной, и волосы ее были выкрашены в дикий ярко-оранжевый цвет, а говорила она не умолкая. По всей вероятности, во рту у нее был мотор от «форда-эксплорера» модели 1997 года. Что касалось ее властности и решительности, то она могла бы дать фору генералу Паттону [13]

— Впустите ее, — сказал наконец Дэн, падая на стул. — Только убедитесь, что она не вооружена.

— Что?

— Не обращайте внимания.

Он с шумом бросил на рычаг телефонную трубку, нетерпеливо взъерошил волосы, проведя по ним пятерней, и весь напрягся, готовясь к неприятному разговору.

Черт возьми! Дэн жалел, что не надел пуленепробиваемый жилет! У него было такое чувство, что жилет ему пригодился бы.

Мэри миновала приемную со стенами, выкрашенными зеленой краской, напоминавшей цветом сельдерей, с тремя разнокалиберными виниловыми стульями — все они были в весьма плачевном состоянии. Это была вся мебель, если не считать пары уродливых картин маслом, купленных, должно быть, на благотворительной распродаже творений умирающих от голода художников. Обстановка напомнила Мэри приемную Госпиталя ветеранов: вид был удручающим, а комната — чрезвычайно неопрятной. Но должно быть, Дэн Галлахер был на хорошем счету, потому что у большинства репортеров не было собственных офисов, не говоря уже о приемных, даже если они и были безобразными и внушали мысли о самоубийстве. Обычно газетчики работали в крохотных комнатушках, точнее сказать — каморках, отделенных перегородками от остальной части редакционной комнаты, что делало ее весьма похожей на лабиринт крысиных ходов.

Крысы. Репортеры. Несомненно, в них было нечто родственное. Адреналин бурлил в крови Мэри и пьянил ее, как наркотик, с того момента, как она покинула родительский кров. И чем больше она думала о мерзкой, паскудной статейке, написанной этим человеком, тем больше ей хотелось встретиться лично с Дэниелом Галлахером и ткнуть в него чем-нибудь острым.

В отличие от матери, всегда готовой выпустить пар, если что-то ее раздражало, Мэри старалась держать себя в руках. Она полагала, что тут действует механизм самозащиты, привычное желание отключиться от криков и воплей, постоянно звучавших в доме Руссо.

Нельзя сказать, что ее семья была такой уж скандальной. Просто они все были сумасшедшими — только и всего! Бешеная ярость, которую она сейчас испытывала и которую хотела бы излить, была совершенно нетипична для Мэри, но, конечно, дремала в недрах ее существа — таковы уж были ее семья, наследственность и воспитание. Известно, что итальянцы любят демонстрировать свои чувства, что они обожают высказывать все, что накопилось в их душе, и делают это громко и энергично. Именно это она и намеревалась сейчас сделать.

— Мистер Галлахер сейчас вас примет, мисс Руссо.

Мэри повернулась и оказалась лицом к лицу с секретаршей, любезной дамой, настоявшей на том, чтобы обозреватель ее принял. Возможно, она тоже была не согласна с этой омерзительной статьей. Поблагодарив даму за содействие, Мэри двинулась вперед, чтобы сразить врага на его территории.

— Вы Мэри Руссо?

Глаза Дэна широко раскрылись и едва не выскочили из орбит: перед ним предстала молодая хорошенькая женщина. Эта Мэри Руссо хоть и была небольшого роста, однако вовсе не была толстой; длинные кудрявые черные волосы прелестно обрамляли очаровательное личико, и, главное, Дэн не находил ни малейшего сходства с генералом Паттоном.

Если быть совсем откровенным, то она была сногсшибательной, если, конечно, отвлечься от демонического блеска шоколадных глаз, что ей совершенно не шло и делало ее похожей на какого-нибудь шамана.

Но она вовсе не походила на ту рыжую старую каргу, которую он запомнил, да и вполовину не была такой свирепой.

Дэн был уже готов вздохнуть с облегчением, когда посетительница решительно двинулась в наступление на его письменный стол. Сжав кулаки, она смотрела Дэну прямо в глаза. Ноздри ее раздувались, и он был готов увидеть, как из них вырываются огонь и дым.

О да! Это была женщина что надо!

— Конечно, я Мэри Руссо. И я вовсе не рада нашему знакомству, мистер Галлахер. Поэтому давайте приступим к делу, согласны? Уверена, что вам не надо объяснять, что я явилась сюда из-за вашей мерзкой, гнусной статейки, которую вы написали о моем ресторане. Это ясно, как апельсин, и прямо написано на вашем («правда, очень красивом, но я не стану вам говорить об этом») лице, но вы ни черта не понимаете в итальянской кухне.

Дэн, напротив, много знал об итальянской пище и способах приготовления блюд. Он просто питал к ней отвращение, и это неприятие шло из детства. Но он не собирался признаваться в этом явившемуся к нему ангелу мщения.

— Ну, иметь мнение на этот счет — моя обязанность. А что касается обзорных статей, посвященных деятельности ресторанов, то в какой-то степени они всегда субъективны, мисс Руссо, — сказал он с удивительным спокойствием, отмечая про себя, как ненавидит давать пояснения кому бы то ни было, особенно разъяренным владельцам ресторанов. — Я называю вещи своими именами или так, как я их представляю. Я высказал свое мнение о еде, обслуживании и обстановке в ресторане «У мамы Софии» настолько честно, насколько мог. Очень сожалею, если обидел вас, но моя работа заключается в том, чтобы быть честным с моими читателями. И думаю, я был с ними честен.

Глаза Мэри раскрылись еще шире, и она слегка подалась вперед и оперлась о заваленный бумагами стол. Дэну показалось, что сейчас она бросится на него. Он старался не замечать расстегнутого ворота ее блузки, представлявшего на обозрение бурно и неровно бьющуюся жилку на ее шее, потому что эта часть ее тела была искусительным зрелищем и потому что Дэн не сомневался в том, что цель посетительницы — снять с него шкуру каким-либо тупым инструментом, а остальное едва ли может ее заинтересовать.

Отбросив в сторону эти кровожадные фантазии, он попытался сосредоточить свое внимание на ее полных, красных, как вишни, губках. И это оказалось большой ошибкой.

— Я одна из ваших читательниц, мистер Галлахер, и мне известно, что совсем недавно вы были автором спортивной хроники, а не критиковали работу ресторанов. Вам следует заниматься тем, что у вас хорошо получается.

В ее словах, несомненно, содержался намек на комплимент, по крайней мере так показалось Дэну.

Щеки молодой женщины порозовели, и, черт возьми, ей это очень шло. От этого она стала еще привлекательнее, даже несмотря на явную погрешность в стиле одежды: на ней были бесформенный коричневый вельветовый пиджак и бежевая блузка, однако и это не могло испортить ее внешности.

Ее черные волосы, карие глаза и смуглая кожа требовали, чтобы их оттенили красным — живым и ослепительным красным цветом, и так случилось, что этот цвет был его любимым.

— Это верно. Моя должность спортивного обозревателя не имеет ничего общего с моим теперешним местом. Но у меня безупречный вкус, и я могу отличить хорошее блюдо от плохого.

Мэри выпрямилась, и теперь ее спина казалась окостеневшей.

— Кто бы говорил! Думаю, у вас мерзкий вкус по части еды! Столь же мерзкий, как и ваша статья. Я приложила немало усилий, чтобы превратить ресторан «У мамы Софии» в приличное место. Признаю, что в день открытия и первые несколько дней у нас были кое-какие сложности. Но я не допущу никаких оскорбительных замечаний в адрес своего ресторана, способных погубить его репутацию, а у него есть все шансы для того, чтобы стать популярным и любимым!

Круто повернувшись, она направилась к двери, потом неожиданно резко остановилась и обернулась:

— Есть и еще кое-что. Шоколадные вафли — мое собственное изобретение, и они изысканные и восхитительные на вкус. Они просто фантастические! Если бы в вашей душе была хоть капля справедливости, вы бы это признали!

Дверь за ней захлопнулась, прежде чем Дэн успел ответить. Он откинулся на спинку стула, радуясь тому обстоятельству, что принимал Мэри сидя. Возмущенная тирада Мэри Руссо лишила его сил. Потом он улыбнулся. Черт возьми! В груди у этой женщины кипела лава. А уж что касается ее языка, то тут не могло быть двух мнений: он был хорошо подвешен! Дэн осторожно ощупал себя, чтобы убедиться в сохранности всех частей своего тела — нет, она ничего не изжевала и не откусила. Должно быть, поступками Мэри управляла рука Всевышнего, потому что вместо того, чтобы отправиться прямо к себе домой, она повернула в противоположную сторону и оказалась в католической церкви святого Франциска Ассизского. Мэри считала себя католичкой скорее формально, чем по духу. Она не была такой ревностной прихожанкой, как ее мать и бабушка, но постоянно посещала мессу и ходила к исповеди, когда ее вынуждали к этому обстоятельства. При этом Мэри старалась подгадать, чтобы по другую сторону решетки в исповедальне оказался ее брат Джо. К тому же ей не нужно было пользоваться противозачаточными средствами, потому что, к несчастью, как всем было известно, секс оставался для нее незнакомой областью жизни.

Она все-таки надеялась когда-нибудь открыть свою аптечку, где хранился бы годовой запас противозачаточных таблеток и использовать их по назначению. Но только в том случае, если бы дело того стоило.

Мэри была уверена, что у Господа Бога нет причин быть недовольным ею, потому что ее религиозные и нравственные устои оставались незыблемыми. Правда, сегодня она дала волю гневу, но это не означало, что у нее появилось желание покаяться в том, что она позволила себе вполне заслуженно упрекнуть зарвавшегося репортера.

Но несмотря на то что Мэри сочла Дэна Галлахера раздражающим и неприятным, она не могла отрицать, что он оказался очень красивым, а это было для нее полной неожиданностью. Фотография в газете не отдавала должного его внешности. И глаза у него оказались на самом деле зелеными! «Но он нахал и ничтожество», — напомнила себе Мэри. Да и чем другим он мог быть? Чего можно было ждать от ирландца?

Однако Мэри полагала, что он окажется неприветливым, грубым и высокомерным. Но наверное, он таким и был. И еще самодовольным. А она ненавидела самодовольство. Тем больше у нее было оснований невзлюбить его, если бы даже у нее не было для этого другой, и более веской, причины. Для неприязни было вполне достаточно его статьи.

Мэри знала, где в это время дня можно найти брата и чем он будет занят. Пасторский дом был расположен рядом с кирпичным зданием церкви. Эту церковь семья Руссо посещала задолго до рождения Мэри. Именно в церкви святого Франциска София и Фрэнк обменялись брачными обетами почти сорок три года назад. Их трое детей и все внуки были крещены здесь, и здесь же они получили первое причастие.

Мэри вошла в просторную, залитую солнечным светом комнату, не потрудившись постучать. Она нашла своего брата там, где и рассчитывала найти. Он сидел за письменным столом и работал над текстом воскресной проповеди. Одет был по-домашнему — в джинсы и черную футболку, на которой красовалась надпись: «Ты придешь в церковь. Я не шучу, Господи!»

Эта надпись полностью противоречила признанному всеми мнению, что Господь лишен чувства юмора. На спинке стула висела коричневая кожаная куртка. Подняв голову от своих бумаг и увидев, кто вошел, Джо улыбнулся:

— Эй, привет, земляной орешек!

Он поднялся из-за стола орехового дерева и обогнул его, чтобы заключить Мэри в свои медвежьи объятия. Потом приподнял указательным пальцем ее голову за подбородок и внимательно и изучающе заглянул ей в глаза.

Многие сестры, вероятно, возражали бы против столь неуважительного обращения. Ну что за «земляной орешек»? Как известно, земляные орехи не отличаются ни изяществом, ни красотой и растут в земле или грязи.

Но земляные орехи были любимой закуской Джо, и, как давно догадалась Мэри, это прозвище означало, что она его любимая сестра. Конечно, она никогда бы не поделилась этими мыслями с Конни.

— Почему у тебя такое постное, вытянутое личико? Похоже, у тебя неприятности. Ты не поссорилась с мамой? Нет?

— Нет, мы не ссорились. Мы просто громко спорили, — пояснила Мэри. — Но на этот раз мама ни при чем. Я только что из редакции «Балтимор сан», где, признаюсь, вела себя вовсе не по-христиански и ничуть об этом не жалею.

Он недоверчиво поднял бровь:

— Так ты пришла сюда исповедаться?

— Не угадал! Нет, я не собираюсь каяться в своих мрачных и темных грехах.

Впрочем, оба знали, что таковых и не имеется.

И Джо знал ее достаточно хорошо, чтобы понимать, что сейчас Мэри не стоило раскрывать ему всю душу, какое бы облегчение ей это ни принесло. Мэри твердо верила, что исповедь предназначена для того, чтобы облегчить больную и отягченную грехами совесть. Если только эта совесть была действительно ими отягчена.

— Я только что отделала этого обозревателя, который так мерзко отозвался о моем ресторане. Я высказала ему все, что думаю о его гнусной статье.

— Только-то? Ни адюльтера, ни серийных убийств? Не ужели никакой самой маленькой лжи? Я разочарован.

Хотя брат пытался сохранить серьезный вид, что удавалось ему с трудом, Мэри не сумела скрыть улыбки.

— Я знала, что ты так и скажешь.

Ей было известно, что Джо не преминет воспользоваться случаем подразнить ее, чтобы рассеять ее скверное настроение. Именно это качество и делало его таким хорошим священником. Он сочетал в себе способность к состраданию и пониманию людей с незаурядным чувством юмора. После разговора со старшим братом Мэри уже не считала свои затруднения такими ужасными и неразрешимыми.

— Ну что, тебе удалось сегодня спасти чьи-нибудь заблудшие души? — Она села на бугристую, черную, обитую искусственной кожей софу, на самом деле представлявшую собой складную кровать. Ее брат имел склонность к бивачной жизни.

— Как дела у твоего подопечного Дженнаро? Он ведет себя достойно?

Джо взял Ника Дженнаро под крылышко, когда подросток, не имевший отца, был арестован за то, что у него нашли кокаин. Мать парнишки совсем потеряла голову, не знала, что делать, и пришла за помощью к священнику своего прихода.

Лина Дженнаро была из тех женщин, которые готовы вывалить все свои проблемы на колени Господу и ждать, что он их разрешит.

А Джо был ревностным Господним слугой.

Судья, занимавшийся делом Дженнаро, имел репутацию страстного противника наркотиков. Он готов был засудить Ника, но Джо убедил судью отпустить мальчишку на поруки. После того как Джо устроил проблемного подростка в Центр реабилитации при Университете Джонса Гопкинса, он сам выступил в роли его защитника и уделял мальчишке много времени и внимания, чего парню так не хватало всю жизнь.

Никто не знал лучше Мэри, каким чудесным человеком и заботливым старшим братом был Джо.

— Ник — славный малый. Он уже не употребляет наркотики. Дело в том, что в школе парень связался с дурной компанией. А ты ведь знаешь, как трудно противостоять прессингу со стороны одноклассников.

Мэри это знала. Она хорошо помнила, как позволяла Энни втягивать себя в идиотские авантюры, претившие ей самой. Теперь при воспоминании об этих юношеских безумствах Мэри только улыбалась. Но в те далекие времена это казалось ей крайне серьезным. В средней школе она и Энни по субботам ходили вечером на футбол в Ломбардскую школу, которая в то время становилась плацдармом, готовившим юниоров к соревнованиям. Но их интересовала вовсе не игра, а те мускулистые ребята, что в ней участвовали. Позже они иногда позволяли себе глотнуть водки из бара отца Энни. Напившись, как матросы, ушедшие в увольнение на берег, они вели себя нелепо и бесшабашно, хихикая без причины. Энни подбила Мэри снять трусики и присоединиться к фанаткам, бредившим защитником, звездой футбольной команды. К сожалению, единственной личностью, заставшей их в таком виде, оказалась миссис Мерриам, директриса, не замедлившая связаться с их родителями, после чего девочек исключили из школы на две недели.

Энни чуть было не лишили звания королевы красоты класса, но миссис Голдман устроила такую сцену, пригрозив подать в суд на школьное начальство, что миссис Мерриам была вынуждена отступить.

Мэри же повезло меньше. Когда София и Фрэнк узнали о проступке дочери, они пилили Мэри целый месяц и ежедневно заставляли ходить к мессе, на коленях замаливать свой грех и просить прощения у Господа. И по сей день на коленях ее сохранились мозоли от этого покаяния.

Отогнав эти воспоминания, Мэри усилием воли заставила себя вернуться к действительности и заметила:

— Нику очень повезло, что ты оказался на его стороне.

Джо пожал плечами, смущенный ее похвалой.

— Я нашел ему работу на полдня у Сантини, а Лу будет тренировать его по тяжелой атлетике. Думаю, и то и другое пойдет Нику на пользу.

— Ты хороший человек, Джо. Возможно, поэтому ты и стал священником. Думаю, поэтому мама и любит тебя больше всех.

Если бы Софии дали волю, она канонизировала бы Джо как святого.

Или по меньшей мере избрала бы его папой.

— Мама хвастается мною и превозносит меня до небес перед всеми своими друзьями. — На губах Джо появилась страдальческая улыбка. — Это даже лучше, чем иметь в семье кинозвезду. Я реален, и они могут глазеть на меня бесплатно каждую неделю, а она пожинает плоды и радуется.

— Мама следит за рейтингом твоих публичных выступлений. Ты знаешь об этом? Она отмечает в требнике маленькой золотой звездочкой каждую твою воскресную проповедь и каждое отпущение, которое ты даешь прихожанам.

— Еще одно такое заявление — и я насильно потащу тебя в исповедальню.

— В таком случае я буду вынуждена натравить на тебя Энни.

Ты знаешь, что она всегда готова встать на мою защиту. При упоминании имени женщины, с которой Джо связывало давнее знакомство, выражение его лица странно изменилось.

— Как у нее дела? Я удивился, узнав, что она работает в ресторане. Это слишком обычная профессия по сравнению со всем тем, что она перепробовала.

— А почему бы тебе самому не прийти повидаться с ней? Я даже бесплатно накормлю тебя обедом.

Джо улыбнулся, показав две глубокие ямочки на щеках. Мэри считала, что для слуги Господа выглядеть так привлекательно и сексуально — преступление. И это было непростительно даже для ее брата. Ах, каким это было расточительством! «Геи и священники не имеют права быть такими красивыми, — решила она. — Это несправедливо по отношению к прекрасной половине человечества».

— А я мог бы заглянуть. Моя собственная стряпня — это ужас. И если не ошибаюсь, ты тоже готовишь паршивую лазанью.

— Да? Скажи об этом Дэниелу Галлахеру, этому шуту гороховому, который обозвал мою еду никуда не годной. Неужели ты не читал этой гнусной статьи, которую он написал о моем ресторане?

Джо покачал головой:

— Я не получаю газет. Их чтение слишком удручающе действует на нервы. К тому же то, что мне приходится выслушивать в исповедальне, гораздо интереснее, чем все, что я мог бы прочесть в газете или увидеть по ящику. Ты ведь тоже не очень-то интересуешься изысками газетчиков. В отличие от своей сестрицы Конни ты не хочешь вдаваться во все эти гнусные, грязные детали. — Его многозначительная усмешка таила в себе намек на то, что он бы мог поделиться с ней множеством этих грязных деталей. — Тебе повезло, что ты этим не интересуешься.

— О да. Как будто у меня есть что-нибудь интересное, что бы рассказать тебе. Вот тогда мне действительно повезло бы.

— Конни говорит, что ты идешь на свидание с Лу. Может быть, тебе все-таки есть в чем исповедаться?

В поддразнивании брата для Мэри не было ничего нового. Она являлась излюбленной мишенью для его шуток еще со времен их детства.

Он знал, что она примет это должным образом. Джо никогда не стал бы подтрунивать над слабаком или чувствительной девицей.

Мэри игриво ударила его по руке.

— Язык Конни работает быстрее модема 56К. Остался кто-нибудь, кому бы еще не было известно о моем свидании с Лу Сантини? Даже моя квартирная хозяйка поздравила меня недавно с этим счастливым событием. Это крайне неприятно. Будто никогда прежде я не ходила на свидания или у меня не было никаких романов.

— Кажется, мама говорила о чем-то, что было давным-давно. Она опасается, что ты уйдешь в монастырь.

Мэри рассмеялась, услышав о таком нелепом предположении. Лишения не были для нее источником удовольствия, особенно если это касалось еды.

— Они ведь не подают послушницам пиццу или шоколад. Я бы умерла там с голоду.

— Помню, когда ты служила у Луиджи, ты всегда приносила по пятницам после работы большие пироги и мы с жадностью набрасывались на них.

При воспоминании об этом в глазах Мэри появилась печаль.

— Мне его недостает, Джо. Луиджи был добрым человеком и замечательным боссом. Он всегда помнил о дне моего рождения и часто присылал с посыльным еду нам домой, особенно если ему становилось известно, что у нас туго с деньгами или что мы переживаем тяжелое время. И никогда не забывал ветеринарную клинику и посылал еду туда.

Брат кивнул:

— Луиджи был славным малым. Не стоит отрицать этого. И я не понимаю, что заставило его лишить себя жизни. Да еще таким ужасным способом. Знаю, что со здоровьем у него были проблемы и это могло вызвать депрессию, но убивать себя из-за этого…

Мэри пожала плечами:

— Думаю, мы никогда не узнаем, отчего люди приходят в такое отчаяние. Если бы только он обратился ко мне! Может быть, я могла бы ему помочь.

Эта мысль грызла ее постоянно. Как она могла не заметить, что ее хозяин в таком состоянии? И почему он не пришел к ней и не рассказал ей всего? У них ведь были добрые и теплые отношения.

Джо взял ее руку и сжал в своей:

— Ты не должна корить себя, Мэри. Я знаю лучше, чем кто бы то ни было, что невозможно помочь всем, кто нуждается в помощи. Должно быть. Луиджи мучили его демоны, о которых он никому не рассказывал. А теперь, когда он умер, мы уже не узнаем правды. Никогда не узнаем. Понимаю, что это тяжело и горько, но такова жизнь.

— А ты не скучаешь по прежней жизни, Джо? Ты не думаешь, что было бы, если…

Мэри хотела сказать: «…что было бы, если бы вы с Энни поженились?» — но не решилась. Отношения между Джо и Энни прекратились давным-давно. И бессмысленно было копаться в прошлом, особенно теперь, когда ничего нельзя изменить.

Но Мэри не могла не думать о том, что произошло между ними. Что вызвало их разрыв? Ни Энни, ни Джо никогда не говорили об этом.

— Прости. Мне не следовало заговаривать на эту тему. Знаю, что все это позади. — В глазах Джо появилось несвойственное ему выражение неуверенности, и Мэри забеспокоилась: — В чем дело? Все в порядке? Похоже, ты меня не слушаешь?

— Я…

Джо посмотрел на нее так, будто хотел поделиться с ней чем-то сокровенным, но передумал.

Однако Мэри не могла избавиться от ощущения, что ее брат с ней не вполне откровенен. А это было так не похоже на него. Что-то тревожило Джо. Мэри чувствовала это всем существом. И решила, что любым способом все узнает.


ФАРШИРОВАННЫЕ АРТИШОКИ А-ЛЯ МАРКО

6 крупных артишоков, 2 стакана раскрошенного итальянского хлеба,

2 яйца, 0, 75 стакана сыра пармезан, 0, 25 стакана мелко нарезанной петрушки,

0, 5 стакана оливкового масла, 0, 25 стакана мелко нарезанного чеснока, соль и перец по вкусу.

Промыть артишоки в холодной воде. Срезать днища, чтобы они стали плоскими. Верхушки срезать примерно на полдюйма. Расправить листья розеткой, чтобы они удерживали начинку.

В миске смешать раскрошенный хлеб, петрушку, сыр пармезан, чеснок, соль, перец и оливковое масло. Начинить этим фаршем каждый артишок и полить сверху оливковым маслом.

Выложить артишоки в большую емкость, добавив туда же четверть стакана воды. Довести воду до кипения, потом тушить на медленном огне в течение 45 минут или чуть дольше, в зависимости от размеров артишоков. Подавать горячими. Рассчитано на 6 порций.

Глава 5

В тот же день, но несколько позже Мэри вошла в свой ресторан и увидела Энни с телефонной трубкой у уха, отчаянно махавшую рукой и делавшую Мэри знак подойти. Энни казалась задерганной, а это состояние было для нее необычным, потому что своим олимпийским спокойствием она могла посрамить даже кубики льда.

— Ты просто не поверишь, когда услышишь, сколько заказов на столики я приняла сегодня, — сказала Энни, прикрывая рукой микрофон. — Просто непонятно, откуда берутся посетители! Похоже, что эта гнусная статья пошла на пользу делу.

Мэри оторопела:

— Не могу поверить. Это не может быть правдой.

Но втайне она все-таки надеялась на то, что это правда. Она вложила все свои сбережения в ресторан. Но гораздо важнее денег было то, что она вложила в него душу — ведь, открывая свое дело, она собиралась доказать, что способна на что-то.

Ресторан «У мамы Софии» значил для нее гораздо больше, чем способ заработать на жизнь. Он символизировал для Мэри независимость.

Впервые в жизни ей не надо было ни перед кем отчитываться, кроме себя самой. Если бы ее дело стало успешным, этот успех принадлежал бы именно ей. Если бы дело провалилось, неудача была бы только ее крахом, но Мэри надеялась, что не допустит этого.

В прошлом у нее были сплошные неудачи. Это касалось и колледжа, и мужчин. Теперь Мэри решила, что не повторит прежних ошибок.

Слишком долго она плыла по течению и выбирала самый легкий выход из любого положения, придавая слишком большее значение мнению окружающих, вместо того чтобы поверить в себя.

Она проявила себя, только когда почувствовала опасность быть поглощенной своей властной матерью.

Мэри не осуждала Софию за то, что та постоянно пыталась подавить волю дочери, — ведь она позволяла ей это. Но она не собиралась дать матери возможность сказать «я тебя предупреждала». На этот раз она решила проявить собственную волю.

Примостившись на высоком деревянном табурете рядом с письменным столом Энни, Мэри ждала, пока та закончит разговор, потом сказала:

— Убеди меня, что ты не шутишь.

— Неужели я стала бы лгать?

Подняв глаза к потолку, Мэри бесстрастно напомнила: — А каково мнение моей матери на этот счет? Конечно, случалось, Энни лгала, но только если к этому вынуждала ее цель, как это и делает большинство людей. Она никогда не лгала просто так.

— Это правда, Мэри, дорогая. Готова поклясться, что это святая правда. А впрочем, можешь спросить Майка, нового красавчика официанта, которого я только что наняла. — Она облизнула губы, как бы предвкушая приятный вечер с красавчиком официантом. — Я нахожу все больше положительных сторон в своем положении начальницы. Но ты не волнуйся: я не стану приставать к нему с сексуальными домогательствами, если он сам не пожелает.

— Энни…

В одном этом слове Мэри выразила всю нежность, которую внезапно почувствовала к подруге.

— Ну, ну! Приободрилась, да? Я же пошутила. Что с твоим чувством юмора?

— Я спустила его в унитаз, когда пришел слесарь и потребовал с меня триста пятьдесят долларов.

Да и встреча с Дэниелом Галлахером не прибавила ей хорошего настроения, но об этом Мэри говорить не стала.

Трудно было возненавидеть человека, мысль о котором вызывала дрожь в коленках. Каждый раз, как только Мэри закрывала глаза, она как живого видела Дэна Галлахера, сидящего за письменным столом в редакции газеты, и черт бы ее побрал, если при воспоминании о нем ее всю не охватывало жаром.

Кивнув с сочувствием и пониманием, которых не купишь ни за какие деньги, особенно если эти деньги уже вложены в починку туалета, Энни стала рассказывать:

— Один посетитель, прочитавший статью, заметил, что описание лазаньи фантастически привлекательно. Сказал, что терпеть не может лазаньи без начинки, а твоя начинка, судя по описанию, восхитительна и даже при чтении начинают «течь слюнки», как говорила его покойная мама. Это я его цитирую. Потом он заказал столик на восемь человек на вечер пятницы

— В таком случае, думаю, мне надо вернуться в редакцию газеты и извиниться перед Дэниелом Галлахером. Я изрядно потрудилась — можно сказать, сняла с него шкуру за эту его статейку.

— Неужели извинишься? — Энни не отличалась доверчивостью и простодушием Мэри, но на этот раз ее челюсть отвисла от изумления. — Должно быть, ты шутишь? Да?

Мэри бросила на подругу взгляд, выражавший столь многое, что его можно было бы перевести на язык слов как «да ты в своем уме или нет»?

— Конечно, шучу.

Даже если она и находила Галлахера умопомрачительно красивым, даже если она и чувствовала, что он волнует и привлекает ее, то у нее и в мыслях не было извиняться.

— Нам просто повезло, что у людей больше здравого смысла и лучше вкус, чем у ресторанных обозревателей. Разве можно, например, составить правильное мнение о фильме по отзыву о нем в газете или по одному из этих утренних обзоров, где одна болтовня? Я бы пропустила столько интересного, если бы полагалась на чье-то мнение и позволяла себе полностью подчиниться его влиянию.

Взяв карандаш и сделав в книге записи заказов пометку, менеджер Мэри нахмурилась, подсчитывая предварительные заказы.

— Как ты думаешь, не следует ли нам нанять еще людей, чтобы справиться? Надеюсь, мы не окажемся в неприятном положении из-за нехватки рабочих рук.

— Я и сама могу обслужить какие-то столики, и ты сможешь помочь, если уж дойдет до этого. Пока мы не можем позволить себе нанять еще официантов. Придется справляться самим.

— Расскажи же мне о своей встрече с Дэниелом Галлахером. Он в жизни такой же красивый, как на фото? — спросила Энни.

Мэри неохотно кивнула:

— Даже лучше. У него зеленые глаза и каштановые волосы. Он сидел, и мне удалось хорошо рассмотреть его голову, да и сложен он прекрасно.

Мускулистые руки, мощная грудь. Мэри была уверена, что вся его фигура словно вылита из стали, включая и ту часть, которая оставалась для нее невидимой.

Женщина с кожей цвета сливочного крема могла оценить б мужчине подобные вещи.

— Я не хочу сказать, что заинтересовалась им, — поспешно добавила Мэри, не желая делиться с Энни подробностями.

— Но, судя по твоим словам, ты им заинтересовалась.

— Да вовсе нет! Как любит говорить моя мама: «С волками жить — по-волчьи выть».

— Да, это верно, но может перепасть и сочный кусочек мяса. — Улыбка Энни была откровенно двусмысленной и скабрезной, и Мэри подавила вздох.

— Думаю, ты все-таки слишком долго и ревностно трудилась на ниве секса.

— Не стоит раздражаться. Как бы то ни было, а ты многим мне обязана. Я сумела умиротворить всех, в том числе и твоего чокнутого шеф-повара. По правде говоря, он заслуживает того, чтобы быть отправленным в сумасшедший дом как псих, опасный для общества. Ему чуть-чуть постараться — и он угодит туда прямой наводкой. Во всяком случае, мне так кажется.

— А ты не сделала ничего, что могло бы его расстроить?

Мэри знала, что Энни была известной мастерицей заваривать кашу. И если она не добивалась своего одним путем, то использовала другой, более эффективный, действуя не мытьем, так катаньем.

— Я только дотронулась одним пальчиком до лимонной начинки пирожного-безе, над которым он трудился, а он пригрозил, что искромсает меня огромным ножом. Этот тип просто наводит ужас.

Марко и Энни не очень ладили. Энни считала его самодовольным, напыщенным и эгоистичным, и это была сущая правда. Но Мэри был нужен хороший шеф-повар, и не важно, если у него и были кое-какие недостатки. Поэтому не в ее интересах было поддерживать неприязнь Энни к Марко. Вообще-то его странности и на нее начали действовать, но Мэри не хотела поддаваться этому.

— Марко — шеф-повар. Он в своем роде художник, артист. А раз так, ему и полагается быть эксцентричным.

На этот счет Энни было нечего возразить, и, оставив бесперспективную тему, она перешла к другой:

— Так почему ты так запоздала, если не играла с этим репортером в жаркие игры?

Она ухмыльнулась при виде страдальческого выражения на лице Мэри.

— Я задержалась у Джо.

Брови Энни взметнулись вверх.

— Да? — Она постаралась скрыть свою заинтересованность под напускным безразличием. — И как теперь поживает преподобный отец Джозеф?

— Красив, как всегда. И как-нибудь на днях заглянет сюда пообедать. Поэтому тебе лучше вести себя прилично.

— Джо и я прекрасно ладим до тех пор, пока он не начинает попрекать меня моим образом жизни и читать мне проповеди по поводу моих туалетов или мужчины, с которым я в данный момент сплю.

Мэри отметила про себя промелькнувшее выражение горечи в ярко-голубых глазах подруги и подумала: чем же могли быть вызваны столь серьезные разногласия между Энни и ее братом?

При всей своей показной лихости в некоторых вопросах Энни была крайне чувствительной и ранимой, и одной из ее слабостей был Джо, хотя она стала бы это отрицать даже под пыткой.

— У вас с Джо были когда-то какие-то отношения. И он беспокоится о тебе.

Энни скорчила гримасу:

— Да? А почему бы ему не побеспокоиться о своем затянувшемся целомудрии? Это скверно для него. И время от времени ему приходится, вероятно, чинить прорехи в своей броне.

Мэри знала, что Энни лукавит даже с собой.

— Ты слишком заботишься об излишествах или недостатке сексуальной жизни решительно всех на свете. Знаешь мы с Джо как-нибудь сами решим свои проблемы.

Резкий и циничный смех Энни заставил нескольких официантов повернуть головы и уставиться на нее. Красавчик Майк улыбнулся и подмигнул. Мэри одарила всех царственно-надменным взглядом, и они тотчас же вернулись к прерванной работе.

Около пяти часов вечера должны были появиться первые посетители, а работы еще было тьма: надо было сложить салфетки, отполировать серебро, осмотреть стаканы, чтобы на них не оказалось ни пятнышка. Возможно, Мэри не была скрупулезной чистюлей в собственном доме, но если речь шла о ее ресторане, тут она проявляла исключительное внимание к чистоте и порядку.

— То, что Джо справляется со своими проблемами, как раз и беспокоит меня, дорогая, — ввернула Энни. — Возможно, это и делает его слепым.

Понимая, что вступать в спор с подругой, когда на нее нападает игривое настроение, бесполезно, Мэри встала с табуретки и сжала руку Энни:

— Пошли. Давай-ка попробуем что-нибудь из того, что приготовил Марко. Сегодня его коронное блюдо — фаршированные артишоки а-ля Марко, а я умираю от голода.

Энни рассмеялась:

— Ну и новость! Нечего сказать!

— Должна вам с огорчением сообщить, что Мэтью слишком вспыльчив в классе, мистер Галлахер. Он не пытается обзавестись друзьями, а его отношение к учебе оставляет желать лучшего. Меня это очень волнует. К тому же внушает беспокойство и его лексикон.

Дэн ответил тревожным взглядом на озабоченный взгляд мисс Осборн. Учительница третьего класса специально вызвала его побеседовать о Мэте, обсудить его неподобающее поведение, будто в этом была вина Дэна. Будто Дэн отвечал за то, что Мэт начал сквернословить и набросился на пару одноклассников, повздорив с ними на площадке для игр.

Дэна вызвали с редакционного совещания. Он уже был не в духе, потому что ему поперек горла встала критика Уолтом деятельности кулинарного отдела газеты, а тут еще столь необычный и срочный звонок. Сначала он решил, что с Мэтом стряслось несчастье, и запаниковал. Когда же ему разъяснили причину вызова, на смену страху пришло раздражение, будто что-то внутри у него загорелось и теперь продолжало медленно тлеть. Насколько он мог судить, Мэтью был в дерьме и засел там глубоко.

Дэн не мог осуждать мисс Осборн за то, что она потревожила его. По-видимому, эта дама приписывала родителям ответственность за все странности ребенка, считая, как видно, их последней инстанцией, куда можно было обратиться.

Его колени упирались во внутреннюю поверхность стола-недомерка, за которым они оба сидели. Дэн так и эдак старался поудобнее расположить под ним свои длинные ноги, делая при этом отчаянные усилия не свалиться со стула.

— Я делаю все, что в моих силах, мисс Осборн. Мэту трудно приспособиться к новой среде. — Дэн умолчал о том, что и ему трудно было приспособиться к новому состоянию, когда приходилось совмещать в одном лице мать и отца. — Он подавлен тем, что мать бросила его, и я изо всех сил пытаюсь помочь ему пережить тяжелое время. И нашему взаимопониманию отнюдь не помогает то, что мальчик во всем склонен винить меня. Он во всем мне перечит.

Мэт ясно дал понять, что не желает иметь к спорту никакого отношения, и Дэну это было по-настоящему больно. Ведь, в конце концов, спорт был его жизнью. Не говоря уже о том, что именно спорт давал ему возможность заработать на хлеб с маслом. Но его сыну было гораздо приятнее сидеть день и ночь за компьютером и рыскать по Интернету или читать.

Последней книгой, которую Дэн прочел от корки до корки, был шедевр под названием «Радости стряпни», а его неспособность справляться с компьютером была просто смехотворной. Поэтому найти общий язык с Мэтом оказалось для него непростой задачей.

Мисс Осборн стрельнула в него своими младенчески голубыми глазками и сочувственно улыбнулась. Учительница была молода — видимо, не старше двадцати пяти, с волосами цвета меда, и показалась Дэну очень привлекательной. Он не имел бы ничего против того, чтобы на время поменяться местами с Мэтом. Мальчишка не умел ценить своего счастья.

Когда Дэн был школьником, все его учительницы выглядели как Аттила, царь гуннов, или Квазимодо.

— Мне известны все обстоятельства, мистер Галлахер. Классный руководитель Мэтью, мистер Симмс, и я долго и подробно обсуждали его ситуацию. И хотя я искренне сочувствую вам и понимаю ваше отчаянное положение, я не могу допустить, что бы ваш сын стал возмутителем спокойствия в классе. Это было бы несправедливо по отношению к другим детям. Кроме того, невозможно дольше терпеть его сквернословие. У нас на этот счет весьма строгие правила.

— Я еще раз поговорю с ним. Посмотрим, что мне удастся сделать. Если он будет продолжать ругаться, я вымою ему рот с мылом.

Именно так поступала мать Дэна, когда ловила его на сквернословии. И надо сказать, промывание рта с мылом оказывалось весьма эффективным. По крайней мере он перестал ругаться при ней.

Учительница Мэта встала и протянула Дэну руку. Он заметил, что она не носит обручального кольца.

«Ну и ну! — подумал он. — Она умеет давать советы по части воспитания детей, но, вероятно, у нее самой детей нет».

— Поговорите с Мэтом по душам и объясните ему, что от него требуется.

«Если бы только от этого разговора была хоть какая-нибудь польза!» — подумал Дэн. Он уже разговаривал с сыном, надрываясь при этом до посинения, а результат был нулевым.

Дэн улыбнулся:

— Я это сделаю и благодарю вас за то, что уделили мне время.

— Пожалуйста, заходите когда угодно. Кстати, мистер Галлахер, я на днях прочла в газете вашу обзорную статью о ресторане «У мамы Софии».

— Ах вот как! — Дэн самодовольно выпятил грудь. — И что вы о ней думаете?

— Должна вам сказать, что вовсе не согласна с вашей оценкой. Недавно мы с сестрой обедали там и нашли еду великолепной.

С натянутой улыбкой Дэн промямлил что-то в ответ и поспешно удалился, размышляя о том, насколько справедлива эта старая поговорка: «Мнение — как задний проход: у каждого свое».

Но, будучи ресторанным обозревателем и критиком, Дэн решил, что значение имеет только одно мнение — его собственное.

Он все еще думал о замечании мисс Осборн, когда чуть позже входил в супермаркет «Рай для покупателя». Продолжая думать о словах учительницы, в частности о том, что она сказала о его статье и оценке ресторана «У мамы Софии», Дэн вспомнил Мэри Руссо. Снова вспомнил. С тех пор как она бурей ворвалась в его жизнь несколько дней назад, он думал о ней слишком часто и много. В ней было нечто неуловимое, что заинтриговало его.

В тот день что-то произошло между ними — пробежала искра, хотя Мэри ни за что не признала бы этого. Дэн был ее врагом, но все же заметил, как вспыхнули ее щеки, когда он посмотрел ей прямо в глаза. И от него не укрылось, как эти огромные карие глаза неотрывно разглядывали его рот. Она, похоже, заинтересовалась им, и Дэн не думал, что это лишь игра его воображения.

Поэтому когда он, толкая свою тележку по залу супермаркета, завернул за угол одного из проходов в поисках свежих овощей для сегодняшнего ужина, то был крайне поражен, и отнюдь не неприятно, когда объект его размышлений оказался в поле его зрения. Мэри стояла перед горой клубники, рассматривая каждую ягоду, прежде чем опустить ее в пластиковый пакет.

— Мисс Руссо, никак не ожидал встретить вас здесь. Я думал, что владельцы ресторанов делают оптовые закупки.

Закончив свою речь, Дэн счел ее весьма оригинальной, хоть и крайне неуклюжей.

Мэри подняла на него взгляд, и сердце ее подскочило к горлу. Дэн Галлахер улыбался ей во весь рот, и она — черт возьми! — не оставалась равнодушной к этим дьявольским ямочкам на его щеках и искрящимся весельем зеленым глазам. Мэри отчаянно старалась подавить нежелательную реакцию на него и не замечать его близости. Поэтому, , отвечая ему, она старалась не выдать своего интереса.

— В это время года нелегко найти клубнику, — пояснила она. — Оптовый поставщик мистер Джиллати всегда звонит и сообщает, если получил хорошую партию. А мы собираемся внедрить новое блюдо, и сегодня оно будет в вечернем меню — песочное печенье с клубникой… Но вам ведь это неинтересно. — Мэри натянуто улыбнулась.

— Вы бы удивились, мисс Руссо, если бы знали, чем я интересуюсь.

Дэн взял ягодку у нее из рук и принялся сосать ее. Этот эротический жест вызвал в ней мгновенный отклик… Гнев Господень! Это по-настоящему возбудило ее!

— Они очень сладкие и сочные.

Он, не отрываясь, смотрел на ее губы, в то же время облизывая свои собственные, будто смаковал внезапно явившуюся мысль.

— Как… как мило. — Боже милосердный! Из-за этого человека она потеряла дар речи и начала заикаться. — Ну, если вы извините меня, я вернусь к своему делу.

— Может быть, мы встретимся снова? Я постоянно покупаю здесь продукты.

— Сомневаюсь, что наши пути вновь пересекутся, мистер Галлахер, хотя я тоже люблю покупать продукты здесь.

Конечно, она постарается избежать встречи.

— А почему? Что вам здесь не нравится?

Мэри глубоко вздохнула, удивляясь его тупости.

— Потому, мистер Галлахер, что хоть мне и нравится покупать здесь продукты, мне не нравитесь вы. Я терпеть не могу прямолинейности и грубости, но вы вынудили меня сказать это.

«Твои скромные грехи все умножаются, Мэри, они растут как снежный ком», — мысленно сказала она себе, сознавая, что слова ее были наглой и беспримерной ложью.

— Обозреватели, как и спортивные журналисты, привыкают к непониманию и злобе, мисс Руссо. Я признаю, что наше знакомство началось неудачно, но…

— Прощайте, мистер Галлахер, — прервала его Мэри и толкнула свою тележку дальше по проходу, не давая ему шанса воздействовать на нее и ослабить ее волю. «Красивые мужчины, — твердила она себе под нос, — насквозь испорченные».

Мэри усилием воли заставляла себя двигаться дальше, но он все же крикнул ей вслед:

— Мы непременно встретимся снова, мисс Руссо! Можете на это рассчитывать!

«Старайся думать о своем свидании с Лу», — убеждала себя Мэри всю дорогу до дома. Но почему-то вспоминала не улыбку Лу, и не запах его мускусного одеколона дразнил ее обоняние.

Как там начинается эта песня?

«Дзинь, ты тронул струны моего сердца».

Да, пока она смотрела, как Лу Сантини набивает рот мясом, и слушала, как он распространяется о пользе наращивания мышечной массы и физических упражнений, а также правильного питания и жесткой диеты, поглощая при этом невероятное количество жареного риса со свининой, мысли ее улетали прочь. Теперь Мэри была совершенно уверена в том, что Лу не способен заставить трепетать струны в ее душе.

Они и не трепетали — Лу мог извлечь из них не музыку, а только шум и треск.

Минувшей ночью, глядя на облупленный потолок своей спальни, Мэри решила, что ей необходим легкий, необременительный роман с… кем-нибудь.

Теперь, когда она обрела свободу, ей следовало добавить немного лирики в свою жизнь, чтобы существовать дальше. Энни была права насчет прискорбного состояния ее светской жизни и, конечно, ее сексуального опыта, которого не было вовсе, А после ее случайной встречи с Дэниелом Галлахером и мгновенного воспламенения, вызванного этой встречей, она поняла, что настало время принять вызов. Роман — это было то, чего она сейчас хотела и в чем нуждалась.

Ничем не осложненный. Страстный. И безоглядный. Мэри надеялась, что ее героем станет Лу, что он сумеет пошатнуть ее мир. Ей нравился Лу. Он был славным и внимательным, хоть и жил до сих пор с матерью. Как ему удавалось приводить домой женщин? Но быть славным не означало быть волнующим. А Мэри было нужно нечто волнующее, ну хоть чуточку. А вот Дэн Галлахер волновал ее.

«Прекрати, Мэри! Перестань думать о нем. Он враг и человек из другой среды, не чета тебе».

Кроме того, он был, пожалуй, уж слишком волнующим. Что ей в действительности требовалось — так это немного расслабиться. За последние тридцать три года жизни в ней накопилось столько напряжения, что любой мужчина, ну хотя бы Лу Сантини, мог дать ей возможность слегка расслабиться.

— Тебе понравился жареный рис, Мэри?

Задавая этот вопрос, Лу щедро полил соевым соусом дымящиеся пельмени, и похоже было, что его не волнует то, сколько калорий он собирается проглотить.

Конечно, Лу не надо было беспокоиться о том, что у него вырастет живот или грудь станет слишком объемистой, а также о многих других вещах, потому что Лу был мужчиной, а мужчины не знают, как несправедлива природа к женской физиологии.

Удержание жидкости организмом — проклятие женского пола, наряду с менструациям, грибковыми инфекциями, отвисанием груди и целлюлитом.

— Я очень рекомендую тебе кисло-сладкую свинину или цыпленка с кунжутом. Это хорошо сочетается с рисом.

Мэри, мечты и раздумья которой были прерваны, осознала, что не ответила Лу. Она почувствовала, как щеки ее обдало жаром, и судорожно вцепилась в чашку с дымящимся чаем, чтобы хоть как-то оправдать свое смущение и румянец.

— Все изумительно вкусно. Спасибо за приглашение. Мне нужно было отвлечься от своего ресторана.

— Как идут дела? Моя мама говорила, что о твоем ресторане вышла гнусная статейка в «Сан».

Мэри нахмурилась, снова припоминая свою встречу с Дэниелом Галлахером. И то, что при улыбке у него на щеках появлялись ямочки. Она всегда питала слабость к ямочкам.

— Я… я читала ее. Но это не отразилось на моем бизнесе. В каком-то смысле даже помогло. Теперь каждый вечер у нас посетителей под завязку.

— Рад это слышать.

Лу улыбнулся так, будто и впрямь был рад. Он был славным человеком, лучше многих других ее знакомых.

— Может быть, как-нибудь вечером после закрытия я мог бы зайти посмотреть твою новую квартиру?

Мэри было трудно выразить восторг, которого она не испытала, услышав это предложение. К полуночи она обычно так уставала, что могла только рухнуть на кровать и отключиться. Иногда она, правда, смотрела телевизор или читала какой-нибудь зажигательный роман. Это было черт знает что — воображать себя героиней и примерять на себя все ситуации, перелистывая страницу за страницей. Но чаще она просто валилась с ног и засыпала. Одна.

Конечно, признаться в этом Лу было бы смешно. Она выглядела бы жалко в его глазах. Можно было бы пригласить его сегодня. Должно быть, он намекал именно на это. Но что бы она стала с ним делать?

Пока что их разговор не очень обнадеживал. Лу не блистал остроумием. А Мэри не привлекала мощь его костей и мышечной массы. К тому же она опасалась, что Лу предложит ей заняться тяжелой атлетикой, чтобы избавиться от дряблости и усилить мышечный тонус. У Мэри же физические упражнения и потоотделение вызывали настоящую аллергию. Однажды во время занятий аэробикой у нее даже начались судороги.

«Твоя беда, Мэри, в твоей зашоренности. Лу — славный человек и хороший добытчик». Но умеет ли он хорошо целоваться? Воспоминание о словах матери вызвало у Мэри некоторое чувство вины, как и следовало ожидать, — ведь слова эти для того и были предназначены. Она подумала, что существует только один способ узнать о Лу все. Мэри не могла полностью исключить его как возможного кандидата, пока основательно и досконально не проверит — ну, не по полной программе, конечно. Но следовало хотя бы поцеловаться с ним, чтобы узнать, что он такое. Ведь этот поцелуй ее не убьет и не ранит ее чувств.

Мэри наконец заставила себя заговорить. Ее голос ей самой показался чужим.

— Почему бы тебе не навестить меня сегодня? Мы можем выпить капуччино и послушать Паваротти. Ты любишь оперу?

— Мама любит. У нее целая куча старых пластинок на семьдесят восемь оборотов — Энрико Карузо и Марио Ланца.

— Правда? Как же она их слушает? Я хочу сказать — разве можно купить подходящие иглы, не говоря уже о проигрывателе?

— У нее есть старая викторола, — сказал он, откусывая кусочек от своего яичного пирожного. — Она все еще хорошо работает. Мама никогда ничего не выбрасывает.

София говорила, что квартира Нины Сантини похожа на музей — столько там всякого старья, но, возможно, она преувеличивала. Ее мать любила выдать желаемое за действительное. Мэри долгие годы верила — потому что София преподносила это как аксиому, — что если она будет ходить босиком или выйдет из дома с мокрыми волосами, то непременно простудится. И хотя всем известно, что простуда и грипп вызываются вирусами, Мэри, черт возьми, немедленно заболевала, если нарушала эти предписания.

— Тебе нравится жить с матерью? — спросила она и тотчас же удивилась своему вопросу, потому что ни одному человеку в здравом уме не могло бы это понравиться. Мэри жила с родителями только потому, что это было легче, чем становиться взрослой и справляться со сложностями реального мира.

Лу пожал плечами, будто этот вопрос не имел значения.

— Мама хорошо готовит. Я ей нужен. А после ее смерти я унаследую мясную лавку и квартиру. Так что у меня нет причин жаловаться.

Его ответ удивил Мэри, и она не смогла этого скрыть.

— Но ведь это должно мешать твоей личной жизни, развлечениям.

Он улыбнулся, и она заметила, что Лу красив, как Алек Болдуин, точнее — каким Алек был до того, как вкусил блаженство семейной жизни с Ким Бессинджер и ужасно растолстел. Однако, когда до Лу дошел смысл ее вопроса, он посмотрел на нее так, будто Мэри нарушила несуществующую одиннадцатую заповедь: «Не блуди в доме матери своей».

— Для таких вещей есть отели. Я никогда не привел бы женщину домой. — Лицо Лу приняло негодующее выражение. — Это было бы неправильным. Это означало бы, что я не проявляю того уважения, какое сын должен питать к матери. Понимаешь?

— Не говоря уже о том, что у вас стало бы слишком людно, — добавила Мэри с улыбкой.

Эта ее попытка быть раскованной и свободной в речах оказалась неудачной. Ее реплика упала как мертвая рыба весом в двести фунтов. Мэри приложила отчаянные усилия, чтобы спасти положение:

— Ну, я просто…

Перегнувшись через стол и поражая ее внезапно вспыхнувшим в его глазах алчным огнем, Лу положил свою огромную лапищу величиной с боксерскую перчатку поверх ее маленькой руки, и ей так и не удалось сказать, как она собиралась, что она вот-вот лопнет — так наелась. И Мэри подумала, что начиная с завтрашнего дня будет покупать свободные брюки с широким эластичным поясом.

— Пойдем к тебе, — сказал Лу и сжал руку Мэри так сильно, что от этого пожатия поежился бы и Майк Тайсон.

— Позаботься обо всем.

— Обо всем?

«У Лу большая-пребольшая итальянская сосиска, которую он хотел бы предложить тебе попробовать», — тотчас же припомнила Мэри фривольное замечание Энни, и ей с трудом удалось проглотить образовавшийся в горле комок величиной с грейпфрут.

— О чем ты говоришь?

Может быть, он хотел получить вознаграждение за телятину?

Но Лу, сын мясника и обладатель большой сосиски, только улыбался, заставляя ее думать, что не имел в виду ничего дурного.


СЫРНЫЙ ТОРГ ТЕТИ ЭМИЛИИ

1 фунт сливочного сыра, 0, 5 фунта сливочного масла,

1 фунт сливочного сыра рикотта, 1 пинта сметаны, 4 яйца,

3 стоповых ложки ванили, 1, 5 стакана сахара, 3 столовых

ложки кукурузного крахмала, 3 столовых ложки муки,

2 порции хрустящих крекеров.

Смешать 2, 5 стакана крошек крекера, полстакана сахара, две трети стакана растопленного сливочного масла. Смесь поместить в форму, утрамбовав ее по дну и стенкам. Смешать сливочный сыр, сметану, яйца и другие ингредиенты и вылить в форму, дно и бока которой выложены тестом из крошек.

Запекать при 350 градусах в течение часа или полутора часов. Оставить в духовке с открытой дверцей еще на час. Перед подачей на стол несколько часов держать в холодильнике.

Рассчитано на 10-12 порций.

Глава 6

— Это не тараканы, Мэт. Это грибы-навозники, — насколько мог терпеливо объяснял Дэн, несмотря на то что этот ребенок сводил его с ума. — Это дорогой, вкусный, совершенно потрясающий гарнир к медальонам из телятины.

Он отхлебнул изрядный глоток из своего бокала с каберне, вместо того чтобы медленно смаковать напиток и цедить его маленькими глоточками. Никакого удовольствия Дэн при этом не испытал.

Полномасштабное отцовство оказалось много тяжелее, чем он ожидал. Свою теперешнюю ответственность Дэн мог сравнить только с игрой в бейсбол, когда держишь в руке биту, зная, что твоя команда проигрывает с нулевым счетом. Дэн не привык к поражениям. До сих пор он всегда считал себя победителем. Просто смешно и нелепо было видеть, как восьмилетний и парнишка перевернул всю его жизнь, заставив уверенного в себе, по всем статьям состоявшегося мужчину ощущать себя неудачником.

Ребенок скорчил гримасу, выражая безусловное и полное отвращение, а Дэн вцепился в ножку своего бокала, собирая силы для следующего раунда и сочувствуя всем матерям, принимающим валиум, чтобы хоть как-нибудь дотянуть до конца дня.

— Да уж, подходящее название. У них и вкус как у навоза, как у дерьма.

— Послушай! — Чувствуя приближение приступа ярости, Дэн метнул в сына предупреждающий взгляд. — Тебе ведь уже было сделано замечание насчет твоего невыносимого, неприличного языка. А ты воображаешь, что я пошутил. У меня наготове кусок мыла, и на нем вырезано твое имя. Я не сторонник телесных наказаний, Мэт, но, пожалуй, на этот раз отступлю от своих правил.

Хотя Дэн делал отчаянные усилия, чтобы вести себя разумно, он не собирался позволить сынишке взять над собой верх. Он видел прискорбные результаты родительской мягкотелости и попустительства во время игр в мяч. Ему отнюдь не улыбалось вырастить такого же избалованного отпрыска, как те юные игроки.

Многоквартирный дом, где жил Дзн, был расположен в претенциозном районе поблизости от балтиморской гавани, в двух шагах от воды. Дэн наслаждался видом парусных лодок, глядя на них из окна кухни, пока готовил. С реки Патапско задувал прохладный ветерок, вот такой, как теперь, взъерошивший волосы его сына, пока тот сидел и водил вилкой по своему морковному пюре, делая в нем борозды.

Мэт с отсутствующим видом провел рукой по непослушным волосам, не желавшим лежать гладко, сколько бы усилий он ни прилагал.

— Меня били и раньше, — сообщил он, бросая на отца негодующий взгляд. — Мама шлепала меня много раз, но мне никогда не было больно.

Последние слова он произнес с вызовом.

Дэну было трудно поверить в то, что его бывшая жена могла поднять руку на их сына. Во всяком случае, она безнадежно испортила его своим баловством. Но в таком случае он многого не знал о Шэрон, как, например, о ее влечении к молодым мужчинам. Кажется, их называли красавчиками. Иногда ему приходило в голову, что он вообще не знал ее.

— Я посильнее твоей мамы и гораздо решительнее. Поэтому если я решу задать тебе трепку, то это будет больно. На твоем месте я не стал бы испытывать судьбу.

Но он сомневался в том, что малый ему поверил. Дэн никогда и пальцем его не тронул.

Мэт заерзал на стуле, поглощая кулинарные изыски — эти телячьи медальоны и все, что им сопутствовало.

— Почему у нас никогда не бывает хорошей еды?

Потому что эта «хорошая» еда вкусом напоминала картон и не была полезной. Дэн не был инспектором из полиции по надзору за здоровым питанием. Он просто любил хорошую кухню.

Смотреть на Мэта было для Дэна почти то же, что на собственное отражение в зеркале. Только в волосах Мэта проглядывала рыжинка. У Мэта, как и у него самого, были зеленые глаза, и Дэн знал, что парень унаследовал от него упрямство и желание всегда настоять на своем.

Если бы только он нашел способ пробить брешь в стене, которую Мэт воздвиг между ними. Прежде у них всегда были прекрасные отношения, но тот номер, что выкинула Шэрон, все испортил. Теперь в них появилась напряженность.

— Значит, твое любимое блюдо — пицца? — спросил Дэн, хотя знал ответ заранее. С того самого момента, как парень научился жевать, он был без ума от пиццы.

Мэт засиял, как электрическая лампочка в сто свечей.

— Да! Пицца! Пицца! — ответил он, пародируя телевизионную рекламу. — Я ее обожаю! Я мог бы есть ее три раза в день всю неделю!

Пицца по крайней мере содержала основные питательные вещества.

Дэн снова наполнил молоком стакан сына и получил в ответ хмурый взгляд.

— Хочешь, пойдем на компромисс? По пятницам я буду водить тебя есть пиццу, а в остальные дни недели ты будешь так любезен, что согласишься есть мою стряпню. Что скажешь?

Он надеялся, что Мэт смирится, потому что Дэн был не из тех, кто покупает еду в «фаст-фуд». Правда он догадывался, что следующим, чего попросит сын, будут гамбургеры и хот-доги. Дэн ел хот-доги во время футбольных соревнований, но лишь от безысходности и отчаяния. Хотя предложение Дэна несколько умиротворило Мэта, было похоже, что парень пытается придумать способ не есть пищу, которая нравилась его отцу.

— Нельзя ли совсем избавиться от грибов? Они слишком тяжелые и грубые.

— Только навозники. Я не могу готовить без грибов многие любимые блюда. Кроме того, так уж случилось, что я люблю грибы. Но ты можешь их выбирать и откладывать, если не хочешь есть.

— А как насчет этих кур по-корнболлски? Я ненавижу их.

— Ты хочешь сказать — по-корнуоллски? — Дэн недоуменно воззрился на сына. — Неужели они тебе не нравятся даже в желе с мандариновым соусом? — спросил он, надеясь на снисхождение, и почувствовал себя раздавленным, когда мальчик кивнул.

«Почему бы малышу просто не вспороть мне брюхо и не располосовать сердце?»

Дэн испустил тяжкий вздох.

— Думаю, мы можем заключить соглашение относительно некоторых блюд. Может быть, нам стоит просмотреть несколько поваренных книг и журналов по кулинарии, и ты поможешь мне составить меню на неделю. Как тебе такое предложение?

Хотя мальчик неопределенно пожал плечами, по некоторым признакам Дэн заключил, что попал в точку. Это предложение заинтересовало его сына.

— Я могу поискать что-нибудь в Интернете, — сказал Мэт. — Просмотрю сайты с рецептами.

Когда речь заходила о компьютере и Интернете, Мэт показывал себя мастером высшей пробы.

Дэн предпочел бы получать информацию по старинке — из книг. И все же, если Интернет мог их немного сблизить, стоило попытаться.

— Действуй — и посмотрим, что ты там сможешь найти. Будет занятно поработать над этим вместе и найти блюда, которые понравятся нам обоим.

Парень вовсе не казался убежденным, но все-таки кивнул.

— Куда мы пойдем есть пиццу? Как тебе «Пицца хат»?

— «Пицца хат» — это хорошо. — Но Дэн знал, куда они отправятся есть пиццу, а возможно, и что-нибудь еще. — Я подумал о месте, о котором узнал недавно. Это итальянский ресторан, где подают пиццу. Как тебе мое предложение?

Мэт скрыл свое разочарование и только пожал плечами.

— Ладно. Как это место называется? Может быть, у них есть свой сайт в Интернете?

Мысленным взором Дэн уже видел темно-карие глаза, кремовую кожу и соблазнительную фигуру.

— «У мамы Софии», — ответил он. — Ресторан называется «У мамы Софии».

Когда вечером ближайшей пятницы Дэн и его сын вошли в ресторан, тот был забит до отказа. Дэну с трудом удалось скрыть удивление, когда ему сообщили, что ждать, пока освободится столик, придется не менее 45 минут.

— Слушай, должно быть, это и впрямь хорошее местечко, — сказал Мэт, окидывая широко раскрытыми глазами длинную очередь любителей пиццы, и заглянул в зал, гудящий как улей.

Официанты в смокингах и соответственно одетые официантки сновали между столиками с огромными подносами, нагруженными изумительно пахнущей снедью. Воздух был пропитан ароматами чеснока и томатного соуса. Позванивали стаканы, слышались смех и гомон голосов. Из-за двустворчатой двери, ведущей на кухню, можно было слышать выкрики, походившие на речи Муссолини, охваченного ораторской горячкой.

— Черт возьми! Да здесь и пахнет божественно! — В животе у Мэта громко бурчало, и отец улыбнулся. — Никогда прежде не видел, чтобы в пиццерии было столько народу.

— О, это хороший ресторан, — сказала высокая женщина в зеленом шерстяном костюме, стоявшая рядом с Мэтом. -

Мы были здесь уже трижды после открытия и всегда находили еду превосходной. И здешнее меню не ограничивается пиццей, молодой человек.

Мэт молча поднял глаза на отца.

— Здесь готовят лазанью точно так, как это делала моя мама, — включился в беседу седовласый джентльмен, тяжело опиравшийся на палку. — Я привел сюда всю семью. — Он указал на многочисленную группу людей разного возраста, молодых и старых, стоявших позади него. — Мы пришли сюда отпраздновать помолвку моей племянницы. Еда должна быть такой же прекрасной, как моя Стефани. — Он подмигнул улыбающейся молодой женщине, стоявшей рядом с ним. — Не думаю, что вам это понятно, но старый человек живет надеждой.

— Приятно это слышать, — отозвался Дэн, моля Бога, чтобы никто из этой очереди посетителей не узнал его по фото в газете.

Мэт потянул отца за рукав. Взгляд его выражал недоумение.

— Что ты имел в виду, когда говорил, что…

— Пойдем-ка, сынок, в комнату отдыха.

Он смущенно, с извиняющимся видом кивнул толпе голодных любителей итальянской кухни, расступившихся, чтобы дать им пройти. Женщина в зеленом бросила на Дэна подозрительный взгляд.

— Папа, почему ты делаешь вид, что никогда здесь не был? — спросил Мэт, когда они отошли на безопасное расстояние. — По-моему, ты писал об этом ресторане.

— Это долгая история. Давай не будем говорить об этом сейчас, ладно?

Лицо ребенка приняло многозначительное выражение.

— О, понимаю. Должно быть, это именно то, о чем недавно говорила в классе мисс Осборн, когда убеждала нас не верить всему, что печатают в газетах.

Конечно, вот теперь малыш обратил внимание на то, что говорит мисс Осборн.

— Погляди-ка! — Мэт оживлялся все больше и больше. — Да здесь просто здорово! У них виноград вьется по потолку! — Он указал на лозы и гроздья пурпурного винограда из пластика, обвивавшие трельяж и поднимавшиеся до потолка. — Bay! Как ты думаешь, он настоящий?

Похоже, мальчик получал огромное удовольствие, и хотя Дэну хотелось поскорее убраться отсюда или спрятаться за чью-нибудь спину, он не хотел разочаровывать сына. Да и сам он решил снова попробовать здешнюю еду. Он не мог поверить всем этим восторженным отзывам об итальянских блюдах, которые услышал в толпе. Неужели его сбили с толку? Может быть, у него что-то случилось со вкусовыми рецепторами? Если так, то, возможно, это результат того, что Линда настояла, чтобы он пробовал все эти чертовы гамбургеры. Его вкусовые рецепторы были введены в заблуждение. Кроме того, во время их перепалки Мэри Руссо признала, что сразу после открытия ресторана у них были кое-какие проблемы, и в этом не было ничего необычного. В ресторанном бизнесе такое случается. Даже более крупные и престижные учреждения, чем это, бывало, испытывали значительные сложности.

Возможно, у повара был в тот день выходной. Черт возьми! Ведь выходные бывают даже у футболистов и бейсболистов. Может быть, Дэн судил слишком поспешно. Может быть, ему следовало выждать, пока ресторан пройдет фазу становления? В конце концов, Дэн не скрывал, что не любит итальянскую кухню, и не исключено, что это повлияло на его суждение. А вдруг, черт возьми, он был не прав? Взявшись за работу ресторанного критика, Дэн относился к своей деятельности серьезно и хотел быть честным и справедливым. В качестве спортивного критика он описывал факты так, как их видел, никогда ничего не приукрашивая в угоду команде или какому-то игроку. Так почему же он проявил такую суровость к ресторану «У мамы Софии»? Потому что был заранее предубежден и ему хотелось оказаться правым во что бы то ни стало? А возможно, он просто был не в духе в тот день и выместил свое дурное настроение на безвинном ресторане, потому что был спортивным комментатором, а не ресторанным критиком!

В разгар самобичевания, которому Дэн предавался со сладострастием, его вдруг окликнули по имени. Его и Мэта провели к столику, за которым восседала молодая леди экзотического вида,

У женщины были короткие волосы неописуемого цвета, торчавшие во все стороны, как спицы колеса. Она примостилась за небольшим столиком, выложенным плиткой, у окна, выходившего на улицу со стороны парадного входа. Загадочная улыбка на ее губах и взгляд, который она бросила на Дэна, показались ему странными, будто она знала что-то, что было неизвестно ему. Это раздражало и нервировало.

Устроившись за указанным ею столиком, Дэн взял в руки меню в красном кожаном переплете и тут заметил в другом конце зала Мэри Руссо. Он почувствовал, как в желудке у него заворчало и забурлило, и похвалил себя за то, что предусмотрительно набил карман таблетками от изжоги. Какая жалость, что не изобрели аналогичного средства от похоти, хотя Дэн и сомневался, что нашлось бы достаточно сильное, чтобы излечить его от того, что он чувствовал в эту минуту.

Сексуальная женщина, предмет его вожделения, разговаривала с одной из посетительниц, дико размахивавшей руками и хохотавшей над чем-то, чего Дэн не мог слышать.

От доносившегося до него смеха Мэри он почувствовал, как мурашки побежали у него сначала вдоль спины, потом по всему телу, пока это странное ощущение не затронуло паха, У него перехватило дыхание, сердце заколотилось как бешеное, и он почувствовал, что не может совладать со своим возбуждением. Это чувство было сродни тому, что он испытывал, ступая на борт самолета.

Удар в сердце — и вслед за ним жжение. Во время двух своих прежних встреч с Мэри Руссо он испытывал то же самое.

«Ну, по крайней мере, — подумал он, — я добился, чего хотел, — увидел ее».

Дэн никак не мог избавиться от мыслей о Мэри. Это-то и было подлинной причиной того, что нынче вечером он выразил желание пойти именно в этот ресторан. Дэн хотел убедиться в том, что чувство, испытанное им при их первой встрече и позже, в супермаркете, все еще не прошло. Что-то более сильное, чем гнев, соединило их. Он был уверен в этом. И знал, черт возьми, что и она чувствует то же самое.

Мэри ежевечерне обходила зал ресторана, останавливалась возле столиков, болтала кое с кем из новых посетителей, узнавала знакомые лица и была в восторге, оттого что обзавелась уже постоянной и немалочисленной клиентурой.

Она не сомневалась в том, что у ее ресторана есть будущее, что ему обеспечен прочный и стабильный успех:

— Не забудьте сегодня попробовать творожный торт, миссис Хегган, — советовала она блондинке, говорившей с сильным французским акцентом, явно не равнодушной к сладкому. — Он сделан по рецепту моей тети Эмилии и совершенно потрясающий. Поверьте, вы не прогадаете. Я ручаюсь.

Глаза ее собеседницы заблестели.

— А вы мне обещаете, Мэри, что я не поправлюсь ни на грамм?

— Ну конечно, дорогая, — отвечала Мэри со смешинками в глазах. — Во всех наших десертах вообще нет калорий. Таким образом мне и удается сохранять фигуру.

Подмигнув сладкоежке, Мэри двинулась дальше и следующую свою улыбку адресовала паре, пришедшей сюда отпраздновать двадцатипятилетие своего брачного блаженства, выпить бутылочку шампанского и отведать особого миндального торта, приготовленного Мэри специально для них.

Мэри уже собиралась пройти в другую часть зала, когда заметила своего смертельного врага за столиком у окна. У нее перехватило дыхание. Она попыталась обуздать свои внезапно взмывшие бурные чувства и жажду убийства.

И этот Дэниел Галлахер еще осмелился снова заявиться в ее ресторан!

«Мы непременно встретимся снова, Мэри Руссо. Можете на это рассчитывать».

Эти его слова, всплывшие в памяти, вызвали у нее новый прилив негодования. Она, прищурившись, смотрела на него и тут заметила рядом с ним маленького мальчика. Тот выглядел как миниатюрный двойник ее недруга. Только вместо выношенных джинсов, синей рубашки-поло и ботинок на ребенке были мешковатые штаны из той же джинсовой ткани, майка-футболка с надписью «Звездные войны. Тайная угроза» и теннисные туфли.

Мэри заключила, что мальчик — его сын, хотя никогда не задумывалась о том, женат ли Галлахер. «Нельзя же сказать, что я думаю о нем постоянно», — попыталась убедить себя Мэри, понимая, что лжет, Но Дэн не производил впечатления женатого и прочно устроенного в оседлой жизни.

Он поднял глаза от меню, посмотрел прямо на Мэри и адресовал ей улыбку в сто ватт, отчего ее ладони и ступни сразу взмокли. Мэри не могла избежать встречи, не поприветствовать его. Если бы она так поступила, то проявила бы недостойную мелочность и мстительность.

Во всяком случае, она убедила себя в этом.

— Мистер Галлахер! Какой сюрприз! Вы последний человек, которого я ожидала здесь увидеть. Неужели вам снова захотелось поесть моей «тяжелой и безвкусной еды»? Кажется, так вы ее назвали?

Она принужденно улыбнулась, но улыбка получилась похожей на гримасу.

Он не обратил внимания на ее колкость, а предпочел сосредоточиться на ее прелестном, восхитительном ротике, сжатом в этот момент, как раковина устрицы. Может, ему бы стоило упомянуть, как он любит этих моллюсков?

— Я привел своего сына попробовать пиццу. Мэт ее просто обожает. Он настоящий фанат пиццы.

Мальчик улыбнулся, показав два кривоватых передних зуба, и Мэри тотчас же почувствовала к нему симпатию. Пусть ей не нравится его отец, это совсем не значит, что она проявит грубость к ребенку. В конце концов, кому, как не ей, было знать, что родственников не выбирают?

Она ответила улыбкой на улыбку мальчика.

— Привет, Мэт. Добро пожаловать в наш ресторан. Значит, ты большой любитель пиццы, да? И какую же ты предпочитаешь? Я попрошу нашего шеф-повара сделать пиццу специально для тебя.

— Bay! — Ребенок чуть не взлетел со стула к потолку, как воздушный шарик. — Ты слышал, папа? А можно мне такую пиццу, чтобы в ней было все? Кроме грибов, Я ненавижу грибы. И…

Дэн доброжелательно улыбнулся сыну, и Мэри почувствовала, как на сердце у нее потеплело, но она приписала это теплое чувство недавно съеденной сосиске с перцем, не желая верить в то, что оно могло быть вызвано чем-то иным.

«Я не позволю себе увлечься этим человеком. Не позволю!»

Пока Мэри слушала, как мальчик перечисляет все то, что он хотел бы видеть в своей пицце, она из-под полуопущенных ресниц изучала лицо его отца.

Дэниел Галлахер был тем, что Энни называла «горячим и лакомым кусочком» и «ходячим оргазмом».

Черт бы его побрал! Эти зеленые глаза искрились и сверкали, пока он слушал панегирики своего сына в адрес пиццы. Эти длинные и густые ресницы! Его улыбка! О! Слишком привлекательная и волнующая, когда он поднял голову, посмотрел на нее и сказал:

— Я хочу попробовать ваше особое блюдо — баклажаны с пармезаном — и попрошу стакан кьянти.

Голос у него был низкий, звучный, с выразительными интонациями, и в то же время мягкий, как атлас, ласкающий обнаженную кожу, как горячая сливочная помадка, изливающаяся на мороженое, как кофе со взбитыми сливками, дразнящий и ласкающий ваш язык…

Почему она не испытывала ни искры возбуждения, когда Лу целовал ее несколько дней назад? Нельзя сказать, что его поцелуй был ей неприятен. Это было даже очень мило — что правда, то правда. Но только его поцелуй не сбил ее с ног. По ее телу не пробежала судорога. Его поцелуй не обжег ее, не заставил ее трепетать. Он не вызвал в ней никакого отклика. Ну решительно никакого! И уж конечно, в нем не было ничего волнующего, а тем более потрясающего.

Разглядывая рот Дэниела Галлахера, Мэри почему-то была уверена, что поцелуй этого репортера был бы более чем приятным.

И несмотря на твердую решимость не поддаваться своим чувствам и фантазиям, она ощущала, что с ее телом творится что-то неладное. Черт возьми! Да что же это с ней происходит? Как она могла испытывать какие-то чувства к человеку, смешавшему с грязью ее ресторан? К человеку, облившему презрением все, ради чего она столько трудилась? Человеку, который попытался лишить ее средств к существованию? Не говоря уже о том, что вкусовые рецепторы этого человека, по-видимому, были парализованы, раз не ощущали вкуса.

Мэри не могла ничего испытывать к нему! Она не поддастся обольщению! Точка! Конец истории.

Мэри приняла деловой вид.

— Я позову вашу официантку. Сегодня вас будет обслуживать Лоретта.

Лоретта Раззоли была самой несимпатичной из официанток, и, как Мэри догадывалась, именно поэтому Энни выбрала ее обслуживать столик Галлахера. Хотя эта женщина блестяще выполняла свою работу, она обладала повадками пираньи. И особенно «привлекательным» в ней было то, что она ненавидела мужчин и с исключительной антипатией относилась к красивым, напоминавшим ей неверного бывшего мужа, с которым она недавно развелась.

— Я позабочусь, чтобы Лоретта немедленно принесла вам вино и пиццу, — сказала Мэри, улыбаясь мальчику. — Постарайся получить удовольствие от ужина, Мэт.

Дэн наблюдал, как Мэри направилась к женщине со странной прической и вступила с ней в беседу.

Они обе посмотрели в его сторону и отвернулись тотчас же, как только он улыбнулся, заставив его почувствовать нечто похожее на угрызения совести.

Мэри Руссо ненавидела его. Он мог это заметить по выражению ее глаз, он слышал ненависть в ее голосе. Проклятие!

— Она славная, — сказал Мэт, ерзая на стуле и теребя прибор на столе. — Мне здесь нравится.

— Да, мне тоже.

Дэн не собирался сдаваться.

«Еще ничего не потеряно, до конца еще далеко».

Имея дело с бейсболом большую часть жизни, Дэн хорошо помнил это изречение.

Что же касалось его намерений, то до конца было еще ох как далеко!


ФЁТТУЧИНИ ДЯДИ АЛЬФРЕДО

6 столовых ложек сливочного масла, 1, 5 стакана взбитых сливок, 3-4 стакана отваренной и откинутой на дуршлаг лапши, 1 стакан наструганного пармезана или сыра романо, соль, перец и свеженатертый мускатный орех по вкусу.

В жаровне или на сковороде растапливать на сильном огне сливочное масло, пока оно не приобретет коричневатый оттенок. Добавить полстакана взбитых сливок и довести до кипения, пока не образуются большие блестящие пузыри. Время от времени помешивать.

Уменьшить огонь до среднего и добавить отваренную лапшу. Сильно встряхивая, перемешать ее двумя вилками, высыпать в нее сыр и вылить оставшиеся сливки. Делать это постепенно, сыр и сливки добавлять небольшими порциями.

Лапша должна Оставаться влажной, но в ней не должно быть жидкости. Добавить соль и перец, а также тертый мускатный орех по вкусу. Подать на стол немедленно. Блюдо рассчитано на 4-6 порций.

Глава 7

Когда женщины семейства Руссо собирались вместе — а это обычно бывало днем в понедельник, — в беседе затрагивалось несколько тем: приступы геморроя у бабушки Флоры, отвращение Софии к проделкам Фрэнка, печаль и огорчение Конни по поводу постоянной занятости мужа и ее бессилие это изменить, а также бесчисленные недостатки Мэри. Последняя тема была самой популярной.

— Твоя беда, Мэри, — говорила София, накручивая на вилку лапшу «феттучини дяди Альфредо» и засовывая в рот очередную порцию, — в том, что ты не желаешь использовать свой шанс. Лу — прекрасная добыча. Из него получился бы замечательный муж. Можешь мне поверить. Я знаю, о чем говорю.

Начинается, подумала Мэри, приготовившись к худшему.

София напоминала скаковую лошадь, нацелившуюся на победу, и не была расположена позволить кому-нибудь отвлечь ее от намеченной цели, а уж своей «неблагодарной» дочери меньше всего.

— Мама, я не собираюсь замуж за Лу. Он славный. Он мне нравится, но только в качестве друга. И я прекрасно сознаю, что ты выбрала его мне в мужья (телячьи котлеты, по-видимому, сделали свое дело), но между нами нет взаимного притяжения. Я не испытываю волнения, когда целую его. — У них уже было три свидания. Три вечера они провели, сидя на ее диване, — и ничего. То же самое Мэри чувствовала бы, если бы целовала брата. Но конечно, Джо она никогда не целовала так. Ее губы всегда оставались сомкнутыми, если она целовала Джо. — Поверь мне, я знаю, о чем говорю.

Никто, и ее мать в особенности, не заставил бы Мэри выйти замуж против воли.

София внимательно обвела взглядом всех присутствующих, начиная со свекрови, которая в этот момент двумя пальцами проталкивала в горло кусок хлеба.

У бабушки Флоры были сложности с искусственными зубами, которые расшатались и вели себя вольно, то есть грозили вывалиться в самые неподходящие моменты. И какие бы поддерживающие протез клейкие вещества она ни использовала, ей никак не удавалось заставить их сидеть на месте. Когда она пыталась откусить кусочек свежего хлеба, они щелкали, как кастаньеты.

— Видишь, Флора? Видишь, каковы эти молодые люди?

Мэри отвергает такого хорошего и достойного молодого человека! Такого трудолюбивого молодого человека!

У Мэри появилось искушение добавить: «Такого хорошего и трудолюбивого молодого человека, живущего с матерью». Однако она не поддалась ему и промолчала, потому что для ее старомодной семьи не было ничего дурного в том, что взрослый мужчина, которому перевалило за сорок, живет вместе с матерью. Почему это следует считать приемлемым, Мэри не знала. Но ей было известно, что все они считают это нормальным.

— Притяжение? Волнение? А что это такое? — пожелала узнать ее мать. — Единственное, что у тебя должно вызывать интерес и притяжение, — это звон кассового аппарата Сантини, который сообщит тебе, сколько Лу зарабатывает. Знаешь, сколько они теперь берут за жареные свиные ребрышки? Не первосортные, не специально выбранные вами, а просто обычные ребрышки? Да это настоящая обдираловка!

— Деньги еще не все, мама, — возразила Конни, и лицо ее стало несчастным, что заставило Мэри заподозрить, что и в этом проктологическом раю не все благополучно. Она знала, что сестру раздражает то, что ее муж слишком много времени посвящает работе, но ей было также известно, что Конни без ума от доктора Эдди Фальконе. И двенадцать лет брака не изменили ее чувств.

К тому же Конни нравилось тратить заработанные им деньги. Этот серовато-синий брючный костюм, сшитый на заказ, который был сейчас на ней, несомненно, стоил столько, сколько тратила за год на еду какая-нибудь семья из страны третьего мира. На покупку этого костюма ушли деньги, полученные за обследование многих задов.

Мэри взглянула на свой костюм, купленный в магазине готового платья, и прищурилась. Этот фасон не очень шел ей. В то время как пища была жизненной необходимостью, одежда была для Мэри лишь неизбежным злом. Она ненавидела покупать одежду главным образом потому, что платья, выглядевшие потрясающими на вешалке и на манекенах, на ней теряли вид и казались уродливыми. И Мэри была почти уверена, что во всех магазинах одежды зеркала были с фокусами, потому что, когда она покупала платья, понравившиеся ей в магазине, они чертовски не шли ей, когда она примеряла их дома перед своим зеркалом.

— Хватит, София! — Бабушка Флора наконец проглотила кусок хлеба и теперь высказала свое мнение: — Девочка говорит о любви… Сердце знает о таких вещах. И в чем дело? У тебя нет сердца? Мэри должна сама решить, за кого ей выходить замуж. Это ее право.

Удовлетворенная тем, что высказалась, Флора фыркнула, обмакнула другой кусочек хлеба в чесночное оливковое масло и запихнула его в рот. У Мэри возникло подозрение, что бабушка с радостью запихнула бы этот хлеб в глотку Софии, чтобы заставить ее замолчать. Впрочем, возможно, она принимала желаемое за действительное.

София сверкнула глазами на свекровь, будто старуха совершила тяжкий грех предательства. По мнению Софии, так оно и было. По-видимому, существовало некое малоизвестное неписаное правило, заключавшееся в том, что старые люди обязаны ополчаться на своих детей, не важно, правы те или нет. Это касается почти всех семей, и вы или включаетесь в игру и никогда не выступаете против своей семьи, или оказываетесь в полной изоляции и никто не хочет с вами разговаривать.

В данное время в числе отступников оказалась сестра Софии Энджи, потому что она сказала нечто нелестное о перекормленной и излишне тучной дочери тети Джозефины. И хотя это была чистая правда (Салли весила чуть меньше молодого слоненка), считалось, что критиковать ее не имеет права никто, кроме матери.

— Почему, Флора? — спросила София, изрядно раздосадованная. — Ты вышла замуж за Сэла, когда тебе было всего четырнадцать. Твои родители все устроили, позаботились о твоем браке. А Мэри уже тридцать три. Ей надо найти мужа и обзавестись детьми до того, как ее яичники ссохнутся.

— Ба! Ну и речи! Да что с тобой? У Мэри сердце и кровь Руссо, а не Грациано. Она глубоко чувствует эти вещи. Мне повезло. Мой Сальваторе был добрым и честным человеком. Но старые обычаи не всегда хороши. И ты должна это знать лучше других, София. Фрэнк пошел против меня и против моей воли женился на тебе. Ты счастлива? Нет? Ты рада, что он не послушался меня и не обратил внимания на желания своей мамы?

И, подняв глаза и сжатый кулак к потолку, бабушка Флора принялась проклинать судьбу, столь неблагосклонную к ней и вступившую в сговор с Софией, чтобы отобрать у нее сына.

Лицо Софии побагровело, и она принялась крутить указательным пальцем возле виска, давая понять, что старуха выжила из ума.

— Ты помешанная!

Мэри и Конни обменялись изумленными взглядами. Они давно подозревали, с чем именно связана вражда между их матерью и бабушкой, но до сих пор их подозрения не находили должного подтверждения.

Теперь всем стало ясно, почему София питала такую неприязнь к свекрови.

Но почему же бабушка так сильно не желала брака их родителей? Похоже, они прекрасно поладили. Фрэнк любил поесть, а София — готовить. У Фрэнка было терпение Иова, у Софии — темперамент торговки рыбой. Этот брак удостоился благословения небес. Во всяком случае, так считала Мэри. Исчерпав все аргументы, мать Мэри и Конни сменила курс и легла на другой галс.

— Энни Голдман вбивает безумные идеи в голову Мэри.

Эта девочка всегда была дикой и неуправляемой. Какое горькое испытание для бедной миссис Голдман! Эту женщину можно причислить к Лику святых за все то, что она вытерпела от дочери, а она все еще мирится с ее причудами. — София сложила пять пальцев щепотью и тряхнула рукой. — Попомните мои слова: ее ожидает печальный конец.

София пророчила Энни горькую судьбу бесчисленное количество раз, начиная с первого класса, и особенно после одной их шальной ночи, когда девочки еще учились в средней школе. Но пока что ее прогнозы не оправдались.

— Оставь Энни в покое, мама. — Мэри метнула на мать суровый взгляд. — Она не имеет никакого отношения к моему решению перестать встречаться с Лу. Если Энни может жить своим умом, то и я могу. Оставь ее в покое, хорошо?

Попивая мелкими глотками кофе, София задумчиво изучала дочь в течение нескольких минут. Потом поставила чашку на стол, сделав это очень осторожно, чтобы чашка встала точно на середину блюдца. Все это время она искала нужные слова, чтобы выразить то, что ее беспокоило в последнее время.

— Ты изменилась, Мэри, с тех пор как открыла ресторан. Ты уверена, что не принимаешь наркотики?

Конни, слушавшая вполуха эту поучительную беседу, в то же время предаваясь своим размышлениям, бросила взгляд на сестру через разделявшее их узкое пространство гостиной и разразилась смехом.

— Мэри и наркотики? Ха-ха-ха! Да она и от аспирина заболевает. Но я тоже заметила в Мэри перемены. Она сияет — то ли оттого, что пользуется другой косметикой, то ли оттого, что у нее с кем-то знойный роман, но только не с сыном мясника.

Задохнувшись от мысли, что ее дитя может заниматься сексом вне брака — а это было для нее хуже смерти, — София с осуждением посмотрела на младшую дочь:

— Тебе никогда не нравился Лу!

— Мама, он живет с матерью, — заметила Конни, бессильно воздев руки к потолку. — Даже если бы он привел домой женщину, то что бы он стал с ней делать? Учить ее фаршировать свиную вырезку?

Мэри не смогла удержаться от смеха, хотя мать смотрела на нее так, будто хотела вонзить в нее дюжину кинжалов.

Слава Богу, что у нее есть Конни и бабушка Флора! Не будь их, София доконала бы ее и Мэри стала бы миссис Сын Мясника раньше, чем научилась фаршировать свиную вырезку или готовить вафли.

— Мама, я не принимаю наркотиков. — «Пока еще». — И я вовсе не так уж сильно жажду выйти замуж. Знаю, что тебе этого не понять, но я довольна тем, что есть. Во всяком случае, пока довольна. Я радуюсь свободе и наслаждаюсь своей жизнью одинокой, незамужней, независимой женщины.

— Женщине нужен мужчина, чтобы она ощущала полноту жизни. Женское одиночество — неестественное состояние.

Разве не так, Флора?

София снова обратилась за поддержкой к свекрови, но та не удостоила ее ответом, без конца поправляя плотный эластичный медицинский чулок, поддерживаемый синей эластичной подвязкой. Мэри уже не впервые удивлялась, почему это бабушка Флора не перестанет носить круглые эластичные подвязки, нарушающие циркуляцию крови. К тому же она находила в этих подвязках нечто комичное, потому что они покоились где-то возле колен и всякий раз, когда старушка садилась, выглядывали из-под подола. По-видимому, мода для бабушки имела не большее значение, чем для нее самой.

Заметив, что ее мать все еще ждет ответа, Мэри тяжело вздохнула и наконец сказала:

— Я ощущаю полноту жизни и без мужчины. Мужчина мне не нужен. — «Разве что только для секса». — И давай прекратим этот разговор, мама.

Возможно, наступит день, когда Мэри захочется выйти замуж, но пока что у нее не было ни малейшего желания вступать в брак. Когда же она будет готова к такому ответственному шагу, когда сможет полагаться на свое суждение и будет уверена в том, что не делает ошибки, когда будет доверять мужчине настолько, что согласится вручить ему себя, разделив с ним свои мысли и желания, — тогда и только тогда она выйдет замуж. И то если будет совершенно уверена, что не делает ошибки и что брак ее не обернется поражением. Прежний опыт делал Мэри осмотрительной.

София, достаточно умная, чтобы понять, что на этом этапе она едва ли добьется успеха, тотчас ухватилась за другую тему.

— Ваш отец недавно чуть не сжег меня заживо. У меня до сих пор волдыри на мягком месте.

Она приподнялась со стула, чтобы продемонстрировать свои увечья.

— Да ты теперь стала выглядеть просто чудесно! — Конни подмигнула сестре, подавившей улыбку.

Однако их мать не находила ничего смешного в этом происшествии.

— О Мадонна! Он изобрел какой-то унитаз с подогревом. Я села и чуть не поджарилась до смерти. — Она фыркнула. -

Тоже мне электрик! У него старческий маразм!

— Мой Фрэнк — умный человек, — сказала Флора, но предпочла не развивать этой темы, и все же Мэри показалось, что глаза ее лукаво блеснули.

— Да? Если он так умен, то как случилось, что у меня вся задница в волдырях? Ответь мне, старуха!

— Ладно, хватит. Кто хочет заварного крема? — Мэри решила вмешаться, прежде чем атмосфера накалилась добела.

Еще одно слово — и почтенным леди грозило бы разлитие желчи или несварение желудка. — Этот заварной крем очень легкий и приятный на вкус. Как раз подходящий десерт после такого сытного обеда.

— Я не должна этого есть. Я боюсь растолстеть.

— Пожалуйста, Конни, — обратилась к ней мать, качая головой. — Ты ешь как птичка. Мужчины не любят костлявых.

Удовлетворенная тем, что теперь все вернулось на исходные позиции, Мэри подала десерт.

К тому времени когда Мэри оставила свой надежный, но уродливый коричневый «форд-эскорт» выпуска 1991 года на соседней с редакцией «Балтимор сан» парковочной площадке и поспешила в здание, где помещалась редакция газеты, пошел мелкий дождик.

Это внушительное строение разместилось на углу Калверт-стрит и Сентер-стрит и уже в течение нескольких десятилетий было составной частью урбанистического ландшафта. Ее отец много раз говорил, что оно прочно построено в пятидесятые и выдержит любые испытания временем.

Конечно, Фрэнк считал его чудом архитектуры, как и все, построенное в пятидесятые годы, как все, созданное в послевоенное время, включая любой кирпичный дом о трех спальнях. По его мнению, медные трубы, даже тронутые коррозией, вне всякого сомнения, были самым лучшим изобретением после того, как появились изделия из стекла.

Отдел рекламы находился на седьмом этаже этого высокого здания.

Мэри поспешила к лифту, надеясь, что успеет вскочить в него, прежде чем дверь закроется.

Портфель из бежевой кожи, недавний подарок Конни, крепко прижатый к ее груди, был набит фотографиями ресторана, представлявшими его в самых выгодных ракурсах изнутри и снаружи, и содержал образец меню, менявшегося ежедневно благодаря настойчивости Марко, считавшего, что главное блюдо, гвоздь программы, не должно повторяться в течение четырех недель.

Мэри намеревалась поместить в газете рекламу ресторана «У мамы Софии». Она получила положительные отзывы от «Вашингтон пост» и «Вашингтон стар» и надеялась, что их отклики заставят забыть отрицательный отзыв в «Сан». Она старалась изо всех сил, и вовсе не потому, что дела шли плохо, а потому, что не могла примириться с тем, чтобы последнее слово осталось за этим гнусным человеком. Она не видела Дэниела Галлахера с того вечера в ресторане, а это было несколько недель назад, хотя думала о нем больше, чем хотела бы признать. Особенно по ночам, когда лежала одна в своей большой пустой постели, предаваясь страстным мечтам о любви и думам о своих неудачах на этом поприще… Однако идти в редакцию Мэри не хотелось.

Этот человек знаменовал собой осложнение, которое ей было совсем ни к чему, особенно теперь, и она надеялась, что сегодня его не увидит. Сейчас мысли Мэри были заняты ее делами. Ко всему прочему, приближалась годовщина свадьбы ее родителей, которую следовало отпраздновать.

Бабушка Флора настаивала на том, чтобы ей позволили принять участие в приготовлениях (хотя только Господу было известно зачем, но он не давал разъяснений).

Сорока пятью минутами позже, покончив с консультацией у дамы — дизайнера рекламы, обещавшей Мэри, что она будет в восторге от результата (а Мэри советовала бы ей сдержать слово, учитывая, в какую сумму она оценила свое содействие), Мэри шла по коридору, оглядываясь через плечо, чтобы вовремя увидеть врага, если тот появится на горизонте. Беда была в том, что офис Галлахера был расположен на том же этаже, что и отдел рекламы, и Мэри была вынуждена пройти мимо него по пути к лифту. Ей встретилось несколько сотрудников газеты, но, к счастью, среди них не было этого отвратительного репортеришки.

Без осложнений добравшись до пункта назначения, Мэри, уже стоя в лифте, смотрела на мелькавшие над двустворчатыми дверьми подсвеченные цифры, указывающие номера этажей, пока спускалась с 21-го этажа. Роясь в сумочке в поисках ключей от машины, Мэри подняла глаза и шагнула вперед, когда прозвенел звонок и двери лифта бесшумно заскользили в стороны, пропуская ее.

И именно в эту минуту появился Дэн Галлахер с сотовым телефоном у уха. Он был так погружен в беседу, что не замечал Мэри до тех пор, пока не столкнулся с ней нос к носу. Он толкнул ее с силой действующего игрока в футбол, и от удара она ахнула и потеряла равновесие.

Портфель вылетел у нее из рук вместе с кошельком и ключами, и вдобавок с левой ноги слетела туфля. При этом она изо всех сил старалась не упасть.

Глаза Дэна выразили изумление и ужас, когда он понял, что натворил.

Он схватил Мэри не давая ей упасть.

— Господи! Прошу меня простить!

Мэри выпрямилась, вырвалась из его объятий и принялась оправлять одежду.

— Да уж, вам следует извиниться. Вы не смотрели, куда шли, и…

— А вы? Давайте-ка начистоту, мисс Руссо. Вы ведь тоже не смотрели, куда идете.

Дэн протянул руку в черной кожаной перчатке, и Мэри была вынуждена опереться на нее.

Хотя он и сказал чистую правду, она не собиралась соглашаться. Мэри принялась помогать Дэну собирать свои вещи, разбросанные по полу, в надежде на то, что ей удастся первой добраться до женских тампонов.

Но ей это не удалось.

Дэн уставился на них, потом перевел взгляд на нее и наконец молча посмотрел на ее сумочку.

— Спасибо.

Мэри с трудом заставила себя произнести это слово, будто оно обожгло ей рот.

Он добродушно усмехнулся:

— Рад вам услужить. Как мило, что мы столкнулись. Вы пришли снова повидать меня? Мой зад в порядке, цел и не вредим, хотя я и был уверен, что вы откусите его в тот первый раз, когда мы встретились.

Сзади он выглядел весьма привлекательно. Впрочем, вид спереди тоже был неплох. Несмотря на отчаянные усилия не замечать этого, Мэри была вынуждена это признать. Считается, что человека делает одежда, но в данном случае Дэниел Галлахер, несомненно, делал честь своим джинсам и рубашке.

Обуздав свои бесстыдные чувства, не лишенные вожделения, Мэри сумела проигнорировать его попытку все обратить в шутку.

— Мне пора возвращаться к работе. Дело процветает, несмотря на вашу язвительную статью.

Дэн с сожалением отметил, что при встрече с ним она все еще ершится и вся ее шерстка поднимается дыбом.

— Я снова собираюсь заглянуть к вам, но пока был занят.

— Вне всякого сомнения, вы обдумываете возможность казнить еще какого-нибудь ни в чем не повинного и ни о чем не подозревающего ресторатора.

Он проглотил улыбку, готовую осветить его лицо.

— Вовсе нет. Кстати, Мэт любит вашу пиццу.

— Это доказывает только, что ваш дурной вкус не передается по наследству.

Дверь открылась, и Мэри поспешила к своей машине, оставив Дэна держать в руках весьма интимную вещицу.

Выйдя в эту самую минуту из офиса в коридор, его секретарша спросила:

— Вы хотите что-нибудь сказать мне, мистер Галлахер?

Она смотрела на его руку, и глаза ее за стеклами очков в черепаховой оправе казались огромными, а в углах губ змеилась едва заметная улыбка.

Дэн опустил глаза и только тут заметил, что все еще держит в руке пресловутые тампоны. Он почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо.

— Это просто… Впрочем, не важно. Вам что-нибудь нужно?

Он огляделся в поисках урны и, не найдя таковой, сунул позорящий его предмет в карман штанов. Линда покачала головой.

— У меня перерыв. А вы решили сохранить «это» по какой-нибудь особой причине?

— Да. Я хочу покрыть их глянцем и повесить на Новый год на елку. Удовлетворены?

Порозовев, Линда сказала:

— Мне кажется, вам следовало бы избавиться от «этого», прежде чем вы войдете в свой офис. Там мистер Байерли. Он привел с собой племянника, мистера Брэдли.

Брэдли был недалеким слюнтяем и подхалимом, не знавшим о спорте ровным счетом ничего. Если бы спросили мнение Дэна, он сказал бы что единственное, что умел Брэдли, — это унижать репортеров, работавших под его началом. Уже несколько сотрудников из отдела спорта ворчали и шипели втихомолку, обвиняя Брэдли в полной неспособности работать и нежелании прислушаться к их разумным советам. Он на полной скорости мчался к катастрофе.

Дэн чертыхнулся, проклиная свое невезение.

— Хорошенько подумав, я пришел к выводу, что найду «этому» лучшее применение. Какое — он не стал уточнять.

— Не решай ничего второпях, дорогая. Вот он — мужчина, мечта твоих ночных грез. Черт возьми! Он заслуживает того, чтобы на него смотрели!

Мэри как раз складывала салфетки красивыми треугольниками, болтая между делом с Энни, у которой был перерыв. Она проследила за взглядом подруги, и пульс ее участился. Это было похоже на постоянно возвращающийся кошмар. Галлахер продолжал приходить в ее ресторан. Этот человек оказался более настойчивым, чем она полагала раньше.

Как обычно, замечание Энни было слишком метким, чтобы послужить Мэри утешением и поддержкой. Ее ночные бдения и раздумья в последнее время стали слишком прозрачными для проницательных глаз Энни.

Новое изобретение Мэри — воздушное мороженое, придуманное двумя ночами раньше, — казалось ей очень удачной идеей. Она считала, что оно очень подойдет для того, чтобы охлаждать ее пыл, когда, лежа в постели, она будет читать знойные романы.

— Что он делает здесь снова? Я знаю, что его сын любит пиццу, но ведь в городе полно других мест, где ее готовят. Я предпочла бы, чтобы он выбрал какое-нибудь другое.

— Ну разве не очевидно, что Дэниел Галлахер ходит сюда ради тебя? Это совершенно ясно, раз его не привлекает здешняя кухня.

Лицо у Мэри стало красным, как салфетка, которую она нервно вертела в руках.

— Не говори глупостей! Мы терпеть не можем друг друга…

Она одернула свитер.

Энни рассмеялась, услышав столь бурный протест.

— Вы оба излучаете столько энергии, столько электричества, когда находитесь в одном помещении, что его хватило бы на то, чтобы обеспечить теплом и вентиляцией всю систему ресторана, включая кондиционер. Поэтому перестань притворяться хотя бы перед собой. Зачем сопротивляться? Есть вещи, предначертанные судьбой.

Мэри бросила возмущенный взгляд на подругу:

— Можешь сама прилипнуть к нему. Я не собираюсь вступать в какие бы то ни было отношения с человеком, обладающим столь дурным вкусом по части еды.

— А я думаю, что его вкус по части женщин вполне на высоте, — ответила Энни и подмигнула, успев пригнуть голову до того, как Мэри подняла руку, чтобы наградить ее шлепком. Потом она направилась к своему столику, где принимала заказы от посетителей.

— Энни права, Мэри, — вмешалась Лоретта, подойдя к ней сзади, чтобы наполнить два стакана водой со льдом. — Я запомнила того парня с первого раза, когда обслуживала его. Он не сводил с тебя глаз. Все мужчины подонки, плесень.

Хочешь, я опрокину что-нибудь ему на колени? Ну хоть эту воду? Это могло бы на время остудить его.

Не зная, хочется ей рассмеяться или заплакать, Мэри все-таки выбрала первое и натянуто улыбнулась.

— Нет, спасибо, Лоретта, но я ценю твое предложение. Правда, я не думаю, что это удачная мысль — обливать холодной водой платежеспособных посетителей. У них может создаться превратное мнение о нашем гостеприимстве.

Официантка бросила взгляд на столик, где отец и сын сидели рядом, склонив головы над меню.

— Парнишка у него очень симпатичный. В прошлый раз, когда он был здесь, он рассказал мне, что обожает пиццу, поблагодарил меня несколько раз и все повторял «да, мэм» и «нет, мэм», будто я важная леди. Похоже, отец хорошо его воспитал.

«Или мать», — подумала Мэри, гадая, почему миссис Отвратительный-Спортивный-Борзописец никогда не приходит с ними обедать. Одно дело приходить в волнение при виде неженатого мужчины-врага, но совсем другое — питать нечистые помыслы, если речь идет о женатом человеке.

«Нечистые помыслы»! Господи! Энни была права. Она начинает думать и говорить как ее мать.

— Иди-ка лучше прими у них заказ. Они, кажется, проявляют нетерпение. Должно быть, мальчик голоден.

Лоретта исчезла, а Мэри отправилась на кухню. Сегодня у нее не было причины болтать с Галлахером. Уж во всяком случае, она постарается уклониться от разговора:

Мэри пробыла на кухне с полчаса, помогая Марко шинковать овощи для овощного супа, когда раздался душераздирающий вопль, исторгнувший у шеф-повара поток брани, а ее заставивший уронить нож.

— Что, черт возьми, там происходит? — Лицо Марко гневно вспыхнуло. — Я не могу творить, когда эти безумцы так вопят.

Ее шеф-повар, видимо, воображал себя Стивеном Спилбергом от кулинарии. Всему, в том числе и потасовкам, должно было быть свое время и место.

Мэри предоставила обслуживающему персоналу, столь же смущенному, как она сама, отвечать на этот риторический вопрос, повергнув их в еще большее замешательство своим бегством. Сама же она ринулась в зал сквозь двустворчатые двери кухни, по пути торопливо вытирая руки о передник. Она обнаружила в зале целую толпу народа, собравшуюся вокруг стола Галлахеров.

— В чем дело? — пробормотала она, искренне желая понять происходящее. Ко времени, когда она оказалась возле их стола, Мэтью Галлахер стал лиловым от натуги и крика.

Лицо же его отца было белым как полотно. Ребенок прижимал руки к животу, корчась от боли, и орал во всю глотку.

— Ну и легкие у этого малого! — заметила Лоретта, ни к кому не обращаясь.

— Он отравился! — произнес Дэн тоном обвинителя, обнимая сына и поглаживая его, пытаясь успокоить. В то же время он не сводил глаз с Мэри, недоверчиво качавшей головой. — Этот сыр, должно быть, был испорченным, иначе почему Мэту так неожиданно стало плохо? Он прекрасно себя чувствовал до того, как мы пришли сюда.

— Я… я не понимаю…

Дэн казался совершенно разъяренным, а Мэри чувствовала себя прескверно.

— Вызовите «скорую», — обратилась она к Лоретте, тоже слегка побледневшей. — Ребенка следует немедленно отправить в больницу.

Посетители оборачивались и смотрели на них. Некоторые поднимались с мест, собираясь уйти. Вид у них был смущенный и нерешительный. Но Мэри была слишком расстроена состоянием мальчика, чтобы думать о вреде, нанесенном ее делу и репутации.

— С сыром все в порядке, мистер Галлахер, — попыталась она успокоить растерянного отца. — Мой шеф-повар сам готовит моццареллу. Не знаю, что вызвало болезнь вашего сына, но могу вас заверить, что причина не в нашей еде.

Мэри принимала строжайшие меры против загрязнения пищи. Она знала, что кишечная палочка и сальмонелла представляют серьезную опасность. Поэтому скоропортящиеся продукты хранили не более двух-трех дней, а от служащих требовали, чтобы те тщательно мыли руки. В туалетной комнате Мэри даже повесила плакат с напоминанием о необходимости мыть руки.

Но по омерзительной ухмылке Дэна Галлахера было видно, что он не поверил ни единому слову.

— У меня сейчас нет времени обсуждать это. Но если окажется, что мой сын заболел по вашей вине, мисс Руссо, я пришлю к вам своего адвоката.


ЖАРЕНЫЙ ЦЫПЛЕНОК ПО РЕЦЕПТУ ДЭНА

Полуторафунтовый цыпленок, 2-3 зубчика чеснока, 2 чайных ложки эстрагона или розмарина, 2 столовых ложки рубленой петрушки, 1 чайная ложка базилика или орегано по желанию, 3-4 ломтика лимона, соль и перец по вкусу.

Промыть и высушить тушку цыпленка. Нарезать чеснок на тонкие дольки и нашпиговать им цыпленка, поместив чеснок под его кожу. В полость выпотрошенного цыпленка поместить оставшийся чеснок, ломтики лимона и петрушку. Смазать цыпленка оливковым маслом и уложить его на сковороду. Посыпать солью, перцем, эстрагоном и порубленной петрушкой.

Запекать при 180 градусах в духовке в течение часа или до тех пор, пока выделяющийся сок не станет прозрачным.

Рассчитано на 4 порции.

Глава 8

Мэри ворвалась в педиатрическое отделение благотворительной больницы Мерси и решительно двинулась по коридору. Она должна была бы прийти в ярость, оттого что Дэниел Галлахер разговаривал с ней так грубо и оттого что он обвинил ее в болезни сына. Каждый человек в здравом уме разгневался бы, но Мэри не могла держать зла на Дэна. Она понимала, что он обезумел от страха, и причина тому была весьма серьезная. Если бы нечто подобное произошло с ней, она, вероятно, вела бы себя точно так же. Ну, может быть, не так грубо и заносчиво, но, конечно, была бы очень расстроена.

Справившись на сестринском посту, каково состояние Мэтью, Мэри получила ответ, что он все еще в отделении хирургии.

«В хирургии! Должно быть, его отец потерял голову от беспокойства», — думала она, ускоряя шаги и направляясь в приемную отделения детской хирургии, где дежурная сестра объяснила ей, как найти Дэниела Галлахера.

Он сидел на ярко-синем виниловом диванчике, подпирая голову руками, и вид у него был такой, будто он потерял лучшего друга. За его спиной резвились герои какого-то мультика, равнодушные к его несчастью.

Мэри ощутила укол в сердце — ей стало жаль его, таким уязвленным и ранимым он выглядел.

— Мистер Галлахер, — тихонько окликнула она его, и он поднял голову, удивленный ее появлением. — Прошу простить мое вторжение. Я… Как дела у Мэта? Я места себе не находила с той минуты, как его увезла «скорая». Я освободилась пораньше, чтобы удостовериться, что он вне опасности.

Она прочла на его лице замешательство и благодарность. Он печально улыбнулся и сделал жест рукой, предлагая ей место рядом с собой на диванчике.

— Я рад, что вы приехали.

Но не такого приветствия она ожидала. Хотя они оказались сейчас наедине, у Мэри возникло искушение выдерживать существующую между ними дистанцию по тысяче разных причин, из которых не последней была та, что она сознавала, сколь сильное и странное притяжение существует между Дэном и ею. Но ей показалось, что сейчас ему очень нужен друг. Поэтому она сняла жакет и села рядом.

— Благодарю вас за то, что пришли. Я собирался позвонить вам, чтобы извиниться. Приношу свои глубочайшие извинения. Надеюсь, вы меня простите.

Отправляясь в больницу, Мэри переоделась в свободные черные брюки и красный кашемировый свитер, но даже в этой теплой одежде она ощутила дрожь. По спине забегали мурашки, когда она услышала просьбу в охрипшем от волнения голосе Дэна.

В семье Руссо нелегко и нечасто даровали прощение. Но сейчас Мэри показалось, что этот человек искренне раскаивается, что его терзают угрызения совести, и она решила на этот раз отступить от своих правил.

— Извинение принято. Значит, как я понимаю, причиной болезни вашего сына не было пищевое отравление?

Дэн покачал головой.

— Острый приступ аппендицита. Сейчас его оперируют. Доктор говорит, это вещь вполне обычная, уверяет, что мне не следует беспокоиться, но я в ужасе от мысли, что вдруг что-то пойдет не так. Мэт такой маленький и беспомощный…

Если бы что-нибудь случилось с Мэтом… Дэн не мог даже помыслить о такой вероятности.

Мэри повернулась к Дэну и накрыла его руку своей ладонью.

— Все будет хорошо. Дети обладают большой выносливостью и, я бы сказала, упругостью. Они выкарабкиваются из своих болезней, выпрыгивают из них, как мячики. Вот увидите, ничего страшного не случится. Несколько месяцев назад моему племяннику тоже сделали операцию — удалили миндалины, и уже через неделю он снова пошел в школу.

Мэри, правда, предпочла не упоминать о том, что ее мать и бабушка сожгли в церкви столько свечей, что их хватило бы, чтобы освещать весь город Балтимор, и сделали они это, чтобы обезопасить ребенка от осложнений и облегчить выздоровление.

— Очень скоро Мэт снова будет есть пиццу. Как только ему станет лучше, я сама привезу ее ему из ресторана.

— Надеюсь, вы правы. Я в этом не очень сведущ. Мэт долгое время не жил со мной, и я чувствую себя с ним неуверенно, не в своей тарелке. Особенно когда речь заходит о детских болезнях. У него были все классические признаки аппендицита — боль в животе, тошнота, повышенная температура, но я недостаточно разбираюсь в этом, чтобы сразу понять, в чем дело. Шэрон, моя бывшая жена, наверное, знала бы, что делать, но сейчас она бог знает где.

Это откровение удивило Мэри.

— Так вы разведены?

Мэри была не в силах скрыть облегчение, которое испытала при этом известии, хотя и корила себя за эту детскую глупость.

Дэн кивнул:

— Уже четыре года назад, но Мэт живет со мной всего несколько месяцев. Он переселился ко мне, когда моя бывшая жена пришла к выводу, что у нее недостаточно материнских чувств, чтобы он заполнил всю ее жизнь, и бежала со своим инструктором по аэробике.

— Господи! — У Мэри, фигурально выражаясь, отвисла челюсть, но она тотчас же взяла себя в руки и закрыла рот с такой силой, что зубы клацнули. — Я не могу поверить, что мать может оставить своего ребенка!

Что же за женщина была Шэрон Галлахер? София назвала бы ее бессердечной путаной, и в данном случае Мэри была склонна согласиться с ней.

Дэн скорчил гримасу:

— Я тоже не могу. Это очень повредило Мэту. Он не понимает, в чем провинился, если мать бросила его вот таким образом. И он почему-то убежден, что в этом виноват я.

— Я уверена, что он просто уязвлен и обижен. В конце концов он все поймет и оценит правильно.

Мэри сжала его руку, стараясь выразить этим пожатием все сочувствие, которое испытывала к нему, утешить его. Этот человек попал в тяжелую ситуацию. Он не мог защитить себя, не очернив мать мальчика, оказавшуюся отпетой стервой.

Дэн ответил на ее пожатие, и Мэри дернулась и подпрыгнула. Это движение тотчас же отдалось у нее в паху.

— Я понимаю, что он уязвлен и обескуражен, — согласился Дэн, — но с этим чертовски трудно мириться. Я не хотел разводиться, чтобы не портить отношений с сыном, но так уж вышло. Иногда я чувствую себя настоящим неудачником. Я люблю Мэта. Я всегда старался быть рядом с ним, но теперь… — Он покачал головой. — А теперь просто не знаю, как быть. Когда Мэт был меньше, мне приходилось частенько отлучаться из дома, я много разъезжал по делам. Возможно, сейчас все было бы иначе, если бы я не проявил такого эгоизма тогда. Мне следовало больше сидеть дома и быть лучшим отцом для Мэта.

— Но ведь речь шла о вашей работе, о вашей карьере. Разве вы могли поступить иначе? Перестаньте корить себя.

Это ваша бывшая жена должна стыдиться того, что причинила горе невинному ребенку.

Ее горячность вызвала у Дэна улыбку.

— Вам очень к лицу гнев. Вы делаетесь такой хорошенькой, а, надо признать, когда вы со мной, вы постоянно сердитесь.

От его комплимента Мэри зарделась.

— Итальянцы славятся своей вспыльчивостью. Это потому, что у них горячая кровь. Так говорит моя бабушка.

Мэри всегда считала, что нуждается в переливании крови, но сейчас вдруг подумала, что, пожалуй, делать этого не следует.

— Вы всегда хотели иметь свой ресторан? — спросил Дэн, радуясь тому, что обстоятельства позволили ему сосредоточиться на чем-то еще, кроме болезни сына, и отвлечься хоть на несколько минут от снедавшей его тревоги.

Приступ Мэта уложил Дэна в нокаут. Он почувствовал себя бесполезным, беспомощным и одиноким. Для человека, привыкшего быть хозяином своей судьбы, это чувство было непривычным и неприятным. Прежде ему казалось, что он знает ответы на все вопросы. Он понимал, что не должен показывать страха, но он боялся. Дэн очень боялся потерять сына.

Мэри пожала плечами:

— Да право же, нет. Я никогда ни к чему особенно не стремилась. Я не была честолюбивой и не мечтала о карьере. Думаю, меня постоянно преследовал страх оказаться не на высоте. — «И разочаровать свою мать», — внезапно осознала она. — Я оставила колледж, проучившись там всего два года, и пошла работать к Луиджи Маркони в его «Дворец пиццы». Там я и изучила ресторанное дело.

— Дикий случай. Я имею в виду то, что он сделал с собой.

Смерти дядюшки Луиджи хотя бы по строчке посвятили все газеты. Однако никто не видел другой причины для его самоубийства, кроме депрессии.

Поднявшись, Мэри подошла к окну и выглянула на улицу. Было темно, но свет с парковки бросал розоватый отблеск на черное щебеночное покрытие.

— После смерти Луиджи моя мать без конца приставала ко мне, требуя, чтобы я наладила свою жизнь. И я в конце концов осознала, что жизнь проходит мимо меня и если я не приму решительных мер, то закончу ее так же, как он… Тогда я и задумала начать собственное дело, и это было лучшее решение, какое я когда-либо принимала.

— Пока не появился я и не испортил вам жизнь?

Мэри сделала резкое движение и повернулась к нему, но Дэн не увидел в ее глазах ожидаемого им гнева. И это принесло ему облегчение и радость. Ему по-настоящему нравилась Мэри Руссо. Она была сострадательной, умной, и ее искренность он находил чрезвычайно привлекательной.

— Вы имеете право на собственное мнение, хотя я, конечно, с вами не согласна. Я сомневаюсь, что мы с вами во обще могли бы прийти к согласию хоть по какому-нибудь вопросу. Я готова побиться об заклад, что вы не любите оперу и не станете смотреть старые фильмы.

«Да тебе-то что за дело?» — спросила она себя. Но почему-то ей это не было безразлично.

— Вы правы, по крайней мере в отношении оперы. Я никогда не понимал, почему из-за нее столько шума. Но я люблю старое черно-белое кино.и эти легкие мюзиклы.

Ее глаза засверкали.

— Правда? И я тоже. А еще я всегда мечтала уметь хорошо танцевать.

Это Энни подцепила ее на крючок и приохотила к старым фильмам.

Они научились неплохо исполнять все танцевальные номера Джинджер Роджерс и Фреда Астера. При этом по очереди изображали Джинджер, надевая желтое шифоновое платье миссис Голдман и соответствовавшие ему атласные бальные туфельки без каблуков. Иногда, если мистеру Голдману случалось перебрать спиртного, он облачался в свой смокинг и играл роль Фреда Астера, но такое бывало нечасто.

— А почему только в мечтах? — спросил Дэн, возвращая ее своим вопросом к действительности.

— Как любит повторять моя мать, — тут Мэри заговорила, стараясь как можно лучше воспроизвести манеру речи Софии, — «две левые ноги нельзя впихнуть в одну пару лаковых туфель. Несчастье Мэри в том, что она не обладает чувством ритма».

Дэн запрокинул голову и рассмеялся:

— Ваша мать, похоже, очень любит высказывать свое мнение по любому вопросу. А вот я позволю себе предположить, что вы не в восторге от спорта.

Мэри снова плюхнулась на диванчик.

— Неправда! Я фанатка команды «Иволги», правда, не так часто хожу на соревнования, как мне хотелось бы. А для вас, вероятно, всегда приготовлены лучшие места, раз вы спортивный обозреватель.

— Временно меня перевели в другой отдел на шесть месяцев, до тех пор, пока постоянный ресторанный критик не придет из до — и послеродового отпуска. Тогда я вернусь в свой спортивный отдел.

Ею овладело искушение сказать, что это будет счастливый день для всех рестораторов, но Мэри не поддалась ему. Они сегодня так хорошо ладили.

Зачем было все портить? Кроме того, его статья была делом прошлого.

И похоже, Дэниел Галлахер вовсе не был Антихристом. По правде говоря, он был славным и даже обаятельным.

— Держу пари, что вы только и мечтаете об этом, — сказала она.

— Да, я люблю готовить, но ничто не вызывает у мужчины такого взрыва адреналина, как спорт.

«Кроме, возможно, еще одной вещи», — подумал он, но не сказал этого вслух. Он так давно не занимался «этим», что, должно быть, забыл, как это делается.

— А что вы любите готовить?

— Могу приготовить жареного цыпленка, но при этом я использую чеснок, розмарин и свежую петрушку. Может быть, вы придете ко мне поужинать на следующей неделе и попробуете мою стряпню? Я даже позволю вам написать о ней критическую статью, и вы увидите, что это не такая уждрянная работа.

Дэниел пригласил ее на свидание! Как ни странно, но Мэри почувствовала, что ей очень хочется принять это приглашение.

— Я была бы рада. По понедельникам ресторан закрыт. Этот день вам подходит?

От его улыбки кровь Мэри закипела.

— Как только я смогу быть уверенным, что жизни Мэта больше не угрожает опасность, мы это отпразднуем, — сказал Дэн и добавил: — Должно быть, вы рады, что моя карьера обозревателя на поприще кулинарии продлится не более шести месяцев?

— Точнее было бы сказать, что я просто счастлива, — призналась Мэри.

Дэн снова запрокинул голову и расхохотался, и от звука его смеха сердце Мэри запело и в нем прозвучало несколько тактов нежной мелодии.

— Э, все не так уж плохо. Из-за моей статьи мы и встретились. — Огрубевшие подушечки его пальцев нежно прошлись по тыльной стороне ее ладони, и от этого прикосновения по затылку Мэри пробежали сладкие мурашки. — Я считаю это большой удачей, — добавил он совсем тихо.

Тук-тук-тук! Дзинь-дзинь-дзинь!

К счастью для Мэри, в эту минуту появился доктор, а иначе она могла бы ляпнуть что-нибудь вовсе не уместное и немыслимое. Ну, например, предложила бы принести ему в жертву свою невинность.

На хирурге был запачканный синий халат и такие же штаны, а улыбка его была доброжелательной и вселяла уверенность. Мэри поняла, что у него хорошие новости, и испытала невероятное облегчение.

— Мистер Галлахер, я доктор Петерсон. Операция у Мэта прошла отлично. Он в палате для выздоравливающих. Вы сможете его увидеть, как только закончится действие анестезии.

Дэн облегченно вздохнул и принялся пожимать доктору руку, потом повернулся к Мэри, заключил ее в объятия и крепко прижал к груди. Это повергло Мэри в такое изумление, что еще бы немного — и она не удержалась бы и предложила ему себя. До сих пор только шоколад оказывал на нее столь сильное стимулирующее действие.

— С ним все будет в порядке! Мэт поправится!

От него пахло лосьоном «Поло» и ощущался специфический мускусный мужской аромат. Мэри показалось, что она умерла и попала на небеса. Испугавшись, что сейчас потеряет сознание, она глубоко вдохнула воздух.

— Знаю. Я слышала. Я так рада за вас и Мэта!

Она надеялась, что щеки ее не так пылают, как ей казалось.

— Очень хорошо, что вы тоже здесь, миссис Галлахер, — сказал доктор, принявший ее за мать Мэта и протягивая ей руку. — Я уверен, что, когда Мэт увидит вас при пробуждении, он будет в восторге.

— Я… я не мать Мэта, доктор Петерсон, я просто сочувствующий друг. Но я намерена навещать его, если вы не возражаете… — она повернулась к Дэну, — мистер Галлахер.

Мэри ощутила облегчение, когда смущенный доктор, пробормотав невнятные извинения, поспешил покинуть комнату.

— Зовите меня Дэн, и, конечно, я ничего не имею против ваших посещений. Каждого, кто принесет пиццу, Мэт встретит с распростертыми объятиями.

— Я бы хотела привести сюда свою бабушку Флору, если вы не станете возражать. Она обладает фантастическим талантом по части общения с детьми. Они с Мэтом отлично поладят. Мне кажется, ему полезно было бы завести одного-двух друзей.

— Это было бы чудесно.

Мэри взяла свой жакет и сумочку.

— Пожалуй, мне пора вернуться в ресторан. Теперь, раз вы знаете, что с Мэтом все будет в порядке, вам следует поехать домой и немного поспать.

А в мыслях Мэри сон сейчас занимал последнее место. В первую же очередь она подумала о том, чем люди занимаются в постели во время бодрствования.

— Спасибо за то, что пришли сегодня, Мэри. Я искренне вам признателен. Ваше присутствие намного облегчило мне ожидание и умерило мое беспокойство. И я рад, что у нас была возможность поговорить и узнать друг друга получше. Вы не раздумали провести со мной вечер понедельника?

Мэри, до сих пор ни разу не встречавшая мужчину, который пожелал бы приготовить для нее ужин, кивнула, зная, что этот вечер обещает быть необыкновенным во всех отношениях. Они договорились на семь вечера, чтобы Дэн мог успеть навестить Мэтью и приготовить ужин. Он рассказал ей, как добраться до его дома.

Мэри заметила при прощании, что в глазах Дэна была нежность.

— Вы очень милая леди, Мэри Руссо.

Его комплимент был ей приятен.

— Могу я получить от вас справку, удостоверяющую это, чтобы показать матери?

Улыбнувшись, Мэри махнула ему на прощание рукой и вышла, предвкушая вечер, когда снова увидит его.

Для ужина с Дэном Мэри оделась особенно тщательно. Черный шерстяной брючный костюм был чем-то вроде униформы, однако вполне подходил для ужина в домашней обстановке. К тому же у него было особое преимущество: в нем Мэри казалась стройнее.

Так как Дэн должен был навестить Мэта, они договорились, что Мэри приедет к нему самостоятельно.

Въезжая на подъездную аллею возле дома Дэна, Мэри волновалась: сердце ее трепыхалось в груди, как пойманная бабочка. Быстрый взгляд, брошенный ею на себя в зеркало заднего вида, убедил ее в том, что ее макияж оставляет желать лучшего. Промокнув слишком ярко накрашенные губы бумажной салфеткой, она набрала полную грудь воздуха и направилась к двери.

Нетерпеливо ожидая, когда Дэн ей откроет, Мэри нервно теребила пуговицу жакета. Когда дверь наконец открылась и она увидела его испуганное лицо, скудный запас ее уверенности мгновенно испарился. Дэн был вовсе не в восторге от их встречи!

— Мэри! О, черт возьми! Мы должны были поужинать сегодня? Да?

«Классический случай», — подумала она, изо всех сил стараясь скрыть разочарование. Но это далось ей нелегко. Она действительно с нетерпением ждала их свидания.

— Но ведь, если я не ошибаюсь, мы договаривались на понедельник? — Он сделал ей знак подождать. — Одну секунду, я только возьму свой пиджак. Пойдемте куда-нибудь поужинаем. У меня был ужасный день — вероятно, худший в жизни.

Дэн оставил ее стоять на пороге, и Мэри решила: одно из двух — или у него в квартире черт ногу сломит, или он прячет там труп. С того места, где она стояла, ей не показалось, что в его квартире такой уж страшный беспорядок. Поэтому она почувствовала себя глупо и неуютно.

— Пожалуй, я пойду. Я вижу, вы заняты.

— Нет!

Его крик убедил ее, что все обстоит не так уж плохо. Он сорвал с вешалки свой спортивного покроя пиджак и наспех набросил его.

— Вы любите мексиканскую кухню? — спросил он, захлопывая за собой входную дверь. — Я знаю одно потрясающее место тут рядышком, за углом. В нем нет ничего особенного, но еда там отличная.

«А как же жареный цыпленок?»

— Право же, Дэн, вы вовсе не обязаны развлекать меня. Я все понимаю и…

— Мы идем, — настойчиво произнес он, стремительно увлекая Мэри к машине и не давая ей опомниться.

Когда они оказались в машине, Дэн улыбнулся, и улыбка его была очень смущенной.

— Сегодня у меня был чудовищный день. Моя секретарша позвонила и сказалась больной, и я еле-еле успел со всем справиться в срок. Мэт был в черт… в очень скверном настроении, когда я приехал к нему в больницу. По дороге домой у меня кончился бензин. Вдобавок я совершенно забыл о нашем ужине и не вынул цыпленка из морозилки. Сможете вы хоть когда-нибудь простить меня? Обычно я так себя не веду.

Его взгляд был умоляющим, улыбка извиняющейся, и Мэри простила его.

— Не важно, я обожаю мексиканскую кухню.

Въехав на парковку перед рестораном сеньора Панчо, Дэн заглушил мотор и повернулся к ней:

— Я хочу узнать вас получше, Мэри. Знаю, что начало нашего знакомства было не самым удачным, но мне бы хотелось все исправить.

Ее щеки порозовели, и Мэри услышала собственный голос, но не узнала его:

— И мне тоже.

Тотчас же ее охватил ужас, потому что она и в самом деле так думала.

Они болтали, смакуя коктейль «Маргарита» с кусочками льда, чипсы, наслаждались негромкой музыкой, и Мэри чувствовала себя все свободнее в обществе Дэна. Он рассказал ей о своей работе в кулинарном отделе газеты, о некоторых проблемах, связанных с сыном, но ни словом не обмолвился о своей семейной жизни и разводе.

Мэри почувствовала потребность спросить:

— В больнице вы упомянули о своей бывшей жене. Вы долго были женаты?

— Шэрон и я поженились сразу после колледжа, и некоторое время все шло хорошо. Но для нее карьера была важнее нашего брака. А после рождения Мэта ситуация совсем обострилась. Она чувствовала себя несчастной, оттого что ей приходилось сидеть дома и быть только женой и матерью, и все пошло вкривь и вкось.

— Позвольте, позвольте! Вы считаете, что женщина, состоящая в браке и считающая его удачным, должна бросить свою карьеру и сидеть дома? Мне кажется, это несправедливо.

Прежде Мэри никогда не считала себя феминисткой. Дэн пожал плечами, потом потянулся и взял пригоршню чипсов.

— Это не совсем то, что я сказал. Но после всего, что мне довелось испытать, не думаю, что это столь уж большая жертва. Идея жонглирования карьерой и семьей не приводит меня в восторг. Я испытал много тягот, чтобы убедиться, что такой образ жизни не окупается.

Мэри смотрела на него с разинутым ртом, гадая, не посещал ли он лекции Софии Руссо, посвященные теме семьи и брака.

— Я готова была бы услышать подобные высказывания от кого-нибудь, принадлежащего к поколению моей мамы, но в ваших устах это звучит старомодно и, извините, эгоистично.

— Так как я не собираюсь жениться снова, не думаю, что это важно.

Мэри ощутила легкость. Мужчина, не желающий жениться! Наконец-то нашелся человек, которым она могла заинтересоваться. Дэн Галлахер стремительно переходил в категорию мужчин, способных вызвать в ней трепет волнения и восторга.

Ведь если бы она выбрала его, ей не пришлось бы ни о чем беспокоиться, потому что их отношения не налагали бы на нее никаких обязательств.

— В этом, Дэн, наши мнения полностью совпадают. Я тоже не стремлюсь к браку. По крайней мере сейчас. Моя мать все еще лелеет надежду на то, что я выйду замуж, но я впервые в жизни наслаждаюсь свободой и не хочу связывать свою судьбу ни с кем.

При этом ее заявлении брови Дэна высоко поднялись.

— Из этого я заключаю, что у вас был несчастный роман?

Мэри смутил его вопрос, но она предпочла ответить честно.

— Я старалась не думать ни о чем серьезном и предпочитала прятать голову в песок, позволяя другим решать за меня, как мне жить. Я жила с родителями и играла роль примерной и послушной дочери и внучки, старалась делать приятное своей семье и сохранять статус-кво. Так было безопаснее. Я не желала рисковать, боясь проиграть.

— Но случилось нечто такое, что изменило ваши взгляды?

— Луиджи Маркони пустил себе пулю в лоб. Его смерть была для меня чем-то вроде катализатора. Она подтолкнула меня к тому, чтобы начать жить иначе, по-своему. И вот к чему я пришла.

Ее искренность была как дуновение свежего воздуха, как струя прохладной воды. Но Дэн уже понял, что Мэри не из тех, кто любит ходить вокруг да около.

— И вам нравится ваш новый образ жизни?

Она улыбнулась, и лицо ее будто озарил луч солнца. Дэна с головы до пят омыла теплая волна.

— Да, я чувствую себя полезной, востребованной, у меня умеренный успех в делах и есть цели на будущее.

— Тем лучше для вас.

«Одна из моих целей заключается в том, чтобы не устанавливать страстных, всепоглощающих отношений, — хотела она сказать, — и вы для этого как раз подходящий кандидат».

Но конечно, Мэри не стала этого говорить. Вместо этого она взяла пригоршню чипсов и принялась их жевать, запивая «Маргаритой» и мысленно уверяя себя, что сделала безупречный выбор.


ЛЮБОВНЫЙ НАПИТОК МЭРИ (оливковое масло, приправленное специями)

1 фунт чистейшего оливкового масла, 6 зубчиков чеснока, 3-4 веточки свежего розмарина,

1 мелко нарубленный стручок сухого красного перца.

Все эти ингредиенты добавить к оливковому маслу и оставить на несколько дней. Когда вкус и аромат станут достаточно насыщенными, пропитать этим маслом теплый итальянский хлеб или пиццу и подать на стол.

Глава 9

Бабушка Флора для убедительности постучала палкой в пол машины.

— Я не могу идти туда с пустыми руками. Тебе это понятно?

Мэри испустила столь тяжкий вздох, что им могла бы гордиться любая представительница семьи Руссо (Мэри происходила из семьи, в которой страдающих и вздыхающих женщин было хоть отбавляй), и остановила машину на Альберт-стрит перед аптекой и кафе Антонио Моресси. Этот дом из песчаника, облицованный красным кирпичом, казался старым и утомленным, как и его владелец. Было видно, что он знавал лучшие дни. Однако здесь все еще продавалось большинство товаров, обычных для ассортимента крупных супермаркетов, если бы только вам посчастливилось найти их в царившем тут хаосе. Организационная сторона дела не входила в число талантов хозяина-фармацевта. Но Мэри знала старика с детства, потому что ее бабушка и мать никогда не покупали лекарства и косметику ни в каком другом месте. И уж конечно, у Мэри язык не повернулся бы отказать бабушке.

Ехать куда-либо было для Мэри тяжелым, почти непереносимым трудом, а уж сделать незапланированную остановку — вообще почти кошмаром.

Она решила, что когда и если выиграет в мэрилендскую лотерею сумму, достаточную, чтобы купить себе черный лимузин, то наймет заодно и шофера, какого-нибудь Свена или другого светловолосого нордического принца. И вовсе не потому, что Мэри уж так хотелось пустить пыль в глаза, а потому, что она ненавидела водить машину.

— Мэтью ничего не ждет, бабушка. Твоего общества ему будет вполне достаточно.

Старушка покачала головой, но ее крутые седые кудряшки затрепетали, хотя и ни на дюйм не сдвинулись с положенного им места, как, к несчастью, и Мэри с бабушкой Флорой.

— Нет, я не пойду навещать ребенка без подарка. Никто так не поступает в семье Руссо.

— А я думала, что твой чек по социальной защите еще не прибыл и что ты его получишь только в начале месяца.

В молодости Флора Руссо работала в Нью-Йорке на швейной фабрике. Однако ее пребывание среди одежды новейших фасонов не привило ей никакого чувства стиля. Бабушка всегда и неизменно носила черное, как профессиональная плакальщица.

Не услышав ответа бабушки, Мэри почувствовала, как в животе у нее началось брожение. И вздох, который вырвался у нее, на этот раз был достоин «Оскара».

— Ладно. Я подожду в машине. Но будь внимательна и осторожна. Тротуар скользкий после утреннего ливня.

— Вот еще! Я старая, но еще не выжила из ума. И не разучилась ходить. Я сейчас же вернусь.

Откинув голову на подушку, Мэри могла только гадать, с чего ей взбрело в голову захватить бабушку Флору к Мэту. Определенно, это была не самая лучшая идея. Галлахеры, конечно, не представляли, какое раздражение могут вызвать эти упрямые итальянские бабушки. Возможно даже, малышу будет трудно понять ее ломаный английский. Он может и не уразуметь, что особенность бабушки состоит в ее прямолинейности, которая знаменует присущий ей образ жизни, А вдруг его напугают ее эмоциональность, бурные поцелуи и объятия, которые она на него обрушит? Для Флоры каждый ребенок был объектом страстных объятий и поцелуев, а иной раз она могла позволить себе и ущипнуть его за щечку. Она любила также тянуть детей за уши, щелкать костяшками пальцев и дергать за волосы. Но только если ребенок задевал ее за живое.

И все же, поразмыслив, Мэри сочла, что даже при всех своих чудачествах ее бабушка могла сойти за общество, столь необходимое Мэту. Мэри уже несколько раз навещала Мэта в больнице после операции. Он всегда был рад ее приходу. Они оба смеялись над ее немудреными шутками, играли в шашки и другие настольные игры, Мэри читала ему вслух, если оставалось время. Его, как и ее, любимой книгой был «Плюшевый кролик». Но самым важным было то, что они много разговаривали. Видно было, что мальчик изголодался по женскому обществу, скучал по матери. И хотя Мэри ничего не знала о том, как должна вести себя мать, она умела быть хорошим другом. Иногда там бывал Дэн, и похоже было, что и он неизменно радовался ее приходу. Она чувствовала себя с ним легко и просто, и та враждебность, которую Мэри питала к нему вначале, была уже совершенно забыта.

Дэн теперь каждый вечер приходил ужинать в ее ресторан, и Мэри часто ловила себя на том, что поглядывает на часы, нетерпеливо ожидая его появления.

Иногда они вместе выпивали по бокалу вина, заедая его хлебом, пропитанным оливковым маслом со специями, которое, по убеждению Энни, было чем-то вроде приворотного зелья. Они болтали о пустяках, а порой рассказывали друг другу о своих семьях и детстве.

Хотя Дэн прямо и не говорил этого, Мэри догадывалась, что его детство было не из счастливых. Он вспоминал о нем мало и неохотно. Однако постепенно Мэри выудила у него некоторые сведения. Она узнала, что он вырос в Гейтерсберге, штат Мэриленд, и что его отец умер, когда он был еще подростком. Но больше этого ей узнать не удалось. Он предпочитал умалчивать о своих сокровенных чувствах, но много узнал о ней. По непонятной причине, которую она не могла объяснить даже себе, Мэри охотно доверяла ему свои мысли и рассказывала о себе больше, чем следовало бы. Но он умел слушать, и говорить с ним было легко; к тому же, казалось, ему было интересно то, о чем она ему рассказывала.

Накануне Дэн отправился с ней на продуктовый рынок. Мэри никогда не думала, что закупка продуктов может быть таким увлекательным занятием, что в этом отнюдь не поэтическом деле может быть столько эротического волнения. Одно воспоминание об этой поездке вызывало у нее трепет. Она полагала, что теперь поездка на рынок всегда будет вызывать у нее воспоминание о Дэне и дрожь восторга.

— А вам известно, что одно время помидоры считались средством, возбуждающим чувственность и страсть? — спросил Дэн, держа в руке крупный, сочный помидор так, чтобы Мэри могла получше его рассмотреть. — Их даже называли любовными яблоками.

В его глазах появился озорной блеск, и он опустил несколько плодов в ее продуктовую сумку, а потом взял один, самый спелый, и надкусил его. Не раздумывая, Мэри потянулась пальцем к его подбородку, по которому тек сок, и вытерла его. И тут ей пришло в голову, что в ее жесте таилось нечто вызывающее. Блеск в глазах Дэна и пристальность его взгляда заставили ее сердце гулко забиться. Потом он взял ее руку, испачканную соком, и принялся один за другим облизывать ее пальцы, слегка посасывая их, и Мэри чуть не потеряла сознание прямо посреди продуктового рынка.

— Я… я этого не знала, — пролепетала она, едва дыша, а он усмехнулся. Этот мужчина был просто воплощением секса.

— Вы ужасно хорошенькая, но, думаю, вам об этом известно.

Дэн все еще держал ее за руку, и так они прошли вдоль ряда стеллажей с продуктами, безучастные к тому, что на их обувь налипают опилки. Дэн остановился перед горкой дынь.

— Томаты — это здорово, но дайте мне лучше дыню. — Он заставил Мэри положить руку на дыню и прикрыл ее своей ладонью. — Чувствуете, какая она твердая? Можете представить, какая она сочная и сладкая и как сок потечет по вашим губам и нежной коже?

Да, черт возьми! Мэри так ясно это себе представила, что ей захотелось закричать. По телу ее побежали мурашки. Руки покрылись гусиной кожей, как от озноба, когда теплое дыхание Дэна защекотало ее затылок. Ей с большим трудом удалось проглотить комок в горле и ответить:

— Я люблю дыни.

— И я люблю. — Он перевел взгляд на ее грудь. — Зрелые, нежные дыни. Нет ничего лучше! Думаю, я мог бы их есть целый день.

«О Господи! Остановись, Мэри!» — убеждала она себя. Но соски ее уже отвердели, как камешки, а где-то внизу, между ног, она ощутила странное щекотание. Было очевидно, что Дэн подбирается к ней, что она привлекает его в сексуальном плане, что он делает ей авансы, но она не знала, как поступают в подобной ситуации. Если бы у нее была книга, в которой она могла бы найти дельный совет! Конечно, она читала книгу Хелен Герли Браун «Секс и незамужняя девушка». Она прочла ее от корки до корки, но Хелен почему-то не включила в нее главу о сексе на продуктовом рынке.

— Однако ничего нет лучше винограда, — сказал Дэн, снова стараясь завладеть ее вниманием. — Я люблю виноград, а вы?

Когда Мэри кивнула, он взял большую, налитую виноградину и, держа ее двумя пальцами, положил ей в рот.

— Сожмите ее губами, Мэри, и медленно высасывайте сок.

Ее щеки вспыхнули, когда она потянула сок слишком сильно и во рту у нее оказался палец Дэна.

— Гм-м. Мне это нравится.

Ей это тоже понравилось. Пожалуй, даже слишком. Мэри поняла, что ей следует быть с ним очень осторожной, предельно осторожной.

Дэн Галлахер был чересчур искушенным, более искушенным, чем она могла предположить, и можно было попасть в большую беду, связавшись с таким сексуально привлекательным мужчиной.

Вечер, который они провели в приемной больницы, каким-то образом стер из памяти Мэри все неприятные впечатления от их знакомства. Все, что стояло между ними, все, что их разделяло, исчезло чудесным образом. Этот вечер послужил началом их новых, дружеских отношений, а последующие встречи, совместные ужины и обеды только усиливали взаимное тяготение. Дэниел Галлахер был тем самым мужчиной, которого Мэри выбрала для легких, приятных и необременительных, ни к чему не обязывающих отношений. Он был красив, умен и вызывал в ней такие ощущения, смысл которых был ей ясен. Его близость повергала ее в трепет, и она, по правде говоря, была абсолютно уверена в том, что он во всех отношениях окажется на высоте, что и соответствовало ее целям.

Размышления на эротические темы взволновали Мэри, и она нервно заерзала и бросила взгляд на часы, с беспокойством отметив, что прошло пятнадцать минут с тех пор, как ее бабушка скрылась в аптеке. «Если мы сейчас не тронемся с места, — подумала Мэри, — то приедем в больницу как раз к тому времени, когда закончатся часы посещения».

Она толкнула застекленную дверь аптеки, но внутри не увидела никого, включая бабушку и мистера Моресси. Внутри было как-то сверхъестественно тихо, даже жутковато. Мэри уже собралась крикнуть, когда услышала пресловутое щелканье бабушкиного ридикюля, который та всегда захлопывала с шумом.

Этот звук нарушил тишину, и в нем была та самая окончательность, что слышится, когда захлопывается дверь тюремной камеры.

Ага! По-видимому, бабушка превысила свои финансовые возможности и набрала товаров у мистера Моресси, так сказать, в долг, то есть не заплатив за них. У бабушки Флоры была злополучная привычка (и соответствующая репутация) дамы, слегка нечистой на руку.

— Бабушка, — позвала Мэри, — ты готова идти?

— Si, si. Я иду.

Рукой с зажатой в ней палкой ее бабушка обвела крыло помещения, где были сосредоточены игрушки и журналы. Она отнюдь не выглядела виноватой, оттого что стянула что-то и сунула в свою необъятную сумку. Только у шлюх можно было увидеть сумки большего размера, чем у бабушки Флоры. Конечно, Мэри ничего не смогла бы доказать, да ей вовсе и не хотелось уличать собственную бабушку в мелком воровстве. Всем в семье было отлично известно о склонности старушки, но никто, даже София, никогда не посмел упомянуть об этой ее слабости прямо. О ней, случалось, говорили обиняком, но никто никогда не обличал ее, и у Мэри сейчас не было ни малейшего желания затрагивать эту тему.

— Мы пропустим часы посещения, если не поспешим. Ты нашла что-нибудь стоящее? Дать тебе денег, чтобы заплатить за покупку?

Старая леди покачала головой.

— Я скажу Антонио, чтобы он записал покупки на мой счет.

— У тебя нет никакого счета. Моресси не практикует продажи в кредит с 1966 года.

От внимания бабушки, по-видимому, ускользнула такая мелочь.

— Он сделает исключение. Я здесь постоянная покупательница.

— Где мистер Моресси? Я не видела его, когда входила.

— Он страдает от газов. Должно быть, это от лука. Он сейчас в туалетной комнате.

Мэри не собиралась выслушивать дальнейшие пространные объяснения Флоры. Она вернется сюда позже и заплатит мистеру Моресси, что следует. Она скажет ему, что у ее бабушки старческий маразм и она теряет память (что было отчасти правдой), хотя, по мнению Мэри, Флора была еще вполне востра. Наконец Мэри подвела старушку снова к машине, и они двинулись к больнице.

— Почему ты все ходишь взад и вперед? Похоже, ты нервничаешь. Что-то не так с газетой?

Дэн в который уже раз посмотрел на часы, потом бросил взгляд на экран телевизора — там транслировалась игра команды «Иволги»:

— О, малый! Давай, давай! Врежь им! — Потом посмотрел на сына и спросил: — А Мэри разве не должна была прийти? Надеюсь, не случилось ничего особенного, что могло бы ее задержать?

Дэну очень хотелось снова увидеть ее, услышать ее голос, вдохнуть пьянящий аромат ее духов. Мэри стала для него наркотиком. Ему была необходима новая доза!

Мэт приподнялся, поправил подушки под спиной и сбросил с колен стопку комиксов.

— Сегодня она обещала привести бабушку. Должно быть, это ее и задержало.

— А, верно. Я и забыл. — Дэн облегченно вздохнул, в то же время хмурясь, так как его любимая команда, как ему показалось, терпит неудачу. — Царство слепых недоносков! — процедил он сквозь зубы, надеясь, что Мэт не слышал его.

— Может быть, она опять принесет мне пиццу. Я просто изголодался без пиццы.

Дэн тоже соскучился по итальянским деликатесам, но он мечтал не о пицце и жаждал не ее.

Чем лучше он узнавал Мэри Руссо, тем больше она ему нравилась и тем сильнее он желал ее. Она была лихорадкой в его крови. Черт бы его побрал, если он не пылал желанием каждый раз, когда она входила в комнату. Он уже очень давно так не желал женщину, а возможно, такого даже не было никогда. Взаимное влечение его и Шэрон возникло быстро и разгоралось стремительно, но очень скоро страсть сменилась благодушным безразличием. Дэн был занят своей журналистской карьерой, а Шэрон, будучи лоббисткой по сути и по профессии, так и не смогла привыкнуть к провинциальному образу и стилю жизни. Ей не хватало лихорадочной деятельности, постоянного напряжения ее бурной работы, круговорота светского общения в столице. Единственное, что удерживало их вместе в последние несколько лет брака, был Мэт.

Дэн посмотрел на сына, и сердце его наполнилось любовью и гордостью. Болезнь Мэта сблизила их. Мальчик начал привыкать к мысли, что его мать не вернется, и вчера вечером сказал Дэну, что ему хочется завести собаку. Дэн воспринял это как добрый знак, как признак того, что все постепенно налаживается в их с Мэтом жизни и отношениях.

И отчасти причиной была тому Мэри. Она потрясающе умела обращаться с Мэтом. Эта женщина обладала терпением Иова. Она всегда знала, что сказать, чтобы подбодрить его. У нее в запасе были десятки забавных историй, чтобы рассмешить его, и мальчик с жадностью впитывал эти знаки внимания, упиваясь ими, как изголодавшийся щенок, которому дали поесть.

И Дэну трудно было не поддаться ревности при виде их растущей взаимной привязанности. Мэт просто обожал Мэри. Она обладала неким удивительным, трудноопределимым качеством, свойственным няньке, кормилице, матери-земле. И Дэну хотелось, чтобы она смотрела на него и улыбалась ему с такой же чуткостью и вниманием, с какими относилась к его сыну. От матери Дэн не получал особой теплоты и нежности. Она была несчастна в браке. Отец его был так же равнодушен к ней, как и к Дэну. Она же любила мужа и оттого страдала вдвойне. Когда Дэн был ребенком, его угнетало постоянное одиночество, и Дэн пообещал себе, что если когда-нибудь у него будет сын, он никогда не позволит себе обращаться с ним с такой отчужденностью, с какой относился к нему отец. Но сейчас в его жизни кроме Мэта появилась Мэри. Она глубоко зацепила Дэна. Желание — вот что он испытывал к Мэри Руссо. Столь острое желание, столь всепоглощающее, что он ловил себя на том, что думает о ней постоянно — и днем на работе, и ночью, лежа в постели. В мыслях он уже десятки раз занимался с ней любовью. И он мечтал, чтобы это случилось наяву.

И словно упорные мысли о Мэри обладали силой заклятия, дверь отворилась и в палату вошли Мэри и ее бабушка. Флора охватила Дэна цепким взглядом, как это может сделать только восьмидесятитрехлетняя старуха, небрежно кивнула ему и поспешила к постели, на ходу вытаскивая из своей необъятной сумки коричневого плюшевого медведя, с которого еще не был снят ценник.

Бабушке Флоре не требовалось, чтобы ее представляли. — Osserva quanfo dolce e! Ricordo del tuo bratello a questa eta, — затараторила она.

Ответив улыбкой на вопросительный взгляд Дэна, Мэри принялась за работу:

— Если приблизительно перевести бабушкину речь, то это будет что-то вроде: «Поглядите-ка, что за славный малыш! Он напоминает мне твоего брата в этом возрасте». Моего брата и бабушка, и мать любят безмерно и оберегают как зеницу ока. Поэтому вы должны быть польщены.

— Вы так свободно владеете итальянским?

В школе Дэн должен был изучать французский и испанский, но пренебрегал этим, и потому свобода Мэри в обращении с двумя языками впечатлила его.

— В основном я владею бранными словами. Правда, кроме них знаю еще несколько фраз. Я знаю, когда следует увернуться от удара, а когда надо идти напролом. — В семье Руссо знать это не мешает, чтобы невзначай не получить по шее. — Ее родители называли это «любовным похлопыванием».

Дэн улыбнулся, потом посмотрел на сына, и при виде восторга, написанного на лице мальчика, на душе у него потеплело.

— Что бы ваша бабушка ни говорила Мэту, это не важно. Она уже очаровала его. Смотрите, как он ловит каждое ее слово.

— Возможно, потому, что не понимает ее. Но она мастерица рассказывать истории и всегда готова поведать любому желающему слушать, как в возрасте четырнадцати лет она попала в Америку.

— Со своей семьей?

Мэри покачала головой.

— Со своим мужем. В те времена люди женились рано. По их понятиям, я уже давно старая дева.

— По-моему, вам лучше не спешить, — сказал Дэн, беря ее за руку и подводя к одному из бирюзовых стульев из винила, выстроившихся вдоль стены. Его рука была теплой и внушающей доверие, а ее — постыдно влажной и липкой. — Важно сделать правильный выбор, найти того самого, единственного, человека.

— Ну, если вы ищете это, желаю вам удачи.

— Иногда встречаешь что-то важное случайно, когда ничего не ищешь, — сказал Дэн. Голос его был тихим, а от его взгляда Мэри оцепенела. — Иногда вы оказываетесь в нокауте, даже не понимая, что происходит, а иногда встречаете кого-нибудь и… бам! — вас будто поражает удар молнии. И вы готовы — лежите лапками кверху.

Мэри хотелось бы знать, говорит он о себе или о них обоих. Вторая возможность приятно взволновала ее и одновременно привела в ужас. Мэри не была совершенно уверена, но склонялась к мысли о том, что ее мать проявляет воинствующее неприятие многих вещей по примеру тети Джозефины, презрительно фыркавшей, что бы ни встретилось на ее пути, пусть даже это будут всего-навсего носки ее мужа, дяди Джимми.

Сидя напротив дочери в булочной-кафе Фьорелли, София размешивала сахар в своей чашке с кофе, позвякивая ложечкой, до тех пор, пока не довела Мэри до такого состояния, что та была готова закричать и выбежать из кафе.

— Мама, я думаю, сахар уже растаял. Можешь положить ложку.

— Что случилось такого, что ты заставила меня выйти из дома среди дня и пропустить мой любимый сериал? Ты не изменила своих намерений по отношению к Лу? — В ее голосе прозвучала нотка надежды, что можно было бы расшифровать следующим образом: «Дай мне возможность объяснить тебе, как ты неправа». — Твое несчастье, Мэри, в том, что ты нерешительна. Тебе требуется вечность, чтобы принять решение и…

— Мама! — запротестовала Мэри. — Речь не о Лу. Я попросила тебя встретиться со мной, чтобы лично сообщить тебе свою новость: Дэн Галлахер пригласил меня поужинать. Вчера вечером он пришел ко мне в ресторан и пригласил меня.

Мэри предпочла не сообщать матери об их других встречах, потому что заранее знала, что скажет София. И не ошиблась. Ее мать схватилась за сердце:

— Господи, спаси и помилуй! Этот ирландский репортер? Ты хочешь пойти на свидание с человеком, опозорившим тебя, опубликовавшим клеветническую статью о твоем ресторане? — Она высыпала в чашку еще два пакетика сахара и вновь принялась размешивать кофе. — Да ты рехнулась! Как тебе не стыдно?

Мэри стиснула зубы до скрежета, потом взяла себя в руки и пояснила:

— Я провела с Дэном много времени в больнице и теперь знаю его лучше. Он очень славный и…

Ну как было объяснить матери, что от присутствия этого человека ее бросало в жар? Она просто не знала, что сказать.

— Славный? Ничего себе славный! Тед Банди [14] тоже был славным и все-таки убил всех этих женщин. Откуда тебе известно, что этот человек не маньяк-убийца? Что он не серийный насильник? Ты ничего о нем не знаешь. И он не итальянец! Матерь Божия, Пресвятая Дева Мария! Он ирландец!

Но это еще было не самым худшим. Дэн признался Мэри, что он практически не придерживается католицизма, что он вообще не поклонник организованной религии. «Как хорошо, — думала Мэри, — что мы не рассчитываем на длительные и серьезные отношения, потому что в противном случае София вообще бы полезла на стенку». Правда, это не значило, что и сейчас она не дергалась.

— Ты что, совсем рехнулась? — спросила мать Мэри, не сводившую глаз с эклеров в хранящей холод форме.

Мэри вздохнула: ей был необходим шоколад для поддержания бодрости духа. Потом она все же отважилась возразить:

— Бабушке он нравится. Дэн напоминает ей дедушку Сэла.

София постучала ладонью по лбу:

— Твоя бабушка выжила из ума. Ты не можешь полагаться на нее и на то, что она говорит.

— Я и не полагаюсь на мнение бабушки, — ответила Мэри, потягивая маленькими глотками свой кофе с молоком. — Я полагаюсь на собственный инстинкт, а он подсказывает, что мне стоит встречаться с Дэном Галлахером.

— Речь идет о сексе? — спросила мать, и Мэри вспыхнула, ощутив чувство вины. Черт возьми! Софии нельзя было отказать в остроте ума! — Думаешь, я не знаю, чем теперь занимаетесь вы, молодые девушки? Похоть, а не любовь правит миром. И это постыдно! Это позор! Твоя подруга Энни спит с кем попало. Думаешь, о женщине вроде нее не ходят слухи? Как только твоя репутация оказывается подмоченной, тебе конец. Ни один порядочный человек не захочет взять тебя в жены. С какой стати ему покупать корову, если он может пользоваться молоком бесплатно?

София сто раз (а возможно, и больше) повторяла это мудрое изречение. Мэри скрестила под столом пальцы и улыбнулась матери, являя собой картину безмятежной невинности.

— Я не говорю о сексе, мама. Я говорю о некоей химии. Мы привлекаем друг друга, Дэн и я, и я должна узнать, приведут ли наши отношения к чему-нибудь.

Вообще-то это было правдой, вернее, похоже на правду.

— Химия! — София резким движением воздела руки к небу. — Ты умрешь старой девой, Мэри! И у меня никогда не будет внуков от тебя, которых я могла бы баловать.

— Даже если я не выйду замуж, я могу завести ребенка. Теперь для этого даже не требуется мужчина. Я могу обратиться в банк спермы, и мне имплантируют сперматозоиды в яйцеклетку. — Мэри усмехнулась, видя, как возмущена и шокирована ее мать. — Шучу, шучу.

— Почему ты так не похожа на Конни? У нее все в порядке. Ее жизнь устроена. Она счастлива в браке, любит Эдди. Они подумывают о том, чтобы завести еще одного ребенка. Она не говорила тебе?

При этом известии глаза Мэри округлились. Она покачала головой:

— Нет! Но ведь у нее уже трое детей! Зачем ей еще? Зачем ей рисковать фигурой?

— Потому что она хорошая католичка и готова принять всех деток, сколько бы ни послал ей Господь Бог. А Господь приветствует продолжение рода.

— Но ведь церковь не в силах одеть и прокормить всех крошек, приходящих в этот мир. Дети вырастают, становятся подростками и требуют у родителей кроссовки по сто долларов за пару и джинсы от Кельвина Кляйна.

София выпрямилась. Ее спина казалась одеревеневшей и слившейся со спинкой стула. Она смотрела на свою дочь с ужасом и возмущением, приведенная в ярость ее замечаниями.

— Это святотатство! — Она стремительно подняла руку и осенила себя крестным знамением. Потом, дабы почерпнуть сил, прикоснулась к золотому крестику у себя на груди. — Я поговорю о тебе, Мэри, с отцом Джозефом. Тебе надо исповедаться и принести покаяние.

— Мама миа! Да какой грех я совершила? По правде говоря, мама, ты всегда и все делала правильно, хотя в тот момент, когда ты это делала, я не сознавала твоей правоты. Это благодаря тебе я становлюсь сильной, уверенной и независимой женщиной и должна сказать тебе за это спасибо. Ты была прекрасным примером для подражания.

Рот Софии изумленно открылся.

— Что?!

По выражению лица Софии Мэри могла заключить, что не польстила ей своим комплиментом. Но Мэри была вполне искренней и говорила, что думала. Ей понадобилось тридцать три года, чтобы наконец понять, что она в значительной степени унаследовала властную натуру матери. София была женщиной нового тысячелетия, но даже не подозревала об этом.

— Я люблю тебя, мама. — Она прикрыла руку матери своей. — Ты беспокоишься обо мне, и я ценю это.

— Нет!

— Но я взрослая женщина, и если мне суждено делать ошибки, они будут моими собственными. Похоже, что ты запустила в действие механизм, когда вышла замуж за папу, и теперь я собираюсь скопировать страницу из твоей книги жизни и сделать то же самое.

Глаза Софии увлажнились, и из груди ее вырвался вздох отчаяния:

— Конечно, я беспокоюсь о тебе, Мэри. Ты разрываешь мое материнское сердце. Я старая женщина и не знаю, сколько мне еще осталось жить.

«Вне всякого сомнения, вечно», — подумала Мэри, потому что знала, что мать ее умела состарить кого угодно. На это она была мастерица.

— Не надо за меня волноваться, мама. Как ты любишь мне напоминать, мне тридцать три года. Я могу сама о себе позаботиться.

Кивнув с видом самоотречения, ее мать мысленно произнесла молитву и объявила:

— Он тебя уложит в постель. Эти ирландцы не любят терять времени даром.

София всегда отличалась способностью сделать так, чтобы последнее слово осталось за ней.


БАНАНОВЫЙ ХЛЕБ ОТ СОФИИ

0, 5 стакана сливочного масла, 1 чайная ложка ванили, 1, 5 стакана сахара, 2 яйца.

Смешать все ингредиенты в миксере до получения однородной массы. Потом отставить в сторону.

К двум стаканам обычной муки добавить три четверти чайной ложки кондитерской соды, половину чайной ложки сухих дрожжей, четверть чайной ложки соли. Смешать все сухие ингредиенты с масляной смесью. Истолочь три свежих банана и смешать с приготовленной массой. К этому добавить полстакана сметаны. Вместо нее можно использовать молоко, в которое следует добавить 2 чайные ложки лимонного сока.

Мешать до тех пор, пока масса не станет однородной. Добавить стакан измельченных грецких или пекановых орехов по желанию.

Вылить массу в большую форму для выпечки хлеба и выпекать при 180 градусах в течение 1 часа 15 минут.

Охладить. Подавать можно со сливочным сыром.

Глава 10

Спускаясь вниз по реке Патапско на яхте «Леди залива», пока корабль входил во внутреннюю гавань, Мэри наслаждалась южным ветерком, обдувавшим щеки. Она чувствовала себя такой живой, как никогда прежде. Ночное небо сверкало ослепительными, как алмазы, звездами. Вода мягко плескалась, лаская корпус яхты, а человек, стоявший у поручней рядом с ней, вызывал в ней настоящую гормональную революцию.

Для любого другого выглядеть, как выглядел сейчас Дэн, в его угольно-серой спортивной куртке и желтой оксфордской рубашке с расстегнутым воротом (потому что он был без галстука), было бы недопустимо и почти равно преступлению. На его груди Мэри заметила россыпь негустых волос, что еще увеличивало его очарование и делало еще более привлекательным и волнующим.

Мэри питала слабость к мужчинам с волосатой грудью, если эти волосы не покрывали также плечи и спину и не походили на шерсть, делая обладателей этого украшения похожими на горилл. Однажды ей довелось увидеть Кармине Дельвеккио в плавках, и она так и не оправилась от потрясения. Этот человек был похож на Кинг-Конга, если исключить рост.

— Спасибо за ужин. Он был изысканным, — сказала Мэри Дэну. Они ели сочную, хорошо прожаренную утку в вишневом соусе с гарниром из петрушки и молодого картофеля, а также спаржу с голландским сыром. — Трудно поверить, но я, прожив здесь всю жизнь, ни разу не совершила морской прогулки.

Его улыбка показалась ей откровенно сексуальной, и по спине у нее побежали мурашки.

— Холодно? — спросил он, обнимая и притягивая ее ближе к себе.

— Немного, — солгала она, чувствуя, что внутри у нее бушует лава, готовая извергнуться.

— Я рад, что был первым, кто приобщил вас к восторгам ночных прогулок.

Мэри надеялась, что он же приобщит ее к восторгам другого рода. Она знала, что эта ночь наступила, сегодняшняя ночь. Мэри это чувствовала. Сегодня Дэн поцелует ее и откроет ей безумные и страстные тайны любви, и она позволит ему это. Ее зазнобило от страха и предвкушения, и она с трудом сглотнула. Сможет ли она достойно выйти из положения? Подарить ему свою девственность и вступить с ним в интимные отношения?

Еще Мэри снедало беспокойство — вдруг он не сочтет ее достаточно привлекательной? А вдруг ее неопытность окажется унизительной для них обоих? Но, черт возьми, не могла же она оставаться девственницей вечно! Это было бы еще унизительнее.

— Как здесь тихо, — сказала она наконец. — У меня такое чувство, что мы единственные люди на этой яхте.

— Почти так оно и есть. Сегодня понедельник. Обычно всю неделю у них нет работы, если это не разгар туристического сезона. Тогда ночью здесь полным-полно народу.

— Кого вы нашли на сегодняшний вечер для Мэта? — спросила она. — Кто его опекает?

— Мои друзья Грайеры. Алан и Хелен предложили, чтобы Мэт навестил их детишек. Тед и Грейс примерно такого же возраста, как Мэт. Они пригласили и других детишек. Хелен подумала, что ему невредно завести новых друзей. Мне следовало бы самому подумать об этом.

По выражению лица Дэна Мэри могла догадаться, что он винит себя за недомыслие. Быть хорошим отцом для Мэта стало навязчивой идеей.

— Вот увидите, скоро вам не будут нужны никакие подсказки, — попыталась она его утешить.

Выражение его лица оставалось скептическим. Дэн изо всех сил старался быть Мэту хорошим отцом, а это было нелегко, хотя Мэри чувствовала, что мальчик начинает оттаивать. Она вела с ним долгие разговоры о его родителях, об отце и матери, об их разводе, и мальчик понемногу начинал понимать, что нельзя винить в разрыве родителей одного только Дэна.

— Помню, вы сказали как-то, что не хотите замуж. А не случится ли так, что когда-нибудь вы захотите завести детей? — неожиданно спросил Дэн.

Обычно мужчины избегают любых щекотливых тем.

— Возможно, когда-нибудь и захочу, но я не спешу с этим, хотя моя мать постоянно изводит меня. Думаю, я опозорила семью Руссо. Недавно вышла замуж моя кузина. Я осталась последним оплотом девичества. «Твое несчастье, Мэри, в том, что эта толстая Салли, дочь Джози, вышла-таки замуж за тощего недоноска Кармине Дельвеккио, а ты все сидишь в девках». Это мнение моей матери. Дэн усмехнулся:

— Мне кажется, это типично итальянский образ мыслей.

— Ну, вы-то ничего не знаете об этом.

Яхта подошла к причалу, и несколькими минутами позже Дэн и Мэри спустились на пирс. Она видела отсюда огни ресторана «У Маккормика и Шмидта», где подавали морепродукты. Энни говорила, что кухня там отличная, но не худо бы самой проверить, способна ли она выдержать конкуренцию с ними.

— Как насчет прогулки до кафе «Сладкоежка»? Там мы выберем десерт. Я обожаю их творожный торт с шоколадным пралине.

Сердце Мэри учащенно забилось, и на этот раз мужчина, стоявший рядом с ней, не имел к этому никакого отношения.

— Ни слова больше. Вы и так произнесли волшебное заклинание.

— Творожный торт?

Она покачала головой:

— Шоколад!

Машина остановилась перед домом Мэри чуть позже десяти.

Мэри размышляла, приглашать ли Дэна зайти выпить рюмочку.

К разочарованию Мэри, они еще ни разу не поцеловались. Как же у них мог завязаться знойный роман без единого поцелуя? Мэри отчаянно хотелось поцеловать его, ощутить властное прикосновение его губ к своим. Теперь, когда она решилась на эту авантюру, в ее живом воображении роились эротические картины. Ничто так не воспламеняет фантазию женщины, как лунные блики, играющие на воде. Стоит ли говорить о том, что ее фантазия разыгралась еще раньше, во время их похода на продуктовый рынок?

— Сегодня у меня был потрясающий вечер, — заявил Дэн, продолжая сжимать руль машины, обтянутый черной кожей. — Давайте повторим его как можно скорее.

— Я буду рада, — ответила Мэри, размышляя, почему он не спешит сжать ее в объятиях и осыпать пламенными поцелуями.

Она отважно подалась к нему, полная предвкушения, но рука Дэна потянулась к дверце, потом он вышел и обошел машину, чтобы открыть дверцу со стороны Мэри, оставив ее целомудренные уста нетронутыми и холодными, а «эго» — в ужасном состоянии. Ее будто низринули с Олимпа в грязную канаву. Разочарование подняло свою уродливую голову, крайне удивленное столь джентльменским поведением ее спутника. Женщина имеет право ожидать во время свидания с мужчиной чуточку вольности и даже фривольности. А ведь это их свидание даже не было первым!

Когда они приблизились к ее двери, Мэри решила взять быка за рога. Ее девизом теперь было: «Ничем не рискнешь — ничего не достигнешь», а также: «Под лежачий камень вода не течет».

— Не хотите ли зайти выпить рюмочку или чашку кофе?

Она заметила в нем признаки неуверенности, колебания, и сердце ее замерло.

— Спасибо, но завтра рано утром у меня в газете редакционное совещание. К тому же мне надо еще забрать Мэта от Грайеров.

Мэри ухитрилась довольно естественно улыбнуться:

— В таком случае в другой раз.

Изо всех сил она старалась не показать своего разочарования, Дэн наклонился и целомудренно клюнул ее в щеку.

— Несомненно.

«Рукопожатие вместо поцелуя». Не об этом ли говорилось в рекламе? Возможно, у него пахнет изо рта? Во всяком случае, этот жалкий поцелуй в щеку нельзя было считать настоящим поцелуем. Ее отец и то вкладывал больше чувства в свои приветственные и прощальные поцелуи. О, ради всего святого!

Мэри, чувствуя себя униженной и не зная, что думать, поспешила в свою квартиру. Дэн так старался разбудить ее чувства: на продовольственном рынке так ясно намекал на свое влечение к ней, в больнице не старался скрыть, что она ему очень нравится, — и вот вам, пожалуйста! Стоит ли после этого говорить об импульсах, о взаимном тяготении? Все это чепуха!

Прижав руку к лицу, Мэри задержала дыхание, потом выдохнула и понюхала свою руку. Ее дыхание было свежим. Мятный аромат все еще сохранялся, как и обещала реклама. Значит, дело было не в ней. Единственное заключение, к которому она смогла прийти, означало только одно: Дэн не находит ее достаточно привлекательной, чтобы поцеловать. Но ведь столько вечеров подряд он расхваливал ее внешность и вкус. А еще говорят о женском непостоянстве!

Мэри добрела до своей маленькой спаленки, где располагались огромная двуспальная кровать с бронзовыми спинками и шишечками, дубовый ночной столик и большое, в рост человека, трюмо. Оглядев себя в зеркале, Мэри заметила, что похудела фунтов на пять. Поэтому платье теперь сидело на ней отлично. Однако это не произвело должного действия, и хвастаться ей было нечем. Она выбрала для этого вечера черное платье джерси с поясом и широкой юбкой, благодаря чему ее талия казалась тоньше, а бедра стройнее. Платье было консервативным, но стильным, хотя и не самого модного фасона. Классическое, скромное платье. Ожерелье из искусственного жемчуга и такие же сережки вносили в ее туалет нотку элегантности. Во всяком случае, так ей казалось.

— Кого ты пытаешься обмануть, Мэри? — спросила она свое отражение, с отвращением морща нос. — Ты похожа на мымру, школьную учительницу. К тому же ясно, что ты старая дева. А волосы!

Ветер настолько растрепал их, что она походила на Горгону Медузу, спешащую по делам. Поэтому не было ничего непонятного или странного в отсутствии страстного отклика на ее призыв со стороны Дэна. Да она его отпугнула! И еще смела надеяться на то, что сегодня они займутся любовью!

«К несчастью, судьба, видимо, определила мне оставаться девицей», — думала Мэри, тяжело и безнадежно вздыхая. Она ничуть не походила на сексуальную светскую женщину. Должно быть, Дэн предпочитал встречаться с женщинами более опытными, более светскими. И с большей грудью, чем у нее. — Я могу этого добиться! Я могу стать сексуальной и светской. Могу выглядеть темпераментной и заставить мужчину пожелать поцеловать меня и обладать мной. И я могу купить «чудо-бюстгальтер»!

Мэри могла все это, но ей требовалась помощь. И она знала, к кому за ней обратиться. Потянувшись с кровати к телефону, она набрала номер Энни.

Вписываясь в поток машин на своем «эксплорере», Дэн ругал себя всеми известными ему бранными словами, среди которых не последнее место занимало нелестное слово «глупец». Почему он не поцеловал Мэри сегодня вечером? Он ведь понял, что она ждала этого. Он читал это в ее глазах, слышал в ее голосе, когда она пригласила его зайти к ней выпить кофе. «Чертов осел!» И это после того, как они были так близки к этому на рынке. Но он хотел, чтобы их отношения развивались постепенно. Он боялся отпугнуть ее. В одном из дамских журналов, которые Линда оставляла повсюду, Дэн прочел, что женщины всегда ищут деликатных и внимательных мужчин. Он не хотел, чтобы их свидание окончилось яростным наскоком уверенного в себе мачо. Ведь женщины не желают быть игрушками в руках партнеров. Они не хотят, чтобы ими манипулировали. Они жаждут романтики и ждут уважения. И Дэн был готов оказать Мэри все возможное уважение и дать столько романтики, сколько бы ей потребовалось. Она уже простила ему его статью, несправедливое суждение о ее кухне и обвинение в том, что из-за нее пострадал его сын. Он боялся снова что-нибудь испортить в их отношениях. Мэри Руссо была достойна того, чтобы немного повременить и потерпеть.

Но Дэн находился в состоянии ожидания и целибата уже четыре года и не был уверен в себе. Сколько еще он мог ждать и терпеть, не нанося себе физического урона?

— Ты выглядишь как ребенок с какой-то рекламы.

Критика Энни вызывала у Мэри желание прикрыться.

— Ну и что, я ведь не пользуюсь услугами фирмы «Секрет победы», как некоторые другие! Ты можешь мне что-нибудь сказать в ее пользу?

— Фирма эта очень хорошая, но она имеет дело с телом, а не с душой. Ты же, дорогая, нуждаешься в полном обновлении.

Энни оглядела полуголую подругу, почесала подбородок и покачала головой. При этом вид у нее был недовольный. Было очевидно, что открытия, сделанные ею, ее не порадовали.

— Ну, на что ты так уставилась? Неужели все так плохо?

— Все зависит от того, насколько сильно твое желание спать с Галлахером. А по всему видно, что оно велико, иначе у нас не состоялся бы этот разговор.

Щеки Мэри вспыхнули. Посвятив лучшую подругу в свои проблемы, рассказать ей о том, что ее вожделение так и осталось неудовлетворенным, а она сама невостребованной, было довольно-таки унизительно. Ведь для Энни секс был столь же естественным, как дыхание. С другой стороны, Мэри страстно жаждала глотка кислорода.

— Нижнее белье для женщины очень важно. По нему сразу же можно составить представление о ней. Твое нижнее белье, дорогая Мэри, просто кричит: «Я девственница! Не трогайте меня! Обращайтесь со мной бережно и осторожно!» Эти белые хлопчатобумажные штанишки, которые ты носишь, — просто оскорбление и позор для любой женщины. Если ты носишь такое уродливое белье, тебе следует надеть и пояс целомудрия.

Энни задрала футболку, сняла ее через голову, затем сняла шорты для бега трусцой и обнажила свое фантастически прекрасное тело.

«Вот что могут сделать эти приседания и подтягивания», — подумала Мэри, качая головой и вздыхая. Нет, не стоило за это браться.

— Вот как выглядит мое нижнее белье, — сообщила Энни, гордо выпрямляясь. Ее бюстгальтер и трусики были шелковыми и ярко-красного цвета, словно пожарная машина. Они были отделаны кружевами, и к тому же это были самые крошечные лоскутки ткани, которые Мэри видела на человеческом теле.

— И ты полагаешь, что эти жалкие кусочки материи способны поддерживать мои солидные формы?

Да пупырышки гусиной кожи на ее теле были больше, чем трусики Энни!

— Они маленькие, но действенные. Я не хочу тебя обидеть, дорогая, но мои арбузы побольше твоих. А этот лифчик тем не менее удерживает их на месте. Плюс к этому на нем застежка спереди, а это облегчает возможность быстро избавиться от него.

Мэри никогда не думала, что белье может выполнять двойную функцию.

— Мне пришлось бы сделать эпиляцию, если бы я носила такие трусики, как ты.

Мэри поморщилась, подумав о том, что эпиляция — болезненная процедура. Однажды она делала эпиляцию на верхней губе и чуть не потеряла сознание.

— Эпиляция — это неотъемлемая часть всего процесса экипировки, детка. Тебе не нужны непривлекательные волосы, выглядывающие из-под белья, когда наступает ответственный момент, особенно если ты носишь эти неудобные трусики-ремешки.

— Ремешки! Зачем вообще надевать трусики, если твои ягодицы будут свисать по обе стороны ремешка? Если бы я хотела приобрести геморроидальные шишки, то просто занялась бы тяжелой атлетикой.

Энни бросила на нее нетерпеливый взгляд:

— Я знаю, о чем говорю.

Мэри вздохнула:

— Думаю, знаешь. Что еще?

Энни плюхнулась на кровать и потянулась за очередным ломтем бананового хлеба. Откусив кусочек, она снова бросила на подругу оценивающий взгляд.

— М-м. Он действительно великолепен. Хочу попросить рецепт у твоей матери.

Мэри желала бы, чтобы Энни толстела, как все нормальные люди, когда они поглощают жирную и сладкую пищу. Это было бы только справедливо.

— Ты и бобы-то не умеешь сварить как полагается. К тому же мама ни с кем не делится своими рецептами.

София делилась рецептами только с дочерьми и больше ни с кем. Но иногда она все же делана исключения: например, разрешила Мэри использовать пару рецептов в своем ресторане, сказав, что ресторан «У мамы Софии» не имеет права на такое название, если там не используются некоторые рецепты мамы Софии. Однако банановый хлеб до сих пор оставался семейной тайной.

— Думаю, тебе надо значительно укоротить волосы, — сказала Энни, слизывая крошки с пальцев. — Не пугайся. Ничего особенного. Пусть они будут до плеч. Тогда мы могли бы их немного завить. Цвет волос у тебя хороший. И совсем еще нет седины в твоей темно-каштановой гриве.

— «Еще» — ключевое слово. — Произнося его, Мэри подумала, что словами и поступками начинает походить на бабушку Флору. — Мои волосы всегда стрижет и укладывает миссис Бручетти.

Парикмахерскую и салон красоты Бручетти под новой вывеской «Завивка и окраска», потому что Берта Бручетти захотела придать своему заведению более современный облик (а это название она вычитала в одном любовном романе), посещала вся семья Руссо, за исключением Фрэнка, неизменно пользовавшегося услугами мужского парикмахера Макса. Он ходил к нему стричься, сколько Мэри себя помнила, хотя у Макса Поллесини развился артрит и он почти ослеп.

— Пусть миссис Бручетти укладывает волосы твоей матери и бабушке. По совместительству она могла бы работать еще и мясником. Ты видела, что она сотворила с Сильвией Гринберг?

Миссис Бручетти говорила, ела и одновременно стригла бедную женщину. Теперь на темени у Сильвии две лысинки. Она выглядит такой лысой, что грифы охотно приняли бы ее в свое семейство. Ты пойдешь к моему парикмахеру мистеру Рою. Он творит чудеса с сухими волосами, концы которых секутся. К тому же он блестящий колорист. Тебе нравится мой новый цвет волос? Он называется «сильверадо».

Солнечный свет, струившийся в окно, высекал искры из коротких блестящих волос Энни. Казалось, что ее голова обернута серебристой алюминиевой фольгой. Если в этом был повинен мистер Рой, Мэри не желала иметь с ним дела.

— »Сильверадо», говоришь? Гм! А когда ты рассталась с «тонто»?

— Ладно, посмеялись — и хватит, а теперь одевайся. Мы идем в магазин. Нам предстоит несколько часов работы. Знаешь, — добавила Энни, снова бросая на подругу пытливый взгляд, — у тебя потрясающие ноги, очень длинные и красивые. Многие женщины были бы способны на убийство ради таких ног. Ты должна носить платья покороче, чтобы больше их показывать.

Мэри упрямо тряхнула головой:

— Никакой кожи, никаких чулок из рыболовной сетки. Не хочу быть похожей на потаскушку.

— Секрет, дорогая моя, в том, чтобы выглядеть потаскушкой, не будучи ею. Это может свести мужчину с ума.

Внезапно в сознании Мэри возник образ Дэна, атакующего твердыню ее целомудрия, и сердце ее забилось чаще.

— Ладно, кожа еще куда ни шло, но только не сеть.

Алан Грайер всегда был лучшим другом Дэна. Они вместе росли, вместе ходили в школу и в университет штата Мэриленд, были соседями по комнате и оба получили дипломы и степени по журналистике. Пока Дэн примеривался к тому, чтобы стать спортивным обозревателем, Алан был втянут в мир расследовательской журналистики и теперь считался одним из лучших в своей области.

— Мне удалось разузнать по беспроволочному телефону твоего офиса, что женщина, с которой ты встречаешься, — некая Мэри Руссо, когда-то работавшая у Луиджи Маркони.Это верно? — спросил Алан, удивляясь тому, что Дэн до сих пор не посвятил его в свои личные дела. Между ними почти не было секретов.

Улыбнувшись другу, Дэн отхлебнул пива и взял горсть орешков. Он и Алан встречались после работы по меньшей мере три раза в неделю в «Ржавом руле», маленьком пабе в Феллз-Пойнт, выходившем окнами на порт. В убранстве паба преобладали морские мотивы. Стены его были обшиты панелями темного дерева, и на них была развешана всевозможная утварь из полированной бронзы. Это был бар, где мужчина мог околачиваться сколько душе угодно, не чувствуя неловкости от того, что при нем нет женщины. Впрочем, обзавестись дамой здесь не составляло никакого труда, если только человек искал приключений. Алан был женат на Хелен уже почти одиннадцать лет. Флирт для него не был бы проблемой. Женщины, привлеченные его загадочным видом, темными волосами и синими глазами, слетались к нему как мотыльки на огонь.

Но Грайер был однолюбом и не отвечал на бесконечные заигрывания. Зато, когда речь заходила о том, чтобы разнюхать информацию, нос у него становился чувствительным, как у гончей. К тому же он имел склонность расспрашивать о вещах, не имевших к нему ни малейшего отношения. Как в данном случае.

— Неужели человек не может с кем-нибудь пообедать, чтобы об этом не раструбили по всему свету? Я нахожу чрезвычайно досадным то, что любой чертовой газетенке все досконально известно о моей жизни. Неужели у газетчиков нет другой темы для сплетен? Алан ухмыльнулся:

— Довелось мне слышать и об эпизоде с тампонами.

Шея Дэна побагровела от прилива крови, хотя он прилагал отчаянные усилия, чтобы не обращать внимания на поддразнивания друга.

— Черт! Я только пытался помочь женщине собрать то, что вывалилось у нее из сумки.

Будь проклята Линда с ее болтливостью! Нет ни малейшего сомнения в том, что уже всем отделам газеты известен этот инцидент. И все благодаря ей.

— Право, не стоит оправдываться или объяснять, дружище. Помни, что я женат, а женская бритва и тампоны всегда лежат у нас в ванной.

«Еще одна причина оставаться неженатым!» — решил про себя Дэн.

— Спасибо, что вчера вечером позаботились о Мэте. Я надеюсь, он не был большой обузой для вас с Хелен?

— Вовсе нет. Тед и Грейс не могут дождаться его следующего визита. Поэтому если тебе потребуется некоторая свобода…

Было вовсе не трудно понять, что имеет в виду Алан. Эта отвратительная двусмысленная ухмылочка лучше всяких слов говорила, о чем он думает.

— Вот и причина, почему я ничего тебе не рассказываю, Алан. Я знал, что ты начнешь задавать всевозможные вопросы, а тебя это вовсе не касается. Разве я тебя спрашиваю о твоей интимной жизни с Хелен?

— А что, она особенная? Эта Мэри?

— Пока еще рано говорить о том, как у нас все сложится. Могу лишь сказать, что она мне нравится и, похоже, я ей тоже. Но пока еще наши отношения в начальной фазе, если ты понимаешь, что я имею в виду. И на другой уровень они не перешли. Я не хочу спешить. Такую женщину, как Мэри, встретить можно не часто.

«Раз в жизни, да и то еще если повезет», — мысленно закончил Дэн, но ему не хотелось загадывать далеко вперед. Или хотелось? Черт возьми! Все его мысли и чувства приходили в хаотическое состояние, когда речь заходила о Мэри.

Брови Алана снова взметнулись вверх.

— Так у тебя с ней могут возникнуть серьезные отношения?

