Book: Чудесное превращение



Дженифер Крузи

Чудесное превращение

Глава 1

За окнами бушевала гроза, свет в коридоре мигал, а собственная тень заслоняла от Линкольна Блейза почтовые ящики. Но это не имело ровно никакого значения. Линкольн знал наизусть, что написано на ящике соседки снизу: «Дейзи Флэттери, апартаменты 1Б. Сказки, оригинальные идеи. Нереально — не значит лживо».

Линк хмуро смотрел на надпись, которую считал совершенно не подходящей для почтового ящика в солидном старом доме, где он жил вместе с тремя другими соседями. Именно по этой причине Линк снял квартиру в понравившемся ему доме — тот привлек его своим горделивым достоинством. Линк ценил достоинство, так же как и покой, размеренность и тишину. Ему понадобилось слишком много времени, чтобы добиться всего этого в своей жизни и в своей квартире. А потом он встретил соседку снизу.

Нахмурившись еще сильнее, Линк вспомнил, как впервые увидел Дейзи Флэттери во плоти. Дейзи шипела на него, как змея, — а Линк всего-навсего отшвырнул от своей машины ее кошку. Темные вьющиеся волосы девушки, словно наэлектризованные, стояли дыбом вокруг головы.

Последующие встречи не опровергли первого негативного впечатления, и воспоминания о них вряд ли были способны поднять настроение Линка. Дейзи, высокая и худощавая, носила длинные, в основном темно-синие платья, которые нагоняли на Линка уныние. Дейзи всегда хмурилась, встречаясь взглядом с Линком, и при этом ее густые брови сходились на переносице под синей бархатной шляпкой, которую девушка носила, плотно надвинув на уши, даже летом. Дейзи напоминала одну из героинь «Маленького домика в прерии». Линк обычно старался проскользнуть мимо, ограничившись вежливым кивком и дежурной улыбкой.

Но сейчас, разглядывая при свете молний надпись на почтовом ящике, Линк думал о том, что. возможно, теперь ему придется познакомиться с соседкой поближе. И он сам во всем виноват.

От этих мыслей сразу заболела голова. Линк поспешил засунуть в карман пиджака вынутую из ящика корреспонденцию и подняться наверх, в свою квартиру, где можно наконец принять аспирин и лечь.


Этажом ниже Дейзи Флэттери, нахмурившись, прислушивалась к раздававшимся за дверью звукам. Или ей почудилось, или она только что слышала нечто странное. Что-то среднее между скрипом несмазанной двери и криком попавшей в беду кошки.

Она посмотрела на Лиз, но маленький пушистый черный комочек неподвижно лежал на углу письменного стола, греясь в свете лампы, которую Дейзи удалось купить всего за доллар в магазинчике «Гудвилл». При виде этой картины Дейзи всегда хотелось улыбнуться — черный гладкий мех, переливающийся в свете лампы. Трудно поверить, что кто-то выкинул такую красавицу, как Лиз, на помойку, где и нашла ее Дейзи.

— Эй! — Миниатюрная блондинка, сидевшая напротив Дейзи, помахала рукой у нее перед носом. — Ты здесь или где-то еще? У тебя совершенно отсутствующий вид.

— Мне показалось, что я слышала что-то странное, — объяснила Дейзи. — А впрочем, не обращай внимания. Так на чем я остановилась? Ах, да. Я разорена. — Дейзи пожала плечами, не глядя на Джулию. — Ничего нового.

— Но ты расстроена. И это кое-что новое.

Джулия взяла из вазочки печенье и подвинула остальное Дейзи, чуть не задев возвышавшуюся посреди стола лампу. Лампа эта стала еще одной удачной находкой Дейзи — с абажуром от Тиффани из синего, зеленого и желтого стекла. В абажуре была небольшая трещинка, именно поэтому лампу уценили, и Дейзи смогла ее купить. Благодаря этой трещинке лампа имела в глазах Дейзи еще большее очарование — у нее как бы была своя история, она становилась реальной, почти живой. «Примерно как мои руки», — сказала себе Дейзи, сравнивая их с наманикюренными пальчиками Джулии. Шершавые, заляпанные краской, все ногти разной длины. Интересные руки. Руки реально существующего персонажа.

Как всегда, не обратив внимания на потрясающее преломление цветов в абажуре, Джулия, не имеющая ни капли фантазии, продолжала:

— А ты по-прежнему покупаешь самые дорогие кошачьи консервы? Хотела бы я так питаться, как твоя Лиз!

— Ну, хорошо, — продолжая хмуриться, Дейзи подняла голову. Она не любила даже думать о деньгах и, наверное, именно поэтому за последние четыре года очень часто сидела без них. — Может быть, мне не стоило оставлять преподавание.

Джулия выпрямилась так резко, что Лиз даже открыла один глаз, почувствовав движение воздуха.

— Вот это действительно новость! — воскликнула подруга Дейзи. — Так ты сомневаешься в себе? Такого еще никогда не было. — Она наклонилась через стол, чтобы заглянуть Дейзи в глаза. — Возьми себя в руки. Сделай чаю к печенью. Расскажи мне сказку. Сделай что-нибудь странное и непрактичное, чтобы я поняла, что передо мной снова Дейзи Флэттери.

— Очень смешно!

Встав из-за стола, Дейзи отправилась на поиски пакетиков с чаем и своего видавшего виды медного чайника. Она была почти уверена, что чай лежит в одной из банок на полке, но чайник — чайник мог оказаться где угодно. Открыв один из шкафов, Дейзи посмотрела на набившиеся туда сковородки, книги и кисти, которые решили по каким-то причинам поселиться вместе.

— Я не шучу. — Джулия прошла вслед за Дейзи к раковине. — Я знаю тебя двенадцать лет, и ты впервые говоришь, что не можешь с чем-то справиться.

Разозлившись, Дейзи резко обернулась к подруге, ударившись при этом головой о дверцу шкафа.

— Ой! — Она, морщась, потерла ушибленное место. — Я вовсе не утверждаю, что не могу стать художницей. — Снова заглянув в шкаф, Дейзи вытащила несколько форм для кекса и нашла наконец притаившийся в углу чайник. — Я верю в себя. Просто я, возможно, поторопилась уйти из школы.

Встав, Дейзи наполнила чайник водой из-под крана.

— Ну что ж, ты всю жизнь торопилась. — Перебрав банки на полке, Джулия нашла наконец чай. — И как это тебе пришло в голову положить чай в банку, на которой написано «Какао»? Ну да ладно. Тебе какой? «Констант Коммент» или «Эрл Грей»?

— «Эрл Грей». — Поставив чайник на конфорку, Дейзи зажгла плиту. — Настал серьезный момент, и мне нужен серьезный чай.

— А я лучше выпью «Констант Коммент». — Джулия вытащила из банки два пакетика с чаем. — У меня в жизни не бывает серьезных моментов.

— Могла бы притвориться ради меня, что у тебя они тоже бывают.

Дейзи тяжело вздохнула, завидуя оптимизму Джулии. Конечно, Джулия не бросала надежную и уважаемую преподавательскую работу, чтобы стать художницей. Она не жила последние четыре года только на собственные сбережения, которые в конце концов кончились. Дейзи поморщилась, потрогав шишку на голове.

— Знаешь, Джулия, я не могу так больше. Мне надоело наскребать гроши, чтобы заплатить по счетам. Я устала от попыток продать свои картины людям, которые не понимают моего творчества. — Она закусила губу, чтобы не расплакаться. — Я устала постоянно беспокоиться обо всем.

И это было главное. Дейзи устала от вечной нестабильности. Вот что способна сделать с человеком бедность.

— И что же ты собираешься сделать? — спросила Джулия, но тут откуда-то явственно послышался все тот же звук — нечто среднее между скрипом и мяуканьем, и Дейзи снова внимательно прислушалась.

— Клянусь, я слышала кошачий плач, — сказала она Джулии. — Прислушайся хорошенько. Слышишь?

Джулия напрягла слух, но через минуту покачала головой.

— Хм-м. Вода уже закипела. Может, это чайник издает такой звук?

Дейзи сняла с огня чайник, а Джулия разложила пакетики с чаем в две разные чашки, поставив их перед этим на два разных же блюдца. Дейзи налила кипятку.

— Как красиво, — произнесла она, глядя, как заварка постепенно смешивается с прозрачной водой.

— Забудь хоть ненадолго о красоте. — Взяв чашку, Джулия вернулась к столу. — У тебя сейчас кризис. Деньги кончились, картины не продаются. Кстати, а как твои сказки?

— Бюджет урезали. — Дейзи уселась напротив подруги. — Большинство библиотек не могут позволить себе пользоваться моими услугами. Для книжных магазинов тоже настали тяжелые времена, а о школах можно вообще забыть. Они все говорят, что я очень популярна и они обязательно свяжутся со мной, как только положение изменится к лучшему. Но пока мне не везет.

— Ну, хорошо, — наморщив нос, Джулия задумалась. — Как еще ты зарабатывала на жизнь? Ах, да, драгоценности. Как насчет драгоценностей?

Дейзи виновато посмотрела на Джулию.

— Драгоценности продаются, но Говард не заплатит мне денег до конца месяца. Он уже должен мне небольшую сумму, но обещает выдать все сразу. Там не так много, около сотни, но это помогло бы решить часть проблем. — Дейзи знала, что должна настойчиво потребовать причитающиеся ей деньги, но очень не хотелось ругаться с Говардом. Он так походил на ее отца!

Джулия снова нахмурилась.

— Так сколько же тебе нужно денег? Я имею в виду — чтобы волки не выли под дверью.

— Около тысячи, — вздохнула Дейзи. — Квартплата за прошлый месяц, квартплата за этот месяц, плюс расходы. Тогда я бы дотянула до расплаты с Говардом, а там, глядишь, подвернулось бы что-нибудь еще. — Все это звучало довольно жалко. — Я ведь уволилась, чтобы иметь возможность рисовать, а получается, что все время вместо творчества я трачу на попытки свести концы с концами. На работе сосредоточиться некогда. Я рассчитывала на выставку, но сильно сомневаюсь в ее успехе. И хотя у меня достаточно картин для выставки, не знаю, будет ли все это кому-то интересно. Кто я, в конце концов, такая?

Джулия отпила из чашки.

— Уф! Горячо! Подуй, прежде чем пить. То есть что значит — никому не интересно? Мне вот очень нравятся твои работы. Все эти мелкие детали…

— Ну да, детали. — Дейзи отодвинула чашку и оперлась грудью о стол. — Мне они тоже нравятся, но я уже освоила это. Пора развиваться, пробовать то, что труднее, но я не могу позволить себе. Я создала себе репутацию именно такими жанровыми картинами и не могу превратиться вдруг в художника-абстракциониста.

Джулия скорчила гримаску.

— Так вот чего тебе бы хотелось!

— Нет. — Закрыв глаза, Дейзи попыталась представить себе картины, которые хотела бы писать. Картины, каждый мазок которых дышал бы эмоциями, а не просто бытовые сюжеты с прорисованными деталями. Сочные мазки вместо четких линий. — Мне надо работать шире. Мне надо…

Снова послышалось громкое мяуканье.

— Это определенно кошка, — сказала Дейзи и направилась к окну.

Ворвавшийся в комнату ветер тут же поверг все вокруг в еще больший хаос. Лиз вскочила на все четыре лапы и раздраженно замяукала, но Дейзи не обратила на нее внимания. Она напряженно вглядывалась в бушевавшую на улице грозу.

Из-под растущего под окнами куста на нее смотрели два горящих глаза.

— Не убегай от меня, — приказала Дейзи и побежала к входной двери.

— Дейзи, куда ты? — спросила Джулия, но дверь за ее подругой уже захлопнулась.

Дейзи выбежала под дождь. Горящие в темноте глаза куда-то исчезли. Дейзи пришлось опуститься на четвереньки и заглянуть под куст.

Промокший взъерошенный котенок забился под ветки и сжался в комок. Дейзи протянула руку и тут же была оцарапана в ответ на свои добрые намерения.

— Я спасаю тебя, глупая киска, — сказала она, вытаскивая котенка из-под куста. — Прекрати сопротивляться.

Снова оказавшись в кухне, Дейзи завернула мокрый комочек в посудное полотенце. Джулия и Лиз наблюдали за происходящим примерно с одинаковым отвращением.

— Похоже на крысу, — произнесла Джулия. — Неужели ты спасла крысу?

Лиз зашипела, и котенок зашипел в ответ, когда Дейзи, вытерев его насухо, развернула полотенце.

— Это миткалевая кошка, — Дейзи опустилась на колени, чтобы лучше разглядеть крохотное животное на кухонном столе. — Ну вот, теперь с тобой все в порядке.

Не сводя глаз с Дейзи, котенок издал пронзительный звук, напоминавший скрежет ногтя по школьной доске.

— Именно то, чего тебе не хватало, — с сарказмом прокомментировала Джулия. — Еще один едок. — Она сочувственно посмотрела на Лиз: — Если захочешь переехать жить ко мне, я вполне тебя пойму. Даже для тебя, наверное, слишком — жить в одной квартире с крысой.

Лиз снова взглянула на котенка, потом свернулась калачиком в свете лампы и задремала.

— Котята едят не много, — сказала Дейзи.

Она нашла на полке над раковиной банку тунца, спрятавшуюся за томиком сказок братьев Гримм, баночкой малиновой краски и пакетиком с корицей.

— Хочешь тунца? — спросила Дейзи подругу.

— Нет. Я просто зашла к тебе попить чаю с печеньем и поболтать. — Джулия и котенок продолжали с отвращением смотреть друг на друга. — Знаешь, это не самая милая на свете крыса.

— Прекрати, Джулия.

Дейзи выложила тунца в фарфоровую тарелку, разрисованную фиалками, отложила примерно треть на половинку булочки, а остальное поделила между красной миской Лиз и желтым фарфоровым блюдечком из тонкого дорогого фарфора. Она вернулась с едой к столу, поставила перед Лиз ее миску, а перед котенком блюдечко, заставляя себя отвлечься от контраста желтого цвета и фиолетовых фиалок.

«Цвет и контраст, — подумала она. — Противоречие. Вот из чего состоит жизнь».

— Дейзи, — сказала Джулия. — Я знаю, ты сейчас начнешь возражать, но я могла бы одолжить тебе тысячу долларов. Я очень хочу одолжить тебе тысячу долларов. Пожалуйста, возьми у меня деньги.

Дейзи застыла на месте, потом посмотрела на Джулию. В свете лампы с витражным стеклом подруга ее выглядела такой хрупкой и уязвимой, а глаза ее были полны сочувствия. Дейзи готова была расцеловать Джулию, хотя очень злилась на сделанное ею предложение.

— Ты же знаешь, что я не возьму у тебя деньги, — упрямо сказала она.

Джулия закусила губу.

— Тогда продай мне свою картину. Ты ведь знаешь, как нравится мне картина с Лиззи Борден. Позволь мне…

— Джулия, ты уже купила три моих картины. Хватит благотворительности.

— Это не благотворительность, — настаивала на своем Джулия. — Я купила эти картины, потому что влюблена в них. А я…

— Нет. — Дейзи взяла со стола приготовленный бутерброд. — Хочешь тунца? Мы можем разделить это пополам.

— Нет, — вздохнула Джулия. — Нет. Мне надо идти проверять тетради. — Она задвинула стул под стол и с сожалением посмотрела на Дейзи. — Если тебе понадобится моя помощь, ты знаешь — я всегда готова.

— Знаю и очень ценю это. — Дейзи присела рядом с котенком, стараясь сосредоточиться на нем и забыть о великодушном предложении Джулии. — Если придумаешь какой-нибудь легкий способ сделать тысячу долларов, дай мне знать.

Джулия кивнула:

— Постараюсь.

Котенок снова заскрипел, и Джулия поспешила ретироваться к двери.

— Научи это животное молчать. Гатри будет недоволен, если узнает, что ты держишь в его доме кошку. Лиз терпят только потому, что она скорее не домашнее животное, а комнатное растение.

Как только Джулия ушла, Дейзи снова опустилась на колени, чтобы заглянуть в глаза котенку.

— Послушай, я понимаю — мы только что познакомились, — серьезно сказала она. — Но поверь мне на слово — ты должна есть, киска. Я знаю, у тебя было тяжелое детство. У меня тоже. Но я же ем. К тому же теперь ты кошка Флэттери. А кошки Флэттери не отказываются от еды. Съешь тунца, и ты можешь остаться.

Взяв крошечный кусочек рыбы, Дейзи поднесла его к самому носу киски. Та сначала лизнула тунца, потом осторожно взяла в рот.

— Видишь, как вкусно! — Дейзи нежно почесала котенка за ушами. — Бедный малыш. Ты — маленькая сиротка под дождем. Маленькая сиротка Энни. Но теперь ты со мной.

Маленькая сиротка Энни, выпутавшись из полотенца, подползла к блюдечку и начала есть — сначала медленно, затем жадно. Дейзи заправила за уши непослушные пряди волос и, не сводя глаз с котенка, принялась за остывший чай.

— Тебе придется вести себя тихо, — сказала она. — Мне не разрешено держать в квартире животных, так что будем прятать тебя от хозяина. И от парня, что живет наверху. Большой черноволосый злобный мужчина. Никакого чувства юмора. Все время раздувает ноздри. Такого не пропустишь. Он однажды ударил Лиз. Вид у нашего соседа такой, словно он завтракает кисками вроде тебя.

Покончив с тунцом, Энни старательно вылизала блюдце. Ее рыже-каштановая шерстка чуть подсохла, но все еще липла к тельцу.

— Может быть, ты — добрый знак, — Дейзи погладила котенка по спине. — Может, все это означает, что теперь мои дела пойдут лучше. Может…

И она начала рассказывать сказку. Сказку о своей новой жизни, которую строит последние четыре года. Дейзи пренебрегла осторожностью, решив последовать за своей мечтой, так что нет ничего удивительного в том, что сначала ей пришлось столкнуться с трудностями, потому что без трудностей и борьбы не бывает настоящей сказки. Но рано или поздно геробв сказок ждет вознаграждение. И она не будет исключением из этого правила. Картины начнут наконец продаваться, и. может быть, карьера сказочницы тоже сдвинется с мертвой точки. Появление принца также не помешало бы. Кто-нибудь большой и теплый, чтобы избавить ее от одиночества.



Прошло уже восемь месяцев с тех пор, как съехал Дерек, — этот негодяй прихватил ее стереоустановку, — и Дейзи готова была снова поверить какому-нибудь парню с хромосомой У. Конечно, о замужестве не может быть и речи. Дейзи уже видела, что способно сделать с женщиной обручальное кольцо на пальце. Стоило только взглянуть на ее мать. При одной мысли о матери у Дейзи еще больше испортилось настроение.

Энни оставила пустую тарелку и стала слизывать крошки тунца с мордочки. Скрипучий звук ее мяуканья вернул Дейзи к действительности.

Пора забыть о прекрасном принце. В сказках все всегда хорошо, но принц — вовсе не сказочный персонаж. Принцев просто не существует в природе. Дейзи поняла это еще тогда, когда стало ясно, что все обещания матери о том, что скоро вернется отец, — самая большая сказка в ее жизни. Никто никогда не оказывается рядом, когда нужен тебе. «Ты родилась одна, и ты умрешь в одиночестве, — повторяла себе Дейзи. — Помни об этом. А теперь подумай, как справиться со своим сегодняшним положением».

Свернувшись калачиком, Энни заснула. Лиз тоже доела тунца и с довольным видом погрузилась в забытье. Дейзи долго сидела неподвижно, разглядывая узор своей цветной лампы.


А этажом выше Линк вытянулся наконец на кожаном диване, стараясь расслабиться и немного отдохнуть. Головная боль постепенно утихала, но проблемы были по-прежнему при нем. И от мысли, что он виноват во всем сам, конечно же, не становилось легче.

Итак, он солгал.

Линк поморщился. Он вовсе не был лжецом, он вообще не был уверен, врал ли когда-нибудь раньше. Но он также не мог вспомнить, чтобы ему хотелось чего-нибудь так сильно, как хочется сейчас занять место преподавателя истории в солидном частном колледже в Прескотте. Вся основная информация, сообщенная им во время беседы с представителями администрации, была правдой: весьма внушительный послужной список, самые что ни на есть честные и благородные цели.

Линк закрыл глаза. Все это отговорки. И ничего не меняет. Он солгал. Подробности собеседования всплыли в голове Линка, снова причиняя боль. С ним говорили доктор Кроуфорд, декан гуманитарных факультетов, и доктор Букер, заведующий кафедрой истории. Доктор Кроуфорд внешне напоминал южного копа на пенсии: большой, грузный, с туповатым выражением лица. Он носил бабочку, видимо, чтобы больше походить на ученого. Доктору Букеру подобный камуфляж не требовался. Выглядел он так, словно многие годы из него постепенно испарялась влага, и теперь осталась только высушенная оболочка за очками в роговой оправе. Линк начал мечтать о заведовании кафедрой истории, как только увидел, что доктор Букер старше самого Господа Бога.

Сначала все шло хорошо. На обоих произвели впечатление рекомендации Линка, его первая книга, опубликованная четыре года назад, его безукоризненные манеры и весь облик. Линк понимал, что добился успеха, он годами жертвовал собой, чтобы добиться успеха. Публиковался в нужных изданиях, участвовал в нужных конференциях. У него было безукоризненное прошлое, он всегда делал и говорил только правильные вещи. И теперь вопрос был только в том, сочтут ли его подходящим кандидатом на это место. Но оказалось, он предусмотрел не все. Доктор Кроуфорд, кривя свои толстые губы, задал неожиданный вопрос: «Вы женаты, доктор Блейз?»

— Нет, — брякнул он и тут же увидел на лице доктора Кроуфорда сожаление. — Но я помолвлен, — поспешил добавить Линк. На него словно снизошло озарение. — Прескотт прекрасно подходит для наших планов. Мы решили подождать со свадьбой, пока я не осяду на одном месте, чтобы можно было воспитывать детей в этом прекрасном городке.

Тут Кроуфорд буквально расцвел на глазах:

— Замечательно, замечательно. Вы это правильно решили. Мы непременно свяжемся с вами, доктор Блейз, и сообщим свое решение.

Доктор Букер скорчил какую-то невразумительную гримасу.

А Линк вдруг понял, что окончательно сошел с ума. Мало того, что он выдумал себе невесту, так еще понадобилось бормотать что-то о будущих детях. Но самое странное, что, когда он произносил свою ложь, это казалось ему таким естественным. Нет, не невеста, но сама мысль о том, чтобы осесть где-нибудь в тихом месте с милой домовитой женщиной и нарожать детей. Линк словно видел перед собой аккуратно подстриженную лужайку и послушных ребятишек в отглаженных шортиках. «Ты просто жалкий врунишка, Блейз, — сказал он себе тогда. — Ты солгал, и Бог заставит тебя заплатить за это. Возможно, тебя поразит молния».

Но настоящим наказанием оказалась вовсе не молния, а все тот же доктор Кроуфорд. Линка пригласили сделать на факультете доклад о своих исследованиях — обычная процедура для ученого, претендующего на должность преподавателя. «И, — написал в приглашении Кроуфорд, — не забудьте привезти свою невесту».

Прекрасно! Линк сделал глоток пива. Он заслужил это. Если его не готовы были взять в Прескотт просто за его достоинства, надо было повернуться и уйти. Есть ведь и другие колледжи. А когда он закончит книгу, над которой работает…

Но он никогда не сможет закончить книгу, преподавая, как сейчас, в городском университете трем ужасным, сумасшедшим группам. Чтобы завершить свой труд, ему необходимо тихое, спокойное место вроде Прескотта. А чтобы попасть в Прескотт, надо что-то придумать, чтобы обхитрить администрацию колледжа.

Линк заворочался на кушетке. У него есть выбор.

Он может приехать без невесты, рискуя не получить вожделенное место. Он, конечно, останется честным человеком, но других преимуществ у этого плана не было. Есть еще один вариант — уговорить кого-нибудь представиться его невестой. Потом, получив место, придется сообщить коллегам, что помолвка расстроилась. Они уже не смогут уволить его.

Сначала Линк не хотел даже думать об этом, называл себя несчастным авантюристом, но, по мере того как приближался срок доклада, план казался все более привлекательным. Другого пути попасть в Прескотт он просто не видел.

Теперь Линку нужна была женщина — достаточно умная и хорошенькая, респектабельного вида, готовая врать и не краснеть, а потом без лишних вопросов исчезнуть из его жизни. Сначала он подумал о Джулии, живущей на нижнем этаже. У них в прошлом был короткий роман, и они с Линком расстались друзьями. Джулия, возможно, согласится помочь ему, но Линк все же сомневался, что это подходящая кандидатура на роль его невесты. Джулия слишком смазлива и невоздержанна на язык. Ему нужна была… женщина, похожая на жену. Женщина из «Маленького домика в прериях». И в то же время женщина, способная соврать не моргнув глазом.

Дейзи Флэттери?

«Нет», — подсказывал разум. Но в то же время Линк понимал, что Дейзи — его последняя надежда. «Сказки, оригинальные идеи» — написано на почтовом ящике девушки, значит, отвращение к вранью не является одним из ее достоинств. К тому же Джулия как-то сказала, что Дейзи — порядочный, бесхитростный человек, а Джулия редко ошибалась в людях. Дейзи Флэттери дюймов на шесть ниже его, с приятными округлыми формами. Если надеть на нее скромное платье в цветочек, Кроуфорд вполне может проглотить наживку. По какой-то непонятной причине Дейзи ненавидела Линка. Значит, на дружескую помощь рассчитывать нечего. Она должна сильно нуждаться в деньгах, чтобы согласиться принять его предложение и потратить на него свое время. Ну что ж, она не походила на богачку. Отчаяние может заставить человека сделать то, о чем он даже не задумался бы при более благоприятных обстоятельствах.

«Надо все же предварительно навести справки, — подумал Линк, глядя в потолок. — Позвоню завтра Джулии и расспрошу поподробнее об этой Флэттери».

Но тут он вдруг понял, что времени осталось не так много. Уже вторник, а доклад назначен на пятницу. У него вдруг закружилась голова, и Линк понял, что опять задерживает дыхание — он всегда реагировал так на нервное напряжение.

«Дыши, Блейз! — орал на него тренер по футболу, после того как Линк в очередной раз упал в обморок на поле. — Ты не должен останавливать дыхание, если хочешь играть в эту игру».

Глубоко вдохнув через нос, Линк протянул руку к телефону и набрал номер Джулии.

Пришлось подождать минут пять, пока прекратится истерический смех на другом конце провода

— Что-что ты им сказал? — выдохнула Джулия, как только смогла говорить. — Я просто не могу в это поверить.

— Хватит смеяться, — разозлился Линк. — На карту поставлена моя карьера.

— А мы все знаем, что карьера для тебя важнее любой части тела. — поддразнила его Джулия. — Меня до глубины души тронула эта история. Так ты хочешь, чтобы я представилась твоей невестой? Никаких проблем. Я надену скромное платьице и не буду красить губы.

— Нет, — поспешил вставить Линк, прежде чем Джулия успела увлечься этой идеей. — Мне нужна профессиональная лгунья, которая не начнет вдруг путаться в собственных словах и хихикать в решительный момент.

— Тебе подойдет Дейзи, — уверенно заявила Джулия. — Она — просто чудо, и на нее можно положиться.

— К тому же она врет, чтобы заработать себе на хлеб.

— Она вовсе не врет, а сочиняет сказки, — поспешила защитить подругу Джулия. — «Нереально — не значит лживо», как говорит сама Дейзи. К тому же ты у нас тоже не так уж кристально чист. Ведь это ты выдумал себе невесту.

Линк сокрушенно вздохнул.

— Никак не могу поверить, что ты солгал, — продолжала Джулия. — Ты ведь у нас такой праведник. Но, может быть, все это пойдет тебе на пользу, выведет из привычной колеи…

— Мне нравится моя колея, — сердито ответил Линк. — И вообще, я должен идти. Пока.

— …потому что ты превращаешься в камень прямо у меня на глазах, — слышалось в трубке, когда он опускал ее на рычаг.

О Боже! Линк без сил откинулся на спинку кожаного кресла. В его распоряжении всего три дня — а невесты нет как нет. Оставалось только надеяться на чудо. Неужели нет другого выхода? Линку вовсе не хотелось возлагать все свои надежды на Дейзи Флэттери.

Поднявшись, он взял из холодильника еще бутылку пива.


Все утро Дейзи пыталась найти хоть какую-то работу, но абсолютно безуспешно. Первым, кого она увидела, открыв входную дверь, была Энни, которая умудрилась выскользнуть из квартиры и ждала ее на ступеньках вместе с хозяином дома, человеком, которого Дейзи называла про себя Злобный Гатри. «О нет, только не это», — подумала Дейзи и поспешила, расправив плечи, на выручку бедной киске, не обращая никакого внимания на черноволосого зазнайку с верхнего этажа, который как раз мыл свою противную черную машину. Дейзи ненавидела эту машину почти так же, как ее хозяина.

Гатри указал пальцем на котенка с таким видом, словно видел перед собой гигантского таракана.

— Это кошка, — возмущенно произнес он.

— Да, я знаю. — Набрав в легкие побольше воздуха, Дейзи улыбнулась Гатри.

Она знала, что некрасива, но Бог дал ей нечто получше красоты — широкую, сияющую улыбку, растопляющую сердца мужчин. За это надо благодарить мать и множество гувернанток с Юга, прошедших через ее жизнь. Улыбка была единственным оружием Дейзи, зато она никогда не подводила ее, не подвела и сейчас.

Гатри усмехнулся в ответ, и Дейзи перевела дух в надежде, что все обошлось.

Но в это время Энни пронзительно замяукала.

Гатри нахмурился.

— Вы задолжали плату за месяц, Дейзи. И вам не разрешается держать в квартире животных.

— Я знаю. — Улыбка Дейзи сделалась еще ослепительнее. — Но вы ведь знаете, что я обязательно заплачу. Я живу здесь уже восемь лет и никогда вас не подводила.

Гатри нечего было возразить на это.

— Да, но кошка…

— Я взяла ее к себе до тех пор, пока вернутся ее хозяева. — Дейзи говорила чистую правду, умолчав лишь о том, что хозяева Энни вряд ли когда-нибудь вернутся. — Знаете, это ведь очень ценная порода. — Дейзи понизила голос, словно желая вовлечь Гатри в заговор. — Единственная в своем роде. Красная ализариновая кошка. Она очень необычно мяукает. Не говорите никому, а то сюда явятся похитители кошек. — Гатри удивленно заморгал, а Дейзи продолжала своим обычным голосом: — Я уверена, что Джулия не будет возражать. А верхние жильцы не узнают. Ведь это всего-навсего котенок.

— Но они уже знают, — сказал Гатри. — Доктор Блейз знает. Он может подтвердить.

Дейзи повернулась и взглянула на ненавистника кошек с верхнего этажа. Он был почти таким огромным и страшным, как она говорила Энни. С иссиня-черными волосами и пронзительным взглядом темных глаз. Он наблюдал за Дейзи и Гатри, прислонившись к машине, но взгляд его вовсе не был злым. Доктор Блейз выглядел так, словно подсчитывал что-то в уме

Дейзи решила воспользоваться моментом.

— Вы ведь не возражаете, доктор Блейз? — Она улыбнулась в лучших традициях своих родственниц с Юга.

И Линк вдруг широко улыбнулся в ответ. Это была настоящая улыбка, а не кривая усмешка, которой он обычно одаривал ее при встречах.

— Вовсе нет, мисс Флэттери. Это большая честь — иметь в доме столь редкое животное.

Дейзи вдруг стало нехорошо. Однако этот человек заслуживал благодарности, хоть он и пнул однажды Лиз.

— Спасибо, доктор Блейз. Это очень мило с вашей стороны, — Дейзи улыбнулась еще шире, и сосед снова улыбнулся в ответ.

Странный человек.

— Я скоро заплачу вам, — пообещала Дейзи Гатри, и тот удалился, недоверчиво покачивая головой и что-то бормоча себе под нос.

Дейзи взяла на руки котенка и повернулась, чтобы уйти, но тут кошачий ненавистник вдруг окликнул ее.

— Могу я поговорить с вами, мисс Флэттери?

«Я так и знала, — подумала Дейзи. — Это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой».

Она глубоко вздохнула и обернулась к Линку, улыбаясь изо всех сил, готовая на все, только бы Энни не пришлось снова стать сироткой.

Глава 2

Он вышел из-за машины, и только теперь Дейзи заметила, что на Линкольне Блейзе надеты только черные спортивные брюки и весьма поношенные белые кроссовки. Его большое, сильное тело было отлично сложено, но это не имело никакого значения. Дейзи изучала пропорции тела в художественной школе, а мужчин знала по собственному опыту. «Да, он красив, — сказала она себе. — Но забудь об этом. Он обижает кошек. Он ездит на ужасной черной машине. И Джулия рассказывала, что у него дома кошмарное люминесцентное освещение». Доктор Блейз явно не принадлежал к числу людей, с которыми Дейзи приятно было бы провести время.

Но она должна вести себя вежливо, чтобы сохранить кошку. Дейзи снова одарила Линка улыбкой мощностью в сотни мегаватт. Он продолжал улыбаться в ответ. Что ж, хорошо.

— Большое спасибо, что спасли мою кошку, мистер Блейз. Если могу быть вам чем-то полезна…

— Можете. У меня к вам деловое предложение. — Улыбка его мгновенно испарилась. — Строго деловое.

Дейзи мысленно поморщилась. Ну конечно, строго деловое. Что же может быть еще? У него просто не хватило бы воображения начать к ней приставать. И слава Богу. Потому что она обязательно отшила бы его, и Блейз снова набросился бы на ее кошку.

— Деловое, доктор Блейз? — переспросила Дейзи.

— Линк, зовите меня Линк. — Сделав шаг в сторону девушки, он взял ее под локоть. — Почему бы нам не зайти в дом и не поговорить об этом?

О, прекрасно, так он из тех, кто любит взять под локоток. Подразнить женщину.

Дейзи осторожно высвободила руку.

— Как насчет моей кухни, подойдет? Хотите чаю с травами?

— Замечательно, — не слишком убежденно пробормотал Линк и последовал за Дейзи в подъезд.

На пороге квартиры Дейзи Линк застыл в изумлении, не решаясь шагнуть дальше. Квартира выглядела так, словно здесь только что провели обыск. Дверцы шкафов были распахнуты, ящики выдвинуты, повсюду валялись какие-то бумаги, стол загромождала разнокалиберная посуда, баночки с красками и кисти, книги валялись на полу, и посреди всего этого ужаса неподвижно лежала огромная черная кошка, которую вполне можно было принять за дохлую, так как она ни на что не реагировала. Линк ждал, что Дейзи закричит и побежит звонить в полицию, но она только опустила котенка, которого держала на руках, в заваленное одеждой кресло и, перешагнув через черную кошку, направилась в кухню.

Судя по поведению хозяйки, ее дом всегда выглядит так. Как же можно здесь жить?

Дейзи сняла свою любимую синюю шляпку, и ее густые темные волосы с рыжеватым отливом упали на плечи поверх синего свободного свитера. Из-под длинного свитера выглядывала клетчатая юбка — сочетание цвета электрик и ярко-розового. Линку больно было смотреть на эти цвета, такими яркими они казались.

Но тут Дейзи открыла холодильник и предложила Линку пива, после чего ее рейтинг тут же повысился.

— А как же обещанный чай с травами? — спросил Линк, надеясь в глубине души, что он не будет подвергнут этой пытке.

— Мне показалось, что вы предпочитаете пиво, — и Дейзи улыбнулась ему простой, дружелюбной улыбкой, в которой не было и следа недавних попыток изобразить роковую женщину.

— Угадали. У вас есть открывалка?

Дейзи взяла из рук Линка бутылку и растерянно огляделась в поисках открывалки. Так и не найдя ее, она открыла бутылку о край кухонного стола и снова передала Линку.



Прежде чем поднести бутылку к губам, тот посмотрел внимательно, нет ли осколков на горлышке. «Помни, что она нужна тебе. Будь вежливым».

— Вы — настоящий профессионал, Дейзи. Спасибо.

Линк уселся напротив девушки за огромный дубовый стол. Дейзи включила стоящую на углу стола лампу с цветным абажуром, и на стене и потолке появился настоящий калейдоскоп радужных отсветов. Цвета, цвета. Весь дом был полон цветов и контрастов. И как она только спит здесь?

— Деловое предложение? — задумчиво произнесла Дейзи, склонив голову набок. — Но я ведь, знаете ли, не деловая женщина.

При свете лампы Линк внимательно изучал свою собеседницу. Копна темных волос, огромные карие глаза, широко расставленные над довольно крупным носом, яркие, чувственные губы. А вид у Дейзи был такой целеустремленный, что она, пожалуй, запросто могла бы продать молоко владельцу молочной фермы. Если одеть ее в нормальное платье, а не в одежду, которая велика как минимум на три размера, Дейзи вполне сойдет за невесту университетского преподавателя. Она была не в его вкусе — Линку нравились субтильные хрупкие блондинки — этакие эфемерные создания, — но Дейзи выглядела определенно в духе Прескотта, если, конечно, поработать над ее имиджем. Линк заметно приободрился.

— Я хочу просить вас об одолжении. — Линк наклонился вперед, призвав на помощь все свое обаяние. — Чисто практическом, но очень личном одолжении. — Он заметил, как Дейзи нахмурила брови при слове «личный», и поспешил добавить: — В этом нет ничего противозаконного. А я заплачу за вас задолженность по квартплате.

Брови девушки удивленно поползли вверх.

— Но это триста долларов…

Линк кивнул:

— Знаю. Но я сейчас нахожусь в отчаянном положении. Мне нужна невеста на двадцать четыре часа. — Так как предложение его звучало несколько странно, Линк поспешил уточнить: — Только невеста — речь идет о чисто платонических отношениях.

— Я понимаю, что вы не собираетесь предлагать мне руку и сердце на самом деле. — Дейзи сложила перед собой руки, как послушный ребенок. — Можете не уточнять это каждую минуту.

— Хорошо.

Линк немного расслабился. Затем глотнул еще пива, думая про себя, насколько труднее, чем он представлял себе, оказался этот разговор. Дело было не только в том, что Линк стеснялся признаться перед посторонним человеком в том, что солгал. Но Дейзи Флэттери… Иметь дело с такой женщиной — это чем-то напоминало его детские опыты с химическим набором. Все так увлекательно, но непредсказуемо.

— Но почему вам вдруг понадобилась невеста? — прервал его мысли голос Дейзи.

Линк набрался смелости и рассказал ей все, сначала запинаясь, потом все более уверенно. Дейзи не выставила его за дверь и не разразилась громким хохотом.

— Вы в тяжелом положении, — согласилась она, когда Линк закончил. — Но не знаю, чем могу помочь вам. Я ведь не похожа на девушку, собирающуюся вскоре замуж.

— Нет, но что вам стоит притвориться ею всего на двадцать четыре часа. Я куплю вам новое платье. Надо только изобразить из себя невесту, пока я не выступлю с докладом и мы не побываем вместе на вечеринке преподавателей, которая последует за выступлением. В пятницу около полуночи мы уедем оттуда, а в субботу днем вы будете дома.

Дейзи вдруг рассмеялась.

— Итак, вы вытаскиваете меня из долговой ямы, я получаю новое платье и должна притворяться тем, чем не являюсь на самом деле. А в полночь должна покинуть бал, пока часы не пробьют последний раз. — Дейзи широко улыбнулась. — Ведь так говорится в сказке про Золушку?

— Кажется, да. — Линк никогда не мог похвастаться особым чувством юмора и знанием сказок.

— После этого вы получаете работу, о которой мечтали, и возможность закончить свою книгу. — Дейзи склонила голову набок. — Мне нравится эта сказка. Все в результате выигрывают.

— Даже Гатри, — сказал Линк. — Он получит квартплату, которую вы ему задолжали.

— И я смогу оставить Энни. — Дейзи благодарно улыбнулась Линкольну. — Как мило с вашей стороны было сказать Гатри, что вы не возражаете против ее присутствия. Вы ведь не знали, соглашусь ли я помочь вам. Для человека, ненавидящего кошек, это был почти подвиг.

Линк озадаченно посмотрел на Дейзи.

— Но я вовсе не ненавижу кошек. Почему вы так решили?

Улыбка Дейзи стала гораздо холоднее.

— Я видела однажды, как вы-пнули Лиз.

— Лиз? — непонимающе нахмурился Линк. Дейзи кивнула на черную кошку, развалившуюся во всю длину среди разбросанных вещей. Все то время, что они провели в квартире, кошка ни разу не пошевелилась. Может быть, она все-таки мертва? Линк подавил в себе желание потрогать кошку, чтобы проверить, дышит ли она. Тут он вспомнил их первую встречу.

— Ах. да. Но я вовсе не бил ее. Просто убрал ногой с дороги. Она мешала мне подойти к машине.

Теперь улыбка Дейзи исчезла окончательно.

— Она имеет право лежать там, где ей нравится. Замечательно! Так она злилась на него все это время за то, в чем он вовсе не был виноват.

— Забудем о кошке, — поморщился Линк. — Вы сделаете то, о чем я прошу?

Дейзи задумалась, подперев ладонью подбородок, и только теперь Линк вдруг понял, какой упрямой может быть эта девушка.

Затем она вдруг кивнула головой и сказала:

— Да, я сделаю это. За тысячу долларов.

Линк даже вздрогнул от неожиданности.

— За тысячу?!

— Именно столько мне нужно, чтобы продержаться на плаву. — Дейзи снова улыбалась ему улыбкой, с помощью которой наверняка потопила за свою жизнь не один десяток кораблей. — Я не собираюсь быть Золушкой, если вы не спасете меня до конца, понимаете?

Улыбка Дейзи лишала его возможности четко мыслить. Линк представил себе, что может сделать эта улыбка в Прескотте. Не забыть сказать ей, чтобы улыбалась почаще.

— Хорошо. Пусть будет тысяча долларов, — сдался он.

Дейзи протянула руку через стол, и Линк сжал ее теплую ладонь. Рукопожатие девушки было твердым и решительным.

— Будем считать, что мы заключили сделку. Сделку Золушки.

— Замечательно, — процедил сквозь зубы Линк. Как раз то, что ему нужно. Невеста-ребенок, до сих пор верящая в сказки. — Вы свободны завтра около часа дня? Нам надо бы порепетировать предстоящую роль.

Дейзи кивнула.

— За тысячу долларов я очень даже свободна. И практически в любое время.

— Хорошо. — Линк вроде бы не заметил иронии в ее словах. Поднявшись, он потрепал Дейзи по волосам. — Тогда до завтра.

Дверь уже закрылась за Линком, а Дейзи все стояла, не сводя с нее глаз.

Мало того, что этот Линкольн Блейз пинал кошек и хватал женщин за локти, он еще, оказывается, любил потрепать их по волосам.

— Может быть, мы и заключили сделку Золушки, — сказала она кошкам, — но, можете поверить мне, это не сказочный принц.


Когда Линк зашел за Дейзи в назначенное время, сомнения, мучившие все утро, охватили его с новой силой. На Дейзи было ярко-желтое платье балахоном, доходившее почти до щиколоток и скрывавшее какие бы то ни было женские формы, а волосы, как всегда, были спрятаны под дурацкую синюю шляпку. И где Дейзи берет такие жуткие бесформенные платья? Она ведь не такая уж маленькая, по меньшей мере пять футов восемь дюймов. Правда, рядом с Линком Дейзи казалась меньше. Надо сказать ей, чтобы не вставала рядом с Букером. А то будет выглядеть как валькирия рядом с гномом.

Линк открыл перед Дейзи дверцу машины, а она вдруг с нескрываемым ужасом посмотрела на его «Порше».

— Что такое? — спросил Линк. — Что опять не так?

— Эта машина просто ужасна, — с отвращением произнесла Дейзи. — Из нее надо изгнать злых духов.

Линк удивленно посмотрел на Дейзи.

— Эго «Порше». Я с ней столько провозился. Это потрясающая машина.

— Она черная, длинная, приземистая и выглядит как ад на колесах. — Дейзи покачала головой. — Не могу представить себе солидного профессора колледжа в такой ужасной машине.

Мысль эта была не нова. Каждый, кто видел машину Линка, говорил примерно то же самое. Что эта машина совершенно не подходит ему, и как это его угораздило купить такую. Линк нашел эту машину, когда, еще учась в школе, подрабатывал на свалке. В минуту абсолютного безумия, пораженный тем, что кто-то мог выкинуть такую красоту, он купил машину, пообещав отработать долг. Конечно же, это было только начало. Понадобилось еще пять лет и куча денег, чтобы машина смогла ездить. И вот теперь, когда он с гордостью садился за руль своего детища, эта женщина посмела насмехаться над плодами его трудов.

— После пятницы вам никогда не придется больше в ней кататься, — сказал Линк. — А сейчас садитесь.

— Да, но мне все равно придется смотреть на это чудовище. А это, поверьте, стоит больших усилий.

— Проявите терпение. — Линк захлопнул дверцу. Многие женщины ничего не понимают в автомобилях, и не удивительно, что Дейзи Флэттери оказалась одной из них.

— Куда мы едем? — спросила Дейзи, когда они вывернули на дорогу.

Порывшись в кармане пиджака, Линк протянул ей бумажку, на которой было написано: «Кольцо. Платье. Ленч».

— Нам нужно кольцо, — Линк привык повторять все по нескольку раз для своих учеников, чтобы те как следует усвоили материал. — И платье. А потом мы пообедаем и все обсудим. — Посмотрев на платье Дейзи, Линкольн поморщился и сказал. — Платье купим белое.

Дейзи нахмурилась.

— Мне нравится цветное.

Линк не сводил глаз с дороги.

— В этот уик-энд на вас будет белое. — Скосив глаза, чтобы понаблюдать за реакцией девушки, Линк заметил, что Дейзи нахмурилась еще больше. — И прекратите хмуриться. От такого выражения лица, как у вас сейчас, киснет молоко.

Вздохнув, Дейзи разгладила складку между бровями.

— Я начинаю жалеть, что согласилась на ваше предложение.

— Подумайте об ожидающей вас тысяче долларов, — сказал Линк, вспомнив, как благодарна была ему Дейзи еще вчера.

— И об Энни, — кивнула девушка.

Снова эта кошка. Неужели она не может прожить ни минуты без упоминания об этих мерзких животных?

— Послушайте, я в любом случае позволил бы вам оставить в доме кошку.

— Правда?

— Ну конечно. У вас вид человека, которому не помешал бы друг.

Дейзи задиристо вскинула подбородок.

— У меня есть друзья, — с обидой бросила она. — И довольно много.

— Извините. Просто я никогда не видел вас в компании друзей.

Линк заметил, что Дейзи снова хмурится.

— Перестаньте морщить лоб.

Дейзи послушалась, не возразив ни слова.

— Дерек не любил компании. Впрочем, и мои друзья невзлюбили Дерека, так что большинство из них я растеряла.

— Дерек… — припомнил Линк. — Это тот блондин, что слишком громко включал музыку?

Дейзи кивнула.

— Дерек — музыкант. У него проблемы со слухом, потому что на концертах он стоит рядом с колонками. Так мы и познакомились. На одном из концертов кто — то резко увеличил звук, и Дерек упал со сцены прямо к моим ногам. Поранил голову. А у меня был с собой пластырь. Дерек сказал, что впервые видит женщину, которая носит пластырь на рок-концерт.

Линк удивленно посмотрел на Дейзи. Она наверняка выдумала все это, потому что более нелепой ситуации в жизни он представить себе не мог.

— Вы сочиняете на ходу.

Дейзи опять нахмурилась.

— Вовсе нет. Через неделю он ко мне переехал.

Линк снова перевел глаза на дорогу. Он был просто в отчаянии. Как можно быть такой легкомысленной? Зная человека всего неделю, Дейзи позволила ему переехать к себе. У этой женщины совершенно нет здравого смысла. А впрочем, это не его дело.

Однако то, что они делали сейчас, явно касалось Дерека. Линк не собирался жить с женщиной, но если бы собрался, то вряд ли позволил бы этой женщине изображать невесту другого мужчины.

— А Дерек не будет расстроен тем, что вы делаете для меня? — осторожно осведомился он.

— Дерек ушел

Линк удивленно взглянул на Дейзи, но она явно не собиралась пускаться в более подробные объяснения, касающиеся ее личной жизни.

— Что ж, спасибо, что приглушили звук у своего стерео, — сказал он любезно. — Для работы мне крайне важна тишина.

— Дерек забрал стерео с собой. — Говоря это, Дейзи смотрела в окно и не видела реакции Линка.

Хоть это было и не его дело, он все же не удержался и спросил:

— Это была его аппаратура?

— Нет.

Линк только покачал головой. Этот Дерек, должно быть, круглый дурак. Замечательная квартира, женщина с пластырем наготове, которой все равно, что он оглох, потому что был слишком глуп и не сообразил встать подальше от колонок. А он вместо благодарности за внимание и приют крадет ее стерео. Как он вообще умудрился найти его среди беспорядка, царящего в квартире Дейзи?

Линк остановил машину у небольшого ювелирного магазинчика.

— Только держите себя в разумных рамках, — попросил он. — Я ведь все-таки профессор колледжа, а не миллионер.

Покорно кивнув, Дейзи прошла вслед за Линком в прохладный зал магазина.

Дейзи чуть не налетела на Линкольна, когда несколько минут спустя он остановился у витрины с бриллиантами. Девушка заглянула ему через плечо. Камни напоминали россыпь льдинок на синем бархате. Дейзи покачала головой и двинулась дальше со словами:

— Они слишком холодные. Я люблю жемчуг.

— Спасибо, — сказал Линк, и Дейзи поняла: он подумал о том, что сэкономит кучу денег. Но Дейзи действительно любила жемчуг.

Жемчужинки были гладкими, матовыми, загадочно мерцающими, словно живыми. Линк сразу показал на одно кольцо, напоминавшее цветок: старомодный ободок с маленькими жемчужинами вокруг крошечного сапфирового центра.

— Вот это, — сказал он продавцу, затем повернулся к Дейзи и произнес: — Оно выглядит так естественно. В старинном стиле. Кроуфорду такое понравится.

Дейзи едва удержалась от реплики, что лучше бы он подарил это кольцо Кроуфорду, потому что оно совершенно не в ее стиле. Кольцо, которое ей нравилось, лежало рядом — серебряное, с гравировкой и четырьмя жемчужинами неправильной формы. Но Линк посоветовал ей вырабатывать чувство такта, и Дейзи старалась изо всех сил. Видит Бог, он платит ей достаточно, чтобы иметь право рассчитывать на это.

— Очень милое кольцо, — Дейзи улыбнулась Линку. — Но мне нравится то, что рядом. — Она указала на серебряное. — Я люблю пресноводный жемчуг.

— Забудь об этом, — отрезал Линк. — Кольцо с сапфиром в центре, — решительно сказал он продавцу.

Тот бросил на Дейзи вопросительный взгляд, и это не укрылось от нее. Свет в магазине был достаточно тусклым. Подбирая кольцо по размеру Дейзи, продавец вел себя с ней как с обиженным ребенком. Дейзи часто не давали ее возраста при неярком освещении. Может, этот номер пройдет и здесь. Стоило попытаться — хотя бы для того, чтобы дать понять этому тирану, что с ней не стоит конфликтовать.

Взяв Линка под руку, Дейзи изобразила наивную улыбку.

— Хорошо, дорогой, мы купим это колечко. Но, когда мне исполнится восемнадцать, ты подаришь мне то, другое? Пожалуйста, пожалуйста. — Она захлопала длинными ресницами, изображая юную наивную девчонку.

Продавец нахмурился, не понимая, что происходит, а Линк изумленно застыл на месте, тоже совершенно сбитый с толку.

Теперь мишенью для знаменитой улыбки Дейзи стал продавец.

— Он так добр ко мне, — щебетала девушка. — Не понимаю, почему мама с папой его не любят.

Продавец возмущенно покачал головой и отправился оформлять продажу кольца.

Дейзи с самым невинным видом посмотрела в глаза Линку, которому явно не понравилась ее шутка.

— Послушай, солнышко, ты очень остроумная девочка и выглядишь достаточно молодо, но на восемнадцать никак не тянешь, — заявил он. — Так что перестань придуряться и создавать ненужные проблемы.

Дейзи лучезарно улыбнулась своему спутнику.

— Ты разве не понял? Этот парень принял меня за несовершеннолетнюю. А тебя за извращенца.

Теперь нахмурился Линк.

— Частью нашей сделки является твоя помощь.

— В Прескотте, — уточнила Дейзи. — Но сейчас мы ведь не в Прескотте.

Когда они вернулись к машине, Линк открыл перед Дейзи дверцу и хмуро посмотрел на часы. Они не укладывались в намеченный график. Проследив за его взглядом, Дейзи чуть не заскрипела зубами. Она ненавидела расписания, которые всегда порождали спешку и чувство вины за опоздание, две вещи, которые она любила меньше всего. А Линк совсем испортил ей настроение, когда, забравшись в машину, произнес:

— Хоть платье-то мы можем выбрать без того, чтобы ты устраивала спектакль в примерочной?

Дейзи посмотрела ему прямо в глаза:

— Никогда нельзя знать заранее, что произойдет.

— Вот это-то мне и не нравится. — Линк завел машину и резко тронул с места.

Но платье они купили всего за пятнадцать минут. Дейзи затащила Линка в отдел, где была распродажа, и там они купили белое платье из вискозы с белой же вышивкой. Дейзи смотрела, как Линк обводит помещение глазами, отмечая, что здесь только уцененные вещи, и готовясь сказать «нет». Она собиралась дать ему отпор. Проведя с Линком всего несколько часов, Дейзи уже читала этого мужчину как открытую книгу.

— Поверь мне, — начала Дейзи. — Я уже мерила однажды это платье и повесила обратно, потому что выгляжу в нем как безмозглая девчонка. Оно прекрасно подойдет к купленному тобой кольцу. — Она почти презрительно посмотрела на Линка. — И поможет осуществить все твои фантазии, папочка.

Продавец посмотрел на Линкольна с интересом и одновременно с отвращением.

— Прекрати, — прошипел Линк и тут же купил платье — на что и рассчитывала Дейзи, — чтобы только поскорее убраться из этого магазина.

Потом они пошли есть сандвичи в небольшое кафе в подвальчике неподалеку от колледжа. Дейзи сидела напротив Линка и смотрела, как он ест, с отчаянием думая о том, что олицетворял собой этот мужчина — белые платья, уродские кольца, в общем, ненависть ко всему яркому и оригинальному.

— Итак, теперь расскажи все, что необходимо знать твоей невесте. Каким ты был, когда был ребенком? Где вырос?

— В маленьком местечке в Огайо. Сидней.

Линк с удовольствием впился зубами в сандвич, и Дейзи вдруг вспомнила слова Джулии о том, что он весьма активен в постели. «Прекрати, — сказала она себе. — Тебя это не касается. И не забывай о его ужасной машине».

— Кто такой Сидней?

Линк покачал головой, проглатывая кусок.

— Сидней — это название городка. Наша команда называлась «Желтые куртки Сиднея». У меня до сих пор осталась спортивная форма. Вдруг ты захочешь надеть мою куртку. По-моему, это могло бы понравиться Кроуфорду.

Дейзи нахмурилась.

— «Желтые куртки»? С полосками, как у пчел?

Линк кивнул:

— Наши цвета были желтый и черный.

Дейзи изумленно смотрела на Линка, который снова сражался с сандвичем.

— «Пчелы-убийцы» из Сиднея, Огайо?

— Ну да. Я даже получил стипендию от спортивного клуба.

Покачав головой, Дейзи взяла свой сандвич с индейкой.

— Надо же, мой муж — пчела-убийца.

— Огайо — футбольный штат, — продолжал Линк, не обращая внимания на ее язвительный тон.

— Так, значит, я теперь пчелиная матка?

— Моя стипендия действовала только в штате Огайо.

— И ты стал трутнем.

— Это была небольшая стипендия.

— Это отчасти объясняет, почему у тебя такие скучные вкусы.

— Но это не имело значения, потому что я получал еще академическую стипендию.

— Мы могли бы жить в маленьком коттедже под названием «Улей», — с отсутствующим видом произнесла Дейзи.

Линк остановился. Создавалось впечатление, что каждый из них разговаривает сам с собой.

— Ты вообще слушаешь меня?

Дейзи смотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Конечно, дорогой. Ты был звездой футбола и получал стипендию в штате Огайо. Ты встречался с самой красивой девочкой, был кумиром в выпускном классе, и тебя обожали учителя. Потом ты потерял невинность незадолго до окончания высшей школы после первого футбольного матча сезона.

— Откуда ты знаешь? — удивленно заморгал Линк.

Дейзи лукаво взглянула на него.

— На тебе просто написано слово «яппи». Я никогда не догадалась бы только об одном — что ты был «пчелой-убийцей». — Дейзи занялась сандвичем, радуясь про себя тому, что ей удалось поддеть Линка.

Отложив свой сандвич, Линк улыбнулся Дейзи.

— Теперь попробую я. Ты была членом арт-клуба, клуба драматического искусства и Общества национальной славы. Ты носила очки и странно одевалась. Писала стихи, получала отличные оценки по английскому. И встречалась с парнями, которые серьезно относились к жизни. Ты потеряла невинность только в колледже, и это стало для тебя большим разочарованием. И ты всю жизнь мечтала, что бывшая звезда футбола из Сиднея, штат Огайо, сделает тебе предложение и попросит переехать с ним в Прескотт, чтобы ты смогла нарожать кучу детей и стать членом партии республиканцев.

Проглотив кусок индейки, Дейзи улыбнулась в ответ.

— Ты угадывал все правильно, пока не дошел до звезды футбола из штата Огайо.

— Ну ладно, хотя бы на этот уик-энд притворись уж, что это тоже правда.

Дейзи пыталась понять этого человека. В детстве его наверняка угнетали родители. У нее было бы такое же детство, если бы приходилось жить с отцом круглый год, а не только летом. И у Линка наверняка была властная мать с тяжелым характером.

— А я понравлюсь твоей матери? — спросила Дейзи.

— Моей матери не нравится никто, включая меня.

— Это просто ужасно. — Дейзи отложила сандвич. Ей неожиданно расхотелось есть.

Линк пожал плечами.

— Она не слишком эмоциональная женщина. Не то чтобы она относилась ко мне неприязненно, просто я мало ее интересую. Меня вполне все устраивает. Я знаю мужчин, которым их мамочки звонят каждый уик-энд, чтобы выяснить, не женились ли они за прошедшую неделю.

— Примерно как моя мама. — Дейзи снова принялась за сандвич.

— А отец наверняка называет тебя Булочка, — предположил Линк.

Да, как же!

— Мой отец не называет меня никак. — Вид Дейзи ясно давал понять, что эта тема разговора ей неприятна. — А что представляет собой твой отец?

— Он умер. — Линк дожевал и проглотил очередной кусок.

Неприятные воспоминания о собственном отце уступили место сочувствию, и Дейзи опять расхотелось есть.

— О, Линк, извини…

Линк покачал в ответ головой:

— Отец умер, когда мне было тринадцать. Он успел посмотреть на мой первый гол.

— Что же, это просто чудесно… — Дейзи подумала о том, что на все остальные игры Липку пришлось ходить одному. В голове у нее тут же сложилась трогательная история о молодом спортсмене, который после каждого забитого им гола ищет на трибунах лицо отца, прекрасно зная, что его там нет и уже никогда не будет. Глаза девушки наполнились слезами.

— Прекрати. — Линк протянул ей салфетку. — Это все было двадцать пять лет назад. Я уже плохо помню, как он выглядел. Расскажи мне о своем отце.

Дейзи вытерла глаза и постаралась взять себя в руки.

— Рассказывать особо нечего. Он нас бросил.

«И зачем только я спросил?» — мысленно упрекнул себя Линк, но тут же задал следующий вопрос:

— Это было тяжело?

Дейзи пожала плечами.

— Он бросил нас, когда мне был всего год. Я давно пережила это.

Линк пытался выдавить из себя слова сочувствия, но у него получилось только: «О!»

— Я проводила с отцом каждое лето. Он пытался сделать из меня воспитанную девочку, чтобы я не позорила его. Когда мне исполнилось шестнадцать, я не захотела больше к нему ехать. С тех пор мы почти не виделись.

История выглядела весьма неблагополучно, и Лин-ку расхотелось обсуждать эту тему.

— Твоя мать вышла второй раз замуж?

— Нет. — Дейзи с отсутствующим видом вытащила из сандвича маринованный огурец, и Линк понял, насколько она расстроена. — Она все ждет, что отец вернется к ней.

— Что?

— Я понимаю, как нелепо это звучит. — Дейзи растерянно покусывала огурец. — Даже ребенком я знала, что этого никогда не будет. Но мама по-прежнему надеется, что он вернется. Она просто не может смотреть в глаза реальности.

«Так, значит, это у вас наследственное», — подумал Линк.

— Наверное, она очень любила твоего отца, — произнес он вслух.

— Не знаю, — задумчиво ответила Дейзи. — Они так романтично встретились. Отец увидел мать за прилавком цветочного магазина, где она работала, поднял на руки и отнес в свой лимузин. Какое-то время они были друг от друга без ума, но потом для моего отца кончился этот период безумия, он посмотрел внимательно, на ком женился, и остался недоволен увиденным. — Дейзи пожала плечами. — Отец очень консервативный человек. Очень правильный, очень серьезный. — Она взглянула вдруг прямо в глаза Линку. — Как ты. — Линк не знал, что ответить, но Дейзи продолжала: — А моя мать немного… легкомысленная. Ей ни разу не пришло в голову, что она не подходила отцу. Мама наверняка считала, что делала все хорошо и правильно, была отличной маленькой женушкой. А отцу нужна была элегантная, изысканная спутница жизни, женщина, которая жила бы его реальностью. Он нашел такую женщину и оставил мать.

Линк сочувственно посмотрел на нее.

— Да, — вздохнула Дейзи. — Но мать до сих пор живет иллюзиями и верит, что отец просто ошибся и рано или поздно вспомнит, что только она — его истинная любовь. — Дейзи пожала плечами.

— Рано или поздно? — удивленно переспросил Линк. — Но сколько же прошло времени?

— Тридцать один год.

— Твоя мать просто ненормальная, — Линк поморщился, понимая, что ляпнул лишнее. — Прости, я не хотел…

— Не думаю, что она на самом деле сумасшедшая, — сказала Дейзи. — Просто мама оторвалась от реальности и сделала это, чтобы выжить. — Снова взглянув в глаза Линку, Дейзи словно прочла его мысли — Я не оторвана от реальности. Я могу брать небольшие отпуска, но всегда знаю, как вернуться обратно.

— Это хорошо. В этот уик-энд постарайся в отпуск не отправляться. Итак, продолжим. Как зовут твою мать?

— Пэнзи — анютины глазки.

— Что? — почти с отвращением произнес Линк

— Ее просто зовут Пэнзи.

Линк недоверчиво покачал головой.

— Хорошо. Стало быть, твоя мать — Пэнзи. Как она выглядит?

Дейзи задумалась на секунду, вызывая в памяти облик матери, чтобы поточнее описать ее.

— Она маленькая. Совсем не похожа на меня. Блондинка. Умненькая. Южный тип. Мама сошла бы с ума от счастья, если бы ей купили такое кольцо. — Глаза Дейзи вдруг сузились. — И от тебя она бы тоже сошла с ума. Большой черноволосый красавец-янки, который пришел похитить ее маленькую магнолию. Прямо как Рэт Батлер.

Линк выглядел почти расстроенным.

— Честно говоря, никогда не сравнил бы тебя с магнолией.

Дейзи не стала расстраиваться и спорить.

— Я ведь тоже никогда бы не подумала, что ты — «пчела-убийца». Чего только не узнаешь, когда помолвишься с кем-нибудь. А как зовут твою мать?

— Гертруда.

— Гертруда? Действительно? Гертруда Блейз?

— До замужества она была Гертрудой Шмидт.

Дейзи кивнула.

— Немка. Я так и знала. — Она вдруг задержала дыхание. — О Боже, я, наверное, не смогу выйти за тебя замуж.

Линк встревоженно посмотрел на девушку.

— Мое имя. — Дейзи старалась изо всех сил, чтобы слова ее звучали как можно трагичнее.

— Дейзи?

— Дейзи Блейз. Это звучит просто отвратительно.

Линк улыбнулся, понимая, что над ним снова подшутили.

— Действительно. Похоже на псевдоним стриптизерши.

— Может быть, именно так мы и встретились, — подхватила игру Дейзи. — Я раздевалась на сцене, а ты…

— Нет! — с ужасом воскликнул Линк, представив лица профессоров, которым Дейзи, не жалея красок, описывает сцену их знакомства.

— Ну хорошо. — Дейзи старалась изо всех сил вести себя разумно. — И как же тогда мы встретились? Это должно быть что-то особенное.

— Нет, ничего особенного придумывать не надо. — Линк погрозил Дейзи пальцем. — Забудь свои фантазии. Мы встретились, потому что живем в одном доме. Постараемся врать как можно меньше, а то совсем запутаемся.

— Это неинтересно. Я все-таки придумаю что-нибудь.

— Нет, — снова оборвал ее Линк, возвращаясь к сандвичу.

— Ну хорошо. — Дейзи отодвинула тарелку и постаралась найти нить разговора. — У тебя есть братья или сестры?

— Два брата, Уилсон и Кеннеди. Уил и Кен.

— Линкольн, Уилсон и Кеннеди?

— Отец был поклонником ролевых моделей. Как насчет тебя?

— Я тоже верю в ролевые модели. — Дейзи уже приготовилась рассказать ему о Розе Парке, но тут вдруг поняла, что вопрос Линка касался ее семьи.

— У меня есть две сводных сестры — Мелисса и Виктория. Очень шикарные.

— Понял. — Покончив с сандвичем, Линк посмотрел на часы.

«Неужели тебе скучно со мной?» — подумала Дейзи.

— Ты хочешь знать что-то еще? — произнесла она вслух.

— Чем ты зарабатываешь на жизнь?

«Именно тем, что написано на моем почтовом ящике», — хотела сказать Дейзи, но подавила свое желание. Находясь рядом с Линком, ей приходилось подавлять в себе очень многое. И это не нравилось Дейзи.

— Я рисую и сочиняю сказки. Джулия говорила, что ты написал книгу. Как она называлась?

— «Роль спортивных состязаний в социальной истории девятнадцатого века».

— Захватывающее название. Кто будет играть твою роль в экранизации? Голливуд уже купил права на твое произведение?

Линк смотрел на нее, изображая невозмутимость.

— Возможно, — задумчиво произнес он, — мне лучше сказать всем в Прескотте, что моя невеста — немая.

Дейзи улыбнулась в ответ.

— Я буду вести себя хорошо, обещаю.

— Не забудь об этом. Что же ты рисуешь?

— Примитив.

— Примитив?

Дейзи чуть было не начала объяснять ему, рассказывать о женщинах, которых она рисовала, используя минимум изобразительных средств, а потом окружала крошечными деталями их жизни, так что простота превращалась в сложность, так же как простота любой жизни оказывалась сложной, если всмотреться в надежды и страхи, мечты и сказки, в которые верит человек.

Но Дейзи окинула взглядом сидящего напротив Линка, такого логичного и разумного, и решила не продолжать. Этот человек наверняка не интересуется ни изобразительным искусством, ни жизнью женщин.

— Трудно объяснить, что это такое, но я рисую это очень хорошо.

Линк кивнул, но ему было явно не интересно.

— Что еще? Как ты на самом деле зарабатываешь на жизнь?

— Я же сказала тебе. Рисую. Придумываю разные истории. Продаю драгоценности в один магазин. У меня были сбережения с тех времен, когда я преподавала, но они закончились.

Линк по-прежнему пребывал в недоумении.

— Сколько же тебе лет?

— В сентябре будет тридцать два,

— Тебе тридцать два, а у тебя нет ни карьеры, ни твердого источника доходов? — Линк покачал головой. — Кто же тебя кормит? Сорока в клюве приносит?

— Я прекрасно справляюсь. — Реальность была не той сказкой, которую хотелось рассказывать сегодня Дейзи. — Это твоя история, — напомнила она Линку. — Я должна лишь продержаться до двенадцати часов, когда снова смогу превратиться из принцессы в замарашку. Почему бы тебе просто не рассказать мне твою версию, я выучу ее, и все будет хорошо.

— Ладно, — кивнул Линк и начал говорить.

Все оказалось намного хуже, чем предполагала Дейзи. Фантазии Линка хватало лишь на мечты об улыбающейся домохозяйке в клетчатом фартуке, розовощеких детях и скучной карьере в скучном городе. У этого человека начисто отсутствовало воображение. А она ведь уже завязла в его истории. Хорошо, что всего на двадцать четыре часа. Если бы кто-нибудь услышал Дейзи, повторяющую с несчастным видом прописные истины, ее карьере сочинительницы сказок навсегда пришел бы конец.

Закончив говорить, Линк почувствовал себя лучше. Дейзи явно была сообразительной женщиной, а история его звучала неплохо. Он в первый раз почти с уверенностью подумал, что, пожалуй, у них может получиться.

— Вне всяких сомнений, это самая дурацкая сказка из всего, что мне приходилось когда-либо слышать, — сказала Дейзи.

Линк едва удержался от резкости. Ему нужна была эта женщина. В конце концов, он должен вытерпеть всего один вечер.

— Что ж, в Прескотте тебе придется притвориться, что эта сказка тебе нравится.

— Никаких проблем.

Дейзи слегка наклонила голову набок, заправила за уши непокорные пряди и широко открыла глаза.

— Я просто в восторге от того, что попала наконец в Прескотт, милый маленький городок в Огайо, — защебетала она. — Это такое чудесное место, чтобы вырастить моих будущих крошек, которые получат стипендию и будут учиться в Гарварде. Не могу даже передать словами свой восторг.

Чуть наклонившись к Линку, Дейзи взглянула на него сквозь полуприкрытые ресницы. Он смотрел на изящную линию ее шеи, на полные, округлые груди, видневшиеся в вырезе ужасного желтого платья. Линк поспешно отвел глаза и встретился взглядом с Дейзи. Черт побери, у этой женщины соблазнительное тело. Линк как-то не замечал этого раньше за ее мешковатыми одеждами и постоянными колкостями. Дейзи улыбалась ему своей убийственной улыбкой, сразившей наповал Гатри, ее мягкие влажные губы были чуть приоткрыты. На Линка накатила вдруг волна желания. «Она сумасшедшая, бестолковая и раздражает тебя до предела», — напомнил он себе. Но сейчас Линк видел только эту улыбку и эти пышные формы.

— Я вся в нетерпении, — продолжала Дейзи.

— Прекрати! — воскликнул вдруг Линк, и она рассмеялась.

Линк встал, чтобы оказаться от нее подальше.

— Пошли, Магнолия. Мне пора возвращаться на работу.

Когда они оказались на улице, Дейзи снова закатила глаза при виде его черной машины, но вела себя нормально примерно до половины пути, что дало Линку возможность немного успокоиться. Но тут Дейзи вдруг положила ладонь ему на руку и попросила:

— Мы не могли бы остановиться здесь на минуту? Всего на минуту, пожалуйста.

Линк посмотрел в ту сторону, куда указывала Дейзи. Магазинчик сувениров. Ничего особенного. К тому же Дейзи выйдет из машины, и Линк сможет окончательно восстановить ясность мысли, оказавшись от нее на расстоянии.

— Конечно. — Посмотрев в зеркало заднего вида, Линк притормозил у магазина. — Только побыстрее. Через сорок пять минут у меня урок.

Дейзи кивнула, секунду раздумывала, собираясь что-то сказать, но передумала, вышла из машины и направилась в магазин.

Наблюдая за ней через лобовое стекло, Линк немного расслабился. Когда Дейзи Флэттери не открывала свой маленький ротик, чтобы позлить его, или не находилась в опасной близости, чтобы вызвать у него огонь в крови, с ней вполне можно было иметь дело. Линк смотрел, как Дейзи подходит к прилавку. В своей нелепой длинной юбке она напоминала девчонку, нацепившую великоватую для нее одежду матери. Дейзи сказала что-то, и парень за прилавком, со скучающим видом облокотившийся о кассу, покачал в ответ головой. Дейзи сказала что-то еще — та же реакция.

Линк нетепеливо посмотрел на часы, потом опять на парня, который смеялся в лицо Дейзи. Да что это с ней? Сначала Дерек, теперь еще один хам. «У этой женщины просто слабость к негодяям», — сказал себе Линк, вылезая из машины.


— Послушай, Говард, кончай темнить. — Дейзи дала себе слово, что будет твердой. — Ты продал мою последнюю работу две недели назад.

— Я ведь говорил тебе, — Говард поджал губы, всем своим видом давая Дейзи понять, что едва терпит ее присутствие, — расчеты в конце месяца.

— Но в конце прошлого месяца ты не рассчитался со мной. — возразила Дейзи. — А ведь к тому времени некоторые вещи были уже проданы.

— Расчеты в конце месяца, — скучающим тоном повторил Говард. Подняв голову, он улыбнулся кому — то за ее спиной, и Дейзи обернулась, чтобы посмотреть на вошедшего.

Это был Линк, который выглядел в своем дорогом костюме весьма преуспевающим молодым человеком. Линк, который казался ей сейчас внушительным и опасным, как наемный убийца. Но у него было покровительственное выражение лица, что немного утешало Дейзи. Большой, опасный, покровительствующий ей наемный убийца.

— Могу я быть вам чем-нибудь полезен? — масленым голосом спросил из-за прилавка Говард.

К черту осторожность. Этой чертой характера она просто не обладает.

— Ты пропал, Говард, — зловещим тоном сказала Дейзи, показывая через плечо на Линка. — Это мой браг из Нью-Джерси.

Глава 3

Линк и Говард смотрели на нее, оба одинаково пораженные.

Дейзи кивнула с серьезным видом, подтверждая свои слова.

— Братец не одобряет мой образ жизни, но считает, что справедливость есть справедливость, и он не переносит парней, которые обманывают бедных трудолюбивых женщин. Я рассказала, что ты не платишь мне, хотя уже продал все мои вещи. Извини, Говард, но что еще могла сделать слабая женщина?

— Дейзи! — По голосу Линка было слышно, что она снова перегибает палку.

— На первый раз не ломай ему пальцы, Линк, — попросила Дейзи, не сводя глаз с Говарда. — Он не такой уж плохой парень. Он заплатит мне мои деньги.

— Кого ты пытаешься одурачить? — Говард снова осклабился, очевидно, не приняв слов Дейзи всерьез.

— Погодите-ка!

Дейзи скосила глаза на Линка. Теперь его ледяной взгляд был устремлен на Говарда. Что ж, хорошо. Посмотрим, каков он в действии.

— Не стоит оскорблять девушку, — угрожающе произнес Линк. — Если ты должен ей деньги, заплати. Но, как бы там ни было, обращайся с ней как с леди.

У Дейзи потеплело внутри. Она и не представляла, как это здорово — иметь брата.

Теперь Говард нагло ухмылялся в лицо Линку.

— Эй, да эта малышка знает, что делает.

— Если ты должен ей деньги… — снова начал Линк.

— Не знаю, кто ты на самом деле, парнишка, — перебил его Говард, — но…

Парнишка? Дейзи смотрела, как наливается кровью лицо Линка. «Слава Богу, Говард, что ты такой осел. — подумала она. — Осел, каких еще не видывал свет».

— Отдай ее деньги, Говард, — удивительно спокойно сказал Линк.

Дейзи снова взглянула на него краем глаза. Он был в бешенстве. Огромный и бешеный. И все это из-за нее. Прекрасно. Просто чудесно.

— Что? — переспросил Говард, чуть отступая назад.

— Я сказал — отдай ей деньги. — Линк оперся обеими руками о прилавок, угрожающе нависая над Говардом. — Представь себе, что сейчас конец месяца, и отдай ей деньги.

Дейзи посмотрела на Говарда, ожидая снова увидеть наглую ухмылку. Но на этот раз она ошиблась. Хозяин магазинчика смотрел на Линкольна с почти благоговейным уважением. А Линк в эту минуту не походил ничем на преподавателя колледжа. Только не с таким подбородком. Скорее на гангстера. Дейзи услышала, как зазвенел кассовый аппарат, и Говард протянул ей кучу банкнот.

Девушка, не торопясь, пересчитала деньги.

— Здесь только семьдесят, Говард. А ты должен мне сто двадцать.

— Ты злоупотребляешь нашим терпением, Говард, — произнес Линк.

Говард швырнул Дейзи еще несколько купюр. Дейзи снова пересчитала.

— А это слишком много. — Она положила несколько бумажек на прилавок. — Вот теперь мы квиты.

— Замечательно, — сказал Говард, не сводя глаз с Линка.

— Я тоже так думаю, — согласилась Дейзи, направляясь к выходу из магазинчика.

В машине Дейзи с гордостью посмотрела на Линка.

— Хороший у меня братец из Нью-Джерси.

Линк закрыл глаза, пытаясь вспомнить, были ли у них в роду сумасшедшие. Нет, пожалуй, он первый. Сначала: «Да, у меня есть невеста». А теперь: «Да, я ее брат из Нью-Джерси». Но на этот раз он хотя бы не соврал вслух. И ни в чем не виноват. Линк повернулся к Дейзи:

— Никогда больше не делай ничего подобного. Дейзи поерзала немного на сиденье, глядя на зажатые в кулаке банкноты.

— Это было потрясающе.

Линк вывел машину на середину дороги и посмотрел на радостную Дейзи. Он готов был убить негодницу, и в то же время ему хотелось наброситься на нее с поцелуями, что было еще ужаснее.

— Слышишь — никогда!

Дейзи улыбнулась.

— Ты был просто неподражаем.

Линк сердито смотрел на свою спутницу.

— Ты поняла, что я сказал, — никогда.

— Хорошо. — Продолжая улыбаться, Дейзи крепче сжала деньги. — Никогда. Будем считать, что мой новоявленный братик из Нью-Джерси уже мертв.

Выехав на скоростную полосу, Линк прибавил газу. Что вообще делает здесь эта женщина? А он — что здесь делает он? Линк покачал головой. В общении с Дейзи явно таилась угроза. И все же она не заслужила такого обращения со стороны этого подонка из магазина. Что бы там ни вытворяла Дейзи Флзттери, Линк был уверен, что она не стала бы требовать деньги, которых не заработала. А Говард дурил ее просто потому, что она ничего не могла сделать. Линк ненавидел таких негодяев — ему пришлось еще в молодости столкнуться с парочкой подобных типов, которые думают, что, если ты беден, над тобой можно издеваться как угодно. Он сумел объяснить негодяю, что это не так, и испытал от этого почти что удовольствие. Приятно было видеть, как испарилась с лица Говарда наглая ухмылка. Пусть это было по-детски, неумно, безответственно, зато так приятно. И забавно…

Нет, надо гнать прочь подобные мысли, а то вся его затея плохо кончится. В их странной паре хотя бы один человек должен сохранять трезвость мысли.

Остановившись на светофоре, Линк снова посмотрел на Дейзи.

— Чтобы ничего подобного больше не было.

Девушка закатила глаза, изображая отчаяние.

— Хорошо.

Застонав, Линк изо всех сил надавил на педаль газа, как только зажегся зеленый свет.

— Знаешь, — сказала Дейзи через несколько минут, когда они подъехали к дому. — По-моему, ты меня не ценишь.

— Тебя надо прежде распробовать, — сказал Линк. вылезая из машины. — А мы, к сожалению, будем вместе совсем недолго, так что мне просто не успеть.

— Ничего не к сожалению, — возразила Дейзи. — Ты что, думаешь, что тебе достаточно захотеть меня распробовать, чтобы я позволила это сделать? Скажи спасибо, что недолговечность нашего союза избавляет тебя от моего отказа и связанной с ним неловкости.

Линк решил, что на сегодня с него достаточно.

— Можешь мне поверить, — заявил он Дейзи, — что, если бы я действительно захотел тебя распробовать, ты бы просто не смогла мне отказать. Я ведь неотразим.

Линк поймал взгляд Дейзи, приготовившись к сражению, но она вдруг снова улыбнулась ему своей знаменитой обезоруживающей улыбкой. После прилива адреналина, которое он испытал, защитив Дейзи от Говарда, и прилива желания, которое чувствовал всякий раз, глядя украдкой за ворот ее платья, улыбки этой оказалось достаточно, чтобы Линк окончательно утратил способность ясно мыслить. Ему стало вдруг нечем дышать.

— Не делай этого, — медленно произнес Линк.

— Не стоит недооценивать меня, — предупредила Дейзи.

— Это было бы ошибкой, — согласился Линк, снова усаживаясь за руль; он постарался сосредоточиться на дороге, чтобы позабыть о своей странной соседке.


На следующий день, уже оказавшись в самолете, Линк с облегчением отметил про себя, что Дейзи сегодня совсем другая. Она тихонько сидела в своем белом платье, приняв скромную позу и не говоря ни слова. Во время взлета Дейзи держала его за руку, как испуганная девочка, и прикосновение ее тонких пальцев казалось Линкольну удивительно приятным, пока он не заметил, что Дейзи сжимает его руку так крепко, что у нее побелели костяшки пальцев.

— Тебе страшно? — поинтересовался Линк.

— Терпеть не могу летать, — едва слышно прошептала Дейзи.

— Почему ты не сказала об этом?

— Из-за тысячи долларов.

— По статистике, полеты безопаснее автомобильного и железнодорожного путешествия, так что ты можешь расслабиться. — Линк тихонько разжал пальцы девушки. — Сконцентрируй мысли на деньгах. Кстати, я заплатил твою квартплату. Отослал деньги Гатри, чтобы он не хватился тебя, пока нас не будет, и не подумал, что ты сбежала.

— Я знаю, — ответила Дейзи. — Гатри звонил мне.

Линк поморщился.

— Как-то не подумал об этом. Теперь он решит, что я содержу тебя. Не угрожал выселить за аморальное поведение?

Дейзи покачала головой.

— Не могу сказать с уверенностью, но, по-моему, он не прочь заступить на твое место, если у нас ничего не получится.

— Что?

— Мне показалось, он сделал недвусмысленное предложение. Но я не могу это утверждать наверняка. Гатри ведь никогда не говорит прямо.

— Негодяй. — Снова взяв Дейзи за руку, Линк подумал о том, как назойливы бывают мужчины по отношению к беззащитным женщинам вроде Дейзи. — Хочешь, я сломаю ему пальцы?

Дейзи закатила глаза.

— Линк, он-то ведь прекрасно знает, что ты вовсе не мой брат из Нью-Джерси.

— Все равно переломаю пальцы этому старому козлу.

Линк был в ярости. Бедная Дейзи. Она совсем как ребенок. Все стараются воспользоваться ее добротой и беспомощностью.

Усилием воли Линк заставил себя остановиться. Кажется, он попался на собственную удочку. Поверил в сочиненную им сказку. Дейзи вовсе не беззащитный ребенок. Она весьма зубастая особа. Но черт побери, Дейзи даже его заставила поверить в то, что он имеет дело с беззащитной малышкой.

Линк внимательно посмотрел на нее. Дейзи действительно напоминала школьницу даже теперь, когда он знал, сколько ей лет. Одна рука ее лежала на колене, а другой она снова и снова сжимала ладонь Линка, когда самолет в очередной раз проваливался в воздушную яму.

— Он расстроил тебя?

— Гатри? — Покачав головой, Дейзи отпустила его руку. — Совсем нет. Просто я не люблю летать. — Несколько минут самолет летел ровно. Дейзи вдруг подняла глаза на Линка. — А как ты? Нервничаешь по поводу предстоящего доклада?

— Нет. — Однако, подумав о речи и особенно о вечеринке, Линк заерзал на кресле.

— Так из-за чего же тогда ты нервничаешь?

— Что?

Линк посмотрел на Дейзи, раздраженный тем, что она заметила его волнение. Но Дейзи спокойно встретила его взгляд, и тут Линк понял вдруг, что опять не дышит. Он с силой втянул воздух через ноздри, а Дейзи вдруг сказала:

— Ненавижу, когда ты так делаешь! Если не хочешь говорить со мной, не говори, только не раздувай ноздри, как загнанный конь…

— Что? Я вовсе не раздуваю ноздри…

— …потому что это выглядит ужасно.

— Я дышу.

Дейзи явно не убедили его слова, и Линку пришлось объяснить:

— При нервном напряжении я непроизвольно задерживаю дыхание. Это дурная привычка, поэтому мне приходится концентрироваться на том, чтобы дышать через нос. Иначе я могу потерять сознание.

Дейзи, удивленно моргая, смотрела на Линка.

— Шутишь? Ты хочешь сказать, что просто забываешь дышать?

Линк отвернулся и посмотрел в окно.

— Это достаточно распространенная реакция на стресс.

— Никогда бы не подумала, что у тебя бывают стрессы, — сказала Дейзи. — Вроде бы это не в твоем, характере.

— Ты права, это не в моем характере. Потому я и забочусь о правильном дыхании. И вообще, мы не могли бы поговорить о чем-то другом?

— Конечно. — Дейзи наклонила голову набок. — Если ты не волнуешься из-за доклада, тогда почему у тебя стрессовое состояние?

— Послушай-ка… — Линк собирался сказать ей, чтобы не лезла не в свое дело, но вдруг понял, что Дейзи права. Он весь словно завязан в тугой узел, и у него вот-вот перехватит дыхание. — Думаю, оттого, что приходится врать, — признался он. — Я не лжец. Я никогда не врал раньше. А теперь я не просто соврал — я втянул во все это тебя, и тебе тоже придется врать. Это меня и беспокоит.

— Но это вовсе не ложь. Считай, что мы просто рассказываем сказку.

Линк посмотрел на нее глазами, полными отчаяния.

— Не стоит упражняться в семантике. По сути это ведь одно и то же.

— Вовсе нет. — Дейзи нахмурилась, и Линк вспомнил, что она придумывает сказки, чтобы заработать себе на жизнь. Значит, он только что обвинил ее в том, что она — профессиональная лгунья.

— Я не хотел оскорбить тебя…

— Ложь — это неправда, — произнесла Дейзи с видом Моисея, провозглашающего один из библейских законов. — А сказки — пусть они нереальны, но это вовсе не значит, что они лживы. Они почти всегда оказываются правдой.

Линк покачал головой.

— Я по-прежнему не вижу разницы. Извини, но…

— Послушай, — наклонившись вперед, Дейзи снова сжала ладонь Линка, на этот раз чтобы привлечь его внимание. — Если ты специально говоришь неправду, значит, ты врешь. Если бы ты сказал им, что уже опубликовал шесть книг, или что преподавал в Йеле, или стал лауреатом Пулитцеровской премии, это было бы ложью. А ты вовсе не врал. Ты просто чересчур честен и только зря изводишь себя.

— Дейзи, но ведь я сказал, что помолвлен с тобой. И это было ложью.

— Да нет же. — Она энергично замотала головой. — Ты ничего не говорил им обо мне. Ты сказал только, что хочешь жениться, осесть в Прескотте и нарожать детишек.

— Ну да, и это было ложью, — сказал Линк, хотя теперь он начал понимать, к чему клонит Дейзи. — Я сказал им то, что они хотели услышать.

— Да, но ты ведь тоже хотел это сказать. — Дейзи откинулась на спинку кресла. — Иногда сказки становятся предвестниками жизненной правды. Готова спорить, что ты действительно хочешь простого семейного счастья в глубине своей закомплексованной академической души. Готова спорить, что твое подсознание просто выложило таким образом правду в тот момент, когда ты был слишком занят правильным дыханием, чтобы подавлять его.

— Очень остроумно. А как ты тогда объяснишь выведенную тобой в разговоре с Гатри чудовищную кошачью породу, сценку, разыгранную перед продавцом в ювелирном магазине и почти гангстерскую историю с братом из Нью-Джерси?

Дейзи пожала плечами.

— Нет ничего проще. Энни действительно очень оригинальная кошка, единственная в своем роде. Она рыжая, так что нет ничего особенного в том, что я сказала Гатри, будто это красная ализариновая кошка. А ты обращался со мной в магазине как с глупой несовершеннолетней девчонкой, не давал выбрать кольцо самой. Вот я и стала такой, какой ты меня видел. Это была сказка, которую выдумала не только я. Мы создали ее вместе. Что же касается брата… — Она смущенно взглянула на Линка. — Думаю, мне просто очень хотелось, чтобы кто-то пришел на помощь, понимаешь? Говард просто издевался надо мной, и мне захотелось, чтобы кто-то заступился за меня, как заступился бы брат. Я так устала все время отстаивать себя. А потом вошел ты, и я сразу поняла, что ты не оставишь этого так. Я просто знала это. И ты тоже знал. Ты вошел прямо в мою сказку, которая, я согласна, была нереальной, но вовсе не лживой.

— Я и не знал об этом, — признался Линк.

— Знал. Ты ведь мог отрицать все, что я придумала, или просто велеть мне заткнуться, или вытащить меня из магазина, или уйти сам, или сделать вид, что видишь меня впервые… Ты мог сделать, в общем, все что угодно. — Дейзи повернулась, чтобы видеть глаза Линка. — Но ты предпочел включиться в игру и стать моим братом из Нью-Джерси. Потому что ты тоже знал, что я не лгу.

— И все равно ты не права, — остался при своем мнении Линк, но вдруг почувствовал, что от слов Дейзи ему стало легче. Может, он действительно не лгал, а просто предвидел будущее. Может быть…

Тут самолет провалился в очередную воздушную яму, и Дейзи снова сжала его руку.

— Долго еще лететь?

— До аэропорта Дейтон еще минут пятнадцать. А потом сорок пять минут машиной до Прескотта.

— Мы возьмем машину напрокат?

— Нет. Кроуфорд сказал, что встретит нас.

— Декан? Да, у тебя высокий рейтинг!

— Вовсе не у меня. Я рассказал ему о тебе. Он ждет не дождется встречи. И уже называет тебя «малышкой Дейзи».

Дейзи закрыла глаза и страдальчески сморщилась.

— О, нет!


— Итак, это и есть наша малышка Дейзи! — Кроуфорд улыбался во весь рот. — Она еще милее, чем я себе представлял!

Он напоминал антипод Сайта-Клауса. Вместо добродушной улыбки на лице его застыла пошловатая ухмылка. Дейзи сразу же невзлюбила этого человека. А ведь ей надо было очаровать его, чтобы Линк получил работу. Вот уж повезло!

Склонив голову набок, Дейзи лучезарно улыбнулась, и Кроуфорд тут же пал жертвой ее главного оружия.

— Ну, Линкольн, тебе крупно повезло, парень. — Кроуфорд обнял Дейзи за плечи. Она чуть не вздрогнула от отвращения, но вовремя сдержалась.

— Спасибо, сэр, — улыбнулся Линк.

Рука Кроуфорда, не теряя времени даром, поползла ниже, к бедру Дейзи.

Девушке хотелось убить их обоих.

«Вот что получается, когда позволяешь другим распоряжаться в твоей сказке, — подумала она. — Никогда больше не повторю подобной ошибки».

Кроуфорд провел их на стоянку и указал на огромный бордовый «Кадиллак», откуда им махала рукой пухленькая аппетитная блондинка.

— А это моя малышка, — самодовольно сказал Кроуфорд, когда женщина вышла из машины. — Чики, дорогая, это Линк и Дейзи.

Чики сразу прилепилась к Линку.

— Папочка не говорил мне, что вы такой душка. — Она обняла его, а Дейзи со злорадством подумала: «Поделом. Пусть теперь для разнообразия пощупают тебя». Потом Чики повернулась к Дейзи, продолжая улыбаться во весь рот. — А вы, должно быть, Дейзи. Да вы просто картинка!

Она обняла Дейзи, обдав ее запахом джина и «Шанель № 5». Это напомнило Дейзи тайные выпивки времен обучения в колледже.

Дейзи осторожно высвободилась из объятий жены декана.

— Я тоже очень рада познакомиться с вами, Чики. Чуть позже мы сядем в уголке и поболтаем, как две подружки.

Линк закрыл глаза.

«Пожалуй, это выбивается из нарисованного им образа», — подумала Дейзи, заметив легкую досаду на его лице.

— Обязательно, обязательно, — Чики снова заключила ее в объятия.

— Ну, поехали, — Кроуфорду явно не нравилось происходящее. Его ухмылка выглядела теперь усталой. — Поехали.

Линк открыл перед Чики заднюю дверцу, что привело ее в неописуемый восторг. Потом он открыл дверцу перед Дейзи, которая едва справилась с искушением ударить его по коленке.

— Ты так мил, дорогой, — сказала она вместо этого. — Я от тебя без ума.

— Не переусердствуй, — тихонько прошептал в ответ Линк.

