Book: Последний холостяк



Последний холостяк

Бетина Крэн

Последний холостяк

ПРОЛОГ

Лондон, 1882 год

Она потупила взгляд, опустив длинные ресницы.

Он коснулся кончиком носа мочки ее уха.

Она томно вздохнула.

Он улыбнулся.

Трепеща от вожделения, любовники слились в страстном поцелуе, порывисто освобождаясь от одежды, комкая кружева и роняя их на паркет. Легкое пощелкивание бесчисленных пряжек, блях, пуговиц и крючков на юбках и корсаже, тихое шуршание шелковой ткани и цоканье каблуков кружило обоим голову, возбуждая их с каждой минутой все сильнее.

Швырнув на ворсистый ковер корсет и ажурное, словно морская пена, белье, они устремились к широкой кровати с упругим матрацем, покрытым льняной простыней. Черные чулки на стройных ножках обнаженной красавицы подчеркивали белизну бархатистой кожи и соблазнительность бедер. На ее щечках алел румянец, чувственный ротик был полуоткрыт, а трепетные ноздри раздувались, жадно втягивая душный воздух.

Мужчина окинул свою возлюбленную страстным взглядом и привлек ее к себе, упершись в амурное ложе коленом.

Женщина облизнула пухлые губки и провела ладонями по его волосатой груди и животу. В ее сверкающих от страсти глазах промелькнула тень беспокойства и сомнения.

Он понял ее без слов и поспешил успокоить:

– Не волнуйся, сюда никто не войдет. Об этом укромном гнездышке никому не известно, а хозяин трактира – мой приятель, он еще ни разу меня не подводил.

– Я верю тебе, дорогой! – с дрожью в голосе сказала она. – Но меня обуревают сомнения… Не сердись, но мне почему-то страшно…

– Надеюсь, ты боишься не меня, любимая! – обнимая ее гибкий стан, хриплым голосом ответил он. Она запрокинула голову и застонала. – Ты ведь знаешь, что я не причиню тебе боли или неудобств, я слишком дорожу тобой, моя радость.

– Дело в том, что мой покойный супруг не был пылким и многоопытным любовником. И я боюсь, что… – Она смолкла, густо покраснев от стыда.

– Ах, так вот что тебя тревожит! – Он понимающе улыбнулся. – Не надо бояться моих ласк! Главный шаг уже сделан, ты здесь, и это значит, что ты послушалась зова своего сердца. – Он сжал руками ее пышный бюст и добавил: – Коль скоро ты доверила мне свое сердце, стоит ли сомневаться в том, что я не причиню вреда другим твоим прелестям? – Он сжал ей пальцами сосок, и новый громкий стон сорвался с ее губ.

Дрожа от возбуждения, она зажмурилась и позволила ему запечатлеть поцелуй на своих губах. Он погладил ее по шелковистым локонам, похожим на расплавленное золото, и вдруг повалил ее на кровать. Млея от тяжести его мускулистого тела, она пролепетала:

– Мы всегда будем отныне вместе?

– Как ты можешь в этом сомневаться? – промурлыкал он, раздвигая коленом ее стройные ножки. – Разумеется, всегда! Иначе и быть не может, мой ангелочек!

Она обняла его за плечи и выгнулась дугой.

Он сжал пальцами ее бедро, теряя контроль над собой.

Внезапно из коридора донесся пронзительный шум. Любовники оцепенели, за дверью нетерпеливый женский голос произнес:

– Вы точно знаете, что они здесь? Эй, вы там! Немедленно отворите, иначе будет скандал! – Послышался настойчивый стук в дверь. Любовники притихли. – Если вы мне сейчас же не откроете, я заставлю сделать это владельца трактира!

Ужас охватил застигнутых врасплох грешников. От ударов дверь задрожала, послышалось бряцание ключей, протестующий голос хозяина гостиницы, щелкнул дверной замок – и дверь распахнулась. В ту же секунду обнаженная парочка накрылась покрывалом. В дверном проеме возникла дама, одетая в черное шелковое платье и с вуалью на лице. Однако молодая женщина, лежавшая на кровати, узнала ее и вскрикнула:

– Леди Антония!

Бесцеремонная незваная гостья, нарушившая их идиллию, вошла в спальню, окинула презрительным взглядом разбросанную по полу одежду, обернулась и гневно посмотрела на хозяина заведения.

Дрожащий бедняга промямлил:

– Простите меня, сэр, но я был вынужден подчиниться! Полагаю, что мое дальнейшее присутствие здесь не обязательно, это весьма щекотливое личное дело. Мне искренне жаль, что все так вышло!

С этими словами он удалился, закрыв за собой дверь.

Леди Антония расправила плечи и откинула вуаль. Ее удивительно красивое лицо дышало праведным гневом, высокая грудь вздымалась, уверенный тон и решительное поведение свидетельствовали о том, что она не впервые затевает подобные скандалы.

– Как ты могла так низко пасть, Камилла! – всплеснув руками, воскликнула она. – Так-то ты отблагодарила меня за все, что я для тебя сделала? Боже, какое бесстыдство!

– Позвольте мне вам все объяснить! – чуть не плача, отвечала падшая красавица.

– Объяснения излишни! Мне все и так понятно! – сказала леди Антония, окидывая насмешливым взглядом распутницу с головы до босых ног, выглядывающих из-под скомканного покрывала. – Ты покрыла себя позором и подорвала мою веру в тебя!

– Пощадите, леди Антония! – взмолилась несчастная, обливаясь слезами стыда и раскаяния. – Выслушайте меня! Мы с Бертраном любим друг друга! – Она разрыдалась и уткнулась лицом в волосатую грудь своего любовника.

Бертран Ховард, молодой холостой чиновник, делающий успешную карьеру, вздрогнул и хрипло произнес:

– Послушайте, леди Антония! Вы не имели права вторгаться сюда так бесцеремонно и устраивать здесь скандал! Прошу вас покинуть номер!

– Я – не имею права? – изумленно переспросила разгневанная дама. – Вы заблуждаетесь! Я не только вправе, но и обязана встать на защиту Камиллы! Ведь это я приютила ее в своем доме, когда она внезапно овдовела, и оплатила все ее бесчисленные долги! А в благодарность за мою заботу о ней она покрыла себя бесчестьем, упав в объятия закоренелого повесы и неисправимого ловеласа! Я не могу допустить, чтобы вы разбили ее сердце и бросили на произвол судьбы!

– Но я вовсе не закоренелый повеса, не искуситель и не бесчестный обманщик, – возразил Бертран, безуспешно пытаясь высвободиться из объятий Камиллы.

– Неужели? И что же, позвольте вас спросить, вы намеревались сделать, удовлетворив свои низменные желания? Молчите? Так я сама за вас отвечу – вы намеревались исчезнуть! – Леди Антония погрозила Бертрану пальцем. – Вы собирались вернуться к своим приятелям, таким же закоренелым негодяям, а бедную Камиллу оставить с разбитым сердцем и погубленной репутацией. Но этот номер у вас не прошел! Бедняжка! – Она с жалостью взглянула на плачущую молодую вдову. – Она так легкомысленна и доверчива! Ей не хватает благоразумия. И вы не преминули воспользоваться этим. Как это жестоко, сударь! Ведь она еще не оправилась от немилосердного удара, нанесенного ей злым роком, – смерти своего супруга. Как же вам не стыдно!

Глаза Бертрана вспыхнули от гнева, лицо покраснело, губы задрожали.

– Надо как-то исправить ситуацию, – холодно промолвила леди Антония. – Пока еще не поздно…

– Что вы подразумеваете, миледи? – нахмурившись, спросил он.

– Вы же не хотите, чтобы ваш аморальный поступок стал известен влиятельным членам правительства? Надеюсь, вы понимаете, какими это чревато для вас последствиями? Ваша карьера будет загублена, вас перестанут принимать в приличных домах, от вас отвернется высший свет. А ведь вы еще так молоды! Есть лишь один способ исправить положение – жениться на Камилле! И как можно скорее! Я берусь все устроить.

– Жениться? – У Бертрана помутилось в голове. В комнате воцарилось молчание. Он посмотрел в заплаканные глаза Камиллы, скользнул взглядом по неумолимой защитнице ее репутации, тяжело вздохнул, мысленно прощаясь с беспечной холостяцкой жизнью, и понял, что очутился в ловушке, подобно крысе, польстившейся на вкусную приманку.

Под угрозой оказалось не только его доброе имя, но и будущее: ведь невозможно рассчитывать на успешную карьеру, покрыв себя несмываемым позором! Он помрачнел и кивнул в знак согласия.

Леди Антония улыбнулась и покинула помещение, чтобы парочка могла одеться и привести себя в порядок. Как только они вышли в коридор, она взяла Камиллу под локоть и заявила, что сегодня же позаботится о том, чтобы «Таймс» опубликовала объявление об их предстоящей женитьбе. Пригласив мистера Ховарда к себе вечером следующего дня для обсуждения деталей торжества, она предложила любовникам покинуть гостиницу через черный ход и уехать в ожидающем их на улице экипаже.

Новоиспеченный жених Камиллы сунул руки в карманы брюк, стиснул зубы и кивнул. Лишь очутившись на улице, он спохватился и заявил, что ему нездоровится и он хочет немного прогуляться.

– До скорой встречи, – язвительно сказала леди Антония, опустила вуаль и забралась в карету.

Камилла мечтательно вздохнула и последовала за ней.

Вскоре улочка перед трактиром опустела. И только цоканье лошадиных копыт в темноте да скрип рессор экипажа, растворившегося в тумане, напоминали о случившемся здесь любопытном инциденте перепуганному до смерти владельцу заведения, с опаской выглядывавшему из-за двери.

Глава 1

– Хоскинс! Подай большую бутылку шампанского в мой будуар наверху! Да поживее! – распорядилась леди Антония Пакстон, входя в холл своего особняка на Пиккадилли и отдавая престарелому дворецкому шляпу, перчатки и накидку. В ее лучистых глазах сверкали задорные искры.

– Хотите что-то отпраздновать, мадам? – с вежливой улыбкой осведомился он, поворачиваясь лицом к Камилле Адаме, чтобы помочь ей раздеться.

– Да, Хоскинс, можешь поздравить Камиллу: она сегодня стала невестой мистера Ховарда.

– В самом деле? – Дворецкий удивленно вскинул кустистые седые брови. – Неужели мистер Ховард решился расстаться с холостяцкой жизнью и остепениться?

– Да, представь себе, мой дорогой Хоскинс, – подтвердила Антония и улыбнулась, вспомнив испуганную физиономию помощника товарища министра торговли, застигнутого ею без его любимого зеленого галстука в полоску. А каким важным франтом выглядел этот высокий брюнет, когда приезжал к ним проведать Камиллу! Сколько самодовольства было в его надменном взгляде!

– Бедняга, – пробормотал дворецкий и поспешил унести одежду дам в гардероб. – И ему не удалось уберечься от эпидемии женитьб, охвативших этот дом в последнее время.

И действительно, за три минувших года хозяйка Пак-стон-Хауса сумела удачно выдать замуж не один десяток своих подруг и добрых знакомых. Сватовство стало ее хобби после смерти супруга, достопочтенного сэра Джеффри Пакстона. Вторым ее увлечением было выхаживание больных бездомных кошек. Она была твердо убеждена, что как любая вдова, так и кошка имеют право на свой дом, а потому посвящала все свое время охоте на породистых котов и знатных холостяков.

Проводив дворецкого насмешливым взглядом, Антония взяла в руки канделябр, стоявший на столике, и стала подниматься на второй этаж. Камилла догнала ее на площадке и сказала, что хотела бы немного отдохнуть в своей спальне, так как у нее разыгралась мигрень.

Антония вздохнула, догадавшись о причине этого недуга, и направилась к массивным створчатым дверям своего будуара, расположенного в конце длинного коридора. «Несомненно, – думала на ходу она, – глупая и доверчивая Камилла мучается от неудовлетворенного желания». Но слезы помогут ей уснуть, а сон принесет утешение. Глупышка не понимает, насколько легкомысленно она поступила, упав в объятия мистера Ховарда, бывалого искусителя и закоренелого холостяка. Слава Богу, теперь его коварные планы сорваны, и ему не удастся соскользнуть с ее крючка!»

Роскошно обставленный просторный будуар благоухал ароматом дорогих духов и был залит светом множества свечей. Окна были затянуты парчовыми портьерами, в мраморном камине разожжен огонь, рядом в удобном кресле сидела пожилая женщина в вязаной шали и золотых очках, словно бы сошедшая с одного из портретов в золоченых рамах, развешанных на стенах, и читала.

– Антония! – воскликнула она, отложив книгу на столик из полированного красного дерева. – Я сгораю от нетерпения поскорее узнать, как все прошло!

– Великолепно, тетя! Можете поздравить меня с успехом! – ответила Антония, подходя к камину и протягивая к огню озябшие руки. – Не пройдет и месяца, как наша милая Камилла станет миссис Ховард.

– Вот и славно, – сказала с улыбкой тетушка Гермиона. – Я за нее рада. Но где же сама счастливая невеста?

– Наверное, плачет от счастья в подушку, – язвительно промолвила Антония, развязывая шейный платок и расстегивая верхние пуговицы на платье. – Я велела дворецкому подать сюда бутылку шампанского. Надо отпраздновать это радостное событие. Кстати, куда подевались все остальные?

– Пруденс и Поллианна приводят себя в порядок, они ведь не думали, что ты так быстро вернешься. Остальные легли спать. Присаживайся, я хочу услышать подробности! Где же ты их обнаружила?

– В гостинице «Бентик», разумеется, где тайно встречаются с любовницами завсегдатаи клуба «Уайтс». Я подозреваю, что хитрый владелец этого притона делает скидку для постоянных клиентов, – сказала с усмешкой Антония.

В этот момент двери распахнулись и в комнату вошли две немолодые женщины, одетые в одинаковые серые платья и кружевные чепцы.

– Как быстро, однако, ты вернулась! И наверное, с хорошим известием! – воскликнула одна из них, миссис Куимбиз, усаживаясь в кресло.

– Значит, еще один холостяк угодил в твой капкан! – сказала другая, поправляя на носу очки.

– Да, Поллианна, я добыла очередной трофей, – самодовольно подтвердила Антония, устраиваясь поудобнее в кресле и вытягивая ноги, обутые в туфли на высоких каблуках, к решетке камина. – Вернее, он сам угодил в мою ловушку, этот самоуверенный негодяй. Разумеется, войдя в гостиничный номер, он зря времени там не тратил: за какие-то полчаса сумел не только раздеть нашу доверчивую вдовушку, но и уложить ее в постель. Видели бы вы физиономию этого вертопраха, когда я ворвалась в комнату в решающий момент! У него отвисла челюсть, а глаза чуть было не вылезли из орбит от испуга. Еще бы, ведь я застала его голым.!

– Какой скандал! – воскликнула Поллианна и покачала головой.

– Неслыханный позор! – согласилась с ней Антония и удовлетворенно откинулась на спинку кресла.

– Представляю, что ты при этом испытала, бедняжка, – сочувственно промолвила Поллианна. – Я бы на твоем месте упала в обморок.

Антония с трудом сдержала смех.

– Уверяю тебя, милая Поллианна, что лицезреть обнаженные мужские плечи мне доводилось и прежде. В конце концов, я ведь тоже вдова.

– Как и все мы здесь, – заметила ее собеседница. – Но лично мне никогда не доводилось видеть голого мужчину. И надеюсь, что не придется. Мое слабое сердце не выдержит такого срама!

Пруденс Куимбиз хихикнула и промолвила:

– Что ж, дорогая сестрица, будь я женой Фарли Куимбиз, я бы тоже предпочла остаться в неведении относительно его обнаженного тела.

В комнату вошел дворецкий Хоскинс, неся на серебряном подносе бутылку шампанского и высокие хрустальные бокалы. Пока он откупоривал бутылку и разливал игристое вино, Антония в деталях описала сцену своего проникновения в номер, испуг захваченных ею в постели голубков и трусливое поведение Бертрана Ховарда. Ее живой рассказ поверг всех слушателей в шок. И только Хоскинс, удаляясь из будуара, тихо пробормотал:

– Бедняга! Как ему не повезло!

Антония снова торжествующе усмехнулась и, подняв бокал, произнесла тост:

– Итак, выпьем же за очередного новоиспеченного мужа. Его порядковый номер… Боже, кажется, я сбилась со счета!

– Мистер Ховард стал твоей тринадцатой жертвой, – подсказала ей тетушка Гермиона.

– Значит, всего набралась уже чертова дюжина! – воскликнула Антония. – Вот это настоящая победа над греховодниками! И кто, спрашивается, после этого слабый пол?

Дамы прыснули со смеху.

– Что же касается употребленного тобой, дорогая тетя Гермиона, словечка «жертва», то позволь мне тебе напомнить, что невинных ягнят среди похотливых козлов не бывает. Они сами пытались соблазнить моих подруг, и я сочла своим святым долгом направить этих заблудших грешников на праведный путь и принудить их вступить в законный брак с соблазненными ими дамами.

Это была истинная правда. Каждый из тринадцати бедолаг, попавшихся в ее капкан, успел прослыть в Лондоне старым холостяком и искусным ловеласом. Антония лишь умело воспользовалась их слабостями и восстановила справедливость.

– А теперь я предлагаю поднять бокалы за здоровье и счастье нашей милой Камиллы! – с очаровательной улыбкой добавила она. – Пусть у нее будет чудесный дом в Мейфэре, трое славных деток и достаточно денег, чтобы удовлетворить все свои прихоти.

– А также приступы мигрени, когда в них возникнет нужда, – вставила с хитрой улыбкой Поллианна, вызвав этим недоумение у всех присутствующих. – Ведь иногда женщине так не хватает головной боли! – вскинув подбородок, воскликнула она.

– Весьма оригинальное замечание, – задумчиво промолвила Пруденс.

Все рассмеялись и, осушив бокалы, начали наперебой предлагать новые тосты: за будущего жениха, за процветание хозяина трактира, в номере которого попались голубчики, за слабый пол и за удачные законные браки. Когда разговор зашел о дне свадьбы, все согласились на том, что лучше всего организовать торжество через месяц – вполне достаточный срок для того, чтобы помолвленные подготовились к церемонии бракосочетания и супружеской жизни.



– Я буду скучать по Камилле! Она такая душка! – сказала Пруденс и промокнула увлажнившиеся глаза батистовым платочком.

– Да, мне даже не верится, что всего спустя месяц она нас покинет, – со вздохом произнесла Поллианна.

Все умолкли, почувствовав легкую светлую грусть.

– И в доме освободится комната, – наконец изрекла Антония, выпрямилась и окинула взглядом книжные полки и письменный стол, на котором царил беспорядок. – Где последний номер журнала «Корнхилл»? Я ощущаю творческий зуд, нам пора выбрать новую жертву!

– Боже, когда же ты наконец уймешься! – простонала тетушка Гермиона. – Правда же, мне все это надоело.

– Спасать души грешников – наш святой долг! – возразила Антония и, обнаружив свежий номер ежеквартального литературного журнала на столе, вскочила с кресла, чтобы взять его и перелистать – Вот они, кандидаты в благочестивые супруги! – воскликнула она, дойдя до частных объявлений.

Пробежав взглядом первую колонку, она нахмурилась, задумчиво пожевала губами и сказала:

– Вот послушайте-ка! Миссис Ф., привлекательная тридцатилетняя дама, брошенная своим уехавшим в Америку мужем, готова согласиться на любое предложение…

– Зачем нам соломенная вдова? – перебила ее Поллианна.

– Согласна, – сказала Антония. – Тогда рассмотрим другой вариант. Миссис Дж., тридцати семи лет от роду, дочь священника, вдовствующая уже восьмой год, страдает от одиночества. Любопытно, что здесь не сказано, от чего скончался ее супруг…

– У священнослужителей всегда рождаются хилые, бледные и непривлекательные дети… Нет, она вряд ли нам подойдет, – сказала Поллианна, чем вызвала недовольство Пруденс. Та нахмурилась и осуждающе взглянула на сестру, никогда не думавшую, перед тем как ляпнуть очередную глупость. Но Поллианна и бровью не повела.

– Вот! – обрадовано воскликнула Антония. – Это именно то, что нам надо. Миссис А., вдова и мать четырех дочерей в возрасте от четырнадцати до двадцати трех лет, не имеющая профессии и хорошего образования, желает…

– Кто же добровольно повесит на себя такую обузу! – брякнула бесхитростная Пруденс, даже не дослушав.

Поллианна горестно покачала головой и с тяжелым вздохом промолвила:

– И все четыре дочери еще не замужем. Это трагедия! Антония наморщила лоб и вновь пробежала строки объявления. Она сама была дочерью вдовы, чей супруг разорился в результате неудачных финансовых операций и вскоре умер от белой горячки, оставив семье в наследство неоплаченные долги. Для Антонии Марлоу-Пакстон, единственной дочери этого неудачника, привыкшей с детства к обеспеченной жизни, внезапная бедность стала не менее сильным ударом, чем утрата отца. Мать была вынуждена продать и прекрасную конюшню, и фешенебельную городскую квартиру, и фамильные драгоценности, и дорогие картины. Как-то незаметно от них отвернулись все друзья, отчаявшаяся вдова впала в меланхолию и день ото дня чахла, пока не сошла в могилу. В семнадцать лет Антония осталась сиротой, лишенной состояния и девичьих грез.

Прогнав непрошеные воспоминания, нахлынувшие на нее после знакомства с одной из частных публикаций в журнале, Антония расправила плечи и сказала:

– По-моему, стоит обратить внимание вот на этот крик души: «Миссис Р., тридцатилетняя вдова, лишившаяся всего своего имущества в результате судебной тяжбы, будет признательна за любую помощь». Она пыталась зарабатывать на жизнь шитьем, но была вынуждена бросить это занятие из-за слабого зрения.

– Может быть, сперва ознакомимся со всеми объявлениями, а потом уже решим, на каком из них нам лучше остановиться? – предложила Пруденс.

Антония кивнула и продолжила чтение коротких печальных историй женщин, погрязших в заботах и нужде. Среди них были и вдовы, и незамужние, и потерявшие своих беспутных мужей. То и дело встречались фразы: «Пропал без вести где-то в колониях», «Исчез во время зарубежной экспедиции», «Уехал во Францию в отпуск и не вернулся». У большинства из этих несчастных было на попечении несколько детей, некоторые остались одинокими, кое-кто пал жертвой аферистов, другие лишились родных и близких в результате эпидемии, иные были выброшены на улицу алчными работодателями по причине их преклонного возраста.

С каждой минутой лицо Антонии становилось все более строгим и напряженным, пальцы сильнее сжимали страницы, а на лбу образовывались новые складки. Перед ее мысленным взором возникали печальные образы этих женщин – их изнуренные непосильным трудом и лишениями лица, сгорбленные плечи, пустые, затравленные глаза. Внезапно она вскинула брови и задумчиво хмыкнула. Текст, привлекший ее внимание, гласил: «Миссис Ф., сорокалетняя вдова, попавшая в отчаянное материальное положение, умоляет взять на работу ее любимую дочь, истинно ангельское создание, страдающее от бесчувственных кредиторов, покушающихся на ее честь».

Этот вопль материнского сердца воскресил в памяти Антонии события ее собственного далекого прошлого: частые визиты в их дом коллег и партнеров ее отца, желавших выразить свое соболезнование в связи с его кончиной; их лестные слова в ее адрес, напыщенные комплименты, сопровождаемые маслеными взглядами и улыбками; непременные бутылки виски на столе и клубы сигарного дыма, грубые приставания и обещания забыть о долгах в случае, если она не станет капризничать и будет послушной и покладистой. Нужда заставила тогда сиротку поступиться своей честью и гордостью…

Не прошло и нескольких месяцев, как ее перестали рассматривать в качестве возможной невесты во всех приличных семьях, отведя ей роль утешительницы холостяков, падких на юных красоток. За два года, на протяжении которых она была вынуждена терпеть бесчисленные унижения, Антония твердо усвоила, что только в браке женщина может обрести надежную защиту и благосостояние. В награду за ее долготерпение и муки провидение наконец послало ей достойного супруга. С тех пор она уже ни в чем не нуждалась, а став молодой вдовой, обрела полную свободу и зажила в свое удовольствие.

Антония так увлеклась чтением и воспоминаниями, что не заметила, как Гермиона Пакстон-Филдинг сдвинула очки на лоб и, прищурившись, устремила на нее испытующий взор.

Впервые она увидела Антонию, когда той было всего восемнадцать, но уже тогда угадала в ней сильную личность. Прямой нос, высокие скулы, выразительный чувственный рот и большие внимательные глаза выдавали ее незаурядный ум и твердый характер. Теперь же, к двадцати пяти годам, она расцвела и превратилась в зрелую красавицу и светскую львицу.

Однако Антонии хватило мудрости и ума, чтобы до поры держаться в тени и не привлекать к себе внимания сплетников. Она отдавала много сил и времени благотворительности, а на людях появлялась только в исключительных случаях, главным образом с целью подыскать достойного мужа своей очередной подопечной. Своей собственной судьбой она, похоже, была совершенно довольна и выходить снова замуж не собиралась.

– Послушай, Антония, – обратилась к ней тетушка Гермиона, – не разумнее ли будет повременить с новыми хлопотами и отдохнуть? В конце концов после Рождества ты выдала замуж трех вдов! Как бы это не вызвало в обществе ненужных пересудов!

– Откуда им знать, что все эти браки организовала именно я? – возразила Антония. – Ведь из трех женщин лишь одна жила в моем доме!

– Осторожность никогда не помещает, деточка! Кто-то ведь мог и проболтаться! На чужой роток не накинешь платок!

Антония покраснела, захлопнула толстый журнал и твердо сказала:

– Сплетен я не боюсь! Даже если о моей деятельности узнает весь свет, я все равно буду продолжать помогать обездоленным и заблудшим.

– Разумеется, деточка! Это благородное дело, однако торопиться не стоит, – стояла на своем ее мудрая тетушка.

– Боже, как быстро летит, однако, время! – озабоченно промолвила Пруденс, взглянув на свои часики в виде медальона. – Как быстро пролетел вечер! – Она встала и подала руку сестре.

– Завтра нам предстоит тяжелый день, – пробормотала Поллианна и вместе с ней направилась к дверям.

Едва лишь дверь за ними защелкнулась, как Антония в сердцах воскликнула:

– Какой позор для нашей страны! Какая вопиющая несправедливость для всей Англии! Все эти женщины выросли в хороших семьях и могли рассчитывать на достойную жизнь, имели полное право на семейное счастье. Однако почти полмиллиона англичанок стали изгоями, лишними людьми, превратились в отбросы общества. Это возмутительно! Не правда ли, тетушка?

– Ты права, деточка, это кошмар! – согласилась Гермиона, хмуря брови.

– Я уверена, что виновато во всем наше правительство! – продолжала негодовать Антония. – Лишних женщин в стране наверняка бы не было, если бы британские мужчины не разъезжали по всему миру защищать интересы правящих кругов. – Она подбоченилась и прищурилась. – А пока молодые солдаты и чиновники служат в колониях, оставшиеся дома богатые бездельники транжирят деньги на кутежи, скачки и оргии с дамочками легкого поведения! Эти бесстыдные холостяки совращают наивных бедных девственниц и отказываются исполнять свой гражданский долг перед обществом и женщинами! Как я ненавижу этих хладнокровных эгоистов, самоуверенных снобов, у которых на уме только одно… – Она замолчала, задохнувшись от возмущения.

– Прекрати истерику! – сказала Гермиона. – Ты все равно не сможешь ничего изменить, как бы ты ни старалась, милочка! Побереги свои истрепанные нервы, подумай наконец о себе!

Антония опомнилась и замолчала, вынужденная признать справедливость ее слов. Гермиона сполна испила чашу горя и имела право так говорить: за свою долгую и трудную жизнь она четыре раза становилась вдовой. Такой горький опыт дорого стоит!

Антония взглянула в глаза любимой тетушки, светящиеся сердечной теплотой и мудростью, и немного успокоилась. Гермиона поселилась в этом доме несколько лет назад, после кончины четвертого супруга, и немедленно взяла ее под свое крыло: давала ей полезные советы в пору ее замужества и помогла наладить жизнь, когда она стала молодой вдовой безвременно скончавшегося сэра Джеффри.

– Деточка моя, – задушевно промолвила Гермиона, лаская ее взглядом, – нельзя пренебрегать собой, заботясь исключительно о семейном счастье и благополучии своих соотечественников. И не перечь мне! – Она подняла указательный палец, упреждая попытку Антонии возразить ей. – Вот что я тебе скажу, моя дорогая: прежде чем взяться за новый супружеский проект, сделай паузу и поразмышляй о себе.

– Опять вы бередите мне сердце, тетя! – с плохо скрытым раздражением воскликнула Антония. – Ведь я уже не раз говорила вам, что я довольна жизнью и не желаю ничего менять!

– Если так, то почему же тебе не спится по ночам, деточка? Каждую ночь я слышу, как ты гремишь посудой на кухне, готовя себе успокоительный напиток из бренди и горячего молока. А по утрам я вижу, что у тебя красные глаза! Удовлетворенная жизнью женщина не станет читать книгу до рассвета! И не будет рыдать в спальне, вернувшись домой с очередного свадебного торжества.

Замечания наблюдательной леди Гермионы обезоружили Антонию, она натянуто улыбнулась и неуверенно возразила:

– То, чем я занимаюсь, уединившись в спальне, мое личное дело и не подлежит обсуждению. Почему бы одинокой вдове иногда и не дать волю слезам?

– Я имела в виду вовсе не это, – со вздохом произнесла Гермиона. – Всплакнуть по ушедшему в иной мир супругу и несбывшимся девичьим мечтам иногда бывает даже полезно. Однако нельзя же тратить жизнь только на заботу о бездомных кошках и несчастных вдовах! Когда я была в твоих теперешних годах, я побывала на трех континентах, похоронила двух мужей и не чуралась ухаживания кавалеров. Я брала от жизни все! Посещала приемы и балы, ездила на пикники, водила дружбу с премьер-министром, флиртовала с послами!

– Вот уж от этого прошу меня уволить, тетушка! – воскликнула Антония, покраснев до корней волос.

– Уж не собираешься ли ты записаться в монашки, деточка? – спросила Гермиона, насупив брови.

Антония закусила губу и, подойдя к окну, отдернула штору: вид ночного бульвара, освещенного тусклым светом газовых фонарей, всегда действовал на нее успокаивающе.

– Твой покойный супруг вряд ли одобрил бы твое затворничество, – промолвила тетушка.

– Сэр Джеффри наверняка похвалил бы меня за мою благотворительную деятельность и даже помог бы мне! – возразила Антония. – Позволю себе напомнить вам, что он сам отдал немало сил и времени этому благородному делу. Не говоря уж о том, что он принял самое живое участие в моей судьбе.

Это была истинная правда: в отношении Антонии сэр Джеффри Пакстон проявил редкую самоотверженность, предложив ей не только поддержку и защиту, но и руку и сердце. Он спас ее от незавидной участи содержанки и вернул ей утраченное положение в высшем обществе, сделав ее своей супругой, когда ей исполнилось восемнадцать, и вдовой – в двадцать два года. Видимо, случившееся с ней самой и подвигнуло Антонию на самопожертвование ради счастья других женщин, обделенных судьбой, и на протяжении вот уже трех лет она спасала бедняжек, выдавая их замуж.

– По крайней мере повремени немного с очередным матримониальным проектом, деточка, – сказала тетя Гермиона, пожевав губами. – Жизнь так скоротечна, моя дорогая, надо иногда получать от нее удовольствие. Довольно затворничать!

Антония посмотрела ей в глаза, удивительно ясные для ее преклонного возраста, вздохнула и с улыбкой ответила:

– Благодарю вас за вашу искреннюю заботу обо мне, тетушка. Возможно, в чем-то вы и правы. Я действительно здесь засиделась. – Она подошла к столу и, наполнив бокал шампанским, подняла его в знак уважения к Гермионе. – Скоро в парламенте начнутся дебаты по законопроекту о правах одиноких женщин и вдов. Пожалуй, я наведаюсь в Вестминстер и прослежу, чтобы джентльмены, участвующие в обсуждении этого закона, приняли правильное решение.

– Боже правый! – воскликнула Гермиона, пожалев, что затеяла этот спор. Новая блажь, пришедшая в голову ее племяннице, была чревата непредвиденными последствиями и не сулила ничего хорошего. Поэтому старушка закончила разговор и удалилась в свою спальню, пожелав на прощание Антонии спокойной ночи и приятных снов. В ответ та лишь лукаво улыбнулась.

Глава 2

– С этой женщиной нужно срочно что-то делать! – заявил сэр Генри Пекенпоу джентльменам, сидевшим вокруг него в шумном зале клуба «Уайтс» на Сент-Джеймс-стрит. Все согласно закивали и поддержали его одобрительными возгласами: «Давно пора!»

В этот поздний час зал, обитый красным деревом, был наполнен дымом дорогих сигар, запахом винного перегара и многоголосым гулом. Лица шестерых мужчин, собравшихся за круглым столом в углу, чтобы попрощаться со своим горячо любимым другом Бертраном Ховардом, покидающим братство закоренелых холостяков, и выразить ему свои соболезнования в связи с его предстоящей женитьбой, были багровыми и хмурыми. Особенно мрачен был будущий жених, не выпускавший из рук тяжелого хрустального бокала с виски на протяжении всего вечера. В его бессмысленном взгляде сквозила тоска, ссутуленные плечи свидетельствовали о полном отчаянии. Всегда собранный и энергичный, он являл собой печальный образчик олицетворенной тоски и безысходности. И причиной тому была завтрашняя неминуемая церемония.

Приятели смотрели на него с искренним сочувствием, а кое-кто из них и с неподдельной жалостью. Им не хотелось верить, что судьба так жестоко обошлась с их другом, ответственным сотрудником министерства торговли, весельчаком, жуиром и душой любой компании. Как горько ему было расставаться со своей свободой! Как трудно ему было навсегда распрощаться с маленькими радостями и утехами холостяка! Как тяжело ему было смириться с мыслью, что и он пал жертвой коварных интриг леди Антонии Пакстон, сумевшей за последние три года заманить в свои сети сватовства пятерых достойнейших мужей из холостяцкого братства.

– Это настоящая чума на наши головы, угроза для всех свободных мужчин, – напыщенно заявил сэр Альберт Эверстон, выпуская из ноздрей струйки сизого дыма, как сказочный дракон. Казалось, он вот-вот взорвется от негодования.

– Стоит лишь расслабиться, уединившись с прекрасной девой в каком-нибудь уютном укромном уголке, – подхватил лорд Картер Вулворт, уставившись невидящим взглядом в свой наполненный виски бокал, – как она налетает на тебя, словно карающий ангел отмщения, и… – Он махнул рукой, не видя смысла в развитии своей мысли, все и так было всем собравшимся здесь хорошо известно, а сыпать соль на раны своих друзей было просто неприлично и недостойно истинного джентльмена. Одно лишь упоминание имени вездесущей вдовы заставляло морщиться участников этой тайной встречи. Они заерзали в креслах, борясь с желанием обкуриться до одури и напиться до умопомрачения. Между тем стрелки настенных часов показывали, что пошел уже первый час ночи.



– Характерно, что леди Антония всегда одета во все черное, – заметил флегматичный Бэзил Трублуд, подперев подбородок ладонью. – Вероятно, это обычный наряд всех палачей.

Собравшиеся криво усмехнулись, оценив его черный юмор, и непроизвольно расстегнули верхние пуговицы на воротничках: всем внезапно стало душно.

– А что, если нам убедить своих друзей в палате общин провалить проект этого закона как серьезную угрозу правам всех неженатых мужчин? – сказал лорд Ричард Серл, взмахнув рукой с бокалом с виски так, что едва его не расплескал.

– Это уже не спасет нашего бедного Ховарда, – сказал Эверстон и ободряюще потрепал приунывшего жениха по плечу. – Он освежеван и готов для поджаривания, бедолага.

– Да, это правда, – кивнул Пекенпоу. – Придется ему заплатить штраф холостяцкому клубу за свой роковой промах. Что ж, это должно послужить предостережением для наших преемников, молодых и неопытных холостяков, легкомысленно не задумывающихся пока о необходимости строго соблюдать правила конспирации и принимать меры предосторожности. Передать им свой опыт – наш святой долг, друзья!

– Мы непременно должны отбить у проклятой леди Антонии охоту совать свой нос в чужие дела и постели! – пророкотал Вулворт. – Надо от нее как-то избавиться.

– Верно! Правильно! – закричали его единомышленники. – За это следует выпить!

Опустошив бокалы, они почувствовали себя значительно бодрее и начали обмениваться идеями в связи с предложением Вулворта избавиться от настырной защитницы матримониальных устоев. Очевидно, коньяк и виски в достаточной мере промыли их мозги, парализованные постигшим их друга горем, и они затеяли жаркий спор.

– Надо поставить эту выскочку на место, – заявил Серл.

– Заставить ее самое страдать так, как наш бедный Ховард! – зловеще промолвил Трублуд.

Эверстон медленно выпустил очередную струйку табачного дыма, хмыкнул и произнес:

– А почему бы нам не сковать ее навсегда цепями Гименея? Надо лишь уговорить на эту аферу какого-нибудь пройдоху, подобрать ей жениха из отпетых мошенников. Вот уж мы тогда посмеемся от души, друзья! Вот уж повеселимся!

– Великолепная идея! – воскликнул лорд Вулворт. – Это станет достойным отмщением ей за все ее бессовестные происки.

– Лучшей мести, пожалуй, не придумаешь, – согласился с ним Пекенпоу. – Я не пожалею денег, чтобы застать ее в чужой постели без нижнего белья.

Серл залился кудахтающим смехом.

– Представляю, какая будет физиономия в этот миг у нашей защитницы высокой нравственности!

– Но где найти исполнителя нашего гениального плана? – Эверстон озабоченно потер подбородок. – Этот человек должен обладать внешностью архангела и душой сатаны! Он должен ненавидеть женщин и уметь их искушать, презирая при этом всех представительниц слабого пола так же, как леди Антония презирает неженатых мужчин.

В противоположном углу бара возникло подозрительное оживление, и Эверстон умолк и привстал, желая выяснить, что там происходит. Оказалось, что волнение публики вызвано приходом высокого ухмыляющегося джентльмена с надменным лицом и пронзительным взглядом. Он держался легко и непринужденно, как завсегдатай этого заведения, всем своим обликом и даже походкой выражая презрение к окружающим. Подойдя к стойке, щеголеватый господин поздоровался с барменом и заказал порцию лучшего виски. Трублуд дернул Эверстона за локоть и заговорщически подмигнул остальным своим приятелям. Те взглянули на запоздалого гостя, вскинули брови и многозначительно переглянулись.

– Ба! – воскликнул Эверстон, плюхнувшись в кресло. – Да ведь это Ландон, разрази меня гром!

– Красив, как Люцифер, и тверд духом, как древесина тика, – пробормотал Вулворт. – В общем, редкий мерзавец, крайне опасный для доверчивых женщин, настоящий дьявол-искуситель и страшный развратник. Впрочем, в последнее время он все реже и реже осчастливливал их своим вниманием: увлекся политикой!

– Да, такой не потеряет голову из-за какой-нибудь юбки, – согласился с ним Серл. – Я слышал, однако, что он связался с радикалами и отстаивает в парламенте права суфражисток.

– Из-за этого он и попал в немилость к нашей королеве, – прошептал Трублуд, приходя в жуткое волнение. – Она считает его безбожником, расшатывающим данные нам Богом общественные нормы, и ярым противником института брака.

Приятели злорадно рассмеялись.

Ремингтон Карр, девятый граф Ландон, залпом осушил первый бокал и, даже не поморщившись, поставил его на стойку. Будь он сейчас в окружении дам, его бравада вызвала бы у них осуждение и недоумение. Но здесь, в мужском клубе, в этот поздний час допускались любые вольности, и невоздержанность в употреблении крепких напитков не считалась тяжким грехом. Именно поэтому граф и приехал сюда, устав от притворства и ханжества высшего света. Ему хотелось полностью расслабиться и почувствовать себя как дома, раскованно и непринужденно.

Когда по его жилам разлилось приятное тепло, а в голове слегка затуманилось, Ремингтон удовлетворенно улыбнулся и заказал у бармена вторую порцию волшебного напитка.

К ней граф отнесся с должным уважением и выпил содержимое бокала не торопясь, наслаждаясь ароматом и вкусом виски. Резкие черты его лица смягчились, тело обмякло, он с удовольствием вдохнул теплый воздух зала, насыщенный специфическими запахами, гулом мужских голосов и звоном посуды и приборов, и окинул всех рассеянным взглядом.

– Эй, Ландон! – окликнул его кто-то, он обернулся и увидел машущего ему рукой Картера Вулворта, старшего сына герцога Эпингема. Картер встал из-за стола и подошел к нему, улыбаясь и протягивая руку для приветствия.

– Вулворт, дружище! Давненько мы с тобой не виделись! – пожав ему руку, воскликнул Ремингтон.

– Да, целую вечность, – сказал Вулворт. – Чертовски рад снова увидеть своего старого школьного приятеля. Но ведь я здесь не один, со мной целая компания выпускников нашей школы: Альберт Эверстон, Генри Пекенпоу, Ричард Серл, Бэзил Трублуд и Бертран Ховард. Они все учились в Харроу. Присоединяйся к нам, старина! Думаю, что тема нашего разговора тебя заинтересует…

Граф прищурился, взглянул на компанию, в которую приглашал его Вулворт, нашел ее любопытной и согласился к ней примкнуть. Один из товарищей Картера уступил ему место, а сам пошел искать себе незанятый стул. Вальяжно устроившись в удобном кожаном кресле, Ремингтон еще раз посмотрел на сидевших рядом с ним джентльменов и по их напряженным лицам догадался, что они что-то от него хотят.

– Завтра наш друг Бертран Ховард вступает в брак, – сказал Вулворт, сделав скорбную мину. – Мы собрались здесь, чтобы достойно отметить эту знаменательную веху в его жизни.

– Примите мои искренние соболезнования, – промолвил граф, глядя в красные и затравленные, как у кролика, глаза жениха.

– Да, наш друг их вполне заслуживает, – сказал Вулворт, понизив голос. – Ведь он расстается с холостяцкой свободой не по своей воле. Жениться его принудила одна коварная особа женского пола, заклятый враг всех холостяков.

– Какой ужас! – Ремингтон усмехнулся. – Наш друг вряд ли бы пошел на такой шаг добровольно, он ведь не производит впечатления умалишенного. – О том, что бедняга смахивает на приговоренного судом к смертной казни, приближающегося к виселице, он благоразумно умолчал.

– Виновницей обрушившегося на него горя стала леди Антония Пакстон с Пиккадилли, – добавил Ричард Серл, сверля графа испытующим взглядом. – Ярая защитница порядочности, огнедышащий дракон в юбке.

– Это настойчивая фурия, просто Медуза матримониальных традиций, – с горечью произнес Альберт Эверстон. – Одним взглядом она превращает свободного мужчину в мужа.

– Особенно обнаженного и захваченного ею врасплох в женской постели, – уточнил Генри Пекенпоу.

Все согласно закивали.

– Эта дамочка весьма изобретательна, – выдержав паузу, сказал Вулворт. – Она охотится только на состоятельных мужчин, знакомит их со своими незамужними подружками, главным образом со вдовами, обремененными долгами, и потом захлопывает свою ловушку, улучив подходящий для этого момент.

– Угодившему в ее сети бедолаге не остается ничего другого, кроме как взять подсунутую ему хитрую бестию в жены, – подытожил Эверстон, побагровев от ярости. – Это настоящая афера, скажу я вам, гнусный обман и мерзкая подлость! В мгновение ока коварная леди Антония превращается из ангела в отвратительную ведьму!

Ремингтон присмотрелся к окружающим его приятелям повнимательнее и понял, что у всех у них есть какая-то тайная причина принимать случившееся с Ховардом несчастье близко к сердцу. Он допил виски, крякнул от удовольствия и без обиняков спросил у своего старинного школьного друга:

– А ты сам, Вулворт, ведь тоже недавно женился, как я слышал?

Юный лорд понял, к чему он клонит, и помрачнел, как грозовая туча. Сглотнув подступивший к горлу ком, он признался:

– Да, ты прав, старина. Я действительно женился несколько месяцев назад, после одного отвратительного происшествия, подстроенного этой ведьмой Антонией.

Произнеся эти слова, он ощутил облегчение и откинулся на спинку кресла.

– А вы, сэр Альберт, тоже женаты? – спросил граф у другого участника этого собрания – Эверстона, который был уже не молод.

Респектабельный член парламента в испуге отшатнулся, странным образом став похожим на затравленного бульдога, оглянулся по сторонам и тихо произнес:

– Мы все здесь ее жертвы. И хотим ей за это отомстить.

Наступила тягостная тишина, и пристальные взгляды сидящих за столом, обращенные на него, подсказали Ремингтону, что его хотят сделать исполнителем плана отмщения коварной свахе. Он криво усмехнулся и спросил:

– И кого же вы намерены выбрать в палачи? Уж не меня ли?

– Ты угадал, дружище! Именно об этом мы и подумали, едва лишь ты вошел, – ответил Вулворт.

– Ведь ты на дух не переносишь женщин и ненавидишь брак всеми фибрами своей души, старина, – добавил Серл.

В глазах Ремингтона заплясали задорные искры: такое суждение о нем его явно позабавило.

– Я действительно презираю устарелый институт законного брака, но отношусь с неуважением вовсе не ко всем женщинам, а только к тем из них, которые задались целью обеспечить себе благополучие путем выгодного замужества, а проще говоря, усесться на шею какому-нибудь богатенькому простофиле и помыкать им, пока он не отправится в лучший мир.

– Иными словами, ты испытываешь отвращение ко всему противоположному полу, – уточнил Трублуд.

Ремингтон затрясся от хохота.

– Пусть будет так! Однако должен вам сказать, джентльмены, что недавно появилась абсолютно новая порода дам. Относящиеся к ней особы понимают абсурдность и несправедливость архаичных общественных законов, увлекаются современными философскими воззрениями, сами трудятся на ниве просвещения и готовы воспринимать новые веяния в социальных сферах. Их образованность и профессиональные навыки позволяют им самим обеспечивать себя. Мне думается, что мы должны дать им право голоса, обеспечить им возможность преподавать в учебных заведениях, работать в различных учреждениях, на заводах, фабриках и других предприятиях наравне с мужчинами. Пусть они разделяют с нами все тяготы и проблемы, которые веками ложились исключительно на наши плечи.

По окаменевшим лицам всех сидевших за столом граф понял, что они ошарашены его словами. К такой реакции он уже привык, его радикальные воззрения на проблему равенства полов и современную мораль послужили главной причиной его позорного изгнания из высших сфер Британии. Он собрался было встать и уйти, но Вулворт удержал его, схватив за рукав.

– Ну, убедились? – радостно воскликнул он, оборачиваясь к своим приятелям. – Он великолепен! Именно такой человек нам и нужен!

У графа вновь возникло тягостное ощущение в желудке, он неохотно сел в кресло и с беспокойством оглянулся по сторонам, лихорадочно выстраивая план бегства. Не замечая его обеспокоенности, заговорщики стали делиться с ним леденящими кровь подробностями коварных происков леди Антонии – непримиримой антагонистки свободолюбивых мужчин. Постепенно в голове его сложился портрет этого чудовища: леди Антония представлялась ему в отвратительном облике морщинистой страшной старухи, обозленной на все человечество, и в особенности на мужчин, и стремящейся превратить их всех в жалких и покорных подкаблучников. А еще лучше – загнать их в гроб раньше отпущенного им Богом срока и лично заколотить гвоздями крышку, как, очевидно, она поступила со своим бедным супругом лордом Пакстоном. Странно, что он с ним никогда не встречался…

– Не могу вспомнить, были ли мы знакомы с покойным лордом, – задумчиво промолвил граф.

– Супруг леди Антонии Пакстон не был лордом, – сказал Трублуд. – Он купил себе титул, так как был сказочно богат, незадолго до своей смерти. Кстати, как и молодую жену.

– Так она, оказывается, вовсе не старая ведьма? – удивленно вскинув брови, воскликнул Ремингтон.

– Разумеется, нет! Она обладает очень привлекательной внешностью, эта зловредная вдовушка, – сказал с кривой усмешкой Серл. – И успешно пользуется этим, подыскивая мужей для своих одиноких овдовевших подруг. Легкомысленные холостяки клюют на аппетитную наживку и вскоре оказываются на крючке. Остается лишь вытянуть очередную золотую рыбку на берег и посадить ее на прочный кукан супружества. Вот чем оборачивается потеря бдительности, друзья! Кто же ожидает сюрпризов такого сорта от вдовушек? Нет, скажу я вам, эта леди Антония – настоящая дьяволица.

Встречать дьявола, прикинувшегося женщиной, Ремингтону Карру уже доводилось, он пресытился демонами в юбке и не испытывал желания впредь с ними общаться. Вот почему он и решил для себя окончательно, как только услышал словечко «дьяволица», что не станет ввязываться в эту сомнительную затею. О чем и заявил заговорщикам без обиняков.

– Я полностью разделяю ваше мнение, что с этой дамой надо что-то делать. Однако лично я участвовать в акции против нее не намерен, у меня скопилась куча своих срочных дел. Покорно прошу вас извинить меня за это, джентльмены.

– Нет, дружище Ландон, так не пойдет! – воскликнул Пекенпоу. – Помяни мое слово, в один прекрасный день и ты сам станешь жертвой этой женщины, если не отобьешь у нее охоту заманивать порядочных холостяков в западню.

– Ты ведь не хочешь остаться единственным действительным членом этого клуба? – подхватил Вулворт. – Тогда ты просто обязан помочь нам ее обуздать!

– Весьма сожалею, джентльмены, но боюсь, что вам придется подыскать кого-нибудь еще на роль святого Георгия, побеждающего огнедышащего дракона! – Граф Ландон встал из-за стола и повернулся лицом к стойке.

К своему удивлению, он увидел, что ему подает какой-то таинственный знак клубный лакей. Парень подбежал к нему и выпалил:

– Ваше сиятельство! Вас желает срочно видеть какая-то экзальтированная дама. Это очень настырная особа, позволю себе заметить. Я предложил ей подождать вас во флигеле, но ей удалось протиснуться между мной и швейцаром в вестибюль на глазах у остолбеневших от такой прыти прохожих!

На лице лакея читалась неподдельная боль. Проникновение женщины ночью в сугубо мужской лондонский клуб бросало тень на его репутацию неприступной цитадели для джентльменов, уставших от обременительного общения с прекрасным полом и желающих отдохнуть. Знаменитые огромные окна вестибюля этого элитного заведения служили прозрачной стеной, отделяющей счастливых обладателей членского билета от простых смертных на улице еще со времен Карла Второго. И никто до сих пор не дерзнул нарушить эту границу и вторгнуться в помещение для избранных без приглашения.

– Как ее зовут? – спросил Ремингтон у лакея, хотя имя нарушительницы вековых правил клуба не имело для него значения. Кто бы ни была эта дерзкая особа, совершенный ею поступок свидетельствовал, что от нее можно ожидать новых неприятностей.

– Она заявила, что не уйдет отсюда, пока вы с ней не встретитесь, ваше сиятельство! – сказал, поправляя помятый жилет, лакей. – Мне кажется, что она не шутит.

По спине графа пробежал озноб, хотя в баре было жарко: настолько обеспокоило его предположение, внезапно пришедшее ему в голову.

– Она, случайно, не высокого роста? – с тревогой спросил он. – Модно одетая и разговаривает визгливо и громко?

Лакей кивнул, почесал пальцем кончик носа и сказал:

– Раз она вам известна, ваше сиятельство, пожалуйста, поговорите с ней и попросите ее покинуть клуб прежде, чем я прибегну к более грубому способу выдворения ее отсюда.

Настырная дама действительно была хорошо известна графу Ландону. Вот уже второй день он уклонялся от встречи с ней, хотя она и отправляла к нему посыльных с записками и даже лично однажды пожаловала в его контору, вынудив его бежать подобно вору через черный ход. Однако граф никак не ожидал, что она ворвется в мужской клуб после полуночи и закатит там скандал. Эта ведьма явно не имела ни совести, ни стыда.

В груди графа вскипел праведный гнев. Из всех знакомых ему особ женского пола эта была самой наглой. Она замучила его своими безумными требованиями, постоянными истериками и неприличными сценами. Он оплачивал ее счета, помогал ей выгодно вкладывать свой капитал и даже успокаивал ее прислугу, которой она тоже не давала житья бесконечными придирками и грубыми выходками. Но всего этого ей было мало.

Что ж, решил граф, очевидно, пора принять к ней радикальные меры. Он вперил в лакея ледяной взгляд и с недоброй ухмылкой произнес:

– Можешь поступить с ней по своему усмотрению, Ричарде. Я умываю руки!

Он вновь уселся в кресло, подозвал буфетчика и велел ему подать на стол свежую колоду карт и непочатую бутылку виски. Заметив на вытянувшейся от изумления физиономии Вулворта немой вопрос, он с усмешкой промолвил:

– Пожалуй, я немного здесь задержусь. Кто из вас хочет играть, джентльмены?

Не прошло и минуты, как в зал вбежал, размахивая руками, бледный как мел лакей. А из-за дверей донесся, перекрывая гул голосов, пронзительный женский визг. Все умолкли, игроки на бильярде застыли с киями в руках, и только до смерти испуганный Ричарде причитал:

– О Боже! Спаси нас, грешных, от этой нечистой силы в облике женщины! Не допусти ее в бар!

Ремингтон мысленно чертыхнулся и крепче сжал пальцами карты. Но сосредоточиться ему помешал громкий возглас:

– Как вы смеете игнорировать меня, Ремингтон Карр! Я знаю, что вы здесь! Распорядитесь, чтобы меня к вам пропустили! И пусть эти мужланы не дотрагиваются до меня, иначе я устрою им такой скандал, что о нем узнает весь Лондон!

Все присутствующие в баре обернулись и уставились на Ремингтона, потрясенные угрозой в его адрес. Вопли в вестибюле становились все громче, по залу пополз ропот. Однако граф сохранял присутствие духа и продолжал делать вид, что все происходящее его не касается.

– Кажется, она сумела сюда прорваться! – воскликнул Эверстон, вскочив из-за стола. – Я слышу стук ее каблуков.

Все остальные приятели тоже повскакивали с мест, на их бледных лицах читался смертельный ужас.

– Послушайте, Ландон! – вскричал Вулворт, со страхом посматривая на двойные двери, из-за которых доносились крики и шум борьбы. – Сделайте хоть что-нибудь! Иначе всем нам будет плохо.

– Пусть усмирением незваной гостьи займутся молодцы из службы охраны, – спокойно ответил граф. – Я же пока намерен взять три карты из колоды.

Пораженные его невозмутимостью, партнеры пораскрывали рты. По своей дерзости поступок дамы, пытавшейся прорваться в бар, вполне мог быть приравнен к выходке старого лорда Глазгоу, вышвырнувшего официанта в окно и после этого приказавшего секретарю клуба «включить его в счет».

– Так вы будете играть, господа, или нет? – спросил граф Ландон, озабоченный не столько угрозой, нависшей над его репутацией, сколько заминкой в карточной игре.

Поддавшись магическому воздействию поразительного хладнокровия Ремингтона, остальные игроки опустились в кресла. Визги за дверями стали тише и переместились к выходу из клуба. Глаза сидевших за столом округлились от удивления и восторга, в них читалось граничащее с низкопоклонством уважение к человеку, действительно знавшему толк в женщинах и умеющему управлять ими.

Внезапно невозмутимое выражение лица графа, словно бы скованного ледяной маской, сменилось гримасой ярости. Вторжение бесцеремонной дамы в последнее его прибежище переполнило чашу терпения Ремингтона, и его мужской дух восстал. Побагровев до корней волос, он пылко произнес:

– Только что вы лишний раз убедились, джентльмены, что все женщины – непредсказуемые гнусные твари, сбесившиеся от похоти и праздности, жалкие создания, помешанные на бредовой идее, что они могут манипулировать мужчинами. Эти злобные, эгоистичные и капризные бестии никогда не станут добрыми ангелами! Они будут постоянно терзать нас и в том случае, если принудят нас вступить с ними в законный брак. Единственным утешением женатого мужчины может стать лишь мысль о том, что ему не придется общаться со своими стареющими любовницами. Ведь чем старше они становятся, тем больше напоминают ведьм.

Он испепелил взглядом своих оцепеневших партнеров, взял три карты из колоды и тупо уставился на них, тщетно пытаясь оценить свои шансы на выигрыш. Но ярость, бурлившая в его груди, мешала ему сосредоточиться. Его охватило страстное желание нанести ответный удар, отомстить за свой нервный срыв и внутренний дискомфорт, восстановить потерянное душевное равновесие, посрамив искусным контрвыпадом этих коварных и злобных фурий. Он просто обязан был защитить от их интриг весь мужской род и вступиться за все оскорбленное холостяцкое братство. Граф оторвал взгляд от карт и прочел на лицах своих друзей надежду и солидарность. Их глаза красноречиво умоляли его покарать хитрую и изворотливую шантажистку, угрожающую незыблемому праву мужчины на свободу, авантюристку, стремящуюся главенствовать над всеми, а проще говоря – исчадие ада, намеренное восстановить в обществе матриархальный порядок.

– Итак, Вулворт, – сказал он, ощутив прилив бодрости и сил, – не пора ли нам обсудить ваш план действий в отношении нашего главного врага – демонической леди Антонии?

Глава 3

В этот знойный и душный майский полдень атмосфера в зале заседаний палаты общин была наэлектризована и раскалена до такой степени, что даже потоки свежего воздуха, хлынувшие в помещение через открытые арочные окна, не приносили желанного облегчения участникам жаркой полемики.

Обитые зеленой кожей скамьи для членов парламента были заняты взволнованными джентльменами в черных сюртуках и фраках. Без всякого стеснения они комментировали слова оратора и в полный голос высказывали свои суждения как по стилю, так и по существу очередного выступления.

Причиной удивительного накала страстей стал законопроект «О правах сестер умерших жен», авторы которого пытались легализировать брак между вдовцами и сестрами их почивших супруг. Его противники с пеной на губах доказывали, что это неслыханное святотатство и едва ли не попрание морали. Прогрессивно мыслящая часть участников слушаний, в свою очередь, утверждала, что действующий закон, запрещающий такие брачные союзы, устарел и, по сути, является пережитком ветхозаветной эпохи. Но консерваторы оставались глухи к их разумным доводам и упрямо твердили, что грех остается грехом во все времена, пересмотр же законов морали приведет к сведению десяти библейских заповедей к десяти рекомендациям, что неминуемо закончится крахом империи.

Присутствие в зале наблюдателей, среди которых были дамы, не мешало спорившим употреблять крепкие выражения, доказывая свою правоту. Разумеется, никто не собирался извиняться, вероятно, полагая, что женщинам, проявляющим интерес к государственным проблемам, иногда полезно спуститься с небес на грешную землю и освободиться от иллюзий. Тем не менее какой-то доброхот установил на балконе, где сидели представительницы слабого пола, ширму, укрывшись за которой возмущенные слушательницы имели возможность припудрить носик, промокнуть лоб салфеткой и обменяться негодующими взглядами и замечаниями. Страсти, бушевавшие в палате, волновали, однако, далеко не всех: некоторые дамы пришли сюда из практических соображений познакомиться в перерыве с кем-нибудь из неженатых членов парламента и завязать любовную интрижку.

Антония Пакстон, разумеется, к числу легкомысленных особ не относилась, ее привели сюда серьезные побуждения. Потому все творившееся здесь безобразие она принимала близко к сердцу. Яростно обмахивая веером свое раскрасневшееся лицо, она комкала в другой руке платок и то и дело промокала им лоб. Сегодня на ней было шелковое фиолетовое платье с черной отделкой и прямой юбкой, скрывавшее модный турнюр из конского волоса и туго зашнурованный корсет. Тесный наряд и духота создавали некоторый дискомфорт и мешали ей вникать в суть выступлений, вынуждая беспокойно ерзать на скамье и менять позу.

И все же она ни на секунду не забывала о цели своего визита в палату общин: выяснить, как продвигается интересующий ее билль, и получше узнать его защитников и противников. Две недели назад она уже побывала на одном из слушаний по этой проблеме и была возмущена отношением некоторых парламентариев к браку. Вернувшись домой, она написала гневное письмо влиятельным членам палаты общин и при содействии своей бывшей подопечной, ставшей супругой одного лорда, выхлопотала себе пропуск в зал заседаний.

Антония прикусила от отчаяния губу и сжала пальцами перила балкона, распираемая страстным желанием выступить от имени всех женщин, лишенных права на замужество жестоким и устаревшим законом. Но запах табачного дыма и мужские голоса, доносившиеся снизу, убедительно доказывали, что ее порыву не суждено осуществиться.

Эта арена предназначалась исключительно для мужских боев, а женщине, даже самой образованной и прогрессивной, оставалось лишь надеяться на мужчин-единомышленников, их красноречие и целеустремленность. Такое ущемление прав злило леди Антонию не меньше, чем возмутительная обстановка в зале и ее тесноватая одежда. Как следствие ее нервозность в любой момент могла перерасти в истерику.

– Если старикан Пикеринг еще раз воскликнет: «Побойтесь Бога!», клянусь, я спущусь с балкона и огрею его по голове сумочкой! – прошептала она сквозь зубы и, вновь изменив позу, добавила, глядя на сидевшую рядом с ней тетушку Гермиону: – Вы только посмотрите на этого закоренелого лицемера! У него от злобы даже физиономия перекосилась.

Гермиона взглянула на толстяка, смахивающего на взбесившегося бульдога, и покачала головой:

– Действительно, он омерзителен, этот выживший из ума демагог!

Слово взял молодой «заднескамеечник» по фамилии Шелбурн. И дамы притихли. Оратор без обиняков заявил:

– Защитники данного сомнительного законопроекта пытаются убедить нас в том, что с его принятием будет решена проблема «лишних женщин». А я говорю вам, уважаемые господа, что этот довод ложен! Нельзя менять закон в угоду адвокатам горстки вдов, сетующих на тяготы своей неустроенной жизни. Общественная ситуация изменчива, но мы не должны подстраиваться под капризный норов социальной фортуны и поступаться своими принципами в угоду ее прихотям. – Он театрально сжал пальцами лацканы сюртука и выпятил грудь. – И я смело заявляю всем инициаторам браков вдовцов и сестер их усопших жен, что не верю ни их уловкам, ни крокодиловым слезам их лицемерных протеже, прикидывающихся несчастными овечками.

Эта тирада была встречена бурными аплодисментами и одобрительными возгласами его сторонников. Оппоненты же возмущенно загудели и затопали ногами.

Выдержав паузу, оратор продолжил:

– Я не стану углубляться в религиозные тонкости данной проблемы, поскольку не являюсь знатоком теологии. Но я считаю себя обязанным отметить, что существуют и другие решения этого наболевшего вопроса. В этой связи позвольте мне привести несколько цитат из статьи лорда Ремингтона Карра, графа Ландона, опубликованной в этом месяце в «Блэквудс мэгэзин». Возьмем, к примеру, этот абзац: «Нам упорно навязывают идею, что проблему „лишних женщин“ легко можно решить, отправив их в британские колонии, где они без особого труда найдут себе применение, став женами и компаньонками работающих там во благо империи мужчин. Однако не существует никаких доказательств того, что данные благородные джентльмены стремятся жениться. В действительности же многие из них покинули Англию, чтобы избежать неравных и обременительных брачных союзов».

Антония была готова швырнуть в оратора сумочкой. Да как он посмел употребить столь ненавистный ей глупый термин «лишние женщины»! От волнения у нее участился пульс, а в глазах вспыхнула ярость. Испепеляя взглядом говорящего, она пыталась вспомнить, откуда ей знакомо имя автора статьи в журнале. Наконец память ей подсказала, что пару месяцев назад она читала еще несколько злобных опусов графа Ландона, напечатанных в журнале «Спектейтор» и газете «Телеграф». Каждая строчка его клеветнических пасквилей сочилась ядовитой иронией по адресу бедных вдов и незамужних женщин, якобы не желающих самостоятельно бороться за свое благополучие и стремящихся присосаться, как пиявки, к добропорядочным состоятельным джентльменам. Именно Ремингтон Карр и запустил в общественный оборот одиозный термин «лишние женщины». Антония внесла его за это в список своих злейших врагов и возненавидела всей душой.

– «Я предлагаю другой выход из этой ситуации, – продолжал цитировать графа оратор. – Он весьма прост и позволит нам быстро решить проблему одиноких женщин и вдов, ставших обузой для британского общества. Беда всех этих неудачниц в том, что они воспитаны на излишне идеализированных сентиментальных представлениях о браке, доме и семье, а потому уверовали в свое предназначение служить опорой мужу, которому уготовлена в их семейном союзе главенствующая роль. Эти несчастные создания не берут в расчет одного существенного обстоятельства – того, что далеко не всем им удастся выйти замуж и обзавестись детьми. Более того, замужество не обязательно обеспечит им благополучие, а счастливое супружество может внезапно распасться в силу различных причин. И тогда вдовы, привыкшие полагаться во всем на мужчин, окажутся в очень трудной ситуации. Впрочем, от ложных идеалов страдают в равной мере и женщины, и мужчины, вынужденные под них подстраиваться.

По моему глубокому убеждению, пересмотр законов о браке не решает проблему «лишних женщин». Я предлагаю вместо этого обучить их каким-то ремеслам или пользующимся спросом профессиям, чтобы позволить им самостоятельно трудиться и получать заработок, достаточный для обеспечения себя и своих чад всем необходимым.

Такая мера благотворно скажется и на британской экономике: повысит ее продуктивность, обеспечит ей приток дешевой рабочей силы, снизит нагрузку на мужскую часть населения империи. Пора развеять устаревший общественный миф о зависимости женщин от мужчин и научить их жить в соответствии с новыми реальными обстоятельствами».

Молодой парламентарий продолжал свою пылкую речь, но Антония перестала вникать в смысл произносимых слов, возмущенная услышанным. Как можно называть извечные идеалы устаревшими и ложными? А слабый пол обвинять в излишней сентиментальности и стремлении переложить тяготы быта на мужские плечи? Если женщин принудить работать в конторах и на фабриках, что же станет с их семьями? Кто позаботится о порядке в доме? Какое чудовищное святотатство!

Этот избалованный праздностью граф покусился на богоугодные инстинкты семьи и дома, призывая отдать на откуп дьяволу детей, правила приличия, милосердие, человеколюбие и все прочие составляющие супружества. Негодованию леди Антонии не было предела.

Взрыв эмоций, последовавший за окончанием выступления молодого оратора, вернул Антонию к реальности. Шелбурн занял свое место среди «заднескамеечников», а большинство членов парламента повскакивали и стали громко комментировать его выступление. Накал страстей достиг апогея. Спикер уже не мог унять кричащую и размахивающую кулаками аудиторию стуком молотка и был вынужден обратиться за помощью к охранникам. Однако до потасовки дело не дошло, и стражам порядка не пришлось прибегать к использованию наручников. Депутаты стали покидать зал. Обсуждение нового билля было сорвано.

Антония вскочила с места, схватила за руку тетушку Гермиону и потащила ее за собой к выходу с балкона, то и дело наступая кому-то на ноги. Как только они очутились в коридоре, Гермиона высвободила руку и вскричала:

– Что ты себе позволяешь, милочка! Что за моветон!

– Я должна срочно сказать пару слов этому щенку, спровоцировавшему весь этот бедлам! – воскликнула леди Антония, вытаращив глаза. – Следуйте за мной, тетя!

– О Боже! – вздохнула перепуганная до смерти Гермиона и стала спускаться в вестибюль по лестнице.

Толпа разгоряченных джентльменов блокировала проход в кулуары палаты общин, и дамы были вынуждены протискиваться вдоль стены в направлении центрального зала. Антония приподнялась на цыпочках и, повертев головой, заметила в толпе журналистов оратора: он улыбался, принимая поздравления с успешной речью. Антония ускорила шаг и приблизилась к молодому Шелбурну в тот момент, когда пожилой парламентарий жал ему руку, выражая свое одобрение.

– Жаль только, что в вашем выступлении было столько неточностей и неприличных речевых оборотов, – громко заметила леди Антония, испепеляя Шелбурна взглядом прищуренных глаз.

Молодой член палаты общин и его приятели нахмурились, услышав столь резкое суждение от дамы в модной шляпке и приталенном шикарном платье, и Шелбурн, окинув ее с головы до пят надменным взглядом, подчеркнуто вежливо ответил:

– Прошу прощения, мадам, однако не могу с вами согласиться. В моей речи не было неточностей и нецензурных выражений. Я цитировал отрывки из статьи графа слово в слово, с огромным уважением к своим слушателям и традициям проведения парламентских дебатов.

– Однако вы не проявили надлежащего понимания и уважения к женщинам, о которых шла речь в этой возмутительной статейке, – возразила Антония, вскинув подбородок. Гермиона, уже знавшая, что предвещает выражение ее лица, поспешила отступить на пару шагов. – Зачитывая всю эту чушь в священных для каждого британца стенах, сэр, вы тем самым оскорбили всех женщин! Фактически вы назвали их ленивыми тупицами и паразитками, лишенными как достоинства, так и семейных прав. Это неслыханная дерзость!

Она приблизилась к Шелбурну еще на шаг – и надменная ухмылка сползла с его физиономии. Обескураженный натиском смелой дамы, он растерянно огляделся по сторонам, ища поддержки у единомышленников. Окрыленная своим маленьким успехом, Антония продолжала наступать:

– Вы посмели покуситься на святые идеалы супружества и домашнего очага, назвав их глупыми предрассудками. Вы зло посмеялись над бедными вдовами и позубоскалили над всеми неудачницами. Это стыд и срам!

Голос ее, с каждой новой гневной тирадой звучащий все громче, и сардонический смех дружков Шелбурна привлекли внимание двух стоявших в сторонке джентльменов, одетых в клетчатые пиджаки и нелепые котелки. Странные господа в безвкусных нарядах многозначительно переглянулись, выхватили из внутренних карманов твидовых пиджаков блокноты и карандаши и навострили уши.

– Ваши обвинения надуманны, мадам, – заявил Шелбурн, проведя ладонью по складкам дорогой сорочки. – Я никого не высмеивал и не оскорблял, а только процитировал слова лорда Ремингтона Карра, весьма влиятельного вельможи.

– И скандально известного радикала, презирающего женщин и подрывающего моральные устои общества. Славный образец для подражания! Следуя ему, сэр, вы далеко зайдете на политическом поприще. – Антония брезгливо поморщилась.

– Уверяю вас, мадам, что я и в мыслях не имел унизить женщин! – воскликнул Шелбурн, совершенно растерявшись. – Мое выступление основывалось на моем глубочайшем убеждении, что с принятием нового закона о семье и браке никаких изменений в сложившейся ситуации не произойдет, а потому требуются другие, более эффективные меры. К примеру, те, которые, предлагает лорд Карр.

– Он пустой фразер и демагог, рядящийся в тогу вольнодумца и прогрессиста! – в сердцах воскликнула Антония. – В действительности же им движут эгоизм и сластолюбие. Критикуя институт брака, он проявляет неуважение к морали и фактически призывает общество разрешить безбожную свободную любовь!

После таких слов вокруг леди Антонии возникло оживление. Кто-то из мужчин ее поддержал:

– Она абсолютно права! Лорд Карр проявляет полное неуважение к нормам морали и отсутствие здравого смысла.

Антония оглянулась и посмотрела на своего неожиданного союзника: им оказался широкоплечий высокий мужчина в темно-сером сюртуке и сизом жилете, с которыми удачно сочетались серебристый галстук в полоску и головной убор такого же цвета. В руке он держал трость с золотым набалдашником, на привлекательном лице сияла надменная ухмылка. Весь его мужественный облик дышал аристократической элегантностью, а глубоко посаженные глаза и тонкие губы говорили о твердом характере. Антония внезапно почувствовала волнение и отвела взгляд.

– Что же касается личных грехов, – продолжал незнакомец, разбойнически кривя рот и сверкая глазами, – то они вряд ли будут учтены при его земной жизни. Ответ за них ему придется держать перед Всевышним. Одно лишь я могу сказать с полной уверенностью: как и большинству мужчин, ему всегда приходилось щедро оплачивать свои амурные утехи.

Все присутствующие захихикали, импозантный незнакомец усмехнулся и вперил дерзкий взгляд в Антонию. Она остолбенела, сообразив, что это вовсе не союзник, а циничный насмешник, и, собравшись с духом, воскликнула:

– Я уверена, что лорд Карр, как и все праздные джентльмены, никогда не платит женщинам сполна, ограничиваясь жалкими унизительными подачками. Видимо, дамы его круга наскучили ему, и он пытается распространить свое тлетворное влияние на все общество.

– Вы заблуждаетесь, миледи, записывая его в женоненавистники, – возразил ей незнакомец, вскинув брови. – Он горячий сторонник суфражисток, поддерживает их требование предоставить женщинам право голосовать на выборах в парламент и возможность работать.

– Он толкает их на уличную проституцию! – вскричала Антония, глядя в темные масленые глаза незнакомца и чувствуя предательскую слабость в ногах. – Эти бедные женщины не приспособлены к труду и не владеют никакой профессией. Они рождены, чтобы хранить домашний уют и воспитывать детей. Он же предлагает им спуститься в шахты, встать к станкам, таскать тяжести или рыбачить. Подобные бредовые идеи заведомо обречены на провал.

– И тем не менее, милая леди, женщины уже трудятся в угольных шахтах Уэльса, на кирпичных фабриках, в ткацком производстве и даже рыбачат! – воскликнул оппонент, вскидывая длинный указательный палец и обнажая ровные белые зубы. – Не говоря уже о том, что они работают в конторах, больницах, лавках и магазинах.

– Среди них нет ни одной леди! Вы говорите о простолюдинках, – возразила ему Антония. – В основном это несчастные женщины, не сумевшие обзавестись семьей, либо жертвы стечения обстоятельств и своих беспечных мужей. Место женщины дома, сэр! А мужчина обязан ее всем обеспечивать!

– Независимо от того, хочет ли он этого сам?

– Каждому пришедшему в этот мир определена и его роль, и судьба, – парировала Антония. – Не всякому человеку дано влиять на свою участь!

– По-вашему, женщина от самого своего рождения наделена небесами безусловным правом жить на всем готовом, в достатке и довольстве, не зная ни горя, ни хлопот? Любопытная философия! А другая – мужская – часть земного населения должна безропотно выполнять все ее приказы? Забавно! – Он ухмыльнулся и добавил, многозначительно подмигнув Шелбурну и его приятелям: – С удовольствием продолжил бы наш увлекательный спор, мадам, но у меня серьезное деловое свидание. Буду рад, однако, возобновить этот разговор завтра вечером на приеме, устраиваемом лордом и леди Эллингсон. Если, конечно, вас туда тоже пригласили. До свидания!

Он отвесил ей почтительный поклон и покинул зал, кивнув на прощание своим знакомым.

Придя в чувство после перенесенного шока, леди Антония проводила его долгим взглядом и, обернувшись к Шелбурну, промолвила, радуясь в душе тому, что вуаль скрывает румянец на ее лице:

– Вот видите, сэр, как быстро распространяется идиотизм! Стоило вам только озвучить отрывки маразматических сочинений лорда Карра, как его пагубными идеями уже заразились некоторые впечатлительные джентльмены.

Шелбурн с недоумением похлопал глазами, широко улыбнулся и произнес:

– Джентльмен, с которым вы только что дискутировали, и есть Ремингтон Карр собственной персоной. Граф Ландон!

Антония, судорожно вздохнув, повернулась и, ни слова не говоря, пошла прочь, едва не сбив с ног оказавшегося на ее пути репортера. Пробормотав извинения, она подхватила тетушку Гермиону под локоть и вместе с ней вскоре исчезла за дверью, сопровождаемая руладами гомерического мужского хохота.

Ее лицо пылало от негодования. Да как посмел этот подлец Ремингтон Карр выставить ее на посмешище в стенах парламента! Лишь на полпути к дому, в карете, Антония сумела собраться с мыслями и духом и попыталась хладнокровно оценить случившееся. После этого ей стало даже хуже, она почувствовала себя полной дурой и готова была провалиться сквозь землю от стыда. Такого унижения, как сегодня, ей еще никогда не доводилось испытывать.

Граф представлялся ей унылым обозленным старикашкой, затаившим обиду на женщин еще с юных лет в связи с тем, что был обделен их благосклонностью. Так и не сумев построить свое личное счастье, этот богатый и образованный господин, как ей казалось, объявил крестовый поход против всего женского пола и института брака. Свою жизнь он заканчивал одиноким и мстительным неудачником, коротающим дни за сочинением фельетонов и пасквилей.

Его опусы не содержали даже намека на то, что их автором является высокий элегантный смуглый господин с интригующей улыбкой и блестящими глазами, одетый по последней моде. Как же могла она впасть в такое чудовищное заблуждение?

– Ему надлежало быть отвратительной жабой, усыпанной мерзкими бородавками, а не щеголеватым красавцем сердцеедом! – в сердцах воскликнула Антония, с ненавистью вспоминая ухмыляющуюся физиономию Ремингтона.

– Что ты там бормочешь, деточка? – испуганно спросила Гермиона. – Эти твои визиты в палату общин доведут тебя до ипохондрии! Тебе вредно часто посещать мужские сборища.

– Содержание должно соответствовать форме, – продолжала рассуждать Антония. – Это надо узаконить.

– Я вижу, милочка, этот симпатичный господин разбередил твои чувства, – поджав губы, промолвила проницательная старая дама. – Что ж, может быть, оно и к лучшему…

– Этого я не говорила! – покраснев, огрызнулась Антония.

Несносный граф и в самом деле имел эффектную внешность, и Антония не могла не заметить этого. Пока она внушала себе, что в любом случае он ее заклятый враг, тетушка Гермиона пожевала губами и сказала:

– Разумеется, ты туда поедешь.

– Куда именно? – нахмурив брови, спросила Антония, прекрасно зная, что обмануть Гермиону невозможно.

– На прием, устраиваемый Эллингсонами, куда же еще! Констанция вот уже два года как зазывает тебя на свои балы. Пошлешь ей с посыльным записку и тотчас же окажешься в списке приглашенных.

– Да с какой стати мне к ней ехать?

– Ну, хотя бы ради того, чтобы поставить этого дерзкого графа на место! – с лукавой усмешкой ответила Гермиона. – Ему пора послушать лекцию о семье и браке, а кто знает этот вопрос лучше, чем ты? Вот и просветишь его! Нужно утереть этому выскочке нос.

Антония и сама понимала, что нельзя оставлять эту выходку без отмщения. Он явно бросил ей вызов, оставив ее перед почтенной публикой и предложив продолжить дискуссию на балу у Эллингсонов. Антония передернула плечами, уселась поудобнее и уставилась в окошко.

Ее гордость требовала отмщения за нанесенное публичное оскорбление, но рассудок нашептывал, что она рискует снова оказаться в ловушке и окончательно опозориться. Удастся ли ей сохранить хладнокровие под проницательным взглядом его темных глаз? Не потеряет ли она волю и разум, увидев его чувственные губы?

Карета остановилась, Гермиона открыла дверцу и впустила внутрь поток солнечного света. Кучер проворно спрыгнул на землю и помог даме выбраться на свежий воздух. Антония очнулась, встряхнула головой, отгоняя тревожные мысли, и тоже вышла из кареты. Как только ее ноги ступили на брусчатку, к ней вернулась твердость, а в голове начало зреть решение. Расплатившись с кучером, она бодро пошла по дорожке к дверям своего особняка. Ее глаза светились от перевозбуждения и напряженной умственной работы, щеки пылали, а по спине ползли мурашки – то ли от смутных, тревожных предчувствий, то ли от необъяснимой радости.

После стремительного ухода леди Антонии из здания парламента Шелбурн и его приятели перешли в курительный зал, намереваясь выпить по случаю своей победы. За молодым членом палаты общин увязался один из репортеров, и Шелбурн ускорил шаг, надеясь укрыться в недоступном для гостей помещении. Однако журналист догнал его и воскликнул:

– Я потрясен вашей великолепной речью, сэр! Позвольте задать вам пару вопросов! Кто эта очаровательная леди, напавшая на вас в фойе, словно злобная фурия?

– Отстаньте, Фитч! – с раздражением огрызнулся парламентарий. – Когда же вам наскучит всюду совать свой любопытный нос?

– Вижу, что эта пламенная леди, ополчившаяся на дамского угодника, задела вас за живое! Но какая божественная у нее, однако, фигурка! Осиная талия, большая грудь, крутые бедра! Даже лиловое платье не смогло скрыть ее природные прелести.

– Вы пошляк, сударь! Уйдите прочь! – сказал Шелбурн, отметив, что репортер дал Ремингтону Карру весьма оригинальное прозвище.

Руперт Фитч, пописывающий статейки для журнала суфражисток и охотившийся за скандальными происшествиями для одной бульварной газетки, воспринял слова члена парламента как комплимент. Он уже давно наблюдал за деятельностью богатого аристократа лорда Ремингтона и собрал на него пухлое досье, вынашивая идею в один прекрасный день взорвать информационную бомбу и потрясти подробностями личной жизни графа Карра весь бомонд. Тягаться с акулами пера с Флит-стрит он по причине скудоумия не мог. А вовремя преподнесенная читателям сенсация могла бы существенно повысить его статус и в одночасье сделать его популярным автором.

– Чем же, по-вашему, насолил этой дамочке граф Ландон? Может быть, он соблазнил ее и бросил? Проник в ее святая святых, разбередил в ней эмоции и коварно отверг?

Вместо ответа Шелбурн затравленно огляделся по сторонам, бесцеремонно оттолкнул репортера плечом и скрылся за массивными дверями курительного зала, доступ в который посторонним был запрещен. Раздосадованный журналист чертыхнулся и уже собрался было убраться восвояси, когда внезапно дверь приоткрылась и выглянувший из-за нее Шелбурн поманил его пальцем.

– Так и быть, Фитч, – заговорщически произнес он, когда к нему подбежал обрадованный репортер. – Сообщу вам одну любопытную информацию. Эту очаровательную фурию в эффектном фиолетовом платье зовут леди Антония Пакстон. Она вдова, весьма богата, занимается благотворительностью и проповедует идеи святости брака. В своем доме она частенько дает приют бедным одиноким женщинам, которых потом удачно выдает замуж. Остальное вам подскажут чутье и воображение.

Фитч прищурил свои мышиные глазки и сказал:

– С меня причитается, мистер Шелбурн!

Глава 4

На город мягко опустилась ночь. Легкий дождь, выпавший ранним вечером, освежил воздух и обострил ароматы садов. Лондонцы распахивали окна и усаживались на террасах в плетеных креслах, чтобы полюбоваться закатом, почитать газету и поговорить о том о сем. Возле большого дома Эллингсонов на Парк-лейн царило оживление, к нему то и дело подкатывали элегантные экипажи с гостями. Господа во фраках и дамы в шикарных платьях величественно проходили в особняк и разбредались по гостиным и террасам, убранным цветами, приятно оживляющими помпезную меблировку и смягчающими ослепительный блеск паркета, зеркал, позолоты и хрусталя.

Прибыл в этот чертог и Ремингтон Карр, одетый в свой лучший костюм и готовый к схватке. Появление графа в этом доме вызвало переполох среди прекрасных дам, они провожали его восхищенными взглядами и перешептывались, пряча лица за веерами. Граф не был завсегдатаем балов и званых ужинов, и его появление там вызывало сплетни и пересуды. Не стал исключением из этого правила и прием, устроенный либерально настроенным лордом Эллингсоном. Пожимая руки мужчинам и раскланиваясь с дамами, граф втайне высматривал в толпе леди Антонию Пакстон.

Знакомство с ней, вернее, их первая словесная дуэль, стало для него малоприятным сюрпризом, граничащим с замешательством. Из того, что он слышал об этой одиозной даме, он заключил, что она даже и не женщина, а хищное звероподобное существо вроде носорога, гиены, шакала или дракона, извергающего дым и пламя, хвостатое и рогатое, старое и весьма массивное.

Увидев же вместо воображаемого чудовища стройную молодую красавицу в модном шелковом платье, он был обескуражен и удивлен. Ее соблазнительные формы и приятный звучный голос без явных признаков змеиного шипения или Угрожающего рычания лишили его предубеждения, что эта молодая особа дьявольски хитра и опасна.

Однако именно мысль о ее сатанинской сущности и подействовала на графа Ландона успокаивающе: с дьяволицами он умел обращаться, досконально изучив их коварную натуру.

О живом интересе леди Антонии к законопроекту «О правах сестер умерших жен» ему поведал его приятель сэр Альберт Эверстон, чья супруга тоже частенько посещала балкон для прессы и почетных гостей во время дебатов. Уговорить молодого Шелбурна выступить с речью и процитировать некоторые пассажи из его статьи в «Блэквудс» не составило графу никакого труда. Как он и предполагал, жертва заглотила наживку. Ремингтону Карру осталось только выждать момент и, воспользовавшись ее временным умопомрачением после испытанного унижения, ловко заманить ее на званый ужин и там публично растерзать.

Граф удовлетворенно ухмыльнулся, взял с подноса, который держал вышколенный лакей, бокал с искристым шампанским и стал смаковать этот восхитительный веселящий напиток. В том, что леди Антония пожалует сюда, он даже не сомневался, как и в том, что в конце концов овладеет ею, умело сыграв на ее задетом самолюбии и привычке всегда побеждать.

Не прошло и четверти часа, как он почувствовал чей-то пристальный взгляд и, прервав беседу с хозяином дома, резко обернулся. Дама, одетая в фиолетовое платье с черной каймой, сверлила его пронзительным взглядом. Это была она. Огнедышащий дракон в женском обличье. Она стояла рядом с хозяйкой дома. Ткань ее наряда искрилась и переливалась при свете сотен свечей, шелковистые локоны казались покрытыми сусальным золотом, короткие пышные рукава и скромный изящный вырез подчеркивали красоту ее рук и шеи, а длинные черные перчатки и бархатка с искусно выполненной резной камеей из слоновой кости придавали ей сходство с языческой жрицей. На ее надменном овальном лице с высокими скулами, прямым носиком и полными чувственными губами не дрогнул ни один мускул, но преисполненный презрения взгляд поверг лорда Ландона в оцепенение. Ему не верилось, что эта ослепительная красавица – знаменитая защитница нравственности, страж архаичной морали и блюстительница незыблемости супружеского устава. Весь ее соблазнительный облик сулил райские чувственные удовольствия. Но холодные искорки в ее зачаровывающих голубых глазах говорили о сильном характере и недюжинном уме. Столь редкостного сочетания природных достоинств ему еще встречать не доводилось. И сердце графа гулко забилось, наполнившись предчувствием восторга, который охватит его в тот восхитительный миг, когда ангелоподобная, карающая блудливых холостяков мстительница очутится в его объятиях.

– Я уже отчаялась увидеть тебя среди своих гостей, моя дорогая Антония, – беря свою старинную подругу под руку, промолвила леди Констанция. – Позволь мне сопроводить тебя в зимний сад, где вскоре начнется музыкальное представление. Не желаешь ли освежиться шампанским и закусить?

– Я хочу, чтобы ты представила мне вон того господина, – проворковала Антония, кивнув на застывшего в дверях гостиной Ремингтона Карра.

– Ты имеешь в виду графа Ландона, дорогая? – удивленно переспросила Констанция. – Что ж, раз ты настаиваешь…

Она подвела свою гостью к Ремингтону и представила его, заинтригованная странной просьбой благочестивой вдовы.

– Очень приятно, леди Антония, – промолвил граф, поклонившись.

Одетый в вечерний костюм – черный фрак, белый парчовый жилет, белый шелковый галстук и узкие черные брюки, – он выглядел элегантно и внушительно. На какой-то миг ей вдруг захотелось взглянуть на него без одежды и в полной мере оценить его природные достоинства. Его темно-карие глаза светились теплотой и доброжелательностью, рука протянутая им для рукопожатия, оказалась приятной и гладкой на ощупь, а мудрая улыбка на губах говорила, что этот джентльмен знает, какой он производит эффект на дам. Именно это и вывело Антонию из временного замешательства. Она отдернула руку и с вызовом воскликнула:

– Не могу сказать, что разделяю вашу радость от нашего знакомства, сэр! Я приехала сюда, чтобы насладиться игрой музыкантов и серьезно поговорить с вами о некоторых аспектах законопроекта, обсуждаемого сейчас в парламенте. Надеюсь, вы соблаговолите меня выслушать.

– Разумеется, леди Антония! Я всегда к вашим услугам, – с иронической ухмылкой ответил граф Ландон.

Леди Антония вздернула подбородок, повернулась и вместе с хозяйкой дома направилась в зимний сад. Но лишь усевшись там на стуле среди других приглашенных и выпив бокал прохладного шампанского, она поняла, что короткая встреча с Ремингтоном Карром повергла ее в сильное волнение. Сердце колотилось в ее груди так быстро и гулко, что ей было трудно дышать, а пальцы рук, обтянутые перчатками, стали ледяными. Звук бархатистого голоса графа продолжал назойливо звучать в ее ушах, а его резко очерченное лицо стояло у нее перед глазами. Ничего подобного она еще никогда не испытывала.

Этот мужчина был наделен уникальной способностью повергать женщин в шок одной лишь своей импозантной внешностью и вытеснять из их головок все мысли, кроме глубоко интимных. Любое произнесенное им слово, каждый его жест или гримаса несли в себе колоссальный заряд мужского обаяния и чувственности, парализующий волю женщины к сопротивлению. В юности Антония повидала немало подобных донжуанов и научилась противостоять их натиску. Тем не менее аура, окружающая графа Ландона, была особенно мощной, и прежних ее навыков для победы над холеным злодеем было недостаточно. Однако сдаваться без боя она не собиралась.

Оглянувшись, она заметила Ремингтона в противоположном углу и поспешила раскрыть веер, чтобы спрятаться за ним, пока граф ее не заметил. Между тем новость о том, что Ремингтона представили Антонии, уже распространилась среди приглашенных на ужин, и они оживленно обсуждали ее, позабыв о мадам Дюпон, допевающей свою вторую арию.

В антракте леди Констанция пригласила гостей пройти в буфет и отведать изысканных закусок. Когда толпа устремилась к выходу из зимнего сада, хозяйка дома взяла Антонию под руку и прошептала:

– Ты должна раскрыть мне свой секрет, дорогая! Иначе я взорвусь от любопытства. Зачем ты попросила меня познакомить тебя с этим закоренелым холостяком, прославившимся на весь Лондон своим бесстыдством и искусством обольщения? О чем ты хочешь поговорить с ним наедине? – Успокойся, милая Констанция, – промолвила Антония, обмахиваясь веером. – Сейчас в палате общин обсуждается новый законопроект о семье и браке. И вчера после жарких дебатов, на которых я присутствовала в качестве гостя, мы с ним поспорили…

– Вернее, леди Антония попыталась оклеветать меня в присутствии нескольких членов парламента, но я не допустил этого, – закончил за нее знакомый бархатный баритон.

Обернувшись, дамы увидели стоявшего в проходе графа Ландона, выражение лица которого не оставляло никаких сомнений в том, что он слышал их доверительный разговор.

– Оказывается, вы любите подслушивать, сэр! Это не делает вам чести. Не говоря уже о вашей странной манере встревать в чужую беседу! – с негодованием воскликнула Антония, поборов оторопь.

– Простите меня, уважаемая леди Пакстон, за некоторую бесцеремонность, однако речь шла обо мне. Мое бесстыдство давно уже ни для кого не секрет, поэтому давайте не будем ссориться из-за этого пустячного недоразумения, – промолвил Ремингтон, обезоруживающе улыбаясь. – Аналогичная ситуация возникла вчера в фойе палаты общин, – добавил он, обращаясь к леди Констанции. – Случайно услышав, как кто-то обвиняет меня в гедонизме и женоненавистничестве, я не смог остаться к этому равнодушным и втянул леди Антонию в пикировку.

– Но ваши возмутительные взгляды на брак не имеют права на существование! Их следует развенчать и осудить, и вы сами это знаете, шалунишка! – игриво возразила леди Констанция и шутливо шлепнула лорда веером по руке.

– А как насчет гедонизма? – поддразнил он ее, бросив выразительный взгляд в сторону Антонии. – Вам известно, что я сторонник свободной любви, бесстыдный соблазнитель женщин и неисправимый холостяк, сиречь – сластолюбивый эгоист, меняющий любовниц как перчатки. Именно так и думает обо мне леди Антония, не правда ли? Если не верите, то спросите об этом у нее сами, кажется, она знает о моих грехах больше, чем Господь Бог. Я же был настолько поражен ее осведомленностью о моих пороках, что предложил ей встретиться еще раз у вас.

Лицо Антонии стало пунцовым: как ловко он, однако, свел их спор к личным отношениям, этот бывалый интриган! Но с ней такой избитый номер не пройдет, она не позволит ему снова выставить ее полной дурой. Антония бросила на Ремингтона яростный взгляд и в следующий миг осознала, что совершила роковую ошибку. Его мудрые темные глаза впитали в себя весь ее пыл и радостно засверкали, намекая, что он готов получать удовольствие от любого проявления ее горячего темперамента, даже от гнева, негодования и злости. Разумеется, если их единственной причиной будет он сам. Судорожно вздохнув, Антония ледяным, как ей хотелось верить, тоном промолвила:

– Ваши бесчисленные грехи меня совершенно не волнуют, сэр! Я решительно осуждаю только ваши опасные социальные воззрения.

– Что? Вас беспокоят его вздорные политические идеи? – вскинув от изумления брови, переспросила Констанция.

Раздавшийся после этого громкого восклицания звонкий хохот привлек внимание некоторых гостей, они обернулись и подошли к спорившим поближе, чтобы разделить их веселье. С трудом поборов приступ смеха, хозяйка дома сказала:

– Дорогая Антония! Право же, политика настолько скучная материя, что никакой опасности она представлять для женщин не может. Не принимайте его философские рассуждения так близко к сердцу, от этого у вас испортится цвет лица. Оставьте политику мужчинам!

Ремингтон Карр улыбнулся и кивнул в знак полного согласия с этим типично женским советом, как бы говоря, что и сам он постоянно твердит всем об этом. Однако Антония придерживалась на сей счет иного мнения и молчать не собиралась. В конце концов она пришла сюда не для того, чтобы глотать горькие пилюли его язвительных шуток и высокомерных намеков на неполноценность и несовершенство слабого пола, созданного Богом исключительно для увеселения мужчин, но и никак не для того, чтобы читать ему нотации и нравоучения. Изобразив на лице любезную улыбку, Антония решительно возразила:

– Я бы не сказала, что программа лорда Карра вызывает у меня только скуку и зевоту. Нет, она показалась мне еще и абсурдной, а также пагубной для незрелых умов, продиктованной низкими побуждениями, глупой и, наконец, смешной. Он отвергает законный брак, находя его пережитком эпохи варваров, примитивной женской уловкой, ущемляющей право мужчин на свободную любовь, бесчестным способом переложить все тяготы семейной жизни на мужские плечи. – Голос ее и жестикуляция с каждым произнесенным словом становились все выразительнее. – Более того, из его статеек я заключила, что он питает ненависть ко всем женщинам и с радостью отправил бы всех нас в какую-нибудь Тмутаракань к дикарям помирать от малярии, скуки и жутких местных обычаев. Иной участи мы, погрязшие в праздности и лености женщины, на его взгляд, и не заслуживаем.

– Успокойтесь, милая леди Антония, вы уже хватили через край! – воскликнул граф Ландон с улыбкой. Судя по довольному выражению лица, эта тирада его немало позабавила. – Я никогда не предлагал отправить вас в какую-нибудь африканскую колонию на съедение или потеху людоедам. И кто вам внушил, что я ненавижу всех женщин? К вашему сведению, моя мама тоже относится к женскому полу.

Гости, окружившие споривших плотным кольцом, разразились хохотом. Ремингтон скользнул по Антонии плотоядным взглядом и хищно осклабился. Взглянув на побагровевшие от смеха и алкоголя физиономии людей, смотревших на нее с любопытством и неодобрением, она вскипела:

– Интересно, что бы подумала ваша мама, если бы узнала, что вы предлагаете оторвать женщин от их детей и принудить их работать до изнеможения в угольных шахтах, прачечных и пекарнях? На заводах и фабриках? Ведь именно это вы хотели узаконить, не так ли? Разве это не ваша идея – лишить женщин дома и выгнать их на улицу, чтобы там они зарабатывали свой хлеб? Но я не позволю вам так нас унизить, сэр!

– У меня и в мыслях не было унижать женщин, – серьезно и вполне искренне возразил он. – Я выступаю за предоставление женщинам равных с мужчинами прав во всех сферах общественной жизни, в том числе права голосовать и самим себя обеспечивать.

– А почему вы считаете, что женщины уже сейчас не зарабатывают свой хлеб непосильным трудом, лорд Карр?

– Я сужу по тем дамам, с которыми я знаком, милейшая леди Антония! – Граф прищурился и подошел к ней поближе. – Так вот, все они окружены вниманием и заботой своих мужей и поклонников, а потому ведут праздный образ жизни. В доме за них работают лакеи и служанки, горничные и гувернантки присматривают за их чадами, повара готовят им пищу, управляющий следит за порядком в усадьбе, адвокат контролирует их финансовые дела, белошвейки шьют им белье, учителя учат их избалованных отпрысков. А трудятся до седьмого пота и думают за них мужчины, скованные цепями супружества.

Он умолк и окинул притихших слушателей интригующим взглядом.

– Пожалуй, самая тяжелая работа, остающаяся дамам, – это помешивание ложечкой в чашечке с шоколадом по утрам. – Он довольно-таки артистично изобразил эту сценку, помешав указательным пальцем в воображаемой чашке. – И решение дилеммы: какую шляпку им лучше сегодня надеть – желтую или голубую?

Всеобщий одобрительный хохот, которым была встречена такая убедительная характеристика женского труда, разъярил Антонию. Но она сдержала гнев, понимая, что сейчас лучше не подливать масла в огонь и не давать волю чувствам. Хитрый граф умело облек свое презрение к женщинам в форму шутки, тем самым выставив ее прямолинейной, недалекой и занудливой пуританкой. Это был воистину дьявольский ход, и, отдавая должное уму и опыту этого интригана, Антония злорадно подумала, что ей будет вдвойне приятно заставить его встать перед ней на колени.

– В таком случае, дорогой граф, вам следует расширить круг своих знакомых женского пола. Видимо, ваш опыт общения с дамами весьма ограничен, – промолвила она ангельским голоском. – Впрочем, при таком враждебном отношении к ним и к супружеству в целом вам это вряд ли удастся.

Леди Антония обворожительно улыбнулась и приблизилась к Ремингтону.

– Те женщины, которых знаю я, – сверкнув глазами, продолжила она, – трудятся наравне со своими мужьями. Лишь у некоторых из них есть служанка, помогающая им выполнять работу самого разного рода, либо престарелая супружеская пара, дворецкий и экономка, считающиеся домочадцами. Позволить же себе нанять для своего младенца няню могут единицы и только на месяц-другой. Все мои знакомые ведут хозяйство самостоятельно и сами воспитывают своих детей. Поэтому им просто некогда размышлять о фасоне или цвете шляпки, не говоря уже о том, что шоколад по утрам они вообще не пьют, экономя средства.

– Вы говорите это серьезно, леди Антония? – спросил с нарочитой озабоченностью граф Ландон, расправляя плечи и прищуриваясь. – Если да, то с кем же вы водите дружбу? Среди дам моего окружения нет ни одной, которая стала бы сама вытирать своему чаду нос либо что-то штопать. А если бы кому-то из них предложили пожать грязную потную лапу торговца, бедняжка наверняка лишилась бы чувств. Уверяю вас, что те восхитительные дамы, с которыми общаюсь я, предпочитают нежиться на диване, тратить деньги с непозволительным безрассудством, будто бы они падают с неба, как капли дождя, и постоянно сетовать, что их мужья проводят чересчур много времени в клубе. Вот почему, на мой взгляд, им было бы полезно покинуть на какое-то время свои роскошные апартаменты и поближе познакомиться с суровой действительностью окружающего мира.

Такая неслыханная самоуверенность вывела Антонию из себя. Не совладав с эмоциями, она, задыхаясь от негодования, воскликнула:

– Вам, милорд, тоже не помешало бы расширить свои познания о женщинах. Далеко не все они купаются в роскоши и швыряются банкнотами, в большинстве же своем женщины терпят нужду и влачат жалкое существование. Знай вы действительное положение вещей, вы бы не стали нести несусветную чушь о месте и роли женщины в Британской империи, тем более во всеуслышание. Вы редкий наглец и невежда, сэр!

Среди присутствующих послышались смешки, недоуменные восклицания и неодобрительное перешептывание.

Граф пронзил Антонию испытующим взглядом, саркастично осклабился и насмешливо произнес:

– Неужели? Что ж, я готов расширить свои познания о прекрасном поле. Может быть, вы порекомендуете мне опытную наставницу? С удовольствием возьму у нее несколько уроков.

– Я готова лично просветить вас в этой сфере, – сказала леди Антония, изо всех сил стараясь не выдать своего ликования. Лорд Ландон шел прямо в раскинутые ею сети!

– Вы лично, миледи? – Граф изумленно вытаращил глаза и огляделся по сторонам, чем вызвал новые смешки и пересуды среди мужчин. Затем он скользнул по Антонии внимательным взглядом, от которого ее бросило в жар, и сказал: – Замечательное предложение! Однако я не смогу его принять, мадам. Я давно вырос из коротких штанишек школяра и не горю желанием отведать розог от столь строгой учительницы, как вы. И уж конечно, мне совершенно не хочется подвергаться более суровым наказаниям, за которыми, как я понимаю, тоже дело не станет.

– Уверяю вас, милорд, что я не буду мучить вас нудными лекциями и наказывать розгами за тугодумие. Я предлагаю вам заключить пари, сыграть в своеобразную забавную игру. Ведь вы любите рисковать, не так ли?

– Не могли бы вы пояснить свое предложение? – хмыкнув, сказал граф Ландон, обескураженный таким поворотом беседы. – Каковы условия пари?

– Вы ставите две недели своего драгоценного времени против двух недель моего, – стараясь не расхохотаться, ответила Антония. Ее сбитая с толку жертва все ближе подходила к силкам, не чувствуя подвоха.

– И чем же мне придется заниматься? – спросил Ремингтон, заинтригованный необычным соблазном.

– Женской работой, милорд! – выпалила Антония.

Граф от растерянности заморгал и раскрыл рот. Все затаили дыхание. Он сглотнул ком, застрявший в горле, и громко расхохотался.

– Уж не хотите ли вы заставить меня две недели пролежать на диване, попивая шоколад и отдавая указания прислуге? – отдышавшись, спросил он, чем вызвал смех у присутствующих и даже улыбку на лице леди Антонии.

– Вы меня неверно поняли, милорд! – повторила она. – Я предлагаю вам не отлеживать бока, объедаясь заморским кушаньем, а выполнять обыкновенную женскую работу. И в том случае, если к концу этого срока ваше мнение о роли женщины в доме изменится и вы поймете, насколько трудоемкую работу ей приходится делать ежедневно, вы объявите об этом публично и поддержите билль о браке.

– А вдруг я останусь при своем мнении? – спросил граф Ландон, скрестив на груди руки.

– Тогда я две недели буду выполнять мужскую работу! – ответила Антония.

Все слышавшие это разразились хохотом, а Ремингтон с лукавой улыбкой спросил:

– А какие имеются у вас основания полагать, что вы на это способны, мадам?

Антония была готова к такому вопросу и ответила не задумываясь:

– Мне представляется, что мужскую работу делать не так уж сложно. Разве трудно ходить в присутствие к десяти часам утра, покидать его в два пополудни и проводить остаток дня на скачках? А по вечерам посещать клуб, играть в карты, пьянствовать и болтать с друзьями. Правда, мне будет нелегко привыкнуть к курению сигар. Да и передвигать фишки по игровому столу, то и дело прикладываясь к бокалу с виски, тоже весьма утомительно.

На сей раз прозвучал исключительно женский смех, джентльмены словно бы воды в рот набрали: язвительные рассуждения леди Антонии были не так уж и далеки от истины, а потешаться над собой, как известно, не в привычках мужчин. Лицо лорда Карра окаменело, застыв в надменной позе, он сосредоточенно обдумывал ответ на брошенный ему вызов.

Его длинные гибкие пальцы непроизвольно поглаживали волевой подбородок и нижнюю губу. Случайно обратив на это внимание, Антония вдруг ощутила страстное волнение. В самбм ритмичном движении пальцев по гладкой розоватой поверхности губы заключалось нечто завораживающее и возбуждающее. Антония почувствовала себя неуютно и передернула плечами. И в тот же миг лицо графа потеплело, он улыбнулся и промолвил:

– Я согласен на ваши условия спора, мадам! В течение двух недель я буду старательно исполнять обычные женские домашние обязанности. И докажу вам, что я прав.

Он подался вперед и вперил в нее испытующий взгляд, словно бы норовя заглянуть ей в душу. Наконец его губы растянулись в улыбке, от которой по спине ее пробежали мурашки, и он изрек:

– Боюсь, мадам, что вы затеяли рискованное пари. Мои взгляды на женщин и их роль в семье сложились в результате долгих наблюдений и размышлений, так что вам будет нелегко переубедить меня.

– Но я и не надеялась на легкую победу, милорд! – парировала она. – Тем не менее идти на попятную я не собираюсь. Хочу предупредить вас сразу, что я трудный противник и не упущу своего шанса.

В наступившей после таких слов тишине их пламенные взгляды скрестились, и окружающая атмосфера моментально накалилась от этой безмолвной стычки двух сильных характеров. Затаив дыхание, гости с интересом наблюдали поразительное противостояние скандально известного холостяка и молодой красивой вдовы, посвятившей себя борьбе за права обездоленных женщин и сохранение священного института брака. Казалось, что достаточно будет одной искры, чтобы образовавшаяся гремучая смесь вспыхнула и взорвалась.

– Господа, прошу вас не доводить ваш спор до скандала! – воскликнула леди Констанция, багровая от возбуждения, и встала между спорящими. – Вам пора освежиться в буфете! Я беру вас под свою опеку! – Она подхватила обоих возмутителей спокойствия под руки и увлекла к столу с яствами и напитками. – Что за бес в тебя вселился, Антония? Устроила в моем доме пари, как портовая девка в таверне. И вы, милорд, тоже хороши! Вам бы стоило задуматься, какими последствиями чревато такое безрассудство. Боже, что обо мне теперь скажут люди! Мой музыкальный салон прослывет отныне притоном! Какой позор!

Антонию мнение общественности о ее затее сейчас совершенно не волновало. Она лихорадочно соображала, какой подвох уготовил ей Ремингтон, столь быстро и легко согласившись сотрудничать с ней в деле его публичного разоблачения и развенчания. Между тем граф взял с подноса бокал с шампанским и с любезной улыбкой протянул его ей. Оглядевшись по сторонам, Антония увидела, что хозяйка дома, ее супруг и несколько гостей ждут, как она отреагирует на эффектный жест графа.

– Предлагаю вам незамедлительно начать перенимать наши привычки, мадам! – вкрадчиво произнес он. – У нас, мужчин, принято закреплять пари совместной выпивкой. Грех нарушать добрую традицию! Антония взяла бокал и спросила:

– А как у вас принято отмечать проигранный спор?

– Это зависит от его условий. Как правило, его участники встречаются в каком-то заранее обговоренном месте в удобное для победителя время и устраивают общую попойку.

– Раз уж вы всерьез решили довести вашу безумную затею до конца, – сказала леди Констанция, – можете встретиться у меня. Через две недели, в субботу, на следующем вечере. Тогда и объявите победителя своего пари.

– Согласна, – ответила Антония, уверенная, что победа будет за ней. – Итак, через две недели мы подведем итог сегодняшнего спора. А пока я предлагаю поднять бокалы за начало испытаний.

Граф кивнул, и она, выпив шампанское, расстегнула застежку на запястье, достала из перчатки свою визитную карточку и вручила ее ему со словами:

– Будьте по этому адресу в понедельник, лорд Карр, чтобы приступить к исполнению своих новых обязанностей.

Внезапно Ремингтон схватил ее за руку и, повернув ладонью вверх, стал с интересом разглядывать ее запястье, согревая его своим горячим дыханием. Антония оцепенела. Он усмехнулся и вкрадчиво сказал:

– Мне захотелось узнать, что еще вы прячете под перчаткой. И куда же именно вы меня приглашаете?

Она облизнула пересохшие от волнения губы и хрипло ответила, потупив взор:

– В свой дом на Пиккадилли. Констанция, спасибо за чудесный вечер, – добавила она уже увереннее, когда он разжал наконец пальцы и отпустил ее руку. – Но я вынуждена уехать, на сегодняшний вечер у меня намечено еще одно важное дело. Желаю тебе спокойной ночи!

Коротко кивнув растерявшейся хозяйке дома, Антония поспешила покинуть гостиную. В прихожей лакей накинул ей на плечи пелерину, она поблагодарила его и направилась к выходу. Уже возле самых дверей до нее донеслись отголоски поднявшегося в гостиной гвалта, свидетельствовавшего, что скандал пусть и с небольшой задержкой, но разразился. Значит, уже завтра весь город будет знать, что она не только спровоцировала лорда Карра на небывалое пари, но и пригласила его на две недели в свой дом. Ей самой не верилось, что она совершила такой невероятный поступок.

В карету наемного экипажа она уселась уже обмякшей и дрожащей от перевозбуждения. Сердце стучало в груди так, словно она пробежала наперегонки четверть мили. Мысли путались, в глазах прыгали черные точки. Но как ни велика была ее радость в связи с одержанной победой, где-то в глубине души копошился противный червячок сомнения. Покладистость графа Ландона казалась ей немного подозрительной. Уж не готовит ли он собственный коварный план в ответ на ее козни? Не нанесет ли этот опытнейший интриган ей контрудар? Иначе зачем ему подвергать себя опасности стать опозоренным женщиной? Ведь глупцом его не назовешь, рассуждала Антония, пытаясь определить истинные намерения своего противника. И он должен отдавать себе отчет в том, что игра будет вестись без всяких правил. Сомнительно, что он принял ее вызов, лишь опасаясь утратить свою репутацию бесстрашного фрондера и дуэлянта. Нет, у него должны быть на то какие-то иные причины, а не одно лишь желание сохранить свое лицо. Только вот какие?

Ломая голову над этой загадкой, Антония слегка вспотела, а потому скинула с плеч пелерину и сняла перчатки: в карете было душновато. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, она потерла кончиками пальцев свои горячие виски, и тут ее осенило: этот ненасытный ловелас задумал овладеть ею. Словно бы наяву вспомнился ей ласковый взгляд его темных глаз, устремленный на ее ладонь, жар, исходивший от его цепких пальцев, стиснувших ее хрупкое запястье. Антонию бросило в дрожь: все сходилось. Несомненно, он затеял искусную, изнурительную охоту, желая побаловать себя редкостным трофеем, – такая забава была излюбленным развлечением большинства мужчин из его окружения. Она разбудила его охотничий инстинкт, оскорбив и высмеяв его публично, и он задумал ей отомстить, изощренным образом овладев ею. Притворившись, что он готов опуститься до унизительных домашних хлопот, граф намеревался стать властелином ее слабой женской плоти, а потом и хозяином ее дум и чаяний.

Естественно, он уповал на силу своего мужского обаяния, пожалуй, она бы и могла пасть жертвой его обходительности, если бы не знала, с кем имеет дело. Но ей доводилось уже встречать подобных хитрецов и прежде, в пору своих горьких ошибок и досадных заблуждений. И она давно зареклась впредь позволять этим бессовестным эгоистам использовать ее как доступную кокетку.

Экипаж тряхнуло на колдобине, и Антония негромко охнула, подпрыгнув на сиденье, взглянула сквозь мутное стекло на темную улочку и почувствовала легкий озноб. Она застегнула пелерину и забилась в угол кареты, пытаясь укрыться от возникшего в ее воображении образа ухмыляющегося лорда Карра.

Наконец экипаж подъехал к дому и остановился. Поджидавший в дверях дворецкий Хоскинс выбежал с лампой в руке на улицу, помог ей выбраться из кареты и расплатился с кучером. Леди Антония взбежала по ступенькам, вошла в прихожую, скинула пелерину с плеч на стол и направилась прямиком в гостиную, залитую ярким светом множества зажженных свечей.

В мраморном камине тихо потрескивали малиновые угольки. С полдюжины кошек довольно урчали, греясь на изразцовых плитах, покрывавших пол возле камина. Им вторило мерное постукивание вязальных спиц, мелькающих в умелых руках сидящих на диванчиках и креслах женщин преклонного возраста. Завидев леди Антонию, они оживились и повскакивали с мест, чтобы поприветствовать свою благодетельницу. Тетушка Гермиона устремилась ей навстречу, торопясь узнать новости.

– Антония, деточка моя! Ну как все прошло? Мы изнываем от нетерпения услышать подробности! – воскликнула она, потирая ладони.

– Вы с ним разговаривали? – Пожилая дородная дама с любопытством посмотрела на Антонию.

– Вы танцевали? – приложив к уху руку, сложенную в трубочку, поинтересовалась скрипучим голосом другая почтенная дама.

Антония взглянула в их взволнованные лица и прочла в их горящих глазах уверенность в полном поражении Ремингтона Карра. Этих женщин ему провести не удастся, они принудят его капитулировать. Нужно быть каменным истуканом , чтобы противостоять их общему натиску. А женская интуиция подсказывала ей, что граф сделан вовсе не из гранита.

– Хоскинс! – крикнула, обернувшись, Антония. – Подай нам шампанского! Мы должны отметить нашу первую маленькую победу. – Она снова повернулась лицом к своим подругам и единомышленницам и добавила: – Он будет здесь утром в понедельник. И остановится в этом доме на две недели – выполняя всю домашнюю работу. За это стоит выпить!

Но не одна Антония веселилась и пила шампанское.

В этот вечер ликовал по поводу своего успеха и Ремингтон Карр. Покинув особняк Эллингсонов вскоре после ее отъезда, он нанял экипаж и отправился на Сент-Джеймс-стрит, пребывая в отличном расположении духа в связи с победой над огнедышащим драконом в женском обличье. Откинувшись на мягкую спинку сиденья и положив руки на золотой набалдашник трости, он тихо посмеивался, вспоминая события на званом ужине.

Как ловко, однако, он обернул коварное предложение леди Антонии в свою пользу! И как тонко он построил разговор с этой фурией: позволил ей излить свой гнев и бросить ему дерзкий вызов, а потом, абсолютно неожиданно для нее, согласиться на выдвинутые ею нелепые условия, не преминув сдобрить свое согласие едким сарказмом. Удивительно, как легко она клюнула на его приманку! Но еще более поразительным было то, что она пригласила его на две недели в свой дом. Граф извлек из кармана визитную карточку леди Пакстон и поднес ее к носу: она пахла розами. Улыбнувшись, он блаженно зажмурился, представляя разнообразные возможности для искушения, которые таила в себе сложившаяся пикантная ситуация.

Образ обольстительной вдовушки тотчас же возник в его воображении, по чреслам расползлось приятное томление, а кровь так забурлила в жилах, что Ремингтон даже заерзал на сиденье. Ему нарисовалась голая Антония, лежавшая в своей кровати с разметавшимися по подушкам золотистыми локонами, алыми чувственными губами, жаждущими поцелуев, и потемневшими от вожделения голубыми глазами…

Он встряхнул головой и озабоченно наморщил лоб, отгоняя пагубные видения. Что за блажь прокралась в его мысли? К чему ему вдруг причудились ее соблазнительные губки и лукавые васильковые глазки? От подобных иллюзий один шаг до непоправимой беды! Нет, нельзя поддаваться дьявольскому наваждению, когда имеешь дело с коварной и многоопытной особой. Уж слишком много в ней прыти! Далеко не всякая молодая женщина сумеет заставить жениться избалованного богатого холостяка. Нужно постоянно помнить о возложенной на него друзьями священной миссии и не отвлекаться на фантазии о сомнительных плотских удовольствиях.

Ремингтон решил применить в качестве орудия мести ту же схему, к которой не раз прибегала и сама леди Антония. По иронии судьбы она же и подготовила для себя капкан, так что пенять ей придется потом только на себя. Право же, с ухмылкой подумал граф, это вносит в игру дополнительную изюминку.

Однако не слишком ли гладко все получается? Ремингтон поскреб подбородок и снова обдумал обстоятельства столкновения с коварной вдовой в палате общин и в доме Эллингсонов. А вдруг он что-то упустил из виду? Может, у леди Антонии тоже припасен для него сюрприз? Но ведь в дом лорда Эллингсона она пришла, чтобы продолжить их начатый спор и просветить его в женском вопросе. Но зачем она вдруг предложила ему пари и заманила в свой дом? Какой здесь кроется подвох?

Лорд Карр хищно осклабился, пронзенный жуткой догадкой: леди Антония, вне всякого сомнения, избрала его своей следующей жертвой! А все разговоры о роли женщин в обществе – только отвлекающий маневр, дымовая завеса, призванная затуманить ему мозги и лишить его бдительности.

– Проклятие! – воскликнул граф, тотчас же взбодрившись.

Получалось, что над ним нависла реальная угроза утраты холостяцкой свободы! Эта златокудрая бестия действительно чрезвычайно опасна. Она умна, решительна и дьявольски обольстительна! С такой следует постоянно быть начеку.

– Хватит распускать нюни, это тебе не к лицу, – сказал себе Ремингтон, убирая в карман визитную карточку. – И нельзя вспоминать ее лживые голубые глаза, длинные ноги и прочие соблазнительные части тела. Но что за странная у нее причуда – носить шелковые перчатки с двадцатью пуговицами? И облегающее платье с корсетом? Ее сверстницы предпочитают облачаться в наряды совсем иного фасона, ведь нынче в моде фижмы и кринолин! Уж мне ли этого не знать! Мало, что ли, я оплатил счетов от галантерейщиков за купленные ими перчатки, сумочки, шарфы, платочки, кошелечки, нижние юбки, чулочки и ленточки!

Нахлынувшие малоприятные воспоминания о капризах своих бывших пассий и связанных с ними непомерных расходах вызвал и. у графа изжогу и оскомину. Но к тому моменту, когда он добрался до клуба и вошел в бар, его переполняла уверенность в своей победе над леди Антонией. Пусть думает, что она сумела сбить его с толку, и продолжает осуществлять свой дьявольский замысел. Чем дольше она будет пребывать в заблуждении на его счет, тем слаще станет грядущий миг победы над ней.

Шестеро жертв Антонии сидели за тем же угловым столиком. Едва лишь граф Ландон приблизился к ним, они забросали его вопросами, даже не дав ему сесть:

– Она была там?

– Как все происходило?

– Вы с ней договорились встретиться снова?

– Господа, не надо торопить события! – прервал их Ремингтон, сардонически ухмыльнувшись, и грузно опустился на принесенный для него стул. Окинув своих приятелей интригующим взглядом, он достал из кармана жилета визитную карточку леди Пакстон, помахал ею в воздухе и самодовольно изрек: – Я приглашен в ее дом на Пиккадилли на две недели. За этот срок я обязан победить злого дракона и предъявить вам сердце этого чудовища.

Спустя два часа из парадных дверей аристократического мужского клуба «Уайтс» вывалилась изрядно захмелевшая компания, состоящая из шестерых джентльменов. Их громкие голоса заставили странного субъекта, скрывавшегося от дождя под козырьком служебного входа, спрятаться за парапет и навострить уши. Подвыпившие приятели стали звать извозчика, хохоча и обмениваясь сальными шутками.

Руперт Фитч, затаившийся на крыльце черного хода, осторожно выглянул из укрытия и, убедившись, что его не заметили, стал подкрадываться к шумной компании. Он следовал за Ремингтоном Карром от самого дома лорда Эллингсона, надеясь что-нибудь разузнать о подозрительных отношениях графа с леди Антонией Пакстон. Ведь не случайно же она покинула гостеприимных хозяев так рано, а следом вышел из особняка граф, нанял экипаж и отправился кутить в клуб «Уайтс».

– Вы обставили все просто гениально, Ландон! – раздался голос одного из приятелей, с трудом державшегося на ногах. – Все выглядит очень правдоподобно. Она сама предложила вам заключить с ней пари и пригласила вас погостить у нее пару недель… Ну кто бы мог представить себе такое, а? Настоящие чудеса!

Наконец приятели забрались в экипаж и укатили, оставив затаившегося во мгле шпиона под дождем. Граф, однако, в наемную карету не сел, а пошел домой пешком, подняв воротник пальто и натянув на лоб шляпу. Выждав, пока Ремингтон удалится на безопасное расстояние, репортер последовал за ним, стараясь держаться в тени домов и деревьев. Из обрывков подслушанного разговора он понял, что речь шла о леди Антонии. Что же замышляют друзья графа, какую интригу они затевают? И зачем она пригласила его в свой дом на две недели?

Дождь усилился, холодные капли, проникавшие журналисту за ворот рубахи, мешали ему собраться с мыслями. Он изрядно продрог, просидев два часа в засаде, и теперь, скользя бесшумной тенью от одного подъезда к другому, проклинал свою сомнительную авантюру. Но бурчание в пустом животе вынуждало его продолжать слежку. Он поднял воротник пальто, засунул в карманы озябшие руки и пробормотал:

– Не дай вам Бог, ваше сиятельство, обмануть меня в моих ожиданиях. Это дорого вам обойдется…

Глава 5

Как только в понедельник утром над Пиккадилли взошло солнце, позолотив окна фешенебельных домов и покрыв лаком зеленую листву Грин-парка напротив, воздух наполнился цоканьем лошадиных копыт по мостовой, скрипом колес телег, груженных товаром, и настойчивым гулом голосов. Из пекарен потянуло дымком и хлебным ароматом, молочники и зеленщики повезли на тележках по адресам заказы, а из дворов стали выходить, сонно хлопая глазами и зевая, служанки с корзинками, торопясь купить все необходимое к завтраку своих избалованных хозяек.

В этой разношерстной публике, деловито снующей по центральной лондонской улице, выделялся холеный господин, одетый в дорогой костюм мышиного цвета, черный жилет с галстуком, кембриджскую шляпу и начищенные до ослепительного блеска черные штиблеты. Прохожие, завидев его, пожимали плечами и недоуменно переглядывались: им странно было видеть здесь джентльмена из высшего света в столь ранний час, обычно господа, принадлежавшие к элите лондонского общества, раньше десяти часов утра и не вставали.

Ремингтон Карр, а это был он, разумеется, тоже не имел обыкновения просыпаться раньше полудня. Но пари, заключенное им с леди Антонией, заставило его изменить своей многолетней привычке и попросить лакея разбудить его на рассвете, чтобы он успел принять ванну и побриться, перед тем как отправиться в особняк на Пиккадилли и приступить к исполнению своих новых «женских» обязанностей.

Найти нужный ему адрес оказалось вовсе не просто. Его карманные часы показывали уже без четверти девять, когда он наконец-то очутился перед узорными чугунными воротами ограды, за которой возвышался четырехэтажный дом из серого камня, построенный в гостиничном стиле. Граф миновал калитку и, очутившись на брусчатой дорожке, ведущей к лестнице в четыре ступеньки, остановился, охваченный сомнениями в правильности своих действий.

Идея соблазнить строптивую поборницу матримониальных традиций, показавшаяся ему привлекательной после нескольких выпитых бокалов шампанского, внезапно поблекла, а перспектива двухнедельного блуждания по ее особняку с метелкой в руках перестала быть притягательной. Лорд Карр, однако, не привык отступать, а потому, расправив плечи, стал изучать впечатляющий фасад, отделанный с отменным вкусом и мастерством. Гранит чудесно сочетался с безукоризненно белым мраморным парапетом, высокими арочными окнами и темными крыловидными ставнями. Черные двустворчатые входные двери прекрасно гармонировали с массивными дверными ручками и кольцами из желтой меди. Каменные вазоны с геранью по обеим сторонам лестницы были увиты зеленым плющом. К огромному разочарованию Ремингтона, он не обнаружил в архитектуре дома ни горгулий, ни контрфорсов, уместных для цитадели богини-мстительницы. Все было солидно, спокойно и подозрительно прилично, особенно цветочки у парадного входа. Лорд Карр собрался с духом и решительно направился к дубовым дверям, ведущим в чертоги злого дракона.

Ему отворил седовласый сухопарый дворецкий. Пронзив гостя испытующим взглядом, старик осведомился о его имени и пошел докладывать хозяйке. Вскоре он возвратился вместе с самой леди Антонией. Едва лишь увидев ее, Ремингтон ощутил необычное волнение и напрягся.

Одетая в темно-серую юбку и жакет из такой же ткани с рядом обтянутых бархатом пуговиц и белым кружевным воротничком, с золотистыми волосами, уложенными кольцами, она с лукавой улыбкой промолвила, прищурив васильковые глаза:

– Вы пунктуальны, ваше сиятельство! Добро пожаловать!

– У меня есть множество и других достоинств, миледи, – подавая дворецкому котелок, напыщенно произнес граф и, стянув перчатки, бросил их в перевернутую тулью. – Я не мог допустить, чтобы вы подумали, что я пошел на попятную.

– Великолепно, – сказала леди Антония, пятясь от наступающего на нее гостя. – Тогда начнем! Прошу следовать за мной, сэр, я представлю вас своим домочадцам и введу в курс обязанностей.

Она повернулась и быстро пошла по вестибюлю с высоким куполовидным потолком. Следуя за ней, граф услышал, как дворецкий пробормотал:

– Еще один бедолага! А ведь такой молодой…

Войдя в гостиную, лорд Карр увидел нескольких женщин, сидящих на диванах, кушетках и стульях и одетых в темные платья с белыми аккуратными воротничками и одинаковые кружевные чепцы, из-под которых выбивались серебристые волосы. Только одна из этих странных дам была в ярко-красном платье с рюшами и причудливой шляпке, кокетливо украшенной миниатюрными фруктами из папье-маше. Очевидно, экстравагантный наряд этой старушки настолько поразил его, что он остолбенел и вытаращил глаза. Леди Антония, видимо ожидавшая такой реакции, улыбнулась и сказала:

– Позвольте вам представить, граф, мою тетушку, леди Гермиону Пакстон-Фиддинг, вдову адмирала Томаса Эджертона Филдинга.

– А также сэра Денниса Стюарта, мистера Питера Бингемптона и бригадира Стивена Де вера. Прошу вас иметь это в виду! – заявила старая перечница, сверля Ремингтона глазами-бусинками. Она встала и, хитро прищурившись, добавила, протягивая гостю морщинистую руку: – Рада с вами познакомиться, ваше сиятельство!

– Для меня знакомство с вами – большая честь, – ответил граф и, поклонившись, пожал ей руку.

– Я хочу вам представить и других домочадцев: миссис Поллианну Куимбиз и ее сестру, миссис Пруденс Куимбиз, – они обе вдовы покойных братьев Куимбиз, служивших в министерстве торговли.

Ремингтон окинул рассеянным взглядом обеих вдовушек – хмурую худосочную Поллианну и пухленькую улыбчивую Пруденс, кивнул и пожал им руки.

Леди Антония продолжила знакомить его с присутствующими женщинами:

– Это миссис Элинор Бут, вдова Эдмонда Бута, изобретателя самозаполняющегося резервуара вечного пера, и миссис Молли Макфадцен, вдова Сесила Макфадцена, владельца лавки на фермерском базаре.

– Он был мясником, – пояснила Молли с застенчивой улыбкой. – Рада с вами познакомиться, ваше сиятельство! Вот уж не думала, что когда-нибудь пожму руку лорду! – добавила она и залилась румянцем.

– Миссис Флоренс Сейбл, вдова мистера Джереми Сейбла, известного оксфордского портного, – сказала Антония, представляя графу хрупкую миловидную пожилую даму. – А это – Виктория Бентли, вдова каретных дел мастера Харольда Бентли.

– А также лейтенанта Эдгара Джеймисона, служившего в драгунском полку ее королевского высочества, – добавила привлекательная молодящаяся вдовушка, улыбнулась и сделала изящный реверанс.

Затем ему были представлены еще три дамы – Гертруда, Пэнси и Мод, фамилии ни одной из которых он не запомнил, поскольку внезапно сообразил, что в доме Антонии обитает чертова дюжина приживалок, и был этим так поражен, что временно окаменел. Все эти несчастные создания отправили на тот свет, предварительно изнурив и обобрав, около двух десятков английских мужчин, добропорядочных семьянинов и джентльменов. От этой мысли графу стало жутковато.

Наконец дошла очередь и до старушки в цветастом красном платье и шляпке в форме блюда для фруктов. Повысив голос, Антония произнесла:

– Миссис Клео Ройял, вдова знаменитого актера Фокса Атертона Ройяла и бывшая актриса, объездившая вместе с супругом всю Европу и покорившая своим мастерством зрителей многих столиц.

– Очень приятно с вами познакомиться! – подав графу сухую, обвитую венами руку, громко промолвила старая актриса. – Так, значит, вы граф Ландон? У меня когда-то был короткий роман с одним вашим родственником по прозвищу Малыш. Я сохранила о нем самые теплые воспоминания. Малыш прославился своим.

– Не волнуйтесь, Клео, вам это вредно! – перебила ее леди Антония, почему-то покраснев.– У графа еще много дел сегодня. – Она взяла Ремингтона под руку и увела его на середину гостиной, где негромко спросила: – Ну и какое впечатление произвели на вас мои дамы? Надеюсь, что благоприятное. Вот они-то и станут на две недели вашими наставницами.

– Кем они станут? – переспросил Ремингтон, нахмурившись и расправляя плечи.

– Вашими наставницами, сэр, – сухо повторила Антония, едва сдерживая смех. – Они обучат вас основам женского труда. За столь короткий срок им вряд ли удастся передать вам весь свой богатый опыт, но вы сможете расширить свои познания в домоводстве позже, самостоятельно, разумеется. Если пожелаете.

– Но позвольте, леди Пакстон! Я полагал, что вы лично займетесь моим обучением, – возразил граф Ландон, оправившись от потрясения. – Это было одним из условий нашего пари!

– Я буду консультировать вас, если в этом возникнет потребность, – скромно потупив глаза, сказала Антония. – И контролировать весь учебный процесс.

Так вот в чем состоял ее истинный замысел – заставить его прислуживать дюжине одряхлевших подружек! И превратить его, лорда, в мальчика на побегушках, лакея, безропотного исполнителя женских прихотей. Нет, это совершенно недопустимо и немыслимо! До такого унижения он не опустится! К тому же эти ведьмы дьявольски опасны, раз они свели в могилу стольких достопочтенных джентльменов. Похоже, хитрый маневр этого лукавого ангелочка свел насмарку все его планы.

– Но ведь это абсурд! – с негодованием воскликнул он. – Я на такие условия не согласен, мадам!

– В таком случае, сэр, вам следует признать свое поражение, – мелодично промолвила леди Антония. – Как проигравшей стороне, вам надлежит написать и в течение недели опубликовать статью в «Таймс», где вы принесете мне извинения и заявите, что пересмотрели свои прежние взгляды на семью и брак и теперь считаете, что женщина должна поддерживать порядок в доме и растить детей, а мужчина обязан содержать жену и хранить ей верность до гроба, поскольку, только женившись, он обретает смысл жизни, душевный покой и домашний уют.

От одной лишь мысли об ожидающем его позоре в случае капитуляции перед этой женщиной и публичного отказа от своих главных жизненных принципов Ремингтона едва не стошнило. Но бегство с места их своеобразного состязания повлекло бы за собой не менее печальные последствия: высшее общество с презрением отвернулось бы от жалкого труса, не сдержавшего слова. Эта коварная плутовка Антония Пакстон умудрилась поставить его в тупиковое положение! Да за одно лишь это она заслуживала самого сурового наказания!

Между тем виновница его нынешнего смятения хранила молчание, хитро ухмыляясь, как шкодливая кошка, съевшая хозяйскую канарейку. Взгляды же ее престарелых подружек, убеленных сединой и умудренных опытом порабощения подобных ему самонадеянных холостяков, не сулили графу ничего хорошего. Он собрался с духом, выпятил грудь и напыщенно заявил:

– Об отказе от пари не может быть и речи! Тем более в ситуации, когда мои шансы на выигрыш так велики!

Улыбка на лице хозяйки дома стала еще шире, а в глазах ее вспыхнул дьявольский огонь. – Вот и прекрасно! – сказала она. – Тогда извольте следовать за мной. Я расскажу вам, чему именно вам предстоит научиться. И мы обсудим план занятий.

Услышав словечко «план», лорд Карр насторожился, однако безропотно последовал за леди Антонией в столовую, утешаясь мыслью, что хотя бы на непродолжительное время он избавится от общества старых мегер. Однако радость его была недолгой: вскоре в коридоре за его спиной раздалось шарканье их ног и зловещее перешептывание, свидетельствующее, что они устремились за ними.

Столовая представляла собой просторный светлый зал с высокими створчатыми окнами, выходящими в старый сад, с украшенным изящной лепниной потолком, резными карнизами, обитыми малиновым, зеленым и голубым шелком стенами, овальными зеркалами в позолоченных рамах, висящими над ореховыми буфетами, и большим обеденным дубовым столом, вокруг которого стояли кресла с высокими спинками, жесткими сиденьями и подлокотниками. Яркий солнечный свет выгодно оживлял атмосферу помещения и придавал ему естественное тепло и уют.

Граф оторвал взгляд от искусно выполненной люстры и взглянул наконец на хозяйку дома. Глаза его стали медленно вылезать из орбит от изумления, перерастающего в ужас: окруженная старыми фуриями, Антония протягивала ему громадный дамский корсет.

А в это время в сотне ярдов от дома леди Пакстон разыгралась не менее занимательная сцена. Затаившийся возле чугунной ограды Грин-парка репортер Руперт Фитч, всю ночь шпионивший за лордом Карром, был наконец-то сторицей вознагражден за все свои страдания: из проулка, ведущего на задний двор роскошного особняка напротив парка, появился извозчик грузового фургона, который привез колотый лед для хозяйственных нужд обитателей этого квартала. Очевидно, пока слуги разгружали фургон, уставший кучер решил размять ноги. Фитч изобразил улыбку на своей небритой физиономии, отделился от ограды и быстрым шагом направился к нему в надежде выпытать полезные сведения.

Прежде чем ответить на заданный ему вопрос – кому принадлежит этот великолепный дворец за его спиной? – лохматый малый смачно высморкался, зажав пальцем ноздрю, прямо на мостовую, сплюнул и лишь тогда хрипло сказал:

– Сэру Джеффри, мир его праху! После смерти старого Пакстона там живет его вдова в окружении множества приживалок и бездомных кошек. Вот такие-то, брат, дела!

– Значит, владелицу дома зовут леди Антония Пак-стон? – оживившись, переспросил Фитч. – Спасибо, приятель!

Репортер подтянул узел галстука, поправил шляпу, на голове, сунул руки в карманы брюк и пошел по проулку к черному ходу упомянутого особняка. В своих способностях находить общий язык с кухарками этот проныра не сомневался, а потому самодовольно ухмылялся, предвкушая изрядную порцию свежих сплетен и, возможно, приятное знакомство с одинокой разбитной служанкой.

– Зачем вы пытаетесь всучить мне эту жуткую сбрую? – отшатнувшись, произнес лорд Карр, с отвращением рассматривая уродливое изделие из холста, стальной проволоки, китового уса и розовых шелковых лент. В темных глазах графа угадывалась плохо скрытая брезгливость, губы его от злости побелели.

– Видите ли, ваше сиятельство, – сладким голоском промолвила Антония, вполне удовлетворенная бурной реакцией графа на заурядный предмет дамского туалета, – чтобы в полной мере оценить тяжесть ежедневной домашней работы, нужно понять, в каких условиях женщина трудится. Известно ли, к примеру, вам, что общий вес ее одежды составляет семнадцать фунтов?

Ремингтон предпочел оставить этот провокационный вопрос без ответа, чтобы не поставить себя в еще более нелепое положение. Выдержав театральную паузу, Антония со вздохом сказала, многозначительно поглядывая на своих подруг:

– Очевидно, нет. Мужчин это не интересует. А знаете ли вы, сэр, сколько весит все то, что надето на вас?

Лорд Карр нахмурился, все сильнее проникаясь неосознанной тревогой. Подобное начало обучения не сулило ничего приятного и в дальнейшем. Леди Антония укоризненно покачала головой и сама ответила на свой каверзный вопрос:

– Всего-навсего девять фунтов! Почувствовали разницу? В таком корсете трудно не только нагибаться, но и дышать! Вам не помешает его примерить и убедиться, что я не лгу. – Она снова попыталась вручить ему корсет, но Ремингтон, отступив на пару шагов, воскликнул:

– Нет уж, увольте, миледи! Я ни за что не надену эти доспехи. Мы договорились, что я буду выполнять женскую работу. Но делать из себя шута горохового я не позволю! – Ремингтон выпятил грудь и подбоченился.

Испуганные его грозным видом, дамы попятились.

– Никому из нас и в голову не приходило насмехаться над вами, сэр! – заверила его Антония, сделав серьезное лицо. Остальные дамы закивали в знак согласия.

Лорд Карр обжег их своим коронным пламенным взглядом, от которого порой трепетали даже его коллеги по работе в парламенте, а некоторые архиепископы начинали истово молиться, упав на колени, и гневно произнес:

– Этого условия не было в нашем договоре, мадам! Уберите этот хомут, я все равно его на себя не напялю!

Антония смерила графа ледяным взглядом, словно бы желая остудить его пыл, и невозмутимо сказала:

– В таком случае, сэр, предлагаю вам еще раз взвесить альтернативный вариант решения проблемы – публикацию в газете покаянной статьи. – Она помолчала, подбирая слова для завершения своей тирады, и добавила: – Так как если вы не наденете этот корсет, я сообщу Констанции Эллингтон, что вы пошли на попятную и отказались от пари.

По ее решительному тону и выражению лица граф Лан-дон понял, что это не блеф, а реальная угроза. Голубые глаза Антонии потемнели, как вода шотландского озера перед грозой, и, взглянув в них, Ремингтон пожалел, что ввязался в этот спор и едва не стал посмешищем всей Англии. Ему живо представились заголовки в газетах и журналах: «Аристократ отвергает корсет и проигрывает пари», «Лорд Карр не пожелал примерить интимный предмет дамского туалета», «Граф Ландон предпочел позор женскому белью», «Крушение идейного лидера суфражисток и радикалов». Ослепленный гневом, Ремингтон подался вперед, однако леди Антония не дрогнула перед его натиском. Она лишь сильнее сжала пальцами корсет и вскинула подбородок. Взгляд ее уперся в его накрахмаленную рубаху с золотыми пряжками вместо пуговицу ноздри ей ударил запах его шерстяного костюма и дорогого одеколона, и в голове у нее внезапно помутилось.

Собравшись с духом, она запрокинула голову и взглянула графу в темно-карие глаза. Блестящие и бездонные, они не выражали ничего, кроме гнева, и Антония, непроизвольно вздрогнув, отшатнулась, боясь утонуть в них.

– Так и быть, миледи! – прорычал граф. – Я надену эту чертову штуковину. Ведь носят же в конце концов ее женщины! – Он выхватил у нее злополучный корсет и приложил его к своему телу.

Антония сглотнула ком, застрявший в горле, и перевела дух. Сердце ее забилось ровнее, пелена упала с глаз. Ремингтон снял фрак, швырнул его на стол и стал примерять ненавистный ему предмет дамского туалета. Обступившие его побледневшие вдовы с благоговейным ужасом следили за его порывистыми неумелыми потугами. Созерцать лорда в дамском корсете им еще никогда не приходилось, и потому волнение их нарастало и в любой миг могло вылиться в экстаз.

Ремингтон вошел в раж и остервенело дергал за концы тесемок, отчаянно пытаясь закрепить идиотскую конструкцию на своем теле. Ткань трещала по швам, но лорд Карр игнорировал эти мелочи и с упорством маньяка продолжал шнуроваться, пока не затянул последний узел.

– Ура! – воскликнул он, гордо выпячивая скованную тряпичным панцирем грудь. – Наконец-то я надел эти дурацкие доспехи. А теперь показывайте, какую работу я должен сделать!

Краткий практический курс основ домоводства, подготовленный для него Антонией, включал в себя самые разные женские домашние дела, как-то: заготовка впрок продуктов, приготовление различных блюд, уборка помещений, стирка белья, уход за детьми, их обучение, участие в благотворительных и религиозных мероприятиях.

Для пущей наглядности Антония начертила на грифельной доске схемы и диаграммы, поставила ее на мольберт и сказала:

– Каждой дисциплине вас будет обучать наставница, имеющая большой практический опыт. Так, Молли Макфад-ден обучит вас искусству покупки продуктов, Гертруда Долли поможет вам научиться готовить элементарные блюда, Элинор Бут раскроет вам секреты чистки матрацев, Мод Дивайн преподаст вам урок стирки, сушки и глаженья, а миссис…

Ремингтон даже не пытался запомнить имена всех своих наставниц, его вниманием завладела грифельная доска с аккуратными и четкими чертежами и надписями, сделанными рукой Антонии. Пожалуй, ни одна из его знакомых не была способна выполнить подобную работу. Все они с трудом производили в уме простейшие арифметические вычисления и путались, разменивая крупные банкноты. Несомненно, леди Антония, при всем ее коварстве и склонности к интриганству, обладала познаниями, заслуживающими уважения и восхищения. И с его стороны было бы весьма легкомысленно не взять это в расчет.

Она довольно ловко утерла ему нос, вынудив его наступить на свою гордыню, и ему пора было обдумать ответный ход и доказать, что она имеет дело с достойным противником. Взгляд графа скользнул по гибкому стану Антонии, ее осиной талии, плавно переходящей в крутые бедра, высокому бюсту, лебединой шее, пухлым чувственным губам и манящим ямочкам на щеках. Она почувствовала его плотоядный взгляд, но не подала виду, что смущена, и спокойно продолжала излагать ему план занятий. Но легкое подрагивание ее длинных ресниц и едва заметное учащение дыхания свидетельствовали о ее волнении.

Да, она коварна и умна, подумал Ремингтон, отметив также и румянец, проступивший на ее щеках. Но остается страстной молодой женщиной, умело скрывающей свои чувства в присутствии импозантного мужчины. И корсет эта плутовка заставила его надеть вовсе не случайно: в этом камуфляже он выглядел нелепо и соответственно менее агрессивно.

Что ж, злорадно рассудил граф, это заблуждение прекрасной интриганки и нужно обратить в свою пользу, ведь ни корсет, ни метелочка из страусовых перьев не помешают ему, улучив подходящий момент, сделать ответный выпад.

– Так вы готовы к практическим занятиям, ваше сиятельство? – обратилась к нему розовощекая Гертруда Долли. – Скоро полдень, а мы еще даже не приступили к работе! Следуйте за мной! – Она кивнула на дверь в конце зала.

– Я вверяю вас этой замечательной женщине, граф! Увидимся позже! – сказала Антония и ушла.

Коренастая и дородная Гертруда, проведшая большую часть своей жизни в деревне, прошла с Ремингтоном по коридору на кухню, надела фартук и, хмуро взглянув на него, молча сунула ему в руки медный таз.

– И что мне с ним делать, мадам? – с ухмылкой спросил он, скользя взглядом по каменным стенам комнаты, потолок которой подпирали две дубовые балки, а окна располагались непривычно высоко, над чугунной плитой и большой изразцовой печью. Вдоль стен стояли кухонные шкафы, разделочные столы и буфеты, напротив, вдаль-нем углу, располагались двери кладовой и подвала, одна из них была приоткрыта. Гертруда кивнула на нее и сказала:

– Отправляйтесь в подвал, сэр, и принесите оттуда пару дюжин крупных картофелин, связку репчатого лука, мешочек муки да пучок моркови. Да не мешкайте, милорд, обед должен быть готов к установленному часу. Ступайте!

Она повернулась к нему спиной и начала деловито снимать с полки кухонную утварь.

Ремингтон посмотрел на ее квадратный зад, покосился на медный таз в своих руках и почувствовал, как в его груди закипела ярость. Но отступать было поздно, и, чертыхнувшись, он взял со стола керосиновую лампу, зажег ее и поплелся в подвал. Спустившись в него по крутой лестнице, он согнулся в три погибели и принялся высматривать корзины и мешки с нужными ему продуктами. Проклятый корсет сковал его движения и затруднил дыхание. Набросав в таз клубней картофеля и сорвав с крюка связку репчатого лука, Ремингтон, рискуя разбить лоб о перекладину, начал искать кули с мукой. К его досаде, они оказались увесистыми, по пятьдесят футов каждый, и нести такой груз на плече, держа в другой руке лампу и прижимая локтем к боку таз, было делом далеко не простым, особенно в корсете. Задыхаясь и проклиная бессердечную Антонию, обрекшую его на такие муки, граф с трудом одолел лестницу и предстал перед Гертрудой. Она поджидала его с кухонным ножом в руке возле разделочного стола и промолвила, как только он поставил перед ней свою ношу:

– Пересыпьте в бочонок и приступайте к чистке картофеля, сэр!

Отдав это распоряжение, кухарка снова стала хлопотать у плиты. Ремингтон обтер вспотевший лоб тыльной стороной ладони и шумно вздохнул. Гертруда обернулась и спросила:

– Вам что-нибудь непонятно, милорд?

– Любопытно, куда подевались остальные слуги? – пробормотал Ремингтон, поправляя корсет. – Почему я должен один отдуваться за всех этих бездельников?

– На кухне мне помогают всего два человека, ваше сиятельство, – с добродушной улыбкой ответила кухарка. – Старушка Эстер и одна сиротка, которая приходит сюда из приюта после полудня. Я обучаю ее кулинарному делу. А слуг дома нет вовсе, если не считать Эстер и дворецкого Хоскинса, служившего здесь еще при сэре Джеффри, царство ему небесное! У бедняжки Эстер разыгрался радикулит, а девчонка придет сегодня попозже…

– А на каких правах, собственно говоря, живете здесь вы? – без обиняков спросил Ремингтон, сверля Гертруду взглядом.

– Я, милорд? – Она расхохоталась. – На правах гостьи! Леди Антония считает всех живущих у нее вдов своими домочадцами и обращается с нами как с тетушками. Мы поддерживаем в доме порядок, готовим еду, стираем и чистим одежду, заготавливаем впрок продукты и так далее. В общем, не сидим без дела. Вам когда-нибудь уже доводилось чистить картофель, сэр? Это совсем не сложно, представьте, что вы обстругиваете палочку. Вот возьмите-ка нож!

Граф вырвал у нее инструмент и принялся за работу. Гертруда взглянула на безжалостно искромсанные им клубни, заявила, что так он оставит всех без обеда, и снова отправила его в погреб. Но едва лишь он опять уселся чистить картофель, как пришел дворецкий Хоскинс, держа в руках поднос со столовыми приборами, которые надлежало почистить. Старик посмотрел на гору картофельной кожуры, длинный нож в руке лорда, побагровевшего от злости, поспешно поставил поднос на стол и ретировался, бормоча себе под нос:

– Бедный малый! И как его угораздило связаться с нашей хозяйкой!

– Мой покойный муж Эдгар обожал чистить картофель, – промолвила Гертруда, разглядывая результаты титанических усилий графа. – Бывало, вернется вечером домой с работы, усядется на табуретке за кухонным столом и принимается за дела. Это было его любимым занятием на досуге…

«Потому-то он, очевидно, и помер раньше отмеренного срока», – мрачно подумал граф, с ненавистью глядя на клубни.

Как только он разделался с ними, Гертруда велела ему месить тесто. Он изрядно утомился и перепачкал мукой брюки, пока выполнял эту тяжелую работу, требующую большой выносливости и физической силы. Потом ему пришлось разделывать вареных кур и отделять от костей мясо, затем – чистить и нарезать ломтиками морковь, готовить подливку и лущить горох. После этого Гертруда велела ему очистить яблоки от кожуры.

Время для него словно бы застыло, пока он что-то поднимал, опускал, перетаскивал, мыл и чистил по указке своей наставницы. Списку домашних обязанностей ее покойного супруга, казалось, никогда не будет конца. То и дело в кухню забегали под каким-то благовидным предлогом прочие обитательницы дома, они качали головой, взглянув на плоды его труда, сочувственно вздыхали и уходили. И лишь одна Антония не удостоила графа своим вниманием.

Когда Гертруда приказала ему вынести мусорное ведро во двор и высыпать его содержимое в бачок для отходов, лорд Карр обжег ее таким ненавидящим взглядом, что кухарка нахмурилась и поджала губы. Какое-то время они молча смотрели друг на друга, потом она сложила на груди руки и укоризненно покачала головой. Граф хмыкнул, схватил помойное ведро и выскочил за дверь. В ноздри ему ударила отвратительная вонь, от которой его едва не стошнило. Скорчив брезгливую гримасу и затаив дыхание, он стал опоражнивать ведро.

Взгляд его случайно упал на застывшую в десятке шагов от него фигурку мужчины, лицо которого показалось ему знакомым. Он пригляделся и оцепенел: за ним с изумлением наблюдал репортер одной скандальной газетки Руперт Фитч, проныра и наглец, в последнее время ходивший за ним по пятам. Ремингтон заметил, как забегали горящие глазки журналиста при виде его перепачканных брюк и помойного ведра в его руках и как полезли они из орбит, когда Фитч сообразил, что на лорде надет дамский корсет. В этот момент граф был готов провалиться сквозь землю со стыда. Фитч ухмыльнулся, сунул в карман блокнот, коснулся рукой полей шляпы и подчеркнуто любезно произнес, прежде чем повернуться и удалиться:

– Отличный сегодня выдался денек, ваше сиятельство!

Лорд Ремингтон еще долго стоял словно вкопанный возле мусорного бака и с окаменевшим лицом слушал отзвуки веселенького мотивчика, который насвистывал пройдоха-репортер, торопившийся в редакцию, чтобы поведать своим читателям о забавном эпизоде, свидетелем которого он стал по воле случая.

Глава 6

Оправившись от шока, Ремингтон вернулся в кухню и захлопнул за собой дверь с такой силой, что дверная коробка задрожала и задребезжала. Граф замер возле печки, стиснув зубы и сжав кулаки, готовый от злости биться лбом о стенку. В этот момент и появилась Антония – абсолютно спокойная и строгая. Она скользнула по нему холодным взглядом и спросила у Гертруды:

– Ну, как у его сиятельства идут дела?

– Вполне нормально, мадам. Если не считать не слишком удачно почищенной картошки. Слава Богу, в погребе ее пока достаточно.

Антония рассмеялась и спросила у графа:

– Вам, очевидно, не хватает опыта чистки картофеля, сэр? Позвольте мне показать вам, как нужно правильно держать нож. – Она наклонилась над кухонным столом, взяла из миски картофелину и стала ловко орудовать ножом, держа большой палец у кромки лезвия. – Вот видите, сэр, так отходов остается значительно меньше, а работа идет быстрее!

Она положила очищенный клубень в миску с водой, нож на стол, вытерла тряпкой руки и обворожительно улыбнулась. Ремингтон решил не раскрывать рта, чтобы не проболтаться о встрече с Фитчем возле помойки: ведь узнай Антония об этом скандальном происшествии, она бы еще больше возликовала, что усугубило бы его уныние.

Она подошла к двери чулана, к которой была приколочена вешалка для одежды, и промолвила, собираясь снять жакет:

– Гертруда, приготовь на ужин меренги, его сиятельство, поможет тебе взбить белки.

Кухарка рассмеялась и, покачав головой, стала вынимать из печи мясной пирог. Антония принялась неторопливо расстегивать пуговицы на жакете. Ремингтон пристально наблюдал этот процесс, ощущая нарастающее напряжение и беспокойство от вида ее белой блузки и гибких рук с длинными изящными пальцами, скользящими по кружевам. Пуговиц было не менее двух десятков, и прошла, как ему показалось, целая вечность, прежде чем она наконец-то сняла жакет и надела фартук. Изгиб стройного женского тела, спелые груди, угадывавшиеся под тканью, тонкая талия леди Пак-стон настолько возбуждали лорда Карра, что в его чреслах вспыхнуло пламя и начало стремительно распространяться по всему телу. Смущенный такой реакцией своего мужского естества, он отвел взгляд и проглотил подступивший к горлу ком.

Антония сказала что-то кухарке, та обернулась и указала пальцем на чан с объедками и рыбьими головами, стоявший в углу. У графа вытянулось лицо.

– Пора кормить крошек, – сказала Гертруда. – Вам будет небезынтересно на них взглянуть, милорд.

– Откуда в этом доме дети? – холодея от ужасного предчувствия, спросил Ремингтон. – Ведь здесь живут одни пожилые вдовы…

– Это не дети, но весьма занятные крохотные живые существа, – пояснила кухарка, ухмыльнувшись.

– Понятно, это чертово отродье, – пробормотал он, побледнев. – Я бы предпочел заняться чем-то здесь, на кухне. Ведь у вас наверняка найдется, что мне поручить.

– Я думаю, что она вполне управится и одна, – сказала Антония, направляясь к черному ходу. – А вы возьмите чан и ступайте за мной.

Ремингтон отряхнул ладони, схватил чан с остатками еды и последовал за ней. Она провела его подлинному коридору в другую половину дома и вошла в комнату, где жили кошки – самых разных расцветок, размеров и пород. Все они окружили свою благодетельницу и стали вертеться возле ее ног, благодаря за угощение. Ремингтон даже не успел поставить чан е кормом для них на пол, как эти голодные пушистые твари с мяуканьем и урчанием прыгнули на него, царапая ему ноги своими коготками и вертя хвостами.

– Пошли прочь! – крикнул он. – И как это я не догадался, что, помимо старых дев, здесь обитают еще и бездомные кошки!

– Не старых дев, а вдов, сэр, – поправила его Антония.

– Не вижу никакого различия между ними! – огрызнулся граф, безуспешно борясь с кошками, одурманенными запахом рыбы.

– Вы заблуждаетесь, милорд! – возразила Антония, с удовлетворением наблюдая за его тщетными попытками отбить атаку взбесившихся мохнатых четвероногих ведьм. – У вдов имеется большой жизненный опыт, а старые девы, как правило, им не обладают.

– Опыт общения с мужчинами, – уточнил Ремингтон и ухмыльнулся, заметив румянец, выступивший на ее щеках. Впервые ему в голову закралась мысль об опыте такого рода самой леди Пакстон. Ее супруг годился ей в дедушки, возможно, именно в этом-то и заключается причина возникновения у нее ненависти к мужчинам. Что же только вытворял со своей молодой женой старый проказник Джеффри Пакстон?

Антония взяла с полки несколько мисок. Поставила их на стол и сказала:

– Можете наполнить их угощением для моих милых крошек!

С нескрываемым отвращением Ремингтон взял большую ложку и стал раскладывать корм по мискам. Кошки легко запрыгивали на стол и с жадностью набрасывались на еду. Но один испуганный котенок вцепился ему в штанину мертвой хваткой и не желал с ней расставаться.

– Боже правый! Кажется, я понравился одной из ваших тварей, – пробормотал граф и, наклонившись, схватил кошку за холку.

– Не мучьте бедное животное, это ведь котенок! – промолвила Антония и, погладив пушистую крошку по спинке, легко оторвала ее от брючины и поставила на стол у миски. – Ей всего месяц. Она еще совсем глупенькая и пугливая.

Граф Ландон, красный от натуги, взлохмаченный и перепачканный мукой и какой-то непонятной пахучей дрянью, выпрямился и вскричал:

– Терпеть не могу кошек! И маленьких детей тоже!

– Право же, вы меня удивляете, сэр! – сказала Антония, скользнув насмешливым взглядом по корсету. – Я полагала, что вы ненавидите только женщин.

– Вам следовало бы повнимательнее читать мои статьи, – возразил Ремингтон. – В них я постоянно подчеркиваю, что критикую не самих представительниц слабого пола, а их потребительское отношение к мужчинам.

– И чем же мы, женщины, вам насолили? Что вас, собственно говоря, не устраивает в нашем к вам отношении, граф?

Глаза Ремингтона потемнели. Он поставил чан на стол, обтер о корсет ладони и шагнул к Антонии. Она попятилась, испуганная зверским выражением его перекошенного лица.

– Вы, женщины, вынуждаете нас жениться на вас и превращаете нас в своих рабов. Вы безрассудно транжирите наши деньги, воруете наше время, отнимаете у нас силы! И при»этом еще возмущаетесь, когда мы позволяем себе маленькие шалости и расходы на собственные мелкие нужды.

Антония продолжала медленно отступать.

– Вы шантажируете нас своей слабостью и беспомощностью, обезоруживаете нас своим кокетством и всяческими женскими штучками. И терзаете наши сердца своими слезами и упреками!

Он загнал ее в угол и стал сверлить взглядом. Антония затаила дыхание. Ремингтон продолжал выдвигать обвинения:

– Вы бессовестно спекулируете на наших чувствах и порядочности! Короче говоря, вы ловко водите нас за нос, миледи!

У нее вдруг пересохли губы. Но она подавила желание облизнуть их и, судорожно вздохнув, прошептала:

– Но ведь так ведут себя не все женщины! Вот я, к примеру, никогда не обманываю мужчин.

– Неужели? – Он криво усмехнулся, и у нее задрожали колени. – Значит, за нос мужчин вам водить не доводилось. А за какие же в таком случае другие части тела вам приходилось их хватать?

Тихо охнув, Антония с ужасом поняла, что не в силах ни возразить, ни влепить ему пощечину. Его чувственные губы уже были слишком близко, он прижался к ней всем телом и заключил ее в объятия. В тот же миг все закружилось у нее перед глазами…

Он с наслаждением впился в ее губы ртом и вздрогнул, пораженный сладостью поцелуя. Антония затрепетала и обмякла. Он крепко стиснул ее, и она, обняв его одной рукой за талию, прижалась к нему животом и бедрами. Ремингтон ощутил жар в своих напрягшихся чреслах и задрожал от вожделения. С губ Антонии сорвался сладостный стон…

Все это повергло в умиление Гертруду, наблюдавшую эту сцену через окошко в двери комнатки для кошек. Ей давно уже не доводилось видеть амурную сцену, тем более с участием своей добродетельницы. Но приближалось время обеда, и кухарка была вынуждена нарушить идиллию целующихся и войти в комнату.

Скрип дверных петель и сквозняк напугали ее постоянных обитателей: кошки с мяуканьем попрыгали со стола на пол, а Ремингтон и Антония резко отшатнулись друг от друга. Гертруда пробормотала что-то насчет срочной работы, которая ждет лорда Карра, и ретировалась. Ремингтон схватил чан и отправился на кухню, не проронив ни слова.

Они вновь встретились с Антонией только в столовой, когда дворецкий объявил, что обед готов и сейчас будет подан. К этому времени леди Пакстон уже оправилась от потрясения и настроилась дать решительный отпор новым амурным проискам лорда Карра. Свое собственное поведение она сочла глупым и непростительным: ведь в конце концов он был ее врагом, так что ни о каком повторении лобзания не могло быть и речи. Пыл, с которым граф обнимал и целовал ее в присутствии ее любимых кошек, свидетельствовал о его бесстыдстве и коварном намерении сбить ее с праведного пути и обесчестить.

Садясь за обеденный стол, Антония всем своим неприступным и холодным обликом как бы говорила Ремингтону, что она не изменила отношения к нему и осталась стойкой защитницей брака и одиноких женщин. Он занял место на противоположном конце стола и время от времени бросал в ее сторону испытующий взгляд. Притворяться, что между ними ничего не произошло, было выше его сил, детали их неожиданного поцелуя то и дело всплывали в его памяти, вызывая у него буйную эрекцию.

Унять неуместное возбуждение ему не удавалось ни глубокими вздохами, ни самобичеванием. Сколько ни корил он себя за не подобающую взрослому мужчине подростковую экзальтацию, желание развивать свой успех не ослабевало. К счастью, от похотливых помыслов его отвлекли знаки внимания, оказываемые ему другими сидевшими за столом дамами. Их волновало, удобно ли ему сидится, понравился ли ему пирог, не мало ли на столе вина и не показался ли ему сладковатым соус.

Ремингтон чувствовал себя мальчиком в коротких штанишках, окруженным заботливыми тетушками, и, беспокойно ерзая на стуле, только кивал и отмалчивался. Когда обед закончился и настало время вернуться на кухню вместе с Гертрудой, он ощутил искреннее облегчение и ретировался почти бегом.

Оказавшись на кухне, он с наслаждением погрузил руки по локоть в лохань с мыльной водой и полчаса мыл грязную посуду. Когда все тарелки были им вымыты и убраны, а рабочий стол очищен, Гертруда сказала, что теперь они возьмутся за приготовление ужина. Из этого Ремингтон сделал свой первый важный вывод о женской работе: она никогда не заканчивается. И содрогнулся от ужаса.

– Уж не хотите ли вы сказать, что нам предстоит начать все сначала? – сипло спросил он, вытаращив глаза.

– Да, милорд, такова уж горькая женская доля! – сказала Гертруда, пожимая плечами. – Не успеешь закончить одно, как пора приниматься за что-то другое. Ведь без еды обойтись нельзя, милорд! Вот и приходится постоянно что-то мыть, скоблить и готовить.

– Она права, – раздался за спиной у Ремингтона голос Антонии. – Всю свою жизнь бедные женщины ежедневно выполняют одни и те же обязанности. И это однообразие делает их труд утомительным и скучным.

Она поставила на стол чайный поднос и, кивнув Гертруде, ушла. Кухарка не дала графу времени на осмысливание ее слов, она указала рукой на медный таз с картофелем и сказала:

– Вот это надо быстро почистить, сэр!

Когда поздно вечером Ремингтон Карр входил в холл собственного дома, он едва волочил от усталости ноги и мысленно молился, чтобы шаркающая походка – одно из следствий пребывания в доме, населенном незамужними женщинами, – не стала его постоянной отличительной чертой, как это случилось с беднягой Хоскинсом, утратившим твердую мужскую поступь за многие годы безупречной службы у леди Антонии.

Сунув шляпу и перчатки дворецкому Филиппсу, граф распорядился, чтобы ему приготовили горячую ванну и постель, проковылял по коридору в кабинет и рухнул в кресло. Таким обессиленным ему никогда еще чувствовать себя не доводилось. Но даже чудовищная усталость не могла смягчить распиравшую его злость – как на Антонию, так и на себя самого.

В мятом, заляпанном жиром и покрытом кошачьей шерстью костюме, под стать которому были и его исцарапанные грязные башмаки, он походил на огородное пугало, руки саднило от ожогов и ушибов, ноги отекли, все тело казалось ватным, а проклятый корсет сдавливал ему грудь и затруднял дыхание.

Сделав невероятное усилие, Ремингтон встал с кресла и распахнул сюртук, чтобы снять с себя дьявольский пояс. И в этот момент у него за спиной раздался изумленный возглас:

– Бог мой, с каких пор ты носишь это чертово приспособление? А я и не знал, что ты заработал грыжу, мой бедный мальчик!

Резко обернувшись, Ремингтон обжег своего престарелого дядюшку негодующим взглядом и рявкнул:

– Нет у меня никакой грыжи! Успокойтесь, дядя! Он опять принялся дергать за концы шнурков.

– В таком случае для чего ты надел этот корсет? Паддингтон Карр поправил на переносице очки и с недоумением уставился на племянника.

– Меня попросил разносить его один мой друг, – выпалил Ремингтон первое, что пришло ему в голову. – Он большой оригинал, этот мой приятель.

– Судя по многочисленным розовым рюшам и ленточкам, это действительно так, – промолвил дядя, подходя к нему поближе. – Типично дамские штучки! Однако мужчины тоже имеют право на маленькие причуды! Ты знаешь, что шнуровка затянута наперекосяк? Это надо исправить, дружок! Перешнуровать все снизу доверху, не пропуская ни одной дырочки!

– Да, черт подери! – в сердцах вскричал Ремингтон и, повернувшись, направился к камину, чтобы снять со стены штык, висевший там вместе с двумя длинноствольными винтовками. Двух взмахов этим острым оружием было достаточно, чтобы освободиться от ненавистных оков, – корсет соскользнул на пол, и лорд Карр смог наконец-то сделать глубокий вздох.

Дядюшка нахмурился и произнес, качая седой головой:

– А ведь этого можно было избежать, если бы ты соблаговолил научиться вязать беседочный узел, дружок! Весьма полезный навык! – Озадачив своего непутевого племянника этой жемчужиной мудрости, старик сел и уткнулся носом в газету.

Дядюшкин перл возымел, однако, весьма неожиданное воздействие на молодого графа: его плечи затряслись, и спустя мгновение он разразился громким хохотом. Его лицо от натуги побагровело, а на глазах выступили слезы. Вместе со смехом вся злость и напряжение покинули его, и граф снова почувствовал себя здоровым и бодрым. Но довольная улыбка моментально сползла с его лица, как только он заметил, что застывшие в дверях лакеи Филиппе и Манли смотрят на него как на умалишенного и сочувственно вздыхают.

Вероятно, рассудок его действительно помрачился, решил Ремингтон. И не мудрено: ведь в течение полусуток он носил удушающий корсет и при этом еще трудился, как раб, на кухне, обуреваемый желанием соблазнить женщину и вынудить ее прекратить заниматься грязным сватовством. Разве нормальный человек пустится в такую авантюру из одного лишь нелепого стремления угодить своим приятелям, с которыми его связывают воспоминания о давно минувших годах совместной учебы в школе? Расплатой за столь опрометчивый поступок стали упадок сил и раскаяние в своем необдуманном поведении. Уж лучше бы он и не прикасался к леди Антонии! Тогда, возможно, он бы не терзался вожделением на протяжении всего вечера, то и дело ощущая вкус ее губ. И не чувствовал себя идиотом и извращенцем, склонным к переодеванию в предметы дамского туалета. Боже, что подумал о нем его дядюшка?

Разумеется, виновата во всех свалившихся на него напастях эта проклятая интриганка Антония Пакстон! Эта дьяволица опутала его своими чарами и толкнула на дурацкие поступки, соблазнив своими пухлыми алыми губками, лукавыми глазками и прочими дамскими прелестями, угадывающимися под ее скромным на первый взгляд нарядом. А что еще, собственно говоря, можно ожидать от дочери Евы? Если, конечно, допустить, что она не порождение сатаны. Нет, нельзя оставлять ее происки без отмщения, решил граф и распорядился, чтобы лакей сопроводил его в опочивальню.

* * *

На другое утро Антония встала, по своему обыкновению, рано и долго размышляла, что ей сегодня лучше надеть. В конце концов она решила облачиться в темно-синее шерстяное платье с пышными рукавами и обтянутыми такой же тканью пуговицами на корсаже. Волосы она уложила, как всегда, на затылке в пучок, однако пустила несколько вьющихся локонов вдоль висков, слегка смочив розовой водой кожу за ушами.

Взглянув на себя в зеркало, она провела руками по талии и бедрам, разглаживая материю, и осталась вполне довольна собой. Сегодня она собиралась продолжить укрощение графа Ландона с помощью Элинор Бут, ответственной за уборку помещения и выбивание пыли из перин и ковров. Вчерашний урок в целом прошел успешно, если не считать некоторых огрехов, как-то: нелепый вид графа в дамском корсете и непредвиденное происшествие в комнате для кошек, где их застала во время поцелуя Гертруда. Что ж, впредь подобных оплошностей она уже не допустит, решила Антония и отправилась в столовую завтракать, живо представляя себе графа Ландона, покидающего вечером ее дом утомленным, но чуточку поумневшим.

Своих домочадцев она застала взволнованными и обеспокоенными. Причина их странной ажитации стала ей понятна, как только ее взгляд, скользнув по румяным свежеиспеченным лепешкам, вареным яйцам и чайнику, упал на лежавшие на столе газеты – «Таймс» и «Гафлингерс», на первых страницах которых был опубликован скандальный репортаж о вчерашних похождениях лорда Карра. Заголовки гласили: «Защитник феминизма пробует свои силы в женской работе», «Граф, заключивший пари с небезызвестной вдовой, надел дамский корсет».

Поллианна и Пруденс смотрели на газеты вытаращенными испуганными глазами, тетушка Гермиона, хранившая невозмутимое спокойствие, взяла со стола двумя пальцами «Гафлингерс» и протянула ее Антонии со словами:

– Боюсь, моя дорогая, что сплетен в свете теперь не избежать! Крепись, милочка!

Пробежав статейку, Антония зарделась. Автор репортажа обрисовал ее в легких, благоприятных тонах как милую поборницу священных семейных устоев. Ремингтона Карра он, однако, изобразил надменным злодеем, покусившимся на испытанные временем традиции, предписанные английскому обществу свыше, бесстыдным гедонистом и легкомысленным фрондером. Заинтриговав читателей красочным и подробным описанием сцены своей встречи с графом во дворе дома леди Пакстон, автор сулил им не менее увлекательное продолжение отчета об исходе этого пари.

Антония поборола волнение и прищурилась, обдумывая ситуацию. Наконец губы ее растянулись в улыбке, глаза задорно сверкнули:

– Пожалуй, мы можем гордиться началом перевоспитания графа Ландона. Надо непременно довести до всеобщего сведения те благоприятные перемены, которые неизбежно произойдут в его сознании к концу нашего эксперимента, – в назидание другим сторонникам его нынешних радикальных взглядов.

Приближаясь к особняку Пакстон на Пиккадилли, Ремингтон Карр всем своим обликом выражал решимость взять реванш за вчерашнее унижение. Поступь его была тверда как никогда, а подбородок горделиво вздернут. Однако он умерил шаг и заметно утратил кураж, заметив у парадного подъезда небольшую толпу репортеров. Эти падальщики, почуявшие запах сомнительной интрижки, с утра пораньше примчались сюда за новыми «жареными» фактами.

Проклятый Фитч! Он уже испортил графу аппетит своей дурацкой статейкой, которую Ремингтон прочитал за завтраком. Едва лишь охотники за скандальными новостями увидели на улице нахохлившегося лорда Карpa, они гурьбой ринулись к нему и закидали его провокационными вопросами.

– Вам, очевидно, пришлась по вкусу домашняя работа, ваше сиятельство, коль скоро вы снова здесь? – язвительно вскричал тщедушный репортер в помятом сюртуке и нелепом картузе.

Его полный усатый коллега в котелке пробасил:

– Это правда, сэр, что в течение двух недель вы будете мыть в этом доме полы и выносить помойные ведра? А что еще вас заставляет делать очаровательная леди Пакстон? Этот корсет, который вы носили вчера, принадлежит лично ей? Вы наденете его сегодня?

Вся журналистская братия дружно расхохоталась, а граф угрожающе сжал кулаки и побагровел. Репортеры расступились, пропуская его к дверям дома, и притихли. Надменно вскинув подбородок, лорд Карр молча проследовал мимо них, не удостоив наглецов ответом. Вступать с ними в перепалку ему представлялось неблагоразумным, поскольку газетчики наверняка исказили бы смысл его слов. Он постучал в дверь кулаком, она распахнулась, и Ремингтон проскользнул в холл. Вручив дворецкому Хоскинсу шляпу и пальто, он направился к лестнице, но чуть было не споткнулся, услышав, как старик пробурчал у него за спиной:

– Боже, будь милостив к этому заблудшему бедолаге!

– Поздравляю вас, ваше сиятельство, с благополучным прорывом сквозь толпу у входа в мою скромную обитель, – проворковала в следующий момент Антония, вышедшая из малой гостиной. – Репортеры устроили вам настоящую экзекуцию! Но вы с честью выдержали это испытание.

– Разве я давал вам повод усомниться в своих способностях, миледи? – парировал Ремингтон, окинув взглядом Антонию с головы до ног и отметив, что она выглядит отдохнувшей и посвежевшей, а новое темно-синее платье подчеркивает завораживающую голубизну ее прекрасных глаз. – Мне ведь нечего скрывать, я не совершил ничего постыдного и уверен в своей правоте. Собственно говоря, и на это пари я согласился, желая публично доказать обоснованность и справедливость своей позиции по известному вам вопросу.

– Однако же, сэр, трезвонить о нашем споре по всему Лондону вовсе не обязательно, – язвительно заметила Антония. – Впрочем, что сделано, то сделано, – миролюбиво добавила она. – Сегодня вашей наставницей станет добрейшая Элинор Бут. Она ждет вас, милорд, наверху, в бельевой комнате.

– В таком случае проведите меня туда, миледи, – с легкой иронией в голосе промолвил Ремингтон. – Мне уже не терпится приступить к работе.

Они поднялись по лестнице и свернули в коридор, ведущий в комнаты для гостей, ванную и чулан. Внимание графа привлекли украшенные причудливой резьбой двойные двери из мореного дуба, и он поинтересовался, что находится за ними. Щеки Антонии порозовели, она поморгала и смущенно ответила, что там находится ее личная спальня, с отдельной туалетной комнатой. Он улыбнулся и удовлетворено кивнул, но Антонии показалось, что в глазах его промелькнули смешинки.

В бельевой комнате, расположенной на третьем этаже в задней части дома, было светло и пахло воском и накрахмаленным бельем, аккуратными стопами разложенным на длинных широких полках вдоль стен. Рядом на отдельных полочках хранились домашняя утварь и всевозможные орудия труда, а также разнообразные полезные приспособления: горшочки для угля, веники и метелочки, рожки и растяжки для обуви, щипцы для снятия нагара со свечей, деревянные яйца для штопки и прочая дребедень. Ремингтон прошелся вдоль полок, скользнул задумчивым взглядом по коробкам и сундукам, стоящим в углах, и задался вопросом, есть ли подобная комната в его собственном доме. И если есть, то где она находится, – к своему стыду, он в ней никогда не бывал.

– Должно быть, Элинор отлучилась на минутку, – промолвила Антония, с интересом наблюдая игру эмоций на лице графа. Одетый в черный сюртук и желтовато-коричневые брюки, граф был умопомрачительно хорош. Бежевый жилет, чудесно гармонирующий с прочими частями его костюма, придавал его облику строгую стройность, казалось, что он искусно вырезан из цельного куска дерева ценной породы. Но какой-то существенной детали в его наряде все-таки недоставало. Антония озабоченно наморщила лоб и, вспомнив, воскликнула:

– А где же ваш корсет, милорд? Почему вы его не надели?

Граф скорчил невинную мину и, вскинув брови, произнес:

– Вы уверены? Но откуда вам это знать?

– Видите ли, сэр… – Антония растерялась и умолкла.

– Ага! Вы не можете этого утверждать! – с улыбкой воскликнул граф. – Я тоже не вижу, надет ли на вас корсет, однако же не сомневаюсь, что так оно и есть.

– Но я могу судить по вашей осанке, что корсета на вас сейчас нет! Признайтесь, что я права!

– Вам требуются доказательства? – злорадно спросил Ремингтон. – Что ж, коль скоро вы настаиваете, то подойдите и пощупайте меня. Иного способа убедить вас я не вижу. Ну же, смелее! Что же вы застыли на месте? – Он подкупающе улыбнулся и пронзил ее насмешливым взглядом.

Антонию бросило в дрожь. Одна лишь мысль о том, что она станет ощупывать своими холодными руками его теплое мужское тело, повергла ее в жутчайшее волнение. Словно бы провоцируя ее на более решительные действия, Ремингтон стал медленно к ней приближаться. Вот он подошел к ней почти вплотную, ей оставалось лишь протянуть руку…

Дыхание Антонии участилось, она взглянула ему в глаза и увидела в них откровенное ликование. Это моментально охладило ее пыл и заставило насторожиться.

В невинном предложении графа пощупать его таился коварный подвох! Ведь в бельевую в любой момент могла вернуться Элинор. Что подумала бы бедная старушка, застав ее за поглаживанием лорда Карра? Бесстыдный Ремингтон задумал опорочить ее в глазах домочадцев и выставить ее похотливой сумасбродкой и лицемерной притворщицей! Чутье не подвело Антонию – в комнату действительно вошла Элинор, давно уже подсматривающая в замочную скважину. Она виновато улыбнулась и промолвила, обращаясь к Ремингтону:

– Доброе утро, сэр! Прошу вас снять сюртук, без него вам будет удобнее. Повесьте его на крюк на двери и наденьте фартук. Сперва я расскажу вам, как распределяется процесс уборки помещения и поддержания чистоты в доме по дням недели, а затем мы приступим к практическим занятиям. Итак, сэр, понедельник – это день, предназначенный для подметания полов и мытья их шваброй. Вторник посвящен выбиванию пыли из ковров и половиков, просушке матрацев и проветриванию перин. В среду производится основательная влажная уборка, тщательная чистка и натирка паркета воском. В четверг все сделанное накануне доводится до совершенства. В пятницу моются окна и чистятся портьеры. Сегодня, как вы, надеюсь, помните, сэр, вторник! Поэтому нам предстоит бороться с пылью.

Элинор подошла к графу и стала завязывать тесемки фартука, который он на себя надел, пока она читала ему короткую вступительную лекцию.

Ремингтон посмотрел на вазу, в которой хранились перьевые метелочки для сметания пыли, но Элинор, перехватившая его взгляд, покачала головой и самодовольно сказала:

– О нет, милорд! Такими допотопными приспособлениями мы давно уже не пользуемся. Теперь мы пользуемся вот этим!

Она отошла от графа и с видом заправского иллюзиониста сдернула покрывало с какой-то диковинной механической конструкции, собранной из резинового шланга с раструбом, каминных мехов, металлического ящика и брезентового мешка для белья.

– Что это за штуковина? Новый ящик Пандоры? – изумленно спросил Ремингтон, разглядывая странный прибор.

– Это машина для уборки пыли, сэр. Или, проще говоря, пылесос. Я ее так окрестила, потому что она действительно всасывает всю пыль в себя. Сейчас я продемонстрирую вам, как она действует.

Элинор выкатила пылесос, установленный на металлической раме с колесиками, в коридор, обернулась и строго сказала:

– Пожалуй, вам пора начинать привыкать обращаться с этой штуковиной милорд. Помогите-ка мне закатить его в гостиную!

Совместными усилиями пылесос втолкнули в зал и подготовили к работе. Элинор взяла в руки длинный резиновый шланг, предварительно размотав его, и велела графу крутить рукоять коленчатого механизма. Кожаные мехи стали вздыматься и опускаться, машина заскрипела и засвистела, брезентовый мешок раздулся и скукожился, и перышки на кольце, надетом Элинор на раструб, зашевелились.

– Крутите быстрее! – воскликнула она и стала водить перьями по столешнице. – Смотрите, пылесос заработал! – Облегченно вздохнув, она обтерла вспотевший лоб тыльной стороной ладони.

Бог свидетель, машина действительно всасывала в свою утробу пыль, собранную насадкой с перьями, оставляя поверхность стола абсолютно чистой, как если бы ее протерли тряпкой. Элинор обработала таким образом весь зал, детально объясняя при этом принцип действия механизма лорду Карру, усердно и безостановочно крутившему рукоять то одной рукой, то другой. Они перешли в спальню тетушки Гермионы, потом почистили комнаты сестер Куимбиз, снова вышли в коридор, чтобы навести чистоту еще в одном зале, и тут Ремингтон распрямился, потер затекшие ладони и спросил, сжигая ненавидящим взглядом поборницу улучшения условий женского труда:

– А не проще ли воспользоваться обыкновенной тряпкой, мадам?

Элинор остановилась, обернулась и пылко воскликнула:

– Да что вы такое говорите, сэр! Мне страшно даже представить, что стало бы с нашим миром, если бы в нем перевелись новаторы. Да прекрати изобретатели усовершенствовать свои детища, человеческая цивилизация неминуемо погибла бы! Я верю, что наступит день, когда мой пылесос войдет в каждый дом и сократит затраты женского труда наполовину! Разве такая грандиозная цель не стоит того, чтобы немного пострадать ради ее достижения?

По фанатичному блеску в ее глазах Ремингтон понял, что она считает опостылевший ему громоздкий агрегат своим детищем, и не осмелился ей перечить. О чем сильно пожалел, когда, закончив уборку помещений второго этажа, стаскивал пылесос на первый: на ладонях у него вздулись волдыри, все тело онемело, а ноги словно бы налились свинцом. Элинор распахнула резные дубовые двери кабинета сэра Джеффри и сладким голоском промолвила:

– А вот здесь, ваше сиятельство, чистоту блюдет Клео Ройял. Отдохните немного, осмотрите комнату, а потом мы приступим к уборке в остальных помещениях этого этажа.

С удовольствием опустившись в кресло, Ремингтон стал с живым интересом рассматривать забавные фарфоровые фигурки, которыми был сплошь заставлен обшитый деревом просторный зал. Приглядевшись, граф узнал в миниатюрных статуэтках многих известных персон. Иные поделки служили иллюстрациями к различным значительным событиям британской истории. Далеко не все они были выполнены прославленными мастерами, некоторые относились, пожалуй, к разряду милых безделиц, сделанных провинциальными кустарями. Но в целом коллекция производила благоприятное впечатление и подобрана была со вкусом.

– Клео Ройял всю жизнь собирала эти чудесные вещички, – сообщила графу Элинор, пустив от умиления слезу. – Она покупала их в каждом городе, где они с мужем выступали на сцене. Леди Антония великодушно выделила для этого бесценного собрания фарфоровых миниатюр отдельное помещение и запретила мне включать здесь мою машину. Что ж, пожалуй, нам пора возобновить свои труды. На этот раз, сэр, рукоять стану вертеть я, вы же будете учиться работать со шлангом. Уверяю вас, что это далеко не легкое дело!

В справедливости ее слов Ремингтон убедился, как только они начали наводить чистоту в столовой. Он вскоре утомился и покосился на свою наставницу, надеясь, что она тоже устала и предложит ему сделать перерыв. И, словно бы угадав его желание, Элинор внезапно перестала крутить рукоять, обтерла ладони о фартук и заявила, что им пора выпить чаю.

– Согласитесь, что иногда позволительно нарушить традицию, – с хитрой улыбкой добавила она. – Чай нас взбодрит!

Нарушение традиций английского чаепития граф Карр полагал кощунством, однако благоразумно прикусил язык и смиренно последовал за Элинор по коридору в другую половину дома, где находилась кухня. Там они застали Гертруду и престарелую Эстер в агонии приготовления обеда. Завидев графа, Гертруда обрадованно улыбнулась и стала заваривать чай. Присев на табурет у рабочего стола, Ремингтон принялся украдкой массировать одеревенелые пальцы, рассеянно слушая, как нахваливают его за усердие наставницы. Когда чай разлили по чашкам, Элинор сделала глоток, вздохнула и промолвила:

– Жаль, что мне пока не удается придумать иной способ приводить свою машину в действие. Сама-то я привыкла крутить эту проклятую рукоять, но для новичка такая работа может показаться адским наказанием. – Она виновато улыбнулась лорду Карру, потупившему при этом взгляд, и мечтательно продолжала: – Но когда-нибудь я непременно изобрету лучший способ оживления своего пылесоса! Говорят, что вот-вот сумеют приспособить для хозяйственных нужд электричество. В газетах писали, что с его помощью весь Лондон будет по ночам освещаться так называемыми французскими, или арочными, фонарями. И еще я слышала, что американец Томас Эдисон придумал особую стеклянную лампочку, пригодную для освещения жилых помещений. Вы только представьте: достаточно будет лишь повернуть выключатель – и в доме сразу станет светло!

Она зажмурилась и блаженно улыбнулась.

– И никаких тебе неприятных запахов газа, никакого отвратительного шипения горелок, никакой возни с масляными светильниками, керосиновыми лампами и нагаром на фитиле. Только чистый, прекрасный свет! – При этих словах лицо старой мечтательницы помолодело, и вся она словно бы наполнилась внутренним светом, свойственным творческим натурам, наделенным даром вселять в ближних веру в торжество света, справедливости и добра. – Жаль, что до этой чудесной поры не дожил мой Эдмонд! Это был замечательный, редкий человек, хочу я вам сказать. Он тоже любил изобретать что-нибудь необычное. У него был даже патент на изобретение самозаполняющегося чернильного резервуара для пера. Я всегда помогала ему в работе… – Ее взор устремился в далекое прекрасное прошлое, она вздохнула и с легкой грустью промолвила: – Когда мне его особенно сильно недостает, моего славного Эдмонда, я принимаюсь работать со своим пылесосом. И мне тотчас же становится чуточку легче и спокойнее… Иногда мне даже чудится, что душа моего супруга переселилась в эту машину.

Ремингтон едва не поперхнулся горячим чаем, представив себе несчастную душу покойного в потоке пыли, среди крутящихся шестеренок, и решил, что нужно срочно найти предлог, чтобы сбежать с кухни. В это время старушка Эстер как раз вышла из погреба, сгибаясь под тяжестью мешка с картофелем, и граф вскочил с табурета, выражая готовность ей помочь.

– Нет, ваше сиятельство, я уж как-нибудь сама справлюсь! У вас сегодня занятие другого сорта, вам незачем пачкаться с головы до ног, – проворчала старая перечница, с кряхтеньем ставя мешок на рабочий стол. – Лучше поберегите силы для своей работы.

Графу не оставалось ничего другого, как вновь отдаться на волю своей наставницы и сначала сделать уборку в малом зале, а потом тащить ее агрегат по лестнице на третий этаж, задыхаясь и обливаясь потом. После этого он снял фартук, надел сюртук и отправился обедать, предчувствуя новые знаки внимания со стороны всех обитательниц этого дома. Едва лишь он вошел в столовую и увидел морщинистые улыбающиеся физиономии милых пожилых дам, как у него свело живот и пропал аппетит. Он по своему горькому опыту знал, чем оборачивается на деле нарочитая любезность этих притворщиц.

Глава 7

После обеда Ремингтону пришлось выслушать обстоятельную лекцию леди Антонии по методике выколачивания пыли из ковров и перин, а также технике просушки подушек и матрацев. Она составила специальную таблицу, в которой указывались виды работ и сроки их исполнения по каждой комнате, пользуясь которой можно было легко определить, когда именно в последний раз выбивали тот или иной половик и не забыли ли просушить какую-нибудь подушку. Взбиванию перин был посвящен особый график, за выполнением которого хозяйка дома лично осуществляла строгий контроль.

Стоически перенеся унизительную вводную часть, Ремингтон опять надел фартук и приступил к практической работе: стал вместе с Элинор разбирать постели в спальнях и выносить для просушки на задний двор одеяла, перины и матрацы. Переходя из одной комнаты в другую, они очутились в конце концов у дверей спальни Клео Ройял. И тут Ремингтон заметил, что губы Элинор дрожат, нос краснеет, а на ее глазах наворачиваются слезы.

– Мне попала соринка в глаз, – перехватив его удивленный взгляд, объяснила она и промокнула слезы платочком.

– Вам надо отдохнуть, мадам, – сказал граф. – С этой периной я вполне управлюсь и без вашей помощи.

Он ухватил огромный чехол, набитый пером и пухом, за край и дернул его на себя. С непривычки он приложил излишнее усилие, раздался треск обветшалой ткани, Ремингтон уселся на пол, а из образовавшейся прорехи полетела сгнившая набивка.

– Вы не ушиблись, сэр? – участливо спросила Элинор.

– Нет, со мной все в порядке, – ответил он, проклиная перину.

– В этом деле нужна сноровка, – ехидно промолвила старушка. – Не волнуйтесь, я быстро все заштопаю.

– Да, без определенных навыков тут явно не обойтись, – согласился с ней граф, медленно поднимаясь с пола. Хорошо, что его позора не видела леди Антония, подумалось ему. И тотчас же милое лицо хозяйки дома возникло перед его мысленным взором словно наяву. Он нахмурился, прогнал видение и спросил, подбоченившись: – Ну, какую еще пытку вы для меня приготовили?

– Не пытку, сэр, – шутливо похлопав его по плечу, сказала старушка. – С вас будет достаточно и хорошей трепки. Мы займемся с вами выбиванием пыли из персидских ковров.

Они вышли во двор за домом, и Элинор вручила графу специальную плетеную выбивалку. Первый ковер он едва не превратил этим орудием в жалкую тряпку, и лишь своевременное вмешательство его наставницы спасло изделие от уничтожения. Второй ковер граф выколачивал уже с меньшим рвением, изрядно подустав, а третий он скорее поглаживал, совершенно выбившись из сил.

Следившая за его потугами в окошко леди Антония сначала посмеивалась, но постепенно перестала улыбаться, завороженная видом его мускулистого тела, широких плеч, длинных рук, узких облегающих брюк и сосредоточенного выражения сурового лица. Ноги сами вынесли ее во двор, и она застыла на крыльце, внезапно почувствовав непривычную робость.

Граф прекратил колотить выбивалкой по ковру и промолвил, уверенный, что за спиной у него стоит Элинор:

– Пожалуй, с этим тоже покончено, пыли в нем почти не осталось. – Он обернулся и, увидев Антонию, нахмурился. – Кстати, рабство давно уже вне закона. Учтите, что я могу подать на вас в суд!

– Неужели? – воскликнула она, придя в чувство, и сбежала по ступеням с крыльца. – А как насчет тех сотен тысяч обездоленных женщин, которых принуждают выполнять эту работу за жалкие гроши? Почему же не судят их бессердечных хозяев? Я вижу, вы вполне убедились, что в действительности труд женщин гораздо тяжелее, чем кажется на первый взгляд. Он требует огромных усилий и выносливости.

– Но такая уж участь прислуги, мадам! Фактически вы заставляете меня, аристократа, выполнять черную работу, которую должны делать служанки, – парировал граф.

Она заливисто рассмеялась.

– Ни для кого уже давно не секрет, что дамы, принадлежащие к среднему сословию, лишь создают видимость, что не опускаются до тяжелой домашней работы. На самом же деле, сэр, не только они, но даже леди частенько стирают и штопают белье сами, не говоря уже о том, что они руководят всей работой своей прислуги. Между прочим, не всякая аристократка может себе позволить нанять достаточно лакеев и служанок, чтобы поддерживать в доме образцовый порядок. И волей-неволей им приходится делать кое-что своими руками.

– Однако вас это не касается, миледи! – язвительно заметил Ремингтон, постукивая выбивалкой по ладони. – За вас все здесь делают ваши подопечные. Любопытно, чем занимаетесь вы, имея в своем распоряжении столько свободного времени?

– Тем же, чем и большинство состоятельных дам: веду учет расходов, оплачиваю счета, встречаюсь со своими кухарками, контролирую работу прислуги и домочадцев, а также и помогаю им по мере своих сил, если в этом возникает необходимость! – воскликнула Антония, поднырнув под натянутую веревку и встав напротив графа по другую сторону ковра. – Уверяю вас, что я в свое время выбила немало ковров, ваше сиятельство, и натерла руку до мозолей, крутя рукоять проклятого пылесоса. А также начистила горы картофеля. Короче говоря, я умею делать все, что следует делать настоящей домохозяйке, пекущейся о благополучии своей семьи.

Антония перевела дух, постучала по ковру ладошкой, как бы проверяя качество работы Ремингтона, и с жаром продолжила свой монолог:

– Разумеется, немало времени у меня уходит на благотворительную деятельность: я принимаю участие в заседаниях президиума попечительского совета прихожан церкви Святого Матфея и Лиги помощи вдовам, находящейся под патронажем ее величества королевы. Будучи вдовой, она проявляет к нашей работе живой интерес. У меня хранятся два ее письма, адресованных лично мне.

Слушая Антонию, граф Ландон поднырнул под бельевую веревку и встал с ней рядом, отчего по коже у нее побежали мурашки, а волосы на затылке зашевелились.

– Но признайтесь, что вы бессовестно эксплуатируете своих домочадцев, маскируя это искренним желанием им помочь, – заговорщическим голосом произнес он, подаваясь вперед.

– Они мне как родные, милорд! – разгневанно воскликнула Антония, глядя в его темные прищуренные глаза. – Мы все – одна большая семья! Я приютила этих женщин у себя в доме, потому что прониклась к ним симпатией и сочувствием. Судьба обошлась с ними очень жестоко, и я, сама будучи вдовой, решила попытаться смягчить их душевную боль. Ведь я знаю, что означает лишиться супруга и остаться одной.

Ветерок распахнул ворот его сорочки, и взгляд Антонии непроизвольно скользнул по мощной волосатой груди. Ей вдруг стало душно от охватившего ее внутреннего жара и страстно захотелось дотронуться рукой до его плеча или бедра, прильнуть головой к его крепкому мужскому телу и прижаться бедрами к его широко расставленным ногам, таким сильным, длинным и стройным…

– А где ваши настоящие родственники? – спросил Ремингтон, сверля ее испытующим взглядом.

Она нервно повела плечами и промолвила севшим голосом:

– Родители скончались уже много лет назад, из близких же родственников жив только брат моего отца, герцог Уэнтуорт. Но мы с ним не виделись с тех пор, как я вышла за сэра Джеффри. – Непослушный локон упал ей на лицо, она поспешно убрала его со лба и потупила взор, слегка покраснев.

– Следовательно, ваш дед – герцог Уэнтуорт? – задумчиво произнес Ремингтон, рассматривая золотистый завиток волос, упрямо выбившийся из-за ее ушка. Внезапно он приблизился к ней вплотную – она испуганно отпрянула и уперлась спиной в тяжелый ковер, преграждавший ей путь к дальнейшему отступлению, словно стена. Антония вытянула руки, как бы желая оттолкнуть графа, и пропищала:

– Что вы себе позволяете, ваше сиятельство!

– Называйте меня просто Ремингтон, – сказал интимным баритоном он, рыская по ее плечам и бюсту плотоядным взглядом и тяжело дыша, отчего в груди у нее возникло томление.

– Вы… Право же, сэр, вы… – Антония смолкла, не осмелившись произнести то, что вертелось у нее на кончике языка: что он восхитительно мужественный и крепкий и что с самого утра она мечтает лишь о том, чтобы обнять и поцеловать его, растаять от жара его мускулистого тела, сжать ладонями его бока и…

Тут ее внезапно осенило.

– На вас нет корсета, – сказала она с укором, переходя в наступление.

– Мне в нем трудно дышать, – выдохнул он.

– В этом-то и соль всей затеи! – возразила она.

– Какая вы, оказывается, проказница! – Граф обнял ее за талию и стал ощупывать. – Но вы тоже без корсета! – с шутливым негодованием воскликнул он, словно бы ненароком дотрагиваясь до нее. – Дама, не носящая корсета, провоцирует мужчину задаться вопросом, какие еще легкомысленные вольности она способна себе позволить и не скрываются ли под ее платьем другие пикантные сюрпризы.

– Право же, ваше сиятельство, это уж слишком… – Она томно повела плечами и закрыла глаза, оставив рот слегка открытым, как бы готовым для поцелуя.

Граф продолжал поглаживать ей спину и пожирать жадным взглядом ее лицо. Антония тихонько охнула, не в силах противиться такому решительному мужскому напору, и сомлела, ощутив головокружение. Пальцы Ремингтона готовы были прорвать материю и проникнуть в сокровенные ложбины ее трепещущего тела. Она плотнее прижалась к нему бедрами и животом, впившись ногтями в плечи, и задышала чаще, борясь с желанием пощупать запретный плод, поразивший ее своей завораживающей мощью и твердостью.

Ремингтон склонился еще ниже, леди Антония открыла глаза и вздрогнула, пораженная суровой красотой его резко очерченного лица. Острые скулы, мощный подбородок, высокий лоб и прямой нос идеально гармонировали с прочими частями его мужественного облика и приводили смотревшую на него Антонию в гипнотический транс. Антония затаила дыхание, боясь разрушить очарование этого волшебного мига, и в следующую секунду почувствовала, что во все клеточки ее тела проникает приятный жар. Восторг, охвативший Антонию в этот момент, затмил рассудок, и она целиком отдалась упоительному поцелую. Ремингтон творил с ее губами такие неописуемые чудеса, что она застонала и обняла его за талию, желая слиться с ним в одно целое. Он глухо зарычал и просунул язык ей в рот, да так резко и глубоко, что моментально всколыхнулась ее дремавшая доселе глубинная чувственность. Ей почудилось, что кончик языка достиг ее женской сущности, разбередив чувства, которых она сама боялась…

– Лимонад, ваше сиятельство! – раздался звонкий возглас Элинор со стороны кухни, окна которой выходили во двор, и фаф отпрянул. Открыв глаза, Антония смотрела, все еще находясь в оцепенении, как он пятился от нее, побагровевший и взлохмаченный.

Элинор вышла во двор, держа в руках поднос с бокалами, наполненными прохладительными напитками, и бодро вскричала, завидев голову Ремингтона из-за ковра:

– Так вот вы где, милорд! И вы здесь, леди Антония! Как это мило. Вам тоже не помешает немного освежиться.

Антония притворилась, что разглядывает ковер, и хрипло ответила, что вышла во двор лишь на минутку, чтобы проверить, насколько успешно работает Ремингтон.

– Не давайте ему расслабляться, Элинор, – добавила она. – Помните, что от безделья рождаются греховные помыслы!

С этими словами она поспешно ушла со двора, готовая провалиться от стыда сквозь землю. Губы Антонии пылали от греховного поцелуя, запечатленного на них коварным искусителем, задавшимся целью сбить ее с праведного пути, сердце бешено стучало, а колени дрожали. Она прислонилась спиной к стене коридора и мысленно обратилась к Богу с просьбой уберечь ее от козней Ремингтона Карра, умудрившегося лишить ее рассудка и превратить в безмозглую похотливую тварь, жаждущую все новых и новых жарких лобзаний, тесных объятий и страстных ласк. Ах, как низко, однако, она пала! От роковой черты лишь один шаг. И не появись в этот момент во дворе Элинор с подносом в руках, этот плотоядный дикарь увлек бы ее в адскую бездну страсти.

Придя в себя, леди Антония прошла в малую гостиную, схватила рукоделие, уселась в кресле возле окна и начала вязать. Но, заняв вязальными спицами руки, она не могла обуздать мысли: подобно диким скакунам они стремительно унесли ее в красочный мир воспоминаний. Не прошло и минуты, как тело ее вновь запылало, а дыхание участилось. Ей мнилось, что руки Ремингтона касаются ее бедер и талии, а в низ живота упирается нечто объемистое и твердое, но не край корсета. Антония заерзала в кресле, судорожно вздохнула и приказала себе не драматизировать ситуацию, а попытаться найти в ней обнадеживающие моменты.

Ведь в конце концов она добилась определенного успеха в приручении своего заносчивого оппонента. Он уже не огрызался на каждое ее замечание и стал менее раздражительным. Очевидно, сказывалось влияние на него наставниц, имевших солидный житейский опыт. И если бы ей удалось постоянно сохранять в общении с ним дистанцию, не совершать необдуманных поступков и держать эмоции в узде, то она бы наверняка выиграла пари и существенно изменила воззрения этого вольнодумца на роль и место женщины в британском обществе.

В ее распоряжении оставалось еще двенадцать дней… И ночей! Вспомнив об этом, Антония поежилась от странного, пугающего предчувствия: за столь долгий срок всякое могло случиться…

Перетаскивая вычищенные ковры назад в залы и спальни, Ремингтон попытался сохранять хладнокровие, но смутная тревога продолжала грызть его сердце. Вот уже дважды за минувшие двое суток он держал Антонию в объятиях и страстно целовал ее в губы. Притворяться, что это ординарное происшествие, ему было дьявольски трудно. Что, черт подери, с ним произошло? Отчего он так взволнован? Быть может, все дело в сладости ее податливых алых губ? Или головокружительном эффекте, который произвел на него ее шикарный упругий бюст? Либо в ее осиной талии и крутых бедрах? А вдруг эта чаровница вдохнула в него некий волшебный дух, который поселился в его чреслах и посылает оттуда настойчивые сигналы в мозг?

Эта женщина совсем еще недавно была ему ненавистна, теперь же его охватила неуемная страсть овладеть ею. Такая метаморфоза не могла не обеспокоить Ремингтона. Тем не менее внутренний голос вовремя шепнул ему, что не одного его терзало чудовищное вожделение. Ее вздохи, стоны и телодвижения во время поцелуев свидетельствовали о том, что и она охвачена пламенем сладострастия. От этой отрезвляющей мысли на душе у графа тотчас же стало гораздо спокойнее. Он с облегчением вздохнул и самодовольно подумал, что весьма преуспел в деле совращения поборницы матримониальных традиций.

А приводя себя в порядок перед ужином, Ремингтон решил, что впредь не позволит себе унизительных для мужчины сомнений и опасений. При первой же подходящей оказии ему следует овладеть Антонией Пакстон и продемонстрировать ей, что такое подлинный любовный пыл. Она должна умолять его любить ее сильнее, со слезами просить не прекращать их амурный порыв, стонать и рыдать от охватившего ее чистого восторга. Лишь тогда он обретет право считаться победителем этого пари! И посрамит строптивую дочь сатаны, дерзнувшую бросить вызов ему, благородному борцу за торжество свободной любви.

Домой он вернулся приблизительно в том же физическом состоянии, что и накануне: изможденный, едва волочащий усталые ноги и чувствующий боль в каждой клеточке своего тела. Едва лишь взглянув на своего господина, Филиппе и Манли влили в него добрую порцию бренди и потащили в ванную.

Выйдя оттуда, Ремингтон обнаружил в своей шикарной спальне, декорированной в стиле эпохи Людовика Четырнадцатого, дядюшку Паддингтона – старик сидел на софе и, покуривая вересковую трубку, читал газету «Гафлингерс».

– Что с тобой происходит, мой мальчик? – вынув изо рта трубку, спросил он у племянника. – Ты носишь дамский корсет, заключаешь пари с женщиной, исполняешь женскую работу в ее доме. И чем вся эта затея для тебя закончится? Ты хочешь стать всеобщим посмешищем, дружок? Потрудись объяснить свое экстравагантное поведение!

– Но это обыкновенный спор, дядюшка! Азартная игра! – пожав плечами, возразил Ремингтон и промокнул влажный лоб полотенцем, переброшенным через плечо. – Стоит ли вам из-за этого нервничать? Пустячное дело!

– Пустячное дело? – Паддингтон отшвырнул газету и погрозил племяннику пальцем. – Нет, дружок, это удар по твоей репутации! Я не вмешивался в твои политические дела, терпел до поры все эти твои странные заигрывания с феминистками и защитниками эмансипации. Но сейчас я не могу больше молчать. И как брат твоего отца, я просто обязан вмешаться в твою затею и принять строгие меры. – Побагровевший от возмущения старик вскочил с кресла и взволнованно заходил по комнате, продолжая свой гневный монолог: – Вынужден обратить твое внимание, дружок, на то, что ты должен свято блюсти честь нашей фамилии.

Пора покончить со своими дурацкими увлечениями и остепениться! Жениться и обзавестись детьми! Ты обязан продолжить наш род, воспитать достойного наследника! Ничто так благотворно не воздействует на рассудок мужчины, как рождение у него законного сына.

– Да, от радости некоторые просто сходят с ума, – пробормотал граф, вытирая лоб полотенцем.

– Что ты там бормочешь? – настороженно вскинув брови, спросил Паддингтон.

– Я говорю, что очень скоро возьмусь наконец за ум и остепенюсь, дядюшка, – отчетливо и громко ответил ему племянник.

– Чем скорее это произойдет, тем лучше, – удовлетворенно промолвил старик и стал раскуривать потухшую трубку. – Иначе всех достойных женщин расхватают другие, а ты останешься одиноким. Говорю тебе это по собственному горькому опыту, дружок. В молодости я ведь тоже был франтом и ловеласом. Но пока я валял дурака, моя возлюбленная взяла да и вышла за другого. А уж какая она была красавица и умница! От досады я готов был рвать на себе волосы!

Он горестно покачал головой и приуныл. Ремингтону стало жалко несчастного дядюшку и чуточку стыдно за свое легкомысленное поведение. Паддингтон вздохнул и с грустной улыбкой добавил:

– Я всегда любил детей и страдал оттого, что не обзавелся собственными отпрысками, такими же сорванцами, как ты, дружок. Ты был очень шустрым и сообразительным ребенком, любил скакать на мне верхом. И даже испортил несколько моих любимых шейных платков, шалунишка! Но я на тебя не сердился. Мне нравилось укладывать тебя в постель, наблюдать, как ты засыпаешь, помолившись на сон грядущий…

От этих воспоминаний к горлу Ремингтона подкатил ком, он едва не заскрежетал зубами. Дядя Паддингтон заботился о нем больше, чем его родной папаша, эгоист и сибарит, имевший множество любовниц. Перед мысленным взором графа возникли некоторые пикантные сценки, свидетелями которых он невольно стал в раннем детстве. Однако Паддингтон прервал его размышления, решительно заявив:

– Короче говоря, дружок, я хочу увидеть своих внучатых племянников. А без участия женщины дети не появляются. Поэтому, мой милый, нам срочно нужно найти тебе жену.

Ремингтон издал сдавленный стон.

На другое утро о пари графа Ландона и леди Антонии Пакстон сообщили девять газет, включая «Таймс». Добрых две трети лондонцев обсуждали детали этого спора, красочно описанные в репортажах. Особенно поразили читателей подробности сцены выбивания Ремингтоном ковра на заднем дворе особняка на Пиккадилли, куда тайком проник через проулок один ловкий журналист. Не менее любопытны были и зарисовки, сделанные борзописцем из другой бульварной газетенки, наблюдавшим происходящее в доме леди Антонии с забора.

Приключения лорда Карра взахлеб обсуждали как члены парламента, так и простые лавочники Лондона, его похождения вскоре стали городской притчей во языцех и быстро обрастали домыслами. Поговаривали, что слухи о сумасбродстве Ремингтона дошли даже до самой королевы и распространились по двору ее величества.

Один заслуживающий доверия источник утверждал, что стареющая Виктория узнала об этой скандальной истории от своих дочерей и потребовала, чтобы они прочитали ей статью в «Таймс» целиком. Выслушав ее до конца, королева покраснела и впала в оторопь, а выйдя из оцепенения, промолвила, расправляя складки черного шелкового платья:

– Опять этот одиозный граф Ландон выкинул очередной номер! Этот повеса попирает все нормы приличия и морали. Вот чем иной раз оборачивается чрезмерная ученость! Нет, определенно не в меру интенсивная умственная работа никого до добра не доводит. Особенно пагубна она для холостых мужчин! Начитавшись трудов разных вольнодумцев, они становятся, как это ни печально, аморальными эгоистами и даже извращенцами.

Королева порывисто встала со стула и принялась взволнованно расхаживать по гостиной.

– Но еще ужаснее то, что он пятнает свой почетный родовой титул! Это уже совершенно возмутительно и непростительно! Так как зовут эту леди? – остановившись возле окна, спросила она у принцессы Беатрисы.

– Леди Антония Пакстон, – заглянув ей в глаза, сказала дочь.

– Пакстон? Весьма достойная фамилия. Сэр Джон Пакстон построил для великой выставки хрустальный дворец, – задумчиво промолвила королева. – Она его родственница?

– Здесь сказано, что эта дама – вдова сэра Джеффри Пакстона, мама! – сказала Беатриса.

– Вдова? – Королева нахмурила брови. – Ах да! Супруга скончавшегося сэра Джеффри. Так вот почему я знаю ее имя! Она же входит в правление Лиги помощи вдовам. Чудесная во всех отношениях женщина! Пожалуй, именно она-то и способна образумить этого повесу и заставить уважать наши вековые традиции семьи и домашнего очага. – Королева расправила плечи и выпрямила спину при этих словах. – Что ж, пожелаем ей успеха в ее добром начинании и помолимся за то, чтобы негодяй, за перевоспитание которого она отважно взялась, был наказан и посрамлен. – Ее величество прищурилась, сверкнув глазами, и вскинула подбородок.

Принцессы многозначительно переглянулись.

– Что случилось? В чем дело, тетушка? – взволнованно воскликнула Антония, вбегая в полутемную спальню Гермионы, где старая дама лежала на кушетке. – Вам нездоровится?

– Нет, милочка, я просто немного устала и прилегла отдохнуть, – успокоила ее тетя. – Вот разве что голова у меня сегодня какая-то тяжелая. Но это скоро пройдет.

Сидевшая рядом с ней Пруденс Куимбиз вздохнула и горестно пожевала губами.

– Уж не послать ли за доктором Байджоу? – обеспокоено сказала Антония, присаживаясь на кушетку и дотрагиваясь до сухой и холодной руки старой леди.

– Какой прок от этого идиота! – проворчала Гермиона. – Он даст мне выпить успокоительный травяной настойки и посоветует поменьше двигаться и волноваться. Нет, уволь меня от его рекомендаций, я вполне здорова, моя дорогая! – Она похлопала Антонию по руке и вдруг, вспомнив что-то важное, вскричала: – Боже, я ведь должна была сегодня дать его сиятельству наставления по составлению рецепта и разработке меню! Пожалуй, я встану, мигрень пройдет сама собой.

– Не беспокойтесь на сей счет, дорогая тетушка! – сказала Антония. – Я вполне справлюсь с этой миссией вместо вас. А вы попробуйте уснуть! – Она поправила плед, которым была укрыта тетушка, и покинула спальню.

Как только дверь за ней захлопнулась, Гермиона открыла глаза и промолвила, заговорщически подмигнув Пруденс:

– Вот видишь, это было совсем не трудно. А ты сомневалась!

Старый дворецкий Хоскинс покинул шаркающей походкой столовую, залитую солнечным светом, вынося поднос, заставленный грязными тарелками, и в комнате стало тихо. Оставшись одна, Антония взяла со стола стопку бумаги и стала механически тасовать листы, чтобы как-то скоротать время до прибытия Ремингтона. Непрошеные воспоминания об их лобзаниях во дворе вытеснили прочие мысли из головы, и глаза ее затуманились.

Она была ошеломлена стремительным натиском графа и не могла успокоиться еще довольно долго после его ухода. Губы ее пылали, колени дрожали, в горле пересохло, едва лишь ей вспомнились другие детали мускулистого тела графа Ландона, поразившие ее. Абсолютно не подготовленная для такого пассажа, она застыла на месте и не сопротивлялась его грубоватым страстным ласкам…

Подобными вопросами Антония не задавалась уже давно, хотя никогда не была безразлична к плотским радостям. Очевидно, роль вдовы и поборницы священных законов брака основательно сковала путами предрассудков ее воображение и чувства. Но вот появился граф Лан-дон и нарушил ее затянувшуюся летаргию, пробудил в ней дремавшие темные желания, расшевелил женственность. И чем это все обернется?

– Я снова прибыл в ваше распоряжение, – раздался голос Ремингтона. Леди Антония вздрогнула и, резко повернувшись, увидела графа Карра, застывшего в дверях с ангельской улыбкой на лице и скрещенными на груди руками.

– Я не слышала шума в прихожей, – покраснев, проворковала она, прикладывая руку к занывшему от странного предчувствия сердцу.

– Это потому, что я воспользовался черным ходом. Перед парадным подъездом снова собралась толпа охотников за скандальными новостями.

– Ваша находчивость, сэр, достойна похвалы, – промолвила леди Антония, взглянув на Ремингтона из-под полуопущенных длинных ресниц томным взглядом.

– Я всегда был сообразительным парнем, – пошутил он и спросил, посмотрев на лежавшие на столе листки: – И что же мне предстоит штудировать сегодня?

– Я познакомлю вас с основами составления меню, сэр! – строго сказала Антония и горделиво вскинула подбородок, подчеркивая тем самым серьезность момента. – Как вам уже известно, нам представлялось уместным ввести вас в курс искусства планирования домашнего питания. Вот почему сегодня я прочту вам лекцию о…

– Вы лично? – перебил ее Ремингтон, сделав изумленное лицо. – Мне казалось, что вы сохранили за собой роль надсмотрщицы, проверяющей процесс обучения. Вы недовольны своими помощницами? – Граф прислонился плечом к дверному косяку и нагло ухмыльнулся. Леди Антония указала ему рукой на стул у стола и холодно произнесла:

– Присаживайтесь, сэр! Дело в том, что тетя Гермиона внезапно занемогла, и я была вынуждена ее заменить. Итак, приступим к занятиям! Но что же вы стоите, сэр?

Лорд Карр подошел к ней, проигнорировав предложенный ему стул, и произнес, парализуя ее демоническим взглядом:

– Я предпочел бы постоять, мадам! Мне всегда думается лучше, когда я ощущаю твердую почву под ногами.

Антония именно этого и опасалась.

– Нет, я настаиваю на том, чтобы вы сели, милорд! – чуть повысив голос, промолвила она и, схватив пачку листов, начала раскладывать их на столе. – Вам придется делать записи! Впрочем, как вам будет угодно, сэр. Можете и не делать их. Хочу сразу же вас предупредить, что здесь, в доме покойного сэра Пакстона, принято придерживаться старинных традиций ведения домашнего хозяйства. Несколько необычных на сторонний взгляд. Вас это не должно смущать.

– В этом я уже давно убедился, мадам. Порядки здесь действительно довольно-таки странные, мягко говоря, – пробормотал граф.

– Однако в целом любая домохозяйка сталкивается с аналогичной проблемой: ей приходится тщательно обдумывать и планировать загодя все блюда, которыми она собирается потчевать своих родных и домочадцев, – невозмутимо продолжала развивать свою мысль Антония, – При этом необходимо учитывать питательную ценность пищевых продуктов и их полезность для человеческого организма. Я подготовила для вас список наиболее важных составляющих ежедневного рациона, без которых невозможно поддерживать хорошую физическую форму и бодрость духа, а также живость ума.

Она ткнула пальцем в один из листов, однако взгляд Ремингтона прочно прилип к ее выразительному бюсту. Сделав судорожный вздох, Антония с легкой дрожью в голосе сказала:

– Это в первую очередь молочные продукты, крупы, выпечка, фрукты, овощи, мясо, птица, а также рыба. С точки зрения врачей-диетологов, эти продукты содержат в себе все, что нам необходимо.

– Весьма любопытно, – сказал граф, наклоняясь еще ниже.

– Я стараюсь следить за развитием передовых научных идей, – ответила леди Антония, чувствуя, что под его пристальным взглядом ее груди начинают вздыматься, а по спине бегут мурашки. Граф явно изучал ее столь внимательно, желая выяснить, надет ли сегодня на ней корсет. Странно, подумалось ей, почему именно это его так интересует? Она пододвинула к себе другой лист бумаги и произнесла: – Каждой домашней хозяйке приходится считаться с нуждами членов своей семьи. Поэтому, выбирая необходимые для блюд продукты, ей следует учитывать не только их пищевую и вкусовую ценность, но и рекомендации домашнего врача, равно как и личные предпочтения.

– В самом деле? – спросил Ремингтон, вскинув брови.

– Разумеется, сэр! Ведь кому-то нравится, к примеру, арбуз, а другому подавай свиной хрящик! – ответила Антония и, подняв глаза, увидела перед собой его галстук.

– А что бы вы могли сказать в этом случае о себе, леди Антония? – сверля ее магнетическим взглядом, спросил граф. – Вы разборчивы в еде или же всеядны? Капризны или терпеливы?

У нее тотчас же екнуло сердце, почуявшее в этом вопросе подвох. Он определенно задался целью вывести ее из душевного равновесия и подтолкнуть на необдуманный поступок. Интересно, к чему он клонит? На что столь искусно намекает? Какие вкусы он имеет в виду? Зачем ему знать, что она предпочитает? И почему он испытывает ее терпение? И вновь пробежал по ее позвоночнику, от лопаток до самого копчика, тревожный холодок. Она заставила себя поднять голову и заявила, глядя ему в глаза:

– Я очень капризна и разборчива во всем, сэр! И не собираюсь менять свои вкусы. Существует мнение, что о характере и склонностях каждого человека можно судить по тому, как он относится к еде. Я прислушиваюсь к сигналам своего тела и стараюсь удовлетворять его потребности.

Произнеся эти слова, Антония тотчас же поняла, что совершила ошибку. Ремингтон осклабился и спросил, злорадно сверкая маслеными глазами:

– Вы в этом уверены, миледи? Если не секрет, скажите мне, что именно требуется вашему организму?

Антония почувствовала, что лицо ее пылает от негодования. Каков наглец, однако, подумала она, глядя на ухмыляющуюся физиономию графа, превратившего занятия в оскорбительный фарс. Она схватила со стола лист с написанной на нем своей фамилией и прочитала:

– Жареная птица, отварная рыба, барашек на Пасху и овощи.

– И это все? – Он окинул взглядом ее фигурку и произнес: – По-моему, этим вы не ограничиваетесь, мадам.

– Ну разумеется, я балую себя и другими продуктами, фруктами и творожным струделем.

– А как насчет бифштекса с кровью и красного вина?

– Нет, – покачав головой, ответила Антония, понимая, к чему он клонит: общеизвестно, что мясо и красное вино разжигают в человеке похотливые помыслы! – Ничего такого я не употребляю, поскольку они, эти блюда и напитки, чересчур…

– Возбуждают? – договорил он за нее, наслаждаясь румянцем на ее щеках.

– Нет, притупляют вкусовые ощущения, – нашлась наконец она.

– Возможно. Однако при этом они нас насыщают и разгоняют в жилах кровь. По-моему, отменное жаркое из говядины и бокал доброго красного вина пошли бы вам на пользу, мадам.

Он взял обеими руками лист бумаги и стал тянуть его на себя, парализуя Антонию немигающим взглядом. Она разжала пальцы и выпустила лист из рук. Он опустился на соседний стул и положил стопку на стол. Собравшись с духом, Антония схватила верхний лист и стала читать вслух:

– Вот Клео, к примеру, не ест ничего, кроме гренков, размоченных в молоке, и легких отварных блюд, поскольку у нее очень чувствительный желудок.

Краем глаза она заметила, что к ней тянется его рука, и сунула лист с рекомендациями по диете Клео ему в пальцы.

– Элинор употребляет в пищу исключительно молочные продукты, овощи, фасоль и горох. А к любителям мясного она относится с большим подозрением. Вот, убедитесь сами! – Она сунула графу в руку новый лист. – Между тем прожившая многие годы с мясником Молли просто обожает ветчину, свиные отбивные и колбасу. Тетя Гермиона любит блюда из птицы и рыбы. Поллианна балует себя соленьями…

Не глядя на графа, Антония передавала ему все новые и новые листы, с ужасом ощущая, однако, что он пододвигается к ней вместе со стулом все ближе и ближе, обжигая пламенным взглядом. Ее воля к сопротивлению стремительно таяла, дыхание учащалось, а сердце готово было выскочить из груди. Наконец она повернула голову, взглянула в его лучистые глаза и совершенно сомлела. Ремингтон произнес:

– Мне вряд ли понадобятся ваши рецепты и графики. Я считаю, что определить гастрономические вкусы женщины можно по ее внешнему виду. Гертруда, как я подозреваю, не равнодушна к жареной картошке, ведь она так похожа на печеный картофель! Старушке Эстер, судя по ее сморщенному лицу синюшного оттенка, нравится чернослив, а вы, Антония, больше всего любите молоко и сливки.

– Вам проболталась об этом Гертруда, – прошептала Антония, пораженная прозорливостью графа настолько, что даже потеряла голос на какое-то время, не говоря уже о способности пошевелиться.

– А вот и нет! – с умопомрачительной улыбкой сказал он. – Я догадался об этом по вашей коже. – Он провел пальцем по ее щеке и подбородку. – Даже на ощупь она нежна, словно крем.

Антония затрепетала от звука его голоса и нежного прикосновения его пальцев к ее лицу и затаила дыхание. По ее животу и бедрам стал распространяться жар, а внутренности стали предательски таять, источая соки.

– И еще вы обожаете вишню, – продолжал он, дотрагиваясь до ее пухлых алых губ и раздвигая их кончиком пальца. – Об этом говорят ваши красные губы, похожие на спелые и сочные вишенки… Перед ними невозможно устоять…

Под кожей у Антонии забегали крохотные пузырьки, она сжала пальцы и стиснула колени, чувствуя, что вот-вот упадет в обморок и свалится со стула на пол, прямо к ногам этого соблазнителя, затуманившего ей рассудок сладкими речами и бархатистыми прикосновениями.

Ремингтон удовлетворенно улыбнулся, сжал ладонями ее щеки и произнес:

– Должен признаться вам, Антония, однако, что кое-что в вас остается для меня загадкой. Это ваши необыкновенные глаза. Что нужно есть, чтобы они обрели такой чудесный голубой цвет? Яйца малиновки? Толченые сапфиры? Кусочки утреннего неба? Очевидно, это нечто особенное и экзотическое, потому что таких, как у вас, глаз я раньше не видел.

Его дыхание согревало ее губы, лицо обрело умиленно-мечтательное выражение. Антония продолжала молчать, и он добавил:

– Раз отвечать вы не желаете, я попытаюсь это угадать по вкусу ваших губ.

У нее захватило дух и екнуло сердце. Мгновения, за которые он дотянулся ртом до ее губ, ей показались вечностью. Однако уклониться от поцелуя она даже не пыталась. Жар его сладких уст моментально растопил ее душу, она запрокинула голову и страстно ответила на его лобзания. Ощущения, которые при этом она испытала, были сродни тем, что испытывает человек, погружаясь нагишом в горячую ванну в холодный осенний вечер. Вся кожа словно воспламенилась, но это пламя не обжигало, а лишь согревало, вселяя в сердце чистую радость. Она обняла его одной рукой за плечи и затрепетала от растекающегося по телу удовольствия.

От него пахло сандалом и мужским естеством, ладонь чувствовала приятную твердость мускулов, губы – пряный привкус мяты. Он порывисто прижал ее к своей груди и едва ли не укусил ее губы. Издав грудной стон, Антония дала волю всей скопившейся в ней темной страсти и выгнулась дугой, стремясь прильнуть к нему как можно плотнее. По всему ее телу пробежала сладостная дрожь, на щеках заалел румянец.

Слегка отстранившись, граф стал водить кончиком языка по ее влажным и горячим губам, пробуждая в ней и нежность, и вожделение. Никогда прежде ей еще не доводилось ощущать такой восторг во время поцелуя. Казалось, что во рту у нее порхает волшебная бабочка. Язык Ремингтона проник еще глубже, его губы снова слились с ее губами. Голова Антонии затуманилась.

Ремингтон усадил ее к себе на колени, она ахнула, почувствовав его твердеющее мужское естество, и нетерпеливо заерзала на нем, уже не в силах совладать с желанием ощутить его в себе. Он стал гладить ее по спине, бокам и грудям, и она была уже готова кинуться в омут безумства, как вдруг в дверях послышался дребезжащий старческий голос.

– Прошу прощения, мадам, но к вам пожаловала с визитом дама, – сказал дворецкий Хоскинс. – Спрашивает его сиятельство.

Антония перескочила с бедер графа на стул и потупила взгляд, шумно дыша и оцепенев от ужаса. Ремингтон тряхнул головой, поправил галстук и наморщил лоб, пытаясь осмыслить слова дворецкого. Когда же ему это наконец удалось, он побагровел от гнева и воскликнул:

– Дама, говорите? И как она выглядит?

На щеках его играли желваки, на виске пульсировала голубая жилка, под носом выступила испарина. Охватившие его недобрые предчувствия стремительно усиливались.

– Высокая, видная дама с впечатляющим бюстом, сэр! – пожав плечами, сказал дворецкий. – В широкополой шляпе с длинными лентами, вся в перьях, кружевах и рюшах, словно манекен из витрины галантерейного магазина.

Хоскинс махнул рукой, повернулся и удалился, бормоча себе под нос:

– Ну и влип, однако, этот бедолага! Не хотел бы я очутиться на его месте…

Глава 8

Направляясь решительным шагом из столовой в холл, граф Ландон кипел от возмущения. Только одна знакомая ему особа женского пола соответствовала данному дворецким описанию, и к внезапной встрече с ней в этом доме Ремингтон абсолютно не был готов. Скверное предчувствие его не обмануло: в холле действительно стояла хорошо известная ему высокая стройная молодая дама в узорчатом шелковом наряде, экстравагантной шляпе и пышной горжетке. В одной руке она держала газету, в другой – изящный зонт. Увидев Ремингтона, она взмахнула газетой и воскликнула:

– Я так и предполагала! Ты здесь, жалкий притворщик и гнусный обманщик!

– Но как ты здесь очутилась? – громоподобным голосом осведомился он, подходя к ней. – Что тебе нужно?

Его потемневшие от гнева глаза сверкнули.

– Этот вопрос я хотела бы задать тебе, Ремингтон Карр! – звенящим от возмущения голосом произнесла она.

Звук ее голоса лишь чудом не вызвал отслоение краски со стен зала. У графа зашумело в ушах. Он покосился на Пруденс и Поллианну Куимбиз, застывших в испуге под лестницей, схватил нарушительницу тишины и покоя в этом доме за руку и увлек ее в гостиную.

– Сядь и успокойся! – приказал он, подведя ее к одной из кушеток, и поспешно затворил двери.

Однако дама присаживаться и успокаиваться не собиралась. Скривив губы, густо накрашенные красной помадой, в гримасе негодования, она вскричала:

– Три дня кряду я отправляла тебе записки с посыльными! Но ты не удосужился мне ответить, бесчувственный монстр и бессовестный развратник! И вот сегодня утром я узнала из газеты, что ты обосновался в доме вдовы Пакстон, где разгуливаешь в ее корсете и вытворяешь совершенно недопустимые номера. Какого дьявола ты вдруг превратился в служанку? Что за блажь пришла тебе в голову, Ремингтон? Над тобой уже смеется весь Лондон!

– Это не твое дело, Хиллари! – рявкнул граф.

– Я не потерплю такого сумасбродства! – вскрикнула дама, гневно топнув ногой. – Тебе не удастся легко от меня отделаться, мерзавец! Я не допущу такого обращения с собой, подлый извращенец! Да как ты посмел, ничтожный эгоист, отдаться в распоряжение вдовы Пакстон и мыть в ее доме полы в то самое время, когда я еще не совсем оправилась от болезни? Разве трудно было выкроить жалкие полчаса, чтобы меня навестить? – Она прижала руку в перчатке к виску и негодующе хмыкнула. – Тебе ведь известно, что врач рекомендовал мне продолжить лечение на курорте Брайтон. Но ты до сих пор не удосужился выписать мне чек на эту поездку, хотя обязан был это сделать еще две недели назад! Ты ведешь себя совершенно бессовестно!

– Черта с два! – в сердцах вскричал Ремингтон. – Я поступил так осознанно, потому что устал опекать тебя, Хиллари! Четыре года я терпел твои выходки, но твой дебош в клубе «Уайтс» переполнил чашу моего терпения. Разве я не говорил тебе после этого, что умываю руки и снимаю с себя всякую ответственность? Но ты, как я вижу, не успокоилась и решила закатить мне новый публичный скандал. – Он шагнул к ней с таким угрожающим видом, что она в испуге попятилась и уселась на диван. – Да как ты посмела ворваться сюда, словно злобная гарпия, и разговаривать со мной на повышенных тонах? Рекомендую наконец понять, что далеко не все тебе позволено. Довольно! Я уже сыт тобой по горло. Прощай!

Хиллари вытаращила на него изумленные глаза, подведенные сурьмой, и не осмелилась ему возразить: уж слишком сердит он был в этот миг. Сообразив, что она перегнула палку, шантажистка умолкла. Граф уже не раз наблюдал подобную метаморфозу ловкой содержанки и знал, что она предвещает, а потому разозлился еще сильнее, не желая быть снова обманутым.

– Как ты можешь так поступать со мной, Ремингтон? – с надрывом произнесла Хиллари, прикрыв лицо рукой. – Почему ты стал таким бессердечным? Твой отец никогда бы не позволил…

– Не смей упоминать при мне моего отца! – прорычал граф, смертельно побледнев от ярости. Вены у него на шее вздулись, а в глубине темных глаз вспыхнул холодный огонь. В этот момент он действительно был страшен. И Хиллари пожалела, что наступила ему на больную мозоль. Она вжалась в диван и, достав из рукава кружевной платочек, приложила его к покрасневшему левому глазу, отчаянно моргая правым. – Нет, – возразил Ремингтон. – Только не это!

Но слезы уже навернулись на глаза хитрой кокетки. Опустив длинные накрашенные ресницы, она разразилась рыданиями.

Граф не переносил женских слез. Горе Хиллари было неподдельным, она искренне сокрушалась в связи с их разрывом. Но все равно Ремингтон ей не верил, чувствуя своим мужским чутьем, что она хочет его разжалобить, а потом добиться своего.

– Довольно, Хиллари! – уже мягче произнес он, прошелся до дверей и обратно, порылся в кармане сюртука и, вытащив оттуда чистый платок, сунул его в руку расстроенной даме. – Ради Бога, вытри лицо и успокойся. На этот раз я не поддамся ни твоим угрозам, ни фальшивым мольбам. Соберись с духом и усвой раз и навсегда, что тебе придется подыскать себе нового покровителя и утешителя. Мое терпение истощилось.

Не дожидаясь развития истерики, граф подхватил опешившую куртизанку под мышки, рывком поднял ее с дивана и, взяв под локоть, стремительно вывел из гостиной в прихожую. Шляпа заплаканной дамы сбилась набок, горжетка волочилась за ней по полу. Хиллари сделала последнюю попытку уговорить Ремингтона пожалеть ее: внезапно остановившись, она простонала, как опытная драматическая актриса:

– Умоляю тебя, опомнись! Клянусь, что впредь я…

– Нет! – рявкнул граф и взглянул на нее так, что она осеклась. Не дожидаясь Хоскинса, Ремингтон распахнул парадную дверь и вытащил гостью наружу. Затолкав ее в карету, он велел извозчику трогать, перевел дух и вернулся в холл, чувствуя себя весьма скверно.

Дворецкий Хоскинс, Элинор Бут и сестры Куимбиз смотрели на него так, словно он превратился в двухголового монстра. Антония, стоявшая чуть поодаль, окинула его укоризненным взглядом и молча вернулась в столовую. Собравшись с духом, он тоже вошел туда и приготовился выслушать гневную тираду хозяйки дома. Но она лишь холодно промолвила, собирая разбросанные по столу листки:

– Впредь я бы попросила вас, граф, принимать своих друзей в каком-нибудь ином месте. – Эту даму вряд ли можно отнести к их числу, – ответил он и немедленно пожалел об этом.

Антония обожгла его надменным взглядом и воскликнула:

– Мне безразлично, в каких вы с ней отношениях, ваше сиятельство! Но я не желаю видеть эту особу в своем доме!

Не требовалось особой проницательности, чтобы догадаться, что представляет собой незваная гостья, – броское платье выдавало ее с головой. Лишь приглядевшись к ней повнимательнее, пытливый наблюдатель мог бы сообразить, что она пережила свою лучшую пору в качестве любовницы богатого аристократа. Но леди Антония не успела заметить следов увядания под гримом, искусно наложенным на лицо куртизанки, а потому была взбешена ее появлением в своем доме.

Мысленно послав проклятия бесцеремонной пассии своего папаши, граф Карр подчеркнуто спокойно произнес:

– Я вас понял, леди Антония. Может быть, возобновим наши занятия? Нас отвлекли от него в самый неподходящий момент. Постарайтесь представить, что ничего не случилось!

Антония судорожно вдохнула, ошарашенная такой неслыханной наглостью, и переспросила:

– Представить себе, что ничего не случилось, граф? Не дождетесь!

Она вскочила, схватила со стола пачку листов и, сунув их Ремингтону в руки, стремительно покинула столовую. Внутри у нее все бурлило от негодования, щеки стали пунцовыми. Ох уж это пресловутое мужское самообладание! Да как он смеет притворяться, что ровным счетом ничего особенного не случилось! Ведь он почти сломил ее волю к сопротивлению и мог бы даже овладеть ею, не появись в ее доме непрошеная посетительница! Но самое возмутительное то, что он осмелился уединиться с этой расфуфыренной кокеткой в гостиной! А проводив ее, с невинным видом предлагает продолжить! Невиданная дерзость!

Антония промчалась, словно ураган, по коридору и, лишь очутившись на лестнице, задумалась о том, почему, собственно говоря, она бесится. Неужели этому негодяю удалось помутить ее рассудок дьявольскими чарами? Или же ее возмутило хладнокровие, с которым он попытался убедить ее в том, что ничего необычного не произошло? Хотя на самом деле произошло нечто необыкновенное, во всяком случае, для нее.

Ей казалось, что все ее существо, тело вместе с душой, вывернуто наизнанку, так что обнажились все ее нервы и стали явными все сокровенные помыслы и желания. Ну разве это не стыд и срам? А какие чувства породил в ней их поцелуй! Сладострастие, вожделение, томление плоти в предвкушении чего-то куда более пагубного и греховного… Он же после всего этого осмелился сохранить хладнокровие! В голове Антонии вновь явственно прозвучал заданный графом вопрос, и она почувствовала, что все ее лицо пылает, а тело горит.

Нет, определенно этот мужчина для нее крайне опасен!

А впрочем, вдруг подумалось ей, нельзя исключить, что все это ей только кажется, ведь лорд Ландон вполне мог подразумевать не лобзания, а банальное планирование домашнего питания. Так или иначе, решила Антония, ей не следовало столь опрометчиво вступать с ним в спор и приглашать его в свой дом, раз уж его коварство и сластолюбие не были для нее секретом. Увлекшись своими рассуждениями, она даже не заметила присутствия в большой гостиной наверху тетушки Гермионы и Пруденс, когда, влетев туда, стала метаться из угла в угол. Увидев же наконец старушек, затаившихся на кушетке в уголке, она остановилась и с удивлением воскликнула:

– А что здесь делаете вы, тетя? Разве вам не следует лежать в постели?

– Ей полегчало, – ответила за подругу Пруденс. А тетушка облизнула губы и молча кивнула, чуточку порозовев при этом.

Чудесное выздоровление позволило Гермионе взять опеку над графом в свои руки. Войдя в столовую, она нашла его в мрачном расположении духа и блаженно улыбнулась. Ремингтон изумленно уставился на ангелоподобную старушку, и она промолвила, потирая ладони:

– Ну вот, голубчик! Мне внезапно полегчало, так что я сумею лично заняться вашим обучением. Итак, на чем вы остановились с леди Антонией?

Ремингтон взял себя в руки и сардонически промолвил:

– На гастрономических предпочтениях обитателей этого дома. Антония поведала мне тайны их питания, и я, признаться, был удивлен, узнав, что проживающие здесь особы капризны, словно кошки. Одни из них терпеть не могут мясо, другие не переносят даже вида сырых овощей, кому-то подавай все лишь прожаренным и пропаренным, а кто-то обожает есть почти сырым. Я рад был услышать, мадам, что вы предпочитаете другим блюдам отварную рыбу и жареных цыплят. Это говорит о вашей рассудительности и здравомыслии, чего явно недостает большинству прочих домочадцев.

– Вы правы, сэр, в некотором смысле мы действительно напоминаем привередливых старых кисок, – с ангельской улыбкой произнесла тетушка Гермиона. – Однако пока Антония всех нас терпит и кормит. У нее доброе сердце. К нему бы еще не помешало иметь чуточку здравого ума… Впрочем, совершенных людей, к сожалению, нет. Итак, ваше сиятельство, помогите мне сесть, подсаживайтесь ко мне поближе, и начнем наш урок. Так на чем вы все-таки остановились с Антонией? Постарайтесь припомнить. Не начинать же нам все сначала, сэр!

После полудня Антония и Молли Макфадден забрали Ремингтона с собой на рынок, вручив ему большую корзину для продуктов, в покупке которых ему предстояло принять самое живое участие. Как, впрочем, и в последующем приготовлении еды для всей честной компании.

Поначалу граф отнесся к своей миссии весьма легкомысленно, сочтя ее за приятную прогулку. Однако вскоре выяснилось, что это далеко не простое дело, ибо ему предстояло уложиться в довольно ограниченную сумму.

– Нет, это решительно невозможно! – заявил он, очутившись в мясной лавке и взглянув на цены, указанные на грифельной доске. – И вообще, мадам, объясните мне, какой смысл пытаться накормить такую ораву прожорливых старых вдов, коль скоро вам это не по карману? – Он перевел взгляд на окорок, красующийся на прилавке, посмотрел на подвешенные на крюках гирлянды сосисок и колбас и проглотил слюнки.

– Мои финансовые возможности не должны вас беспокоить, ваше сиятельство, – ответила Антония и недовольно покосилась на Молли, уговорившую ее взять с собой на рынок графа вместо прихворнувшей Мод Дивайн.– Вам следует научиться максимально сокращать расходы на питание. Молли покажет вам, как нужно торговаться, в этом ей нет равных.

– Позволю себе в этом усомниться, мадам, – сказал Ремингтон, еще раз сравнив скромную цифру, обозначенную в списке необходимых продуктов, с написанными на доске.

– Раз так, я готова побиться с вами об заклад, сэр, что сумею купить все, что нужно для приготовления обеда, – заявила Молли, подбоченившись. – Смотрите и учитесь!

С этими словами она подошла к прилавку, придирчиво осмотрела куски мяса, разложенные в витрине, недовольно наморщила нос и перешла к соседнему прилавку, тоже битком забитому грудами отбивных и горками фарша. На вежливый вопрос мясника, что ей угодно, она надменно ответила:

– Добрый кусок говядины, не слишком жесткий и без прожилок и костей. Пока ничего подходящего я не узрела.

Разыгравшаяся после такого вступления сцена произвела на Ремингтона неизгладимое впечатление. Столь яростной и бесцеремонной борьбы за каждое пенни ему еще никогда не доводилось видеть. С поразительным бесстыдством Молли принижала достоинства товара, разложенного на прилавках, однако продавец с не меньшим упорством опровергал ее доводы и высмеивал ее суждения о мясе и птице. В ответ настырная Молли требовала, чтобы ей позволили самой пройти за прилавок и хорошенько осмотреть все продукты, придиралась к каждому отрезанному для нее куску и кричала, что не станет платить фунт и шесть пенсов за ломоть ветчины, явно не стоившей более одиннадцати шиллингов и девяти пенсов. После долгого препирательства она великодушно согласилась взять этот кусок за один фунт. Громадный каплун, приглянувшийся ей, был слегка сероват и жестковат, а потому Молли уговорила продавца сократить его цену на треть. Сломив таким образом волю хозяина лавки к сопротивлению, она накупила товара со значительной скидкой на целую неделю и, весьма довольная этим, вышла на улицу, насмешливо поглядывая на графа Карра, тащившего тяжелую корзину.

Багровый от охватившего его благородного негодования, Ремингтон произнес, испепеляя вдову мясника исполненным презрения взглядом:

– И как вам только не зазорно разыгрывать столь постыдный фарс из-за каждого пенни, мадам? А вы, леди Антония, фактически потворствуете таким возмутительным вещам! Еще ни разу в жизни мне не было так стыдно!

Молли остановилась, сложив полные руки на своем объемистом бюсте и воскликнула, прищурившись:

– Ваше сиятельство, очевидно, никогда не затрудняет себя подсчетом своих расходов. И наверняка многие вам завидуют. Но скажу вам откровенно, сэр: любая благоразумная домохозяйка сочтет полным идиотом транжиру, переплачивающего за продукты.

У графа вытянулось от изумления лицо и округлились глаза. Он обернулся и взглянул на леди Антонию, словно бы призывая ее защитить его от нападок подобного рода, оскорбительных для аристократа. Однако вместо ожидаемой поддержки он увидел на лице Антонии холодную язвительную улыбку. Вместо нее вновь заговорила Молли.

– Как закупщица съестных запасов для дома леди Пак-стон, – с, важным видом произнесла вдова мясника, – я должна отметить, сэр, что не нахожу в экономии денег ничего зазорного. Да сами владельцы лавок перестанут меня уважать, если я прекращу торговаться с ними! Надеюсь, что вы внимательно следили, как именно я отвоевываю каждый фартинг, ваше сиятельство. И учтете мой опыт, когда наступит ваш черед делать покупки.

– Нет! Я не стану выторговывать каждый жалкий грош, словно убогая торговка тухлой рыбой!

– Боитесь, что у вас не хватит духу, ваше сиятельство? – спросила наконец леди Антония с ледяной ухмылкой.

Она явно хотела вывести его из душевного равновесия таким унизительным вопросом. Раскусив ее коварный замысел, Ремингтон умолк и стиснул зубы, борясь с желанием ответить на брошенный ему вызов. Антония достала из кошелька несколько монет и, подойдя к прилавку торговца зеленью и специями, стала торговаться с ним из-за пакетика молотого перца и нескольких головок чеснока. Граф отвернулся, чтобы не видеть эту ужасную сцену. Его мужское самолюбие взывало об отмщении за весь перенесенный им позор. Однако же намек Антонии на то, что у него самого просто не хватит духу выполнить эту женскую работу, тоже нельзя было оставлять без ответа. Издав глухой гортанный стон, Ремингтон повернулся, выхватил из рук Антонии кошелек и список нужных продуктов и решительно направился в соседнюю овощную лавку покупать фасоль, морковь, порей и репу, отчаянно борясь при этом за каждый пенс. Очутившись в окружении домашних хозяек, кухарок и служанок, он почувствовал себя неуютно и растерялся, сообразив, что даже не представляет себе, как можно вынудить продавца сбавить цену товара, если в нем нет недостатков.

Совершенно обескураженный недоуменными взглядами находящихся в лавке женщин, Ремингтон не придумал ничего лучше, чем с горделивым видом громко осведомиться, известно ли местному констеблю о грабительских ценах на зелень и корнеплоды в данном торговом заведении. Бывалый торговец окинул его изумленным взглядом, смекнул, что имеет дело с важной персоной, и тотчас же рассыпался в извинениях.

Лорд Карр приосанился и стал наблюдать, как испуганный зеленщик суетливо пишет на доске новые цены. Это навело графа на логический вывод, что непоколебимая уверенность в своей правоте и откровенное чванство порой могут сыграть решающую роль в тупиковой ситуации. Не прошло и нескольких минут, как он убедился в справедливости такого умозаключения на практике, купив все, что было указано в списке Антонии, за весьма незначительную сумму.

Наблюдавшие эту сцену издалека Молли и Антония покачивали головами и переглядывались, готовые прыснуть со смеху. Граф являл собой в эти минуты забавную живую пародию на самодовольного аристократа, кичащегося своим превосходством над простолюдинами и не замечающего, насколько он смешон в своем тупом снобизме. Но постепенно улыбка сползла с лица Антонии: внезапно ей живо вспомнились и другие знакомые ипостаси этого мужчины – его нелепый облик в дамском корсете и фартуке во время чистки картофеля на кухне и другой, совершенно иной, полный чувственной дерзости, когда он шептал ей нежные слова и целовал в губы так, что у нее замирало сердце.

Воистину Ремингтон Карр многолик, вдруг поняла она. В нем уживаются сразу несколько личностей! Это открытие так ее потрясло, что она пожалела, что разозлилась на него утром. И на смену неприязни пришла симпатия к этому гордому, но склонному к авантюрам холостяку, дерзнувшему попытать удачи в доме, полном женщин, надеть дамский корсет на пари, исполнять обязанности служанки из чисто спортивного интереса и стоически терпеть нападки клеветников из бульварных газетенок, осаждающих ее особняк на Пиккадилли в ожидании сенсационной информации. Вряд ли какой-нибудь другой лондонский аристократ осмелился бы на такое!

Из размышлений ее вывел самодовольный голос Ремингтона, подошедшего к ней и произнесшего с сияющим лицом:

– Возьмите сдачу, мадам! Я умудрился даже купить на сэкономленные деньги немного свежей клубники! Обожаю эти ягоды! Хотя больше всего я люблю вишни со сливками.

Антония почувствовала, как по спине у нее побежали мурашки от этих слов, и густо покраснела, потупившись. Этот упорный негодяй снова напомнил ей, что не намерен прекращать свои происки. Разбойничий блеск его глаз свидетельствовал, что он возобновит их при первом же подходящем случае. К своему великому стыду, Антония отметила, что это наполнило все ее тело приятным волнением. К счастью, граф отвернулся и заговорил с Молли о других предстоящих им покупках.

Они посетили еще несколько съестных лавок и закупили в достаточном количестве различных круп, чая и кофе, а также сахара и шоколада. Молли долго принюхивалась и приглядывалась к товару, прежде чем сделать покупку, и уставший граф наконец не выдержал и проворчал, что они напрасно теряют драгоценное время и тратят силы, переходя из одной лавки в другую. На что Молли сердитым шепотом ответила:

– Нужно быть очень осмотрительным, сэр, покупая продукты питания! Не все, что выставлено на витрине, хорошего качества. В наши дни даже в приличных торговых заведениях полно подделок и лежалого товара. Ловкие продавцы без зазрения совести подмешивают к свежим кофейным зернам старые, с гнильцой, добавляют в жир крахмал, разбавляют водой молоко, ячменную шелуху подсыпают в овес, а в толченый перец норовят подмешать горохового порошка. Пшеничную муку они мешают со всякой дрянью вроде серы, извести или квасцов, а в чай могут подсыпать измельченных листьев тутовой смоковницы и всучить вам эту пакость, если вы похожи на доверчивого олуха. О том, из чего эти прохиндеи умудряются делать джем и мармелад, я даже говорить не стану, иначе вас стошнит, сэр. Я вижу, что вы мне не верите. Что ж, следуйте за мной, сейчас я вам это докажу!

Молли воровато оглянулась по сторонам и, подмигнув Антонии, повела графа Карра в одну из лавчонок в дешевых торговых рядах, где заставила его понюхать и внимательно осмотреть несколько образчиков недоброкачественных продуктов. И к своему немалому удивлению, он увидел в банке с солеными огурчиками кристаллы медного купороса. Странный ярко-красный цвет мяса тоже не мог не вызвать подозрения о присутствии в нем химикатов. Ему стало очевидно, что торговцы нередко жульничают и слепо доверять им смертельно опасно.

– Хорошая еда не всем по карману, – сказала Антония, заметив, что граф в замешательстве. – Бедняки вынуждены рисковать здоровьем и покупать то, что подешевле. Этим-то и пользуются нечестные торгаши. Вот почему для всякой женщины, занимающейся домашним хозяйством, очень важно знать, как отличить доброкачественные продукты от испорченных.

– Но разве английские законы не защищают всех подданных ее величества от мошенников в равной мере? – спросил Ремингтон, когда они вышли из лавки.

– А вы заметили здесь хотя бы одного защитника закона, сэр? – спросила, в свою очередь, Антония.

Этот урок так потряс его сиятельство, что даже во время ужина в доме леди Пакстон ему казались подозрительными стоявшие на столе блюда. Ни восхитительные хрустящие булочки, ни нежный копченый палтус, ни жареный каплун с ароматной румяной корочкой не вызывали у него аппетита. А когда дамы, разделявшие с ним трапезу, поинтересовались, что нового для себя он узнал, побывав на рынке, у него подкатил ком к горлу. Он поймал на себе изучающий взгляд Антонии, кашлянул и сказал, поднимая бокал с вином и натянуто улыбаясь:

– Я узнал, что порой трата денег изнуряет… что нельзя покупать рыбу с глазами молочного цвета… и что ни в коем случае не следует биться об заклад с Молли Макфадден, потому что в искусстве торговаться за товар на базаре у нее нет достойных соперников.

Дамы рассмеялись и закивали в знак согласия.

И на лице графа Карра тоже расцвела улыбка.

В течение двух следующих дней Ремингтон постигал азы сразу нескольких премудростей домоводства: чистки различных фаянсовых приспособлений в ванной и туалете, натирки полов и полировки мебели, разборки грязного белья и подготовки его к стирке, выведения пятен с простыней и скатертей, отмывки и дезинфекции раковин, а также приготовления мастики для паркета.

Помимо всего этого, он узнал, что больше всего на свете женщины любят болтать обо всяких пустяках во время работы.

Это открытие навело его на мысль извлечь из данного обстоятельства для себя пользу – выведать у собеседниц как можно больше полезных сведений об Антонии и в дальнейшем использовать их в своих интересах.

Для начала он задавал самые простые и невинные вопросы, касающиеся обстоятельств их знакомства со своей благодетельницей или их предыдущей жизни, до переселения в дом леди Пакстон.

Но даже такие несложные задачи, как оказалось, были весьма обременительными для мозгов утомленных жизненными невзгодами вдов. Прежде чем ответить, они долго молчали, наморщив лоб или закатив глаза к потолку, как бы готовясь к непростому погружению в свое прошлое и перебирая в уме главные вехи былого.

Потом они вдруг выплескивали целое море фактов о родителях, супругах и других родственниках, описывали в деталях их личные качества, склонности, грехи и добродетели, подробно говорили об их профессиях, а под конец всегда пускали слезу. Оказалось, что мужьями обитательниц этого дома были мужчины самых разных классов и специальностей: офицеры, мясники, часовщики, моряки, фермеры, чиновники, портные и вице-адмиралы. Наибольший опыт в этом плане имелся у тетушки Гермионы, она вспомнила о каждом с лучезарной мечтательной улыбкой на морщинистом лице и неожиданно юным блеском в глазах. Глядя на эту обаятельную женщину, так много повидавшую на своем веку, Ремингтон ощущал непривычную легкую грусть и непроизвольно задумывался о собственной судьбе. В такие минуты он порой забывал, зачем затеял этот разговор, и возвращался в реальность, лишь когда кто-то из женщин упоминал Антонию.

С ней они знакомились либо благодаря объявлению, которое давали в журнале или газете, либо при посредничестве Лиги помощи вдовам, либо случайно, во время бесплодных поисков работы в Лондоне.

– И внезапно я увидела ее с участием и добротой во взгляде и поняла, что она послана мне небесами, – промолвила Мод Дивайн и промокнула платочком уголки увлажнившихся глаз.

Ремингтон хмыкнул и заерзал на стуле: ему ли было не знать, сколь выразителен порой бывает взгляд голубых глаз леди Пакстон!

– Она – сущий ангел! – подхватила с чувством Гертруда, устремив затуманенный взор в потолок. – Это было понятно даже по ее мягкой сочувственной улыбке, с которой она внимала моей печальной жизненной истории. Ведь я тогда была готова на все ради куска хлеба! Если бы не леди Антония, я бы стала падшей женщиной…

Ремингтон кашлянул и расстегнул верхнюю пуговицу на воротнике сорочки: ему вдруг почему-то вспомнились лукавые чертики, прыгающие в глазах Антонии, и ее чувственный оскал перед их страстным лобзанием.

– Она не позволила себе ни слова упрека в мой адрес, а лишь пыталась успокоить и утешить меня, – промолвила, потупившись, Виктория Бентли. – А ведь ей было известно, что я совершила грехопадение…

У Ремингтона заходили по скулам желваки: столь явственно прозвучали в его голове язвительные замечания Антонии по его адресу. К нему она, несомненно, не испытывала ни жалости, ни сострадания.

Но вот в отношении всех этих обездоленных одиноких женщин она была милосердна, великодушна, добра. Не высказывая ни упрека, ни осуждения, она предоставила им стол и кров, окружила их вниманием и заботой, подарила им сердечное тепло. Они ответили ей искренней привязанностью и любовью. Ни одна из них не сказала ни одного плохого слова о своей покровительнице и даже не намекнула на какие-то ее слабости или прегрешения. И только одна тетушка Гермиона по простоте души обмолвилась о некоторых обстоятельствах ее личной жизни, которые представляли для графа существенный интерес. Вспоминая о покойном супруге леди Пакстон, старушка промолвила:

– Антония стала для Джеффри глотком свежего воздуха. Он, естественно, стал для нее далеко не лучшей партией, хотя бы в силу своего почтенного возраста и укоренившихся старческих привычек. Вряд ли юная женщина мечтала о таком спутнике жизни. Но она не выказывала недовольства, не капризничала, не устраивала истерик и скандалов. Напротив, она частенько смешила его, терпела все его причуды, мирилась с тем, что Джеффри, ненавидевший газовые лампы, приказывал зажигать в доме свечи по вечерам. Мне даже кажется, что ей самой нравится с тех пор больше именно такое освещение.

Гермиона залилась кудахтающим смехом и полезла в сумочку за платком, чтобы промокнуть им слезы, выступившие на ее глазах.

А Ремингтон вдруг задумался о странных контрастах в поведении леди Пакстон и ее привычках. Эта женщина любила свет свечей и бездомных кошек, однако с холодной расчетливостью заманивала мужчин в капкан супружества. Она могла преображаться в ангела, но при этом питала дьявольскую ненависть к холостякам. Порой ему казалось, что своим дыханием она способна испепелить его, словно огнедышащий дракон. И спустя минуту это чудовище уже могло растаять в его страстных объятиях и разомлеть от поцелуя. Нет, определенно обуздать столь необыкновенное создание было выше его сил!

Но коли так, подумал Ремингтон, то какого черта он прозябает в ее доме в обществе дряхлых вдов? Он озадаченно уставился на отражение своей озабоченной физиономии в отполированной им до блеска столешнице и тяжело вздохнул. Похоже было, что он прочно запутался в расставленных коварной Антонией сетях. Сама же охотница за самонадеянными неженатыми мужчинами вдруг словно бы потеряла к своей жертве всякий интерес, отдав его на растерзание помощницам. Граф невольно содрогнулся, поняв, сколь жалок его жребий, и впал в уныние.

В действительности же леди Антония даже не собиралась игнорировать присутствие лорда Ландона в своем особняке. Ей был известен каждый его шаг, включая затеянные им подозрительные откровенные беседы с дамами. Время от времени она тайком наблюдала за ним из укрытия и анализировала его поведение. Он явно был пока настороже и не доверял своему новому окружению. Но по смягчившемуся выражению его сурового лица и ставшей более свободной осанке можно было предположить, что с ним происходит определенная перемена. Он уже не вздрагивал от колких шуточек и насмешек соседок по обеденному столу и держался более раскованно в их присутствии. Следовательно, заключила Антония, он утратил бдительность и внутреннюю боевую злость, что предвещало его неминуемое поражение в их споре.

В субботу, завершив работу в кладовой и погребе для хранения съестных припасов, Ремингтон впервые за все время своего добровольного рабства оказался без присмотра и не преминул этим воспользоваться, чтобы «случайно» встретиться с Антонией. Он быстро спустился на первый этаж и стал ее искать.

Большинство женщин ушли по различным надобностям из дома еще утром: кто-то отправился проведать немощную старушку, кто-то пошел в лавку за покупками, кому-то захотелось побродить по парку и подышать свежим воздухом. Особняк окунулся в непривычную тишину. Проходя мимо кабинета, граф услышал какой-то шум и заглянул в дверь, надеясь увидеть в комнате Антонию. Но вместо нее он увидел престарелую актрису Клео Ройял, – вооружившись мягкой тряпочкой и метелочкой из перьев, она смахивала пыль с безделушек, каждая из которых, очевидно, была связана с каким-то эпизодом ее бурной жизни. Клео заметила краем глаза застывшего в дверях Ремингтона и промолвила:

– Не уходите, ваше сиятельство! Побудьте со мной немного.

Одетая, как всегда, в яркое платье из пурпурного атласа, украшенное рюшами и шелковыми фиалками, с огромным испанским гребнем из черепахового панциря в завитых серебристых волосах и увешанная несколькими нитями разноцветных стеклянных бус, она сама походила на китайскую фарфоровую куклу.

– А еще лучше помогите мне навести здесь чистоту, – добавила она с придыханием, подойдя к нему поближе и вручая ему метелочку.

Завороженный матовым блеском огромной жемчужины в заколке у нее на макушке, граф растерянно переспросил:

– Помочь вам, мадам?

– Да, сэр! – Она вцепилась тонкими, но крепкими пальцами в его рукав и подвела к буфету, сплошь заставленному фарфоровыми статуэтками. – Начните с них! Не правда ли, они великолепны?

Клео вперила в графа испытующий взгляд, он ощутил смутное беспокойство, потер ладонью подбородок и огляделся по сторонам, чувствуя, что ему не удастся отсюда выбраться, пока не засверкают все остальные фигурки, но отказать обаятельной даме он не мог, а потому подавил тяжелый вздох и, взяв в руки изваяние молочницы в окружении коровок, начал стирать с ее ног пыль.

– А почему бы вам их не продать? – спросил он спустя несколько минут и тотчас же пожалел об этом, так как почтенная дама охнула и прижала к груди фарфоровую танцующую парочку. – Ну хотя бы часть коллекции, – попытался исправить свою оплошность Ремингтон.

– Продать? Но для чего? – спросила Клео.

– Чтобы получить за них приличную сумму денег, разумеется!

Старая леди рассмеялась.

– Помилуйте, граф, зачем же мне деньги?

Она любовно посмотрела на статуэтку, символизирующую молодость и веселье, покачала головой и вздохнула:

– В этом доме я ни в чем не нуждаюсь. И мне так нравится ухаживать за моими любимцами! Ведь они напоминают мне о прожитых годах, воскрешают чудесные воспоминания…

Она помолчала, устремив мысленный взор в далекое прошлое, и продолжала:

– Эта парочка напоминает мне о Вене, где мы с Фоксом Ройялом вальсировали всю ночь до рассвета. На мне было надето экстравагантное красное платье, как и положено актрисе, овеянной скандальной славой, и за мной пытался приударить один влиятельный герцог. Но я ему отказала. Он, однако, продолжал меня домогаться, и Фокс вызвал его на дуэль. Был жуткий скандал!

Лицо актрисы словно бы озарилось ярким внутренним светом, в глазах запрыгали проказливые чертики.

– А вот эта миниатюра, – вздохнув, промолвила она, беря с туалетного столика композицию из фигурок пастушка и пастушки возле изгороди, мило воркующих о чем-то своем, романтическом и пасторальном, – напоминает мне о спектакле, в котором мы с Фоксом когда-то играли в Женеве. Представление пользовалось колоссальным успехом у зрителей и давалось в нашем театре ежедневно, по воскресеньям же нам приходилось выходить на сцену даже дважды, утром и вечером. – Она улыбнулась, но улыбка вышла у нее несколько странноватая, скорее похожая на оскал бабы-яги, чем на ухмылку кокетки. – Я, разумеется, не могла устоять перед обаянием такого мужчины, как Фокс Ройял. Но он очаровывал не только меня, у него было множество поклонниц – богатых и бедных, знатных и низкого сословия. Это был человек неуемного темперамента и неисчерпаемых возможностей, настоящий гедонист…

Клео прикрыла глаза и погрузилась в задумчивое молчание. Лицо ее стало вдруг подозрительно бледным, и у Ремингтона тревожно заныло сердце и похолодело в груди. Старушка пошатнулась – он едва успел подхватить ее вместе со статуэткой, прежде чем она рухнула на пол. Клео прижалась к нему всем своим хрупким, почти невесомым телом и задрожала, словно раненая птаха. Он поставил статуэтку на буфет и стал оглядываться по сторонам, высматривая диванчик, на который можно было бы ее положить. Увидев диван, он подхватил бывшую актрису на руки. Но она обвила руками его шею и чуть слышно попросила:

– Не надо нести меня туда. Мне так зябко! Просто согрейте меня! Я так давно не была в объятиях молодого галантного джентльмена.

В ее выцветших от прожитых лет глазах читалась такая тоска, что граф ощутил острую жалость к этому увядающему одинокому созданию, предчувствующему свой скорый неминуемый уход из жизни. Ремингтон сел на кушетку, продолжая удерживать Клео на руках, она вздохнула и улыбнулась, припав седой головой к его плечу. Какое-то время они молчали, потом старушка промолвила:

– Тони говорит, что вы нас недолюбливаете.

– Как она могла вам такое сказать?! – возмутился граф.

– Я имею в виду вообще всех женщин. Ведь вы их не любите, верно? Как и супружество, не так ли? В чем дело? У вас был неудачный роман? Или вас обманула какая-то легкомысленная кокетка?

– Вы чересчур прямолинейны, мадам, – ответил граф.

– Называйте меня просто Клео! И не будьте слишком строги ко мне, в мои годы можно позволить себе обходиться и без церемоний. Я говорю то, что думаю, и сейчас мне хочется понять, что отталкивает вас от особ женского пола. Надеюсь, вы не принадлежите к числу приверженцев «греческого» греха? Мой покойный супруг иногда баловался с красивыми юношами, но не был яростным противником женского пола…

Ремингтон проглотил подступивший к горлу ком и сдавленно ответил:

– Нет, мадам, я вовсе не из таких… И вообще не питаю ненависти к особам женского пола. Просто мне претит стремление некоторых из них во что бы то ни стало выйти замуж и тем самым обеспечить себе беззаботную и спокойную жизнь. На мой взгляд, институт брака давно устарел, а вся эта романтическая чушь о домашнем очаге, семье и любви – всего лишь иллюзия, карточный домик. Замужество привлекательно только для корыстных и эгоистичных женщин, склонных во всем искать для себя экономическую выгоду, а мужчин – порабощать.

Граф и не заметил, что так вошел в привычную ему роль ниспровергателя реакционных традиций, что начал говорить громко, употребляя шаблонные выражения и затасканные сравнения. Не ведая, что Клео усмехается, слушая его, он с жаром продолжал:

– Попытка общества облечь женитьбу в тогу респектабельности и окружить ее призрачным ореолом возвышенных идей и чувств не более чем циничный обман и наивный миф, утилизируемый ретроградами в своих интересах.

– Мне жаль вас, граф! – похлопав его ладошкой по груди, сказала Клео. – Вы. разуверились в любви. Это печально.

– Ах оставьте! Любовь – это сказка для глупцов, – пробурчал Ремингтон. – Я не настолько наивен, чтобы в нее поверить.

Старушка похлопала его ладошкой по щеке, успокаивая, словно неразумного недоросля, вновь склонила седую голову ему на грудь и со вздохом промолвила:

– Я провела большую жизнь в театре, мой мальчик, и разбираюсь в обмане. Ведь я сама постоянно вводила публику в заблуждение своей игрой на сцене, и она мне горячо аплодировала за этот искусный обман. Тем не менее я любила Фокса Ройяла по-настоящему, без тени притворства, и искренне тому рада сейчас, на склоне лет, подводя итог всей своей жизни.

Ремингтон почувствовал в груди ноющую боль и пугающую пустоту. Клео покосилась на него и грустно улыбнулась.

– Я вижу, что ты, мой мальчик, еще не познал истиной любви. Что ж, мне тебя жаль. Ведь одна лишь любовь привносит в наше существование смысл и заставляет биться два сердца в унисон как одно. Когда мой любимый Фокс ушел в иной мир, у меня осталась лишь одна половинка сердца, вторая умерла вместе с ним. – Она вздохнула и умолкла.

У Ремингтона сдавило горло, он утратил дар речи. Впрочем, это было даже к лучшему, так как ответить ему было нечего. Старая актриса легко опровергла все его доводы и вынудила его усомниться в надежности защитных укреплений на подступах к его сердцу, которыми он так гордился. После таких аргументов в пользу любви он готов был признать, что иногда она действительно возникает и как бы осеняет брачные узы, соединяющие мужчину и женщину на всю жизнь. Именно о таком чувстве мечтал всегда его дядюшка Паддингтон. Очевидно, с годами вера людей в чистую любовь становится крепче.

Клео закрыла глаза и задремала. Ремингтон взглянул на ее умиротворенное лицо, испещренное морщинами, и внезапно подумал о том, что и ему не избежать старости и немощности. О чем же станет вспоминать он на склоне лет? В чем найдет утешение? Ему стало страшно, он помрачнел и поник головой.

Затаившаяся в дверях за портьерой Антония заморгала, пытаясь остановить непрошеные слезы, навернувшиеся у нее на глаза. Прибежав на громкий голос Ремингтона, она слышала концовку разговора с Клео и была так растрогана, чтоне нашла в себе сил выйти из своего укрытия. Граф осторожно убрал седую прядь с лица спящей старушки под кружевной чепец и задумчиво уставился на одну из фарфоровых фигурок. Антония собралась с духом и вошла в кабинет.

Увидев ее, граф густо покраснел от смущения и распрямился, хлопая глазами. Антония подошла к нему поближе, и он пролепетал, как бы оправдываясь:

– Она упада в обморок, и я подхватил ее на руки… Но лечь на диван она не захотела, а потому я сел сам и стал ее успокаивать. Она попросила ее обнять, и я не смог ей в этом отказать…

– Вы поступили как истинный джентльмен, граф! – промолвила негромко Антония, с умилением наблюдая игру чувств на растерянном лице Ремингтона, вдруг ставшего похожим на мальчишку, доказывающего свою невиновность с откровенностью и пылом, свойственным лишь юности.

– Я вижу, что вы мне не верите! – обиженно воскликнул он, заметив улыбку, блуждающую у нее на губах.

– Отчего же, ваше сиятельство! Я вам охотно верю! – сказала она и звонко рассмеялась, лаская его взглядом. – Как вы могли не обнять женщину, если она вас об этом умоляла! Должна вам сказать, что наша Клео – большая притворщица и не упустит шанса побывать в объятиях симпатичного мужчины. В этом смысле она довольно бесцеремонна, действует наверняка и без тени смущения и стыда. Что ж, у нее прекрасная актерская школа и большой жизненный опыт. Однако Mire показалось, что выполнение ее просьбы доставило и вам определенное удовольствие, сэр! Значит, ваше бесчувственное сердце еще не полностью покрылось коркой льда.

Ремингтон вздрогнул и взглянул ей в глаза так, что у нее замерло сердце и задрожали колени. Пожалуй, она бы упала прямо на него и на спящую Клео без чувств, если бы внезапно где-то в глубине дома не хлопнула дверь. Антония взяла себя в руки:

– Не могли бы вы, граф, отнести Клео наверх и уложить ее в постель?

Он молча кивнул и, поднатужившись, встал с дивана, держа старушку на руках. Антония сопроводила его до ее спальни и помогла ему уложить женщину на кровать.

– Ей нездоровится, – тихо произнесла потом она, рассматривая бледное лицо своей подопечной. – А в последнее время она все чаще заговаривается и погружается в свои воспоминания о былом. Это дурной признак…

Ремингтон согласно кивнул и стиснул зубы. Антония повернулась и вышла из комнаты. Когда она закрывала дверь, он стоял так близко к ней, что она ощутила жар его дыхания и тела, пахнущего сандалом и мускусом. Ее сердце затрепетало, она покосилась на него, их взгляды скрестились. Она смущенно потупилась, заметив, что его карие глаза темнеют от вожделения, и промолвила:

– Вы были так добры к ней, граф! Меня это приятно удивило!

Он молча гипнотизировал ее взглядом, и ей показалось, что воздух вокруг них сгущается и теплеет. Он тоже задрожал, охваченный страстным желанием обнять ее и поцеловать. Антония порывисто вздохнула, резко повернулась и быстро пошла прочь от него по коридору к лестнице. Граф прикусил губу и пошел в противоположном направлении.

Войдя в бельевую, расположенную на третьем этаже, он сорвал с себя сюртук, схватил тряпку и принялся яростно чистить закопченную лампу, пытаясь отвлечься от мыслей об Антонии Пакстон, после встречи с которой у него возникала ноющая боль в чреслах, переполненных неутоленным желанием, и помрачался рассудок.

Глава 9

Когда поздно вечером Ремингтон ушел домой, все почтенные дамы собрались, как обычно, на совет в большой гостиной. Сегодня им было не до их обычных вечерних занятий: позабыв о вязанье и картах, они обсуждали сенсационную идею Пруденс – срочно женить лорда Ландона. На Викторию эта мысль подействовала, как эликсир молодости, – она уселась за рояль и стала вдохновенно музицировать.

– Но почему ты вдруг решила, что ему нужна жена? – спросила Антония, взволнованная не меньше, чем терзавшая рассохшийся инструмент пианистка.

– Как же вы сами не понимаете этого, миледи? – всплеснув руками, воскликнула Пруденс. – Ведь он мужчина в расцвете сил, импозантный, состоятельный и не связанный никакими моральными или финансовыми обязательствами! Это ли не совершенный супружеский материал? Идеальный кандидат в мужья?

– Супружеский материал? – изумленно переспросила Антония.

– А ведь она права, – серьезно промолвила Элинор. – Жена – это именно то, чего графу не хватает.

Порой он бывает очень любезным и милым, – сказала Гертруда. – Ну просто образцовым джентльменом! И пожалуй, теперь, когда мы научили его правильно чистить картофель, он вполне созрел для роли спутника жизни для какой-нибудь славной молодой вдовушки, томящейся от одиночества.

– Верно! Правильно! Надо найти ему супругу! – подхватили разом все остальные присутствующие.

– Тихо! – крикнула Антония, вскочив со стула. Ее властный окрик напугал даже Викторию, и та прекратила стучать пальцами по клавишам. В воцарившейся в гостиной тишине вопрос, обращенный ко всей аудитории, прозвучал обвинением в ереси: – Да как вы посмели такое подумать, зная его отвратительное отношение к женщинам?

– Лично я ничего подобного не заметила, – возразила Мод. – Ко мне он относится уважительно и вежливо.

– Позволю себе напомнить вам, леди Антония, – прокашлявшись, произнесла Пруденс Куимбиз, – пару недель назад вы сказали, что пора начинать новый матримониальный проект. Обычно вы сперва подбираете кандидатку в невесты. Но сейчас, когда в вашем доме объявился подходящий на роль завидного жениха холостой джентльмен, отчего бы не взяться сначала за него, голубчика?

– Голубчика? – повторила Антония, начиная закипать от негодования. – А по-моему, он заклятый враг всех порядочных вдов, свято чтящих традиции брака и домашнего очага, откровенный женоненавистник!

– Это все напускная бравада холостяка! Все они хорохорятся, пока их не укротят и не посадят на цепь супружества, – сказала Поллианна без тени сомнения в голосе, и все собравшиеся в гостиной согласно закивали.

Антония побледнела и, сжав кулаки, звенящим голосом воскликнула:

– И кого же вы предлагаете отдать ему на растерзание? Где нам взять великомученицу, которая положит свою жизнь на алтарь во искупление грехов этого заблудшего?

– А ведь это действительно серьезная проблема, – пожевав губами, заметила Пруденс. – Кого мы найдем ему в жены? Какие женщины ему нравятся?

Обескураженные такими вопросами, вдовушки приумолкли. Антония, совершенно потеряв самообладание, взвизгнула:

– Будет вернее сказать, кто сможет его терпеть! Он высокомерен, аморален, своенравен, властолюбив, не терпит возражений и к тому же абсолютно лишен… – Она чуть было не произнесла «сострадания», но не осмелилась покривить душой, вспрмнив, с какой неподдельной жалостью он успокаивал Клео. Да и вообще на ум ей не приходило ничего такого, чего бы граф был «абсолютно лишен». Напротив, он отличался избытком разнообразных качеств: сообразительностью, решительностью, целеустремленностью, страстностью, самомнением, чувственностью, вспыльчивостью и агрессивностью. Не говоря уже о наглости. Мысленно поставив на этом точку, Антония зарделась.

– Ему нужна женщина из приличной семьи, с хорошим воспитанием и образованием, – сказала одна из вдов, воспользовавшись ее замешательством.

– И приятной наружности, – многозначительно добавила другая, – этакий юный ангелочек.

– Но она должна быть домовитой, хозяйственной, уметь обращаться с прислугой и следить за порядком в доме, – уверенно произнесла третья советчица.

Антония закусила губу, чувствуя, что снова начинает нервничать.

– И она обязательно должна хорошо музицировать, – проворковала Виктория.

– А также обладать отменным вкусом и понимать толк в моде! – сказала Флоренс Сейбл. – Графине следует соответствовать своему высокому титулу, держаться с достоинством и грациозностью.

– Супруге такого графа придется на всякий случай держать в руке дубинку! – вспылила Антония, потеряв терпение. – Прекратите молоть ерунду! У меня уши вянут от вашего бреда! И как ему удалось так заморочить вам голову за столь короткое время? Он прикинулся смирной овечкой, а вы ему и поверили. Нет уж, я не допущу, чтобы какая-то доверчивая и наивная душа стала жертвой этого неисправимого негодяя. О его женитьбе не может быть и речи!

– Успокойся, милочка, – промолвила тетушка Гермиона. – Тебя никто не хотел обидеть. Просто нам подумалось, что раз граф стал таким исполнительным и послушным, то пора позаботиться и о его будущем.

– Его будущее нас совершенно не касается! – возразила Антония. – Меня волнует исключительно его нынешнее поведение.

G этими словами она повернулась и вышла из гостиной.

Гермиона окинула всех оставшихся заговорщическим взглядом и лукаво улыбнулась. Лица остальных вдов тотчас же тоже повеселели. Гермиона покосилась на дверь и сказала:

– Все прошло вполне удачно. Вы заметили, как она покраснела, когда речь зашла о том, чтобы найти графу супругу? Ей такая идея совершенно не понравилась. Ну, что приумолкли?

– Это великолепно! – воскликнула Виктория и захлопала от избытка чувств в ладоши. – По-моему, наша леди Антония скоро наконец-то закончит воевать с холостяками.

Все дамы прыснули со смеху.

Спустя час Антония уже лежала в своей кровати, одетая в шелковую ночную сорочку и укрытая льняным покрывалом, и вспоминала недавнее собрание в гостиной. Слова, брошенные ею в запальчивости под конец дискуссии, разумеется, были лукавством. И теперь ее мучили угрызения совести, не говоря уже о странном внутреннем жаре. Она заявила во всеуслышание, что интересуется только настоящим графа Ремингтона Карра, подразумевая под этим, естественно, оставшуюся неделю, в течение которой она рассчитывала перевоспитать этого упрямого женоненавистника окончательно и привить ему уважение ко всему противоположному полу, а заодно и прилюдно утереть ему нос и отбить у него желание вступать в подобные споры. Но все это было притворством. И она теперь сгорала от стыда.

Жар стремительно растекался по лицу и телу леди Антонии, вынуждая ее кусать губы и тяжело вздыхать, переворачиваясь с одного бока на другой. Она вся дрожала от ярких воспоминаний об. их с Ремингтоном свиданиях наедине. На губах вдруг возник вкус тех сладчайших поцелуев, и она застонала, не в силах более думать о том, как проникал его язык в ее рот. Определенно граф не был чужд чувству сострадания, об этом красноречиво свидетельствовало его отношение к старушке Клео. Ведь он убаюкивал ее с неподдельной нежностью, осторожно поглаживая седые локоны и ласково прижимая бедняжку к своей груди. А с какой искренностью он пытался убедить ее, Антонию, в том, что не мог отказать одинокой актрисе в ее скромной просьбе, какое правдивое и молодое при этом было у него лицо! Да и прочие вдовушки не стали бы на его защиту, если бы не почувствовали в нем природную доброту. А разве стал бы мужчина, ненавидящий всех женщин, так настойчиво искать с ней свиданий и пытаться ее обнять при первой же возможности? Антония заскрежетала зубами и перевернулась на спину.

Все тело ее покрылось испариной, рубашка липла к нему, сковывая движения, льняные простыни, прохладные поначалу, стали теплыми. Она тяжело дышала, пытаясь убежать от навязчивых образов и сцен, и наконец застонала, пронзенная мыслью, что не может смириться с тем, что Ремингтон будет принадлежать другой женщине и отдаст ей всю свою звериную страсть и дикарскую мужскую мощь. Нет, он был нужен ей самой, каждую ночь, иначе ей никогда уже не удастся обрести душевного покоя.

Кровь словно бы вскипела в жилах Антонии, жар в теле стал нестерпимым, кожа требовала прикосновений рук Ремингтона, губы – его поцелуев. В сосках возникло слабое покалывание и жжение, низ живота воспламенился и начал наполняться томительной тяжестью, а пустота лона грозила свести ее с ума. Это были подлинно адские муки!

Почти пять лет она жила без мужской ласки, сэр Джеффри, мир его праху, великодушно избавил ее от исполнения супружеского долга уже к концу второго года их совместной жизни, сославшись на свою старческую слабость и неспособность полностью удовлетворить потребности молодой и горячей супруги. Он был истинный джентльмен и оставил о себе у нее прекрасные воспоминания.

Но встреча с Ремингтоном Карром лишила Антонию покоя и сна, пробудила в ней нескромные желания, вызвала из глубины ее подсознания темные фантазии. Ей вновь пронзительно остро захотелось плотских удовольствий, от которых она надолго отказалась, решив без остатка посвятить себя благотворительности и защите обделенных судьбой англичанок. Уж лучше бы граф не целовал ее столь страстно, лаская все тело! Тогда, возможно, она бы смогла не мечтать о прелюбодеянии и спокойно спать по ночам.

И как нарочно, за окнами спальни набирала силу весна, становились короче ночи, а воздух наполнялся теплом и приятными ароматами растений. Антония откинула покрывало и раскинула в стороны ноги, желая хоть немного остынуть. Но рассудок не мог успокоиться, образ графа постоянно стоял перед глазами, будоража воображение и пробуждая вожделение. Уж скорее бы он покинул ее дом навсегда, в отчаянии подумала Антония. Однако внутренний голос шепнул, что с уходом Ремингтона она все равно не станет уже такой, как раньше, ибо в нее вселился бес.

К концу недели количество репортеров, дневавших и ночевавших возле дома леди Пакстон в ожидании новых курьезных и скандальных происшествий, сократилось едва ли не наполовину. Но оставшиеся упрямцы были вдвойне настырны и опасны. Они встречали графа радостными возгласами по утрам и провожали его насмешливыми замечаниями и свистом по вечерам, залезали на ограду и то и дело пытались проникнуть на территорию особняка через переулок, вскарабкивались на уличные фонари и оттуда наблюдали за происходящим в доме в бинокль. В общем, бесстыдная журналистская братия всячески отравляла жизнь обитателям этого тихого приюта старых вдовушек и портила настроение леди Антонии.

Обеспокоенные бесцеремонным вторжением борзописцев в их личную жизнь, дамы вынуждены были плотно задернуть на окнах шторы, дабы лишить любопытных искателей сенсационных фактов пищи для их богатого воображения. Тем не менее в газетах одна за другой появлялись любопытные статейки о приключениях графа Ландона во владениях леди Пакстон. В первой говорилось о том, как он мыл и скреб пол, ползая по нему на четвереньках. Во втором пасквиле утверждалось, что Ремингтон Карр разгуливает по спальням в одном фартуке и с идиотской ухмылкой на лице. А в третьем репортаже рассказывалось о посещении его сиятельством местного базара, где он нагнал страху на торговцев и вынудил их продать ему свой товар едва ли не за бесценок, чем остался чрезвычайно доволен. С особым злорадством автор отмечал огромное количество чернослива в корзине, которую с гордостью нес граф, и строил пошлые предположения относительно назначения этих плодов.

Недостаток подлинного материала для своих отчетов эти извращенные писаки компенсировали домыслами. Так, один из них задавался вопросами: чем занимается граф-холостяк в доме, населенном незамужними женщинами? И какого рода уроки он у них берет? Как изменила его психологию женская работа? Стал Ли он иначе относиться к женщинам вообще и к вдовам в частности? И не намерен ли этот рьяный защитник мужской независимости и свободы в скором времени жениться на какой-либо обитательнице этого замаскированного под приют притона?

Ведь очевидно, что петух, очутившись в курятнике, не станет вести себя как каплун, ерничал охочий до «клубнички» сочинитель. И вполне логично предположить, что граф повадился регулярно посещать дом леди Пакстон вовсе не из любви к мытью полов и ношению корзинок с продуктами. Уж не пробудилась ли в нем причудливая страсть к лакомству жестковатой бараниной, умело оформленной под сочное седло ягненка?

Ремингтон игнорировал эту мерзкую клевету и с хладнокровным видом ежедневно проходил мимо толпы журналистов. Но сегодня путь ему преградил одиозный Руперт Фитч и с пеной у рта завопил, тараща горящие глаза:

– Поделитесь с читателями новыми знаниями, которые вы приобрели, общаясь с этими старыми перечницами, сэр! Каким оригинальным опытом вы обогатились под руководством леди Антонии? Поговаривают, что она опытная наставница…

– Ах ты, мерзкий вонючий пачкун! – в ярости вскричал граф Ландон, бросаясь на негодяя с кулаками. – Я отобью у тебя охоту впредь кормить лондонцев «жареными» фактами! Да я заставлю тебя захлебнуться в ушате помоев, которые ты приготовил для доверчивых читателей. – Он схватил испуганного газетчика за грудки, хорошенько встряхнул и, отшвырнув его в сторону, поспешно взбежал по парадной лестнице.

Очутившись за дверью, граф отдышался, отдал дворецкому Хоскинсу, остолбеневшему от увиденной сцены, котелок и трость, выпятил грудь и спросил:

– За что вы меня не любите, Хоскинс?

– Вы заблуждаетесь, сэр! Просто мне вас искренне жаль, у вас нет ни малейшего шанса! С вашего позволения, я пойду на кухню, мне надо отдать слугам кое-какие распоряжения.

Ремингтон проводил удаляющегося шаркающей походкой старика обескураженным взглядом и поскреб пальцами подбородок. Что подразумевал мудрый лакей? Уж не намекал ли он, что это пари выиграет его хозяйка? Не говорит ли это о том, что для такого скептицизма у дворецкого, единственного живущего здесь мужчины, имеются веские основания?

Граф вздохнул, вздернул подбородок и направился в гостиную, преисполненный решимости биться до конца. Внезапно он застыл на месте, ослепленный улыбкой, которой наградила его леди Антония, – она хлопотала возле сидевшей в кресле тетушки Гермионы, пытаясь прикрепить к пучку ее серебристых волос чепец. В ее взгляде и выражении лица было столько женского обаяния, что у Ремингтона помутилось в глазах и защемило сердце.

– Я пришел, – хрипло объявил он с вымученной улыбкой. – Пошла вторая неделя.

Тут у него перехватило горло, поскольку взгляд его застыл на талии леди Антонии, затянутой светло-коричневым шелком восхитительного нового платья, облегавшего высокий бюст и крутые бедра. Золотистые волосы были изящно забраны на макушке красивым фебнем так, что вьющиеся локоны светились при свете зажженных свечей, подчеркивая красоту лица. Она походила на редкостную фарфоровую статуэтку, при взгляде на которую было невозможно не оцепенеть от восторга. И онемевший граф понял, что он пропал. Внезапная метаморфоза хозяйки дома из строгой вдовы, одетой в почти траурный наряд, в ослепительную светскую красавицу, излучающую доброжелательность, предвещала настоящую беду. Что задумала эта хитрая интриганка? Не заманивает ли она его в капкан? Ремингтону стало жарко, он тяжело задышал.

– В первой половине сегодняшнего дня вы, ваше сиятельство, будете постигать науку ухода за полами, – сообщила ему Антония, все шире улыбаясь. – А после обеда Флоренс и Виктория дадут вам урок штопки и шитья. Вас ожидает множество увлекательных занятий на этой неделе, сэр.

Надеюсь, что вы хорошо отдохнули в минувшие выходные и полны бодрости и сил. Желаю вам успеха!

Выслушав это напутствие, Ремингтон взлетел по лестнице в бельевую комнату, снял сюртук, надел фартук и, взяв в руки веник и швабру, мысленно приготовился к суровым испытаниям. Виду него при этом был такой, словно он правил весельной лодкой, уносимой бурным течением к ревущему водопаду.

К полудню душевное равновесие вернулось к нему, так что он предстал перед ожидавшими его в малой гостиной наставницами, Флоренс Сейбл и Викторией Бентли, вполне спокойным и с иронической ухмылкой на лице, как и подобает истинному джентльмену. Вскоре он понял, что обучающие его штопке и шитью почтенные дамы не только латают белье, но еще и шьют для всех обитательниц этого дома одежду. Их услугами не гнушалась пользоваться и сама Антония.

– Разве у нее нет личной портнихи? – удивленно спросил Ремингтон, полагавший, что все аристократки непременно заказывают платья у известных модисток.

– Естественно, есть, сэр, – голосом, полным патоки, ответила хрупкая миниатюрная Флоренс, раскладывая на столике перед ним иголки, наперстки и ножницы, на которые ему даже не хотелось смотреть – такими все эти швейные принадлежности казались ему опасными, со своими острыми краями и колючими концами. У него мурашки побежали по спине. – И не одна, а две. Они перед вами, сэр! – сверкнув карими глазами, пояснила она и деловито добавила: – А теперь я попрошу вас обратить свое внимание на все эти полезные предметы, пользоваться которыми должна уметь каждая домашняя хозяйка. Итак, я объясню вам назначение содержимого заветной корзиночки портнихи, ваше сиятельство!

Граф стиснул зубы и стал терпеливо слушать лекцию об , употреблении разнообразных игл, булавок, шнуров, лент, тесемок, ножниц, наперстков, крючков и спиц, дыроколов и деревянных яиц. Вывод из услышанного он сделал один: шитье – дело муторное и кропотливое, явно не для мужчины. Когда же ему показали швейную машинку и предложили ее опробовать, граф замахал руками и решительно заявил, что предпочитает шить по старинке, вручную.

Он уже был близок к отчаянию, когда дамы продемонстрировали ему свое последнее портняжное приспособление – манекен. Эта штуковина, как выяснилось, была сделана в точном соответствии с размерами леди Антонии и служила для изготовления как нательного белья, так и верхнего платья.

Ремингтон заметно оживился и принялся внимательно изучать эту тряпичную болванку, набитую ватой, поразительное сходство формы которой с торсом оригинала не могло его не взволновать. Он так увлекся проведением мысленных параллелей между двумя этими объектами, что даже не заметил, что Флоренс и Виктория многозначительно переглядываются и ухмыляются. Наконец Виктория прокашлялась и сказала:

– Мы тут посоветовались, ваше сиятельство, и решили, что одной недели явно не хватит, чтобы привить вам устойчивые навыки портняжного дела. За столь короткий срок можно обучить вас, сэр, разве что только азам этой работы – примитивной штопке и пришиванию пуговиц. А вам ведь наверняка хочется стать настоящим мастером, не так ли?

– Я постараюсь пережить столь огорчительное обстоятельство, – с Кислой миной ответил на это граф. – Что поделаешь, нельзя познать все ремесла и науки. На это не хватит и целой человеческой жизни!

Наставницы разочарованно покачали головами и стали учить его продеванию нитки в игольное ушко. Как и предчувствовал Ремингтон, добром это нудное занятие не кончилось, он исколол иголкой все пальцы, оказавшиеся не более приспособленными для столь тонкой работы, чем вареные сосиски, и даже чуть было не выколол себе глаз.

Не менее изнурительным оказалось и шитье: стежки получались у него кривые, а ткань постоянно морщилась либо провисала. Наставницы терпеливо объясняли ему ошибки и показывали, как следует правильно держать материю и под каким углом прокалывать ее иглой. Наконец очередь дошла до пуговиц.

– Без них, ваше сиятельство, приличной одежды не получится, – серьезно промолвила Флоренс, внимательно следя за попытками Ремингтона вставить иглу в дырочку и проткнуть ею ткань. Исколотые пальцы графа дрожали и не слушались, он пыхтел, потел и постепенно приходил в ярость. – Не волнуйтесь, ваше сиятельство, это с непривычки. Вот потренируйтесь денек-другой, и все пойдет как по маслу. Нам с Викторией приходится постоянно пришивать, отпарывать и вновь пришивать пуговицы. К тому же их часто теряют, но в этом доме, слава Богу, имеется приличный запас.

– Благодаря леди Антонии, разумеется, она обожает пуговицы! – добавила ее подруга.

– Неужели? – воскликнул граф, вскинув брови.

– О да! – Флоренс поправила на носу очки, отложила в сторону свое шитье и сама сделала за графа его работу. – Возможно, вы не придали этому значения, но все ее платья почти сплошь унизаны пуговицами. У нее нет ни одного корсета без нескольких дюжин пуговиц. Й все они такие крохотные и изящные! Под ними не так-то просто разглядеть шов!

Она заблуждалась относительно рассеянного графа: на обилие пуговиц на платье леди Пакстон он сразу же обратил внимание.

– Даже на перчатках их у нее от пяти до двадцати штук, в зависимости от фасона, – добавила Виктория с многозначительным видом.

Ремингтон улыбнулся, что было воспринято дамами как знак вежливости, и живо вспомнил руки Антонии, какими видел их на приеме в доме четы Эллингсон, – в перчатках по локоть с длинными рядами маленьких пуговичек. Их было по двадцать штук на каждой, обтянутых той же тканью, из которой было сшито ее платье. Что же заставило женщину, носящую наряд с таким количеством пуговиц, мучиться, застегивая и расстегивая их? Уж не смертельный ли страх оказаться раздетой кем-то еще?

– Я вижу, вы приступили к этой работе, – раздался внезапно голос Антонии. – Что ж, это весьма похвально!

Ремингтон от неожиданности вздрогнул и укололся иголкой.

– Проклятие! – в сердцах пробормотал он, сунул палец в рот и повернулся. Взгляд его соскользнул с холодной улыбки на лице Антонии и прилип к рядам пуговиц на ее груди. Их было не менее тридцати штук, этих шелковых крохотных сфер, продетых в петельки и образующих на груди треугольник. Вопреки желанию граф улыбнулся, вынул изо рта палец и подул на него.

– Его сиятельство старается, – сказала Виктория. – Взгляните сами на его работу! Кажется, она ему по душе.

– Вот уж с этим позвольте не согласиться, – поспешно возразил граф. – Отвратительное занятие! И весьма опасное.

– Вам не нравится шитье, сэр? – Глаза Антонии сверкнули. – Признаться, мне тоже. Но приходится терпеть! Каждая хозяйка должна уметь владеть иглой и ниткой, иначе грош ей цена.

Она села на стул, взяла в руки иглу и корсет, нуждавшийся в починке, и начала шить.

– Да вы заправская портниха! – промолвил Ремингтон. Но леди Пакстон и бровью не повела.

– Должна заметить, сэр, что штопка – не самое кропотливое и скучное занятие, существует множество других женских дел, кажущихся мужчинам пустяковыми, но в действительности требующих упорства, сосредоточенности и толики таланта! – с ангельским выражением лица промолвила она.

У графа вытянулась физиономия и задергалось правое веко: этот камешек явно был метко брошен в его огород. Метнув в его сторону удовлетворенный взгляд, Антония продолжала:

– Мужчинам просто недостает усидчивости и терпения, чтобы научиться выполнять сотни мельчайших операций, требующих сноровки и острого глаза, без которых невозможно сшить даже детскую распашонку, не говоря уж о платье для взрослого. Вы битый час овладеваете навыками элементарной штопки, сэр, но до сих пор еще не научились вставлять нитку в иголку, не уколов при этом палец. Одно только это может служить убедительным доказательством огромной сложности женской работы. А то ли еще будет, когда Флоренс начнет учить вас кроить костюм? Уверена, что у вас глаза полезут на лоб, когда вы узнаете, во что обходится пошив одного наряда у модистки. Вот почему я предпочитаю прибегать к услугам своих добрых подруг. – Она улыбнулась обеим портнихам, и те согласно закивали.

Не дав лорду Карру прийти в себя после нотации леди Антонии, Флоренс стала просвещать его по части шитья дамской одежды, что включало в себя изготовление выкройки, раскройку ткани, сметывание, обивку изнутри, натяжку, сшивку, подгонку, отделку, подбивку, пришивание подкладки, глаженье и массу других операций, которые Ремингтон даже не запомнил. И не потому, что страдал ослаблением памяти, а по другой причине: его отвлекали стесненные корсетом и пуговицами роскошные формы леди Антонии, особенно роковой треугольник на ее груди, образованный крохотными пуговицами.

Очевидно, его пристальный взгляд жег ей соски, и она то и дело ерзала на стуле, не поднимая тем не менее при этом от шитья головы. И лишь когда в комнате повисла тишина, она с удивлением взглянула на умолкнувшую наставницу графа и спросила:

– В чем дело? Тебе нездоровится?

– Кажется, снова разыгралась эта проклятая мигрень… – простонала Флоренс и поморщилась от боли.

– Ей надо отдохнуть, лечь в постель, эта работа когда-нибудь вгонит ее в могилу, – сказала Виктория. – С вашего разрешения, миледи, я провожу Флоренс в опочивальню и дам ей выпить микстуры, а потом наложу ей на лоб холодный компресс – это всегда облегчает страдания…

Антония побледнела и кивнула. Когда дверь затворилась за удалившимися старушками, она повернулась к графу и промолвила, стараясь выглядеть спокойной:

– Что ж, граф, по крайней мере теперь вы имеете некоторое представление о том, как все это делается.

– Вы совершенно правы! Но, честно говоря, кое-что об этом я знал и раньше, – многозначительно сказал Ремингтон, определенно подразумевая не кройку и шитье, а другое занятие. Проигнорировав этот пошлый двусмысленный намек, она сглотнула ком, застрявший в горле, и порывисто вскочила со стула. Граф улыбнулся.

– Следует ли понимать ваши слова так, что теперь, прослушав обстоятельную лекцию опытной портнихи, вы стали мастером штопки и шитья, сэр? – с придыханием спросила она.

– Вы слишком многого от меня требуете, миледи! – хрипло произнес граф и тоже встал. Антония потупила взгляд. – Я лишь узнал получше ваши вкусы! – сказал он. – И теперь знаю, как стал бы вас одевать, если бы вы были моей женой.

От этих слов она вздрогнула и подняла на него глаза. Ремингтон обжигал потемневшим от вожделения взором ее грудь, вызывая у нее дрожь в коленях. Она поежилась, хотя внутри у нее все пылало, и облизнула пересохшие губы, как бы подготавливаясь к его жаркому долгому поцелую. Но, к ее немалому удивлению, граф отступил к столу и, взяв с него манекен, стал поглаживать его ладонью, приговаривая при этом:

– Я бы предложил вам облачиться в шелковое нарядное платье свободного покроя, разумеется, без корсета. Ваша талия безупречна и не нуждается в искусственном облагораживании. В этом наряде вы бы выглядели особенно обворожительно и затмевали бы своей красотой всех признанных светских львиц на званых обедах. А я получил бы возможность в любой момент почувствовать исходящую от вас теплоту и нежность даже сквозь ткань.

Антония начала млеть от столь изысканного искушения, испытывая желание немедленно упасть в его объятия. Воспоминания о прикосновениях его рук и губ к ее телу вызывали головокружение. Она с трудом держалась на ослабевших ногах. Словно бы угадав ее тайное желание, Ремингтон сжал ладонями талию манекена и вкрадчиво произнес:

– Вы носили бы исключительно облегающие ваши бедра юбки, без всякого турнюра, из мягкой ткани, разлетающейся при ходьбе и обвивающей ваши стройные длинные ноги изумительной формы и подчеркивающей крутизну ваших божественных бедер и плавность женственной походки.

Она непроизвольно посмотрела на его длинные пальцы, скользящие по животу манекена, и вздрогнула, живо представив, как они ласкали бы ее чувствительные местечки, пробуждая в ней сладостное томление, будоража темные желания, заставляя забыть о правилах хорошего тона и подчиниться властному зову природы.

– Вы носили бы платье с глубоким вырезом на груди, являющим взорам завистников чистую изумительную кожу, которую вы столь неразумно скрываете, – продолжал рокочущим баритоном Ремингтон, поглаживая ладонью бюст манекена и постукивая кончиками пальцев по ложбинке между матерчатыми холмиками. Антонии же казалось, что эти руки касаются ее, и все плыло и затуманивалось у нее перед глазами.

Соски ее внезапно запылали, от неожиданности она замерла, шумно втягивая носом воздух, готовая податься вперед и совершить нечто сумасбродное и запретное. Оставалось лишь сделать к Ремингтону несколько шагов, однако для этого ей недоставало силы. Судорожно вздохнув, она выпалила:

– Что ж, сэр, мне повезло, что я пока еще не в вашей власти. Ведь появись я в таком цыганском наряде в приличном обществе, меня бы подняли на смех! Довольно пустых разговоров, пора вернуться к делу.

Она схватила ножницы и свое рукоделие и села на кушетку в дальнем конце комнаты.

Он окинул ее разрумянившееся лицо ироническим взглядом, пересек гостиную и промолвил, присаживаясь с ней рядом:

– По-моему, здесь ярче освещение.

Она фыркнула и пересела на дальний край кушетки. Он подсел поближе к ней и стал смотреть, что она делает. Антония пришивала дрожащими руками к блузке пуговицы, свои любимые изящные кругляшки, столь ненавистные ему. Граф задумчиво наморщил лоб и внезапно почувствовал страстное желание бесцеремонно заключить ее в жаркие объятия, повалить на кушетку и расстегнуть все пуговицы на ее платье. Он прищурился и стал их пересчитывать вслух. Антония насторожилась.

– По девятнадцать штук в обоих рядах! – воскликнул он.

Ее опущенные ресницы задрожали, она прикусила нижнюю губу. Граф подсел к ней почти вплотную, и тогда она хрипло спросила:

– В чем дело, ваше сиятельство?

– Я считал пуговицы на вашем корсаже, их ровно тридцать восемь. Не многовато ли для одного платья? Признайтесь, что заставляет вас пришивать их на свои наряды в таком количестве? Страх перед тем, что кто-то проникнет под материю и узнает какой-то ваш ужасный секрет?

– Да как вы смеете! – воскликнула Антония, сверкнув глазами и повернувшись к нему. – Что вы себе позволяете, сэр?

– Ах оставьте! Пуговицы не преграда для решительно настроенного мужчины, – бесстыдно глядя ей в глаза, промолвил Ремингтон и схватив с ее колен ножницы, ловко срезал с платья верхнюю пуговичку. Она охнула, не в силах произнести ни слова. И граф хладнокровно срезал еще три пуговицы.

Кровь ударила Антонии в голову. С такой наглостью она еще никогда не сталкивалась. Это было возмутительное насилие над ее личностью, однако сопротивляться и даже звать на помощь ей почему-то не хотелось… Она лишь смотрела, словно околдованная, на щелкающие у нее под носом ножницы и его проворные пальцы. Наконец ворот платья распахнулся.

– Ах! – воскликнула Антония.

– Я хочу проникнуть внутрь, – промолвил граф волнующим голосом, от которого завибрировали все ее нервы. – Хочу видеть вас обнаженной и ласкать…

Ножницы в ту же секунду щелкнули у самой ее груди, отделенные всего лишь тонкой материей от ее плоти, напрягшейся до предела. И затем их прохладный металл скользнул вниз по горячей коже. Страсть охватила Антонию с головы до пят, она подняла взгляд и прочла в потемневших глазах Ремингтона безграничное вожделение.

Словно бы погружаясь в плотный туман, она поняла, что он намерен здесь же овладеть ею, дико и необузданно, как первобытный человек. Он явно не заигрывал с ней в этот момент и не пытался ее разозлить, им двигало другое, подлинно мужское чувство, заложенное в нем природой. Он был настроен решительно и серьезно. И светлая радость от осознания этого пронзила все клеточки ее тела. Антония почувствовала неимоверную слабость и учащенно задышала, охваченная жаром.

Ткань соскользнула с ее груди, явив его жадному взгляду восхитительную порозовевшую кожу над искусным корсетом. Смущенная этим, Антония непроизвольно запрокинула голову, издав легкий сладострастный стон, и Ремингтон наклонился и впился ртом в обнажившуюся часть ее бюста. Она затрепетала и замотала головой. Он обхватил ее руками и порывисто прижал к себе, чем поверг ее в полное оцепенение. Чуть слышно вскрикивая, она с восторгом ощутила его поцелуи на своих плечах, шее, подбородке и щеках. А едва только соприкоснулись их губы, как она сама обняла его за плечи и застонала в полный голос, на всю гостиную.

Кровь в ее жилах забурлила и заструилась живее, желание слиться с этим мужчиной в единое целое стало нестерпимым. Изогнувшись дугой, Антония стала тереться о его грудь стесненными корсетом набухшими сосками, выпуская из долгого заточения необузданные эротические фантазии.

Она упала спиной на кушетку, он слегка приподнялся, как бы приглашая занять удобную для нее позу, и тотчас же вновь навалился на нее всем своим крепким телом и принялся целовать ее в губы, просовывая язык ей в рот и лаская руками повсюду. Антония почувствовала, что оковы одежды начинают тяготить ее. Ремингтон обжигал ее кожу поцелуями, она ахала и двигалась под ним. Он просунул под корсет пальцы и сдавил ими сосок. Вскрикнув от удовольствия, она впилась ртом в его губы. Он поцеловал ее так страстно, что она чуть было не задохнулась, а потом начал сосать и кусать отвердевший сосок. Антония лежала на кушетке, более не в силах сносить пламя вожделения, и непроизвольно сама начала расстегивать пуговицы. Граф схватил ножницы и в мгновение ока срезал их все. Они рассыпались по полу вокруг кушетки. Ремингтон отдернул в сторону матерчатую преграду. Антония хрипло застонала, и он впился ртом в другую грудь.

Она стала ощупывать руками его голову с шелковистыми волосами, колючие щеки и жилистую шею. С каждым новым его поцелуем ее тело напрягалось все сильнее, а ноги раздвигались все шире. И вот уже ее бедра пришли в движение, а низ живота ощутил давление его набухшего мужского естества. Антония ударилась об эту желанную выпуклость своим раскаленным лобком раз, потом второй – и ахнула, поняв, что ей этого недостаточно. Ремингтон тоже изогнулся и стал наносить удары по месту, в котором сосредоточились все ее желания. Напряжение в промежности Антонии стремительно нарастало, ей не хватало воздуха. Одна за другой все новые и новые горячие волны радости омывали ее раскаленное тело, лишая самоконтроля и заставляя сердце биться все быстрее.

Внезапно в голове промелькнула мысль, что она приблизилась чересчур близко к обрыву. Затуманенное желанием сознание на миг прояснилось, и Антония отдала себе отчет в том, куда она вот-вот сорвется, если не обуздает вышедшие из-под контроля эмоции. Перед ней разверзлась пропасть, упав в которую она уже точно погибнет.

Судорожно вздохнув, Антония встряхнула головой и замерла в ожидании полного прояснения рассудка. Желание отступало неохотно, оставляя после себя тягостное ощущение в груди и болезненную тяжесть внизу живота, сопровождаемую покалыванием. Влажные соски ныли, красные и разбухшие от поцелуев Ремингтона, платье на груди было разорвано, корсет сдвинут. Граф смотрел ей в глаза, упершись локтями в кушетку, и явно не собирался отпускать ее, когда он был так близок к цели.

Ее душа содрогнулась. Как случилось, что она очутилась под мужчиной в таком виде? И почему все ее тело изнывает от неудовлетворенности? Леденящая жуть пронзила Антонию до мозга костей, она отвернулась и зажмурилась, поджав губы. Но Ремингтона это не смутило, он впился ртом в ее сосок. Антония решительно отпихнула его, изловчившись, и вскочила с кушетки. Граф от изумления раскрыл рот, не ожидая от нее такой прыти. Он был обескуражен странной переменой в ней и потрясен отказом завершить начатое. Пошатываясь и трепеща, сгорая со стыда от ощущения горячей влажности всего своего женского естества, Антония прикрыла грудь руками и стала высматривать оторванную часть своего корсажа.

– Куда же вы, Антония? – удивился Ремингтон, когда она, подхватив кусок ткани с пола, устремилась к выходу.

Она стиснула зубы, даже не обернувшись на этот отчаянный зов. И как назло, наступила на пуговицу и поскользнулась. Только чудом удалось ей сохранить равновесие и не упасть на пол. Однако и секундной задержки графу хватило, чтобы вскочить с кушетки и очутиться рядом с ней.

– Умоляю вас, Антония, не покидайте меня сейчас! – воскликнул он, схватив ее за обнаженные плечи и повернув лицом к себе.

Она обожгла его взглядом, полным неутоленной страсти, стыда и укора, вырвалась из его объятий и выскользнула из комнаты. Граф уронил руки и даже не попытался догнать ее. Он опустился на стул и потер ладонями лицо. Все его тело пылало, сердце готово было вырваться из груди, а чресла, как ему казалось, вот-вот должны были взорваться. Он пытался успокоиться, но это ему не удавалось. Напротив, пламя разбушевалось в чреслах пуще прежнего. Граф издал жалобный стон, вскочил и распахнул окно. Свежий воздух, ворвавшийся в комнату, стал его единственным утешением.

И только спустя несколько минут, отдышавшись, он смог собраться с мыслями и проанализировать сегодняшнее чрезвычайное происшествие.

Антония поразила его своим неординарным поведением. Яркие картины, возникшие перед его мысленным взором, вынудили графа закрыть глаза и вцепиться руками в створки окна. Словно бы наяву она предстала перед ним в разорванном платье и с полуобнаженной грудью. Поза, в которой она возлежала на кушетке, была так соблазнительна, что граф ощутил легкое головокружение. В ее широко открытых глазах читалось вожделение, красные соски вызывающе торчали, влажные алые губы распухли от поцелуев. Обо всем остальном ему было даже страшно вспомнить. Столь искренних и эротичных телодвижений распаленной его ласками женщины он прежде никогда не видел. Антония была воплощением вожделения и чувственности. Но почему в таком случае она так внезапно резко оборвала все это волшебство? Какие тяжкие воспоминания заставили ее вскочить и убежать? Насколько опытна была она в амурных делах? Познала ли она уже всю их сладость? Был ли в ее жизни мужчина, сумевший познать ее до конца? Отчего в ее прощальном взгляде перемешалось столько разных эмоций – и страсть, и смущение, и страх, и мольба о пощаде?

Ремингтона вдруг охватила дрожь, дыхание его стало тяжелым и учащенным, сердце заныло от боли, а чресла свела болезненная судорога. Черт подери, да он обезумел от желания сделать Антонию своей любовницей! Какой ужас! На лбу у него выступил холодный пот.

Граф понурился, повернулся и шаткой походкой направился к двери. Внезапно его нога поехала по паркету: под каблук ему попалась та же пуговица, на которой поскользнулась Антония. Он оглянулся, поднял ее, сунул в карман и улыбнулся. В голову ему пришла весьма интересная идея…

В то же самое время Антония, сидевшая на стульчике перед зеркалом в спальне, смотрела на свое отражение и мучительно искала выход из создавшегося положения. Взлохмаченные волосы, распухшие губы, виноватые глаза словно бы упрекали ее за необдуманное поведение. Она положила руки на колени и сжала пальцы в кулак. Боже, что подумал о ней граф! Как теперь она будет смотреть ему в глаза? Где ей взять смелости и хладнокровия, чтобы сесть вместе с ним за обеденный стол? Он ведь понял, как она была близка к роковому моменту, насколько искренне отвечала на его ласки. Так что же ей теперь делать?

Он уж не преминет при первой же возможности снова лишить ее самообладания своими безумными ласками и толкнуть на безрассудство! И будет получать при этом огромное моральное удовлетворение, упиваться своей властью над ней, подавлять ее своим мужским превосходством, снова и снова превращать ее в похотливое ничтожество, лишенное всякого самолюбия и гордости, в сластолюбивую тварь, униженно просящую утолить жажду ее взбунтовавшейся плоти. Какой кошмар!

Выходит, с замирающим сердцем подумала Антония, он почти добился победы, причем с ее же помощью! Оставалось только осуществить соитие и довести его до логического завершения. Вернее, физического, поправилась она и заерзала на стульчике, представив, как все это будет. Однако пока этого не случится, он не получит удовлетворения и сам будет испытывать ужасные муки. Следовательно, с ликованием подытожила она свои рассуждения, победу в первом бою одержала она, а не он! Так что не надо ничего бояться и стыдиться. На сердце у нее тотчас же полегчало, а в голове родился ясный и четкий план дальнейших действий.

Пусть Ремингтон ухмыляется и подмигивает ей при встрече, пусть делает ей пошлые намеки и пытается соблазнить, все равно он останется с носом. Нужно только держаться с ним спокойно и холодно, словно бы ничего не произошло, не поддаваться на его провокации.

Она расправила плечи, вздернула подбородок и представила, как у него вытянется лицо, когда при их новой встрече он поймет, что не сумел сломить ее волю и заронить в сердце сомнение в собственных возможностях. Глаза Антонии радостно заблестели. Коварный противник будет посрамлен!

Но одно лишь воспоминание об аристократической внешности графа Карра и его необыкновенной мужской силе пробудило в ней угасшее было на мгновение вожделение. Соски ее опять отвердели и запылали, румянец выступил на щеках. Она решительно вскочила со стульчика и стала приводить себя в порядок, бормоча:

– Довольно с меня этого безобразия! Пора взять себя в руки и прекратить этот возмутительный разврат. И что только обо мне подумают Виктория и Флоренс, когда увидят этот разорванный корсаж?

Глава 10

В тот вечер Антония вплыла в столовую, одетая в строгий темно-коричневый жакет с отделанным кружевом стоячим воротничком и тридцатью четырьмя пуговицами. Всем своим неприступным видом она походила на грозный фрегат, ощетинившийся стволами десятков орудий. Но лишь только в комнату легкой и стремительной походкой вршел Ремингтон, она поняла, что все портняжные и драматические ухищрения вряд ли помогут ей выдержать атаку коварного противника. Ее тревожное предчувствие вскоре подтвердилось: граф обескуражил всех неординарным обходным маневром.

Первым делом он подошел к тетушке Гермионе, уже усевшейся за стол, и поцеловал ей руку. Затем раскланялся с остальными почтенными дамами, стоявшими вдоль стен, и рассадил их по местам, чем доставил им всем огромное удовольствие. Остолбеневшей хозяйке дома волей-неволей пришлось улыбнуться ловкому разбойнику и позволить ему сопроводить ее к столу.

Пожелав ей приятного аппетита, дамский угодник сел сам и с непринужденным видом принялся развлекать женщин невинными шутками и остротами. Леди Антония стушевалась и, сжав лежащие на коленях пальцы в кулак, побледнела. Ремингтон забавлял дам на протяжении всего ужина, разумеется, держась в рамках приличия и проявляя любезность и предупредительность.

Приготовившаяся к его двусмысленным намекам, надменным взглядам и саркастическим репликам, Антония была обезоружена. Граф Ландон вел себя так, будто бы он ей искренне сочувствовал: разговаривал с ней дружелюбным тоном, улыбался и ласкал ее теплым взглядом. Она была вынуждена признать, что недооценила его: так мог держаться либо добропорядочный джентльмен, либо отъявленный негодяй и неисправимый мошенник.

Сомнения не покидали Антонию вплоть до момента их прощания. Взяв у дворецкого трость и шляпу, Ремингтон промолвил с задушевной интонацией:

– Это был самый поучительный день, Антония!

Он наклонился и, скользнув по ее корсажу масленым взглядом, от которого щеки хозяйки дома стали пунцовыми, коснулся губами кончиков ее холодных пальцев. Хоскинс распахнул парадную дверь, и лорд Карр степенно удалился.

Антония же долго таращилась на захлопнувшуюся за ним дверь, ощущая в груди стеснение и борясь с желанием махнуть рукой на все правила приличия и нырнуть в омут сумасбродства. Ремингтон явно искушал ее, причем с дьявольским терпением и искусством.

Окончательно запутавшись в противоречивых желаниях и мыслях, она ушла на другое утро на весь день из дома, поручив опеку Ремингтона Гертруде. Несколько часов Антония провела в приюте для бедных одиноких вдов, потом заехала в штаб-квартиру Лиги защиты женщин! И, очень довольная проделанной работой, возвратилась в особняк лишь поздно вечером.

– Отрадно, миледи, что вы почтили нас своим присутствием, выкроив немного времени для скромной трапезы, – язвительно промолвил Ремингтон, когда она вошла в столовую.

Озабоченно оглядев сидящих за столом, Антония поняла, чем обусловлен его сарказм: приборы все еще оставались чистыми, к ужину без нее приступать не стали. Она кивнула дворецкому – Хоскинс помог ей сесть и начал подавать блюда на стол. Граф насупился и помрачнел.

– Его сиятельство очень старался, – сказала Гертруда, под руководством которой граф весь день трудился в поте лица на кухне. – Особенно удалась тушеная фасоль.

Антония чуть было не рассмеялась, поняв другую причину недовольства лорда Карра: как и любой кухарке, ему хотелось услышать похвалу за свои кулинарные потуги.

– Прошу вас извинить меня за маленькой опоздание, – с милой улыбкой произнесла она. – Я задержалась в приюте. Но возможно, это даже и к лучшему: я так проголодалась, что с аппетитом съем и слегка увядший салат, и переваренную фасоль. Никогда не нужно огорчаться из-за пустяков. Не так ли, граф?

На другой день Ремингтон постигал премудрость варки мармелада и джема. Эта работа требовала ангельского терпения, но вот его-то ему и недоставало. Изнурительный и нудный процесс очистки и отжима плодов, фильтрования полученной массы, мытья и стерилизации банок стал серьезным испытанием на прочность для его истрепанных нервов. Но куда сильнее бесило Ремингтона то, что вот уже третий день как ему не удавалось остаться с Антонией наедине в укромном уголочке. Воспоминания об их рандеву в гостиной на втором этаже мешали ему сосредоточиться на приготовлении цукатов.

Очевидно, ему не следовало обращаться с ней подчеркнуто галантно, нужно было действовать напористо и прямолинейно – так он скорее достиг бы желанной цели. Теперь же, когда момент был упущен, оставалось только изнурять Антонию своей вежливостью, исподволь усыпляя ее бдительность и распаляя дремлющие в ней природные желания. Но как же, право, мучительно это ожидание!

Граф прервал шинковку апельсиновой кожуры, горки которой были аккуратно разложены по разделочному столу, и погрузился в размышления. Странное поведение жертвы, не спешившей упасть в объятия, повергло его в недоумение. Почему она так холодна к нему, если еще недавно стонала и дрожала от вожделения, вертясь под ним на кушетке и прижимаясь к нему бедрами и полуобнаженным бюстом? Ах как бы ему хотелось опять впиться ртом в ее торчащий розовый сосок и, повалив на стол, целовать ее до умопомрачения, чтобы потом…

Из мира розовых грез его вывело прикосновение к локтю цепких пальцев Гертруды.

– К вам снова пришли, ваше сиятельство, – сказала она скрипучим старческим голосом.

– Что? Ко мне? Кто? – Граф положил нож на стол и стал вытирать салфеткой руки. – Кого еще вдруг черти принесли?

Он сорвал с себя фартук, надел сюртук и быстро пошел в холл, готовясь к очередной малоприятной встрече с назойливой Хиллари. Но лишь только он увидел ожидавшую его дородную даму в огненно-красном наряде и широкополой шляпе, как ноги у него словно приросли к полу, а нижняя челюсть отвисла. Такого пассажа он совершенно не ожидал.

– Ремми! Дорогой! – радостно вскричала посетительница и, вытянув вперед руки в модных перчатках, величественно поплыла к нему навстречу. – Так вот где ты пропадаешь целыми днями! Какой ты, оказывается, проказник! Ты знаешь, что о тебе пишут в газетах?

– Карлотта! Какого черта! – побагровев, прорычал он. Не замечая его закипающего гнева, толстуха заключила Ремми в объятия и с воодушевлением продолжала:

– Впрочем, я вовсе не удивилась всем этим поразительным известиям: ты всегда был строптивцем и выкидывал самые невероятные фортели! Ну, рассказывай же скорее, милый, чем ты здесь занимаешься? Признайся, шалунишка, ты стираешь ее трусики? – Она зашлась кудахтающим смехом.

Ремингтон схватил ее за руку и потащил в гостиную. Захлопнув за собой дверь, он обернулся, готовый разорвать Карлотту на куски, но она как ни в чем не бывало поправила шляпу и жеманно пропела:

– Боже правый, Ремми, какой бес в тебя вселился?

– Какого дьявола тебе здесь надо, Карлотта? – в свою очередь, спросил у нее он, подбоченившись.

– Как я могла остаться в стороне от происходящего! – Она обворожительно улыбнулась. – Нет, милый, я не смогла сидеть сложа руки, после того как прочитала в газетах о твоей новой затее!

– Значит, с некоторых пор ты стала выкраивать время для чтения? – язвительно спросил Ремингтон. – Это для меня новость!

– Кажется, ты на взводе, милый! – чувственным шепотом сказала Карлотта, скользнув по нему бесстыдным взглядом. – И буквально пышешь внутренним жаром. Черт бы подрал эту леди Антонию! Неужели ей не известно, что за породистыми жеребцами нужно ухаживать? – Она развратно хохотнула.

Он схватил ее за руку и воскликнул:

– Довольно! Как ты посмела сюда заявиться?

– Разве не понятно? Мне захотелось увидеть тебя» милый. Толстуха приложила руку, которую он сжимал, к своему пышному бюсту, и его пальцы почувствовали колышущуюся горячую плоть. Бесстыдница кокетливо взглянула на него из-под густо накрашенных ресниц и томно добавила:

– Клянусь своим несравненным задом, что мы с тобой не виделись уже больше месяца! Разве ты не понимаешь, что я жутко по тебе соскучилась?

Когда-то эта женщина была поразительно красива и могла помыкать мужчинами, терявшими разум от ее полных чувственных губ, дерзких глаз и рыжих волос. Но сейчас, располневшая и изрядно потасканная, она вызывала у Ремингтона отвращение. Он вырвал из ее цепких пальцев руку и прорычал:

– Не смей называть меня своим славным шалунишкой! И никакой я тебе не Ремми! Веди себя прилично в чужом доме!

– Не надо нервничать из-за мелочей, милый, – промяукала она, глядя на него с легким укором. – Ты навсегда останешься для меня милым Ремми. Не понимаю, почему ты так горячишься? Что я такого сделала? Можно подумать, что ты женат или боишься за свою репутацию. Но, признайся, разве ты не соскучился по моей розовой попке? Когда же мы с тобой наконец попроказничаем? Я сделаю все, что ты пожелаешь…

– Замолчи немедленно! – прошипел Ремингтон. – И сейчас же убирайся!

– Фу, Ремми! Где твои хорошие манеры? – Она капризно наморщила носик. – Хорошо, я уйду. Но не раньше, чем ты сделаешь мне маленькое одолжение.

Граф едва не заскрежетал зубами, пальцы рук его непроизвольно сжались в кулаки.

– Твой бухгалтер отказался оплачивать мои счета от мадам Перно и братьев Галтьер. А я не могу жить без шампанского! Пожалуйста, исправь это маленькое недоразумение, мой славный! Напиши своему поверенному, чтобы он оплатил эти счета.

– Даже не подумаю! – отрезал Ремингтон. – Я сам распорядился вернуть их тебе, и впредь я тоже не намерен поощрять твои непомерные запросы. Рекомендую побыстрее найти себе другого мецената. – Он грубо схватил ее за руку и поволок к выходу. – И не смей больше меня беспокоить, иначе я позабочусь, чтобы у тебя возникли серьезные неприятности!

– О Ремми! Не будь таким жестоким! – вскричала с неподдельным отчаянием увядающая красотка.

– Умолкни и убирайся вон! – рявкнул он и, вытолкнув ее за дверь, усадил в экипаж.

Вернувшись в дом, граф уединился в гостиной, на первом этаже и встал у окна, желая успокоиться и убедиться, что непрошеная гостья убралась восвояси. Карета, уносившая нахальную куртизанку прочь, вскоре исчезла из виду, и Ремингтон, издав облегченный вздох, припал горячим лбом к оконному стеклу, благодаря Всевышнего за то, что все обошлось.

Но радовался граф, как оказалось, преждевременно: повернувшись, чтобы уйти, он увидел в дверях гостиной Антонию. Облик ее был ужасен, она дрожала от негодования. У Ремингтона душа ушла в пятки от недоброго предчувствия.

– Позвольте напомнить вам, сэр, что хозяйка здесь я! – звенящим голосом произнесла она. – Так что позаботьтесь, чтобы впредь ваши знакомые выбирали для встреч с вами другие места!

Она старалась держаться спокойно, однако внутри у нее все кипело. Совершенно случайно, проходя мимо гостиной по коридору, она услышала часть разговора графа с любовницей и возмутилась до глубины души. Мало того, что в ее дом постоянно заезжали дамы сомнительного поведения, так еще и во время беседы с ними лорд Карр допускал резкий тон и грубые выражения! Значит, он вовсе не изменил своего отношения к женщинам под воздействием наставниц и остался прежним бессердечным грубияном! Как жестоко она ошибалась, полагая, что сумела смягчить его очерствевшее сердце! Какой же наивной и. доверчивой она была, пытаясь разглядеть положительные качества в его натуре! Выходит, он искусно обманывал ее в течение полутора недель, скрывая под джентльменским обхождением свою подлинную сущность – коварного и эгоистичного закоренелого холостяка. Антония была на грани отчаяния.

– Но она пожаловала сюда по собственной воле, а не по моему желанию, – нерешительно заметил Ремингтон.

– Это ничего не меняет, граф! – в сердцах воскликнула Антония. – Вам, очевидно, следует почаще навещать своих подружек, чтобы не вынуждать их разыскивать вас, изнывая от скуки. Либо более щедро оплачивать их амурные услуги. Признаться, я не думала, что вы так скупы и бессердечны с женщинами, сэр! Вы меня разочаровали!

– Не судите меня так строго, Антония! – в отчаянии воскликнул Ремингтон и шагнул к ней, не полностью осознавая, что он собирается сделать. – Я не готов все вам объяснить…

Она отшатнулась, испытывая к нему отвращение после той безобразной сцены, случайной свидетельницей которой стала, и начала пятиться, с неподдельным ужасом глядя на графа. До нее вдруг дошло, что те две дамы полусвета, которые побывали за столь короткое время в ее доме, очевидно, лишь крохотная часть огромного гарема этого завзятого гедониста, имеющего любовниц по всему Лондону! Сколько же еще сюрпризов он ей преподнесет? Не превратит ли он ее скромную обитель в дом свиданий? Боже, какой позор! Что подумают о ней ее знакомые?

Ремингтон ухватил ее за локоть и притянул к себе.

– Не смейте ко мне прикасаться! – взвизгнула она. – Не путайте меня со своими по… пассиями! – Антония чуть было не произнесла другое слово, но вовремя спохватилась. – И не давайте волю рукам! Я не привыкла к мужланскому обхождению…

– Что вы хотите этим сказать? – нахмурившись, спроСИЛ ОН.

– А то, ваше сиятельство, что я не чета той падшей женщине, которую вы столь бесцеремонно вытолкали за дверь! К слову сказать, как вообще вы посмели применить грубую силу к этому бедному слабому созданию? Да отпустите же меня наконец, граф!

Ремингтон расхохотался, продолжая сжимать ее запястье цепкими пальцами.

– Бедному созданию? Вы, наверное, решили уморить меня смехом, леди Антония. Эта крошка побывала за свою богатую приключениями жизнь еще и не в таких переделках! Да ее перетискали все состоятельные мужчины Лондона. За исключением одного лишь меня, – перестав смеяться, серьезно добавил он и мрачно взглянул Антонии в глаза.

Она судорожно вздохнула, отказываясь верить, что размалеванная вульгарная толстуха, вымогавшая у графа деньги на оплату нескольких ящиков шампанского и модного нижнего белья, не побывала в его кровати. Да он ко всему прочему, оказывается, еще и бессовестный лгун!

– Избавьте меня от этих пошлых сплетен, сэр! – брезгливо поморщившись, произнесла она, чувствуя, что у нее гулко забилось сердце. – И немедленно отпустите мою руку!

Ремингтон порывисто прижал ее к себе и произнес, сверля пылающим взглядом:

– Вы не верите мне? Так вот, я клянусь, что она никогда не была моей любовницей!

– Ах вот как! Значит, вы содержите дам легкого поведения из человеколюбия и сострадания к падшим, сэр? Оказывается, вы альтруист! – язвительно воскликнула Антония.

– Нет, миледи! Я делаю это в силу обстоятельств, которых не могу избежать: я выполняю волю отца. Она была его содержанкой, и в своем завещании он оговорил, что я как его наследник обязан заботиться о ней.

По хмурому, серьезному лицу Ремингтона Антония поняла, что он говорит правду, и успокоилась.

– Лично я не стал бы содержать любовницу, леди Пак-стон, – добавил он, мрачно ухмыльнувшись. – Так же как и супругу.

Антония потупилась, расстроенная его суровым тоном. Впрочем, подумала тотчас же она, иного отношения к женщинам со стороны женоненавистника и нельзя ожидать! И тем не менее слова Ремингтона оставили в ее душе неприятный осадок.

– И раз уж зашел такой разговор, – помолчав, сказал граф, – я хочу сообщить вам, что и первая незваная гостья, Хиллари, тоже досталась мне в наследство от отца. Он обожал женское общество и, изображая благородного рыцаря, никогда не бросал фавориток и продолжал опекать их до самой своей кончины. Более того, он включил заботу о них особым пунктом в завещание. Вот так и получилось, что я унаследовал не только его титул, но и его содержанок. И они постоянно напоминают мне об этом.

Внезапно в голове Антонии промелькнула догадка: уж не в этом ли кроется главная причина лютой ненависти графа к особам противоположного пола? Не потому ли он так яростно отвергает брак, что его отец был чересчур великодушен к любовницам? И даже принудил его, своего законного сына, заботиться об этих стареющих кокотках…

– Они транжирят мои деньги, – с горечью посетовал он, угадав ход ее размышлений. – Кичатся своим положением и позорят мою фамилию. Обивают порог моей конторы, мучают своими необоснованными требованиями моих стряпчих. Капризные, избалованные, истеричные, эти увядающие куртизанки совершенно не приспособлены к нормальной, разумной жизни. Они то и дело ссорятся с прислугой, докторами, торговцами, клерками, плетут интриги, попадают в скверные истории. А расхлебывать их приходится мне. Боже, как я устал!

Прочитав неподдельное отчаяние в его потемневших глазах, Антония собралась с духом и спросила без обиняков:

– Так, значит, вы судите обо всех женщинах по двум этим заблудшим душам? Справедливо ли это, граф?

Уязвленный таким упреком, Ремингтон с горечью произнес:

– Ах, если бы падших женщин, которых я знал, было только две! Вы недооцениваете меня, Антония! Подобно своему любвеобильному отцу, я тоже имел интимные связи со многими дамами, в том числе и с замужними. Знакомство с ними, к сожалению, лишь укрепило меня в моем суждении о представительницах противоположного пола. Все женщины – дочери Евы!

– Иными словами, ненасытные пиявки, лишенные чувства собственного достоинства, воли, порядочности, инициативы и разума, – с толикой обиды в голосе добавила Антония. – Мы созданы, по-вашему, только для того, чтобы пить из мужчин кровь и всячески усложнять им жизнь. Верно? А не приходило ли вам, сэр, в голову, что не мешало бы получше присмотреться к мужчинам? Ведь они далеко не ангелы! Разве вам никогда не встречались образованные, умные, одаренные женщины, имеющие твердые жизненные принципы и убеждения? Обладающие разнообразными интересами и ведущие активный образ жизни?

Озадаченный такой постановкой вопроса, Ремингтон смущенно отвел взгляд. Антония же продолжала на него наступать.

– Да вы просто слепец! – вскричала она. – Неужели за все то время, пока вы находились в этом доме, вы ничего не поняли, ничему не научились? Если так, то мне вас искренне жаль… – В глазах ее сверкнули слезы, она прикусила губу.

Ремингтон понурился, и, не дождавшись от него ответа, леди Пакстон повернулась и направилась к выходу. В дверях она вдруг остановилась, обернулась, посмотрела на него с видимым сожалением и вышла из гостиной, гордо вздернув подбородок. .

Неловкость и растерянность, которые почувствовал Ремингтон после ее ухода, заставили его выбежать на залитую солнцем улицу, и он куда-то побрел, без перчаток, трости и головного убора, обуреваемый тяжкими сомнениями и удручающими мыслями. Ноги принесли его в Грин-парк, аллеи которого в этот час были полны играющими детьми, их нянями с колясками, гувернантками, степенными джентльменами и разодетыми дамами, неспешно прогуливающимися в тени вековых деревьев. Однако Ремингтона вся эта кутерьма совершенно не занимала, в его голове звучали гневные вопросы леди Пакстон, и он не находил на них ответов. Он так глубоко погрузился в размышления, что едва не наткнулся на Элинор Бут, загадочным образом очутившуюся у него на пути.

– Лорд Карр! Куда вы так спешите, сэр? – удивленно спросила она, когда он схватил ее руками за плечи.

– Простите, Элинор, я задумался, – пробормотал они, оглядевшись, с удивлением обнаружил, что рядом на скамейках сидят и другие знакомые ему вдовушки:

тетушка Гермиона, Мод, Молли, Поллианна, Пруденс и Виктория. Одеты почтенные дамы были весьма живописно, – очевидно, на прогулку у них было заведено надевать свои лучшие наряды. Кое-кто прихватил зонт от солнца, некоторые же надели широкополые шляпы. Все эти увядающие поздние розы смотрели на графа с искренней озабоченностью.

Ремингтон кашлянул и промолвил:

– Мне тоже захотелось прогуляться и погреться на солнышке.

– Понятно, – с улыбкой кивнула тетушка Гермиона. – Сегодня выдался славный денек! Не желаете ли составить нам компанию, граф? Мы тут обмениваемся мнениями о новых веяниях моды и наблюдаем за расфуфыренными светскими дамами, совершающими променад в парке. Любопытно, что их сопровождают вовсе не мужья. Ручаюсь, что случится грандиозный скандал.

Ремингтон изобразил на физиономии подобие улыбки, пробормотал извинения и поспешил ретироваться по тенистой боковой аллее в глубь парка. Ему срочно требовалось разобраться в своих новых ощущениях и понять причину смутного беспокойства. Быстрая ходьба и свежий воздух оказали благотворное воздействие на работу его мозга, и внезапно он отчетливо осознал, что в основе его душевного смятения лежит конфликт между всеми его любовно выпестованными предрассудками и нынешними дружественными отношениями с обитательницами дома леди Пакстон.

Эти симпатичные и забавные дамы ему явно понравились, им удалось подобрать волшебный ключик к его закрытому на замок очерствевшему сердцу. Как же это могло случиться? Почему он допустил это? Вернее, почему так долго оставался бесчувственным истуканом? Ремингтон едва не зарычал и не заскрежетал зубами от негодования. Ему стало ясно, что виной всех его заблуждений относительно женского пола является отсутствие у него опыта общения с вот такими славными старушками с их подкупающими улыбками, неистощимым долготерпением и обезоруживающим бескорыстием. Ах, как же досадно, что на протяжении всей своей жизни он сталкивался с их антиподами – бесстыжими продажными девками, алчными куртизанками, надменными светскими львицами и прилипчивыми содержанками. Привыкнув отплачивать интриганкам коварством за коварство и безразличием за холодность, он вдруг обнаружил, что не умеет защищаться от чар седовласых улыбчивых вдов, чем-то напоминающих его добродушного дядюшку Паддингтона, от ненавязчивого обаяния которого у него не было противоядия.

Сознательно либо непреднамеренно Антония выбрала наилучших помощников для разрушения его циничного взгляда на женщин.

Взять, к примеру, ту же Элинор. Разве можно отказать ей в сообразительности, любознательности, практичности и наблюдательности? Это же настоящий самородок по части изобретательства, гений технической мысли в юбке! А кто может сравниться с Гертрудой в домовитости, житейской мудрости, усердии и умении защищать свою точку зрения? А переплюнуть в упрямстве и цепкости Молли, всегда смело смотревшую в глаза жестокой реальности? Воистину достоинствам этих дам может позавидовать любая англичанка! Под мудрым руководством тетушки Гермионы, одаренной ангельским терпением и редким даром убеждения, в доме леди Пакстон нашлось применение всем их талантам. Флоренс и Виктория совершали чудеса в портняжьем искусстве, не гнушаясь при этом и скучной штопки. А несравненная Клео, умнейшая и опытнейшая из всех вдов, даже увядая, сумела сохранить женственность, восхитительный артистизм и поразительную душевность.

Мир, в который эти почтенные дамы ввели его, удивил Ремингтона причудливым устройством и своеобразием. Сообщество одиноких вдов жило активно, продуктивно и весело. А выполняемая женщинами работа, являвшаяся стержнем их существования, была куда более трудоемкой и сложной, чем он предполагал.

Антония помогла им ощутить себя полноценными людьми, нужными обществу, личностями, независимыми от мужчин, устроительницами своей жизни, способными самостоятельно принимать решения и осуществлять свои желания. При этом никто из них не держал зла на мужской пол, о покойных мужьях эти вдовы отзывались только с уважением и любовью. Похоже было, что они питали такие же чувства и к нему. Вот почему он вопреки всем своим предрассудкам и подозрительности проникся к ним уважением и симпатией.

И это, пожалуй, стало главным результатом его пребывания в доме леди Пакстон.

Изумленный таким выводом, граф еще долго бродил по аллеям парка, не разбирая дороги, но в конце концов ноги принесли его к тому самому месту, с которого началось его путешествие: к тротуару напротив особняка леди Пакстон.

Когда же лорд Карр, ошеломленный всеми обрушившимися на него сегодня роковыми обстоятельствами, взглянул на изящные крыловидные ставни окон и вазы с геранью, новое откровение, снизошедшее на него, заставило его содрогнуться.

Он понял, что проиграл этот спор.

Пронизанный лучами жаркого послеполуденного солнца, дом издавал кошачье мурлыканье; такой странный эффект объяснялся до смешного просто: на каждом подоконнике нежилась кошка.

Ремингтон вошел в прихожую и направился по коридору на кухню, размышляя на ходу, что ему следует сказать Антонии при встрече. Проходя мимо дверей кабинета, он ощутил желание заглянуть в него и не стал сопротивляться этому порыву. Статуэтки Клео воскресили в его памяти рассказы старой актрисы о своей бурной жизни. О чем будет вспоминать он сам, когда достигнет ее возраста? Станет ли он сожалеть об упущенной возможности обрести семейное счастье, как его одинокий дядюшка Паддингтон, или же сможет сказать, что познал подлинную любовь и не зря потратил отмеренные ему судьбой годы? Из невеселых раздумий его вывел громкий возглас Клео:

– Вы так похожи на Пинки, когда хмуритесь, сэр! Граф вздрогнул и, обернувшись, увидел в дальнем углу комнаты знакомую изящную фигуру хозяйки коллекции фарфоровых безделушек с метелочкой из перьев в руке. Ремингтон перевел дух и спросил:

– На Пинки Ландона? Почему вы дали ему такое странное прозвище – Розовый? Он краснел от смущения при встрече с вами? Или у него был багровый от пьянства нос?

Клео рассмеялась и, покачав седой головой, объяснила:

– Вовсе нет, сэр. Ему просто нравился ярко-розовый цвет. А в тот вечер, когда мы с ним познакомились, на мне было розовое платье. Он был на несколько лет моложе меня, но выглядел очень импозантно. Между прочим, он тоже был граф.

– Граф? – Ремингтон вздрогнул. – Вы хотите сказать, что он был, как и я, графом Ландоном? Нет, это невозможно! А как его звали?

– Кажется, Руперт… Нет, Реджинальд! Или Рутабага… Пожалуй, все-таки Рутланд! У меня кое-что осталось о нем на память… – Клео повернулась к Ремингтону спиной и начала высматривать нужный ей сувенир.

Граф окаменел: Рутландом звали его отца, восьмого по счету графа Ландона, а также Розового, как только что выяснилось. У папаши была страсть к актрисам. Неужели и Клео оказалась среди его бесчисленных любовниц?

– Вот она! – удовлетворенно произнесла старушка, беря в руки миниатюрную фарфоровую птичью клетку, покрытую слоем пыли. – Теперь я все отчетливо вспомнила! – Лицо актрисы просияло. – Он прибыл в Париж, совершая свой грандиозный вояж по Европе, целью которого было увидеть окружающий мир во всем его многообразии. В меня он влюбился до беспамятства, умолял меня оставить сцену и уехать с ним в Лондон, обещал купить мне особняк, даже заговаривал о женитьбе… Но я не согласилась. – Она отвела взгляд.

– Что же вам помешало? – сдавленно спросил Ремингтон.

– Я не желала становиться певчей птичкой в золотой клетке! Такой, как вот эта! – Клео указала рукой на статуэтку.

Граф наклонился и, приглядевшись, увидел в клетке розоватую птичку с хохолком и длинным хвостом:

– Он бы запер меня навсегда, я же этого не хотела. Вскоре я познакомилась со своим будущим мужем. – Она мечтательно улыбнулась и продолжала: – Ройял Фокс свил для меня гнездышко. И когда мне хотелось полетать, он порхал вместе со мной.

Клео потрепала его по плечу и снова занялась уборкой. А он еще долго смотрел на запыленную статуэтку и думал о своем отце и его маниакальной страсти к роковым женщинам. Как сложилась бы судьба Клео, если бы она приняла предложение его отца и, уехав с ним в Лондон, стала бы его содержанкой? Женился бы в конце концов на ней беспутный граф Рутланд? Случись такое, Клео могла бы стать матерью его сына, и тогда и его собственная жизнь, и жизнь Ремингтона Карра стала бы совершенной другой.

Внезапно графа осенило: он понял, что все женщины в мире делятся на два типа – таких, как Гермиона, и других, с натурой Хиллари. Кто-то рождался Карлоттой, а кто-то – Клео… И выбор мужчины во многом зависел от его воспитания и окружения, кругозора и жизненного опыта.

Это умозаключение немедленно породило у Ремингтона другой вопрос: а какого сорта женщина Антония Пакстон? Но как ни ломал граф себе голову, ему не удавалось втиснуть ее в прокрустово ложе своей схемы. И вновь он почувствовал удручающее смятение.

Антония Пакстон умудрялась одерживать победу в невероятно трудных ситуациях, была умна, настойчива, на редкость целеустремленна и дьявольски изобретательна. При необычайно пылком темпераменте она умела скрывать подлинные чувства, всегда контролировала поступки и не терялась в сложных обстоятельствах. У нее на все имелись свои точка зрения и план быстрейшего достижения намеченной цели. Права была тетушка Гермиона, говоря, что Антония лоб себе расшибет, но своего добьется. Впрочем, упрямство этой женщины лишь дополняло ее поразительное здравомыслие.

Он вспомнил и другие слова Гермионы об Антонии – что у нее отзывчивое сердце. Действительно, порой он и сам удивлялся, как чуткость и доброта соседствуют в ней с безжалостностью к врагам и коварством. Череда эпизодов, свидетелем которых он стал, живо возникла перед его внутренним взором: ее добрая улыбка, припасенная для своих подопечных, нежный взгляд на спящую Клео, сентиментальное выражение глаз, украдкой наблюдающих за ним во время обеда, смущение, обида и страсть, исказившие ее лицо после того памятного пылкого лобзания…

В натуре Антонии причудливым образом переплелись черты характера и Карлотты, и Клео, и в этом-то и заключалось ее своеобразие, делавшее ее столь привлекательной и желанной. Соблазнительными формами, трезвым умом и бойким язычком, иногда источающим райский нектар, она завораживала, бесила и возбуждала его так, как ни одна другая женщина. И вот теперь она вдруг показалась в еще одной ипостаси.

Ремингтон вздохнул и покачал головой, потрясенный поразительным выводом, к которому он пришел: Антония Пакстон сумела предстать перед ним именно такой, какой она хотела, – неповторимой, добродетельной, страстной и желанной. Она помутила его рассудок и воспламенила в его жилах огонь вожделения, став для него настоящим наваждением. И ему не оставалось ничего другого, как принять брошенный ею вызов и продемонстрировать ей, на что он способен как настоящий мужчина, джентльмен и лорд.

Для этого требовалось заставить трепетать каждую клеточку ее роскошного тела, пробудить все тайные порочные желания, вынудить распахнуть перед ним двери темницы своей неутоленной страсти, проникнуть в сердцевину ее женственности, засесть у нее в печенках и лишить сна и покоя.

Но прежде следовало умаслить ее, признав свое поражение.

Приняв это решение, Ремингтон повернулся и вышел из кабинета в коридор, откуда направился прямиком к черному ходу, чтобы покинуть дом никем не замеченным.

Глава 11

На другое утро Антония ждала прихода графа, расхаживая по малой гостиной с плохо скрытым нетерпением. После бессонной ночи лицо ее было напряженным и бледным, а руки зябли, хотя в комнате было тепло. Она бы с удовольствием согрелась и укрепила дух бокалом хереса, но не осмеливалась, опасаясь, что Ремингтон учует запах алкоголя и решит, что он сломил ее волю и она запила с горя, и возрадуется, негодяй. Оставалось лишь метаться из угла в угол и кусать от отчаяния ногти.

Она собиралась без обиняков заявить ему, что не видит смысла в продолжении спора, поскольку стало очевидным, что, как бы ни старались ее чудесные помощницы выкорчевать его глубоко укоренившиеся предрассудки, за оставшееся время им это не удастся. К ее величайшему огорчению, он останется при своем прежнем мнении о женщинах, она тоже вряд ли изменит свое отношение к мужчинам после горького опыта, извлеченного из своего непродолжительного, но поучительного общения с ним. В связи с этим нетрудно было предположить, что их пари завершится позорной ничьей. Так есть ли смысл продолжать мучиться?

Примерно такие здравые мысли роились в ее светлой голове, но вся беда заключалась в том, что ее плоть не хотела с этим соглашаться и холодела, как только она думала о том, что спустя пару часов Ремингтон покинет ее дом и больше уже никогда в него не вернется, исчезнув из ее жизни навсегда.

Он прибыл только в десять часов утра, на час позже условленного времени их встречи, жизнерадостный, бодрый и веселый. Отдав трость и шляпу дворецкому Хоскинсу, граф проследовал в гостиную, где был встречен холодным взглядом и упреком хозяйки дома, промолвившей с раздражением:

– Вы сегодня чересчур задержались, ваше сиятельство.

– Виноват, каюсь, – взглянув на карманные часы, непринужденно ответил граф. – Что поделаешь, дела! Приходится решать не терпящие отлагательства вопросы! Вы даже не представляете, сколько у меня хлопот! Надо руководить своими помощниками, проверять их работу, встречаться с арендаторами, просматривать отчеты управляющего поместьем… Адский труд, уверяю вас, миледи. – Он смерил взглядом ее в головы до ног и с ухмылкой добавил: – Но все же куда более изнурительно выбивать ковры, перетаскивать пылесос этажа на этаж и натирать воском паркет.

Антония безуспешно пыталась понять, к чему он клонит. Выдержав паузу, Ремингтон продолжал:

– А возиться целый день возле плиты в душной кухне, чистить картофель, мыть посуду и таскать из погреба тяжеленные кули – просто дьявольская пытка. Правда, штопать белье и пришивать пуговицы тоже чертовски утомительная работенка, от нее можно ослепнуть. Что же до препирательства с мясником на базаре из-за цены куска говядины, так иначе как издевательством это занятие не назовешь.

И тем не менее во всех этих обременительных делах имеется и своеобразный приятный аспект. Я вижу по выражению вашего лица, мадам, что заинтриговал вас. Что ж, я готов пояснить свою мысль. Вчера вы спросили, что нового и полезного я узнал за время пребывания в вашем доме. Так вот, я существенно расширил познания в домоводстве и понял, что недооценивал прежде вас и ваших подопечных. Онизамечательные женщины и прекрасные наставницы. А вам, Антония Пакстон, следовало бы предоставить ответственный пост в правительстве, чтобы вы применили свои знания и энергию во благо империи. Уверен, что не пройдет идвух недель, как оппозиция падет перед вами на колени. Сумели же вы сбить с меня спесь всего за несколько дней! – Он хрипло рассмеялся и пристально взглянул ей в глаза.

Потрясенная произошедшей с графом переменой, Антония оцепенела. Ремингтон продолжал улыбаться, лаская ее взглядом. Она отступила на шаг и, густо покраснев, потупилась.

– Позвольте полюбопытствовать, – вкрадчиво промолвил граф, – что вы запланировали для меня на сегодня?

От проникновенного тона его голоса по коже Антонии побежали мурашки. Ничего конкретного для Ремингтона она не намечала, полагая, что он уже не вернется в ее дом.

– Вы поступите в распоряжение Элинор и Поллианны, – выпалила она первое, что пришло ей в голову. – По-моему, они собирались заняться сегодня просушкой постельного белья, им потребуется ваша помощь.

– Чудесно, – сказал граф. – Надеюсь, что мы с вами еще увидимся, миледи. За ужином или, возможно, даже раньше. До свидания!

Она кивнула, и он тотчас же ушел, не проронив больше ни слова.

Проводив его растерянным взглядом, Антония задумчиво уставилась на захлопнувшуюся дверь, ничего не понимая. Постепенно в ней стало нарастать желание что-нибудь расколотить. А еще лучше было бы поколотить самого Ремингтона. Трясясь от ярости, она швырнула в дверь подушкой. Да как он посмел войти в ее гостиную после всего того, что случилось накануне! И заявить, что признает свое поражение в их пари! Да еще смотреть на нее при этом так, словно он мечтает лишь об одном.

Антония прервала свои опасные размышления и сделала успокаивающий вздох. Это ей не помогло.

Нет, но каков наглец! Не каждый дерзнул бы назвать ее скромных дам прекрасными наставницами и чудесными женщинами, а ее самое – достойной кандидаткой на ответственный пост в правительстве. И вдобавок объявить во всеуслышание, что она поставила его на колени!

Итак, этот умник подтвердил, что очутился-таки в позорной для мужчины роли побежденного! Разве не этого она так долго ждала? Не к этому ли стремилась? Выходит, ее хитроумный план удался: многоопытные подруги вынудили этого строптивца и гордеца пересмотреть свое отношение к женской работе и, возможно, ко всему женскому полу. Это же победа!

От восторга у нее перехватило дух. Обняв себя за плечи, Антония закружилась по комнате, ощущая невероятную легкость и желание немедленно поделиться радостью с тетушкой Гермионой и всеми остальными! Она направилась было к двери, но внезапно остановилась, пронзенная сомнением.

Можно ли быть полностью уверенной в том, что она одержала победу? Не пытается ли этот хитрец усыпить ее бдительность лестью и притворством, оставаясь в действительности при своем прежнем мнении?

Антония тяжело вздохнула и припала плечом к дверному косяку. Радость сменилась подозрением и неуверенностью. Ну и что из того, что Ремингтон признает свое поражение в этом споре и на весь город объявит, что отныне он будет иначе относиться к женскому труду и роли женщин в обществе? Это еще не свидетельствует о том, что в его голове и сердце действительно произошли кардинальные перемены. Как же убедиться, что он ей не лжет?

Она вышла в коридор и направилась на кухню, продолжая размышлять о том, что в противоборстве с умным и коварным противником нельзя преждевременно расслабляться, ибо это чревато непредсказуемыми последствиями.

Стрелки каминных часов в малой гостиной ползли по циферблату возмутительно медленно, вынуждая метавшуюся по комнате Антонию то и дело прикусывать нижнюю губу, тяжело вздыхать и тоскливо посматривать на потолок, гадая, где именно сейчас находятся Ремингтон и его славные наставницы, благодаря которым с ним, как он утверждал, произошла волшебная метаморфоза. Ни о чем ином Антония думать не могла.

Она потерла ладонью затылок и закрыла глаза. Перед ее мысленным взором тотчас же возникло серьезное лицо Ремингтона, с тем его выразительным взглядом, которым он пронзил ее сегодня в конце их странного разговора. По необъяснимой причине ей представились не только его глаза, но и длинные ноги, а также сильные волосатые руки. Антонию охватило внутренним жаром, ей захотелось немедленно поговорить с графом и услышать его ответы на все волнующие ее вопросы. Но какой предлог выбрать для этой встречи? Не может же она признаться, что ей просто захотелось его увидеть! И уж тем более сказать, что она все еще ему не доверяет!

Из коридора донеслись голоса Элинор и Поллианны, и Антония выбежала из гостиной, дрожа от возбуждения.

– Вы закончили? – спросила она у двух женщин, которые о чем-то шептались, с заговорщическим видом озираясь по сторонам. На их щеках пылал румянец. – А где же граф?

– Он вызвался лично навести порядок в ваших покоях, – ответила с загадочной улыбкой Элинор. – Это весьма любезно с его стороны, поскольку от пыли и перьев у меня слезятся глаза.

– Да, леди Антония, ваша кровать нуждается в особо тщательной чистке, – кивнув, подхватила.

Поллианна. – Тут требуется особенная сноровка и мужская сила.

– Не желаете ли выпить вместе с нами по чашечке чаю, миледи? – спросила Элинор. – Мы как раз идем сейчас на кухню. Почему бы вам не составить нам компанию?

– Нет, благодарю вас, но мне пока не хочется. Ступайте одни, – сказала Антония и, подтянув юбки, устремилась к лестнице.

В ее воображении возник Ремингтон, яростно выколачивающий пыль из полога над ее кроватью, грубо срывающий простыню с матраца, взбивающий пуховые подушки, и щеки ее стали алыми. Как он дерзнул вломиться в ее личные покои, туда, где она бывает порой абсолютно голой и где проводит бессонные ночи, думая о нем! Нет, все это неспроста, он что-то замышляет…

– Ну, что я тебе говорила! Она помчалась прямиком к нему! – обрадованно воскликнула Поллианна, проводив Антонию завистливым взглядом.

– Хотелось бы мне превратиться в мышку и затаиться там в укромном уголке! – прошептала Элинор и рассмеялась.

Спальня леди Пакстон являла собой восхитительный образчик пышного стиля эпохи Людовика XIV с такими непременными его атрибутами, как позолота, причудливая резьба, инкрустация, дорогие обои цвета спелого абрикоса и янтаря, искусное кружево и взбитые пуховые подушки. Желая угодить молодой супруге, сэр Джеффри не скупился на расходы, покупая мебель и ковры лучшего качества и приглашая опытных мастеров для отделки помещения. Так, изразцы для камина, расписанные вручную весенними цветами, он заказал из Швеции, чтобы в опочивальне Антонии было тепло и уютно даже в самые студеные зимние дни. Любая вещица подбиралась с учетом вкуса хозяйки дома и должна была радовать ей глаз и быть приятной на ощупь. Благодарная Антония в ответ дарила супругу свою молодость, энергию и красоту. И вот сейчас в ее убежище вломился без разрешения посторонний мужчина, бесцеремонно нарушив атмосферу заветной обители молодой вдовы, где она укрывалась от мирских страстей и залечивала душевные раны.

Вбежав наконец в Спальню, Антония застыла в дверях, пораженная представшей ее взору картиной. Тяжелые парчовые шторы были отдернуты, а окна распахнуты. На шикарной кровати возвышалась груда белья и подушек, одеяло и покрывало валялись на полу. Сам же Ремингтон стоял спиной к ней возле туалетного столика, одетый в сорочку с закатанными по локоть рукавами и темные брюки. От одного только вида его стройной и мощной фигуры по спине Антонии пробежала дрожь.

Поборов оцепенение, она на цыпочках подкралась к графу поближе и стала наблюдать, чем он занимается. А занимался он, к ее изумлению и ужасу, весьма необычным делом: рассматривал и нюхал интимные предметы ее туалета – перчатки, нижние юбки, корсет, чулки и нижнее белье. При этом он блаженно щурился и улыбался.

– Без подвязок, – отметил вслух он, подцепив указательным пальцем чулки. Эта реплика стала последней каплей, переполнившей чашу ее терпения.

– Что вы себе позволяете! – вскричала она, делая шаг вперед. – Да как вам не стыдно! Чем вы занимаетесь в моей спальне?

Ремингтон обернулся, увидел, кто именно стоит перед ним, и с приторной улыбкой ответил:

– Я делаю банальную женскую работу, миледи: разбираю грязное дамское белье. А потом я намерен хорошенько выколотить перину и сменить постельное белье.

– Не утруждайте себя выколачиванием перины, сэр, – густо покраснев, ответила Антония. – И оставьте в покое моё белье. Вам вообще нечего делать в моих личных покоях, прошу вас покинуть спальню!

Но Ремингтон даже не сдвинулся с места после этих гневных слов, а блеск его глаз стал ярче. Антония приблизилась к нему и повторила:

– Положите перчатки на стул и немедленно уйдите! Он вскинул бровь, покосился на перчатку, которую держал в руке, и промолвил:

– Чудесная шведская кожа, миледи! У вас прекрасный вкус. Я чувствую аромат розы. – Он поднес перчатку к лицу и с наслаждением ее понюхал. – Обожаю этот запах!

Это был очевидный вызов, он флиртовал с ней, этот коварный негодник с убийственной внешностью. И взывать к его совести не имело смысла, поскольку он был ее лишен. Оставалось только держаться от него подальше и пытаться сохранять хладнокровие. Сердце Антонии затрепетало, покидать ее спальню этот негодяй не собирался, а силы духа, чтобы изгнать его, ей недоставало. Сложив руки на груди, Антония воскликнула:

– Я вижу, что правила приличия, сэр, писаны не про вас, не говоря уже об уважении к чужой собственности.

– Зовите меня просто Ремингтоном, Антония, – с обворожительной улыбкой произнес он. – Вряд ли такое обращение будет фамильярным в отношении мужчины, намеревающегося хорошенько вытрясти вашу постель. – Он отшвырнул перчатку на стул и шагнул к кровати, собираясь стянуть с нее перину.

Антония остолбенела.

Между тем Ремингтон уже переворачивал перину.

– Сейчас же прекратите это гнусное занятие! – вскричала она, подбежав к своему ложу. – Вы порвете чехол!

– Тогда помогите мне! Вдвоем мы справимся с этой периной гораздо быстрее. Взгляните, здесь ваша ночная сорочка. Как она очутилась под периной?

Он вытянул за край помятую ночную рубашку и стал с интересом ее рассматривать, бормоча:

– Так вот, значит, в чем вы спите! Чистый шелк!

И весьма миленький рисунок. У вас хороший вкус.

Однако зачем же здесь столько пуговиц? Поверьте, Антония, они вас не спасут, когда к этой сорочке прикоснется мужская рука.

– Отдайте мне это сейчас же! – вскричала она и попыталась вырвать сорочку у него из рук.

Потеряв равновесие, граф упал на колени, но сорочку не отдал. В завязавшейся молчаливой борьбе победила грубая мужская сила. Антония рухнула на постель и, задыхаясь, воскликнула:

– Да как вы смеете!

– Мне нравится вас дразнить, миледи! – ответил он, с теплой улыбкой глядя ей в глаза. – Вы так мило краснеете!

– У меня тонкая кожа, – отводя взгляд, сказала она.

– Именно поэтому она меня и привлекает. По вашему лицу легко определить, что творится у вас в душе. И знаете, о чем оно говорит мне сейчас? – Ремингтон протянул к ней руку и провел указательным пальцем по алой щеке. – О том, что ваше сердце пока еще не очерствело. А еще о том, что на вас слишком много пуговиц.

Жар его тела, запах кожи, многообещающий взгляд и нежное прикосновение к ее щеке привели Антонию в необычайное волнение. Сопротивляясь из последних сил, она пролепетала:

– Вы не смеете так поступать со мной!

– Как именно, Антония? – спросил он, пододвигаясь к ней поближе. – Разве я нарушил условия пари? Или недостаточно ревностно выполняю порученную мне работу? Может быть, вы подразумеваете нечто иное? Вам страшно признать, что вы хотите интимной близости со мной? – Лицо его стало напряженным.

Антония выпустила край ночной сорочки из рук и прошептана:

– Такая проницательность – тоже результат уроков, которые преподали вам ваши наставницы? Надеюсь, что польза, которую вы извлекли из общения с ними, этим не ограничивается.

Она старалась сохранить спокойствие, но сердце ее готово было выскочить из груди. Роковой вопрос, заданный ей Ремингтоном, продолжал звучать в ушах. Во рту пересохло, она пытливо вглядывалась в его глаза.

Он проговорил:

– Из общения с этими мудрыми и почтенными дамами я понял, что заблуждался в своем отношении к женщинам. В первый же день моего пребывания в этом доме Гертруда продемонстрировала мне свое полное превосходство. Я почувствовал себя подростком в коротких штанишках. Молли преподала мне прекрасный урок ведения переговоров с рыночными торговцами. Элинор доказала, что женщина порой превосходит мужчину в смекалке и выдумке. А тетушка Гермиона поразила меня своей неувядающей энергией и обаянием. Неудивительно, что она пленила сердца четырех джентльменов. Мне продолжать?

– Да, я вас внимательно слушаю, – кивнула Антония. Он взглянул в ее лучистые глаза и, вздохнув, промолвил:

– Я могу лишь добавить, что Пруденс порой бывает чересчур игрива и легкомысленна, Поллианна – излишне практична, а старушка Клео – дьявольски проницательна, обаятельна и мудра.

Выслушивая его искреннее признание, Антония чуть было не расхохоталась: ее милые почтенные дамы, несомненно, сумели сломить защитные препоны этого гордеца и завоевать его сердце. От былой игривости этого завзятого жуира не осталось и следа, сейчас Ремингтон говорил серьезным тоном и четко формулировал свое мнение о женщинах, окружающих Антонию, и о непростых отношениях с ней самой. Это не могло ее не радовать. Антония вздохнула и задала ему новый вопрос:

– И что же теперь вы думаете о так называемой женской работе, сэр? Она по-прежнему представляется вам пустяковой и сводящейся к наведению порядка в любом домашнем гнездышке?

– По моим наблюдениям, миледи, ваши милые дамы ведут домашние дела куда более организованно, чем правительственные чиновники – государственные, – ответил он. – Это дает мне основание считать, что женщины ни в чем не уступают мужчинам и, получив соответствующую подготовку, могут занимать весьма ответственные посты. Короче говоря, вы победили, Антония Пакстон, а я проиграл.

Она так расслабилась после таких слов, что позволила ему податься вперед и жарко поцеловать ее в губы. В голове у нее помутилось, по телу пробежала сладкая дрожь, кровь забурлила в жилах. Каждое новое прикосновение графа к ее коже усиливало разгоравшуюся в ней страсть.

Ремингтон повалил ее на постель, которую чудесным образом успел расправить и разложить на кровати, пока она пребывала в легком обмороке. Антония обняла его за плечи и с наслаждением прижалась к нему всем телом, запустив ему в волосы пальцы.

Повторялось то, что однажды уже произошло в малой гостиной наверху: они вновь готовы были слиться в упоительном экстазе, словно и не было никаких сомнений и ссор в предшествующие этому восхитительному мигу дни. Отринув подозрения и предрассудки, Антония дала волю своим тайным желаниям и наслаждалась его поцелуями и ласками.

Согревая ей шею дыханием, Ремингтон торопливо расстегивал бесчисленные пуговицы на платье. Наконец его губы коснулись ее бюста, выпирающего из-под края корсета, и она томно застонала. Он же внезапно поднял голову и воскликнул:

– Проклятые пуговицы! Чего бы только я не отдал сейчас за ножницы!

Антония смотрела на него сверкающими глазами и не отвечала. Он ощутил столь сильное желание немедленно овладеть этой женщиной, что даже вздрогнул.

– Вы подлинная дьяволица, Антония Пакстон, и Клео по сравнению с вами – сущий ангел, – хрипло произнес он.

– Неужели? – выдохнула она и закрыла глаза, как бы демонстрируя свою готовность позволить ему делать с ней все, что ему вздумается.

Ремингтон вновь припал губами к ее рту, и она удивила его, сжав ему кончик языка губами. Он с радостью включился в предложенную ему амурную игру и стал пылко ласкать ее не только языком, но и руками, постепенно стягивая с нее юбки. Однако их покрой мешал ему сделать это с желаемой легкостью и быстротой, юбки застряли где-то на коленях.

– И кто только выдумал этот идиотский фасон? – в отчаянии воскликнул Ремингтон. – На такое способен лишь человек, ненавидящий как мужчин, так и саму естественную любовь!

В ответ Антония тихо рассмеялась и посмотрела на него так, что он прекратил излишнюю болтовню и впился губами в ее торчащий розовый сосок. Антония густо покраснела и застонала. Он стал теребить пальцами ее второй сосок, потом сжал его губами и принялся поглаживать руками ее бедра и колени.

Низ живота Антонии налился сладкой тяжестью, по коже побежали мурашки. Пальцы Ремингтона проникли под кружево панталон и – и по ее бедрам растеклось блаженное тепло. Когда же его рука достигла самого ее заветного местечка, она впилась пальцами ему в плечи и стала двигать торсом. Жар напрягшегося мужского естества проникал в ее лоно даже сквозь несколько слоев ткани.

С каждой секундой давление на ее тело отвердевшей плоти становилось все мощнее и явственнее, его руки все нетерпеливее ласкали ее груди, вызывая в ней растущее желание.

– Возьми же меня наконец, Ремингтон! – выдохнула она свое сокровенное желание заполнить пустоту в лоне.

Прервав поцелуй, он пристально взглянул на нее, изнемогающую от вожделения, и промолвил: – Непременно, любимая!

В следующий миг все ее женское естество содрогнулось, пронзенное его раскаленной мужской плотью. Он запечатал ей уста поцелуем и начал ритмично и настойчиво возносить ее к облакам, туда, где ее ожидали райские ощущения. Потеряв остатки рассудка, Антония полностью отдалась этому головокружительному полету. Внезапно внутри у нее словно лопнула натянутая струна – она вздрогнула и задохнулась от неописуемого блаженства, растекшегося по низу живота. Глухо вскрикнув от восторга, она судорожно вцепилась пальцами в его плечи и забилась в сладких конвульсиях. Очень медленно жар в лоне спал, с глаз ее упала пелена, и Антония, обмякнув, замерла в приятном изнеможении, не решаясь открыть глаза.

Тяжело дыша, Ремингтон продолжал сжимать ее в своих объятиях. Он дрожал от перевозбуждения, но сдерживал желание перешагнуть роковой рубеж, поскольку отчетливо осознавал значимость всего случившегося и чувствовал, что Антония полностью удовлетворена. Впервые партнерша отвечала ему с поразительной пылкостью и не скрывала того, что теряет сознание даже от ласк его губ и рук. Слегка отстранившись, он с нежностью взглянул на ее лицо, светящееся женственностью, довольством и счастьем.

Ее длинные ресницы чуть заметно подрагивали, на блестящих щеках играл румянец, порозовела шея и плечи. Она открыла глаза и вздохнула, намереваясь что-то сказать, но вдруг тишину нарушил дребезжащий старческий голос:

– Вы здесь, мадам?

Это приближался Хоскинс.

Антония зажмурилась и замерла. Ремингтон вдавил ее телом в перину и затаил дыхание. Шаги и голос дворецкого становились все громче, в голове у Антонии зашумело, страх сменился ужасом. Хоскинс застыл в дверном проем, крякнул, очевидно, пораженный беспорядком в спальне хозяйки, что-то пробормотал и ушел. Выждав некоторое время, Ремингтон выглянул из-за горы подушек и с облегчением сказал:

– Вряд ли он заметил нас за этой баррикадой из перины, покрывала и одеяла. Но какого дьявола ему вздумалось войти сюда в самый неподходящий момент? Уж не подстроили ли вы это заранее, мадам? Или старикан обладает редким чутьем на разврат?

От возмущения Антония стряхнула с себя оцепенение и, оттолкнув графа, села на кровати. Да как он посмел заподозрить ее в подлом коварстве! Какой позор и срам!

– Я ничего не планировала заранее! – срывающимся голосом воскликнула она. – Как можно планировать собственный обморок от внезапного порыва страсти? И зачем уговаривать дворецкого входить сюда в столь пикантный миг? Не смейте ко мне прикасаться! – добавила она, когда он обнял ее и поцеловал. – Отпустите меня сейчас же! Вы мне противны, сэр!

– Антония! Не сердитесь, я пошутил! Разумеется, вы ничего не подстраивали, это я соблазнил вас и вовлек в амурную игру. Но клянусь, я не раскаиваюсь в содеянном. Равно как не сожалеете о случившемся и вы… Не так ли?

Она смущенно поступилась и прикусила язык.

– Признайтесь, что вы давно уже не испытывали ничего подобного тому, что ощутили сейчас со мной! – не унимался граф.

– Но ведь вам известно, что я вдова… – уклончиво пролепетала она. – Правда, мой супруг не мог бы сравниться с вами в силе и пылкости ласк, он был уже в преклонных годах, когда женился на мне. Но я честно исполняла свой супружеский долг…

О том, что покойный муж избегал частых визитов в ее спальню по ночам, напуганный темпераментом супруги, она благоразумно умолчала.

– Антония! Не сердитесь, выслушайте меня! – Ремингтон сжал руками ее лицо и, повалив на постель, заставил смотреть ему в глаза. – Мне, признаться, нет дела до интимных деталей вашего супружества. Но вы должны знать, что я стал рабом своей страсти к вам. Я хочу всегда видеть ваши голубые глаза и пухлые алые губы, напрашивающиеся на поцелуй. Жажду ощущать жар вашего тела и бархатистость кожи, покрывающейся мурашками от моих прикосновений. Клянусь небом, Антония, ни одна женщина еще не вызывала во мне подобного вожделения!

Она почувствовала странное стеснение в груди, он же продолжал испепелять ее взглядом, в котором читались неутоленная страсть и жажда любви.

– Признайтесь, что вы тоже неравнодушны ко мне! – воскликнул Ремингтон. – К чему лицемерить? Не лучше ли продолжить нашу восхитительную игру?

Лгать ей не хотелось, она ведь уже выдала свои подлинные чувства к нему во время их пылкого соития. Ее губы, глаза и тело рассказали ему все в мельчайших подробностях.

– Не стану отпираться, вы пробудили во мне пылкие чувства, – низким голосом ответила Антония, взглянув в его глаза цвета шоколада, в которых легко было утонуть. – Я вновь ощутила необыкновенный подъем и неописуемую радость, очутившись в ваших объятиях. Однако я не уверена, что должна становиться рабой своих чувств. Вы все еще остаетесь для меня загадкой, и я не знаю, чего от вас ожидать, милорд. Более того, в минуты ослепления страстью я теряю контроль над собой. Да, вы пробудили дремавшего во мне беса, сэр, и мне бы хотелось видеться с вами ежедневно. Но я боюсь превратиться в покорную исполнительницу вашей воли, страшусь потерять свою независимость и самостоятельность, перестать уважать себя…

– Я не намерен превратить вас в марионетку, Антония! – прошептал Ремингтон и нежно поцеловал ее в щеку. – Равно как в мои планы не входит лишение вас разума и силы воли. Оставайтесь собой и будьте уверены, что все случившееся между нами не имеет отношения к нашему спору.

Он говорил это от чистого сердца, но во взгляде Антонии угадывалось сомнение. Внезапно он вздрогнул, пронзенный поразительной мыслью: ведь на самом-то деле в его первоначальный план входило оскорбить и смутить эту женщину. Смущенный своим открытием, он промолвил:

– Пожалуй, нам лучше привести себя в порядок, сюда могут войти. Продолжим наш разговор в другой раз и в более подходящем для этого месте.

Напоследок поцеловав ее в губы, он помог ей встать с кровати и застегнуть пуговицы на платье. Тронутая его заботой и нежностью, Антония прятала глаза. Он окинул взглядом спальню и сказал:

– Я не стану вас торопить или принуждать к чему-то. Решайте сами, стоит ли возобновлять интимные отношения. Пожалуй, стены этой комнаты хранят множество секретов и навевают самые разные и неожиданные мысли и воспоминания. Не лучше ли нам встретиться у меня дома? Там куда более спокойно, прислуга уходит рано, остается лишь дворецкий Филиппе. Вы придете ко мне этой ночью, Антония?

– Но… – Она страстно хотела ответить ему «да», наплевав на условности и позабыв о благоразумии. Однако мысль о возможных печальных последствиях этого безрассудства вынуждала ее колебаться. Она долго молчала, трепеща в его руках, и только собравшись с духом, пролепетала:

– Не торопите меня, Ремингтон! Дайте мне время на раздумья. Я хочу быть уверена, что наши отношения не обернутся бедой.

Он теснее прижал ее к себе и погладил ладонью по спине и бедру. Она прильнула к нему и припала щекой к его груди. Он мог бы уговорить ее нанести ему визит этой ночью, но предпочел остаться джентльменом: отстранился и, кивнув в знак согласия, сказал:

– Вы правы, Антония, не надо торопиться. Но помните, что я от вас без ума и готов ждать вас столько, сколько вам понадобится для принятия решения. А пока прощайте! – Он повернулся и покинул спальню.

Она проводила его растерянным взглядом и на ослабевших ногах подошла к туалетному столику. Несколько минут она сидела молча, не вглядываясь в свое отражение. Наконец ее затуманенный взгляд скользнул по зеркалу – и глаза чуть было не вылезли из орбит от изумления. На нее смотрела взлохмаченная полубезумная развратница с опухшими губами, трепещущими ноздрями и вожделением во взгляде. Неужели именно такой и видел ее Ремингтон? О Боже, какой позор! Вот во что превратило ее их самозабвенное совокупление! Она принялась расстегивать пуговицы на платье, распахнула его и увидела, что набухшие груди покрыты синяками от засосов, а соски пылают. Страсть с новой силой нахлынула на нее.

Как же ей жить после всего этого? Что делать?

Но зеркало не давало ответа на этот вопрос.

Антонию охватило отчаяние.

Напускного спокойствия Ремингтону хватило, лишь чтобы с невозмутимым видом покинуть ее дом. Но стоило только ему очутиться на улице, как сердце вновь бешено застучало, вызывая тягостную боль в груди, а живот свело. Ему показалось, что он умрет, если не будет двигаться, и он быстро пошел по Пиккадилли в направлении Мейфэра, где свернул в Гайд-парк, надеясь, что там никто не обратит внимание на то, что он спорит вслух с самим собой.

С поднятым воротником, руками, засунутыми в карманы распахнутого пальто, и пылающим взором; которым он сверлил дыры в тротуаре, Ремингтон выглядел жутковато. Прохожие шарахались от него, как от опасного умалишенного, сбежавшего из сумасшедшего дома, а дамы провожали его изумленными взглядами. Переходя улицу, он лишь чудом не попал под экипаж, но даже это казалось ему пустяком по сравнению с той опасной ситуацией, в которую он сам загнал себя.

Его не на шутку встревожило соглашение, заключенное им со своими приятелями по холостяцкому братству – Вулвортом и другими членами клуба «Уайтс», павшими жертвой интриг Антонии. Суть этого договора заключалась в том, что он обязался заманить ее в свой дом, соблазнить и позволить обманутым ею джентльменам застать ее в его постели в самый пикантный момент, как в свое время поступила с ними она. Но теперь, после всего того, что произошло между ними, граф уже не мог решиться на такой позорный шаг.

Он действительно был очарован и пленен этой красавицей, прячущей под холодной внешностью пылкую натуру вакханки. Заманив его с помощью своих искушенных старых кокеток в ловушку, Антония пробила брешь в его защитном панцире и завладела его сердцем.

Отныне он уже не считал ее расчетливой и хладнокровной поборницей нравственности, ставящей для неблагоразумных холостяков силки супружества. Она перевоплотилась в желанную женщину, гордую, чувственную, ранимую и невероятно страстную. И сегодня вечером граф надеялся закрепить свой успех и превратить ее в постоянную любовницу.

Переступая порог особняка леди Пакстон в первый раз, Ремингтон вынашивал план доказать ей свое превосходство, коварно склонить ее к интимной близости и потом опозорить, мстя за обманутых друзей. Однако сейчас одна мысль об этих гнусных намерениях доставляла ему страшную душевную боль. И что же ему в таких обстоятельствах следовало делать? Граф в очередной раз поморщился и глухо зарычал от досады.

Перед его мысленным взором возникли пьяные физиономии других участников заговора против Антонии Пакстон, возложивших на него роль мстителя за испытанные ими по ее вине унижения. Страшно было даже представить те гримасы гнева и негодования, которые неминуемо исказят их в случае его отступничества. Нет, после всех громких публичных клятв и обещаний, отказ от порученной ему миссии был бы расценен в узком кругу благородных джентльменов как постыдное предательство. И тогда двери элитных клубов и приличных домов для него оказались бы навсегда захлопнуты. Он превратился бы в изгоя и был бы вынужден отказаться как от политической деятельности, так и от привычного образа жизни. Кто станет общаться с аристократом, не умеющим держать слово?

С другой стороны, как человек чести, он уже не смог бы вновь обрести душевный покой, если бы принес доброе имя Антонии в жертву неписаным законам членов элитного мужского клуба. Не говоря уже о том, что неизбежный разрыв с ней означал бы для него кошмарные физические мучения, точнее, страдания неудовлетворенной мужской плоти. Так стоили ли все вышеперечисленные напасти того, чтобы угодить горстке старых школьных приятелей, жаждущих отмщения?

Размышляя над этим вопросом, Ремингтон и не заметил, как очутился у подъезда своего дома. Немного помедлив, он решительно взбежал по ступенькам к парадной двери и, вручая дворецкому шляпу и трость, приказал ему послать за двумя курьерами.

– Двумя, сэр? – вскинув бровь, переспросил старый лакей.

– Да, Филиппе! Я намерен отправить одновременно несколько важных записок. И пусть они поторопятся!

С этими словами граф направился в кабинет.

Глава 12

В этот вечер в клубе «Уайтс» было особенно многолюдно и шумно, кое-кто из гостей даже стоял у буфетной стойки или переминался с ноги на ногу в проходе, не найдя свободного кресла. Но для Ремингтона был заранее зарезервирован отдельный столик в тихом углу, поэтому ничто не могло помешать его серьезному разговору с товарищами по тайному заговору.

Они стали прибывать в клуб подвое еще до условленного срока. По их взволнованным, раскрасневшимся лицам графу не составило труда определить, что все они жаждут поскорее узнать от него последние новости о контактах с леди Антонией и дату заключительной операции по ее окончательной дискредитации.

– В газетах пишут, что граф Ландон моет полы, чинит дамские корсеты и чистит картофель к обеду леди Пак-стон, – ерзая на стуле, промолвил с благодушной улыбкой сэр Альберт Эверстон, когда вся компания оказалась в сборе. – Особенно позабавил меня своими репортажами некий шустрый малый по фамилии Фитч! Я хохотал над его статейками до слез.

– Что же ты молчишь, Ландон! – воскликнул Вулворт, разгоряченный доброй порцией виски, поданной ему клубным лакеем. – Мы ждем от тебя самых свежих известий с места этих захватывающих событий.

– Да уж, порадуй нас ими скорее, старина! Не томи! – пробасил Бертран Ховард. – Когда наступит развязка? Этой ночью?

Все заговорщики затаили дыхание, устремив взгляды на Ремингтона.

Невозмутимо отпив из бокала, он флегматично ответил:

– Нет.

– Нет? – Бэзил Трублуд явно был обескуражен его ответом. – Значит, завтра, в субботу?

Ремингтон собрался с духом и промолвил, выдержав паузу:

– Никогда! Наш первоначальный план, господа, отменяется.

Глаза у всех сидевших за угловым столиком полезли из орбит, а нижняя челюсть отвисла. Переглянувшись, они вновь с недоверием уставились на Ремингтона, один лишь сэр Альберт спросил:

– Отменяется? Это шутка? Не надо так пошло шутить, Ландон!

– Я говорю совершенно серьезно, – сказал граф, прищурившись и откинувшись на спинку стула. Такой нарочито высокомерный тон охлаждал пыл даже торговцев овощами на базаре. Эверстон же просто опешил. Ремингтон воспользовался этим, чтобы закрепить свой первый успех: – Если говорить откровенно, мой друг, эта затея с самого начала была обречена на провал. Я дьявольски устал от грязной домашней работы, меня тошнит от затянувшегося добровольного заточения в приюте для вредных одиноких старух, следящих за каждым моим шагом. И я хочу отдохнуть. Все кончено, так что забудьте об этой глупости.

Но огорошенные таким заявлением джентльмены решительно отказывались воспринимать его всерьез. Они смотрели на Ремингтона с видимым подозрением, насупив брови и наморщив лбы. Оправившись от первого потрясения, Трублуд сдавленно изрек:

– Он попал к ней под каблук! Наш бедный Ремингтон пропал!

Графа прошиб холодный пот, однако он и бровью не повел. И только его побагровевшая от прилива крови шея наглядно свидетельствовала, что он взволнован. Приятели ждали от него контраргументов, однако он продолжал загадочно молчать. Эверстон хмыкнул, залпом осушил еще один бокал и, крякнув, язвительно сказал:

– Молчание – знак признания своей вины. Взгляните-ка на него! Трублуд, похоже, прав: – наш славный Ландон пал жертвой чар нашего заклятого врага, этой дьяволицы в тоге защитницы священного институтах брака и семьи. Бедняга!

– Нет, я в это не верю! – прошептал Вулворт, побледнев, как покойник. – Лорд Ландон тверд и крепок, как кремень!

– Я тоже! – подхватил Пекенпоу, поднимая бокал. – Ведь он – последний стойкий холостяк, наша единственная надежда!

Граф надменно вздернул подбородок и заметил:

– Я все вам объяснил, джентльмены. Добавлю только, что на практике ситуация оказалась куда более сложной, чем я мог предположить, не зная всех обстоятельств. Вы сами ввели меня в заблуждение, господа. Поэтому я умываю руки…

Но попытка переложить свою вину на других не возымела успеха. Приятели начали строить догадки относительно более вероятных причин его капитуляции.

– Она узнала подлинные мотивы его согласия на пари и выпроводила его вон, – робко предположил Серл.

– Либо застала его в объятиях одной из своих вдов и принудила пойти на попятную, – задумчиво произнес Пекенпоу. – Шантаж – ее любимое оружие.

– Боже правый! – ахнул Эверстон. – Неужели и он попался на эту приманку! Бедный малый!

Эти невероятные предположения вогнали Ремингтона в ступор. Он весь вечер собирался с духом, чтобы стойко выдержать яростные обвинения приятелей в измене их общим интересам и идеалам. А вместо ожидаемых упреков он услышал их очередные нападки на Антонию – дескать, это она вновь проявила свое коварство и провалила их план, прибегнув к своей обычной уловке: сосватала ему одну из бедных вдов.

Но внезапное озарение, снизошедшее на графа, вывело его из удрученного состояния. Ему стало пронзительно ясно, что он сам в свое время наивно ожидал от леди Антонии подобных действий, был уверен, что она обязательно попытается подстроить некую пикантную сцену при содействии одной из своих подопечных, а затем потребует, чтобы он поступил как благородный мужчина и сочетался с наивной вдовушкой законным браком.

Однако ничего подобного сделано не было, равно как не прибегла она ни к каким иным ухищрениям, в которых сейчас обвиняли ее возмущенные джентльмены. Антония отстаивала свои убеждения и стремилась сделать его своим единомышленником. Единственная дама, которую она застала в его объятиях, годилась ему в бабушки.

Ремингтон вдохнул спертый, пропитанный табачным дымом воздух бара и взглянул на своих друзей-заговорщиков новыми глазами. Они походили в этот момент на избалованных школяров, наказанных за рискованные шалости, или же хныкающих подростков, которых застали за курением и принудили сломать и выбросить их недокуренную сигару, добытую не совсем честным путем. Ему стало их искренне жаль.

Ремингтон представил себе Антонию, ее голубые глаза, исполненные страсти и колебаний, дрожащий гибкий стан, учащенное дыхание. Нет, она была не такой, какой они себе ее представляли, эта ранимая и чувственная молодая дама. И вероятно, подлинные обстоятельства их вынужденной женитьбы разительно отличались от тех, которые они позже ему описали. Следовательно, заключил граф, он принял верное решение.

– Мне больше нечего вам сказать, господа! – произнес он, расправив плечи. – С нашей затеей покончено раз и навсегда. Советую вам разойтись по домам и пересмотреть свое отношение к жизни и супруге. Уверен, что с Божьей помощью в один прекрасный день все вы поймете, что я прав.

С этими словами Ремингтон допил виски, кивнул ошеломленным приятелям и направился к выходу.

Проводив его ошарашенными взглядами, разочарованные джентльмены стали обмениваться впечатлениями от услышанного.

– Если бы меня здесь сегодня не было, я бы ни за что в это не поверил, – прохрипел Трублуд, лицо которого даже посерело, и потянулся дрожащей рукой к бокалу.

– Он покраснел от стыда как свекла и стеснялся смотреть нам в глаза, – язвительно заметил Серл.

– Вел себя словно ловелас, столкнувшийся нос к носу с мужем дамы, с которой он только что забавлялся в спальне, – с кислой миной добавил Вулворт и, прищурившись, выразительно посмотрел на Эверстона.

– Разрази меня гром, – осевшим голосом сказал тот, поняв намек своего товарища, – но дело, похоже, обстоит иначе. Наш Ремингтон вовсе не попался в ее ловушку, он пал жертвой ее женских чар!

Не прошло и минуты, как буфетчик уже нес огорошенным таким выводом господам бутылку виски: без доброй порции этого славного снадобья им вряд ли удалось бы прийти в чувство.

Наемный экипаж нес Антонию по ночному городу, подпрыгивая на выбоинах мостовой. Она велела извозчику ехать побыстрее, чтобы не передумать по пути и не вернуться домой прежде, чем доберется до Гайд-парка, возле которого проживал Ремингтон. К счастью, в этот поздний час улицы были почти пустынны, так что поездка не заняла много времени. Кучер остановил коней напротив дома Ремингтона и помог пассажирке выйти из кареты.

Плотнее стянув борта плаща и пониже опустив капюшон на лицо, она поднялась по лестнице и в нерешительности застыла перед массивной парадной дверью. Было еще не поздно отказаться от своей безумной затеи и не совершать поступка, на который она решилась после многочасовых томительных размышлений. Но тогда она бы изменила своим принципам и утратила веру в себя, что было абсолютно неприемлемо.

Весь этот вечер Антония посвятила обдумыванию сложившейся ситуации, пытаясь рассуждать спокойно и трезво. Однако то и дело ее охватывали паника и нестерпимое вожделение. Никогда прежде еще не встречался ей мужчина, подобный Ремингтону Карру, который оказал на нее мощнейшее воздействие своим неповторимым мужским магнетизмом.

Пробудившиеся чувства породили в ней страстное желание осуществить свои девичьи романтические мечты, что прежде ей казалось невыполнимым. И никакие логические выводы и разумные аргументы уже не могли сдержать этот внезапный порыв. Тем более что она знала, что и Ремингтон одержим влечением к ней.

Ей не исполнилось еще и восемнадцати, когда она стала супругой закоренелого холостяка, пресытившегося любовными утехами и утратившего былую мужскую силу. Впрочем, последнее отчасти объяснялось еще и тем, что сэр Джэффри был старше молодой жены почти на сорок лет. И вскоре Антония похоронила свои наивные девичьи грезы навсегда, – во всяком случае, так ей в то время казалось.

«Лучше стать любимой женушкой добросердечного старика, чем рабыней молодого эгоиста», – упорно внушал ей многоопытный дядюшка. И в этом он оказался прав: сэр Джеффри в ней души не чаял и ни в чем ей не отказывал. Антония убедилась, что в неравном браке имеются и приятные аспекты: комфорт, умиротворение, привязанность к заботливому супругу. К сожалению, все это было слабой компенсацией за неудовлетворенные желания и неиспытанную агонию сладострастия. Встреча с Ремингтоном Карром воскресила погребенные ею в пору замужества надежды и разбередила в ее плоти вожделение.

Теперь ей хотелось ощутить в полной мере все то, что бывает в мгновения любовного слияния мужчины и женщины, понять, отчего порой вспыхивают глаза Клео, Элинор и тетушки Гермионы, когда они рассказывают о своей молодости и мужчинах, отдавших им руку и сердце, вкусить сладость жизни, как это удалось ее старшим подругам, познать радость оттого, что твое сердце и сердце возлюбленного бьются в унисон.

Но все эти сладкие ощущения она мечтала познать исключительно с человеком по имени Ремингтон Карр.

Внезапно дверь заскрипела и распахнулась – Антония охнула и отшатнулась, увидев в дверном проеме лысеющего лакея в безукоризненной униформе. Он отступил в сторону и с многозначительной улыбкой произнес:

– Добро пожаловать, мадам!

Антония медлила, косясь на пустынную улицу, ей казалось подозрительным и странным, что дворецкий держится так, словно ожидал ее. Но колебания ее длились не долго; поборов сомнения, она перешагнула порог и вошла в дом. Огромный холл освещался тусклым светом газовых ламп – из полумрака будто подмигивали хрустальные подвески люстр, в которых он отражался, намекая, что им тоже известно, зачем она пожаловала сюда в столь поздний час. Дворецкий затворил за ней дверь и осведомился, желает ли гостья снять плащ. Антония покачала головой и молча проследовала за лакеем к лестнице, размышляя на ходу, почему ей был задан такой вопрос: уж не потому ли, что бывалый лакей знал, что поздней посетительнице лучше иметь верхнюю одежду под рукой, на случай, если ей вдруг потребуется срочно покинуть дом в связи с неожиданно возникшими конфузными обстоятельствами? От этой мысли Антонии стало не по себе. И она пожалела, что решилась на столь безрассудный поступок.

– Его сиятельству понадобилось отлучиться, – вкрадчиво произнес дворецкий, будто бы прочитав ее мысли. – Он поручил мне заботу о вас, миледи, на время своего отсутствия. Прошу вас пройти в его личные покои. Разумеется, мне, его слуге, вряд ли удастся сравниться с графом в гостеприимстве. Однако я постараюсь окружить вас, мадам, заботой и комфортом. Кстати, меня зовут Филиппе. – Дворецкий тепло улыбнулся.

Антония не проронила ни слова, только кивнула, чувствуя при этом нарастающее беспокойство.

Филиппе сопроводил ее в роскошную гостиную, обставленную в стиле эпохи Людовика XIV. Там для нее уже был накрыт стол и зажжены свечи. Бутылка вина и поднос, уставленный блюдами с конфетами и сырами, приятно ласкали ей взор. Филиппе помог гостье снять плащ, сказал, что явится, лишь только она дернет за шнур звонка, поклонился и степенно удалился, закрыв за собой створчатую дверь, украшенную изысканной резьбой.

Оставшись одна, Антония стала расхаживать по комнате, любуясь очаровательной шелковой обивкой стен и великолепной мебелью из красного дерева, отделанной позолотой. Со всех сторон за ней как бы наблюдали портреты предков графа, соседствовавшие с картинами кисти известных мастеров. Бегло осмотрев книги, лежавшие на ночном столике, она подошла к другой двери и, поколебавшись, толкнула ее. Как она и подозревала, за дверью находилась опочивальня графа с огромной кроватью, на которой возвышалась гора подушек.

Антония нервно отшатнулась, чувствуя дрожь в коленях, и, желая успокоиться, поспешно наполнила бокал вином. Аромат хмельного напитка вскружил ей голову, а его божественный вкус моментально успокоил ее сердце. По жилам растеклось убаюкивающее тепло, дрожь в пальцах и коленях исчезла. Приятно удивленная таким эффектом, Антония незаметно опустошила всю бутылку и совершенно осмелела. Ноги сами принесли ее обратно в спальню графа, откуда она позорно бежала некоторое время назад. И на этот раз ей захотелось осмотреть его личные покои повнимательнее.

Она была поражена богатством убранства опочивальни Ремингтона. От изобилия парчи, бархата и шелка, позолоты, бронзы и серебра у кого угодно наверняка закружилась бы голова. Ноги тонули в ворсе персидского ковра, но все-таки донесли Антонию до спального ложа, украшенного великолепной резьбой и покоившегося на массивных опорных столбиках, над которыми был натянут балдахин. Сквозь прозрачный муслин завесы проглядывали атласные подушки, изголовье, обитое гобеленом, словно бы притягивало гостью к себе, а снежно-белая простыня, часть которой виднелась там, где как бы случайно был откинут край покрывала, не могла не пробудить в Антонии мощный прилив желания. Она мечтательно закрыла глаза и представила, как ей было бы приятно ощутить холодный лен своей горячей кожей…

– Итак, вы пришли, – раздался голос графа Карра у нее за спиной.

Испуганно вздрогнув, Антония обернулась. Он стоял в дверях и созерцал ее с нескрываемым удовлетворением. Она отошла от кровати, не смея от стыда посмотреть ему в глаза. Ремингтон стремительно приблизился к ней, пока она еще не оправилась от потрясения, и вкрадчиво промолвил:

– Вам следует знать, что сегодняшний вечер показался мне чудовищно долгим. Я не томился так ни в один сочельник и даже в день своего первого присутствия на балу, где я танцевал в первый раз котильон со своей воспитательницей. Да что там говорить, Антония! – Он махнул рукой. – Все тридцать лет моей беспутной жизни пронеслись гораздо быстрее, чем этот вечер. – Он взял ее руку и, наклонившись, стал покрывать поцелуями пальцы. – Какое на вас сегодня славное атласное платье! Оно вам к лицу! – воскликнул он, окинув ее взглядом с головы до ног. – Вы неотразимы, Антония.

Трепеща от волнения, она потупила взор и срывающимся голосом ответила:

– У вас чудесный дом!

– Благодарю вас. Однако в последнее время меня угнетает царящая здесь пустота. Впрочем, иногда она становится преимуществом. Вот как теперь, например. – Ремингтон усмехнулся.

Антония хотела было возразить ему, но граф заключил ее в объятия и начал целовать – жадно, властно и страстно.

Антония припала к нему всем телом, позабыв робость, и целиком отдалась охватившему ее чувству.

– Дорогая, – задыхаясь, шептал ей на ухо он, – как славно пахнут твои волосы! Они сводят меня с ума! Боже, ты не представляешь, как я рад видеть тебя в своем доме. Рядом со своей кроватью…

Его крепнущая мужская плоть и жар объятий сгустили ее кровь и вскружили голову. Она пролепетала:

– Догадываюсь.

Он подхватил ее на руки и отнес на кровать. Антония млела. Он спросил, прислонив ее спиной к горке подушек:

– Не желаешь ли выпить вина, дорогая? У меня есть славное бордо. – Не дожидаясь ответа, он вскочил и выбежал в гостиную, откуда вскоре вернулся с подносом, на котором стояли бокалы и бутылка превосходного вина.

Антония с удовольствием отведала его, Ремингтон же предпочел ощутить вкус напитка, поцеловав ее влажные алые губы.

– Это бесподобно! – воскликнул он. – Филиппе рекомендовал мне угостить тебя шампанским, я же настоял именно на красном вине и оказался прав. – Граф лег рядом с Антонией. – Мне представляется, что оно прекрасно воздействует на сластолюбивых молодых вдовушек. Предлагаю проверить эту теорию на практике!

Их губы снова слились в долгом поцелуе, от которого по телам обоих пробежала сладостная дрожь. В голове у Антонии помутилось, и она нечаянно разлила содержимое бокала на белую простыню. Граф удовлетворенно сказал:

– Итак, я был прав. Бордо – самый подходящий напиток для подобных оказий. Но его следует подавать неохлажденным.

Он взял у нее хрустальный бокал, поставил на столик, сорвал с себя сюртук и отшвырнул на край кровати. За сюртуком последовал жилет, потом – отстегивающийся воротничок и галстук.

Антонии чувствовала, что с каждым мгновением ей становится все жарче. Она непроизвольно опустилась на подушки спиной и раскинула в стороны руки. Ремингтон подполз к ней на коленях и стал покрывать поцелуями ее шею, лицо и плечи. Она обняла его за плечи и прильнула к нему всем пылающим от вожделения телом. Он отстранился и принялся колдовать с ее бесчисленными пуговицами, крючками и пряжками на платье. Но эта задача ему оказалась не по плечу. Расхохотавшись, лорд Ландон лег на бок и сказал:

– Пожалуй, с этим быстрее справишься ты сама, дорогая.

– Сама? – удивленно переспросила Антония.

– Да. А я посмотрю, как это у тебя получится, – с ухмылкой подтвердил он и, сев, прислонился спиной к подушкам. Антония недовольно нахмурилась, и Ремингтон, закинув за голову сцепленные в замок руки, добавил: – Впрочем, я могу вызвать Филиппса и попросить его принести ножницы. Но в этом случае тебе будет весьма затруднительно одеться завтра утром. Так и быть, я покажу тебе, как это делается. – Он расстегнул свою сорочку. – Ну, теперь твоя очередь!

Антонию охватила паника. Отступать было поздно, однако предложение Ремингтона поставило ее в щекотливое положение. Он откровенно предлагал ей самой обнажиться перед ним, тем самым доказав свое желание отдаться. Она же предпочла бы прикинуться соблазненной и сохранить достоинство. Более того, процедура самостоятельного раздевания была связана с неприятными воспоминаниями.

Но делать было нечего, и Антония, стыдливо опустив глаза, принялась лихорадочно расстегивать пуговицы и крючки. Взгляд ее случайно упал при этом на распахнутую дверь спальни, и это окончательно выбило ее из колеи.

– Закрой, пожалуйста, дверь! – попросила она.

– Зачем? В моем доме нас никто не потревожит! – возразил Ремингтон. – Кто сюда может войти?

Антония закусила губу и посмотрела на него с мольбой во взгляде. Он вздохнул и неохотно выполнил ее просьбу. Вернувшись, граф обнаружил Антонию в одной тонкой нижней сорочке. На этот раз она не надела корсета, что свидетельствовало о ее желании доставить ему удовольствие. Ремингтон обнял ее и прошептал:

– Ты вся дрожишь, любимая! Почему?

– Я не привыкла так поступать… – пролепетала она. – Мой супруг не был столь… – Румянец, выступивший на щеках, пояснил ему все лучше всяких слов. Ее беспокоили внезапно нахлынувшие воспоминания о прошлом. Граф нежно сжал руками ее лицо и пристально посмотрел ей в глаза, как бы приказывая не думать о былом.

– Сейчас это не играет никакой роли, дорогая! Главное, что мы с тобой наконец-то можем побыть наедине и делать все, что нам вздумается. Эта ночь принадлежит лишь нам двоим…

Он стал целовать ее плечи, шею и лицо, как бы вселяя этим в нее уверенность в том, что здесь она в полной безопасности. Антония постепенно расслабилась. Он обнял ее одной рукой за талию и прижал к себе. Его потемневшие от страсти глаза подсказывали ей, что он с трудом сдерживает желание поскорее овладеть ею. Теперь все зависело исключительно от нее, она стала хозяйкой ситуации. Осознание этого возбудило ее еще сильнее. Тем не менее ей стало понятно и другое – что подлинное блаженство возможно лишь при полном совпадении желаний и взаимопонимании. Лишь дающий обретает возможность получить нечто равноценное взамен. У всякой медали есть две стороны.

И, поняв эту истину, Антония позволила Ремингтону взять ее. Впустив его в свои сокровенные тайные глубины, разрешила ему пробудить в ней долго дремавшую нежность, открыла ему скрытые желания своего сердца. Они предавались любовной игре, не прячась под одеялом, открыто и дерзко. Она наслаждалась каждым мгновением их интимной близости и отвечала на ласки со всем скопившимся в ней пылом.

Ее бархатистая кожа горела от его поцелуев, тело таяло от охватившего ее удовольствия. Ни один мужчина еще не был с ней столь страстен и нежен, никто из прежних – нежеланных – любовников не пробуждал в ней такую бурю эмоций. Обхватив его бедра ногами, Антония неистово билась в любовной пляске, издавая томные вздохи и сдавленные крики. Несравненное мужское естество Ремингтона, заполнившее ее лоно, стремительно возносило Антонию к заоблачным высям неописуемого блаженства. Все убыстряя и убыстряя движения торса, он шептал ей на ухо:

– Ты ведь этого хотела? Признайся!

– Да! Да! – высоким голосом отвечала она. – Умоляю тебя, продолжай! Мне этого мало…

Он не заставил ее повторять свою просьбу, и новая волна наслаждения смыла остатки сомнений. Он уверенно ввел ее в новый мир ощущений, туда, где прежде она еще не бывала. Это радовало Антонию и одновременно немного пугало Нараставшее в ней напряжение было подобно шквалу, сулящему утлому судну гибель в морской пучине. Зажмурившись, она замерла от спазма внизу живота, ахнула и провалилась в бездну. Боясь утонуть в ней, она вцепилась пальцами в его спину и крепче стиснула ногами бедра. Он яростно бился об нее чреслами, вызывая в ней все новые и новые волны райского наслаждения. Не выдержав их напора, Антония на короткое время потеряла сознание. Когда же она вернулась в реальность, то увидела, что Ремингтон согревает и ласкает ее своим влюбленным взглядом.

Именно в этот чудесный миг она поняла, почему ее милые старые леди загадочно и чуточку грустно улыбаются, предаваясь воспоминаниям.

А в это время репортер Руперт Фитч дрожал от холода, прячась от посторонних взглядов возле конюшни Ремингтона. Все тело его ныло от напряжения, уставшие глаза слипались. Он следил за леди Пакстон от самого ее дома и видел, как она входила в особняк лорда Карра. Теперь, спустя час, он уже не сомневался в том, что его долготерпение будет сторицей вознаграждено. Ночной визит незамужней дамы к скандально известному холостяку! Такая информация не могла не стать сенсацией. И редактор газеты, которому Руперт намеревался ее продать, наверняка не поскупится на солидный гонорар.

Эта мысль согревала подлую душу продажного журналиста, хотя кирпичная стена и студила ему поясницу, суля радикулит. В течение двух последних дней он обхаживал повариху леди Пакстон и выуживал у этой простушки весьма любопытные сведения. Таким образом ему удалось узнать, что между хозяйкой дома и лордом Карром возникла взаимная симпатия, обещающая перерасти в роман. Однако сегодня вечером Гертруда сообщила ему новость иного рода: о том, что леди Антония и граф повздорили, после чего лорд Карр поспешно покинул дом после полудня. Не вернулся он и к ужину, хотя и должен был работать, согласно уговору, на кухне. Фитч успокоил расстроенную подружку, похлопав ее по мясистой ягодице, и удалился, размышляя об этом странном повороте событий и о том, куда мог подеваться Ремингтон. Счастливый случай свел его в переулке с леди Антонией, – одетая в длинный плащ с капюшоном, она торопливо шла к стоянке наемных экипажей. Чутье подсказало Руперту, что будет полезно проследить за ней, и он так и сделал, о чем теперь совершенно не жалел.

Вскоре после того как леди Пакстон исчезла за массивной парадной дверью особняка лорда Карра, туда прибыл и он сам. И теперь Фитч уже придумывал заголовок для своего завтрашнего пасквиля и прикидывал, на какую сумму расщедрится редактор, узнав, что скандально известная защитница матримониальных традиций покинула дом холостяка только на другое утро.

Пока Фитч раздумывал над своим будущим репортажем с места событий, к особняку подкатили два экипажа. Руперт встрепенулся и, обернувшись, стал вглядываться в полумрак улицы, освещенной неверным светом газовых фонарей. Репортер поспешил отделиться от стены и переместиться к парапету парадной лестницы, где затаился в тени, предвкушая новые любопытные сведения.

Предчувствие не подвело бывалого охотника за сенсациями и на этот раз: дверцы карет распахнулись, и из них выбралось несколько мужчин. Фитч почти всех их тотчас же узнал: это были сэр Альберт Эверстон, лорд Картер Вулворт, лорд Ричард Серл, а также Бэзил Трублуд и двое незнакомцев. Судя по шатающейся походке, все они были пьяны. Господа не без труда поднялись по ступенькам и принялись стучать в дверь.

– Эй, Ландон! Открывай! – закричал Эверстон, тарабаня по двери кулаком. – Мы пришли получить с тебя должок!

– Выходи, жалкий трус! Тебе придется с нами сполна расплатиться! – прорычал Трублуд и, громко икнув, отравил чистый ночной воздух зловонным перегаром.

«Пили виски», – мысленно отметил Руперт Фитч и улыбнулся, сообразив, что незваные гости пожаловали сюда прямиком из мужского клуба. Назревал шумный скандал, к которому граф Ландон наверняка не был готов. Репортер извлек из кармана блокнот и начал делать в нем записи.

Дверь распахнулась, перепуганный дворецкий, бледный как мел, попытался убедить гостей, что граф отдыхает и никого не принимает. Однако агрессивно настроенная компания и слушать его не желала. Эверстон бесцеремонно оттолкнул дворецкого в сторону и прорвался в холл, рыча при этом:

– Ни черта у него не выйдет! Ему лучше быть с нами полюбезнее!

Остальные разъяренные господа ввалились следом, едва не растоптав беднягу Филиппса, тщетно пытавшегося урезонить их или запугать угрозой вызова полиции, если они не покинут особняк добровольно.

– Где он? – выпытывал у дворецкого Вулворт. – Где этот негодник? Эй, Ландон! Ты где прячешься?

– Так ведь он в спальне! – воскликнул Серл.

– Тогда вперед! Мы его разбудим! – закричал Пекенпоу, потрясая кулаком в воздухе.

События «развивались настолько быстро, что звать на помощь констебля было бесполезно. Грубияны гурьбой ринулись к лестнице. Дворецкий успел добежать до нее первым и, раскинув руки, попытался заслонить проход своим телом. Но его снова чуть было не сбили с ног. И тогда он прибег к последнему средству – напомнил им о неписаных правилах поведения джентльменов:

– Уймитесь, господа! Его сиятельство там сейчас не один!

Эти слова пригвоздили незваных визитеров к месту. Вытаращив друг на друга глаза, они некоторое время хватали раскрытыми ртами воздух, осмысливая услышанное. Первым пришел в себя сэр Альберт. Побагровев как свекла, он прорычал:

– Разрази меня гром, если сейчас у него в спальне находится не сама дракониха!

Уютно устроившись в объятиях Ремингтона, лежавшего с ней рядом на роскошной громадной кровати, Антония наслаждалась ощущением легкости и неизведанного блаженства, растекшегося по всему разгоряченному телу. Она словно бы заново родилась, и теперь все ее чувства удивительным образом обострились. Впервые в жизни она была умиротворена.

Облокотившись на упругий матрац, Ремингтон взглянул на ее набухшие порозовевшие груди, пригладил растрепавшиеся волосы ладонью, мягко улыбнулся и промолвил:

– Мне странно, что когда-то я считал тебя неисправимой стервой, ненавидящей мужчин и способной даже их покусать.

– Так вот почему ты так долго не решался меня поцеловать, – поводя плечами, промурлыкала она. – Ты думал, что я – вампир?

– Ты угадала! – Ремингтон усмехнулся. – Всякий раз, когда я к тебе приближался, меня охватывала паника. Я боялся, что ты, словно вампир, вопьешься мне в шею своими острыми зубками и начнешь пить мою кровь.

Антония рассмеялась и жадно впилась ртом в его губы. Дрожь ее тела выдавала вожделение, совладать с которым было невозможно. Ремингтон понял, что томить ее долгим ожиданием его мужских ласк нельзя, и незамедлительно заполнил ее расплавленное страстью лоно своим грозным любовным орудием, уже готовым к новому бою. Постепенно набирая темп, их тела пришли в ритмичное движение. Громкий стук сердца и азарт амурной игры помешали Антонии услышать подозрительный шум, доносившийся снаружи, из коридора. К тому же она чувствовала себя в полной безопасности в доме Ремингтона и в его постели. Однако странные посторонние звуки становились все громче, уже явственно слышались пьяные мужские голоса. Внезапно дверь смежной со спальней гостиной распахнулась, Ремингтон поднял голову и с удивлением прислушался.

Ему не потребовалось много времени, чтобы узнать знакомые фальцеты, басы и баритоны. Глаза Антонии полезли на лоб от ужаса, в них читался горький укор.

Ремингтон спрыгнул с кровати и, натянув штаны, шагнул к дверям спальни. В следующий миг ему навстречу из гостиной вышли двое мужчин. Ремингтон встал у них на пути и прорычал:

– Какого дьявола вам надо в моем доме?

– Нам хотелось бы взглянуть на даму, лежащую в вашей постели, сэр! – рявкнул один из вломившихся в опочивальню. – О, знакомое личико! Огнедышащий дракон собственной персоной! Так я и предполагал.

– Так вот почему ты столь поспешно удрал из клуба, изменник! Торопился оседлать это чудовище! – прогнусавил другой.

– Убирайтесь из моей спальни, вонючие твари! От вас несет мертвечиной! – прорычал граф Ландон. – Вон из моего дома.

Прикрыв груди покрывалом, Антония с ужасом наблюдала тошнотворную сцену безуспешных попыток Ремингтона вытолкать из комнаты распоясавшуюся компанию пьяных мужланов, чьи потные багровые физиономии, искаженные глумливыми ухмылками, походили на свиные рыла. Один из них визгливо провозгласил:

– Это точно она, господа! Итак, леди Защитница брака, куда же подевалась ваша высокая нравственность? Упала на пол вместе с нижним бельем? – Он разразился кудахтающим смехом.

– Вы только посмотрите на нее! – послышался другой, смутно знакомый Антонии голос. – Попалась врасплох в постели холостого мужчины! Стыд и позор!

– Строила из себя недотрогу, рядилась в тогу святой благородной подвижницы матримониальных правил, а на самом-то деле, оказывается, готова подставить свой передок любому желающему пошалить с ней! Настоящая волчица в овечьей шкуре.

– И как вы чувствуете себя теперь, миледи, оказавшись в роли жертвы? Молодец, Ландон! Ты прекрасно справился с работой! Мы все-таки отомстили этой интриганке за все наши унижения. Теперь мы с ней квиты.

Сказавший эту клеветническую фразу негодяй немедленно получил от Ремингтона оплеуху и с воплем ретировался в гостиную. Граф принялся раздавать пинки и зуботычины налево и направо, подоспевшие ему на помощь дворецкий Филиппе и лакей Манли помогли ему вытеснить незваных гостей в коридор. Под обрушившимся на них градом тумаков скандалисты дрогнули и чуть ли не бегом спустились в нижний холл по лестнице.

Пока их выталкивали вон из дома, дрожащая от всего пережитого Антония лихорадочно вспоминала имена свидетелей ее грехопадения. Безусловно, среди них был супруг Маргарет Альберт Эверстон. Еще – лорд Ричард Серл, которого она женила на Дафне Элдерстон. Пронзительный высокий голос принадлежал мистеру Трублуду, мужу Элис Баттерфилд. А тот, кто получил затрещину, был не кто иной, как лорд Картер Вулворт, ныне – супруг Элизабет Одли, вдовы, которую она взяла под свое крыло совсем недавно.

Всех этих джентльменов она сама в свое время застала врасплох. А теперь очутилась в сходном положении: голой и в чужой постели. Они поймали ее в самом неприглядном виде, подвергли осмеянию и заставили испытать чудовищное унижение. А ведь еще недавно она надменно требовала, чтобы все эти незадачливые сластолюбцы сполна расплатились за полученное удовольствие. И вот как они с ней поквитались! Но самое отвратительное заключалось в том, что в ловушку, искусно сыграв на ее чувствах, ее заманил граф Ландон…

У Антонии замерло сердце и перехватило дух.

Это была месть! И первую скрипку сыграл Ремингтон.

Она почувствовала себя так, словно бы ее швырнули в бездонный колодец с ледяной водой, – онемевшей и обессиленной. Он подлейшим образом заманил ее к себе, соблазнил и сделал посмешищем пьяных дружков, с которыми находился в сговоре. Проклятие!

Нет, ей не хотелось в это верить. Грудь иглой пронзила боль, она схватилась руками за сердце. Но такова была суровая правда. Все его заигрывания, многозначительные взгляды, провокационные намеки, паточно-сладкие прикосновения предназначались для ускорения ее позорного разоблачения. Все его медовые улыбочки, обманные ласки, фальшивые поцелуи – не что иное, как приманка, заманивающая в ловушку. И она попалась в его капкан, хотя и знала, что он презирает женщин и старается вульгарно соблазнить ее и унизить как злейшего врага.

Ремингтон коварно предал ее, но она сама в этом виновата: не надо было ему верить и слепо следовать порыву своих чувств. Это расплата за собственную похоть!

Ремингтон взбежал по ступенькам лестницы, вошел в спальню и застал Антонию сидящей на кровати с отрешенным, бледным лицом, искаженным гримасой боли. На ее васильковых глазах сверкали слезы. Первым его желанием было догнать эту свору извращенцев и негодяев, утративших право называться британскими джентльменами, И перебить их всех до одного. Но пересилило второе желание – успокоить и приласкать их бедную жертву, извиниться перед ней, попытаться загладить вину своих дружков. Переведя дух, он окликнул ее:

– Антония! Ради всего святого прости, что все так вышло…

Он обошел вокруг кровати и попытался погладить леди Пакстон. Она отшатнулась от него как от зачумленного, подхватила с ковра белье и начала одеваться.

– Не смей ко мне прикасаться! – взвизгнула она, когда он вновь протянул к ней руку.

Ей хотелось лишь одного – поскорее покинуть этот дом. Дрожа и плача, она с трудом надела нижние юбки и принялась застегивать пуговицы на платье.

– Умоляю тебя, Антония! Все обстоит совсем не так, как тебе кажется. Клянусь, что я…

– Откуда тебе знать, что я думаю обо всем этом? – сдавленно огрызнулась она, одергивая подол юбки и высматривая на полу туфли.

Он схватил ее за локоть, но она отпихнула его, взвизгнув:

– Руки прочь!

– Ты можешь негодовать, однако позволь мне все тебе объяснить, – настаивал Ремингтон. – Их приход сюда стал для меня полной неожиданностью.

Она резко обернулась и крикнула:

– Ложь!

Слезы унижения жгли ей пылающие щеки, она прикусила нижнюю губу, боясь утратить самообладание, надела туфельки и, смерив Ремингтона уничтожающим взглядом, спросила:

– Как ты мог так низко пасть? Ведь они благодарили тебя за умело разыгранный спектакль!

– Антония! Все было совсем не так…

Ремингтон сжал пальца в кулак и шагнул к ней. Она попятилась, опасаясь, что он ее ударит. Он замер.

– Я не желаю больше тебя видеть! Никогда! – сказала она, и эти слова резанули его по сердцу словно острый нож.

Она стремительно прошла мимо окаменевшего графа в гостиную, накинула на плечи плащ и обернулась, опасаясь, что он бросится на нее. Смертельно бледный Ремингтон стоял возле кровати и тупо смотрел в стену. Антония глубоко вздохнула и выбежала в коридор.

Ремингтон догнал ее возле входной двери, когда она безуспешно пыталась ее открыть, схватил за плечи и прохрипел, повернув ее лицом к себе:

– Антония, будь же благоразумна! В таком состоянии тебе не следует выходить на улицу одной. Сейчас ведь уже ночь!

– Уберите руки, милорд! – холодно промолвила она, ощущая в груди ужасающую пустоту. – После всего пережитого здесь я уже ничего не боюсь.

Она из последних сил толкнула тяжелую дверь и наконец-то покинула этот проклятый дом. Спустя мгновение ее фигура уже растворилась во мраке пустынной улицы. Ремингтон долго всматривался в темноту, пытаясь отдышаться, но растревоженное сердце не унималось и продолжало гулко стучать во вздымающейся груди. Он потряс головой, пытаясь избавиться от стоявшего перед глазами образа разгневанной Антонии, но и это ему не удалось. Взгляд его случайно упал в темный укромный уголок у основания лестницы, туда, где прятался проныра-репортер. Руперт Фитч злорадно ухмыльнулся, насмешливо дотронулся до края котелка, приветствуя его, и быстрым шагом удалился по дорожке к экипажу.

Ремингтон с трудом подавил желание догнать этого отвратительного таракана и вогнать его в щель между булыжниками мостовой. Что за кошмарная ночь! Охваченный отчаянием, граф вернулся в дом, проследовал в кабинет и откупорил бутылку бренди.

Едва он залпом выпил первый бокал, как в дверях возникли Филиппе и Манли. Подавленные всем случившимся, они хотели выразить сочувствие своему господину.

– Пожалуйста, оставьте меня одного! И не нужно ничего говорить, – осевшим голосом произнес он и, едва лишь они закрыли за собой дверь кабинета, вновь наполнил бокал. Ему хотелось напиться и забыть обо всех этих мерзостях. Ради спасительного забвения он готов был даже переколотить все стулья об пол и стены. Но, к его огорчению, вторая порция огненного напитка застряла у него в горле, пришлось выплюнуть ее на пол. Вот до чего довела его эта глупая авантюра! И выпить он уже толком не способен.

Антония вновь и вновь возникала в воображении, лишая его покоя и сна укоризненным выражением ангельского лица. И этого агнца чуть было не растерзала волчья стая жаждущих отмщения хамов! Естественно, это нанесло Антонии серьезную душевную травму, и с этим уже ничего нельзя было поделать.

Антония! Сколько в ней скрытого темперамента, огня и страсти! Сколько нежности, наивности и доверчивости! Какое божественное наслаждение ему доставляли ее ласки! Как приятно ему было заключать ее в свои объятия, проникать в ее сокровищницу наслаждения, сливаясь с ней в одно целое. Он настолько увлекся амурными играми, что забыл, с чего они начинались – с коварного плана отмщения, выработанного подвыпившей компанией обиженных ею холостяков. Первоначально преисполненный пафоса мужской солидарности, этот заговор обернулся безобразной демонстрацией мужской жестокости и бессердечности. Как это, однако, отвратительно, унизительно и печально!

Тяжело вздохнув, Ремингтон вновь представил себе голубые глаза Антонии. Читавшаяся в них поначалу страсть сменилась болью и укором. Она, очевидно, осознала, что эта сцена в спальне – только начало ее страданий и позора, а потому и была с ним недружелюбна и резка. Наверняка кто-то из заговорщиков проболтается об этом происшествии, и тогда высший свет отторгнет падшую Антонию: в подобных ситуациях обычно страдает женщина, а не мужчина. Ведь для него очередная любовная интрижка – всего лишь дозволенная общественной моралью шалость, в то время как для нее прелюбодеяние – непростительный, тяжкий грех, свершившая который становится изгоем. Получалось, что он, сам того не желая, разрушил ее жизнь… Она будет до конца своих дней носить ярлык доступной дамы, прослывет кокоткой и станет объектом насмешек и домогательств похотливых молодых ловеласов и сластолюбивых женатых стариков.

Кровь начала закипать в жилах графа Карра, кулаки сжались так, что побелели костяшки пальцев, сердце заныло от уколов совести и сострадания к Антонии. Он готов был немедленно вызвать кого-нибудь из ее обидчиков на дуэль или же банально поколотить, чтобы другим было неповадно обижать ее впредь.

Внезапно он вздрогнул, обрадованный и встревоженный мыслью, пришедшей ему в голову: ее можно спасти, сделав своей законной женой!

Поборов волнение, Ремингтон попытался взглянуть на такую идею хладнокровно. Причин для волнений, собственно говоря, не было. К такому способу прикрыть свои грешки любовники прибегали во все времена. Замеченная в недостойном поведении парочка прощалась обществом, если вскоре становилась благочестивым семейством, и вновь обретала утраченные ими права после рождения наследника. Предательская дрожь снова охватила графа. Еще бы! Ничто не пугало его больше, чем семейная жизнь.

Но как отнесется к такому способу уладить проблему сама Антония? В эту минуту она, пожалуй, скорее наденет рубище и поползет на коленях в монастырь, хлеща себя плеткой, чем согласится его выслушать. Нет, о семье и браке с ней пока рано говорить.

И тем не менее после таких размышлений Ремингтон почувствовал облегчение.

Успокоившись, он погрузился в мечтательное созерцание игры теней на стенах кабинета, среди которых ему мнился силуэт оскорбленной леди Пакстон, ее фигурка то возникала, то исчезала в полумраке, как это было наяву во время ее бегства из его дома после омерзительного скандала в спальне. Возможно, подумалось Ремингтону, она ушла из его жизни навсегда. От этой мысли ему стало так тоскливо и горько, что он опять наполнил бокал и стал пить бренди маленькими глотками, надеясь забыться. Но внутренний голос шептал ему, что никакое количество алкоголя не сможет унять его сердечную боль.

Репортер Руперт Фитч в это время спешил в редакцию газеты «Гафлингерс», чтобы написать фельетон для завтрашнего номера. В том, что его опубликуют на первой странице и нарекут самой скандальной историей месяца, а может быть, и года Руперт не сомневался.

Он видел и слышал все: и то, как компания пьяных мужчин вломилась в дом Ремингтона Карра, горланя призывы к расправе, и то, как они проникли в личные покои графа. В суматохе Руперт умудрился проскользнуть незамеченным в холл и затаиться на лестнице. Правда, вскоре там его обнаружили лакеи и за ухо вывели вон. Однако и того, что он успел услышать, было вполне достаточно для сенсационного репортажа. Спустя короткое время наружу вывалилась и толпа посрамленных дебоширов – кое у кого из них кровоточил нос или сиял под глазом фонарь, кто-то кряхтел от боли в помятых графом ребрах, кому-то лакеи набили шишек на голове. А вскоре после этого из парадного входа вылетела рыдающая леди Пакстон в помятой одежде и с ужасом на бледном лице. Ее преследовал полуголый – в одних брюках – граф, и глаза «го при этом светились безумным блеском, как у маньяка.

Репортер хихикнул и потер ладони. Аристократы устроили дебош в центре Лондона! Вот уж скандал так скандал! Да еще с душком любовной интрижки! Тут и пьяная драка, и крики, и слезы униженной и оскорбленной дамы. Нет, определенно редактор не только не поскупится на щедрый гонорар, но и повысит ему жалованье.

Луна скрылась за тучами, и зловещий мрак, окутавший Лондон, сгустился.

Глава 13

На следующее утро солнце взошло на небосводе в положенный ему для этого Творцом час. Чай, поданный на стол к завтраку для обитателей Пакстон-Хауса, был, как обычно, горяч, мармелад – сладок, лепешки – пышны и румяны, масло таяло во рту. Однако почтенные дамы вкушали все эти яства без свойственного им аппетита, то и дело тяжело вздыхали и тоскливо переглядывались, как бы сокрушаясь по поводу чрезвычайного происшествия, нарушившего нормальный ход их существования в этом доме.

Минувшей ночью, незадолго до полуночи, вернувшаяся из города Антония молча проследовала в свои покои и уединилась там, захлопнув за собой дверь. Озадаченные столь странным поведением своей благодетельницы, вдовы собрались в холле возле ее комнат, чтобы выяснить причину удивительной метаморфозы, случившейся с леди Пакстон. Надрывные рыдания, доносившиеся из ее спальни, подсказали им, что виновник ее душевных страданий – Ремингтон Карр.

Эту версию подтвердил и свежий номер газеты «Гафлин-герс», доставленный в обычное время почтальоном. Заголовок фельетона, напечатанного на первой странице, гласил: «Аристократа и вдову застукали в их любовном гнездышке».

Автор скандального опуса – Руперт Фитч – не называл имен своих «героев», но приведенных им деталей любовной интриги, среди которых упоминалось и заключенное невезучей парочкой пари, было достаточно, чтобы догадаться, о ком именно идет речь. Персонажи фельетона были захвачены врасплох в довольно-таки пикантной ситуации группой известных в высшем свете джентльменов, прибывших к хозяину дома с поздним визитом: обнаженными, растрепанными и взволнованными.

Скрепя сердце вдовы были вынуждены признать, что леди Антония и лорд Карр не устояли перед натиском эмоций, порожденных возникшей между ними взаимной симпатией. Следствием такой неблагоразумной поспешности стала не любовь до гроба, а настоящая жизненная катастрофа.

Антония вышла из спальни только около полудня, бледная, подурневшая и с опухшими от слез глазами. Ее черное платье было застегнуто на все пуговицы от шеи до талии, держалась она так, словно присутствовала на чьих-то похоронах. Как только Антония вошла в притихшую гостиную, к ней подошли Гермиона и Элинор.

– Тебе нездоровится, милочка? – спросила, беря ее под руку и увлекая к креслу, тетя.

Антония рассеянно окинула взглядом остальных подруг, смотревших на нее с нескрываемым сочувствием, и на сердце у нее потеплело.

– Вам, очевидно, известно, что этой ночью… – Антония осеклась и потупила взгляд, не найдя в себе мужества закончить фразу.

– Нам все известно, милочка, – сказала Гермиона. —

Как и всему городу. Вот ознакомься! – Она протянула Антонии газету.

Пробежав глазами заголовок, леди Пакстон покачнулась и плюхнулась в кресло. Отдышавшись, она прочла фельетон от начала до конца и пришла в ужас. Отвратительные подробности унижения, которому она подверглась в доме Ремингтона Карра, упоминание о присутствовавших при этом известных джентльменах и ряд других деталей не оставляли сомнений в том, что скандал получит широкую огласку и общественный резонанс.

– Этот вездесущий Руперт Фитч вертелся у нашего дома всю минувшую неделю, – многозначительно промолвила Элинор.

– Гнусный негодяй! – добавила Гертруда и негодующе встряхнула буклями.

Вдовы окружили кресло, в котором сидела опечаленная Антония, и стали выражать ей поддержку и любовь.

– Мне стыдно за свой необдуманный шаг, – пролепетала она, оправившись от потрясения. – Я не должна была идти к нему. Но он уверял меня, что пересмотрел свои убеждения, изменил свое отношение ко всем нам, женщинам. И мне поверилось, что это действительно так… Я решила, что он любит меня… Людская молва меня не тревожит, однако я понимаю, что мое грехопадение бросает тень как на светлую память о сэре Джеффри, так и на всех нас. Поэтому прошу вас постараться понять меня и не судить слишком строго…

– Не надо извиняться, леди Антония, – сказала Молли, потрепав ее по плечу. – Вы не сделали никому из нас ничего дурного. Что же касается вашего греха… Кто из женщин хотя бы раз в жизни не оказывался в подобной ситуации? Мы ведь слабые, мягкосердечные создания!

Все дамы закивали в знак согласия и принялись утешать убитую печалью Антонию. Она слегка повеселела и даже улыбнулась, ободренная такой солидарностью.

От нахлынувших чувств Антония расплакалась, хотя и думала, что за ночь выплакала все слезы, и почувствовала себя гораздо лучше. Она была чрезвычайно признательна подругам за их поддержку в трудную минуту жизни и тронута их сердечной любовью. Когда-то она оказала им помощь и приютила их, теперь же они отплатили ей за это сторицей. Несомненно, всех обитателей этого дома связывали не только практические соображения, но и нечто большее – родство душ, невозможное без неподдельной любви.

– Какая досада, что все так нелепо оборвалось! – задумчиво промолвила Пруденс. – Ведь между вами, леди Антония, и его сиятельством наметилось взаимопонимание. Более того, граф созрел для того, чтобы наконец-то связать себя брачными узами.

Антония оцепенела, явственно представив себе мерзкую сцену в спальне предателя Ремингтона: себя самое, голую в его постели, трепещущую от унижения и ужаса, и его подвыпивших дружков, поздравляющих графа с удачным исполнением их задания. Да как он мог так подло поступить с ней? И почему она ему поверила?

– Связать его брачными узами? – с негодованием переспросила она. – Да его надо повесить! Ему все было заранее известно! Мало того, я уверена, что он сам все это и придумал!

Смущенные вспышкой ее гнева, вдовы растерянно переглянулись и не осмелились ничего возразить.

Дом леди Пакстон стал не единственным местом в Лондоне, где статейка Руперта Фитча получила большой резонанс. «Гафлингерс газетт» регулярно доставляли в Букингемский дворец, где ее читали члены королевской семьи и порой сама Виктория. Но в течение двух последних недель газету старались прятать от ее величества. В это утро, однако, королева застала своих дочерей – Беатрису и Александру – в гостиной со свежим номером этого издания в руках и пожелала с ним лично ознакомиться. Пробежав глазами скандальный фельетон, Виктория густо покраснела, расправила плечи и, прищурившись, некоторое время сидела молча, обдумывая возмутительное известие.

Знавшие признаки закипающего в ее груди гнева, дочери потупились и благоразумно хранили молчание. Наконец королева разразилась негодующей тирадой:

– Некий аристократ, заключивший пари с одной небезызвестной леди? Готова поклясться, что это повеса Ландон! И пусть даже в этом пасквиле нет ни слова правды, все равно репутация леди Антонии серьезно подмочена. Мы не можем поверить в то, что она опустилась до амурного рандеву с этим пройдохой. Нам она известна как приличная женщина строгих правил, вдова, скорбящая по своему безвременному усопшему почтенному супругу, ведущая скромный, уединенный образ жизни.

Из уст ее величества, чья скорбь по своему милому Альберту была безмерна и безутешна и по сей день, такая оценка прозвучала как наивысшая похвала.

– Леди Антония Пакстон целиком посвятила себя заботе о страждущих и несчастных! Ее работа в Лиге помощи вдовам по праву может считаться образцом подвижничества и самопожертвования! Нет, определенно всю вину следует возложить на Ландона! Его надлежит погнать на покаяние в Кентербери кнутом за дискредитацию этой почтенной дамы. – Она встала и принялась расхаживать по гостиной взад и вперед, постукивая свернутой газетой по мясистой ладони с толстыми пальцами. – Все это видимые плоды его бредовых рассуждений о равноправии мужчин и женщин! Теперь он объявил крестовый поход против супружества. Одному Всевышнему известно, какие еще дурные всходы дадут посеянные им семена порока и зла!

Королева наморщила лоб, выпятила массивный подбородок, подумала немного и продолжала:

– Надо вернуть леди Антонии ее доброе имя! А повесу графа заставить пожать плоды того, что он сам и посеял! Александра, пожалуйста, разыщи Джона Брауна и вели ему прислать сюда дворцового курьера! – Она села за стол и взяла перо и бумагу.

– Но что вы намерены предпринять, ваше величество? – живо спросила Беатриса.

– Вызвать сюда графа Ландона и поздравить его с предстоящей женитьбой! – смерив дочь многозначительным взглядом, отвечала Виктория.

Едва лишь на другое утро часы пробили одиннадцать ударов, как Ремингтон Карр вступил на лестницу, ведущую в приемную королевы в Букингемском дворце. Одетый в безукоризненный костюм для утренних визитов – серый смокинг и брюки в елочку, он твердой походкой шел по длинным дворцовым коридорам, являя всем своим обликом и осанкой образец благородства и уверенности.

Однако пытливый наблюдатель смог бы заметить в его взгляде скрытый страх. Как только курьер из дворца доставил ему конверт с характерной черной окантовкой и королевской печатью, граф понял, что попал в беду. Для замешанного в скандале аристократа вызов к ее величеству королеве был равнозначен приглашению на гильотину.

Прождав некоторое время в комнате, смежной с приемной, куда его сопроводил вышколенный лакей, Ремингтон был приглашен на аудиенцию к ее величеству. На королеве было ее обычное длинное черное платье и белая шляпа. Она сидела в глубине зала в кресле, напоминающем трон, поставив ноги на специальную скамеечку, и разговаривала с Джоном Брауном, своим личным секретарем. Чуть поодаль стояли две фрейлины.

Протоколом предусматривалось, что прибывший на аудиенцию должен оставаться возле дверей до тех пор, пока ему не будет позволено приблизиться к ее величеству. И Ремингтон ждал этого момента, не смея даже переступить с ноги на ногу и замерев по стойке «смирно», пока королева внимательно разглядывала его издалека. Пошептавшись со своим секретарем, она встала с кресла и принялась расхаживать взад и вперед, чем немало озадачила лорда Карра. Всем своим обликом королева как бы выражала ему недовольство и делала ему безмолвное внушение укоризненными взглядами.

Наконец, успокоившись и обретя хорошее расположение духа, Виктория вновь уселась в кресло и, подняв два пальца, дала ему понять, что он уже может подойти к ней поближе.

Охваченный скверным предчувствием и слабостью, Ремингтон приблизился к ее величеству и поклонился. Не протянув ему руки, Виктория промолвила:

– До нас дошли слухи о вашем недостойном поведении, Ландон. Мы весьма огорчены вашими поступками. Вы бросили вызов правилам приличия и морали, в очередной раз подвергли испытанию терпение общества, церкви и короны. Дальше так продолжаться не может, вашему беспутству должен быть положен предел. Вы понимаете, о чем я говорю?

– Да, ваше величество, – с трудом выдавил из себя Ремингтон.

– Вы просто обязаны загладить свою вину перед потерпевшей стороной, – продолжала королева и, выпрямив спину, с ледяными нотками в голосе добавила: – Мы рады первыми поздравить вас, граф Ландон, с вашим скорым бракосочетанием.

Побагровев, Ремингтон поперхнулся и переспросил:

– Бракосочетанием, мадам? Королева удовлетворенно улыбнулась:

– Да, это единственный, пусть и нелегкий для вас, выход из сложившейся ситуации. Вам придется проглотить эту горькую пилюлю для вашей же пользы. Нам докладывали, что вы считаете брак тяжелой, ненавистной ношей, нести которую до конца дней для мужчины – сущее наказание. Мы искренне надеемся, что ваш брак именно им и станет, ибо иного вы не заслуживаете. Только пройдя через муки и страдания, грешник может прийти к покаянию и спасению души. —

Она сверкнула глазами и удовлетворенно откинулась на спинку своего троноподобного кресла. – Что же до вашей невесты, то мы лично выразим ей сочувствие в свое время.

Ремингтон открыл было рот, чтобы возразить, но Виктория вновь величественно подняла руку с двумя вытянутыми вверх пальцами, подавая ему знак, что аудиенция закончена. Ремингтон покорно отвесил ей молчаливый поклон, повернулся и пошел к дверям. Внезапно королева окликнула его. Он замер и обернулся.

– Мы ожидаем, что объявление о вашей свадьбе будет в течение двух недель опубликовано в «Таймс», – произнесла Виктория, не поднимая головы от бумаг.

Дворец граф покидал в сильнейшем душевном волнении. Его откровенно подвергли порке, посулив еще более строгое наказание в том случае, если он ослушается высочайшего приказа и не женится на Антонии в ближайшее время. Разумеется, в темницу его не упекут и земель не лишат, теперь уже не те времена, рассуждал Ремингтон, однако всем его политическим и коммерческим начинаниям будет нанесен значительный урон.

Граф уселся в экипаж и какое-то время задумчиво молчал, с удивлением ощущая облегчение в груди. В течение двух минувших дней он пребывал в скверном настроении, срывал злость на прислуге и постоянно думал, как ему поступить в этих ужасных обстоятельствах. Ультиматум, предъявленный королевой, положил конец его душевным терзаниям и дал ему повод для новой встречи с Антонией. Что ж, решил Ремингтон, лучше побыстрее разрубить этот гордиев узел.

– В Пакстон-Хаус, да поживей! – крикнул он кучеру, расправляя плечи.

– Госпожи нет дома, – смерив посетителя недобрым взглядом, объявил отворивший ему дверь Хоскинс. – Она просила вас не беспокоить ее и впредь.

Он захлопнул дверь у Ремингтона перед самым носом, словно бы влепил ему пощечину. Покрывшись от возмущения красными пятнами, граф стал стучать по двери массивным бронзовым кольцом, требуя, чтобы дворецкий впустил его в дом. Но его настойчивые требования оставались без внимания. Потеряв терпение, Ремингтон стал барабанить по двери кулаком и кричать, что он отсюда не уйдет, пока его не впустят.

Наконец, когда силы уже начали покидать его, Хоскинс слегка приоткрыл дверь, выглянул и, отступив, пропустил вперед тетушку Гермиону. Окинув непрошеного гостя холодным взглядом, она спросила:

– Чтр вам угодно?

– Умоляю вас, миссис Филдинг, позвольте мне поговорить с Антонией по очень важному делу! – потирая ладонью кулак, ответил он. Она вздохнула и кивком распорядилась, чтобы Хоскинс впустил его в дом.

Очутившись в прихожей, Ремингтон увидел там Элинор, Викторию, Флоренс, Молли и Поллианну, смотревших на него с укором и негодованием. В их глазах он прочитал также разочарование и боль, отчего ему стало стыдно и неловко. Гермиона велела Хоскинсу взять его шляпу, дворецкий с видимой неохотой подчинился, но внезапно выкинул дерзкий фортель – швырнул котелок на пол и наступил на него ногой. Граф смертельно побледнел, дворецкий молча повернулся и ушел.

– Не сердитесь, ваше сиятельство, – мягко промолвила Гермиона. – Уж слишком близко мы все приняли к сердцу случившееся с леди Антонией. Я вас, конечно, к ней провожу, но не могу поручиться, что она пожелает вас видеть. Пойдемте, милорд!

– Мне чрезвычайно необходимо переговорить с ней, – произнес на ходу граф Карр взволнованным голосом. – Нам надо объясниться. Дело не терпит отлагательства!

Тетушка Гермиона вновь тяжело вздохнула и горестно покачала головой. Доведя графа до гостиной, она оставила его там одного и ушла в покои Антонии. Вернувшись, она попросила его встать возле окна, сама же заняла позицию возле дверей.

Вскоре в гостиную стремительно вошла Антония.

– Как вы посмели прийти сюда! – вскричала она, глядя на Ремингтона с яростью и ненавистью.

Боль сковала его сердце, он глухо произнес:

– Антония! Позвольте мне все вам объяснить!

– Нам не о чем разговаривать! – воскликнула она и попятилась. – Убирайтесь вон из моего дома, пока я не позвала на помощь полицию!

– Я заверяю вас, что не хотел… не собирался ставить вас в такое положение, – пробормотал Ремингтон, делая два шага вперед. – Все произошло совершенно неожиданно…

– И у вас еще хватает наглости заверять, что вы не собирались обворожить и соблазнить меня? Чтобы потом опозорить на весь Лондон? Лучше сознайтесь, что вы мне мстили! Не лгите!

– Да! То есть нет, разумеется. Я хочу сказать, что ничего такого у меня и в мыслях не было, – сбивчиво произнес граф.

– Ложь! – Антония направилась к себе в спальню. Ремингтон догнал ее и повернул лицом к себе, схватив за локоть. Антония обожгла его разъяренным взглядом.

– Хорошо, я признаюсь, что поначалу, когда впервые очутился в этом доме, хотел покарать злого дракона, хитростью заманивающего моих друзей в капкан супружества.

– Злого дракона? – вскинув бровь, переспросила Антония.

– Ну, так вас раньше называли в определенных кругах, – смущенно потупившись, пробормотал Ремингтон. – Я быт введен рассерженными приятелями в заблуждение. Их шестеро, и все они пали жертвой схожих обстоятельств. Как я мог им не поверить? Они избрали меня мстителем, я рассчитывал увидеть здесь чудовище, но увидел вас, Антония, и понял, что глубоко заблуждался на ваш счет. Я встретился в тот злополучный вечер со своими друзьями в клубе и заявил, что отказываюсь от миссии мстителя, потому что вся их затея – ошибка. Они пришли в ярость и после моего ухода напились вдрызг. Из клуба они под винными парами отправились ко мне, чтобы предъявить мне счет. Конечно, они не ожидали встретиться у меня с вами. Их визит и для меня стал полной неожиданностью. Умоляю, поверьте мне, Антония! Я не хотел вас обидеть! – От нервного напряжения у него стал подергиваться левый глаз, а по скулам забегали желваки.

Антония пристально взглянула на него, тронутая искренним тоном его заверений в своей невиновности, и ледяной панцирь презрения, сковавший ее раненое сердце, стал таять. В его карих глазах ей хотелось увидеть не мольбу и отчаяние, а прежнюю страсть и доброту, вожделение и нежность. Но, осознав вдруг, что она все еще испытывает острую потребность в его прикосновениях, она взволновалась. Однажды доверчивость уже завершилась для нее горьким разочарованием в мужчинах, крушением остатков ее наивных девичьих грез о большой любви, утратой романтического чувства и позором. Довольно ошибок, на этот раз она будет мудрее и не позволит ему снова разбить ей сердце.

Пусть он искренне желал ее, пусть получал удовольствие от ухаживаний за ней, хотел овладеть ее телом, и пусть он теперь страдает, лишившись возможности удовлетворять с ней похоть. Это его личные проблемы! Она же удостоверилась, что его чувства не имеют ничего общего ни с настоящим сердечным чувством, ни с романтическим увлечением. Она уже давно не наивная девочка, так что о прощении коварного интригана не может быть и речи. Антония прищурилась и с горечью спросила:

– Так чего же вы от меня хотите, ваше сиятельство? Прощения?

– Я пытаюсь загладить перед вами свою вину, – с трудом произнес Ремингтон. – Я пришел, чтобы просить вас стать моей женой.

Столь неожиданный ответ настолько поразил леди Пакстон, что она даже раскрыла рот и чуточку обомлела. Граф Ландон говорил вполне серьезно, и она совершенно растерялась от такого неожиданного поворота разговора. Дамский угодник, вольнодумец и закоренелый холостяк предлагает ей руку и сердце! От этой невероятной идеи в голове Антонии слегка помутилось. Она попятилась и воскликнула:

– Да вы безумны, ваше сиятельство! Как же я сразу не догадалась! Закончим этот нелепый разговор. Прощайте! Я сыта вашим бредом.

Ремингтон опередил ее и не дал покинуть гостиную.

– Послушайте, Антония! Я в здравом уме и говорю серьезно. Я принимаю на себя всю ответственность за ваши нынешние проблемы и…

– Проблемы? – звенящим голосом переспросила она. – О каких еще проблемах вы говорите, сэр? У меня все нормально.

– Вы так считаете? Всему Лондону известно, что вас застали в моей постели. Сплетни о вас кочуют по пабам, бульварам и базарам, не говоря уже о высших сферах общества. Ваша репутация сильно подмочена. И я, как порядочный мужчина, считаю своим долгом исправить эту ситуацию и восстановить вашу репутацию. Посудите сами, Антония, что может защитить доброе имя дамы лучше, чем законный брак?

Произнеся эти слова, Ремингтон почувствовал во рту некое подобие оскомины, а глаз задергался пуще прежнего. Его искривившееся лицо и нервный тик произвели на Антонию столь удручающее впечатление, что она почувствовала внезапно ужасающую опустошенность и отчаяние. Лучше бы он и не произносил слова «репутация», «долг» и «законный брак»! Если раньше в ее сердце еще теплилась надежда, что он питает к ней неподдельное влечение, то теперь ей стало ясно, что он готов жениться на ней исключительно из-за угрозы грандиозного скандала в высшем свете, боясь за собственную репутацию. Все прочее – только пустые громкие фразы, ложь, притворство и лицемерие. Разумеется, еще и попытка ублажить мужское самолюбие.

Антония внутренне содрогнулась. Ей вспомнилось, как много лет назад партнеры отца и похотливые дружки дяди использовали ее, наивную юную сиротку, как товар для достижения своих личных целей. И проснувшаяся в ней старая боль породила новую волну негодования и гнева.

– Как, однако, великодушно с вашей стороны, ваше сиятельство, предлагать мне спасение! – вскричала она, с угрожающим видом наступая на графа. – Какая трогательная забота о моем добром имени! Однако я вынуждена отклонить ваше благородное предложение! Не надо никаких жертв, сэр! Я совершенно не ощущаю себя опозоренной, оскорбленной и униженной. Мне вообще нет дела до пустых сплетен и досужих домыслов на мой счет. Я признаю, что ошиблась, доверившись бесчестному негодяю, но свою оплошность я сполна оплатила душевными страданиями. Так что не вижу смысла нести наказание до своего последнего дня, играя незавидную роль вашей супруги. Нет, ваше сиятельство, эта тяжкая ноша не для меня!

– Тяжкая ноша? – переспросил изумленный Ремингтон. – Вот что я вам скажу, Антония! Вы чересчур легкомысленно относитесь к возможным печальным последствиям произошедшего в моем доме скандала. Вас может спасти только замужество, и я предлагаю вам выйти за меня.

– Да какой из вас муж! – Она едва не расхохоталась. – Вдумайтесь, насколько абсурдно то, что вы сейчас говорите! Сначала вы разрушили мою репутацию, а теперь пытаетесь навязать себя мне в мужья. Это же чудовищная нелепость! Как, однако, это эгоистично! Как типично для вас, законченного себялюбца! Нет, я решительно отказываюсь идти у вас на поводу. Мне вовсе не требуется муж-предатель, я вполне самостоятельная и обеспеченная женщина. Что же до так называемого высшего света, то и без него я способна обойтись. Так что я не чувствую для себя никакой угрозы и не вижу смысла выходить замуж, чтобы ходить по улице с гордо поднятой головой. – Не говорите глупостей, Антония. Вы должны стать моей женой! – с трудом повторил Ремингтон.

– Я так не думаю, – холодно промолвила леди Пакстон.

– Не лукавьте! Вы кокетничаете со мной!

– С какой стати? Я говорю это вполне серьезно!

Он выпятил грудь и сжал кулаки. Она фыркнула и наморщила носик.

– Я никогда не стану вашей женой, сэр! Уж лучше остаться свободной вдовой до самой смерти, чем видеть вас ежедневно.

Ремингтон остолбенел, словно бы его облили ледяной водой. Она действительно его отвергла, без притворства и кокетства. Подобного унижения он еще никогда не испытывал.

Как такое возможно? Примиряясь с мыслью о неизбежном супружестве, Ремингтон упустил из виду подобный поворот. Он был потомственным аристократом, обладал значительным состоянием, проявил себя искусным любовником, способным доставить женщине неземное наслаждение. Антония же снискала себе славу на поприще защиты семьи и брака, прослыла яростной сторонницей супружества. Так отчего же она не желает выйти за него, лорда Карра, замуж? Чем они не идеальная пара? Что она о себе возомнила?

Первоначальное вынужденное и робкое его намерение жениться на этой женщине в мгновение ока трансформировалось в осознанное сильное желание. Взъерошив волосы, граф прорычал:

– Не говорите ерунды, Антония! Вам в любом случае придется срочно выйти замуж. Так отчего бы вам Не выбрать в супруги меня?

– Ерунды? – широко раскрыв глаза, переспросила она, чувствуя, что не в силах сдерживать негодование и боль. – А не кажется ли вам, сэр, что все обстоит как раз наоборот? Это вы несете какой-то бред, а я рассуждаю логично и вполне ответственно. Вы не раз повторяли, что вдовы – лишние женщины, а потому обязаны сами заботиться о своем благополучии, а не высасывать из мужчин их жизненные соки, вынуждая трудиться в поте лица либо делать чересчур большие траты. Так вот, не следует ли из этого, что я, образованная, богатая, свободная молодая вдова, вполне способна жить самостоятельно и в свое удовольствие. И никакой муж мне вообще не нужен.

Едва лишь она выпалила эти слова, как у нее словно бы камень упал с сердца. Эта неожиданная легкость и радовала ее, и чуточку пугала. Однако глаза ее повеселили, а на губах заиграла самодовольная улыбка.

– Не тяготясь заботами о браке, семейном гнездышке и репутации, я смогу заняться бизнесом либо овладею какой-то новой специальностью, – звонким голосом развивала она свою идею, устремив взгляд в окно. – Не исключено даже, что я вольюсь в ряды столь милых вашему сердцу суфражисток и стану отстаивать их позицию в парламенте, пописывать статейки в журналах, сочинять романы, а там, глядишь, и возглавлю британский женский профсоюз. Возможно, во мне проснется талант изобретателя, промышленника либо художника. Укачу на остров Барбадос и буду рисовать там цветы и голых туземцев. Ну разве это не забавно? Я смогу даже позволить себе пить виски и курить сигары. Да что там говорить, я смогу позволить себе все, что мне вздумается. За исключением лишь одного, ваше сиятельство, – выйти за вас замуж! Вот уж этого-то я не сделаю никогда! Вам ясно?

И, не дав ему даже рта раскрыть, Антония подбежала к двери, распахнула ее, чуть не сбив с ног припавших к ней ухом почтенных леди, и крикнула:

– Хоскинс! Проводите его сиятельство!

Дрожа от гнева, отчаяния и осознания собственного бессилия, Ремингтон уселся на обитое бархатом сиденье своего экипажа и велел кучеру везти его домой. На протяжении всего пути он мысленно продолжал спор с Антонией и с самим собой. Как она посмела отказаться стать его женой? Уж не тронулась ли бедняжка умом после пережитого нервного перенапряжения? Что за странные идеи родились в ее миленькой головке? Начать собственное дело, стать суфражисткой, отправиться на Барбадос и рисовать там обнаженных туземцев, курить сигары, пить виски! Это же несусветный бред!

Похоже, она никак не могла взять в толк, что ее ждет участь изгоя, что скоро ее перестанут принимать и даже прекратят разговаривать с ней на улице. А в деловых сферах с ней порвут контракты, чтобы сохранить репутацию фирмы или банка. Более того, ее сместят со всех постов и в благотворительных организациях, потому что одинокая дама, запятнавшая позором свое имя, по неписаным правилам подвергается остракизму и лишается всех прав. Как же она всего этого не понимает?

Ему было горько осознавать, что виновником свалившихся на Антонию напастей является он сам. Возможно, это даже к лучшему, что она пока еще не поняла, какой колоссальный урон ей нанесен его опрометчивым поведением. Граф застонал от отчаяния и, уронив руки на сиденье, закрыл глаза.

И тотчас же перед ним соткался ее прежний милый образ, проникнутый вожделением, нежностью и прочими чувствами, родившимися в ней во время их интимного свидания. Словно бы наяву, лорд Карр ощутил прикосновение ее пальцев к его коже, вкус ее губ на своих губах. А в ушах у него зазвучали те глубокие вздохи и тихие стоны, которые сопровождали самые сладкие мгновения их тайной встречи. Волна нежданных эмоций, нахлынувших на Ремингтона, вызвала неуместное напряжение в его чреслах.

Он вздрогнул, встряхнул головой и сжал кулаки, борясь с желанием заключить Антонию в объятия немедленно, крепко прижать ее к себе и защитить от нависшей над ней угрозы. В это мгновение граф был готов раздавать зуботычины и тумаки налево и направо, расквашивать носы всем насмешникам и острословам, позволившим себе задеть се честь. Тяжелый стон вырвался у него из груди, он открыл глаза и уставился в окно.

Несомненно, забота о леди Пакстон отныне стала главным смыслом его существования. Вернее, ему хотелось холить и лелеять очаровательную женщину по имени Антония, видеть ее ежедневно в своем доме, в своей постели, но уже носящей другую, его фамилию. Он жаждал встреч с ней за завтраком по утрам, а в постели – по вечерам. Мечтал делить с ней радости-жизни и совместно предаваться воспоминаниям в старости. Желал овладеть ею так, как овладела им она. И для осуществления всех этих желаний было необходимо на ней жениться.

Но как, черт подери, ему этого добиться?

Он выпрямил спину, поджал губы и прищурился, погружаясь в размышления. Непременно должен был найтись какой-то верный способ добиться поставленной цели. Ведь умудрился же он соблазнить ее, вселить в нее желание лечь в его постель! Так отчего же он сомневается в своей способности придумать, как повести ее к алтарю? Взгляд его скользил по улице, заполненной прохожими. Неожиданно что-то, точнее, кто-то привлек его внимание. Приглядевшись, он узнал эту женщину, ее звали леди Констанция Эллингсон.

Ремингтон оживился и радостно рассмеялся.

– Ах, Антония, – пробормотал он. – Ты была права, у меня действительно что-то стряслось с головой!

Глава 14

В тот вечер в гостиной, где обычно все обитатели дома коротали время, воцарилась напряженная тишина, едва лишь туда вошла Антония. Она взяла корзинку для шитья и тихо села на стул. Спустя короткое время Гермиона прокашлялась и промолвила: – Мы просим тебя простить нас, Антония, за то, что мы подслушивали возле двери твоей спальни… Обычно мы не имеем привычки совать нос в чужие дела, но на сей раз обстоятельства настолько серьезны, что нам важно знать наверняка, предлагал ли граф Карр тебе выйти за него замуж или нет. Не могла бы ты удовлетворить наше любопытство?

Антония окинула взглядом напряженные лица вдов и сказала:

– Нет, он не предлагал мне этого.

– Разве? – с удивлением переспросила Гермиона. Все зашептались, смущенные таким ответом.

– Но нам казалось, что… – робко произнес кто-то.

– Он не предлагал, а требовал, чтобы я стала его женой, – уточнила Антония. – И я ему отказала.

По гостиной прокатился ропот, сопровождаемый вздохами и горестными репликами присутствующих, лица которых стали хмурыми и озабоченными. За всех снова высказалась тетушка Гермиона:

– Но ведь супружество, Антония, всегда являлось основой твоих убеждений. Ты боролась за поддержание традиций крепкой английской семьи, основанной на законном браке. Теперь же, после всех этих ужасных передряг, тебе самой понадобится надежная защита. А ведь ты всегда утверждала, что лучшая защита для англичанки – замужество и крепкая семья, что крепость женщины – ее дом. Разве я не права?

Вцепившись похолодевшими пальцами в сиденье стула, Антония сказала:

– Вы правы, у женщины должен быть муж. Но ко мне это не имеет отношения. Супружество – не для меня, довольно с меня и одного брака. Теперь я вдова, и этот статус меня вполне устраивает.

Произнесенные ею слова повергли в шок не только всех, кто их слышал, но и саму Антонию. Да и как было не поразиться такому заявлению женщины, всегда выступавшей в роли адвоката супружества и убежденной, что только в нем женщина может чувствовать себя обеспеченной и защищенной. Все вдовы, ставшие свидетельницами столь странной метаморфозы, произошедшей с их благодетельницей, придерживались на этот счет иного мнения – они считали, что Антония обязана быть последовательной и выйти за графа Ландона. Общее мнение высказала вновь тетушка Гермиона.

– Право, Антония, тебе надо стать женой его сиятельства, – прочитав поддержку в глазах подруг, промолвила она.

– Тем более после того скандального происшествия, – добавила Пруденс, озабоченно морща лоб.

– Надо позаботиться о своей репутации, – сказала Элинор взволнованным голосом.

– И подумать о своем будущем, – вставила Флоренс.

– И о детках, – вскинув брови, проворковала Поллианна, сложив руки на груди.

– Следовательно, сделать это совершенно необходимо, как ни крути, – подытожила Гертруда.

– Не вижу в этом никакой необходимости, – возразила Антония и встала. – Как вы можете убеждать меня выйти за предателя? Ремингтон Карр – бессердечный, коварный, беспринципный, хитрый, непредсказуемый негодяй. Ему дороги только его приятели-холостяки, он озабочен исключительно законами так называемого мужского братства и кодекса поведения джентльмена. Он ярый, закоренелый, неисправимый холостяк. Я заблуждалась на его счет, допустила роковую ошибку, поехав к нему с поздним визитом в тот жуткий вечер. Но я не позволю втянуть меня в авантюру с замужеством, о которой буду жалеть всю свою жизнь.

– По-моему, брак с сэром Ремингтоном для тебя единственный выход из сложившейся ситуации, – возразила тетушка Гермиона, явно встревоженная упрямством родственницы.

– Вы так считаете? Я придерживаюсь другого мнения на сей счет! Никто не вправе принудить меня к пожизненному самозаточению в золотую клетку, пусть и в расплату за мой промах.

Она умолкла и побледнела, поняв по выражению лиц своих старших подруг, на что обрекла сама себя таким заявлением. Антония повернулась и выбежала из гостиной в холл, откуда, не помня себя, устремилась на улицу. Там уже зажглись фонари, сгустились сумерки, стало меньше прохожих. Прохладный вечерний воздух остудил ее голову, но все-таки навязчивые образы женщин и мужчин, поставленных ею в компрометирующие обстоятельства, продолжали мелькать у нее перед глазами.

Жестокая правда жгла ей мозг, словно раскаленные уголья, растревоженная совесть упорно не давала покоя. Бегство из дома не помогло ей скрыться от неприятных воспоминаний. Снова и снова воображение ее рождало постыдные сцены, свидетельницей которых она стала. К своему глубочайшему стыду, сейчас она была вынуждена признать, что ей доставляло удовольствие созерцать испуганные физиономии полуголых джентльменов, читать страх и унижение в их глазах, ощущать их отчаяние. Что ж, с тяжелым вздохом подумала Антония, что посеешь, то и пожнешь. Ее бывшие жертвы отомстили ей сторицей за все свои муки.

Теперь ей стало понятно, что ощущает человек, когда к нему без стука врываются в спальню, где он предается любовным утехам. И каково голому чувствовать плотоядные взгляды наглых насмешников и шантажистов, насколько постыдно оказаться в шкуре затравленного зверя. И как нестерпимо больно становится на сердце, когда узнаешь, что тебя предал тот, которому ты доверилась и которого совсем еще недавно страстно желала.

Впервые она поняла, что все «организованные» ею браки походили на ситуацию, в которой она сама в конце концов оказалась. На людях – прогуливаясь по лондонским улицам, сидя за обеденным столом, посещая званые вечера – созданные ею супружеские пары притворялись счастливыми и респектабельными, держались вполне нормально. Но что творилось в их домах, особенно по ночам? Были ли они счастливы в спальне? Верили ли они друг другу, эти супруги поневоле, спутники жизни по принуждению? Теперь Антония в этом усомнилась.

Как и в том, что женщины, которых она, как ей прежде казалось, осчастливила, испытывали к ней чувство признательности. Скорее их сердца точила горечь сожаления и досады, ибо нельзя обрести радость и счастье, выйдя замуж за нелюбимого или путем коварства и обмана. От охватившего ее стыда Антония покачнулась и едва не упала.

Супружество, представлявшееся ей всегда оплотом безопасности и благополучия, предстало сейчас в совершенно ином свете – как ловушка для неосмотрительных мужчин и доверчивых женщин. Она же выступала в этом постыдном фарсе со сватовством в роли коварной интриганки и злой феи.

Занятая этими размышлениями, Антония не заметила, как очутилась на Сент-Джеймс-стрит, в нескольких шагах от гостиницы «Бентик», где частенько разыгрывались подобные спектакли. Она остановилась на тротуаре и, запрокинув голову, долго смотрела на окна номера, в котором морочили голову своим жертвам ее подопечные – Элис Баттерфилд, Элизабет Одли, Камилла Адаме, Дафна Элдерстон, Розамунда Гарви и Маргарет Стивенсон. В день их свадьбы они сияли от счастья, хотя и заметно нервничали. Любопытно, как они выглядят и чувствуют себя теперь? Довольны ли своей жизнью или разочарованы? Это было необходимо выяснить.

Швейцар гостиницы любезно вызвал для нее наемный экипаж. Вернувшись домой, она прошла в свои покои, где села за письменный стол и стала писать. Огонь в ее спальне погас лишь тогда, когда на столике в прихожей образовалась стопка из тринадцати писем, предназначенных к отправке с утренней почтой.

Визит, который нанесла ей на другое утро леди Констанция Эллингсон, стал для Антонии полной неожиданностью. Выйдя по зову Хоскинса в прихожую, она с изумлением увидела там приятельницу, одетую в безупречный наряд для утренних посещений: стильное шелковое платье, белые перчатки и веселенькую шляпку с бахромчатой тульей, украшенную страусовыми перьями. Внезапный приход Констанции отвлек Антонию от неприятных размышлений и поднял ей настроение. Она тепло приветствовала подругу и предложила ей выпить по чашке кофе.

– Благодарю, милочка, но я пришла к тебе не ради приятного времяпрепровождения, – сказала Констанция. – Где мы с тобой можем пошептаться?

– В гостиной, я затворю двери, проходи, – ответила хозяйка дома, обескураженная таким вступлением гостьи. – Так что стряслось? – спросила она, когда двери были закрыты и они удобно уселись на диване. – У тебя неприятности?

– У меня нет, речь пойдет о тебе, моя дорогая, – понизив голос, промолвила Констанция. – Ты заварила крутую кашу. Ко мне целыми днями приезжают знакомые, расспрашивают о том пари, которое вы с графом Ландоном заключили в моем доме, делают какие-то подозрительные намеки. А вчера меня посетил и сам граф Ландон. – Она многозначительно посмотрела на ошарашенную собеседницу.

– Граф? – Антония откинулась на спинку и побледнела.

– Да, представь себе! Бьюсь об заклад, что ты не угадаешь, что ему было от меня нужно!

В ответ Антония лишь тяжело вздохнула и покачала головой, давая понять гостье, что теряется в догадках.

– Он хотел поговорить со мной относительно вечера, который я даю в субботу. Если ты помнишь, на нем вы намеревались объявить результат вашего спора. Ремингтон высказал сомнение в разумности появления вас обоих на публике после недавнего конфуза. В этом я с ним согласна. Затем он попросил меня стать его посредником.

– Посредником? В чем? – вскинув брови, спросила Антония.

– В переговорах относительно второго этапа вашего спора, – с загадочной улыбкой ответила Констанция.

– Как это понимать? – Антония изумленно захлопала глазами.

– Граф настаивает на том, чтобы ты выполнила свою часть обязательств, то есть две недели делала бы мужскую работу в его доме. Ведь он так и не поменял своих взглядов на женский труд!

– Коварный негодяй! – прошептала Антония. – Редкий прохвост и обманщик! Он сам заверил меня в том, что я заставила его пересмотреть свои взгляды на женщин и выполняемую ими работу. Он признал себя проигравшим этот дурацкий спор. А теперь идет на попятную!

– Ты не шутишь? – Констанция явно была озадачена таким поворотом. – А при каких обстоятельствах он сделал это заявление? Ведь было договорено, что результаты пари вы объявите в моем доме на следующем вечере.

– Он сказал это здесь, у меня, три дня назад. Мы с ним разговаривали в моих покоях! – с негодованием воскликнула Антония.

– Кто-нибудь еще присутствовал при этом?

– Нет. Я не думала, что в дальнейшем потребуются свидетели. Ведь он граф и должен дорожить своей честью. Впрочем, я ошиблась уже не в первый раз. – Антония раздраженно передернула плечами. – Все это похоже на банальный шантаж. Не представляю, что у него на уме, но принудить меня к чему-либо не удастся. Можешь ему так и передать!

Констанция поджала губы и покачала головой:

– Должна тебе сказать, что Ремингтон предусмотрел подобный ответ на свои требования. И поручил мне сообщить тебе, что в этом случае он встретится с репортерами и предаст огласке всю вашу историю.

– Какую такую историю? – выдохнула Антония, испытывая легкое головокружение.

Неужели он раскроет ее тайну? Дерзнет описать в деталях все, что происходило в ту роковую ночь в его спальне? Или, того хуже, поведает общественности о ее отказе выйти за него замуж и тем самым спасти репутацию? Какое подлое коварство! Могла ли она предвидеть, что он способен на такую жестокость!

– Итак, этот хищник показал-таки наконец свои когти! – с дрожью в голосе промолвила она, закрыв глаза. – Нет, я не пойду у него на поводу! Будь что будет.

– Дорогая Антония! – вкрадчиво сказала Констанция, кладя ладонь ей на колено. – По-моему, у тебя нет выбора. Представь, какой кошмарный резонанс получит его статья! Ты ведь едва оправилась после публикаций в «Гафлингерс газетт». Новый скандал окончательно разрушит твою репутацию. Будь же благоразумна!

– Презренный лгун! – прошипела Антония сквозь зубы. – Нет, я не поддамся на его шантаж. Кстати, где доказательства того, что публикации в этой газетенке – не выдумка репортера?

– Умоляю тебя, Антония! – с тревогой воскликнула Констанция, не ожидавшая от подруги такого упрямства. – Возможно, что репортер этот и законченный врун и негодяй, но его статейки прочли тысячи людей. Как их переубедить? Если же Ремингтон Карр даст интервью, то к нему валом повалят репортеры других лондонских изданий. Ты ведь знаешь не хуже меня, какую шумиху они подняли вокруг вашего пари. Еще бы! Граф согласился выполнять обыкновенную женскую домашнюю работу! Ручаюсь, что редакторы других изданий позеленели от зависти, когда газета «Гафлингерс» начала публиковать о пари серию репортажей. А последний фельетон вообще свел их с ума. Уж на этот раз они не упустят шанса порадовать своих читателей сенсационной публикацией о новых поворотах вашего спора. От тебя отвернутся все влиятельные люди, с тобой перестанут здороваться все твои знакомые. Мой тебе совет, милочка: реши спорные вопросы с графом любой ценой и как можно быстрее! Я говорю тебе это как твоя подруга, от чистого сердца. Пойди ему на уступки, не упрямься. Вот адрес его конторы, нанеси ему визит. – Констанция протянула Антонии карточку, которую дал ей Ремингтон.

Антония почувствовала тошноту. Уладить проблему любой ценой? Похоже было, что ничего другого в этих обстоятельствах ей не остается. Дрожащей рукой она взяла карточку и тяжело вздохнула. Что ж, она навестит Ремингтона и устроит в его конторе такое, после чего он поймет, что действительно связался с огнедышащем драконом.

Финансовый центр Лондона Сити на следующее утро, как всегда, гудел словно пчелиный улей. Его узкие улочки были заполнены пешеходами и повозками. Толпы служащих, биржевых брокеров и клерков торопились в свои банки и конторы, расположенные в кирпичных и гранитных зданиях с массивными каменными колоннами. Домохозяйки, служанки и посыльные спешили в магазины, на рынки и в жилые кварталы. Продавцы громко расхваливали свой товар, с ними соперничали звонкоголосые подростки, то и дело выкрикивавшие на углу биржи курсы акций, им вторили скрип рессор наемных экипажей и цоканье копыт лошадей по мостовой. Воздух пропах торгашеским духом, но это никого не смущало: иной атмосферы от деловой части Лондона никто из горожан и не ожидал.

Созерцая эту картину из окна кеба, Антония испытывала как изумление, так и необъяснимый восторг. Она впервые очутилась в этом районе, обычно ее брокер, банкир и поверенный в делах сами приезжали к ней домой, когда в этом возникала необходимость. Теперь же, по воле случая очутившись в Сити, она с любопытством разглядывала спешащих по своим делам людей. Ее поразило количество котелков и темных костюмов одинакового покроя. Это был чисто мужской, суровый и единообразный мир, лишенный живости ярких красок и модных фасонов женской одежды. И эта нарочитая чопорность мужчин с непроницаемыми лицами, в одинаковых костюмах еще сильнее взвинтила ей нервы. Она почувствовала себя так, словно бы ей предстояло войти в логово льва, и не преминула поделиться своей озабоченностью с тетушкой Гермионой.

– Успокойся, милочка, – промолвила та, – все будет хорошо.

– Я докажу ему, что со мной лучше не шутить! – раздраженно сказала Антония. – Я отобью у него охоту шантажировать меня.

– Абсолютно правильное намерение, – кивнула тетя.

– А ты, пожалуйста, будь рядом, не оставляй меня наедине с этим людоедом, – попросила Антония с жалобным вздохом.

– Разумеется, дорогая! – кивнула Гермиона, решившая не перечить ей, чтобы не передумала.

Антония не могла уснуть в эту ночь, раздумывая о предстоящем разговоре с Ремингтоном и стараясь не вспоминать о том, что произошло между ними. Для пущей уверенности в благополучном исходе встречи она решила взять с собой тетушку Гермиону. Контору лорда Карра они нашли без труда, она располагалась на третьем этаже конторского здания, адрес которого значился на карточке. В приемной стояли несколько стульев, большой стол из красного дерева и бюро для документов. Собственно рабочие помещения располагались за тремя дверями вдоль длинного коридора. Из распахнутых дверей доносились гул голосов и какое-то механическое позвякивание. Не успели посетительницы перевести дух и освоиться в непривычной обстановке, как вышедший к ним пожилой клерк произнес:

– Мы вас ожидали! Прошу следовать за мной.

Он провел дам по коридору в кабинет владельца конторы и удалился. Сидевший за письменным столом Ремингтон встал и с.радушной улыбкой промолвил:

– Добро пожаловать, леди Антония и миссис Филдинг! Надеюсь, что поездка в Сити вас не слишком утомила.

Поборов желание убежать еще до начала разговора, Антония сухо сказала:

– Не притворяйтесь, что вас беспокоит наше самочувствие, граф! Избавьте нас от своего лицемерия и ханжества. Если бы вас действительно заботило мое благополучие, мне бы не пришлось приезжать сюда.

– Вы не правы, Антония, – мягко возразил ей Ремингтон. – Меня чрезвычайно беспокоит ваше благополучие, потому-то я и готов стерпеть и ваш гнев, и…

– Выходит, вы угрожаете мне бог знает какими разоблачениями исключительно ради моего же блага? – насмешливо спросила она, не дав ему закончить фразу. – И долго вы еще намерены пить мою кровь?

– Не преувеличивайте, Антония! Я вовсе не кровожадный вампир, и вам это известно. Если считаете, что я продолжаю вам мстить, то вы заблуждаетесь. – Граф вышел из-за стола, и Антония, попятившись, споткнулась, запнувшись об угол ворсистого персидского ковра, и чуть было не сбила с ног Гермиону, стоявшую у нее за спиной.

– Пожалуй, я здесь лишняя, – пробормотала старушка и проворно выскочила за дверь.

– Если вы не мстите мне, значит, тешите свое проклятое мужское самолюбие, – выпалила Антония, продолжая отступать к выходу. – Ведь я выиграла пари, и вы признали свое поражение не далее как три дня назад. Но очевидно, вам трудно с этим смириться. Как это типично для мужчин! Когда вы понимаете, что женщина выигрывает, вы тотчас же пытаетесь изменить либо условия игры, либо игровую площадку. Прибегаете к любым ухищрениям, чтобы избежать позорного проигрыша и обеспечить себе победу. Но со мной такой номер не пройдет! Прощайте, граф!

Она повернулась к нему спиной, чтобы уйти, но Ремингтон подбежал к ней и схватил за руку, в которой она сжимала зонт. Побледнев, Антония обернулась и обожгла его ненавидящим взглядом.

– Видит Бог, вы злитесь не только на меня, Антония! – сказал Ремингтон. – Вас беспокоят вообще все мужчины. Иначе бы вы не стали заманивать в капкан тех любвеобильных простаков, которых женили на своих знакомых вдовах. Так в чем же причина вашей неприязни ко всему мужскому полу?

– Я не стану обсуждать этот вопрос, Ремингтон Карр, – заявила Антония, пытаясь высвободиться. Но граф держал ее крепко. – Я приехала, чтобы сказать вам, что не хочу иметь с вами ничего общего, равно как и продолжать этот идиотский спор, который я выиграла. Если же вас подмывает оклеветать меня в газетах – скатертью дорожка. Но только не забывайте, сэр, что я тоже не стану молчать!

– Кто внушил вам такую ненависть к мужскому полу? Ваш муж? Что же он вытворял с вами, если вас до сих пор коробит при встрече с мужчинами? – не унимался Ремингтон, решив докопаться до сути проблемы во что бы то ни стало.

– Вы так до сих пор ничего и не поняли? – вскричала она.

– Но ведь должно быть какое-то объяснение вашей неприязни!

– Причина моего теперешнего гнева – вы сами, Ремингтон Карр! – воскликнула Антония и, воспользовавшись его замешательством, высвободила руку. – Вы и подобные вам надменные, невыносимые снобы. Я ненавижу вас, мужчин, за то, что вы причиняете боль нам, женщинам! Вы смотрите на нас свысока, унижаете и оскорбляете нас без всяких на то оснований. Вы командуете нами, следите за каждым нашим шагом и ограничиваете нашу свободу. Вы ведете себя с нами так, словно мы недоразвитые, неуравновешенные дети, лишенные понятия о правилах приличия и ответственности. Наши пылкие искренние чувства вы расцениваете как неразумное поведение, терпение трактуете как проявление малодушия, милосердие принимаете за слабохарактерность.

Наморщив лоб, Ремингтон стал с угрожающим видом надвигаться на нее, все больше мрачнея с каждым ее словом.

Она невольно попятилась, стараясь не смотреть ему в глаза, но не замолчала, хотя голос ее и задрожал:

– Мы, женщины, для вас всего лишь товар, средство для удовлетворения ваших потребностей. Вы считаете, что имеете право избавиться от нас, когда мы становимся вам больше не нужны. Либо не замечаете нас, как надоевшую вещь, убранную в чулан. У вас хватает наглости повесить на женщин, которые кажутся вам бесполезными, обидный ярлык «лишних людей» или «избыточных особей противоположного пола». И после этого вы еще спрашиваете, почему мужчины порой вызывают у нас, женщин, отвращение и ненависть? Вам непонятно, отчего я презираю лично вас?

Ремингтон замер в шаге от нее, до глубины души уязвленный брошенным ему в лицо обвинением. Антония цитировала его слова, сказанные им во время парламентских дебатов. Она, как выяснилось, испытывала острую неприязнь лично к нему, графу Ландону, а не вообще ко всему мужскому полу. Впервые ему пришло в голову, что не следовало публично называть вдов «лишними женщинами», «обузой для общества» и «ярмом для холостяков».

– Да, я и мои подруги, нашедшие в моем доме приют, оказались «лишними» для нынешнего британского общества, – продолжала Антония, переведя дух. – Если следовать вашей извращенной логике, сэр, то к «лишним» людям надо отнести также и всех женщин, у которых не было отцов или мужей. Значит, я всегда была одной из них, «лишней».

Ремингтон был явно смущен и обеспокоен таким заявлением, что не укрылось от наблюдательной Антонии. Она почувствовала странное, противоречивое желание насыпать ему соли на рану, а потом утешить его и успокоить. И это ее чрезвычайно встревожило.

Понизив голос до пронизанного болью шепота, она подытожила:

– Но хуже всего то, что в своих жестоких играх вы самоутверждаетесь, унижая нас, слабый пол. Вы упиваетесь своим коварством и двуличием, умением увлечь, обласкать и соблазнить доверчивую женщину! А потом, добившись своего, перекладываете вину за грехопадение на нее самое, объявляете ее развратницей. Даже в тех редких случаях, когда вам вздумается спасти такую заблудшую, вы делаете это не столько ради нее, сколько ради себя, желая удовлетворить собственные низменные потребности.

Все из перечисленных Антонией грехов – совращение, лицемерие, себялюбие и предательство – с полным основанием могли быть поставлены ему в вину. И совершил он их в отношении Антонии Пакстон. Совесть жгла его душу словно каленым железом. Введя ее в искушение, он утвердил эту многострадальную женщину во мнении, что все мужчины – ее коварные и высокомерные противники, а потому лучше вообще не иметь с ними дела, И пока такое представление о противоположном поле не изменится в ее голове кардинальным образом, ему не стоит надеяться на благосклонное отношение к себе. И уж тем более на то, что она согласится стать его женой.

Между ними разверзлась пропасть, и никакими ласками нельзя изменить эту ситуацию. Требовалось построить мост, а на всякое строительство, как известно, уходит немало времени. Следовательно, рассудил Ремингтон, надо устроить так, чтобы строптивица находилась постоянно поблизости. Тогда у него появится шанс заставить ее изменить к нему свое отношение.

– Вспомни, Антония, – дружелюбно промолвил он, – каким я был, когда пришел в твой дом: злым, подозрительным, агрессивно настроенным ко всем женщинам. Сейчас и ты настроена точно так же по отношению к мужчинам. Это подтверждает правильность моего плана дальнейших действий.

Антония горделиво выпрямилась и вздернула подбородок. Он понял, что ему нужно быть поосторожнее в выборе выражений, и попытался ее умаслить:

– Несомненно, ты победила на первом этапе нашего соревнования. И я признаю это. Однако же ты должна быть до конца последовательной и выполнить все свои обязательства. Разве это не справедливо? – Он обаятельно улыбнулся и обласкал ее взглядом.

– Какие еще обязательства? – спросила она, заподозрив подвох.

– Я сделал то, что обещал, и в результате изменил свои прежние взгляды на женщин. Я даже готов отправить меморандум в парламент и в партию либералов с выражением своей поддержки законопроекта о правах вдов и незамужних женщин. Поэтому я полагаю логичным ожидать от тебя встречного дружеского шага, а именно – согласия выполнять в течение двух недель мужскую работу.

– Что за бред! – вскричала Антония, отчаявшись понять подоплеку странного требования графа. – Подразумевалось совершенно другое – что я стану делать такую работу в случае, если не сумею заставить тебя пересмотреть свое отношение к женщинам и их роли в британском обществе.

– Ты замечательно выполнила свою работу, – сказал Ремингтон. – Доказала мне, что женщинам присущи не только такие свойства натуры, как склонность к иждивенчеству, излишняя эмоциональность и суетность. Это подтверждает справедливость моего предложения. В конце концов что дурного в том, что я попытаюсь убедить тебя пересмотреть свое отношение к мужчинам и доказать, что не следует рассматривать нас всех как бессердечных, эгоистичных мужланов?

– Право же, это смешно! – запинаясь, ответила Антония, в голове которой просто не укладывалось, как это она станет в течение полумесяца послушно исполнять все его требования, находиться в полной от него зависимости и вообще видеться с ним ежедневно, а по ночам думать обо всем, что произошло днем.

– Это вовсе не смешно, Антония, а вполне разумно и обоснованно! И коль скоро ты так упорно и долго убеждала меня в порядочности, честности и добродетельности женщин, то прояви сама эти качества. Согласись исполнять мужскую работу в течение двух недель. Это пойдет тебе на пользу! Ты лучше узнаешь мир мужчин, вырвешься из ограниченного круга женщин, в котором теперь пребываешь, и расширишь свой кругозор.

– У меня, по-твоему, узкий кругозор? – с обидой переспросила Антония. – Ты считаешь, что я заточила себя в круге себе подобных? Ты либо заблуждаешься, либо сознательно переворачиваешь все с ног на голову, передергиваешь карты, как опытный шулер!

– Неужели? – Граф озадаченно хмыкнул. – В таком случае, может, просветишь меня, что нужно предпринять для успеха крупной финансовой операции? Под какое обеспечение можно взять кредит в Лондонском банке? И что испытывает человек, осознающий, что от его решения зависит благосостояние сотен семей его служащих и акционеров? Если ты намерена заняться бизнесом, тебе надо все это знать. Равно как и то, как банк использует доверенные ему тобой деньги, как ввозятся в Англию товары, что новенького произошло в последнее время в ткацкой отрасли. Я вижу, что эти проблемы пока оставались за рамками твоих интересов. Что ж, тогда ты наверняка способна продемонстрировать мне свое умение печатать на пишущей машинке или составлять бухгалтерский отчет.

– Представь, что я могу составить бухгалтерский отчет! – воскликнула Антония с жаром.

– Что ж, чудесно! Остается лишь в этом убедиться, – с улыбкой промолвил Ремингтон, очень довольный тем, что он вывел наконец-то ее из равновесия.

Граф схватил Антонию за руку и увлек ее в коридор. Спустя минуту она уже очутилась за конторкой в просторном помещении, вдоль стен которого тянулись стеллажи и бюро.

– Позволь представить тебе моего старшего клерка Алдуса Бексли, – сказал Ремингтон, подозвав невысокого жилистого мужчину в очках. Он слегка сутулился и нервно потирал ладони с длинными пальцами. – Бексли, леди Антония изъявила желание убедить меня в том, что она знает толк в бухгалтерии. Пожалуйста, предоставь ей возможность продемонстрировать нам свои познания в этой области.

И не успела Антония придумать, как лучше ей выпутаться из этой ситуации, как уже вынуждена была разбираться в головоломных колонках цифр, кипах квитанций и сводных ведомостях.

Воспользовавшись замешательством Антонии, граф медленно отступил к двери и стал наблюдать за ее отчаянными потугами составить сводный баланс на основе предоставленных ей документов. Сейчас она находилась на его территории, в его владениях, и он собирался обставить дело так, чтобы она в них задержалась. Напряженные плечи и упрямо сжатые губы Антонии свидетельствовали о том, что она не сдастся без боя.

Ему явственно вспомнились брошенные ею обвинения в адрес мужчин: «Даже если вам вздумается прийти к нам, женщинам, на помощь, вы сделаете это лишь ради удовлетворения своих низменных потребностей, а не из человеколюбия». Несомненно, она всегда чувствовала себя лишней в этом жестоком мире, и этим подспудным ощущением и объяснялись ее экстравагантные поступки.

Возвратившись в свой кабинет, Ремингтон обнаружил там сидящую на стуле тетушку Гермиону. Она встала и с подозрением спросила:

– А где же Антония?

– Знакомится с мужской работой, – разведя руками, ответил граф. Вопреки его ожиданиям Гермиона понимающе улыбнулась, и он, обрадованный таким проявлением дружелюбия, предложил ей выпить с ним кофе.

Удобно устроившись на диване, они какое-то время наслаждались ароматным горячим напитком и милой светской беседой. Решив, что старушка несколько смягчилась, Ремингтон без обиняков спросил:

– Скажите, дорогая миссис Филдинг, как случилось, что Антония вышла за сэра Джеффри?

Первые же произнесенные тетушкой Гермионой слова повергли его в изумление.

– Что ж, это не секрет, – подумав, сказала она. – Джеффри ее спас.

– Спас? – переспросил граф и, поставив чашку на стол, полез в карман за носовым платком, чтобы промокнуть облитые кофе брюки. – Как это понимать?

– Ее родители скончались, когда Антония была еще совсем юной. И она стала жить в доме своего дяди Уэнтуорта, которому было не до нее. – Старушка пожевала губами, решая, стоит ли раскрывать графу все семейные тайны, и продолжала: – В отличие от ее родного дяди его приятели проявляли к ней живой интерес. Надеюсь, вы понимаете, что я под этим подразумеваю… Герцог Уэнтуорт же делал вид, что он всего этого не замечает. – Гермиона нахмурилась и замолчала.

Услышанное заставило Ремингтона внутренне напрячься. Он хорошо знал, что случается с юными красотками, в силу обстоятельств вынужденными оказывать особые знаки внимания своим богатым покровителям. Завсегдатаи мужского клуба частенько хвастались, как славно они резвятся со своими пассиями.

– Сэр Джеффри был деловым партнером отца Антонии, – вздохнув, продолжала свой печальный рассказ Гермиона. – Когда до него дошли слухи о том, что с ней происходит, он предложил ей выйти за него замуж и поселиться в его доме.

– И таким образом спас ее от участи падшей женщины и содержанки, – подытожил Ремингтон, досадуя на самого себя за то, что раньше не догадался. Ведь ни для кого не секрет, что молодые девушки вступают в неравный брак либо по расчету, либо по крайней нужде. Антония же не была жадной по своей натуре.

– Сэр Джеффри был славным и великодушным джентльменом, – с улыбкой промолвила Гермиона. – Временами, случалось, он ворчал и чудил, как все пожилые люди. Но Антонию он обожал и ни в чем ей не отказывал. Ведь она стала его лебединой песней, чудесным подарком судьбы! Он и не мечтал о такой светлой душе, как Антония. Да и вообще давно распрощался с мыслью о женитьбе.

Графу вспомнились явственные злые нотки в голосе Антонии, когда она высказывалась относительно эгоизма мужчин, пекущихся только о своих потребностях, даже когда они делают вид, что спасают женщин. Имела ли она в виду своего покойного мужа? Не решившись спросить об этом у Гермионы прямо, граф замаскировал свой вопрос.

– А был ли их брак полноценным? – вкрадчиво поинтересовался он.

Она поставила чашечку на стол, смерила его пытливым взглядом, решая, стоит ли быть с ним откровенной, и наконец ответила:

– Да! Хотя поначалу сэру Джеффри было непросто определить оптимальные рамки их супружеских отношений. Его пугала значительная разница в их возрасте. Мне кажется, что старый шалун был в плену своих прежних представлений о правилах приличия. Потому-то он и настоял на том, чтобы супруга ложилась спать в ночной сорочке. Сам он тоже всегда надевал на ночь рубаху.

– Я вас понимаю, – сказал Ремингтон, сдержав ухмылку.

– Но Тони никогда не роптала. Да она и сама все вам расскажет, когда наступит время…

При этих ее словах у графа перехватило дух. Оптимизм Гермионы стал для него еще одним сюрпризом. Внезапно за полуоткрытой дверью раздался голос Паддингтона Карра: – Ремингтон, где ты? Нам срочно надо поговорить! Бексли сошел с ума! Надел дамское платье и капор… – Дядюшка влетел в кабинет и в растерянности замер, увидев тетушку Гермиону. Похлопав глазами, он выдвинул еще одну, более правдоподобную гипотезу: – Либо на его месте сидит какая-то дама.

Совершенно стушевавшись, он почесал в затылке: очевидно, обе догадки представлялись ему в равной степени тревожными. Вскочив со стула, Ремингтон поспешил его успокоить:

– Это женщина, дядюшка, все в порядке, я хорошо ее знаю.

– Если так, тогда действительно нет повода для волнений, – сказал Паддингтон с облегченным вздохом.

– Миссис Филдинг, – натянуто улыбаясь, продолжал граф Ландон, – позвольте мне представить вам своего дядю Паддингтона Карра. Дядюшка, это миссис Гермиона Филдинг, тетя той леди, которая временно сидит на месте Бексли.

– Как поживаете, сэр? – Тетушка Гермиона чуть заметно покраснела и протянула Паддингтону руку, одновременно осматривая его с головы до ног. Он был одет в элегантный темно-коричневый костюм, искусно расшитый жилет и щегольские штиблеты. Его мощная выпяченная грудь и густые серебристые волосы свидетельствовали, что в свои семьдесят лет он сохранил прекрасную физическую форму. Гермиона пригладила ладонью свою лучшую синюю шелковую блузу и пальцем поправила кружевной воротничок. Паддингтон приосанился и, подойдя к ней, наклонился и поцеловал ее протянутую руку, после чего промолвил:

– Очень рад знакомству с вами, мадам!

Руку ее он, однако, не отпускал, а продолжал с умилением всматриваться в ее лицо, словно бы что-то припоминая.

Тетушка Гермиона все еще не растеряла былой красоты, хотя волосы и подернулись серебром. Большие голубые глаза задорно блестели, а на щечках пылал здоровый румянец.

– Не желаете ли выпить кофе? – спросила она, чтобы вывести его из оторопи.

– Пардон, мадам, тысячу извинений, – пробормотал Паддингтон, спохватившись, и наконец-то разжал пальцы. – Разумеется, я с удовольствием выпью е вами чашечку-другую. Обожаю кофе! Пью его каждое утро. И даже, случается, днем, после обеда. Естественно, с сигарой. Их я тоже очень люблю, знаете ли… А еще – чернослив.

Ремингтон наблюдал эту сцену с нарастающим изумлением. Дядюшка вел себя, словно смущенный подросток. Но еще больше удивило графа то, что во взгляде Гермионы читался неподдельный женский интерес к этому старому чудаку. Протянув ему наполненную кофе чашку, она промолвила:

– Как приятно познакомиться с элегантным и симпатичным джентльменом, понимающим толк в черносливе!

Гермиона звонко рассмеялась и покраснела. Паддингтон сообразил, что ляпнул глупость, и смутился. Чувствуя, что собеседница всего лишь добродушно подтрунивает над ним, он кашлянул и сказал:

– Простите, миссис Филдинг, я сам не знаю, что это на меня вдруг нашло…

– Зовите меня просто Гермиона, – поправляя шляпку, сказала она и обворожительно улыбнулась.

– Видите ли, миссис Филдинг, то есть Гермиона, – поколебавшись, произнес Паддингтон, – вы мне кого-то напоминаете… Вот только я никак не могу вспомнить, кого именно.

– Вероятно, вашу жену, – сказала она не совсем уверенно.

– О нет, мадам! Я не женат. И никогда не приближался к алтарю с замирающим от восторга сердцем. Не был ли я знаком с вашим супругом?

– Возможно. Однако в настоящее время я вдова, – потупившись, ответила Гермиона и метнула в него выразительный взгляд из-под опущенных ресниц.

– Простите, я не знал… Примите мои соболезнования, – пробормотал Паддингтон и почему-то глупо улыбнулся. – Как это, наверное, тяжело – потерять супруга…

– О, я его не теряла, сэр! Мне точно известно, где он теперь покоится, – пошутила Гермиона и рассмеялась.

Дядюшка Паддингтон тоже хохотнул, оценив ее тонкий юмор. Глаза его засверкали. Наблюдая этот неуклюжий флирт двух пожилых людей, граф Карр на какое-то время остолбенел, а придя в себя, извинился и вышел из кабинета, оставив двух голубков ворковать наедине. Между ними явно возникла взаимная симпатия. И кто бы мог предположить, что старый холостяк так поведет себя в столь почтенном возрасте! Может быть, на склоне лет и ему улыбнется счастье, и он наконец-то обретет верную подругу?

Так или иначе, рассудил Ремингтон, ему такой поворот событий даже на руку. Лишенная присмотра Гермионы, у которой появилось куда более интересное занятие. Антония быстрее очутится в его объятиях. А уж после этого ему будет гораздо легче убедить ее стать его женой.

Минуло четыре часа с тех пор, как Антония уселась на стул мистера Бексли, но тот все еще продолжал нудным голосом объяснять свою методику ведения бухгалтерской отчетности и демонстрировать ее на примерах. В глазах у Антонии давно уже рябило от колонок цифр, пальцы были перепачканы чернилами, спина онемела. Наконец он ознакомился с ее расчетами и заявил, что в них допущена серьезная ошибка.

– Как вы так быстро это определили? – нахмурив брови, спросила она.

– У меня большая практика, мадам, – уверенно ответил Бексли.

– Ну, как успехи нашей гостьи? – спросил с порога Ремингтон. – Разбирается она хотя бы немного в этой премудрости?

– Да, пожалуй, некоторое представление о бухгалтерии у нее есть, – вскинув бровь, ответил клерк.

– Не надо на него обижаться, Антония, – рассмеявшись, заметил Ремингтон. – Он только что удостоил вас наивысшей похвалы. Хочу заметить, что подлинные навыки в этом непростом мужском деле приходят лишь с опытом. В мире торговли и коммерции практика – основа успеха. А сейчас предлагаю вам пойти со мной и дать моим измученным сотрудникам возможность отдохнуть и перекусить.

Лишь теперь Антония сообразила, что просидела в его конторе все утро, выполняя типично мужскую работу. Получалось, что ему удалось-таки настоять на своем, что было очень досадно. Выйдя в коридор, она твердо заявила:

– Мне пора ехать домой. Где тетушка Гермиона?

– Она сейчас занята, – беря ее под локоть и увлекая к ближайшей двери, ответил Ремингтон, собиравшийся во что бы то ни стало осуществить план, который он обдумывал на протяжении двух последних часов. – Вам надо восстановить затраченные силы и подкрепиться.

Он распахнул дверь, и Антония увидела стоящий в середине комнаты столик, покрытый белой льняной скатертью и сервированный серебром, фарфором и хрусталем. Ваза с цветами придавала ему особое очарование. Одетый в темную униформу официант зажег свечи и стал откупоривать бутылку вина, охлаждавшуюся в ведерке со льдом.

Столь очевидная попытка соблазнить ее вызвала у Антонии дрожь и слабость в коленях. Из последних сил она повернулась и попыталась выйти из комнаты. Ремингтон преградил ей дорогу, она оттолкнула его и, выбежав в коридор, воскликнула:

– У вас не осталось ни капли совести! Вы хотите втянуть меня в свой очередной коварный план! Где Гермиона?

Не дожидаясь ответа, она влетела в его кабинет и обмерла: ее почтенная тетушка сидела на диване рядом с седоволосым джентльменом и восторженно смотрела ему в глаза. Он гладил ее по руке и отвечал ей влюбленным взглядом. Увидев Антонию, Гермиона покраснела и промолвила:

– Антония, прелесть моя! Познакомься с сэром Паддингтоном, дядей его сиятельства лорда Карра. Мы с ним чудесно провели время, пока ты осваивала азы мужского труда.

Взглянув сначала на сияющую физиономию Паддингтона, а потом на хитро улыбающегося Ремингтона, Антония удостоверилась в их очевидном внешнем сходстве и рассвирепела. Ей стало ясно, что умение морочить доверчивым женщинам голову – их наследственное дарование. Ловкий Ремингтон умудрился втайне познакомить ее тетушку со своим дядюшкой, пока она ломала голову над сводным балансом. И теперь Гермиона, которая должна была оберегать ее от возможных подвохов со стороны графа Ландона, сама пала жертвой его очередного хитроумного плана. Ну разве это не предательство?

Охваченная злостью и отчаянием, Антония выбежала в коридор и схватила шляпку, лежавшую на полочке для головных уборов. Ремингтон попытался остановить ее, но она была непреклонна и решительно направилась к выходу.

– И куда же ты намерена пойти? – поинтересовался он, догнав ее в коридоре.

– Куда глаза глядят, лишь бы подальше отсюда! – огрызнулась она, нахлобучивая на голову шляпку.

– Антония, успокойся, ради Бога! Давай пообедаем и обо всем спокойно потолкуем, – урезонивал ее Ремингтон. – Мы ведь взрослые люди! Я уверен, что мы найдем общий язык.

– Сомневаюсь! Думаешь, я не знаю, зачем ты пригласил меня сюда? – вскричала она и стала спускаться по лестнице. – Не вижу, к чему ты клонишь? У тебя только одно на уме! Все эти цветы, вино, сервировка, белая льняная скатерть – всего лишь очередные ухищрения, чтобы заманить меня в силки! Но я не дура! И вижу тебя насквозь!

Ремингтон застыл словно вкопанный и горделиво вздернул аристократический подбородок, словно бы ему влепили пощечину. Антония сбежала по ступенькам в вестибюль и стала поправлять на голове шляпку перед огромным зеркалом.

Граф опомнился и побежал следом, покраснев от волнения и досады, как вареный рак. На него с изумлением смотрели его коллеги, те же из его знакомых, кто узнал Антонию, начали переглядываться и перешептываться. Подбежав к ней, граф прошипел, озираясь по сторонам:

– Послушай, Антония, не устраивай здесь сцену! Поговорим обо всем в моем кабинете!

Не удостоив его ответом, она быстрым шагом вышла на улицу и смешалась с густой толпой пешеходов.

– Вернись, Антония! – крикнул ей вдогонку Ремингтон.

Мирно беседовавшие о чем-то посереди тротуара пожилые джентльмены вздрогнули и обернулись. Антония же продолжала удаляться, и вскоре ему стали видны только страусовые перья на ее шляпке. Наконец перья исчезли, и Ремингтон с облегчением перевел дух, подумав, что она решила вернуться. Но, приглядевшись к фонарному столбу, возле которого остановилась беглянка, он заметил знак стоянки наемных экипажей и впал в отчаяние. Едва не сбив с ног оказавшегося у него на пути господина в котелке и с тростью в руке, он побежал к остановке кебов.

К столбу он подоспел, когда Антония уже намеревалась сесть в подкатившую карету. Совершенно обезумев от ощущения, что с ее отъездом жизнь потеряет всякий смысл, он схватил Антонию за талию и стащил со ступеньки на тротуар.

– Что ты себе позволяешь? Отпусти меня, ненормальный! Ты сексуальный маньяк! Я буду кричать! – заверещала она.

Не дожидаясь, пока кебмен придет к ней на помощь, граф увлек ее прочь, подальше от любопытных зевак, и затащил в переулок за конторским зданием. Там он прижал ее в укромном уголке к стене и строго приказал помалкивать. Антония растерянно озиралась по сторонам, недоумевая, что у него на уме. Лицо графа раскраснелось, глаза потемнели, ноздри трепетали от ярости и страсти. Исходивший от его тела жар лишал ее воли к сопротивлению и возбуждал. К своему ужасу, она поняла, что готова отдаться ему здесь же, под развесистым деревом, и немедленно. От этой мысли у нее зашумело в ушах.

– Антония! – густым чувственным баритоном произнес он и погладил ее ладонью по алой щеке.

Она оцепенела и затрепетала от этого нежного прикосновения. Он коснулся пальцем ее пухлых губ и обнял за талию. Она закрыла глаза, ощутив томление во всем теле. Мысли и чувства ее смешались, вожделение нарастало. Он сжал ладонями ее щеки и крепко поцеловал в губы.

Запрокинув голову, она с жадностью ответила на его страстный поцелуй, прильнув к нему животом и грудью. Ей показалось, что они целуются в первый и последний раз, и в голове у нее помутилось. Он стал поглаживать ей спину, она же обхватила руками его шею и почувствовала невероятное блаженство. А когда его ладонь заскользила по ее спине к бедрам, Антония плотнее прижалась к его ногам и сладострастно охнула. Граф глухо застонал и вдавил ее спиной в кирпичную стену, не заботясь о том, что кто-то из прохожих может их заметить. А между тем ему следовало бы не забывать, что такое легкомыслие чревато серьезными неприятностями.

Хотя здесь, в грязном и темном переулке, и было малолюдно, всего лишь в десятке шагов от них, на Куин-Виктория-стрит, царило оживление. В это время – в два часа пополудни – люди выходили из контор на улицу, чтобы пообедать в кафе или пабе. Несколько человек стали свидетелями странной сценки, произошедший на стоянке наемных экипажей. Обеспокоенный инцидентом кебмен поделился своими сомнениями с полицейским. В сопровождении небольшой толпы возмущенных граждан, среди которых находились один член парламента и заместитель директора Лондонского банка, страж порядка отправился на розыски прилично одетой молодой леди, похищенной среди бела дня каким-то возбужденным господином, явно имевшим агрессивные намерения. Вскоре парочку, укрывшуюся в тени платана, обнаружили. Кто-то крикнул:

– Вот они! Хватайте мерзавца! Он уже прижал бедняжку к стенке!

Шум приближающихся шагов и крики отрезвили Ремингтона и Антонию. Оглянувшись, они увидели бегущих к ним по переулку разъяренных мужчин. Она пронзительно завизжала с перепугу. Он отпрянул от нее и заслонил своим телом. Его тотчас же схватили, вывернули за спину руки и куда-то поволокли, вероятно, в полицейский участок. Антония умолкла, разглядев среди окруживших ее людей полицейского.

– Ба! – воскликнул один из ее горе спасителей. – Разрази меня гром, если этот негодяй не Ремингтон, граф Ландон.

– Вы не ошибаетесь? – спросил констебль, только что .врезавший графу кулаком в солнечное сплетение. – Аристократ затаскивает женщин в темные переулки? Вот так номер! Что за странная причуда? – Лицо его, однако, заметно побледнело от испуга: бить лорда ему еще не доводилось.

Ремингтон тщетно пытался отдышаться после полученного удара и распрямиться. Подошедший к нему член парламента заглянул ему в лицо и воскликнул:

– Боже правый, это действительно он! Позвольте, но я знаю и даму! Это скандально известная вдова леди Пакстон! О ней писали в газетах!

По толпе собравшихся в переулке пробежал глухой ропот, послышались возгласы: «Позор!», «Угроза обществу!», «Стыд и срам!». Растерявшийся полицейский, избивший аристократа, запаниковал и решил отвести его в участок и передать своему начальству. К этому моменту граф Карр пришел в себя и заявил решительный протест.

– Немедленно отпустите меня! Я не совершил никакого преступления! – выдохнул он, побледнев.

Кебмен вышел из толпы зевак и насмешливо спросил:

– Выходит, вы просто пошутили, сэр, силой вытащив даму из моего кеба и принудив ее бежать с вами в темный переулок?

В голове Антонии наконец-то окончательно прояснилось. Ей стало понятно, что пора действовать, пока Ремингтона не забрали в полицейский участок за оскорбление общественной морали и попытку изнасиловать ее. В этом случае нового грандиозного скандала им было не избежать. Высвободившись из рук державших ее стряпчих, она крикнула:

– Стойте! Послушайте меня! Это досадное недоразумение! Все обстояло совершенно не так, как вам кажется. Я была в конторе графа по своим коммерческим делам, однако не застала его там и ушла, не дождавшись. Вернувшись вскоре после моего ухода и узнав, что я только что вышла, он побежал догонять меня. В это время я садилась в экипаж и не видела, кто подбежал ко мне сзади. Когда граф дотронулся до меня, я испугалась и закричала. Он попросил меня поговорить с ним где-нибудь в спокойном, тихом месте. И вот мы очутились здесь…

По выражению лиц окруживших ее людей было ясно, что они не верят ни одному ее слову. Их прищуренные глаза насмешливо рассматривали ее алые, распухшие от поцелуев губы. Однако констебля такое объяснение вполне устраивало. Он спросил:

– Так вы не намерены выдвигать против его сиятельства никаких обвинений, мадам?

– Разумеется, нет! – Антония натянуто улыбнулась. – Его сиятельство абсолютно ни в чем не виноват.

– Прекрасно, мадам! – Полицейский приказал парням, державшим графа, отпустить его и, принеся свои извинения, стал разгонять толпу.

Поправив сюртук и галстук, Ремингтон галантно предложил Антонии взять его под руку и удалился вместе с ней быстрой деловитой походкой. Впопыхах она даже не обратила внимания на сухопарого тщедушного человека в коричневой шляпе и с бегающим взглядом, который наблюдал за ними, спрятавшись в тени дерева. Ремингтон его увидел, однако не смог сразу вспомнить имя. Лишь отойдя на приличное расстояние, граф сообразил, откуда он знает этого неприятного типа: это был вездесущий репортер Руперт Фитч, автор серии нашумевших фельетонов о злоключениях графа в доме леди Пакстон и чудовищном ночном конфузе в его особняке. Впрочем, утешил себя надеждой лорд Карр, все это могло быть только плодом его воображения.

Глава 15

Как только они очутились в безлюдном месте, Антония выдернула руку из-под локтя Ремингтона и воскликнула:

– Вы, несомненно, редкий негодяй!

– В таком случае возникает вопрос, почему ты за меня заступилась, – парировал граф. – Предлагаю продолжить наш разговор в моем кабинете.

Антония промолчала, и Ремингтон повел ее в свою контору. Поднимаясь по лестнице, она со страхом думала о том, что не испытывает желания объяснять ему мотивы своего поступка и вообще абсолютно не уверена в себе. Ей было ясно только одно – что не случайно она ощутила головокружение от его поцелуя и смятение, когда его собрались увести в участок. Это могло объясняться лишь одним: она все еще находилась во власти его мужского обаяния, и это требовало от нее решительных действий. Дальнейшее общение с графом было чревато для нее печальными последствиями.

– Не воображай, что я сделала это ради тебя, – сказала она, тяжело дыша. – Мне просто хотелось избежать новых скандальных публикаций. С меня достаточно и пережитых неприятностей.

– Что ж, это резонно, – сказал Ремингтон, пытаясь не выказывать волнения. – Из этих же соображений тебе лучше вести себя благоразумно и выполнить взятые на себя обязательства.

Антония остановилась на площадке, обернулась и, с недоверием уставившись на него, сказала:

– Это не смешно.

– И вновь ты права! Я говорю вполне серьезно, сейчас мне вовсе не до шуток. Я намерен довести начатое дело до конца: убедить тебя заняться мужской работой.

Антония вздохнула и быстро пошла по коридору, намереваясь забрать из его кабинета Гермиону и вместе с ней уехать домой. Однако дежурный клерк ей ничего не ответил на вопрос, где ее тетя, а только как-то странно посмотрел на нее. Не оказалось Гермионы и в других комнатах, в которые она заглянула. Она собралась было уже уйти одна, но граф закрыл дверь кабинета и заявил, что просто так он ее не отпустит.

Антония угрожающе выставила вперед зонт и спросила:

– Чего ты добиваешься?

– Разве тебе это не понятно? – вкрадчиво спросил, в свою очередь, Ремингтон. – Там, в переулке, ты не задавала мне столько лишних вопросов.

– Прекрати свои глупые намеки и коварные интриги! Ты снова задумал меня соблазнить! Скажи на милость, зачем тебе это нужно? Только не хитри, ответь мне честно!

– Хорошо, отвечу как на духу: я хочу на тебе жениться, – откровенно признался он.

У Антонии екнуло сердце и перехватило дыхание: к такому ответу она была не готова. Надменно вскинув голову, она ответила:

– Я за тебя не пойду.

– Это почему же? – криво усмехнувшись, поинтересовался Ремингтон, наступая на нее.

Антония попятилась, перебирая в уме возможные варианты достойных ответов. Причин для отказа могло насчитаться не менее тысячи, но в данную минуту ей в голову пришли только три.

– Ты мне совершенно не нравишься! Ты мне абсолютно не нужен. А главное, я тебе не верю. Ты лгал мне, клеветал на меня, выдумывал обо мне всякие небылицы, не раз обманывал меня наиподлейшим образом. Запомни: я тебе не слабоумная девчонка и не игрушка! Я не позволю собой манипулировать. И ради всего святого, оставь меня в покое, я обойдусь и без твоей «благородной» помощи. Никто и ничто не заставит меня провести остаток жизни с мужчиной, который мне и безразличен, и противен!

– Хотелось бы узнать только, каким ты себе представляешь свой идеал? Ты уверена, что встретишь кого-то, от которого у тебя вскипала бы в жилах кровь и кружилась голова? – спросил граф, продолжая наступать.

Ей почудилось, что пузырьки воздуха побежали у нее под кожей: так ей вдруг захотелось ощутить его прикосновение и утонуть в его объятиях. Он оказался прав, мерзавец! Кровь опять закипала в ее жилах. Попятившись, Антония очутилась в углу возле окна и поняла, что она пропала.

– Я никогда не кривил с тобой душой, Антония, – пылко произнес Ремингтон. – Возможно, тебе в это не верится, но я говорил о тебе и твоих дамах искренне, от чистого сердца. И в том, что натворили мои дружки в моем доме, я совершенно не повинен. Что же до всего остального…

Мои изъяны и грехи тебе известны. Дай же мне шанс реабилитировать себя в твоих глазах! За две недели ты не только получше узнаешь меня, но и полюбишь.

Он дотронулся до ее руки – и дрожь охватила ее с головы до пят. Его ладонь, большая и сильная, излучала тепло. Она почувствовала себя совершенно беззащитной перед этим огромным мужчиной, пробуждавшим в ней и нежность, и злость, и вожделение. Из последних сил Антония резко оттолкнула Ремингтона и выбежала в коридор.

Тетушку Гермиону ей удалось обнаружить в той самой комнате, где был сервирован для интимного обеда стол. Старички уже перекусили и теперь наслаждались отменным вином, глядя друг на друга с откровенным обожанием.

– Наконец-то, Антония! – воскликнула, покраснев, как юная дева, Гермиона. – Не желаешь ли к нам присоединиться?

– Да, присаживайтесь к столу, – сказал Паддингтон. – Ремингтон вряд ли станет возражать. Вам надо подкрепиться, вы так бледны. – Несмотря на смущение, он все-таки не выпустил руку Гермионы из своей руки.

– Нам пора идти, тетушка! – сказала Антония, сверля Гермиону выразительным взглядом. Та неохотно подчинилась.

Ремингтон проводил дам до входных дверей и велел швейцару поймать для них экипаж. Усаживая в него Антонию, граф как бы мимоходом обмолвился о том, что завтра утром он пришлет за ней свою личную карету к девяти часам.

– Не трудитесь, я больше никогда сюда не приеду, – раздраженно ответила Антония.

– Я в этом не уверен, – с улыбкой возразил он.

И всю дорогу ей почему-то вспоминалось многозначительное выражение его лица при их расставании. Тетушка Гермиона хранила мудрое молчание и благодушно улыбалась, думая о чем-то своем.

– Признаться, такого я от вас не ожидала! – с обидой произнесла Антония, более не в силах терпеть раздиравшую ее злость. – Связаться с дядей Ремингтона! Это же просто уму непостижимо! Как вы могли пойти на такой опрометчивый шаг!

– А что особенного в том, что я отобедала с порядочным джентльменом? – с обидой в голосе спросила Гермиона. – Мне всегда нравились импозантные мужчины. Он такой милый и забавный и постоянно меня смешит. А я давно уже не смеялась, как тебе известно, над мужскими шутками, деточка. Чем же он тебе не приглянулся?

Ответить на этот вопрос Антонии было нечего, причин невзлюбить с первого же взгляда Паддингтона у нее не имелось, если не считать одной – он приходился родственником Ремингтону, что давало последнему дополнительный козырь в его игре.

– Мы с ним почти не говорили о его племяннике, – заметила Гермиона, угадав ее мысли. – Паддингтон взял его роль на себя и теперь лелеет надежду, что его любимый племянник вскоре женится и подарит ему внуков. Паддингтон обожает детей. Своих у него, к сожалению, нет. Я понимаю, как ему горько и тоскливо! Ведь и я тоже не имею других близких родственников, кроме тебя. Ты мне как дочь. Между прочим, ты ему понравилась, – добавила она.

– Это очень мило с его стороны, – сказала Антония и, смутившись, отвернулась и уставилась в окошко. – Мне кажется, что он приличный и порядочный мужчина.

Гермиона с облегчением вздохнула и промолвила:

– И еще он сказал, что обеспокоен будущим Ремингтона. У графа, оказывается, не так уж и много знакомых дам. И Паддингтон считает, что ему пора бы обзавестись…

– Любовницей, – договорила за нее Антония с негодованием.

– Да, разумеется. И детьми тоже. Я вот подумала и пришла к выводу, что было бы неплохо, если бы ты…

– Тоже перестала жить монашкой, – снова подсказала ей Антония, все сильнее утверждаясь во мнении, что Гермиона переметнулась в стан ее врага.

– Ну, в общем, да. Абсолютно ясно, что его сиятельство увлечен тобой, деточка, и хочет исправить свою ошибку.

– Послушайте, тетушка, – натянуто произнесла Антония, – не могли бы вы помолчать?

Гермиона обиженно поджала губы.

Весенние дни становились все длиннее, и свечи в гостиной уже не зажигали раньше девяти. Этот вечер тоже не стал исключением. В сгущающихся сумерках Гермиона рассказывала подругам о сегодняшних приключениях, когда в комнату вошел Хоскинс.

– К нам посетительница, мадам! – объявил он.

– В столь поздний час? – удивленно спросила Гермиона, прервав свой увлекательный рассказ.

– Это миссис Ховард, мадам, – пояснил дворецкий. – Миссис Камилла Ховард. Так что мне ей передать?

– Камилла? Черт побери, Хоскинс, быстрее пригласите ее войти! – взволнованно воскликнула Антония.

Все повскакивали с мест и гурьбой бросились встречать гостью. На ней был надет ее лучший костюм, из-под модной шляпки струились роскошные волнистые белокурые волосы, но под печальными глазами залегли темные круги. Антония обняла ее и почувствовала, что она дрожит, едва сдерживая рыдание.

– Что с тобой, дорогая? – с замирающим от недоброго предчувствия сердцем спросила Антония.

Камилла раскрыла рот, но вместо слов оттуда вырвался болезненный, сдавленный стон.

– Да объясни же ты нам все толком! Успокойся! – Антония погладила ее по спине, начиная догадываться о причине взвинченного состояния бывшей протеже, недавно вышедшей замуж.

– Это все из-за Бертрана! – сквозь слезы произнесла она. – Он настоящий зверь!

– Уж не посмел ли он поднять на тебя руку? – гневно спросила Молли.

Камилла потрясла головой.

– Может быть, он бранится, когда чем-то недоволен? – поинтересовалась Гертруда.

– Да нет же, – выдавила из себя Камилла.

– Тогда в чем же дело! Чем он тебе досадил? – спросила Антония, приготовившись услышать нечто ужасное.

– В том, что он меня игнорирует! И почти не разговаривает со мной, разве что попросит передать ему какое-нибудь блюдо за столом, если только обедает не в своем проклятом клубе, где бывает ежедневно и занимается бог знает чем. Домой же он возвращается, когда я уже сплю, и, случается, бесцеремонно меня будит, чтобы… – Она разрыдалась, и все дамы сочувственно переглянулись: им ведь тоже пришлось хлебнуть немало лиха на своем веку. – Ваше письмо, леди Антония, в котором вы спрашивали, как мне живется в супружестве, переполнило чашу моего терпения, – промолвила она. – И вот я примчалась сюда в надежде, что облегчу тут свою душу. Мне нужно выговориться.

Антония обняла бедняжку, кое-кто из вдов промокнул носовым платочком выступившие у нее на глазах слезы.

– Послушай, Камилла, терпеть безразличие и хамство своего мужа тебе больше не придется, – сказала леди Пак-стон звенящим голосом. – Ты можешь поселиться у меня. Твоя прежняя комната пока не занята, и все мы будем рады твоему возвращению в нашу дружную семью. Честно говоря, мы по тебе скучали.

– Это правда? – прошептала Камилла, просияв от радости.

– Да, конечно! А если мистеру Бертрану Ховарду придется не по вкусу твой поступок, пусть он от злости повесится, мы плакать не станем.

– Сомневаюсь, что это случится, – усмехнувшись, сказала Камилла. – Он вряд ли даже заметит мое отсутствие.

– Вот и замечательно! – Антония похлопала Камиллу по спине. – Тогда тебе лучше сейчас же забрать из его дома свои вещи. Хоскинс, ступайте наймите ей экипаж!

– В этом нет надобности, – потупившись, пролепетала Камилла. – Мой багаж на крыльце.

Антония рассмеялась и сказала:

– С возвращением в родные пенаты, дорогая!

Вернувшись домой, в свое уютное гнездышко на Риджентс-парк, только в полночь, Бертран Ховард не без труда отпер ключом входную дверь и, покачиваясь, ввалился в прихожую. Сегодня он перебрал в баре бренди и едва держался на ногах. Повесив котелок на вешалку, Бертран стал подниматься в темноте на второй этаж. Восхождение заняло у него несколько томительных минут. Очутившись наконец-то в спальне, освещенной рассеянным светом, проникавшим сквозь кружево занавесок, недавно повешенных женой, он стянул галстук, воротничок и фрак, скинул штиблеты, сунул в них носки и повесил на спинку стула сорочку и брюки. Его ночная рубаха висела там, где всегда, – на сиденье того же стула, поэтому он обнаружил ее без труда и натянул через голову. Веки его слипались, и нащупывать на кровати супругу он не стал, а сразу же накрылся одеялом и провалился в хмельное забытье.

Только на следующее утро Бертран Ховард с удивлением обнаружил, что жены рядом с ним нет. Более того, ее половина супружеского ложа была так аккуратно застлана, что ему сразу же стало ясно, что Камилла и не ложилась вчера. Его удивление переросло в недоумение, когда, прошлепав босиком в столовую, он не нашел там ни кофейника со свежесваренным кофе, ни ячменных гренков, ни яичницы, ни утренней газеты, не говоря уже о мармеладе и сливочном масле, без которых он даже не представлял себе нормального завтрака.

Раздосадованный такой экстраординарной ситуацией, Бертран прошел на кухню и заорал на служанку:

– Какого дьявола меня морят голодом в собственном доме?

Сидевшая на табурете нахальная девица окинула его недобрым взглядом и пробурчала:

– Что, проголодались?

– Естественно! Я голоден как волк! – рявкнул Бертран. – Почему до сих пор не растоплена печь? И где моя жена, черт бы ее подрал!

Служанка вскочила с табурета и сказала, пожав плечами:

– Я ее сегодня не видела. И подумала, что и вы здесь не ночевали. Я ведь не читаю чужие мысли на расстоянии! Вам придется подождать, пока я приготовлю еду.

– Не утруждайтесь, я позавтракаю в клубе, – раздраженно огрызнулся Бертран и возобновил поиски исчезнувшей супруги, выкрикивая ее имя. Ответом ему было молчание. В конце концов он понял, что жены дома нет, и не на шутку встревожился.

Тревога сменилась паникой, когда он, взбежав по ступенькам в ее комнату, не обнаружил на ее туалетном столике ни флаконов с духами, ни шкатулки с драгоценностями. Исчезли также и личные вещи Камиллы, за исключением двух шляпок, лежавших на самой верхней полке платяного шкафа.

Бертран сбежал по лестнице на первый этаж, осмотрел гостиную и столовую, вышел в коридор и застыл там, дрожа от ярости. Прежде, до таинственного исчезновения жены, он частенько мечтал о том прекрасном дне, когда словно по мановению волшебной палочки вдруг освободится от брачных оков и опостылевшей супруги. Сейчас же ему почему-то совершенно не хотелось ликовать и веселиться.

Взгляд его случайно упал на конверт, лежавший на полочке под вешалкой. Он торопливо вскрыл его, развернул лист бумаги и пробежал записку, написанную округлым женским почерком. Камилла сообщала ему, что она более не в силах сносить его хамство и равнодушие, а потому уходит от него навсегда. Бертран похолодел и замер, чувствуя, как внутри его растекается чудовищная пустота. Еще никогда ему не было так одиноко и страшно.

Ровно в девять часов утра черная лакированная карета с фамильным гербом графа Ландона подкатила к дому леди Пакстон и остановилась. Антония взглянула на нее в окно спальни тетушки, надула губы и вышла в коридор, чтобы вызвать Хоскинса и велеть ему отправить экипаж восвояси. Из других окон, выходящих на улицу, за ним наблюдали взволнованные вдовы. Выслушав дворецкого, кебмен пожал плечами и заявил, что он имеет указание своего господина дождаться хозяйку этого особняка, а поэтому готов стоять здесь хоть до самого вечера.

Спустя час Антония уже металась по комнате, ломая руки. Гермиона отказалась доставить настырному Ремингтону записку, все вдовы заняли в этом споре ее сторону. Но самый мощный удар Антония получила, когда к экипажу подошла группа мужчин в клетчатых твидовых костюмах и нелепых шляпах. Нетрудно было догадаться, что это репортеры. Они стали задавать кебмену вопросы и, ухмыляясь, что-то записывать в свои блокноты.

Какого дьявола им здесь надо? Почему они косятся на ее парадный вход? Не сбегутся ли вскоре сюда и другие стервятники из бульварных газетенок? Обеспокоенная нежелательным развитием событий, Антония мысленно послала проклятие графу Ландону – главному виновнику всех ее бед] поспешно оделась и вместе с тетушкой Гермиона села в черную карету. Следом метнулась группа репортеров, выкрикивая на бегу провокационные вопросы, но кучер хлестнул кнутом лошадей, и роскошный экипаж покатил по мостовой в направлении Сити с головокружительной скоростью.

– Я выскажу ему все, что думаю о нем, а потом вернусь домой, – заявила Антония, переведя дух.

– Безусловно, – согласилась Гермиона, пряча улыбку.

– А в другой раз эта его колымага может стоять под моими окнами хоть до второго пришествия, пока не проржавеет.

– Совершенно верно, деточка!

Едва войдя в вестибюль конторского здания, в котором располагалась контора графа Карра, Антония обратила внимание на нескольких скверно одетых мужчин, не вписывающихся в окружающую обстановку. Их нелепые костюмы в крупную клетку и помятые котелки больше соответствовали убогой атмосфере бедных районов Ист-Энда. К миру финансовых воротил они, конечно, не принадлежали. Завидев ее, один из этих шаромыг завопил:

– Вот она! Я ее узнал!

В мгновение ока незнакомцы с испитыми лицами и голодными глазами взяли испуганных дам в плотное кольцо. От них несло леденцами, дешевыми сигарами и потом, и после первого же заданного одним из этих прощелыг вопроса Антония, смекнув, что они репортеры, вцепилась в руку Гермионы и попятилась к дверям. Но путь к отступлению оказался отрезанным.

На нее обрушился град вопросов:

– Верно ли, что вчера лорд Карр напал на вас на улице?

– Правда ли, что граф настаивает на выполнении вами второй части вашего пари?

– Означает ли это, что вы его проиграли?

– Какую работу он собирается вам предложить?

– Правдивы ли слухи о том, что неделю назад вас и графа застали в пикантной ситуации его приятели?

– Какова ваша позиция в вопросе о праве женщин участвовать в выборах?

Антония была возмущена бесцеремонным поведением пишущей братии. Газетчики не пропускали ее к лестнице и не выказывали ни малейшего почтения. Если же она пыталась оттолкнуть одного из них, то немедленно получала сдачи. Антония едва не поддалась панике, когда чья-то сильная рука сжала ее запястье. Обернувшись, она увидела, что ей на помощь подоспел Ремингтон. Он строго приказал атаковавшим ее негодяям покинуть помещение, пока их не вытолкали взашей его охранники. Репортеры не приняли эту угрозу всерьез и тотчас же пожалели об этом. Ремингтон подал знак своим дюжим молодцам, стоявшим на лестничной площадке, и те быстро выпроводили незваных гостей за дверь„надавав им тумаков.

Оказавшись в приемной графа, Антония гневно воскликнула:

– Почему здесь собралась вся эта свора журналистов? Откуда им стало известно о моем предстоящем приезде? Кто сказал им, что наш спор продолжен? Я чувствую, что твоим интригам, Ремингтон, никогда не будет конца!

Услышав вместо благодарности обвинения в свой адрес, граф оскорбился, но виду не подал, не желая усугублять скандал.

– Вероятно, кто-то из репортеров подслушал наш разговор в вестибюле, – с задумчивой миной предположил он. – Либо сделал выводы из статейки, опубликованной в утреннем номере «Гафлингерс газетт», где упоминалось о недоразумении в переулке. Так или иначе, их больше не пустят даже на порог моей конторы.

– А что за новый пасквиль сочинил этот выдумщик Фитч? – настороженно поинтересовалась Антония.

– Так, фантазии на тему вчерашнего эпизода в переулке, – безмятежно улыбаясь, ответил граф. – Подобных неприятностей можно избежать, если ты примешь мое предложение.

– К вашему сведению, ваше сиятельство, я сама могу постоять за себя! – в сердцах вскричала Антония.

Ремингтон ухмыльнулся, и она покраснела, вспомнив, что едва не пала жертвой толпы обезумевших бумагомарателей. Тем временем граф обратился к Гермионе:

– Рад приветствовать вас в своей конторе, мадам! Надеюсь, что дядюшка Паддингтон будет счастлив снова видеть вас. Мы же с Антонией попытаемся наверстать упущенное время. Кстати, Антония, впредь прошу вас не опаздывать на службу. Ничто так высоко не ценится мужчинами, как пунктуальность!

– Что? Я опоздала на работу? – Антония застыла с раскрытым ртом и вытаращенными глазами.

Воспользовавшись замешательством Антонии, Ремингтон потащил ее в зал для совещаний, чтобы представить помощникам.

Сидевшие за большим столом джентльмены в строгих темных костюмах сдержанно улыбнулись и кивнули. Усадив Антонию на стул, Ремингтон выслушал доклады подчиненных и внимательно рассмотрел представленные ими схемы и диаграммы, отражающие положение дел в разных подразделениях его огромной финансовой империи. От приводимых докладчиками цифр и фактов у нее закружилась голова, и она бесцеремонно воскликнула:

– Все, что вы говорите, господа, очень познавательно и поучительно. Но какое это имеет отношение ко мне? По-моему, я теряю здесь время.

– Напрасно вы так считаете, – подчеркнуто вежливо промолвил Ремингтон и, встав, подошел к ней. – Я намерен привить вам вкус не только к коммерции, но и к власти. Эти джентльмены не ограничатся введением вас в курс моих деловых интересов, они также обучат вас искусству принятия ответственных решений. То есть тому, что настоящим мужчинам приходится делать ежедневно.

– Но позвольте, граф! – попыталась протестовать Антония. – К чему мне все эти премудрости? Я не имею ни малейшего представления ни о разведении овец, ни о ткацких фабриках, ни о торговле с зарубежными партнерами, ни о прочих тонкостях коммерции. Так что просто смехотворно ожидать от меня быстрого вхождения в курс всех ваших дел. Мне ведь ни разу в жизни даже не доводилось побывать в крупном магазине!

– Неужели? – Ремингтон просиял, очень довольный ее откровенным признанием в своем невежестве. – Значит, вы не готовы начать с руководящей работы? Вероятно, вы склонны к неспешному восхождению по карьерной лестнице. Что ж, так поступает и большинство мужчин. Коль скоро вам не посчастливилось обрести высокое положение по наследству, в результате выгодного брака либо за деньги, вам не остается ничего другого, кроме как начать со скромной должности и постепенно повышать свою квалификацию. Согласитесь, что это довольно обременительно. Ведь вам придется постоянно доказывать начальству, что вы достойны поощрения и повышения, а это весьма нелегко. – Ремингтон выдержал паузу, обвел взглядом всех собравшихся на совещание и продолжал: – Но все-таки это вполне возможно. Все эти люди, которых вы здесь видите, Антония, тоже не сразу добились руководящих постов. До этого им пришлось потрудиться.

Управляющие и директора закивали, в их глазах читались гордость и самодовольство. Директор головной конторы Хэллоуфорд не преминул добавить:

– У нас имеются курсы повышения квалификации для молодых сотрудников, а также школа подготовки секретарей-машинисток.

– Благодарю вас за ценную информацию, – перебил его Ремингтон, – но не стоит перегружать миссис Пакстон лишними подробностями. Лучше подобрать для нее несложную работу, с которой она бы могла начать.

Он вздохнул и потер подбородок. Один из его помощников подсказал:

– А почему бы ей не попробовать себя в отделе розничной торговли, сэр? Там она получит некоторый полезный опыт.

– Гениально, мистер Маркем! – похвалил его Ремингтон и, взяв Антонию за руку, повел ее к двери. – У меня есть для вас подходящая должность! Следуйте за мной!

Он провел ее через служебный вход во внутренний двор, где было сумрачно и сыро, откуда они вышли в узкий переулок, в конце которого находилась стоянка наемных экипажей. На ее недоуменный вопросительный взгляд Ремингтон ответил:

– Я избрал окольный путь, чтобы избежать встречи с репортерами. Сейчас вы поедете в мой магазин, где поступите в распоряжение мистера Хэнкса, заведующего отделом.

Антония благоразумно промолчала и села в кеб.

Спустя три часа она уже стояла на стремянке в кладовой большого магазина, принадлежащего лорду Карру, одетая в синий халат и уродливую форменную шапочку. В руках у нее была метелочка из перьев, которой она смахивала пыль с разложенных на полках товаров: рулонов ткани, коробок со швейными принадлежностями, утюгов, плафонов, стопок льняных отрезов, подушек, носков, ботинок и других фабричных изделий. Ей было немного не по себе в этом огромном складском помещении, заполненном мануфактурой, предметами быта и готовой одеждой. Зачем она здесь? Чего хочет добиться Ремингтон, принудив ее окунуться в чужой для нее коммерческий мир? Что за странный способ соблазнить женщину – вручить ей метелочку и заставить махать ею? Неужели таким образом он надеется добиться ее согласия на брак с ним?

Ход ее размышлений нарушило появление в проходе между рядами полок мистера Хэнкса, дряхлого заведующего отделом. Недовольно посмотрев на лодыжки Антонии, выглядывавшие из-под подола халата, он проворчал:

– Прошу вас спуститься, миссис Пакстон, и впредь не забираться на приставную лестницу, тем более при покупателях. Ступайте пока в секцию Дэвидсона и помогите ему. разложить товар в витрине. А метелочку я у вас заберу.

Неохотно выполнив его указание, Антония побрела в торговый зал, ощущая спиной сверлящий взгляд Хэнкса. Он явно был не в восторге от новой работницы, присланной ему боссом даже без предварительной консультации с ним.

Дэвидсон оказался добродушным долговязым парнем, хотя и с несколько озабоченным выражением лица. Он вполне доступно объяснил новой помощнице, как ей следует раскладывать на прилавках товар, чтобы привлечь к нему внимание покупателей. Потом они вместе стали протирать тряпками плафоны ламп и разбирать лежащие на полках вещи. Дэвидсон то и дело поглядывал в сторону продавцов, обслуживавших клиентов, и досадливо вздыхал. Засмотревшись на него, Антония нечаянно выронила плафон, однако Дэвидсон изловчился и поймал его.

– Извините меня за неловкость, – пролепетала она. – Я здесь новенькая. И признаться, не в восторге от этого занятия. По-моему, и вам такая работа тоже не в радость.

Дэвидсон аккуратно поставил плафон на полку, обернулся и серьезно произнес:

– Меня вовсе не раздражает моя работа! Напротив, я ее люблю. И вы тоже мне симпатичны, мадам, – добавил он, улыбнувшись. – Просто я бы предпочел работать сейчас с покупателями, потому что нам платят определенный процент от выручки. Чем больше я продам товаров, тем больше получу. И мне лучше не терять попусту ни минуты, если я хочу добиться повышения своего заработка до приличного уровня. Такого, который позволил бы мне жениться и содержать жену.

– Ах так вот в чем дело! – воскликнула Антония.

– Но Хэнке постоянно привлекает меня к неоплачиваемой работе, – посетовал Дэвидсон. – К примеру, к уборке.

– А почему вам не платят за нее? – спросила Антония.

– Как, разве вам этого не сказали? – с неподдельным сочувствием спросил, в свою очередь, продавец.

Антония покачала головой, и он, нахмурившись, промолвил:

– Сдается мне, что раньше вы вообще не работали.

– Честно говоря, вы угадали, – призналась она.

– Наверное, вы недавно овдовели, – предположил смекалистый юноша. – Вижу, что это так. Примите мои соболезнования.

Антония не стала его разубеждать, а просто молча кивнула и принялась разбирать постельное белье, предназначенное для демонстрации в зале. Общительный наставник поведал ей еще кое-что о себе: рассказал, что мечтает начать собственное дело, занимается на курсах повышения квалификации и собирается жениться на своей подружке по имени Мег.

– А что это за курсы? – поинтересовалась Антония, проникнувшись симпатией к трудолюбивому и благонамеренному юноше. – Кто их спонсирует? И что там преподают?

– Курсы спонсирует фирма мистера Ремингтона Kappa, – охотно удовлетворил ее любопытство Дэвидсон. – Лекции нам читают ведущие специалисты крупных банков и компаний, расположенных в Сити. Мне очень нравится учиться. Мы изучаем бухгалтерское дело, торговое законодательство, основы управления бизнесом. Если я буду хорошо работать и прилежно учиться, то обязательно стану заведующим отделом или же открою свой магазин.

Глаза юноши мечтательно заблестели, и Антонии вспомнились гордые лица менеджеров, с которыми она познакомилась на совещании в конторе Ремингтона этим утром. Очевидно, их успех служил Дэвидсону хорошим примером и давал ему дополнительный стимул к труду и учебе. Получалось, что Ремингтон вовсе не бессердечный эгоист, раз он проводит прогрессивную и либеральную политику в своей компании. Благодаря ей многие его сотрудники уже сделали успешную карьеру, а молодежь получила возможность уверенно смотреть в будущее, жениться и обзаводиться детьми. От этой мысли на сердце у Антонии сразу потеплело.

Молодой продавец заговорщически подмигнул ей и негромко сказал:

– Если вы будете правильно себя вести, мадам, то они, возможно, и вам позволят учиться. Говорят, что владелец магазина покровительствует своим сотрудницам, особенно таким молоденьким и хорошеньким, как вы.

– Неужели? – воскликнула Антония и покраснела.

– Точно! Он уже многим помог! – сказал Дэвидсон.

– Что ж, в этом нет ничего оригинального, – передернув плечами, сказала Антония. – Всякий мужчина готов оказать помощь девушке, если та не останется в долгу и отплатит ему соответствующим образом.

Дэвидсон помрачнел, подумал и добавил:

– Не верьте тому, что пишут о лорде Карре в газетах! Он порядочный и добрый человек. И никогда не позволил бы себе напасть на улице на женщину.

– Напасть на женщину? – переспросила Антония, ошеломленная услышанным.

Оглянувшись по сторонам, Дэвидсон вытащил из-под прилавка спрятанную там газету и украдкой продемонстрировал Антонии заголовок статьи, опубликованной на первой странице. Он гласил: «Аристократ насилует женщину прямо на улице». Ниже следовало еще более нелепое обвинение: «Граф Ландон принуждает даму исполнять мужскую работу!»

У Антонии екнуло сердце. Переведя дух, она прочла всю напечатанную в газете галиматью и пришла в жуткое возмущение. Автор клеветнического репортажа утверждал, что он стал очевидцем возмутительной попытки Ремингтона Kappa затащить несчастную беззащитную вдову в переулок, с тем чтобы провести ее оттуда через черный ход в свою контору и заставить ее выполнять унизительную и тяжелую мужскую работу. Репортер не пожалел темных красок для портрета лорда-изверга, задавшегося целью опорочить и унизить добрейшую и порядочнейшую даму, чьи добродетели прекрасно известны лондонской общественности. От злости Антония чуть не порвала газету на мелкие кусочки.

– Все это чушь собачья и гнусный поклеп! – согласился с ней Дэвидсон. – Его сиятельство порядочный человек и хороший работодатель. Он дает мне шанс повысить квалификацию и проявить себя. Поэтому я ни за что не поверю, что он унизил беззащитную женщину.

– Чем это вы занимаетесь в рабочее время? – раздался сердитый голос у них за спиной.

Спрятав газету, они обернулись и увидели мистера Хэнкса. Нахмурив брови, он сказал:

– Я не потерплю здесь бездельников и сплетников! Составьте мне опись имеющихся на складе салфеток и скатертей, – приказал он Дэвидсону. – А вы, новенькая, возьмите веник и подметите пол!

– Может быть, я лучше помогу мистеру Дэвидсону? – робко спросила Антония. – Если он будет считать, а я – записывать, дело пойдет гораздо быстрее.

– От женщин всегда только лишние хлопоты и недоразумения, – пробурчал Хэнке. – Мне требуется точная опись! Займитесь привычным для вас делом, наведите здесь чистоту!

С этими словами он ушел. Побагровев от негодования, Антония же еще долго не могла успокоиться.

– Не надо ему перечить, – прошептал юноша. – Иначе можно очутиться на улице!

– Почему он так плохо думает о женщинах? – воскликнула Антония.

– Он придерживается мнения, что их место – дома, а не в магазине, где требуются мужская сила и сноровка, – объяснил Дэвидсон, пожав плечами. – Так что принимайтесь-ка побыстрее за свое дело, пока он сюда не вернулся и не уволил вас.

Антония насупила брови и с тоской взглянула на веник. Ей странно было слышать, что подметание и мытье полов, протирка плафонов и составление описи постельного белья и скатертей – это нелегкий мужской труд. В ее доме такая работа всегда считалась женской. Отчего же в мире коммерции все обстоит наоборот? Почему покупателей обслуживают исключительно вышколенные продавцы-мужчины, а ей, женщине, доверяют лишь тряпку, веник, швабру и метлу? Да какое право имеет этот старый маразматик брюзжать о врожденной бестолковости лиц женского пола? Почему он сомневается, что она тоже умеет считать и писать? Неужели только лишь потому, что он считает, что место женщины дома и заниматься она должна чисто женской работой? А вдруг ей захочется работать продавцом?

Эта мысль так поразила Антонию, что она остолбенела, сжав веник в руке. И в самом деле, что ее ждет, если ей придется, подобно многим другим овдовевшим и незамужним женщинам, искать свое место в этом безжалостном мире, где правят мужчины? Что стало бы с ней, если бы она была вынуждена одна растить ребенка?

Ответ Антония пыталась найти в течение всего времени, пока наводила чистоту в разных секциях магазина. Неприязненное отношение к ней заведующих, с которыми ей пришлось иметь дело, укрепило ее во мнении, что им не терпится побыстрее от нее избавиться. Повсюду она чувствовала себя лишней.

От нее, разумеется, не укрылась истинная причина такого отношения к ней: только мужчины имели дело с покупателями. Лишь у них имелись реальные шансы получить комиссионное вознаграждение. Когда какая-то покупательница обратилась было к ней за советом, администратор тотчас же вмешался и направил эту даму к одному из старших консультантов. «Бедняга Дэвидсон, – с грустью подумала Антония, – тоже имел мало шансов заработать приличные деньги, пока его держали за мальчика на побегушках».

К концу рабочего дня у нее разболелась поясница, а в глазах возникла резь от краски, корпии и пыли. Встречаться с Ремингтоном Карром ей совершенно не хотелось, и, выйдя из магазина, она попыталась было нанять экипаж. Но к тротуару подкатила знакомая ей черная лакированная карета с фамильным гербом графа Ландона на дверце. Распахнувший ее Ремингтон помог ей сесть с ним рядом, велел кеб-мену трогать, окинул ее изучающим взглядом и сочувственно промолвил:

– День, судя по всему, для вас выдался тяжелый!

– Мне к трудностям не привыкать, – сухо ответила она, глядя в окошко. – Не могу только понять, что вы всем этим хотите мне доказать?

– Признаться, я и сам не знаю. Может быть, вы лучше мне это объясните? – промолвил он, откидываясь на спинку сиденья и складывая руки на груди. – Что нового вы узнали за сегодняшний день о мужском труде?

Антония наморщила лоб и задумалась. Вопрос был не из легких. Граф молчал, очень довольный собой.

– Я пришла к выводу, что мужской труд ничем не отличается от работы, которую почему-то принято называть женской, – наконец сказала Антония. – Он такой же тяжелый и неприятный. Я подметала, вытирала пыль с полок, чистила плафоны, мыла пол и витрины, терпя при этом косые взгляды управляющих и старших продавцов. Все это я вполне могла бы делать и дома, не видя идиотов, подобных Хэнксу. Представьте себе, этот недоумок не позволил мне даже пересчитать салфетки и скатерти на складе! Очевидно, он уверен, что женщины настолько тупы, что не способны произвести простейшие арифметические действия.

– К сожалению, не все мои сотрудники разделяют мое уважительное отношение к особам женского пола, – сказал Ремингтон, прищурившись.

Это замечание, произнесенное им извиняющимся тоном, возымело на Антонию неожиданное действие: все ее прежние представления о графе Ландоне и его взглядах на права женщин претерпели существенное изменение. Раньше ей казалось, что Ремингтон уважает женщин не совсем так, как это принято в консервативных кругах общества. Признавая за ними право на труд, обучение и личную свободу, он отрицал необходимость брака. Теперь же она взглянула на него иначе, с большей симпатией и теплотой.

– Еще я узнала, что работа вне дома порой бывает чересчур обременительной для женщины, – продолжала она с воодушевлением. – И не потому, что она не способна ее выполнить, а из-за предвзятого отношения к ней других людей. Таких, например, как этот старый осел Хэнке, унижающий и оскорбляющий женщин, желающих зарабатывать приличные деньги, чтобы достойно жить и оставаться независимыми. Короче говоря, полученный сегодня опыт превратил меня в сторонницу ваших прогрессивных воззрений на положение женщин в современном британском обществе.

– Вы не шутите, мадам? – в тон ей с улыбкой спросил лорд Карр.

– Нет, я говорю вполне серьезно, – сказала Антония, и улыбка исчезла с его лица. – Теперь я поняла, – продолжала она, – что некоторым женщинам вообще не нужно выходить замуж! Брак изжил себя как общественный институт, он уходит в прошлое, потому что супружество ограничивает права женщин и лишает их многих возможностей. Я полагаю, что женщина, не желающая выходить замуж, должна иметь возможность и право на образование и работу, обеспечивающую ей достойную и самостоятельную жизнь.

Написанное на лице Ремингтона беспокойство указывало на его несогласие с подобной точкой зрения. Но возражать он не решался, поскольку еще недавно сам во всеуслышание заявлял о своей приверженности таким прогрессивным идеям. От волнения уши его покраснели, а физиономия помрачнела.

Удовлетворенно улыбнувшись, Антония продолжала:

– И еще я твердо усвоила, что наивно верить в порядочность и объективность прессы. Репортеры непременно что-нибудь переврут!

– Вы прочли сегодняшнюю статейку в газете, – констатировал Ремингтон, прикидывая в уме, хорошо это для него или плохо.

– Да, прочла, – не стала отпираться Антония. – И пришла к заключению, что между вами, ваше сиятельство, и одиозным изданием под названием «Гафлингерс газетт» очень много общего.

– Как это понимать?

– А так, что вы странным образом заблуждаетесь, даже когда фактически правы, – отрезала она и, откинувшись на спинку сиденья, погрузилась в молчание.

Ее признание его правоты хотя бы в одном случае слегка подняло Ремингтону настроение, и он, вздохнув с облегчением, рассудил, что этот день нельзя считать полностью потерянным.

На другое утро карета графа Карра снова появилась у дома леди Пакстон в половине девятого. На сей раз Антония твердо решила проигнорировать этот факт. С нее было достаточно и одного дня, чтобы прочувствовать все «прелести» мужской работы. Но упрямый кебмен продолжал сидеть на козлах до четверти одиннадцатого и опять привлек к своему экипажу внимание местного стража порядка, репортеров и соседей, недовольных беспорядком на улице возле их жилищ.

Поднявшиеся шум и гомон голосов вынудили Антонию выйти из малой гостиной, где она читала книгу, с намерением отослать кебмена к его хозяину. К своему удивлению, она увидела в прихожей тетушку Герм иону, уже одетую и со шляпкой и перчатками в руках. Воспользовавшись замешательством Антонии, бойкая старушка схватила ее под руку, вывела на улицу и, протиснувшись сквозь толпу репортеров, усадила в экипаж.

И не успела она опомниться, как лихой кебмен домчал их до магазина «Эмпориум», у входа в который их встретил сам владелец. Укоризненно покачав головой, Ремингтон велел кучеру отвезти тетушку Гермиону в контору, где ее с нетерпением ожидал дядюшка Паддингтон, взял Антонию под руку и увлек ее к служебному входу. Она пыталась протестовать, восклицая с негодованием:

– Это низко и подло! Вы не смеете так со мной поступать! Вы воспользовались доверчивостью моей тети, чтобы похитить меня! Как вам не совестно играть на чувствах людей! Уверяю вас, что впредь я не допущу такого. С этого момента я не считаю себя вам чем-то обязанной и выхожу из игры.

– Но прошло всего лишь два дня, Антония! Вы же обещали исполнять мужскую работу на протяжении двух недель, – напомнил он ей условия договора.

– Даже два дня, проведенных в этом ужасном месте, могут быть зачтены за две недели! – воскликнула она, ускоряя шаг.

При ее появлении в его отделе мистер Хэнке болезненно поморщился, выразительно посмотрел на часы и нудным голосом стал выговаривать за опоздание на работу. Затем он велел ей снять шляпку, вручил ей форменный головной убор и отправил мыть окна. Спустя два часа у нее уже рябило в глазах от яркого солнечного света и першило в горле от паров нашатырного спирта. Совершенно убитая горем, Антония даже не обратила внимания на столпившихся снаружи подозрительных типов с блокнотами в руках и в коричневых котелках.

Лишь к обеденному перерыву, закончив наконец-то эту кошмарную работу, она вернулась в торговый зал. В подсобке ее поджидал ухмыляющийся Дэвидсон. Он представил ее своим коллегам, тоже младшим служащим. Они поначалу показались ей довольно милыми молодыми людьми, но стоило только в зале показаться покупателю, как на их лицах появился хищный оскал, а от былого дружелюбия не осталось и следа.

Убедившись лишний раз, что здесь царит дух эгоизма и жесткого соперничества, Антония впала в уныние. Немного повеселела она, лишь когда Дэвидсону выпала удача: к нему подошел солидный покупатель в модном костюме, намеренный приобрести несколько дорогих вещей. Дэвидсон любезно посоветовал клиенту, на какие именно товары ему лучше обратить внимание, и тот, польщенный таким обхождением, стал заинтересованно рассматривать предложенные ему образцы изделий.

Но не одна Антония следила за происходящим в зале. Эта сценка не осталась незамеченной и Хэнксом. Едва лишь предвкушающий удачу Дэвидсон собрался выписать чек и получить оплату, как Хэнке подошел к покупателю и отвел его к одному из своих протеже, чтобы тот оформил покупку. От огорчения лицо Дэвидсона, потерявшего комиссионные, побледнело и вытянулось. Антония же испытала шок от столь очевидной несправедливости. Но еще сильнее потрясло ее мнение о случившемся самого Дэвидсона, высказанное им в обеденный перерыв.

Жуя бутерброд с сыром у бочонка в кладовке, он с горечью изрек:

– Ничего не поделаешь, такова жизнь! Не повезло сегодня, повезет в другой раз.

Антония едва не поперхнулась после таких слов.

– Но ведь это несправедливо, – прокашлявшись, возразила она. – Комиссионные по праву должны были достаться тебе!

Болезненно поморщившись, молодой человек ответил:

– Харрисону тоже нужны деньги, ему надо кормить четверых детей. Нам всем необходимы деньги! – с улыбкой добавил он, когда Антония, нахмурившись, положила свой бутерброд на импровизированный стол. – У старших продавцов есть семьи, младшим сотрудникам надо поддерживать своих больных родственников. Я не боюсь соревнования, главное, чтобы оно проводилось по честным правилам. – Он вновь помрачнел и пробурчал: – Скверно только, что заведующие секциями играют не по правилам. Они частенько помогают своим любимчикам, а нас, молодых продавцов, оттесняют. Случается, что за свою работу, мы ничего не получаем.

Он помолчал и, вновь повеселев, с мальчишеской улыбкой подытожил:

– Пусть в этот раз я и проиграл, но обязательно выиграю в следующий. Надо только не унывать и упорно работать. Вот вам мой совет: учитесь держать удар и давать сдачи. Нужно быть стойкой, как мужчина.

Становиться мужчиной Антония не собиралась, она предпочитала оставаться женщиной и иметь право по-матерински оттрепать нарушителей правил приличия за ухо, заставить их извиниться и пообещать, что впредь они будут вести честную игру.

Наблюдая работу продавцов после перерыва, она, однако, сама заразилась духом соперничества и стала прикидывать свои шансы в борьбе за вознаграждение. Почему бы ей не попытаться доказать мужчинам, что она не уступает им ни в смекалке, ни в сноровке, ни в обходительности, ни в умении убеждать?

Удача улыбнулась ей незадолго до закрытия магазина, когда она чистила стекло одного из прилавков в секции обуви, чувствуя себя разбитой и всеми покинутой. Внезапно в торговом зале появилась дородная дама, одетая в шикарное темное платье и шляпку, украшенную перьями. Следом вбежали несколько ее детишек. Дама долго выбирала себе туфли, нашла наконец пару, соответствующую ее вкусу, и обернулась, высматривая продавца. Но как назло ни одного консультанта поблизости в этот момент не оказалось.

– Вот уж не ожидала, что здесь такое скверное обслуживание! – раздраженно воскликнула она. Подбежавший заведующий похлопал Антонию по плечу и шепнул ей, чтобы она немедленно обслужила покупательницу. Антония не заставила его повторять дважды и предложила капризной матроне свою помощь.

К несчастью, выбранная ею пара обуви оказалась даме чуточку маловата, и Антонии пришлось достать из-под прилавка другие туфли. Тем временем детишки матроны, оставленные без присмотра, расшалились и начали прыгать по залу, вскарабкиваться по приставкой лестнице на полки и даже открывать коробки. Антония прикрикнула на них и продемонстрировала разборчивой покупательнице еще одну пару.

– У этих чересчур высокий каблук! – заявила капризная дама, возвращая ее Антонии. – В них можно упасть и сломать себе шею, спускаясь по лестнице. Мне нужно нечто стильное. Приличное и качественное, но за разумную цену.

Антонию так и подмывало съязвить относительно ее нестандартной стопы, но она вовремя спохватилась, поймав на себе выразительный взгляд заведующего, и прикусила язык. Между тем недовольство клиентки стремительно нарастало и уже отображалось на ее лице. И когда Антония застегивала пряжку на туфле из очередной новой пары у нее на ноге, покупательница взвизгнула от боли и заорала, что продавщица уколола ее крючком. И вдобавок во всеуслышание заявила, что она никогда в жизни еще не сталкивалась со столь неловким и неумелым обслуживанием.

Убрав прядь волос, упавшую ей на лицо, Антония потерла ноющую от боли поясницу и в сердцах воскликнула:

– Коль скоро вам не нравится обслуживание в этом магазине, почему бы вам ни поискать себе обувь где-нибудь еще?

В следующую секунду один из сорванцов матроны, вскарабкавшийся на верхнюю полку стеллажа, полетел вместе с коробками вниз. Раздался звон разбитого стекла, дети испуганно завизжали, и в зал сбежались продавцы из других секций посмотреть, что за безобразие здесь творится. Дама вскочила со стула и стала метаться по секции, вопя, что ее крошку сына чуть было не убили в этом проклятом магазине. За ней семенил заведующий, тщетно пытаясь ее успокоить. Остальные дети разревелись.

Упавший мальчуган был обнаружен под грудой коробок целым и невредимым. Мамаша подняла его с пола, прижала к своему пышному бюсту и с пеной у рта закричала:

– Во всем виновата ваша несносная продавщица! Если бы она не отвлекала меня своими нападками и оскорблениями, я бы не допустила, чтобы мой бедный мальчик очутился на грани гибели! Боже мой, он лишь чудом остался жив!

Перед глазами Антонии поплыли красные круги, ее душила слепая ярость. Между тем обнаглевшая дама потребовала возмещения за свои переживания и строгого наказания для нахальной продавщицы. Терпение Антонии лопнуло, скопившаяся за день ярость выплеснулась наружу, и она, не помня себя, бросилась на дородную матрону, готовая вырвать все перья из ее дурацкой шляпки. В последний момент кто-то удержал ее, схватив за талию.

– Отпустите меня! Я выцарапаю этой стерве глаза! – рычала Антония, показе тащили в подсобное помещение.

Но раздавшийся за этим знакомый мужской смех остудил ее пыл в мгновение ока, она перестала сопротивляться и обмякла.

Глава 16

Ремингтон увел Антонию в дальний угол подсобного помещения, заваленного разным хламом, прижал ее спиной к груде рулонов ткани и с напускной строгостью произнес:

– Я не могу допустить, чтобы ты набрасывалась с кулаками на моих клиентов! Как бы скверно они себя ни вели.

– Разве ты не слышал, как она меня оскорбляла? И все потому, что на ее уродливые толстые ноги не налезли ни одни туфли! Да я ей не только перья из шляпки, все волосы готова была повыдергать! А чего стоят ее избалованные детки? Их следовало бы хорошенько выпороть! Это совершенно не смешно, Ремингтон!

– А вот и нет! Просто обхохочешься, глядя на тебя, – возразил он, давясь от смеха.

– Тебя бы поставить на мое место! Видел бы ты, как эта стерва примеряла одну за другой все пары туфель, выставленные на полки. Она умышленно разозлила меня, а потом устроила здесь дебош и стала требовать, чтобы меня уволили. Только посмей заплатить ей хотя бы пенс компенсации.

– Не нервничай, моя прелесть! Тебя нельзя уволить по той простой причине, что формально ты не принята на работу, – сказал Ремингтон и снова залился хохотом.

От этих слов у Антонии перехватило дух. Она пристально посмотрела на Ремингтона и густо покраснела, сообразив, что все случившееся с ней – всего лишь часть их пари. Ей не следовало принимать это так близко к сердцу и переживать за Дэвидсона. Может быть, на нее нашло временное умопомрачение?

– Как жестоко с твоей стороны принуждать меня делать тяжелую работу! Подвергать меня оскорблениям и нападкам со стороны своих подчиненных и клиентов!

– Но ведь и ты в свое время обошлась со мной точно так же, моя прелесть, – сухо заметил Ремингтон. – Скажи еще спасибо за то, что я не потребовал, чтобы ты надела брюки!

Антония оцепенела и взглянула ему в глаза. Внезапно в ней пробудилось горячее, нарастающее вожделение, и стало трудно дышать.

Окинув ее изучающим взглядом, граф задумчиво произнес:

– Пожалуй, брюки сделали бы твою фигуру еще более соблазнительной.

– Нет, только не брюки! – прошептала она.

– Любопытно, почему? – Он усмехнулся, и у нее похолодело на сердце.

Ремингтон склонил голову и страстно поцеловал ее в полураскрытый рот. Она зажмурилась, млея от растекающегося по телу наслаждения. Еще никто не целовал ее так сладко, как этот несносный мужчина. От каждого его поцелуя у нее слабели колени и возникало легкое головокружение. Она готова была испытывать это радостное, ни с чем не сравнимое удовольствие снова и снова, трепеща от смутных желаний и предчувствий чего-то иного, еще более приятного. Вот и теперь по спине у нее побежали мурашки, а в груди заныло от множества противоречивых желаний.

Она порывисто обхватила руками его шею и прижалась к нему всем своим тающим от нежности телом. И когда он подхватил ее рукой под коленями и уложил на рулоны ткани, она сомлела и не смогла сопротивляться. Он стал ласкать ее набухшие груди, согревая ладонями соски, и кровь вскипела в ее жилах.

Воздух кладовой, пропитанный запахами материи, скипидара, прелой соломы и множеством других ароматов, словно бы сгустился. Руки графа нервно сновали по бокам и бедрам Антонии, нащупывая брешь в ее одежде, застегнутой на множество крючков и пуговиц. Жар взаимных ласк и лобзаний усиливался. Антония попыталась помочь Ремингтону и сама стала освобождаться от оков застежек, но из этого ничего не вышло – ей мешал фартук. Тогда, издав отчаянный стон, она оттолкнула графа и присела, чтобы развязать лямки проклятого фартука, стянутые у нее на спине в узел.

Это слегка отрезвило ее, она огляделась и поняла, что именно собирается с ней сделать граф. Боже правый, да ведь она чуть было не разделась догола в этом полутемном вонючем и пыльном чулане и не уступила домогательству мужчины, которому совершенно нельзя доверять! И где? На кипе отрезов ткани! Как низко она пала!

Антония в ужасе спрыгнула с рулонов материи на пол, дрожащими пальцами развязала лямки фартука, намереваясь его снять, но сделать это ей помешало прикосновение руки Ремингтона к ее плечу. Страстно глядя ей в глаза, он прохрипел:

– Признайся, только откровенно, что ты теперь думаешь о мужской работе?

Не ожидавшая такого вопроса в столь неподходящий момент, Антония на мгновение онемела. Определенно выдумке и коварству этого искусителя мог бы позавидовать сам библейский змей!

Тем временем Ремингтон тоже спрыгнул на пол и с невозмутимым видом начал отряхивать от пыли брюки, поправлять жилет и затягивать узел галстука.

Антония пришла в себя, сняла постылый фартук, расправила платье и дрожащим голосом произнесла:

– Я нахожу ее негуманной, изнурительной и чудовищно несправедливой. По-моему, ни один здравомыслящий человек не станет ее выполнять.

– А как насчет жизненных обстоятельств, толкающих на это бедных людей? – прищурившись, поинтересовался Ремингтон.

Антония растерялась и ответила не сразу.

– Пожалуй, дело не столько в самой работе, сколько в окружающем ее нездоровом духе соревнования, – не совсем уверенно произнесла она. – Но еще хуже протекционизм со стороны заведующих секциями! Они поощряют своих любимчиков и лишают заработка начинающих продавцов. Вот лишь один яркий пример: не далее как сегодня один молодой сотрудник провел удачную продажу, но комиссионные получил вместо него старший продавец, протеже мистера Хэнкса. Я была вне себя от возмущения. Какой прок бедному Дэвидсону лезть из кожи вон, если плодами его труда пользуются другие?

– Любопытно, – сказал граф, прислонившись плечом к полке. – А как бы ты изменила эту ситуацию, если бы стала заведующей секцией?

– Я бы ввела вместо комиссионных твердый оклад! – не раздумывая, ответила Антония.

– Но каким образом в этом случае поощрялось бы рвение и умение старших сотрудников, работающих без обеденного перерыва и с большей отдачей? Нельзя же уравнять их с начинающими продавцами, которые большую часть рабочего дня слоняются по залу или заигрывают с девицами. Справедливо ли будет урезать вознаграждение одним и увеличить его другим, не заслуживающим поощрения? – не унимался Ремингтон.

– Возможно, в таком подходе есть толика несправедливости, – наконец нашлась она. – Но и поведение заведующих отделами тоже честным не назовешь. Всем сотрудникам магазина должны быть предоставлены равные возможности! И каждый человек должен получать столько, сколько он заработал.

– Что ж, это резонное требование, – кивнул граф. – Допустим, что начиная с завтрашнего дня в магазине будут введены именно такие правила. Кто, по-твоему, будет недоволен ими и попытается помешать нововведению? С чьей стороны мне следует ожидать подвоха и саботажа?

Антония задумалась, понимая, насколько важен для него ее ответ.

– Пожалуй, новый порядок оплаты труда придется не по вкусу начальству, старшим продавцам и, как это ни странно, кое-кому из начинающих сотрудников – любимчиков заведующих. Да, они попытаются противиться нововведению, однако оно все равно сможет оказать положительное влияние, если ты, как владелец магазина, проявишь настойчивость и уволишь некоторых старых ослов. Например, Хэнкса.

Ремингтон усмехнулся:

– Боюсь, что это лишь породит новые трудности. Этим «старым ослам» не так-то просто найти замену. Пусть Хэнке и зануда, но он умеет обходиться с покупателями и руководить работой секции. А подготовка нового персонала не только потребует немало времени, но и обойдется в кругленькую сумму.

– Так или иначе, я не верю, что невозможно улучшить атмосферу в торговых залах, – сказала Антония.

– Я же не утверждаю, что это невозможно! – возразил ей Ремингтон. – Я говорю, что сделать это трудно. Здесь много различных тонкостей, и понять их может лишь тот, кто давно работает в этой сфере и постоянно принимает важные решения на свой страх и риск. Тем не менее, дорогая Антония, я должен поздравить тебя в связи с пробудившимся интересом к мужской работе. Ты разглядела в ней много любопытных возможностей, высказала ряд полезных предложений. Это похвально, рад за тебя.

Он смахнул пальцем соломинку, прилипшую к ее волосам.

Антония почувствовала, что ее решительный настрой начинает исчезать. Мир, которым граф руководил, предстал перед ней в ином свете. Она поняла, насколько сложно в нем выжить, как трудно выйти победителем в постоянной борьбе за место под солнцем, насколько непросто нести ответственность за зависящих от твоих решений людей. У нее возникло желание побольше узнать о работе Ремингтона, разобраться в тонкостях науки управления. Но по плечу ли ей такая задача? Не пожалеет ли она потом о своих новых знаниях? Не обернутся ли они для нее новыми печалями? Антония взглянула Ремингтону в глаза и тихо спросила:

– Так есть ли реальный способ что-либо изменить?

– Да, – с уверенностью опытного руководителя ответил граф. – Но на это потребуется время. Людям нужно привыкнуть и приноровиться к свободе и справедливости. Укоренившиеся привычки и взгляды трудно изжить. Для этого необходимо также сильное желание. Но у меня, кажется, возникли некоторые идеи… – Он загадочно улыбнулся и согрел ее ласковым взглядом.

Антония бросилась бы ему на шею, если бы внезапно в кладовку не вошел Дэвидсон и не окликнул ее по имени. Когда же он подошел к ней поближе и сообразил, с кем именно она беседует, у него вытянулось лицо. Антония поспешила представить его владельцу магазина, схватила свой головной убор и объявила, что считает свою миссию здесь законченной.

Ремингтон догнал ее только на улице и сопроводил до кареты. Садясь в нее, Антония обернулась и воскликнула:

– И не вздумай вновь прислать за мной эту чудовищную телегу! Если мне когда-нибудь придет в голову приехать в твою контору, я найму кеб!

С этими словами, повергшими Ремингтона в задумчивость, она плюхнулась на шикарное кожаное сиденье и захлопнула дверцу.

В этот вечер в атмосфере дома леди Пакстон явственно ощущалось тревожное напряжение. Антония почувствовала его, как только вошла в прихожую. Лица поджидавших ее там Элинор и Поллианны выражали крайнюю озабоченность. Они шепотом сообщили Антонии, что в гостиной находится гостья. И действительно, войдя в зал, она увидела свою бывшую подопечную Элис Баттерфилд Трублуд, чьи печальные карие глаза опухли от слез. Заметив хозяйку дома, Элис вскочила и воскликнула:

– Наконец-то, леди Антония! Как я рада вас снова видеть!

– Элис, милая! Мне тоже очень приятно видеть тебя здесь! – Антония подошла к гостье и обняла ее. – Что привело тебя сюда? Мое письмо?

Элис уткнулась лицом в ее плечо и разрыдалась.

– Успокойся, дорогая! – Антония похлопала ее ладонью по спине. – Ты снова среди своих старых подруг! Мы выслушаем тебя и поможем. Давай-ка присядем на диван и спокойно потолкуем!

Из сбивчивого повествования гостьи о свалившихся на нее напастях Антонии вскоре стало ясно, что ее брак не сложился. Это несколько удивило всех присутствующих, поскольку Элис была прежде уверена, что любима своим супругом, Бэзилом Трублудом. Со своей стороны она делала все, чтобы как-то сгладить воспоминания о неприятных для него обстоятельствах вступления в брак. И тем не менее с самого начала их совместной жизни муж регулярно выказывал ей свое недовольство по самым разным поводам: и одевалась она якобы далеко не элегантно, и манеры ее грубоваты., и мысли она выражала недостаточно изысканно и четко, и в постели недостаточно умела и ласкова.

– Ему трудно в чем-либо угодить! К примеру, он вечно брюзжит за обедом, что я пережарила ростбиф или недодержала мясо в духовке. Скатерть, видите ли, недостаточно белоснежная, простыни чересчур накрахмалены, а заварка слишком густая, – сетовала Элис, промокая слезы платком. – То у него разболится голова от резкого запаха моих жасминовых духов, то он придерется к моей осанке, то обвинит меня в том, что я не начистила до блеска столовое серебро, то ему вдруг начнет коробить слух мой немелодичный смех, то поданное к обеду вино покажется слишком терпким… – Элис осеклась и снова расплакалась.

– Не надо так убиваться, дорогая! Побереги глаза! – сказала Антония, потрепав ее по плечу.

– И даже на супружеском ложе я все делаю, как он утверждает, не так. Ему не нравится мой горячий темперамент, он утверждает, что настоящая леди так себя с мужем не ведет…

Антония взорвалась, услышав этот крик души затравленной мужем-тираном женщины.

– Все, с меня довольно! – воскликнула она. – Твой супруг – подлец и негодяй! Если хочешь, можешь уже сегодня поселиться у нас.

Все присутствующие с облегчением вздохнули, иного ответа никто и не ожидал.

– Я готова разделить с ней свою комнату, – сказала Камилла Ховард и мягко улыбнулась Элис и Антонии. От внезапного прилива сильных чувств у нее даже увлажнились глаза.

Ужин прошел в оживленной атмосфере, новенькие обитательницы Пакстон-Хауса делились со старожилами впечатлениями о своей супружеской жизни. Потом Виктория порадовала подруг игрой на фортепиано. Элис спела мелодичный романс, а Молли и Гермиона исполнили дуэтом несколько разухабистых песенок из репертуара шансонеток.

Внезапно веселье было прервано вошедшим в гостиную дворецким.

– К вам посетительница, мадам, – с кислой миной сообщил он Антонии.

– Хоскинс, в столь поздний час я никого не принимаю, – наморщив лоб, ответила хозяйка дома.

Дворецкий хотел было что-то добавить, но дверь у него за спиной распахнулась, и в зал ворвалась полная дама с округлым лицом и печальными глазами. Она умоляюще протянула к Антонии руки и, закусив нижнюю губу, в отчаянии замотала головой.

– Это же Маргарет Эверстон! – прошептала тетушка Гермиона.

Все вдовы умолкли. Антония подошла к гостье, вывела ее на середину гостиной и с тревогой спросила:

– Что привело тебя к нам в такой поздний час?

– Я получила от вас письмо, и… – Маргарет осеклась и расплакалась.

Все приготовились слушать исповедь еще одной униженной и оскорбленной.

– Такого скупца, как Альберт Эверстон, – в сердцах воскликнула Маргарет, немного успокоившись, – еще не рождалось на белом свете. Из экономии он пишет письма на использованных конвертах. В церковь по воскресеньям не ходит, чтобы не делать пожертвований. И неделями не меняет нижнего белья, чтобы лишний раз не тратиться на прачечную.

По гостиной прокатился возмущенный ропот. Всем стало не до веселья. Каждая из вдов считала своим долгом выразить Маргарет сочувствие и попытаться ее утешить. В этот вечер в дом леди Пакстон пришла, ища пристанища, еще одна затравленная мужем женщина. И она, разумеется, тоже нашла там поддержку и убежище.

А в это же самое время мрачные Бертран Ховард и Бэзил Трублуд запивали постигшее их несчастье виски в баре клуба «Уайтс», усевшись за угловым столиком.

– Вот такие-то, брат, дела! – уныло изрек изрядно пьяный Бэзил, уставившись на свой бокал. – Взяла да ушла, не потрудившись даже предупредить меня заранее. Какая невоспитанность! Вот и женись после этого!.. Черкнула только записочку, дескать, она больше не может жить с занудой и придирой. Но ты ведь меня знаешь, Ховард, я просто люблю порядок. Разве я виноват, что она не переносит критики в свой адрес? Стоит мне сделать ей замечание, как у нее краснеют, словно клубника, глаза и нос. А когда она плачет, то вдобавок еще и начинает икать. Да только от одного этого сойдешь с ума!

– Ты прав, приятель! – согласился Ховард. – Моя жена тоже исчезла, якобы перебралась к своей подруге. Я, по правде говоря, даже не знал, что у нее есть друзья. Без нее в доме стало немного скучновато… Давай-ка выпьем еще по одной за настоящую мужскую дружбу!

Приятели опустошили бокалы и погрузились в задумчивое молчание. Наконец Трублуд жалобно произнес:

– Я не хотел тебе этого говорить, старина, но теперь признаюсь: я решил с ней развестись, она умудрилась сделать в короткой записке четыре орфографические ошибки.

– Я тоже пришел к выводу, что не стоит горевать. Пожалуй, нам с тобой даже повезло, приятель! От жен одни лишь хлопоты. Однако любопытно было бы узнать, куда она подевалась.

Кто-то окликнул его по имени, Ховард обернулся и увидел в дальнем конце бара Альберта Эверстона. Его побагровевшие лицо и шея наводили на мысль, что достопочтенный член парламента чем-то чрезвычайно взволнован. Подбежав к.столику, Альберт плюхнулся в кресло, молча наполнил бокал и залпом выпил изрядную порцию виски.

– Что с тобой, дорогой друг? – покосившись на него, спросил Трублуд.

– От меня ушла эта проклятая транжирка! – пробурчал Альберт. – Леди Растратчица исчезла!

– О ком ты говоришь? – переспросил Трублуд.

– О своей жене, разумеется! И вот что я нашел на столе, вернувшись домой к ужину! – Эверстон порылся в кармане и достал сложенный вчетверо листок. – Клянусь, она задумала уморить меня голодом! В отместку за то, что я не позволял ей сорить моими деньгами. Написала, что не может жить со скрягой, жалеющим деньги даже на новое белье и докторов. Ушла, оставив меня без ужина! Никакого почтения к супругу!

Он залпом осушил еще один бокал, опьянел и пробормотал, поудобнее устраиваясь в кресле:

– Слава Богу, что она прихватила с собой только свою одежду. Не взяла ничего моего, даже грелку, которую я ей подарил на Рождество. Я все проверил. Кстати, за эту грелку я выложил более девяти шиллингов!

– Просто какая-то эпидемия бегства жен! – заметил Ховард, обернувшись к Эверстону. – Интересно, куда же все они подевались?

– Моя-то вернулась к леди Пакстон, – раздраженно ответил Эверстон. – Об этом сказано в ее записке.

– Как? Неужели все они нашли у нее приют? – ахнул Ховард.

– Проклятая леди Защитница Брака! Сперва навязала нам своих подруг, а потом забрала! – прорычал Трублуд, багровея, как помидор.

Среди множества заголовков утренних газет, привлекших на другой день внимание читателей, как умных и эрудированных, так и не обладающих выдающимися интеллектуальными способностями, резко выделялась шапка в новом номере бульварного издания «Гафлингерс», сулившая продолжение увлекательной саги о пари между одиозным графом и скандально известной вдовой:

ЛЕДИ ПРИНУДИЛИ К МУЖСКОЙ РАБОТЕ!

Автор публикации утверждал, что изверг аристократ, скомпрометировавший еще совсем недавно почтенную леди Пакстон, не удовлетворился этим и продолжает унижать и терзать ее, не давая ей покоя ни дома, ни на улице. Теперь он требует от нее полного выполнения взятых на себя обязательств и принуждает делать унизительную и тяжелую мужскую работу.

Упрекнуть репортера в клевете было невозможно, информация, использованная им в статье, подтверждалась журналистами других газет и весьма уважаемыми гражданами, случайно очутившимися накануне возле «Эмпориума»: членом британского парламента, ответственным сотрудником Лондонского банка, а также другими добропорядочными горожанами. Все они стали свидетелями того, как эта почтенная вдова мыла витрины магазина, принадлежащего графу Ландону, едва не плача от изнеможения и стыда, но стойко терпя выпавшее на ее долю испытание.

Прочитав об этом в «Гафлингерс газетт», обитательницы дома леди Пакстон утратили дар речи и встретили вошедшую в то утро в столовую Антонию тягостным молчанием. Поймав на себе их встревоженные взгляды, она замерла, проверила, застегнуто ли на все пуговицы ее платье, поправила прическу и озабоченно спросила, что случилось.

– Как ты себя чувствуешь, душечка? – заботливо осведомилась тетушка Гермиона. – Вчера мне следовало бы остаться с тобой, я корю себя за свой поспешный отъезд. Но право же, я не предполагала, что все так скверно обернется!

– О чем вы говорите, тетя? – спросила Антония, подходя к буфету, чтобы налить себе чаю. Заметив на столе газету, она села и пробежала глазами заголовок. Глаза ее медленно полезли на лоб. Антония встряхнула головой и стала внимательно читать статейку. Лицо ее побледнело, губы задрожали, в груди вскипело негодование: возмутительный репортаж поверг ее в шок. Поборов потрясение, она воскликнула:

– Да как они посмели напечатать эту ложь? Здесь нет ни слова правды! Все факты искажены и неверно истолкованы! А кое-что автор вообще высосал из пальца!

– В самом деле? – вздохнув с облегчением, спросила Поллианна. Остальные сидевшие за столом заметно оживились.

– Разумеется, да! Неужели вы могли допустить, что Ремингтон способен на такой безжалостный и бессердечный поступок?

Выражение лиц вдов, которым адресовался этот вопрос, не оставляло сомнений, что именно так они и думают. Антония замолчала, сообразив, что она сама рассуждала подобным образом совсем недавно, точнее, вчера. Сейчас же ей хотелось услышать от общавшихся с графом вдов только хорошие отзывы о нем. Кому же еще, как не им, знать его подлинную сущность? Если даже они поверили лживой статейке, то чего же тогда ожидать от остальных читателей?

– Нужно признать, что Ремингтон Карр далеко не ангел, – промолвила она, взяв себя в руки. – Он высокомерен, хитер и порой бывает безжалостен. И тем не менее он не станет принуждать женщину к тяжелой работе, не имея на то серьезной причины.

Вдовы многозначительно переглянулись, но не решились задать какой-либо вопрос.

Мнение леди Пакстон о графе Ландоне, однако, расходилось с оценкой его поступков обитателями жилых апартаментов Букингемского дворца. Прочитав скандальный репортаж в утреннем выпуске газеты «Гафлингерс», королева пришла в ярость. Она вскочила со стула и громогласно воскликнула:

– Что? Он посмел сделать это?

Перепуганный секретарь поспешил ее успокоить, дабы предотвратить возможный приступ мигрени.

– Очевидно, граф потребовал у леди Пакстон выполнения всех взятых ею на себя в их злосчастном споре обязательств, – сказал он. – И предложил ей мужскую работу, видимо, далеко не легкую.

– Подлый мужлан! – пробурчала Виктория, глядя в окно, выходящее во внутренний двор, по которому сновали с озабоченным видом придворные. К большому разочарованию королевы, дерзкого графа среди них не оказалось, так что наказать ослушника немедленно не представлялось возможным. – Когда же он прекратит унижать и преследовать эту бедняжку и всех прочих подвижниц благородного дела защиты прав женщин! Похоже, он игнорирует наши пожелания относительно его скорейшего вступления в брак! – Округлое лицо королевы покраснело, как розовый гранат. – Ему лучше стать более осмотрительным, в противном случае не миновать виселицы… Слава Богу, в Англии пока еще достаточно веревок нужной длины.

Секретарь побледнел как мел и захлопнул рот.

В то же утро, ровно в девять часов, к особняку леди Пакстон подкатил наемный экипаж, и спрыгнувший с облучка кебмен, постучавшись в парадную дверь, заявил, что ему поручено доставить молодую леди в Сити. На этот раз переодевание заняло у Антонии значительно меньше времени, чем в предыдущие дни. Окинув придирчивым взглядом ее наряд – модную серую юбку, сшитую на заказ, изящный жакет и великолепную черную бархатную шляпу, под цвет которой были подобраны и шведские нитяные перчатки, тетушка Гермиона покачала головой, неопределенно хмыкнула и заявила, что сегодня она останется дома делать неотложные дела. Антония передернула плечами и села в кеб одна.

Каково же было ее изумление, когда в карете она увидела самодовольно ухмыляющегося Ремингтона. Взглянув на ее зардевшиеся щеки, он посмотрел на часы и произнес:

– Что ж, прогресс налицо! Вчера вы копались гораздо дольше, мадам. Вижу, что вам не терпится приступить к работе.

– Не стройте иллюзий, ваше сиятельство! – парировала Антония, выпрямляя спину. – Я просто не хочу подвергать свою и вашу репутацию новой опасноcти. Скандал вокруг нас и без того обрел недопустимые формы. Боюсь, что нового удара нам уже не перенести.

– Коль скоро вас всерьез беспокоит эта угроза, дорогая Антония, – интимным тоном промолвил Ремингтон, глядя ей в глаза, – почему бы нам не покончить с ней раз и навсегда? Я знаю один верный способ, вам остается лишь довериться мне.

– Довериться вам? Никогда! – гневно воскликнула Антония. – Уж лучше перебраться жить к черту на кулички и надевать на голову мешок, выходя из дому.

Живо представив себе эту потешную картину, Ремингтон рассмеялся. Рвущиеся из его могучей груди гортанные звуки всегда приводили Антонию в необыкновенное возбуждение, теперь же нервы ее напряглись, как струны фортепиано, а по спине побежали мурашки. Не сумев сдержать улыбку, она отвернулась к окну. Граф умолк и тихим бархатным голосом произнес:

– Давай поженимся, Антония!

Она обернулась – он сидел спокойно, прислонившись к сиденью спиной, и только глаза выдавали его волнение, скрытое за маской невозмутимости.

Она вновь уставилась в окно и сдавленно ответила:

– Нет! В сложившейся ситуации я ничего не выиграю от супружества! Я и так ни в чем не нуждаюсь.

– Кроме подлинного сладострастия! – хрипло выдохнул граф, и Антония похвалила себя за то, что не смотрела в этот миг на его лицо. Он вздохнул и с досадой добавил: – И разумеется, покровительства и защиты.

– И в этом я тоже совершенно не нуждаюсь! – с вызовом воскликнула Антония.

Оставшуюся часть пути оба молчали.

Антония почувствовала напряженность, воцарившуюся в его конторе, как только вступила в прихожую. Сотрудники были сосредоточенны и молчаливы, по коридору все они передвигались чуть ли не бегом. Очевидно, у них возникла необходимость принять некое срочное решение и заключить какую-то важную сделку. Лицо Ремингтона тоже стало строгим, даже суровым. Зайдя в комнату, где работали Маркем и Хэллоуфорд, он сообщил им с порога, что вскоре отбудет с миссис Пакстон в Нью-Маркет, а затем побывает на строительстве нового корпуса фабрики Саттон-Миллс. Однако менеджеры настаивали, чтобы он повременил с этой поездкой, поскольку его присутствие необходимо в конторе в связи с предстоящей крупной коммерческой операцией. Немного поразмыслив, Ремингтон обернулся к Антонии и сказал, что для нее найдется работа и здесь, в конторе: она будет обучаться машинописи. И не успела Антония осмыслить это предложение, как граф сопроводил ее по коридору в другую комнату, поручив заботу о ней молодому человеку по фамилии Коллингвуд, и тотчас же исчез.

Антония села за стол и стала разглядывать стоявшее на нем любопытное механическое устройство в форме черного металлического ящика, в основании которого располагался хитроумный лабиринт рычажков, на их округлых клавишах значились буквы алфавита. Инструктор Коллингвуд наклонился и проворно пробежал по клавиатуре длинными пальцами. Рычажки начали подпрыгивать и стучать по бумаге, накрученной на вращающийся валик. Через мгновение Антония прочла на листке свое имя, радостно рассмеялась и спросила:

– А можно и мне попробовать?

Любезный юноша показал, как следует нажимать на клавиши, и предложил ей что-нибудь напечатать. Пальцы ее четырнадцать раз подряд отпечатали два слова: «Давай поженимся!»

Преподаватель густо покраснел, Антония спохватилась и, вырвав из машинки листок, воскликнула:

– Пожалуй, надо попробовать еще разок! Коллингвуд кивнул и стал сбивчиво говорить, вставляя в машинку чистую бумагу:

– Я слышал, что королева ненавидит это полезное приспособление и не позволяет печатать на нем в ее присутствии. Но это у нее скоро пройдет, я уверен. Ведь сейчас даже женщин обучают машинописи. Правительство утвердило специальную программу подготовки юных леди к работе с этими удивительными устройствами. А наша компания, как всегда, в авангарде внедрения всех полезных новшеств. При ней открылись курсы для всех желающих овладеть специальностью «оператор пишущей машинки».

«Неужели?» – напечатала Антония.

– Да, в самом деле, – рассмеявшись, подтвердил молодой человек. – Занятия регулярно посещают многие наши девушки, работающие на фабрике господина Карра.

«Похвально!» – напечатала она.

Юноша опять рассмеялся и, похвалив ее за успехи, стал объяснять, как нужно держать руки и какими пальцами нажимать на клавиши в разных рядах. Антония настолько увлеклась учебой, что и не заметила, как пролетели два часа. Наконец Коллингвуд сказал, что у него обеденный перерыв, извинился и вышел. Спустя некоторое время за спиной у нее скрипнула дверь, потянуло сквозняком, и кто-то положил руки ей на плечи.

Антония пронзительно взвизгнула и подскочила.

– Твой наставник говорит, что ты способная ученица, – негромко произнес Ремингтон.

– Это он прекрасный педагог, – ответила она, отдышавшись. – Машинопись чем-то напоминает мне игру на фортепиано, с той лишь разницей, что мелодию тут заменяют слова и фразы. Это увлекательно.

Ремингтон расхохотался и присел рядом с ней на корточки.

– Я могу сделать это занятие куда более интересным, – прошептал он. – Давай попробуем попечатать вместе, в четыре руки! Уверяю, что тебе понравится.

От звука его бархатистого голоса она ощутила легкий озноб. Граф погладил ее руки ладонями и, нежно сжав ей кисти, поставил ее тонкие пальцы на клавиатуру, накрыв их своими – длинными, умелыми и сильными. У нее ком застрял в горле. Ремингтон стал нажимать на кончики ее пальцев подушечками своих, и тепло его дыхания растеклось жаром вожделения по всем ее клеточкам. Наконец он замер и, убрав руки, прошептал:

– А теперь прочти!

На листке крупными буквами было напечатано: «Тебе понравилось?»

Антония перевела дух и напечатала ответ: «Очень!» Он погладил ее по бокам, прикусил ей мочку уха и снова спросил:

– А это понравилось? «Да!» – напечатала она.

Граф принялся целовать ей шею. «Да! Да! Да!» – печатала Антония, млея. Тогда граф стал ласкать ее бюст, просунув руки под корсет, и теребить пальцами соски.

– Мне продолжать? – промурлыкал он. «Да!» – последовал ее письменный ответ.

И немедленно все-все ее пуговицы оказались расстегнутыми, жакет распахнулся, открывая беспрепятственный доступ к блузе, а спустя считанные мгновения Антония уже застонала от захлестывающих ее божественных ощущений. Ее пальцы сами собой продолжали печатать слово «да». Обнаженные груди порозовели и набухли, а граф, встав перед ней на колени, впился ртом в сосок.

– Да! – грудным голосом простонала она и запрокинула голову.

Ремингтон вдруг прервал свои лобзания, встал и, вновь заняв позицию у нее за спиной, тихо спросил:

– Я все еще тебе нравлюсь?

Антония стряхнула с себя томное оцепенение, взглянула на свои обнаженные груди, на пишущую машинку с листком, сплошь покрытым множеством «да», и впала в замешательство. Ремингтон уже не казался ей женоненавистником и легкомысленным холостяком, на поверку он оказался ласковым, внимательным, образованным, рассудительным и серьезным джентльменом, умелым бизнесменом и мудрым руководителем. При этом он, как никто другой, заразительно смеялся, мило шутил и забавно поддразнивал ее. Так что ей нельзя было не признать, что этот мужчина с каждым днем ей все больше нравится. Поэтому она и напечатала слово «да».

Граф повернул ее вместе с вертящимся стульчиком лицом к себе и страстно взглянул ей в глаза. Губы Антонии приготовились к поцелую, глаза непроизвольно закрылись. Но Ремингтон лишь коснулся губами ее рта, выпрямился и с лукавой улыбкой промолвил:

– Застегнись, любовь моя! Нас ожидает обед. Но я могу и передумать, если ты сейчас же не наденешь корсет. Только тогда уж не обижайся! Когда я голоден, я свирепею.

Он ей, конечно же, нравится, заключил Ремингтон. Однако от симпатии до страстной любви – огромное расстояние. И все-таки ее признание подняло ему настроение, и улыбка не сходила с его лица на протяжении всего обеда.

Антония тоже размышляла над своими новыми ощущениями. Разобраться в них было трудно, ей пока еще было не совсем понятно, чего в ее чувствах к нему больше – уважения, симпатии или страсти. Тем не менее все ее прежние опасения и тревоги развеялись, и она непроизвольно улыбалась ему в ответ, осознавая, однако, что дело принимает серьезный оборот, куда более опасный, чем тот злосчастный эпизод в его спальне.

Отобедав, они решили прогуляться до конторы Ремингтона пешком. Ничто не сулило им встречи с репортерами, вокруг все было спокойно, и Антония совершенно расслабилась. Неприятности, как вскоре выяснилось, ожидали их уже за углом конторы. Едва лишь они свернули за него, как заметили впереди, напротив южного входа, толпу.

Прикрыв ладонью глаза от яркого послеполуденного солнца, Антония стала разглядывать это странное сборище. Мужчин в клетчатых пиджаках и огромных шляпах она не заметила, но ее смущало, что собрались в основном женщины. Над толпой пронзительно звенел голос оратора:

– Мы не допустим, чтобы из нас, свободных женщин, делали рабынь! Мы строго спросим со всех эксплуататоров за все унижения, которым они подвергли наш слабый пол. Заставим их ответить за все злодеяния в отношении безответных бедных девушек и вдов!

– Вот он, один из этих гнусных извергов! – закричала одна из суфражисток, заметившая Ремингтона и узнавшая его.

Толпа моментально наэлектризовалась. Послышались истерические возгласы:

– Хватайте его! С ним какая-то женщина, его очередная беззащитная жертва! Мы должны ее спасти!

– Так это же многострадальная миссис Пакстон! Толпа сорвалась с места и побежала к ним навстречу. И не успела Антония вцепиться в локоть Ремингтона и прижаться к нему, как их уже окружили разгневанные дамы. Потрясая в воздухе кулаками, они вопили:

– Попался, негодяй! Теперь уж тебе от нас не скрыться, мерзкий извращенец и совратитель!

Одна возмущенная особа в черном одеянии ткнула в нос графу кулачком. Он отшатнулся и попытался было вместе со своей дрожащей от ужаса спутницей прорваться сквозь ревущую толпу. Но не тут-то было, женщины сплотили ряды и не выпускали их.

– Вот мы наконец-то и увидели твое подлинное лицо! – орала, брызжа слюной и багровея от злости, толстуха. – Рядился в тогу сторонника феминизма, лицемер! Прикидывался подвижником эман