Не донеся стакана до рта, Дэн замер, стараясь найти достойный ответ. Он так и не отпил вожделенного глотка пива.

— Сейчас ни один из нас не помышляет о серьезных отношениях.

— Так речь идет только о сексе?

— Черт возьми, Алан! Я сказал, что это не твое собачье дело, И перестань меня подначивать. Ты что — папская инквизиция? Я всего-то несколько раз встретился с женщиной, а ты меня пытаешь со всей дотошностью.

— Не стоит так горячиться, приятель. Мне просто интересно. Вот и все. С момента твоего разрыва с Шэрон ты почти не встречался с женщинами. Собственно говоря, ты ведешь монашеский образ жизни. И сейчас я просто рад за тебя. Рад, что ты наконец вышел в мир из своей кельи.

— Мне нравится Мэри. Ясно? Она и Мэту тоже нравится. Но пока что я ни в чем не уверен и не знаю, что будет дальше.

— Для меня это верный знак, что ты, дружище, зашел далеко, увяз по горло. Надеюсь, что все обернется, как хочешь ты. Мне ненавистен твой унылый вид.

Дэн никак не мог разобраться в своих чувствах. Он и сам еще не знал, как относится к Мэри. Ему просто хотелось с ней быть. Он желал ее. Она заполнила пустоту в его жизни, она заставила его вновь ощутить радость. Она скрасила его одиночество. Давным-давно он не испытывал такой тяги к женщине и не томился так.

— Я хочу попробовать, хочу рискнуть. Ты ведь отлично знаешь, Алан, старый дружище, что жизнь без риска скучная и пресная, как черт знает что.

Официантка приблизилась к их столику с очередной вазочкой жареного арахиса и приняла новый заказ на пиво. Народ все прибывал, шум становился громче. Ровный гул голосов, смех и звяканье стеклянной посуды заполнили все обширное помещение.

Дэн никогда не был большим любителем таких пивных вакханалий. Слишком много одиноких людей вроде него искали в таких местах чего-то, возможно, даже и не существующего в природе. Одинокие женщины, мечтавшие о браке, стайками слетались в бары в надежде на то, что заинтересовавшиеся ими мужчины тоже думают о чем-то большем, чем просто секс. Но чудеса случались редко.

— Хелен подумывает о том, чтобы вернуться на работу, — сказал Алан морщась, должно быть, только чтобы сменить тему.

На этот раз наступила очередь Дэна изумленно поднять бровь.

— Я думал, что после рождения Грейс вы договорились, что она будет сидеть дома, оставаясь только женой и матерью.

Алан придерживался традиционных взглядов, и Дэн сомневался, что он одобряет решение жены вернуться к работе. И Дэн не осуждал его.

— У Хелен просто зуд снова заняться продажей земли. У нее еще сохранилась ее брокерская лицензия, и она хочет начать свое дело. Я не в восторге от этого.

— Но ведь это будет означать, что у вас появится больше денег для детей. Вы сможете отложить что-то на их образование в колледже. Ведь Хелен была асом в своем деле до того, как вы поженились.

— В твоих устах, Дэн, это звучит довольно странно. Ты ведь говорил, что карьера Шэрон была главной причиной вашего семейного краха. Кроме того, детям еще так далеко до колледжа. Я хотел бы, чтобы они чувствовали, что у них есть оба родителя, а это возможно, только если мать не работает. Мы не нуждаемся в деньгах. И я не хочу, чтобы Тед и Грейс стали детьми за запертой на задвижку дверью, о которых пишут в газетах. Моя мама всегда встречала меня дома, когда я возвращался из школы. Дэн покачал головой:

— Теперь женщины помешаны на независимости. Господи, да посмотри на Шэрон. Кто бы мог вообразить такое?

— Да, — кивнул Алан, — для меня это как гром среди ясного неба. И это только подтверждает мою теорию о том, что слишком большая независимость женщины не на пользу браку. Шэрон привыкла к деятельной, полной разнообразия жизни. Брак стал ее тяготить. Ее уже не удовлетворяло существующее положение. Она не хотела быть только женой и матерью.

Дэну нечего было возразить. Алан был прав, в его словах как в зеркале, отражались его собственные мысли о причинах краха его семейной жизни. Шэрон стала тяготиться им, и браком и даже ребенком. Разумеется, этот вывод не таил ни чего лестного для него, но это было правдой. И не важно насколько привлекательной казалась Дэну Мэри. Он не собирался снова вступать в серьезные отношения с женщиной для которой на первом месте стояла карьера. Дэн уже испытал это. И потерпел поражение. И у него не было причины считать, что ему повезет с другой женщиной.


ШОКОЛАДНЫЙ ДЕСЕРТ ТИРАМИСУ ОТ МЭРИ

0, 5 стакана сливок, 1, 3 стакана вина или бренди, 24 виноградины сорта «дамские пальчики», разрезанные в длину, 6 яиц, в которых желток отделен от белка, 0, 75 стакана охлажденного кофе-эспрессо, 6 столовых ложек сахара, 1, 5 фунта сыра маскароне комнатной температуры, 1 фунт горьковато-сладкого шоколада, мелко порубленного или натертого.

Приготовить начинку из заварного крема, взбив желтки и сахар в верхней части двойной кастрюли для приготовления пищи на пару, держа посуду над кипящей водой до тех пор, пока крем не приобретет светлый цвет. Добавить треть стакана вина или бренди и взбить венчиком до густоты. Остудить. Смешать с маскароне. В отдельной миске сбить яичные белки, пока венчик или вилка не будут в них стоять.

Смешать белки с начинкой из заварного крема. Расположить «дамские пальчики» на миниатюрном жарочном листе и слегка подрумянить в духовке при 190 градусах. Держать 5-7 минут. Охладить, потом окунуть в оставшееся вино и уложить в один ряд на прямоугольное блюдо. Готовый крем вылить на «дамские пальчики», сверху посыпать приготовленным шоколадом. Прикрыть крышкой и охлаждать в течение нескольких часов в холодильнике перед подачей на стол. Рассчитано на 8-10 порций.

Глава 11

— Вы сегодня выглядите на все сто!

Мэри покраснела до корней волос, только что подстриженных и доходящих ей до плеч. Теперь они лежали аккуратно, и в глазах Дэна она заметила именно то чувство, которое заставило Мэта сделать ей такой комплимент. Она улыбнулась.

Вообще-то такое определение было уместным для женщин вроде Энни, манеры которой полностью соответствовали ее туалетам. Мэри же считала себя женщиной другого типа — более скромной. Она не была ни сексуальной, ни слишком горячей. Ее можно было бы назвать теплой, но никак не горячей.

— Спасибо, Мэтью, — улыбнулась Мэри мальчику.

В это время они втроем входили в ворота стадиона «Кэмден-ярдс». Сегодня Мэри ушла с работы раньше, что было необычно для субботы, но она договорилась встретиться с Дэном и Мэтью на стадионе и посмотреть вместе с ними бейсбольный матч. «Кэмден-ярдс» находился недалеко от ее ресторана, но дорога была запружена машинами. Пробки были чудовищные, и потому они опоздали.

Дэн раздобыл билеты на игру между командами «Иволги» и «Кливленд», и это была их первая встреча после того, как Энни произвела революцию во внешности Мэри, и после того, как Мэри вырвалась из ада, где ее подвергли невероятным пыткам. Так она определила бурную деятельность Энни.

Ее белье — несколько клочков черного кружева, удерживаемого атласными шнурками, — было чрезвычайно неудобным, облегающее платье едва прикрывало бедра и впервые в жизни, идя по улице, она слышала вслед улюлюканье, хотя пройти ей надо было совсем небольшое расстояние — просто пересечь парковочную площадку.

Ее туфли на высоких каблуках совсем не подходили для похода на стадион. Но вожделение в глазах Дэна Галлахера, а также одобрение, которое Мэри прочла на его лице, искупили каждый миг ее страданий. Пока Дэн шел вслед за Мэри к открытым трибунам, ему все время приходилось бороться с искушением закрыть Мэту глаза ладонью, чтобы тот не мог видеть Мэри в этом обтягивающем черном платье, ничуть не скрывавшем ее фигуру, а, напротив, подчеркивавшем формы. Временами Дэну казалось, что на ней вообще ничего не надето, что она нагая. Он ловил себя на том, что не может отвести взгляда от ее прелестного и нежно-округлого задика и невероятно красивых и сексуальных ног, хотя уж он-то был достаточно взрослым, чтобы держать свои чувства в узде. Во всяком случае, должен был держать их в узде.

Мэт был прав. Мэри выглядела на все сто. Но и Дэн тоже был ей под стать. Он тоже был сексуальным и взбудораженным. И ему хотелось как-то избавиться от этого волнения и смятения.

Они сели на открытой трибуне, находящейся за первой базой. Мэт расположился между ними, к великому разочарованию Дэна, жаждавшего быть как можно ближе к этой шикарной женщине. Потребность дотронуться до Мэри была непреодолимой. Его взор блуждал по ее телу — от бедер, затянутых в колготки, то вверх, то вниз. При этом он гадал, есть ли на ней что-нибудь под этим облегающим платьем, и пришел к выводу, что там не было ничего. Метнув мгновенный взгляд на сына, Дэн испытал облегчение, заметив, что Мэт увлеченно наблюдает за разминкой игроков на поле. Право же, было нечестно обладать такими вызывающими бедрами и демонстрировать их восьмилетнему мальчику, но с этим ничего нельзя было поделать.

Мэри предложила им пакет поп-корна.

— Хотите немного? Я умираю от голода. Не было времени перехватить чего-нибудь перед уходом.

Да, Дэн хотел, он хотел больше чем немного, он хотел всего!

«Прекрати!» — приказал он себе. Дэн с улыбкой протянул руку к ее пакету, и их пальцы соприкоснулись. Нечто похожее на электрический разряд пробежало по его телу. Должно быть, и Мэри это почувствовала, потому что она вдруг отдернула руку. Щеки ее вспыхнули.

— Спасибо, — пробормотал он. — Я куплю хот-доги, как только их начнут носить по рядам.

— И гамбургеры, — настойчиво потребовал Мэт.

— Не слишком обременяй свой желудок, — предупредила Мэри. — Я приготовила особый десерт, который мы съедим после матча. Оставь для него место. Понял?

— В ресторане? Но ведь это не творожный торт? Когда речь шла о еде, Мэт, судя по всему, не любил экспериментировать.

— Нет, не творожный торт и не в ресторане. Я изобрела свой собственный рецепт тирамису. Мы съедим его у меня дома. И обещаю, что тебе он понравится.

Услышав это странное название, Мэт нахмурился.

— Ну, если вы так говорите… Мне нравится почти все, что вы готовите. А мой папа готовит разные заковыристые блюда…

— Готова держать пари, что он хороший кулинар.

— Да, вероятно. Но я предпочитаю всем этим цыплятам в синем соусе гамбургеры и хот-доги.

— Ты хочешь сказать — цыплята «кордон блю»?

Мальчик кивнул и тотчас же скорчил гримасу.

— Да, верно. Я ненавижу это блюдо.

— Ну, Мэт, — мягко укорила его Мэри, — это не очень-то любезно по отношению к отцу. Ты ранишь его чувства, а должен быть счастлив, что твой отец — такой хороший кулинар. Есть ведь большая разница между просто насыщением и хорошим обедом или ужином. Когда ты станешь постарше, то поймешь это.

— Наверное, — сказал Мэт, пожимая плечами и переключая внимание на игровое поле, что было для него намного интереснее, чем разговоры о еде.

«Иволги» завладели полем, и болельщики неистовствовали, выражая свой восторг и одобрение, когда Майк Массина оказался внутри круга.

— Мэт не в восторге от моей стряпни, — признался Дэн, как ни неприятно ему было об этом говорить, и снова протянул руку к пакету с поп-корном, когда мальчик подался вперед, чтобы поговорить с парнем, сидевшим впереди него.

— Он самый обычный и даже типичный восьмилетний мальчишка. Я уверена, что, когда он достигнет вашего возраста, ему перестанет нравиться та еда, к которой его приучила мать.

Уж в чем Мэри была уверена, так это в том, что ей повезло с Софией, которая на кухне была мастерицей.

— Ну, что касается меня, то я никогда не любил стряпни своей матери. Впрочем, она отвратительная кулинарка. — Он ужаснулся при воспоминании обо всех подгорелых и безвкусных блюдах, которые мать готовила. — Хотя она старалась изо всех сил, это следует признать.

Гастрономические огрехи его матери подвигли Дэна на то, чтобы научиться готовить. Сначала это было актом самозащиты, но позже он обнаружил, что сам процесс приготовления пищи доставляет ему удовольствие, особенно в той части, которая касалась поглощения приготовленного им блюда. Вот тогда-то он и открыл для себя, что еда может доставлять удовольствие.

Не уметь готовить — это было настолько чуждо Мэри, что она просто не могла этого понять. Она знала, что есть такие люди, например Энни, которые не смогли бы сварить яйцо даже ради спасения души, однако Мэри, хоть убей, не понимала, как такое может быть. А теперь вот Дэн рассказывал ей, что его мать была такой же. Конечно, если вспомнить его нелестные высказывания о кулинарном искусстве Мэри, то можно было и усомниться в правдивости его слов.

— Вы, должно быть, преувеличиваете?

— Нет, мама всегда была помешана на итальянской кухне. Она готовит итальянские блюда три-четыре раза в неделю. И я с ужасом жду, когда она пригласит меня на обед. До сих пор.

Дэн ждал, пока Мэри переварит эти его доверительные признания.

— Это из-за нее вы и возненавидели итальянскую кухню? — дошло наконец до Мэри.

Он печально улыбнулся:

— Да, похоже, что так.

При каждой поездке домой, в Гейтерсберг, Дэн упрашивал мать не готовить ничего итальянского и вообще перестать экспериментировать с итальянскими блюдами и не надеяться, что он станет их есть. До сих пор самым тяжким испытанием для него была лазанья с овощами. Она использовала для этого блюда цветную капусту и цуккини, и все это перемежалось слоями лапши. Венчала же это сооружение горка сыра гауда. Теперь Дэн уже потерял надежду на успех своих увещеваний и больше не отговаривал мать готовить итальянские блюда.

— Я хотела бы дать вам еще один шанс, — сказала Мэри с улыбкой.

Из рассказа Дэна о стряпне его матери она почерпнула некоторое утешение. Это объясняло его ужасное мнение и соответствующий отзыв о ее ресторане. Конечно, то было следствием его предубеждения, а вовсе не изъянами кулинарного искусства ее и Марио. Мэри собиралась предложить ему сделать еще одну попытку, чтобы уж навсегда забыть этот инцидент и исключить эту тему из их разговоров.

— Это вполне осуществимо, — ответил Дэн с улыбкой, — но я хотел бы выбрать блюда по своему вкусу.

Ее щеки порозовели, а он все не отводил глаз от ее алых губ и смотрел на них не меньше минуты. Потом поднял глаза и сказал:

— Вы выглядите потрясающе. Мне нравится ваша новая прическа.

— Да, я подстриглась. Благодарю за комплимент. Энни решила, что у меня слишком длинные волосы, и заставила меня пойти к парикмахеру.

Знакомство с мистером Роем оказалось уникальным эпизодом в ее жизни.

Он называл ее «мадемуазель Мэри» и настоял на том, чтобы помассировать ей ноги, прежде чем заняться ее волосами. Он был сторонником теории, заключавшейся в том, что кровь должна циркулировать от пальцев ног до кожи головы — только в этом случае корни волос могли получать необходимое им питание. Однако Мэри удостоверилась, что мистер Рой вымыл руки, прежде чем перейти к самой ответственной части процедуры, к работе с ее волосами.

— Моей маме очень не нравится моя новая прическа. Она любит длинные волосы. К тому же она не одобряет косметики, во всяком случае, считает, что я ею злоупотребляю.

Мэри знала, что София склонна винить Энни в преображении своей дочери. Она считала Энни пособницей сатаны.

Дэн очень внимательно оглядел Мэри — с головы до ног. На его лице появилась та особенная усмешка, от которой у Мэри останавливалось сердце, а потом делало скачок и начинало биться с удвоенной скоростью; пальцы ног загибались вниз, как при судорогах.

— Мэт был прав, говоря, что вы выглядите на все сто. И на вашем месте я не стал бы беспокоиться о мнении вашей матери. Не хочу сказать, что вы не были хорошенькой и прежде, потому что это было бы неправдой, но сейчас вы просто неправдоподобно, невероятно хорошенькая.

Дэн желал ее так, как никогда не желал ни одну женщину.

Мэри ощутила прилив бурной радости и молча возблагодарила пособницу сатаны.

— Эй, папа, прекрати болтать и следи за игрой. Смотри-ка, подающий «Кливленда» только что нанес удар Брэди Андерсону.

Дэн усмехнулся, потому что ему было плевать на игру. И такое случилось с ним впервые в жизни — в жизни человека, бредившего спортом за едой и во сне. Только теперь у него появились более важные мысли и мечты. Например, так приятно было наблюдать за Мэри, за тем, как ее щеки из нежно-розовых стали пунцовыми от его комплимента.

Мэри была особенной. Он знал это, да и Мэт это тоже чувствовал. После знакомства с Мэри и ее бабушкой с Мэтом произошло удивительное превращение. Что бы эти две женщины ни сказали его сыну, это срабатывало, потому что враждебность и озлобленность в поведении Мэта исчезли совершенно.

— Хороший парень! — Дэн взъерошил волосы сына. — Подожди, доживем еще до того времени, когда ты начнешь ухаживать за девушками.

Мэт ответил гримасой.

— Уф! Какая чушь!

От смеха Мэри внутри у Дэна все сжалось. Протянув руку за спиной сына, он положил ладонь ей на шею и потянул ее к себе. В ее глазах отразились удивление и смущение.

— Я предвкушаю десерт, — прошептал он.

Затормозив на Хай-стрит возле своего дома, Мэри въехала на парковочную площадку. Уличные фонари в стиле «на рубеже веков» окрашивали все, на что падал их свет, в золотистые тона, а теплый и нежный ветерок ворошил листья тополей, обрамлявших широкую улицу, теснимую выросшими как грибы окрестными ресторанами.

Хотя Мэри приехала домой, ей казалось, что с такой же легкостью она могла бы оказаться где угодно. У нее будто выросли крылья, а ноги перестали касаться земли. Это превращение произошло с ней, как только Дэн упомянул о десерте. Конечно, он мог иметь в виду только ее тирамису, но она так не думала.

У Дэна был талант заставить ее чувствовать себя особенной, избранной. Его комплименты были изящными, но дело было не только в них. Он был внимательным без слащавости; любое произносимое им слово было весомым, будто каждая встреча с ней делала его счастливым.

Взгляд, брошенный Мэри в зеркало заднего вида, когда она въезжала на стоянку, не обманул ее — машина Дэна следовала за ней, и это вызвало в ней трепет предвкушения. Посмотрев на ресторан, до сих пор еще полный, что свидетельствовало об успехе ее дела, Мэри удовлетворенно улыбнулась. Все шло хорошо, все налаживалось, и не только в делах, но и в личной жизни. И сейчас для этого наступило самое подходящее время. Дэн подошел к машине.

— Мэт спит. Не знаю, стоит ли его будить.

Нет, в этот раз она не даст ему ускользнуть. Сегодня вечером она получит свой поцелуй, и не важно, как она этого добьется.

— У Мэта был трудный день. Не будите его. Просто отнесите на руках наверх. Мы можем уложить его на мою кровать, пока будем… есть десерт.

Его глаза потемнели. Со спящим Мэтом на руках Дэн последовал за Мэри по лестнице и остановился, ожидая, пока она достанет ключ из сумочки.

— Вам нужна помощь?

Нетерпение в его голосе было отражением ее собственного нетерпения.

Покачав головой, Мэри озадаченно посмотрела вверх. Лампочка над дверью была заменена на прошлой неделе, и ей показалось странным, что она так скоро перегорела.

— Свет не горит. Мне плохо видно — вот и все.

Наконец Мэри смогла вставить ключ в замочную скважину и открыть дверь. То, что предстало ее глазам, вызвало у нее оцепенение. Ей не хватало воздуха, чтобы глубоко вздохнуть, и она прижала руку к животу, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.

— О! О Господи!

Ее квартира представляла собой нечто похожее на сцену недавнего побоища. Книги были выброшены с полок и разбросаны по всему полу, ящики комода открыты и опустошены, большая часть новой мебели поставлена на попа. Ее надежный и безопасный мирок был полностью опрокинут, растоптан, разгромлен. У Мэри возникло ощущение, будто ее изнасиловали в прямом, физическом, смысле этого слова. Она огляделась и истошно закричала:

— Морти! Морти! — Минутой позже голос ее зазвучал иначе — в нем послышалось невероятное облегчение, когда рыжий, почти оранжевый, комок шерсти выпрыгнул из своего убежища под софой и бросился к ней на руки, громко мурлыча, словно хорошо отлаженный карбюратор. Она яростно прижимала его к груди и целовала рыжую голову. — Слава Богу! Слава Богу! Ты цел. Все в порядке.

Он ластился к ней, стараясь угнездиться в ее объятиях, и, по-видимому, полностью соглашаясь с ней.

Дэн обошел вокруг, с изумлением глядя на представшее перед ними зрелище, и в нем начал закипать гнев. Уложив на софу своего так и не проснувшегося сына, он потянулся к руке Мэри, но тотчас же отпрянул, услышав злобное шипение и едва избежав удара кошачьей лапы с выпущенными когтями. Но все же Дэн потянул Мэри к себе, когда она попыталась поставить на место один из опрокинутых угловых столиков.

— Не трогайте ничего! Похоже, у вас побывали грабители. Надо вызвать полицию. С мебели необходимо снять отпечатки пальцев.

— Но как? И почему? Ведь этот дом всегда считался благополучным. В течение многих лет здесь все было спокойно и никого не грабили. Я просто не могу поверить случившемуся!

Подростки и наркотики.

Эта история была стара как мир. К несчастью, больше никто уже не может чувствовать себя в безопасности.

— Вероятно, это ребята просто из озорства или подростки в поисках денег на наркотики.

Дэн пытался успокоить Мэри, ему было тяжело видеть ее страх.

— Я просто не могу поверить. Сотни раз читаешь о таких случаях, но до тех пор, пока это не произойдет с тобой…

Лицо Мэри было бледным, и она вся дрожала. Дэн понял, что надо брать все в свои руки. Он мысленно поклялся придушить того, кто это сделал.

— Я вызову копов. Где телефон?

Мэри указала на дверь спальни, мысленно благодаря Бога за то, что утром успела застелить кровать.

«Глупо в такой момент думать о подобных вещах», — одернула она себя.

— Можете взять Мэта и уложить его на кровать. Не думаю, что он от этого проснется, а вот полиция может его напугать.

Даже в такой ситуации Мэри побеспокоилась о благополучии его сына. Дэн был тронут. Большинство известных ему женщин и не вспомнили бы о мальчике. Но Мэри не принадлежала к большинству. У Дэна был друг в полиции, и он собирался связаться с ним и попросить его отныне присматривать за квартирой и рестораном Мэри. Кто бы ни вломился в ее квартиру, он мог и вернуться, хоть Дэн считал это маловероятным. Это было случайностью, он готов был держать пари, что именно так и было, однако не хотел рисковать покоем и безопасностью Мэри. Лучше переборщить, чем потом кусать себе локти.

Полицейские прибыли через несколько минут и на месте произвели тщательный осмотр, но не нашли ничего подозрительного. Наконец, убедившись в том, что ничего не было украдено, они отбыли, заверив хозяйку в качестве утешения, что подобное не повторится.

Как объяснили полицейские, чаще всего целью ограбления бывают рестораны. А Мэри, хозяйка ресторана, к тому же живущая рядом с ним, должна была бы принимать меры предосторожности. Полицейские порекомендовали ей поставить в квартире сигнализацию, и эту мысль Мэри сочла блестящей.

— Вы пришли в себя? — спросил Дэн, садясь рядом с ней на софу. Мэри выглядела измученной и все еще напуганной. Ему тотчас же захотелось защитить ее. Он давным-давно не испытывал беспокойства за женщину, и это неожиданное чувство было ему приятно. — Вы все еще бледны. Может, я могу что-нибудь сделать для вас? Выпьете вина или чашку кофе?

Сам Дэн в этом случае употребил бы что-нибудь покрепче, например виски.

Глубоко, судорожно вздохнув, Мэри покачала головой.

— Я в порядке, Просто… просто… прежде я не бывала жертвой ограбления. И я испугалась. Подумать только! Кто-то проник в мою квартиру и рылся в моих вещах!

А что было бы, если бы она вернулась домой раньше и одна и спугнула их? Мэри содрогнулась при этой мысли, ощутив внезапный озноб.

Дэн обнял ее за плечи и привлек к груди:

— Мне жаль, что это случилось, Мэри. К счастью, похоже, что ничего не украдено и ни мебель, ни другие ваши вещи не пострадали. — По-видимому, тот, кто вломился в квартиру Мэри, кем бы он ни был, не нашел ничего, заслуживающего внимания. И она, как ни странно, даже чувствовала себя в какой-то мере уязвленной. — Все могло обернуться куда хуже, — добавил Дэн.

— Да, я могла оказаться дома, когда вломились воры.

Прижавшись к груди Дэна, Мэри почувствовала себя защищенной. Ей было приятно ощущать тепло и надежность обнимавших ее рук, и то, как его губы прижимались к ее макушке, и то, что она могла слышать сильное и ровное биение его сердца. Это действовало на нее успокаивающе. Она глубоко вздохнула, потом подняла на него глаза. Их взгляды встретились. Их губы встретились. И мгновенно Мэри забыла все, кроме прикосновения губ Дэна к ее собственным губам. Она не могла бы описать словами своих ощущений. В ней что-то щелкнуло и зазвенело; никогда прежде такого с ней не случалось.

Этот поцелуй был нежным и неспешным. Испытующий язык Дэна искал в ней признаки желания. Мэри обвила руками его шею, прижалась к нему всем телом и отвечала на каждое его прикосновение, на каждое движение его языка, и ей хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно. Она поняла, что готова провести остаток жизни в объятиях Дэна.

Эта волнующая мысль как раз проносилась в мозгу Мэри, когда дверь рывком отворилась и в комнату ворвалась София, за которой следовал Фрэнк.

Мать Мэри бросила всего один взгляд на обнимающуюся пару, затем осенила себя крестным знамением и принялась вопить:

— Насильник! Осквернитель женщин! Фрэнк, сделай что-нибудь! Этот человек набросился на нашу дочь!

Мэри и Дэн отпрянули друг от друга. При виде двух пар глаз, горящих жаждой мщения, пыл Дэна, достигший к тому времени своего пика, тотчас же угас.

Мэри была так потрясена появлением родителей, что с минуту оставалась безмолвной и неподвижной. Но тут в глазах отца она вдруг прочитала готовность к убийству. И убить он собирался Дэна. Он занес уже руку с орудием убийства и собирался броситься на обидчика.

— Мама! Папа! — закричала Мэри что было мочи, стремясь отвлечь их от акта мести. — Прекратите! Подождите! Что вы здесь делаете?

Вокруг шеи ее отца была повязана салфетка, испачканная соусом, а предмет, который он угрожающе занес над головой Дэна, оказался всего лишь куском чесночного хлеба.

Увидев все это, Мэри глубоко вздохнула, испытывая чувство неописуемого облегчения.

— Мы обедали. Я выглянула из окна и увидела полицию, — приступила к объяснениям София, злобно косясь на Дэна.

С таким свирепым взглядом шутить не приходилось. Этот взгляд был равносилен проклятию, обрушившемуся на вашу голову, и, должно быть, подобный взгляд означал смертный приговор каждому, кому был адресован. София обладала умением и силой сглазить человека, хотя бабушка Флора настаивала на том, что лишь она одна обладает таким искусством. В отместку за оскорбление она якобы могла сглазить недруга. По-видимому, для Флоры и Софии это был вопрос старшинства и престижа.

На мгновение Мэри показалось, что Дэн уже вне опасности.

— Это тот самый ирландец? — спросила ее мать, и голос ее был исполнен желчи и яда. — Тот, что оболгал и опорочил твой ресторан?

И тут Мэри снова почувствовала угрозу и опасность. Дэн с трудом заставил себя улыбнуться:

— Я Дэн Галлахер. Приятно познакомиться с вами, миссис Руссо, — сказал он, не осознавая, насколько приблизился к роковой черте, когда мог лишиться своих мужских регалий и стать евнухом.

Он протянул руку, однако София отказалась ее принять. Но к счастью, отец Мэри не проявил подобной невежливости.

— Моя жена приняла вас за насильника, — пояснил Фрэнк, пожимая плечами, как если бы такой случай был чем-то обыденным. — Вы знаете, каковы эти женщины. Стоит им вбить что-нибудь себе в голову, и все — они как помешанные.

Дэн не мог позволить себе согласиться с Фрэнком Руссо и признать, что его жена спятила, особенно под ее сверлящим и обжигающим взглядом, хотя у него и появились подозрения, что эта дама не в себе.

— Конечно, он не знает, какими они могут быть, эти женщины. Особенно такие, как мама. Все это так унизительно. — Мэри была готова провалиться сквозь землю. — Не могу поверить, что вы позволили себе так бесцеремонно ворваться ко мне в квартиру…

— Мы увидели полицейских, — повторила София, воинственно выпячивая подбородок. Она скрестила руки на груди и приняла оборонительную позицию. — Хорошая дочь была бы благодарна, — добавила она и огляделась, не пытаясь скрыть своего недовольства. — Твоя беда, Мэри, в том, что ты никогда не была примерной хозяйкой. Посмотри на свою квартиру. Да это просто свинарник! Да еще… — она сделала многозначительную паузу, — ты принимаешь в этом свинарнике гостей.

С таким же выражением лица она могла бы сказать «этого дерьмового ирландца», потому что София имела в виду именно это.

Мэри тяжело вздохнула. Никто не мог бы вынести столько за один вечер — и грабителей, и мать.

— Сегодня вечером в мою квартиру вломились воры, мама.

— Я так и знала! — София опять перекрестилась, потом принялась перебирать четки в кармане. Мэри не требовалось видеть бусины четок, чтобы понять, где мать их держит. София никогда не выходила из дома без четок, как и без карточки «Америкэн экспресс». — Видишь, Фрэнк, я ведь говорила тебе, что Мэри в опасности. — Она приложила руку к груди. — Я это чувствовала. Мать всегда чувствует подобные вещи.

Дэн, сам не понимая почему, испытывал огромное желание расхохотаться. Мэри, красная как рак, кусала нижнюю губу, будто была готова взорваться, но сдерживалась. Дэн же чувствовал себя подростком, пойманным в девичьей раздевалке со спущенными штанами.

— Эти грабители все перевернули здесь вверх дном, миссис Руссо.

— Что-нибудь украли? — подал голос отец Мэри, оглядывая комнату и новую мебель и одобрительно кивая. — Дела идут хорошо, верно?

В голосе его слышалась гордость.

— Фрэнк, ну что за дурацкие вопросы ты задаешь! Твою дочь ограбили, а что украли, мы пока не знаем.

София осуждающе уставилась на Дэна, предполагаемого насильника и растлителя женщин. Дэн невинно улыбнулся ей в ответ.

— Ты проверила, Мэри, на месте ли твой плейер? — спросил Фрэнк у дочери, чтобы умилостивить свою властную жену. — Воры очень часто крадут подобные вещи. — Он скрылся в кухне, и несколькими минутами позже оттуда послышались его восклицания: — Тирамису? Могу я попробовать?

— О Мадонна! — возопила София, хлопая себя по лбу.

Дэн бросил на Мэри ободряющий взгляд и подмигнул ей, потом направился на кухню к ее отцу.

— Разрешите мне приготовить кофе, мистер Руссо, — услышала она его голос, и сердце ее затрепетало. Обычно люди не обращали внимания на ее отца, и он всегда тушевался, если в комнате появлялась София. Поэтому Мэри тронуло поведение Дэна.

— Я бы тоже был не прочь попробовать этот десерт, — сказал Дэн.

— Отлично, а потом вы расскажете об «Иволгах». Я люблю бейсбол. Не бывает ли у вас бесплатных билетов? А как насчет шаров? Бывали когда-нибудь на турнире? Это поразительная игра, и она так возбуждает!

— Гм! Теперь этот репортер притворяется, что ему нравится итальянская еда. Думаю, ему нравится не еда, а итальянские женщины, — фыркнула София, бросая в сторону кухни уничтожающий взгляд, адресованный мужу и означавший: «Эх ты, предатель!»

— Тише, мама! Дэн может тебя услышать.

Как будто это имело значение после всех оскорбительных слов, брошенных Софией в лицо Дэну! Ведь она смешала беднягу с грязью. Вне всякого сомнения, он никогда больше не пригласит Мэри на свидание. Эта мысль опечалила ее, но Мэри была реалисткой. Какой мужчина, обладающий хоть капелькой здравого смысла, мог бы примириться с такой безумной, сверх всякой меры заботливой матерью, если бы у него был выбор?

София оглядела дочь с головы до ног и еще больше помрачнела.

— Почему ты одета как шлю-ю-ю-ха? Неудивительно, что этот человек пытался изнасиловать тебя.

— Я одета вовсе не как шлюха, и Дэн не пытался меня изнасиловать. Мы целовались. Я достаточно взрослая, чтобы целовать мужчину, когда мне этого хочется. — София открыла было рот, чтобы возразить, но Мэри перебила ее: — И не говори мне об этой треклятой корове. Слышать о ней больше не могу!

— Ты остригла свои прекрасные длинные волосы. И это платье… — поморщилась София. — Оно неприлично. К тому же женщина в таком коротком платье может простудиться.

«А может заинтересовать мужчину, — подумала Мэри. — Но только ей это не сулит ничего хорошего, потому что если она его и заинтересует, то ее мать непременно ворвется и прервет их страстный поцелуй и выльет на нее ушат холодной воды. Тебе даже не нужен и пояс целомудрия, если у тебя такая мать, как София».

— Мне нравятся моя новая прическа и платье, и Дэну тоже.

— В этом сказывается его ирландская кровь. В их чреслах сидит похоть. Стоит только посмотреть на всех этих Кеннеди или на Клинтона. Это просто позорище. Ты не увидишь, что бы Марио Куомо вел себя подобным образом. А этот репортер считает тебя легкой добычей, доступной женщиной.

Мэри широко раскрыла глаза.

— Мама, мне тридцать три, и я девственница. Неужели можно назвать меня доступной?

— Он никогда не сможет войти в нашу семью.

Мэри заглянула на кухню и увидела, как уютно расположились ее отец и Дэн и как хорошо они поладили друг с другом: они смеялись, болтали о спорте, будто были знакомы всю жизнь.

— Я не собираюсь за него замуж, мама. Мы просто встречаемся, вернее — встречались до тех пор, пока вы не ворвались сюда, как кавалерийский патруль.

Но эта колкость, казалось, ничуть не задела Софию.

— Ты собираешься привести его на наш праздник в честь годовщины нашего брака?

— Я подумываю об этом.

По правде говоря, Мэри об этом не думала, но теперь, когда ее мать упомянула о приближающемся празднике, ей эта мысль очень понравилась. Конни просто умирала от любопытства — так ей хотелось познакомиться с Дэном, а к мнению Джо всегда следовало прислушаться. Если, конечно, удастся уговорить Дэна прийти, что представлялось Мэри нелегким делом. А уж после сегодняшнего вечера такая возможность была вообще весьма проблематичной.

— Если семья его не примет, не считай, что это моя вина. Знаешь, ведь там будет твой дядя Альфредо.

— Ты опасаешься, что однажды Дэн проснется и найдет у себя в постели отрубленную лошадиную голову?[15] — рассмеялась Мэри.

Эта мысль показалась ей абсурдной. София приложила к губам палец, будто хотела показать, что отныне на устах ее печать.

— Не стану ничего больше говорить.

«Если бы только это было правдой!» — подумала Мэри, считая такую возможность весьма сомнительной.


МЯСНЫЕ ТЕФТЕЛИ НА ПАРУ ПО РЕЦЕПТУ ЭННИ

2 фунта говяжьего фарша, 2 яйца, 1 стакан раскрошенного итальянского хлеба, 4 раздавленных или порубленных зубчика чеснока, 1 порубленная луковица средних размеров, орегано, базилик, соль и перец по вкусу, 0, 25 стакана порубленной петрушки, 0, 5 стакана тертого сыра пармезан.

В большой миске перемешать перечисленные продукты. Слепить мясные шарики. Обжарить до коричневого цвета в оливковом масле. Высушить бумажным полотенцем и добавить соус.

ТОМАТНЫЙ СОУС

2 фунта консервированных помидоров, измельченных до состояния пюре, 2 фунта консервированного томатного пюре, 2 фунта консервированной томатной пасты, рубленые чеснок и лук, орегано, базилик, соль и перец по вкусу.

Приготовить соус, потушив в оливковом масле чеснок и лук. Добавить томатный соус, пасту, томатное пюре и измельченные помидоры. Сдобрить базиликом, орегано, солью и перцем. Держать на слабом огне 4-6 часов. Разрезать пополам 8-дюймовый батон итальянского хлеба. Положить несколько мясных шариков на хлеб и посыпать сверху сыром моццарелла и пармезаном. Подогревать, пока сыр не расплавится.

Глава 12

— Мне нравится новый вид вашей деятельности, миссис Фораджи. Просто шикарно. Может, мне стоит перенять его?

Домовладелица отвела со лба несколько непокорных прядей цвета соли с перцем, оглянулась и увидела лицо подруги Мэри, выражавшее неприкрытую издевку. Миссис Фораджи вернулась к прерванному занятию.

— Вам бы не мешало изменить свой внешний вид, Энни Голдман, а заодно и манеру разговаривать. Брали бы пример с вашей подруги Мэри. Она всегда вежлива и приветлива со старшими.

Глядя на красновато-коричневый кожаный плотницкий передник, который облегал обширную талию и бедра почтенной дамы и карманы которого топорщились от всевозможных инструментов, Мэри заговорщически подмигнула Энни.

Миссис Фораджи не была типичной представительницей старшего поколения, абсолютно не была.

— Благодарю вас за то, что поставили новые замки, миссис Фораджи. Теперь я буду чувствовать себя в большей безопасности.

По всему лестничному колодцу прокатились крики играющих детей, и пожилая дама зажала уши, а лицо ее выразило недовольство.

— Маленькие прохвосты! Будущие преступники! Почему они не в школе?

Был воскресный день, но никому не пришло в голову сказать об этом мастеровитой домовладелице. Особенно когда она держала в руке молоток. Достаточно было слышать, что миссис Фораджи говорила о собственных внуках — по ее словам, неблагодарных и страшно избалованных. Мэри пришла к выводу, что миссис Фораджи вообще не любит детей. Ничьих и никаких.

— Я установила изнутри рядом с замком такую штучку. Она отпугнет любого, кто бы ни попытался вломиться. А пользоваться этим устройством проще простого. Ничего мудреного, совсем не так, как в системе сигнализации, которую вы установили в ресторане. Но помните: когда выходите из дома, устройство следует отключить.

Подняв над головой белый бумажный пакет, Энни размахивала им, как флагом, возвещающим о перемирии.

— Вот кое-что из ресторана, миссис Фораджи. Мы подумали, что вы, возможно, голодны.

Это был верный ход, потому что миссис Фораджи была голодна всегда. Энни мысленно сравнивала ее с акулой. Миссис Фораджи была совершенной машиной для переработки пищи. Темные глаза этой дородной дамы зажглись алчным огнем предвкушения, когда она с выражением страстного томления посмотрела на этот соблазнительный предмет в руке у Энни.

Потом миссис Фораджи облизнула губы.

— Лазанья?

Мэри покачала головой:

— Мясные тефтели, приготовленные на пару. Энни лично помогала их готовить.

Женщина скривилась и стала похожа на перезрелую тыкву, оставленную на солнце на пару месяцев дольше, чем следовало.

— Вы уверены, что это съедобно?

— Ну зачем быть такой грубой?

Энни сделала вид, что оскорблена, но ей это не особенно удалось. Чтобы обидеть Энни, требовалось много больше.

— Не беспокойтесь, — заверила Мэри свою домовладелицу. — За процессом наблюдал Марко. Он решил научить Энни готовить.

Шеф-повар Мэри, правда, заявил, что не в его правилах работать с женщиной, не имеющей склонности и таланта к кулинарии. Должно быть, карма Энни была такова, что не позволяла ей отличиться на этом поприще, но она об этом не подозревала и пыталась преодолеть ее. Тот факт, что она стала брать у Марко уроки поваренного искусства, уже сам по себе был удивителен.

— Нищие не имеют права предъявлять претензии, — заметила Энни.

Домовладелица замахнулась на Энни отверткой.

— Конечно, но ведь, попробовав вашу стряпню, они могут лишиться жизни. Вашей матери следовало бы научить вас готовить. А то теперешние молодые женщины даже не знают, как вести хозяйство. Это просто позор.

— Я не замужем, и мне это знать ни к чему. Для чего-то же существуют микроволновки и «фаст фуд»?

— Да вы никогда и не найдете мужа, если не научитесь кормить мужчину. Секс длится лишь некоторое время, а желудок требует пищи, пока человек жив.

Особенно справедливо это было применительно к миссис Фораджи. Голубые глаза Энни плутовато сверкнули.

— Должно быть, вам всегда встречались недостойные мужчины, миссис Фораджи.

Слушая пререкания этих женщин, Мэри только качала головой и улыбалась. Она знала, что, несмотря на все колкости, которыми они обменивались, миссис Фораджи и Энни симпатизировали друг другу. Хотя поверить в это было трудно.

— В субботу вечером я устраиваю прием в честь своих родителей, — сообщила Мэри своей домовладелице. — Поэтому случаю ресторан будет закрыт, и мы были бы рады, если бы вы присоединились к нам.

Миссис Фораджи закатала рукава своей рубашки из шотландки в красную и синюю клетку и улыбнулась, польщенная приглашением.

— Я люблю хорошее застолье. Могу я привести кавалера?

— Кавалера? — переспросила Мэри, бросая изумленный взгляд на подругу и тем самым побуждая миссис Фораджи к пояснениям.

— Ну да, мужчину.

Мысль о том, что в жизни миссис Фораджи мог быть мужчина, удивила Энни, брови которой поползли высоко вверх.

— Мы не знали, что у вас кто-то есть.

— А в чем, собственно, дело? Вы полагали, что у меня сексуальные отношения с детьми? Конечно, я кое с кем встречаюсь. Бенни Буффано и я поддерживаем отношения уже шесть лет. Правда, порой мы расстаемся на время. Он возвращается к жене, и тогда мы не видимся. Но он всегда приходит снова. Кармела — глупая гусыня. Она переехала в Нью-Йорк, чтобы сводить с ума своих детей. Но уж пусть лучше страдают они, а не Бенни. У Мэри отвисла челюсть.

— Вы говорите о мистере Буффано, гробовщике?

Ходили слухи о том, что брак мистера Буффано дал трещину, но Мэри не приходило в голову, что Донателла Фораджи была той женщиной, которая стала причиной этого. Редко можно встретить даму весом в двести фунтов, способную разрушить чей-нибудь брак. Если, конечно, она не работает в компании по сносу старых домов.

— О нем самом. Мы занимаемся этим в задней части катафалка. Гроб с мертвым телом внутри — представляете?

Она говорила об этом с гордостью и выглядела вполне довольной собой.

Пока Мэри с ужасом взирала на Донателлу, Энни задыхалась от смеха.

— Мне нравится ваш образ жизни, миссис Фораджи. Кому придет в голову, что смертные могут быть такими изворотливыми и изобретательными!

Донателла сняла рабочий передник с инструментами и бросила его на цементный пол, где тот приземлился с глухим стуком и звоном.

— Вы не знаете и половины всего. Бенни очень талантлив. Вероятно, в субботу он сделает мне макияж. Он просто ас в этих делах — умеет накладывать румяна, работать карандашом, подводить глаза и брови. В конце концов, ведь у него большая практика. Он старается сделать всех этих мертвых благообразными. И если вы обратитесь к нему, вас, девушек, он может сделать просто конфетками.

Энни казалась зачарованной этой беседой, и Мэри, еще раз поблагодарив пожилую даму, потащила подругу в квартиру и плотно закрыла за собой дверь.

— Что с тобой, Энни Голдман? Ты начинаешь пугать меня. Взбодрись, душечка! Что плохого в этих экспериментах?

Отмахнувшись от подруги, Энни огляделась:

— Вижу, что ты здесь прибрала. После того, что ты мне рассказала, я ожидала увидеть хаос.

— Дэн был так любезен, что помог мне все привести в порядок, перед тем как ушел.

Ее родители все это время находились в квартире, лишив Мэри надежды на возобновление поцелуев.

— Итак, когда же вы с Дэном начнете заниматься делом? Если тебе удалось заставить его заниматься домашней работой, это означает, что вы уже побывали в постели вместе. Верно?

Мэри сразу пала духом и со вздохом уселась на софу.

— Я же говорила тебе, мы только приступили к начальной стадии, когда в квартиру ворвались мои родители.

— Да уж, это, вероятно, был удар! В следующий раз запирай дверь покрепче. И не забывай, что всегда бывает следующий раз. Ты собираешься пригласить его на праздник своих родителей?

— Да. — По правде говоря, Мэри собиралась нанести Дэну визит нынче вечером. — Даже после оскорблений, которые моя мать обрушила на него, я все-таки хочу попросить его прийти. Я могу ошибаться, но мне показалось, что ему понравились мои родители. Можешь ты в это поверить?

Мэри и сама-то едва могла в это поверить.

— Да ты шутишь!

Энни с широко распахнутыми глазами казалась воплощенным удивлением. Заявление Мэри явно ее ошеломило. А для того чтобы удивить Энни, надо было постараться как следует.

— Отважный мужчина! Такой может стать настоящей опорой, дорогая.

Мэри придерживалась того же мнения, но она еще была не готова связать себя навсегда. Да и Дэн ясно дал ей понять, что не стремится к длительным и прочным отношениям. Мэри это устраивало: ведь он желал иметь жену-домоседку, которая занималась бы приготовлением еды, уборкой и детьми — ну, женщину вроде ее матери. При этой мысли Мэри содрогнулась. Хотя быть домохозяйкой Мэри и считала вполне достойным делом, она не чувствовала себя готовой к этой роли. Если бы даже она и захотела выйти замуж, то Дэн для этого не годился. Конечно, во многих отношениях они были хорошей парой. Им нравились одни и те же фильмы и музыка, и он охотно смеялся над ее незатейливыми шутками, но его старомодные взгляды на роль женщины в семье резко отличались от ее воззрений, так же как и его отношение к церкви. Учитывая финал брака Дэна и то, что он из него вынес, а также все то, что почерпнула из своего жизненного опыта Мэри, удивительно было, что они стали хотя бы друзьями. Мэри собиралась поставить все точки над i, прежде чем вступит с ним в более близкие отношения. Она не хотела, чтобы между ними оставалась какая-то недоговоренность. Помня прежние высказывания Дэна о браке, Мэри полагала, что они придут к общему решению.

— Странно, что это говорит та самая мисс Голдман, которая утверждает, что «любит их, но бросает без сожаления», — заметила наконец Мэри.

Энни пожала плечами:

— Ты не я, дорогая Мэри. Сомневаюсь, что ты сможешь просто позволить себе быстротечную интрижку и не увязнешь в ней по уши.

Она провела малиновыми ногтями по кобальтово-синим волосам. По-видимому, у мистера Роя выдался скверный день, как и у бедной Энни.

Мэри вздохнула, услышав, как Энни вслух выразила мучившее ее опасение, которым она и сама давно терзалась. Но Мэри черпала вдохновение в журнале «Космополитен» и дала себе слово, что сумеет удержаться на избранной позиции.

«Роман должен быть страстным, ничем не осложненным и никак не связывающим партнеров».

— На нашем празднике будет Джо, — сообщила Мэри подруге. — Я думаю, ты должна это знать.

— Я уже догадалась, видя, как София вся светится. — Улыбка Энни стала шаловливой. — Попытаюсь надеть что-нибудь подходящее к случаю.

Прекрасно понимая, что она имеет в виду, Мэри внутренне сжалась, но предпочла смолчать. Однако едва ли кого-нибудь порадовало бы, если бы эта ослепительная и полная жизни женщина выбрала нечто экстравагантное.

— А я еще не решила, что надену.

— Несомненно, красное платье.

Мэри тяжело вздохнула:

— Не смогу его надеть на праздник своей матери. Она упадет в обморок.

На боках этого платья были разрезы, что не позволяло на деть под него нижнее белье, которое было бы видно сквозь низ. Но ведь невозможно было прийти на сорок третью годовщин свадьбы родителей без трусиков. Это вызвало бы такой скандал которого члены семьи Руссо не смогли бы пережить никогда (Не меньший, чем переполох, вызванный тем, что Салли, дочь тети Джозефины, залетела от Кармине Дельвеккио — при изрядном весе Салли ее беременность стала заметна не скоро. Когда наконец это стало известно, разразился чудовищный скандал во время которого Кармине лишился нескольких передних зубов. Это произошло, когда дядя Джимми изо всех сил съездил ему по морде, защищая поруганную честь дочери. Конечно, враждебность, возникшая между ними, мгновенно исчезла, когда Кармине и Салли поженились).

— На вечер ты можешь надеть что-нибудь консервативное и скучное и доставить удовольствие Софии — в этом случае ты сохранишь статус-кво, то есть свою девственность нетронутым; а можешь надеть красное платье, которое избавит тебя от комплексов, и ты всю ночь будешь заниматься любовью с мистером Очарование, со своим принцем.

Мэри вздохнула:

— Тяжелый выбор.

— Да. Я тоже так считаю.

Некоторое время Мэри не сводила глаз с монитора компьютера. Потом покачала головой, испытывая чувство полной беспомощности и смущения.

— У меня не получается, Мэт. Никак не ухвачу сути того, о чем ты толкуешь.

Мэри попросила, чтобы Мэт научил ее обращаться с компьютером, надеясь таким образом упрочить чувство самоуважения и собственного достоинства, а одновременно привести свой бизнес в соответствие с требованиями современной науки. Однако ей никак не удавалось овладеть этой капризной машиной. Ну никак — и все тут!

Мальчик разглагольствовал о клавиатуре, дискетах, файлах и так далее, но все это было для Мэри как китайская грамота. И она чувствовала себя сбитой с толку.

— Вам, Мэри, надо просто привыкнуть пользоваться компьютером, — сказал Мэт, будучи достаточно чутким, чтобы заметить ее замешательство. — Теперь даже мой папа справляется с этим. — У мальчика был такой тон, будто он считал этот факт чем-то близким к чуду. — А ведь он был почти безнадежен. Верно, папа?

Ответив на заинтересованный и насмешливый взгляд Мэри не совсем искренней улыбкой, отец Мэта согласился:

— Верно, сынок. Теперь я почти без посторонней помощи могу открыть «Windows 98».

Он подмигнул Мэри, которая только покачала головой и отодвинулась от компьютерного стола.

— Я ценю твою самоотверженность, Мэт, но не думаю, что сегодня мне удастся собраться с мыслями, чтобы хоть отчасти овладеть этой премудростью. Давай попробуем еще как-нибудь в другой раз? Хорошо?

Сейчас она была слишком взбудоражена, чтобы думать о «мыши» и модемах. Она все еще не пригласила Дэна на вечер, хотя пробыла в его квартире уже больше часа.

После тягостного вчерашнего вечера с вторжением ее родителей Мэри была почти уверена, что Дэн не захочет прийти. Да она бы и не осудила его за это.

Мальчик пожал плечами:

— Конечно. А теперь мне пора спать. Завтра у нас в школе практика на лоне природы.

— Вот как? И куда же вы отправляетесь? Я всегда любила ездить на этих больших желтых автобусах, и вообще мне нравились всякие приключения.

— Мисс Осборн устраивает нам экскурсию в форт Макгенри. Мы сейчас изучаем тему «Флаг», поэтому такая экскурсия как раз вовремя.

— Да уж, конечно, это так. А теперь марш наверх и в постель, а иначе ты будешь слишком усталым, чтобы восхищаться достижениями наших отцов-основателей. Я приду попозже посмотреть на тебя, — сказал Дэн.

— Доброй ночи, Мэри, доброй ночи, папа.

Мальчик махнул им рукой и исчез на лестнице.

— Доброй ночи, солнышко, — сказала Мэри и вдруг поняла, сколь большое место сын Дэна занял в ее жизни. И за такое короткое время! Мэт был потрясающим парнем, почти таким же замечательным, как его отец.

Задумчиво глядя на Дэна, Мэри вспомнила их восхитительный поцелуй, и из груди ее вырвался тяжкий вздох. Весь день она почти не думала ни о чем другом.

— Малыш стал более энергичным. Не знаю, откуда что берется. Я почти уверен, что скоро не смогу за ним угнаться.

Мэри усмехнулась, услышав столь прочувствованное заявление Дэна:

— Думаю, это называется юностью.

— Да-а! Спасибо за напоминание о том, что я старею.

— Есть еще одна переходная и долгая фаза, которая называется зрелостью.

Глаза Дэна потемнели, и он сделал движение к ней.

— А, раз вы заговорили о жизненном опыте…

У Мэри так запылали щеки, что на них впору было печь хлеб. Она чуть отодвинулась от Дэна, и между ними образовалось небольшое свободное пространство. Дэн снова придвинулся к ней.

— Я рад, что вы сегодня заглянули. Надеюсь, попытка Мэта научить вас работать на компьютере не слишком вас утомила и раздосадовала? Знаете, он ведь и вправду сечет в компьютерном деле.

— Вовсе не раздосадовала. Как-нибудь на днях я соберусь с силами и попытаюсь что-нибудь освоить из этой премудрости, чтобы не прозябать в средневековом мраке. Но сегодня я заскочила к вам не ради обучения компьютерному делу.

— Да?

Его взгляд остановился на ее губах, будто он только что вспомнил, чем они занимались до бесцеремонного вторжения ее родителей, грубо прервавшего это занятие.

Проглотив комок величиной с добрый грейпфрут, образовавшийся у нее в горле, Мэри произнесла:

— В следующую субботу я устраиваю вечер в честь годовщины свадьбы моих родителей и хотела бы пригласить вас присоединиться к нам… в качестве моего друга.

Мэри набрала в грудь воздуха, потом с облегчением выдохнула его, увидев, что лицо Дэна осветилось улыбкой.

— Спасибо! Я буду рад.

— Правда?

Она благодарно улыбнулась и принялась посвящать его в подробности.

— Ну а теперь мне пора. Мне столько еще предстоит сделать и…

Дэн потянулся к ней и взял ее за руку.

— Не уходите, Мэри, побудьте немного. Еще рано, а мне так хотелось бы закончить начатое вчера…

— Я…

Она не могла воспротивиться, да, по правде говоря, и не хотела. В этом Мэри была совершенно уверена, и Дэн, склонившись к ней, заключил ее в объятия и принялся самозабвенно целовать.

Его умелый, опытный язык дразнил ее, касался края ее губ, нырял внутрь, как бы исследуя ее рот изнутри, и кровь Мэри закипела. Сначала трепетно и робко, потом все смелее она начала отвечать ему, и мысли об отступлении улетучились из ее головы.

— Господи, Мэри! Я так хочу вас. Я не был с женщиной очень-очень давно, и вы просто сводите меня с ума. Вы так хорошо пахнете, и у вас такая нежная кожа. — Его рука коснулась ее груди, а большой палец принялся ласкать сосок, который мгновенно затвердел и стал похож на небольшой бутон. — В вас есть все, чего только может пожелать мужчина.

Но когда до затуманенного страстью сознания Мэри дошло, чего хочет Дэн, она замерла. Она лежала на спине с юбкой, задранной выше бедер, а пальцы Дэна проделывали нечто удивительное и чудесное с ее сосками.

«Расслабься! — приказала она себе. — Ты ведь хочешь этого». Но ничего не выходило. Хотя притяжение между ними и было удивительно сильным и она чувствовала сквозь платье, насколько он возбужден, Мэри не могла заставить себя сделать следующий шаг сегодня. Время было выбрано неудачно. К тому же наверху спал сын Дэна. Он в любой момент мог спуститься вниз.

Мэри толкнула Дэна в грудь:

— Постойте, Дэн! Подождите! Остановитесь! Мне жаль, но думаю, мы оба немного увлеклись.

Он мгновенно отпрянул, пытаясь не замечать бешеной пульсации крови между ног, вытирая рукавом испарину со лба.

— Простите! Я думал, вы хотите. Я…

Она прикрыла ему рот кончиками пальцев.

— Да, я хочу, очень хочу, — призналась она, — но только не сегодня, когда здесь Мэт.

Дэн поднял глаза, уставился на лестницу, и вид у него был такой, будто его хватили поленом по голове.

— Господи! А я и забыл! — Он покачал головой. — Вы, вероятно, считаете меня ослом.

Мэри нежно улыбнулась, и у нее возникло искушение снова поцеловать его.

— Напротив, все было чудесно, просто замечательно. И именно поэтому сейчас мне лучше уйти.

Она приподнялась с дивана, но его рука удержала ее.

— С нетерпением жду субботнего вечера, Мэри.

Она тоже не могла его дождаться и, вероятно, по той же причине.


ГРИБЫ ПО-ФЛОРЕНТИЙСКИ, поданные на вечере по случаю годовщины свадьбы

24-30 больших грибов, пригодных для фаршировки,

1 фунт замороженного, мелко порубленного шпината,

2 зубчика чеснока, мелко покрошенного, 1 небольшая

порубленная луковица, 0, 5 стакана растопленного

сливочного масла, 0, 5 стакана раскрошенного

итальянского хлеба, 2 фунта сливочного сыра, разогретого

до мягкой консистенции, 0, 25 чайной ложки черного

перца, 0, 75 чайной ложки сухой горчицы, 0, 25 чайной ложки мускатного, ореха, 2, 5 столовых ложки тертого сыра пармезан.

Помыть и почистить грибы и выложить их для просушки на бумажные полотенца. Удалить ножки, порубить и отложить для дальнейшего использования. Сварить шпинат без соли. Просушить его, смешать в миксере, чтобы получилась однородная масса. Отставить в сторону. Примерно с минуту потушить чеснок в сливочном масле. Снять с огня. Обмакнуть шляпки грибов в смесь масла с чесноком и проследить, чтобы они как следует покрылись этой смесью. Выложить на кулинарный лист. Смешать порубленные грибные ножки и лук с оставшимся чесночным маслом. Тушить до мягкости. Добавить шпинат, сливочный сыр, раскрошенный хлеб и оставшуюся смесь масла с чесноком, затем грибную начинку и хорошо перемешать. Ложкой начинить каждую шляпку грибным фаршем и посыпать сыром пармезан. Запекать при 200 градусах в течение 15 минут. Рассчитано на 8 порций.

Глава 13

— Значит, вы ирландец?

Дэн улыбнулся низкорослому джентльмену. Голова джентльмена находилась где-то на уровне пояса Дэна, а его оливковая кожа так контрастировала с седыми волосами, что они казались белоснежными. Стараясь не показать, что он задет тем, что все члены семьи Мэри, за исключением ее самой, по-видимому, питали неприязнь к ирландцам, он ответил;

— Так мне говорили. — Дэн протянул руку низенькому человечку, и маленькая лапка джентльмена потонула в его ладони. — Дэн Галлахер. Приятно познакомиться. А вы кто?

— Дядя Джимми, муж Джозефины. Вероятно, вы слышали о скандале с моим зятем Кармине? Этот сукин сын обрюхатил мою девочку, но сейчас все хорошо. Они поженились.

По-видимому, не в обычае итальянцев было прятать от посторонних свое грязное белье. Дэн уже узнал, что шесть месяцев назад тетя Энджи перенесла операцию на мочевом пузыре. Из нее текло, как из решета, как она сама сообщила ему, а кузен Мэри, Питер, только что вышедший из туалета, поведал ему о своих гомосексуальных наклонностях. Дэн относился к этому вполне терпимо, однако счел своим долгом воспользоваться ситуацией и рассказать о собственных гетеросексуальных вкусах. Нельзя же было оставить подобное признание без ответа. Следовало поставить все точки над i.

— Нет, не слышал. Поздравляю вас. Кстати, не знаете, где Мэри? Кажется, мы договорились встретиться здесь.

Он снова оглядел зал, потом бросил взгляд на часы, недавний подарок матери по случаю дня рождения. Мэри опаздывала уже почти на двадцать минут, и Дэна начинала охватывать паника.

Познакомившись с несколькими родственниками Мэри, Дэн уже понял, что они оценивают его как ее потенциального любовника, а возможно, и мужа, и их мнение о нем не было лестным для его «эго».

Возможно, это было трусостью с его стороны, но он лелеял надежду на то, что Мэри вмешается и спасет его.

— Трудно разговаривать с женщинами, — изрек дядя Джимми, вытаскивая из кармана рубашки деревянную зубочистку и начиная ковырять ею в передних зубах, пытаясь из влечь застрявший там темно-зеленый комок, подозрительно напоминавший цветом шпинат. Официанты хлопотали, разнося грибы по-флорентийски, и Дэн догадался, что старый джентльмен уже наелся их до отвала. Дэн тоже съел порцию и нашел их вкусными. Теперь он собирался узнать у Мэри их рецепт.

— Когда моя Джози запаздывает, обычно это означает, что она болтает по телефону с кем-нибудь из детей. У Мэри еще нет такой проблемы. Пока нет. А вам следует проявлять осторожность, — добавил дядюшка Мэри, и в тоне его явственно прозвучало предостережение. — Я слышал, что София собирается натравить на вас своего братца Альфредо. У него, говорят, есть связи… но никто о них ничего толком не знает.

На лбу Дэна обозначилась морщинка.

— Связи с кем?

Он решил, что с членами «популярной» итальянской организации. Тесно связанная между собой итальянская община эмигрантов не упускала случая похвастаться своими связями с мафией на всей территории страны.

Джимми прижал указательный палец к носу, будто этот жест все объяснял. А возможно, он просто страдал синуситом.

— Не стоит об этом говорить в такой радостный день, как сегодня, но вы ведь знаете… — Тут он потянул Дэна вниз, так что их головы оказались на одном уровне, и зашептал: — Вы знаете о тефлоновом бароне?

— Вы говорите о Джоне Готти? — Дэн нахмурился.

— Ш-щ-ш! — предостерег его дядя Джимми, оглядываясь, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает. — Готти должен был бы провести остаток жизни в тюрьме, а он все еще продолжает заниматься своими делишками — шалит, если вы понимаете, на что я намекаю. Но цементные сапоги уже больше не в ходу. В этом можете быть уверены. Даю слово.

Когда Дэн начал подозревать, что все члены семьи Мэри были того же сорта и таких же убеждений, как дядя Джимми, он углядел в толпе гостей даму, менеджера Мэри, направлявшуюся к нему, и вздохнул с облегчением, несмотря на то что не считал Энни достойной заменой Мэри и не думал, что она может вести с ним честную игру и быть откровенной и дружелюбной. Энни Голдман выглядела просто сногсшибательно в платье, вышитом красным бисером и со столь низким вырезом и спереди, и сзади, что можно было всласть любоваться ее грудью и спиной. Дэн подозревал, что эта эксцентричная дама не обладала ни каплей скромности. Хотя он и не считал ее достаточно светской, она представляла для него загадку. В Энни Голдман было нечто, чего нельзя было охватить одним взглядом, и Дэна это настораживало.

— Не будете возражать, дядя Джимми, если я на минуту умыкну у вас Дэна? — спросила она, улыбаясь старому джентльмену, глаза которого обратились к вырезу ее платья да так и остались прикованными к этой любопытной картине.

Не дожидаясь ответа, Энни взяла Дэна под руку и повлекла его в другой конец зала, прежде чем дядюшка Мэри успел что-нибудь сказать. Уголком глаза Энни заметила миссис Фораджи с ее гробовщиком. Похоже было, что ее макияжем занимался он, потому что лицо дамы было бледным до синевы, словно ее только что закончили бальзамировать. Было очевидно, что Бенни Буффано не считал нужным использовать в своей работе естественные краски.

— У Мэри небольшая проблема с платьем, — пояснила Энни в ответ на вопросительный взгляд Дэна. — Она попросила меня спуститься и составить вам компанию, пока она справится со своей проблемой.

Голос Фрэнка Синатры заглушал все разговоры. Дэн наклонился к Энни и спросил ее, стараясь перекричать великого певца:

— Могу я ей помочь? Я большой специалист по молниям.

Он улыбнулся Энни, как шкодливый школьник, и она ответила ему одобрительным смехом, а затем отхлебнула глоток вина из бокала, который взяла с проносимого официантом подноса.

— Держу пари, что так оно и есть. Но на этом платье нет молнии, просто два разреза по бокам, и, когда Мэри надела его, оказалось, что это слишком смело для семейного вечера. Лично я считаю, что она в нем выглядит потрясающе, просто динамит, но Мэри побоялась оскорбить чувства матери и своего брата-священника. Поэтому предпочла переодеться во что-нибудь менее вызывающее.

Дэн не удивился, узнав, что Мэри столь чутка и внимательна к своим близким. И все же ему было жаль, что она не надела свое вызывающее платье. Он хотел бы увидеть ее в нем. Дэн отчетливо представил себе эти разрезы, позволяющие видеть ее фантастические ноги.

— Мэри очень внимательна и деликатна, — сказал он, встряхивая пиво в своей кружке и тщетно пытаясь отогнать соблазнительное видение. — Но она будет выглядеть потрясающе в любой одежде, даже в мешковине.

— Мешковина и мешковатость — это стиль Софии. Ах! — Энни не смогла удержаться от восклицания, и, когда бросила взгляд на дверь, в глазах ее можно было прочесть радость при виде превращения, которому она поспособствовала. — Вот и она.

И будто по сигналу, музыка перестала играть и все головы повернулись к опоздавшей. Несколько мужчин, в том числе Фрэнк Руссо, обретший звучный голос после нескольких бутылок вина, засвистели и закричали, выражая одобрение, что вызвало яркую краску на щеках Мэри. Дэн чуть не подавился пивом, потому что в мозгу его запечатлелся образ Мэри, одетой во все черное и выглядевшей в этом черном весьма сексуально.

На Мэри было платье с длинными рукавами и высоким воротом, плотно облегавшее бедра и обрисовывавшее каждый изгиб и каждую выпуклость ее тела. Платье на первый взгляд казалось скромным, но на самом деле оно открывало для обозрения ее всю.

На Мэри не было украшений, кроме маленьких золотых сережек. Одним словом, один только ее вид мог вызвать оргазм.

— Прошу простить меня за опоздание. — Мэри начала бочком пробираться к Дэну и, оказавшись рядом с ним, одарила его ослепительной и многозначительной улыбкой, от которой он так воспламенился, что едва не превратился в пепел. — Я не могла решить, что надеть.

Дэн попытался выровнять дыхание, делая глубокие вдохи, чтобы успокоиться, и гадая, обречен ли он провести остаток жизни в возбужденном состоянии и полной боевой готовности.

— Ваш выбор великолепен. Вы выглядите совершенной красавицей.

Ее щеки снова вспыхнули, и Энни многозначительно улыбнулась.

— Думаю пойти поискать отца Джо. — Она наклонилась и поцеловала Мэри в щеку, прошептав при этом: — Сегодня ты далеко продвинулась вперед, и, насколько я могу судить по виду Дэна, это оказалось не слишком трудно.

С гортанным, похожим на воркование смехом при виде явного смущения Дэна Энни подмигнула ему и исчезла.

Дэн ощущал жар в области шеи и затылка, но пытался не обращать на это внимания, надеясь, что не все на этом вечере так наблюдательны, как мисс Голдман.

— Энни милая, хотя и необычная. — Дэн чувствовал потребность что-то сказать.

— Похоже, большинство известных мне людей считает именно так, включая и моего брата. — Мэри бросила взгляд на эту пару. Джо хмурился, глядя на платье Энни с глубоким вырезом, и это, конечно, заставило ее подругу расхохотаться — по мнению Мэри, слишком уж громко. — В течение многих лет у них на все были разные взгляды, и это продолжается до сих пор.

Прежде чем Мэри успела объяснить причины их расхождений, появилась бабушка Флора, таща за собой Мэта и стараясь привлечь внимание Мэри. Ее туалет приличествовал случаю. Она была в черном шелковом платье с серебряной брошью у горла, а ее снежно-белые волосы были завиты ловкими пальцами миссис Бручетти так туго, что сквозь них просвечивала розовая кожа.

Мэт, похоже, был просто очарован старой дамой. Было очевидно, что их связывает взаимная симпатия.

— Мальчик голоден, Мэри. Когда мы будем есть?

Был еще только час коктейлей. Ужин должны были подать несколько позже, но Мэри знала, что ее бабушка не страдает отсутствием аппетита даже в шесть часов утра.

— Скоро, бабушка, обещаю. Очень скоро мы сядем за стол.

Старая дама неодобрительно фыркнула, но спорить не стала.

— Сегодня вы очень хорошенькая, Мэри, — сказал Мэт. — Готов поспорить, что мой папа снова впал в сентиментальность. Сегодня, собираясь сюда, он протер все лицо каким-то пахучим снадобьем и трижды почистил зубы. По-моему, это отдает мистикой.

Мэри подумала, что ей нравится такая мистика, и потянулась к Дэну, чтобы нежно пожать ему руку. Этот ее жест был вознагражден сияющей улыбкой.

— Сегодня твой отец очень красив, Мэт, да и ты тоже.

Не пытаясь скрыть того, что в костюме он чувствует себя не очень уютно, ребенок нетерпеливо поправил ворот и подергал себя за галстук.

— А почему это мне пришлось облачиться в костюм, а моему папе нет?

— Не будь младенцем, Мэтью, — укорила его бабушка Флора, ткнув в него пальцем. — И не стоит разговаривать с папой в таком тоне. Ты должен быть… как это? Респектабельным!

— Хорошо, бабушка, — послушно ответил Мэт, обнимая старую леди за талию, и глаза Дэна полезли на лоб от изумления и восторга.

— Пойдем-ка поищем чего-нибудь съестного, — позвала мальчика Флора.

Мэри и Дэн обменялись улыбками, и что-то невидимое и не поддающееся определению, но ясно ощутимое пробежало между ними. Впрочем, это не осталось незамеченным. Бабушка Флора сверкнула карими глазами и понимающе улыбнулась.

— Сегодня я забираю Мэтью к себе, Дэниел. Я обещала ему, что он сможет переночевать у нас. Годится? А? — Пожалуйста, папа! У нас с бабушкой есть планы.

Старушка дернула малыша за ухо, чтобы заставить его замолчать, и от Мэри не укрылся этот жест, которым и ее много раз призывали к порядку. Она заподозрила, что ее бабушка что-то задумала, но что именно — она не знала.

— Ах, конечно, — ответил Дэн, не пытаясь даже для вида оспаривать такое благородное предложение. — Только если это не доставит вам слишком много хлопот.

— Ба! Хлопот? Какие хлопоты? Дети — благословение Господне. Когда-нибудь у Мэри их будет целая куча. Я надеюсь еще понянчить ее малышей, прежде чем умру.

Бабушка многозначительно уставилась куда-то между нoг Дэна, и Мэри почувствовала, как кровь снова бросилась ей в лицо. Что подумает Дэн о ее семье? Ей не хотелось даже размышлять об этом. Ведь если следовать логике известной старой пословицы, утверждающей, что яблоко от яблони недалеко падает, то она почти наверняка так низко пала в глазах Дэна, что их возможные отношения были обречены.

— Не спрашивайте меня почему, — сказал Дэн, когда эта пара — Мэт и бабушка Флора — удалились, — но по неизвестной мне причине среди ваших родных я чувствую себя хорошо. Они все очень милые люди.

«За исключением Софии, да и то когда она уж слишком наседает на меня». Но у Дэна всегда было что сказать столь одиозным женщинам.

Рот Мэри недоуменно раскрылся.

— Вот как? Я хочу сказать, что мне-то уж хорошо известно, как новому человеку трудно выносить их общество, но в общем они все добрые люди. И всегда и всем желают добра.

— Я был единственным ребенком, возможно, поэтому мне нравятся большие семьи. Я всегда мечтал иметь братьев и сестер, дядюшек и тетушек. — Дэн посмотрел на сестру Мэри и ее мужа-доктора. Они танцевали, тесно прильнув друг к другу так, будто были одни на целом свете. Вздох Дэна означал, что он завидует сплоченности семьи Руссо. — Вы даже не сознаете, как вам повезло, что у вас такая семья. Мой отец редко бывал дома, да в нашей семье не было такой атмосферы теплоты и родственности и тогда, когда он был с нами. Моя мама изо всех сил старалась компенсировать его отсутствие, но не могла справиться с ощущением одиночества и безрадостности, и, я думаю, она в каком-то смысле считала виноватым меня — ведь я своим существованием удерживал ее в этой ловушке, в ее несчастливом браке.

Дэн никогда не признавался в этом даже себе, не говоря уже о том, чтобы быть столь откровенным с посторонними. Впервые он так подробно рассказывал о своей семье, и Мэри была рада, что он поделился с ней столь сокровенными вещами.

— Мне жаль, — сказала она, сжимая его руку. — Я не знала об этом. Должно быть, тяжело расти в такой атмосфере. Но я хочу сказать вам, Дэн, что вещи не всегда таковы, какими кажутся. Да, у меня любящая семья, и я ей благодарна. Но я средняя из детей, и мной мало занимались. Мама больше всех всегда любила Джо, а Конни, как младшую в семье, обожал мой папа. Она всегда была папиной маленькой девочкой. А я была чем-то посредственным и питалась крохами их любви. По крайней мере такое у меня было чувство. Одной из причин, почему я так долго жила с родителями, было, я думаю, то, что, когда Джо и Конни расстались с ними, я оказалась в центре родительского внимания. Я купалась в лучах их любви и не могла отказаться от этого и зажить собственной жизнью. Поэтому, повторяю, иногда с виду все не так, как на самом деле, и вовсе не так безоблачно, каким может показаться.

Дэн сжал ее руку и поцеловал в щеку.

— Спасибо за то, что поделились со мной. Мне было необходимо это услышать.

Теперь он гораздо лучше понимал стремление Мэри к независимости.

— Я уверена, что у всех в детстве бывают сложные отношения с родителями, и все же считаю, что мне повезло. Я люблю их со всеми их недостатками и причудами, — сказала Мэри.

В зале царила атмосфера любви, и совсем не нужно было быть итальянцем, чтобы почувствовать это. Даже ирландец может распознать хорошее, если сталкивается с ним. Дэн снова посмотрел сверху вниз на Мэри, и сердце его бешено забилось, а кровь зашумела в ушах. Он не ожидал от себя столь бурной реакции и с трудом проглотил комок в горле.

— Держу пари, что вы ни за какие сокровища мира не отказались бы от своей семьи, — сказал он.

— Как хорошо, что вы не упомянули о шоколаде. За шоколад я готова отдать все, — засмеялась Мэри, стараясь обратить все в шутку, и переключила внимание на родителей, танцевавших теперь в центре зала. Они кружились, держа друг друга в объятиях, под песню в исполнении Дина Мартина «Это любовь». Голос певца заполнял все пространство зала, и, глядя на эту пару, чью годовщину свадьбы сегодня праздновали, Мэри вздохнула.

Фрэнк и София Руссо были женаты сорок три года. Сорок три года они любили друг друга, ссорились, рожали детей, снова ссорились, причиняли друг другу огорчения и бывали безумно счастливы.

Мэри надеялась, что однажды и ей повезет. Но она не была готова последовать, их примеру.

Рука Дэна обвилась вокруг ее талии, и Мэри почувствовала, что тает, как шоколадка.

— Потанцуем?

«Что ж, может быть, еще и не время, но лучше начать поскорее, чтобы не оказалось слишком поздно».

В другом конце зала Энни и Джо были погружены в яростный спор, который только бурные и вспыльчивые итальянцы могли бы счесть спором, а не ссорой.

— Почему ты постоянно рисуешься? Что и кому ты пытаешься доказать? — Джо оглядывал вызывающее платье Энни, позволявшее видеть значительную часть ее груди и филейной части, и неодобрительно качал головой. Ему не нравилось, как ведет себя Энни.

Она была красивой женщиной. Ей незачем было стараться привлечь к себе внимание вызывающими туалетами и немыслимым цветом волос. Энни была хороша и без этого.

Энни улыбнулась, пытаясь показать, что не уязвлена словами Джо. Она и Джо не могли и пяти минут пробыть вместе, чтобы не вцепиться друг другу в глотку.

— Мне незачем что-то кому-либо доказывать, и особенно вам, святой отец Джозеф. Так почему бы вам не перестать лезть в мою жизнь и не оставить меня в покое? Моя жизнь — не ваша забота. Я не ваша прихожанка. И если вы помните, я даже не католичка.

Понимая, что взялся за дело с медвежьей ловкостью, Джо тяжело вздохнул и нетерпеливо провел рукой по черным волосам. Он всегда терял способность ясно мыслить в присутствии Энни или если речь заходила о ней.

— Я просто беспокоюсь о тебе. Я вовсе не собирался учить тебя жить, но…

Ее губы сжались, образовав суровую и жесткую линию.

— Твой интерес, Джо, несколько запоздал, лет эдак на четырнадцать. Поэтому прибереги свое беспокойство для других, а мне оно ни к чему…

И, не посмотрев на него, она гордо удалилась, высоко держа голову, широко и обольстительно улыбаясь мускулистому официанту и словно не замечая боли на лице священника.

— Черт бы тебя побрал! Стыдись, Джозеф Руссо!

Он круто обернулся, но тотчас же почувствовал облегчение, увидев сестру, а не мать. Если бы его проклятие услышала София, он был бы тотчас низвергнут с пьедестала, на который она его водрузила много лет назад и на котором он был вынужден находиться все эти годы. Подумав, Джо решил, что это было не так уж плохо. Быть вознесенным столь высоко было недурно, но за это приходилось платить высокую цену. Путь отсюда был только один — вниз. Подавив свое смятение, Джо вымученно улыбнулся, не желая портить вечер, столь удачно организованный Мэри для их родителей.

— Эй, земляной орешек, привет! Какой славный вечер. Мама и папа наслаждаются праздником вовсю. И как тебе только удалось убедить бабушку произнести тост за счастливую пару? Неужто ты подкупила ее?

Наигранная веселость брата не могла обмануть Мэри. По-видимому, ее брат и Энни снова поцапались, и он не хотел говорить об этом. А Мэри не хотела оказывать на него давление.

— Это была идея бабушки. Думаю, после сорока трех лет совместной жизни наших родителей, которых ей так и не удалось разлучить, она наконец примирилась с их браком. И это было по-настоящему хорошо. У мамы от удивления глаза стали как плошки.

А это было нечто такое, чего с ее матерью почти никогда не случалось.

Джо снова бросил взгляд в ту сторону, куда направилась Энни, и увидел ее бесстыдно и возмутительно флиртующей теперь уже не с одним официантом, а с тремя сразу. По их восхищенным взглядам Джо догадался, что ее платье их вовсе не смутило и не оттолкнуло.

— Принимать все как должное — разумно для любого человека.

Мэри собиралась что-то сказать, но тут появился Дэн с двумя бокалами шампанского, и она представила мужчин друг другу.

— Дэн — тот самый бессовестный репортер, о котором я тебе говорила, Джо.

— Похоже, ты кое-что усвоила из моих проповедей, например, идею о необходимости прощать. Я прав? — Джо улыбнулся репортеру и протянул ему руку. — Вам повезло, Дэн. В нашей семье прощают не так-то легко.

Дэн посмотрел на Мэри.

— Я это понял.

— Ему нравится наша семья. — В голосе Мэри все еще звучало недоверие, и Дэн улыбнулся, отпивая глоток из своего бокала.

— Неужели даже дядя Альфредо?

Джо казался таким же удивленным, как и его сестра.

— Альфредо не смог прийти. В последнюю минуту у него нашлись неотложные дела. Мама была ужасно разочарована.

Мэри же, напротив, испытала облегчение. Ей вовсе не улыбалась перспектива знакомства Дэна с ее одиозным дядюшкой.

— Вот как! Ну, может, это и к лучшему. Альфредо, несомненно, не всякому придется по душе. Славный малый, но к нему надо привыкнуть.

— Я так и понял. И все же с нетерпением ждал возможности познакомиться с кем-нибудь столь неординарным, по крайней мере по мнению дяди Джимми.

— Вы не должны обращать внимания на то, что болтает дядя Джимми, и на его мнение, — предостерегла Мэри. — Он, например, считает, что его восьмидесятилетний мясник собирает внутренние органы животных и торгует ими на черном рынке.

Дэн запрокинул голову и расхохотался, потом обнял Мэри за талию и крепко прижал к себе. Обещание в его глазах говорило о многом, и от этого взгляда по спине Мэри пробежали мурашки.

— Я хочу еще потанцевать. Не обижайтесь, Джо, но мне хотелось бы на некоторое время завладеть вашей сестрой.

Все тело Мэри будто обожгло, и кровь бросилась ей в голову.

Ее брат усмехнулся:

— Иди же, орешек. Повеселись. Ты столько потрудилась ради этого праздника. Ты заслужила отдых.

— Орешек? — спросил Дэн, и брови его стремительно взлетели вверх.

— Не важно.

Мэри чмокнула брата в щеку.

— Спасибо, Джо. Еще увидимся.

Глядя, как его сестра удаляется вместе с Дэном, Джо улыбался. Знали эти двое или нет, но они были влюблены друг в друга, и этого нельзя было не заметить.

Мэри расцвела поздно. Она всегда пребывала в тени их матери, а позже Энни. Но теперь она оказалась одна на ярком солнце, и Джо был рад за нее. Его земляной орешек наконец превратился в розу.


ЯИЧНИЦА С ПЕРЦЕМ

2 больших перца, 1 мелко порезанная луковица, 4 взбитых яйца, 2 столовых ложки оливкового масла, соль и перец по вкусу, сыр проволоне или моццарелла по выбору.

В большой глубокой сковороде потушить в оливковом масле нарезанный ломтиками перец и рубленый лук до мягкости и прозрачности. Взбить яйца венчиком и залить ими перец и лук. Подвигать сковородой над огнем, чтобы яйца распределились равномерно. Добавить соль и перец. Подрумянить до золотистого цвета сначала с одной, потом с другой стороны. Добавить сыр (по желанию и выбору) и подождать, пока он расплавится.

Подавать в виде омлета или сандвича на итальянском хлебе.

Глава 14

Мэри чувствовала легкое головокружение от выпитого шампанского. Обычно ее нормой были два бокала, но по этому особому случаю она выпила три. А может, четыре? Она сбилась со счета, но подозревала, что эта легкость, это парение, эта способность, как ей казалось, подняться в воздух и полететь объяснялись скорее близостью ее кавалера, чем действием шампанского.

Если и существовал на свете мужчина интереснее, чем он, то ей такой не встречался. Она посмотрела на профиль Дэна и вздохнула. Он не был красавчиком, как Хью Грант, и все же выглядел великолепно. Его ресницы отличались невероятной длиной, а небольшая горбинка на переносице только придавала лицу очарование и неповторимость. А его губы! Ах эти губы! Когда они прижимались к ее губам, то вызывали в ней чувства, какие не положено испытывать незамужней женщине.

— Ну и тип вы, Дэн Галлахер! Прекрасный экземпляр самца.

Когда Дэн запрокинул голову и расхохотался, Мэри поняла, что она не уследила за собой и выболтала вслух то, о чем думала. Она тотчас же прикрыла рот ладонью, чувствуя себя ужасно смущенной. «Пусть это будет тебе уроком. Будешь знать, как пить шампанское в таком количестве», — мысленно укорила она себя.

— Никто прежде не называл меня самцом. — Он внимательно посмотрел на Мэри и тихо спросил: — Вы уверены, что хотите сегодня поехать ко мне? Возможно, вы сегодня выпили лишнего. Мэта нынче не будет дома, но я не хотел бы воспользоваться ситуацией и застать вас врасплох.

Врасплох! Воспользоваться ситуацией! Мэри хотелось завопить. По крайней мере ей не пришлось бы самой принимать решение, мысль о котором преследовала ее уже несколько дней. Она отстранилась и заставила себя улыбнуться Дэну, поборов свою нервозность. Да, наступала роковая ночь, та самая! Сегодняшней ночью она покончит со всеми тайнами, томлением и неуверенностью. Мэри решила, что настало время дать волю чувствам.

В ушах у нее зазвенело.

— Не надо, Дэн. Все хорошо. Я чувствую себя отлично. Я провела дивный вечер и не хочу, чтобы он кончался. Мне не хочется расставаться сегодня с вами.

Он остановил «эксплорер» на подъездной аллее около своего дома, заглушил мотор и повернулся к Мэри, неотрывно глядя на нее, и ей показалось, что он так же колеблется, как и она.

— Вы уверены?

Мэри ни в чем не была уверена. Намного легче было мечтать об их романе, представляя, что их близость будет нежной, что он, этот красивый мужчина, будет внимателен и терпелив с ней. В действительности все оказалось гораздо сложнее.

Мэри скрестила пальцы, молясь, чтобы силы не покинули ее, и кивнула. Первое, что она заметила, войдя в квартиру Дэна, — там было так же чисто и опрятно, как и в первое ее посещение, и намного опрятнее, чем в ее собственной квартире и чем она могла ожидать. Спортивные журналы лежали стопкой на журнальном столике из стекла и меди. Толстое бежевое ковровое покрытие от стены до стены было недавно вычищено пылесосом, и даже кошачий туалет был вымыт и сверкал чистотой.

Ну и ну! Неужели этот человек помешан на чистоте?

— Хотите что-нибудь выпить? — спросил Дэн, когда она повернулась к нему. — Как насчет бокала шардонне? Но у меня есть и шампанское, если вы чувствуете к нему склонность и если у вас бесшабашное настроение.

Мэри улыбнулась, подумав о том, что будет с ее бедной головой утром.

— Наверное, вино у вас чудесное. Но только один бокал.

Она последовала за ним на кухню и, изумленная, остановилась на пороге. Этот человек, претендовавший на то, чтобы слыть гурманом и выдающимся кулинаром, мог вызвать подозрение, потому что кухня у него оказалась безукоризненной. Зеленые, как трава, квадраты пола были число вымыты. Полотенца на вешалке были без тех привычных пятен, какие остаются на кухонных полотенцах. Но может быть, Дэн, как и она, предпочитал вытирать руки об одежду? Эта мысль несколько успокоила и утешила ее.

Дэн вынул из холодильника бутылку «Кендал Джексон», а Мэри тряхнула головой, чтобы отогнать наваждение. Его холодильник тоже был безупречно чист. С ужасом, потому что Мэри уже догадывалась, что увидит, она заставила себя бросить взгляд на плиту. Та тоже оказалась без единого пятнышка, и Мэри чуть не потеряла сознание.

— У вас безупречно чистая плита! — Это прозвучало скорее как упрек, а не как констатация факта. Наклонившись, она созерцала духовку сквозь стеклянную дверцу, и рот ее раскрылся от изумления. Было очевидно, что и внутри нет ни единого пятнышка жира. — Как это вам удается?

— Я ее чищу.

Дэн передал ей бокал с вином, явно находя забавным ее изумление.

Мэри отхлебнула маленький глоточек, и пузырьки приятно защекотали язык.

— Это понятно. Но откуда у вас на это время? Я, например, почти не пользуюсь кухней в своей квартире, но там всегда черт знает что творится.

— Мне не приходится заниматься своим бизнесом, как вам, — ответил он, стараясь быть любезным и сделать ей приятное, однако Мэри решила, что втайне он считает ее неряхой. Она такой себя и чувствовала по сравнению с ним. София оказалась права насчет того, как обернутся события, словно знала все наперед, хотя Мэри была уверена, что матери ничего не могло быть известно.

Они расположились на софе в гостиной перед кирпичным камином. Бутафорское полено не горело, потому что было тепло.

— У вас славная квартира, — сказала Мэри со вздохом, оглядывая рамки с фотографиями из спортивной жизни, развешанные на стене, и гадая, сможет ли она когда-нибудь обзавестись такой же. — Я даже завидую. Какой чудесный вид на гавань из окна!

На улице уже стемнело, и Мэри не могла видеть воду, нознала, что водные такси еще работают. Весной в Балтиморе всегда бывал наплыв приезжих. Гавань была оборудована всем, начиная от Национального аквариума и кончая рок-кафе с тяжелым роком. Поэтому она притягивала всех.

— У меня перед глазами гораздо лучший вид. — Дэн сделал движение к ней и коснулся ее руки. — Я вам говорил, как вы сегодня прекрасны?

Щеки Мэри вспыхнули, в горле образовался ком, она лишилась дара речи и только кивнула.

— Поцелуйте меня, Мэри. Я всю ночь мечтал о вашем поцелуе. Не могу больше ждать ни минуты.

— Не можете?

Сердце ее бешено забилось.

«Трепещущая плоть» — так описывали ее нынешнее состояние сентиментальные романы. Нет, пожалуй, эту черту она уже переступила. Это «желе» сейчас не имело к ней никакого отношения!

Взяв у нее из рук бокал, Дэн поставил его на кофейный столик.

— Я очень давно не был близок с женщиной, Мэри. Мне не хотелось спешить. Я ждал, я хотел встретить настоящую женщину. И сейчас рад, что так поступил.

С этими словами он обнял ее и прижался губами к ее губам.

И Мэри со страстью, которую она так долго подавляла, отдалась этому поцелую. Она отважно позволила своему языку вторгнуться в рот Дэна. Ее руки ласкали его мускулистую грудь, его бедра. Он застонал, будто от боли, и ее движения замедлились,

— Идемте наверх, моя сладостная Мэри. Я хочу вас, но только не здесь. Я хочу обладать вами в своей постели. От его прямоты она растерялась. Хотя Мэри тоже этого хотела, она нервничала и ужасно боялась момента, когда ей суждено будет расстаться с девственностью. Что, если она разочарует Дэна? Что, если сделает что-нибудь не так? В конце концов, ведь у нее нет никакого опыта. После всех этих мучительных, грызущих сомнений страх оплошать вдруг подавил только что обретенную уверенность.

— Мне хотелось бы сначала допить свое вино, — возразила Мэри и сделала большой глоток из своего бокала. — И…ну, я думаю, мне следует кое-что сказать вам, чтобы между нами не было никаких недоразумений.

Дэн протянул к ней руку, дотронулся до ее волос, принялся играть с ними.

— Я всегда предохраняюсь, Мэри, если это вас беспокоит. Я никогда бы не стал рисковать вами.

На ее щеках зарделись два пятна.

— Я хотела поговорить не об этом, хотя и ценю вашу предусмотрительность.

«Предохраняюсь!» Она даже и не подумала об этом. Разве мысль об опасности вызывала в ней чувство беспокойства и неуверенности? Она казалась себе такой глупой! Что, если он попросит ее надеть на него кондом? О Господи! Мэри понятия не имела о том, как это делается. Однажды она попробовала попрактиковаться на банане, но умудрилась только сделать дырку в этой чертовой штуке.

— Вы прекрасны. Мужчина способен утонуть в ваших огромных, бездонных глазах. Первое, что я заметил в вас, — это ваши глаза. Я слышал, что такие глаза называют «глаза спальни».

Его слова изливались на нее, как горячая сливочная помадка, сладостные и утешительные, но он не дал ей времени ответить, потому что снова привлек к себе и крепко поцеловал, лишив таким образом возможности протестовать. Мэри тотчас же забыла, что собиралась сказать. Однако когда наконец они разомкнули объятия и она смогла снова дышать, все ее сомнения и страхи обрушились на нее с удвоенной силой. Она набрала побольше воздуха, выдержала паузу и, несмотря на бешеное сердцебиение, все-таки выговорила несколько слов:

— Я понимаю, что наши отношения должны перейти в другую фазу, и хочу быть уверенной, что мы с вами одного мнения.

Она заметила смятение в его глазах. Дэн покачал головой. — Я не…

— Знаю, что мы говорили об этом прежде, но я еще не готова к длительным и прочным отношениям. Я просто хотела, чтобы вы знали: мои намерения не изменились. Я полу чаю удовольствие от своего теперешнего образа жизни и ничего не хочу в лей сейчас менять.

Дэн заставил себя ободряюще улыбнуться.

— Я тоже пока не стремлюсь устанавливать прочных и постоянных отношений.

Хотя он произнес именно те слова, которые Мэри, по-видимому, хотела услышать, Дэн не был уверен, что сказал правду. Что-то изменилось сегодня вечером. И прежде всего в нем. Он надеялся, что и в Мэри тоже. Но возможно, он выдавал желаемое за действительное. Несмотря на то что Мэри с успехом управляла своим рестораном, она никогда не производила на него впечатления женщины, стремящейся сделать карьеру в бизнесе. Но ведь это еще не значило, что она этого не хотела. Смог бы он с этим примириться? Этого Дэн не знал.

Он поднялся, привлек к себе Мэри и потянул за собой.

— Зачем нам спешить? Почему бы не продвигаться в наших отношениях шаг за шагом?

Но этот один шаг на деле был очень значительным, и скоро Мэри оказалась наверху, в спальне Дэна. Огромная двуспальная кровать, главный предмет в комнате, была застлана ярко-синим, с бежевым, покрывалом с геометрическим узором. Мебель спальни была из светлого дуба, на окнах — деревянные жалюзи.

Дэн нежно поцеловал Мэри, лаская ее губы, потом так же нежно поцеловал в лоб.

— Я желал вас с первой минуты, как только увидел, — признался он. — Даже несмотря на то что вы изничтожили меня за статью.

Мэри нежно гладила его лицо, щеки, на которых уже проступила щетина, но сковывавший ее страх не оставлял ее.

— Я тоже хочу вас, Дэн. Я только надеюсь…

— Что такое?

— Я надеюсь, что не разочарую вас. Я совсем неопытна.

Мэри не могла заставить себя сказать ему, что она девственница. Ей казалось, что это некая форма уродства. Он сочтет ее ненормальной или чудаковатой. В наше время не много найдется тридцатитрехлетних девственниц.

— Ни о чем не беспокойтесь. Просто расслабьтесь и наслаждайтесь.

Мэри с трудом сглотнула комок в горле, когда прочла в глубине его зеленых глаз страсть и томление. Сила этой страсти потрясла ее.

— Я не взяла с собой ночную рубашку.

Это было нелепое замечание, она и сама почувствовала его фальшь. Но, черт возьми! Она нервничала. Дэн нежно улыбнулся ей: — Что на вас под этим столь откровенным платьем?

Вспомнив, что на ней только крошечные лоскутки красного кружева, которые лишь с некоторой натяжкой можно было назвать трусиками и бюстгальтером, надетые раньше, когда она еще собиралась облачиться в красное платье, Мэри прикусила губу.

— Только нижнее белье.

— Отлично, сойдет. Повернитесь-ка. Я расстегну молнию. — Мэри подчинилась, и через две секунды молния на платье была расстегнута. Она ощутила это, потому что ждала этого момента затаив дыхание. И не могла сказать, было ли ей лучше или хуже от ловкости и сноровки Дэна. — Переступите через платье, — скомандовал он и поцеловал ее в шею, от чего волосы у нее на затылке встали дыбом. — Я хочу видеть вас всю!

Господи! Она так боялась этой минуты!

— Я ведь не супермодель.

«Я обычная женщина, не избежавшая целлюлита», — хотела она добавить.

— Позвольте мне судить. Договорились?

С трудом сделав глубокий вдох, Мэри переступила через платье и бросила его на ближайший стул. Она слышала, как Дэн судорожно вздохнул, видела, как потемнели его глаза. Он не отрываясь смотрел на ее почти обнаженное тело, и от этого ей стало легче. Совсем чуть-чуть.

Он, слава Богу, не отвернулся. Как она была рада, что не надела белые хлопчатобумажные панталоны! Она сомневалась, что они вызвали бы у него подобную реакцию.

— У вас потрясающая фигура.

Слава Богу! О, чудо-бюстгальтер! Ей так хотелось скрестить руки на груди, но она просто стояла и позволяла ему рассматривать себя.

— Теперь ваша очередь, — сказала она наконец.

Усмехнувшись и не обнаруживая и малейшего смущения или застенчивости, он снял рубашку и брюки и остался в одних плавках. О Боже — это были плавки! Мэри в своей жизни видела немногих мужчин в нижнем белье. Ее отец и брат носили длинные трусы, но они были не в счет. Подняв глаза до уровня груди Дэна, она задержала дыхание. Ее пальцы жаждали прикоснуться к этой мускулистой груди, поросшей волосами.

— Вы…

Мэри замолчала, не зная, стоит ли говорить мужчине, что он хорошо сложен. Вместо этого она провела языком по губам, не сознавая, сколь соблазнительное зрелище являет собой.

— Вы готовы? — спросил Дэн, приближаясь к ней, и в его глазах она прочла нетерпение.

Она покачала головой, загипнотизированная этим зрелищем.

— Не думаю.

— Хорошо, я тоже еще не готов.

Он подвел ее к постели. Лежа рядом с ней, Дэн чувствовал, как напряжено ее тело. Она нервничала. Веки ее были плотно сжаты, и ему захотелось успокоить Мэри. Он стал нежно ласкать ее. Его руки скользили вдоль ее тела, по плечам, по рукам, по бедрам.

— Расслабьтесь. Вы прекрасны. Вы такая нежная. Ваше тело совершенно. Вы невероятно прекрасны.

Он поиграл краями ее кружевных трусиков и почувствовал, как под его руками сократились мышцы ее живота. Потом его ладонь скользнула вниз и накрыла венерин бугорок.

— О Боже! — Глаза Мэри широко распахнулись. Потом ресницы ее затрепетали, и веки снова опустились.

Дэн ласкал языком самые чувствительные участки ее тела. Он ловил ртом ее стоны, его язык повторял движения его пальца, и в ней возникало непреодолимое желание, о существовании которого она даже не подозревала. Мэри поняла это, когда он спустил с нее трусики, расстегнул застежку бюстгальтера и снял и его тоже. Он любовался ее грудью, потом его язык принялся ласкать и дразнить ее соски.

— У меня развивается аппетит ко всему итальянскому, — пробормотал он, и все ее тело обдало жаром.

Его ласки вызывали в ней волшебные, чудесные ощущения. Она вцепилась в простыни, опасаясь свалиться с кровати.

— Расслабься, моя сладостная Мэри, — снова нежно проговорил он. — Еще не все кончено.

Он опустился ниже и осыпал обжигающими поцелуями ее живот и внутреннюю поверхность бедер и целовал ее до тех пор, пока ей не захотелось громко закричать от нетерпения. Когда же его язык добрался до заветного, самого чувствительного места, она не могла больше сдерживаться и у нее вырвался громкий крик, потому что наслаждение стало почти нестерпимым.

— Тебе приятно?

— Да, да! Продолжай! Что бы ты ни делал, не останавливайся! — Ей показалось, что она расслышала его смех. Потом его язык нырнул глубоко в ее тело, и она уже ничего больше не слышала, кроме бурного биения своего сердца, отдававшегося шумом в ушах. — О, пожалуйста! Ты меня убиваешь.

Но это была сладостная смерть. Это было лучше шоколада!

Сбросив с себя то немногое, что еще на нем оставалось, Дэн потянулся к выдвижному ящику прикроватного столика за кондомом, надел его и оказался между ее ног. Он снова неторопливо поцеловал ее, растягивая этот поцелуй, и внезапно ее неуверенность и страх сменились неукротимым желанием, всепоглощающим голодом, потребностью, чтобы он проник глубоко в ее тело.

Одним мощным толчком он вошел в нее, сломав разделявшую их хрупкую преграду ее девственности, и она зажмурилась, испытав на мгновение боль.

Дэн остановился и вопросительно посмотрел на нее, потом покачал головой, и, когда заговорил, в голосе его было беспокойство.

— Почему ты мне не сказала? Но, помоги мне Боже, сейчас я уже не могу остановиться.

— Я и не хочу, чтобы ты останавливался.

И ее бедра задвигались, побуждая его к дальнейшим действиям, но теперь движения его стали медленнее. Он старался сделать так, чтобы и ее тело могло приспособиться к этим движениям. На лбу и верхней губе у него выступил пот, потому что он прилагал отчаянные усилия, пытаясь сдержаться и не причинить ей лишнюю боль. Он старался быть нежным, избавить ее от неприятных ощущений, и вскоре кратковременная боль сменилась наслаждением и радостью.

Мэри переживала такой восторг, о котором могла только мечтать. Теперь она отвечала на каждое его движение, а они становились все более бешеными, но это ее не смущало. Теперь она была способна достойно встретить его, полная желания раскрыть неизвестную ей тайну, о которой до сих пор ей доводилось лишь читать и которую она так жаждала узнать.

Напряжение нарастало с каждым его бешеным толчком, приближая их обоих к пику. Она вскрикнула — ее восторг выплеснулся через край, и Мэри показалось, что она очутилась в раю. Дэн ненадолго отстал от нее и вскоре разделил с ней наслаждение.

Глубоко дыша, все еще обнявшись, они лежали рядом. Их скользкие от пота тела были все еще прижаты друг к другу. Они медлили возвращаться в мир, на землю, которая, как ни странно, продолжала свое вращение.

— Ты была потрясающа! — Дэн нежно поцеловал Мэри и крепче прижал ее к себе. — Но почему ты не сказала мне, что ты девственница? Я бы вел себя несколько иначе, если бы знал об этом.

Она улыбнулась и поцеловала его в подбородок.

— По-моему, ты вел себя, как и следовало. Мне было как-то неловко признаться, что в своем возрасте я еще не знаю, что такое секс. Я не хотела, чтобы ты счел меня ненормальной.

Пряди влажных волос прилипли к ее лицу. Дэн нежно отвел их и в эту минуту понял, что любит ее. Ему все было мило в ней — ее наивность и честность, ее самоуничижающий юмор и то, как она покусывала нижнюю губу, когда нервничала, и как от души смеялась, когда ей было хорошо. Он любил каждый восхитительный дюйм ее тела.

— Быть девственницей… Этого не надо стыдиться. И я рад, что был первым.

— Рад? — спросила она, удивленная этим признанием.

— Знаешь, я думаю, что большинству мужчин приятно быть первыми, даже если они никогда в этом не признаются. В этом есть нечто от ощущения исследователя и завоевателя.

Что-то вроде первобытного: «Я — Тарзан, ты — Джейн».

— Моя мать говорила мне то же самое, но откуда мне было знать, что она права?

И тут в животе Мэри заурчало и лицо ее вспыхнуло от смущения, а Дэн улыбнулся. «Как он обаятелен и сексуален», — подумала Мэри.

— Похоже, ты голодна.

— Кажется, я не успела поесть на нашем вечере. Я была]слишком занята. Мне надо было за всем присмотреть и со всеми поговорить.

— Пойдем вниз, я соображу что-нибудь поесть.

Он заставил себя подняться, но Мэри потянулась, чтобы дотронуться до его руки, и заставила его снова лечь.

— Я надеялась, что мы повторим это. Я только-только полюбила это занятие.

Дэн рассмеялся и сжал ее в медвежьих объятиях. Впрочем, это были объятия не настоящего, а игрушечного медведя.

— Ты знаешь, что ты обворожительна и совершенно неотразима? — В подтверждение своих слов он снова поцеловал ее. — Я приготовлю яичницу с перцем, чтобы у тебя были силы для… продолжения. — При этих словах ее щеки вспыхнули. — Кроме того, — добавил он, — если мы продолжим прямо сейчас, тебе будет слишком больно, чтобы получать наслаждение.

Мэри подумала над его словами, потом спросила:

— Ты поджариваешь перец на неочищенном оливковом масле?

— Конечно, — отозвался он с лукавой усмешкой. — Я же говорил тебе, что у меня пристрастие ко всему нетронутому.

И, верные своему желанию, Мэри и Дэн занимались любовью еще не раз. Но как Мэри и предвидела, на ней начинали сказываться излишества этой ночи. Она чувствовала себя утом — ленной, и внутри у нее все болело.

Глядя на профиль спящего Дэна, она глубоко и удовлетворенно вздохнула, мысленно признавшись себе, что сделала то, чего поклялась никогда не делать. Она влюбилась в Дэна Галлахера, и влюбилась в него так же сильно и безоглядно, как старалась удержаться от этого чувства. Она не смогла противиться его нежности, его искренности, доброте, ранимости, от которой разрывалось сердце. Не говоря уже о его волнующей улыбке. А ведь она собиралась просто завести роман — без осложнений, без особой привязанности, легкий, безболезненный, ни к чему не обязывающий роман, внести в свою пресную жизнь немного чего-то волнующего. Она не рассчитывала на эту безумную влюбленность.

«Черт возьми!» — про себя воскликнула она, и по ее щеке скатилась одинокая слезинка.

Скверно было уже то, что она влюбилась, потому что ее роман не должен был ничего менять в ее жизни. У нее не было намерения выйти замуж за Дэна. Он бы потребовал больше, чем она могла ему дать, — ее дело, ее только что обретенную свободу, а с ней и положение независимой женщины.

Нет, она не могла дать ему того, что ему было нужно. Конечно, он еще ничего не сказал ей о своих чувствах. Пристально глядя на мягко гудящий потолочный вентилятор, Мэри гадала, погубила ли она свою бессмертную душу и будет ли теперь обречена гореть в аду за то, что отдалась мужчине, не состоя с ним в браке, совершив тем самым смертный грех. Кажется, это было вполне вероятным.

Конечно, теперь поздновато было размышлять об этом. Поздно раскаиваться и терзаться чувством вины. Для католички это чувство вины было чем-то врожденным. А для итальянки — так просто образом жизни. Так почему же она не испытывала раскаяния? Она рискнула своей бессмертной душой, обрекла себя на вечные муки, но была совершенно уверена, что не станет говорить на исповеди об этом своем прегрешении, не скажет о нем Джо.

Однако Мэри не сомневалась, что на этот раз ей не обойтись несколькими покаянными молитвами Пречистой Деве. И все же даже под страхом вечного проклятия, нависшего над ее головой из-за ее падения, она не раскаивалась, потому что эта ночь была восхитительной, пусть даже она и провела ее с мужчиной, который не был ее мужем. Католическая церковь косо смотрела на подобные вещи. Тем более что Мэри не собиралась за него замуж.

Но ведь Дэн и не просил ее об этом. София сказала бы: «Твоя беда, Мэри, в том, что ты всегда хочешь невозможного. Для каждого горшка есть своя крышка, и когда-нибудь ты найдешь подходящую для своего». Да, она нашла такую крышку. И эта крышка как нельзя лучше подошла ей, под этой крышкой все в ней мгновенно закипало.

«Но, — напомнила она себе, — я же могла бы вариться и в собственном соку без всякой крышки». Ведь Мэри и в дальнейшем намеревалась жить своей жизнью…


ШОКОЛАДНОЕ ПЕЧЕНЬЕ

2 стакана обычной муки, 3 яйца, 1 стакан растопленного сливочного масла, 2 стакана (с верхом) коричневого сахара, 2 чайных ложки ванилина, 1, 5 чайных ложки дрожжей, 0, 5 чайной ложки соли, 1 фунт горького шоколада, 1 стакан молотых грецких или пекановых орехов.

ШОКОЛАДНАЯ ГЛАЗУРЬ

0, 25 стакана растопленного масла, 1, 5 чайных ложки ванилина, 0, 5 фунта шоколада, 2 стакана кондитерского сахара, 2-3 столовых ложки молока.

Заранее разогреть духовку, доведя температуру до 200 градусов. Смешать муку, дрожжи и соль. На время отставить. В большой миске смешать масло, коричневый сахар и ванилин. Добавить яйца. Растопить шоколад на слабом огне, остудить и добавить к смеси c мукой. Продолжая мешать, добавить орехи. Смесь равномерно распределить по посыпанному мукой листу размерами 13 на 9, 2 дюйма. Выпекать в течение тридцати минут при 200 градусах. Остудить на проволочной подставке.

Приготовить глазурь. Для этого растопить шоколад на слабом огне. Смешать растопленное предварительно масло с шоколадом. Добавить ванилин. Снова хорошо размешать. Смешать молоко, с кондитерским сахаром. Взбивать, пока не получится однородная смесь. Покрыть глазурью готовый корж. Разрезать его на квадраты. Порция рассчитана на 24 двухдюймовых квадрата.

Глава 15

Дэн проснулся и потянулся с удовлетворенной улыбкой на лице, широко разведя руки, чтобы обнять женщину, но руки его встретили пустоту. Он посмотрел на стул, где накануне Мэри оставила свое платье, оглядел постель и пол, куда бросил ее нижнее белье, но не нашел ничего. Ни обуви. Ни сумочки. Ни самой Мэри.

Вскочив с постели, он схватил белый махровый купальный халат, висевший за дверью ванной, завязал пояс узлом и поспешил вниз. Вероятно, Мэри в качестве сюрприза решила приготовить для него завтрак.

Он вошел на кухню. Его и впрямь ожидал сюрприз! Там Мэри тоже не было.

— Черт возьми! — выругался Дэн, направляясь к стойке за кофейником. Его кофейник-автомат приготовлял для него особый кофе, специально поджаренный на французский манер. Его ожидал горячий кофе, богатый кофеином, как раз такой, как он любил. Сейчас он нуждался в нем больше, чем обычно. Наполнив свою керамическую кружку с надписью «Начинай свой день с восходом солнца. Прочитай „Балтимор сан“«, он оперся о стойку и задумался о прошедшей ночи. Она была потрясающей. Заниматься любовью с Мэри было настоящим чудом. Он чувствовал себя как юноша восемнадцати лет.

«Я мог бы босиком взобраться на Эверест, перескочить одним махом через самое высокое здание, переплыть Амазонку. Да, — подумал он, — любовь способна сотворить с человеком чудо. Она дает тебе ощущение того, что ты можешь все». С той минуты, как он понял, что любит Мэри, мир стал казаться ему прекрасным. Солнце теперь светило ярче, цветы пахли сильнее, и даже воздух стал прозрачнее.

Но что ему было делать с этой любовью? Мэри не хотела никаких прочных отношений, не хотела брать на себя никаких обязательств. Она желала сохранить свободу, свой теперешний образ жизни, и в этой жизни не было места для мужа. Вам! Эта мысль потрясла его как удар! Мужа! Откуда она явилась, эта мысль о муже?

Муж. Муж Мэри. Миссис Мэри Галлахер. Миссис Дэниел Галлахер.

По правде говоря, Дэну понравилось, как это звучит.

Но чего он хотел на самом деле? Снова стать не защищенным от боли, уже пережитой однажды? Когда он женился на Шэрон, то думал, что это навсегда. Они были так влюблены друг в друга. Но что-то в их отношениях разладилось. Неужели то же самое произойдет и у них с Мэри? Неужели его чувство, его любовь к Мэри, умрет мучительной, медленной смертью? Две честолюбивые женщины в жизни одного мужчины? Нет, такого не должно быть. И все же…

Даже если бы он и решился на это, что скажет Мэри? Она не нуждается в муже. О ее чувствах к нему Дэн мог только догадываться. Но ведь она позволила ему заниматься с ней любовью. И это после того, как прождала любви до тридцати трех лет… Это о чем-то говорило.

Дэн мерил шагами кухню, пытаясь решить, что делать. Солнце струилось в окно, люди спешили в церковь, туристы щелкали затворами фотоаппаратов. Жизнь казалась нормальной, но не была таковой. Больше не была. В его жизнь вошла Мэри Руссо. Она вошла в его сердце, и теперь ничего уже не могло быть прежним.

В то же время Дан был уверен, что если он предложит Мэри не брак, а нечто другое, то весь клан Руссо обрушит на него кары. Его может навестить даже дядя Альфредо, и это было бы еще полбеды по сравнению с визитом Софии. Скорее Дэн рискнул бы бороться с мафией.

О, черт возьми! Да, сейчас он был способен только чертыхаться, не имея возможности сделать ничего другого. Да он и не знал, что делать.

Надо снова лечь в постель. Дэн так и поступил.

Вернувшись в свою квартиру, Мэри отключила сигнализацию, установленную на днях хозяйкой. Ее чувства были взбудоражены. Она мечтала сейчас только, о горячей ванне, стакане холодного молока и дюжине коржиков с шоколадной глазурью. Шоколад оказывал на нее магическое действие. Благодаря ему мир обретал порядок, а перспективы дальнейшей жизни становились яснее.

Сбросив туфли на каблуках, Мэри направилась в спальню и заметила, что ее автоответчик яростно мигает. Табло показывало, что на нем записаны три сообщения.

— Дэн, — прошептала она, загипнотизированная маленьким красным огоньком. В груди у нее что-то оборвалось, а пульс стал неровным и частым. Она любила его, но в данную минуту не хотела бы разговаривать с ним. Сейчас Мэри чувствовала себя слишком уязвимой и неуверенной, не способной совладать со своими чувствами. Сейчас она могла бы согласиться на любое его предложение, включая предложение бросить ресторан и родить ему шестнадцать детей.

Браня себя за глупость, Мэри нажала на кнопку и услышала голос Энни: «Эй, привет! И как это было? Я полагаю, что прошлой ночью вы с Дэном занимались кое-какими делишками. Позвони мне. Я хочу знать все скабрезные подробности».

Мэри не смогла сдержать улыбки. Невозможно было не любить Энни. Она была чертовски последовательна!

«Мэри! — Голос ее матери звучал пронзительно и угрожающе, как иерихонская труба, и улыбка Мэри тотчас потускнела. — Где ты? Я звонила тебе прошлой ночью. Тебя не было дома. Уже девять часов утра. Ты должна быть дома, а не скитаться по городу, как цыганка. Позвони мне, как только войдешь. Мы волнуемся». — Наступила пауза. Потом голос матери зазвучал снова: «Никто не умер. Мальчик в порядке».

«Ну разве это не звучит ободряюще?» — подумала Мэри.

После столь жизнерадостного послания матери у нее едва хватило сил на следующее сообщение, но она пересилила себя в надежде услышать хорошие, а не скверные новости. Но надежды ее не оправдались.

«Эй, орешек! Это Джо. Послушай, мне надо кое о чем поговорить с тобой. Я тут поразмышлял, по правде говоря, основательно. И я… я думаю оставить церковь. Позвони мне. И пока никому ничего не говори. Особенно маме».

«Господи помилуй!»

Мэри схватила переносной телефонный аппарат и направилась в ванную. Ей был срочно необходим шоколад. Дюжины коржиков было недостаточно!

— Бабушку Флору арестовали, и мне пришлось ехать на полицейской машине в участок, как показывают в кино. Было так здорово!

Лицо Мэтью раскраснелось от возбуждения, когда он сообщил Мэри об этом. Она улыбнулась и прошла в холл дома своих родителей, закрыв за собой входную дверь.

Прошлой ночью Дэн отключил телефон, а иначе они бы услышали сообщение непосредственно из полиции. Мэри была рада, что этого не произошло.

— Ее арестовали за мелкое воровство в магазине, — добавил Мэт, явно гордясь тем, что стал невольным соучастником преступления бабушки Флоры.

Мэри перевела взгляд с ребенка на мать, стоявшую за его спиной и выглядевшую разъяренной и смущенной. Должно быть, настроение Софии не стало лучше после их утренней беседы по телефону, во время которой она упорно пророчила свою близкую кончину и была так убедительна, что Мэри бросила все и кинулась домой к родителям.

— Ну, Мэт, похоже, ты провел интересный вечер после того, как вы ушли из ресторана, — сказала Мэри, пытаясь придать происшествию шутливый оттенок, хотя и сомневалась, что Дэн сочтет забавным то, что его сын оказался втянутым в полицейское расследование. Она боялась момента, когда придется все ему рассказать.

— Флора с мальчиком рано ушли с вечера, — начала свое повествование София. — Я думала, она хочет зайти за лекарством от давления. Поэтому и не придала значения ее раннему уходу. Но она отправилась не за лекарствами. Эта безумная старуха решила сделать подарок Мэтью. Она слямзила водяной пистолет. В магазине был коп, и он поймал ее с поличным.

София воздела глаза к потолку и произнесла по-итальянски несколько нелестных слов по адресу свекрови.

Мэри подумала, что бабушка Флора всегда выбирает для своих шалостей не слишком удачные моменты.

— Это было так клево! — Глаза и все лицо Мэта сияли, как рождественская елка. — Я никогда прежде не видел настоящего копа так близко. У него были пистолет, бляха и все, что полагается. Конечно, мне не позволили оставить себе водяной пистолет. Думаю, они решили его использовать как вешдок.

«Мальчик слишком много смотрит передачу „Люди в синем“«, — решила Мэри и потрепала малыша по голове, взъерошив его волосы. По крайней мере Мэт не стал хуже оттого, что пережил это приключение.

— А где бабушка сейчас? — спросила Мэри. — Что с ней?

— Твоя бабушка спит. И она единственная в доме, кто может спать после вчерашней ночной эскапады. Должна тебе сказать, что все это было унизительно. Как только я вспомню, у меня начинает кружиться голова. Полицейские привезли их домой на своей машине с мигалкой. — София воздела руки к потолку. — И теперь все соседи узнают, что я приютила преступницу. О Мадонна! Это такой позор!

После того как Мэта отправили в гостиную, где он мог смотреть телевизор и не слышал их разговора, Мэри последовала за матерью в кухню и села там за стол.

— Я не думаю, что бабушка Флора — преступница, мама. Она старая женщина, которая почему-то не считает воровство преступлением. Я весьма сомневаюсь, что мистер Моресси будет настаивать на судебном разбирательстве. Он отлично ее знает. И совсем не стоило произносить такие слова в присутствии Мэта. Он очень любит бабушку.

— Моресси-то не будет. Но делу уже дали ход. Я больше не смогу ходить по улице с поднятой головой. То-то будет злорадствовать Нина Сантини после того, как ты разбила сердце ее сына. Я уже сказала твоему отцу, что нам придется переехать отсюда.

Фрэнк часто говорил о том, что желал бы быть похороненным поблизости от дома — так сильно он его любил. И Мэри подумала, что весьма маловероятно, что он согласился бы переехать, даже после того, как София разыграла свое представление. Лу давно уже встречался с женщиной, работавшей в химчистке, и Мэри была абсолютно уверена, что он не сохнет по ней.

— А где сейчас папа?

— В полицейском участке. Он играет в шары с одним из офицеров, думая, что таким образом ему удастся аннулировать полицейские записи, касающиеся кражи твоей бабушки, что бы там ни было написано.

Мэри подумала, что в этом нет особого смысла, раз против бабушки Флоры не было возбуждено дело. Бабушка Флора избежала позора и сомнительной славы Врага Общественности Номер Один.

— Думаю, тебе лучше забыть о переезде. Папа никогда на это не согласится.

София пожала плечами, понимая, что ее карта бита, и, налив горячий кофе в две чашки, одну передала Мэри.

— Знаю. Вот почему я сказала Фрэнку, что он обязан поместить Флору в какое-нибудь учреждение для душевнобольных. Она же безумная. Мы не можем позволить ей ходить и всюду воровать. Как это отразится на репутации семьи? Это же ненормальное поведение.

«А притворяться, что семья не имеет отношения к более серьезным преступлениям, нормально?»

Но Мэри прикусила язычок и не произнесла этого вслух.

София была очень привязана к своему брату, намного сильнее, чем к свекрови. Поэтому тост бабушки Флоры, произнесенный за здоровье невестки и сына, эта дань их долгому браку и семейному счастью, был не в счет.

— Бабушка Флора — безобидная старушка. Оставь ее в покое, мама. Ты слишком большое значение придаешь тому, что скажут соседи.

— А ты слишком мало об этом думаешь. — София вглядывалась в лицо дочери, стараясь разглядеть пресловутые признаки ее растленности. Не обнаружив таковых, она добавила: — Ты так и не сказала, где была прошлой ночью и утром, Мэри. Я начала беспокоиться, когда не смогла к тебе дозвониться.

Возможно, пуповина, связывавшая Мэри с матерью, и была перерезана тридцать три года назад, зато связывавшая их телефонная линия была в полном порядке. Даже после того, как Мэри съехала от родителей и поселилась отдельно, мать звонила ей не реже одного раза в день, а то и все пять раз. У нее не было никаких особых причин звонить так часто: она просто хотела знать, что делает Мэри, позавтракала ли она, вымыла ли посуду, почистила ли зубы. Все это было нормально и ничуть не угнетало Мэри до тех пор, пока она не начала встречаться с Дэном. Теперь же ей была необходима свобода, потому что у нее появилась личная жизнь.

Попивая кофе маленькими глотками, Мэри размышляла, можно ли сказать матери, что они с Дэном провели вместе ночь. И решила, что нельзя. Мэри была не в силах снова слушать лекцию матери о дойных коровах, молоко которых обладало свойством отбивать охоту жениться на них. Ведь София могла упасть замертво от шока, узнав, что Мэри щедро раздавала свое молоко, не хуже любого молочника.

— Сегодня утром я была на рынке, — солгала она в надежде на то, что София не станет ее расспрашивать о прошлой ночи, и моля Бога, чтобы он не слушал ее ложь. Право же, было неразумно взваливать смертные грехи на бедных и слабых людей.

— В воскресенье? Я не знала, что они в этот день открыты.

— Я заранее договорилась встретиться со своими поставщиками. После нашего вечера у меня мало что осталось.

Уж это-то по крайней мере было правдой.

София посмотрела на старые настенные часы выпуска 1950 года в виде кофейной чашки, висевшие на стене, и постучала себя по лбу.

— О Мадонна! Твоя бабушка так меня расстроила, что я потеряла голову. Я чуть не забыла о мессе! Отец Джозеф будет волноваться, если я не приду.

Мэри пыталась дозвониться Джо, но не смогла застать его. Она понятия не имела о его планах на ближайшее будущее.

Почувствовав облегчение, оттого что ее мать отвлеклась и думает о чем-то другом, она смотрела, как София поднимается со стула и спешит переодеться, чтобы идти в церковь. Месса была как раз тем, что требовалось этой женщине, чтобы успокоиться, если, конечно, Джо окажется на месте, чтобы отслужить эту мессу. После загадочного сообщения, оставленного им на автоответчике, Мэри уже ни в чем не была уверена.

Глядя в свою чашку с кофе и глубоко вдыхая его крепкий аромат, она гадала, почему Джо позвонил ей и что хотел сказать. Должно быть, произошло что-то ужасное, если он решил оставить церковь. Ей вдруг вспомнилась его стычка с Энни.

Неужели внезапно тормоза перестали действовать? Причина этому могла быть только одна: он все еще был влюблен в Энни.

Господи, твоя воля! Она это всегда подозревала, но и мысли не допускала, что это настолько серьезно…

Мэри не хотела бы находиться рядом с матерью, когда до той дойдет это известие. Уже то, что свекровь Софии приворовывала по мелочам, что ее дочь состояла в незаконной связи с мужчиной, за что была обречена вечно гореть в аду, было весьма скверно. Но с этим мать, пожалуй, была способна примириться. Но то, что ее драгоценный отец Джозеф готов был оставить церковь? И ради кого? Ради Энни Голдман? Это было нечто такое, чего София никогда бы не поняла и с чем она никогда бы не примирилась. Даже через миллион лет.

А узнав об этом, София была способна открыть огонь на поражение и пустить в ход тяжелые орудия. Мэри не хотела попасть под перекрестный огонь.

Дэн вошел в свой офис, напевая что-то старое, но очень славное и чувствуя себя на верху блаженства. Кто-нибудь мог бы заработать целое состояние, воспользовавшись его эйфорией, если бы догадался, в каком он настроении.

— Доброе утро, Линда.

Он остановился возле письменного стола секретарши, одарив ее широкой улыбкой.

— Сегодня, мистер Галлахер, вы выглядите довольным собой, — прокомментировала Линда, оглядывая его с головы до ног. — Обычно в понедельник утром вы не бывали таким жизнерадостным.

«Но ведь обычно у меня не бывало такой счастливой ночи с субботы на воскресенье», — хотел просветить ее Дэн, новоздержался.

— Вы и сами прелестно выглядите сегодня. Это новый свитер? Вам идет синий цвет. Вы должны носить синее почаще. Это подчеркивает цвет ваших глаз.

Вспыхнувшая от комплимента Линда чуть не свалилась со стула. Ей пришлось ухватиться за край стола, чтобы удержаться на месте.

— Б… б… благодарю вас! Да, он новый. Но как мило с вашей стороны, что вы это заметили.

А выражение ее лица говорило: «И как это странно!»

— Так что у нас на повестке дня? Какие-нибудь деловые встречи, о которых мне следовало бы знать заранее, прежде чем я составлю план на всю неделю? Свиные отбивные, которые мы знаем и любим?

Черт возьми! Дэн был сыт по горло этим ублюдским кулинарным отделом.

Он не мог больше ждать возвращения Розмари из отпуска, чтобы вернуться к своей прежней работе. Свиные отбивные и в подметки не годились свиной шкурке. Ни в малейшей степени!

Несмотря на шок, вызванный странным поведением босса, Линда не смогла сдержать улыбки.

— Думаю, мы уже все решили по этому вопросу: «Пусть боров сходит с ума от свинины».

— Верно! Мы что, были пьяны вдребезги, когда разработали такой лозунг? Я что-то не помню.

— Вовсе нет. Я думаю, в тот день вы выдали на-гора максимум своих знаний о свинине.

Усевшись на край стола секретарши, Дэн посерьезнел.

— Вам нравится ваша работа, Линда? Вы чувствуете, что она требует от вас вдохновения и сноровки? Вы чувствуете себя полезной? Я хочу, чтобы вы знали, что в эти последние несколько месяцев вы оказали мне огромную помощь, и я ценю это. Без вас я не смог бы провести этот конкурс по блюдам из говядины.

Женщина из Бетезды одержала победу, посрамив всех своим особым рецептом бефстроганов. И Дэн был вынужден признать, что рецепт был и вправду недурен… конечно, для Рубленого мяса, потому что бефстроганов был рубленым.

— Да, мне нравится моя работа! А особенно то, что вы позволили мне участвовать в ней творчески и стать более полезной для отдела.

— В том-то и дело! Как насчет того, чтобы написать обзор о свинине на этой неделе? А я должен закончить статью, которая откроет нам новые возможности. Что вы думаете о монгольской кухне, о которой нами еще не было сказано ни слова? Думаю, что эта работа займет у меня большую часть утра.

Ее глаза заблестели, а лицо разрумянилось от возбуждения и предвкушения.

— Благодарю вас, мистер Галлахер! Не могу поверить, что вы настолько мне доверяете.

— Вас здесь недооценивали, Линда. Я собираюсь поговорить с Уолт… с мистером Байерли о вашем повышении еще до того, как вернется Розмари.

Дэн размышлял об этом в последнее время. Таланты Линды пропадали зря, пока она прозябала помощницей Розмари.

— Повышении?

Линда поднесла руку к горлу и, бессловесная, только смот — рела на Дэна. Ему показалось, что сейчас у нее брызнут слезы.

— Ну, ну! Я не могу обещать, что он это сделает, но попытаюсь его уговорить. И отредактирую ваш материал. Поэтому приготовьтесь к моей конструктивной критике. Ведь редактировать чужой материал — кошмар для любого пишущего человека.

— Я все сделаю. И благодарю вас! Не знаю, что вы ели сегодня на завтрак, но надеюсь, что теперь вы будете употреблять это ежедневно.

Хмыкнув, Дэн ответил:

— Я тоже надеюсь.

Входя в свой кабинет, Дэн старательно и плотно закрыл за собой дверь. Бросившись к письменному столу, он поднял трубку телефона и набрал номер Мэри, попутно снимая куртку.

Она оставила сообщение на его автоответчике, в котором поведала об эскападе бабушки Флоры и инциденте с полицией. Его сын, захлебываясь, рассказал ему все подробности, когда он позвонил на квартиру Руссо, и Дэн решил, что этот опыт не повредит Мэту. Парень был так возбужден и настолько полон энтузиазма после встречи с копами Балтимора, что теперь даже мечтал о карьере полицейского.

Дэн не мог дождаться минуты, когда вновь услышит голос Мэри. Он уже скучал по ней. Но намеренно выдержал паузу до нынешнего утра, чтобы позвонить ей, так как не хотел, чтобы она думала, что он оказывает на нее давление.

Когда Мэри ответила, сердце его сделало скачок.

— Эй! Привет! Рад, что успел поймать тебя, пока ты еще не ускакала в ресторан.

— Но ведь сейчас всего девять часов утра, Дэн. — По ее голосу чувствовалось, что этот разговор ее забавляет, но в нем звучало и что-то еще. Пожалуй, он показался Дэну счастливым. — К тому же сегодня понедельник. Помнишь? Кроме того, я никогда не прихожу туда так рано. Марко по утрам сжигает творческий порыв, а в таких случаях он терпеть не может, когда я путаюсь под ногами.

— Я скучаю по тебе.

Ее голос стал нежнее.

— И я скучаю. Субботняя ночь была для меня особенной.

— Для меня тоже. Почему же ты сбежала до моего пробуждения? Твой побег испортил мне весь день.

Они с Мэтом провели воскресенье за телевизором, смотря один футбольный матч за другим, но Дэн не мог сосредоточиться на игре. А это было совсем не похоже на него, особенно когда играли «Иволги».

Он почувствовал, что Мэри улыбается, Дэн даже был в этом уверен.

— Я подумала, что если не уйду, то весь день проведу в постели с тобой, а это была не такая уж хорошая идея.

— И кто это говорит?

— Я это говорю. А почему бы тебе попозже не прийти ко мне? Я придумаю для нас какой-нибудь ленч.

— Конечно, что-нибудь итальянское?

Тем единственным итальянским, чего он хотел, была она.

— Помнится мне, ты говорил, что тебе нравится все итальянское. Или это просто был такой момент?

Вспомнив, чем он в тот момент занимался, Дэн с трудом проглотил комок в горле.

— Ты сейчас обнаженная и в постели? Я должен мысленно видеть тебя, пока разговариваю с тобой.

Она рассмеялась:

— Не хочу разжигать твоего болезненного любопытства. Нет, я не обнаженная. Но, правда, на мне совершенно прозрачное черное неглиже.

— Я не могу надеяться, что оно все еще будет на тебе, когда я приеду на ленч?

— Да, не думаю, что буду в нем.

— Черт возьми! Ты опять отразила удар.

— Но я подумываю надеть то красное платье, о котором ты спрашивал.

— Платье с разрезами?

Это сообщение вызвало у Дэна нечто большее, чем просто интерес, и он заерзал на стуле. Статья о монгольской кухне была напрочь забыта.

— Да, то самое.

— А можем мы поесть пораньше? Скажем, часов в десять?

Его нетерпение позабавило Мэри, и она снова рассмеялась.

Этот сексуальный смех вынудил Дэна потянуться за носовым платком и отереть повлажневший лоб.

— Ну, можем, только это не будет ленчем. Тогда, я думаю, обойдемся закусками.

Дэн застыл, словно окаменевший древесный ствол, и бросил взгляд на часы.

— Буду через тридцать минут.

— А я-то думала, что ты очень хочешь меня видеть.

Мэри повесила трубку, а Дэн сорвался со стула и ринулся к двери, держа свой кейс перед собой как щит.


СЫР БРИ, ЗАПЕЧЕННЫЙ С АБРИКОСАМИ

2-4 фунта круглого сыра бри, 1 маленький горшочек абрикосового джема, рубленый миндаль или пекановые орехи.

Сыр бри уложить в жаростойкую посуду и запекать в духовке при 180 градусах примерно двадцать минут, пока он не размягчится. Вынуть из духовки и сверху украсить глазурью из абрикосового джема, покрыв ею всю поверхность запеченного сыра. Посыпать сверху порубленным миндалем или пекановыми орехами. Поставить в духовку и слегка подогреть.

Подавать на сервировочном блюде, украсив по периметру ломтиками свежих или консервированных абрикосов вместе с небольшими кусочками итальянского хлеба или французского багета.

Глава 16

— Ну, как твое свидание с Дэном? Хорош он в постели?

Хочу услышать все интимные подробности. Не вздумай что-нибудь пропустить.

«Главное в Энни, — подумала Мэри, — это то, что она всегда берет быка за рога».

Наполнив ее и свой стаканы первосортным бордо, Мэри откинулась на спинку дивана, размышляя, насколько откровенной она может быть со своей лучшей подругой.

— Он был восхитителен. — Мэри не могла скрыть своего счастья. Это чувствовалось по ее голосу. — Он внимателен, деликатен, романтичен, очень чувствителен и заботлив. И так было оба раза.

— Оба раза! — Глаза Энни широко распахнулись. — Ты хочешь сказать, что встречалась с Дэном дважды?

Улыбка Мэри была вызывающе дразнящей.

— Большую часть вчерашнего дня мы провели в постели и занимались любовью.

При этом воспоминании щеки ее зарделись нежным румянцем. Энни, явно заинтригованная, присвистнула.

— Ну, должна сказать, ты меня удивляешь, дорогая. После тридцати трех лет воздержания и пренебрежения сексом ты теперь спешишь наверстать упущенное.

Потянувшись к блюду с запеченным сыром бри, стоявшему на столике, Мэри захватила несколько кусочков итальянского хлеба с сыром и абрикосовым джемом и положила один из них в рот.

— Иногда я и сама на себя удивляюсь.

Энни усмехнулась:

— Ну, тогда это и вправду стоит отпраздновать. — Она подняла свой бокал. — Я горжусь тобой. Наконец-то ты совершила поступок, рискнула. Это хорошо.

— Хорошо? — Мэри задумчиво цедила вино маленькими глоточками. — Надеюсь, что ты права.

Потому что влюбиться в Дэна было легко, но что это сулило им обоим в будущем — еще вопрос, и она опасалась, что это увлечение может причинить им обоим боль.

— Конечно, хорошо. Дэн — потрясающий парень. И он без ума от тебя.

С губ Мэри слетел вздох. Она нахмурилась.

— Дэн — чудо, совершенно с тобой согласна. Я только беспокоюсь о том, что мы по-разному воспринимаем наш роман.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Он предложил мне познакомиться с его матерью. Завтра мы едем в Гейтерсберг.

Они собирались отправиться туда втроем: она, Дэн и Мэт. Как семья. Когда вчера он сказал Мэри, что Мэт не пойдет в школу, потому что хочет повидать бабушку, и спросил ее, сможет ли она поехать с ними, она не нашла в себе сил сказать «нет». Но перспектива встретиться с матерью Дэна приводила ее в ужас. Мэри понимала, что это может значить.

— Ну, я думаю, это только справедливо, если учесть, что твоя мать пригласила Дэна в воскресенье на обед. — Энни не смогла сдержать улыбки, видя, что Мэри это вовсе не радует. — Ведь это означает, что София решила принять его в семью и раскрыть ему объятия.

— Это была идея папы. Ему нравится Дэн. Я пыталась объяснить ему, что наши отношения не настолько серьезны, но он настоял на том, чтобы Дэн и Мэт встретились с остальными членами семьи. Мама как раз не была от этого в вос торге.Мэри тоже ничего хорошего от этой встречи не ожидала.

Это было для нее тяжким испытанием.

Дэн же, напротив, был на подъеме. Можно было себе представить, что за этим последует, Этот человек просто лез на рожон.

— Похоже, дорогая, что ваши отношения серьезны. Если уж он собирается познакомить тебя с матерью, а ты представить его всему семейству Руссо…

— То, что у нас с Дэном роман, вовсе не значит, что мы собираемся пожениться. Я достаточно ясно изложила ему свои взгляды на брак, прежде чем лечь с ним в постель.

Потягивая вино, Энни задумчиво созерцала подругу и все сильнее хмурилась.

— Прежде всего, Мэри, ты должна знать, что два или три совокупления еще не значат, что у вас роман. Для того чтобы упрочить это состояние, вы должны встретиться еще несколько раз. А то, что ты изложила ему свои взгляды, вовсе не значит, что ты не лжешь самой себе. Ты влюблена в Дэна Галлахера. Я убеждаюсь в этом каждый раз, когда ты упоминаешь его имя. К чему это отрицать? Кроме того, Дэн — потрясающий малый. Если ты его любишь, тебе следует выйти за него замуж.

Энни была слишком проницательна. Но ведь она была такой и тогда, когда речь шла о ее собственных отношениях с мужчинами.

— Ладно, пусть так. Я люблю Дэна. И что? Это вовсе не значит, что наш брак будет счастливым. Он считает, что место женщины — дома, а я вовсе не хочу становиться копией матери. Я изо всех сил старалась обрести независимость и просто не представляю, что могла бы с этим расстаться.

Были и другие моменты, которые Мэри не хотела обсуждать с Энни. Ну, например, то, что Дэн отрицал религию, и то, что он ни разу не сказал, что любит Мэри. Была и еще одна немаловажная деталь. Он ни разу ни словом не обмолвился о возможном браке.

«Но я ведь и не хотела этого», — напомнила себе Мэри.

Судя по всему, она была временным явлением в жизни Дэна. Так почему бы не насладиться этим временем? Мэри и сама не хотела связывать себя обязательствами, не хотела никаких уз, никаких длительных отношений. Но почему тогда ее задевало то, что Дэн не говорил ей о своих планах?

— Быть независимой — совсем не значит отрицать все остальное. Поверь мне, я знаю, что говорю.

— Это потому, что ты всегда была независимой, Энни. Ты всегда знала, чего хочешь, и всегда поступала по-своему. Ты отважная, ты всегда была готова идти на риск. А я только начинаю расправлять крылья, осознавать себя и узнавать то, что тебе было известно все эти годы.

— Ты ошибаешься, — возразила Энни, похлопывая подругу по руке, и брови ее озабоченно сошлись на переносице. — Твоя неповторимость и делает тебя такой, какая ты есть. Так радуйся этому, празднуй это и не пытайся ничего изменить. Ты не можешь быть такой, как я, а я не могу стать тобой. Вот почему мы так прекрасно ладим.

— Но ведь именно ты меня уговаривала пуститься во все тяжкие. Именно ты убеждала меня «прыгнуть в постель». Кажется, так ты это называла?

— Тебе пора было расстаться с невинностью, Мэри. Цветочки хорошо выглядят на клумбе или на дамской шляпке. Но хранить «цветок невинности» в неприкосновенности до таких лет нелепо. А теперь ты преодолела свой страх интимных отношений с мужчиной.

— Но ведь то, что я рассталась с невинностью, вовсе не значит, что я готова вступить в брак и связать себя на всю жизнь. — Мэри покачала головой. — Эта мысль пугает меня. Я не готова к браку. Энни вздохнула:

— Жизнь — это риск, дорогая Мэри. Гарантий никто не дает.

Мэри понимала правоту подруги. Однако это не убедило ее настолько, чтобы изменить свой образ мыслей.

Ленор Галлахер уже ожидала гостей на ступеньках крыльца, когда Дэн в среду днем затормозил на подъездной аллее. Рыжеволосая женщина в ярко-синих свободных брюках и красном свитере махала им рукой и улыбалась, по-видимому, приятно взволнованная предстоящей встречей с сыном и внуком.

Мэри хотела бы испытывать хоть половину энтузиазма миссис Галлахер. Но она только нервничала в ожидании встречи с матерью Дэна.

— Бабушка! — закричал Мэт в открытое окошко машины. — А где Спэнки?

Внезапно маленькая черно-белая собачка громко залаяла и принялась подпрыгивать на месте, как на цирковом представлении, а Дэн с улыбкой смотрел на Мэри.

— Спэнки — бостонский терьер моей матери, — пояснил он. — Я подарил ей собаку три года назад, чтобы она не чувствовала себя такой одинокой, оттого что живет одна.

— Очень предусмотрительно с твоей стороны.

Мэри показалось, что в его голосе прозвучала досада, когда он сказал:

— Да, собака избавляет меня от чувства вины, ведь я навещаю маму не так часто, как следовало бы.

Как только они вошли, миссис Галлахер заключила Мэри в дружеские объятия.

— Дэн так много рассказывал мне о вас! У меня такое чувство, что я уже давно вас знаю. Входите и будьте как дома.

«Дэн говорил обо мне с матерью?»

— У вас прелестный дом, — сказала Мэри и поймала себя на том, что мать Дэна ей симпатична.

Из того немногого, что Дэн рассказывал ей о матери, Мэри заключила, что встретит особу холодную и отчужденную, но у этой женщины были добрые глаза и теплая улыбка. Она была такой же доброжелательной и гостеприимной, как любой представитель семьи Руссо.

— Дом старый и нуждается в ремонте, как и его владелица.. — Она рассмеялась, показав две ямочки на щеках, точнотакие же, как у сына. — Но я не хочу тратить на это деньги. Я думаю, что скоро уже переселюсь в лучший мир.

Дэн обнял мать и поцеловал в щеку.

— Ты прекрасна, как старое вино, мамочка. И ты все еще красивая женщина.

— Надеюсь, вам известно, Мэри, что ирландцы — величайшие льстецы на свете, — сказала мать Дэна, с чувством похлопывая сына по щеке. — Но нам, женщинам, это нравится. Верно?

По-видимому, все недоразумения, если они и были между матерью и сыном, остались в прошлом, и Мэри почему-то почувствовала облегчение. Зная, каким безрадостным было детство Дэна, она не представляла, чего можно ждать от встречи его с матерью.

— Приезжай в Балтимор и живи с нами, бабушка, — сказал Мэт, обнимая старую женщину за талию. — Когда привыкнешь, это не так уж страшно. И я смогу познакомить тебя с бабушкой Мэри. Ее зовут бабушка Флора, она славная и состоит на учете в полиции как преступница.

Покраснев до корней волос, Мэри бросила на Дэна сердитый взгляд, потому что он не смог сдержать смеха.

Ленор, которую это замечание позабавило, улыбнулась и взъерошила волосы внука.

— Как бы соблазнительно это ни звучало, Мэт, скажу, что и твоему отцу, и мне нужна независимость. Я привыкла жить одна. Мы со Спэнки прекрасно ладим. И я веду активный образ жизни. Много времени провожу за работой в церкви и еженедельно посещаю свой клуб.

По-видимому, мать Дэна не разделяла отношения своего сына к религии.

— Вы посещаете католическую церковь? — спросила Мэри, как только они устроились в гостиной.

Это была приятная комната с двумя мягкими креслами и квадратным кофейным столиком со стопкой журналов и свечами, а также удобным диваном, обитым зелено-белой клетчатой тканью. Дом выглядел обжитым, и Мэри сочла его уютным и привлекательным.

Передав Мэри фарфоровую чашку с кофе, миссис Галлахер кивнула:

— Да, религия очень важна для меня. Я бы только хотела, чтобы и мой сын разделял мои чувства.

Отпустив пару критических замечаний в адрес матери, Дэн успокоился. Он сидел, откинувшись на спинку дивана, скрестив ноги и барабаня пальцами по коленке.

— Разве церковь бывает с нами, когда мы особенно нуждаемся в ее помощи, мама? Я бы чувствовал себя лицемером, если бы вдруг вернулся в ее лоно.

Ленор Галлахер тяжело вздохнула.

— Твой отец, Дэнни, умер давным-давно. Ты не должен винить Господа за смерть Дрю. Возможно, конгрегация недостаточно поддержала нас, не так, как могла бы. Но ведь в то время мы не посещали мессу регулярно. Поэтому мы и не могли ожидать большего, чем давали сами. Право же, тебе следует изменить свои взгляды, сынок. Душу надо питать так же, как тело.

Дэн пожал плечами:

— Слишком помпезно, если хочешь услышать мое мнение. Слишком много ритуалов и слишком мало сострадания…

«Однажды нечто подобное Энни сказала Джо, — вспомнила Мэри. — Между ними в тот раз разгорелся ожесточенный спор».

— А как вы, Мэри? — спросила мать Дэна, явно разочарованная тем, что ей не удалось переубедить сына. — Посещаете церковь?

Мэри переводила взгляд с сына на мать и обратно. Ей не хотелось быть втянутой в эти разногласия, длившиеся уже много лет.

— Хоть мой брат и священник, признаюсь, что я не каждое воскресенье посещаю мессу, миссис Галлахер. Но религия всегда занимала большое место в моей жизни и в жизни моей семьи.

Старшая из дам, по-видимому, была довольна ответом, а Дэн вдруг задумался, как будто ему внезапно пришло в голову нечто такое, о чем он не размышлял прежде.

— А теперь, если вы меня извините, я удалюсь на кухню, похлопочу об обеде. В вашу честь, Мэри, я приготовила настоящий итальянский обед.

С лица Дэна сошла вся краска, он воскликнул:

— Мама! Я думал, мы договорились, что ты поджаришь гамбургеры на гриле.

— Знаю, дорогой, что договорились, но я подумала, как будет славно, если Мэри попробует мою стряпню. А раз она итальянка…

— Это очень мило с вашей стороны, миссис Галлахер, — поспешила вмешаться Мэри, не давая Дэну возможности сказать грубость матери и ранить ее чувства. — Мне никогда не надоедает итальянская кухня. Как вы могли догадаться, я предпочитаю ее всем другим.

— Я на это и надеялась, — ответила миссис Галлахер со всей возможной теплотой и скрылась на кухне.

— Да ты спятила, если поощряешь ее, — произнес Дэн шепотом. — Я ведь не взял с собой таблетки от изжоги, а нам предстоит есть мамину итальянскую стряпню! — Выглядел при этом он скверно. — Меня тошнит при одной мысли об этом. — Дэн преувеличенно трагическим жестом прижал ладонь к животу.

— Сейчас не время играть роль ресторанного обозревателя и критика, Дэниел Галлахер. Я уверена, что твоя мама основательно потрудилась, чтобы приготовить обед для нас. И даже если у него будет вкус подошвы, мы съедим его и скажем ей, что он замечательный. Это необходимая дань вежливости.

— Когда это ты успела стать такой доброй?

Дэн заключил ее в объятия и поцеловал так, что у Мэри перехватило дыхание и она была не на шутку сконфужена.

— Хорошо, что твой сын играет на улице с собакой, а мама занята на кухне, потому что ты не должен так целовать меня в присутствии семьи. Разве я не права?

Дэн огляделся:

— Да здесь ведь никого нет.

— Ты знаешь, что я имею в виду. Они могли бы неправильно истолковать это.

Его улыбка показалась ей лукавой и дразнящей.

— О, ты хочешь сказать, что они могли бы подумать, что мы были вместе в библейском смысле? Ну, ведь это было бы так кстати в связи с разговором о религии. Тебе так не кажется?

— Стыдись! Моя мать обвинила бы тебя в богохульстве, если бы услышала, что ты говоришь.

«А потом она вынула бы свои четки». Никто на свете не мог перебирать их быстрее Софии Руссо, когда она была в настроении принести искупление.

— И что за наказание меня ожидает?

Мэри подумала с минуту, потом ответила:

— Конечно, исповедь. И еще тебе пришлось бы по меньшей мере двадцать пять раз прочесть «Пречистую Деву». А может быть, и больше.

Дэн принялся читать молитву собственного сочинения:

— Прелестная Мэри, светлая челом, ты рождаешь жар в моих чреслах… — Он слегка прикусил ее нижнюю губу. — Благословенны плоды, — он сжал ее груди руками, не замечая гримаски неодобрения на ее лице, — твоего сладостного тела.

— Прекрати! — Мэри хлопнула его по рукам, заставив замолчать. — Ты ведешь себя отвратительно. В любой момент может войти твоя мама.

— И что? Мы взрослые люди и вольны в своих действиях.

— Но такое объяснение не удовлетворило мою мать, если ты помнишь, — попыталась урезонить его Мэри, и они оба вспомнили ту ночь, когда София обвинила Дэна в попытке совершить насилие над ее дочерью. — А если ты будешь вести себя так в Христово воскресенье, то все члены клана Руссо и Грациано накинутся на тебя.

Эта угроза была страшной.

Подмигнув и усмехнувшись, Дэн возразил:

— Пока ты со мной, малышка, я как-нибудь справлюсь с ними.

— Твоя подруга Мэри очень мила, Дэн. Она мне нравится. — Ленор вытерла пот со лба краем передника. — Похоже, у нее есть голова на плечах. Она разумная и уравновешенная, в отличие от всех этих вертушек.

С тех самых пор, как Дэн развелся с женой, его мать не упускала случая заклеймить Шэрон такими словами, как «эта женщина» и «эта шлюха», как нельзя лучше выражавшими ее отношение к бывшей жене Дэна. Правда, она проявляла сдержанность при Мэте и в его присутствии держала язык за зубами.

— Я рад, что Мэри нравится тебе, потому что мне она тоже нравится.

Дэн попытался взять себя в руки и промолчал, видя, как его мать сыплет корицу в соус для спагетти и тщательно перемешивает его.

Вытерев руки бумажным полотенцем, Ленор повернулась к сыну. Лицо ее выражало вопрос.

— Похоже, что Мэри хорошо ладит с Мэтом. Думаю, она умеет с ним обращаться. Я права?

Его сын предложил Мэри поиграть в скраббл, и теперь они сражались в гостиной и, судя по их смеху, наслаждались игрой вовсю.

— Она очень терпелива. Между ними нежная привязанность. И она обожает свою семью.

— Это звучит серьезно, — ответила Ленор, садясь за кухонный стол и предлагая сыну присоединиться к ней, по-видимому, ожидая, что он объявит ей о своих намерениях.

Дэн несколько разочаровал ее.

— Пока еще ничего не решено. Я не вполне уверен в чувствах Мэри, но сам я без ума от нее.

— Почему ты говоришь, что не уверен в чувствах Мэри? Я заметила, как она смотрит на тебя. Она смотрит как влюбленная женщина.

— Мэри не хочет длительных и постоянных отношений. Она рада, что дело ее идет успешно, и пока не желает связывать себя прочными узами.

Немного поколебавшись, Ленор спросила:

— А ты сам уверен, что любишь ее?

— Да, хотя я еще не говорил ей о своих чувствах. Думаю, что Мэри придет в ужас, если я заговорю о прочных и длительных отношениях. Поэтому я и не пытался говорить об этом.

— Ты поймешь, когда наступит время заговорить.

Втайне завидуя уверенности матери, Дэн потянулся к ней и сжал ее руку:

— Я скучал по тебе, мама. Мне жаль, что я редко навещаю тебя. Я слишком занят работой и заботами о Мэте.

Ленор благодарно взглянула на сына, а затем посмотрела в сторону гостиной. Глаза ее заблестели.

— Мальчик просто в восторге. Могу заверить тебя, что Мэри ему нравится. Скажи, Мэт задает тебе вопросы о… ну, ты знаешь о чем?

— Теперь не так часто. Думаю, уже не надеется, что Шэрон вернется. — Наконец-то Мэт перестал считать, что мать бросила его по вине Дэна. — Не понимаю, как мать может бросить своего ребенка.

Ленор покачала головой.

— Знаю, что и у нас с тобой были проблемы, Дэн, и до, и после смерти твоего отца, но, надеюсь, ты всегда знал, что я люблю тебя.

Дэн не видел смысла в том, чтобы ворошить прошлое. Как и Мэт, он научился принимать неизбежное и прощать.

— Ты всегда была хорошей матерью. Мэт и я рады, что ты у нас есть, мама.

Глаза Ленор наполнились слезами, и она погладила сына по щеке.

— Я люблю тебя, Дэнни. Будь счастлив. Ты заслуживаешь счастья.

Я стараюсь, мама, стараюсь быть счастливым. Я стараюсь изо всех сил.


ЖАРЕНАЯ СВИНИНА А-ЛЯ РУССО

1, 5-1, 6 фунта свиной вырезки, 3 зубчика чеснока, нарезанного тонкими ломтиками, соль и перец по вкусу, 2 стакана яблочного вина, сока или сидра.

Уложить свинину на сковороду. Нашпиговать мясо чесноком. Посолить и поперчить. Прежде чем поставить свинину жариться в духовке при 180 градусах, полить яблочным вином. Запекать в течение 25-30 минут на каждый фунт мяса. По мере того как мясо жарится в духовке, его время от времени поливают оставшимся яблочным вином, чтобы оно не подсохло.

Когда жаркое будет готово, вынуть его из духовки и выложить на блюдо.

Приготовить подливку из мясного сока и яблочного вина. Для густоты добавить немного муки. Если потребуется, добавить еще яблочного вина или сока. В подливку можно добавить свежих или консервированных, нарезанных пластинками грибов.

Подавать, полив мясо подливкой и измельченными тушеными грибами.

Глава 17

В своей мягкой фетровой шляпе, черном костюме в узкую полоску и черном кашемировом пальто, наброшенном на плечи, Альфредо Грациано выглядел именно так, как и хотел выглядеть, — отпетым мафиози.

Входя танцующей походкой в гостиную дома Руссо, он приветствовал всех улыбочкой и кивком головы, достойным папы римского.

На языке мафии «отпетый» означает, что этот человек совершил по заданию мафии убийство, а возможно, и не одно, и доказал свою лояльность.

Правда, мнение Мэри об «отпетых» было совершенно иным и отличалось от мнения дяди Альфредо. Альфредо был, конечно же, отпетым. К досаде всего клана Руссо, он был отпетым до такой степени, что это доводило Мэри чуть ли не до помешательства, особенно когда он многозначительно и лукаво намекал на свою связь с семьей Готти. Каждый раз, когда ей приходилось представлять его знакомым, Мэри сжимала зубы до скрежета.

Целуя старика в пухлую отвислую щеку — Альфредо никогда не отказывался от сдобного теста, — Мэри заставила себя улыбнуться.

— Дядя Альфредо, мне хотелось бы познакомить тебя со своим другом Дэном Галлахером.

Дэн протянул руку:

— Приятно познакомиться. Я много слышал о вас. «Большое преувеличение и большая ошибка», — подумала Мэри, вспоминая, сколько раз она предупреждала Дэна о том, что ее Дядюшка Альфредо отличается, мягко говоря, оригинальностью.

Неужели Дэну было на самом деле приятно? Он улыбался. Альфредо тоже протянул руку, но вовсе не для пожатия. Он ждал, что молодой человек поцелует ее в знак почтения.

— Вы можете звать меня доном Альфредо, — представился дядя, и золотое кольцо на его пальце подмигнуло в свете плафона, будто, как и Мэри, сочло всю эту сцену абсурдной.

Если Дэн и видел хоть одну из трех серий «Крестного отца», то ничем не показал этого и только пожал протянутую руку, не оказав дону надлежащего почтения. Мэри была искренне убеждена, что Марио Пьюзо в эту минуту перевернулся в могиле.

— Нам так жаль, дядя Альфредо, что ты не был на нашем праздничном вечере, на годовщине свадьбы родителей. — Дядюшка предпочитал, чтобы его звали не Альфредо, а Фредо, как в кино, но Мэри не хотела потрафлять ему.

— У меня были неотложные дела. Ты же знаешь, — сердечно пожимая протянутую руку, вздохнул он, — бывают предложения, от которых невозможно отказаться.

Если бы здесь присутствовал Марлон Брандо, он был бы польщен. Единственное, чего не хватало в представлении дяди Альфредо, — это ватных шариков, которые Брандо держал за щеками, чтобы сделать свою речь шамкающей.

Дэн искоса посмотрел на Мэри, и его глаза весело блеснули при виде ее страданий.

— Я говорила, что дядя Альфредо работает на «Автомир Луи Счастливчика»? Он продает машины. Верно, дядюшка?

Намеренно не отвечая на вопрос Мэри, старый джентльмен обхватил Дэна за плечи и заговорщическим шепотом спросил его:

— Мы ведь не все говорим женщинам, понятно?

Прежде чем Дэн успел ответить, появилась София, обняла брата и смачно поцеловала его в губы. Глаза ее сияли неподдельной нежностью.

— Тебе не стыдно, Фредо, что ты не пришел на мой праздник? Хорошо хоть, что пришел сегодня познакомиться с новым другом Мэри. Это тот, о котором я тебе говорила.

— Ирландец? — Глаза Альфредо превратились в щелочки, и он принялся разглядывать репортера, будто только что увидел его. — Ты хочешь, чтобы я вышел и поговорил с ним наедине?

Смеясь, София покачала головой:

— Нет, Мэри решила хороводиться с Дэном, и мы поддерживаем ее в этом решении. Хоть Дэн и ирландец, но Фрэнк считает, что Мэри пора замуж, пора определиться и завести деток.

Выражение лица Софии говорило убедительнее всяких слов: она не была рада этим отношениям, но соглашалась их признать.

Мэри вспыхнула, лицо ее запылало, как начинка пиццы в духовке. Она не смела поднять глаз на Дэна, чтобы не встретиться с ним взглядом. Она не сомневалась, что он чувствует себя таким же униженным, как и она.

— Мама! Мы с Дэном только друзья и вовсе не «хороводимся», как ты по старинке выражаешься. Мы не собираемся пожениться. Поэтому замолчи. Ты меня ставишь в неловкое положение.

— Что? — Широко раскрытые глаза матери выражали искреннее непонимание. — Разве этот человек пришел сюда не для того, чтобы познакомиться с твоей семьей? Он ведь нравится тебе. Это так? И ты ему тоже. А что? Что я такого сказала?

Обняв Мэри за плечи, Дэн нежно сжал их и усмехнулся:

— Вы совершенно правы, миссис Руссо. Мне очень нравится Мэри.

Мэри бросила на Дэна убийственный взгляд, означавший: «И ты, Брут!»

— Видишь, — обратилась к ней мать, — этот человек не стыдится своих чувств. Беда Мэри в том, что она слишком сурова, — пояснила София, как если бы она и Дэн были союзниками в какой-то грандиозной интриге. — Иногда это дает обратный эффект, как было с Марком Форентини. Этот человек был славной добычей, но разве моя дочь пожелала с этим считаться?

— Мама!

Мэри чувствовала, что сыта по горло откровениями матери. Она хотела сейчас только одного — чтобы лохматый оранжевый ковер ожил и поглотил ее заживо.

— А что? Что я такого сказала? — София уставилась на дочь, качая головой. — Я только пытаюсь тебе помочь.

Когда Мэри оказалась в безопасности кухни, она бросилась прямо к горшку, в котором на слабом огне томился соус.

Она подняла крышку и помешала его. Аромат орегано и базилика заполнил кухню и слегка успокоил Мэри.

Стряпня всегда помогала ей справиться со стрессом. Господи!

Напряжение никак не покидало ее. Когда несколькими минутами позже за спиной у нее появился Дэн и поцеловал в шею, напряжение не спало, а, напротив, только усилилось. Но это было уже напряжение другого рода.

— Похоже, твоя мать попала в яблочко. Думаю, теперь я ей нравлюсь, — сказал он, и Мэри почувствовала, что он слишком рад повороту событий, и от этого ей захотелось закричать.

Почему так получалось, что все жаждали одобрения Софии?

Эта женщина раздавала благословения, словно сам папа римский. Даже такие умные и непростые люди, как Дэн, прислушивались к ее словам.

— Я это заметила, — ответила Мэри, не зная, как реагировать. По-видимому, ее родители сговорились заставить их с Дэном вступить в брак. И это казалось ей весьма странным. — Ты везунчик, — сказала она наконец.

Он обнял ее за талию.

— Это ты везучая, Мэри. Я уже говорил — у тебя потрясающая семья.

Глаза Мэри стали огромными, как блюдца, и она повернулась к нему, опустив на стойку большую деревянную ложку, чтобы не поддаться соблазну огреть ею Дэна по голове и таким образом вразумить его. Возможно, этот удар проник бы сквозь его толстую кожу и каменный череп.

— Как ты можешь это говорить, Дэн, после того как познакомился с моим дядей? И с моей матерью?

— С доном Альфредо? Он мне понравился. Очень колоритная фигура. У большинства людей не хватает куражу отдаться своим фантазиям. А я ценю это. И в твоей матери тоже есть кураж. И ни в одном из них нет ничего такого, что бы мне претило. Я люблю ярких людей.

— В таком случае ты так же безумен, как и они.

Дэн усмехнулся:

— Возможно, я обезумел из-за тебя.

Он поцеловал ее, прежде чем она успела воспротивиться, и Мэри тотчас же почувствовала, что тает в его объятиях, отдаваясь их жару.

Сейчас кипел уже не только соус. Их чувства не томились на слабом огне. Чувства Дэна закипели ключом, и ему захотелось тотчас же рассказать о них Мэри. Но он едва успел открыть рот…

— Эй, что вы тут делаете, голубки? Что вы делаете на кухне? — послышался голос Конни, и в дверях появилось ее улыбающееся личико. Ее улыбка была столь же щедрой, как и шевелюра. В черном платье от Версаче она походила на модель. Ее беременность еще не была заметна, и она оставалась безукоризненно стройной.

Мэри полагала, что если она забеременеет, то будет похожа на бледного, как смерть, кита. Да, жизнь не была пряником.

— Маме не понравилось, что вы исчезли. Ведь этот обед — в вашу честь.

Мэри бросила на Конни предостерегающий взгляд, давая понять, что она влезает не в свое дело.

— Я помешиваю соус и слежу за свиным жарким.

Семейные обеды часто состоят из шести, а то и семи блюд, начиная с закусок и кончая десертом и кофе-эспрессо, и длятся часа три-четыре. Во время обеда беседа сводится к минимуму, если за обедом вообще разговаривают.

Единственное, что итальянцы любят больше еды, — это разговаривать. А разговор определенно обходится дешевле. Но в доме Руссо не скупились на слова. Они лились водопадом. Их выплевывали залпом, как пули из автомата, не беспокоясь о том, что они могут послужить во зло и серьезно ранить чьи-нибудь чувства, если, конечно, попадут в цель.

Конни предпочла не понять намека:

— Было бы очень мило, если бы вы присоединились за обедом к семье. Дэн, моя дочь Дженни уже влюбилась в вас. Она считает вас похожим на Дэвида Духовны. Ну, вы знаете, того актера, что играет в «Секретных материалах».

— Моя племянница — фанатка всевозможных зрелищ, — пояснила Мэри, гадая, знает ли Дэн что-нибудь об этом популярном сериале. Он редко смотрел телевизор, если не считать спортивных программ и кабельных каналов.

— Да, она просто помешана на них, — подтвердила Конни. — Недавно она спросила своего отца, может ли она рассчитывать на имплантацию груди. Можете себе представить? Эдди сказал ей, что, если она пойдет в меня, это ей не понадобится.

— Конни!

Лицо Мэри запылало от негодования и смущения. Опять! Как видно, гормональные взрывы в организме Конни совсем лишили ее разума.

— Да, он так и сказал, — не унималась Конни. — Разве не мило со стороны Эдди?

— Почему бы тебе не пойти причесаться или заняться еще чем-нибудь полезным? Твоя болтовня приобретает неприличный характер.

Потянувшись к сковороде, Конни похлопала упругую массу, не сдвинувшуюся ни на дюйм, потом достала вилку с длин — ной ручкой и принялась отрывать ею волокна от куска мяса,

— А что? Теперь мы не можем говорить о груди? Ведь ты же не имеешь ничего против разговора о задах? — Щеки Мэри снова зарделись, и Конни, вполне удовлетворенная достигнутым результатом, обратилась к Дэну: — Вы ведь ничего не имеете против разговоров о груди? А, Дэн?

Дэн по-мужски пожал плечами и улыбнулся глуповатой улыбкой — по крайней мере так показалось Мэри.

— Вовсе нет. Пожалуй, это одна из моих любимых тем.

Мэри стиснула зубы, не ответив на его улыбку.

— Не обращайте внимания на мою сестру, — сказала ему Конни. — Она всегда была слишком чувствительной, если речь заходила о нашей семье. Мы все умеем довести ее до бешенства, особенно мама.

Это было еще преуменьшением, эвфемизмом! Сжав руки в кулаки, Мэри выглядела так, будто была готова ринуться в бой.

Дэн усмехнулся:

— Не понимаю почему. Мне кажется, у вас замечательная семья.

— Пойдемте отсюда, — обратилась к нему Конни и взяла Дэна под руку, — оставим Мэри ненадолго в одиночестве. За обедом она будет в лучшем настроении. Она всегда в хорошем расположении духа, когда поест.

«О! Я в этом сомневаюсь, я в этом очень сомневаюсь!» — подумала Мэри.

И оказалась права. Обед обернулся даже большим кошмаром, чем она предполагала. Только на сей раз деваться ей было некуда. Мать посадила ее между тетей Энджи и тетей Джозефиной, которые то и дело наклонялись к ней и обнюхивали ее шелковую блузку. Дэн сидел прямо напротив, зажатый с двух сторон дядей Джимми и Кармине Дельвеккио, составлявшими весьма странную пару.

Дядя Джимми отпустил несколько своих бородатых шуток, и по мере того, как он их рассказывал, количество поглощаемого им кьянти все увеличивалось. Тетя Энджи посвящала всех в детали своей недавно перенесенной операции, а София и Флора неусыпно следили за тем, чтобы Дэн съедал все, что было положено ему на тарелку, ибо это являлось показателем того, что он получал удовольствие от еды. У них все еще не выходил из головы отзыв, который он дал в газете о ресторане Мэри.

Между закусками и супом бабушка Флора постучала ложкой о свой бокал, чтобы привлечь общее внимание. Предчувствуя недоброе, Мэри постаралась взять себя в руки, что очень ей пригодилось.

— Сегодня у нас гости, Дэниел и его бамбино Мэтью. Дэниел — славный малый. Он напоминает мне моего Сальваторе. Он ирландец и католик. Можем ли мы требовать большего? Он станет славным дополнением к нашей семье. А теперь ешьте, ешьте.

— Тебе понравится быть членом этой семьи, — зашептал на ухо Дэну Кармине, при этом отдавая должное ризотто так, будто это уже стало свершившимся фактом. — Они немного чудаковаты, но с ними не соскучишься. Ни за что на свете!

Потрясенный количеством геля в волосах Кармине, Дэн кивнул, выражая свое согласие и подумав, что случится, если 1 он и Мэри не пойдут к алтарю вопреки ожиданиям всех присутствующих. Было очевидно, что они уже одобрили этот союз.

Кроме, разумеется, Мэри, которая, судя по ее сжатым губам и принужденной позе, вовсе не была в восторге от всего происходящего. Но и с таким выражением лица она была прехорошенькой. Щеки ее пылали, губы были гневно сжаты. О, ему так нравились ее губы!

— Вам нравится еда, Дэн? — спросила София, стараясь привлечь его внимание. — Не думаю, что прежде вам приходилось пробовать такую хорошую итальянскую еду. Верно? Я, конечно, не хочу сказать, что Мэри не блестящая кулинарка, потому что это не так. В конце концов, она ведь всему научилась у своей мамы.

София помолчала, ожидая положенной дани в форме комплиментов.

Подыгрывая ей, тетя Энджи сказала:

— Никто не умеет так готовить жареное мясо, как моя сестра.

— Кажется, ты сказала, что мясо жестковато, — вмешалась тетя Джозефина, и все затаили дыхание, ожидая, что будет.

София сжала губы и бросила злобный взгляд на сестру. Последовало затишье перед бурей.

Чувствуя приближение грозы, Дэн поспешно вступил в разговор.

— Все великолепно, миссис Руссо. Это лучшее жареное мясо в соусе, которое я когда-либо пробовал. — Дама, казалось, была удовлетворена его отзывом. Она снисходительно кивнула, не глядя на своих сестер, впавших в немилость. Как и Мэри, ухитрившаяся лягнуть под столом Дэна. — Правда, я должен сознаться, что не ел это блюдо в исполнении Мэри, — тотчас же отреагировал Дэн. — Уверен, что у нее оно получается не хуже Мэри нежно улыбнулась ему, и Дэн почувствовал ласковое прикосновение ее ножки, пропутешествовавшей вверх по его ноге, что тотчас же отдалось сладкой тяжестью у него в паху. Он потянулся за стаканом холодной воды, залпом выпил и посмотрел на часы, гадая, сколько еще ему осталось терпеть и сколько он сможет продержаться.

Эти Руссо были крепкой семейкой. Да и Мэри была не из слабаков. Много позже, когда все плотно набили себе желудки и расслабились, Мэт подошел к Мэри и спросил, не хочет ли она выйти с ним на воздух.

Так как Дэн и остальные мужчины отправились вниз, в мастерскую ее отца, поглядеть на его последнее изобретение — автоматическое устройство для очистки унитаза с помощью зубных щеток, — она согласилась.

— Я не привык столько есть, — признался мальчик. — Как это вы ухитряетесь есть так много? — поинтересовался Мэт, когда они устроились на ступеньках заднего крыльца.

Вдали слышались гудки машин. В ближайшем парке группа ребятишек играла в мяч, и слышно было, как маленькие сорванцы выкрикивали непристойности в адрес друг друга. Все эти звуки ассоциировались у Мэри с детством. Она жила здесь всю жизнь и постоянно слышала их. Это не был Беверли-Хиллз, но это был ее дом.

— Никогда еще я не сидел за обедом так долго. Я отсидел всю задницу.

Мэри попыталась скрыть улыбку.

— В итальянских семьях это обычное дело, Мэт. Моя мама любит готовить для своей семьи. Ей нравится, чтобы было немножко того, немножко сего. Она старается угодить всем и каждому из нас.

Эту обжираловку скорее можно было бы назвать кулинарным марафоном, чем обедом, решила она про себя. Мэт понизил голос:

— Не говорите миссис Руссо, потому что я не хочу, чтобы она сердилась на меня, но, думаю, вы готовите лучше, чем она.

Коня! Полцарства за коня… то есть за магнитофон, чтобы записать эти золотые слова.

— О, спасибо, мой дорогой. Я рада, что тебе нравится моя стряпня.

— Я вот что решил. — Мэт сделал паузу, чертя носком туфли по земле. — Из вас получится хорошая мама. Вы красивая, умная и хорошо, по-настоящему хорошо, относитесь к детям.

— Спасибо, Мэт! Мне очень приятно, что ты говоришь мне об этом…

— Я бы хотел, чтобы вы вышли замуж за моего папу, — вдруг выпалил Мэт, и щеки его вспыхнули. — Папа одинок, и я знаю, что вы ему очень нравитесь .Мне бы хотелось иметь маму, которая бы заботилась обо мне. А бабушка Флора говорит, что вам пора выйти замуж и нарожать кучу детишек.

Мэри была смущена заявлением мальчика, но еще больше ее смутили высказывания бабушки.

— О, неужели она так и сказала? Да еще попросила тебя поговорить со мной об этом.

Мэт покачал головой:

— Не совсем так. Это была моя идея. Но я знаю, что она будет счастлива, если вы с папой поженитесь. Мы много говорили с ней об этом.

«Готова пари держать, что это так», — решила Мэри, зная склонность своей бабушки к вмешательству в жизнь детей и внуков, едва ли меньшую, чем у Софии.

— Так что вы скажете? Вам нравится мой папа? Пойдете за него замуж?

— Конечно, мне нравится твой папа. Мне он очень нравится.

Дэн нравился Мэри больше, чем хотелось бы. Она любила его, она была влюблена в него до умопомрачения. И это ее пугало, пугало очень сильно. Поэтому она сказала:

— Но я еще не готова выйти замуж.

У мальчика вытянулось лицо.

— Почему? Из-за меня? Обещаю, что буду вести себя хорошо. Я не стану вам докучать.

С тяжелым вздохом Мэри сжала руку мальчика, не зная, как выразить свои чувства, не зная, как ему объяснить… Мэт был таким ранимым, и ей вовсе не хотелось обижать его.

— Я люблю тебя, Мэт. Я считаю тебя замечательным парнем. И если бы я вышла замуж, я хотела бы иметь такого сына, как ты.

Его глаза зажглись надеждой.

— Правда?

— Но я не уверена, что готова принять на себя столь серьезную ответственность. А то, что мои родные толкают меня к браку, для меня ничего не значит.

Мэри было ясно, зачем был затеян весь этот обед, и ее это бесило.

У нее теперь была своя жизнь, и она имела право сделать свой выбор. Она никому не позволит принимать решения за нее, как это делала прежняя Мэри, бесхребетное существо. Новая Мэри твердо стояла на своих позициях. Она была готова сражаться до последнего.

Впрочем, это были пустые хлопоты, ведь Дэн еще ни слова не сказал ей о своих чувствах.

— Наверное, и моя мама думает так же. Она не захотела больше быть только мамой.

Мэри больно было видеть его расстроенное лицо. Это разрывало ей сердце.

— Я ничуть не сомневаюсь в том, что твоя мама любит тебя, Мэт. Уверена, что она переживает, приняв такое решение. Я не хочу сказать, что одобряю ее поступок, и не считаю, что она поступила правильно. Но возможно, она должна была это сделать, чтобы найти себя. Я уверена, пройдет какое-то время, и она даст тебе о себе знать.

Мэри вовсе не обязана была оправдывать Шэрон Галлахер, но она не смела и критиковать мать Мэта. Она не могла настраивать его против матери. Что бы там ни случилось, именно Шэрон была его матерью. Правда, это не значило, что она заслуживала такого замечательного сына.

— Теперь, когда у меня есть вы, папа и бабушка, которые любят меня, я уже не так скучаю по ней. А сначала вечерами я долго плакал, пока не засыпал, потому что очень скучал по маме. Но теперь я привык, что ее нет со мной.

— О, милый! Я хотела бы утешить тебя, сказать тебе что-нибудь доброе. Знаю, сколько тебе пришлось пережить.

— Бабушка Флора говорит, что не все женщины созданы для того, чтобы быть мамами. Может быть, она права. Наверное, моя мама не хотела иметь детей, просто так случилось. И она стала моей мамой против воли, как вы против воли любите моего папу. Но я бы не хотел, чтобы и вы тоже ушли. — Он прижался к ней и обвил руками ее шею. — Пожалуйста не оставляйте нас, Мэри.

Она поцеловала его в макушку. От него пахло солнцем и мылом. Он пах, как пахнут маленькие дети.

— Не выдумывай, Мэт. Я никуда не денусь. В моей жизни сейчас так много хорошего, что я и подумать не могу о том, чтобы куда-нибудь скрыться.

Мэт поднял на нее глаза. Щеки его были мокрыми от слез.

— Мой папа — это хорошее?

Мэри поцеловала его в кончик носа.

— Твой папа и ты, мой дорогой. Мы ведь всегда будем друзьями, да?

Мэт кивнул, но тотчас же его лицо снова омрачилось.

— Если только мой папа не решит жениться на ком-нибудь другом.

Бум! Удар в сердце был таким сильным, что Мэри ощутила физическую боль при мысли о том, что Дэн может жениться снова. Она не хотела его в мужья, но и не хотела, чтобы он женился на ком-нибудь другом. Она называла себя эгоисткой, но ничего не могла поделать.

«Нет, — подумала Мэри, — это просто глупо. Ведь Дэн сказал, что его все устраивает в наших отношениях. Он тоже не готов к длительным и серьезным отношениям. Ведь он так и сказал. Но…»

Сзади хлопнула дверь, прервав размышления Мэри.

— Ой, отец Джозеф! Что же вы пришли так поздно? Вы пропустили обед! — раздались голоса.

Подняв голову и увидев брата, Мэри обрадовалась. Как хорошо, что он наконец явился. Она всю неделю безуспешно пыталась дозвониться до него и не была уверена, что он придет сегодня.

Джо взъерошил волосы на голове мальчика.

— Сегодня воскресенье, Мэт. А у меня это рабочий день, а не мог освободиться раньше. Эй, Мэри! — Он улыбнулся сестре. — По словам мамы, я пропустил хороший обед.

— Она оставила тебе три тарелки еды, — сказала Мэри, отметив, что на брате все еще воротник священника.

Им предстояло поговорить об этом.

— Отлично, потому что я умираю от голода. — Джо снова повернулся к мальчику: — Мэт, твой папа ищет тебя. Думаю, он хочет, чтобы ты посмотрел по телевизору бейсбол вместе с ним и другими мужчинами.

Лицо Мэта просияло.

— Здорово! Я раньше ненавидел спорт, но теперь начинаю им интересоваться.

Мальчик удивил Мэри тем, что, прежде чем скрыться за дверью, чмокнул ее в щеку.

— Славный малый. Он мне нравится.

Мэри вздохнула:

— Мэт — просто чудо. Думаю, он наконец смирился с тем, что мать оставила его.

— Это потому, что у него появилась ты, — заметил Джо, садясь с ней рядом. — Если вы с Дэном не вступите в брак, для него это будет тяжким разочарованием.

— Я объяснила Мэту, как обстоят дела, и не пытайся давить на меня. Все целый день только это и делают, а они столь же деликатны, как паровые катки.

Она прочла понимание в глазах брата. Никто лучше Джо не знал, что такое давление семьи.

— Я надеялся застать тебя одну, Мэри. Хотел обсудить с тобой то загадочное сообщение, которое оставил на твоем автоответчике. Уверен, что оно удивило тебя.

— Я всю неделю пыталась связаться с тобой. Где, ради всего святого, ты был? Нельзя оставить такое сообщение и просто исчезнуть. Я беспокоилась.

— Я взял несколько дней отпуска и отправился на пляж. Мне требовалось время, чтобы все обдумать.

Подняв глаза, чтобы убедиться, что дверь и окна закрыты, Мэри понизила голос. Она знала, что уши Софии не хуже радара и она может услышать любой разговор с любого расстояния.

— Не могу поверить, что ты говорил серьезно, Джо. Похоже, у тебя есть призвание к деятельности священнослужителя. И ты на своем месте. Почему ты вдруг решил оставить это? Не понимаю. Ты ведь говорил мне, что церковь — твое предназначение.

Мэри знала, что ее брат мучительно принимал это решение, и пыталась в свое время отговорить его, стараясь воспрепятствовать напору матери, убежденной, что ее сын был рожден для того, чтобы стать слугой Господа. Но, приняв столь нелегкое решение, Джо не должен был отступать.

— Я несчастлив. Я думал, что помощь людям заполнит внутреннюю пустоту. Но я разочаровался не столько в церкви, сколько в себе. Я понял, что мне недостает убежденности и что я слишком мало могу сделать на этой стезе.

Мэри потянулась к брату, чтобы взять его за руку, зная наперед, каким трудным для них обоих будет ее следующий вопрос.

— Твое решение оставить церковь связано с Энни? Я знаю, что ваши отношения зашли в тупик и испортились. Знаю и то, что это не мое дело, но… — Она помолчала. — Ты все еще любишь ее?

Джо ответил без колебаний:

— Я всегда любил Энни и всегда буду ее любить. Ничто и никогда не изменит этого. — Он все еще был влюблен в Энни Голдман и желал ее, как только может мужчина желать женщину. Даже после всех этих лет, вместивших в себя столько событий, он знал, что его жизнь не могла быть полной без нее. — Но Энни — только отчасти причина моего решения. — «Основная ее часть», — подумал Джо, но не хотел говорить этого своей, сестре. Пока еще не хотел. — Я понимаю, что Энни не питает ко мне таких же чувств, как я к ней. Больше не питает. И я пытался примириться с этим. — «Пытался безуспешно» — следовало бы ему сказать. — Это просто… не знаю. Я смущен и все еще не могу ни на что решиться. Я думал, что, возможно, если бы мы с тобой поговорили…

— Обещай мне не принимать скоропалительных решений, пока тщательно не обдумаешь всего. То, что ты собираешься сделать, будет самым трудным решением в твоей жизни.

— Нет, Мэри, — сказал он, и она увидела в его глазах боль. — То, что я решил стать служителем церкви, и то, что решил ее оставить, — самые тяжелые решения в моей жизни.

Но того, что он оставил Энни, когда она больше всего нуждалась в нем, он не мог себе простить.


НЕЧТО ЛУЧШЕЕ, ЧЕМ СЕКС, — ВОЗДУШНЫЕ ЗАВАРНЫЕ ПИРОЖНЫЕ

ТЕСТО ДЛЯ СЛИВОЧНЫХ ЗАВАРНЫХ ПИРОЖНЫХ

1 стакан воды, 0, 5 стакана сливочного масла, 1 стакан муки, 4 яйца.

Довести воду до кипения. Добавить в нее масло. Тотчас же размешать. Всыпать стакан муки, продолжая размешивать. Не снимая со слабого огня, сильно взбить. Взбивать, пока тесто не станет отставать от стенок кастрюли или миски (примерно в течение одной минуты). Снять с огня, когда тесто образует один шарообразный комок. Вбить четыре яйца одно за другим и продолжать взбивать, пока не получится однородная тягучая масса. Большой ложкой накладывать тесто на жарочный лист и выпекать при температуре 250 градусов в течение 45-50 минут в духовке — до тех пор, пока пирожные не приобретут золотистый цвет, а внутри не станут полыми.

КРЕМ ДЛЯ ЗАВАРНЫХ ПИРОЖНЫХ

В охлажденной миске взбить три стакана сливок с четвертью стакана сахарной пудры, четвертью стакана порошка какао и четвертью чайной ложки соли.

Разрезать вдоль готовые заварные пирожные и начинить их заварным шоколадно-сливочным кремом. Сверху посыпать сахарной пудрой и остудить. Рассчитано на 6 порций.

Глава 18

Как только они добрались до ее квартиры, Мэри устремилась на кухню и достала из холодильника большое блюдо заварных пирожных с шоколадно-сливочным кремом. Это был новый рецепт, опробованный сегодня утром. Мэри поставила блюдо на стол.

— Хочешь попробовать? Могу заверить тебя, что они замечательные. Даже лучше секса, — сказала она с озорной, дразнящей улыбкой.

Прижимая руку к желудку, все еще полному после обеда у Софии, Дэн с изумлением смотрел, как Мэри, съев одно пирожное, потянулась за другим.

— Как ты можешь их есть? Ведь всего несколько часов назад ты невероятно плотно пообедала. Ты еще не можешь испытывать голода.

— Я и не голодна, — признала Мэри, облизывая губы, вымазанные шоколадной начинкой. Просто я всегда ем, когда расстроена. А я сейчас очень расстроена. Моя семья доведет меня до безумия. Я ем, чтобы хоть немного успокоиться. Особенно в таких случаях мне помогает шоколад. Я всегда ем шоколад, когда нахожусь на грани срыва.

Шагнув к столу, Дэн убрал блюдо подальше от нее.

— Поверь мне, что они не лучше секса.

— Эй, я еще не успокоилась! — запротестовала Мэри, потянувшись за следующим пирожным.

— А я думаю о другом способе успокоить тебя. — Его глаза потемнели от страсти. — И намерен доказать это.

Шагнув к ней, он обнял ее и принялся расстегивать пуговицы у нее на блузке.

Мэри удивленно посмотрела на Дэна и схватила его за руку:

— Подожди! Ты что, сошел с ума? Мы же на кухне!

Ей хотелось добавить, что это священная территория, но она знала, что это прозвучало бы глупо. Не много нашлось бы людей, кто счел бы кухню святилищем, если бы только они не были столь же отличными кулинарами, как Дэн. Но насколько можно было судить по его оттопырившимся брюкам, сейчас его заботило другое.

Дэн слизнул шоколад с ее губ, приговаривая:

— М-м! Вкусно. — Потом добавил: — Разве мы на кухне? Ну и что? По странной случайности мне нравится это место.

— Ах! — Мэри посмотрела на стол, и ее глаза и рот округлились, приняв форму буквы «О». — Не думаю, что принадлежу к тому типу женщин, которые способны удовольствоваться кухонным столом. Представь, сколько времени мне потребовалось на то, чтобы научиться заниматься этим в постели! И кроме того, кухня предназначена для еды.

— Я тоже так думаю. Это просто мои мысли, — откликнулся Дэн, начиная расстегивать ее юбку и блузку и не обращая внимания на возмущенные восклицания. Он спустил синий шелк вниз и с восхищением созерцал ее бюстгальтер и узенькие трусики. Потом шумно вдохнул воздух, Мэри выглядела неправдоподобно прекрасной — нежная, шелковистая, с обворожительными округлостями.

— Напомни мне купить запас кондомов.

— Я…

Он закрыл ей рот ладонью.

— Ш-ш! Хватит болтать. Этот восхитительный рот создан не только для того, чтобы запихивать туда сладости. — Он снова вздохнул, еще более громко. — Проверим, прав ли я. -

И одним взмахом руки Дэн смел со стола все, включая держатель для салфеток, пластиковую солонку и судок для перца, и опрокинул Мэри на стол. — Я разве не говорил тебе, что нахожу обворожительным все итальянское?

— Дэн, пожалуйста!

Мэри почувствовала, как кровь приливает к ее щекам.

Плафон над их головами горел, освещая все это кощунство. Почти нагая, Мэри лежала на кухонном столе, словно агнец, обреченный на заклание.

Нет, такое поведение нельзя было назвать нормальным. Или можно?

Энни бы сказала: «Да-а!» Но Мэри не обладала ее раскованностью. И не важно, сколько соблазнительного, провоцирующего белья она накупила. И не важно, сколько облегающих платьев висело в ее шкафу. Она знала, что никогда не будет такой, как ее лучшая подруга. На этот счет Энни была права.

— Я не могу! Я…

Дэн заглушил ее протест поцелуями. Его горячий язык проник ей в рот, дразня и мучая ее. И Мэри забыла о своих предрассудках. Она сделала движение к нему, чтобы расстегнуть его рубашку, потом брюки, и помогла снять их.

Когда же его губы прижались к ее груди, Мэри решила, что любовь не может осквернить кухню.

— Говорил я тебе, что я без ума от тебя? — Он расстегнул ее лифчик, сорвал с нее трусики и бросил их на пол. И она, совершенно обнаженная, оказалась под ним. Стол холодил ее спину, но тело Дэна было теплым, а сама она была такой разгоряченной, что ни на что не обращала внимания. — Ты нужна мне, Мэри. Я хочу проникнуть глубоко в тебя. Весь день я только об этом и думал.

Мэри вообще лишилась способности думать. Она только чувствовала руки Дэна на своей груди, его губы на своих сосках, и дыхание ее стало неглубоким и прерывистым.

— Ты ведешь нечестную игру, — задыхаясь между двумя стонами наслаждения, пролепетала Мэри. — Я тоже хочу тебя, но я не должна…

Он заглянул в глубину ее темных глаз и увидел в них страсть и смущение.

Сначала и сам он был в смятении, не зная, чего ждать от их отношений. Но теперь все стало ясно: Мэри была ему нужна, он хотел жениться на ней.

— Я люблю тебя, — прошептал он, нежно целуя ее в Щеку. — Думаю, я влюбился в тебя сразу, как только увидел, когда ты ворвалась ко мне в офис, мечтая о расправе.

Дэн любил ее! В голове Мэри снова и снова звучали сказанные им слова. Сердце ее сделало бешеный скачок, кровь закипела, и все ее тело омыла теплая волна, будто солнце излило свой жар на цветущую поляну.

— Вот теперь ты и вправду нечестно играешь.

— Я и не собираюсь играть с тобой, любовь моя. Поэтому будь готова.

И он вошел в нее, продолжая целовать в губы. Казалось в этом поцелуе он пытался завладеть не только ее телом, но и душой, стараясь убедить ее, что отныне она принадлежит только ему.

Они поднимались все выше и выше, парили над землей, а напряжение в теле Мэри все нарастало. Еедыхание становилось все более прерывистым. Перед глазами заплясали крошечные светлячки, похожие на серебряных рыбок, и все поплыло и закружилось.

— О! О Господи! — выкрикнула она, падая в бездну и захватывая в этом падении Дэна. Они одновременно достигли пика наслаждения. И это потрясло их обоих, будто земля разверзлась и это падение могло продолжаться до бесконечности. Когда наконец все было позади, Дэн поцеловал ее в лоб, в нос, в губы.

— Все еще считаешь, что заварные пирожные лучше?

Мэри покачала головой.

— Я люблю тебя, Мэри. Ты лучшая из всех, кого я знаю. Ты самая добрая и самая страстная женщина на свете. И я никогда не отпущу тебя.

Дэн принял решение жениться на ней, чего бы ему ни стоило убедить ее.

Наконец дыхание Мэри стало ровным. Она обрела способность говорить и нежно улыбнулась ему:

— Наверное, у тебя слишком мало знакомых, раз ты так считаешь.

— А мне и не нужен никто, кроме тебя. Я заставлю тебя полюбить меня.

— О Дэн! — Ее глаза наполнились слезами, а голос задрожал от избытка чувств, и Дэн испытал тягостную минуту страха, прежде чем она заговорила снова. — Тебе не надо заставлять меня любить тебя. Я уже тебя люблю. — Она притянула его ближе к себе. — И похоже, что полюбила навсегда.

— Это правда?

От его счастливой улыбки сердце Мэри переполнилось нежностью.

— Конечно, правда. Я почти никогда не лгу. Ну разве что очень редко. И то когда это совершенно необходимо.

— Господи! Если бы ты только знала, что это значит для меня!

— Знаю, потому что ты заставил меня чувствовать то же самое, ответила она, и глаза ее засияли. — Но не думаешь ли ты, что мы могли бы продолжить эту беседу в постели? А то моя спина покроется синяками от этого жесткого деревянного ложа.

Засмеявшись, Дэн приподнялся и потянул ее за собой.

— Пойдем в постель, но не спать. Раз Мэт остался на ночь у твоих родителей, а твой папа согласился отвезти его завтра в школу, у нас впереди целая ночь, и я собираюсь воспользоваться этим в полной мере.

Мэри нервно покусывала нижнюю губу.

— Мы сегодня не предохранялись, Дэн. Давай в дальнейшем будем осторожнее.

Это была ее вина. Ей следовало проявить настойчивость, но она была слишком захвачена страстью. Он подошел к ней сзади и обнял ее, проведя рукой по плоскому животу и прижимаясь губами к ее шее.

— Я не стану возражать, любовь моя, если наше свидание будет иметь последствия и если ребенок — не важно, он или она, — будет точной твоей копией.

На мгновение его слова лишили ее способности соображать. Мэри замерла, будто пораженная громом, чувствуя руки Дэна на своем животе и представляя, что там, внутри, появится крошечное его подобие, что дитя будет расти и потом она поднесет его к груди. Мэри счастливо вздохнула. Но тотчас же ей пришло в голову, что это не согласуется с ее планами. Совсем не согласуется.

— Ты в своем уме? — А она была в своем уме? — Я не хочу забеременеть и родить ребенка. У меня есть дело. Я с самого начала была честна с тобой, Дэн.

— Но я люблю тебя, я хочу жениться на тебе.

Эти слова были такими важными!

Конечно, Мэри была польщена. Но она не могла согласиться с Дэном, однако не хотела и обидеть его. Поэтому Мэри отчаянно пыталась найти правильные слова, чтобы вновь объяснить ему все.

— Ты можешь так думать сейчас, Дэн, но в конце концов пожалеешь. Я не хочу быть домохозяйкой. Не хочу повторить судьбу своей матери. И ты мне говорил много раз, что твой брак дал трещину именно потому, что твоя жена хотела сделать карьеру.

— Да, но…

Мэри покачала головой.

— Думаю, ты не мог не заметить, какие усилия прилагает моя семья, чтобы заставить нас пойти к алтарю. Моя мать считает, что все люди на нашей планете должны состоять в браке. Она не понимает таких отношений, как наши.

Слова Мэри ранили его, но Дэн старался не показать своей обиды.

«Не спеши, — сказал он себе. — Будь терпелив. Она напугана и еще не готова взять на себя обязательства. Ей нужно время».

— В прошлый раз я видел кондомы в ящике твоего ночного столика, — сказал он, меняя тему разговора. — Надеюсь, ты купила их достаточно для сегодняшней ночи?

Почувствовав облегчение, Мэри расслабилась в его объятиях, потом повернулась и благодарно провела ладонью по его щеке.

— Я люблю тебя, Дэн, — прошептала она, и глаза ее засветились нежностью.

— Прекрасно. И ты можешь доказать мне это.

Он подхватил ее на руки и под журчание ее смеха понес в спальню.

Загар Уолтера Байерли стал еще заметнее с того последнего раза, когда Дэн видел его. Издатель только что вернулся из двухнедельного отпуска на Таити. Этим и объяснялись его расслабленный вид и завидная жизнерадостность. Он и в самом деле выглядел моложе. А возможно, причиной было то, что он стал красить волосы в черный цвет, чтобы скрыть седину. Возможно, Уолт старел, но не хотел сдаваться без боя.

По просьбе Дэна его босс пришел к нему в офис, чтобы обсудить возможность перевести Линду из кулинарного отделав более перспективный, где она могла бы продвинуться по службе.

Было самое время сделать это, и Дэн намеревался убедить босса в такой необходимости. Уолт был разумным малым, а Дэн умел быть довольно убедительным, когда ставил себе какую-нибудь цель. В конце концов, ведь заставил он Мэри полюбить его. То, что она признала это, окрылило его, и теперь он чувствовал себя сверхчеловеком. Если бы только он сумел убедить Мэри выйти за него, ему бы больше нечего было требовать от жизни.

— Черт бы побрал упрямство этой женщины! — пробормотал он.

— Я что-нибудь упустил из того, что здесь делается? — поинтересовался Уолт, внезапно прислушавшись к шуму на улице.

— Да нет.

Дэн тряхнул головой в надежде на то, что на его лице нельзя прочитать, о чем он только что думал.

— Надеюсь, вы согласитесь с тем, что Линда Фокс способная и вполне может преуспевать по службе. Ее таланты попусту растрачиваются на этой работе в качестве помощницы Розмари. Десять лет — слишком долгий срок, чтобы только печатать и подшивать бумаги, особенно если обладаешь способностями Линды.

Издатель газеты «Сан» отвернулся от бешено несущегося за окном потока машин, снова посмотрел на Дэна и одобрительно кивнул:

— Я рад, что ты берешь быка за рога, Дэн. Это показывает, что тебе не чужда инициатива и ты близко к сердцу принимаешь свою работу и деятельность отдела. Мне это нравится.

— Оставьте даже мысли о том, чтобы приковать меня на веки к этому отделу. Как только Розмари вернется из отпуска, я с ним распрощаюсь.

— Такой и была наша договоренность. Ты не представляешь, как я буду счастлив, когда этот день наступит и я наконец избавлюсь от Брэдли. Мой племянник — просто наказание. Он сделал серию в трех частях, посвященную спортивной одежде. Ты видел это? — Уолт закатил глаза. — Этот паршивец доведет отдел до ручки. Ни один уважающий себя спортсмен не захочет читать подобный бред.

Не заботясь о том, чтобы скрыть свое презрение, Дэн сказал:

— Я читал этот материал, а потом проглотил пару таблеток от изжоги. — Визиты Уолта тоже всегда вызывали у Дэна изжогу, и он принимал после них лекарство, снижающее кислотность. — Я только надеюсь, что, когда все вернется на круги своя, надо мной не будут смеяться во всех спортивных раздевалках.

Уолт покачал головой.

— Даже Матильда начинает прозревать и понимает, какое он ничтожество. Это просто клоун, шут гороховый. Но мы скоро избавимся от этого маленького засранца. Лояльность к семье моей жены имеет свои границы.

— Прежде чем мы покончим с этим, Уолт, мне хотелось бы поговорить о продвижении Линды.

Усевшись на край письменного стола, как на насест, Уолт потер подбородок, что всегда бывало знаком того, что он готов к сотрудничеству. Дэн испытал прилив радости и надежды.

— Подумаю, что можно сделать, раз ты так этого хочешь…

Раздался стук, и объект этого разговора просунул голову в дверь:

— Простите, мистер Галлахер, мистер Байерли… — Линда смущенно улыбнулась мужчинам, потом сказала: — Могу я перемолвиться с вами словечком, мистер Галлахер?

Черт возьми! Как не вовремя!

— В чем дело, Линда? Мы обсуждаем важный вопрос.

Дэн не пытался скрыть раздражение, но секретарша только пожала плечами.

— У меня в приемной две женщины, называющие себя Руссо. Они настаивают на встрече с вами, говорят, что это очень важно.

— Не зовут ли, случайно, одну из них Мэри?

Сердце Дэна затрепетало при мысли, что сейчас он снова увидит Мэри. Прошлая ночь была бесподобной, а сегодняшняя, поклялся он себе, превзойдет ее.

Линда покачала головой:

— Это не молодая леди из ресторана. Это дамы постарше. Их зовут миссис Флора и миссис София Руссо. Дэн побледнел.

— Они сказали, чего хотят?

Будто он этого не знал! Мэри предупреждала его, что рано или поздно ему грозит лекция о дойной корове. Проклятие! Вероятно, это испытание предстояло ему прямо сейчас.

— Нет, сэр, сказали только, что это очень важно и что они должны немедленно повидаться с вами. У них несчастный вид. На вашем месте я бы поговорила с ними.

Одарив своего босса смущенной улыбкой, Дэн попытался объяснить ему:

— Небольшая семейная проблема, которую надо уладить. Это займет всего минуту.

Уолт встал и энергично закивал:

— Мне это знакомо, мой мальчик. Желаю тебе уладить ее. А что касается нашего дела, думаю, я уже все понял и скоро дам тебе ответ.

Он улыбнулся Линде, пробормотал «Удачи!» Дэну и удалился.

«Мне она положительно нужна», — сказал себе Дэн, снова доставая из кармана коробочку с таблетками и глотая сразу несколько. Приклеив на лицо приветливую улыбку, он двинулся навстречу двум хмурым дамам, вошедшим в комнату.

Обе, София и Флора, были во всем черном, и внезапно перед мысленным взором Дэна возникло видение ожидающего его ада.

— Какой приятный сюрприз! — бодро сказал он, предлагая дамам сесть на стулья возле своего письменного стола. Он старался держаться беспечно и непринужденно, будто их визит ничуть не обеспокоил его, но желудок его взбунтовался и заработал, как бетономешалка, потому что Дэн был уверен, что этот визит не сулит ему ничего хорошего.

— Не пытайтесь вести себя как ни в чем не бывало, — ткнула в него пальцем бабушка Флора, подтверждая, что его худшие подозрения не были беспочвенными. — Это не годится для нашего случая.

Сжав губы в ниточку и выпятив подбородок, София скрестила руки на груди. Все знавшие Софию Руссо сообразили бы, что это скверный знак.

— Мы предпочитаем постоять, — сказала она Дэну, хотя Флора тяжело опиралась на палку и, казалось, в любой момент была готова рухнуть. — То, что мы собираемся сказать, не отнимет много времени, мистер Галлахер.

О! Они вернулись к официальному тону, подумал Дэн и решил, что не повредит умаслить их.

— Право, вчера я получил истинное наслаждение от вашего обеда, миссис Руссо. Спасибо, что пригласили меня. — Он обольстительно улыбнулся. — Знаете, вчера я как раз сказал Мэри, как вы напоминаете мне Софию Лорен. Готов поспорить, что вам уже не раз говорили об этом.

По выражению ее глаз он заметил, что его грубая лесть достигла цели, и углы рта Софии готовы были приподняться в улыбке, но потом губы снова сурово сжались.

С лестью покончено, подумал Дэн.

— Вы влюблены в мою внучку, да? — спросила Флора, буравя мужчину стальным взглядом, отчего Дэн заерзал на стуле. Мэри предупреждала его и насчет этого взгляда. — Пора вам, ребята, пожениться. Мы не можем допускать, чтобы доброе имя нашей Мэри было поругано. Люди начнут болтать, станут называть ее puttana. Сейчас самое время.

Дэн прекрасно знал, что означает слово «puttana», и рот его сам собой открылся от изумления. Ну кому бы пришло в голову так отозваться о Мэри? По правде говоря, это заявление потрясло его, хоть он и старался не подавать виду.

— Моя свекровь права. Вы нарушаете закон Божий. Вы католик и знаете это. И не пытайтесь притворяться, что между вами и моей дочерью ничего нет. Мать разбирается в таких вещах. У меня на сердце тяжесть. — Она похлопала себя по груди, прямо над сердцем. — Я предостерегала Мэри, предупреждала ее насчет вас, но разве она стала меня слушать? Ирландцы известны подобным поведением. Это у них в крови. — Пытаясь восстановить душевное равновесие, Дэн предложил:

— Почему бы нам не присесть? Пожалуйста!

Вид двух разъяренных женщин был устрашающим. К счастью, эти дамы не держали в руках по пистолету. Они вообще не были вооружены, если не считать язвительных языков и словесных атак. И Дэн решил объявить о своем предложении.

— Я люблю Мэри, и для меня не было бы ничего лучше, чем жениться на ней.

Женщины переглянулись и кивнули, осознав его заявление и, по-видимому, соглашаясь с ним.

— Так что же вас останавливает? Моя дочь не становится моложе. Мэри надо завести детей, пока ее яичники действуют. Вот почему я решила благословить ваш союз. Мне все еще не нравится мысль о ее браке с ирландцем, но следует исходить из реальности. К тому же мой Фрэнк считает вас славным малым.

Одобрение Софии, выраженное подобным образом, напоминало лиловое клеймо, которое мясник ставит на свой товар. Его не причислили к категории «А» или к первому сорту. Его сочли всего лишь приемлемым. Было сомнительно, чтобы он сразил наповал хоть одного члена семьи Руссо. Но Дэн постарался не принимать близко к сердцу такую оценку своих достоинств.

— Успокойся, София. Я думаю, что у него что-то на уме.

При этих словах мамаша Мэри закрыла рот, и Дэн был потрясен. Он сомневался в том, что эту пресловутую даму мог бы урезонить кто-нибудь еще, кроме Флоры. Функцией Софии в жизни было подавлять и запугивать. И с Мэри она это проделала весьма успешно, но Дэн решил, что запугать себя он ей не позволит.

— Я не думаю, что мне следует обсуждать столь интимные вещи с членами семьи Руссо.

— Что? Интимные? — София вскинула руки к потолку. — Я ее мать. Это ее бабушка. Мы имеем право знать, что происходит между вами.

Нервно приглаживая волосы, Дэн глубоко вздохнул и, выдержав паузу, заговорил:

— Как я уже пытался вам объяснить, миссис Руссо, мы с Мэри любим друг друга. Но Мэри пока не хочет выходить замуж.

— Она вам это сказала, Дэниел? Вы попросили руки Мэри и она ответила «нет»?

Вопросы бабушки вызвали краску на щеках Дэна. Что черт возьми, ему полагалось говорить? Что она решительно отвергла его? Что она осудила все попытки ее семьи склонить его к браку?

— Мэри ясно дала понять, что пока еще не готова связать себя долгосрочными обязательствами. И я не хочу давить на нее. Думаю, ей нужно время. Она пока не может решиться и…

— Иногда женщину следует подтолкнуть, — пояснила София, как если бы он и Мэри были совершенными тупицами. — Иначе как она узнает о серьезности намерений мужчины? Беда Мэри в том, что она не знает, чего хочет. Если она говорит, что любит вас, значит, она хочет за вас замуж. Но она не старается облегчить вам дело. За женщиной надо ухаживать. Мои дочери воспитаны так, что не могут стать легкой добычей. Мэри хорошая девушка и добрая католичка.

Бабушка заставила себя подняться на ноги, опираясь на палку.

— Вы хороший мальчик, Дэниел. Я знаю, вы найдете способ убедить мою внучку. Знаю, что вам нужна мать для вашего сына. И в сердце своем я знаю, что вы никогда не навлечете позора на семью Руссо.

— Мне такое и в голову не приходило, — согласился он, гадая, как ему угодить всем, включая и себя самого. — Я не просто хочу жениться на Мэри. Я люблю ее, но…

— Хорошо. Тогда все улажено. — София встала и осталась стоять, как и Дэн, чувствовавший себя так, будто его переехал грузовик. — Дайте мне знать, когда дело будет сделано, и я устрою вечер по случаю вашей помолвки. Мы пригласим всех, всю семью. Конечно, вам нужно будет купить обручальные кольца. Но ничего слишком громоздкого. Впрочем, кольца должны быть достаточно солидными, чтобы было понятно, что вы заявили свои права на Мэри. Ни одной женщине не будет приятно скрывать кольцо, оттого что оно оказалось жалким. Если бриллиант слишком мал или скверного качества, это означает, что жених не слишком ее уважает.

Рука Флоры поднялась, и Дэн вздрогнул, ожидая худшего и с шумом втянул воздух, но тотчас же расслабился, когда старая леди осенила себя крестным знамением и бросила презрительный взгляд на невестку.

— Не обращайте на нее внимания, Дэниел. София — как старая коза. Любит во все вмешиваться, лезть со своими советами, приставать. Берите дело в свои руки и поступайте как знаете.

Обе дамы удалились, причем София продолжала что-то бубнить об обручальных кольцах.

Дэн в изнеможении упал на стул, удостоверившись, что его мужские регалии остались при нем. После этой сюрреалистической сцены он ни в чем не был уверен.

Если Мэри узнает, что ее мать и бабушка нанесли ему визит, она взовьется ракетой, поэтому Дэн решил ничего ей не рассказывать.

Не будучи в восторге от их вмешательства в его личную жизнь, он считал, что не имеет смысла создавать лишние проблемы. Из-за этих Руссо их и так уже была масса. Но, по совести говоря, он понимал, что мать и бабушка Мэри в чем-то были правы. Для Руссо репутация значила очень много. Они были старомодной, очень традиционной итальянской семьей.

Мэри объяснила ему, что в Италии невинность девушки считается большой ценностью. После брачной ночи у них в обычае вывешивать из окна простыни невесты, чтобы продемонстрировать доказательство того, что она вступила на брачное ложе девственницей. И несмотря на претензии Мэри на независимость и современный образ мыслей, она была все же консервативной девушкой. Она беспокоилась о том, что ее простыни не такие, как нужно, что она согрешила перед церковью и, может быть, окажется в аду, несмотря на заверения Дэна, что такое невозможно. Мэри была не из тех женщин, кто дарит свою благосклонность направо и налево. Такая женщина, как она, нуждалась именно в браке. И Дэну следовало придумать наилучший способ убедить ее в его необходимости.


ЗАКУСКА ПО РЕЦЕПТУ ЭННИ

На большом блюде расположить тонкие ломтики салями, ветчины и колбасы мортаделла. Добавить к ним ломтики моццареллы проволоне и других сыров. Ломтики сыра моццарелла расположить, перемежая их кусочками помидоров. Сверху спрыснуть оливковым маслом, посыпать свежим базиликом и сердечками артишоков, маринованных в оливковом масле и чесночном соусе или в маринаде с зеленым, красным и желтым перцем, нарезанным на тонкие полоски и тушенном в оливковом масле с чесноком, а затем охлажденным. Можно к этому добавить также цельные шляпки грибов, крупные черные маслины и нарезанный ломтиками итальянский хлеб. Подавать в качестве закуски перед основным блюдом.

Глава 19

Мэри заперла дверь за последним посетителем, вздохнула и устало прислонилась к притолоке. Сегодня им недоставало двоих официантов, и ей пришлось компенсировать их отсутствие. Не помогли даже ее теннисные туфли «Рибок» и подпитка «чистой энергией» в виде шоколада. Подавать еду в ресторане было для Мэри самым неприятным занятием. Она питала огромное уважение к тем, кто занимался этим профессионально, но не стремилась пополнить их ряды своей персоной — во всяком случае, работать в этом качестве постоянно.

— Сегодня нам досталось, — сказала Энни, подводя итоги. — Она подсчитала выручку и удовлетворенно улыбнулась: — Наконец-то ресторан «У мамы Софии» стал приносить приличный доход. Вынув из ящика наличность и кредитные карты, она сложила то и другое в полотняную сумку банковского образца, которую по дороге домой собиралась положить на ночь на депозит, как обычно. — Сейчас середина недели, а выручка хорошая. Ты должна гордиться. Лично я в восторге.

— Я просто счастлива, — сказала Мэри, направляясь в обеденный зал и пытаясь сдержать стон — так болели ноги.

Энни последовала за ней.

— Хочешь выпить кофе перед уходом? — спросила она, надеясь, что кофеин подбодрит их обеих. Энни выглядела такой же измученной.

— С удовольствием.

Энни села за один из столиков, отодвинув солонку и перечницу.

Поставив на стол кофейные чашки, Мэри опустилась на стул напротив подруги, думая о том, как хорошо наконец присесть.

— Ты выглядишь озабоченной. Что-нибудь не так?

Как обычно, Энни попала в точку. Мэри и впрямь волновалась. За Джо. За Дэна. Она была обеспокоена и собственным будущим. Озабочена, напугана и смущена.

— Ты иногда задумываешься, какой будет твоя жизнь через десять, через двадцать лет и больше?

Энни пожала плечами, медленно цедя горячую жидкость.

— Я стараюсь не думать о подобных вещах. Это слишком удручает. Но ты-то почему беспокоишься об этом? Совершенно очевидно, что Дэн безумно влюблен в тебя. Думаю, твое будущее ясно.

В голосе Энни звучала не свойственная ей задумчивость, объяснить которую Мэри не могла.

— Все происходит слишком быстро, — сказала Мэри. — У меня такое ощущение, что я в товарном поезде, который несется на полной скорости и обречен на столкновение с другим. Я…

Она влюбилась в Дэна слишком стремительно, и то, что и она внушила ему любовь, было для нее полной неожиданностью. «Это не может происходить в реальной жизни, — говорила она себе, — и не может длиться долго». Такое могло бы случиться с другими женщинами, но не с Мэри Руссо.

Потянувшись, Энни положила ладонь на руку Мэри.

— Испытывать страх — нормально, но ты не должна пугаться. Любовь — часть жизни. И теперь, когда ты наконец начала жить собственной жизнью, ты должна быть рада этому. Будь счастлива, что встретила человека, который, похоже, по-настоящему дорожит тобой. Ты не знаешь, как редко такое случается.

Последние слова Энни произнесла с горечью и сожалением. Мэри ясно расслышала и то и другое.

— Наверное, ты права, но меня многое смущает. Я бы хотела знать все ответы, чтобы поступать наилучшим образом.

Предложение Дэна испугало ее. Мэри показалось, что она может угодить в петлю, и этот страх продолжал угнетать ее, хотя после первой попытки он больше не заговаривал о браке. Она была ему искрение благодарна за это и чувствовала огромное облегчение.

— Ты слишком много думаешь, дорогая моя Мэри. Все время думаешь. Ты будешь анализировать свои отношения с Дэном до тех пор, пока чувства не обесценятся. Чему суждено случиться, то случится. Ты не должна беспокоиться о том, чего, возможно, никогда и не произойдет. Живи одним днем. Что касается меня, то это срабатывает.

— Срабатывает?

Мэри внимательно посмотрела на подругу. Слова Энни ее не убедили. Ярко-голубые глаза подруги были непроницаемы. В последнее время она казалась рассеянной, совсем не похожей на себя и в ней не было ничего от ее обычной живости. Она уже смыла краску со своих волос, и они приобрели натуральный темно-каштановый цвет. Это само по себе о чем-то говорило. Но о чем именно, Мэри не знала и беспокоилась за подругу.

Странный радужный цвет волос Энни хоть и был вызывающим и эксцентричным, но по крайней мере свидетельствовал о вкусе к жизни. Новый и непривычный — слишком скромный — вид подруги был основанием для беспокойства за нее.

— В прошлое воскресенье Джо появился у вашей матери? — спросила Энни, стараясь показать, что ее это не особенно интересует, однако голос говорил о другом.

— Да, он там был, только опоздал.

— И как он поживает? Спас в последнее время чью-нибудь душу?

Хотя обычно Мэри всем делилась с подругой, сейчас она не стала рассказывать ей о том, что ей поведал Джо по секрету. Во всяком случае, пока он ведь не расстался со своей церковной деятельностью. Потому и говорить об этом не стоило. Враждебность Энни к ее брату не вызывала у Мэри желания рассказывать ей о том, что он все еще любит эту язвительную особу. Это было бы несправедливо по отношению к Джо. Да и к Энни тоже.

— Джо живет отлично. Он все тот же старина Джо.

— Понятно. В таком случае, по-моему, ему нечем похвастаться.

Мэри нахмурилась, но ничего не сказала. Энни следовало самой сражаться со своими демонами. Что ей и приходилось делать.

«Ржавый руль» был забит до отказа. И это было необычно для столь позднего часа. Музыка была оглушительной.

Отис Реддинг все еще пользовался здесь популярностью, и Дэн с трудом мог расслышать себя, глотая холодное пиво в ожидании Алана.

Друг позвонил час назад и попросил Дэна встретиться с ним, но не потрудился сказать, о чем хочет поговорить. Эти чертовы журналисты, искатели жареных фактов, всегда ведут себя таинственно.

Десятью минутами позже Алан наконец пробился сквозь людскую толпу и, заметив Дэна, помахал ему рукой. Он направился к другу в занятую им угловую кабинку, налево от заполненной танцующими площадки.

То, что Алан был одет в джинсы и легкий синий пуловер, уже насторожило Дэна, и он почувствовал, что что-то не в порядке. Он выглядел буднично, что было необычным для Алана Грайера. Он был не из таких. Гуччи был его Библией, братья Брукс — религией. Дэн повадился дразнить его в колледже, утверждая, что привередливый Алан, вероятно, крахмалит и гладит свое нижнее белье, Алан признавал, что гладит его, но не сознавался, что крахмалит.

— Эй, привет! Как дела? — спросил Алан, опускаясь на стул напротив Дэна и наливая себе пива из ледяного кувшина. Отхлебнув, он вытер пену с губ зеленой льняной салфеткой. Дэн для этого всегда пользовался тыльной стороной руки.

— Господи, как хорошо. Спасибо, что согласился прийти.

Казалось, он был на пределе: в нем не было ничего от обычно спокойного и собранного Алана, которого знал Дэн.

— Мне пришлось нанять женщину, чтобы не оставлять Мэта одного. Поэтому ближе к делу.

Дэн тотчас же пожалел о своих словах. Улыбка Алана вдруг испарилась, а в глазах его Дэн увидел боль. Ему стало даже неудобно, что он упомянул о няне. Никогда он не видел друга таким растерянным. Он не был таким даже тогда, когда ему не удалось осветить скандал, героями которого стали Клинтон и Моника Левински.

— Хелен собирается бросить меня.

— Что? О, черт возьми! Мне так жаль, старина, — пробормотал Дэн сквозь зубы.

Хелен и Алан казались такой стабильной, устоявшейся парой. Такого не должно было случиться с ними. Если уж Грайеры, состоящие в счастливом браке много лет и имеющие двоих потрясающих детей, страдают от каких-то семейных неурядиц, то есть ли хоть какой-нибудь шанс у них с Мэри заключить брак и жить счастливо? Дэну не хотелось даже размышлять об этом. Если исходить из статистики, то она высказывалась не в его пользу.

— Из-за чего, Алан? Это оттого, что Хелен хочет вернуться к работе?

В прошлый раз во время их разговора у Дэна возникло ощущение, что Хелен снова хочет работать. Алан нахмурился.

— Если я не соглашусь на то, чтобы Хелен начала собственное дело агента по недвижимости, она грозится бросить меня и забрать детей. Она утверждает, что я старомоден, говорит, что я просто ископаемое.

Неприятие Аланом высказываний жены выглядело бы смехотворно, если бы в словах Хелен не было правды. Конечно, не Дэну было говорить об этом, ведь он и сам придерживался таких же взглядов, как и его друг.

— Хелен хочет от жизни большего. Она не желает оставаться только матерью и домохозяйкой, будто в этом есть нечто зазорное. Бывали ведь времена, когда женщина гордилась тем, что может сидеть дома и заботиться о семье. А теперь вот ей этого недостаточно.

Алан снова наполнил свою кружку пивом и попытался утопить в нем свою печаль, В те времена, когда они учились в колледже, жизнь была много легче. Их заботы сводились к тому, сколько кружек пива может выпить каждый из них, пока не свалится, или как не сломать шею на пятничной дружеской вечеринке. К сожалению, Алан не мог сказать ничего такого, что Дэн уже не говорил бы себе сам.

— А может быть, Хелен блефует? Ты ведь знаешь, как ведут себя женщины, когда хотят добиться своего.

Дэн был рад, что Мэри не могла слышать его слов. Вероятно, она бы бросила ему в голову кувшин с пивом. Но черт бы его побрал, если это не было правдой! Есть такие вещи, на которые у мужчин и женщин взгляды расходятся. Например, женщины любят прибегать к эмоциональному шантажу, используя слезы как средство настоять на своем. Для мужчины же это вроде кислоты, разъедающей металл. Чего Дэн просто не мог вынести — так это женских слез.

— Я так не думаю, — ответил Алан. — Хелен убийственно серьезна. И как я понимаю, ты тоже прошел через нечто подобное. Поэтому можешь дать мне совет, что делать.

Дэн глотнул пива.

— Алан, старина, напомню тебе, что моя жена оставила меня как раз по этой причине. Шэрон жаждала свободы и получила ее.

— Она дает о себе знать?

Дэн покачал головой:

— Ни словечка от нее. И это развязало мне руки. Да собственно, речь не обо мне, а о Мэте. Как может женщина, все время говорившая о своей любви к ребенку, уйти и забыть о его существовании? Мэт больше не спрашивает о ней, но каждый раз, когда приходит почта, я читаю в его глазах надежду. Говорю тебе, Алан, это надрывает мне сердце. Эта сучка могла бы прислать ему хоть открытку!

Друг кивнул и тяжело вздохнул, погружаясь в собственную печаль.

— Что мне делать, Дэн? Я люблю Хелен. Я не могу потерять ее и детей.

Дэн помолчал, прежде чем ответить, не уверенный в том, что его совет придется Алану по вкусу.

— Если ты любишь свою жену, Алан, и действительно хочешь сохранить семью, тебе придется согласиться на компромисс. Ты должен пойти навстречу Хелен. Для начала следует разрешить ей работать. Может быть, тебе даже следует помочь ей начать дело. Ты ведь знаешь чертову уйму людей. Твои связи могли бы стать для нее бесценными.

«Компромисс — в этом все дело», — сообразил Дэн. Внезапно ему многое стало ясно.

Алан некоторое время переваривал услышанное.

— Думаю, об этом стоит поразмыслить.

— Ну, если тебе станет от этого легче, могу сказать, что ты не одинок. У меня точно такая же проблема.

— У вас с Мэри тоже проблема? Я думал, у вас все гладко.

— Я хочу жениться на ней. Ее семья тоже хочет этого — они просто настаивают на свадьбе. Но она никак не соглашается, хотя и говорит, что любит меня.

Дэн знал, что она его любит. Мэри не умела лгать.

— Ты думаешь, это из-за твоего сына? Некоторые женщины не желают воспитывать чужих детей.

Дэн покачал головой. Если уж он и был в чем-то уверен, так это в том, что Мэри любит его сына. Хотел бы он сказать то же самое о своей бывшей жене.

— Мэри любит Мэта, а он обожает ее. В этом я совершенно уверен. Несчастье в том, что Мэри помешана на своей независимости. Это как-то связано с ее детством и комплексами.

— Зная тебя, Дэн, — а я тебя, несомненно, знаю, — я не могу не верить, что ты найдешь способ убедить женщину, которую любишь, выйти за тебя замуж.

— С чего это вдруг ты заделался мистером Оптимистом?

Алан усмехнулся. Потом бросил на стол двадцать долларов.

— Пиво и няня за мой счет. Мне пора идти. Мне еще о многом надо подумать. Желаю разрешить и тебе твои проблемы, старина. Ты находчивый малый.

— Ага. И я так думаю. При этом любые проблемы разрешимы.

Дэн смотрел, как Алан удаляется, и гадал, почему, если это так, он не знает, как подступиться к своему делу.

Его проблема заключалась в том, что Мэри ставила его в тупик.

В воскресенье Мэри пришла в ресторан рано утром и тотчас же поняла, что что-то случилось. Марко и Энни стояли плечом к плечу, читая сегодняшнюю газету, будто близкие друзья. Похоже было, что им приятна компания друг друга!

«Ну, если они счастливы, то и мне следует чувствовать себя счастливой», — решила Мэри, изобразив улыбку.

— Доброе утро! Как вы сегодня себя чувствуете?

Эти двое еще ближе склонились к газете и обменялись торжествующими улыбками. Марко ринулся вперед, обхватил Мэри за талию и чуть не оторвал ее от пола.

— Марко! Ради Бога! Держи себя в руках!

Что, ради всего святого, с ним случилось? Пьян он, что ли? Неужели налакался кьянти?

— Мои поздравления, Мэри! Я так рад за тебя! Удивлен, конечно. Но очень счастлив.

Он помахал рукой в воздухе, потом сложил пальцы в щепоть и поцеловал их кончики.

— Ах, amore! He знаю, что и сказать. Не нахожу слов.

Мэри посмотрела на Энни, с лица которой не сходила широчайшая улыбка — от уха до уха.

— Может, кто-нибудь будет так любезен и скажет мне, что все-таки происходит? У меня такое ощущение, что я ненароком попала в одну из серий «Сумеречной зоны» или «Нелицеприятной камеры».

Она оглянулась, чтобы убедиться, что никто не притаился в засаде, готовясь напасть на нее.

— Мне надо идти. У меня там соус на огне, — пояснил шеф-повар и исчез, успев по дороге послать Мэри воздушный поцелуй.

Мэри посмотрела ему вслед, словно помешанному. Что-то случилось, что-то было не так. Неужели о них напечатали еще одну ужасную статью? Нет, ведь Марко что-то толковал о любви, и оба они, он и Энни, улыбались дурацкими улыбками. Впрочем, Энни все еще продолжала улыбаться!

— Почему ты мне не сказала? — предвосхитила Энни ее вопрос. — Ведь только недавно ты говорила о том, что растеряна, не знаешь, что делать, и, как теперь выясняется, все это время хранила свою замечательную новость в тайне. Я должна была бы не на шутку рассердиться на тебя. Право же, тебе следовало поставить меня в известность.

Еще более обескураженная, Мэри шагнула вперед и вырвала газету из рук подруги, потом оглянулась вокруг, пытаясь понять, чем вызвана вся эта суматоха.

— О Боже! — Лицо ее побледнело и дыхание прервалось. — О Господи!

В газете черным по белому было напечатано объявление, занимавшее целую страницу, и содержание его было следующим: «Мэри Руссо, я не могу жить без тебя. Я люблю тебя всем сердцем и всей душой. Пожалуйста, выходи за меня замуж и спаси меня от тоски и печали. С любовью, Дэн».

Несмотря на все приведенные ею доводы, он все еще хотел, чтобы они поженились!

— О… Господи!

— Ты что, не выйдешь замуж? Хочешь его бросить? Да? — спрашивала Энни. — Выглядишь ты не очень-то счастливой. Разве ты не хотела сделать нам всем сюрприз?

— Господи! Откуда ты взяла? Совсем недавно я выложила тебе все, все объяснила, и ты еще воображаешь, что я имею какое-то отношение к этому розыгрышу? Приди в себя, Энни!

Неужели ты не понимаешь, что это значит?

Подруга пожала плечами, потом внимательно посмотрела на Мэри:

— Но ведь Дэн любит тебя и хочет на тебе жениться.

— Да, конечно, будто все дело только в этом. Но ведь я-то не хочу выходить замуж. Я говорила об этом тебе и, что еще важнее, говорила Дэну. Я не готова к браку. А теперь об этом узнает весь чертов город Балтимор.

Лицо Энни смягчилось и выразило сочувствие.

— Я надеялась, что ты передумала. Неудивительно, что ты выглядела такой изумленной, когда Марко обнимал тебя.

— А ты не была бы изумлена на моем месте? За все то время, что он здесь работает, Марко не сказал мне ни одного доброго слова, а тут бросается мне на шею, как самый близкий, задушевный друг! — Мэри принялась шагать по комнате. — Что мне делать, Энни?

— Надеюсь, это риторический вопрос, потому что у меня на этот счет нет никаких идей. Ты сама должна придумать, как поступить, дорогая.

— Я не хочу обидеть Дэна. Я люблю его.

«И Мэта. Как же быть с Мэтом?» Тут она подумала о своих родных.

— О Господи! Еще моя мать! Она будет просто вне себя!

Опершись о стойку бара, потому что от мелькания Мэри у нее зарябило в глазах, Энни скрестила руки на груди и спросила:

— От горя или от счастья?

Когда речь заходила о Софии, то ничего нельзя было знать наверняка.

— Трудно предвидеть ее реакцию, — призналась Мэри. — Мои бабушка и отец обожают Дэна и хотели бы принять его в семью. А мама не раскрывает своих карт. И я не знаю, что она думает. Она может быть достаточно милой и пригласить Дэна на обед ради того, чтобы сохранить мир в семье и не ссориться с отцом, но…

— Милой? Это София-то? — Глаза Энни чуть не вылезли из орбит. — Да ты просто только что остроумно пошутила!

Мэри оставила без внимания замечание Энни.

— Зять-ирландец? Да она скорее бы приветствовала в качестве родственника сатану.

— Да ну! Я-то считала, что сатаной твоя мамаша считает меня.

Зазвонил телефон, и Мэри поежилась.

— Возьми трубку и скажи, что меня нет на месте.

— А если это Дэн?

— Ну тогда уж меня точно здесь нет.

Она сейчас не могла ни разговаривать, ни встречаться с ним. До тех пор, пока ей не станет ясно, что она должна делать. Должно быть, он не поверил ее аргументам против брака.

Внезапно у нее возникло ощущение, что все это уже было. Скандальная статья в газете. Ее первая встреча с Дэном. Мэри казалось, что Дэн все это подстроил. Это было и мило, и доводило ее до бешенства!

Энни взяла трубку, когда прозвенел третий звонок.

— О, привет, София! Мэри сейчас занята. Сказать, чтобы перезвонила вам? Да, да, я передам ей. — Она повесила трубку. — София хочет, чтобы ты сейчас же пришла к ней.

— Спасибо. Я подумаю, — ответила Мэри, чувствуя легкое головокружение. Она никак не могла решить, что хуже — встретиться с Дэном или с матерью.

— Твоя передышка подошла к концу, дорогая Мэри. Пора принимать решение.

— Я уже приняла решение. Я не собираюсь выходить замуж за Дэна. Он знает о моих чувствах и взглядах. Не понимаю, какая муха его укусила, что он выкинул такую шутку.

— Знаю, что ты не согласна, дорогая, но, по-моему, это очень мило — оповестить весь мир, что он любит тебя. Ты даже не представляешь, как тебе повезло.

Мэри удивленно уставилась на подругу:

— Энни?

Она никак не ожидала, что Энни это скажет. Такого просто не могло быть. Мэри некоторое время вглядывалась в ее лицо, чтобы что-то понять, и не поняла ничего. Но ведь Энни была мастерицей скрывать свои чувства. Энни махнула рукой:

— Мне пора. Я обещала Марко помочь на кухне. Мы готовим новое блюдо: закуску по рецепту Энни. — Она заставила себя рассмеяться, но смех ее был невеселым. — Папа готов рвать на себе волосы, оттого что я так быстро становлюсь итальянкой. Думаю, теперь мне следует научиться готовить какой-нибудь еврейский деликатес, чтобы сохранить мир в семье.

Она скрылась в кухне. Мэри снова уставилась на объявление в газете, и глаза ее наполнились слезами.

— О, Дэн! Ты чудесный. Я так тебя люблю! Но я не могу, просто не могу выйти за тебя замуж!

— Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что не хочешь выходить за Дэна?

Этот вопрос бабушка задала ей два часа спустя, когда Мэри наконец набралась смелости отправиться в родительский дом и предстать перед судилищем. Сейчас она должна была держать ответ перед бабушкой Флорой, сидевшей напротив нее за кухонным столом и весьма далекой от обычного своего благодушия.

— Я еще не готова к тому, чтобы выйти замуж и осесть, бабушка. Я люблю Дэна, но…

— Ты любишь его. Это все, что я хотела знать. Ты выйдешь за Дэниела и станешь хорошей матерью для Мэта. И это будет правильно.

— Правильно для кого? Для тебя? Для мамы? Я только что сказала тебе, бабушка, что не хочу сейчас выходить замуж. Мне нравится быть хозяйкой ресторана. Мне нравится мой образ жизни. И даже если бы я захотела выйти замуж за Дэна — но, повторяю, я этого не хочу, — то все равно ничего бы не вышло.

— Почему не вышло? Скажи мне, почему? Он хороший парень.

Мэри вздохнула и попыталась объяснить:

— У нас на все разные взгляды, а на брак в особенности. Мы несовместимы. И я не хочу рисковать. — «Я не хочу, что бы наш брак оказался ошибкой и Дэн возненавидел бы меня».

Ну вот, наконец-то она произнесла эти слова, пусть только Мысленно и для одной себя.

— Ба! В прошлый раз я поддержала тебя и выступила против твоей мамы, но София была права. Пора, пора тебе иметь мужа и детей. Хорошо, что у тебя есть славный ресторан, Мэри, но теперь ты должна стать и славной женой. Тебе ясно?

Такая беседа не могла ни к чему привести, и Мэри не терпелось положить ей конец.

— А где мама? Что-то я ее не вижу.

Отсутствие матери было необычным и даже подозрительным. Зачем она звонила Мэри и просила ее прийти, если сама исчезла?

— Она пошла в церковь. Я не знаю, о чем она молится.

В это мгновение в комнату влетела Конни — улыбающаяся, в сверкающих бриллиантовых серьгах с сапфирами, должно быть, стоивших Эдди целого состояния. Теперь он был обречен прочищать толстые кишки до второго пришествия, чтобы оплатить эти побрякушки.

— Я только что видела газету. Это поразительно! — Конни ринулась вперед и, сжав Мэри в объятиях, принялась целовать ее в обе щеки. — Поздравляю, поздравляю! Я в восторге! Я так рада за вас обоих! Теперь мы сможем вместе ездить покупать детскую одежду, обставлять наши дома и…

Мэри подняла руку, стараясь умерить необоснованный восторг сестры и заставить ее спуститься на землю, забыв о своих розовых планах.

— Твои поздравления и пожелания, Конни, преждевременны. У меня нет ни малейшего желания принимать предложение Дэна. И, могу добавить, это уже второе его предложение.

— Ненормальная!

Мэри проигнорировала нелицеприятное мнение бабушки о ее умственных способностях и испытала облегчение, когда старушка поднялась с места и вышла из комнаты. Флора никогда не реагировала ни на что так резко и не проявляла такой непреклонности, как София. Но на этот раз все было иначе. Мэри знала, что Дэниел нравится ее бабушке, но до сих пор не осознавала, до какой степени. Конечно, на отношение Флоры к Дэну повлияла и ее привязанность к Мэту, потому верная союзница Мэри выступила против нее.

— Но почему бы тебе не выйти за Дэна? — спросила Конни, явно разочарованная. — Разве ты не любишь его? Вы так прелестно выглядели на обеде, который родители устроили в твою честь. И Дэн такой славный, такой красивый. Уж гораздо лучше и привлекательнее Лу Сантини. И готова дать голову на отсечение, что он-то не живет со своей мамой.

— Начать с того, Конни, что я отказала Дэну еще до того, как он произвел этот маневр у меня за спиной и выставил наши отношения на суд всего света. — Она в сердцах вскинула руки вверх. — Ну что это за поступок! Кто решится выйти замуж за человека, не считающегося с тобой, не обращающего внимания на то, что ты говоришь или чувствуешь?

Мэри отчаянно старалась найти аргумент, чтобы привлечь членов семьи на свою сторону.

Но они дезертировали один за другим, и она не могла этого понять. Что случилось с ее семьей? С теми тесными узами, которыми все ее члены были связаны? Теперь Мэри казалось, что в семье Руссо эти узы были тоненькими, как ниточки, а не прочными, как канаты.

— Дэниел объявил о своей любви к тебе на весь свет. Это так романтично. Не могу поверить, что тебе это не понравилось. Ты должна чувствовать себя польщенной. Если бы Эдди совершил что-нибудь подобное, я привязала бы его к кровати и заставила любить себя целую неделю.

Мэри вызывающе взирала на сестру.

— А я вот не чувствую себя счастливой. Я ощущаю только гнев. И считаю, что Дэн слишком самонадеян. Он совсем не считается с моими чувствами.

— Я уверена, что Дэн все объяснит тебе при встрече. Разве вчера вечером ты не сказала мне по телефону, что сегодня он придет к тебе?

Сначала Мэри побледнела как полотно, потом покрылась холодным потом. Когда Дэн позвонил ей вчера и сказал, что ему очень важно ее сегодня увидеть, она и понятия не имела о том, что он намерен сообщить о своих чувствах всему миру.

Господи помилуй! Что же ей теперь делать? И что она ему скажет?


МИНЕСТРОНЕ ПО РЕЦЕПТУ МЭТА

] луковица, мелко порезанная, 4 зубчика измельченного чеснока, 0, 25 стакана оливкового масла, 1 стакан порубленного цуккини, 2 картофелины, нарезанные кубиками, 3 морковки, нарезанные ломтиками, 3 стебля сельдерея, нарезанные ломтиками, 8 стаканов говяжьего бульона, 3 стакана измельченных консервированных помидоров, 1 стакан консервированной фасоли, 1 стакан бобов, 2 стакана воды, базилик, петрушка, орегано по вкусу, соль и перец по вкусу, 0, 5 фунта мелких макаронных изделий типа ракушек.

В большом горшке тушить лук и чеснок в оливковом масле примерно пять минут. Добавить овощи, говяжий бульон, помидоры и остальные ингредиенты. Добавить душистые травы и томить на слабом огне несколько часов. Всыпать макаронные изделия примерно за 15 минут до конца приготовления супа. Подавать с сыром пармезан.

Глава 20

— Дэн, я уже говорила тебе, что не могу выйти за тебя замуж. Мне лестно твое предложение, но…

Ш-ш! Мэри подняла глаза на свое отражение в зеркале, перед которым репетировала свою речь. Неужели она будет говорить с ним таким тоном? Она ведет себя как торговка подержанными машинами, разве что только без обычной для такого торговца обуви — белых туфель. На ней были пушистые розовые домашние тапочки.

— Право же, я польщена, Дэниел. Но дело в том, что…

В чем?

«В том, что я не знаю, какой должна быть жена и мать? Что я не хочу потерять себя? Что мне нравится быть чьим-то придатком? Что я боюсь проиграть?»

Да, Мэри чувствовала, что все это справедливо.

Но как нелепо, что она должна репетировать то, что собиралась сказать человеку, которого любила! Как смешно она сейчас выглядела! Она просто повторит Дэну, какое решение она приняла. Он, видимо, забыл об этом. Он не должен был делать ей предложение. Он должен был знать, что она не пойдет на это.

Послышался стук в дверь. Мэри бросила на себя взгляд в зеркало и поежилась. Неудивительно, что она всегда отпугивала поклонников. С трудом проглотив комок в горле, она неуверенно улыбнулась, вдохнула воздух и отворила дверь… За дверью оказалась миссис Фораджи.

Странно, но то, что она обнаружила у двери не Дэна, а свою квартирную хозяйку, почему-то разочаровало ее.

— Знаю, что уже поздно, — сказала старая дама, ничуть не смущаясь своим поздним визитом, — но я услышала радостные новости и поспешила вас поздравить. Я вам не помешала? Нет? Она поднялась на цыпочки, пыталась заглянуть в гостиную через плечо Мэри. — Ваш жених там? Да?

Казалось, она была очень разочарована тем, что не увидела Дэна, возлежащего на диване с голым задом. Почти так же, как и Мэри ее появлением.

«Прекрати! — приказала себе Мэри. — У тебя есть серьезные занятия. Сейчас не время думать о сексе».

— Благодарю вас, миссис Фораджи. Нет, Дэн еще не пришел. Но скоро будет.

Она не могла заставить себя дать миссис Фораджи разъяснения по поводу своего отношения к браку и тем самым расстроить еще и ее.

— Наверное, вы скоро откажетесь от квартиры? Да? Тогда Мне нужно дать объявление о сдаче. Надо привлечь внимание возможных квартиросъемщиков, хотя на такую хорошую квартиру, как эта, всегда есть спрос. А я не могу себе позволить, чтобы она пустовала.

Мэри с трудом подавила желание расхохотаться. У миссис Фораджи денег было больше, чем у самого Господа Бога хотя она и предпочитала одеваться как нищенка. Покойный муж обеспечил ее с лихвой. А что касалось квартиры, то она отнюдь не была шедевром и не могла претендовать на то, чтобы стать иллюстрацией архитектурного дайджеста. Но как ни странно, Мэри она нравилась, несмотря на то что из кранов постоянно подтекала вода, в ванне выступали пятна ржавчины, а неряшливо покрашенные окна было невозможно открыть, что в преддверии лета стало серьезной проблемой.

— У меня нет намерения сменить квартиру в ближайшем будущем, миссис Фораджи. Но если я передумаю, сразу же сообщу вам. А теперь извините меня… — она приготовилась закрыть дверь, — мне надо привести себя в порядок. Уверена, что вы меня поймете.

— Да уж, — ответила хозяйка, не пытаясь скрыть своего презрения к туалету Мэри и глядя на нее в упор, что было неудивительно, потому что на Мэри были старые тренировочные штаны и футболка, — вам не помешает слегка подкраситься.

Решив, что ее взыскательная квартирная хозяйка, пожалуй, права, Мэри вернулась в ванную и подкрасилась. Из-за того, что Дэн сделал ей предложение столь нетрадиционным образом, не стоило его наказывать. А видеть ее без косметики, как считала Мэри, было подлинным наказанием. Даже маски вампиров в ночь перед Днем всех святых выглядели привлекательнее, чем она без тона, румян и туши.

«Несчастье Мэри в том, — говаривала ее мать, — что она не красавица от природы. Немного губной помады и чуть-чуть румян пока еще никому не шло во вред».

Мэри привела в порядок ресницы и скулы и осталась довольна эффектом. Грудь ее тоже была в порядке благодаря проволочному каркасу, который теперь вставляют в бюстгальтеры.

Она как раз успела пройтись щеткой по волосам, когда услышала несколько коротких ударов в дверь. Судя по всему, это был решительный стук Дэна, и она бросила последний беглый взгляд в зеркало, прежде чем поспешить к двери и открыть ее.

Лучше покончить с этим как можно скорее.

Однако когда Мэри открыла дверь и увидела сияющие глаза Дэна, его улыбку, озарявшую все лицо, бутылку шампанского и розы в его руках, она поняла, что разговор ей предстоит долгий и нелегкий.

— Господи, как я скучал по тебе! — воскликнул Дэн, бросая свои дары на стул и заключая Мэри в объятия. Он глубоко вдохнул ее запах. — От тебя так хорошо пахнет. Это новые духи? Они мне нравятся.

Должно быть, это был запах ее дезодоранта, потому что она не успела надушиться.

— Я тоже скучала.

— Думаю, ты догадываешься, почему я здесь. — Он глуповато осклабился. — Ты ведь видела газету?

Дэн пытался угадать ее реакцию, но, так как Мэри не выразила радости, его лицо омрачилось.

— Я думаю, нам лучше присесть.

Последовав за ней и усевшись на обитый кожей диван, Дэн сказал:

— Наверное, ты сочла, что мое предложение было сделано в неромантической форме, но я подумал, что раз уж газета однажды свела нас вместе, то она подойдет и для этого. Как завершение цикла.

— Я… я признаю, что для меня это было сюрпризом. — »Это не совсем точное определение! Серьезное преуменьшение!» — Я хочу тебе напомнить, что я ведь уже отказалась выйти за тебя, Дэн, и объяснила почему.

Он взял ее за руку.

— Я это знаю. И знаю, что ты не горишь желанием связывать себя обязательствами, Мэри, но я надеюсь переубедить тебя. Я тебя люблю. Я хочу на тебе жениться. И отказываюсь примириться с твоим решением.

Мэри вздохнула:

— Я тоже люблю тебя, Дэн. Это…

Почему же это оказалось таким трудным? Почему все не могло оставаться так, как было прежде? Почему нельзя обойтись без сложностей?

Любовь Дэна к ней была очевидна. Она сияла в его глазах. Он любил ее, она — его и все же…

Дэн соскользнул с дивана на пол и в одно мгновение оказался стоящим на коленях. Вытащив из кармана маленькую обитую бархатом коробочку, он протянул ее Мэри, прежде чем она успела воспротивиться. Сердце ее забилось глухо, а в ушах засвистел ветер, будто надвигался торнадо.

— Я прошу тебя стать моей женой, Мэри Руссо. Обещаю любить и уважать тебя и заботиться о тебе всю оставшуюся жизнь.

Открыв коробочку, Мэри увидела прекрасный бриллиант-солитер на золотом обруче кольца. Она с трудом перевела дыхание. Глаза ее наполнились слезами. Это было самое красивое кольцо из всех, какие ей доводилось видеть в жизни. Оно выглядело ужасно дорогим, и от этого Мэри почувствовала себя еще более виноватой.

— Оно великолепно. Просто потрясающее.

Вздохнув с облегчением, Дэн улыбнулся, обрадованный и ободренный ее похвалой.

— Я надеялся, что оно тебе понравится. Мне кажется, что для женщины важен размер камня. Он должен быть достаточно большим, чтобы произвести впечатление, но не выглядеть вульгарным и кричащим. Я не хотел бы, чтобы ты думала, что я недостаточно размышлял, прежде чем его купить…

— Почему ты так решил? — Мэри тотчас же заподозрила неладное. Ей показалось, что в его словах прозвучало нечто знакомое и уже много раз слышанное. То, что сказал Дэн, могла бы с успехом заявить и ее мать…

— Кажется, твоя мать что-то говорила об этом, — сказал Дэн, забыв в этот счастливый момент, что Мэри ничего не знает о визите к нему Софии и Флоры.

Мэри нахмурилась. Она смотрела на кольцо и представляла самодовольное выражение лица матери при виде столь прекрасной огранки камня и его величины. Захлопнув коробочку с кольцом и крепко сжимая ее в руке, Мэри спросила:

— Так это моя мать настояла на браке, Дэн? Это ее идея?

— Нет, — решительно покачал он головой. — Клянусь, Мэри, я люблю тебя, я хочу на тебе жениться. А что касается твоей работы, то я готов идти на компромисс и…

Ее глаза недоверчиво расширились.

— О! Почему это вдруг ты решился на компромисс? Теперь для тебя стало не важно, что у меня свое дело? А такое мнение у тебя сложилось до или после разговора с моей матерью?

Она спрашивала так, будто не знала этого.

— Это моя идея, — настаивал Дэн.

— И моя мать не имеет к этому отношения?

Мэри видела его замешательство, как он старался скрыть от нее правду, и сердце ее упало, будто самолет в пике.

Значит, его все-таки вынудили принять такое решение, как она и предполагала.

— Не стану тебе лгать. София и Флора навестили меня. — Мэри уже раскрыла рот, но Дэн не дал ей ничего сказать: — Но их визит не имел никакого отношения к моему решению. Я вовсе не поэтому стою здесь перед тобой на коленях и прошу стать моей женой.

На щеках Мэри вспыхнули красные пятна. Ее мать! Это ее не удивило. Эта женщина не знала ни покоя, ни счастья, если не вмешивалась в чужие дела. Но бабушка Флора! Ее предательство гораздо сильнее уязвило Мэри.

— Встань, Дэн. Я не могу выйти за тебя замуж.

— Что? — Его удивление сменилось ужасом. — Что ты хочешь этим сказать? Почему ты не можешь за меня выйти?

— Прежде всего я хочу, чтобы ты знал, что я польщена твоим предложением. И повторю снова, что люблю тебя. И если уж я соберусь замуж, то выйду только за тебя. — Его напряжение начало понемногу спадать, выражение лица смягчилось. Но тут она добавила: — Но со мной этого не случится!

— Но…

— Затем это объявление в газете. Оно хоть и лестно для меня, но в нем есть что-то унизительное, и это ставит меня в ужасно неловкое положение. В этом городе мне предстоит вести свое дело, и у меня есть ответственность перед моими служащими. И последнее, но не менее важное: если моя мать хотя бы намекнула, что ты должен сделать мне предложение, то я это расцениваю как нож мне в спину. То, что она и моя бабушка оказались замешанными в это, для меня…

Мэри порывисто вскочила, вынудив подняться и Дэна.

— Мэри, позволь мне объяснить.

Он умоляюще протянул к ней руки, но она словно не заметила этого и упрямо покачала головой.

— В течение стольких лет моя семья управляла моей жизнью. София считает, что может манипулировать людьми и устраивать все по своему вкусу. Почему бы ей так не думать?

Она всю жизнь этим занимается. И Конни, и Джо, и я как дураки позволяли ей это делать. Но теперь с этим покончено. На этот раз моей матери не видать победы!

— Черт возьми, Мэри! — Дэн сунул руки в карманы. Он был разгневан и разочарован. — Мое решение никак не связано с визитом твоей матери. Правда, она выразила желание, чтобы мы поженились. Хорошо, я согласен: это скорее было похоже на требование. Но ее можно понять — она беспокоится о твоей репутации.

— Ха! Больше всего София беспокоится о том, чтобы поскорее добраться до моих детей.

— Пожалуйста, поверь мне. Ее мнение ничуть не повлияло на мои намерения. Ни в малейшей степени. Я взрослый мужчина. Неужели ты полагаешь, что я не знаю, чего хочу? Ты думаешь, что я не разбираюсь в собственных чувствах? Или ты не знаешь, что я люблю тебя и не мыслю своей дальнейшей жизни без тебя?

Горло Мэри сжала судорога. Глаза ее наполнились слезами.

— О, Дэн, зачем ты все усложняешь?

— Потому что все действительно сложно, Мэри. Мы ведь говорим о нашей жизни, о нашем будущем. Я хочу на тебе жениться, иметь детей от тебя и стариться вместе с тобой. Я люблю тебя больше самой жизни. Неужели ты не знаешь этого?

— Но что, если я не хочу иметь детей, не хочу, чтобы ты заботился обо мне? Что если я сама способна принимать решения, распоряжаться своей жизнью и заботиться о себе?

— Я вовсе не собираюсь обратить тебя в рабство. Брак — это компромисс, это обязательства с обеих сторон, это способность и возможность разделить мысли и мнения. Мы смогли бы принимать решения вместе. Я вовсе не стану пытаться руководить тобой. — Когда она сделала попытку отвернуться, он заставил ее посмотреть ему в глаза. — Не сравнивай меня сосвоей матерью, Мэри.

Мэри попыталась заткнуть уши. Дэн был слишком настойчив. Она была слаба. А ей следовало быть сильной. Она не могла никому позволить манипулировать собой, особенно же тому, кого любила. Нет, она не допустит этого снова.

— Это не сработало бы, Дэн. Ты сам говорил об этом, когда мы впервые заговорили о браке. Я не могу рисковать. Я не жду от тебя понимания. Я трусиха. Если бы наш брак оказался ошибкой… — Она покачала головой и отвернулась. — Я в смятении. Сейчас я не могу мыслить ясно. Думаю, тебе надо уйти и дать мне время все обдумать.

Дэн подошел к ней сзади, обнял ее за талию и прижался подбородком к ее макушке.

— Я не хочу оставлять тебя в таком состоянии. Ты расстроена.

Мэри откинулась назад и вздохнула тоскливо и беспокойно.

— Со мной будет все в порядке. Просто какое-то время мне надо побыть одной. — Повернувшись к нему, она разжала руку и протянула ему коробочку с кольцом: — Забери его.

Дэн покачал головой:

— Нет! Оставь его. Смотри на него. И каждый раз, когда ты на него посмотришь, помни, что это символ моей любви к тебе.

— В чем дело? Тебе не нравится суп? Я думал, что он вкусный.

Глядя отсутствующим взглядом на стоявший перед ним суп минестроне, Дэн все водил и водил по тарелке ложкой, не замечая ни того, что делает, ни того, что ест.

С момента расставания с Мэри накануне вечером он лишился аппетита и интереса ко всему на свете. Ему хотелось забиться в угол и зализывать свои раны, как делают покалеченные животные, а он и чувствовал себя таким покалеченным животным. И еще униженным. И каким-то омертвевшим.

Но Мэт испытующе смотрел на него в ожидании похвалы первому обеду, приготовленному им собственноручно. Не желая его расстраивать, Дэн с трудом заставил себя улыбнуться.

— Все хорошо, Мэт. Отличная работа! Спасибо тебе за то что приготовил сегодня обед. Мне что-то не хотелось этим заниматься.

Ободренный его похвалой, мальчик просиял.

— Бабушка Флора сегодня помогла мне после школы. Она сказала, что каждый хороший итальянский мальчик должен уметь готовить минестроне.

— Но ты не итальянец, Мэт. Мы ирландцы.

— Да, я знаю. Но бабушка думает, что лучше быть итальянцем, и, по-моему, она права. У них и еда вкуснее, и живут они веселее, чем мы.

— Знаешь, мне неприятно сообщать тебе скверную новость, малыш, но похоже, что нам не удастся стать членами клана Руссо. Во всяком случае, в ближайшем будущем. Мэри отказалась выйти за меня замуж.

— О Господи! Это черт знает что! — выплюнул Мэт, потом спохватился и прикрыл рот рукой, видя, как нахмурился отец, выражая явное неодобрение.

— Прости! Я увлекся. Что ты хочешь сказать? Я думал, что у вас уже все решено. И бабушка Флора так мне сказала.

— Да, все немножко поспешили с выводами.

Дэн мало рассказывал Мэри о своей первой женитьбе, не говорил и о своих нелепых идеях относительно места женщины в жизни. Он никогда бы не позволил ни Софии, ни Флоре вмешиваться в их отношения. Возможно, он проявил недостаточную твердость… В чем? Неужели он должен был отказаться принять их? Не говорить с ними? Нет, это было бы слишком.

Тяжко вздохнув, он объяснил сыну, что Мэри вообще не хочет выходить замуж. Ни за кого.

— Это из-за меня? Она сказала, что нет, но я подумал, что такое возможно.

Дэн положил ложку и некоторое время изучал встревоженное лицо сына.

Он знал, как раним мальчик и как боится снова оказаться отвергнутым.

— Нет, ты тут ни при чем, сынок. Дело во мне. И в семье Мэри. И в самой Мэри. Она женщина. Откуда, черт возьми, мне знать, что у нее на уме?

— Точно так же как ты не знал, о чем думала мама, когда она нас бросила?

Дэн отодвинулся от стола и протянул руки к сыну. Не колеблясь, Мэт бросился к нему и устроился на коленях у отца. Дэн крепко прижал к себе мальчика.

— Я понятия не имею, какая муха укусила твою мать и о чем она думала. И сомневаюсь, что она и сама это знала. С женщинами всегда проблемы. Иногда они принимают скоропалительные решения и бросаются в какую-нибудь авантюру, как в пропасть. Мужчины же, прежде чем совершить поступок, обычно все взвешивают и рассчитывают.

— А ты, когда поместил это объявление в газете? Я не уверен, что в этом случае ты все обдумал, папа.

— Умный мальчик. — Дэн щелкнул сына по кончику носа и печально улыбнулся. — Да, не думаю, что я все рассчитал правильно. И видишь, что получается, когда не продумываешь всего до конца? Они, эти женщины, взрываются, как петарды, и пламя пышет тебе прямо в лицо. А твое сердце разрывается в клочья.

— И что же теперь делать? Как заставить Мэри передумать? Потому что я действительно очень хочу, чтобы она стала моей мамой. Я так ей и сказал.

Дэн удивленно взглянул на Мэта. Неужели его сын проявил такую отвагу, что решился обсуждать свои чувства с Мэри? От этого Дэну стало только тяжелее — ведь он знал, как много Мэри значит для Мэта. Почти столько же, сколько она значила для него.

— Я уверен, что ей это было приятно.

— Именно это она и сказала. Но потом объяснила, что не хочет замуж.

— Да, в этом-то и загвоздка.

Подумав немного, Мэт заявил:

— Возможно, у итальянцев лучше кухня, но зато ирландцы никогда не мирятся с поражением. Верно? Нам следует взяться за ум и что-нибудь придумать. Мы мужчины. Мужчины умеют работать мозгами. Верно, папа?

У Дэна отлегло от сердца, и он крепче сжал руку сына.

— Я люблю тебя, Мэт. Всегда любил и всегда буду любить.

Мэт поцеловал отца.

— Я тоже тебя люблю, папа. А теперь за работу. Нам надо многое обдумать.

Когда на следующий день Мэри появилась в доме родителей, она несла в себе заряд, равный заряду шашки динамита, готовой взорваться. Для нее наступило время сказать свое веское слово, и она решила, что облегчит свою душу. Мать еще горько пожалеет о том, что вмешалась в ее отношения с Дэном.

Но как только Мэри вошла в гостиную и увидела обеспокоенное лицо отца, когда ее оглушила тишина в обычно шумном доме, она инстинктивно вновь почувствовала себя дочерью и все ее мысли о мести испарились.

— В чем дело, папа? Что случилось? Ты выглядишь так, будто кто-то умер.

Отец казался постаревшим лет на десять, морщины на его лице превратились в глубокие борозды.

Ткнув пальцем в глубину дома, Фрэнк ответил:

— Это все твоя мать. Она слегла. Ей совсем худо. Думаю, сердце.

В глазах Мэри появился страх.

— Сердце?

— Ба! — сказала бабушка, повернувшись в качалке так, что бы видеть Мэри, и не обращая внимания на тревогу сына. — София съела на ленч наперченные сосиски. У нее изжога. Я дала ей бромозельцер. Она скоро оправится.

— Ты вызвал доктора, па?

— Нет. Она не позволила. Ты же знаешь, как упряма твоя мать. София сказала, что, если я его вызову, она не выйдет к нему. Она настойчиво повторяла это.

Бросив сумку и свитер на ближайший стол, Мэри обратила укоризненный взгляд на своих пожилых, но не слишком толковых родственников.

— Думаю, пора это сделать. Мне кажется, пора поставить точку.

И, не дав своим родным возможности ответить или упрекнуть ее в недостаточном уважении к их сединам, она проследовала в спальню родителей, стараясь укрепить свою волю перед предстоящей битвой.

Она вошла в комнату и увидела мать, опирающуюся спиной о гору подушек. Лицо ее было таким же бледным, как надетые на них белые вышитые наволочки. Ее правая рука лежала на груди. Крошечные красные розочки, перевитые зелеными стеблями, украшали кремовые обои за ее спиной, и узор этот многократно повторялся на них.

— Мама! — Мэри бросилась к кровати. — Почему ты не вызвала врача? Тебе надо немедленно отправиться в больницу. Я отвезу тебя.

София покачала головой.

— Со мной все будет в порядке. Боль пройдет. — Потом с трагическим видом — а София всегда говорила с пафосом — она вздохнула и перекрестилась. — Мне бы легче было покидать этот мир, Мэри, если бы я знала, что ты замужем.

Прикусив язык, потому что язвительный ответ уже висел на его кончике, Мэри схватила в охапку одеяло, под которым лежала мать, и отбросила его, обнаружив, что та лежит одетой.

— Поднимайся. Мы сейчас же едем в отделение неотложной помощи.

Но София не двинулась с места. Вместо этого она посмотрела на Мэри глазами, полными слез, отчего у той сжалось сердце.

— Я боюсь. Вдруг там обнаружат, что со мной что-то не ладно. А я не хочу знать об этом.

Сев на постель рядом с матерью, Мэри почувствовала, как в сердце ее ожесточение сменяется сочувствием и нежностью. Она взяла Софию за руку. Ей никогда еще не приходилось слышать, чтобы ее мать говорила таким жалобным голосом, никогда прежде она не видела в ее глазах панического страха. София всегда была неколебима, как скала. Она всегда верховодила, всегда была уверена в себе.

Теперь они поменялись ролями, и для Мэри это было внове. Она не привыкла видеть Софию слабой и уязвимой. Она не привыкла видеть мать слишком человечной. Из них Двоих именно Мэри всегда была робкой и неуверенной. Никогда она не думала, что и ее мать может испытывать подобные чувства.

Сейчас одной из них нужно было побороть свой страх и I быть сильной, и, похоже, эту роль Мэри предстояло взять на себя.

— Не глупи, мама. Вероятнее всего, это просто изжога, как и говорит бабушка. Но мы должны быть уверены. Я не хочу потерять тебя.

— Ты добрая девочка, Мэри, даже при всем твоем упрямстве, которое для такой старой женщины, как я, является тяжким испытанием.

Дочь открыла было рот, чтобы выразить протест, но мать не дала ей ничего сказать. И это Мэри не удивило. Последнее слово всегда оставалось за Софией. Даже на ее, как она воображала, «смертном одре».

— Ладно. — Поняв, что Мэри не собирается ей уступать, ее мать наконец сдалась. — Я встану и поеду с тобой к доктору Маджио. Но ни к кому другому. Не хочу, чтобы ко мне прикасались чужие. Не говоря уже о том, какую гадость они едят, я не доверяю им.

— Мама, если бы у них не было хорошего медицинского образования, им бы не позволили практиковать в Соединенных Штатах.

Это были два самых долгих часа в жизни Мэри. И вовсе не потому, что час сорок пять минут она провела в отделении скорой помощи, читая старые номера журнала «Пипл». Кому было интересно, что Шер сделала еще одну подтяжку? Дело было в том, что она с нетерпением ожидала и наконец дождалась, что доктор Маджио сообщил ей: у ее матери отменное здоровье. Он объявил, что София выживет, чтобы уже на следующий день набить себе желудок наперченными сосисками. Бабушка Флора оказалась права: у Софии диагностировали острое несварение желудка и выписали нужный рецепт. Однако те пятнадцать минут, пока Мэри везла мать домой, были хуже некуда, потому что София использовала все малейшие остановки по дороге, чтобы повторять Мэри, как глупо та поступила, отвергнув предложение Дэна.

Внезапно ненавистный ирландец превратился для нее чуть ли не в святого Даниила.

— Я просто не понимаю тебя, Мэри. Ты очень непрактична для умной женщины. Этот человек хочет на тебе жениться. Он говорит, что любит тебя. В чем дело? Что у него не в порядке, почему ты не хочешь выйти за него? — Она понизила голос до шепота: — Он что, нехорош в… — Пауза была долгой и многозначительной. — Ты понимаешь, что я имею в виду? Иногда мужчины испытывают некоторые трудности с…

— Мама! — Задохнувшись от гнева, Мэри чуть не врезалась в впереди идущую машину и едва успела нажать на тормоза. — Послушай меня! Ты должна заниматься своими делами и не вмешиваться в мою жизнь. Я взрослая женщина. Не надо говорить мне, что делать и чего не делать.

Уж конечно, у нее не было ни малейшей потребности обсуждать с матерью свою интимную жизнь! София прижала руку к груди.

— Из-за тебя мне снова становится хуже. Ты не должна кричать на мать. Я еще не вполне оправилась от своего сердечного приступа.

«У вашей матери сердце как у девятнадцатилетней девушки. Возможно, она переживет нас обоих».

Возвращаясь мыслями к тому, что сказал доктор Маджио, Мэри устало вздохнула:

— Давай оставим эту тему. Я не хочу обсуждать Дэна ни с кем. Это моя проблема. И я с ней справлюсь.

— Как? У тебя уже появилась проблема?

Мэри метнула в мать уничтожающий взгляд:

— Мама!

— Ладно, ладно. Я больше не произнесу ни слова. Скажи мне, — перешла на другой галс София, — ты говорила со своим братом? В последнее время он такой молчаливый и подавленный. Надеюсь, с ним ничего не случилось?

«Из огня да в полымя», — подумала Мэри и раздраженно ответила:

— Уверена, что с ним все в порядке.

Она свернула на узкую подъездную дорожку возле родительского дома, въехала на парковку и затормозила. Мэри не собиралась посвящать мать в то, чем с ней поделился Джо поэтому оказалась в затруднении.

В данном случае отговорка была единственным способом общения с матерью. Это не было ложью в полном смысле слова, но в то же время ничего не объясняло. Мэри знала, что мать способна убить Джо, если узнает о его намерениях. Ее материнская любовь доходила до абсурда.

— Джо, как любой человек, может быть иногда молчаливым и печальным, — попыталась она объяснить. — Если он священник, это еще не значит, что у него нет таких же человеческих потребностей, как у всех нас.

Даже такое безобидное объяснение было равноценно взрыву двухтонной бомбы: София резко повернулась на сиденье машины, лицо ее раскраснелось.

— Потребности? О чем ты толкуешь? Священники отличаются от обычных людей. Они приобщены к Господу.

Мэри с трудом подавила желание резко ответить матери. Ну что за детская наивность! Неужели эта женщина никогда не читала газет, не смотрела телевизор и ничего не знала о растленных священниках?

— Джо — мужчина, мама, со всеми мужскими желаниями и чувствами.

— То, что ты говоришь, отвратительно. Неужели тебе не стыдно? Твой брат близок к Богу. Никто не понимает этого так, как я.

— Ну что ж! Если у него сложности с его работой, он может обратиться к епископу, чтобы разрешить их.

— Я сама поговорю с ним!

— Нет! — Мэри слишком повысила голос, и ее мать отшатнулась, ударившись о дверцу машины, будто столкнулась с неожиданной опасностью. — Я только хотела сказать, что Джо не понравится твое вмешательство в его церковные дела, мама. Ты же знаешь, что там установлены свои правила. Есть вещи, о которых он не имеет права говорить.

Мать кивнула.

— Люди доверяют твоему брату. Вот почему он такой особенный. Он замечательный священник. Ладно, я не стану с ним разговаривать, но только если он перестанет быть таким угнетенным и несчастным. Если же этого не произойдет, я буду вынуждена с ним поговорить. Он священник, но он и мой сын. Я беспокоюсь о своих детях.

Мэри кисло улыбнулась:

— И мы это ценим, мама. Право же, ценим.

«Ну уж нет!»


ЛЮБИМОЕ БЛЮДО ФРЭНКА — НОГА БАРАШКА

1, 4-1, 5-фунтовая нога барашка, несколько зубчиков чеснока, тонко нарезанных на ломтики, орегано, соль и перец по вкусу.

Уложить баранью ногу на жарочный лист. Острым ножом сделать на ней небольшие надрезы и нашпиговать ее чесноком. Повторить это несколько раз на протяжении всей жарки. Посыпать солью, перцем и орегано. Жарить в духовке при температуре 325 градусов, рассчитав время по 25-30 минут на фунт мяса. Подавать с яблочным соусом.

Глава 21

«Это новый, свежий взгляд на итальянскую еду в ресторане „У мамы Софии“. Возможно, меня обвинят в пристрастии по причине моего страстного обожания его владелицы Мэри Руссо. Но тем не менее я собираюсь высказать свое отношение к этому прекрасному ресторану, расположенному в самом сердце маленькой Италии».

Читая этот восторженный, чудесный обзор в утреннем выпуске газеты «Сан», Мэри с трудом верила своим глазам. Она дважды моргнула, чтобы убедиться, что это не галлюцинация.

Дэн сделал оборот на сто восемьдесят градусов, извинившись в этой статье за свою «близорукость и предубеждение против итальянской кухни», а также за полное «отсутствие элементарной культуры в области кулинарии» и при этом не забыл покаянно упомянуть первый свой обзор кухни ресторана «У мамы Софии» в газете «Балтимор сан».

Будучи не в состоянии читать дальше, потому что глаза ее были затуманены слезами и слова на странице расплывались, Мэри несколько раз шмыгнула носом и вытерла его рукавом ночной рубашки с изображением Микки-Мауса. У нее не хватило решимости облачиться в одну из своих сексуальных ночных рубашек. Они слишком напоминали ей о Дэне и о том, чем они с ним занимались. И чем не занимались в эту минуту!

— О, Дэн, ты не облегчаешь мне жизнь, черт бы тебя побрал!

Сунув в рот последний кусочек тоста, намазанного маслом, Мэри разом проглотила свой кофе и снова наполнила чашку, чтобы забрать ее с собой в ванную.

Приняв душ, одевшись и наложив на лицо легкий грим, Мэри решила отправиться в редакцию газеты, чтобы поблагодарить Дэна лично. Она собиралась дать ему понять, а возможно, и показать, как много для нее значил его жест. То, что она отказалась выйти за него замуж, не должно было испортить их дружеских отношений.

Впрочем, это не могло помешать им и оставаться любовниками.

Сорока пятью минутами позже Мэри входила в офис Дэна, рассчитывая, что найдет его секретаршу сидящей за столом, но комната оказалась пустой, а дверь в кабинет закрытой. Ругая себя за то, что не сообразила сначала позвонить, Мэри в смятении принялась мерить приемную шагами. Потом решила уйти, оставив записку.

Возможно, она могла бы встретиться с Дэном за ленчем. Или они могли бы вместе пообедать. Это было бы даже лучше. Она бы угостила его обедом, чтобы отблагодарить за замечательную хвалебную статью, а потом… Ну, потом возможно было все.

Занятая поисками Fie заваленного бумагами кусочка стола, а также ручки и бумаги — видимо, миссис Фокс вела. свои записи в каком-то другом месте, — Мэри вдруг услышала раскатистый смех Дэна, доносившийся из-за закрытой двери его кабинета, а следом за ним раздался знойный женский голос. И голос этот вовсе не походил на голос миссис Фокс. Сердце Мэри болезненно сжалось, а желудок ее свело судорогой.

До сих пор Мэри не ведала этого чувства, но сейчас ревность пронзила ее сердце. Мэри выпрямилась и шагнула на звук голоса, будто притянутая магнитом. Она знала что подслушивать неприлично, но не могла пересилить себя, особенно потому, что, судя по звукам, доносившимся из-за двери, Дэн и таинственная незнакомка проводили время очень весело.

Когда Мэри подалась вперед, чтобы лучше слышать, дверь неожиданно распахнулась и она увидела Дэна, лицо которого выразило изумление и растерянность. Она отскочила, чувствуя себя бесконечно виноватой.

— Мэри! Что ты здесь делаешь? — спросил Дэн, стараясь через ее плечо разглядеть, что делается в приемной. — А где Линда? — Потом, бросив взгляд на наручные часы, сообразил: — Должно быть, у нее перерыв.

— Я… я понятия не имею, — пролепетала Мэри, испытывая стыд оттого, что подслушивала беседу, не предназначенную для ее ушей. — Я только что вошла.

Она бросила взгляд в его кабинет и увидела там ослепительную блондинку лет тридцати или чуть старше, сидящую на краешке письменного стола. У нее были фантастически длинные ноги, уходящие в бесконечность, да и все остальное выглядело не хуже.

Внезапно Мэри почувствовала себя невзрачным гадким утенком и пожалела, что не надела чего-нибудь более сексуального, чем бесформенный хлопчатобумажный джемпер, полностью нейтрализовавший ее женскую привлекательность, хотя и очень удобный. Она пожертвовала сексапильностью ради комфорта и теперь пожалела об этом.

Дэн улыбнулся ей:

— Входи. Хочу познакомить тебя со своей коллегой. — Он сделал жест в сторону божественной блондинки: — Валери Томкинс. А это Мэри Руссо. Мэри владеет рестораном, о котором я тебе говорил. А Валери возглавляет отдел «Стильная жизнь», и, надо сказать, ас в своем деле.

Восхищение, прозвучавшее в его голосе, вызвало у Мэри приступ тошноты.

Женщины смерили друг друга взглядом, потом Валери ослепила Мэри обворожительной улыбкой. «Конечно, у нее коронки, — решила Мэри. — Таких ровных и белых зубов не бывает в природе. Даже у Энни зубы хуже. А уж у нее-то великолепные зубы!»

— Я слышала очень много хорошего о вашей кухне. Обычно Дэн не так щедр на похвалы.

Отругав себя за недостойные мысли, хотя все еще испытывая желание выцарапать прекрасные синие глаза женщины, Мэри сделала отчаянную попытку расслабиться. Ревность засела где-то на дне ее желудка и грызла его, как бешеная собака.

— Да, Дэн не всегда был так добр, — согласилась она, стараясь улыбнуться так же ослепительно, но зная, что ей это, к несчастью, не удается.

— Ты видела мой последний обзор ресторанов? — спросил Дэн, с улыбкой глядя на Мэри, явно довольный собой.

Мэри кивнула.

— Поэтому-то я и здесь. Но мне следовало сначала позвонить. Прошу простить мое вторжение и то, что я прервала ваше деловое совещание.

Ей хотелось бы повернуть время вспять, чтобы никогда не приходить сюда и не видеть привлекательной коллеги Дэна. Все-таки стоило бы сказать пару слов в пользу радости неведения.

— Чепуха! — возразила Валери, соскакивая со стола, что бы уверенно приземлиться на пол на своих трехдюймовых шпильках. — Мы вовсе не обсуждали дела. Я просто пришла разделить с Дэном утреннюю чашку кофе. Трудно побороть старые привычки. Они живучие. К тому же пора вернуться к работе. Рада была познакомиться, Мэри. — И с обольстительной улыбкой, адресованной Дэну, она сказала: — Еще увидимся, Дэниел.

Увидимся! Старые привычки!

О чем, черт возьми, толкует эта женщина? Неужели у Дэна и Валери Томкинс роман? Похоже было, что им уютно и легко друг с другом! И как она смеет называть его Дэниелом?

Мэри не хотелось признаваться даже себе самой, какое облегчение она испытала, когда безупречная сексуальная фигура Валери, не знавшая целлюлита, оказалась за дверью. Мэри сознавала, что это было не по-божески, не по-христиански — надеяться на то, что у этой женщины возникнут шпоры в пятках из-за ее вызывающих шпилек.

Многое в Валери Томкинс вызвало ее неприязнь.

— Я удивился, увидев тебя здесь, — сказал Дэн, отвлекая Мэри от ее злых мыслей. — После того вечера я не был уверен… — Он пожал плечами, не закончив фразы.

— От меня не так-то легко избавиться. Но похоже, что ты не страдал от недостатка общения.

Чувство собственницы, которое Дэн безошибочно разглядел в глазах Мэри, вызвало у него улыбку. Это было добрым знаком.

— Валери — мой старый друг.

— Мне она не показалась старой.

И насколько же дружны были они с Дэном? Мэри очень бы хотелось спросить об этом. Но Дэн громко рассмеялся:

— Похоже, что ты немножко ревнуешь.

Мэри надменно подняла бровь, скрестила руки на груди и с трудом удержалась от того, чтобы пощечиной не стереть эту самодовольную улыбку с уст Дэна.

— А у меня есть повод для ревности?

Внезапно улыбка Дэна исчезла. Лицо его стало серьезным.

— Нельзя сидеть сразу на двух стульях, Мэри. Я люблю тебя. Я хочу, чтобы мы поженились. Но я не собираюсь прожить остаток жизни монахом. У мужчин есть определенные потребности. Я не желаю быстротечных отношений с тобой. Для этого я слишком сильно люблю тебя. И как ни печально закончился мой первый брак, оказалось, что я хочу жениться снова. Жениться на тебе и разделить свою жизнь с тобой.

Обратив внимание лишь на одну фразу Дэна, Мэри сверкнула глазами.

— Ну как же? Мужчины и их потребности! Тебе не понадобилось много времени, чтобы переключить свое внимание на другую женщину.

— Я уже сказал, что Вэл и я старые друзья. Было время, когда мы готовы были завязать роман, но передумали. Не приятно и сложно заводить интрижку с коллегой. Это не приводит ни к чему хорошему.

Внезапно Мэри стало нехорошо — она почувствовала себя совсем больной.

Дэн был связан с этой светловолосой богиней? Что из того, что у них не было романа? (Если только он сказал ей правду.) Возможно, он мечтал об этом прекрасном упругом теле.

— Мне пора идти, — поспешно сказала она, чувствуя себя взбудораженной, смущенной и несчастной, и направилась к двери. — Я просто хотела поблагодарить тебя за статью. Это было благородно с твоей стороны.

— Рад был услужить тебе. В конце концов, если я публично унизил тебя, то это было самое меньшее, что я мог сделать.

— Я… — попыталась она сказать что-то, но на глазах выступили слезы, горло сжал спазм, и Мэри только покачала головой и выбежала.

Дэну показалось, что эти слезы, словно кислота, разъедают его внутренности. Он тяжко вздохнул, глядя ей вслед.

— Черт возьми, Мэри, почему ты так дьявольски упряма?

А еще называют твердолобыми и непробиваемыми ирландцев! Должно быть, тот, кто это сказал — не важно, кто это был, — никогда не встречался с итальянцами.

Глядя в маленькое застекленное оконце слева от двери Энни, Мэри увидела, что ее подруга кружится под музыку песни Литтла Ричарда «Долговязая Салли». Энни неукоснительно, с почти религиозным пылом, ежедневно упражнялась по сорок пять минут, и эти упражнения всегда сопровождались музыкой Чака Берри, Джерри Ли Льюиса или Литтла Ричарда.

Мэри громко постучала, но это было бесполезно. Энни включила свой стереомагнитофон на полную мощность, и громкая музыка заглушала все.

Одно к одному, со вздохом подумала Мэри. Она не имела возможности поделиться с лучшей подругой, когда ей это было так необходимо! И теперь она должна была сама справляться со своими проблемами.

Припарковавшись на площадке возле гавани, Мэри решила пройтись пешком. По словам Энни, ходьба была одним из лучших упражнений. К тому же она благотворно сказывалась на состоянии ума, когда требовалось серьезно поразмыслить. А Мэри сейчас требовалось поразмыслить.

Рестораны вокруг гавани были битком набиты туристами, как и сама гавань, и Мэри направилась к воде, пробиваясь сквозь толпу солнцепоклонников.

Проходя мимо кондитерской, Мэри вспомнила, как была там с Дэном и как они веселились и смеялись, набивая рты тортом с шоколадным пралине. Она улыбнулась. Вероятно, то, что Дэн съел этого торта столько же, сколько и она, и заставило ее полюбить его.

Усевшись на скамейку, Мэри загляделась на испещренную солнечными бликами воду. Водные такси скользили от одного причала к другому, перевозя пассажиров туда и обратно. Заслонив глаза от солнца, Мэри вглядывалась в даль, стараясь разглядеть дом Дэна, но он был слишком далеко.

Может быть, сейчас там была с ним Валери Томкинс. Может быть, Дэн и эта роскошная блондинка решили стать . чем-то большим, чем просто друзья. От этой мысли у Мэри начались спазмы в желудке, и, чтобы избавиться от них, она поискала в сумке плитку шоколада. Мэри не могла размышлять о серьезных вопросах и решать их без шоколада.

Увидев Дэна с этой светловолосой секс-бомбой, Мэри кое-что поняла. Если она не отбросит свою неуверенность, свои глупые страхи и волнения и не выйдет за Дэна, то за него выйдет Валери Томкинс или кто-нибудь еще.

Сказал же ей Мэт, когда она пообещала ему, что они навсегда останутся друзьями, такую фразу: «Если мой папа не соберется жениться на ком-нибудь еще».

Да и Дэн ясно дал ей понять, что не станет ждать ее особенно долго.

«У мужчин есть потребности», — сказал он, что означало приблизительно следующее: он скоро вступит в любовные отношения с другой женщиной. И не только будет заниматься с ней любовью, но и есть шоколадный торт, смотреть черно-белые фильмы и готовить для нее жареных цыплят!

Черт возьми! А ей так нравились его жареные цыплята!

«Неужели ты это допустишь, Мэри? — прошептала она, чувствуя себя вконец несчастной и одинокой. — Неужели ты допустишь, чтобы лучшее, что было и есть в твоей жизни, отняли у тебя? Ведь если ты позволишь этому свершиться, это будет означать, что ты гораздо глупее и безумнее, чем сама считала прежде».

Пора было повзрослеть. И сделать следующий шаг. Рискнуть, воспользоваться счастливым случаем и завоевать любовь на всю жизнь.

«Однажды ты это сделала, Мэри. Ты открыла ресторан, и он процветает. В тот раз никто бы не мог дать тебе гарантии, что это будет так. А выйти замуж за Дэна — не больший риск. Помни, что любовь преодолевает все».

И внезапно в ее ушах зазвучали слова Софии, и на этот раз она к ним прислушалась: «Твоя беда, Мэри, в том, что ты не различаешь, что хорошо, а что плохо. Ты не понимаешь, когда тебе везет. Я, например, с первой встречи поняла, что твой отец подходит мне. Я знала это, как только его увидела, и не зевала. Я успела вцепиться в него прежде, чем им завладела Кончетта Роселлини».

И, приняв столь знаменательное решение, Мэри вздохнула с облегчением и удовлетворенно улыбнулась. Пора было поговорить с матерью. Мэри решила, что сообщит ей о своем намерении выйти замуж за Дэна Галлахера.

Когда Мэри было двенадцать лет, ее тетка Джози съездила в Диснейленд и привезла для племянницы альбом для автографов. На первой странице красовался Микки-Маус, а дальше шли страницы прелестной цветной бумаги. Больше всего Мэри понравились розовые.

Она приставала ко всем, чтобы они расписались на розовой бумаге, включая и свою мать. И на первой же странице, предназначенной для автографов, София написала: «Когда друзья покинут тебя, оглянись на своего самого верного друга — мать».

Мэри не вполне понимала, почему оказалась на ступеньках родительского дома и почему теперь вспомнила об этом давнем событии, но сейчас ей это показалось важным. И даже пророческим.

Она вошла в дом, и нос привел ее на кухню, где, как ей было известно, в это время дня находилась мать. По запаху Мэри определила, что на обед София готовит барашка. Это было любимое блюдо Фрэнка Руссо, и пахло оно изумительно, отчего в желудке Мэри заурчало, потому что она не подкреплялась с утра, если не считать плитки шоколада, в котором, как она полагала, не так уж много питательного.

Мэри придерживалась теории, что если не считать калорий, идущих на поддержание сил, то в весе не прибавишь.

— Привет, мама! — сказала она, бросая сумку и ключи на кухонный стол, уже накрытый для вечерней трапезы. — Что новенького?

София отвернулась от плиты и подозрительно уставилась на дочь сузившимися глазами, вытирая руки о передник.

— Ты ела? Что-то выглядишь бледной. — Она поставила на стол перед Мэри блюдо только что испеченного итальянского хлеба и рядом с ним маленькую миску с оливковым маслом, сдобренным чесноком. — Ты должна есть. Мужчины не любят костлявых.

Рот Мэри широко раскрылся от изумления. Никогда прежде мать не говорила ей такого. Обычно эта дежурная фраза была адресована Конни. Но как ей было хорошо известно, дареному коню в зубы не смотрят, и Мэри не стала уточнять, что мать имела в виду.

— Сегодня утром я съела тост, а недавно плитку шоколада.

— Плитку шоколада! Ну что это за еда! Вечно ты носишься со своим шоколадом, Мэри! — Покачав головой, София с кряхтеньем опустилась на стул. — Что случилось? Могу кое о чем догадаться. Наверное, этот Марко снова расстроил тебя.

— Не более обычного. — Мэри огляделась, чтобы убедиться, что они одни. — А где папа и бабушка?

— Твой отец повез твою безумную бабушку в аптеку, чтобы присмотреть за ней и убедиться, что она не натворит глупостей. Чтобы уговорить его, мне пришлось его подкупить, пообещав на обед барашка. Ты же знаешь, что он помешан на жареной баранине.

Мэри задумчиво прикусила губу, не зная, как приступить к разговору. У нее не было заведено просить совета у матери или интересоваться ее мнением. Да и спрашивать Софию не было необходимости, потому что свои советы и мнения она высказывала независимо от того, хотели их слышать или нет.

— Мама, я собираюсь выйти замуж за Дэна Галлахера. Я его люблю, а он любит меня.

София уставилась на дочь испытующим взглядом.

— Но?

Мать ее была слишком проницательной.

— Но я хочу сохранить свой ресторан. Я не хочу сидеть дома и быть только домохозяйкой. — Мэри снова прикусила нижнюю губу. — Я боюсь, вдруг Дэн передумает и после женитьбы будет на этом настаивать.

Однако это сомнение уже не казалось Мэри слишком серьезным. Она вообще считала, что вправе иметь некоторые сомнения. Совсем не ведать сомнений, когда тебе уже стукнуло тридцать три, невозможно.

— Не так уж плохо вести дом ради мужа, Мэри. Знаю, что молодых женщин это не особенно привлекает, но это так. Я ведь тоже работала. Но после того, как вышла за твоего отца и нарожала детей, я бросила работу и занялась вами. И никогда об этом не пожалела. Я горда тем, как все сложилось. Ты, Конни и Джо — мои величайшие достижения.

Мэри была тронута откровениями матери, однако слова Софии не поменяли ее намерений.

— Времена изменились, мама. Теперь женщина ухитряется совместить карьеру с браком. Когда-нибудь я захочу иметь детей, но не теперь.

Лоб Софии прорезала морщинка озабоченности.

— У Дэна есть ребенок. Мэтью не станет для тебя проблемой?

Мэри покачала головой:

— Нет, Мэт — чудесный малый. И мне будет нетрудно заменить ему мать. Я люблю его. И к тому же большую часть дня он в школе, поэтому мне не придется особенно менять свой образ жизни. Вот если появится младенец, то это будет совсем другое дело.

София прикрыла ладонью руку дочери,

— Дети — благословение Господне.

«Да, как и контроль над рождаемостью», — хотелось сказать Мэри. Но разумеется, она не собиралась говорить этого матери.

— Сегодня вечером я собираюсь сказать Дэну о своем решении. Мне кажется, я не смогла бы жить без него. Я очень люблю его, мама.

Ее мать перекрестилась, и лицо у нее стало благостным. Она выглядела сейчас так, будто Господь снизошел ко всем ее молитвам.

— Твоя беда, Мэри, в том, что ты слишком много волнуешься. Ты думаешь о неприятностях, которых, возможно, и не будет. Если любишь мужчину, пусть даже и ирландца, и нельзя изменить этого прискорбного факта, — кислое выражение ее лица, правда, свидетельствовало о желании изменить это положение, — то в этом случае следует выйти за него замуж. Чело век, не побоявшийся публично унизить себя, стоит того. Вот увидишь, все будет хорошо. — Улыбаясь, мать взъерошила ее волосы. — К тому же он считает меня похожей на Софию Лорен. Ты ведь знаешь, что мне всегда говорили об этом.

И тут Мэри поняла, что Дэн сумел завоевать расположение ее матери. Да и всей ее семьи. Так, Фрэнк получал от него билеты на все спортивные соревнования, а бабушка Флора тоже сказала свое веское слово:

— Выходи за него, а иначе будешь несчастной.

— Так ты остаешься обедать или нет?

У Мэри впервые в жизни возникло ощущение, что ее мать права. Все должно было сработать, все будет хорошо. Мэри должна верить в это.

— Да, мама. И спасибо тебе.

— За что?

— Наверное, за то, что ты — это ты.


Звякнул дверной звонок, и Дэн, собиравшийся укладывать в постель Мэтью, передал сыну зубную щетку с пастой.

— Постарайся почистить зубы хорошенько, Мэт, пока я посмотрю, кто там пожаловал.

Сбегая вниз по лестнице, Дэн размышлял, кто бы это мог быть так поздно.

Он открыл дверь и с удивлением увидел на площадке Мэри.

— Что случилось, Мэри?

Она нерешительно улыбнулась, надеясь на то, что у Дэна нет гостей.

Он казался растерянным.

— Мне надо с тобой поговорить. Ты занят?

Мэри с трудом перевела дух, почти ожидая в любой момент увидеть Валери Томкинс, парящую над ступеньками лестницы и одетую в соблазнительное неглиже.

«Господи! Что, если я пришла слишком поздно?»

— Входи. Я рад, что ты пришла.

Дэн провел ее в гостиную, и она слегка расслабилась. Потом принялась нервно расхаживать по комнате.

— Хочу, чтобы ты знал, Дэн: это решение далось мне не легко. Я мучилась много дней и беспокоилась, что поступаю неправильно. Мне хочется надеяться, что это хорошо для нас обоих. Для всех нас, — поправилась Мэри, улыбнувшись Мэту.

Мальчик в пижаме, разрисованной сценками из фильма «Звездные войны», спустился с верхнего этажа и теперь стоял у подножия лестницы.

Он сделал шаг к софе, собираясь сесть рядом с отцом, выглядевшим несколько смущенным и встревоженным.

— Мне неприятно выглядеть в твоих глазах тупицей, но, может быть, ты объяснишь, о чем речь? — поинтересовался Дэн.

Однако сердце его бурно забилось и шум крови отдавался теперь в ушах, потому что Дэн почти догадался, о чем Мэри пытается ему сказать. Но ему надо было услышать эти слова из ее уст — слова, которых он ждал и по которым томился. Он знал, что, пока она сама их не произнесет, он не поверит.

Критически покачав головой и всем своим видом показывая отцу, как он осуждает его за тупость, Мэт ткнул Дэна локтем под ребра.

— Па-аапа! Неужели ты не понимаешь? Мэри хочет выйти за тебя замуж.

Дэн уставился на Мэри, и улыбка на ее лице отозвалась в его сердце. Сердце Дэна подскочило к горлу.

— Мэт прав? Ты хочешь положить конец моим страданиям и принять мое предложение?

Мэри кивнула и, протянув руку, показала Дэну подаренное им кольцо.

— Да, но сначала нам следует кое-что обсудить.

Опершись спиной о спинку софы, Дэн скрестил руки на груди и подавил усмешку.

— Что именно?

Почему-то получалось так, что Мэри постоянно ставила ему какие-то условия.

— Я не откажусь от своего ресторана. Я люблю его и…

— О! — Дэн воздел руки к потолку. — Да когда я тебе говорил о ресторане? Не помню, чтобы я просил тебя об этом. Напротив, я сказал, что готов смириться с твоей работой.

— Э, ресторан нельзя бросать ни в коем случае! — вмешался Мэт, и вид у него был при этом встревоженный. — Где бы мы стали есть пиццу? Я очень люблю ресторан «У мамы Софии».

Щеки Мэри окрасились румянцем.

— Ты говорил мне, что готов пойти на компромисс, но я не была уверена, что речь идет о ресторане. После того как ты мне столько рассказывал о своих семейных неурядицах и о том, что твоя бывшая жена предпочла карьеру семье, естественно, я…

— Мои проблемы с Шэрон не ограничивались вопросом о ее работе и карьере. Они были гораздо глубже, Мэри. По правде говоря, камнем преткновения в нашем браке стала моя, а не ее карьера. Я много времени проводил в деловых поездках и… мы как-то отдалились друг от друга. Да и как я могу думать о закрытии твоего ресторана, когда сам собираюсь от крыть ресторан? Я подумал, что было бы занятно открыть ресторан со спортивным уклоном и особым меню. Что скажешь?

Изумленная этим высказыванием, Мэри могла только кивнуть, пока мозг ее переваривал это сообщение. Наконец она вспомнила еще об одной проблеме.

— Я не хочу сейчас ребенка!

— О, черт возьми! — откликнулся разочарованный Мэт, — А я так надеялся, что у меня появится брат!

Дэн сжал плечо сынишки.

— Я не возражаю, дорогая. Я хотел бы некоторое время владеть тобою единолично. Да и Мэту надо приспособиться к новой жизни с родителями — с отцом и матерью, — прежде чем у него появится братец или сестренка.

— О, папа!

Улыбка Мэри была такой ослепительной, что осветила всю комнату. Любовь, которую она питала и к отцу, и к сыну, сияла в ее глазах.

— Я люблю тебя, Дэн Галлахер, и хочу выйти за тебя замуж. И тебя я тоже люблю, Мэт, и буду горда стать твоей матерью.

Она поцеловала обоих в щеки.

— Не собираетесь ли вы сейчас разнюниться от наплыва чувств? — поинтересовался Мэт, вытирая щеку после ее поцелуя.

Мэри рассмеялась, бросив обещающий взгляд на его отца.

— Думаю, не сейчас. Может быть, позже.

Обменявшись многозначительными взглядами, Мэри и Дэн успокоились: они знали, что впереди у них будет много возможностей отдаться своим чувствам, и предвкушали это.


СВАДЕБНЫЙ ШОКОЛАДНЫЙ ТОРТ МЭРИ И ДЭНА

ТЕСТО ДЛЯ КОРЖЕЙ

3/4 стакана сливочного масла, 1, 75 стакана сахара, 2 яйца, 0, 75 стакана порошка какао, 3 стакана муки, 1 чайная ложка ванилина, 1, 25 чайной ложки соды, 0, 5 чайной ложки соли, 1, 3 стакана воды.

Смешать масло с сахаром. Добавить яйца и ванилин. Взбивать в миксере в течение одной минуты при средней скорости. Смешать. муку, какао, соду и соль и добавить к взбитой смеси масла и сахара. Добавить воды и хорошо перемешать.

Вылить смесь на смазанные маслом и посыпанные мукой кондитерские листы. Выпекать при температуре 180 градусов в течение 30-35 минут.

КРЕМ ИЗ СЛИВОЧНОГО СЫРА

2 фунта размягченного сливочного сыра, 0, 75 стакана молока, 6 стаканов кондитерского сахара, 0, 25 чайной ложки соли, 2 чайные ложки ванилина.

Смешать все ингредиенты до однородной массы. Намазать коржи кремом. Можно использовать также шоколадный крем.

Глава 22

В черном смокинге от Армани Дэн нервно переминался с ноги на ногу в свете свечей перед алтарем, украшенным цветами, незаметно вытирая потные руки о брюки. Взгляд его был прикован к устланному ковром проходу между скамьями в католической церкви Святого Франциска Ассизского.

Он знал, что через несколько минут Мэри встанет рядом с ним перед алтарем и все свершится. Сердце его бешено колотилось в предвкушении вожделенной минуты. Он испытывал огромную радость, оттого что она наконец согласилась выйти за него. Ее и Мэта он любил больше всех на свете и сейчас чувствовал себя чертовски счастливым, что смог объединить их.

При первых же звуках свадебного марша взгляд Дэна обратился к широким двустворчатым дверям.

Уголком глаза он увидел Софию и Флору, сидящих недалеко от прохода. София, одетая в нежно-розовое атласное платье с цветами, тихонько плакала и утирала слезы носовым платком, а Флора в похоронно-черном одеянии, напротив, сияла широкой улыбкой и казалась как нельзя более довольной, будто это она одна была причиной торжества.

Мать Дэна Ленор в ярко-синем платье из органди выглядела вполне довольной. Она сидела позади Дэна во втором ряду. Рядом с ней расположился дядя Альфредо, и хотя он в нарушение традиции сидел не на положенном месте, не с родственниками невесты, он не испытывал от этого ни малейшего смущения и всем своим видом показывал, что очарован сидевшей рядом вдовой.

Ленор нежно улыбалась. Ее ярко-зеленые глаза блестели слезами радости и умиления каждый раз, когда она смотрела на сына.

— Я люблю тебя, — шептала она.

Дэн, встречаясь с ней взглядом, отвечал:

— И я тебя тоже.

И вот двери в конце церковного помещения открылись. Подружка невесты Энни Голдман, одетая в платье из ярко-розового атласа, с волосами в цвет платья, отчаянно сжимая в руке букет розовых роз, медленно двинулась по проходу с нежной и трепетной улыбкой на губах, глядя прямо перед собой.

Дэн услышал судорожный вздох отца Джозефа, но не обернулся посмотреть на него. За Энни следовала Конни, одетая в платье точно такого же цвета.

Все присутствующие повернули головы и громко ахнули, когда появилась Мэри, крепко вцепившаяся в руку отца, и медленно двинулась по проходу. На ней были ярды и ярды белого атласа, украшенные сотнями нашитых на него крошечных жемчужинок.

Ее букет был из белых бутонов роз, точно подходивших по цвету к атласным розам, украшавшим платье и тюлевую фату на голове.

Никогда в жизни Дэн не видел ничего столь прекрасного и торжественного. Вуаль скрывала лицо Мэри, но он знал, что она улыбается, и в этот момент он любил ее больше всех и всего на свете.

Когда отец Джозеф спросил, кто отдает замуж эту девушку, Фрэнк горделиво выпрямился. В глазах его стояли слезы, и он сказал дрогнувшим голосом:

— Ее мать и я.

Позже все слышали, как София жаловалась, что он не назвал ее имени и не сказал, что она его супруга.

— Не желаете ли шампанского? — спросила София двух своих сестер, восхищавшихся видом серебряного четырехфутового сооружения с краном, из которого лилась пенистая жидкость.

— Вот это да! — сказала пораженная Энджи, и София расцвела от ее комплимента. — Этот прием, должно быть, влетел Фрэнку в копеечку.

— А обед за столом? Не забудь, что это не фуршет, — напомнила сестре Джозефина. — Филе миньон. Это такие траты!

— Это были первоклассные стейки, первоклассные, — уточнила София. — Марко приготовил их по особому рецепту, как готовят в ресторане Мэри, а Андреа Фьорелли испек свадебный торт.

— Пятиярусный! — присвистнула Энджи. — Должно быть, немало стоит.

— По настоянию Мэри, торт был прослоен шоколадом, но София не хотела говорить об этом и портить сюрприз.

— Фрэнк тратит на семью массу денег. Он только что продал свое новое изобретение — унитаз с подогревом.

— Это тот самый, о который ты обожгла задницу? — Глаза Джозефины округлились от возбуждения, она взяла со стола крахмальную салфетку и принялась обмахиваться.

— Да, но он устранил неполадки. Ты же знаешь, что мой Фрэнк — классный электрик и очень башковитый малый.

— Да уж, конечно, Фрэнк — это что-то. Я всегда это говорила, — заявила Энджи.

— Да, у него в руках все спорится, — согласилась Джози.

Все три сестры оглянулись на огромный банкетный зал, в который как раз входили молодые в своих праздничных нарядах. Позже им предстояло переодеться в дорожные костюмы, так как они отбывали в свадебное путешествие.

— Мой зять увозит мою дочь на медовый месяц в Италию, — с гордостью сообщила София. — Ну разве это не романтично?

— Они красивая пара, — согласилась Джозефина, — И из Мэри вышла прелестная невеста. Пожалуй, самая красивая после моей Салли.

София не стала произносить вслух всего того, что промелькнуло у нее в голове, вызванное словами сестры. Вместо этого она заметила:

— Мэри — просто кожа да кости. Я говорила ей, что надо набрать несколько фунтов, но разве она станет слушать мать?

Ладно, думаю, теперь это проблема Дэна.

Дэн посмотрел сверху вниз на свою новоиспеченную жену и улыбнулся:

— Сколько нам следует здесь оставаться? Мне не терпится начать наш медовый месяц. Я слышал, что Венеция в это время года прекрасна.

— За последние две недели я только и слышала вздохи, во сколько все это обходится моему отцу. Поэтому вряд ли мама разрешит нам исчезнуть, пока не разрежут свадебный торт.

— Почему у меня такое чувство, что как раз о нас она сейчас говорит с твоими тетками?

Мэри посмотрела на трех женщин, собравшихся вокруг фонтанчика с шампанским.

— Потому что это так и есть. Сейчас моя мать рассказывает им, сколь высокого качества твоя сперма и что скоро я забеременею.

Дэн рассмеялся и обнял ее.

— Я люблю вас, миссис Галлахер.

— Любишь меня — люби и мою семью.

— О, я уже люблю ее. Можешь не сомневаться. Среди них нет ни одной скучной, серой личности. Однажды Кармине сказал мне, что, если я женюсь на тебе, в моей жизни не будет ни одной спокойной минуты. И я склонен ему верить.

Бросив взгляд через комнату, Мэри заметила своего брата, погруженного в беседу с Донателлой Фораджи. Женщина сегодня прибыла без эскорта. Бенни Буффано решил снова попытать счастья со своей супругой и отбыл в Нью-Йорк, чтобы помириться с ней. Миссис Фораджи ожидала, что в любую минуту он приползет обратно к ней просить прощения.

— Я так счастлива, что нас обвенчал Джо. Он провел свадебную церемонию красиво. Правда?

— Да. Я был тронут его словами. Конечно, я не очень-то разбираюсь в латинском, но притворялся, что понимаю все, о чем он толкует.

Мэри снисходительно улыбнулась. Дэн не стал спорить, когда она сказала, что хочет обвенчаться в церкви и что венчать их будет ее брат. Он даже походил на занятия, чтобы понимать слова брачного обряда.

Понизив голос, чтобы никто его не подслушал, Дэн спросил:

— Твой брат больше не говорил, что хочет бросить церковь?

Мэри покачала головой:

— Нет. Ни слова не говорил. Но я подозреваю, что только потому, что не хотел испортить мою свадьбу семейными раздорами. Поверь уж мне, если случится худшее и моя мать это разнюхает…

Мэри содрогнулась и зябко повела плечами.

— Похоже, он сильно увлечен твоей подружкой.

Мэри тяжело вздохнула:

— Энни презирает его и даже землю, по которой он ступает. Значит, это дохлый номер. Бедный Джо! Надеюсь, он найдет, чего хочет. Я так безумно счастлива. Наверное, поэтому хочу, чтобы все, кого я люблю, тоже были счастливы.

Дэн прижал ее к себе и поцеловал, и тотчас же последовали аплодисменты.

— О, я и забыл, что нас окружает целая толпа.

— Идем, — сказала Мэри и потянула его за руки. — Они ждут, что мы протанцуем наш — традиционный танец, а потом разрежем торт и отправимся в путь.

— А кто скажет тост в честь невесты и жениха? Алан пожаловался мне, что ему отказали в почетной миссии дружки произнести первый тост в честь молодых, чем он был расстроен.

Лоб Мэри прорезала морщинка.

— И кто же ему отказал?

— Думаю, твоя мать.

— О Господи!

— Видишь, Мэтью, я ведь говорила тебе, что следует проявить терпение. Со временем все улаживается. Надо только уметь ждать.

— Знаю, бабушка Флора. Я молился каждый вечер, как вы мне велели, и изо всех сил старался не рассердить Господа.

Старушка приподняла обеими руками лицо мальчика.

— Ты хороший мальчик. Скоро моя внучка родит ребе ночка и у тебя появится братик или сестренка.

В глазах Мэтью, когда он поднял их на бабушку Флору, было сомнение.

— Я так не думаю, бабушка. Я слышал, как Мэри говорила папе, что хотела бы повременить с детьми, и он согласился.

Флора Руссо улыбнулась с таинственным видом:

— Не волнуйся. На следующий год примерно в это же время у тебя появится брат или сестра. Я обещаю.

Его глаза заблестели.

— Правда? Вот здорово! Но откуда вы знаете?

— Я старая женщина, а старые женщины разбираются в таких вещах. В стране, где я родилась, именно старухи и предсказывают рождения и смерти. С возрастом обретаешь мудрость,

— Да? А как вы думаете, балтиморские «Иволги» выиграют в этом году на мировом чемпионате? Мой папа был бы наверху блаженства, если бы это произошло.

Глаза старушки заискрились смехом.

— Посмотрим, Мэтью. Может быть, если ты будешь пай-мальчиком и не станешь забывать молиться Господу нашему, твои «Иволги» и выиграют. Иногда случались и более дико винные вещи.

— Не возражаешь, если я умыкну ее у тебя, Дэн? Я еще не имел возможности потанцевать с прелестной новобрачной.

— Ну, разве что если ты, Уолт, не попытаешься улестить ее и похитить, как ты поступил с Линдой Фокс.

Решив, что редактирование не по ее части, Линда приняла предложение Уолта стать его секретаршей и помощником. Ее соблазнила большая прибавка к жалованью. Дэн был искренне рад за нее.

Мэри улыбнулась боссу Дэна и положила руку ему на плечо.

— Мне очень приятно, мистер Байерли. Дэн так много рассказывал мне о вас.

— Дэн — славный малый, — ответил босс, ловко кружа ее по залу. — Я чертовски рад, что могу наконец предложить ему место редактора спортивного отдела. Он начнет там работать, как только вы вернетесь из свадебного путешествия. Моя жена в конце концов все-таки поняла, что необходимо избавиться от этого маленького хорька, ее племянничка.

Понимая, что у нее не будет больше такого удобного случая, Мэри взяла быка за рога:

— А вам никогда не приходило в голову, мистер Байерли, вложить средства в ресторанное дело? Дэн думает, что для вас это было бы выгодно.

— Правда? — Казалось, эта мысль пришлась ему по душе. Он снова закружил ее. — Признаться, я об этом не думал.

— Вам бы следовало поговорить с Дэном. У него есть прекрасные идеи, связанные в то же время с деятельностью спортивного отдела.

— Я это сделаю.

Мэри заметила, что мозг Уолта Байерли лихорадочно заработал, и улыбнулась, размышляя о том, какую же еду будут подавать в спортивных ресторанах.

Мэри и Дэн сидели за длинным банкетным столом — в самом центре, между Конни и Энни и недалеко от лучшего друга Дэна Алана Грайера. София сидела во главе стола и готовилась руководить тостами — она должна была давать слово желающим высказаться и поздравить новобрачных.

Дэн сжал под столом руку Мэри.

— Вот мы и приехали. Не теряй хладнокровия и не огорчайся ни из-за чего, что бы ни сказала твоя мать, — прошептал он. — Я уверен, что она желает тебе добра.

— Легко тебе говорить. Она ведь не твоя мать.

Его мать в этот момент пила шампанское в компании дяди Альфредо и казалась увлеченной пожилым джентльменом. И Дзн испугался, что скоро у него появится основание для тревожных размышлений.

— Хорошо, что твоя мать уже замужем.

Мэри проследила за его взглядом, и глаза ее округлились:

— Я и не заметила, что мой дядюшка ухлестывает за твоей матерью. Он весьма падок на женщин и просто обожает рыжих.

Она улыбнулась своей миловидной свекрови, ответившей ей широкой улыбкой и сделавшей приветственный жест рукой.

София встала и подошла к микрофону. Желудок Мэри мгновенно сжал спазм тягостного предчувствия.

— Благодарю вас всех за то, что вы пришли отпраздновать это радостное событие. Отец Джозеф прекрасно справился с венчанием. Разве не так? — Она с гордостью посмотрела на сына и улыбнулась. Послышались громкие аплодисменты, и Джо ответил на них коротким кивком. Потом сел на стул, стараясь быть как можно незаметнее. — Хотя существует традиция давать первое слово дружке, чтобы он мог поздравить новобрачных… — София улыбнулась Алану, как бы извиняясь, — но я хочу сама прежде всех остальных поздравить свою дочь Мэри и ее молодого мужа Дэниела. Он ирландец, но что же делать? Ведь она любит его.

Послышался смех, потом снова аплодисменты.

Склонившись к Мэри, Дэн прошептал:

— Если хочешь знать мое мнение, то для ирландца это великий день!

Он был вознагражден улыбкой.

— Мы с Фрэнком опасались, что никогда не увидим того счастливого дня, когда наша дочь выйдет наконец замуж. — Мэри затаила дыхание, сжала руку Дэна и досчитала до двадцати. — Потому что, — продолжила София, улыбнувшись через стол дочери, — беда Мэри в том…

Примечания

1

Оставь девочку в покое (ит.). — Здесь и далее примеч. пер.

2

Герой популярного романа Марио Пьюзо «Крестный отец»

3

Автор текста государственного гимна США

4

Ах ты, шлюха! Дочь дьявола! (ит.)

5

Названия модных и дорогих магазинов

6

Специальная медицинская лабораторная посуда

7

Мексиканское блюдо — пирожок из кукурузной лепешки с начинкой из мясного фарша, томатов, листьев салата и сыра с острым соусом

8

Фокс (fox) — по-английски лиса

9

Незаконнорожденный, бастард (ит.). Употребляется как ругательство

10

Старейший и роскошнейший отель в США

11

«Вишенка» — иносказательное обозначение невинности; «шарики» — обозначение мужских яичек

12

Популярная американская актриса кино и радио 50-х годов. Снималась в сериале «Я люблю Люси»

13

Видный военный деятель, генерал армии США, принимал участие во Второй мировой войне. Как мужественный человек и способный руководитель, заслужил прозвище Беспощадный Паттон.

14

Знаменитый серийный убийца, обладавший обаянием и умевший внушить доверие женщинам, которых потом убивал

15

Намек на эпизод, описанный в романе Марио Пьюзо «Крестный отец».


home | my bookshelf | | Беда с этой Мэри |     цвет текста