— Ну разве Дейзи не прелесть? — спросила Чики мужа, когда все они залезли в машину.

— О, да. — Кроуфорд снова осклабился, глядя на отражение Дейзи в зеркале. — Тебе чертовски повезло, Линкольн.

— О да, сэр! — Линк улыбнулся.

«Поездка обещает быть ужасной», — подумала Дейзи и оказалась права.

За то время, что потребовалось, чтобы привезти их в Прескотт, заскочить в мотель выгрузить вещи и доехать до колледжа, они услышали про то, как повезло Линку, не менее дюжины раз. И всякий раз Линк отвечал: «Да, сэр». Чики болтала без умолку. Дейзи хотелось закричать, но она сказала себе, что если будет улыбаться всю дорогу до колледжа, то уж там-то Кроуфордам придется заткнуться, чтобы Линк мог произнести свой доклад. Впервые в жизни Дейзи с нетерпением ожидала момента, когда сможет послушать чью-то речь.

Но, как оказалось, этому не суждено было случиться.

— Вы идите на свое скучное заседание, — распорядилась Чики, когда они вышли из машины. — А я собираюсь показать Дейзи Прескотт. — Она замахала на мужчин руками. — Ну же, давайте.

Кроуфорд нахмурился.

— Но члены совета факультета хотели познакомиться с Дейзи. Профессор Букер должен познакомиться с ней. Я…

— Они познакомятся на сегодняшней вечеринке. Чики порылась в сумочке, извлекла ключи от машины и указала Дейзи на переднее сиденье.

— Давай садись, и поедем.

— Дейзи хочется послушать выступление своего будущего мужа, — раздраженно произнес Кроуфорд.

— Действительно? — Удивлению Чики не было предела.

Дейзи оставалось выбирать между Кроуфордом и лекцией по истории, с одной стороны, и Чики с прогулкой по маленькому городку — с другой. Она не знала, на что решиться, пока не разглядела неуверенность в глазах Чики. Какой бы ни была эта женщина, она явно нуждалась в поддержке.

— Да я уже тысячу раз слышала этот доклад, — сказала Дейзи Кроуфорду. — Линк репетировал его передо мной.

Чики глядела на Дейзи с благоговейным восторгом.

— Ну разве это не чудесно? Разве оба они не чудесны?

Дейзи быстро чмокнула Линка в щеку.

— Срази их наповал, дорогой. Желаю удачи!

— Спасибо, — Линк тоже чмокнул ее в щеку, прошептав при этом: — Веди себя хорошо, девочка.

Дейзи улыбнулась и помахала рукой совсем в стиле своей новой подруги. Затем она уселась на переднее сиденье, провожаемая укоризненными взглядами Линка и Кроуфорда. Что ж, в конце концов, сказка перешла теперь под ее контроль. Повернувшись, она улыбнулась Чики, севшей за руль.

— Это была очень хорошая идея, — сказала Дейзи. — Вы отлично придумали.

Похлопав Дейзи по коленке, Чики повернула ключ в замке зажигания.

— Вовсе нет. Чистый эгоизм. Просто мне захотелось самой узнать тебя поближе.

Когда Чики вывела машину на улицу, та слегка завибрировала, и Дейзи заметила, что они едут вовсе не на первой скорости. Она постаралась сконцентрировать внимание на Прескотте.

Благодаря университету Прескотт выглядел как смесь мегаполиса и небольшого городка. Рядом с современным супермаркетом здесь можно было встретить магазин инструментов или кафе совсем в духе пятидесятых годов. У единственного в городе кинотеатра был облупленный подъезд и немыслимый фасад, выкрашенный в розовый и зеленоватый цвета. Однако здесь демонстрировался последний фильм Тарантино, а афиши с репертуаром на ближайший месяц обещали зрителям фильм Бергмана и старую картину с Уолтером Мэтью и Элен Мей под названием «Новая жизнь».

— Мне нравится этот фильм, — сказала Дейзи. — Видели его? Он женится на ней из-за денег, хотя она чудовищная разгильдяйка, но потом все равно влюбляется. Это просто чудесно.

— Вот бы ты жила тут с нами. Мы могли бы сходить в кино вместе. Прямо как мама и дочка. Разве не здорово?

— Да, — сказала Дейзи, удивленная тем, что неожиданно сама оказалась частью сказки, сочиненной Чики.

— Но вы ведь наверняка переберетесь сюда не раньше осени, потому что Линк должен дождаться, пока ему не найдут замену. — Чики тяжело вздохнула, а потом вдруг просияла: — Но потом мы сможем сходить на другие фильмы. Посмотрим вместе много-много других фильмов.

— Если Линк вообще получит эту работу, — вставила Дейзи, но Чики не обратила внимания на ее слова и лишь снова потрепала ее по коленке.

Машина резко вильнула, в ответ, и Чики сосредоточилась на дороге. И тут Дейзи увидела здание картинной галереи.

— Расскажите мне об этом, — попросила она Чики, указывая на деревянный фасад, на котором было выведено золотыми буквами слово «Галерея».

Чики сбавила ход и сказала:

— А-а. Это галерея Билли. Он открыл ее лет тридцать назад и теперь преуспевает. Устраивает выставки четыре раза в год, и из Нью-Йорка приезжают большие шишки, чтобы посмотреть на его находки.

У Дейзи вдруг перехватило дыхание.

— Находки? — переспросила она. Чики кивнула.

— Он любит выставлять новых, еще не признанных художников. Две выставки, в январе и июле, всегда бывают посвящены новичкам. Об этом писали в известных художественных журналах. Билл показывал мне статьи. Там даже были цветные фотографии.

«Это не твоя сказка», — предупредила себя Дейзи, но было уже слишком поздно. Слишком поздно, потому что она уже увидела галерею. Словно земной шар повернулся и остановился перед этой вывеской, на которой было написано: «Вот он, твой следующий шаг». Но это ведь совсем не так. «Как жестоко», — подумала Дейзи. Но винить оставалось лишь судьбу или космос.

Когда они проехали мимо галереи, Чики прибавила скорость.

— Мы можем ходить сюда иногда, если ты любишь искусство. Я почти ничего в этом не понимаю, но люблю Билла. Он никогда не заставляет меня чувствовать себя дурой, если я что-то не понимаю.

— Ну конечно, — Дейзи отвлеклась от своих мыслей, — зачем ему заставлять вас чувствовать себя дурой?

— Некоторые люди так делают, — неопределенно намекнула Чики, и Дейзи подумала о том, как тяжело жить с таким вечно недовольным властным человеком, как Кроуфорд. Наверное, это из-за него Чики стала пить.

Она положила руку на ладонь Чики.

— Это глупые люди, и вы не должны обращать на них внимания.

— Да что вы, — Чики даже зарделась от удовольствия. — Я действительно не слишком много знаю. Никогда не училась в колледже. Я просто жена, и все.

Дейзи нахмурилась.

— Нам действительно надо поговорить, Чики, как двум подругам. Вы не просто жена, не надо принижать себя.

Чики похлопала Дейзи по ладони.

— Это очень мило с твоей стороны, но все обстоит именно так. — Она махнула рукой в сторону окна и сказала: — Совсем неплохое место для начала семейной жизни.

Только тут Дейзи увидела, что они уже проехали нижний город и свернули на улицу, где стояли одни старые дома, каждый из которых пребывал в разной стадии ремонта. На одном из фасадов было написано: «Ветеринарная лечебница Прескотта».

— Здесь вполне приличные цены на квартиры и до университетского городка недалеко, — сказала Чики. «К тому же рядом лечебница, — подумала Дейзи. — Очень удобно для Лиз и Энни». Вот только ей никогда не жить здесь.

Они свернули на Такома-стрит, и Дейзи увидела удивительный дом. Это был сильно потрепанный временем коттедж в викторианском стиле с узкими окошками и огромным крыльцом, половина украшений которого отсутствовала. Забор явно нуждался в покраске, но больше всего Дейзи обрадовала надпись «Продается» на щите перед домом.

— О! — воскликнула она, и Чики резко остановила машину.

— Этот? — Она с сомнением посмотрела на Дейзи. — Но, милая, он же в ужасном состоянии.

— Я могу отремонтировать его, — сказала Дейзи. — Если фундамент хороший и дом не заражен термитами, все остальное можно починить. Я ведь художница. Я умею делать такие вещи.

— Так ты художница? — встрепенулась Чики. — Как интересно! Линк ничего нам не сказал. Вот подожди — я расскажу о тебе Биллу.

— Я бы покрасила его в желтый цвет, — продолжала Дейзи, отчасти для того, чтобы отвлечь Чики, отчасти потому, что ей все больше нравилась эта история. — А двери и наличники в синий и белый. И восстановила бы лепнину. Чтобы он снова стал похож на пряничный домик. Было бы очень красиво.

Чики снова посмотрела на дом и прищурилась, пытаясь увидеть его глазами Дейзи.

— Неужели тебе не хочется что-нибудь поновее?

— Нет, — с жаром произнесла Дейзи. — Люди выбрасывают многие вещи, потому что все время хотят чего-то нового. Но если посмотреть на старые вещи, у них есть история, дух, индивидуальность. Из всех своих вещей я больше всего люблю старые, которые мне удалось спасти. У каждой такой вещи своя сказка, и, когда я чиню их, они становятся частью моей сказки.

Она снова посмотрела на дом, оценивая пропорции, проступающие под лупящейся серой краской, представила свет, который будет заливать комнату через эти высокие окна, как только она их отмоет. Лиз будет спать, свернувшись калачиком, на паркетных полах, которые наверняка обнаружатся внутри, а Энни может лазить по перилам и скрипуче мяукать на прохожих и птиц. Джулия будет приезжать в гости.

— Я смогла бы сделать этот дом замечательной частью моей сказки.

— Хотелось бы мне это увидеть, — произнесла Чики, продолжая глядеть на дом. — Можно мне приходить смотреть, как ты будешь его ремонтировать? Можно?

У Дейзи защемило сердце, такое пронзительное одиночество слышалось в словах Чики.

— Конечно, — сказала она, почти ненавидя себя за эту ложь. — Но ведь мы же еще не знаем, получит ли Линк работу…

Чики снова повернулась к дому.

— Он получит работу. — В голосе ее звучала твердая решимость, и у Дейзи появилось ощущение, что, даже если Линк произносит в этот момент самую отвратительную в своей жизни речь, Чики все равно позаботится о том, чтобы Кроуфорд нанял его. Если бы все это не было ложью — ах нет, сказкой, — Дейзи чувствовала бы себя лучше.

Если бы все это было правдой, она бы чувствовала себя просто чудесно, собираясь переехать в этот милый городок, с ветлечебницей всего в квартале от ее будущего дома, потрясающим кинотеатром и картинной галереей, где через пару лет можно выставить свои работы, с таким мужем, как Линк…

Последняя мысль быстро вернула Дейзи на землю. Конечно, такой муж, как Линк, заботился бы о ней, но он также заставил бы ее быть такой, какой ей не хотелось быть, постоянно чувствовать себя виноватой за каждый свой промах. Все снова было бы как с отцом. Это была уже не просто сказка, это больше походило на фантастику.

— Желтый, — произнесла Чики, не сводя глаз с дома. — Могу себе представить. А перед крыльцом — сирень.

— Сирень — это будет очень красиво, — сказала Дейзи, пытаясь представить себе контраст сиреневого с желтым, его гармонию с синей отделкой. На какие-то несколько секунд они с Чики стали авторами одной и той же сказки. — Сирень подошла бы просто идеально.

— Подойдет просто идеально, — поправила ее Чики, и Дейзи закрыла глаза, с сожалением думая о том, что ничего этого никогда не будет.


Выступление Линка прошло так, как всегда проходили все его выступления: гладко, безукоризненно и профессионально. Он видел одобрение в глазах аудитории, особенно изящной блондинки в первом ряду. Линк подумал, что девушка определенно в его вкусе, но тут же осекся. Сейчас не стоило об этом думать. Сейчас он помолвлен с Дейзи.

Но, когда он приедет сюда осенью, «помолвка» уже будет расторгнута.

Надо не забыть тогда познакомиться поближе с этой блондинкой. Линк старался не чувствовать себя виноватым в том, что его посетили подобные мысли, но почему-то все-таки чувствовал.

После выступления его забросали вопросами, но это пошло только на пользу произведенному Линком впечатлению. Большинство спрашивавших не столько спорили, сколько хотели получить дополнительную информацию, особенно блондинка, оказавшаяся очень умной. Причем Линку показалось, что ее заинтересовала не только тема его выступления. Даже Букер отметил, что Линк проделал отличную работу. На секунду, в окружении восхищавшихся им людей, Линку вдруг захотелось, чтобы Дейзи была сейчас рядом и видела его успех. Чтобы она знала, что он действительно мастер своего дела. Ему вдруг захотелось, подняв глаза, увидеть ее обаятельную улыбку и представить на секунду, что сказка, рассказанная ими обоими, стала правдой. Хотя бы на мгновение.

Но тут Кроуфорд потряс его за руку и сказал:

— Ты заполучил чудную малышку. Чики просто в восторге от нее.

Линк был почти в отчаянии. Черт побери, ведь этот старый осел должен руководить факультетом. А его, казалось, интересовали только жены преподавательского состава.

— Я тоже в восторге от Дейзи, — произнес он.

— Знаешь, ей наверняка понравится жизнь в Прескотте.

Кроуфорд многозначительно подмигнул ему, Линк застыл на секунду в удивлении, а затем улыбнулся Кроуфорду, поняв истинный смысл его слов. «Боже, — подумал он. — Дейзи сделала это. Меня приняли».

Глава 4

Кроуфорд завез Линка в мотель, и тот с искренней благодарностью пожал ему руку.

— Я оценил ваше внимание. Больше чем вы можете себе представить.

— Мы тоже оценили тебя, сынок, — сказал Кроуфорд. — И, уж конечно, мы оценили Дейзи.

— О, Дейзи ценят все. — Смущение и скованность Линка заметно пошли на убыль, когда он понял, что добился успеха. Скорее бы уехал Кроуфорд — он тут же найдет Дейзи и поблагодарит ее.

Открыв дверь номера в мотеле, Линк увидел Дейзи возле постели в одной нижней рубашке. Она повернулась и вопросительно посмотрела на Линка. Он открыл было рот, чтобы рассказать ей о своем успехе, но застыл, пораженный видом полураздетой Дейзи. Дейзи никогда не стала бы фотомоделью — слишком пышные грудь и бедра, — но достаточно было одного взгляда на все это, чтобы Линк утратил ясность мысли, хотя тело Дейзи было закрыто весьма целомудренного вида рубашкой.

— Ну как прошло выступление? — спросила Дейзи, явно не отдавая себе отчета в том, как действует на Линка ее вид.

Вернувшись к действительности, Линк поспешил ответить на ее вопрос:

— Мы справились. Я получу работу.

— Я так и знала!

Дейзи бросилась ему на шею, и Линк заключил ее в объятия, удивляясь про себя тому, что фиктивную невесту так сильно волновали его дела. Но мысли его тут же потекли в другом направлении, как только он почувствовал, как прижимается к нему это мягкое и теплое тело.

— Тебе ужасно понравится здесь жить, — произнесла Дейзи.

Поймав ее сияющий взгляд, Линк почувствовал, что сходит с ума.

Он закрыл на секунду глаза, чтобы все вокруг стало на свои места, а когда открыл их, увидел, что Дейзи с удивлением смотрит на него снизу вверх.

— С тобой все в порядке?

Взгляд его скользнул по лицу Дейзи, на ее рубашку из белого хлопка с вышитыми розовыми цветочками, к изящным линиям обтянутых тонкой тканью грудей. Дейзи искренне радовалась за него, и Линк не знал, что с этим делать. Не в силах справиться с ситуацией, он по привычке задержал дыхание.

— Дыши, дыши! — взволнованно произнесла Дейзи.

Глубоко вздохнув, Линк сделал шаг назад.

— Со мной все в порядке.

Дейзи присела на край одной из кроватей, и рубашка ее приподнялась на бедрах. У нее были стройные длинные ноги, которые она вытянула перед собой, продолжая говорить:

— Чики намекала на что-то весь день, но я так и не поняла на что. Ты расскажешь наконец, что произошло? Твой доклад, должно быть, был великолепен.

— Дело не только в докладе. — Линк присел на край другой кровати, стараясь сфокусировать взгляд на уровне лба Дейзи. — Кроуфорду наплевать на мой доклад, хотя Букера он впечатлил. — Вспомнив о речи, Линк забыл про тело Дейзи, снова упиваясь радостью своей победы. — Букеру понравилось выступление, а Кроуфорд был на крючке с того момента, как ты улыбнулась ему. Слава Богу, в этом колледже такой немногочисленный комитет по кадрам. Не забудь сказать вечером Кроуфорду, что ты без ума от Прескотта.

— Это действительно так. — Дейзи легла на кровать, скрестив ноги. — Чики устроила мне превосходную экскурсию.

Линк снова смотрел на ее ноги. Кто-то должен оказать Дейзи услугу и сжечь все эти ее длинные юбки. У нее ведь потрясающие ноги.

«Думай о чем-нибудь другом», — приказал себе Линк и перевел глаза на лицо Дейзи.

— Кроуфорд просто без ума от тебя.

— По-моему, он просто псих.

Дейзи перекатилась на кровати, и Линк призвал на помощь всю свою выдержку, чтобы не смотреть на ее обтянутые рубашкой ягодицы. Она встала и отправилась в ванную, прихватив с собой платье.

— Мне жаль его несчастную жену.

— Чики? — недоуменно переспросил Линк. — Почему?

— Она так одинока, — донесся из ванной голос Дейзи. — Просто мечтает поиграть в мамочку с воображаемой дочкой. А ведь, если бы их брак был удачен, этого бы не понадобилось. Чики могла бы поделиться своими проблемами с мужем, а не с впервые увиденной женщиной. — Дейзи вышла из ванной, застегивая «молнию» на платье, и Линк испытал небывалое смущение. С одной стороны, он еще помнил соблазнительное женское тело, которое скрывало теперь это платье, а с другой — Дейзи снова напоминала школьницу-старшеклассницу.

— Не могу смотреть на тебя в этом платье, — сказал он. — Я кажусь сам себе растлителем.

— Я плохо выгляжу?

— Нет, — Линк попытался понять, как же действительно выглядит Дейзи. — Просто вид у тебя немного провокационный. Как в сказке. Золушка, охваченная страстью.

Линк вдруг представил на мгновение, как опрокидывает Дейзи на кровать, как рука его скользит по ее бедру, по этим длинным, красивым ногам…

— Линк?

«Ни за что не оставайся с ней больше наедине в этой комнате», — приказал он себе.

— Ничего, — сказал он Дейзи и принялся готовиться к вечеринке.


Дом Кроуфорда напоминал дворец: огромные колонны, обилие драпировок, цветов, садик, статуи — все говорило о роскошной жизни и было выдержано в бело-розовых тонах.

— Ничего себе, — тихонько сказала Дейзи Линку, а тот прошептал в ответ:

— Веди себя прилично, Магнолия.

Дейзи старалась изо всех сил.

Кроуфорд, который только что не пускал слюни при взгляде на ее декольте, сообщил Дейзи, что она напоминает маргаритку, и Дейзи улыбалась даже тогда, когда он хлопнул ее по заду. «Кажется, тысячи долларов за это маловато», — подумала она про себя. Но сделка есть сделка. Профессор Букер сначала казался сбитым с толку при виде Дейзи, потом вежливо поздоровался с ней и сказал:

— Вы не совсем такая, как я себе представлял.

Дейзи испытала на нем воздействие своей пресловутой улыбки, в ответ профессор представил ее своей жене Лейси, которая была искренне рада знакомству и получила за это настоящую искреннюю улыбку. Потом Букер устроился в углу комнаты и тихо смеялся, уткнувшись в свой стакан, пока Лейси не ткнула его в бок.

«Нам не удалось провести этих двоих», — подумала Дейзи, и от этого профессор и его жена понравились ей еще больше. Затем ей представился профессор с длинным унылым лицом.

— Иван Йорк. История. Интересное у вас платье. Только его будет трудно стирать. — Улыбка его была мимолетной, но искренней, и он тоже понравился Дейзи. Все здесь были такие милые, и это действовало угнетающе.

Впрочем, в последнем профессоре, представившемся Дейзи, ничего милого не было.

— Я — Кэролайн Ханикат с кафедры истории, — сообщила ей хрупкая миловидная блондинка. — Мне очень нравится ваше платье. Правда. — Она улыбнулась Дейзи снизу вверх с таким видом, словно улыбается сверху вниз. — И вы, должно быть, гордитесь Линкольном. Его свежий взгляд на многие проблемы просто потрясает. Что вы думаете о его теории влияния кольца на социальные барьеры?

— Целиком ее поддерживаю, — сказала Дейзи, и улыбка Кэролайн стала еще шире.

— Ах, вы ведь не историк. Простите. Забыла.

— Да уж, это точно. — Дейзи подумала про себя, что ей не нравится эта женщина.

Кэролайн перестала ей нравиться совсем, когда подошла к Линку и заговорила с ним, не переставая улыбаться ему. Тоже снизу вверх, потому что была ниже ростом. И еще она была блондинкой. Как Джулия. И, возможно, как все остальные женщины Линка. Не то чтобы это имело для Дейзи значение. Но Линк улыбался в ответ. Такой высокий, красивый, обаятельный, он улыбался сверху вниз маленькой хрупкой Кэролайн.

Дейзи чуть не заскрипела зубами. А впрочем, у нее не было оснований для ревности. Ведь все происходящее было лишь сказкой, к тому же не ее сказкой. Как бы сильно ни нравился ей Прескотт и люди, которых она встретила, как бы ни хотелось помочь несчастной одинокой Чики, все это было неправдой. И они с Линком только притворялись, что помолвлены.

Однако он притворялся не слишком-то хорошо.

Дейзи решила вести себя как подобает невесте профессора. Не обращать внимания на Линкольна и Кэролайн, продолжавших оживленную беседу, а сконцентрироваться на том, за что Линк платит ей тысячу долларов. Она поговорила с Кроуфордом, стараясь держаться подальше от его блудливых рук. Потом побеседовала с Иваном, пытаясь хоть чуть-чуть развеселить угрюмого профессора. Поболтала с Лейси об Энни и Лиз — та тоже любила животных. Снова пообщалась с Кроуфордом — потому что он опять оказался рядом. Потом они с Букером вместе повосхищались Линком. Потом Дейзи познакомилась с человеком с кафедры английского языка, который пришел просто выпить, — повозмущалась вместе с ним тем, что закончились так быстро бутерброды с паштетом и грибами. Тут ей снова подвернулся Кроуфорд, который раздражал ее с каждой минутой все больше и больше.

Дейзи оглянулась в поисках Линка, который мог бы избавить ее от общества назойливого декана, но его нигде не было. Все вскипело у Дейзи внутри.

«Если он с этой пигалицей Кэролайн, — подумала она, — это не пройдет ему даром».


Линк был серьезно смущен.

С одной стороны, он уже получил должность в Прескотте. Еще в начале вечеринки Кроуфорд отозвал Линка в сторону, и они с Букером сделали ему официальное предложение, которое было принято столь поспешно, что оба просияли.

Но потом стали происходить какие-то странные вещи. Великолепно удавшийся план начал преподносить неожиданные сюрпризы. Выдумка смешалась с реальностью, а реальность словно ускользала от Линка.

Он видел перед собой Кэролайн Ханикат — умную, уравновешенную женщину, которая явно интересовалась им и была как раз в его вкусе. И рядом Дейзи — безалаберная и непредсказуемая, которая вечно ругала его и очаровывала всех остальных. Совершенно не его тип женщины. Тогда почему же во время беседы с Кэролайн взгляд его все время возвращался к Дейзи?

Все дело в том, что он видел ее только что в одной рубашке, убеждал себя Линк. Он придвинулся поближе к Кэролайн, напоминая себе, что любит миниатюрных блондинок в элегантных костюмах и черном белье, а не упитанных высоких брюнеток в платьях из секонд-хэнда и рубашках с вышитыми цветочками. Линк пытался прогнать от себя мысли о том, что больше всего ему хочется вернуться с Дейзи в мотель и совершенно определенным образом отпраздновать свое назначение.

«Никогда больше не буду забивать себе голову разными глупостями вроде сказок», — поклялся себе Линк. И когда Кэролайн снова подошла к нему, он сосредоточил внимание на ней и на реальности.


К полуночи Дейзи почувствовала, что если улыбнется кому-то еще раз, глаза ее выкатятся наружу, а щеки лопнут. Всякий раз, оглядываясь, она натыкалась взглядом на Линка в обществе Кэролайн.

Вот и сейчас он увлеченно разговаривал с блондинкой, не обращая на Дейзи внимания.

— Линк? — по-прежнему улыбаясь, Дейзи потянула его за рукав.

Кэролайн посмотрела на нее, покровительственно улыбаясь.

— Ах, вы слишком милы для серьезных разговоров, — сказала она.

Глаза Дейзи недобро сузились.

— Не язвите, это вас старит, — парировала она. Взяв Дейзи под руку, Линк повлек ее прочь от обескураженной Кэролайн.

— Что ты себе позволяешь? — прошипел он. Дейзи с вызовом смотрела на него, уперев руки в бока.

— Я возвращаюсь в мотель. Я прекрасно вела себя целых пять часов, а теперь меня пора отпустить на волю. Отвези меня домой, дорогой, а то Золушка превратится в замарашку прямо здесь, на глазах у всех. И первой, кому я явлю свою истинную сущность, станет эта самодовольная карлица, плохо выкрашенная под блондинку.

— Потерпи немного, — Линк похлопал Дейзи по плечу. — Я уведу тебя отсюда. Но на это требуется время. Мы должны распрощаться со всеми. Сможешь выдержать еще пятнадцать минут?

— Не больше.

Прошло полчаса, прежде чем они распрощались со всеми и Кроуфорды дали им наконец уйти. Дейзи давно поняла, что, если только Линк не сделает что-нибудь чудовищно глупое, работа в колледже ему обеспечена. Потом она снова увидела Линка с Кэролайн — держа блондинку за руку, Линк прощался с ней, заглядывая в глаза. Подбивал клинья, чтобы побыстрее оказаться с ней в постели на следующий год. Ну и черт с ними обоими! Они заслуживали друг друга.

Но тут, повернувшись, Дейзи заметила выражение лица наблюдавшей за ней Чики.

«Чики, должно быть, много раз видела, как ее муж обхаживает других женщин, — подумала Дейзи. — И Чики симпатизирует не Линку, она привязалась ко мне. Как к дочери, которой у нее никогда не было. Ну и дурак же ты, Линк».

— Как это печально, — вздохнула Дейзи, подойдя к Чики.

Обняв ее, Чики задумчиво посмотрела в сторону Линка.

— Мужчины все одинаковы.

Дейзи изобразила удивление.

— О, нет! Кэролайн вовсе не интересует его как женщина. Она просто похожа на его младшую сестру… Гертруду.

— Да?! — Чики была явно поражена услышанным.

— Видишь ли, — Дейзи наклонилась поближе к уху Чики, — Линк обожал свою сестру, а она умерла в детстве.

— Невероятно! — в ужасе воскликнула Чики. Дейзи заметила в ее глазах какое-то отрешенное выражение.

— Они очень любили друг друга. Линк называл сестренку «моя маленькая булочка». А она называла его… — тут воображение Дейзи отчаянно заметалось в поисках подходящего прозвища. — Честный Эйб. В честь президента Линкольна. — Увидев, что Чики нахмурилась, Дейзи поняла, что немного перегнула палку. — В шутку, конечно же. Гертруда называла его так в шутку. Они любили пошутить друг с другом.

Чики кивнула, а Дейзи попыталась продолжить прерванный рассказ.

— И вот однажды…

Последовала пауза. Дейзи лихорадочно решала, каким образом убить свою новую героиню. Болезнь? Убийство? Несчастный случай? Как ей больше всего хотелось бы избавиться от Кэролайн?

— Ее сбил грузовик…

— О Боже! — Чики закрыла рот рукой.

Дейзи повезло, что ее собеседница успела как следует накачаться джином. Это была не лучшая ее сказка.

— И вот, Линк всегда очень добр и нежен с изящными блондинками, потому что они напоминают ему его «булочку», его маленькую Гертруду.

Тронутая ее рассказом, Чики едва не рыдала.

Линк отпустил наконец руку «малышки Гертруды» и, повернувшись, увидел, что Дейзи и Чики наблюдают за ним. Чики пьяно всхлипнула, а Дейзи сделала Линку знак, что пора уходить.

Подойдя, Линк взял Дейзи за руку.

— Ну что ж, настала полночь, и я должен отвезти свою принцессу домой.

Тут Чики крепко сжала его локоть.

— Бедный, бедный мальчик.

Увидев пустой стакан в ее руке, Линк покорно кивнул.

— Да уж. Мы должны попрощаться. Увидимся завтра.

Обняв Дейзи за талию, Линк повел ее к двери.

— С чего это Чики вздумалось меня жалеть? — поинтересовался он. — Чего ты ей наплела?

Дейзи одарила его в ответ лучезарной улыбкой.

— Я расскажу тебе потом, но волноваться не о чем.

Линк с опаской посмотрел на нее, и Дейзи добавила:

— Если только ты не надеялся переспать в один прекрасный день с Кэролайн. Тогда тебя в Прескотте поймут неправильно.

— Дейзи… — начал было Линкольн, но тут его прервал подошедший Кроуфорд, который решил еще раз попрощаться с ними.

Дейзи влезла в машину и ослепительно улыбалась всю дорогу до мотеля.


Полчаса спустя она вышла из ванной в просторной белой футболке и увидела, что Линк, успевший снять рубашку, сидит на одной из кроватей. «О Боже», — подумала Дейзи, а потом перестала мыслить словами и начала мыслить образами. Движущимися образами.

— Так почему же это мне лучше не спать с Кэролайн? — хмуро спросил Линк.

«Хватит фантазий — он все еще думает об этой дурацкой блондинке».

— Потому что она напоминает тебе твою маленькую бедную сестричку Гертруду. — Приподняв одеяло, Дейзи залезла в постель. — Так что ваш роман Чики посчитает инцестом и поделится этим со всеми.

Мускулы на груди Линка напряглись.

— Но у меня нет сестры по имени Гертруда.

Дейзи кивнула, радуясь про себя его мучениям.

Если она обречена смотреть на его тело и страдать, тогда он пусть страдает от соприкосновения с ее мыслями. Это будет только справедливо.

— Я знаю, — сказала Дейзи. — Гертруда умерла в детстве. Трагически. Ее…

— Дейзи!

Но она лишь упрямо вздернула подбородок.

— И поэтому ты держишься за ручки и воркуешь с белобрысыми пигалицами, вместо того чтобы уделить внимание собственной невесте. Я должна была объяснить это Чики, которая решила, что ты флиртуешь с другими прямо у меня на глазах. Так же, как это делает Кроуфорд. Понял теперь?

— О! — Линк застыл, пораженный словами Дейзи.

— Ты называл ее «маленькой булочкой», а она тебя — «честным Эйбом».

Линк выглядел смущенным.

— Чики?

— Нет. Малышка Гертруда.

Тут Линк рассмеялся. Дейзи не удержалась и тоже улыбнулась.

— И Чики купилась на это? — спросил он. Улыбка Дейзи тут же погасла.

— Чики была пьяна. Она слишком много пьет, потому что очень несчастлива. Она остановится, если у нее будет с кем поговорить.

Улыбка Линка тоже испарилась.

— Это она сказала тебе об этом? Вы много разговаривали? Что сказала ей ты? Что ты вообще делала сегодня днем?

Дейзи снова вздернула подбородок.

— Мы просто осматривали Прескотт. А Чики… Она очень хорошая женщина, но невероятно одинокая.

Линк чуть наклонился вперед.

— Не позволяй очередной сказке увлечь тебя, Дейзи. Ты ведь помнишь, что все это неправда?

— Я знаю, — кивнула Дейзи.

Линк встал, собираясь идти в ванную, и Дейзи закрыла глаза. Потому что он был так близко.

— Я благодарен за все, что ты сделала для меня сегодня, — сказал Линк. — Не сомневайся в этом. Я ведь понимаю, что ты была решающим фактором. Ты добыла мне работу, и я ценю это.

«Интересно, насколько?» — подумала Дейзи и чуть не уступила искушению попросить Линка доказать ей это. Но через секунду к ней снова вернулась ясность мысли.

— Рада была помочь тебе, — сказала Дейзи и поспешила отвернуться, прежде чем в голову придет еще какая-нибудь глупость.


На следующий день в самолете оба они наконец расслабились.

— У нас получилось. — Дейзи со вздохом откинула голову на спинку кресла. — Даже не верится. Ты получил работу. Гордость переполняет меня.

У Линка вдруг потеплело внутри. Не только от того, что у него все получилось, — такое бывало и раньше. Но теперь кто-то гордился его успехами, а такого не было уже давно. Дейзи смотрела на него с гордостью и симпатией. Они успели стать за эти дни настоящими друзьями. Линку было немного жаль, что сказка, которую они совместно разыграли, кончается. Они будут жить долго и счастливо… но врозь, потому что только так могут жить долго и счастливо такие разные люди, как они. Дейзи опять станет носить свои нелепые туалеты и синие шляпки, а он отправится осенью в Прескотт.

Прескотт…

Он действительно переедет туда. Благодаря Дейзи

— Позволь подарить тебе что-нибудь в знак благодарности. — Линк крепко сжал ее руку. — Можешь просить все, что захочешь.

Дейзи молчала довольно долго, и Линк наклонился, чтобы лучше видеть ее лицо. Но тут она сама обернулась к нему, освободила руку, сняла с пальца кольцо-цветок и отдала Линку, продолжая при этом улыбаться, чтобы сцена выглядела не такой напряженной, но это удалось ей лишь отчасти. Пальцы Линка чисто автоматически сжали кольцо.

— Пообещай мне просто, что я никогда больше не увижу Кроуфорда, — сказала Дейзи.

— Ну конечно. — Сапфир в кольце впивался в крепко сжатую ладонь. — Уж это-то я могу обещать.

Глава 5

Линк провел остаток весны, заканчивая дела в университете и готовясь к переезду. Несколько раз, встречаясь в вестибюле дома с Дейзи, он подумывал о том, чтобы пригласить ее в пиццерию или еще в какое-нибудь место, так чтобы это не напоминало свидание. Но всякий раз оказывалось проще кивнуть и пройти мимо, чтобы снова не стать персонажем одной из сказок, придуманных этой женщиной.

Линк очень быстро обнаружил, что даже после трех дней общения ему пришлось избавляться от воспоминаний о Дейзи как от вредной привычки. Дейзи была бестолковой, слишком крупной на его вкус, болтливой и совершенно неуправляемой. Она внесла в жизнь Линка элемент хаоса, но в то же время — тепло и дружеское участие. А такое непросто забыть Особенно когда вспоминалось вдруг среди ночи, как они оказались одни в номере мотеля. Иногда Линку удавалось заставить себя вспоминать лишь о том, сколько ненужного беспокойства доставила ему эта женщина. Но тут же приходилось признать, что именно благодаря Дейзи он получил работу в Прескотте

Перед отъездом Линк послал Дейзи цветы в знак благодарности. Затем он собрал вещи и уехал в Огайо.

Линк купил небольшой домик в викторианском стиле, присмотренный для него Чики на Такома-стрит, примерно в миле от университетского городка. Конечно, он предпочел бы жилье посовременнее, но домик в течение примерно сорока лет сдавали для жилья студентам, он отчаянно нуждался в ремонте и поэтому стоил дешево, насколько вообще могут быть дешевыми цены на жилье в университетском городке. Каркас дома был крепким, комнаты хорошо проветривались, а дыры в стенах вполне можно было заделать с помощью штукатурки и краски.

— Не могу выразить, как я вам благодарен, — сказал Линк Чики, когда она водила его по дому. — Вы помогли мне сэкономить кучу денег.

Просияв, Чики похлопала ладонью по дубовым перилам лестницы.

— Ну разве не прелестный дом? Дейзи получит массу удовольствия, приводя его в порядок. — Она наклонилась вперед. — Знаю я вас, мужчин, вам все равно где жить. Но для Дейзи нужно что-нибудь необыкновенное.

— Совершенно согласен, — сказал Линк, а про себя подумал, что Дейзи нужна психотерапия и круглосуточная сиделка, но это — не его проблема.

Чики снова любовно погладила перила, явно представляя себе Дейзи, стирающую с них пыль или выполняющую другие домашние обязанности, и Линк нахмурился, глядя на ее счастливую физиономию. Чики все еще надеялась, что Дейзи заменит ей дочку. Что ж, он сообщит ей попозже, что Дейзи не приедет в Прескотт. А сейчас Линк просто не вынесет ее расспросов и бурного потока сожалений. Он скажет Чики осенью, когда начнутся занятия, и ей будет на что отвлечься. Хотя не понятно, как это сработает, — Чики, в общем-то, не имела никакого отношения к занятиям. Вообще, насколько успел понять Линк, основная проблема Чики состояла в том, что ей абсолютно нечего было делать.

Чего нельзя было сказать о Линке. Он вызвал водопроводчика, чтобы тот починил трубы, электрика, чтобы тот привел в порядок проводку, и маляров, чтобы выкрасили дом снаружи. «В желтый с бело-голубой отделкой», — сказала ему Чики. Оказывается, так хотела Дейзи. И Линк пошел на поводу, потому что это было проще, чем начинать спорить и объяснять, что Дейзи не приедет. Все остальное Линк сделал сам, вспомнив о тех годах, когда ему приходилось ремонтировать домик своей матери. У семьи не было тогда средств переселить ее в лучшее жилье. Ирония ситуации состояла в том, что, когда двое младших братьев окончили колледжи и все стали зарабатывать достаточно, чтобы мать могла переселиться в новый дом, она все равно отказывалась переезжать, и Линку приходилось по-прежнему наведываться в Сидней латать новые дыры и трещины, штукатурить и красить. Что ж, теперь у него будет два дома, которые требуют ухода. Это вовсе не входило в его планы. А все из-за женщин. Из-за упрямства матери, которая не хочет переезжать, из-за хитрости Чики, подсунувшей ему эту развалюху, и из-за нелепого вкуса Дейзи, которая ее выбрала.

Самое ужасное состояло в том, что Чики была права. Дейзи наверняка понравился бы этот дом. Продолжая штукатурить и красить стены, Линк представлял, как шелестит в гостиной ее длинная юбка, как она снимает шляпу в прихожей с высокими потолками, улыбается ему из-под арки, ведущей в кухню, своей знаменитой улыбкой, сидит на дубовых ступеньках и, поглядывая на него сквозь резные перила, объясняет ему смысл жизни.

Однажды Линк с удивлением обнаружил, что, не выпуская из рук кисти, мысленно спорит с Дейзи, доказывая ей, что это очень практично — выкрасить все стены в белый цвет И больше всего его раздражало не то, что он поймал себя на таких мыслях, а то, что Дейзи побеждала в этом споре. От Чики не было никакой помощи, хотя она забегала время от времени с записками о том, где купить занавески и коврики, где дешевле и вкуснее хлеб. Каждая записка начиналась словами «Дорогая Дейзи». И во всем был виноват он сам.

Линк сам положил начало этому бреду, ляпнув впервые, что у него есть невеста. Он вспоминал все, что говорила Дейзи о придуманных им сказках. Что, пусть эти сказки нереальны, это не значит, что они неправдивы. Дейзи не было рядом, но она словно была повсюду.

Вздохнув, Линк продолжал красить. Расставляя в просторных старых комнатах свою кожаную мебель с хромированной отделкой, он знал, что сказала бы на это Дейзи. И его не покидало ощущение, что она права, так что очень хорошо, что Дейзи была далеко и не могла сказать всего этого.


— Вчера Линк уехал в Прескотт, — сказала Джулия Дейзи в начале июня.

— Я знаю. — Дейзи кивнула на огромный букет, стоящий в вазе на столике у двери. — Он прислал мне цветы.

Джулия внимательно посмотрела на букет из гладиолусов, камыша и рогоза.

— Линк знал, какие цветы выбрать, чтобы тебе угодить, — сказала Джулия. — Он что, успел узнать тебя поближе в Прескотте?

— Нет. — Дейзи старалась изо всех сил, чтобы подруга не расслышала грусти в ее голосе. — Не захотел. Наверное, я не вызвала в нем никаких чувств, кроме разве что зубной боли.

— Неужели? — Джулия вопросительно посмотрела на Дейзи. — Но он ведь тоже не совсем в твоем вкусе, не так ли?

— Да. — Дейзи сдалась, не в силах больше скрывать свои эмоции: — Он совсем не в моем вкусе. Он сводит меня с ума, если уж ты хочешь знать. Я имею в виду… он совсем как мой отец, весь состоит из правил и приказов.

— Но… — начала было Джулия, однако Дейзи перебила ее:

— Но мне очень хорошо рядом с ним. Очень спокойно. Линк все-таки не совсем как мой отец. Он не заставляет меня чувствовать себя виноватой или никому не нужной. Он… я иногда чувствовала себя рядом с ним бесполезной трещоткой, но он терпел мою болтовню и мои выходки, хотя я видела, как все это ему не по душе. Хотя вокруг нас были люди, которым приходилось рассказывать сочиненную им сказку, я все равно чувствовала себя в безопасности. — Она встретилась глазами с Джулией. — Я никогда не чувствовала себя в безопасности. По крайней мере, с тех пор, как поняла, что у моей матери очень плохо с чувством реальности. А мне было тогда года четыре.

Свернувшись калачиком в старом кресле Дейзи, Джулия смотрела прямо перед собой.

— Ты права насчет Линка. Но именно это не нравилось мне в нем, когда мы были вместе. Никаких случайностей, никаких приключений. Пока рядом Линк, все всегда идет по плану, все держится под контролем.

— Да. — Дейзи вспомнила, как они мчались сквозь ночь в ужасной машине Линкольна. — И мне это очень нравилось.

— Только это?

«Ну хорошо, не только. Мне нравилось его тело». Чтобы отвлечься от подобных мыслей, Дейзи встала и прошла на кухню.

— Только это, — произнесла она вслух. — Хочешь соку?

— Я предпочла бы услышать правду.

Громко вздохнув, понимая, что Джулия от нее не отстанет, Дейзи повернулась к подруге:

— Ну хорошо, мне нравилось не только это. Я не могла спокойно смотреть на его тело. И он до сих пор снится мне по ночам. Но это тело присоединено к мозгу, который считает меня героиней ночных кошмаров, а я не смогла бы вынести постоянного неодобрения, даже если бы он захотел взять меня с собой в Прескотт. А Линк вовсе этого не хочет. Он даже ни разу не заговорил со мной при встречах, а сейчас вообще уехал, так что рассуждать не о чем. Так ты хочешь соку?

Часто заморгав, Дейзи поняла вдруг, что глаза ее полны слез. Она поспешно повернулась и пошла к холодильнику, не дожидаясь ответа Джулии.

Но Джулия явно не считала разговор законченным.

— А ты поехала бы в Прескотт, если бы Линк позвал тебя?

Вынув из холодильника сок, Дейзи осторожно закрыла дверцу.

— Не знаю. Может быть. — Она обвела широким жестом свою квартиру. — Все это вовсе не нравится мне. Если я хочу расти как художник, мне надо делать себя заново. Я не могу держаться за прошлое и продолжать делать одно и то же, жить, как жила. Мне надоело постоянно нуждаться в деньгах и убеждать себя, что я — хороший художник, даже если никто больше так не считает.

— Я так считаю, — заявила верная Джулия.

— А теперь мне даже писать стало тяжело. — Прислонившись к рабочему столику, Дейзи пыталась сформулировать мысли, мучившие ее уже в течение года. — Я чувствую себя словно в тюрьме в своей прежней оболочке. И понятия не имею, как выбраться из этой тюрьмы. Я знаю только, что мое прежнее я — уже нереально. Я стала другой.

— И Прескотт заставил бы тебя в корне измениться, — закончила за нее Джулия. — Ну да, конечно, но ведь тебе пришлось бы начать новую жизнь со лжи.

— Может быть, и нет. — Закрыв глаза, Дейзи представила себя в маленьком викторианском коттедже. Это было не так уж трудно — Дейзи постоянно думала об этом доме с тех пор, как Чики привезла ее тогда на Такома-стрит. — Сам колледж достаточно консервативен, а городок — нет. Там была картинная галерея. И дом — такой чудный маленький домик. Не квартира, а дом. Может быть, там я смогла бы сделать из себя нечто реальное.

Затрещала кофеварка, и стоявшие перед глазами виды весеннего Прескотта тут же испарились, возвращая Дейзи в ее квартирку: захламленную и душную, как вся ее жизнь, которую так хотелось изменить.

— Но это все равно не сработало бы, — закончила Дейзи. — Просто я хочу таким образом убежать от ответственности.

— Может быть, — сказала в ответ Джулия. — А может быть, и нет. Линк — хороший парень. Кто знает, может, у вас бы и получилось.

— Никогда, — вздохнула Дейзи. — Так ты хочешь соку или нет?

Взяв из рук подруги стакан с соком, Джулия попыталась продолжить разговор о Линке, но Дейзи решила, что с нее хватит. Она упорно не отвечала на вопросы, и Джулия наконец сдалась и ушла, что вовсе не улучшило настроения Дейзи, потому что, оставшись одна, она снова стала думать о Линке и о Прескотте. Дейзи вдруг разозлилась на себя.

«Прекрати! — приказала она себе. — И прежде всего прекрати думать о том, как хорошо тебе было в его объятиях и как великолепен Линк без рубашки. Он наверняка уже спит с „малышкой Гертрудой“, этот беспринципный негодяй».

Мысль эта причинила вдруг такую боль, что Дейзи поспешила выкинуть Линка из головы. Вечно недовольный тобою мужчина — последнее, что стоит допускать в свою жизнь.


Шло лето. Писать с каждым днем становилось все труднее. Дейзи начинала ненавидеть свою квартиру. Она чувствовала себя так, словно ее заперли в скорлупе прежней жизни. Иногда, когда Дейзи просыпалась среди ночи, Линк снова прокрадывался в ее мысли. «Он вовсе не казался недовольным, когда обнимал меня», — думала Дейзи, но тут же заставляла себя снова забыть о Линке.

Однажды в сентябре Линк зашел к Кроуфорду рано утром, чтобы обсудить дела комитета по учебной программе, куда был назначен. Но первое, о чем спросил его Кроуфорд, было: когда приедет Дейзи.

— Чики просто свела меня с ума — спрашивает о ней каждый день. В чем причина задержки?

Задержав дыхание, Линк сказал себе, что пора взрывать лежащую за пазухой бомбу.

— Дейзи не приедет, сэр, — сказал Линк. — Этим летом у нас возникли кое-какие проблемы во взаимоотношениях, и мы решили, что нам лучше расстаться, и пусть каждый идет своим путем.

Все это звучало как-то заученно, и Линк не очень убедительно попытался изобразить страдания, словно ему чудовищно не хватало Дейзи Когда он думал о ней, это было не так уж трудно. Воображаемые разговоры с девушкой не проходили даром.

— Что? — Кроуфорд наклонился к Линку через стол.

— Знаете, как это бывает, — пожал плечами Линк. — Оказалось, что Дейзи еще не готова к замужеству. Я потерял ее.

Кроуфорд вдруг стукнул кулаком по столу.

— Так верни ее, парень, — прогромыхал он. — Таких, как Дейзи, — одна на миллион. — Откинувшись на спинку кресла, Кроуфорд засунул пальцы за прорези жилета. — Мирись с ней поскорее, и играйте свадьбу в Прескотте. Чики хочет устроить праздничный обед у нас на заднем дворе — На губах Кроуфорда играла отвратительная улыбка. — Дейзи очень понравился садовый павильончик.

Все это было просто ужасно. Судя по выражению лица Кроуфорда, не одна Чики мечтала в Прескотте о приезде Дейзи.

— Да, сэр, ей действительно очень понравилось, но я не думаю…

— Ты действительно ни о чем не думаешь, парень, — перебил его Кроуфорд. — Иначе ни за что не дал бы ей уйти. А теперь собирайся и поезжай за ней. Не теряй времени и лети самолетом Я скажу Милли, чтобы она заказала тебе билеты. Один туда и два обратно. — Он нажал кнопку селектора. — Милли!

— Хм-м, — попытался вставить хоть слово Линк, но Кроуфорд посмотрел на него убийственным взглядом и велел секретарше заказать билеты.

Линк начал беспорядочно объяснять, почему просто никак невозможно привезти с собой Дейзи, но тут секретарша сообщила по селектору, что она уже заказала билеты.

— Один в ту сторону и два обратно. «Дейтон интернэшнл», рейс в одиннадцать, — сказала Милли, войдя в кабинет и протягивая Линку бумажку, на которой был записан номер рейса. — Счастливого пути.

— Летите! — властным тоном напутствовал его Кроуфорд.

Букер наткнулся на стоящего в коридоре Линка, который отчаянно пытался сообразить, что же ему делать дальше.

— Вам, похоже, не повредит хорошая порция выпивки, — сказал заведующий кафедрой, беря Линка за руку. — Пойдемте.

Линк открыл было рот, чтобы возразить, но тут вдруг понял, что за все лето Букер сказал ему не больше двух слов. Если сейчас он предлагает выпить, значит, хочет поговорить о чем-то важном. И Линк покорно последовал за стариком профессором в его кабинет.

Указав ему на стул, Букер достал из нижнего ящика стола бутылку.

— Как насчет скотча?

— Да, с удовольствием, — Линк устало опустился на стул, — и, если можно, соломинку.

— Чтобы шло прямо в кровь, а? — усмехнулся Букер. — Ну что ж, не могу сказать, что я с вами не согласен. Вы ведь попали в хорошую переделку.

Вынув из ящика два стакана, он закрыл его коленкой.

Линк даже перестал на секунду думать о том, как он несчастен.

— Откуда вы знаете? Я ведь только что вышел из кабинета Кроуфорда.

Скривив насмешливо губы, Букер поглядел на потолок.

— Позвольте мне угадать. Вы сказали, что ваша помолвка расторгнута, и теперь Кроуфорд посылает вас за… как ее звали — Рози?

— Дейзи.

— Дейзи, — кивнул Букер, наливая Линку виски. — Но вы не можете привезти ее, потому что никогда не были с ней помолвлены.

Протянув Линку стакан, Букер уселся за стол.

— Как давно вы это знаете? — поинтересовался Линк.

— С той первой нашей встречи. — Букер сделал небольшой глоток скотча, наслаждаясь его вкусом. — Я спросил, женаты ли вы, вы ответили, что нет, у Кроуфорда чуть не случился сердечный приступ, а я наблюдал, как рождается на моих глазах ваша невеста.

Букер некоторое время смотрел на Линка поверх очков в роговой оправе.

— Надо признать, вы неплохо держались.

О да. Настолько неплохо, что Букер раскусил его с первого же раза. Линку оставалось только тяжело вздохнуть.

— Почему вы ничего не сказали Кроуфорду?

— Потому что хотел, чтобы вы работали у нас. — Букер поставил стакан на стол. — Мне нужен на кафедре хороший преподаватель с опытом научной работы. Ваши публикации отменны, а преподавательский опыт выглядит еще внушительнее. И вы ведь работаете над новой книгой, не так ли?

Линк устал удивляться прозорливости Букера.

— Да. Но уж это-то вы откуда знаете?

Старик пожал плечами.

— Со всеми, кого берут на работу, мне придется общаться долгое время. Я просто пригляделся к вам повнимательнее.

— Но тогда вы, наверное, поняли, что я не помолвлен. Зачем же было спрашивать?

— Я ничего не спрашивал о невесте. И мне все равно, женаты вы или нет. Этот вопрос интересует Кроуфорда. Я спросил только потому, что ему это приятно.

— Вы наверняка забавлялись весь уик-энд, что мы провели здесь с Дейзи. — Линк пытался вспомнить, как вел себя тогда Букер.

— Почти так же, как услышав название вашей книги «Контроль за рождаемостью и воинствующий феминизм в девятнадцатом веке». У Кроуфорда будет коронарный спазм, когда он узнает. — Букер захихикал. — Вот тогда-то я и посмеюсь.

Линк подумал, не разозлиться ли ему, но решил, что не стоит.

— Вам не придется поразвлечься, если меня и моей книги здесь не будет, — хмуро произнес он.

Но Букер только махнул рукой.

— Вы останетесь здесь. Вы же подписали контракт. И Кроуфорд простит вам все, когда вы привезете сюда эту самую Дейзи.

Никто не хотел его слушать.

— Но Дейзи не поедет сюда со мной.

— Без нее вам не стать настоящим профессором. — Букер откинулся на спинку стула. — Кроуфорд любит факультетских жен. И подозревает в ужасных грехах всех неженатых мужчин, которым за тридцать.

Линка охватило отчаяние.

— Знаю. — Букер снова потянулся к бутылке. — Я сам говорил вам, что Кроуфорд — дурак. Но он дурак, облеченный властью. Так что лучше привезите Дейзи.

«Можно подумать, что она поедет». Сделав глоток виски, Линк впервые позволил себе подумать о приезде Дейзи как о чем-то реальном. И, что самое ужасное, эта мысль нравилась ему с каждой секундой все больше и больше. Это противоречило всем доводам рассудка, но Линк понял вдруг, что очень скучал по Дейзи все это время. Он хотел показать ей Прескотт, показать дом, смотреть, как она улыбается, и…

Букер поднял телефонную трубку.

— Я вызову вам такси, а то вы опоздаете на свой рейс.


Дейзи тщательно вырисовывала короткое розовое платье, в котором Роза Парке выглядела как мигалка на переполненном автобусе. Ткнув кистью в фарфоровую тарелку, служившую ей палитрой, девушка принялась рисовать складку на юбке более темным оттенком розового. Неожиданно Дейзи вздохнула, застыв с кистью в руках. Лиз тут же повела ухом, а Энни резко повернула голову в сторону хозяйки. Но больше ничего не изменилось.

Дейзи смотрела на картину, в успех которой по-настоящему верила, на картину, которую ей так хотелось и в то же время так не хотелось писать. Ей воздавали должное в основном за внимание к деталям, но именно эта черта собственного творчества все больше и больше раздражала Дейзи. Ей вдруг захотелось написать портрет Розы крупными, размашистыми мазками, но это было бы просто смешно. Нельзя рассказывать сказку крупными, размашистыми мазками, а сказки ведь были частью жизни Дейзи. Вот только ей что-то не нравилась больше собственная жизнь. «Мне нужны перемены!» — мысленно завопила Дейзи, но ей не впервой было кричать, не издавая звуков, а перемены все не случались и не случались. Поэтому, тяжело вздохнув, Дейзи вернулась к розовой складке.

Тут она услышала вдруг, как хлопнула дверь подъезда, а через пару минут кто-то постучал в дверь ее квартиры.

Лиз и Энни вопросительно посмотрели на хозяйку.

— Может быть, к нам сейчас стучится новая жизнь, — сказала Дейзи своим питомцам, кладя кисть и направляясь к двери.

Он был еще тоньше и выше, чем помнила его Дейзи, но лицо казалось все таким же привлекательным, бедра такими же узкими, а в руках он держал все ту же стереоустановку, которую украл у нее несколько месяцев назад.

— Глазам не верю. — Дейзи тяжело привалилась к дверному косяку. — Дерек, что ты тут делаешь?

— Привет, малышка! — Улыбаясь во весь рот, Дерек поднял повыше магнитолу, поверх которой стояли две колонки: — Я принес тебе вот это.

— Спасибо. — Дейзи взяла из его рук магнитофон. — А теперь до свидания. — Она попыталась захлопнуть ногой дверь.

Но Дерек успел просунуть в щель ногу.

— И все? И никаких «Дерек, дорогой, малыш, мне так тебя не хватало»? Никаких «Господи, какое счастье увидеть тебя вновь»? Даже не предложишь зайти и выпить чаю?

— Нет. — Дейзи по-прежнему пыталась захлопнуть дверь. — Я хочу двигаться в новом направлении, а не пятиться назад. Уходи, Дерек.

Устав бороться с ним, Дейзи оставила в покое дверь и пошла поставить на место магнитолу, а когда вернулась, Дерек был уже в квартире.

— Я хочу вернуться, Дейзи, — произнес он со всей искренностью, на которую только был способен, но все равно его слова звучали фальшиво.

«И вот с этим типом я ложилась в постель?» Дейзи мысленно дала себе хорошего пинка.

— Я не хочу, чтобы ты возвращался, Дерек, — сказала она. — Я, естественно, рада видеть свое стерео, но только не тебя. Уходи.

— У тебя тяжелый характер, Дейзи. — Продолжая улыбаться, Дерек захлопнул за собой дверь. — Но это лишь один недостаток из миллиона твоих достоинств. — Он попытался обнять Дейзи. — Ну же, иди сюда. Ведь ты не думаешь так, как сказала, правда?

— Конечно же, думаю. — Увернувшись от Дерека, Дейзи снова распахнула дверь. — Уходи! Между нами все кончено!

Дерек наклонился в ее сторону и, решив, видимо, что пора вытащить из рукава козырного туза, сказал:

— Наш ансамбль записал пластинку, Дейзи. Я скоро буду богатым.

Он сделал шаг назад, чтобы полюбоваться на произведенное впечатление.

Но Дейзи только покачала головой.

— Пока ты еще не стал богатым, Дерек, а я не могу позволить себе такую роскошь, как твое содержание. Убирайся.

До Дерека, как всегда, доходило медленно. И слышал он по-прежнему неважно.

— Мне нужно только место, где я мог бы немного пожить, дорогая.

— Нет. Убирайся!

— Дейзи, малышка, неужели ты все забыла? — Обняв Дейзи, Дерек успел поцеловать ее в шею, прежде чем девушка сообразила, что происходит.

— Отпусти! — сопротивляясь Дереку и пытаясь одновременно избавиться от его присутствия, Дейзи оказалась вместе с ним в коридоре.

Конечно, Дерек не был насильником, но он был негодяем, и терпению Дейзи пришел конец. Она изо всех сил лягнула его в колено, и в этот момент услышала, как открывается входная дверь дома.

— Помогите! — крикнула Дейзи, надеясь, что это образумит Дерека.

Но у него просто не было времени образумиться, потому что секунду спустя он уже лежал поперек коридора.

Поправив задравшийся свитер, Дейзи повернулась к своему спасителю.

— Спасибо! Не то чтобы он… — Тут она вдруг почувствовала, что не может больше издать ни звука.

Линк возвышался над Дейзи, опираясь рукой на дверной косяк, и снова пытался привнести в ее жизнь порядок и логику. В самолете он выпил три порции скотча плюс к тому, что налил ему Букер, и сейчас Линку казалось вполне естественным прочитать Дейзи небольшую лекцию.

— Никогда не открывай дверь людям, которых не знаешь.

— Она прекрасно меня знает, — подал с пола голос негодяй, напавший на Дейзи. — Я — ее парень. А вот кто, черт побери, ты?

Ее парень? Линк внимательно посмотрел на распростертого на полу мерзавца. А, музыкант. Дэрин или Дерек — или как его там. Ну, он давно отошел в историю.

— А я ее муж. Так что убирайся отсюда, пока я не переломал тебе пальцы.

— Так ты вышла замуж? — Дерек смотрел на Дейзи глазами, полными негодования. — Но меня ведь не было всего восемь месяцев.

— Так уж вышло, — невозмутимо сказала Дейзи. — Ты не писал, я не надеялась больше увидеть тебя и пошла за первого, кто предложил. Линк — потрясный парень. Он делает так, что те, кто беспокоит меня, просто исчезают. Он крутой парень… — Линк наблюдал, как Дейзи все больше увлекается этой сказкой. Глаза ее заблестели, а фантазия набирала обороты.

— Он лучший друг моего брата из Нью-Джерси. Так что тебе лучше убраться.

Она схватила Линка за руку, и он крепко сжал ладонь Дейзи. Как приятно было чувствовать рядом тепло ее тела! Дейзи потащила его внутрь, в квартиру.

— Все ты сочиняешь, нет у тебя никакого брата в Нью-Джерси, — сказал Дерек, поднимаясь с пола. — Ты — единственный ребенок в семье из Теннеси.

— Брат приемный. Еще раз спасибо, что занес стерео. А теперь уходи или... мой муж набьет тебе физиономию. — Дейзи поглядела на Линка.

— Да, — Линк медленно кивнул. — Пожалуй, я это сделаю. И с большим удовольствием.

— Пойдем, дорогой. — Дейзи подтолкнула его бедром, и Линк оказался за порогом, так что теперь она смогла захлопнуть дверь.

— Что здесь произошло? — Линк внимательно смотрел на Дейзи.

— Хотел вернуться назад. — Она уперла руки в бока, и Линк невольно отметил, какие у нее роскошные бедра. — Я — незабываемая женщина. Привет, Линк. А я думала, что ты уже уехал в Прескотт насовсем.

Черт побери, настало время объяснить, как он здесь оказался.

— Я действительно переехал. Послушай, у тебя есть кофе? Что-то неважно себя чувствую.

Поколебавшись несколько секунд, Дейзи сказала:

— Сейчас сделаю.

И отправилась в кухню. А Линк смотрел ей вслед, и мысли путались у него в голове.

«Это очень плохая идея», — сказал он себе и тут же последовал за Дейзи.

На самом деле у Дейзи как раз кончился кофе, но в кофейнике осталось немного со вчерашнего дня, и девушка разогрела его в микроволновой печи, продолжая краем глаза поглядывать на Линка Он был таким же большим и красивым, каким она его помнила. С таким же неподражаемым квадратным подбородком. И веяло от него все той же надежностью.

Когда прозвенел звоночек микроволновой печи, Дейзи вынула чашку с кофе и подала Линку.

Отпив, он поморщился.

— Извини, но это все, что я могу предложить, — сказала Дейзи.

— Нет, нет, все в порядке. — Линк смотрел на Дейзи, и лицо его выглядело как-то странно.

Напряженно.

— Ты помнишь нашу сделку, Золушка? — спросил вдруг Линк. — Так вот, теперь мне нужна жена.

Сердце Дейзи отчаянно забилось, но лицо оставалось невозмутимым.

— Тебе и раньше нужна была жена.

— Нет. — Линк покачал головой чуть энергичнее, чем следовало. — Раньше мне нужна была фальшивая невеста. А теперь Кроуфорд хочет, чтобы я женился и устроил свадебный обед в его саду. Женился именно на тебе.

Ошеломленная, Дейзи опустилась на стул.

Брак. На какую-то секунду Дейзи подумала, что ее сказка опять становится правдой, и Линк сейчас пригласит ее побыть еще немного фальшивой невестой. Но то, что он предлагал на самом деле… Стоять перед священником и врать Господу Богу — это было совершенно недопустимо.

— А ты сказал Кроуфорду, что между нами возникли неразрешимые противоречия?

— Да, но он приказал мне разрешить их любым способом и без тебя не возвращаться в Прескотт. — Линк махнул рукой. — Забудь об этом. — Наклонившись вперед, он медленно произносил каждое слово: — В доме, который я купил, четыре спальни. Ты можешь устроить в одной из них студию и рисовать сколько захочешь. Я буду содержать тебя. А тебе придется только изображать мою жену. Все остальное будешь делать как и прежде.

Нахмурившись, Линк кивнул, погруженный в свои мысли, отпил кофе из чашки, поморщился и закончил:

— Только кофе буду варить я.

Дейзи пыталась мыслить разумно. Но способность мыслить разумно не входила в число ее достоинств, особенно теперь, когда напротив сидел Линк.

— Правильно ли я поняла? Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж ради денег? И призываешь Бога в свидетели, что мне не придется больше голодать?

Линк задумался.

— Да, — сказал он наконец. — Пожалуй, можно сказать и так.

«Можно сказать и так, но так сказать недостаточно. Может быть, ты не заметил, Линк, но мое тело нуждается не только в пище», — мысленно произнесла Дейзи.

— А как насчет секса? — спросила она вслух. Линк растерянно заморгал, не сводя глаз с Дейзи.

Ему хотелось погрузить пальцы в ее темные волосы, рассыпанные по плечам. Притянуть ее к себе. Это была на редкость неудачная идея, и очень жаль, потому что она привлекала его все больше и больше.

— Я ведь уже сказал, — выдавил из себя Линк. — Тебе не придется делать в Прескотте ничего такого, чего ты не делала бы здесь.

«Если только ты не захочешь сама, — подумал Линк, глядя в ее бездонные темные глаза. — Я вот уже хочу».

Дейзи сложила руки на груди. На беду Линка, груди ее оказались поверх скрещенных запястий, и он снова потерял способность ясно мыслить.

— Но что ты собираешься предпринять по поводу секса? — вернулась к интересующему ее вопросу Дейзи.

Необходимо было срочно сменить тему.

— Это моя проблема, и я найду способ ее разрешить. Не беспокойся об этом.

— Так ты будешь мне изменять? А что скажет Кроуфорд?

Линк подумал о Кроуфорде и факультетских женах.

— Возможно, он скажет: «В добрый путь, сынок». Университетские профессора никогда не славились верностью своим женам.

Дейзи вздернула подбородок, и взгляд Линка упал на ее изящную шею.

— А как насчет меня? — спросила Дейзи. — Я тоже, значит, могу изменять тебе?

— Ты?

Линк не мог даже представить себе, чтобы Дейзи завела с кем-то роман. То есть он думал об этом, но в роли героя этого романа всегда представлял исключительно себя. Другой мужчина? Мысль эта не нравилась Линку, но не стоило отпугивать Дейзи.

Он пожал плечами.

— Только так, чтобы никто не узнал.

— Ну конечно, ведь врать — моя основная профессия. — Дейзи глубоко вздохнула. — Знаешь, вряд ли я смогу выйти за тебя замуж на время. Брачный обет будет ложью самому Господу Богу. Но я думаю, я смогу… притвориться. Это звучит вполне безопасно.

Линк кивнул, словно подталкивая ее на дорогу в Прескотт.

— Я обеспечу тебе покой и безопасность. И мы можем пожениться в муниципалитете. Никакой церковной церемонии. Господь Бог будет ни при чем.

Дейзи ненадолго задумалась над этим, а потом спросила:

— И когда же полночь?

— Полночь?

— Ну, знаешь, когда Золушка превращается из принцессы в замарашку. Когда закончится наш брак?

— А-а, — об этом Линк как-то не подумал. — Я не знаю.

Дейзи скривила губы. Губы у нее тоже потрясающие. «Забудь о ее губах», — приказал себе он.

— Год? Многие браки распадаются после года совместной жизни. Или, может быть, в конце учебного года? В июне? До июня десять месяцев. В конце июня я сбегу из Прескотта, а тебя смогут утешить любящие студенты и белобрысая «малышка Гертруда».

— Десять месяцев. Это замечательно. — Линку трудно было сконцентрироваться на одной мысли. — Так ты согласна?

Словно неожиданно вспомнив о чем-то важном, он выпрямился, похлопал себя по нагрудному карману:

— Погоди-ка. Позволь мне сделать все по правилам.

Достав из кармана возвращенное ему кольцо-цветок, Линк протянул его Дейзи, и рука его почему-то дрожала.

— Дейзи Блейз, ты выйдешь за меня замуж?

У Дейзи перехватило дыхание, когда она взглянула на кольцо. Оно было такое милое, такое красивое. Именно такое кольцо должно нравиться новой Дейзи Блейз. Как хорошо, что Линк настоял тогда на своем и они купили именно его. Дейзи Флэттери по-прежнему нравились серебро и жемчуг неправильной формы, но Дейзи Блейз наверняка захотела бы купить именно это кольцо с сапфиром. Как только она наденет его на палец, то обязательно станет Дейзи Блейз. Линк до сих пор считает ее Дейзи Блейз, он даже назвал ее так. Если продолжать в таком же духе, она получит все, чего хотела и о чем мечтала.

«Пришло время перемен, — повторяла себе Дейзи. — Хватит быть такой трусихой». Она кивнула Линку и громко произнесла:

— Да.

Он надел кольцо ей на палец. Это удалось не сразу, так как у обоих дрожали руки.

«О Господи, — подумача Дейзи, почувствовав, как Линк сжал ее ладонь. — Что же я делаю?»

— Давай начинать. — Линк решительно встал из-за стола.

— Что начинать?

— Вызовем грузчиков, закажем машину, будем паковать твои вещи. Мы должны вернуться в Прескотт сегодня. Самолет вылетает в семь.

У Дейзи рот открылся от изумления.

— Сегодня?

— А чего ждать?

Дейзи растерянно оглядела квартиру, где прожила последние восемь лет. Ей всегда нравилось здесь, но теперь квартирка казалась тесной, как вся ее прошлая жизнь. Прямо как в сказке: явился прекрасный принц, чтобы вызволить ее отсюда. И если он начнет прямо сейчас паковать ее вещи или звонить, чтобы отключили телефон, это разрушит очарование момента.

— Хорошо. — Дейзи тоже встала. — Хорошо. Поехали.

Потом Линк позвонил грузчикам, которые обещали приехать в среду. А Дейзи позвонила Джулии, которая рассмеялась, услышав, что Дейзи едет в Прескотт, и пообещала взять в среду выходной, чтобы проследить за работой грузчиков, особенно когда они будут паковать лампу Дейзи с абажуром из цветного стекла. Линк пошел покупать специальный контейнер для перевозки кошек, а когда вернулся, Дейзи уже успела упаковать свои самые необходимые вещи и сидела на коробках, по-прежнему немного растерянная.

Линк стоял перед ней, такой уверенный и спокойный, но это не могло развеять вдруг охватившие Дейзи сомнения.

— Наш рейс через два часа, — сказал Линк. — Я купил транквилизаторы для кошек, чтобы они спокойно перенесли дорогу. Поищи Энни. — Он поглядел на мирно спящую на солнышке Лиз. — У меня тут на двоих, на случай, если Лиз придет в сознание.

— Забудь о Лиз, — сказала Дейзи. — Дай таблетку мне.


Увидев дом, купленный Линком, Дейзи была так поражена, что даже присела на чемодан, чтобы перевести дыхание. Это был ее дом, выкрашенный в желтый цвет, как она себе и представляла. Меньше двенадцати часов назад Дейзи была еще частью другой сказки, а теперь ей дали все, что требовалось для новой. Все это — казалось слишком прекрасным, чтобы быть правдой, но дом стоял прямо перед ней — не сказочный, а совершенно реальный.

Расплатившись с таксистом, Линк обернулся и увидел сидящую перед домом Дейзи.

— Что с тобой? — удивился он, заметив странное выражение на ее лице.

— Это просто великолепно, — покачала головой Дейзи.

— Очень рад, что ты довольна, — произнес Линк. — А теперь вставай, пока соседи не решили, что ты со странностями.

Дейзи хотела было сказать ему, куда следует послать в этом случае соседей, но сдержалась. «Это его сказка», — напомнила она себе, вставая и направляясь к двери. Прежде чем войти, Дейзи снова посмотрела на дом, такой прекрасный этим осенним вечером. Почему бы не сделать сказку Линка частью своей? По крайней мере, ту ее часть, которая касается дома. В общем, начало уже было положено — ведь Линк выкрасил дом в желтый цвет.

Однако, пройдясь по дому, Дейзи поняла, что все-таки стала гостьей в чужой истории. Да, здесь были паркетные полы, причудливо украшенный камин и дубовая лестница с резными перилами, но все — абсолютно все стены оказались выкрашенными в белый цвет, холодный и безликий.

Дейзи в отчаянии посмотрела на Линка.

— Почему белый?

Нахмурившись, Линк стал защищать свой выбор.

— Так стены всегда выглядят чистыми и аккуратными.

Аккуратными. А Дейзи явно не хватало аккуратности. Напряжение прошедшего дня вылилось вдруг в бурную вспышку.

— Ты шутишь? Да здесь только и можно что проводить хирургические операции. Я не хочу жить в больничной палате. И эта мебель — Боже мой! — вся эта кожа и железо. Линк, жить здесь просто невозможно.

Линк сел и подвинул к себе контейнер с кошками. Вид у него был измученный.

— Можешь разбавить это своей мебелью, когда ее перевезут.

Открыв дверцу контейнера, Линк заглянул внутрь.

— Привет, киски. Вот вы и дома!

— Они еще спят. — Дейзи с отвращением разглядывала кожу и хром. — Не думаю, что наша мебель сможет соседствовать.

— Давай займемся этим, когда прибудет твоя мебель.

Взяв одну из коробок Дейзи, Линк стал подниматься по лестнице.

— Дом — наименьшая из наших проблем на сегодняшний день.

Дейзи продолжала разглядывать белые стены и уродливую мебель.

— Да, ты прав, — задумчиво произнесла она.

Понравится это Линку или нет, но его мебели придется потесниться. При мысли об этом у Дейзи поднялось настроение. Линку наверняка понравятся ее вещи. Они такие же старинные и прекрасные, как сам этот дом. Линк наверняка сразу их полюбит. И даже скажет, что очень благодарен ей за все. Дейзи улыбнется, Линк улыбнется в ответ, кошки свернутся калачиками на подоконниках, и все они будут жить долго и счастливо.

Почувствовав себя лучше, Дейзи взяла другую коробку и последовала за Линком.

Он помог ей распаковаться, и Дейзи развесила свои вещи в пустой спальне напротив комнаты Линка. Затем она отправилась на экскурсию по дому, строя планы, расставляя мысленно свою мебель и выкидывая мебель Линкольна.

Когда Дейзи снова поднялась по лестнице, было уже очень поздно, а Линк умудрился заснуть на единственной кровати в доме.

— Эй, — Дейзи подергала его.

— М-м, — промычал он и перевернулся на другой бок.

Дейзи ткнула сильнее.

— Что?

— Разве настоящий джентльмен не ночует в таких случаях на диване?

— Никогда не говорил, что я джентльмен, — сонно произнес он. — Кровать огромная, хватит места на двоих. Я так вымотался, что не смог бы разыскать тебя, даже если бы хотел. А я не хочу. Спи и не мешай мне.

Это трудно было считать комплиментом, но Дейзи тоже чудовищно устала и прекрасно понимала Линка. Сходив в спальню напротив, она переоделась, захватила с собой зубную щетку и пасту, которые отнесла в ванную, и вернулась в спальню Линка. Когда Дейзи села на край кровати, Линк уже снова посапывал.

Дейзи забралась рядом с ним под одеяло и почти сразу заснула. Во сне она видела сверкающие лаком дубовые полы и распростертую на солнышке Лиз.


На следующее утро Линк проснулся, обнимая одной рукой прижавшуюся к нему Дейзи. На ней была уже знакомая ему тонкая футболка, что и тогда, в мотеле. Но только на этот раз они лежали в одной кровати. И Линк почувствовал, как просыпается буквально все его тело.

Глава 6

«Вставай, пока она не проснулась», — убеждал себя Линк, но ему вовсе не хотелось этого делать. Дейзи была такой теплой, такой мягкой, так приятно было лежать рядом с ней. Пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не положить руку на ее пышную грудь. «Как здорово будет спать с ней рядом зимой», — подумал Линк, прижимаясь щекой к душистым волосам Дейзи. И тут он вспомнил, что не будет спать с ней рядом зимой. С ней хорошо спать рядом в любое время года. От этой мысли у Линка тут же закружилась голова. «Может быть, мы могли бы…»

Нет! Последнее, что ему нужно в этой жизни, — это роман с временной женой. Не стоит добавлять ненужные эмоции в и без того дурацкую ситуацию. Нет, нет и еще раз нет.

«Тогда почему твоя рука обнимает ее?» — ехидно поинтересовался внутренний голос.

— Почему твоя рука обнимает меня? — сонно спросила Дейзи.

— Когда я был маленьким, у меня не было плюшевого мишки. — Линк лежал абсолютно неподвижно. — Теперь отыгрываюсь за трудное детство. Спи. Эти объятия не имеют ничего общего с сексом.

— Я другого мнения. — Зевнув, Дейзи потянулась, снова испытывая выдержку Линка. — У тебя в штанах заряженный пистолет или тебе просто приятно проснуться рядом со мной?

Линк быстро встал с постели и начал одеваться.

— У тебя больное воображение, — заявил он Дейзи.

— Неужели? — И она снова погрузилась в сон.

Она была, наверное, самой невозмутимой женщиной на свете. Или полностью доверяла ему. И то, и другое немного угнетало. Линк отправился в ванную принимать холодный душ.

А когда он уехал, холодный душ пришлось принимать Дейзи.

«Не думай об этом мужчине, — убеждала она себя, стоя под тугими ледяными струями. — Забудь, как приятно было проснуться в его объятиях. Не смей даже мечтать о близости с ним».

Даже под холодной водой Дейзи было жарко.

«Прекрати, Дейзи, — говорила она себе, — тебе не надо с ним связываться. Ты выходишь за него замуж по расчету и забудь о другом».

Дейзи попыталась отвлечься, распаковывая вещи, отвечая на телефонные звонки и планируя переустройство дома.

Позвонил Линк, и от звука его голоса, даже искаженного расстоянием и не лучшего качества связью, ей снова стало жарко. Линк сообщил, что в одиннадцать часов им предстоит сдать анализ крови и что он позвонил своей матери, которой сообщил о грядущем радостном событии.

Дейзи подумала о Пэнзи и почувствовала себя виноватой.

— Как она восприняла эту новость? — поинтересовалась Дейзи.

— Поздравила.

— Правда?

— Еще сказала, что постарается приехать на нашу свадьбу.

— О!

— Мои братья тоже приедут, — продолжал Линк. — Надо заказать им номера в университетской гостинице. И для матери. Вдруг все-таки прибудет. Ожидается кто-нибудь еще?

— Джулия. Она приедет в среду вместе с вещами. И моя мать. Я еще не звонила ей, но она не пропустит такое событие.

— Хорошо, — вздохнул Линк. — Что ж, по крайней мере, к пятнице все это закончится.

Дейзи изумленно смотрела на телефонную трубку. Нет, ничего не закончится. Все только начинается. Они ведь поженятся. Мысль эта заставила ее действовать, и Дейзи позвонила матери.

— Мам, это Дейзи.

— Как ты, малышка? — Голос матери звучал, как всегда, немного отрешенно, и Дейзи представила, как она смотрит прямо перед собой, пытаясь сосредоточиться.

— Я выхожу замуж, ма.

— Что? — В голосе Пэнзи появились визгливые нотки. — За кого? Когда ты с ним познакомилась? Почему ничего не говорила мне раньше?

Набрав в легкие побольше воздуха, Дейзи прервала поток вопросов, которыми забрасывала ее мать:

— Он чудесный человек, ма. Профессор колледжа. Я влюблена в него без памяти. Мы женимся в четверг здесь, в Прескотте, штат Огайо.

— Где? — Пэнзи почти вопила. — Что там с тобой происходит?

— Я выходу замуж за Линкольна Блейза в Прескотте, штат Огайо, — повторила Дейзи. — Ты можешь приехать?

— Могу ли я приехать? О чем ты говоришь? Конечно, я приеду. Ой, Дейзи, а ты уверена в своем шаге?

«Нисколько», — чуть не вырвалось у Дейзи.

— Абсолютно уверена, — заверила она мать. — Записывай мой новый адрес и телефон. — Дейзи пришлось дважды диктовать адрес взволнованной матери.

— О, дорогая, — сказала наконец Пэнзи. — Ты действительно уверена? Дейзи! Давай я лучше перезвоню тебе.

В трубке тут же загудело.

Полчаса спустя, когда Дейзи выходила из дома, чтобы встретиться с Линком и сдать анализ крови, телефон снова зазвонил.

— Я нашла Прескотт на карте, — сообщила дочери Пэнзи. — Это возле Дейтона. Вылетаю сегодня в час пятнадцать. Приезжай встретить меня, и мы поговорим как следует.

— Сегодня днем. — Дейзи закрыла глаза. — Обязательно встречу, мам. Сегодня днем.

Сразу после матери позвонила Чики и сообщила, что договорилась на четверг с судьей. Пора заказывать торт и выбирать платье.

— Сегодня пойдем мерить платье, — возбужденно тараторила на другом конце провода миссис Кроуфорд. — Поедем в Дейтон. А потом выберем салфетки под цвет торта.

— Платье? Под цвет торта? — Дейзи опустилась на пол рядом с телефоном, совершенно сбитая с толку.

— Сколько у тебя будет подружек невесты?

— Подружек невесты?

— О, дорогая…

— Одна. — Джулия ведь все равно приедет на свадьбу. Так пусть поучаствует.

— А размер у нее какой? Мы должны подобрать платье и для нее.

— Она маленькая. — Сказав это, Дейзи подумала о том, что рядом с миниатюрной Джулией будет выглядеть на собственной свадьбе настоящей великаншей.

— Я заеду за тобой в двенадцать. Сначала пообедаем где-нибудь, а потом займемся делами. Хорошо, дорогая?

— Лучше в двенадцать тридцать, — сказала Дейзи. — Сейчас мне надо сдать кровь и заехать в банк. А обедать нам скорее всего придется в аэропорту, потому что в час пятнадцать я должна встретить мать.

— О, хорошо, — однако особого энтузиазма в голосе Чики не было.

Дейзи снова направилась к двери, но телефон зазвонил опять. Она схватила трубку, собираясь сказать Линку, что уже выходит, но на другом конце провода послышался женский голос:

— Это Гертруда Блейз.

— Миссис Блейз. Как это мило…

— Я приезжаю сегодня, но не уверена, что правильно уяснила расположение университетского городка. Вы не могли бы договориться с Линкольном, чтобы он встретил меня в час в Дейтонском аэропорту? У него в кабинете не отвечает телефон.

Дейзи услышала, как открылась входная дверь и, обернувшись, увидела входящего Линка.

— Мы опаздываем, — начал он, но Дейзи схватила его за галстук.

— Линк только что вошел, миссис Блейз, — сообщила она в трубку. — Но вас могу встретить и я. Моя мама прилетает в то же время. Мы все можем чудно поболтать.

Последовала долгая пауза — Гертруда обдумывала предложение будущей невестки. Линк выглядел сконфуженным.

— Спасибо, — сказала наконец Гертруда. — Это будет замечательно. — И она, не прощаясь, повесила трубку.

Линк отцепил от галстука пальцы Дейзи.

— Что здесь происходит?

Дейзи поглядела на него почти с отвращением. Ей предстоит настоящий полдень в аду, а Линк будет в это время в колледже преподавать безответным студентам, которые вынуждены внимательно слушать его, если хотят закончить курс.

— Твоя мать и моя, обе прилетают сегодня днем в Дейтон. Мы с Чики встретим их, потом поедем покупать свадебное платье и заказывать торт. Все. Вместе. — Скрестив на груди руки, она посмотрела на Линка.

— Я очень тебе сочувствую. — Глаза Линка были полны сострадания.

Телефон зазвонил опять.

— Кажется, мы слишком многим людям дали свой номер, — сказала Дейзи, отправляясь за сумочкой.

— Нашу мебель привезут не раньше четверга, — сообщил Линк, когда она вернулась.

— Но в четверг я выхожу замуж, — напомнила ему Дейзи.

— Я и сам женюсь. Может быть, удастся заставить их поторопиться.


Дейзи нетрудно было узнать в аэропорту мать Линка. Она была очень похожа на сына. Высокая и крупная, с темными глазами и седыми волосами, которые наверняка были когда-то черными, как у Линка, Гертруда выглядела как женщина, способная управляться с сорванцами-сыновьями. У нее был вид тюремной надзирательницы, готовой к бунту заключенных. Это напомнило Дейзи Линка, когда он сердился.

— Я Дейзи. — Она протянула руку миссис Блейз. — Я очень рада…

— Спасибо, что встретили меня. — Гертруда не подала ей руки, но Дейзи успела в последний момент сделать вид, что указывает на Чики.

— А это Чики Кроуфорд. Она устраивает для нас в своем саду свадебный прием.

— Мы так любим вашего сына. — Чики сама схватила миссис Блейз за руку. — Линк — просто прелесть.

От Чики, как всегда, пахло джином, и Гертруда смотрела на нее почти с отвращением.

— Спасибо, — сказала она.

— Я припарковалась на кратковременной стоянке, — заметила Дейзи. — Поэтому не лучше ли нам будет поехать сейчас в гостиницу?

— О, нет, — воскликнула Чики. — Мы должны сначала выбрать Дейзи платье…

— Мне пора к тридцать первым воротам, — Дейзи сделала шаг в сторону, — я опаздываю. Моя мама…

— Мы идем прямо за тобой, дорогая, — заверила ее Чики.

Дейзи подбежала к нужному выходу, где уже стояла, поглядывая на часы, Пэнзи.

— О, Дейзи! — Упав дочери на грудь, Пэнзи разрыдалась, потряхивая белокурыми кудряшками. — Моя малышка.

— Ну не плачь, мам. У меня все хорошо.

— Ты выходишь замуж. — Маленькая Пэнзи смотрела снизу вверх на высокую дочь, которую каким-то образом умудрилась родить.

— Он понравится тебе, мам. Эдакий красавец янки.

— И ты влюблена в него без памяти? — спросила Пэнзи, заглядывая дочери в глаза. — Любишь его больше жизни?

— Конечно, — кивнула Дейзи, вдруг поймав себя на том, что говорит в точности как Линк. Она помахала перед носом у матери пальцем с кольцом.

— Смотри, какое у меня колечко.

— Он купил тебе жемчуг, — уныло произнесла Пэнзи. — Почему не бриллианты?

О Господи.

— Потому что я не люблю бриллианты. Линк перевел деньги на мой собственный счет, чтобы я могла сама ими распоряжаться. Хочет, чтобы я только рисовала. Он называет меня Магнолия. И… — Дейзи отчаянно пыталась вспомнить или придумать что-то еще, говорящее в пользу Линка. — Он никогда раньше не был женат. Купил для меня чудный домик в викторианском стиле и сказал, что я могу отделать его на свое усмотрение.

— О, Дейзи, он чудесный человек. Как тебе повезло, моя девочка! — Пэнзи снова заплакала.

«Это даже хорошо», — подумала Дейзи, потому что больше ей нечего было сказать. Дальше пришлось бы описать черную машину в стиле наци и кожаную мебель с хромированной отделкой, а это уже не пошло бы на пользу Линку.

— Привет! — раздалось за спиной у Дейзи.

— А это Чики и Гертруда. — Дейзи постаралась, чтобы голос ее звучал как можно жизнерадостнее.

Для тюремной надзирательницы Гертруда довольно спокойно перенесла то, что ее называли по имени. Чики и Пэнзи настороженно изучали друг друга. Двум южным дамочкам одного типа явно не нравилось появление соперницы.

— Поехали за моим платьем. — Дейзи увлекла их всех к машине, мысленно проклиная Линка, который спокойно отсиживался в университете.

— Да, дорогая, — защебетала Чики. — Мне кажется, надо купить розы. Розовые розы.

— Розы? Вы так думаете, Чики? — сладким голоском вмешалась сидящая на заднем сиденье Пэнзи. — Но мне кажется, что все покупают в таких случаях розы. Не оригинально. Как насчет лилий?

— Лилии? — Дейзи обернулась к матери. — Мне всегда казалось, что лилии больше подходят для похорон.

— Нет, нет, — Пэнзи задрала свой маленький носик. — Лилии выглядят так элегантно.

— Гвоздики стоят недорого и стоят довольно долго, — сказала свое слово практичная Гертруда.

«О, нет, — подумала Дейзи. — Только не это».

— Маргаритки, — сказала она. — Я хочу маргаритки.

— Нет, дорогая, как же можно… — начала было миссис Флэттери, но Дейзи прервала ее:

— Линк хочет, чтобы я держала в руках маргаритки.

— Ну, тогда хорошо, — разочарованно произнесла Пэнзи. — Хотя, может быть… несколько ирисов…

— …и несколько розовых бутонов, — подхватила Чики.

— И пяток меленьких гвоздичек, — продолжила Дейзи, чтобы угодить Гертруде. — Но почему бы не подождать, пока мы выберем платье?

— Ну что ж, — сказала Чики. — Зато насчет торта, я думаю, мы все согласны. Он должен быть белым. Это же все-таки свадебный торт.

— Но мужчины всегда любят шоколад, — запротестовала Пэнзи. — Линку ведь понравится шоколад?

— Линк не любит конфеты, — ответила Дейзи.

— Линкольн всегда любил ореховый торт, — важно произнесла Гертруда.

— Тыквенный, — в отчаянии произнесла Дейзи. — Тыквенный пирог с грецкими орехами и сливочной глазурью.

— Тыквенный? — озадаченно переспросила Чики.

— Тыквенный?! — Пэнзи была в шоке. Гертруда ничего не сказала. Наверное, из-за орехов.

— Это… это такая шутка, — объяснила Дейзи. — Линк поймет, ему понравится. Как в сказке о Золушке.

— Ну, тогда хорошо, — но в голосе Пэнзи по — прежнему звучало сомнение.

— Что ж, мы можем выбрать для тебя что-нибудь бело-розовое, — сказала Чики.

— Бело-голубое, — тут же перебила Пэнзи.

— Бело-желтое, — отрезала Гертруда. — Линкольн любит желтый цвет.

«Хоть как-то расшевелилась, — подумала Дейзи о Гертруде. — И то хорошо. Если дойдет до рукопашной, я поставила бы на нее». И она улыбнулась всем троим женщинам так, как должна была улыбаться Дейзи Блейз.

Дейзи Флэттери давно выпрыгнула бы из машины и убежала куда-нибудь подальше.


Услышав, что вернулась Дейзи, Линк спустился встретить ее.

— Это было очень ужасно?

Уронив сумку на пол, Дейзи устало посмотрела на Линка.

— Ты в долгу передо мной.

— Я знаю, — поморщился он.

— Ты никогда не говорил, что любишь ореховый торт, — упрекнула его Дейзи.

— Я терпеть не могу ореховый торт.

— А твоя мать говорит, что любишь.

— Что? — Линк выглядел ошеломленным. — Мать вообще никогда не позволяла нам есть сладкое. Ореховый торт?

— Еще она думает, что на свадьбе у меня в руках должны быть гвоздики, на мне платье из полиэстера, и нашим свадебным цветом должен стать желтый.

— Моя мать сказала такое? — Линк растерянно провел ладонью по волосам. — Моя мать?

Дейзи присела рядом с ним, слишком усталая, чтобы продолжать сердиться.

— Мы обедаем сегодня все вместе в гостинице. — Дейзи прислонилась к сильному плечу Линка. — Закажи столик на шестерых.

— На шестерых? — удивился Линк.

— Кроуфорды, Пэнзи, Гертруда и мы.

— Господи, я раскаиваюсь в своей лжи. — Линк поднял глаза к потолку. — Я раскаиваюсь в том, что прошлой весной попытался выдать эту женщину за свою невесту. Пожалуйста, перестань наказывать меня!

Дейзи продолжила самым дурашливым тоном, на какой только была способна:

— А потом мы будем обедать вместе на День Благодарения, на Рождество. И на Пасху, если еще будем к тому времени женаты.

— Пирожок ты мой тыквенный, — похлопав Дейзи по плечу, Линк встал и пошел заказывать столик.


Они сумели пережить этот обед, хотя вечер выдался не из легких.

Чики, как всегда, напилась, Кроуфорд пытался приставать к Пэнзи, а Гертруда ушла, не дождавшись десерта: поведала собравшимся, что привыкла рано ложиться и устала с дороги.

С другой стороны, никто не оскорбил никого открыто. Пэнзи нашла Линка просто восхитительным, а Гертруда не стала отводить своего сына в сторонку и советовать ему избавиться как можно скорее от этой странноватой брюнетки.

«В общем, — подумала Дейзи, сидя на кровати и составляя список всего необходимого для свадьбы, — мы вполне способны с этим справиться. Осталось потерпеть всего два дня».

Линк вошел в спальню в одних брюках, и у Дейзи появилась еще одна возможность оценить его мужественную внешность. У него было красивое, мускулистое тело. «Я хочу нарисовать его, — подумала Дейзи. — Нарисовать? Черта с два! Я хочу…»

— Откуда взялись эти лампы? — спросил Линк, указывая на керамические ночники, стоящие по обе стороны хромированной кровати.

— Свадебный подарок Чики, — объяснила Дейзи.

— Они же желтые!

Ах вот что! Так, значит, Линк терпеть не может желтый цвет. Желание Дейзи немного отступило.

— К тому же они не подходят к черной коже, — подтвердила она. — Я заберу их, когда привезут мою мебель.

Линк лег рядом с ней в постель.

— Желтые, надо же! — Он открыл книгу.

Дейзи смотрела на его широкие сильные плечи.

«Скажи что-нибудь, — приказала она себе. — Скажи что-нибудь, а то сейчас ты вопьешься в его плечо зубами».

— Моя мать просто без ума от тебя.

— Я знаю, — сказал Линк, не отрываясь от книги. — Она сказала мне.

— Ты рад?

— Да. Моей матери ты тоже понравилась.

Гертруде?

— Откуда ты знаешь?

— Она разговаривала с тобой — такая честь оказывается далеко не каждому.

Линк был так близко, но не обращал на нее ровно никакого внимания. Дейзи вдруг положила ладонь ему на книгу, и тогда он поднял глаза.

— Я рада, что понравилась твоей матери. Она очень милая. Она купила мне сегодня теплое нижнее белье, потому что зимой в Огайо холодно. Тебе она тоже купила.

Лицо Линка оставалось непроницаемым.

— Теплое белье.

— Это так мило, Линк. Она хочет, чтобы нам было тепло.

— Ты такая горячая, что твоего тепла хватит на двоих. — Линк вернулся к книге. — Я предпочитаю холод.

Что ж, в этом не было ничего необычного. Вздохнув, Дейзи вернулась к списку.

— Ты купил кольца?

— Какие кольца?

— Обручальные.

— Почему бы тебе не пойти и самой не купить что-нибудь, что подходило бы к твоему кольцу. Выберешь подходящий размер.

— А твое кольцо?

— Мое кольцо?

Дейзи посмотрела на него почти с отчаянием.

— Так ты не собираешься носить кольцо? — Она почему-то вспомнила вдруг о Кэролайн.

— Нет, не собираюсь.

— Но это же традиция, — произнесла Дейзи тоном, означавшим, что лучше Линку даже не пытаться эту традицию нарушить.

Тут Линк сделал то, чего тщательно старался избегать с того момента, как вошел в спальню, — он посмотрел на Дейзи, полулежащую рядом на подушке. Тонкая хлопчатобумажная футболка натянулась на ее пышной груди, волосы блестели при свете лампы, а глаза казались огромными. Линк крепче сжал в руках книгу, чтобы не поддаться соблазну обнять Дейзи.

«А как насчет остальных традиций? — подумал он. — Если я надену кольцо, получу ли я в награду брачную ночь?»

Мысль эта тут же сменилась другой: «Ты сошел с ума, Линкольн Блейз!»

— Может быть, мне лучше лечь на кушетке, — сказал Линк, вставая. «Запомни раз и навсегда — не ложись с ней больше в одну постель».

— А что я такого сказала? — удивилась Дейзи.

— Ничего. Завтра поедем покупать кольца. Я снова заеду за тобой в одиннадцать. Спокойной ночи.

Посмотрев последний раз на уютно устроившуюся в кровати Дейзи, Линк поспешил выйти из комнаты.


Весь вторник Дейзи пыталась с помощью трех пожилых ведьм организовать свадьбу. Чики и мамаши спорили по поводу салфеток, приборов, клятв, закусок, бара, музыки и даже по поводу судьи. Единственное, в чем все трое были согласны, — это в том, что Линк и Дейзи должны пожениться, и то Дейзи не могла бы поклясться, что Гертруда уверена в этом на все сто процентов.

Во вторник вечером им предстоял еще один чудовищный совместный ужин.

Когда Пэнзи ненадолго отлучилась от стола, Чики вдруг спросила, кто будет передавать Дейзи жениху.

— Линк сказал, что твой отец еще жив. Может быть, он захочет принять участие в свадебной церемонии?

— Это прекрасно сделает моя мать. — Голос Дейзи был таким напряженным, что даже Чики поняла: лучше не затрагивать больше эту тему.

В среду приехала Джулия. Она остановилась у Линка и Дейзи. Оглядев дом, она одобрительно заметила:

— Это потрясающе! Обязательно приеду посмотреть, когда вы все доделаете.

— Очень на это надеюсь. — Присев на ступеньку лестницы, Дейзи вдруг разрыдалась. — Мне так одиноко. Я просто схожу тут с ума. Все идет не так, эти три мамаши выводят меня из себя. Нет времени перекрасить стены, не говоря уже о…

— Три мамаши? — удивленно переспросила Джулия.

— …завтра свадьба, и завтра же привозят мебель, а ты будешь подружкой на свадьбе, так что здесь просто свалят все в кучу. — Всхлипнув, Дейзи жалобно посмотрела на Джулию. — Я-то думала, что все это облегчит мою жизнь.

— Брак облегчит твою жизнь? — Джулия покачала головой. — Ты ошиблась. Может быть, жизнь твоя станет более стабильной, безопасной, но только не легкой.

— Почему ты не предупредила меня об этом раньше?

Джулия присела рядом с подругой на ступеньку.

— Потому что мне хотелось быть подружкой на свадьбе. Так объясни мне, почему у вас с Линком целых три мамаши.


Они умудрились пережить репетицию свадьбы, репетицию обеда, холостяцкую вечеринку, все-таки не сойдя с ума. Утром в день свадьбы Дейзи проснулась в шесть утра и почувствовала облегчение при мысли, что сегодня все это кончится. Она слышала, как спустился по лестнице Линк, отправляясь на утреннюю пробежку. В такую рань! Дейзи снова подумала о том, что у нее нет с этим мужчиной ничего общего.

Повернувшись на другой бок, Дейзи снова погрузилась в сон.

Линк уехал в колледж в десять, а Дейзи встала и начала перетаскивать на второй этаж все, что только было отделано хромом. Она запихнула в одну комнату все лампы, кресла и шкафы Линка из гостиной. Поскольку его письменный стол уже стоял в этой комнате, она превратилась в рабочий кабинет. Столики из гостиной Дейзи перетащила в спальню Линка и поставила по бокам кровати. Единственное, что она не могла передвинуть сама, — это ужасный обеденный стол со стеклянной крышкой и кушетку.

Когда Дейзи закончила перестановку, половина второго этажа, где предстояло расположиться Линку, была обставлена черной кожей с хромом. В сочетании с белоснежными стенами это выглядело чудовищно. Передернувшись от отвращения, Дейзи закрыла двери.

Тут позвонили в дверь. Привезли ее мебель.

— Кушетку вот сюда. — Дейзи открыла дверь в гостиную.

Грузчики внесли ее видавшую виды кушетку, поцарапанные столики для гостиной, развернули на полу персидский ковер. Над кушеткой развесили картины Дейзи. Перенесли на второй этаж диван и обеденный стол Линка, а в столовой поставили дубовый стол Дейзи, вокруг расставили шесть разномастных стульев. Около двери в кухню как раз осталось место для буфета с треснувшей крышкой. На второй этаж отнесли кровать и даже водрузили на нее матрац. Рядом с кроватью прекрасно встали два маленьких столика. Напротив — трюмо с маленькой трещинкой на зеркале, комод из можжевелового дерева, отделанный латунью шкаф для одежды и деревянное кресло-качалку. Лиз прыгнула сначала на качалку, а потом улеглась спать посреди кровати, явно довольная тем, что все начинает возвращаться на круги своя. Энни залезла под кровать и отчаянно мяукала на грузчиков своим отвратительным голосом.

Когда грузчики ушли, Дейзи подхватила Энни на руки и закружилась с ней по комнате. Как чудесно! Столько места! Столько света! И ее чудная мебель!

Опустив Энни на пол, она отправилась покупать цветы для своего чудесного дома.


Когда Дейзи вернулась, ужасный черный автомобиль Линка стоял перед домом.

— Линк? — крикнула она, заходя в дом. Линк вышел на ее голос из гостиной.

— Что это? — с негодованием произнес он.

— Ты о чем? — не поняла Дейзи.

— Что это за старый… мусор.

— Какой еще мусор? Это антиквариат.

— Но там же везде дыры и трещины! В ковре, в кушетке, в стульях. Настоящий мусор!

Дейзи почувствовала, как внутри нарастает хорошо знакомое напряжение. Линк снова вел себя как ее отец! Она опять должна чувствовать себя виноватой, потому что любит свои вещи и не желает расставаться с ними. Ну уж нет!

— Это — настоящая мебель, — заявила Дейзи. — Она обладает индивидуальностью. Это не грошовая мебель из научно-фантастических сериалов, к которой ты привык.

— Грошовая? — Брови Линка поднялись вдруг так высоко, что почти исчезли под волосами. — Да эта мебель стоила мне целое состояние. Это мебель из дизайнерского салона.

— И кто же этот великий дизайнер? — Дейзи сложила руки на груди, приготовившись сражаться до конца. — Дарт Вейдре? Хилт Юс? Ты сказал: «Этот дом твой, Дейзи!» Ты сказал…

Линк замахал на нее руками:

— Я помню все, что я сказал. Но я не могу привести сюда людей, чтобы они увидели… это… этот…

— Осторожнее, — процедила Дейзи сквозь зубы. — Я очень люблю это… этот…

Сев на кушетку, Линк уронил голову на руки.

— Ничего не получится, — тихо произнес он. — Ничего у нас не получится.

Дейзи села рядом с ним.

— Я не могу жить в доме, в котором нет души, — сказала она. — Эта твоя мебель сделана машинами и предназначена для роботов. Я знаю, ты не слишком эмоционален. Я знаю, тепло очага не имеет для тебя значения. Но я не могу жить без цвета, тепла и света. Я не могу жить среди этой ужасной черной мебели и белых стен.

— Хорошо, — Линк глубоко вздохнул. — А я не могу жить среди этого бедлама. — Он повернулся к ней, немного успокоившийся, но по-прежнему расстроенный. — Дейзи, ну посмотри только: обивка потерта настолько, что нельзя уже разглядеть рисунка, в ковре дыры. Дейзи, это не тепло очага, это ветхость.

Дейзи посмотрела на мебель глазами Линка, и она впервые вдруг перестала казаться ей красивой. Закусив губу, Дейзи разглядывала дыры, царапины и выбоины. Линк был прав. Все это не имело значения, пока мебель принадлежала только ей. Ее друзьям наплевать было на дыры в ковре и потертую обивку кресел. Но гостям Линка будет не наплевать. Кроуфорд придет в ужас. Кэролайн брезгливо поморщится. И Линк будет смущен.

— Хорошо, — борясь со слезами, произнесла Дейзи. — Но мы не можем позволить себе купить новую мебель. А я не могу позволить себе выкинуть эту, потому что, когда я уеду отсюда в июне, мне надо будет забрать ее с собой.

Вместе они беспомощно смотрели на мебель.

— Ладно, — сказала Дейзи. — Кроме дырок в ковре и потертой обивки, ты имеешь еще что-нибудь против?

— Эти столики почти все в трещинах, — сказал Линк. — Стулья в столовой разные. Правда, обеденный стол, кажется, ничего.

Дейзи глубоко вздохнула.

— Сколько времени ты даешь мне. чтобы привести все это в порядок?

Линк откинулся на кушетке.

— Мы должны уехать в свадебное путешествие дня на четыре. Вернемся в понедельник. Гости придут к нам после вечеринки факультета в следующую субботу. Кроуфорды, Букеры, Кэролайн и Иван заедут выпить.

Дейзи кивнула, подсчитывая дни.

— Если без медового месяца, то это восемь дней. Нам не нужен медовый месяц. Я сумею починить все это за восемь дней.

— Сначала поставь цветы в воду, — тихо произнес Линк.

Дейзи растерянно посмотрела на цветы, которые держала в руках. Маргаритки для гостиной, желтые гвоздики для столовой и алая роза на длинном стебле для ее спальни.

— Ты ведь была так рада, что привезли твои вещи, да? — спросил Линк. — А я все испортил.

— Нет. — Дейзи стало вдруг стыдно. — Ничего ты не испортил. Я просто не привыкла жить как… как взрослая. Эта мебель очень нравится мне, но совершенно не подходит для тебя. Мне надо было подумать об этом. — Она посмотрела прямо в глаза Линку. — Мне очень жаль.

Линк обнял ее за плечи, и они откинулись вместе на кушетке, размышляя об общих проблемах.

— Ты действительно сможешь все это починить? — Линк растерянно провел пальцем по щеке Дейзи.

Та кивнула.

— Я могу починить все, что угодно. Надо только придумать как.

«Залатаю дыры», — подумала Дейзи, непроизвольно прижимаясь щекой к руке Линка. Она прекрасно умела ставить заплатки. Потрескавшиеся столики можно подкрасить и покрыть лаком. Дейзи покрасит все в синий… нет, это ведь не понравится Линку. Она покрасит все в белый цвет. А заплатки можно сделать под цвет узоров на крышках столов.

Чем больше думала об этом Дейзи, тем заманчивее казалась ей предстоящая работа. Это будет как огромное полотно из мелких деталей. Только результатом станет новый интерьер дома. Это будет забавно. И наверняка сработает.

Дейзи подавила охватившую ее панику. Она справится с этим!

Линк наблюдал за нахмурившейся, погруженной в свои мысли Дейзи. Надо быть к ней повнимательнее, подумал он. Достаточно одного сердитого слова — и ее мир рушится. Не стоило так кричать. Дейзи ведь не глухая. Но он так разозлился. И смутился. Дейзи смущала его постоянно. Наверное, с ним что-нибудь не в порядке.

Сняв руку с плеча Дейзи, Линк тихонько вынул из ее пальцев цветы. Затем прошел на кухню и, прежде чем уехать в колледж, поставил цветы в воду. А Дейзи даже не заметила его ухода.


Если покрасить деревянные детали стульев в столовой в один цвет, это будет выглядеть так, будто стулья входят в один набор и их специально обили разной тканью. Еще можно сшить чехлы на сиденья. И крышку стола выкрасить в тот же цвет, что и стулья. Весь дом можно превратить в произведение искусства.

— Я могу сделать это, Линк. — Она поглядела в его сторону, но Линка уже не было.

Дейзи обмерила кушетку и стулья, умножила на нужное количество ткани — сумма получилась астрономическая. Ну хорошо, она обобьет тканью в цветочек только кушетку и один стул. Остальное какой-нибудь простой солидной тканью. И еще краска. Дейзи купит краску и позвонит Линку, чтобы он захватил ее на обратном пути. А ткань донесет сама. Никаких проблем!

И еще надо не забыть, что сегодня у них свадьба.


Дейзи нашла потрясающую желтую ткань с блекло-синими и персиковыми цветами, прошла с ней в магазин, где продавалась краска, и подобрала все необходимое под цвет.

— Два галлона персиковой краски, — сказала она парню за прилавком. — Два синей, два желтой и три белой. И еще мне нужно что-нибудь, чтобы заделать щели в деревянных столах. Я закрашу их поверх, так что все равно, как будет выглядеть эта штука.

— Замечательно, — закончив записывать заказ, парень улыбнулся Дейзи. — Подождете, пока я подберу все, что вам необходимо?

— Нет. Мой… муж заедет за всем этим попозже. «Мой муж, — подумала Дейзи. — Как странно это звучит».

Парень подсчитал сумму, вручил ей счет. Дейзи выписала чек, на этот раз на девяносто восемь долларов сорок три цента. Вместе с тем, во что обошлась ткань, Дейзи потратила за сегодняшний день больше, чем тратила обычно за месяц. Мысль эта действовала отрезвляюще.

— Не могли бы вы сказать имя вашего мужа, чтобы я вписал его в квитанцию?

— Линк Блейз. Б-л-е-й-з.

Парень поднял глаза.

— Доктор Блейз? Профессор истории из колледжа? Он потрясающий человек. А я Эндрю Мэдден, миссис Блейз, один из его студентов.

— Приятно познакомиться, Эндрю. — Дейзи протянула парню руку, и он энергично затряс ее. — Я скажу мужу, что вам нравятся его лекции. Он будет очень польщен.

— О, не надо, — Эндрю густо покраснел. — Он ведь даже не знает, кто я.

— Ну что вы, конечно, знает, — успокоила его Дейзи, вовсе не уверенная в том, что говорит правду.


По дороге домой Дейзи все время думала о скрытности Линка. С одной стороны, ей было проще с таким сдержанным человеком, как он, но, если бы он стал ее настоящим мужем, ее это качество характера Линка непременно бы тяготило. Потом ее мысли перескочили на Эндрю.

Линк никогда не упоминал о нем. Он вообще не говорил ни о ком из своих студентов. Конечно, учебный год начался всего неделю назад, но Дейзи за это время успела бы обсудить всех, с кем познакомилась. Может быть, дело в том, что Линк вообще был не слишком разговорчив. Или еще не успел познакомиться как следует со своими студентами. Дейзи прогнала от себя эту мысль. Линк — замечательный преподаватель. Так сказал Эндрю. Он…

Тут Дейзи услышала вдруг противный визг тормозов, увидела краем глаза выскочившую из-за поворота машину, а потом она увидела собаку.

Маленькая костлявая черно-белая дворняжка лежала на боку, подергивая лапками. Бросив сверток с купленной тканью, Дейзи подбежала к несчастному животному. Собака лежала теперь неподвижно, глаза ее не реагировали на свет.

— Все хорошо, — прошептала Дейзи. — С тобой все будет хорошо.

Сняв с себя свитер, она накрыла им собаку и подняла сверток с тканью. Разложив его на тротуаре, Дейзи осторожно подняла собаку и опустила на сверток, словно на носилки. Затем она осторожно подняла несчастную дворняжку и понесла в ветеринарную лечебницу.

Дейзи постучала в дверь, которую открыл молодой человек в джинсах и белой футболке.

— Собаку сбила машина, — выпалила запыхавшаяся Дейзи. — Ветеринар здесь?

— Это я, — сообщил парень, открывая вторую, стеклянную дверь.

Дейзи прошла за ним в лабораторию и опустила собаку на стол. Она наблюдала, как врач медленно и внимательно осматривает несчастное животное. «Какой симпатичный молодой человек, — подумала Дейзи. — Какие у него ласковые карие глаза. От него так и веет теплом. Нужно быть очень терпеливым и внимательным, чтобы работать ветеринаром. Как повезло бедному щенку, что он попал в руки такого чудного доктора».

Подняв глаза, ветеринар увидел, что Дейзи пристально смотрит на него. Она тут же вспыхнула, а молодой человек улыбнулся.

— С ним все будет в порядке? — Дейзи чуть наклонилась вперед, взволнованная состоянием собаки.

— Когда он потерял глаз?

Дейзи почувствовала, как сердце ее защемило от жалости.

— Так у него только один глаз?

— А вы не знали?

— Я увидела его впервые с минуту назад. С ним все будет в порядке? Ведь он еще щенок…

— Нет, — возразил ветеринар. — Ему больше года, может, два.

— Но он такой маленький.

Ветеринар кивнул.

— Это от недоедания. Судя по всему, собака уличная — ошейника нет. У бедняги сломана нога, так что он похромает немножко. Я наложу шину и могу подержать его пару дней у себя бесплатно, но…

— Я заплачу за него, — кивнула Дейзи. — Меня зовут Дейзи Блейз. Теперь это будет моя собака. Только вылечите его.

— Рад познакомиться, Дейзи. — Молодой человек протянул ей руку. — Я Арт Фрэнсис.

Дейзи с удовольствием пожала протянутую руку.

— Очень приятно, доктор Фрэнсис.

— Зачем так официально? — В глазах доктора застыла улыбка. — Просто Арт.

— Арт. — Дейзи обрадовалась, что с собакой все в порядке, и непроизвольно улыбнулась Арту своей знаменитой улыбкой. Доктор на секунду растерялся.

Дейзи погладила собаку по голове.

— Когда он оправится, я заберу его домой, но ему придется подружиться с моими кошками.

— Из-за хромоты он будет двигаться медленно. Это поможет им познакомиться и привыкнуть друг к другу. — Арт не сводил глаз с Дейзи. — Заходите навещать его.

— Обязательно, — Дейзи наклонилась поближе, чтобы пес мог видеть ее здоровым глазом, — каждый день. Бедный малыш.

— Придумайте ему имя, Дэйзи. Или мне просто написать в карточке «кобель»?

— Ему нужно сильное, мощное имя. Как, например, Геркулес. — Они оба с сомнением посмотрели на собаку. — Или Юпитер. Юпитер — планета удачи. Может быть, этот пес принесет мне удачу. Арт удивленно поднял бровь.

— Слепой на один глаз покалеченный пес со сломанным хвостом? Удачу?

— Так у него и хвост сломан? — с сочувствием воскликнула Дейзи.

— Посмотрите — он загнут внутрь.

— О, Юпитер, бедняжка, — Дейзи снова погладила собаку по голове.

— Юпитер — прекрасное имя для этой собаки, — сказал Арт. — Удача ему не повредит.

— Юпитер, — подняв на Арта глаза, Дейзи снова улыбнулась.

— Может быть, мне он тоже принесет удачу, — сказал Арт. — Возвращайтесь скорее, Дейзи.


«Я должна была сказать ему, что выхожу замуж, — думала Дейзи, подходя к дому. — Но это ведь не по-настоящему. И не навсегда. Всего на год. Даже на десять месяцев. А потом…»

Если она выйдет замуж за ветеринара, он позволит держать в доме много животных. Он такой милый. Такой добрый. И не смотрит на нее так, как будто она — стихийное бедствие.

«Завтра скажу ему, что я замужем», — решила Дейзи. Это будет справедливо.

Однако, придя домой, Дейзи присела на нижнюю ступеньку лестницы и принялась анализировать свое поведение. Она не должна была улыбаться ветеринару. Она ведь выходит замуж. Через пять часов. За холодного, сдержанного мужчину с хромированной мебелью, который постоянно ею недоволен, а не за доброго, сердобольного ветеринара. И это было совершенно неправильно.

Полчаса спустя Джулия обнаружила Дейзи на том же самом месте.

— Что с тобой?

— Я боюсь, — сказала Дейзи, не поднимая глаз. — Я боюсь по-настоящему.

— Я бы тоже боялась на твоем месте, — кивнула Джулия. — Пойдем. У меня есть кое-что от страха.


Линк стоял возле судьи и терпеливо слушал, как подруга Чики поет «Истинную любовь». Музыку для торжественного случая наверняка подбирала Чики. Дейзи выбрала бы что-нибудь поживее, вроде «Огненных шаров». Музыка сменилась торжественной мелодией свадебного марша, и Линк поглядел на вход в садовый павильон Кроуфордов, площадка перед которым была застелена белым ковром.

По ковру нетвердой походкой шла Джулия с венком из маргариток в волосах. На ней было золотистое воздушное платье. Выглядела она замечательно, но на ногах стояла нетвердо.

«Она пьяна, — холодея, подумал Линк. — А значит, и Дейзи тоже». Наверное, Джулия напоила подругу, чтобы она смогла пережить все это.

Посмотрев мимо Джулии, Линк увидел Дейзи.

На ней снова было белое платье, в волосах маргаритки, на лицо ниспадала коротенькая кружевная фата. Встретившись с Линком глазами, Дейзи улыбнулась, и он тут же понял, что был прав. Дейзи плохо держалась на ногах, у нее был немного странный вид, но она была совершенно очаровательна, и от ее всепобеждающей улыбки у Линка чуть не подогнулись колени.

Дейзи едва не споткнулась, поднимаясь по ступенькам в павильон, и Линк поспешил схватить ее за локоть.

— Не волнуйся, Магнолия, — прошептал он. Дейзи снова поглядела ему в глаза и улыбнулась.

— Здравствуй, любовь моя, — сказала она, и Линк даже зажмурился, столько тепла и нежности было в ее голосе.

— Любящие сердца, — начал судья в торжественной тишине под взглядами присутствующих.

Линк не вслушивался в речь судьи, сконцентрировавшись на том, чтобы помочь Дейзи достоять до конца церемонии. Она держалась неплохо, но на всякий случай Линк не выпускал ее локоть Он понимал, что тем, кто смотрит со стороны, это покажется лишним доказательством его влюбленности в будущую жену. Что ж, тем лучше.

Дейзи четко произнесла свои клятвы, ни одна из которых не означала ложь перед Богом, и Линк надел ей на палец кольцо.

— Вы можете поцеловать невесту, — сказал судья. Линк посмотрел в эти темные пьяные глаза, полные любви и нежности.

Затем он нагнулся, чтобы поцеловать Дейзи. Она обвила руками его шею и прижалась к нему всем телом. Линк тоже обнял ее, чтобы она не завалилась назад. Губы Дейзи были такими теплыми и мягкими, что у Линка перехватило дыхание.

«На нас все смотрят», — напомнил он себе и оторвался от невесты. Глаза Дейзи были полузакрыты, и Линку хотелось целовать ее вновь и вновь.

— Кажется, это был поцелуй, — сказала Дейзи, когда они остались наконец одни в тени огромного розового куста.

— Ты ведь, кажется, сегодня невесга. — Линк поцеловал ее в лоб, стараясь не смотреть на полуоткрытые губы. — Так сколько же вы с Джулией выпили?

— Бутылку вина. Я немного нервничала.

— Из-за меня?

— Нет! — Дейзи смотрела на него своими огромными глазами. — О тебе я знаю все. А вот о замужестве — ничего.

«Обо мне ты тоже знаешь далеко не все, — подумал Линк. — Если бы знала все, ни за что бы не вышла за меня замуж». Дейзи не знала, как сильно он хотел ее и как боялся этого. «Не целуй ее больше!» — напомнил себе Линк.

— Поздравляю! — Сияющая Чики расцеловала Линка и обрушилась с поздравлениями на Дейзи.

Гертруда сдержанно поцеловала Дейзи в щеку и похлопала сына по спине, что, видимо, было для нее крайним проявлением эмоций. Линк был тронут. Пэн-зи плакала от счастья на плече у всех по очереди. Кро-уфорд обнимал всех присутствующих женщин. Джулия познакомилась с Иваном Йорком и провела весь вечер с ним, зачарованная его мрачным обаянием.

Линк и Дейзи улыбались гостям и пили шампанское.

Из воспоминаний, оставшихся у Линка после свадьбы, самыми яркими были поцелуй Дейзи перед алтарем, угрюмо-одобрительный взгляд матери и вкус тыквенного пирога.

Это был очень хороший пирог.

Глава 7

К концу вечера Дейзи смертельно устала и успела так накачаться шампанским, что Линк перенес ее через порог — не как дань традиции, а потому, что невеста не держалась на ногах. Он положил Дейзи на ее кровать, накрыл пледом и поплелся в собственную спальню.

Утром Линк ничего не сказал о свадебном поцелуе, Дейзи тоже. И каждый занялся своим делом. Линк видел, что Дейзи пытается привести в порядок дом, сам же он работал над лекциями и — чудо из чудес — над своей книгой.


— Знаешь, — сказал он Дейзи через два дня после свадьбы, — мне не понравилось сначала, что ты велела перенести всю мою мебель на второй этаж, но сейчас я понимаю, что ты права. Из этой комнаты получился превосходный кабинет. Мне хорошо здесь работается, и я многое успел сделать за эти дни.

— Очень рада. — Дейзи отрешенно глядела мимо него. — Ты не возражаешь, если столовая будет синей?

— Нет. А что это там в кастрюльке на плите?

— Овощной суп. Хлеб в хлебнице. Как насчет гостиной в персиковых тонах?

— Замечательно, — машинально ответил Линк, а потом нахмурился, осознав, что собственно сказала Дейзи. — В персиковых? Да, я думаю, будет хорошо. Можно мне взять с собой наверх немного супу?

Дейзи только махнула рукой, продолжая скользить взглядом по столовой.

— Можешь брать его куда хочешь. Когда ты будешь встречаться со студентами, вы будете пользоваться столовой?

Линк отправился в кухню за едой и, выходя, бросил через плечо:

— Мы будем пользоваться моим кабинетом в колледже. — Открыв хлебницу, он засунул руку под лежавшие там лепешки из пресного теста и белый хлеб. — А нормального хлеба у нас нет? — крикнул он Дейзи.

— Это и есть нормальный хлеб, — ответила она. — А та дрянь в упаковке, к которой ты привык, не имеет к хлебу никакого отношения. Я думаю, тебе лучше встречаться со студентами дома. Так делают остальные профессора. Я спрашивала Чики.

Линк проигнорировал предложение Дейзи, потому что оно не нравилось ему. Меньше всего он хотел, чтобы профессиональная жизнь переплелась с личной.

— Этот хлеб еще надо резать, — пробурчал он.

— Можешь ломать его. Нарезанный хлеб — для людей, лишенных воображения.

— Это как раз для меня. — Линк вышел из кухни с подносом. — Я буду в кабинете.


Восемь дней, последовавших за свадьбой, Дейзи провела за отделкой дома. Она шила покрывала и шторы, красила мебель. Дейзи возилась до двух-трех часов ночи — она вообще любила работать ночью — и вставала в одиннадцать утра, через два часа после того, как Линк уезжал в университет.

Линк поднимался в шесть, примерно час бегал вокруг дома, по улочкам, потом работал, наслаждаясь тишиной и покоем, над книгой, а в девять уезжал. Домой он возвращался в пять, а спать ложился не позже одиннадцати. Они с Дейзи виделись толком лишь за обедом и обсуждали конкретные бытовые темы.

— У нас кончилось молоко. Или:

— Звонил твой страховой агент.

Но в общем оба были так поглощены своими делами, что почти не замечали друг друга.

Линк как-то сказал Дейзи, что за эти восемь дней его работа над книгой продвинулась куда больше, чем за прошедшие восемь месяцев. А Дейзи умудрилась превратить проект, продиктованный отчаянием, в создание настоящего шедевра дизайнерского искусства.

Она распаковала свои законченные картины, которые грузчики поставили за кушетку. Дейзи прислонила пейзаж с девочкой в персиковом платье к стене в гостиной, отнесла в столовую большой натюрморт в голубоватых тонах и окинула все это критическим взглядом. А затем принялась за работу.

Выкрасила гостиную в персиковый, прихожую в бледно-желтый, а столовую — в голубой цвета. Она нанесла через трафарет большие желтые розы вдоль потолка в гостиной и розовые — вдоль стены рядом с лестницей в прихожей. Потом Дейзи уже без трафарета пририсовала между розами бледно-голубые маргаритки в гостиной и белые в прихожей. В общем, получился эффект выцветших от времени старинных обоев. Дейзи уже закрыла потертую обивку мебели — где легкой тканью в цветочек, где блекло-голубой. Она покрасила всю деревянную мебель в белый цвет, выделив резьбу на крышке стола персиковым и желтым.

Когда со стенами было покончено, Дейзи повесила занавески в цветочек на карнизы из натурального дерева. В столовой она нарисовала вдоль кромки потолка три ряда синих и белых клеточек, чтобы отделка гармонировала с бело-синей скатертью на столе, белыми в клетку шторами на окнах и ее пейзажем. Все шторы были отделаны белым, так что снаружи все выглядело нормально. Дейзи особенно гордилась этим — месяц назад ей не пришло бы в голову даже задуматься над такой мелочью, и дом напоминал бы снаружи лоскутное одеяло.

«Жизнь постепенно налаживается», — подумала Дейзи, бродя в понедельник вечером по трем комнатам, которые она уже успела закончить. Кошки прекрасно обжились в новом доме, Юпитера выпишут завтра из лечебницы — Дейзи поморщилась, вспомнив, что она до сих пор не сказала о нем Линку, — а дом начал превращаться в настоящий дом со своим неповторимым обликом.

Дейзи остановилась посреди столовой. Ей пришло вдруг в голову, что они с Линком ни разу не ели в этой комнате. Линк что-то ел на ходу, либо разговаривая с Дейзи, прислонившись к кухонной раковине, либо брал поднос с собой наверх. Теперь, когда столовая готова, они могут поесть как люди. Как люди вроде Линка.

— Послушай, — сказала она вечером, когда Линк спустился в кухню и стал брать из холодильника еду. — Тебе не надо больше стоять около раковины.

Взяв Линка за руку, Дейзи отвела его в столовую.

— Очень мило. — Линк окинул комнату довольно равнодушным взглядом. — Но мне нравится стоять у раковины. Мы разговариваем…

Линк выглядел каким-то чужим и одиноким, стоя посреди отделанной столовой, и Дейзи вдруг захотелось обнять его, утешить.

«Прекрати, — одернула она себя. — Просто он устал на работе».

Она похлопала Линка по руке.

— Нам надо чаще проводить время вместе.

— Может быть.

Линку явно понравилась эта мысль.

— Давай побежим завтра вместе, — предложил он.

— Побежим? — с отвращением переспросила Дейзи. Линк кивнул, все больше увлекаясь этой идеей:

— Ты мало двигаешься. Пробежки пойдут тебе на пользу. Поехали купим тебе костюм и кроссовки. Магазины закрываются в девять.

Преисполненный уверенности, он стал надевать куртку.

— Бегать? — Дейзи лихорадочно пыталась придумать что-нибудь, чтобы остановить его. — Я не знаю, Линк…

Но Линк уже держал в руках ключи.

— Пошли.

У него был такой счастливый вид, что оставалось только последовать за ним в машину. Дейзи имела в виду совместные походы в кино или в кафе, но ей следовало догадаться, что Линк наверняка выдумает вместо этого что-нибудь невыносимое. Линк был мучеником, готовым страдать за правое дело и заставлять других делать то же самое.

И она тоже была мученицей. Во всяком случае, именно об этом подумала Дейзи на следующее утро, вылезая из постели всего после нескольких часов сна. И все это лишь для того, чтобы спасти их фальшивый брак.

Линк показал Дейзи, как разогреть мышцы, а затем они медленно побежали вперед. Линк выбрал темп, позволявший ему сбежать вниз по соседней улице, пересечь квартал и вернуться по другой улице, встретив там Дейзи. Это было необходимо, чтобы Линк получал привычную для него нагрузку, и в то же время Дейзи успевала за ним. Всякий раз, когда Линк скрывался из виду, Дейзи переходила на шаг. Сердце отчаянно билось у нее в груди.

Именно в такой момент она встретила Арта, который как раз выходил из дома за газетой.

— Что с вами, Дейзи? — поинтересовался Арт. — У вас лицо как помидор.

Дейзи остановилась, пытаясь перевести дыхание.

— Я бегаю, — выпалила она — Муж пытается оздоровить меня.

Арт нахмурился.

— Он не подписал на вас крупную страховку? По — моему, он пытается вас убить.

— Нет-нет.

Дейзи прислонилась на секунду к Арту, чтобы расслабить мышцы. Тут она увидела бегущего к ним Линка и воскликнула:

— О, нет! Я опять должна бежать.

Это была шутка, но Арт принял ее слова за чистую правду и нахмурился, разглядывая бегущего к ним Линка. Дейзи посмотрела на него глазами Арта. Огромный, хмурый, темноволосый парень в черном тренировочном костюме.

— Он очень милый, — сказала она Арту.

— Слабачка, — кинул ей Линк, подбежав ближе.

— Да, я такая, — кивнула Дейзи. — И тебе придется с этим смириться. Познакомься, это Арт Фрэнсис — ветеринар.

Линк пожал Арту руку.

— Что-нибудь не так с Энни или Лиз?

— Энни и Лиз? — удивленно переспросил Арт.

— Энни и Лиз — наши кошки, — пояснила Дейзи.

— Нет, — сказал Арт Линку. — Я лечу Юпитера.

Теперь настала очередь Линка удивляться.

— Юпитера?

Дейзи закусила губу.

— Это собака, которую сбила машина, — сказала она.

Линк закрыл глаза.

— Ну конечно. Ты опять за свое.

— Это очень маленькая собачка. — Дейзи сжала локоть Линка, твердо намереваясь отстоять будущее Юпитера. — Он не будет тебя беспокоить.

— Дейзи, ты можешь делать все, что захочешь, в том числе брать в дом покалеченного пса. — Линк произнес это с таким зверским выражением лица, что Арт сделал шаг в сторону Дейзи, готовый защитить ее. — Теперь мы можем закончить пробежку? Тебе не стоит останавливаться так резко.

— Да у меня чуть сердце не разорвалось. — Дейзи по-прежнему тяжело дышала. — Со мной мог случиться сердечный приступ прямо тут, посреди дороги. Тебе пришлось бы подобрать мое окоченевшее тело и отнести домой, притвориться, что ты убит горем, а потом слушать, как Чики, Пэнзи и Гертруда ссорятся из-за венков и цвета моего савана. Джулия будет плоско шутить на тему похорон. Иван скажет, что я неплохо выгляжу, не считая того, что мертва. А Кроуфорд будет рассматривать возможность некрофилии. Так что я просто сделала тебе одолжение, когда остановилась.

Арт смотрел на нее во все глаза, ничего не понимая. Линк вздохнул.

— Она не сумасшедшая, — объяснил он Арту. — Просто у нее случаются припадки буйной фантазии.

— Я знаю, что она не сумасшедшая, — довольно резко ответил Арт и отвернулся от Линка, чтобы поговорить с Дейзи: — Заходите еще в клинику. У вас настоящий талант общения с животными. Вы им нравитесь.

— Обязательно зайду. — Дейзи улыбнулась ему. — Мне так там понравилось.

Арт улыбнулся в ответ, зачарованный улыбкой Дейзи. А Линк нахмурился. Дейзи поспешила схватить его за руку и потащить вниз по улице.

— Я приду за Юпитером сегодня днем, — сказала она на прощание Арту. — Пойдем, Линк. А то у тебя замедляется пульс.

— Кто этот парень? — спросил Линк, когда они отбежали на почтительное расстояние.

— Ветеринар, — тяжело дыша, ответила Дейзи. — Знаешь, мне кажется, я постепенно привыкну бегать.

— Мне не нравится, как смотрит на тебя этот Арт, — не отставал от нее Линк. — Прекрати ему улыбаться.

— Полегче, — Дейзи нахмурилась, — он мой друг. Линк поморщился.

— Он хочет быть больше, чем просто другом.

— А почему тебя это волнует?

— Мы поженились всего четыре дня назад. Тебе не кажется, что твой флирт с ветеринаром выглядит довольно странно?

— Погоди-ка. — Дейзи неожиданно остановилась, так что Линку пришлось развернуться и подбежать к ней. — В пятницу, когда я звонила в университет, ты обедал. С Кэролайн.

— И что?

Дейзи с воинственным видом подбоченилась.

— А то, что если ты можешь обедать с Кэролайн, то я могу дрессировать собак с Артом.

— Это не одно и то же, — нахмурился Линк.

— Почему же?

— Потому что Арт хочет заняться с тобой не только дрессировкой собак.

— А Кэролайн с тобой — нет? Линк только отмахнулся.

— Это совсем другое.

— Почему же?

— Потому что мой ответ будет «нет».

— Действительно?

— Конечно. — Линк выглядел оскорбленным. — Черт побери, а как же еще? Мы ведь женаты всего четыре дня. Каким негодяем я был бы, если бы уже изменил тебе.

Уже? Разговор потек совсем не в том русле, в котором хотелось бы Дейзи

— И когда же ты планируешь начать мне изменять? В июне?

Лицо Линка стало вдруг озабоченным, словно он тоже понял, куда может завести этот разговор, и ему это тоже не нравилось.

— Я не знаю. Я ничего не планирую. И зачем мы вообще ведем этот разговор?

— Потому что ты не разрешаешь мне навещать больных животных в лечебнице у Арта.

— Да пожалуйста, — взорвался Линк. — Мне все равно. Только держись подальше от самого Арта

Дейзи вызывающе выпятила подбородок.

— Именно это я и собираюсь делать. С меня хватит проблем с одним мужчиной, который даже не замечает, что я переоборудовала весь первый этаж его дома.

— Что?

— Мне нет смысла начинать еще спать с другим. Дейзи резко рванула с места и побежала вниз по улице. Линк несколько секунд смотрел ей вслед, затем побежал догонять ее.

«Дейзи права, — подумал он. — То, что она делает, — не мое дело, до тех пор пока никто этого не заметил. Но, если этот парень дотронется до нее, я переломаю ему пальцы».


Когда Линк уехал, Дейзи прошлась по первому этажу, осматривая свою работу, снова сравнивая цвета и пропорции, стараясь понять, все ли правильно, интересно, ново, и не настолько ли ново, чтобы снова оскорбить Линка. Гостиная, столовая и прихожая были готовы, но Дейзи не испытывала морального удовлетворения по этому поводу.

— Все такое обычное, — сказала она по телефону Джулии. — Все очень мило, но так банально. Дейзи Флэттери не стала бы тут жить.

— Это потому, что ты пытаешься угодить Линку. Возьми немного краски, вернись туда и попытайся угодить Дейзи. Что ты нарисовала из картин за последнее время?

— Ничего. Я только что закончила приводить в порядок стены и мебель.

— Ну вот. А теперь нарисуй картины, чтобы повесить на стены А еще лучше — нарисуй что-нибудь просто для самой себя.

Дейзи подумала, что Джулия права. Она устала красить спинки стульев и разрисовывать стены. Пора вернуться к картинам.

— Хорошо, — сказала она. — Я запру двери спальни, так что наверху гости смогут увидеть только ванную. Внизу переделано все, кроме кухни. Может быть, в кухне позволить себе немного сойти с ума? Сделан., например, какой-нибудь коллаж. Кстати, тут рядом замечательный магазин уцененных товаров. Там целая коробка кружева и вышивки — можно сделать коллаж для прихожей. И еще я буду писать. У меня на уме множество историй, которые хотелось бы нарисовать. Это просто чудесное место. Ты немедленно должна приехать погостить у нас.

— Обязательно выберусь как-нибудь, — пообещала Джулия. — А как Линк?

— Замечательно. Вид у него довольный, и книга продвигается хорошо.

— Я имею в виду — как у вас с Линком?

Дейзи вспомнила их утреннюю пробежку.

— Все в порядке.

— После поцелуя во время бракосочетания мне казалось, что у вас все должно быть более чем нормально.

Дейзи попыталась отмахнуться.

— Думаю, это был лишь фарс. Линк совершенно мною не интересуется Он ведь любит изящных блондинок, ты разве не помнишь?

— Да, но женился он на пухленькой брюнетке, — сухо заметила Джулия.

— У него не было выбора.

Джулия громко фыркнула на другом конце провода.

— У Линка всегда есть выбор. Он — самый самостоятельный человек из всех, кого я знаю. Если он женился на тебе, значит, хотел именно этого.

— Может быть. — В душе Дейзи снова затеплилась надежда.

— А как Иван? — с наигранным безразличием поинтересовалась Джулия.

— Иван? В депрессии, как всегда. Нагоняет тоску на всех окружающих.

— Да?

Дейзи попыталась вспомнить хоть что-то об Иване, чем можно было бы поделиться с подругой.

— Если подумать, пожалуй, он даже в большей депрессии, чем обычно, — сказала она. — Вчера говорил о тебе. Сказал, что у тебя очень самобытное чувство юмора.

— Неужели?

«Вот это да! — подумала Дейзи. — Иван и Джулия?» А впрочем, можно представить себе и более странные сочетания. Например, она и Линк.

— Приезжай скорее в гости, — сказала она Джулии.

— Иди рисуй. Я приеду тогда, когда у тебя будет достаточно работ для выставки в галерее Кстати, ты уже ходила туда?

— Нет, и не скоро еще пойду.

Повесив трубку, Дейзи почувствовала, что у нее улучшилось настроение. Она снова примется писать, как только заберет из лечебницы Юпитера.


Сначала Юпитер вел себя неважно — много лаял, к тому же выработал странную привязанность к Линку, граничащую с мазохизмом, поскольку первые слова, которые произнес Линк, увидев пса, были: «Я никогда не видел более отвратительного животного».

У Юпитера был всего один глаз, и выглядел он так, будто постоянно подмигивает. Хвост висел вниз под прямым углом, бедняга хромал, и язык у него вываливался с одной стороны, поскольку там не хватало зубов.

— А мне он кажется очень милым. — Сердце Дейзи разрывалось всякий раз при взгляде на несчастного пса. — Бедный малыш.

— Черт побери! Бедный малыш! — Линк сверкнул глазами в сторону Юпитера. — Да он — самая счастливая собака в Прескотте. Ну ты и уродец, — сказал он, обращаясь к псу. — Нам бы выставить тебя на улицу с чашкой, чтобы ты побирался. Уверен, что ты легко заработаешь себе на корм.

— Линк!

— Или можно было бы подарить его университетской лаборатории для проведения опытов. Хоть принес бы пользу, послужив науке.

— Не обращай на него внимания, — Дейзи похлопала собаку по спине.

Но Юпитер не стал обращать внимания на нее, а привязался к Линку. Сначала Линк кричал на Дейзи, чтобы она забрала эту дурацкую псину, когда Юпитер прокрадывался к нему в комнату, но в пятницу, проходя мимо двери кабинета Линка к себе в студию, Дейзи услышала, как он разговаривает с собакой:

— Никчемный ты пес. Иди сюда. На печеньица. Печеньица? Линк купил для Юпитера собачьего печенья? Наверное, близок конец света. Она постучала в дверь.

— Ты хочешь, чтобы я забрала Юпитера?

— Нет, — ответил из-за двери Линк. — Он все равно проберется обратно. Никчемный пес.

— Да, Линк, — согласилась Дейзи и, тихонько смеясь, отошла от двери.


В воскресенье Линк спустился вниз, чтобы заняться подготовкой дома к вечеринке, и только тут заметил наконец все преобразования Дейзи.

— Просто потрясающе! — повторял он, бродя из комнаты в комнату. — Я не шучу. Неужели все это сделала ты? Немного пестровато, но выглядит великолепно.

Линк остановился перед картиной на каминной полочке. Она была написана в примитивном стиле Дейзи — маленькими аккуратными мазками. На картине дом в викторианском стиле стоял посреди джунглей, среди листвы виднелись немигающие зеленые глаза. На переднем плане с мечтательным видом стояла девочка в платье персикового цвета.

— Какие мелкие детали. — сказал Линк, наклоняясь поближе. — Видно даже то, что в окнах дома и… — Он вдруг осекся.

— Тебе нравится? Это одна из моих любимых вещей.

— Там в гостиной на кушетке обезглавленное тело. — Линк повернулся к Дейзи. — Ты нарисовала труп на кушетке?

Дейзи кивнула.

— Это дом Лиззи Борден. На самом деле. Я нашла фотографию. И труп там тоже был. Он не обезглавлен. То есть почти, но не совсем.

«Не придирайся, — велел себе Линк. — Ты не должен снова обижать Дейзи». Но обезглавленное тело! Это было слишком.

— Лиззи Борден?

— На кушетке — ее отец. А мачеха — в спальне наверху. Если приглядишься, увидишь на подоконнике ее ноги.

— Ее ноги, — послушно кивнул Линк.

— Ты знаешь эту историю? Лиззи Борден взяла топор и…

— Я читал об этом, — перебил ее Линк, не желая погружаться в подробности этой нашумевшей кровавой истории. — Что на тебя нашло, когда ты это рисовала?

— Наверное, я думала о своем отце и мачехе, — мрачно произнесла Дейзи.

Линк решил сменить тему, не собираясь ворошить прошлое.

— А почему у девочки такой невинный вид?

— Никто не знает наверняка, она это сделала или нет. Так что она либо стоит тут, ни о чем не подозревая, пока кто-то готовится свалить на нее преступление, либо думает, как ей защищаться. Выбирай, какая версия тебе больше по душе.

Они постояли немного рядом, глядя на картину. Линк понял вдруг, что, хотя сюжет по-прежнему вызывал ужас, ему, пожалуй, нравилось это полотно. В нем было что-то напоминающее саму Дейзи. Все пестрое, яркое, страстное, с тайной, скрытой внутри.

Потрясающе!

— За каждой твоей картиной обязательно стоит история? — спросил Линк.

— О, да. Та, что в столовой, основана на легенде об Итэн.

— Что случилось с Итэн? — спросил Линк, готовясь услышать в ответ нечто ужасное.

— Ревнивая ведьма превратила ее в бабочку, она упала случайно в стакан с водой, и красавица королева случайно выпила ее.

— Выпила ее?

— Да. А через девять месяцев у королевы родилась хорошенькая дочка, и возлюбленный Итэн ждал, когда она снова вырастет, чтобы он мог жениться на ней. Потом они жили долго и счастливо. А с ведьмой случилось что-то ужасное, но я не помню что. Ее звали Фьюматч. По-моему, это уже достаточное наказание.

— Почему ты рисуешь такие ужасные истории?

Дейзи удивленно поглядела на Линка:

— Вовсе они не ужасные. У них у всех счастливый конец. Лиззи так и не смогли обвинить, а Итэн с Май — дером жили долго и счастливо. Однажды я попыталась нарисовать Дедре, но кончилось это тем, что я сожгла холст.

Дейзи нахмурилась, вспоминая об этом, а Линку вдруг захотелось знать о ее картинах все — потому что они многое рассказывали о самой Дейзи.

— Что же случилось с Дедре?

— Мужчина, которого она не любила, заставил ее выйти за него замуж. И она покончила с собой.

Линк встревоженно посмотрел на Дейзи, но она глядела на Лиззи, словно избегая его взгляда.

— Персиковое платье очень красивое, правда? Оно выглядит как викторианская страсть.

Линк снова посмотрел на полотно.

— А Лиззи была натурой страстной?

— Надо быть достаточно страстной, чтобы убить своих отца и мачеху. Тебе не кажется?

— А я думал, ее не осудили.

— Нет, но мне все же кажется, что это сделала она. — Бросив последний взгляд на свое альтер эго, Дейзи оглядела гостиную. — Я заделала все дыры и трещины в мебели. Правда, ничего не заметно?

— Выглядит потрясающе, — искренне похвалил Линк и бросил последний встревоженный взгляд на Лиззи Борден.

Дейзи двигалась по комнате, отделанной в пастельных тонах, словно яркое пятно.

— Я куплю цветы. И сделаю рагу — вдруг кто-нибудь захочет поесть.

Линк напрягся. Рагу? Не то. Эти люди не едят рагу. Они едят цыплят в вине.

— Не надо ничего готовить. Забудь о рагу. Мы только выпьем, и все.

Дейзи выглядела немного виноватой, и Линк снова упрекнул себя в бестактности. Но она сказала только:

— Тогда давай сделаем бар на буфете.

— Не забудь купить выпивку, — напомнил ей Линк, проходя в столовую, чтобы посмотреть, достаточно ли на буфете места.

На буфете стоял примитивный пейзаж в голубых тонах со столом, покрытым скатертью в белую и синюю клетку. На столе стояла ваза с цветами, миска с фруктами и стакан розового вина. Он наклонился поближе. В вине плескалась бабочка.

Линк сначала вздохнул, а потом вдруг рассмеялся. Лиззи Борден в гостиной, утонувшая бабочка в столовой. Дом выглядел как на картинке в журнале, казалось, что это декорация для фильма или фотосъемок, а не жилое помещение. Линк смотрел на цветочные гирлянды у лестницы, спрашивая себя, какие еще странные детали скрываются среди листьев.

— Все это просто чудесно. — Он похлопал подошедшую Дейзи по плечу. — Ты проделала отличную работу. Хм-м, а в цветах на стене ты тоже что-то спрятала?

— Нет. — Дейзи замерла, явно заинтригованная этой идеей. — Но это хорошая мысль. Дом слишком скучный, Я могла бы…

— Нет-нет! — Линк испуганно замахал на нее руками. — Все и так великолепно. — Снова оглянувшись, он понял, что говорит чистую правду. — Просто потрясающе.


Положительная оценка Линка значила для Дейзи куда больше, чем ей хотелось себе признаваться. Не так просто быть Дейзи Блейз. Она готовилась к вечеринке, оставляя для себя повсюду записки на листочках-липучках о том, что надо не забыть сделать. Потом оставалось только убедиться, что каждый пункт на каждой бумажке зачеркнут, а сами бумажки смять и выбросить, прежде чем приедут гости. Это было совсем не в ее стиле, от этого Дейзи нервничала, злилась и быстро уставала, но она была женой Линка, она готовила вечеринку Линка и очень боялась, что ему не понравится, как она все устроила. Дейзи пристально вглядывалась в лицо мужа, чтобы понять, все ли в порядке.

Когда приехали гости, она чуть было не подала рагу, но Линк поморщился, стоило ей только упомянуть об этом. Им нужны льняные салфетки и винный соус. Того, что она уже налила вина в рагу, явно не достаточно. Дейзи оставила рагу на медленной конфорке на случай, если они с Линком захотят поесть, когда все уйдут, и сконцентрировалась на том, чтобы довести до полного совершенства интерьер дома.

За час до того, как они выехали в университетский клуб, Дейзи сидела в белом платье у себя на кровати и тряслась от напряжения. Это будет просто ужасно. Ее выставят на всеобщее обозрение, совсем как когда-то с отцом. Конечно, Чики все равно будет очень мила, и Букер, и Лейси, и Иван, но они поймут, что Дейзи — не из их круга, и это будет просто ужасно для Линка. А Кроуфорд такой сноб, что наверняка скажет что-нибудь. А Кэролайн…

«Мне не следовало делать всего этого, — думала Дейзи. — Я не могу быть такой, как эти люди. Я только опозорю Линка и…»

— Дейзи? — позвал Линк.

Она несколько раз глубоко вдохнула, как он учил ее, и пошла вниз.

Весь вечер Дейзи оставалась исключительно тихой и вежливой, отчаянно боясь сделать что-нибудь не так. Чики и Лейси спрашивали ее несколько раз, хорошо ли она себя чувствует.

— Прекрасно, — отвечала Дейзи и выдавливала из себя улыбку.

— Наверное, у тебя что-то заразное, — мрачно сказал Иван и отошел в сторону буфета, то ли влекомый желанием выпить, то ли действительно боясь заразиться.

К концу вечера Дейзи немного расслабилась, но нервы ее снова сжались, когда все приехали наконец из клуба в их с Линком дом.

Тут Иван, сам того не подозревая, пришел Дейзи на помощь.

— Восхитительное полотно, — сказал он, подходя к Лиззи Борден. — Конечно, художник никогда не получит настоящего признания, поскольку он примитивист. Но картина восхитительна. Кто это писал?

— Я, — сказала Дейзи.

Брови Ивана поднялись над очками.

— А те коллажи в коридоре — тоже твоя работа?

— Да. — Дейзи снова немного расслабилась, но, говоря, не сводила глаз с Кэролайн.

Линк был твердо намерен сказать ей «нет», но Кэролайн тоже была настроена решительно, усаживая Линка рядом с собой на цветастую кушетку. Кстати, о решимости… Дейзи снова повернулась к Ивану:

— Идею подсказала мне Джулия.

— Тогда ты должна пригласить ее посмотреть, — сказал Иван с несвойственной ему твердостью. — Пригласи ее поскорее.

— Хорошо.

Джулия и Иван. Дейзи покачала головой. Иван, немного испуганный собственной настойчивостью, поспешил сменить тему:

— Ты продаешь свои работы?

— Пытаюсь, но в Прескотте мне некогда пока было этим заняться.

— Это хорошо. Ты должна отвезти их в галерею и показать Биллу. Мне бы хотелось посмотреть на другие твои вещи, если можно. — Тут он вдруг, видимо, понял, что высказался чересчур оптимистично, и мрачно добавил: — Хотя, конечно, ты скорее всего не захочешь показывать их мне.

— Ну, конечно же, захочу. — Дейзи обняла Ивана за плечи. В нем было что-то такое, что вызывало желание утешить его. — Ты не голоден? — спросила она, не думая, что говорит. — Я приготовила рагу.

— Да, — Иван решительно повернулся к кухне. — Возможно, мне будет от этого плохо, но я голоден и с удовольствием скушаю рагу.

Букеры последовали за ними в кухню.

— Дейзи, этот дом — просто сказка, — искренне сказала Лейси. — Не верится, что все сделано собственными руками.

— Здесь очень вкусно пахнет, — отозвался ее муж.

— Я приготовила рагу. — Дейзи окончательно забыла о возражениях Линка. — Хотите?

Вслед за ними появился Кроуфорд.

— Нет ничего прекраснее малышки, умеющей готовить, — сказал он.

Подошедшая Чики согласилась с мужем.

— Ты должна дать мне рецепт, дорогая.

— Лучше попробуйте его сначала. — Дейзи вручила Чики стопку тарелок, Лейси — серебряные ложки, а Букеру — бумажные салфетки.

— У нас здесь все просто, — сказала она. Ивану пришлось нести в столовую сотейник. Дейзи вернулась за хлебом и вошла в столовую как раз вовремя, чтобы услышать, как Букер произнес:

— Да здесь же грибы. Настоящие грибы.

Линк и Кэролайн присоединились к остальным. Скрестив суеверно пальцы, Дейзи наблюдала, как гости ее сидят вокруг стола, беседуя о ее доме, ее картинах, приготовленной ею пище.

Кэролайн села рядом с Линком.

— Это просто чудесно! — Голова ее при этом почти касалась его плеча. — Это, должно быть, так здорово — быть домохозяйкой и заниматься украшением дома, — сказала Кэролайн. — Готовить еду. А у меня в квартире — только книги от стенки до стенки и микроволновая печь.

— Спасибо за комплимент, — сказала Дейзи, пожелав про себя этой белобрысой выскочке проглотить язык.

— Дейзи рисует, — сказал Линк. — Она не домохозяйка. Она художница.

— Нет ничего плохого в том, чтобы быть домохозяйкой, — произнесла Дейзи. — Это тоже искусство. Мне просто некогда на этом сосредоточиться Линк получает свой ужин, когда я вспоминаю, что надо было его приготовить, и ест сам, когда я забываю ему предложить.

— Мне нравится жить таким образом — Линк улыбнулся Дейзи.

А Дейзи улыбнулась ему. «Ты все поняла, Кэролайн? Убирайся из моего дома!»

Когда гости собрались расходиться, Юпитер решил появиться, чтобы взглянуть на чужаков.

— Господи, что это? — взвизгнула Кэролайн.

— Это Юпитер. — Дейзи посмотрела на нее в упор. — Моя собака.

Кэролайн поморщилась и поискала глазами Линка в надежде обменяться с ним презрительными взглядами. Но Линк не захотел играть в эту игру.

— Юпитер большой оригинал. — Он с гордостью посмотрел на собаку. — Совсем не то, что эти бездушные чистопородные псы.

Тут Юпитер наступил на больную ногу и завалился на бок.

— Да уж, — сказал Букер. — А какие породы в нем намешаны?

— Очень много разных пород, — призналась Дейзи.

— Выглядит так, как будто его вернули с того света, — сказал Иван. — Очень редкая собака.

— Собака со своей индивидуальностью. — Лейси Букер нагнулась, чтобы погладить Юпитера. Тот перевернулся от восторга на спину.

— Какой чудный малыш, — проворковала Чики.

— Нам надо идти. — Кроуфорд обнял на прощание Дейзи, позволив руке соскользнуть чуть ниже талии.

Когда все распрощались, Дейзи закрыла за гостями дверь и сказала со вздохом:

— Если бы можно было выгнать Кроуфорда и Кэролайн, у нас получилась бы замечательная вечеринка.

Ослабив узел галстука, Линк стал подниматься по лестнице.

— Но мы ведь не можем их выгнать.

Сложив руки на груди, Дейзи крикнула ему вслед:

— Несмотря на то что она продолжает раздевать тебя глазами, а он — похлопывать меня по заду?

Линк повернулся к Дейзи:

— В таком случае меня гораздо больше интересует он. Скажу ему что-нибудь завтра по этому поводу.

— Нет, — Дейзи опустила руки. — Забудь об этом. Я просто дурачусь. Как ты думаешь, все прошло хорошо? Как мое рагу?

— Просто потрясающе. Ты действительно имела успех. Поздравляю, Дейзи.

— Спасибо, — печально произнесла она вслед его удаляющейся спине.

Дейзи не знала, что хотела бы от него услышать, но того, что сказал Линк, было почему-то недостаточно. Может быть, он мог бы потрепать ее по спине. Или обнять. Или…

«Забудь об этом», — велела она себе. Линк абсолютно холоден, холоден, холоден.

Помыв тарелки; Дейзи убедилась, что выполнила все дела из своего списка, и только после этого отправилась спать. Она чувствовала себя очень взрослой, очень организованной и очень одинокой. Ей чудовищно не хватало старой Дейзи Флэттери.


Но после вечеринки жизнь Дейзи потекла размеренно и неторопливо, и она стала забывать о своих сожалениях.

В шесть они с Линком выходили на пробежку. Постепенно Дейзи окрепла достаточно, чтобы продолжать бежать в течение целого часа. Потом они завтракали, после этого Линк садился работать над книгой, а Дейзи снова залезала в постель, испытывая при этом огромное удовольствие. В девять Линк уходил на работу, в полдень Дейзи снова вставала и принималась работать по дому. Она врисовывала в гирлянды цветов на стенах и в отделку мебели разные мелкие детали, которые сначала раздражали Линка, но постепенно начинали забавлять. В шесть они обедали вместе, обсуждая за обедом картины Дейзи, изображающие одержимых женщин, и книгу Линка о женщинах бунтующих. Для Дейзи это была любимая часть дня. И, как ей казалось, для Линка тоже. Потому что он никогда не опаздывал, не торопил ее с едой и не брал поднос с собой наверх.

Дейзи многому научилась от Линка. Это касалось не только его книги, но и ее картин. Линк принес ей портреты Розы Паркс, чтобы Дейзи могла закончить свою картину, они обсуждали идеи, помогавшие Дейзи в работе. Линк говорил, что значат эти идеи для него, и это помогало Дейзи понять, что они значат для нее. Еще они говорили о его книге. О контроле над рождаемостью и что он значит для женщин. Линк задавал Дейзи вопросы, внимательно выслушивал ответы, а однажды даже сказал: «Подожди, я сейчас запишу» — и отправился наверх за карандашом и бумагой, а Дейзи расплылась в самодовольной улыбке от гордости и удовольствия.

Дейзи никогда не думала, что разговоры с мужчиной могут быть такими интересными, приятными и в то же время мучительными, потому что, разговаривая с Линком, она все время представляла себе, каково было бы заняться с ним любовью.

После обеда Линк до одиннадцати работал над книгой, а Дейзи, оставшись наедине со своим отчаянием, рисовала до трех-четырех часов ночи. Сначала Розу Паркс, потом Маргарет Сэнгер. Это была идея Линка. Портрет Сэнгер отличался от других картин Дейзи. Красные и черные краски были более злыми, к тому же Дейзи стала использовать нехарактерные для нее раньше резкие формы. Центральная фигура была задрапирована в серое, ее черные глаза напоминали маленькие черные дырочки в холсте.

— Потрясающе! — похвалил Линк, когда в ноябре Дейзи показала ему свою работу. — Это же моя книга. Если она будет издана и поступит в продажу, можно будет использовать твою картину для обложки. Не возражаешь?

Дейзи только покачала головой, она была в этот момент слишком счастлива, чтобы говорить.

— Мне нравятся и другие твои работы, — сказал Линк, прежде чем вернуться к себе в кабинет. — Но это совсем другое. Ты очень выросла здесь в творческом плане. Прогресс налицо.

«Да, — думала Дейзи. — Это действительно так». Конечно, ей предстояло и дальше совершенствовать свой стиль, но портрет Сэнгер был куда сильнее ее ранних работ. Сделка с Линком приносила выгоду обоим.

«Но я хочу получить все, — признавалась себе Дейзи. — Мне нравится наш интеллектуальный союз, но я мечтаю также о физическом».

Может быть, в один прекрасный вечер, когда они будут спорить по поводу какой-нибудь идеи, ей стоит просто нагнуться и поцеловать Линка? Дейзи попыталась рассказать себе сказку о том, как Линк заключит ее в свои объятия и скажет: «Боже правый, и как я мог быть таким слепцом!» Но ей что-то в нее не верилось. Это было совсем не в духе Линка. Скорее всего он смущенно отстранится, начнет после этого брать поднос с едой в комнату, и Дейзи лишится удовольствия, которое получает от их вечерних бесед. Впервые в жизни сказка, которую пыталась сочинить Дейзи, отказывалась сочиняться, и это немного раздражало ее. «Ты имеешь сейчас больше, чем многие другие женщины», — убеждала она себя. — Не гневи Бога. Не жадничай".


Линк не мог бы сказать наверняка, когда он впервые понял, что его собственная сказка больше не подчиняется ему. Осознание этого происходило постепенно, становясь все сильнее и сильнее.

Однажды, открыв на звонок в дверь, Линк увидел на пороге маленькую пожилую даму, одетую в желтую блузку, красный кардиган поверх синего жилета и ядовито-зеленую юбку. Протянув Линку пирог, женщина сказала:

— Это для Дейзи. У вас замечательная жена. Напоминает меня в молодости.

«Она действительно одевается так же странно», — подумал Линк, но вслух сказал:

— Спасибо, миссис…

— Амбрастер. И передайте Дейзи мою благодарность.

— Конечно, передам.

Линк отнес пирог в кухню и положил его перед Дейзи.

— Кто такая эта миссис Амбрастер?

— Наша соседка справа. Очень милая. Я помогла ей вчера с газонокосилкой. Она обещала испечь для нас пирог с ревенем. С другой стороны живет мистер Антонелли. До пенсии он преподавал в колледже романские языки. Он сказал, что надо удобрять наши цветы кальцием, а то они не будут цвести. А через дорогу дом доктора Бэнкса. Он помогал мне ловить Энни, когда она убежала позавчера. Рядом с ним…

— Дейзи? — Линк крепко сжал зубы, чтобы не выпалить что-нибудь вроде: «Не надо знакомиться с соседями и демонстрировать всем свои странности», но Дейзи словно прочитала его мысли. Щеки ее вспыхнули.

— Знаю. Я должна лечь на дно и не высовываться. Но это же наши соседи. Нам надо поддерживать хорошие отношения с соседями.

Линк подумал было о том, чтобы сказать: «Нет, не надо», но убеждать Дейзи, чтобы она не заводила близких отношений с соседями, было все равно что убеждать Юпитера не цеплять блох. Оба, сами того не подозревая, привлекали к себе находящиеся вокруг живые существа.

Потом, в колледже, к нему подошел Иван и спросил, не будет ли Линк возражать, если он станет несколько раз в неделю заходить в гости в их уютный желтый домик. Он заверил, что у него самые целомудренные намерения, и Линк кивнул, забавляясь про себя мыслью о том, что Иван соблазнит Дейзи.

Кроуфорд упомянул как-то, что Чики просто в восторге от ленчей, которые они с Дейзи устраивали себе каждый день вместе, а потом сказал, что Лейси помогает Дейзи разрисовывать ванную, чтобы потом изобразить похожий узор у себя в столовой.

— Хочу ли я обедать в столовой, разрисованной плющом? — задумчиво спросил как-то Букер, и Линк ответил ему:

— Раз этого хочет Лейси, у вас, похоже, нет выбора.

Линку также не удавалось четко разделить профессиональную и личную жизнь. Дейзи все время убеждала его, что он должен, как другие профессора, приглашать своих студентов домой и заниматься с ними вне стен колледжа. В конце концов Линк сдался, просто чтобы прекратить этот спор. После этого студенты стали в доме частыми гостями. Они настолько обжились, что, когда Дейзи не оставляла в вазочке печенье, пекли его сами. Линк беспокоился, что студенты будут надоедать Дейзи, отрывая ее от рисования, но она сказала, что ей очень нравится общаться с ними и они уважительно относятся к ее работе.

Оливия, одна из студенток, сказала как-то Линку о работах Дейзи:

— Сначала думаешь, что это обычные портреты, но потем понимаешь, что за каждым стоят жизни, замечательные жизни сильных женщин, сделавших что-нибудь странное, важное и опасное. И они такие настоящие. — Оливия на секунду замялась, потом продолжала: — Может быть, вы уже заметили, но все зги женщины похожи на Дейзи.

— Я что-то этого не заметил, — немного напряженно произнес Линк.

В картинах Дейзи было что-то интимное, и обсуждать их с посторонним человеком казалось неправильным и бестактным. Оливия грустно посмотрела на Линка, прежде чем вернуться к обеденному столу, за которым проходили занятия.

Линк вроде бы понимал, что происходит, но не осознавал до конца, что его дом и его жена успели вплестись прочной ниточкой в общественную жизнь Прескотта, пока однажды в ноябре ему не пришлось приехать домой по поводу одного телефонного звонка.

Из дверей как раз выходила Чики.

— Здравствуй, дорогой. — Она обняла Линка и сделала шаг в сторону, чтобы он мог подойти к двери. — Дейзи и Лейси в ванной — работают.

Линк давно заметил, что Чики стала какой-то другой, но не мог определить словами произошедших в ней перемен. Он смотрел, как Чики идет по дорожке, и вдруг понял наконец, в чем дело, Чики не шаталась. Она не была пьяна. Линк впервые видел ее абсолютно трезвой.

Покачав головой, он вошел внутрь.

Двое его студентов, Оливия и Ларри, работали в столовой над его заданием, относящимся к периоду Второй мировой войны. Лиз устроилась на колене Оливии, а Энни пыталась играть с ручкой Ларри. Линк попытался согнать со стола Энни, но тут Эндрю, еще один студент, появился из кухни с миской.

— Решайте скорее, класть орехи в шоколадные чипсы или нет?

— Класть, — послышалось из гостиной, и, обернувшись, Линк увидел еще одну студентку, Трейси, которая лежала на кушетке в гостиной, а сверху пристроился Юпитер, которого девушка ласково почесывала по животу.

— Можно сломать зубы, — вслед за Эндрю из кухни вышел Иван, держа в руках яблоко. — Всегда есть риск, что попадут куски скорлупы.

В доме было, пожалуй, слишком много народу. Растерянно оглянувшись, Линк спросил:

— Дейзи дома?

— Они с Лейси в ванной. — Оливия махнула рукой в сторону лестницы. — Заканчивают рисовать плющ. Выглядит потрясающе.

— Она собирается расписать кухню в стиле миниатюры. — Трейси села. — Дейзи обещала и меня научить.

Вы видели ее последнюю работу? — спросил Иван. — Портрет Сэнгер. Дейзи удалось точно нащупать настроение. Конечно, она никогда не получит признания. Я попытался организовать ее выставку в галерее, но у Билла все забито на ближайший год. — Иван откусил кусок яблока и скривился: — Кажется, обработано химикатами.

С этими словами он вышел через входную дверь.

Посмотрев вслед Ивану, Линк обернулся к Трейси:

— Здесь очень много народу. Это всегда бывает так?

— Почти всегда. — К неописуемому восторгу Юпитера, Трейси снова улеглась на спину. — Потому-то мы и называем ваш дом «Ульем».

— Ульем?

— Маленький желтый домик, всегда полный народу. Улей.

— И никаких пчел-убийц? — с подозрением спросил Линк.

— Нет. — Ларри оторвался от работы и встрево — женно взглянул на него. — А что — они здесь есть?

— Нет-нет. — Линк поднялся наверх, чтобы найти Дейзи.

— У вас получается лучше, чем у меня, — объявила Дейзи Лейси, когда Линк заглянул в ванную.

— Мне очень нравится. — Лейси удовлетворенно смотрела на стену. — Научи меня рисовать еще что-нибудь.

— Что например? — Дейзи опустила кисть. — Здесь мы уже почти закончили.

— Розы, нарциссы, тюльпаны, ирис…

— Только не здесь, — сказал с порога Линк. — Помилосердствуйте. Я чищу здесь зубы. И мучаюсь с перепоя.

— Привет, — улыбнулась ему Дейзи, и по какой-то непонятной причине у Линка перехватило дыхание.

На этот раз дело было не в стрессе. Линк не испытывал больше стресса, когда смотрел на Дейзи. Дейзи поняла его состояние, озабоченно взглянула Линку в лицо и спросила:

— Почему ты так рано?

Тут Линк вспомнил о причине своего приезда.

— Звонила моя мать.

— О Боже! — воскликнула Дейзи.

— Не обращайте на меня внимания, — сказала Лейси. — Разговаривайте. А я закончу роспись.

Глава 8

Они прошли в спальню Дейзи, сели на кровать, и Линк позволил себе подумать о том, как хорошо было бы остаться в доме одним, и чтобы он мог обнять Дейзи… забыть обо всех своих проблемах.

— Здесь столько народу, как в аэропорту, когда отменяют рейсы, — сказал Линк. — Как ты все это переносишь?

Дейзи удивленно заморгала.

— Что переношу? Меня никто не беспокоит. Если я ухожу в студию, никто не поднимается туа. Они отвечают на телефонные звонки. И с тех пор, как они здесь, Кроуфорд перестал заезжать средь бела дня.

Линк крепко сжал ее руку.

— Что?

— Он подъезжал к дому и звонил, а я делала вид, что никого нет. Когда здесь появились ребята, Кроуфорд отступил.

— Почему ты не говорила ничего мне? — нахмурился Линк.

Дейзи пожала плечами.

— А что ты мог сделать?

— То, что должен был сделать еще в первый день: сказать этому старому ловеласу, что переломаю ему пальцы, если он посмеет к тебе прикоснуться.

Дейзи рассмеялась.

— А ты на самом деле ломал когда-нибудь чьи-нибудь пальцы?

Раздражение Линка тут же прошло.

— Нет, но, как твой старший брат из Нью-Джерси, считаю, что вполне можно начать с Кроуфорда.

— Но ты ведь не мой брат.

Глаза их встретились, и Линку стало вдруг жарко.

— Что хотела твоя мать? — спросила Дейзи, нервно сглотнув слюну.

— О Боже, — Линк закрыл лицо руками. — Я и забыл. Она приезжает к нам погостить. Будет справлять Рождество у Уила, а в начале декабря поживет у нас. Это уже на следующей неделе.

— Да? — Дейзи жизнерадостно улыбнулась. — Это будет просто чудесно. Закажи ей номер в гостинице.

Линк сочувственно похлопал Дейзи по руке.

— Номеров нет. Я пытался. Студенческий зимний фестиваль. К тому же, я думаю, мать все равно захочет остановиться здесь. Она ведь знает, что у нас есть свободная спальня.

— Но у нас ведь нет свободной спальни, — удивленно произнесла Дейзи.

— Моя мать, как и все остальные, вполне резонно считает, что мы спим вместе.

— Да?

— Это всего на неделю, — сказал Линк, прекрасно зная, что неделя в обществе его матери наверняка превратится в ад.

Дейзи неопределенно кивнула.

— Все будет хорошо, — сказала она. — Правда. Все будет хорошо. Гертруда может занять эту кровать, а я буду спать у тебя в комнате. Ничего особенного. И они подружатся с Иваном — он тоже никогда не улыбается. Кстати, Иван придет к нам на Рождество.

Линку пришлось расстаться с мечтой провести рождественский вечер вдвоем с Дейзи.

— Почему Иван? Чтобы как следует развеселить нас?

— Потому, что он не уезжает домой, и потому, что у нас будет Джулия. — Дейзи хитро улыбнулась. — Поэтому Иван и не едет домой. Еще я пригласила Арта. А Иван познакомил меня с Билли из галереи. Он тоже совсем один. И, раз уж набралось столько народу, я пригласила еще Букеров и Кроуфордов. Будет очень мило. Пэнзи собралась на Багамы, может быть, твоя мать захочет остаться.

«О, да, только моей матери нам не хватает для превосходного Рождества!»

— Может быть, все-таки не захочет…

Голос Линка звучал так мрачно, что Дейзи внимательно вгляделась в его лицо.

— Тебе все это не нравится?

— Не то чтобы… Просто это не совсем то, к чему я готовился.

— Я знаю. — Дейзи поняла, что Линк говорит не только о матери. — Я должна была жить тихо и держаться подальше от людей. Но это очень трудно.

— Понимаю. — Линк приобнял Дейзи за плечи. Она доверчиво прильнула к нему и закрыла глаза. — Это был дурацкий план. Мы женаты три месяца. Остался ли в этом городе хоть один человек, который не знал бы тебя по имени?

Дейзи кивнула, пытаясь успокоить Линка.

— Очень много народу. Я ведь провожу почти все время дома. Рисую. Я столько сделала. Это настоящая работа, потому что теперь мне не надо беспокоиться о деньгах. Все благодаря тебе. — Она поцеловала Линка в щеку. — Это просто потрясающе.

Линк замер на секунду, а потом чуть крепче сжал плечи Дейзи.

— Я закончил книгу.

— Что? Ты шутишь?

— Нет. — Линк счастливо улыбался, совсем как ребенок. — Надо отредактировать ее, кое-что исправить, но в общем она закончена. И это еще не все. Я договорился с издателем, и ее скоро напечатают.

— С издателем? — Дейзи восторженно смотрела на Линка. — Ну надо же!

— Да, черт возьми! — Линк попытался нахмуриться, но лицо его по-прежнему излучало восторг. — Я показывал эту чертову книгу примерно в восьми местах, прежде чем убедил их наконец взглянуть на нее.

Дейзи просто не могла в это поверить. Линк был одним из самых умных людей, с кем сталкивала ее жизнь. Кроме того, он написал по-настоящему интересную книгу.

— Восемь издательств отклонили твою рукопись?

Рассмеявшись, Линк снова притянул Дейзи к себе.

— Ты прекрасно действуешь на мое эго, — сказал он, — оставайся здесь подольше.

Рука Линка, лежащая у нее на плече, немного отвлекла Дейзи, но она продолжала осознавать смысл сказанного.

— Восемь раз! Это, должно быть, было ужасно.

— Да уж, веселого мало.

Линк продолжал бороться после восьми отказов, а она… она сдалась после первого же, когда Билл, успевший стать другом семьи, сам сказал ей, что очень хотел бы выставить ее работы, но выставки в его галерее расписаны на год вперед. Дейзи не стала даже обращаться в другие галереи в других городах.

— Знаешь, я многому учусь у тебя, — призналась Дейзи. — Даже не ожидала этого…

— Мы оба выиграли от этой «сделки». — Линк погладил большим пальцем щеку Дейзи. — И это просто чудесно.

«Я знаю кое-что еще более чудесное, что мы могли бы делать вместе», — подумала Дейзи, но тут же прогнала от себя подобные мысли.

— У нас еще шесть месяцев до того, как я снова превращусь в замарашку, — сказала она вместо этого. — Представляешь, сколько еще можно сделать? Ты можешь написать еще одну книгу.

Линк снял руку с плеча Дейзи.

— Дай мне сначала доделать эту. — Он встал. — Мать приедет на следующей неделе. Я могу помочь тебе чем-нибудь?

— Нет. — Как только Линк встал, Дейзи стало вдруг холодно. Так приятно было чувствовать на плечах его сильную руку. — Только приезжай домой обедать и оставайся по вечерам. А днем я как-нибудь справлюсь. Может быть, твоя мать спит днем.

— Сомневаюсь. По-моему, она не спит даже ночью.


Гертруда Блейз действительно приехала на следующей неделе, и Дейзи вышла к машине, чтобы помочь ей донести до дома вещи.

— Как доехали? — спросила она, наклоняясь за чемоданом Гертруды. — Наверное, очень устали.

— Да. — Гертруда без борьбы уступила чемодан.

Дейзи внимательно посмотрела на свекровь. Та была еще бледнее, чем обычно.

— Вам надо выпить горячего чая, — Дейзи обняла Гертруду за плечи и повела в дом, — а потом поспать немного. Сегодня вечером пообедаем дома втроем. А пока можно расслабиться.

Кивнув, Гертруда последовала за Дейзи в ее спальню. Проводив свекровь, Дейзи спустилась вниз заварить чай.

Когда она вернулась, Гертруда лежала в кровати. Сейчас она выглядела удивительно хрупкой и беззащитной. Гертруда всегда действовала агрессивно, и оттого казалась внушительной. А теперь она напоминала Дейзи старый, очень тонкий фарфор.

— Давайте я подложу вам под спину подушку. — Поддержав пожилую женщину рукой, Дейзи прислонила к изголовью кровати еще пару подушек. — Я принесла вам чаю и печенья. Его пекла одна из студенток Линка.

— Спасибо. — Голос Гертруды был таким слабым, что Дейзи встревожилась по-настоящему.

Спустившись вниз, она позвонила доктору, живущему через дорогу.

— Это Дейзи Блейз. Моя свекровь заболела. Ей плохо, не думаю, что она сможет дойти до вас. Либо заглянете вы — либо придется вызывать «Скорую помощь».

— Я сейчас приду, — сказал доктор Бэнкс. — От машины «Скорой помощи» слишком много шума.

Через четверть часа доктор уже спустился из спальни вниз.

— Грипп, — провозгласил он свой малоутешительный диагноз.

Дейзи почувствовала, как сжался при этой мысли желудок.

— Грипп?

— Она должна находиться в постели не меньше недели. У них там на севере эпидемия. И нам надо постараться, чтобы она оставалась на севере. Этот дом — на карантине.

Карантин. С Гертрудой. И Линком.

— А Линк может ходить на работу?

— Только если пообещает не дышать на студентов. Они не должны больше приходить сюда, понимаете?

Дейзи кивнула. Ей совсем не нужны были свидетели, пока она будет ухаживать за Гертрудой, женщиной, которая наверняка считала, что болезнь — это нечто такое, чему поддаются только слабые натуры.

— Понимаю, — кивнула она. — А как насчет свекрови? Что я должна делать?

— Держите ее в тепле, купите в аптеке то, что я прописал в рецепте, и давайте побольше пить. К пятнице все должно пройти.

— Замечательно, — Дейзи вздохнула. — Спасибо. Я знаю, что вы не ходите с визитами по домам, и очень ценю вашу любезность.

— Через дорогу — не считается. — Доктор с интересом оглядел разрисованные стены. — К тому же у вас такой милый дом.

«Мне будет так не хватать этого городка, — подумала Дейзи, глядя, как доктор переходит через улицу. — Такие милые люди. Такой милый город. Такой милый дом».

Дейзи написала табличку «Грипп. Карантин», приклеила ее к входной двери и отправилась варить овощной суп. В овощном супе очень много жидкости.

— Это что — шутка? — Линк показал на висящий ка двери знак, но Дейзи замахала на него руками.

— Ш-ш. Твоя мать наверху. Она очень больна. Ты можешь подняться и посидеть с ней после обеда.

— А это обязательно? — почти с отвращением произнес Линк.

— Да, — отрезала Дейзи. — Это обязательно.


Посла, обеда Линк с неохотой поднялся по лестнице.

— Почитай ей вот это. — Дейзи сунула ему в руки книгу.

Увидев мать, Линк, как и Дейзи, был поражен произошедшими в ней переменами. Гертруда выглядела старой и слабой, а вовсе не той железной матерью, под властной опекой которой он рос когда-то.

— Привет, — тихо произнес Линк. — Дейзи прислала меня почитать тебе. Или ты предпочитаешь поспать?

— Не откажусь, чтобы мне немного почитали. — Гертруда пыталась сфокусировать взгляд на Линке. — Я и так спала целый день. Обед был очень хороший. Настоящий домашний суп. — Она тихонько вздохнула. — Дейзи — очень хорошая женщина.

— Да, очень хорошая. — Все это было так не похоже на его мать, что Линк немного занервничал. — Посмотрим, что нам дали почитать. — Раскрыв книгу, Линк рассмеялся.

— Что это?

— В стране Уз жил-был человек по имени Джоб, он был безупречен и честен, — начал Линк, а потом поднял глаза на свою честную и безупречную мать. На губах ее играла едва заметная улыбка. Линк улыбнулся в ответ и вдруг почувствовал, что теперь его объединяет с матерью по крайней мере привязанность к Дейзи.

— Как раз то, что надо. — Гертруда пошире открыла глаза. — Кстати, мне уже немного лучше.

— Джоб боялся Бога и избегал греха.

Гертруда закрыла глаза. Вид у нее был очень довольный.

Господи, благослови Дейзи!


Чуть позже вечером Дейзи заглянула к Гертруде и дала ей аспирину, а потом прошла в спальню Линка и легла рядом с ним в кровать. Линк продолжал читать Библию.

— Джоб, — улыбаясь, произнес он. — Никогда бы не подумал, но ей понравилось. — Линк улыбнулся Дейзи. — Ей по-настоящему понравилось.

— Мне тоже очень нравится.

Линк смотрел, как Дейзи укладывается поудобнее в кровати. Его матрац был жестче, чем ее, так что устроиться было не так просто. Линк смотрел, словно загипнотизированный, как Дейзи взбивает подушки и пытается найти местечко помягче. Наконец она улеглась и продолжала:

— Мне всегда нравился Джоб. Особенно та часть, где Бог карает его за уныние. — Она взяла книгу и пролистала страницы. — Глава двадцать восемь. «Где ты был, когда я закладывал основание земли? Скажи мне, понимаешь ли ты? Кто установил на земле порядок — тебе наверняка это известно». В словах Бога слышен сарказм. «Кто провел по земле границы? На чем покоится земля? Кто заложил ее краеугольный камень, когда утренние звезды пели хором и все сыновья Божьи кричали от радости».

Опустив книгу, Дейзи посмотрела одухотворенным взглядом прямо перед собой.

— Мне кажется, что дочери Божьи тоже кричали. Я так и вижу толпу, славящую Создателя, людей, кричащих от радости и приветствующих утренние звезды. — Закрыв книгу, Дейзи откинулась на подушку. — Наша церковь была отделана снаружи серым камнем. Она казалась такой красивой. Солнце проникало сквозь цветные витражи, наш проповедник читал это место, и я чувствовала себя так спокойно. — Повернувшись к Линку, Дейзи заглянула ему в глаза. — Я никогда больше не чувствовала себя так спокойно, пока не переехала сюда, к тебе. Спасибо.

Линк словно лишился дара речи. Все это было слишком для одного дня — увидеть собственную мать, ставшую вдруг хрупкой и слабой, а теперь вот рядом лежит Дейзи, такая добрая, теплая, такая доверчивая. У Линка закружилась голова И захотелось вдруг сказать: «Останься со мной! Будь моей настоящей женой!»

Тут все поплыло у него перед глазами, и Линк понял, что снова забыл о дыхании. Глубоко вздохнув, он отвел взгляд от Дейзи.

— Мне нравится, что тебе здесь спокойно, — сказал он. — А какую книгу Библии ты любишь больше всего?

— Экклезиаст. Песнь Песней. Эстер. Руфь. Разные отрывки для разного настроения. — Дейзи зевнула. — Если услышишь, что я встала ночью, — я просто пошла проверить твою маму. Не беспокойся.

Дейзи закрыла глаза, а Линк все смотрел и смотрел на ее милое лицо в обрамлении рассыпанных по подушке темных волос. Она была такой славной, такой нежной, и Линк так любил ее!

Мысль эта испугала его, и Линк тут же стал подыскивать себе оправдания.

"Я люблю ее как сестру, — попытался убедить себя он. — Вот только я почему-то хочу ее, как не хотел еще никого в своей жизни*. Какие неправедные мысли для человека, держащего на коленях Библию.

Линк пролистал страницы, пока не наткнулся на отрывок из Песни Песней.

«Я вхожу в мой сад, моя сестра, моя невеста». В Библии действительно написано абсолютно обо всем, в ней сконцентрировалась вся мудрость жизни. Вернувшись к началу, он прочитал:

«О, целуй же меня поцелуями своих губ! Ибо любовь твоя слаще любого вина».

«Нет уж, — подумал Линк, кладя книгу на столик у кровати. — Хватит на сегодня Библии».

Погасив свет, Линк заснул, мечтая о Дейзи, лежавшей всего в нескольких дюймах от него.


На следующий вечер Гертруде стало заметно хуже. Линк почитал ей совсем немного, потом закрыл книгу и сказал:

— Ты устала. Продолжим завтра.

— У тебя голос твоего отца. — Гертруда повернула голову, чтобы получше разглядеть сына. — Когда ты читаешь, я закрываю глаза и вижу перед собой его. Ты и внешне совсем как он.

Линк сидел словно пораженный громом. Мать никогда не разговаривала с ним так раньше. Это все виновата лихорадка.

— Я так любила его. — Голос Гертруды был совсем слабым. — Это было такое чудо — что он полюбил меня. Он был такой большой, такой сильный, прямо как ты. И я потеряла его. — По щеке Гертруды скатилась слеза. — Я говорила себе, что все это — воля Божья. Но мне было так одиноко. Целых восемнадцать лет.

Восемнадцать лет одиночества. От этой мысли Линку захотелось поежиться.

— Я недостаточно любила тебя, Линк… — Теперь слезы ручьями текли по лицу Гертруды. — Со временем я смирилась с одиночеством. Я была мягче с Уилом и Кеном. Но тебя я любила недостаточно. Мне так жаль.

— Нет, мама. — Сердце отчаянно колотилось в груди Линка при мысли о том, что он не может ничем помочь матери, облегчить ее боль. — Нет, у нас всегда все было в порядке. Ты была отличной матерью.

Гертруда покачала головой:

— Нет. Но теперь все хорошо. У тебя есть Дейзи. Теперь ты получишь всю любовь, которую не могла дать тебе я.

Она теперь плакала навзрыд, и Линк снова почувствовал, что комната начинает медленно вращаться. Этого не может быть. Он должен остановить это.

— Послушай. — Линк схватил и крепко сжал руку матери. — Ты заботилась обо мне. У меня всегда было что поесть, моя одежда всегда была чистой, ты не вмешивалась в мои дела, не заставляла чувствовать себя плохим сыном. Ты всегда заботилась обо мне. И мне было хорошо. Правда!

— Ты заслуживал большего, — настаивала Гертруда.

Линк провел рукой по волосам, не зная, что еще сказать.

— Я так рад, что ты приехала и мы наконец поговорили по душам. — Линк не мог больше терпеть этого зрелища — своей матери, такой больной и слабой. И еще он не хотел, чтобы его матери было холодно и одиноко. — Послушай, а почему ты живешь одна? Почему бы тебе не перебраться к нам? Мы бы с Дейзи заботились о тебе.

Гертруда заплакала еще сильнее, Линк никак не мог понять почему. Он так и сидел словно замороженный, пока не вошла Дейзи и не взяла из его рук Библию.

— Уходи, — сказала она. — Слезы — женское дело. Линк даже не пошевелился в ответ. Тогда Дейзи пригляделась к нему повнимательнее и сказала:

— Дыши, Блейз! — Линк глубоко вздохнул. — А теперь уходи.

Линк встал, и Дейзи заняла его место. Взяв салфетку, она осторожно вытерла слезы Гертруды.

— Я знаю, он просто невозможен, — попыталась пошутить Дейзи. — Но вы не должны плакать. Доктор сказал, что вам нельзя тратить жидкость.

Гертруда продолжала молча плакать, слезы катились по ее щекам, и стоящий рядом Линк чувствовал себя ужасно.

— Что ты сказал ей? — спросила Дейзи, но в голосе ее не было, слава Богу, обвиняющих ноток. — О чем вы говорили?

— О моем отце. — Линк снова втянул в себя воздух. — И я сказал ей, что она может переехать сюда, чтобы мы заботились о ней.

Линк видел, как удивленно поднялись брови Дейзи. А потом она кивнула:

— Ну конечно. Это прекрасная идея. А теперь иди сделай чаю.

Линк ничего не понял, но покорно спустился в кухню, заварил чаю и нашел печенье. Полчаса спустя, возвращаясь с подносом в комнату, он чуть не столкнулся с выходящей из дверей Дейзи.

— Она спит. — Дейзи ласково погладила Линка по щеке. — Бедный ребенок. С тобой все в порядке?

Линк бессильно привалился к стене.

— Она никогда не говорила так раньше.

Дейзи опустила руку ему на плечо, и Линк тут же почувствовал, что щеке не хватает тепла ее ладони.

— Она больна, — сказала Дейзи, — а болезнь заставляет людей чувствовать себя уязвимыми. Они говорят тогда вещи, которые обычно держат в себе. Пойдем вниз, попьем чаю.

Дейзи взяла из рук Линка поднос, и они спустились вниз. Наблюдая за ней, Линк вспомнил об одиночестве своей матери и подумал: «Что я буду делать, когда она уедет?» Мысль эта была такой печальной, что он даже попил вместе с Дейзи чаю, хотя всю жизнь терпеть не мог чай.


Матери Линка становилось все лучше и лучше, и она не вспоминала о том вечере. По крайней мере, вслух. Линк продолжал читать ей Библию, чувствуя при этом, что напряженность, царившая всю жизнь в их отношениях, исчезла. Казалось бы, спустя столько лет его уже не должно было волновать, что мать любит его, любила раньше и всю жизнь переживала, что не смогла любить по-прежнему после смерти отца. Тем не менее это очень много значило для Линка. Он впервые увидел мать как реального человека со своими горестями и проблемами, а не как назойливую тень, сопровождавшую его всю жизнь. И когда он признался себе, что испытывает к ней нежность и участие, жизнь вдруг показалась легче.

Последнее, что сказала ему мать, уезжая в конце недели, было:

— Береги Дейзи. Она очень хорошо к тебе относится.

— Я постараюсь. — Линк нежно поцеловал мать на прощание. — А ты береги себя. Если снова почувствуешь себя плохо, мы приедем и заберем тебя. Ты уверена, что не хочешь переехать к нам?

— Уверена. — Мать погладила его ладонью по щеке, как делала обычно Дейзи. Еще один сюрприз. — Ты тоже должен беречь себя. Ты очень бледный.

— Я всегда бледный. — Линк поцеловал мать в щеку. — Осторожнее веди машину.


Когда Гертруда уехала, Дейзи вздохнула с облегчением. Она прониклась симпатией к свекрови, но слишком тяжело было спать в одной постели с Линком. И дело было даже не в его потрясающем теле, не в том, что ей все время хотелось заняться с ним любовью. Просто Линк был самим собой — упрямым, умным, добрым, грубым, обаятельным.

Однажды, заглянув в комнату, Дейзи увидела, как Линк, сидя перед телевизором, чешет живот Юпитера и поет ему нелепую песенку: «У Дейзи Блейз был глупый пес, и звали его Юпитер. О, Ю-пи-тер! О, Ю-пи-тер! И звали его Юпитер». Юпитер лежал на спине на коленях у Линка и подергивал лапами от удовольствия. Дейзи вдруг почувствовала, как сильно любит их обоих, и на глаза ее навернулись слезы.

Внутри замечательного тела Линка словно бы сосуществовали несколько разных людей. Ей явно пора было убираться из его постели. Дейзи очень плохо спала всю эту неделю, разрываясь между беспокойством о здоровье Гертруды и влечением к Линку. Теперь, когда все закончилось, можно вернуться наконец к нормальной жизни.

Войдя в столовую, Дейзи увидела сидящего за столом Линка.

— Что ты тут делаешь? — спросила она. — Хочешь есть?

Линк повернул к ней свое бледное лицо, и Дейзи увидела, что у него странно блестят глаза. Она пощупала его лоб. У Линка был жар.

Вот это здорово!

— У тебя грипп, — сказала Дейзи. — Ложись в постель. Я позвоню Ивану. Пусть подменит тебя.

— Со мной все в порядке, — заспорил было Линк, но Дейзи перебила его суровым тоном:

— Это заразно. Ты останешься дома. Иди наверх.

Дейзи никак не могла понять, действительно Линк болеет тяжелее, чем Гертруда, или он просто очень сильно не любит болеть и переносит все хуже. Дейзи приносила ему книги, чай, суп, даже радио и телевизор, но ему ничего этого не было нужно, он метался, не находя себе места, пока Дейзи не садилась с ним рядом, не проводила ласково по щеке. Дейзи читала ему книги по истории, и ее голос, казалось, успокаивал Линка, он забывал о боли, пока ему не становилось так плохо, что он переставал что-либо чувствовать.

Лихорадка продолжалась. Однажды Дейзи проснулась ночью и обнаружила Линка в прихожей.

— Что ты здесь делаешь? — сердито произнесла она. — А ну, в постель!

— Я думал, сейчас полночь.

— Уже три часа ночи. Но даже в полночь тебе нельзя вставать и бродить по дому.

— Я думал, ты ушла, — сказал Линк, и тут Дейзи поняла, что полночь, о которой говорил Линк, — время исчезновения Золушки.

— Нет. Я не оставлю тебя. Возвращайся в постель. Дейзи довела Линка до кровати.

— Ложись со мной. Мне холодно, — попросил он. И Дейзи легла рядом с Линком, обняла его и грела до тех пор, пока он не забылся сном.

Утром лихорадка Линка прекратилась, зато заболела Дейзи.


Линк по-прежнему чувствовал себя плохо, но одного взгляда на Дейзи было достаточно, чтобы понять, что ей гораздо хуже, чем ему самому.

— Я сейчас встану, — пробормотала Дейзи. — Ведь тебе еще плохо.

— Мне намного лучше. — Линк положил руку на щеку Дейзи. — Возвращайся в постель.

— Нет, — Дейзи все же выползла из постели и побрела к лестнице.

Она попыталась опереться о перила, но рука ее дрогнула, и Дейзи чуть не упала. Линк подоспел вовремя, чтобы подхватить ее. Сердце его учащенно билось от прилива адреналина, который он испытал, когда увидел, что Дейзи начинает падать. Он отвел Дейзи в ее комнату, разобрал постель и заставил ее лечь, а потом засунул ей в рот термометр.

— Лежи спокойно. — Линк подоткнул со всех сторон одеяло. — Пойду поставлю воду для чая.

Линк видел, что Дейзи хотела бы с ним поспорить, но была для этого слишком слабой. Он понимал, что с ней происходит. Сам Линк никогда в жизни не чувствовал себя так ужасно, как в последние несколько дней. Не удивительно, что его мать плакала. Он принес наверх поднос с чаем и крекерами и поставил его на столик рядом с кроватью.

Потом проверил температуру Дейзи.

— У тебя жар. — Встряхнув термометр, Линк засунул его себе в рот и забрался в постель к Дейзи.

— На этом термометре мои микробы, — сказала Дейзи, и Линк сердито посмотрел на нее поверх термометра. — Ах, да, у нас же одно и то же.

Через минуту Линк вынул термометр изо рта.

— А у меня температура падает. Мне становится лучше. Я уже пошел на поправку, так что я — главный.

— Но…

— Замолчи. Надо подходить к этому делу с умом. Мы должны спать, пить соки и чай, пока не лопнем, и не бегать по дому, как будто мы здоровы.

— Мы — это значит, ты тоже?

— Конечно. Или ты думаешь, что я называю тебя на «вы», как королеву?

— Мне показалось, что ты сюсюкаешь со мной, как больничная сиделка. Я чувствую себя ужасно. Ты тоже?

— Да. — Линк обнял Дейзи. — Где у тебя болит?

— Везде. Как будто вчера меня избили.

— Это лихорадка. Постарайся поспать.

— Да, Линк. — Дейзи придвинулась поближе и свернулась калачиком.

Линк поцеловал ее в лоб. Дейзи горела.

— Прости, малышка, — прошептал он.


На следующий день у Линка уже была нормальная температура, зато температура Дейзи поднялась еще выше и никак не желала снижаться. Сгорая от беспокойства, Линк вызвал врача.

— Если картина в ближайшие часы не изменится, мы госпитализируем ее, — сказал доктор Бэнкс. — Но будем надеяться, что она сможет справиться сама.

Госпитализируем.

Поднявшись наверх, он посмотрел на спящую Дейзи и представил ее в больнице. Забравшись в постель, Линк обнял Дейзи, она вздохнула и прижалась к нему. Линк прижался щекой к ее разметавшимся волосам, по-прежнему сгорая от беспокойства.

Дейзи постоянно звонили.

Чики была в отчаянии, но Линк наотрез отказался пустить ее в дом.

— Это действительно опасно. Дейзи расстроится от одной мысли, что вы можете заразиться. Вы ведь знаете, как она привязана к вам.

— О, Линк, мне так жаль ее! — Чики начала всхлипывать.

— Я позвоню вам, когда у Дейзи спадет температура, — пообещал Линк. — Вы можете тогда попытаться удержать ее подольше в постели.

Студенты тоже очень переживали за Дейзи.

— Можно нам хотя бы встать под окнами и помахать ей? — спрашивал Эндрю.

— Дейзи даже не узнает тебя. У нее лихорадка. Но я передам, что вы все за нее переживаете. Как только спадет температура, можете снова приходить.

— Очень мило с вашей стороны, — сказал Эндрю. — Я ведь понимаю: вы не в восторге от того, что мы все толпимся в доме.

Линк вдруг почувствовал себя так, словно его ударили. Он не сразу нашелся что сказать.

— Вообще-то мне вас даже не хватает. Некому печь печенье. К тому же вы так разбаловали Юпитера, что он все время требует внимания. Можешь не сомневаться, я позвоню тебе, как только у Дейзи спадет температура.

Потом позвонил Билл:

— Я слышал, Дейзи больна. Как не вовремя. Один из моих юных гениев, который должен был выставляться в январе, вдруг понял, что живопись — не его призвание. Как только Дейзи очнется, скажите ей, что она может занять его место. Если, конечно, хочет. И даже если не хочет — я все равно буду настаивать.

— Она хочет, — сказал Линк. — Начинайте подготовку к выставке. А я обрадую Дейзи, как только ей станет полегче.

Арт позвонил в дверь, но Линк отказался впустить его.

— Дайте мне только убедиться, что с ней все в порядке. — Взгляд молодого ветеринара был полон беспокойства.

Сначала Линк разозлился, но потом до него вдруг дошло, что Арт по-настоящему озабочен. Он, по крайней мере, мог видеть Дейзи, а Арт лишен был даже этой возможности.

— Послушайте, но я действительно не могу впустить вас. Доктор очень обеспокоен тем, чтобы зараза не распространилась. Я каждый день даю ему честное слово, что никого не подпущу к Дейзи.

— Заботьтесь о ней получше. — Арт недоверчиво смотрел на Линка.

— Не сомневайтесь, позабочусь, — заверил его Линк.

В первую ночь он попытался лечь спать у себя в комнате, но так сильно беспокоился о Дейзи, что в конце концов снова забрался к ней в постель и обнял ее. Дейзи спала лучше, не стонала и не дрожала, а когда ненадолго приходила в себя, все время беспокоилась о Линке.

— Ты такой бледный, — слабым голосом произносила она. — Ты хоть ешь что-нибудь?

— Да. Овощной суп. Хочешь немного?

Но Дейзи съела всего несколько ложек и снова впала в беспамятство. Иногда она даже кричала, и тогда Линк крепче сжимал ее в объятиях, и больше всего ему хотелось узнать причину тайных страхов Дейзи, чтобы попытаться все исправить в ее жизни. Впервые привычный уклад Линка был нарушен, он ничего не делал, забросил работу и совершенно не волновался по этому поводу.

Когда в конце недели у Дейзи упала наконец температура, Линк был так рад, что ходил по дому, хлопая ладонью по дверным косякам.


Посреди недели, еще пребывая в горячке, Дейзи вдруг встала как-то ночью и отправилась в студию рисовать. В жару она бредила Линком и живописью, думала о том, как сильно она любит этого мужчину и как сильно хочет рисовать большими, размашистыми мазками. Будучи здоровой. Дейзи старалась не вспоминать об этом — ее многое удерживало от этого шага.

От лихорадки у Дейзи кружилась голова, но зато все страхи были забыты. Дейзи достала один из больших холстов, стоящих в углу, и стала набрасывать углем штрихи портрета Линка. Плечи, лоб, подбородок, руки. На следующую ночь Дейзи начала писать, не своими обычными аккуратными мазочками, а крупными оранжевыми и красными, полными жара и страсти. Дейзи точно знала, что она делает, ею двигала лихорадка. Она рисовала три ночи подряд, пока Линк спал, утомленный заботами о ней. А на четвертую ночь лихорадка прекратилась.

Дейзи вошла в студию и посмотрела на холст. Портрет был огромным, сияющим, куда более сексуальным, чем Дейзи могла себе представить. В нем было все, что она думала о Линке, но подавляла в себе. Так приятно было, что она смогла наконец выплеснуть это все и теперь смотреть на результат своих трудов. Сняв картину с мольберта и повернув к стене, Дейзи натянула другой холст.

«Если ты сделала это однажды больная, то теперь сможешь сделать и здоровая», — сказала она себе. И Дейзи снова стала набрасывать контуры, сначала напряженно, потом постепенно переходя к тем же размашистым линиям, которыми рисовала первый портрет. Взяв четырехдюймовую кисть, она стала накладывать широкие мазки черной, синей, серой и белой краски, стараясь насытить портрет силой и светом. Уже забрезжил рассвет, когда Дейзи вытерла с пальцев краску и вернулась в постель.


— Как ты себя чувствуешь? — спросил Линк, когда Дейзи проснулась на следующий день в полдень. Он присел рядом на кровать и поставил себе на колени поднос.

— Прекрасно. — Дейзи подставила Линку лоб. — Пощупай.

Он положил руку ей на лоб, и напряжение последних дней отпустило Линка, когда он почувствовал, что лоб ее больше не пылает жаром. Он все же засунул ей в рот термометр, желая убедиться, что горячка отступила.

— Если температура нормальная, значит, ты выздоровела, — сказал Линк и рассмеялся. У Дейзи ведь никогда ничего не бывало нормально.

Когда минуту спустя он вынул термометр, Дейзи спросила, указывая на миску на подносе:

— Это ведь суп, да?

— Куриная лапша. Замечательно действует на больных. Ну вот, температура почти в норме. Ты хорошая девочка, малышка Магнолия.

Дейзи посмотрела на него почти обиженно.

— Я хочу гамбургер с луком и соленым огурцом, много горчицы и томата.

— Гамбургер? Дейзи, я не думаю…

Дейзи упрямо выставила вперед подбородок.

— Я хочу французских чипсов. Лук колечками. И огромную бутылку кока-колы. Шоколадный коктейль. И горячий сандей.

Линк рассмеялся.

— Нет. А то ты снова заболеешь. Не все сразу, не то теперь придется лечить живот. Я съезжу привезу тебе гамбургер и коку, а ты съешь пока суп.

— Я не хочу суп, — закапризничала Дейзи.

Когда Линк ушел, она вылила полтарелки супа в туалет и смыла следы своего преступления. Затем Дейзи отправилась в студию.

Портрет Линка смотрел на нее с мольберта, огромный и внушительный, в серых, белых и черных красках. Мужчина на портрете выглядел сильным, сдержанным, уверенным в себе. Это был тот Линк, которого она видела каждый день. Портрет будет замечательным, Дейзи знала это с самого начала, но никак не могла понять, почему это так сильно угнетает ее. «Ты просто ослабла от лихорадки», — сказала она себе и отправилась обратно в постель ждать свой гамбургер.

— Съела суп? — спросил Линк, когда вернулся, и Дейзи сказала:

— Нет, я вылила его в унитаз.

Она с удовольствием проглотила гамбургер, запивая его кока-колой.

— Теперь я снова чувствую себя настоящей. — сказала Дейзи, отдавая Линку пустой стаканчик.

— Ты всегда настоящая. Не вставай пока с постели. Ты болела тяжелее, чем мама или я. Спи побольше, а то у тебя может быть рецидив.

Линк подождал, пока Дейзи не закрыла глаза и не раздалось ее мерное спокойное дыхание. Потом он отправился вниз, чтобы немного разобраться в том хаосе, который успел воцариться в доме за время их болезни. Надо было оплатить счета, привести в порядок двор, убраться. К тому же через четыре дня Рождество, и к ним должны прийти гости.

Однако, оказавшись внизу, Линк вдруг с удивлением увидел, что здесь нет никакого хаоса. Дейзи составила список всего, что успела сделать, когда он уже болел. Она заплатила вперед по всем счетам. Послала белье в прачечную, и теперь ему надо было только забрать его. Приготовила украшения для рождественской елки и оставила их в коробке на буфете. Наняла Эндрю, чтобы он убирался во дворе, но, когда Линк спросил, сколько они ему должны, молодой человек наотрез отказался взять деньги.

— Мы приходили все вместе и справлялись с уборкой за полчаса. И мы не возьмем с вас денег. Вы для нас как семья. Когда можно будет навестить Дейзи?

— Приходите завтра, — сказал растроганный Линк. — Я привезу елку. Мы посадим Дейзи на кушетку, чтобы она могла руководить, а вы будете наряжать елку.

— Потрясающе, — радостно воскликнул Эндрю. — Рождественские пирожные. Гоголь-моголь. Мы трое остаемся пока здесь, поедем домой только в пятницу. Спасибо вам.

— Это здорово. — Линк был вовсе не уверен, что делает все правильно. — Я заеду за елкой.

Но ему не пришлось никуда заезжать. Оказалось, что Дейзи заранее заказала елку, и зеленые гирлянды, и несколько веточек омелы у какого-то фермера, который позвонил и сообщил, что доставит их сегодня днем.

— Дейзи уже заказала елку?

— Да, она договорилась со мной две недели назад. Сказала, что у вас грипп и вы не сможете заняться этим сами. Как вы себя чувствуете?

— Мы все переболели гриппом, — произнес удивленный Линк. — Но теперь все в порядке.

Пока Линк говорил по телефону с фермером, доставили заказанные Дейзи продукты для рождественского обеда. Мороженая индейка. Белая булка для начинки. Красный и зеленый сахар для пирожных, конфеты, которые вешают на елку. Клюквенный соус.

Что случилось с безалаберной Дейзи Флэттери? Кто эта женщина, которая, предполагая, что заболеет, спланировала все заранее? Только не Дейзи Флэттери, которая раньше надеялась, что еда появится в холодильнике сама собой.

«Дейзи Блейз. Моя жена. Моя жена, взрослая женщина».

У Линка вдруг защипало в горле, он привалился к дверному косяку и только через несколько минут перевел дыхание. Он услышал, как Дейзи ходит наверху, и поднялся посмотреть, все ли с ней в порядке. Дейзи тошнило в ванной.

— Я же говорил — тебе еще рано есть гамбургеры и пить кока-колу. Может быть, теперь ты скушаешь немного супа?


На следующий день Эндрю испек рождественские пирожные, пока Линк, Оливия и Трейси пытались установить елку. Дейзи руководила всем с кушетки. В конце концов было решено, что им просто привезли кривую елку, и не стоит пытаться поставить ее прямо.

— Мне даже больше нравится кривое дерево. — Улыбнувшись, Дейзи погладила лежащую на коленях Лиз. — У этой елки есть индивидуальность.

— Как раз то, чего не хватало этому дому до твоего приезда, — сказал Линк. — Именно индивидуальности.

Для украшения елки Дейзи сплела маленькие красные и белые корзиночки, которые наполнила белыми анютиными глазками. Еще она сделала голубок из белого бархата, груши из желтого, фигурки мужчин и женщин из коричневого, с белой отделкой и блестящими пуговками.

Но больше всего Линку понравились раскрашенные Дейзи фигурки из теста, изображающие каждого из них. Эндрю был в поварском колпаке с кастрюлькой в руках, Лейси — в платье, увитом плющом, и держала в руках кисть. На Оливии была футболка с эмблемой феминисток, а в руках — книга по истории женского движения. Трейси сидела нога на ногу и щекотала Юпитера. Иван хмуро смотрел на яблоко, Джулия хохотала, схватившись за бока, сияющая Чики сжимала букет роз, Арт был изображен со стетоскопом, а из карманов его выглядывали крохотные животные. Дейзи изобразила даже Букера и Кроуфорда, важных и серьезных, и Кэролайн, которая держала в руках микроволновую печь, набитую книгами. Все выглядели толще и смешнее, чем в жизни, больше походили на эльфов, а не на реальных людей, но Дейзи сумела уловить главное в характере каждого. Студенты были в восторге, рассматривая тщательно вылепленные фигурки.

— Пусть каждый возьмет своего двойника, — сказала Дейзи. — Счастливого Рождества!

Фигурка Линка держала под мышкой с одной стороны пишущую машинку, а с другой — Юпитера. Линк все вертел ее в руках, восхищаясь тщательно прорисованными деталями. Он был изображен в футбольной куртке.

— Как ты узнала, как выглядит эта куртка?

— Нашла ее в твоих вещах. И даже примерила. Она такая теплая.

Позже, когда все ели рождественские пирожные, запивая их теплым молоком, Линк поднялся наверх и взял куртку. Спустившись вниз, он накинул ее на плечи Дейзи.

— Это чтобы тебе было тепло, — смущенно произнес он и ретировался в кухню, чтобы не обсуждать свой подарок.

Когда он вернулся, Дейзи надела куртку, и ее темные волосы, словно водопад, рассыпались по плечам.

— Я хочу научиться делать такие. — Оливия вертела в руках свою фигурку.

Дейзи объяснила, как делать соленое тесто, а потом показала на небольшой порции, как лепить фигурки. Линку было тепло и уютно, все это так напоминало настоящую счастливую семью, и от этого Линк немного нервничал, но все равно ему было хорошо.

На следующий день студенты уехали, зато приехала Джулия. Она остановилась в гостинице, но все время проводила с Дейзи. С ее появлением Иван стал часто навещать их. Линк не имел ничего против, но каждый день начал заходить Арт, а это ему уже не нравилось.

— Что он тут делает? — спросил Линк Дейзи утром в день перед Рождеством. — Вечеринка начнется только в семь.

— Но он же друг. А друзья могут приходить в любое время.

— Надо было сказать об этом Кэролайн, — ядовито заметил Линк, и Дейзи тут же поморщилась.


К восьми дом был уже полон народу, все с удовольствием пили гоголь-моголь. Дом выглядел как на обложке журнала «Лучшие дома и загородные виллы», стол — как будто сошел с обложки журнала «Норман Рокуэлл», а Дейзи напоминала добрую волшебницу в своем длинном платье из зеленого бархата с большим декольте. Она нашла это платье в одном из городских секонд-хэндов. Линк знал, что платье неновое — Дейзи сказала ему об этом, когда попросила помочь с «молнией».

— Немного заедает, — наверное, сломала предыдущая хозяйка.

Линк застегнул «молнию», не сводя глаз с нежной кожи на шее Дейзи, отметил про себя, что она не надела лифчик, и едва удержался от того, чтобы сжать ладонями ее упругие груди. Потом Дейзи подпоясалась красным шнуром и усыпала волосы сухими листьями, собираясь изображать колдунью. Линк знал, что его должен раздражать ее нелепый вид, но не мог отвести от Дейзи глаз.

Арт похвалил за обедом наряд Дейзи, и Линк решил, что надо не спускать с нее глаз. Он заметил, что Дейзи слишком много пьет. Надо за ней последить.

— Я никак не могу понять, кого ты мне напоминаешь, — говорила Дейзи Ивану, перегнувшись через Джулию. При этом видна была в вырезе платья ее грудь, и Линк решил, что скажет ей при первой же возможности, чтобы она не наклонялась так сильно. — Я просто схожу от этого с ума. — Дейзи посмотрела на Джулию, которая сидела с немного странным выражением лица: — Ты перепила пунша или ты действительно знаешь?

— И то, и другое. — Джулия взяла Ивана за руку.

— Ну и кого же?

— На Иа-Иа!

— Иа?

— Ослика из «Винни-Пуха».

— О Боже! — Откинувшись на спинку стула, Дейзи хохотала до икоты.

— Кто это такой? — подозрительно спросил Иван.

— Мой любимый сказочный герой. — Джулия заглянула Ивану в глаза. — Я всегда любила Иа-Иа. И сейчас люблю.

— Да? — Иван не убирал руку из ладони Джулии.

Линк поборол искушение сказать ему, что на пальцах Джулии могут быть микробы, и посмотреть, что будет дальше. Вместо этого он налил себе еще пунша. Почему бы и нет? Ему ведь не вести машину. Еще одно преимущество жизни в Прескотте — все жили на небольшом расстоянии друг от друга.

— У меня в комнате теперь нарисован на стенах плющ, — сказал Букер Линку. — Не то чтобы я возражаю, но каждый раз удивляюсь, когда вхожу туда.

— Подождите, пока Лейси врисует туда змею. У меня есть одна в ванной. Смотрит прямо на меня, когда я чищу зубы.

— Все просто чудесно, дорогая, — сказала Чики, обнимая Дейзи. — Это лучшее Рождество за всю мою жизнь.

— Я люблю тебя, Чики, — сказала пьяненькая Дейзи. — Как жаль, что ты замужем за таким…

— Рождественские пирожные в гостиной, — вдруг громко произнес Линк. — Не говоря уже о Лиззи Борден и ее обезглавленном отце. А на елке для каждого есть сюрприз. Могу я попросить тебя выйти на минутку в кухню, Дейзи?

— Нет. — Дейзи ослепительно улыбнулась Линку. — Но я буду вести себя хорошо.

Линк поймал на себе взгляд Арта и тоже пристально посмотрел на него.

— Бери бокал, Арт, — громко сказала Дейзи. — Линк принес еще пуншу. Ну разве это не мило?

Дейзи поставила кассету с рождественской музыкой, а сама молча смотрела, как каждый разыскивает на елке изображающую его фигурку. Комната наполнилась теплом и смехом. Какие милые люди!

— Посоветуй, что мне делать с Иваном, — шепнула ей Джулия. — Никак не могу заставить его сделать первый шаг.

— Ты спрашиваешь меня? Я живу с мужчиной, который уже полгода не может сделать этот самый шаг.

Дейзи смотрела на своего сильного и красивого мужа, который как раз разговаривал с Иваном. Она тяжело вздохнула. Тут Линк посмотрел на нее и улыбнулся. Дейзи словно обдало горячей волной.

— До сих пор? — сочувственно произнесла Джулия. — Какая жалость! Но все же помоги мне с Иваном.

— Думаю, тебе надо пригласить себя к нему домой.

— А если он скажет «нет»?

Дейзи поморщилась.

— Иван угрюмый, но ведь не сумасшедший. К тому же он сходит по тебе с ума.

— Да?

— Да, — Дейзи улыбнулась подруге. — Иди скорее к нему.

— Ладно. — Расправив плечи, Джулия решительным шагом двинулась к своей жертве.

Глава 9

— Что мне делать с Джулией? — спросил Иван, отведя хозяина дома в сторону.

Линк оглядел комнату в поисках Дейзи. Она как раз болтала с подругой. Замечательно. Лишь бы не с этим ветеринаром, охочим до чужих жен. Линк улыбнулся, и Дейзи улыбнулась в ответ. Его тут же обдало жаром. А Иван все говорил и говорил.

— Что? — переспросил Линк, не понимая, чего хочет от него коллега.

— Джулия. — Иван угрюмо поглядел на картину Дейзи. — Посоветуй, что мне делать?

— Пригласи ее домой. Посмотреть гравюры.

— Но у меня нет никаких гравюр.

— Это хорошо. Возможно, Джулия терпеть не может гравюры.

— Тогда зачем ей идти ко мне домой?

Линк не смог удержаться от смеха.

— Да потому что она хочет тебя!

— Правда? — Лицо Ивана почти что просияло. — А откуда ты знаешь?

Линк чуть было не сказал ему, откуда знает, как ведет себя Джулия, когда хочет отправиться к кому-то домой, но вовремя удержался.

— Мне сказала Дейзи. А Дейзи знает все, ведь она лучшая подруга Джулии.

— Это правда. — Пунш вызвал у Ивана философское настроение. — Иногда я думаю, что мы с Джулией не можем быть счастливы вместе, но потом вспоминаю о вас с Дейзи. Если Дейзи смогла растопить тебя, то, может быть, Джулия сможет сделать меня счастливым.

— Не думаю, что наша судьба зависит от кого-то, кроме нас самих, — сказал Линк. — Дейзи вовсе не растапливала меня.

Иван удивленно посмотрел на него.

— Я вообще не понимаю, о чем ты, — начал было Линк, но тут рядом с ними появилась Джулия.

— Наверное, мне пора возвращаться в гостиницу, — сказала она, стреляя глазами в Ивана.

— Не упусти свой шанс, старик, — Линк тихонько толкнул Ивана в бок.

Иван был совершенно обескуражен и стоял перед Джулией с нелепым видом.

Закрыв глаза, Линк тяжело вздохнул. Ему очень нравился Иван, но иногда…


— Здесь не опасно идти в гостиницу одной? — многозначительно спросила Джулия, продолжая глядеть на Ивана.

— Ну… — Иван беспомощно подыскивал слова.

Линк огляделся в поисках Дейзи. Она бы наверняка придумала, как свести этих двоих. Ее нигде не было видно. Это беспокоило Линка. Дейзи должна быть здесь, рядом с ним. Он сейчас найдет ее и объяснит ей это, но сначала надо позаботиться о Джулии и Иване.

— Да, по улицам опасно ходить одной в такое время. — Но Линк понимал, что недостаточно просто заставить Ивана проводить Джулию. — А в гостинице еще опаснее, — выпалил он. — Тебе не стоило там останавливаться, Джулия. Там даже двери не запираются.

Джулия посмотрела на него почти с ненавистью. Что ж, он заслужил это. Надо же сморозить такую глупость! Нужно что-то придумать. Но выпитый пунш тормозил работу мозга. А что сказала бы на его месте Дейзи?

— У них там крысы. Огромные. Они даже, говорят, набрасываются на постояльцев. Джулия, не стоит так рисковать. Ты же можешь стать… — Линк запнулся. Кем же она станет? — Крысиной закуской.

— Крысиной закуской? — Джулия ничего не могла понять.

Линк покачал головой.

— Это было бы ужасно, просто ужасно. — Он отпил немного из стакана.

Иван и Джулия смотрели на него как на сумасшедшего. Линку уже приходилось видеть подобные взгляды, когда Дейзи давала волю своим сочинительским способностям при незнакомых людях.

— Вот поэтому, — Линк поспешил закончить эту не слишком удачную страшилку, — тебе и не следовало там останавливаться. Мы бы предложили тебе переночевать у нас, но здесь нет места. Так что, может быть, тебе переночевать где-нибудь еще?

Линк многозначительно посмотрел на Ивана, который не знал, куда деваться от смущения. Джулия, с другой стороны, казалась вполне довольной происходящим.

Линк снова толкнул Ивана в бок.

— У тебя нет свободной комнаты, Иван?

— Ну… — замямлил Иван, а Джулия сказала:

— Ты не сочтешь меня назойливой, Иван, если я напрошусь к тебе ночевать?

— Что? О… Нет. — Иван глубоко вздохнул. — Конечно, нет. Я буду очень рад.

Линку больше делать с этой парой было нечего, и он снова огляделся в поисках Дейзи. Ее по-прежнему не было.

— Знаешь, жизнь с Дейзи многому научила тебя, — сказала Джулия, когда Иван пошел за верхней одеждой. — Даже она сама вряд ли справилась бы лучше.

— Кстати, а где она? — озабоченно спросил Линк. Дейзи уже слишком долго отсутствовала в гостиной. Джулия говорила что-то, но Линк не слышал ее.

В коридоре висели ветки омелы. Чертов ветеринар! Он как раз спрашивал о них Дейзи за обедом. Тут Линку вдруг пришло в голову, что у него нет оснований проклинать Арта. Наоборот, он должен радоваться, что Дейзи нашла кого-то, кто поможет им обоим слезть с крючка Кроуфорда. Ведь даже Кроуфорд не станет настаивать, чтобы Линк удерживал жену, которая любит другого мужчину.

Но только не этот ветеринар. Он просто не подходит Дейзи! Ей нужен мужчина, способный упорядочить ее жизнь, позаботиться о ней. Дать ей время и место, чтобы рисовать и…

«Кого ты обманываешь?» — спросил себя Линк. Ветеринар прекрасно подходил Дейзи. Он даст ей возможность держать в доме кучу животных, которых она так обожала. Не будет возмущаться ее разнокалиберной мебелью или выговаривать за нелепую манеру одеваться. Линк должен поступить благородно — пойти и сказать им, что все в порядке, что он даст Дейзи развод, и они с Артом смогут быть вместе. Он представил себе, как ветеринар обнимает Дейзи, и ему стало вдруг очень больно. Но Дейзи заслуживала лучшего. Поставив бокал, Линк вышел в коридор.

Под омелой Арт целовал Дейзи.

Боль при мысли о том, что он может потерять эту женщину, вдруг пронзила Линка с невообразимой остротой. Быстро вернувшись в гостиную, Линк допил содержимое стакана и наполнил его вновь.


Дейзи смотрела на Арта, невесело улыбаясь.

— Я действительно думала, что именно ты…

Дейзи знала, что ей надо выбрать Арта. Он был добрым, веселым, любил животных, не обращал внимания на дыры в ковре и на ее странную манеру одеваться. Но, поцеловавшись с ним, Дейзи абсолютно ничего не почувствовала. Нет, это был хороший поцелуй, но Дейзи предпочла бы смотреть через комнату на улыбающегося ей Линка.

— Извини, Арт, — Дейзи взяла его за руку. — Мне действительно казалось, что я…

Арт покачал головой:

— А оказалось, что нет.

— Нет, — печально подтвердила Дейзи. — А ведь ты как раз тот человек, с которым я могла бы быть счастлива. Ничего не понимаю.

— Зато я понимаю, — Арт вздохнул. — Ты влюблена в этого гангстера, за которого вышла замуж. Бог его знает, почему.

— Нет, — возразила Дейзи. — Дело не в этом. Я не знаю в чем. Но мне очень жаль, что я подала тебе надежду.

— Ничего ты не подавала. — Арт прислонился к дверному косяку. — Я так и знал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Так ты не любишь меня, — догадалась Дейзи. — Это хорошо.

— Нет, не люблю, но мог бы полюбить. Ты — как раз та женщина, с которой я мог бы быть счастлив. — В глазах Арта светились смущение и симпатия. — Итак, я по-прежнему твой друг и ветеринар твоих животных?

— Конечно!

— Хорошо. Мне будет не хватать тебя, но впереди Новый год, и надо подумать о новых планах на будущее. Кое-что изменилось сегодня. — Он поцеловал Дейзи в щеку. — С Рождеством, Дейзи Блейз!

Дейзи проводила Арта до дверей и долго смотрела, как он уходит в снежную ночь. Арт прекрасно подходил для ее сказки, но не стал ее героем. А тот, кто не подходил, почему-то безукоризненно вписывался в сюжет. Все это было абсолютно бессмысленно.

Дейзи печально вздохнула и вернулась в гостиную. Джулия и Иван уже ушли. Линк как раз прощался с Букерами. Кроуфорды тоже собирались уходить. Дейзи посмотрела на часы. Полночь. Час Золушки. Конец сказки. Она снова вздохнула.

— До свидания, Дейзи. — Чики раскрыла ей объятия, а затем подтолкнула к Линку. — Вы стоите под омелой. Это знак свыше. Поцелуй жену, Линк.

Дейзи повернулась и вдруг увидела в глазах Линка такую боль и отчаяние, что сердце больно заныло у нее в груди.

— Что случилось, дорогой? — прошептала она.

Обняв Линка за плечи, Дейзи прильнула к нему всем телом. Ей так хотелось снова увидеть его улыбку. Линк сжал ее так, что Дейзи не могла вздохнуть.

«И даже этого мне недостаточно, — подумала Дейзи. — Я хочу быть еще ближе, хочу почувствовать тебя внутри»…

— Поцелуй же ее, — настаивала Чики.

Дейзи подняла голову, Линк наклонился к ней, и она почувствовала, как перехватывает дыхание, задрожала, когда его губы коснулись ее губ, а потом ответила на поцелуй, чувствуя, как внутри разгорается настоящий огонь, забыв о стоящих рядом Кроуфордах, забыв обо всем, кроме Линка, потому что он был таким сильным, таким красивым, так крепко сжимал ее в объятиях, а еще потому, что это был Линк и что она хотела его больше всего на свете.

Когда Линк прервал наконец их поцелуй, Дейзи положила голову ему на грудь, чуть не плача от переполнявшей ее нежности и любви. Она слышала, как словно где-то далеко говорит что-то Чики. Потом Линк снял одну руку с ее плеча, чтобы поймать открытую дверь и захлопнуть ее за Кроуфордами, и они остались наконец одни.

Взяв Дейзи за подбородок, Линк поднял ее голову, чтобы заглянуть в глаза, и спросил:

— Ты хочешь получить развод? — Лицо его было таким грустным. — Ты хочешь выйти замуж за Арта Фрэнсиса?

— Нет. — Дейзи покачала головой, крепче прижимаясь к Линку. — Я думала, что он подходящая мне пара, но оказалась не права. И сказала ему об этом только что. Я хочу тебя. Я так давно хочу тебя. Ты не мог бы заняться со мной сегодня любовью? Я просто не могу больше жить с тобой под одной крышей и не быть с тобой…

Что-то мгновенно изменилось в лице Линка, он поцеловал Дейзи с такой силой и страстью, что она застонала в ответ. Потом Дейзи почувствовала, как проникает ей в рот язык Линка, и окончательно утратила контроль над собой. Руки ее, словно сами по себе, принялись гладить его спину и плечи, тело выгибалось, еще крепче прижимаясь к его телу. Линк целовал и целовал ее страстно, почти грубо, немного неловко, и от этих поцелуев Дейзи сходила с ума. Колени ее подогнулись, Дейзи потянула Линка за собой, и они оказались лежащими на ковре в гостиной. Руки Лишса сжимали ее талию, и Дейзи подвинула одну из них выше, к напрягшейся груди, а другой рукой Линк крепко прижал к себе ее бедра, чтобы она почувствовала его возбуждение. Дейзи хотелось кричать от переполнявших ее эмоций.

— Я хочу тебя сейчас, — сказала она, — прямо сейчас.

И тут же почувствовала, как Линк расстегивает «молнию» на ее платье, а сама принялась дрожащими пальцами за пуговицы его рубашки. Наконец рубашка была расстегнута, и Дейзи ощутила под пальцами упругие мускулы Линка. Он все дергал и дергал не желающую поддаваться «молнию».

Дейзи так хотелось коснуться его обнаженным телом.

— Рви ее, — сквозь зубы процедила она. — Рви эту чертову «молнию».

Линк засунул руки под ткань ее платья, и Дейзи почувствовала на своей груди его сильные пальцы, содрогаясь от переполнявшего ее удовольствия. Затем Линк дернул обеими руками бархат и разорвал платье на Дейзи почти до бедер. Как чудесно было ощутить пылающим от страсти обнаженным телом холодный воздух! В следующую секунду губы Линка уже сжались вокруг ее соска, а рука гладила живот, опускаясь все ниже, вот его сильные длинные пальцы проникли внутрь, заставляя Дейзи трепетать от наслаждения. С тихим вскриком она прижалась к Линку, содрогаясь в оргазме. Затем Линк снова стал целовать ее, а Дейзи, легонько куснув его за губу, прошептала:

— Иди ко мне, — и попыталась нащупать «молнию» его брюк.

Но Линк отстранился и схватил ее за руки.

— Не спеши, — тихо попросил он.

Затем Линк встал и резко поднял Дейзи на ноги. Разорванное платье упало с ее плеч, и Дейзи стояла под омелой, обнаженная до пояса.

Линк закрыл глаза, и она тоже закрыла глаза, касаясь щекой его груди и позволив рукам, соскользнув по его спине, крепче прижать к ее телу бедра Линка. Он был возбужден до предела. Руки его торопливо освобождали Дейзи от платья и белья. Когда все это оказалось на полу, Линк подхватил Дейзи на руки и понес вверх по лестнице, а она тем временем лизала и покусывала его шею, проводила кончиками ногтей по коже, снова сгорая от желания.

Как только спина Дейзи коснулась постели, пальцы Линка снова оказались внутри ее, а тело выгнулось от накатившей волны страсти.

— Я хочу тебя, — прошептала Дейзи, и Линк остановился.

Дейзи прижималась к нему, наслаждаясь жаром и тяжестью этого сильного тела, а Линк вдруг протянул руку к столику у кровати. Дейзи не успела осознать, что действительно находится с Линком в постели и сейчас они займутся любовью, а он уже надел презерватив и снова притянул ее к себе.

Дейзи заглянула в его глаза, такие темные от желания, что они казались сейчас почти черными.

— Я думала, что мы никогда не будем лежать вот так… — сказала она, наслаждаясь долгожданным чудесным моментом.

А когда Дейзи обвила его ногами, притягивая к себе, он прижался лбом к ее лбу и произнес:

— Никогда еще никого не хотел так сильно. Никогда.

Дейзи смаковала его слова и свои ощущения, а Линк вдруг вошел в нее сильно, почти грубо, и, поддавшись ритму его движений, Дейзи забыла обо всем на свете. Линк перевернулся так, что она оказалась сверху и стал ритмично двигаться, крепче и крепче прижимая Дейзи к себе. Губы их слились в страстном поцелуе, казалось, ничто на свете не сможет теперь разъединить их.

Дейзи не ожидала ничего подобного. Она представляла себе, что близость с Линком будет размеренной и сдержанной, но сейчас, когда он рычал, словно безумный, в ее объятиях и Дейзи знала, что это она свела его с ума, что это ей Линк повторяет срывающимся голосом, как сильно он ее любит, она сама была на грани сумасшествия. Тело ее разрывалось от страсти, потому что Линк был таким большим и сильным, а душа… душа пела от того, что именно Линк сжимает ее в своих объятиях, и от того, что она так сильно любит его. Все вдруг словно взорвалось внутри у Дейзи, она хрипло выкрикнула имя Линка, и он тут же подмял ее под себя, продолжая ласкать и гладить, пока она извивалась под ним, всхлипывая от восторга и повторяя шепотом его имя.

— Останься со мной, — прошептала Дейзи, когда оба они наконец успокоились и лежали, тесно прижавшись друг к другу, удовлетворенные и расслабленные. — Я хочу, чтобы ты был рядом, чтобы я могла обнимать тебя всю ночь.

— Я никогда не смог бы уйти от тебя, — прошептал Линк, касаясь губами ее волос. — И не смог бы тебя отпустить.

И Дейзи заснула в его объятиях.


На следующее утро она проснулась не в своей постели, зато именно с тем мужчиной, который мог сделать ее счастливой. Линк прижимался к ней сзади, рука его по-прежнему обнимала Дейзи за грудь, и она снова закрыла глаза, потому что ей было так хорошо, так приятно. Затем Дейзи положила ладонь поверх руки Линка и сжала его пальцами собственную грудь. Линк пошевелился и поцеловал ее волосы.

— Сегодня Рождество, — произнесла Дейзи, а Линк рассмеялся и сказал:

— Да уж, сегодня наверняка Рождество.

Отодвинувшись, он перевернул Дейзи на спину.

Она была такой красивой в лучах утреннего солнца. Проведя рукой по шее Дейзи, Линк погладил ее по щеке, а затем поцеловал в губы.

— Доброе утро, Дейзи Блейз.

Дейзи прижалась щекой к его груди, по-прежнему пораженная тем, что Линк лежит обнаженный в постели рядом с ней.

— С тобой так тепло, — прошептала она.

— Это все ты, — сказал Линк. — Там, где ты, всегда тепло.

— Нет. — Дейзи приподнялась на локте и прижалась носом к носу Линка. — Без тебя мне было очень холодно. Это ты согреваешь все вокруг.

Дейзи поцеловала его в нос, потом в губы, потом в шею. Она хотела его так долго, что теперь не собиралась терять зря ни минуты.

— Твой рождественский подарок под елкой, — сказал Линк, едва переводя дыхание. — Но если будешь продолжать в таком же духе, тебе еще долго до него не добраться.

Остановившись, Дейзи улыбнулась Линку.

— Ты прав.

Быстро вскочив с постели, она направилась к лестнице, думая о том, как хорошо было бы заняться любовью прямо под елкой.

Прихватив со столика у кровати презерватив, Линк отправился вниз снова соблазнять собственную жену. Он нашел Дейзи сидящей на полу перед елкой. Ее теплая нежная кожа просвечивала сквозь кружевной халатик. Как он хотел эту женщину! Это было знакомое, почти болезненное желание, и Линк начал было по привычке бороться с ним, но тут же вспомнил, что теперь в этом нет необходимости. Дейзи принадлежала ему, достаточно обнять ее и прижать к себе покрепче, чтобы они могли снова заняться любовью. Теперь ему никогда больше не будет холодно и одиноко. Линка охватило радостное изумление, облегчение, и в то же время стало вдруг немного страшновато, потом привычно закружилась голова. Тогда Линк набрал в легкие побольше воздуха и опустился на пол рядом с Дейзи.

Она пыталась развязать маленький пакетик, который нашла под елкой, но, когда Линк сел рядом, потеряла терпение и просто разорвала его. Внутри были сережки, которые он заказал в ювелирном магазине в Пенсильвании. Сережки-цветочки из жемчуга и сапфиров, дрожащих на почти невидимой золотой проволочке. Линк смотрел, как словно осветилось изнутри лицо Дейзи, и думал о том, что она — самая красивая женщина на свете.

— О, Линк, они как раз подходят под мое кольцо. — Дейзи улыбнулась Линку, и у него снова перехватило дыхание.

— Я подумал, что они пойдут к твоим волосам.

Линк нежно коснулся одной из черных прядей, лежащих поверх халата Дейзи, а затем позволил своей руке сделать то, что ему так хотелось сделать с того самого момента, как он увидел Дейзи. Погрузив пальцы в ее пышные волосы, он откинул голову Дейзи назад. Губы ее приоткрылись в ожидании поцелуя, и Линк не заставил себя ждать — язык его проник в рот Дейзи, и он забылся в сладости этого поцелуя.

— Спасибо тебе, — прошептала Дейзи и улыбнулась. — Подожди-ка. Я хочу примерить.

Она встала и подошла к зеркалу в прихожей, чтобы надеть сережки, а Линк вдруг почувствовал себя покинутым.

— У меня еще никогда не было таких красивых украшений, — крикнула Дейзи из коридора. — Если не считать кольца, конечно.

Подойдя к Дейзи сзади, Линк обнял ее за талию. Он смотрел на отражение Дейзи в зеркале — такая свежая, сияющая, с огромными темными глазами.

— Ты такая красивая.

— Приятно это слышать, — Дейзи рассмеялась, и ее смех отозвался в теле Линка. — Там была еще одна коробочка, надписанная твоим почерком, — сказала Дейзи, пытаясь высвободиться из объятий Линка. — Пойдем посмотрим…

— Там ничего особенного, — вдруг смутившись, Линк еще крепче прижал Дейзи к себе, — действительно ничего особенного.

— Сейчас увидим.

Вывернувшись из его объятий, Дейзи побежала к елке, а Линк последовал за ней, чувствуя себя полным идиотом из-за этого подарка.

Это был просто ангелочек из соленого теста, только не очень удачный, потому что Линк сделал его сам. Ангелочек с темными волосами был одет в длинное желтое платье и держал в руке кисть. Все это вдруг показалось Линку очень глупым, когда Дейзи, развернув ангелочка, молча посмотрела на него.

— Ты ведь не сделала фигурку для себя, — испытывая все большую неловкость, пояснил Линк. — Это звучит по-дурацки, но мне показалось несправедливым, что ты останешься без фигурки. А там еще оставалось немного теста после ухода ребят.

— Спасибо, — тихо прошептала Дейзи, и взглянув на нее, Линк увидел, что она плачет.

Он не знал, что делать. А Дейзи сняла с елки крючок и повесила своего ангелочка рядом с фигуркой Линка.

— Это самое лучшее Рождество в моей жизни, — сказала она, уткнувшись носом ему в грудь и продолжая всхлипывать.

Линк по-прежнему не знал, что делать, поэтому он просто обнял Дейзи, а когда она подняла наконец голову, поцеловал в губы, и Дейзи ответила на его поцелуй с такой страстью и нежностью, что Линк не мог уже думать больше ни о чем. Она потянула его под елку. Запах хвои смешивался с запахом ее волос. Линк едва дождался момента, когда, избавившись от одежды, они смогли наконец отдаться охватившим их чувствам. Они занимались любовью до полного беспамятства. Очнувшись, Линк рассмеялся, прижимаясь губами к шее Дейзи, потому что он был так счастлив и так любил эту женщину.

— Эй, — довольным голосом прошептала Дейзи. — Что это тебя так развеселило?

— Ничего. — Он крепко поцеловал Дейзи, затем уложил ее поверх себя и чуть поморщился, чувствуя спиной холодный пол. — У нас наверху две чудесные кровати. Надо пользоваться ими хотя бы иногда. Не то чтобы я жаловался, но, занимаясь любовью на этих деревянных полах, мы скоро покроемся синяками. — Говоря все это, Линк крепче прижимал к себе Дейзи, зная, что вовсе не хочет отпускать ее даже ненадолго.

— Бедный мальчик. — Дейзи лизнула губы Линка. Затем медленно вытянулась поверх его тела, подняла глаза и… застыла.

— О, нет!

— Что такое? — приподняв Дейзи, Линк повернулся посмотреть, что привлекло ее внимание.

Юпитер сидел на пороге комнаты, внимательно глядя на них уцелевшим глазом и вывалив язык из беззубой стороны рта. Пока они смотрели, больное бедро собаки подвернулось, и Юпитер улегся на один бок, словно пьяная одалиска.

— Он подглядывал за нами, — хихикнула Дейзи. — Мы, наверное, испугали беднягу. Теперь у него никогда не будет нормальной сексуальной жизни. Другие собаки будут интересоваться им, красивые собаки, милые, добрые, заботливые. Собаки, способные доему удовольствие, но нет — Юпитер никогда не сможет принять любовь другой собаки после того, что видел этим рождественским утром.

«Я самый счастливый человек на свете», — подумал Линк, а вслух сказал:

— Теперь Юпитеру будет не до секса.

— У тебя нет воображения, — шутливо упрекнула его Дейзи.

Линк скосил на нее глаза.

— Хочешь проверить? Бери пылесос, шоколадный сироп, и пойдем в спальню. — Дейзи рассмеялась, и Линку показалось, что ничего нет на свете прекраснее, чем ее грудной смех. — Я люблю тебя, но ты действуешь на меня разлагающе. Вчера вечером я сочинил страшную сказку, чтобы помочь Джулии забраться в постель к Ивану.

Дейзи открыла рот от удивления, а потом широко улыбнулась.

— Джулия спала с Иваном?

Линк только фыркнул в ответ.

— Откуда мне знать. Но Джулия хотя бы пошла к Ивану домой. Так что шансы пятьдесят на пятьдесят.

Дейзи обняла Линка еще крепче и улыбнулась еще шире.

— Что же это была за сказка? Расскажи. Никто никогда не рассказывал мне сказок.

— Огромные крысы в гостинице. После выпитого пунша это звучало лучше, чем сейчас.

Улыбка Дейзи снова вызвала в нем прилив желания. И он может тут же осуществить его! Мысль эта была такой удивительной и такой прекрасной, что Линк впился в губы Дейзи и целовал ее, пока у той не перехватило дыхание. Тогда Линк поднял ее на ноги.

— Пойдем со мной, Магнолия. Ты должна посмотреть мою коллекцию презервативов.

— Твой подарок тоже наверху. — Дейзи улыбнулась ему через плечо, направляясь к лестнице.

— Прекрасно. Так ты захватишь сироп?

— Нет, настоящий подарок. Заниматься любовью — это не подарок.

— Еще какой подарок, если делать все как следует. А мы делаем все как следует.

— Да, конечно, но дело не в этом. Джулия привела Линка в студию.

— Я закончила это вчера утром.

Линк стоял словно пораженный громом и смотрел на свой портрет. Линк словно поворачивался в полоборота к зрителю. Левая часть его тела была абсолютно черной, с сероватым переходом. Четкие линии очерчивали контур сильной руки с книгой. Из этого монолита выступало более светлым пятном лицо Линка, которое Дейзи нарисовала сильным и мужественным. В глазах светился живой ум. Это был портрет государственного деятеля, портрет ученого, портрет человека властного, умного и сильного.

— Так вот каким ты меня видишь! — Линк был несказанно польщен.

— Ну, это только часть тебя, — Дейзи посмотрела на холст, повернутый к стене. — Извини, что он получился таким холодным.

Сжав ладонями щеки Дейзи, Линк сказал, что портрет просто прекрасен. Потом он нежно поцеловал ее, и она тут же решила, что расскажет ему о другом портрете как-нибудь потом.


Джулия пришла днем насладиться остатками праздничного обеда. Дейзи тут же завлекла ее в кухню, попросив помочь накрыть на стол.

— Так ты ночевала у Ивана? — Дейзи достала из холодильника блюдо с жареной индейкой.

— Да. — Джулия мечтательно улыбнулась, вспоминая события прошлого вечера. — Мне пришлось пойти к нему. В гостинице ведь огромные крысы.

Тут в кухню вошел Линк и взял со стола блюдо.

— Привет, Джулия, — весело сказал он и, прежде чем выйти, крепко поцеловал Дейзи в губы.

— О? — Джулия вопросительно взглянула на подругу, как только Линк вышел.

— В его спальне тоже были огромные крысы. — Дейзи достала картошку и соус, стараясь сдержать улыбку. — Вот и пришлось ему спать со мной. А как Иван? Его отпустила депрессия?

— Нет. — Джулия взяла из вазочки печенье и откусила кусочек. — Он считает, что я забуду его, как только вернусь в Пенсильванию. У тебя есть чай? К печенью нужно заварить чай.

— А ты забудешь его?

— Может быть.

Дейзи перестала возиться с микроволновой печью и удивленно посмотрела на Джулию.

— Шутишь?

Джулия встала и подошла к буфету.

— Иван был очень мил, я хорошо провела с ним время, но не думаю, что он и есть мой единственный.

Внимательно глядя на подругу, Дейзи искала одновременно чайные чашки.

— Разве так должна кончаться сказка? Или Линк рассказал ее плохо?

— Он рассказал все хорошо. — Джулия улыбнулась, вспоминая старания Линка. — Ты бы только слышала своего мужа. Он пообещал, что я стану закуской для крыс. — Тут улыбка ее поблекла. — Но только это не моя сказка. Знаешь, наверное, никто не может рассказать твою сказку за тебя. — Джулия сняла с полки банку с надписью «Какао». — Поторопись с соусом, чтобы можно было приступить к еде. Я умираю от голода.

Джулия открыла банку.

— Дейзи?

— Что? — Дейзи как раз вынимала из печи разогретый картофель.

— Эта банка с какао полна какао!

— Потрясающе! — Дейзи засунула в печь соус.

— Ты очень изменилась, — покачала головой Джулия.

Дейзи прислонилась к рабочему столику. Сзади тихонько гудела микроволновка.

— Мне пришлось. Линк не переносит беспорядка, а навести порядок не так уж трудно.

— Когда ты последний раз выдумывала сказку? — поинтересовалась Джулия. — Я не слышала твоих сказок уже несколько месяцев. С тех пор, как ты вышла замуж.

— Сегодня утром, — призналась Дейзи. — Я рассказывала Линку сказку о Юпитере.

— А до этого?

Дейзи попыталась вспомнить.

— У меня не хватает времени, — оправдываясь сказала она, стараясь не обращать внимания на легкий холодок, которым повеяло от вопросов Джулии. — Я рисовала. По-настоящему хорошие вещи. — Она вспомнила о выполненном в ярких красках портрете Линка, который стоял повернутым к стене, и почувствовала себя виноватой, а потом вдруг поняла, что чувствует себя виноватой по поводу своей лучшей работы, и ей стало еще холодней.

— Подумай, Дейзи… — начала Джулия.

Но тут выключилась печь, Дейзи достала прихватками миску с соусом и передала ее Джулии:

— Неси в столовую.

— Дейзи…

— Не влезай в мою сказку, Джулия, — сказала Дейзи. — Я по-настоящему счастлива, так счастлива, что не могу в это поверить, и готова платить за это. Это моя сказка.

Джулия кивнула:

— Хорошо. Но мне не хватает тебя прежней.


— Джулия считает, что Иван не для нее, — сказала Дейзи Линку, когда ее подруга ушла.

— Джулия очень разборчива.

Дейзи нахмурилась.

— Знаю. Не могу поверить, что она бросила тебя. Кстати, с Джулией тоже были пылесос и шоколадный сироп?

— Никогда не приближался к Джулии с бытовой техникой. А поскольку я не прикасался к сахару, пока ты не появилась в моей жизни, сироп тоже исключается. Кстати, у нас остались рождественские пирожные?

— Я развратила тебя, — сказала довольная Дейзи. — Пирожные в холодильнике в отделении для сладостей. Я тоже хочу. Кстати, у нас кончился шоколадный сироп.

— Надо не забыть купить. — Линк поцеловал ее. — А то секс может наскучить, если не вводить новшества.

— Да уж… — Дейзи ласково улыбнулась ему, и Линк вздохнул.

— Забудь о сиропе. В тот день, когда ты надоешь мне, я буду лежать без признаков жизни. — Тут Юпитер стал дергать его за штанину. — Кто научил собаку попрошайничать? Это просто отвратительно!

Он дал Юпитеру немного индейки. И Дейзи снова подумала, как сильно она любит этого человека. Сердце ее готово было разорваться от переполнявших его чувств. «Ради этого стрит жить», — сказала себе Дейзи, прогоняя из памяти вопросы Джулии.


Однажды в январе, за неделю до выставки в галерее, Линк вернулся домой довольно поздно и нашел Дейзи сидящей на ступеньках с выражением отчаяния на лице. Бросив портфель, Линк подбежал к Дейзи и заключил ее в объятия.

— Что такое? — взволнованно спросил он. — Что случилось?

— Отец, — грустно произнесла Дейзи. — Мать написала ему о выставке. Она так гордится, что я наконец добилась чего-то, и написала отцу, чтобы похвастаться. Он приезжает сюда. С моей мачехой. И сводными сестрами. Очень хочет познакомиться с тобой. Он слышал о твоей книге. — Глубоко вздохнув, Дейзи растерянно посмотрела на Линка. — Он наконец-то доволен мной. После стольких лет… — Дейзи было так больно, что Линку немедленно захотелось убить ее отца.

— Черт бы его побрал. Напиши, чтобы не приезжал.

— Нет. — Дейзи нервно сглотнула слюну. — Вам все равно придется встретиться рано или поздно. А если они приедут во время выставки, мы будем очень заняты. Хороший предлог, чтобы провести с ними поменьше времени. Так только лучше, пусть приезжают

Линк взял из рук Дейзи письмо и прочитал напечатанные на машинке строчки. Письмо было холодным и безликим. Отец Дейзи выражал надежду, что дочь его наконец повзрослела и что ее новый муж, человек уважаемый в своей области, оказал благотворное влияние на ее внешний вид и поведение.

— Твой отец — бессердечный негодяй! — Линк смял листок и выкинул письмо в мусорную корзину. — Нам лучше дружить с Пэнзи.

— Это я и делаю всю свою жизнь. — Дейзи рассеянно смотрела на дверь прямо перед собой. — Но все равно придется тебе с ним познакомиться. Он все же мой отец.

Дейзи встала и отправилась наверх, а Линк смотрел ей вслед, страдая от того, что не может облегчить ее боль.

«Я никогда не поступлю так со своим ребенком», — пообещал себе Линк и вдруг понял, что он впервые думает о собственном ребенке, о кудрявом мальчугане с сияющей улыбкой Дейзи. Он подумал было о том, чтобы догнать ее и позаботиться о появлении ребенка прямо сейчас, но решил, что еще не время. Когда пройдет выставка и жизнь снова потечет по привычному руслу, им с Дейзи надо будет серьезно поговорить о своем будущем. Но не сейчас. Сейчас у Дейзи и без того достаточно волнений.

Линк нашел Дейзи сидящей на постели. Нежно обняв ее поникшие плечи, он устроился рядом, и Дейзи, прильнув к нему, сказала:

— Я люблю тебя больше всего на свете.


Дейзи заставила Джулию пойти вместе с ней выбирать платье для открытия выставки. Несмотря на протесты подруги, она купила простое черное льняное платье с высоким воротом, в котором выглядела шикарной и элегантной женщиной.

— Это платье совсем не в твоем стиле. — Сложив руки на груди, Джулия нахмурилась. — Ты никогда в жизни не носила таких консервативных туалетов. Я видела ниже по улице бутик. Там обалденные вещи из вареного шелка. Пойдем туда.

— Нет. — Дейзи восхищённо смотрела в зеркало на черное платье. — В этом я выгляжу как настоящая женщина. Даже мой отец не сможет ничего сказать. Такое надела бы и Кэролайн.

Джулия скорчила гримасу.

— А чего это тебе вдруг захотелось одеться как Кэролайн? Она так консервативна, что вообще не носит яркой одежды. — Тут Джулия вдруг поняла, в чем дело. — А-а. Это вполне в духе Линка. Ты дурочка, Дейзи. Линку нравится видеть тебя в пестром. Тебе вовсе не надо одеваться так же уныло, как он.

Дейзи повертелась перед зеркалом. В черном она выглядела стройной. Загадочной. Серьезной. Это настоящее платье для настоящей женщины.

— Я покупаю его.

— Самое скучное платье из всех, что я когда-либо видела, — не сдавалась Джулия.

Но Дейзи все равно купила платье. В нем она выглядела как Дейзи Блейз, а это единственное, что имело значение.

Глава 10

В день открытия выставки Дейзи совсем расклеилась. Она сидела на полу в ванной и тряслась от страха. В галерее соберется столько народу, и все они будут смотреть на ее картины. После стольких лет она увидит отца… Всю последнюю неделю Дейзи была буквально парализована страхом и даже не могла рисовать. Билл пришел с двумя рабочими из галереи забрать работы, Дейзи сказала, что картины в студии, а сама села на кушетку в гостиной, спрятав лицо в ладонях.

— Нервы, — уверенно диагностировал Билл. — Такое часто бывает. Предоставьте все мне. Я сам отберу работы.

И он забрал даже коллажи из прихожей. А потом вернулся, чтобы сфотографировать роспись на стенах. Все, что когда-либо сделала Дейзи, должно было предстать перед зрителями на этой выставке. Когда Дейзи думала об этом, она чувствовала себя так, словно предстояло предстать перед публикой голой или даже без кожи.

«Соберись, — приказывала она себе. — Будь взрослой женщиной. Ведешь себя как Дейзи Флэттери. Вырастай! Покажи всем, что ты Дейзи Блейз!»

Она встала и почистила зубы. В этой процедуре было что-то… успокаивающее. Что-то от аккуратной, чистоплотной Дейзи Блейз. Она попыталась рассказать себе сказку о Дейзи Блейз, о ее выставке в галерее, имевшей потрясающий успех, и еще более успешном замужестве. Но ничего не получалось. Дейзи Блейз была реальным персонажем, выставка вполне могла провалиться, а замужество ее было прекрасным, но требовало от Дейзи быть не такой, как она привыкла, и Дейзи не была уверена, что сможет справляться с этим долго. К тому же, и это хуже всего, она никак не могла сочинить об этом сказку.

Когда она вышла из ванной, Линк ждал ее у лестницы.

На Дейзи было что-то вроде черного кружевного купального костюма без нижней части, под ним — черные бикини, и у Линка перехватило дух при виде черных кружев на теле, которое он так любил.

— Какая интересная штучка, — сказал он. — А как это снимается?

— Крючки. — Дейзи прошла мимо него в спальню. — Множество крючков. Можешь попробовать расстегивать их после выставки.

Линк прошел вслед за Дейзи и стал наблюдать, как она надевает чулки, аккуратно разглаживая нейлон.

— Возможно, я не смогу дождаться конца выставки. Я уже говорил тебе сегодня, какая ты красивая?

— Ты говоришь об этом все время. — Дейзи улыбнулась. — И особенно часто — когда я не одета.

— Это потому, что всякий раз, оказавшись рядом, я начинаю тебя раздевать.

— Я люблю тебя. — Дейзи перестала возиться с подвязками, и голос ее стал вдруг каким-то напряженным. — Я по-настоящему люблю тебя. Больше кого — либо и чего-либо на свете. И я буду такой, какой нужна тебе.

Линк пытался обрести ясность мысли, но это было просто невозможно при виде черного кружева. А ведь он чувствовал, что Дейзи говорила о чем-то важном.

— Я хочу, чтобы ты была просто Дейзи Блейз.

На лицо ее опять набежала вдруг тень. Линк опустился на кровать и усадил Дейзи себе на колено.

— Не бойся, Магнолия. Сегодня все будет хорошо. Ты потрясающий художник, и скоро об этом узнают все.

— Я знаю. — Дейзи встала. — Вот подожди, скоро увидишь мое платье.

Она стала пристегивать чулки, а Линк снова испытал прилив возбуждения.

— Я уже без ума от нижнего белья.

Дейзи надела черную нижнюю юбку и разгладила ее на бедрах. Линку захотелось помочь ей. Но Дейзи уже сняла с вешалки платье, натянула его через голову и обернулась к Линку, чтобы он помог застегнуть «молнию». Не очень-то хотелось смотреть, как исчезает под черной тканью ее тело и кружево белья, но то, что исчезло, появится вновь сегодня вечером. Он может немного подождать.

Повернувшись, Дейзи раскинула в стороны руки, чтобы Линк мог лучше рассмотреть ее платье.

— Ну, как тебе?

Линк достаточно общался с женщинами и знал, что надо говорить в подобных случаях.

— Выглядишь потрясающе, — произнес он, а про себя подумал: «Какого черта Дейзи напялила это платье? Так могла бы одеться Кэролайн».

— Вот и хорошо, — Дейзи повернулась к зеркалу. — Мне кажется, я выгляжу элегантной и респектабельной.

— Не то слово, — кивнул Линк. Дейзи действительно выглядела элегантной и респектабельной. И это очень ему не нравилось. — Ты готова?

— Сейчас спущусь. — Она взяла щетку и стала расчесывать волосы.

— Что ты делаешь?

— Привожу в порядок волосы. Иди. Я спущусь через минуту.

Линк вышел из спальни, чувствуя себя отвратительно, и ему стало еще хуже, когда Дейзи спустилась вниз. Она стянула волосы в узел на затылке. Черный бархатный бант походил на крылья бабочки, уныло повисшие вниз. Дейзи выглядела бледной, некрасивой и несчастной.

— Дейзи, — начал было Линк, глядя на это безобразие, но тут же осекся. Это был ее вечер. Если она хочет выглядеть именно так — ее право. — Пойдем, Магнолия, — сказал он. — Выглядишь ты потрясающе.


Галерея была полна народу. Как только они переступили порог, Билл схватил Линка за локоть.

— Где вы были? Нельзя же так опаздывать!

Линк кивнул головой в сторону Дейзи, которая прошла мимо них с видом сомнамбулы.

— Нервы. Не трогай ее. Она в ужасе.

Посмотрев Дейзи вслед, Билл нахмурился.

— Но почему она одета во все черное, как Мортисия Аддамс?

— Не знаю, — Линк беспомощно развел руками. — Она уже недели две сходит с ума. Не могу дождаться, когда это все закончится и жизнь пойдет своим чередом.

— Можете на это не рассчитывать, — улыбнулся Билл. — Выставка Дейзи — настоящая сенсация. Мы продали уже почти все билеты. У меня есть несколько предложений на ваши портреты. Огромные суммы. Будете продавать?

— Мой портрет? Конечно, нет. — Линк улыбнулся, вспоминая Рождество. — Это был мой рождественский подарок. Не самый прекрасный из того, что я получил, но все же подарок.

— Первый портрет очень красив, — сказал Билл. — А как насчет другого?

— Что насчет другого? — не понял Линк.

— Того, который не дарили вам на Рождество. Я знаю, они связаны друг с другом, но я мог бы найти покупателя и на второй.

— А что, был еще другой портрет?

Билл показал в сторону дальней стены, и Линк обернулся, чтобы посмотреть в ту сторону.

Его черно-белый портрет по-прежнему выглядел сильным и необычным. Но рядом висел другой — зеркальная копия первого, выполненная в желто-оранжевых тонах. На этом портрете фигура Линка была обнаженной, он был написан большими мазками, подчеркивающими выпуклые мускулы груди и плеч, которые словно блестели на холсте. Портрет был таким же абстрактным, как первый, и, слава Богу, Дейзи ограничилась торсом, но не могло быть никаких сомнений в том, что Линка изобразили голым. Хуже всего было лицо. Это был Линк, сходство было несомненным, но вместо достоинства и сдержанности первого портрета лицо его излучало жар и страсть. В глазах и волосах светились красные искорки, и весь холст словно пылал. На первом портрете Линк был сильным, умным и сдержанным, на втором же сгорал от страсти и излучал эротические волны. Если бы Линк увидел этот портрет в студии, он тут же занялся бы с Дейзи любовью прямо на полу за одно то, что она увидела его таким. Но здесь, в галерее, когда на него смотрел весь Пре-скотт, Линку захотелось убить Дейзи.

Рядом с Линком остановилась Джулия.

— Со мной ты никогда не был таким, — с обидой сказала она.

— Заткнись! — Меньше всего он нуждался сейчас в обществе Джулии.

Она сделала шаг назад.

— Ты настоящий идиот, если расстраиваешься из-за этого портрета. Это — великое произведение.

— Да? Когда она нарисует голой тебя, мы повесим их рядом.

— Она может нарисовать меня голой в любой момент, как только захочет. — Джулия хмуро посмотрела на Линка. — А я-то думала, что ты перестал быть прежним сухарем…

Линк не мог отвести взгляд от портрета. Боже, что будет, когда его увидит Кроуфорд?

— Так измениться я не смогу никогда.

— Представляете! — Из толпы материализовалась сияющая Дейзи. — Билл только что показал мне коммерческие предложения. Он продал почти все! Это настоящий успех!

Линк мрачно посмотрел на Дейзи:

— Я не люблю сюрпризов, особенно при таком стечении народа.

— Какие еще сюрпризы? — Дейзи нахмурилась. — Что случилось?

— Второй портрет. — Линк кивнул в сторону стены. Он был слишком зол, чтобы говорить.

Дейзи обернулась, и Линк увидел, как кровь отхлынула от ее лица.

— Он не должен был здесь висеть. Это же личное…

— Тогда как он сюда попал?

— Наверное, Билл нашел его. Я сказала, что он может взять из студии все, что захочет. Я забыла о портрете. Я очень нервничала — и я забыла. — Дейзи отвернулась от Линка, вне себя от паники.

Линк закрыл глаза.

— Ты забыла. Разве такое можно забыть?

— Линк… — Дейзи была в отчаянии. — Мне жаль. Мне действительно очень жаль.

— Я знаю, что тебе жаль, — Холодные слова Линка больно ранили Дейзи, он видел это по ее лицу, но был слишком рассержен, чтобы обращать на это внимание. — Но ведь это мне придется смотреть после этого людям в глаза. Этот портрет увидят мои студенты.

— Мне очень жаль. — Дейзи говорила так тихо, что Линк едва слышал ее голос.

— Поговорим об этом потом. — Резко повернувшись, Линк столкнулся лицом к лицу с пожилым мужчиной примерно своего роста. — Простите, — протиснувшись мимо мужчины, Линк пошел прочь.

— Линк, мальчик мой! — Его перехватил Кроуфорд, который, нахмурившись, кивнул головой в сторону портретов. — Честно говоря, я представлял тебя не таким.

Началось.

— Ну, понимаете, сэр, Дейзи ведь знает меня с другой стороны.

— Мне кажется, это прекрасно! — Чики сжимала в руках стакан и лучезарно улыбалась Линку. — Дейзи такая талантливая. Ты должен ею гордиться.

— Заткнись, Чики, — одернул жену Кроуфорд. — Ты ничего не понимаешь. Возможно, эта глупая женщина разрушила своим порнополотном его карьеру.

Чики уткнулась носом в стакан, а Линк забыл вдруг о себе. Теперь он думал только о том, какой осел Кроуфорд.

— Как можно считать это порнографией? Дейзи художница. Она…

Он осекся, увидев, что Кроуфорд внимательно смотрит куда-то ему через плечо. Обернувшись, Линк обнаружил сзади Дейзи с пожилым мужчиной, которого толкнул чуть раньше. Рядом с мужчиной стояла худая, элегантно одетая женщина и две ее уменьшенные копии, все с недовольно скривленными ртами и тонкими бровями.

Дейзи была бледна как смерть, а глаза ее горели как угли.

— Чики, Линк, доктор Кроуфорд, позвольте представить вам моего отца. Гордон Флэттери. Моя мачеха — Дениз Флэттери. Сестры Мелисса и Виктория. — Она глубоко вздохнула. — Доктор Кроуфорд — декан факультета гуманитарных наук, папа. А Чики Кроуфорд устраивала мою свадьбу. Это было прекрасно. — Едва сдерживая слезы, Дейзи улыбалась Чики.

— Доктор Кроуфорд, — Гордон Флэттери пожал декану руку. — Линкольн. Миссис Кроуфорд. — Чики важно кивнула в ответ. — Очень приятно познакомиться со всеми вами.

Кроуфорд почти перестал хмуриться, распознав в Гордоне родственную душу, а Линку вдруг захотелось полить их обоих виски из своего стакана. Самодовольные напыщенные ослы!

Чики снова посмотрела на пылающий страстью портрет.

— Вы должны гордиться своей дочерью. Такие талантливые произведения!

Флэттери нахмурился.

— Что ж, Дейзи, безусловно, стала взрослее. Особенно внешне. Она всегда одевалась в какие-то непотребные тряпки.

Гордон Флэттери одобрительно окинул взглядом строгое платье Дейзи, которая тут же напряглась в ответ. Ей уже не хотелось плакать. Она вызывающе выставила вперед подбородок и нахмурилась.

«Давай, Дейзи, — подумал Линк. — Не поддавайся ему. Я не хочу, чтобы тебя расстраивало то, что думает о тебе этот индюк».

Но тут Дейзи повернулась и с тем же выражением лица посмотрела на него. «Погоди-ка…»

— А вот насчет ее работ, — продолжал Гордон. — Я не уверен… — Он осуждающе посмотрел на яркий портрет, а потом повернулся к Линку. — Не знаю, о чем вы думали, когда позволили ей выставить вот это.

— То же самое только что говорил ему и я, — влез в разговор Кроуфорд. — Дейзи, может быть, недостаточно умна, чтобы понять, что такое интимное полотно выставлять не стоит, но о Линке я был другого мнения.

— Линк ничего не знал, — тихо, но твердо произнесла Дейзи. — Он пребывает в таком же ужасе, как и вы.

Линк открыл было рот, чтобы что-то сказать, но его перебил Гордон Флэттери:

— О чем ты вообще думаешь, Дейзи? Ведь твоему мужу жить среди этих людей, работать с ними. Здесь его студенты.

У Линка перехватило дыхание — он слышал эхо собственных слов.

— Я думала о Линке. — Набрав побольше воздуху, Дейзи продолжала: — Я разглядела две стороны его личности, и мне захотелось нарисовать обе. Так я и сделала, и считаю это своей лучшей работой, и не жалею о ней.

Повернувшись, она встретилась глазами с Линком, сердитая и несчастная, но в то же время гордая и непреклонная.

— Да, не жалею. Это очень хороший портрет, и ты должен гордиться, что тебя увидели таким. — Дейзи закусила губу. — Я горжусь тем, что ты похож на оба этих портрета.

Выпивка придала Чики смелости.

— Я думаю точно так же, — сказала она. — Оба портрета просто прекрасны.

— Сказал же тебе — заткнись. — Кроуфорд презрительно посмотрел на жену. — Ты — такая же бестолковая, как Дейзи.

— Почему ты не уйдешь от него? — вдруг выпалила Дейзи, обращаясь к Чики. — Он — ужасный человек. Всегда пристает к другим женщинам, а с тобой обращается как с дерьмом. Уходи от него и тогда вздохнешь наконец свободно.

В наступившей зловещей тишине Линк оглядел собравшихся вокруг него людей и вдруг понял, что только один человек волнует его по-настоящему. И пора сказать об этом, но сначала пусть договорит Дейзи. Линк устал затыкать ей рот.

Первым обретя дар речи, Кроуфорд произнес:

— Ну, хватит!

Но Чики вдруг спросила:

— А куда я пойду?

Дейзи еще упрямее задрала подбородок.

— Ты можешь жить со мной. Я уезжаю отсюда и не знаю, где именно буду жить, но ты можешь поехать со мной. Уходи от него. Ты для него слишком хороша. И пьешь ты только потому, что этот человек делает тебя несчастной.

Чики посмотрела на стакан, который держала в руках, так, словно видела его в первый раз. Потом поставила его на ближайший столик и побрела прочь.

— Послушай, ты! — Кроуфорд придвинулся к Дейзи.

— Нет, — остановил его Линк. — Вы не смеете говорить в таком тоне с моей женой.

Дейзи повернулась, чтобы последовать за Чики, но Линк схватил ее за руку, продолжая при этом разговор с Кроуфордом:

— А если ты хоть раз прикоснешься к Дейзи, я не только переломаю тебе пальцы, но и сообщу совету университета о твоих сексуальных домогательствах. Даже не знаю, почему я ждал четыре месяца, прежде чем сказать тебе об этом, старый козел.

Кроуфорд уронил стакан с выпивкой. Осколки стекла разлетелись по мраморному полу.

— Что?

Но Линк уже повернулся к отцу Дейзи.

— Я очень горжусь работой Дейзи, а вы — просто слепец, если не видите, насколько талантлива ваша дочь. Все остальные это видят. Единственная ее ошибка в этот вечер — дурацкое черное платье и бант на затылке. А ведь она надела его для вас и для меня. — Он поглядел сверху вниз на Дейзи. — Никогда больше не делай этого. Ты так странно выглядишь в строгом платье. Как будто это не ты.

Дейзи нахмурилась:

— Послушай, тебе не надо…

— Пойдем.

Линк потащил Дейзи через толпу в кабинет Билла, подальше от этих идиотов, и она покорно побрела за ним. Рука ее была холоднее льда. Когда они оказались наконец в полутьме кабинета, освещавшегося лишь тусклым светом, падавшим через окно, Линк сказал:

— Прежде всего забудь о переезде. Чики можно поселить в моей спальне. Но ты останешься со мной.

Развернув ошеломленную Дейзи спиной, Линк расстегнул ее платье, снова наслаждаясь видом белого тела и кружевного черного белья.

Дейзи попыталась вырваться.

— Подожди! Что ты делаешь?

— То, что должен был сделать до того, как мы приехали сюда.

Он стянул платье через голову Дейзи, несмотря на ее сопротивление. Затем подошел к окну, открыл его и выбросил платье на улицу.

— Линк!

Дейзи кинулась к окну, но Линк перехватил ее. Он сдернул с головы жены бант и взъерошил пальцами кудряшки, которые стали от этого такими же пышными, как раньше. Затем Линк поцеловал Дейзи.

— Я люблю тебя, — сказал он. — Я растерялся немного, но это была минутная слабость. И я люблю именно тебя. Тебя, а не женщину, которая могла бы носить такое платье. — Он снова пылко поцеловал Дейзи, пытаясь вернуть ее к жизни, как спящую красавицу в волшебной сказке.

Губы его были горячими и жадными. Вскоре Дейзи оставила попытки сопротивляться. Так приятно было освободиться от этого ужасного платья, и еще приятнее — оказаться в объятиях Линка. Она снова хотела его, как хотела всегда. Это было все равно что вернуться домой.

— Я думала, что ты никогда уже больше не обнимешь меня так, — прошептала Дейзи.

— Я глуп, но не настолько.

Линк покрывал поцелуями ее волосы, ее лоб, нос, а потом ее губы. Дейзи тихонько рассмеялась. И тут же почувствовала его губы на шее, на груди, и ей захотелось отдаться ему целиком, но их по-прежнему разделяло слишком многое.

Дейзи отодвинулась ровно настолько, чтобы заглянуть в глаза Линку.

— Я должна признаться тебе, что ошибка с портретом была почти преднамеренной. — Линк смущенно нахмурился, а Дейзи попыталась объяснить: — Сказав Биллу, что он может взять из студии все, что захочет, я втайне хотела, чтобы люди увидели Дейзи Флэттери, ту часть меня, которую мне пришлось скрывать в последнее время.

— Понимаю. — Линк снова обнял ее. — Наверное, и во мне есть частичка Дейзи Флэттери, и это именно она выкинула в окно твое платье.

Дейзи улыбнулась, но ей необходимо было убедиться, что Линк понял все до конца.

— Знаешь, я не собираюсь стесняться себя, даже если кажусь кому-то странной. И я не стесняюсь этого портрета.

— Я тоже. — Линк крепче прижал ее к себе. — Всякий раз, когда подкатит депрессия, я буду смотреть на него и думать: «Вот каким видит тебя Дейзи». И буду немедленно на тебя набрасываться.

Он снова наклонился, чтобы поцеловать Дейзи. Она наконец испытала колоссальное облегчение и возбуждение, и плевать, что все это происходит прямо посреди галереи Билла.

— Линк, но в чем я поеду домой?

— Мне наплевать. Твоя нижняя юбка выглядит прекрасно.

Линк сжал ладонью грудь Дейзи, она сдалась и приникла к нему всем телом, но тут открылась дверь кабинета.

— Я знаю, что ты хотел поговорить с Дейзи наедине, — сказала Джулия, пристально вглядываясь в темноту после яркого света выставочного зала. — Но если ты орешь тут на нее, то я должна вмешаться.

— Он выкинул в окно мое платье. — Дейзи отстранилась от Линка, прежде чем Джулия успела их разглядеть. — Спутал мои волосы и выкинул в окно платье.

— И правильно. В нем ты была похожа на чучело. — Джулия повернулась, чтобы уйти.

— Пожалуйста, принеси ее пальто. — Линк снова притянул к себе Дейзи, скользя в темноте рукой по ее спине все ниже и ниже, прижимая крепче к себе, чтобы она почувствовала его возбуждение. Дейзи закрыла глаза от удовольствия. — А то Дейзи стесняется выходить в одном белье. К тому же нам пора домой.

— Почему? — Джулия удивленно застыла на пороге — Ведь вечеринка еще только началась, и все идет чудесно. Это великий день в жизни Дейзи. Вы не можете уйти сейчас домой.

Руки Линка гладили в темноте Дейзи, от возбуждения она не могла произнести ни слова. Зато Линк мог.

— Нам надо кое-что обсудить наедине.

Джулия поморщилась.

— Если тебе надо обсудить с ней то же, что всегда, в этом кабинете есть замок.

Выйдя, Джулия закрыла за собой дверь, и Линк запер ее, а затем снова повернулся к Дейзи.

— А теперь покажи мне, где крючки на твоем новом белье.

— Послушай, мы не можем прямо здесь. — Дейзи пыталась бороться с охватившей ее страстью. — Там ведь мой отец.

Линк лишь крепче сжал ягодицы Дейзи.

— Это не отец. Это спермодонор. Забудь о нем. Он идиот. Подумай лучше обо мне. Я — просто чудо.

Линк стянул через голову комбинацию Дейзи, и она поежилась от холодного воздуха. Но так приятно было чувствовать на теле горячие руки Линка.

— Ты уверен в себе до конца?

— Да. — Голос Линка звучал нетерпеливо.

Он прижал Дейзи к столу Билла и обнял так крепко, что дыхание ее стало неровным.

— Перестань притворяться недотрогой, Булочка. Я ведь видел, какие картинки ты с меня нарисовала. Ты считаешь меня почти богом.

Найдя крючки на белье, Линк стал расстегивать их. Дейзи забыла обо всем и отдалась целиком охватившему ее возбуждению.

«У меня есть все, что надо для счастья», — это была ее последняя мысль, больше она не могла уже думать ни о чем.

Позже, запахнувшись в свое черное пальто, Дейзи прошла через толпу гостей, улыбаясь каждому, наслаждаясь восхищением по поводу ее работ и мыслью о любви Линка, которая не вызывала больше сомнений. Кроуфорд был зол, как черт, отец смотрел на нее с отвращением, мачеха отворачивалась, но Дейзи было все равно. К тому же ей показалось, что сестры смотрят на нее с завистью. «Не удивительно, — подумала она, взглянув на Линка. — Всегда лучше быть Золушкой, чем ее сводной сестрой. Надо только дождаться счастливого конца».


Когда Линк проснулся на следующее утро, Дейзи не было рядом. Его охватила было паника, но тут он обнаружил на столике у кровати записку.

«Ушла повидать Чики. Вернусь к одиннадцати. Люблю. Дейзи».

Положив записку в ящик стола, Линк оделся и вывел Юпитера погулять. Он бросал палки, чтобы Юпитер приносил их, а сам думал о Дейзи и ее отце.

Ведь он мог стать точно таким же. Если бы Дейзи не полюбила его, он мог бы стать таким же. Она спасла его, а он чуть было ее не погубил. Она надела ради него это ужасное платье. Еще прошлым летом этот наряд понравился бы ему. Слава Богу, он изменился.

Тут к Линку подошли какие-то подозрительно тихие Оливия и Эндрю.

— Дейзи дома?

Линк улыбнулся им и знаком предложил сесть рядом.

— Она скоро вернется.

Эндрю бросил палку для Юпитера, но она приземлилась со стороны слепого глаза собаки, и Юпитер сидел, ничего не понимая, пока Эндрю не показал ему, где палка.

— Мы не можем оставаться надолго. — Оливия заметно нервничала. — Просто пришли показать Дейзи вот это.

Это был музыкальный альбом с пятью смеющимися музыкантами на ярком блестящем конверте. Лицо одного из них казалось Линку смутно знакомым.

— Дейзи случайно не могла знать одного из этих ребят? — осторожно спросила Оливия.

— Дейзи знает всех. — Линк взял из рук девушки альбом. — А что?

— Там есть одна песня… — Оливия вдруг покраснела. — Стихи напечатаны внутри конверта. А мы лучше пойдем.

Оливия встала, и они с Эндрю весьма поспешно покинули Линка.

Линк вынул из конверта вкладыш с текстами песен и стал проглядывать их, пока не наткнулся на песню под названием "Дейзи «Парадиз». Слова отличались откровенностью. Песня была о том, как автор занимался любовью с черноволосой женщиной, тело которой было словно создано для того, чтобы погружаться в него, пока не умрешь от удовольствия. Линк снова посмотрел на фотографию музыкантов. Так и есть. Человек со знакомым лицом был Дерек. Это он записал альбом.

Прислонившись к столбику крыльца, Линк подумал было о том, чтобы задушить Дейзи, но тут же отогнал от себя эту мысль. Ведь если одна из его бывших любовниц решит заняться роком, он может оказаться в таком же положении. Когда любишь такую женщину, как Дейзи, надо быть готовым к подобным сюрпризам.

О том, чтобы отказаться от нее, не могло быть и речи.

Линк снова подумал о Дейзи, обо всем, что раздражало его в ней поначалу, даже приводило в отчаяние, обо всем, что, собственно, делало ее неповторимой, неподражаемой, его любимой Дейзи.

Затем он встал и решительно отправился менять свою жизнь.


Когда Дейзи вернулась в одиннадцать домой, ей пришлось припарковать ненавистный черный автомобиль Линка позади красной спортивной машины.

— Чья это машина? — спросила Дейзи, подходя к дому, и тут же застыла, изумленная.

Линк сидел на крыльце с Лиз, Энни и Юпитером. На всех животных были ярко-красные ошейники. Энни поприветствовала хозяйку своим скрипучим мяуканьем, Юпитер залаял и свалился с крыльца, а Лиз приоткрыла один глаз и снова его закрыла. На Линке тоже был красный свитер.

— Вот это сюрприз! — Дейзи тряхнула головой, ослепленная яркостью красного цвета.

— Иди сюда. — Линк потянулся было к Дейзи, но она сделала шаг назад.

— Линк, это же парадное крыльцо. Соседи увидят.

— Ну и хорошо. Пусть видят.

Притянув Дейзи к себе, Линк поцеловал ее. Она густо покраснела, но тут накатила хорошо знакомая волна желания. Дейзи позволила себе расслабиться и ответить на поцелуй Линка. Потом Дейзи растерянно посмотрела по сторонам и увидела доктора Бэнкса, который махал им со своего участка. Дейзи покраснела еще сильнее, а Линк энергично помахал в ответ.

— Что это? — спросила Дейзи.

— Новый Линк Блейз.

— Эй! — Дейзи попыталась оттолкнуть его. — Мне очень нравился старый Линк. Оставь его, пожалуйста, в покое.

— В его жизни не хватало ярких красок. Когда к нам переезжает Чики?

— Она не переезжает. Чики наняла адвоката. Уедет Кроуфорд. Никогда еще не видела ее такой счастливой.

— Хорошо. — Линк потерся носом о волосы Дейзи. — Твои волосы отлично пахнут. Чем ты их мажешь?

— Это просто такой шампунь. Ты потрясающе смотришься в этом свитере. А чья это машина?

— Наша.

Дейзи резко вскинула голову.

— Наша?!

Линк улыбнулся.

— Ну хорошо, ее пока дали нам на пробу. Если понравится, то станет нашей навсегда. У нее такие мощные колеса. Мы никогда больше не застрянем в снегу.

Дейзи встала, чтобы лучше рассмотреть машину.

— А мы можем покататься вокруг дома? У меня никогда в жизни не было новой машины.

— Попозже. — Линк усадил Дейзи себе на колени. — А сейчас я расскажу тебе одну сказку.

— Правда? — Дейзи устроилась поудобнее. — Тебе не тяжело?

— Нет. Слушай внимательно. — Дейзи была такой мягкой и теплой, прижав ее к себе, Линк почувствовал, что не может говорить. Но Дейзи подняла на него вопросительный взгляд, и Линк начал: — Однажды жил-был принц, которого заключили в башню с люминесцентным освещением.

— О, так это сказка из нашей жизни.

— Замолчи. А потом пришла волшебница с черными кудрявыми волосами и освободила принца. Но он не очень обрадовался, потому что немного побаивался волшебницы.

Дейзи нахмурилась, и Линк вспомнил, как увидел ее первый раз в той ужасной синей шляпе. Он рассмеялся.

— А почему он ее боялся? — потребовала ответа Дейзи.

— Потому что она была волшебницей. Честно говоря, принц так боялся того, что она колдунья, что все время пытался превратить ее в принцессу.

— Дурак, — прокомментировала Дейзи.

— Точно, — согласился Линк. — Так вот, принц не мог ее оставить, потому что они заключили сделку. Сделку Золушки. Принц должен был оставаться с ней до полуночи, как бы странно она себя ни вела.

— Как, должно быть, тяжело пришлось принцу, — сочувственно покачала головой Дейзи.

— Больше всего ему не нравилось, что его все время перебивали, когда он рассказывал сказку, — с упреком посмотрел на нее Линк.

— Извини.

— Так вот, однажды колдунья превратила сама себя в принцессу. Она надела черное платье, сидела тихо-тихо и вела себя хорошо. И еще она перестала рассказывать сказки. — Линк крепче сжал плечи Дейзи. — Это очень испугало принца, потому что к тому времени он уже успел в нее влюбиться.

Дейзи приблизила лицо к лицу Линка.

— Почему?

Улыбнувшись, Линк чмокнул ее в нос.

— Потому что она была доброй, и смешной, и теплой, и потрясающей в постели. Хотя ей было почти совершенно невозможно рассказывать сказки.

— Ну, это очень длинная сказка.

— Мы почти добрались до конца. Так вот, принц велел принцессе снова превратиться в волшебницу, и она превратилась, но возникло еще больше проблем, потому что между принцами и колдуньями всегда возникает множество проблем, как бы сильно они ни любили друг друга.

Дейзи вдруг затихла в его объятиях, и Линк снова крепче прижал ее к себе.

— Еще больше проблем? — тихо переспросила она.

— Ребята принесли нам одну пластинку. Мы прослушаем ее попозже. Так на чем я остановился? Ах, да. Принц, который все же не был полным идиотом, хотя иногда вел себя по-идиотски, заметил, что его возлюбленная перестала быть такой уж колдуньей.

Она немного изменилась, возможно, ради него. Тогда он решил, что тоже может измениться. И купил себе красный свитер, хотя тот казался ему отвратительным, и пообещал, что, если она останется с ним, никогда больше не будет покупать люминесцентные лампы. И стал ждать, что ему ответят. Ах да, еще он купил ей подарок. — Пересадив Дейзи на одно колено, Линк достал из кармана коробочку. — Не знаю, понравится ли тебе. Но я старался.

Дейзи хотела сказать, что ей не надо подарков, но Линк так внимательно смотрел на нее, что она просто не смогла произнести эти слова. Она открыла коробочку. Внутри лежало кованое серебряное кольцо с неровным речным жемчугом — не то, что понравилось ей в Пенсильвании, но в том же стиле.

— Оно выглядело как кольцо Дейзи Флэттери, — сказал Линк. — Я подумал, что оно понравится тебе больше того, на котором настоял я.

Дейзи сидела, словно пораженная громом, пытаясь понять, что происходит. Чтобы вспомнить о кольце, Линк, должно быть, прокрутил в памяти каждую секунду, проведенную ими вместе. Линк давал ей шанс снова стать Дейзи Флэттери.

Дейзи вытянула вперед правую руку.

— Я буду носить оба.

На мгновение Линк крепко прижал ее к себе, потом вынул из коробочки кольцо и надел на средний палец правой руки Дейзи.

— Останься со мной, Дейзи. Пусть полночь Золушки не наступит для нас никогда. Будь со мной, рожай от меня детей, бери под опеку дефективных животных, — живи со мной долго и счастливо, как в сказке.

— Я люблю тебя, — прошептала Дейзи. — Я никогда не смогла бы тебя оставить.

Последовал долгий поцелуй. Дейзи устроилась поудобнее в объятиях Линка. Так хорошо было чувствовать себя любимой, желанной, и было совершенно наплевать, кто их увидит и что при этом подумает.

— Вообще-то, — сказал Линк, прижимаясь губами к волосам Дейзи, — чтобы ты почувствовала силу моей любви, нам лучше зайти в дом. Соседи уже видели ровно столько, сколько могут выдержать добропорядочные граждане тихого Прескотта, не вызывая полицию.


Много позже Дейзи сонно пошевелилась рядом с Линком, и этого оказалось достаточно, чтобы разбудить его.

— Забыла спросить — к этой машине прилагаются воздушные подушки?

— Наверное, — пробормотал Линк. — А почему ты вдруг вспомнила сейчас о воздушных подушках?

— Не забудь спросить продавца. — Дейзи улыбнулась ему своей солнечной улыбкой, от которой у Линка, как всегда, перехватило дыхание. — Я хочу, чтобы мы были в полной безопасности. Чтобы наша долгая и счастливая жизнь длилась как можно дольше.


home | my bookshelf | | Чудесное превращение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу