Book: Приключение доктора Хирна



Приключение доктора Хирна

Артур Ландсбергер


Приключение доктора Хирна

Роман входит в сборник «Пуговица – Камея»

Доктор Хирн решил во что бы то ни стало провести знаменитого сыщика и разыгрывает… преступление в собственном доме.


Текст печатается по изданию 1926 года, Ленинград, издательство «Книжные новинки»


Приключение доктора Хирна

Этот доктор Хирн был сущий дьявол. Ему было лет под сорок, и бог весть сколько он уже пережил! Если даже половина того, что о нем рассказывали другие и что он сам говорил о себе, была правдой, то и этого хватило бы, чтобы заполнить жизнь полдюжины людей, ищущих приключений.

Почему же он до сих пор не мог остепениться? Вот уже два года, как в Марии Орта он нашел подругу, в обладании которой ему завидовал весь свет. Созданный ею образ Кармен был известен как в Берлине, так и в Нью-Йорке, и не только директора больших оперных театров и аристократы вроде Вандербильта, но и настоящие потомки рыцарей с многовековыми родословными одинаково страстно и безуспешно ухаживали и добивались благосклонности красавицы. Но Мария Орта любила доктора Хирна и была ему верна.

Чем занимался доктор Хирн? Чем он жил? Но ведь я уже сказал, что он был сущим дьяволом. Он представлял себе жизнь, как гастрольный спектакль, на который ни в коем случае не следует смотреть серьезно. Если приглядеться к миру, то есть к сцене, где происходил этот спектакль, то мир напоминал огромную арену, на которой копошились миллионы ничтожных пигмеев. Они двигались с такой важностью и деловитостью, как будто вся вселенная только зиждилась и существовала для них. Вопреки геологии, которая доказывала, что мир существовал миллионы лет еще до появления первого человека на земле; наперекор пастырям, проповедующим человечеству в течение тысячелетий, что жизнь человека похожа на легкое дуновение, что дни его жизни подобны проходящей тени; наперекор всем мудрецам, начиная от Платона и кончая Ницше, которые учили людей, что жизнь не стоит того, чтобы смотреть на нее серьезно и даже несмотря на то, что люди видели собственными глазами, как великие мира сего, которым они поклонялись, умирали, ничего не унося с собой в могилу и не оставляя заметного следа после себя, – несмотря на все это, каждый старался сохранить важность и торжественность и чувствовал себя центром вселенной. Но доктор Хирн думал иначе. Он сознавал свою незначительность так же хорошо, как незначительность других людей. Будь он коронованной особой или бродягой с большой дороги, нищим или ученым с мировой славой – по сравнению с вечностью между ними исчезало всякое различие: один был так же ничтожным, как и другой.

У доктора Хирна существовало только два убеждения, по которым он жил: ни к чему не относиться серьезно и спасаться от единственной опасности – от скуки. Его большое состояние и свойство его натуры – во всех жизненных явлениях, даже самых серьезных, находить смешные стороны, давали ему возможность жить согласно этим убеждениям. И так как фрау Орта тоже смотрела на жизнь легко и радостно, то можно было понять, почему доктор Хирн говорил всякому, кто изъявил готовность его выслушать:

– Если бы мне предоставили выбор, кем я хочу быть, то я хотел бы быть только доктором Хирном и никем другим.

Хирн любил животных больше, чем людей. Парк, в котором была расположена его кокетливая вилла, напоминал зоологический сад. Но охота не была его страстью. Он предпочитал ловить зверей живыми и создавать им в своем огромном парке жизнь, наименее походившую на заключение и наиболее соответствовавшую их привычкам на воле. Он изучал мир их чувств, их характер, их особенности, но нельзя сказать, чтобы после этих поучительных уроков его любовь к людям возрастала. Он все больше удалялся от людей и поэтому терял свое значение также и в их глазах. Они смеялись над ним и называли его отшельником. При этом важность, которую они напускали на себя и придавали всему, что происходило вокруг них, высокомерие, с которым они отрицали все сверхъестественное и считали неразумным все, что было непостижимо их разуму, короче говоря: мания людей считать себя венцом творения, – вот что было причиной, отталкивавшей от них доктора Хирна.

Мария разделяла его воззрения, и поэтому они оба предпочитали свой парк салонам большого света, где не было ничего естественного и где каждый старался казаться значительнее, чем был на самом деле.

У Хирна был тюлень по имени Тони, которого он поймал на песчаной отмели вблизи Копенгагена. Это было чудное, преданное существо, которое с легкостью училось разным штукам. Как только Хирн появлялся у его клетки, он вылезал из своего бассейна, подползал к нему, клал свою тяжелую круглую голову на его колени и смотрел на него своими добрыми глазами. Вероятно, когда его поймали два года назад и завязали в мешок, он ожидал другой участи. Спокойный образ жизни, который он вел в парке Хирна, старательный уход и хорошее питание, которое ему не приходилось добывать самому, хорошее обращение и игры, которые затевали с ним, – все это сделало из прежнего Тони, ненавидевшего людей, добродушного и благодарного зверя. Кто наблюдал за Тони, тот понимал, что он доволен своей судьбой.

Но с некоторого времени в его глазах появилось выражение тоски, аппетит его пропал, и он не так охотно принимал участие в играх, как прежде; короче говоря, все указывало, что в нем произошла какая-то перемена. Хирн посоветовался с ветеринаром. Тот посмотрел тюленя и прописал лекарство. Но состояние Тони все ухудшалось. Хирн вскоре открыл причину этой болезни. На некотором расстоянии от клетки Тони он поставил чучело тюленьей самки. Результат получился поразительный! Вялая морда Тони ожила, он не отходил от решетки, тянулся по ней вверх, повизгивал, одним словом, Хирн понял, в чем дело. Он вошел в клетку к Тони, похлопал его по спине и обещал ему самку, к которой еще не прикасалась человеческая рука. Благодарный взгляд Тони говорил, что он понял хозяина.

В тот же день Хирн собрался для поездки в Копенгаген. Перспектива остаться надолго одной без мужа не очень-то обрадовала Марию. Хирн предложил ей сопровождать его, и она позвонила своему директору по телефону. Тот пригрозил неустойкой. Хирн заявил, что готов заплатить неустойку. Но директор был неумолим. Он заревел в телефонную трубку:

– Если вы уедете, то нарушаете контракт и лишаетесь права выступать в театре в течение пяти лет.

Мария Орта была вне себя. Она так топала своими хорошенькими ножками, что вся прислуга, обедавшая этажом ниже, испуганно вскочила. Она так кусала зубами свой ажурный кружевной платочек, что разорвала его на клочки.

– Плюнь на свое глупое искусство, – посоветовал Хирн. – Будь пять лет свободным человеком.

– А через пять лет, – возразила Орта, – я буду старой и уродливой, и ни один директор не захочет меня знать. Нет, это невозможно! Будь милым, Хирн, – молила она нежно, – и откажись от поездки. Отложи ее!

– До тех пор пока ты станешь старой и уродливой? Нет! Тони ни в коем случае не может так долго ждать. Я ему обещал и должен сдержать слово.

– Значит, тюлень тебе дороже меня?

– Как ты можешь так говорить?

– Твоему тюленю нужна самка. Хорошо, я с этим согласна, но я требую от тебя, чтобы ты понял, что мне нужен ты!

Хирн старался уговорить ее. Неделя скоро пройдет. Раньше, чем она выучит свою новую роль до конца, он вернется. Но Орта не хотела даже слушать. Между ними произошла маленькая сцена, и в результате Тони одержал верх.

Петер, преданный камердинер Хирна, прослуживший у него около двадцати лет и настроенный всегда так же, как его хозяин, упаковывал чемоданы. Марии пришлось примириться с неизбежным; она нежно попрощалась с мужем и махала ему из окна, когда он уехал в своем автомобиле в сопровождении Петера, который сопровождал его во всех поездках.

У Хирна было еще много времени до отхода поезда. Он заехал по дороге в гольф-клуб, членом которого состоял. Но заехал он туда не для того, чтобы попрощаться со своими друзьями, которых ни во что не ставил, а по той простой причине, что хотел захватить с собой в дорогу несколько бутылок превосходного шотландского виски. Петер ожидал его в автомобиле, нагруженном чемоданами. Хирн велел позвать в приемную заведующего погребом.

Пока тот ходил за виски, Хирн заглянул через высокие стеклянные двери в маленький зал для докладов, расположенный на нижнем этаже. Члены клуба во фраках сидели вокруг какого-то незнакомого господина с резкими и надменными чертами лица. Хирн не знал этого человека. Он говорил, оживленно жестикулируя, и все присутствующие находились под впечатлением его рассказа.

– Кто этот господин? – спросил Хирн клубного слугу.

– Разве господин доктор не знает его? – удивленно ответил тот.

– Зачем бы я тогда стал спрашивать?

– Ведь это мистер Пино! – А так как лицо доктора Хирна ничего не выражало, он добавил: – Знаменитый сыщик.

– Неужели?

– Недавно он задержал трехсотого преступника. «Тоже юбилей своего рода!» – подумал Хирн и

осторожно приоткрыл стеклянные двери так, чтобы его не заметили, но чтобы он мог услышать, что рассказывал знаменитый сыщик. Его аудитория была как бы загипнотизирована. Слушатели все теснее окружали рассказчика и все ближе придвигали к нему свои кресла. Взгляды их были устремлены на его губы, и, казалось, они забыли все, что происходило вокруг. Стакан с виски выпал из рук одного из присутствующих. Он этого даже не заметил, так же как его сосед, которому холодная жидкость вылилась на фрачные брюки. Не прерывая своей речи, Пино, король сыщиков, всунул свой собственный стакан в его полуоткрытую руку, которая сохранила прежнее положение. Горящая сигара выпала изо рта другого господина. Пино ловким движением растоптал ее и, продолжая рассказ, вынул из собственного кармана другую, зажег ее и вложил внимательному слушателю в оставшийся открытым рот. Когда же Пино заговорил о том, какую роль сыграл его револьвер во время преследования преступника, и, воодушевленный напряженным вниманием и горячим участием своих слушателей, для усиления эффекта вынул из кармана вместо револьвера «вечное перо», многие из присутствующих в испуге вскочили со своих мест и спрятались за тяжелые дубовые кресла. Хирн несколько раз проводил рукой по лбу и спрашивал себя:

– Возможно ли это? В действительности ли я все это вижу и слышу?

История, которую рассказывал Пино, казалась ему маловероятной, а легковерие и испуг, овладевшие членами клуба, были для него совершенно непонятны.

Пино рассказывал:

– Однажды ночью я шел по пустынной улице. Вдруг вижу, что в одном из домов из окна четвертого этажа свисает веревка. Я моментально решился, взобрался по ней наверх и, достигнув окна, увидел, как в полуосвещенной комнате хозяйничают два бандита. Они вытаскивали все, что было в шкафах, а какая-то женщина, привязанная к стулу, громко стонала. Я осторожно спустился обратно вниз до окна третьего этажа, там обвязал вокруг себя свободный конец веревки и, привязанный таким образом, смело влез в комнату четвертого этажа. Бандиты бросились на меня и завязалась борьба. Во время свалки я нарочно запутал веревку вокруг стула, на котором сидела связанная бандитами жертва. Стул опрокинулся, а я начал отступать к окну. Мой расчет оказался вполне правильным. Когда бандиты выбросили меня из окна, стул и привязанная к нему женщина последовали за мной. Мы повисли вместе на веревке перед окном третьего этажа. Я разбил в нем стекла, и мне удалось ухватиться за подоконник. В этот момент бандиты выглянули из верхнего окна. Они принялись тащить наверх веревку, на которой висели мы – я и несчастная жертва. Но я успел схватить стул и втащить его на подоконник, а затем перерезал веревку. Бандиты, тянувшие веревку, шлепнулись на пол. Я влез в комнату, поставил стул с жертвой посредине и развязал несчастную, которая находилась в глубоком обмороке. Пока я приводил ее в чувство, бандиты спустились к окну по веревке. Я поспешно разбудил людей, которые спали в соседней комнате, рассказал им все, что произошло, и бросился к окну. Я решил спуститься вниз по веревке, чтобы преследовать бандитов, но веревка оборвалась. К счастью, я еще держался одной рукой за подоконник. Я увидел, как бандиты складывали в автомобиль, ожидавший их в нескольких шагах от дома, мешки с награбленным добром, которые они частью стащили, частью сбросили вниз. Я достал из кармана парашют, который всегда ношу при себе, и спустился на нем как раз на крышу отъезжавшего автомобиля. Мне удалось встать на ноги. Я незаметно накрепко запер обе дверцы автомобиля и пробрался вперед к рулю. Угрожая револьвером, я заставил шофера спрыгнуть на полном ходу и направил автомобиль к тюрьме. Мы въехали в тюремный двор, ворота закрылись за нами, полиция открыла дверцы автомобиля и предложила выйти оттуда господам преступникам, которые не имели представления, где они находятся. Полиция забрала бандитов и их добычу. Начальник тюрьмы с благодарностью пожал мне руку, я снял шляпу, сказал: «Не стоит благодарности!» – и удалился.

Хирн с трудом старался сохранить спокойствие.

«Какой хвастун! – думал он. – Какой лгун! У меня сильное желание проучить этого фанфарона».

Это желание, появившееся сперва только вскользь, усиливалось и углублялось с каждой фразой, которую произносил Пино, и наконец выросло в нечто необходимое и неотложное, что должно было непременно совершиться, что завладело всем существом Хирна и не давало ему покоя. Он посмотрел на часы. До отхода поезда оставалось еще около часа. За это время можно много сделать. Он осторожно прикрыл дверь, вышел из клуба через знакомый ему боковой выход, вскочил в первый попавшийся ему автомобиль и велел отвезти себя по направлению к своей вилле. Недалеко от нее он вышел.

– Скажите, где тут живет профессор Гарт? – спросил он шофера.

Тот оглянулся кругом и указал на дом, к которому была прибита дощечка с фамилией знаменитого врача.

– Спасибо! – сказал Хирн и исчез в воротах дома.

Когда автомобиль отъехал, он вышел и осторожно стал пробираться вдоль садовых решеток к своей вилле. Он открыл садовую калитку и осторожно пробрался по лужайке к парадной двери дома, которую он открыл своим ключом. На пороге он остановился как вкопанный, так как в прихожую доносились звуки музыки и громкого смеха. Он знал, что жена его была занята в театре до десяти часов вечера. Теперь было только девять. Что же означали этот шум и музыка?

Он тихонько прокрался вверх по лестнице и прошел по коридору к дверям зала, откуда доносился шум. Один взгляд убедил его, что вся челядь шумно праздновала его отъезд. В первое мгновение он хотел открыть дверь и войти в зал. Но затем он отдернул руку, готовую нажать дверную ручку.

«Один раз, – подумал он, – их можно простить, и я предпочитаю держать в своем доме веселую прислугу, чем такую, которая ходит с вытянутыми лицами. Пусть их веселье стоит мне даже самых дорогих вин из моего погреба! Кроме того, этот пир прекрасно подходит к моему плану».

Он решительно повернулся, поднялся по лестнице наверх и скрылся в своей спальне. Двери он тщательно закрыл за собой и открыл один из огромных стенных шкафов, в которых хранились его платье и белье. После недолгих поисков он вынул оттуда картонку, заглянул в нее и поставил на место. То же самое он проделал с другой, с третьей, пока наконец не нашел того, что искал. Надпись на крышке картонки красноречиво говорила о ее содержимом. Большими буквами на ней было написано: «Костюмы для маскарада». Хирн поспешно снял крышку и начал рыться в целом ворохе костюмов, валявшихся в большом беспорядке среди париков, фальшивых бород и шляп. Он вынул костюм апаша [1], выбрал подходящую бороду и кое-как уложил эти вещи в небольшую картонку. Все остальное он положил на место. Взяв картонку под мышку, он бесшумно прокрался мимо пировавшей челяди в свой кабинет.

У него уже не оставалось много времени на размышления. Хотя ключ от письменного стола был у него в кармане, он попробовал открыть один из верхних ящиков ножницами, служившими для разрезания бумаги. Так как это не удавалось ему, он должен был все-таки открыть стол ключом и начал перерывать бумаги, наполнявшие ящик до самого верху. Часть писем и разного рода документы он бросил на пол, другую часть рассыпал по письменному столу, а затем до тех пор ковырял ножницами и ножом для разрезания писем замок открытого ящика, пока не появились следы «насильственного взлома». Уже собираясь уходить, он вдруг остановился и на мгновение задумался, нахмурив лоб, плотно сжав губы. Он взвешивал слова, инстинктивно возникшие в его мыслях: «Следы преступника». Он невольно взглянул на свои руки, затем на пол, и ему показалось, что ясно видна тень, очерчивающая те места на паркете и на письменном столе, к которым прикасались его руки и ноги. Он провел по ним рукой, потом, так как следы не исчезали, он снял подушку с дивана и вытер ею пол. Это было безумие, но следы явно выделялись на прежних местах, как на фотографической пластинке, освещенной солнечными лучами.



– Смешно! – сказал он и провел рукой по глазам. – Симулируешь грабеж, чтобы проучить жалкого хвастунишку, и вдруг переживаешь все психологические симптомы начинающего преступника!

Хирн на мгновение испугался самого себя. Потом он покачал головой и засмеялся, но в тот же момент вздрогнул. Как? Что? Вон тот рыцарь в железных доспехах, который двадцать лет стоял неподвижно у стены, разве этот рыцарь не усмехнулся?

– Черт знает что такое! – холодная дрожь пробежала по его спине. Он хотел отвести глаза. Его тянуло обернуться и взглянуть на рыцаря у противоположной стены, который попал сюда так же, как и первый, из какого-нибудь старинного замка на Рейне. Но его шея, казалось, была парализована. Он не мог повернуть голову. У него было такое чувство, как будто к шее плотно прижали лезвие меча, он ощущал прикосновение холодной стали.

Он попробовал повернуть голову в другую сторону, и это ему наконец удалось, но движение вышло механическим, как у заводной куклы. Он чувствовал то, что делал, но его воля не принимала в этом никакого участия. Он снова повернул голову. Руки рыцаря свисали вниз, как всегда, его ноги, обутые в железо, стояли неподвижно. Что-то заставляло Хирна смотреть не отрываясь на эти ноги и руки. Наконец оцепенение покинуло его. Он почувствовал, как задвигались его собственные руки и ноги и вдруг очутились в доспехах рыцаря. Холодный металл туго сжимал его конечности. Рыцарь стоял неподвижно, смотрел на него и смеялся. Он поднял ногу и опустил ее на пол. Раздался стук, как будто тяжелый кусок свинца упал на паркет. Ясно отпечатался след железной ноги на паркете. Он поднял руку и сжал ее в кулак: железо заскрипело, когда согнулись пальцы. Он провел рукой по письменному столу. На полированном дереве появился широкий оттиск тяжелых пальцев.

Тогда Хирн тоже рассмеялся. Он взял с письменного стола песочницу с песком для просушки чернил и высыпал песок на стол и на паркет. Своими железными руками и ногами он разбросал песок во все стороны, а затем сбросил на пол и песочницу, как будто валявшиеся всюду бумаги случайно опрокинули и увлекли ее за собой. Тогда он снял с рук и ног железные доспехи, надел их снова на рыцаря, приветливо кивнул ему головой и, взяв картонку, вышел из комнаты,

– Черт знает что такое! – сказал Хирн, когда прикрыл дверь и очутился в коридоре. – Много непонятного творится на земле… – Но он не довел своей мысли до конца, отряхнулся, как будто хотел сбросить с себя тяжесть пережитого и сказал: – Ну, чего там! Это виноваты мои нервы. Галлюцинации, и только! Я все обдумал и действовал последовательно. Что я взволнован, это вполне понятно. Наоборот, если бы я оставался хладнокровным и сохранил душевное равновесие, я был бы отъявленным преступником, а не любителем. – Он посмотрел на часы, через тридцать минут отходит поезд.

Из плохо прикрытой картонки высовывалась кепка, которая принадлежала к костюму апаша. Хирн собирался получше спрятать ее, так как для нее было достаточно места в картонке. Но что-то удерживало его, какое-то непонятное внутреннее сопротивление. Хирн не верил случайностям. Он знал, что только несовершенство людей было причиной того, что тысячи и тысячи вопросов не находили объяснения. Каждый воображал, что много понимает, каждый говорил о высоких материях, но в конце концов ответ был один: не знаем и не будем знать.

Было гораздо разумнее сознаться самому себе, что ничего не смыслишь в таких вещах, и положиться на свой инстинкт. Поэтому Хирн не захотел втиснуть кепку обратно в картонку, которая выглядывала оттуда. Наоборот, он вытащил ее, посмотрел на нее, хитро улыбнулся и небрежно бросил на лестницу.

Затем он осторожно открыл входную дверь, вышел и снова закрыл ее за собой. Когда он пробирался вдоль дома к выходу в сад, он натолкнулся в темноте на открытое окно. Невольным движением он схватился левой рукой за лоб, а правой толкнул окно, чтобы его закрыть. Картонка упала на землю, а окно, которое было закреплено на предохранительных крючках, не поддалось толчку. Когда он нагнулся, чтобы поднять картонку, до него ясно донесся шум и крики веселившейся прислуги.

С молниеносной быстротой он сообразил, что есть какая-то связь между картонкой и окном. Он освободил крючки, прикрыл окно и с размаху ударил картонкой по стеклу. С оглушительным звоном посыпались осколки на каменные плиты прихожей.

В столовой перепуганная прислуга вскочила со своих мест. Бледные от страха они стояли вокруг накрытого стола и смотрели друг на друга. Раньше всех пришла в себя Фифи, кокетливая камеристка. Она повернула голову к дверям, голова соседа сделала такое же движение, и вскоре все уставились на тяжелые дубовые двери. Чувство, что сейчас совершится что-то необычайное, овладело всеми. Но никто не двигался, никто не произнес ни слова. Наконец Фифи осторожно приблизилась к дверям. Остальные гуськом последовали за ней. Она положила руку на ручку двери, медленно нажала ее и толкнула тяжелую дверь. Затем она просунула голову, повернула ее направо и налево и сделала шаг вперед. Ее ближайший сосед последовал за ней, и таким образом они все, затаив дыхание, стали бесшумно продвигаться длинной вереницей вперед в прихожую. Из дверей столовой падал электрический свет на эту цепь людей, скользивших как привидения. По выложенным кафелем стенам ползли неестественно тонкие и высокие тени.

Тогда Хирн, который стоял в темноте и отчетливо видел эту странную процессию, выхватил из кармана шубы револьвер. Он выстрелил в воздух и увидел, как цепь заколебалась. Некоторые от испуга упали, другие опустились на колени. Фифи перекрестилась… Хирн быстро побежал по саду, перебежал улицу, сел в автомобиль и поехал в клуб. В клуб он вошел тем же путем, которым вышел оттуда.

На этот раз он тоже не разделся. Наоборот, он высоко поднял свой широкий меховой воротник и надвинул шапку глубже на лицо. Затем он спокойно вошел в маленький зал, в котором Пино, окруженный своими друзьями, как раз заканчивал свой хвастливый и самонадеянный рассказ.

Между тем прислуга доктора Хирна несколько пришла в себя от испуга. Сначала они помогли друг другу встать, затем поднялись по лестнице наверх и обыскали весь дом. Когда они пошли в комнату своего хозяина, они широко открыли глаза и всплеснули руками. Указывая на письменный стол, они наперебой закричали: «Грабеж!»

Затем они стали беспомощно и растерянно переглядываться. Наконец Фифи, разбитная камеристка, приложила свой нежный пальчик ко лбу и, сложив губки бантиком, сказала:

– Я знаю, что делать!

Все повернулись к ней, и она продолжала:

– Барин хотел до отъезда заехать в клуб. Может быть, он еще там. Позвоним ему по телефону!

Она подошла к письменному столу, сняла трубку и защебетала в аппарат.

Хирн поспешно подошел к своим друзьям. Голос его звучал хрипло и неуверенно, когда он сказал:

– Друзья мои, я еду в Копенгаген и перед отъездом хотел вам всем еще раз пожать руку!

– Надолго едешь? – спросили его.

– Через неделю я буду обратно, – ответил Хирн.

Ему представили Пино, знаменитого сыщика. Хирн сощурил глаза и еще глубже спрятался в свою мягкую шубу.

– Очень рад, – сипло пробормотал он.

Пино, всецело поглощенный своим успехом, старался произвести на него впечатление. Он вытянулся, откинул голову назад и еле взглянул на Хирна. Слуга позвал Хирна к телефону.

– Кто? – спросил Хирн и отошел от Пино.

– Из дома, – ответил слуга.

– Пойди ты! – попросил он одного из своих друзей. – Вероятно, это какие-нибудь пустяки.

Хирн стоял спиной к Пино, когда его приятель в страшном волнении прибежал после телефонного разговора обратно в зал. Еще издали он кричал:

– Хирн! У тебя в доме побывали воры! Хирн изобразил отчаяние.

– Что мне теперь делать? – воскликнул он. – Наверное, проследили, что я уезжал из дома с чемоданами. Теперь, когда грабитель узнал, что я уехал, он будет посещать мой дом каждый день.

Все призадумались.

– При таких обстоятельствах я не решаюсь уехать.

– Но как быть? – сказали друзья.

– Да, если бы нашелся такой человек, который сумел бы справиться с этим негодяем! Но это должен быть мастер своего дела.

Все головы повернулись в сторону Пино, который при этих словах гордо выпрямился. Улыбаясь с сознанием собственного достоинства, он посмотрел на Хирна, стоявшего к нему спиной.

– К сожалению, наши сыщики именуют себя «великими мастерами» только на своих визитных карточках, – продолжал Хирн.

Все стали возражать ему и указали на Пино. Тот воскликнул звонким голосом:

– Можете спокойно ехать! Когда вы через неделю вернетесь, я представлю вам вора.

Хирн покачал головой и недоверчиво улыбнулся.

– Мне приятно это слышать, но я этому не верю.

Не только Пино, но и все остальные, еще так недавно преклонявшиеся перед ним, приняли слова Хирна, как оскорбление. Пино отступил на шаг и гордо произнес:

– Я никому себя не навязываю.

– Кто хочет держать со мной пари? – воскликнул Хирн.

Какой-то господин схватил Пино за руку и отвел его на эстраду к окну. Это был тот самый господин, у которого во время повествования Пино выпал из рук стакан виски, чего он в своем увлечении даже не заметил, и который затем спрятался в кресло, когда Пино вместо револьвера вытащил из кармана «вечное перо». С эстрады он торжественно заявил:

– Я держу пари на сто пятьдесят тысяч марок, что Пино в течение недели задержит вора и после твоего возвращения представит его тебе.

Все отошли в сторону. Хирн подошел к этому господину, который торжественно протянул ему руку.

– Согласен! – сказал Хирн, и они ударили по рукам. Затем Хирн поспешно удалился, оставив Пино и всю компанию в большом волнении. На этот раз Хирн вышел через парадный вход. Внизу его с нетерпением ожидал Петер, беспрерывно поглядывавший на часы.

– Господин доктор, через десять с половиной минут отходит наш поезд.

– Я знаю, – ответил Хирн и поспешно вскочил в автомобиль. – Пусть шофер гонит вовсю!

Автомобиль остановился у Штеттинского вокзала. Петер открыл дверцу, и Хирн быстро вышел.

– Отправьте багаж в Копенгаген! – крикнул он громко и поспешил к кассе.

– Есть ли вагоны третьего класса в поезде на Копенгаген? – спросил он чиновника.

– Нет.

– Тогда вы поедете во втором! – крикнул он Петеpy. – Значит, один билет первого класса, один – второго.

Петер удивился, что доктор Хирн против обыкновения говорит так громко, что окружающая публика обратила на них внимание.

– Да, вот что, – сказал он, заметив по дороге вокзального швейцара, – чуть было не забыл! – Он достал свое «вечное перо» и кусок бумаги и набросал телеграмму:


«Датскому Пароходному Обществу. Копенгаген. Заказываю на завтра парусную яхту. Направление – Ставангер.

Доктор Хирн».


Петер хотел сдать телеграмму, но Хирн сделал отрицательный жест рукой и обратился к швейцару:

– Может быть, вы будете так добры? – спросил он и протянул ему телеграмму. – Это будет стоить одну марку и восемьдесят пфеннигов. Вот вам три марки.

Швейцар поклонился и обещал тотчас же сдать телеграмму. Затем Хирн и Петер поднялись по лестнице и прошли через перронный контроль.

– Где стоит поезд на Копенгаген? – спросил Хирн, хотя это было ясно написано на дощечке. Чиновник указал ему поезд.

– Спальный вагон номер одиннадцать, место пятое! – крикнул доктор Хирн Петеру. Петер, несший чемодан Хирна, влез в вагон. Он хотел положить чемодан в сетку, когда Хирн очутился перед ним.

Хирн старательно прикрыл за собой дверь и велел ему сесть на приготовленную уже постель. Затем он вплотную подошел к нему и сказал коротко и решительно:

– Раздевайтесь!

– Как… что… я?

– Живо!

И в то время, как Петер удивленно и растерянно начал раздеваться, Хирн продолжал:

– Вы поедете без меня. И поедете, как доктор Хирн.

– Яя… должен…

Не обращая внимания на растерянность Петера, Хирн открыл один из чемоданов, достал оттуда костюм и продолжал:

– Вот это вы наденете!

Петер исполнил приказание и с лицом, изображавшим полнейшее изумление, натянул на себя брюки доктора Хирна. Хирн подал ему пиджак и жилет. Петер беспрекословно надел их.

– В Копенгагене вы наймете себе лакея. Вы будете вести себя так, как обыкновенно веду себя я. Мои чемоданы в вашем распоряжении. – Затем Хирн снял свою шубу и надел на Петера, который ничего не соображал и никак не мог решить, происходит ли все это во сне или наяву. – Сидит, как на заказ! – заметил Хирн.

– Я должен в этом…

Хирн не дал ему договорить.

– Посмотрите, что у вас в правом боковом кармане! – приказал Хирн. – Петер послушался и вынул из кармана бумажник, который он протянул Хирну. – Нет, бумажник остается у вас! – решил Хирн. – Вы найдете там все, что вам нужно. Из Копенгагена вы протелеграфируете моей жене: «Остановился Метрополь-отель, возвращусь пятницу вечером 10 часов 32, Лэртский вокзал. Сердечный привет. Хирн». Это все, что вам придется сделать.

Петер беспомощно кивнул головой.

– В день вашего отъезда вы закажете у фирмы «Конс и Ко» живого тюленя, которого вам доставят в гостиницу.

Несмотря на господскую шубу, по спине Петера пробежал неприятный холодок.

– Тюленя вы сдадите в багаж на Берлин. У Петера потемнело в глазах.

– Ведите себя, как благовоспитанный человек, и окажитесь достойным моего имени! До пятницы вечером вы останетесь в Копенгагене. Затем вы отпустите своего лакея и поедете домой через Варнемюнде. В субботу вечером в 10 часов 32 минуты я вас встречу на вокзале. Если вы не вернетесь вовремя или будете по дороге делать глупости, будете уволены.

– Но… я…

– Без возражений! Вам ничего не придется делать, всего только восемь дней держать себя точно так, как держал бы себя я. Ведь вы знакомы уже больше десяти лет с моими привычками. Ешьте и пейте, что и сколько вам захочется, но только не заводите по возможности никаких знакомств. В моем бумажнике вы найдете четыре тысячи крон. Это больше, того, что можно израсходовать за восемь дней.

Хирн быстро надел пальто Петера, высоко поднял воротник и надвинул на глаза его фуражку. Затем он открыл дверь, подал Петеру руку и, крепко пожав ее, громко сказал:

– Счастливого пути, доктор Хирн! – Он выскочил из вагона в тот момент, когда поезд тронулся. У закрытого окна стоял изумленный Петер. В уме его возникали теперь тысячи вопросов, и он что-то стал говорить оставшемуся на перроне Хирну. Но тот, не оглядываясь, поспешно направился через толпу к выходу.


* * *


Между тем в гольф-клубе откупорили еще несколько бутылок и выпили за победу Пино, в которой никто не сомневался. Затем знаменитый сыщик занялся своим делом и поехал на виллу Хирна. Прислуга, у которой совесть была не совсем чиста, вся собралась в передней и ожидала возвращения доктора Хирна. Вместо него приехал Пино. Сначала они отнеслись к нему с подозрением и упорно молчали. Но когда он открыл им, кто он, они облегченно вздохнули и стали общительнее.

Они начали оживленно рассказывать все разом, перебивая друг друга, историю нападения.

Все, что осталось в их памяти от чтения бульварных романов, все, что рисовало себе их воображение под влиянием выпитого вина, – все это они смешивали с действительностью – отчасти нарочно, отчасти бессознательно. В конечном итоге, когда Пино хотел составить себе представление о каждом рассказе в отдельности, он пришел к заключению, что тут было чуть ли не десять совершенно различных версий. Только настоящей среди них не было.

Пино решил придерживаться вещественных доказательств. Поэтому он остановил свое внимание на разбитом стекле. Так как Фифи утверждала, что стекло было выбито только после грабежа, за мгновение до выстрела, то у такого криминалиста, как Пино, были основания заподозрить фрейлейн Фифи в соучастии или укрывательстве. И первый след преступника, казалось, действительно указывал на какого-нибудь ее возлюбленного.

Пино был убежден, что своими неправдоподобными показаниями она хотела навести его на ложный след. Но несмотря на его придирчивые расспросы, часть мужского персонала подтвердила показания Фифи.

По его мнению, это произошло только оттого, что настроение хорошенькой камеристки передалось и им, или же все эти свидетели принимали участие в заговоре. Смешно было бы предполагать, что преступник, находясь в доме, с шумом выбил стекло, когда он мог бесшумно открыть его, чтобы выбраться в сад. Кроме того, Фифи утверждала, что окно стояло целый вечер открытым и было закреплено крючками, а это только лишний раз доказывало ее стремление запутать совершенно ясное положение вещей. Пино выказал все свое искусство, спрашивал и переспрашивал, пока не запутал Фифи до того, что она стала отвечать неуверенно и под конец созналась, что она, может быть, и ошибается.

Таким образом, предположение, что преступник влез в разбитое окно, было установлено, благодаря вещественным доказательствам и сбивчивым показаниям прислуги. Конечно, это было несущественно и ничего не доказывало. Большее значение имела кепка, которую внимательный взгляд Пино заметил среди осколков в непосредственной близости от окна. Но Пино не заслуживал бы титула «короля сыщиков», если бы бросился необдуманно к этой находке и торжествующе поднял бы ее. Если возлюбленный Фифи действительно был преступником, то у нее было достаточно оснований постараться удалить фуражку, которая могла бы его выдать.



– Поищем в соседней комнате, – сказал он и пропустил прислугу вперед. – А вы, сударыня, – обратился он к Фифи, – останьтесь, пожалуйста, здесь и внимательно следите за окном! Как только вы заметите что-нибудь подозрительное, дайте мне тотчас же знать.

Фифи сделала удивленное лицо.

– Почему именно я? – возразила она. – Я камеристка, а не сыщик, и у меня нет никакого желания подвергаться опасности.

Несколько комплиментов со стороны Пино изменили ее решение. Она осталась, в то время как все остальные отправились в бильярдную. Она внимательно стала следить за окном. Действительно, свет, падавший со звездного неба в открытое окно, рисовал какие-то фантастические узоры. Она ясно видела на стенах тени, которые пробегали мимо и казались безгранично высокими и тоненькими, но все-таки они должны были происходить от живых существ. Теперь в разбитом стекле отразилась кепка.

– Помогите! Караул! – громко закричала она. Пино и остальные стремительно вбежали в комнату.

– Что случилось? – спросил Пино и подошел к Фифи, которая похолодев и дрожа всем телом, смотрела широко открытыми глазами на злополучную кепку.

– Вот! Вот! – закричала она. – Он потерял ее.

– Кто? – спросил Пино.

– Один из мужчин, которые крались вдоль стен пока я здесь сторожила.

– Вы уверены в этом?

– Да.

– Вы ясно видели этих мужчин? Фифи кивнула головой.

– Куда же они делись?

Фифи повернула голову к лестнице.

– Мне кажется – туда наверх, – прошептала она. Пино улыбнулся. Он не верил ни единому ее слову.

Она лгала, чтобы обмануть его. Он поднял кепку, внимательно осмотрел ее и спрятал в карман. Затем зажег электричество, взял Фифи за руку и сказал:

– Ведите меня в комнату, где случилась кража. А вы, – обратился он к остальным, – подождите, пока я позову вас.

– Скажите, вы узнали бы преступника? – спросил Пино, поднимаясь с Фифи по лестнице. Фифи покачала головой.

– Даже если бы я обещал вам большое вознаграждение?

Она не поняла.

– Очень большое вознаграждение! – продолжал он. – Таким образом, вы смогли бы когда-нибудь искупить эту маленькую измену.

– Я вас не понимаю, – сказала Фифи.

– Вы притворяетесь.

Она удивленно взглянула на него. Пино отпустил ее руку и подошел к ней вплотную:

– Итак, дитя мое, где я найду его? – Он полез в карман и достал оттуда целую пачку банковых билетов. – Здесь две тысячи марок. Разве это вас не прельщает?

Фифи растерянно смотрела на него.

– Разве ваша любовь так велика? – продолжал он. – А если я вам пообещаю, что ему ничего не будет? Что тогда? Мне только необходимо предъявить его доктору Хирну, и он должен ему сознаться, что виноват во всем. А потом я ничего не имею против того, чтобы он убежал. Итак? – он протянул ей деньги. Только теперь она поняла его.

– Что?! – громко закричала она и выбила у него деньги из рук. После этого она сбежала вниз по лестнице, громко крича: – Фриц! Фриц! Иди скорей! Этот негодяй подозревает тебя!

И раньше, чем Пино успел последовать за ней, повар Фриц, за ним все остальные, стремительно бросились вверх по лестнице и узнали от Фифи, невесты Фрица, какое нелепое обвинение возвел на него Пино. Пино сделал попытку разъяснить это недоразумение. Но любовь Фифи, гордость повара и единодушие всей челяди оказались сильнее, чем туманные и неопределенные разъяснения Пино.

– Негодяй! – грозно кричали со всех сторон.

– Он сам грабитель, не кто иной! – решила Фифи. И уже все намеревались наброситься на него, но

в этот момент внизу открылась входная дверь и фрау Орта, которая, ничего не подозревая, возвращалась из театра, вошла в прихожую. Фифи рассказала в нескольких словах все, что произошло, и Пино представился ей. Хотя фрау Орта была очень расстроена ограблением, но она ничего не имела против неожиданного развлечения в этот вечер.

Напротив, она много ждала от предстоящего расследования. Это было прекрасным развлечением во время отсутствия мужа. Орта быстро сняла с себя манто, и Пино последовал за ней на место взлома. Все еще находилось в таком беспорядке, как оставил Хирн. Пино внимательным взором окинул комнату, выходы, пол и письменный стол.

– Вот так сюрприз! – воскликнула фрау Орта и хотела привести письменный стол в порядок.

– Не трогайте ничего! – приказал Пино и удержал фрау Орту за руку. – Это все при благоприятных обстоятельствах может послужить нам вещественными доказательствами, – сказал он с важным видом. – Все, что преступник небрежно оставляет после себя, ведет иногда к открытию не только мотива преступления.

Фрау Орта отступила на шаг от письменного стола.

– Если, например, грабитель выкрал только письма, а бумаги и ценности не тронул, то нужно искать преступника в совершенно других слоях общества. Вот тут, например, лежат нетронутыми бумажные деньги, а тут акция стоимостью в тысячу марок, между тем как здесь в этой пачке писем основательно порылись.

Фрау Орта с напряженным вниманием смотрела на письменный стол.

– А какой же вывод, – спросила она, – делаете вы из того, что частные письма перерыты?

– Очень просто! – ответил Пино с сознанием своего превосходства. – Речь идет о каком-то любовном приключении; например, какой-нибудь обманутый муж хочет добыть доказательства измены своей жены.

– У моего мужа?! – воскликнула Орта возмущенно.

Пино указал на письменный стол и сказал:

– По всем признакам это так.

– Да, но это значит, что мой муж меня обманывает!

– На это я вам через несколько дней смогу дать точный ответ.

– Нет! – возразила фрау Орта решительно. – Я не нанимаю сыщиков для выслеживания моего мужа.

– Я выслеживаю преступника. За сведения, которые я узнаю попутно с моей работой, я не беру отдельного гонорара.

– Я не хочу! – воскликнула фрау Орта вне себя от гнева. – Все то, что касается лично нас, мы решаем наедине с моим мужем. Мы не нуждаемся в третьем лице.

Но Пино, который исследовал замок письменного стола, совершенно не заметил, как разволновалась фрау Орта.

– Я сегодня же протелеграфирую ему, – сказала она. – Ему, вероятно, известно, кто это сделал. И потому я попрошу вас не трудиться. Мой муж и я сами приведем все в порядок.

Пино покачал головой.

– Невозможно! Тут речь идет о тяжком преступлении. Грабитель, вероятно, унес с собой добычу, он был вооружен, даже стрелял…

– Это ваше дело! – возразила госпожа Орта.

– Вы ошибаетесь, сударыня! Тут затронуты общественные интересы. Полиция и гражданские власти обязаны выступить официально, если вы не желаете огласки, то предоставьте это дело мне. Я обещаю вам скорое и негласное расследование. Фрау Орта поняла, что он прав.

– Я гарантирую вам абсолютную тайну, – продолжал Пино, – при условии, что вы поможете мне и не станете усложнять мою работу.

Фрау Орта задумалась. Между тем Пино продолжал разыскивать следы. Через некоторое время фрау Орта сказала:

– Допустим, что вы правы и что мой муж меня обманывает, хотя вы еще не представили мне ни единого доказательства…

Пино указал на акцию и на три кредитных билета и сказал внушительно:

– Прошу вас!

– Это – не доказательства. Но предположим, что это так. Все равно, я не чувствую себя вправе вступать с вами в союз против моего мужа.

– Моя деятельность не направлена против вашего супруга. Моя задача состоит исключительно в том, чтобы установить, кто преступник. Все это я узнаю без огласки и буду считать свою задачу законченной, когда я предъявлю преступника вам, вернее даже – вашему мужу.

Теперь только фрау Орта дала свое согласие. Одновременно она составила телеграмму мужу:


«Доктору Хирн. Поезд 32, спальный вагон. Вокзал Варнемюнде. Сыщик Пино предполагает, что ограбление произошло из ревности, чтобы кражей компрометирующих писем приобрести доказательства. Я верю тебе. Но если ты разделяешь подозрения сыщика, убедительно прошу тебя тотчас же возвратиться, чтобы без огласки ликвидировать личные дела и избежать неприятного вмешательства третьего лица.

Привет. Мария».


Она побежала к двери и позвала слугу, чтобы отдать ему телеграмму. Но затем передумала, подошла к телефону и продиктовала ее.

При более тщательном осмотре Пино не нашел подтверждения для своих подозрений. Все валялось в диком беспорядке, так что нельзя было предполагать, что преступник успел внимательно пересмотреть бумаги. Напротив, создавалось такое впечатление, что он перерыл все впопыхах. Вполне понятно, что он при этом не заметил нескольких кредитных билетов. К тому же кепка вряд ли принадлежала грабителю-джентльмену, хотя, конечно, он мог явиться переодетым или бросить кепку с целью навести расследование на ложный путь. Но, боясь потерять доверие фрау Орты, он ни слова не сказал о своих сомнениях. Ее равнодушие он считал умелым притворством. Он был уверен, что она все сделает, чтобы выяснить и расследовать это дело. Во время своих размышлений он левой рукой небрежно постукивал по столу и вдруг почувствовал под своими пальцами песок, увидел песочницу и заметил следы, которые сразу запечатлелись в его памяти. Он осторожно отодвинул в сторону все, что валялось вокруг, и внимательно стал разглядывать следы.

– Какой дурак! – пробормотал он и с самоуверенной улыбкой измерил отпечаток рук. Затем он обшарил весь пол и обнаружил следы ног. – Новичок! – крикнул он фрау Орте, которая только что вернулась в комнату.

– Любитель! Потрудитесь взглянуть! – И он указал ей на свои открытия. – Мы скоро его поймаем.

Измеряя следы его ног на полу, он вспомнил противоречивые показания прислуги. В конце концов, может быть, это все-таки кто-нибудь из них, подумал он. Он сказал фрау Орте, что не нужно упускать из виду никакие возможности, даже самые маловероятные. И хотя он далек от мысли высказать какое-нибудь подозрение, он считает необходимым допросить всю прислугу. Фрау Орта вначале возмутилась и заявила, что она ручается за каждого из своих людей. И только когда Пино сказал, что допрос через полицию будет для нее гораздо неприятнее, Орта решилась созвать прислугу.

– Дамы, прошу – налево, мужчины – направо! – приказал Пино, как будто речь шла о танцах. Они стали в два ряда друг против друга. Пино приказал: – Пожалуйста, прошу дам протянуть руки! Так! Ладонями кверху!

Фрау Орта сказала им несколько ободряющих слов, и только после этого женский персонал исполнил требование Пино. Пино прошелся перед рядом и сравнил руку каждой женщины с приготовленным им отпечатком руки и пальцев преступника. Он быстро обнаружил, что не только рука Фифи, которая носила перчатки номер шесть с половиной, но и огромные лапы пожилой кухарки были значительно меньше, чем измеренная им модель.

Одинаковыми результатами увенчался и второй осмотр, когда Пино скомандовал:

– Правую ногу вперед! – и сравнил отпечатки ног с ногами задетых за живое женщин. – Дамы свободны! – решил Пино и предпринял ту же процедуру с мужским персоналом. Но ни одна рука и ни одна нога не походила размером на громадные следы преступника. Пино покачал головой и сказал с важным видом: – Должно быть, это был великан!

В довершение всего Пино вытащил из кармана кепку и попробовал надеть ее каждому на голову. Она оказалась очень маленькой и подошла только старому конюху, шестидесятилетнему, робкому и болезненному человечку. Когда фуражка очутилась на его голове, он весь задрожал от страха и, упав на колени, начал клясться и уверять, что он ни в чем не виновен. Но Пино сделал серьезное лицо. Правда, оттиски пальцев и ног совершенно не подходили, но зато фуражка пришлась как раз по мерке…

Тогда Фифи, пожалевшая старика, выступила вперед и установила его алиби. Она рассказала о пирушке, на которой старик присутствовал от начала до конца, и сослалась в качестве свидетелей на всю прислугу. Все одобрили ее невольную измену, когда дело коснулось чести их товарища, и единодушно подтвердили ее показание. Фрау Орта, на которую они все смотрели со страхом, ожидая наказания, сделала строгое лицо, но затем сказала:

– Тем, что Фифи так храбро созналась во всем, она искупила вашу вину!

Пино представил себе на основании вещественных доказательств внешность преступника. Разыскать человека со сверхъестественно большими ногами и руками и малюсенькой как у ребенка головой не представляло никаких трудностей для такого сыщика, как Пино, прошедшего через огонь и воду.


* * *


Хирн на вокзале сел в автомобиль и наобум назвал шоферу какую-то улицу, расположенную далеко в северной части Берлина. В автомобиле он переменил свое платье на костюм апаша, который производил впечатление подлинности уже на многих балах-маскарадах. Когда автомобиль очутился в северной части города, Хирн написал записку: «За проезд» и положил ее вместе с бумажкой в пять марок возле себя на сиденье. Затем, осторожно приоткрыв дверцы, он выждал удобный момент и незаметно выскочил из автомобиля.

Приняв вид босяка, в подлинности которого никто не усомнился бы, он обошел все огромные дома в поисках меблированной комнаты. Наконец он нашел подходящую на четвертом этаже одного пятиэтажного дома и нанял ее за пять марок в неделю. Там он первым делом искусно наклеил себе усы и бороду и с радостью убедился, что он потерял всякое сходство с доктором Хирном, державшим пари на такую крупную сумму денег со знаменитым сыщиком Пино.

Но его не удовлетворяла перспектива пребывать в бездействии целых восемь дней и исчезнуть' на такой долгий срок, который Пино несомненно использует, чтобы раскрыть преступление, а затем, преспокойно выждав возвращения Хирна, торжествующе указать на него, Хирна, как на виновника. Хирн дал себе задание установить слежку за Пино так, чтобы тот этого не заметил, стараться узнавать все, что тот предпримет за эту неделю, навести его на ложный след и в корне уничтожить всякое подозрение, которое могло бы возникнуть у него по отношению к самому Хирну. Из ближайшего почтового отделения он позвонил по телефону в контору Пино и потребовал сыщика для переговоров по важному делу. Он не удовлетворился ответом одного из конторских служащих, что Пино занят расследованием уголовного дела и потому не может уделить ему ни минуты времени.

– Мое дело важнее! – крикнул он в трубку.

– Как вы можете судить об этом, когда вам совершенно неизвестно, о чем идет речь?

– Ах, ерунда! Наверное, какая-нибудь глупейшая брачная канитель! А тут идет речь о миллионах!

– Вот как? – последовал ответ в совершенно другом тоне. – В таком случае, я попытаюсь связаться с господином Пино по телефону.

– От этого мне не легче, если вы не знаете, где он, и будете звонить по телефону во все концы света.

– Простите, – любезно ответил служащий. – Конечно, я знаю, где найду его. Он сейчас находится на вилле доктора Хирна.

– Это меня мало интересует. Если он в течение получаса не сумеет выехать в Будапешт, чтобы раскрыть крупный банковый подлог, он мне вообще не нужен.

– Вы говорите, что речь идет о миллионах?

– Это именно он и должен выяснить. Возможно, что и меньше. Во всяком случае он может на этом деле заработать десять тысяч марок.

Тон служащего опять переменился.

– Это нас мало интересует! – сказал он высокомерно и повесил трубку, не спросив даже, кто звонит.

Хирн улыбнулся и подумал: «Осел!» Не выдав себя, он узнал однако местопребывание Пино, которого разыскивал. Он поехал на свою виллу, остановился поблизости и спрятался в подъезде какого-то дома, откуда мог наблюдать за всеми, кто выходил из его виллы.

Между тем Пино с помощью фрау Орты закончил осмотр на вилле Хирна. Теперь он себе ясно представлял, как старого знакомого, этого преступника с руками и ногами великана и головой ребенка.

– Значит, вы уже не совсем уверены, что речь идет о любовном приключении? – спросила фрау Орта.

Пино, который был убежден в противоположном, но не хотел терять поддержку фрау Орты, пожал плечами и сказал:

– . Через два дня мы это выясним. Во всяком случае я вам советую запросить у вашего супруга, хранил ли он в письменном столе деньги и ценные бумаги.

И Орта послала вторую телеграмму вслед за первой:


«Телеграфируй, хранил ли в письменном столе деньги и ценности. Мария».


Держа эту телеграмму в руке, Пино далеко за полночь покинул виллу доктора Хирна.

Хирн последовал за Пино на некотором расстоянии. Пино вышел из главной телеграфной конторы и направился к северной части города. Там он спустился в один из многочисленных погребков, служивших местом сборища для всех преступников. Из этого Хирн вывел заключение, что продолжительное расследование в его доме не навело Пино на мысль заподозрить его. Пино шел по обычным следам, и самое разумное было не мешать ему в этом. Ибо чем больше он подозревал и разыскивал здесь, тем дальше он удалялся от действительности сути дела. Из первого погребка Пино перешел во второй. Хирн расхохотался при мысли, что, продолжая это занятие, Пино на неделю лишится сна и отдыха. В этот момент он даже раздумывал, не последовать ли ему преспокойно за Петером в Копенгаген.

Так как его мучила жажда, он обошел всю улицу в поисках приличного трактира, но все они были здесь на один лад. Он решился дойти до Вейдендамского моста, но в этот момент заметил свое отражение в полуосвещенном окне одного из кабачков. Он испугался, когда увидел свой новый бандитский облик, который, казалось, подсказывал ему: «Зайди в трактир!», и спустился в один из ближайших погребков, откуда ему навстречу поднимались клубы табачного дыма и пары алкоголя. Он уселся у одного из немногих свободных столиков, посмотрел, что пьют другие, и заказал себе бокал пельзенского пива у убого наряженной, грубо накрашенной и напудренной девушки, которая служила тут кельнершей.

У соседнего столика сидела компания подозрительных мужчин и женщин; они играли в кости, громко кричали и стучали кулаками по столу. Одна из женщин без стеснения посмотрела на Хирна, улыбнулась ему и подняла свой стакан. Хирн немного смутился и не знал, как ему поступить. Он робко поднял свой стакан. Женщина сделала удивленное лицо и толкнула локтем своего соседа. Тот оглянулся на Хирна и нахально уставился на его руки. Хирн, который был неглуп и при своем превращении в босяка предусмотрительно снял кольца, с удивлением взглянул на свои руки, не понимая, что могло поразить его соседей. Один из парней поднял свой стакан и насмешливо крикнул ему:

– Да здравствует труд!

Только тогда Хирн понял, в чем дело. Он сравнил свои белые, холеные руки с руками остальных, смутился и спрятал их под стол. Все шумно расхохотались, и тот верзила, который заговорил раньше всех, сказал:

– Они у тебя скоро загрубеют.

Затем они оживленно зашептались. Высокий парень встал, подошел к Хирну и предложил ему присесть к их столу. Так как у Хирна не было причины отказываться, он взял свой стакан и пересел к ним. Они внимательно рассматривали его. Доверие к нему было не очень велико. Хирн взглянул на каждого из них поочередно и сказал:

– Я все равно вам не расскажу, какие дела у меня на совести.

Высокий сощурил глаза, а одна из девушек придвинулась к Хирну поближе, толкнула его в бок и сказала:

– По крайней мере, хоть было за что?

Хирн кивнул головой, а высокий заказал бутылку водки. Кельнерша поставила ее на стол. Они все чокнулись и выпили. В это время дверь кабачка открылась, и кто-то спустился с лестницы; вначале были видны только лакированные ботинки. Одна из девушек сказала:

– Ну?

Затем показались отутюженные брюки, лотом широкое пальто, руки и, наконец, гладко выбритое лицо.

– Пино! – невольно прошептал Хирн. Он спрятал руки и ноги под стол, сгорбил спину и наклонил голову к столу.

– Кто такой? – шепотом спросили остальные.

– Я его знаю: это – сыщик! – ответил высокий.

– Хитрый?

– Да, но мы еще хитрее.

Пино подошел к буфету, вынул из кармана рисунок и спросил, хозяина кабачка, не бывает ли у него человек, похожий на этот рисунок, на котором был изображен мужчина с неимоверно большими ногами и руками и с маленькой головой.

Хозяин клялся всем святым, что такой страшный урод еще никогда не переступал порога его погребка и, пока он будет здесь хозяином, никогда и не переступит. Хозяйка, которая подошла к ним, испуганно перекрестилась, когда увидела подобное чудовище. Пино сложил свой рисунок и сунул его обратно в карман.

Но Пино понял, в чем дело, он это видел уже не раз. Торжественность и усердие хозяина возбудили в нем подозрения. Он быстрым взглядом окинул все столы; при этом он сощурил глаза, и человеку, на котором останавливался этот взгляд, становилось не по себе и казалось, будто Пино заглядывает в самую глубину его души. И так как у всех были основания избегать этого, они беспокойно задвигались вокруг своих столов и старались незаметным образом уклониться от проницательных взглядов Пино.

Но Пино был неумолим. Он сравнивал каждого из них с тем изображением, которое он создал себе на основании собранных им данных. Наконец его взгляд остановился на компании, сидевшей за одним столом с Хирном. Высокий привлек его внимание.

«Черт возьми! – подумал Пино. – Возможно, что это он!»

Он опять сощурил глаза и сравнил величину рук и ног с оттиском следов.

«Я, кажется, неправильно оценил его!» – подумал Хирн, который ничего не знал о выводах Пино и поэтому думал, что этот пронизывающий взгляд относится именно к нему. Он уже жалел, что не уехал в Копенгаген. Он позвал кельнершу и заплатил:

– Кто этот человек? – спросил Пино хозяина и указал на высокого парня, всецело поглощенного созерцанием кошелька Хирна.

Хозяин пожал плечами и сказал:

– Не знаю.

– Как его зовут?

– Его называют Великаном.

– Это его фамилия?

– Не знаю.

Хирн заплатил за всю компанию, сидевшую за его столиком, встал и подал всем руку.

– Я пойду с тобой, – сказал Великан, почувствовавший вдруг прилив симпатии к Хирну при виде его туго набитого кошелька.

Они вышли из погребка в сопровождении еще нескольких посетителей, которым присутствие Пино было не особенно приятно. Они пошли вдоль ряда домов по направлению к Штеттинскому вокзалу. У ближайшего перекрестка Великан сказал, не оглядываясь:

– Эта скотина следит за нами.

– Откуда ты знаешь?

– Я чувствую.

– Ты прав, – сказал Хирн, оглянувшись.

– Разойдемся в разные стороны, – предложил Великан, и в ту же минуту вскочил в мчавшийся мимо трамвай. Хирн с изумлением посмотрел ему вслед. В этот момент Пино окликнул его:

– Эй, вы! Подождите минутку.

Хирну ничего не оставалось делать, как остановиться. Пино небрежно поклонился, как обыкновенно кланяются невоспитанные люди, когда встречаются с человеком более низкого происхождения, чем они. Он притронулся рукой к шляпе и, показывая направление, в котором скрылся Великан, спросил:

– Скажите, кто этот человек?

Хирн, предполагавший, что Пино разыгрывает его, пожал плечами и ответил:

– Понятия не имею.

– Ну, ну! Вы же должны знать человека, с которым вы каждый вечер встречаетесь в кабачке.

Хирн внимательно посмотрел на Пино и спросил:

– Кто вам сказал, что я каждый вечер…

– Я знаю! – возразил Пино дерзко.

– Вы много раз видели, как я сидел с ним вместе?

– Да.

Хирн убеждался все больше в полном неведении Пино. Его забавляло, как глупо он врал, и поэтому он сказал:

– Спросите же его самого.

Пино полез в карман, протянул ему пять марок, сощурил глаза и произнес:

– Ну?

Хирн невольно рассмеялся. Однако, чтобы не выдать себя, он быстро схватил протянутую руку, но Пино моментально зажал деньги в кулак.

– Сначала имя! – сказал Пино.

Хирн покачал головой и указал на деньги.

– Шельма! – сказал Пино и, вынув из кармана еще две марки, положил их рядом с бумажкой в пять марок.

– Будете говорить? – спросил он и указал на полицейского, который стоял около дома на углу Линейной улицы. Хирн съежился.

– Aга! Значит, тоже совесть не совсем чиста! Может быть, принимали участие в ограблении?

Хирн сделал глупейшее лицо и тупо взглянул на сыщика.

Пино улыбнулся и решил, что тот ничего не подозревает. Потом он добродушно похлопал Хирна по плечу и сказал:

– Ну, дружище, скоро ли ты заговоришь? Хирн прикинулся испуганным и таинственно произнес:

– Его зовут Великаном.

– Где он живет? Хирн не имел понятия.

– Ну? – настаивал Пино.

«Погоди, – подумал Хирн, – я тебе устрою приятную ночку!»

Он поднял голову, посмотрел на Пино и сказал:

– Он мне говорил, что ночует на Палисадной улице, дом 103, во дворе, третья лестница налево, четвертый этаж.

Пино повторил адрес.

– Но, – продолжал Хирн и пожал плечами, – положиться на это нельзя. Великан большой обманщик.

Пино, на которого Хирн произвел прекрасное впечатление, поблагодарил его и пошел своей дорогой. Хирн, усталый и измученный треволнениями этого дня, отправился на свою новую квартиру. Уже в подъезде он столкнулся с подозрительными личностями, которые хотели затеять с ним ссору. Хирн промолчал и взобрался наверх по узкой, истоптанной лестнице. Он вошел в свою комнату, где стоял неприятный затхлый воздух, зажег свет и начал раздеваться. Затем он откинул одеяло на постели и невольно отступил на шаг назад: белье издавало неприятный острый запах скверного мыла. Он подошел еще раз и повторил попытку лечь в постель, но его всего передернуло, и он почувствовал, что не в силах это сделать. Он размышлял несколько мгновений, затем улыбнулся, закрыл глаза и сказал:

– Да! Я буду ночевать у себя дома!

Он закрыл постель, надел кепку и быстро сбежал вниз по ступенькам. Доехав трамваем до западной части Берлина, он сошел около Тиргартена и направился по главной аллее к своей вилле.


* * *


В первые часы неожиданного путешествия Петер пытался освоиться со своим новым положением. Он легко и быстро изменил внешний облик, но изменить внутренний мир ему не удавалось. Он старался припомнить все привычки, выражения, взгляды, которые иногда высказывал Хирн. Несмотря на тесное помещение спального купе, он упражнялся в воспроизведении походки и жестов Хирна. Но он вскоре убедился, что это жалкая пародия даже издали бросалась в глаза. Поэтому он решил отказаться от изображения доктора Хирна и ограничить свою роль тем, чтобы разыгрывать разбогатевшего Петера с утонченными манерами. Эта мысль часто возникала в его представлении. Теперь она осуществилась, правда, только на несколько дней. Он решил воспользоваться этой неожиданной улыбкой фортуны, а все остальное предоставить случаю.

С чувством безграничного удовлетворения он вытянулся на мягкой постели спального купе и вспомнил жесткую деревянную скамью в вагоне третьего класса. Поезд остановился в Варнемюнде. Он услышал, как проводник объявил название станции, затем раздался стук беспрерывно хлопающих дверей вагонов, и где-то вдали прозвучал мужской голос, выкрикивавший что-то непонятное. Петер выше натянул одеяло и повернулся к стене. Какое ему было дело до того, что происходило там? Он ехал в первом классе, занимал отдельное купе; никто не имел права мешать ему. Но вот голос послышался ближе и как будто уже не снаружи. Петеру показалось, что кто-то бежит по коридору спального вагона и повторяет одну и ту же фамилию. Он прислушался и совершенно внятно различил два слова: «Доктор Хирн».

– Хирн, – повторил он и вскочил. – Ведь это я! Он открыл двери, высунул голову в коридор и крикнул:

– Здесь!

Разносчик телеграмм спросил:

– Вы доктор Хирн?

– Да! – ответил Петер.

Ему вручили две телеграммы, с которыми он скрылся в свое купе. Он прочел адреса, и ему стало не по себе.

«Открыть или нет? – подумал он. – Ну их! Приятного в них вероятно мало!» Он влез в постель, положил нераспечатанные телеграммы под подушку и потушил свет. Когда он ощутил во всем теле приятное тепло, он тотчас же забыл о телеграммах, потянулся и закрыл глаза. В этот момент громко постучали в дверь. Он вскочил. Разносчик телеграмм открыл дверь и вошел в купе.

– У нас осталось только две минуты, сударь! – воскликнул он.

– Что это значит? – спросил Петер.

– Да ведь телеграммы с оплаченным ответом, – сердито сказал разносчик телеграмм.

– Телеграммы? Ах да, верно! – Он порылся под подушкой и вытащил оттуда смятые телеграммы.

– Да распечатайте их, наконец! – торопил его телеграфист.

– Вы советуете? – ответил Петер.

А телеграфист подумал: «Этот господин, верно, не в своем уме».

Петер со страхом открыл и прочел:


«Доктору Хирну. Поезд 32, спальный вагон. Вокзал Варнемюнде. Сыщик Пино предполагает, что ограбление произошло из ревности, чтобы кражей компрометирующих писем приобрести доказательства. Я верю тебе. Но если ты разделяешь подозрения сыщика, убедительно прошу тебя тотчас же возвратиться, чтобы без огласки ликвидировать личные дела и избежать неприятного вмешательства третьего лица.

Привет Мария».


Петер не понял ни единого слова. Он поспешно вскрыл вторую телеграмму в надежде найти в ней разъяснение.


«Телеграфируй, хранил ли в письменном столе деньги и ценности.

Мария».


«Итак, – спросил он себя, – что сделал бы в подобном случае доктор Хирн?» – И он решил, что тот из-за таких пустяков не испортил бы себе приятного путешествия. Он решил поступить точно так же и написал на ответном листе телеграммы:


«Все вопиющее идиотство. Оставьте меня в покое. В письменном столе лежат миллионы. Ничего не трогайте. Привет.

Доктор Хирн».


Поезд тронулся, когда телеграфист соскочил со ступенек вагона.


* * *


Между тем Хирн добрался до своего дома. Он осторожно открыл дверь и прокрался на цыпочках в свою комнату. Орта спала в соседней комнате, отделенной от его спальни только ванной комнатой. Он с любовью посмотрел на свою тяжелую дубовую кровать с белоснежной периной, проскользнул в ванную комнату и приложил ухо к замочной скважине двери, которая вела в спальню его жены. Он тихонько открыл дверь, и в первый момент у него было сильное желание броситься к крепко спавшей Орте и заключить ее в свои объятия. Но потом он опомнился, прикрыл двери и вернулся в свою комнату. Там он разостлал свою постель, завел будильник, положил его под подушку и, раздевшись и потушив свет, лег в постель.

В это самое время Пино отыскивал Великана. Палисадной улице, казалось, не было конца. После утомительной прогулки он добрался наконец до дома, указанного ему Хирном. Это было очень высокое здание. Над входными дверьми красовалась надпись: «Городская богадельня».

Пино удивился. Входная дверь была заперта, как это обыкновенно полагалось по ночам. Он дернул звонок. В доме ничто не шевельнулось. Он позвонил вторично. Никто не отозвался. Тогда он стал стучать кулаками в дверь. В окне первого этажа появился свет, вслед за этим зажглись огни во втором, в третьем окне. Прошло несколько минут, и весь дом осветился.

– Эй, послушайте! – крикнул Пино. В это мгновение всюду поднялись занавески, и во всех окнах появились растрепанные, заспанные старухи в ночных сорочках. Пино показалось, что он очутился перед воротами ада. В ужасе он упал на колени и, закрыв лицо руками, завопил не своим голосом:

– Пресвятая Мария и Иосиф, помогите!

Все окна распахнулись в воздухе замелькали угрожающие руки, тонкие и высохшие как палки, и какая-то холодная жидкость шумным потоком вылилась на голову Пино. Вначале он упал на колени, потом, собравшись с последними силами, поднялся и убежал, насквозь промокший и дрожа всем телом. Только через некоторое время он пришел в себя и убедился, что бежал в противоположном направлении.

Хирн лежал еще в постели и спал, когда на рассвете раздался звонок у садовой калитки. Он проснулся, приподнялся и, увидев около себя на стуле одежду бродяги, испугался не на шутку. Он ощупал свое лицо, поспешно вскочил, бросился к окну и поднял штору. Там он увидел, как почтальон вручил одному из его слуг телеграмму. Он поспешил спустить штору и начал одеваться. Между тем слуга побежал в комнату камеристки Фифи, постучался и, обрадовавшись удобному случаю, вошел к ней. Он передал ей телеграмму, осыпал ее целым градом нежностей и удалился.

Фифи встала с постели, надела свои прозрачные чулочки и пару шелковых туфелек, принадлежавших прежде фрау Орте, накинула легкий цветной капот и побежала мимо комнаты Хирна в спальню своей барыни. Хирн, который за это время успел одеться, прокрался в ванную как раз в ту минуту, когда Орта крикнула заспанным голосом: «Войдите!» Он нагнул голову к дверям и услышал, как Фифи вошла в комнату и подошла к постели, как Орта приподнялась, вскрыла телеграмму и громко воскликнула:

– Боже мой!

– Сударыня! – воскликнула Фифи в ужасе.

Фрау Орта прочла еще раз телеграмму, но на этот раз вслух:


«Все вопиющее идиотство. Оставьте меня в покое. В письменном столе лежат миллионы. Ничего не трогайте. Привет.

Доктор Хирн».


– Боже мой! – воскликнула теперь и Фифи. А госпожа Орта спрыгнула с постели и простонала:

– Он лишился рассудка!

Хирн начал догадываться, в чем дело.

«Кто знает, что она протелеграфировала Петеру? – подумал он. – Во всяком случае, он не дурак и сумеет выпутаться».

– Мой пеньюар! – с дрожью в голосе приказала фрау Орта. Фифи засеменила к шкафу и открыла его. Тотчас же вслед за этим фрау Орта, шурша юбками, покинула комнату. Хирн ясно понял по ее шагам, что она взволнована. Затем он услышал, как она сняла телефонную трубку и потребовала: «Лютцов, номер 1162». – Это был номер телефона Пино, знаменитого сыщика.

Пино только полчаса тому назад вернулся домой мокрый, как кошка, и почти без чувств упал в объятия своей изумленной и перепуганной экономки. Она поспешно уложила его в постель, приготовила ему грелку, закутала в одеяло и дала выпить рюмку разогретого коньяку. Он почувствовал, как жизненные силы постепенно возвращаются к нему и его онемевшие члены расправляются. Пино потянулся с чувством облегчения и истинного наслаждения на своих согретых простынях, когда экономка погасила свет, но только он закрыл глаза и намеревался заснуть, как затрещал телефон, который стоял на его ночном столике. Он так был закутан в одеяло, что насилу высвободился, и включив свет, снял трубку и сердито крикнул в аппарат.

– Алло?

Это была фрау Орта, прочитавшая ему по телефону телеграмму своего мужа. Слово «миллионы» подействовали на Пино, как электрический ток. Он почувствовал мурашки во всем теле, вскочил с постели, опрокинул аппарат и так громко заревел: «Иду!» – что фрау Орта услышала его, хотя аппарат уже валялся на полу.

На этот шум вбежала экономка.

– Не ходите! – стала она его умолять. – Не ходите, ведь теперь ночь! Вы только что просохли! Вы простудитесь насмерть!

– Речь идет о миллионах, – возразил Пино и начал одеваться.

То же самое делал в это время Хирн. Он поспешно привел в порядок постель и умывальник, чтобы придать всему обычный вид, а затем надвинул фуражку поглубже на лицо, поднял воротник и повернулся к двери. Он уже взялся за ручку двери, когда внизу раздался гудок автомобиля. Хирн подбежал к окну. Автомобиль остановился перед виллой. Он увидел, как оттуда вылез Пино и быстрыми шагами направился к дому. Чтобы не столкнуться с Пино, Хирн должен был пройти через кабинет. В полумраке он наткнулся на одного из рыцарей. Тот с оглушительным грохотом упал на пол. Пино, влетевший вверх по лестнице огромными прыжками, вбежал в комнату одновременно с фрау Ортой. Он испуганно вздрогнул, а фрау Орта воскликнула:

– Господи! Что тут опять произошло?

– Это мы сейчас установим, – сказал Пино и осторожно подошел к двери, открыл ее, сначала просунул голову, а затем пролез сам. Не оглядываясь, он протянул руку фрау Орте, которая, вся дрожа, следовала за ним. На полу во весь рост лежал рыцарь. Это производило жуткое впечатление в царившем кругом полумраке. Пино уставился на безжизненного колосса. Фрау Орта в страхе прижалась к стене. Пино протянул вперед руку и указал на руки и ноги рыцаря, дрожащими руками полез в карман, достал рисунок и сравнил следы.

– Они подходят по величине! – с ужасом воскликнул он и отступил содрогаясь от неподвижного рыцаря. Фрау Орта упала на колени. Пино не спускал глаз с рыцаря.

– Это привидение! – пробормотала фрау Орта, и Пино кивнул головой.

– Да, – сказал он. Затем он опять полез в карман и приблизился к рыцарю с направленным на него револьвером. Орта в ужасе отвернулась.

Пино нагнулся к железному колоссу и ощупал его, все еще держа револьвер у его груди. Рыцарь не шевелился. Пино набрался храбрости и решительно просунул руку в доспехи в том месте, где образовалась щель между туловищем и ногами.

– Да он пустой! – воскликнул Пино.

– Боже милосердный! – отозвалась фрау Орта. Пино спрятал револьвер. На лице у него опять

появилась уверенная улыбка, и он сказал:

– Я надеюсь, что вы не испугались этой куклы?

– Вы понимаете, что тут происходит? – спросила она, и в ее тоне прозвучал ответ на вопрос Пино.

– Разумеется! – ответил он. – Нет ничего проще. Все обстоит точно так, как я предполагал с самого начала. Преступник, который думает, что никто еще не напал на его след, вернулся сегодня сюда, чтобы забрать остальную добычу. Когда он услышал мои шаги, он спрятался в доспехи рыцаря и потом воспользовался первым удобным случаем, чтобы улизнуть.

– Хорошо! – промолвила фрау Орта. – А если он вернется еще раз сегодня ночью?

– Тогда он столкнется со мной.

– Вы хотите сторожить здесь? Пино поклонился.

– Если разрешите! – сказал он вежливо. – Я постараюсь представить вам вора завтра утром к первому завтраку.

– Ах, что было бы, если бы вас не было подле меня! – вздохнула фрау Орта.

– Весьма польщен, – сказал Пино и с помощью Орты поднял рыцаря, так как из предосторожности не следовало посвящать во все прислугу…


Хирн незаметно выбрался по хорошо известному ему ходу из дома и из парка и очутился на улице. Он прошел всю дорогу пешком и к полудню появился опять в кабачке. Великан сидел на своем обычном месте. Он с интересом осведомился, к какому результату привело преследование Пино. Потом достал из кармана газету, в которой сообщались все подробности вчерашнего ограбления на вилле доктора Хирна.

– Пино специалист по таким вещам, – добавил он.

– Ты думаешь, что он подозревает тебя? – спросил Хирн.

– Возможно.

– Разве это действительно ты? Великан ухмыльнулся и сказал:

– Хитрец!

– Почему? – спросил Хирн.

– А так, я тогда должен был бы вместе с тобой обделать это дельце.

Хирн испугался. Великан спросил:

– Ты думаешь, я сяду за стол с первым встречным, не зная даже, с кем имею дело?

– Не думаешь же ты, что я…

– Конечно, думаю. Мы еще с тобой поговорим об этом, но сначала – выпьем. Этих двух кружек пива, – добавил он указывая на стол, – будет мало.

– Как ты догадался? – спросил Хирн с изумлением.

– Если тут кто-нибудь появляется, то это либо переодетый сыщик, либо новичок. Ну, а что ты не сыщик, это мы сразу увидели.

– Да? Как же?

Великан снова ухмыльнулся.

– Во-первых, ты был бы назойливее, не заставлял бы просить себя. Кроме того, ты проявил бы больше любопытства. А затем ты старался бы говорить с нами нашим языком, чтобы мы думали, что ты один из наших.

Хирн удивился, как логично и психологически верно рассуждал Великан.

– Ну, и еще многое другое, – продолжал тот. – Но ты еще недостаточно опытен и испытан, чтобы понять все.

– А почему же ты думаешь, – и при этом Хирн указал на газету, – что я именно тот самый и есть?

– Да потому, что ты впервые появился тут как раз в тот день, а раньше тебя здесь ни один человек не видел, и денег у тебя уйма.

– Ну, это еще не доказательство!

– Не чета нашему брату.

– Он, кажется, человек с образованием… Жаль его.

– Не говорите. Безделье идет ему впрок.

– Кем он был прежде?

– Это тоже входит в счет ваших тысяч марок?

– Да нет! Мне важно только задержать вора.

– То-то!

Когда они после осмотра вышли на улицу, Великан сказал:

– Как же объяснить, что на садовых дорожках не видны следы этих слоновых ног?

– Не были видны, – исправил его Хирн. – Ведь за это время, наверное, дорожки расчищались уже не раз.

Пино едва держался на ногах от усталости. Так как он знал, что его дело в хороших руках, он решил отправиться домой и только повторил свое предложение встретиться в кабачке на следующий день к двенадцати часам дня.

– Надеюсь, что вы до этого времени нападете на его след.

– Это зависит от вас, – ответил Хирн.

– Каким образом? – спросил Пино.

– Если дадите аванс.

«Вот это номер!» – подумал Великан. Пино дал каждому из них по двадцать марок. Хирн сделал недовольное лицо, но Великан похлопал его по плечу и сказал:

– Брось, эти деньги от нас не уйдут.

Они сговорились работать врозь и в различных местах обойти и обыскать все притоны, где бывали преступники.

Пино отдыхал целый день. Он прекрасно изучил психологию преступника и поэтому был уверен, что вора неминуемо потянет и в эту ночь к месту преступления. Там ведь оставалось еще много работы и вряд ли он ограничился бы ограблением одного ящика. И его долголетний опыт говорил ему: либо преступник упорно избегает места преступления, даже если он нечаянно оставил там важные улики (и таких преступников было большинство), либо непреодолимая сила влечет его к этому месту, даже если ему известно, что преступление уже раскрыто и что полиция напала на его след.

Когда наступил вечер, Пино направился на виллу Хирна. Фрау Орта встретила его.

– Вы не можете себе представить, как меня успокаивает мысль, – сказала она, – что вы проведете ночь здесь.

Пино поклонился: он был польщен. Орта указала ему на кушетку в кабинете, которую она велела приготовить для него. Пино улыбнулся.

– К сожалению, я должен отказаться от этого соблазна.

– Что это значит? – нервно спросила фрау Орта. – Ведь вы же мне сказали, что будете ночевать здесь?

– Разумеется, но только не там! – сказал он, указывая на кушетку, превращенную в постель.

– А где же?

Он протянул руку и указал на одного из стоявших рыцарей.

– Вон там! – произнес он торжественно.

– В этих доспехах?

– Да! – Пино влез в доспехи и заявил: – Тут я простою всю ночь и дождусь его прихода.

– Вы вспотеете!

Он покачал своей железной головой.

– Вы упадете!

– Нет! – ответил он и опустил забрало шлема. – Спокойной ночи.

Эти слова прозвучали, как будто из другого мира.

Фрау Орта вздрогнула. Неприятный холод пробежал у нее по спине, она быстро выбежала из комнаты и закрылась у себя.

Между тем Хирн, как и в предыдущий вечер, поднялся в свою мансардную комнатку на четвертом этаже и начал разговаривать вслух, обращаясь к кровати.

Он уговаривал себя лечь в нее и побрызгал белье одеколоном, который предусмотрительно купил в парфюмерном магазине. Он старался представить себе, что это его кровать, закрыл глаза и приготовился к прыжку. Но какая-то непонятная сила удерживала его, он стоял перед кроватью, как непокорная лошадь перед препятствием. Он открыл глаза и содрогнулся. Затем повернулся, снова надел пиджак и не раздумывая, а следуя инстинкту, поспешил к своей вилле.

– Правильно! – возразил Великан. – Это только подозрения, а доказательства другие.

– Какие же?

Великан улыбнулся, затем покачал головой и сказал:

– Нет! Когда ты будешь работать со мной в компании, я посвящу тебя в суть дела, а раньше – ни за что!

Человек, сидевший напротив них, подал ему знак. Великан оглянулся. Хирн тоже повернул голову. В нескольких шагах от дверей стоял Пино, заспанный, бледный, с обведенными синевой глазами. Великан хотел встать.

– Останься! – сказал Хирн и указал на рисунок, который Пино держал в руках.

– Он, наверное, ищет вора, укравшего миллионы. А раз это не ты…

Пино подошел к столу.

– Разрешите? – спросил он.

– Ничего не имею против, – ответил Великан. Хирн промолчал. Пино сел и развернул газету.

– Ну, приятель, – спросил Великан, – как делишки?

Пино сделал вид, что не понимает намека. Великан указал на рисунок и сказал:

– Хорошо бы такого поймать! А?

Пино все время внимательно разглядывал руки Великана и его фуражку, лежавшую около него на столе. Теперь он притворился, будто нечаянно уронил сигару, нагнулся за ней и, поднимая ее, измерил ноги Великана. На лице его отразилось разочарование. Великан ухмылялся. Он все время не спускал глаз с Пино.

– Что это вы снимаете мне мерку для пары ботинок, что ли? – спросил он, когда Пино наконец выпрямился. Пино смутился. – Напрасно, только теряете драгоценное время. С этим делом я не имею ничего общего. Если это вас так беспокоит, то я могу доказать свое алиби.

– Не нужно! – возразил Пино и заказал три кружки пива. – Я уже нашел след этого молодца. Это не вы!

– Очень рад.

– Но вы оба можете заработать деньги, если согласитесь помогать мне.

Хирн покачал головой, а Великан сказал:

– А ну, послушаем ваши предложения.

– На сей раз я не поскуплюсь дать тысячу.

Хирн спросил:

– На нас двоих?

– Да.

Хирн покачал головой и потребовал две тысячи. Пино подумал и сказал:

– Идет!

Они ударили по рукам, а потом чокнулись.

– Итак, – начал Пино и рассказал им все подробности ограбления. Он достал даже рисунок, на котором были изображены следы преступника.

– Я думаю разыскать его еще до вечера! – воскликнул Великан.

Его усердие обрадовало Пино, а Хирн подумал, что этот парень может стать ему опасным и наделать хлопот.

Пино заплатил за выпитое и предложил встретиться здесь на следующий день.

А теперь я сведу вас на виллу и все вам покажу!

– Хорошо.

– Но если после осмотра исчезнет хоть малейшая вещица, вы оба будете сидеть в тюрьме.

– Что вы, – возразил Великан. – За кого вы нас принимаете?

По дороге Хирн размышлял о создавшемся положении. Несмотря на полную перемену его внешнего облика, он боялся показаться на глаза прислуги, которая отлично знала его голос, манеру говорить, походку и движения. Насчет Марии Орты он был спокоен, в это утро она находилась на репетиции.

– Следите за прислугой, – сказал Хирн. – Ведь не исключена возможность, что кто-нибудь из них в курсе дела или даже соучастник преступления. Поэтому было бы хорошо, чтобы один из нас двух остался сторожить на улице, не скроется ли кто из виллы в связи с вашим приходом.

Великан кивнул головой, и Пино тоже одобрил это предложение.

– Хорошо, – сказал он, – сторожите вы!

Хирн остался на улице. Когда Пино шел с Великаном через парк по направлению к вилле, он спросил:

– Кто твой приятель?

Пино уже часа два стоял в доспехах, обливаясь потом, и прислушивался к каждому шороху, как гончая собака. Но он чувствовал, как с каждой минутой теряет силы. Каждое мгновение он открывал шлем и старался отдышаться. Колени и локти болезненно ныли от беспрерывного трения о железные стенки.

«Я буду здесь стоять и выжидать!» – уговаривал он себя, когда последние силы грозили изменить ему.

Но его выдержка была сломлена. Он даже не слышал, как Хирн прокрался по коридору в свою комнату. Хирн тихонько открыл дверь и вошел. Затем поспешно разделся и лег в постель. Но несмотря на сильную усталость, он беспокойно ворочался и никак не мог уснуть. Какое-то непонятное волнение заставило его вскочить на ноги. Он любовно посмотрел на дверь, за которой спала Орта, отделенная от него только ванной; и опять взглянул на свою постель. И то, и другое одинаково сильно влекло его. Он сделал шаг к постели, потом опять приблизился на два шага к двери. Но борьба скоро кончилась, тоска по Марии одержала победу над усталостью. Он стоял у двери и нажал ручку; она не подалась и издала неприятный скрип. Дверь была заперта.

Рядом рыцарь открыл свое лицо и прислушался. Не было никакого сомнения, он ясно слышал, как в соседней комнате двигался человек. Осторожно он слез с пьедестала, но железо заскрипело и произвело шум.

Хирн остановился. Он отпустил ручку. Она громко отскочила наверх. Рыцарь побежал к двери. Но Хирн опередил его. Он успел закрыть задвижку двери, за которой стоял рыцарь. Тот постучал железным кулаком и закричал:

– Открывайте!

Хирн схватил кепку, прокрался на цыпочках к коридору, сбежал с лестницы и скрылся. Наверху рыцарь настойчиво повторял свое требование и, так как в комнате ничто не двигалось, выломал дверь мечом. Она упала с оглушительным грохотом, и Пино вбежал в комнату. Он рассекал мечом воздух, потому что ему показалось, что перед ним стоит воображаемый преступник. Однако комната была пуста, только дверь в коридор осталась открытой.

Прислуга обоего пола в одном ночном белье сбежалась на весь этот шум, набросилась на рыцаря и начала избивать его. Только, когда на пороге появилась фрау Орта в полном неглиже и разъяснила возникшее недоразумение, они отпустили свою жертву.

Пино вытащили из помятых побоями доспехов; раненого, оборванного сыщика уложили на диван, перевязали его и начали утешать.


* * *


Между тем Хирн, никем не замеченный, выбрался на улицу и скрылся в одной из близлежащих аллей Тиргартена. Он сделал несколько шагов, потом остановился и задумался.

Пино ведь говорил, что собирается к вечеру еще раз отправиться на виллу Хирна. Он объяснил, что пойдет туда для того, чтобы снова расспросить прислугу, которую он все еще подозревал. Было ли это действительно так? Но, если допустить, что он говорил правду, значит, он решил выслеживать и подслушивать ночью, когда прислуга меньше всего подозревала, что за ней следят. Это было вполне правдоподобно.

Бряцание рыцарских доспехов было хорошо знакомо Хирну, и он догадывался, чья железная рука стучала в дверь и добивалась, чтобы открыли дверь его комнаты.

Очевидно, Пино влез в рыцарские доспехи, чтобы на месте преступления поймать вора, которого он подозревал в одном из лакеев. Хирн невольно расхохотался при этой мысли. Но в этот момент он вспомнил, что впопыхах не успел застелить постель. Он испугался. Разве это не могло возбудить против него подозрений? Если бы действительно один из лакеев оказался вором, который каждый вечер возвращался к месту ограбления, то он пытался бы как можно скорее скрыться в свою комнату. И это была бы неслыханная дерзость со стороны преступника, не жившего в доме, пробираться на виллу только для того, чтобы переночевать в господской спальне. Следовательно, если Пино не был дураком, постель неминуемо должна была навести его на правильный след. Надо было во что бы то ни стало отвести подозрение еще до того, как оно успело укрепиться в нем.

Хирн раздумывал недолго. Он побежал на соседнюю улицу, разыскал бельевой магазин, зашел туда и купил носовой платок, который лежал на выставке в витрине. Платочек был с инициалами М. Л. Блестящая мысль промелькнула у него в голове, когда он увидел эти буквы.

Потом он вернулся в Тиргартен, вывалял платок по земле и положил в карман. Тем временем Пино пришел в себя, приподнялся, осмотрелся в комнате и заметил, что постель была смята. Он встал, подошел к кровати и внимательно начал рассматривать ее. Потом постучался к госпоже Орте и попросил ее выйти к нему.

– Чья это кровать?

– Моего мужа.

– А кто спал в ней сегодня ночью? Госпожа Орта испугалась.

– Я думала, что вы, – ответила она.

– Нет! – сказал Пино. – Но расскажите мне, как привык спать ваш муж?

При этом он указал на верхнюю подушку. Один из концов ее был загнут, и на нем ясно выделялся отпечаток головы, лежавшей на подушке.

– Я никогда на это не обращала внимания, – возразила фрау Орта.

– Пожалуйста, припомните. Фрау Орта задумалась и сказала:

– Я почти уверена, что это именно так.

Пино улыбнулся и указал на одеяло, отброшенное налево.

– Ваш супруг обыкновенно встает с постели с правой стороны?

Фрау Орта опять на мгновение задумалась, потом кивнула головой и сказала:

– Да!

– Это очень странно, так как ночной столик стоит слева от кровати.

– Совершенно верно, – ответила Орта, – но я не совсем понимаю. Ведь вы не предполагаете, что…

Пино подошел к умывальнику и убедился, что никто им не пользовался. Вдруг он нагнулся и поднял окурок папиросы.

Фрау Орта совсем растерялась.

– Да что же вы думаете?

Пино, не меняя своего тона, сказал:

– Будьте так добры, принесите мне коробку с папиросами, которые обычно курит ваш супруг.

Фрау Орта машинально повиновалась. Она пошла в соседнюю комнату и вернулась обратно с коробкой.

Между тем Пино с большим трудом разобрал по окурку фирму и название папирос.

– Что написано на крышке? – спросил он. – Может быть, «Абдуллах», «Леди Гамильтон»?

Госпожа Орта от испуга уронила коробку на пол, и Пино решил:

– Значит, так и есть.

– Ради бога, – воскликнула фрау Орта. – Надеюсь, вы не думаете, что мой муж совершил кражу со взломом в собственном доме?!

Пино пожал плечами, указал на подушку, одеяло и папиросы и сказал:

– По всем признакам – это вполне очевидно!

– Да ведь это было бы безумие! – воскликнула фрау Орта, позвонила два раза подряд и приказала своей камеристке Фифи, которая все время подслушивала за дверью и потому тотчас же после звонка вошла в комнату, принести утреннюю почту из столовой.

В это время Пино обыскивал комнату, чтобы найти еще какие-нибудь улики. Он вынул из платяного шкафа шляпу, принадлежащую Хирну, измерил ее величину, сравнил эту мерку с оттиском, сохранившимся на подушке, и улыбнулся. Он был убежден, что уже выиграл пари.

Фифи принесла почту. Среди писем не было письма от Хирна, но сверху лежала телеграмма, которую фрау Орта поспешно распечатала. Содержание телеграммы было следующее:


«Копенгаген, 11.11.17 г. 7 часов 50 минут утра.

Остановился Метрополь-отель, возвращусь пятницу вечером 10 часов 32. Встречай Лэртский вокзал. Сердечный привет.

Хирн».


Она передала ему телеграмму и сказала с язвительной иронией.

– Судя по этому, вы вряд ли напали на настоящий след, господин Пино.

Тот прочел, изумился, внимательно осмотрел телеграмму и убедился в ее подлинности.

– Совершенно непонятно, – пробормотал он.

– Как вы это объясните? – спросила госпожа Орта.

У Пино был довольно глупый вид, когда он ответил:

– Сейчас не могу вам всего объяснить, но постараюсь найти разгадку.

Затем он поклонился и вышел.

Когда он очутился на улице и направился в одну из боковых аллей Тиргартена, до его слуха донесся громкий свист. Он обернулся и увидел на расстоянии двадцати шагов от себя Хирна, который прятался за дерево и подавал ему какие-то таинственные знаки. Пино вернулся обратно и подошел к Хирну. Хирн начал оживленно рассказывать.

– Полчаса назад какой-то незнакомец перелез через забор. Я последовал за ним, но он вскочил в трамвай, который шел по направлению к Тегелю.

– Как он выглядит? – взволнованно спросил Пино.

И Хирн описал наружность незнакомца, стараясь изобразить его совершенно непохожим на себя.

– Он среднего роста, стройный, худой? – спросил Пино, и Хирн ответил:

– Напротив, он маленький, толстенький, кругленький.

– Бритый?

– Нет, у него бородка такая, как у меня, и темные очки. Но это, вероятно, уловка и обман. Я не мог удостовериться, настоящая ли это борода или нет.

Мысли Пино совсем спутались.

– Вы видели, как он вышел из дома?

– Да.

– Был ли у него ключ? Запер ли он входную дверь за собой?

– Нет. Он вылез из окна нижнего этажа, а затем, – он протянул ему носовой платок, – он потерял эту тряпицу, когда вскочил в трамвай.

Пино жадно схватил платочек, чертыхнулся и стал его рассматривать.

– Да тут есть монограмма! – сказал он.

– Может быть, это наведет нас на его след, – предположил Хирн.

«Да, если метка окажется «В. X.»! – подумал Пино и совсем тихо произнес: Вольдемар Хирн», – но в эту же минуту убедился, что в углу платочка стояли буквы «М. Л.».

– А ну-ка, покажите мне! – воскликнул Хирн, и разочарованный Пино показал ему инициалы.

– Знаете ли вы человека с подобным именем? Хирн сделал вид, что припоминает что-то, затем

неожиданно воскликнул:

– Мартин Люкс.

– Кто это?

– Укротитель зверей из цирка Саррасани. Это великан, обладающий феноменальной силой.

– Может быть, это был он? Хирн сделал вид, что размышляет.

– Вряд ли. Он шел сгорбившись, а Люкс всегда ходит прямо.

– Может быть, он только делал вид, что горбится?

– Возможно. Но Люкс совершенно лысый и не носит очков. А мне бросилось в глаза, что у этого человека были удивительно длинные волосы.

– В конце концов это мог быть и парик, а очки он мог надеть для того, чтобы его не узнали.

Хирн кивнул головой и сказал:

– Я преклоняюсь перед вашей проницательностью. Пино самоуверенно улыбнулся. Потом он спросил:

– Как разыскать этого человека?

– Нет, это наверное, не он! – сказал вдруг уверенно Хирн.

– Да почему же?

– Потому что Саррасани переехал со своим цирком уже более недели в Грейфсвальд.

– А трамвай, которым он уехал, шел на Тегель?

– Да.

– Значит, он проходит мимо Штеттинского вокзала?

– Как будто.

– А оттуда поезд отходит на Грейфсвальд. Хирн сделал изумленное лицо.

– А ведь и в самом деле!

– Он успеет вернуться туда к началу представления.

– Вы совершенно правы.

Пино вынул из кармана расписание поездов и прочел, что следующий поезд на Грейфсвальд уходит через час. Он сел в автомобиль и крикнул Хирну:

– Ну, скорее.

Хирн тоже вскочил в автомобиль.

– На Штеттинский вокзал! – крикнул Пино шоферу. По дороге он дал нужные указания: – Вы незаметно пройдете взад и вперед по перрону, а я буду следовать за вами на некотором расстоянии. Как только увидите этого человека, подойдете к нему и попросите у него огня. После этого вы скроетесь!

– А если его не будет на перроне?

– Тогда вы обыщите поезд. А я все время буду следовать за вами по пятам. Кроме того, вы убедитесь, не заперт ли какой-нибудь туалет в поезде.

– У вас можно многому научиться, – сказал Хирн.

– Это не входит в мои намерения, – сухо возразил Пино, – помогать вам усовершенствоваться в вашей специальности.

– А я все-таки постараюсь оказаться достойным учеником такого учителя, как вы.

– Вы бы лучше переменили свой образ жизни.

– Я обещаю вам, что снова начну вести честный образ жизни в тот день, когда разъяснится история этого ограбления, и я получу обещанное вознаграждение.

– Лучше всего было бы, если бы вы воспользовались познаниями в этой области и поступили ко мне на службу.

– Благодарю вас. Но я не хочу остановиться на полдороге. Я хочу избрать себе такую профессию, где мне придется сталкиваться только с приличными людьми.

Пино понял оскорбительный намек и промолчал.

Вблизи Штеттинского вокзала Хирн вышел из автомобиля и пошел дальше пешком. Пино ожидал его на дебаркадере. Хирн обошел весь перрон. Он так внимательно осматривался по сторонам, что все вокзальные чиновники стали обращать на него внимание. Хирн при этом несколько раз смотрел на часы. До отхода поезда оставалось только пять минут. Пино, который следовал за ним на некотором расстоянии и незаметным образом посвятил во все нескольких полицейских, начинал уже терять терпение. Он ждал, пока Хирн обыщет поезд.

Но тот, казалось, совершенно забыл об этом и все время так ловко держался вдали от Пино, что тот не мог даже подать ему никакого знака.

Только за две минуты до отхода поезда он вошел в передние вагоны. Пино последовал за ним.

В тот момент, когда начальник станции подал знак машинисту, что наступило время отхода поезда, Хирн повернулся и бросился к изумленному Пино, который ждал его в проходе соседнего вагона.

– Туалет в третьем вагоне отсюда заперт, – прошептал он таинственно.

Поезд тронулся, и Хирн соскочил на платформу, а Пино бежал по коридорам вагонов и остановился перед запертым туалетом.

Поезд как раз вышел из вокзала, когда задвижка отодвинулась, и из туалета вылетела старая дама – прямо в объятия сторожившего Пино.

Ему пришлось доехать до Пазевалка, первой остановки от Берлина. Там он ждал до сумерек, пока пошел поезд, который доставил его обратно в Берлин.

Это время он использовал, чтобы навести справки по телефону о местонахождении Мартина Люкса. Ему ответили, что укротитель по имени Мартин Люкс действительно выступал в цирке несколько лет назад, но за нанесение кому-то тяжких телесных повреждений был уволен и приговорен к заключению в тюрьме на несколько лет. Отсидел ли он эти годы, или бежал из тюрьмы – неизвестно.

Пино нашел, что вообще это подозрение ни на чем не основано, но все-таки решил не упускать его окончательно из виду. Однако из-за таких пустяков не следовало отвлекать свое внимание от следа, к которому вели все улики и который, по всей вероятности, был настоящим.

Пино отправился в телеграфную контору и протелеграфировал:


«Детективному бюро „Север“ Копенгаген, Фолькс-гаден, 11. Телеграфируйте остановился ли доктор Хирн из Берлина с лакеем Метрополь-отеле. Если да, незаметно сфотографируйте его и лакея и пришлите негатив срочной почтой.

Пино, Берлин».


Пино поздно ночью вернулся обратно в Берлин, а в это время копенгагенские сыщики уже занялись выполнением его поручения.

В Метрополь-отеле давно обратили внимание на странного постояльца, который щедрой рукой сорил деньгами и у которого были странные привычки.

Кроме лакея, Петера всюду сопровождали две женщины. Он целыми днями просиживал в ресторане Метрополя за изысканными блюдами и шампанским. Ко всему этому мало подходила его странная манера завязывать салфетку вокруг шеи, неумело обращаться с ножом, обгладывать куриные косточки. Несмотря на большое количество прислуживающих официантов, за его столом все время стоял его лакей и каждую минуту подавал ему сигару. Петер несколько раз затягивался и возвращал сигару лакею. Он бесцеремонно обнимал и щипал своих спутниц и рассказывал им, несмотря на то, что они не понимали ни слова по-немецки, анекдоты на чистейшем берлинском диалекте, над которыми сам хохотал до упаду. Таким образом, он давным-давно стал предметом всеобщего любопытства для окружающих.

Петер пировал со своими спутницами, когда явился один из сыщиков бюро «Север» и незаметно сфотографировал эту оргию.


* * *


Благодаря ловкому маневру, Хирн на несколько часов избавился от Пино, направил его подозрения по другому пути и выиграл почти целый день времени. Но ему было вполне ясно, что опасность еще не миновала. Нужно было бороться другими средствами с предположением Пино, что Хирн сам является преступником.

Хирн начал обход кабачков в поисках Великана.

Уже во втором кабачке он нашел его и присел к нему.

– Хочешь заработать деньги? – спросил Хирн.

– Согласен, если не будет много работы, – ответил тот.

– В худшем случае тебе придется посидеть два дня под арестом.

Великан запротестовал.

– Нет, это мы знаем! Если уж эти ребята захватят кого-нибудь, то они его так скоро не выпустят. Они работают основательно и докапываются до таких вещей, которые мы сами уже давным-давно забыли.

Хирн несколько часов подряд уговаривал его и обещал ему такое большое вознаграждение, что на рассвете Великан объявил, что он принципиально согласен.

– Чего ты, собственно, хочешь? – спросил он.

– Я скажу Пино, что ты знаешь, кто преступник, но что ты упорно отказываешься назвать его.

– Ну, а дальше?

– Ничего! Ты только должен два дня утверждать одно и то же!

– Ну, если это все!…

Хирн дал ему пачку кредитных билетов. И пока Великан жадно пересчитывал деньги, он незаметно всунул ему в карман портсигар с инициалами М. Л. Они договорились еще о возможности связи в том случае, если Великан, действительно, попадет под арест. Затем Хирн уплатил за выпитое и отправился на поиски Пино.

Тот недавно только вернулся из Пазевалка и был настроен к Хирну не очень-то милостиво. Но известие, что Великан знает, кто преступник, но не хочет выдать его, сразу изменило мрачное настроение Пино и усыпило его недоверие, которое невольно возникло в нем во время его отлучки из Берлина.

Хирн потребовал аванс, и Пино дал ему деньги. После этого Хирн ушел, а Пино позвонил по телефону начальнику тюрьмы. Трех полицейских послали в указанный Хирном кабачок.

Великан сидел еще за тем же столом, когда полицейские появились в кабачке. Они обменялись несколькими словами с хозяином, затем подошли к Великану и арестовали его.

Пино и начальник тюрьмы уже ждали их, когда они привезли Великана в тюрьму на допрос.

– Вы знаете, кто совершил ограбление на вилле доктора Хирна? – спросил его начальник тюрьмы.

Великан утвердительно кивнул головой.

– Ну так говорите.

– Нет.

– Что это значит?

– Что я вам ничего не могу сказать.

– А почему?

– Потому что дал слово, что буду молчать.

– Мы вас заставим говорить!

– Не думаю.

– Вы будете сидеть здесь, пока не поседеете.

– Это не имеет значения.

– Мы вас посадим на хлеб и на воду.

– Что ж, я не привык к шампанскому и рябчикам.

– Мы закуем вас в цепи.

– Ну, этого вы не сделаете! Это не принесло бы вам никакой пользы. И это не предусмотрено по закону. Я буду на вас жаловаться.

Один из тюремных сторожей что-то доложил Пино.

– Впустите ее! – приказал он, и в комнату вошла экономка Пино, держа в руках письмо для него. Пока начальник тюрьмы безуспешно старался выпытать что-нибудь у Великана, Пино раскрыл письмо, которое пришло из Копенгагена, и прочел: «Обращаться осторожно! Негатив, изображающий доктора Хирна с его двумя спутницами, на заднем плане камердинер Хирна». Пино скрылся с негативом в темное помещение, и хотя видел доктора Хирна только один раз, да и то мельком, он сразу убедился, что это не был Хирн. Он ведь знал по фотографиям, которые висели в комнате фрау Орты его внешность. Торжествуя, он вбежал обратно в комнату начальника тюрьмы. Там все еще стоял Великан и подвергался допросу, но не поддавался.

– Разгадка найдена! – воскликнул Пино. – Доктор Хирн сам совершил ограбление, а вас, Великан, он подкупил для того, чтобы отвлечь от себя подозрение и навести нас на ложный след.

Это было смелое предположение, но восклицание Великана: «Боже упаси!» прозвучало так убедительно, что начальник тюрьмы, имевший большой опыт в таких делах, не согласился с мнением Пино.

– Обыщите этого человека! – приказал начальник тюрьмы. При обыске обнаружили столько кредитных билетов, что это только подтверждало предположение Пино.

– Ну, сознайтесь! – сказал начальник тюрьмы. – Вы изобличены. Вы узнаете доктора Хирна?

– Боже сохрани! Я хорошо знаю, кто дал мне эти бумажки.

В этот момент один из полицейских вытащил из его кармана портсигар и подал начальнику тюрьмы, который стоял около Пино. Оба осмотрели портсигар, одновременно увидели монограмму «М. Л.», изумились, посмотрели друг на друга и спросили:

– Как этот портсигар попал к вам?

– Понятия не имею! Вероятно, кто-нибудь всунул его мне в карман.

Начальник тюрьмы набросился на него и запретил ему раз навсегда болтать подобную чушь. Пино в глубоком раздумий уставился на инициалы, прошептал: «М. Л.» и провел весь третий день в поисках Мартина Люкса, но к вечеру узнал, что укротитель действительно сидел уже полтора года в Магдебургской тюрьме.

Негатив ясно доказывал, что доктора Хирна нет в Копенгагене. Из этого следовало, что вся эта история была сплошной обман, и Хирн сам совершил кражу в собственном доме и симулировал свой отъезд или остался в Берлине с целью помешать расследованию Пино. Все попытки узнать что-нибудь от Великана, который с невозмутимым спокойствием позволил запереть себя, были бесполезны.

Он упорно повторял, что дал слово молчать, и ответил начальнику, когда тот сказал:

– Что вы ломаетесь? Вы уже отсидели два раза за драку, шесть раз за кражу со взломом…

– Разве я вам дал слово, что никогда не буду участвовать в кражах?

– Значит, вы считаете, что это приличнее, чем нарушить данное вам слово?

– Это такая же сделка, как всякая другая. Я на собственный риск и страх совершаю кражу и за это отсиживаю свой срок; иногда это мне дорого обходится. В наше время всякий старается разбогатеть за счет другого. Что мой образ действия еще не одобрен властями, это – не моя вина.

Начальник тюрьмы, который понял, что ничего с ним нельзя сделать, прекратил допрос.

Пино был настойчивее. Он переоделся и загримировался преступником и велел запереть себя в одну камеру с Великаном.


* * *


Хирн, находившийся в доме, расположенном как раз напротив тюремного здания, навел зеркало на окна тюрьмы. Когда «зайчики» забегали по стенам, Великан, согласно уговору, выбросил маленький смятый клочок газетной бумаги из загороженного решеткой окна, находившегося так высоко, что он не мог дотянуться до него, даже взобравшись на нары.

Хирн, внимательно следивший за окном, увидел, как бумага упала на мостовую, и таким образом узнал, в какой камере сидит Великан. Это открытие произошло незадолго до того, как тюремный надзиратель втолкнул мнимого преступника Пино в камеру предварительного заключения. Но все попытки Пино заговорить с Великаном потерпели неудачу, даже несмотря на то, что он заговорил с ним на воровском жаргоне. Когда надзиратель запер двери за Пино, Великан близко подошел к своему новому товарищу по заключению и убедился, что тонкий запах, исходивший от его волос и лица, мало подходил к его оборванному платью.

Этого открытия было достаточно, чтобы возбудить в нем недоверие к пришельцу. Его присутствие было только неприятно Великану. Он упорно повернулся к нему спиной и не отвечал ни на один его вопрос, хотя они были совершенно безобидны.

Пино наконец отказался от своего намерения, улегся на нары и притворился спящим.

Прошло немного времени, как через решетку открытого окна донесся громкий свист с улицы:

Тореадор, ты спеши на бой…

Тореадор, Тероадор…

Пино из-под опущенных век покосился на окно и увидел, как Великан с любопытством поднял голову. В эту минуту кусок смятой бумаги упал на пол камеры.

Великан поспешно поднял бумажный шарик, развернул его и прочел:


«Продержись еще два дня! Потом ты свободен! В противном случае ты лишишься обещанного вознаграждения».


Он опустил записку в карман своей куртки. Пино как будто случайно поднялся, достал газету и подошел к Великану. Он хотел обратить его внимание на какую-то газетную статейку. Подозрительный Великан исподтишка наблюдал, как Пино нащупал рукой его карман, в который он только что спрятал записку. Великан железными тисками обхватил руку Пино.

Между ними завязалась борьба, и сильный Великан вскоре одержал верх над Пино. Когда посвященный во все надзиратель прибежал на крик Пино, Великан отпустил свою жертву.

Пино дал вывести себя из камеры и отправился к начальнику тюрьмы, чтобы поделиться с ним своими наблюдениями. Тот изумился проницательности Пино.

При помощи зеркала Хирн наблюдал за всем, что происходило в камере, и так как он не был взволнован, как Великан, он тотчас же заметил, что новый заключенный был не только слишком любопытным, но и подозрительным. Парик во время драки съехал на бок и открыл высокий лоб, который как две капли воды походил на лоб Пино. Вначале Хирн подумал, что это только игра его воображения, всюду рисовавшая ему образ Пино, но вскоре убедился, что не ошибся и узнал знаменитого сыщика по его пронизывающему взгляду и порывистым движениям.

Что Пино моментально сообщит начальнику тюрьмы о своем важном открытии, было вне всякого сомнения.

Надо было придумать новый ход. Он вытащил из кармана записочку, что-то нацарапал на ней, подождал несколько минут и засвистел опять тот же мотив.

Тореадор, ты спеши на бой…

Великан, Пино и начальник тюрьмы насторожились. После первых звуков начальник тюрьмы воскликнул:

– Наверх! – и помчался в камеру Великана. Пино следовал за ним по пятам.

Великан обернулся к ним в тот момент, когда записка влетела через окно в камеру. Начальник тюрьмы бросился к ней, раньше чем Великан успел опередить его.

Пино подошел к нему и все втроем прочитали:


«Господин начальник! Передайте пожалуйста Пино, что несмотря на все мои старания облегчить его задачу, у него все меньше шансов задержать меня.

М. Л.».


Трудно было себе представить более глупое лицо, чем изумленная физиономия Пино в этот момент. Начальник тюрьмы бросил на него уничтожающий взгляд и вышел из камеры.

Великан подтрунивал над ним и сказал:

– Какое вам дело до моей корреспонденции?

– Я заплачу вам, сколько вы потребуете, если вы мне скажете, где я найду доктора Хирна.

– Я не знаю никакого Хирна.

– Кто скрывается под инициалами «М. Л.»?

– Это мое личное дело. Я вам это уже сказал.

Пино протянул ему кредитную бумажку, которую тот, не говоря ни слова, взял и положил в карман.

– Итак, что означает это вечное «М. Л.»?

– Марта Лосманн.

– Кто это?

Великан покачал головой, сказал: «Нет!» – и сделал таинственное лицо.

– Какое отношение она имеет к доктору Хирну?

– Никакого. Она даже его не знает.

Но Пино, все еще державший записку в руках, не дал Великану провести его. Он был твердо уверен, что этот бродяга был в сговоре с доктором Хирном.

– Вы у меня еще запоете! – сказал он и пошел к дверям.


* * *


Доктор Хирн, который точно знал час, когда почтальон проходил мимо его дома и опускал письма в почтовый ящик, держался в это время вблизи своей виллы и воспользовался первым удобным случаем открыть ящик и вынуть все письма.

Он как раз был всецело поглощен этим занятием, когда услышал шум приближавшегося автомобиля. Он впопыхах закрыл почтовый ящик и поспешил скрыться в одной из аллей Тиргартена. Автомобиль остановился у виллы. Не кто иной, как сам сыщик Пино, сидел в автомобиле, он поспешно соскочил и быстрыми шагами направился через парк к вилле.

– Я привез вам фотографию вашего супруга, снятую в Копенгагене, – сказал он, когда поздоровался с фрау Ортой.

– Как вы ее достали? – спросила она с изумлением.

– Я поручил одному знакомому в Копенгагене разыскать вашего супруга в Метрополь-отеле и снять его. – Он протянул ей фотографию. – Вот она! Как вы находите, удалось ли уловить сходство?

– Да вы с ума сошли! – воскликнула она. – Это ведь наш лакей Петер!

– Быть не может! – возразил Пино. – Разве он разъезжает под именем доктора Хирна?

– Как вы додумались до этого?

– Будьте добры показать мне что-нибудь, написанное рукой доктора Хирна, – сказал Пино.

Фрау Орта дала ему одно из его писем. Пино сравнил почерк письма с почерком той записки, которая влетела через окно в камеру Великана. Потом он хитро усмехнулся, протянул фрау Орте записочку и спросил:

– Вы узнаете этот почерк?

– Да, он очень похож на почерк моего мужа! – с изумлением воскликнула она.

– Я того же мнения, – ответил Пино.

– К какому заключению вы пришли?

– К тому, что доктор Хирн вовсе не уезжал.

– То есть?

Пино пожал плечами и сказал:

– Я не хочу огорчать вас, но если вы настаиваете на том, чтобы я высказал свое мнение, то должен вам сказать, что, по всей вероятности, он скрылся с какой-нибудь женщиной.

– Как вы осмеливаетесь утверждать что-либо подобное! – с возмущением возразила фрау Орта. Пино изложил ей свои подозрения. Сначала они оживленно спорили, но затем фрау Орта, несмотря на упорное сопротивление, должна была согласиться с доводами Пино. Она даже обещала ему помогать в поисках Хирна, которым она теперь возмущалась от всей души.

Пино ни минуты больше не сомневался, что доктор Хирн был в заговоре с Великаном.

Он отправился в тот же вечер к начальнику тюрьмы с новым планом.

– Дайте Великану возможность удрать, – сказал он ему. – Вы увидите, он первым делом отправится в убежище, где скрываются его сообщники.

Начальнику тюрьмы понравилась эта мысль. По его распоряжению несколько надзирателей переоделись босяками и должны были ночью совершить побег из тюрьмы, при этом уговорить Великана последовать за ними. Великан лежал на нарах и спал спокойно и крепко, так как он чувствовал себя здесь в большей безопасности, чем дома, где боялся каждого шороха и ежеминутно ожидал вторжения полиции. Несмотря на это, Великан проснулся от шума, который доносился из тюремного коридора.

Раздавались громкие голоса, звенели цепи, сыпались удары; кто-то громко вскрикнул. Великан тотчас же понял, в чем дело: бунт среди заключенных.

«Что-то уж слишком шумно, – подумал он. – Они далеко не уйдут».

Потом он еще раз прислушался, удивился, что тюремная охрана до сих пор еще не на ногах, потом повернулся на другой бок и закрыл глаза.

В этот момент кто-то дернул дверь его камеры, ключ повернулся в замке, и дверь распахнулась. Надзиратели, переодетые бандитами, шумно ворвались к нему:

– Эй ты! Идем с нами! Поторапливайся!

Они бросили ему поношенный костюм, чтобы он так же, как и они, снял свою арестантскую одежду.

Эта сцена была разыграна так естественно, что Великан поддался их влиянию и переоделся.

Но когда он собирался последовать за ними и уже стоял у дверей своей камеры, вдруг вспомнил, несмотря на то, что еще не совсем очнулся от сна.

Он полез в карман, вынул записку и прочел:


«Продержись еще два дня! Потом ты свободен! В противном случае ты лишишься обещанного вознаграждения».


Он обернулся к своим мнимым спасителям и сказал:

– Я не пойду с вами!

И никакие уговоры не действовали! Он упорно стоял на своем. А так как те становились все настойчивее и даже схватили его за руки, чтобы заставить его насильно согласиться на побег, он вне себя от злобы набросился на своих освободителей и вытолкал их из камеры. Затем он спокойно улегся на нары, закрыл глаза и подумал: «Даже здесь не имеешь покоя».

И он решил на следующее же утро пожаловаться на это вторжение начальнику тюрьмы.

Пино, который был твердо уверен, что фрау Орта принимала участие в заговоре с Хирном и прекрасно знала его местонахождение, мысленно взвешивал все способы, как заставить ее выдать Хирна. Он ни на минуту не переставал следить за ней.

Когда на четвертый вечер он увидел ее на сцене из своей ложи, сюжет оперы подал ему блестящую мысль. Если бы этот план удался, фрау Орта должна была выдать свою тайну.

Когда он случайно проходил мимо виллы доктора Хирна утром пятого дня, то увидел, как почтальон опускал письма в почтовый ящик.

– Вы всегда оставляете в ящике письма для доктора Хирна? – спросил он почтальона. Тот с изумлением взглянул на него и ответил:

– Разумеется.

Пино поджал губы и улыбнулся. Это он делал всегда, когда воображал, что замышляет что-нибудь очень умное.

Так же улыбнулся и Хирн, который выжидая почту, спрятался недалеко от дома и наблюдал за всем, что происходило около его виллы.

Пино позвонил. Один из слуг вышел из дому.

– Кто вынимает почту во время отсутствия доктора Хирна? – спросил Пино.

– Я, – ответил слуга. – Но за все это время не пришло ни одного письма. Барин, вероятно, просил адресовать письма на Копенгаген.

– Едва ли, – сказал Пино и указал на полный ящик. Когда слуга хотел опорожнить ящик, Пино удержал его, велел отдать ему ключ и приказал ничего не трогать. Слуга, который знал, что Пино вел расследование по делу о краже, исполнил его приказание.

Пино, предполагавший, что Хирн явится за письмами, как только будет думать, что за ним больше не следят, спрятался в одной из боковых аллей, которые вели к главному перекрестку. Когда Хирн явится, он арестует его и таким образом выиграет пари.

Но Хирн не сделал ему такого одолжения. Он ясно понял, что именно замышлял Пино.

«Жди, жди, приятель, пока не поседеешь», – подумал он и удалился.

Пино действительно тщетно прождал несколько часов, пока ему не пришлось покинуть своей засады, чтобы заняться выполнением плана, задуманного им вчера в театре. Ему нужно было разыскать своего помощника, и он отправился для этого в кабачок.

Когда Пино вошел в кабачок, Хирн вскочил и поспешил ему навстречу.

– Великан сознался? – с любопытством спросил он. Пино покачал головой.

– Нет, с ним ничего не поделаешь. Он, кажется, находится всецело под влиянием доктора Хирна.

Хирн отвернулся, так как ему захотелось рассмеяться.

– Я этого не думаю, – сказал он.

– Но я задержу этого Хирна вовремя.

– Может быть, я могу быть вам полезен? – предложил Хирн.

– Вот именно, вы-то мне и нужны.

– Располагайте мною.

Пино стал так внимательно разглядывать Хирна, что тот смутился.

– А что, если бы вы сбрили себе бороду, – сказал Пино.

– Что это вам вдруг вздумалось? – прервал его Хирн.

– Ну, на такую маленькую жертву вы можете легко согласиться.

– Для какой цели?

– Чтобы выступить в роли доктора Хирна.

– Я?

– Да, если смотреть на вас издали и представить себе ваше лицо без бороды…

– Я не хочу уродовать себя.

– Да вы будете только моложе.

– Это меня мало прельщает.

– Чего же вы боитесь?

Хирн пристально посмотрел на Пино и ответил:

– Не хочу быть узнанным!

– Кем?

– Вами или вам подобными.

– Что у вас на совести?

– Неужели вы думаете, что я так глуп, чтобы признаться вам во всем? Я знаю, как вы опасны!

– У меня только одна цель: задержать этого доктора Хирна. Если вы мне поможете в этом деле, я обещаю вам в течение всей моей жизни оставить вас в покое.

Хирн раздумывал.

– Дайте мне честное слово, что вы не привлечете меня к ответственности за тот проступок, из-за которого я отрастил себе бороду, чтобы изменить свою внешность. Обещайте мне, что вы не передадите меня в руки полиции и что вы никаким другим способом не выдадите меня или лично не привлечете меня к ответственности.

– Какой это имеет смысл для меня?

– Когда имеешь дело с таким человеком, как вы, то нужно обдумать все.

Пино был польщен и дал Хирну требуемое обещание. После этого Хирн спросил:

– Итак, что вы требуете от меня?

– Я хочу, чтобы вы сегодня вечером в течение пяти минут разыгрывали роль доктора Хирна в ложе театра.

– В чем состоит эта роль?

– Вы должны опуститься на колени перед женщиной, которая будет сидеть рядом с вами и объясниться ей в любви.

– Для какой цели послужит эта комедия?

– Возбудить ревность в жене Хирна, чтобы она выдала мне местопребывание своего мужа.

Хирн был изумлен. Этот эксперимент показался ему по меньшей мере опасным. Он отказался. Но Пино не так-то легко сдавался. Он объявил, что в таком случае данное им обещание не действительно и грозил арестовать Хирна на месте.

Пришлось пойти на уступки. Хирн должен был снять только бороду, а усы могли остаться.

Когда вечером Пино проводил изящно одетого за его счет Хирна в ложу, там уже сидела удивительно красивая и элегантная женщина. Пино протянул ей руку и сказал Хирну:

– Вы будете держаться позади. В тот момент, когда эта дама подаст вам знак, вы упадете перед ней на колени и простоите в таком положении до тех пор, пока она вам не скажет: «Идем!» Тогда вы покинете с ней, как можно скорее, ложу и уйдете из театра.

Хирн никак не мог понять, какой смысл был во всем этом, ибо дама сидела так, что Орта ни в коем случае не могла увидеть ее со сцены, хотя это была единственная цель всей этой кукольной комедии.

Хирн испытал странное ощущение, когда услышал со сцены голос Орты. Он нагнулся вперед, чтобы ее увидеть, но дама сделала резкое движение, и Хирн откинулся на спинку кресла. Он увидел справа в кулисах Пино, который стоял с вытянутой вперед головой.

Но вот дама по знаку Пино махнула Хирну рукой. Хирн сделал шаг вперед и упал перед ней на колени. Она обвила его шею руками и повернула его голову так, что он отразился в огромном зеркале, которое стояло в глубине сцены, изображавшей будуар. Вся ложа отражалась в этом зеркале.

Фрау Орта вдруг замолкла посреди арии, растерянно уставилась на изображение в зеркале, громко вскрикнула, высоко подняла руки и бросилась к нему. Сжав кулаки, она начала колотить ими по стеклу и, наконец, упала в обморок под сыпавшимися во все стороны осколками.

В этот момент дама в ложе сказала: «Идем!» – взяла Хирна под руку и скрылась с ним из театра.


Когда фрау Орта в изнеможении лежала на кушетке в своей уборной, Пино спросил, стараясь казаться непринужденным:

– Разве этот господин в ложе был сам доктор Хирн?

Фрау Орта печально кивнула головой.

– Теперь вы мне скажете, где он проводит все дни? Вы видите, что он не заслуживает пощады.

Орта приподнялась и с отчаянием в голосе воскликнула:

– Да ведь я сама ничего не знаю! – И ее голова беспомощно опустилась на кушетку.

Пино почувствовал, что она не разыгрывает комедию, а говорит правду. Хотя результат этого опыта был отрицательным, но зато он приобрел в лице фрау Орты союзницу, которая несомненно могла принести ему большую пользу.

Он успокоил фрау Орту и обещал ей в случае, если она будет доверять и помогать ему, разыскать Хирна в двадцать четыре часа.

Хирну было очень больно, что он причинил столько горя Орте. Однако он не понимал, как она могла поверить подлинности всей этой жалкой комедии. Если бы он действительно симулировал свой отъезд, чтобы провести несколько дней наедине с другой женщиной, все равно он никогда не поступил бы так глупо и бестактно и не повел бы свою возлюбленную слушать оперу, в которой участвовала Орта. Даже если бы он уступил настойчивым требованиям этой женщины, наслаждавшейся своей властью над ним, ничто на свете не могло бы заставить его разыграть эту глупейшую сцену в театре. Поступая так, он должен был принадлежать этой женщине душой и телом. Вот что, вероятно, предполагала Орта или, во всяком случае, должна была предполагать.

Это сознание мучило его всю ночь напролет. Но всякая попытка вступить в переговоры с Ортой могла быть опасной. После происшествия в театре для него было совершенно очевидно, что помощники Пино беспрерывно следят за ней.

Он снова преобразился в бродягу, на которого походил уже гораздо меньше после того, как пожертвовал своей бородой ради Пино. Потом он отправился к своему дому и опорожнил почтовый ящик. Но на этот раз он быстро прочел часть писем и положил их обратно в ящик, после чего отправился в свое новое жилище, соответствовавшее его теперешней внешности.

У этой комнатки был такой же убогий вид, как и у прежней, но вместо кровати там стоял диван, на который он и улегся.

На следующий день рано утром он уже стоял перед домом, где жил Пино. До истечения срока он должен был следить за каждым шагом, предпринятым Пино. Он знал, что его игра была почти проиграна, и, если в последнюю минуту ему не придет в голову дерзкая мысль, тот выйдет победителем из этого состязания.

Пино, мысли которого работали теперь в другом направлении, поздно вечером вернулся домой из театра. Среди ожидавшей его почты находилось письмо следующего содержания:


«Спешите! Сегодня – предпоследний день. Завтра Хирн выедет домой.

М. Л.».


Хотя почерк в письме мало напоминал почерк Хирна, это послание не отвлекло Пино от его умозаключений. Теперь он был убежден, что все это была мистификация.

Он половину ночи ходил взад и вперед по комнате и размышлял. Уже светало, когда на лице его появилось выражение, которое ясно говорило, что ему в голову пришла мысль, обещавшая успех его расчетам. Он подошел к столу и написал:


«Многоуважаемая фрау Орта! Если вы сегодня не заняты в театре и согласны от 10 до 12 часов вечера заменить сестру милосердия, отозванную по делу, у постели моего больного шурина, доктора фон Ильг, Мокштрассе, 9, я обязуюсь привести туда вашего супруга.

Преданный вам Пино».


Потом он позвонил лакею, быстро написал еще одно письмо, адресованное на имя господина доктора Хирна, Лихтенштейнская аллея № 3, отлепил от старого использованного конверта марку и наклеил ее на это письмо.

– Письмо с маркой, – объяснил он слуге, – вы просто опустите в почтовый ящик, который висит на садовой калитке виллы Хирна. Письмо же, адресованное фрау Марии Орте, вы передадите этой даме в собственные руки.

Слуга выполнил поручение. Но он не заметил, что Хирн следует за ним на некотором расстоянии. Перед домом слуга вытащил из кармана оба письма. Одно из них он опустил в ящик с некоторой торжественностью, так как помнил наставления Пино и догадывался, что с этими двумя письмами что-то неладно.

Таким образом, Хирн имел возможность заметить формат письма и серо-голубой цвет конверта; второе письмо осталось у слуги в руках и он вошел с ним в дом. Хирн осторожно приблизился к вилле, вынул кипу писем из ящика, спрятал письма в карман и скрылся из виду.

Когда он очутился в безлюдной аллее, где никто не мог наблюдать за ним, он вынул их из кармана. Он тотчас же узнал письмо, которое слуга Пино опустил в почтовый ящик.

Он распечатал его и прочел:


«Ваша жена обманывает вас с неким доктором фон Ильг, Мокштрассе, 9. Вы можете накрыть их там сегодня вечером между десятью и двенадцатью вечера.

С почтением – одна из подруг вашей жены».


Хирн тотчас же понял, в чем дело, и должен был признать, что Пино не лишен изобретательности. И если что-нибудь могло его заставить пойти на эту удочку, несмотря на грозившую ему опасность, то разве только такая уловка.

Хотя он и знал, что эти строки написаны рукой Пино с известной целью и что все это неправда, все же он не мог отделаться от неприятного чувства, охватившего его.

Он положил письма обратно в ящик. Пусть Пино выполнит свой замысел.

Хирна подмывало узнать, какую роль во всем этом сыграет настроенная против него Орта.

Совершенно иное впечатление произвело письмо Пино на фрау Орту. Она всю ночь не сомкнула глаз. Уже шесть лет она жила душа в душу с Хирном. Правда, у него было много странностей, больше, чем у кого бы то ни было. И со многими она свыклась мало-помалу. Но все эти причуды возникли лишь в связи с его миросозерцанием и отношением к людям и никогда не были бестактными. А это происшествие в театре совершенно не подходило к его натуре и образу мыслей, и, если бы что-либо подобное случилось с кем-нибудь, другим на его глазах, он возмутился бы до глубины души.

– Нет, это невероятно! – мысленно повторяла она себе. – Хотя я все видела своими глазами, но пока Хирн сам не подтвердит мне, что это правда, я не могу поверить и буду считать, что я ошиблась. Ведь бывают же поразительные сходства! И, если увидеть мельком двух схожих людей, можно легко принять одного из них за другого. Это случается часто! Но, во-первых, я знаю каждую черточку и каждое выражение в лице Хирна, а затем он не принадлежит к тому человеческому стаду, которое наводняет весь свет и которое отличается друг от друга только своей глупостью.

Размышления такого характера мучили ее всю ночь напролет. Она чувствовала себя разбитой и расстроенной, когда слуга Пино рано утром принес ей письмо, в котором он обещал устроить ей свидание с Хирном в тот же вечер, если она согласится заменить на два часа отозванную сестру милосердия у его больного шурина, доктора фон Ильга. Она никак не могла понять смысла этого письма и не старалась даже найти его. Обещание Пино, что она встретится с мужем, было для нее решающим. При этом уже не могло возникнуть никаких сомнений или размышлений. Она подбежала к письменному столу, обмакнула перо и написала:


«Многоуважаемый господин Пино. Да! Я согласна! Между прочим, у меня возникают сомнения насчет того, что господин, которого я видела в ложе вчера вечером, был мой муж.

С большим почтением Мария Орта ».


И с нетерпением стала она ожидать наступления вечера…

Пино предвидел, что фрау Орта начнет сомневаться, действительно ли человек, игравший в тот вечер роль Хирна, был ее мужем. Он рассчитывал, что она, придя в себя от первого испуга, начнет вспоминать отражение в зеркале и при этом найдет тысячу мелочей, не соответствующих внешности Хирна. Хотя, судя по воздействию этого эксперимента, сходство было бесспорно велико, но только общее впечатление создавало его иллюзию. Когда же она станет разбирать все мелочи: рот, глаза, руки – возможно, что обнаружится различие, отсутствие сходства, которые возбудят в ней сомнения.

Но для Пино было важно заручиться согласием фрау Орты. Он пошел в кабачок, где он условился встретиться с Хирном.

– Ну, как дела? – спросил Хирн.

– Прекрасно! Вас приняли за доктора Хирна.

– Быть не может!

– Уверяю вас! Вы не представляете себе, как отсутствие бороды изменило вашу внешность. Ни один человек вас теперь не узнает.

– Это для меня только приятно.

– Но, несмотря на это, вам придется сегодня же начать носить бороду.

Хирн изумился.

– Да что вы? Это так скоро не делается! – сказал он. – Пройдут недели, пока отрастет моя борода.

– Ну, столько времени я не могу ждать. Она должна быть у вас сегодня же вечером.

– Но как же?

– Существуют искусственные бороды.

В душу Хирна закралось недоверие.

– Но ведь сразу же видно, что борода наклеена, – сказал он.

– Я-то увижу, – возразил Пино, и Хирн опустил голову, такое у него было сильное желание расхохотаться. – Но женщина этого не заметит.

– Какая женщина? – спросил Хирн.

– Жена доктора Хирна.

– Я опять должен явиться перед ней в новом облике?

– Да, вы изобразите моего шурина, доктора фон Ильга.

– А кто это?

– Это вас не касается. Вся ваша обязанность состоит в том, чтобы лечь в постель и сделать вид, что вы больны.

– А жена Хирна?

– Будет ухаживать за вами.

– За мной?

– Да. То есть она будет думать, что перед ней находится доктор фон Ильг.

– Он ее… – он не мог произнести слова «любовник». Но Пино догадался.

– Ее любовник, хотите вы сказать? – докончил он фразу Хирна. – Боже упаси! – Она его в жизни не видела. Но доктор Хирн попадется на эту удочку.

– Ну, этого я не думаю! – вырвалось у Хирна.

– Почему не думаете? – с изумлением спросил Пино.

– Я только хотел сказать, – поправился Хирн, – как вы поставите его в известность?

Пино рассказал Хирну свои приготовления.

– Гениально задумано! – воскликнул Хирн. – У вас мы можем кой-чему научиться!

– Вы бы лучше сознались, что не можете угнаться за мной, и поэтому решили бы бросить свою жизнь и стать полезным членом общества.

– Об этом мы еще поговорим. Теперь попытаемся довести до конца таинственный случай с доктором Хирном. Вы уверены, что он действительно остался в Берлине, а не уехал в Копенгаген?

Пино напомнил ему про фотографию, снятую детективным бюро «Север» в Копенгагене и изображавшую камердинера Петера, разыгрывавшего роль Хирна.

– Что же это доказывает? – возразил Хирн. – Может быть, доктор Хирн, о котором вы мне столько рассказывали, страстный охотник и…

– Да? Разве я говорим вам? – удивленно спросил Пино.

– Разумеется! Может быть, говорю я, этот доктор Хирн на два дня отправился на охоту и вместо себя оставил в Копенгагене своего слугу.

– Верно! – сказал Пино и вспомнил, что фрау Орта что-то рассказывала ему про тюленя.

– Речь шла о тюлене? – спросил Хирн. – Послушайте, я когда-то прочел брошюру об охоте на тюленей. Нужно выехать в море и в продолжение долгих дней выжидать на какой-нибудь песчаной отмели, чтобы привлечь зверей и поймать их.

– Да я знаю, – ответил Пино.

– Следовательно, очень возможно, что его лакей, которому это тоже известно, решил воспользоваться отъездом Хирна и несколько дней разыгрывать роль своего барина.

Пино задумался.

– Это возможно, – сказал он.

– Если бы у Хирна действительно возникло намерение выдавать другого за себя, то он наверное попросил бы кого-нибудь из своих друзей заменить его в этой поездке, а не положился бы на своего лакея. Ведь он должен был бы знать, что его слуга будет компрометировать его на каждом шагу.

– Это возможно, – повторил Пино.

– Наконец, ему не пришлось бы долго искать, чтобы найти желающего совершить бесплатное путешествие в Данию под фамилией доктора Хирна.

– Это мне кажется вполне правдоподобным.

– Я ни за что на свете не хочу отвлечь вас от ваших предположений, – притворился Хирн. – Вы ведь король сыщиков, а я любитель и новичок.

Пино задумался.

– Во всяком случае игнорировать ваши доводы нельзя, – сказал он.

– Но и ваши аргументы не лишены основания, – возразил Хирн. – Как бы то ни было, я попробую как можно естественнее сыграть роль доктора фон Ильга.

Они обговорили все подробности. Пино был в восторге от проявленных Хирном способностей. Это не укрылось от внимания Хирна, который решил использовать благоприятное настроение Пино и снова потребовал аванс. Затем он поклонился и ушел.

– Я его вышколю для себя, – сказал Пино, когда тот вышел из кабачка. – Насколько он может быть полезен мне, настолько он может принести вреда обществу, если будет продолжать свой преступный образ жизни.

Хирн покинул Пино с бородой и в прекрасном настроении. Положение его изменилось к лучшему. Правда, теперь он нуждался в помощнике. Он отправился к своему другу Гроссу. Но совсем забыл, что был уже не прежним доктором Хирном, а бродягой, вызывающим своим видом недоверие. Швейцар велел ему пройти на черный ход, а кухарка, выглянувшая в щелку двери, приняла его за назойливого нищего и обругала. На повторенную им несколько раз просьбу лично переговорить с господином доктором Гроссом позвали лакея, который при виде Хирна отступил на несколько шагов назад, боясь запачкать свою темно-синюю ливрею.

Только, когда Хирн сказал:

– Я друг молодости доктора Гросса. Уверяю вас, он будет рад увидеть меня, – слуга решился пойти доложить о нем.

Доктор Гросс сам вышел на кухню, чтобы посмотреть на странного посетителя. Когда он увидел перед собой доктора Хирна, он в ужасе отпрянул назад, толкнул лакея, который в свою очередь налетел на толстую кухарку и прижал ее к стене. Затем доктор Гросс воскликнул:

– Однако, послушай…

– Не называй меня по имени! – прервал его Хирн на полуслове.

– На кого ты похож?

– Я все тебе объясню, – ответил Хирн.

И когда они через минуту сидели в гостиной, Хирн рассказал все, как было. Гросс велел принести шампанского и выпил с Хирном за удачу.

У двери собралась вся прислуга и подслушивала их разговор. Но так как Хирн и Гросс были осторожны и говорили тихо, никто ничего не разобрал.


* * *


Между тем Пино приготовил все в квартире доктора фон Ильга для решительного удара, который должен был ошеломить Хирна и помочь Пино выиграть пари.

Одна из дверей в прихожей вела в своего рода мужской будуар, а оттуда можно было попасть в элегантно обставленную спальню. Пино откинул одеяло с постели, поставил на ночной столик всевозможные скляночки с лекарствами и придвинул к кровати удобное кресло.

Хирн явился ровно в назначенное время. Дощечка на дверях «Доктор фон Ильг» ничего ему не говорила. Он позвонил, и Пино сам открыл ему.

Пино заставил Хирна раздеться и надеть на себя пижаму. Хирн лег в постель, и Пино закрыл его до подбородка одеялом.

Потом он провел несколько раз пуховкой по лицу мнимого больного, так как нашел, что у него слишком цветущий вид, надел ему на пальцы несколько колец и спрятал снятую Хирном одежду в один из многочисленных шкафов.

К дому подъехал автомобиль Марии Орты. Пино вышел встретить ее.

– Он уже тут? – громко спросила она.

– Нет еще! Но он будет непременно. – Вы в этом уверены?

– Вполне! Чтобы все это имело непринужденный вид, сядьте, пожалуйста, у постели моего больного шурина.

– Я никак не могу понять…

– Скоро все станет совершенно ясным для вас… Но снимите шляпу и пальто, прошу вас, в комнатах очень тепло.

При этом он указал на спальню, где лежал Хирн и все видел и слышал.

– Лучше всего, – продолжал Пино, – будет, если вы расположитесь поудобнее и накинете легкое матинэ.

Фрау Орта отклонила это предложение. Пино повел ее к больному, который поглубже зарылся в подушки, и представил их друг другу.

– Мой шурин, доктор фон Ильг, госпожа Мария Орта Хирн, знаменитая артистка. Фрау Орта любезно согласилась на два-три часа заменить у твоей постели сестру милосердия.

Хирн чуть-чуть кивнул головой, но так, что трудно было различить его лицо. Но фрау Орта сейчас же почувствовала, скорее чем увидела, кто находится перед ней.

Это за все время был самый критический момент для Хирна.

Если бы она теперь вскрикнула, назвала бы его по имени или бросилась к нему на шею, победа осталась бы за Пино. И что она все это проделает – было при создавшемся положении совершенно очевидно для Хирна.

Он сразу увидел, какая опасность угрожает ему. В тот момент, когда фрау Орта подняла руки и открыла рот, Хирн с молниеносной быстротой приподнялся с постели, уставился на дверь, которая вела в прихожую, пронзительно завопил:

– Он идет!

Это восклицание, давно ожидаемое Пино, не явилось для него неожиданностью. С того момента, как он находился в квартире доктора фон Ильга, его преследовала одна мысль, волновавшая его с каждой минутой все больше и больше: придет ли Хирн?

Зато это восклицание ошеломляюще подействовало на фрау Орту. Она остановилась и посмотрела на дверь, за которой исчез Пино с проворством хорька.

Хирн схватил Орту за руку, притянул ее к себе и поспешно заговорил:

– Сделай вид, будто ты меня не знаешь. Завтра я тебе все объясню.

– Хирн! – рыдающим голосом воскликнула растерявшаяся фрау Орта.

– Успокойся! – шепнул Хирн, нежно пожал ей руку и добавил: – Я люблю тебя.

– Ты…

В этот момент Пино вернулся в комнату. Он был разочарован и качал головой.

– Никого нет! – сказал он.

Хирн опустился на подушки и пробормотал:

– Значит, мне показалось!

Пино заметил растерянность фрау Орты. Он подошел к ней и стал утешать ее.

– Сейчас только десять часов, сударыня! Запаситесь терпением и успокойтесь, ради Бога. Не надо так расстраиваться.

Но слова Хирна, а не речи Пино, возвратили фрау-Орте спокойствие и доверие. Она скоро свыклась с этим странным положением и в душе предполагала, что Хирн хочет подшутить над сыщиком.

– Я думаю, что вам понятно мое волнение после вчерашних происшествий.

– Разумеется, но все это вскоре разъяснится.

– Под каким предлогом вы заставите моего мужа прийти сюда?

– Под тем предлогом, что он здесь встретится с вами.

– Со мной?

– Да, у постели моего шурина.

– О, теперь я понимаю! – с возмущением сказала она. – Должна признаться, что вы очень изобретательны.

– Я должен быть таким.

– А вы соглашаетесь ему помогать? – обратилась к Хирну фрау Орта, которая быстро свыклась со своей ролью.

В этот момент раздался звонок.

– Вот он! – воскликнул Пино и стремглав вылетел из комнаты.

– Что это все означает? – спросила Орта, когда Пино скрылся.

– Завтра ты все узнаешь! – обещал ей Хирн. – Изобрази теперь испуг, когда он войдет!

– Кто? – спросила госпожа Орта.

Но раньше, чем Хирн успел ответить, перед ними появился элегантный господин в маске, который бесцеремонно оттолкнул открывшего ему двери лакея и направился в комнату, откуда доносились голоса. В соседней комнате у полуоткрытой двери стоял Пино и выжидал, чтобы его жертва попала в ловко расставленную им западню…

– Так это правда! – злобно воскликнул незнакомец и угрожающе протянул руку к фрау Орте.

– Играй же! – прошептал ей Хирн, уткнувшись в подушки.

Тогда фрау Орта выпрямилась, откинула голову назад и сказала дрогнувшим от глубокого отвращения голосом:

– Стыдитесь!

Настал момент, когда Пино выступил вперед. Он торжествующе вошел в комнату, чтобы доконать свою жертву. Он подошел к незнакомцу в маске, слегка поклонился и сказал:

– Честь имею представиться, господин Хирн! Ваша необыкновенная ловкость заставила меня прибегнуть к этому последнему средству. Вы проиграли пари, но ваша супруга является только жертвой моей хитрости, и всю ответственность я принимаю на себя. Мужчина, которого вы видите в постели, не доктор фон Ильг, а один из моих помощников.

Незнакомец сделал шаг вперед, медленно снял маску, поклонился и сказал насмешливым и спокойным тоном:

– Моя фамилия – доктор Гросс! Я друг доктора Хирна, который завтра возвращается из своей поездки. Он поручил мне во время своего отсутствия вынимать письма из ящика и просматривать адресованную ему корреспонденцию. (При этих словах он вынул из кармана письмо Пино к Хирну). Это письмо показалось мне довольно важным, и я, как его друг, считал себя вправе (тут он слегка поклонился в сторону фрау Орты) убедиться, насколько верно то, что в нем написано.

Он передал фрау Орте, которая великолепно играла свою роль, письмо, поклонился ей и вышел. Фрау Орта, рыдая, последовала за ним.

Хирн приподнялся с постели, посмотрел на Пино и сказал:

– Кажется, это нам не удалось?

Хирн и Пино остались в квартире доктора фон Ильга и вместе поужинали. Хирн ел с большим аппетитом. Пино едва притрагивался к еде, а затем они оба легли спать. Хирн давно не спал так хорошо, как в эту ночь, а Пино тем временем ломал себе голову, как найти выход.

Когда они на следующий день встали, Пино спросил:

– Что нам теперь делать?

Хирн в нерешительности пожал плечами и ответил:

– Ничего.

– Почему я не послушался вас? – жаловался Пино.

– Да вы почему-то вбили себе в голову, что поездка доктора Хирна в Копенгаген была только обманом. Мне это предположение сразу показалось неправдоподобным.

– Какой позор для меня!

– А предпринять теперь что-нибудь новое у нас уже нет времени, – сказал Хирн, и Пино согласился с ним.

– Разумеется, нет, – сказал он.

– Значит, вы должны быть последовательным.

– Да, хорошо вам говорить, а я теперь убедился, – ответил Пино, – что доктор Хирн не имеет никакого отношения к этой афере и, согласно нашему договору, вернется сегодня вечером.

– Я это знал с самого начала. Но вы все-таки лишили меня уверенности. По меньшей мере надо было бы установить, когда и каким путем Хирн появится в своей вилле сегодня вечером. Если вы в конце концов правы в ваших предположениях и происшествия вчерашнего вечера были только уловкой, то…

– Да бросьте, пожалуйста!

– Конечно, это весьма невероятно. Но так как не имеет смысла разыскивать новый след, то нужно пройти по старому до конца. И вот я думаю, что после своих вчерашних успехов доктор Хирн будет действовать очень уверенно и просто появится снова в своей вилле, вместо того, чтобы вернуться официально. Удостовериться в этом не мешает.

– Вы правы. Так как у меня нет другого выбора, то я проведу весь день в наблюдении за его виллой.

– Именно это я и хотел вам посоветовать.

– А что вы будете делать?

– Это зависит от того, сколько вы мне заплатите, – сказал Хирн.

– Сколько вы хотите?

– Я буду следить за всеми поездами, прибывающими из Копенгагена. У меня острое зрение и по вашему описанию я непременно узнаю Хирна. В случае же если он не прибудет ни с одним из поездов, а потом неожиданно появится в своем доме, я бы на вашем месте сказал ему напрямик, несмотря на все противоречащие этому доказательства, что он сам совершил преступление.

– Это единственное, что мне остается сделать, – отозвался Пино и добавил голосом, в котором прозвучала безнадежность: – Я это сделаю, хотя теперь уверен в противоположном.

Пино сел в автомобиль и поехал на виллу Хирна, а сам Хирн отправился в кабачок, где он за эти восемь дней уже сделался завсегдатаем. Он доверился одному молодому парню по имени Антон. Он его хорошо знал – смышленость этого парня превышала общий уровень мелких воришек.

Хирн начал с того, что открыл свое инкогнито, и это было нелегко сделать. Его паспорт находился у его камердинера Петера, а все, что он сказал в подтверждение своих слов, звучало правдоподобно, но меньше убедило недоверчивого Антона, чем пачка денег, которую Хирн предусмотрительно сунул ему в руку.

Наконец Антон согласился. Хирн вынул из кармана кусок бумаги, набросал несколько строк, положил записку в конверт, заклеил его и написал на нем:


«Королю сыщиков Пино в собственные руки».


Затем он положил письмо Антону в карман и сказал:

– Смотри, не потеряй его.

– Да нет же, – ответил Антон и отправился своей дорогой.

Хирн купил себе ливрею, надел ее, поехал на Штеттинский вокзал и встретил Петера, который согласно предписанию прибыл в Берлин в 10 часов 32 минуты. Вслед за ним из вагона вышла расфранченная дама. Хирн заметил тотчас же, что они приехали вместе.

– А где же тюлень?

Это был первый вопрос Хирна. У Петера затряслись коленки.

– Ах, да! – сказал он, дрожа. – Я впопыхах совсем забыл о нем.

Хирн указал на расфуфыренную особу, которая, выжидая, держалась на некотором расстоянии.

– Тогда я запру ее в клетку к нашему тюленю, – сказал он решительно.

Расфранченная особа со страху упала на руки кому-то из пассажиров, который передал ее одному из чиновников.

– Простите! – умолял Петер. – Но это моя невеста.

Хирну пришлось примириться со свершившимся фактом.

Он посадил Петера и растерявшуюся женщину в автомобиль, нагруженный сундуками. По дороге он обменял свою ливрею на платье Петера и отвез его спутницу в гостиницу. Потом он в дорожной шубе и шапке, точно так же, как он уехал восемь дней назад, поехал на свою виллу. Рядом с шофером восседал Петер.

Между тем Антон добрался до виллы Хирна. После непродолжительных поисков он заметил Пино, который стоял в одной из боковых аллей. Антон перелез через забор так, чтобы Пино мог его увидеть. Пино не верил собственным глазам. Он прошел несколько шагов вперед и ясно увидел, как Антон крался по саду и потом влез в дом в одно из задних окон.

В Пино вспыхнула последняя надежда. Он неслышно пошел за ним. И так как Антон старался держаться вблизи Пино, то вскоре тот догнал его.

Антон пробрался по коридору, потом вверх по черной лестнице и прошел по прихожей до кабинета Хирна. Он осторожно приоткрыл дверь, неслышными шагами добрался до письменного стола, достал отмычку из кармана и начал вскрывать один из ящиков.

– Негодяй! – закричал Пино, бросился на него, схватил его за шиворот и несколько раз с силой тряхнул его.

– Наконец-то! – сказал он, и в его тоне почти прозвучала благодарность.

Внизу подъехал Хирн в своем автомобиле. Фрау Орта и собравшаяся прислуга встретили его. Опираясь на руку Орты, он вошел в дом, поднялся по лестнице и остановился в огромной прихожей первого этажа, как вдруг дверь его кабинета распахнулась, и на пороге появился Пино с Антоном, у которого руки были скручены на спине.

Торжествующим движением Пино указал на Антона и сказал:

– Разрешите мне, господин Хирн, согласно моему обещанию представить вам человека, совершившего ограбление в вашем доме.

Все слуги отступили назад, изумленно взглянули на Антона, потом на Пино, открыли от удивления рты и сказали хором:

– Ах!

– Вот этого? – спросил Хирн и небрежным движением руки указал на Антона.

– Да! – ответил Пино уверенным голосом. Хирн покачал головой, улыбнулся и сказал:

– Боже упаси!

Пино вызывающе посмотрел на него.

– Ведь это же Антон! – сказал Хирн.

– Кто? – спросил Пино.

– Вы обыскали его карманы? – в свою очередь

спросил Хирн.

– Нет!

– Но ведь это же первое, что делают сыщики. Пино сунул руку в карманы Антона; в правом он не

нашел ничего, из левого вытащил письмо и прочел:


«Королю сыщиков Пино, в собственные руки».


Он вздрогнул.

– Что с вами? – спросил Хирн. – Надеюсь, что не случилось ничего неприятного?

Пино распечатал письмо и прочел:


«Податель этой записки приглашен мной сегодня вечером сюда, чтобы доставить удовольствие господину сыщику Пино.

Доктор Хирн».


Пино уронил письмо и опустил голову.

– Ну, что вы скажете? – спросил Хирн. Пино ответил глухим голосом:

– Я признаю себя побежденным.

Хирн приветливо подошел к Пино, протянул ему руку и сказал:

– Вы задали мне нелегкую работу. – Потом он повернулся к фрау Орте: – А теперь мы уютно поужинаем втроем.

Но Пино было не до этого. Когда же фрау Орта и Хирн стали сердечно упрашивать его, он решил остаться и даже старался сделать довольное лицо, несмотря на проигранную им игру.

– Извините, я отлучусь на несколько минут, – сказал Хирн. – Я хочу привести себя в порядок после дороги.

Фрау Орта и Пино расположились в углу гостиной, а Хирн удалился.

Он переоделся в свой излюбленный костюм апаша и приклеил бороду.

– А вот и я! – сказал он, как будто ничего не случилось. Пино растерянно уставился на него.

– Кто вы? Кто? – спросил он. Хирн передал ему закрытый конверт.

– Разрешите вернуть вам деньги, которыми вы меня снабжали в течение восьми дней.

Пино взял конверт, не соображая, что делает.

– Вы?! – сказал он протяжно и с удивлением посмотрел на Хирна.

– Да, я!

До поздней ночи они просидели втроем и расстались лучшими друзьями.

На следующий день Хирн поехал в Копенгаген, чтобы привезти тюленя. Фрау Орта и камеристка Фифи сопровождали его. Петер остался дома. Зато они по дороге заехали за расфуфыренной особой, жившей в гостинице, взяли ее с собой и отвезли туда, где Петер нашел ее неделю назад.


[1] Апаш – деклассированный элемент, хулиган, вор.


home | my bookshelf | | Приключение доктора Хирна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу