Book: Вдовий клуб



Вдовий клуб

Дороти Кэннелл

Вдовий клуб

Пролог

Из протоколов Вдовьего Клуба

Президент. Уважаемые леди, дорогие подруги! Открывая наше ежемесячное собрание, позвольте аплодисментами поблагодарить нашу гостью миссис Эдвину Тушканн за проникновенное исполнение псалма «Наши кроткие меньшие братья». Эдвина – одна из основательниц нашей замечательной организации. Ныне она живет в Испании и приехала лишь с кратким визитом, но мы счастливы снова видеть ее в Читтертон-Феллс.

Бурные аплодисменты из зала.

Президент. А также давайте поблагодарим Садоводческую секцию, предоставившую очаровательные букеты для нашего заседания… О-о-о! Лес рук! Успокойтесь, успокойтесь, дорогие поклонницы флоры: хризантемы будут разыграны в лотерею сразу после ленча. Вырученные средства поступят в Благотворительный фонд поддержки полиции. А теперь, как всегда, торжественная минута: прошу всех встать и прочесть клятву нашего клуба.

Зал. Сестры во скорби, клянемся в вечной верности нашему Основателю, а также всем членам Вдовьего Клуба, как бывшим, так и нынешним. Будем вместе скорбеть и утешаться, смеяться и работать, жить и исцелять свои раны. Клянемся раскрыть наши сердца и объятия другим женщинам, которым вскоре предстоит лишиться спутника жизни. Клянемся вечно следовать девизу Вдовьего Клуба: Mors Magis Amicior Quam Inimicior[1].

Президент. Отлично. Леди, прошу вас не садиться. Нам вот-вот подадут рыбные палочки с рисом и песочные коржики. Ленч не для гурманов, конечно, но это лучшее, что может предложить «Темная лошадка»! Зато комиссия по Изысканию Радикальных Средств сегодня устраивает дегустацию новой сливочной помадки с орехами! Председатель комиссии Бетти Невиннинг полагает, что, если каждая из нас продаст по сто коробочек помадки, долгожданная экскурсия в старинную лондонскую тюрьму Тауэр нам обеспечена! Дорогие леди, воздержитесь от аплодисментов.

Теперь я имею честь и удовольствие предложить вам тост: за нового члена клуба! Господь недавно воздал по заслугам ее супругу. Приемная комиссия уже представила нашу гостью, но что нам в имени ее, ведь она – наша Сестра!

Зал. Ура-а-а! За все хорошее! Добро пожаловать во Вдовий Клуб!

Глава I

Похороны куда веселее свадеб. Так говаривала моя мамочка, когда я была маленькой. Цветов больше, беседа остроумнее, угощение вкуснее, а уж выпивка несравненно лучше. «Элли, милая, – говорила моя мамочка, – за счастье молодых можно выпить и домашней шипучки, но залить горе удается лишь лучшим сортом чистого виски». Мамочка, упавшая с лестницы в попытке догнать уходящий поезд (не помогла даже кордебалетная подготовка), была бы в восторге от собственных похорон: они стали хитом сезона для родных и близких. У меня с весельем было туговато, но все остальные, включая отца, который маму обожал, до трех утра хлестали неразбавленный джин и горланили «Ножки врозь, мамаша Браун» к вящему неудовольствию соседей.

Через десять с лишком лет, промозглым утром восьмого мая, я стояла на продуваемом всеми ветрами кладбище прихода Святого Ансельма, и в голове у меня заезженной пластинкой вертелся мамочкин завет. Похороны и свадьбы… похороны и свадьбы.

Всего несколько месяцев назад мы с Беном обвенчались в этой старинной норманнской церквушке. А теперь я стою под вязами, жалкая и несчастная, ожидая, пока преподобный Роуленд Фоксворт начнет заупокойную службу.

Последние дни я жила словно в кошмаре. В недавнем прошлом я была мисс Элли Саймонс, перезрелая толстая девственница, смирившаяся со своей незавидной участью. Я не била в литавры, но и не жаловалась на судьбу. В те дни, когда стрелка весов зашкаливала за отметку восемьдесят, я вовсе не мчалась в ближайшую аптеку за ядом, а ныряла за утешением в холодильник. У меня была любимая работа – я художник по интерьеру, и, кстати, совсем неплохой, – любимый кот Тобиас, а мои разношерстные родственники весьма разумно свели свое общение со мной к ежегодным открыткам на Рождество. Словом, жизнь моя текла размеренно, без особых треволнений. Но судьба таки настигла меня в виде приглашения на семейное сборище в доме дядюшки Мерлина, дряхлого чудака, который полвека безвылазно проторчал за массивными стенами крошечного замка на скале близ деревушки Читтертон-Феллс.

Прибыть иль не прибыть?

Достойно ли приехать на собранье

И стать предметом родственных насмешек:

Корова, мол, жиртрест и поросенок?

Иль вежливо отвергнуть приглашенье?..

Отлично сознавая, что тетушка Астрид и ее омерзительно прекрасная дочурка Ванесса обхихикаются в норковые муфточки, если я не отважусь показать товар лицом (с тройным подбородком), я с разбегу позвонила в агентство «Сопровождение на ваш вкус». Прежде чем я успела вспомнить про девичью гордость и принципы истинной леди, миссис Швабухер всучила мне напрокат Бентли Т. Хаскелла, смуглого красавца, бывшего шеф-повара, ныне начинающего писателя порнографических романов. Этот джентльмен и должен был сопровождать меня на судьбоносный уик-энд.

И какой уик-энд! Дядюшка Мерлин тощим призраком разгуливал по дому в ночном колпаке и злобно язвил, а любящие родственники от восхода до заката вгрызались друг другу в глотки. Что касается услуг мистера Бентли Т. Хаскелла, то очень скоро я пришла к выводу, что изрядно переплатила. Он оказался на редкость наглым и ехидным типом. Первым делом моя временная собственность положила свой похотливый глаз на кузину Ванессу. Когда же я, не выдержав нервного напряжения, намекнула… ну ладно-ладно, объявила о нашей помолвке, этот субъект имел нахальство разозлиться. Естественно, у меня и в мыслях не было заарканить его. Увы, через несколько недель события приняли весьма запутанный оборот. Пришло известие, что дядюшка Мерлин скончался. Бентли Т. Хаскелл милостиво сопроводил меня на похороны в Читтертон-Феллс. Когда вскрыли завещание, к нашему полному остолбенению выяснилось, что мой сумасбродный дядюшка оставил все свое состояние нам с мистером Хаскеллом на определенных условиях. Первое: мне предписывалось за шесть месяцев сбросить примерно треть своего веса, Второе: за указанный срок Бену следовало разродиться литературным шедевром, в котором не будет ни одного неприличного слова. Третье: нам предлагалось эти полгода прожить в Мерлин-корте. Мы с Беном взвесили все «за» и «против» – и отважно ввязались в борьбу за приз. Я была в восторге от мысли, что могу содрать всю паутину, вымести вековую пыль и увидеть, как оживет дом. Мы наняли домоправительницу, мисс Доркас Критчли, которая стала самой лучшей подругой в мире. Джонас, ворчливый садовник, волшебным образом превратился в Джонаса Верного-До-Гроба, а Бену удалось сотворить самую блистательную кулинарную книгу из всех, что когда-либо плавали по почтовым океанам в надежде прибиться к обетованным издательским берегам. Конечно, я и надеяться не смела, что мы с Беном переживем сказочный любовный роман, под стать нашему замку с башенками и рвом, но тем не менее все случилось именно так. И в возрасте двадцати восьми лет я родилась заново: сбросила четверть центнера. Глаза, волосы и нос остались прежними, но тело мое было не узнать.

Господи, зачем ты поманил меня счастьем и тут же его отобрал?!

Бен помог положить конец моему трагическому роману с едой. Парадокс, если вспомнить про его профессию.

Ради него я прекратила запихивать в себя провизию, как в холодильник, перешла в другую весовую категорию, научилась себе нравиться и наконец обрела сладкое ощущение, что любима наяву, а не в мечтах. Мы собирались жить долго и счастливо.

Я упустила из виду одну важную деталь: я из тех женщин, что плодят несчастья, как крольчиха крольчат.

Скользя над покосившимися надгробиями, чайка испустила жалобный вопль. Викарий раскрыл молитвенник, шум голосов утих.

Сладковатый запах подгнивших венков пропитал воздух. По щеке скатилась слеза. Эти похороны – лакомый кусочек для гостей. Грандиозные передовицы в газетах: «Внезапная смерть при подозрительных обстоятельствах. Полиция начала расследование», «Подозревается молодая женщина!» То есть я.

Как несправедливо, что все внимание толпы сосредоточилось не на том, кого провожают в последний путь, а на мне! Я уверена, что все смотрят на меня.

«Что ты хочешь, Элли? – Мне показалось, я слышу голос мамочки. – Ты звезда в спектакле, где цена билета – скромный венок. Только ты можешь рассказать им про То Самое со всеми подробностями».

Я не убийца! Разве отчет судебного следователя не снял с меня все подозрения? Неважно, что там говорят или думают обо мне, я просто перестаралась в своем стремлении быть идеальной женой. Прикусив губу, я украдкой озиралась по сторонам из-под широких полей траурной шляпы. Ничего удивительного, если после страданий прошедшей недели я слегка рехнулась. Будь здесь отец Бена, мне было бы полегче. Но Папуля из принципа не ходит на похороны.

Дрожа всем телом, я ухватилась за ледяную мраморную ногу ангела, позади которого пряталась. Мимо проковыляли две старушки в порыжелых черных платьях. Опоздавшие. Одна задела меня и отшатнулась с извинениями, обдав нежным запахом примулы. Интересно, они проталкиваются вперед, чтобы занять места в партере, или им отвратительна сама мысль о моем соседстве?

Пусть себе мелют языками. Наверное, я не заслуживаю дружеской поддержки. Всю неделю я ни с кем не желала видеться, кроме Анны Делакорт. Невозможно было отвергнуть ее предложение, когда она настояла, чтобы я пришла к ней за утешением в комнатку над антикварной лавкой. Утешение! Да кто же может меня утешить!

С самого начала меня притягивали безмятежность и спокойствие Анны, но сейчас ее густая черная вуаль показалась мне нарочитой. Анна – страстная поклонница моды сороковых годов, но не наслаждается ли она ролью скорбящей, вцепившись в руку местного нотариуса Лайонела Шельмуса? Лайонел вытащил из нагрудного кармана платочек и протянул его Анне. Смерть всех нас превращает в лицемеров…

День был бесцветный, словно выполосканный. Между могилами торчали пучки сухой травы, голые ветви вязов паутиной расчертили белесое небо. Ветер нес тонкую изморось, а снизу (церковь Святого Ансельма еще называют Храмом на скале) доносился возмущенный рокот моря.

– Я есмь возрождение и жизнь…

Дорогой Роуленд! Бен всегда слегка ревновал к этому красавцу-викарию с его тихим обаянием выпускника привилегированной школы. Опять я виновата! Год назад, разуверившись в любви Бена, я позволила ему думать, будто Роуленд питает ко мне тайную, но беззаветную страсть.

– Прах к праху…

Водянистое солнышко сверкнуло на медной табличке гроба. Порыв ветра склонил ветви деревьев и донес до меня женский голос:

– Опять викарий резину тянет! Эти похороны пропустить никак нельзя, но так ведь и на пятичасовой автобус не поспеешь! Тут поговаривают, будто его доконал цыпленок, а я говорю – грибы! Ведь от грибков обычно помирают, верно?

– В газетах писали – «естественной смертью», – отозвался приглушенный голос, – да только все мы знаем, что у доктора Мелроуза сердце золотое. Ему невмоготу было представить ее в кандалах, вот оно как. А она ничего на личико, правда? И фигурка приличная. Когда впервые сюда заявилась, то была квашня квашней, даже не верится.

– Из земли взят…

Он лежал в гробу. Павший от моей руки. Скончавшийся от угощения, которое я собственноручно приготовила к знаменательному событию. Торжественному открытию ресторана Бена – «Абигайль». Много месяцев мы с ним мечтали об этом великом дне. Когда же он пришел, вмешался злой рок, и я стала шеф-поваром на час.

– И в землю отыдешь…

Во рту вкус праха и земли. Сейчас бы шоколадку, лучше швейцарскую, начиненную миндалем… До чего же я презренное создание!

Преподобный Роуленд Фоксворт закрыл требник. Ветер развевал полы его рясы, пока двое мужчин в черном опускали гроб в могилу. У меня перехватило горло. Люди нагибались и бросали на блестящую крышку гроба комки влажной земли, падавшие с тошнотворным хлюпаньем. Анна Делакорт покосилась в мою сторону. Стоит Роуленду закончить церемонию, как толпа растерзает меня.

Ну уж нет, такого удовольствия я им не доставлю! Поддернув на плечо ремешок сумочки, склонив голову, я протиснулась мимо двух пожилых дам, которые опоздали к началу. Они стояли возле Глэдис Шип, высоченной и непередаваемо тощей органистки церкви Святого Ансельма. Я торопливо запетляла меж пьяно покосившихся надгробий и безымянных травяных холмиков, а миновав покойницкую, перешла на бодрую рысь.

Еще десять минут пешком по Скалистой дороге – и я окажусь под спасительной сенью Мерлин-корта, вдали от любопытных глаз. Перейду ров по мосту, распахну кованую дверь и нырну в огромный холл с двумя сверкающими доспехами, охраняющими вход. А потом наберусь духу и поднимусь в нашу спальню.

Нет! Нет! На это меня не хватит… Я остановилась. Слева виднелись башенки Мерлин-корта, словно нарисованные акварелью на сером пергаменте неба. Внизу бушевало море.

– Что у вас на уме, миссис Хаскелл? Любуетесь красотами? Или замышляете самоубийство? – В тумане голос звучал глухо и странно.

Мгновение спустя из тумана выплыла сутулая фигура мистера Эдвина Дигби. Рядом ковыляла Герцогиня. Мистер Дигби жил в «Гусятнице», викторианском особняке в четверти мили от Мерлин-корта. Этот пожилой джентльмен производил жутковатое впечатление, под стать своим детективным романам, полным кровавых тайн. Герцогиней, которая теребила его за подол плаща, звали дородную почтенную гусыню с оперением невиданной белизны, словно она только что вынырнула из стиральной машины.

– Пожалуйста, миссис Хаскелл, скажите, что с вами все в порядке! Надеюсь, вы не собираетесь совершить прыжок в вечность? Увы, такая кончина до смерти заезжена мною и моими коллегами, уж простите за каламбур.

Я отвела взгляд от пучины под ногами.

– Спасибо за заботу, мистер Дигби. Со мной все в порядке.

– Ходят слухи, что поминок не будет. Я понимаю, такое сборище слишком напомнит вам роковой вечер. – Он нахмурился и посмотрел на Герцогиню. – Сожалею, миссис Хаскелл, мне не удалось заглянуть на отпевание, но я очень рад, что встретил вас. Яды у меня, так сказать, в крови. Меня очень заинтересовало обстоятельство, что судьба сразила вашего мужа в столь неудачный момент. Но это не значит, что я вам не соболезную, дражайшая миссис Хаскелл. Всего хорошего! – Мистер Дигби и Герцогиня уковыляли в туман.

Я зашагала дальше. Мне срочно требовалось присесть в каком-нибудь тихом уголке и хорошенько покопаться в руинах моей жизни. Не прошла я и двух шагов, как из-за поворота вырулил автобус и остановился в нескольких ярдах от кладбищенских ворот. Из него высыпали подростки – кто в школьной форме, кто в долгополых плащах и с лиловыми волосами. Ну да, конечно: в пятницу после обеда в церковном клубе собрание молодежной организации.

Надо бы поскорее убраться с дороги. С подножки автобуса тигриным прыжком соскочили трое парней (один – с золотым кольцом в носу). Троица догнала остальных, вопивших какой-то молодежный хит, и вся ватага промчалась мимо. Никто на меня и не посмотрел, кроме девочки, которая плелась в хвосте компании. Невысокого роста, с косичками мышиного цвета и удивительно большими глазами. Девочка узнала меня и улыбнулась тихой, смущенной улыбкой, но глаза ее остались печальны. И лицо было слишком взрослым для ее тринадцати-четырнадцати лет. Я заставила себя улыбнуться в ответ. Алиса Спендер. Жизнь обошлась с девчушкой очень несправедливо. Вспоминая день своей свадьбы, я всякий раз вспоминала Алису.

Подростки скрылись из виду, песня доносилась сквозь ватную пелену тумана неразборчивым воем. Я смахнула с плеча невесть откуда взявшийся лист и двинулась дальше. Всякий раз, как дорога ныряла в низину, я словно проваливалась в молочный суп и жалась вправо. Выступы скалы и терновник царапали ноги, но в тумане так легко отклониться влево и оказаться на краю пропасти. Как это случилось в прошлом году с местным слесарем, мистером Вантуссом. Читтертон-Феллс был потрясен трагедией. Помню, как я показывала Бену газетные заголовки… Мысли мои прервал рокот мотора. Я обернулась и вгляделась в туман, откуда выползал длинный черный автомобиль. Глаза мои расширились. Это же катафалк!

Странно! Он должен был давным-давно покинуть кладбище. Катафалк остановился ярдах в двадцати от меня. Я сделала водителю знак проезжать, но катафалк не сдвинулся с места. Угораздило же меня в свое время прочесть ужастик про злобную машину, которая разъезжала сама по себе!..

Туман сгустился. Сердце мое затрепетало от страха. Ладно, если этот драндулет предпочитает стоять, то мне торчать здесь совсем не улыбается. Шофер не мог заблудиться, поскольку дорога всего одна и спускается прямиком в деревню. Мотор мягко урчит – значит, работает. Я повернулась к катафалку спиной и начала переставлять ноги: шаг, другой… Дорога вилась вдоль обрыва. Кончилась живая изгородь, началась булыжная стена. Не раз я подавляла искушение оглянуться через плечо, будучи уверена: катафалк тут же остановится и будет таращиться на меня.



Я зашагала быстрее, мечтая о спасительной чашечке чая. Огни! Наконец-то. Уличные фонари бледно маячили вдали, словно светящиеся головки одуванчиков. Уже можно было разглядеть полуразрушенную римскую арку, за которой раскинулась Рыночная площадь. Я кинулась туда.

У меня перед носом резко затормозил юнец на велосипеде. В свете уличных фонарей его физиономия казалась желтой. Он яростно втянул воздух сквозь зубы и одарил меня непристойным жестом.

– Вашу мамашу!.. Кто только выпустил вас на улицу без собаки-поводыря?!

– Я очень сожалею…

– Еще бы! С каких пор Ее Величество пожаловала вам право переть на людей как танк, мисс?!

– Миссис, – машинально поправила я, – миссис Бентли Т. Хаскелл.

Катафалк замер у ювелирного магазина, где полгода назад Бен купил мне обручальное кольцо.

Привстав на педалях, парень громко свистнул:

– Смотри-ка! Так вы та самая красотка, от стряпни которой мужики дохнут как мухи! Мне, считай, повезло: встретил вас – и жив остался!

Он все еще орал мне вслед, когда я спускалась на площадь:

– Плохо вас воспитали, леди! Спросите совета у Доброй Надежды, что разводит сопли-вопли на последней страничке «Оратор дейли», она вас надоумит, как угостить город обедом, чтобы потом трупы штабелями не складывать!

Толстушка Элли не смогла бы пробежать без одышки от мойки до холодильника, но теперь, подстегиваемая оскорблениями, я галопом преодолела Рыночную площадь, даже не запыхавшись.

При дневном освещении Читтертон-Феллс полна диккенсовского очарования. Теперь же, в мутных сумерках, каждый дом казался таинственным и коварным незнакомцем. Все магазины уже закрылись. Сквозь зарешеченные окна пробивался свет. Тишина сгущалась вместе с туманом. У «Темной лошадки» я аккуратно обогнула Герцогиню, чьи перья блистали белизной, как мыльная стружка. Гусыня терпеливо вышагивала взад-вперед у дверей бара.

А вот и «Абигайль»! Наконец-то. Особнячок с башенками, вдоль первого этажа тянутся овальные окошки. В одном из окон занавеска качнулась в сторону. Если бы не это, ресторан казался бы вымершим. Внезапный шум заставил меня оглянуться/

Но из дверей конторы «Шельмус, Хитроу и Джонс» вывалилось отнюдь не жуткое привидение. Леди Теодозия Эдем, секретарша мистера Лайонела Шельмуса, была как всегда элегантна. Поравнявшись с ней, я поздоровалась. Она не ответила, и дурацкая приветливая улыбка сползла с моей физиономии. Я снова ее окликнула, но шаги Теодозии уже поглотил туман. Наверное, не расслышала. Тедди Эдем меня любила… то есть не проявляла при виде меня явного отвращения. Но это было ДО ТОГО…

К тому же именно она обнаружила тело. Я отбросила эту мысль подальше.

Медленно поднявшись по красным кирпичным ступеням, я взошла под зеленый навес с золотыми буквами «Абигайль». Что меня привело сюда, я и сама не знала.

На стенах холла, обшитых дубовыми панелями, висели портреты знаменитых поваров. Я с грустью припомнила, как покупала картины и старинные керосиновые лампы, переделанные в электрические. Сверкающий письменный стол должен был служить стойкой портье. Невзирая на скорбные ассоциации, «Абигайль» – святилище, где даже призрачные катафалки не смогут меня достать.

Мягко ступая по паркету, ко мне с любезной улыбкой скользнул официант. Кажется, я раньше его не встречала, но Бен оказался весьма капризным работодателем. Персонал у него не задерживался, влетая в одну дверь и вылетая в другую.

– С пробежки, миссис Хаскелл? Увидел вас из окна в Колокольчиковой гостиной, когда поправлял штору.

Переведя дыхание, я расстегнула пальто. Колокольчиковая гостиная была моей гордостью. Ее интерьер – вершина моей дизайнерской карьеры. Ковер – зеленый, как мох, стены обшиты дубом, а обивка стульев и диванчиков вокруг камина повторяет рисунок занавесок и ламбрекенов: везде колокольчики. Но больше всего мне нравятся очаровательные эстампы с ребятишками, резвящимися в весеннем лесу. Бен пришел в восторг от моей работы. Теперь эта комната потеряла свою прелесть, и я никогда не смогу вернуть ей прежнее очарование. В шесть часов вечера в пятницу тут должны сидеть гости: потягивать шерри, попыхивать сигарами и ждать, когда их пригласят в столовые. Гости должны предвкушать тот миг, когда отведают шедевр Бена – фрикасе из фазанов (см. цветное фото на вкладке к странице 239 его поваренной книги). Сегодня комната была пуста.

Официант (Уильям, если верить карточке на лацкане) принял у меня пальто и перебросил через руку.

– Позвольте выразить вам соболезнования, миссис Хаскелл. Это жуть какое… – он прокашлялся, – это скорбное время для вас. Но вы не опасайтесь, ресторан обязательно наберет обороты. Смерть приобрела в Читтертон-Феллс размах эпидемии. Особенно среди джентльменов. Взять хотя бы покойного директора кинотеатра «Одеон». Пропал без вести, а потом обнаружился в морозильнике в компании эскимо. Сегодня вечером два констебля забежали на чашку кофе (что весьма лестно!) и упомянули, что в заброшенном колодце в Читтертон-Феллс найден мужской труп.

Картины в Колокольчиковой гостиной! На одной из них дети как раз бросают монетки в тот самый колодец! Передо мной на столике стояла вазочка с шоколадом, и я судорожно сцепила руки за спиной, чтобы не схватить кусочек.

– А полицейские случайно не сказали, что это тело мистера Вернона Шиззи, агента по недвижимости?

– Сказали. – Лицо официанта приобрело серьезное выражение. – Но не стану вас задерживать, миссис Хаскелл. Вы пришли повидать мистера Флэттса? Он как раз упражняется в приготовлении соусов, но я знаю, он будет рад вас видеть.

– Нет-нет, не говорите ему, что я здесь. Просто принесите мне чаю, а потом я вызову такси и отправлюсь домой.

Бедная Ширли Шиззи, как мужественно она держалась, когда Вернон пропал на прошлой неделе. А теперь его нашли в колодце!

– Как вам угодно, мадам, – укоризненно ответил Уильям.

Пусть его. Не собираюсь встречаться с помощником Бена, даже если это мой драгоценный кузен Фредди. В конце концов, именно Фредди предал меня, когда разразился Кулинарный Кризис. В тот ужасный день…

Уильям провел меня в маленькую комнатку. На медной дверной табличке значилось: «Кофейная», но комната была рассчитана и на утренний кофе, и на послеполуденный чай. Медные лампы под розовыми абажурами разливали мягкий свет. Теплые золотистые тени играли на беленых стенах под темными дубовыми балками.

– Подать к чаю горячих тостов с маслом, миссис Хаскелл?

– Спасибо, я не голодна.

Я привыкла к постоянному вранью подобного рода. Кроме того, страшно приниматься за еду после минувших ужасов: а вдруг начну и не смогу остановиться? Бен никогда не понимал моей уверенности, что новое стройное и обтекаемое тело мне только одолжили и в любой момент могут отобрать. Он раздраженно уверял: всему виной моя досада, вызванная тем, что люди перестали охать и ахать над моим новым обликом. Он даже… впрочем, в последнее время случилось немало вещей, отнюдь не способствующих семейному счастью. А ведь была еще и Страшная Ссора…

Когда Уильям ушел, я отогнула занавеску и посмотрела на улицу. На другой стороне ее стоял катафалк. Сердце у меня екнуло, и я отпрянула от окна. Надо как следует выспаться, иначе нервы мои покатятся от плохого к худшему и я окончу дни в санатории для душевнобольных «Эдем», заведении доктора Симона Бордо, человека с сомнительной репутацией.

Должно быть, Уильям забыл закрыть дверь, потому что я не уловила ее скрипа и скорее почувствовала, чем услышала его шаги. Бен всегда говорил, что хороший официант крадется, как грабитель. Я подавила зевок. Может быть, ночью удастся уснуть. Нет сил даже повернуть голову. В воздухе разлился запах промокших венков – такой цветочный и сладкий…

Чай вернет мне силы… Чья-то рука опустилась мне на плечо, и мой вопль огласил пустые залы «Абигайль».

Глава II

– Простите, голубушка, что я вас напугала, – продребезжал старческий голосок.

– Ей-богу, Примула, – послышался другой голос, более резкий, – сколько раз я тебе говорила, что нельзя вот так наскакивать на людей! Ты чуть не довела бедную девочку до сердечного приступа. Не мешало бы тебе помнить, что мы занимаемся спасением жизней, а не наоборот! Судорожно комкая скатерть, я взглянула на двух старых дам. Волосы одной были выкрашены в жгучий черный цвет и скручены на макушке в высокий кокон. Миниатюрные кинжалы в ушах раскачивались в опасной близости от шеи, грозя перерезать хозяйке горло. Бархатное болеро и юбка из тафты – явно из магазина поношенного платья. Вторая была одета более традиционно, в твидовый костюм и сиреневый джемпер, но в ее серебристых кудряшках весело подпрыгивали розовые бантики, а на запястье болтались огромные часы с портретом Микки-Мауса. Из морщинок на лице выглядывали ясные голубые глазки. Похоже, эта дама опрокинула на себя флакон с духами. Пока я таращилась на незнакомок, черноволосая старушенция запустила руку в сумку, расшитую пестрыми бисерными павлинами.

– Держи, Примула, – дама вытащила огромный темно-лиловый пузырек. – Слава богу, я не забыла твои нюхательные соли.

– Ты очень добра, Гиацинта, но мне совсем не…

– Это не тебе, милочка, а бедной миссис Хаскелл. Пузырек скользнул ко мне в ладонь.

– Скажите… – выдавила я, – это ваш катафалк стоит на улице?

– Совершенно верно, – ответили старушки хором. – Позвольте… – они водрузили пальто на сервировочный столик и уселись за стол, – позвольте составить вам компанию.

Я повертела в руках пузырек с нюхательными солями. Ему было как минимум полвека: изящный, в филигранной оправе. Похожий с месяц назад я видела в «Антикварной лавке Делакорта».

– Да-да, садитесь, конечно. Я хотела спросить, почему вы ехали за мной по Скалистой дороге и…

Вошел Уильям, неся на подносе чайник и три фарфоровые чашки. Черноволосая дама поманила его пальцем.

– Очень вовремя, Страш. Поставьте поднос рядом со мной. Миссис Хаскелл немного перенервничала, поэтому чаем займусь я.

Что за беспардонная особа! Я вовсе не против, пусть хозяйничает за столом, но зачем корчить из себя владетельную сеньору и обзывать официанта моего мужа какой-то лакейской кличкой? Ничуть не смутившись, Уильям поправил отодвинутую мной занавеску.

– Кексы к чаю немного запаздывают, мадам, – Уильям слегка склонил голову. – В кухне случилось небольшое возгорание.

– Надеюсь, все в порядке? – прощебетала среброкудрая леди. – День и без того выдался трудный. – Выудив из сумочки кружевной платочек, она промокнула голубые глазки. – Нет-нет, похороны были прекрасные, лучших и себе не пожелаешь. Правда, Гиацинта? Чудесные скорбные гимны, а священник такой симпатичный! Говорят, не женат… – Она опустила платочек на полдюйма. – Страш, а нельзя ли подать к чаю бренди? У нас с сестрой от чистого чая изжога, – пояснила она, глянув на меня.

– Э-э-э…

– Одну минуту, мисс Примула. – Страш подхватил оба пальто, аккуратно сложил и перевесил через руку. – В ресторане есть непритязательный, но крепкий бренди, которого, надеюсь, не посрамился бы… то есть не постыдился бы и ваш покойный отец.

У меня слегка отвисла челюсть.

Черноволосая леди протянула ко мне руку. Я слегка отшатнулась.

– Вы все правильно поняли, миссис Хаскелл. Уильям Страш работает на нас. – Она снова покопалась в расшитой сумке. – Миссис Хаскелл, вот наша визитная карточка.

На квадратике плотного картона значилось:

«ЦВЕТЫ – ДЕТЕКТИВЫ»

Расследования деликатного свойства

МИСС ГИАЦИНТА ТРАМВЕЛЛ, Президент

МИСС ПРИМУЛА ТРАМВЕЛЛ, Председатель

ПО ПОВОДУ РАЗВОДОВ

НЕ ОБРАЩАТЬСЯ

– Так вы – частные детективы?

– А вы не догадались? Замечательно! – Седая дама ловко подхватила выпавший из моей руки флакон с нюхательными солями. – Что же касается Страша… Когда мы с сестрой обитаем в «Кельях», это наше имение во Флэксби-Мид, Страш выполняет при нас обязанности под стать своей фамилии. А в нашей профессиональной деятельности он помогает нам своими прочими несравненными талантами.

Страш почтительно поклонился мне:

– Видите ли, мадам, я бывший грабитель. Поэтому мне проще понять ход мыслей преступника.

Люди с явными странностями… Пусть они воспитанные и вежливые, но мне все равно почему-то не хочется пить сними чай и жевать кексы. Я резко рванула к себе сумочку через весь стол и опрокинула солонку с перечницей.

– Дорогая моя, не торопитесь уходить! – Черноволосая старуха водворила склянки на место. – Меня зовут Гиацинта Трамвелл. Примите наши глубочайшие извинения, у нас и в мыслях не было пугать вас. Поверьте, мы и понятия не имели, что следуем за миссис Бентли Хаскелл, пока вы не заговорили с тем наглым юнцом на велосипеде. На похороны мы заявились исключительно в надежде познакомиться с вами и были ужасно разочарованы, когда вы так стремительно покинули кладбище.

Я схватилась за край стола.

– А почему вы не обогнали меня на дороге?

Примула Трамвелл склонила головку в кудряшках. Розовые бантики затрепетали, а щеки приобрели цвет бантиков.

– Мне крайне неловко, миссис Хаскелл… Видите ли, я совсем недавно научилась водить, точнее, продолжаю учиться на собственных ошибках… Ну знаете, врежешься там в стену или снесешь какой-нибудь дурацкий сарай. Но всякий раз, когда я сажусь за руль, Гиацинта напоминает мне, на какую педаль надо давить и на какие кнопочки нажимать. – Мисс Примула стыдливо теребила перчатки. – Я еще не научилась обгонять, но в самом скором времени надеюсь освоить и этот маневр.

– Самое главное, Прим, – ободряюще заметила мисс Гиацинта, – что мы познакомились с миссис Хаскелл.

Страш почтительно предложил:

– Мисс Гиацинта, не подать ли чего-нибудь посущественнее кексов?

– Пока не надо, благодарю вас.

Страш с поклонами покинул комнату, а Гиацинта кроваво-красным коготком колупнула гремучий золотой браслет на запястье и уставилась на меня глазками-пуговками.

– В присутствии Страша мы можем говорить совершенно свободно, но, увы, от безделья у него руки чешутся что-нибудь украсть. Я понимаю, миссис Хаскелл, вы не имели в виду ничего дурного, но оставить сумку прямо на виду у Страша – все равно что помахивать мышкой перед носом у кошки.

– О, простите… – я пристыженно запихнула сумку под стол.

– Миссис Хаскелл, – серьги Гиацинты Трамвелл полоснули воздух, – вас представили нашему вниманию как жертву гнусного преступления.

– Жертву?

– Да, вместе с покойным, царствие ему небесное.

– Вы говорите про мою недавнюю… трагедию, – процедила я сквозь зубы. – А что еще вы обо мне знаете?

Вместо ответа Гиацинта нырнула в свою расшитую сумку и вытащила толстенный гроссбух в зеленом матерчатом переплете, из тех, куда домохозяйки записывают расходы. Кровавым ногтем она подцепила обложку и перелистнула несколько страниц.

– Ваш отец – Босуорт Хастингс Саймонс. Посещал школу хорового пения в Ричмонде, затем Кембридж, где изучал историю искусств. В настоящее время он занимается индивидуальной трудовой деятельностью в качестве заклинателя дождя где-то на задворках пустыни Сахара.

Ее интонация меня возмутила.

– Разумеется, я предпочла бы, чтобы он зарабатывал на жизнь исполнением танца живота, но мне давным-давно стало понятно: родителей не выбирают.

– Ах, как верно! – скорбно вздохнула Примула. – Наш дорогой папочка временами вел себя самым огорчительным образом.

Гиацинта одарила сестру яростным взглядом.

– Ваша девичья фамилия – Саймонс. Жизель Саймонс… Год и четыре месяца тому назад вы познакомились с вашим будущим мужем, Бентли Томасом Хаскеллом, через фирму «Сопровождение на ваш вкус». По условиям крайне оригинального завещания вашего дядюшки Мерлина Грантэма, вы с Бентли унаследовали усадьбу, именуемую Мерлин-корт. А этот ресторан назван в честь матери Мерлина, Абигайль. – Алые когти перевернули еще одну страничку. – Кроме того, вы унаследовали пожилого садовника Джонаса Фиппса. Вскоре по приезде в Мерлин-корт вы наняли мисс Доркас Критчли в качестве экономки. Последняя по профессии – учительница физкультуры, располагает собственными средствами. В настоящее время мисс Критчли вместе с мистером Фиппсом путешествуют по Америке. У вас есть кузен Фредерик…

– Наша дорогая сестричка Роза живет в Америке, – бодро зачастила Примула, – в каком-то Детройте. Увы, мы так и не выбрались ее проведать, но название просто очаровательное. Может быть, как-нибудь, при благоприятных обстоятельствах…

Гиацинта усмирила сестру очередным жгучим взглядом из-под прищуренных век.

– Дражайшая Примула, мы рассказываем миссис Хаскелл ее биографию, а не нашу.

Я перевела взгляд с морщинистого личика Примулы на желтоватую физиономию Гиацинты.

– Почему вы назвали меня жертвой? Гиацинта захлопнула гроссбух.

– В этих краях, дорогая миссис Хаскелл, вас именуют теперь не иначе как Ангел Смерти. Думаю, вы уже наслышаны об этом. Однако «Цветы-Детективы» уверены, что вас жестоко использовала преступная организация. Некая группа людей вынесла смертный приговор ни в чем не повинному человеку, а роль козла отпущения должны были сыграть именно вы.



– Чепуха какая-то. Я…

Откуда ни возьмись появился Уильям. Мы сидели в полной немоте, пока он расставлял гофрированные тарелочки с истекающими маслом кексами. Расправившись с сервировкой, Страш вытащил из-под мышки пузатую бутылку и показал этикетку Примуле. Старушка одобрительно качнула головой, и бутылка приземлилась на стол рядом с ее чашкой.

– Бренди к чаю, мадам!

– Страш, мы одни в здании? – вопросила Гиацинта.

– Кузен миссис Хаскелл ушел пять минут назад, мадам.

– Отлично! Закройте дверь с той стороны и встаньте на караул в холле.

Страш ретировался, а Гиацинта тронула меня за плечо.

– Очень важно, чтобы нас не подслушали. У членов этой зловещей организации отличная маскировка – милые, добрые, простые лица. – Она бросила настороженный взгляд на окно и понизила голос: – Мы здесь как раз затем, чтобы прекратить деятельность этого опасного общества.

Может быть, дамочки сбежали из санатория «Эдем»?! Гиацинта безжалостно кромсала свой кекс на кусочки, а Примула безмятежно заливала чай бренди. Перехватив бутылку, Гиацинта наклонила ее над своей чашкой.

– Не соблазнитесь, миссис Хаскелл?

Я чувствовала настоятельную потребность согласиться.

– Мы приехали в Читтертон-Феллс несколько недель назад, – спокойно продолжала Гиацинта, – по просьбе страховой компании, название которой мы не уполномочены предавать гласности. Можем только открыть, что тамошние компьютеры подали сигнал бедствия. Вы же знаете мышление страховых компаний, миссис Хаскелл: они хотят, чтобы люди до дрожи в коленках боялись смерти, но ни в коем случае не умирали. Поэтому можете себе представить, как всполошились наши клиенты, обнаружив, что в последние годы их прибыль пошла на убыль. А все потому, что в этой части английского побережья незначительно, но весьма многозначительно возросла преждевременная смертность среди женатых мужчин. Оч-чень тревожная тенденция.

– Особенно для тех невинных душ, – вставила Примула, придвигая к себе бутылку, – чьи страховые взносы теперь подскочат до небес.

Сердце у меня забилось.

Гиацинта отправила в рот микроскопический кусочек кекса.

– Но ни в одном случае не прозвучало слово «убийство»! Вскрытие неизменно выносило вердикт: несчастный случай, самоубийство, естественные причины. Подозрения, случалось, возникали, но, как и в вашем случае…

– Да как вы смеете обвинять меня в сговоре с шайкой убийц?! – Взбешенная, я вскочила со стула.

– Ш-ш-ш, голубушка! – Примула усадила меня обратно. – Мы знаем, что ваше соучастие было невольным, а вы не отдавали себе отчета…

– Позвольте заметить, – невозмутимо продолжала Гиацинта, – что это вам не громилы-киллеры в дешевых кожаных куртках. Эта смертоносная организация – респектабельный женский клуб, в высшей степени эксклюзивный, со своим уставом, президентом и служащими. Кандидатка должна принести рекомендацию от члена клуба. Ее заявление рассматривает приемная комиссия. Задача клуба – помочь женщинам, которые предпочли вдовство разводу, особенно в тех случаях, когда муж преступил Шестую заповедь.

Примула подлила себе еще чаю.

– Насколько приятнее стать безутешной вдовой, чем разведенкой после раздела имущества. Тем более если учесть, что будущих вдов избавляют от всех неприятных процедур… э-э-э… – она передернулась, – умерщвления. Подробности нам пока не вполне известны, но мы знаем, что кандидатку детально расспрашивают по телефону, потом она платит вступительный взнос и получает наказ превратить последние дни супруга в земной рай. Никаких склок. По телевизору сплошной футбол. С утра до вечера его любимые блюда. Разрешить ему гулять до третьих петухов с Другой Женщиной. В конце концов, это всего лишь вопрос времени. Очень скоро супруг падает со скалы или проваливается в колодец.

Из земли взят, в землю отыдешь. Так, мне пора домой.

– После чего, – Примула стряхнула крошку с джемпера, – свежеиспеченная вдова получает моральную поддержку со стороны своих товарок. Ее загружают работой: вышивка салфеток для благотворительного базара, выращивание пахучих трав в горшочках, – словом, ей некогда терзаться муками совести.

– А кто занимается убийствами? – Чай вдруг показался мне жидким, и я щедро плеснула в чашку бренди.

– Примула уже упоминала, что нам не хватает слишком многих кусочков головоломки, – ответила Гиацинта, обрадовавшись моему интересу. – Мы полагаем, что на каждое убийство составляют отдельный план, его при необходимости корректирует Основатель клуба. Думаем, он всячески приветствует инициативу Правления клуба в организации убийств.

– Простите, но это смехотворно! – Для пущей убедительности я натянуто хихикнула. – Если не принимать во внимание зловещие цели общества, можно подумать, будто вы описываете что-то вроде Исторического кружка Читтертон-Феллс.

Примула Трамвелл взирала на меня с видимым удовольствием.

– На первый взгляд у них один и тот же стиль работы. В самом деле, многие из членов клуба активно работают и в Историческом кружке. Я представляю себе, как они пополняют ряды Союза женщин, различные клубы бывших одноклассниц, секции по изучению йоги, китайской кухни и аэробики. «Цветы-Детективы» убеждены, что проникновение в общественные организации – один из пунктов устава Вдовьего Клуба.

– Им необходимо вынюхивать свежую кровь – женщин, которые несчастны в браке. – Гиацинта сложила нож и вилку на тарелочке. – Просто восхитительно! Я имею в виду кексы.

Все это время я вяло выковыривала изюминки из теста. Теперь же, махнув на все рукой, проглотила парочку кексов.

– Я не питаю нежности к Историческому кружку. Совсем недавно они в самое неподходящее время заявились в Мерлин-корт с экскурсией. – Я замолчала, живо припомнив тот случай. – Но все же не могу представить, как одна из этих дам выписывает чек за убийство своего мужа и спрашивает, не примут ли у нее кредитную карточку!

– Вы случайно не знаете, – живо спросила Примула, – не было ли среди экскурсанток дам с довольно симпатичными брошками… Золотая веточка, а на ней стайка эмалевых дроздов? – Ее синие глазки впились в меня.

– Да, у многих были такие брошки.

– Давайте не отклоняться от темы, – поджала губы Гиацинта. – До сих пор клуб действовал безотказно, поскольку преступления совершали люди, которых можно встретить повсюду. Трудно разглядеть лес за деревьями и клуб – за его активистками. А уж мужчины и вовсе ничего не замечают. Сильный пол никогда не понимал, какую роль играют женские общественные организации. Мужской ум воспринимает подобные клубы как игровую площадку, где примитивной женской натуре дозволяется отдохнуть, но только после того, как жена переделала все домашние дела, выгуляла собаку и навестила свекровь. Трагично, конечно, но оно и к лучшему, что жертва не чует опасности.

Я перестала гонять по тарелке свой кекс.

– А как же подруги и знакомые вдов? Разве они не начинают интересоваться деятельностью клуба и задавать вопросы?

– Боюсь, что вдовы – забытое племя и вовсе не такое забавное, как старые девы. – Примула поправила розовый бантик на голове. – Люди с облегчением вздыхают, когда вдовы больше не приходят на званый обед. Мне кажется, знакомые страшно благодарны Мод или Синтии за их занятость: во вторник у них вист, в четверг – заседание комитета, по выходным они продают сливочную помадку на благотворительном базаре.

Гиацинта придвинулась поближе, серьги ее снова угрожающе заплясали.

– Миссис Хаскелл, пожалуйста, поймите, не нам кидать камни… Вдовий Клуб ежегодно вносит немалую сумму на благотворительность. Но какими добрыми делами можно искупить смертоносную деятельность?

Меня била дрожь – главным образом потому, что вся эта чушь пробудила мой интерес.

– А как насчет совести? Неужели никто из этих женщин никогда не сломался под гнетом вины? Убить мужа – это же противоестественно! – Меня затопила волна горького раскаяния: совсем недавно я впервые испытала жгучее желание прикончить родного мужа.

– Убийство – это всегда скверно, – вздохнула Примула. – Но противоестественно ли? Не знаю, не знаю. Убить своего ребенка или прикончить родителей – это и впрямь против природы. Но избавиться от мужа? – Она качнула серебристыми кудельками. – Голубушка, вы вправе возразить, что ни я, ни Гиацинта никогда не были замужем, но мне очень легко представить, что даже самая преданная жена временами борется с соблазном проехаться утюгом не по мужниным исподним, а по его физиономии.

– Вот именно, Примула! Однако мы не затем посетили сей мир, чтобы поддаваться диавольским искушениям. – Гиацинта подняла накрашенные черные брови. – Миссис Хаскелл, вы спрашивали, не случается ли этим женщинам испытывать приступы угрызений совести, невзирая на помощь группы поддержки? Мы разговаривали с такой женщиной. С тех пор как мы приехали сюда, Страш занимал различные должности, помимо нынешней. Он был уличным торговцем, телефонистом, мусорщиком. В бытность свою мойщиком окон он установил контакт с миссис X., пациенткой санатория «Эдем». Увы, их разговор проходил в весьма стесненных обстоятельствах… в чулане, по соседству со швабрами и метлами. К тому же миссис X. была не совсем вменяема: во время пребывания в санатории ее пользовали различными препаратами. Но нам удалось кое-что узнать. Миссис X. утверждает, что большинство женщин на четвертом этаже, где она лежала, страдают только одной болезнью – недержанием речи.

– В «Эдеме» заправляет доктор Симон Бордо, Я не спрашивала, я знала. Мне вовсе не хотелось, чтобы доктор оказался законченным мерзавцем, на то были свои причины, но я собственными глазами видела санаторий – мрачный особняк, расположенный в глухом лесу. Я всем сердцем посочувствовала миссис X., за какие бы грехи она ни расплачивалась. Ярость моя пошла на убыль. К тому же я убедилась, что сестры Трамвелл не страдают старческим идиотизмом. Чудачки, конечно, но чудачество и у меня в крови.

– Да, голубушка, – подтвердила мисс Примула Трамвелл, – мы знаем мистера Бордо – понаслышке. Мы от всей души пытались относиться к нему без предубеждений, но в нашем возрасте трудно примириться с мыслью, что добряк доктор в корыстных целях укорачивает жизни пожилых дам. И – буду откровенна до конца – меня возмущает, что этот человек купил древнее гордое родовое гнездо (по части древности род Эдемов лишь слегка недотягивает до нашего с Гиацинтой) и превратил его в стерильную лечебницу. А чего это стоило несчастной леди… – она заглянула в зеленый гроссбух сестры, – леди Теодозии Эдем! Женщина, наша сестра, выброшена в мир если не гувернанткой, то машинисткой! Что, боюсь, даже хуже. – Примула на мгновение замолчала. – Миссис Хаскелл, насколько хорошо вы знакомы с доктором Бордо?

– Несколько раз встречались. В тот вечер он был здесь, в «Абигайль», и… засвидетельствовал смерть.

Примула уставилась в пол, а Гиацинта – в потолок. Обе старательно избегали встречаться со мной взглядом.

– Мы намеревались посетить место происшествия, хотя бы и незваными, но пришлось вернуться в «Кельи». Нашей собачке Минерве внезапно сделалось дурно.

Из моей прически выбилась прядь, и я заколола волосы потуже; чтобы скрыть дрожь в руках, потом проглотила еще одну маленькую изюминку. Из дальнего угла комнаты выплыло изысканно-бледное лицо доктора Бордо. Я вспоминала мелкие события, разговоры и слухи, слова Анны Делакорт. Часы в холле пробили шесть. Пальцы мои выловили шпильку, упавшую за шиворот.

– Что вам известно о Вдовьем Клубе? Гиацинта снова взялась за свою зеленую тетрадь.

– В настоящее время клуб насчитывает примерно тридцать пять женщин, включая восемь членов правления и президента. В течение года после вступления женщина не имеет права покидать ряды клуба. Правление переизбирается ежегодно. По нашему мнению, это делается потому, что члены правления активно участвуют в убийствах. Если слишком часто разливать масло на ступеньках, можно попасть под подозрение или пристраститься к этому занятию. Видимо, Основатель полагает, что никто не должен получать преимуществ перед другими.

– По-вашему, доктор Бордо и есть Основатель?

– Милая моя, мы не можем сбрасывать его со счетов только потому, что он мужчина! – Примула кокетливо взбила кудряшки. – Но мы почти уверены, что он лишь сообщник, но никак не мозг предприятия.

На языке у меня давно вертелся один вопрос, и я наконец решилась:

– Почему эта самая страховая компания обратилась к вам, вместо того чтобы вызвать полицию?

Гиацинта заложила гроссбух пальцем.

– Нет ни крошки доказательств, чтобы кинуть на зубок Скотленд-Ярду. Одно из препятствий состоит в том, что бывшие члены клуба, наверняка знающие, кто Основатель, давным-давно рассеялись по свету и начали новую – дай-то бог незамужнюю – жизнь.

– И как давно существует клуб?

– Насколько нам удалось установить – пять лет.

– Может, у меня мозгов не больше, чем у блохи, – пробормотала я, – но, если вы уверены, что доктор Бордо замешан во всем этом, а миссис X. – всего лишь одна из многих пациенток, которых он лечит от острых приступов раскаяния, разве так уж трудно заинтересовать полицию?

– Я очень и очень сомневаюсь, что наши констебли с должным вниманием прислушаются к бредовому лепету скорбящих вдов, чьи нервы сдали под бременем страданий. – Примула задумчиво подлила себе в чай бренди. – Дражайшая миссис Хаскелл, мы сообщили страховой компании, что эти несчастные женщины вряд ли могут назвать то единственное имя, которое нас интересует. Они его просто не знают. А что станется, если Основатель ускользнет из наших сетей? В Читтертон-Феллс страсти улягутся, но Основатель быстренько заварит кашу где-нибудь в другом месте.

– Вот почему мы обратились к вам, миссис Хаскелл. – Блестящие черные глазки Гиацинты так и сверлили меня. – Мы просим вас помочь нам разоблачить негодяя.

– Меня?!

– Мое дорогое дитя, – Примула вцепилась в меня крошечной сухонькой ручкой, – вспомните старинное присловье: «Из гущи жизни проглядывает смерть»… Очень верное утверждение, как и… обратное.

– Почему я должна вам верить?

– А почему нет? – нежно пропели сестрицы.

На это я могла бы дать сто различных ответов, но вместо этого накинулась на кекс. Ароматное ванильное тесто крепко-накрепко залепило мне рот.

– Если позволите, мы познакомим вас с человеком, который может подтвердить почти все, что мы тут рассказали. – Гиацинта перелистнула страничку в зеленой тетради. – Мы уже говорили о предостерегающих воплях компьютеров нашего работодателя, но страховая компания обратилась к нам только после того, как некая женщина пришла к ним в правление. Эта дама утверждает, что выступала Разлучницей многих семей и в каждом случае роман обрывался смертью ее возлюбленного вскоре после того, как тот заикался жене о разводе. Несчастная женщина живет здесь, в Читтертон-Феллс, и жаждет справедливости.

– Как удобно, что все жертвы застраховали свою жизнь в одной и той же компании, – не без ехидцы заметила я.

– Это было бы слишком удачным совпадением, – Гиацинта состроила гримаску, – если бы эта компания не являлась одной из ведущих страховых фирм Великобритании. Ее филиал в этих краях работает весьма продуктивно, и компания очень популярна. После визита Разлучницы компания связалась с другими фирмами. Увеличение смертности среди женатых мужчин подтвердилось! Тогда наша компания согласилась возглавить расследование.

– Да, воистину! – сухо заметила я. – А почему эта ваша Разлучница отправилась в страховую компанию, а не в полицию?

Примула укоризненно надула губки. – Сначала бедняжка так и поступила, после того, как на ее долю выпало, как она говорила, последнее испытание – мужчина, с которым она встречалась каждую среду вечером (язык не поворачивается назвать его джентльменом)… в «фольксвагене», припаркованном на стоянке подержанных автомобилей, однажды не пришел. Это было совсем на него не похоже. – Примула покраснела до корней волос. – Он неизменно умолял, чтобы она разрешила ему приходить пораньше. На сей раз он опоздал навеки. Оказалось, его по ошибке запихнули в прокатный станок для металлолома. Эта дама и прежде расстраивалась, когда любовники отправлялись на тот свет, но, узнав, что последнего сдали в утиль в буквальном смысле, она не выдержала и помчалась в полицейский участок. Инспектор посоветовал заявительнице обратиться к врачу, – Примула понизила голос, – дабы тот прописал ей гормональные таблетки от климакса.

Кекс рассыпался в прах, когда я с силой вонзила в него нож.

– А я знаю эту Венеру?

– Судя по нашим данным, знаете. – Гиацинта опрокинула остатки бренди мне в чашку.

Я одобрительно кивнула.

– И кто же эта пожирательница мужских сердец?

Примула чопорно нахохлилась.

– Боюсь, это было бы нарушением профессиональной этики… Мы не имеем права называть ее имя, пока она сама не решит открыться вам.

– Ладно! – я вяло взмахнула рукой. – Если бы вы мне сказали имя, то я вряд ли смогла бы сосредоточиться на том, чего вы от меня добиваетесь. – Не разбавленный чаем, бренди оказался очень вкусным, но не он зажег во мне крохотное пламя надежды. Если все, что говорят сестры Трамвелл, – правда, то я смогу хотя бы отчасти искупить свою вину перед Беном. – Простите, прежде чем мы продолжим, мне надо позвонить.

В холле Страш увлеченно смахивал пыль с шоколадных конфет в вазе. Я попросила его принести свежего чаю. Он направился в кухню, а я быстро набрала номер Мерлин-корта. Мой свекор ответил после третьего гудка. Наспех перемолвившись с ним словечком, я вернулась в кофейную и плотно прикрыла за собой дверь.

– Я готова!

Примула вложила надушенный платочек в мою бессильную ладонь.

– Мы очень хотели бы услышать историю событий, которые привели к печальному происшествию.

– Что именно вы хотите знать? – Голос мой звучал так ровно и спокойно, что я сама удивилась.

– Все! – Гиацинта сняла колпачок с авторучки.

– Хорошо, – начала я. – В день открытия «Абигайль» я проснулась в шесть утра с минутами, совершенно разбитой, потому что всю ночь мне снилось, как я готовлю еду для банкета. Понимаете, Бен…

– Нет-нет! Миссис Хаскелл! Это совсем не то, что нам нужно! – Гиацинта промокнула кляксу.

– Голубушка, решительно не то! – чирикнула Примула. – Мы хотим, чтобы вы изложили все с самого начала. Будьте добры, начните с того дня, когда вы с Бентли приехали в Мерлин-корт. Ваши впечатления и мысли с самого приезда важны для нас не меньше, чем кульминация событий.

– Тогда почему бы не начать со свадьбы? До нее мы с Беном не так уж много общались с местным населением. Но в тот день церковь, а потом и наш дом были переполнены гостями. Я помню, как кто-то обронил: мол, здесь собрались все, кроме трех знаменитостей Читтертон-Феллс: Эдвина Дигби, автора детективных романов, Доброй Надежды – дамы, что ведет страничку в газете, и печально известного доктора Симона Бордо.

– Вы разослали столько приглашений?! – Гиацинта застрочила в своем гроссбухе.

– Ни одного.

Перо замерло на странице.

– У нас с Беном была очень короткая помолвка, и мы хотели устроить тихую свадьбу. Но обижать людей тоже не хотелось. Поэтому мы позвонили тем, кого на самом деле хотели видеть, и поместили крохотное объявление в «Оратор дейли». Оно появилось в самом низу странички объявлений под рубрикой «Приглашаются все желающие», с указанием даты, времени и места. Отклик был чудовищный. Телефон раскалился от звонков. Вся округа спешила с благодарностью принять наше любезное приглашение.

– Уверена, что свадьба была прелестна. – Примула снова вытащила платочек. Я замялась.

– Тот день, первое декабря прошлого года, был омрачен некоторыми злополучными обстоятельствами. Шафер жениха, Сидни Фаулер, на свадьбах имеет привычку впадать в депрессию. Он согласился быть шафером у Бена только потому, что надеялся преодолеть свой комплекс. Погода оставляла желать лучшего, а вскоре мы получили ужасные вести о матери Бена…

Глава III

– Элли, голубушка, я уверена, вы были восхитительной невестой, – сентиментально вздохнула Примула…

* * *

Органные аккорды вылетали из дверей церкви, пока я ковыляла по замшелой тропинке между старинных надгробий за церковными воротами, В одной руке я сжимала подол белого шелкового платья и букет чайных роз, другой цеплялась за руку Джонаса. Опять опоздала! Всю жизнь я опаздываю: к зубному врачу, в театр, на заседание суда присяжных, но для собственной свадьбы я твердо намеревалась сделать исключение.

– Джонас, ну скорее же!

Морской бриз подхватил фату и чалмой закрутил вокруг головы. Диадема из речного жемчуга сползла на один глаз. Я походила на подвыпившую фею.

– Я и так бегу… – пробурчал Джонас, переводя дыхание.

Старику восьмой десяток. Что, если он свалится замертво к моим ногам? Остаток жизни меня будут мучить угрызения совести. Кое-кому, возможно, покажется странным, что я решила выбрать посаженым отцом собственного садовника, но Джонас и Доркас были моей поддержкой и опорой на тернистом пути к сердцу Бена.

Если бы садовник заболел, пришлось бы отменить свадьбу и я бы непременно рехнулась. Женщины сильно изменились с тех пор, когда участь старой девы (к слову сказать, моя двоюродная бабка Кларисса имела несчастье пополнить армию этих созданий) считалась сродни мучительной смерти. Современная женщина прекрасно знает, что термин «старая дева» вовсе не означает очки в проволочной оправе, унылый нос крючком и боты на пуговках. Из пепла вымирающего вида торжествующим фениксом восстала ухоженная и образованная дама, не обремененная супругом и выводком сопливых детишек. Но и поныне в укромных закутках нашего мира полно бесхребетных, с желеобразными коленками девиц, свято верящих в то, что их жизнь станет удивительной и прекрасной, если они обзаведутся мужем. Я одна из таких. И что теперь, прикажете побить меня камнями?

Когда мне было лет шесть, на вопрос, что я хочу получить на Рождество, я ответила: «Такое ма-аленькое, простенькое золотое колечко на безымянный пальчик». Нет, ничто не должно омрачить этот день! Лучше сказать: ничто больше. Мамочка давно умерла, папа – кочевник, которого в последний раз видели в Сахаре, когда он пытался остановить верблюда, приняв его за такси, но я наивно надеялась, что родители Бена захотят разделить нашу радость. Пустые мечтания. Его римско-католическая матушка прислала свои наилучшие пожелания, но на венчании присутствовать отказалась, поскольку оно будет происходить в англиканской церкви. Отец, закоренелый иудей, отверг приглашение, потому как три года назад поклялся (на фотографии своей матери), что никогда не заговорит с единственным сыном. Бен перенес отказ родителей стоически, я же поворчала и тоже утихомирилась. Но сегодняшнее утро подсыпало новых огорчений. Проснувшись, я обнаружила на полу разодранную в клочья фату.

Ни дать ни взять сцена из «Джейн Эйр», только в моем случае фату растерзал кот Тобиас, а не сумасшедшая затворница. После истеричных поисков среди чердачного хлама удалось подыскать замену – старинную кружевную скатерть. Право слово, скатерка смотрелась роскошно, местные модницы весь следующий год будут обливаться слезами от зависти. Водворив скатерть на голову, я принялась мирно ожидать прибытия такси, увитого белыми лентами. Слава всевышнему, что смирения моего хватило ненадолго. Взмокшего водителя с багровой от напряжения физиономией мы с Джонасом встретили у ворот кладбища всего минуту назад. Доисторическая колымага заглохла посреди Скалистой дороги, петляющей над обрывом вдоль моря. Хоть денег с нас не возьмут.

Покрутившись около драндулета, мы двинулись пешком. До церкви было совсем рукой подать, когда порыв ветра унес цилиндр Джонаса. Орган замолк как раз в тот момент, когда я обогнула свежевыкопанную могилу и кинулась догонять треклятую шляпу.

– Да черт с ней! – проревел Джонас. – В ризнице наверняка найдется чей-нибудь забытый берет!

Берет! Хороша я буду, если заявлюсь к алтарю в сопровождении посаженого отца, бодро размахивающего береткой… Я ухватила цилиндр, когда он затормозил на могильной плите, посыпанной какой-то зеленой дрянью, изрядно смахивающей на соль для ванн. Прижимая к груди чертов цилиндр, я похромала обратно к Джонасу, Его густые тюленьи усы сердито встопорщились.

– Элли, деточка, чего это тебя скособочило?

– Лодыжку подвернула.

Всучив ему цилиндр, я грустно оглядела подол платья, густо заляпанный грязью, подоткнула юбку и снова ухватилась за Джонаса. Когда мы поднимались по выщербленным каменным ступеням, орган разразился веселеньким мотивчиком.

– Что-то для рождественских колядок рановато! – проворчал Джонас. – До Рождества никак не меньше месяца.

– Должно быть, органист начал исполнять заявки слушателей, – предположила я, и мы ступили под прохладные своды храма, – Бедняжка Бен! Наверняка решил, что я его бросила. Скорее, Джонас!

– Ему чертовски повезло, такую девчонку отхватил! – последовал брюзгливый ответ.

– Джонас, не ругайся в церкви, – я чмокнула сморщенную щеку. – Благослови тебя Бог за все!

Мы рысью проскочили мимо кружки для пожертвований, столика с молитвенниками, нырнули под арку и наконец-то оказались в проходе. Скамейки были забиты до отказа. Уверена, мои дорогие родственнички предвкушали скандал. Мне отчаянно захотелось проглотить хоть что-нибудь, нет-нет, никаких калорий, боже упаси, так, одну-единственную обезжиренную галетку…

Мальчишка в проходе увидел нас и побежал к алтарю. Задрав голову, он показал певчим на хорах два больших пальца. Рождественская песнь оборвалась, и грянула «О, небесная любовь!».

Я никогда не верила, что этот день все-таки наступит. Ноги мои подкосились – вдруг в последнее мгновение разразится катастрофа и я навсегда лишусь моего любимого Бена…

Пожилая дама в розовой вуали, расположившаяся на задней скамье, дотронулась до моей руки:

– Я как в воду глядела, он – то, что надо.

Откуда мне знаком этот голос? Да это же миссис Шва-бухер, владелица «Сопровождения на ваш вкус», недрогнувшей рукой швырнувшая меня в объятия Бена!

Шепнув ей: «Поговорим позже!», я поволокла Джонаса дальше.

– Ей-богу, да она просто картинка! – восторженно выдохнул сбоку незнакомый женский голос. – Какая фата! Обожаю викторианское кружево!

– Не знаю, не знаю… С какими ни есть деньгами она нашей Верил в подметки не годится! – брюзгливо отозвался мужской голос.

Слева от меня высокая женщина в шляпе, ломившейся от фруктов, подкидывала на коленях серого от грязи младенца.

Голоса, лица – все расплывалось, словно в тумане, насыщенном ароматами погребальных венков, ладана и свежесрезанных хризантем. Терпеть не могу хризантемы, но в Мерлин-корте их полным-полно, и Джонас решил, что негоже пропадать добру. «Отличные, веселенькие цветочки», – объявил он. В самый раз для висельника, подумала я тогда, но промолчала.

Кто-то ухватил меня за бедро, я скосила глаза и увидела пузатого дядюшку Мориса. Он энергично подмигнул. Волоча Джонаса дальше, я едва не проморгала, что моя прелесть-какая-гадость кузина Ванесса выставила в проход ножку в туфельке из крокодиловой кожи, но вовремя спохватилась и всем своим весом пригвоздила туфельку к полу. Пустячок, а приятно.

Наконец мои глаза привыкли к тусклому свету, сочащемуся сквозь узкие витражи, к мерцанию свечей на алтаре. Трое мужчин на ступеньках алтаря казались ожившими мумиями. В центре – преподобный Роуленд Фоксворт, слева – шафер. Сид Фаулер вырос на одной улице с Беном, и недавно мы обнаружили, что роскошный парикмахерский салон «Сидни» на Рыночной улице принадлежит ему. Но мой взгляд был прикован к единственному мужчине в мире. Подбоченясь, он нетерпеливо притопывал ногой. Мой будущий муж!

Поза выражала не столько нетерпение, сколько едва сдерживаемую ярость. На скулах Бена перекатывались желваки: он явно скрипел зубами. Бедный, ненаглядный мой Бен! Разве можно упрекать его за то, что он разозлился?!

Подхватив юбку и прижав к животу букет, я галопом преодолела последние метры, оставив Джонаса далеко позади.

– Экое плебейство! – отчеканил за моей спиной голос тетушки Астрид, эхом прокатившись под сводами церкви.

Послышались смешки, но мне было наплевать. Оттолкнув шафера локтем, я прошипела в ухо любимого:

– Милый мой, прости! Ты не можешь себе представить, что творилось дома! Я так и не смогла дозвониться твоим родителям, чтобы попросить их изменить свое решение и приехать. А грузчики, что должны были на прошлой неделе снести клавесин с чердака, заявились сегодня, но один из них надорвал спину, и клавесин пришлось запихнуть в кладовку. Впрочем, это не важно – на чердаке есть старый патефон и пара ящиков с пластинками. – Голос мой звучал полузадушенно, я скосила глаза и поняла, что стою на собственном шлейфе.

– Я решил, что ты меня бросила, – сквозь зубы процедил Бен. – И ломал голову, как бы представить дело так, что это я бросил тебя, а не наоборот. Чертовски трудно соображать, когда на тебя пялится миллион жадных глаз.

Мой темноволосый герой! Я благоговейно улыбнулась ему.

Сид покопался в жилетном кармане, Роуленд Фоксворт с волшебным шелестом перевернул страничку требника. Сзади послышались шаги. Доркас – в коричневой жокейской шапочке и пальто из шотландки – выхватила у меня букет.

– Ты что, сидела на нем? Ладно, сейчас расправлю лепестки;

Джонас сурово кивнул Бену и проворчал:

– Ты уж смотри, парень, обращайся с ней как с королевой, не то сверну твою тощую шею! – Он отступил на шаг и занял свое место рядом с Доркас.

Снова послышался скрип тети Астрид:

– Просто не верится! Деревенские сапожищи, да еще все в грязи. Только Жизель могла выбрать садовника на роль посаженого отца.

Бен взял мою руку, и весь мир просиял. Аккорды органа стихли.

– Начнем? – улыбнулся викарий.

Время застыло. Меня охватил водоворот запахов: трухлявое дерево, отполированная медяшка, пыльный бархат скамей и хризантемы.

– Кто отдает сию женщину в жены сему мужчине?

– Я, – угрюмее обычного буркнул Джонас. – И зарубите в своем молитвеннике, викарий, что, если этот парень ее хоть пальцем тронет, заберу обратно!

Поторопись же, миленький Роуленд! Другие женщины мечтают продлить эти мгновения, чтобы потом долгие годы вспоминать каждое слово, но я жду не дождусь, когда на пальце у меня окажется колечко, а я наконец-то стану миссис Бентли Т. Хаскелл.

– Возлюбленные братья и сестры, сегодня мы собрались здесь…

Я тонула в сиянии глаз Бена. Какой у них переменчивый цвет, густой сине-зеленый, с янтарными крапинками, а ресницы черные и такие длинные, что ими можно мусор в саду грести. И почему такое счастье привалило именно мне, толстухе, обманом завладевшей худым телом?

– И я взываю к собравшимся здесь: кто знает причину, истинную и важную, по которой Бентли Томас Хаскелл и Жизель Саймонс не могут сочетаться законным браком в лоне церкви, пусть объявит об этом сейчас или во веки веков хранит молчание. Пауза.

– Я знаю! И объявлю!

Вздох прокатился по церкви. В задних рядах началась толкотня. Взвыл младенец. Послышались изумленные возгласы. Шаги. Явно растерянный Роуленд заложил было требник, а затем громко его захлопнул. Бен выпустил мою руку и повернулся, чтобы рассмотреть человека, с шумом пробиравшегося по проходу. Я подняла глаза и окаменела.

Это еще что за чудище?! Кем бы эта женщина ни была, у нее явно поехала крыша. Может быть, прогоркшая старая дева, из тех, что слоняются по свадьбам, устраивая скандалы? Я попыталась разбудить в себе жалость. Кто знает, быть может, и меня ждала такая же участь.

– Ну-ну, сейчас, мамочкина плюшечка… Скажи па-пульке здрасте!

Младенец! Истинная и Важная Причина, которую эта женщина подняла на вытянутых руках, – ребенок Бена. Позор Джейн Эйр померк перед таким унижением. У мистера Рочестера была всего лишь помешанная жена.

Закрыв глаза, я сделала несколько глубоких вдохов. Бен ведь никогда не говорил, будто жил все эти годы отшельником-аскетом. Да, наличие ребенка неопровержимо свидетельствует о некоторой близости в отношениях, но я постараюсь не ревновать и не придираться.

Особа церемонно представилась: миссис Бентли Т. Хаскелл, Первая. Мерзавец сбежал, не удосужившись даже развестись!

Младенец взвыл еще громче.

– Все вранье! – отрезала Доркас. Краем глаза я заметила, как она прицелилась свадебным букетом, явно собираясь запустить им в мою предшественницу.

Раздался переливчатый смех. Я тотчас признала – ненаглядная Ванесса.

Смешок перекрыло грозное рычание Джонаса. Бен обнял меня. Подумать только: выйти… то есть почти выйти замуж за двоеженца! Я искоса взглянула на Бена – до чего же он красив! Призвав на помощь всю свою волю, я заставила себя слегка отвернуться.

Долговязая особа остановилась у первого ряда. Единственная мысль прорвалась сквозь тупое оцепенение, охватившее меня: неужели Бен так сильно вожделел это засаленное существо, что даже произвел ребеночка? На шляпке разрушительницы моего счастья красовался недельный запас зеленной лавки: яблоки, бананы, апельсины. Из-под бутылочно-зеленых полей выбивались желтые кудряшки, тощую физиономию покрывал толстый слой румян. Веки были густо намазаны фиолетовыми чернилами и усыпаны блестками, а вместо губ красовался багровый кровоподтек в форме очаровательного бантика.

Ребенок лягнул мамашу, и она энергично затрясла его вверх-вниз. Воцарилось напряженное молчание, Время словно замедлило свой ход. В море лиц всплывали тетушка Лулу, дядюшка Морис, моя бывшая соседка Джилл (она в ужасе прикрыла рот рукой), Анна Делакорт, которая помогла мне подобрать свадебное платье в антикварной лавке своего мужа. Удастся ли ей уговорить мужа взять платье обратно?

– Поверьте, миленький викарий, у меня и в мыслях нет мстить. Я просто хочу забрать свое по праву! – Фруктовая Шляпка мазнула свободной рукой по глазам и энергично всхлипнула.

– Гад! – послышалось из задних рядов, – Подвесить бы его – не скажу за что, потому как в церкви!

Несколько голосов подхватили эту тему. Кто-то выкрикнул:

– Да рядом с ним доктор Бордо – святой! Он хотя бы избавляет женщин от страданий!

Зажав требник под мышкой, Роуленд погрузился в раздумья.

– Элли, Бен и вы, сударыня, – пройдемте в ризницу, чтобы обсудить это прискорбное обстоятельство…

В неверном свете свечей мне померещилось, будто под пудрой у разлучницы пробивается щетина. «Бен, как ты мог?» – скорбно подумала я.

– В ризницу, в ризницу! Пока меня не линчевали! – Бен покрепче обнял меня. От всей души презирая себя, я прижалась к нему.

Роуленд возвел глаза к небу. Мне показалось, что он молит Господа о помощи, но он всего лишь сделал знак органисту. Под бравурные аккорды «Хвалы вечному» мы вереницей проследовали в ризницу: Бен и я, Фруктовая Шляпка и ребенок, замыкали шествие Роуленд и его требник.

Плотно закрыв дверь, викарий порылся в складках рясы, вытащил трубку, сунул ее в рот, снова вынул и постучал по чашечке.

– Элли, – рассеянно сказал он, – присядьте в то кресло, у стола. Может, хотите водички?

Я тупо помотала головой и осталась стоять.

Женщина прислонилась к стене. Младенец обрывал пуговицы ее пальто.

Роуленд перевел взгляд на Бена, который все еще обнимал меня.

– Эта женщина говорит правду? Бен, ты женат на ней?

Я собралась с духом в ожидании ответа, но то, что последовало, застало меня врасплох. Бен вдруг сложился пополам и взвыл от хохота, держась за живот.

Не иначе, сошел с ума от горя. Я перевела отрешенный взгляд на его законную супругу.

Наверное, на меня саму нашло помрачение, потому что я вдруг протянула руку, но вовсе не для того, чтобы ударить эту мерзавку, а угоститься яблоком с ее шляпки. Слава богу, в последнее мгновение во мне пробудилась гордость. Не оскверню руки и рот яблоком, которого касались пальцы этой женщины, торчащие из дырявых перчаток. На Бена я не могла смотреть, Хватало его буйного хохота под боком.

В поисках поддержки я глянула на Роуленда. Губы его шевелились. Молится, чтобы небеса положили конец этому кошмару? А на чьей стороне будет Господь? Если это страшилище говорит правду… но такого не может быть! Ее следует вразумить, объяснить, что перед ней всего лишь однофамилец… Если же она не уймется… В наши дни публичную порку, к несчастью, упразднили, но есть не менее действенные средства…

Из уст моего жениха вырвался очередной взрыв смеха, и резинка, удерживавшая мои нервы, лопнула. Я стояла среди трупов моих убиенных надежд, еще пара секунд – и я наконец-то сойду с ума… Глаза мои округлились. Я могла поклясться, что самозваная супружница Бена подмигнула мне!

Не веря своим глазам, я взирала на физиономию, которая при дневном свете казалась странно знакомой. Сорвав со своей шляпы банан, женщина очистила его и заткнула разверстый слюнявый рот младенца.

– Пожалуй, следует позвать доктора Мелроуза, Элли, – озабоченно произнес Роуленд. – Боюсь, у Бена истерика.

Святой человек! Его мышлению неведомо зло. Ребенок в съехавшем набок чепчике и наискось застегнутом пальтишке выплюнул кусок банана и с жалобным воплем заколотил свою родительницу по нарумяненным щекам. В следующий миг, к моему несказанному ужасу, несчастное дитя оказалось у меня на груди.

– Подержи-ка этого неряху, Элли! Тебе не повредит попрактиковаться в роли мамаши, – произнесла разлучница голосом моего кузена Фредди. – Да гляди же веселей, кузиночка! Не будь такой занудой. Бери пример со своего женишка! Он был удивлен не меньше тебя, но держался молодцом.

Фредди ухмыльнулся, глядя на Бена, который сполз на пол ризницы и забился в конвульсиях.

– Рад, приятель, что ты оценил шутку! Я носился с этой мыслью лет сто. Одно могу сказать: еще ни для кого я не решился сбрить бороду, выбелить волосы и подкупить старину Альвина, чтобы тот одолжил мне своего сопляка. Только ради вас двоих! Будет чего внукам порассказать, а?.. Но бюстгальтер меня просто доконал!

Из протоколов Вдовьего Клуба. 29 ноября

Садоводческая секция единодушно проголосовала за то, чтобы перенести дату и время выставки рождественских украшений из засушенных цветов с 3.00 1 декабря (пятница) на 7.00 вечера 4 декабря (понедельник).

Сбор назначен в доме миссис Эвелин Джоунс. Как было условлено заранее, миссис Филипс принесет сыр и печенье. Садоводческая секция обеспечит кофе и вино.

Изменение даты признано необходимым в связи с желанием подавляющего большинства членов Клуба присутствовать на бракосочетании Хаскелл – Саймонс. Как всегда, Садоводческая секция полностью поддерживает постулат клуба, что события матримониального свойства обладают в высшей степени целительным воздействием на членов Клуба. Миссис Мод Гарди вынесла вопрос на голосование, Кэтрин Риардон поддержала ее.

Ежегодный воскресник по сбору остролиста для рождественских венков отменен из-за дождя.

Глава IV

– Я бы убила кузена Фредерика! – Черные глаза Гиацинты сверкнули…

* * *

– Не двигаться! Замрите, улыбнитесь! Скрючившись за допотопной фотокамерой на треножнике, Доркас махнула левой рукой, призывая всех окаменеть. Увы, одна из ножек развалюхи подкосилась, Тут же посыпались советы знатоков.

Под колокольный звон и пронизывающий ветер мы вышли из церкви. Выстроились на ступенях – мы с Беном в центре, Джонас и Сид по бокам. Я избегала встречаться взглядом с новообретенным мужем. Убить Фредди? Что толку? Мой кузен Фредерик Флэттс родился с кипящим бульоном в башке и дожил до двадцати девяти лет в твердой уверенности, что мир ждет не дождется проявлений его изысканного остроумия. На предложение Роуленда покаяться перед прихожанами в святотатственной выходке и пообещать, что младенец будет немедленно возвращен родителям, Фредди мрачно буркнул:

– А вдруг его не возьмут обратно?

Если уж кого и следовало убить, так это негодяя Бена. Перед моим внутренним взором все еще стояла картина: в пароксизме веселья Бен катается по полу ризницы, а чумазое дитя терзает мою фату и щиплет букет.

– Я люблю тебя, Элли… – Его дыхание коснулось моих губ, словно поцелуй. Ах, как мало и как поздно… Бен крепко обнял меня. – Прости меня, родная, но я так перенервничал из-за твоего опоздания, что выходка Фредди оказалась последней каплей.

Мне следовало перекинуть шлейф через руку и гордо выбежать из церкви.

Пройдут годы, и мои дети станут спрашивать: «Мамочка, а почему у тебя на свадебных фотографиях такое злое лицо?» И придется объяснять невинным крошкам, каково это, когда твое трепетное «да» тонет в скандальных выкриках и жадных пересудах. Столпившись у подножия лестницы, гости все еще пережевывали случившееся.

– Не шевелитесь, дорогуши! Выше голову, Бен, товар лицом! Элли, улыбку Моны Лизы, пожалуйста! – Доркас напялила свою жокейскую шапочку на голову мраморной статуи местного героя, Контрабандиста Джимми Биггинса, заправила рыжие волосы за уши и занялась ответственным делом – наведением резкости.

Щелк! Щелк!

– Придется переждать, пока облака пронесутся мимо, старушка! – крикнул Бен; обращаясь к Доркас, он неотрывно смотрел на меня. Я закрыла глаза, дабы не остудить свой праведный гнев.

– А мне дадут поцеловать новобрачную? – меланхолично вопросил Сид. В следующий миг я почувствовала, как моих рук коснулось что-то влажное, – судя по всему, губы шафера.

– Сидни, ты сама галантность! – Я игриво хлопнула его букетом по плечу.

– Всегда такой с высокими женщинами, – уныло признался он. – Не тянуться же на цыпочках, чтобы чмокнуть каланчу. Хватит того, что люди принимают мою задницу за коврик и вытирают об нее ноги… – С этими словами он поплелся вниз. За ним последовал Джонас.

– Держитесь, мистер и миссис X.! – бодро прокричала снизу Доркас, корча устрашающие гримасы облакам, которые затягивали небо густой черной пеленой. – Вот-вот выглянет солнышко, если, конечно, сперва не ливанет дождичек. Надо же порадовать родителей свадебными снимками, правда, Бен? Пусть знают, чего лишились!

– Несомненно! – ответствовал Бен.

Я проверила, на месте ли диадема из речного жемчуга, расправила скатерть-фату на плечах и лучезарно улыбнулась гостям. В толпе мелькнула Джилл, моя подруга и бывшая соседка, умудрившаяся покорить сердце мерзавца Фредди. Джилл помешана на всяких мистических штуках, а сложена она, как зубная щетка. Даже волосы у нее вечно встопорщены, точно у дикобраза. Тощее тело Джилл с двух сторон стиснули дядюшка Морис и какая-то фигуристая дамочка в гусарском кивере. Рядышком со статуей Контрабандиста Джимми пристроилась миссис Швабухер, вся в розовом тюле и горностаевых хвостиках. Преподобный Роуленд прохаживался взад-вперед по краю дорожки, зажав в руке черный требник. Он то и дело поглядывал на ворота кладбища.

Бен притянул меня к себе.

– Хотел бы я, чтобы здесь были мои родители!

– Когда Фредди принялся размахивать младенцем, – сказала я пуговицам на рубашке мужа, – твоя мамуля решила бы, что Господь услышал ее молитвы.

– Пусть бы увидели, какой выдержанный и воспитанный у них сын. Я счастлив, Элли!

А я голодна. Неужели в минуты треволнений меня всегда будут одолевать муки голода?

– Держи, – пальцы Бена сомкнулись на моей руке. Истерзанный букет переместился в его ладонь, а на моей расцвела шоколадная роза.

Бен не смотрел на меня – он расправлял лепестки букета.

– Попробуй и скажи, как тебе нравится.

– На нас же все смотрят… – Я пожирала шоколадный цветок, увы, глазами.

– Дома всем перепадет. Я сделал двести девяносто одну – по одной на каждый день с тех пор, как мы знакомы.

– Медовый месяц начался? – игриво прокричала снизу Доркас.

Должно быть, от голода у меня помутилось в глазах, потому что прямо перед носом вдруг поплыли радужные пятна. Ветер утих, колокола смолкли, воцарилась звенящая тишина.

– Ты уверен, что я должна ее съесть, а не засушить на память в альбоме? – растроганно спросила я, быстро откусила от розы лепесток и сунула остальное Бену.

– С ванилью не переборщил? – озабоченно поинтересовался он.

Я могла бы запросто испоганить ему день и весь последующий год, сказав «да».

Мое кольцо сверкнуло на солнце. Мы женаты. На самом деле женаты! (Какая разница, помню ли я хоть слово из сказанных у алтаря?!) Ветер коснулся моего затылка. Я улыбнулась Доркас, посмотрела на небо – и мне на лоб шмякнулись первые капли дождя. Надо мной склонилось лицо Бена.

Смех исчез из его глаз, они стали темнее, но сверкали еще ярче, чем всегда. В них было столько страсти, что у меня перехватило дыхание. Я пригладила его темные волосы. Любимый. Ну посмеялся он над выходкой болвана Фредди, подумаешь, я ведь мечтала, чтобы у моего мужа было чувство юмора. К тому же он очень расстроился из-за упрямства своих родителей, хотя я уверена, что они совершенно очаровательные люди, на свой, конечно, ханжеский и лицемерный лад. Смуглое лицо Бена еще ниже склонилось надо мной. Церковные куранты отбили четверть часа.

– Двести девяносто один день, час и тридцать семь минут, – прошептала я в его восхитительно теплые губы.

– Отличный кадр! – завопила Доркас. – Надо бы его увеличить! Мамуле с Папулей будет что поставить на пианино.

– Ты счастлива, Элли? – спросил мой муж.

– Безумно! – Наша семья успела закалиться, пройдя огонь, воду и медные трубы.

– Вы, двое! – Джонас протопал вверх по лестнице. – Так и собираетесь стоять и таращиться друг на друга весь день или все же вспомните о гостях и заглянете домой?

– Сейчас! – Я протянула Джонасу руку и помогла влезть на последнюю ступеньку.

– Отлично, – фыркнул он, – Не дай бог остаться с семейкой наедине, я ведь могу забыться и ненароком сыпануть кому-нибудь крысиного яду.

Доркас принялась складывать свой треножник, Джонас поспешил ей на помощь. Я отобрала у Бена букет и помахала Роуленду, пытаясь привлечь его внимание. Но в этот момент на него обрушилась тетушка Астрид, воплощенная элегантность, в великолепном норковом манто и черной шляпе с вуалеткой. Астрид ткнула рукой в замшевой перчатке в сторону своей ненаглядной дочурки Ванессы, картинно примостившейся у мраморного надгробия. Я поуютнее прижалась к Бену и позволила себе минутку самодовольного блаженства. Неужели мамаша с дочкой никогда не поймут, что сногсшибательной фигурки и кукольного личика маловато для того, чтобы привлечь настоящего мужчину?

Толпа постепенно рассасывалась, люди направлялись к веренице машин, стоявших у ограды. Через боковую калитку в церковный двор ввалилась компания гогочущих подростков. Наверное, члены молодежной организации при церкви Святого Ансельма. Я слышала, что они собираются по пятницам. Должно быть, именно их выглядывал Роуленд…

– Элли, Бентли, мои ненаглядные! – Миссис Швабухер взлетела к нам в облаке розового тюля и горностаевых хвостов. – Элли, душечка! Какая же ты красавица! Хотя мясца нарастить не помешало бы! А Бентли хорош, как всегда!

– Скорбите, что пришлось вычеркнуть меня из картотеки? – Бен улыбнулся ей и получил еще один поцелуй.

– Не могу вам передать, как я счастлива! Настоящая рождественская сказка!

Все в ней – от прабабкиных духов до энергичной доброты – напоминало мне о том дождливом дне, когда я сидела в ее уютном кабинетике, похожем на пудреницу, и умоляла подыскать мне кавалера, дабы предстать перед родственниками во всеоружии.

– Мы обязательно как следует поговорим на банкете.

– Я бы с наслаждением, дорогая, но моя внучка с минуты на минуту должна родить, а я обещала перерезать пуповину. Ничего не поделаешь, придется вас покинуть, но… – миссис Швабухер запнулась, – может, оно и к лучшему. Люди непременно начнут расспрашивать, кем я вам прихожусь.

Мы с Беном энергично возразили, но она сделала нам знак замолчать.

– Мои дорогие, я горжусь работой своего «Сопровождения» и тобой, Бен, как своим бывшим сотрудником, но маленькие городки – все равно что Галерея Шепота в соборе Святого Павла. Если принять во внимание сегодняшний розыгрыш… Мой вам совет – никому не рассказывайте, как вы познакомились. Говорите, что вас свела старая добрая тетушка.

Дождь застучал крупными каплями. Появился шофер миссис Швабухер с зонтиком.

– Берегите друг друга, – напутствовала добрая старушка. – Не дай бог простудитесь! Кстати, о здоровье… ваш домашний врач, случаем, не этот ужасный мистер Бордо? Не для того я вас соединила, лапочки, чтобы с вами приключилось что-нибудь дурное. А теперь в путь, Джеймс! – Она подхватила шофера под локоть и была такова.

Оставшиеся у церкви зеваки поднимали воротники пальто и раскрывали зонтики. Многие поспешно трусили к машинам. Я слышала, как дядя Морис и тетя Пулу уговаривают Джилл ехать с ними. Вот черт! Они наверняка вообразили, будто ее отношения с их драгоценным Фредди настолько серьезны, что можно стрельнуть у Джилл полсотни фунтов.

– Нельзя, чтобы Джонас промок, – сказала я Бену, но беспокоиться не стоило. Доркас, повесив на шею свой фотоаппарат, застегивала на Джонасе пальто.

Роуленду повезло меньше: громовым голосом тетушка Астрид заверяла викария, что их знакомство непременно продолжится.

– Правда, Ванни?

– Надеюсь, мамочка.

Ветер усилился и теперь дул с пронзительным свистом. Внизу ревело и билось о скалы море. Небо совсем потемнело.

– Домой! – скомандовал Бен. Но стоило нам сойти со ступенек, как из-за надгробий выскочили подростки и осыпали нас конфетти. Мне померещилось, что я попала внутрь калейдоскопа.

– Лучше венчаться, чем скончаться! – завопила толстушка в школьной форме.

Веселый пестрый рой покружился в воздухе и опал на землю. Стриженный ежиком мальчишка схватил мою руку и, к вящему моему изумлению, поцеловал. Капли дождя на лицах казались драгоценными камнями. Вверх взвился еще один залп конфетти, и ребята помчались к церковному клубу. Все, кроме одной девочки, самой маленькой. Мы смотрели друг на друга сквозь завесу дождя.

– Небось выгляжу так, словно у меня экзотическая разновидность кори, – заметила я, пытаясь смахнуть конфетти.

– Этих удальцов надо бы засадить в каталажку, – проворчал Бен, отряхивая пиджак.

Наверное, девочка не сообразила, что мы шутим. Лицо ее осталось серьезным, мышиного цвета волосы были заплетены в косички. Вздернутый носик, треугольное личико, кожа почти прозрачная под дождем. Она не мигая смотрела на нас с Беном. На фоне надгробий ее пристальный взгляд производил жутковатое впечатление. Глаза девочки пронзительно зеленели в зыбком свете, чересчур взрослый взгляд никак не сочетался с нелепыми детскими косичками. Я вспомнила себя в четырнадцать лет: всегда на отшибе, всегда одна. Повинуясь порыву, я бросила ей свой букет.

– Я люблю тебя, Элли, – прошептал Бен.

Девочка не поблагодарила. Она стояла под трепещущими ветвями, прижав мои розы к лицу, как яркий веер. Их аромат витал между нами. Ветер трепал мое платье, фата из скатерти царапала лицо. Я прижалась к Бену. О чем еще мечтать в этой жизни? Только остаться с ним наедине в тепле и уюте…

– Как тебя зовут? – спросила я девочку.

– Алиса Спендер.

– Рады с тобой познакомиться, – поклонился Бен.

– Я тоже. – Алиса смотрела на меня.

– Ну что ж… – Бен потянул меня за руку. – Любимая, карета ждет, если, конечно, не успела превратиться в тыкву.

Он засмеялся, я в ответ заулыбалась до ушей, но только чтобы выиграть время. Неприятное воспоминание омрачило день. Никакого такси в белых лентах и в помине не было. Я так разозлилась на таксиста за его утренние выкрутасы, что велела сгинуть с моих глаз, пригрозив проткнуть шины, если еще раз увижу его колымагу. Я собиралась напроситься в машину к кому-нибудь из гостей. Возможно, мы еще успеем вспрыгнуть на подножку последнего автомобиля.

– Бен, даже не знаю, как тебе сказать… – Стараясь не смотреть на нахмуренное чело своего кумира, я улыбнулась печальной девочке с косичками, которая уселась на нижнюю ступеньку церковной лестницы и теперь перебирала розы.

– Элли, любимая. – Бен стер дождевые капли со лба и попытался как можно мягче произнести: – Достаточно было дать шоферу на чай меньше, чем обычно. Не волнуйся, до него дошло бы…

Он прав. С трепетом раскаяния я сообразила, что некоторая импульсивность, привлекательная в невесте, недопустима в законной супруге.

– Пошли, миссис Хаскелл!

По крайней мере, дождь перестал, И он назвал меня миссис Хаскелл!

Мы прошли половину дорожки, когда из-за деревьев вынырнул Роуленд. В воротах исчезла последняя машина.

– Очаровательная свадьба, полная неожиданностей, – улыбнулся викарий.

– Благодарю вас! – рассмеялась я в ответ. Что это там? Неужели… Ну да, конечно!

В ворота въезжала машина. Я увидела, как разгладился нахмуренный лоб Бена. Добрый самаритянин вернулся за нами. Из сумерек выплыл длинный черный автомобиль, и мой оптимизм вмиг испарился. Не могло быть и речи о том, чтобы добираться домой на этом транспортном средстве. Катафалк!..

– Простите, что произошло… э-э-э… такое неудачное стечение обстоятельств, – Роуленд коснулся моей руки и прошествовал к катафалку размеренным шагом, склонив посеребренную сединой голову. Ряса его развевалась на ветру. Бедный Роуленд, он тут ни при чем! Вереница мрачных машин проследовала через ворота.

– Лучше отойти в сторонку, – шепнул Бен. – Мы выглядим не слишком уместно.

– Полагаешь, мы будем выглядеть более уместно, мелькая среди могил?

Мои слова не убедили. Бена. Машины остановились, Захлопали дверцы. Если мы двинемся с места, толпа плакальщиков захлестнет нас и увлечет обратно в церковь. Из головной машины выбралась высокая женщина с седыми подсиненными волосами, одетая в темно-красное пальто военного покроя. Она прижимала к глазам платок. С обеих сторон ее конвоировали две пожилые дамы в поношенных твидовых костюмах, Остальные скорбящие держались на почтительном расстоянии. У самой церкви вдова и ее спутницы вдруг остановились. Причину я поняла только в тот момент, когда ветер примчал клочок белых кружев прямо ко мне в руки: носовой платок.

– До чего ж ты ловкая! – восхитился Бен.

– Извини, я сейчас. – Подхватив юбки, я кинулась к даме в красном.

– Очень любезно с вашей стороны. Надеюсь… – Голос ее прервался. Прижав платок к глазам, она отвернулась. – Надеюсь, что все это, – она слепо махнула рукой в сторону гроба, который несли по ступеням, – не омрачит ваш знаменательный день.

– Ну что вы, совсем нет! – заверила я и тут же сообразила, что ляпнула бестактность. – Прошу вас, примите наши соболезнования по случаю потери… э-э-э…

– Моего мужа, дорогая, замечательного, незаменимого… – Она не в силах была продолжать. Слова, в которые я почти не вслушивалась у алтаря, сейчас стеной встали между мной и этой женщиной. Пока Смерть Не Разлучит Нас. Я отвела глаза, и взгляд мой упал на маленькую брошку на груди одной из спутниц вдовы: золотая веточка, а на ней черные эмалевые дрозды. Симпатичная вещица.

– Мэдж, пора в церковь. – Дама с брошью мягко подтолкнула новоиспеченную вдову к лестнице. Обрадовавшись возможности сбежать, я вернулась к Бену.

– Элли, ты в порядке? – спросил Бен.

– Да. – Я смотрела, как вдова поднимается по ступенькам.

– Так мы никогда не попадем на собственную вечеринку!

Мы направились к кладбищенским воротам, и тут ветер снова швырнул фату мне в лицо. Смеясь, Бен помог мне размотать ее.

Скорбящие скрылись в церкви. Мрачные личности подхватили гроб и медленно взошли по ступеням. Луч солнца на секунду прорвался из-за туч. Девочка с русыми косичками шагнула вперед и осторожно положила мой букет на крышку гроба.

Дождь припустил с новой силой.

Глава V

– Платок вдовы… – Губы Гиацинты изогнулись в улыбке, тяжелые веки прикрыли глаза. – Ага, так я и думала: сух, как песок пустыни…

* * *

Небо потемнело, дождь перешел в ливень. Значит, мне на роду написано явиться на прием в честь собственного бракосочетания утопленницей, выловленной из водных глубин. Медовый месяц мы с Беном проведем, дружно прихлебывая микстуру от кашля вместо шампанского. Не суждено мне томно возлежать в кружевной пене жемчужно-розового пеньюара на широкой кровати отеля «Ройял Дербишир», рассеянно переворачивая последние страницы «Тайн Брачного Ложа: руководство для начинающих». Какой идиот сказал, что любовь слепа? Если Бен сочтет меня привлекательной с распухшим красным носом и лихорадкой на губах, я потеряю к нему всякое уважение.

– Ничего не поделаешь, Элли, ныряем в укрытие!

Мой суженый открыл дверь первой попавшейся машины, и я с лицемерными протестами уселась рядом с ним на переднем сиденье.

Бен на треть опустил стекло со своей стороны, в кабину ворвался ветер, с силой дернул за фату, ледяной лапой зашарил под тонким лифом платья.

– Как уютно! – соврала я. Хорошая жена должна считаться с мужской гордостью. Бен ужасно стесняется своей клаустрофобии, которая преследует его после страшного случая в детстве: бедняжку заперли в ларе с картошкой в лавке его отца, когда он с приятелями играл в прятки.

– Если тебе не вполне подходит наше убежище, можно найти что-нибудь получше. – Бен уткнулся лицом мне в шею.

– Здесь просто з-замеч-чательно…

– Ты хочешь сказать, что воздух спертый, а мы уселись на щетку для волос.

У дождя есть мерзкое свойство: он усиливает все неприятные запахи. Салон машины источал смрадный дух прокисшего молока, окурков, старых газет и собачьей шерсти. Сидеть было очень неудобно, причем не только из-за щетки, но я не собиралась проверять белой перчаткой чистоту нашей тихой гавани. А также постаралась не углубляться в размышления об участи свадебного букета, нашедшего приют на крышке гроба.

Если честно, то мне было уютно до непристойности. До чего же приятно после омерзительно добродетельного существования оказаться в чужой машине, млеть под поцелуями Бена, ощущать тепло его тела! Интересно, как прикажете вести себя, если Бен предложит перебраться на заднее сиденье?

Двери машины подрагивали под натиском ветра, бесновавшегося снаружи. Окна рыдали дождем. Но мы с Беном были счастливы, как мистер и миссис Ной после того, как все до единого грешники утонули, земля опустилась под воду, а ковчег весело запрыгал по волнам.

Какое мне дело до того, что тетя Астрид и тетя Пулу развлекают гостей, швыряясь друг в друга тортами? Пускай дядюшка Морис сколько душе угодно охмуряет какую-нибудь дуреху с подавленными сексуальными инстинктами. Нам с Беном надо побыть наедине, чтобы как следует подготовиться к испытанию под названием «свадебный банкет».

Руки Бена скользнули под фату. Он методично избавил мои волосы от шпилек, тяжелая мягкая волна упала на плечи. Мамочка весьма своеобразно готовила меня к жизни. Наливая себе рюмочку бренди, она с мечтательным вздохом говорила: «Элли, доченька, если люди занимаются любовью в постели, значит, они безнадежно стары!» Дыхание Бена приобрело угрожающую хрипотцу. Пуговицы его пиджака впивались мне в тело, но я даже не чувствовала боли. Мне стало трудно дышать, температура скакала, как лифт в универмаге в час пик. Неужели я все-таки подхватила воспаление легких? Я ослабела, не в силах сопротивляться натиску Бена. Тяжесть его тела заставила меня откинуться назад, и я видела только его глаза, сиявшие, как сапфиры… нет, изумруды… нет, звезды – звезды, сверкавшие то зеленым, то синим огнем, пока я не закрыла глаза, боясь ослепнуть.

Время куда-то провалилось, как в эпоху старика Ноя. И тут над самым ухом раздался оглушительный лязг. Кто?! Что?! О господи! Кровь зашумела в ушах. Как знать, может быть, собственная постель не так уж и плоха. Я рывком села, скатерть-фата жалобно затрещала. Я оттолкнула Бена.

– Что стряслось? Разве нам было плохо? – Голос его звучал сварливо, но глаза смеялись.

Лязг утих. Может, это был всего лишь ветер? Я замотала волосы в узел: шпилька – страж респектабельности.

– Ненаглядный мой, – ответила я, – давай поклянемся никогда так себя не вести… кроме сегодняшней ночи. Разве порядочные люди станут подвергать испытанию безутешную вдову? Ты только представь – бедная женщина распахивает дверцу, чтобы всласть выплакаться, и что же она видит – парочку бесстыдников в помятых одеждах…

– Извини, любимая. – Бен после долгой борьбы распахнул свою дверцу и выпрыгнул под дождь. Через минуту он с глумливой ухмылкой втиснулся обратно. – Холодный душ – самое верное средство от подобной напасти.

Я воздержалась от замечания, что этот душ ворвался и внутрь машины. Хорошая жена никогда не станет пилить мужа.

– Ты не считаешь, что я веду себя как заплесневелая старая дева? – Я заботливо вытерла его лицо фатой.

– Родная моя, ты просто восхитительно… права. – Бен поправил мою диадему. – Моя Мамуля покончит с собой, если по лондонской Краун-стрит поползет слушок, что меня арестовали за нарушение общественной нравственности.

– М-м-да…

Поскольку я в глаза не видела миссис Хаскелл, мне трудно было судить о ее мнении по каким-либо вопросам, кроме одного. Свекровь полагала, что, переступив порог англиканского храма, она обратится в соляной столп. Но подобные мысли хорошая жена держит при себе.

– Как ты думаешь, – озабоченно спросила я, – не многовато ли катастроф для одного дня?

– Я закаленный, – улыбнулся Бен. – В детстве мы с Сидом любили забраться в какую-нибудь пустующую квартиру и насладиться порнушкой по телику. Правда, злобный домовладелец частенько отлавливал нас и отправлял в полицейский участок. Элли, по-моему, нам стоит рискнуть и пуститься вплавь.

Своевременное замечание. Дождь ожесточенно молотил по машине, плевался в приоткрытое окно, но домой и в самом деле пора. Иначе мы рискуем оскорбить толпы незнакомых людей, столь любезно откликнувшихся на наше приглашение в «Оратор дейли».

– Что ты там делаешь? – поинтересовался Бен, заметив, что я роюсь на сиденье. – Собираешься спереть зонтик?

– Прекрасная мысль, но я хочу всего лишь уничтожить следы нашего незаконного пребывания.

Уколовшись, я с торжеством выудила зловредную щетку, провалившуюся за сиденье. А это что? Ага… старая кофта, вязаная шапочка… А здесь? Перчатка, комок газет, раздавленная коробка одноразовых носовых платков, теперь ее можно запросто запихнуть в щель почтового ящика. Вряд ли она была такой до нашего вторжения.

Я попыталась вернуть коробке былую форму.

– Бен, милый, следовало сесть назад. Он испустил тяжкий вздох.

– Прекрати дразнить меня!

Коробка с платками опустилась ему на голову.

– Я всего лишь хотела сказать, что хозяин машины привык устраивать помойку из переднего сиденья, и мы раздавили эту свалку…

– Хозяйка. Машина принадлежит женщине.

– Прошу прощения, женонена…глядный ты мой, но нельзя делать выводы только на основании одной лишь кофты розового цвета.

– Элли, машина англичанина – его крепость. Только женщина способна управлять автомобилем, сидя посреди такого хаоса. – В доказательство своих слов Бен выудил откуда-то сережку и подкинул ее на ладони.

Я сделала несколько глубоких вдохов. Помни, Элли, твой муж честно старался искоренить в себе женоненавистнические склонности.

– Дорогой, тебе не кажется, что последнее твое замечание слегка отдает половым шовинизмом?

– Вовсе нет! Женщина тратит столько сил на уборку дома, что на машину у нее их просто не остается. А мы, мужчины, – он ударил себя в грудь, – вымещаем свои хозяйственные инстинкты на полировке колпаков, протирании обивки салона и наведении абсолютного порядка на территории меньше собачьей конуры.

Я немного смягчилась и попыталась вытащить из-под Бена вязаную шапочку. Вышитый ярлычок на шапочке гласил: «Беатрис Мукбет».

– Будь любезен, подвинься. Ты сидишь на каком-то тряпье.

– Элли, оставь все как есть. Она скорее заметит твою уборку.

– Ты только взгляни на этот клочок бумаги! Весь скомканный, порванный, да еще и мокрый!

– Элли, пойдем! Можно подумать, мы арендовали машину на целый год!

– Минутку! – Я разгладила клочок. – Вдруг это что-то важное, а ты смазал чернила? Я только быстренько гляну… Ой! Да это же список покупок! – Наклонившись к окну, я прочла вслух: – «Две банки кошачьих консервов, двадцать пачек „Плэйере“, флакон краски для волос („Цвет блохи в обмороке“), собачьи галеты, четверть фунта чаю, паштет из вырезки с почками, мороженая фасоль, слабительное…»

– Элли, это же чудовищно! – раздался вопль над моим ухом. – Предупреждать надо!

Вряд ли в грозовых сумерках он заметил, как я покраснела. На всякий случай я прикрылась листком:

– Ты прав! Я должна была признаться до свадьбы, что чужие списки покупок действуют на меня очень возбуждающе. Наверное, я извращенна…

– Элли, по мне, можешь читать хоть ярлыки на чужих кальсонах. Меня пугает моя чудовищная наивность. Я не представлял себе, что цивилизованные люди способны есть покупные паштеты! – Бен попытался забрать у меня список, но я увернулась.

– Вот здесь, – объявила я, – и зарыта собака. Списки покупок могут столько поведать о человеке! Например, владелица этой машины – дама средних лет (никто моложе пятидесяти не захочет выглядеть, как блоха в обмороке), она курит (сигареты на втором месте в списке). Держит дома животных, не любит готовить, страдает запорами, зато не страдает излишней организованностью…

– Это из-за беспорядка в машине? Я помотала головой:

– В списке все вперемешку. Корм для животных надо было написать вместе и аптечные товары тоже.

Бен наклонился ко мне поближе и заглянул через плечо.

– «Быстрорастворимое кофейное бланманже», – с омерзением прочитал он. – Интересно, куда девалось доброе старое крем-брюле?

– Ну-ну, дорогой! – Я торопливо дочитывала список, поглядывая, не идет ли кто к машине.

Овсяные хлопья к завтраку, баранья отбивная – дама явно одинока… Скорее всего, вдова. И последний пункт – три серые мышки…

Теперь уже я передернулась от отвращения. Право слово, если владелица кошки питается полуфабрикатами, можно уговорить и Кису последовать ее примеру.

– Что там еще такое? – Судя по тону, Бен все еще переживал презренность быстрорастворимого бланманже.

Я ткнула в мышиный пункт. Он нахмурился, но пожал плечами.

– Подумаешь! Мне больше нравятся белые – они такие мягкие и ароматные! Но у каждого свой вкус.

– Вкус! – Я с опаской поглядела на рот, который так недавно меня целовал. – Родной мой, ты шутишь?

– Разве я когда-нибудь шутил по поводу еды? – Бен вынул листок из моих онемевших пальцев и положил на сиденье. – Согласен, серые пышки из необрушенной муки вполне съедобны с молоком, но тесто очень уж тяжелое. Лучше всего замешивать их на сыворотке и ставить опару в теплое место на два с половиной часа, а потом добавить остальную муку и вымешать.

Гора с плеч… Вечно мне лезут в голову всякие пакости. День такой. Я снова вспомнила, как вдова поднималась по ступенькам церкви, одинокая и…

– Элли, пойдем же отсюда! Наш разговор напомнил мне, что брачный пир брошен на милость этой женщины, которую наняла Доркас. У меня дурное предчувствие, что с заливным из омаров стряслась беда.

Бен уже открыл дверь, когда до нас донесся страшный рев. Мы переглянулись и выскочили из машины, я сжимала в охапке подол и многострадальную фату, Из-за поворота вылетел мотоцикл, остервенело сигналя, словно вознамерившись пробудить от вечного сна обитателей кладбища. Мотоцикл скользнул в ворота, разбрызгивая гальку во все стороны, и с грохотом замер в паре миллиметров от нас.

– Фредди! – воскликнул Бен с неподдельной радостью. Я бы предпочла, чтобы он припас столь бурные эмоции для меня.

– Так я и знал! Неужели нельзя было потерпеть до дома, а? – Фредди одарил нас своей фирменной ухмылкой. Он переоделся в свою обычную униформу: черная кожаная куртка, воротничок от рубашки при отсутствии самой рубашки, на волосатой груди тяжеленная связка цепей.

– Извини, старина, но придется тебя разочаровать, мы всего лишь спасались от потопа. – Бен обнял меня за плечи.

– Понял! – Фредди этак по-мужски подмигнул Бену. – Надо будет успокоить Джилл. А то она боится, что Элли не сможет расстаться с фланелевой ночнушкой и шерстяными носками. Кстати, почему все старые девы так привязаны к этой униформе?

Он ловко отшатнулся, прежде чем я ухватила его за длинные лохмы и замотала их вокруг глотки. Из церкви потихоньку выходили люди. Вдали слышался голос Роуленда, но Фредди даже не посмотрел в ту сторону.

– Кстати, а где Джилл? Не говори мне, что девушка, которая готова целовать песок, по которому я ходил, удрала на брачный пир без меня!

– Ты что же, думал, будто она станет дожидаться под деревом, пока ты не соизволишь вернуться за ней или ее не поразит молния? Не бойся, Джилл в надежных руках, – добродушно ответила я. – Она отправилась в Мерлин-корт в машине твоих родителей.

– О господи! – простонал Фредди. – По дороге моя мамаша наверняка пощипала ее карманы, а уж что пытался пощипать папаша, вы представляете лучше меня.

Черт бы побрал несносного Фредди! Он до сих пор не смыл с глаз лиловые тени с перламутром. Неужели я виновата, что у них с Джилл завязался роман, просто потому, что они встретились в Мерлин-корте? Откровенно говоря, всякий раз, когда существо женского пола моложе семидесяти спрашивает у Фредди, который час, он тут же решает, что у них роман. Но боюсь, на сей раз стрела Купидона поразила Фредди точно в аорту. Невзирая на мое хваленое здравомыслие, я люблю своего кузена, да и нельзя не посочувствовать человеку, которого судьба наградила родителями вроде тети Лулу и дяди Мориса.

С деланым зевком Фредди позвенел цепями на груди.

– Ладно, голубки-неразлучники, счетчик крутится. Боюсь, я смогу увезти только одного пассажира. Кто со мной, ты, Элли?

Мотоциклы приводят меня в ужас. Однако угрызения совести напомнили мне про гостей, а Бен отказался ехать, даже если я буду бежать рядом, держась за стремя. Я посмотрела на мужа, стараясь запомнить любимые черты, и попросила его держаться ближе к середине Скалистой дороги. Бен не мужчина, а мечта, когда не рассуждает о маринаде.

Фредди ударил по клаксону.

– Ну, скорее же! Я понимаю, что вы расстаетесь впервые с тех пор, как сочетались браком, но хотелось бы попасть домой прежде, чем моя мамаша свистнет половину ваших семейных реликвий.

Еще один прощальный поцелуй, и я устроилась за спиной Фредди. Дождь превратился в кисейную пелену. Вязы четко вырисовывались на фоне неба. Даже зная, что оглядываться – плохая примета, я все-таки не выдержала и оглянулась. Черная масса скорбящих вокруг свежевырытой могилы распадалась на отдельные силуэты. Сердце мое сжалось. Сегодня ночью вдова вернется в пустой дом, в пустую постель… Мотоцикл задрожал, взревел, и мы взвились вверх, подобно ракете. Приземлившись, мотоцикл заскакал по колдобинам и выбоинам.

– Не жизнь – малина!! – провопил Фредди через плечо.

Мы летели, как чайка, на крыльях ужаса. Под нами вокруг острозубых скал кипели волны. Не надо думать про мистера Мукбета, который прошлой весной сверзился туманной ночью со Скалистой дороги прямо на каменные зубцы. Какой-нибудь камешек, скользкая галька – и мы повторим этот полет. Боюсь, от страха я едва не выдавила Фредди аппендикс. Очень уж хочется жить, особенно сейчас!

Мы чуть не снесли ворота Мерлин-корта. Мотоцикл выдрал кусок дерна из газона, взвился в воздух и металлической Мэри Поплине перепорхнул через мост.

– Хорошо оказаться дома, правда, Элли? Домишко в общем-то так себе, но стиль чувствуется: стены в плюще, как в плаще, башенок и бойниц ешь – не хочу. Раздолье несчастным влюбленным – есть откуда сигануть с горя. А уж дверной молоток в виде горгульи! Все удобства налицо. Еще бы прилично отделанное подземелье и парочку темниц!

– Ничто не совершенно, – холодно ответила я.

Наш дом – мелкомасштабная копия средневекового замка, построенная в девятнадцатом веке, но полное отсутствие подземелий с полуистлевшими скелетами в цепях занозой засело в моем самолюбии. Фредди затормозил на полном скаку.

– Элли, как насчет того, чтобы одолжить мне пару-тройку фунтов?.. Хочу угостить Джилл морковным бифштексом.

– Что значит пару-тройку? – осведомилась я, встряхивая платье.

– Сотенку!

– Фредди, – я подхватила его под руку и двинулась к дверям. – Почему ты не подыщешь работу? Настоящую работу вместо того, чтобы бренчать в захудалой группе?

– Работу? – Фредди побледнел от ужаса. – Милая кузина, мне кажется, работа ради денег – невеселая штука.

– Ты не прав. Множество людей обожают свою работу. Я люблю свою, Бен ждет не дождется, когда откроется его ресторан, а он напишет новую поваренную книгу.

Фредди взялся за ручку двери.

– Сердце кровью обливается! Положить жизнь на изобретение тысяча первого способа жарки бекона… Господи! Мне кажется, после открытия ресторана Бен не станет марать руки, даже чтобы яйцо расколоть. Но я счастлив, что родился ленивым. Так как насчет пары сотенок, Элли?

– После того, как разрежут свадебный пирог. Посмотрю, что у меня в заначке.

Мы с Фредди одновременно распахнули дверь, и она всосала меня в холл, так что я едва не растянулась на полу.

Прожив в Мерлин-корте почти год, я по-прежнему всякий раз чувствовала, что дом принимает меня в свои теплые объятия. «Спасибо, благодетельница Элли, – словно шепчет дом. – За все спасибо: за турецкие ковры на мраморном полу, за гостиную в переливчато-кремовых тонах, за тонкий фарфор в буфете мореного дуба. А отдельное, особое спасибо – за то, что ты меня любишь, как некогда любила Абигайль Грантам». Но в этот знаменательный день я не почувствовала обычного теплого приветствия.

Перед мной стоял незнакомец – приземистый мужчина с громадной гривой смолисто-черных кудрей. В руке он держал ополовиненный стакан с вином, и на его курносой физиономии было написано крайнее разочарование. Так выглядят люди, которые сломя голову мчались открывать почтальону, на на пороге обнаружился полицейский. Мужчина собрался было захлопнуть дверь перед нашим носом, но мы с Фредди все-таки проскользнули внутрь.

Толстяк стукнул себя стаканом по лбу, и вино выплеснулось на пол.

– О, тысячу извинений! Не признал вас, миссис Хаскелл. За эти два самых прекрасных слова в английском языке я простила ему все.

– Это из-за фаты. Все невесты похожи друг на друга. Чернокудрый толстяк с глазами как спелые оливки любезно попятился, и улыбка медленно сползла с моего лица. Я переступила порог дурдома, Неужели этими дикими воплями приветствуют счастливую новобрачную? Увы! Надо смотреть правде в глаза, а она заключалась в том, что толпа, бесившаяся в гостиной, скакавшая по лестницам, нежно обнимавшаяся с доспехами, была в подавляющем большинстве пьяна в стельку.

Глава VI

…Серьги Гиацинты раскачивались из стороны в сторону, грозя располосовать ей горло.

– Должна сказать, Элли, что на вашем месте я схватила бы ближайшую поганую метлу, вымела всех гостей в сад и окатила водой из шланга! А где был Бентли?

– Он прибыл вскоре после нас. Его подобрал Роуленд Фоксворт, который вместе с органисткой мисс Шип как раз направлялся в Мерлин-корт.

– О, Элли, пожалуйста, расскажите, как Бентли подхватил вас на руки и перенес через порог, – в экстазе выдохнула Примула. – Не могу представить себе ничего более прекрасного!

– Действительно, если учесть, что год назад поднять меня не смог бы и портовый кран.

* * *

Как могли Джонас и Доркас пустить все на самотек?! Бен держал меня на руках, я таращилась на происходящее, а бедлам вокруг все усиливался. Дама с подсиненными локонами, задрав подол платья ядовитой раскраски, с визгом неслась вверх по лестнице, тряся подбородками, – таким количеством я не могла похвастать даже в самые худшие свои дни.

– А вот догоню-догоню-догоню, красатуля моя! – Пузатый джентльмен с бокалами шампанского наперевес продирался через толпу, тяжелой, но резвой поступью преследуя леди Пеструшку.

Та взлетела наверх и игриво просунула голову меж столбиков перил. Пузатый джентльмен на всем скаку врезался в Бена, сунул мне в руку бокал шампанского и пробормотал:

– Простите, ребятки!

Но далеко ему уйти не удалось: Фредди сгреб его за шиворот.

– Ну и потаскун же вы, дорогой папаша, – протянул кузен. – Сначала просушите мозги, а уж потом гоняйтесь за юбками.

– Как ты разговариваешь с отцом! – Дядюшка Морис на миг изобразил обиженную гримасу, ужом выскользнул из рук Фредди и кинулся за леди Пеструшкой.

– Мужчина должен держать рот и ширинку на замке, – задумчиво пробормотал Фредди, глядя ему вслед.

Он натянул мне диадему на нос и, расталкивая толпу локтями, отправился на поиски Джилл.

Бен, которому эта сценка, надеюсь, доставила не меньшее наслаждение, чем мне, прошептал: – Элли, можно поставить тебя на пол? Когда он аккуратно опустил меня, мне показалось, что мы с ним прощаемся навсегда. Я впилась взглядом в любимого, не желая разлучаться, как вдруг сообразила, что он смотрит не на меня, а на мисс Шип. Будь на месте органистки любая другая женщина, я бы непременно почувствовала укол ревности, но сейчас лишь крутанула на пальце обручальное кольцо. Неужели этой женщине никогда не суждено сойти с хоров и занять место у алтаря? Или она смирилась с судьбой? Мисс Шип возвышалась над Роулендом, а ведь в нем шесть футов. Бен рядом с ней смотрится настоящим карликом. Многие высокие женщины умеют обратить свой рост в достоинство, но для мисс Шип он стал погибелью. Нос ее венчали очки в роговой оправе, а унылое бурое пальто чуть ли не волочилось по земле. Я страстная поборница худощавости, но мисс Шип умудрилась переборщить даже с этой добродетелью. Там, где должны наличествовать выпуклости, у нее зияли впадины. Землистое лицо, сутулые плечи, тусклые волосы разделены на – пробор и зачесаны назад кривоватыми валиками. В каждый валик была воткнута маргаритка. Она налетела на нас и сдвинула на нос запотевшие очки, чтобы получше разглядеть препятствие.

– О, простоте, пожалуйста, миссис Хаскелл! Перед глазами все время мельтешит что-то белое, вот я и подумала, что это не вы, а стена… Я так счастлива выразить вам свою благодарность за то, что вы пригласили меня на свадьбу! – Она изобразила странный взбрык коленками, нечто среднее между реверансом и нервным тиком.

Мы с Беном поспешили заверить, что счастливы ее видеть.

– Вообще-то я не из светских мотыльков… – хихикнула мисс Шип, – люблю коротать вечера с музыкой, вязанием или возиться со своей коллекцией старинных телефонных справочников… Но я дала себя уговорить, когда наш милый викарий сказал, что вы будете рады меня видеть сегодня.

На мгновение гомон смолк, сверху донеслось отчаянное мяуканье. Я подняла голову, уверенная, что меня приветствует Тобиас, но это оказалась леди Пеструшка, которая, подоткнув юбки, снова удирала от дяди Мориса.

– В жизни не видела ничего подобного! – раздался справа от меня сдавленный писк. – Это, должно быть, распутные лондонские дружки жениха!

– Элли, вы очаровательная невеста!

Моим вниманием завладел Роуленд. Я покраснела: к комплиментам я еще не привыкла. Бен помог мисс Шип снять пальто.

– Само собой разумеется, – продолжал Роуленд, – я желаю вам обоим всех благ. Думаю, мы стали добрыми друзьями, и я ценю вашу дружбу.

– И мы тоже! Правда, Бен?

Шум и гам снова взвились до небес. Роуленда уволокла какая-то прихожанка. Мисс Шип бочком подобралась ко мне, прижимая костлявые кулачки к впалой груди.

– Не смейтесь, миссис Хаскелл, но девочкой я частенько лежала в постели без сна и мечтала попасть в этот дом! Какое романтичное место! Совсем как в жутких романах мистера Дигби! – Она подслеповато огляделась. – Его, кажется, здесь нет?

– С мистером Дигби никогда нельзя знать наверняка, но думаю, вряд ли он пришел. Он ведь слывет затворником, – мой голос потонул в общем шуме.

– Вам это покажется невероятным, но я никогда не бывала здесь раньше. Если не считать ступенек парадного крыльца… Много лет назад я пришла спросить, нет ли старинных телефонных справочников на продажу, – мисс Шип переплела узловатые пальцы, – но старый мистер Мерлин пригрозил прихлопнуть меня подъемными воротами, если я сунусь сюда еще раз. Какая яркая личность, правда? Совсем как мистер Дигби или Контрабандист Джимми.

Очки ее прояснились, за ними щенячьим восторгом сияли карие глазки.

– А потом приехали вы! Просто дух захватывает! Юная наследница возвращается в родовую усадьбу! В обществе рокового смуглого красавца из города! В деревне решили, что вы с ним дальние родственники.

– Как снисходительно с их стороны, – заметил Бен. Словно вторя его словам, из-под леопардовой шляпки донесся голос:

– …совсем как в сказке! А за шафера – цирюльник!

Мисс Шип чирикнула, что отнесет пальто наверх, немного приведет себя в порядок и потом (если мы пожелаем) сыграет нам, чтобы отработать свой ужин. Но прежде чем я успела сообщить ей, что клавесин в кладовке, людской водоворот унес ее, как щепку.

– Мисс… Миссис Хаскелл! Надо же, как скоро мы снова встретились!

Мужчина с непомерной копной черных волос и желтушным лицом, который открыл нам дверь, изобразил восторженное удивление. Он сунул два пальца в карман жилетки, извлек визитку и протянул Бену:

– Вернон Шиззи, торгую недвижимостью. За последние пять лет продал пятьсот домов. Мои наилучшие пожелания в этот счастливый день. Если захотите продать-купить с доплатой, я к вашим услугам, лучшая фирма в городе. Вы обязательно должны посетить нас в самое ближайшее время: у нас в конторе бесплатный кофе. – Мистер Шиззи пристально следил за макушкой мисс Шип, мелькавшей в толпе. – Я краем уха слышал, как эта дама что-то говорила насчет мечты всей своей жизни…

– Мисс Шип впервые переступила порог нашего дома, – объяснила я.

Сзади раздался взрыв хохота. Мистер Шиззи нервно потер лапищи, заросшие рыжими волосами.

– А я никак не мог взять в толк, о чем это она! Да уж, жизнь у нее не ананасы в шампанском – редкая уродина, правда? – Взгляд его скользнул вдоль лестницы. – В этих старых домах масса очарования, врать не стану. Но они теперь не котируются так, как раньше. Уж больно накладно их содержать. Кстати, вторая балясина снизу расшатана. Я согласен, небольшая запущенность придает этакую прелесть старым постройкам, но все-таки…

К счастью, напор толпы увлек нас назад. Голос мистера Шиззи звучал все глуше и глуше, словно он постепенно погружался в морскую пучину.

– Пойду поищу свою женушку. Ее зовут Ширли, но я кличу Жабулькой…

– Я бы у него, не купил даже яйцеварку, – буркнул Бен. – Элли, старинная поговорка гласит, что нельзя верить человеку, у которого волосы разного цвета: на голове одни, на теле другие…

– Ты только представь себе, – содрогнулась я, – он зовет свою жену Жабулькой!

Оказалось, я разговариваю сама с собой. Бен куда-то исчез. Я попыталась его найти, но меня унесло в другую сторону.

Кто-то налетел на меня. Доркас! Закутанная в один из фартуков Бена, она держала под мышкой Тобиаса. Рядом с моей подругой кот с белым атласным бантом выглядел разряженным щеголем.

– Слава богу, ты жива! – выдохнула Доркас мне в ухо и сунула кота. Тобиасу не понравилась моя фата, и он с шипением перепрыгнул на плечо Доркас. – Где Бен?

Я обрисовала подруге ситуацию.

– Не вешай нос, старушка Элли, объявится! – Доркас затеребила тесемки фартука. – Ох, грехи наши тяжкие! Лучше сразу признаться – и с плеч долой. У меня для тебя плохие новости.

Ненавижу, когда люди начинают с этой фразы. Может, позвонил архиепископ Кентерберийский и сообщил, что специальным указом признал мой брак недействительным? Или… Тут я схватилась за чье-то плечо, чтобы не упасть: может, родители Бена погибли в автокатастрофе, когда спешили все-таки на наше празднество?

– Временная прислуга, – со скорбной миной продолжала Доркас, – не оправдала наших надежд.

– Неужто, – воскликнула я, – этот твой Питер Чокни, которого ты расхваливала направо и налево, оправдал свою фамилию?

Доркас мрачно кивнула.

– Его милость надегустировался джину. Я нашла его в кладовой, мордой в заливном из омаров. Сид Фаулер оттащил его в пустую комнату.

Плохо дело. Заливное – венец многомесячных экспериментов и поисков. Бен может впасть в депрессию на весь вечер… а то и на ночь.

– Про заливное никто и не вспомнит, – соврала я. – А как насчет той женщины, что подрядилась мыть посуду и подавать блюда? Она-то еще на ногах или последовала за его милостью?

– Миссис Мэллой? Она где-то тут передвигалась. Правда, зигзагами…

– Судя по веселью, гости сами смешивают себе отраву? Доркас покачала головой и схлопотала оплеуху от Тобиаса.

– Напитками занялся Джонас, пока мы с миссис М. разносили угощение. Смешал пунш. Виски, водка, джин, бренди и шампанское в равных количествах. Старик не виноват! Сам ведь он не пьет ничего крепче микстуры от кашля. Но все-таки, Элли, надо или впихнуть в гостей побольше еды, или придется оставлять их на ночь.

Сердце у меня упало. Я уже считала минутки до того момента, когда смогу уволочь Бена в заказанный для нас гостиничный номер. Как надену свой жемчужно-розовый пеньюар, а Бен потребует, чтобы я его немедленно сняла…

– Давай поищем Бена, – уныло предложила я. – Он, наверное, украшает блюда для фуршета.

– Тобиаса нельзя впускать в гостиную, – предупредила Доркас и попыталась сбросить кота, но тот увернулся, заскакал по шляпам гостей и был таков. – Я уже дважды выуживала негодника из гостиной. У этого антиквара, Делакорта, аллергия на кошек. Мне этот тип не по душе, но и зла ему я тоже не желаю.

– И правильно, – согласилась я. – А то еще скажут, * будто он съел здесь что-нибудь не то. Ладно, пойду отловлю Тобиаса, а ты поставь пластинку.

– Попробуй отыщи этого проныру в такой толпе, – скептически отозвалась Доркас.

– Что стряслось с твоей головой, дорогая моя подруга? – Я похлопала ее по плечу. – Где еда, там и наш сэр Тобиас.

«…Молочник рассказывал, что она просто замечательно отделала весь дом», – я благодарно улыбнулась леопардовой шляпе, которой принадлежал комплимент. Шляпка же упоенно закружилась на месте, словно ее защемило вращающейся дверью. Погодите, вот отделаю ресторан – тогда ахнете!

«…А мясник мне по секрету шепнул, – продолжал тот же голосок, – что она унаследовала кучу денег. Даже если и так, работу ей лучше не бросать. Сдается мне, скоро она начнет строчить слезные письма Доброй Надежде…»

Мне было страшновато входить в гостиную. Я осторожно просунула голову в дверь и облегченно выдохнула. Вазы с цветами целы и невредимы, портреты мирно висят на стенах. Столы полированного ореха и кремовая обивка диванов так и сияют в мягком свете ламп. Как всегда, портрет Абигайль согрел меня сильнее, чем языки пламени в камине. Свадебный торт нетронутой башней высился на отдельном столике.

Я отвела взгляд. Когда-то я прочла историю про женщину, бывшую в прошлой своей жизни кошкой, – каждый раз, натыкаясь на мышь, она непроизвольно облизывалась. Прожив первую часть жизни ненасытной утробой, я не могла спокойно пройти мимо сахарной глазури. Своротив шею набок и до боли скосив глаза, я быстро проскочила сладкую ловушку.

С десяток гостей, слонявшихся по гостиной, вели себя вполне пристойно. Я даже узнала несколько лиц. Местное юридическое светило, поверенный Шельмус, у буфета беседовал с двумя дамами.

Одной из них было под пятьдесят. Особа цвета беж. Лицо, волосы, уложенные птичьим гнездом, затрапезный костюмчик – все было бежевое. Я узнала секретаршу мистера Шельмуса – видела ее в приемной нотариуса за пишущей машинкой в тот день, когда мы с Беном заглянули в контору, дабы выяснить, чем грозит нам покупка недвижимости, которую мы намеревались превратить в ресторан «Абигайль». Шельмус представил ее нам как леди Теодозию Эдем. Интересно, это шутка? Или же за монохромной внешностью скрывается душераздирающая трагедия былого величия, ныне обращенного во прах? Вторая дама была блондинистой красоткой в стиле незабвенной Мэрилин Монро. Дочь? Фотографию этой особы я видела на письменном столе у Шельмуса.

У противоположного конца стола маячили Чарльз и Анна Делакорт. Чарльз – писаный красавец, если вам нравятся нордические типы с почти неразличимыми белесыми волосами. Он ковырялся в закусках. Навострив уши, я уловила, как он буркнул жене, что, может, удастся выловить что-нибудь не «слишком сомнительное». Анна выглядела безупречно и, как всегда, старомодно. Изумрудно-зеленое платье с ватными плечами и волосы, взбитые пышным коком, делали ее точной копией картинки из журнала мод сороковых годов. Господи, где же прячется Тобиас?.. (Чу! Не «мя-ау» ли послышалось?) Я прикрылась бы котом, и Анна не заметила бы, что подвенечный наряд, который она выискала для меня в коллекции древних одеяний мистера Делакорта, успел подрастерять былую свежесть. Анна увидела меня и слабо улыбнулась. – Ваш муж заваливает нас все новыми и новыми блюдами, и каждое выглядит восхитительно, – заговорила Анна, когда я бочком придвинулась к столу. – Обычно я ем как птичка…

– Совершенно верно, моя дорогая. Как стервятник, – отозвался ее белесый супруг, прекратив на мгновение тыкать вилкой в тартинки с лососем. Глаза Чарльза Делакорта напоминали осколки айсберга. – Хотя поешь ты, как жаворонок. Вы слышали, как моя жена солировала в хоре во время вашего венчания? Настоящая запевала. – Кончиками пальцев он провел по руке жены, словно смахивая пыль веков, и вздернул бесцветную бровь. – Хотите, она споет вашим гостям парочку куплетов? В свое время ты была вундеркиндом, правда, дорогая? Анна выступала со всякими знаменитостями, вроде несравненной Сильвании. Увы, моя Анна – роза, которая отцвела слишком быстро.

Мужественная Анна! Улыбка не дрогнула на ее лице, а мое сердце заныло от сочувствия и восхищения.

– Я бы с огромным удовольствием насладилась вашим пением, – услышала я собственный дурацкий шепот, – но кругом так шумно, что просто несправедливо просить вас петь. Вы знаете, я совсем недавно видела по телевизору отрывок фильма с Сильванией. Вся в блестках, она сидела на рояле с сигаретой в длиннющем мундштуке и чудесным хриплым голосом напевала балладу о милом, который уехал и пропал…

Яростное мяуканье напомнило мне еще об одном бесследно пропавшем. Пожелав Делакортам как следует повеселиться, я подхватила юбки и кинулась дальше.

Меня остановила коренастая особа с круглым, изрядно раскрасневшимся лицом. Жабулька… то бишь Ширли Шиззи.

– Какая вы очаровательная невеста! Я проплакала всю службу. Простите, вы моего Пискуна, случаем, не видели?

– Кого, простите? – Краем глаза я заметила, как зашевелилась скатерть.

– Как глупо с моей стороны! – Жабулька пронзительно хихикнула. – Так я кличу муженька. Бедняжке нужно обязательно успеть на лондонский поезд, вот я и хотела ему напомнить. Он вечно все откладывает до последней минуты, а спешка так вредна в его годы… Хотя мой милый Пискун многих молодых за пояс заткнет. Но я ужасная хлопотунья! Кроме Пискуна и нашей киски, у меня никого ведь нет. Я так скучаю без моей пушистой малышки Кликси! А ваш котик побежал во-он туда. – Спасибо.

Толпа возле ниши с книгами рассеялась, и я разглядела, как Джонас разливает пунш из гигантской круговой чаши восемнадцатого века. Рядом красовался перевернутый цилиндр и лаконичный плакатик: «Благодарствуйте!» Вот проныра! Я встретилась с Джонасом взглядом и губами беззвучно изобразила: «Мяу?» Джонас приставил к уху ладонь – к несчастью, в ней был зажат полный половник. Я продолжила охоту.

Миссис Рокси Мэллой, наша доблестная помощница, тоже охотилась: вытряхивала пепельницы и собирала пустые бокалы в карман фартука. Волосы у нее – чернее черного, а на лице столько краски, что хватило бы на ремонт односемейного домика. Вынырнув из-за дивана, миссис Мэллой смерила меня взглядом.

– Надеюсь, мэм, вы мною довольны? Супружник ваш воцарился на кухне и всех оттуда прогнал. Последний раз я его видела, когда он прихорашивал тартинки с цыплятками. Мужей у меня было что грязи, и никто из них не жаловался. Так что, надеюсь, проблем с оплатой моего труда не будет?

Она удалилась, слегка загребая вправо, за ней тянулся стойкий аромат гвоздичных леденцов, которыми дядюшка Морис отбивал запах перегара. Кстати о Морисе, у камина в елизаветинском кресле похрапывала его дражайшая половина, тетя Лулу. Я на цыпочках кралась мимо нее, когда тетушка шевельнулась. Точнее, шевельнулась ее рука – в мгновение ока конфетница севрского фарфора исчезла в тетушкином ридикюле размером с лошадиную голову, при этом ритмичность храпа ни на секунду не прервалась. Если милая Лулу проспит весь праздник, то в комнате не останется ни одной мало-мальски ценной безделушки.

Скорее бы Бен официально объявил о начале пиршества!.. Должно быть, сейчас он мучается с непослушной веточкой петрушки, которая не желает укладываться как положено… Что ж, все в этом мире должно быть прекрасно…

У окна стояли Фредди и Джилл. Мой беспутный кузен жонглировал сырными крокетами и, конечно же, уронил один. Мелькнула рыжая молния, и вот уже Тобиас гонит желтый шарик аккурат в направлении Чарльза Делакорта. Нельзя терять ни секунды! Я схватила Тобиаса в охапку, придушив его негодующий вопль фатой.

Прадедушкины часы показывали 4:35 пополудни, когда я снова вернулась в холл. Толпа поредела. Патефон наяривал развеселую румбу, несколько пар танцевали. Прямо на меня весело топали рыцарские доспехи, прозванные нами Руфусом. И надо же, ржавые железяки вовсю отплясывали зажигательный фокстрот, но Руфус веселился не один. Доспехи выкидывали коленца в объятиях моей чопорной тети Астрид. Обычно алебастровая физиономия моей родственницы сейчас пылала огнем, элегантная черная шляпа с крапчатой вуалеткой сбилась на ухо.

– Не обольщайся, она скоро протрезвеет. – Руки Бена скользнули по моим плечам, и я едва не упустила Тобиаса.

Объяснив, почему разгуливаю с котом под мышкой, я спросила, как обстоят дела с праздничным угощением.

– Идут как по маслу! Я выкинул Сида из кресла и велел ему разложить салфетки. Элли, родная, – голос Бена дрогнул, – пообещай сегодня не считать калории.

– Конечно, дорогой! – Я не лгала. Ради разнообразия буду считать не калории, а порции. Лишние килограммы потерять невозможно – эти мерзавцы всегда найдут дорогу домой. – Значит, можно приглашать к столу? – спросила я.

– Джонас собирается ударить в гонг. А пока избавься от Тобиаса… и надо что-то сделать с тетей Астрид, пока она окончательно не скомпрометировала беднягу Руфуса. Интересно, а где Ванесса?

В незапамятные времена, точнее, несколько месяцев назад, от этого вопроса мое сердце обратилось бы в кусок льда. Сколько себя помню, мои чувства к кузине можно было описать как чистую, ничем не замутненную зависть. Теперь же я с безмятежностью замужней женщины обронила:

– О черте речь, а он навстречь…

Сунув руки в карманы отороченного лисой жакета, по лестнице спускалась красавица с тициановскими волосами. Мужчины расступались перед ней, как Красное море перед Моисеем.

– Привет, голубки!

Вопреки длящейся с добрый десяток лет юности Ванесса относилась к тем редким экземплярам, что вблизи выглядят еще лучше, чем на расстоянии. Я стиснула Тобиаса, когда кузина, отбросив сверкающим ногтем завиток с лица, распушила нечеловечески прекрасные ресницы и приподнялась на цыпочках, чтобы поцеловать Бена в губы. Мой супруг ответил на поцелуй, как и приличествует женатому человеку.

Ванесса хищно облизнулась и коснулась плеча Бена.

– А когда выйдет твоя чудесная кулинарная книга, дорогой? Она станет моей настольной…

Высший класс! Не мытьем, так катаньем! Из издательства «Чертополох-пресс», куда Бен отправил свою рукопись, не было ни слуху ни духу. Бен клялся и божился, что ему наплевать, издадут книгу или нет. Я, разумеется, не верила – достаточно было посмотреть, как он каждое утро выскакивает навстречу почтальону, точно оголодавший терьер.

– О, Бен! Лучшего спеца по горячим блюдам им все равно не найти! – Ванесса выразительно покосилась на меня. Тобиас, прижатый к моему животу, служил не лучшим дополнением к фигуре, фата свисала клочьями, вдоль подола тянулась игривая полосочка грязи. Ванесса переливчато рассмеялась. Бен открыл было рот, но я его опередила.

– Знаю, дорогуша, я выгляжу замарашкой. Но, с другой стороны, – я нежно погладила лисий воротник Ванессиного жакета, – подвенечное платье сгодится для любой погоды, превратиться в мокрую кошку ему не грозит.

– Ах вы кошечки мои, молочка не хотите? – Бен с трудом сдерживал смех. Темные глаза Ванессы сверкали от ярости.

Ободренная успехом, я сладко пропела:

– Как мило, что ты смогла вырваться! Кажется, уже сто лет, как мы тебя не видели на обложке «Вог».

Я предусмотрительно попятилась. Но Ванесса не полоснула меня своими точеными коготками. Она втянула сквозь зубы воздух и улыбнулась.

– Мир, Элли, мир. Я просто теряюсь от восторга при виде того, как ловко ты смахнула с лица полдюжины подбородков, – она ущипнула меня за щеку, – а потом с проворством фокусника извлекла из шляпы великолепного Бентли. Знаешь, вплоть до сегодняшнего дня я находила Читтертон-Феллс таким же скучным, как бутылка выдохшегося пива, но… – Она осеклась: тетушка Астрид и Руфус на полном скаку врезались в преподобного Роуленда. Ванесса покраснела. – Придется увести маму отсюда.

Странно слышать такое от девушки, которая, провались родительница в трясину, не пошевелила бы пальцем, опасаясь сломать ноготь.

В гостиной раздался грохот. Послышался визг. Фредди пулей вылетел из дверей, прорычав:

– Извини, я там опрокинул стол, но он сам виноват, нечего вертеться под ногами!

Мы с Беном пытались что-то сказать, но тут грянул гонг.

Воцарилась звенящая тишина. Ее пропилил скрипучий голос Джонаса:

– Леди и джентльмены! Кушать подано! Милости просим! Помните, в следующий раз за стряпню мистера Хаскелла вам придется раскошелиться по ресторанным ценам!

Наконец-то мы с мужем оказались в центре внимания. Бен вытащил меня на середину комнаты и, давясь смехом, торжественно поблагодарил гостей. Я висла у него на руке, расточая исполненные супружеской любви улыбки.

– А малый-то – писаный красавчик, а? – раздался женский голос из-под шляпки «цветочный горшок». – Нет в жизни справедливости!

Она, наверное, имела в виду, что красивые мужья всегда достаются другим. Когда-то и я думала точно так же! Гости потянулись к столу, и тут появилась Джилл – лицо как сморщенный кулачок. Даже не оглянувшись на нас, она устремилась к лестнице.

– Бен, я за ней! Если обо мне спросят, скажи, что я решила укоротить платье.

– Скорее возвращайся, Элли! – Потрясающе! Точь-в-точь нетерпеливый муж из «Пылких объятий любви». Все смотрели на нас. – Помни, теперь на твоих плечах лежат обязанности жены!

Глаза Бена засверкали, как темные изумруды, челюсти мужественно сжались… До чего ж трудно оторваться от него! Но мы с Джилл вековечные подруги…

* * *

Я заглянула в несколько спален, но не обнаружила ни Джилл, ни Фредди. Зато нашла дядю Мориса и леди Пеструшку – не буду рассказывать, в каком виде. В ванной я застала даму в лиловом шелке, которая изучала содержимое аптечки, обращаясь к другой гостье, сидевшей на крышке унитаза:

– Я пришла только ради малюсенькой надежды поглазеть на наших нелюдимых знаменитостей. Конечно, я знала, что Эдвин Дигби не появляется на праздниках, а Добрую Надежду и вовсе никто в глаза не видал, но на доктора Бордо я все же рассчитывала. Он так красив… этакой измученной красотой. Ну да ладно, я ничуть не жалею, что поддалась на твои уговоры. Здесь было на что посмотреть. Только не говори, что его родители просто не смогли приехать, так не бывает… – Заметив меня через полуоткрытую дверь, дамы онемели и смущенно затеребили брошки с маленькими дроздами на золотистой ветке.

Джилл нашлась за дверью спальни на четвертом этаже. Она стояла на голове. Ее широко распахнутые глаза привели меня в замешательство – трудно беседовать, глядя в перевернутое лицо.

– Что уставилась? – буркнула Джилл. – Я медитирую. Оставь меня в покое.

Я вздохнула и уселась на кровать.

– Догадываюсь, в чем дело: Фредди сделал тебе предложение, а ты отказала, когда увидела его родителей в действии. Еще бы… – Тут я смолкла. Если бы Джилл действительно любила Фредди, она махнула бы рукой на амуры дядюшки Мориса и клептоманию тетушки Лулу.

– Фредди не делал мне предложения. Он объявил, что хочет со мной сожительствовать. Но, Элли, это ведь так банально! А что касается его родителей, то меня их пример вдохновляет. Если эти двое смогли прожить вместе тридцать лет, значит, брак – не пустое дело… А теперь убирайся! Твоя счастливая физиономия действует на меня угнетающе.

– Хорошо, Джилл.

Я отправилась на поиски Фредди, чтобы свернуть ему шею.

* * *

Должно быть, мой драгоценный кузен прятался под кроватью, поскольку на глаза мне он так и не попался. Я уже собиралась спуститься вниз, когда услышала музыку. Кто-то играл Моцарта на клавесине. Слегка устыдившись, я бросилась к кладовке. Фредди много лет твердил, что он гений по части музыки, а я не хотела принимать его всерьез. О, что За музыка! Парящие, чистейшие звуки! Распахнув дверь, я собиралась вознести кузена до небес. То обстоятельство, что мне медведь на ухо наступил, меня не смущало.

За клавесином сидела мисс Шип. Пальцы ее порхали над клавишами, плечи еще больше ссутулились, маргаритки выпали из волос, но – чудо! – мисс Шип похорошела! Лицо разрумянилось, темные глаза сияли. Она увидела меня, костлявые пальцы замерли, и органистка снова обратилась в дурнушку.

– Миссис Хаскелл! – Мисс Шип резко вскочила, сделала свой странный книксен и воровато оглядела комнату: стул со сломанным сиденьем и раскладушку, заваленную старыми одеялами. – О, примите мои глубочайшие извинения, миссис Хаскелл! Прибрав пальто, я собиралась вернуться, но вы упомянули этот драгоценный инструмент, – она почтительно коснулась клавиш, – и я не смогла удержаться от искушения. Взглянула одним глазком – и была покорена!

– Я счастлива, что вы нашли клавесин. Вы прекрасно играете.

Говорила я искренне, и если мой голос звучал странно, то только потому, что я заметила, как одеяла шевельнулись. Это был определенно не Тобиас, кот заявился следом за мной и теперь терся о мои ноги. И не Фредди: из-под одеяла сверкнула лысина. Чья? Вспомнила! Внезапно мисс Шип взвизгнула, а Тобиас рванулся вперед, нацелившись на какую-то штуковину, валявшуюся на полу и смахивавшую на черную каракулевую шапку. Органистка схватила меня за руку.

– Простите, миссис Хаскелл, но я так боюсь кошек! Давайте уйдем отсюда!

Меня не надо было просить дважды. Не хватало только, чтобы пьяный бармен проснулся и вскочил со своего лежбища, напугав гостью до смерти. Да и время поджимало. Нужно еще отыскать Фредди и помочь Бену разрезать свадебный торт, а потом кинуться в спальню, сбросить подвенечное платье, схватить чемодан под мышку и отправиться в свадебное путешествие! Я, Элли Саймонс – пардон, Хаскелл! – наконец-то стояла на пороге своей самой прекрасной мечты, в отличие от героини дамских романов, жизнь которой упирается в слово «конец». Сердце мое забилось так сильно, что, когда мы спускались по лестнице, я не слышала голоса мисс Шип. Однако ничто не могло заглушить гомон и музыку внизу.

И тут я увидела такое, от чего сердце мое и вовсе остановилось на миг: в холле Бен разговаривал с человеком в форме.

Полиция!

Бен оглянулся и заметил меня.

– Элли, ничего удивительного, что ты не смогла дозвониться Мамуле. Она уже три дня как пропала, – Бен говорил вполне будничным тоном.

Констебль – молодой, розовощекий и очень усердный – заглянул в свой блокнот.

– У меня тут записаны показания свидетелей. Некая миссис Бетти Лонг, проживающая в доме одиннадцать по Краун-стрит, Тоттенхэм, Лондон, утверждает, что встревожилась, когда утром в среду не увидела свою соседку, миссис Магдалину Хаскелл, которая в эту пору обычно уходит в церковь к утренней службе.

– К мессе, – поправил Бен, – моя мать – католичка.

– Я не хотел вас обидеть, сэр. – Констебль Бикер что-то нацарапал в блокноте и продолжил: – Вышепоименованная миссис Лонг утверждает также, что испугалась, когда заметила, что гардины в доме Хаскеллов задернуты в неурочное время дня.

– Бетти Лонг всегда совала нос не в свои дела. Кто-то вцепился мне в локоть – миссис Мэллой.

– Только не сейчас, прошу вас, – взмолилась я.

– Как вам будет угодно, мэ-э-эм, – надулась она, – но у меня вопрос жизни и смерти.

Констебль Бикер профессионально насторожился, а я взяла Бена за руку:

– Когда мистер Хаскелл заявил, что его жена пропала?

– В том-то и штука, мисс… то есть миссис… Он ничего не заявлял.

Миссис Мэллой сложила руки на груди.

– Хотите верьте, хотите нет, но я не для собственного удовольствия тут протираю каблуками дырки в паркете. Или вам неинтересно узнать, что молодой балбес забрался на башню и грозится сигануть вниз…

– Что?! – констебль рванулся к лестнице.

Ноги у меня сделались ватными, а Бен, казалось, вот-вот расхохочется. Танцоры замерли, но веселая музыка продолжала греметь на весь дом.

– И я говорю вам, как есть, мэм, – грудь миссис Мэллой высоко вздымалась, – я не белю потолки, не чищу канализацию и не смываю мозги с асфальта.

Из протоколов Вдовьего Клуба.

Из отчета члена Телефонного комитета об одном телефонном разговоре от 1 декабря

– Добрый вечер, миссис Соллоувей, я рада, что застала вас. Вы меня не знаете, но…

– Простите, не могли бы вы позвонить в другой раз? (Судя по звукам, сморкается в платок и всхлипывает.) – Вы позвонили в неподходящий момент. Сегодня я схоронила своего возлюбленного супруга, и мне не до покупок или подписки на журналы…

– Понимаю. Но позвольте объяснить, я из Вдовьего Клуба, мне доверено стать вашей наперсницей в эти первые, самые трудные недели. Можно оставить вам номер моего телефона? Прошу вас, звоните мне в любое время дня и ночи, когда вам захочется поплакать или просто выговориться.

(Сдавленное хихиканье.)

– Лучше уж скажите – хорошенько посмеяться! Господи, дорогая, не могу вам передать, как я рада вашему звонку! Самое трудное во всем этом – сохранять скорбную мину! Единственный грустный момент в этой истории был сегодня утром, когда по дороге на кладбище мы столкнулись со свадебным кортежем. Юная бедняжка сияла от счастья, что выскочила замуж – на свою голову. Я с радостью как-нибудь поболтаю с вами. Боюсь только, что сейчас нам придется прервать разговор: к дому направляется моя лучшая подруга Вера. Вот уж кто действительно нуждается в утешении: они с покойником были тайно помолвлены!

(Сочувственный смех.)

– Миссис Соллоувей, жду не дождусь, когда мы с вами встретимся и познакомимся поближе. Вы случайно керамикой не интересуетесь? Вот и отлично! Я занимаюсь в кружке керамики. Меня зовут Киттис Порридж, я живу в Жасминовом коттедже. Мой номер телефона есть в справочнике.

– Большое спасибо!

– Я рада нашему знакомству. Да, миссис Соллоувей, маленький практический совет: немного нашатырного спирта на платочек – и глаза покраснеют, а из носа потечет!

Глава VII

– И что, кузен Фредди прыгнул с башни? – осведомилась Гиацинта.

– Как бы не так, – ехидно ответила я, – он как раз бежал вниз, когда сержант Бикер рвался наверх. Потом Фредди утверждал, будто бы это безобразие – полицейская патрульная машина у ворот – сломало ему весь кайф. Мой драгоценный кузен отделался предупреждением за нарушение общественного порядка. Какой уж там порядок! Зевак столпилось в холле видимо-невидимо! Фредди упоенно стенал о своем разбитом сердце, пока Джилл не прислала весточку через Доркас, что капризами и шантажом ее не пронять, так, мол, после свадьбы недолго оказаться под каблуком у муженька.

– Голубушка, я согласна от всей души! – прощебетала Примула. – А что же сталось с вашей свекровью?

– Судя по запискам констебля Бикера, мистер Исаак Хаскелл заявил, что его жена отправилась в духовное паломничество.

– Ах, как романтично! – вздохнула Примула. – Ознакомившись с «Кентерберийскими рассказами»[2], я поняла, что в таких путешествиях можно встретить столько странных личностей…

* * *

Официально медовый месяц был отменен. Около половины седьмого мы с Беном (уже в гражданском платье) сидели в поезде, который должен был отправиться в Лондон в шесть тридцать три. Оставалось восемь минут до отхода. В длинном вагоне было всего несколько пассажиров, все расположились в противоположном конце. Тем лучше для них, потому что Бен открыл окно. Его клаустрофобия снова напомнила о себе.

В неоновом сиянии фонарей вокзал Читтертон-Феллс выглядел крайне убого. На бетонной стене пузырился рекламный плакат – роскошная блондинка с подрисованными усами пьет единственное в мире правильное виски. Вероятно, все дело было в моем паршивом настроении, но худой субъект в засаленном плаще, который дымил окурком, привалясь к стене кассы, показался мне зловещим.

В голове все время вертелся один и тот же вопрос: неужели мысль о том, что я стану ее невесткой, довела миссис Хаскелл до самоубийства? Бен утверждал, что констебль Бикер просто-напросто воспользовался предлогом заглянуть в Мерлин-корт. К тому же констебль сам признался, что официальное расследование никто и не думал начинать. Утром он случайно разговорился с приятелем, патрулирующим лондонскую Краун-стрит, и слово за слово выяснилось, что некая Магдалина Хаскелл в возрасте семидесяти лет вот уже два дня, к беспокойству соседей, не выходит из дома. А сын этой дамы, Бентли Т. Хаскелл, проживает неподалеку от Читтертон-Феллс, в особняке на скалах. Объяснение констебля звучало вполне правдоподобно.

Мы отказались от мысли ехать в Лондон на машине, поскольку машина Бена «хайнц 57» (наполовину «мерседес», наполовину «фольксваген», причем обе половины худшие) с возрастом превратилась в слишком норовистое создание. На станцию нас отвез Сид Фаулер. Наши неприятности послужили ему отличным антидепрессантом – настроение Сида резко пошло вверх. Он бодро подхватил наш багаж и, пока Бен покупал билеты, оживленно трещал:

– Магдалина была… да нет, рановато еще о ней в прошедшем времени… она потрясающая женщина, Элли. Без четок чувствует себя голой и непременно спрыскивает рубашки святой водой, когда их гладит. Бен тебе рассказывал, что она сватала ему некую Ангелику Евангелину Брэд? А что касается папаши Исаака… не бери в голову, если ты ему не понравишься. Женщин выше полутора метров старик считает гормональными уродками и презирает всех, кто получил деньги в наследство. Это потому, что он сам пробил себе дорогу от разносчика овощей до владельца зеленной лавки.

Когда Сид ушел играть в бинго, я не очень огорчилась.

Примут меня в качестве невестки или нет, мне все равно придется подняться в квартирку над зеленной лавкой. Мы ехали в Лондон к отцу Бена. Мой муж, набычившись, уставился в окно.

– Элли, видишь того типа с окурком на нижней губе? Мне кажется, я его где-то видел, но где – хоть убей, не помню.

– Неприятное ощущение! – с готовностью откликнулась я и почувствовала почти нежность к типу с окурком: он стал мостиком между мной и моим мужем. С явлением констебля Бикера народу прошлая жизнь Бена на Краун-стрит сомкнулась вокруг него и разделила нас. Я пребывала в растерянности, не зная, как восстановить наше утраченное единство.

– Смотри-ка, – я придвинулась поближе, – он уходит, но как-то неуверенно. Все время оглядывается.

– Наверное, решил, что поезд прирос к рельсам и никогда не тронется с места. – Бен улыбнулся, но взгляда на мне так и не остановил.

Хорошая жена знает, когда оставить мужа в покое наедине с его мыслями. Я потерла обручальное колечко. Наша любовь переживет любые невзгоды. К тому же надо смотреть правде в глаза: если до сегодняшней ночи местонахождение миссис Хаскелл не будет установлено, с медовым месяцем можно распрощаться. Вряд ли Бен откликнется на прелести жемчужно-розовой ночнушки, пока его мать обретается неизвестно в каком аду. В противном случае я бы перестала его уважать. Я надеялась только на то, что исчезновение – не более чем ловкий ход со стороны свекрови. Разве можно отколоть лучший номер, чтобы отравить женитьбу сына? Гнев слегка взбодрил меня, а заодно прогнал страх за судьбу новой родственницы. Сколько в лондонском округе мостов, под которыми ревет и шумит маслянистая темная вода? Я отказалась от намерения не нарушать мысли Бена и взяла его за руку.

– Жаль, что мы не дозвонились до твоего отца и он не знает, что мы приедем.

Бен обнял меня за плечи, и пропасть между нами сузилась.

– Видимо, он отключил телефон.

– Как ты думаешь, он забудет о вашей дурацкой вражде и заговорит наконец с тобой?

– Элли, ты не знаешь моего отца. Что верно, то верно.

Поезд издал угрожающий рев. Двери в дальнем конце вагона распахнулись, впустив ледяной воздух и выхлопные газы. Вошла седая женщина в черном, похожая на няньку из старинных детских книжек. За ней следовал мужчина с ребенком на руках… нет, с женщиной. Голова женщины свесилась с плеча мужчины, и кто-то, шедший сзади, поправил пышные каштановые волосы. Нянька вытащила из сумки дорожные подушки и разложила их на сиденье.

Бен постучал пальцем по часам. Оставалась одна минута. Мы выглянули в окно. Носильщик рысью мчался по платформе, толкая инвалидную коляску, – наверное, к багажному вагону. Я снова посмотрела на новых пассажиров. Нянька и калека заняли места спиной к нам, мужчина стоял в проходе. У него было лицо поэта, из тех, что воспевают прелести могильного покоя. Но я почти не обратила на него внимания, потому что с сиденья поднялась невысокая девочка с мышиного цвета косичками – та самая, которой я бросила свой букет, Алиса Спендер. Она что-то сказала мужчине и в этот момент поймала на себе мой взгляд. Невольно покраснев, я робко помахала ей рукой и откинулась на спинку сиденья.

– Знаешь, Элли, – Бен закинул руки за голову и потянулся, – я все больше склоняюсь к мысли, что Мамуля в полном порядке. Хочешь, поспорим, что она устроила себе роскошный отдых в каком-нибудь монастыре и наслаждается на полную катушку?

– Уверена, дорогой, что ты прав.

Кто они такие: калека, поэт, няня? Куда они едут? Какое отношение имеют к Алисе?

Состав вздрогнул. Дежурный прошел по платформе, прижимая к губам свисток, – готовился дать сигнал отправления. Внезапно на перрон ворвались две женщины в развевающихся пальто. Руки их под тяжестью багажа вытянулись, как у неандертальцев.

Одна из них, дама необъятных размеров, завопила: – Дежурный, задержите поезд! Оглушительно хлопнула дверь. Две дамы, спотыкаясь, ввалились в проход и вознамерились приземлиться возле нас. Обе болтали без умолку и выглядели такими разгоряченными, что вполне могли не заметить открытого окна. Дама в клетчатом пальто и шотландском берете показалась мне смутно знакомой, но она окинула нас с Беном равнодушным взглядом. Стало быть, на свадьбе ее не было. Средних лет, с кошачьей мордочкой, раскосые очки только усиливают впечатление. Даже волосы у нее были рыжеватые, как кошачья шерсть, а над губой пробивались усики. Дежурный дал свисток, и мы, покачиваясь на рельсах, уплыли в туманную ночь.

Бен чуть-чуть приподнял окно и снова растянулся на сиденье.

– И все-таки я убежден, что это буря в стакане воды. Бетти Лонг всегда спала и видела, как бы подложить Мамуле свинью.

Я покосилась на дам и понизила голос:

– А почему?

Бен подышал на ногти и принялся полировать их о лацкан пиджака.

– Видишь ли, я всегда был гораздо умнее ее отпрыска, к тому же…

– Несомненно, красивее.

– Это само собой разумеется.

– Бен, но мне кажется, что болтовня этой соседки задевает единственного человека – твоего отца. Мамули нет дома, и она не слышит, что там судачат про ее занавески.

– Мамуле семьдесят лет. Почему бы ей не вздремнуть этак минуточек триста, если ей угодно?

– Разумеется, но перемены в заведенном распорядке… – Умная жена знает, когда сменить тему. – А твоя мама дружила с матерью Сида, когда Фаулеры жили на Краун-стрит?

– Отношения у них были довольно приятельские, пока Джордж Фаулер не удрал с другой женщиной. Мамуля дважды в день ходила в церковь молиться, чтобы он вернулся. Но оказалось, что миссис Фаулер вовсе не жаждала его возвращения.

Пухлый саквояж сорвался с полки над головами соседок. Он запросто мог бы прибить одну из них или даже обеих, но Бен вскочил и ловко подхватил непокорный багаж.

– Не ваша пропажа? – обратился он к нашим спутницам.

Меня бросило в жар. Такой красивый, такой галантный и такой мой!.. Толстуха копалась в своей сумочке, нам ответила кошечка в шотландке:

– Большое вам спасибо. Должно быть, я небрежно закинула его на полку. Всегда нервничаю, когда приходится спешить на поезд. Обычно я выхожу из дому заранее, но сегодня мне пришлось пойти на похороны, а на похоронах спешить неудобно…

– Позвольте, я пристрою его как следует, – Бен поплотнее впихнул саквояж на полку.

Так вот почему женщины показались мне знакомыми! Я видела их у церкви, И эти брошки с черными дроздами я тоже помню. То ли эмблема клуба любителей пернатых, то ли последний писк моды на благотворительной распродаже. Женщина в шотландке сняла и протерла очки. Ее приятельница захлопнула сумочку и подалась вперед.

– Полагаю, новобрачные? Жизель и Бентли Хаскелл, верно? Замечательно! – Она басовито хохотнула.

До чего ж неприятная особа! Под оплывшим лицом колыхались бесчисленные подбородки, необъятная грудь перекатывалась, как матрас водяной кровати. Я испуганно пощупала свою талию. Никогда в жизни слова «топленые сливки» не сорвутся с моих губ!

– Меня зовут Амелия Джоппинс, а это моя приятельница Киттис Порридж.

– Очень приятно, – вежливым хором отозвались мы с Беном.

Кого же она мне напоминает, кроме собственного зеркального отражения в прошлом? Королеву Анну, когда та заболела водянкой! Точно! Высоченная башня в стиле «помпадур» из седеющих каштановых волос, массивные янтарные перстни, врезавшиеся в толстые пальцы, напыщенные манеры. Рот Амелии Джоппинс пенился улыбками, но глаза выдавали ее. Пусть только кто-нибудь посмеет вызвать неудовольствие этой толстухи, она тотчас возопит: «Отрубить ему голову!»

Я улыбнулась Киттис Порридж, сжатой в гармошку между окном и тушей приятельницы.

– Мы с вами столкнулись сегодня на кладбище.

– Совершенно верно! А я так хотела с вами познакомиться. Понимаете, миссис Хаскелл, я хочу заново обить диван и все думаю, подойдет ли золотистая парча к моим восточным коврам?

Амелия Джоппинс снова издала утробный смешок.

– Не приставай к людям, Киттис. – Она неуклюже повернулась к нам с Беном. – Я-то пропустила похороны. Сама я вдова, и Киттис тоже, наши бедные мужья скончались года три назад, так что я, конечно, сочувствую, но мне пришлось навестить подругу – она пациентка в «Эдеме». У бедняжки нервы не в порядке, сами понимаете, климакс… – Последнее слово она произнесла одними губами. – К тому же я незнакома с миссис Соллоувей, мужа которой сегодня хоронили, вот и не пошла на похороны. Знаете, трудно бывает провести четкую границу между сочувствием и вульгарным любопытством. Особенно если покойный погиб от несчастного случая.

– Действительно, – согласился Бен, рассеянно рисовавший чертиков на билете.

– Автомобильная катастрофа? – Я-то спрашивала из самого что ни на есть вульгарного любопытства: надо же как-то отвлечься от печальных мыслей о пропавшей свекрови.

– Как, миссис Хаскелл! – удивленно затряслись подбородки. – Разве вы не читали в «Оратор дейли» про несчастного Элвина Соллоувея? Заметку поместили прямо под колонкой Доброй Надежды. Несчастный был поражен электротоком в ванне. Он был умельцем и собственными руками смастерил электрическую сушку для полотенец, Ну и…

Я припомнила, как кто-то на похоронах обмолвился: «Его смерть – ужасный шок!» Прижавшись к Бену, я мысленно поклялась даже для замены перегоревшей лампочки вызывать профессионала.

Поезд промчался мимо станции Снарсби. Выудив из огромной кошелки золотую пудреницу, Амелия Джоппинс принялась отбеливать свой лиловатый носище.

– Как я завидую вашему чудесному старому жилищу, молодые люди! Дом и тебе ведь нравится, правда, Кит-тис? – Она повернулась к приятельнице и едва окончательно не расплющила ее.

– Да-да, конечно, – сдавленно прохрипела та.

– По деревне ходят потрясающие слухи о самой усадьбе и о тех, кто там живет. Прямо как из книжек мистера Дигби!

Знакомая песня. Бен мигом притворился спящим.

– Простите мое невежество, но я никогда не читала книг мистера Дигби, – призналась я.

– Разве вы не знаете, что он пишет под псевдонимом Мэри Грифф? – Амелия Джоппинс кинула пудреницу обратно в сумочку. – «Вампир-вегетарианец»! Потрясающе! Не стану пересказывать весь сюжет, но суть в том, что нельзя высосать кровь из репки! – Еще один гулкий смешок, и миссис Джоппинс пронзила взглядом Бена. – А ведь среди нас есть еще один писатель, притом автор поваренной книги!

Бен всхрапнул.

Киттис Порридж наклонилась к нам как можно ближе. Ее кошачья мордочка горела восторгом.

– Может быть, мистер Хаскелл не откажется продемонстрировать свое искусство гильдии Домашнего Очага?

– Отличная идея! Я в совете этого кружка… и еще многих других. – Миссис Джоппинс поправила брошку с дроздами и принялась подсчитывать, загибая пальцы: – Секретарь Общества любителей маяков, член правления Клуба феминисток старше сорока, председатель Исторического кружка. Киттис, я ничего не пропустила?

– Мне казалось, ты записалась в класс аэробики Наяды Шельмус…

– Да, но поскорее выписалась оттуда, пока не описалась от натуги. – Подбородки миссис Джоппинс сжались в сердитую гармошку. – Вы такие милые молодые люди… – Глаза миссис Джоппинс снова устремились на Бена. – Не возражаете, если Исторический кружок в ближайшее время устроит экскурсию по вашему дому? Замечательный способ собрать деньги, правда, Киттис? Не жаль отдать пару фунтов, чтобы посмотреть подземелья! Бен приоткрыл глаза. Поезд с грохотом несся мимо очередной станции. Яркие огни слепили глаза.

– Мерлин-корт не может похвастаться подземельями и темницами, – сухо сказал он.

– То есть как это? – Миссис Джоппинс больше не улыбалась. – Неужто Мерлин Чокнутый замуровал их?

– Амелия, – мяукнула миссис Порридж, – миссис Хаскелл – родственница покойного…

– Я ей это в вину не ставлю.

Поезд въехал в туннель, пронзив темноту тоскливым воем. Я стиснула взмокшую ладонь Бена. Какая пытка для него!

– А я боюсь улиток, – призналась я шепотом, чтобы поддержать его.

Все, отбой. Мы снова выехали на серый свет божий, с огоньками далеких домов и уличных фонарей. Миссис Джоппинс пыхтя поднялась с сиденья.

– Не мешает подкрепиться парочкой пирожков с мясом. Наведаюсь в буфет. Ты идешь, Киттис? А вы, мистер и миссис Хаскелл?

– Спасибо, нет, – сказал Бен, и с моей стороны было бы свинством не поддержать его. К тому же я надеялась потерять еще полкило, прежде чем надену жемчужно-розовый пеньюар.

Киттис Порридж мило улыбнулась, напомнив мне Тобиаса.

– Вы уверены?

Миссис Джоппинс перебила подругу:

– Глянь-ка, Киттис, это же доктор Бордо! – Ее подбородки устроили настоящий шторм. – Его классический профиль я узнаю где угодно! Вон он, в том конце вагона, в черном кашемировом пальто! С ним девочка с косичками. Наверное, дочка той параличной, что живет во Вдовьем Флигеле, который стоит в саду «Эдема». Да и сама калека тут!

Я вжалась в сиденье. Ни за что не стану глазеть… Доктор Бордо!

– Люди такие жестокие! Рассказывают про него ужасные вещи! – Миссис Джоппинс вся раздулась от праведного возмущения. – Но Британская медицинская ассоциация посчитала все это просто смехотворным. Почему бы ему не возиться с богатеями? И что удивительного, если старушки иногда умирают? Я вас спрашиваю, – ее суровый взгляд пригвоздил меня к сиденью, – что тут подозрительного, если кое-кто из этих несчастных за час до кончины переменил завещание в пользу доктора? За преданность полагается награда!

– А жадные родственники и друзья получат по заслугам – то есть ничего не получат, – льстиво вставила Киттис Порридж.

Я не сомневалась, что она еще поплатится за то, что осмелилась перебить подругу. А пока миссис Джоппинс продолжала:

– Ох и наслушалась я пакостей про доктора… Мол, он сберегает не жизни, а себе на жизнь! Но ведь «Эдем» процветает! Пациентам обеспечен индивидуальный уход! Один-единственный доктор… – Она резко замолкла.

С поездом творилось что-то неладное.

Мы мчались к станции Пеблвелл, огни бежали нам навстречу, как спортсмены с олимпийскими факелами, и тут поезд затормозил на всем скаку. Стены заходили ходуном, вагон, казалось, вот-вот рассыплется. Вопли и стоны пассажиров. Перед глазами у меня огненными буквами вспыхнуло слово КОНЕЦ.

* * *

Когда я открыла глаза, все стихло. Объятия Бена заменяли мне ремень безопасности. Киттис Порридж в сбившемся набок берете лежала поперек сиденья, пытаясь натянуть юбку на раскоряченные колени. Слышались возбужденные голоса: «Что случилось?!» Два старичка в котелках испуганно держались за руки. Миссис Джоппинс застряла в проходе. Никогда еще ожирение не казалось столь величественным и надежным.

– Элли, с тобой все в порядке? – обеспокоенно спросил Бен.

Я кивнула. На платформе клубилась толпа. Пассажиры устремились к выходу. Дежурный по вокзалу открыл дверь и проревел голосом, гарантирующим всеобщий переполох:

– Только без паники! Всем оставаться на местах!

– Что случилось?

– Что стряслось?

– Ирландские экстремисты?

Дежурный спрыгнул обратно на перрон.

– Человек упал под колеса, но…

Его перебил голос еще более авторитетный, чем у миссис Джоппинс:

– Пропустите! Я врач!

Мужчина с лицом поэта спустился на перрон и быстро зашагал вслед за дежурным. Я порадовалась, что Британская медицинская ассоциация была милостива к доктору Бордо, и теперь он сможет помочь пострадавшему.

Глава VIII

– Подождите, я сама догадаюсь! – Примула прижала пальчик к губам и закрыла глазки. – Несостоявшийся покойный оказался мистером Верноном Шиззи, агентом по продаже недвижимости.

– Впечатляет! – прокомментировала я. – Хотя эта история неделю размазывалась по всем передовицам «Оратор дейли»: «Неизвестная женщина спасает несчастного из-под колес поезда», «Мужчина рухнул на рельсы» и тому подобное.

Оранжевые губы Гиацинты сложились в улыбку:

– Вы больше поверите «Цветам-Детективам», если я сообщу вам имя этой женщины?

– Я понятия не имею, о ком идет речь…

– Ну что вы, моя дорогая, вы прекрасно ее знаете. – Примула положила мне в кофе ложку сахара и размешала. – По словам очевидцев, мистер Шиззи стоял на самом краю платформы, внезапно завопил: «Мышь!!!» – и рухнул на рельсы. Все вокруг замерли, кроме дамы среднего возраста, весьма скромно одетой, с кудряшками. Она стояла ближе всех к пострадавшему. Ее мужеству и находчивости аплодировали пресса и общественность, но МЫ-то знаем, что на самом деле она просто потеряла голову.

– Мышь? – медленно произнесла я. – Значит, «три серые мышки»?

– Элементарно, моя дорогая Элли, – просияла Примула. – Таким образом, искомая дама не кто иная, как миссис Беатрис Мукбет, в чьей машине вы с Беном спасались от дождя в день свадьбы. Ей было приказано купить серых мышей, и она, как человек добросовестный, включила их в список покупок. Трех маленьких серых зверушек, потому что одна или две могли рвануть не в ту сторону и мистер Шиззи, который до смерти боялся мышей, остался бы цел и невредим. Мыши должны были обязательно быть серыми, потому что белые лабораторные не бегают по вокзалам. – Примула осуждающе покачала головой. – Какое пренебрежение к жизни братьев наших меньших!

Глаза Гиацинты под полуприкрытыми веками сверкали в розовом свете ламп.

– Наверняка Президент и Правление клуба прочистили миссис Мукбет с наждачком… если не как-нибудь похуже. Основатель, естественно, был очень недоволен. Такой изысканный, точно выверенный план – и все насмарку. Обратите внимание, что мистер Шиззи догнал поезд не в Читтертон-Феллс, где его и миссис Мукбет могли легко узнать. Нет, кто-то уговорил бедолагу сесть на поезд в Пеблвелле… Должно быть, кто-то из гостей на свадьбе предложил подкинуть мистера Шиззи до Пеблвелла на своей машине.

Я коснулась своего обручального колечка.

– Миссис Шиззи – такая симпатичная и дружелюбная… И она любит кошек. И с нежностью говорила о своем муже. Правда, он прозвал ее Жабулькой…

– Дорогая, но она-то звала его Пискуном! – покачала головой Примула. – Согласитесь, это поехиднее, чем Жабулька. Мистер Шиззи уже много недель состоял во внебрачной связи. Из надежных источников мы знаем, что он просил у жены развода.

Перед глазами маячило расплывшееся в улыбке лицо миссис Шиззи. Я постаралась изгнать из головы неприятное воспоминание и… мысли о подогнанном по фигуре убийстве.

– А как вы думаете, почему в поезде оказался доктор Бордо со своей свитой?

– Непонадобившееся алиби обратилось доброй молвой! – отрезала Гиацинта.

– Интересно, – задумчиво протянула Примула, – удалось ли мистеру Шиззи при падении удержать на голове парик? Как бедняжке, должно быть, было неловко… Мне тут же вспоминается тот конфуз с нашей тетей Адой, когда у нее лопнула резинка, сами знаете где…

Я оторопело уставилась на сестер.

– Парик?!

– Дражайшая миссис Хаскелл, – терпеливо вздохнула Гиацинта, – я была уверена, что вы догадались насчет парика, когда упомянули… – Тут она сунула нос в свой зеленый гроссбух. -…про «огромную шапку черных кудрей». Но достаточно про чету Шиззи. Продолжим наше путешествие в Северный Тоттенхэм и встретимся с мистером Исааком Хаскеллом…

* * *

На дверном звонке мы поставили крест. Бен заколотил в дверь «Овощей и Фруктов Хаскелла» сначала робко, потом так остервенело, что табличка «Закрыто» отозвалась жалобным дребезгом. Расплющив нос о стекло, я вглядывалась в сумеречные очертания, словно в экран испорченного телевизора. Овощные лари, прилавки и связки фруктов еле виднелись в тусклом свете единственной лампочки. Бен взъерошил волосы и снова забарабанил в дверь.

– Спит, наверное. – Обогнув наши чемоданы, я запрокинула голову и посмотрела на узкий прямоугольник окна на третьем этаже. Занавески были плотно задернуты.

– Папуля спит чутко. – Бен обвел взглядом улицу, впитывая аромат родных мест.

Я снова почувствовала, что в его прошлом мне нет места. Дождя не было, но ночь словно покрылась холодным потом. Дома на Краун-стрит были из закопченного красного кирпича, парадные двери открывались прямо на узкий тротуар. Во многих окнах горел свет.

Мимо протарахтел автобус. По противоположной стороне улицы, сунув руки в карманы и опустив голову, брел мужчина, за ним вприпрыжку следовал мальчишка лет семи.

Бен прекратил стучать.

– Папуля отозвался? – встрепенулась я. Он покачал головой.

– Тип на той стороне улицы… Я ходил с ним в школу. Том Как-бишь-его-там. Похоже, что жизнь не очень-то ласково с ним обошлась.

– Почему ты так решил? Вроде бы мальчик – его сын, они оба хорошо одеты…

– Походка у него, – Бен прищурился, – какая-то угнетенная. Элли, ты никогда не замечала, что походка больше выдает состояние духа, чем лицо?

Прежде мне не доводилось размышлять о походках, и я не торопилась соглашаться. Та вдова, поднимаясь по ступенькам церкви, шла, как приплясывала. Я неопределенно хмыкнула. Хорошая жена не спорит с мужем по всяким пустякам. Я подумала, что лучше: вломиться в «Овощи и Фрукты Хаскелла» или постучать в соседнюю дверь и попросить разрешения позвонить? Отпихнув ногой наши чемоданы к стене, я услышала сквозь мглу обнадеживающий звук – позвякивание пивных бутылок.

– Бен, твой отец наведывается в местный паб?

Бен вгляделся в густеющий туман. Примерно в полудюжине домов от нас из сумерек выступил человекоподобный силуэт.

– Нет, но я специалист не только по различным походкам. Этот звук говорит мне больше, чем криминалисту из Скотленд-Ярда – отпечатки пальцев. – Теперь в такт пивным бутылкам по тротуару зацокали высокие каблуки. – Верный признак приближения миссис Меррифезер. А, ч-черт! Самая злоязыкая сплетница с тех пор, как человечество изобрело речь.

– Насколько я помню, об исчезновении Мамули заявила миссис Бетти Лонг?

– Они все из одной шайки. Прости, Элли, – Бен сгреб меня в объятия, – придется…

Поцелуи на углу улицы оказались именно таким порочным наслаждением, как предостерегала тетя Астрид. Только одна мыслишка омрачала мою радость: неужели Бен испугался откровений миссис Меррифезер о его разудалой юности?

Бутылочное попурри стихло до едва слышной трели, воздух огласился визгливым голоском:

– Надо же! Глазам своим не верю! Малыш Бенни Хаскелл стал большим мальчиком! А это что такое? – Голос приобрел застенчивую скрипучесть. – Завел кралю, а, малыш?

Мы с Беном отскочили друг от друга. Он поправил галстук.

– Позвольте представить вам мою жену Элли, миссис Меррифезер.

– Елки-палки, наш Бен женился! – Сумки-близняшки, набитые пивом, дружно звякнули. – Моя Стелла удавится, когда услышит, что Бенни Хаскелла охомутали!

Миссис Меррифезер повернулась ко мне, из-под шарфа, чалмой намотанного на голову, торчал клок белесых кудрей. В вырезе пальто виднелся краешек засаленного фартука.

– Ой! Трепло я кукурузное! Шутки шутить в такое время! Я своей Стелле уже говорила: пойдет чей-нибудь пацаненок под наш хренов мост головастиков ловить, глядишь – и выловит миссис Хаскелл!

Из ноздрей Бена вырвался клуб пара.

– Моя мать не пропала! Она там, где должна быть!

– Вот именно, голубчик! Надежда умирает последней. – Миссис Меррифезер игриво ткнула его локтем под ребра. – На будущее не будь таким букой! Тут совсем скучно сделалось, с тех пор как вы с Сидом-Казановой смотались отсюда. Я своей Стелле частенько говорю: эти мальцы могут баб выбирать, как груши на прилавке. – Она оглядела меня с головы до ног и, судя по всему, решила, что я в подметки не гожусь ее Стелле. – И как вам нравится Краун-стрит, милочка?

– Очень приятное место.

– В конце концов, это ж дом родной, правда, Бенни, малыш? Конечно, мы с Фредом всегда мечтали о домике в Саут-Энде. А полгодика назад мы уж совсем решили, что наша улица накрылась медным тазом. Языки чесали до посинения про то, как старик Паттерсон, – она мотнула головой в мою сторону, – это наш домовладелец, надумал распродать свое хозяйство под супермаркет со всякими новомодными штучками. Но ничего из его затеи не вышло, как я и говорила всем. Наши-то петиции там всякие строчили, пикеты устраивали, да только дело в другом – чувствуется, кто-то постарался на славу, пообломал рога-то старому хрычу.

Бен прислонился к витрине с невыразимо скучающим видом.

Миссис Меррифезер дернула плечом, и бутылки снова загалдели.

– Поделом старикашке! У пыли под комодом больше хлопот, чем у нашего хозяина. – Миссис Меррифезер прыснула, не разжимая губ. – А теперь придется отсылать квартирную плату по почте. Его сынишка-придурок больше не желает таскаться по домам, собирать денежки. Помнишь, Бенни, как он все воображал, ни дать ни взять – Хэмфри Богарт.

Бен отлепился от стены.

– Я помню, как он стащил в магазине яблоко, и я расквасил ему нос, но не смею вас задерживать, миссис Меррифезер, а то ваше пиво ненароком выдохнется.

– Ах ты хитрец! Знаю, знаю – тебе не терпится попасть внутрь и утешить Папулю… хотя утешения у него и без тебя хватает.

– Что вы имеете в виду? – Брови Бена грозно сошлись на переносице, но миссис Меррифезер, игриво хихикнув, уже цокала дальше.

Бен рассеянно нажимал кнопку звонка.

– На что она намекала?

– Не знаю. – Я злобно пнула чемодан. – Но я знаю одно: ты поразительно предан своему отцу, который не заговорит с тобой, даже если мы прорвемся внутрь.

– Он человек слова. Мне остается только восхищаться им.

В Библии не сказано, что женщина должна понимать своего мужа. Внезапно в магазине вспыхнул яркий свет. Показался человеческий силуэт, и мне стало вдруг не по себе.

В двери повернулся ключ, заскрежетали засовы, и глубокий выразительный голос произнес милостиво, но отрешенно:

– Кто в дверь мою во тьме ночной стучит тревожно?

Совсем не таким представляла я свекра. В моем воображении рисовался плотный коротышка, разумеется, в летах, расхаживающий в шерстяном халате. Пред нами же стоял человек атлетического сложения, шести футов четырех дюймов росту, не старше Бена, в пурпурном кафтане. К тому же он был черным. Уж в этом-то я ошибиться не могла.

Может, мы перепутали адрес? Или родители Бена продали «Овощи и Фрукты», а Мамуля ни словом не обмолвилась об этом в своих письмах?

Глаза Бена сверкнули.

– Марсель, какого черта ты тут делаешь? Я-то полагал, что ты топчешь подмостки в каком-нибудь шекспировском театрике.

– Бен! С женой! Как замечательно! – Чернокожий гигант отступил, давая нам войти. В руках он держал книгу. – Я работаю на твоего отца. Если помнишь, это мои родители, а не я, мечтали о роли Отелло. – Марсель закрыл за нами дверь. – А я все говорю им, что придет время – и они увидят мое имя, но не на афише, а на вывеске. Я хочу только одного: иметь такой же магазинчик. – В улыбке блеснули великолепные зубы.

– А твои родители все еще живут на Краун-стрит? – Бен взял апельсин и подбросил в воздух.

– Переехали в Рединг. Я обитаю здесь, в комнате для гостей.

Пурпурный кафтан зашелестел. Я едва сдержала завистливый вздох. Когда-то у меня был такой кафтан, но столь величественно я в нем не выглядела.

– Надеюсь, вы недолго стоите под дверью? Мы с Исааком слушали музыку в наушниках. В последнее время миссис Хаскелл была очень раздражительна и радио выводило ее из себя.

В лавке пахло землей и чем-то сладким. Над головами покачивались кисти бананов. Марсель сунул книгу под мышку.

– Простите за любопытство, но это визит примирения или до вас дошли слухи про исчезновение Мамули?

Бен швырнул апельсин в корзину и рассказал про сержанта Бикера.

– Папуля все еще в наушниках?

– Когда я спускался, он был в ванной. В последнее время нам очень нравятся средневековые баллады о любви. Ну что, пошли наверх? Миссис Хаскелл, я приготовлю чай.

Что за голос! Словно напоенное солнцем море, в котором хочется плескаться вечно. Божий дар, а не голос. А эти черные глаза! Из их глубин на меня взирали погибшие цивилизации. Багряный шелк кафтана не столько шелестел, сколько нежно дышал. Я затянула потуже пояс на моем неуместно простеньком пальто и поправила выбившуюся прядь.

– С удовольствием выпью чаю, и, пожалуйста, зовите меня Элли.

– Прекрасно! – Губы изумительной формы изогнулись в улыбке, еще больше подчеркивая скульптурные черты лица. Шелковый рукав взмахнул в сторону лестницы. – Прошу, Бен!

Лестница уходила круто вверх, ковровую дорожку с хризантемно-желтым орнаментом придерживали начищенные медные прутья.

Мы добрались до узкой и темной лестничной площадки, На дверном косяке висела мезуза. Локтем я задела чашу со святой водой. Прямо как в пословице – и богу свечку, и черту огарок! В комнате жарко пылал электрокамин. Марсель отправился на поиски мистера Хаскелла. Бен прошелся по комнате, трогая безделушки. Огромный красно-коричневый диван и такие же кресла попирали ковер. Окна были задернуты горчично-желтыми гардинами с узором из зеленых листьев. С карниза свисали яичные скорлупки, выкрашенные во все цвета радуги, а в них прорастали какие-то травки.

Я бросила пальто на диван и уставилась на созвездие яичных останков.

– Какие оригинальные горшочки!

Бен поднял мое пальто, повесил на вешалку и взбил диванные подушки.

– Папулино рукоделие. А гобелены и кружевные салфеточки – творчество Мамули. Она обожает вязать крючком и вышивать. Видишь гобелен над камином? Тот, с раввином, получил первый приз на церковном конкурсе.

– Он похож на Франциска Ассизского.

Судя по всему, мистер Хаскелл заупрямился и не рвался принять нас в отцовские объятия. Я села, потом снова встала, поправила вязаную салфеточку на спинке стула. Самодельные салфетки белели повсюду – на столах, шкафчиках, этажерках. В этой комнате была только одна вещь, которую я бы с удовольствием прикарманила – фотография Бена на каминной полке. Семилетний мальчик в сползших гольфах, лицо сморщено в очаровательно сердитой гримасе.

– Как тебе эта мебель, Элли?

– Очень… прочная.

– Папуля сделал все своими руками! Невероятно, правда? При этом он никогда не учился на плотника.

– Не может быть! – Я с восхищением глянула на викторианский комод с ножками елизаветинской эпохи.

Бен перекладывал восковые фрукты в вазе, когда дверь отворилась. Мой свекор оказался вылитым Дедом Морозом. Приземистый старичок в красной кофте, борода и волосы (за исключением аккуратной лысины на макушке) такие белые и пушистые, словно из нейлона. Темные глаза так и впились в Бена.

– Привет, Папуля, – сказал мой муж.

Тишина, воцарившаяся в комнате, могла поспорить, в смысле удушливости, с воздухом. Я решила принять огонь на себя, обогнула диван и устремилась к свекру.

– Позвольте представиться! Я Элли, ваша новая невестка! Мы с Беном приехали сюда первым же поездом, после того как полицейский пришел к нам на свадьбу и сказал, что ваша жена…

– Хм-м-м! – Мистер Хаскелл погладил нейлоновую бороду и нехотя протянул мне руку. – Лучше, чем я ожидал. Что-то ты не похожа на богачку.

Я отдернула руку.

– А вы не похожи на человека, который ссорится с единственным сыном только из-за того, что тот написал… смелый роман. Впрочем, его все равно не напечатали.

– Напечатали бы! – Темные глаза Папули прожгли Бена. – Если бы он дал мне отредактировать самые смачные места1 Так ведь нет же, осел упрямый! В конце концов я умыл руки.

Снова молчание. Отец и сын сверлили друг друга взглядами. Я плюхнулась на диван.

– А как насчет милосердия и прощения? Свекор погладил лысину.

– Хорош бы я был, если бы воспитал своего сына человеком слова, а потом сам нарушил собственную клятву!

Надо еще раз подумать, стоит ли заводить детей. Я-то предполагала, что гены Хаскеллов разбавят причуды моей семейки…

Бен откинулся на спинку дивана.

– Элли, спроси Папулю насчет Мамули.

Я чувствовала себя куклой чревовещателя.

– Что случилось с Маму… с миссис Хаскелл?

– Зови меня Папулей.

Появился Марсель с подносом. Чашки с блюдцами, тарелка с сандвичами. Я взяла один и быстро обкусала по краям. Если притвориться, что ешь, никто не будет упрашивать и угощать. Марсель сунул под мышку свою книгу, намереваясь удалиться, но мистер Хаскелл велел ему остаться:

– Ты же член семьи! – и пояснил для меня: – Марсель очень набожный. Мы с ним вместе читаем Тору.

Бен отставил чашку, словно в ней был яд. Папуля развел руками.

– Мы люди верующие. Когда Мэгги было три годика, она мечтала стать монахиней. Когда она вышла за меня замуж, она все еще мечтала стать монахиней. Стоило нам поссориться – а за сорок лет семейной жизни чего не случается! – я тут же говорил ей: «А ну, кыш в монастырь!»

Я покосилась на Бена. Если он когда-нибудь заговорит со мной подобным образом… но нет, такого никогда не случится.

– И вот наконец, – мистер Хаскелл испустил вздох, который показался мне почти счастливым, – впервые в жизни жена послушалась мужа.

В комнате воцарилась тишина, нарушаемая только шелестом пурпурного кафтана. Бен вскочил с кресла. Он открыл рот, снова закрыл… и резко повернулся ко мне:

– Спроси Папулю, что он имеет в виду.

Более опытная жена тут же сообразила бы, чего от нее хотят. Я же молча таращилась на мужа.

Ответил Бену Марсель, причем голосом, достойным Лоуренса Оливье:

– Горькая истина, Бен, в том, что твои родители расстались.

Мой супруг зашатался, и я подхватила его.

– То есть разошлись? И в мои-то годы я оказался ребенком из неблагополучной семьи?

– Это из-за нас? – Я принялась ломать руки не хуже нашей мисс Шип. – Это наша свадьба разбила вам жизнь?

Папуля хохотнул.

– Вы, молодежь, вечно мните себя пупом земли! – Он встал, погладил лысину и развел руками: – Бедная Мэгги заподозрила меня в интрижке с миссис Клюке, хорошенькой вдовушкой, которая готовит лучшую в мире маринованную селедку.

– Мамуля решила, что у тебя роман? – Бен вздохнул с явным облегчением. – Какого черта ты ей сразу не сказал, что она из мухи делает слона?! В семьдесят лет уже не валяют дурака, по крайней мере, в некоторых вопросах.

Папуля стоял у камина, словно Дед Мороз, выскочивший из дымохода.

Марсель забрал у меня пустую чашку, а я осмелилась пробормотать:

– Наверное, в торговом деле хорошие отношения с клиентами играют огромную роль. Может быть, Магдалина неправильно поняла…

Папулины глазки лукаво блеснули.

– А это уж, дорогая невестушка, мое дело.

Из протоколов Вдовьего Клуба. 1 декабря, около семи вечера.

Вице-президент. Садитесь, миссис Мукбет, будьте любезны.

Беатрис Мукбет. О, к чему этот официальный тон! Пожалуйста, прошу вас, зовите меня Беатрис!

Вице-президент. На экстренных и чрезвычайных заседаниях фамильярность запрещена, поскольку такие заседания созываются только в моменты серьезного кризиса. Так как наш Президент находится в отъезде, то председательствовать, в соответствии со статьей шестой раздела «С» Устава, буду я. Итак, присутствуют все члены Правления, кроме заболевшей миссис Омарроу. Миссис Говард, передайте коробку с салфетками миссис Мукбет, чтобы ей удобнее было защищаться. Она обвиняется в спасении Субъекта, Предназначенного К Списанию. Далее упомянутый Субъект будет именоваться СПКС. Поскольку сегодня по каналу Би-би-си показывают заключительную серию «Гордости и предубеждения», мы все хотим побыстрее покончить с этим делом.

Б.М, (глотая слезы). Я постараюсь справиться с нервами… Мне так стыдно! Так стыдно! Прошу вас, поверьте мне, миссис Говард и вы все, мои дорогие подруги, я действительно собиралась выполнить задание в точности! Я купила мышей, как мне было сказано, в Бейнсворте. И выпустила их точно в указанный момент, используя журнал в качестве прикрытия. Как раз подходил поезд. СПКС стоял у самого края платформы… как и было сказано в его личном деле. П-простите, курить можно?.. Большое спасибо. Выпустив мышей, я поняла, что выполнила свое предназначение. Меня переполнял восторг! СПКС завопил, схватился за штанины и рухнул! (Рыдания.)

Вице-президент. Как вы сказали, миссис Мукбет, задание было выполнено в точности… до того момента, когда вы забыли про долг, верность и преданность нашему делу. И вытащили СПКС из-под поезда!

(Грозный ропот Правления.)

Б.М. Просто не знаю, что на меня нашло! В ушах страшно шумело, а эти фары… они просто ослепили меня! Я была как под гипнозом. Ничего не видела, ничего не слышала… мне только мерещились мясные обрезки, которыми я по утрам кормлю свою киску, и казалось, что это мистер Шиззи…

(Удар кулака по столу.)

Вице-президент. Вас учили никогда не называть СПКС по имени! Б.М. Я знаю, но…

Вице-президент. Прошу подумать, миссис Мукбет, как бы вы отреагировали, если бы подобная сентиментальность взяла верх над человеком, которому было поручено избавить вас от вашего мужа.

Б.М.(рыдая), Я знаю, знаю… Что я могу сказать, миссис Говард? Я поступила ужасно эгоистично!

Вице-президент, Вы сами вызвались на это задание. Б.Ф, Но во время инструктажа мне неоднократно повторяли, что убийство – не точная наука. Мне сказали, что примерно пять шансов из десяти. Что у меня все получится с первого раза. Я не оправдываюсь, не подумайте, но я прошу немного снисхождения! (Долгое молчание.)

Вице-президент. Миссис Мукбет, если бы операция сорвалась не по вашей вине, вы могли бы рассчитывать на сочувствие. В данном случае Правление учтет, что в прошлом вы прекрасно справлялись с работой в Отделе писем. Однако я считаю своим долгом заявить вам, миссис Мукбет, что человеку свойственно ошибаться, но спасение – непростительно! Это преступление! Всем встать.

Глава IX

Голубые глазки Примулы затуманились.

– Бен, должно быть, не на шутку обеспокоился душевным состоянием своей матушки?

– Он был расстроен, но не верил, что она может прыгнуть с моста, если вы это имеете в виду. Во-первых, ее религия не одобряет подобных поступков. Во-вторых, Бен не сомневался, что Мамуля не захочет таким образом облегчить жизнь миссис Клюке.

– А Бену не пришло в голову, что разговоры его отца насчет миссис Клюке – сплошное бахвальство?

– Успокоившись, он именно так и решил: Папуля подмигнул ей, сунул лишний апельсин – вот и вся интрижка. Я не знала, что и думать. Папуля выглядел таким самодовольным… точь-в-точь Тобиас, когда тот знает, что мы в курсе его визита в кладовку. Когда мы упомянули констебля Бикера, Папуля объявил, что полиции, наверное, совсем нечего делать. А потом поведал, что утром двадцать седьмого ноября его жена вытащила из-под кровати свой чемодан и непреклонным голосом сообщила: она собирается уйти и начать новую жизнь, праведную, посвященную молитве и смирению плоти. Мне все мерещилось, как она бредет во власянице по пустынной дороге, но Марсель развеял мои кошмары: Магдалина позвонила им в тот же вечер и оповестила, что нашла тихую гавань у моря. Бен выразил надежду, что перемена обстановки пойдет Мамуле на пользу, она вскоре вернется домой и посрамит сплетников.

Примула всплеснула сухонькими пергаментными ручками.

– Марсель! Какое романтичное имя! Франция, море! В девичестве мне часто виделось, как я стою на причале и жду, когда с корабля спустится тот единственный и неповторимый…

Я понимала ее. Как и любая женщина в медовый месяц…

* * *

«Постоялый двор» знаменит по всей Англии своим подлинно домашним уютом. Так объявил носильщик в ливрее, который втащил наш багаж в номер для новобрачных. Но, глядя на позолоченно-кремовое великолепие, я чувствовала себя не желанной гостьей, а наглой самозванкой, и если бы хозяин узнал, что мы топчем его ковер цвета шампанского, трогаем филигранной работы выключатели, дышим на зеркала в стиле рококо, то наверняка лопнул бы от злости. Мраморный камин напомнил мне о надгробиях на кладбище церкви Святого Ансельма. Вынув шелковый носовой платок из обшитого золотыми галунами кармана, портье смахнул единственную пылинку с розы, вырезанной на спинке изумительно хрупкого сооружения – кровати в стиле Людовика XIV.

– На ней спала императрица Жозефина…

– Надеюсь, с тех пор поменяли постельное белье… – брякнула я наобум, лишь бы отвлечь внимание портье от Бена, который, ухватившись одной рукой за резные гирлянды, другой шарил в кармане.

Как только мы остались одни, я стерла его отпечатки пальцев и исследовала вышитый коврик у камина. Ага, святотатственный след! Не переводя дыхания, я велела Бену снять ботинки.

– И носки, и… – Голос моего возлюбленного звучал хрипло. Атмосфера подлинно версальского уюта и его привела в романтическое настроение. Бен скинул ботинки, не развязывая шнурков (непременно отучить его от этой мерзкой привычки!), и схватил меня в объятия. Когда я смогла оторваться от его уст, то трижды повторила, что нам следует распаковать вещи и спуститься в ресторан – должно быть, Бен ужасно проголодался.

– Как волк! – Бен расстегивал мой жакет. – Мы попросим что-нибудь прислать нам наверх. Но попозже, скажем, завтрак… завтра вечером. А вещи распакуем в другой раз.

Он задумчиво стянул с меня жакет. Думал ли он о Мамуле? Или же размышлял над истинной ролью миссис Клюке?

– Ночная рубашка! – Я зажмурилась. Отвечая на страстные поцелуи Бена, я с горечью припомнила, что так и не дочитала последнюю главу бестселлера «Все, что мама тебе не рассказала (потому что не знала) о супружеском сексе». Я вовсе не собиралась нервничать, но позади был бурный день, а я не была уверена, что смогу соответствовать этой роскошной комнате. – Это необыкновенная ночнушка, – пробормотала я. – Единственная в своем роде, жемчужно-розовая. Соткана из крылышек тысячи и одной стрекозы.

Я провела пальцем по подбородку мужа. Великолепному, мужественному подбородку, с оттенком сумерек, как у всякого уважающего себя смуглого красавца из любовного романа. Я чувствовала, как на шее Бена пульсирует жилка.

– Уверен, что это самая прекрасная в мире ночная рубашка, – выдохнул Бен, – но не жарковата ли она для этого времени года?

Я оторвалась от него.

– Ты обязательно должен взглянуть на нее! И решить насчет шампанского… красное вино не сочетается с этим интерьером… – Я копалась в чемодане, как взбесившийся терьер. – Не верю собственным глазам! Я забыла эту треклятую ночнушку дома!

– Какой жестокий удар! – Бен снова схватил меня в объятия и утешил поцелуями.

Сердце мое забилось быстрее. Меня бы унесла волна блаженства, если бы не одна мелочь – брачное ложе. Мой опыт дизайнера по интерьерам подсказывал: этот экземпляр нельзя даже трогать руками. На нем можно разложить коллекцию вышитых подушечек или фарфоровых куколок, но никак не спать. Или тем более заниматься любовью. Но Бен поднял меня на руки, отнес на кровать и положил на шелковое покрывало.

Вот он, золотой миг! Барабанная дробь, молотившая в ушах, оказалась всего лишь стуком моего собственного сердца. Я слегка повернула голову, и кровать надсадно заскрипела. Наволочка пропиталась запахом резеды. Черт с ней, с кроватью! Я ничего не могла поделать со старомодным волнением, обуревавшим меня. Я любила Бена и безумно желала его со дня знакомства, но настойчиво тянула до свадьбы, потому что не хотела, чтобы наш первый раз оказался чем-то вроде послеобеденного чая или ночного закусона. А может быть, просто боялась разочаровать Бена? Вдруг он обнаружил бы, что раздевать меня не более волнующее занятие, чем разделывать баранью ногу в желе из красной смородины? Я начала вынимать шпильки из прически. Жаль, что недавно подрезала волосы, было бы чем прикрыться. Бен тем временем стягивал с меня блузку, и я испытала новое опасение: не начнет ли он напевать себе под нос? Наш семейный врач, доктор Мелроуз, всегда напевал во время осмотра.

– Элли, – нежно произнес Бен. – Да?

– День был такой длинный. Если ты не…

Вне себя от испуга я заглянула в его сине-зеленые глаза. Он уже сомневался в правильности своего выбора! Сердце мое чуть не перестало биться. Я решительно обвила его шею руками. Бывают моменты, когда жена должна бороться за свое семейное счастье. Пальцы зарылись в густых черных волосах. Я заставлю его позабыть о родительской сваре, о затерявшейся у издателей кулинарной книге, о хлопотах по открытию пятизвездочного ресторана. Я буду сильной и поведу нас в тот волшебный, усыпанный звездами мир, о котором прежде могла лишь догадываться по финальным страницам любовных романов.

* * *

Моя первая брачная ночь была восхитительна. Но когда я натягивала одеяло на уши Бена, дабы он провел оставшиеся до рассвета часы в тепле и уюте, меня охватило легкое сомнение. Видимо, где-то я допустила промашку. Разве я не должна была услыхать божественное пение скрипок и почувствовать, как покидаю свое тело на золотом облаке?

– Бен? – я тронула его за плечо. – Ты хотел бы оказаться на седьмом небе?

– Еще чего, – сонно пробормотал он. – Ни за какие коврижки не двинусь отсюда. – Он сжал мои волосы в кулаке, скрутил их, положил голову мне на плечо и заснул.

В окно просачивался рассвет. Если мне не удастся хотя бы подремать, утром я буду ходячим трупом. Тьфу ты, пропасть! Ну и мысли… Перед глазами вновь возникла вдова на ступеньках церкви, Алиса с моим букетом, потом поезд… Вот печально известный доктор Бордо, снова Алиса и эти две женщины – сиделка и калека. Какое отношение они имеют к девочке? Веки мои слипались. Бен так близко и такой теплый… Почему-то я снова оказалась в холле Мерлин-корта, а мистер Шиззи пытался продать мне мой собственный дом. Его голос становился все громче, а я пыталась утихомирить Шиззи, потому что мой муж спит.

Слишком поздно! Бен рывком сел и завопил:

– Глэдис!

Я дотронулась до него – Бен дрожал. Я тоже: какая еще Глэдис?

– Элли, мне снился совершенно ужасный сон про мисс Шип – мы были в туннеле, и я не мог убежать…

– Ах, эта Глэдис…

– Когда мы с ней беседовали, мне еще подумалось, что у нее противные глаза: словно живьем сдирают с тебя кожу. – Рука Бена запуталась в моих волосах.

– Ой! – Я вцепилась в спинку кровати.

Бен откатился в сторону… и тут это стряслось.

Раздался зловещий треск, и секундой позже рухнула кровать, хрустальная люстра под потолком заходила ходуном. Давясь от смеха и проклятий, мы выбрались из-под простыней и одеял. Бен даже не спросил, поранилась ли я, но, к счастью, пострадали только глаза – от солнечного света, лившегося в открытые окна. И гордость. Нам ничего не оставалось, как поскорее наклеить фальшивые усы и бежать по пожарной лестнице. Увы, мы опоздали. Дверь распахнулась, и в комнату влетел управляющий отелем. За ним маячило с полдюжины ухмыляющихся горничных.

Долгая и счастливая семейная жизнь начиналась не слишком удачно, но я все еще надеялась!

* * *

Пред управляющим я предстала, так сказать, босиком, но при шпорах, готовая оспаривать иск за убытки. Он, однако, предложил мне всего лишь завтрак за счет заведения!

– Очень тактичное предложение, правда, Элли?

Мне так не показалось. В ресторане останутся только стоячие места, потому что вся гостиница сбежится на нас смотреть. Если бы Бен знал по себе, что такое быть толстым, он бы с гораздо большим смятением отнесся к разломанной мебели.

– Ненаглядная, – прошипел он мне в ухо, – это же номер для новобрачных. Остальные гости просто позеленеют от зависти!

В девять часов мы сидели в ресторане, выставленные на всеобщее обозрение между двумя греческими колоннами под бриллиантовым блеском люстр. Даже укрывшись за салфеткой, я точно знала, что все на нас глазеют. Бен же вовсе не собирался прятать голову в песок. Он громко заказывал по-французски из чисто английского меню. Официант с черной, словно нагуталиненной, головой испарился на кухню за кашей для Бена и яйцом всмятку для меня.

Откинувшись на стуле, Бен постучал по столу чайной ложечкой.

– Элли, солнышко, разве обязательно было поднимать такой шум ради того, чтобы тебе принесли маленькое яичко? Я подумал, ты еще попросишь беднягу взвесить его.

Я вынырнула из-за салфетки.

– Для меня это важно. Калории счет любят…

– Дорогая, тебе не кажется, что ты ступила на путь фанатизма? Дни напролет ты копаешься в диетических страничках модных журналов, прикидывая, от чего бы еще отказаться за завтраком или ужином.

– Не преувеличивай, – я безмятежно улыбнулась, памятуя о зеваках. – Но враг не дремлет, нужно быть начеку.

– И как ты собираешься победить его? Сведя количество калорий к нулю?

– Отрешенностью. Я не смотрю на то, что ем, не думаю о еде. Запахи все еще меня дразнят, но я над этим работаю. Разве ты мною не гордишься, любимый?

Бен улыбнулся, но как-то вяло.

– Разумеется, горжусь, но мужчина вправе надеяться, что жена разделит интерес мужа к любимому делу. А еда для меня больше чем работа, это смысл моей жизни…после тебя, конечно, – добавил он, поймав мой взгляд. – Кстати, Элли, насчет «Абигайль». Учитывая весь ремонт, вряд ли мы откроемся раньше мая. Оно и к лучшему: ты сможешь продумать интерьер во всех деталях, выбрать мебель, ковры, обои. А я займусь переговорами с подрядчиком и буду командовать строителями. Ты же знаешь, они гораздо охотнее выполняют приказы мужчин.

Я едва не спросила, даст ли он шанс фирме «Мак-Тяп и Мак-Ляп, ремонт и строительство» предложить свои услуги, но вспомнила мудрые слова из четвертой главы «Как воспитать мужчину своей мечты»: «Мужчина – это железо, которое надо ковать, только когда оно горячо». Бен продолжал говорить про открытие «Абигайль», как мы устроим торжественный праздник, где гвоздем программы станут крохотные закусочные тартинки вокруг фонтана с шампанским.

Возле стола материализовался официант. Черт побери! Это яйцо в диаметре никак не меньше десяти сантиметров!

Бен внимательно изучал свою тарелку.

– Эта каша выглядит какой-то… влажной.

– Мне кажется, сэр, в каше должна наличествовать влага, – надулся официант.

Бен поднес ложку к носу и понюхал.

– А бельевой крахмал для густоты тоже должен в ней наличествовать? – осведомился он.

– Может быть, сэр, вы желаете пройти вместе со мной на кухню и научить нашего шеф-повара, которого мы с трудом переманили из Виндзорского замка, как готовить «la cacha»?

Я скорчилась на стуле. Люди обвивались вокруг колонн, приставляли ладони к ушам – лишь бы ничего не упустить. Конечно, Бен сейчас извинится и скажет официанту, что пошутил… Как же! Вместо этого мой ненаглядный похлопал меня по руке, пробормотал что-то насчет профессиональной этики и проследовал за официантом через вращающиеся двери на кухню. Мне осталось скручивать салфетку в жгут и натянуто улыбаться яйцу всмятку. Значит, это и называется «На Следующее Утро»?

Я простила Бену, как и полагается жене. Я всегда верила, что брак – это как крещение. Венчание смывает все грешное с наших отношений. Бен был замечательным женихом. Он будет образцовым мужем. Никакого чтения за едой, никаких монологов насчет достоинств пирога с заварным кремом. Ожидая его возвращения, я мысленно поправила себя: конечно, какие-то недостатки у Бена останутся, но они начнут мне нравиться. Я снова натянула улыбку на физиономию и принялась помешивать кофе: раз, другой… шестьдесят восьмой, шестьдесят девятый…

Когда мы с Беном воссоединились, вопрос с его родителями по-прежнему висел в воздухе. Мы решили в тот же день вернуться в Мерлин-корт. Я не возражала, потому что чувствовала, как этот дом зовет нас, скучает без нас. Наверняка Доркас и Джонас уже поставили чайник на огонь… Но все надо делать по порядку. Мы оставили багаж в «Постоялом дворе» и поехали в Тоттенхэм на автобусе. На остановке мы вышли следом за девицей на рахитичных каблуках, в одной руке сигарета, в другой – годовалый малыш и прогулочная коляска. Меня снова кольнула тревога за свекровь.

Когда в семьдесят лет разваливается твоя семья, что может быть хуже?! Лучше уж овдоветь… Эта женщина родила Бена, купала его, когда он был маленьким, подтягивала ему штанишки и уж наверняка не отвешивала такие затрещины, какой наградила свое чадо эта никотиновая мамаша. Я повернулась, чтобы облить ее презрением, ступила мимо подножки и потеряла туфлю. Бен поймал несносную обувь и, словно сказочный принц, склонился над моей ногой, но оказалось, что каблук свернут. Пока муж прилаживал каблук, я изображала фламинго, а мимо нас спешили люди, опустив головы навстречу порывистому ветру с брызгами дождя.

– Почти готово! – Бен вбил каблук.

Отпрыгнув с пути очередного пешехода, я заметила, что какой-то мужчина прислонился к закопченной кирпичной стене «Овощей и Фруктов Хаскелла». На вид – лет тридцать, волосы длинные, шеи почти нет, лицо все в прыщах. Подняв воротник плаща, он увлеченно ковырял мизинцем в зубах. Самое противное, что его глаза так и сверлили меня. Мне стало еще противнее, когда я его узнала – если на платформе Читтертон-Феллс был не он, то его брат-близнец. Я собиралась обратить на него внимание Бена, но он уже протягивал мне туфельку. И тут на нас налетела какая-то женщина.

– Ах, прошу прощения, дорогуши!

Высокая, с торчащими сосульками волосами, словно она поленилась смыть с них краску, в туго обтягивающих джинсах и нежно-розовом свитере. В руках она почему-то держала кастрюлю. На лице – то ли смущение, то ли любопытство…

– Ба-а! Миссис Клюке! – процедил Бен. – Следите, чтобы Папуля вовремя обедал?

Человек в Плаще исчез.

Глава X

– Высокая женщина, говорите? – Гиацинта отложила блокнот. – Бесцеремонная, но добродушная, как мне представляется. Из тех, что предлагают помыть по дружбе ваши окна и навязывают яблочный пирог, не спрашивая, по душе он вам или нет.

– Ужасная нахалка, – согласилась я. – Сунула мне в руки пачку банкнот и велела купить что-нибудь симпатичное в качестве свадебного подарка – скажем, фарфорового пуделя в гостиную. Бен позеленел от злости!

– Кстати, о неприятном, – подхватила Гиацинта. – Вы рассказали Бентли или свекру про Человека в Плаще?

– Нет. Этот тип походил на помесь гангстера с обнищавшим сыщиком. Я и решила, что он – детектив в штатском. Но потом убедила себя, что человек в Читтертон-Феллс и соглядатай возле зеленной лавки Папули – это не одно и то же лицо. Очень уж неприятное совпадение…

* * *

Мы успели на поезд, который отходил домой после полудня. Пока он тарахтел по рельсам, я старательно улыбалась, так что все лицо онемело, в придачу к шее, которую продуло на сквозняке. Бен спал, а я любовалась, как ветерок играет с его черными кудрями. Я думала о пропавшей свекрови, о том, как мужественно вел себя утром Папуля, вспомнила мистера Вернона Шиззи и его чудесное спасение от, казалось бы, неминуемой смерти. Но в основном я думала о доме, который ждал нас, о милом сердцу Мерлин-корте, безопасном, надежном, верном.

* * *

Я сидела у надраенного кухонного стола, Тобиас на коленях, вымученная улыбка – на лице. Веселые обои с пшеничными снопами и васильками расплывались в глазах, керамическая плитка под ногами казалась ледяной. Ибо Доркас и Джонас встретили нас новостью: они уезжают. И бросают меня! Будь я старой пакостницей-миллионершей, непременно вычеркнула бы предателей из завещания!

– Неужто в самый Чикаго?! – в пятый раз спросила я.

– Я знала, что ты будешь ужасно рада! – Доркас бодро хлопнула меня по спине.

Джонас молодцевато стрельнул подтяжками.

– Ты будешь скучать без нас, но мы же ненадолго. А в мои годы вредно сиднем сидеть на одном месте.

Точно! Особенно если учесть, что последние пятьдесят лет Джонас носа из Мерлин-корта не высовывал.

С утренней почтой Доркас получила весьма лестное приглашение. Ее просили поспособствовать развитию хоккея на траве в Чикаго. Джонас тут же заявил, что не может позволить хрупкой женщине осваивать в одиночку дикую страну и перекусывать на ходу всякой дрянью. Свою тираду он закончил смачной фразой:

– Ох, Чикаго, городишко в моем вкусе!

Да что же это творится! Сначала мать Бена, а теперь Джонас и Доркас пожелали вылететь из насиженного гнезда.

Я принялась поправлять на окне горшки с огородной рассадой.

– Несчастный случай может приключиться с кем угодно. Вот ведь электрик-самоучка Соллоувей сам себя шваркнул электрическим током. А помните дантиста с Киплинг-стрит, чья бормашина взбесилась как раз в тот момент, когда он ставил себе пломбу? – Я спихнула кастрюли в мойку, повернула кран и выдавила едкий «Фэйри». – Поклянитесь, что будете смотреть по сторонам, когда переходите улицу, и поселитесь в доме с консьержкой.

– Апартаменты, там это так называется. – Джонас увлеченно размахивал веревкой, практикуясь в искусстве забрасывать лассо.

– А не взять ли с них клятву, что не станут участвовать в буйных вечеринках? – предложил Бен. – И пусть откажутся от любой жидкости крепче лимонада!

Не время для зубоскальства. Следовало составить список вещей, проветрить чемоданы и купить дорожные чеки.

– Когда вы уезжаете? – бодро спросила я.

– Через неделю, – с готовностью ответили дезертиры.

– До Рождества?! Но в гостиной будет неуютно, если у камина станут болтаться всего два чулка.

Доркас расхаживала по кухне с Тобиасом вместо воротника, перекинув через плечо его хвост.

– На таких, как мы, жалко переводить омелу, правда, Джонас?

– Угу.

Бен ухмыльнулся, и я вдруг сообразила, что Доркас и Джонас за все это время ни разу не взглянули друг на друга. На воре шапка горит!

Бен покосился на раковину, обнял меня за плечи и сказал театральным шепотом:

– Наконец-то мы останемся одни!

Часы отсчитывали тишину. Внезапно хлопнула входная дверь.

– Одни? Еще чего, а как же я?!

Глаза не обманывали меня. Неряшливый растрепанный призрак был не кем иным, как моим драгоценным кузеном Фредди. Тобиас взвился в воздух, с шипением обогнул Фредди и выскочил за дверь. Я была с ним полностью солидарна.

– Я знала, что дома нас ждут остатки еды, но остатки гостей…

Бен уже тряс Фредди руку – мужская солидарность в действии.

– Элли, милая, я-то знаю, что ты шутишь, но Фредди может принять твои слова всерьез.

– И правильно сделает! Когда это несчастное создание последний раз заглянуло к нам на выходные, выходные продолжались три месяца.

Автор намекает на английский рождественский обычай целоваться под висящей в дверях веткой омелы.

Доркас решительно заправила волосы за уши.

– Пойду-ка я собираться.

– И я, и я! – Джонас затопал к двери.

– Отличная идея! – крикнула я вслед. – Надеюсь, она заразная!

Фредди плюхнулся в кресло-качалку.

– Жизель, ты была святой, приютив меня в тот жестокий день, когда мне некуда было деться. Я был сокрушен и потрясен при мысли о том, что стану обузой для своих родителей, безработный…

– О, только не прибедняйся! Нам отлично известно о твоих успехах в качестве коммивояжера, когда ты толкал соседям мои запасы из кладовки.

– Элли, почему бы нам не выслушать Фредди? Что-то в голосе Бена не слышалось супружеской преданности. Кузен вяло махнул рукой:

– Замнем, приятель! Элли командует парадом… как и должно быть. Простите, что задержался дольше положенного.

Бен бросил на меня странный взгляд. Фредди дергал плечами.

– Кости ноют? – осведомилась я. – Усиленно готовился к полету с башни?

– Кузиночка, издевки – не твое амплуа. Спрыгнул бы, если бы был уверен, что мне грозят увечья, но без боли. Джилл на коленях приползла бы ко мне, рыдая от раскаяния.

Фредди величественно встал, рванул на себе рубаху и ткнул Бену какую-то бумажонку.

– Зри! Заявление о приеме на работу в твой ресторан-мечту! Пусть Джилл все глаза выплачет.

Бен взял листок.

– Ай-ай-ай! – встряла я. – Вот жалость-то! Помнишь, дорогой, как сегодня утром мы говорили, что «Абигайль» раньше весны не откроется.

– Жестокосердная! – схватился Фредди за сердце. – А я-то указал тебя в качестве рекомендателя! – Он перевел взгляд на Бена. – Ну, что скажешь, старина? Она командует тобой на работе и дома?

Я прижалась к мужу, взяла его под руку и улыбнулась. Бен уставился на заявление.

– Собственно говоря, ты на какую работу рассчитывал, Фредди?

Глупо думать, что тебя предали. Бен, разумеется, старался из-за меня. Полагал, что я умираю от желания помочь Фредди, но стесняюсь навязывать родственников с первых же дней семейной жизни. А руку я отняла просто потому, что она затекла. Фредди расцвел в победной улыбочке и покосился на меня – мол, останемся друзьями, слабачка!

– Если честно, Бен… то есть сэр, я намеревался начать с самого верха и своим трудом проложить себе путь вниз, если нужно. Я собираюсь сделать карьеру и утереть нос Джилл, когда она приползет на коленях, умоляя простить ее.

Поглядывая то на меня, то на Фредди, Бен сделал из заявления Фредди самолетик и пустил его в мойку.

– В настоящий момент все, что я могу предложить, – роль Пятницы при Робинзоне. Поможешь мне привести ресторан в приличное состояние, займешься бумажной работой и освоишь азы кулинарии.

Фредди поднял руку:

– У меня только один вопрос, сэр, мне полагается машина?

– Боюсь, что нет, – буркнула я, – но мы расщедримся на пристройку над гаражом.

Я определенно не собиралась оставлять в доме Фредди и его электрогитару. Вы только посмотрите на это сокровище! Уже залез в холодильник и шарит там почем зря!

– Как насчет того, чтобы поставить чайничек, Элли? Или вы предпочитаете шампанское? Мне все равно! – И кузен гнусно ухмыльнулся.

* * *

Если я и злилась на Бена, то злость испарилась, когда мы погасили свет в спальне и фазаны на обоях нахохлились в красноватых отблесках камина. Я заснула, уткнувшись в плечо мужа, и мне приснилась свекровь. Лица ее я не видела, но голос слышался ясно. Кто-то уносил ее в туман, а она кричала: «Помогите! Караул! Убивают!» Вся сцена словно явилась из фильмов сороковых годов, где за юными вдовами и их состояниями охотятся мошенники-брюнеты. В отдалении топтались люди, они рыдали и завывали. Вдруг весь экран заполонило что-то длинное и темное, оно все надвигалось и надвигалось… Это был гроб, и я знала, кто внутри. «Неудивительно, что она не смогла прийти на свадьбу», – подумалось мне.

Я проснулась оттого, что ветер молотил бордовыми бархатными гардинами по стенам, а на подоконник стекали капли дождя. Из-за клаустрофобии Бена приходилось спать с открытыми окнами.

На следующий день позвонил Папуля. Трубку снял Бен. Когда на его «алло!» не последовало никакого ответа, Бен тут же передал трубку мне.

– Это ты, Элли? Я не могу долго разговаривать, надо разгрузить ящик бананов… Но я подумал, ты рада была бы узнать, что Марсель получил сегодня утром открытку от Мэгги. Она пишет, что все еще сидит в этом тихом местечке у моря.

– А где именно у моря?

– Не знаю, открытка без картинки.

– А штемпель?

Бен мешал слушать: он мельтешил рядом и дышал мне в ухо.

– Смазан.

– А про вас она вспомнила?

– Да. Велела Марселю следить, чтобы я принимал рыбий жир.

Я ободряюще промычала что-то Бену.

– Отрадно слышать! Значит, есть надежда.

– Почем знать! – фыркнул Папуля. – Может, она плеснула яду в пузырек с рыбьим жиром!

Телефон умолк.

– Не сегодня-завтра я получу от Мамули открытку. – Бен старался говорить веселым тоном, но вид у него был несчастный.

Мамуля не написала. И от «Чертополох-пресс» не было ни слуху ни духу.

К счастью, у Бена не оставалось времени торчать возле почтового ящика: вместе с Фредди они целые дни проводили в будущем ресторане. Бен клялся, что еще немного – и мы сможем гордиться Фредди. Тот и впрямь энергично взялся за дело. Иногда им случалось даже пропустить обед, и они перекусывали в «Темной лошадке». Я не обижалась… то есть не очень.

У меня тоже хватало дел, и я радовалась, что могу уделить побольше времени Доркас и Джонасу. Жизнь с Беном была полным блаженством, но если ты сидишь на диете, как на цепи, а рядом болтается шеф-повар – врагу такого не пожелаешь. Когда Бен произносил слова вроде «фламбе» или «фрикасе», в меня тут же проникала порция калорий.

Время летело быстро. Почти ежедневно я ползала по «Абигайль» с рулеткой, образцами тканей и обоев, вместе с Доркас совершала налеты на магазины и скандалила с Джонасом, требуя, чтобы он снял мерку для нового костюма. Его «воскресный прикид» был старше меня.

Пятнадцатого декабря, накануне Отъезда, Бен приготовил сказочный обед. Столовая сияла мореным дубом, серебром и праздничным фарфором. К нам, конечно же, присоединился и Фредди, выглядевший, как ни странно, вполне презентабельно. Даже ногти почистил.

– Ни дать ни взять – форменный денди! – проворчал Джонас, наряженный в клетчатую рубашку и ботиночный шнурок вместо галстука.

Доркас маршировала вокруг стола.

– Ненаглядные вы мои! На всю жизнь запомню этот прощальный час!

– Не надо! – пискнула я, едва не добавив: «Не уезжайте!»

Я же взрослая, замужняя женщина. Разве вправе я портить удовольствие путешественникам? И отодвигать Бена на второй план? А вот и он, легок на помине… Что это он там несет? Ага, индейка, украшенная остролистом! Все дружно проорали «ура!» – все, кроме меня. Джонас старательно заправил салфетку за воротник, Доркас подвинулась, чтобы дать место Фредди.

Кузен качнулся на стуле и прошипел:

– Ты сегодня очень красивая, Элли.

– Да? Спасибо…

Вот не ожидала. Джонас и Доркас звучно клацнули ложками.

– Хотя на шее еще остались следы от клыков вампира… Извини, – Фредди отпрянул от меня вместе со стулом, чтобы я его не достала. – Но иногда мне не хватает прежней Элли. Мне жаль ее, – траурно провозгласил он. – Худышка одолела Толстушку!

Ну что за идиот этот Фредди! Неужто не понимает, что призрак Толстухи Элли все еще бродит за мной по пятам? Я взяла у Бена блюдо с овощным гарниром и посмотрела любимому в глаза.

– А мы вовсе по ней не скучаем, правда, дорогой?

– Правда.

– Но мы будем очень скучать по нашим ненаглядным Доркас и Джонасу. – Я подняла бокал. – Возвращайтесь поскорее!

Перед моим взором все расплывалось, и мне показалось, что у моих отважных путешественников глаза тоже на мокром месте.

* * *

Добродетель сама себе награда. Лежа на серебристо-серых простынях, я чувствовала, как меня ласкают ночной ветерок и руки Бена, и радовалась, что не уступила петрушке в масле и бисквитам с шерри. Интересно, можно обезжирить брюссельскую капусту? Фазаны на обоях затрепетали, когда я почувствовала колючую щеку Бена на моей, его учащенное дыхание и эти удивительные руки… Я блаженно улыбалась, глядя в потолок…

Они поджидали меня во сне. Два гамбургера-гуманоида. Миссис Ширли Шиззи и миссис Амелия Джоппинс. Запихивая меня в холодильник, они вопили:

– Дура, ты его потеряешь! Он сбежит в Чикаго с кем-нибудь посочнее! Вроде меня! – Их огромные кетчупные рты разверзлись в жутких ухмылках.

В холодильнике было темно и холодно. Сердце мое рвалось из груди. Ворочаясь в морозилке, я на собственной шкуре испытала, что такое замкнутые емкости. Бедный Бен, как же ему, наверное, пришлось несладко в ларе с картошкой!

Я проснулась от ужаса. Спальня выглядела пугающе незнакомой, враждебной, холодный лунный свет заливал комнату. Темный продолговатый предмет напротив выглядел слишком громоздким для комода. Я захотела встать и поняла, что уже стою. Хуже того, сжимаю что-то в руке. Нащупала выключатель и в вспышке слепящего света обнаружила, что нахожусь в кухне. И сжимаю в руке бутерброд, странный бутерброд – салат, язык, яйцо и мандарины, перемазанные томатным соусом. Содрогнувшись, я швырнула его в раковину, включила горячую воду и рукояткой деревянной ложки запихнула чудовище в сливное отверстие. Никто, и паче всего Бен, не должен об этом узнать!

Включать свет в холле не было никакой надобности – луна старалась вовсю. У дверей мирно поблескивали доспехами железный Руфус и его безымянный напарник. Я помахала им рукой и в следующий миг замерла. В гостиной у камина маячил мужской силуэт! Я ухватилась за каменную тумбу, едва не свалив египетскую урну. Может, это Джонас решил напоследок взглянуть на портрет Абигайль? На счастье… Или старик уже затосковал по дому. А вдруг они едут в треклятую Америку против своей воли?

Из ложной деликатности, чтобы оставить нас с Беном одних?

Ноги медленно несли меня наверх.

Гардины развевались по всей комнате, когда я скользнула обратно в кровать. Прижимаясь к Бену, я чувствовала себя паразитом, высасывающим тепло. Но что было делать – окно открыто, да и в проклятом холодильнике намерзлась.

На следующий день я, как ни странно, не утопила аэропорт Хитроу в слезах. Доркас же – в голубом пиджаке с эмблемой своей старой школы на лацкане – не на шутку разволновалась. Нет, она не боялась, что самолет рухнет, но ее страшили восемь часов без приседаний и отжиманий.

– Тебе нужна хорошая книга, – решила я.

– Точно, я не прочь развлечься беллетристикой… про девочек-скаутов.

– Отлично! – Бен растворился в толпе и через несколько минут вернулся с книгой, где кровавые буквы расползлись по черной обложке. «Смерть-подружка».

Бен пытался перекричать громкоговоритель, который хрипел, что пассажиров парижского рейса просят пройти к выходу номер восемь.

– Вот, прочти на обороте – про девчушек, как и заказывали. «Хорошенькая хохотушка Сара, впервые оказавшись в летнем лагере, обнаруживает в своем спальном мешке какую-то гадость. Дохлое? – спросите вы. Именно так! Лягушку? Не-е-ет!»

Джонас презрительно чавкнул жвачкой.

– То, что надо! Так, написала Мэри Грифф… – Доркас хлопнула себя книгой по лбу. – Вот склероз! Эта самая Мэри… то есть мистер Эдвин Дигби заходил в Мерлин-корт в день свадьбы через несколько минут после вашего ухода.

– Это такая же честь, как визит Греты Гарбо? – Бен придерживал ногой багаж путешественников, не давая ему упасть.

– Парень был пьян в стельку, – проворчал Джонас. – Я открыл дверь, когда он пытался всунуть свой ключ в замочную скважину.

– Вполне простительная ошибка, – мягко заметил Бен. – Наши усадьбы всего в полумиле друг от друга.

– А с ним была огромная гусыня, похоже, она тоже опрокинула пару стопочек. Я их пригласил войти, но они развернулись и поковыляли прочь.

– Жалко его, – поморщилась Доркас. – Я слышала, он уже много лет не публиковал ничего нового. Наверняка чувствует себя дураком. – Она встретилась глазами с Беном и пошла пятнами от смущения. – Послушайте, это не наш рейс объявили? Вперед! Джонас, плечи назад, грудь вперед, а вы все не смейте плакать!

Мужчины засуетились с багажом, а Доркас наградила меня своим фирменным хлопком по спине.

– Прости меня за бестактность. Уверена, шедевр Бена скоро выйдет в свет! – Она повысила голос: – Не волнуйся, Элли, я прослежу, чтобы Джонас как следует выспался в самолете.

– Я и глаз не сомкну. – Джонас сдвинул набекрень ковбойскую шляпу. – Всю прошлую ночь я спал как убитый. Наверное, это из-за шерри в бисквите.

* * *

Доркас как в воду глядела: на следующее утро оправдались все надежды на шедевр Бена. «Чертополох-пресс» собирался опубликовать его книгу. Издатель по имени А.И. Брэд писал: «Мы восхищены рецептами, шутками и всей атмосферой книги, поэтому почтем за честь внести вашу рукопись в весенний портфель издательства».

Бен принес письмо в спальню. Я все еще пребывала в ночной рубашке.

– Какой восхитительный, очаровательный, остроумный человек этот мистер Брэд! – Я потянулась к Бену, но он ускользнул.

В жизни не видела его в таком экстазе. Он пару раз вскочил на кровать, сплясал чечетку, расшвырял подушки, торопливо натянул одежду, взъерошил волосы и объявил, что должен немедленно найти Фредди и поделиться с ним новостями.

– А Папуле ты не хочешь позвонить?

– Чтобы послушать его восторженное молчание? – Мы с Фредди подумываем включить кое-какие из рецептов книги в меню «Абигайль»!

Я открыла рот, но Бен уже исчез. Итак, меня изолировали. Я прижала руки к животу. Честное слово, за эту ночь я потолстела на два кило. Во сне Бен бормотал что-то насчет заварного крема с безе в лионском соусе, но, будь я образцовой женой, давно уже стояла бы у плиты и готовила ему завтрак. Заметит ли он, что я разбавила варенье? Я выскочила из постели и споткнулась о газеты. Хм, надо бы их просмотреть. А вдруг найду что-нибудь изысканное в разделе «Низкокалорийные блюда»? Скажем, фаршированное бычье сердце… Ох, только не на пустой желудок!

Я переключилась на раздел «Ищу работу» – Бен настойчиво уговаривал меня нанять помощницу по хозяйству. Так, личный секретарь, бухгалтер, инструктор по акробатике. Вряд ли они предпочтут карьеру домработницы. Придется дать объявление. Вспоминать о том дне, когда на нашу газетную мольбу о домработнице откликнулась Доркас, не стоило – грозило затяжными слезами. Лучше проштудировать «Письма читателей».

«Пропал очаровательный пекинес. Зовут Валентино, Вознаграждение гарантируется».

А вот еще: «…мужчина ищет привлекательную зрелую женщину для свиданий и не только. Некурящую, непьющую, любящую играть в бинго».

Как же мне повезло, что я удрала из когтей одиночества! Дверь слегка приоткрылась. Вошел Тобиас, зевая каждой клеточкой и потягиваясь. Я похлопала по одеялу, и он вспрыгнул ко мне.

– Хочешь, я почитаю тебе страничку Доброй Надежды? – Только кошки и счастливые замужние женщины могут получать удовольствие от советов несчастным влюбленным. – «Дорогая Добрая Надежда! Я влюблена в человека, женатого на женщине, которая недостойна развязывать ему шнурки на ботинках. Ночами я лежу без сна, представляя, как приду к нему на работу и сорву с себя одежду. У меня великолепная фигура, а я слышала, что в этом вопросе он знаток. Я готова на все, лишь бы заполучить его». Подпись: Страстная и Встревоженная.

Тобиас презрительно зевнул.

– А Добрая Надежда отвечает: «Дорогая Страстная, пригласи его к себе и сорви одежду дома. В этом случае ты сможешь умаслить полицию домашними лепешками и чаем, когда они придут за тобой».

Я плюхнулась на подушки и пробежала глазами письмо женщины, которую свекровь доконала своим назойливым вниманием. Мне бы ее проблемы! А теперь раздел «Личное». «Ответ Заплаканным Глазкам: ваши проблемы скоро умрут естественной смертью».

Какие проблемы? Боль? Страх? Или чувство вины… которое посещает женщину, заполучившую все, о чем только можно мечтать…

Дорогая Добрая Надежда, написала бы я, мой муж – самый совершенный, роскошный и восхитительный мужчина в целом свете, но во мне самой чего-то не хватает. Во-первых, когда я занимаюсь любовью, то не слышу пения скрипок. А во-вторых, безумно скучаю по друзьям, укатившим черт знает куда. Но разве любовь не должна заполнять все мое существо без остатка?

Из протоколов Вдовьего Клуба. 15 декабря

Президент. Миссис Мэри Элизабет Гуиннивер, благодарим вас за согласие вступить в должность члена комитета Прощания, ставшую вакантной после ухода Беатрис Мукбет. Правление постановило выпить по этому поводу рюмочку шерри.

Мэри Элизабет Гуиннивер. Это высокая честь для меня, мадам Президент! У меня нет слов, чтобы выразить чувства, переполняющие мое сердце! Я так давно мечтала трудиться на благо и во имя Клуба! О-о-о, «Мужская кровь»! Целебный напиток! Как говорят в «Темной лошадке», нет ничего лучше лучшего!

(Аплодисменты Правления.)

Президент. Должна огорчить вас, Мэри, мы не сможем дать вам задание раньше Нового Года. Мэйбл Смит-Вессон стоит в очереди раньше вас. Но мы надеемся, что вы начнете готовиться к Великому Свершению. Физические упражнения и психологический тренинг – вот основа нашей великой миссии! Надеюсь, вы понимаете, что фарс с поездом не должен повториться?

М.Э.Г. Это ужасно! И возмутительно! Миссис Мукбет близка к нервному срыву, что, безусловно, говорит в ее пользу, и все же… Я едва не разрыдалась, когда на прошлом заседании с нее сорвали все знаки отличия и изгнали с должности председателя секции Икебаны. Это был прекрасный урок для всех нас, хотя, если мне будет позволено выразить свое скромное мнение, она еще легко отделалась!

Президент. Ну-ну, Мэри! Вы знаете не хуже меня, что члену Вдовьего Клуба не угрожает участь СПКС, если только он не совершит Непростительного Преступления. Выпьем же!

Глава XI

– Как говаривала наша дражайшая матушка, – заметила Примула, когда Страш поставил на стол свежий чай и выскользнул из комнаты, – лучший способ сохранить в браке счастье – найти себе занятие…

* * *

Мы были счастливы, но в том-то и беда. Я никак не могла привыкнуть к своему новому положению. Взять хоть нынешнее утро. Вместо того чтобы сломя голову бежать на кухню в домашнем халатике, я все еще валяюсь в постели, гадая, почему Добрая Надежда избегает общества. Боится, как бы в супермаркете ее не прижали к молочному прилавку, закидав вопросами насчет фригидности и секса? Или загадочность – приманка для читателей? Эдвин Дигби, человек таинственный во всех отношениях, явно прибавил колорита нашим краям. Надо бы спросить Роуленда, не случалось ли ему приглашать этих знаменитостей выступить на благотворительных мероприятиях. Если мы, конечно, увидимся раньше, чем я забуду свой вопрос. Роуленд теперь заглядывает к нам нечасто, и – страшно признаться! – я по нему немного скучаю. Супружество налагает свои ограничения…

В дверь спальни постучали, и вошел Бен с шампанским и яйцами по-бенедиктински[3]. Какой же у меня замечательный муж! Мне стало стыдно.

Шампанское якобы сжигает калории, и я решила ему помочь, делая между глотками упражнение, которому меня научила Джилл: трижды подвигать подбородком вверх-вниз. Бен раз-другой искоса глянул на меня, но ему было не до моих забот. Удерживая на кровати поднос, он вдохновенно повествовал о «Поваренной книге Дамы эпохи Регентства». Я прекратила трясти подбородком и заново прониклась интересом к карьере своего супруга.

– Бен, а вдруг этот твой издатель, мистер Брэд, захочет прийти на открытие «Абигайль»? Вот реклама так реклама для книги!

Ох, сколько же еще нужно сделать, а времени так мало! И еще Рождество вклинилось так некстати… Мой запал угас: я снова вспомнила, что на помощь Джонаса и Доркас могу не рассчитывать.

«Помнишь прошлый год?» – съехидничал Дух Минувшего Рождества.

Увы, слишком хорошо помню. Год назад я пребывала в глубокой тоске и, опустошив по этой причине холодильник, накручивала телефонный диск, чтобы нанять платного кавалера для появления на семейной вечеринке.

Приглашу-ка я к обеду на второй день праздника мисс Шип и Роуленда. Отодвинув поднос, я обняла Бена, который разглагольствовал о запеченном фазане по-венски.

– Звучит восхитительно! – воскликнула я.

– Ты и про завтрак так говорила, – вздохнул Бен, поцеловал меня и поставил мою тарелку с нетронутыми яйцами на пол. – Кис-кис, Тобиас! Вспомни о тысячах голодающих котов в Китае!

Обидные слова. Я слегка рассердилась. Больное самолюбие мужа начинало входить в противоречие с моим здоровьем.

– Бен… – Я осеклась, бросив взгляд в зеркало. Проклятая стекляшка сообщила, что вчерашние калории с комфортом устроились у меня на бедрах.

В поисках утешительного ракурса я завертелась туда-сюда, но Бен поймал меня за плечи. Его взгляд рассыпал в зеркале изумрудно-синие искры.

– Элли, ни одной женщине в мире не удастся выглядеть красиво с перекошенным ртом и невыразимым ужасом в глазах. Знаешь, в чем твоя беда?

В складках жира на животе… Голос Бена смягчился.

– Когда ты в последний раз путешествовала по магазинам? Поезжай-ка в деревню, кутни, сделай прическу…

Я остервенело дернула себя за волосы.

– Ага, а заодно пластическую операцию и подтяжку живота. – Настроение у меня все-таки поднялось. – Ладно, позвоню Сидни и запишусь. Мы с тобой могли бы отправиться вместе.

Бен отвел мои локоны и поцеловал меня в шею.

– Дорогая, увы, я не могу ждать. Через полчаса мы с Фредди должны встретиться с миссис Гуиннивер, владелицей «Темной лошадки». Нам надо обсудить совместные закупки вин. Но ты можешь взять машину, мы поедем на мотоцикле. – Он поцеловал меня в шею с другой стороны. – А что, если нам всем вместе пойти на ленч?

– Спасибо, что-то не хочется…

– Что-нибудь не так, Злли?

– Конечно, нет! – Я вонзила в волосы расческу. – Когда б ты задушил меня в объятьях, то птицы бы в душе моей запели, но…

– Извини, Элли. В отличие от героев этих идио… идеальных романов, которые так любят дамы, и ты в том числе, я не могу весь день с аппетитным видом торчать в дверях.

Вот дурная привычка – всуе поминать съестное! Бен шагнул ко мне, но передумал и попятился к дверям.

– Веди машину осторожно, дорогая!

Не «любимая», не «обожаемая»! Расческа взбесившимся трактором терзала мою шевелюру.

– Не волнуйся, Бен, все, что отвалится по дороге, я соберу!

– Мы же не ссоримся, правда?

– Вовсе нет. – Я с грустью припомнила добрые старые времена, когда мы смачно грызлись под флагом пылкой страсти, а не супружеской склоки.

Чтение колонки Доброй Надежды до добра не доводит.

* * *

До этого мне не доводилось бывать в салоне Сидни. В первое мгновение мне показалось, что я ошиблась адресом. Место не из тех, где с порога ощущаешь себя писаной красавицей, В воздухе плыли густые ароматы лака для волос и средства для химической завивки – хоть топор вешай. Линолеум серо-буро-малиновый в крапинку, освещение немилосердное, а раковины выстроились вдоль стены, как писсуары для великанов. За столом администратора сидела девица – наглядное предупреждение против самодельных причесок и доморощенного макияжа. Волосы ее напоминали соломенного оттенка… солому.

– Приветик! – девица одарила меня щербатой улыбкой.

– Меня зовут Элли Хаскелл. Я договорилась на… Она смерила меня взглядом.

– На вашем месте я не стала бы ничего менять. Вы и так неплохо смотритесь. Но если уж очень хочется… – Она пожала плечами. -…Сидни через пару минут освободится. Повесьте пальто на вешалку и возьмите вон тот розовый пеньюарчик. У нас здесь прямо «Видал Сассун», правда? Кофе на столике.

Кофе струился тягуче и нехотя, словно патока, но вот чашки с блюдцами попали сюда явно не с дешевой распродажи. Все совершенно разные, но на редкость красивые. Я скользнула взглядом вдоль стены с «писсуарами». Две девицы в мешковатых юбках и самовязаных кофточках мусолили головы клиенток. Сидни стоял между ними и более чем когда-либо казался пещерным человеком. От него исходили волны уныния. Дама, чьи кудри он укладывал вавилонами завитков и волн, трещала с пулеметной скоростью и бешено жестикулировала, сверкая кольцами. Лицо ее тряслось, как подтаявшее желе.

Это же миссис Амелия Джоппинс! Я быстро пригнулась, не дай бог заметит меня: непременно станет выпытывать, отыскались ли темницы и подземелья в Мерлин-корте.

– Ау! Миссис Хаскелл! – Сушильный колпак щелкнул, и оттуда вынырнула блондинистая головка. – Мечтаете о своем роскошном новеньком супруге, а? Вы меня помните? Я Наяда Шельмус!

– Да-да… здравствуйте. – Это та самая молодая особа в мини-платье из страусовых перьев, что была на нашей свадьбе и чье фото украшает стол. Лайонела Шельмуса.

– Наяда – это прозвище, но даже не спрашивайте, как меня по правде зовут, у меня уж-жасное имя! Обычно я не пользуюсь сушилкой, но я обещала Лео, что не стану разгуливать по Рыночной улице с мокрой головой.

– Да, погода неподходящая, – согласилась я. Она пожала плечами:

– Да нет, такое, дескать, не подобает жене уважаемого поверенного. Плевать мне на это с высокой колокольни, да только я уже присмотрела такую моднюсенькую бриллиантовую подвесочку в ювелирном… так что не стану гладить моего котика против шерсти.

Так это и есть жена мистера Шельмуса? Я-то решила – дочка…

– Миссис Хаскелл! – подала голос девица из-за стола. – Сидни вас жде-о-от!

– Погодите! – Наяда обеими руками подперла сушильный колпак. – Мы с Тедди Эдем – секретаршей Лео – собираемся перекусить в «Темной лошадке». Пошли с нами, а?

– Вообще-то…

К нам направлялась Амелия Джоппинс, колыхаясь, словно буй на волнах.

– Заметано! Встретимся в двенадцать сорок пять! – Наяда нахлобучила колпак и защелкнула его, как мотоциклетный шлем.

– Элли Хаскелл? – прогремел голос миссис Джоппинс, ее подбородки тряслись от восторга. – Скажите, дорогая, как вам нравится творение рук Сидни? Я выгляжу на десять лет моложе, правда? Он настоящий художник! Так оно обычно и бывает. Эти трогательные существа, парикмахеры, делают нам прически, которые хотели бы носить сами. – Она сняла со стены зеркало, чтобы разглядеть завитушку сбоку, выпятила Губы и тыльной стороной ладони прихлопнула подбородки на место. – Ну, вы меня понимаете… вы ведь замужняя женщина.

– Из тех, что не спешат к парикмахеру, – как бы оправдываясь, вставила я.

– А вот это не годится! Поверьте мне, визит к Сидни – все равно что к психотерапевту! Я рассказываю ему все-все-все: и какие пилюли принимаю от запора, и какие оперы люблю. Последуйте моему совету, милочка, и доверьтесь его рукам безоговорочно. Если Сидни говорит обкорнать, – она поправила локон на своем вороньем гнезде, – значит, надо стричься. Да, чуть не забыла, – миссис Джоппинс рывком водворила зеркало на место, – я еще позвоню вам насчет экскурсии Исторического кружка по вашему дому, а гильдия Домашнего Очага очень хочет, чтобы мистер Хаскелл показал свое искусство. Особо французистого не надо… скажем, пусть будет тушенка с картошкой. Полчаса назад я окликнула мистера Хаскелла – он как раз шел в «Темную лошадку», но меня не заметил. Увлекся беседой с вашим кузеном, который устроил такое безобра… безоглядное веселье у вас на венчании. Говорят, теперь он живете вами обоими?

В ее изложении ситуация выглядела и впрямь непристойной. Во мне немедленно проснулось стремление оправдаться. Не успела я пояснить, что жизнь Фредди покатилась с рельсов под откос, а я – его надежное депо, как кто-то коснулся моей руки.

– Простите, миссис Джоппинс, – вмешался Сидни. Прежде чем она рассыпалась в извинениях, Сидни пихнул меня в кресло и развернул к зеркалу.

Вынув из моей прически шпильки, он вяло подкинул волосы на ладони.

– Ну, что делать будем, старина Элли? Как же ты ужасно выглядишь! Глаза запали, губы посерели. Или медовый месяц тебе не впрок, или ты недавно потеряла лучшего друга. – Наши унылые взгляды скрестились в зеркале. Беды и горести – естественная среда обитания этого человека. Наконец кто-то понял, что и счастье иногда угнетает.

– Медовый месяц пролетел замечательно, но насчет лучшего друга ты прав. Даже вдвойне.

Волосы мои весело плескались в раковине, а я замогильным голосом рассказывала о том, как проклятая Америка подбила Доркас и Джонаса на измену. Теплая вода успокаивала, ласковое журчание вторило моим жалобам.

– Кошмар! Как ты, должно быть, страдаешь, Элли, дорогуша. Я чувствую твою боль… вот здесь. – Руки Сида порхали в мыльной пене, так что трудно было определить, какой именно частью тела он мне сострадает, но вздох, который я ощутила на шее, согрел мое истосковавшееся по сочувствию сердце.

– Ко всему прочему еще и загадочная история с матерью Бена. Мы не собираемся об этом передавать по Би-би-си, сам понимаешь, но ты с детства знаком со всей их семьей… Словом, поговаривают, будто исчезновение миссис Хаскелл связано с тем, что мой свекор увлекся другой женщиной. Короче говоря, родители Бена расстались.

– Не может быть! Моя матушка будет в шоке! А другая женщина, случайно, не миссис Клюке? Такая рыжая? В обтягивающем свитере?

Вода каскадом хлынула мне за воротник.

– Вот именно…

– Мой бог! Не могу поверить! Эта женщина совсем не в его вкусе! Она же на метр выше его, ему придется прыгать, как кенгуру, чтобы поцеловать ее на ночь! А я ведь тебе рассказывал, как мистер Хаскелл относится к высоким женщинам, Не хочу добавлять тебе горестей, Элли, но он наверняка влюбился, и мозги у него съехали ниже пояса. Поверь мне, такое бывает! – Сидни расправил у меня на плечах сухое полотенце и со вкусом вздохнул: – Бедная, бедная миссис Хаскелл! Бен небось с ума сходит от страха за нее!

Я энергично мотнула головой, обдав брызгами даму в соседнем кресле.

– Бен с поразительным хладнокровием рассказывает всем, что Мамуля его якобы отправилась в увеселительную поездку, Стоит мне об этом заговорить, как он только отмахивается.

– Словом, Бен не подпускает тебя к себе и ты зла до чертиков… – Сидни ловко разделил мою челку на пряди.

– Сидни, если бы я не знала, что Бен способен на очень глубокие чувства, то его равнодушие насторожило бы меня. В голову полезли бы всякие мысли… например, пошевелил бы он пальцем, если б со мной случилась беда?..

Сидни защелкал ножницами.

– Не изводись, Элли! Ты хорошо спишь?

– Ненавижу плакаться, Сидни, но раз ты сам спросил… я почти не сплю. Кошмары в печенках сидят.

– Попроси доктора что-нибудь прописать.

– Не знаю… Я все надеюсь, что кошмары пройдут сами собой. В каждом сне меня преследует миссис Хаскелл и… еда. То жареные куры гоняются, то гамбургеры скалятся, пуская кетчупные слюни. Бен считает, что у меня на почве диеты развивается паранойя.

Сидни включил фен.

– Помешательство, – мрачно смакуя это слово, произнес он, – часть нашей культуры. Если ты не с приветом, ты неформальный. Даже у нашего Бена имеется его драгоценная клаустрофобия. – Широкие плечи Сидни уныло поникли. – По-моему, он так и не поверил, что в ларе с картошкой его запер этот придурок Паттерсон, а вовсе не я.

– А у тебя какая мания, Сидни?

– У Сидни – гадкого утенка? – Фен мягко урчал, сгоняя велось мне на лоб. – У меня старомодная, респектабельная страсть ко всякой ерунде. Поверь, Элли, подчас терпежу нет. Не могу купить пару одинаковых наволочек. Мало мне в полосочку – подавай в цветочек… пока не увижу в горошек.

– Я обратила внимание на твои чашки. Все разные и такие красивые.

Сидни выключил фен и взбил прическу пальцами.

– Матушка считает, что я стал таким, потому что папаша нас бросил. Послушать ее – так Мэгги Тэтчер стала премьер-министром из-за того, что ее папаша сбежал. – Наши взгляды встретились в зеркале, и Сид улыбнулся мне улыбкой грустного клоуна. – Ну что, так пойдет? Мы ведь пока не хотим радикальных перемен?

Я робко коснулась прически.

– Сид, это просто совершенство.

– Рад был тебя видеть, Элли. Мои наилучшие пожелания Бену. Пять фунтов пятьдесят шиллингов. Уплати Салли на выходе.

Появилась еще одна клиентка. Пора решить, обидится Сидни на чаевые или нет. Правая ладонь, ненавязчиво сложенная ковшиком, свидетельствовала, что не обидится. Сидни должен крепко держаться за каждый пенни, если и впредь намерен покупать разномастные наволочки и чашки веджвудского фарфора. Я вышла на улицу, в серую изморось, и сама себе поразилась: что это на меня нашло в парикмахерской?

* * *

Часы на башне показывали без пяти двенадцать. Интересно, Бен еще в «Темной лошадке»? Возле скрипучей вывески пивнушки ноги мои сами нерешительно остановились. Вдохнув несколько глотков пропитанного сивухой воздуха, я все-таки пошла своей дорогой. Уверенная в себе жена не таскается за мужем по пятам.

Ровно полдень. До встречи с Наядой еще успею поглазеть на витрины. Я небрежно миновала булочную-кондитерскую, сглотнула слюну возле «Бонбоньерки». Проклятая диета! Ей-богу, отведу душу за ленчем и налопаюсь… сельдерею. Чтобы отвлечься от примитивных инстинктов, загляну-ка я лучше в «Абигайль» – измерить окошко на лестничной площадке. Я нашла для него замечательную раму, красную с золотом. Если Бен уже управился с делами в «Темной лошадке» и вернулся в «Абигайль», я непременно заманю его в кладовую… чтобы ее обмерить.

Я поднялась по красным кирпичным ступенькам «Абигайль» и оказалась под темно-зеленым навесом. Невидимые рабочие вовсю орудовали молотками. Строительный инспектор подверг чердачный пол обструкции, и я решила, что все плотники стянули свои силы туда. Но не маляры. Крохотный человечек, такой дряхлый, что даже лысина у него была в морщинах, столкнулся со мной в дверях. В руке он держал ведерко с краской. Не успела я поздороваться, как маляр унесся прочь по коридору, ворча себе под нос:

– Небось муженек прислал шпионить. К вашему сведению, у нас обед, и нечего тут ругань разводить. Я и хозяином вашим сыт по горло!

Ну, знаете!… Естественно, не все разделяют мою любовь к Бену, но чтобы такая враждебность!

Впрочем, я тут же забыла про маляра, оглядела квадратный холл с его неровным полом – и теплая волна захлестнула мое сердце. Этот дом построили в 1703 году как постоялый двор, и призраки путешественников в париках и широкополых плащах сопровождали меня из комнаты в комнату. Пусть самого Бена здесь не наблюдается, но душа его незримым ангелом витает в этих стенах. Достаточно взглянуть на стены, чтобы в этом убедиться, – от пола до потолка они были обклеены воззваниями к рабочим. Одобрительные, сдержанные, но в основном чрезвычайно ядовитые – и все подписаны его инициалами.

Твердая хозяйская рука. Я поняла, насколько она нужна, бочком проскользнув мимо парочки балбесов с панковскими лохмами, которые пытались заарканить друг друга посредством лассо из электрического шнура. Но я бы эту твердую руку облекла в бархатную перчатку. Войдя в кухню, жалкую в своей первозданной наготе, я живо представила, как чудесно она преобразится, когда засверкают хромированные мойки, засияют белоснежные шкафы, а на широких подоконниках выстроятся горшки с геранью из цветника Джонаса. Так же ясно виделась мне гостиная слева от парадной двери. Обои с колокольчиками просто созданы для нее! Я поднималась по лестнице, наслаждаясь шелковистой гладкостью деревянных перил. Измерив окошко на площадке, двинулась на второй этаж. Эта длинная комната с полотняной обивкой в завитушку, лепниной на потолке и высокими зарешеченными окнами идеально подходит для пиршества по случаю открытия. Зажжем свечи в шандалах, накроем вдоль стен два трапезных стола и расставим повсюду серебряные кувшины с белыми розами.

Я вытащила рулетку и отправилась в комнату, которая уже сейчас стала рабочим кабинетом Бена. Безукоризненный порядок вызвал у меня нежную улыбку. Даже скрепки разложены ровненькими рядками, а рабочие записи высятся аккуратной стопочкой. Вот записка для меня… Улыбка сама собой погасла. Послание гласило:

Элли, краска для кухни не годится. Перламутровая подойдет больше, чем жемчужная. Дорогая (это слово Бен добавил потом и провел к нему стрелку), не раскидывай повсюду образчики обоев. Ты подаешь рабочим дурной пример.

Подпись: Б.Т.Х.

Я едва не поддалась искушению переправить «перламутровая» на «перламуторная» и подписаться под исправлением, но тут же вспомнила соответствующий абзац из книги «Брак или Мрак?». Разжав кулак, я разгладила записку и начертала:

Виновата, исправлюсь, будет исполнено.

И подписалась: Э.С.Х.

Часики убедили меня, что еще есть время заглянуть в антикварную лавку Делакортов и посмотреть, остались ли те самые рамы для картин. Даже если рамы уже проданы, там всегда найдется что-нибудь соблазнительное.

Витрина в эркере магазина соблазнами просто изобиловала. Мольберт задрапирован вышитой шалью, рядом медный чайник прошлого века, и к нему таганок. Пусть мистер Чарльз Делакорт и напоминает снулую рыбину, но дело свое он знает.

Я вошла под треньканье колокольчиков, игравших увертюру к «Вильгельму Теллю». На мгновение у меня мелькнула мысль положить на голову яблоко и замереть навытяжку. Впрочем, не стоит: арбалет, что висит на стене, выглядит достаточно дееспособно, а стрелы торчат из колчана, как иглы дикобраза… Рамы на месте. Отлично! Теперь бы только найти кого-нибудь, кто поскорее продаст мне их, пока я не сгребла в охапку все эти безделушки, без которых не могу больше жить. Я жадно мечтала Заполучить все, что имелось в лавке Делакортов, все, кроме… атмосферы. Странно, потому что запах минувших эпох притягивал меня. Я прошлась между столами, повертела в руках отделанную эмалью табакерку, пощелкала серебряными ножницами. Магазинчик похож на декорацию к кинофильму. Может, именно в этом все дело? Я оглянулась. Неужто из-за бархатных темно-желтых гардин, отделяющих заднюю комнату, вот-вот выпадет труп?.. Занавески качнулись, и в самом деле появился труп. Правда, ходячий. Чарльз Делакорт собственной персоной.

– Добрый день, миссис Хаскелл. – Наклонив белобрысую голову, он сверился с часами и занял место за прилавком.

Занавеси снова разошлись, и показалась Анна Делакорт. Сегодня на ней был костюм из зеленой парчи с узкой юбкой и сильно приталенным жакетом с фалдочками по бедрам. Темные волосы скручены валиком надо лбом, а сзади спадают гладкими прядями. Очень элегантно. Писк моды сороковых годов.

– Элли, как я рада вас видеть! – Прохладная ладонь Анны коснулась моей. – Я все хотела вам сказать, что вы были просто лучезарной невестой.

– Благодарю вас.

– А свадебное платье подошло? Когда вы его покупали, я беспокоилась, что в талии оно плохо сидит.

– Правда? – Я украдкой пощупала живот.

– Мне показалось, платье мешковато.

– Как мило с вашей стороны… так беспокоиться.

– Моя дрожащая… простите, дражайшая супруга, живет и дышит треволнениями, – голос Чарльза Делакорта заморозил комнату. – Подумаешь, еще одна бессонная ночь во имя великой идеи!

Ужасный человек! Помимо общего интереса к старинным вещам, какое помрачение рассудка заставило Анну выйти за него? Страшно, подумать, что она когда-то его любила.

– Я очень благодарна вам за то, что помогли мне выбрать наряд, – обратилась я к Анне.

– Вы воистину неустрашимая особа, миссис Хаскелл, – тут же встрял человек, у которого в жилах текла не кровь, а желчь. – Моя жена вполне могла обрядить вас к алтарю, как тень Марлен Дитрих. – Чарльз Делакорт протер зеркало в серебряной оправе. – Хотя не скажешь, что на вашей свадьбе было скучно.

Анна смущенно рассмеялась:

– Чарльз всегда насмешничает, когда речь заходит о моих вкусах в одежде.

– Сороковые годы – примитивная эпоха. – Он постучал по клавишам кассы.

Анна, которой уже никогда не будет тридцать девять, прижала руку к груди и улыбнулась.

– Возможно, я застряла во времени, но для меня эти годы полны очарования. В те дни я была счастлива – пусть не вундеркинд, но ребенок, подающий надежды. Я неплохо пела, и родители грезили о моей грядущей славе. Они отправляли меня на всевозможные конкурсы, и я несколько лет разъезжала по стране… – В глазах Анны появилось мечтательное выражение, она прислонилась к прилавку, поигрывая пальцами, как на пианино.

И вдруг запела!

«Ах, где ты теперь, герой моих грез? Прошла моя жизнь дорогою слез»…

Я не знала, куда деваться от смущения. Чарльз Делакорт улыбался торжествующей улыбкой: наконец-то его жена показала себя во всем блеске собственной глупости. Голос Анны (весьма посредственный) сорвался и угас. Она сдавленно хихикнула.

– Хорошо, что я сошла со сцены в десять лет, правда? У меня никогда не было того очарования, каким обладала знаменитая Сильвания. Вот у нее голос был как ирландское виски, полное страсти и огня. Как-то раз я выступала с ней в одном концерте. – В глазах Анны появилось все то же мечтательное выражение. – Ей в то время было не больше восемнадцати, она озарила весь концертный зал блестками и огненными локонами. Сильвания пела «И снова прощай». Я мечтала стать такой же, как она. – Анна закрыла лицо руками. – Не надо напоминать мне, Чарльз, что она была красавицей, а я нет. Но фигура у меня вполне на уровне, мои параметры до сих пор девяносто – шестьдесят – девяносто. Еще одно преимущество бездетности.

Чарльз устремил на меня арктический взор, отчего я смутилась еще больше. Часы пробили четверть, я положила рамы на прилавок и открыла сумочку. Никак не могу свыкнуться с тем, что параметры фигуры – сугубо интимную вещь – обсуждают на людях.

– Я плохо знаю творчество Сильвании. – Взглянув на счет, я принялась выписывать чек.

Анна обошла прилавок:

– Она избегала публики. Ее частная жизнь оставалась именно частной и личной. Ходили слухи, что Сильвания тайно обзавелась мужем и даже детьми. Но потом ее песни вышли из моды, как вот это платье. Уже долгие годы про нее ничего не пишут, разве что в колонке светских сплетен иногда вспоминают про ее исчезновение со сцены и намекают, что с ней случилось нечто трагическое.

Бедная, одинокая Анна. Ей сорок с гаком, а она по-прежнему без ума от вышедшей в тираж певицы. Я сунула упакованные рамы под мышку, когда снова затренькала увертюра к «Вильгельму Теллю». В магазин вошла Глэдис Шип.

Удивительно, но Чарльз Делакорт оттаял до легкого оживления. Он пригладил свои невидимые волосы и поправил узел галстука.

– Добрый день, мисс Шип. Хотите взглянуть на ноты, которые доктор Симон Бордо раскопал в старом сундуке в «Эдеме»?

– Вы словно читаете мои мысли, мистер Делакорт! – Щеки органистки покрылись приятным свекольным румянцем. Она попыталась поправить очки, но лишь свернула их набекрень. – Я давным-давно мечтала сделать какой-нибудь сюрприз леди Теодозии. Она так много помогала мне с детским хором! И всегда такая шутница – то и дело повторяет, что идеально подходит для этой работы, потому что ей медведь на ухо наступил. Наверное, ей будет приятно получить в подарок ноты как память об отчем доме, откуда ее выгнали жестокие родственники?

– Почему бы и нет? Я почти склонен подарить вам эти ноты.

Стоявшая со мной рядом Анна смотрела на мужа так, словно не верила собственным ушам.

– Ну что вы, я не могу такого допустить… – Мисс Шип ломала руки. – У меня есть небольшой доход… Конечно, я не богатая наследница, как… – Мисс Шип вздрогнула и прищурилась на меня сквозь гигантские линзы очков, превратившие ее глаза в огромные поганки. – О, миссис Хаскелл! Как бестактно с моей стороны! Но, честное слово, я вас не заметила, – она снова безуспешно поправила очки, – вернее, не узнала…

– Рада вас видеть…

– Вы так добры! Миссис Хаскелл, счастлива сказать вам, что у вас удивительные родственники! Только представьте, человек берет себе за труд приезжать на воскресные службы уже вторую неделю! Викарий просто в восторге!

– Фредди?!

Я смотрела на нее во все глаза. Неужели мой беспутный кузен ударился в религию? Это он-то, который избегал посещать церковь под тем предлогом, что чем ближе ее знаешь, тем меньше почитаешь! Кроме того, на мотоцикле до церкви целых две минуты – для трудолюбивого Фредди расстояние почти непреодолимое…

Анна сказала, что наденет пальто, и скрылась за портьерами.

– Фредди? Это тот юноша, что прервал нашу – вашу! – свадьбу? – воскликнула мисс Шип. – Ну что вы, я ни разу не видела его в церкви, наверное, он очень занят вашим мужем… и его делами. – Как бы я хотела, чтобы люди перестали говорить про Бена и Фредди как про неразлучных первоклашек! Мисс Шип опустила воротник пальто, явив алую блузку. – Ваша кузина такая приветливая и… любезная. Она мне посоветовала почаще носить красное, чтобы подчеркнуть мою естественную живость.

Пурпур блузки словно высосал из мисс Шип всю кровь. Ванесса! Да как она смеет совать нос в церковь – мою церковь! Вот как Господь покарал меня за то, что я пропустила два последних воскресенья. Что еще замышляет эта зараза? У меня мелькнула кое-какая догадка, но я быстро ее отбросила. Роуленд не способен купиться на пустую красоту и бесстыжую сексапильность. Нет, моя прекрасная кузина решила разнюхать побольше сплетен обо мне и Бене. Но такой удачи она не дождется.

– Извините, мы на минутку вас покинем. – Чарльз Делакорт поднял белесую бровь и замороженной улыбкой пригласил мисс Шип пройти за занавеси.

Прижав сумочку к впалой груди, мисс Шип обогнула прилавок.

– До свидания, миссис Хаскелл. Передайте мой горячий привет мисс Фитц-Саймонс, когда она в следующий раз зайдет к вам.

– Обязательно…

Ванесса не была в Мерлин-корте со дня нашей свадьбы, но не дай бог мисс Шип сочтет меня сварливой дрянью, которая родной кузине чашки чаю не предложит.

Органистка с выжидательной улыбкой последовала за Чарльзом в заднюю комнату. Из-за гардин показалась Анна Делакорт в бобровой накидке и широкополой черной шляпе, надвинутой на лоб, и я поспешно положила абажур, который пыталась расщепить на ленточки.

– Мисс Шип с удовольствием побеседует с Чарльзом наедине… вы же знаете, как бывает со старыми девами… а я сегодня собиралась перекусить где-нибудь в деревне. Не хотите пойти со мной? – робко спросила она.

Я объяснила, что должна встретиться с Наядой, и предложила Анне присоединиться к нам. Она медлила с ответом.

– Пойдемте! Если там еще сидят мой муж и Фредди, они угостят нас рюмочкой шерри.

Не слушая ее возражений, я потащила ее через площадь и толкнула тяжелую дубовую дверь пивной.

– Они очень дружны, не правда ли? – осторожно спросила Анна.

Все та же старая песня.

– Угу! – Я рассмеялась беззаботным смехом счастливой замужней женщины. – Это случайно не Наяда Шельмус сидит там в уголке, рядом с человеком в плаще?

Нет, не она. Среди пивной братии у стойки бара ни Фредди, ни Бена не оказалось, не было их и среди обедающих. За стойкой властвовала толстуха в очках, усыпанных по краям фальшивыми бриллиантиками. Она вовсю крутила ручки кранов и раздавала пенящиеся кружки. Наполнив очередную, миссис Гуиннивер жеманно проворковала:

– Вот вам кружечка, но на сегодня последняя, мистер Шиззи.

Совершенно правильно, миссис Гуиннивер. Не пристало агенту по недвижимости зигзагами топать наперерез автобусу, если он только что побывал на волосок от смерти. Но когда мистер Верной Шиззи устремил на меня свой оливковый взгляд, улыбка моя погасла. Я не имела ни малейшего намерения покупать у него недвижимость, просто чтобы отвязаться от него. Заметив в углу лестницу, я предложила Анне посмотреть, не сидят ли наши знакомые на втором этаже. Она кивнула, и мы обогнули группу молодых людей в костюмах из шотландки, которые сосредоточенно пытались осушить пинтовые кружки горького эля, удерживая на головах блюдца.

Обрывки песен гнались за нами по плохо освещенной крутой лестнице. Наверху оказалась дверь. Едва я приоткрыла ее, как Анна сзади подала голос:

– Элли, мне кажется, этот зал забронирован для банкетов…

Увы, только теперь я заметила медную табличку ЗАБРОНИРОВАНО. Меня окутал запах свежесрезанных цветов, в комнате за накрытым столом собралось сплошь дамское общество. Женщины увлеченно потягивали шерри. Заскрипели отодвигаемые стулья, Все встали. Послышался чей-то командный голос, но кто говорит, я не видела.

Анна потянула меня за руку, однако я очень кстати потеряла туфлю. Это начинает входить в привычку! Я пыталась нашарить чертову туфлю ногой, ругаясь себе под нос и украдкой прислушиваясь к тому, что говорится за дверью. Ужасно, правда? Но не забывайте, я ведь из тех бесцеремонных особ, что суют нос в списки покупок незнакомых людей и устраиваются в чужих машинах как у себя дома.

– Леди, дорогие подруги, открывая наше ежемесячное собрание, я хочу вынести на повестку дня весьма печальный вопрос. Увы, миссис Беатрис Мукбет оказалась жертвой жесточайшего нервного кризиса. Она слегла вчера, после собрания Симфонического кружка. Ее госпитализировали в «Эдем», где она полностью и безоговорочно вверила себя в руки доброго доктора Бордо. Учитывая нынешний статус миссис Мукбет в клубе, Комитет по переписке ограничится открыткой «Скорейшего выздоровления!». Посетители к миссис Мукбет не допускаются.

Собрание зашумело.

Анна отыскала мою туфлю, и я с сожалением последовала за ней вниз. Несчастная миссис Мукбет! Я чувствовала, что ее машина, приютившая нас с Беном во время свадебного ливня, установила между нами некую связь. Спускаясь с последней ступеньки, я сообразила, что пронзительный голос, выкрикивающий мое имя, принадлежит миссис Шельмус.

Сидни превратил волосы Наяды в гигантское золотистое облако, вряд ли способное без ущерба пройти в двери.

– Простите, что мы опоздали! Элли, вы ведь помните Тедди? – Наяда похлопала по плечу свою более чем скромно одетую спутницу. – Я вижу, вы привели Анну.

Может быть, ее странный тон – чистая случайность? Наяда смерила Анну взглядом, та чуть заметно пожала плечами.

– Давайте поскорее займем столик у окна, подальше от этого слизняка в плаще. Да-да, вот этого… у меня от него мороз по коже…

У двери мужского туалета стоял человек, лицо его закрывала пивная кружка. Сердце мое пропустило несколько ударов, потом бешено заколотилось. Неужели я уже видела этого типа в плаще? Элли, ты страдаешь манией преследования! Англия – страна плащей.

– По-моему, то, что надо, – Наяда поправила цветастую подушечку на стуле в нише окна, выходящего на площадь.

– Очень мило, – ответила Анна, я почувствовала холодок, но виной тому было отнюдь не открытое окно.

Человек в Плаще вытряхнул содержимое спичечного коробка на ладонь и принялся методично ломать спички.

Тедди стянула перчатки и поглубже загнала гребенку, наугад воткнутую в скрученные узлом волосы. Очень надежная и безопасная секретарша для женатого человека. Она заговорила, и голос у нее оказался такой же бесцветный, как и она сама. Хотя рядом с жизнерадостной Наядой все мы выглядели не лучшим образом. Анна казалась еще более бледной, чем всегда.

– Как приятно встретиться с вами, миссис Хаскелл. – Из-за выступающих зубов Тедди слегка шепелявила. – Я получила огромное удовольствие от вашей свадьбы. Пожалуйста, передайте вашему мужу, что тартинки с курицей мне очень понравились.

– Он будет в восторге. – Подобная болтовня возвращает человека к реальности, и я перестала глазеть на Человека в Плаще.

– Тедди – это уменьшительное от Теодозии?

– Верно.

– Так вы леди Теодозия Эдем?

Таинственная Теодозия, которая выросла в усадьбе, ставшей теперь приютом для психопатов и шизофреников?! Та самая Теодозия, которую мисс Шип мечтала одарить нотами, найденными в старом сундуке?

Леди Эдем сбросила с плеч поношенное твидовое пальто. На свет показался неровной вязки кардиган цвета вчерашней овсянки и две нитки розовых пластмассовых бус.

– Миссис Хаскелл…

– Пожалуйста, просто Элли.

– Хорошо, Элли. Друзья зовут меня Тедди. От титула, как и от многих других несущественных мелочей, я отказалась много лет назад.

– Коротко и ясно, – весело встряла Наяда. – Тедди сделала ручкой родовому гнездышку, когда ее папаша-граф оставил всю капусту ее противному братцу Уолтеру, который взамен предложил ей пару фунтов в неделю на карманные расходы.

– Наяда, вы преувеличиваете, – мягко укорила ее Тедди.

– Ну хорошо, пусть будет двенадцать фунтов в неделю. Уолтер такой же жадина-говядина, как мой первый благоверный. Но все к лучшему, – Наяда ухмыльнулась. – Тедди очень предана моему Лео. Надо признаться, что сначала я решила подружиться с Другой Женщиной в жизни своего лапули только для того, чтобы они не гасили свет, засиживаясь вечерами за работой. Может, я и дурочка, но, поверьте, прекрасно поняла, что к чему, из общения с первым муженьком.

Анну явно покоробил подобный стриптиз. Она поправила свои темные локоны и заметила:

– Профессиональная репутация мистера Шельмуса всегда была безупречна.

Человек в Плаще направился в туалет. Наяда скрестила точеные ножки.

– Милая подруженька, когда девчушка вроде меня долго и мучительно забрасывает сети в надежде подцепить богатенького и спортивного муженька, то ей надо держать его подальше от прочих охотниц с гарпуном. А наша Тедди – очень интригующая женщина.

– У меня особый талант составлять судебные предписания, – улыбнулась Тедди, и лицо ее озарилось неуловимым очарованием.

Потянувшись через весь стол, Наяда отбросила в сторону прядь моих волос.

– А вы ужасно романтично выглядите, Элли. Вроде леди Годивы[4], только одетая. Вы не верите, что у Тедди была бурная жизнь?

Анна взглянула на меня, а я – на Тедди, которая снова превратилась в бесцветную мышку. Но Наяда разошлась не на шутку.

– Как по-вашему, что сделал братец Уолтер, став графом? Продал родовое гнездо этому докторишке Бордо (который сперва сдавал его в аренду, а потом превратил в психушку), а сам укатил во Францию со своей уродиной женой Вандой. И эта нахалка еще поделилась с Тедди своей радостью: мол, какая красота, что не надо больше тревожиться, а не женился ли на тебе твой благоверный исключительно ради звонкой монеты.

Налитая свинцом пауза. Вероятно, мои собеседницы по чистой случайности дружно отвели взгляды – надеюсь, они не вообразили, будто Бен женился на мне из-за денег… Да-да, они попросту любуются интерьером!

– Дамы созрели? – пробасила миссис Гуиннивер над моим ухом.

Я заказала бутерброд с камамбером.

– Ф-фу! – передернулась Наяда.

Вот именно. У меня не возникнет ни малейшего соблазна его съесть. Пока остальные заказывали, я рассматривала медные украшения для лошадиной сбруи, развешанные по стенам.

– Вот как получилось, – снова продолжила Наяда, – что Тедди выставили из дому с одним-единственным чемоданчиком и дипломом машинистки. Мало того, – Наяда постучала пальчиками по столу, – она еще и жертва несчастной любви!

– Ничего сенсационного в этом нет, – голос Тедди звучал еще скучнее, чем всегда. – Давайте лучше послушаем про роман со счастливым концом. Элли, как вы познакомились со своим мужем?

Все трое выжидательно уставились на меня.

– Нас познакомил общий друг.

– А-а-а, – разочарованно протянула Наяда. – Я-то думала, у вас было что-нибудь более романтическое. Тедди, а вы своего парня знали с колыбели, правда?

Молчание. Тедди снова мило улыбнулась, и Наяда сама ответила на свой вопрос:

– Товарищ детских игр! Намного старше, что, конечно же, интриговало… – Вернулась миссис Гуиннивер с тарелками. – Лето за летом Тедди не сводила влюбленных глаз с юного рыцаря, гонявшего в крикетных наколенниках по полю, усеянному лютиками. И что же сделал этот обалдуй, когда вырос? Женился на другой! – Наяда обняла Тедди за плечи. – А финал так просто душераздирающий. Годы спустя они встретились вновь, незадолго до того, как наша Тедди устроилась секретаршей к моему зайчику. Любовь вспыхнула с новой силой, но, как водится в нашем гнусном мире, он был все еще женат. Им пришлось растоптать свои чувства, разлука – вот удел влюбленных.

Все примолкли. Анна чуть приоткрыла рот, и я на миг испугалась, что она собирается запеть.

– Какая печальная история!

– Правда ведь? – обрадовалась Наяда. – Совсем как в книжках нашего Эдвина Дигби!

На сей раз тишина стала просто гнетущей. Я избегала смотреть на Тедди. Какой женщине понравится, если ее великую любовь сравнивают не с Шекспиром, а… Удивительное дело, но атмосфера за нашим столиком начала действовать и на остальных посетителей. Люди перестали разговаривать и уставились в окно.

Наяда хихикнула:

– Вы не удивляйтесь, что я такая начитанная. Хористки тоже читают. Я даже люблю такие стишата… ну, которые не рифмуются…

Уголком глаза я увидела, как один из посетителей подался к окну и отогнул занавеску. Так это вовсе не мы были предметом интереса! На площади что-то происходило. Я тоже попыталась выглянуть в окно, но Наяда требовательно дернула меня за рукав.

– Лео высмотрел меня с бельэтажа, когда я отплясывала в одной оперетке. Он так раскочегарился, что в театре пришлось отключить батареи. И если поразмыслить, не думаю, что я продешевила. Лео смазливый парниша, у меня чудненький дом, шикарные тряпки и побрякушки. – Сунув два пальца за вырез платья, она вытащила медальон. – Муженек, конечно, время от времени ворчит, мол, я его по миру пущу, но в карманчике у него всегда найдется бумажка-другая. Кроме того, у меня, как и у Тедди, есть работа. И очень даже роскошная…

Никто не откликнулся.

Миссис Гуиннивер вышла из-за стойки, все посетители столпились у окошка. Послышалось восклицание: «Что за дьявольщина?!» Снаружи раздался топот, потом крики.

Наяда оглянулась и пожала плечами.

– Я преподаю аэробику! Каждый четверг после обеда в церковном клубе Святого Ансельма, так что всегда к вашим услугам, Элли, дорогуша. Вы ведь потеряли столько килограммчиков, так что следует держать себя в форме!

Ненавижу это выражение! Что значит – потеряла? Я ведь не оставила их в автобусе, а заморила их голодом до смерти, по сто грамм в неделю…

Посетители «Темной лошадки» дружной гурьбой бросились к дверям. Все, кроме Человека в Плаще. Он стоял у стойки бара, спиной ко мне… Что-то в его силуэте показалось мне удивительно знакомым. Я не могла шевельнуться, даже когда кто-то спросил, уж не банк ли Ллойда ограбили. Зажмурившись, я живо представила, как стою поздней ночью в гостиной и вижу в темноте мужской силуэт перед камином.

Дверь пивнушки с грохотом распахнулась, чей-то голос перекрыл общий шум:

– Ужасное несчастье!.. Дом на капитальном ремонте… Половина чертова этажа рухнула. Говорят, его жена тут, пошла за покупками… Кто-нибудь ее видел?

Я забыла про Человека в Плаще. Ноги мои словно налились свинцом. Плотники же предупреждали, что пол чердака в «Абигайль» держится на честном слове…

Из протоколов Вдовьего Клуба

Письменный отчет миссис М, Смит-Вессон касательно миссис Ширли Шиззи, 15 декабря.

Надеюсь, что Правление и достопочтенный Президент примут во внимание, что я без всякой критики довожу до вашего сведения претензию миссис Ширли Шиззи, будто Вдовий Клуб не дает ей никакой возможности вступить в наши ряды. Будучи ее поручителем, я объяснила ей, что некоторые наглые типы цепляются за жизнь с непозволительным упрямством.

Я попыталась поднять ей настроение старой поговоркой, что Бог любит троицу. Но мне кажется, что миссис Шиззи нуждается в особой моральной поддержке. Поэтому я вношу предложение в виде исключения разрешить ей участвовать в деятельности нашего Клуба. Автобусная экскурсия в Скегнесс принесет ей огромную пользу.

С уважением

Мэйбл Смит-Вессон.


Пометка Киттис Порридж, секретаря-протоколиста:

Правление отклонило предложение, но в знак солидарности послало миссис Шиззи корзину фруктов.

Глава XII

– Жертвой несчастного случая стал, разумеется, не Бен и не кузен Фредерик, – удовлетворенно сказала Гиацинта, – а этот котище девять жизней, мистер Вернон Шиззи. Он отправился поглядеть на дом, который по плану должны были снести. Насколько я поняла, при падении мистер Шиззи сломал только пару ребер.

– По словам его секретарши, как писали в «Оратор дейли», кто-то позвонил ему и сообщил, что муниципалитет колеблется относительно сноса. Если мистеру Шиззи повезет, он сможет выкупить дом по дешевке. Гиацинта разделила слипшиеся листки блокнота.

– А где была его жена?

– Делала прическу у Сидни, но, говорят, она довольно часто забегала в «Темную лошадку». Они с миссис Гуиннивер – большие приятельницы.

– Меня интересует Человек в Плаще. – Примула поправила шаль на узких плечиках. – Очень неумно с его стороны торчать на виду, но мужчины лишены нашего таланта перевоплощения…

* * *

Мы сидели в гостиной, попивая предобеденный шерри. В тот вечер Фредди снова заявился к нам на обед. Обсудив чудесное спасение мистера Шиззи, я упомянула, что в Читгертон-Феллс зачастила наша несравненная Ванесса. Фредди почесал в затылке свой белый поварской колпак (в последние дни он не расставался с ним ни на минуту, даже на мотоцикле разъезжал в колпаке) и высказался:

– Похоже, придется пригласить старушку Кислятину на Рождество. Нельзя же давать соседям повод чесать языки насчет нашего негостеприимства. – Фредди дочиста вылизал рюмку. – А если позвать преподобного Роуленда и это чудо в перьях, органистку, будет даже забавно. Представляете, как Ванесса начнет оттачивать свое остроумие на этих занудах провинциалах.

Величественно восстав из кресла эпохи королевы Анны, я поставила рюмку на каминную полку.

– Как мило с твоей стороны, Фредди, взять на себя тяжкий труд и спланировать Рождество. – Я избегала встречаться глазами с Беном. – Джилл тоже к нам присоединится?

– Нет, – Фредди дал тумака своему колпаку. – Расставаясь, мы решили не общаться, кроме как телепатически, до самого восемнадцатого мая. Это мой день рождения.

– Разумный поступок. – Бен собрал рюмки на серебряный поднос. – Элли, может, позвонишь Ванессе? Если уж она таскается в нашу глушь, значит, ей совсем нечего делать. А мы даже на чашку чая ее не пригласили.

– Хорошо… дорогой.

Я постаралась, чтобы голос не выдал моего огорчения. В глазах Бена я прочитала, что он уже расписывает партитуру этого чая, как симфонию: тосты с сочными креветками, пирожные с крыжовником. Ванесса будет громко выражать свое восхищение закусками, а я стану нахваливать свежесть редиски. Дьявол! Насколько бы легче мне жилось, будь Бен банкиром или гробовщиком.

– Фредди, поможешь мне с обедом? Элли, солнышко, сядь поудобнее, расслабься и отдохни.

Ничто не взвинчивает так, как попытка расслабиться. Я злобно уставилась на дверь. А не позвонить ли Ванессе, чтобы отвлечься? Нет, сначала спрошу у Бена, сколько минут предложить ей погостить у нас.

Дверь кухни была слегка приоткрыта, и до меня донеслось:

– Черт побери, Фредди, конечно же, я волнуюсь за Мамулю, но не хочу, чтобы Элли подумала… – Тут взвыл миксер. – Ты же знаешь, какой она стала в последнее время.

В гостиную прокрался Тобиас и негодующе мяукнул. Он явно не одобрял, что я подслушиваю собственного мужа. «Ты же знаешь, какой она стала в последнее время», то есть с самой свадьбы. Я подхватила Тобиаса. Может быть, Бен тоже не слышит пения скрипок? Допустим, не слышит. Но ведь не станет же он обсуждать такие интимные вещи с другими, особенно с Фредди… Стоп! Разве я не читала где-то, что мужчины выкидывают именно такие коленца? Предаются беседам, скрепляющим мужскую дружбу. В обычном духе: «Слушай, старина, что-то у меня в последнее время с женой не того… ну не ладится у меня с ней, как положено».

В руководстве «Брак для двоих» в каждой главе упирали на необходимость расправляться с проблемами на месте, иначе они расползутся как сорняки и поглотят цветущий сад супружеского счастья.

Почесав Тобиаса за ухом, я постаралась убедить нас обоих, что Бен на самом деле имел в виду мою депрессию, вызванную отъездом Джонаса и Доркас. Уверенная в себе жена не станет расстраиваться, если муж обсуждает ее со своим приятелем.

Я набрала номер Ванессы, Она ответила в тот самый момент, когда я собиралась повесить трубку.

– Привет, Ванесса, – буркнула я.

– А-а-а, это ты… – прощебетала несравненная кузина. – Наверное, тебе уже донесли, что я ударилась в религию. Еще бы, я ведь узрела настоящее чудо – твою свадьбу. – Ванесса мелодично хохотнула. – Элли, милая, не хмурься, от этого щеки у тебя как у хомяка становятся.

– Я не хмурюсь. – Теперь весь остаток разговора я буду невольно пощипывать себя за щеки.

– Ох, Элли, моя любимая мамочка на твоем празднике жизни вела себя премерзко… Помнишь, как она пыталась соблазнить рыцарские доспехи? Не знаю, как бы я снесла позор, – Ванесса сладко зевнула в трубку, – если бы преподобный Фоксворт не был столь божественно добр. Благодаря ему я наконец поняла, чего мне не хватало в жизни… в духовном смысле.

Естественно, Роуленд был к ней добр. Ванесса как-никак моя кузина. Скрипнув зубами, я выдавила:

– Ванесса, я хочу сказать, что ты можешь останавливаться у нас в Мерлин-корте всякий раз, когда приезжаешь в Читтертон-Феллс.

– А ты отписала мне Мерлин-корт в завещании?

– Конечно, нет.

– Тогда спасибо, не надо и приглашать. Как я уже кому-то говорила… кажется, преподобному Фоксворту… у Бена и Элли всего десятка два спален, зачем же их стеснять.

Закусив телефонный шнур, я вонзила в воздух когти, надеясь поразить невидимую противницу.

– Значит, на Рождество ты не сможешь к нам приехать?

– Дай-ка проверю у себя в календарике… Нет, милочка, у меня другие планы.

Отлично! Приглашу Роуленда и мисс Шип.

* * *

Оба с большим сожалением отказались прийти: они еще раньше приняли другие приглашения. Отец Бена, разумеется, отмечать праздник неверных не собирался. По телефону он объяснил мне, что для него это самое суматошное время – елочная распродажа.

– Как, даже в само Рождество?!

– Множество людей делает покупки в последний момент.

– А от миссис… от Мамули нет никаких новостей?

– Третьего дня Марсель получил от нее очередную открытку.

Свекровь пропала больше месяца назад и до сих пор не прислала ни словечка Бену. Вот в чем весь ужас. Но стоило мне начать его утешать, как он огрызался, заявляя, что Мамуля просто-напросто не хочет впутывать его в свои распри с Папулей. Интересно, во что может впутать почтовая открытка?

Кстати, о письмах. Наш чикагский корреспондент Доркас сообщает:

«Привет от старых штиблет, дорогуша Элли!

Лучше всего к нашему здешнему жилищу подходит определение: „высоченное и холодное“. Дыхание замерзает на губах. Но туземцы – симпатяги. Бомбардируют меня вопросами: есть ли в Англии водопровод и горячая вода?

А удобства у нас во дворе? Не могу сосчитать, сколтко раз здешний народ восторгался, как хорошо для иностранки я владею английским. Наша денежная система их завораживает. Все хотят знать, как выглядят шестипенсовик, шиллинг и фартинг, а потом испытывают ужасное разочарование, когда я сообщаю, что старинные монеты давно вышли из обращения вместе с кринолинами. Элли, насчет Джонаса не беспокойся, разве что у тебя аллергия на кепки-бейсболки и замороженные готовые обеды – никакую другую пищу парень есть не желает. Могу тебе поклясться, что не выпущу его из квартиры, пока не кончится зима. С удовольствием прочитала в твоем последнем письме обо всех новостях. Как обстоят дела с домработницей?»

Ах да. В последние дни декабря в ответ на наше объявление в рубрике «Требуется помощь по хозяйству» мы получили массу откликов. Первая кандидатура, миссис Филлипс, оказалась дряхлой старушкой. Ну как я посмею оставить ее одну, без сиделки, не говоря уже о том, что ей и ведро воды не поднять без одышки! Я усадила старушку в качалку, угостила чаем с печеньем и выслушала душераздирающую повесть, как она подрабатывает, чтобы скопить на вязальную машинку, о которой давно мечтает.

На следующий день я анонимно отправила ей по почте машинку и пригласила на собеседование следующую претендентку, миссис Ходжкинс. Это оказалась вполне моложавая и крепкая особа, но она ни на минуту не расставалась со своим бультерьером Альфредом. Лично я ничего не имею против собак, но Тобиас полон глупейших предрассудков.

После этих не внушающих оптимизма перипетий двадцать седьмого января в дверь постучала небезызвестная миссис Рокси Мэллой (Рождество прошло очень мило, но ничем особенным не запомнилось). Я не смогла ответить, что место уже занято.

– Ну что, миссис X., так и оставите торчать меня на пороге, как забытую бутылку с молоком?

Время – великий лекарь. Рана, нанесенная равнодушием миссис Мэллой к попытке Фредди прыгнуть с башенки, успела зарубцеваться.

Это не означало, что я тут же прижала миссис Мэллой к груди и принялась ползать на коленях, умоляя не покидать нас до самой пенсии. Рокси втащила за собой огромную сумку.

– Мои запасы, мэм! – объявила она.

Сброшенное пальто явило миру вечерний костюм из черной с бронзой тафты, провисший сзади на три дюйма ниже, чем спереди. На ногах миссис Мэллой красовались замшевые туфли на высоченных шпильках, а на руках – столько колец, что пальцы почти не гнулись. Пока я пристраивала ее пальто, она шмякнула сумку на стол, сбросила туфли и пренебрежительным взглядом смерила синюю газовую плиту, обои в пшеничный снопик и любимые медные сковородки Бена.

– Супружник-то дома?

– На работе.

– Ши-ик-карный домишко… – Икота придала весомость замечанию и подтвердила мои подозрения, что за завтраком миссис Мэллой разбавляет апельсиновый сок джином. – Да и местечко ничего, но мы-то с вами знаем, что работы тут по горло. – Изнемогая от этой мысли, миссис Мэллой упала в кресло и раскурила сигаретку.

– По горло? – Я изумленно огляделась. Кухня так и сияла. Еще бы – я часами вылизывала все углы, чтобы соблазнить кандидаток в домработницы.

– У вас тьма-тьмущая пылесборников, – миссис Мэллой махнула окольцованной рукой в сторону полки, где стояли миски викторианской эпохи, гордость Бена. – Но если уж Рокси Мэллой решит взять вас в клиентки, для жалоб повода не будет.

Деревянной ложкой я прихлопнула воображаемую муху.

– Миссис Мэллой, я счастлива обсудить с вами условия работы, но полагаю, что придут другие кандидатки…

– Что-то я не вижу очереди к вашим дверям… Как хотите, миссис X. – Она с усилием поднялась на ноги и затушила окурок в цветочном горшке. – Помощницу с такими рекомендациями, как у меня, еще поискать. Два раза в неделю по утрам я мою туалеты ответственных сотрудников в «Оратор дейли».

– В «Оратор дейли»? А вы случайно не знаете Добрую Надежду?

Миссис Мэллой почмокала малиновыми губами.

– Встречались в ходе моей работы… Сказать больше означало бы нарушить профессиональную этику. Три вечера в неделю я убираю офис «Шельмуса, Хитроу и Джонса», со всеми их бумажонками, а это говорит о том, что глаза у меня не завидущие, а руки не загребущие. Хотя в этих бумагах сам черт ногу сломит и солдат со шпагой не пройдет… Несчастная леди Эдем! Но эти нынешние машинистки-стенографистки и латынь знают, и все такое… А уж эта старая дева от него точно млеет!

– Кто от кого млеет? – спросила я, сгорая от стыда за свое любопытство.

– Да леди Эдем от этого греческого бога, Лайонела Шельмуса. Но я сомневаюсь, что ей повезет. Он ведь женат на этой белобрысой хористке – если они вообще женаты, в наших краях кое-кто в этом крепко сомневается. – Миссис Мэллой тяжело вздохнула. – Кстати, о мужчинах. Надеюсь, ваш муженек ведет себя пристойно? Не путается с утра до вечера под ногами у честной женщины?

Ну вот, у меня появился шанс ее выпроводить, Я испустила горестный вздох.

– К сожалению, миссис Мэллой, вы коснулись одного из недостатков нашей семьи. Иногда мой муж днями напролет сидит дома. Стряпает. – Я постаралась произнести последнее слово как можно более зловеще.

– Миссис X., вы не улавливаете. – Рокси Мэллой поправила «бриллиантовую» застежку своего «жемчужного» колье. – Мне чихать на то, какой там клейстер разведет из муки ваш благоверный, лишь бы прибрал за собой. Правда, будь я его женой… – она цапнула с полки старинную миску и пристально оглядела, – мне бы казалось, что он высосал мою женственность, если не позволяет и банку горошка открыть. Но меня интересует одно – склонен или не склонен мистер Хаскелл к похотливым приставаниям. Схоронив трех мужей, я решила поставить крест на всех мужчинах разом. Ненадежный народец. – Она взглядом пригвоздила меня к стенке. – Так что говорите как на духу, миссис X.: можете вы поручиться за муженька?

– Мой муж совершенно безобиден, – слова вылетели, как пули.

– Я так и думала. Женщины не его епархия… – Ресницы миссис Мэллой затрепетали. – Правда, мне случалось будить зверя в мужчинах, за которых и епископ поручился бы. Но я выложила свои карты на стол. И принимаю вас с месячным испытательным сроком. Честная сделка. Возражений нет?

– Э-э-э…

– Вам повезло – если бы одна из моих клиенток не загремела в психушку, так бы и куковали без помощницы!

Так в нашей счастливой семье появилась Рокси Мэллой.

* * *

Хотя Рокси заявлялась дважды в неделю, забот у меня все равно хватало.

Каждый четверг по вечерам я отплясывала под присмотром Наяды Шельмус. Она позвонила сразу же после нашего сорвавшегося ленча, чтобы заарканить меня в качестве ученицы. Когда я заикнулась, что моему темпераменту больше соответствует Исторический кружок, Наяда с чувством вскричала:

– Эти мумии?! Да их эксгумировали при рождении! И заправляет там миссис Джоппинс!

Последнее магическое заклятие сработало.

Тремя годами ранее я попыталась протиснуться в мир, где царствует зарядка, но моя наглость закончилась весьма плачевно – неделю я просидела на больничном, а чувство вины перед собственным телом не оставило меня и поныне. Однако грядущий год, по моему твердому убеждению, должен был перевернуть мою жизнь. Если я научусь подпрыгивать и приседать в унисон с остальными и перестану заезжать пяткой в челюсть соседке по ряду всякий раз, когда звучит команда «мах ногой!», я стану вполне приличной и – самое главное! – незаметной ученицей. Наяда оказалась вдохновенной учительницей. Класс с завидной легкостью дергался в такт ее вскрикам, на меня же ее ноги, взлетавшие к потолку, действовали угнетающе. Мне требовалась самая малость: там подтянуть, здесь укрепить, и с одной-единственной целью: чтобы я могла хоть чуточку больше есть и Бен не смотрел бы на меня обиженными глазами, когда я пытаюсь замаскировать картошку веточками петрушки.

Все ученицы Наяды должны были принять участие в бурлеске, который она собиралась поставить в середине мая, а выручка предназначалась молодежному союзу прихода Святого Ансельма. Мне дали главную роль, прелесть которой состояла в том, что я не появлялась на сцене до эпизода «Холостяцкой пирушки», где должна была с воплем: «Ку-ку!» – выскочить из торта, по сценарию, якобы испеченного Беном. Бесплатная реклама мужу, от которой хорошая жена не откажется.

Еще один плюс: я лучше узнала Анну Делакорт, заведовавшую костюмами и декорациями для всех постановок в нашем приходе. Она обожала театр, что в данном случае смягчало ее непонятную нелюбовь к Наяде Шельмус.

У Анны, как оказалось, была всего одна приятельница, Киттис Порридж, кошкоподобная дама, которая ехала вместе с Амелией Джоппинс в поезде. Хотя никто не мог заменить Доркас в ее роли исповедницы, мне все равно нужна была подруга, чтобы хоть иногда отводить душу.

Учебники по счастливому браку почему-то сосредоточились на очевидных вещах, а мне уже хватало ума и опыта не ложиться в постель с клубничной маской на лице или в бигуди и не есть лук тарелками, невзирая на то что он малокалорийный и выгодно отличается от пресных листиков салата. Если бы учебники могли сказать мне, как быть с открытием, что через пару месяцев после свадьбы Бен уже не думает обо мне все двадцать четыре часа в сутки… Столь же опечалило меня собственное растущее равнодушие. Оказалось, я больше не лезу на стенку от злости, если Бен иногда заходит с Фредди в «Темную лошадку» опрокинуть стаканчик-другой. В те вечера, когда он скрывался в кабинете со своей коллекцией рецептов, я была вполне счастлива наедине с книгой или альбомом для набросков, пока не наступит время принять пенную ванну с запахом орхидей. Неужели за четыре месяца наш брак успел растолстеть и состариться?

Ничего этого я Анне не рассказывала, не признавалась ей в своем беспокойстве за свекровь, не делилась тем, что Бен всякий раз замыкался в себе, стоило мне заговорить о размолвке между его родителями. Скорее уж Анна поверяла мне свои переживания, отвлекая меня от собственных горестей и позволяя с надеждой смотреть в будущее. По четвергам, после занятий аэробикой, она составляла мне компанию в охоте за всякими мелочами для «Абигайль». Обычно мы разъезжали на ее прелестном бутылочно-зеленом мини-«моррисе», потому что мне никак не удавалось убедить Бена похоронить «хайнц» и купить новую машину. Но в один прекрасный апрельский день пришлось вспомнить о нашем драндулете, потому что бутылочный красавчик Анны оказался на ремонте.

– Нам бы только доковылять до деревни, – заверяла я Анну, когда мы, подскакивая на ухабах, выезжали через церковные ворота, – тогда все будет в порядке. Если наша рухлядь ломается, то исключительно на первых пятистах ярдах.

– Ах, какое чудо – автомобиль с откидным верхом! – Анна надела темные очки и подняла воротник отороченного бобром жакета.

Всегдашняя любезность Анны. Она прекрасно знала, что брезентовый верх «хайнца» откинулся раз и навсегда. Идеальное приспособление для страдающих клаустрофобией.

– Элли, разве вам не нужно заехать в «Абигайль», чтобы взять у Бена образчик кафеля для дамского туалета?

– Не нужно, – я сбавила скорость. – Бен запретил… То есть вчера вечером мы пришли к согласию, что надо поискать более спокойный цвет.

Прикусив губу, я уставилась на дорогу. Если говорить начистоту, то прошлым вечером мы с Беном едва не разругались в пух и прах. Мне так и не удалось внушить ему, что посетительницы ресторана заглядывают в туалет вовсе не затем, чтобы соснуть там часок-другой. Дошло до того, что я повысила голос (правда, куда уж громче). Увы, к этому времени санузлы стали для нас ареной священной войны. Только за эту неделю я дважды поймала Бена на том, что он снимал с батареи мои еще мокрые колготки, а один раз застукала, когда он запихивал их в мой бельевой ящик!

– Я просто старался тебе помочь, дорогая, – сказал он с подозрительно невинным видом.

– Ты бы мне невероятно помог, если бы оставил их сохнуть… дорогой.

Бен поцеловал меня в затылок – там, где поцелуя не слышно и не видно.

– Элли, ты же знаешь, я не выношу беспорядка. Меня воспитали очень аккуратным.

– А меня воспитали так, что я терпеть не могу тухлятину в бельевых ящиках!

«Хайнц» выписал «восьмерку». Ослабив хватку на руле, я повернулась к Анне:

– Кстати, насчет Бена. Вы не будете возражать, если мы заскочим к мистеру Шельмусу? Бен хочет, чтобы он проверил кое-какие пункты в договоре об аренде «Абигайль».

Мы грохотали вниз по Скалистой дороге. Море под нами было темным, как солодовое пиво, белые барашки переливались, словно пена через край кружки.

– Конечно, нет, Элли!

Что-то в ее голосе заставило меня взглянуть на нее, но на лице Анны за темными очками ничего нельзя было прочесть.

– Я могу съездить и завтра…

– Ни в коем случае. Я знаю, как вы с Беном нервничаете из-за ресторана.

Когда мы вошли в контору «Шельмус, Хитроу и Джонс», Тедди Эдем, прикусив от напряжения губу, с фантастической скоростью лупила по клавишам машинки. В углу приемной, уставленной книжными полками от пола до потолка, вышагивал в клетке роскошный багряно-изумрудный попугай.

– Король приветствует вас! – самодовольно проорала птица.

Перестав печатать, Тедди поднялась, одернула бежевую кофту и покрепче заколола гребень в воронье гнездо, которое считалось у нее прической. Она церемонно представила нас попугаю с чудесным имечком Заноза. В самый разгар приветственных любезностей вошел Лайонел Шельмус. Некоторые мужчины умеют подать себя. Даже я, счастливая замужняя женщина, готова это признать. Он пожал мне кончики пальцев и поблагодарил за визит. Деловитость, бархатистый голос, статная фигура, жесткие волосы, серебрившиеся в отсвете настольной лампы, слегка заворожили меня, но – стоит ли пояснять? – точно так же меня могла бы заворожить красивая мебель. Я попыталась представить себе первую встречу Лайонела Шельмуса с Наядой: перегнувшись через ограждение, он понимает, что не может жить без во-он той, второй слева, хористки, у которой ноги растут из плеч. Отведя свой жгучий темный взор, мистер Шельмус выпустил мою руку и сказал, что непременно разберется с путаницей в договоре. Тедди вытащила из картотеки желтую папку. Она начала что-то говорить Анне насчет погоды, но та вдруг стала медленно сползать на стул, лицо ее приобрело оттенок лунного грунта. Уронив папку, Тедди подскочила к Анне. Лайонел бросился к ним, тревога сделала его еще более привлекательным.

– Миссис Делакорт, позвольте принести вам бренди или пригласить врача!

– Ничего страшного, – прошептала Анна, умудрившись побледнеть еще больше.

В моем мозгу зашевелились кое-какие мыслишки. Неужели тут кроется нечто большее, чем кажется на первый взгляд? В «Темной лошадке» я уже почувствовала скрытую враждебность между Наядой и Анной. Может быть, Шельмус занимался каким-то делом Делакортов и напортачил? Или (я оценила на глаз его дорогой костюм) прислал им грабительский счет за услуги?

Хотите верьте, хотите нет, но Анна обвинила в своем полуобмороке попугая Занозу:

– Очень глупо с моей стороны, – слабым голосом произнесла она, – но мне показалось, что он вот-вот клюнет меня через прутья клетки.

Я предложила немедленно отвезти ее домой, но Анна настояла на том, что нуждается в бодрящем морском воздухе. Мы попрощались и поехали вдоль побережья через Пеблвелл в Снарсби. В городке мы вышли из машины и тотчас наткнулись на неприметный магазинчик, торгующий фарфоровыми дверными ручками. Я нашла одну, расписанную колокольчиками. Идеально подойдет для гостиной на первом этаже в «Абигайль». Потом я уговорила Анну заглянуть в кафе по соседству и выпить чаю. Прихлебывая чай, я с напускным безразличием заговорила о недавнем происшествии.

– Мистер Шельмус тут совершенно ни при чем! – категорично заявила Анна, Даже слишком категорично. – Помните, Элли, – она заелозила чашкой по блюдцу, – как я рассказывала вам, что мне не раз намекали, будто бы у Чарльза интрижка на стороне?

– Но вы же мне сами сказали, что не верите этому.

– Я и не верила, но сегодня утром получила письмо, подписанное «Друг», где сообщалось, что мой муж крутит шашни за моей спиной.

– На официальном бланке с печатью?

– Думаете, именно так выглядят анонимки? – слабо улыбнулась Анна.

– Разумеется! – воскликнула я с легким сердцем. Вообразить, будто Чарльз Делакорт оттаял настолько, чтобы завести интрижку, было выше моих сил.

Анна пристально рассматривала свои ногти.

– Мы с Чарльзом… Он никогда не проявлял особого интереса… вы понимаете… – Она нервно крутила в пальцах ожерелье. – Он говорит, что секс негигиеничен.

Я покраснела.

– Понятно.

– Вероятно, бывает хуже. – Анна попыталась улыбнуться. – В записке могло быть сказано «Ваш муж изменяет вам с другим мужчиной». – Теперь уже она старалась не смотреть мне в глаза.

Может, я чего-то не поняла? Я устремила взгляд на мужчину с пышной черной шевелюрой, который сидел за угловым столиком. Мистер Шиззи? Но как он изменился! Бледный, оливковые глаза потускнели, щеки ввалились. Или в нем просто-напросто угас коммивояжерский пыл? Мистер Шиззи заметил, что я на него смотрю, но вместо того, чтобы вскочить со стула и накинуться на меня в своей лучшей торгашеской манере, он отпрянул! Вот, значит, как он стал со мной обходиться за то, что я отказалась продать Мерлин-корт! Прошла целая минута, прежде чем он решился подойти к нашему столику.

– Здравствуйте, здравствуйте, милые дамы! Забавно вас встретить здесь. Случайно не меня ищете? – вопросил он с натужной улыбкой.

– Боюсь, что нет, – виновато ответила я.

– И отлично, и отлично. В последнее время меня не оставляет странное ощущение, будто за мной следят… словно стая волкодавов гонится по пятам… – Он вытер пот со лба. – Глупости, разумеется. Надо сходить к доктору, пусть пропишет мне укрепляющее. Вот вам моя визитная карточка… – Он уронил картонку мне в ладонь, как горячую картошку, и выскочил за дверь, словно за ним и в самом деле гналось чудище.

* * *

Мы были уже на окраине Пеблвелла, когда на стекло машины упали первые капли дождя. Через несколько секунд ливень стеной обрушился на нас, на коленях весело заплескались лужи. Мало того, дорога все сужалась и сужалась, пока не стала похожа на струйку дыма, выпущенную курильщиком. Взглянув влево, за идиотски низкое ограждение, я увидела далеко внизу волны, взбитые ветром в грозную пену, и поняла, что надо возвращаться домой. Через несколько минут видимость стала проблемой номер один. «Хайнц» царапнул ограждение, которое теперь почему-то оказалось справа. Ноги у нас были по щиколотку в воде, и я наконец согласилась с Анной, что лучше съехать на обочину и переждать потоп. Но куда съезжать? Вправо – врежешься в скалу, влево – рухнешь в море. Словом, настал час молитвы.

И чудо свершилось, Ветер сдул с лица мокрые пряди, и сквозь пелену ливня передо мной замаячили два столба. На одном красовался дорожный указатель. Но главное – между ними вверх вилась крутая дорожка, стежка, козья тропка… неважно.

– Вы не возражаете, если я остановлюсь здесь? – спросила я.

Анна сняла шляпу, стряхнула с нее воду и ответила:

– Я бы возражала, если бы вы не остановились! Опасаясь, что «хайнц» не устоит на склоне, я решила въехать чуть выше. Мы оказались на подъездной аллее, где было совсем темно из-за переплетенных над нами ветвей деревьев. Дождь барабанил по стеклу. Выключив мотор, я вытерла лицо насквозь промокшим рукавом и извинилась перед Анной за то, что втянула ее в такое приключение.

– Ну что вы, Элли… Хоть какое-то разнообразие при моей скучной жизни. – Она безмятежно улыбнулась, но я не могла разглядеть ее глаз за темными очками, забрызганными дождем.

– Интересно, где мы?

Анна подняла очки на лоб, потом снова опустила их, – даже не оглядевшись по сторонам.

– Простите, Элли, я совершенно беспомощна, когда речь заходит об ориентировании на местности.

Я огляделась вокруг. Наверное, в другое время аллею можно было бы назвать живописной, но не сейчас, когда под боком зловеще и глухо рычало море.

Ничего страшного, сейчас мы отсюда выберемся! К моей великой радости, капли дождя, падавшие на мою подставленную ладонь, становились все реже и реже. Я подбодрила Анну какой-то шуткой, повернула ключ в зажигании, нажала на газ… Никакого эффекта.

«Это все Бен виноват», – подумала я. Уверенные в себе жены подобных мыслей не допускают.

– Вам кажется… – начала Анна.

– Увы.

Мы сидели и слушали, как с деревьев падают капли дождя. Анна протерла стеклышко часиков и подняла воротник жакета.

– Не волнуйтесь, Элли, все будет в порядке.

Ей-то легко говорить. Апрель, а она в бобрах разгуливает!

Будучи не совсем пустоголовой, я сообразила, что в конце туннеля… то есть аллеи… обычно бывает свет. Прошлепав по грязи, мы вылезли из цепкой темноты в холодный полумрак, где небо сливалось с землей, и через несколько минут стояли на краю полукруглой лужайки, украшенной замшелыми статуями и плоско выстриженными кустами, которые от дождя казались зеленовато-черными. Позади лужайки высился огромный мрачный особняк, облицованный гранитом. Окна с частыми переплетами казались зарешеченными. Двустворчатые двери вели на террасу с колоннами. Анна тронула меня за плечо.

– Элли, это, наверное, «Эдем».

– Выглядит мрачновато. Теперь понятно, почему леди Теодозия не скорбит о его потере…

Массивные двери со скрипом приоткрылись, и показалась женщина, одетая в форму сиделки. Две собаки, белая и черная (тщедушные телом, но с гигантскими зубастыми головами, словно пересаженными от пришельцев из ночного кошмара), выскочили из-за спины женщины и свирепо залаяли.

Анна толкнула меня локтем и попятилась, наступив мне на ногу.

– Не люблю собак…

А я не люблю таких вот сестриц милосердия. Сиделка быстро отступила в глубь дома и захлопнула дверь. Я схватила Анну за плечо и велела говорить потише. Собаки перестали носиться по террасе и застыли. Вытянув шеи и задрав морды, они принюхивались к серебристому туману. Мрачность этого места и волглый туман словно липли к коже. Особенно настораживало, что собаки упорно не смотрели в нашу сторону.

То есть пока Анна не наткнулась на дерево. Она застонала, схватилась за голову, развернулась и, прежде чем я успела схватить ее, помчалась прочь.

Собаки пулей слетели с террасы.

– Анна, стойте! Вы только дразните их! Они хотят поиграть!.. – Я догнала приятельницу, когда она, стеная, пыталась вскарабкаться на живую изгородь. Совсем рехнулась: скорее уж подошла бы корабельная сосна.

– Оставьте меня в покое, Элли! – Она оттолкнула мою руку.

В воздухе пахло бобровым воротником и собачьим дыханием.

– Добряк, к ноге! Злюка, к ноге!

Слова прозвучали спокойно и негромко. В нескольких метрах от нас стоял человек.

Его лицо расплывалось у меня перед глазами. Опасность миновала. Бешено молотя воздух хвостами, собаки с щенячьим восторгом крутились вокруг черных брюк незнакомца.

– Домой!

Анна судорожно обхватила меня за талию и прикрылась мной, как щитом. Я не обиделась. Ноги у меня стали какими-то ватными. Я отчаянно хотела домой, к Бену. Хотелось сидеть у огня, попивая горячее молоко, и писать ответ Доркас и Джонасу.

Из законного супруга, не оправдавшего надежд, Бен вдруг превратился в пылкого возлюбленного, вернувшего меня к жизни.

Анна медленно отлепилась от меня. Темные очки отбрасывали на ее лицо тени, на лбу блестел то ли пот, то ли дождь, но на ногах она держалась твердо.

– Могу я быть вам полезен, леди?

Эти меланхоличные глаза и черные кудри над высоким бледным лбом нельзя было забыть. Вблизи доктор Бордо еще более походил на поэта, терпящего муки ради высокого искусства. Он пожал мне кончики пальцев и отбросил мою руку, словно ампутированную конечность. Я пустилась в сбивчивые объяснения насчет машины. От доктора исходило какое-то липкое очарование. Интересно, сколько правды во всех сплетнях о нем? Может быть, врача лишают права практиковать только в том случае, если угробленные им пациентки пожалуются лично…

Руку Анны доктор Бордо задержал в своей подольше, Щупал пульс?

– Вы знаете, что именно случилось с вашей машиной, миссис Хаскелл?

– Не заводится…

Глаза у него были черные как уголь. Никогда прежде не видела таких. Да, я легко могла представить себе, как он подтыкает больной старушке одеяло и ласково шепчет: «Спите, миссис Джонс, спите… Умереть, уснуть… И видеть сны, быть может?[5]» Призрачная атмосфера «Эдема» явно не способствовала моему душевному здоровью.

– Взгляну на вашу машину. Вдруг да удастся что-нибудь сделать. С удовольствием пригласил бы вас посидеть в приемном покое, но как раз сегодня там, увы, натирают полы.

Ага, а милые собачки при этом бегают туда-сюда… Анна поспешно ответила, что как раз из-за собак предпочла бы подождать на свежем воздухе.

– Мы тут на отшибе. – Доктор Бордо взглянул на массивный дом. – А с Добряком и Злюкой чувствуешь себя поспокойнее. Милые песики так преданы пациентам… иногда даже не отпускают их домой.

Ветер ледяным лезвием пронзил мое мокрое пальтецо. Я от души надеялась, что пребывание миссис Мукбет в «Эдеме» не слишком затянется, будь то из-за болезни или из-за собак.

Доктор Бордо направился к машине.

– Посмотрим на вашу машину, миссис Хаскелл.

– Очень любезно с вашей стороны, – Я взяла Анну под руку, чтобы приободрить ее.

– Вовсе нет, – он согнул и разогнул длинные пальцы, – просто я люблю мастерить. Снимает напряжение.

Какое еще напряжение? Профессиональное или личное? В сгущающихся сумерках статуи на лужайке, казалось, украдкой шевелились. Мне померещилось, что они превратились в людей из поезда. Мужчина с парализованной женщиной на руках, седая заботливая няня. Хрупкая девочка с мышиного цвета косичками подкладывает женщине подушки. Алиса…

– Привет, – произнес детский голосок.

Она стояла между статуями. Ветер трепал косички. Ее слишком взрослые глаза смотрели прямо на меня, как тогда у церкви, когда я бросила ей свой свадебный букет.

– Что вы здесь делаете? – Девочка зябко обхватила руками свои тонкие плечики. Ветер закрутил подол платья в сине-белую клетку. На Анну она даже не взглянула.

Я объяснила насчет машины, все время чувствуя глухое раздражение доктора Бордо… и что-то еще. Почему-то ему очень не нравилась эта встреча.

– А ты, Алиса?

– Я здесь живу.

– Как это?! – Мое удивление отразилось и на лице Анны.

Алиса рассмеялась, и я поняла, что впервые слышу ее смех.

– Не в больнице. Я живу во Вдовьем Флигеле. С мамочкой и нянюшкой. Мама дружила с дядей Симоном, – она бросила взгляд на доктора Бордо, – пока не заболела. Когда нам больше некуда было деваться, он привез нас сюда. Несколько месяцев назад. Хотите познакомиться с мамой и нянюшкой?

– С удовольствием.

– Элли, – Анна сжала мой локоть, – я бы очень хотела присесть и отдохнуть хотя бы несколько минут.

– Алиса, – сурово сказал доктор, – твоя мать отдыхает. – Улыбка придала его словам еще более неприветливый смысл.

– Тогда я ее разбужу. – Девочка выставила вперед остренький подбородок и перекинула косичку через плечо. – Ей нужно видеться с людьми. И мне тоже. После школы я ни с кем не встречаюсь, разве что когда хожу на молодежные собрания или катаюсь на велосипеде.

– А в какую школу ты ходишь? – спросила я.

– В Академию Мириам. На другом конце Снарсби.

– Знаю эту школу! – оживилась я. – Там когда-то работала Доркас, моя подруга.

Если доктор Бордо позволяет Алисе ходить в школу и на занятия при церкви, ее участь, возможно, не так уж горька.

– А где теперь ваша подруга?

– В Америке.

– О-о… А я хотела бы учиться дома, с нянюшкой. Она раньше была маминой гувернанткой. Но потом… – Алиса печально уронила руки. – Вы идете? Вдовий Флигель очень красивый. Семейство Эдем когда-то ссылало сюда всяких старушек – доживать свой век. – Она показала влево, на прогалину между деревьями.

Лицо доктора Бордо было мрачнее пасмурного неба над нашими головами. Какую жизнь вели Алиса и ее семья под игом этого угрюмого человека?

Глава XIII

– Элли, я чувствую, что во Вдовьем Флигеле произошло нечто очень важное! – Примула вздрогнула и поплотнее закуталась в шаль.

– Вовсе нет. Гостиная, куда Алиса провела меня и Анну, была исполнена очаровательной простоты: полы из натуральной сосны, плетеные стулья, на окнах пожелтевшие кружевные занавески. Несколько очень милых гравюр, морской пейзаж и портреты Сары Сиддонс и Дэвида Гаррика[6].

– А зеркала? – Гиацинта закрыла страницы зеленого блокнота.

– Никаких зеркал.

– Вы хотите сказать, Элли, – Примула коснулась моей руки, – что в этой комнате было что-то очень непростое? Может быть, настроение?

* * *

Когда я прокручиваю в памяти тот визит, перед глазами начинают мелькать застывшие кадры. Мы все словно окаменели. Вот Алиса разливает чай, старушка (ей не хватает только чепчика в оборках, чтобы выглядеть нянюшкой из прошлого века) нагибается и поправляет плед, которым укрыта калека. Бедная женщина лежит на диване перед пылающим камином. Скрюченные пальцы няни отгибают уголок пледа, и мы с Анной видим бледное лицо, некогда очень красивое. Возраст больной определить невозможно, ей может быть и сорок, и шестьдесят. Лицо в морщинках – возможно, следы физических страданий. Волосы неестественно золотистого оттенка. Но больше всего поражают ее глаза. Они пусты. Трудно сказать, какого они цвета. На чудесном старинном граммофоне с трубой крутится и крутится пластинка. Голос, исполненный боли, выводит снова и снова: «Ты – мое ненастье, ненастье, ненастье…»

Алиса остановила пластинку и сообщила, что ее мать больна уже лет десять. Лицо нянюшки исказилось.

– Это не Господь мою голубку наказал, – раздался надтреснутый голос, – это все он… он. Но ему не удалось убить ее. Тут она в безопасности, ей хорошо. Не бойся, Вания, деточка моя. Ты со своей любимой няней…

Анна обратилась в соляной столп. Стоило нам войти в комнату, как ей снова сделалось дурно. Через несколько минут на пороге возник доктор Бордо и объявил, что с машиной все в порядке. Глянув на Анну, он повернулся ко мне и сухо сказал, что у моей подруги самый обычный шок – перетрусила из-за собак. Эскулап явно не мог дождаться, когда мы наконец уберемся с глаз долой. И я всем сердцем разделяла его нетерпение.

Вырулив на аллею, я оглянулась. Алиса неподвижно стояла у окна, наблюдая за нами. Мне показалась, что ей хочется окликнуть нас. Несчастный ребенок.

И я тоже. Наука в своей безмерной мудрости объявила, что холод и простуда не имеют друг к другу ни малейшего отношения, но, по странному совпадению, через пару дней я проснулась с таким чувством, словно вся мебель, стены и потолок рухнули мне на грудь.

* * *

Болезнь сразила меня в пятницу (24 апреля). Бен собирался в Лондон на встречу со своим издателем, А.Е. Брэдом, вместо этого он получил письмо с любезной просьбой перенести встречу на следующий понедельник. В моем ослабленном состоянии реакция ненаглядного супруга на проволочку показалась мне неуместно сварливой. Однако я воздержалась от критики, поскольку, во-первых, мой визит в «Эдем» и описание доктора Бордо с его песиками оживили наш брак (Бен счел мое «бурное воображение» «умилительным»); во-вторых, всю неделю я старательно пыталась искоренить свою дурную тягу к критике (подозрения, что причиной явились сырые колготки, я великодушно отмела); и, наконец, с больным горлом не слишком-то поскандалишь.

Ни в коем случае я не хотела бы создать впечатление, что Бен не сочувствовал моему распухшему носу и потокам соплей. Прежде чем отправиться в то утро в «Абигайль», он заботливо склонился над моим ложем и предложил растереть меня скипидарной мазью.

– Как ты себя чувствуешь, дорогая?

– Дос вырос, а доги расдаяли, как свечки.

– Бедное мое сокровище. Выглядишь вполне паршиво!

– Очедь мило с твоей стороды… Его голос звучал очень глухо.

– Элли, ты же понимаешь, почему я надел марлевую маску? Не дай бог свалиться накануне открытия «Абигайль». Естественно, Фредди в состоянии сварганить что-нибудь совсем простенькое, его последние бараньи отбивные по-страсбургски делают честь моим педагогическим талантам, но в одиночку он наверняка завалит дело. Он готовит лишь самую чуточку лучше тебя, Элли.

Марлевая повязка ткнулась мне в затылок. Для поцелуя можно было выбрать местечко и попривлекательнее – кха-кха-хр-р-рымп! – но в моем состоянии привередничать не приходится.

– И еще, дорогая моя, – Бен расправил серебристо-серую простыню, – обещай съесть все, что я тебе приготовил.

Из-за маски слова просеивались, как сквозь сито. Я нырнула под простыни и набожно сложила руки на груди.

– Разубеется, любибый. – Стоило ли упоминать, что я рассчитывала использовать недуг в корыстных целях сбросить парочку килограммов.

– Отлично, а то на тебе уже все платья висят! Господи, исполнилась мечта всей моей жизни!

– Оди растядулись в стирке… Бен погладил меня по голове.

– Принести грелочку? Или лучше поймать и положить тебе к ногам Тобиаса?

– Де дадо, а то еще котик пойбает эту заразу…

– Мышку?!

– Дет, г'упый… дасборг! – С тех пор как мистер Шиззи едва не попал под поезд, мне перестали нравиться шутки про мышей.

Бен бросил взгляд на часы и придвинул ко мне графин с водой.

– Хорошо, что сегодня придет миссис Мэллой. Она за тобой поухаживает.

Шаги его замерли вдали. В доме воцарилась тишина. Откинув одеяла, я бросилась к окну и плотно задернула занавески. Запер ли Бен садовую калитку? В последнее время мне приходилось постоянно напоминать ему об этом. Это у меня в голове шумит или кто-то барабанит в дверь? Хорошо бы разжечь камин. Часы на тумбочке показывали девять утра. Рокси должна бы уже прийти, а Тобиас всегда рыщет в рассуждении, чем бы поживиться. В конце испытательного месяца Рокси вызвала меня в кухню и объявила о своем решении. Неужели она скажет, что в Мерлин-корте паршивые условия для работы? Налив нам по рюмке джина из своей сумки с запасами (нет ничего лучше для чистки серебра и придания блеска хрусталю!), она торжественно объявила: пусть сплетницы перестанут кудахтать и начнут нестись – хоть какая-то польза с них будет! Она считает мистера X. джентльменом порядочным, за исключением тех случаев, когда его кулинарные эксперименты терпят крах.

Шум у меня в ушах превратился в гудение пылесоса у дверей спальни. Дверь приоткрылась, и Рокси просунула ко мне свою черно-белую шевелюру, стараясь переорать пылесос:

– С похмельицем, миссис X.?

Приподнявшись на локтях, я ответила слабой улыбкой:

– Дасборг.

– У меня тоже, только кое-кому приходится переносить его на ногах! Принести вам чего-нибудь? Какую-нибудь смачную книжку? Бренди с молочком?

– Де здаю… – прогундосила я, прикрывшись бумажной салфеткой, и мой чих сотряс дом до основания.

– Нечего помирать прежде смерти. Вот когда у меня вырезали аппендикс, я… – Вопль досады вырвался из кроваво-алых уст Рокси, выщипанные бровки перевернутыми запятыми взлетели над лиловыми веками. – Сволочь, а не пылесос! Ну куда тебя несет, хрыч ты железный! Погодите, пойду поймаю его, пока не раздолбал всю лестницу! – Ее приглушенный голос продолжал доноситься из-за дверей: – Кстати, о лестницах. Миссис X., я уже трижды вывихнула запястье, натирая расшатанный столбик, а не мне вам говорить, как мой профсоюз бьется за охрану труда.

Насколько мне было известно, Рокси состояла лишь в Союзе Матерей. В одиннадцать часов, вернувшись взбить подушки и сбрызнуть водой мои пересохшие губы, она принесла новости о другой сестринской организации.

– Звонила ее светлость, миссис Амелия Джоппинс.

Интересуется, когда мистер X. даст урок кулинарии гильдии Домашнего Очага.

– Де здаю, когда у Беда будет вребя…

– Не напрягайте-ка слипшиеся мозги! Я наугад ткнула карандашом в настенный календарь. Третья суббота мая, в полдень, церковный клуб. Кстати, вот вам мудрый совет опытного человека, миссис X. Я-то сто пятый раз замужем и знаю, что мужчин не спрашивают, когда у них будет время, им говорят: стой там, надень портки, иди туда. Все.

Хорошенькое дело! Мой ненаглядный с ног собьется, взбивая сливки там, замешивая тесто сям… До назначенной Рокси даты оставалось три недели, а до открытия «Абигайль» – всего одна. Наш календарь того и гляди истреплется от пометок. Недавно до меня дошло, что нас с Беном совсем никуда не приглашают. Мы с ним или сидим дома вдвоем, или он где-то шляется с драгоценным Фредди.

– Может, почитаете чего-нибудь? – Рокси сунула руку в карман сливового платья с люрексом и достала книжку. – Я-то надеялась часиков в одиннадцать перекусить и всласть отдохнуть, но нет покоя грешникам! – Судя по густому аромату джина, исходившему от Рокси, я поняла, что она уже перекусила, вернее, перепила. – Я всегда говорю: ничто не поднимает настроение лучше, чем трупы…

– Так это детектив?

– Я ж не про балетные труппы распинаюсь тут! – Рокси плюхнулась на кровать, отчего у меня селезенка екнула, и закурила папироску. – Не стану портить вам удовольствие, миссис X., но в книге есть кухарка, вся из себя скромница. Зовут ее Этель. Она порубила в капусту молодого хозяина дома, потому как он к ней приставал, и превратила его в маринованную тушенку. Все полки в кладовке заставила банками с его светлостью. Будь лорд папаня и леди маманя нормальными людьми, они бы в первую очередь заволновались, куда это девался наследник, так нет же! Они беззаботно считают, что он охотится на лис или на деревенских девок, и не нарадуются на трудягу Этель! – Рокси кинула окурок на ковер и затушила каблуком.

– Экая чушь! – Я презрительно высморкалась.

– А я и не говорю, что это Шекспир, миссис X.! – Миссис Мэллой тут же ощетинилась, как еж. – Но кто читает Шекспира по доброй воле, а не из-под палки? Что-то я не видела, чтобы в метро люди висли на поручнях, не в силах оторваться от Шекспира.

Рокси протопала по комнате, кинула окурок в камин, распахнула бархатные гардины и повернулась ко мне, зловеще оттопырив карман, чтобы сунуть книгу обратно.

– Я подумала, вам будет интересно прочитать, потому что написала ее Мэри Грифф, то бишь Эдвин Дигби. Ваш сосед и мой знакомец по службе, – она глубоко вздохнула, – в «Темной лошадке» вместе ошиваемся.

Я отобрала у нее книгу. Поддерживать местные таланты – наша обязанность!

* * *

Рокси оказалась права. «Дьявол в маринаде» – не Шекспир. Здесь явно поработал лунатик от беллетристики, но (к своему стыду и вопреки художественному вкусу) я с бьющимся сердцем гадала, успеет ли кроткий дворецкий Бингем найти потайную дверь из подземной кладовой в туннель контрабандистов, прежде чем злодейка Этель вернется с серебряным блюдом, предназначенным для его головы. Я лихорадочно переворачивала страницы и шмыгала носом, пока стук в дверь не возвестил о прибытии доктора Мелроуза с черным саквояжем в руках.

– Добрый день, Элли, – заискивающая улыбка коммивояжера.

Пришел ли он как доктор или просто как добрый сосед, это было весьма некстати. Меня застали врасплох, во фланелевой ночнушке, времени на переодевание во что-нибудь воздушное с розочками не было.

Лучший способ защиты – нападение.

– Здравствуйте, доктор. Наверное, мне хуже, чем я думала: никак не припомню, чтобы я вас вызывала.

– Ваш муж, – доктор копался в саквояже, – решил, что мне надо к вам заглянуть. О, вот и миссис Мэллой. Если хотите, она останется, пока я буду вас осматривать.

Еще чего! Бен не имел права навязывать мне врача. У меня всего лишь «дасборг».

– Могло быть еще хуже, миссис X. – Рокси вяло завозила шваброй по полу. – Хозяин мог послать за доктором Бордо.

– Откройте рот…Скажите «А-а!», словно вам принесли сюрприз.

Сюрпризы я предпочитаю в подарочной упаковке с бантиками.

– Вдохните поглубже…

Если я потеряю голос до того, как вернется Бен, – это конец.

Доктор Мелроуз сложил стетоскоп и задумчиво постучал им по ладони.

– Док, давайте напрямик! – Рокси смаковала каждое слово. – Это смертельно? Потому что я должна заранее знать, искать ли мне другую работу.

Доктор прошелся по спальне.

– Уверяю вас, вам не о чем беспокоиться. Рокси попыталась скрыть разочарование.

– Элли, я хочу прописать вам кое-что от насморка, но самое главное – посадить вас на строгую диету.

От его слов повеяло смертельным холодом. Неужели я мало морила себя голодом?!

– Вы должны есть трижды в день сбалансированную, обильную пищу, выпивать по два стакана молока и…

Теперь голова у меня кружилась не от «дасборга», а от облегчения. Я всегда любила доктора Мелроуза (насколько вообще можно симпатизировать мужчине, который в курсе, как функционируют твои внутренности), но я никогда не подозревала, что он обладает хоть каплей юмора. Правда, я заметила, что доктор немного раздобрел. И наверняка шельмует с весами, чтобы этого «не замечать».

Поскорее бы он убрался, а я смогла бы вернуться к «Дьяволу в маринаде». Неужели сообщник злодейки Этель – очаровательный мистер Снодграсс, который так изысканно вышивает гладью?

Когда в пять часов Рокси заглянула ко мне попрощаться, я лихорадочно мусолила страницы, сгорая от любопытства, кого же замаринуют следующим.

– Забрало, а? – хохотнула Рокси. – Ладно уж, оставлю ее вам до утра!

Миссис Мэллой была столь же великодушна, сколь и величественна в своей кроваво-красной шляпе-чалме. Мохнатое меховое пальто выглядело так, словно его прокипятили в соляной кислоте.

– Кстати, опять звонила Ее Прелесть, миссис Джоппинс. Говорит, что дамочки из Исторического кружка хотят в следующий четверг заявиться с экскурсией. Спрашивала, удобно ли. Я сказала, что очень даже удобно, потому что по четвергам меня здесь не бывает. А теперь, если вы не возражаете, до свиданьица. По пятницам я играю в бинго и ни за какие сокровища не пропущу ни одного вечера. И цирюльник Сид – тоже. Мы с ним всегда садимся рядышком и играем на пару. Пусть люди мелют языками что хотят, но у Сида, на мой взгляд, только один недостаток: он капли в рот не берет. – Рокси подергала мое одеяло. – Я заперла и закрыла на засовы все двери и окна, миссис X. Даже переработала ради этого. Ну да вы не поскупитесь при таких обстоятельствах…

Я попыталась сесть.

– Это при каких «таких обстоятельствах»? Рокси плюхнулась на постель.

– Поймите меня правильно, миссис X., не хочу вас пугать, но пару раз я замечала, что у калитки по вечерам торчит противный такой типчик…

Я вцепилась в одеяло.

– Какой еще противный типчик?

– Ну такой… – потеряла терпение Рокси, – как в кино показывают или по телику. Нос упрятан в воротник, на глаза надвинута шляпа, шарф вокруг шеи, а во рту жеваный окурок.

– И полный рот гнилых зубов?! – У меня перехватило дыхание, но не от насморка.

– Точно!

– А глаза как стальные лезвия? – Я только что прочла это описание в главе седьмой «Дьявола в маринаде».

– Стекло можно резать!

Рокси издала протяжный вздох, пробравший меня до костей, и встала.

– Но вам не о чем беспокоиться, миссис X. Весь дом заперт, как сейф. Ведь не хотим же мы с вами проснуться и обнаружить, что дом обобрали до трусов, а?

* * *

Настало время посмотреть правде в глаза, дорогая Элли. Человек в Плаще – не плод твоего воображения. Как ни подтасовывай факты, правды не скроешь – он впервые появился в тот день, когда пропала твоя свекровь!

Я вжалась в подушку. Желание читать испарилось. Может, Человек в Плаще – частный сыщик, которого наняли настырные соседи с Краун-стрит? Вынюхивает, не установили ли мы с Беном контакт с миссис Хаскелл. Теперь я была почти уверена, что именно его, а не Джонаса, я видела ночью в нашей гостиной. Я бросила на окно испуганный взгляд. Клаустрофобия Бена – просто приглашение для взломщиков. В моей голове закрутился фильм ужасов. Образ мистера Исаака Хаскелла в качестве главного злодея становился все ярче. А что, если Папуля захочет жениться на миссис Клюке, не дожидаясь, пока окончательно одряхлеет? Религия жены-католички запрещает разводы… Воображение зайцем перепрыгнуло на другую темную тропинку: Человек в Плаще превратился из низкопробного детектива в низкопробного киллера. Нет, это нелогично: если он прикончил мамочку Бена ради пожизненного права бесплатно поглощать овощи, то не болтался бы вокруг нас почти пять месяцев, уточняя реакцию семейства.

В носу у меня свербило: назревал гигантский чих. Слабеющей рукой я нащупала коробку с салфетками. Во всех этих событиях были свои плюсы: в последние недели я перестала представлять миссис Хаскелл с молитвенными мозолями на коленях, напротив, она заняла в моем сердце уютный уголок. Почему бы и нет? Эта женщина произвела на свет моего Бена. Хорошо, она не прыгала от радости, когда он женился на мне, ну и что с того? Кто виноват в том, что Бен счел наружность Ангелики Евангелины несколько жутковатой?

Кстати, о жути. Ручка двери в спальне начала медленно поворачиваться! Чих замер у меня в носу. Скованная ужасом, я затравленно следила за ее плавным движением.

– Кто таб?!

Приглушенный, почти животный хрип. Металлический щелчок, словно за дверью кто-то взламывал сейф.

– У бедя под подушкой пистолет и раскаледдая кочерга! – жалобно прогундосила я.

Дверь приоткрылась на дюйм. Легкие мои сжались в комок, рот раскрылся в беззвучном вопле. Тут я опомнилась. Главное в такой ситуации – сохранять спокойствие. У меня же масса возможностей! Во-первых, можно прикинуться мертвой. Или броситься к окну и повиснуть на живописном плюще, что вьется по наружной стене… нет-нет! Преступник первым делом сунет нос в окно. А также под кровать. Вот если бы распластаться между матрасом и кроватной сеткой… Слишком поздно! Я барахталась под одеялом, не зная, что предпринять. Дверь резко распахнулась. В комнату ввалилось чудовище с черным мешком на плече, морда прикрыта носовым платком. Пьяным шагом монстр двинулся ко мне. Я открыла рот и заорала дурным голосом.

– Господи, Элли! – раздался раздраженный вскрик. Мешок шмякнулся у камина, и Бен сорвал платок с лица. Его следующие слова пролили бальзам на мое сердце: – Мое бедное солнышко! Ты выглядишь еще хуже, чем утром!

На самом деле я чувствовала себя вполне сносно, виной всему была Мэри Грифф. Я позволила своему воображению разыграться. Приподнявшись на локте, я покосилась на мешок:

– Приторговываешь брюквой?

Не знаю, рассмешила ли я его. Склонив темноволосую голову, Бен задумчиво почесывал палец.

– Вообще-то в мешке уголь. Подумал, тебе захочется погреться у камелька. Еле дверь открыл, не хотел опускать мешок на ковер, а орудовать локтями я не очень-то приспособлен.

Он перестал баюкать палец и поднес его к лампе.

– Тобиас меня поцарапал, когда я сказал, что к тебе нельзя…

– Бедный балыш…

– Ничего, выживу.

Я-то имела в виду Тобиаса, но мне ужасно нравится, как темнеют глаза у Бена, когда он старается вести себя благородно. Удивительно, но моя распухшая физиономия, похоже, не вызывала у него отвращения, правда, в комнате горел только ночник. Я была так благодарна Бену, что ни словом не попрекнула его за вторжение доктора Мелроуза.

Какой прекрасный вечер… Пламя заливало комнату розовым сиянием, по потолку плясали золотистые ангелы. Бен принес ужин в постель и не настаивал, чтобы я проглотила все до последней крошки. Негромко верещали «Битлз». А мы болтали, смеялись… Тоска по Доркас и Джонасу отступила, даже ненависть к моему драгоценному кузену Фредди испарилась. Я надеялась, что Джилл смилуется над ним и утащит его к гуру, специализирующемуся на свадебных медитациях. Но чуть позже – Бен ожидал на открытии «Абигайль» от четырех до пяти сотен гостей.

Когда Бен касался меня, смотрел мне в глаза своим пламенным взором, я становилась легче пуха и парила в облаках. Я бы не удивилась, если бы мне удалось взлететь с кровати. Сегодня ночью мы непременно услышали бы пение скрипок… если бы не мой проклятый «дасборг».

– Спокойной ночи, Элли!

– Спокойной ночи, Бен!

Еще ни один мужчина не выглядел столь элегантным в марлевой маске, как Бен, когда он выключал свет в спальне.

Мне должны были бы сниться согретые солнцем луга и жужжание пчел, вместо этого я увидела полнометражную миссис Амелию Джоппинс. Дюжина мужчин в одинаковых плащах подстерегали меня на каждом шагу, и не было от них спасения. Утром я встану вся разбитая. Привидение с лицом Бена в черной кружевной мантилье и с четками заманивало меня во тьму, липкую и горячую. Я металась и вертелась под одеялом, но тьма все приближалась и приближалась.

Утром, с трудом разлепив веки, я обнаружила, что бронзовый подсвечник, обычно стоявший на каминной полке, каким-то чудом переместился на подоконник. И что еще необъяснимее, свеча горела! На миг мне померещилось, что ночью меня навестил Человек в Плаще, но я тут же заметила воск на собственных пальцах.

* * *

В воскресенье я достаточно оправилась душой и телом, чтобы переселиться на диван в гостиную. Я была погружена в очередной шедевр Эдвина Дигби, когда надо мной навис любимый.

– Палец все еще болит.

– Какой палец?

– Который поцарапал твой чертов кот.

– А-а-а… – С трудом оторвавшись от книги, я увидела, что он поднес к свету многострадальный перст. – Какой ужас! – Зловещий сторож как раз похитил леди Люсинду.

– Элли, по-моему, тебе наплевать на мой палец.

Я захлопнула книгу. Моя матушка говаривала, что ей никогда не удавалось вдоволь насладиться болезнью, потому что отец немедленно ложился и помирал.

В три часа в открытое окно забарабанил Фредди. Он раздвинул занавески и влез с дарами: тарелка булочек с изюмом. Особого вожделения я не испытала – многовато изюма и маловато теста, – но страстишка, которую считала умершей, шевельнулась-таки во мне. На тарелке было шесть булочек: на каждого по одной, а три отложим на вечер. Одна моя, одна Бена, одна ничья…

– Неплохо, Фредди, – Бен подкинул булочку на ладони. – Продолжай в том же духе, и через год… даже через полгода ты сможешь противостоять конкуренции.

– Спасибо, шеф! – Раскинув руки, Фредди привалился к каминной полке, отчего заплясали подсвечники и часы. – Элли, красный нос тебя нисколько не портит.

Я едко улыбнулась.

– Иди сюда, козленочек мой, я тебя поцелую.

– Можешь не стараться, – ухмыльнулся кузен, – у меня отродясь не было насморка. Зараза к заразе не липнет. – Фредди пнул каминные щипцы. – Кто-нибудь хочет послушать, что пишет Джилл в последнем письме?

– Не могу себе представить ничего более увлекательного. – Бен опустился в кресло и погрузился в изучение своего многострадального пальца.

Я прикрылась книгой.

Фредди вздохнул, пытаясь возбудить в аудитории сочувствие, и замогильным голосом начал читать:

– «Всем заинтересованным лицам. Ответ остается прежним – морской узел брака».

Браво, Джилл! Коротко и ясно. Увы, Фредди решил поведать о скрытом смысле, который он вычитал между строк.

– Чу! – воскликнула я. – Уж не в дверь ли звонят?

О, милосердные небеса, так оно и оказалось! Бен отправился в прихожую и вернулся в гостиную уже не один. На минуту я решила, что снова брежу. Не может быть… увы, в кошмарах возможно все. Преподобный Роуленд Фоксворт и Ванесса!

– Элли, какой приятный сюрприз, правда? – Бен вопросительно изогнул брови.

Не вставая с дивана и обмахиваясь книгой, я выдала положенный набор лицемерных банальностей.

– Ну и ну, Ванесса, какой черт тебя сюда занес? – осведомился Фредди. – Ты что, не видела креста на дверях? У нас тут, понимаешь ли, чума.

– Чума – это ты, Фредди! – Ванесса плавно опустилась в кресло. – Может, любезно повременишь со своей кончиной и принесешь нам всем по чашечке чаю? – Она послала изысканную улыбку Роуленду, который нервно вертел в руках трубку.

– Надеюсь, мы вам не помешали? – Роуленд смотрел на меня, и я постаралась прикрыть книгой распухшую физиономию. – Вас с Беном не было сегодня в церкви, – он замялся, – и мы с Ванессой решили, что с вами что-то случилось.

– Спасибо, это всего лишь пустяковая простуда, хвастаться нечем.

Странно, но почему-то Роуленд с его седеющими висками и спокойным лицом уже не показался мне таким привлекательным, как раньше. Это не мужчина, а форменный балда. Мы сидели в тишине, нарушаемой только свистом ветра в дымоходе.

– Каким ветром тебя занесло сюда, Ванесса? – наконец подал голос Бен.

– Да так, кое-какие дела и делишки…

Она грациозно стряхнула пальто, и Бен с Роулендом наперегонки бросились поднимать его, столкнувшись лбами. Естественно, всякая жена хочет видеть своего мужа джентльменом, но что чересчур, то слишком.

Дымчато-серые глаза Ванессы ярко поблескивали в свете камина.

– Ты же знаешь, Элли, я совершенно не завидовала, когда дядя Мерлин оставил тебе этот дом и все-все денежки. Подумаешь, нам с мамочкой пришлось всего-навсего продать парочку шуб! Ты заслужила награду за то, что посылала дядюшке на каждое Рождество вышитые слюнявчики. К тому же до недавнего времени я ужасно скучала на побережье. – Она провела розовым язычком по губам, скосив глаза на Роуленда. – Но сейчас успокоительная атмосфера этих краев восстанавливает мои силы после изматывающей работы в Лондоне. К тому же, дорогая кузина, я всегда обожала надгробия.

Тут она не врет. Уверена, ей пришлась бы по душе могильная плита с моим именем.

– Надену-ка я передничек и чепчик с кружевами и пойду заварю чайку, – прокурлыкал Фредди.

Эх, если бы я могла так же легко сбежать! Роуленд уминал табак в трубке.

– Бен, Элли, я очень благодарен вам за приглашение на банкет в новый ресторан и с удовольствием приду! – Голос его звучал как-то наигранно.

– Будем очень рады, – Бен пустил по кругу тарелку с булочками.

Может, сказать Ванессе, что ее приглашение затерялось на почте? К счастью, она как раз изучала свои ногти, а за этим важным занятием моя кузина никогда ничего не слышит.

Роуленд улыбнулся:

– Многие мои прихожане хотели, чтобы я попросил вас приготовить побольше маленьких тартинок с курятиной, которыми вы угощали на вашей свадьбе.

– Ах эти! – Бен вышагивал у изголовья дивана, помахивая раненым пальцем и время от времени рассматривая его в скупом солнечном свете. – В них нет ничего особенного. Может быть, Элли сварганит парочку подносов… – Тут он посмотрел на меня сверху вниз, и не только в прямом смысле! – …если захочет.

И это говорит мой муж?! Отец моих не рожденных пока детей? Во мне медленно разгоралось пламя праведного гнева.

* * *

После того как наши гости в конце концов поняли намек и удалились, я с невиданной энергией занялась уборкой – взбила подушки и собрала чашки. Остались две нетронутые булочки. Съем их на завтрак. Бену в отместку…

– Что это ты вдруг засуетилась, как пчелка? Мы ждем еще гостей? – Бен говорил таким тоном, словно не ведал, какой меня обидел.

Я оказалась в унизительном положении: либо долго и нудно пересказывать свою обиду, либо молча переваривать ее… пардон, тушить в собственном гневе.

– Надо же прибраться, дорогой, чтобы завтра, когда мы уедем, в доме царил идеальный порядок, как ты любишь, – пробурчала я в ответ.

– Мы переезжаем? Ты случайно не продала дом за моей спиной Вернону Шиззи? – Бен взъерошил волосы и рухнул на диван, который я только что привела в порядок.

– Ну что ты, конечно, нет! – произнесла я ледяным тоном, позаимствованным у Чарльза Делакорта. – Завтра мы отправляемся в Лондон на весь день. Ты – на встречу с мистером А.Е. Брэдом, издателем. А я – проматывать часть своего… пардон, нашего, неправедного наследства.

– Элли, я с этим не совсем согласен.

– Вот как? – Я подхватила брошюрку «Брак без драк, или Ваша первая ссора» и обмахнула ее метелкой. – Ты не согласен с тем, что я могу тратить свои кровные денежки…

– Мне кажется, тебе не следует ехать в Лондон.

Бен рассеянно кинул в рот жареный орешек. Я с трудом поборола желание запустить в него книжонкой.

– Почему бы мне не поехать, дорогой? Мы с гобой всего несколько дней назад об этом договаривались. Ты сам меня пригласил.

– Я не сказал, что тебе нельзя ехать, Элли, – он закрыл глаза, бессильно откинувшись на подушку, словно эти разговоры его смертельно утомили. – Ну да, мы решили, что ты тоже поедешь. Но я подумал, что тебе лучше остаться в пределах досягаемости на случай каких-нибудь осложнений в «Абигайль». На данный момент у нас все идет по плану, – Бен приоткрыл один глаз, – но мы не можем позволить себе никаких срывов. – Нежная улыбка. – Элли, ты со мной согласна?

– Может, объяснишь все еще раз и попонятнее?

Мой уничтожающий взгляд пропал втуне: Бен щупал пульс у своего прихворнувшего пальца. Я повернулась к нему спиной и снова проехалась метелкой по книжке «Мрак без врак»… тьфу ты, «Брак без драк»!.. а заодно и вытерла глаза.

Кто-то коснулся моего плеча.

– Элли, как насчет того, чтобы сегодня пообедать здесь? Тут так уютно. – Кто-то начал распускать мои волосы.

– Хорошо, пожалуйста, как хочешь.

Я вздохнула и напомнила себе, как хорошо иметь мужа, который умеет и любит готовить, не указывает моей родне на порог и у кого такие нежные руки. Но тут же услышала голос мамочки: «Элли, Элли, стоит тебе начать подсчитывать его положительные стороны – и ты пропала!»

В ту ночь я много раз просыпалась с ощущением, что дом окутан гнетущей тишиной. Выбравшись в семь утра из постели, я обнаружила, что за окном белым-бело от снега. И это двадцать седьмого апреля!

Я поплелась вниз следом за Беном, надев его клетчатый халат и кашляя, словно чахоточная на смертном одре.

Кашель мне давался с трудом – простуда почти прошла. Зато обида с каждой минутой набирала силу.

– Элли, если ты уж так хочешь поехать… Бен открыл холодильник.

Великодушное предложение. Особенно если учесть, что заказанное такси появится в любую секунду. («Хайнцу» доверять столь ответственную поездку нельзя, он может сломаться в любой момент и сорвать встречу Бена с мистером А.Е. Брэдом и всеми боссами «Чертополох-пресс» в ассортименте.) Искушение было так велико…

Бен плеснул в стакан молока.

– И все же, учитывая твой жуткий кашель, тебе лучше остаться.

Ну угораздило же меня дать ему этот козырь! Мне стало совсем тошно. А Бен подлил масла в огонь. В каждой руке он держал по булочке с изюмом и методично по очереди откусывал от них.

– А тебе не пришло в голову, что одна булочка – моя?!

– Извини, солнышко. – За окном рявкнул клаксон. – Вот тебе две половинки, вполне заменят одну целую! – Бен сунул мне в руку огрызки, клюнул в щеку и схватил зонтик. – Увидимся вечером, около семи!

Стук садовой калитки прозвучал как выстрел. Да как он смеет! Я потуже затянула пояс халата и кинулась к нише, в которой мы держим всякое барахло, в котором можно выскочить в сад. Натянула рыбацкие сапоги Джонаса. Преданная жена – это одно дело, услужливая кретинка – совсем другое.

Через секунду я вылетела из дома. Хлопнув дверью (моя очередь!), я скатилась в промозглое утро и пустилась по усыпанной снегом дорожке в погоню за такси.

Бесполезно. Такси улепетнуло. Затылок Бена казался размытым пятном в заднем стекле, но я словно обезумела. Сложив ладони рупором, я завопила вслед:

– Чудовище! Ты соображаешь, каково мне было все эти месяцы?! Постоянные жертвы, волчий аппетит, голодные мечты, и вот наконец, когда я почти…

– Простите, леди, – испуганный мужской голос прервал мои излияния. – Я стараюсь как могу, мне казалось, вы мной довольны. – Из-за куста боязливо выглядывал молочник.

Я не остановилась поболтать с ним. В конце концов, было чертовски холодно. Яростно вырвала две причитающиеся нам пинты, и молочник метнулся к своему фургончику. Полегчало ли после того, как я разоралась почище законченной стервы? Если честно, да! Грехи Бена уже не казались такими страшными, Впереди долгий день. Сначала обжигающая ванна, потом загляну в «Абигайль», а дальше блаженное безделье – буду нянчиться с остатками простуды. Бог даст, к семи часам я снова буду любить своего мужа без оглядки.

Дверь на кухню не открывалась. То ли замок сработал от хлопка, то ли я сама, приучившись запирать все и вся, машинально нажала на защелку.

Надежда умирает последней. Я проверила парадную дверь и все окна, помня, что в моем распоряжении имеется козырная карта – распахнутое настежь окно спальни. Я сама видела, как на ветру полощутся занавески.

Увы, на ветру полоскался еще и свежевыпавший снег. Когда я, подоткнув полы халата, пробиралась к конюшне за лестницей, ветер швырял мне в лицо мокрые хлопья. Конюшня оказалась на замке. Проклятье! Сама виновата: настояла, чтобы конюшню запирали, после того как Рокси расписала мне ужасного Человека в Плаще.

Ну хорошо, придется рискнуть и пережить насмешки Фредди. Откинув со лба волосы, превратившиеся в мокрые крысиные хвосты, я поплелась к сторожке. Там меня ждал новый удар – еще одна запертая дверь и замогильная тишина. Кто бы мог подумать, что я прокляну тот день, когда профессиональная этика извратила характер Фредди?

Так, главное – не отчаиваться, Элли! Выход всегда найдется. У Рокси есть ключи от дома. Надо лишь позвонить ей и позвать на помощь. Вцепившись в кованые чугунные ворота и чувствуя, как от снега холодеют щеки, я обдумывала варианты. Направо – дом викария, где живет Роуленд Фоксворт. Друг. Налево, в десяти минутах ходьбы от Мерлин-Корта, – дом мистера Эдвина Дигби. Незнакомца.

Я скрутила волосы в узел на затылке и поплелась по дороге. Долго думать не понадобилось. Роуленд был молод и хорош собой. А мистер Дигби – пожилой выпивоха, обожающий всякие безобразия.

Из протоколов Вдовьего Клуба. Понедельник, 27 апреля, 7.00.

Президент. Доброе утро, миссис Гуиннивер. Я вас не разбудила?.. Да, я понимаю, что в пивной день начинается ранешенько. Сегодня я к вам с добрыми вестями!.. То самое: ваши добровольные услуги требуются на Проводах, назначенных на будущую пятницу, первого мая. Миссис Гуиннивер… Миссис Гуиннивер, вы меня слышите?

Миссис Гуиннивер. Простите… Я… (Слабые всхлипывания.)

Президент. Миссис Гуиннивер, я надеюсь, что вы не передумали после всех наших усилий и времени, которое мы затратили на вашу подготовку?

Миссис Гуиннивер. Ну что вы, что вы! Ни в коем случае. Это такая неожиданная честь, что я сперва просто онемела…

Президент. Тогда я доложу Совету о вашем согласии и позвоню вам вечером – обсудить подробности.

Миссис Гуиннивер. Такая честь! Я просто… не нахожу слов!

Глава XIV

…Примула только ахнула.

– Молодая дама, полуодетая, стучится в дверь одинокого джентльмена сомнительной репутации! Остается только надеяться, дорогая Элли, что мистер Дигби не заставил вас краснеть!..

* * *

– Последний раз, когда я дал приют убогой страннице, она прикарманила серебряную зажигалку.

Великий Эдвин Дигби, казалось, сошел со страниц собственных романов: козлиная бородка, щегольская жилетка цыплячьего цвета, седые волосы торчат над высоким лбом, налитые кровью глаза прищурены под кустистыми бровями, кончики которых мефистофельски вздернуты вверх. Мы сидели в его кабинете, обитом красным велюром и переполненном викторианскими безделушками и мебелью. На грандиозном письменном столе возвышалась старинная пишущая машинка чугунного литья, окруженная ворохом бумаг. Только это напоминало, что здесь обитает и Мэри Грифф.

– Я не курю, – ответила я с достоинством и украдкой оглядела свой наряд. Пожалуй, мне стоит как-нибудь по-пробоваться на роль великого Ганди.

Мистер Дигби перевел взгляд с махрового полотенца, чалмой обмотанного вокруг головы, на костюм-тройку, который я, следуя указаниям хозяина, раздобыла в гардеробе.

Я опустила глаза и наткнулась на бахилы Джонаса. Черт, велики на шесть размеров. В такой обувке по сугробам далеко не убежишь.

– Благодарю вас за сухую одежду. Если бы… Гостеприимный хозяин поглубже зарылся в кожаное кресло.

– Миссис Хаскелл, умоляю вас, не вздумайте использовать позаимствованный костюм в качестве предлога для продолжения знакомства. Уверяю, мы оба найдем его чрезвычайно утомительным. Если ваш муж не пожелает приобщить сей костюм к своему гардеробу, ваша прислуга найдет тряпью достойное применение. – Его глаза доисторического ящера сузились. – Надеюсь, вам удалось застать по телефону эту вашу миссис Мэллой?

Я кивнула тяжеленным тюрбаном. До чего же неприятный человек! Костлявым пальцем мистер Дигби поглаживал козлиную бородку.

– Она ведь не станет тянуть резину и поторопится с ключом?

Я засучила рукава, но потом снова скатала их вниз. Он даже чашки чаю мне не предложил!

– Мистер Дигби, Рокси Мэллой поклялась на телефонном справочнике, что немедленно помчится на автобусную остановку, а если понадобится, то угонит автобус.

– Похоже, вам повезло с прислугой, миссис Хаскелл. Такая преданность…

Я посмотрела ему прямо в глаза.

– Ошибаетесь. Повезло Мэри Грифф, у нее преданная поклонница.

Мистер Дигби поморщился, что отнюдь не сделало его краше.

– Напрасно льстите, мадам. Ничто не вызывает у меня большего отвращения, чем старая лахудра, блеющая под дверью, с альбомом для автографов, прижатым к перезрелой груди. Предупреждаю, как только она явится, я вас тут же выставлю на растерзание стихии. – Он уставился на окно в морозных узорах.

– Говорят, сэр, за последние годы вы не написали ни одной книги. Неужто вас не радует, что кое-кто из ваших почитателей еще жив?

Брови мистера Дигби резко взлетели вверх, он скрестил ноги, обнажив желтые носки в тон жилетке.

– Миссис Хаскелл, боюсь, простофили из «Темной лошадки» – это мой второй дом – ввели меня в заблуждение. – Он вывинтился из кресла и несколько нетвердым шагом подошел к буфету. – Не выпьете ли со мной стаканчик мадеры?

– Если вас не затруднит, я предпочла бы чаю…

– Чрезвычайно затруднит. Я сбила тюрбан набекрень.

– В чем же вас ввели в заблуждение, мистер Дигби? Он заткнул графин пробкой.

– Дали понять, что вы под стать своему супругу, идеальному спутнику жизни. Образец унылой добропорядочности.

Вот оно что! Просочился-таки слух о том, что мы с Беном познакомились через агентство «Сопровождение на ваш вкус». Видно, кто-то из моих родственничков пронюхал правду, разложил все по косточкам и представил рентгеновский снимок общественности. Или это Бен проболтался Фредди? Неважно. Может, наш роман и начинался как коммерческая сделка, но потом он превратился в настоящую страсть, нежность, истинную любовь… за исключением некоторых неприятных моментов.

– Бентли состоял на службе в высшей степени респектабельном агентстве, и я не стыжусь нашего знакомства.

Мистер Дигби саркастически дернул бровью.

– Уверен, встреча оправдала себя до последнего пенни. – Он залпом проглотил мадеру, пока я ломала голову, какую бы гадость сказать в ответ, но хозяин оказался проворнее. – Говорят, трансвестит, который чуть было не лег костьми перед вашим брачным алтарем, переехал к вам жить.

Господи, куда же запропастилась Рокси с проклятым ключом?!

– Мой кузен Фредерик – уважаемый молодой человек с несколько преувеличенным чувством юмора, и я обожаю его шутки. Он оказывает неоценимые услуги моему мужу.

– Освобождая вас от некоторых обязанностей. – Мистер Дигби тяпнул еще рюмочку мадеры и налил себе очередную. – Ваш муж вроде бы собирается навязать обществу очередной ресторан, или молва лжет? Ресторан, который специализируется на неописуемых блюдах по недоступным ценам. – Он ехидно уставился на меня поверх рюмки, потом обогнул буфет. – Ваш муж, в дополнение к своим прочим… чудачествам, весьма энергичный молодой человек. Я слышал, он недавно написал поваренную книгу, преисполненную ностальгии по приправам. Казалось бы, в мире достаточно рецептов горохового супа, но полагаю, что в своей слепой супружеской преданности вы возомнили, что мистер Хаскелл стал ровней мне.

– Ничего подобного, – изобразив улыбку, я встала, – Бен не претендует на литературную гениальность и, уж конечно, не станет соревноваться с вами. Его профессиональная репутация не зависит от количества трупов. Как раз наоборот!

Брови мистера Дигби снова взметнулись вверх.

– Переступив порог моего дома, миссис Хаскелл, вы заверили меня, что не являетесь моей фанатичной поклонницей в отличие от вашей миссис Мэллой…

Детский сад какой-то! Кто же так наивно напрашивается на лесть? Развернув полотенце, я встряхнула влажными волосами, чтобы они рассыпались по плечам, снова уселась в кресло и взбила подушку. Сквозь задернутые шторы в окно пробивалось солнце. Графины на буфете вспыхивали золотыми, красными и рыжеватыми бликами.

– Не сомневаюсь, мистер Дигби, что вам это в высшей степени безразлично, но я прочитала две ваши книги.

– Какие? – Он с безразличным видом вертел рюмку.

– Рискую вас обидеть, мистер Дигби, но я нашла обе книги в высшей степени… – рюмка замерла. -…увлекательными.

– Банально с вашей стороны, миссис Хаскелл, но справедливо.

– Спасибо. Последняя сцена в «Невиновном дворецком» едва меня не доконала. Я просто заледенела от страха. Знаете, вплоть до той самой сцены, где Хамберт Хамблди раскачивается на люстре, я была уверена, что трупы на чердаке бальзамирует племянница епископа.

Мистер Дигби поставил рюмку на столик возле кресла и прикрыл глаза.

– «Дворецкий» – одна из лучших моих вещей, хотя и не на уровне… – он запнулся, – …некоторых других, но все-таки я ею вполне доволен.

Мне вдруг стало жалко его, не знаю уж почему.

– Мы с мужем устраиваем в пятницу банкет по случаю открытия «Абигайль». Я бы хотела вас пригласить.

Мистер Дигби приоткрыл глаза.

– Я уже говорил вам, мадам, что не бываю нигде, кроме «Темной лошадки». – Он перехватил мой взгляд на графинчик. – Удивляетесь, миссис Хаскелл, что, будучи таким усердным отшельником, я не пью в тиши и уединении? Ответ прискорбно прозаичен: душу мою терзают демоны. А по вечерам этот дом изобилует чудовищами, порожденными газовым светом[7].

Я судорожно огляделась. Охотно верю. В комнате пахло отчаянием и заброшенностью, похороненными глубоко под красным бархатом. Ощущение трудно было списать на мое состояние.

– А что, если вам сменить обстановку в доме? – бодро предложила я. – Хорошо известно, что призраки терпеть не могут датский модерн.

Ответом мне была ледяная улыбка.

– Мои призраки – крепкие ребята.

– А они у вас интересные, мистер Дигби? – не отступалась я.

– Разве что для вас, миссис Хаскелл.

Слегка дрожащей рукой мистер Дигби смахнул невидимую пылинку с жилетки и снова потянулся к графинчику. Мне показалось, что хозяин увиливает от ответа.

– Слухи, клубящиеся в парах горького эля «Темной лошадки», – мистер Дигби сунул мне рюмку, – утверждают, миссис Хаскелл, будто джентльмен, который построил ваш замок, на седьмом десятке развлекался с двумя пожилыми старыми девами, обитавшими вот в этом доме в конце девятнадцатого века.

– Господи помилуй! – Я пролила мадеру. – Так это ж мой предок, Уилфрид Грантэм! Одно то, что он построил дом вроде Мерлин-корта, свидетельствует, что этот человек жил в густом лесу из грез и фантазий. – Я сжала рюмку обеими руками. – Вы говорите, что мой прадедушка завел интрижку сразу с двумя женщинами?

Ехидная ухмылка раздвинула бороду мистера Дигби.

– Можете не краснеть, миссис Хаскелл, Если легенда не лжет, ваш предок не позволял себе оргий. Ночь на понедельник принадлежала миссис Лавинии, а в ночь на четверг свою долю получала миссис Лукреция. И ни одна из сестер не знала про другую.

– Ничего себе… – Я подвернула штанины, прошлась к буфету и налила себе еще вина. – Но как Уилфриду Грантэму удавалось проникать в спальни своих пассий, оставаясь при этом незамеченным?

– А вот это, миссис Хаскелл, – хозяин дома повернулся и постучал по деревянной обшивке стены, – и есть тайна.

– И сестры так никогда и не докопались до истины? Мне показалось, что он не собирается отвечать, но мистер Дигби в конце концов заговорил:

– Вы будете счастливы узнать, миссис Хаскелл, что я решил не увлекаться вами.

– Вы хотите сказать, что в пятницу не придете к нам в ресторан?

К моему удивлению, он ответил вопросом на вопрос:

– А кто слетится на дармовое угощение? Бывшая хористка и ее медоточивый законник ценой в тридцать сребреников? Антарктический антиквар и его жена, несостоявшаяся певичка из погорелого театра? А как насчет агента по недвижимости, который все никак не помрет, и его супруги с жабьим рылом? Ах да, еще преподобный Фоксморд!

– Фоксворт!

Синеватые губы раздвинулись в саркастической усмешке.

– Как я слышал, миссис Хаскелл, по всему графству прокатился стон разочарования, когда вы не вышли за него замуж. – Он с удовольствием отметил, что я вздрогнула. – Но, полагаю, церковная органистка не утонула в горючих слезах.

– Мисс Шип – очень милая женщина.

– Ах, милая! Так женщины отзываются о тех, кто не стоит внимания. Кстати, о старых девах. Леди Теодозия Эдем тоже украсит ваше благородное собрание?

– Надеюсь.

– По-моему, у вас будет очень тесно! Следовательно, меня ваш банкет не интересует.

Я выглянула в окно. Снег на подоконнике казался горностаевой опушкой на фоне красных гардин. Белую лужайку украшали пять птичьих кормушек в форме продолговатых мисок.

– «Гусятница» – очень подходящее название для этого дома.

– Сначала дом назывался «Каменистый лужок». Как раз в духе Лавинии или Лукреции.

– А вы давно здесь живете?

– Пять лет. – Мистер Дигби снова направился к буфету.

– А почему вы здесь поселились?

– Глупейшая ностальгия. Мальчиком я очень любил это место, моя семья всегда проводила здесь лето.

Он так и провоцировал меня на расспросы.

– А у вас есть семья, мистер Дигби?

– Дочь… Кэрол, ей двадцать семь лет, – руки мистера Дигби задрожали сильнее. – Чтобы избавить вас от необходимости спрашивать, где она, отвечу, что живет с каким-то молодым человеком, про которого слова доброго не скажешь. Обычная для нового поколения история.

Я старалась не шарить глазами по стенам в поисках фотографий. Спросить же, что сталось с миссис Дигби, даже мне показалось верхом бестактности.

Где-то в доме раздался странный звук, и я забыла обо всем на свете в надежде, что это Рокси стучит в дверь. Мистер Дигби прислушался.

– Это, наверное, мой садовник, миссис Хаскелл. Пришел выпить чайку. Малого сокровищем не назовешь, но придирчивость не числится среди моих грехов. – Мистер Дигби шагнул к двери. – Говорят, ваш садовник сбежал?

– Лишь на время. Мы с Беном уже сгребли в саду прошлогоднюю листву, но придется найти кого-нибудь, пока не вернется Джонас. А ваш садовник не хочет подработать?

– Может, и хотел бы… но он новенький в наших краях, миссис Хаскелл, а местные жители настороженно относятся ко всем, чьи предки не обитают тут со времен контрабандистов. Могу только засвидетельствовать, что человек он надежный. Приходит даже в такие дни, как сегодня, хотя делать ему тут нечего, разве что деньги получить. Вашей миссис Мэллой есть чему у него поучиться. Раз уж вы до сих пор здесь, не хотите ли повидаться с Герцогиней?

– С удовольствием!

За мистером Дигби закрылась дверь, и в комнате воцарилась тяжелая тишина. Потом послышались голоса. Голос мистера Дигби звучал раздраженно, а голос садовника – чересчур женственно. Я посматривала то на дверь, то на письменный стол. Из-под пишущей машинки торчал лист желтой бумаги. Поправив на плечах полотенце, я снова подтянула брюки под мышки и на цыпочках подбежала к столу. Только взгляну одним глазком, что припасла Мэри Грифф для своих многотерпеливых читателей. Кто посмеет сказать, что я роюсь в чужих бумагах, если я держу руки за спиной? Ну-ка, ну-ка… «Выше голову, моя дорогая. Вы имели полное право заложить сережки лучшей подруги. Вы виноваты только в том, что потеряли квитанцию из ломбарда».

Наклонившись к столу, чтобы найти предыдущую страницу, я упустила полотенце, и оно упало на пол, увлекая за собой лавину рукописей со стола. Мне помогли тренировки по аэробике. В фантастическом прыжке я попыталась схватить сразу все бумаги, и тут вошел мистер Дигби. Как ни странно, даже в таких стесненных обстоятельствах я заметила, что выглядит он не лучшим образом. Даже борода не могла скрыть его бледности и вздувшихся лиловых вен.

– Да, Герцогиня! – Он наклонил голову. – Я знаю, вы не в восторге от такой перспективы, но наша гостья… – Тут мистер Дигби заметил ворох бумаг на полу.

Я шлепнулась на колени и поползла, сгребая листы.

– Простите, вы напугали меня, и я… налетела на стол. Милая птичка! – Вывалив бумаги рядом с пишущей машинкой, я поднялась не слишком грациозным движением.

Если мистер Дигби сделал вид, что принял мои шитые белыми нитками объяснения, то мудрая Герцогиня не спускала с меня подозрительных глазок-бусинок.

Хозяин дома расплылся в улыбке.

– Миссис Хаскелл, по-моему, вы понравились Герцогине. Смотрите-ка, она идет к вам.

– Э-э-э…

Герцогиня, белоснежная гусыня, действительно по-орлиному расправила крылья и направилась ко мне, переваливаясь и зловеще клекоча.

Я юркнула за портьеру. Гуси не быки, их красный цвет вроде бы не раздражает. Мечтая опереться на что-нибудь не слишком опасное, я схватилась за полку, и оттуда что-то с грохотом рухнуло – кажется, книга. Герцогиня щелкнула клювом в воздухе, как ножницами, и неохотно подчинилась окрику мистера Дигби.

– Вы достаточно доходчиво объяснили миссис Мэл-лой, что ключ нужен вам именно сегодня?

Мистер Дигби вернулся к своим графинам. Герцогиня с надеждой смотрела на него/ Интересно, чего она просит: выпивки или приказа вышвырнуть меня из дома?

– А как вы с Герцогиней нашли друг друга? – спросила я, чтобы молчание не погребло нас навеки.

– Ее подарили мне на Рождество. Перевязанную голубой ленточкой с приложением рецепта фаршированного гуся. Незачем даже говорить, что ее психика навеки травмирована. Она ненавидит Рождество и не понимает юмора.

Выдумка, наверное, но я растрогалась.

– Бедняжка!

Я сочувственно поглядела на Герцогиню, и она тут же заспешила ко мне с распростертыми крыльями! Гусыня перевалилась через оброненную мной книгу. Пришлось книгу поднять. Мельком я увидела заглавие – «Веселые вдовушки». Мэри Грифф. Это меня ужасно заинтриговало, но книгу пришлось положить, поскольку Герцогиня требовала внимания.

– У нее крылья как облачко!

Я почесала Герцогиню под шейкой, как Тобиаса, и готова поклясться, что из ее горла вырвался звук, весьма похожий на мурлыканье. Конечно, я ничего не знаю о птицах, а мистер Дигби – знаток! Кстати, о птичках…

– Как орнитолог-любитель, не могли бы вы мне сказать, что означает стайка черных дроздов? В Читтертон-Феллс я не раз встречала женщин с брошками в виде черных дроздов на ветке…

Что-то со звоном упало… графинчик. Мистер Дигби заговорил, но голос его звучал отрывисто и сердито:

– Стая черных дроздов означает всего лишь стаю дроздов. А дамочки, о которых вы говорите, скорее всего, члены какого-нибудь общества по уничтожению птичьих яиц. Коллекционером! Бесчувственные синие чулки, что лазают по скалам, размахивая биноклями. Пусть только появятся в моих угодьях, забросаю булыжниками!

Мистер Дигби разъярился. Уж не по моей ли вине? На всякий случай я умильным голоском попросила прощения:

– Извините, что смахнула бумаги с вашего стола.

– Какое это имеет значение! В них ни конца, ни начала… Тишина душила комнату. Я ломала голову, что бы такое сказать, и ляпнула:

– Вот что бывает, мистер Дигби, когда сам печатаешь свои произведения. Вам бы надо нанять секретаршу.

– Как-то я позволил себе такую роскошь. Результат был просто катастрофический. – Он говорил ледяным тоном, даже не глядя в мою сторону. – Кстати, о слугах. Я говорил с Как-его-там, моим садовником. Попробуйте уломать его поработать у вас, когда будете уходить. Если, конечно, вы вообще уйдете.

Его последние слова потонули в трели дверного звонка. В душе моей запели ангелы. Мой гостеприимный хозяин поджал губы, распахнул дверь и следом за Герцогиней, которая неслась с распростертыми крыльями, направился в промозглую прихожую.

– Минуточку, миссис Хаскелл. Если вы не возражаете, я спрячу Герцогиню в стенной шкаф под лестницей. У нее бывают приступы враждебности, а я не хочу, чтобы она прогнала миссис Мэллой раньше, чем та захватит с собой и вас.

Миссис Мэллой перешагнула порог «Гусятницы», принеся волны арктического холода и розового масла. С первого взгляда я поняла, почему меня заставили столько ждать. Какие гигантские усилия были потрачены ради импровизированной встречи со знаменитостью Читтертон-Феллс! Рокси вырядилась в черную каракулевую шубку чуть ниже колена, из-под которой топорщились оборки изумрудно-зеленой шифоновой юбки. Буйную шевелюру миссис Мэллой венчала черная бархатная шляпка с вуалеткой до нарисованных углем бровей, а на щеках темнели кокетливые мушки.

– Сэр, я и не мечтала о такой чести, доживи я до тыщи лет! – Рокси застенчиво мяла в натруженных руках отделанный блестками ридикюль.

Сердце мое захлестнула нежность. Я проскочила мимо мистера Дигби, нервно теребившего задвижку.

– Огромное спасибо, Рокси. Вы так любезны… какая глупость с моей стороны забыть ключи!

– Я не из тех, кто бросает камнями в ближнего, миссис X, – отмахнулась от меня Рокси, восторженно пялясь на своего кумира. – Так что обычной почасовой оплаты с меня хватит, разве что вы подкинете еще столько же, и не забудьте про автобусный билет! – Веки, отливавшие всеми цветами радуги, затрепетали. – О, какое же счастье находиться в этом доме, вдыхать этот запах.

– Довожу до вашего сведения, мадам, – мистер Дигби закрыл глаза, – что Герцогиня справляет свои естественные надобности только в курятнике.

Рокси продолжала терзать свою сумочку.

– Я имела в виду аромат гениальности. Простите, сэр, не окажете ли вы мне великую честь подписать страничку в моем альбоме для автографов? Я хотела попросить вас об этом, когда вы выходили из уборной в… – Она запнулась и покраснела. – Простите, сэр, я не должна была…

Мистер Дигби отмахнулся от ее оправданий.

– Я подпишу ваш альбомчик при условии, что вы поклянетесь на бутылке сухого джина не преследовать меня больше в «Темной лошадке».

Рокси подпрыгнула от восторга и извлекла из своей микроскопической сумочки вполне основательную тетрадь. Когда мистер Дигби яростно вонзил перо в страницу, она судорожно вздохнула.

– Мистер Д., я прочитала каждое написанное вами слово! Больше всего люблю ваши ранние книги, которые сейчас ни за какие деньги не купишь и взаймы не выпросишь, но, поверьте мне, вам нечего их стыдиться!

Мистер Дигби ткнул альбом ей в руки.

– Добрая женщина, вам незачем сотрясать воздух такими восхвалениями, словно мои жалкие грошовые книжонки – перлы великой литературы. – Он завинтил колпачок ручки и затопал вверх по лестнице.

– Нам намекают! – поторопила я Рокси. – Сматываемся!

Миссис Мэллой не обратила на меня ни малейшего внимания. Она бережно промокнула подпись носовым платком (теперь у нее будет два сувенира вместо одного), а потом крикнула вслед удаляющейся спине мистера Дигби:

– Великая литература, мистер Д. – это книги, которые простые люди вроде меня и миссис X. могут с удовольствием читать, не лазая в словарь за каждым вторым словом. Такие, как ваши романы и, – она бережно уложила драгоценный альбом в сумку, – поваренные книги.

– Не смейте поминать мое имя рядом с именем мистера Хаскелла! – донесся сверху голос мистера Дигби. – Мистер Хаскелл стремится сделать изюминку убийственной, а я создаю убийства с изюминкой.

* * *

– Очень странный человек.

Мы с Рокси шлепали по тропинке к Скалистой дороге. Снег упорно летел нам в лицо. Моя спутница ничего не ответила. Миссис Рокси Мэллой прикоснулась к святыне и теперь старалась не расплескать благоговение, переполнявшее ее. Отныне, сидя в «Темной лошадке» у заляпанного пивом столика, она станет рассказывать потрясенным завсегдатаям, с каким величественным презрением беседовал с ней мистер Дигби и с какой брезгливостью начертал автограф в ее «альбомчике». Меня же молчание не устраивало: требовалось хоть изредка шевелить губами, дабы они не превратились в куски льда. А потому я предприняла новую попытку:

– Человек, вылепленный из трагедий.

– А он вам про это рассказывал, миссис X.? Про то, как его жене взбрело в голову, что у него шашни с какой-то женщиной…

Рокси умолкла, но не ради драматического эффекта, а потому, что ветер забил ей слова обратно в рот. Надо же, подумала я, с омерзением вспомнив синеватые пальцы мистера Дигби, неужели какая-то женщина решила заниматься любовью с ним по собственному почину, а не из супружеской покорности?

– И что, это была его секретарша?

– Не могу знать, миссис X. Знаю только, что его жена сунула голову в газовую духовку.

Может, именно тогда он перестал писать свои книги, решив покарать себя самого? Наверное, мистера Дигби можно только пожалеть. Я сказала себе, что никогда не суну голову в духовку, даже если Бен когда-нибудь мне изменит. Лучше суну в духовку его самого, да еще включу таймер.

– Ну что ж, по крайней мере у него есть с кем общаться в «Темной лошадке», может вдоволь слушать местные сплетни и песенки.

Рокси покосилась на меня так, словно хотела сказать: «Да что вы понимаете?»

– Мистер Дигби ненавидит пение! Стоит миссис Гуиннивер затрясти юбками и затянуть «Кармен», как он тут же уходит.

– Зайдите в дом, выпьем чего-нибудь горяченького, – пригласила я Рокси. Но она отказалась и отдала мне ключ у ворот Мерлин-корта. – Ну, тогда я провожу вас до автобуса.

– Лучше не надо. – Она закинула на плечо ремешок сумочки. – Хочется побыть наедине со своими мыслями.

Мне следовало настоять. Вместо этого я топталась у ворот и смотрела ей вслед, кутаясь в костюм-тройку мистера Дигби, пока каракулевая шуба не исчезла за поворотом. Над головой завопила чайка. От испуга я ухватилась за столбик ворот. Не дай бог упасть – скачусь в ров! Чайка снова закричала, но звук раздавался почему-то не сверху. Обняв столбик, я поглядела в сторону «Гусятницы». Оттуда рысцой поспешал мужчина, поднимая фонтаны снежной пыли. Мистер Дигби! Как же он боится, что я заявлюсь к нему еще раз, если помчался следом, чтобы вручить забытый халат. Сложив ладони рупором, я прокричала: «Извините меня!», но ветер заморозил слова и превратил в еле слышный шепот. Пусть его… Тут сердце у меня забилось где-то в горле, и я прикрыла рот рукой, чтобы оно не выскочило. Это был вовсе не мистер Дигби! Какими бы физическими недостатками ни обладал знаменитый писатель, у него не было жирных волос сосульками и гнилых зубов.

– Эй, вы! Хозяйка! Вам садовник нужен?

Я торчала на вершине скалы, как фигурка невесты на свадебном пироге. Только толкни – и в пропасть. Верная смерть. И никого, кроме стихии и Человека в Плаще.

– Я… не уверена…

Человек приближался, я уже могла пересчитать поры на его неряшливой физиономии. Из ступора меня вывели его глазки-бусинки. Я нагнулась, схватила пригоршню снега, слепила снежок и запустила в него изо всех сил. Выскочив из бахил Джонаса, я помчалась вниз по склону, мимо ворот, мимо сторожки. У меня мелькнула мысль, что меня признают виновной в умышленном убийстве, если он поскользнется и свалится в пропасть. В лучшем случае – в превышении необходимой самообороны. Судимость не украшает репутацию, но меньше всего мне сейчас хотелось, чтобы Человек в Плаще очухался и поскакал следом с прытью взбесившейся ящерицы. Слава богу, ветер толкал в спину, и ноги мчали меня все быстрей и быстрей. Я миновала конюшню и влетела во двор.

Но и здесь я не была в полной безопасности. За домом послышался шорох. Крик ужаса застрял в горле. И вдруг до меня дошло, что бояться глупо. Человек в Плаще не мог перелезть через высокую ограду и опередить меня. Либо Фредди вернулся из «Абигайль» в надежде на дармовой обед, либо Тобиас скребется с похожей целью. Ну конечно, вот и он – Тобиас неторопливо вышел из-за бочки с дождевой водой, шерсть его блестела от снега.

– Бедный малыш, – запричитала я, и Тобиас с недовольным шипением вскочил мне на руки. – Несчастный, ты тоже остался на улице! Может, дать тебе горячего бульончика?

Мой страх испарился. Запихнув кота за пазуху, я постояла, потирая одну замерзшую ступню о другую, и тут заметила, что у черного хода стоит какая-то фигура.

Нет, не Человек в Плаще. Это была маленькая старушка в сером драповом пальтишке и свекольного цвета вязаном беретике. В руках она держала тряпичную хозяйственную сумку вроде той, что носит Рокси.

– Миссис Бентли Томас Хаскелл?

Она чинно стояла – пятки вместе, носки врозь – в стареньких кроссовках. Из-под берета выбивались мышиного цвета волосики. «Кто это? Престарелая сиротка?» – мелькнула у меня жуткая мысль.

– Да, я миссис Хаскелл. Пожалуйста, зайдите и выпейте чего-нибудь горячего. Мне очень неудобно перед вами… вы проделали такой длинный путь, по снегу и морозу. Я так закрутилась с делами, что совершенно забыла забрать из газеты объявление о поиске домработницы. Мы уже нашли ее… – Тобиас скользнул вниз и плюхнулся на порог, пока я пыталась вставить ключ в замок.

Женщина в берете даже не раскрыла рта. Может быть, у нее смерзлись губы?

– Надеюсь, вы не очень давно меня ждете?

Я толкнула дверь и сделала приглашающий жест.

– Сейчас согрею вам супчика и сделаю парочку бутербродов, а потом сразу же позвоню, чтобы найти вам какое-нибудь место. – Я отошла в сторону, чтобы пропустить ее, – Или поговорю с моим кузеном Фредди (мой муж в Лондоне), посмотрим, может, найдется место в нашем новом ресторане. Работа не тяжелая…

Старушка не двигалась с места, и я в отчаянии добавила:

– Сюда, пожалуйста!

– Вы сказали «наш ресторан»? – спросила незнакомка тихим, напряженным голоском.

– Да, я…

– Вы там работаете?

– Видите ли, это как посмотреть…

– Понятно. Другими словами, решать вы ничего не можете, а я не хочу быть вам обузой.

У нее явно обморожены мозги, причем по моей вине.

– Пожалуйста, проходите на кухню, я поставлю чайник.

Она все еще не решалась войти. Тобиас завывал, соперничая с ветром. Снег кружился у ног старушки серебристыми вихрями, а она крепко сжимала сумку.

– Простите, но я не могу переступить ваш порог, если не буду уверена, что меня примут с любовью. – Старушка потупилась. – Тяжелой работы я не боюсь, ко всему привыкла, и не в моем характере нарушать мир и покой, но сами знаете, сколько ходит гадких анекдотов про свекровей и тещ… К тому же, похоже, у нас нет ничего общего, кроме моего дорогого мальчика, а он… – Она открыла сумку и вытащила носовой платочек. -…мой мальчик в Лондоне и не может обнять свою мамулю!

Глава XV

– Могу предположить, Элли, что на ближайшие несколько часов мистер Эдвин Дигби и Человек в Плаще совершенно вылетели у вас из головы? – Гиацинта перевернула страницу своего зеленого гроссбуха…

* * *

Когда свекровь материализовалась на пороге Мерлин-корта, до меня дошло, как долго я лелеяла гадкие подозрения, что ее уже нет в живых. Убита хищницей миссис Клюке (надеюсь, мои детки не унаследуют кровожадность от дедушки по отцовской линии), погребена в сырой земле, и беззаботные детишки по весне откопают ее своими совочками. Мне бы запрыгать от радости при ее появлении, а вместо этого я досадовала по поводу своего неуместного наряда. Наверное, роскошная шляпка, губная помада и накладные ногти изрядно подняли бы мои шансы понравиться родственнице. Сколько раз я представляла эту сцену в мечтах! Радушная улыбка, слезы счастья на глазах и распростертые объятия покоряли воображаемую миссис Хаскелл: «Элли, если тебя любит мой сын, я тоже тебя люблю!» В глазах же этой мрачной старушки явственно читалось: чем я так провинилась перед тобой, Господи, что ты швырнул моего единственного сына на растерзание этому растрепанному пугалу с волосами-водорослями?

На кухне я чмокнула свекровь в щеку. Надо отдать ей должное – она почти не отшатнулась. И что дальше? Я отобрала у нее сумку и водрузила на подоконник.

– Бен уехал в Лондон по делам, насчет своей поваренной книги. Он вернется к вечеру. – Я прихлопнула сумку, чтобы она не свалилась на пол.

– Хорошо. – Руки старушки повисли, как плети.

Я взялась за чайник, выдавливая слова, словно бездарная актриса на прослушивании:

– Бен так ужасно волновался из-за вас, и я тоже. Он с облегчением вздохнул, когда вы написали Марселю, но Бен надеялся, что вы и ему напишете. – Может быть, в моей последней фразе прозвучал элемент критики?

– Естественно, я хотела написать своему единственному сыну. Но ему пришлось бы показать письмо вам, а я не хотела вмешивать вас в наши семейные проблемы. – Миссис Хаскелл оглядела кухню. – Милое гнездышко, Элеонора. Несколько библейских гравюр на стене – и здесь станет гораздо уютнее. – Оценивающий взгляд скользнул по медным сковородкам и горшкам с цветами.

– Спасибо. – Я сунула руку в ящик тумбы, вытащила аптечную резинку и стянула волосы. Меня охватила паника. Как мне ее называть? Мамочка? Магдалина? – Прошу вас, присаживайтесь.

Так, Элли, расслабься! И перестань с ней разговаривать словно с невезучей кандидаткой в уборщицы. Я сунула чайник под кран. Вода брызнула на жилет мистера Дигби. Господи, почему я не могу быть приветливой и раскованной, как Наяда? Или безмятежной и величественной, как Анна Делакорт? Будь здесь Доркас, моя неловкость не так бросалась бы в глаза. Доркас сняла бы с моей свекрови пальто, растерла ее маленькие лапки, подставила бы под ножки скамеечку, приговаривая: «Молодчина, Мамуля, что приехали! Вот вернется наш Бен, глянет, а мы с вами уже подружились – водой не разольешь!»

Миссис Хаскелл сняла свое пальтишко, аккуратнейшим образом сложила и повесила на спинку стула. Интересно, какие невестки нравятся свекровям? Я усиленно работала лицевыми мускулами, пытаясь состроить мину идеальной невестки. Бесполезно. В моем характере напрочь отсутствовали некие важнейшие ингредиенты. Никогда не умела мгновенно сближаться с людьми, а здесь положение было отчаянным: я олицетворяла худшие опасения миссис Хаскелл. Она же, в свою очередь, оказалась не той покойной свекровью, милой и уютной, которую я успела полюбить, – привыкнуть к живой Мамуле было не так-то легко.

Отодвинув стул подальше от большого выскобленного стола, свекровь прищурилась, смахнула с сиденья невидимые пылинки и уселась.

– Не обращайте на меня внимания, Элеонора, не хочу отрывать вас от повседневной работы.

– Вы ни от чего меня не отрываете! – с жаром воскликнула я. – То есть… Кстати, мое полное имя – Жи-зель, хотя это совершенно не важно. Но если вам больше нравится Элеонора, пожалуйста…

– Не знаю, какое из этих имен хуже… – Свекровь сложила ручки и чинно поставила ножки рядышком. – Но вряд ли я могу запанибратски звать вас Элли!

– Почему же? Пожалуйста! – Я бухнула чайник на плиту, окатив и плиту, и себя.

Миссис Хаскелл невозмутимо наблюдала, как я собираю воду тряпкой.

– Я бы не хотела… Видите ли… Элли – имя очень женственное, и вам оно совершенно не подходит.

Оставалось только сцепить зубы. Не самый подходящий момент распространяться о семейной склоке с утра пораньше и о том, как я помчалась переодеваться к совершенно незнакомому холостяку, проклиная родного мужа почем зря…

Миссис Хаскелл растерла ручки и натянула беретку на уши.

– Вряд ли вы захотите звать меня мамой, Жизель, поэтому обращайтесь ко мне по имени. Магдалина. – Не дожидаясь ответа, она заметила: – Я и не представляла, что этот дом находится в такой глуши.

Извиниться за местоположение Мерлин-корта я не успела, потому что она добавила:

– Просто замечательно.

Наконец-то первый комплимент! Сердце мое выдало радостную трель. Чайник подхватил мелодию пронзительным свистом, плюнул кипятком и заплясал на плите, изрыгая клубы пара. Я бросила в фаянсовый чайник (серебряный не такой уютный!) пару пакетиков чая и запила кипятком.

– Не подумайте, что придираюсь, Жизель, но вы, кажется, забыли подогреть чайник.

Я сосчитала до десяти. Искушение плюнуть на чайные пакетики, плававшие в кипятке словно дохлые крысы, было слишком велико.

– Вылью и заварю снова.

– Вам не кажется, что обычный рассыпной чай дешевле?

– Завтра же куплю…

– Надеюсь, вы понимаете, Жизель, что я не критикую. Мое неожиданное появление выбило вас из колеи. Жизель, вы хотите подпалить скатерть?

– О! – Я постаралась принять беззаботный вид. – Просто хотела подсушить ее. – Тлеющая тряпка полетела в раковину.

Магдалина поерзала на стуле.

– Наверное, Бен рассказывал вам, как я поклялась никогда не садиться ему на шею, даже если что-нибудь случится с Исааком. Сама мысль о том, чтобы стать обузой! Но… легко говорить! Через сорок лет примерной супружеской жизни я и подумать не могла, что Исаак спутается с этой миссис Клюке! – Голос ее дрогнул.

– Да-да, конечно!

«Элли, оставь в покое чайник, – взывал внутренний голос, – и обними наконец свекровь!», но ноги словно приросли к месту.

– Не надо так переживать… Мы с Беном будем счастливы, если вы поселитесь у нас, хотя, мне кажется, ваш муж примчится сломя голову, как только узнает, что вы здесь.

– Не думаю. – Она взяла из моих рук чашку с чаем. – Этот дом великоват для двоих, но, полагаю, вы с Беном недолго будете куковать вдвоем. – Миссис Хаскелл выразительно уставилась поверх чашки на мой живот.

– Мы с Беном заведем детей, когда созреем для этого шага. – Мне хотелось, чтобы эти слова прозвучали жизнерадостно, но вышел хрип сквозь зубы.

– Вы рассуждаете, как протестантка, – поджала губы Магдалина. – Я вручила материнство в руки высших сил.

Мои-то руки окончательно обессилели и дрожали, пока я наливала суп в кастрюльку. Свекровь запахнула кофту. Надо бы включить отопление. Господи, когда же закипит этот суп!.. Хоть бы Фредди пришел… Мне нужно капельку времени, хотя бы пять минут, чтобы побыть наедине с собой и вжиться в роль примерной невестки. Если б только удалось выведать, где Мамуля пробыла пять месяцев.

– Думаю, Жизель, Бен рассказал вам, что я родила его в весьма немолодом возрасте и трижды чуть не умерла при родах. Отец Падински был совсем молодым священником, и я никогда не забуду, как он волновался и бегал к епископу справляться насчет того, сколько раз можно соборовать.

У меня потеплело на сердце. В муках эта женщина произвела на свет моего ненаглядного!

– Жизель, суп сейчас убежит, но не волнуйтесь. Я не люблю томатный суп, вернее, он меня не любит.

Свекровь поежилась, а я открыла холодильник: остудить свои чувства и достать ветчину для бутербродов.

– Вряд ли вы читаете старые медицинские журналы, но меня годами описывали во всех изданиях. Покажу вам альбом с вырезками, когда… то есть, если я вернусь в Тоттенхэм. – Мамуля подергала рукава кофты. – Говорите, Бен отправился в Лондон повидаться с Исааком?

– Нет, со своим издателем.

– То, что отец Бена с ним не разговаривает, значительно осложняет дело, от этого не уйдешь.

Ну, уж теперь-то она наверняка выложит, где пропадала все это время! Я метнула чайник и бутерброды на стол и плюхнулась напротив свекрови. Черт, забыла накрыть чайник чехлом, но, может, Магдалина не заметит?

– И когда вернется мой мальчик?

– Около семи.

– Как долго… – Это она сказала, не я. Я только подумала.

– Жизель, вы специально не накрыли чайник? Видимо, чехол совсем истрепался? Свяжу вам новый. Крючком. В конце концов, должна же я как-нибудь отблагодарить вас за гостеприимство и хлопоты. Свалилась вам на голову, как бродячая кошка.

– Как вы можете так думать! – Я украдкой глянула на часы.

– А эта кошка… которая вошла следом за вами…

В трактате «Свояк и Чужак, или Свекрови жаждут Крови» сказано, что тещи и свекрови не должны гостить больше двух недель. Это точно. Вполне достаточно времени для развлечений, включая смертоубийство.

– Тобиас? Обещаю, он не будет вас беспокоить. Магдалина распотрошила сандвич на тарелке и положила ветчину строго параллельно кромке хлеба.

– Я тут не у себя дома, поэтому именно мне надо следить, как бы кого не обеспокоить. Вообще-то на кошек у меня аллергия, но я не стану требовать, чтобы вы из-за меня избавились от животного. Вам и без того вскоре придется это сделать, когда появится первый ребеночек.

– Я…

– Ну вот, я опять вмешиваюсь не в свои дела, хотя обещала этого не делать. Мне надо постоянно напоминать себе, что вы принадлежите к другому поколению. Для меня Бен был делом всей моей жизни, а не хобби.

Я досчитала до тридцати. Нельзя допустить, чтобы Бен, вернувшись после утомительного обеда с мистером А. Е. Брэдом, обнаружил, что я не теряла времени даром и вдрызг разругалась с его матерью. Свекровь, ссутулившись, прихлебывала чай. Олицетворение жертвы злобной невестки. Так оно и было. Я промаршировала в чулан, схватила грелку, вернулась к плите, наполнила грелку кипятком, заткнула пробкой и обмотала полотенцем.

– Что вы делаете, Жизель?

– Не хочу, чтобы вы подхватили воспаление легких. – Я сорвала с вешалки старый жакет Бена. Ч-черт! На локте дыра… – В пятницу мы собираемся устроить банкет по случаю открытия ресторана Бена, и вы обязаны быть в отличной форме как почетная гостья. А ну-ка, снимайте туфли! Насчет чулок можно не беспокоиться, они мигом высохнут. Ну вот! – Я поставила ее крохотные ножки на грелку. – Так лучше?

– Немного горячо, но…

– Никаких «но». Наденьте-ка жакет Бена поверх вашей кофточки.

– Наверное, сами связали? Ну ничего, я постараюсь научить вас закрывать петли. – Свекровь еще больше сгорбилась, руки у нее были тоненькие, как веточки.

– Выпейте чаю, Магдалина, и съешьте печенье. А потом расскажите мне, где вы скрывались с двадцать седьмого ноября.

– Печенье? Ну, разве что его испек Бен… Как погляжу, вы из этих волевых молодых женщин, которые сейчас в большой моде. Ну конечно, ведь с самого начала было ясно, что Бен не мог по собственной воле венчаться в англиканской церкви. Ведь мы с отцом предоставили ему на выбор два вероисповедания! Может быть, вас это удивит, но для нас с Исааком религия никогда не была препятствием. Очень удобно, когда у мужа и жены разные выходные. Не было никаких хлопот, пока…

– Пока не появилась миссис Клюке?

– Наверное, все началось даже немного раньше… – Свекровь снова натянула берет на уши. – Во всем виноват разрыв Бена с отцом. Прошлым летом я стала чересчур нервной. Мне все мерещилось, что за мной следят… Я нигде не чувствовала себя в безопасности, даже в доме с задернутыми занавесками, По крайней мере, мне так казалось. Доктору Падински (он брат нашего приходского священника) пришлось даже прописать таблетки от бессонницы…

– Помогли?

– Да… и нет. – Щеки ее залились краской, – Я не то что вы, молодежь. Не люблю обсуждать интимные вопросы, но если высказаться как можно яснее… жена, которая засыпает, едва положив голову на подушку, и спит всю ночь без задних ног, в одно прекрасное утро рискует проснуться у потухшего домашнего очага.

– Точно.

Я скрестила ноги, испугалась, что в этой позе брючины выглядят чересчур вызывающе, и скрестила вместо этого руки.

– Поэтому я не так уж сильно виню Исаака в том, что он поддался соблазну, когда эта женщина стала бесстыдно вертеть перед самым его носом своей селедкой в вине. Он едва не вогнал меня в гроб, утверждая, что между ними ничего нет. И все это время стоял передо мной с этакой улыбочкой, – Магдалина свирепо поджала губы.

– Я бы на вашем месте размазала его по стенке! И он еще утверждает, что не может нарушить клятву и заговорить с сыном, поскольку честность – превыше всего?!

Магдалина, похоже, забыла, на чьей она стороне – своей или мужниной, с гордостью в голосе заявив:

– Исаак не сказал ни единого лживого слова за всю нашу совместную жизнь! Если покупатель спрашивает, мятые апельсины или нет, Исаак отвечает: «Да, мятые! Хотите крепких, отправляйтесь в супермаркет!» Вам не понять, Жизель, но я могла бы простить ему измену, если бы он вел себя при этом как мужчина. Позвала бы отца Падински, чтобы он отчитал Исаака как следует, а сама перебралась бы в чулан, пока у него в голове не прояснится…

– Куда вы отправились?

Магдалина посерела, отодвинула стул и встала.

– В монастырь Святой Агнессы, очень милый и уединенный, возле Литтл-Хэмптона.

– Бен с отцом так и подумали, что вы нашли убежище в монастыре.

Магдалина сложила в мойку тарелки.

– Они ошиблись. Я не искала убежища. Я помогала им по хозяйству в обмен на кров и еду. Да, Жизель, вы были правы, приняв меня за домработницу. Я выбрала монастырь в Литтл-Хэмптоне, поскольку никогда прежде там не бывала. Боялась, что Исаак выследит меня, если я отправлюсь в один из своих любимых монастырей.

– Надо было немедленно ехать к нам.

Она посмотрела на меня так, словно желала сказать: протестантка, да еще и тупая.

– Так ведь он в первую очередь искал бы меня именно здесь.

Слава богу, что Бен не унаследовал хитрость от своего папаши.

– Магдалина, вам понравился монастырь Святой Агнессы?

– Он не похож на Мэривилль или Эбби-Вуд, но… не стану скрывать, поначалу мне там понравилось. – Она рассеянно отправила в раковину сахарницу и масленку. – Монастырь расположен в прелестной местности, чудесный вид на море… очень уединенно, совсем как здесь. Мне стало так уютно и спокойно. Я даже хотела попросить священника освободить меня от брачных уз, чтобы я смогла принять монашество. По вашему лицу, Жизель, я вижу, вы считаете меня староватой для послушницы. Но именно женщины вашего поколения твердят на всех углах, что никогда не поздно начать карьеру.

– О, конечно! Но Бену было бы не очень сподручно называть вас «сестра».

То ли Магдалина не слышала меня, то ли притворилась, что не слышит. Она грохотала тарелками в мойке, сахарницей и масленкой, а я беспомощно топталась рядом.

Что же такое стряслось в стенах монастыря Святой Агнессы? Что заставило мою свекровь без оглядки бежать обратно в грешный мир? Как это она недавно сказала? «Словно бродячая кошка…» Что-то не похоже на счастливую свекровь, которая проснулась однажды утром и решила: прекрасный нынче денек, навещу-ка я сына с молодой невесткой.

– Вам кто-нибудь посоветовал обратиться именно в этот монастырь?

– Просто недавно услышала про него, и мне показалось, что это приятное местечко. Когда я сошла с автобуса у ворот, на душе сразу стало тепло и мирно. Меня там так приветливо встретили. Я ни на миг не заподозрила… – Все ее маленькое тельце сотрясла дрожь. -…но в последний день я сделала ужасное открытие…

– Какое? – Я украдкой выудила из раковины масленку.

– Исаак всегда говорил мне, что я слышу только то, что хочу слышать…

В моем воображении вихрем проносились кровавые фантазии, одна ужаснее другой. Когда-то я смотрела фильм, где монахини в одном корнуэльском монастыре на самом деле оказались сатанистками. К тому же мужчинами. Я шагнула к свекрови, словно хотела своим телом защитить ее от страшных воспоминаний. Прекрасно помню, как заползла от страха под сиденье, когда аббатиса сорвала чепец, а под ним оказалась козлиная башка. То было в мои «толстые» дни, так что я застряла под креслом.

– Неужто… монахини Святой Агнессы оказались… своей противоположностью?

– Вот именно! – страстно вскричала свекровь. – Протестантками!

Глава XVI

– И как же вы со свекровью провели время до возвращения Бена, Элли? – осведомилась Гиацинта.

– Устроила ей экскурсию по дому. Может показаться, что я непоследовательна в своих чувствах, но, когда Магдалина пальцем проверила наличие пыли на всей мебели в доме, я сама готова была попроситься в монастырь.

Примула сочувственно погладила меня по руке.

– Нашлась ли в доме хоть одна спальня ей по вкусу?

– Магдалина настояла на том, чтобы жить в башенке, той самой, откуда Фредди грозился сигануть вниз. Она несколько раз похвалила толщину стен, крепкий железный засов и вид из окна. Даже достала из сумки полевой бинокль, чтобы получше рассмотреть скалы и маяк.

– Да, комнатка в самый раз для нее, – ухмыльнулась Гиацинта.

– Во всех отношениях! Прямо над нашей спальней – можно было не беспокоиться, что мы пропустим что-нибудь интересное из жизни Мамули, да и она была бы в курсе событий этажом ниже. Я твердо решила угодить свекрови, и, не сомневаюсь, Магдалина также предпринимала героические усилия полюбить меня…

* * *

Бен вернулся из Лондона и шагнул в кухню с улыбкой на лице и букетом нарциссов в руках. Магдалина при виде его пролила чай. Ее сморщенное личико еще больше скукожилось, глаза наполнились слезами. Бен остановился как вкопанный: пальто расстегнуто, в одной руке портфель, в другой безжизненно повисли нарциссы. Тут Магдалина раскрыла объятия и бросилась к нему.

Я отобрала у Бена портфель и букет, но ни он, ни Мамуля ничего не заметили. Бен ожил и схватил родительницу в охапку.

– Где ты пропадала, Мамуля? Я места себе не находил! Сегодня днем устроил сидячую забастовку в Скотленд-Ярде, пока не заставил какого-то бюрократа выслушать историю твоего исчезновения. Теперь придется позвонить им и дать отбой. Пусть возвращаются к своим бумажкам.

А мне ни слова не сказал, что собирается в Скотленд-Ярд! Конечно, это свидетельствует о его чуткой натуре. Мой ненаглядный не хотел, чтобы я волновалась. Долгие месяцы он твердил мне о своей уверенности, что Мамуля жива и здорова.

– Сынок, я не могла тебе написать. Ты прочел бы между строк… С Марселем проще: слезы не размывали строчки. Одна из монахинь все время ездила по делам в разные города и посылала открытки оттуда. – Магдалина замолчала, и Бен поставил ее на пол. – Правильно, сынок, дай-ка я на тебя посмотрю. Ой-ой-ой, как же ты плохо выглядишь! Мало спишь?

– Сколько душе угодно!

Чувствуя себя вешалкой, я подхватила пальто Бена, перебросив портфель и цветы в другую руку.

– Но ты права, Мамуля, что-то я перетрудился в последнее время. Уже несколько дней у меня чертовски болит палец, на обратном пути он так пульсировал, что всему вагону было слышно.

Бен протянул матери руку, и я увидела, что палец и в самом деле сильно воспалился. Я заикнулась было про доктора Мелроуза, но голос мой потонул в грохоте стула, который Магдалина выдвинула на середину комнаты, велев Бену сесть. Он трогательно улыбался ей.

– Не надо было тебе ездить в Лондон, сынок. Всю дорогу трястись в жестком вагоне, дышать сажей и дымом… – Магдалина гладила кудри Бена, баюкала его руку.

– Мне кажется, в ранку действительно попала сажа или крошка угля. – Бен похлопал по соседнему стулу, приглашая меня присоединяться. – Элли, помнишь тот день, когда я принес уголь в спальню?

Вообще-то это было вечером, и можно было добавить, что я лежала в постели с простудой… А то получается, будто я полеживала с книжкой и коробкой конфет, пока он носился по лестнице с ведрами угля…

– Сынок, малюсенький кусочек угля не мог такого натворить.

– Тут не только он виноват, Мамуля, меня поцарапал кот Элли.

Изворотливая гадина! Я бухнула на стол нарциссы, портфель и пальто Бена – именно в такой последовательности.

– И это свирепое животное до сих пор свободно разгуливает по дому? – Сорочьи глазки Магдалины впились в меня.

Бен протянул ей палец и принялся мрачно наблюдать, как мать ощупывает поврежденный орган. Судя по всему, проделывала она это не слишком нежно, потому что он вскрикнул:

– Осторожнее, Мамуля! Я не могу позволить себе стать инвалидом, ведь наш ресторан открывается через четыре дня! И без того придется работать в перчатках.

Ну да, и перед каждым блюдом стерилизовать руки в кипятке, подумала я про себя, исходя злобой.

– Сыночек, тебе следовало остаться в постели и вызвать доктора. Я уверена, что Жизель не возражала бы, в свою очередь, поухаживать за тобой.

– Ну конечно, Мамуля. – Бен одарил меня мимолетной улыбкой. – Но если я расскажу, кого сегодня встретил в Лондоне, ты будешь рада, что я все же поехал! Помнишь Ангелику Евангелину Брэд, шикарную девушку, что жила в доме на углу? – Бен руками изобразил роскошную анатомию бывшей соседки. – Так вот, представь себе, она и есть тот самый издатель, что согласился опубликовать мою книгу!

– Мистер А.Е. Брэд – это она?! – Я не верила своим ушам.

– Элли, она никогда не подписывалась «мистер». Это ты сама додумала.

Я от души надеялась, что в порыве восторга он не свалится со стула, а то я ненароком могла наступить на больной палец…

Магдалина всплеснула ручками, волосы ее, словно птичий пух, выбились из-под беретки. Может быть, она молилась про себя, чтобы Господь ниспослал ей возможность признать недействительным наш с Беном неудачный брак?

– Прекрасная Ангелика Брэд? Сердце ее окончательно разбилось, когда ты уехал учиться во Францию, и Сидни Фаулеру пришлось водить ее в кино и в кафе, чтобы хоть как-то утешить.

– Очень мило с его стороны… Мамуля, а Элли уже рассказала тебе, что старина Сид живет теперь в наших краях?

– Нет. – По лицу Магдалины пробежала тень, но мне некогда было с этим разбираться.

Я заняла место за стулом Бена, чтобы он не разобрался с гримасой на моей собственной физиономии и, вцепившись в спинку кресла, ровным голосом осведомилась:

– Дорогой, а когда ты впервые узнал, что А.Е. Брэд – твоя старая любовь?

Он качнулся назад, прижался ко мне затылком и погладил здоровой рукою мою ладонь.

– Недели две назад. По-моему, я даже что-то говорил об этом, разве нет?

Он беззаботно хохотнул. Уши свекрови стояли торчком.

– Нет, не говорил. – Я оставила в покое обшивку кресла.

– Не стоит придираться по пустякам, Элли! Внутренний голос нашептывал мне: хорошая жена не обижается на ложь умолчания. В конце концов, подслушав предрождественский разговор между Беном и Фредди, я знала, что Бен кое-что скрывает от меня ради моего же блага.

Магдалина схватила чайник.

– Если я вам мешаю, только скажите… хотя я всегда считала, что добрачная жизнь – личное дело каждого из супругов.

Изумрудные глаза Бена на секунду встретились с моими.

– У нас с Элли нет подобных проблем. Бессердечная ехидна! Слова душили меня. С показным спокойствием я попятилась к двери. Этот человек, которому я раскрыла душу, отлично знал, что у меня-то как раз и не было никакой «добрачной жизни». Смазливый малый, который как-то раз ночь напролет горланил серенады под моим окном, не в счет. Он всего лишь ошибся окном. Я желала, чтобы Бен взглянул на меня и увидел в моих глазах горечь и страдание, но он уже напяливал фартук и говорил Мамуле, что ждет рассказа о ее приключениях, пока он приготовит обед – одной левой.

– Элли, ты не угостишь нас шерри?

Я отлепилась от двери, но оказалось, что Магдалина не хочет шерри, а раз так, то и Бен тоже не хочет.

– Тогда извините меня, пойду проверю медицинскую карту Тобиаса, делали ли ему прививку от бешенства. – Голос мой дрожал, но кому это интересно!

Мать с сыном углубились в воспоминания. Закрывая за собой дверь, я услышала голос Магдалины:

– Похоже, она девушка приличная, сынок. В наши дни ты мог подцепить и кое-кого похуже. Ее можно было бы даже назвать хорошенькой, если бы не ее комплекция.

В ярости я взлетела наверх, рывком распахнула двери гардероба и уставилась на свое отражение в большом зеркале. Весы утверждали, что я по-прежнему сбрасываю килограммы, но я им не верила. Популярная модель, уверял продавец. А разве может быть «популярное» правдивым? Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех квадратней и жирнее? Удивительно, что блузка и юбка пока не трещат по швам, но я покупала их на размер больше, дабы, болтаясь внутри одежды, чувствовать, что я на правильном пути. Пора урезать калории. И немедленно!

Плюхнувшись на постель, я подумала, не позвонить ли Доркас. Взмолиться, чтобы они с Джонасом сели на первый же самолет… Просто услышать ее бодрый голос: «Что ж, Элли, все мужчины порой бывают козлами, дело житейское». Но я не хотела огорчать Доркас… Неужто всему настал конец? Нежному сиянию нашей любви? Долгой Счастливой Жизни? А я-то была уверена, что брак сродни диете – работаешь над ним, фанатично следуя инструкциям, упорно, старательно, беззаветно, и результат не заставит себя ждать!

Минут через пять Бен пришел в спальню. Я торчала у зеркала, волосы нечесаной гривой рассыпаны по плечам. Его губы коснулись моей шеи, и я вздрогнула. Пурпурные занавески отбрасывали багровые тени на наши отражения.

– Элли, как чудесно, что Мамуля здесь, живая и здоровая, правда?

– Чудесно…

Невероятно – он ведет себя так, словно не было никакого мистера Ангелики Брэд! Гнусный предатель! Одной рукой Бен поглаживал мое плечо, другая висела плетью. Надо бы вызвать все-таки доктора Мелроуза. Я сконцентрировалась на этой мысли; думаю, только благодаря этому мой голос прозвучал почти спокойно:

– Уверена, ты действовал из лучших побуждений, скрыв от меня правду про прекрасную Ангелику. Наверное, боялся, что я с места в карьер нафантазирую бог знает что.

– Вот именно, – он поймал в зеркале мой взгляд. – Мне кажется, ты еще не оправилась от своего комплекса на почве Ванессы. А все просто потому, что я единственный раз согласился с твоим же утверждением, что она красива. Ты тотчас вбила себе в голову, что я сплю и вижу, как бы окрутить эту безмозглую идиотку. Жизнь в тени Ванессы, Элли, заставила тебя чувствовать в каждой красивой женщине угрозу, особенно когда дело касается меня.

Гнусное высокомерие! И гнусная правда! Я отвела взгляд.

– Ну хорошо, хорошо, в свое время Ангелика мне и в самом деле нравилась, и сегодня я очень обрадовался, встретив ее, но я нисколько не жалею, что не связал с ней свою жизнь.

Ах-ах-ах! Она что, вымахала с каланчу за время разлуки? Или охромела на обе ноги?

– Элли, я ничего не говорил о ней, потому что у тебя и так хватало забот и хлопот: ссора Мамули и Папули, отъезд Доркас и Джонаса, да еще… – он притянул меня к себе, – твои проблемы с весом.

– Может, дать тебе медаль за благородство? – Я увернулась от его объятий и схватила с кровати подушку. – Как я понимаю, ты успел сообщить своей матери, что когда-то я была невероятно толста?

Глядя в пол, Бен вышагивал по каминному коврику.

– Элли, не вмешивай сюда Мамулю. Ей и без того досталось. У нас с тобой давно уже назревала ссора. Мы просеивали наши отношения сквозь сито, стремясь, чтобы все у нас шло тихо-гладко, без комочков, но так не бывает. – Он остановился как вкопанный. – Я был не прав, что не сказал тебе сразу про Ангелику, но я сам не в восторге от того, как ты ведешь себя с Роулендом. Думаешь, я не заметил, – продолжал он елейным тоном, – как вчера ты кинулась поднимать его трубку? Чуть руку себе не вывихнула!

– Просто не хотела, чтобы он прожег дыру в ковре!

– Как же, как же! – Бен снова зашагал по комнате. – Раз уж мы коснулись этого предмета, то зачем, собственно, ты ходишь в церковь? Послушать проповеди Роуленда или шелест его рясы, когда он восходит на кафедру? – Мы оба выдержали длинную паузу, возведя глаза к потолку. – Элли, если мы хотим, чтобы у нас была семья…

– Если? – Горький смешок скрыл мои истинные чувства. – Пребывание твоей матери здесь наверняка добавит комочков. Полируя нимб своей святости, она может долго допекать меня своими мелочными придирками.

Правда, в последних словах я слегка слукавила. Магдалина старательно избегала прямой критики. Она же не сказала, что юбка у меня слишком длинная, просто предложила ее укоротить.

Бен, которого я не узнавала, прыжком оказался возле кровати.

– Не смей говорить так про мою мать! Ей пришлось пережить настоящий ад!

– Не сомневаюсь, если твой отец пошел в тебя… Бен направился к дверям, но обернулся.

– С того самого дня, как мы познакомились, я по уши увяз в твоих полоумных родственничках. Сейчас, если это их не слишком обездолит, я пойду и приготовлю обед для своей матери. Если хочешь, присоединяйся к нам.

Бен потрусил вниз по лестнице. Стоя в дверях, я ехидно крикнула ему вслед:

– Фредди тоже относится к числу моих полоумных родственничков? Знаешь, сколько сплетен ходит о вашей нежной дружбе?! «Темная лошадка» пойдет с молотка, если вы прекратите заскакивать туда каждый вечер по дороге домой!

Бен резко обернулся, напомнив мне фантастический фильм, где роботы испепеляли все и вся злобными взглядами.

– Я не намерен оправдываться за то, что два раза в неделю пропускаю по кружке пива и играю в дартс! Фредди надо кому-то излить душу насчет Джилл и…

– Ее вздорном требовании жениться? – прошипела я.

– Не перебивай! – рявкнул Бен. – Я собирался сказать, что единственное, в чем мои родители мне отказали, – это в брате. Иногда к нам присоединяется Сид. В последнее время он захандрил, и к кому ему обратиться за помощью, как не к друзьям? Семья ведь не тюрьма? Разве я тебя допрашиваю про твои похождения?

– У меня нет похождений! – Моя беззаботная ухмылка была в своем роде шедевром, но я боялась, как бы от нее не лопнула физиономия.

– Так уж и нет? – Бен скрестил на груди руки. – Мамуля походя упомянула, что ты была в мужском костюме, когда она постучала в дверь, и манжеты брюк были подвернуты, значит, костюм был не мой! Мамуля ничего не говорила о пасторском воротничке, но я не удивился бы…

Я закрыла глаза и представила, как медленно, с наслаждением, с толком, расстановкой сжимаю сухонькую шею Мамули.

– Если хочешь, могу все объяснить.

Бен поднял руку, как регулировщик на Лестер-сквер.

– Я не нуждаюсь в объяснениях, Элли. Мои чувства к тебе зиждутся на доверии. – Тут он постучал по циферблату наручных часов: отпущенное мне время истекло, и он помчался вниз через три ступеньки – обедать с Мамулей.

Сомневаюсь, что мой ненаглядный хотя бы разок взглянул на часы, общаясь с А.Е. Брэд. Перегнувшись через перила, я вслушивалась в звуки, доносившиеся из кухни. Кажется, там смеялись. Пусть их… Судьба наверняка припасла для меня другие радости. Задыхаясь от слез, я ворвалась в ванную, рухнула на пол и запихнула в рот прядь волос – не желаю, чтобы кто-то слышал, как я вою белугой!

Вдоль стены прокралась пушистая тень. Тобиас! Я посадила его на корзину с грязным бельем и примостилась рядом, вцепившись в раковину. Первым делом следовало привести в норму дыхание. С этой задачей я кое-как справилась. С лицом, правда, все обстояло сложнее. Я покосилась в зеркало. Глаза опухли, словно я три дня кряду вдыхала слезоточивый газ. Даже Тобиас брезгливо поморщился, разглядывая мою физиономию.

– Не принимай это близко к сердцу, – пробормотала я и сунула лицо под струю ледяной воды, – но я только что поссорилась с твоим хозяином. С какой стати ты ухмыляешься?! – Тобиас с довольным видом подтянул к себе тюбик зубной пасты. – И не мечтай, о разводе не может быть и речи! Я привязана к нему душой и телом, поэтому обязательно прощу его, после того, разумеется, как он сожрет собственные слова… как ты зубную пасту!

Я отобрала у кота тюбик «Маклинз», и Тобиас демонстративно зевнул. Я прижала кота к груди.

– Помни, Тоби, ты не должен сердиться на нашу свекровь только потому, что она предложила отослать тебя в кошачий рай, ежели у нас с Беном появятся собственные котятки… Скажи, ты ведь не станешь возражать, если я прокрадусь вниз и позвоню Папуле? Пусть заберет ее домой! Или же ты хочешь сначала поточить коготки о ее ноги?

Наклонившись, чтобы спустить Тобиаса на пол, я наткнулась взглядом на костюм мистера Дигби, который все еще лежал у корзины с бельем. Как же с ним поступить?! Надо бы убрать с глаз долой. Затолкаю поглубже в стенной шкаф. Но сначала выверну карманы. И вовсе не из любопытства, просто я всегда так поступаю, прежде чем убрать вещь в шкаф. О! Что там такое?.. Из нагрудного кармана пиджака я выудила старую фотографию и какую-то крохотную штуковину. Я повертела находку. Странная вещица. Брелок в виде кролика, облаченного в цилиндр и перчатки.

– Ты только посмотри, Тоби! Готова поспорить, ты тоже мечтаешь о великосветском наряде. – Я задумчиво смотрела на необычный брелок. – Старинный, наверное… Ничего удивительного, что мистер Дигби просил не возвращать костюм – этим тряпкам не один десяток лет.

Я сунула вещицу обратно в карман пиджака и уселась на край ванны. Тобиас тихонько вскарабкался мне на плечо, и мы вдвоем стали изучать снимок.

– Вот сам таинственный мистер Дигби. А кто там еще в тени деревьев? Женщина в юбке и вязаной кофте. И подросток… по-моему, девочка. Трудно сказать… короткие волосы, кожаная куртка… – Я перевернула снимок, чтобы посмотреть, что написано на обороте. Тобиас перебрался с моего правого плеча на левое, подзадоривая меня мяуканьем. – Сейчас, сейчас! Вот, тут написано: «Эдвин, Кэрол и мисс Эдем». Если присмотреться, женщина в юбке и кофте действительно смахивает на Теодозию Эдем, только помоложе. – Мое воображение вскипело сотнями догадок. Я потрепала Тобиаса. – А ты что думаешь на сей счет, приятель?

От Тобиаса было мало толку. Снизу донесся шум. Я сунула фотографию в карман и запихнула костюм в шкаф. Поразмыслю над этими тайнами попозже, когда моя собственная жизнь войдет в колею. Телефон в спальне чуть слышно тренькнул – внизу кто-то снял трубку. Уложив уснувшего кота в умывальник (его любимое место отдыха), я прислушалась. Неужели Магдалина пытается дозвониться своему супругу, чтобы помириться? На сердце сразу потеплело. Бог даст, нам с Беном не придется больше ссориться на людях. Бросив в зеркало последний взгляд на свою распухшую физиономию, я направилась вниз. В холле никого. Или разговор был очень коротким, или на том конце никто не снял трубку. Готова поспорить, что Папуля и Марсель дома, но сидят в наушниках.

Надежда умерла, когда я вошла в кухню. Неужели у меня на лице написано, что я плакала? Ладно, скажу, что вернулась простуда. Взявшись за дверную ручку, я услышала звук, который прежде неизменно приводил меня в бешенство, но теперь показался нежнейший музыкой, – смешок Фредди.

Магдалина пробормотала что-то неразборчивое, потом раздался голос Бена:

– Не волнуйся, Мамуля. Смерть вряд ли явится раньше доктора Мелроуза.

– Это не то чудовище, что отправляет на тот свет пожилых дам, сынок? Я слышала в автобусе разговор…

Моя рука бессильно упала. Пальцу Бена явно стало гораздо хуже, пока я наверху упивалась жалостью к себе. Простит ли он меня когда-нибудь? И заслуживаю ли я прощения?

Фредди был распростерт меж двух стульев, как в гамаке. При моем появлении он слабо шевельнул бровью и закрыл глаза. Над ним хлопотала Магдалина, стирая с его рубашки буровато-красное пятно: последние две недели Фредди без отдыха учился резать ростбиф. А Бен разливал чай, что выглядело совсем уж нелепо в его предсмертном состоянии.

– Привет, старушка! – слабо простонал Фредди. Наверное, переутомился, бедняжка.

– Сиди, сиди, Фредди! – бодро сказала я. Магдалина ахнула на всю кухню. Бен повернулся, а Фредди продолжал слабо улыбаться.

– Пришла сказать мне последнее «прости», Элли?

– Лучше не разговаривайте. – Магдалина прекратила возиться с пятном. Стариков легко одурачить, а в этой области наш Фредди – мастак. – Вам нужно расслабиться, Фредерик.

– То есть… – начала я.

– То есть я помираю, – с небесной кротостью продолжил Фредди. Глаза его закатились, руки бессильно повисли.

Из протоколов Вдовьего Клуба. Понедельник, 27 апреля, 19.00

Президент. Добрый вечер, миссис Гуиннивер. Что там, шум на линии или ваши клиенты поют у стойки?.. Да, так лучше. У вас в пивной что-то случилось сегодня вечером? Фредди Флэттс?.. Господи! Этот нечестивый юнец, который устроил непристойный скандал на свадьбе у Хаскеллов?! Сердце кровью обливается при мысли об этой несчастной молодой женщине… Совершенно верно! Стоит только взглянуть на нее – как страшно она переменилась всего за несколько месяцев… Вот именно! Из огня да в полымя: выскочила за смазливого охотника за приданым… Постриг волосы, говорите? Ну, это неудивительно… Надеюсь только, что не миссис Хаскелл поранила своего кузена, хотя такая мысль напрашивается… А, вот это действительно приятные новости! Ну хорошо, хватит болтать, мы с вами люди занятые. Я только хотела сообщить, что вам предстоит работать вместе с миссис Киттис Порридж в ночь на первое мая, на пенсионном банкете, о котором мы говорили… На вашу долю выпадает не так уж много, поскольку это ваше первое задание… Да-да, сам Основатель берется на сей раз задело. Нет-нет, не волнуйтесь, это не наш бессмертный мистер Шиззи, но и его в конце концов «соправедники упокоят». Будьте уверены, в следующий раз слухи о его смерти не будут преувеличены! Вы готовы пройти инструктаж?

Миссис Гуиннивер. Минуточку, я только вытру слезы. Не могу передать словами, как я растрогана и польщена такой честью – принять участие в столь значительном событии.

Президент. Очень хорошо. Субъект, Предназначенный К Списанию в пятницу, первого мая…

Глава XVII

– …заколот или застрелен? – с профессиональной деловитостью осведомились сестры.

– Ни то ни другое. Слегка оцарапали дротиком для игры в дартс. Сид Фаулер бросил дротик в цель, а попал во Фредди. Бедняга был так потрясен случившимся, что грохнулся в обморок и не смог отвезти Фредди домой.

– Совершенно недостойно мужчины! – Примула явно была шокирована. – И как же кузен Фредерик добрался до Мерлин-корта?

– Верхом на своем мотоцикле. Не думаю, что он всерьез собирался помирать, пока не увидел, какое впечатление его пустячная царапина произвела на Магдалину. Мой драгоценный кузен – большой хитрец, он мигом смекнул, что у него появился козырь в битве с Джилл. Мол, ей поведают о том, что он при смерти, и она тотчас примчится. Разумеется, Джилл с места не двинулась, лишь прислала открытку с пожеланием скорейшего выздоровления и рецептом медовой примочки, но к тому времени Фредди уже был здоров как бык. Доктор Мелроуз поначалу встревожился, не хватил ли моего кузена столбняк, но быстро успокоился, прописал больному мазь, а всем остальным – по стаканчику чего-нибудь покрепче.

Примула накрыла ладонью мою руку.

– Что сказал доктор про палец Бена?

– Ничего, потому что он его в глаза не видел. Я промолчала, так как не хотела выступать в роли приставучей клуши, у Бена есть собственный язык. Если же Бен онемел от страха перед грядущей ампутацией, то Мамуле стоило только шепнуть словечко на ушко доктору Мелроузу. Позже, когда дела стали совсем плохи, свекровь объявила, что не осмелилась вмешаться. Мол, муж и жена должны жить своей собственной жизнью… Хорошая эпитафия нашему браку.

* * *

Проснувшись на следующее утро, я обнаружила, что Бен уже отбыл в «Абигайль». Он оставил мне кое-что на память – записку на листке, кривовато вырезанном в виде сердечка. «Будь моей сегодня!» Слезы ручьем хлынули у меня из глаз. Я этого не заслужила. Я не заслуживаю Бена! Я вела себя как последняя стерва! Как я посмела наводнить дом своими родственниками, а потом ерепениться, когда крохотная страдалица, милая Мамуля попросила о такой малости – крыше над головой, пока… Я рывком спустила ноги с кровати. Стоп, Элли, уймись! Родительница Бена останется здесь сколько пожелает.

Когда я вошла в кухню, Магдалина месила тесто для кекса с изюмом. На столе толпились сковородки и кастрюльки, но я все равно чувствовала себя как в кабинете школьной директрисы, куда меня вызвали за шалости.

– Простите меня, пожалуйста, что я так припозднилась, Магдалина… – Часы в холле медленно, со значением пробили одиннадцать. – Я почти не спала всю ночь. Ничего особенного, просто бессонница. Бывает, знаете. Сперва не могла заснуть, а потом то и дело вскакивала. Мне страшно неловко, что я бросила вас…

В квашню дождем посыпался изюм, и Магдалина принялась энергично ворочать гигантской деревянной ложкой.

– Не беспокойся обо мне, Жизель, я вполне в состоянии позаботиться о себе с сыном. Бен отправился на работу после хорошего завтрака. Ветчина с помидорами, как он любит. Он сказал, что ты не срезаешь корочки с гренков, но о вкусах не спорят. – Магдалина вывалила тесто в форму.

Смягчится ли Мамуля, если я попрошу разрешения вылизать миску? Что значат несколько лишних калорий, принесенных в жертву великой идее? Магдалина явно не услышала моей просьбы и не увидела моих жадных рук, потому что миска с бульканьем утонула в мойке.

– Если тебе нравится по утрам понежиться в постели, Жизель, ты не услышишь от меня ни единого слова критики. – Она закатала рукава серой кофты. – Мне всегда приходилось вставать на заре, чтобы поспеть к мессе до того, как откроется наша лавка.

Все хуже и хуже. Придется обзавестись калькулятором, чтобы подсчитывать собственные грехи. Почему я не догадалась спросить Магдалину, не хочет ли она пойти к мессе? Капелька теста призывно таращилась на меня со стола, мой палец метнулся к ней, но тут же отдернулся.

– Не хотите наведаться в деревню, когда испечется кекс? Католическая церковь находится прямо за Рыночной улицей. Сможете познакомиться с расписанием служб и немножко помолиться, пока я управлюсь с делами в «Абигайль». А потом вместе с Беном перекусим…

– «Немножко помолиться!» Спасибо, Жизель, но вряд ли. Сказать по правде, – губы ее задрожали, – я не надеюсь, что смогу скоро попасть в церковь… Нам разрешено пропускать службу, не опасаясь совершить смертный грех… в час болезни, потопа, извержения вулкана и в других случаях… вроде…

Она сказала «страха за ближних», или я ослышалась? Следовало спросить, что она имела в виду. Скольких бед удалось бы тогда избежать! Но голова моя была занята примирением с Беном.

Если случаются дни, сулящие удачу, то нынешний был одним из таких. Снег растаял, явив миру яркую зелень, в воздухе пахло приближающимся цветением. Отказавшись от услуг нашего «хайнца», я двинулась в деревню пешком. Ветерок покалывал щеки, но я не обращала на него внимания. Все будет прекрасно! Мы с Беном снова окунемся в блаженство медового месяца, старики обнаружат, что не могут жить друг без друга, а премьера «Абигайль» произведет оглушительный фурор.

Оглушительный, но отнюдь не фурор, а беспорядок встретил меня в холле ресторана. Я глянула на потолок и ахнула. На гигантском помосте парочка маляров, приплясывая и изгибаясь на манер спятившего Чаплина, возили валиками по потолку. Брызги известки, весело летевшие во все стороны, заставили меня шарахнуться в сторону. Разумеется, я столкнулась с водопроводчиком. Нежно прижимая к себе унитаз, он попытался протиснуться мимо.

– И что мне, черт побери, делать с этой хреновиной, леди? Я самолично сказал вашему муженьку: назад товар не принимается!

– Простите! – проорала я, пытаясь перекричать гремевшую в зале музыку.

Адский грохот прорезал голос величайшего мебельного обивщика – мсье Рюш-Жабо. Я сунулась было в Колокольчиковую гостиную, чтобы усмирить знаменитость, но увидела Бена. Он выскочил из своего кабинета и нос к носу столкнулся с малярами. Один из них, с ведром краски в руке, взлетел в воздух, как на батуте… Когда я открыла глаза, Бен уже стоял рядом со мной.

– Я получила твою записку, дорогой, – сказала я. Его губы улыбались, но взгляд был немного рассеянным.

– Хорошо… – Бен повернулся, и мои губы ткнулись ему в ухо.

Перетасовав полдюжины меню, мой ненаглядный хмуро уставился на водопроводчика, который поставил унитаз на пол и, подбоченившись, оседлал его.

– Элли, мы непременно устроим сегодня романтический вечер. Только мы с тобой… и Мамуля. – Бен ласково погладил меня по плечу и рванулся к водопроводчику. Меню рассекали воздух. – Джонсон, уберите эту штуковину! Мне плевать, куда. Поставьте у себя в гостиной и разводите в ней нарциссы! На сколько звездочек потянет мой ресторан, если пойдет слух, что в центре кухни по ошибке установили унитаз?!

Я робко напомнила о своем присутствии, блуждающий взгляд Бена вспыхнул на мгновение и вновь стал отсутствующим. Он был удивлен, что я все еще здесь, но обрадован. Пачкой меню он ткнул в сторону Колокольчиковой гостиной, едва не заехав мне по уху.

– Поговори с прохвостом, которого ты наняла обивать мебель, Элли. Объясни ему на пальцах, что, если к вечеру он не разгладит все складки, я вышвырну его к чертовой матери!

– Бен, – мягко ответила я, – нельзя плевать в душу мастера такого калибра, как мсье Рюш-Жабо. Я принесу ему букетик цветов и любезно попрошу.

– Как угодно, – Бен потер лоб. – Заодно пади на колени перед парнем, который клеил обои! Тоже твой человек. Ты только посмотри вон на тот угол!

– А что с ним такое?

– Перестань, Элли! Он же весь в морщинах, как спина носорога!

Наверное, пора обзавестись очками. В двух дюймах от злосчастной стены я все еще ничего не видела. Постойте-ка!.. Пальцы нащупали утолщение с волосок. Досадно, конечно, но кто виноват, что стена неровная?

Я решила сменить тему и взяла Бена под руку.

– Дорогой, ты уже полчаса размахиваешь новыми меню, и мне страшно любопытно, что ты задумал.

Он улыбнулся не совсем в сторону, но и не совсем мне, однако протянул меню – несколько папок тонкой кожи с золотым обрезом.

– Скажи, что ты об этом думаешь.

– Сейчас, сейчас! – пробормотала я, судорожно сглатывая слюну. – Только позволь мне хотя бы мысленно насладиться этим обворожительным мясным рагу с фасолью! Так и чувствую дивные ароматы, которые исходят от него все три часа, пока оно тушится… – Я прикусила язык. Взгляд скользнул по диагонали к концу страницы и замер. Два слова вспыхнули зловещим пламенем… Не может быть…

– Что случилось? – Бен шагал вдоль хромированных разделочных столов, проверяя, насколько хорошо он в них отражается. – Тебе не нравится, что я добавил лишнюю закуску из телятины, да?

– Вовсе нет. Я несколько удивлена… – Снова посмотрев в меню, я быстро отвела глаза. – Меня крайне поразило блюдо номер четыре в разделе «Закуски»: Д'ЭЛЛИКАТЕС. Не хочется показаться неблагодарной, но… – Бодрая улыбка не удержалась на губах, мне пришлось стиснуть зубы, чтобы вернуть ее на место.

Бен прислонился к стойке, скрестив ноги. В глазах его плясал смех. Обычно от этой его позы я таю, как снег на сковородке…

– Могла ли ты себе представить, Элли, что настанет день, когда твое имя будет увековечено в роскошном ресторане?

– Не могу сказать, что это голубая мечта моего детства, но, будь у меня такие надежды, я предпочла бы увидеть свое имя в разделе горячих блюд. – Меню в моей руке дрожало мелкой дрожью. – Хотелось бы что-нибудь поизысканнее, чем бутерброд с солониной.

Улыбка Бена погасла.

– А я-то… – он взмахнул рукой, и в мойку со звоном упал стакан, – а я-то думал, что делаю тебе комплимент, называя твоим именем блюдо, которое считаю своим исключительным изобретением.

– Неужели! – издала я противный смешок. – До тебя никому не пришло в голову шлепнуть солонину на ломоть хлеба?

Следом за первым стаканом едва не полетел еще один, но Бен вовремя поймал его.

– Ржаной хлебец, низкокалорийный, с высоким содержанием клетчатки…

– Потрясающе! Видимо, я должна чувствовать себя польщенной оттого, что ты собираешься растрезвонить на весь мир о моих проблемах с весом. Мамуля уже в курсе.

Внутренний голос нашептывал: «Элли, прекрати, ты ведешь себя как капризный ребенок», но меня несло, словно санки с горы. Дело было не только в злосчастном «Д'ЭЛЛИКАТЕСЕ», но и в нежной записке, заманившей меня сюда, где мою персону нагло игнорировали. И в заплесневелых колготках. И в том, что моя мать умерла, а его жива-живехонька. И…

– Элли, ты специально накручиваешь себя. Низкокалорийные блюда – моя гордость, я наслаждался, изобретая их для тебя, но ты либо гоняешь мои творения по тарелке, либо пичкаешь ими кота!

– Какое благородство! – Я попыталась опереться на противоположную стойку и принять ту же позу, что и Бен, но едва не шмякнулась на пол. – А какого рода удовольствие ты получил, священнодействуя над печеной треской «Ангелика»? Наверное, это блюдо открывает список настоящих деликатесов?!

Бен зашипел, как газовая конфорка.

– Запеченная под Ангеликой треска! К твоему сведению, среди профанов в ходу другое название этой ароматной травки – дягиль! – Каким-то образом мы оказались нос к носу, а искры из глаз Бена вполне могли поджарить меня до румяной корочки. – Если бы ты читала что-нибудь, кроме романтических бредней о слезливых дурах и аполлонах, у которых мозги не в голове, а в штанах, ты бы это знала, Элли!

Бен отступил от меня, пригладил волосы и снисходительно улыбнулся. Это оказалось его роковой ошибкой.

– Как слаба человеческая память, дорогой Бентли! – Мой голос тоже может истекать жалостью. – Год назад ты дал бы отрезать себе правое… ухо, чтобы увидеть свое имя, вытесненное золотом на бульварном романе.

– Не говори глупостей! – Бен отобрал меню и прижал их к груди. – Я мечтал написать книгу, которая помогла бы восстановить вечные ценности. Я собирался написать самую кровавую повесть на свете, но… – Он прикусил губу и отвернулся. -…нам всем приходится идти на компромиссы.

– Значит, женитьба на мне и есть тот самый компромисс?

– Бога ради, оставим это! – Бен швырнул меню на пол и схватился за голову. – Я говорил про поваренную книгу. Знаешь, Мамуля была права, когда сказала…

В кухню заглянул электрик, увидел нас и поспешно ретировался.

– И что же сказала мамочка малыша Бенни?

– Всего лишь что ты слишком чувствительна.

– Всего-то… – Да как она посмела?! Я улыбнулась, глядя куда-то поверх головы Бена. Только невероятное напряжение всех лицевых мышц не позволяло слезам градом катиться из глаз. – Неудивительно. Слишком чувствительные всегда валят с больной головы на здоровую.

Бен обессиленно привалился к стойке.

– Мне так хотелось, чтобы ты полюбила мою мать! Разве я не отнесся с любовью и добротой к твоим родственникам?

– Да?

– А их не так-то легко полюбить, всех, за исключением Фредди.

– Не мне судить…

– Давай без шуточек, Элли. – Тяжкий вздох.

– Какие уж тут шуточки! – Я старалась напустить на себя безмятежный вид. – Ведь один из моих родственников оставил тебе наследство.

Только эти слова слетели с моих губ, как я горько о них пожалела. Я была готова кинуться Бену в объятия и, рыдая, молить о прощении. Но когда он поджал губы и тщательно вытер руки полотенцем, словно стараясь стереть все следы моего прикосновения, я тут же шагнула назад, подальше от него.

– Вот оно что… – Каждое слово Бена как удар ножом. – Намекаешь, что я женился на тебе, потому что мне было мало половины наследства. И в своей алчности решил прибрать к рукам и твои денежки…

– Вовсе нет, – ответила я с достоинством, копая себе могилу поглубже. – Скорее уж я вышла за тебя замуж ради твоих денежек!

И я удалилась, гордо выпрямив спину и вскинув голову, как идущий на смертную казнь оловянный солдатик.

* * *

Покидая «Абигайль», я слышала, как Бен рычал на кого-то по телефону, требуя бокалы, задержавшиеся в пути. Послушать его, так ему придется подавать напитки в майонезных баночках. Для некоторых жизнь продолжалась…

Я вернулась в Мерлин-корт, не рассыпавшись по дороге от горя. Чтобы отвлечься, попутно подсчитывала, сколько нарушила заповедей, изложенных в руководстве «Око за око, зуб за зуб, или Конструктивный подход к семейной ссоре». Мое настроение окончательно упало, стоило мне войти на кухню. Магдалина принимала ванну, и некому было спасти меня от себя самой. А потому я совершила ужасный, отвратительный, порочный поступок – открыла холодильник и принялась складывать на тарелку самый жирный и вкусный провиант, который там обнаружился. Когда груда лакомств была чуть не с меня ростом, я поднялась в спальню, залезла в шкаф и скорчилась над своей добычей. Но разве мы когда-нибудь остаемся одни? Невидимыми? И неслышимыми?

Пока я жевала, платья шелестели и переговаривались: «Придется выпускать талию», «А мои рукава снова будут ей тесны», «Назад к десятому номеру лифчика»…

Когда тарелка опустела, я закрыла лицо руками и разрыдалась. Не только платья знали обо мне всю правду. Я тоже знала: у меня душа толстухи!

Магдалина заметила мои покрасневшие глаза, но я отговорилась недавней простудой: дескать, иногда насморк возвращается. Чтобы сменить тему, я завела беседу о ее семейном положении. Мамуля наотрез отказалась позвонить Папуле и не позволила сделать это мне.

В обычных обстоятельствах я бы энергично взялась за дело сама, но волна апатии несла меня дальше. Кроме того, у меня на руках был еще и Фредди. Он вернулся домой около трех, слабо шелестя, что обед остынет, если мне придется нести его в сторожку. Страдалец плюхнулся в качалку и не вставал оттуда до конца дня, невзирая на строгое предписание доктора как можно скорее приступить к работе. К моему великому изумлению, Магдалина прониклась к Фредди симпатией. Она сама вызвалась приготовить ему обед и ужин и отмахнулась, когда я пробормотала, что она и так слишком много на себя взвалила. К вечеру Мамуля перетряхнула все кухонные шкафчики, провела инспекцию в кладовке и переставила все так, что я навсегда распростилась с надеждами когда-нибудь отыскать подставки для яиц. Вьюнок в подвесных кашпо был подстрижен ежиком, на подоконнике рядком выстроились статуэтки святых. И отовсюду, куда ни глянь, глазели вязаные салфетки. Я всерьез заподозрила, что у черной хозяйственной сумки Мамули имеется двойное дно.

Когда вечером Бен вернулся из «Абигайль», мы были предельно вежливы друг с другом. Он лишь для вида возразил, когда я сообщила, что обед готовит Мамуля. Позже я не раз думала, что все пошло бы иначе, попытайся мы помириться, но на нас навалилось все разом: Мамуля, мое обжорство, Фредди и близящаяся премьера «Абигайль». Едва притронувшись к гренкам с сыром, Бен удалился в свой кабинет. Спустя четверть часа я заглянула в щелку и увидела, что он крепко спит в кожаном кресле.

В ту ночь мы лежали в постели так, словно между нами выросла стена. Иногда нога Бена касалась моей, и я откатывалась к краю. Иногда моя нога переходила границу, но Бен не шевелился, и я снова едва не падала с кровати, притворяясь, будто шарахаюсь от него.

В три часа утра я проснулась от жуткого кошмара, даже убийцы-гамбургеры с разинутыми кроваво-томатными ртами были не так ужасны. На сей раз никаких визуальных эффектов не было. Передо мной маячил огромный пустой экран, а потусторонний голос нашептывал: «Кто-то скоро умрет. Догадайся – кто? Догадайся…»

Я рывком села и огляделась. Комната была погружена в глубокий сумрак, Бен сидел на краю кровати и нянчил младенца… нет, палец. Я окликнула его, но он не ответил.

Лунный свет коснулся его руки. Зажав рот, я выскользнула из постели. Только бы не закричать, не хватало еще напугать Мамулю. Сейчас спущусь к телефону и… Дверь со стуком распахнулась – на пороге стояла маленькая фигурка в розовой фланелевой рубашке, плечи укрыты шалью, в руках шелестят четки.

– Что-то случилось, Жизель? Я слышала шум.

В другое время я бы непременно спросила Мамулю, в курсе ли она, что перед тем, как войти, следует постучать. Но разве можно сосредоточиться, когда под боком завывает Бен? Словно баобаб, задумавший найти опору в маргаритке, я прижалась к свекрови.

Мамуля мягко оттолкнула меня и склонилась над Беном. Прижав его голову к груди, она забормотала:

– Мой мальчик, мой единственный сыночек. Как он раскраснелся. Наверное, у него жар.

– Вы уверены? Это все бордовые шторы… поэтому он выглядит таким румяным, – слабо пискнула я.

– Почему ты не звонишь доктору, Жизель? – Лицо Мамули прекрасно выражало мои собственные чувства. – Не думай, что я слишком много на себя беру, но в такой момент ребенку нужна его мать. Будет лучше, если ты позвонишь еще и Исааку.

Доктор Мелроуз взял трубку после второго гудка. В Тоттенхэме никто не ответил.

* * *

Врач вынес приговор: заражение крови. Укор в глазах доктора Мелроуза был слабым отражением вины, терзавшей меня. Укладывая в саквояж инструменты, доктор заметил:

– Не сомневаюсь, Элли, что Бен сопротивлялся вызову врача, но вы могли применить ту же тактику, что и он, когда пригласил меня к вам. Если бы этот нарыв вскрыли вовремя, то теперь Бен уже выздоравливал бы. А сейчас его состояние очень серьезно.

– Я понимаю…

– Наша деревенская больница переполнена, иначе я немедленно госпитализировал бы его. Однако, – доктор Мелроуз поджал губы, – я думаю, Элли, вы справитесь, если будете ухаживать за ним вместе с миссис Хаскелл.

– А Бен… выживет?

– Естественно, если не будет осложнений. – Доктор нахлобучил шляпу, похлопал меня по плечу и затопал вниз по лестнице.

Я тащилась следом, едва не наступая ему на пятки. Мне не хотелось, чтобы он уходил. Сверху донесся голос Магдалины:

– Не волнуйтесь, доктор. Я не отойду от моего мальчика ни на секунду, буду ему читать и петь колыбельные.

Впервые за время визита глаза доктора Мелроуза потеплели. Он остановился.

– Только не переусердствуйте, дражайшая! Рекомендую вам прогуливаться по саду два-три раза в день.

– Это не для меня, доктор, – потусторонний голос Мамули дрогнул, – свежий воздух не идет мне на пользу!

* * *

Бен был настолько болен, что даже не заметил, как свекровь не только закупорила окно, но и плотно задернула шторы. В комнате горел лишь маленький ночник, и спальня словно преобразилась. Мебель, казалось, выросла в размерах, фазаны на обоях обернулись зловещими грифонами. Магдалина уверяла, что воздух вовсе не спертый – из дымохода, дескать, очень даже сквозит.

Остаток той жуткой ночи Бен метался в беспокойном сне, сбрасывая одеяла и зарываясь лицом в подушки. Каждые полчаса он вскакивал, понося маляра или кляня поваренка. Приходилось успокаивать его, лживым голосом обещая, что открытие «Абигайль» состоится строго по плану.

Каждый раз, когда Бен открывал глаза и устремлял на меня взгляд, мои терзания усиливались. Время от времени я на цыпочках пробиралась за спиной Магдалины и пробовала приоткрыть окно, чтобы Бен не чувствовал себя запертым в картофельном ларе. Я не сражалась за место у подушки Бена, раскаяние отправило меня на галерку. На душе становилось легче, когда Магдалина посылала меня вниз за ячменным отваром с лимоном – для Бена – или за чаем для нас. Возвращаясь, я всякий раз натыкалась на запертую дверь – Магдалина опасалась вторжения Тобиаса. Ожидание, иногда по пять минут, когда она услышит мой стук, начинало раздражать. Хотелось объяснить, что достаточно просто прикрыть дверь, Тобиас пока не научился пользоваться дверными ручками, но ночью и весь долгий день нам хватило забот и без перепалок.

В среду к вечеру температура Бена упала почти до нормальной – антибиотики сделали свое дело. Наведавшись к нам в третий раз за день, доктор Мелроуз похвалил нас всех, но больше всего – себя. А Мамуля объявила промыслом Господним, что мы так и не сумели связаться с Папулей. Не желая портить ее отменное настроение, я решила скрыть, что сегодня утром дозвонилась-таки до свекра и пригласила навестить приболевшего сына и пропавшую жену. Папуля тотчас объявил, что приедет первым же поездом, но я убедила его не пороть горячку: не то бы Бен наверняка подумал, что семья подтягивается к смертному одру.

Наутро в четверг Бен уже сидел, опираясь на подушки. Он ни слова не сказал о нашей размолвке, и я испытывала адские муки, гадая, молчит ли мой бывший муж потому, что: а) наши разногласия померкли перед прочими несчастьями, обрушившимися на нас; б) еще слишком слаб, чтобы обсуждать наш развод; в) его мамочка вечно встревает между нами, то поправляя простыни, то нежно вставляя соломинку Бену в рот, чтобы малыш мог насладиться ячменным отваром, не поднимая головы.

И разумеется, Бен страшно тревожился по поводу открытия «Абигайль» – до премьеры оставалось всего тридцать шесть часов!

– Знаю, сынок, ты меня не послушаешь, – Магдалина согнула соломинку, чтобы Бену было легче глотать, – но я всегда говорю, что еда может быть вкусной без всяких выкрутасов. Положись на свою мамулю. Я наделаю бутербродов со шпротным паштетом, купим картофельных чипсов…

Я бросилась Бену на выручку:

– Это было бы замечательно, Магдалина! Но ведь есть Фредди! Надо дать ему шанс проявить себя!

– Элли права, Мамуля, – Бен обессиленно откинулся на подушки. – У нас нет другого выбора, – добавил он мрачно.

* * *

8.00. Я вызвала Фредди в кухню и объявила ему, что из статиста он в одночасье превратился в звезду и должен сыграть главную роль.

– Элли, поверь, я всем сердцем рад бы помочь, но я сам на краю могилы…

Я поставила поднос с грязной посудой на край мойки и стала выгружать тарелки.

– Если не ошибаюсь, доктор Мелроуз заверил тебя, что твоя травма на девяносто девять целых и девять десятых процента психическая.

Фредди избегал смотреть мне в глаза. Прислонясь к столу, он вяло помахивал шваброй, отбиваясь от наскоков Тобиаса.

– Старина док прав. Эта царапина со временем заживет. – Он с видом мученика покосился на свое плечо. – Но в душе останется шрам на всю жизнь. Никогда больше я не смогу играть в дартс.

– Не валяй дурака, Фредди!

– Я решил податы на Сида Фаулера в суд и взыскать с него возмещение за нанесенный моральный и физический ущерб. – Фредди сделал еще один выпад шваброй.

– Знаешь, что я думаю? – рявкнула я и в сердцах трахнула чашкой об пол, чтобы подчеркнуть значение своих слов. – По-моему, ты просто боишься опозориться. Презренный трус, вот ты кто!

Фредди опустил швабру, и Тобиас с утробным рыком набросился на нее.

– Как хочешь, Элли, но мой моральный долг перед Джилл – извлечь как можно больше выгоды из этого несчастного случая.

Я вырвала у него швабру, борясь с искушением вколотить в башку Фредди немного здравого смысла.

– Твой моральный долг перед Беном – схватиться за картофелечистку и со скоростью звука нашинковать грибков к завтрашнему вечеру. Не то я нашинкую тебя!

Фредди отнял у меня швабру, швырнул ее в угол и рухнул в кресло-качалку.

– Элли, твои страдания по сравнению с моими ничто! Покушение Сида превратило меня в настоящую развалину, неспособную к труду. Так я и скажу на суде, а ты ведь не хочешь выставить меня лжецом? Представь, что подумают присяжные, когда добрая сотня свидетелей поклянется на Священном Писании, что за обе щеки уплетала тартинки, приготовленные истцом всего через несколько дней после предполагаемого покушения. Я наступила на полоз качалки.

– Позвони-ка мистеру Лайонелу Шельмусу и попроси совета у профессионала.

– Шельмусу?! Ни за что на свете не доверю ему вести свое дело! Этот слизняк вечно принимает сторону женщины.

– В твоем деле нет никаких женщин, Фредди!

– Отнюдь, дорогая кузина. Его женушка, Наряда… пардон, Наяда, – твоя подружка.

– Хватит молоть чепуху! Или ты немедленно принимаешься за работу, или лишаешься всех привилегий!

Фредди зевнул во весь рот.

– Выкинешь меня из коттеджа? Извини, старушка, только через суд.

Стук в дверь спас меня от преступления: я едва не надела цветочный горшок ему на голову. На пороге стоял Сид Фаулер собственной персоной. Несостоявшийся убийца сжимал в каждой руке по букету нарциссов. За спиной Сида, избегая встречаться со мной взглядом, гремел бутылками молочник.

– А-а-а, заявился Иуда с цветочками! – простонал Фредди.

Сид втянул голову в плечи.

– Надеюсь, ты не очень сердишься на меня за столь ранний визит, Элли, но с десяти часов там выстроится вереница клиенток. – Сид мрачно посмотрел на букеты. – Один для Фредди, второй для Бена. Ничего, если я сразу поднимусь в спальню?

Молочник все звенел бутылками.

– Шести пинт на сегодня хватит, хозяйка? Я глубоко вздохнула.

– Лучше дайте-ка две дюжины. Предстоит большая готовка.

* * *

Магдалина согласилась держать язык за зубами, но я все равно боялась, что Бен прознает, какую кашу заварил… вернее, НЕ ЗАВАРИЛ, Фредди. Я, конечно, устроила драгоценному кузену концерт, но как же быть с гостями? Что прикажете им подавать? Суп с котом? Так что пришлось закатывать рукава и в одиночку ковыряться в тесте. Я решила, что лучше орудовать дома, чем в стерильной безмятежности «Абигайль», где на кухне тьма духовок и армия электротехники. Дома я смогу каждые полчаса скидывать фартук и вскачь нестись наверх, чтобы поддерживать легенду о том, как наслаждаюсь сладостным бездельем. На мое счастье, в нашей спальне не было телефона и Бен не мог звонить в «Абигайль» и справляться, как продвигаются дела у Фредди.

8.30. В моем мозгу затикал обратный отсчет времени. Я энергично подбоченилась и испепелила Фредди взглядом, он подхватил свои цветочки и проворно ретировался.

8.31. Проводила Сида в спальню к инвалиду. На лестнице Сид поведал, как он сокрушается по поводу истории с Фредди. Замогильным голосом он сообщил, что давно уже ждал от судьбы какой-нибудь пакости. Стоит ему почувствовать интерес к жизни, как та устраивает очередную подлянку. Я сочувственно поцокала языком, но меня не покидало ощущение, что несчастья и катастрофы – хлеб насущный для Сида. Мамуля при виде бывшего соседа едва не подпрыгнула, но вскоре смягчилась настолько, что обратила внимание на его изможденный вид.

– Кожа да кости! – констатировала Магдалина и довольно улыбнулась.

В следующий миг сердце мое едва не лопнуло от радости – Бен взглядом попросил меня остаться. Неужели наша чудовищная ссора показалась ему горячечным бредом? Или он решил, что то был ночной кошмар? Но как я могла остаться? Бен не должен знать, что судьба «Абигайль» в моих руках, иначе ему конец.

8.40. Десять буханок хлеба, помноженные на двадцать кусков, помноженные на восемь, – сколько получается мини-сандвичей? А сколько времени уйдет на то, чтобы сварганить двести рулетов из колбасного фарша, если разделить их на шесть партий, по двадцать минут на каждую?

9.45. Составила перечень блюд, которые нужно приготовить, и список запасов из подвалов «Абигайль», потом позвонила Наяде. Она согласилась привезти хотя бы часть провианта на своей машине при условии, что я приготовлю тысячу маленьких тартинок с цыпленком, имевших на нашей свадьбе бешеный успех. Пожалуйста! Что может быть проще, чем смешать куриное мясо с майонезом и шмякнуть на кусок поджаренного хлеба?! Правда, сначала надо снять с цыпленка кожицу, отделить кости, сварить… Словом, я перезвонила Наяде и попросила купить шесть банок куриного филе в собственном соку.

10.15. Стрелки кухонных часов надо арестовать за превышение скорости! Я закатала рукава и водрузила на стол банки с мукой, сахарным песком и молотыми орехами. Снаружи сосуды были на одно лицо, поди разбери, что где лежит – каждую банку прикрывал вязаный чехольчик. Чертыхнувшись, я сдернула шедевры рукоделия и озадаченно уставилась на белый порошок. Интересно что это – кукурузная мука, сахарная пудра или кокаин?.. Наклейки кто-то предусмотрительно смыл. Пробовать пальцем негигиенично, и к тому же после каждой пробы перепачканный палец придется отмывать, на что уйдет масса времени.

Именно в этот момент на кухне объявилась Мамуля. Она методично собрала раскиданные чехольчики и принялась составлять на поднос чайную утварь.

– Прошу прощения, не подумай, что вмешиваюсь.

Жизель, но тебе не кажется, что лучше сначала отмерить все в небольшие мисочки, а потом уже замешивать тесто?

10.45. Я взлетела наверх, чтобы показаться Бену. Но у самых дверей сообразила, что вся кофта у меня в муке, и замерла на пороге. Бен был так близко и так далеко! Черные волосы и щетина заключенного только подчеркивали бледность лица и круги под глазами. Я хотела было попросить Мамулю оставить нас с Беном наедине на несколько минут, но вместо этого принялась путано врать о том, как протираю пыль в гостиной. Бен притворился, что уснул, да и Магдалина клевала носом. Я предложила ей пойти прилечь, но она повела себя так, словно я вознамерилась выкинуть ее на льдину к голодным белым медведям.

11.00. Выгнала Тобиаса в сад и клятвенно пообещала, что отрублю ему голову, если он попытается вернуться. Передник, косынка на голову… Статуэтки на подоконнике пришлись как нельзя кстати: приятно сознавать, что святые поддержат меня в трудную минуту.

12.35. Сделала перерыв – выпить чашку чая и оглядеть кухню. Не кухня, а вулканический ландшафт, а что толку? Теста, из которого должны были получиться семьдесят слоеных трубочек, хватило лишь на жалких семнадцать штук. К тому же тощих.

Шаги на лестнице! Сердце мое ушло в пятки. Неужели Мамуля утратила бдительность и задремала? Если Бен переступит порог, его хватит удар!

Фу-у-у! Ложная тревога. Это всего лишь Магдалина. Мамуля оглядела поле боя, густо засыпанное мукой, смерила взглядом стол, тесто с которого придется сбивать зубилом, и не сказала ни единого худого слова. Может, не будь она моей свекровью, мы смогли бы подружиться?

12.45. Сунула в духовку сырные палочки. На вид настоящие червяки, но не на вкус же! Чу! Звонок в дверь. Наконец-то Наяда! Чем ее подкупить, чтобы помогла мне раскатывать тесто? В холле я поскользнулась на плитах. Зря я надеялась, что мука, сроднившись со мной, не станет сыпаться по всему дому. Какой длинный, настойчивый звонок… Неужели руки у Наяды так заняты, что она звонит носом?

* * *

Должно быть, открывая дверь, я выглядела как спятивший пират. Но на пороге стояла отнюдь не Наяда. Предо мной высилась миссис Амелия Джоппинс, необъятная в шубе и тирольской шапочке. За ее спиной сияла улыбками свита дам из Исторического кружка.

– Привет, привет, дорогая миссис Хаскелл!

– Какая… какая приятная неожиданность! – потрясение выдохнула я.

– Какая уж тут неожиданность, помилуйте. Я позвонила в прошлые выходные, и ваша прислуга заверила меня, что передаст мою просьбу. Надеюсь, она вам сообщила?

– Да-да, разумеется! – Я встряхнула передником, и воздух побелел от муки.

Рокси добросовестно уведомила о нашествии Исторического кружка, только из моей затуманенной простудой головы напрочь вылетел этот факт.

– Замечательно! – Миссис Джоппинс энергично вломилась в холл.

По мановению унизанной перстнями руки за ней последовало стадо вязаных беретов и шляпок всех мастей, в воздухе загудело от голосов. Со всех сторон меня окружили фотоаппараты, блокноты и карандаши. Может, закрыться передником и спрятаться, как героиня викторианских романов? Нет, не самое удачное время для игры в прятки. В первую очередь следует думать о Бене. Впрочем, нет худа без добра: теперь у меня есть более чем веская причина не появляться у постели выздоравливающего мужа весь день.

Я попятилась, чтобы меня не растоптали, и пригнулась, уклонившись от фотоаппарата, болтающегося на чьем-то плече.

– Как приятно, что вы все пришли, – я кокетливо поправила косынку, словно это был последний писк моды для хозяек старинных замков. – Но тут возникла одна маленькая заминка…

– Что такое? – Двадцать пар глаз сверлили меня, и я испугалась, что меня линчуют на месте, если сорву экскурсию.

– Мой муж Бентли болен, и я настоятельно прошу вас соблюдать тишину. Я покажу, куда нельзя заходить, и…

– Интересно, они спят в одной спальне? – донесся голос из первых рядов.

– А как насчет подземелий? – прокурорским тоном вопросила хилая анемичная дама.

– Извините, чего нет, того нет. Подземелья – это средневековая роскошь, которую у нас в Мерлин-корте вряд ли сыщешь.

Вздох разочарования. Две обладательницы шляпок в порыве негодования округлили глаза, затянули пояса на пальто и выскочили вон. Однако им на смену явились две другие дамочки, одна из них моя старая знакомая – церковная органистка, мисс Глэдис Шип.

– Какая прелесть, миссис Хаскелл! Трепещу в предвкушении! Всю ночь от нетерпения не могла сомкнуть глаз! – Мисс Шип изобразила нервный книксен.

Я различила в толпе миссис Гуиннивер из пивной и Жабульку… то есть Ширли Шиззи, супругу Вернона Шиззи, агента по продаже недвижимости. Неужели ее настропалил муженек, не оставивший надежды уговорить нас продать дом?

Толпа распалась на группки по два-три человека. Дамы бродили по холлу, как по музейному залу. Миссис Джоппинс театральным шепотом пророкотала мне в ухо:

– Как трогательно, что Киттис Порридж опекает Ширли Шиззи, правда?

– Ужасно трогательно.

Поддакивание отнимало куда меньше времени… Сырные палочки! Они превратятся в головешки!

– Ширли надо дать орден за то, как мужественно она участвует в общественной жизни, у бедняжки такие тяжелые времена.

Миссис Джоппинс оттащила меня к лестнице и притиснула к Руфусу – нашему железному стражу времен Средневековья.

– Миссис Хаскелл, вы читали во вторничном номере «Оратор дейли», что мистер Шиззи исчез? Он вышел из дома на утреннюю пробежку, и с тех пор его не видели.

– Нет… – В голове завертелась жутковатая пословица. Бог троицу любит.

Ужас! Бедные мистер и миссис Шиззи! Но еще страшнее то, что я гораздо больше встревожена своими сырными палочками, чем трагедией ближних. Если проклятый сыр подгорит, может, удастся замаскировать подгоревшие корочки соусом карри?

13.08. Скатилась вниз по лестнице, наспех объяснив Мамуле, что по дому шляются два десятка чужих баб. «Всяк живет, как знает, Жизель», – все, что я услышала в ответ.

Слава всем святым на кухонном подоконнике – Бен по-прежнему спал.

– Не стесняйтесь, милые дамы, располагайтесь как дома. – Я прикнопила лист бумаги к двери спальни Бена. – И кухня, к сожалению, тоже недоступна. Я пеку кексы… на случай, если заглянет викарий.

Проскользнув мимо Киттис Порридж, я увильнула от Ширли Шиззи. Миссис Джоппинс позировала для фотографии в обнимку с бедным Руфусом. Я понадеялась про себя, что она не раздавит доспехи всмятку.

13.13. Божьи благословения на крашеную головку Наяды! Она пробралась через заднюю дверь. Когда я ворвалась в кухню, Наяда, в леопардовой жакетке поверх черного трико, стряхивала сырные палочки с противня. Может, кинуть ей второй передник в качестве намека на то, что две сотни виноградных листьев ждут не дождутся, когда ее умелые ручки нафаршируют их?

– Слушай, Элли, да у тебя тут веселье на всю катушку!

Мой красавчик Лео будет мною гордиться – он вечно бубнит насчет помощи угнетенным!

13.35. Изобилие припасов оказалось оптической иллюзией. Я купилась на жизнелюбие Наяды – кулинарка похлеще меня, скажу я вам! Нам удалось слепить шестнадцать шпинатных тефтелек размером с теннисный мяч, тринадцать – с грецкий орех и сорок две – с горошину.

14.00. Мы с Наядой обсуждали, где бы раздобыть огромный торт с откидным верхом для моего дебюта в «Капризах аэробики», когда чей-то голос весело прочирикал:

– Не обращайте внимания, я только одним глазком взгляну на кухню… Ба-атюшки!

14.01. Сотрясаясь от ярости – мука сыпалась с меня дождем, – я рванула в холл, дабы высказать дамам из Исторического кружка все, что о них думаю. Как всегда, я проморгала момент. Незваные гостьи сгрудились вокруг Руфуса. Все, кроме Киттис Порридж, которая поудобнее встала посреди турецкого ковра и призывала: «А ну-ка, улыбочку!»

Сверкнула вспышка. Послышались обычные в таких случаях причитания:

– Я не готова!

– А я рот открыла, словно мух ловлю!

Я на цыпочках прошла позади миссис Порридж, опасаясь, как бы меня не призвали в ряды фотографирующихся, и, чтобы выпустить пар, раздраженно забарабанила по полочке в нише у двери в гостиную. Вместо некогда стоявшей здесь египетской урны теперь на полочке красовался неведомый святой с таким же несчастным выражением лица, как у меня.

– Все готовы?

Сердце у меня защемило: я вспомнила, как Доркас фотографировала нас на свадьбе. Тут кто-то ахнул – может быть, я сама. Послышался глухой рокот. Миссис Джоппинс покачнулась, ухватилась за столбик перил и под оглушительный визг исчезла под землей, прихватив Руфуса и двух своих товарок.

Это была удручающая минута. Оставшиеся изо всех сил цеплялись за твердую почву под ногами, со всех сторон неслись вопли отчаяния и ужаса, а им вторил голос, которого я страшилась больше всего… Магдалина, перегнувшись через перила, прокричала:

– Жизель, не могла бы ты попросить своих друзей вести себя чуточку потише? Мой мальчик пытается заснуть.

Нет, я не просто онемела. Я словно раздвоилась, наблюдая, как та, другая Элли перешагивает через ноги распростертых на полу дам.

– Разрешите пройти, – сказала эта другая Элли, приблизившись к самым храбрым членам Исторического кружка.

Дамы склонились над черной бездной размером примерно три квадратных фута, точнехонько с каминную плиту. Экскурсантки испуганно аукали в яму, но из могилы… то есть снизу не доносилось ни звука. Вторая Элли растерянно открыла рот и закрыла. Из мрачного подземелья всплыла каменная плита, и через мгновение провал исчез. Тишина, столь желанная сердцу Мамули, окутала холл.

С ума сойти… Но близкое знакомство с готическими романами пригодилось как нельзя кстати. Первым делом следовало сообразить, как работает устройство. Я припомнила, как располагались дамы в критический момент. Сама я стояла в нише, колотя ни в чем не повинную полку, когда… Так… Я рысью устремилась на насиженное место и прокрутила память назад. Миссис Джоппинс хватается за расшатанный столбик, второй снизу… Расшатанный столбик! Тот самый, на который первым пожаловался Вернон Шиззи, тот самый, который не уставала проклинать Рокси! Но столбик сам по себе не мог вызвать катастрофу. Иначе пол то и дело разверзался бы у нас под ногами. Да, столбик срабатывает в паре с чем-то еще. Пальцы нажали на каменный выступ – и в тот же миг я нашла разгадку.

– Миссис Порридж! – крикнула я. – Не будете ли вы столь любезны повернуть второй столбик?

Миссис Порридж, трясясь всем телом, выполнила просьбу, а я со всей силой огрела полочку в нише. Несколько секунд спустя изумленные возгласы нарушили тягостную тишину. В полу снова зияла дыра.

Киттис Порридж ахнула и прикрыла рот рукой.

– Есть кто-нибудь живой? – проблеяла она в непроглядную тьму.

Гробовая тишина. Потом слабый лучик надежды: глубоко-глубоко во тьме вспыхнул огонек. Кто-то зажег спичку!

– Мы живы! Все в порядке! Даже латы не помялись! – донесся басовитый рев предводительницы Исторического кружка.

Послышался скрип ржавых цепей: устройство поднимало уцелевших наверх.

– Ну вот! – прогремела Амелия Джоппинс. – Мы и нашли подземелья!

* * *

Кое-кто из дам пребывал в убеждении, что я знала про подземелье и потайной люк. Они отвели душу, обсуждая, насколько наше подземелье лучше прочих древних катакомб, лишенных страховочной сетки для злополучных жертв, провалившихся в тартарары по прихоти злодея-герцога или барона, изнывающего от скуки.

– Ну же, миссис Хаскелл! – Глаза миссис Джоппинс были как чайные блюдца. – Чтобы открыть подземелье, нужно наверняка не только повернуть столбик! Я не уйду отсюда, пока вы не покажете мне, как открывается эта пещера Али-Бабы.

Выполни она свою угрозу, в одной башенке у меня жила бы Мамуля, а в другой – миссис Джоппинс. Но что-то – назовите это упрямством – не позволяло мне утолить ее любопытство.

– Простите, но прелесть тайны в том и заключается, что она – тайна.

Подбородки затряслись от разочарования, однако миссис Джоппинс не пала духом.

– Ничего, миссис Хаскелл, ничего… Мерлин-корт будет занесен в регистр Исторического кружка, и ровно через год мы вернемся!

Я поборола искушение заметить, что, если они не поторопятся уйти, глядишь, следующий год вот-вот и настанет…

* * *

Когда последний берет исчез за дверью, меня захлестнули противоречивые чувства – усталость и восторг одновременно. Давно следовало догадаться, что местная легенда права: нет дыма без огня. Уилфрид Грантам слишком привередливо следил, чтобы дом соответствовал духу Средневековья, и вряд ли мог построить замок без такой естественной детали, как подземная темница. В другое время я бы немедленно помчалась рассказывать Бену о своем открытии. Мимоходом глянула на телефон, подумав, не позвонить ли Эдвину Дигби. Его это может заинтересовать, недаром же он вывел в одном из своих романов коварную повариху Этель… кроме того, это ведь мистер Дигби рассказал мне о похождениях Уилфрида Грантэма с сестрицами Лавинией и Лукрецией…

16.27. Я вернулась в пещеру ужасов, то бишь на кухню. В моем воспаленном воображении все громче тикали часы. Наяда исчезла. Ее передник висел на стуле, а на засыпанном мукой столе было выведено: «Ушла домой – принять роскошную ванну с пеной». Вот, значит, почему она не выглянула в холл посмотреть, что за шум. Но Наяда доделала все тартинки с цыпленком! Они смотрелись очень неплохо, даже те, в которые под видом курятины запихнули консервированного тунца (цыплята иссякли). Все остальное выглядело неуловимо несъедобным, но холодильник теперь был набит до отказа.

И он отказал-таки. Проходя мимо, я услышала треск. Обрушилась верхняя полка! Плоды многочасовых трудов спрессовались в паштет.

Мне захотелось лечь, сбросить туфли и отбросить коньки. Но в заднюю дверь постучали. Неужели Фредди прибыл умолять о прощении? Мысль о том, что можно будет ткнуть его мордой в холодильник, несколько взбодрила меня.

Однако это был не Фредди, на пороге стоял плотный коротышка с большими карими глазами, плешью и пушистой белой бородой, у ног его возле чемоданов скакала визгливая собачонка.

– Элли, мой сын умер?

Этот вопрос отрезвил меня, как пощечина. Мой свекор, Исаак Хаскелл, и я упали друг другу в объятия и зарыдали.

– Нет, что вы, Бену гораздо лучше! – Я вытерла лицо и впустила свекра с собакой.

Тобиас вряд ли обрадуется новому товарищу, но всем нам приходится с чем-то мириться.

– А что, моя жена сбежала в очередной монастырь?

– Нет, но…

– Тогда о чем мы плачем? – проорал Папуля, перекрывая визгливый лай. Он обвел взглядом кулинарный хаос. – А что, миленькое гнездышко. Звезду Давида на стену, и станет совсем уютно.

Он поставил чемоданы на пол и попытался отлепить собаку от ноги.

– Проводи меня к моим родным, Элли, а потом расскажи папуле, чем тебе помочь.

Настал момент выяснить, достались ли Бену кулинарные способности по наследству, но я отвлеклась на чемоданы. Собираясь в гости на уик-энд, столько скарба не тащат.

Я непринужденно хихикнула, ради справедливости надо заметить, что мой звонкий смех изрядно смахивал на икоту. Внезапно вспомнилась самодельная мебель в лондонской квартирке.

– Сделайте мне торт, Папуля! А я из него выпрыгну во время спектакля «Капризы аэробики». Наяда Шельмус умрет от счастья!

Из протоколов Вдовьего Клуба. Четверг, 30 апреля.

ПАМЯТНАЯ ЗАПИСКА.

От Исполнительного Совета миссис Джеральдине Стропп, председателю Комитета по переписке.

Прошу обеспечить доставку двух дюжин чайных роз в субботу, 2 мая, миссис Элли Хаскелл из Мерлин-корта, Скалистая дорога, Читтертон-Феллс. Приложить карточку. Текст на карточке: СОЖАЛЕЮ. Без обратного адреса. Счет представить в бухгалтерию до первого числа.

ПРИМЕЧАНИЕ.

Членов Клуба в известность не ставить. Приказ самого Основателя.

Глава XVIII

– Бедняжка Элли! Какой кошмарный день! Если бы только мы знали… Если бы мы были знакомы с вами тогда! – вздохнула Примула. – Мы непременно прислали бы Страша – он прекрасно готовит сосиски на палочках. Вы ведь не возражали бы, Страш?

Дворецкий убрал тарелки с крошками от кекса.

– Само собой, мадам. Хотя я с большим удовольствием вломился бы в «Эдем». К тому же мистер Фредди…

– Прошу вас! – Брови Гиацинты черными молниями сошлись на переносице. – Не желаю даже слышать это имя…

* * *

Надо отдать должное – вышеупомянутое лицо постучало-таки в четверг вечером в парадную дверь, чтобы излить свои извинения через щель почтового ящика. Случись рядом собачка Папули, я бы шепнула ей: «Ату его! Ату!» – и распахнула дверь.

– Элли, старушка, я случайно не забыл сказать, что одна из морозилок в «Абигайль» до отказа забита крошечными закусками, которые я готовил на тренировках под руководством Бена? Конечно, я и мечтать не смел, что они будут представлены на суд широкой публики… Но на безрыбье…

Я чуть не выпала наружу через ту же самую почтовую щель. Претерпеть адовы муки, в то время как в морозилке все наготове! Однако по зрелом размышлении я пришла к выводу, что Фредди не так уж виноват. Если бы мы с мужем нормально общались, я бы сообразила, что Бен, обессиленно лежа на подушках, беспокоится о том, сможет ли Фредди правильно разморозить продукты, а вовсе не о том, помнит ли он точное соотношение воздуха и начинки в муссе.

Фредди поскреб почтовый ящик, чтобы привлечь мое внимание.

– Элли, ты могла бы еще наделать тартинок с цыпленком. Конечно, для меня или Бена это примитив, но…

– Помню, они были настоящим хитом на свадьбе!

Я гордо распрямилась. Значит, хоть тартинки пригодятся, но ничто не вернет мне часов, которые я могла бы провести с Беном. Теперь же мой ненаглядный справедливо полагал, что идет в моем списке жалким номером вторым после пыли в гостиной.

Отконвоировав Папулю к Бену, я лишний раз убедилась, что трещина в наших супружеских отношениях превратилась в бездонную пропасть. Мой муж долго шевелил бровями и щелкал пальцами, прежде чем ему удавалось вспомнить мое имя! Мало мне было хлопот, так нет же – еще и собачонка, носящая обманчивое имя Пуся, невзлюбила меня с первого взгляда. Головной боли добавлял обед: я не имела ни малейшего представления, чем кормить домочадцев. Разве что загубленные кушанья, над которыми я столько трудилась. Ко всему прочему Папуля, невзирая на все свое дружелюбие, очень скоро дал мне понять, что его желание видеть сына вовсе не означает, что он собирается с ним разговаривать. Честь превыше всего. Мои надежды на примирение супругов лопнули, как воздушный шарик, когда они встретились у ложа Бена.

– Ты потолстел, Исаак.

– Ты похудела, Мэгги.

– Не хочу превращать дом нашего сына в поле битвы.

– И правильно, не надо разбивать ему жизнь. Мамуля одернула серую кофту, Папуля погладил лысину, вот и все.

С этой минуты наш дом превратился в цирк. Всякий раз, когда Магдалина встречалась с Исааком, она осеняла себя крестным знамением, а Папуля затягивал что-то на иврите. Я ломала голову, спрашивая себя, когда же это безобразие кончится. Чтобы жизнь не казалась мне медом, милая Пуся лаяла круглые сутки, вознамерившись изгнать меня со своей территории. Тобиас впал в спячку. Иногда его пушистый хвост мелькал у двери или на шкафу, но мне было отказано в возможности уткнуться лицом в его теплую шерсть.

Сколько Папуля здесь пробудет? Я заподозрила самое худшее, когда он потребовал комнату с видом на море, осведомился, где тут ближайшая синагога, и поинтересовался, нет ли в местном шахматном клубе вакансий.

Не прошло и часа после прибытия Папули, а я уже заметила грозные признаки. Папуля не просто обосновался здесь как дома. Он превратил этот дом в свой. Повсюду красовались семисвечники с шестиконечной звездой Давида, а портреты раввинов стремительно завоевывали пространство, соперничая со статуэтками и картинками Мамули, а также с чашами святой воды, маячившими у каждой двери от холодильника до гостиной. Что сказали бы Доркас и Джонас, вернись они сейчас?

Никогда я так не тосковала по дружескому слову, как в тот нескончаемый вечер. Сколько я протяну, если Папуля не желает разговаривать с Беном, Мамуля не разговаривает с Папулей, Бен – со мной, а я… трещу за всех. С ностальгической нежностью вспоминала я тетушку Астрид, тетушку Лулу, дорогого дядюшку Мориса… и лишь на Ванессе мое умиление давало сбой. Больше всего мне хотелось навеки замуровать кухонную дверь, чтобы не видеть царившего там хаоса, и провалиться в омут глубокого сна. Но для осуществления этой утопии придется забраться в постель к Бену, который наотрез отверг мой чай и жадно проглотил горячее молоко, доставленное Мамулей.

Ночевать в кресле глупо. Гордо удалиться в другую спальню – значит навести Мамулю на подозрения. Выключив ночник, я скользнула под одеяло и вытянулась доской. Мое раскаяние дало микроскопическую трещину.

Тьму ночи прорезал голос Бена:

– Ничего не забыла, дорогая?

Усталость помешала мне расцвести в счастливой улыбке.

– А что? – Я на миллиметр придвинулась к нему.

– Метелку для пыли. Да, кстати…

– Что?

– Обещаю не будить тебя, даже если буду умирать. Ты должна выспаться, чтобы завтра хорошо выглядеть.

Бен отвернулся и закрыл глаза. Какая жестокость! Чудовище! Как же я теперь засну?! Вдруг он умрет ночью, а я буду сладко спать? Доктор Мелроуз заверил меня, что для полного выздоровления Бену требуется лишь несколько дней постельного режима. Но я знала Бена: если он что вобьет себе в голову…

Завтра наступит новый день, горько думала я. Под стать сегодняшнему. Еще один день войны. Увидев кухню, Рокси наверняка закатит скандал. Пуся с пронзительным лаем будет носиться по дому, гремя когтями по мраморным плитам и впадая в истерику всякий раз, когда кто-нибудь уронит на пол газету. И как это я не приметила милую крошку в лондонской квартирке Хаскеллов?..

* * *

Как поведал Папуля на следующее утро, Пуся – приобретение свежее. То есть относительно свежее. Подержанная собака, купленная с рук у какого-то типа, ехавшего с Папулей из Лондона. У самой кассы тип перерыл все карманы и обнаружил, что ему не хватает денег на билет для Пуси.

– Подарок жене? – Я попыталась улыбнуться Пусе, но та зарычала в ответ.

– Мэгги собак ненавидит.

Пуся, должно быть, его не слышала. Стоило Мамуле в восемь утра появиться на кухне, как Папуля ретировался в холл. Мерзкая собачонка принялась вертеться у ног Магдалины, жалобно скуля и бросая косые взгляды на меня.

– Бедная брошенная малютка! – Мамуля щурилась, пытаясь разглядеть, что это, собственно, за существо.

Десять секунд спустя подлая зверушка уже влезла к Магдалине на колени и в сердце.

Надо отдать должное чертовке: Пуся сумела-таки выманить Мамулю из дому. Свекровь отложила в сторону грязную мочалку, бросила один-единственный взгляд на вавилонскую башню грязной посуды и поджала губы. Она не собиралась придираться. Это было ясно и слепому. Вместо этого она надела пальто, нахлобучила пеструю беретку, пристегнула поводок к ошейнику собачонки, расправила тщедушные плечи и сообщила мне, что не желает больше идти на поводу у разыгравшихся нервов.

– Вряд ли ты поймешь, Жизель, но я пряталась от призраков.

– Правда, Магдалина?!

Я тотчас ощутила семейную близость. Ведь и меня душили ночные кошмары с гамбургерами-людоедами и Человеком в Плаще.

Очень хотелось спросить, как выглядят призраки Мамули, но Пуся уже подвывала у двери в сад. Свекровь с собакой исчезли, вместо них на пороге возникла Рокси. На полчаса раньше. Проклятье! Будь у меня время, можно было бы попытаться замаскировать грязь и саму кухню тоже.

Я надела два фартука – один на спину, другой на грудь – и завязала тесемки.

– Если угодно, можете сослаться на головную боль, миссис Мэллой.

Она почмокала алыми губами, напоминавшими гигантский бант, и закатала рукава пальто. Бархатная шляпка со стеклянной брошкой и боа из перьев остались при ней.

– Даже не представляю, что сказал бы санитарный инспектор, загляни он к вам. Хорошо, что Рокси Мэллой умеет держать язык за зубами.

Ее рекорд в этой области составил 1, 024 секунды. Я пустила воду в мойку и сказала, что уплачу по двойной ставке.

– А, бросьте! – Фиолетовые веки затрепетали. – Уж вам досталось вчера, исторические дамы шастали по всему дому, а потом проваливались в подземелье! Вечером за бинго я номеров не слышала, все только об этом и галдели. Но если придет охота, миссис X., и вы сунете в мой карман пару бумажек, пока я не вижу, хватать за руку не стану, тем более обижаться. А тут вам еще свекровь на голову свалилась…

– Меня кто-то поминал? – С черного хода вошла Магдалина: носик покраснел от ветра, берет натянут на ушки.

Пуся рвалась с поводка, норовя вцепиться мне в ногу.

– Я слышала, чайник свистел… Обычно я всегда пью чай в это время, Жизель… О-о, я вижу, чайник еще и не ставили. Ничего, обойдусь без чая. Должна тебе сказать, Жизель, что я передумала насчет сегодняшнего вечера.

– Как мило, Магдалина. Позвольте представить вам миссис Мэллой.

– Очень приятно, – церемонно кивнула Мамуля и кротко улыбнулась Рокси. – Наверное, вам не стоит приходить так часто, пока я здесь. Так вот, Жизель, пока я сидела на скамейке и смотрела на деревья – Божьи создания – и думала, что они нуждаются в подрезке, я поняла, в чем состоит мой долг. Я обязана пойти на этот прием и проследить, чтобы ресторан моего единственного сына открылся как полагается.

Должна признаться, я не была без ума от родительницы Бена, но в мужестве отказать ей не могла.

– Рада познакомиться, мадам! – встряла обиженная невниманием Рокси. – А теперь, если вы чуток сдвинетесь, я подотру пол. Надеюсь, миссис X., я вас предупредила, что за собаками не убираю?

Только эти слова сорвались с ее губ, как Пуся недвусмысленно присела.

Это славное животное на две трети состояло из воды.

* * *

16.28. Я извивалась внутри черного платья, стараясь водворить плечи на их законное место. Управившись с платьем, отыскала жемчужные серьги, однако туфли без каблуков никак не попадались на глаза. Мне будет легче разгуливать на шпильках, зная, что в сумке припасена нормальная обувь. Я страшилась подняться наверх и попрощаться с мужчинами. В последний раз Бен обвинил меня в сговоре с доктором Мелроузом. Зловещий смех мужа все еще звенел в ушах: «Меня не удержать в постели в самый главный день моей жизни!»

Выходит, свадьба отошла на второй план.

16.34. Я улиткой взобралась по лестнице и тихонько приотворила дверь спальни. Там царила безмятежная идиллия. Бен мирно лежал в кровати, Папуля сидел в старинном кресле, вырезая деревянные украшения для бутафорского торта. Он наотрез отверг мое робкое предложение ограничиться картоном. Атмосфера – как в «Антикварной лавке Делакорта», слишком благостная. У меня возникло мерзкое предчувствие, что Бен немедленно помчится в «Абигайль», стоит нашей машине пропасть за поворотом в облаке выхлопных газов. В критический момент от Папули не будет никакого толку. Даже крикнуть: «Стой!» – было бы изменой принципам.

Я на цыпочках прокралась, чмокнула воздух в полуметре от лица собственного мужа и была такова.

16.45. Когда я выскочила во двор, хлынул дождь. Магдалина сидела на переднем сиденье, прижимая к груди серебряную чашу для пунша, завернутую в газету. Пока я устраивалась на водительском месте, она наградила меня вымученной улыбкой. Я была совершенно уверена: как только небо заволокло тучами, она пожалела о своем решении ехать в ресторан. Интересно, осталась бы Мамуля дома, если бы не подслушала, как Папуля наказывал мне не спускать с нее глаз, потому что она не привыкла к спиртному и жирному?

Рокси уселась на заднем сиденье, шмякнув рядом с собой емкость с цыплячьими тартинками. Она не знала, на что решиться, пока не пропустила автобус, но даже слышать не хотела о том, чтобы подвезти ее домой. И чего она сегодня так рвется работать? Не иначе как ради дармовой выпивки в укромном уголке.

Магдалина что-то тихонечко нашептывала себе под нос. У меня имелась своя молитва: «Господи, сделай так, чтобы последний ремонт пошел „хайнцу“ на пользу. Даруй нам, Господи, благополучно доехать до места, чтобы ни двери, ни колеса не отвалились». Включила зажигание. Скрежет! Грозный, натужный скрежет. Мамуля судорожно вцепилась в чашу. Я сжала руль и подышала на иней, намерзший на лобовом стекле. Оставалось надеяться, что я домчу до места быстрее, чем «хайнц» окончательно отдаст концы.

Волны розового масла прокатились по машине, когда Рокси наклонилась вперед и похлопала Магдалину по плечу.

– Знаете, почему я на всю жизнь расплевалась с католической церковью? Не хотите слушать – не надо, я все равно скажу. Трепали они, трепали насчет единения всей паствы… А тут Папа возьми да и вычеркни из списков святого Христофора, единственного святого, что делом занимался – хворых врачевал…

17.00. Два официанта, безукоризненные от ботинок до улыбок, приветствовали нас у дверей «Абигайль». Каждый взял по подносу тартинок с цыпленком, но передать кому-либо пуншевую чашу Магдалина наотрез отказалась. Официанты прошествовали впереди нас по ступенькам, устланным персидским ковром, на второй этаж. Справа гардины скрывали вход в парадный зал. Я заглянула туда, и кровь закипела в моих жилах. Фредди!

Мерзавец упал на колени, подполз ко мне и ухватился за подол платья. Официанты обменялись многозначительными взглядами.

– Элли, прости меня! Я опомнился! Я хочу работать! Или по крайней мере получать жалованье!

– Прекрати!

Я попыталась стряхнуть его руки, но кузен лип, как наэлектризованный нейлон. Магдалина едва слышно ахнула. Придерживая газету, в которую была завернута чаша, она пробормотала:

– Пойду отнесу это куда следует! – и вприпрыжку помчалась по коридору, словно воробышек, удирающий от кошки.

Ухмыляющиеся официанты последовали за ней. Рокси не двинулась с места, и Фредди ей подмигнул.

– Элли, знаю, я тебе очень насолил. Ты выглядишь на все сто… лет. Наверное, это из-за платья. Черт его знает, какой оно эпохи, а?

Роскошное платье, авторская работа (в магазине висели только два таких же). Я обзавелась им специально для свадебного путешествия, в которое мы так и не поехали. Я свирепо глянула на часы. Может, успею быстренько смотаться домой и переодеться? Исключено. Времени нет даже на то, чтобы спустить Фредди с лестницы.

18.15. Прошмыгнув в банкетный зал, я вволю насладилась минуткой одиночества. Все было великолепно. Столы выстроились вдоль стен, накрытые белыми полотняными скатертями и уставленные такими роскошными яствами, какие встретишь разве что на глянцевых разворотах поваренных книг, где деликатесы соответствуют интерьеру. Бра на стенах оттеняли блеск полированной обшивки стен, сияние серебра и хрусталя. Повсюду стояли цветы. Комната пахла весенним садом. Капли дождя растекались по окнам, выходящим на Рыночную улицу. Очень мило, но, если задернуть набивные гардины, в зале станет уютнее. Я коснулась штор и засмотрелась в окно. Отсюда казалось, что машины и автобусы образовали длинную змею, ползущую брюхом по грязи. Люди торопились по домам, подняв воротники и прикрываясь зонтиками. Я решительно задернула гардины. Вошел официант и спросил, куда поставить пуншевую чашу.

18.25. Осталось пять минут. Бен сейчас лежит и напряженно ждет, когда часы на ратуше пробьют половину. Может, позвонить домой? Я кинулась в кабинет Бена, через две двери от парадной гостиной. Поскольку в спальне у нас аппарата нет, на звонок ответит Папуля. Негнущимися пальцами я набрала номер. Папуля, наверное, запишет, что я скажу, и обязательно передаст записку Бену. Что же ему написать? «Победа на носу»? Или просто «Я тебя люблю»? Телефон прозвонил раз двадцать, с каждым гудком во мне нарастала паника. Тут я вспомнила, что Папуля, должно быть, сидит в наушниках, и скоренько повесила трубку, пока Бен не встал с постели, чтобы подойти к телефону.

18.30. Официанты встали на караул у подножия лестницы. Мы с Магдалиной расположились наверху, словно дамы из романа Джейн Остин. Так и мерещилось, что вот-вот дворецкий объявит: «Вдовствующая герцогиня Шпиц-Пупкинс с дочерью Эсмеральдиной!» Я расстегнула и потуже затянула пояс. Мамуля поправила мантильку. Она, как и я, оделась в черное. Надо нам было заранее договориться, что надевать, подумала я.

Двери хлопнули, и в холл ввалились мистер Говард из банка с женой Синтией.

– Как я рада, что вы оба смогли прийти… – прощебетала я. – Познакомьтесь с моей свекровью, Магдалиной Хаскелл… К сожалению, мой муж…

Говарды проследовали в зал, за ними появились Уилсоны и Пекворты. Я все время поглядывала на Мамулю: довольна ли она? Магдалина выглядела чрезвычайно сосредоточенной, но мистера Бреммера обозвала Бампером. А вот идет особа, чье имя сияет августейшим блеском: леди Теодозия Эдем в клетчатом дождевике. Персикового оттенка помада подчеркивала выпирающие зубы, но в целом мне понравилось: она словно потеплела. Какой же Тедди была, пока жизнь не превратила ее в невзрачную бандероль в серой оберточной бумаге, под которой невозможно отгадать, что внутри?

– Я уверена, Элли, что у вас все получится. Ваш муж и ваша свекровь, – приветливый кивок, – могут вами гордиться. – В ее улыбке было что-то победное. Возможно, душа у Тедди не менее яркая, чем история ее жизни.

Я проводила ее глазами: как это она умудрилась оказаться на фотографии вместе с мистером Дигби и его дочерью?

Миссис Мелроуз представилась сама. Голосом, резким, как свекольный оттенок ее наряда, она сообщила, что сегодня вечером доктор дежурит в клинике.

– Я рада слышать, миссис Хаскелл, что ваш муж поправляется. Моему тоже надо спать, знаете ли!

За ней вошли Чарльз и Анна Делакорт. Анна являла собой воплощение элегантности времен Второй мировой войны: то же самое ярко-зеленое платье, в котором она была на моей свадьбе. Чарльз Делакорт – кусок льда, как обычно. Я повернулась, чтобы представить им Магдалину, но она исчезла. Наверное, отлучилась в туалет. Анна и Чарльз прошли в зал, и я обнаружила перед собой парочку, на чье присутствие и не надеялась, – Алиса Спендер и доктор Симон Бордо. Черное кашемировое пальто свисало с плеч доктора, как накидка, а белый шелковый шарф прикрывал грудь смокинга. Доктор выглядел так, словно каждое утро ел исключительно черную икру и запивал шампанским. Такого клиента надо холить и лелеять. Алиса на этот раз не стала заплетать волосы в косички, перехватив их шелковым обручем в тон бирюзовому платью. Почему никто не посоветует девочке одеваться, как полагается подростку? Я вспомнила про калеку-мать и старорежимную нянюшку… Если предложу Алисе пробежаться со мной по модным магазинам, не сочтут ли меня бестактной?

– Как мило, что вы смогли прийти!

Глубоко посаженные глаза доктора Бордо скользнули по моему лицу. Он не обратил внимания на протянутую ему руку.

– Миссис Хаскелл, ничто так не способствует популярности, как сомнительный слушок.

Ну и нахал! Неужели он считает, будто я пригласила только потому, что его подозревают в хладнокровных убийствах состоятельных старушек?

Алиса глянула на доктора снизу вверх, улыбнулась и показала на сложенный пластиковый дождевик, перекинутый через ее руку.

– Мы не можем надолго остаться, нянюшка вечерами то и дело засыпает… Вы очень добры, миссис Хаскелл, что включили маму в список приглашенных. Но вы понимаете… Она не ходит на банкеты… она вообще никуда не ходит.

Доктор Бордо по-своему истолковал мой вопросительный взгляд.

– Только раз в году мы с Алисой отвозим миссис Спендер в Лондон – отметить ее день рождения. На несколько часов она снова оживает…

Как трогательно. Почудилась ли мне сдержанная страсть в голосе доктора? Неужто он когда-то любил миссис Спендер? И память об их близости до сих пор не дает ему покоя? Я с трудом отвела глаза от доктора и Алисы. Сюрприз! Мамуля вернулась.

На верхнюю ступеньку лестницы поднялась еще одна пара. И еще, и еще… Интересно, заметит ли кто-нибудь, если я сброшу туфли? «Как я рада, что вы пришли!.. Да, гардероб дальше по коридору…»

Мой голос вдруг выдал зигзаг. Навстречу шествовала Ванесса, обвившись закутанным в норку телом вокруг преподобного Роуленда Фоксворта. Викарий определенно пребывал в смущении. Еще бы! Приличия требовали, чтобы я пригласила родственников, но только Ванесса приняла белую глянцевую открытку за чистую монету.

– Дорогая Элли! – Она приблизилась ко мне вплотную, пушистые ресницы, щедро смазанные косметической ваксой, почти касались моего лица. – Выглядишь восхитительно. Я еще снизу пересчитала все твои ребра. Как она изменилась, правда, Роуленд? Просто не верится.

Я немедленно почувствовала, что поправилась на пять кило. Хорошо, что мне уже безразлично мнение Роуленда о моей женской привлекательности. Женщина, счастливая в браке, не нуждается в подобных вещах, чтобы чувствовать себя уверенно. Кроме того, у меня хватало других забот: Магдалина снова исчезла.

Роуленд похлопал себя по карманам в поисках трубки, незаметно ослабив хватку Ванессы.

– В моих глазах Элли ничуть не изменилась. Кто-то ахнул. Я или Ванесса?

– Как Бен? – Роуленд рассеянно пригладил серебристые волосы.

Ванесса изучала свои ногти. Лицо Мамули снова замаячило слева от меня, и я представила ее викарию. Его серые глаза, прекрасный глубокий голос вогнали меня в дрожь. К великому своему стыду, я ощутила, сколь сладостна супружеская измена, особенно в сочетании с торжеством над любимой кузиной.

– Хорошенькая девушка, – Мамуля проводила взглядом Ванессу. – Немного похожа на Ангелику Брэд. Говоришь, это твоя кузина? А Бен познакомился с ней до того, как у вас все решилось, или после?

19.15. Банкет имел бешеный успех. Клубы табачного дыма заволокли потолок. Время от времени сумрак прорезали огненные всполохи, когда кто-то жестикулировал, подчёркивая остроумные замечания. Фредди то и дело выскакивал в поварском колпаке и раскланивался. Убрав свои лохмы под колпак, он ухитрился выглядеть почти прилично. Со всех сторон неслись восторженные дифирамбы деликатесам.

Фредди изогнулся под немыслимым углом, чтобы только услышать, что Глэдис Шип говорит Киттис Порридж по поводу сыра фламбо[8]. Господи, ну почему никто не вспомнит про Бена? Я была совершенно несчастна, что не он в центре внимания, что мы с ним в ссоре, что меня терзает чувство вины, будто мало мне других забот! Я злилась на себя, прекрасно сознавая, что чувство вины вызвано прежде всего предумышленным сладострастием, с которым я глазела на преподобного Роуленда Фоксворта. В том, что супружеская измена длилась ровно пятьдесят секунд, я не находила никакого утешения. Я навеки обесчестила свои брачные обеты.

Ванесса скользнула ко мне и сказала, что нам надо обсудить предмет, в котором она собаку съела, а я совершенный новичок. То есть мужчин.

– Ты погубишь свою семью, Элли, если не перестанешь пожирать Роуленда глазами. Да еще прилюдно! И мне будет очень жаль, если ты потеряешь Бена. Такие мужчины не каждый день встречаются… особенно в агентствах по сопровождению.

Она отчалила от меня и подплыла к окну – превосходная позиция для демонстрации точеного профиля. Я перестала скрипеть зубами, вспомнив, что давненько не отшвыривала в сторону журналы, наткнувшись на физиономию кузины.

Роуленд стоял возле пуншевой чаши рядом с Чарльзом Делакортом, тот копался в тартинках. Я направилась через гостиную к Киттис Порридж и Амелии Джоппинс, старательно огибая викария. В глубине души я чувствовала, что, несмотря на стыд, не желаю отдавать его ни Ванессе, ни любой другой женщине. Роуленд должен оставаться при мне, вечно поклоняясь прекрасной и недоступной Элли. Грустно обнаружить в двадцать восемь лет, что ты порочная гадина…

19.30. С телефонной трубкой в руке я сидела в кабинете Бена, слушая бесконечные гудки на том конце. Никакого ответа. Здравый смысл подсказывал, что Папуля обязательно бы позвонил, если бы Бену стало хуже. Но у нечистой совести голос громче, чем у разума. Мне казалось, что меня наказали за какую-то провинность. Что-то было явно не так.

19.35. Банкет гудел. От сигаретного дыма слегка подташнивало. Я за милю обошла Ванессу, чтобы открыть окно, но Магдалину, оживленно беседовавшую с Сидни, осенила та же идея. Она раздвинула гардины, потянулась к щеколде – и замерла. Что случилось? Приступ артрита?

Меня перехватил Сидни:

– Дорогая Элли, я хочу, чтобы ты первая из моих клиенток узнала: моя жизнь снова наполнилась смыслом! Я парю в облаках! Весна озарила меня своим сиянием.

О, разумеется, рано или поздно я разобьюсь о земную твердь, но почему бы не танцевать и не веселиться, пока светит солнце! Несколько месяцев назад я поместил объявление в «Оратор дейли», выразив свое искреннее желание встретить особу женского пола, которая превыше всего ценит гигиену и бинго…

– Сидни, по-моему, я читала твое объявление. – Я вглядывалась в толпу, ища Магдалину, которая снова исчезла.

19.40. Разливательной ложкой я толкнула декоративное ледяное кольцо с цветами из апельсиновых долек, плававшее в пуншевой чаше. Мимо продефилировала Рокси с подносом тартинок. Она ступала очень осторожно, словно по канату. С миссис Мэллой все ясно.

Кто-то тронул меня за плечо, и я вздрогнула. Это была Жабулька… тьфу, Ширли Шиззи.

– Миссис Шиззи, от души надеюсь, что вы скоро получите весточку от вашего супруга, в конце концов, прошло всего несколько дней с тех пор, как он… отправился на пробежку.

Ее глаза сверкнули.

– Стараюсь держаться… Что толку изводить себя в ситуации, когда ничего не можешь сделать. Заставляю себя побольше бывать на людях… – Она повертела брошку, приколотую к коричневому креповому платью.

– Какая оригинальная вещица! – сказала я, чтобы заполнить неловкую паузу. – А что означают черные дрозды?

– Вообще-то это вороны.

– Не может быть! – Я собиралась добавить что-то еще столь же глубокомысленное, но рядом возникла миссис Джоппинс и довольно бесцеремонно утащила миссис Шиззи.

Возле меня топталась миссис Гуиннивер, щедрой рукой наваливая на тарелку закуску.

– А тартинок с цыпленком не осталось? Ага, вот они! Ну до чего хороши!

Она почти опустошила блюдо. Придется задрапировать проплешины петрушкой.

– Миссис Хаскелл! – Вставные зубы делали ее улыбку неотразимо наигранной. – Нам так не хватает вашего мужа! Какая красивая пара, он и Фредерик! Не могу передать, как обрадовались все мои завсегдатаи, узнав, что происшествие с вашим кузеном обошлось. Этот Сидни Фаулер – темная лошадка. Однако ни за что не поверю, будто он нарочно хотел ранить Фредерика. А вы, миссис Хаскелл?

19.45. Мамуля начинала беспокоить меня не меньше, чем молчащий в Мерлин-корте телефон. Надо бы попросить Сидни присмотреть за ней, но тот беседовал с миссис Джоппинс на другом конце зала. Судя по жестам, миссис Сто Подбородков жаловалась. Недовольна последней укладкой? Громадная башня на макушке миссис Джоппинс и в самом деле как-то угрожающе кренилась вбок.

За моей спиной остановилась Рокси.

– Как делишки, миссис X.? – Она пальцами выудила с подноса какую-то финтифлюшку с сосисками и сунула мне в руку. Дабы гости не чувствовали себя обойденными, то же самое она проделала для мужчины с пышными усами, стоявшего рядом. – Наводит на кое-какие мысли, а, миссис X.?

– О чем, Рокси?

– О низменности человеческой натуры. Взять, к примеру, мисс Шип, во-о-он там, у камина. Она явно родилась на свет уже в трусах.

– Ш-ш-ш!

К счастью, возле стола с закусками никого не было. Усач куда-то исчез.

– А наш мистер Сидни? – продолжала Рокси, жеманно обмахиваясь сосиской. – Считается, что он весь как на ладони. Не верьте! – Она сунула сосиску в рот. – А вот что мне хотелось бы знать, так это с какой стати вы зазвали этого докторишку Бордо? Попомните мои слова, у него вурдалачий взгляд, наверняка он спит в гробу!

– Ш-ш-ш!

Я никак не могла заставить петрушку лежать как следует. Рокси навалилась на мое плечо.

– Поверьте мне, этот вампир – плохой клиент. Вы только гляньте: всякий раз, как он с малявкой приближается к ее светлости Теодозии Эдем, та ныряет в сторону. И я ее понимаю, миссис X. Этот прохвост Бордо превратил ее родовое поместье в дурдом!

– Чушь! – Я капитулировала и сунула в рот непокорную веточку петрушки. – Санаторий «Эдем». – частная клиника по лечению нервных болезней. А леди Теодозия – здравомыслящая женщина. С какой стати ей питать неприязнь к доктору Бордо? Он ведь не украл у нее дом а купил у брата леди Теодозии.

Гости энергично фланировали туда-сюда. Я автоматически растягивала губы в улыбке, отпускала дежурные реплики, поправляла розы в серебряных вазах. Официант вынул шампанское из чаши для пунша. Рокси перекинула поднос с сосисками в другую руку и заелозила помадой по губам.

– А что до этого милашки Чарли Делакорта, миссис Х., так я v него и пуговицы не купила бы! Хотя и у сатаны бывают достоинства. В жизни не поверю, будто он гуляет налево. Ставлю свой выигрыш в бинго, что жизненно важные органы у этого типа давным-давно заморожены для пущей сохранности.

– Рокси, как можно?

Я уставилась на Чарльза Делакорта, который осторожно обкусывал тартинку. Он был один. За весь вечер я ни разу не заметила рядом с ним Анну. Не она ли подошла к нему? Нет это Киттис Порридж в щегольской черной шляпке-«таблетке». Ее кошачий носик подергивался, она явно волновалась, вытаскивая из сумочки кипу каких-то листков.

Рокси качнулась влево – то ли потеряв бдительность то ли чтобы лучше видеть.

– Небось пристает, чтобы подписал очередную петицию, миссис X. Наверняка насчет старых маяков!

Должно быть, у Киттис есть талант убеждать. Чарльз передал ей свою тарелку и достал из кармана ручку. На лице его читалась безмерная скука. Бедная Анна. Неужто она любила этот манекен? Страшно подумать, но, наверное, любила, когда выходила замуж. Я поискала ее глазами – Анна стояла в углу совсем одна. Рокси, пошатываясь, взяла курс на кухню, якобы пополнить ассортимент на подносе.

Анна смотрела куда-то в пространство… нет, на Лайонела Шельмуса. Я вспомнила наш визит к нотариусу, тогда я уловила за ее внешним спокойствием что-то вроде неприязни к юристу. Или это было более пылкое чувство? Страх? Лайонел Шельмус – крупная рыба в прудах Читтертон-Феллс. Может, антикварная лавка Делакортов испытывала финансовые затруднения? Если бы Анна поделилась со мной своими проблемами, мы с Беном помогли бы ей. Я двинулась в ее направлении сквозь дымную завесу и толпу гостей. Ее темные глаза были безупречно невыразительны, под стать антикварной прическе и изумрудно-зеленому платью. Кто-то из гостей окликнул меня:

– Мои поздравления вашему мужу. Потрясающий банкет!

Наконец-то хоть один признал работу гения! Надо поскорее добраться до телефона!

Миссис Гуиннивер из «Темной лошадки» присоединилась к Киттис Порридж и Чарльзу Делакорту. Анна не шевельнулась. Я улыбкой наградила джентльмена, который так тепло отозвался о Бене, и увидела, как к Лайонелу крадется Наяда. Она тихонько положила ему руки на плечи и ухнула прямо в ухо. Он медленно повернулся к ней. На его мужественном лице проступила улыбка, и мысли мои понеслись вскачь. Вот оно что! Да это вовсе не двойственный, а тройственный союз… Если Анна Делакорт и боялась Лайонела Шельмуса, то только потому, что страстно любила его!

Неожиданно за спиной раздался голос, я вздрогнула всем телом и отшатнулась, наступив на ногу официанту.

– Миссис Хаскелл, простите, я не хотел напугать вас.

– Да, а что случилось? – Я взглянула на официанта, но меня тут же отвлекла какая-то суматоха в гостиной. Может, искра от сигареты кого-нибудь подожгла?

– У входа вас ожидает какой-то джентльмен, миссис Хаскелл.

Я словно оглохла. Мимо протиснулись гости – Киттис Порридж и, кажется, миссис Гуиннивер. За ними плелся человек с запрокинутой головой. Они куда-то исчезли, а я все не могла двинуться с места. Джентльмен у входа наверняка полицейский, который прибыл с сообщением, что у Бена случился рецидив. Со смертельным исходом, И я уже никогда не смогу ему сказать, что прошу прощения за дурацкую ссору из-за «Д'ЭЛЛИКАТЕСА». И как я его люблю, и что мимолетные мысли о Роуленде ничего не значат.

– Джентльмен отказался себя назвать, миссис Хаскелл, но он не похож на незваного гостя. С двумя-тремя такими мы уже расправились. Один собирался, извините за выражение, влезть со свиным рылом в такое изысканное общество.

Страшная догадка сдавила мне горло: а вдруг это Папуля? Голоса гостей проплывали сквозь меня.

– Я уверена, с ним все будет в порядке. Миссис Порридж и миссис Гуиннивер правильно сделали, что вывели его из этой толчеи на свежий воздух. Киттис ведь была медсестрой, вы знаете?

– Это радует. О, посмотрите. Амелия Джоппинс разговаривает с его женой. Ни к чему ее волновать.

В любое другое время я обязательно остановилась бы и спросила, в чем дело. Кому-то стало дурно? Выяснила бы, чем могу помочь. Но сейчас я осталась безучастна.

Выскользнув из-за гардин, я нос к носу столкнулась с Тедди Эдем. Она выглядела странно, ее извинения были столь же сбивчивы, как и мои, но я торопилась, сердце бешено колотилось о грудную клетку, и, сделав еще один шаг, я снова налетела на гостя – мистера Эдвина Дигби. – Миссис Хаскелл, – провозгласил официант, – Вот тот джентльмен, что хотел вас видеть.

Официант развернулся и исчез, а я потрясение таращилась на мистера Дигби. От облегчения я едва не упала в обморок. Мистер Дигби, разряженный в цилиндр и пальто с бархатным воротником, был величественно, по-королевски пьян.

* * *

– Как мило с вашей стороны… – выдохнула я.

Он погладил свою козлиную бородку и протестующе вскинул руку в багровых прожилках вен.

– Только не льстите себе, миссис Хаскелл, что вы хозяйка, перед приглашением которой невозможно устоять. – Каждое слово сопровождалось изрядной порцией винных паров. – Случайно проходил мимо и решил заглянуть, чтобы уведомить: я передумал и хочу получить назад свой полосатый костюм.

– Мистер Дигби, я и так собиралась его вернуть.

Безумная радость переполняла меня. Вечер почти закончился. И без катастроф! Мои страхи за Бена оказались абсурдными. А открытие «Абигайль» произвело фурор! Едкий голос мистера Дигби несколько отрезвил меня:

– Надеюсь, вам не пришло в голову услужить мне и отослать костюм в химчистку?

– Конечно, нет, – холодно ответила я.

Он стиснул руки, но не смог скрыть их дрожь.

– Избавьте меня от женского сочувствия, миссис Хаскелл. Просто костюм дорог мне… как память.

Наверняка он был крепко пьян, если так разоткровенничался. Интересно, когда он вспомнил про фотографию?

– Наверное, этот костюм вам подарила вдовствующая герцогиня? – язвительно спросила я и тут же прикусила язык.

В самую точку. Улыбка раздвинула бороду мистера Дигби.

– О-о-о, Герцогиня! Я оставил ее за дверью. Надеюсь, за в-в-вашей… Надо обяз-зательно, – он с трудом выговаривал слова, – спус-ститься и объяснить ей, что визит з-з-затянулся не по моей ви-и-не. Будьте так любезны уложить костюм в пакет, я завтра его заберу.

Мистер Дигби качнулся к лестнице, я открыла рот, чтобы пригласить его остаться хотя бы на чашку кофе, но в эту секунду мир перевернулся вверх тормашками. Сбоку раздался хриплый вздох, я оглянулась и обнаружила перед собой Теодозию Эдем – с мертвенно-бледным лицом она сползала по стенке. В следующий миг я с пугающей ясностью вспомнила человека с запрокинутой головой. Черт! Идиотка безмозглая! Надо было запихнуть тартинки в морозилку!

Я шагнула к Тедди и чуть не растянулась во весь рост – под ноги мне кинулась невесть откуда взявшаяся Пуся и проскочила в зал. Вопли. Визг. Смех. Чей-то строгий голос сказал: «Какая антисанитария!» Тедди слепо ковыляла, хватаясь за стену. На моей руке повисла Мамуля.

– Я принесла малютку в пуншевой чаше, чтобы она немножко развлеклась, – пролепетала она. – Господи помилуй, что скажет Бен!

Скоро узнаем. Парадная дверь распахнулась, мистер Дигби вывалился на улицу, а внутрь влетели Папуля и Бен.

– Стоило мне на секунду отвернуться, как твой глупый муж тут же вскочил! – простонал Папуля, бросаясь ко мне. – Он прокрался в коттедж, переоделся в тряпье твоего кузена и вызвал такси. Машина сломалась на подъеме, и мы битый час проторчали на ветру. Твой муж совершенно измотан, не говоря уж обо мне!

Мне не хватало ни рук, ни ног. Я потянулась подхватить Тедди, с ужасом глядя, как Бен с побелевшим лицом плетется вверх по лестнице. Он упал, и в тот же миг раздался пронзительный вопль Тедди:

– Чарльз Делакорт! В кабинете! Он умер!

Из протоколов Вдовьего Клуба. Понедельник, 3 мая.

Отчет Президенту Клуба.

С чувством глубокого удовлетворения сообщаю, что вечером в пятницу, 1 мая, все прошло в полном соответствии с планом. В 19 часов 36 минут я заняла разговором Субъекта, Предназначенного К Списанию, и в тот момент, когда он знакомился с петицией о сохранении старинных маяков (нет худа без добра и т. п.), осуществила запланированную подмену. При этом я испытывала некоторое беспокойство, что он не станет есть поставленную перед ним закуску. К счастью, он сьел все, что было ему предложено, и тотчас начал задыхаться. Миссис Гуиннивер помогла вытащить СПКС из гостиной, громко сообщая окружающим лицам, что ничего страшного не произошло и джентльмену надо на воздух. Мы уволокли его в кабинет владельца ресторана (через две двери от гостиной), где усадили в кресло. Заверив СПКС, что нет никакой необходимости звать его жену – чем меньше суеты, тем лучше, – я отправилась за ингалятором СПКС в гардероб. Через десять секунд миссис Гуиннивер вызвала по телефону врача, после чего сообщила жене Субъекта, что тому стало нехорошо.

Я намеренно не. спешила найти ингалятор, пока не обыскала двадцать четыре кармана. Вернувшись из гардероба с ингалятором в руке, я услышала, как распространяется слух, что СПКС умер.

Хочу похвалить миссис Гуиннивер за помощь и содействие. Огромное спасибо прочим членам Вдовьего Клуба за их моральную поддержку в течение всего вечера. Скорость и эффективность действий Основателя говорят сами за себя.

В ответ на просьбу поделиться, не испытываю ли я какой-либо депрессии после совершенной операции, хочу отметить, что депрессия – слишком сильное слово для описания слабого беспокойства, которое я чувствовала в первую ночь после События. Оно связано не со смертью Субъекта, а с принятием его вдовы в наши ряды (по моей рекомендации). Сейчас я испытываю неопределенные, но мучительные сомнения в том, что она соответствует тем возвышенным стандартам, на которых зиждутся принципы Вдовьего Клуба.

С уважением Киттис Э. Порридж.

Глава XIX

Ну вот и конец истории… Я замолчала. Поведала двум странным сестрицам о кошмаре, что произошел со мной, теперь можно отправляться домой, к мужу.

– Самое главное, что Бен выздоровел, – вторглась Гиацинта в мои мысли.

– Самое главное, – парировала я, – что Чарльз Делакорт мертв. И погиб он от моей руки. Несчастный страдал аллергией на морепродукты, на кошек и еще бог весть на что. Вот почему он вечно копался в закусках, даже обнюхивал их на всякий случай. Но я его перехитрила. Помните, оставшиеся тартинки я начинила тунцом?

– Милая, милая Элли… – Примула протянула мне нюхательные соли. – Конечно, мы все помним! А вам следует помнить, что эти дамы из клуба вовсе не глупы, хотя во всем остальном у нас с ними мало общего. Вряд ли они рассчитывали, что у вас закончится цыпленок… Скорее всего, кто-то из них протащил в ресторан рыбину, замаскированную под тартинку, – вы же сами сказали, что эта закуска пользовалась огромным успехом. И под шумок скормил отраву мистеру Делакорту. Плечи мои устало поникли.

– Допустим. Но и в этом случае Чарльз Делакорт мог сначала проглотить моего тунца, а уж потом угоститься отравой убийц. До самой смерти я буду думать, что он пал от моей руки.

Гиацинта с треском захлопнула свой гроссбух.

– Хватит причитать, Элли, и упиваться жалостью к себе! Если мы только и будем, что переживать из-за тех, кого случайно прикончили, то никогда не займемся делом, А приняться за дело мы обязаны.

Надеюсь, это «мы» относилось к сестрам. Я взглянула на часы и заерзала в кресле. Девять часов. Долго же мы просидели в розовой с зеленым кофейной комнате, опустошая одну за другой чашки с чаем. Интересно, куда подевался Страш? Наверное, мы его так загоняли, что он прикорнул прямо на плите. Я хотела домой, к Бену.

Наутро после кошмара в «Абигайль» доктор Мелроуз заглянул в Мерлин-корт и подтвердил мой диагноз: Бену стало хуже. Теперь к заражению крови прибавилась вирусная инфекция, которую он подхватил, незваным гостем заявившись на свой собственный праздник. По правде говоря, Бен с удовольствием снова завалился в кровать. Теперь ему достаточно было просто закрыть глаза, чтобы прекратить любой нежелательный разговор.

С дрожью я вспоминала ту минуту, когда призналась ему в подделке цыплячьих тартинок. Я нарушила фундаментальные принципы ордена кулинаров. Бен сожалел о Чарльзе, но, кажется, принял его смерть не слишком близко к сердцу. На миг в глазах моего ненаглядного полыхнула надежда, Если я буду помалкивать на дознании, тогда все подумают, будто Чарльз по рассеянности сжевал какую-то рыбную закуску… Но уповать на лучшее Бену не позволила совесть, а мне то обстоятельство, что я подменила цыпленка тунцом при свидетеле – на глазах у Наяды.

Мечты моего мужа рухнули в одночасье. Отныне его профессиональная порядочность была под вопросом. Никто не зайдет в «Абигайль», никто не купит поваренную книгу. Бен станет мишенью для издевательств: мол, «курица – не птица, а рыба» и так далее. Возможно, если покинуть страну под покровом ночи и начать заново под вымышленными именами, жизнь могла бы наладиться. Но пока мне оставалось лишь щадить Бена и не докучать ему жалобами и покаянными слезами.

Я настояла, чтобы он послушался доктора Мелроуза и не появлялся на дознании, Собираясь на похороны, я трещала как заведенная – мы спокойно, без обмороков и криков обсудили, в чем мне следует появиться на кладбище и что лучше – венок или крест из цветов. Нет худа без добра: я видела, что общая беда (я в качестве невестки) сблизила Магдалину и Исаака, они все чаще неодобрительно перемигивались поверх моей головы. Бен в основном предпочитал притворяться спящим. Я радовалась, что мне удалось обвести его вокруг пальца и прикинуться безмятежной идиоткой, и в то же время поминутно спрашивала себя: неужели он не видит, что все это лишь показуха?

Может, все это время мы лишь притворялись, будто любим друг друга? И всему виной наше романтическое знакомство? Или романтичные денежки, доставшиеся нам в наследство. Часа не проходило, чтобы я не вспомнила нашу свадьбу и шушуканье в церкви. «Жаль, что она не вышла за викария!» «Этот слишком смазлив».

«Она снова растолстеет. От счастливой жизни все жиреют».

– Бедная Элли! – Примула потянулась через ситцевую скатерть и погладила меня по щеке сухой пергаментной ручкой. – Представляю, каково вам сейчас. Стоит мне нечаянно раздавить жука, как я готова заплакать от горя, но наш христианский долг – трудами побеждать скорбь!

– Иначе говоря, – деловито перебила ее Гиацинта, – скорбь – превосходный двигатель. Элли, если вы искренне хотите обелить репутацию Бена и жить в мире со своей совестью, то я настоятельно прошу вас помочь «Цветам-Детективам» в их благородном намерении разоблачить Основателя Вдовьего Клуба. Может статься, что по ходу дела вы убедитесь: Чарльза Делакорта убила вовсе не ваша тартинка с тунцом. Что, если аллергию на рыбу просто использовали, чтобы ввергнуть жертву в беспомощное состояние? Некая личность заранее спряталась в кабинете и задушила Делакорта – для этого достаточно целлофанового пакета.

Требовательный взгляд Гиацинты заставил меня на мгновение вытянуться по стойке «смирно», но я тут же понурила голову. Мне так хотелось поверить ей… Кроме того, благородный подвиг пришелся бы как нельзя кстати – Бен упал бы к моим ногам. Но я не в силах была представить, что зловещая организация вдовушек действительно существует. Предположим, все так и есть. Но чем же я, хроническая неудачница и законченная простофиля, могу помочь в поимке преступника?

Постукивая зеленым блокнотом по столу, Гиацинта сверлила меня черными бусинами.

– Вам нужны доказательства, верно? Хорошо… Миссис Шиззи ведь сказала вам на банкете, что три птички на брошках у всех этих дам на самом деле не дрозды, а вороны, так?

– Ну и что?

– А вам не кажется странным, что стоило ей произнести эти слова, как миссис Джоппинс немедленно уволокла миссис Шиззи прочь?

Я положила сумку на стол в знак того, что вот-вот дам деру.

– Возможно, миссис Джоппинс хотела познакомить миссис Шиззи с кем-то из гостей…

Примула укоризненно поцокала языком, серебристые кудряшки тихонько зашушукались.

– Боюсь, милая Элли, что вы проспали уроки литературы в школе, совсем как я. Вспомните старинную народную балладу… – Она выдержала паузу и продекламировала:

Три вороны сели в ряд -

Дженни, Джентль, Розмари, —

Про убийство говорят,

От зари и до зари.

Рыцарь Джон, красив и молод, —

Дженни, Джентль, Розмари, —

Был женой своей заколот,

От зари и до зари.[9]

Ну и так далее…

Я в ужасе уставилась на нее.

– Мы считаем, – Примула кивнула на Гиацинту, – что миссис Шиззи, раздуваясь от гордости за то, что ее приняли в ряды членов клуба, забыла о категорическом запрете разглагольствовать о птичках. Брошки совсем крошечные, поэтому непосвященный вроде вас запросто может счесть, что это семьдесят синичек или сорок семь сорок, которых запекли в королевский пирог. А песенка-то совсем другая.

Я перевела взгляд с выцветшего личика Примулы на резкие черты Гиацинты под коконом блестящих черных волос и снова поставила сумочку на пол.

– А вы спрашивали кого-нибудь из членов клуба, что это за птицы у них на брошках?

Примула снисходительно улыбнулась моему любопытству.

– В прошлый вторник я зашла на почту и наступила на ногу женщине с такой брошкой на платье. Поймите меня правильно, Элли, я не отдавила ей ногу, только слегка наступила, чтобы извиниться и завязать беседу. В нашей профессии главное – не дать сердцу зачерстветь. А она показалась мне очаровательной собеседницей. У этой дамы есть дядя, который, по ее словам, уехал в Индию… – Гиацинта поморщилась, и Примула опомнилась. – Короче говоря, она вполне открыто признала: брошка – что-то вроде эмблемы, а птицы символизируют женщин, которые смыкают ряды, чтобы построить новое гнездо, новую жизнь.

– Звучит вполне логично. Птицы – вороны и все остальные пернатые, – должно быть, так же борются с горем, как и мы. – Я отодвинула стул. – Мне было чрезвычайно интересно с вами побеседовать, но, как вы знаете, Бен не вполне поправился, и, если я не попаду домой в самое ближайшее время, Магдалина накроет всю мебель чехлами, а Папуля превратит мою гостиную в столярную мастерскую.

– Элли, сядьте! – неумолимо приказала Гиацинта. Я покорно опустилась на стул.

– Не поймите меня превратно, я вовсе не применяю к вам допрос третьей степени и китайские пытки, но подумайте сами: если вы нам не поможете, не придется ли вам умолять родичей остаться в Мерлин-корте навсегда, потому что жизнь вдвоем с мужем станет невыносимой…

Я пошатнулась, едва не опрокинувшись вместе со столом, но, как ни странно, нашлась и вытянула туза из рукава:

– Доркас и Джонас скоро вернутся! Примула печально покивала головой:

– Ваши дражайшие друзья тотчас почуют, что между вами и Беном что-то неладно, и будут страдать вместе с вами. Дорогая, друзья вас не спасут…

Я скрутила угол скатерти в жгут. Завтра же отправлю телеграмму Джонасу и Доркас: мол, я с ног сбилась, развлекая родителей Бена, и в доме яблоку негде упасть. Более милосердного поступка не придумаешь. Гиацинта встала из-за стола.

– Элли, брошки просто знак, и они не доказывают, что эта убийственная организация существует. Однако «Цветы-Детективы», как мне кажется, могут вас убедить.

– Звали, мадам? – Привычка Страша вырастать как из-под земли действовала на нервы.

– Да. И в следующий раз постарайтесь быть порасторопнее. Вы принесли то, что я просила?

– Надеюсь, я не ошибся, мадам? – Он бесстрастно вручил Гиацинте книжку в красно-белой обложке.

– Великолепно, Страш! – просияла Примула. – А насчет той мелочи вы тоже позаботились?

Страш величественно наклонил голову.

– Я нашел указанную особу дома, и она изъявила желание посетить вас в назначенное время.

Когда за Страшем закрылась дверь, я спросила:

– Простите, а кого это он зазвал к вам? Или, лучше сказать, к нам?

– Всему свое время.

Гиацинта взяла принесенную Страшем книгу. Ярко-алые кляксы на обложке отражали представление художника о пятнах крови. Книга называлась «Веселые вдовушки». Сумка съехала у меня с коленей, рассыпав содержимое вокруг стола.

– Это же… – сказала я прерывающимся голосом, – книжка Эдвина Дигби, то есть Мэри Грифф. Я наткнулась на нее в кабинете Дигби.

Оранжевые губы Гиацинты скривились в улыбке.

– Вы упомянули про нее, когда описывали свое пребывание в доме Дигби.

– Когда я просила Страша принести еще гренков из кекса, – Примула поправила кудряшки на лбу, – то шепнула ему, что он окажет нам огромную услугу, если проскользнет в «Гусятницу» и позаимствует там этот томик. Естественно, мы вернем его в отличном состоянии.

– А если бы он столкнулся с Эдвином Дигби? Гиацинта небрежно отмахнулась:

– У Страша свой подход к делу, мы в это не вникаем. Мне кажется, он больше волновался, что столкнется с Герцогиней, но все прошло благополучно. – Она постучала кроваво-красным ногтем по книге. – Мы узнали про книгу в ходе расследования. Не хотите ли ознакомиться с сюжетом, Элли? Аннотация на внутренней стороне обложки.

– Конечно…

Примула придвинула стул поближе.

– Вас не затруднит прочитать вслух, Элли? Я прокашлялась.

* * *

Из-под пера Мэри Грифф вышла еще одна леденящая душу история. На сей раз местом действия стала очаровательная деревушка Неттлтон-Деллс, где несколько дам, обыденных, как хлеб с маслом, образовали клуб. Клуб будущих вдов. Женщины, которые предпочли разводу вдовство. Эта организация действует уже много лет, оказывая следующие услуги:

1. Устранение с лица земли неверных мужей с искусной имитацией несчастного случая, самоубийства или смерти от естественных причин.

2. Психологическая поддержка членов клуба, страдающих от чувства вины или раскаяния.

3. Вовлечение членов клуба в светскую жизнь и общественную деятельность.

Сюда входят ежемесячный обед, бридж, вист, секция садоводов-любителей и благотворительные мероприятия. Собрания Правления клуба проходят при закрытых дверях.

Основатель клуба пишет сценарий очередной смерти. Членов клуба поощряют за добровольное содействие воплощению задуманных планов. Личность Основателя известна лишь учредителям клуба, которые более не принимают активного участия в его деятельности. Его (или ее?) инструкции передаются по телефону Президенту клуба, который следит, чтобы указания в точности исполнялись. Героиней этого захватывающего романа стала…

* * *

Руки у меня тряслись так отчаянно, что я выронила книгу.

– Вы хотите сказать, что преступник – Мэри Грифф?

Примула скептически поджала губы:

– Дорогая Элли, вам не кажется, что это слишком очевидный вывод?

Я запустила пальцы в волосы, отчего они окончательно рассыпались у меня по плечам. Зажав шпильки в зубах, я пробормотала:

– Мне кажется, надо покопаться в прошлом мистера Дигби, которое, по словам Рокси, отмечено тяжкими трагедиями. Но, пьяный или трезвый, он далеко не дурак. Все указывает на него – эта книга, брошки (он ведь помешан на птицах!). По-моему, Основатель подстроил все так, чтобы топор палача, если тому суждено сыграть свою роль, обрушился на шею мистера Дигби.

Гиацинта переглянулась с Примулой и снова уставилась на меня.

– Но, возможно, злодей намеренно играет с огнем. Даже если «Веселые вдовушки» до сих пор лежат в книжных магазинах (в чем я сомневаюсь, ибо книжка была издана больше двадцати лет назад, а миссис Мэллой говорила, что ранние детективы Мэри Грифф давно уже стали раритетами), никому в голову не придет связывать выдуманную историю с реальной. Разве что самим вдовам. Но и они вряд ли знают, соучастник мистер Дигби или всего лишь вдохновитель.

Примула закуталась в шаль. В комнате стало темнее.

– Элли, я понимаю, у вас не было ни минутки покоя – то болезни, то смерти, но вам не пришло в голову спросить леди Теодозию Эдем, зачем она в тот вечер заглянула в кабинет «Абигайль», где обнаружила бездыханное тело Чарльза Делакорта?

– С того дня мы с ней не разговаривали. Сегодня вечером, по дороге сюда, я встретила Тедди, но она поспешно перешла на другую сторону. В «Оратор дейли» я читала, что леди Эдем сказала полиции.

– Она заявила, что вошла в кабинет, перепутав его с туалетом. – Гиацинта задумчиво постукивала пальцем по зеленому блокноту. – Не вполне правдоподобно, но истина зачастую именно так и выглядит. Кстати, Элли, забрал ли мистер Дигби назад свой костюм?

– Да, на следующее утро после смерти Делакорта. Вы думаете, его поспешность неприлична и вызвана страстным желанием получить фото обратно?

Что со мной такое? Неужто я готова любой ценой восстановить доброе имя «Абигайль»? Ну… если мистера Дигби посадят за решетку, то Герцогиню кто-нибудь приютит.

Примула переглянулась с Гиацинтой и заметила:

– Страш вплотную займется мистером Дигби. Завтра же!

– Правильно. – Гиацинта разлила по чашкам остатки чая. – Ему придется проверить и леди Теодозию, а также Лайонела Шельмуса, который, по словам его жены, весьма склонен сочувствовать своим клиентам, в особенности клиенткам. Да и Наяду Шельмус не стоит отбрасывать – она ведь выскочила замуж (хотя злые языки отрицают наличие брачных уз) за человека, который ей в отцы годится. Какова причина этого неравного брака? Страсть, деньги или что-нибудь фрейдистское? И пусть Страш не забудет мистера Сидни Фаулера – его родитель сбежал, бросив сына в нежном возрасте, а у самого мистера Фаулера в юности была репутация Казановы…

– Скорее всего, именно он запер Бентли в ларе с картошкой во время игры в прятки, – внесла Примула свою лепту.

Гиацинта придвинула нам чашки.

– Спасибо, Прим, я сама обо всем помню. Надо перепроверить рекомендации Рокси Мэллой. Основатель слушает, как трава растет, если можно так выразиться, а возможности Рокси в этом отношении в силу ее профессии безграничны. – Гиацинта посмотрела на дверь. – Мне послышалось или кто-то позвонил?

Я встала и оперлась на стол. Чашки и блюдца дружно накренились и поехали ко мне.

– Странное совпадение, не правда ли: все подозреваемые – мои знакомые… – Глубокий вздох, чтобы успокоиться, и чашки замедлили скольжение. – Имена этих людей всплыли в нашем разговоре, и только на этом основании вы предположили, что один из них Основатель. Но ведь он – или она – мог никогда со мной не встречаться, не обменяться и словом!

Черные глаза Гиацинты прожигали во мне дырки.

– Моя дорогая Элли, я не предполагаю, я знаю! – Оранжевые губы расплылись в самодовольной ухмылке. – Вы получили букет роз наутро после смерти Чарльза Делакорта?

– Да.

– И к букету прилагалась карточка с единственным словом: «Сожалею». И никакой…

– …подписи. – Я окунулась в воспоминание, как в холодную воду.

* * *

… Я стою в холле Мерлин-корта, в руках у меня букет чайных роз, душу переполняет восторг. Бен любит меня…

Вихрем взлетела я в спальню и наткнулась на его каменное лицо.

– Галантный Роуленд не дремлет, – отвратительно приторным голосом проворковал супруг при моем появлении…

* * *

Ноги меня не держали, Примула ласково погладила мою руку.

– Моя дорогая Элли, бедный Чарльз Делакорт обязан был в тот вечер умереть. Такого случая они не могли упустить. Пусть это слабое утешение, но кто-то очень сожалел о необходимости причинить вам неприятность. Кто-то, кто вас знает, любит и – что очень возможно – восхищается вами.

– Подпись могли не поставить просто по рассеянности, – возразила я. – А как вы узнали про розы?

– Нам повезло. Мы подумали, что интересно было бы выяснить, кто прислал венки на похороны, поэтому попросили Страша проверить книгу заказов в цветочном магазине, что он и сделал прошлой ночью, – Примула тактично кашлянула, – днем он не хотел мешать продавцам работать.

– Очень предусмотрительно с его стороны.

С некоторым опозданием я собрала высыпавшийся из сумочки скарб. Если бы так же легко можно было собрать и разбежавшиеся мысли! Подозреваемые, мое предполагаемое знакомство с Основателем… Сестрицы Трамвелл были весьма последовательны – еще немного, и они наконец откроют, чего же хотят от меня. Внутренний голосок твердил: «Нет!» Подругой голосок, заикаясь, шептал: «Только подумай, это, может, твой последний шанс вернуть доброе имя „Абигайль“ и Бену, не говоря уже о сотнях жизней ни о чем не подозревающих гулящих мужей! Что значит толика страха и немного риска в сравнении со столь благородной целью!» О, если б я была слеплена по образу и подобию Жанны д'Арк!

– Допустим, Основатель существует на самом деле, – сказала я. – В таком случае я бы поставила на доктора Симона Бордо. Он-то уж точно знает, что стоит за всеми нервными расстройствами в санатории «Эдем». Но вряд ли доктор законченный негодяй, он ведь заботится об Алисе Спендер и ее матери, хотя наружность у него зловещая…

Гиацинта расправила плечи.

– Элли, мы точно знаем об Основателе только одно: он, или она, дьявольски хитер. В докторе Бордо, возможно, и в самом деле есть нечто дьявольское, но хитрости в нем ни на грош. Иначе он сумел бы отправить в мир иной десяток старушек, не возбуждая пересудов и слухов.

– Его никогда не привлекали к суду, – напомнила я.

– А вдруг он ни в чем и не повинен? Женщины, оставившие ему свои деньги, могли сделать это по доброй воле. Незаслуженно порочная репутация плохо вяжется с дьявольским умом, не так ли?

Гиацинта захлопнула свой зеленый гроссбух и положила его на стол. Сердце мое бешено стучало, ладони стали липкими, словно кто-то вымазал их клеем. Сестры собирались с духом, чтобы воззвать к благородству моей натуры. Сейчас они попросят рискнуть самым дорогим, что у меня есть… Ухватившись за первую попавшуюся мысль, я быстро спросила:

– А как насчет мисс Глэдис Шип? Разве она не под подозрением, как и все остальные? – Дверь гостиной приотворилась и вновь закрылась. Я услышала нерешительное покашливание Страша, но продолжала говорить: – «Девственные дебри», книга о подавленной женской сексуальности, однозначно утверждает, что…

– А почему бы вам не поговорить с самой мисс Шип? Шея и спина словно одеревенели. Страш подвел мисс Шип и придвинул ей стул. Она робко улыбнулась мне, и я постаралась в ответ приветливо растянуть губы.

– Чаю, мадемуазель? – изысканно прогнусавил Страш.

– Ах, спасибо большое, если вас не затруднит, это было бы очень любезно с вашей стороны, очень вам благодарна…

Когда за дворецким закрылась дверь, мисс Шип поправила очки, подергала скатерть и судорожно сцепила костлявые пальцы.

– Миссис Хаскелл, теперь вы знаете все, поэтому я умоляю вас… если в вашем сердце осталась хоть крупица милосердия… не говорите ничего дражайшему викарию. Он будет потрясен и сломлен горем.

– Полагаю, он ужаснется, – прохрипела я, – узнав, что в его приходе почем зря убивают мужчин…

Примула ласково меня перебила:

– Совершенно верно, дорогая Элли, преподобный Фоксворт может подумать, что его проповеди не возымели должного действия. – Примула похлопала органистку по руке. – Вы ведь помните, Элли, что к расследованию нас привлекла особа, лично пострадавшая от безвременных смертей мужчин в данной местности?

– Разумеется, – с легким раздражением ответила я. – Вы ее еще назвали Другой Женщиной… – Я встретилась взглядом с мисс Шип. Выпученные глаза органистки расплывались за стеклами. Она залилась румянцем.

– Боюсь, миссис Хаскелл, вы сейчас на нее смотрите. Могу ли я надеяться, что вы, обычная женщина, с чистой душой и чистыми помыслами, поймете терзания той, что родилась с животным магнетизмом, с неким мускусом, который приманивает мужчин против их – и моей – воли?.. Вот почему я не вышла замуж, – она отерла пот со лба, – хотя даже не помню, сколько предложений руки и сердца мне делали. Я слишком хорошо знаю, что не в силах ограничиться страстью лишь одного мужчины. Остальные представители сильной половины рода человеческого мне просто этого не позволят. А разве наш дорогой викарий не повторяет с амвона снова и снова, что бесценный Божий дар надо использовать на благо нашим ближним?

Она так яростно ломала руки, что мне померещилось: от них вот-вот полетят щепки. Ну и нахалка! Говорить о браке как о беспросветном убожестве. И все же… разве не проснулся Бен в нашу брачную ночь с именем мисс Шип на устах? И ты, Брут… то есть Джонас! Старикан как-то сказал, что покрывается испариной всякий раз, когда он смотрит на мисс Шип.

– Неужто вы ничего не подозревали, миссис Хаскелл? – Мисс Шип скорбно потупила взор. – Вернон Шиззи – упокой, Господи, его душу – никак не хотел оставить меня в покое. На вашей свадьбе он отправился наверх за мной следом. После того как мы… насладились друг другом, он уговорил меня сыграть на клавесине, и я так увлеклась, что не заметила, как его парик свалился… Лишь ваш кот привел меня в чувство, он набросился на парик бедняжки Вернона, словно это была крыса! Тут вошли вы, и Верной спрятался под одеялом. Гиацинта перелистывала зелёный блокнот.

– Мистер Верной Шиззи совершил фатальную ошибку, попросив у жены развода, чтобы жениться на другой женщине.

– Мои мужчины, благослови их Бог, – мисс Шип прикрыла глаза, – всегда слишком уважали меня, чтобы открывать мое имя кому бы то ни было, но смутные подозрения все равно зародились… – Голос ее прервался, мисс Шип вцепилась в край стола. – Я слышала сплетни, чудовищные, ни на чем не основанные сплетни, будто у меня роман с джентльменом, которого… хотя я никогда не питала к нему отвращения, не то что некоторые… которого я никогда не пыталась представить себе… голым.

Примула целомудренно смежила веки.

– Элли, – вмешалась Гиацинта, – мисс Шип говорит про Чарльза Делакорта. Возможно, у него была интрижка с какой-то неизвестной дамой, а мисс Шип он использовал в качестве ширмы. Но что, если его единственным грехом был неприятный характер?.. – Она сделала многозначительную паузу. – Чутье подсказывает мне: мы столкнулись с убийством, которое выбивается из ряда себе подобных. Другими словами, причина, по которой миссис Делакорт желала овдоветь, могла отличаться от мотивов других членов клуба.

Я пыталась схватиться за сиденье стула, но ладони соскальзывали.

– Вы заподозрили Анну в заказном убийстве, потому что я упомянула о ее чувствах к Лайонелу? Но одно с другим не стыкуется! – ринулась я на защиту подруги.

Сестры согласно кивали головами, а глаза Глэдис Шип за стеклами очков казались шляпками грибов.

– Наяда мешает, да? – Гиацинта встала, прошлась по комнате, снова села. – Это серьезная помеха, но Анна могла сделать ставку на трагическое обаяние безутешной вдовы. «Цветам-Детективам» не остается ничего другого, как уповать на то, что верность клубу у миссис Делакорт чуть слабее, чем у остальных вдов. И если к ней обратится кто-нибудь из близких, то…

Гиацинта сделала многозначительную паузу. Я закончила за нее:

– …то сможет внедриться в клуб! – Книга Эдвина Дигби, которую я машинально ухватила, обожгла мне пальцы, словно была раскалена добела. – Я не могу… Не могу позвонить Анне и сказать: знаете, меня только что осенило, как много у нас общего, оказывается, я тоже хочу прикончить своего мужа. А если что-нибудь пойдет не по плану? Если я зайду так далеко, что мы не сможем остановить ход событий?

Жесткая решимость в глазах Примулы очень не шла к ее розовым бантикам и часикам с Микки-Маусом.

– Элли, здесь убивают людей. Вы сможете с этим жить?

– Но я вовсе не уверена, что их убивают, – огрызнулась я.

– Тогда, моя дорогая, не случится ничего страшного, если вы просто поболтаете с Анной о вашем несчастном браке, о том, как вы отчаянно ищете выход.

Я молчала. Все слова куда-то вдруг подевались. Тогда я раскрыла «Веселых вдовушек» и продолжила чтение с той строки, на которой остановилась:

«Героиней нового романа становится глупенькая женщина, которая в конце концов получает по заслугам…»

Глава XX

– А теперь, моя дорогая Элли, – объявила Примула, – пора назначить возлюбленную для Бена. Не забывайте, что в соответствии с требованиями Вдовьего Клуба вы должны обвинить его в поведении, недостойном женатого джентльмена.

Лицо мисс Шип пошло красными пятнами.

– Готова послужить общему делу! Так сказать, по зову долга…

Улыбка Гиацинты пригвоздила мисс Шип к стулу.

– Несомненно, идеальная кандидатура – кузина Ванесса. Ее интерес к викарию можно легко представить хитрой уловкой. Кстати, Элли, прежде чем звонить миссис Делакорт и просить ее представить вас членам клуба, рекомендую выждать несколько дней для приличия. Может быть, в эти дни вам подкрепить силы сбалансированным питанием?

Мисс Шип что-то одобрительно чирикнула. Ко всем прочим недостаткам она наверняка ела как слон и при этом не набирала вес.

* * *

Далеко за полночь, после марафонской беседы с сестрами Трамвелл, я прокралась в Мерлин-корт, аки тать в нощи.

– Элли, – Бен возник из темноты холла и сжал меня в объятиях, – я решил, что ты сбежала от меня! И впал в отчаяние: я ведь знаю, что монахиней тебе стать не захочется. – Он вымученно рассмеялся. – И обижаться было бы не на что, тебе здорово досталось из-за меня. – Поцелуй в шею, мое самое слабое место. – Болезнь не оправдание… – Судя по интонации, Бен надеялся на обратное. – Я вел себя непростительно.

Я уже не была той наивной дурочкой, что стояла у алтаря. Теперь я знала, что иногда супруга должна прощать непростительное поведение, если не хочет в один прекрасный день пополнить ряды разведенок. А Бен, в довершение ко всем моим мукам, был неотразимо соблазнителен. Мои руки бессильно повисли вдоль тела, я стояла, уткнувшись носом Бену в ухо.

– Элли, знаю, что и без этой ужасной истории с Чарльзом Делакортом тебе пришлось немало вынести. Сначала Мамуля, а потом и Папуля обрушились на нас со своими проблемами. Но, в конце концов, главное – наша любовь, правда? Мы бы поженились и без всякого наследства! Дом и деньги – просто как украшения на свадебном торте, и больше ничего.

И этого человека я замышляю хладнокровно убить! Пусть я действую во имя благой цели и вовсе не собираюсь доводить дело до победного конца, что из того?! Жалкие оправдания! Бен имел полное право знать о моем заговоре с «Цветами-Детективами», ведь ему предстояло сыграть главную роль! Но если я поведаю хоть малую толику истины, то до конца дней своих он станет винить себя, что довел меня до состояния идиотской доверчивости. Мало того, в приступе неуклюжей рыцарственности Бен наверняка потребует, чтобы я все это выбросила из головы и не смела ничего делать. Мне и самой страшно хотелось все бросить и забиться в темный уголок. Но кто же тогда сразится со вдовами-злодейками? А вдруг им придет в голову расширить поле своей деятельности? Неужели мои дети явятся в мир, в котором отсекают головы бабушкам, отказавшимся посидеть с внучатами в воскресенье, и учителям, скупым на пятерки?

Как я могла в таком настроении упасть в объятия любящего супруга? В ту ночь меня нисколько не тревожило, что я не слышу пения скрипок, – в моей голове трезвонил погребальный колокол. А как известно, колокольный звон и фригидность идут рука об руку.

Однако еще оставался проблеск надежды. Бен считал, что в моей сдержанности виновата Мамуля, которая всю ночь напролет мерила шагами свою комнатку в башне. Мы слышали каждый скрип половиц, каждый щелчок бусин в четках.

Папуля, со своей стороны, создавал аудиопомехи днем. Несмолкаемый визг пилы мог доконать кого угодно. Он превратил террасу в мастерскую, и опилки висели в воздухе, как песок в Сахаре во время самума. Я всеми силами старалась изобразить восторг – в конце концов, Папуля ваял тот самый торт, из которого я должна буду выскочить в спектакле Наяды, а до представления оставалось всего две недели. Я рассчитывала на одноразовое изделие, но Папуля создавал величественный шедевр, способный пережить следующие пять поколений. Правда, в моем магическом кристалле следующих поколений пока не просматривалось.

Утром в понедельник, через три дня после похорон Чарльза Делакорта, я начала наконец спасать свою семью. Первым делом накинулась на роскошные низкокалорийные деликатесы, которыми Бен в избытке снабжал меня. Если потолстею на полкило – ну, значит, так тому и быть. На тернистом пути к званию идеальной жены, я забыла, что для поддержания формы мне нужна помощь Бена, да, честно говоря, уже и не ждала ее. В те далекие дни, когда нас связывала лишь нежная дружба, мы были более женатыми, чем сейчас.

О, если бы… если бы нам представилась еще одна попытка!

Покончив с едой, я приняла второе, не менее судьбоносное решение: в девять тридцать – плюс-минус час – позвоню Анне Делакорт.

Мы с Мамулей были одни в кухне, но я осознала ее присутствие, только когда она заговорила:

– Если я тебя чем-то огорчила, Жизель, скажи прямо. Не бойся меня обидеть, я крепче, чем кажусь. – Магдалина обеими руками с трудом приподняла молочник. – Я черпаю силу в служении близким.

Охотно верю. Кухня просто преобразилась. Над окном болтались раскрашенные яичные скорлупки, из которых выглядывала какая-то лилипутская поросль, на полу радовал глаз огромный лоскутный ковер, а на спинке кресла-качалки красовалась вязанная крючком салфеточка. Новая армия статуэток выстроилась на шкафу. Но больше всего изменилась сама Мамуля – ее серенькое воробьиное личико так и светилось. Они с Папулей все еще не разговаривали, и Магдалина всякий раз крестилась, стоило ему войти в комнату, но делала это теперь как-то иначе. Неужели безвременная кончина Чарльза навела Мамулю на мысль, что все в этом мире преходяще, в том числе и внебрачные загулы?

– Вы ничем меня не огорчили, Магдалина. Я просто задумалась.

Добрая невестка обняла бы свекровь, но мои никчемные руки плетьми висели вдоль тела. Еще несколько минут – и придется пройти нескончаемо долгий путь к телефону.

– Что ж, поверю на слово, я не из тех, кто лезет в чужую душу. – Мамуля открыла дверь, впуская Пусю, и нахмурилась. – Гм! Идет миссис Мэллой.

– Доброе утречко! – Рокси шуганула Пусю сумкой с пожитками. – Отпадная малявка: просится в дом, когда ей неймется по нужде!

Магдалина и Пуся разом ощетинились. Я поспешно спросила Рокси, что за письма в у нее в руках.

– Не волнуйтесь, миссис X., всего лишь окаянные счета! – Она шлепнула конверты на стол и покосилась на Магдалину. – Не каждый день нам получать письма из Франции, правда, мамаша мистера X.?

Свекровь ни словом не обмолвилась об иностранной корреспонденции. Она гладила Пусю, поджав губы и стараясь не встречаться со мной взглядом. Плюхнув сумку рядом с письмами, Рокси одарила меня широкой улыбкой:

– Как поживают мистер X. и его ресторан?

– Бен сейчас в «Абигайль». Он собирается открыть ресторан завтра к обеду.

Я просмотрела письма и сунула их на полку. Меньше всего на свете мне сейчас хотелось, чтобы Мамуля с Рокси заметили, как я боюсь, что Бену не дадут шанса обелить имя «Абигайль»… запачканное мною.

Миссис Мэллой откупорила свою заветную фляжечку.

– Думаю, все будет тип-топ. На свете полно рисковых ребят.

Интересно, это она по собственному опыту знает? Неужели под разноцветными космами и макияжем роковой женщины скрывается неизвестная мне Рокси?

– Мистер Флэттс вернулся к работе, а? Уже не пытается расковырять ранку от дротика, чтобы подать в суд на Сида Фаулера?

Я хотела сказать, что Бен взял Фредди обратно на работу, но свекровь меня опередила:

– Миссис Мэллой, это, конечно, не мой дом… Рокси многозначительно оглядела кухню.

– Да?

– …и я не хочу никого критиковать, но в последний раз, когда вы убирались, то оставили целых три отпечатка пальцев на левой стороне плиты.

– О-о-о-о! – Рокси набрала побольше воздуху, отчего ее грудь увеличилась втрое. – Нижайше прошу прощения у вашего величества, но в последнее время мне было не до этих пустяков. Целыми днями приходится носиться по дому и менять воду в птичьих кормушках, которыми вы утыкали все углы. А в доме даже завалящего попугайчика нет!

Магдалина перекрестилась.

– И еще кое-что! – Рокси смачно облизала губы. – Разве я не твердила до посинения, что не вытираю пыль с идолов?!

Чума на мою кухню! Я пулей вылетела в холл, теперь мне ничего не оставалось, как позвонить Анне. Сдернув телефон с подставки, я утащила добычу в гостиную. Закрыв дверь, водрузила аппарат на кресло, придвинула другое кресло к двери и пробежалась по комнате нервным галопом. Сейчас или никогда! Дрожащими руками я сняла трубку, положила на место, снова сняла и набрала номер. Анна ответила после второго гудка:

– Элли! Как я рада слышать ваш голос!

– А я – ваш! – До чего ж спокойно звучит мой голос! Хладнокровное чудовище! – Как вы себя чувствуете?

– Не жалуюсь. Вам пришлось потяжелее, чем мне. Вот уж воистину, если подозрения цветочных сыщиц справедливы.

– Анна, вы героическая женщина! – Голос мой дрогнул. – Мне стыдно за себя. Вы мужественно строите свою жизнь, в то время как я продолжаю ломать свою…

Увы, это была сущая правда.

– Элли, – участливо произнесла Анна, – вам надо выговориться. Приезжайте ко мне.

– Сейчас?

– К чему тянуть?

А мне еще надо вымыть голову, отрастить элегантные ногти и…

* * *

От услуг автобуса я отказалась – всегда оставалась надежда, что наш драндулет развалится и погребет меня под своими останками. Но эта чертова машина сегодня, как назло, решила устроить день примерного поведения.

Анна встретила меня у входа в магазин, повесила на дверь табличку «Закрыто» и провела за желтые бархатные гардины, через склад на второй этаж, в квартиру. Когда я впервые сюда попала, меня заворожила коллекция Анны: музыкальные шкатулки, часы, хрусталь, яшма, солонки, чернильницы заполонили гостиную. Теперь комната отдавала нарциссизмом: повсюду, куда ни плюнь, фотографии Анны, большей частью детские, в компании со знаменитостями былых времен. Дурные предчувствия усилились, когда я заметила на воротнике белой креповой блузки новое украшение – брошку с черными птицами. Анна закрыла дверь. От ее приветливой улыбки у меня мурашки поползли по спине.

– Шерри не хотите? – Анна подошла к столику, где на вышитой скатерке теснились бутылочки с изысканными этикетками.

– Нет, спасибо. – Я потрогала серебряную рамочку фотографии, где маленькая Анна с обожанием взирала на знаменитую Сильванию. – Я… стараюсь избегать алкоголя, он действует на меня угнетающе.

Хватит ходить вокруг да около, Элли, приказала я себе, не подбирай слова! Делай свое дело и убирайся подобру-поздорову.

– Понимаю. – Анна поправила черную юбку с бордовым отливом и грациозно опустилась на подлокотник дивана.

– Вот именно что не понимаете! – Я подошла к окну и закрыла лицо руками. – Вы слишком порядочная, слишком хорошая, чтобы представить себе, что творится у меня в мыслях. Во мне бушует такая ярость! Все мужчины такие скоты! – Неужели великая Сильвания косится на меня с фотографии с ехидной усмешкой?

– Позвольте, я скажу, в чем причина ваших огорчений? Вы чувствуете себя виноватой, потому что не жалеете меня, а… завидуете.

От неожиданности я вскинула голову, едва не сломав шею. Слава богу, что длинные волосы закрывают мое лицо!

– Анна, я не понимаю, о чем вы говорите…

– Нет, прекрасно понимаете. – Она скрестила ноги, вставила сигарету в нефритовый мундштук и грациозно прикурила. – Не надо далеко ходить за примером. – В воздухе поплыло колечко дыма. – Когда Чарльз был жив, я не могла спокойно выкурить сигарету. Я ничего не могла делать спокойно, даже ненавидеть его. – Она откинулась назад и с наслаждением затянулась. – Ну вот, я с вами совершенно искренна. Все остальное, что я рассказывала вам про наши отношения, было просто выдумкой в угоду…

– В угоду чему?! – не выдержала я.

– В угоду приличиям. – Анна с легкой улыбкой стряхнула пепел. – Странно, но я и в самом деле не испытывала к Чарльзу ненависти. Он не из тех, кто способен вызывать у людей сильные чувства. Но у вас все иначе. Бен такой энергичный и мужественный. И вы его любите, бедняжка!

– Конечно! Иначе я бы не вышла за него.

– Да, но почему он женился? Не надо ничего объяснять, Элли.

Очень кстати, учитывая, что я лишилась дара речи.

– Уже в день вашей свадьбы мне было совершенно ясно, что Бен всего лишь неотразимый прохвост. Ваше венчание… menage a trois[10], бесчинствующие друзья на свадьбе… Где он откопал ту особу, что отвратительно кривлялась в обнимку с доспехами? А тот толстяк, что гонялся по лестнице за дамой в пестром платье? Ничего удивительного, что родители Бена отказались прийти. Дорогая Элли, – кротко продолжала она, – всем было страшно жаль вас, особенно когда заявился полицейский и Бен повел себя так высокомерно. «Это наше семейное дело!»

Она так метко передразнила Бена, что я едва не вырвала у нее сигарету и не воткнула окурок ей в лицо. Анна подалась ко мне.

– Милая, невинная, наивная Элли! Когда поползли слухи, что вы познакомились с ним через службу знакомств, никто не удивился. Вы просто подпали под обаяние этого охотника за приданым. Проблемы с весом сделали вас легкой добычей.

– Я была просто толстухой.

– Н-ну, в общем… – Анна поправила волосы. Судя по ее интонациям, я ляпнула жуткую бестактность. – Бедная девочка! К счастью, вы сильная личность, Элли. По-моему, вы и впредь мужественно терпели бы поведение Бена, позаботься он скрыть интрижку кое с кем из ваших родственников.

Невероятно! Анна произносила текст, который сестры Трамвелл сочинили для меня. Все получилось гораздо легче, чем я думала, вот только у меня вылетело из головы, что я играю роль.

– Это неправда, между Беном и…

Анна встала и ласково положила руку мне на плечо.

– Элли, – голос ее дрогнул от сочувствия, – вы знаете, что это правда. Не прячьтесь за жалость к себе. Дайте волю ярости, убийственной ярости! Подумайте, сколько добра вы сделали для вашего неблагодарного кузена! Дали ему работу, пустили жить в сторожку!

Кузену? Так Анна говорит не про Ванессу?! Мои глаза вылезли на лоб. Бен и… Фредди?! Если бы они это слышали, то померли бы со смеху, не сходя с места. Но тут моя память услужливо перемотала ленту назад. Я снова переживала свою свадьбу и слышала обрывки разговоров.

«Сбылась ее голубая мечта в подлинном смысле слова».

«Он очень хорошенький, но так оно всегда и бывает… Ужасная несправедливость!»

«Шафер-парикмахер»…

А потом и сама Анна намекала, что всегда страшнее, когда Другая Женщина оказывается мужчиной.

Я упала в кресло. Чудовищное недоразумение отличалось своей железной логикой. Маскарад Фредди заронил искру, а уж усердные языки раздули из нее пламя.

– Элли, вам нехорошо? – Анна была само участие.

– Нет-нет, со мной все в порядке.

Я не лгала. Кровь прилила к голове. Я была в бешенстве и жаждала отомстить – за Бена, за себя, за Фредди. Какими бы ужасными недостатками ни обладал мой драгоценный кузен, он никогда бы не пал так низко, чтобы строить глазки моему мужу. И наверняка самыми злоязыкими сплетницами были те самые кумушки, что направо и налево убивали собственных мужей.

Закрыв глаза, дабы они меня не выдали, я нащупала руку Анны.

– Какой же я была трусихой! Не желала замечать очевидное. Когда Бен и Фредди заходили в пивнушку после работы… на самом деле они проводили друг с другом долгие часы, обсуждая свои тайные… – чуть не ляпнула «рецепты»! – пороки!

И тут, вскочив с кресла и заметавшись по комнате, я дала волю своему гневу.

– Анна, я чувствую, как во мне закипает убийственная ярость! Они выставили меня форменной дурой! Так бы и убила их! Обоих! Убила бы! – Голос мой дал петуха.

Взгляд Анны прожигал мне спину. Она мелодично рассмеялась.

– Вполне достаточно убить одного! В конце концов, для тайного романа нужны двое. Элл и, вы никогда не слышали про роман «Веселые вдовушки»?

Меня чуть столбняк не хватил. Значит, вот как они начинают серьезный разговор с кандидатками…

– Не знаю… по-моему, нет…

– Ничего удивительного. Книгу издали много лет назад. Она канула в Лету, не оставив по себе даже всплеска. У нас в магазине полно коробок с пожелтевшей печатной продукцией, мы используем бумагу на обертку. Эту книгу написал Эдвин Дигби. Она посвящена женам, которые образовали клуб, чтобы устранить с дороги мужей-изменников. Особенно привлекательно то, что женщинам не приходится лично всаживать нож в свою жертву или подсыпать яд в чай. Необходимые шаги предпринимают другие, обеспечивая потом дружескую поддержку и сочувствие.

Молчание.

– Любопытно, правда? – Анна ногтем соскребала этикетку с бутылки.

– Да… Жаль, что у нас здесь нет ничего подобного. Конечно, можно было бы развестись с Беном, но тогда ему достанется доля наследства, а я считаю, что он должен уйти из моего дома в чем был.

Я ждала ответа, затаив дыхание. Анна рассеянно провела пальцем по каминной полке.

– А что, если бы такой клуб был?

– Ну… наверное, меня не приняли бы… Ведь в моем случае о Другой Женщине речь не идет. – Я подавила тошноту.

– О, это пустая формальность… Самое главное – познакомиться с нужными людьми. – Анна погладила меня по плечу. – Но мы, конечно, говорим только предположительно.

Я отодвинулась от нее. В комнате словно потемнело.

– А как в том романе вступают в клуб? Пишут заявление с просьбой о приеме?

– Идите сюда. – Анна придвинула стул к бюро на когтистых гнутых лапах. – Садитесь, возьмите лист бумаги и ручку… вон в той вазочке. Сейчас вы напишете письмо.

– Я? – Сердце мое бешено колотилось.

– Да, Доброй Надежде. – Лист бумаги чуть не слетел с бюро от моего судорожного выдоха. Анна остановилась возле меня, постукивая пальцем по столу. – Самое правильное, как мне кажется, написать коротко и ясно: «Дорогая Добрая Надежда! Помоги мне, пожалуйста, избавиться от моей проблемы – мужа», – Анна повертела в пальцах сигарету. – И подпишите полным именем и псевдонимом.

Перо проделало дырку в бумаге. Неужели Добрая Надежда и есть Основатель? Или она просто невинный инструмент в его – или ее – руках?

– А зачем псевдоним?

Ледяные пальцы коснулись моей щеки.

– Милая Элли, просто чтобы Добрая Надежда могла конфиденциально вам ответить. Давайте-ка придумаем что-нибудь очаровательно традиционное… например, Разочарованная… Отлично, так и подпишем.

Стоило мне подписаться, как Анна выдернула листок из-под моей руки и сложила его вдвое. Страстное желание вернуть свое письмо сдавило мне горло.

– А что теперь? – выдавила я. – Конечно, если бы это была правда, а не выдумка…

Анна еще раз сложила письмо.

– Будь это правдой, я бы отнесла письмо Президенту клуба и попросила принять вас в ряды его членов…

– А кто Президент?

– Скажем, миссис Амелия Джоппинс, хотя, наверное, мне не следовало этого говорить. Но зачем напускать туману, если все это только понарошку? Она свяжется с Основателем организации, который примет решение, можно ли принять вас в члены клуба. – Анна поправила фото Сильвании. – Потом, если дадут «добро», вам позвонят по телефону и спросят почти напрямую, хотите ли вы, чтобы вашего мужа убили. Если вы отвечаете «да», вам скажут, каков вступительный взнос и где его уплатить. Все просто, правда?

– Восхитительно!

Мои руки расслабились. Нет нужды рвать письмо в клочья. Это всего лишь заявление, не окончательный контракт. Я уже готова была уйти.

Анна держала бумагу двумя пальчиками, глаза ее сверкали.

– Если бы все сказанное мною было правдой, вы попросили бы меня порвать это письмо?

– Я…

«Элли, – шепнул внутренний голос, – помни: жизнь Бена вне опасности, а ты служишь великому делу. Если дойдешь до второго пункта – телефонного звонка, – то сможешь собрать достаточно доказательств, чтобы остановить этих разнузданных убийц».

– Вдовство явно пошло вам на пользу, Анна. – Я встала.

Она постучала листком по губам, потом бросила письмо в черную замшевую сумочку и посмотрелась в зеркало. Ее взгляд встретился в зеркале с моим.

– Наша жизнь в наших руках, Элли, не правда ли? Если бы на свете существовал Вдовий Клуб, мне пришлось бы проникать туда обманом, потому что мое положение в браке не соответствовало требованиям клуба. Чарльз не мог любить никого, кроме самого себя. Одному богу ведомо, кто распустил слух, что у него шашни с мисс Шип. Господи, с этой-то жалкой козявкой! Я всегда считала, что самым невероятным слухам охотнее верят. Впрочем, Чарльз симпатизировал этой несчастной…

Анна повернулась ко мне спиной, поглаживая брошку с черными птицами.

– Единственное, о чем я печалилась в связи со смертью Чарльза, так это о том, что пришлось втянуть в эту историю вас. Вы нравитесь мне, Элли, хотя вообще-то я женщин не люблю.

– Например, Наяду Шельмус?

– И вы это заметили…

– Может быть, вы влюблены в ее мужа?

Господи, когда же я научусь вести себя прилично?! Улыбка Анны погасла. Она уставилась на меня невидящими глазами. Я слишком далеко зашла.

– Вы правы, – тихо сказала Анна, – Лайонел Шельмус действует на меня, как никто из мужчин. И он ясно давал понять, что и я ему небезразлична, пока не женился на этой потасканной куколке. В тот день, когда мы с вами были у него в конторе, я почувствовала, как пол уплывает у меня из-под ног, стоило Лайонелу войти. Забавно, но несколько недель назад я отправила Доброй Надежде письмо, просто чтобы выговориться. Призналась, что испытываю непреодолимое желание ворваться в контору мистера Шельмуса и сорвать с себя одежду.

– Мне кажется, я что-то такое читала, – пробормотала я.

Анна, казалось, меня не слышала. Сняв черную шляпку с вешалки на стене, она надела ее и взглянула на свое отражение.

– Конечно, это было до того, как я поняла, что есть и более веские причины написать Доброй Надежде. – Она поправила поля шляпки. – Элли, я надеюсь, наш разговор помог вам прояснить мысли. Если бы на свете существовал Клуб Веселых Вдов и я знала бы, кто основатель, то решилась бы попросить этого человека об одной маленькой услуге. Вдовство очень приятно, как я уже говорила, но я не собираюсь затягивать его. – Анна завершила беседу со своим отражением и повернулась ко мне: – Как насчет ленча? Потом я должна бежать по делам…

Бежать собиралась я. К ближайшему телефону-автомату. Последние слова Анны таили в себе зловещие намеки. Запинаясь, я пробормотала, что по уши занята, и шагнула к двери. Мне необходимо было срочно выбраться из этой комнаты. Лестница из лакированного дерева, казалось, никогда не кончится. Я проскочила в щель между желтыми портьерами, миновала лавку и вырвалась на свежий воздух.

Глава XXI

– Попросите, пожалуйста, мисс Примулу или мисс Гиацинту Трамвелл.

Я стояла в телефонной будке на углу Рыночной и Селедочной улиц, убежденная, что меня со всех сторон фотографируют скрытыми камерами. После паузы голос администраторши отеля «Пеблвелл» ответил:

– Портье говорит, что дамы уехали на охоту сразу после обеда. Извините, милочка, что заставила вас ждать.

Занавесив лицо волосами, я влилась в поток пешеходов. На охоту, значит? Ставить капканы? Часы на ратуше пробили двенадцать. В голове у меня снова и снова заезженной пластинкой звучал разговор с Анной. Имена Наяды и Лайонела Шельмус отдавались в мыслях настойчивым эхом. Я снова зашла в телефонную будку и набрала номер Наяды. Что я ей скажу? «Анна Делакорт нацелилась на твоего муженька…» На том конце никто не отвечал, и я повесила трубку.

Еще одно имя всплыло в памяти – Тедди Эдем. Она обнаружила тело Чарльза Делакорта. Она же была на фотографии с Эдвином Дигби и молодой женщиной, которую я приняла за его дочь. Тедди близко знает чету Шельмус. Без толку ломать голову, на какого зверя охотятся сестрицы Трамвелл, но лично я пойду брать быка за рога. Толкнув темно-зеленую дверь, я поднялась по узкой лестнице в контору «Шельмус, Хитроу и Джонс».

– Добрый день, Тедди.

Ответной улыбки не последовало. Руки леди Эдем жили своей жизнью, перебирая картонные папки в картотеке.

– Вы меня напугали.

– Простите, – извинилась я перед ее затылком. Откуда такое ощущение, будто она ждала моего прихода? – Я вижу, вы заняты, Тедди, но, может, составите мне компанию? Перекусим… – только не в «Абигайль»! -…и поговорим…

– Не могу. – Тедди наконец повернулась ко мне, заслонившись папкой, как щитом. Выпирающие зубы прикусили нижнюю губу, но лицо было бесстрастным. Наяда в деталях расписала, что такое Тедди (графская дочь, обманутая сестра, преданная секретарша), но разве знает Наяда, кто такая Тедди?

– Боитесь показаться со мной на людях?

– Нет. – Голос ее звучал сухо, но на лице забрезжило какое-то чувство. Мне показалось – сострадание, желание что-то мне сказать.

– Вр-р-решь! – взвизгнул кто-то сзади, и я подскочила от испуга.

Совсем забыла про попугая. Он злорадно подпрыгивал на жердочке. Избегая встречаться с ним взглядом, я пробормотала:

– Только полчаса, Тедди? Вам все равно надо поесть, а мне нужно обсудить, что произошло в «Абигайль» в тот вечер.

Лицо Тедди снова стало бесстрастным.

– Простите, миссис Хаскелл, но мне надо срочно перепечатать завещание…

– Вр-р-решь!

Леди Теодозия (с тех пор как я перестала быть для нее Элли, мне заказано называть ее Тедди) закрыла картотеку и принялась собирать скрепки в жестяную коробку. Я села, потому что не знала, куда девать ноги.

– Постараюсь высказаться коротко, – начала я. – Последние дни я пыталась собрать воедино разрозненную мозаику того вечера, когда умер Чарльз Делакорт. Выйдя из гостиной, чтобы поговорить с посетителем… Это был мистер Дигби, – руки леди Теодозии замерли, – я столкнулась в коридоре с вами. И хотя моя бедная голова была забита другим, меня поразил ваш взволнованный вид. Миссис Мэллой, которая помогает нам по хозяйству, еще раньше сказала, что вам, похоже, неприятно присутствие доктора Бордо…

– Я понимаю, Эл… миссис Хаскелл, что случившееся крайне огорчило вас и вашего мужа, но, право, вы говорите что-то несуразное. – Скрепка упала в жестяную коробку с оглушительным звоном. – Мистер Делакорт умер в результате несчастного случая. Какое я имею к этому отношение?

– Но ведь его обнаружили именно вы… Зачем вы пошли в кабинет?

– Прикуси язык! – яростно проскрежетал попугай. Леди Теодозия принялась методично вынимать скрепки из жестянки.

– Я уже говорила полиции, что перепутала кабинет с туалетной комнатой.

– И как вам это удалось? Там же висят таблички на дверях… знаете, такие костлявые женские силуэты в треугольных юбочках…

– Прошу меня простить. – Леди Теодозия отодвинулась к дальнему концу стола, выпирающие зубы терзали нижнюю губу.

– Вы увидели мистера Дигби, правда? – продолжала я. – Испугались и нырнули в ближайшую дверь. Вам не хотелось встречаться с ним, так ведь? Может, мистер Дигби – это ваш зловещий братец? Отрастил бороду и под вымышленным именем вернулся в родные края?

– Убей! Убей! Сбрось красотку в море! – что есть мочи вопил попугай.

– Тихо, старый болтун! – раздался бархатный голос. – Как поживаете, миссис Хаскелл? – Лайонел Шельмус заполнил собой крохотную приемную, не столько по причине высокого роста и широких плеч, сколько благодаря своему всепроникающему обаянию (прости меня, Бен!). – С арендой «Абигайль» все в порядке? – Он задержал мою руку в своей, и я гадала, что хуже: выдернуть ладонь и показаться невоспитанной или оставить ее у Лайонела и тем самым поощрить неподобающую фамильярность.

– Все хорошо. Я просто зашла пригласить вашу секретаршу на ленч… но лучше в следующий раз. Я звонила Наяде, но ее не оказалось дома.

Шельмус распахнул передо мной дверь, сверкнув золотыми запонками.

– Моя жена неустанно развлекается. Я считаю себя счастливым человеком, если вечером обнаруживаю ее дома.

Тедди снова перебирала папки в картотеке. Уныло спускаясь по лестнице, я припомнила сплетню, принесенную Рокси. Поговаривают, что Лайонел и Наяда живут во грехе. Интересно, а как на самом деле зовут Наяду? Она сказала, что имя у нее ужасное…

* * *

Когда я появилась на кухне Мерлин-корта, Мамуля и Папуля мирно обедали, керамический чайник стоял между ними. Пуся, устроившись в ногах Магдалины, тоненько похрапывала, о присутствии Тобиаса свидетельствовал лишь кончик хвоста, свисавший со шкафа. Родители не разговаривали, но чувствовалось, что молчание не разъединяет их, а скорее наоборот.

– Уже вернулась, Жизель? – Мамуля вскочила со стула. – Наверное, нет смысла спрашивать, не съешь ли ты бутербродик…

Я стащила перчатки и повесила пальто в нише.

– Съем даже парочку, и этого супчика тоже, если не жалко.

Магдалина кинулась в кладовую за хлебом, а Папуля шепнул мне на ухо:

– До чего ж непоседлива! Больше шестидесяти пяти ей не дашь, а?

Точно так же сияли карие глазки Папули, когда он говорил о миссис Клюке. Неужели интрижка с этой дамой приказала долго жить? В красном свитере и любимых кожаных шлепанцах Папуля вовсе не походил на распутника, а тем более на интригана, вздумавшего оживить свой брак капелькой ревности. Но разве похожа мисс Шип на роковую женщину? Или Тедди Эдем – на таинственного сфинкса с богатым прошлым? А что общего у сестриц Трамвелл с пронырливыми сыщицами? Да и я сама не выглядела женщиной, способной внушить пламенную страсть неотразимому красавцу, а тем не менее внушила же. Отсюда вывод: ни о ком нельзя судить по внешнему виду, особенно об убийцах.

После ленча мы втроем дружно вымыли посуду. Только я убрала последнюю чашку, а Мамуля ненавязчиво передвинула ее, как раздался звонок. Я не ждала весточки от цветочных сыщиц – мы договорились, что выходить на связь буду я, но все же опрометью бросилась в холл и в спешке едва не разбила телефон.

– Я уже говорил сегодня утром, как сильно люблю тебя?

Телефонная трубка едва не выпала у меня из рук.

– По-моему, да… и тебе того же.

Голос Бена упал до сценического шепота:

– Кто-то из родителей крутится поблизости?

– Возможно…

Если не считать Руфуса и его напарника, я была в холле одна, но разговор с Анной Делакорт все еще звучал в ушах, и потом, что такое маленькая ложь в счастливом браке?

– Знаешь, о чем я все думаю, Элли…

Я сжимала трубку, словно держала в объятиях моего ненаглядного. Воображение услужливо нарисовало нахмуренные черные брови и сияющий изумрудный взор. Фригидность отличается одним неприятным свойством – пропадает в самые неподходящие моменты.

– О чем ты думал, Бен?

– Что пора бы тактично вытолкать родителей взашей. Я сочувствую их сложностям, но не уверен, что нянчиться с ними – решение проблемы. Они живут у нас, как в гостинице. Вместе, но врозь. Ты меня понимаешь?

Еще бы!

– Бен, но мы не можем выставить их за дверь, – прошипела я. – Во-первых, Папуля еще не закончил деревянный торт, о котором уже шушукается половина Читтертон-Феллс. А, во-вторых, мне кажется, что в их семейных неурядицах повинна не только миссис Клюке.

– Ты же не считаешь, что Папуля… Ужасно говорить такое про родного отца… но ты же не хочешь сказать, что он… э-э-э… импотент и попросту морочит нам голову вымышленной любовницей? – Бен еще больше понизил голос: – Если так, надеюсь, это не передается по наследству…

– Что толку гадать.

– Ты права. Мне впору тревожиться за собственные семейные неурядицы. Элли, наши проблемы таят больше, чем кажется на первый взгляд.

Господи, какая непростительная глупость – выйти замуж за умного мужчину!

– Прости, Бен, в дверь звонят. Пойду открою…

– Пусть Папуля или…

Притворившись, что не слышу, я повесила трубку. Вранье на вранье… Я даже не спросила Бена, обедал ли кто-нибудь в «Абигайль», кроме него самого и официантов.

– Это ради твоего же блага, мой ненаглядный, – прошептала я в пустоту холла. – Ты еще скажешь мне спасибо! Я в одиночку (с цветочными детективами или без них, не имеет значения) сорву маску с Основателя и восстановлю твою профессиональную репутацию!

Стоило мне положить трубку, как телефон зазвонил снова. Господи, только бы не Бен! Иначе я не выдержу и стану умолять его бежать со мной на необитаемый остров.

– О, Элли, какая приятная неожиданность, ты дома! – прошелестел мне в ухо голосок Ванессы. – Я в своей лондонской квартирке, но собираюсь на следующий уикэнд заглянуть в наши читтертонские пенаты, вот и подумала, не сесть ли нам рядком и не поговорить ли ладком, кузиночка?

Я насторожилась. Неужели Ванессу выгнали с работы и она вынуждена была заложить одно из своих манто? Все мои иллюзии безжалостно рушились – Анна, мисс Шип, таинственная Тедди, Наяда… – и я не хотела лишиться последнего оплота – пожизненной неприязни к Ванессе.

– Что-нибудь не так?

– Дурацкий вопрос! Моя жизнь разбилась вдребезги в тот день, когда ты выскочила замуж, и я поняла, что вечные ценности – внешность, очарование, стиль – не стоят больше ни гроша.

– А Роуленд к этому тоже причастен?

Наглую ухмылку моей омерзительно прекрасной кузины видно было даже по телефону.

– Встретимся в субботу вечером. – Она повесила трубку.

Я в сердцах пожалела, что телефон не зазвонил еще раз. Передо мной во всей красе предстала мрачная перспектива ничегонеделания. Собственные мысли – плохая компания. Может, я толкую наш разговор с Анной чересчур вольно? Ну хорошо, она призналась, что не любила Чарльза и желала ему смерти. Потом мы обсудили книжку местного писателя и шутки ради написали в местную газетку Доброй Надежде. И все же меня снедало беспокойство, в том числе и за Наяду Шельмус, от которой хотят отделаться. Однако маловероятно, чтобы у Вдовьего Клуба появился конкурент – организация, расправляющаяся с неугодными женами. Скорее всего, Анна ограничится попытками разбить семью Шельмус. Анонимное письмецо там, ядовитое словечко тут… Я принялась мерить шагами каменные плиты холла.

Отчаяние, как сказала однажды моя мамочка, способно последнюю дубину сделать гением. Стоило только представить, что весь день придется в одиночестве слушать тиканье часов, как меня осенило вдохновение.

Санаторий «Эдем»! Как мне раньше в голову не пришло? Ведь именно там можно найти разгадку! Как, впрочем, и доктора Бордо. Схватив трубку, прежде чем нервы устроили забастовку, я позвонила в справочную, узнала номер и пальцем, превратившимся в вялую сосиску, крутанула диск. В этот момент я от всей души посочувствовала телефонным хулиганам.

– Санаторий «Эдем»…

– Д-д-д… – Я понизила голос настолько, что он застрял где-то в районе пищеварительного тракта. Ладно, предпримем еще одну попытку. – Добрый день, это сестра Джонс, – прохрипела я. Ну же, шевели мозгами, Элли! – Э-э-э… из деревенской больницы. У доктора Брауна возникли проблемы с пациенткой… расщепление личности, шестьдесят одна ипостась. Рекорд своего рода, как считает доктор Браун. Он интересуется, не заглянет ли доктор Бордо к нам в свободную минутку и не поделится ли опытом? Случай наверняка будет описан во всех медицинских журналах.

– Не сомневаюсь, что доктор поможет вам с огромным удовольствием. Но сегодня у доктора Бордо выходной, и он давно ушел. Можно ли ему приехать в другое время, сиделка Джонс?

– Боюсь, что нет. Пациентка вряд ли протянет больше часа. Такая возможность, знаете ли, выпадает раз в жизни.

У доктора Бордо выходной! Вот удача так удача! У меня вырвался громкий вздох облегчения. Чем я рискую, если прокрадусь в санаторий и поболтаю с какой-нибудь пациенткой? Ровным счетом ничем, кроме своей никчемной жизни. А если справлюсь с ролью безумицы, подыскивающей санаторий с подходящими… или неподходящими условиями, то не только останусь жива, но и добуду информацию. Я улыбнулась портрету Абигайль. Мне почудилось, что она подмигнула, но, возможно, просто тень легла от окна.

* * *

В моем прошлом толстухи есть и свои преимущества. Откопать в гардеробе бесформенное одеяние не составило труда. Приложив платье к себе, я посмотрела в зеркало: огромные белые горошины на красном фоне. Не самый идеальный вариант. Если стану разгуливать с расстегнутым пальто, этакий гигантский мухомор будет видно за милю. Но платье пузырилось на талии, и это решило все сомнения. Теперь самое главное – обдумать технические детали. Чем бы воспользоваться? Подушкой? Нет, слишком велика, даже в самые худшие времена у меня не было такого брюха. Думочка хорошо держалась, но не давала нужного эффекта. Мне надо было выглядеть стопроцентно, неумолимо беременной, чтобы никакая накрахмаленная медсестра не посмела разговаривать со мной иначе как благоговейным шепотом. Я прошлась по комнате, стараясь ступать вперевалочку, как беременные. Из чего бы сотворить младенца? Ах, если бы здесь была Доркас! У нее немедленно возникла бы какая-нибудь яркая идея. Яркая! Это то самое слово! Я кинулась в комнату подруги, ностальгически вдохнула запах «Атлетического дезодоранта» и нашла коробку с воздушными шариками, остатками от нашего свадебного празднества. Милая Доркас! Я вспомнила, как она развешивала шарики в холле, я почти слышала ее голос: «Классная идея, Элли, старая клюшка!» М-да… Возможно, она и не назовет мою идею такой уж классной, если вернется домой и не обнаружит меня там, где оставила.

Воздушный шар выглядел замечательно, но из-за своей легкости то и дело норовил перекатиться на спину и превратиться в горб. Эту проблему я мигом решила, налив в шарик воды. В драндулете выяснилось, что по причине «беременности» совершенно невозможно дотянуться до руля. «Ребеночек» полетел в угол, я же выскочила из машины и с сумкой наперевес поскакала обратно в дом, чтобы беззаботным тоном сообщить Мамуле и Папуле о том, что решила прошвырнуться за покупками.

– Как хорошо, Жизель, что у тебя так много свободного времени. – Спицы Магдалины сновали туда-сюда, высекая искры в солнечных лучах. Кафтанчик для Пуси рос на глазах.

Я ничем не рисковала, приглашая ее присоединиться ко мне – с того самого вечера в «Абигайль» Мамуля старалась не выходить из дому, хотя уже не запирала с прежним тщанием все окна и двери.

Папуля оторвал взгляд от моего деревянного торта и погладил лысину.

– Да поезжай с ней, Мэгги, почему бы и нет? – Голос его скрипел, словно заржавелый. Ничего удивительного – столько времени не разговаривать с родной женой.

Спицы замедлили бег.

– С другой стороны, – продолжала я с мерзким чувством, что протянула ребенку конфетку и тут же отдернула обратно, – погода очень промозглая.

– Тогда не надо. Мэгги у нас грудью слабая. – Папуля прокашлялся и вернулся к торту.

Пересекая двор, я услышала позади подозрительный шорох, но не замедлила шаг. Незачем доставлять Тобиасу удовольствие, показав, что он напугал меня до полусмерти. Меня гораздо больше беспокоил Человек в Плаще, а наша природа такова, что мы не умеем бояться всего сразу. Кроме того, я сильно подозревала, что Человек в Плаще – это Страш, отправленный на стражу. Подозрение не пропало даже после того, как на мой вопрос он ответил: «Я, мадам? Но вы ж вроде говорили, что у того типа зубы гнилые!» Сейчас я боялась только того, что шарик лопнет прежде, чем я доберусь до «Эдема». Сжимая. руль, я мчалась вниз по Скалистой дороге.

За первым же поворотом обнаружились Эдвин Дигби и Герцогиня, шагавшие навстречу. Перья гусыни сияли ледяным блеском, клювом она то и дело тыкалась в хозяина. Съехав с сиденья, так что колени терлись о дно машины, я твердо вознамерилась никого не слышать и не видеть, но все-таки до меня донесся голос мистера Дигби:

– Погодка как раз для того, чтобы раздавить прохожего, миссис Хаскелл!

Ага, или бутылочку-другую в «Темной лошадке». Ах, если бы только я не питала тайной симпатии к мистеру Дигби и не подозревала, что именно он может оказаться движущей силой ужасных преступлений!..

«Хайнц» показал норов, как только я выехала из деревни. Он принялся жалобно стонать, и ветер эхом вторил его завываниям. Несколько раз – готова в этом поклясться! – эта дрянь пыталась самостоятельно двинуться назад, но секрет опытного водителя в том, чтобы никогда не давать машине поблажек. Когда передо мной замаячила длинная серая стена больницы, я свирепо дернула рычаг передач. Меня осторожно обогнал желтый фургон, потом мимо пронеслась темно-зеленая машина. Руль трепыхался в моих руках, как осиновый лист, но я, упрямо всматриваясь в каменных орлов над воротами, проехала по дорожке и остановилась, только когда перед носом выросла каменная громадина санатория. В этот момент я пожалела, что дорожка не ведет на край света.

Заботливо пристроив шар на животе и проехав еще несколько метров, я затормозила на усыпанной галькой площадке перед домом. Если прятаться и таиться, скорее привлеку к себе внимание, к тому же в случае необходимости мне не обойтись без прыжка с верхней ступеньки крыльца прямо в машину. Продолжая уговаривать себя, что все идет как нельзя лучше (людоеды Добряк и Злюка на глаза не показывались), я взяла себя в руки – вернее, во вспотевшие ладони – и стукнула дверным молоточком. Шар, казалось, был налит жидким свинцом, а не водой. Дверь открылась чересчур быстро. Передо мной выросла здоровенная медсестра в кружевном чепчике.

– Чем могу служить?

Глаза у нее были как пули, а лицо словно высечено долотом. Она источала аромат хлорки, как Рокси – розового масла. Прижав обе ладони к пояснице, я шагнула вперед, заставив ее отступить.

– Я… я миссис Хайнц. Надеюсь, вы меня ждете? Мой врач предложил убедиться, подходящие ли здесь условия. У меня срок подходит…

Медсестра изумленно вытаращилась! Неужто я провалила все дело в самом начале и слово «срок» уже не употребляется в акушерстве? Я бережно прижала к себе выпуклость под платьем.

– Какой срок? Тут не тюрьма… – Медсестра побледнела в тон халату.

– Конечно, нет, дом выглядит очень даже уютно…

Я сделала еще шаг вперед и оглядела пол в черно-белую плитку и белые стены под лепным потолком. Лестница круто вздымалась вверх, разделяясь надвое.

– Миссис Хайнц? – переспросила медсестра. – У вас нервный срыв?

– Что вы, в моем-то положении! Дорогой доктор Падински (если он хорош для Мамули, то для меня и подавно сойдет) не устает предупреждать, что любое нервное потрясение может пагубно сказаться на малыше, поэтому он и просил меня заранее посмотреть клинику.

– Миссис Хайнц, – ледяным голосом возразила сестра, – каким образом посещение санатория для женщин с нервными заболеваниями облегчит вам роды?

Выкрашенный белой краской стул был под рукой.

Я неуклюже опустилась на него, выгнув спину и расставив ноги.

– Не может быть! – проблеяла я. – Разве это не родильный дом Читтертон-Феллс?

– Ни в коем случае! – Медсестра открыла дверь. – Вы немного заблудились. Поверните влево на Кост-роуд, проедете две мили и сразу увидите: такое современное здание из красного кирпича.

– Как глупо с моей стороны! – Я рассмеялась, но тут же весьма артистично охнула, прижав руки к животу-шару, закатила глаза и откинула голову.

Медсестра сразу выпустила дверь.

– Что такое? Роды начались? – Глаза ее почти подобрели, но я не дала себя обмануть: из-под белого халата выглядывала брошка с черными птицами.

– У меня в последнее время часто бывают приступы боли. Доктор Падински говорит, что это ложные схватки, в таких случаях надо прилечь. – Я изобразила дрожь. – Что он скажет, если узнает, что в таком состоянии я села за руль и отправилась в дорогу?! Нельзя ли мне прилечь где-нибудь? Обычно эти приступы длятся не дольше получаса.

Она оглянулась (воровато, как мне показалось) на широкий холл и лестницу.

– Я не могу рисковать малышом… доктор Падински рассердится на нас… то есть на меня.

Хотя я быстро поправилась, множественное число сделало свое дело: медсестра испугалась.

– Конечно! В «Эдеме» мы гордимся предупредительным отношением к пациентам. – Она почти весело погладила меня по плечу. – Жаль, что сегодня у доктора Бордо выходной, а то он с удовольствием осмотрел бы вас.

– Это было бы замечательно!

Сильные пальцы медсестры сомкнулись у меня на запястье, как наручники. Она затащила меня в комнатку, которая служила малой гостиной в старые времена, когда дом был усадьбой, а не больницей. Стеклянные двери вели в сад, и я увидела угол Вдовьего Флигеля. С болью в сердце я подумала об Алисе, ее немощной матери и старушке няне. Наверное, для них будет лучше, если они вырвутся из криминальных лап зловещего доктора Бордо, но шок может им дорого обойтись.

– Это комната для посетителей. – Медсестра помогла мне прилечь на потертую коричневую кушетку. – Я измерю вам пульс и давление.

– Ну что вы, не надо беспокоиться…

– Принести вам стакан воды?

– Вы так добры! Но я предпочитаю просто полежать эти полчаса в одиночестве. Трудно расслабиться, если знаешь, что в комнату могут войти.

– Ну хорошо. – Она поправила на стуле вышитый чехол (похоже, его вышивали на сеансах трудотерапии) и ушла.

Я выждала целую минуту, затем вскочила и на цыпочках прокралась к двери. Осторожно повернула дверную ручку – та отозвалась пронзительным визгом – и приложила глаз к микроскопической щели. Холл был пуст. Однако пересечь его было все равно что переплыть Ла-Манш.

Собравшись с духом, я выскользнула из комнаты и шмыгнула к ступеням, Лестница показалась мне отвесной стеной. Совершив восхождение, я вытерла липкие ладони о пальто и тихонько постучала в первую же попавшуюся дверь. Не дождавшись ответа, дернула за ручку. Дверь не поддалась.

– Это вы, сестра? – жалобно прохныкал голос. – Я буду отдавать вам свой манный пудинг всю неделю, если вы уговорите доктора не делать мне больше уколов.

– Надеюсь, вам лучше, миссис Фрибрен, – сказала я, скользнув взглядом по табличке с именем.

Неужели дверь заперта из-за того, что пациентка оказалась слишком трудной, упрямо погрязшей в раскаянии? Или же она представляет опасность для доктора: сбежит и объявит его негодяем?

С тем же результатом я попыталась открыть двери Мэри Уоллес, Дорис Арч, Иды Паркхерст. Попробовать поговорить с ними через замочную скважину или это окажется пустой тратой времени? Да и как в такой ситуации за три секунды расположить человека к себе?

– Ида, я миссионерка, отпускаю грехи. Помогите мне выполнить план по спасенным душам.

Ида не ответила, зато послышался отчетливый шум. Ручка выскользнула из взмокших ладоней. Ну вот, снова шум: явно шаги по лестнице. Все, попалась, сама накинула себе петлю на шею. Куда бежать? Разве что прыгнуть через перила, но беременные женщины вряд ли увлекаются экстремальной акробатикой. Вся в поту, я схватилась за ручку очередной двери, и – о чудо! – она подалась. В мгновение ока я очутилась в чулане, забитом метлами, тряпками и швабрами, пропахшем хлоркой. Все это я увидела в неверном пламени зажигалки.

– Привет, детка! – радушно сказала обитательница чулана.

Она сидела на пылесосе с сигаретой в зубах. По виду это была вполне приличная женщина, я хочу сказать, она не походила на медсестру, но я все равно смотрела на нее с ужасом, прижав палец к губам. Если тот, кто шел дозором по лестнице, почувствует запах дыма или заметит, как он выползает из-под двери чулана, нам конец! Тем более конец, если кончик зажженной сигареты коснется моего живота и я с треском лопну. Я затаила дыхание. Зажигалка погасла. Шаги поравнялись с дверью и проследовали мимо. Завтра из благодарности скуплю все запасы хлорамина в местной аптеке!

– А-а, молодая миссис Хаскелл, верно? Я вас видела в деревне, – раздался в темноте голос моей сокамерницы.

– Да, а вы?… – От тесноты, дыма и рискованной ситуации я начала задыхаться. Зажигалка снова щелкнула, передо мной сидела дама средних лет с доброй овечьей физиономией.

– Беатрис Мукбет. Неожиданная встреча, но очень-очень приятная. Хотя, если подумать, так вы второй человек, с которым я сталкиваюсь в этом чулане. Сначала тут побывал мужчина с такой странной фамилией… Стриж? Краж?

– Страш?

– Вот-вот! – Кончик сигареты энергично закивал. – Он очень заинтересовался, когда узнал, что мой покойный муж был слесарем, большим специалистом по замкам… Я проработала бок о бок с ним всю нашу совместную жизнь. Подумать только, что замужество принесло мне единственную радость (не считая двух вполне симпатичных детей) – умение выбраться из заточения ради перемены обстановки и сигаретки. Как грустно!

– Очень грустно.

– Все та же печальная история, правда, голубушка? Женщина живет по правилам, которые установил для нее муж. А муж считает, что ее место у плиты. Женщина растит детей, обустраивает гнездо, и все только для того, чтобы в один прекрасный день услышать, что он нашел себе женщину помоложе и покрасивее, которая живет в свое удовольствие. Ничего удивительного, что я вступила во Вдовий Клуб, удивительно, как это женщины косяком не идут в ломбард заложить обручальные кольца, чтобы оплатить убийство своих мужей.

– Совершенно верно.

Я отшатнулась к стене, угодила ногой в ведро, и швабра не замедлила треснуть меня по затылку.

– Господи, что вы обо мне подумаете! – раздался голос миссис Мукбет. – Я даже не спросила, не мешает ли вам дым!

– Ну что вы, вовсе нет.

– Если помните, его машина свалилась с обрыва в пропасть. Относительно быстро и безболезненно. Я не хотела, чтобы он мучился. Он был неплохим человеком, но плохим мужем. Такое часто случается, правда?

– Да.

Я прислушивалась, не донесутся ли снова шаги. Красный огонек погас. Наверное, миссис Мукбет затушила сигарету.

– Приятно было поболтать, миссис Хаскелл. Как-нибудь обязательно встретимся и поговорим. Но мне пора в свою комнату. Довольно уютная, знаете ли. Фотографии моего песика Джорджа и кошечки Шалуньи. Дочка приютила моих питомцев. На время, конечно. Скоро я отсюда выберусь.

– Это будет замечательно! Миссис Мукбет, пока вы не ушли… вы не знаете, кто основал Вдовий Клуб?

– Не знаю, милочка. – Она осторожно приоткрыла дверь чулана. – Но если бы и знала, не сказала. Не предавай клуба своего, есть такая заповедь. Я и так никогда не смогу искупить вину перед подругами по клубу за то, что спасла этого противного мистера Шиззи. – Она наклонилась и подобрала окурок.

Мы на цыпочках добрались до ее двери. Вытащив из кармана гнутую проволочку, миссис Мукбет ловко вставила ее в замок. Лишь спустившись в холл, я сообразила, что она даже не спросила, как я очутилась в чулане.

С тех пор как я видела холл в последний раз, он, похоже, увеличился вдвое. Господи, только бы пробраться в комнатку и лечь на кушетку раньше, чем встречу медсестру-вышибалу! Может, и получится… В холле ни малейшего признака белых халатов, человеческим – или, вернее сказать, нечеловеческим – духом не пахнет…

– Миссис Хайнц, где вы были?

Я вздрогнула, обернулась, в отчаянной попытке вызвать жалость схватилась за живот и с ужасом услышала кошмарный звук. Чпок! По ногам хлынула вода. Вытаращив глаза на медсестру, я подумала: неужели я выгляжу такой же ошалевшей, как и она?

– Похоже, – голос медсестры дрожал, – у вас отошли воды!

– Ах, вот в чем дело! – Я завороженно уставилась на лужу под ногами. – Мне стало нехорошо, и я пошла искать вас. Знаю, не надо мне было подниматься по ступенькам… Пожалуйста, позвоните доктору!

– Вашему доктору Падински? Но доктор Бордо уже должен был вернуться… Наверное, он во Вдовьем Флигеле!

– Ни в коем случае! Я хочу видеть только доктора Падински!

Медсестра с облегчением вздохнула.

– Очень хорошо. Я немедленно позвоню ему, как только отведу вас в комнату для посетителей.

– Нет! – пискнула я, благо ситуация позволяла не обременять себя излишней вежливостью. – Я лягу сама, а вы позвоните доктору Падински немедленно.

До комнаты для посетителей оставалось несколько шагов. Я ввалилась внутрь, захлопнула дверь и кинулась к стеклянным дверям в сад. Удастся ли обежать дом и юркнуть в машину, прежде чем медсестра поймет, что доктор Падински практикует совсем не в этом графстве? Не дай бог эта ведьма что-нибудь заподозрит! Быть может, она сейчас разговаривает с доктором Бордо, слушая его указания? Потом схватит шприц с ядом и помчится за мной на всех парах. Или постарается спустить это происшествие на тормозах, поскольку сама виновата, и доктор Бордо будет очень-очень недоволен?

Я метнулась через лужайку. Безнадежность положения давила на меня, как мешок свинца. В любую минуту может появиться доктор, а за ним по пятам – злобные собаки. Сама природа уже угрожала мне: ветер хватал за волосы, деревья выскакивали из тумана и хлестали по лицу, бедром я ударилась о скамейку. Донесся собачий лай.

Впереди неожиданно вырос Вдовий Флигель. И там не найти мне убежища. Алиса – совсем ребенок, ее мать – калека, няня старенькая. Доктора Бордо здесь уважают… даже обожают.

Поравнявшись со стеклянной дверью в сад, вроде той, из которой только что выскочила, я осторожно заглянула в комнату. Передо мной была та самая гостиная, где мы с Анной переводили дух, но на сей раз кушетка у камина была пуста. Посреди комнаты стояла Алиса, в свете люстры ее рассыпавшиеся по плечам волосы казались скорее каштановыми, чем русыми. Меня поразила какая-то неуловимая перемена в ее внешности. Платье, в отличие от всех предыдущих, на сей раз было чересчур взрослым – облегающий наряд из зеленого шелка. Вторым человеком был доктор Бордо. Я не видела его лица, потому что Алиса возбужденно расхаживала по комнате, размахивая руками. Они о чем-то явно спорили. Мне это только на руку, но жалко бедную девочку.

Стуча зубами, я пробежала под окном, обогнула угол дома и бросилась к подъездной дорожке. Добряк и Злюка замерли возле «хайнца», оскалив зубы. Я-то думала, что остолбенею от ужаса, но ничего подобного! Возможно, жизнь с Пусей меня закалила, но в любом случае я предпочла бы собак медсестре. Игриво оскалившись в ответ, я швырнула в собачек горсть гальки. Взвизгнув от восторга, они с высунутыми языками кинулись ловить камешки, а я сделала последний рывок к машине и дрожащими руками повернула ключ зажигания, не отрывая взгляда от дверей санатория. С силой вдавила педаль газа и взмолилась: «Миленький „хайнц“, только не подведи!» Врубила заднюю передачу и юзом покатила по аллее. Я не могла себе позволить тратить драгоценные секунды на разворот.

Мне надо было не только уносить ноги, но и поскорей добраться до сестриц Трамвелл, чтобы все им рассказать. Визит в санаторий «Эдем» окончательно и бесповоротно убедил меня в том, что необходимо поведать полиции о деятельности Вдовьего Клуба. Да, сначала люди в мундирах скептически отнесутся к нашим показаниям, но я вместе с Примулой и Гиацинтой пойду в участок и расскажу все, что мне удалось узнать. Я больше не хочу – не могу! – изображать сыщика-любителя. Слишком велик риск! Не желаю окончить свои дни в чулане со швабрами и не позволю впутывать в это Бена. Я все еще чувствовала на своей руке хватку медсестры-вышибалы, видела ее стальные глазки-пули. Если уж такая женщина трепетала от страха перед доктором Бордо… спаси нас, Господи, и помилуй!

* * *

Сидя в кожаном лиловом кресле и трясясь от страха, я коротала время в холле отеля «Пеблвелл». Я уже сбилась со счета, сколько чашек кофе выхлебала и сколько человек поднялось и спустилось по устланной ковром лестнице. Незаметно все они почему-то оказались с овечьими физиономиями, точь-в-точь как у миссис Мукбет, все, как один, щеголяли в серых мохнатых кофтах и громко блеяли… Когда я проснулась, сестриц Трамвелл все еще не было. А что, если они вообще не вернутся? Решили, что недостаточно подготовлены для расследования зловещих убийств, и отправились в свою идиллическую деревеньку? Ужас захлестнул меня ледяными волнами. А если Анну собьет машина? Ее вещи перетряхнет полиция, найдет мое чертово письмо к Доброй Надежде. Как там было написано?.. Плевать на полицию! Вдруг этот проклятый листок попадет к Бену?! Я принялась вышагивать между диванами; на каждом третьем шаге натыкаясь на неуклюжий журнальный столик. Портье не спускал с меня глаз, а я не отрывала взгляда от часов над камином. Сестры все не возвращались. Когда два пожилых джентльмена с газетами под мышкой вторглись на мой диван и завели неспешную беседу о тетеревиной охоте, терпение мое лопнуло.

«Хайнц», чудо из чудес, завелся с полпинка. В непроглядной темноте я пронеслась через Читтертон-Феллс, вылетела на Рыночную улицу. Надо во что бы то ни стало вернуть письмо! Уличный фонарь разливал серебристое сияние возле «Антикварной лавки Делакорта». Я остановилась у обочины, спустила ногу на тротуар, собираясь выбраться из машины и едва не взвизгнула: ноги коснулось что-то мягкое. Герцогиня! Гусыня с надеждой взглянула на меня и гоготнула. Я оглядела улицу, но мистера Дигби нигде не было. Должно быть, прохлаждается в «Темной лошадке».

– Ты покинула свой пост? На тебя это не похоже, верная душа, – пробормотала я, погладив Герцогиню. – Увидела знакомого? Некоторые люди не заслуживают своих гусей.

Она жалобно глянула на меня и заковыляла прочь.

На двери лавки висела табличка «Закрыто», но, быть может, Анна еще не заперла двери. Так оно и оказалось. Я ступила в таинственный сумрак, где призраками маячили силуэты мебели и звенела увертюра к «Вильгельму Теллю».

– Анна! – окликнула я, нащупывая выключатель. Комната озарилась резким ярким светом. – Анна!

Нет ответа. Ночью лавка выглядела по-другому, не такой уютной, словно что-то было здесь не так. Нет, словно чего-то не было. Впрочем, это же магазин, где выставлено на продажу все, кроме кассового аппарата. Я тряхнула головой, но события дня не отпускали меня. Какие последствия повлечет за собой мой визит в «Эдем»? И что я скажу Анне? Смогу ли убедить полицию, что Наяда окажется в смертельной опасности, если вдовы изменят своим принципам и начнут убивать не только мужей, но и жен? Я двинулась в глубь магазина, уговаривая себя не трусить. Так, поднимусь по лестнице и как ни в чем не бывало постучу в дверь квартиры. Я отдернула желтые гардины… Постучу и скажу: «Привет, Анна, я все думала про то шутливое заявление…»

Я споткнулась и рухнула на пол, едва не потеряв сознание от страха. Когда пришла в себя и кое-как поднялась на ноги, то нос к носу столкнулась с Анной. Ее глаза были широко раскрыты, прическа и старомодный наряд элегантны, как всегда.

Имелось лишь одно отличие, но какое! Анна была мертва. Две стрелы пришпилили подбитые ватой плечи к стене, третья пронзила грудь.

Я не ошиблась: в лавке действительно кое-чего недоставало. Арбалета и колчана со стрелами, висевших на стене.

Я стояла и смотрела на женщину, которая была моей подругой, пока не услышала треньканье увертюры к «Вильгельму Теллю».

Из протоколов Вдовьего Клуба. Протокол совещания Правления, понедельник, 11 мая

Протокол мартовского собрания зачитан и утвержден. Казначей Мэри Эллис доложила о текущем балансе в размере 139 фунтов 71 пенса и опровергла обвинения Бетти Уайт в том, что 2 фунта 13 пенсов были мошеннически израсходованы на покупку удобрений для Садоводческой секции. Председатель комиссии по культурно-массовой работе Марта Гроп внесла на рассмотрение предложение сделать ежегодной экскурсию в Мерлин-Корт. Предложение поддержано миссис Ширли Шиззи и единодушно одобрено Правлением. Миссис Агнес Левин из Приемной комиссии распространила копии исправленной и дополненной телефонной анкеты для будущих членов Клуба. После исправления трех орфографических ошибок и двух опечаток документ был принят к немедленному использованию двумя третями голосов. Исправленный экземпляр прилагается. Сервирован ужин (какао и булочки с изюмом). Собрание экстренно закрыто в 21.36 при получении известия о смерти Анны Делакорт. Секретарь Киттис Порридж. Телефонная Анкета Вдовьего Клуба.

Член Приемной комиссии. Добрый день, миссис (напр., Джейн Смит). Я звоню по просьбе нашей общей знакомой, которая утверждает, что вы всерьез рассматриваете возможность вашего вдовства. Миссис Джейн Смит. А. Совершенно верно, б. Это что, телефонное хулиганство? (Если звучит ответ В, следует сделать вид, что вы звонили совсем другой Джейн Смит, которую хотели разыграть. В случае ответа А продолжайте разговор, как указано ниже.)

Член Приемной комиссии. Давайте убедимся, что мы правильно поняли друг друга. Вы мечтаете, чтобы вашего мужа убили?

Миссис Д.С. Просто сплю и вижу.

Член Приемной комиссии. Ну что же, миссис Смит, вы именно та женщина, которую мы хотим видеть во Вдовьем Клубе, местной организации, предлагающей большой диапазон общественной и культурной деятельности, помимо службы Управления Раскаянием. Ваш спонсор с удовольствием обсудит с вами все детали, если вы захотите посетить нас.

Миссис Д.С. А когда меня могут принять в ваши ряды?

Член Приемной комиссии: Вот этого я не могу вам сказать. Срок варьируется от нескольких дней до нескольких месяцев. Советую вам начать эмоционально готовиться. Побольше отдыхайте и делайте упражнения для укрепления нервной системы. Постарайтесь воспринимать мужа так, как если бы вы отправляли его в долгую-долгую командировку. Старайтесь быть к нему добрее – в будущем это принесет пользу вам обоим.

Миссис Д.С. Я горю желанием немедленно взяться за дело.

Член Пр