Book: Обитель Порока



Обитель Порока

Лючия Кубелли

Обитель порока

Глава 1

В комнате было темно, тяжелые портьеры не пропускали в нее солнечный свет. Мерцающие в углах свечи отбрасывали причудливые узоры на стены и помост, на котором стояла высокая стройная обнаженная девушка. Ее густые волосы рассыпались по плечам, красивое лицо исказилось сладострастной гримасой, соски маленьких грудей отвердели.

Воцарившаяся в помещении тишина была насыщена эротизмом высочайшего накала. Зрители – трое мужчин и женщина – молча смотрели, застыв в кожаных креслах, как по указанию одного из них блондинка ласкает рукой свою промежность, широко раздвинув длинные ноги. С каждым новым движением пальцев трепет, охвативший ее тело, усиливался, а большие фиалковые глаза блестели все ярче. Но вот красотка слегка ускорила темп своих манипуляций, и мышцы ее расслабились.

– Ты снова пытаешься жульничать, Алессандра! – недовольно воскликнул кто-то из зрителей. – Не зли меня, ты ведь знаешь, что я ненавижу притворщиц!

Пальцы блудницы тотчас же запорхали еще проворнее, она изогнула спину и выпятила груди, напрягшись в ожидании неминуемого экстаза.

– Который же раз подряд она кончает? – тихо спросила Леонора Балоччи у своего брата Фабрицио.

– Пятый, – ответил он осевшим от волнения голосом.

– Но разве это не своеволие? Ты ведь позволил ей испытать наслаждение только четыре раза подряд!

– Именно так.

– Следовательно, ей не избежать наказания?

В голосе Леоноры явственно ощущалось злорадство.

– Да, на сей раз ей не отвертеться, – глухо подтвердил ее брат.

В этот момент сладострастница громко охнула и забилась в пароксизме оргазма. При этом ее ноздри чувственно раздувались, с шумом втягивая спертый воздух, глаза подернулись поволокой, шея и плечи стали пунцовыми, а волосики на лобке и срамных губах заблестели от капель нектара, хлынувшего из лона.

Зрители умолкли, замерев в ожидании вердикта Фабрицио.

Он вскочил с кресла и, легко взбежав по ступенькам на помост, промолвил, кладя руку на плечо ослушницы:

– Сегодня ты перестаралась, придется снова завязать тебе глаза и подвергнуть наказанию.

Алессандра закусила губу, не проронив ни слова, и понурилась в знак смирения. Она не любила, когда Фабрицио завязывал ей черной бархаткой глаза – с ней было связано чересчур много ярких впечатлений, как ужасных, так и восхитительных. Поэтому теперь она непроизвольно трепетала, предвкушая знакомую процедуру, которая ассоциировалась у нее и с болью, и с ужасом, и с наслаждением. Избежать ее она не могла, поскольку сама дала согласие подвергнуться всем суровым испытаниям, предшествующим ее принятию в члены тайного общества наперсников порока.

Фабрицио достал из кармана бархатную ленту и, завязав Алессандре глаза, чуть слышно произнес, проводя указательным пальцем по ее позвоночнику:

– Как ты соблазнительна в такие мгновения! Вряд ли ты сама осознаешь, какое доставляешь мне удовольствие.

Но с плотно сжатых губ блудницы не сорвалось ни звука. Лишенная возможности видеть, она смиренно ожидала, когда кто-то из зрителей доведет ее до упоительного экстаза, чреватого новым наказанием. Но страх перед ним был не властен над темными страстями, обуревавшими ее грешное тело. Порой она даже задавалась вопросом, сможет ли воспротивиться соблазнам, которым ее подвергал Фабрицио, если они станут слишком опасными. И отвечала себе: нет.

Он покинул помост и, заняв свое кресло, прошептал, кладя ладонь на колено Леоноры:

– Можешь позабавиться с ней, если желаешь. Любопытно, сумеешь ли ты довести ее до неистовства?

Сестра вспорхнула с места и поспешила к испытуемой. Ощущать полную власть над людьми – будь то мужчина или женщина – было для нее наивысшим наслаждением. Очевидно, предрасположенность к садомазохизму была у всех Балоччи в крови, варьировались только их методы истязания своих жертв. Одни члены этой семьи отличались крайней жестокостью, другие, в их числе и Леонора, предпочитали действовать мягко, исподволь доводя свою жертву до безумия. Особым шиком считалось суметь не утратить при этом самоконтроль. Леонора гордилась своей способностью в любой ситуации сохранять хладнокровие. Садистские эксцессы заряжали ее колоссальной энергией и помогали ей самоутверждаться.

Она была ниже ростом, чем Алессандра, однако это ей не мешало. Едва вступив на помост, Леонора встала на колени между раздвинутых ног блондинки и принялась их массировать, начав с икр. Зрители затаили дыхание, стараясь не пропустить ни одного ее движения. Алессандра попятилась, ошеломленная напористым домогательством другой женщины. Но едва лишь многоопытная лесбиянка начала ласкать ее бедра, как изо рта ее добровольной жертвы вырвался сладострастный стон, а по ее ногам пробежала дрожь. Леонора немедленно вогнала палец ей в лоно и принялась им там быстро двигать, согревая своим горячим дыханием ее трепетный клитор. Стон порочной нимфоманки перешел в завывание, нектар хлынул из ее влагалища ручьями. И едва лишь язычок Леоноры проник, свернутый в трубочку, между ее набухшими половыми губами, как всякие сомнения в исходе происходящего покинули Алессандру. Возбужденная до крайности, она вздрогнула и почувствовала, как ноют ее набухшие соски и как бегут по коже мурашки. Ее плоский живот втянулся, груди оттопырились, а трепещущий расцветающий бутончик сладострастия раскалился так, словно бы собирался воспламениться. Похотливые визги перемежались у нее со звериными стонами и становились все громче по мере того, как Леонора все больше входила во вкус этой своеобразной дегустации.

– Нет! Довольно! Больше не надо! – не помня себя от умопомрачительной похоти, взмолилась Алессандра, едва ли не рыдая.

– Молчать! – прикрикнул на нее Фабрицио.

Алессандра на мгновение оцепенела. Воспользовавшись этим, Леонора впилась в ее клитор и начала его сосать, бесцеремонно просунув ей во влагалище сразу три пальца. От перенапряжения все ее напрягшееся тело вспотело, а над верхней губой выступила испарина.

Не прошло и нескольких мгновений, как Алессандра запрокинула голову, отчего у нее на шее вздулись вены, а на виске начала пульсировать жилка, и натуженно завыла, проваливаясь в омут умопомрачительного удовольствия.

Леонора выпрямилась и строго сказала, поглядывая с плохо скрытым вожделением на ее соблазнительные груди:

– Тебе недостает самообладания!

Как бы в назидание она ущипнула блондинку за розовый сосок.

Алессандра охнула, охваченная новым пароксизмом сладострастия.

Леонора с торжествующим видом села в свое кресло и спросила у брата:

– Ты не считаешь, что она заслуживает еще двух наказаний?

Но Фабрицио не удостоил сестру ответом, слишком увлеченный созерцанием любовницы. После серии бурных экстазов ее лицо стало пунцовым. Красные пятна расплылись по ее грудям и шее, волосики на срамных губах заманчиво заблестели, влажные от нектара лона, а все тело покрылось пленкой пота. Он не остался безразличным к столь эротичной картине и, повернувшись к любовнику своей сестры Ренато Стафьери, многозначительно кивнул, разрешая ему наказать Алессандру.

Ренато, спектр сексуальных интересов которого был чрезвычайно широк, а темперамент отличался буйностью, не заставил себя долго уговаривать. Он проворно взбежал на помост, прихватив по пути кое-что из предметов, разложенных на столике, выкрутил Алессандре руки за спину и надел ей на запястья кожаные наручники. После этого он грубо поставил ее на колени и, схватив за волосы, задрал ей голову. Она испуганно вскрикнула, почуяв недоброе, и задрожала от охватившего ее ужаса. Заметив испуг на ее лице, Фабрицио удовлетворенно ухмыльнулся, подумав, что знай она, что именно замышляет Ренато, она бы целовала ему ноги, умоляя о пощаде.

Ренато был настроен очень серьезно, справедливо рассудив, что ослушница заслужила самого строгого наказания, поскольку кончила без разрешения два раза подряд. И пока ошеломленная девушка мысленно готовилась к худшему, он примерился к ней и, взмахнув рукой, стегнул кнутом по ее набухшим грудям. Издав пронзительный визг, Алессандра разрыдалась, и слезы потекли по ее щекам. Фабрицио вскочил с кресла и, сделав Ренато знак прекратить порку, подошел к помосту и стал внимательно рассматривать свою любовницу. От его пристального взгляда не укрылось, что ее бедра слишком обильно покрыты соками, а соски подозрительно тверды. Это говорило только об одном – бесстыдница рыдает не от боли и унижения, а от избытка похоти.

– Ты снова пытаешься меня обмануть, притворщица! – с упреком произнес он. – Что ж, ты опять будешь наказана.

На этот раз наказание должно было продлиться не более чем пять минут. Но Алессандра знала, что теперь, когда плотина ее терпения сломлена, она не сумеет сдержать новый каскад неистовых эмоций.

Роль ее следующего истязателя следовало бы исполнять приятелю и личному секретарю Фабрицио Франко Пьеротти. Он уже ерзал на сиденье кресла, предвкушая наслаждение. Однако в последний момент Фабрицио передумал и внес изменения в сценарий. Он решил лично довести Алессандру до изнурительного экстаза и, насладившись зрелищем ее постыдного грехопадения, поручить Франко немедленно опять ее наказать.

Фабрицио в три прыжка одолел расстояние до помоста, поднялся на него и, сняв с Алессандры кожаные браслеты, повалил ее спиной на доски. Затем он встал возле нее на коленях, потормошил рукой ей груди и стал поглаживать ее живот и влажные половые губы. Она что-то невнятно заверещала, все сильнее возбуждаясь, и бедра ее заходили ходуном.

– Будь осторожна, – предупредил ее он, – не исключено, что финальная экзекуция тебе придется не по вкусу.

Алессандра замерла, напуганная такими словами, однако это не ввело в заблуждение многоопытного Фабрицио: он знал, что испытание, которому он ее подвергнет, все равно повергнет ее в буйный оргазм. Очень медленно и осторожно он стал нажимать всей ладонью ей на передок, не обращая внимания на ее сдавленные протесты. И пока его левая ладонь давила на ее половые губы, большой палец правой руки нащупал клитор.

Алессандра прикусила нижнюю губу.

Наигравшись вволю с ее взопревшей вульвой, коварный искуситель полюбовался набухшими половыми губами и головкой клитора и сдавил этот нежный бутончик пальцами, да так, что Алессандра ахнула. Самодовольно ухмыльнувшись, Фабрицио принялся тереть клитор со всевозрастающей скоростью, млея от ее громких вздохов и стонов. Он знал, что еще немного – и она завизжит и завоет.

Вид ее стройного гибкого тела, с тугими маленькими грудями и оливковой кожей, неожиданно помрачил его рассудок. Страсть стиснула его мошонку своими стальными пальцами. Ослепленный похотью, Фабрицио дернул головку клитора и вогнал во влагалище всю ладонь. Это движение стало слишком тяжелым испытанием для ее истерзанных нервов. Разрядка последовала незамедлительно: Алессандра подпрыгнула, издав пронзительный визг, и забилась в конвульсиях небывалого оргазма, размахивая руками и мотая головой.

Фабрицио запечатал ей рот поцелуем и прошептал:

– Ты восхитительна! Другой такой прекрасной распутницы я еще не встречал. Мне искренне жаль, что придется наказать тебя, но таковы уж наши правила. Крепись!

Он сошел с платформы и подал знак Франко приступить к заключительной экзекуции. Секретарь уже знал, что именно ему следует делать, и с радостью взбежал по ступенькам на сцену. Алессандра все еще билась в истерике, когда он грубо поставил ее на четвереньки и бесцеремонно засадил свой впечатляющий мужской инструмент ей в нежный анус, впившись пальцами в ее восхитительные ягодицы. Фабрицио отвернулся и стремительно покинул комнату. Последнее, что он услышал, был утробный вопль его любовницы, свидетельствовавший о подлинном блаженстве, которое она только что испытала. Ничто не нравилось ей так, как основательный анальный коитус: ведь боль, с которой он был сопряжен, обязательно перерастала в райское удовольствие.



Глава 2

Совсем иные мысли обуревали в связи с болью Меган Стюарт, когда она, сидя в библиотеке, то и дело морщилась и поглядывала на настенные часы, с нетерпением ожидая встречи со своим стоматологом.

– Болит? – участливо спросила у нее Элис, ее помощница.

– Да, – кивнула Меган. – Ненавижу зубную боль! Слава Богу, мучиться мне осталось недолго.

– Не могли бы вы помочь мне отыскать на полке книгу, юная леди? – обратился к ней читатель средних лет, щуря близорукие глаза. – Вот уже полчаса, как я безуспешно пытаюсь ее найти.

Меган вымучила любезную улыбку и пошла рыться на полке. Разумеется, выяснилось, что кто-то сунул детектив в раздел исторических романов.

– Так я и думал! – злорадно воскликнул мужчина. – Обыкновенная безответственность! Впрочем, ничего иного от современной молодежи ждать и не приходится.

– Извините, я даже не знаю, как это произошло, – промямлила Меган. – Уверяю вас, что это больше не повторится.

– Я в этом сильно сомневаюсь, барышня, – сухо произнес читатель и, схватив роман, отошел к своему столу.

Меган стало обидно до слез. Мало того что ей выпало париться в читальном зале в жаркий летний день, когда в публичную библиотеку, спасаясь от зноя и скуки, устремляются пенсионеры и детвора, не уехавшая на каникулы из города. С раннего утра ей не давала покоя зубная боль! В левой щеке то и дело подергивало, стреляло и ныло так, что порой ей хотелось выть и плакать. Жалоба сварливого читателя окончательно выбила ее из душевного равновесия.

Некоторое облегчение она испытала лишь в два часа пополудни, очутившись наконец в приемной дантиста. Не будь она такой трусихой, она бы не довела свой зуб до столь огорчительного состояния и не дрожала бы теперь от страха, ожидая, когда ее пригласят в кабинет. Нормальные люди регулярно проходят профилактический осмотр, а не дожидаются, пока возникнет дупло, занудно твердил ей внутренний голос. Желая отвлечься от его наставлений, Меган стала думать о предстоящих выходных. Увы, ничего экстраординарного они ей не сулили. В субботу вечером она, как обычно, собиралась пойти с Ником в паб, где он встречался со своими дружками, чтобы потрепаться с ними о футболе. Потом, осоловев от пива и табачного дыма, они вернутся в ее квартиру и перепихнутся. После этого Ник моментально захрапит, а ей придется до утра утешаться мастурбацией. На следующее утро, в воскресенье, Ник снова трахнет ее по привычке, а потом пустится в разглагольствования о своей работе. Неудовлетворенная такой перспективой, Меган пробормотала себе под нос:

– Нет, это не жизнь! Имею же я, в конце концов, право хоть на какое-то удовольствие?

– Простите, вы что-то сказали? – спросила у нее дама, сидевшая с ней рядом.

– Ах, извините меня, ради Бога! Я задумалась и стала рассуждать вслух, – смущенно ответила Меган, виновато улыбнувшись.

Острая боль вновь пронзила ее скулу, и она потерла щеку ладонью, надеясь, что это ей поможет. Дама с опаской покосилась на нее и пересела на другой стул, словно бы опасаясь подхватить от нее бациллу сумасшествия.

Меган тяжело вздохнула и потянулась за лежавшим на столике иллюстрированным журнальчиком. Однако листать его она не стала, а сразу же раскрыла на странице объявлений: а вдруг ей повезет, и она устроится на какую-нибудь новую, более интересную, работу! Что ни говори, а публичная библиотека – это не самое подходящее место для симпатичной двадцатитрехлетней девушки. Так ведь недолго и зачахнуть от скуки!

К своему немалому удивлению, Меган обнаружила, что особым спросом в это лето пользуются компаньонки и сиделки для престарелых и одиноких больных. Такое занятие ее совершенно не прельщало, поэтому она собралась уже было перевернуть страницу, как вдруг заметила в нижнем углу любопытное объявление, помещенное в рамке. Его текст гласил: «Срочно требуется помощница для разбора и каталогизации большого собрания старинных и редких книг. Усердный и квалифицированный труд будет хорошо оплачен, проживание в усадьбе в Суссексе и питание бесплатно. С предложениями просьба обращаться письменно по нижеуказанному адресу. Срок работы – приблизительно шесть месяцев».

– Мисс Стюарт, пройдите в кабинет, – раздался голос медицинской сестры.

У Меган екнуло сердце, она поспешно засунула журнал в сумку и вскочила со стула. Объявление, опубликованное в рамочке, ее заинтриговало – сменить суматошную работу в публичной библиотеке на неспешную разборку уникальных фолиантов она была не прочь, тем более что коллекция редких книг находилась в живописном предместье Суссекса.

Спустя двадцать минут, выйдя от дантиста уже без зубной боли, но с онемевшей от укола скулой, Меган отправилась не в библиотеку, а домой и, позвонив оттуда на работу, сказала, что ей нездоровится и она не придет. После этого она вновь прочитала заинтересовавшее ее объявление и окончательно решила на него откликнуться. Сердце подсказывало ей, что грешно упускать редкий шанс изменить свою судьбу.

Меган понимала, что с Ником ей лучше по этому поводу не советоваться, поскольку его ее теперешнее положение вполне устаивало. Они встречались уже почти год, и чутье подсказывало ей, что он уже созрел, чтобы сделать ей предложение. Самое ужасное в этой истории было то, что ей не хотелось становиться его женой. Однако и отказать ему она бы не решилась, отчасти из опасения остаться старой девой, но в большей мере просто из-за своего слабоволия. Замужество означало конец вольной жизни и начало вечной каторги под названием «супружество». А становиться в ближайшее время матроной Меган не собиралась, так как еще не успела насладиться молодостью и чего-то достичь.

Рассудив таким образом, она написала автору объявления в журнале письмо, но в последний момент струсила и решила посоветоваться со своей подружкой Кэтти. Та с восторгом одобрила ее затею и порекомендовала ей не тянуть с ее осуществлением. Поэтому Меган отправила письмо в тот же вечер.

Никому, кроме Кэтти, она об этом не рассказывала, поэтому, не получив ответа в течение нескольких дней, даже мысленно похвалила себя за благоразумие и выкинула мысли о новой жизни из головы.

Спустя неделю она, однако, получила приглашение на собеседование. В связи с этим возникла необходимость срочно встретиться с Кэтти после работы в баре и все с ней обсудить.

– В чем ты мне посоветуешь туда поехать? – спросила Меган подружку.

– Надень что-нибудь не слишком вызывающее, – пожав плечами, ответила Кэтти. – Какие-то приличные туфельки, светло-коричневую юбку, желательно ниже колен, и скромную блузку ей в тон.

– Я тоже так подумала, – сказала Меган. – Тем более что работать мне придется снова в библиотеке, пусть и в частной.

– Но там по крайней мере у тебя появится возможность познакомиться с людьми из высшего общества! – заметила Кэтти. – Летом все сливки света обычно выезжают за город. А вдруг там окажется какой-нибудь богатенький молодой джентльмен, который влюбится в тебя и предложит тебе свою руку и сердце?

– Вряд ли он обратит внимание на серенькую мышку, одетую в коричневую юбку ниже колен и скромные туфли, – возразила Меган.

Кэтти расхохоталась.

– А ты примени классический трюк: на работу оденься как заурядная библиотекарша, нацепи на нос очки и уложи волосы на затылке в пучок. А как только объявится твой принц, немедленно перевоплотись в обольстительную красавицу! Уверена, что он перед тобой не устоит.

– Хватит меня подкалывать, Кэтти! На красавицу в духе эпохи Возрождения я не претендую, – ответила Меган, облизнув губки. – Но и сидеть сложа руки в своем читальном зале тоже не собираюсь. Мне хочется как-то изменить свою жизнь. Скажи честно, ты в самом деле считаешь, что на новом месте мне может улыбнуться фортуна?

– Разумеется! – с жаром воскликнула подруга. – По крайней мере от тебя отцепится Ник. Вы с ним явно не пара, супружество с ним обернется для тебя мукой. Вас связывают только привычка и постель.

– И даже как партнер он далек от моего идеала, – со вздохом призналась Меган.

– Тем более! Какие тогда могут быть сомнения? Дерзай, раз тебе нечего терять! – воскликнула Кэтти.

– По-моему, все-таки нужно все ему рассказать, – неуверенно промямлила Меган.

– Почему? С какой стати ты должна посвящать его в свои личные планы? К тому же тебе самой пока еще не все ясно. Может быть, ты им не подойдешь! Так что повремени с разговором с Ником еще недельку. Кстати, а когда именно состоится собеседование?

– В понедельник. Значит, по-твоему, мне лучше одеться поскромнее?

– Естественно! Вряд ли для работы в загородном доме потребуются туфли на шпильках и мини-юбка, если, конечно, это не тайный притон. Ну, мне пора бежать. У меня сегодня свидание с одним шикарным парнем. Он пригласил меня на ужин в ресторан. Желаю удачи. Позвони мне! Пока!

Отправляясь в Суссекс по указанному адресу, Меган предполагала, что это полуразрушенная усадьба, несущая на себе отпечаток былого великолепия и следы прискорбного упадка. Но, благополучно добравшись до места и припарковав свой яркокрасный «пежо» напротив гаража, она, к своему удивлению, увидела прекрасно сохранившийся особняк в стиле викторианской эпохи, возвышающийся над территорией в добрых двадцать акров. Никаких признаков декаданса вокруг не замечалось. Газоны, клумбы и дорожки содержались в безупречном порядке, а солнечные зайчики, жизнерадостно прыгавшие по окнам фасада, настраивали посетителя этого милого уголка на легкомысленный лад. Поборов неожиданно охватившее ее волнение, Меган поднялась по каменной парадной лестнице и нажала на кнопку звонка.

Открывшая дверь служанка, одетая в униформу, осведомилась у гостьи о цели ее визита и, предложив ей присесть на изящную кушетку, пошла докладывать владельцу дома. Окинув изучающим взглядом прихожую, Меган ощутила еще большую робость: в окружении такого количества антикварных ценностей ей бывать еще не доводилось. Старинные картины и гравюры на стенах, равно как бронзовые вазы и разнообразные статуэтки на подставках в нишах, явно были подлинными и дьявольски дорогими, а тяжелые фиолетовые портьеры и мраморный пол придавали интерьеру сходство с убранством дворцов. Но отступать было уже поздно – в конце коридора тихо скрипнула дверь и послышался звук чьих-то шагов.

Ожидая увидеть седоволосого английского аристократа, Меган замерла, лихорадочно припоминая правила этикета знакомства, принятые в высшем обществе. Однако владельцем особняка оказался молодой высокий брюнет с худощавым привлекательным лицом, одетый в модный синий костюм и белоснежную сорочку с галстуком. Высокие скулы, оливковая кожа и тяжелые веки, из-под которых на нее пытливо смотрели темные глаза, навели Меган на мысль, что перед ней итальянец. Он протянул ей руку и бархатистым баритоном промолвил:

– Здравствуйте, мисс Сьюарт! Надеюсь, что вы легко нашли мою обитель.

– Добрый день, сэр, – сказала она. – Я действительно нашла вашу усадьбу без особого труда, вы мне все чудесно объяснили по телефону.

– Умение все объяснить и верно организовать – неотъемлемая часть профессии менеджера, – самодовольно сказал надменный щеголь, не удосужившись представиться. – К сожалению, я чисто физически не справляюсь сам со всеми домашними делами, вот и пришлось дать в журнал объявление о том, что мне требуется опытный книговед. Давайте сразу же пройдем в библиотеку и за чашечкой отменного кофе по-итальянски обсудим все вопросы. Следуйте за мной.

Он повернулся к Меган спиной и быстро пошел по ковровой дорожке, нисколько не заботясь о том, поспевает ли за ним его смущенная гостья.

Меган последовала за ним, мысленно проклиная Кэтти за ее совет надеть скромные туфли и коричневую юбку. Впрочем, тотчас же подумалось ей, подруга заслуживает снисхождения: как можно было предугадать, что владелец усадьбы окажется щеголеватым итальянцем? Богатые иностранцы не так уж часто дают объявление в журнале «Сельская жизнь». Окажись обладатель коллекции старинных книг пожилым английским лордом, он наверняка одобрил бы ее строгий облик.

Библиотека была просторной и в буквальном смысле слова заваленной книгами. Войдя в нее, владелец этих букинистических сокровищ воскликнул:

– Как видите, работы здесь непочатый край!

– С вами трудно не согласиться. Кто-то уже пытался очистить эти авгиевы конюшни? – иронически спросила Меган.

– Нет. Однако прежде, чем мы продолжим наш разговор, я бы хотел исправить свою оплошность и представиться: меня зовут Фабрицио Балоччи.

– Очень приятно, – сказала Меган, глядя на первое издание книги «Алиса в Стране чудес» и отказываясь верить своим глазам: раритет валялся на кипе других редчайших изданий, словно никому не нужный хлам.

– Этот дом перешел к нам с сестрой по наследству от дяди совсем недавно, – продолжал Фабрицио, словно бы прочитав ее мысли. – Он жил здесь бирюком в течение тридцати лет и скопил изрядное состояние, занимаясь финансовыми аферами. У меня в Италии есть собственное дело, поэтому я бываю в Англии только наездом.

– Понимаю, – кивнула Меган, все больше утверждаясь во мнении, что книги не играют в жизни этого вертопраха существенной роли, а потому он вряд ли представляет себе их истинную ценность.

– Расскажите мне о себе, – попросил итальянец. – Чем именно вы занимаетесь?

Меган стала рассказывать ему о своей работе в публичной библиотеке, он слушал ее внимательно, однако несколько странно при этом улыбался, словно бы не доверял ей или подозревал, что не пройдет и недели, как она бесследно исчезнет, прихватив с собой наиболее дорогие фолианты.

– Я бы не назвал такую работу увлекательной, – наконец изрек он, словно бы размышляя вслух. – Можно зачахнуть от скуки.

Меган смутилась и замолчала, потупившись: проницательность мистера Балоччи повергла ее в замешательство.

– Позволю себе предположить, что и вы ею не удовлетворены, мисс Стюарт. Я угадал? Очевидно, вам хочется как-то изменить свою жизнь, наполнить ее новым содержанием, не так ли?

Меган осмелилась поднять голову и посмотреть ему в глаза: в них она прочла неподдельный интерес к ее персоне и благожелательность. Это ободрило ее, и она сказала:

– Вы правы, мне хотелось бы заняться чем-то более интересным, чем выдача бульварных романов одиноким пенсионерам.

– Не могу не отметить, что и в моем доме вам придется поначалу проводить большую часть своего времени в одиночестве, разбирая эти завалы макулатуры. Однако со временем вы подружитесь с моими коллегами, которые здесь обитают, и откроете для себя много нового. Нам бы хотелось, чтобы вы стали членом нашей семьи, почувствовали себя здесь как дома. Но во многом это будет зависеть от вас, мисс Стюарт. Скажите, у вас есть жених? – Фабрицио пронзил ее сверлящим взглядом.

Меган почувствовала, что у нее вспыхнул румянец на щеках, и, сглотнув ком, ответила:

– Разве это так важно? Какое отношение имеет моя личная жизнь к работе?

– Самое непосредственное, смею вас заверить! Если вы будете здесь работать, то мне бы не хотелось, чтобы вы покидали усадьбу на выходные, чтобы встретиться с женихом.

– Вы серьезно полагаете, что я стану работать без выходных? – вскинув брови, спросила Меган, пораженная такой откровенной наглостью работодателя.

– Я хочу, чтобы вы навели здесь порядок как можно скорее, мисс Стюарт, – нахмурив лоб, ответил итальянец. – Поэтому график вашей работы будет весьма напряженным. Я смогу предоставлять вам двухдневный отдых только один раз в три недели. Вас это не устраивает? Разумеется, я щедро компенсирую столь интенсивный труд и учту ваше усердие. Все это мы обговорим в договоре.

Меган облизнула губы и сказала:

– Собственно говоря, жениха у меня пока нет, но есть любовник, с которым я регулярно встречаюсь на протяжении года. Впрочем, это меня ни к чему не обязывает, – неожиданно для себя добавила она.

– Следует ли мне понимать ваши слова так, что он скорее ваш приятель, чем возлюбленный? – спросил проницательный итальянец.

– Ну, я бы не стала судить об этом столь категорично, – робко возразила Меган, все сильнее волнуясь. – Но…

– Можете не продолжать, я вас уже понял. Вы не станете тосковать о нем, живя в моем доме. Верно?

Меган молча кивнула.

– Я должен предупредить вас, что вы не сможете приглашать сюда своих друзей и знакомых, – строго добавил Фабрицио.

– Такая мысль даже не приходила мне в голову, – выпалила Меган.

– Скажите, у вас вообще был когда-нибудь жених? – вдруг спросил итальянец тоном полицейского, ведущего дознание.

– Нет, – ответила Меган, переступив с ноги на ногу. – Я не была ни с кем обручена.

– Следовательно, в отличие о многих своих сверстниц вы не торопитесь выскочить замуж? – немедленно последовал новый бестактный вопрос.

– Да, я не тороплюсь обзавестись семьей, – ответила Меган.



– Это великолепно! – удовлетворенно воскликнул Фабрицио, и глазки его похотливо заблестели. – Это свидетельствует о вашем стремлении лучше познать жизнь во всем ее многообразии. Что ж, весьма похвально, мисс Стюарт.

– Видите ли, мистер Балоччи, боюсь, что вы меня не правильно поняли, – поспешила уточнить свою мысль Меган. – Я имела в виду, что хочу получить о жизни больше знаний, читая полезные книги и обогащаясь мудростью минувших эпох. Вот почему я и работаю в библиотеке. Вы меня понимаете? Если бы мне хотелось ярких впечатлений и приключений, я бы перебралась в Америку. Не так ли?

– Не могу с вами полностью согласиться, мисс Стюарт, – улыбнувшись, возразил Фабрицио. – Уже одно то, что вы откликнулись на мое объявление, говорит о том, что вы стремитесь изменить свой привычный жизненный уклад. Уверяю вас, что вы на правильном пути. Вовсе не обязательно отправляться в поисках приключений за океан. Даже в своей стране человек, ищущий новых ярких впечатлений, порой обретает поразительный опыт. Во всяком случае, в моем доме вам не придется скучать. Мы, итальянцы, лучше англичан знаем, как следует наслаждаться жизнью и находить в ней новые грани.

Ошеломленная столь поразительными доводами, Меган не нашла что сказать в защиту своих соотечественников и не совсем уверенно промолвила:

– Мне кажется, что я сумею привести в порядок вашу библиотеку, для этого я имею и достаточный опыт, и необходимую квалификацию. Насколько я понимаю, вы хотите, чтобы ваши сокровища были каталогизированы? – Она захлопала глазами, ожидая ответа.

Но Фабрицио не ответил, он вообще больше не слушал ее, а дергал за шнур звонка, очевидно, вызывая дворецкого, чтобы тот выпроводил вон разочаровавшую его соискательницу вакансии.

– Вероятно, вы уже решили, по какому именно принципу должен быть составлен этот каталог, – излишне торопливо выпалила Меган, впадая в отчаяние и тщетно пытаясь исправить ситуацию в свою пользу, хватаясь за нелепые вопросы, как утопающий за соломинку. Она вдруг ощутила острую потребность получить эту работу, чтобы иметь возможность снова видеть этого смуглого брюнета и беседовать с ним, наблюдая игру эмоций на его привлекательном лице и впитывая исходящую от него мужскую энергию, от которой у нее кружилась голова и возникала легкая дрожь в коленях.

– Вы что-то сказали? – спросил он.

– Да, я хотела…

Дверь библиотеки распахнулась, и вошла девушка среднего роста, приблизительно того же возраста, что и Меган. По ее лицу, похожему на лицо Фабрицио, и в особенности по ее горящему взгляду Меган догадалась, что это его сестра. Однако она не была жгучей брюнеткой, ее волнистые волосы имели цвет липового меда, а прекрасно развитая фигура в костюме для верховых прогулок могла бы привести в восторг самого придирчивого ценителя женской красоты. Улыбнувшись брату, она похлопала кнутом по голенищу и, смерив гостью изучающим взглядом, мелодичным голосом спросила:

– Это и есть наша новая библиотекарша?

– Позвольте мне вас познакомить, – сказал Фабрицио и представил девушек друг другу. – Леонора совершенно не разбирается в книгах, предпочитая им лошадей, – добавил он и хохотнул, как породистый жеребец.

По спине Меган пробежала сладостная дрожь.

– Мой братец шутит, – с улыбкой проворковала Леонора. – Разумеется, я читаю различную литературу, главным образом любовные романы. А какие книги больше нравятся вам, Меган?

– Исторические, особенно мемуары знаменитых людей, – не задумываясь ответила Меган. – В них тоже немало игры страстей. Порой я поражаюсь тому, на какие опрометчивые поступки толкали людей сильные чувства в минувшие эпохи. Особенно любовь. Ради нее многие шли на безрассудный риск и, случалось, погибали. В наше время уже не встретишь героев, готовых на самопожертвование ради своей любимой.

– Вы полагаете, что раньше люди были более страстными, чем теперь? Или в нашу эпоху нравы стали строже? – насмешливо спросил Фабрицио. – Тогда вы заблуждаетесь.

– Я бы не отважилась судить о нравственности наших предков огульно, все люди разные, – уклончиво ответила Меган. – Впрочем, каждый склонен судить о других по себе…

– Вы правы, – сказала Леонора и, протянув ей руку, добавила:

– Рада была с вами познакомиться. Надеюсь, что мы еще встретимся и продолжим наш спор о морали и распущенности. А теперь позвольте мне вас оставить.

С этими словами она повернулась и вышла из комнаты, на прощание чуть заметно кивнув своему брату.

Проводив сестру рассеянным взглядом, Фабрицио предложил наконец Меган сесть и довольно резко сказал:

– Я принимаю вас к себе на работу.

Меган растерянно похлопала глазами, прочистила горло и промямлила:

– И вы не желаете взглянуть на мои бумаги?

– Я привык доверять своей интуиции, – сказал Фабрицио, хищно раздувая чувственные ноздри. – И тем не менее нам придется подписать договор, непременным условием которого станет ваше согласие не покидать этот дом, пока работа не будет выполнена. Я оставляю за собой право прервать контракт в любое время либо изменить его условия по своему усмотрению. Уверяю вас, что вознаграждение за ваши труды будет очень щедрым. А главное, вы станете членом нашей дружной семьи. Вы согласны?

Он вперил в нее гипнотизирующий взгляд, и по коже Меган поползли мурашки. Более того, она с ужасом почувствовала, что соски грудей твердеют, а промежность увлажняется. Нечто необъяснимое происходило с ней под воздействием этого удивительного итальянца, в ней пробуждались неведомые ей низменные желания и странные ощущения.

Охваченная противоречивыми эмоциями, Меган смущенно потупила глаза и пролепетала:

– Я польщена вашим доверием, мистер Балоччи, однако хотела бы взять текст договора домой и немного подумать. И если…

– Вероятно, я не достаточно ясно изложил вам свои мысли, – с раздражением перебив ее, воскликнул Фабрицио. – Контракт нужно подписать немедленно, прежде чем вы отсюда уедете.

– Простите, но я не привыкла принимать необдуманные решения, – сказала Меган, почуяв подвох. – По-моему, я не давала вам повода думать обо мне как о легкомысленной девице.

Фабрицио разочарованно вздохнул.

– Если вам угодно, вы можете взять копию договора с собой и поразмышлять над текстом на досуге. Однако я не могу поручиться, что за это время кто-нибудь посмекалистее не займет эту вакансию. Согласитесь, в Англии немало специалистов вашего профиля, но если вы подпишете договор прямо сейчас, я не стану встречаться с другими соискателями. Надеюсь, на этот раз я выразился достаточно ясно?

– В таком случае мне бы хотелось уточнить некоторые детали нашего соглашения, – сказала Меган, решив бороться до конца за это теплое местечко.

Итальянец энергично всплеснул руками:

– Это ваше право, мисс Стюарт! Предлагаю, однако, для начала совершить экскурсию по дому.

Даже не взглянув на свою собеседницу, он стремительно покинул библиотеку и пошел по длинному коридору. Меган покорно последовала за ним, ожидая увидеть некое крикливое подобие музейного зала. Но, к ее изумлению, ни антикварной мебели, ни массивных бронзовых канделябров в гостиной не оказалось, хотя картин там было великое множество. Светлая и просторная, она была обставлена удобной современной мебелью пастельных тонов, а вместо подсвечников повсюду стояли разнообразные изящные лампы. Внимание Меган привлекла картина Тициана, выполненная в сочных красных и золотых красках и с поразительной достоверностью.

– Это ведь знаменитый портрет дожа Андреа Гритти, Не так ли? – воскликнула она, подходя к полотну поближе, чтобы получше разглядеть его детали. – Обожаю работы Тициана! В них ощущается как поразительное мастерство этого гениального художника, так и его глубочайшее знание жизни!

– В таком случае вам надо обязательно взглянуть на его картину «Красавица», которая висит на площадке парадной лестницы, – сказал Фабрицио, подходя к ней сзади. – Облик изображенной на ней женщины полон таинственности, ее удивительные глаза завораживают смотрящих на нее мужчин и как бы говорят им, что женская натура навсегда останется для них загадкой. Согласитесь, трудно устоять перед соблазном разгадать хотя бы один из женских секретов, не так ли?

– Вам виднее, – чуть слышно ответила Меган, трепеща от волнения. Поеживаясь от горячего дыхания, которым согревал ее затылок Фабрицио, она лихорадочно соображала, к чему он клонит. Его странные намеки на особое радушие, которое окажут ей родные и близкие, явно сексуальная подоплека рассуждений о картине Тициана, вкрадчивый голос и плотоядные взгляды наводили ее на мысль, что в этом старинном уединенном доме происходит нечто необыкновенное и жутковатое.

Фабрицио прервал ход ее размышлений, промолвив:

– Здесь мы, как правило, собираемся по вечерам. А теперь давайте поднимемся в отведенную вам комнату. А по пути взглянем на «Красавицу».

Поднимаясь за ним по мраморным ступенькам, Меган действительно вскоре увидела знаменитое полотно итальянского живописца и замерла, пораженная его великолепием.

– Теперь вы понимаете, что я имел в виду, говоря о загадке, таящейся в ее глазах? – спросил Фабрицио, положив ей руку на плечо.

Тщетно стараясь не выдать охватившего ее волнения, Меган в течение минуты, показавшейся ей вечностью, рассматривала изображенную на картине женщину и заметила в ее взгляде не только загадочность, но и самодовольство, граничащее со злорадством. Всем своим видом куртизанка как бы говорила, что она видит мужчин насквозь и может вертеть ими, как ей вздумается.

– Она воистину прекрасна, – наконец промолвила Меган.

– Сама картина или изображенная на ней красотка? – расхохотавшись, спросил Фабрицио.

– Разумеется, живопись! Это шедевр!

– Вас не смутило загадочное выражение лица этой дамы?

– Вовсе нет. Я не вижу в нем ничего необычного, мне ясны все ее желания и помыслы.

– У вас поразительная интуиция, хотелось бы и мне вот так же просто читать чужие мысли, – пробормотал итальянец. – Ну а теперь давайте пройдем в вашу спальню.

Меган вздрогнула, почувствовав странную двусмысленность этого предложения, однако не подала виду, что она смущена, и спокойно последовала за Фабрицио.

Настойчивость, с которой он уговаривал ее поскорее покончить с формальностями, порождала у нее множество вопросов. Опытный менеджер не стал бы столь опрометчиво торопиться, заключая трудовое соглашение: ведь это выглядит, мягко говоря, не профессионально, так ведут себя только дилетанты, не уважающие интеллектуальный труд. Неужели в основе всех этих переговоров лежит банальное желание совратить наивную провинциальную англичанку, на которых, как она читала в романах, падки итальянские ловеласы? Может быть, не стоит идти с Фабрицио в спальню?

Сердечко Меган затрепетало, словно птичка, попавшая в сети. Но она собралась с духом и преодолела еще один лестничный пролет. Фабрицио распахнул дубовые двери опочивальни, предназначенной для нее, и воскликнул:

– Прошу!

Крик удивления и восторга чуть было не сорвался с ее губ, едва лишь она вошла в просторную комнату, в которой вполне могли бы поместиться три крохотные квартирки, подобные той, что была ее нынешним пристанищем в Линкольне. Изумительные тисненые розовые обои создавали приятный тон для огромной кровати с набивной спинкой в изголовье, полог которой великолепно сочетался своей расцветкой и фактурой со шторами. Искусно выполненные репродукции картин известных художников удачно дополняли изящную мебель – стулья и комод с мраморным верхом. А вазы со свежесрезанными цветами вносили в интерьер весеннее оживление.

– Здесь имеется и ванная, – вкрадчиво произнес хозяин дома, отдергивая бархатную портьеру. – Осторожно, тут две ступеньки!

Словно бы охваченная летаргическим сном, Меган прошла в ванную и обомлела от ее внутреннего убранства. Три стены оказались целиком зеркальными, все краны – позолоченными, а на полочках стояло столько баночек с кремами и флаконов с духами, что такому богатству позавидовал бы любой косметический салон. Сделав судорожный вздох, Меган поспешила покинуть шикарную туалетную комнату, достойную кинозвезды, все больше утверждаясь в своем подозрении относительно мотивов поведения Фабрицио.

– Надеюсь, вы удовлетворены? – с улыбкой спросил он.

– Ничего подобного я еще не видела, – призналась она.

– Вот и чудесно. Подозреваю, что вы рассчитывали получить несколько иное жилище, скорее всего убогую комнатку без удобств на чердаке.

Меган нервно хохотнула:

– Вы почти угадали. Согласитесь, что скромная библиотекарша не может рассчитывать на хоромы.

– Из всякого правила бывают исключения. По-моему, каждый человек должен иметь возможность приобщиться к роскоши и научиться наслаждаться ею. Ведь жизнь так скоротечна! – философски возразил ей Фабрицио. – Что ж, предлагаю вернуться в библиотеку и обсудить финансовые аспекты нашего договора!

Спускаясь по лестнице, Меган испытывала легкое головокружение от полученных впечатлений и раздиравших ее сомнений. Все происходившее с ней в этом доме казалось ей сном. Ей трудно было поверить, что Фабрицио заинтересовался ею исключительно как экспертом по старинным книгам. Внутренний голос твердил ей, что здесь таится какой-то подвох. От волнения ее бросало то в жар, то в озноб.

Она не питала никаких иллюзий на свой счет. Конечно, дурнушкой назвать ее было нельзя, однако ей недоставало утонченности, свойственной многоопытным дамам. Скромный достаток и природная неуверенность в себе не лучшим образом сказывались на ее внешнем облике. Ей никогда не удавалось подобрать туалеты, которые подчеркивали бы скрытые прелести ее фигуры. А Фабрицио Балоччи наверняка был избалован вниманием роскошных светских львиц. Но, с другой стороны, возможно, именно поэтому его и потянуло на английскую простушку. Меган начала нервничать.

Она интуитивно чувствовала, что намерения богатого итальянца вовсе не безобидны и далеко не альтруистические. С ее стороны было бы опрометчиво позволить ему уговорить ее здесь остаться. Отрезанная от родных и подруг, она очутится в ловушке. Тревожные опасения Меган усилились, когда она увидела еще одного мужчину, спускающегося с другой стороны по лестнице. Он был одного роста с Фабрицио, но производил впечатление благодушного человека. Черты его лица были значительно мягче, а кудрявые волосы и пухлые губы придавали ему сходство с купидоном.

– Вы, должно быть, мисс Стюарт? – произнес он, отвесив ей вежливый поклон. – Надеюсь, что Фабрицио не успел вас напугать? Его библиотека в ужасном состоянии, однако приводить ее в порядок, на мой взгляд, следует исподволь, без излишней суеты. Надеюсь, что Фабрицио не станет требовать, чтобы вы привели ее в божеский вид в кратчайшие сроки? По-моему, на такую гигантскую работу уйдет не менее полугода.

Фабрицио кивнул, подтверждая справедливость его замечания, и сказал:

– Позвольте представить вам моего друга Ренато Стафьери, большого знатока литературы и вообще тонкого ценителя искусства. Если вы согласитесь работать в этом доме, вам придется с ним часто встречаться. Кстати, он приятель моей сестры.

– Очень приятно, – сказала Меган и протянула Ренато руку.

Он мягко пожал ее и подкупающе улыбнулся, отчего страхи ее тотчас же улетучились. Она даже мысленно упрекнула себя за беспричинную трусость и скоропалительные выводы. Если Фабрицио показал ей спальню, это вовсе не означало, что он хотел ее соблазнить. Где еще она встретит таких милых, интеллигентных людей, интересующихся живописью и книгами, воспринимающих роскошь как нечто вполне естественное и не обремененных мелочными заботами простых смертных? Приятели Ника интересовались исключительно пивом и футболом, ни о чем возвышенном они никогда не разговаривали. И уж если у нее возникло желание как-то изменить свою жизнь, то грех упускать шанс познакомиться с людьми из высших слоев общества. В конце концов, она устраивается на временную работу, всего на полгода. И если она откажется от этой редкой возможности, то наверняка всю оставшуюся жизнь будет укорять себя за нерешительность.

Фабрицио протянул ей лист бумаги и промолвил:

– Здесь указана сумма вашего денежного вознаграждения. Питание и жилье вам будут предоставлены бесплатно.

– Вы очень щедры! – воскликнула Меган, взглянув на написанную на листке цифру.

– Вам предстоит чрезвычайно кропотливая и ответственная работа! Всякий труд должен быть достойно оплачен. Так вы согласны, мисс Стюарт? – проникновенным голосом спросил итальянец.

Меган все еще оторопело смотрела на листок бумаги. Сумма, которая была там указана, превышала ее зарплату в три раза, что совершенно не укладывалось у нее в голове. Зачахший было червь сомнения вновь зашевелился в ее душе, а воображение нарисовало ей огромную мышеловку с аппетитным куском сыра. «Нет, – решила она, – нельзя торопиться, надо все основательно обдумать дома в спокойном расположении духа».

– Мне бы хотелось изучить условия договора, – наконец сказала она, пытливо взглянув на своего искусителя.

– Да, разумеется! Вот он, – невозмутимо сказал Фабрицио и, достав из ящика письменного стола несколько листов бумаги с текстом соглашения, протянул их ей. Она стала читать, однако вскоре поняла, что его сверлящий взгляд мешает ей сосредоточиться. Дочитав текст до конца, Меган удовлетворенно кивнула и произнесла:

– На первый взгляд здесь все нормально. Мне бы хотелось задать вам один вопрос, мистер Балоччи.

– Я вас слушаю.

– Сколько человек живет в этом доме?

– Уже знакомые вам Леонора и Ренато, ее любовник, моя подруга Алессандра, мой личный секретарь Франко, я сам и, конечно же, прислуга, – с улыбкой ответил Фабрицио.

Узнав о том, что в особняке проживает его любовница, Меган почувствовала легкое разочарование. Тем не менее эта новость развеяла остатки ее страхов и сыграла определяющую роль в принятии ею окончательного решения.

– Так вы беретесь за эту работу? – вновь спросил Фабрицио.

– Да, – ответила она не колеблясь.

– Следовательно, вы согласны остаться здесь на полгода?

– Естественно! Ведь вряд ли мне удастся завершить свою миссию за меньший срок!

– Я рад, что мы договорились, – удовлетворенно произнес Фабрицио. – Что ж, скрепим этот документ нашими подписями!

Возвращаясь из усадьбы домой, Меган ломала голову лишь над одной проблемой: как безболезненно сообщить эту новость своему постылому любовнику Нику.

Глава 3

Вечером того же дня, пока Меган и Ник бурно выясняли отношения, в особняке ее будущего работодателя состоялся любопытный разговор Фабрицио с его близкими приятелями.

Голубоглазый и светловолосый Франко, секретарь Фабрицио, без обиняков отверг кандидатуру Меган, заявив, что она типичная английская замухрышка и совершенно не вписывается в их изысканную компанию.

– Не понимаю, как ты, ценитель всего изящного, мог обратить внимание на эту серую мышку! У нее нет никакого вкуса! – воскликнул он в завершение своей витиеватой тирады.

– Она, безусловно, отличается от остальных моих избранниц, – согласился с ним Фабрицио. – Но в ней есть пикантная изюминка, распознать которую дано не каждому. – Он многозначительно улыбнулся Алессандре, и та похотливо рассмеялась.

Леонора недоуменно посмотрела на Ренато и спросила:

– А какое она произвела на тебя впечатление? Фабрицио явно замышляет какую-то новую игру с участием этой девицы. Но я пока, признаться, не понимаю, что он в ней нашел.

– Лично мне Меган понравилась, – ответил Ренато. – у нее ладная фигурка и симпатичная мордашка. Что же до ее нарядов, так мы их ей подберем. Не так ли, Фабрицио?

– Симпатичная мордашка! – насмешливо повторила за ним Леонора. – Не кажется ли тебе, мой милый, что этого маловато? Нам требуется девушка с особыми данными.

– Я всего лишь откровенно высказал о ней свое мнение, – миролюбиво возразил Ренато. – По-моему, эта простушка внесет в наши развлечения толику разнообразия.

– А мне кажется, что в ней нет страсти, – стоял на своем Франко. – Я бы не стал с ней связываться, ничего путного из этой затеи не выйдет.

– Почему ты так в этом уверен? – спросила Алессандра. – Ты с ней разговаривал?

– Нет, но я составил о ней достаточное впечатление по ее манере держаться и внешнему виду, – сказал Франко. – Может быть, ты соблаговолишь наконец объяснить нам, дружище, что ты задумал? – спросил он у Фабрицио.

– По-моему, это очевидно: я намерен ее растлить, превратить из простушки в порочную жрицу любви. Именно поэтому я и заключил с ней контракт на полгода. За это время она должна потерять всякий стыд и стать такой же законченной извращенкой, как, к примеру, Алессандра. Но мне понадобится ваша помощь, друзья. Всем вам придется принять самое деятельное участие в ее развращении.

– Можешь на меня рассчитывать! – хохотнув, воскликнула Леонора и ухватила под столом за мошонку своего любовника. – Как ты думаешь, милый, у нее уже есть опыт лесбийского секса? – спросила у него она.

– Вряд ли, – покачав головой, ответил Ренато и расстегнул ширинку. – Хотелось бы надеяться, что она уже не девственница.

– В этом я сразу же удостоверился, – сказал Фабрицио. – У нее есть дружок. Полагаю, что он ее не балует особым разнообразием способов совокупления. Уверен, что она будет приятно удивлена, познав с нашей помощью искусство получения удовольствия.

– Да, она не производит впечатления женщины, искушенной в тайнах сладострастия, – согласилась с ним Алессандра.

– Еще недавно ты и сама была робкой и неопытной, дорогая, – напомнил ей Фабрицио. – Всем тем, что ты теперь знаешь о наслаждении, ты обязана нам. И чем глубже ты проникаешь в мир темных страстей, тем развратнее и похотливее ты становишься, не так ли?

Алессандра покраснела и отвела взгляд.

– Лично я уже предвкушаю свою первую интимную встречу с этой скромницей! – воскликнула Леонора, млея от горячей твердой мужской плоти, которую она сжимала в руке.

– Видимо, Ренато успел тебе надоесть, – съязвил Франко.

– Ничего подобного, – возразила она. – Мы с ним вполне счастливы. Не так ли, милый?

– О да! – подтвердил Ренато, начиная багроветь от ее манипуляций с его причиндалом.

Франко усмехнулся и многозначительно посмотрел на Леонору, к которой давно был не равнодушен. Но она притворилась, что не понимает, к чему он клонит, опасаясь вызвать недовольство брата. Фабрицио выдержал театральную паузу и с пафосом произнес:

– Я намерен использовать для растления мисс Стюарт особую методику. Ее грехопадение будет значительно более стремительным и эффектным, чем грехопадение предыдущих жертв. Надеюсь, что Ренато не испортит нам удовольствие, проявив к ней излишнее сострадание.

– Во мне ты можешь не сомневаться, – заверил его Ренато, с трудом сдерживая эякуляцию.

– А что скажешь ты, Франко? – спросил Фабрицио.

– Я всегда готов! – живо отозвался голубоглазый блондин.

– В этом я лишний раз убедился сегодня утром, когда ты терзал бедную Алессандру, – хмыкнув, сказал Фабрицио.

– Мне до сих пор еще больно сидеть, – пожаловалась она.

– Однако ты все равно получила удовольствие, – заметила Леонора. – Тебе нравится анальный секс, так что лучше помалкивай.

Алессандра закусила нижнюю губу и посмотрела на Ренато, словно бы ища у него защиты и поддержки. Он заговорщицки подмигнул ей, тайком от Леоноры, и закряхтел, почувствовав, что рука любовницы сильнее сжала под столом его эрегированный пенис.

– Что ж, я рад, что вы готовы мне помочь, – произнес Фабрицио, обведя собравшихся за столом удовлетворенным взглядом. – Однако призываю всех вас к осторожности. Поначалу у Меган должно сложиться впечатление, что я ею не в шутку увлечен. Пусть бедняжка думает, что это настоящий роман. А когда она вполне созреет для следующего этапа растления, я подам вам сигнал.

– Надеюсь, что нам не придется ждать слишком долго, – заметила Леонора. – Мне не терпится приобщить ее к садомазохизму.

– Не беспокойся, все будет в ажуре. Не так ли, Алессандра?

Он потрепал свою любовницу по щеке, и ее дыхание моментально участилось. Она сжала губами его указательный палец и принялась его сосать.

Эта беседа так возбудила всех собравшихся в столовой, что сразу же после ужина, даже не выпив кофе, они поспешили разойтись по спальням и выплеснуть там наружу всю скопившуюся в них похоть. Фабрицио пылко овладел Алессандрой, Леонора совокуплялась с Ренато, а Франко, оставшийся в одиночестве, обрел утешение в мастурбации, представив себе, что его партнерша белокурая Леонора. В последнее время он все чаще думал о ней и задался целью осуществить свою заветную мечту, превратившуюся в наваждение, любой ценой.

Пока он предавался безудержным фантазиям, теребя свою крайнюю плоть, Леонора тоже дала волю своим порочным желаниям, запершись в спальне с Ренато. Она сама раздела его догола и, встав перед ним на колени, для начала взяла член в рот. Ошеломленный таким ее напором, Ренато молчал, хватая воздух широко раскрытым ртом и вытаращив глаза. Он думал, что Леонора позволит ему уложить ее в постель и вылизать ей передок. Однако оказалось, что у нее имелись иные планы. Побаловав любовника минетом, она уложила его ничком на кровать и, поставив на четвереньки, засунула палец ему в анус. Издав глухой стон, бедняга заскрежетал зубами. Леонора начала ритмично массировать ему предстательную железу, доводя его до умопомрачения. Головка пениса уперлась в матрац. Ренато зарычал, изнемогая от желания излить семя. Леонора с размаху шлепнула ладонью по его оттопыренному заду и зловеще расхохоталась, когда он взвыл от боли.

– Переворачивайся! – скомандовала она. – Иначе сломаешь свой инструмент, а он еще мне пригодится. Ты ведь хочешь меня, признайся!

– Да, – глухо подтвердил Ренато, сглотнув слюну. – А разве тебе не хочется побыстрее почувствовать в себе мою колотушку?

– Всему свое время! – Леонора погрозила ему пальчиком.

Ренато обреченно вздохнул, догадавшись, что последует за этими словами. Леонора достала откуда-то тонкий кожаный ремешок и обвязала им основание пениса, с тем чтобы головка стала еще толще от притока крови.

– Вот теперь я смогу делать с твоим аппаратом все, что мне вздумается, а ты не сможешь мне помешать, – удовлетворенно сказала она и толкнула его в грудь так, что он упал, стукнувшись затылком о спинку кровати, и замер.

Леонора полюбовалась его набухшим пенисом, задрала подол юбки, под которой не оказалось трусов, и оседлала его чресла. Ренато затаил дыхание. Леонора наклонилась и начала мотать из стороны в сторону головой, дразня его соски своими белокурыми локонами. В конце концов она повернулась к нему спиной и стала сосать головку члена, доводя этим своего партнера до предынфарктного состояния. Когда член задрожал, готовый исторгнуть сперму, она резко привстала и с похотливым визгом опустилась влагалищем на пенис. Он проскользнул туда до упора, и Леонора задергалась в экстазе, сладострастно постанывая и охая.

Ренато непроизвольно начал двигать торсом, однако это принесло ему не удовольствие, а боль, поскольку давление ремешка на основании члена усилилось.

– Лежи смирно и не дергайся, глупышка! – сказала Леонора, испытав первый оргазм, и слезла с него.

Ренато жалобно заскулил, не в силах более сносить такую пытку. Его яички, переполненные семенем, взывали об облегчении их от бремени. Леонора пристально посмотрела в его полубезумные глаза и спросила:

– Признайся, ты желал кого-либо столь же сильно, как желаешь сейчас меня?

– Нет, – прохрипел он. – Ты сводишь меня с ума. Ради тебя я готов на все!

– На все? – переспросила она, вскинув бровь. – Сейчас я это проверю!

Она достала из тумбочки хлыст и, взмахнув рукой, огрела им любовника по животу. На коже вздулся красный след, а на глаза Ренато навернулись слезы.

– Еще, любимая! – истошно закричал он. – Бей сильнее, не жалей меня! Я готов терпеть любые пытки, лишь бы ты допустила меня до своего восхитительного тела. Исполосуй меня кнутом, а потом я оттарабаню тебя до полного изнеможения. Ты будешь кончать раз за разом до тех пор, пока не потеряешь сознание.

– Ты говоришь это серьезно или только для красного словца? – спросила Леонора, хихикнув.

– Клянусь, что все так и будет, моя королева! Ну, бей же меня скорее!

– Я тебе не верю! Но знаю верный способ, как узнать подлинные намерения.

С этими словами она вновь стала делать ему минет, одновременно потираясь клитором о его бедро.

– Ради всего святого, развяжи меня, Леонора! – взмолился Ренато. – Ты не можешь даже представить себе, как я страдаю!

– Ты заблуждаешься, мой дорогой! Я это знаю и собираюсь терзать тебя до тех пор, пока ты не убедишь меня в своей искренности. Ну, повтори еще раз, что ты чувствуешь, когда видишь меня обнаженной.

Она вновь стегнула его хлыстом – резче и больнее.

Красный туман поплыл у Ренато перед глазами. Пронзительно вскрикнув, он тяжело задышал, широко раскрыв пересохший рот и тряся головой.

– Бедняжка, – промурлыкала Леонора, – пожалуй, я оближу твою мошонку, может, от этого тебе полегчает.

– Нет! Не надо! – воскликнул он, зная, что минет лишь усугубит его страдания.

Но Леонора не желала его слушать. Она принялась поочередно сосать его яички и облизывать основание пениса, получая неописуемое удовольствие от созерцания его мучений. Ренато замер, напуганный ее решительностью. Леонора еще никогда не заходила так далеко в своих сексуальных исканиях, обычно она освобождала его многострадальный причиндал от пут гораздо раньше и позволяла ему выпустить пар, овладевая ею в разных позах. Сейчас же боль, возникшая в его половых органах, распространилась по животу и бедрам, вызвав спазм в промежности и судорожное сжатие в анусе. Все тело Ренато пылало, покрывшись потом, а в ушах возник звон. Лишь немедленное совокупление с моментальным оргазмом могло спасти его от потери сознания. Однако Леонора продолжала сосать и лизать его мошонку, причиняя ему еще большие страдания.

К счастью, это занятие ей вскоре надоело, и она развязала ремешок, промолвив при этом:

– Ну вот, теперь ты можешь делать со мной все, что угодно.

Ренато повалил ее на спину, бесцеремонно раздвинул ей ноги и вогнал своего разъяренного дракона в ее заветную норку. Потоки волшебного нектара, обильно оросившие его мошонку, явились той чудодейственной смазкой, которая позволила ему проникать во все ниши и углубления. Войдя в раж, Ренато лег на бок, раздвинул руками ягодицы Леоноры и просунул ей в анус два пальца, продолжая свирепо долбить своей колотушкой ее взмыленный передок. Она заверещала что-то тонюсеньким пронзительным голоском и стала поводить бедрами. Ренато обнял ее левой рукой за талию и крепче прижал к себе, норовя достичь оптимального темпа совокупления.

Эффект этого маневра превзошел все его ожидания. Леонора забилась в пароксизме сладострастия, визжа так, что Ренато оглох, и сжав рукой его мошонку столь крепко, что у него посыпались искры из глаз. Раскаленное влагалище сдавило стенками его разбухший пенис, словно тисками, и не вытащи он вовремя пальцы из ее заднего прохода, все могло бы закончиться для него весьма печально. Однако Ренато не дрогнул и не отступил. Напротив, он ощутил воодушевление и, перевернув партнершу на спину, вцепился руками в ее бедра и принялся овладевать ею с нечеловеческой мощью. Леонора визжала, рыдала и хохотала словно безумная, однако уже ничто не могло остановить Ренато. Он слишком долго терпел, чтобы не довести начатое дело до логического конца.

И лишь когда вся его скопившаяся ярость наконец-то выплеснулась вместе с семенем в ее измочаленное влагалище, лишь когда он рухнул на Леонору, едва не размозжив ей передок своей лобковой костью и не проткнув ее пенисом насквозь, она умолкла и некоторое время лежала спокойно, осмысливая случившееся и непроизвольно высасывая лоном из головки последние капельки спермы.

Ренато неохотно перекатился на бок, тяжело вздохнул и закрыл глаза.

– В чем дело? Ты чем-то недоволен? – обеспокоенно спросила Леонора.

– Нет, все нормально, – глухо ответил он.

– Тогда поцелуй меня!

– Не хочу! Не буду!

– Ты, кажется, обиделся, дурачок?

– Да, ты заставила меня чересчур долго ждать, – прорычал он.

Леонора дернула его за член и игриво возразила:

– Но ведь это тебе понравилось! Ты еще никогда не овладевал мною с такой звериной страстью. А твой петушок раньше никогда не был таким твердым, как сегодня. Так чем же ты недоволен? Ведь нам обоим было приятно.

Она в принципе была права, все было великолепно. Однако целовать ее ему почему-то не хотелось. Но и ссориться с ней тоже не входило в его планы, поэтому он солгал, сказав, что утомился и нуждается в отдыхе.

– Это мы сейчас проверим, – промурлыкала многоопытная в постельных баталиях Леонора и начала его страстно целовать.

Возникшая у него эрекция стала неопровержимым доказательством того, что он хитрит и уклоняется от исполнения своих обязанностей. Леонора погладила его по бедру и нежно проворковала:

– Вот видишь, милый, ты уже отдохнул! Поэтому вполне сможешь трахнуть меня в попку.

Ренато не стал противиться и удовлетворил ее скромную просьбу. Пока он медленно и нежно драил ее задний проход, Леонора восклицала:

– Нам так хорошо с тобой! Я тебя обожаю! Но все-таки втроем, с той застенчивой англичанкой, нам будет еще лучше! Не могу дождаться, когда мы устроим с ней настоящую оргию! Давай, дорогой, прибавь оборотов, я, кажется, снова кончаю…

Когда она, вполне удовлетворенная, наконец забылась сном, Ренато задумался над тем, что она сказала в минуту экстаза. Ему было чуточку жаль эту доверчивую и наивную девушку, которую он видел лишь мельком на лестнице. Станет ли она со временем столь же умудренной в сексуальных утехах, как Леонора, и порочной, как Алессандра? Придутся ли ей по вкусу суровые садомазохистские игры, столь любимые обитателями этой обители порока? Сумеет ли Фабрицио Балоччи совратить эту провинциалку и превратить ее в нимфоманку? Размышляя таким образом, Ренато даже не заметил, как тоже уснул. Ему приснилась нежная девственная попка англичанки.


Большая спальня хозяина особняка оглашалась надрывными стонами Алессандры. Она восседала на высоком резном стуле, с завязанными черной бархаткой глазами и со скованными наручниками руками, заведенными за спину. Стоявший перед ней на коленях Фабрицио сжимал своими цепкими пальцами ее шелковистые ягодицы и вгрызался ртом, словно в сочную мякоть арбуза, в ее истекающую нектаром вульву. Его юркий язык то проворно проникал в расселину между половыми губами, то порхал, как мотылек, по клитору, то вылизывал промежность. Плотоядно урча, он с наслаждением целовал ее божий дар и упивался его соками. Она ерзала на стуле и мотала головой, рыдая и смеясь в экстазе.

– Еще! Еще! – умоляла она его грудным голосом. – Иначе я сойду с ума!

Но Фабрицио лишь хохотал и продолжал ее мучить, снова и снова доводя до роковой черты, но не допуская оргазма. Она егозила и прыгала на стуле, пытаясь самостоятельно достичь пика возбуждения, но ей это не удавалось.

Когда Фабрицио в очередной раз обманул ее в лучших ожиданиях, Алессандра негодующе взвизгнула и зажмурилась от отчаяния. Однако уже в следующий миг она почувствовала, что в нее запихивают нечто огромное, твердое и гладкое, совершенно не похожее на пенис Фабрицио, хотя тот тоже был весьма внушительных размеров. Таинственный предмет заполнил собой все влагалище и надавил на шейку матки так, что ей стало больно и страшно. Отдышавшись после первого потрясения, Алессандра сообразила, что Фабрицио воспользовался одним из тех очаровательных мраморных фаллосов, которые он коллекционировал. Алессандра попыталась было протестовать, но Фабрицио не обратил внимания на ее мольбу и продолжал размеренно орудовать искусственным пенисом в ее волшебной пещере наслаждения. У Алессандры перехватило дух.

– Сейчас ты к нему привыкнешь и станешь умолять меня не извлекать его оттуда, – злорадно приговаривал Фабрицио, то вытягивая каменный пенис из лона, то снова засовывая его туда до упора.

– Но он такой большой, – произнесла она, чуть дыша.

– Это именно то, что тебе надо, – возражал итальянец. – Только ты не осмеливаешься в этом сознаться. Это странно, потому что я был уверен, что ты уже утратила всякий стыд и ничего не боишься.

Спорить с ним Алессандра не стала, так как ее тело взывало о скорейшем освобождении от того страшного напряжения, которое она испытывала. Наконец Фабрицио сжалился над ней и лизнул ей клитор. Искры, вспыхнувшей в нем от одного лишь прикосновения языка, было достаточно для возникновения долгожданного оргазма. Изогнувшись дугой, Алессандра истошно взвыла и бурно кончила, едва не сломав стул своим задом. Все завертелось у нее перед глазами, и Фабрицио не преминул этим воспользоваться.

С той же дикой жестокостью, с какой он вогнал в ее лоно мраморный пенис, он схватил ее в охапку и куда-то понес через комнату. Мраморный фаллоимитатор выскользнул из влагалища, наручники Фабрицио умудрился снять с ее запястий на ходу, однако повязку на глазах оставил, чем поверг Алессандру в легкий трепет. Не давая ей опомниться, итальянец припечатал ее спиной к стене. Она инстинктивно обвила его торс ногами, и он принялся рьяно овладевать ею, сжимая руками ее напрягшиеся бедра. Не в силах сдерживать свои эмоции, Алессандра забилась в истерическом припадке и обняла его за плечи.

– Представь, как трепетала бы сейчас та наивная англичанка, если бы она видела все это, – хрипло приговаривал при этом Фабрицио. – Ее мучения были бы во сто крат сильнее тех, которые испытывала ты, привыкая к мраморному фаллосу. Как ты думаешь, она бы тоже истекала нектаром? Или для этого ей недостает твоего темперамента?

Алессандра только повизгивала, вздрагивая от все новых и новых сокрушительных ударов головки члена по самым ее чувствительным местечкам. Пенис невероятно раздулся и приятно натирал стенки влагалища, вызывая в промежности и бедрах Алессандры легкое покалывание. Живот ее напрягся, соски грудей отвердели. Влагалище сдавило член Фабрицио, он затрясся, приготовившись к бурной эякуляции. Алессандра подалась всем корпусом вперед, что-то хрустнуло в глубине лона, яркий свет вспыхнул у нее перед глазами, а копчик пронзило электрическим током. Любовники с радостным воем одновременно кончили и стиснули друг друга в объятиях. Фабрицио впился ртом в ее грудь, она запрокинула голову и завизжала так, что на них едва не упала люстра. Фабрицио укусил ее за сосок и, зловеще хохоча, стал долбить ее с сатанинской силой. Он не унимался до тех пор, пока она не обмякла, совершенно обессилев, и не рухнула на пол, едва не отбив себе при этом свой роскошный зад.

Удовлетворенно крякнув, Фабрицио снял с глаз истерзанной любовницы черную бархатную повязку и, оставив ее сидеть в нелепой позе на полу, улегся на кровати.

– Ты можешь представить на своем месте скромную библиотекаршу, дорогая? – наконец спросил он, задумчиво поглаживая пенис.

Алессандра покачала головой. Англичанку она видела из окна спальни, когда та выходила из своей машины. В ее обыкновенной внешности ничто не выдавало ни скрытой страстности, ни порочных помыслов. Поэтому Алессандре трудно было даже на миг вообразить, что эта провинциалка позволит Фабрицио довести ее до полного изнеможения своим мужским натиском.

– Нет, я не думаю, что тебе удастся ее развратить, – промолвила наконец она, облизнув распухшие губы.

– Уж не ревнуешь ли ты меня к ней? – прищурившись, спросил Фабрицио.

От удивления фиалковые глаза Алессандры, ставшие бесстыдными еще в ту пору, когда она расхаживала по подиуму в Италии, едва не вылезли из орбит. Похлопав длинными ресницами, она наконец сообразила, что Фабрицио пошутил, и, кокетливо потупившись, промолвила:

– Да, ревную!

– Но разве тебе не хочется поучаствовать в ее развращении? Посмотреть со стороны, как ее будут наказывать за недозволенные оргазмы? Довести ее своими ласками до обморока?

– Разумеется, я готова составить тебе компанию, но не понимаю, зачем это тебе нужно: ведь у тебя есть я, готовая на все!

– Мне требуется разнообразие, – признался Фабрицио. – Старые игры мне быстро надоедают. А эта забавная англичанка способна доставить мне немало приятных минут.

– Но ты будешь с ней так же строг, как был когда-то со мной в процессе воспитания? – спросила Алессандра.

– Не беспокойся, я не дам ей поблажек, – заверил ее он. – Я буду суров и беспощаден. Но поначалу нужно действовать нежно и осторожно, чтобы не спугнуть ее. Ты меня понимаешь? Она должна привыкнуть к моим ласкам, начать испытывать потребность в соитии со мной, хотеть меня ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Она должна помешаться на моем пенисе. И лишь когда рассудок ее помрачится, в дело вступят все остальные члены нашего тайного общества. Что ж, на сегодня с тебя достаточно, отправляйся спать. Утром мы улетим в Италию и хорошенько там развлечемся, как то и полагается настоящим любовникам. Спокойной ночи, дорогая.

Алессандра обрадованно улыбнулась и пошла принимать ванну. Воображение уже рисовало ей лазурное море и великолепный пляж, на котором она будет нежиться под жарким солнцем.

Глава 4

В особняк Фабрицио в Суссексе Меган приехала в понедельник после полудня, привезя с собой уйму дорожных сумок и чемоданов, набитых модными обновками, приобретенными ею после встречи с ее новым работодателем. Она не пожалела ни времени, ни денег, чтобы исправить свою оплошность и предстать перед итальянцем в совершенно ином, более выгодном облике, а не скверно одетой провинциалкой.

Слуга подхватил ее багаж и понес его в спальню.

Красивая высокая блондинка, вышедшая встречать Меган, протянула ей загорелую руку и с подкупающей улыбкой промолвила:

– Добро пожаловать, мисс Стюарт! Я – Алессандра, подруга Фабрицио. Он уехал на встречу со своими адвокатами, но к ужину обязательно вернется. Надеюсь, что вы добрались сюда без приключений?

Ее поразительные глаза показались Меган знакомыми, она подумала, что встречалась с этой красоткой где-то раньше, но так и не смогла вспомнить, где именно.

– Благодарю вас, я добралась нормально, хотя и рассчитывала приехать на полчаса раньше. Ничего не поделаешь, все шоссе запружены автомобилями! – ответила наконец Меган. – Может быть, сразу же пройдем в библиотеку?

– Сегодня вам не придется работать, так что не расстраивайтесь из-за своего незначительного опоздания. Я чувствую, что вам нравится разбирать книги. Вы, наверное, много читаете? – промолвила Алессандра, поправив упавший ей на лоб волнистый локон песочного цвета.

– Любовь к чтению возникла у меня уже в раннем детстве, – ответила Меган. – И когда мне исполнилось десять лет, я знала наверняка, что стану библиотекаршей. Я понимала, что это не слишком престижное занятие, но это меня не смущало. Книги оказывали на меня магическое воздействие, в их окружении я преображалась, представляя себя то королевой, то волшебной феей. Возможно, моя мечтательность объяснялась тем, что я была единственным ребенком у своих родителей. Мама родила меня, когда ей было уже сорок. Вы меня понимаете?

– Мне трудно вас понять, поскольку я была восьмой дочкой у своих родителей, – сказала Алессандра.

– У меня такое ощущение, что я вас уже где-то видела, – призналась Меган.

– Вряд ли, – покачав головой, промолвила Алессандра. – Впрочем, мои фотографии украшали обложки многих модных журналов, ведь я долгое время работала манекенщицей.

– Ах так вот оно что! – воскликнула Меган. – Ну тогда все понятно. Я обожаю смотреть на снимки красивых девушек.

– У вас чудесные волосы, вы тоже вполне могли бы рекламировать различные средства ухода за ними, – сказала Алессандра и погладила Меган по голове. – Они у вас вьющиеся от природы?

– Да, конечно! Но мне бы хотелось иметь такие волосы, как у вас, – сказала Меган, с завистью глядя на шелковистые локоны блондинки, ниспадающие на ее покатые плечи.

– В самом деле? Странно. Мне кажется, вам просто недостает макияжа. Если вам подкрасить глаза, вы сразу станете выглядеть гораздо эффектнее.

Смущенная неожиданным комплиментом, Меган зарделась и, потупив взгляд, произнесла:

– Сомневаюсь, что даже моя родная мама считала меня красивой. Но все равно, спасибо за такую оценку моей внешности и добрый совет. Честно говоря, я никогда не видела большого смысла в использовании косметики, поскольку всякий раз, когда я пытаюсь сделать себе макияж, я становлюсь похожей на куклу.

– Я научу вас, как следует правильно гримироваться, пока вы будете здесь жить, – сказала Алессандра. – Поверьте, что немного румян, помады и туши вам не повредит. Как видите, у нас уже наметилась программа совместного времяпрепровождения. Думаю, что мы подружимся. Позвольте мне показать вам дом!

– Вряд ли у меня будет много свободного времени, – робко возразила Меган, следуя за ней. – Мне предстоит сделать огромную работу.

– Чепуха! Фабрицио не позволит, чтобы вы чахли в библиотеке по вечерам и выходным, – сказала блондинка.

– Мне показалось, что именно на это он и рассчитывает, – сказала Меган. – Ведь он сразу же предупредил меня, что я не смогу уезжать домой на субботу и воскресенье. Это оговорено в договоре.

Алессандра скорчила жалостливую физиономию:

– Бедняжка, как он вас напугал! Вы просто неверно его поняли, он подразумевал, что отдыхать вам предстоит в нашей компании. Здесь редко бывают новые люди, так что ваше появление привнесет в нашу жизнь разнообразие.

– Я вас понимаю, – промолвила Меган, хотя и сомневалась в том, что избалованные богачи сочтут ее интересной собеседницей и примут в свой узкий круг. Алессандра продолжала нести милую чушь, пока они наконец не очутились в спальне, где Меган ожидали ее нераспакованные чемоданы.

– Ужинаем мы обычно в восемь, – сказала Алессандра, сообразив, что пора оставить гостью одну. – Но встречаемся загодя, минут за пятнадцать, в малой гостиной, чтобы выпить аперитив и поболтать.

– А в чем следует являться на ужин? – спросила Меган.

– Да в чем угодно! Надевать вечернее платье вовсе не обязательно, – хихикнув, ответила Алессандра.

Меган натянуто улыбнулась, не удовлетворенная таким ответом. Она боялась осрамиться, показав всем свое невежество в этикете в первый же вечер. Попрощавшись с Алессандрой, Меган разобрала багаж и, развесив одежду в шкафу, пошла принимать ванну. Насладившись этой приятной процедурой и немного вздремнув, она надела незамысловатое сиреневое платье с треугольным вырезом на груди и в мелкий цветочек, черные туфельки и, оставшись довольна своим обликом, вышла в коридор.

Дорогу в малую гостиную ей любезно подсказала служанка, соткавшаяся из воздуха, как только она спустилась по лестнице и очутилась в холле. Войдя в гостиную, Меган увидела, что там уже собрались пять человек. Фабрицио, беседовавший о чем-то со своим приятелем-блондином, улыбнулся и, кивнув, помахал ей рукой.

Меган впервые видела итальянца со светлыми волосами, поэтому непроизвольно окинула его изучающим взглядом. Близкий друг и личный секретарь Фабрицио ИВ был высок ростом, однако выглядел очень привлекательно. Он был широк в плечах и обладал мощной мускулатурой, которую не мог скрыть даже пиджак. Галантно поцеловав Меган руку, он негромко произнес:

– Рад с вами познакомиться! Мы все с нетерпением ожидали вашего приезда. Добро пожаловать в нашу семью!

Меган поразили не столько эти слова, сколько холодный взгляд его голубых глаз. Она почувствовала, что по спине у нее поползли мурашки, но не подала виду, что смущена, и любезно улыбнулась в ответ.

– Что желаете выпить? – спросил Франко.

Меган замялась, не уверенная, что в этом кругу принято пить по вечерам легкое светлое пиво, как это делали дружки Ника, собираясь по субботам в пабе. Она покосилась на Леонору, одетую в облегающее черное платье, перевела взгляд на Алессандру, красовавшуюся в оранжевом платье для коктейлей и туфельках на шпильках, и неуверенно ответила, что выпила бы немного хереса.

Франко незамедлительно вновь поставил ее в тупик, попросив уточнить, какого именно – сухого или сладкого – хереса ей хочется отведать. К счастью, ей на помощь пришел Фабрицио, предложив продегустировать испанский херес.

– Он очень хорош со льдом, вам этот напиток придется по вкусу, – добавил он и подал знак лакею откупорить новую бутылку.

– Пожалуй, я последую вашему совету, – сказала Меган, хотя и не была уверена, что испанский херес нужно употреблять со льдом. Она вообще не увлекалась алкогольными напитками и плохо в них разбиралась. Лакей подал ей на подносе наполненный бокал, она сделала большой глоток и, поперхнувшись, раскашлялась так, что на глазах у нее выступили слезы. Херес показался ей чересчур сухим и обжег ей горло и язык.

Алессандра рассыпчато расхохоталась и дала ей совет:

– Его следует пить маленькими глоточками, а не залпом. Это относится ко всем сухим винам, особенно белым. Надеюсь, что со временем вы полюбите их.

Меган растерянно улыбнулась и сделала еще глоточек.

– Вы быстро учитесь, – похвалил ее Фабрицио. – Позвольте мне сопроводить вас в столовую. За ужином нам подадут не менее изысканные вина.

За столом разговор шел главным образом о лошадях Леоноры и их шансах на призовые места в предстоящих соревнованиях. Ренато шепотом поинтересовался у Меган, давно ли она работает библиотекарем, а Леонора спросила, не собирается ли она пригласить в усадьбу своего друга Ника.

– Нет, у него сейчас много работы, – уклончиво ответила Меган, решив умолчать о том, что они с Ником вдрызг разругались.

– Может быть, он обиделся на вас за то, что вы оставили его на полгода? Он у вас, вероятно, ревнивый? – не унималась Леонора. – Но так или иначе, ему придется смириться с тем, что в Линкольн вы вернетесь совершенно другим человеком. Шесть месяцев не шуточный срок.

– Я вас не понимаю, – растерянно промолвила Меган. – Почему я вернусь домой другим человеком? Переутомлюсь и изменюсь до неузнаваемости?

– Просто потому, что на протяжении шести месяцев вы будете находиться среди нас, – непринужденно пояснил ей за сестру Фабрицио. – Уже сегодня вы попробовали новые вина и блюда. Каждый день, проведенный здесь, будет непременно приносить вам свежие впечатления. Поэтому вы вернетесь к Нику уже не той девушкой, которую он знал. Мне кажется, что это нормально, ведь все мы с годами изменяемся. Не правда ли, друзья? – Он обвел взглядом собравшихся за столом. Все уставились на Меган.

Ощутив на себе их пристальные взгляды, она почувствовала себя крайне неловко. Молчание затягивалось, и Меган, собравшись с духом, нарушила его, воскликнув:

– Постараюсь не быть вам в тягость!

Все рассмеялись, посчитав ее искренние слова шуткой.

– Вот и чудесно! – удовлетворенно сказал Фабрицио. – Похоже, мы уже наладили взаимопонимание. А теперь, если желаете, можете идти спать. Ведь вы, как я полагаю, устали после долгой поездки в автомобиле.

– Вы правы, я действительно устала и хочу лечь спать пораньше, чтобы завтра утром встать здоровой и бодрой. Благодарю вас за теплый прием и замечательное угощение. Херес мне очень понравился, надеюсь, что мне подадут его и завтра вечером.

Фабрицио улыбнулся и кивнул, скользнув по ее фигуре масленым взглядом. Меган сглотнула подступивший к горлу ком и поспешила удалиться. Ложась в постель, она пыталась внушить себе, что никакого вожделения в глазах Фабрицио вовсе не было или же он смотрел на Алессандру. К счастью, вино и легкая усталость смягчили ее волнение, и она быстро погрузилась в сон. Ей приснились лазурное небо Италии и бирюзовое море.

После ухода Меган из столовой Фабрицио вновь оглядел всех сидевших за столом и спросил:

– Ну, и что вы теперь о ней думаете?

– По-моему, нам с ней чрезвычайно повезло! Не могу дождаться, когда мы начнем ее развращать! – воскликнула Леонора. – Она еще совсем наивная, но, похоже, хочет нам понравиться. А что скажешь ты, Ренато?

– Не думаю, что игры с этой английской провинциалкой доставят нам удовольствие, – с сомнением в голосе произнес Ренато, насупив брови.

– Ты совершенно не разбираешься в женщинах, – сказал Фабрицио. – Слава Богу, что ты прекрасно ориентируешься хотя бы в мире бизнеса.

– Напротив, я великолепно разбираюсь в женщинах, – возразил Ренато. – Это может подтвердить Леонора. Просто мне кажется, что ты допустил ошибку, заключив с ней контракт. Алессандра, что думаешь об этом ты?

– По-моему, Фабрицио еще ни разу ни в чем не ошибся, – ответила блондинка, хлопая глазами. – Я тоже когда-то была наивной девушкой, но быстро утратила иллюзии, очутившись на подиуме. К тому же Фабрицио прекрасный педагог.

Она бесстыдно расхохоталась.

– Ты права, милая, – сказал Фабрицио. – Признаться, я с нетерпением ожидаю, когда наконец мы с ней приступим к практическим занятиям по чувственности и эротизму. Я быстро лишу ее всех розовых девичьих иллюзий.

– Смотри, не перегни палку, – посоветовала ему Алессандра, почувствовав легкую ревность. – Птичка может упорхнуть, если ты ее спугнешь. И тогда мы останемся без развлечений.

– Не беспокойся, милая, я этого не допущу, – заверил ее Фабрицио.

– Ты в этом уверен? – спросил, вскинув бровь, Ренато.

– Разумеется! – фыркнув, ответил Фабрицио.

– Тогда предлагаю заключить пари!

– Пари? Любопытно. И на каких условиях? В чем его суть?

– Я не верю, что тебе удастся за полгода развратить эту девчонку до такой степени, что она станет похожа на нас. Я готов побиться об заклад, что эта англичанка либо прервет контракт из-за твоих сексуальных домогательств, либо проигнорирует все твои попытки втянуть ее в разврат.

– Хорошо. И на какую сумму ты готов спорить?

– На тысячу фунтов. Что скажешь?

– Скажу, что ты, кажется, не слишком уверен в том, что говоришь, мой друг.

– Ладно, пусть будет пять тысяч фунтов!

– Это другое дело, – сказал Фабрицио. – Пять тысяч – это сумма. Вот только можешь ли ты позволить себе ею рискнуть?

– Что за оскорбительные намеки? – возмутился Ренато.

– Извини, я не хотел тебя обидеть, – поспешил заверить его хозяин дома. – Я лишь выразил заботу о твоем финансовом благополучии. Стоит ли так рисковать из-за пустяка?

– Ты струсил? – обрадованно воскликнул Ренато. – Значит, я прав?

– Ты недооцениваешь темперамент англичанок, – сказала Леонора. – Они только кажутся холодными, но вспыхивают в постели как порох. Меган вряд ли является исключением из этого правила. Поэтому я считаю, что Фабрицио победит.

– Я согласен заключить с тобой пари, дружище, – сказал Фабрицио. – Но при условии, что ты примешь самое живое участие в совращении этой девицы и не станешь уклоняться от группового секса с ней, который, как я надеюсь, станет венцом наших общих усилий. Ну, ты согласен?

– Как ты мог усомниться в моей искренней преданности нашей дружбе и уставу нашего тайного общества почитателей порока? – воскликнул Ренато.

Леонора расхохоталась.

– Забавно смотреть, как серьезно вы обсуждаете пустяковую проблему, – сказала она. – На мой взгляд, ей от нас уже никуда не деться, так что мы потешимся с ней на славу.

– Не следует ли понимать это так, что Ренато тебе надоел? – спросил Франко. – Твое избалованное тело требует новых острых ощущений?

– Наконец-то и ты подал голос, мой друг! – сказал Фабрицио. – Ну, и какое же эта девица произвела на тебя впечатление?

– Думаю, что она доставит нам много приятных минут. Ведь ей еще никогда не доводилось участвовать в оргиях, – невозмутимо ответил Франко.

– И тебе, как я вижу, не терпится сбить ее с праведного пути, – добавил Ренато, уязвленный его едкой репликой.

Леонора метнула в секретаря своего брата испытующий взгляд. Она почувствовала, что Франко давно по ней страдает, но знала, что Фабрицио не допустит их близости. Такая ситуация приятно щекотала ей нервы и делала задачу, стоявшую перед ней, еще более привлекательной. Она уже придумала, как наставить рога своему любовнику и насолить братцу, но пока не спешила осуществить свой план, полагая, что вволю позабавится с Меган. Блондина Франко она решила оставить на десерт. А пока пусть он довольствуется горничными.

– Я завтра же начну исподволь совращать эту простушку, – хвастливо заявил Фабрицио. – Пусть это и займет у меня несколько дней, зато я обставлю ее грехопадение так ловко, что все вы сможете его тайно наблюдать. Ну, вы довольны?

– Скорее бы наступил этот восхитительный миг, – сказала с улыбкой Алессандра, ерзая на стуле.

– Я тоже с нетерпением жду этого момента! – воскликнул Фабрицио и, вскочив со стула, взял ее за руку, чтобы увести в свою опочивальню и выпустить там с ней весь скопившийся за день пар. – Леонора! – окликнул он сестру. – Забирай своего жеребца и присоединяйся к нам. Сегодня мы порезвимся вволю вчетвером, да так, что наша жертва не сможет заснуть до утра, сконфуженная и взволнованная звуками, доносящимися из моей спальни. Отныне мы постоянно будем ее смущать и тем самым пробудим дремлющие в ней темные страсти. Ей предстоит узнать много нового не только об искусстве, пище и напитках. Она и сама не заметит, как в ней проснется голод иного, особого, свойства.

Он демонически расхохотался и вместе с Алессандрой, Леонорой и Ренато покинул столовую. Вновь оставшийся за столом в одиночестве Франко наполнил бокал отменным французским коньяком и, усевшись с ним в кресле, размечтался о белокурой прелестнице Леоноре, чьи глазки сегодня сказали ему нечто такое, о чем следовало хорошенько подумать. Очевидно, ее нынешний любовник Ренато был не в восторге от планов Фабрицио в отношении англичанки, нанятой для работы в библиотеке. Однако заявить о своем нежелании участвовать в этой авантюре он не решался, опасаясь, что Леонора станет его презирать и отлучит от своего шикарного тела. Такая пикантная ситуация предоставляла Франко уникальную возможность осуществить свое заветное желание и сблизиться с этой капризной красавицей. Фабрицио же он рассчитывал нейтрализовать, припугнув его оглаской некоторых компрометирующих фактов как личного, так и делового свойства. За время своей службы у него в качестве личного секретаря Франко сумел собрать на хозяина уйму скандальных материалов. Это секретное досье на греховодников из семьи Балоччи и являлось его главным капиталом.

Размышления о блудливой сестрице Фабрицио быстро вызвали у Франко мощную эрекцию. Не в силах терпеть боль в чреслах, он отправился к одной смазливой юной служанке и затащил ее в свою спальню. Его мужской напор так ее впечатлил, что она стонала в полный голос и визжала, сотрясаясь раз за разом в исступленном экстазе. Терзая ее тугой дебелый зад, Франко блаженно улыбался, представляя себе нагую Леонору в самых нескромных позах.

На другое утро Меган спустилась в столовую на завтрак невыспавшаяся и обескураженная: подозрительные звуки, сотрясавшие стены особняка всю ночь напролет, мешали ей спать и вселяли в ее душу недобрые предчувствия. Она несколько раз просыпалась в холодном поту от громких воплей и стонов и прислушивалась к доносившимся из соседней спальни странным крикам и сдавленным мольбам. Когда же она забывалась сном, ее мучили кошмары сексуального характера. И даже теперь, белым днем, она продолжала их вспоминать, пытаясь понять, чем вызваны эти необычные видения и был ли вообще какой-то шум на ее этаже.

– Надеюсь, вам хорошо спалось? – вкрадчиво осведомился Фабрицио, улыбнувшись и встав из-за стола при ее появлении.

– Да, чудесно, – солгала она, гадая, куда подевались остальные обитатели усадьбы.

– Но вид у вас несколько помятый, – возразил Фабрицио.

– Я не привыкла так рано вставать, – ответила Меган.

– Должно быть, это создает вам определенные сложности в работе, – сухо заметил он.

– Слава Богу, в нашей библиотеке гибкий график дежурства. К тому же наш читальный зал открывается только в десять часов утра. Если я задерживаюсь, меня заменяют подружки, – пояснила она, виновато улыбаясь.

– На собеседовании вы об этом не упомянули, – с деланным упреком заметил Фабрицио.

– Но вы и не спрашивали меня о моем распорядке дня, – возразила Меган и налила себе кофе в чашку.

– Как только вы позавтракаете, мы с вами пойдем в библиотеку и обсудим план вашей работы, – сказал Фабрицио, мысленно отметив, что у нее трясутся руки.

Любопытно, подумал он, почему она так нервничает? Неужели у нее лишь от одного его вида сводит живот и выступает пот над верхней губой?

Спустя полчаса они уже стояли в библиотеке посреди царящего там хаоса и он виновато говорил, объясняя причину такого беспорядка:

– Мой покойный дядюшка собирался навести здесь порядок, но внезапная смерть нарушила его замысел. Он никому не доверял свои сокровища и пытался делать все сам. И как видите, закончилось это весьма печально. Я придерживаюсь иного мнения, предпочитаю нанимать для выполнения скучных дел привыкших к ним специалистов. Согласитесь, что грех растрачивать свою бесценную короткую жизнь на малоприятные и трудоемкие занятия, если у тебя есть деньги.

– Я с вами согласна, – сказала Меган, с сожалением подумав, что у нее самой никогда не было лишних денег, чтобы нанять уборщицу, которая поддерживала бы чистоту в ее крохотной квартирке.

Фабрицио радушно улыбнулся и словно бы ненароком погладил ее по плечу. Даже сквозь хлопчатобумажную ткань белоснежной блузы он почувствовал, что ее кожа пылает.

– Пожалуй, я приступлю к работе, – промямлила Меган, поежившись и переступая с ноги на ногу.

– Торопиться не надо! В вашем распоряжении целых шесть месяцев! Я оставлю вас на некоторое время, но непременно загляну сюда позже и посмотрю, как у вас идут дела. Если вам захочется чаю или кофе, дерните вон за тот шнур – и служанка тотчас же все вам подаст. До свидания!

Когда дверь за ним закрылась, Меган плюхнулась в кожаное кресло и закатила к потолку глаза. Колени у нее тряслись, как у двенадцатилетней девственницы, влюбленной в своего учителя рисования, а сердце готово было лопнуть. «В чем же дело?» – спрашивала у себя она, однако не находила разумного ответа. Еще ни на одного мужчину ее тело не реагировало так остро, как на Фабрицио. Когда он улыбался, у нее поползли мурашки по спине, а стоило лишь ему случайно до нее дотронуться, как в промежности у нее вспыхнул пожар. Чутье подсказывало Меган, что он испытывает к ней влечение, но рассудок отказывался в это верить, потому что это был абсолютный вздор. Как мог такой элегантный, обаятельный, холеный и богатый мужчина увлечься обыкновенной бедной англичанкой с невзрачной наружностью, если у него уже есть шикарная любовница Алессандра? Отчаявшись ответить самой себе на этот вопрос, Меган отогнала нелепые мысли и приступила к делу. Труд ей действительно предстоял адский.

Книг в библиотеке было великое множество, все – в прекрасном состоянии, но совершенно не разобранные по авторам, тематике и эпохам. Одни из них были чрезвычайно редкими и ценными, другие – просто дорогими, стоимость некоторых же раритетов Меган определить самостоятельно не осмеливалась. Поэтому она решила составить их список и проконсультироваться у эксперта по антикварным изданиям. Поставить же наиболее дорогие книги она решила на верхнюю полку, чтобы случайно не повредить их в процессе работы.

Она с вдохновением занималась этим кропотливым делом приблизительно полчаса, но потом ее отвлек стук копыт, донесшийся из открытого окна. Меган выглянула из него и увидела Леонору, въезжающую во двор верхом на красивом гнедом мерине. Навстречу ей из дома вышел Ренато. Она спешилась и, порывисто обняв его, стала страстно целовать в губы. Лошадь обиженно встряхнула головой и пошла в конюшню. Блондинка же взяла своего любовника за руку и увлекла его к раскидистому дубу, где сбросила с себя куртку и стала расстегивать блузу. Затаив дыхание, Меган наблюдала, как рука Ренато ложится на ее грудь и сжимает сосок. А когда он наклонился и начал его сосать, у Меган вспотели ладони и закружилась голова. Она понимала, что поступает скверно, подсматривая за целующимися, однако не нашла в себе сил отойти от окна. Пока Ренато лобзал восхитительные груди Леоноры, блондинка расстегнула ширинку у него на брюках и выпустила на свободу его драконника. Меган ахнула и вытаращила глаза.

Леонора рассмеялась и, прижав своего любовника спиной к могучему дубу, скинула юбку. Оставшись абсолютно голой, бесстыдница начала тереться о Ренато грудями, отчего головка его причиндала набухла и побагровела. Леонора опустилась на колени и взяла член в рот. Меган сглотнула слюну и пощупала свои трусики. Ладонь стала влажной. Не совладав с эмоциями, Меган задрала подол юбки и начала теребить пальцами клитор. Леонора крепче сжала пенис в руке и стала кивать быстрее, втягивая щеки и раздувая ноздри.

Бедра Ренато тоже пришли в движение, его пенис то проникал в рот блондинки по самую мошонку, то появлялся, блестящий от слюны и обвитый набухшими венами, наружу, повергая своим видом Меган в трепет. Она была близка к обмороку как от созерцания процесса минета, так и от переполняющего ее вожделения. От клитора по животу и бедрам распространилось легкое покалывание, из лона потекли потоки соков. Ее пальцы порхали по вульве, как пальцы пианиста по клавишам рояля, дыхание стало учащенным и прерывистым, на лбу выступила испарина, а трусики прилипли к телу.

Внезапно Ренато схватил присосавшуюся к нему блудницу за уши и, рывком вытянув пенис из ее рта, приложил ее лбом об дуб. Леонора больно ударилась об ствол и встала на четвереньки. Ренато немедленно вогнал своего разъяренного дракона в ее лоно и стал быстро работать торсом, впившись ногтями в ее мясистые ягодицы. Леонара замотала головой, издавая утробное постанывание, и завиляла задом. От этой картины Меган бросило в жар, столь страстного совокупления ей видеть еще не доводилось. Груди ее набухли, соски отвердели, боль в промежности стала невыносимой. Она запустила во влагалище два сжатых пальца и принялась мастурбировать с еще большим энтузиазмом.

А тем временем Леонора уже царапала ствол дуба ногтями и визжала, дергаясь в пароксизме оргазма. Ренато побагровел и заржал, словно конь, покрывающий кобылу. Перед глазами Меган завертелись оранжевые круги, она вскрикнула и затрепетала, испытывая необыкновенное блаженство. Но не успела она спуститься с небес на землю, как у нее за спиной раздался вкрадчивый голос Фабрицио:

– Ну, как успехи?

Тихо охнув, Меган одернула подол юбки и, отпрянув от окна, обернулась. Лицо итальянца оставалось бесстрастным. Она подумала, что он ничего не заметил, и ответила:

– Прекрасно!

– Любуетесь видом, открывающимся из окна? – подойдя к ней, спросил он. – Однако чем вас так очаровал наш задний двор? Да и запахи, доносящиеся сюда из конюшни, вряд ли можно назвать приятными. – Он фыркнул и затворил окно.

Меган покраснела, смущенная тем, что он принял аромат ее соков за нечто другое, и, потупившись, пролепетала:

– Я любовалась вашей сестрой и ее конем.

– В самом деле? Я их, однако, не заметил.

– Но всего минуту назад они были там, под дубом!

– Охотно вам верю. Однако я пришел вовсе не для того, чтобы любоваться Леонорой, сидящей верхом на скакуне, а с намерением предложить вам выпить кофе. Хотите чашечку?

– Это было бы замечательно, – ответила она, с трудом держась на ногах от слабости, охватившей ее после оргазма.


Фабрицио положил руку ей на плечо и сказал, глядя в глаза:

– Мне кажется, вам нужно больше бывать на свежем воздухе. После обеда мы с вами совершим прогулку по парку. Это пойдет вам на пользу. Вы согласны?

– С удовольствием! – воскликнула она.

– Вот и чудесно, – сказал Фабрицио. – Вам удалось найти какие-то уникальные издания?

– Да, но пока всего два экземпляра, – сказала она. – Нужно определить их нынешнюю стоимость по каталогу и застраховать. Такие книги могли бы стать украшением любой коллекции, на аукционе за них можно выручить большие деньги.

– Мне приятно слышать, что вы проявляете заботу о моем благосостоянии, – сказал Фабрицио, вглядываясь в ее лицо. – У вас порозовели щечки, это очень хорошо. Утром вид у вас был довольно бледный. В чем секрет такой метаморфозы?

– На меня благоприятно воздействует мое любимое занятие, – смущенно ответила Меган.

– Хотелось бы в это верить, – задумчиво промолвил Фабрицио. – Я распоряжусь, чтобы лакей подал вам сюда кофе.

Он коротко кивнул ей и степенно удалился.

Меган снова опустилась в кресло и, запрокинув голову, сделала успокаивающий вздох. Ей не давало покоя подозрение, что итальянец видел, как она мастурбировала. Если это так, тогда надо бежать отсюда без оглядки, поскольку ее репутация сильно подмочена.

Внезапный приступ похоти стал для нее полной неожиданностью, ничем подобным она раньше не занималась. Очевидно, вид совокупляющихся любовников затмил ей разум и пробудил в ней вожделение столь необыкновенной силы, что устоять перед ним она, к сожалению, не смогла. Впрочем, тотчас же подумала она, определенную роль здесь сыграло и сильное влечение, которое она почувствовала к роковому итальянцу. И все же, поправила себя Меган, это еще не повод для того, чтобы предаваться рукоблудию на работе.

Меган подумала еще немного над содеянным и пришла к умозаключению, что в отличие от Линкольна нравы в этой усадьбе значительно свободнее, так что ее проступок не возымеет каких-либо серьезных последствий.

Благодушное настроение, в котором она пребывала до обеда, чуточку омрачилось отсутствием за столом Фабрицио. Но это не лишило Меган аппетита, и она с удовольствием отведала и пармской ветчины с хрустящим хлебом, и различных сыров с овощным салатом, и свежих экзотических фруктов. Леонора и Алессандра засыпали ее вопросами о книгах, которые она разбирала в библиотеке, и выслушивали ее ответы с неподдельным, как ей показалось, интересом. Несколько смущала ее, однако, лукавая улыбка, с которой к ней обращалась блондинка. Беседуя с ней, Меган вспоминала пикантную сцену под дубом, невольной свидетельницей которой она стала, и теряла нить разговора.

Она собралась уже было встать из-за стола и вернуться в библиотеку, когда в столовую вошел Фабрицио.

– Хорошо, что я вас здесь застал! – воскликнул он. – Как вы помните, нам предстоит послеобеденный променад.

– Могу я составить вам компанию? – спросила Алессандра.

– В этом нет необходимости, дорогая, лучше ступай вздремни. Послеобеденный сон улучшает цвет лица, – ответил Фабрицио и нежно потрепал ее по щечке.

Алессандра разочарованно надула губки и удалилась в свой будуар. Меган же повеселела, предвкушая приятные минуты уединения с обаятельным итальянцем в тенистых аллеях. Та решительность, с которой он отклонил попытку своей любовницы увязаться за ними на прогулку, льстила ее самолюбию и подтверждала предположение, что Фабрицио проникся к ней, Метан, искренней симпатией.

Как она и предполагала, территория, окружавшая особняк, оказалась весьма живописной. Зеленые ухоженные газоны и цветущие декоративные кустарниковые растения радовали взор, раскидистые вековые деревья создавали приятную прохладу, птичий гомон в рощице ублажал слух, а чудесное озерцо, на берегу которого они присели на скамейку, чтобы передохнуть, своей волшебной красотой будоражило воображение Меган и порождало в нем красочные картины фривольных игр русалок с кентаврами.

– Здесь обитает огромная форель, – вкрадчиво произнес Фабрицио, любуясь водной гладью. – Мой дядя был большой оригинал: он запустил в озеро мальков, но никогда здесь не рыбачил, предпочитая созерцать живую природу в ее развитии. Согласитесь, что приятнее любоваться бутоном розы на кусте, чем умерщвленным цветком в вазе. Лично я обожаю наблюдать процесс превращения гадкого утенка в прекрасного лебедя и не понимаю гурманов, наслаждающихся паштетом из печени искусственно откормленного гуся.

Говоря все это, Фабрицио поглаживал Меган по руке и задумчиво морщил лоб, словно бы опасаясь забыть сказать ей нечто очень важное. Наконец он пристально посмотрел на нее и промолвил, дотронувшись до ее вьющегося локона:

– Заклинаю вас никогда не стричь свои сказочные волосы! Они такие красивые, что я не могу ими налюбоваться.

– Вы мне льстите, – смущенно пролепетала Меган, потупившись. – По-моему, такая прическа уже не в моде.

– Вы заблуждаетесь! – пылко воскликнул итальянец. – Просто вы не такая, как другие, вы сторонница всего естественного, данного человеку Богом. В наше время всеобщего притворства такая черта характера женщины достойна уважения и восхищения. Мне нравится и ваша несколько старомодная прическа, и манера скромно одеваться. Но эта строгая блуза не способна скрыть прелестей вашей изумительной фигуры.

– Вы так считаете? – чуть слышно спросила Меган.

– Да, милая мисс Стюарт. Поверьте, я знаю о вас и нечто такое, о чем вы пока и сама не подозреваете…

– На что вы намекаете? – Меган захлопала длинными ресницами и покраснела.

– Пусть это останется до поры моей тайной, – ответил Фабрицио. – Всему свое время. Я вижу на ваших щечках румянец! Ну, теперь вы убедились, что вам действительно полезны прогулки?

– Да, конечно. Однако здесь немного жарковато, – сказала Меган, ерзая на скамейке.

– Так почему бы нам не прогуляться по тропинкам в роще? Там тенисто и прохладно. Вы согласны?

Меган медлила с ответом, охваченная сомнениями. Ей вдруг стало боязно идти с ним в лесок. Но опасалась она не столько его поцелуев, сколько своей непредвиденной реакции на них. Она совершенно не могла поручиться, что не утратит над собой контроль, как только Фабрицио заключит ее в объятия. Ведь если от одного лишь вида целовавшихся возле конюшни этим утром Леоноры и Ренато ее потянуло на мастурбацию, то что ж с ней станет, когда они с Фабрицио уединятся под каким-нибудь кустом, ища покоя и прохлады? Стоило лишь ему прикоснуться пальцами к ее волосам, как у нее возникло сердцебиение и выступил румянец на щеках. А ведь он как-никак ее работодатель. Вдруг он неверно истолкует ее порыв и велит ей сегодня же покинуть его дом? И даже если он и намерен приударить за ней, то вряд ли ожидает, что она отдастся ему на первом же свидании.

– Пожалуй, мне пора возвращаться в библиотеку, – робко произнесла она. – Ведь мой рабочий день еще не закончился. Я должна честно отработать ваши деньги.

– Пусть это вас не беспокоит, Меган. В конце концов, в договоре предусмотрено, что вы будете не только наводить порядок в библиотеке, но и оказывать мне иные услуги, если в этом возникнет необходимость, – сказал итальянец.

Меган удивленно взглянула на него и раскрыла рот, чтобы возразить, но Фабрицио вдруг крепко сжал руками ее плечи и прошептал, парализуя ее своим проницательным взглядом:

– Доверьтесь мне, и я вас многому научу! Вы будете потом чрезвычайно признательны мне за все, что узнаете за время своего пребывания в моей усадьбе. Почему вы дрожите? Я вас напугал, Меган?

Он убрал руки с ее плеч, и она возразила, вскочив на ноги:

– С чего это вы вдруг решили? Ведь вы не сделаете мне больно?

– А вы уверены, что боль всегда не приятна? – вполне серьезно спросил, в свою очередь, он.

Меган посмотрела в его темные сексуальные глаза и вдруг с пугающей отчетливостью поняла, что этого человека ей действительно следовало опасаться. Его взгляд, преисполненный чувственности и чудовищной гипнотической силы, мог повергнуть в трепет любую женщину. Она поступила очень опрометчиво, уединившись с ним в рощице. Впрочем, по своему обыкновению возразила себе немедленно Меган, нельзя же прожить весь свой век трусихой! И раз уж судьба привела ее сюда, грех не воспользоваться удобным случаем расширить свои жизненные познания и, возможно, преобразиться. От этой свежей мысли по ее позвоночнику пробежала дрожь, а сердце бешено застучало в груди. Меган пронзительно ясно осознала, что она тоже наделена незаурядной страстностью. В следующий миг в голове ее все окончательно прояснилось, и она твердо решила любой ценой затащить Фабрицио в постель.

– Вы задали мне очень интересный вопрос, мистер Балоччи, – наконец промолвила она, облизнув пересохшие губы. – Мы обязательно вернемся к нему, но в другой раз. А сейчас мне пора вернуться к своей работе.

И, не дав ему возможности возразить, Меган повернулась и быстро пошла по тропинке к дому, непроизвольно виляя бедрами. Проводив ее взглядом, Фабрицио удовлетворенно хмыкнул и пробормотал себе под нос:

– Ты вновь оказался не прав, Ренато. Из этой простушки получится прекрасная ученица!

Глава 5

После той памятной прогулки к озеру, в котором плескалась удивительно крупная форель, Меган словно бы перенеслась в другое измерение и потеряла ощущение времени. Возможно, иной циничный скептик объяснил бы этот феномен ее чрезмерным увлечением каталогизацией редких книг и дегустацией не менее редких сортов сухих вин, которыми ее щедро потчевали теперь не только за ужином, но и за обедом. Не исключено, что ее мироощущение кардинально изменилось под воздействием мужского магнетизма хозяина этого странного дома. Вполне вероятно также, что ее хрупкая психика не выдержала полученных здесь ярких впечатлений и дала сбой. Но так или иначе, Меган жила словно в волшебном сне и с каждой новой прогулкой по аллеям парка с Фабрицио все сильнее увлекалась им. И всякий раз, когда он с рассеянным видом шел с ней рядом, совершая обязательный послеобеденный променад, нервы Меган натягивались, словно струны арфы, и она с трепетом ждала, что он вновь дотронется до нее.

Иногда Фабрицио непринужденно обнимал ее за талию, но чаще приглаживал ее волнистые волосы или касался пальцами ее ладони. В такие мгновения се охватывало жаром, а потом она еще долго не могла успокоиться. К концу первой недели ее пребывания в усадьбе Меган была уже близка к фрустрации и начала сомневаться в том, что Фабрицио придавал своим прикосновениям к ней то же значение, что и она.

В субботу утром, спустившись в столовую, Меган обнаружила, что она пуста. Впервые ей пришлось есть в унылом одиночестве. Когда она уже заканчивала свой завтрак, в комнату вошел Фабрицио. Увидев его, Меган поперхнулась. Он же непринужденно спросил:

– Чем вы намерены сегодня заняться, мисс Стюарт?

– Меня ждут книги, – откашлявшись, ответила она.

– Вы совсем не щадите себя, так нельзя! – Он шутливо погрозил ей указательным пальцем. – В выходные нужно активно отдыхать!

– Моя работа настолько увлекательна, что я готова дневать и ночевать в библиотеке! – пылко воскликнула Меган.

– Но сейчас мы с вами отправимся на автомобильную прогулку в моем спортивном кабриолете. Непременно наденьте на голову платок, я собираюсь прокатить вас с ветерком. Надеюсь, что вы любите быструю езду?

– Право же, не знаю! – Меган развела руками. – Я стараюсь не превышать скорость, да и автомобиль у меня…

– Ничего, со мной вам нечего опасаться.

Спустя четверть часа она уже сидела в его машине, взволнованная сильнее, чем обычно, и предстоящей прогулкой, и запахом лосьона Фабрицио. День выдался теплый, и он надел рубашку с короткими рукавами. Меган впервые увидела его мускулистые руки, поросшие курчавыми темными волосами, и от их вида совершенно утратила самообладание. Особенно волновали ее его длинные пальцы – красивые, цепкие и ловкие. Она представила, как они ласкают ее интимные места, и сделала глубокий вздох.

– Не забудьте пристегнуться ремнем! – сказал Фабрицио и тронул автомобиль с места.

Следующий час показался Меган одним из наиболее ужасных в ее жизни. Огромная скорость, с которой спортивный автомобиль мчался по шоссе, и страшный ветер, хлеставший ей в лицо, довели ее до полуобморочного состояния. На протяжении всей этой дьявольской гонки Меган не покидало ощущение, что машина летит над землей и вот-вот устремится в небо, как ракета. И когда Фабрицио, резко повернув налево, наконец остановил машину возле деревенского трактира, Меган невольно воскликнула:

– Слава Богу, мы живы! Теперь я знаю наверняка, что быстрая езда не для меня.

– Вам нужно больше отдыхать и учиться расслабляться, – с улыбкой сказал Фабрицио. – Давайте выпьем кофе и перекусим.

Столик, за который они уселись, был таким маленьким, что их локти почти соприкасались. Меган захотелось, чтобы Фабрицио взял ее за руку и стал целовать ей кончики пальцев, как это сделал Франко, знакомясь с ней в день ее приезда в усадьбу. Фабрицио отхлебнул из чашечки и спросил:

– Вы всегда так пристально смотрите на мужчин? Меган смущенно хихикнула:

– Извините, я задумалась о своем.

– Какая жалость! А я подумал, что ваши мысли заняты мной.

Она покраснела, радуясь, что он не смог угадать ее истинные мысли, и сказала:

– Мне бы хотелось побольше узнать о вас.

– В самом деле? Честно говоря, мое прошлое вряд ли покажется вам интересным.

– Почему вы так думаете?

– Мне кажется, вы не сможете понять того образа жизни, который я вел. Скажите лучше, как бы вам хотелось провести остаток сегодняшнего дня. Покатаемся еще немного или вернемся в усадьбу? Но учтите, все прочие ее обитатели разъехались по магазинам, так что вам придется и дальше довольствоваться только моей компанией.

– Меня это не пугает, – сказала Меган.

– Вы уверены? – Фабрицио вперил в нее испытующий взгляд.

У нее тотчас же участился пульс: его глаза говорили ей, что он намерен сегодня пойти дальше, чем позволял себе до этого дня. И все же ей было непонятно, зачем ему это надо, если у него есть такая шикарная любовница, как Алессандра. Возможно, ей следовало высказать пожелание побродить по деревне и пообедать после прогулки в открытом ресторанчике. Тогда бы она избежала возможной неловкой ситуации и сохранила добрые отношения и с ним, и с Алессандрой. Но пробудившееся в ней вожделение оттеснило доводы рассудка и заглушило робкий голос ее совести. В конце концов, подумала она, Фабрицио сам постоянно твердит ей, что нужно спешить познавать жизнь во всем ее многообразии. К тому же он ее работодатель, и обострять с ним отношения не в ее интересах. Она взглянула в его темные страстные глаза и ответила:

– Да, вполне.

Он встал из-за стола и, схватив ее за запястье, твердо сказал:

– Тогда мы возвращаемся в усадьбу.

Обратный путь они проделали с еще большей скоростью, но на этот раз быстрая езда доставила Меган удовольствие.

– Знаете, а мне понравилось, как вы водите машину, – сказала она, когда они подъехали к дому.

– Вам всегда требуется испытать что-то дважды, чтобы разобраться в своих ощущениях? – спросил Фабрицио, прищурившись.

Меган расхохоталась.

– Что ж, я буду иметь это в виду, – многозначительно промолвил итальянец, и его глаза озорно сверкнули. Не давая ей задуматься над тем, на что он намекает, Фабрицио взял Меган за руку и увлек ее в дом. Сердце ее затрепетало.

Едва лишь они очутились в прихожей, Фабрицио обнял Меган и стал ее страстно целовать, просовывая язык ей в рот и сжимая ее в своих объятиях. Она пылко ответила на его поцелуй. Он перевел дух и хрипло произнес:

– Пошли в спальню!

Она сглотнула ком и кивнула, испытывая дрожь во всем теле и легкое головокружение от одной только мысли, что сейчас они разденутся и лягут в постель.

Они взбежали по лестнице, быстро прошли по коридору мимо ее комнаты и вошли в соседнее помещение.

– Здесь нас никто не побеспокоит, слуги сюда не заходят без моего разрешения, – сказал Фабрицио и первым делом задернул шторы на окнах. В спальне воцарился интимный полумрак, Фабрицио включил настольную лампу и произнес:

– Вот так гораздо лучше.

Меган взглянула в настенное зеркало и увидела, что вид у нее растерянный и затравленный. Фабрицио обнял ее за талию и прошептал ей в правое ухо:

– Я так долго ждал этой минуты!

По ее коже побежали мурашки, в коленях возникла слабость.

– Раздевайся, – тихо произнес итальянец.

Меган вдруг почувствовала себя робкой, неумелой школьницей, втайне встречающейся со своим любимым учителем. Этот мужчина повел себя не так, как она предполагала, он не стал срывать с нее платье и не торопился овладеть ею. Такого в ее сексуальной практике еще не встречалось. И она оцепенела.

– Я хочу, чтобы ты делала все медленно, глядя в зеркало, – сказал Фабрицио. – И не надо ничего говорить!

Меган бросило в дрожь, отчасти – от тревожного предчувствия, но в большей степени – от необычайно острого вожделения. Ничего подобного она еще никогда не испытывала, а потому и не знала, как ей лучше себя вести. Продолжая смотреть в зеркало и чувствуя невероятное влечение к Фабрицио, она трясущимися пальцами расстегнула пуговицы на блузе и посмотрела на отражение Фабрицио, ожидая, что он оголит ее плечи и начнет покрывать их поцелуями. Однако он даже не пошевелился, продолжая молча наблюдать за ней.

Она скинула блузку, сняла юбку и, оставшись в бесцветных колготках, вопросительно взглянула на итальянца. Он нахмурился и кивнул, давая ей понять, что нужно раздеться догола. Меган стянула с ног колготки, но замешкалась, оставшись в бюстгальтере и ажурных трусиках. Фабрицио нетерпеливо щелкнул пальцами, она вздрогнула и быстро расстегнула застежку на спине. Бюстгальтер упал к ее нагим ногам, большие белые груди с крупными розоватыми сосками заколыхались.

– Какое чудо! – сказал итальянец, любуясь ими. – Для меня это сюрприз. Ты умело скрывала от меня свои прелести, проказница!

Меган вздохнула и переступила с ноги на ногу, чувствуя, что ее соски отвердевают и увеличиваются. Покосившись на Фабрицио и сообразив, что даже трусы он стаскивать с нее не собирается, она робко погладила себя ладонью по лобку и, собравшись с духом, резко сдернула трусики и переступила через них, словно через невидимую роковую черту, когда они упали на пол.

– Взгляни на себя, Меган! Посмотри, какая ты красивая и женственная! Сколько грациозности в твоей фигуре, как заманчивы ее выпуклости и потайные ниши.

Меган судорожно вздохнула. Она впервые так бесстыдно рассматривала себя, стоя голой напротив большого зеркала, и была удивлена крутизной собственных бедер и полнотой округлых грудей. Знай она, что из другой комнаты ее разглядывают через это хитрое стекло единомышленники итальянца – Леонора, Ренато, Алессандра и Франко, она бы стала пунцовой от стыда и, вероятно, захотела бы провалиться сквозь землю.

Между тем Фабрицио не терял времени даром: он быстро разделся, побросав одежду на пол, и, подойдя сзади к Меган, начал тискать ее груди и покрывать поцелуями плечи. Соски грудей набухли, тело стало горячим, а ягодицы, в которые уперлась головка его члена, непроизвольно сжались.

Итальянец повернул Меган к себе лицом и, упав перед ней на колени, раздвинул руками ее бедра. Она непроизвольно выпятила низ живота, и он впился ртом в ее увлажнившуюся вульву. Меган охнула и закрыла глаза, пронзенная электрическим током. Язык Фабрицио проник между ее половыми губами, и она застонала, двигая торсом. Он поднял голову и сказал, облизнув свои мокрые от ее нектара губы:

– Какой изысканный вкус у твоих соков! А какой восхитительный у них аромат! Хочешь попробовать?

Не дожидаясь ответа, он припал ртом к ее благоухающей розе, встал с колен и поцеловал ее в губы. Она застыла, испытав колоссальный шок от его неординарного поступка. Раньше ей и в голову не приходило, что мужчины способны на такое. Издав тихий стон, Меган уронила руки и стала оседать на пол. Фабрицио успел ее подхватить и швырнул ее на кровать. Почувствовав спиной упругий матрац, она широко открыла глаза и рот, но не нашла слов, чтобы внятно выразить свои чувства. Он мудро улыбнулся и кивнул, выражая этим свое удовлетворение ее поведением.

Внизу живота Меган возникло приятное томление, а в том месте, куда он ее целовал, вспыхнуло пламя. Клитор поднял головку и затрепетал, половые губы разошлись в стороны, явив горящему взору итальянца розовое преддверие влагалища. Рука его опустилась на ее чудесный бутон и стала совершать размеренные движения. Его длинные пальцы проникли в ее горячий потайной тоннель, и Меган застонала еще громче, чувствуя, что ее промежность пылает и тает от его прикосновений. Ей никогда еще не было так хорошо.

Мотая головой из стороны в сторону, Меган выгнулась на кровати и начала беспорядочно дергаться, утратив самоконтроль. Фабрицио сжал пальцами основание клитора и начал лобзать ее груди, то посасывая торчащие соски, то прикусывая их, то облизывая всей поверхностью языка. Спазм невероятной силы охватил всю нижнюю часть ее тела, перед глазами вспыхнул яркий свет – и крик чистого восторга вырвался из ее груди, свидетельствуя о ее первом оргазме.

Когда сладостные судороги прошли, Меган пошире раздвинула ноги, ожидая проникновения пениса Фабрицио в лоно. Однако у него имелись на сей счет свои планы. Он бесцеремонно стащил ее с кровати и, подведя к креслу, вынудил встать коленями на сиденье и положить руки на спинку. Глядя в зеркало, Меган отметила, что груди ее стали необычайно большими, а лицо обрело бесстыдное выражение. Она стала тереться сосками об обивку кресла и поводить задом. Фабрицио раздвинул ее ноги и, встав коленями на сиденье между ними, ухватил ее руками за груди. Меган оттопырила зад и замерла. Едва лишь головка пениса проникла во влагалище, как она испытала второй, еще более мощный, оргазм. Вытаращив помутившиеся глаза, она наблюдала, как итальянец размеренно и мощно овладевает ею сзади, сжимая руками ее груди. Меган замотала головой, издавая утробные звуки, Фабрицио погладил ее ладонью по животу и принялся тереть пальцами клитор, приговаривая осевшим голосом:

– Все хорошо, малышка! Ты просто умница. Продолжай наслаждаться жизнью, в моем доме ты испытаешь еще много разных удовольствий. Это только начало.

Меган чувствовала, что пенис все глубже проникает в ее сочащееся нектаром влагалище, распирая его стенки своим твердым телом. В клиторе возникла пульсация. Она захныкала, остро ощущая потребность в его стимуляции. Фабрицио засадил ей свой причиндал до упора и резко сдавил головку клитора пальцами. Она задергалась и завизжала от охвативших ее неописуемых ощущений. Фабрицио ускорил темп своих телодвижений, хрипло нашептывая ей на ухо:

– Не торопись испытать еще один миг блаженства, крошка! Попытайся задержать оргазм, тогда он доставит тебе еще большее удовольствие.

Меган вскинула голову и увидела, что его лицо искажено гримасой дьявольского сладострастия. Его телодвижения обрели резкий, хаотичный характер. Он сжал руками ее бедра и стал натягивать ее зад на свой окаменевший пенис, глухо рыча и шумно втягивая носом воздух. Меган ущипнула себя за соски и тотчас же кончила, издав громкий вопль восторга.

Стиснутый стенками лона, пенис задергался, раздулся и выстрелил тугой струей горячего семени. Фабрицио запрокинул голову и разразился дьявольским хохотом, выплескивая в лоно Меган все новые порции спермы и царапая ногтями ее ягодицы. Длинные волнистые локоны упали ей на лицо, в грудях возникло легкое покалывание, по ногам поползло тепло. Глаза ее заблестели, щеки запылали румянцем, рот исказился в чувственном оскале. Еще никогда в жизни ей не было так легко и приятно после близости с мужчиной. Она вздохнула и улыбнулась своему отражению в зеркале. Фабрицио похлопал ее ладонью по спине и встал с кресла, с шумом вытянув из влагалища свой обмякший член. Капли спермы упали на пол.

– Несомненно, она получила огромное удовольствие, – сказал Ренато, обернувшись к остальным, наблюдавшим эту сцену из соседней комнаты через специальное зеркало.

– Еще бы ей остаться не довольной! – фыркнула Алессандра, сморщив носик. – Взгляните на ее счастливое лицо! А ведь до того, как Фабрицио осчастливил ее, она ходила с постной физиономией.

– Ты ревнуешь! – воскликнула Леонора и рассмеялась. – Но ведь Фабрицио предупредил нас, что ее нужно хорошенько подготовить, прежде чем допустить к общей игре. Я не ожидала, что она такая темпераментная. А ты, Ренато?

– Да, девчонка оказалась очень горячей, – подтвердил он.

– По-моему, они оба испытали удовольствие, – продолжала рассуждать вслух Леонора.

Франко хмыкнул, однако воздержался от замечаний.

– Честно говоря, мне это зрелище не доставило особой радости, – призналась Алессандра. – Лучше бы я всего этого не видела.

– Ты была обязана смотреть! – наставительно промолвила Леонора. – Теперь ты знаешь, что ей особенно нравится.

– По-моему, это еще не конец представления, – сказал Ренато. – Фабрицио сегодня явно в ударе.

– Да, у него хорошо стоял член, я тоже это подметила, – с ухмылкой подтвердила Леонора. – Он славно повеселился.

– Зачем вы меня злите? – обиженно спросила Алессандра.

– Чтобы ты потом выместила злость на Меган, – ответила Леонора. – Ты ведь у нас добренькая, могла и пожалеть бедняжку, когда все мы принялись бы развлекаться с ней. А теперь, после сегодняшнего спектакля, ты будешь мучить ее немилосердно.

– Я в этом не уверена, – возразила Алессандра.

– Придется, милочка, если хочешь угодить Фабрицио! – сказал Ренато.

– И когда же мы вступим в игру? – спросил Франко.

– Скоро, – ответил Ренато и встал со стула, не в силах сидеть спокойно. – Я полагаю, что уже на следующей неделе.

– Замечательно! – восторженно воскликнула Леонора и захлопала в ладоши. – Алессандра, радость моя, не нужно так нервничать. Уверяю тебя, что у Меган Стюарт теперь не скоро появится повод чувствовать себя сексуально удовлетворенной.

Глава 6

Зловещее предсказание Леоноры сбылось лишь в среду, когда Меган впервые почувствовала горькое разочарование, так и не дождавшись прихода Фабрицио в ее спальню. Все предыдущие ночи она проводила в объятиях пылкого итальянца, не дававшего ей уснуть до самого утра. Он доводил ее до безумия своим неутомимым драконом, вновь и вновь заставляя ее содрогаться в сладостных конвульсиях. Его потенция и запасы спермы повергали ее в благоговейный трепет. Пожалуй, только Геракл мог бы состязаться с ним в мужской доблести. Меган ощущала себя заново родившейся и ликовала по этому поводу в полный голос. Вот почему она впала в фрустрацию в ночь со среды на четверг, внезапно лишившись уже ставших привычными ей бурных ласк.

Напрасно она прислушивалась к звукам, доносившимся из коридора, лелея в сердце надежду, что это его шаги. Дверь так и не скрипнула и матрац рядом с ней не просел под тяжестью его тела. Меган измяла всю простыню, ворочаясь с боку на бок, и до крови искусала губы и костяшки пальцев, тщетно пытаясь угадать, почему он не пришел к ней. Огромная кровать жалобно скрипела под ней, словно бы умоляя ее угомониться. Но Меган продолжала ерзать по ней, с трудом сдерживая желание вскочить, вломиться в спальню Алессандры и закатить там грандиозную истерику.

Самое странное и обидное было то, что накануне он был особенно нежен и ласков с ней и не дал ей ни малейшего повода заподозрить, что между ними все кончено. Может быть, ему устроила скандал Алессандра? И он, желая успокоить ее, решил провести эту ночь с ней? Руки Меган непроизвольно сжали набухшие груди. Утомленная бессмысленным ожиданием, она закрыла глаза и представила, что ее гладит и обнимает Фабрицио. Фантазии увлекли ее дальше, и вот уже ее пальчики стали поглаживать вульву и теребить клитор. Вскоре ее промежность увлажнилась, тело стало теплым, и она ощутила небольшое облегчение. Однако оргазм, достигнутый мастурбацией, не шел ни в какое сравнение с тем исступленным экстазом, в который раз за разом повергал ее неугомонный итальянец, овладевая ею в различных позах по несколько раз кряду. Пустое лоно болезненно ныло, требуя заполнения его мужской твердью. Оскорбленный недостаточным вниманием, клитор настаивал на дополнительной стимуляции. Меган продолжала мастурбировать даже во сне, громко охая и пронзительно вскрикивая. Наутро она встала с кровати совершенно разбитая.

Когда Фабрицио появился в библиотеке, Меган не сумела скрыть досаду и призналась, что не ожидала от него такого коварства.

– О чем ты говоришь, дорогая? – спросил он, удивленно вскинув брови. – Разве тебе не известно, что я занятой человек и имею массу деловых обязательств? К тому же я не клялся тебе в вечной любви. Не исключено, что мы вообще больше не сможем быть вместе.

– Никогда? – с ужасом спросила она.

– Да, вполне может статься, что и никогда, – кивнул он.

– Но как же я буду без тебя обходиться? – в отчаянии воскликнула она. – Я уже успела к тебе привыкнуть!

– Если ты подразумеваешь удовольствие, которое доставляла нам обоим наша интимная близость, то это поправимо. В моем доме имеются все условия, чтобы ты не чувствовала себя обделенной маленькими жизненными радостями.

– Но мне нужен именно ты! – вскричала Меган и капризно топнула ножкой, не отдавая себе отчета в том, что она делает.

– Если так, тогда завтра вечером, часиков в десять, приходи в мою спальню на верхнем этаже. Я буду ждать тебя там, – сказал Фабрицио.

– Но завтра я встречаюсь в городе с антикваром, – сказала она. – Разве я тебе не говорила об этом?

– Ах да, теперь припоминаю… Что ж, постарайся к десяти часам вернуться, – невозмутимо ответил Фабрицио.

– Не лучше ли тебе прийти ко мне? – спросила она.

– Нет, дорогая, интерьер твоей спальни мне успел надоесть. Я люблю разнообразие, – сказал он. – Что ж, до встречи.

– А сегодня? Разве сегодня ты ко мне не придешь? – с надеждой спросила она.

– К сожалению, не смогу, – холодно ответил он. – Сегодня я сплю с Алессандрой.

У Меган едва не разорвалось от этих слов сердце. Фабрицио молча повернулся и удалился.

Пока она приходила в себя, оставшись в библиотеке одна и рухнув в кресло, Фабрицио собрал своих друзей в саду на совет.

– Объект вполне созрел для следующего этапа, – объявил он им с самодовольной ухмылкой. – Все идет именно так, как я и предполагал. Ее тело настолько привыкло к удовольствиям, что уже не может без них обходиться.

– Но готова ли она к тому, что ты задумал? – спросила Алессандра.

– А куда она денется? – усмехнувшись, ответила за брата Леонора. – Попробуй отнять у ребенка его любимую игрушку! Он не замолчит, пока снова ее не получит. Вот увидишь, завтра ночью она пойдет на все, чтобы испытать основательный оргазм.

– Допустим, пока еще не на все, – заметил Фабрицио, – но наверняка не повернется и не убежит, едва войдя в комнату.

– А вдруг твой прогноз не подтвердится? – язвительно спросил Ренато.

– Тогда мне придется поморить ее сексуальным голодом еще пару дней, – спокойно ответил Фабрицио. – Покинуть усадьбу она не может и будет вынуждена остаться здесь и слушать по ночам концерты, которые мы для нее устроим. Она в мышеловке и рано или поздно съест наш сыр.

– Алессандра, наверное, довольна тем, что ты опять ночуешь в ее спальне, – сказал Ренато. – Признайся, дорогая, что эти три ночи были для тебя очень трудными.

– Она понимает, что так было надо для общего дела, – оборвал его Фабрицио.

– А как бы повела ты себя на ее месте, Леонора? – вдруг спросил у его сестры Франко.

– Как бы я повела себя, если бы с Меган развлекался Ренато? – вскинув брови, переспросила она. – Пожалуй, мне бы это не понравилось. Однако я смирилась бы с этим, утешившись мыслью, что вскоре возьму свое сторицею. – Она звонко расхохоталась.

– Ревность ей не свойственна, – сказал Ренато. – Ревнуют ведь только те, кто страстно любит. Она же способна лишь наслаждаться.

– Может быть, дело вовсе не в этом? – не унимался Франко.

– А в чем же? – раздраженно спросил Ренато.

– В том, что ты не способен пробудить ее глубинные чувства, а можешь лишь щекотать ее нервы, – ответил Франко.

– Какое тебе до всего этого дело? – вспылил Ренато.

– Ладно, умолкаю, – сказал Франко, вскидывая руки. – Только я все равно остаюсь при своем мнении. Леонора – сильная женщина, ей нужен мужчина иного склада характера, настоящий самец, способный заставить ее уважать его.

– Ты замолчишь или нет? – с угрозой в голосе прорычал Ренато. – Не тебе судить о женщинах! Во всяком случае, ты ей точно не подходишь.

Фабрицио, слушавший их спор молча, решил, что ему пора вмешаться. Он встал со скамейки и сказал:

– Довольно попусту пререкаться! И Франко, и Леоноре прекрасно известно, что я не допущу близких отношений между ними.

– Ты не вправе распоряжаться моим телом! – воскликнула Леонора.

– Нет, вправе, потому что я твой старший брат! – рявкнул Фабрицио. – Я планирую и веду семейный бизнес!

– Кстати, о планировании, – встряла в спор Алессандра. – Любопытно, что именно ты задумал сделать завтра ночью?

– Завтра состоится своеобразная проверка Меган на ее готовность к настоящей оргии, – сказал Фабрицио. – Мне будет помогать только Алессандра. Я понимаю, что все остальные огорчены, однако придется потерпеть. Иначе мы рискуем все испортить.

– А наблюдать ваш секс втроем через зеркало мы сможем? – спросила Леонора.

– Нет, – покачав головой, сказал Фабрицио. – До поры вам лучше остаться в неведении относительно силы ее реакции на различные раздражители. Поверьте, это в ваших интересах. Потерпите еще несколько дней, и я вас всех к ней допущу.

– Я уже изнемогаю от желания ее помучить, – призналась Леонора, кладя руку на ширинку Ренато. – А почему бы нам сегодня не совершить верховую прогулку, милый?

– Не забудь взять с собой кнут, – язвительно заметил Франко.

– Прикуси язык! – огрызнулся Ренато, обнимая любовницу за талию. – Заведи себе девчонку и делай с ней, что тебе вздумается, а не учи жить других. – Он увлек Леонору к конюшне.

Проводив удаляющуюся парочку взглядом, Фабрицио обернулся к своему секретарю и строго спросил:

– Кажется, ты забыл, что всякий сверчок должен знать свой шесток, мой друг? Я плачу тебе вовсе не за то, чтобы ты давал советы моей сестре и ее любовнику. Или тебе надоело служить у меня?

Франко вскочил и начал оправдываться, но Фабрицио прервал его, пробурчав:

– Успокойся, я пока еще не собираюсь тебя прогонять. Ступай работай, я вызову тебя, когда ты мне понадобишься.

– Хорошо, мистер Балоччи, – сказал секретарь и поспешил ретироваться.

Оставшись в беседке один, Фабрицио сел в плетеное кресло и закрыл глаза. В последние дни ему не удавалось выспаться, и сейчас он собирался немного вздремнуть на свежем воздухе. Вскоре ему уже снились красочные картины предстоящего завтра секса втроем.

Меган робко постучалась в дверь спальни. Встреча с экспертом по книжным раритетам затянулась, и ей пришлось гнать машину в Суссекс с опасной скоростью, чтобы успеть к условленному часу. Уже в пути ее охватила нервная дрожь, а теперь ее трясло от вожделения. Внезапно дверь распахнулась, Фабрицио втащил ее в комнату и повернул ключ в замке.

– Зачем ты запираешься? – удивленно спросила Меган.

– Чтобы нас никто не побеспокоил, – ответил он и стал ее раздевать, даже не включив свет.

Меган оцепенела.

Пока он торопливо расстегивал молнию на платье и снимал с нее бюстгальтер и чулки, она пришла в чувство и спросила дрожащим голосом:

– Почему здесь темно? Я с трудом разглядела кровать.

– В темноте мы будем чувствовать себя более раскованно, – ответил Фабрицио, запуская руку под резинку ее ажурных трусиков и щупая вульву. – Ты уже мокренькая, – деловито констатировал он. – Очень хорошо.

Меган охватило жаром, а внизу живота возникло сладкое томление. Она изнемогала от похоти и готова была отдаться Фабрицио немедленно. Он погладил ее по голове и внезапно завязал глаза бархатной повязкой.

– Зачем ты это делаешь? – испуганно спросила она.

– Для большей остроты ощущений, глупышка! Доверься мне, я тебя не разочарую, – сказал Фабрицио и стал покрывать поцелуями ее лицо и шею.

Она затрепетала и, запрокинув голову, выпятила набухшие груди с болезненно твердыми сосками. Фабрицио начал поочередно их целовать, одновременно массируя клитор и просовывая во влагалище палец. Меган тихонько повизгивала и скулила, с трудом удерживаясь на слабеющих ногах. Фабрицио встал на колени и начал облизывать ее половые губы. Соки хлынули из лона на ее бедра. Фабрицио то запускал свой проворный язычок в ее заветную расселину, то легонько прикусывал ее нежный бутончик, то впивался в розовую плоть преддверия влагалища своим жадным ртом. Упершись руками в его плечи, Меган мотала головой и срывающимся голосом кричала:

– Еще, еще! Только не прекращай делать это!

Внезапно Фабрицио выпрямился и увлек ее к кровати. Она покорно позволила ему усадить ее на край матраца, надеясь, что уж теперь-то он точно ею овладеет. Однако у него имелись свои планы. Фабрицио сбегал куда-то и, к удивлению Меган, принялся туго обвязывать ее груди шелковым шарфом. Она не задавала вопросов, а только тихонько охала и стонала, предчувствуя недоброе.

– Ляг на спину! – приказал он.

– Мне все это не нравится, – собравшись с духом, промолвила Меган. – Развяжи мне глаза и включи свет.

– Хорошо. Но на этом наша встреча закончится, – холодно сказал итальянец, стягивая концы шарфа у нее на спине так крепко, что у нее перехватило дух.

Меган умолкла, испытывая легкое головокружение от давления шелковой ткани на груди и ребра и боль в промежности, горячей и дрожащей от неутоленной страсти. Желая успокоиться и расслабиться, она удобнее улеглась на кровати и раскинула в стороны руки и ноги. Но лишь только ее сердце начало биться ровнее, как Фабрицио преподнес ей новый сюрприз – он облил ее какой-то холодной жидкостью. Пронзительно взвизгнув, Меган вскричала:

– Какого дьявола! Что за странные фокусы?

– Расслабься, милая, и не суетись. Контраст в ощущениях усилит твое удовольствие, – сказал итальянец.

– Но мне холодно!

– Зато потом станет приятно. Я чувствую, что тебе уже хорошо, притворщица! – сказал Фабрицио, щупая ее твердые соски одной рукой, а другой поглаживая набухшие срамные губы.

Меган собралась было возразить, но он наклонился и запечатал ей рот поцелуем. По телу Меган пробежала горячая волна, ее бедра непроизвольно пришли в движение. Фабрицио стал сосать соски через ткань и поочередно дуть на них. По коже Меган поползли мурашки, ей показалось, что у нее зашевелились волосики на затылке и лобке. Груди стали набухать, но шелковая материя сдавливала их настолько сильно, что вскоре в сосках возникла боль. Она расползлась по животу и передалась клитору и влагалищу. Странное ощущение тяжести возникло даже в анусе. Меган заерзала на матраце и жалобно произнесла:

– Мне больно! Развяжи шарф!

– Разве тебе не доставили удовольствия мои поцелуи? – спросил Фабрицио и вновь принялся сосать ее стесненные шелковой тканью груди. Но этого Меган показалось мало, ее пылающее от внутреннего жара лоно взывало о быстрейшем заполнении его мужской плотью, клитор требовал массажа с не меньшей настойчивостью, а промежность ныла, истосковавшись по легким шлепкам по ней яичек. Однако Фабрицио пока не выказывал желания задрать ей ноги и вогнать во влагалище свой причиндал. Он продолжал сосать ее груди, словно голодный младенец.

Наконец он сжал ее бедра и согнул ей в коленях ноги, шумно дыша и царапая ногтями ее кожу. Меган представила себе его искаженное сладострастием лицо и громадный твердый пенис, нацеленный на ее вульву, и низ ее живота тотчас же напрягся так, что заболел лобок. Внезапно кто-то невидимый раздвинул пальцами ее влажные половые губы и стал легонько поглаживать ее трепещущий клитор.

– Кто это? – грудным голосом спросила она. – Фабрицио, здесь кто-то посторонний? Я чувствую в себе его палец! Ой!

– Тише, глупышка! Это же Алессандра, – сказал Фабрицио. – Она хорошо к тебе относится.

– Нет! Пусть она уйдет! – завизжала Меган.

– Тогда уйду и я! – Фабрицио отстранился и снова облил ее ледяной водой.

Меган взвизгнула и затряслась, задыхаясь от возмущения и непривычных ощущений в лоне. Алессандра ритмично вводила два пальца в ее судорожно сжимающееся влагалище, нажимая основанием большого пальца на клитор. Меган взвыла в полный голос и замотала головой, пронзенная ослепительным, головокружительным, небывалым оргазмом.

– Великолепно! – восхищенно заметил Фабрицио. – Она готова? – спросил он, обращаясь к Алессандре.

– Соки текут из нее ручьями, – ответила Алессандра, деловито орудуя рукой в хлюпающей вульве Меган. – Пожалуй, я введу туда еще один пальчик, – добавила она и незамедлительно осуществила свою идею.

Меган зарыдала.

– Пора пускать в ход мраморный фаллоимитатор, – задумчиво произнес Фабрицио. – Она вполне для него созрела.

Меган оцепенела, услышав это, но итальянец, не дав ей промолвить ни слова, начал ее жарко лобзать и теребить ей груди. Задыхаясь, она стала царапать ему спину ногтями и подпрыгивать на кровати. Фабрицио отстранился и, рассмеявшись, освободил ее груди от шелковых пут. Меган судорожно вздохнула, и он стал сосать ее соски, поглаживая ладонями плечи и бока. Меган томно вздохнула и расслабилась.

В следующий миг Алессандра ловко просунула ей в лоно какую-то твердую холодную и здоровенную штуковину.

– Это уже слишком, – промолвила Меган, понимая, что это лишь начало новой игры Фабрицио.

– Потерпи немного! Это самый маленький искусственный пенис из моей коллекции. Он поможет тебе расслабиться.

– По-моему, ее нужно как-то отвлечь, – сказала Алессандра, видя, что у Меган начинается истерический припадок. Бедняжка жалобно хныкала и дрожала то ли от страха, то ли от переполнявших ее новых ощущений. Она явно балансировала на грани нервного срыва, ошеломленная бесцеремонными манипуляциями с ее половыми органами двух посторонних людей, которые, судя по их репликам и поведению, давно потеряли всякий стыд. Но интуиция подсказывала ей, что для ее же пользы лучше не сопротивляться и выполнять все их указания.

Фабрицио никак не отреагировал на замечание, оброненное его любовницей, и Меган подумала, что он сейчас начнет утешать ее, скорее всего лаская своим языком. Каково же было ее изумление, когда он молча огрел ее по животу кнутом, отчего кожа на месте удара вздулась и запылала. Пронзительный крик Меган потряс стены спальни, даже стекла окон задрожали. Фабрицио же спокойно пробормотал:

– Боль скоро перерастет в блаженство, потерпи, милая!

Он лизнул кончиком языка больное место, и Меган сразу же стало значительно лучше. Алессандра воспользовалась этим и просунула каменный фаллос поглубже в ее многострадальное влагалище. Меган попыталась было возражать, но блудница с бесстыжими фиалковыми глазами сжала пальцами ее клитор, и охота спорить у нее пропала. Издав тоскливый вздох, она целиком отдалась на волю своих мучителей и вскоре была вознаграждена за свои страдания каскадом бурных оргазмов. Меган так буйно извивалась и прыгала на кровати, что чуть было с нее не свалилась. Но Алессандра и Фабрицио вовремя подхватили ее на руки и спасли от увечья.

– Вот видишь, я оказался прав, – наставительно произнес Фабрицио, когда она отдышалась и обрела способность соображать. – А ты, глупенькая, боялась. Что ж, пожалуй, на сегодня с тебя достаточно.

– Нет! – вскричала Меган. – Я хочу еще!

– Ну, тогда держись, крошка, – зловещим голосом сказала Алессандра и, вытянув из ее измочаленного лона мраморный фаллоимитатор, немедленно вогнала его обратно другим, тупым, концом. Меган охнула и замерла, боясь пошевелиться. Неугомонная блудница рассмеялась и начала вертеть рукой каменную игрушку, отчего у Меган зарябило в глазах, а в горле застрял ком. Давление мрамора на стенки влагалища быстро нарастало, и вскоре в головке клитора возникла пульсация.

На мгновение все ее тело свело судорогой, и ей показалось, что она сейчас умрет. От этой мысли ее прошиб холодный пот.

– Она уже готова, – констатировал Фабрицио, пощупав ладонью ее лоб. – Пора оживлять. – Он взмахнул рукой и огрел ее кнутом по животу.

– Ай! – вскрикнула Меган. – Не надо! Мне больно!

– Нет, надо! – прохрипел итальянец. – Ты сейчас это поймешь.

Он ударил ее еще раз, задев концом кнута лобок. В тот же миг боль превратилась в райское блаженство, и Меган увидела небо в алмазах. Потеряв всякий стыд, она взвыла и запрыгала на кровати, охваченная неописуемым удовольствием.

Дверь с тихим скрипом открылась и закрылась. Фабрицио развязал повязку и помог Меган встать с кровати. С трудом сохранив равновесие, она повертела головой и, убедившись, что Алессандра ушла, тихо произнесла:

– Ничего подобного я никогда еще не испытывала.

– Одевайся и ступай к себе спать, – сказал Фабрицио и сунул ей в руки одежду. – Уверяю тебя, глупышка, это еще цветочки. Ты не представляешь, какие ягодки у тебя впереди!

Меган прикусила язык, быстро оделась и ушла.

На другое утро Леонора спустилась в столовую пораньше, чтобы взглянуть на англичанку, прошедшую накануне обряд инициации, предваряющий длинный цикл ее полного растления. Однако ни Фабрицио, ни Меган на завтрак не пришли, появилась лишь одна Алессандра.

– Ну, рассказывай, как все прошло вчера! – попросила Леонора, сгорая от любопытства.

Алессандра повертела в руках гренок, отхлебнула из бокала апельсинового сока и, облизнув губки, промолвила:

– Было довольно-таки забавно.

– Забавно? Как это понимать? Выражайся яснее! Она сопротивлялась? Кричала? Кусалась? Царапалась? Ругалась?

– Да, но лишь поначалу. И вообще мне показалось, что ей это затея не по душе, хотя она и притворилась, что осталась довольна. По-моему, она просто не хотела ссориться с Фабрицио. – Алессандра впилась зубами в гренок и стала с аппетитом его поглощать.

– Значит, она все-таки испытала оргазм? И как я догадываюсь, не один? – не унималась Леонора, желая услышать подробности.

Алессандра доела гренок, сделала еще глоток сока и неохотно ответила:

– Она кончила раз десять подряд.

– Жаль, что я при этом не присутствовала! – с досадой воскликнула Леонора. – Какой же мой братец все-таки негодяй! Лишил самых близких ему людей такого редкого удовольствия.

– Если бы Меган поняла, что в спальне собралась целая орава извращенцев, она бы в ужасе убежала оттуда, прыгнула в свою машину и исчезла в ночи, – сказала Алессандра и взяла с тарелки сандвич с ветчиной. – Она и так чуть не умерла со страху, когда сообразила, что в комнате нахожусь я.

– Расскажи мне поподробнее! – попросила Леонора, ерзая на стуле.

Но Алессандра отмахнулась от нее, заявив, что она не выспалась и не расположена чесать языком.

– Но ты по крайней мере нашла в себе силы спуститься на завтрак, – миролюбиво промолвила Леонора, решив добиться своего хитростью, – а бедняжка Меган вообще не вышла из спальни. Неужели у нее исчез аппетит?

– Ей просто стыдно смотреть мне в глаза после вчерашнего, – сказала Алессандра.

– Представляю, что она там вытворяла! – воскликнула Леонора. – И когда же состоится следующий сеанс? Надеюсь, уж на этот раз меня допустят к ее телу?

Алессандра доела сандвич, допила сок и, встав из-за стола, ответила:

– Об этом спроси лучше у своего брата. А мне нужно позвонить своему агенту. Возможно, завтра мне придется улететь в Милан на съемки рекламного клипа.

– Будь я на твоем месте, я бы отсюда теперь не уехала. Ведь Меган легко может отбить у тебя любвеобильного братца. Ты ведь знаешь, что он привык менять любовниц как перчатки, – предостерегла ее Леонора.

– Мне это и без тебя давно ясно. Я считаю, что насильно все равно мил не будешь. Пусть развлечется с этой девчонкой, раз ему этого хочется. А мне такие забавы не по нутру, я от них устала. Лучше займусь своей прежней работой, подиум и восторженная публика меня успокаивают. Может быть, найду себе нового богатого любовника, не хуже Фабрицио.

– Не принимай его забавы близко к сердцу, – попыталась успокоить ее Леонора. – Меган для него всего лишь очередное развлечение. А любая игра рано или поздно заканчивается.

– Ты в этом уверена? – спросила Алессандра. – А вдруг она завершится не в мою пользу? И как долго она еще продлится?

– Срок действия договора с Меган – всего полгода. А потом она вернется домой, обогащенная щедрым вознаграждением и новым сексуальным опытом. Фабрицио же успокоится и снова будет заниматься любовью только с тобой, – сказала Леонора.

– Что ж, время покажет! – воскликнула Алессандра. – Извини, но я вынуждена тебя покинуть. Еще увидимся позже!

Оставшись в столовой одна, Леонора стала строить планы на первую половину этого дня. Можно было бы совершить верховую прогулку, но Ренато не мог составить ей компанию, так как Фабрицио поручил ему какую-то срочную работу. Она озабоченно нахмурилась и, встав из-за стола, побрела в конюшню. Учуяв хозяйку, ее любимый гнедой мерин радостно заржал, и настроение у Леоноры тотчас же улучшилось. Она решила, что нужно обязательно покататься часок-другой верхом, чтобы разогнать тоску и скуку.

Вернувшись с прогулки, Леонора, к своему удивлению, не застала на месте конюха и была вынуждена сама распрягать коня. Сняв с мерина седло и сбрую, она обтерла его скребком, насыпала ему в кормушку овса, долила воды в кадушку и уже направилась было к выходу, когда путь ей внезапно преградил Франко.

– Что тебе надо? – спросила она.

– Я хотел тебя увидеть, – ответил он.

– Прекрасно! Ну, посмотрел – и прочь с моей дороги! Мне нужно вернуться в дом. – Она теряла терпение.

Но Франко не сдвинулся с места.

– Ты оглох? Пропусти, а то тебе не поздоровится! – с угрозой в голосе воскликнула она.

– А что ты мне сделаешь? – насмешливо спросил Франко.

– Не уйдешь с дороги – пожалеешь, – прошипела Леонора.

– Неужели? – Франко иронически вскинул брови. Леонора взмахнула кнутом и огрела им его по плечу.

В ответ он влепил ей звонкую пощечину. Она отшатнулась и вскричала:

– Негодяй! Ты посмел ударить женщину!

– Ты первая меня ударила! – прорычал он, наступая на нее.

– Если я расскажу об этом брату…

– Но ведь ты ему не расскажешь, не так ли? – сказал он и прижал ее к стене конюшни. – Тебе ведь хочется позабавиться со мной, признайся!

Франко ухватил ее за грудь одной рукой, а другую просунул ей в промежность. Она завизжала и попыталась высвободиться, но он держал ее крепко. Тогда она воскликнула:

– Грубиян! Убери свои лапы! Предупреждаю тебя в последний раз – оставь меня в покое, иначе у тебя возникнут серьезные неприятности.

– Не пугай меня, Леонора, – с усмешкой ответил Франко. – Ведь я вижу тебя насквозь и знаю, чего тебе хочется.

Говоря все это, он яростно тер рукой ее вульву и тискал другой рукой ее грудь. Леонора почувствовала, что она возбуждается, и невольно обмякла. Воспользовавшись ее минутной слабостью, Франко сжал ее в объятиях и прижался эрегированным пенисом к низу ее живота. Леонора взвизгнула, и ее гнедой мерин испуганно заржал и забил копытом. Франко наклонил голову и стал целовать Леонору, сжав руками ее запястья.

– Ты ведь хочешь, чтобы я взял тебя здесь силой, признайся! – настаивал он. – Тебе нравится, когда мужчина действует грубо и быстро.

– Отпусти меня, мерзавец! – ответила она, не желая признаваться, что ему удалось ее возбудить.

– Ты маленькая лгунья! – с ухмылкой сказал он.

Леоноре удалось высвободить руку, и она не преминула этим воспользоваться и ударила его кулачком в грудь.

– Ах, да ты дерешься! – возмутился Франко и рывком разорвал на ней рубаху.

Леонора ахнула и затрепетала. Он стал ласкать ее обнаженные груди и тискать ягодицы. Трусики Леоноры моментально пропитались соками. Он пощупал ее вульву и расхохотался.

– Вот видишь, похотливая сучка, я оказался прав. Признайся, что тебе хочется отдаться мне прямо в стойле, и я немедленно доставлю тебе удовольствие. Я трахну тебя во все твои отверстия, ты останешься довольна!

Леонора медлила с ответом, пытаясь выиграть время и притупить его бдительность. Она не привыкла, чтобы с ней обращались так бесцеремонно, и злилась на себя за то, что позволила этому нахалу вызвать в ней вожделение самым скотским образом. Ее еще никто не имел в конюшне, но, как это ни удивительно, ей этого хотелось. Ее истекающая соками вульва требовала срочного и немилосердного совокупления, максимально грубого и сопровождаемого громкими животными выкриками. Однако рассудок упрямо противился такому постыдному грехопадению, и Леонора, собрав остатки воли в кулак, двинула им снизу Франко по мошонке. Пронзенный чудовищной болью, он отпустил ее и, согнувшись пополам, прохрипел:

– Ты пожалеешь об этом!

– Разве тебе это не приятно? – с невинным видом спросила она. – Ну, теперь можешь взять меня, я согласна.

– Ты ведь понимаешь, что теперь я уже не смогу, дрянь! – морщась от боли, проскулил он.

– Слабак! А еще строишь из себя мужчину! – презрительно бросила ему Леонора и, оттолкнув его, направилась к выходу.

– Все равно я тебя трахну! – в отчаянии крикнул он ей вслед. – Я лучше, чем твой Ренато. Дай мне знать, когда он тебе надоест! Я всегда к твоим услугам.

– Не дождешься! – огрызнулась она и, вернувшись, огрела его кнутом по спине на прощание, да так, что у бедняги слезы брызнули из глаз. Победно ухмыльнувшись, Леонора повернулась и ретировалась.

Очутившись наконец в своей комнате, она разделась, швырнула потную одежду в бак для грязного белья и залезла в ванну, чтобы отмокнуть в горячей воде и привести в порядок свои нервы и мысли. Анализировать происшествие в конюшне ей совершенно не хотелось, она уже поняла, что связываться с Франко ей не стоит. Ничем хорошим это для нее закончиться не могло, потому что каждый из них норовил бы доминировать в сексе. И хотя столкновение двух сильных натур и сопровождалось бы высечением искр, продолжительная любовная связь неминуемо испепелила бы их. А состариться прежде времени или умереть в расцвете лет ей совершенно не хотелось.

Выйдя из ванной, Леонора легла ничком на кровать и стала яростно мастурбировать, чтобы унять чрезмерную похоть. Обычно она контролировала этот процесс, но сегодня оргазм сотряс ее совершенно внезапно уже спустя минуту. Она отдышалась, обтерла мокрую руку о простыню и забылась сном. Как это ни странно, ей приснилась голая Меган, которую она немилосердно била кнутом по заду.

Усевшись за письменным столом в библиотеке, Меган просматривала свои записи, сделанные во время консультации у букиниста накануне вечером. Но воспоминания о случившемся с ней несколько позже, ближе к полуночи, мешали ей сосредоточиться. Анализируя собственное поведение и поступки Фабрицио и Алессандры, она не находила им разумного объяснения и постепенно впадала в ажитацию. Разумеется, легче всего было бы возложить всю вину за этот возмутительный аморальный эксцесс на Фабрицио, который исподволь приучил ее грешное тело к наслаждению. Однако внутренний голос настойчиво напоминал ей, что она обязана разделить с ним ответственность, поскольку сама не слишком противилась проснувшимся в ней темным желаниям. Более того, она получила удовольствие от этого развратного акта. И ни страх, ни боль, которые ей довелось испытать в процессе своего грехопадения, не могли служить ей оправданием, поскольку они лишь обострили ее сладостные ощущения.

Так что же будет с ней дальше? Предложит ли Фабрицио повторить оргию, случившуюся минувшей ночью в его опочивальне на верхнем этаже особняка? Или же ей лучше забыть о нем, посчитав, что этот секс втроем явился завершением их непродолжительной интрижки? Быть может, овладев ею столь извращенным образом и при живом участии Алессандры, Фабрицио дал ей понять, что он не намерен отвергать ради нее свою прежнюю пассию? Все эти вопросы так разволновали Меган, что она отложила в сторону записи, вскочила из-за стола и начала расставлять книги по полкам. Работы у нее был непочатый край, и порой Меган начинала сомневаться, что сумеет выполнить ее в срок, предусмотренный контрактом. Вряд ли Фабрицио не понимал, что их интимные отношения отвлекают ее от основного дела. Следовательно, рассудила Меган, он еще во время собеседования задумал совратить ее. Но почему он так заинтересовался именно ею? До него ни у одного мужчины она не вызывала вожделения, пожалуй, даже у Ника. Значит, сделала она логический вывод, ему удалось почувствовать в ее натуре какие-то тайные стороны, о которых она сама раньше не подозревала.

– Ну, как успехи? – раздался у нее за спиной голос вошедшего в библиотеку Фабрицио.

Едва не упав со стремянки, Меган судорожно вцепилась в перекладину стеллажа и сделала успокаивающий вздох. Фабрицио подбежал к ней и схватил ее за талию, опасаясь, что она потеряет равновесие и рухнет на пол.

– Ты вся дрожишь, – промолвил он. – Неужели я так тебя напугал?

– Нет, я просто задумалась о своем, – пробормотала она.

– Интересно, о чем же? Или это секрет?

– Честно говоря, я не могу забыть прошлую ночь, – чуть слышно пролепетала Меган.

– Ты имеешь, наверное, в виду свою встречу с букинистом, затянувшуюся до позднего вечера? – переспросил Фабрицио. – Кстати, как его зовут?

– Фрэнсис Блейкни, – растерянно ответила Меган. – Однако…

– Да, это имя мне знакомо, мой дядюшка упоминал его пару раз в своих письмах. Мистер Блейкни сказал, что он знавал моего дядю?

Меган медлила с ответом, не понимая, почему Фабрицио перевел разговор на букиниста. Неужели он всерьез подумал, что этот старичок врезался ей в память? Неужели ему не понятно, что ее мысли заняты бурными событиями минувшей ночи, происшедшими в его спальне, а не каким-то книжным червем!

– Да что с тобой сегодня, Меган? Ты не выспалась? – спросил Фабрицио.

– Может быть, – сказала Меган, начиная злиться. – А вы?

– Ты имеешь в виду меня и Алессандру? – переспросил он.

Меган передернуло от злости, даже имя его белокурой любовницы пробуждало в ней ярость.

– Разве ты не помнишь, что она покинула мою спальню до того, как из нее ушла ты? – не дождавшись ответа, сказал он.

– Я была несколько взволнована, – промолвила Меган. – И настолько утомлена, что уснула, как только добралась до кровати. А утром я впервые в жизни не проснулась от звонка будильника.

– Ах вот оно как! Понимаю. Ты и в самом деле, очевидно, переутомилась, отсюда и провалы в памяти. Ну а как ты чувствуешь себя сейчас? Дела потихоньку продвигаются? – Фабрицио окинул взглядом помещение.

Меган была готова устроить ему истерику и потребовать, чтобы он ей немедленно все объяснил. Но он с невозмутимым видом продолжал озираться по сторонам.

– Я в смятении, – призналась Меган. – Я никогда не позволяла себе ничего подобного тому, что произошло вчера в твоей спальне.

– А что же тебя смущает? – вскинув брови, спросил он.

– Я не знаю, как мне жить после всего этого. Что со мной будет? – выпалила она.

Фабрицио открыл иллюстрированную книгу по итальянской скульптуре и стал ее листать.

– Ба! – вдруг воскликнул он, ткнув указательным пальцем в одну из фотографий. – Да это же знаменитая скульптурная композиция Сансовино «Бахус и Фавн»! Легенда гласит, что позировавший ему подмастерье простудился, стоя голым на холоде, заболел, сошел с ума и вскоре умер. Воистину подлинное искусство требует жертв! А ты что об этом думаешь?

– Честно говоря, я как-то над этим не задумывалась, – ответила Меган, совершенно сбитая с толку. – Наверное, так оно и есть. Но в данном случае не совсем понятно, почему пострадал несчастный ученик знаменитого мастера. Ведь лавры славы достались вовсе не ему, и никакого удовлетворения от творческого процесса он тоже не испытал.

– Это не совсем так. Он помогал скульптору создать шедевр, вдохновлял его своей обнаженной фигурой. Следовательно, он тоже причастен и к творческому процессу, и к успеху. Молва сохранила его имя – Пиппо дель Саббро, а это уже что-то значит. Не всякому натурщику удается войти в историю! – Фабрицио выдержал паузу и добавил:

– Вчера ночью ты получила возможность убедиться, как приятно принимать участие в коллективном творчестве. Согласись, что нам с Алессандрой нельзя отказать в изобретательности. Ты только что призналась, что ничего подобного прежде не испытывала. Следовательно, ты не только открыла для себя новые горизонты, но и оказалась активной участницей оригинального, новаторского полового акта!

Ошеломленная столь оригинальной трактовкой группового блуда, Меган ошалело захлопала глазами, утратив дар речи. Лицо ее обрело пунцовый оттенок, колени задрожали.

– Поверь, я не хотел повергать тебя в смятение, дорогая, – вкрадчиво продолжал Фабрицио. – Но ведь все закончилось благополучно! Мы все получили удовольствие. Кстати, в моем кабинете стоит копия этой скульптуры, если желаешь, я покажу ее тебе. Она действительно великолепна!

– Все это чудесно, – придя в себя, сказала Меган. – Но я так и не услышала ответа на свой вопрос.

– Какой вопрос? – с неподдельным удивлением спросил Фабрицио.

– Я хотела бы знать, что будет дальше, – сказала Меган.

– Это зависит от тебя, – с улыбкой ответил Фабрицио. – Насколько я понимаю, наслаждения, к которым я приобщил тебя, пришлись тебе по вкусу. Ты готова продолжать подобные развлечения?

– Да, – сдавленным голосом ответила она.

– Вот и славно! Тогда встретимся сегодня в девять вечера на втором этаже в игровой гостиной. Надеюсь, что и на этот раз ты останешься довольна нашими играми. – Фабрицио загадочно улыбнулся.

– Но я слабо разбираюсь в карточных играх, – неуверенно промолвила Меган. – А всяческие шарады я вообще не переношу.

– Я имел в виду совершенно другие игры, – сказал Фабрицио и, схватив за плечи, привлек ее к себе. – Мы здесь иногда позволяем себе весьма оригинальные развлечения, и к участию в них допускаются лишь избранные.

У Меган перехватило дух. С трудом поборов волнение, она спросила:

– И кто же будет участвовать в этих забавах сегодня ночью?

– Мы с Алессандрой и Леонора с Ренато.

– А как же я? Или меня приглашают в качестве зрительницы?

– Разумеется, и ты тоже, – кивнув, успокоил ее Фабрицио. – Более того, тебе отводится главная роль в маленьком спектакле, который мы сыграем. Надеюсь, что ты нас не подведешь, дорогая, и не пойдешь на попятную в последний момент.

– Как я могу что-то обещать заранее? А вдруг мне что-то не понравится? – поколебавшись, промолвила Меган.

– Поверь, тебе все понравится, – сказал Фабрицио. – Вчера ночью, наблюдая игру эмоций на твоем лице, я понял, что не ошибся в тебе. Как я и предполагал, ты чудесным образом вольешься в наш коллектив и привнесешь в нашу скучную жизнь свежую струю. Нужно только суметь преодолеть определенные испытания ради достижения конечной цели, как это сделал когда-то ученик и помощник великого скульптора.

– И в чем же заключается эта конечная цель? – хрипло спросила Меган.

– Это ты узнаешь, когда придешь вечером в игровую гостиную, – уклончиво ответил Фабрицио.

Тревожное предчувствие, охватившее Меган после этого разговора, не оставляло ее на протяжении всего дня.

Глава 7

У дверей игровой гостиной она остановилась и прислушалась. Разобрать слова, доносившиеся до нее, ей не удалось, они слились в приглушенное бормотание. Затем раздался пронзительный женский визг, потом сладострастное мужское подвывание. Меган бросило в дрожь, ее ладони вспотели. На мгновение у нее возникла мысль повернуться и уйти, но любопытство и похоть перевесили благоразумие, и она вошла в салон.

Как и в спальне Фабрицио накануне вечером, там царил интимный полумрак, помещение освещали только две настольные лампы, стоявшие в противоположных углах на столиках. Возле дальней стены был сооружен помост, на нем на горе подушек восседала голая Алессандра. На ее лодыжках и запястьях Меган заметила кожаные наручники, к которым были пристегнуты длинные металлические цепи. Любой из присутствующих мог потянуть за них и заставить Алессандру принять ту или иную позу.

Заслышав скрип дверных петель и звук шагов Меган, Ренато подошел к ней и сказал:

– Ты пришла вовремя, Алессандра уже впала в транс.

– И как это понимать? – спросила Меган.

– С ней теперь можно делать все, что угодно. Все мы поочередно забавляемся с ее великолепным телом, уставший выбывает из игры, остальные продолжают иметь ее до тех пор, пока не останется кто-то один, еще способный совершить половой акт. Ты готова включиться в игру?

Меган ошалело захлопала глазами. Участвовать в таких забавах ей еще никогда не доводилось. В этот момент из-за помоста вышел Фабрицио и сказал:

– Рад тебя видеть, дорогая! Именно твоих нежных ласк ей сейчас и недостает. Мы с Ренато ее немного утомили.

Ренато глумливо расхохотался при этих словах, а Меган затрясло еще сильнее.

– Что с тобой? – встревоженно спросил у нее Фабрицио. – Тебе не хочется доставить Алессандре удовольствие?

– Я еще никогда не прикасалась к женщине, – призналась Меган.

– Значит, самое время начать. Алессандре нравится, когда ее ласкает женщина. Леонора в этом плане ее не совсем устраивает, порой моя сестра бывает грубовата. А вот ты, как мне кажется, будешь в самый раз.

– Нет, я не хочу, – пролепетала Меган, пятясь к дверям.

– Что ж, раз так, тогда скатертью дорожка! Задерживать я тебя не стану, – сказал Фабрицио, усмехнувшись.

– Но ведь ты придешь ко мне сегодня ночью? – робко спросила Меган.

– Конечно же, нет! После подобных развлечений я засыпаю как убитый. Но мне бы хотелось приобщить тебя к нашему коллективному творчеству, дать тебе возможность разделить с нами радость совместного веселья.

– Пусть уходит! – воскликнула Леонора и, вскочив с места, направилась к платформе. – Я с радостью развлекусь с малышкой Алессандрой еще разок.

– Успокойся, сестричка! Сейчас очередь нашей гостьи, – резко осадил ее Фабрицио.

Ренато положил руки Меган на плечи и ободряюще сказал:

– Не стесняйся, ступай на помост. Алессандра будет тебе рада.

Меган нерешительно шагнула к помосту, на котором ее ждала прекрасная манекенщица. Чудесные глаза Алессандры похотливо сверкали, волосы разметались по плечам, розовые соски набухших грудей призывно торчали. Меган робко дотронулась до одного из них пальцем – и блондинка, вздрогнув, словно от электрического разряда, шумно втянула носом воздух. Меган осмелела и стала теребить сосок, стиснув его двумя пальцами.

– Великолепное начало! – похвалил ее Фабрицио.

Ободренная его похвалой, Меган наклонилась и подула на груди блондинки так, как это делал в минуты их интимной близости Фабрицио. Заметив, как старательно она повторяет все то, чему он успел ее обучить, итальянец самодовольно улыбнулся: библиотекарша, как он и предсказывал, оказалась старательной ученицей. Между тем Меган уже теребила торчащие соски его любовницы своими пальчиками. Глаза Алессандры подернулись поволокой. Меган впервые в жизни почувствовала свою власть над другой женщиной и принялась массировать ее половые органы с удвоенным вдохновением.

Голый живот Алессандры подрагивал от ее нежных прикосновений, цепи тихонько позвякивали, вторя сладострастным вздохам и стонам лесбиянок. Вскоре пришел в движение весь торс белокурой проказницы, а по ее ногам потекли струи нектара. Ее срамные губы, набухшие от прилива крови, раздвинулись в стороны, розоватое преддверие влагалища заманчиво блестело, крохотный бутончик, венчающий их, дрожал, требуя активной стимуляции.

Стоило только Меган дотронуться до головки клитора пальчиком, как бедра Алессандры беспорядочно задергались, а мышцы живота напряглись. Меган стала водить вокруг клитора пальцем. Алессандра запрокинула голову и низким голосом воскликнула:

– Да, да, вот так!

Она явно была близка к той роковой грани, за которой начинается безвоздушное пространство. Меган резко просунула два сжатых пальца в ее горячее влагалище и надавила большим пальцем на чувствительную кнопочку.

Пронзительно вскрикнув, Алессандра бурно кончила. Мышцы ее лона сжали пальцы Меган с поразительной силой и начали сокращаться, словно бы всасывая из руки англичанки энергию. По телу Меган пробежала дрожь, ее промежность вспотела. Она глубже просунула пальцы в жаркий тесный тоннель распутной итальянки и принялась быстро ими там двигать. Визг Алессандры стал еще пронзительнее и громче, ее глаза закатились, груди затряслись. В промежности Меган возникло сладкое томление, а внизу живота – приятное покалывание. Она начала постанывать от вожделения, с каждым мгновением все больше впадая в экстаз.

– Ты чересчур увлеклась, крошка, – услышала Меган у себя за спиной голос Леоноры. – Уступи место Ренато, теперь его очередь забавляться с ней.

Меган поспешно отпрянула от помоста в спасительный полумрак, устыдившись своего поведения. Фабрицио погладил ее по спине и одобрительно промолвил тихим бархатным голосом:

– Это подлинный успех! Признайся, что тебе понравилось ее ласкать, малышка! – Не дожидаясь ее признания, он пощупал рукой ее тугие груди и удовлетворенно добавил:

– Да, я был, как всегда, прав.

Меган, к ее величайшей досаде, не могла разглядеть, что именно вытворяет на помосте Ренато, однако слабые крики протеста и повизгивание Алессандры наводили на предположение об анальном сексе с особой жестокостью. Белокурой блуднице явно пришлось не по вкусу такое обхождение – она вдруг закричала во весь голос:

– Нет! Не надо! Только не это!

Последовавшие за этим зубовный скрежет и утробный вой вызвали у Меган сердцебиение. Она с тревогой взглянула на Фабрицио.

– Не тревожься за нее, глупышка, – успокоил ее он. – Все эти вопли и мольбы – непременная составляющая спектакля. Скоро наша Алессандра испытает райское наслаждение. А тебе не хочется занять ее место на этой сцене?

По спине Меган пополз холодок, в анусе возникло тревожное покалывание, на лбу выступил пот.

– Ты не вправе просить меня об этом, – хрипло промолвила она. – Я еще к этому не готова.

– Я могу обращаться к тебе с любой просьбой, – возразил итальянец. – А согласиться ли тебе или же отказаться – решай сама. Но учти, что силы Алессандры уже на исходе, она вот-вот упадет в обморок, если ее не заменят. А ночь развлечений только начинается. Ты ведь не хочешь испортить нам праздник?

В этот момент Алессандра снова издала душераздирающий визг, подобного которому Меган еще никогда не слышала, и забилась в пароксизме исступленного сладострастия. Меган почувствовала нестерпимый прилив вожделения и резко ответила:

– Я согласна! Пусть праздник продолжается.

– Мне приятно это слышать, – промолвил Фабрицио и поцеловал ее в шею. – Значит, я в тебе не ошибся. Ренато! – крикнул он любовнику своей сестры. – Оставь Алессандру в покое. Ее место на помосте сейчас займет Меган. Поприветствуем дебютантку, друзья!

Раздались громкие аплодисменты. Фабрицио начал раздевать Меган, она не сопротивлялась.

– Значит, шоу начнется сначала? – спросила Леонора.

– Можешь действовать по своему усмотрению, – ответил ей Фабрицио. – Я думаю, что Меган уже готова ко всему. Она ведь у нас умница! Приступай, сестричка. А ты, Алессандра, немного отдохни. Наручники и цепи мы с тебя снимем и наденем их на нашу дебютантку. – Он разразился гомерическим хохотом.

– Так мы не договаривались! – воскликнула Меган.

– Мы вообще ни о чем не договаривались, крошка. Ты сама вызвалась участвовать в этом представлении. Оковы – его непременные атрибуты. Не бойся, тебе не будет чересчур больно. А легкая боль, как тебе, должно быть, известно, лишь усиливает приятные ощущения. Сейчас я помогу тебе все это на себя надеть. Стой ровно и не дергайся, глупышка!

После таких слов ноги Меган стали словно ватные, а голова наполнилась розовым туманом. Утратив способность к сопротивлению, она беспомощно топталась на сцене, озираясь по сторонам. Леонора ухмылялась, очевидно, предвкушая скорое удовольствие. Ренато сопел и обтирался полотенцем. Алессандра вообще растворилась во мраке. Фабрицио же деловито поправлял подушки, готовя ложе для новой жертвы наперсников разврата. Цепи и наручники в его руке зловеще бряцали. Меган прошиб холодный липкий пот, она потупилась и зажмурилась, закусив нижнюю губу и сглатывая слюну.

– Выше голову, глупышка! – Фабрицио потрепал ее ладонью по щеке. – Расправь плечи, покажи нам себя во всем своем великолепии. И не волнуйся, думай об Англии!

– А наручники не натрут мне запястья? – спросила Меган.

– Разумеется, нет! Они очень удобные, ты к ним быстро привыкнешь. И даже полюбишь их, потому что с их помощью ты получишь полное удовлетворение. Не задавай мне, пожалуйста, больше вопросов. Доверься мне и помолчи, скоро ты все сама узнаешь! Впрочем, если ты передумала, можешь одеться и уйти.

– Нет, я останусь! – воскликнула Меган и вытянула вперед руки, сложив их в ладонях.

Фабрицио ловко защелкнул у нее на запястьях браслеты, надел другую пару наручников ей на лодыжки и усадил ее на подушки по-турецки. Окинув удовлетворенным взглядом ее раскрывшуюся для всеобщего обозрения вульву, он крякнул и громко объявил:

– Внимание, друзья! Представление начинается!

Леонора взбежала на сцену и, встав напротив Меган, окинула ее леденящим взглядом.

– Я могу делать с ней все, что мне вздумается? – спросила она у брата.

– Ты не должна перегибать палку! – предостерег ее Фабрицио.

– Ну, что скажешь? – спросила у Меган Леонора.

Но Меган ей ничего не ответила, потому что у нее вдруг пересохло во рту и онемел язык от страха.

– Молчишь? – усмехнувшись, спросила Леонора. – Значит, ты все поняла и ко всему готова. Что ж, чудесно. Тогда приступим!

Она удовлетворенно потерла ладони и, наклонившись, извлекла из холщового мешочка, лежавшего рядом с горой подушек, флакончик с ароматным снадобьем. Вылив немного его содержимого на голый живот Меган, Леонора стала растирать пахучую жидкость по ее лобку и бедрам. Внизу живота и в промежности Меган вскоре возникло томление. Она заерзала на подушках, но Леонора резко ударила пальцами по ее набухшему соску и приказала ей сидеть смирно.

– Хорошо, я постараюсь, – сдавленно ответила Меган, ощущая жар во всем теле.

От прикосновений рук Леоноры ее половые губы набухли, чувствительность их обострилась. Леонора просунула скользкий палец ей во влагалище и, вынув его оттуда, громко сказала:

– А ты, оказывается, уж не такая и скромная! Пожалуй, уже можно начинать. – С этими словами она снова наклонилась к мешочку и достала из него здоровенный вибратор с большой шишкообразной головкой. Меган ахнула от страха и сжала ягодицы. Леонора смерила ее насмешливым взглядом и произнесла, помахивая страшным фаллоимитатором, словно дубинкой:

– Чего ты испугалась, глупышка? Эта штуковина – именно то, что сейчас тебе требуется. Разве ты не ощущаешь томительную пустоту в своем лоне? Разве твой трепещущий клитор не изнемогает без хорошей стимуляции? Расслабься, крошка, и раздвинь пошире ножки!

Меган молча повиновалась. Леонора обильно намазала вибратор пахучим маслом, подошла к ней вплотную и начала водить концом прибора по ее клитору. Меган почувствовала, что у нее перехватило горло. Боль в промежности становилась нестерпимой, груди учащенно вздымались, соски встали торчком. Меган издала надрывный стон – и Леонора моментально вогнала штуковину, которую она держала в руке, в ее влагалище до упора. Меган захрипела и замотала головой. Стенки лона судорожно сжали вибратор, по бедрам растеклось тепло. А еще спустя мгновение Меган полегчало и стало очень хорошо.

Повернув основание прибора, Леонора свободной рукой начала массировать Меган груди и поочередно лизать ее соски. Вибратор тихо урчал в ее влагалище, распространяя по тазу волны блаженства. Никогда прежде ей не доводилось испытывать сразу столько острых ощущений. С непривычки у нее зарябило перед глазами и помутилось в голове. В шейке матки словно бы заискрилось – и тотчас же всю нижнюю половину ее тела свела приятная судорога. Громко охнув, Меган снова кончила. Новая волна удовольствия захлестнула ее, пронзительный удовлетворенный визг непроизвольно вырвался у нее из груди, и небывалый пароксизм многократного оргазма сотряс ее до основания. Словно сквозь вату она услышала голос Ренато:

– Леонора, спускайся с помоста. Она тобой вполне удовлетворена.

– Ты осталась мной довольна, крошка? – тихо спросила у Меган Леонора, прежде чем уйти. – Ну, что же ты молчишь?

– Это трудно описать словами, – хрипло произнесла Меган, открыв глаза, в которых сверкали слезы чистой радости.

– И это только начало! Со мной ты познаешь еще и не такое удовольствие, если, конечно, захочешь, – пообещала Леонора и, дернув ее на прощание за сосок, спрыгнула со сцены, уступая место другому участнику представления.

Ренато немедленно вспрыгнул на помост и за пять минут довел, действуя только языком и руками, Меган до нового умопомрачительного оргазма. Рыдая и стеная словно безумная, она, однако, услышала, как он тихо сказал ей:

– Будь поосторожнее с этими людьми, они чрезвычайно опасны!

Меган, однако, не придала этому предупреждению должного значения, рассудок ее в этот момент слегка помутился. Она была способна только чувствовать и наслаждаться. А удовольствия в эту ночь сыпались на нее как из волшебного рога изобилия. Следующей на помост вспорхнула Алессандра. Сначала она попыталась выжать из тела Меган оргазм с помощью рук и языка, обхаживая ими ее половые губы и клитор. Однако как она ни старалась, эти истерзанные части тела Меган упорно не реагировали на раздражение. И лишь когда Алессандра, отчаявшись добиться успеха, укусила свою жертву за сосок и глубоко вогнала в ее взмыленное влагалище указательный палец, где-то в глубине тела Меган вновь зашевелилось вожделение. Все ее мускулы напряглись, в клиторе возникла долгожданная пульсация, Меган сладострастно застонала и зажмурилась. Однако предчувствие сладостного ощущения на сей раз ее обмануло. Как она ни тужилась, как ни ерзала по влажным подушкам своей горячей и мокрой от соков попкой, оргазм не приходил к ней. От досады Меган даже взвыла. И как только чудовищная мысль о том, что она больше не сумеет кончить, пронзила ее воспаленный мозг, Меган отрезвела и вспомнила, что за ней пристально наблюдают. Ее прошиб холодный пот, и всякое желание продолжать этот фарс у нее пропало. Ей живо представилось, как жалко она сейчас выглядит, и вспомнилось предостережение Ренато. Почувствовав резкую перемену ее настроения, Алессандра спросила:

– Что случилось? Если ты меня подведешь, я буду вынуждена признать свое поражение и выйти из игры.

– Не разговаривай с ней! Это запрещено правилами! – воскликнул Фабрицио. – Тебе не хватило умения и смекалки, так что слезай с помоста и уступи свое место мне.

Меган подняла глаза и взглянула на него. Он показался ей выше ростом и излучающим скрытую угрозу. По позвоночнику ее пробежал холодок. Фабрицио ухмыльнулся и промолвил:

– Надеюсь, что от меня удача не отвернется, крошка. Для пущей уверенности в этом я воспользуюсь одним полезным приспособлением.

– Каким, если не секрет? – срывающимся голосом спросила Меган.

– Тебе запрещено задавать вопросы! – строго сказал итальянец. – Но я пойду тебе навстречу и удовлетворю твое любопытство. Я опробую на тебе усовершенствованный вибратор со специальной насечкой на корпусе. Причем использую его несколько оригинальным образом.

С этими словами он опустился рядом с Меган на колени, уложил ее на живот и, подоткнув под него и бедра несколько подушек, грубо раздвинул руками ее аппетитные ягодицы.

– Какой, однако, у нее восхитительный зад! – воскликнула Леонора. – Какая нежная, розоватая кожа!

Какой славный, тугой анус. Он, наверное, еще девственный.

Трепеща от испуга, унижения и похоти, Меган с замирающим сердцем ждала, застыв в пикантной позе, когда Фабрицио наконец дотронется до нее вибратором. Но он вопреки ее тревожным ожиданиям нежно поцеловал ее в шею и, пробормотав что-то поитальянски, принялся облизывать ей позвоночник. Его заключительный поцелуй в копчик поверг Меган в смятение. Она не знала, ликовать ли ей по поводу столь элегантного выражения его чувств к ней или же напрячься в предчувствии неожиданного сюрприза. Ее незащищенный анус испуганно сжимался, колени дрожали, в промежности росло напряжение. Язык итальянца волшебным образом свернулся в трубочку и юркнул, словно мышка в свою норку, в ее задний проход. Меган охнула и завиляла задом.

Фабрицио еще немного поорудовал в ее попке языком и, раздвинув руками ее пылающие ягодицы, впился ртом в сочное преддверие влагалища. Меган утробно взвыла и задергалась, ощущая невероятную пульсацию в клиторе. Сжав ее ягодицы своими длинными сильными пальцами до боли, Фабрицио начал водить языком по расселине между ними. Она замотала головой и шумно втянула ртом воздух. Он ухватился за ее набухшие губы и стал дергать за соски. Жалобно пискнув, Меган затрепетала, покрывшись испариной. Фабрицио убрал руки с ее грудей и вновь стал массировать ее попку, тщательно втирая в анус ароматное масло. Меган громко заохала, испытывая головокружение от охватившего ее вожделения.

– Умница! – пророкотал итальянец и стал тереть всей своей большой ладонью, умащенной специальным маслом, ее срамные губы и клитор.

Меган издала протяжный стон. Блаженное тепло распространилось по ее тугим бедрам. Охваченная умиротворением, она совершенно расслабилась, боясь неловким телодвижением спугнуть оргазм, зарождавшийся в таинственных глубинах ее женского естества. Пока еще он лишь робко давал о себе знать легким щекотанием в промежности и покалыванием в головке клитора. Но чутье подсказывало Меган, что этот оргазм не будет похож на все предыдущие, он будет подобен девятому валу во время шторма и зашвырнет ее в неведомую пучину исступленного сладострастия.

Внезапно плавное течение ее фантазий нарушила резкая боль в анусе. Меган взвизгнула, но было уже поздно: палец Фабрицио проник в ее задний проход.

– Не трепыхайся, глупышка, – с угрозой в голосе сказал итальянец. – Потерпи еще немного, и ты ощутишь невероятное блаженство.

– Нет! Не надо! Я не хочу! Немедленно прекрати это!

– Закрой рот, дура! – прикрикнул он на нее и стал быстро двигать в анусе своим длинным пальцем, норовя расширить отверстие.

Меган захныкала от боли и затряслась.

– Вот видишь, глупышка, ты уже начинаешь входить во вкус, – удовлетворенно произнес Фабрицио. – Дыши глубже, это помогает.

Постепенно боль стихла и сменилась легким онемением, которое, в свою очередь, переросло в приятные ощущения. Меган расслабилась и пошире расставила ноги. Клитор ее торчал, налившись кровью, груди набухли, соски стали твердыми, как вишневые косточки, а половые губы стали настолько чувствительными, что прикоснись к ним Фабрицио всей ладонью, оргазм наступил бы незамедлительно. В ожидании этого чудесного мига она совершенно утратила бдительность и закрыла глаза. Но уже в следующее мгновение Меган пожалела, что забыла о вибраторе с насечкой, который Фабрицио временно отложил в сторонку. Коварный итальянец снова взял его в руку и немилосердно вогнал ей в задний проход.

– Нет! – вскричала она не своим голосом.

Но итальянец был неумолим. С поразительной жестокостью он повернул основание вибратора. Моторчик заработал, и насадка стала стремительно вращаться в попке ошалевшей библиотекарши. Глаза ее вылезли из орбит, нижняя челюсть отвисла, язык вывалился наружу, а по щекам потекли крупные слезы. Все ее тело задергалось, пронизываемое разрядами электрического тока. Меган пронзительно завизжала и завиляла задом. Неописуемая боль неожиданно исчезла, и на ее место пришло райское блаженство, от которого по всем клеточкам ее организма распространилось тепло.

Фабрицио провел свободной рукой снизу по ее животу и неожиданно стиснул пальцами клитор. Крик чистого восторга вырвался из ее груди, она содрогнулась и застонала:

– Еще! Сильнее! Умоляю тебя!

Итальянец прибавил вибратору оборотов.

Меган захрипела и уронила голову. В ушах у нее возник гул. Насечка на стволе фаллоимитатора вызывала в анусе не передаваемые словами ощущения. Нервы Меган словно бы оголились. Импульсы невероятной мощи сотрясали ее до основания, она зарычала, завыла и забилась в том самом бешеном оргазме, которого так долго ожидала.

Сокращение мышц ее полового аппарата продолжалось, как ей показалось, целую вечность. Вибратор вгрызался в ее задний проход все глубже и глубже. Свет померк в глазах Меган, она судорожно вздохнула и провалилась в беспамятство.

Очнулась она, когда Фабрицио стал вынимать свой жуткий прибор из ее прямой кишки. На миг ей почудилось, что все ее внутренности сейчас вылезут наружу. Но когда итальянец закончил процедуру, в попке у нее возникла восхитительная легкость.

– В следующий раз я буду там сам, – сказал Фабрицио и, убрав вибратор в мешочек, поцеловал Меган в щеку. – Ты будешь извиваться и вертеться на моем пенисе, как бабочка на иголке, а я сожму руками твои крутые бока и с наслаждением изолью в тебя семя. Признайся, что тебе этого хочется!

Меган вздрогнула, придя в невероятное возбуждение от этих слов, и уткнулась лицом в мокрую от пота и слез подушку, ощущая необыкновенную слабость. Ей было и чуточку неловко, и очень приятно. Удовлетворение, полученное после унижения и боли, оказалось, к ее удивлению, чрезвычайно сладостным. Фабрицио рывком поднял ее на ноги и, освободив от наручников и цепей, помог ей одеться.

– Не хочешь чего-нибудь выпить с нами перед сном? – непринужденно спросил он.

– Спасибо, нет. Я хочу спать, – чуть слышно ответила она и направилась к выходу. Но Фабрицио схватил ее за локоть и прошептал:

– Завтра Алессандра улетает в Милан на съемки видеоклипа.

– И мы проведем ночь только вдвоем? – спросила, чуть дыша от восторга, Меган, отказываясь верить своим ушам.

– Да, милая! Я буду любить тебя всю ночь напролет.

– Это восхитительно! – выдохнула она и вышла из комнаты.

Едва лишь дверь, тихо скрипнув, затворилась за ней, Алессандра сказала:

– Я догадалась, о чем вы шептались. Смотри не перегни палку, дорогой. Сегодня ты чуть было не потерял над своими эмоциями контроль. Девчонка еще не готова уподобиться нам и пуститься во все тяжкие ради наслаждения. Завтра тебе следует быть особенно осторожным, поскольку вовремя остановить тебя будет некому.

– Спасибо за предупреждение, дорогая, – сказал Фабрицио. – Уверяю тебя, что все будет нормально. Я не собираюсь портить наш общий праздник. Мы будем растлевать ее постепенно, так, чтобы не отбить у нее охоту и дальше участвовать в наших развлечениях. Верно, Леонора?

– Девчонка податлива от природы, – вступила в разговор его сестра. – Жаль только, что ей не по душе лесбийский секс. Я это сегодня почувствовала.

– Это поправимо, – успокоил ее Ренато. – Сейчас она увлечена Фабрицио, но позже, когда ее тело привыкнет к чувственным удовольствиям, она станет более податлива и к твоим ласкам. Представляю, что она испытает, когда ты внезапно начнешь безжалостно охаживать ее кнутом.

– Надеюсь, что ждать этого мне осталось недолго, – с демонической усмешкой промолвила Леонора.

Все многозначительно переглянулись и расхохотались.

Глава 8

На следующее утро, когда Алессандра умчалась в Милан, а Ренато и Фабрицио уединились в кабинете, Меган приступила к работе в библиотеке. С воодушевлением разбирая книги и расставляя их по полкам, она совершенно забыла о том, что по дому бродит, изнывая от скуки, Леонора. Между тем сестра Фабрицио представляла для нее серьезную угрозу, так как не только скучала, но и испытывала сексуальную неудовлетворенность, близкую к фрустрации.

Накануне ночью, когда они с Ренато вернулись в свою спальню, Леонора немедленно уложила своего любовника на кровать и стала, по своему обыкновению, привязывать к металлическим прутьям спинки лентами его руки. Он некоторое время терпел это издевательство, а потом заявил, что устал и хочет спать. При этом его лицо исказилось гримасой отвращения, и Леонора заподозрила, что виной тому – англичанка. Когда Ренато захрапел, повернувшись к Леоноре спиной, она стала анализировать его поведение с момента появления библиотекарши в усадьбе, и постепенно из отдельных фрагментов сложилась четкая общая картина, убедившая Леонору в том, что Ренато устал от грубого секса и тяготеет к нежности и ласке. Спала в эту ночь Леонора плохо. Утром, зайдя на кухню, она сорвала злость на служанке, грубо велев ей убраться. Перепуганная девушка поспешила ретироваться. Леонора сама приготовила себе чай и села завтракать, размышляя над тем, как ей лучше унять свою похоть.

Верховая прогулка, которую она совершила на рассвете, немного облегчила ее сексуальные страдания. Седло хорошенько натерло ей и срамные губы, и клитор, благодаря чему она испытала легкий оргазм. Однако для полного умиротворения ей было этого мало, требовалось заполнить свое лоно чем-то твердым, почувствовать в себе нечто живое и теплое, желательно эрегированный пенис. Из мира легкомысленных фантазий Леонору вернул к реальности голос вошедшего в кухню Франко.

– А где прислуга? – недовольным тоном спросил он.

– Сегодня у нас самообслуживание, – холодно промолвила Леонора. – Так что вари себе кофе сам.

– О Боже, какая скука! – сказал Франко. – А где Ренато?

– Он работает с моим братом.

– Ах да! Выходит, только я бездельничаю. Ты уже была на верховой прогулке?

– А тебе-то какое дело? – огрызнулась Леонора.

– У тебя унылый вид. Подозреваю, что твой любовник огорчил тебя этой ночью. Угадал? Вы с ним поссорились?

– Мы с Ренато никогда не ссоримся, он слишком умен, чтобы позволить себе это, – ответила Леонора.

– Как это банально, – наморщив нос, изрек Франко. – Если хочешь, я могу поднять тебе настроение.

– Это как же? – Леонора насмешливо ухмыльнулась.

Франко сжал ей запястье и наклонился, чтобы поцеловать ее в пухлые губки. Она влепила ему звонкую пощечину. Франко прищурился и с размаху двинул ей кулаком в ухо. Она ударилась об стенку затылком, злобно сверкнула глазами и укусила его за руку. Он завопил от боли. Воспользовавшись его минутным замешательством, коварная Леонора изготовилась, чтобы двинуть ему коленом в пах. Однако наученный горьким опытом Франко ловко увернулся от удара и, толкнув Леонору руками в грудь, прижал ее спиной к стене.

– Мне по душе такие стервы, – прошипел он. – Сейчас мы проверим, насколько горяча твоя промежность.

Леонора покосилась на бугор, обозначившийся у него в ширинке, и огрызнулась:

– Только не думай, что я стану податливой.

– Не притворяйся, что тебе не хочется почувствовать в себе моего дракончика, – с усмешкой сказал Франко, перехватив ее похотливый взгляд. – Бьюсь об заклад, что ты уже мокренькая.

Говоря это, он слегка ослабил нажим на ее плечи, Леонора вывернулась и попыталась расцарапать ногтями его ухмыляющуюся физиономию. Франко успел отпрянуть, и ноготки Леоноры впились в его рубашку. Оторванные пуговицы разлетелись по полу, ткань с треском разорвалась, а на животе остались кровавые борозды.

Франко поморщился, но не попятился, а перешел в наступление. Он бесцеремонно развернул ее спиной к себе и пригнул ее голову к столу. Чтобы не разбить лоб, Леонора уперлась руками в столешницу. В этот момент Франко задрал подол ее летнего платья, сорвал с нее трусики и, придерживая правой рукой ее голову, ухватил левой за мокрую вульву. Колени Леоноры стали ватными, она сладострастно застонала. Франко немедленно вогнал свой причиндал в ее влагалище.

Мотая головой и повизгивая, Леонора завертела задом.

– Тебе ведь этого хотелось, – рычал Франко, тарабаня ее с поразительной жестокостью.

Леонора упала грудью на стол, отчего ее зад оттопырился еще больше, и закричала:

– Сильнее! Еще! Вот так!

Франко сжал ей руками бока и принялся драить ее с нечеловеческой силой. Стоны Леоноры перешли в протяжный вой, лоно истекало нектаром. Она кончила первой, резко вскрикнув. Франко тотчас же тоже задергался, охнул и выплеснул в нее порцию своего горячего желе. Мышцы влагалища сократились и стали всасывать его семя до последней капли. Франко с шумом вытянул свой инструмент из ее жарких тисков, убрал его в ширинку и застегнул молнию. Леонора распрямилась и обернулась, в надежде что он ее поцелует. Однако он с невозмутимым видом сел за стол и сказал:

– А теперь свари мне кофе!

– Перебьешься! С тебя довольно и того, что ты получил, – ответила она, с трудом сдерживая ярость.

Он нагло расхохотался:

– Ах, так ты сделала мне одолжение, подставив мне свой толстый зад? А мне показалось, что тебе самой этого хотелось.

– Я не сказала, что мне этого не хотелось. Но тебе этого хотелось больше, чем мне. Потому что ты давно меня добивался. Я просто тебя пожалела.

– Я не нуждаюсь в твоей жалости, – холодно обронил он.

– Не строй из себя униженного и оскорбленного! – фыркнув, сказала Леонора. – Лучше признайся, что тебе стыдно, что я сумела заманить тебя в свою ловушку и заставила тебя меня трахнуть.

– Ты еще пожалеешь об этих словах! – помрачнев, воскликнул Франко. – Я тебя хорошенько проучу! Ты чересчур избаловалась и возомнила себя бог знает кем. Не все мужчины такие мягкотелые, как Ренато. И я тебе это докажу.

– Не нужно меня пугать, я тебя не боюсь! – ответила Леонора. – И не пытайся выглядеть героем, я знаю, что по натуре ты трус.

Франко побагровел от злости, вскочил из-за стола и молча вышел из кухни.

Оставшись одна, Леонора стала думать, как ей вести себя с ним дальше. Теперь, когда они наконец-то вступили в интимную близость, ей расхотелось ссориться с ним окончательно, тем более что ему далось унять ее похоть. Главная проблема заключалась, однако, не столько в налаживании отношений со своим новым любовником, сколько в поддержании их с Ренато. Похоже было, что он уже не испытывал к ней ни прежней страсти, ни привязанности.


Пока Леонора ломала себе голову над этим любовным треугольником, в библиотеку, где работала Меган, вошел Фабрицио. Он окинул взглядом книжные полки и промолвил:

– Помнится, что у покойного дядюшки имелось первое издание собрания сочинений Диккенса. Где оно?

– Оно еще не укомплектовано. Ты ведь сам видишь, какой здесь хаос. Честно говоря, мне не понятно, как твой дядя, судя по всему, большой книголюб, мог допустить такое.

– Дело в том, Меган, что весь этот беспорядок устроил не он, а люди, которые работали здесь до тебя. Когда я сообразил, что допустил промах, наняв их, было уже поздно. В конце концов я их уволил и нанял тебя, – ответил Фабрицио.

– Остается лишь надеяться, что они не прихватили с собой несколько редких книг, – вздохнув, сказала Меган.

– Уверен, что ты быстро наведешь здесь порядок, – сказал Фабрицио. – Твое трудолюбие достойно похвалы. Признайся, ты не соскучилась по своему приятелю? Неужели ты ни разу ему не позвонила?

– Мы с Ником разругались вдрызг накануне моего отъезда сюда, – сказала она. – Ему не понравилось, что я оставила постоянную работу ради временной.

– А кому-то еще ты звонила из усадьбы?

– Только своей подруге Кэтти, – призналась Меган. – Это она уговорила меня откликнуться на объявление в журнале.

– Тогда я должен быть ей благодарен! – воскликнул Фабрицио. – Ты собираешься какнибудь ее проведать?

– Да, я хотела съездить к ней в свои следующие выходные, – сказала Меган. – Однако окончательно я пока не решила. Здесь еще так много нужно сделать!

– Рад это слышать, – с улыбкой сказал Фабрицио. – Ты не забыла, что вечером я буду ждать тебя в своей спальне?

– Разве я могла об этом забыть! – воскликнула Меган.

– Тогда до встречи! – сказал Фабрицио и ушел.

Остаток дня она представляла себе, как он будет нежно овладевать ею в своей широкой удобной постели, не утомляя ее странными просьбами. А проснувшись в его объятиях, она даже и не вспомнит о тех жестоких играх, в которые он ее вовлек, и сохранит в своей памяти только светлые стороны их необычного любовного романа.

К ужину Меган решила надеть скромное светло-розовое платье в белый цветочек, чтобы выгодно отличаться в нем от одетой в черное Леоноры и лишний раз подчеркнуть свою женственность и наивность. Ей казалось, что Фабрицио потому и обратил на нее внимание, что понял, насколько она еще неопытна в сексе. Тонкие бретельки и кружевные оборки избранного ею наряда, равно как и чулочки телесного цвета, а также изящные туфельки на высоких каблучках придавали ее облику толику юного задора и делали ее похожей на выпускницу средней школы. По замыслу Меган все эти маленькие ухищрения должны были усилить влечение к ней Фабрицио и оттолкнуть его от развратной Алессандры.

При появлении Меган в столовой он вздрогнул, никак не прокомментировав ее наряд. Однако Меган заметила, что у него полезли на лоб глаза, и сочла это несомненным свидетельством своего триумфа. Как она и предполагала, Леонора сегодня щеголяла в черных шелковых шароварах и черной тунике без рукавов, сквозь которую просвечивал золотистый корсаж. Разговаривая с ней, Меган время от времени ловила на себе пылкий взгляд ее брата и невольно краснела. Вскоре к ним с Леонорой подошел Франко и с улыбкой промолвил:

– Вы вполне могли бы сыграть характерные роли в какой-нибудь любовной мелодраме. Леонора – умудренную опытом светскую львицу, а Меган – невинную провинциалку, мечтающую стать знаменитой куртизанкой.

– Сегодня выдался теплый вечер, поэтому я решила одеться во что-то легкое и светлое, – сказала Меган, сделав вид, что она не уловила в его голосе язвительных нот.

– А вы, оказывается, далеко не простая штучка! Похоже, что я вас недооценил! – рассмеявшись, воскликнул Франко и шутливо погрозил ей пальцем.

– Я вас не понимаю! – сказала Меган, захлопав глазами.

– Это шутка. Кажется, ужин подан. – Он обернулся и посмотрел на стоявшую в дверях служанку, с любезной улыбкой приглашавшую всех к столу.

Поймав на себе его пристальный взгляд, девица сразу же перестала улыбаться и, потупившись, поспешно удалилась. Но не успела Меган задаться вопросом, что ее так напугало, как услышала вкрадчивый голос подошедшего к ней сзади Фабрицио. Дотронувшись рукой до ее обнаженной спины, он произнес:

– Это платье вы одолжили у своей младшей сестры?

– Сегодня все вокруг меня как-то странно шутят, – пожимая плечами, сказала Меган. – Очевидно, у меня притупилось чувство юмора. У меня нет младшей сестры!

– Какая жалость! – воскликнул Фабрицио. – Я с удовольствием бы с ней познакомился.

– Боюсь, что тебе придется довольствоваться мной, – парировала Меган, удивляясь собственной наглости. Очевидно, отсутствие в доме постоянной любовницы Фабрицио и вообще все, что произошло с ней здесь в последнее время, прибавило ей храбрости и самоуверенности.

Ужин, как обычно, был восхитительным: черепаховый суп, жаркое из телятины, отварной молодой картофель, салат из свежей зелени, малина и взбитые сливки.

– Я вижу, что вы совершенно не боитесь поправиться, – язвительно заметил Ренато, глядя, с каким аппетитом Меган управляется с десертом.

– Вы правы, полнота меня не пугает, – рассмеявшись, ответила она и съела еще ложечку сливок.

– Наверное, приятно чувствовать, как они ласкают горло. Не так ли, Леонора? – Ренато обернулся к своей любовнице.

– Мне больше по вкусу желе, – облизнув губки, ответила она и залилась нахальным смехом.

Когда все встали из-за стола и перешли в гостиную, чтобы выпить кофе, Фабрицио дал Меган альбом фотоснимков Алессандры, сказав при этом:

– Мне подумалось, что тебя это заинтересует.

– Да, конечно! А как давно были сделаны эти фотографии? – спросила она, перелистывая страницы альбома.

– Еще в начале ее карьеры в качестве манекенщицы, – ответил Фабрицио. – Но с тех пор она почти не изменилась.

На снимках начинающая фотомодель была запечатлена в различных костюмах и пикантных позах. Выглядела она действительно молодо и соблазнительно. И все же, как успела подметить Меган, выражение ее лица, особенно глаз, на разных снимках менялось. Те, что относились к самому началу ее нелегкого восхождения по карьерной лестнице, выгодно отличались от более поздних фото доверчивым и ясным взглядом фиалковых глаз и полным отсутствием морщин и складок, появившихся на ее лице позже. Более же поздние снимки говорили, что модель обрела жизненный опыт и утратила девичью наивность и доверчивость. Заметив, что Меган пристально вглядывается в фотографии, Фабрицио догадался, о чем она думает, и сказал:

– Естественно, с годами она повзрослела. Но ведь это неминуемо происходит со всеми нами. Ты, Меган, тоже слегка изменилась, пока жила в моем доме. Это заметно по выражению твоих глаз и манере держаться. Давай скорее уединимся в моей спальне, я больше не могу ждать! – Он взял Меган за руку и увлек ее к выходу из гостиной, даже не попрощавшись с остальными присутствующими. Однако краем глаза она успела заметить, что все обернулись и проводили их многозначительными взглядами. А Леонора даже помахала ей рукой, словно бы желая ей удачи. Но на губах ее играла змеиная улыбка.

Опочивальня хозяина усадьбы поражала всякого, кто вступал в нее впервые, своими колоссальными размерами и великолепным интерьером. В центре комнаты стояла огромная кровать со столбиками по углам, над которыми был натянут парчовый полог. На стенах висели старинные гобелены в большинстве своем с изображенными на них эротическими сценами.

– Ваш дядя коллекционировал, как я вижу, не только книги, – кивнув на них, сказала Меган. – Очевидно, он придерживался довольно свободных взглядов на мораль.

– Нет, это моя коллекция. Я нахожу стенные ковры такого рода не только забавными, но весьма полезными с практической точки зрения: они заглушают звук, – ответил Фабрицио и сразу же стал ее страстно целовать, и не только в губы, но и в шею, в плечи. При этом он крепко обнимал ее одной рукой за талию, а другой тискал ее ягодицы. Наконец он подхватил ее на руки и отнес на кровать.

Охваченная пылкой страстью, Меган вздыхала и дрожала. Фабрицио стянул с нее чулки и велел ей снять платье. Прохладный воздух приятно остудил ее разгоряченное любовными ласками тело. Она томно вздохнула и, закрыв глаза, закинула руки за голову, приняв соблазнительную позу спящей красавицы. Воображение рисовало ей Фабрицио в виде сказочного принца, наклоняющегося над ней, чтобы разбудить ее своим поцелуем. Он действительно вернул ее из мира грез в реальность, только несколько иначе – грубо развел в стороны ее руки и ловко пристегнул их за запястья браслетами к столбикам по углам кровати. Со страху Меган оцепенела и упавшим голосом спросила:

– Что ты собираешься со мной сделать?

– Закрой свой рот и не задавай дурацких вопросов, – сердито ответил он и немедленно приковал к столбам ее ноги.

Абсолютно беспомощная и беззащитная, Меган похолодела от недобрых предчувствий и пролепетала:

– Это, наверное, одна из твоих любимых забав?

Фабрицио молча разделся и насмешливо сказал:

– Похоже, что ты разочарована. Очевидно, этот вечер ты представляла себе несколько иначе. Но только ведь я не Ник и не терплю однообразия. Сегодня все будет совсем не так, как было поначалу. Теперь ты кое-что узнала о вкусах и привычках обитателей этой усадьбы. Поэтому я буду отдавать тебе приказы, а ты будешь их безропотно выполнять. За непослушание ты понесешь наказание. Понятно?

– А как же обещанное мне удовольствие? – спросила Меган, все еще не веря, что Фабрицио говорит все это всерьез.

– Мы прекрасно позабавимся, не беспокойся. И ты получишь удовольствие даже от наказания, – с ухмылкой ответил итальянец.

Меган попыталась было освободиться от оков, но тем самым она лишь усугубила свои страдания. Кричать же и звать на помощь было бессмысленно, поэтому она издала тяжелый вздох и расслабилась.

– Вот и умница, – похвалил ее Фабрицио, устроился поудобнее у нее между ног и принялся не торопясь вылизывать ей передок.

Меган радостно взвизгнула. Он сжал рукой ее правое бедро, полюбовался видом ее торчащего клитора и раскрывшихся половых губ, слегка приподнял ее таз над кроватью и просунул язык глубоко во влагалище. Меган застонала. Мышцы ее живота напряглись, промежность пылала от внутреннего жара. Ей не терпелось поскорее Ощутить в себе твердь его мужского причиндала, потеребить свои набухшие соски, закинуть ноги на сильные плечи Фабрицио и метаться в экстазе по широкой кровати. Но ничего этого она не могла сделать.

– Твой нектар обладает божественным вкусом, – заметил итальянец, с упоением всасывая ее соки.

У Меган перехватило дух, она балансировала на грани оргазма. Лизни Фабрицио ей клитор еще разок, желанное облегчение неминуемо снизошло бы на нее. Но в самый ответственный миг итальянец отстранился и строго предупредил ее, чтобы она не вздумала позволить себе никаких вольностей без его разрешения.

– И что же мне следует делать? – пролепетала она.

– Приказываю тебе поскорее испытать оргазм! – ответил Фабрицио, к ее величайшему облегчению, и вновь уткнулся носом в ее трепещущий чувствительный бутончик.

Меган поднатужилась, предвкушая сладостный миг, но, к ее величайшему удивлению и разочарованию, кончить по приказу ей не удавалось. Глаза ее от натуги едва не вылезли из орбит, все мышцы тела напряглись, однако оргазм все не наступал.

– Тебе не доставляют удовольствия мои оральные ласки? – спросил, подняв голову от ее мокрой киски, Фабрицио.

– Я сама не понимаю, что со мной происходит! – в отчаянии воскликнула Меган, мотая головой.

– Может быть, я тебе наскучил? – прищурившись, спросил Фабрицио.

– Разумеется, нет!

– Тогда кто же в этом виноват? Ты сама?

– Нет, я старалась! – вскричала она.

– Неверный ответ! Подумай хорошенько и попытайся ответить мне правильно. Кто же виноват в том, что ты не кончаешь?

– Я сама во всем виновата, – солгала она, чтобы не злить его и поскорее получить возможность попытаться еще раз.

– Если так, тогда ты заслуживаешь наказания! – сказал Фабрицио. – Ты не должна меня разочаровывать.

С этими словами он освободил Меган от оков и на руках отнес ее в дальний угол спальни, где уселся на пуфик и перекинул ее через свои голые колени.

– Надеюсь, что этот урок пойдет тебе на пользу! – глухо произнес он и принялся лупить ее ладонью по попке.

Меган завопила, не столько от боли, сколько от удивления. Не обращая внимания на ее вопли, итальянец продолжал экзекуцию до тех пор, пока ее ягодицы не запылали.

Меган начала елозить на его бедрах, норовя потереться об него передком. Но когда в головке клитора уже возникла долгожданная пульсация, Фабрицио строго произнес:

– Если ты кончишь, непослушная блудница, наше свидание на этом закончится.

Меган замерла, а он принялся лупить ее рукой по пунцовому заду с удвоенной силой. Она завертелась и завизжала. Когда град ударов прекратился, Меган зарыдала в полный голос от унижения и боли. Однако слезы не помешали ей заметить, что эрекция у Фабрицио усилилась. На багровой головке громадного эрегированного пениса блестела прозрачная густая капля, выступившая из единственного глаза этого дракона.

– Пожалуй, теперь мы можем вернуться в постель, – пожевав губами, изрек итальянец.

Он грубо поволок Меган к кровати и швырнул на нее, защелкнув на ее лодыжках и запястьях наручники. Испытывая чудовищную похоть и стыд за свое поведение, она посмотрела на него широко открытыми глазами, в которых сверкали слезы, и стала молча ждать, что же он еще сделает с ней. Каково же было ее разочарование, когда Фабрицио уселся в кресло и глубокомысленно произнес:

– Пожалуй, твоему телу нужно отдохнуть. Постарайся немного вздремнуть, а потом я поласкаю твои груди. Однако хочу вновь предостеречь тебя от попыток достичь оргазма без моего разрешения. Впрочем, вряд ли тебе это удастся, поскольку сегодня ты на удивление холодна.

Меган задрожала от негодования и крикнула:

– Не правда! Так получилось, потому что ты не дал мне кончить, когда мне этого хотелось!

– Я вижу, что уроки не идут тебе на пользу, – с сожалением произнес Фабрицио. – Ты так и не научилась владеть своими эмоциями. Что ж, посмотрим, как ты будешь вести себя на этот раз. – Он пересел на кровать и дотронулся до ее соска.

Меган судорожно вздохнула и замерла.

Пальцы Фабрицио начали порхать по ее соскам, животу и лобку, и вскоре ее вновь охватило вожделение. Все ее мышцы начали сокращаться, а в промежности вспыхнуло пламя страсти. С каждым мгновением сексуальное напряжение в ее дрожащем теле нарастало все стремительнее, и даже ноздри ее трепетали, шумно втягивая воздух. Из ее вздымающейся груди непроизвольно вырвался томный стон.

Фабрицио, прекратив свои ласки, спросил:

– Тебе, как я вижу, понравились мои прикосновения?

Она заскрежетала от злости зубами, потому что разговаривать ей в этот ответственный момент абсолютно не хотелось. Вероятно, ее чувства отобразились у нее на лице, потому что Фабрицио сказал, пристально глядя ей в глаза:

– Ты сильно переменилась с тех пор, как впервые пришла сюда, одетая в скромную блузу и старушечью коричневую юбку! Теперь ты выглядишь восхитительно.

От этих слов она почувствовала себя совсем бесстыдной и распутной. И лишь только он прикоснулся пальцем к ее соскам, все тело ее пронзили крохотные иголочки, а клитор задрожал. Меган нетерпеливо взвизгнула, и Фабрицио снова предупредил ее об ответственности за самовольный оргазм.

– Имей в виду, наказание будет суровым! – сказал он.

– Но я более не в силах это терпеть! – воскликнула она со слезами отчаяния на глазах.

– Мне нравится, когда ты плачешь, – сказал итальянец и вытер слезы платком. – В такие минуты ты становишься очень сексуальной.

– Но почему ты меня мучаешь? – вскричала она.

Он положил свою ладонь на ее мокрую вульву и тоном строгого педагога произнес:

– Я намерен выполнить свое обещание и коренным образом изменить твои ощущения, особенно сексуальные. Мне нравится наблюдать, как старательно ты постигаешь науку сладострастия.

Он погладил волосики у нее на лобке. Меган вздрогнула и закричала:

– Только не дотрагивайся до этого места! Я не сумею совладать с собой.

– Значит, нужно укреплять самодисциплину, – наставительно сказал Фабрицио и дернул ее за клитор.

Бедра Меган оторвались от матраца и пришли в движение, по коже побежали мурашки, а на затылке зашевелились волосы. И как только итальянец просунул палец в ее горячее и влажное лоно, Меган поняла, что она сейчас завизжит и кончит. Фабрицио стал ритмично погружать палец в расселину между ее половыми губами. Меган стиснула зубы. Итальянец начал производить во влагалище пальцем круговые движения, надавливая на его стенки. Лоно охватила невыносимая тупая боль, в клиторе возникла пульсация, и взрыв долгожданного оргазма сотряс ее вспотевшее тело. Меган задергалась на кровати, издавая надрывные радостные вопли.

Фабрицио с укоризной покачал головой и с сожалением произнес:

– Я вынужден опять тебя наказать.

– Но ведь это вышло непроизвольно! – воскликнула она, не желая, чтобы весь ее зад покрылся лиловыми кровоподтеками.

– Сожалею, но не могу поступиться своими принципами, – холодно сказал Фабрицио и развел руками. – Однако как же мне тебя наказать на этот раз?

Меган негодующе засопела. Давать своему мучителю полезные рекомендации она не собиралась. Воспоминания о первом истязании, которому она подверглась, еще не потускнели в ее памяти. Фабрицио продолжал сосредоточенно размышлять. Напряженно ожидая его вердикта, Меган, к своему стыду, почувствовала, что ей не терпится вновь испытать и боль, и унижение, а главное, осознать свою полную беспомощность и зависимость от этого мужчины. Ее сердце тревожно заныло: не превращается ли она в мазохистку? Не становится ли, сама того не ведая, рабыней проснувшихся в ней низменных страстей? Не закончатся ли эти опасные опыты тем, что она не сможет кончить, если ее предварительно хорошенько не поколотят?

Фабрицио наконец принял решение и, освободив ее онемевшие конечности от наручников, надел на нее какую-то подозрительную кожаную сбрую. Пока Меган лихорадочно прикидывала, чем это может для нее обернуться, итальянец деловито подергал за металлические кольца, вставленные в ременные петли, защелкнул у нее на шее металлический ошейник и, удовлетворенно цокнув языком, вывернул ей за спину руки и стянул запястья шелковым шарфом. Проделав все это, Фабрицио усадил Меган на стул и велел ей выпрямиться.

Меган машинально выполнила его приказ и почувствовала, как сбруя сдавливает ее тело. Кольца и ремни ограничивали ее движения и причиняли ей боль. Заметив ее страдальческую гримасу, Фабрицио повеселел и сказал:

– Замечательно! Это именно то, что мне нужно. Идеальная мишень!

– Как прикажешь тебя понимать? – вскричала Меган.

Но итальянец не удостоил ее ответом. Он молча достал из тумбочки кожаный кнут, выразительно щелкнул им в воздухе и, подойдя к ней вплотную, негромко произнес:

– Вот теперь ты уж точно не сможешь молчать. Я буду удивлен, если ты не издашь ни звука во время предстоящей тебе процедуры. – И, не дожидаясь ответа, он резко огрел ее кнутом по плечу.

Пронзенная болью, Меган завыла в полный голос. И получила еще один удар кнутом. Кровь ударила ей в голову, красные круги поплыли у нее перед вытаращенными глазами. Она заорала и завизжала как умалишенная. Удары посыпались на нее градом, один больнее другого. В грудях у нее вспыхнуло пламя, клитор словно заискрился, а позвоночник пронзила молния. Она перестала чувствовать боль, но продолжала кричать. Вскоре голос ее охрип, а в ушах возник звон. Поерзав на стуле, Меган почувствовала, что сидит в луже собственных соков. Она обожгла своего мучителя горящим взглядом и чужим голосом воскликнула:

– Бей сильнее! Я так хочу!

Он отшвырнул в сторону кнут, стянул ее со стула и, подведя к кровати, толкнул на нее. Меган упала, выпятив набухшие груди, и Фабрицио принялся массировать ей клитор и половые губы рукой с невероятной быстротой.

– Еще! Еще! Пожалуйста! – умоляла его она, извиваясь на матраце.

Он зловеще ухмыльнулся, поднял ее с кровати, дернул за кольцо у нее на груди и подвел к настенному зеркалу. Меган взглянула на свое отражение и зажмурилась от стыда и ужаса, отказываясь признать, что эта раскрасневшаяся и поразительно развратная физиономия – ее собственное лицо. Фабрицио разразился демоническим хохотом. Меган молчала, кусая губы. Наконец он изрек:

– Вот видишь, ты уже себя не узнаешь. А то ли еще будет, когда ты войдешь во вкус новых ощущений.

– Значит, на сегодня это все? – шепотом спросила она.

– Нет, – ответил он, покачав головой. – Тебя ожидает еще одно испытание.

К своему ужасу, Меган обрадовалась, услышав это.

Глава 9

Фабрицио опять многозначительно замолчал, вперив в нее испытующий взгляд. Она попятилась к кровати и, упершись в нее ногами, плюхнулась на край. В ее расширившихся глазах читались и ужас, и неуемная похоть. Все происходившее с ней было настолько необычным, что ее рассудок помутился. Фабрицио же самодовольно ухмылялся, созерцая смену эмоций на ее лице и мысленно поздравляя себя с неожиданной удачей. Меган оказалась способной ученицей и быстро усваивала премудрости разврата. Однако при этом она сохранила стыдливость и пикантную девичью застенчивость. А глупец Ренато еще имел наглость усомниться в его прозорливости! Плакали его денежки!

Продолжая сверлить англичанку плотоядным взглядом, Фабрицио поймал себя на том, что он получает от забав с ней большее удовлетворение, чем от садомазохистских игр с Алессандрой. Более того, он бы не огорчился, если бы она подольше задержалась в Италии. Делиться с ней впечатлением о своем интимном рандеву с библиотекаршей он, разумеется, не собирался. Ему хотелось сохранить детали этой встречи в тайне, чтобы потом смаковать свои воспоминания в одиночестве.

– Тебе, наверное, не терпится узнать, какому еще испытанию я намерен тебя подвергнуть? – наконец спросил он.

Меган кивнула, не проронив ни звука.

– Видишь вон те каминные часы? Так вот, их минутная стрелка достаточно велика, чтобы я мог следить за временем. В твоем распоряжении ровно две минуты на минет. За это время ты должна довести меня до оргазма.

Глаза библиотекарши радостно заблестели.

– Я понимаю, что тебе недостает опыта в этом деле, – продолжал он. – И тем не менее надеюсь, что ты успешно справишься с этой задачей. А теперь позволь мне тебя развязать.

Он присел рядом с Меган на кровать и, быстро освободив ее от оков, снисходительным кивком велел начинать. Меган поспешила встать на колени и занять исходное положение для минета. Его бедра напряглись от легкого прикосновения ее каштановых волос, и чресла заныли от неутоленной похоти. Он дьявольски перевозбудился, пока хлестал Меган кнутом и наблюдал, как она раз за разом кончает, крича и извиваясь от боли. Но мужское самолюбие не позволяло ему утратить самоконтроль и непроизвольно исторгнуть семя.

– Могу я воспользоваться руками? – тихо спросила она.

– Лишь поначалу, а потом ты вправе работать только ртом, – ответил он и, покосившись на часы, добавил:

– Время пошло!

Меган сжала в кулаке его разбухший пенис и робко лизнула побагровевшую головку. Фабрицио ощутил от созерцания ее неловких действий столь сильное умиление, что чуть было не кончил. Разница между потугами этой любительницы и искусными оральными ласками Алессандры была столь велика, что не могла не возбудить его, избалованного гедониста, до крайности. Однако он не подал виду, что ему чрезвычайно нравится ее неуклюжесть, и нарочито сердито проворчал:

– Ты плохо стараешься.

Библиотекарша начала лихорадочно массировать пенис рукой и лизать головку. В мошонке Фабрицио возникло покалывание, яички, переполненные семенем, подтянулись к паху. На конце члена он почувствовал сильное жжение, стремительно распространяющееся по всему торсу. Член стал твердым, как гранит, и предательски задрожал. Лишь сделав успокаивающий вздох, Фабрицио избежал преждевременной эякуляции, но взгляд его помутился.

Меган взяла головку в рот и стала ее сосать, легонько кивая и втягивая щеки. Несомненно, она опасалась задеть нежную кожу его полового органа зубами и тем самым вызвать его недовольство. Фабрицио усмехнулся: знай эта наивная простушка, что даже незначительная царапина на пенисе незамедлительно вызовет у него семяизвержение, она бы впилась в член зубами!

– Осталось двадцать секунд, – предупредил ее он, взглянув на каминные часы. – В случае неудачи тебя ожидает наказание.

Меган огорченно вздохнула, вынула изо рта пенис и с силой дунула на него. От этой оригинальной аэрации в мошонке Фабрицио возникло щекотание, член вздрогнул, и Меган лизнула его еще раз. Фабрицио чуть было не выплеснул семя ей в лицо, придя в неописуемый восторг от этого незамысловатого приема. Пытаясь удержать рвущуюся наружу тугую струю, он прикусил до крови нижнюю губу. Меган продолжала дотрагиваться до уздечки пениса кончиком языка, вызывая этими легкими прикосновениями у Фабрицио спазм в промежности и головокружение. Будь у нее в запасе еще пять секунд, эякуляция наступила бы у него непременно. Но стрелки каминных часов бесстрастно констатировали, что отпущенное ей время истекло.

– Все! Ты не уложилась в две минуты! – осевшим от страсти голосом произнес он. Однако его слова не возымели никакого эффекта. Меган продолжала вытворять чудеса с его причиндалом, всерьез увлекшись этим занятием. Недолго поколебавшись, Фабрицио превозмог желание уступить ей и, схватив ее за волосы, рывком оторвал от своего члена.

Она с ужасом уставилась на него и пролепетала:

– Значит, я буду наказана?

– Разумеется! Ведь ты не справилась с элементарным заданием.

– Но ведь ты чуть было не кончил, я это почувствовала!

– Это не засчитывается. Вставай и приготовься к наказанию. Оно будет суровым.

Фабрицио занялся приготовлением к очередной экзекуции.

Меган впала в прострацию.

– Подойди ко мне! – наконец произнес он.

Однако она продолжала стоять посередине комнаты, словно соляной столб. Фабрицио рассердился и с угрозой крикнул:

– Ты что, оглохла? Иди сюда!

– Не пойду! Мне все это надоело, – прошептала она.

– Ты лжешь, притворщица. Просто тебе стыдно признаться, что наказания тебе нравятся. Не нужно стесняться собственных ощущений! Люди получают сексуальное удовлетворение самыми немыслимыми способами. Вот тебе, к примеру, доставляет удовольствие терпеть от меня боль. Однако существуют и другие ухищрения, приносящие удовольствие. Скоро я введу тебя в иной, тайный, мир темных страстей, и ты узнаешь нечто такое, о чем пока даже не догадываешься. Ну, а теперь прекрати притворяться девственницей и доверься мне. Отступать уже поздно.

Но его слова никак не воздействовали на Меган. Тогда он бесцеремонно схватил ее за руку и швырнул на кровать. Она уткнулась лицом в гору подушек и инстинктивно встала на карачки, бесстыдно оттопырив зад. Фабрицио окинул его плотоядным взглядом, похлопал ладонью по розовым ягодицам, бархатистым на ощупь, и, приказав не шевелиться, стал массировать ей спину, предварительно умастив руки душистым вазелином. Когда ее мускулы расслабились, он раздвинул ей ноги и вылил немного жидкости из флакона в углубление между ягодицами. Анус и половые губы Меган, обильно орошенные этим снадобьем, затрепетали, предчувствуя грубую интервенцию.

– Только не делай мне слишком больно! – пропищала Меган.

Фабрицио зловеще хмыкнул и вогнал ей в анус сразу два пальца. Она взвизгнула от боли и завертела задом. Фабрицио стал вертеть пальцами в ее попке, то извлекая их оттуда, то загоняя обратно по самые костяшки. Меган хрипела и сопела, лицо ее стало пунцовым. И тем не менее она исподволь впадала в экстаз. И когда Фабрицио просунул ей в анус сразу три пальца, она удовлетворенно застонала и затрепетала.

Фабрицио вытащил пальцы из ануса и, сжав в руке свой огромный член, попытался впихнуть его в ее задний проход. Увы, первая попытка нарушить девственность ануса скромной провинциалки закончилась неудачей. Фабрицио в сердцах выругался поитальянски, схватил баночку с вазелином и принялся обильно покрывать им головку.

– Может быть, отложим это до следующей встречи? – робко спросила Меган. – Он у тебя такой большой! Мне будет очень больно!

– Молчи, негодница! Ты не сумела сделать мне минет и должна поплатиться за это! – хрипло ответил итальянец и, сжав ее бока руками, вогнал член ей в зад до упора.

Меган взвыла и уткнулась лбом в спинку кровати. По щекам ее покатились крупные слезы. Фабрицио выдержал театральную паузу и произнес:

– Расслабься, глупышка, и думай об Англии. Меган разрыдалась и потянулась рукой к своему клитору, единственному утешителю одинокой женщины в трудную минуту. Фабрицио заметил ее маневр и пощупал рукой вульву. Ладонь стала влажной от нектара. Он просунул два сжатых пальца во влагалище и стал ритмично ими там двигать впередназад, одновременно с этим вгоняя пенис ей в анус. Рыдания Меган перешли в пронзительные крики и стоны, все тело ее пришло в движение, соки ручьями хлынули из лона.

– Вот видишь, это совсем и не страшно, – сказал Фабрицио, продолжая свои размеренные телодвижения. – Более того, ты явно вошла во вкус этого наказания. Оно обернулось удовольствием.

Она промычала в ответ нечто нечленораздельное, и он стал двигать торсом быстрее и резче, вгоняя член в ее задний проход толчками и одновременно с этим все глубже просовывая во влагалище пальцы. Меган яростно массировала клитор, умудряясь двигать при этом задом и тереться грудями об матрац. Мускулы ее напряглись до предела, стенки лона и заднего прохода сжались. Фабрицио начал хватать ртом воздух. Меган утробно взвыла, ощутив пульсацию в его головке. Они оба разом издали утробный вопль и бурно кончили, на радость друг другу. Фабрицио вцепился в ее бока руками и, запрокинув голову, с гомерическим хохотом исторг ей в анус еще одну тугую струю горячего желе. Она замотала головой и подалась назад, стремясь обострить свои ощущения. Их разгоряченные тела сплавились в одно целое, и волны удовольствия перетекали из одного в другое. Войдя в раж, Меган стала прыгать на кровати словно умалишенная, явно не торопясь слезть с члена Фабрицио. Он дотянулся руками до ее грудей и принялся теребить соски. Она вдруг запищала, словно кошка, и дернулась назад так, что Фабрицио чуть было не упал с кровати. Подобного апофеоза он явно не ожидал. Судорога сковала его чресла, и он выплеснул семя в раскаленный темный тоннель скромной библиотекарши в третий раз подряд. Она издала отчаянный вопль и забилась в очередном пароксизме оргазма.

Отдышавшись, Фабрицио вытянул свой обмякший стручок из ее ануса и удовлетворенно похлопал ее по ягодице. Она молча рухнула на матрац и замерла, не в силах пошевелиться.

– Ты жива, дорогая? – испуганно спросил он.

Меган перевернулась на спину и, глядя на него ошалелыми глазами, прошептала:

– Мне страшно. Мне кажется, что я становлюсь извращенкой.

– Так ведь это же прекрасно! – воскликнул Фабрицио. – Наша жизнь так коротка, и нужно успеть ею насладиться. Однако сегодня мне не хочется философствовать, я устал и хочу спать. А ты ступай к себе и тоже отдохни.

– Но почему ты меня прогоняешь? Я хочу остаться с тобой!

– Ты снова мне перечишь, дерзкая блудница! – воскликнул Фабрицио. – Ладно, я тебя здесь оставлю. Но только спать со мной ты не будешь.

– Это почему же? – удивленно спросила Меган. Фабрицио молча стащил ее с кровати, поставил на четвереньки на ковре и быстро приковал наручниками ее запястье к одному из столбиков. Она взглянула на себя в зеркало и вздрогнула, пораженная своим бесстыдным видом.


– Раздвинь пошире ноги, – приказал ей Фабрицио и, достав из тумбочки три шарика из слоновой кости, пропихнул их один за другим во влагалище.

– Ой! – пропищала Меган, пораженная возникшим в ней удивительно приятным, хотя и странным ощущением.

Гладкие шары постоянно перекатывались во влагалище под воздействием его сокращающихся мышц и таким образом становились источником вечного удовольствия. Меган повела бедрами и хихикнула.

– Я чувствую, что тебе понравились эти игрушки, – иронически заметил итальянец, любуясь ее великолепной фигурой.

– Но как же я с ними усну? – встревоженно спросила она.

– Постарайся не возбуждаться, – ответил он и демонически расхохотался. – Ведь чем сильнее ты возбудишься, тем активнее будут двигаться внутри тебя эти волшебные шарики.

– Но у меня не осталось никаких сил! – сказала Меган, впадая в отчаяние. – Я хочу спать!

– Ты снова скулишь? – Фабрицио тяжело вздохнул. – Придется принять меры.

Он пошарил рукой под кроватью, извлек оттуда холщовый мешок, напоминающий тот, в котором носит подарки для детей Санта-Клаус, и начал доставать из него диковинные предметы, как то: деревянную распорку с кожаными кольцами, широкий черный кожаный пояс с крючками, длинный кожаный ремешок с застежками и плетку. Увидев все это в зеркале, Меган похолодела. Фабрицио деловито вставил ей между ног распорку, застегнул кольца на лодыжках, надел на нее пояс и, прикрепив к нему карабином кожаный ремешок, пропустил его через ее промежность и расселину между ягодицами, после чего застегнул на копчике. Плетку он положил на тумбочку, стоявшую рядом с изголовьем кровати, и удовлетворенно промолвил:

– Ну, а теперь я, пожалуй, немного вздремну. Если ты меня разбудишь, я угощу тебя плеткой. Спокойной ночи.

– Но как же я смогу уснуть в этой сбруе и с шариками в моей бедной измученной киске? – жалобно спросила Меган.

– Я могу поместить еще парочку в твою очаровательную попку, если хочешь, – доброжелательно предложил ей Фабрицио, ложась в постель.

Она умолкла, придя в ужас от такой перспективы. Он же накрылся легким одеялом и вскоре уснул. Однако не прошло и часа, как его спокойный сон нарушили нечеловеческие крики и пронзительные стоны, издаваемые Меган. Фабрицио включил настольную лампу и увидел, что она дергается и хрипит в экстазе, вытаращив безумные глаза. Хитроумные приспособления не позволяли ей расслабиться и постоянно вызывали у нее исступленный оргазм. Меган стала умолять Фабрицио освободить ее от оков и шариков, но он лишь рассмеялся, перевернулся на бок и вновь уснул.

Проснувшись в пять часов утра, когда за окнами уже занималась заря, он встал с кровати, подошел к Меган, скрючившейся на полу в неудобной позе, и пощупал ее мокрую промежность.

Она открыла глаза и хрипло произнесла:

– Я не в силах больше это терпеть.

– Что именно? – Фабрицио удивленно вскинул брови.

– Вот уже час, как я ни разу не кончила! – простонала она и разрыдалась.

– Неужели? Бедняжка! А что случилось? – участливо поинтересовался он тоном психиатра, беседующего с безнадежно больным пациентом. – Я надеялся, что шарики тебя полностью удовлетворят. Неужели нужно было все-таки вогнать парочку еще и в зад?

– Ну как же ты не понимаешь, что дело вовсе не в этом! – истерически закричала Меган, вытаращив покрасневшие глаза. – Эти проклятые шарики довели меня до бешенства матки, теперь я постоянно хочу кончить, но не могу. У меня ноют груди и сводит живот.

– Если тебе принесет облегчение дополнительная стимуляция, то я готов тебе помочь, – невозмутимо сказал Фабрицио.

Меган затрясла взлохмаченной головой:

– Нет! Лучше позволь мне уйти! Мне нужно поспать.

– Но ведь уснуть тебе все равно не удастся, пока ты не испытаешь оргазм! – возразил он и стал покрывать поцелуями ее влажное от слез и пота лицо.

Дрожь пробежала по всему ее телу, и она с жаром ответила на его поцелуи, прижимаясь к нему грудями и животом. Он сжалился над ней и, встав на колени, начал жадно слизывать нектар с ее лона, сжимая ей пальцами ягодицы. Не прошло и минуты, как ее потряс ураганный оргазм, и слезы благодарности хлынули у нее из глаз.

– Завтра у тебя будет выходной, – сказал Фабрицио, освободив ее от оков и шариков из слоновой кости. – А послезавтра я предоставлю тебе возможность испытать нечто совершенно новое. Мне будет интересно понаблюдать, как ты будешь реагировать на это. Ты рада, моя прелесть?

– Боже, мне даже не верится, что я позволяю тебе вытворять все это со мной, – со вздохом пролепетала Меган.

– Ты снова лукавишь, блудница! Никак не желаешь признать, что тебе самой это чертовски нравится. Ничего, наступит день, когда ты заявишь об этом открыто!

На следующее утро из Милана вернулась Алессандра. Приняв с дороги душ и переодевшись в коротенькую майку и шорты, она вышла на задний двор и улеглась в шезлонге возле фонтана. Вскоре из дома вышел, потягиваясь, Фабрицио и, зачерпнув из фонтана пригоршню воды, плеснул ею себе на физиономию – заспанную, опухшую и небритую. Алессандра была на него сердита, потому что он ее не встретил в аэропорту, хотя и обещал. Очевидно, игры с Меган лишили его последних сил. Он продолжал молчать, повернувшись к ней спиной, и она встревожилась уже не на шутку. Неразговорчивость Фабрицио подтверждала ее догадку, что он уже не считает Меган своей очередной живой игрушкой, а всерьез ею увлекся.

– Ну, что новенького произошло здесь в мое отсутствие? – спросила Алессандра, принимая соблазнительную позу.

– Ничего особенного, – неохотно пробурчал Фабрицио.

– Как прошла ночь с Меган? – спросила она.

Он наконец обернулся и, скользнув взглядом по ее загорелым ногам, сказал:

– Мне нравятся твои новые шорты.

– Ты не хочешь отвечать?

– Все прошло настолько банально, что и вспоминать-то не хочется!

– Неужели? – Алессандра удивленно вскинула брови. – Расскажи хотя бы, в каких позах вы развлекались!

– В самых обыкновенных, потому что технику «Камасутры» она пока не освоила, – язвительно ответил Фабрицио.

– И ты не наказал ее за нерадивость?

– Какая, однако, ты любопытная!

– Но ведь ты сам говорил, что будешь готовить ее к оргиям! Я хочу знать все подробности!

– Ну ладно, расскажу. Сначала я велел ей довести себя до оргазма в установленное мною время. Но ей это не удалось, и тогда я был вынужден ее отшлепать. За ее следующую оплошность я отстегал ее кнутом. А когда она не сумела сделать мне качественный минет за две минуты, я нарушил девственность ее попки.

Алессандра залилась счастливым смехом и захлопала в ладоши.

– Представляю, как она корчилась и визжала во время экзекуции! – воскликнула она, раскрасневшись от возбуждения.

– Да, это было довольно-таки эротичное зрелище, – согласился Фабрицио. – Поначалу она, разумеется, пыталась сопротивляться, но в конце концов даже вошла во вкус анального секса.

– Это радует, – с облегчением сказала Алессандра. – Мне кажется, что воспоминания о тех приятных минутах согревают тебя и сейчас! – Она выразительно посмотрела на вздутие, образовавшееся у него в паху. – А как она отнеслась к угощению кнутом?

– Сначала страшно кричала, но потом испытала оргазм.

– Это великолепно! Вы развлекались с ней вдвоем или пригласили кого-то в свою компанию?

– Разумеется, мы были одни! Она еще не созрела для группового секса. Послушай, уж не ревнуешь ли ты меня к ней? – Фабрицио пронзил ее испытующим взглядом.

– Я не ревную, но подозреваю, что ты играешь с ней не по правилам. Ты явно что-то от меня скрываешь.

– Это моя игра, и я сам устанавливаю для нее правила.

– Нет, мой дорогой, в этом ты заблуждаешься! Мы все обсуждали кандидатуру Меган, прежде чем ты взял ее на работу. И ты дал нам слово, что будешь информировать нас о ходе ее подготовки к главному испытанию. Если ты намерен забавляться с ней в одиночку, то не морочь мне голову своими пустыми посулами и признайся, что всерьез увлекся этой англичанкой. Ну, разве я не права?

– По-моему, на тебя скверно подействовало воздушное путешествие, – спокойно ответил Фабрицио. – Почему бы тебе не вздремнуть?

– Я чувствую себя великолепно, – парировала Алессандра. – А вот ты, мой друг, действительно выглядишь неважно. Очевидно, индивидуальные занятия с твоей новой пассией пошли тебе не на пользу. Так не пора ли поручить ее перевоспитание нашему дружному коллективу?

Фабрицио передернул плечами и промолвил:

– Возможно, ты права. Завтра я устрою ей просмотр интимной встречи Леоноры с Ренато. Приглашаю тебя к нам присоединиться. Уверен, что ты останешься довольна.

– Спасибо за приглашение, я непременно буду, – сказала Алессандра, заметно повеселев.

– Но за него нужно расплатиться, – игриво сказал Фабрицио, и в его темных глазах она прочла страсть.

Сердце ее начало бешено колотиться в груди: значит, она ему пока нужна! Он попрежнему хочет ее и не утратил к ней былого интереса. Она попыталась скрыть свое волнение и с невинным видом спросила:

– И что я должна сделать?

Ее бесстыдные глаза цвета фиалок говорили, что она готова на все. Но Фабрицио решил поддержать предложенную ею игру в совращение невинности и, закатив к облакам глаза, ответил:

– Даже и не знаю. Давай поднимемся в спальню и там сообща что-нибудь придумаем!

С трудом сдержав радостный вздох, Алессандра грациозно встала с шезлонга и, взяв своего любовника под руку, пошла с ним в опочивальню, на ходу придумывая, как бы ей отбить у него охоту спать с Меган.

– Как прошло твое путешествие в Италию? – ангельским голоском спросила у нее Меган, когда они встретились вечером. – Надеюсь, что оно обошлось без чрезвычайных происшествий?

– Все было прекрасно, – ответила с обворожительной улыбкой Алессандра. – На этот раз мне попался замечательный оператор. Он не требовал от меня ничего экстраординарного.

– Какая жалость! – воскликнул, рассмеявшись, Ренато. – Раньше тебе, помнится, нравилось выполнять необычные мужские желания.

– Но не на работе! – возразила Алессандра, тряхнув своими белокурыми локонами.

Меган заметила, что на ее щеках вспыхнул румянец, и удивилась этому. Взгляд ее скользнул по шее блондинки, и она заметила лиловый засос. Пронзенная невероятным предположением, Меган похолодела. Несомненно, эти синяки свидетельствовали о том, что Алессандра отдалась Фабрицио, пока она работала в библиотеке. Несмотря на усталость после трудной ночи, проведенной с темпераментным хозяином усадьбы, Меган почувствовала укол ревности. Рассудок подсказывал ей, что она не имеет права ревновать Фабрицио к его любовнице. Однако темные страсти, проснувшиеся в ней, мешали ей мыслить логически и призывали к отмщению.

Леонора заметила, что ее собеседница переменилась в лице, и озабоченно промолвила:

– У тебя усталый вид. Надеюсь, ты не переутомилась?

– По-моему, она просто не выспалась, – вмешался в их разговор Ренато. – Иначе откуда было взяться темным кругам у нее под глазами?

– Да, сегодня мне плохо спалось, – потупившись, пролепетала Меган. – Вчера я допоздна засиделась в библиотеке.

– Значит, сегодня тебе нужно лечь пораньше, – посоветовал ей Ренато. – В доме этой ночью будет тихо, мы все отправляемся на вечеринку к одному нашему общему знакомому.

– В самом деле? – удивленно спросила Меган.

– Да, – подтвердил Фабрицио. – А почему тебя это удивило? Если хочешь, можешь пойти с нами, я договорюсь со своим приятелем.

– Мне кажется, что Меган и в самом деле сегодня лучше отдохнуть, – резко сказала Алессандра. – По-моему, в ее состоянии не следует участвовать в подобных мероприятиях.

– А что там будет необычного? – спросила Меган, заинтригованная ее замечанием.

– Видишь ли, Меган, это трудно объяснить в двух словах, – сказал Франко. – Там соберутся люди определенного склада ума, поэтому программа вечера составлена с учетом их специфических интересов.

– Ничего не понимаю! – воскликнула Меган.

– По-моему, Алессандра права, – промолвил Фабрицио. – Тебе лучше сегодня пораньше лечь спать. А завтра мы организуем здесь маленькое веселье.

– Что ж, в таком случае я, пожалуй, пойду к себе, – неохотно согласилась Меган. – Желаю вам весело провести вечер.

И, даже не допив кофе, она встала из-за стола и ушла в свою комнату, где вскоре крепко уснула и не просыпалась до следующего утра.

Глава 10

Спокойный и продолжительный сон действительно пошел ей на пользу. Она проснулась веселой и бодрой и весь день работала в библиотеке с особым подъемом, радуясь результатам своего упорного труда и предвкушая обещанное Фабрицио накануне развлечение.

Однако за ужином, к ее огромному разочарованию, никто даже не обмолвился о вечеринке. В одиннадцать часов она, как обычно, легла спать, решив, что Фабрицио сыграл с ней очередную злую шутку. Но ее тело не желало с этим смириться, оно настойчиво требовало сексуального удовлетворения. Прежде Меган никогда не испытывала подобного беспокойства, теперь же потребность в интимной близости стала настолько острой, что Меган даже начала опасаться, как бы она не переросла в наваждение. Перспектива стать к концу лета законченной нимфоманкой ее почему-то не радовала. Ведь, возвратившись в свой городок, она не сможет быстро найти достойную замену Фабрицио. И тогда ее жизнь превратится в сплошной кошмар, избавить от которого ее смогут разве что в психиатрической больнице.

Одолеваемая такими мыслями, она проворочалась с боку на бок до полуночи. А в два часа из тяжелого сна ее вывела Алессандра.

– Проснись, Меган, – горячо прошептала она, тряся ее за плечо. – Нас ждут!

– В чем дело? Что происходит? – пробормотала Меган, протирая костяшками пальцев глаза. – Куда ты меня зовешь?

– Не задавай глупых вопросов! – шикнула Алессандра. – Надень халатик и молча иди за мной. Нас ждет Фабрицио.

На ходу затягивая потуже на талии пояс халата и рискуя упасть, споткнувшись обо чтото в темноте, Меган последовала за ней, гадая, какой сюрприз ожидает ее на этот раз. Из мрака длинного коридора внезапно соткался Фабрицио. Он сделал девушкам знак молча следовать за ним и подвел их к какой-то двери. Меган услышала, как скрипнули ржавые петли, и с замирающим от страха сердцем вошла в темное помещение.

Фабрицио включил настольную лампу, и Меган увидела Ренато, стоящего на коленях посередине комнаты. Его глаза и уши были завязаны черным шелковым шарфом, шею сдавливал черный кожаный ошейник, руки вывернуты за спину и связаны кожаным ремешком.

Рядом с ним стояла Леонора, одетая в черный кружевной пеньюар, коротенькую кожаную юбочку и высокие кожаные сапоги. В правой руке она держала плеть, левой поглаживала своего любовника по голове, приговаривая:

– Не забывай, что ты мой раб и обязан выполнять все мои приказы. К сожалению, я замечаю, что ты склонен к вольнодумству и бунтарству, об этом свидетельствует уже одна твоя бесстыдная эрекция. Следовательно, мне придется тебя наказать.

Блондинка взмахнула рукой и хлестнула Ренато плетью по груди. Он вздрогнул и повалился на бок, явив при этом изумленному взору Меган свой эрегированный пенис, увитый синими венами, и волосатую мошонку. По дрожанию головки его члена можно было предположить, что у него вот-вот произойдет эякуляция. Леонора облизнула губы и огрела его плетью по животу. Пенис задергался, Леонора склонилась над ним и принялась его дрочить. Ренато что-то сдавленно промычал. Леонора зловеще ухмыльнулась и стянула ему шнуром основание члена и мошонку. Лицо бедняги исказилось от боли. От ужаса и сострадания к нему Меган тихонько охнула.

Леонора выпрямилась, велела Ренато встать на колени и, расставив ноги, строго произнесла:

– Целуй мою киску, но только взасос, чтобы я кончила.

Ренато припал ртом к ее мохнатой вульве и стал обхаживать ее губами и языком, издавая чавкающие звуки. Вскоре Леонора начала дрожать; глядя на нее, ощутила дрожь и Меган. Алессандра развязала пояс ее халата и начала тискать ее груди. Меган стиснула зубы, пытаясь сдержать сладострастный стон, рвущийся наружу. Рука Алессандры соскользнула с грудей к ее животу и бедрам, пальчики начали поглаживать клитор и половые губы. Охваченная жаром, Меган с замирающим сердцем наблюдала, как Леонора дергается в экстазе, как Ренато падает ничком и как любовница начинает хлестать его по спине плеткой, доводя до семяизвержения.

Меган почувствовала головокружение и боль внизу живота.

– Мне срочно нужно выйти в туалет, – прошептала она.

Ренато слегка повернул голову, прислушиваясь. Леонора обожгла нарушительницу тишины недовольным взглядом. Фабрицио приложил палец к губам Меган, веля ей умолкнуть и терпеть маленькие неудобства. Меган переступила с ноги на ногу, Алессандра сдавленно хихикнула. Леонора задумчиво повертела в руках плетку, ухмыльнулась и, склонившись над своим многострадальным любовником, стала засовывать рукоять плети ему в зад.

– Мы так не договаривались! – закричал Ренато, морщась от боли. – Ты не знаешь меры, Леонора!

– Зато я отлично знаю, что тебе это нравится, притворщик! – воскликнула блондинка, поворачивая рукоять в его заднем проходе. – Это благотворно влияет на твою эрекцию. Массаж предстательной железы чрезвычайно полезен. – Она стала крутить рукоять плети еще быстрее, то пропихивая ее в анус поглубже, то вытягивая оттуда. Ренато глухо рычал от адской боли и вздрагивал.

От этого зрелища живот Меган напрягся так, что казалось, кожа на нем готова была лопнуть. Томление в промежности становилось нестерпимым, в клиторе возникла пульсация. Ренато пронзительно вскрикнул, Леонора, войдя в раж, с силой пригнула его голову к полу. Он стукнулся об него лбом, блондинка засадила рукоять плетки в его зад целиком, и с диким, звериным ревом Ренато выплеснул сперму на паркет. Что-то теплое потекло и по бедрам Меган, она зажала рот, чтобы не закричать. Фабрицио стал массировать ей клитор. Алессандра деловито тискала ее груди. Леонора продолжала ритмично терзать анус Ренато рукоятью плети. На полу образовалась лужа спермы. Он хрипло орал и мотал головой, впав в исступление. Меган не выдержала и описалась.

Это, очевидно, переполнило чашу терпения Фабрицио. Такой непосредственности от Меган он даже не ожидал. В порыве страсти он сжал руками ее талию и начал тереться об нее своим напрягшимся членом. Она охнула, он зажал ей ладонью рот, повалил ее на ковер и стал яростно тереть рукой ее передок. Алессандра опустилась на колени и, раздвинув Меган ноги, начала лизать ее промежность. Ворс ковра колол и щекотал ей ягодицы, палец Фабрицио нащупал чувствительную точку у нее на лобке и надавил на нее. Алессандра впилась зубками ей в клитор. Меган содрогнулась и кончила. Алессандра продолжала сосать ей клитор и лизать вульву. Фабрицио орудовал пальцами у нее во влагалище. Не прошло и нескольких секунд, как Меган сотряс новый оргазм. Ее мочевой пузырь не выдержал напряжения, и новые потоки горячей мочи хлынули по ее ногам, щедро оросив губы Алессандры.

Фабрицио погладил ее по животу, Алессандра обтерла губы ладонью и встала. Меган повернула голову и увидела, что Леонора уже сидит на стуле, а Ренато вылизывает ей киску. Очевидно, ему не удавалось довести ее до оргазма, потому что она сначала постучала ему кулаком по спине, а потом начала хлестать его плеткой, приговаривая:

– Ты совсем обленился, негодник! Куда подевалось твое былое рвение? Пожалуй, я сделаю тебе еще один проникающий массаж, чтобы ты кончил и повеселел. – Ренато в ужасе отпрянул, но она схватила его за волосы и, шмякнув лбом об пол, вскричала:

– Испугался, негодяй! Хотел уклониться от своих обязанностей? А вот я сейчас тебя проучу!

– Не надо, Леонора! – взмолился Ренато. – На сегодня с меня достаточно!

– Да как ты смеешь так со мной разговаривать, жалкий раб?

– Я сыт по горло этой игрой, – глухо сказал он.

– Охотно верю. Но нам с Меган очень хотелось бы ее продолжить, – ответила она.

– Меган здесь? – испуганно вскрикнул Ренато.

– Да, представь себе, эта скромница проявила к твоему представлению неподдельный интерес.

Алессандра и Фабрицио стали выталкивать забившуюся в угол англичанку на середину комнаты. Меган упиралась, сдавленно говоря:

– Отпустите меня! Я не желаю в этом участвовать!

– Не надо ничего бояться, – убеждал ее Фабрицио. – Грех упускать такую возможность почувствовать себя хозяйкой положения.

– Нет, я не могу! – жалобно твердила Меган.

– Не делай ничего против своей воли! – крикнул Ренато. – Поверь, это обернется для тебя большой бедой.

– Молчать! – прикрикнула на него Леонора и хлестнула его плеткой. – Подойди ко мне, Меган, и помоги мне возбудить этого симулянта. Его стручок совсем скукожился.

– Мне не нравятся твои штучки! – возмутился Ренато. – Ты совершенно потеряла стыд.

Леонора подперла кулаками бока и расхохоталась, запрокинув голову.

– Ты еще не знаешь, как я умею шутить! – зловеще произнесла она, успокоившись. – На колени, живо! И упрись в пол своей тупой башкой!

У Меган заломило в ушах от ее крика. Ренато, вздрогнув, подчинился и уперся лбом в пол. Иного выбора у него и не было, с руками, связанными за спиной, и глазами, затянутыми плотной черной повязкой! Леонора протянула Меган фаллоимитатор и велела ей вогнать его поглубже в зад Ренато. Сама же она намеревалась угостить его плеткой.

– Прошу тебя, Леонора, не делай этого! Ты даже представить не можешь, какие я испытываю при этом ужасные муки, – простонал он.

– Замолчи, лицедей! Я ведь знаю, что боль доставляет тебе удовольствие, – сказала она и, наклонившись, раздвинула руками его ягодицы. Он завертел задом, не давая Меган засунуть вибратор ему в анус. Леонора молча передала ей плетку.

Сжав ее в одной руке и держа в другой фаллоимитатор, Меган посмотрела на голый мужской зад и неожиданно ощутила неукротимое желание позабавиться с ним.

– Смажь головку вибратора вазелином, – посоветовала ей Леонора. – Может быть, тогда он не будет слишком пронзительно визжать.

Меган последовала этому совету и наклонилась, чтобы засунуть прибор в анус Ренато. Но он снова стал противиться этому. Тогда она взмахнула плеткой и огрела его по ягодице.

Он взвыл, и на коже зада обозначился красный след от удара. Меган живо вспомнила, что испытывала она сама, когда ее хлестал по попе кнутом Фабрицио, пригнула голову Ренато к полу и с силой вогнала ему в задний проход фаллоимитатор. Пока он умолял ее вытащить из него этот ужасный прибор, она повернула колечко в его основании и таким образом включила моторчик. Хрипло охнув, Ренато высунул язык и вытаращил налившиеся кровью глаза.

– Молодец! – похвалила Меган Леонора. – У него уже встает. Прибавь оборотов.

– Нет, только не это, – простонал Ренато. Меган заколебалась, чем вызвала у Леоноры неподдельное удивление.

– Ты так удачно начала, крошка, и вдруг утратила кураж. Не порть нам игру, продолжи в том же духе! Ну, смелее! – воскликнула она и, наклонившись, пощупала оживший причиндал своего любовника. – Теперь совсем другое дело! А ты говорил, что больше не сможешь! Меня не проведешь, лгунишка!

– Но мне ужасно больно, – пожаловался Ренато и завертел задом с торчащим оттуда вибратором.

– Вот кончишь, милый, и тебе сразу полегчает, – успокоила его Леонора и дернула за яички. Ренато захрипел и стал биться от отчаяния лбом об паркет.

Это зрелище привело Меган в такой восторг, что она принялась изо всей силы хлестать его плетью по заду, одновременно с этим орудуя вибратором в его анусе, словно кочергой. Вскоре пронзительные крики бедняги перешли в животный вой.

– Выключи немедленно эту штуковину, – приказала Леонора Меган. – Похоже, что мы с тобой перестарались.

Пока Меган мешкала, не желая так быстро заканчивать экзекуцию, из угла комнаты выбежал Фабрицио и ловко выключил прибор. Вытянув его из истерзанного зада Ренато, он обнял Меган за талию и увел ее из комнаты. Когда они очутились в коридоре, Фабрицио сказал:

– Похоже, что новое развлечение пришлось тебе по вкусу, хотя ты и сама этого не ожидала. Признайся, тебе ведь доставило удовольствие ощущать над Ренато свою власть.

– Да, но мне очень стыдно, – сказала Меган. – Мне кажется, что я сошла с ума.

Фабрицио расхохотался:

– Будь ты нормальной, ты бы здесь не осталась. Все мы здесь с причудами, так что не расстраивайся, ты среди своих. Согласись, что жизнь психически здоровых людей лишена ярких красок и весьма скучна. А вот нам окружающий мир кажется ярким и полным чудес. Лично я не усматриваю в этом ничего плохого. Мне кажется, что грешно жить скучно, нужно стремиться получать от жизни как можно больше удовольствия и доставлять радость своим единомышленникам. Ну, а сейчас, моя птичка, ступай к себе спать. А мы с Алессандрой еще немного развлечемся.

Алессандра бросила в соперницу торжествующий взгляд и приторно проворковала:

– Я рада, что тебе понравилось это представление. Честно говоря, твой темперамент меня приятно порадовал.

– Ну, я пойду, спокойной вам ночи, – пролепетала Меган, изо всех сил пытаясь скрыть ревность и досаду. Ей совершенно не хотелось карабкаться по лестнице в свою спальню, расположенную на самом верху дома, где жили слуги. Она считала, что заслужила право ночевать в объятиях хозяина усадьбы. Однако нельзя было не признать, что после новых ярких впечатлений ей требовался отдых, равно как и покой, чтобы все хорошенько обдумать, особенно совет несчастного Ренато не делать ничего против своей воли. А вдруг ее пребывание в этом доме действительно обернется для нее большой бедой?

На следующее утро Фабрицио позвонили из Италии, и он был вынужден покинуть усадьбу, чтобы как можно быстрее добраться до своего центрального офиса в Тоскане. Перед отъездом он строго-настрого запретил своим приятелям даже прикасаться в его отсутствие к Меган. Ослушаться его приказа никто из них никогда не осмелился бы, зная, что наказание за самовольство будет очень суровым. Весть о неожиданном отъезде хозяина дома Меган принесла Алессандра. Узнав, что Фабрицио вернется не раньше чем через неделю, англичанка пришла в отчаяние.

– Но зачем ему понадобилось вылететь в Италию? – поборов волнение, спросила она.

– Его вынудили какие-то чрезвычайные семейные обстоятельства, что-то не заладилось в бизнесе, – ответила Алессандра, с тайным злорадством наблюдая, как меняется у Меган выражение лица. – Он велел тебе передать, что, вернувшись, надеется увидеть значительный прогресс в твоей работе.

– Да, так оно и будет, – сказала Меган. – Дела в библиотеке продвигаются даже лучше, чем я предполагала. Возможно, я закончу работу даже раньше, чем через полгода.

– Ты это серьезно? Оказывается, ты у нас трудяга! – с иронией в голосе воскликнула Алессандра.

Меган вспыхнула и поспешила ретироваться в библиотеку. Алессандра проводила ее насмешливым взглядом и отправилась в сад. День выдался жаркий, яркое летнее солнце жгло ее нежную кожу, поэтому она решила укрыться от его лучей в тени развесистого платана и почитать книгу, купленную ею в аэропорту, когда она прилетела из Милана.

Но едва она, усевшись на скамейке, пробежала первую страницу, как на аллее появился Ренато.

– Сегодня прекрасная погода, не правда ли? – промолвил он, присаживаясь на скамейку.

– Да, – кивнула Алессандра. – Жаль, что в Англии это случается довольно редко.

– А где Меган? – помолчав, спросил он. – Неужели сидит в такой чудесный летний день в библиотеке?

– Она задалась целью завершить свой титанический труд раньше срока, – сказала Алессандра. – По-моему, она готова вывернуться наизнанку, чтобы угодить Фабрицио.

– Вполне возможно, – согласился он.

– Мне кажется, что Фабрицио ею серьезно увлечен, – сказала Алессандра, закрыв книгу. – Даже не знаю, что мне с этим делать. Мне ведь уже двадцать семь, моя карьера на подиуме близится к завершению. И я надеялась, что стану деловым партнером и постоянной любовницей Фабрицио. О замужестве, разумеется, не может быть и речи, однако у меня были все основания полагать, что он оставит меня в своем доме. И вот теперь, с появлением этой англичанки, над моими планами нависла серьезная угроза. Я в отчаянии! Что ты мне посоветуешь предпринять, Ренато?

– Во-первых, не паниковать, – пожевав губами, ответил он. – Во-вторых, не сгущать краски. Несомненно, Фабрицио увлечен этой простодушной библиотекаршей, она заинтриговала его своим скрытым темпераментом и неосведомленностью в любовных утехах. Однако со временем его пыл остынет, и он утратит к ней былой интерес. Ты ведь знаешь не хуже меня, что на глубокие чувства Фабрицио не способен. Или я не прав?

– Это, конечно же, так, однако порой его увлечение новой женщиной длится чересчур долго, – сказала Алессандра и закусила губу.

– Но ведь и ты тоже поначалу его обворожила, не правда ли? – заметил Ренато, подсаживаясь к ней поближе. – Не думаю, что Меган Стюарт способна с тобой соперничать. Просто он пока ею не насытился. – Он накрыл ее руку своей ладонью.

Алессандра пристально посмотрела на него и сказала:

– По-моему, ты лукавишь, чтобы успокоить меня, хитрец!

– Представь себе, что я говорю все это от чистого сердца! – заверил ее Ренато. – Честно говоря, мне немного жаль Меган. Она не готова подвергнуться всем тем унижениям, которые доставляют ему удовольствие. У нее такое ранимое, чуткое сердце!

– Однако не далее как вчера ночью она с видимым наслаждением унижала и мучила тебя самого, мой друг, – напомнила ему Алессандра.

Ренато отвернулся и уставился на старый дуб, пытаясь скрыть слезы обиды, выступившие у него на глазах.

– Извини, я не хотела тебя оскорбить! – спохватившись, воскликнула Алессандра и погладила его по руке.

– Да, она ударила меня несколько раз плеткой! – глухо признался он. – Но от этих ударов я моментально возбудился, чего уже давно не случалось со мной, когда меня мучила Леонора.

– В самом деле? – удивленно воскликнула Алессандра.

– Да, представь себе, именно так, – подтвердил Ренато. – Возможно, грубость Леоноры мне просто осточертела. В последнее время она постоянно перегибает палку и делает мне слишком больно. Меган кажется мне куда более нежной.

– Уж не влюбился ли ты в нее? – вскинув брови, спросила Алессандра, с трудом сдерживая смех.

– Не надо так шутить, я говорю вполне серьезно, – обиженно проговорил Ренато. – Речь идет вовсе не о любви, а о возможных неприятных последствиях чрезмерной жестокости Леоноры. Я не хочу стать калекой. Вчера она чуть было не расшибла мне лоб. А уж о том, что она вытворяла с моим задом, я и вспоминать не хочу. С меня достаточно того, что я с трудом сижу. Нет, определенно мне не по душе такое примитивное отношение к сексу. Мне хочется чего-то утонченного и одновременно с этим не слишком опасного и болезненного.

– И ты надеешься, что все это сможет дать тебе Меган? – спросила Алессандра.

– Ну, не обязательно именно она, – уклончиво ответил Ренато и снова отвел глаза. – Вообще-то мне больше нравятся итальянки. Но Леонора мне уже надоела.

– В самом деле? – живо спросила Алессандра. – Как странно. А знаешь, я тоже в последнее время, особенно после появления в этом доме Меган, ловлю себя на том, что мне хочется чего-то новенького.

Они посмотрели друг другу в глаза и прочли в них то, о чем боялись сказать вслух. Ренато смутился и пробормотал:

– Пожалуй, я пойду, Леонора, должно быть, уже волнуется.

Он встал и быстро пошел к дому. Провожая его взглядом, Алессандра вдруг отчетливо осознала, что прежний уклад их тайного общества стремительно рушится. Так что же со всеми с ними будет, когда их покинет Меган? Войдет ли их жизнь снова в привычную колею или необратимо изменится? Ей стало очень тревожно, она тоже встала и побрела по аллее.

Глава 11

На душе у Леоноры тоже скребли кошки. С каждым днем она все чаще замечала, что получает от Ренато все меньше удовольствия. В последние дни он резко переменился, и это ее настораживало и удручало. Не далее как этим утром он огорчил ее, вздумав лизать ей передок, когда она спала. С перепугу она кончила несколько раз подряд, однако все равно затаила на Ренато обиду на то, что он перехватил у нее инициативу, застав ее врасплох. Некоторое время она стоически терпела, но в конце концов высказала ему свое недовольство. Так вместо того, чтобы извиниться и признать свою ошибку, он пожал плечами и пробурчал, что она сама не знает, какого рожна ей надо. Дескать, нечего к нему придираться по пустякам, тем более что она визжала и стонала, пока он сосал ей клитор и просовывал язык поглубже между половыми губами, добросовестно стараясь ввергнуть ее в экстаз. Такой ответ красноречиво свидетельствовал о том, что они больше не понимают друг друга и сожительствуют исключительно в силу привычки.

А ведь еще недавно ей казалось, что Ренато – именно тот мужчина, который ей нужен. Теперь же она больше так не думала, однако упорно пыталась докопаться до первопричины ухудшения их отношений.

– Доброе утро, Леонора! – окликнул ее Франко, едва она вышла из дома на прогулку по парку. – О чем задумалась? Почему у тебя сегодня невеселый вид?

– А тебе-то какое дело до моего настроения? – огрызнулась она.

– Меня огорчает, что в последнее время ты все чаще ходишь унылая, – сказал он, подходя к ней поближе.

– А тебе-то какая разница, унылая я или веселая?

– Да мне просто искренне жаль, что такая красавица чахнет из-за недостаточного внимания к ней мужчины, который и ногтя ее не стоит.

– Не тебе об этом судить! Откуда ты знаешь, что меня огорчает именно Ренато?

– Так это и ежу понятно! Какая еще может быть причина твоей хронической грусти? Разве что твоя лошадь повредила ногу и захромала. Но я видел, как бодро скачет твой любимый гнедой мерин, так что дело вовсе не в нем. Остается одно – неудовлетворенность в сексе.

– Думаешь, что ты самый умный? – уперев руки в бока, насмешливо спросила Леонора.

– Возможно, что и не самый, однако в наблюдательности мне не откажешь, – спокойно ответил Франко. – Я ведь вижу, что в доме творится что-то неладное, и делаю умозаключения. Если бы ты поменьше задирала нос и почаще прислушивалась к тем, кто тебе только добра желает, тебе тоже многое стало бы понятно.

– К чему ты клонишь? Говори прямо! – разозлившись, рявкнула на Франко Леонора. – Что мне стало бы понятно?

– А то, что воду мутит эта новая библиотекарша! – выпалил Франко. – С ее появлением в усадьбе у каждого из нас все полетело кувырком. Алессандра перестала улыбаться, стала мрачнее тучи, боится, что Меган отобьет у нее твоего брата. Ты тоже, как я догадываюсь, ревнуешь к англичанке своего Ренато. Только Фабрицио по-прежнему не унывает и радуется жизни.

– У тебя, как я вижу, физиономия тоже сияет от самодовольства, – уколола его Леонора.

– Это потому, что мне Меган совершенно безразлична.

– К твоему сведению, и я из-за нее не переживаю, – заявила Леонора, передернув плечами.

– Ой, правда? Ты сама-то в это веришь?

Леонора тяжело вздохнула и понурилась.

– В общем-то в твоих словах есть толика правды, – наконец согласилась с ним она. – Однако я не понимаю, с какой стати Ренато чахнуть по этой англичанке?

Ведь ему нравятся сильные натуры, а не домашние киски, как эта библиотекарша.

– Возможно, он проникся к ней уважением после ее вчерашнего дебюта в роли госпожи, – предположил Франко.

– А тебе-то откуда это известно? – с подозрением посмотрела на него Леонора.

– У меня имеются свои источники информации, – уклончиво ответил он. – Так я угадал? Она действительно преуспела в новой для себя роли сильной женщины?

– Она с ней вполне справилась, но дело вовсе не в этом, – сказала Леонора. – Ренато, как мне думается, понравились в ней ее женственность и мягкость, а не напускная суровость. Лично я считаю, что она страшная трусиха. Ведь не случайно же она наделала на полу лужу, пока я вытрясала из Ренато душу плеткой.

– Если она разок описалась с перепугу, это еще не означает, что она законченная дура, – возразил Франко. – Да на ее месте у любого неподготовленного человека прихватило бы живот, очутись он вдруг в такой обстановке. На мой взгляд, она либо искусно притворяется святой наивностью, либо действительно простая неиспорченная девица, не в шутку влюбившаяся в Фабрицио. Ему можно только позавидовать.

– По-твоему, он утратил интерес к Алессандре?

– Да, по-моему, именно так все и обстоит. И она об этом догадывается.

– И надо же было ей свалиться на нашу голову! – в сердцах воскликнула Леонора. – Не понимаю, что особенного нашел в ней Фабрицио.

– Очевидно, он разглядел в ней какую-то изюминку. Но скорее, ему просто все осточертело и захотелось чего-то свеженького. Вот он и решил затеять эту маленькую интригу. Кажется, он добился своего: прежнего покоя в доме не стало.

Разговаривая, они вернулись в дом. И уже в прихожей с Франко произошла поразительная метаморфоза: он бесцеремонно схватил свою собеседницу за плечи и, прижав ее спиной к стене, стиснул ее в объятиях и стал целовать взасос, так что у нее разбухли губы и перехватило дух. Оправившись от шока, Леонора рассвирепела, оскорбленная до глубины души тем, что вот уже второй раз за день ее застают врасплох мужчины, и со всей силы двинула ему коленом по причинному месту. Франко согнулся в три погибели и, ухватившись руками за ушибленный орган, стал пятиться к двери, хрипло посылая своей обидчице страшные проклятия.

– Сам дурак, – невозмутимо парировала она. – Одного урока тебе показалось мало. И после этого ты еще смеешь называться мужчиной?

В глазах Франко сверкнула ярость.

– Да, я имею на это право! – крикнул он. – Или ты забыла, как славно мы с тобой однажды порезвились? Ты знаешь, что я устраиваю тебя больше, чем твой слабак Ренато, но боишься мне в этом признаться.

– Твоя дурацкая бравада меня не возбуждает, так что не пытайся строить из себя крутого мачо! – ответила Леонора.

Франко отдышался, распрямился и снова ринулся в атаку. В этот раз он не стал слюнявить ей губы, а сразу залез к ней под юбку и ухватил за вульву. Рука его стала мокрой и горячей от соков, он расхохотался и воскликнул:

– Хоть у тебя и лживый язык, твой передок всегда выдает тебя с головой! Представь только, сколько радости я тебе доставлю, если ты позволишь мне делать с тобой все, что мне вздумается. И разумеется, не будешь пытаться превратить мой божий дар в яичницу.

– А ты позволишь мне делать с тобой то, чего мне захочется? – спросила Леонора. – Ты согласен сразиться на равных?

– Давай попробуем! Не важно, кто из нас победит, главное, мы оба получим удовольствие от схватки с достойным соперником! – с жаром воскликнул Франко. – А с Ренато тебе бороться не интересно, он уступает без борьбы. Потому-то тебе с ним и скучно. Разве не так?

Такая постановка вопроса озадачила Леонору.

– Если говорить честно, то я даже не знаю, чего мне хочется, – наконец призналась она. – И все из-за этой дуры! Лучше бы она вообще не приезжала к нам!

– А почему бы тебе не развлечься с ней, пока твой брат в Италии? – вкрадчиво предложил ей Франко.

Лицо Леоноры просветлело, идея ей понравилась.

– Мне это почему-то не приходило в голову. Фабрицио это, разумеется, не понравится, но сделать он со мной все равно ничего не сможет. В конце концов, сидел бы дома, раз он так дрожит за свою пассию. Как же мне лучше ее проучить?

– Давай попробуем заманить ее в подвал! – сказал Франко. – Она там еще не была и наверняка будет потрясена, увидев камеру пыток. К тому же никто не услышит ее воплей, сколько бы она ни кричала и ни звала на помощь.

– Это опасная затея, – с сомнением покачала головой Леонора. – Если с ней там что-то произойдет, Фабрицио взбесится и убьет нас.

– Но мы же не станем ее калечить? – возразил Франко. – Только попугаем и слегка накажем для острастки.

– Вряд ли нам удастся заманить ее в подземелье, – сказала с сожалением Леонора, все сильнее увлекаясь его предложением. – Не такая уж она дура, чтобы пойти со мной в подвал.

– А ты соври ей, что тебе позвонил Фабрицио и сказал, что там хранятся кое-какие редкие книги. Она тотчас же сама туда помчится, чтобы угодить ему, и попадет в нашу ловушку.

– Впервые слышу от тебя что-то действительно дельное, – похвалила его Леонора. – И когда мы все это сделаем?

– Да хоть сегодня же, к примеру, сразу после обеда, пока все остальные будут отдыхать. Ведь Меган не имеет привычки спать в это время, она продолжает работать.

– У тебя, оказывается, светлая голова! – сказала Леонора и впервые посмотрела на него с восхищением. – Кажется, я проникаюсь к тебе уважением и доверием.

– Рад это слышать, – сказал Франко и заключил ее в объятия.

На этот раз она не сопротивлялась и позволила ему ее немного успокоить.

Возвращаясь в библиотеку из столовой после обеда, Меган столкнулась в коридоре с Леонорой.

– Извини, я не нарочно, – сказала блондинка, изобразив на лице виноватую улыбку. – Мне позвонил Фабрицио и попросил меня передать тебе, что забыл упомянуть о книгах, хранящихся в подвале. Брат опасается, что они могут прийти там в негодность из-за сырости, и считает, что их лучше переместить в библиотеку.

– Книги – в подвале! Какой ужас! – Меган схватилась за голову. – Надеюсь, что они хорошо упакованы или, на худой конец, хранятся в сундуках.

– Ты знаешь, как пройти в подвал? – спросила Леонора.

– Нет, – ответила Меган, пожав плечами.

– В него можно попасть как из конюшни, так и пройдя по подземному ходу, начинающемуся в кладовой. Пошли, я все тебе покажу, – сказала Леонора.

Следуя за ней, Меган прошла на кухню, оттуда – в холодную кладовую, в полу которой имелся люк с вделанным в его крышку кольцом. Леонора дернула за него и откинула крышку. Меган увидела темный лаз и металлическую лестницу, ведущую в подземелье.

– Забавно! – воскликнула она. – Ну прямо как в фильмах о контрабандистах и бутлегерах. Это так романтично!

Леонора первой спустилась по скользким ступенькам, Меган осторожно последовала за ней, испытывая не только возбуждение, но и неосознанный страх. Взяв ее за руку, Леонора повела ее по тоннелю, на ходу объясняя, что он пролегает под садом и ведет в большое подземное хранилище съестных припасов.

– Но вино мой дядя хранил в другом, специально оборудованном, помещении. Ведь некоторые сорта вин дьявольски дороги! – добавила она.

– Не понимаю, зачем он хранил в подвале книги, – сказала Меган, когда они подошли к массивной дубовой двери. – Куда проще было бы снести их на чердак.

– Эту тайну он унес с собой в могилу, – пошутила Леонора.

Но Меган почему-то не хотелось смеяться. В сыром и темном тоннеле ее незаметно, охватил ужас. Воображение рисовало ей огромных пауков, жаб и крыс, населяющих это жутковатое местечко. А вдруг эти отвратительные твари набросятся на нее, когда она будет выносить отсюда книги? По спине Меган пробежал холодок, волосы на затылке зашевелились.

– И много там хранится книг? – спросила она.

– Понятия не имею, – сказала Леонора. – Но мы сейчас это выясним.

Она толкнула массивную дверь, та бесшумно распахнулась, и Леонора первой вошла в темный погреб.

– Проходи, – сказала она Меган. – Чтобы добраться до выключателя, надо сначала ее закрыть.

Несколько озадаченная тем, что дверные петли оказались хорошо смазанными, а включить свет можно, лишь закрыв за собой дверь, Меган осторожно спустилась по трем ступенькам и застыла, с опаской вглядываясь в кромешную темноту. Дверь захлопнулась, лязгнул засов, вспыхнул свет, и она увидела Франко.

– Вот ты и попалась, крошка, – злорадно произнес он.

– Что происходит? – воскликнула Меган, отступая к двери.

Но Леонора преградила ей путь к отступлению. Франко схватил ее в охапку и куда-то понес. Меган стала визжать и колотить его кулаками, но он швырнул ее лицом вниз на стоявшую в углу помещения кровать и сказал:

– Это филиал игровой гостиной. Рано или поздно Фабрицио и сам ее тебе показал бы, но мы с Леонорой решили сделать это раньше. У тебя все готово для игры, Леонора?

– Да!

Франко рывком поднял Меган с кровати и вытолкал ее на середину комнаты. Она испуганно огляделась и, к своему неописуемому ужасу, увидела свисающий с потолка трос, пропущенный через толстое металлическое кольцо, ввинченное в перекладину. На конце троса болтались наручники, очевидно, предназначенные для забавы, в которую намеревались ее втянуть двое злоумышленников – Леонора и Франко. Оцепенев от страха, Меган утратила способность сопротивляться и потому позволила Франко вытянуть ее руки вверх и надеть ей на запястья наручники.

Леонора окинула Меган задумчивым взглядом и сказала:

– Голой она смотрелась бы значительно лучше.

– Раздеть ее мы еще успеем, пусть пока освоится, – сказал с ухмылкой Франко и дотронулся до левой груди Меган.

Она взвизгнула, Франко ухмыльнулся и, зацепив двумя пальцами край выреза, рывком разорвал ткань. Пуговицы с треском отлетели и рассыпались по полу. Леонора ловко расстегнула застежку лифчика, и вся верхняя половина тела Меган оказалась обнаженной. Стянуть с нее юбку, застегивающуюся спереди на пуговицы, Франко и вовсе не составило труда. Оставшись в одних белых хлопчатобумажных трусиках, Меган почувствовала, что ее кожа покрывается от холода пупырышками, и чуть не разрыдалась от осознания своего бессилия перед глумящейся над ней парочкой извращенцев.

– Не нужно так пугаться, – промолвила Леонора, щекоча кончиками пальцев ее живот. Его мышцы непроизвольно сократились, и Леонора, удовлетворенно хохотнув, погладила ее полные груди. – Мы не причиним тебе боли, не волнуйся.

– Какого черта ты меня сюда заманила? – вскричала Меган.

– Мне захотелось с тобой развлечься, – ответила Леонора. – Сейчас мы устроим одну оригинальную игру.

– Отпусти меня немедленно! – потребовала Меган.

– Зачем же так торопиться? Игра только начинается, – сказал Франко. – Предлагаю начать с перышек. Леонора, принеси их сюда, пожалуйста! – Пока Леонора выполняла его просьбу, Франко скользнул по своей беспомощной жертве ледяным взглядом и добавил:

– Здесь есть все, что нам нужно, Фабрицио все предусмотрел.

Леонора вернулась, держа в руке два больших страусовых пера. Одно из них она отдала Франко, другое оставила себе. Франко начал водить пером по ногам Меган, а Леонора стала щекотать ей груди. Вскоре Меган начала извиваться и повизгивать, ее соски отвердели, по ногам побежали мурашки. Она то привставала на цыпочки, то зависала над полом, не в силах терпеть щекотку. Боль в перенапряженных мышцах становилась нестерпимой, перед глазами у нее все плыло. Звать кого-то на помощь было бессмысленно, поэтому Меган перестала кричать и замолчала, закусив нижнюю губу.

– Какая она, оказывается, упрямая! – рассмеявшись, сказал Франко. – Что ж, такая стойкость заслуживает поощрения. Пожалуй, пора стянуть с нее трусики и слегка пощекотать ее пушистую киску.

Он сдернул с нее трусики и приказал ей поджать ноги.

Меган стиснула зубы и покачала головой.

Франко прищурился, взял со скамьи кнут и хлестнул им ей по ребрам.

Меган охнула от боли и выполнила приказ садиста, опасаясь, что он ее покалечит. Леонора стянула с ее ног трусики, насквозь пропитанные ее нектаром, понюхала их и воскликнула:

– Пахнет вкусно! У меня разыгрался аппетит.

Франко приблизился к Меган и, погладив ее ладонями по бокам и бедрам, лизнул ей пупок. Внизу живота у нее все сжалось и запылало, вожделение стало медленно расползаться по всему ее трепещущему телу.

– Похоже, что ей все это нравится, – сказал Франко.

– Но пока она еще дрожит от страха, – возразила Леонора. – Я вижу это по ее глазам.

Франко раздвинул Меган ноги и начал целовать ее бедра и лобок. Она отчаянно задергалась на тросе и запищала, чувствуя, что похоть вот-вот захлестнет ее. Срамные губы ее набухли, клитор отвердел и подрагивал. Меган застонала, изнемогая от желания испытать оргазм. Франко резко вставил в расселину между ее половыми губами два сжатых пальца. Меган судорожно вздохнула и напряглась, приготовившись к сладким спазмам в лоне. Франко потер головку клитора, и Меган зажмурилась и заскрежетала зубами. От райского блаженства ее отделял только один миг.

Неожиданно Франко извлек пальцы из ее лона и отпрянул.

Меган открыла глаза и увидела, что он ее внимательно рассматривает, очевидно, испытывая при этом особое удовлетворение. Меган смекнула, что именно так, доводя ее до грани оргазма, но не допуская его, эта парочка садистов и собирается мучить ее. Франко и Леонора обменялись многозначительными взглядами и возобновили пытку. Леонора провела пером по соскам своей жертвы и спросила:

– Тебе приятно? Можешь не трудиться отвечать, я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Что ж, посмотрим, как долго ты сможешь играть в молчанку.

Она стала обводить кончиком пера ее пупок и поглаживать лобок. Меган не выдержала и начала извиваться и пищать. Леонора опустилась на колени и раздвинула руками ее наружные половые органы. Франко провел указательным пальцем по влажному преддверию ее влагалища и, усмехнувшись, сказал:

– Если тебе хочется, чтобы я помассировал твой клитор, ты должна будешь меня об этом хорошенько попросить.

– Пожалуйста, сделайте это! – пропищала Меган, дрожа от вожделения.

– Вот и умница, – похвалил ее Франко и принялся теребить ее чувствительный бугорок своими сильными и грубыми пальцами так, что Меган вскрикнула от боли.

Леонора расхохоталась. Франко еще резче дернул Меган за клитор. Слезы хлынули из ее покрасневших глаз, она была уже не в состоянии сносить все эти издевательства. Все ее тело ныло от мышечного перенапряжения, низ живота онемел. Однако стоило только Франко снова вогнать два пальца в ее влагалище и начать быстро двигать ими там, как в ней вновь проснулась похоть.

Между тем Леонора тоже не бездействовала. Она размазала ладонью нектар Меган по ее промежности и анусу, просунула ей в задний проход пальчик и начала массировать ей прямую кишку. Вскоре по всему телу Меган распространились волны непривычного ей темного блаженства, боль и удовольствие переплелись и все крепче сжимали ее измученный организм. Так продолжалось не менее получаса. Меган корчилась и скрежетала зубами, умоляла своих мучителей довести ее наконец до оргазма, однако в ответ они лишь хохотали и возобновляли свои изощренные пытки.

– За что вы так издеваетесь надо мной! Я не сделала вам ничего плохого! – вскричала Меган в отчаянии. – Я все расскажу Фабрицио, и вам не поздоровится!

– Я бы не стала этого делать, будь я на твоем месте, – с угрозой ответила Леонора. – Мы затащим тебя сюда снова и отлупим уже всерьез. Тебе не следовало появляться в нашем доме. Из-за тебя здесь все полетело кувырком.

– Но почему? Что я такого сделала? – опешила Меган.

– Довольно с ней болтать, ей все равно этого не понять, – рявкнул Франко. – Лучше давай перейдем ко второму акту представления.

Охваченная недобрым предчувствием, Меган покрылась холодным потом.

Франко ловко освободил ее от наручников, схватил в охапку и отнес на кровать. И не успело истерзанное тело Меган расслабиться и отдохнуть, как вновь оказалось опутанным ремнями и крепко-накрепко привязанным к ложу. Правда, на этот раз ее руки остались свободными.

Франко и Леонора быстро разделись догола. Полные тугие груди развратной блондинки и розовые пятна, выступившие у нее вокруг шеи, равно как и эрегированный пенис ее сообщника, увитый набухшими венами и увенчанный шишкообразной лиловой головкой, наглядно свидетельствовали, что забавы с Меган их обоих чрезвычайно порадовали. Затаив дыхание бедняжка молча ждала, что с ней будет дальше.

Леонора залезла на кровать и, встав на четвереньки над своей жертвой, стала тереться грудями о ее лицо, требуя, чтобы она поочередно сосала ей соски.

– Развяжи меня! – закричала Меган. – Мне нужно в туалет!

– Сначала исполни мою просьбу, негодница! – прошипела в ответ блондинка. – Иначе мы продержим тебя здесь до возвращения Фабрицио.

Меган вынуждена была подчиниться.

– Соси активнее, можешь даже укусить меня! – воскликнула Леонора, быстро впадая в экстаз.

Меган начала сосать ее грудь сильнее, постепенно приходя в возбуждение. Вскоре ее собственные соски тоже отвердели, она сжала бедра, стремясь достичь оргазма.

Франко некоторое время молча созерцал эту картину, потом не выдержал и, встав позади Леоноры на колени, вогнал пенис ей в анус. Леонора сладострастно взвыла, и Меган почувствовала, как по всему ее телу пробежала дрожь. Крики и стоны блондинки становились все громче. Франко крепко держал ее за бока и драил ее задний проход столь яростно, что большая кровать заскрипела и зашаталась. Вульва Меган сладостно заныла, и ей представилось, что Франко овладевает ею, а не Леонорой. Она дотронулась рукой до округлого животика блондинки и начала его поглаживать, одновременно с этим продолжая лобзать ее груди. Резко, пронзительно взвизгнув, Леонора содрогнулась в исступленном оргазме. Спустя секунду-другую Франко запрокинул голову и, завопив чтото по-итальянски, затрясся, исторгая семя.

Меган начала отчаянно двигать бедрами, норовя прижаться передком к лобку упавшей на нее Леоноры. Но лишь только в животе и бедрах ее возникло приятное покалывание, как утратившие было бдительность садисты спохватились и спрыгнули с кровати, вновь прервав оргазм Меган.

– Ты скверная девчонка! – воскликнула Леонора и погрозила Меган пальчиком.

– Разве и теперь вы не дадите мне тоже получить удовлетворение? – изумленно спросила Меган, косясь на громадный пенис Франко, все еще полный мужской силы.

Перехватив ее жадный взгляд, блондинка сжала член своего напарника в руке и, чмокнув его в щеку, паточным голоском промурлыкала:

– Это было великолепно! Теперь я чувствую себя значительно легче. Ты не будешь развлекаться с нашей гостьей?

– Нет. Лучше пусть о нашей милой библиотекарше позаботится Фабрицио, когда он вернется из Италии, – ответил Франко и, расхохотавшись, наклонился и лизнул набухшие половые губы Меган.

Она натужилась, пытаясь любой ценой обрести облегчение. Но коварный садист выпрямился и невозмутимо добавил:

– Мы развяжем тебя, когда оденемся. Надеюсь, что ты сама найдешь дорогу в дом.

– Уходя, мы оставим для тебя маленький подарок, – сказала Леонора и звонко рассмеялась.

Когда злодеи, одевшись и отвязав от кровати свою жертву, удалились через тоннель, Меган увидела на полу возле кровати оставленный Леонорой портативный магнитофон. Меган подняла его и включила. Подземелье огласилось истошными воплями и сладострастными криками. Эти звуки переполнили чашу ее терпения, и она начала мастурбировать, не заботясь о том, что все ее действия, возможно, фиксирует скрытая видеокамера.

Глава 12

Фабрицио вернулся в усадьбу лишь спустя две недели. К этому времени Меган, оставленная Леонорой и Франко в покое после садистского эксцесса в подвале, успела привести библиотеку в образцовый порядок. И Фабрицио испытал легкий шок, узнав, что завтра она намерена покинуть его дом.

– Но к чему же так торопиться с отъездом? – спросил наконец он, с изумлением глядя на книжные полки.

– Я очень устала и хочу отдохнуть и развлечься, – ответила Меган. – Пока ты отсутствовал, я истомилась от скуки.

Фабрицио наморщил лоб и изрек:

– Приходи сегодня в полночь ко мне в спальню. Уверен, что скучать тебе не придется. Но только никому не рассказывай об этом.

Он подхватил со стола свой портфель, кивнул Меган и ушел.

Охваченная неописуемым восторгом, Меган закружилась по библиотеке в быстром вальсе.

Остаток этого дня и весь вечер она думала только о предстоящем рандеву с Фабрицио. Каково же было ее удивление, когда в назначенный час дверь опочивальни итальянца ей открыла Алессандра, причем абсолютно голая.

– Проходи, не устраивай сквозняк, – крикнул ей с кровати Фабрицио. – Пусть тебя не удивляет, что здесь находится Алессандра. Я так соскучился по вам обеим, что решил устроить сегодня вам сюрприз. Закрой дверь и раздевайся.

Алессандра, для которой появление здесь соперницы тоже стало полной неожиданностью, первой вышла из оцепенения. Звонко рассмеявшись, она подошла к Меган и начала ее раздевать. Фабрицио сел на кровати, поджав под себя ноги по-турецки, и стал наблюдать, как одна его любовница освобождает от оков одежды другую. Прикосновения пальцев Алессандры к ее телу повергли Меган в сладострастный трепет. А когда блондинка, войдя в экстаз, принялась целовать и сосать ее набухшие груди, она не смогла сдержать томный стон.

Юркий язычок Алессандры порхал, словно мотылек, с одного ее соска на другой. По спине Меган пробежала дрожь, по бедрам потекли ароматные соки. Алессандра погладила ее по щеке и стала целовать ее взасос в губы. Меган обняла ее и стала тереться об нее грудями и низом живота. Обе блудницы начали повизгивать от перевозбуждения и царапать друг другу ноготками ягодицы. Вскоре их обеих сотряс легкий оргазм, и они наконец разжали объятия, чтобы передохнуть.

Взяв Меган за руку, Алессандра подвела ее к кровати. Фабрицио вскочил и пересел в кресло у окна. Женщины легли, благодарно улыбнувшись ему за его любезность, и, не сговариваясь, принялись ласкать друг друга, издавая радостное повизгивание. Алессандра с упоением целовала груди Меган, легонько покусывая торчащие соски. Библиотекарша не оставалась у нее в долгу: она согнула ногу в колене и, задрав ее, стала тереться передком о лобок блондинки. Манекенщица пришла в бурный восторг и вскоре затрепетала в многократном оргазме. Горячая волна экстаза подхватила Меган и увлекла ее в блаженное забытье.

Очнувшись от недолгого обморока, Меган обнаружила, что Алессандра уже стоит над ней на карачках, уткнувшись головой в ее промежность и представив ей на обозрение свои восхитительные ягодицы и тугой анус. Не сумев удержаться от соблазна, Меган просунула в ее влагалище пальчик. Блондинка взвизгнула и впилась ртом ей в клитор. Извиваясь и постанывая, Меган задергалась в сладостном исступлении. Алессандра начала жадно всасывать ее нектар. Меган сложила язычок в трубочку и просунула его ей в лоно. Алессандра томно охнула и прижалась задом к ее лицу. Меган раздвинула руками ее ягодицы и впилась зубами в сочную сердцевину вульвы. Обе девушки настолько увлеклись лесбийскими ласками, что совершенно забыли о Фабрицио.

А между тем он уже утратил самообладание и, сорвав с себя халат, с разбегу прыгнул на кровать, торопясь включиться в увлекательную игру своих подруг. Алессандра оторвалась на миг от передка Меган и, обласкав своего любовника нежным взглядом, густым голосом произнесла:

– Это так чудесно! Скорее присоединяйся к нам, милый!

Фабрицио не заставил ее повторять это приглашение дважды. Пробормотав что-то поитальянски, он схватил с тумбочки флакон с ароматическим вазелином и начал щедро умащивать им ее роскошное оливковое тело, уделяя особое внимание промежности и анусу.

– Как давно я мечтал об этом моменте! – воскликнул он и, похлопав блондинку по попке, начал яростно мастурбировать.

Этот неординарный поступок настолько поразил Меган, что она даже открыла рот, выпустив клитор Алессандры, и стала наблюдать, с каким упоением итальянец дрочит свой восхитительный пенис. Поймав ее взгляд, Фабрицио улыбнулся и, разжав кулак, интригующим тоном произнес:

– Мне в голову только что пришла одна прелюбопытнейшая идея! Думаю, что тебе она понравится.

Меган замерла, почувствовав, что у нее участился пульс: за время своего пребывания в усадьбе Балоччи, она уже не раз убеждалась, что этот мужчина непредсказуем. Он подтвердил это и теперь, совершив оригинальный маневр. С ловкостью факира Фабрицио вытянул Меган из-под своей любовницы, перевернул Алессандру на спину и, уложив на нее библиотекаршу лицом вниз, сжал руками ее крепкий зад и начал двигать Меган по телу блондинки так, чтобы их груди и лобки соприкасались.

Обе женщины вскоре пришли в экстаз. Но Фабрицио не ограничился тем, что он уже с ними сделал. Он наклонился и начал облизывать Меган позвоночник. И когда его проворный язык стал ласкать ей копчик, ее живот непроизвольно напрягся, а зад – оттопырился. Алессандра задергалась в пароксизме оргазма, издавая пронзительные чувственные вопли. Меган же вся сжалась и затихла, почувствовав анусом жаркое дыхание итальянца. Его юркий язык проворно шмыгнул в ее задний проход, палец проник между створок ее вульвы – и сладострастный стон вырвался из ее груди наружу, возвещая о наступлении у нее фундаментального, продолжительного и умопомрачительного сексуального удовлетворения.

Однако неугомонный Фабрицио только начал входить во вкус этой любопытнейшей игры. Это для провинциальной англичанки подобные номера были внове, а для закоренелого гедониста оральный секс с двумя лесбиянками уже давно стал привычной разминкой перед его основным шоу. Пока впавшие в ажитацию девицы извивались на кровати, он подтащил Меган за ноги к самому краю, поставил ее на карачки, раздвинул пошире руками ее ягодицы и вогнал ей в анус свой причиндал по самые яички. Хрипло вскрикнув, Меган стала стремительно погружаться в уже знакомый ей омут темных страстей, предвкушая новое упоительно-сладостное наслаждение.

Медленно и осторожно поначалу, а затем все быстрее и беспощаднее Фабрицио гонял свой дымящийся пенис по ее тесному темному тоннелю, вызывая в ее теле неуемную дрожь. Со лба ее капали крупные капли пота, глаза подернулись поволокой, спина и грудь порозовели, мышцы спины напряглись. С последним мощнейшим качком Фабрицио сдавленно вскрикнул, излив наконец в Меган семя, и следом за ним с утробным стоном забилась в оргазме и она, рыдая и смеясь от захлестнувших ее странных эмоций.

Алессандра вдруг притихла и загрустила, очевидно, приревновав Фабрицио к Меган. Но неутомимый итальянец тотчас же развеял ее сомнения в его привязанности к ней. Едва лишь он извлек свой член из ануса англичанки, как немедленно дернул блондинку за ноги и, протащив ее по полу до кресла, мощным рывком оторвал от паркета и усадил на обитое кожей сиденье. Пока ошеломленная, но чрезвычайно довольная Алессандра хлопала глазами, Фабрицио задрал ей ноги и вогнал в ее истерзанную вагину громадный вибратор с насечкой на корпусе. Стенки влагалища сомкнулись и стали всасывать его в свои глубины, однако итальянец успел-таки включить прибор прежде, чем он исчез в бездонном лоне целиком.

У Алессандры вырвался звериный стон, ее глаза чуть не вылезли из орбит, а все тело вспыхнуло и задрожало, пронизанное миллионами крохотных раскаленных иголочек. Она замотала головой и засучила в воздухе ногами. Фабрицио удовлетворенно хмыкнул и начал деловито массировать ей клитор, одновременно подергивая другой рукой за соски и прикидывая, как бы засунуть пенис ей в анус. Наблюдая эту сцену, Меган опять пришла в невероятное возбуждение и захныкала, требуя к себе внимания. Алессандра взвыла и забилась в оргазме.

Фабрицио немедленно извлек свой волшебный прибор из вульвы блондинки и, наклонившись, что-то шепнул ей на ухо. Алессандра кивнула, вскочила и убежала в ванную, орошая пол своими соками.


Проводив ее помутившимся от страсти взглядом, глава тайного ордена наперсников разврата усадил в кресло Меган и, перекинув ее ноги через подлокотники, вновь включил фаллоимитатор.

Словно завороженная она молча наблюдала, как он подносит жужжащий прибор к ее нежным половым губам и начинает медленно водить его округлым вибрирующим концом по преддверию влагалища. И едва лишь легкая дрожь пробежала по ее напрягшемуся телу, как вибратор юркнул в лоно и хлопотливо загудел там, проникая по влагалищу к шейке матки. Электрический разряд чудовищной силы потряс оцепеневшую библиотекаршу, жуткий вопль вырвался из ее рта, и, судорожно вздохнув, она пронзительно вскричала:

– О да! О Боже! О дьявол!

Фабрицио наклонился и запечатал ей рот поцелуем.

Из ванной вышла голая и мокрая Алессандра, вздохнула и на цыпочках покинула спальню, тихо притворив за собой дверь.

Ренато был очень удивлен, когда на другое утро, придя на кухню в шесть часов, чтобы спокойно выпить кофе, он застал там Алессандру. Вид у нее был унылый.

– Что ты здесь делаешь в такую рань? – спросил он.

– Я жду такси, чтобы уехать на нем в аэропорт. Я возвращаюсь домой в Италию, – ответила она.

– Но почему?

– Потому что Фабрицио я больше не нужна. Он теперь любит Меган.

– Ты в этом уверена? – с недоверием спросил Ренато.

Блондинка нервно хохотнула:

– Абсолютно! Вчера ночью я в этом окончательно убедилась. Меган оказалась не такой уж и мягкотелой простушкой. Она не потерпит соперницы. Вы все еще наплачетесь из-за нее!

– Проклятие! Это означает, что я потерял свои пять тысяч фунтов. Пожалуй, я тоже уеду отсюда! – в сердцах воскликнул Ренато. – Между мной и Леонорой все кончено, теперь она с Франко. Послушай, а почему бы нам с тобой не попытаться пожить немного вместе? Ты ведь знаешь, что я давно питаю к тебе тайную симпатию. Ну, что скажешь?

– А почему бы и нет, черт бы меня подрал? – воскликнула Алессандра. – Пожалуй, мы вполне подойдем друг другу. Послушай, Ренато, нам лучше убраться отсюда, пока не проснулся Фабрицио. Представляю, как он разъярится, узнав, что его бывшая любовница сбежала, а сестра спуталась с секретарем.

– Да черт бы с ним! – сказал Ренато. – Я сыт этой семейкой извращенцев по горло. Пора делать ноги из этого вертепа.

Спустя полчаса Алессандра и Ренато уже мчались по шоссе в такси в направлении аэропорта.

Глава 13

Прошел еще месяц. Погода по-прежнему стояла теплая и ясная. Удобно устроившись в кресле-качалке, Меган медленно покачивалась в нем вперед-назад, мечтательно прикрыв глаза и с удовольствием вдыхая свежий воздух, пропитанный ароматами сада. Ветерок трепал подол ее платья, остужая скрытую от посторонних взглядов горячую промежность и щедро орошенные внутренним нектаром бедра.

Внимательный наблюдатель мог бы, однако, заметить, что мышцы ее лица излишне напряжены, а груди чересчур набухли под тканью и учащенно вздымаются. Время от времени она беспокойно ерзала на сиденье и прикусывала нижнюю губу, словно бы пытаясь унять внезапное душевное волнение. Иной доверчивый обыватель, пожалуй, мог бы проникнуться к ней состраданием, решив, что бедная девушка переживает из-за несчастной любви. Узнай он истинную причину ее непоседливости, его разочарованию и праведному гневу не было бы, наверное, границ.

Секрет ее странного поведения заключался в том, что утром Фабрицио вкатил в ее влагалище парочку любовных шариков из слоновой кости. Однако этого оказалось недостаточно, чтобы достичь оргазма. И вот уже почти полчаса, как она елозила в креслекачалке, тщетно пытаясь добиться нужного эффекта. Меган чувствовала, что закончится это фрустрацией.

К ее величайшему облегчению, из дома на аллею вышел Фабрицио. Он помахал ей рукой, улыбнулся и, приблизившись, вкрадчиво поинтересовался, успела ли она уже насладиться его маленьким сюрпризом.

– Нет, – с тоской ответила Меган. – Помоги мне!

– С удовольствием, моя радость, – ответил он и присел перед ней на корточки.

– Постой! – вскрикнула Меган, заметив вышедшего из-за кустов садовника. – Мы здесь не одни! Я могу и потерпеть.

– Ни в коем случае, глупышка! Это я попросил его прийти сюда. Мне доставляет особое удовольствие ласкать тебя при посторонних.

Меган удивленно ахнула и, закрыв глаза, раздвинула пошире ноги. Фабрицио задрал повыше подол платья и стал лизать ей передок, почавкивая от удовольствия и с жадностью глотая нектар. Не прошло и нескольких минут, как приятный жар растекся по ее животу и бедрам, клитор начал вибрировать, и сдавленный крик, сорвавшийся с ее губ, возвестил о наступлении долгожданного облегчения.

– Я кончила! – радостно и громко, на весь парк, вскричала Меган.

Садовник вздрогнул, обернулся и поспешно спрятался за розовый куст. Фабрицио залился счастливым смехом.

– Скажи, что ты хочешь сделать это снова! – успокоившись, попросил он.

– Я хочу опять испытать оргазм! – закричала Меган, презрев все моральные запреты в порыве вожделения.

Удовлетворенно улыбнувшись, Фабрицио наклонил голову и сомкнул вытянутые в трубочку губы на ее трепетном бутончике райского блаженства. Сначала он сосал его осторожно, с наслаждением вдыхая сладкий аромат нектара, но вскоре так вошел во вкус этого упоительного занятия, что уткнулся в клитор носом и впился в нежную плоть всем своим жадным ртом, просунув язык в лоно.

Охваченное неописуемыми ощущениями, тело Меган затряслось в пароксизме оргазма, чуточку болезненного, зато дьявольски приятного. Когда стихла первая волна сладостных спазмов, Фабрицио вновь припал ртом к нежному хоботку и принялся всасывать его в себя, прикусывая его основание. Болезненное покалывание в области клитора стало более ощутимым, но вместе с тем и желанным. Из таинственных глубин ее женского естества хлынули скрытые темные эмоции, и вторая волна умопомрачительных судорог повергла Меган в эйфорию.

– Боже, как мне стало хорошо! – воскликнула она. – Сделай это еще раз, пожалуйста.

Краем глаза она наблюдала, как при этих ее словах садовник, с нарочитой старательностью подрезавший кусты, вздрогнул и, выронив ножницы, вытаращил глаза и открыл от изумления рот. Меган разразилась демоническим смехом, выпуская на волю всех вселившихся в нее бесенят, и целиком отдалась греховному занятию, в котором успела изрядно поднатореть за время своего пребывания в усадьбе Фабрицио Балоччи. И лишь когда ее соки иссякли, итальянец поднял от ее промежности голову и выпрямился. Но уходить он вовсе не собирался, намерения его были совершенно иные: деловито расстегнув ширинку, он выпустил на волю своего свирепого дракона и, рывком вытащив Меган из кресла-качалки, повалил ее на газон. Она задрала согнутые в коленях ноги, впуская дьявола в свое горячее лоно, и начала корчиться в самозабвенном соитии, выкрикивая бесстыдные слова.

Выпустив наконец весь скопившийся в чреслах пар, Фабрицио прошептал ей на ухо поитальянски какие-то заклинания, затем резко отпрянул, встал и, оправившись, быстро ушел по аллее в дом, оставив Меган лежать на траве.

Не без труда поднявшись, она одернула на себе платье и с невозмутимым видом спокойно пошла мимо окончательно ошалевшего садовника. Он потупился и сделал вид, что ищет что-то в траве. Но Меган почувствовала, как он прожег ее спину взглядом, когда она его миновала. Придя домой, она первым делом пошла принимать душ, зная по опыту, что Фабрицио в любой момент может вновь захотеть овладеть ею, возможно, в своей любимой игровой комнате в подземелье.

Предчувствие не обмануло Меган, Фабрицио потащил ее в подземелье и несколько часов кряду изгонял вселившихся в нее бесов. И поэтому к девяти часам вечера она чувствовала себя совершенно обессиленной, но удовлетворенной и счастливой.

Оглядывая собравшихся в этот вечер на ужин за столом, она в очередной раз поблагодарила мысленно счастливый случай, приведший ее в Суссекс. В усадьбе Балоччи она обрела не только богатый сексуальный опыт и уверенность в себе, но и вошла в новый мир, полный необыкновенных приключений и острых ощущений. Теперь былое жалкое существование ей казалось нереальным, скучная ежедневная суета, публичная библиотека и Ник с его приятелями из паба навсегда канули в Лету.

Гордая происшедшей с ней метаморфозой, Меган упивалась ощущением внутренней свободы, вкус которой помог ей познать Фабрицио. Он же просто души в ней не чаял и не уставал умиляться ее темпераменту и непосредственности. А не далее как два дня назад он признался ей в порыве откровения, что даже не представляет своей жизни без нее. Тем не менее тень печали порой ложилась на его красивое лицо. Он хранил задумчивое молчание и не вступал в общий оживленный разговор, хотя видимого повода для грусти сегодня у него и не было.

Странное поведение Фабрицио озадачило не только Меган, но и Леонору. Когда все перешли в гостиную пить коньяк и кофе, она тихонько спросила:

– Уж не захворал ли мой братец? Почему он весь вечер молчит? Какая муха его укусила?

– Даже представить себе не могу, – ответила, пожав плечами, Меган. – Днем он был бодр и весел.

– Такая резкая перемена настроения меня серьезно тревожит, – сказала Леонора. – Это верный признак хандры, от которой недалеко и до депрессии. Ему срочно требуются новые яркие впечатления.

– Ты намекаешь на то, что со мной ему скучно? – спросила Меган, заговорщицки понизив голос. – Но этого не может быть!

Леонора сочувственно взглянула на нее и, помолчав, возразила:

– Почему ты так в этом уверена? Уж не потому ли, что вы чудесно проводите с ним время, предаваясь забавам, о которых ты раньше не помышляла? Не забывай, что ему все эти игры давно знакомы. Оживить его способны только какие-то новые хитроумные интриги. Ему нужна новая невинная жертва.

– Так что же мне в этом случае делать? – с ужасом воскликнула Меган. – Неужели мне придется с ним расстаться?

– Твое положение безнадежно, – заявила Леонора. – Вспомни, какая участь постигла Алессандру. Она долгое время была его любимой игрушкой, но в конце концов Фабрицио заменил ее тобой. Так что рекомендую тебе хорошенько задуматься о своем будущем в этом доме.

Леонора была права, и спорить с ней Меган не стала. Сегодня днем, развлекаясь с ней в подвале, Фабрицио позволил себе больше, чем обычно, и это ее насторожило. Следовательно, заключила Меган, ей необходимо принять какие-то решительные меры, чтобы не потерять Фабрицио окончательно.

К полуночи в ее голове уже созрел великолепный план. Привести его в действие она решила незамедлительно. И как только пенис Фабрицио, доведенный ее умелыми ручками и шаловливым язычком до нужной кондиции, проскользнул в ее росистое лоно, она задумчиво промолвила, глядя в потолок:

– Знаешь, по-моему, пора отремонтировать гостевые спальни на чердаке, чтобы в них стало более уютно.

Пораженный этой идеей до глубины души, Фабрицио замер и спросил, хлопая глазами:

– Это твой новый подход к эротическим разговорам? Уж не собираешься ли ты предложить мне устроить еще одну игровую комнатку в мансарде? Что ж, весьма оригинально! Крики и вопли будут слышны в самых дальних уголках усадьбы. Очень смелая мысль!

Меган рассмеялась и, энергично работая торсом, добавила:

– Ты не дал мне закончить ее!

– Я надеялся, что ты знаешь, насколько я безразличен к домашним хлопотам, – со вздохом ответил Фабрицио.

– Уверена, однако, что это предложение тебя заинтересует, – возразила она и стиснула влагалищем его пенис. – Для начала следует нанять дизайнера по интерьеру, лучше всего молодую женщину с богатой творческой фантазией, желательно, не связанную семейными узами или любовными обязательствами. Пусть она поживет с нами какое-то время, это поможет ей найти правильное решение поставленной перед ней задачи. Ты меня понимаешь?

Потускневшие было глаза Фабрицио тотчас же вспыхнули, его чувственный рот растянулся в радостной улыбке.

– Какая ты все-таки умница! – промолвил он. – Как ты меня понимаешь!

– Не умирать же нам здесь от скуки! – продолжала развивать свою идею Меган. – Впятером нам будет гораздо веселее!

Фабрицио сдавил ее ягодицы пальцами и начал овладевать ею с таким вдохновением, что вскоре она застонала и завизжала, стремительно приближаясь к экстазу. Когда возбуждение ее достигло своего пика, Фабрицио, войдя в раж, поставил ее на карачки и без всякой смазки засадил свой причиндал ей в зад. Громко охнув, Меган уперлась в подушку лбом и целиком отдалась острым ощущениям, не думая больше ни о чем, кроме как о великолепном пенисе, снующем по ее потайному темному тоннелю, ведущему в мир низменных страстей.

Выплеснув в нее весь свой мужской пыл, Фабрицио вскоре уснул. Меган же снова стала думать о грядущих переменах. Она была рада, что Фабрицио понравилось ее предложение, и уже предвкушала удовольствие, которое рассчитывала получить от вовлечения невинной девушки в грязные игры.

Прошла еще одна неделя, и Меган, в которой уже невозможно было узнать ту прежнюю застенчивую библиотекаршу, которая появилась в этом доме впервые всего четыре месяца назад, ввела в кабинет Фабрицио для собеседования новую соискательницу должности дизайнера. Это была высокая и стройная шатенка с лицом выпускницы средней школы по имени Джозефина. Увидев своего работодателя, она пришла в жуткое волнение и даже попятилась к выходу. Щечки ее вспыхнули румянцем, а ручки затряслись. Заметив это, Меган улыбнулась, вспомнив, как разволновалась она сама, оказавшись в подобной ситуации. Наверняка и Джозефина рассчитывала встретить здесь стареющего английского аристократа, а не сногсшибательного смуглого красавца итальянца.

Оставив девушку с ним наедине, Меган удалилась в свою комнату, где, к своему ужасу, обнаружила, что ее трусики насквозь пропитались соками лона. Сцена в кабинете Фабрицио возбудила ее сильнее, чем она предполагала. Воображение стало рисовать ей картины обрядов, которые предстояло пройти новой жертве любителей порока. И на мгновение она прониклась жалостью к этому невинному созданию. Однако никаких уколов совести по поводу ожидающих шатенку испытаний Меган не почувствовала, так как по собственному опыту знала, что те невероятные удовольствия, которые Джозефина вскоре познает, превзойдут по своей глубине и яркости ее самые смелые фантазии.


home | my bookshelf | | Обитель Порока |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу