Book: Канун Армагеддона



Андрей Легостаев

Канун Армагеддона

Сергею Викторовичу Боброву с благодарностью посвящаю.

Автор

От автора

Я не удивился бы, случись подобное ночью, — устал и не понимаешь, где сон, где явь. Но это произошло жарким солнечным днем. Я был дома один, и распахнулась дверь. Вошел мужчина — он был младше меня, но по внешнему его виду я бы этого не сказал. Соломенные волосы, выбеленные ветрами и солнцем, которое светит всем, схвачены кожаным ремешком, загорелое лицо. Он выглядел усталым во всем. Только глаза блеснули гневным взглядом… На нем не было блестящих доспехов и шлема с опущенным забралом и цветастым плюмажем. Задрипанные штаны, протертые между ног, — от седла, наверное. Когда-то белая рубаха и кожаная куртка с короткими рукавами — чтобы не сковывала движений. Эта куртка вполне заменяла доспехи — кому как не мне знать, что она двухслойная, а между слоями вшиты стальные кольца…

Я оторвался от клавиатуры и посмотрел на него. Пива незваный гость мне точно не принес.

— Ты знаешь, кто я? — спросил он.

— Знаю, — ответил я.

— Тебе нравится, что я страдаю? — спросил он.

— Нет, — ответил я.

— Тогда зачем ты заставляешь меня страдать снова? — спросил он. И многозначительно положил мускулистую руку (в арм-реслинг я бы с ним состязаться не стал даже в лучшие годы, хотя десяток лет отработал кузнецом) на рукоять меча, висевшего на потертой перевязи.

Мне прекрасно было известно имя этого меча, хотя мне его никто не говорил. Имя мечу — Гурондоль.

— Так зачем? — переспросил незваный (или все же званый?) гость.

— Не знаю, — ответил я.

И это была чистая правда.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ПРОБУЖДЕНИЕ

Видел этих я героев,

Видел я сраженье это.

Семь планет их покрывали

В эту ночь столпами света.

Шота Руставели. «Витязь в тигровой шкуре»

Глава первая

Итак, веселитесь, небеса и обитающие на них!

Горе живущим на земле и на море! Потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени.

Откровение Иоанна Богослова 12, 12.

Все Герцоги, Принцы и Князья Тьмы собрались на ужин к Луциферу. Без слуг и свиты. Но повелитель запаздывал. Очень скоро выяснилось, что с утра Луцифер, по случаю знаменательного события — Большого Парада Планет, отправился на Юпитер, в райские кущи. Его все не было и не было.

Кое-кто из Князей Тьмы заметно нервничал — все знали, в каком настроении возвращается с Юпитера повелитель, но у большинства собравшихся надменные лица были непроницаемы. Огромный слоноподобный Князь Бегемот, главный обжора и сплетник, горестно разводил руки и втягивал невероятных размеров живот почти к самому позвоночнику, показывая беспримерный голод; Асмодей от скуки бросал кости в стену, предлагая всем сыграть на несколько задурманенных душ, но желающих испытать судьбу с самим демоном азарта среди высокопоставленных гостей не находилось.

Отнюдь не для чревоугодия собрались здесь Владыки Зла. Они вообще могли обходиться без такого пустяка, как трапеза. Задолго до Большого Парада Планет ходили слухи о каких-то невероятных торжествах, о повышении в титулах и должностях (хотя собравшимся здесь повышаться было некуда — выше них только сам Луцифер), о большой амнистии то ли грешников, то ли провинившихся подданных царства зла. Этот вопрос живо занимал многих — у каждого был какой-нибудь любимец, проштрафившийся перед строгим владыкой, то есть понесший наказание за господина. Да и если вдруг (ходили и такие слухи) по случаю столь необыкновенного события (которое, если честно, никто в царстве зла не знал как отмечать или как извлечь из него маломальскую выгоду) расширят штат и владыка решит назначить новых князей, графов, маркизов и баронов, надо постараться, чтобы титулы и должности получили свои ставленники. Слухов ходило множество, планы составлялись самые хитроумные, создавались временные тайные союзы — зачастую крайне неожиданные. Но все зависело от Луцифера, все должно решиться на предстоящем ужине.

А Владыка Зла запаздывал.

Наконец двери распахнулись и один из личных слуг повелителя пригласил высоких гостей в покои Луцифера.

Повелитель Зла сидел во главе огромного дубового стола, на котором почти ничего не было, кроме графинов и высоких узких бокалов. Выражение лица Луцифера было таким, что почти всем гостям захотелось перенестись куда-нибудь подальше от царского дворца.

Но даже видя отвратительное настроение повелителя, Вельзевул, глава армии темных сил, и Агварес, великий Герцог, ведающий всеми делами на Меркурии, уселись одесную и ошуюю рядом с ним — единожды уступишь свое место, и в следующий раз будешь выгрызать его зубами. Все уже догадались, что раздачи слонов сегодня не предвидится, и мечтали лишь о том, чтобы не попасть под горячую руку. Но что такого мог сказать Демиург Луциферу?!!

Повелитель Зла вдруг словно очнулся от задумчивости, обвел всех собравшихся налитыми кровью глазами и взял стоящий перед ним кубок. Все поспешили последовать его примеру. Он молча выплеснул в себя содержимое кубка. Гости выпили, не чувствуя вкуса, без тостов, словно присутствовали на поминках.

Князья и Герцоги Тьмы собрались здесь в своем истинном обличье, без привычных масок, и со стороны зрелище представлялось бы смешным и жутким одновременно, но сторонних наблюдателей в личных покоях Луцифера не было и быть не могло.

— Мне сегодня заявили, — наконец соизволил прервать зловещее молчание Луцифер, — что мы бессильны и ленивы. Что лишь празднества и игры у нас на уме. Что ж, — он обвел взглядом своих самых приближенных подданных, и только двое смогли выдержать его взгляд, — это поистине так.

— Но, Повелитель, — набрался духу возразить Вельзевул.

— Молчать!!! — рявкнул Луцифер. — Демиург прав!!! Он приказал мне — так и сказал «приказываю», — Повелитель Зла задыхался от гнева, — обеспечить все для того, чтобы Алвисид не был возрожден. Иначе пригрозил Армагеддоном.

— Армагеддон!!! Наконец-то! — не сдержался Вельзевул. И добавил с сожалением:

— Только обманет, как всегда… Испугается…

— Ну, конечно, Повелитель, — заметил герцог Агварес, который, выяснив причину гнева, едва заметно вздохнул с облегчением. — Демиургу выгодно сложившееся за два последних столетия равновесие. Он не хочет перемен. А если Алвисид получит былую силу, он вновь начнет перекраивать мир по-своему. Все помнят Алвисида и его братьев.

Луцифер молча слушал, и это придало Агваресу уверенности.

— Владыка, не стоит омрачать праздник такими пустяками. Нам не страшен Армагеддон и мы к нему готовы. Но вот насчет Алвисида…

— Праздник?! Вам бы только праздновать!! Бездельники!!! — еще более страшным голосом заорал Луцифер и ударил ладонью по столу. — Вот уж поистине! Наследник Алвисида уже пятнадцать лет бродит по земле в поисках его частей, а мы сидим сложа руки, не пытаясь ему помочь! Почему Алвисид еще не возрожден?!

Агварес решил смолчать, как и прочие Князья Тьмы, бросившие молниеносные, некоторые даже с искоркой сожаления, взгляды на холеного Белиала, который красотой своего бледного ухоженного лица, обрамленного прекрасными черными волосами, резко выделялся из числа собравшихся.

— Повелитель, Наследник Алвисида собирает его, — стараясь быть спокойным, но понимая, что если удастся избежать участи козла отпущения, то это будет чудом, ответил Белиал. — Я вам докладывал…

— Докладывал? — взревел Луцифер. — А ты сам разговаривал с Алвисидом? Сегодня я узнал, что, оказывается, он ходит, пьет и ест, наслаждается жизнью и вполне может вести светские беседы!!!

— Повелитель, Рэдвэлл после появления там сына Божия — святое место и для нас не доступен. К тому же алголиане…

— Для всех доступен, кроме тебя!!! Рога не пускают? Так мы их быстро укоротим!!!

Для любого подданного Царства Зла рога — символ могущества. Лишение рогов — лишение всего, в первую очередь магической силы, бессмертия. То есть разжалование в простого смертного… Об этом даже думать не хочется.

— Но, Повелитель… — пытался еще как-то оправдаться Белиал.

— Что ты знаешь о новом Наследнике Алвисида? — почему-то неожиданно спокойным тоном спросил Луцифер.

— О новом Наследнике Алвисида? — ошеломленно переспросил Белиал, и все присутствующие поняли, что тем самым он подписал себе приговор. Окончательный и обжалованию не подлежащий.

— Да, о новом Наследнике Алвисида. О том, который сейчас служит оруженосцем у друга Радхаура Хамрая!!!

— У какого Хамрая… Он при шахе Балсаре, и это регион…

— Хамрай безвылазно сидит во дворце шаха Балсара и, хотя очень хочет собрать Алвисида, ни о каком новом Наследнике понятия не имеет, я бы знал, — спокойно парировал попытку перевалить гнев Луцифера с больной головы на здоровую отвечающий за Азию Князь Тьмы Агалиарепт.

— Вы говорите о… — начал было Белиал.

— О бароне Ансеисе! — рявкнул Луцифер.

— Но он отдал свою магическую сущность двойнику, завел семью и ведет рыцарский образ жизни, он… — Белиал замолчал под презрительным взглядом Луцифера.

— Сколько шпионов у тебя в Рэдвэлле? — поинтересовался Повелитель Тьмы.

— Мне так и не удалось найди людей, которые согласились работать и смогли бы прижиться в Рэдвэлле — либо их изгоняли, разоблачив, либо они сбегали сами…

Толстый Князь Тьмы Бегемот не смог сдержать неприличную отрыжку, присутствующие громко захохотали над ним.

Луцифер очень выразительно постучал пальцами по столу, и все смолкли.

В зале повисло зловещее молчание. Князья Тьмы, которые поняли, что грозовые тучи сгустились не над их головами, гадали, во что выльется гнев Повелителя. Но даже они не смогли предвидеть решения господина, которого изучали многие сотни лет.

— Агварес, — сказал Луцифер.

— Слушаю, Повелитель.

— Вызови к себе Астарота и Мефиста, выспроси их обо всем, что знают. Отныне отвечать за возрождение Алвисида будешь ты. Завтра жду с докладом. И если Алвисид в ближайшие три года… нет, год… не будет возрожден, с тобой будет то же, что и с этим… — он кивнул на Белиала.

На устах всех Князей Тьмы замер вопрос — а что с ним будет?

Внешне все произошло без видимых эффектов — не было серных черных облаков, в провинившегося не полетели испепеляющие молнии. Два точеных изящных рога вдруг отвалились с красивой головы Белиала, Луцифер хлопнул в ладоши и крикнул:

— Коня сэру Белиалу!

Конечно, Повелитель мог сбросить Белиала на землю в облике нищего, с ног до головы покрытого язвами, и то, что он оставляет ему внешние атрибуты власти, лишь еще больше унижало, показывало всю тяжесть наказания. Разжалование и изгнание Князя Тьмы после Великой Потери Памяти происходило впервые. Тем более всех ужасало то, что это произошло с Белиалом, который был изгнан с Юпитера на Меркурий раньше самого Луцифера, еще тогда, когда Повелитель Зла был первым ангелом и любимцем Демиурга. Правда, за столетия после Великой Потери Памяти Белиал отчасти утратил завоеванные позиции, но по праву считался одним из самых великих и могущественных представителей царства Зла. Происшедшее просто не укладывалось у присутствующих в мозгах: если так владыка поступил с самим Белиалом, что же говорить о прочих?!.

Приказание Луцифера было исполнено почти мгновенно, два бесенка ввели в пиршественный зал прекрасного коня вороной масти. К седлу были приторочены великолепной работы доспехи и копье.

Белиал что-то хотел сказать на прощанье, но лишь кивком поблагодарил Луцифера за последнюю оказанную милость — уже изгнанный однажды с небес, он изгонялся и из преисподней. Он с достоинством поправил на себе перевязь с мечом и одним движением взлетел в седло. И конь, и всадник окутались едким облаком, которое, впрочем, скоро рассеялось.

Все молча смотрели на опустевшее кресло и размышляли — появится здесь новый Князь Тьмы, с которым придется считаться, или место останется вакантным до скончания веков. Впрочем, голос Луцифера тут же вернул их к реальности.

— Вельзевул, мы готовы к Армагеддону?

— Да, Повелитель, хоть завтра, — довольно улыбнулся тот.

Луцифер поморщился и обратился с тем же вопросом к Агваресу:

— Мне не нужна героическая битва, мне нужна победа. Она реальна?

— Повелитель, — осторожно ответил Агварес, — все будет зависеть от заключенных на момент битвы союзов…

— Хорошо, мы обсудим все подробно завтра. Все свободны.

Князья Тьмы поспешно поставили кубки на стол и, с заметной поспешностью, стали подниматься из-за стола.

— Агварес, — о чем-то вспомнил Луцифер.

— Да, Повелитель.

— Помнится, у Наследника Алвисида была возлюбленная из наших. Не помню, как звать, Мефист подскажет. Тот… — Луцифер не пожелал назвать нерадивого подданного даже по имени, — наказал ее за предательство. Разыщи ее и приведи ко мне. Завтра, когда придешь с соображениями о быстрейшем возрождении Алвисида.

— Слушаюсь, Повелитель, — согнулся в поклоне Агварес, который еще не понял, как воспринимать новое поручение — считать ли его знаком высшего доверия, или дополнительными проблемами.

Если б обо всем происшедшем поведали бывшему многослойному системному программисту Алану Сидморту (позже — богу Алвисиду), он бы усмехнулся и, отстранясь от собственных проблем, заметил, что тот, кого Луцифер называет Демиургом, опять добился прямо противоположных результатов тем целям, что преследовал…



Глава вторая

Но все чаще били стрелы,

Звери падали во мгле,

Дикий рев стоял на поле,

Кровь струилась по земле.

Шота Руставели. «Витязь в тигровой шкуре»

Когда до заветного часа еще годы и месяцы, спокойно ждешь, продумывая мелочи, смакуя надежды, лелея сладкие предчувствия. Но когда остаются считанные часы, когда все обдумано даже не десятки, а сотни раз и, казалось бы, все предусмотрено, когда все приготовления сделаны, ждать становится совсем невмоготу, и не знаешь, чем себя занять.

Совершенно неожиданный звонок магического колокольчика, возвещающий, что его в столь ранний дневной час желает видеть владыка полумира шах Балсар, прозвучал для Хамрая чуть ли не как символ избавления от томительного ожидания.

Повинуясь многолетней привычке, старый чародей наложил запорное заклятье на вход в свою башню, хотя никакой необходимости в этом не было — слуги стороной обходили жилище нелюдимого мага, а после смерти старого Гудэрза, который прибирал в башне и ухаживал за зверинцем, Хамрай все делал (а вернее, ничего не делал) сам. Заботу о зверинце, в который шах Балсар время от времени приводил для устрашения послов и строптивых сатрапов, а потому периодически пополнял коллекцию, переложили на дворцовую стражу, и бесстрашные, великолепно обученные бою воины с опаской бросали дивным тварям куски мяса и, как могли, сквозь прутья чистили клети.

Хамрай давно, проходя подземным коридором, ведущим из его башни во дворец, перестал обращать внимание на злобно рыкающих и жалобно блеющих тварей, но на людей, попадающих сюда впервые, зверинец производил неизгладимое впечатление.

И сейчас старый маг был полностью поглощен думами о предстоящем сегодня великом магическом событии. По большому счету, несмотря на весь его колоссальный опыт и могущество тайлорса, у Хамрая было две неразрешимых проблемы. Во-первых, заклятье Алвисида, лежащее на нем и на шахе Балсаре и не позволяющее вступать в близость с женщинами. Честно говоря, в отношении самого себя мага это почти уже не волновало, стар стал, чтобы за юбками гоняться. Ансеис нашел себе в далеких северных краях любовь, ради которой не побоялся пойти на лютую смерть, но заклятье Алвисида оказалось бессильным перед настоящим чувством. Когда Хамрай узнал об этом, ему вдруг показалось, что он готов влюбиться в первую же попавшуюся на пути красотку. Но понял, что это все самообман, сработает заклятье, никуда не денется. А жить хотелось, привык за столько лет, да и до возрождения Алвисида, который обещал снять заклятье, едва обретет былое могущество, совсем недолго уже оставалось.

Зато владыку полумира очень сильно бесило заклятье и отнюдь не из-за невозможности получать чувственные удовольствия: в конце концов, он изредка забавляется с красивыми юношами. Нет, Балсару не давала покоя мысль, что у него нет наследника и огромная, за полтора столетья созданная им империя может оказаться в чужих руках. Вот эту-то проблему сегодня, в вихре совершенно не представимой доселе магической энергии, Хамрай и попытается решить, он даже примерно представлял себе, как именно.

Со второй же задачей — снять собственное заклятие на встречу с двойником — тоже можно будет попробовать справиться в сегодняшнюю волшебную ночь. Старый маг прекрасно понимал, что именно он двойник, а не тот, что сейчас зовет себя бароном Ансеисом. И несмотря на то, что Ансеис отдал по одному ему ведомым причинам магическую сущность, он не погиб, как поначалу подумал Хамрай, а ведет образ жизни знатного рыцаря, знать не знающего о всевозможной магии и заклятье Алвисида. Впрочем, за Наследником Алвисида, почти собравшего поверженного бога, Ансеис присматривает на совесть, тут его шаху упрекнуть не в чем.

Невзирая на всю свою мощь, Хамрай понимал, что его собственное заклятие действует, отменить его невозможно и при встрече с Ансеисом один из них неизбежно погибнет. Хамрай предполагал, что он сам, поскольку был вторым, но возможно, что погибнет и барон, лишенный магической силы. В любом случае, проверять действие заклинания ни у того, ни у другого никакого желания не было. Потому Хамрай ни разу не вошел в Коридор Алвисида, хотя перстень (такой же, как у Ансеиса и шаха Балсара) красуется на безымянном пальце. В принципе, Хамраю и незачем встречаться с Ансеисом, но вдруг…

В тысячный раз обдумывая проклятые вопросы, Хамрай вдруг почувствовал, что что-то не так, вернее, сперва услышал странный звук, потом почувствовал. Натужно скрипнуло железо, и вдали, в конце коридора, послышались чьи-то быстро удаляющиеся шаги.

Хамрай мгновенно сообразил, что это означает. Впереди голодно прорычал шинийский лев, обожающий человечье мяса. Хамрай старался не заводить себе врагов во дворце шаха, мало с кем общаясь. В дворцовые интриги он не лез — коварные сановники и всемогущие фавориты приходят и уходят, политики Хамрай чурался как огня, на то у шаха существуют визири и советники. Вряд ли он перешел кому дорогу во дворце, скорее всего затевается очередная попытка переворота — слишком многие полагают, что зажился шах Балсар на этом свете. Посему надо первым делом уничтожить его друга и соратника, могущественного колдуна, чтобы не мешался под ногами. А как его возьмешь, если не врасплох…

Продумано заговорщиками все было весьма тщательно — повинуясь магическому усилию дверцы клеток послушно пошли обратно, но все как одна застряли, значит, были приготовлены заранее стопорящие немудреные устройства. Времени на размышления не было ни мгновения — если Хамрай не хотел быть сожранным тварями из собственного зверинца, надо было защищаться. Тварей было очень много, и большинство из них были крайне опасны. Но он знал сильные и слабые стороны своих подопечных.

Погнаться за убегающим злоумышленником означало самому сунуть голову в петлю — в начале коридора находились клетки с самыми устрашающими и опасными зверями, ближе к входу в башню были красивые и почти безопасные особи. Поэтому Хамрай бросился назад, к башне, на бегу входя в магическое подпространство и подавляя волю тех животных, которые могли использовать инстинктивную звериную магию.

В самой последней клетке содержалось наиболее опасное существо — магический скелет, погруженный в чародейский сон Хамраем много десятилетий назад.

Чувствуя, что за ним несется полуразумная шестилапая пантера из индийских джунглей, маг мог рассчитывать лишь на скорость ног — если тварь его догонит, то ни мгновения не будет цацкаться со своим мучителем (хоть и редко Хамрай производил над ней эксперименты и очень давно, она своим умишком запомнила его).

Дикий рев почувствовавших свободу тварей наполнил зверинец, и Хамрай даже успел подумать, что если хоть кто-то из животных удерет, то придется его отлавливать по всему дворцу, и даже представить страшно, сколько стражников на этой охоте будет насмерть загрызено или покалечено.

Шестиногая пантера в отчаянном броске, прорычав почти членораздельное ругательство на своем родном языке, бросилась на беглеца — но подобные саблям когти лишь пробороздили кровавые полосы на спине чародея, разорвав халат и рубашку.

Хамрай метнулся в клеть с прикованным к стене скелетом и вырвал клинок из неподвижных костяшек. Меч, хоть и покрылся слоем ржавчины, был непростым — еще до Великой Потери Памяти какой-то забытый ныне колдун произнес над ним несложные заклинания.

Поудобнее схватив древнее оружие, Хамрай выскочил из клетки и встретил новый прыжок разъяренной твари острым клинком. Издав дикий визг, пантера рухнула к его ногам, вырвав из ладони волшебный меч.

В правую ногу острыми зубками вцепился детеныш болотной сибры, за ним ползли остальные его собратья. Сибра была гермафродитом и раз в пять лет приносила потомство, старый Гудэрз топил приплод за ненадобностью, а Хамрай поленился. Из распахнутых клеток спешили к мучителю другие твари, не менее злобные, чем шестиногая пантера. Судя по всему, большинство из них уже оправилось от магической оплеухи, отвешенной Хамраем, но чтобы разобраться с таким количеством хищником на магическом уровне, надо, чтобы физическое его тело находилось в относительной безопасности!

Из последних сил, не пытаясь стряхнуть впившегося в ногу детеныша сибры, Хамрай рванулся к башне. Он накануне не забыл произнести запорное заклинание, что едва не стоило магу жизни, — на то, чтобы снять собственное колдовство, требуется время. Его спасло поистине чудо: жадный шинийский двухголовый лев, почувствовав другую добычу, бросился в последнее мгновение на двухметрового сиамского лешака, сплошь покрытого густой шерстью.

Хамрай захлопнул за собой дверь, задвинул тяжелый засов и перевел дух. Маленький детеныш сибры, похрюкивая от удовольствия, все больше впивался в мясо. Хамрай наклонился, с трудом оторвал его и со всей силы шмякнул о стену.

Тяжело ступая, тайлорс поднялся к себе на третий этаж. Магический колокольчик, оповещающий о желании пресветлого шаха видеть своего чародея, как ни странно, молчал. То ли Балсар просто соскучился по Хамраю и звал его без дела, то ли его что-то отвлекло, но больше он не звонил.

Хамрай разделся до пояса, стараясь привести мысли в порядок, и прошел в умывальню, чтобы обработать свежие раны. Надо было успокоиться и как следует все обдумать, но первым делом он вошел в магическое пространство и убедился, что злоумышленники не забыли накрепко запереть за собой двери и разъяренные твари не могут выбраться из коридора — двери надежные и крепкие.

Вот и есть теперь чем заняться до Большого Парада Планет, успеть бы. И сколько магической энергии, которая ох как необходима сегодня, придется потратить… Кому выгодно, чтобы Хамрай не использовал уникальную возможность во всей полноте? Только силам космическим известно. Впрочем, старый маг догадывался, что все объяснится гораздо проще…

Так и случилось.

Он с помощью магии по одному развел хищников по клеткам, потом мечом добил пораненных в свалке и, убедившись, что клетки хорошо заперты, наложил на каждую дверцу запорное заклятие. Было потрачено почти два часа. Пришлось принять кое-какие меры и против возможного гнева владыки. Когда Хамрай появился в покоях шаха, тот и не подозревал, что звал своего чародея и старого друга.

Балсар проводил очередное совещание с высшими сановниками. Обсуждалась отмена какого-то налога, и военачальники, соскучившиеся по хорошенькой заварушке, ибо на границах государства все было спокойно, а враги и голову не могли поднять, заметно скучали.

Хамрай спокойно прошел на место рядом с Балсаром, которое никто никогда не занимал даже в его отсутствие, и сел рядом. Войдя в магическое пространство, он убедился, что шах уже отравлен сильным медленно действующим ядом, и усмехнулся.

Наверное, есть где-нибудь в мире яды, о которых Хамрай ничего не знает и против которых будут бессильны его охраняющие чары. Но эта отрава не из таких и не нанесет здоровью солнцеподобного владыки ни малейшего вреда.

Как все глупо, скучно и неинтересно — первый визирь посчитал, что сможет управлять государством не хуже шаха Балсара, у которого к тому же нет наследника. Какой-то бродячий колдун уверил первого визиря в успехе. Теперь голова много возомнившего о себе сановника будет выставлена на колу у дворцовых ворот. Или не будет — как шах пожелает, но жить заговорщику осталось ровно столько, сколько будет молчать Хамрай.

То-то первый визирь не смог скрыть удивления при виде Хамрая — живого и невредимого, — и сейчас прячет взгляд. Чтобы прочувствовать его испуганно бьющиеся мысли, не надо было даже использовать магию. Но Хамрай использовал. Чтобы узнать имена всех заговорщиков.

Ну почему заговоры почти всегда устраивают первые визири? Да еще так бездарно? Сколько их тайлорс уже предотвратил и сколько их будет еще… Некоторые, поумнее, пытались подкупить Хамрая… Но нет на свете таких сокровищ, которые могли бы соблазнить старого мага — знания и полная личная свобода, вот неоценимые сокровища. А свободу он получит, только избавившись от заклятия Алвисида, хотя оно почти не мешает ему жить…

Тянуть время было бессмысленно. Магических сил на разбушевавшихся тварей он потратил не так много, как боялся, но их стоило поднакопить. К тому же Хамрай хотел поговорить с шахом наедине, а после выдвинутых обвинений повелитель не сразу сможет уединиться с ним для дружеской беседы.

Визирь сам себе подписал смертный приговор, задумав переворот, и ни малейшей пощады не заслуживал. Шах Балсар давно научился сдерживать ненужный гнев, и никто невинный наказан не будет, а виновные получат лишь то, что должно, без лишних жестокостей.

Хотя, надо признать, не самый плохой был первый визирь…

Глава третья

За дружбу старую — До дна!

За счастье прежних дней!

С тобой мы выпьем, старина,

За счастье прежних дней.

Роберт Бернс

— Барон, ты — самый храбрый и достойный рыцарь из всех, что я встречал на своем жизненном пути! — воскликнул граф Камулодунский, переступая порог покоев хозяина замка. — И мне удивительно видеть тебя в таком виде!

Барон Ансеис вздохнул и сел на постели, кивнув слуге, чтобы подали халат.

— Скажи честно, граф, — барон посмотрел на гостя, — ты, наверное, сам не помнишь, какой раз по счету произносишь подобные слова?

— Какие слова? — опешил гость.

— Что я — якобы самый храбрый и достойный рыцарь. Ведь не мне первому ты это говоришь.

Граф, со свойственной ему непосредственностью и честностью, расхохотался:

— Действительно, бычья требуха, от твоей магии не скроешься…

— Я давным-давно не обладаю магией, — возразил хозяин замка, — и тебе это отлично известно. Но, силы космические, как я рад тебя видеть, граф! — Он посмотрел на себя, на разобранное ложе. — Какая постель?!! Вина мне и эля гостю!!! — приказал он слуге, готовому выполнить любое распоряжение господина.

— Вот, такой разговор мне по душе! — воскликнул гость. — А то, как мне сказали, что ты захворал, я не поверил собственным ушам. Что случилось, друг?

Барон с удивлением увидел на лице гостя истинное участие, тот не просто так задавал обычные дежурные вопросы — вежливые и затертые до блеска, как древко боевого копья.

Покои, в которые сразу же привели гостя, были личными помещениями барона и находились на верхнем этаже у южной башни недавно отстроенного замка, еще пахнущего известью и духом необжитости, присущим только новым зданиям. Впрочем, покои барона были уже вполне обжиты — кипы толстенных фолиантов возвышались где только возможно, круглый стол в центре комнаты был завален всяким хламом непонятного предназначения, что гостя отнюдь не удивило — ведь барон Ансеис всем был известен как маг и чародей, равного которому земля бриттов не видела со времен Мерлина.

С утра барон сказался больным, отказавшись разговаривать с кем бы то ни было, кроме личных слуг, даже с горячо возлюбленной супругой. Причина тому была проста, как оплывшая свеча: сегодня ночью — по иронии судьбы почти в полночь по местному времени — состоится грандиозное магическое событие, равного которому не было со времен Великой Потери Памяти. Сегодня в полночь — Большой Парад Планет. И барон Ансеис, некогда бывший магом Хамраем, не знал, как встретить это событие.

Лет пятнадцать назад он четко мог сказать, что будет делать утром этого грандиозного дня — ждать и готовиться. Как давно, несколько обычных людских жизней тому назад, он вычислил эту дату, как считал до нее десятилетия и годы… И вот, дождался.

Он никого не хотел видеть, ничего не хотел делать, решил весь день пролежать в кровати, как может позволить себе в столь великий для посвященных день знатный рыцарь, пусть и бывший маг. В крайнем случае, барон решил ближе к вечеру напиться — бочонок вина, привезенный им из последней поездки в родовые владения во Франции, дожидался своего часа; здесь, в Британии, по большей части предпочитали эль, и хотя барон давно привык пить горьковатый и коварный хмельной напиток не морщась, сердце его к элю не лежало, ну разве что только в хорошей компании.

Да, он никого не хотел видеть, ничего не желал делать — так барон думал вчера. Друг задушевный, старый турнирный противник и боевой товарищ, сэр Гловер, граф Камулодунский, сломал все планы. Да и к лучшему, наверное.

Слуги быстро смахнули пыль со стола, предназначенного для таких вот, крайне редких, случаев, когда барон принимал гостя в своих покоях, поставили кувшин и блюдо с закусками, разлили эль по кубкам. Барон запахнул халат, уселся, жестом предложив садиться гостю, взял бокал, чуть приподнял в знак приветствия и пригубил. Гость последовал его примеру, с той лишь разницей, что осушил кубок чуть ли не до дна.

— Так что случилось, друг? — повторил сэр Гловер.

— Да ничего не случилось, хандрю. Как мой Отлак?

Старшего сына барон Ансеис отдал в оруженосцы именно сэру Гловеру, оказав тем самым графу полное доверие и дружбу, что тот ценил по достоинству, не делая, впрочем, оруженосцу ни малейших послаблений, на что барон и рассчитывал.



— Наверное, сейчас в объятьях матушки. Славный парнишка, можешь гордиться, рвется в бой прямо на предстоящем турнире…

— Каком турнире? — нахмурился Ансеис, которому мысли о грядущем в полночь Большом Параде Планет заслонили все остальное.

— Ну как же, барон, через две недели пятнадцатая годовщина битвы у Рэдвэлла. Верховный король решил устроить грандиозный турнир и даже вызвал знатных тевтонских и сакских рыцарей, чтоб повторить знаменитое противостояние. Неужели, бычья требуха, тебе забыли послать приглашение?! — вдруг разгневался граф. — Ты же главный герой тех событий!!!

— Ну, отнюдь не главный, — усмехнулся барон. — И королевское приглашение давно пришло, я просто запамятовал, думая о другом.

— Как же не главный! — не унимался сэр Гловер. — Ведь если бы ты не был тогда в Камелоте…

— Граф, — прервал его барон, видя, что гость готов с удовольствием пуститься в воспоминания. — Что привело тебя в мой замок, где ты всегда желанный гость?

— Какому по счету ты говоришь мне, что я желанный гость в твоем замке? — расхохотался Гловер, поймав хозяина на его же собственной шутке.

— Говорю каждому, — ответил хозяин, ничуть не смутившись, — за исключением очень немногих. Рад же по настоящему — очень немногим, и ты в их числе.

— Да я не один приехал. Со мной сэр Бламур и еще навязались какие-то чудные рыцари из заморских восточных земель, как они говорят. Утверждают, что им срочно, до захода солнца, необходимо увидеться с тобой.

— Бламура сюда, — кинул хозяин слуге. — Что ж ты молчал? — укоризненно посмотрел на графа барон. — Нет, погоди, — остановил он слугу уже в дверях. — Разыщи его и тихонько приведи к нам. Скажи моему сенешалю, что я сегодня к столу не выйду, как и предупреждал, пусть займется гостями и устроит им подобающий обед.

— Но они утверждают, что им необходимо встретиться с тобой именно сегодня, — повторил Гловер. — Из-за них я и сорвался ни свет ни заря из Рэдвэлла, хотя собирался посмотреть твой замок дня через два-три. Бычья требуха, они очень хотят тебя видеть!!!

— А я не хочу, — сухо ответил барон, и граф понял, что спорить бессмысленно, да и оскорбительно.

Барон догадывался, кто эти посланцы и от кого. Регулярно шах Балсар и Хамрай, некогда бывший его, барона Ансеиса, бесправным двойником, но получивший всю магическую силу тайлорса, посылали к нему рыцарей и магов (а попросту — соглядатаев, ибо для срочных, экстренных случаев существовал Коридор Алвисида), чтобы узнать, как собирает Наследник Алвисида поверженного бога, не требуется ли какая помощь… Ансеис уже не раз отмечал, что его двойник, созданный чуть менее двух десятков лет назад, уже после года разлуки стал сильно отличаться от оригинала и не в лучшую, как рассчитывал барон, сторону. Двойник вновь выказал неуверенность в собственных силах: чем иначе объяснить, что посланники страстно стремятся видеть его именно в канун Большого Парада Планет? Двойник, получивший всю магическую силу, став одним из самых могущественных чародеев мира, хочет, чтобы и Ансеис помог ему своими знаниями, опытом, изворотливостью мысли. Барон усмехнулся. Перебьется двойник, Ансеис и так делает для общего дела, что может. Хотя, по большому счету, это дело — возрождение поверженного бога — теперь не его. Хотя заклятие Алвисида по-прежнему висит на нем, не давая возможности насладиться любовными забавами с женщинами, но теперь у Ансеиса есть большая любовь, на которую заклятие не действует. А кроме любви у него есть дети и дом. И он живет так, как желает жить. Хотя сердце иногда предательски ноет по добровольно отданной двойнику магической силе, но Ансеис силой воли или добрым французским вином загонял эту боль в те глубины души, из которых она вынырнула.

— Знаешь, друг, — улыбнулся барон графу, — я действительно был нездоров. Твой приезд для меня — лучше всякого лекарства. И Бламура я рад видеть. Вот и посидим втроем, повспоминаем… Обсудим турнир.

— Это одна из причин, по которой я у тебя, — хитро посмотрел на барона Гловер. — Король хочет устроить большой праздник — как-никак у Рэдвэлла была первая битва под его предводительством. Он просит тебя выйти на турнирный поединок… Да, я знаю, барон, ты не любитель подобных потех, но это — особый случай. Не важно, победишь ты или нет…

— Не лукавь, Гловер. Поединок с тобой?

— Ну, из тогдашних пяти зачинщиков знаменитого турнира лишь я да Ковердейл еще в седле. Если хочешь, можешь сразиться с ним, — граф отвел глаза в сторону.

— Я буду сражаться с тобой, друг, — ответил Ансеис. — А ты не боишься вновь потерпеть поражение?

Граф Камулодунский хотел сказать в своем духе что-то залихватское, но передумал и произнес:

— Боюсь. Очень хочу победить тебя в честном турнирном поединке, но боюсь. Хотя понимаю, что проиграть тебе не зазорно.

— Тогда, может быть, мне действительно скрестить копья с сэром Ковердейлом?

— Нет, — твердо ответил граф. — Этот бой будет скорее символическим, ритуальным, все будут ждать настоящих поединков более молодых рыцарей, где мой старший сын сразится с графом Маридунским…

— Да ну? — поднял бровь барон.

— Да, это я настоял. И я хочу сразиться с тобой, бычья требуха, чтобы показать всем — не затупились копья и не заржавели мечи в наших руках, рано нам еще внуков нянчить и пузыри пускать! Я приложу все мастерство, чтобы выбить тебя из седла, друг!

— Я тоже.

— Другого ответа я и не ожидал, разрази меня гром! — Граф, не оборачиваясь, выразительным жестом показал слуге, что его кубок пуст.

— Дорогой граф, ты сказал, что это одна из причин твоего появления в моем замке, — напомнил хозяин.

— Да, — кивнул Гловер.

— Какая же вторая?

— Ну… Тебя хотел повидать, давно очень не видел. Замок твой хотел посмотреть, все только и говорят о нем, как о новом чуде. Да и рыцари эти восточные очень хотели до замка добраться…

— Граф, ты заикнулся о второй причине, — улыбнулся барон.

— Да, — словно вынув меч и глядя противнику прямо в глаза, выпрямился в кресле граф. — Барон, я хотел бы просить руки вашей дочери для своего старшего сына.

Ансеис чуть не поперхнулся элем. При всей своей проницательности такого поворота он не ожидал. Он вздохнул и встал. Распорядился слугам:

— Мое парадное облачение. И пригласите сюда баронессу, сообщите, что граф Камулодунский просит руки нашей дочери для своего сына.

— Баронета позвать, раз он в замке? — осведомился предусмотрительный старший слуга.

— Пока не надо, — решил барон. — А вот и Бламур! Присаживайся, старый друг, сегодня я изображаю затворника и никого не хочу видеть, кроме тех, кого хочу видеть!

Барон и сенешаль Рэдвэлла, расположенного в полудне пути от замка Ансеиса, крепко обнялись.

Слуги с одеждой в руках подошли к барону, и он, не стесняясь гостей, скинул халат. Как отметил граф, ему нечего было стесняться — несмотря на возраст, ни жиринки на теле Ансеиса не проглядывалось. Если бы граф знал, сколько барону лет на самом деле, то не удивился бы, списав все на магию и чародейство. Впрочем, никакой заслуги магии в том, что Ансеис находился в прекрасной физической форме, не было. Магией он не обладал вот уж больше дюжины лет.

— Барон, вы всегда решаете вопросы будущего собственных детей вместе с супругой? — граф вновь перевел разговор на волнующую тему, когда все трое устроились за столом и слуги наполнили кубки.

— Да, я обсуждаю с ней все проблемы, касающиеся наших наследников, — сказал барон тоном, от которого графу почему-то стало неловко. — У тебя ведь трое сыновей?

— Да, Ансеис. Но средний отдал себя служению господу, а младшему нет и тринадцати.

— Так и моей дочурке Аннауре всего восемь лет, — усмехнулся барон. — Граф, прежде чем перейти к обсуждению столь важного вопроса, хотел бы заверить, что буду искренне счастлив породниться со столь знатным родом. Это, во-первых…

— А во-вторых?

— Есть одна маленькая деталь…

— Какая? — хором спросили Гловер и Бламур, прекрасно зная, что на пустяках в таком важном вопросе Ансеис не стал бы заострять внимание.

— Мой старший сын Отлак унаследует имя, титул пэра и большую часть моих владений во Франции. Как вы, может быть, знаете, я провел там несколько лет, улаживая все дела…

— Заодно, поучаствовав в битве под предводительством молодого короля Генриха, — отметил Бламур.

— Я тоже слышал о твоих подвигах в битве под Монсегюром, — кивнул Гловер. — Но ты хотел что-то сказать о…

— Да, — кивнул барон и продолжил:

— Большую часть моих французских владений унаследует Отлак, остальные — второй сын. Этот же замок я завещаю своей дочери Аннауре, Гловер, и если твой младший сын…

Граф Камулодунский оборвал его, не дав договорить, встал и, без единого слова, заключил барона в объятия.

— Баронесса Ансеис, — провозгласив слуга, пропуская в покои барона хозяйку замка.

В комнате появилась женщина в строгом и безукоризненно сшитом платье василькового цвета, подчеркивающем удивительно сохранившуюся для ее лет фигуру. Бывшая первая красавица королевства, некогда утомленная отсутствием любви на фоне многочисленных и мимолетных любовных забав почти со всеми более-менее выдающимися рыцарями королевства, ничуть не поблекла за прошедшие годы, которые, конечно, не могли не оставить следа. Она по-прежнему была красива, но к красоте природной добавилась прелесть, которая свойственна только любящим и любимым женщинам, и, как с удивлением отметил граф, она была по-прежнему желанна — он и не подозревал, что кто-то еще может пробудить в нем подобные чувства.

— Ты звал меня, любимый? — спросила она.

По ее голосу и по тому, как она никого, кроме Ансеиса, казалось, не замечала, граф понял, что любой, возжелавший пробраться на супружеское ложе барона, встретит ледяное непонимание с ее стороны, не говоря уж о крепкой руке супруга — с другой.

— Да, дорогая, — Ансеис провел жену к столу и помог сесть в кресло. — Граф Камулодунский делает нам честь и просит руки нашей дочери для своего младшего сына.

— Мы счастливы породниться со столь славным родом, — приветливо улыбнулась Аннаура графу, почти слово в слово повторив ответ мужа.

Гловеру вновь стало стыдно за свою реплику насчет того, что барон решает столь важные дела вместе с супругой, он понял, что если б ответ на его предложение был отрицательным, баронесса об этом предложении просто не узнала бы.

— Мне сказали, что ты захворал, дорогой? Что случилось? — с интонациями, свойственными только горячо любящим женам, спросила Аннаура у Ансеиса.

— Ничего страшного, — ответил барон. — Просто приступ хандры. Ты знаешь, что на меня накатывает время от времени. Граф и сэр Бламур — лучшее лекарство против этой болезни.

— Каждый раз после подобного приступа, — вздохнула баронесса, — ты садишься на коня и отправляешься искать приключения.

«А я остаюсь в замке, — повис в воздухе не высказанный ею упрек, — и жду, когда ты вернешься, вздрагиваю, услышав о незнакомом путнике у ворот, опасаясь дурной вести». Что ж, подумал Гловер, такова участь почти всех рыцарских жен. Кроме разве что жены сэра Бламура, сенешаля Рэдвэлла, редко когда выбиравшегося из неприступного замка больше чем на несколько дней.

— В этот раз приключение будет приятное, дорогая. Может, ты помнишь, а я совсем запамятовал, что король Этвард решил устроить в Рэдвэлле пышные торжества по случаю пятнадцатой годовщины той битвы. Одним из главных украшений праздника должен стать рыцарский турнир…

— Да, — подтвердил сэр Бламур. — Сэр Радхаур, граф Маридунский, согласился стать одним из зачинщиков турнира.

— Сэр Гловер, — продолжал барон, — передал мне просьбу короля Этварда, скрестить в дружеском поединке копья с одним из зачинщиков того, пятнадцатилетний давности, турнира. В живых остались только сэр Ковердейл и граф.

— И ты, конечно, выбрал графа, — не то спросила, не то констатировала Аннаура, посмотрев на гостя, и в глазах ее блеснули искорки.

— Конечно, баронесса, — улыбнулся Гловер.

Ансеис сделал большой глоток из кубка, встал и прошел вдоль стены, словно принимая решение.

— Сэр Бламур, сэр Гловер, — наконец произнес он. — Передайте от моего имени герольдам, что я не только приму участие в показательном поединке с сэром Гловером, графом Камулодунским, но и выйду против зачинщиков турнира на общих основаниях. Раз уж представился столь редкий случай, хочу скрестить копья с сэром Радхауром.

С самим наследником Алвисида! Сумасшедшая мысль только что пришла в голову барона, но она ему очень понравилась.

— Что ж, — усмехнулся в усы сэр Бламур, — за такой поединок стоит выпить.

— Как я сам об этом не подумал, бычья требуха! — хлопнул себя ладонью по лбу граф. — Просто привык, что сам всегда среди зачинщиков. Да, я тоже приму участие в турнире на общих основаниях! Сэр Бламур, вы можете перечислить остальных зачинщиков? Я просто не интересовался этим…

Видя, с какой готовностью старый сенешаль собрался не только перечислить зачинщиков предстоящего турнира, но и все совершенные ими подвиги, а также упомянуть о сильных и слабых сторонах прославленных бойцов, и по опыту зная, что это, доставляя удовольствие всем троим, затянется надолго, баронесса встала:

— Если вы не возражаете, я покину вас. Давно не видела своего мальчика, он остался в моих покоях и ждет меня.

Барон проводил ее до дверей, шепнув ей на прощанье, может, что-то важное, а может, очередное: «Я люблю тебя».

Сэр Бламур со знанием дела рассказывал детали предстоящего турнира, и, слушая его ровный голос, потягивающий тягучий эль барон Ансеис, некогда бывший Хамраем, магом, достигшим высшей степени могущества — тайлорса, живущий больше двухсот лет, с самих времен Великой Потери Памяти, совершенно забыл о предстоящем сегодня грандиозном магическом событии — Большом Параде Планет. Он, конечно, догадывался, что это событие уже привело в движение все магические силы мира, он знал, что все маги, даже начинающие, давно готовятся, но он, барон Ансеис, не хотел иметь к этому никакого отношения. И не имеет. Он — рыцарь и готовится к не менее грандиозному событию в его жизни: королевскому рыцарскому турниру. Для себя он уже решил — королевой турнира должна стать его дочь, Аннаура-младшая, теперь уже почти невеста. И она наденет на себя цветочную корону, потому что победителем турнира, как и пятнадцать лет назад, станет он.

Время в дружеской беседе бежало незаметно, слуги принесли обед, сенешаль замка пришел за распоряжениями, и барон еще раз подтвердил, что не выйдет к заморским рыцарям, но желает, чтобы их приняли как самых дорогих гостей.

— Да, Ансеис, — сказал слегка захмелевший граф, — мало того, что за тобой слывет слава отважного воина и непобедимого турнирного бойца, мало того, что ты отхватил себе первую красавицу в жены, так ты еще отгрохал себе прекрасный замок.

— Почти как Рэдвэлл, — подтвердил сэр Бламур.

— Лучше, — улыбнулся барон. — Я внимательно изучил все планы Рэдвэлла и на его основе построил свой, внеся весьма значительные усовершенствования.

— Кстати, как ты его назвал? — поинтересовался Гловер.

— Пока никак, — усмехнулся барон. — Да как бы не назвал, все равно в народе прозовут по-своему.

— Ты хочешь сказать, Ансеис, что у тебя лучший в Британии замок? — обиделся Бламур.

— Нет, — возразил барон, — во всем мире.

— У него, видите ли, все лучшее в мире, бычья требуха! — рассмеялся Гловер. — Но я знаю, что у меня лучше, чем у тебя, барон!

— И что же? — спросил хозяин замка.

— Мой оруженосец! — победно воскликнул граф. — Уж этого-то, бычья требуха, ты отрицать не будешь?

— Почему не буду? — улыбнулся барон. — Мой оруженосец вряд ли уступит твоему на сегодняшний день. И даже превосходит.

— Но мой оруженосец — твой сын, — удивился граф.

— Я не дошел до той степени умопомрачения, чтобы считать себя лучшим в мире во всем, — улыбнулся барон. — Я еще не терпел поражений на турнирах? Возможно, это произойдет в ближайшем времени, граф, и ваше копье сокрушит меня с коня. У меня самая лучшая в мире жена? Да, конечно, для меня она самая лучшая, но другой рыцарь также уверен, что лучше его любимой никого нет. Мой замок лучший в мире? Это реальность, я учел все находки Рэдвэлла и множества других замков в Европе и Азии, которые осматривал лично, я выписал лучших специалистов, которых только мог найти… Но пройдут годы, может быть столетия, и где-нибудь возведут замок, рядом с которым мой покажется собачьей конурой. И я отнюдь не считаю, что Отлак самый великий рыцарь, к тому же он еще не посвящен. Хотя, конечно, как любой отец, я горжусь им.

— И все равно считаешь, что твой оруженосец лучше?

— Да, — уверенно кивнул барон.

— Какого же он рода? — спросил заинтригованный сэр Бламур.

— Он незаконнорожденный сын и не знает своего отца, — честно ответил барон. — Впрочем, мы можем сами убедиться, кто лучше, да и выйти на свежий воздух не помешает. Пойдемте, друзья, прогуляемся.

Барон отдал необходимые распоряжения. Никуда не торопясь, рыцари завершили обед и, ведомые бароном, отправились на задний двор огромного замка, где было отведено место, необходимое для рыцарских упражнений.

Отлак, старший сын барона, поклонился отцу и сопровождающим его рыцарям. Он уже был в доспехах, со шлемом в руке, один из слуг держал за поводья снаряженного для боя коня, другой — щит и копье Отлака. В дальнем конце площадки, также возле коня и также с незащищенной пока головой, склонил голову в приветствии другой юноша, оруженосец барона.

— Места для настоящего разбега маловато, — скептически заметил Гловер.

— Маловато, но, бывало, приходилось довольствоваться и меньшим, — ответил барон.

— Бывало, — согласился граф.

— Сэр Бламур, не согласитесь ли вы взять на себя обязанности герольда, чтобы все было по правилам, — попросил старого сенешаля Ансеис. У него было превосходное настроение, и друзья вполне это настроение разделяли. — Пусть победит достойнейший!

— Да уж, бычья требуха, пусть победит! — воскликнул граф. — Отлак, я надеюсь на тебя, не опозорь мои седины!

Сэр Бламур придирчиво осмотрел снаряжение Отлака и направился к его противнику, на всякий случай шагами измеряя площадку.

— Барон, а вы кому желаете победы? — поинтересовался граф. — Неужели не своему сыну.

— Честно ответить?

— Конечно, разрази меня гром, как же еще?

— Кто бы ни победил в этой схватке, проигравший все равно не проиграет.

— Не понял…

— Я желаю победы… Нет, не так. Я желаю побед Отлаку. А побед без поражений не бывает. Мой оруженосец на год старше, а в этом возрасте год очень много решает. — Барон, видимо, что-то вспомнил, и добавил:

— Очень многое. Пусть Отлак терпит поражения в дружеских стычках, а не на поле битвы.

— А ведь ты прав, бычья требуха! — воскликнул Гловер. — Что ж, оценим, кто лучше научил оруженосца держаться в седле.

Ансеис лишь улыбнулся в ответ.

Сэр Бламур осмотрел противника Отлака, для видимости что-то ему подправил и вышел на середину площадки, сделав знак противникам садиться на коней. Когда оба были готовы, он отошел шагов на десять к краю площадки и махнул рукой: начинайте!

Отлак чересчур поспешно, что выдавало его крайнее желание победить, рванул коня, выставив вперед ломкое пихтовое копье с тупым деревянным набалдашником вместо острого боевого наконечника. Его противник не замешкался, но встреча произошла ближе к его концу площадки. Отлак нанес великолепный удар, но его противник вовремя поставил щит — копье Отлака с сухими треском разлетелось в щепы, но противник удержался в седле, копье же второго участника поединка лишь скользнуло по щиту Отлака.

Противники разъехались и замерли, пока сэр Бламур не даст сигнала съехаться во второй раз; Отлаку тут же подали новое турнирное копье. Сенешаль Рэдвэлла не спеша, давая юным бойцам успокоить нервное возбуждение после первого столкновения, подошел к одному всаднику, осмотрел его снаряжение и направился ко второму.

— Да, — одобрительно кивнул сэр Гловер Ансеису. — Через несколько лет из твоего оруженосца выйдет грозный турнирный боец.

— Славен король, во время правления которого проводятся лишь рыцарские турниры и нет нужды, оберегая родину, биться на поле боя. Увы, я таких королей не припомню. Рыцарь готовит себя не для турнира, а для встречи с врагом.

— Похоже, наш король Этвард сделал все, что мог, чтобы такие времена наступили, — усмехнулся Гловер. — Поистине, Экскалибурн не удалось бы поднять из озера недостойному. Никогда еще Британия не была столь могущественна. Теперь рыцарю только и остается, что проявлять свое мужество на ристалище, или отправляться на поиски приключений в другие страны.

— Ты об этом сожалеешь?

— Нет, — покачал головой граф Камулодунский. — Я свое отвоевал, есть что вспомнить, а в жизни, разрази меня гром, всегда есть место подвигу.

Сэр Бламур вновь занял свое место на площадке, и по его сигналу противники, под восторженные крики немногочисленных слуг и конюших, вновь устремились друг на друга.

Это была обычная учебная схватка двух юных оруженосцев, но Отлак под взглядами строгого отца и прославленного рыцаря, у которого последние деньки дослуживал оруженосцем, очень хотел победить в этом, ровным счетом ничего не значащем поединке. Возможно, от излишнего волнения, вложив всю силу в решающий удар, рука его дрогнула, он промахнулся, и в тот же миг страшный удар ломкого копья противника попал точно в забрало его шлема, и Отлак вылетел из седла.

Он не брякнулся на землю, как куль с овсом, но упал по всем правилам искусства, и тут же вскочил на ноги, всем своим видом показывая, что произошла нелепая случайность и он жаждет реванша. Но, как и бывает на турнире, все закончилось, а на боку не было меча, чтобы изрубить ненавистного с детства бастарда, опозорившего его перед отцом и учителем.

Отлак побрел к строгим судьям, на ходу снимая шлем, ожидая насмешек и оскорблений.

— Хорошо держишься в седле, Отлак, — неожиданно услышал он голос отца. — Но ты слишком низко держишь щит и чересчур высоко поднял копье. Тебе просто не хватает опыта, но это дело наживное.

— Да уж, бычья требуха, — расхохотался Гловер. — Чего никому еще не удалось избежать, так это горького жизненного опыта.

Второй участник поединка подъехал к рыцарям, слуги бросились помочь ему сойти с коня, но он сам ловко спрыгнул на землю, и, сняв шлем, подошел к господам.

— Молодец, — кивнул ему барон, — но я другого исхода и не ожидал. Ты старше и крепче Отлака и применил мой секретный прием, которому я его еще не обучил.

— Какой еще секретный прием? — тут же насторожился Гловер.

— От которого некогда вылетели из седла четыре зачинщика королевского турнира, а у пятого отвалилась шпора.

Гловер расхохотался:

— Поделитесь им со мной, барон?

— Обязательно, граф. После турнира.

— Как зовут этого молодого человека?

— Уррий, — представился тот, наклонив в знак почтения голову.

— Что-то в твоих чертах мне кажется знакомым, — сказал граф, рассматривая юное лицо оруженосца. — Кто твой отец?

— Я не знаю, — чуть покраснев, ответил оруженосец.

— А как зовут твою мать?

— Я не знаю ее имени, она мне ни разу не сказала. Она отшельница и живет у Озера Трех Дев, охраняя волшебный меч.

— У того самого озера, где лежал Экскалибурн?

— Да, — сказал сэр Бламур. — Теперь там лежит меч Верховного Координатора алголиан Фоора, и тот, кто вытащит его, преобразит весь их орден, получит неимоверную силу, которой обладал Фоор. Вы его должны помнить, сэр Гловер, под именем сэра Дэбоша.

— Да, помню. Помню так же, как все мы, молодыми, ездили к этому озеру и пытались заполучить Экскалибурн, невзирая на строжайшие королевские запреты. Алголианам тоже запрещено пытаться достать меч Дэбоша?

— Напротив, — усмехнулся барон Ансеис. — За какие-то полтора десятка лет можно было наблюдать, как умирают старые традиции и рождаются новые. Раз в три месяца огромная процессия алголиан движется пешком от побережья к Озеру Трех Дев. Каждый молодой алголиан протягивает руку в воду, к мечу Фоора. Это у них теперь что-то вроде обязательного обряда посвящения.

— Вас не беспокоят, сэр Бламур?

— Нет, — ответил тот. — В Рэдвэлле всегда рады видеть людей с честными намерениями. Они иногда ходят на прием к Алвисиду, но только самые старшие — десятка полтора. Алвисид с ними весьма крут.

— Да, я заметил, что в Рэдвэлле слишком много гостей, бычья требуха! — воскликнул Гловер. — Только алголиан не видел среди них, все больше правоверные христиане, пришедшие посмотреть на стену, куда ступала нога Божья. Как только Радхаур всех не прогонит, такую ораву не прокормишь… Хоть бы плату брал, что ли…

— Попробуй только заикнуться об этом перед графом, — вздохнул Бламур. — Но он в хозяйство и не лезет, все на мне, да на моих помощниках…

— А ты, что же, бычья требуха, плату не установил?

— Разве я мог взять плату с такого старого боевого товарища, как ты, граф, — улыбнулся Бламур. — Но ведь не каждый гость — граф Камулодунский…

— Ах ты, старый лис! — расхохотался Гловер.

Юноши снимали с себя доспехи. Отлак чуть приспустил штаны, чтобы осмотреть ногу — бедро от падения наливалось фиолетовым цветом.

— Ничего, Отлак, до свадьбы заживет, — успокоил подошедший отец. — Ты станешь неплохим бойцом, если будешь повнимательнее и научишься сдерживать свои порывы…

— Я его ненавижу, — вдруг вспыхнул Отлак. — Бастард несчастный! Опять обрюхатил служанку, кобель, мне Пэйс сказал. Пес беспородный!.. Я ему…

Ансеис коротко, без размаха ударил сына по лицу тыльной стороной руки.

— Никогда не говори плохо о людях, которым проиграл в честном поединке. Никогда не повторяй досужие сплетни и не завидуй тем, кто хочет и может больше тебя… И тем более никогда не оскорбляй того, о ком тебе ничего не известно.

К ним подошли Гловер и Бламур.

— Это ему ничего не известно о его отце! — зло прохрипел Отлак, не страшась, что отец его снова ударит.

— Нынешнему верховному королю Этварду, как и всем его предкам, начиная с короля Артура, тоже до четырнадцати лет ничего не было известно о своем происхождении, — неожиданно вмешался сэр Бламур. — Я гонял будущего короля, как обыкновенного мальчишку, поскольку не знал, кто он.

— Уррий не сын верховного короля, — огрызнулся Отлак.

— Верно, — кивнул барон. — Но ты будешь относиться к нему, как к равному. И не дай тебе силы космические встретиться с ним с оружием в руках не на турнире. Все, Отлак, я устал от разговоров. Я поднимусь с друзьями к себе, а ты отправишься в зал, где должны угощать гостей, и заменишь меня. Все понял?

— Понял, отец, — покорно склонил голову юноша.

Ансеис развернулся и быстрым шагом направился к себе, Гловер и Бламур последовали за ним.

Прошли в кабинет молча и уселись на старые места. Вновь слуги наполнили кубки до краев.

Барон попытался понять, почему у него вдруг резко, в одночасье, испортилось настроение. Нет, отнюдь не из-за поражения Отлака, которое он предвидел, и не из-за разговора с сыном. Просто опыт, оставшийся от сотен лет владения магической сущностью, подсказывал, что сгущается атмосфера магического подпространства, приближается заветный час…

И он решил не отступать от своего твердого намерения напиться сегодня вдрызг, тем более что силы космические послали ему столь замечательных собутыльников.

— Оставьте нас одних, — распорядился он слугам, которые умели молчать. — Сами себе нальем…

— Правильно, бычья требуха, — кивнул Гловер. — Если мы уединились от гостей, то обойдемся и без слуг. — Он взял с блюда утиную ножку и смачно впился в нее зубами.

Глава четвертая

И на вопрос: «Где прячутся сейчас

Остатки красоты веселых лет?»—

Что скажешь ты? На дне угасших глаз?

Но злой насмешкой будет твой ответ.

Вильям Шекспир

Двое мужчин в сопровождении единственного слуги, немого старца с трясущейся губой, подошли к могиле, над которой возвышалось каменное изваяние усопшего. Один из подошедших жестом показал слуге, чтобы тот воткнул факел в землю, затем встал перед могилой на одно колено. Второй последовал его примеру.

Оба рыцаря были чуть младше тридцати лет.

Первый, хозяин замка, редко появлялся на родных землях, и сейчас пришел в родовую усыпальницу держать отчет перед погибшим отцом. Его загрубевшее лицо обрамляли светлые, выбеленные жарким солнцем волосы, казавшиеся в отсвете факельного пламени кровавыми.

Другой, с нахмуренными бровями и волевой складкой у рта, был верховным королем бриттов, потомком легендарного короля Артура, доставшим из Озера Трех Дев Экскалибурн — чудесный меч своего предка, пролежавший в воде полторы сотни лет.

Оба знали друг друга с детства, ибо будущий король, по вековой традиции, воспитывался тайно у опекуна, не зная о своем происхождении и предназначении. Опекун, лежащий в могиле, был королю Этварду более отцом, чем родной, которого он так никогда в жизни и не увидел.

Они молча стояли перед местом упокоения славного графа Отлака Маридунского и смотрели в свете факела на каменное изваяние.

Странно, но чем больше лет проходит, тем более облик любимого человека, оставшийся в воспоминаниях, обретает черты, которые придал изваянию не самый искусный камнерез. Когда Радхаур впервые увидел памятник отцу, он хотел расколоть его. Каменный граф Отлак был совершенно непохож на усопшего, и уж тем более не отражал его характер. Но теперь, через пятнадцать лет, Радхаур смотрел на каменного рыцаря и не представлял себе отца другим.

Они стояли молча. Им много чего нужно было сказать, но для этого необязательно сотрясать воздух словами. И оба вспоминали тот день, когда вот так же стояли, преклонив колено, перед гробом сэра Отлака и давали клятвы.

Король Этвард выполнил все, торжественно произнесенное им вдень похорон сэра Отлака. Он объединил страну, он одержал громкие победы, совершив то, что до него не сделал ни один бриттский король, и он всемерно оберегал покой своих подданных. И если хоть один враг посмеет нарушить границы его королевства, то пожалеет об этом. Этвард по праву вытащил из-под магической толщи воды древний меч, который долгие годы красуется на его боку.

В такие минуты, когда с гордостью отчитываешься перед самим собой у могилы самого дорогого тебе человека, непроизвольно думаешь о будущем. Да, молва не считает его, правящего короля, более великим, чем король Артур. Но на деле Этвард совершил больше, чем его прославленный предок. Он уже не был восторженным юнцом и понимал, что по-настоящему велик не тот правитель, о победах которого только и говорят, а тот, о существовании которого вспоминают лишь в дни торжеств и королевских турниров. Зачастую, как бы трудно не далась победа на поле битвы, намного труднее воспользоваться ее плодами. И Этвард все делал для блага своей страны; порой терпя поражения на полях сражений, он довел до успешного завершения все свои планы и, если Бог даст ему еще хотя бы четверть века жизни, завершит все остальные — неосуществимых целей он перед собой не ставил.

Как и положено великому королю, не боялся ломать вековые традиции — сам воспитывал своего старшего сына, одиннадцатилетнего наследника, не отдавая ни кому в опеку. Так же как ни кому не отдал и второго и не отдаст третьего, которому всего месяц и который сейчас, наверное, сосет материнскую грудь.

Не побоявшись сломать одну традицию, Этвард решил нарушить и другую — сегодня они с Радхауром, вместе с алголианами, отправятся к Озеру Трех Дев и он торжественно вернет Экскалибурн на место, где легендарный клинок покоился в течение почти ста пятидесяти лет. Мечу уже давно подготовили подходящую замену — не менее прочный и острый клинок с искусной золотой насечкой, с не менее дорогой и изящной, усыпанной драгоценными камнями, рукоятью. У этого меча еще нет имени, он получит имя завтра; у великого короля должен быть собственный легендарный меч, который когда-нибудь тоже положат в Озеро Трех Дев. Король Этвард не сломает традицию, а просто изменит ее. И никто никогда не узнает, что легендарный Экскалибурн дал трещину, потому что никто не сможет достать его.

Радхаур, нынешний граф Маридунский, тоже выполнил клятву, данную у гроба отца. Могилы двух старших братьев находились рядом с отцовской. Братья отомщены, их убийцы давно мертвы. Но он пока не выполнил основной обязанности предкам — у него нет наследников. Впрочем, он еще молод, силен… И только этот долг перед родом не дает ему погибнуть, все остальное — слова, слова, слова. Ими он иногда оправдывается сам перед собой, хотя перед самим собой оправдаться либо легче легкого, либо невозможно вовсе.

В свете факела казалось, что фигура на постаменте шевелится. В глубине огромной подземной пещеры под родовым замком, возле Гаррета Сидморта, которого никогда не было на свете, горели факелы часовых, охраняющих вход в волшебный Коридор Алвисида, имеющий выходы в разных точках мира — в столице бриттов Камелоте, во всех алголианских каталогах, даже на других планетах, например на Меркурии, в царстве Луцифера (даже в мыслях Радхаур многие годы не называл его Повелителем Зла). Радхаур редко пользовался волшебным коридором, предпочитая передвигаться обычным способом, но в затруднительном случае никаких сомнений не испытывал. Например, если он захочет посетить столицу, то поедет со всей своей свитой, но если гонец принесет ему дурную весть об Этварде, названном брате Радхаура, которого он некогда поклялся защищать ценою жизни своей, то Радхаур в одночасье окажется в столице. Но фамильный перстень Сидмортов, позволяющий входить в волшебный коридор, теперь отнюдь не единственный: маг Хамрай научился изготовлять его точные подобия и теперь коридором пользуется он и шах Балсар — владыка полумира, держащий под своей жесткой дланью почти всю Азию, — а также алголиане. Сенешаль Рэдвэлла, во избежание внезапного посещения замка, пусть и друзьями (друзья могут в одночасье стать и врагами, что уже случалось с алголианами, когда к власти пришел хэккер Прионест), держал возле ложной могилы круглосуточный пост. Радхаур одобрял это решение — всегда нужно быть спокойным за свои тылы.

Верховный король, закончив безмолвный разговор с приемным отцом, поднялся и отошел к старому слуге, который когда-то очень давно, в той жизни, которую уже никогда не вернуть, был слугой, опекуном и поверенным маленьких тайн сводных братьев.

Радхаур же задержался у могил отца и братьев, словно оттягивая еще одну встречу — с человеком, которого нет, но который должен быть. С любимой, отдавшей свою молодость и красоту ради того, чтобы он, Радхаур, мог жить. Он и живет. Если это можно назвать жизнью.

Наконец он выдернул факел и подошел к небольшому подземному озеру, в которое была превращена Рогнеда, его суженая, родная сестра короля Этварда. Один лишь Алвисид может придать ей человеческий облик. А возродить Алвисида, вернув ему божественную сущность, может лишь он, Радхаур, Наследник Алвисида, обладатель таинственной силы. Почти пятнадцать лет он странствует по миру, собирая божественные останки. И почти собрал, осталось найти и принести в Рэдвэлл только сердце некогда поверженного братьями и сестрой Моонлав всесильного бога. Бога, называвшего себя человеком, создавшего самую могущественную в мире на сегодняшний день алголианскую церковь.

Радхаур встал на колени перед черным зеркалом воды, посветил факелом и увидел в ней свое отражение.

— Я пришел к тебе, любимая, — сказал он, сомневаясь, правду ли говорит. Но если он не любит ту, ради которой потратил уже больше половины своей жизни, то, значит, он никого не любит. Не способен полюбить. И, наверное, это к лучшему, потому что, кого бы он ни полюбил, все погибали. Он проклят неизвестно кем и неизвестно за что. Он не обычный рыцарь, он — Наследник Алвисида.

Радхаур ненавидел себя за это, если, конечно, его сердце еще способно на такое сильное чувство, как ненависть.

Ему очень многое хотелось сказать черной глади воды, Радхаур надеялся, что она, в отличие от раз и навсегда погибшего отца, слышит его. Но он почему-то не захотел ничего говорить при своем спутнике, решив, что вернется в подземелье в ближайшие дни.

Этвард, в свою очередь, постоял перед озером, в которое барон Ансеис волшебным образом превратил его сестру для спасения жизни Радхаура, после чего сам лишился магии. Король отошел, едва скрыв вздох облегчения. Быстрым шагом Этвард направился к выходу из подземелья, он явно тяготился пребыванием здесь.

Отношения между названными братьями внешне были самыми дружескими, но внимательный наблюдатель заметил бы, что в Этварде проскальзывает некая напряженность при общении с Радхауром. Предательство, даже то, которое не свершилось, то, о котором не знает ни единая душа, кроме сестры, обращенной в волшебное озеро, невозможно забыть. Но повторись тот выбор, который стоял перед Этвардом четырнадцать лет назад: жизнь одного, пусть самого близкого человека, или спокойствие всего королевства, он снова избрал бы прежнее решение. Если б речь шла только о его, короля Этварда, благополучии и власти, то он мог бы и стоять на своем, быть верным старой клятве у Озера Трех Дев. Но смена правителя всегда сопровождается кровью. Если б алголиане, руководимые тогдашним верховным координатором Прионестом действительно высадились на берега Британии, то это означало бы многие и многие невинно унесенные жизни, искалеченные судьбы, сожженные замки и разоренные города… Кто как ни король должен заботиться о мире и покое в своей стране? А с камнем на сердце можно жить, если понимаешь, какую цену пришлось бы заплатить, чтобы этого груза не было. Радхаур этого не поймет. Нет, не поймет заботы короля человек, всю жизнь проведший в седле в поисках останков поверженного бога. И еще Этварда смущало то, что все знаменательные победные битвы он одержал, когда сводный брат отправлялся в свои путешествия за три моря — или куда он там ездил в своих бесконечных поисках. Говорить же об одержанных победах он считал хвастовством и мальчишеством, недостойным мудрого короля, у которого уже седина на висках проявляется от государственных забот. Впрочем, и Радхаур о своих путешествиях рассказывал скупо и неохотно.

— Ну что, навестим Алвисида и в путь? — спросил Этвард. — Алголиане ждут.

Положа руку на сердце, Радхауру совершенно не хотелось ни идти к Алвисиду, перед которым он сильно оконфузился в прошлое путешествие, ни отправляться с алголианами к Озеру Трех Дев. Но Этвард его очень просил съездить к озеру, где была дана давняя мальчишеская клятва, и отказать он не смог. И к Алвисиду Этварду необходимо, чтобы поддерживать добрые отношения с тем, кто может сильно изменить устоявшийся мир, если вновь обретет былую божественную сущность.

Два последних года Радхаур скитался по Магрибу, поражаясь, насколько ослаб в нем зов Алвисида. Полагаясь только на какие-то невнятные пророчества и указания местных магов и народные рассказы, он наконец-то добыл заветное магическое сердце, но оно оказалось не тем… Задолго до Алвисида какого-то древнего египетского бога тоже расчленили и его останки разбросали по миру, так что Моонлав и ее братья оказались неоригинальны. Правда, их метод весьма действенен — полторы сотни лет мир живет без Алвисида. Спокойно может и еще полторы сотни прожить, только он, Радхаур, нуждается в помощи своего божественного предка… Даже не он, плевать на самого себя, а человек, который на свою беду его полюбил — Рогнеда…

— Ты хочешь, чтобы Алвисид принял участие в предстоящих празднествах? — поинтересовался Радхаур.

— Нет, просто не могу же я, приехав в Рэдвэлл, не зайти к нему.

— Ты верховный король Британии, не он, — пожал плечами названный брат.

— Но ведь он бог, пусть и алголианский.

— Поверженный бог.

— Но это его замок.

— Это замок графов Маридунских. Граф сейчас я.

— Ты что, не хочешь, чтобы я к нему шел?

— Отнюдь. Это я к нему не хочу идти. К тому же вчера я у него был, и ничего нового он мне не скажет, а смотреть на окружающих его шаблоний у меня нет желания.

— Ты что, завидуешь ему? Радхаур рассмеялся.

— Я же не Хамрай, на мне нет заклятия Алвисида. И алголиане счастливы будут, если я лишь намекну про их шаблоний, сам знаешь.

— Так в чем дело?

— Мне нечего ему пока сказать, а встречаться лишний раз не хочу. Я и сам знаю, что должен отправляться на поиски его сердца, будь все проклято…

Этвард остановился перед лестницей, ведущей из подземелья в замок, и пристально посмотрел на друга детства. Но ничего не сказал.

Навстречу с факелом в руке спускался один из помощников сенешаля замка.

— Что случилось, Трэвор? — спросил его граф.

— Господин… Там, из колодца во внутреннем дворе, выбралось странное существо и срочно требует вас. Говорит, что его послал Тютин, царь Ста Озер…

— Хорошо, — кивнул Радхаур. — Пойдем, посмотрим.

В сопровождении Трэвора они вышли во двор. У колодца собралась большая толпа любопытствующих: слуги, оруженосцы, несколько рыцарей, прибывших в замок на предстоящие через дюжину дней торжества, устраиваемые в Рэдвэлле верховным королем. Толпа расступилась, и Радхаур подошел к подвижному лысому старичку, с огромной желто-седой бородой. Несмотря на то что, по словам Трэвора, он только что вылез из колодца, странная пестрая одежда на нем была совершенно сухая. Заметив графа и короля, старик церемонно поклонился им.

— Здравствуй, Майдар, — кивнул на приветствие граф. — Ты пришел сказать, что твой повелитель принимает предложение короля Этварда принять участие в празднике?

— Царь Ста Озер принимает приглашение и явится в Рэдвэлл в назначенный день и время, — с торжественностью в голосе произнес посланец Тютина, старый хитрый маг, который, как знал Радхаур, был чародеем низшей, природной, ступени, но на большее и не претендовал. Впрочем, на его территории, в озерах, тягаться с ним опасались такие опытные и могущественные маги, как покойные герцог Иглангер с братьями.

— Что ж, мы очень рады, — ответил Этвард. — Я с удовольствием повидаюсь с царем Тютином.

Эта предстоящая встреча тоже была важна Этварду. На предстоящие празднества, посвященные героическим, теперь уже легендарным, обросшим совершенно невероятным количеством слухов событиям у Рэдвэлла, король наметил для себя ряд важных дел. Беседа с озерным царем — одна из них. Существование на его территории другого владыки, пусть и не вмешивающегося никак в его дела, пусть и выступившего пятнадцать лет назад на стороне бриттов, несколько беспокоило Этварда. Ведь известно, что дружеский союз надо постоянно поддерживать если не конкретными делами, то заверениями в своих самых искренних чувствах, иначе друг может как-то незаметно для тебя стать недругом.

Майдар еще раз почтительно поклонился королю и повернулся к графу.

— Сэр Радхаур, мой повелитель приглашает вас на великий праздник, который состоится сегодня во дворце морского короля Лера, и ждет вас на том месте, где посвятил вас в рыцари.

— Я… — граф бросил быстрый взгляд в сторону сводного брата. — Я обещал отправиться сегодня к Озеру Трех Дев на обряд алголиан. Я приеду к царю Тютину в ближайшие дни.

— Царь Тютин хочет сообщить вам нечто очень важное и срочное, сэр Радхаур, — настаивал Май-дар.

— Что ж, передайте ему, что я выезжаю, — после некоторого раздумья согласился граф.

Майдар еще раз церемонно поклонился, под восторженно-удивленные возгласы собравшихся слуг, ловко вскочил на каменный поребрик колодца и прыгнул вниз.

Верховный король резко развернулся и, ни слова не сказав товарищу по детским играм, пошел прочь.

Радхаур смотрел ему вслед, пока Этвард не скрылся в дверях, потом повернулся к Трэвору:

— Мой конь готов?

Глава пятая

Звезды взрывались и гасли, вспыхивали новые, планеты сходили с пути. Будущее и прошлое перемешались. Бог и Дьявол даже вместе не могли справиться с Алголом. Но в битву вступил Арсиван. Тотчас Алвисид встал на сторону Алгола, он помогал ему защищаться. Севибоб, Сеалбур, Моонлав присоединились к Богу. Save!

Директория Алвисида

Велик и всемогущ Алгол, создавший другую Вселенную, где зла нет как понятия. В эту Вселенную отправляются умершие алголиане. В эту Вселенную пятнадцать лет назад отправился мудрый Фоор, сын Алвисида, сына Алголова.

Нынешний верховный координатор Мекор свято чтил память своего духовного наставника и предшественника Фоора, продолжая его дело. Фоор всю свою жизнь стремился возродить Алвисида, однако к цели за многие десятилетия приблизился лишь на шаг. Но он подготовил почву, чтобы его преемник успешно завершил начатое.

Это счастье, когда за время, которое находишься у власти, выпадает завершить великое дело, пусть даже начатое другими — твое имя останется в памяти людей на века. Сколь угодно лет можно быть мудрым предводителем, укреплять орден, добившись неслыханного до тебя могущества и процветания — если тебе не дано судьбой отражать угрозу извне или ты не завоевал чего-либо значимого, то имя твое затеряется в череде тебе подобных. Конечно, можно потерпеть полное поражение в своих замыслах и растерять почти все, накопленное предшественниками. Тогда твои преемники, по крупицам восстанавливая былое, волей-неволей будут поминать твое имя. Такой памяти о себе Мекор оставлять не желал.

Был и еще один путь — избранный его непосредственным предшественником Прионестом. Путь крутого перелома, попытки преобразовать всю жизнь ордена по совершенно иным принципам. Если бы Прионесту удалась его попытка, он бы остался в памяти как великий. А так… Не прошло и шестнадцатилетия, а молодые алголиане уже и не скажут, чем отметил свой жизненный путь верховный координатор Прионест. Более опытные или старшие по званию вспомнят, что координатор Прионест впал в ересь, полагая, что сам великий Алвисид не желал возрождения.

После одержанной при помощи Хамрая и воинов шаха Балсара победы, Мекор не собирался почить на лаврах. Орден был на грани раскола, за победу пришлось пожертвовать одним из каталогов, который отошел шаху Балсару.

У Мекора не сложилось близких отношений с Хамраем, хотя и враждебными их не назовешь. Но по совершенно непонятным причинам барон Ансеис относился к новому верховному координатору алголиан с искренней симпатией, был всегда готов помочь добрым советом, не вмешиваясь во внутреннюю жизнь ордена и соблюдая соответствующие приличия. Более того, Мекор знал, что легендарный меч верховного координатора Фоора, или, как его называли бриттские рыцари, сэра Дэбоша, Ансеис положил в Озеро Трех Дев специально для Мекора. Но Мекор не стал его вынимать — пусть молодые алголиане питают надежду, пусть знают, что меч в руки никому не дается. Когда ветшают старые традиции, нужно создавать новые. Да и неплохо приберечь такой козырь на черный день: возникнет, не дай Алгол, снова раскол в ордене — он отправится к Озеру Трех Дев и достанет меч, который не смогли вынуть из воды тысячи и тысячи достойных.

Так Фоор был возведен в божественную троицу — Алгол, сын его Алвисид и внук его Фоор. Сам Фоор очень бы удивился, наверное, этому, но возражать скорее всего не стал.

Давно отстроен новый каталог, взамен утерянного, и Наследник Алвисида даже туда перенес через волшебный Коридор частицу малую плоти Алгола из старого. Орден крепнет и процветает. Но главным своим достижением Мекор считал не хозяйственно-идеологически-военные успехи.

Он сумел завоевать признание Алвисида.

Да, Прионест очень боялся возрождения поверженного бога, справедливо полагая, что лучше поклоняться Владыке мертвому, трактуя священные писания и пророчества по обстоятельствам, чем иметь дело с живым, непредсказуемым Алвисидом. И Мекор боялся Алвисида, боялся, что тот не примет его, не оценит по достоинству всех его устремлений и поступков.

Мекор помнил, как пренебрежительно голова Алвисида говорила с Фоором. И, признаться честно, ему не понравился едва возвращающийся к жизни поверженный бог, не таким он представлял себе сына Алгола, а мудрым, справедливым, целеустремленным и бесстрашным.

Но Мекор подавил в себе свои чувства, всемерно способствуя возрождению бога, обязательно присутствуя в Рэдвэлле при воссоединении очередной добытой Наследником Алвисида части тела. Именно с каждой восстановленной частью Алвисид все более менялся, становясь таким, каким и должен был быть сын Алгола по представлению Мекора. Разумным, мудрым, способным отметать эмоции ради дела. И Алвисид официально назначил Мекора главой алголианской церкви, одобрил все его достижения и замыслы на будущее. Об этом шестнадцать дней пелось во всех алголианских каталогах, субкаталогах, монастырях, городах и деревнях.

Сегодня Большой Парад Планет, праздник всех магов, день, когда могут не действовать никакие заклятья, когда возможны любые совершенно непредсказуемые чудеса. После долгого размышления совет хэккеров решил не устраивать никаких торжеств по этому поводу, магическая мощь ордена и так достигла предела. Было лишь решено отправить лучших из лучших контрлбриков и дебаггеров со всех шестнадцати каталогов к Озеру Трех Дев. Если кому и суждено вытащить меч Фоора, кроме Мекора, то он сможет сделать это лишь в эту ночь.

Верховный координатор не боялся конкурента, он был спокоен за свой орден, пребывая в курсе всех дел и настроений. Если кто и достанет меч Фоора, то пусть по праву носит, а Мекор будет знать, кого тщательно готовить в преемники.

Мекор сидел в своей спальне, в каталоге алголиан Фёрстстарре, которому три года назад он вернул звание главного — по той простой причине, что остальные пятнадцать строились на некогда враждебных землях и представляли собой прекрасно укрепленные крепости, неприступные и мрачные. А Фёрстстарр возведен в исконной вотчине алголиан Ирландии и поражал взгляд верующих своим великолепием.

Два часа назад, закончив дневные дела, Мекор удалился в свои покои. Но сон не шел. Мекор помнил, что, когда Хамрай явился к Прионесту для тяжелого боя, победителя в котором заранее определить было невозможно, Прионест спал. И так и не понял бывший верховный координатор, что с ним произошло. Но тогда была междоусобная война, четыре каталога откололись от ордена. Сейчас все спокойно, почему же сон не идет к Мекору?

Он совсем не удивился, когда из полумрака вышла на свет свечи знакомая фигура.

— Здравствуй, Мекор, — услышал он голос человека, которого нет уже пятнадцать лет. Он не спутал бы голос Фоора ни с каким другим.

Мекор сел на кровати. Он понимал, что перед ним призрак, а призраки не требуют соблюдения приличий, потому не спешил облачаться в одежды верховного координатора.

— Здравствуй, Фоор. Ты пришел требовать отчета?

— Нет, я пришел к тебе с просьбой.

— Я слушаю тебя, верховный координатор.

— Нет, верховный координатор теперь ты. И я пришел просить верховного координатора, чтобы он был твердым, как скала, безжалостным, как голодный хищник, целеустремленным, как солнечный луч. Алвисид должен быть возрожден, Мекор.

— Я все делаю для этого, смею тебя заверить.

— Знаю. У тебя все получается. В этом и заключается главная опасность. Всегда нужно быть готовым к любым неожиданностям. Мир изменится. Тебе предстоит пройти тяжелые испытания. Будь готов к ним, не потеряй себя.

Мекор прислушался к своим ощущениям. Да, слишком у него все легко получается. Он уверен в своих силах. Но теперь он предупрежден.

— Спасибо, Фоор, — сказал он. — Я готов к любым испытаниям. Великий Алвисид будет возрожден!

— Помни о своих словах, что бы ни случилось, Мекор. Ты — верховный координатор, за тобой все остальные.

Призрак отступил в тень и исчез.

Мекор перевел дух и принялся не спеша одеваться. Он уже понял, что в эту ночь заснуть ему не удастся.

Неожиданно он уловил какое-то движение и повернулся к тому месту, где исчез призрак.

— Ты что-то забыл, Фоор? — спросил он.

— Я не Фоор, — ответил глухой, лишенный каких-либо эмоций голос. — Я твоя смерть!

Глава шестая

Где-то в пещере, в прибрежном краю,

Горе свое от людей утаю.

Там я обдумаю

Злую судьбу мою,

Злую, угрюмую участь мою.

Лживая женщина, клятвам твоим

Время пришло разлететься как дым.

Роберт Бернс

К тому времени, как за окном начали сгущаться сумерки, барон Ансеис в своей задаче напиться и забыть, что таит в себе предстоящая ночь, вполне преуспел. Более чем, и не только он — когда открылась дверь в его покои, старые боевые товарищи сэр Бламур и граф Камулодунский спали в своих креслах в весьма живописных позах, граф к тому же громко храпел.

Нетвердой рукой хозяин замка поставил кубок с недопитым элем на стол и обернулся, чтобы задать выволочку незадачливому слуге, осмелившемуся, несмотря на строжайшее запрещение, потревожить отдых трех благородных рыцарей.

Однако он увидел в дверях не слугу, а очаровательную вдову сэра Даррена, погибшего два года назад — она хотела удалиться от мира, посвятив себя богу, но подружилась с Аннаурой и осталась жить в замке. Пухленькая брюнеточка с пышным бюстом подчеркивала красоту стройной и изящной баронессы, и Ансеис не был против ее присутствия в замке, совершенно не обращая внимания на призывные взгляды и томные вздохи вдовушки. Наверное, Аннаура послала ее с какой-нибудь пустяшной просьбой или вопросом…

Он встал и пошел к ней, чтобы приветствовать, как и положено, даму и узнать, что привело ее к нему. Но она, притворив за собой щеколду и совершенно не обращая внимания на спящих за столом рыцарей, быстро шагнула к Ансеису, обняла за шею горячими руками и, привстав на цыпочки, впилась ему в губы жарким поцелуем, словно оголодавший хищник.

Барон оторопел. Выпитый коварный эль вперемешку с изысканным, но не менее коварным вином французской лозы затуманил его мозги, иначе б никогда не пробилась сквозь выстроенный десятилетиями неприступный барьер сумасшедшая мысль: а почему бы и нет? Почему бы и нет, у самых верных мужей, не представляющих себе жизни без единственной и любимой, случаются минуты подобных слабостей, и настоящая жена поймет и простит; почему бы и нет, ведь у него не было другой женщины, кроме Аннауры, так долго, что простые смертные столько не живут; почему бы и нет, ведь он теперь тоже вот уже больше дюжины лет не маг, не двойник Хамрая, а просто рыцарь Ансеис, и глупое заклятье Алвисида должно было остаться в той, прошлой, жизни, вместе со всем его былым магическим могуществом.

От объятий, от страстных слов, которых было не разобрать, от запаха ее волос, от неожиданности и нелепости всего происходящего, от выпитого вина и от сомнений последнего времени, от совершенно непонятной тоски по чему-то неведомому, которая мучила его долгие месяцы, барон не выдержал, дрогнул и сомкнул руки на ее талии. После этого, даже если бы он очнулся от всегда непонятного ему женского чародейства, он бы уже не смог отступить — да он и не собирался отступать, мужское начало захлестнуло все прочие чувства, в том числе и забитый вином и долгим бездействием разум.

Непонятно, каким образом они очутились на лестнице башни, ведущей в лабораторию, женщина не переставала покрывать ненасытными поцелуями его грудь и шею, отчего воротник тонкой рубашки стал влажным и липким; его пальцы, почти отвыкшие от подобных действий, пытались разобраться со шнуровкой ее платья…

Когда они добрались наконец до скупого холостяцкого ложа, где он отдыхал, когда хотел побыть наедине, их путь можно было проследить по брошенным на каменный пол предметам одежды — и мужским, и женским.

Перед последним, решительным, шагом он еще попытался совладать с собой, чтобы не искушать судьбу (почти двести лет, которые он проносил на себе заклятье Алвисида, не позволяющее ему обладать женщинами, из памяти просто так не вычеркнешь). Но запах женщины, распаленной желанием, и пятнадцать лет спокойной супружеской жизни подавили последние остатки осторожности — страсть, которой он не испытывал очень давно (с Аннаурой любовь переросла в спокойные, регулярные отношения, видя ее обнаженной, он ощущал, что сердце начинало биться быстрее, но оно не выскакивало из груди как сейчас), поглотила его целиком. Он и не подозревал, что может быть таким глупым и неистовым, он забыл обо всем на свете, кроме того, что происходит здесь и сейчас. Он овладел ею.

И почти сразу страсть пропала, он пожалел о содеянном — близость не принесла ему ни малейшего удовольствия, с любимой и единственной то же самое было совсем по-другому. Вдова сэра Даррена вздыхала так громко и впивалась в него ногтями так сильно, что он не поверил, что ее чувства искренни — непревзойденным любовником он себя отнюдь не считал.

Ему захотелось уйти от нее немедленно, броситься вниз по лестнице, помчаться к Аннауре и упасть к ее ногам, вымаливая прощение… впрочем, это тоже слабость, недопустимая для рыцаря, хватит с него одной за этот безумным вечер, который и обещал быть не простым, но совсем не таким. И Ансеис постарался побыстрее закончить ставшее для него тягостным действо.

И в тот момент, когда при схожих обстоятельствах с возлюбленной он чувствовал, как душа его оставляет на время тело и вырывается вверх, его, напротив, охватило ощущение, что весь мир сжимается, пытаясь своими огромными объемами раздавить его, как муравья. Ансеис ощутил, как внутри все сжалось и похолодело, а кожу охватил нестерпимый огонь, он понял, что язык набухает до размеров драконьего, а глаза вот-вот выскочат из орбит, что ногти на пальцах превращаются в стальные крючья и этими крючьями ему хочется рвать и терзать ту, что вызвала в нем подобные метаморфозы.

Он отчетливо осознал, что заклятье Алвисида отнюдь не потеряло над ним свою силу, и так же отчетливо осознал, что эта мысль — последняя, ибо прекрасно знал, как срабатывает ненавистное заклятье — имел «удовольствие» созерцать последние минуты двойников шаха Балсара, его товарища по несчастью, и знал, что сейчас превратится в жуткого монстра.

И самое ужасное не то, что это последние минуты его жизни, нет, он давно смирился с мыслью, что когда-нибудь умрет. Он боялся представить себе, что этот монстр, в которого он превратится через несколько минут, изорвав в куски первую жертву, виновницу всего происшедшего, спустится вниз и будет убивать всех, кого он любит и за кого с радостью готов погибнуть — жену, сыновей, дочь… крохотную Аннауру, которую он хотел выбрать королевой предстоящего турнира. Мирно спящих за столом друзей…

В это мгновение он готов был просить всех известных и неизвестных ему богов и силы космические, чтобы Бламур и Гловер преградили путь чудовищу своими острыми мечами…

Он хотел во весь голос закричать: «Прости!»— может, его хоть сердцем услышит Аннаура — но понял, что докричать не удастся, крик перейдет в ужасный звериный рык.

Глава седьмая

— Я поднимаю бокал этого прекрасного вина, — рыцарь в Алом плаще дождался, пока все присутствующие на королевском пире по случаю окончания турнира замолчали, — за достославную победу в финальной схватке рыцаря в Синем плаще, подданного великого короля Кирсана, — поклон в сторону местного повелителя. — Победу рыцаря в Синем плаще, означающую общую победу рыцарей короля Кирсана над всеми чужестранцами, к коим и я имею несчастье принадлежать, бессмысленно оспаривать. И я, проигравший в финальном бою, со смирением в сердце принимаю мудрое решение герольдов, отдавших победу рыцарю в Синем плаще. Бессмысленно отрицать, что я по недосмотру выехал на ристалище в шлеме со сломанным пером в плюмаже, и только глупец будет оспаривать, что мой конь споткнулся и потерял подкову — этот прискорбный факт совершенно точно доказан беспристрастными судьями. И победа в финальном бою совершенно справедливо и в точности со всеми старинными законами турнирной доблести присуждена бесстрашному рыцарю в Синем плаще, — рыцарь в Алом плаще выдержал паузу, еще раз поклонившись местному королю. — Я поднимаю бокал этого прекрасного вина за доблестную победу рыцаря в Синем плаще и искренне скорблю, что не узнал о мудром решении герольдов чуть ранее и необдуманно пронзил копьем сердце благороднейшему рыцарю в Синем плаще, когда победа уже принадлежала ему. Выпьем же за чудесную победу рыцаря в Синем плаще!

Четвертое место в карете алголиан было оставлено Радхауру, но, поскольку он отправился к озерному царю, рядом с королем Этвардом, напротив хэккера Травла и совершенно седого дебаггера Юнга, уселся сэр Таулас.

— Уважаемый хэккер Травл, — обратился к алголианину Этвард, — вы впервые едете к Озеру Трех Дев?

— Нет.

— Можно поинтересоваться? — Этвард хотел расположить собеседников к дружеской беседе. — Если не хотите, то не отвечайте. Вы пытались достать меч сэра Дэбоша?

— Да, — и словно почувствовав сухость своего ответа и понимая, что хоть перед ним и не человек его веры, но союзник, к тому же король, на землях которого находятся несколько важных реликвий, к тому же названный брат и друг Наследника Алвисида, алголианин посчитал нужным объяснить:

— Все хэккеры по просьбе верховного координатора Мекора пытались поднять меч координатора Фоора.

— А сам Мекор?

— Я об этом ничего не знаю. Этвард помолчал, затем спросил:

— Скажите, хэккер Травл, а вы сильный маг?

— Как и положено священнику моего ранга. Магическая сила пятнадцати хэккеров равна магической силе верховного координатора.

— Это для того, что если все шестнадцать хэккеров объединят свои усилия, они могли бы справиться с верховным координатором? — уточнил Этвард.

— Да, такова была воля Алвисида, сына Алголова.

— Тогда… — Этвард помедлил, словно решаясь, потом спросил:

— Не могли бы вы мне объяснить, почему Экскалибурн, а теперь и меч сэра Дэбоша никто, кроме того, кого меч сочтет достойным, не может взять из воды. Это Озеро Трех Дев волшебное?

— Нет. Просто на мечи накладывается соответствующее заклинание.

— А вы сами можете наложить подобное заклинание?

— Вы просто так спрашиваете, ваше величество?

— Нет.

Алголианин задумался. Затем сказал:

— Я должен знать, что это за меч, и только потом приму решение.

— Я хочу вернуть Экскалибурн обратно в Озеро Трех Дев, — твердо сказал король Этвард. — Он сослужил свою службу, я с ним в руках защитил и объединил Британию. Пусть он покоится с миром. Я хочу, чтобы все бриттские рыцари могли видеть его, но никто и никогда не смог его взять. Вы сможете наложить такое заклинание?

— Да, такое заклинание я наложить могу, — ответил алголианин.

— Но как же вы будете без меча, государь? — удивился доселе молчавший сэр Таулас, которому была небезразлична судьба Экскалибурна. Долгие десятилетия он провел возле озера, дожидаясь, пока найдется человек, который сможет вытащить меч из-под толщи воды и снять с Тауласа заклятье, запрещающее брать ему оружие в руки.

— У меня уже есть другой меч, — повернулся король к одному из самых отважных и прославленных рыцарей Британии. — Если хотите, сэр Таулас, завтра на рассвете можете дать ему имя.

— Разрешите взглянуть на Экскалибурн, ваше величество, — попросил старый рыцарь.

Этвард чему-то усмехнулся, вынул меч из ножен и протянул его Тауласу. Тот отодвинул занавеску на дверце, чтобы было больше света, внимательно осмотрел оружие, вздохнул и протянул меч владельцу.

— Да, пусть он вечно покоится в Озере Трех Дев. Как память о победах короля Артура и ваших.

Как ни хорош был легендарный меч, но сделан он людскими руками, а все, сделанное людьми, подвластно разрушительному действию времени. В отличие, скажем, от клинка Радхаура, который колдовством сотворен из струи чистой родниковой воды…

— И еще, — вновь повернулся Этвард к алголианам. — Я хочу попросить ваш орден об услуге. Вы можете пообещать мне, что когда я умру и мой меч, который получит имя завтра на рассвете, положат в Озеро Трех Дев, вы произнесете над ним заклинание, дабы взять его мог только самый достойный?

— Я не уверен, что смогу дожить до того времени, — серьезно сказал алголианин, — поэтому такое обещание дать не могу. Но наш орден может вам это пообещать и выполнить. Думаю, он не откажет вам в этой просьбе, хотя мы стараемся не вмешиваться в дела людей, не исповедующих нашу веру.

— Как же, не вмешиваются, — не сдержался сэр Таулас. — Да о вашем невмешательстве даже сказки рассказывают.

Этвард бросил на спутника сердитый взгляд, но алголианин неожиданно улыбнулся:

— Да? Интересно было бы послушать. Дорога неблизкая, и хотелось бы скрасить ее забавным рассказом.

— Раз вы сами просите, — усмехнулся сэр Таулас, — расскажу. А потом можете обижаться и вызывать на поединок, я не уклоняюсь от подобных предложений.

— Я понял, — кивнул алголианин, — вы хотите сказать, что ни один ваш бывший противник не может упрекнуть вас в трусости, поскольку все, кто скрещивал с вами мечи или копья, мертвы.

— Именно так, — самодовольно ответил сэр Таулас.

Бесстрашный рыцарь, поклявшийся своей жизнью защищать человека, доставшего Экскалибурн из Озера Трех Дев, всегда раздражал Этварда хвастливостью и не слишком умным поведением. Но его присутствие в свите Этварда добавило королю немало популярности и придавало уверенности на первых порах. Но потом сэр Таулас все больше стал раздражать короля своей глупостью, высказываемой с непередаваемым апломбом — всякий, кто ему возражал, либо погибал в поединке, либо был ославлен Тауласом как последний трус. К тому же на поле битвы отважный рыцарь оказался не так уж ценен — он увлекался боем и совершенно не обращал внимания на товарищей, не внимая приказам. И король, чтобы не выслушивать дурацких сентенций и не терять своих рыцарей, гибнущих в поединках с Тауласом, старался отправлять его подальше под любым благовидным предлогом — с посольством, на турнир или для совершения совсем уж выдающего подвига — в другие страны, желательно как можно подальше; к шаху Балсару, например, с которым у короля Британии интересы никак не пересекались, Таулас ездил аж семь раз. Но накануне празднеств по случаю победы бриттов у Рэдвэлла, бывшего отшельника Озера Трех Дев отправить куда-либо было просто невозможно. И сейчас Этвард был вынужден сожалеть, что пригласил Тауласа, пожелавшего навестить место своего былого добровольного заточения, в карету алголиан — пусть бы ехал верхом, не мешал очень важной беседе.

— Какую бы сказку вы не рассказали, — ответил хэккер Травл Тауласу, — я не обижусь и не вызову вас на поединок, как бы вам этого не хотелось.

— Что ж, — усмехнулся в усы Таулас, — тогда слушайте. Шел алголианин, уж не знаю, в каком он был звании, дремучим лесом по своим, уж не знаю по каким, алголианским делам. Лес был поистине дремуч и трудно проходим. Наверное, где-то в Тевтонии, где мы как-то с королем Этвардом и другими рыцарями совершили несколько славных подвигов. Лишь едва приметные звериные тропы пересекали нехоженый мох и дикую траву. В один прекрасный момент солнце блеснуло сквозь ветви вековых деревьев, и перед алголианином открылась полянка. Представляете, птицы спокойно прогуливались в траве, занятые своими птичьими проблемами, не обращая на алголианина никакого внимания. А посреди поляны стоял колодец. К лесу совсем не подходящий, выложенный белым камнем, какого в этих краях сроду не наблюдалось. Не разрушенный веками и еще очень даже крепкий. Хотя мхом порос основательно, да и бадьи на уже тронутой ржавчиной цепи не было. И все вокруг — в траве, представляете? Ну кому нужен колодец в этой глуши, когда быстрый ручей журчит совсем рядом?

Алголианин подошел, посмотрел — чернота внизу, с яркого света не видать ничего. Плюнул в него ради любопытства и пошел дальше — эка невидаль, чего только в мире не бывает… Отошел алголианин на дюжину шагов и задумался — звука шлепка он не слышал. Непорядок, не любят алголиане неясностей. Почесал он в затылке и вернулся. Плюнул еще раз — прислушался. Тишина. Осмотрелся алголианин, поднял камешек с голубиное яйцо и швырнул в черноту колодца. Снова тишина. Алголианин хмыкнул и нагнулся за камешком побольше — тот был похож на морду спящего василиска. Кинул с небольшого размаха, напрягая весь свой слух — ни всплеска, ни стука… «Бездонный, что ли, колодец?»— подумал алголианин. Он уже хотел пожать плечами и идти вперед к намеченной цели, но взгляду подвернулся черный валун, пудов на полдюжины. Представляете, на полдюжины! Поправил алголианин меч, чтоб не мешал, напрягся и поднял бесполезно валявшуюся каменюку. Он с трудом сделал несколько шагов до колодца и навалил тяжесть на стенку — только труха и несколько камешков полетели вниз. Столкнул алголианин валун в колодец и прислушался. Но в ответ опять одна тишина. Что ж, еще одно чудо на пути встретил алголианин, не такое уж и ошеломляющее — мало ли, ну колодец без дна. И не такое видал в своих алголианских храмах… А птицы обнаглели совсем, смотрят, понимаете ли, пустыми глазами, сидя на безопасном отдалении, не улетают. Одна, пролетая мимо, вообще сверху нагадила на бритую голову алголианина, представляете? Он ругнулся, помянув врага ихнего Алгола, как его… на А начинается…

— Атеизма, — подсказал дебаггер Юнг.

— Вот-вот, Атеизма, — согласился сэр Таулас. — Затем отерся, хотел продолжить путь, но ноги словно к земле приросли. И силища у него недюжинная, а не оторвать — он и раз попробовал, и два, сапоги вроде к земле не приросли, а ног не поднять… Представляете, каково? А тут еще одна пичуга испражнилась ему на макушку, словно мстя за осквернение колодца. Алголианин вновь вытер голову и посмотрел на ладонь — не птичий кал, словно плевок чей-то. И тут же на голову упало что-то потяжелее пташей гадости. Осмотрелся алголианин, ничего не понял, а ног от земли по-прежнему не оторвать. Вот так и стоял, словно чучело. Следующий удар по голове был весьма ощутим — и, будь алголианин хоть малость похлипче, наверняка потерял бы сознание. Но в этот раз он заметил, что свалилось на него с чистого безоблачного неба. Это был небольшой камень странной формы, напоминающий голову дремлющего василиска. Рванулся алголианин из последних сил, всю мощь свою напрягая, но тщетно — не пускала какая-то неведомая чародейская сила, может, и действительно Атеизм его держал. Спешно сорвал алголианин с пояса шлем, нацепил, хотел и щитом закрыться, догадавшись, что будет дальше, но не успел… А неподалеку ручей счастливо щебетал свою странную размеренную песню… Вот такую вот сказку я слышал, а понравилась она вам или нет — дело уж ваше.

— Хорошая сказка, — кивнул хэккер Травл, — со смыслом. Но алголиане по одному никогда не ходят. Только если из всего отряда последний остался. Но и тогда он спешит рассказать о случившемся Приоритету, и нет ему времени забавляться со встреченными чудесами. — Алголиан выглянул в окно, солнце еще не достигло зенита, и сказал:

— Что ж, в ответ и я бы рассказал сказку о христианском рыцаре.

— Я бы с удовольствием послушал, — сказал король Этвард.

— Велик Алгол, но из своей Вселенной, где зла нет как понятия, за всем происходящим в нашем бренном мире уследить не может, — начал повествование хэккер Травл. — Ехал один доблестный христианский рыцарь, имени его память народная не сохранила, назовем его сэр…

— Сэр Джон, — подсказал сэр Таулас, заранее почувствовав подвох и предложив не рыцарское имя.

— Пусть будет по-вашему, — не стал спорить алголианин. — Ехал доблестный рыцарь сэр Джон избавить владения некоего христианского короля от невесть откуда появившихся мороков, от которых гниют реки, не родится хлеб на полях и пропадают крестьянские девки в чащобах. Был сэр Джон героем из героев, имел почетное место за столом славнейшего из владык мира, доблестного рыцаря короля… ну, скажем…

— Короля Кирсана, — вновь подсказал сэр Таулас. Имя короля Кирсана фигурировало во многих сказках, и, скорее всего, никогда в действительности такой король не правил, а если и правил, то задолго до Великой Потери Памяти.

— Хорошо, — вновь согласился алголианин. — Вызывал сэр Джон повсеместное восхищение и был окружен почти невероятной славой среди христианских рыцарей. К тому же платили за такие истинно рыцарские подвиги, как избавление от мороков, колдунов или драконов, кроме как любовью и признательностью, еще и звонкой монетой.

— Это естественно, вознаграждение должно соответствовать подвигу, — кивнул сэр Таулас.

— Сэр Джон знал, что героем стать не трудно — достаточно справиться с каким-либо полудохлым драконишкой и ты уже герой.

— Стать не трудно — трудно им быть, — возразил Таулас.

— Вот и сэр Джон придерживался такого же мнения: сколько героев уже не заявляли о себе новыми благородными подвигами, сколько сгинуло, о скольких не помнят… А он — у всех на слуху. Стены его замка украшали черепа чертовой дюжины поверженных им драконов и не счесть, сколько прочих трофеев. Потому что он — герой. Потому что он не дает связать себе руки узами Гименея — слишком много наглядных примеров у него перед глазами. Как женился рыцарь, считал сэр Джон, то все, пропал герой, домашние ласки, склоки, заботы, пузико, вырастающее как на дрожжах… О подвигах ли такому рыцарю думать? Был герой, да весь вышел.

Сэр Таулас хотел было что-то сказать, но в последний момент передумал.

— Сэр Джон был не из таких, — продолжал хэккер Травл. — Рука его крепка, глаз зорок, ум холоден и расчетлив. И все лишь потому, что не разжижает его кровь женский взгляд и думы о стройных телесах. Ему вполне хватало неприхотливых шлюх в придорожных тавернах — сделал дело, и забыл, с кем ночь провел, впереди новые подвиги. Пусть в королевстве на него косо смотрят, а придворные красавицы распускают про него невесть какие слухи, пусть. Сэр Джон не понимал, как король Кирсан не может взять в толк, что семейная жизнь — смерть для героя. «Что ж я, по-твоему, недостаточно храбр?»— спросил его однажды король, потрепав по золотистой шевелюре своего наследника. Пришлось сэру Джону склонить голову и всенародно дать священную клятву, что он, величайший герой для всех времен и народов, женится на первой же благородной красавице, которую выручит из смертельной опасности. Да только он такие просьбы, где хоть как-то может быть замешана любая красавица, отклонял без разговоров, а сам обходил подобные ситуации за версту — его, героя, на мякине не проведешь!

И опять сэр Таулас хотел было что-то сказать, и опять воздержался, что было ему отнюдь не свойственно.

— Вот ехал со своим отрядом сэр Джон, лес кончился, перед кавалькадой открылись бескрайние поля, справа огороженные, как стеной, мрачноватыми, поросшими мхом и редким кустарником горами. Дорога шла вдоль скалы. Небесное светило заканчивало свой ежедневный путь, и можно было разбивать походный лагерь на ночлег, что герой и хотел сделать. Самые нетерпеливые из оруженосцев и воинов уже спрыгнули с коней, чтобы справить свои дела. И вот тут сэр Джон заметил своим соколиным взглядом дракона. Другие и внимания бы не обратили, так трудно его было заметить. Дракон был зеленым, чешуекрылым, из породы гигантских, огнем не дышащих и для людей, если их не рассердить, в общем-то не опасных.

— Да, но такие драконы воруют скот и пугают своим видом жителей, — возразил король Этвард.

— Тот дракон лежал, наполовину высунувшись из пещеры, — продолжал алголианин. — Дальше ему было не просунуться, весь небольшой проем забила огромная туша. Может, это был туннель, по которому тупая тварь пыталась пролезть через скалы, может, он полжизни провел в пещере, растолстел до предела и застрял, может, просто морду высунул, чтобы умереть при белом свете, поскольку выглядел дракон неважно, что сэр Джон опытным взглядом определил мгновенно. Какое ему, сэру Джону, герою из героев, было дело до того, как попало сюда чудовище? Перед ним был дракон, и он точно знал, что надлежит делать.

— Дьявол вас побери! — воскликнул сэр Таулас. — Любой рыцарь знает, что ему надлежит делать, когда он видит перед собой дракона!

— Вот и сэр Джон закричал оруженосцу: «Копье!»— властно протянул за оружием руку и распорядился: «Всем оставаться на местах, справлюсь сам!»

И сэр Джон помчался навстречу своей очередной победе, очередному подвигу. Проверенное копье — в правой руке, надежный щит, защищающий даже от драконьего пламени, — за спиной, прославленный в боях меч — в ножнах, в любой миг готов вылететь, как белка из гнезда.

Сэр Таулас аж мечтательно закрыл глаза, представив себя на месте этого сказочного сэра Джона.

— Один из спутников сэра Джона, барон из западных провинций, был ему задушевным другом. Барон не был выдающимся героем, но поговорить умел, знал толк в дружеских застольях. Барон, завидя опасность, потянул было меч из ножен, но тут же вложил обратно, решив, что справятся без него. Шагом направил коня к месту схватки, чтобы все увидеть и при случае рассказать.

— Правильно, — согласился Таулас, — за этим и таскал его сэр Джон на подвиги.

— Да, — подтвердил алголианин. — Сэр Джон поил и кормил барона всласть, да дорогими подарками ублажал — за честность и талант рассказчика.

— Оставим барона. Как поступил сэр Джон?

— Дракон заметил бешено мчавшегося на него всадника, пытался втянуться в пещеру, но у него это не получилось. Тогда монстр закрыл глаза и отвернул морду — мол, я тебя не трогаю, и ты проезжай мимо по своим делам. Но не таков был сэр Джон! «Трепещешь, гад летучий?!!»— во всю мощь легких заорал он. Крепкое копье было нацелено прямо в глаз чудовищу и приближалось к цели со скоростью карающей небесной молнии. Но то ли беспомощный вид чудовища, то ли его нежелание биться обманули опытнейшего бойца — в последнее мгновение дракон вывернул могучее крыло, ударив коня по передним ногам. Вылетев из седла, словно из катапульты, герой в полете успел сгруппироваться и выхватить из ножен меч, приземлившись на обе ноги в боевой стойке.

Сэр Таулас, забыв о предполагаемом подвохе, слушал, затаив дыхание.

— Сэр Джон был разъярен первой неудачей, — продолжал алголианин, — и прокричал дракону: «Твоя уродливая черепушка послужит достойным украшением в моем холостяцком замке!!!»

— А что дракон?

— Дракон напрягся, так что земля задрожала, и неимоверным движением выдернулся из пещеры, точно невидимый гигантский штопор вырвал пробку из столетней бутылки с бесценным вином. Сэр Джон тут же перевел из-за спины щит, готовясь отразить удар сверху. Но дракон и не думал нападать, а взмыл на волю, к облакам, к тверди небосвода, рискуя разбить о нее свою тупую башку — чего ему сэр Джон искренне и пожелал.

— Вот уж поистине! — воскликнул разочарованный сэр Таулас. — Но что же было дальше?

— Барон, задушевный друг сэра Джона, уже подскакал к месту столь скоротечной и столь безрезультатной схватки. Сзади поспешали остальные, уже готовя славословия в честь героя, от которого спасаются позорным бегством самые грозные и ужасные чудовища. Сэр Джон со вздохом убрал меч в ножны. И тут из пещеры вышла… женщина. Была она заспана, немыта и растрепана, но платье на ней было из парчи с золотом, пальцы украшали кольца с драгоценными каменьями, на шее блеснуло изящное ожерелье. «О, мой герой! — воскликнула она, обращаясь к освободителю, прикрывая глаза после затхлого сумрака пещеры. — Я дочь местного короля, и мой отец с радостью выдаст меня замуж за вас, дав в приданое половину королевства…» Сэр Джон затравленно посмотрел по сторонам. Оруженосцы искренне улыбались, радуясь неожиданной и такой счастливой развязке. «Наконец-то сбудется мечта короля Кирсана — он дождался исполнения твоей священной клятвы и всласть погуляет на вашей свадьбе!»— торжественно воскликнул барон, задушевный друг сэра Джона.

— Тварь безмозглая, — процедил сэр Таулас, и неизвестно на чей счет относились его слова — к дракону, или к барону, другу сказочного сэра Джона.

— А высоко в небе парил зеленый, недосягаемый для гнева сэра Джона, дракон, — закончил свой рассказ хэккер Травл.

Сэр Таулас ничего не сказал. Он сам слыл жено-невистником. Но король Этвард знал, что старый рыцарь избегал женщин из-за шутливой угрозы Аннауры, супруги барона Ансеиса, которая в ответ на приставания сэра Тауласа пообещала, что Ансеис превратит его в жабу и Таулас не сможет держать в руках оружие. Таулас был очень напуган и поклялся никогда больше не приставать к женщинам. И сейчас, похоже, сказка алголианина задела его за живое. Хотя, если разобраться, смысл у нее был почти такой же, как и у выдумки самого сэра Тауласа — идешь по своим делам и иди. То есть следуй по жизни прямой дорогой, не отвлекаясь на пустяки.

— Как говорил сэр Катифен, — заметил король бриттов, — не мешай грибам цвести.

— Или не сгоняй щуку с яиц, — улыбнулся дебаггер Юнг, который слыхом не слыхивал о знаменитом на всю Британию певце.

Хэккер Травл почувствовал, что вполне ответил на сказку сэра Тауласа, но злорадствовать не стал, а обратился к Этварду:

— Ваше величество, может, и вы расскажите нам что-нибудь поучительное, путь еще долгий.

Этвард хотел ответить, что не знает историй, достойных уже услышанного, но тут же вспомнил покойного сэра Катифена. Тот, правда, не рассказывал сказки, а пел под арфу прекрасные баллады — старинные и собственные, многие были по существу длинными повестями. Этвард любил слушать его по вечерам, под негромкий треск огня в камине, и сэр Катифен, всегда безошибочно угадывая настроение господина, пел то грустные, печальные истории, то описывал героические подвиги и легендарные битвы, то исполнял веселые, задорные и даже скабрезные песенки.

— Хорошо, — кивнул Этвард и принялся рассказывать первую же балладу сэра Катифена, которую вспомнил:

— Так вот… в незапамятные времена, скорее всего еще до Великой Потери Памяти, жил-был на свете рыцарь по имени Мэтьюр. Он был молод, но для своих юных лет уже неоднократно прославил свое имя в битвах под знаменами великого короля…

Этвард запнулся, посмотрел на сэра Тауласа, но продолжал историю, как помнил:

— …под знаменами короля Кирсана. Так вот… Мэтьюр торопился с победоносной войны в свой замок, где его ждала прекрасная Лиллит, дочка его сюзерена барона Старфа. Собственно, война с майстрюками была еще не закончена. Произошла лишь решающая битва, в которой сэр Мэтьюр показал чудеса храбрости. Перед армией короля Кирсана были как на блюде выложены на поток и разграбление беззащитные богатейшие торговые города неприятеля. Все рыцари жили в предвкушении богатой добычи. Но барон Старф понял желание Мэтьюра покинуть победоносные войска и по-отечески благословил. У молодого рыцаря словно крылья за спиной выросли. Он не побоялся, чтобы сократить путь, избрать безлюдную дорогу среди Чертовых гор, о которых ходила дурная слава.

Этвард рассказывал довольно медленно, но его никто не торопил и не перебивал.

— Единственная дорога… Это одно название, что дорога… просто горная полузвериная тропа пролегала мимо замка, у ворот которого стоял жуткий монстр с огромным мечом. Позади монстра виднелся какой-то человек — он что-то показывал жестами и расценить их можно было только как отчаянную просьбу о помощи. Великан был ужасен и мерзок. Он стоял на замковом мосту с мечом в руках, и отвратительная отрыжка оглашала окрестности. Агрессивность намерений монстра не вызывала ни малейших сомнений. «Господин, — подал голос оруженосец Стар, служивший когда-то еще отцу Мэтьюра, — ночь скоро, лучше отступить и заночевать в горах, утро мудренее». Но Мэтьюр уже соскочил с коня… На том, котором он ехал, не было боевых доспехов, а пересаживаться на боевого скакуна он не стал… Так вот, сэр Мэтьюр обнажил меч и направился к грозному монстру, потому что не привык отступать перед неприятелем.

Этвард замолчал, вспоминая, что было дальше. Когда слушаешь сэра Катифена, слова тянутся, как кружева, одно за другим, а когда сам пытаешься пересказать, то рассказ выглядит каким-то глупым, скучным и невнятным. И Этвард, злясь на самого себя, решил отныне каждый вечер рассказывать наедине самому себе одну из баллад сэра Катифена, пока не научится рассказывать так же связно, без пауз и всяких там «так вот»…

— Продолжайте, ваше величество, мы внимательно слушаем.

— Так вот… — повернулся к алголианину Этвард и усилием воли заставил себя не смутиться, а продолжать:

— Заметив юного рыцаря, великан очень тяжело поднял над головой, держа обеими руками, огромный обоюдоострый меч. Воздух рассек сокрушительный удар. Но Мэтьюр не был полным болваном, чтобы дожидаться пока его разрубят на куски, ведь прекрасная Лиллит ждет его живым и здоровым. А удар был поистине богатырским — аж искры высеклись из придорожных камней. Рыцарь мгновенно отскочил в сторону и, пока великан разгибался, вонзил ему в грудь меч, закаленный кровью майнстрюков. Сталь проткнула проржавевшие доспехи монстра, словно кору столетнего дуба. Великан будто и не заметил этого комариного укуса. Тогда Мэтьюр вырвал из жирного тела клинок и, пытаясь не пропустить мгновения, когда великан повторит атаку, быстрым движением снес ему голову — она покатилась под гору, оставляя за собой неприятный темный след.

— И что дальше? — заинтересовался рассказом сэр Таулас.

Этвард продолжил:

— «О, герой! — вдруг произнес человек, стоявший за великаном и до того лишь отчаянно жестикулирующий. — Ты освободил меня и мой замок от страшного чудовища, которое умертвило бы меня, если б не твое чудесное появление! Прошу быть моим гостем». Желание спасенного рыцаря отблагодарить освободителя было совершенно естественным. Время было поздним. Усталое за день тяжелой дороги тело требовало отдыха. Мэтьюр с благодарностью принял приглашение хозяина горного замка. «Ты — мой друг навеки! — говорил спасенный рыцарь, проводя дорогого гостя в трапезную, где слуги уже споро накрыли стол для пира. — Я твой должник по гроб жизни! Дружбу не купишь, и получить друга — наивысшее счастье на земле! Я поднимаю этот кубок за бесстрашного сэра Мэтьюра, освободившего мой замок от чудовищного великана!» Вино на столе хозяина замка было поистине великолепным. Блюда оказались удивительно вкусными и изысканными для тех диких гор. Слуги столь искусно подливали вино и меняли закуски, что создавалось впечатление, что кубки сами наполняются, а печеная дичина и паштеты возникают на блюде из воздуха. Речи хозяина замка очаровывали. Так вот… После трудностей военного похода Мэтьюру вдруг нестерпимо захотелось отдохнуть здесь, наслаждаясь умной беседой и великолепным вином. «Я буду счастлив, если вы погостите у меня до зимы, — говорил хозяин замка. — Не часто в эти горы забредают благородные и бесстрашные рыцари, мне здесь так не достает задушевного общества». На эти слова сэр Мэтьюр честно отвечал: «Я не могу задерживаться здесь надолго. В моем замке меня ждет невеста». На что хозяин замка убежденно говорил: «Если любит, то подождет! А если не хочет ждать, то зачем такому славному рыцарю не любящая женщина, если он всегда найдет ту, которая будет ждать его с войны сколь угодно долго». Мэтьюр согласился с доводами и выпил еще чарку столь приятного, но, как оказалось утром, такого коварного вина…

— И что же дальше? — поинтересовался сэр Таулас, заметив, что рассказчик опять уставился в окно быстро мчавшейся кареты.

— Пробуждение сэра Мэтьюра не было ужасным. Расторопный слуга поставил перед Мэтьюром кадку рассола и сообщил, что хозяин уже ждет дорого гостя в трапезной. Следующий день походил на первый, как одна снежинка на другую — узор беседы был иным, но содержание тем же. Третий вечер повторил второй, а четвертый день — третий. На десятый день оруженосец сэра Мэтьюра заявил, что пора бы и честь знать, что надо отправляться в путь, где господина ждет невеста. Но разгоряченный беседой Мэтьюр запустил в брюзгу золотым кубком, раскроив ему череп. «Браво! — восхищался хозяин замка. — Истинно рыцарский поступок. Каждый должен знать свое место».

Сэр Таулас хмыкнул. Этвард подождал, не скажет ли он чего, и вновь стал рассказывать:

— С деревьев опала листва, выпал снег. Каждое утро Мэтьюру приносили рассол, а хозяин замка, не желающий расставаться с дорогим другом, уже ждал его за богато накрытым столом. Мэтьюр иногда почему-то вспоминал самого храброго героя в армии короля Кирсана герцога Вьетского — тот всегда рубил врагов в мертвецки пьяном состоянии. Когда Мэтьюр как-то спросил его, как герцог борется с похмельем, тот ответил, что просто не допускает похмелья, не выходя из состояния живительно-возбуждающего опьянения. Мэтьюр уже сам напоминал себе герцога, только движения стали замедленными, дыхание тяжелым, ноги опухали. «Завтра, — говорил он себе перед сном, — я отправлюсь дальше, в свой замок к прекрасной и любимой Лиллит». Но на утро слуга поил его неизменным рассолом, а хозяин замка ждал с кубком в руке и горячими изъявлениями дружбы на устах в трапезной.

Этвард вновь замолчал, вспоминая, но на этот раз его никто не поторопил.

— Стаял снег, и на деревьях зазеленели почки. «Завтра, — говорил себе Мэтьюр, расставаясь на ночлег с хозяином замка, — завтра я отправлюсь дальше, в свой замок к прекрасной и любимой Лиллит». Но в одно утро… Мэтьюр не знал прекрасное оно или пасмурное… Так вот… протрубили рога, и хозяин затерянного в горах замка заявил: «Мой враг приближается, чтобы захватить мой замок. Ты ведь спасешь меня, бесстрашный сэр Мэтьюр?» Слуги кое-как напялили на Мэтьюра доспехи, вложили в руки меч и вывели к воротам. Жуткая, отвратительная отрыжка вырывалась из его глотки, перед глазами все расплывалось. Сквозь пьяный туман он увидел захватчика и взмахнул мечом. Он не удивился боли в груди, он не вспомнил в это мгновение о прекрасной Лиллит, ждущей Мэтьюра в его родовом замке. Ноги подкосились, и он упал, понимая, что умирает. И услышал сквозь предсмертный шум в ушах слова гостеприимного хозяина замка: «О герой! Ты освободил меня и мой замок от страшного чудовища, которое умертвило б меня, если бы не твое чудесное появление! Прошу быть моим гостем». Но слова эти были обращены не к нему, Мэтьюру, а к его победителю.

Этвард замолчал. Молчали и все остальные, лишь Таулас проворчал:

— Так случиться может с каждым рыцарем, который женские ласки и льстивые речи предпочитает честной встрече с опасностью с оружием в руках…

Королю бриттов почему-то стало очень неуютно в этой карете. Зачем он рассказал невеселую сказку алголианам и Тауласу? Ведь сэр Катифен пел огромное множество забавных и героических историй, которые Этвард прекрасно помнил, почему же сейчас он рассказал именно эту?

— Уважаемый хэккер Травл, — неожиданно для себя обратился к алголианину король, — у меня затекли ноги. Я хочу пройтись, а потом верхом догоню вас.

— Как вам будет угодно, ваше величество.

По знаку алголианина карета остановилась, и Этвард вышел. Сэр Таулас тоже выбрался на свежий воздух. Карета и вся процессия тронулись дальше, свита Этварда осталась на месте, ожидая приказа господина. Король знаком показал, что хочет побыть один, и пошел вперед по дороге.

Почему, ну почему он именно сегодня вспомнил эту злосчастную сказку, о которой не вспоминал с самой смерти сэра Катифена?

Глава восьмая

Переплывали мы не раз

С тобой через ручей.

Но море разделило нас,

Товарищ, юных дней…

Роберт Бернс

Радхауру, если положить руку на сердце, совершенно не хотелось ехать к царю Тютину, а тем более отправляться с ним на праздник к морскому королю Леру. Но еще меньше ему хотелось трястись в карете с Этвардом и алголианами к Озеру Трех Дев. Ему вообще никуда не хотелось. Но пришлось выбирать меньшее из двух зол.

Так или иначе, визит к царю Тютину, некогда посвятившему его в рыцари, был неизбежен. Благодаря столь необычному посвящению Радхаур пятнадцать лет назад приобрел не только верного друга Гурондоля, с которым надолго никогда не разлучался, но и волшебную способность находиться в воде сколь угодно долго, что не раз выручало его в долгих путешествиях за частями тела Алвисида.

Нет, Радхаур не боялся, что этого дара его могут лишить, он приобрел его вместе с рыцарским званием, а разжаловать из рыцарей может только смерть. Он действительно с уважением относился к Царю Ста Озер, но… но после неудавшегося брака с его дочерью старался видеться с ним как можно реже.

Поэтому он отнюдь не торопил коня, а наслаждался неспешной беседой со своими спутниками — рыцарями, приехавшими на празднества в Рэдвэлл, которые предпочли прогулку по окрестностям замка утомительному маршу к Озеру Трех Дев, где к тому же недавно были.

Силы Космические, ну почему Радхаур так редко никуда не торопится, почему как драгоценное счастье воспринимает подобную прогулку по родовым землям? Вот уже и дорогу к озеру, где был посвящен в рыцари, дорогу, на которой в отрочестве знал каждый камень, каждое дерево, почти позабыл…

— Говорят, — заметил барон Кайрон, — сегодня ночью произойдет какое-то грандиозное магическое событие — Большой Парад Планет. Все чародеи готовятся к нему.

— Вы владеете магией, барон? — лениво спросил Радхаур.

— Нет, но ведь интересно же, черт возьми! Я и с вами сейчас поехал, чтобы увидеть чудо — как озерный царь выходит из воды… Никогда не видел в жизни чудес, даже какого-нибудь замухрышистого дракона встретить не удалось.

— Насмотритесь еще, — заверил собеседника Радхаур. — Тошнить от чудес будет.

И, пришпорив коня, граф Маридунский помчался вперед по лесной тропе.

Почему-то радостное настроение, вызванное встречей с местами, в которых он провел детство, испарилось. Захотелось, чтобы пролетели поскорее все предстоящие праздники и он вновь отправился в путь, в свое последнее путешествие — за сердцем Алвисида. И после этого он запрется в Рэдвэлле и дальше чем на десять-двадцать миль от замка носа не покажет. Пропади все пропадом, он наскитался по миру и нахлебался приключений столько, что на всю оставшеюся жизнь с избытком хватит.

Чудеса его спутники действительно увидели — из озера появились зеленоволосые воины верхом на маленьких стеклянных дракончиках — потомках того дракона, что погиб в битве при Рэдвэлле; сам озерный царь со всей своей свитой вышел встретить дорого гостя.

Благородные спутники посмотрели, как все они вместе с графом Маридунским скрылись в водах озера и, представляя, как расскажут обо всем этом рыцарям, отправившимся с королем Этвардом или оставшимся в замке, поспешили в обратный путь. Граф сказал, чтобы в замке не беспокоились о нем, если к ночи он не вернется. На берегу озера Гуронгель остались лишь несколько слуг с конями дожидаться своего удивительного господина.

Графу Маридунскому уже довелось однажды посетить подводную столицу и дворец короля морей Лера, за прошедшее время ничего особенно не изменилось.

Радхаур почти все время праздника находился рядом с царем Тютином, беседуя на ничего не значащие темы. Он слушал объяснения, кто есть кто, тут же их забывая. Гостей было множество и, если бы его недавние спутники-рыцари могли находиться под водой, удивлению их не было бы границ, такие поразительные существа заполняли дворцовые залы. Но Радхаур устал в своей жизни удивляться, ему было просто неудобно посреди торжеств отпроситься у Царя Ста Озер домой и приходилось терпеть скуку пышного праздника.

Некоторый интерес у Радхаура вызвал бой стеклянных драконов, которыми весьма ловко управляли зеленоволосые наездники. Царь Тютин пояснил, что в озере может жить только один дракон, все остальные должны погибнуть — и так из миллиона маленьких дракончиков до озера доползли единицы, теперь нужно выявить самого сильного из них.

Радхаур смотрел на этих «малышек», каждый из которых был длиной не менее двух ярдов, и вспоминал старого дракона, от лап которого чуть не погиб. На суше эти твари довольно неуклюжи и неповоротливы, но в родной стихии очень опасны. Молодые стеклянные драконы словно понимали, что дерутся не на жизнь, а на смерть, оглушительный рев толпы, разгоряченной видом крови, возбуждал и наездников, заставлявших дракончиков совершать немыслимые пируэты. Зрелище было просто красивым. Для понимающего человека — тем более.

Наездники погибших драконов, беспомощно упавших на дно морское, быстро покидали место побоища, слуги из морских обитателей специальными крючьями проворно сволакивали туши в специально вырытую в стороне от места битвы огромную яму.

Из примерно двух дюжин стеклянных драконов в воде остались лишь два последних, управляемых совсем юными наездниками, крепко держащимися на спинах своих «скакунов». Оба дракона заметно устали, потеряли первоначальную быстроту движений, но дрались отчаянно, не желая уступать.

— Хороши? — спросил у Радхаура царь Тютин.

— Драконы? — переспросил граф.

— Наездники. Это — мои внуки. Твои сыновья, сэр Радхаур.

А Радхаур полагал, что ничто в жизни его больше не удивит. Удивило не известие царя Тютина, а то, что никаких чувств в нем оно не вызвало. Он мечтал о продолжении рода, он делает все для этого возможное. Но слова царя Тютина вызвали в нем совсем иные мысли.

— Почему я узнал об этом только сейчас? — спросил он, повернувшись к царю Тютину лицом. Радхаур не стал задавать вопросов, кто их мать (матери?) и что с нею (с ними?) сейчас. Он прекрасно помнил, что в ночь его неудавшейся свадьбы, когда он напился с горя до бесчувствия, сестры Лореллы (он даже не мог сейчас вспомнить, как их зовут) почти силком прорвались к нему в спальню — все эти годы он старался не вспоминать о той ночи.

— Тебе они не нравятся? — вопросом на вопрос ответил царь Тютин.

Мелькнула шальная мысль официально усыновить одного из них, любого, сделать наследником — все же в этих юношах кровь графов Маридунских, и… и хоть в монастырь отправиться на покой, замаливать многочисленные грехи. Но тут же перед глазами встало полузабытое лицо Рогнеды, сейчас обращенной в озеро, которая когда-нибудь родит ему наследника.

— Нравятся, — ответил Радхаур. — Как наездники, как все воины твоего народа. Это не мои сыновья.

— Ты не веришь моему слову? — нахмурил брови озерный царь.

— Верю. Но сын не тот, кого ты зачал не по любви, случайно и о существовании которого не знал, пока он не вырос. Сын это тот — ради которого живешь, с чьим именем на устах идешь в смертельный бой, чьим успехам искренне восторгаешься и чьи неудачи доставляют страдания. Я даже не знаю их имен. Это не сыновья. Если бы вы сообщили мне об этом сразу, после их рождения… — Радхаур замолчал, продолжение было ясным. Но он добавил:

— Если бы Лорелла родила мне сына… Как она сейчас?

Царь Тютин был мрачен. Он не считал необходимым оправдываться, но понимал, что Радхаур по-своему прав.

— Ты с ней сегодня сможешь увидеться, — ответил царь, — она в свите бога дождя Тлалока и его супруги Чальчиутликуэ.

Дракончики все больше уставали, а наездники все более распалялись боем, заставляя своих подопечных нападать. Зрители бесновались, получая удовольствие от сражения, которое можно увидеть не чаще раза в столетие, а то и реже…

Радхаур смотрел на юношей и думал: защемит ли что-нибудь в его сердце? Нет, оно высохло за время долгих странствий, превратившись в каменное, даже в ледяное. Впрочем, камень просто равнодушно взирает на мир, лед холодом убивает живое… И по всему лучше к этим юношам, у которых своя жизнь, лучше не подходить, чтобы не обжечь ледяным холодом.

Битву драконов прекратил король Лер, который объявил, что оба животных достаточно сильны и жизнеспособны, и дабы они смертельно не поранили друг друга, он постанавливает устроить между ними гонки — тот, кто придет к финишу первым, останется у царя Тютина, второго выразил желание взять себе бог южных морей Посейдон.

Праздник продолжал течь, как ему было положено, наверное, в соответствии со сложной программой устроителей, а может быть, и нет. Радхауру все прискучило, царь Тютин ушел для приватной беседы с другими водными владыками, приставив к Радхауру четырех своих телохранителей и Майдара. Хорошо еще, что не озерных дев, среди которых могли оказаться эти… как их… сестры Лореллы… Он не знал, хочет встречаться с бывшей невестой или нет — она для него оставалась идеалом женской красоты и девичьей чистоты, пусть все так и остается. Однако что-то в груди пусть слабо, но шевелилось, и Радхаур решил, что искать встречи не будет, но и избегать ее — тоже.

В подводном саду, куда пригласили многочисленных гостей, были накрыты столы с диковинными яствами, слуги-утопленники разносили все новые и новые блюда.

Радхаур сторонился гостей, не подходя близко ни к одному столику, думая лишь о том, когда же закончится праздник. Все оживленно ожидали полночи — самого главного — того, ради чего все здесь и собрались. Оставалось уже совсем не долго, все гости находились в возбужденном нетерпении.

— Смотри, — Радхаур вдруг вычленил из общего гула едва слышный женский голос, — это тот самый граф, первый жених Лореллы, отбившей Патекатля у четырехсотгрудой стервы Майяуэль.

— Где?

— Да вот тот, с непокрытой головой, светловолосый…

— С мечом? Тот, рядом с которым лысый старикашка?

— Да, он.

— Ничего особенного. По этой Лорелле все с ума посходили, она уже второй раз замуж вышла, а у…

Дальше Радхаур слушать не стал. Не пытаясь высмотреть судачащих дам, он резко развернулся и, расталкивая гостей, поспешил к выходу из королевского подводного сада с накрытыми столами. Майдар и телохранители царя Тютина поспешили за ним.

— Майдар, — спросил Радхаур, пытаясь сохранить хоть крохи благоприличия, — зачем я здесь? Зачем меня пригласили?

— Чтобы выказать дружелюбие царя Тютина и доставить тебе удовольствие, сэр Радхаур. Радхаур остановился.

— Скажи, Майдар… А ты виделся с Лореллой, после… После…

— После того как она покинула наши озера? — уточнил Майдар. — Да, несколько раз. Да ты и сам можешь взглянуть на нее. Вон она.

Радхаур посмотрел в указанную сторону. За одним из столов, в окружении меднокожих горбоносых мужчин в непривычных одеждах, сидела в кресле светловолосая красавица. Но в ней очень трудно было узнать ту, которую он когда-то любил больше жизни, ту, с которой хотел навсегда связать свою судьбу. Фигура округлилась, обрела пышность, на губах играла капризная улыбка. Их взгляды встретились, и красавица узнала его.

Она встала, отстранив спутников, и направилась к Радхауру.

Перед ним была не Лорелла. Перед ним была совершенно другая женщина, в которую обратилась его Лорелла. Да, она была восхитительна, прекрасна, от такой можно сойти с ума от нахлынувшей буйной страсти. Женщина с большой буквы. Таких Радхаур много раз встречал на своем пути.

Он поклонился ей, развернулся и направился дальше. Давно в нем умер мальчик по имени Уррий, который любил Лореллу.

Сказать ему было нечего.

— Майдар, как мне добраться до Гуронгеля? — спросил Радхаур, когда они удалились на почтительное расстояние от бывшей невесты.

— Сэр Радхаур, дождитесь окончания праздника и мы вместе с царем Тютином вернемся домой.

— Зачем я здесь?! — не выдержал граф. — Зачем царь Тютин позвал меня сюда?!!

Он не требовал ответа на свои вопросы, но Май-дар неожиданно сказал:

— Пригласить вас сюда, сэр Радхаур, попросил его я. Здесь вам ничто не угрожает.

— А что мне может угрожать в моем замке? — усмехнулся граф Маридунский.

— Я не знаю, — честно ответил озерный колдун. — Я не маг, я природный чародей, и не в моих силах сказать, какие силы ополчились на вас. Но очень скоро, в миг Большого Парада Планет, они наберут полную мощь и уничтожат всех, кто хочет возродить Алвисида. Огромный отряд носителей этой силы приближается к Озеру Трех Дев. Они думают, что вы там, а я увел вас в совершенно безопасное место.

Радхаур едва не схватил Майдара за грудки, но тут же понял, что логика озерного колдуна несколько отличается от человеческой, как и у всех подводных обитателей, в чем он уже имел несчастье убедиться.

— Я благодарен тебе за спасение, Майдар, — нашел в себе силы сказать Радхаур, сдерживая гнев и тревогу. — Но к Озеру Трех Дев поехал Этвард. Я должен быть там! Немедленно! Я помню, что вы оказались в Озере Трех Дев тогда, пятнадцать лет назад, когда мы с Эмрисом чуть не убили друг друга. Доставь меня туда, Майдар! Немедленно!!!

— Но вам угрожает там смертельная опасность, сэр Радхаур, — искренне удивился Майдар.

— Лучше погибнуть в бою, чем медленно умереть от стыда, — рявкнул граф Маридунский. — Сделай так, чтобы я немедленно оказался в Озере Трех Дев, иначе… — Он не договорил, что будет иначе, он сам не знал, что сделает.

Но Майдар быстро закивал головой:

— Я хотел спасти вас, сэр Радхаур. Я обещал привести вас к Лорелле, но… Будь по-вашему!

Глава девятая

Давным-давно — в те времена,

Когда людские племена

На воле жили, — нашим дедам

Был ни один закон неведом.

Так продолжалось до тех пор,

Покуда не возник раздор,

И ложь, и прочие пороки, —

Стал людям тесен мир широкий.

Тогда сказать пришла пора:

— Пусть будет честная игра!

Вильям Блейк

— Что случилось, барон, вам плохо? — Ансеиса вернул в реальность встревоженный голос Гловера.

Барон затравленно осмотрелся — он по-прежнему сидел за столом. Напротив него, уронив голову на согнутую в локте руку, спал сэр Бламур. Рубашка Ансеиса действительно была мокрой, но не от поцелуев пышнотелой вдовушки, которая скорее всего и не подозревала об измучившем барона кошмаре, а от собственного холодного пота. За окном совершенно стемнело, казалось, сам воздух сгустился от насыщенности магической силой, но никто этого не замечал, кроме бывшего тайлорса — час, которого столь долго ждал мир, был уже близок.

— С тобой все в порядке, друг? — переспросил граф.

Барон кивнул, опьянения как ни бывало, все героические попытки напиться пропали втуне. Он обтер ладонью лоб, встал и подошел к шнурку для вызова слуг. Пока ждал, сделал несколько глотков эля прямо из кувшина, чтобы прийти в чувство.

Никогда с ним ничего подобного не случалось, никогда, с тех пор как он встретился взглядом с Аннаурой, у него в мыслях не было смотреть в другую сторону, да и до этого он избегал встреч с женщинами. Заклятье Алвисида не действует на того, кто любит по-настоящему, а без любви близость с женщиной, как поединок со змеей, пусть и пугающе прекрасной. Нахлынувшее наваждение Ансеис мог объяснить только надвигающимися магическими событиями и понял, что уклоняться от неизбежного бессмысленно.

— Я прекрасно себя чувствую, граф, — объяснился он перед гостем. — Приснился нехороший сон…

— Пророческий? — быстро переспросил Гловер. Барон рассмеялся:

— Даже когда я обладал магическим могуществом, я никогда не мог предсказать будущее. Тем более сейчас. Нет, сон скорее дурацкий, и уж точно не пророческий. Если ты устал, то можешь пройти в приготовленные комнаты. И надо разбудить Бламура.

— Пусть спит, — посмотрев на Ансеиса, решил граф. — А я еще выпью.

Появившиеся слуги быстро ликвидировали живописный беспорядок на столе, невесть откуда появились чистая посуда, множество свечей, блюда с едой, полные кувшины эля…

— Покину вас ненадолго, — то ли спросил, то ли поставил гостя в известность хозяин замка. 4 — Я тебя подожду, друг, — кивнул Гловер.

Барон поднялся в башню, не спеша зажег от прихваченного с собой светильника все свечи в восьми канделябрах — свечи были толстые, рассчитанные на много часов ночных бдений. Ансеис чувствовал, что грандиозные силы, управляющие жизнью вселенной, с натугой и неохотой приходят в движение. На мгновенье он пожалел, что не восстановил магическую сущность за эти, в общем-то, бесцельно прожитые годы. С его опытом и знаниями это было бы не очень трудно — покойный герцог Иглангер, лишившись своей магической сущности, восстановил ее за год с небольшим. Правда, он никогда и не обладал таким могуществом, как Хамрай…

Барон покачал головой, отгоняя неуместные мысли. Собственно, он не понимал, с какой целью поднялся в лабораторию, которую вообще неизвестно зачем оборудовал с такой любовью и тщательностью. Ансеис не понимал, что ему сейчас делать…

Он ухватился за раму узкого окна и с отчаяньем спросил у равнодушных звезд, взирающих на него из недоступных далей:

— Что происходит?!!

— Смена эпохи, — раздался равнодушный голос за спиной. — Старый мир уходит навсегда, хотя мало кто это сейчас осознает.

— Кто ты? — резко обернулся барон Ансеис.

— Твоя смерть, Хамрай, — так же глухо и словно ниоткуда ответил голос.

Перед ним стоял монах в просторном плаще с большим капюшоном. Но всмотревшись в темноте в странного гостя, барон увидел, что перед ним не человек — внутри темных одежд не было плоти, одна пустота, одежда лишь повторяла контуры невидимого тела. Всем своим огромным опытом, который никуда не делся с потерей магической сущности, Ансеис понял, что если он применил бы хоть малейшее колдовство, это мгновенно отняло бы от него силы, передав их нежданному посетителю. С подобным он еще не сталкивался, гость был странен и пугающ. Впрочем, краем сознания барон отметил, что не испытывает ни малейшего удивления при виде необычного существа, чего-то подобного в эту ночь он бессознательно ожидал.

— Ты ошибся, — спокойно произнес хозяин замка. — Я не Хамрай, я — барон Ансеис, пэр Франции. А кто ты?

— Силы Космические.

Из рассказа Радхаура, Наследника Алвисида, возрожденного к жизни при помощи последнего волшебства Ансеиса, барон знал, что душа человека, не поклонившегося ни одному из богов, уносится к краю вселенной, чтобы стать частицей Космических Сил, оберегающих мир от катаклизмов и сотрясений. Во время своей кратковременной смерти, Радхаур увидел там, на краю вселенной, своего двоюродного деда, епископа Гудра, первого Наследника Алвисида. Ансеис очень сильно подозревал, что и сам рано или поздно присоединится к ним.

Стоящий перед ним вряд ли относился к тем Силам Космическим, о которых рассказывал Радхаур, но кто может полностью объяснить устройство мира, кто может оспорить слова таинственного гостя, оказавшегося здесь, в его башне, в месте, тщательно огражденном от проникновения извне любой надчеловеческой силы?

— И что вам от меня надо? — чтобы прервать затянувшуюся паузу, спросил барон.

— Ничего. Ты должен умереть. Как умрут сегодня псе, кто хочет вернуть в мир Алана Сидморта и его спутников, не праведно получивших силу, им не принадлежащую.

Ансеис вдруг понял, что, пока он не выйдет в магическое пространство, долженствующий внушать ужас гость ему совершенно безопасен и просто ждет, когда же барон совершит непростительную ошибку. Да, не так уж всезнающ и всемогущ посланец самозванных Сил Космических, если ему неведомо, что Ансеис давным-давно не может даже зажечь свечу силой воли, он даже назвал его старым, полустертым в памяти именем…

Воздух вокруг переполняла магическая сила, но то, что происходило здесь и сейчас, было лишь незначительным эпизодом в тех грандиозных событиях, которым предназначено изменить существующие устои мира. Странный гость — лишь предвестник грядущих изменений.

Собственно, ему, барону Ансеису, прославленному бойцу, знатному и богатому рыцарю, главе семейства и верному подданному Верховного короля Британии, все эти магические бури и интриги были так же безразличны, как дымок от потушенной свечи.

— И кто же еще должен погибнуть кроме меня? — спросил Ансеис деланно безразличным тоном. Рыцаря этот вопрос волновал, только если дело касалось его семьи и близких друзей, но оказалось, что старый интриган Хамрай, почти всю жизнь посвятивший делу освобождения шаха Балсара от заклятия Алвисида, не окончательно умер в нем.

— Тебе это неважно.

Голос магического гостя звучал как-то слишком холодно и бездушно (а как должен звучать голос палача?), и барон понял, что говорит он на уровне мысли, слова сами рождаются в голове Ансеиса. Отвык он от подобных штучек, давно отвык. Впрочем, было бы совсем странно, если бы бесплотная фигура в просторном плаще с огромным капюшоном могла говорить человеческим образом, не имея рта.

Тянуть время было бессмысленно — заветный час приближался стремительно, счет шел уже на минуты, если не на секунды, и барон понимал, что как только случится неизбежное, медлить гость не станет — войдет Ансеис в магическое пространство или нет, уже не будет иметь значения. Сейчас — имеет, ибо гость не обладает физической силой, только магической, которая, очевидно, есть сгусток сил весьма могущественных. Скорее всего, подобные мороки посланы не только к нему в замок… И говорить что-либо в попытках убедить гостя, что Ансеис не имеет более к Алвисиду никакого отношения, столь же бесполезно, как уговаривать гору покинуть свое вековечное место и отправиться в путешествие…

Меча на боку не было — зачем, он же дома, в безопасности, и принимал лучших друзей. Эх, спуститься бы вниз, схватить со стены любой клинок, которыми украсил свои покои, да разбудить Гловера и Бламура… Втроем им не страшен целый отряд бесплотных духов.

В отсутствие боевого оружия в руках рыцарь либо ищет, чем его заменить, либо нападает на противника голыми руками.

Тяжелый канделябр, почти в рост человека, с успехом заменил Ансеису дубинку, которыми здесь, в Британии, так ловко орудуют лесные братья и вольные стрелки. Резкий, нанесенный почти без подготовки удар сбил бы с ног, пожалуй, и самого сэра Гловера в его лучшие дни. Но гость действительно был бесплотным — вся сила мышц барона пропала втуне, просто отмахнув в сторону просторный плащ с капюшоном.

Но противник наверняка никуда не делся — не желая вступать в ненужные более разговоры, он просто ждет мгновения, когда разделается с приговоренным к смерти одним ударом.

Держа канделябр наготове, чтобы успеть отразить любое нападение на реальном уровне (против магических атак он, увы, сейчас бессилен), Ансеис прислушался к странным звукам, доносившимся снизу, из его покоев, где он оставил Гловера и спящего Бламура. Взгляд барона упал на пол, и он увидел странное, невозможное в замке существо — огромного таракана светло-рыжеватого цвета. Невероятно огромного, не менее чем с ладонь взрослого человека — таких в природе не бывает. Вообще-то тараканы, в отличие от блох, клопов, мух, комаров и прочего гнуса, в течение почти полутора столетий после Великой Потери Памяти были существами сравнительно редкими и только лет тридцать-сорок назад расплодились повсеместно в невероятных количествах. В своем новоотстроенном замке барон этих насекомых еще не встречал. Даже обычных — противно-мелких. Но многолетняя привычка сработала раньше, чем он успел об этом подумать.

Невероятно громкий хруст и вопль на магическом уровне (его услышал даже Ансеис остатками былой магической сущности, которые он называл чутьем и опытом) подсказали барону, что гостя, разговаривающего с ним с помощью мысли и объявившего бывшему магу, что он приговорен, больше не существует. Но существуют силы, пославшие его, и вряд ли они остановятся после гибели посланца. Ну и облик же избрал гость для воплощения — действительно, против барона выступили силы здравому уму и рассудку недоступные!

Не выпуская из рук канделябра, Ансеис оглядел лабораторию, прислушиваясь к доносившимся снизу звукам — там явно шел бой. Делать здесь ему больше было нечего, грандиозное событие не интересовало бы барона даже в том случае, если б замок был погружен в непробудный мирный сон. И, брезгливо поскребя ногой о каменную ступеньку лестницы, чтобы убрать с подошвы сапога отвратительную субстанцию, бывший маг поспешил вниз.

Выход с лестницы заслоняли широкие спины Бламура и Гловера, отбивавших нападки неизвестных нападающих — последние несколько ступеней барон преодолел одним прыжком и, встав в строй боевых друзей, первым же ударом канделябра, использовав его как дубину, сшиб одного из противников.

— Что происходит, друг? — отбивая очередной выпад, спросил Гловер.

— Понятия не имею. Кто это?

— Те самые заморские рыцари, — спокойно пояснил граф. — Только они сейчас, бычья требуха, сами на себя не похожи.

— И сражаются отвратно, — сплюнул Бламур, — навалом взять хотят.

Ансеис проскользнул за широкой спиной Гловера, юркнул на пол рыбкой, перекатился, оказавшись за спиной нападавших, которых было не меньше дюжины, и сорвал со стены первый попавшийся клинок — по тому, как легла в ладонь рукоять, Ансеис узнал меч, присланный ему в подарок шахом Балсаром лет пять назад, и почему-то подумал, что это очередное, пусть и случайное, предзнаменование.

После кувырка саднило ушибленное плечо, годы и выпитое за день хмельное тоже не добавляли сил, но разве это имеет для рыцаря значение, когда в опасности друзья, он сам, а также его семья и люди, которых он обязался защищать? Ансеис бросился в бой, отвлекая на себя нескольких бойцов, теснивших Бламура и Гловера, пока еще удачно парировавших все атаки и не получивших серьезных ранений, если вообще им сумели нанести хоть по царапине.

Бойцы из заморских стран (о которых Ансеис ошибочно подумал, что это посланцы шаха Балсара, и не пожелал их видеть) действительно были аховые — запаздывающие движения, удары не отличались мастерством и изяществом и были рассчитаны лишь на грубую силу да неумение противника, таких коновалов хорошо выпускать только против крестьян с вилами да горожан с дубинами.

Первым же выпадом острейшего и прочнейшего клинка Ансеис пронзил одного из противников прямо в сердце и быстро выдернул клинок, собираясь парировать выпад другого из врагов. Выпад он отразить успел, но пронзенный в сердце боец не рухнул, как подточенный дровоедами дуб, а нанес новый сокрушительный удар, и если бы Ансеис не отпрыгнул назад, подобно дикой кошке, то был бы неминуемо рассечен на две части.

— Они неуязвимы, барон, — крикнул Гловер. — Бычья требуха, мы нанесли им по дюжине смертельных ран и все бестолку! — Тем не менее отважный граф продолжал наносить сокрушительные удары, которые хоть и не убивали, но отбрасывали противника. Увы, на освободившееся место тут же вставал следующий.

Покои Ансеиса были просторны, но для подобной схватки все же несколько маловаты; тяжелые кресла и стол с яствами были опрокинуты, от упавших свечей занялась обивка на стенах (которую с такой любовью подбирала для комнат баронесса), освещая жуткое побоище. Напавшие заморские рыцари сражались молча, без звуков и стонов; помещения оглашали лишь звон мечей, звучные хыканья старого, но все еще могучего Бламура, да проклятья графа Камулодунского, который несмотря на то, что был озадачен неуязвимостью противника, все больше входил в пьянящий азарт боя.

Увернувшись от подоспевшего врага, Ансеис снова хотел броситься в битву, но шестым чувством осознал, что позади открывается дверь. Ожидая подкрепления противникам, барон резко повернулся к выходу, не выпуская, впрочем, из поля зрения остальных врагов.

На пороге стояли разгоряченные его собственный сын и его же собственный оруженосец, в руках обоих были обнаженные мечи. На щеке юного баронета красовалась кровоточащая царапина.

— Что происходит, отец? — воскликнул Отлак.

— На вас тоже напали?

— Нет, мы были во дворе. Нас нашел твой слуга. Он трясся от ужаса и не мог толком сказать, что случилось.

Оруженосец барона точным движением парировал удар одного из подоспевших врагов, и Отлак тут же пришел ему на помощь, отбивая удар второго.

Барон тотчас же догадался, чем юноши занимались во дворе, но сейчас это уже не имело ни малейшего значения. Он наотмашь со всей силы нанес ближайшему из врагов удар и отрубил ему голову — не ожидал от самого себя такой силы. Хотя, остроте клинка, подаренного ему шахом Балсаром, позавидует любой рыцарь — таким клинком рубят надвое подковы и на лезвиях не остается ни малейшей отметины.

— Отлак, найди сенешаля! — приказал он сыну. — Закрыть ворота! Половину отряда на стену! Дюжину бойцов к покоям баронессы! Остальных — сюда! Беги!

— Но, отец!.. — попытался возразить юноша, не переставая отражать и наносить удары, и барон походя отметил, что его наставления и уроки графа Камулодунского явно не пропали впустую.

— Выполнять! — рявкнул Ансеис. — Ты, — кивнул он оруженосцу, — защищай мне спину! Держитесь, друзья, — крикнул он Бламуру и Гловеру, — сейчас подоспеет помощь.

— Бычья требуха! — воскликнул граф. — Если б наши удары поражали их, мы бы давно вернулись к трапезе!

— Успеем еще! — Барон ударом левой прямо в челюсть отбросил очередного врага и обернулся, чтобы посмотреть на того, кому он снес голову, совершенно не удивившись бы, если б тот продолжал сражаться и без головы.

Но тело поверженного врага обмякло, словно было слеплено из размокшей глины, а из свежего среза вытекала не кровь, а какая-то вонючая зеленоватая жижа. Из валявшейся неподалеку с широко открытыми глазами головы с некоторым трудом выбиралось нечто, недавно виденное Ансеисом — такой же точно огромный светло-рыжий таракан, как и тот, что угрожал барону смертью.

Бывший чародей резким движением ноги хотел поступить с ним так же, как с предыдущим, но магическое насекомое неимоверным образом увернулось и быстро помчалось в сторону двери.

— Дави его, дави! — вне себя закричал барон оруженосцу, указывая клинком на пол.

Юноша вздрогнул от неожиданности, не понимая, что от него хотят и куда указывают, сделал быстрое движение ногой, но чародейское существо успело проскочить в дверь. Барон понял, что преследовать его бесполезно, и понадеялся лишь, что без тела оно не сможет причинить вреда кому-либо из обитателей замка.

— Это не люди! — закричал он громовым голосом, чтобы перекрыть звон клинков. — Это просто куклы! Отрубайте головы! В них сидят огромные тараканы, владеющие магией! Давите их ногами!

Во время столь пространных указаний барон точным движением успел снести голову еще одному из противников и указал на нее оруженосцу:

— Выскочит дрянь, дави! Не упусти на этот раз!

Не хватало еще, чтобы магические твари разбежались по всему необъятному замку, за целый год их потом не выкуришь.

Ансеис в горячке боя повернулся к следующему врагу, чтобы снести то, что находится на плечах, но прозевал простенький выпад и холодный металл зацепил ему бок.

Выругавшись сквозь зубы, барон был вынужден отступить на шаг. Левую руку он прижал к кровоточащей ране, держа наготове в правой острый клинок. Подоспевший оруженосец, прекрасно усвоивший приказ господина, со всей силы нанес удар по шее врага. Но может силенок у юноши еще было не достаточно, либо его оружие значительно уступало по качеству клинку шаха Балсара, но голова магического противника осталась на плечах. Барон сделал шаг вперед и почти без размаха ударил благородным клинков, довершив начатое оруженосцем.

— Вы ранены?! — вскричал юноша, увидев в отсвете пожара окровавленные одежды барона.

— Дави!!! — только и выдохнул тот, и юноша без промедления обрушил каблук на проворно выбравшуюся из отсеченной головы тварь.

Двери вновь распахнулись, барон увидел освещенные факелами лица сенешаля, других воинов замка и отступил назад, чтобы немного перевести дух.

— Гловер, Бламур, вы живы?! — крикнул он.

— Живы, бычья требуха! — услышал он голос друга и вздохнул с облегчением. — Что же вы сразу не сказали, что у них тараканы в головах?!

— Надо рубить им головы и давить то, что выползет оттуда! — быстро объяснил подоспевшему подкреплению оруженосец барона, указывая на свой каблук, к которому прилипло раздавленное тельце магического насекомого.

— И пусть двое сбивают огонь со стен, — распорядился Ансеис, вновь вступившийся в бой, позабыв о ране. — Не хватало еще, чтобы пламя распространилась по всему замку!

На самом деле барон больше всего беспокоился об утвари и книгах в своей лаборатории, но объяснять это не было времени.

Меньше чем за пять минут беспощадная жатва голов была закончена, и пламя совместными усилиями благополучно потушено.

— Что происходит, друг! — озирая поле битвы и вкладывая меч в ножны, спросил сэр Гловер. — Бычья требуха, было мгновение, когда я подумал, что они просто задавят нас своими телами и мы задохнемся от тяжести!

— Граф, — спросил Ансеис, — сколько их приехало с вами?

— Бычья требуха!!! — выругался Гловер. — Действительно, это я их привез к вам!

— Не в этом дело, — отмахнулся барон. — Сколько их было?

— Шестеро, — ответил граф.

— И еще восемь слуг и оруженосцев, — добавил Бламур.

Слуги подняли стол и опрокинутые кресла, зажгли множество свечей, воины барона стояли у стен в ожидании дальнейших распоряжений господина.

Ансеис посчитал распростертые на полу обезглавленные тела.

— Тринадцать, — сказал он. — Значит, одного не хватает.

— Да, — кивнул Гловер, — здесь нет одного рыцаря. Того самого, с которым я беседовал в дороге. Из остальных слова было не вытащить.

— Найти! — повернулся Ансеис к сенешалю. — Весь замок обыскать, но найти и привести сюда! И пока не найдете, держать усиленную охрану у покоев баронессы и детей. Выполнять.

Бойцы под предводительством сенешаля замка, который на ходу отдавал отрывистые приказания, вышли из помещения, слуги быстро наводили порядок, стараясь обходить валявшиеся на полу безголовые тела и пустые головы поверженных гостей.

Барон устало опустился в кресло, знаком показывая слуге, что хочет пить. Магическая тяжесть, пропитавшая воздух, мешала ему дышать, несмотря на то что он уже полтора десятилетия не владел магической сущностью. Большой Парад Планет начался. Или начнется с секунды на секунду.

— Ты ранен, Ансеис? — участливо спросил Бламур.

— Так, пустяки, — отмахнулся барон. — Сейчас не об этом надо думать!

— А о чем же, бычья требуха? — вмешался Гловер, который, не дожидаясь, пока его обслужат, сам налил себе эля в кубок.

— О графе Маридунском, — ответил Ансеис. — Похоже, ему угрожает смертельная опасность.

— О, проклятье! — воскликнул Гловер. — В Рэдвэлле тоже остались эти заморские рыцари!

— Много?

— Двенадцать человек, — мрачно ответил Бламур, который отвечал за безопасность замка графов Маридунских. — Плюс две дюжины слуг и оруженосцев. Мне немедленно надо отправляться в Рэдвэлл. Эй, — повернулся он к одному из слуг, — бегом распорядись, чтобы приготовили моего коня, я уезжаю.

— Я с тобой, Бламур, — решил сэр Гловер.

— Успокойтесь, — остановил обоих барон. — Нет нужды мчаться ночью, рискуя свернуть себе шею. К тому же до замка вы в лучшем случае доберетесь только к рассвету, когда все будет кончено.

— Но что же делать?! — вздохнул сенешаль Рэдвэлла.

— Мы же не можем оставить Радхаура в беде, бычья требуха! — поддержал его сэр Гловер.

— К тому же в Рэдвэлле гостит Верховный король и другие знатные рыцари, прибывшие на торжества, — добавил мрачный сэр Бламур.

— Хм, — усмехнулся Ансеис, вставая. — Уж не думаете ли вы, что граф Маридунский не справится с тем, с чем справились мы. К тому же там столько рыцарей.

— И еще этот, как его, бычья требуха, Алвисид, — буркнул Гловер.

— Это меня как раз больше всего и беспокоит, — задумчиво произнес барон, разглядывая перстень на безымянном пальце левой руки. Сверкнул фиолетовый кристалл, странным образом ограненный и с выпуклым изображением змейки, свернувшейся спиралью.

— Но ведь не можем же мы сидеть здесь, сложа руки?! — в отчаянии воскликнул Бламур. — Вы как хотите, а я еду!!!

— Вы забыли про Коридор Алвисида, — сказал Ансеис, поворачивая голову в сторону открывшейся двери, где показались сенешаль замка и Отлак. — Нашли? — спросил он.

— Ищут, — кратко ответил сенешаль. — Все остальные приказы выполнены, ворота заперты, посты усилены, у покоев госпожи выставлена охрана: Ваших младших детей привели к ней. Баронесса встревожена этим и просит сообщить, что случилось?

— Идите и успокойте ее, — приказал барон. — Скажите, что я просто решил проверить боеспособность своего гарнизона, поспорив с сэром Бламуром. Но охрану не снимать до моего личного приказания.

— Я совсем забыл про волшебный коридор, — сказал Бламур, как только сенешаль ушел. — Нельзя медлить ни секунды.

— Да, бычья требуха, вперед! — воскликнул Гловер, которому уже доводилось во время достославной осады Рэдвэлла проходить по Коридору Алвисида.

— Граф, у тебя весь камзол в крови, — заметил Ансеис. — Надо, чтобы рану осмотрел лекарь!

— Да время ли сейчас думать о подобных пустяках? Вечер еще не закончен.

— Граф, мы справимся со всеми делами вдвоем с Бламуром. А вот тебя я попрошу оказать мне личную услугу и вместе с Отлаком и моим оруженосцем охранять покои баронессы. Я очень беспокоюсь и могу положиться только на тебя.

— Хорошо, бычья требуха, я сделаю это. Но… но вы поторопитесь.

— Идемте, Бламур, — предложил барон, указывая на вход в башню. Он повернулся к старшему слуге:

— Почему до сих пор не убрали падаль?

— Не было вашего распоряжения, господин. Вдруг вы захотели бы осмотреть их?

— Не захочу, — ответил барон. Несмотря на нетерпение Бламура, он не торопился входить в магический вход, скрытый от посторонних глаз (да и от собственных, если честно) в боковой комнатке лаборатории. Пик грандиозного магического события еще явно не наступил, и барон ждал любых сюрпризов. — Граф, можно тебя на минутку, — остановил он Гловера. — Бламур, подожди меня наверху.

Когда Гловер приблизился, Ансеис прошептал:

— Прошу, присмотри за юношами, они сегодня пытались драться на дуэли.

Гловер удивленно приподнял бровь, но промолчал.

— И очень тебя прошу, сбереги мне моего оруженосца любой ценой. Что бы не случилось. Это очень важно…

— Да кто он такой, бычья требуха, чтобы ты о нем так беспокоился?! Твой незаконный сын?

— Можешь считать, что так, — согласился барон.

— Пока ты не вернешься, на него и муха не сядет, — пообещал граф Камулодунский. — Как и на графиню и остальных твоих детей.

Барон обнял его на прощанье, поморщившись от неловкого движения, потревожившего свежую рану, и ступил на нижнюю ступеньку.

Но не успел бывший чародей сделать и шага, как страшная боль неожиданно навалилась на него, сбив на холодные равнодушные ступени, скрутила иссыхающим жаром, наполняя тяжестью каждую клеточку, не давая дышать, не давая пошевелиться, не давая думать…

Глава десятая

Впадать во гнев владыке недостойно,

Добро и зло решает шах достойно.

Фирдуоси. «Шах-наме»

Шах Балсар поблагодарил Хамрая за раскрытый заговор просто:

— Ты снова спас мне жизнь.

— Когда-нибудь я могу не успеть. Шах вздохнул:

— Все смертны. Я хотел поговорить с тобой насчет заклятия Алвисида.

— Сегодня необычный день. Ничего подобного со времен Великой Потери Памяти еще не было. Большой Парад Планет. Возможно, этой ночью мне удастся снять заклинание.

— Насовсем или на одну ночь?

— На одну ночь наверняка.

Шах встал и в задумчивости прошелся позади кресла.

— Значит, сегодня надо использовать все возможности и зачать наследника…

— Пусть это делает двойник, ведь…

— Двойник испробует, не действует ли заклятье, — кивнул шах, — дальше я сам. Вот что, Хамрай, вчера приехал какой-то славянский мудрец, волхв, прослышавший о моей беде. Он привез дюжину северных русоволосых девиц мне в подарок и утверждает, что они особенные — на них якобы не действуют никакие заклинания и от них я могу зачать наследника. Как ты думаешь, это правда?

— Не знаю, — после некоторого раздумья ответил Хамрай. — На свете может быть, что угодно. Где они сейчас?

— В гареме, где же еще?

Хамрай закрыл глаза, словно целиком погрузился в раздумья, затем сказал:

— Их мысли прочувствовать не удалось. Вполне вероятно, что они действительно какие-нибудь особенные, хотя иногда рождаются люди с природной защитой дум. И, к сожалению, не исключена возможность, что этот твой волхв очередной шарлатан — сколько их уже сюда приходило… Какое вознаграждение он попросил за свой подарок?

— Никакого.

— Хм, странно… Возможно, и в самом деле на земле существуют люди, которых магия не берет и в присутствии которых не действуют самые страшные заклятья. Что-то подобное я слышал, но никогда таких людей не встречал и думал, что все это сказки…

— Я собираюсь испробовать их сегодня. Сперва с ними, потом, если все будет нормально, как ты утверждаешь — с обычными.

— Твоя мужская сила не бесконечна.

— На одну ночь хватит, — усмехнулся Балсар. — Мне нужен наследник любой ценой…

— Я знаю, — кивнул Хамрай. — В башне все готово. Распорядись, чтобы привели женщин, а я пойду приготовлю магический столб. До Большого Парада Планет осталось не так много времени…

Проходя по коридору зверинца, Хамрай проверил запорные заклинания на клетках. Треть клеток опустела, трупы несчастных животных валялись в проходе, большинство оставшихся тварей были в крайне возбужденном состоянии. Хамрай решил, что северных красавиц и обитательниц шахского гарема (который держали, чтобы в народе пересудов не было) пугать сегодня ни к чему, и произвел мощное усыпляющее заклятье. Рев, клекот и мычание стихли, только похрапывал в две глотки шинийский лев.

Хамрай подумал и повернул обратно — распорядиться, чтобы из прохода убрали трупы погибших животных. И вообще, надо сказать Балсару, чтобы перенес зверинец, если он ему так дорог, в другое место. Твари Хамраю давно без надобности, только вонь от них в башню поднимается. Впрочем, зачарованный скелет пусть останется здесь…

Второй этаж башни представлял собой помещенье для проверки: действенно ли сказалось снятие заклятия Алвисида или нет. Хамрай выругался, обнаружив везде толстый слой пыли, вспомнил свои заверения шаху, что у него все готово, и вновь отправился по злосчастному коридору во дворец — пригнать армию слуг, пусть приберут, принесут цветов и фруктов, зажгут множество светильников, чтобы все радовало взор красавиц, для некоторых из которых сегодняшняя ночь может оказаться последней. Но что-то подсказывало Хамраю, что сегодня все получится. Он не знал, будет ли действовать заклинание завтра, но в предстоящую удивительную ночь природная магия (с помощью Хамрая, разумеется) нейтрализует действие заклятья. Странно, но он поймал себя на мысли, что не стремится урвать час плотских утех для себя, ему это почему-то стало безразлично, а в наследнике он не нуждается.

И когда привели женщин из гарема и когда появился шах в сопровождении четырех неизменных телохранителей и огромного толстяка в странном халате до пят, обитом темным мехом, вместе с двенадцатью светловолосыми грудастыми девицами, Хамрай даже не взглянул на красавиц.

Указав одной из светловолосых девушек место на кровати за толстыми прутьями, отделявшими экспериментальную спальню от остального зала, Хамрай подошел к столбу из магических кристаллов. Сопровождавший иноземных девиц колдун (или кто он там был, мысли его Хамраю прочувствовать не удалось) внимательно смотрел за действиями придворного чародея шаха Балсара. Телохранители были относительно молоды, а подобных испытаний не проводилось давно, поэтому двоим из них Хамраю пришлось давать подробные инструкции. Шах Балсар снял перевязь с мечом, передал одному из стражей и подошел к столбу.

После произнесенного магом заклинания столб засветился изнутри, густой розовый туман окутал владыку полумира. Туман уплотнялся и со стороны могло показаться, что он впитывается в столб. Девушки из гарема с неподдельным интересом наблюдали за чародейством, русоволосые же иноземки сидели с совершенно равнодушными лицами, как будто их ничего не касалось. Отравой какой одурманивающей их опоили, что ли, — пронеслось в голове у Хамрая, он слышал, что в северных краях для подобных целей используют ядовитые травы, ягоды и даже грибы.

Через какое-то время из магического столба в противоположную от шаха сторону начал сочиться такой же туман. Он перетекал в комнату и сразу за порогом клубился сгущаясь. Хамрай громко произнес заклинание. Туман сверкнул мириадами искр и испарился, словно и не было его. За порогом стоял полный двойник шаха Балсара. По приказу Хамрая двое воинов мгновенно захлопнули прочную дверь и заперли на тяжелый засов.

Балсар, как всегда не сумев сдержать вздох сожаления, прошел к креслу. Тот, второй, оказавшийся взаперти, тоже был шахом и, прекрасно понимая, что это означает для него, гордо поднял голову — если умереть, то так, как и положено шаху. Он подошел к необъятной постели, на которой возлежала уже сбросившая одежды женщина, и неторопливо начал разоблачаться.

Шах, как и в сотни предыдущих испытаний, смотрел из своего кресла, не отрываясь, девицы из гарема бросали быстрые лукавые взгляды, иноземные же красавицы сидели все так же безучастно. Час Большого Парада Планет приближался, магическая сила переполняла Хамрая, он знал, что сегодня у него все получится.

Маг не смотрел за происходящим в золоченой клетке, его это не интересовало, он готовился к новому, доселе не опробованному колдовству, он собирался подчинить себе грандиозные магические силы природы — это ли не совершеннейшее наслаждение, перед которым низменное обладание женщиной представляется просто пустой тратой времени.

Хамрай открыл глаза только после того, как шах Балсар толчком в плечо вывел его из мечтательного состояния.

— Получилось! Хамрай, получилось!

Маг посмотрел в сторону постели. Обнаженная красавица лежала на кровати, словно неживая, двойник шаха сел на кровать, прикрывшись простыней, он тяжело дышал, страсть медленно утихала в нем.

— Хамрай, это настоящая женщина, не магическая? — спросил Балсар.

— На первый взгляд совершенно обычная, только опоенная каким-то одурманивающим напитком. Но иногда без тщательных исследований невозможно определить, живой человек перед тобой или магическая игрушка.

— Но ты это сможешь выяснить?

— Не сегодня.

— Хорошо, — рука шаха Балсара потянулась к неприметному рычажку в подлокотнике его кресла.

Двойник шаха прекрасно знал предназначение секретного рычажка и внутренне напрягся, готовясь принять смерть достойно.

— Постой, — остановил его чародей.

— Почему нет? — вопросительно поднял бровь владыка полумира.

— Ну если эта женщина не магический морок, то разумно сохранить ей жизнь. Даже если зачатие в ней уже произошло, это твоя кровь…

— Что ж, ты прав, — медленно произнес шах Балсар. Он вынул из ножен меч, подошел к двери и сделал сигнал стражникам распахнуть ее. — Сиди, — глядя прямо двойнику в глаза, произнес он. — А она пусть идет сюда.

Толстый иноземец прокричал что-то на незнакомом Хамраю языке, девица послушно встала и, взяв свою одежду, вышла за дверь.

— Запусти к нему сразу нашу девицу, из гарема, — попросил Хамрай. — Час все ближе, я хочу попробовать свое заклинание.

Чернобровая красотка, повинуясь жесту владыки полумира, как мотылек влетела к двойнику шаха Балсара и обвила точеными ручками волосатую грудь, но тот отмахнулся от нее.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — глядя на шаха, спросил двойник.

— Нет, я не привык разговаривать с зеркалом.

— Мы могли бы править вместе и завоевать весь мир.

— Ты знаешь, что сам себя обманываешь. Да, двоим под этим небом им тесно, и оба отлично понимали это.

— Хамрай, скажешь, когда надо будет, — приказал двойник. Хотя и копия, он все же был шахом, пусть в клетке, пусть обреченным.

До Большого Парада Планет оставалось всего несколько минут.

Старый маг собрал в единый пучок все свои немалые магические силы и собрался выйти в магическое подпространство.

— Хамрай и ты, шах Балсар, — услышал он за спиной ровный и глухой голос иноземца. — Никто не возродит Алвисида, возврата к старому не будет. Вы оба должны умереть.

Хамрай резко повернулся, одновременно входя в магическое подпространство. Но всю сконцентрированную силу он направил не на заготовленное заклинание, а против иноземца. Каким-то зверином чутьем, основанном на вековом опыте, маг понял, что пришелец и не думает шутить и что он окажется гораздо опаснее, чем Хамрай может себе предположить.

Энергия, выпущенная в сторону рослого чужестранца, словно вонзилась в зеркало и, отраженная, накрыла Хамрая с головой. Он попытался убежать из магического подпространства, чтобы спрятаться от непереносимого воя труб страшного суда, который, похоже, для него наступил, чтобы глотнуть воздуха, спасаясь от жгущего каждую клеточку жара, но потерял сознание, тело его бессильно упало на каменные плиты пола, сердце, два столетия защищавшее шаха Балсара, перестало биться.

И владыка полумира (и тот и другой) мгновенно поняли, что Хамрая больше нет.

Иноземец выхватил из ножен меч, все двенадцать женщин достали из складок одежды по тонкому длинному стилету.

Чернобровые красотки из шахского гарема пронзительно завизжали и бросились к выходу из зала.

Балсар выхватил из ножен меч, но его опередил один из вышколенных телохранителей. Мгновенным движением он отсек голову предводителю странных существ, трое остальных воинов тоже обнажили клинки и, не разбирая, что перед ними женщины (всякий с оружием в руках — враг), бросились в бой.

Девица, ждавшая на постели, когда придет ее время, забилась в угол, поджав под себя ноги, и ее истошный крик, да мужские проклятья заполнили пространство испытательного зала.

Двойник шаха Балсара, заключенный в клетку, видел, что шах отбивается сразу от четырех противниц — невзирая на более чем почтенный возраст, Балсар, благодаря чудесному дару Моонлав, выглядел чуть больше чем на сорок лет, и рука его была крепка. Но двойник первым обратил внимание на то, что клинки пронзают странных дев насквозь, не причиняя им видимого вреда, в то время как их предводитель, у которого отрубили голову, лежал неподвижно, раскинув руки, и из среза вытекала неприятная на вид жидкость, ничуть не напоминавшая кровь.

— Рубите им головы! — закричал двойник, словно он командовал своим телохранителям.

И его призыв был услышан.

Но в сердце одному из воинов шаха Балсара уже вонзился острый клинок, другой клинок пронзил горло второму.

Третий и четвертый, наиболее опытные и удачливые, прикрывая друг другу спину, пытались пробиться к повелителю, который весьма успешно отражал атаки не слишком умелых воительниц.

Двойник шаха в отчаянии осмотрел свою клетку, подскочил к дубовому столику у изголовья, на котором стояли светильник и ваза с фруктами, схватил его за ножку и с удвоенной силой, от опасности и вдруг проснувшейся надежды, обрушил его на дверь, закрывающую выход к свободе.

Шах заметил это, но он был оттеснен от кресла с заветным рычажком

— Рычаг в правом подлокотнике кресла! — крикнул он телохранителям. — Рычаг! Нажмите рычаг!!!

Если воины и поняли господина, от кресла они тоже были далеко и едва отбивали яростные атаки; оба были ранены, но уже четыре или пять магических иноземок валялись на полу с отрубленными головами.

Двойник шаха Балсара обрушил второй сокрушительный удар на дверь, третий, четвертый… Столешница отлетела, он перехватил толстую деревянную ножку на манер тарана и принялся наносить удары в одну точку, понимая, что петли засова вот-вот подадутся.

Когда заветная дверца распахнулась, в живых оставались лишь шах Балсар, последний телохранитель и две светловолосые воительницы, жить которым оставалось лишь несколько мгновений.

Когда обе светловолосые убийцы были повержены и Балсар обернулся к двойнику, тот уже склонился над телом Хамрая.

— Жив? — сглотнул Балсар.

— Мертв, — ответил двойник.

Он выпрямился, и в руке его блеснул заговоренный меч, который сегодня днем Хамрай взял у зачарованного скелета в зверинце.

Телохранитель, повинуясь жесту шаха Балсара, отступил на шаг.

Это дело их двоих, в башню поднялся один шах, один и выйдет. Они оба были совершенно одинаковы, и кто одержит верх — игра случая. В любом случае простой народ, прославляющий своего мудрого повелителя, никогда и ничего не узнает.

Глава одиннадцатая

Вовеки не замрет, не прекратится

Поэзия земли. Когда в листве,

От зноя ослабев, умолкнут птицы,

Мы слышим голос в скошенной траве

Кузнечика. Спешит он насладиться

Своим участьем в летнем торжестве,

То зазвенит, то снова притаится

И помолчит минуту или две.

Д.Китс

— Лекаря!!! — заорал граф Камулодунский, услышавший звук падения барона Ансеиса. — Где он дрыхнет, бычья требуха, когда господину плохо!

С верхнего этажа сбежал встревоженный сэр Бламур.

— Что случилось, Гловер?

— Откуда мне знать, порази меня гром! Мы попрощались, он пошел к тебе и упал.

— Рана опасная?

— Да нет, пустяшная. Ничего не затронуто важного, он сам сказал. Наверное, опять какая-нибудь магия.

— Что же делать? — простонал Бламур.

— Снимай с него перстень и дуй через Коридор Алвисида в Рэдвэлл.

— Нет, один я в этот волшебный коридор не пойду.

— Да что с ним, в конце концов?

— Не знаю.

Зато барон Ансеис, страдающий от невыносимой тяжести боли, прекрасно знал, что она означает. К нему возвращалась магическая сущность. А это означало только то, что Хамрая, придворного чародея владыки полумира шаха Балсара, больше нет в живых. То есть теперь он Хамрай. И значит, отсидеться в замке ему не удастся.

Как только боль чуть-чуть отпустила, барон попытался встать на четвереньки. Сильные руки Гловера и Бламура тут же подхватили его и поставили на ноги.

— Держись, друг, — подбодрил Гловер, — сейчас придет твой лекарь и даст понюхать какой-нибудь дряни, от которой тебе станет легче.

— К черту лекаря, — ответил Ансеис. — Мир сошел с ума! Бламур, нам надо торопиться.

При помощи сенешаля Рэдвэлла он доковылял до верхнего этажа, где в запретной комнатке находилась заветная дверь в волшебный Коридор Алвисида. Барон шел, словно больной, который тридцать лет пролежал безвылазно в постели и теперь вынужден переставлять ноги. Впрочем, уже в лаборатории ему стало легче. Извинившись перед спутником, он подошел к огромным стеллажам, взял какую-то склянку, задрал на себе рубаху и густо смазал рану с уже запекшей кровью.

— А ты не ранен, Бламур? — спросил барон.

Старый рыцарь отрицательно покачал головой. Всем сердцем он стремился в замок, за безопасность которого отвечал не за страх, а за совесть, но торопить Ансеиса не решался.

Все еще тяжело ступая, хозяин замка подошел к неприметной двери и распахнул ее, жестом приглашая спутника взять один из канделябров, свечи в которых продолжали гореть, и посветить ему.

Бламур вошел вслед за бароном, тот возился у какого-то хитрого механизма с множеством странных приспособлений, цепочек и шестеренок. С натугой потянув на себя рычаг, Ансеис привел в действие хитрую механику, и огромная плита из цельного гранита со скрежетом отъехала в сторону, освободив проход в еще одну комнату, в противоположной стене которой находился заветный вход в Коридор Алвисида.

Сенешаль Рэдвэлла мгновенно сообразил, для чего придумана эта предосторожность — чтобы незваные гости не появились на пороге в самый неподходящий момент, пусть звонят в колокольчик, шнур от которого рядом с неподъемной плитой, и дожидаются, пока хозяин во всеоружии не придет узнать, кому он мог понадобиться. Сам Бламур вынужден был постоянно держать пост в подземелье, где находилась родовая усыпальница графов Маридунских и где ложная могила скрывала проход к Коридору Алвисида. Конечно, волшебных перстней, позволяющих открыть вход, в мире очень мало, настоящий перстень Алвисида хранится у его законного потомка графа Маридунского. Но Ансеис в свое время научился изготавливать не только перстни, позволяющие открывать вход, но и создавать сами входы в любой точке мира, до которой сможет добраться. Конечно, Бламур полностью доверял барону, но, несмотря на десятилетие добрых отношений с алголианами, он не мог беспредельно быть уверенным, что эти отношения не изменятся при смене их очередного лидера: был прецедент. А уж о намерениях неведомого шаха Балсара, подчинившего себе огромные территории на далеком юге, Бламур мог только догадываться. Он знал, что и Балсар с двойником Ансеиса Хамраем, и алголиане вовсю пользуются Коридором, сохраняя между собой холодный мир, но ни те ни другие ни разу даже не попытались открыть выход в Рэдвэлл. Да и барон лишь три или четыре раза за все время воспользовался им, предпочитая верховую прогулку до замка Радхаура. А уж Бламуру и в голову не могла прийти мысль попросить у графа перстень для собственных нужд: если захочет навестить друга, то тоже еще из седла не вываливается и в носилках не нуждается. Радхаур же Коридор почему-то не любил, хотя при необходимости пользовался. То есть волшебные перстни точно, кроме барона и графа, есть у верховного короля, алголиан и шаха Балсара, а сколько их существует всего — ведомо только Силам Космическим, поскольку раз уж Ансеис научился делать открывающие коридор перстни, то наверняка и для алголиан это проблем не составит.

В правильности своих соображений Бламур смог убедиться, едва ступил в ярко освещенный магическим светом волшебный коридор — он значительно изменился, входов стало больше в несколько раз, чем было изначально. Над новыми выходами не было аккуратных строгих табличек Алвисида, а лишь нанесены какие-то знаки простой краской, некоторые и вовсе никак не были подписаны.

Барон, сжимая в руке отлично зарекомендовавший себя в деле клинок шаха Балсара, достаточно уверенным шагом направился к входу в Рэдвэлл. Бламур оставил канделябр в комнатке, дождался, пока плита за ним закроется, и почти бегом поспешил за Ансеисом.

Барон уже успел успокоиться, когда подносил перстень к магической плите. Если когда-то в совершенстве овладел инструментом, то и спустя десятилетия руки помнят, как с ним обращаться. Он чувствовал, что магическая энергия переполняет его, он знал, как ею пользоваться. Но Ансеис так же знал, что «просто» ничего не бывает и неизвестно, что ожидает там, за плитой. По старой привычке, перед тем как открыть плиту, он принялся отсчитывать до шестнадцати.

Резкий звук за спиной заставил Бламура вздрогнуть и обернуться. Ансеис обернулся не так поспешно, но не менее быстро, он не стал использовать вновь обретенные магические способности, чтобы узнать, что произошло; когда-то давно он привык экономить энергию даже в малом, может, это и позволило почти безболезненно прожить полтора десятка лет без магии.

В Коридор открылся еще один вход, на пороге, морщась от мгновенного перехода из полутьмы в яркий магический свет, стоял мужчина с обнаженным длинным и тонким мечом в руке, а позади него виднелось еще около десятка вооруженных людей.

Барону Ансеису не надо было напрягать память, чтобы вспомнить, куда ведет этот выход, сделанный еще Алвисидом. И по одеждам верховного координатора он понял, кто перед ним — Мекор. Но в каком тот был виде!!!

Кожа лица у него была серая, щеки впали, глаз не было видно — лишь черные пятна, из которых текли два кровавых ручейка, уже подзасохших, уши словно прилипли к черепу, от положенной верховному координатору по статусу пышной шевелюры не осталось и следа, причем, похоже, потерял свои волосы Мекор совсем недавно.

Верховный координатор узнал сенешаля Рэдвэлла и его спутника и с видимым облегчением спросил:

— Что ты здесь делаешь, Хамрай? Или… ты барон Ансеис?

— И то и другое. Хамрай погиб.

— Как?

— Не знаю. Но погиб. Ко мне перешла его магическая сущность. Что с тобой?

— Против нас выступила новая, неведомая ранее сила. Всей магической мощи ордена не хватило. Три хэккера погибли, полегли почти все дебаггеры, бывшие в храме, я сам выжил лишь благодаря умелым действиям рядовых бойцов, но мы победили… Я едва стою, но если Алвисиду угрожает опасность… Ты тоже ранен, что случилось?

— Так ты не знаешь, кто на тебя напал? — не отвечая на вопрос, спросил барон.

— Некогда было выяснять, моя главная забота — Алвисид.

— Моя тоже, — усмехнулся Ансеис и добавил:

— Теперь. Но те, кто напали на нас в моем замке, назывались представителями Сил Космических.

— Ты веришь этому?

— Я вообще мало кому и чему верю.

— Но как ты справился с ними? Если уж мы… И Хамрай, со всей его магической силой… Как же ты уцелел?

— Сейчас мне пришла в голову простенькая мысль: я выжил только потому, что еще не обладал магией. Кожей почувствовал, что любое магическое движение будет с удвоенной силой направлено против меня. Мы взяли их мечами, со мной были Бламур и сэр Гловер.

— Сэр Гловер?

— Граф Камулодунский.

— А… Он погиб?

— Нет, охраняет мою семью. Одного из нападавших мы упустили.

— Что происходит в Рэдвэлле?

— Сами хотели бы знать, — вставил слово Бламур.

— Так что ж мы медлим?

— Не стоит с головой бросаться в прорубь, едва выбравшись из пламени. Необходимо успокоиться.

— Я спокоен, — заверил верховный координатор, но Ансеис ему не поверил.

— Думаю, что не стоит использовать сегодня магию, что бы ни случилось, — предложил он. — Твои бойцы ею владеют?

— Почти нет.

— Надеюсь, они лучшие из лучших?

— Те, что оказались рядом. Но ты же знаешь, что у нас нет лучших и худших.

— Да, знаю, — кивнул Ансеис. — Но и ты помни о запрете на магию…

— Я понял. Сил у меня не осталось.

Хамрай вставил магический перстень в специальный паз, и плита мгновенно взлетела вверх, свет коридора осветил небольшой проход и ступеньки, ведущие наверх.

— Раз магию не используем, — сказал Хамрай, — пусть твои воины руками сдвигают крышку на могиле.

Мекор сделал жест, и алголиане поспешили вперед. Ансеис не трудился их пересчитывать, он знал, что их ровно шестнадцать.

— Пропустите меня, — потребовал Бламур. — У гробницы круглосуточно стоит пост моих людей. Не надо лишних жертв, каждый человек может оказаться на счету.

— Разумно, — согласился Мекор, — не стоит терять бойцов.

Едва крышка была сдвинута и в щель пробился свет факелов, в нее тут же уставились два арбалета и строгий голос спросил:

— Кто идет?

— Свои, Клэйв, — устало ответил Бламур, подумав, что ничего его люди не смогут сделать против любого мало-мальски мощного злонамеренного мага. Надо будет обсудить эту проблему с Ансеисом. А если честно, надо было обсудить ее с ним много лет назад, когда Радхаур решил выставить здесь постоянный пост. — Где граф?

— Не знаю, — ответил воин.

— В замке спокойно?

— У нас все тихо.

Бламур со спутниками выбрались в подземелье. Алголиане, привыкая к полумраку, выстроились походным порядком, который в мгновение ока преобразуется в боевой.

— Закройте крышку и продолжайте нести службу, — распорядился сенешаль и, отлично зная путь, направился мимо усыпальниц к выходу из подземелья.

Снаружи стоял всего один воин — следил, чтобы в графскую усыпальницу не забрел кто-либо из многочисленных гостей замка. Увидев невесть каким образом появившегося начальника, ранним утром уехавшего куда-то с ночевкой, да еще в сопровождении такой необычной свиты, часовой, приготовившийся к утомительному ночному дежурству, хотел было что-то сказать, но Бламур остановил его:

— В замке все спокойно?

— Как обычно.

— Ничего подозрительного не слышал?

— Нет…

— Давно заступил?

— Только что, минут десять как сменил Блэра.

Это было странно. В случае любой заварушки непременно поднялся бы переполох. Уж в караулке-то непременно, Бламур мог положиться на начальника стражи.

— Хорошо, продолжай охранять вход.

И опять сенешаль подумал, что любой маг, прими его обличье, мог бы сейчас беспрепятственно пройти дальше. Он вспомнил о своей былой задумке — ежедневно меняемом пароле, — и лишь тяжело вздохнул, сообразив, что практически любой чародей может читать чужие мысли. Но припомнив, что алголиане учат всех бойцов ставить непреодолимый даже для такого могучего мага, как барон Ансеис, заслон всем любителям копаться в их думах, Бламур решил, что обязательно выведает этот секрет, которым к тому же владеет и граф, и обеспечит должную охрану замка.

— Куда мы направляемся? — поинтересовался тем временем барон Ансеис.

— В графские покои, куда же еще? — удивился сенешаль, который в первую очередь думал о господине.

— Сейчас уже за полночь, — заметил Ансеис. — Впрочем, граф бывалый воин и ему не впервой просыпаться посреди ночи, наш рассказ позабавит его. Если, конечно, он не задержался с друзьями до утра за дружеским пиром.

Бламур кивнул: могло быть и такое, особенно сейчас, когда в Рэдвэлл со всех концов Британии начали съезжаться рыцари. Разумеется, главные торжества впереди, но…

— Пройдем мимо покоев графа, — решил сенешаль, — они ближе.

— И рядом с ними находятся помещения Алвисида, — скорее Мекору, чем ему, напомнил Ансеис.

Нынешний граф Маридунский довольно редко бывал в своем замке, посвятив жизнь собиранию Алвисида и свалив все заботы о хозяйстве на старого Бламура. Сенешаля это ничуть не смущало, почти все дела он вел и при старом графе, погибшем в той знаменательной битве пятнадцатилетней давности. Бламур был искренне привязан к молодому господину, и когда тот жил в замке, считал это время для себя праздником, хотя хлопот изрядно прибавлялось.

Два воина спокойно беседовали в довольно неплохо освещенном факелами коридоре, в который выходили лишь двери из комнат графа и из помещения Алвисида. Увидев своего начальника, оба вытянулись по струнке, мгновенно прекратив разговор.

— Господин у себя? — спросил сенешаль пожилого воина, который состоял у него на службе более двух десятков лет и помнил еще старого графа Отлака.

— Нет, граф уехал сегодня утром, и Трэвор говорил, что до завтра его точно не будет, если не дольше.

— Куда уехал? — встревожился Бламур.

— Не знаю, спросите у Трэвора.

— Хорошо, спрошу, — кивнул Бламур. — К Алвисиду никто не заходил?

Вообще-то пребывание почти возрожденного бога алголиан в Рэдвэлле считалось секретным, поэтому и был выставлен в этом коридоре круглосуточный пост, потому и были устроены поблизости с библиотекой, где теперь обитал Алвисид, графские покои, но для спутников Бламура это никакой тайны не составляло — и Ансеис, и Мекор неоднократно испрашивали аудиенции у потерявшего силу бога, бывшего к тому же и знаменитым бриттским рыцарем, сподвижником легендарного короля Артура и предком нынешнего хозяина Рэдвэлла.

— Нет.

— И ничего странного не заметили?

— Нет.

— Сэр Бламур, позовите ко мне старшего из шестнадцати охранников, — все еще очень слабым, но уже чуть окрепшим голосом, попросил верховный координатор сенешаля — именно попросил, а не приказал, прекрасно понимая, кто распоряжается в замке.

— Позови, — кивнул Бламур молодому охраннику, думая о том, куда мог уехать его господин, который еще вчера вечером никуда не собирался, иначе бы сенешаль не покинул замок.

Стражник открыл дверь и скрылся за ней.

Бламур спросил у пожилого бойца:

— Давно на посту?

— Да уж скоро сменить должны.

— Король Этвард в трапезной или уже отдыхает? — поинтересовался сенешаль и тут же запоздало подумал: откуда это знать стоящему на посту воину.

Но тот ответил:

— Король Этвард, сэр Таулас и еще некоторые рыцари отправились к Озеру Трех Дев вместе с алголианами, — быстрый взгляд в сторону изможденного Мекора в парадных одеяниях и шестнадцати бойцов за его спиной, замерших, точно изваяния, — посмотреть на их обряд инициации, который пройдет сегодня в полночь. Наверное, уже прошел. Вернутся или завтра к вечеру, или послезавтра. Интересно, удастся ли кому-нибудь на этот раз вытащить меч координатора Фоора?

Бламур сердито кашлянул, словно укоряя не в меру болтливого бойца, и посмотрел на Ансеиса, тот лишь усмехнулся в ответ. Бламур подумал, что, похоже, беда пронеслась мимо замка и, все больше успокаиваясь, решил как можно скорее отвести старого друга в трапезную, напоить его, да заодно и алголиан, горячим целебным элем и перевязать наконец рану барона.

Дверь в помещения Алвисида распахнулась, но на пороге вместо начальника алголианской охраны они увидели стражника с широко вытаращенными от ужаса глазами:

— Они там… все мертвы…

Барон Ансеис отстранил опешившего Бламура и решительно шагнул к дверям, Мекор тоже, и они бок о бок вошли внутрь, шестнадцать алголианских бойцов молча последовали за ними, и у Бламура даже не возникло мысли остановить их, чтобы они пропустили его, сенешаля, посмотреть, что же случилось в замке, за безопасность которого он отвечал. Впрочем, остановить этих бессловесных бойцов было бы не легче, чем пытаться преградить путь горной лавине, и Бламур, так и не произнеся ни слова, остался один на один с двумя своими охранниками.

— Головы поснимаю, — сорвал на них злость старый рыцарь. — Вы зачем здесь стоите, для украшения?

Молодой боец от ужаса увиденного не мог и слова произнести в свое оправдание.

— Мы ни на мгновение не отлучались!!! — поспешил заверить начальника Руан. — Мы службу знаем, у нас и таракан бы незамеченным не проскочил!

— Таракан? — уставился не него сенешаль. — Что ты сказал?!

— Ну… это… так, к слову…

— Смотрите у меня, — пригрозил Бламур и шагнул в покои Алвисида, чтобы узнать, что там, в конце концов, произошло. Затем повернулся на пороге и приказал:

— Руан, останешься здесь. А ты подбери сопли, разыщи начальника караула Трэвора и приведи сюда, да так, чтобы ни одна живая душа не узнала! Понял?!! Бегом!!!

Шестнадцать алголиан, пришедших вместе с верховным координатором, стояли вдоль стен, ожидая приказа Мекора или мгновения, когда придется действовать без приказа, по обстоятельствам.

Картина, представшая перед глазами в ярко освещенном зале, была, конечно, ужасная, но за свои годы Бламур видел и не такое, к тому же от странных алголиан всего можно было ожидать. На полу, преграждая проход к спальне поверженного бога, лежали мертвые алголиане, и мужчины, и женщины, у каждого в груди торчал короткий алголианский кинжал, предназначенный для ритуальных обрядов.

— Они сделали себе дэлетс? — глухо спросил Бламур.

— Нет, — коротко ответил Мекор.

— Почему ты в этом уверен? — поинтересовался Ансеис.

— Один из них, либо последний оставшийся в живых, либо младший, обязан был отложить священный обряд, пока не расскажет о происшедшем старшим по приоритету. К тому же у них выжжена память, что при дэлетсе не делается.

— Вы воспользовались магией? — поднял бровь Ансеис.

— Я помню ваше предостережение, — мрачно ответил Мекор и сделал знак своим бойцам, чтобы они освободили проход.

Спальня, как ни странно, тоже была ярко освещена в столь поздний час — впрочем, сенешаля замка это беспокоило только с точки зрения пожарной безопасности, расход свечей и благовонного масла его никак не касался, всем необходимым алголиане снабжали себя сами.

Алвисид лежал на постели, вытянув руки вдоль тела, и ничем не напоминал жизнерадостного человека, с которым Бламур иногда в последние годы общался. Он был белого цвета, словно мраморная фигура, и больше походил на статую, что стояли в начале подземелья замка.

— Он мертв? — спросил сенешаль у своих спутников, которые гораздо больше его понимали в магии и прочих божественных делах.

— Бога нельзя убить, — не оборачиваясь ответил барон Ансеис.

Все трое подошли ближе к постели, Бламур бросил быстрый взгляд на верховного координатора и тут же отвернулся — настолько тот был страшен в своем горе.

Совершенно неожиданно каменный бог открыл глаза, взгляд его был затуманен.

— Хамрай, ты? — едва слышно прошептали мраморные губы.

— Да, — ответил барон Ансеис, — и Мекор.

— Хранители, — сказал Алвисид.

Барон Ансеис тяжело вздохнул — слишком туманны и неясны были упоминания о хранителях, их почему-то все время опасался шах Балсар.

Все трое молча ждали, не скажет ли чего еще поверженный бог. И дождались:

— Озеро Трех Дев…. Поспешите.

Глаза Алвисида закрылись. Больше они не дождались ни слова и прошли в первую комнату, где живые алголиане унесли в спальни мертвых.

Барон Ансеис в задумчивости присел на край кресла Алвисида. Мекор с укором посмотрел на него, но ничего не сказал.

— Сейчас в Рэдвэлле находится дюжина рыцарей, которые представились как прибывшие из-за трех морей, — сообщил Ансеис верховному координатору. — Шестеро их товарищей явились в мой замок днем, вместе с Гловером и Бламуром, они очень хотели видеть меня до захода солнца. Я думал, это посланцы Балсара, а они… В общем, они не люди, в их головах сидят… твари, похожие на очень светлых тараканов, вот таких размеров, — он показал ладонь. — Хамрай погиб, вы чуть не погибли, вас спасла вся мощь вашего ордена. На магическом уровне связываться с ними не имеет смысла, в чем вы могли убедиться на собственной шкуре…

Мекор кивнул.

— Не стоит использовать даже малейшую магию. Но как бойцы они никудышные, смею вас заверить, — продолжил барон.

В дверях появился начальник караула Трэвор.

Бламур тут же повернулся к нему:

— Доложи обстановку в замке.

— У нас все тихо, — несколько напряженным голосом ответил тот.

— Все тихо? — со злостью переспросил верховный координатор алголиан.

— Да, — твердо ответил Трэвор, которому посланный за ним боец наверняка рассказал об увиденном. — А что происходит на этой территории, — он обвел взглядом помещение, — нас не касается, нам запрещено переступать этот порог. Мы только охраняем и его никто не переступал с того момента, когда ваши уехали к Озеру Трех Дев.

— Он прав, — вступился Бламур и снова повернулся к начальнику караула:

— Где сейчас заморские рыцари?

— Двое в замке, остальные уехали в сторону Маридунума примерно через полтора или два часа после отъезда алголиан и короля Этварда. Наверное, тоже решили посмотреть на церемонию.

— Значит, — вмешался барон Ансеис, — в замке только двое из этих заморских рыцарей?

— Да.

— Где они? — наливаясь яростью, спросил сэр Бламур.

— Спят, наверное, — ответил Трэвор. — Сразу после заката они покинули трапезную и ушли в отведенные им комнаты.

— Сколько их всего вместе со слугами и оруженосцами в замке?

— Ну… По-моему, восемь. Может, шесть или семь. Не больше десятка.

— Хорошо, — задумчиво кивнул барон Ансеис. — А вам известно, куда отправился сэр Радхаур?

— Да, графа пригласил к себе царь озер Тютин. Когда граф встретился с ним, тот предложил ему принять участие в каком-то большом празднике у короля морей Лера. Граф согласился, а сопровождавшие его к озеру барон Кайрон и сэр Манч вернулись обратно в замок. Можете спросить у них, они вернулись не так давно и еще ужинают в трапезной.

— Еще что-нибудь сказать можешь?

— Нет, все спокойно.

— Спокойно!!! — вскричал Бламур, но тут же взял себя в руки и распорядился, почти в точности повторив приказания барона Ансеиса своему сенешалю, отданные менее получаса тому назад:

— Закрыть ворота, никого не выпускать, удвоить посты. Всех остальных привести в полную готовность и ждать меня у коридора, где спят заморские рыцари. Ждите меня, я сейчас подойду. Иди!

— Отдайте распоряжения, чтобы приготовили коней, — сказал вдруг Ансеис. — Мы должны поспешить к Озеру Трех Дев.

— Да, — согласился Бламур. — Приготовьте лошадей. И вели вскипятить эля да немедленно принести сюда господину барону. — Он повернулся к Мекору:

— Вам тоже?

Тот отрицательно покачал головой.

— Все, — сказал Бламур Трэвору. — Иди!

— Постойте, — остановил его верховный координатор. Он уже полностью оправился от пережитых потрясений, и в голосе его появилась прежняя властная твердость. Ему предстояло действовать и принимать решения, все переживания были отброшены в сторону. — К комнатам этих рыцарей, которых вы зовете заморскими, даже не подходите. Мы разберемся сами.

Бламур вопросительно посмотрел на барона Ансеиса. Тот, после секундной паузы, кивнул.

— Значит, пусть все будут готовы отправиться в путь, — распорядился Бламур.

Время улетало стремительно, в эту грандиозную ночь надо было действовать быстро и решительно, но и Мекор, и Ансеис понимали, что разумнее как следует обдумать ситуацию и, по мере возможности, разобраться в ней, предвидя наихудшие варианты, чем с обнаженным мечом, раздирая горло воинственным кличем, бросаться в неизвестность. Ясно, что противник перед ними совершенно неведомый и очень опасный, но, как показали события в замке барона и в алголианском каталоге, — не такой уж непобедимый.

Глава двенадцатая

Смерть, не гордись, когда тебя зовут

Могучей, грозной. Жалкие слова!

Кого взяла ты — в вечности живут,

И навсегда моя душа жива.

Джон Донн

К Озеру Трех Дев подъехали, когда до полуночи оставалось совсем чуть-чуть. Множество алголианских факелов освещали берег небольшого водоема с тремя выступающими из воды камнями, напоминающими трех согбенных горем женщин.

Церемония алголиан, в чем Этвард мог убедиться, была продумана до мелочей и вызывала лишь восторженные чувства как у участников обряда, так и у зрителей, весьма холодно, если не сказать больше, относящимся к алголианской вере.

Неподалеку от берега находилась хижина отшельника, которую некогда выстроил сэр Таулас. Новый отшельник (живущий здесь уже пятнадцать лет), а вернее, отшельница, встретила высоких гостей, склонившись в поклоне, и тут же скрылась в своем убогом жилище. С тех пор как в озере оказался меч верховного координатора Фоора, христианские рыцари иногда заглядывали к чудесному озеру, но, конечно, не так часто, как в былые времена, а вот алголиане построили себе в лесу нечто вроде гостиницы или небольшого монастыря, где постоянно жили шестнадцать мужчин и шестнадцать женщин, они и подкармливали немногословную отшельницу, время от времени подправляя ветхое строение и перестилая крышу. На предложение выстроить новую хижину отшельница отвечала категорическим отказом. Алголиане же увеличили площадку перед берегом, где покоился в ожидании нового хозяина меч координатора Фоора, выкорчевав близрастущие деревья, выровняли ее, засеяли травой и аккуратно выкашивали, чтобы нога ступала мягко.

Незадолго до наступления темноты король Этвард вновь сел в алголианскую карету, чтобы обсудить с хэккером Травлом детали возложения Экскалибурна в озеро. Этвард поинтересовался (и теперь очень жалел об этом), какое заклинание было наложено на легендарный меч ранее. То, что он услышал, неприятной занозой царапнуло по собственной гордости — по заклинанию, Экскалибурн мог достать из толщи вод любой потомок по прямой Артура Пендрагона в девятом поколении и дальше, первенец мужского пола. То есть если бы Этвард не поехал в свое время к Озеру Трех Дев, то Экскалибурн мог вытащить его старший сын, или, потом, внук… А он-то всю жизнь предполагал, что Экскалибурн дался ему потому, что он — достоин, потому, что на него возложена великая миссия, потому, что… Да все это уже на самом деле неважно — так или иначе, он выполнил почти все, о чем мечталось, да и Экскалибурн уже отслужил свое.

Зрелище алголианской церемонии было торжественным и неспешным. Хэккер Травл стоял возле заветного места в окружении факелоносцев, и узнать в этой застывшей фигуре того доброжелательного собеседника, с которым Этвард общался час назад, было невозможно. Сам Этвард, в окружении своей свиты, стоял неподалеку.

Допелся последний хвалебный файл, прочерчены в воздухе священные спирали Алвисида. То, ради чего все собрались, началось. Распорядитель церемонии выкрикнул имя, и первый из посвящаемых вышел к берегу, губы молодого алголианина беззвучно шептали благодарственный файл.

Посвящаемый встал на колено, протянул руку, вглядываясь в дно, где, в свете факелов, меч верховного координатора был отлично виден. Наконец, он поднялся и показал пустую руку. Распорядитель назвал имя следующего посвящаемого.

Это обещало затянуться надолго. По договоренности с хэккером Травлом Экскалибурн с соответствующим заклятием будет положен в Озеро Трех Дев после церемонии посвящения.

Этвард был готов к долгому ожиданию. Еще до начала церемонии хэккер Травл предлагал поставить для него кресло, но Этвард отказался. Он смотрел на молодых алголиан в парадных одеждах, на то, как они протягивают руку к заветному мечу, и думал, что наверняка у каждого есть хоть маленькая надежда — а вдруг я вытащу заветный меч? Король прекрасно помнил (словно не прошло с тех пор долгих лет), как сам стоял на этом берегу и смотрел на меч, казавшийся тогда совершенно недостижимым. Сегодня он собирается вернуть реликвию на место — и теперь уже навсегда.

Погруженный в собственные мысли и воспоминания, Этвард не сразу обратил внимание, что вокруг что-то изменилось.

Очередной инициируемый алголианин, протянув руку за мечом верховного координатора, вдруг рыбкой нырнул в озеро. Этвард подумал, что тот просто поскользнулся на мокрой траве, поэтому не бросился на помощь — это дело алголиан, сами справятся. Но никто не шелохнулся, чтобы помочь несчастному. По легкому колебанию факелов, шуршанию одежды и звуку вынимаемых из ножен мечей, Этвард понял, что все смотрят в сторону, противоположную берегу. Он тоже повернулся, непроизвольно потянувшись пальцами к рукояти Экскалибурна.

К озеру подходил отряд вооруженных рыцарей. Кажется, их предводителя Этвард видел среди гостей Рэдвэлла, но сейчас в замке, накануне празднеств, настоящее столпотворение, и до конца король не был убежден в том, что видел именно этого человека.

— Настал час, когда мир изменится! — провозгласил тот. — Все, кто хочет возрождения Алвисида и его братьев, должны быть убиты!

Это была земля на которой он, Этвард, был королем. Он сделал шаг вперед.

— Где тот, кого называют Наследником Алвисида? — требовательно спросил предводитель пришельцев. — Он должен умереть.

От такой наглости Этвард потерял дар речи. За его спиной десяток рыцарей, среди которых, между прочим, сэр Таулас, а также шестнадцать раз по шестнадцать (и даже больше, учитывая дебаггеров и прочих) алголианских бойцов, а этих самозванцев, кто бы они ни были, не более двух десятков вместе с оруженосцами.

Сэру Тауласу сказанного было достаточно. Он пробурчал нечто неразборчивое, но по тону совершенно точно можно было понять его чувства. Клинок вонзился в грудь наглецу по самую рукоять.

В это же мгновение четыре меча пронзили прославленного воина.

Этвард выхватил меч и подумал: «Чего же медлят алголиане?!!»

Бросив быстрый взгляд в их сторону, он не поверил собственным глазам: они, алголиане, были мертвы! Упавший факел лежал рядом с лицом — +\, хэккера Травла, и оно, в отблесках пламени, было ужасно: щеки ввалились, из глаз струились два ручейка крови.

Значит, рассчитывать надо исключительно на свои силы. Не подведи же, легендарный Экскалибурн, послужи последний раз!

Тело сэра Тауласа валялось под ногами предводителя странных рыцарей, который уже отбивал удар одного из спутников короля Этварда. Смертельный удар бывшего отшельника не причинил незнакомцу никакого вреда!

Этвард вступил в бой и сражался отчаянно, понимая, что этот бой (как, впрочем, и все предыдущие) может оказаться последним в его жизни.

При свете полной луны и валявшихся повсюду алголианских факелов происходило ожесточенное сражение с врагами, которые оказались неуязвимыми — смертельные раны не причиняли им никакого вреда.

Вдруг из блестящего зеркала озера выскочила какая-то фигура со сверкнувшей в лунном свете полоской в руке.

— Этвард, я с тобой! — услышал король такой знакомый голос, и рядом с ним, спина к спине, выросла фигура названного брата.

Этвард даже не успел удивиться, откуда он здесь взялся, он тут же отразил удар, направленный в грудь Радхауру.

Так же как тогда, пятнадцать лет назад, они стояли плечом к плечу, спина к спине, два названных брата, давших священную клятву вечной дружбы, на этом же берегу Озера Трех Дев, и отражали яростные атаки врага. Этвард задыхался от счастья: даже если ему суждено погибнуть сегодня, он знал — камень предательства больше не лежит на его душе. Брызги с мокрых волос названного брата капали на него словно кровь, которую в тот далекий день они смешали и которая придаст ему новых сил!

По численности противники были примерно равны, и если б не пугающая неуязвимость незнакомцев — мечи бриттов не наносили им существенного вреда, в то время как их клинки калечили и убивали!..

Бой продолжался уже более десяти минут, и спутники короля Этварда падали один за другим, только он с Радхауром, отбивая удары и нанося ответные, правда, без ущерба для врага, были словно заговоренные.

— Держитесь! — неожиданно Этвард услышал еще один знакомый голос, но не сразу понял, чей. — Рубите им головы! Только так их можно победить!!!

Король посмотрел в сторону новых действующих лиц и вдруг — не увидел, нет, сердцем почувствовал — что Радхаур упал. Этвард резко повернулся, на замахе нанеся удар поразившему брата врагу, и отсек тому голову. Из отлетающей головы прямо на грудь поверженному Радхауру вывалился не правдоподобно огромный, отвратительный таракан, которого король тут же подцепил на кончик Экскалибурна…

Глава тринадцатая

А мудрый Алгол, в неведомой, недоступной пустоши моделировал свою прекрасную Вселенную, где Зло отсутствует как таковое. Save! Save! Save! Enter!

Директория Алвисида

Он не знал, как себя теперь называть. Кто он? Барон Ансеис? Хамрай?

И тот и другой. Все, что не доделал тот, кого называли Хамраем, должен довести до логического завершения он, который пятнадцать лет считал себя рыцарем, бароном Ансеисом.

И он решил отныне, оставаясь рыцарем Ансеисом, отцом и мужем, откликаться также на полузабытое имя Хамрай. Иначе шах Балсар, с которым его связывают многие десятилетия дружбы, не поймет. Впрочем, шах и так его не поймет. Хотя то, что он сейчас делает, — делается в том числе и ради Балсара, ибо заклятие Алвисида не тревожит его, барона Ансеиса, ни на йоту — у него есть любовь, у него есть наследник, а все остальное ему не более интересно, чем отлетевший каблук на туфельке у первой красавицы французского двора.

Восемь алголиан из свиты верховного координатора Мекора остались охранять Алвисида. Мекор спросил у них, кто знает в лицо графа Маридунского, и тот, кто ответил утвердительно, был назначен старшим. Остальных восьмерых, при еще раз повторенным запрещении использовать магию в любых проявлениях, повел к покоям заморских рыцарей сэр Бламур. Сенешаль вопросительно посмотрел на друга-барона, и тот ему шепнул на прощанье: «Алголиане все сделают сами. А если вдруг не сделают, то у тебя и твоих бойцов магии нет и в помине, а какие бойцы эти» заморские рыцари «, ты уже знаешь…» Бламур усмехнулся в усы и, ободренный, повел алголиан.

Барон Ансеис (или Хамрай, как угодно) отправился с Мекором в подземелья замка, к Коридору Алвисида — предусмотрительный верховный координатор, оказывается, вывел один из магических выходов прямо к Озеру Трех Дев. Вместе с бароном и алголианином Бламур отправил Трэвора, чтобы тот освещал дорогу и предупредил часовых на пути, что идут высокие гости с благословения сенешаля по весьма важным для графа Маридунского делам. Жизненно важным.

— Странно видеть тебя без охраны, Мекор, — усмехнулся Ансеис, когда они вошли в графскую усыпальницу.

— Что? — оторвался от каких-то своих мыслей верховный координатор.

— Я говорю, что не привык видеть тебя одного, без сопровождения твоих бритых бойцов, — разъяснил Ансеис.

— Бойцы сейчас будут. — Алголианин по-своему растолковал слова барона.

В чудесном коридоре, который для обоих был лишь средством и который оба давно перестали воспринимать как чудо, Мекор открыл перстнем первый же вход в алголианский каталог (вход, созданный еще Алвисидом) и крикнул, даже не вглядываясь внутрь:

— Именем Алвисида! Половина ко мне!

Из открытого проема вышли восемь вооруженных алголиан и замерли, построившись в шеренгу, ожидая дальнейших распоряжений верховного координатора, готовых без колебаний и рассуждений выполнить любой его приказ. Верховный координатор же направился к следующему входу.

Барон почувствовал все нарастающую тревогу и обратился к Мекору:

— Где выход к Озеру Трех Дев? Дорога каждая минута!

Мекор посмотрел на своего спутника, кивнул, снял с себя медальон с изображением змеи Алвисида, свернутой спиралью, и сказал:

— Четвертый выход, если считать от твоего последнего, по той же стороне. На нем выбито «ноль один один ноль один». Это покажешь караулу. Поторопись. Я скоро буду.

Барон быстрым шагом поспешил к указанному выходу.

Шеренга алголиан увеличилась вдвое, а Мекор открыл перстнем следующий вход в алголианский каталог. Скоро в коридоре выстроится полноценный боевой отряд, можно даже посчитать, сколько бойцов будет в распоряжении верховного координатора: шестнадцать каталогов, по восемь воинов из каждого… Дисциплина у алголиан отменная еще со времен Фоора, и прекрасно отлаженный механизм не дает сбоев даже тогда, когда в его шестеренки попадают весьма существенные камешки. Хамрай подумал, что и сегодняшний камешек будет перемолот в порошок, даже если после этого какое-то количество шестеренок окажется безвозвратно утеряно.

Указанный вход привел в скудно освещенный небольшой зал, сбоку стояли стол и скамьи, четверо алголиан уже вскочили с мест при звуке поднимающейся плиты и выхватили оружие. Ансеис высоко поднял над головой медальон Мекора.

— Именем Алвисида! — вскричал он.

Оружие было немедленно убрано в ножны.

— Двое со мной! — распорядился Ансеис. — Ведите меня к мечу Фоора! — И добавил зачем-то:

— Сейчас сюда явится Мекор с целой армией, будьте готовы.

Алголиане хотели что-то спросить, но воздержались. По знаку одного из них, видимо старшего, двое взяли факела и направились к выходу. Странно даже, почему-то усмехнулся Ансеис, всего четверо охранников, наверное, все остальные на празднике посвящения.

Во всем здании ни одной живой души больше не было. Алголиане повели странного гостя с медальоном верховного координатора по ровной, усыпанной шлаком, дорожке.

По звону скрещивающихся мечей, донесшихся с порывом легкого ветерка от берега, он понял, что опоздал к началу событий. В надежде, что до развязки еще не близко, барон Ансеис крикнул своим спутником:

— Бегом! Любую магию применять запрещаю. Даже самую малую! Именем Алвисида!!! — и устремился к берегу, на ходу выхватывая из ножен прекрасно зарекомендовавший себя сегодня клинок.

Выбежав на открытое пространство, он одним взглядом оценил представшую перед его глазами картину: алголиане почти ровными рядами лежат у берега, незнакомый ему хэккер, звание которого определяется по одеждам, распростерт на траве, и ясно, что он безнадежно мертв. В стычке неподалеку главной действующей силой являются сражающиеся плечом к плечу Радхаур и король Этвард, а нападают на них все те же «заморские рыцари», товарищи которых валяются в замке барона Ансеиса.

— Держитесь! — крикнул во всю мощь Ансеис. — Рубите им головы! Только так их можно победить!!!

Подбежав к ближайшему врагу, которого он четко определил по странным для этих мест одеждам (в странах шаха Балсара, между прочим, так тоже никто не одевался), он одним ударом снес тому голову и быстро стал высматривать в траве, куда побежит поганая тварь, управлявшая телесной оболочкой.

Один из бежавших рядом с ним алголиан, четко усвоив краткое наставление, обезглавил еще одного из врагов.

Так же как и в замке барона, эти магические существа не отличались блестящими навыками фехтования, хотя, конечно, недооценивать врага свойственно только последним глупцам, которые, как известно, долго не живут.

— Рубите головы, рубите головы! — кричал Ансеис. — В их головах — твари, которые управляют магическими телами!!! Иначе они неуязвимы! Рубите головы! — повторял и повторял он, снимая свою кровавую жатву. Впрочем, крови-то как раз не было — только отвратительная жижа вытекала из пораженных бойцов.

Не прекращая боя, нанося и отбивая удары, он вдруг понял, что не видит больше среди сражающихся Наследника Алвисида. Через мгновение понял — король Этвард рубился с противниками, близко никого не подпуская к телу названного брата. Хамрай, чувствуя, как наливается недопустимой для настоящего бойца яростью, ринулся туда сквозь гущу сражающихся. И тут же поплатился за это еще одним ранением, возможно, очень опасным. Но на ногах он пока стоять мог, а боли не чувствовал — и не будет чувствовать, пока идет бой, пока может сражаться. Ранение охладило его разум: он понял, что надо сперва уничтожить опасность, а потом считать потери.

Двое алголиан, прибежавших вместе с бароном, проявили себя с наилучшей стороны, но и бриттские рыцари, узнав о уязвимом месте врага, принялись за дело с утроенной энергией.

Когда подоспел Мекор со своим отрядом, все уже было закончено. Возможно, кому-то из тараканов и удалось уползти в лес, скрывшись от справедливого возмездия, но большинство было раздавлено каблуками. На воззвание Хамрая сохранить хоть одну из этих тварей для исследования, рыцари короля Этварда откликнулись с большим запозданием.

Король Этвард, барон Ансеис и верховный координатор Мекор склонились над лежащим на скошенной траве графом Маридунским, Радхауром, Наследником Алвисида.

— Что с ним? — тревожно спросил Этвард у старших и несомненно более опытных в таких делах барона Ансеиса и верховного координатора. — Он жив?

— Жив, — ответил барон. — Потерял сознание. Рана по большому счету пустяковая, крови немного. Дело не в этом…

Неожиданно пошел снег — сразу и густо, как редко бывает в этих местах даже в заснеженные зимы, а сейчас, летом, снегопад был удивительно неуместен. Все посмотрели на небо, пытаясь угадать причину этой природной аномалии. В несколько мгновений волосы рыцарей покрылись белым — как сединой.

— Пустите, пустите меня!

Какая-то женщина растолкала мужчин, собравшихся кольцом вокруг тела графа, и упала ему на грудь. Хамрай, да и все присутствующие, узнали отшельницу Озера Трех Дев.

— Он жив, — сказала она. — Жив! Несите его ко мне под крышу. Этот снег убьет его!!!

Хамрай переглянулся с Мекором. Верховный координатор вдруг скорчился от боли и тут же вновь посмотрел на барона:

— Снег действительно не простой. Я пытался чуть-чуть заглянуть в магическое подпространство, и меня тут же отшвырнуло со страшной силой.

— Радхаур не владеет магией, — сказал барон Ансеис, — но владеет свойствами Алвисида. Именно поэтому, а не от раны, он потерял сознание. Как Алвисид. Но он не бог и не бессмертен. Надо унести его под крышу! Скорее!!!

Он сам нагнулся и приподнял графа Маридунского за плечо. По знаку Мекора четверо алголиан бросились ему на помощь, но Этвард решительно отстранил их и взялся за другое плечо. Двое бриттских рыцарей тут же подхватили графа за ноги и понесли в сторону хижины отшельницы, куда указала женщина, поддерживающая голову бесчувственного Радхаура.

— Скорее… — торопила она. — Скорее!!!

До хижины было ближе, чем до обители алголиан, и Мекор спорить не стал. Через минуту барон и Этвард втащили графа в хижину и уложили на скамью.

— Выйдите все! — неожиданно приказала отшельница. — Я сама приведу его в чувство!

Король Этвард вопросительно посмотрел на Ансеиса. Тот после недолгого раздумья кивнул, и все четверо покинули хижину, прикрыв за собой дверь.

Снегопад, начавшийся столь неожиданным образом, столь же неожиданно и закончился. Барон взглянул на небо — Парад Планет заканчивался, но силы, получившие новое рождение в эти уникальные мгновения, прочно вошли в жизнь, и с ними теперь придется считаться.

Ансеис вспомнил о полученной ране и осмотрел бок — так, пустяшная царапина, но именно благодаря ей он не поддался губительной ослепляющей в бою ярости.

— Барон, Радхауру больше не угрожает опасность? — не удержался от вопроса король.

— Думаю, нет, ваше величество, — ответил барон. — Я знаю эту отшельницу много лет. И хочу сказать вам, что женская магия — самая странная и не поддающаяся объяснению штука. Одно любящее сердце справится там, где бессильна дюжина самых могущественных чародеев. Пойдемте лучше к нашим друзьям, ваше величество, у них сегодня большие потери.

Этвард хотел было спросить барона, не может ли тот положить Экскалибурн в озеро, раз хэккер Травл мертв, но потом понял, что сейчас не время.

— Сэр Таулас погиб, — неожиданно для самого себя сообщил он барону. — Там, где жил столько лет, там и погиб.

— Возможно, озеро переименуют в его честь, — без тени усмешки сказал Ансеис. — Он был настолько же храбр, насколько безалаберен.

Этвард ничего не ответил, бросив на Хамрая короткий взгляд, в котором проглядывалось искреннее уважение к старому магу.

Под ногами стремительно таял снежный покров, который выпал словно для того, чтобы смыть свежую кровь.

Мекор стоял у самого берега, будто вглядываясь в лежащий во глубине вод прославленный меч координатора Фоора.

— С Наследником Алвисида все в порядке? — не поворачивая головы к подошедшим Хамраю и его спутнику, спросил верховный координатор.

— Да, я думаю он скоро придет в себя, — ответил маг, возвращая координатору его медальон. — Большой Парад Планет заканчивается. Ваш орден понес сегодня существенные потери, сочувствую.

Мекор посмотрел на него, кивнул каким-то собственным мыслям, поднял вверх руку и громко произнес (так, что, казалось, его голос доносится и до хижины отшельницы, и до обители алголиан):

— Именем Алгола, сына его Алвисида и внука его Фоора!

Все повернулись в его сторону. Алголиане, переносившие трупы погибших братьев в одно место, чтобы предать их священному обряду прощания, прекратили при этих словах свое занятие, выпрямились и посмотрели на верховного координатора. Бритте-кие рыцари тоже подошли ближе, понимая, что сейчас будет сказано нечто очень важное.

— Братья! — убедившись, что все взгляды обращены на него и ни одно его слово не будет упущено, обратился к алголианам Мекор. — Братья! Силы, пока еще неведомые и очень могущественные, бросили нам вызов. Они не хотят допустить возрождения Алвисида, сына Алголова, не хотят, чтобы он нес на нашу грешную землю мир и порядок. Но мы все клялись жизнь положить за возрождение Алвисида! И все погибшие в эту черную ночь свою клятву выполнили! Их имена будут занесены в золотые директории!!! Как бы могуч и таинственен не был враг, исподтишка напавший на орден, мы не сдадимся!!! Не скроемся в своих безопасных каталогах как трусливые крысы!!! Дело великого Фоора, внука Алголова, будет завершено, и Алвисид вновь обретет свою божественную силу, чтобы нести в мир добро и порядок!!! Клянусь!!!

Он прочертил в воздухе священную спираль Алвисида. Скорее всего, как подумалось Ансеису, Мекор ожидал, что алголиане последуют его примеру, и он не ошибся. Казалось, сам воздух Озера Трех Дев был проникнут торжественностью клятвы. По губам алголиан Хамрай понял, что торжественная клятва повторена столько раз, сколько здесь последователей дела Алголова.

Но Мекор еще не закончил. Он посмотрел на Хамрая, и тот, удивившись, что способен сейчас читать его мысли по глазам, утвердительно кивнул.

Очень медленно выполняя весь наработанный для посвящаемых за пятнадцать лет ритуал, верховный координатор встал на берегу на одно колено и протянул руку за мечом координатора Фоора. Через несколько мгновений он выпрямился во весь рост. Блеснул в лунном свете легендарный клинок.

Алголиане ахнули и, как по команде, рухнули на колени. В воздухе прочерчивались священные спирали Алвисида.

— Меч Фоора, сына Алвисидова, внука Алголова, снова с нами, братья! И нам не страшны никакие враждебные силы, будь это таинственные Хранители, будь это Силы Космические, будь это все боги и маги, вместе взятые. Поклянемся же на этом мече, братья, что великий Алвисид будет возрожден!!!

Даже циничный Хамрай, повидавший на своем веку всякое, не мог не восхититься блестящим мастерством Мекора властвовать думами своих собратьев, вселять в их сердца веру, надежду, мужество. Да, такие, как Мекор, умеют добиваться поставленной цели — достойный ученик Фоора. Где бы ни пребывала ныне душа бывшего верховного координатора — на краю Вселенной, где побывал некогда Радхаур, или во Вселенной Алгола, где зла нет как понятия, — он мог бы по праву гордиться своим учеником и преемником.

Глава четырнадцатая

Кто честной бедности своей

Стыдится и все прочее,

Тот самый жалкий из людей,

Трусливый раб и прочее.

Роберт Бернс

Уррий старался не забывать многократных наставлений своего господина — что бы ни случилось, рыцарь должен держаться так, словно ничего не произошло. Да только он прекрасно понимал, что каждый, едва взглянув на него, а особенно такой опытный боец, как сэр Гловер, сразу догадается, что творится у него на душе.

Надо же — первый настоящий бой в его жизни, да не с кем-нибудь, а с магическими существами! И он опозорился, не сразу понял приказ господина, упустил-таки первую магическую мразь. Где она теперь бегает по коридорам огромного замка, как ее ловить? А вдруг она пробирается через какие-нибудь отверстия в покои госпожи?

Уррий в сотый раз перебирал в памяти свой первый бой. Слишком скоротечно все было, слишком сумбурно, хоть и закончилось победой. Кроме дикого страха не оплошать еще раз, он почти ничего не запомнил. Кроме того, как барон Ансеис поистине прекрасен в бою — и головы мог рубить магическим тварям, неизвестно как оказавшимся в замке, и ум сохранил ясным, отдавая четкие и понятные приказы. Барон Ансеис был для юноши идеалом рыцаря, другого такого он за свой короткий жизненный путь не встречал, но почему-то был уверен, что и не встретит.

И все-таки, несмотря ни на что, Уррий был счастлив получить боевое крещение, хотя несколько досадовал, что ему не нанесли какую-нибудь рану, или шрам, особенно на лице — шрамы украшают мужчину, сразу видно, что перед вами бывалый боец. У Отлака есть кровоточащая ссадина на щеке, но это совсем другое дело. Ведь как оно получилось? Уррий выбил меч из рук баронского сынка и хотел отправляться спать, а тот все не унимался. Ну и… пришлось врезать кулаком. Подумать только — если бы не этот дурацкий поединок, он бы все проспал и не знал бы, что господину угрожает такая опасность! Все благодаря недоумку Отлаку… нет, нехорошо называть так наследника господина — даже в мыслях… В памяти вдруг четко всплыл момент, когда Уррий отбил удар напавшего монстра, а второй враг его неминуемо бы зарубил, если б Отлак не поставил свой меч. То есть получается, что Отлак в первом же бою спас ему жизнь… Впрочем, господин тут же отослал сына за подмогой, а он, Уррий, защищал спину барона и уничтожал отвратительных тварей.

Он, Уррий, сын отшельницы, имени которой не знает, служит оруженосцем у знатного и отважного рыцаря, о котором рассказывают всякие чудеса. Когда барон впервые заехал к ним на озеро, Уррий совсем еще несмышленыш был и смотрел на гостя в дорогих одеждах и с мечом на боку, как на бога. А когда барон дал ему впервые подержать в руках свой меч, Уррий чуть не умер от счастья. Теперь же, если он не струсит и сумеет проявить себя, то сам в двух шагах от посвящения в рыцари — предел мечтаний.

Мать научила его не роптать на жизнь, а принимать ее такой, какая есть, всего добиваться самому. Но все же есть какая-то несправедливость, что он — сын отшельницы, а этот… Отлак — наследник славного имени. Был бы им младший сын барона, ладно — тот растет парнем, что надо… И снова вспомнился удар Отлака, отведший от него смертельную угрозу. Нет, Отлак тоже будет рыцарем, что надо, хотя, если снова будет приставать, снова получит…

Когда барон и сенешаль из Рэдвэлла скрылись в тайных покоях господина, Гловер повел их к покоям госпожи, сказав, что, бычья требуха, враги шастают по замку, что ему поручено охранять баронессу и ее детей, и он, гром его разрази, их охранит! В покое перед спальней баронессы, где уже находились дочь и средний сын господина, сэр Гловер согнал с кресла прикорнувшую служанку, уселся сам, проверил, легко ли вынимается оружие из ножен, и приказал сообщить баронессе, что он на страже. Пусть спит спокойно. А также велел принести еще свечей и эля себе, поскольку, бычья требуха, собирается не смыкать здесь глаз до появления барона, сколько бы, гром и преисподняя, это бдение ни продолжалось.

Отлак заметил своему господину, что у того окровавлен камзол и ему требуется лекарь, на что сэр Гловер небрежно махнул рукой: зови, мол, пока все тихо.

Из спальни вышла взволнованная баронесса, и сэр Гловер как мог, бычья требуха, успокоил ее, сказав, что барон на спор с сэром Бламуром проверяет, как подготовлена охрана замка. В ответ на замечание баронессы, что раз ей опасность не грозит, то не мог бы сэр Гловер убираться прочь и не мешать ей спать своими громогласными шуточками, граф Камулодунский галантно ответил, что, бычья требуха, барон попросил его посидеть здесь, и он будет, черт возьми, сидеть, даже если небеса рухнут. Баронесса пристально посмотрела на него, но, ничего не сказав, скрылась в спальне, где на огромном супружеском ложе поместились не только младшие дети, но и ближайшая подруга, вдова сэра Даррена, которая, как и баронесса, не поверила заверениям присланных стражников, будто в замке все в порядке.

После ухода лекаря сэр Гловер развалился в своем кресле, опустошил весьма объемистый кубок эля и через четверть часа громко захрапел.

В замке все было тихо, мирно потрескивали свечи. Очень хотелось спать, но Уррий отлично помнил слова господина, что успокоившиеся погибают первыми.

— Наш разговор еще не закончен, — со злостью прошептал ему Отлак, сидевший рядом на лавочке, — бастард несчастный!

Уррий хотел ответить, но неожиданно раздался голос сэра Гловера (словно граф и не храпел мгновение назад).

— Забывать о предках — грех, — сказал он. — Но кичиться предками, бычья требуха, не совершив еще ничего, грех не меньший! У него отец не менее знатный, чем у тебя, Отлак. Правда, гром меня разрази, и не более, — сэр Гловер громко рассмеялся собственной шутке, которую юноши не поняли.

— Вы знаете, кто мой отец? — тут же вскинулся Уррий.

— Да, он мне признался час назад, — самодовольно кивнул граф Камулодунский.

— Кто же? — в один голос вскричали юноши.

— Если он захочет, бычья требуха, — медленно и с расстановкой произнес Гловер, — сам расскажет.

Граф встал и прошел к столику, где стоял кувшин с элем, демонстративно повернувшись к юноше и входным дверям спиной.

Собственно, он и так открыл очень многое. Если ему сам отец Уррия признался в этом час назад, то это или сэр Бламур, или… барон Ансеис.

— Это еще что за чертовщина, гром меня раздери?! — резко развернулся на каблуках сэр Гловер, выхватывая клинок из ножен.

Юноши тоже быстро повернули головы и вскочили на ноги.

В дверях, с мечом в руке, стоял рыцарь в странных одеждах, таких же, что были на тех, против кого они сражались в покоях барона.

— Это ты, сэр Глист… Длистонгази? — спросил граф, обратившись к иноземцу по имени, которое с таким трудом выучил утром по дороге из Рэдвэлла.

— Мне нужен только Наследник Алвисида, — лишенным каких-либо интонаций голосом ответил пришелец. — Я убью его и уйду, остальные меня не интересуют.

— Даже так?! — в ироническом удивлении поднял бровь Гловер. — Дьявол меня побери, даже если бы граф Маридунский был здесь, ты полагаешь, бычья требуха, что он словно агнец божий подставил бы голову под твой меч?

Пришелец тупым взором уставился на Уррия и ткнул в его сторону указательным пальцем.

— Мне нужна только эта жизнь, остальные безразличны. Он не должен жить!

— Но я не Наследник Алвисида! — удивленно воскликнул юноша, но тут же разозлился на себя самого и выхватил меч. — Сэр Гловер, позвольте мне, раз он жаждет моей смерти, сразиться с ним.

Граф оценивающе посмотрел на оруженосца и кивнул. Он прекрасно понимал чувства Уррия. Как и Отлака, который тоже стоял с обнаженным мечом наготове.

— Давай, прояви свое искусство. Только аккуратней. Я поручился за твою жизнь перед бароном.

Уррий стремительно бросился в бой, памятуя о том, что этого негодяя можно победить, только отрубив ему голову.

Но первый удар противник отбил, правда, и его ответная атака была отражена.

— Давай, Уррий, давай! — словно забыв о давней неприязни, шептал Отлак.

То ли от лихорадочного возбуждения, что это первый его поединок — один на один, и не на жизнь, а на смерть, — то ли от того, что зрителями были Отлак и сам сэр Гловер, толковой атаки у Уррия не получалось. Несмотря на все его старания, враг парировал удар за ударом, а юный боец уже имел порезы — на щеке и на плече.

Из спальни баронессы на мгновение приоткрылась дверь и выглянуло испуганное лицо служанки, но граф Камулодунский так шикнул на девушку, что дверь моментально захлопнулась.

— Отойди, юноша, — сказал сэр Гловер Уррию, — пора заканчивать эту комедию, бычья требуха, не на ярмарке!

— Он вызвал на бой меня! — возмутился юный оруженосец барона, отражая удар. — И я должен убить его!!!

— Нет, — вдруг осенило Гловера. — Его нужно взять живым. Ведь мы же ничего о них не знаем, ни кто они такие, ни почему хотели убить барона Ансеиса и графа Маридунского…

— И меня! — крикнул юноша, атакуя все яростнее.

— Тем более, — ответил граф Камулодунский и решительно ввязался в бой, вызывая противника на себя. — Я не собираюсь его убивать, не беспокойся, он твой. Но сперва пусть ответит на многочисленные вопросы, бычья требуха!

Два неуловимых движения — и меч вылетел из рук пришельца.

— Вали его!!! — заревел граф, и оба юноши, словно только и дожидались его приказа, бросились на того, кто явился в замок в облике заморского рыцаря.

Через несколько минут побежденный враг был связан по рукам и ногам и водружен на табурет.

— Кто ты такой?!! — взревел Гловер. — Откуда вы такие явились?! Что вы хотели?

Но пленник сидел с закрытыми глазами.

— Может, — предположил Уррий, — та тварь, которая им управляла, сбежала, а мы не заметили?

Гловер задумался. Потом со всей силы влепил пленнику пощечину.

Тот открыл глаза.

— Ну, кто ты такой? Говори!!!

— Он ничего не скажет вам, — заметил Отлак после некоторого ожидания.

— Что ж, бычья требуха, не скажет мне — найдется тот, кому скажет. В конце концов, будь я проклят, я свою задачу выполнил, я — рыцарь, а не палач. Пусть дожидается барона Ансеиса. Тот решит, что с ним делать.

— А вдруг мы не уследим и тварь все-таки убежит? — спросил Отлак. — Мы же не знаем, может, она через рот вылезает…

— Или через задницу, — расхохотался Гловер и вдруг стал серьезен:

— Это что? — спросил он, указывая на огромный сундук в дальнем углу.

— Там, наверное, хранятся вещи матушки, — оторопело ответил Отлак. В сундуке легко поместились бы два, а то и три таких гиганта, как сэр Гловер.

— Вроде без щелей, — заметил граф. — А ну, вытаскивайте все на пол. Баронесса не обидится, а если обидится, бычья требуха, то попросим извинения. Никуда этот таракан до прихода Ансеиса не денется.

Через несколько минут сундук был освобожден от сложенных в нем вещей, пленник был поднят, словно запеленутый ребенок, на руки и брошен внутрь. Крышка захлопнулась. Гловер, заметив, что замка нет, улегся на сундук, прижав крышку всем своим весом (ноги, правда, свешивались с края).

— Подай-ка мне кубок с элем, герой, — обратился граф к Уррию. — И позови опять лекаря, пусть посмотрит твои раны…

Юноша не знал, как воспринимать примененный к нему эпитет, но кубок подал. Доблестный граф залпом выпил эль, подложил руку под голову и вновь захрапел.

Но Уррий почему-то был уверен, что ни одно движение, ни одно слово, которое прозвучит в этой комнате, не ускользнет от внимания сэра Гловера.

Глава пятнадцатая

Помнишь, печалясь,

Склонясь пред судьбой,

Мы расставались

Надолго с тобой.

В холоде уст твоих,

В сухости глаз

Я уж предчувствовал

Нынешний час.

Джордж Гордон Байрон

Радхаур открыл глаза и увидел рядом с собой какую-то женщину. Она была примерно его лет, в волосах виднелась серебряная прядка, странным образом не портящая общее впечатление. Ее нельзя было назвать красивой, но и отталкивающей — тем более. Одета в простое, ладное и чистое платье, без изысков и каких-либо украшений. Обычная женщина, каких множество… Впрочем, нет, на ее лице не отразились трудности буден, оно словно подсвечивалось изнутри чувством, помогающим ей преодолеть все жизненные бури, и чувство это было — любовь.

У графа Маридунского страшно болела голова, особенно ломило в затылке, но боль эта была давно знакомая, привычная, почти родная — следствие его силы Наследника Алвисида. Он приподнялся, увидел, что его одежда в крови. И сразу вспомнил все, что было до того, как он впал в беспамятство.

Он резко сел на скамье, опустив ноги на пол. Женщина из-за этого внезапного движения чуть отстранилась, но его пальцы, которые держала в своей руке, не выпустила.

— Где Этвард? — быстро спросил Радхаур. — Он жив? Что с ним?

— Жив. Король тебя сюда и принес. Вместе с бароном Ансеисом …

— С бароном? — переспросил Радхаур.

Он посмотрел на окровавленную рубаху — рана была пустяшная, а благодаря торсу Алвисида заживет, так что к завтрему о ней и не вспомнит.

Радхаур перевел взгляд на женщину. И узнал ее, хотя они виделись всего один раз, в другой жизни, почти забытой Радхауром, когда он еще толком не знал, что значит быть Наследником Алвисида. Узнал ее по взгляду. И понял, любовь к кому освещала ее лицо, в таких вещах не ошибаются. Но прошло пятнадцать лет…

Он осторожно высвободил свои пальцы из ее руки.

— Ты кто? Где я? — спросил Радхаур, чтобы что-то спросить, но по ее взгляду догадался, что она поняла: он ее узнал.

— Я — отшельница Озера Трех Дев, — ответила женщина. — Ты — в моей хижине.

— Как тебя зовут?

— У меня нет имени.

Правильно: тогда, в Маридунуме, он не спросил, как ее зовут. Ему не нужно было ее имя. Провел ночь и забыл… Сколько позже было таких — на одну ночь… Но эту не забыл. Потому что тогда казалось, что он ее любит. Всего лишь казалось, конечно. Позже, по прошествии лет, он точно знал, что никого не любит, а тогда… Потому и запомнил.

Он снова посмотрел на свою окровавленную рубаху. Его принесли сюда Этвард и барон Ансеис. Мертвого? Его опять возвратила к жизни любовь!!! Нет, невыносимо.

И он честно сказал ей:

— Я тебя не люблю. Я не способен любить.

— Это не имеет никакого значения, — ответила она. — Я люблю тебя. И эта любовь изменила всю мою жизнь. Благодаря ей, я узнала, что такое счастье. Я счастлива здесь, в лесу, я ни с кем не хочу своим счастьем делиться. И от тебя мне нужно одно — знать, что ты жив. Больше я ничего не прошу ни у Бога, ни у тебя…

Радхаур встал, оправил одежду и перевязь; кто-то, наверное Этвард, заботливо вложил Гурондоль в ножны.

— Я ухожу, — сказал он, почему-то глядя в сторону.

— Счастливого пути и хранит тебя Господь!

Больше он ничего не сказал. Вышел и — не специально, озорной сквозняк постарался, — хлопнул дверью.

У берега он увидел скопление людей с факелами и поспешил к ним, чтобы не задумываться о только что происшедшем разговоре. Чтобы не разбираться в своих чувствах. Их нет. Осталось одно: он должен возродить Алвисида, чтобы вернуть прежний облик Рогнеде, чтобы продолжить славный род графов Маридунских. Все остальное — не в счет, по боку, не должно волновать его. Сердце устало, оно стало ледяным.

Навстречу ему шли Этвард и барон Ансеис.

— Как себя чувствуешь, Радхаур? — спросил король, увидев названного брата, и в голосе его послышалось нечто, чего утром не было.

— Меня опять спасла любовь, — медленно ответил граф Маридунский.

Этвард хотел что-то спросить, но не стал.

— Со мной все в порядке, — добавил Радхаур. — Что происходит? Майдар мне сказал, что тебе угрожает смертельная опасность и…

— Сегодня происходит смена эпох, — ответил барон Ансеис. — Проснулись какие-то новые силы, желающие изменить мир, и всем нам придется решать, как жить в этом новом мире. Но старое редко сдается без боя, и нас наверняка ждут новые потрясения.

— Сэр Таулас погиб, — сообщил король Этвард, словно ставя точку под словами барона Ансеиса. Но точка оказалась запятой:

— Сегодня ночью, во время Большого Парада Планет, погиб маг Хамрай, — добавил сэр Ансеис. — Моя магическая сила вновь вернулась ко мне. — Он помолчал. — Но я пока не знаю, как ею распорядиться.

Однако и это не было точкой.

— Барон, — сказал Радхаур. — Не знаю, важно для вас это или нет, но зов Алвисида смолк в моей груди. Я больше его не слышу…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СЕРДЦЕ АЛВИСИДА

Довольно бед!

Из адской тьмы холодной

Пришел наш царь природный

На вольный божий свет.

И новая жизнь покатилась веселой волной.

О, будьте вы, правые боги, со мной!

Еврипид. «Геракл»

Глава первая

Тот, кто любит бога, не может более любить человека, он потерял понимание человеческого; но и наоборот: если кто любит человека, поистине от всего сердца любит, тот не может более любить бога.

Л.Фейербах

Нельзя хорошо служить богам и людям.

Французская пословица

Если бы боги существовали, как бы вынес я, что я не бог?

Ф.Ницше

Вода питает растения и животных, солнце дарит жизнь, но и испаряет воду, чтобы та, собравшись в тучи, вновь пролилась на землю. Землепашец подчиняется рыцарю, отдавая ему часть урожая для защиты от разбойников и других лихих людей, рыцарь ищет себе более сильного покровителя, чтобы в случае нашествия иноземных захватчиков, собравшись вместе, отразить угрозу родной земле. Король же, владыка на земле, ищет покровительства у богов, чтобы солнце вовремя испарило животворную воду, чтобы тучи вовремя пролились на землю, чтобы в стране не было неурожая, чтобы скот не валил мор, чтобы не уносили невинные жизни страшные эпидемии.

А к кому за покровительством обращаться богам, кто разрешит их проблемы? Тем более что каждый главный бог любого пантеона прекрасно помнил, что так или иначе создал этот мир, а вот почему и откуда во время Великой Потери Памяти появились другие, претендующие на эти лавры, и почему ему во владения достался не весь огромный мир, а лишь какая-то часть — вопрос вопросов. Но уж когда и на эту-то часть претендует кто-то, стремясь урвать от последнего, то и богу приходится прервать свое божественное возлежание на облаках и распитие разных амброзии и приниматься за дело, если не хочет бегать у более сильных на посылках.

Время Великой Потери Памяти — для богов время страшное, смутное, вспоминать о нем не хочется. Страшнее него, как говорят (хотя кто говорит-то? да все говорят), может быть только Армагеддон, и отсидеться в своих священных горах на краю земли или в озерах на другой половине мира, куда уходит отдыхать солнце, когда здесь ночь, никому не удастся. Армагеддон затронет всех, но и его можно пережить, и даже не без некоей выгоды — надо лишь правильно выбрать сторону, на которую встать, когда позовет на решающий бой громовая труба.

Но даже Армагеддон не высушит все облака, живая вода все равно прольется на землю, и крестьяне, вновь, как и их деды и прадеды, выйдут на поля собирать урожай. И рыцари, заполняя свободное время охотой и турнирами, по-прежнему будут обращаться к нему с просьбами и молитвами к своему богу, его будут все так же восхвалять в многочисленных храмах и все так же обращаться с просьбами об удаче, о здоровье, обо всем, что можно пожелать. Правда, бог уже может оказаться другой, но это не принципиально.

Откуда знать простому смертному, что богу не до них, что решается вопрос жизни и смерти, что грядет Армагеддон. Впрочем, этот вопрос жизни и смерти простых смертных и не касается вовсе, многие из них, возможно, даже не узнают, кто выйдет победителем с поля страшный битвы, а может, так и доживут до седых волос, не узнав и о самой битве.

Армагеддон… Быть или не быть… Кого минует чаша сия…

Не лучше ли оставить все, как есть, в старых границах, довольствуясь, возможно, не самым жирным куском, но сладким и гарантированным? Конечно, лучше. Привыкли как-то к размеренной жизни, воевать никому не хочется — как там еще все повернется? Но если возникают новые факторы и войны не избежать, то не лучше ли поторопить ее, чем дожидаться, пока враг наберет силу, станет непобедимым и сожрет с потрохами, не поперхнувшись? А вдруг не сожрет? А вдруг даже не захочет посягать? — эти вопросы могут задавать только те, кто будут сожраны неминуемо.

Люди и боги. Люди, возделывающие землю, разводящие скот, и люди, оберегающие их, живущие войной с подобными им, равным образом ищут покровительства у богов, которые снисходят или не снисходят до их молитв. Какому богу поклоняться, каждый решает сам, хотя такой выбор перед простым человеком встает редко.

Но есть люди, равные богам. Своим трудом, умением, настойчивостью и тягой к знаниям достигшие могущества, превышающее то, которым обладают некоторые из богов. Бросить вызов богу — лестно для самолюбия, но бессмысленно, ты ничего не докажешь никому, даже самому себе. Бог ничего не поймет, а занять его место… значит перестать быть человеком. Как ни старался уверить всех и себя Алвисид, что он не бог, а человек, даже половину времени проводил как простой рыцарь, сподвижник легендарного короля Артура, он ни чего в своем старании не достиг. Мало кто сейчас знает, что он был графом Маридунским, зато все в мире, даже на той стороне земли, слышали о всемогущем Алвисиде, его братьях и сестре Моонлав, которая почти сравнилась с ним в могуществе.

Стать богом для мага, достигшего высочайшего уровня тайлорса, наверное, не так уж и трудно. Ужасает мысль: а как им быть? Утрата магической сущности восполнима. А человеческой? Полноте, а есть ли она у того, кто хоть раз испробовал пьянящее действие самого простенького колдовства? Есть, в этом нет сомнения, каждый маг может любить и быть любимым… Но ведь, ответят скептики, и боги могут испытывать чувство любви, скажем Зевс… Впрочем, многочисленные приключения олимпийца к настоящим чувствам не имеют никакого отношения, так, суета и томление духа.

Над этими вопросами можно биться год, десятилетие, столетие, всю жизнь — и не прийти к определенному ответу.

Барон Ансеис, маг Хамрай, один из немногих оставшихся на земле людей (не богов), родившийся до Великой Потери Памяти, прекрасно это понимал.

Но не думать над вопросами жизни не мог, не получалось.

— Познай самого себя, — сказал один из семи древних мудрецов, живших до Великой Потери Памяти. Хамрая всегда интересовало: а самому-то мудрецу это удалось? История не дает ответа на такие пустяшные вопросы.

Плита, закрывающая доступ к входу в Коридор Алвисида, отодвинулась, и барон приготовил магический перстень, кивнув своим спутникам, чтобы терпеливо дожидались, пока он их не позовет, в его башне.

До назначенного часа еще оставалось достаточно времени, даже на то, чтобы подумать, зачем ему все это надо, зачем и ради чего та бурная деятельность, которой он занимается последний месяц. Казалось бы — получил былую магическую силу и радуйся… Но прежние интересы забылись, когда-то желанные цели потеряли свою привлекательность. Что-то новое заставило его поменять уют семейной тихой жизни и ступить на непредсказуемую тропу дипломатической деятельности, которой он всю жизнь чурался. Заставило оказаться связующим звеном между людьми, которых он любил и уважал, и богами. Все пришло в движение после знаменательной ночи Большого Парада Планет. В невидимое миру движение. И барону Ансеису почему-то понравилось играть роль одной из важных пружин этого еще непонятного и непостижимого разумом процесса.

Он решительно вставил перстень, и плита взметнулась вверх. В Коридоре Алвисида пока еще никого не было, рано. То что предстоит сегодня увидеть этому месту, о существовании которого, если разобраться, знало ничтожно малое количество людей, не происходило еще нигде и никогда.

Ансеис вошел во вход Рэдвэлла, магическим усилием отодвинул плиту над ложной гробницей и, памятуя о выставленном Бламуром посте, быстро произнес:

— Свои. Передайте Бламуру, что явился барон Ансеис.

Он приготовился к ожиданию, но часовой произнес:

— Проходите, у нас приказ пропускать вас и верховного координатора Мекора.

Граф Маридунский еще не вставал, несмотря на весьма позднее утро. Ансеис велел охраннику проводить к хозяину, ссылаясь на приказ графа вести к нему барона в любое время дня и ночи.

Слуга приоткрыл дверь в спальню Радхаура, и барон вошел внутрь. Но, как оказалось, граф не спал. Он сидел перед своей реликвией — мечом Алвисида, некогда врученным ему Луцифером, и пребывал в глубокой задумчивости; маленький посланец Алвисида спокойно «спал» на своем месте в ларце.

Граф был даже полностью одет. В парадные одежды, и не те, в которых он блистал на праздничных пирах недавно. Ансеис знал, что Радхаур предпочитает одеваться просто, привык в своих долгих скитаниях, но уж если он был вынужден наряжаться, то умел это делать с неподражаемым изяществом и в то же время с чувством меры. То, что Радхаур одет как на большой праздник, показалось барону хорошим знаком.

Сам Ансеис был в обычных для себя одеждах, просто забыл о таком пустяке, хотя, если разобраться, день сегодня (при любом исходе) необычный, и надо было бы и выглядеть соответствующе… Да ладно, хорошо еще, что сбрил сегодня трехдневную щетину на подбородке и щеках.

Граф повернул голову в сторону гостя:

— Это вы, барон, здравствуйте. Я ждал вас.

Он убрал меч Алвисида в ларец, положил его в сундук и запер на ключ.

— Барон, можно задать вам один вопрос? — спросил Радхаур.

— Только один? — усмехнулся Хамрай.

Радхаур вздохнул.

— Почему я? — спросил он. — Почему я, не такой как все, и от моего выбора зависят судьбы мира? А выбора-то у меня и нет, получается…

— Выбор есть всегда, — жестко проговорил Ансеис, — только часто выбор этот между тем, что делать не хочется, и смертью — так или иначе. А почему именно ты, Радхаур… Потому что оказался достойным… Нет, не так… Потому что ты… хотел ты этого или нет — не важно… на самом деле как раз этого и желал. Ты рожден для того, чтобы возродить Алвисида, и сейчас даже не имеет значения, добьешься ты конечного результата или нет.

— Проклятье Алвисида, — в сторону сказал Радхаур. — Меня никто не спрашивал…

— Нет, Радхаур, ты лукавишь перед самим собой. Твой двоюродный дед тоже владел силой Алвисида, но прожил жизнь так, как считал нужным…

— Он жалел об этом перед смертью…

— Тебя никто не заставлял. И не заставляет…

— А если я не достоин? Если мне ноша не по силам?!! — чуть не сорвался Радхаур.

— Второй Наследник был внешне сильнее тебя. Бесстрашный смуглокожий гигант. Он погиб на первом же испытании… Нет, память меня подвела — на втором. Но это не суть важно, он погиб. А тебе осталось достать последнюю часть. Я не понимаю твоих терзаний, сэр Радхаур.

— Да, — согласился Радхаур, вставая. — Этот разговор — пустая трата времени. Я и так все знаю. Пойдемте за королем Этвардом, он, наверное, нас ждет.

— Радхаур, ты полон решимости идти да конца?

— А куда мне деваться? Или достать сердце Алвисида и возродить Рогнеду или… подняться на стену Рэдвэлла и броситься вниз. Второе исключено, род графов Маридунских на мне не оборвется.

— В таком случае, я не советую брать сегодня с собой короля Этварда.

— Почему?

— Сегодня будут решаться не судьбы Британии. Лучше ему ничего не знать. Лучше для всех.

— Почему? — повторил вопрос Радхаур.

— Ты сам все поймешь. Поторопимся, тебе еще вести Алвисида к Коридору.

— Барон, сэр Алан мне вчера сказал, что впредь хочет жить в алголианском каталоге.

Сэром Аланом Радхаур называл Алвисида, своего далекого предка, и отучить его от этой привычки было невозможно, да и незачем…

Хамрай вздохнул с облегчением:

— Это сильно упрощает дело. Я думал, мне придется долго и трудно уговаривать его…

— Я не очень-то понимаю… Ведь здесь его родовой замок, здесь он в полной безопасности и ему нет причин жаловаться на что-либо…

— Все очень просто, Радхаур, и Этвард бы, например, сразу понял. Не сердись, ты рыцарь, а не правитель, тонкая политика не твоя стихия. Алвисид просто хочет вывести из-под удара родную страну. Противники возрождения Алвисида весьма могущественны и вполне могут решиться на войну с Британией. Страшную войну, не рыцарскую… Войну по неизвестным Этварду законам и правилам. А зачем ему эта война? Ты сам пойми — если на одной чаше лежит спокойствие всего народа, а на другой — жизнь одного человека, пусть и названного брата, и неясная, чуждая королю цель, что он выберет?

— Но ведь Рогнеда его родная сестра!..

— Хорошо, два человека, родных и близких, — согласился Ансеис, — против благополучия всей страны…

— Да, — после раздумий кивнул Радхаур. — Лучше не ставить его перед таким выбором. По себе знаю, как это тяжело.

— Ты думаешь зря алголиане с такой поспешностью ликвидировали старый храм под Красной Часовней и монастырь у Озера Трех Дев?

— А они не боятся того, что сэр Алан будет жить у них и…

— Мекор ничего не боится. Кроме своей совести…

— А вы?

— А мне уже поздно чего-либо бояться, — усмехнулся Хамрай. — Если только за жену и детей…

— Значит, вам все-таки тоже иногда страшно?

— Да, — признался старый маг. — Все, что от меня зависит, я делаю. Но страшно, Радхаур, что не все от меня зависит даже в таком деле, как будущее моих детей…

Почему-то Радхаур вдруг вспомнил отца, стоявшего у могилы погибших сыновей. И ему тоже вдруг стало страшно — за будущее своих, еще не рожденных, наследников. Он тут же задался вопросом: а как же двое озерных юношей, в чьих жилах течет его кровь? Нет, он решил, это не его сыновья. Обратятся за помощью, не откажет, сделает все, что в его силах. Но у них своя жизнь и своя дорога, с его дорогой никак не пересекающаяся.

Они вышли из спальни. У дверей дожидался слуга.

— Господин, — обратился он к Радхауру, — в замок явился епископ Маридунский и очень хочет поговорить с вами.

Радхаур и Ансеис переглянулись, барон едва заметно покачал головой в знак отрицания.

— Передай его преосвященству мои извинения и скажите, что я очень занят. Попросите его подождать до вечера, или, еще лучше, я завтра сам заеду в аббатство.

— Он очень настаивал, — робко добавил слуга.

— Очень перед ним извинись от моего имени.

Епископом Маридунским, по многолетней традиции, был отпрыск графов Маридунских (что напомнило Радхауру о необходимости иметь двух сыновей, а не одного), и сейчас этот пост занимал Флоридас, старший брат Радхаура. Внешне братья не враждовали, но между ними существовала некая натянутость, впрочем, вполне объяснимая. И Радхаур, и Хамрай были уверены, что Флоридас явился именно в связи с предстоящей им встречей в Коридоре Алвисида. Встречей, до которой уже оставалось не так уж и много времени, а еще необходимо было провести в усыпальницу Алвисида, который без Наследника передвигаться на такие расстояния просто не мог…

Глава вторая

У древних историографов и поэтов я вычитал, что многие в этом мире появляются на сеет престранным образом, но об этом долго рассказывать. Коли есть у вас досуг, прочтите VII книгу Плиния.

Ф.Рабле. «Гаргантюа и Пантагрюэль»

Когда плита в Коридор взметнулась и Радхаур жестом пригласил своего божественного предка проходить первым, там уже было весьма людно.

Прямо перед выходом из Рэдвэлла стояли алголиане — шестнадцать хэккеров во главе с верховным координатором, выглядели они торжественно и величественно, как и подобало случаю. При виде своего бога они прочертили в воздухе священные спирали и почтительно склонили головы. Каждый из них (даже те четверо, что были посвящены в хэккеры недавно, взамен погибших) был уже представлен Алвисиду и благоговения первой встречи предводители алголиан не испытывали; они сейчас напоминали военачальников, ждущих распоряжений государя.

Еще четверо алголиан подходили к выходам, из которых, очевидно, ждали гостей, с магическими перстнями со змеей Алвисида, поднимали их, чтобы пропустить в коридор новые лица или убедиться, что никто еще не подошел.

Поодаль стоял какой-то мужчина с четырьмя телохранителями, которого Радхаур видел впервые. Мужчина повернулся на звук открываемого входа и быстро пошел им навстречу.

Незнакомец, по одеждам и выражению лица которого сразу было ясно, что он привык повелевать, остановился перед Алвисидом и посмотрел ему в глаза.

Бывший бог усмехнулся:

— Здравствуй, Балсар. Я знаю все, что ты можешь мне сказать. Ничего не говори.

И Радхаур понял, что перед ним владыка полумира, о котором он много слышал, но которого никогда не встречал.

— Познакомься, Радхаур, — сказал вошедший в Коридор барон Ансеис, — это мой господин, шах Фаррух аль Балсар.

Странно было слышать от барона слова о «его господине», тем более что шах шагнул к барону и они крепко обнялись. Они не виделись пятнадцать лет (когда Ансеис явился через Коридор во дворец шаха, тот отправился с очередной инспекцией в один из своих городов; приглашение на эту встречу пришлось отправлять с гонцом, и Хамрай не был уверен, что шах поспеет). В их простом мужском безмолвном объятии было столько чувств, что никакими словами не передашь. И, конечно, было понятно, что шах и Хамрай никакие не господин и слуга, а старые друзья, между которыми лежит даже нечто большее, чем то, что связывает родных братьев.

Алвисид уселся в приготовленное ему предусмотрительными алголианами кресло (больше ничего, на что можно было бы сесть, в Коридоре не было), и Мекор со своими спутниками выстроились за его спиной. Один из хэккеров кивнул шаблоньям и охранникам, которые явились с Алвисидом, и проводил их к входу в какой-то каталог — нечего им присутствовать здесь и слушать речи бога, не для них предназначенные.

Радхаур огляделся, ничему не удивляясь, — давно утратил такую способность. Кое-кого он знал, доводилось встречать в путешествиях. Например Зевса (или, как его называют в некоторых странах, Юпитера), все владения которого ныне ограничивались небольшой страной вокруг гор Олимпа. Знал Радхаур и одного из спутников верховного олимпийца: Геракла, прославленного героя, ставшего бессмертным еще до Великой Потери Памяти и теперь изрядно обрюзгшего. Еще он увидел морского короля Лера, в свите которого был и царь Тютин. Радхаур вежливо поклонился озерному владыке, некогда произведшему его в рыцари. После достопамятного праздника в столице Лера, царь Тютин был в Рэдвэлле несколько раз, в том числе и на недавно прошедших празднествах, но речи о внебрачных сыновьях Радхаура больше не заходило.

Алголианин открыл очередной вход и посторонился, пропуская новых гостей. В коридоре появился Луцифер с многочисленной свитой, Радхаур не мог не узнать его, хотя видел один раз в жизни. Легким кивком головы Повелитель Тьмы приветствовал присутствующих и, видя, что сидит только Алвисид, а больше сесть не на что, щелкнул пальцами, и позади него появилось кресло, на которое он уселся с важным видом.

Обычно тихий коридор, в котором гулко отдавался звук любых шагов, сейчас был наполнен шумом голосов, словно помещение возле дверей в трапезный зал перед королевским пиром.

— Кого мы ждем? — спросил шах Балсар у Хамрая.

— Демиурга, — кратко ответил маг.

Шах молча кивнул и отправился к своим телохранителям, чтобы не казалось, будто он состоит в свите Алвисида.

Собственно людей, рожденных смертной женщиной от смертного мужчины, в высоком собрании было очень немного — алголиане, Хамрай с Радхауром, да шах со своими телохранителями, явившийся в заветный коридор на судьбоносную встречу без каких-либо советников в лице визирей или звездочетов. Все остальные собравшиеся имели статус бога… или полубога…

Назначенный час уже прошел, но еще не все приглашенные были в сборе. Ожидание затягивалось, кто-то с кем-то обсуждал незначительные пограничные проблемы, кто-то рассказывал свежие сплетни и новости, кто-то достал флягу с амброзией, Зевс уже поглядывал в сторону красоток из свиты какого-то божка. Четверо алголиан периодически открывали входы в коридор, из которых еще должны были явиться приглашенные.

— Скучно? — неожиданно спросил Алвисид у Радхаура, человека, сделавшего все возможное для его возрождения.

— Я привык, сэр Алан, — ответил Радхаур.

— Как быстро мальчики превращаются в мужей, — ответил Алвисид. — Мекор, сообщи всем, что мы ждем еще четверть часа и уходим. Ансеис, это была твоя идея собрать здесь весь этот сброд.

— Нет, — усмехнулся возразить Хамрай. — Я предложил, мы решили. Но отрицательный результат тоже результат. Я был бы полным глупцом, если б предположил, что вы на самом деле надеетесь на мирный исход переговоров. Так или иначе, сегодня у нас будут развязаны руки…

— И расставлены точки над «i», — усмехнулся Алвисид. — Что ж, подождем еще…

Гомон усиливался, где-то в дальнем от Алвисида конце Коридора разгоралась нешуточная ссора. Многие время от времени поглядывали на выход, над которым красовалась табличка со словом «Юпитер».

Алвисид хотел уже было рыкнуть на толпу, собираясь распустить высокое собрание, но решил: пусть алголианин в последний раз откроет выход на Юпитер. Плита, на которую поминутно обращались взгляды, поднялась, и мгновенно в волшебном коридоре воцарилась тишина ожидания.

Из темного входа на нейтральную территорию (хотя «нейтральной территорией» Коридор Алвисида Хамрай назвал с большой натяжкой и прекрасно это понимал, но иначе противную сторону нельзя было уговорить явиться для переговоров) вступили…

Хамрай сразу понял, что ни самого Демиурга, ни сына его среди многочисленной процессии нет. Возглавлял посольство архангел Михаил, по бокам его, как символ единства бога-отца и бога-сына, шли главные советчики — апостолы Петр и Павел. Свита, надо сказать, оказалась весьма многочисленна и с трудом разместилась в коридоре, заняв весь торец, заслонив собой прозрачные двери, ведущие в бывший дворец Алвисида.

В руках у Михаила был огненный меч, по которому можно было судить, зачем он сюда явился. Он упер меч в пол и возложил руки на рукоять.

Кто первым начнет переговоры, тот и проиграл.

Только пугать огненным мечом здесь было некого.

Луцифер, сидя на им самим созданном троне, демонстративно отломал подлокотник, который тут же превратился во внушительную дубину. Повелитель Зла опер дубину о землю, положив руки на тонком торце, явно передразнивая своего давнего оппонента.

Алвисиду (как и спутникам его) нужна была отнюдь не победа в дискуссии, а сам факт диспута, поскольку, как только что сказал Хамрай, самый неприятный результат — тоже результат.

Лет пятнадцать назад Радхаур (тогда еще юный четвертый графский сын Уррий Сидморт) и думать бы не смел, что сможет присутствовать на подобном собрании. А сейчас, если разобраться, он — одна из центральных фигур, вызвавших столкновение… нет, трудно сказать Добра и Зла, столкновение равновеликих сил, правящих миром. Все очень просто — убей его, Радхаура, и не возродится Алвисид, и все останется по-старому. Но он почему-то понимал, что по-старому больше никогда не будет, даже если Алвисид не вернет свое былое могущество. И с ужасом Радхаур признался самому себе, что его почему-то мало беспокоят судьбы мира…

Создавалось впечатление, что противостоящих сторон здесь всего две — последние пришедшие и Алвисид. Повелитель Зла явно был на стороне сына Алголова, шах Балсар и Хамрай тоже, а об алголианах и говорить ничего. Остальные же или непроизвольно приблизились к посланцу Демиурга, или переводили недоуменные взгляды с него на Алвисида, словно не зная, на чью сторону встать.

Молчание затягивалось, Хамрай бросил вопросительный взгляд на Алвисида, превосходство которого по уму и умению проводить собственную политику признавал безоговорочно, и решил использовать свою козырную карту. Он подошел к входу, ведущему к своему замку, и вставил в паз перстень.

— Впустите его, только сами не входите, — негромко повелел он.

Отлак и Уррий подтолкнули охраняемого пленника внутрь ярко освещенного коридора, не переступив заветной черты. Конечно, охранять магического посланца чуждых сил могли и простые воины замка. Тем более что охраняемый никаких попыток бегства не предпринял бы, ибо вернулся в замок добровольно, а тело его находилось в надежно запертом помещении. Но Ансеис посчитал, что молодым рыцарям, только что получившим шпоры на празднествах, будет полезно посидеть вместе, выполняя важное поручение. Поэтому Ансеис добавил без особой нужды:

— Никуда не отлучайтесь и будьте готовы вступить в бой в любой момент.

Даже если весь сегодняшний фарс обернется какой-либо кровавой заварушкой, юные рыцари смогут лишь достойно погибнуть, не более… И Ансеис знал, что не позовет их ни при каких обстоятельствах. К тому же он умел просчитывать ситуацию на несколько ходов вперед и полагал, что представлять Уррия Алвисиду еще крайне преждевременно — по многим причинам.

Хамрай подтолкнул бывшего пленника на середину Коридора:

— Давай, исполняй то, с чем тебя послали.

Сам остался стоять у выхода в свой замок, словно не вставая ни на чью сторону. Впрочем, если разобраться, так оно и было — он не вставал отдельно ни на сторону шаха Балсара, с которым его связывало очень многое, ни на сторону Алвисида, которого он, несмотря ни на что, уважал, ни на сторону Радхаура, которого он, стыдно самому признаться, любил как сына, ни уж тем более на сторону алголиан, к которым, впрочем, у него не было ни малейших претензий. Другое дело, что все они скорее всего встанут на ту же сторону, на которую и он. Но пока… пока он постоит у выхода, ведущего в замок, где живет его любовь.

Фигура, вышедшая в центр коридора, была бесплотна и говорить могла только мысленными образами, без языка. Так что внезапно образовавшуюся тишину ничто не нарушало, кроме негромких покашливаний да шуршания одежды.

— Вы, — ни к кому персонально не обращаясь, начал посланец, — считаете себя создателями и властителями этого мира. Вы ничего не создали и властвуете, узурпировав чужое могущество и чужие права. Я послан теми, кто действительно создал этот мир и кто должен им властвовать по праву создателя, по праву сильного, по праву мудрого.

Голос посланца затих в головах присутствующих — видимо, он давал им время, чтобы его слова дошли до их сердец, или что там у них…

Ропот искреннего возмущения пронесся легким ветерком, но в бурю не перерос, все ждали продолжения. Однако в головах присутствующих здесь богов не укладывалось — как это не они создатели мира, если помнят, пусть и смутно, как его создавали? Очень немногие в этом коридоре знали великую тайну мира — Алвисид и те, с кем он ею поделился.

— Вы считаете ваш мир огромным, думаете, что границы его оберегают души умерших, не поклонявшихся никому из вас. Вы полагаете, что они питают вас силой и охраняют ваш мир от неведомых вам опасностей извне. Это так и не так одновременно — ваш мир — песчинка малая, а ваши Силы Космические оберегают не ваш мир, а мир от вас. И послали их на дальние рубежи именно мы, они первоначально питались нашей силой. Мы были неизвестны вам, оберегая вас, но время ваше прошло. Мы проснулись от векового забвения, и теперь только мы будем управлять миром. Управлять посредством того из вас, кто поклонится нам, истинным хозяевам мира.

— А если никто не поклонится? — тоном прожженного провокатора спросил Алвисид.

— Молчи!!! — в бесстрастном мысленном потоке пришельца на мгновение прорвалось негодование. — Ты один из нас, но случай дал тебе то, чем обделил более достойных. Ты заслужил смерть своими преступлениями. Приговор тебе вынесен и обжалованию не подлежит!

— Приговоры имеют право выносить лишь те, — жестко произнес Алвисид, — кто может претворить их в жизнь. Иначе это не приговор, а просто жалкое бессильное и злобное блеяние!

— Ты уже получил свое по приговору, — парировал представитель неведомых сил. — И ты не будешь возрожден. Я сейчас не с тобой разговариваю, а обращаюсь ко всем здесь собравшимся. Мне поручено передать предложение Демиургу. Он здесь?

— Здесь! — твердо сказал архангел Михаил.

У Хамрая впервые закралось подозрение, что Демиург из-за гордыни не захотел говорить с остальными богами, но любопытство пересилило, и он принял облик своего военачальника. Да, так могло быть, хотя Демиург любопытством не отличался — неужели и до него дошло, что властью надо не только наслаждаться, наказывая неугодных и осыпая благостями льстецов, но и постоянно доказывать свое право на власть?

— Мы уже продемонстрировали вам свое могущество, когда планеты этого мира наконец-то встали, как должно, и мы смогли выйти из плена. Теперь мы пришли брать этот мир в свои руки. Мы предлагаем тебе, Демиург, поклониться нам, создателям этого мира, дающим ему жизнь и силу, и собрать всех наиболее достойных вокруг себя. Кто не подчинится тебе, будет уничтожен!

— Нельзя убить того, кто бессмертен, — снова вмешался Алвисид. Он понимал, что решающие слова сейчас будут произнесены и их уже не отменишь. И поэтому для колеблющихся надо разъяснить все детали, чтобы они точно знали: что выбирать и кого.

— Можно убить и бессмертного, — вместо посланца таинственных и могущественных сил ответил архангел Михаил, или кто там он был на самом деле. — Во время Армагеддона. Побежденные исчезнут из этого мира навсегда.

— Кто не поклонится Демиургу, тот будет вызван на Армагеддон и уничтожен навсегда, окончательно и неумолимо, — подтвердил посланец, словно этими словами Демиург согласился на предложение высших сил.

Он поднял рукав своего плаща, в котором не было руки, словно призывая к тишине. Пустота из-под капюшона взирала на Демиурга и присных его.

Все молчали, понимая, что стоят на пороге выбора, который предстоит сделать каждому из них. Каждому, невзирая на положение, ибо и самый могущественный бог не может не явится на Армагеддон, а самый ничтожный его слуга может встать на противоположную сторону, и никто не в силах ему помешать. Лишь простым людям Армагеддон не страшен, они о нем просто не узнают…

Хамрай быстро прошел к шаху Балсару и обменялся с ним несколькими фразами. Балсар твердо кивнул, и Хамрай вернулся к трону Алвисида.

— Все идет так, как мы и предполагали. На Балсара можно положиться, — сообщил он поверженному богу и повернулся к Радхауру:

— Посланец разговаривает с Демиургом мысленно, незачем всем знать, как и на каких условиях заключается договор. Самое интересное начнется чуть позже, когда каждому предстоит сделать выбор, на чью сторону встать.

— А если они не договорятся? — спросил Радхаур.

— Договорятся.

— Значит, Армагеддон неизбежен?

— Скорее всего, да. Хотя мы попробуем договориться…

— Зачем?

— Хороший вопрос, сэр Радхаур. Если бы еще и знать на него ответ…

— А кто такой этот ваш таинственный посланец? Вы мне о нем не рассказывали, сэр Ансеис…

— Да? — удивился барон. — Наверное, просто запамятовал. Ночь у Озера Трех Дев помните? На мой замок тогда тоже напали таинственные незнакомцы, в головах которых сидели магические твари. Одного из них сэру Гловеру удалось захватить в плен. Я отпустил его туда, откуда он явился, задав его хозяевам несколько вопросов — кто они и чего добиваются. Он вернулся, но на сей раз не убивать, а договариваться…

— Но он бесплотен, а вы сказали…

Хамрай усмехнулся. Иногда он ловил себя на пристрастии к внешним эффектам. К его чести, нужно признать, что случалось с ним это очень редко, да и то, когда требовалось для дела. Но Радхауру он сказал:

— Его телесную оболочку сейчас охраняют в моем замке верные люди.

Графу Маридунскому очень хотелось знать, а чей же это посланец и что за могущественные силы пробудились от вековой спячки, на самом ли деле они столь могущественны и почему их не боится Алвисид, раз позволяет договариваться с теми, кто уже один раз погубил его и не желает его возрождения? Но он ничего не спросил: рано или поздно так или иначе все узнает, а на последний вопрос ответил сам: Алвисид боится. Именно поэтому и согласился явиться сюда, именно поэтому и хочет покинуть Рэдвэлл, родовую вотчину.

— Да что происходит?! — громко прорычал трехликий гигант, стоявший рядом с красным лоснящимся огромным четырехликим богом, по всей видимости, его повелителем. — Они на наших глазах договариваются у нас за спиной!

Четырехликое существо неизвестного пола одной из рук шлепнуло по губам говорившей головы негодующего бога, и тот смущенно отодвинулся к стене, за спину господина. По всему можно догадаться, что краснокожее божество тоже участвует в неслышном для большинства разговоре.

— Кто это? — без всякого интереса спросил Радхаур у барона Ансеиса.

— Точно не знаю, — честно ответил тот, — забыл, как его зовут. Но вместе с Буддой они держат Индию и почти всю дальнюю Азию.

— Главного зовут Брахма, — пояснил Алвисид. — Тот, кто возмущался, — Шива, а по правую руку — Вишну. А толстячок у него на коленях и есть мудрец Будда. Он на самом деле всем и заправляет. Весьма мудрый старичок, быстро в свое время со всеми договорился… — по уважению в голосе поверженного бога было понятно, что Будда знаком ему очень хорошо и Алвисид не хотел бы видеть его в числе смертных врагов.

Странный посланец таинственных сил опустил пустой рукав. Архангел Михаил (или сам Демиург, кто может проникнуть в божественный промысел?) громко произнес, так что его голос донесся до противоположного конца длинного коридора:

— Мы признаем могущество тех, кто действительно создал наш мир. И мы, как и те, кто создал наш мир, хотим, чтобы он таким и оставался. Как стало известно, в наш прекрасный мир могут вторгнуться захватчики извне, которых призвал Алвисид. Мы должны быть готовы к отпору и заключить союзный договор, чтобы отразить вторжение. Пусть все остается, как было в этом мире, мы не хотим потрясений и переделов. Алвисиду предлагается поселиться у нас, на Юпитере, где ему будет предоставлено все, что он пожелает. Мир дороже войны.

— Мудры твои речи, — усмехнулся в ответ Алвисид. — Золотую клетку я получу, где хочу и когда хочу. Дело отнюдь не во мне. Если отвести от озера питающие его реки, поначалу этого никто и не заметит, ибо воды его будут по-прежнему чисты. Но через какое-то время подобное озеро очень медленно начнет превращаться в болото. Очень долго будет превращаться, но неизбежно. Наш мир подобен такому озеру, гниение еще не очень заметно. Но ручеек свежей крови пробьется к нам рано или поздно, через год, десятилетие или век, но пробьется. Те, кого представляет этот посланец, хотят преградить путь чистому ручью. Я же не хочу, чтобы наш мир, — он интонацией выделил слово «наш», — превратился в болото. Те, кто хочет жить, встанут на мою сторону. Нам грозят Армагеддоном. От Армагеддона ни один бог, ни один маг — природный или выучившийся — уклониться не смогут. Что ж, если будет объявлен Армагеддон, свои слова я готов подтвердить делом. Если правы они, — снова жест в сторону посланца, — то мы погибнем с честью, но не будем задыхаться в гнили. Я сказал.

— Кто-нибудь думает также? — спросил апостол, стоявший справа от предводителя, и почему-то все его спутники посмотрели в сторону Луцифера.

Владыке Зла что-то зашептали в оба уха его советники, но он брезгливо отмахнулся и зачем-то встал с сотворенного кресла, тяжело опершись на дубину.

— Да, — сказал Луцифер. — Я думаю так же, как Алвисид. К сожалению, он сейчас не имеет былой силы и статуса и вызвать его на Армагеддон на самом деле нельзя. Но меня и мою армию — можно. Я не собираюсь держать в секрете своих планов. Я верю Алвисиду, когда он говорит о другом, большом мире, и я хочу этот мир посмотреть. Поэтому я делаю все возможное для возрождения Алвисида. Поэтому я и мои подданные будем приветствовать тех, кто не хочет жить в болоте, кто присоединится к нам.

— Ты не знаешь, сколько зла принесут в наш мир те, кого так ждет Алвисид, — ответил ему таинственный посланец. — Поистине, лучше отразить вторжение, чем влачить рабское существование. Смирись, кто бы ты ни был, если придут захватчики извне, ты все потеряешь, в этом нет сомненья.

Алвисид хотел было что-то сказать, но передумал, ведь он закончил свою речь.

— Мне ли бояться зла, которым ты угрожаешь? Мне, кого прозывают Владыкой Зла и врагом рода человеческого? — явно работая на публику, расхохотался Луцифер. И вновь стал серьезен. — Нельзя замыкаться в собственной скорлупке, как бы велика она ни была, надо вылетать на простор, какие бы коршуны там ни кружили. Еще до своего поражения Алвисид обещал мне показать другие миры. И я до сих пор рассчитываю, что он выполнит ожидание.

Алвисид с некоторым удивлением взирал на Луцифера, словно не ожидал поддержки с его стороны, но улыбнулся:

— Я всегда держу свои слова.

— Я и мои подданные возродим Алвисида и будем приветствовать пришельцев из большого мира. Если они не придут, мы будем пытаться сами позвать их.

— Значит, ты, презренный, не желаешь признать того, что наш мир нуждается в защите? — с большим громом в голосе, чем это требовалось, вопросил архангел Михаил. — Ты хочешь, чтобы его уничтожили те, о ком говорил посланец тех, кто создал этот мир?

— Посланец мне ничего толком не сказал, — усмехнулся Луцифер, вновь усаживаясь в кресло. — И не доказал, что наш мир хотят завоевать. Напротив, мы сами завоюем тот, другой, большой мир. Да, я не признаю тех, кто утверждает, что создал наш мир, и не желаю им подчиняться ни на прямую, ни через кого-либо.

— Означает ли это, что ты принимаешь вызов и готов сойтись на поле Армагеддона?

— Да.

Вызов принят. Армагеддон состоится, и каждому предстоит решать, на чью сторону встать.

— Я и моя церковь принимают вызов на Армагеддон! — провозгласил Алвисид.

Все присутствующие вновь посмотрели в его сторону. За спиной Алвисида стояли алголиане — хэккеры, могущественные маги. Силу их ордена здесь знали не понаслышке.

Внезапно вмешался тот, кого Алвисид называл Брахмой.

— Если вы объявите Армагеддон, мы не сможем помешать этому, — громовым голосом сообщил он — от этого и несколько странного акцента понимать его было несколько затруднительно. Многоликий бог это, видимо, понимал и говорил медленно. — Я и все мои подданные, все мои друзья, — он посмотрел на маленького толстячка, сидящего у него на коленях, и все поняли, что он высказывает общую позицию, — явимся на Армагеддон. Но на чьей стороне мы выступим, вы все… — он торжественно обвел взглядом многочисленных собравшихся, — вы узнаете только тогда, когда прозвучит сигнал к битве. — И словно подражая Алвисиду, добавил:

— Мы решили.

Это решение никак не могло повлиять на тех, кто давно определился с выбором, но тех, кто не знал, на чью сторону примкнуть, оно ошеломило — сила Брахмы и его сподвижников очень значительна, она сможет оказаться и решающей.

Алвисид одобрительно хмыкнул, хотел что-то сказать Хамраю и Радхауру, но передумал. Ему явно понравился такой оборот дела.

Говор и шепотки прервал мысленный голос посланца тех, кого он сам называл создателями мира:

— Армагеддон объявлен. Те, кто не с нами, — те против нас. Они будут уничтожены! Мы создали этот мир и будем им править! И Демиург для всех вас — наш полномочный представитель.

Видно, эти новые силы тоже питали слабость к внешним эффектам. Вместо слов «я все сказал», пустой плащ рухнул на пол, словно говоривший покинул высокое собрание.

Хамрай, прекрасно зная, что это не так, подошел к валявшемуся капюшону и, с виду небрежно скомкав его, поднял, чтобы разумное насекомое не пострадало от его рук. Он не хотел, чтобы его случайно растоптали, когда высокое собрание будет расходиться, хотя зачем желает сохранить жизнь напыщенному посланцу, телесная оболочка которого покоится в его замке, Хамрай сам бы не сказал.

Архангел Михаил (или кто он там был на самом деле), не глядя в сторону Луцифера, своего извечного врага, который был для него больше чем ближайший друг или союзник, медленно обвел взглядом присутствующих.

— Да, я на твоей стороне, — сказал король Лер, когда взгляд полномочного представителя новых сил, желающих стать хозяевами мира, уткнулся в него. — А мои подданные решат сами.

— Демиург, можешь считать мелкие недоразумения, происходившие между нами, мною забытыми, — поторопился заверить Зевс (или Юпитер, как его еще называют). Я тоже на твоей стороне! — громовержец бросил презрительный взгляд в сторону Брахмы с Буддой на коленях.

Многоликое божество сняло толстячка с коленей и сделало недвусмысленный жест, чтобы ему открыли плиту. По сигналу Алвисида один из алголиан с перстнем прошел к многочисленному посольству владык Индии и открыл выход. Радхауру было интересно посмотреть, как огромный бог, который, несмотря на высокие потолки, не смог бы выпрямиться здесь в полный рост, будет втискиваться в узкий для него выход. Но граф ничего не разобрал: остальные члены посольства закрыли гиганта своими телами и словно всосались в квадратный выход. Плита за ними захлопнулась.

— Шах Балсар! — прогремел архангел Михаил. — На чью сторону встанут те, кто считают своей повелительницей Моонлав и кто находится в твоем подчинении.

Шах бесстрашно посмотрел на державшего огненный меч архангела.

— Это у Моонлав и спрашивайте, — произнес он. — Мои войска, покорившие полмира, в битве, как я понимаю, участвовать не смогут. А поэтому все это меня не касается. Но я все силы, которыми располагаю, готов положить на то, чтобы Алвисид был возрожден.

Он не заключил чеканной формулировкой, что все сказал, но это было подчеркнуто интонацией.

И архангел Михаил повернулся к Радхауру, точно вычленив его в многочисленной толпе.

— Ты граф Маридунский, наследник Алвисида? — спросил он, глядя на рыцаря.

— Да, — собрав все силы, чтобы не отвести глаза, ответил граф. — Я.

— От имени повелителя твоего небесного я запрещаю тебе собирать члены богомерзкого Алвисида! — (Алвисид громко хмыкнул). — Покорись воле божьей, живи, как живут все бриттские рыцари — во славу Бога и короля, и я тебе обещаю райские кущи и то, что ты будешь причислен к лику святых со всеми вытекающими последствиями. Если ты откажешься, то будешь отлучен от церкви и проклят!

Алвисид с неприкрытым любопытством смотрел на графа Маридунского:

— Я тебе уже ничего не обещаю, — сказал он. — Решай сам.

Радхаур понял, что ради этого мгновения его и пригласили в этот коридор. Очередное испытание. Надо сказать, достаточно легкое. Он вспомнил слова отца Гудра, там, на границе мира, вспомнил, где ему суждено быть после смерти, и это показалось ему более интересным, чем вкушать диковинные фрукты в садах рая.

— Я никогда не шел против воли Бога, — уверенно произнес Радхаур. — Если бы тогда, когда меня удостоили чести видеть Сына Божьего на стене Рэдвэлла, он запретил бы мне собирать члены Алвисида, я бы беспрекословно подчинился. Но я умер, ничем не опозорив имя христианина. Теперь же я живу не для себя, и мне поздно менять ранее принятое решение. Я достану сердце Алвисида или погибну.

— Ты погибнешь! — предрек архангел Михаил.

И Радхаур понял, что если бы это было во власти говорившего, то род графов Маридунских уже давно потерял бы надежду на возрождение.

— Ну, это мы еще посмотрим, — ехидно улыбнулся Алвисид архангелу Михаилу (или кто там скрывался под его обликом). — Армагеддон объявлен, и я мечтаю участвовать в нем не только мыслью, но и самолично повести полки против невежества и болотного смрада, которыми за версту разит от вас.

— Что ж, Алвисид, ты снова будешь повержен, но на этот раз навсегда!

Архангел Михаил (или Демиург?) сделал едва заметный жест, и из его многочисленной свиты выступили вперед три фигуры, которые одновременно эффектным жестом сняли капюшоны своих золотистых мантий. По рядам богов прошел удивленный говорок. Алвисид произнес тираду на неизвестном языке, но, судя по тону, явно выругался.

— Кто это? — спросил Радхаур у барона Ансеиса.

— Арсиван, Сеалбур и Севибоб, — ответил за него верховный координатор алголиан. — Дети Алгола, единоутробные братья Алвисида.

Глава третья

Но ведь заблуждаться — это несчастье, говорят мне; напротив, не заблуждаться — вот величайшее из несчастий! Весьма неразумны те, которые полагают, будто в самих вещах заключается людское счастье. Счастье зависит от нашего мнения о вещах, ибо в жизни человеческой все так неясно и так сложно, что здесь ничего нельзя знать наверное, как справедливо утверждают мои академики, наименее притязательные среди философов. А если знание порой и возможно, то оно нередко отнимает радость жизни. Так уж устроена человеческая душа, что более прельщается обманами, нежели истиною.

Эразм Роттердамский. «Похвала глупости»

Король загостился в Рэдвэлле. В столице наверняка накопилось множество неотложных дел, да и по жене, которую не взял на празднества исключительно из-за младенца, Этвард соскучился. Не говоря о том, что очень хотелось вновь подержать на руках младшенького.

Почти все рыцари разъехались, Рэдвэлл опустел, все дела были завершены, пора и честь знать. Его удерживала только просьба Радхаура, который невнятно намекал о какой-то очень важной встрече, должной состояться сегодня. Но завтра он уже будет на пути в столицу.

Когда появился его доверенный слуга, король полагал, что он сообщит о том, что пришел Радхаур. Но он ошибся, встречи с ним добивался епископ Маридунский.

— Пригласите, — вздохнул Этвард.

После обычных приветствий и благословений, его преосвященство отец Флоридас сел в предложенное кресло и, глядя в глаза королю, спросил:

— Вы не знаете, чем сейчас занят граф Маридунский?

— Я жду его с минуты на минуту, — ответил Этвард, догадавшись, что все не так просто и Радхаур уже не придет.

Он отвел глаза от иссушенного заботами священника, который был ненамного старше самого Этварда, но уже казался пожилым человеком.

— Ваше величество, я приехал сюда для срочного разговора. Однако граф отказался принять меня, сославшись на важные дела и передав через слугу, что появится завтра у меня в аббатстве.

— Ваше преосвященство, а вы не допускаете, что у графа на самом деле могут быть важные дела?

— Я знаю, какие это дела, — криво усмехнулся епископ. И добавил:

— Богомерзкие!!!

— Как вы можете так говорит! Ведь граф Маридунский — ваш родной брат!

— Я не сторож брату моему! — гневно возразил епископ. — Если граф поклоняется Алголу, он достоин самого сурового наказания. И вы, заключивший с Богом договор и милостью его правящий Британией, должны положить конец богомерзким делам.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, ваше преосвященство, — сухо ответил король Этвард.

— О том, что на земле Британии не место дьяволо-поклонникам алголианам, которых вы, ваше величество, привечаете. И тем более сын дьявола Алвисид не может жить в Рэдвэлле.

— Насколько я понимаю, — возразил Этвард, — Алвисид сын Алгола.

— У дьявола много имен, цель — одна. Я был сегодня ночью вызван перед лик Господа нашего и…

Этвард невежливо встал, движением перебив собеседника, и в задумчивости подошел к окну. Затем вновь повернулся к священнику:

— Вы приехали в замок говорить с графом от собственного имени?

— Я приехал говорить не только с графом Маридунским, но и с вами, ваше величество, по прямому поручению Господа нашего! Я приехал не говорить, а предупредить и предотвратить!!! Я хочу немедленно видеть графа Маридунского, пока не произошло непоправимого!

— И что может произойти непоправимого? — в лоб спросил король Этвард. Не любил он, когда ему угрожали.

— Самое страшное, что может случиться для вас лично и нашей страны — мне даже думать об этом не хочется — объявление интердикта, — ответил епископ. — Но и это не в счет по сравнению с тем, что весь мир может рухнуть в бездну!

Как легко с уст епископа слетело страшное слово — интердикт. Запрещение служб, отзыв всех священников, закрытые церкви, молодые не могут сочетаться браком, новорожденных не могут крестить, покойных нельзя хоронить на кладбищах… Народ такое долго не вынесет, Этвард знал — около десятка лет назад интердикт объявлялся в Арагоне и волной смел правящую династию, наложив черный отпечаток на все население страны. То есть интердикт — крайняя мера, решающая. Нет такого христианского государства, чтобы могло долго жить под ним. И если государь допускает, чтобы на его страну наложили интердикт, то тем самым подписывает лично себе смертный приговор.

— Ваше преосвященство, но чем же я и мои подданные могли прогневить Господа нашего?

— Графа Маридунского необходимо остановить. Алвисид не должен вновь своим гнусным дыханием осквернять нашу землю, — заявил епископ Маридунский.

— Скверным дыханием… Он же ваш далекий предок, ваше преосвященство…

— Мне дал жизнь Господь, ему служу и его воле следую, — резко оборвал короля епископ, который знал Этварда с детства и мог позволить себе говорить как старший брат. — А сын дьявола вольготно проживает в Рэдвэлле, и совсем чуть-чуть осталось до того проклятого момента, когда он возобладает былой силой. Этого не должно произойти.

— Хорошо, — неожиданно согласился Этвард. — Но как лично я могу этому воспрепятствовать?

— Убедить Радхаура отказаться от его замысла! Пусть не забивает себе голову сказками, пусть женится, нарожает детей и живет как все…

— Но у него есть невеста и…

— Знаю, — прервал Этварда епископ. — Но лучше — для всех лучше — забыть о той давней истории. Не к лицу христианским рыцарям пользоваться колдовством. Надо отгонять от себя сатану! Ваша сестра погибла, ваше величество, как бы это не было вам больно. Та, что может быть представлена вам в ее облике, — дьявольское наваждение, не более. Какие дети могут родиться от этого союза? — голос епископа достиг высшего напряжения и тут же стал обыденным:

— Об этом я с графом поговорю. Вы же должны убедить Радхаура замуровать Алвисида в склепе, как и положено покойникам, и забыть о нем.

— А если у меня не получится уговорить его, ваше преосвященство?

— А вы постарайтесь, сын мой. Я со своей стороны приложу все усилия, чтобы воздействовать на брата. Он должен выбросить ереси из головы и повернуться лицом в сторону Господа нашего. Но… Но если не получится уговорить, то разве не в вашей власти, ваше величество, арестовать его и держать в темнице как государственного преступника? А преступление его ужасно перед Господом, и потворствуя ему в его замыслах, вы совершаете не меньшее преступление.

— Это вам поручено сказать мне Господом? — пристально глядя в лицо епископа, медленно спросил Этвард.

— Мне поручено образумить вас, — тяжело вздохнул епископ Маридунский. — И предупредить, что завтра в полдень посланец Господа будет ждать вас у Рэдвэлльских камней, чтобы лично передать Его волю.

— Если это все, ваше преосвященство, то мне хотелось бы остаться одному, чтобы как следует обдумать ваши слова.

— Благословляю вас, сын мой, — перекрестил короля священник. — Я все сказал, обратитесь лицом к Господу и думайте.

Епископ встал с кресла, вышел из помещения, и дверь за ним закрылась. Этвард, помедлив немного, позвонил в колокольчик, вызывая слугу.

— Немедленно разыщите графа Маридунского, — приказал он. — Где бы он ни был. Посмотрите, не пошел ли он… Впрочем, нет, если графа не разыщите, то просто позовите ко мне сэра Бламура.

Слуга поклонился и вышел.

Этвард рухнул в кресло, подпер подбородок кулаком и задумался.

А ведь только сбросил с себя у Озера Трех Дев проклятье предательства пятнадцатилетней давности. Предательства, которое не состоялось. И вот снова ему не оставляют выбора. Впрочем, выбор есть всегда, даже когда остается только лишь умереть.

Этвард хотел было послать кого-либо за сэром Ганелом, который после смерти Катифена был у него самым близким доверенным лицом, исполняя обязанности как советника, так и шута — как советник он мог родить дельную мысль, как шут не боялся ее высказать. Король даже хлопнул в ладоши, но, когда двери открылись, передумал и отослал слугу прочь. Груз на душе не поможет нести никто — разделенный с кем-то, он не становится легче, а зачастую наоборот, нести его, когда о тяжести содеянного знает кто-то еще, гораздо тяжелее.

Двери распахнулись, и в покои с поклоном вошел сэр Бламур.

— Где сейчас граф Маридунский? — устремив на сенешаля пронзительный взгляд, спросил король. — У Алвисида?

Старый сенешаль не стал лукавить перед королем, которого некогда гонял мальчишкой.

— Нет, ваше величество, он вместе с сэром Ансеисом отвел Алвисида в подземелье. В волшебный коридор.

— Что? — не поверил собственным ушам Этвард.

— Да, ваше величество. Алвисида нет сейчас в замке, вместе с ним ушли все алголиане. И сэр Ансеис сказал мне по секрету, что Алвисид больше сюда не вернется.

Это сильно меняло дело. Очень сильно — можно завтра на встрече с посланцем Господа сказать, что это сделано по приказу короля.

— А Радхаур? — спросил Этвард.

— Что — Радхаур?

— Он тоже не вернется в Рэдвэлл?

— Не знаю, ваше величество. Но вряд ли, иначе бы граф дал мне соответствующие распоряжения. А он ничего не сказал. Просил только…

— Что?

— Что если вы, ваше величество, очень сильно будете его искать, то передать вам дословно: «То, что сделано, сделано для блага королевства и для блага короля». Насколько я понял, они шли встречаться с самим дьяволом.

— Ты мне этого не говорил, я этого не слышал.

— Конечно, ваше величество.

— Как только Радхаур появится в замке, попросите его немедленно прийти ко мне.

— Я думаю, — поклонился сенешаль, — как только граф вернется, он сам постарается как можно быстрее найти вас.

Что ж, до назначенной встречи с посланцем Господа еще есть время. Этвард не надеялся переубедить Радхаура — если тот что-то решил, то окончательно. Но Этвард также знал, что больше не нарушит данную пятнадцать лет назад клятву.

Глава четвертая

…но образ этот всегда живет в моем сердце, он по-прежнему свеж, молод, весел, лукав, неотразимо обаятелен и непорочно чист, как и тогда, давным-давно, когда он впервые запал в мою душу, внося в нее благостное умиротворение на долгие, долгие годы. Воистину, любовь не стареет!

М.Твен. «Жанна д'Арк»

Алвисид в гневе ткнул перстень в центр плиты, ведущей в Рэдвэлл, и она послушно взлетела вверх.

— Встретимся на Армагеддоне, — бросил последнее слово бывший бог.

Он посмотрел на Повелителя Зла и по-мальчишески подмигнул ему. Затем, больше ни на кого не глядя, ступил в коридорчик, ведущий в родовую усыпальницу графов Маридунских.

Радхаур бросил быстрый вопросительный взгляд на сэра Ансеиса. Барон усмехнулся, взял графа под локоть и направился вслед за Алвисидом. Алголиане тоже по одному стали входить в довольно узкий коридорчик.

Алвисид обернулся — все алголиане собирались последовать за ним.

— Мекор, ты будь со мной, остальные ждите меня в Фёрстстарре, — распорядился он. — Постойте! Пусть кто-нибудь отопрет выходы и приберется в моем коридоре. Развели невесть что…

Он отвернулся, зная, что распоряжение будет выполнено, и поднялся по небольшой лестнице, некогда вырубленной в камне силой его колдовства, в родовую усыпальницу графов Маридунских.

— Сэр Алан, вас так разозлило появление ваших божественных братьев в свите Демиурга? — спросил Радхаур, гадая, почему Алвисид вернулся в Рэдвэлл, хотя собирался переехать в алголианский каталог.

Алвисид рассмеялся — громко и для подобного места даже несколько непристойно.

— Нет. Я теперь просто точно знаю, как меня тогда победили, и больше этого не случится. И тогда с ними была Моонлав. И тогда… — после секундной паузы добавил он, — у меня не было большой цели. Теперь — есть. И осознал я ее совсем недавно, в общем-то, благодаря вам троим.

— И что это за цель? — спросил Радхаур на правах хозяина замка.

— Узнаешь. Скоро. Не скоро, правда, поймешь. Некоторые за всю жизнь не смогут ни понять мозгами, ни принять сердцем, но у тебя получится, наследник. Покажи, где могила моего сына?

— Сэр Алан, если вы спрашиваете о старшем сыне, то он погиб в битве при Абвилле, во Франции, и захоронен там же.

Радхаур прекрасно знал свою родословную, крепко-накрепко вбитую в память еще в детстве, и не смутился ни на мгновение. К тому же он уже имел счастье подробно рассказать поверженному богу о его прямых потомках. И даже заказывал в скриптории аббатства копию летописи о подвигах сэра Алана Сидморта Бескорыстного. Алвисид не без усмешки прочел о своих рыцарских подвигах почти двухсотлетней давности, на следующий день вернул рукопись, сказав, что на бумаге все куда как красивее и в сотни раз бледнее, чем в жизни. Впрочем, Радхаур и сам об этом уже знал — о его собственных путешествиях рассказывали такое, чего никогда не было и быть не могло, а о том, о чем следовало бы рассказать, отмахивались как от вздорной выдумки. А уж если послушать трубадуров на недавно прошедшем празднестве о событиях пятнадцатилетней давности… Правдой в их песнях было лишь то, что победили действительно бритты и что Сын Божий воистину ступал на крепостную стену Рэдвэлла, благословляя их на бой. Все остальное совершенно не соответствовало реальным событиям, как их помнил Радхаур. А ведь прошло-то всего пятнадцать лет и очень многие участники тех событий живы и были на празднествах. Что же говорить о том, что было сто, двести лет назад или вообще до Великой Потери Памяти… Никогда потомкам не узнать все о своих предках. Да, если откровенно, знать им этого и не нужно.

— Я могу показать вам могилу вашего второго сына, его преосвященства отца Иоанна, епископа Маридунского, — сказал Радхаур.

Алвисид бросил быстрый взгляд на Ансеиса и Мекора, присел на поребрик ложной могилы, в которой скрывался проход в чудесный коридор.

— Позже, наследник. Отошли караульных, я хочу поговорить с вами, не для их ушей разговор. Тебе ничего не угрожает.

— Я в этом не сомневаюсь, — усмехнулся Радхаур, окликнул одного из стражников и приказал дожидаться у выхода из подземелья, где располагался еще один пост.

Оставшись одни в огромной пещере, освещенной лишь несколькими факелами, все четверо молчали. Алвисид сидел на поребрике ложной могилы, остальные ждали, пока он заговорит. Обдумывали происшедшее в коридоре. Мекор почему-то вспоминал о снова явившемся ему в прошлую ночь духе Фоора. Хамрай думал о том, что очень хочет провести ночь за душевным разговором с Балсаром, и поморщился от мысли, что придется говорить с другом и о делах, поскольку старый маг понимал то, что еще не было сказано вслух: очень многое зависит от того, как поведет себя Моонлав. Своенравная красавица, богиня. Попавшая в ловушку Алвисида и спящая вековым сном в драконьей стране.

— Очень важно не стать могущественным, а быть им. И остаться при этом человеком, — ни к кому не обращаясь, словно рассуждая вслух, произнес Алвисид. — Хотя в разные времена бытуют весьма разные понятия о человеческой морали. Но суть от этого не меняется. За двадцать лет я сделал больше, чем эти трое за двести… Слизняки, куколки, трутни… Я убежден, что победа за теми, кто не стоит на месте — таков закон, который не удавалось пока изменить никому. Но я должен не взирать на происходящее со стороны, а быть с теми, кто выйдет на поле битвы. Должен, понимаешь, наследник, должен!

— Да, — кивнул Радхаур. — Понимаю. Я тоже многое должен.

Он не сказал, что именно должен и кому, но Алвисид его прекрасно понял.

— Вон там твоя суженая? — спросил он. — То озеро, в которое превратил ее Хамрай?

— Да.

— Если хочешь, я могу на какое-то время вернуть ей человеческий облик. Ты можешь провести с ней час…

— Это… Это возможно? Но ведь у вас еще нет силы, сэр Алан.

— У меня — нет, но я возьму ее у Мекора и Хамрая. Вы ведь поможете мне? — обернулся он к магам.

— Если моей силы не хватит, — ответил Мекор, — вся магическая мощь нашего ордена к вашим услугам, сын Алгола.

— Полагаю, — вмешался Хамрай, — что если Алвисид знает как, то нашей магической сущности хватит, ведь обратил-то я ее в озеро один. Но я представления не имею, как совершить обратное действо. Да, магам значительно легче жилось бы на свете, если бы все было обратимо. Повернуть реку вспять — трудно, но возможно. Мне даже удавалось повернуть вспять время, правда ненадолго, и желаемого результата это не принесло. Но заставить орла превратиться в яйцо…

— Дайте мне руки, — изменившимся, более холодным, как и подобает богу, голосом приказал Алвисид.

Радхаур тут же протянул руку. Сладко от предчувствия, что он сейчас увидит возлюбленную, было на сердце и страшно. Страшно, что за эти годы она стала ему чужой, как Лорелла. Страшно, что сохраненный в душе облик не совпадет с оригиналом, как, например, истинный сэр Отлак не походил на свое каменное изваяние.

— Нет, наследник, сейчас, — Алвисид голосом выделил слово «сейчас», — ты ничем помочь не сможешь. Иди к своей возлюбленной.

Радхаур кивнул и направился к тому месту, где разлилось чудесное озеро, понимая уже, что сейчас ему предстоит испытание посложнее выхода один на один с разъяренным драконом, где все зависит от силы и ловкости. Как вести себя сейчас и что говорить, Радхаур не знал. И не знал, нужен ли ему этот час свидания перед последним путешествием за сердцем Алвисида.

Зато Хамрай, как и Алвисид, знал — это очень нужно.

— Вернемся к нашим баранам, — сказал Алвисид, после того как, воспользовавшись магической силой Мекора и Хамрая, выполнил обещанное действо.

— Каким баранам? — не понял Мекор. — Вы так называете своих единоутробных братьев Арсивана, Сеалбура и Севибоба?

Алвисид расхохотался. Хамрай улыбнулся — Мекор относительно молод, он не знал Алвисида до его поражения. Хамрай хоть и немного, но имел удовольствие с ним общаться и прекрасно помнил любовь Алвисида к странным выражениям, означающим отнюдь не то, что подразумевают высказанные слова. И это словосочетание Хамрай отлично помнил, поскольку оно очень нравилось шаху Балсару, хотя тот вкладывал в него несколько иной смысл.

— Именно к ним, — отсмеявшись, ответил Алвисид.

— Подождите, — остановил Хамрай, поднимая руку, в которой был зажат плащ с капюшоном, в котором таилось магическое насекомое, — если мы собираемся обсуждать наши планы, то стоит избавиться от ненужного свидетеля.

— Раздави гадину каблуком, — брезгливо посоветовал Алвисид.

— Нет, — твердо ответил Хамрай. — Я гарантировал ему полную безопасность и отнесу его через коридор в свой замок.

— Как знаешь, — решил Алвисид. — Поторопись, у нас не так уж много времени.

Радхаур прилагал все усилия, чтобы не сорваться на бег, приближаясь к месту, где озера уже не было. Факела, оставленные часовыми у ложной могилы, ничего здесь уже, конечно, не освещали. Но Радхаур чувствовал, что Рогнеда стоит в своем истинном образе и ждет его. И тут же ему пришло в голову, что она нагая, а в подземелье довольно прохладно. Он ускорил шаг.

— Радхаур… — услышал он голос, звук которого почти стерся в памяти. — Радхаур… любимый… это ты? — Слова давались ей с видимым трудом.

— Да, я! — Граф бросился на звук голоса, подбежал к ней, почти не видя в темноте, и упал на колени, боясь дотронуться до нее. — Да, это я…

— Любимый, ты возродил Алвисида, и я теперь навсегда останусь в собственном облике? Мы теперь все время будем вместе? — спросила она то, что и должна была спросить.

Ему столь многое хотелось сказать ей, но, наверное, поэтому нужных слов и не находилось.

Он боялся даже дотронуться до нее — такая она была чистая, прекрасная, возвышенная. Совсем не так было с другими женщинами — горластыми, грудастыми, смешливыми и абсолютно точно знающими, что мужчине от них нужно.

Почти в полной темноте она положила свои тонкие изящные пальцы на его жесткие волосы.

— Любимый, как долго я тебя ждала! Выведи меня скорее на свет, я так соскучилась по солнышку… Пойдем же, пойдем отсюда к людям!

— Рогнеда… — нашел наконец в себе силы произнести Радхаур. — Я еще не собрал Алвисида…

Она положила пальцы ему на плечи, провела по волосам.

— Радхаур… — только и произнесла она.

Он не знал, что сказать ей. Но, самое страшное, он не чувствовал за собой никакой вины. Он сделал (и делает!) все, что мог. И он совершенно не просил ее жертвовать ради него своей молодостью. Страшная мысль пришла в голову — что там, на границе мира, последнем обиталище отца Гудра и многих других, где он так или иначе рано или поздно окажется, прошедшие за это время годы он бы провел не хуже, чем ступая по этой бренной земле, не возжелай Рогнеда возродить его к жизни. Впрочем, тут же сообразил он, в этом случае род графов Маридунских прервался бы окончательно, без какой-либо надежды на продолжение.

— Рогнеда, — произнес он, поднимаясь на ноги. — Совсем немного тебе осталось ждать. Я должен добыть сердце Алвисида…

Она тут же прижалась лицом к его груди, и ему ничего не оставалось, как положить руку на ее обнаженную спину. Почему-то ему казалось, что спина Рогнеды должна была быть покрыта капельками влаги, но кожа его суженой оказалась сухой и теплой.

Он продолжал говорить, сам не вслушиваясь в свои слова. Что осталось последнее путешествие и проклятое чародейство — любое — навсегда исчезнет из их жизни, что они заживут весело и счастливо в этом замке, а если она захочет, так переберутся в столицу. Она родит ему трех мальчиков и обязательно одну девочку. Если она захочет, то они отправятся в путешествие по всему миру, и она увидит далекие чудесные страны, где, в общем-то, ничего интересного и нет… Он говорил и говорил, сам не вслушиваясь в свои слова и почти не веря, что так будет. Он пересказывал то, о чем многажды мечтал в своих утомительно-нудных путешествиях, где опасность подстерегала за каждым поворотом, а то и на ровном месте, и мечты, обращенные в слова, представлялись блеклыми и нереальными.

— Радхаур, — прервала она его. — У тебя есть другая женщина?

Движения его пальцев, гладивших спину нареченной, остановились, словно он в одночасье окаменел.

Он отступил на шаг и в темноте огромной пещеры увидел только ее блеснувшие глаза — словно свет бесценных жемчужен, скрытых в толще океана.

— Нет, — ответил он чистую правду, и тут же понял, что так ответил бы на его месте любой. И чтобы рассеять какие угодно недоразумения между ним и женщиной, без которой он не мыслил своей дальнейшей судьбы (это тоже была чистая правда), он добавил:

— Приключения… были. Я живой человек, не магический призрак. Но они не стоят даже упоминания, я о них и не вспоминаю. Я никого никогда не полюблю, кроме тебя, Рогнеда.

Она снова уткнула лицо ему в грудь.

А он с ужасом подумал, что не любит и ее. Он больше не способен любить. Хотя никаких мук и отвращения, что придется остаток жизни прожить с Рогнедой, он не испытывал, более того — и не ждал от жизни ничего другого. Собственно говоря, он от жизни уже ничего не ожидал. Он раздавал долги.

А еще он подумал (сам испугавшись своих мыслей), что если б Алвисид возродил бы сейчас не Рогнеду, а, скажем, давнего недруга Иглангера с мечом в руке, или того рыцаря, что гнался за Радхауром по всей Италии, мечтая возвратить семейную реликвию, то ему было бы гораздо проще, чем сейчас — убей или будь убитым. Вот в том то и дело, что он не мог позволить убить себя, поскольку его ждала Рогнеда… Поскольку с его смертью прервется род графов Маридунских.

Рогнеда стояла молча, прижавшись к нему. Он ожидал, что она засыплет его вопросами — как управляет королевством брат, как поживают ее знакомые… Он был готов отвечать подробно и терпеливо на самые пустяшные вопросы, какими, помнится, засыпала его в свое время матушка. Но Рогнеда молчала, словно стараясь впитать в себя его запахи, чтобы жить ими еще долгое время, пока он не достанет наконец злосчастного сердца Алвисида.

(И, честно сказать, неудобно об этом говорить, но Радхаур искренне порадовался, что чудесная встреча состоялась, когда он, намытый и ухоженный, в тонких парадных одеждах, а не когда, например, он вернулся бы из очередного путешествия — грязный, пропахший дорогой и усталостью. Он не знал, куда девались тряпки, в которых возвращался, для него в замке всегда были готовы новые одежды, но после возвращения в замок он больше никогда их не видел — лишь Гурондоль неизменно красовался на его боку, да и то ножны и перевязь регулярно менялись).

Она едва слышно вздохнула, но ничего не сказала.

Он боялся ее даже поцеловать. Нет, его не обуревали детские плотские чувства, заставлявшие думать, что он искренне влюблен в ту, что рядом. И не было той чисто животной страсти, которая охватывала при виде очередной смазливой и похотливой самочки, что нередко встречались на его пути. Нет, он знал, что просто обязан поцеловать ее, вложив в поцелуй все, что невозможно выразить словами… и не мог.

— Тебе здесь очень плохо? — спросил он. — Ты слышишь, когда я прихожу к тебе и говорю с тобой.

— Я слышала и помню каждое твое слово, любимый, — не отрывая лица от его груди, произнесла Рогнеда. — Мне ничего больше не остается, как помнить… и мечтать.

Он разозлился на себя за то, что не подумал раньше — надо было поставить здесь не только стражников у выхода в коридор Алвисида, но и пригнать сюда каких-нибудь бродячих певцов, чтобы пением и игрой на лютне скрашивали ее скуку. Или попросить монахов из аббатства, сменяя друг друга, круглосуточно читать ей какие-нибудь книги, например романы о любви…

— Рогнеда, ты когда-нибудь спишь или ты все время думаешь… Ну, когда ты… обращена в озеро? — Радхауру вдруг пришла мысль совсем о другом:

— Может, ты голодна? Сейчас я прикажу тебе принести всего, что пожелаешь, и…

— Нет, Радхаур, не уходи. Если уж мне суждено скоро опять стать озером, то я не хочу терять ни минуты счастья, отпущенной мне Господом.

— Алвисидом, — хмуро поправил ее Радхаур. Но, похоже, она его не услышала.

Глава пятая

Зло и Добро можно истолковать разно.

Надо быть человеком, а не богом, чтобы понять это.

Директория Алвисида

Хода нет — ходи с бубей!

Народная мудрость

Хамрай чувствовал, что очень устал. Но он знал, что сегодня еще крайне много дел, которые нельзя отложить на потом, и знал, что, когда потребуется, — сбросит эту усталость, как, вернувшись с мороза, сбрасывают с плеч у пылающего камина ненужный более меховой плащ.

Мекор своим перстнем открыл выход в коридор. Шестнадцать алголиан в почетном карауле выстроились напротив.

Верховный координатор обвел взглядом пустынный коридор и кивнул головой в знак одобрения.

— Отправляйтесь в Фёрстстарр, — приказал он.

По лицу старшего из алголиан, судя по одеждам — хэккера, было видно, что у него возникли вопросы, но он беспрекословно отдал команду, и алголиане пошагали в сторону входа в свой главный каталог.

Хамрай тоже хотел было отправиться к своему выходу, но верховный координатор попридержал его за рукав. Когда они остались совершенно одни, Мекор сказал:

— Вчера ночью ко мне опять являлся призрак Фоора.

— Да? И что же он сказал?

— Чтобы я безоговорочно тебе доверял.

Хамрай усмехнулся:

— Ему понадобилось погибнуть, чтобы понять это.

— Ты убил Фоора? — в лоб спросил Мекор.

И Хамрай, глядя ему в глаза, ответил:

— Да. Я этого не желал. Фоор все равно был обречен. Скажу тебе даже больше, чем следовало бы говорить. Но ты ведь задал мне свой вопрос, чтобы удостовериться, можно ли мне доверять во всем?

Мекор кивнул.

— Незадолго до поединка с Фоором… Случайного поединка, я не ожидал встретить его в этом коридоре… В Рэдвэлле… тоже случайно… я услышал разговор неких четырех, тогда еще хэккеров, о том, что Фоора пора смещать. Некоторые голоса были мне знакомы, — Хамрай, в свою очередь, пристально посмотрел на алголианина.

— Я участвовал в том разговоре, — честно сказал Мекор.

— Знаешь, — улыбнулся Хамрай, — я иногда действительно думаю, что все, что не происходит, — к лучшему. Я не верю в Судьбу, я беседовал с парками… Будущее нельзя предсказать, его можно лишь напророчить. Но что есть пророчество, как не создание будущего? Я не жалею, что убил Фоора. Иначе ваш Орден не прошел бы через раскол, через сомнения и кровь — Фоор железной рукой довел бы его до сегодняшнего дня… Но был бы ваш орден столь целеустремлен и един как сейчас, когда это так необходимо? Если уж тогда шли разговоры и возникали сомнения в самом узком кругу приближенных…

— Да, ты прав. Наверное, все, что произошло с Орденом, пошло ему на благо. Мы готовы к Армагеддону.

— Я устал, Мекор, — признался Хамрай. — Сегодня еще много дел, а завтра с утра предстоит трястись в седле в Рэдвэлл.

О своем намерении навестить сегодня шаха Балсара, он сообщать не стал.

— Не проще ли воспользоваться этим коридором? — удивился Мекор.

— Магу Хамраю — проще. Барону Ансеису — нет. Я поеду со свитой…

— Да, мне тоже пора идти, распорядиться на завтра. В тевтонском каталоге для вас будут приготовлены лошади и все необходимое, что может понадобиться для путешествия к Моонлав. Я подумал сейчас об одной вещи.

— Какой?

— Если вдруг ваша миссия завершится успехом и Моонлав встанет на сторону Алвисида, то неплохо было бы соорудить выход в этот коридор и у нее…

— Действительно, — согласился Хамрай. — Я об этом не подумал. Ты прав… Даже скажу больше — имеет смысл сопровождать Радхаура в последнем путешествии и время от времени ставить выходы — чтобы вернуться с сердцем Алвисида как можно быстрее. В конце концов, лишние выходы всегда можно уничтожить…

— Ты знаешь как? — быстро спросил Мекор.

Хамрай расхохотался.

— Честно говоря — нет. Я просто никогда не думал об этом. Но ничего невозможного нет.

— Кроме снятия заклятья Алвисида.

— Ты знаешь, оно меня вот уже пятнадцатый год совершенно не беспокоит… Кстати, тогда я тебе тоже задам прямой вопрос…

— Задавай.

— У меня сложилось впечатление, что, воспользовавшись нашей магической силой, Алвисид мог возродить невесту Радхаура не на один час, а навсегда.

— Мог, — согласился Мекор.

— Ты тоже думаешь, что Радхаур отступится от цели, едва лично ему это будет не нужно?

— Я не вправе обсуждать и даже размышлять о том, что думает сын Алгола, — сухо ответил Мекор. — До завтра.

— Постой, — удержал его Хамрай. — Ты сказал, «ваша миссия»к Моонлав. То есть ты не собираешься с нами?

— У меня много дел и без того. Я поступлю так, как сочтет нужным Алвисид, — ответил Мекор. И добавил, словно ставил точку в разговоре:

— Сэйв, сэйв, сэйв, энтер!

Верховный координатор алголиан развернулся, подошел к своему выходу, и через несколько мгновений Хамрай остался в коридоре совершенно один. И вдруг почувствовал, что смертельно голоден. И никак не мог вспомнить, ужинал он вчера или нет, — со всеми хлопотами и подготовкой к сегодняшнему дню, он совершено забыл о подобных пустяках…

Дома его ждал тяжелый разговор, и какое принять решение, он еще не определился. Когда он заскочил в свой замок, чтобы отдать Отлаку и Уррию посланца новых сил, даже в свете канделябров было заметно, что они разгорячены и взволнованы. Барон велел им отнести магическое насекомое к телу, отпустить посланца на все четыре стороны и идти отдыхать. «Барон, — бросив быстрый взгляд на Отлака, смущаясь, обратился к нему Уррий, — ответьте, кто мой отец? Вы?» Ансеис оторопел: «Кто тебе это сказал?» Вмешался Отлак: «Так утверждает сэр Гловер, он уверил нас, что вы это ему сами сказали». Уррий добавил: «Я давно хотел спросить, но…» Барон задумался, с чего бы графу Камулодунскому распространять столь нелепые слухи? Потом вспомнил о своем с ним разговоре в ночь Большого Парада Планет, когда отправлялся с Бламуром в Рэдвэлл, оставляя в замке Гловера. Барон расхохотался. Отсмеявшись, сказал: «Нет, Уррий, граф меня не правильно понял. Я сказал, что отношусь к тебе, как к сыну. И это действительно так. А кто твой отец, ты скоро узнаешь. Он ничуть не менее храбр и благороден, чем я, смею тебя заверить…» Юноши в один голос воскликнули: «Кто он?», но какие разные чувства их обуревали. «Мне сейчас недосуг, — жестко ответил барон. — Вернусь и поговорим. Да, передайте баронессе, что я завтра отправляюсь с графом Маридунским в небольшое путешествие на материк. Пусть распорядится, чтобы мне приготовили все необходимое…» «А я?»— два голоса слились в один. Барон, не ответив, снова перстнем поднял плиту в коридор Алвисида.

И сейчас он решал: раскрывать Уррию тайну его рождения или нет? Рано или поздно, это придется сделать. Он готовил Уррия к рыцарской жизни, относился к нему как к сыну, будучи совершенно точно уверен, что Радхаур знает о его существовании. Но Радхаур мельком взглянул на мальчика, когда барон представил его на празднествах, хотя портретного сходства, как казалось Ансеису, не заметил бы только полуслепой. Какого же было удивление старого мага, когда, задав несколько наводящих вопросов, он выяснил, что и Мекору ничего не известно о втором Наследнике Алвисида! Барон хотел рассказать Радхауру о том, что воспитывает его родного сына, тонко подводил его к этому в задушевной неспешной беседе. Но Радхаур вдруг сам решил вывалить старому и проверенному другу то, что накопилось на душе, — и рассказал о сыновьях от озерных дев и своем к ним отношении. Барон тогда промолчал. И никому до сих пор ничего не сказал о тайне Уррия, и от этого на душе становилось мерзко — будто он загодя готовил замену Радхауру на случай его гибели… Если положить руку на сердце, доля истины в этом утверждении была. Хотя… Ансеис любил своего бывшего оруженосца вовсе не за то, что тот Наследник Алвисида…

В башне юношей не было. Барон спустился в спальню и дернул шнурок, вызывая слугу. Тот почти сразу появился в дверях.

— Распорядись, чтобы мне принесли ужин сюда, — приказал он. — И побольше — я сильно голоден, а времени у меня нет.

— Господин, — ответил слуга, — в замок приехал некий знатный рыцарь, который отказался назвать свое имя, но заявил, что вы его знаете и непременно захотите увидеться с ним. Он просил передать вам свой перстень, чтобы вы поняли, о ком идет речь.

Слуга протянул украшение, которое барон Ансеис, после некоторого напряжения памяти, узнал.

— Где сейчас этот рыцарь?

— В трапезной. С ним баронет и сэр Уррий. Пригласить его сюда?

— Не надо, — решил Хамрай. — Я спущусь сам. Еще подходя к залу, он услыхал громкий смех баронессы.

Он вошел и наклонил голову в знак приветствия гостю. Тот встал и церемонно поклонился хозяину замка.

— Любимый, — улыбнулась Аннаура, но в ее глазах барон прочел беспокойство, вызванное сообщением о том, что завтра он отправляется в путешествие, — ты знаком с таким блестящим рассказчиком и скрывал его от нас?

Барон сел в свое кресло, баронесса сидела по правую от него руку, гостя усадили по левую от хозяйского места. Перед бароном тут же появились полная тарелка и полный кубок.

— Когда я видел нашего гостя в последний раз, — усмехнулся Ансеис, — он выглядел несколько иначе, — барон бросил многозначительный взгляд на непокрытую голову посетителя. — И я не знал, что он великолепный рассказчик.

Гость склонился к уху хозяина и тихо спросил:

— Ты завтра отправляешься в поход?

— В путешествие, — поправил барон.

— Возьми меня с собой.

— Нет, — твердо ответил Хамрай.

— Почему? — удивленно спросил гость.

— Я не знаю, что произошло, — прошептал ему Ансеис. — Я отметил, что тебя нет в свите Луцифера, но не придал этому значения… Значит, ты изгнан?

— Как видишь…

— Ты знаешь, что сегодня объявлен Армагеддон?

Белиал от удивления поставил кубок с элем на стол.

— На самом деле? Вот, небось, радости Вельзевулу…

— Ты на чьей стороне?

— Ни на чьей. Я теперь — просто рыцарь.

— Ради чего отныне жить, ты знаешь?

— Я для того и приехал к тебе, чтобы узнать, — честно ответил бывший Князь Тьмы.

— К сожалению, не могу тебе помочь.

— Ты отвергаешь меня. Зря. Я потерпел поражение, но это не значит, что если…

— Брось, — устало ответил барон, орудуя острым ножом. — Я сопровождаю графа Маридунского. Хочешь — садись на коня и мчи в Рэдвэлл, до захода солнца успеешь. Пусть он решает. Согласится — поедешь…

Белиал горько усмехнулся:

— Нет уж. Наследник Алвисида уже решил мою судьбу. Переночевать позволишь?

— Будь у меня в гостях, сколько душе угодно. Как я заметил, баронессе ты понравился…

— Ревнуешь?

Барон усмехнулся и вместо ответа вгрызся в поджаренную с корочкой птичью ножку.

— Завтра я отправляюсь дальше. Куда собирается Наследник?

— В Тевтонию.

— Значит, — гость повысил голос, чтобы его слышали сидящие за столом, — я еду в Каледонию. Барон, вы отпустите со мной сэра Уррия или сэра Отлака?

— Нет, князь, — ответил Ансеис, не раздумывая. — Завтра они оба отправляются со мной в путешествие, это уже давно обговорено.

Вот, а он-то мучился: взять с собой Уррия или нет? Все решилось до смешного просто.

Глава шестая

Однако его намерения стали вполне ясными лишь из его дальнейшего поведения.

Плутарх. «Агесилай»

Алвисид сидел один, на краешке ложной могилы сэра Гаррета, и в свете факелов его можно было бы принять за мраморное изваяние.

— А где барон Ансеис и верховный координатор? — спросил Радхаур, чтобы хоть что-нибудь спросить.

Алвисид, погруженный в свои мысли, не откликнулся.

— Сэр Алан…

— Что? А, это ты, наследник. Что ж, пора идти… — Он встал.

— А где барон и верховный координатор? — повторил вопрос Радхаур.

— Отравились готовиться к походу. Ты можешь прямо завтра отправиться в путь, наследник?

— Я готов выехать через полчаса, — ответил граф.

Это было правдой. Ему нестерпимо хотелось поскорее покинуть замок, где томилась в магическом плену та, которую он называл своей суженой.

— Но я не знаю, куда ехать, — добавил Радхаур. — Зов смолк во мне… Я не знаю, где спрятано ваше сердце, сэр Алан.

— На этот раз ты поедешь не на поиски моего члена, а с посольской миссией. И не один — с тобой отправятся Хамрай с Мекором. И если ты позовешь с собой каких-либо знакомых рыцарей — хуже не будет. Наоборот. Чем больше, тем лучше… А оттуда, если все будет как мы планируем, уже и за сердцем…

— И к кому мне отправляться? — поинтересовался Радхаур.

— К Моонлав, — ответил Алвисид. — Ты ведь, кажется, уже был у нее? Какое она произвела на тебя впечатление?

Радхаур постарался вспомнить, и перед глазами тут же встала обнаженная женщина на усыпанном цветами ложе, но он выразил свое отношение к дочери Алгола одним словом:

— Странное.

Алвисид кивнул, словно ответ графа подтверждал его собственные мысли, хотел что-то сказать, но лишь вздохнул.

— Пойдем. Отведи меня, наследник, в мое новое жилище. В Рэдвэлле мне больше делать нечего.

Он стал спускаться по лестнице к входу в коридор.

— О чем мне следует говорить с Моонлав? — спросил Радхаур в спину поверженного бога.

— Это мы обсудим завтра, когда вы будете готовы отправиться в путь. Открывай плиту.

Коридор, в котором совсем недавно решались судьбы мира, был пуст и безмолвен, как всегда.

— Сэр Алан, вас отвести в Фёрст… Фёрст… Фёрстстарр, главный каталог алголиан? — на всякий случай спросил Радхаур.

— Нет, я передумал. Я буду жить в своем дворце, на Плутоне, — он кивнул на прозрачные двери в торце коридора. — Так будет проще для всех. А это еще что такое?

Радхаур тоже повернул голову в сторону, где магические двери из непробиваемого, невероятной прозрачности стекла закрывали вход во дворец, некогда построенный Алвисидом на Плутоне.

У прозрачной стены кто-то стоял. На звук голосов незнакомец быстро обернулся, движения его были неуверенными, словно испуганными, широкий плащ с капюшоном скрывал фигуру. И в первый момент Радхаур подумал, что это посланец новых сил остался, всеми позабытый, в Коридоре Алвисида.

Но когда они подошли ближе, он понял, что перед ними — женщина.

И он узнал ее. Сразу.

— Что ты здесь делаешь? — без всякой угрозы в голосе спросил женщину Алвисид.

— Я…

Она переводила взгляд с Алвисида, робкая улыбка на ее лице уступала место страху, но снова возвращалась. Она хотела объяснить, как сюда попала, но вместо этого произнесла:

— Здравствуй, Уррий…

— Здравствуй, Сарлуза…

У него не осталось к ней ни капли ненависти — годы выветрили это чувство из души. Но не осталось и любви, которой, возможно, и не было никогда. Нет, не правда, — первая любовь, это всегда любовь. Кто бы ни был предметом первой любви, как бы потом не относился ко всему происшедшему, она не забывается.

Это сейчас Радхаур понимал, что не любовь у него была к пухленькой смазливой служаночке, которая, как оказалось, служила силам Ть… служила Луциферу. Окажись на ее месте любая другая, — вызвала бы в нем те же самые чувства. И даже не чувства — ощущения и желания…

Он внимательно рассмотрел стоявшую перед ним молодую женщину, к которой, после того как он ответил на ее приветствие, словно прибыло сил и уверенности — страх в глазах исчез, улыбка, все еще довольно робкая, осветила его лицо, на щеках появились две ямочки, которые так красили ее лицо, когда она улыбалась.

Она совсем не изменилась за прошедшие годы — была точно такой, какой он видел ее в последний раз… И даже, как ему показалось, в тех же самых одеждах, в которых она ждала его в алголианском храме.

— Ты ее знаешь, наследник? — повернулся к Радхауру Алвисид.

— Уррий, прости меня, — сказала Сарлуза. — Все эти годы я думала только о тебе, и если ты меня простишь, адский огонь мне не страшен. Я… Я люблю тебя, Уррий.

— Уррия больше нет, — как можно более сухим голосом ответил граф. — Меня зовут Радхаур.

— Откуда вы здесь взялись, красавица, — строго спросил Алвисид.

— Я… Меня послал сюда Герцог Тьмы Агварес. Сказал, что если Ур… Радхаур простит меня, то и он меня помилует… Они привели меня сюда и велели дожидаться здесь. Так и этим, ну… алголианам, которые здесь порядок наводили, сказали. Вот я и ждала… Я… Радхаур, я люблю тебя. Я раскаиваюсь в том, что сделала. Но я сделала это, потому что любила тебя… и люблю…

— Наследник, это, оказывается, твои проблемы, — усмехнулся Алвисид.

Радхаур смотрел на нее — ту самую, из далекого детства. Неужели он уже не способен ни на какие чувства? Он встречался с Лореллой — и она ему чужая. Его недавно вновь спасла любовь женщины — чужой ему женщины. Он только что, совсем недавно, обнимал Рогнеду — его суженую… Он не клялся в верности Рогнеде — она не требовала… А теперь перед ним стоит Сарлуза… из той, другой, жизни.

Он хотел равнодушно ответить ей, что дважды в одну реку не войдешь, служанок в замке хватает, что она его не интересует… Взгляд его упал на вырез ее платья…. И мысли потекли в совершенно противоположном направлении. Что зря он отказал на праздниках вдове сэра Антарда, которая весьма недвусмысленно искала его взглядов. Христианская мораль отвергает многоженство, измену, разврат. Но… но он — человек. И вряд ли, после отказа вот в этом самом коридоре посланцу Господа, может считать себя христианином. Он вспомнил, как ему было хорошо с Сарлузой — тогда, пятнадцать лет назад… А она такая же… Такая же живая и привлекательная, так же черная прядка волос спадает на глаза.

И он решил, что провались оно все в тартарары, — он захотел, так оно и будет. Сарлуза будет жить с ним, и одно другому не помешает — некоторые бароны открыто держат при себе молоденьких возлюбленных и ничего, терпит Господь, не наказывает. И Рогнеда чуть ли не прямым текстом сказала, что…

— Радхаур, прости меня, — взмолилась Сарлуза. — Иначе мне придется вновь вернуться в ад. Я не смогу больше… Я…

Эти слова были последней каплей. Радхаур решился.

— Увы, красавица, — вмешался Алвисид, — граф Маридунский не склонен прощать. Но, чем бы вы ему не насолили, меня это не касается. Я избавлю вас от адских мучений. Прошу вас в мой дворец.

Он толкнул стеклянные дверцы, и они, устоявшие перед мечом сэра Гловера, послушно распахнулись перед хозяином.

Радхаур хотел сказать, что Сарлуза пришла к нему и он…

— Прошу вас, сударыня, пожаловать во дворец Алвисида. Вы скрасите своим присутствием мое блеклое существование.

Радхаур понял, что опоздал, — все его слова сейчас будут восприниматься как попытки ревнивца защитить свою собственность. И он промолчал. Он так давно привык не выказывать своих чувств, что по его лицу Сарлуза так ничего и не поняла. Возможно, к лучшему.

— Радхаур… — взмолилась она и хотела упасть на колени.

Алвисид придержал ее и посмотрел на графа Маридунского:

— Наследник… — он замялся как юный оруженосец, что очень удивило Радхаура, — прости ее. Я прошу. Она останется со мной и не будет тебе докучать. Так ты ее прощаешь?

И Радхаур вдруг понял, что Алвисид на самом деле пытается таким образом вывести Наследника из, как он полагает, неудобного положения. Сообразуясь со своими понятиями, естественно. Человеку никогда не понять бога, но и бог никогда до конца не поймет жалких человеческих терзаний. Неудобно терять лицо перед богом, тем более — твоим прямым предком. Богом, даже если он сам утверждает, что он человек.

— Да, я прощаю, — кивнул Алвисиду Радхаур. И повернувшись к молодой женщине, которая вновь пробудила в нем желание, сам от себя подобного не ожидая, торжественно произнес:

— Сарлуза, я прощаю вам все зло, которое вы мне причинили. Я прощаю вам мою разбитую жизнь, прощаю вам мою утраченную честь, мою поруганную любовь и мою душу, навеки погубленную тем отчаянием, в которое вы меня повергли! Живите с миром!

— Радхаур, — она смотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами, — но я… Я по-прежнему тебя люблю…

— Я простил вас, сударыня, — поклонился ей Радхаур, показывая, что все разговоры закончены. Позже, вспоминая об этом разговоре, он сам не мог понять, как удержался, не послал Алвисида с его дурацким благородством куда подальше и не прижал Сарлузу к себе, чтобы уткнуть лицо в ее волосы, вспомнить ее запах — запах первой женщины, запах настоящей страсти, запах невозвратимой юности, когда мир казался таким простым: ярким и черно-белым одновременно.

Сзади послышался шум поднимающейся плиты. Радхаур резко обернулся, непроизвольно обхватив пальцами рукоять Гурондоля.

— А вот и мои слуги, — улыбнулся Алвисид и громко произнес:

— Женщин не надо, в моем дворце теперь есть хозяйка. Вы ведь согласны, сударыня?

Он подарил ей улыбку, перед которой не устояла бы не одна женщина. А уж тем более только что отвергнутая, измученная пятнадцатью годами ада и, не ответь она на эту улыбку, обреченная на эти муки вторично.

Сарлуза вопросительно посмотрела на Радхаура, но тот нашел в себе силы с равнодушным видом отвернуться.

— Да, я согласна, — опустила она веки, не рискуя заигрывать с другим мужчиной при Радхауре.

— Вот и прекрасно. Я покажу вам забавные вещи, милочка. У меня во дворце их было много, и они не должны были сломаться за мое слишком затянувшееся отсутствие. У меня есть магический предмет, который показывает живые картины, и сегодня я вам покажу какую-нибудь трогательную любовную историю. Например, про Ромео о Джульетту, вряд ли в этом мире эта сказка известна…

Что-то неприятно царапнуло Радхаура, когда он заметил блеск в глазах женщины.

Шестнадцать алголиан подошли и выстроились вдоль стены, ожидая приказаний.

— Ну что же мы стоим на пороге, — усмехнулся Алвисид. — Прошу всех во дворец…

— Сэр Алан, я хотел бы вернуться в замок, чтобы приготовиться к путешествию, — сказал граф Маридунский. — Когда прикажете отправляться?

Алвисид пристально посмотрел на него, почему-то вздохнул и кивнул:

— Иди, наследник. Подбери себе достойных спутников. Завтра я за вами пришлю, отправитесь из тевтонского каталога. Лошадей вам приготовят… Так что пусть твои караульные в пещере ждут сигнала. И…

— И что?

— И поклонись за меня могиле моего сына…

— До завтра, сэр Алан.

Он слегка склонил перед поверженным богом голову, стараясь не встречаться взглядом с молодой женщиной, и прошел к выходу в Рэдвэлл.

Поднимаясь по ступенькам, он пытался думать о недавнем свидании с Рогнедой, но против воли перед глазами всплывали ямочки на щеках улыбающейся Сарлузы.

Глава седьмая

Соболезновать удрученным — человеческое свойство, и хотя оно пристало всякому, мы особенно ожидаем его от тех, которые сами нуждались в утешении и находили его в других.

Д.Боккаччо. «Декамерон»

— В первый раз в жизни покинул материк — и что? — бурчал сэр Бламур. — Везде одно и то же, а здесь еще и мошкары не счесть…

— Смею вас заверить, — отвечал сэр Гловер, — мошкары здесь ничуть не больше, разрази меня гром, чем в Маридунских лесах…

— Вот, помнится, старый граф путешествовал… За неделю отправлялись гонцы по всему маршруту… От Рэдвэлла до Камелота ехали не менее трех дней — и то, если очень торопились. Останавливались в гостиницах, неспешно ели, мягко спали… А теперь… Спустился в подземелье, поднялся по ступенькам — и ты в Тевтонии…

— Тевтония — это еще что, — рассмеялся граф Камулодунский, — через этот коридор, говорят, хоть к Господу на Юпитер, хоть к дьяволу на Меркурий попасть можно…

— Тьфу-тьфу-тьфу… — по привычке сплюнул сэр Бламур, хотел также привычно что-то сказать, но вовремя одернул себя. — Не стоит говорить о том, о чем не стоит говорить.

— Тоже верно, — согласился Гловер. — Есть многое на свете, о чем лучше не думать, бычья требуха, если не хочешь сойти с ума. И все же, я не пойму твоего недовольства, Бламур. Вырвался из замка, из-под опеки жены — наслаждайся жизнью.

— Да мне и в замке жилось неплохо…

— Зачем же напросился с нами?

— По-моему, это все же не увеселительное путешествие, а боевой поход, как сказал граф, — возразил сенешаль. И добавил:

— Если поход, то опасность. Не хочу умереть в постели, Гловер.

У графа, видно, вертелась на языке ехидная шутка, но он промолчал. Повернулся к третьему всаднику в ряду:

— Слушай и запоминай, что старики говорят, сэр Уррий. Придет время, и ты будешь гордиться, что знал таких рыцарей, как мы. Как в свое время старый граф Маридунский очень гордился тем, что знаменитый сэр Томас Малтон угостил его, еще мальчишку, кусочком сердца поверженного дракона… Бламур, а ты сэра Томаса знал?

— Нет, тогда я еще на синиц с рогаткой ходил, а сенешалем Рэдвэлла был мой дед…

Уррий не понимал, за что так любят сэр Гловер и барон Ансеис этого толстого и ворчливого старика, сенешаля Рэдвэлла. Вот барон, граф — да, они достойны восхищения, настоящие рыцари! Хотел бы он быть таким, как они. И будет! Обязательно будет! Или еще лучше — таким как… как его отец. Граф Маридунский. Сэр Радхаур. Наследник Алвисида.

Уррий сам не мог разобраться в своих чувствах. Даже если разложить все по полочкам (что, честно говоря, сделать никак не удавалось). Даже если начать разбираться с начала. Кто он? Бастард. Сын отшельницы у Озера Трех Дев — вот, что он мог сказать о себе до сих пор. Стать рыцарем — было недостижимой мечтой. А теперь… А теперь разве что изменилось? Он теперь рыцарь, но, как говорил неоднократно сэр Ансеис, не так трудно завоевать шпоры, как ежедневно доказывать, что ты их достоин. И доказывать, как добавлял барон, приходится никому иному, как самому себе. Вот уж воистину.

Кто такой Алвисид, Уррий знал с самого детства — рассказывали барон Ансеис и алголиане, что жили неподалеку от их озера, приглядывая за мечом Верховного Координатора Фоора. Это сейчас Уррий понимает, что барон знал о его предназначении с самого начала. Когда он вчера прямо спросил об этом, барон (или, как он сам признался, его еще зовут магом Хамраем) честно ответил: «Если бы ты не был Наследником Алвисида, я бы никогда не появился у Озера Трех Дев, это правда».

Почему-то барон Ансеис очень хочет возродить поверженного некогда Алвисида. Очень хочет. Очень. Но Наследник Алвисида уже почти собрал члены алголианского бога и твердо намерен достать последний — сердце. А он, Уррий…

Так или иначе, в его жизни должно было что-то произойти, не мог же он вечно жить в замке барона…. И он даже не против был бы отправиться куда угодно с тем обаятельным путешествующим рыцарем, которого сэр Ансеис называл «князь». Но с бароном все же лучше, хоть и придется делить все тяготы и прелести похода с Отлаком.

Они покинули замок барона Ансеиса с рассветом и, немного не доезжая до Рэдвэлла, встретили короля Этварда со свитой — король был мрачен и задумчив, едва приветствовал барона. Отлак и Уррий в молчаливом поклоне проводили взглядом государя, совсем недавно (и, в общем-то, ни за что, по рекомендации Ансеиса в счет будущих заслуг и в честь праздника) в числе прочих юных наследников баронов, маркизов и графов, посвятившего их в рыцари.

Барон Ансеис представил Уррия графу Маридунскому наедине, в покоях графа. Тот странным взглядом посмотрел на юношу, лишь спросил, кто его мать. Барон просил извинения за что-то, говорил, что был уверен: сэр Радхаур знает о существовании незаконнорожденного сына и то, что барон Ансеис опекает его. Как оказалось — не знал. Граф долго размышлял, бросая время от времени быстрые взгляды на стоящего перед ним юного рыцаря. Потом вздохнул, достал из сундука великолепный клинок с богатой рукоятью и сказал: «Ты мне нравишься, юноша. Но… За ошибки приходится платить. У тебя есть два брата — озерные воины. Теперь у меня появился еще один сын. Я признал бы тебя и сделал наследником… Но… Но это означало бы мое отречение от любимой женщины, от всего, ради чего я жил. Поэтому все, что я могу для тебя сделать, так это подарить тебе этот меч. Когда-то он принадлежал Алвисиду, твоему далекому предку по крови. Еще хочу дать тебе искренний совет: отправляйся в Камелот, на службу к королю Этварду, и держись подальше от Алвисида и всех нас. Проще жить будет». Уррий с трепетом принял подарок, поклонился и сказал: «Если прогоните, пойду служить королю Этварду и не опозорю ни вас, ни воспитавшего меня барона Ансеиса». Граф усмехнулся и обратился к барону: «Алвисиду его представлял?» Барон ответил: «Нет, он ничего не знает». «Представь. Вдруг у мальчика пробьется зов, который я перестал слышать…». «Представлю, — согласился Хамрай. — Но я думаю, что зов нам больше не понадобится. Мы скоро и так узнаем, где хранится сердце Алвисида». Граф Маридунский в задумчивости прошелся от стены к стене: «Барон, а ты не думаешь, что я могу отправить за сердцем этого мальчика, а сам почить на лаврах?» «Я-то, может, так и думаю, — усмехнулся барон, — а вот ты, Радхаур, — нет!» «Ты прав, — согласился граф. — Что ж, надеюсь, этот юноша не опозорит мои седины. После того как представишь Алвисиду, отведи его… туда, где я получил этот меч. Ему тоже предназначен подарок… Нет, сперва отведи за подарком, потом — к Алвисиду».

Так Уррий узнал, кто его настоящий отец.

В тот день в путешествие не отправились. Надо полагать из-за него, Уррия, хотя никто этого вслух не говорил, да кроме барона и графа, пожалуй, и не догадывался.

Ближе к вечеру сэр Радхаур проводил барона и Уррия до входа в подземную усыпальницу графов Маридунских: «Здесь покоятся вечным сном твои предки, хоть ты и не носишь их имя», — со вздохом сказал граф и пошагал по лестнице наверх, к гостям, которых в гостеприимном Рэдвэлле после празднеств почти не осталось. Барон уверенно провел юношу по огромной пещере, уставленной молчаливыми изваяниями, и они спустились еще по одной лестнице. Сэр Ансеис что-то сделал, и перед ними открылся выход в коридор — так же как и в лаборатории барона. Они подошли к одному из выходов, барон открыл плиту и сказал: «Иди, Уррий. Это твое первое, но, увы, не последнее испытание. Ты можешь сейчас погибнуть, но я верю в тебя. Верь и ты. И обязательно справишься с испытанием. Удачи тебе, сэр Уррий!» Барон подтолкнул его, и тяжелая плита опустилась за спиной, отделяя юношу от привычного мира. Он оказался в полной темноте, но вскоре мелькнул свет, и в дверях помещения, в котором он находился, появился… некто рогатый, с хвостом, в руке он держал тяжелый подсвечник с полуоплывшими свечами.

Сейчас все события смешались в голове в какую-то не представимую кашу — жуткий монстр, представившийся Повелителем Тьмы, пляшущие скелеты, какая-то обнаженная грудастая красавица без головы. Прямые вопросы и его честные ответы. Он понимал, что разговаривает с самим Луцифером, но не испытывал страха. То есть испытывал — что его бесхитростные ответы столь просты, что в них могут не поверить.

Потом он оказался в том же залитым ярким светом коридоре, с ларцом под мышкой, и граф Маридунский одобрительно похлопал его по плечу. Потом его провели туда, где он увидел… самого Алвисида. И упал без сознания от накатившей на него откуда-то извне боли, которая была ошеломляющей и до странности приятной одновременно.

Очнулся он в какой-то комнате, рядом с его ложем сидели женщины в странных одеждах. Потом к нему пришел граф Маридунский, которого он даже в мыслях не смел называть отцом. «Лежи, лежи, — сказал граф, — привыкай. Сила Алвисида — не шутка. Я получал ее частями, а ты — всю сразу. Смотри». Он вытащил из ларца, что лежал на постели рядом с юношей, кинжал, взял пальцами руку Уррия и быстрым движением провел острейшим клинком по запястью. Боли юноша почти не почувствовал, выступила капелька крови, но ранка тут же стала заживляться. «Это одно из новых твоих качеств, — сказал Радхаур. — А еще… ты можешь теперь узнавать чужие мысли… Старайся не пользоваться этим даром, чтобы не мучиться ненужными вопросами…» Юноша осмотрел окружающую обстановку и спросил: «Где я?» «В алголианском каталоге, — граф окинул оценивающим взглядом молодых женщин, терпеливо сидящих не пошелохнувшись возле ложа, и усмехнулся:

— Сегодня тебе предстоит еще одно испытание. Выше голову, наследник Алвисида, я уже был таким, как ты…» Алголиане разбудили Уррия, когда солнце поднялось достаточно высоко. «Пора, — сказали ему, — вас ждут». Его накормили и отвели к воротам храма-крепости, где сидели на конях остальные рыцари, решившие отправиться в путешествие с графом Маридунским. Оруженосец, выделенный ему бароном, подвел коня. И сразу отправились в путь. Со всех сторон навалились чужие мысли, Уррия шатало в седле, он словно задыхался — кто-то думал о жаркой красотке, с которой провел ночь, кто-то боялся предстоящего пути, кто-то надеялся на сумасшедшее богатство в конце путешествия, один из слуг подобрал уроненную чужим господином золотую монету и жутко боялся разоблачения.

К Уррию подъехали с двух сторон граф Маридунский и барон. «Представь, что на тебе боевой шлем с опущенным забралом, — сквозь переплетение обрывков чужих мыслей донесся до него голос графа. — Сосредоточься на своем, на том, что интересует только тебя. Потом будет легче…» Действительно, стало легче. Чужие мысли его не интересовали — в своих бы разобраться. А если чьи думы и хотелось бы узнать — графа Маридунского или барона Ансеиса, то как раз они-то были скрыты непробиваемой защитой. Радовало лишь то, что, по словам барона, собственные мысли Уррия тоже не были никому недоступны, даже такому, как выяснилось, могущественному магу, как Хамрай.

А, собственно, что у Уррия есть, кроме меча и кинжала, подаренных вчера, и этих самых дум, в которых самому-то невозможно разобраться? Только будущее. Он должен стать героем, таким как, например, граф… Но и будущее это какое-то… пустое. Ведь все уже сделано, Алвисид почти собран, что ему остается? Лишь завидовать графу! Зачем ему эти волшебные свойства, если они ему не понадобятся никогда?

Да и путешествие не радовало юношу. Шел третий день пути; погода стояла пасмурной, временами моросил мелкий, противный дождик. Граф говорил, что до цели их путешествия ехать дней десять. И ничего интересного не попадалось взгляду: те же леса, деревеньки, да поля, что и в Маридунском графстве. Вдали изредка высились на холмах мрачные замки; иногда проезжали небольшие города, но в постоялых дворах по решению барона не останавливались, разбивали лагерь где-нибудь на поляне недалеко от дороги, жгли костры, готовили ужин и на ночь выставляли караулы. Но на них никто и не думал нападать…

Ничего нового, интересного путешествие пока не принесло. Может, много лучше было бы, если бы барон отпустил его с тем блистательным рыцарем в Каледонию. Не пришлось бы слушать брюзжания старого сэра Бламура.

Граф Маридунский сам с Уррием не заговаривал, а обращаться с вопросами к столь неожиданно обретенному отцу юный рыцарь стеснялся. Вот и приходилось слушать скучные разговоры о порядках, заведенных сэром Бламуром в Рэдвэлле, или о давно забытых рыцарских турнирах, где блистал старый граф Маридунский, отец Радхаура, и, получается, его, Уррия, дед. Но от этого рассказы не становились более интересными.

— Стой! — неожиданно поднял руку ехавший в голове отряда, вместе с сэром Радхауром и Отлаком, барон Ансеис.

Весь отряд вынужден был остановиться.

— Впереди, милях в четырех, разбойничья засада. По нашу душу!

— Ну так и что? — хмыкнул сэр Гловер. — Нам ли бояться каких-то разбойников?

Уррий был полностью с ним согласен. Да и Отлак тоже. Хамрай по их глазам видел, что оба недавно посвященных в звание рыцаря так и рвутся в бой.

— Никто и не боится, — усмехнулся барон Ансеис. — Только быть утыканным как подушечка для иголок разбойничьими стрелами — не велика честь. Там три дюжины лучников, да и просто бойцов больше, чем нас втрое. Где только успели собрать столько?

— Но не поворачивать же обратно, бычья требуха! Вперед, покажем гнили из-заугольной остроту рыцарский мечей!

— Кто думает так же, как граф Камулодунский?

Кроме Радхаура, который промолчал, так думали все рыцари — и сэр Бламур, и сэр Манч, и барон Кайрон, и французский виконт Сикард, гостивший во время праздника в Рэдвэлле и сейчас увязавшийся за графом Маридунским. Промолчали также шестнадцать алголиан, отправившихся с ними в путешествие, да их никто и не спрашивал.

— Что ж, — снова усмехнулся барон, — покажу вам маленький фокус. Кто хочет ринуться в бой — пусть отъедет шагов на десять вперед. Ждите, закрыв глаза.

Барону верили, его уважали. И потому рыцари, считавшие зазорным бежать при первой же опасности, выехали вперед. Уррий и Отлак, естественно, тоже. К ним присоединились почти все воины графской свиты и часть оруженосцев, желающих отвагой обратить на себя внимание господина.

— Все закрыли глаза? — подъехав, спросил барон.

Услышав утвердительный ответ, старый маг произнес едва слышно заклинание, сделав что-то руками: те, кто находились рядом, сидели в седлах, плотно зажмурив глаза, те же, кто остался, не рассмотрели его движений, просто, к своему изумлению, увидели, что всадники поскакали вперед и… остались на местах.

— Это то же самое чародейство, которым вы когда-то давно спасли жизнь Ламораку, создав его точного двойника? — поинтересовался Радхаур у барона, провожая взглядом устремившийся по дороге отряд.

— О, нет, — рассмеялся Хамрай. — То колдовство достаточно сложное и требует человеческой жизни… Зато и двойник — человек. А здесь — видимость одна, простейшая магия. Отличается от тех, что могут сотворить маги средней руки, лишь тем, что наши герои, оставаясь здесь с нами, увидят, что ждет их отражения…

После событий трехдневной давности, когда в него пытался вогнать ужас сам Повелитель Зла, Уррий уже ничему не удивлялся. Открыв глаза, он увидел, что скачет вперед в окружении рыцарей и воинов и, конечно, Отлак несется рядом с ним. Но тело Уррия не ощущало движения. Он пытался проверить, легко ли подаренный чудесный меч Алвисида выходит из ножен — глаза видели, что рука слушается, но тело движения опять не ощутило. «И пусть будет, что будет, — решил юноша, — барон Ансеис знает, что делает. Впереди разбойничья засада — значит будем готовы!»

— Славного рыцаря ты воспитал, — сказал Радхаур, глядя вслед устремившимся вперед призракам.

Граф Гловер и сэр Бламур, как ни странно, после некоторого раздумья все же решили остаться с ними, резонно предположив, что разбойники и прочие приключения — удел более молодых и не стоит старикам отбирать у них славу. Они подъехали к барону и остановились поодаль, обсуждая очередное чародейство, к которым за долгие годы успели привыкнуть и не очень-то удивлялись.

— Которого ты имеешь в виду? — улыбнулся Ансеис Радхауру. — Отлака или Уррия?

— Обоих, — вздохнул Радхаур. — Если ты уверен, что Моонлав откроет нам путь к сердцу Алвисида, стоило ли брать мальчика с собой?

— Так решил Алвисид, — пожал плечами Хам-рай. — Он быстро понял, что не удержится от соблазна использовать второго Наследника для путешествий, а магическую силу ему в любой момент предоставят Мекор и хэккеры. Представляешь, что про него стали бы говорить — бог на костылях?

Радхаур хмыкнул.

— Не все средства хороши, — продолжал Хам-рай. — Страшнее всего полусредства. К ним привыкаешь — жить-то можно, и перестаешь стремиться к главному. В этом смысле Алвисид — более человек, чем даже мы с тобой…

— Признаться, я не очень понимаю твои слова, барон.

— Возьмем, скажем, меня, — вздохнул Хамрай. — У меня была великая цель — возродить Алвисида. Любой ценой. Чтобы снять дурацкое заклятье. Чтобы иметь возможность любить женщин, продолжить род. Я шел к этой цели десятилетиями. Но свершилось чудо, я познал Любовь. Любовь с большой буквы, на которую никакое заклятье Алвисида не действует. Нельзя сказать, чтобы я вообще перестал интересоваться возрождением Алвисида, но весьма подрастерял свой пыл… Так и Алвисид — будут при нем постоянно Уррий и Мекор, он быстро привыкнет к такому положению вещей. Он этого не хочет. И, по-моему, правильно.

Радхаур рассеянно кивнул, думая о чем-то своем.

Через полчаса вынужденной остановки, юноши и другие отчаянные воины, решившие продемонстрировать свою отвагу и замершие в магическом трансе, пришли в себя.

Отлак и Уррий смущенно подъехали к старшим рыцарям.

— Вы были правы, барон, — сказал Уррий. — Нас засыпали стрелами, едва мы придержали коней, у перегородившего дорогу поваленного дерева. Казалось, стрелы закрывают небо. И каждая достигала цели. А мы так ни одного нападавшего и не увидели… Вы… Вы спасли наши жизни, барон.

— За время нашего короткого путешествия уже в третий раз, — усмехнулся Хамрай. — Кто-то очень не хочет, чтобы мы добрались до конечной цели нашего путешествия.

— И я даже догадываюсь, кто именно, — мрачно кивнул Радхаур.

— Так что же, разрази меня гром, из-за каких грязных разбойников нам поворачивать обратно? — рассердился сэр Гловер.

— Разбойники, конечно, могут отлично стрелять из луков и арбалетов, — ответил барон Ансеис, — но обычно их цель — нажива, получение выкупа, а не поголовное уничтожение мирно путешествующих путников. Об этих, что ждали впереди, уже можете не беспокоиться — они уносят ноги, после удачно выполненного задания. Да и о других романтиках большой дороги вам тоже не стоит ломать голову, это мои заботы. Хотя я почему-то думаю, что на нашем пути больше засад не будет. Но не удивлюсь, если на подъезде к драконьей стране нас встретит отряд местных рыцарей копий в сто и вся моя магия будет бессильна.

— Если только сто копий, бычья требуха, — проворчал граф Камулодунский, — прорвемся. Трусов среди нас нет!

Глава восьмая

Великолепно зрелище сраженья

(Когда ваш друг в него не вовлечен).

О, сколько блеска, грома и движенья!

Цветные шарфы, пестрый шелк знамен.

Сверкает хищно сталь со всех сторон,

Несутся псы, добычу настигая.

Не всем триумф, но всем — веселый гон,

Всем будет рада Мать-земля сырая.

И шествует Война, трофеи собирая.

Д.Байрон. «Паломничество Чайльд Гарольда»

До могилы отшельника Аселена, возле бывшего жилища которого начиналась тропа в драконью страну, оставалось, по словам Радхаура, не больше мили, когда вдали они увидели приближающихся к ним рыцарей.

— Барон, это и есть предсказанные вами в начале пути сто копий? — спросил сэр Гловер.

— По-моему, их несколько больше, — усмехнулся Хамрай. — Сейчас они сами скажут, чего им от нас нужно.

Дорога к драконьей стране прошла спокойно, без приключений, если не считать разразившегося на восьмой день пути страшного урагана — небывалого для этих мест, как заверял виконт Сикард. Ветром унесло два шатра, одна из шарахнувшихся в ужасе лошадей сломала ногу, они пережили несколько не самых приятных в жизни минут, но никто из спутников графа Маридунского не пострадал. Больше ничего достойного внимания не происходило. До сих пор Уррий почему-то был уверен, что встреченный впереди рыцарский отряд не проедет, после полагающихся приветствий, мимо.

По неопытности, Уррий не пользовался недавно приобретенным даром понимать чужие мысли, но исходящую от незнакомых рыцарей злобу и угрозу он ощущал чуть ли не кожей.

Приближающийся отряд по команде предводителя остановился, и навстречу путешественникам медленно направились трое. Граф Маридунский тоже дал команду придержать коней и стал ждать.

— Есть ли среди вас некий бриттский рыцарь по имени Радхаур? Он же Уррий Сидморт, граф Маридунский? — вместо приветствия спросил один из троих, рыжий бородач, не доехав до бриттских рыцарей десятка шагов.

Уррий вскинул голову, не понимая, почему прозвучало его имя, но потом вспомнил, что так звали Радхаура до того, как при посвящении ему дали рыцарское имя. И тут же понял, в честь кого назвала его мать, хотя и раньше мог бы догадаться…

— Да, — спокойно ответил Радхаур на вызывающий тон тевтонца. — Я — Радхаур, граф Маридунский. Вы что-то хотели мне сообщить?

— Да, хотели! — гневно выкаркал незнакомец. — Мы — племянники герцога Иглангера, подло погубленного тобой! И ты ступил на наши земли, где и погибнешь!

— Что-то я не помню, чтобы у Иглангера и его братьев были наследники, — криво усмехнувшись, вполголоса сказал Радхаур барону Ансеису.

— Сыновей ни у него, ни у его братьев не было, это точно. А наследники на бесхозные замки всегда найдутся, и, уж конечно, это будут племянники, жаждущие отомстить за смерть дяди. Настолько жаждущие, что пятнадцать лет ждали, когда обидчик явится к ним.

— Я последний раз заезжал к Ламораку года три назад. И не слышал, чтобы кто-то жил в замках братьев Иглангера.

— А я разве сказал, что в них кто-то жил, — хмыкнул барон.

— О чем вы там шепчетесь, трусы? — сипло крикнул крайний из трех тевтонцев. По его носу и рыхлым щекам можно было догадаться, что голос он надорвал не боевым кличем, а провозглашая здравицы при усердном уничтожении винных запасов из чьих-то погребов.

— Я не очень понимаю, чего вы хотите, — обратился Радхаур к троице. — Вызвать меня на поединок и отомстить за смерть вашего дяди герцога Иглангера? — Слова «вашего дяди» он произнес с откровенной издевкой. — Что ж, я готов биться прямо сейчас. Хоть с каждым из вас по очереди, хоть со всеми тремя сразу. Хоть конным, хоть пешим, вы выбираете оружие.

— Вот ответ, бычья требуха, который только и может дать рыцарь, — одобрительно проворчал сэр Гловер.

— А какого ответа вы еще могли ожидать от моего господина? — с не менее одобрительными интонациями спросил сэр Бламур.

Теперь уже троица тевтонцев о чем-то перешептывалась между собой.

— Я жду, — поторопил их Радхаур, обнажая клинок в знак решимости отвечать за собственные поступки любой давности.

— Нет, — решительно воскликнул рыжебородый тевтонец, видно предводитель. — Мы не собираемся вступать с тобой в поединок, потому что ты — проклятый колдун, чародейством погубивший герцога Иглангера. Честному рыцарю зазорно вступать с тобой в благородный поединок. Поворачивайте коней и убирайтесь прочь с нашей земли, иначе мы убьем всех. Нас впятеро больше, мы растопчем вас и пленных брать не будем…

— Они не пускают нас в драконью страну, — шепнул на ухо Радхауру Хамрай.

— Но ведь другой дороги туда нет.

— Вот именно. Их задача просто отогнать нас от Моонлав. И их не впятеро больше, а, как минимум, в десять раз. В бой они вступать не очень-то хотят, но от своего не отступят.

— Значит, придется пробиваться силой? Мы ведь не из-за прихоти явились сюда.

— Неужели ты испугался боя? Радхаур смутился. И честно ответил:

— Да, Ансеис, я боюсь. Битва — вещь непредсказуемая. Будь я один — не раздумывал бы ни мгновения, а так… Да, незнакомое доселе чувство…

— Ты посмотри на глаза юношей. Оба будут на всю жизнь разочарованы, если мы повернем вспять.

— Мы не повернем, — спокойно ответил Радхаур. — Я пригляжу в бою за Уррием… И за Отлаком. — Он приподнялся в стременах и громко прокричал тевтонцам:

— Убирайтесь с дороги! Мы едем, куда вздумаем! А если вам не нравится, что мы едем по вашим землям, то мы принимаем вызов! К бою!

— Что ж! — выкрикнул рыжебородый, разворачивая коня, чтобы направиться к свои бойцам и отдать необходимые распоряжения. — Мы вас уничтожим, и ваши головы украсят крепостные стены наших замков!

Радхаур повернулся к своему маленькому отряду — вместе с ним девять рыцарей, из них двое только-только получили шпоры, шестнадцать алголиан, которые не подведут в бою, и две дюжины бойцов и оруженосцев. Слуги при повозках с подарками Ламораку и Моонлав не в счет. А противников было не менее полутора сотен копий. Но что-то подсказывало Радхауру, что они выйдут победителями и в этом сражении. А если нет — значит судьба. Сколько в его жизни было битв, схваток и поединков — не сосчитать. И каждый раз он выходил на бой как в последний раз, готовый умереть, но не сдаться. Поэтому, кстати, он не любил турнирные поединки, где мог позволить себе проиграть, а потом пить эль с победителем, ничуть не уронив своей чести. Хотя проиграть в турнирном поединке самому барону Ансеису не зазорно, но крайне неприятно. Поэтому Радхаур в последний момент и отказался по надуманной причине от поединка на недавно прошедшем турнире в Рэдвэлле… Но ни от одного вызова на смертный бой он не уклонился ни разу. И не собирался делать этого когда-либо в будущем.

Оруженосцы быстро подавали господам шлемы, щиты, боевые копья. Алголиане боевым строем выехали вперед.

— Мы примем первый удар, — сказал их командир.

Радхаур взглянул на рвущихся в бой Уррия и Отлака и согласился. Сэр Гловер, настраиваясь на битву, как ни странно, тоже не возражал против неожиданного предложения. Он прекрасно понимал, что за спинами алголиан отсидеться в столкновении все равно никому не удастся и возможность проявить свое мастерство владения мечом представится всем.

— Ну, — кивнул он своему бывшему оруженосцу, — благословляю тебя на первый бой. Не подведи, сэр Отлак!

Но по всему виду юноши было видно, что он скорее умрет, чем опозорит свое имя. Как и Уррий.

Радхаур бросил быстрый взгляд на столь неожиданно обретенного сына и, удовлетворенный, отвернулся.

Первый бой! Внутри Уррия все бурлило, но он заставлял себя хладнокровно смотреть на врага через опущенное забрало, рука уверенно сжимала древко не турнирного ломкого копья, а настоящего, боевого, крепкого и тяжелого, самолично сделанного под надзором графа Камулодунского из ствола молодого ясеня.

— Друзья! — прокричал Радхаур. — Нас, бриттов, явившихся сюда с мирными намерениями, кто-то осмеливается останавливать, угрожая смертью. Наша честь задета. К бою. Докажем тевтонцам, что бриттский рыцарь не трусливый пес, который бежит от первой опасности, поджав хвост. Не опозорим имени нашего повелителя короля Этварда. Во славу его и Британии, к бою!!!

— К бою! К бою! — отозвались рыцари.

Все были готовы, хотя сэр Манч и барон Кайрон всем своим видом выказывали некоторое недовольство тем, что в первых шеренгах выстроились алголиане, ни к истинной вере, ни к чести Британии не имевшие никакого отношения. Место для битвы, надо признать, было выбрано тевтонцами весьма разумно — с обеих сторон простирались луга, а вот немного дальше, за спинами противника, виднелись густые заросли леса. Немногочисленным бриттам стоило опасаться быть окруженными со всех сторон и задавленными численно превосходящим противником.

Последние моменты перед первой битвой — какие они долгие, тягостные, запоминающие на всю жизнь! После боя ты будешь (если будешь) совсем другим. Все чувства человека напряжены до предела, перед битвой не думаешь о низменных вещах вроде сладости эля, аромата чесночной похлебки или прелестях какой-нибудь служанки. Если есть дама сердца, то да, о ней, наверное, и стоит думать перед боем, умирать или убивать с ее именем на устах. Но ни у Уррия, ни тем более у Отлака, который испытывал те же чувства, дамы сердца не было. А о чем думали в эти мгновения граф Маридунский или барон Ансеис, юноши не знали и знать не могли.

Настраиваясь на первую свою битву, Уррий не услышал команду «Вперед!». Он лишь почувствовал, как двинулись всадники перед ним, и, сжимая копье, пришпорил.

Строй алголиан смял первые ряды противников, и отважные дети алголовы, выхаркивая странные для уха слова «Сэйв»и «Энтер», вгрызлись в ряды противников, орудуя своими необычной формы клинками.

Во время битвы раздумывать некогда, и Уррий, увидев перед собой врага в шлеме, направил копье точно туда, куда учил барон. Оружие попало в цель удивительно точно, чему могли способствовать недавно приобретенные и потому не до конца осознанные навыки Алвисида. И только когда противник, успев схватить копье Уррия за древко, повалился кулем из седла, Уррия мельком отметил, что это был сизоносый тевтонец, один из трех предводителей врага. Но размышлять об этом было некогда — он едва успел подставить щит под удар следующего противника. Напавший на Уррия тут же был повержен молодецким ударом сэра Гловера. Уррий хотел было поблагодарить его, но уже с другой стороны сэр Радхаур мечом пронзил сквозь доспех сердце другому врагу, замахнувшемуся на Уррия. Радхаур был без шлема, он улыбнулся Уррию, и по его взгляду юный рыцарь понял, что Радхаур не пропустил мимо внимания, как был повержен сизоносый.

Первый успех в сражении был без сомнения на стороне бриттов, но они могли рассчитывать только на то, что их яростный натиск заставит дрогнуть врагов, и те побегут, невзирая на свое многократное превосходство.

Однако этого не случилось, хотя ни одного из трех предводителей, нападавших в седле, уже не было видно — задние занимали места павших. Кто-то, потеряв коня, бился стоя, кричали раненые, ржали лошади; звон клинков, сливаясь с прочими звуками, превращался в божественную музыку битвы. И Уррий не уронил своей чести, хотя вот уже прошла первая горячка боя, а больше поверженных врагов на его счету не было. Он наносил и отражал удары, но без видимого успеха. Краем глаза он видел, как понесся прочь, к обозу, конь Отлака, и в сердце что-то сжалось — он с удвоенной яростью нанес удар своему противнику, который, не очень-то ловко орудуя мечом, безупречно оборонялся.

Алголиан впереди стало заметно меньше, бриттов разделили, оттеснив друг от друга, и каждый был вынужден сражаться по одиночке. А число противников словно и не уменьшалось. Что ж, в таком случае, надо погибнуть достойно, с именем короля на устах и гордо поднятой головой.

— Нет! — вдруг ворвался в мозг Уррия голос отца. — Нет, Ламорак, нет! Мы сами должны!!! — Но через мгновение голос Радхаура вновь стал властным:

— Отступаем! Все бритты — назад!!! Это приказ!

Что-то изменилось в битве, и Уррий, все так же тщетно наносивший удары своему противнику, не мог понять, что именно. Потом он на мгновение поднял голову и не поверил своим глазам — над местом битвы кружили драконы. Противник Уррия тоже на неуловимый миг поднял глаза к небесам, и для юного рыцаря этого было вполне достаточно, чтобы вонзить клинок в щель между нагрудником и шлемом.

— Отступаем, бритты! Отступаем! — кричал граф Маридунский, отражая удары врагов. — Это приказ!!!

Приказы главнокомандующего (а в этой битве граф Маридунский без сомнения таковым и являлся) выполняются без обсуждения. Уррий выдернул окровавленный клинок, развернул коня и отступил. Последними к сбившимся в толпу бриттам присоединились сэр Радхаур, сэр Гловер и девять оставшихся в живых алголиан.

На поле битвы творилось нечто невообразимое.

Огромная стая драконов напала на их противников. Драконы были сравнительно небольшими, от трех до пяти ярлов в длину, но чрезвычайно сильными. И их было не меньше сотни. Они набрасывались на тевтонцев, выхватывали передними лапами всадника из седла и вздымались вверх, ярдов с пятидесяти отпуская свою жертву. Тевтонцы сражались отчаянно, но исход битвы был предрешен, наиболее умные — или трусливые — пытались спастись бегством. Несколько десятков врагов предпочли сдаться бриттам, чем пытаться убежать от стремительных чудовищ. Высоко в небе, словно охраняя своих малых собратьев, парили четыре огромных красных дракона.

Прямо рядом с бриттскими воинами приземлился тоже красный, но не такой огромный дракон, на котором сидел всадник в блестящих доспехах.

Рыцари напряглись, готовые пустить в ход оружие и против этой новой опасности, но сэр Радхаур движением руки заставил их убрать клинки, спрыгнул с коня и направился к дракону. Таинственный всадник тоже ловко соскочил на землю, погладил по шее своего дракона, словно благодаря за службу, и пошел к Радхауру.

Они крепко обнялись.

— Я же кричал тебе, чтобы ты не вмешивался. Это был рыцарский бой! — укоризненно сказал граф Маридунский.

— Я никому не позволю нападать рядом с моими владениями на моих гостей. Если бы вы были в других землях и направлялись по своим делам, другое дело. Вы ведь ехали ко мне?

— Не только к тебе, — честно ответил Радхаур. — Мы хотим повидаться с Моонлав.

— Да, я знаю, она мне это сама сегодня сказала, — кивнул таинственный незнакомец.

Впрочем, многие уже догадались, с кем мог так тепло обниматься граф Маридунский.

К группе всадников устало подошел барон Ансеис. Уррий вдруг вспомнил о лошади без всадника и тревожно спросил:

— Где Отлак? Он погиб?!

— Нет, — улыбнулся ему Ансеис. — С Отлаком все в порядке. Его просто вышибли в схватке из седла, но он хорошо упал. Отлака вытащили из свалки оруженосцы — ни одного перелома или царапины, только синяки.

К ним подъехал сэр Гловер:

— А где Бламур? Что-то я не вижу его, бычья требуха!

— Бламур помогает раненым, — ответил барон. — У него есть какие-то особые бальзамы.

— Много наших погибло? — спросил Гловер, обводя взглядом бриттских рыцарей.

— Виконт Сикард, — сообщил Ансеис. — И раны сэра Манча очень серьезны, боюсь, он не сможет продолжить путешествие…

— Если бы не подоспели эти зверюги, — Гловер кивнул на сделавших свое страшное дело и теперь кружащих в небе драконов, — мы могли все погибнуть, разрази меня гром! Скверное дельце!

— Которое останется в народной памяти, как битва у часовни отшельника Аселена, — усмехнулся Ансеис. — Если, конечно, останется…

Глава девятая

…и направил тогда Бог посланницу свою Моонлав к народу праведному, поклоняющемуся Богу единственному, милостивому и милосердному; послал Бог Моонлав к своему избранному народу, чтобы несла она им слово Его и волю Его.

Директория Моонлав

Перед ними была лестница. Довольно крутая и высокая, уходящая на вершину горы, расположенной посреди пустыни.

— Я пойду первым, — сказал барон Ансеис.

— Да, — кивнул Радхаур. — Я — вторым. Ты, Уррий, третьим. У тебя не должно возникнуть больших сложностей… Главное — не останавливайся и ничего не бойся.

— А чего я должен бояться? — спросил юный рыцарь.

— Ты? Не знаю. Но не бойся ничего. Другой такой лестницы в мире нет. Это — лестница воинов, лестница Моонлав. Вперед, сэр Ансеис, я за вами.

Хамрай улыбнулся обоим Наследникам Алвисида и бесстрашно ступил на ступеньки лестницы. Он сам этого хотел.

Когда фигура барона достигла примерно середины, Радхаур сказал:

— Когда я буду там же, отправляйся за мной, не раньше. Мы будем ждать тебя наверху.

Радхаур второй раз в жизни поднимался по лестнице. Он мог обойтись без этого. Но он шел к Моонлав не как проситель. Как посол Алвисида. А послам не к лицу пользоваться черным ходом.

Он знал, кого увидит на этих ступенях первым. Он не мог вспомнить всех, кого здесь встретит, — может, поэтому и решил подниматься по ней второй раз?

Но он пожалел об этом — никаких чувств, ни гордости, ни жалости, видения на лестнице Моонлав, у него не вызвали. Потому, наверное, что он стал воином. Безжалостным, не останавливающимся ни перед чем для достижения своей цели. И он ее достигнет.

Наверху его ждал Хамрай. Старый маг был бледен.

— Да, Радхаур, ты прав, мне надо было пройти через это. Но во второй раз я бы не пошел…

— Во второй раз это зрелище уже не вызывает тех чувств, что в первый, — ответил граф Маридунский. — Что, очень много было, по трое на ступеньке стояли?

— Ты о чем?

— Об убитых тобой врагах. Ведь их же ты видел на лестнице.

— Если бы… — ответил барон Ансеис и отвернулся.

Радхаур оглядел место, где оказался, — оно изменилось за прошедшие пятнадцать лет. Ложа Моонлав он не увидел, перед ним были высокие двери из черного резного дерева, а перед ними стояли два бойца с пиками и старец — возможно, тот самый, что тогда готов был умереть, но не допустить осквернения своей богини. Наверное, тот самый — потому что старик склонился в поклоне перед Радхауром, словно узнал его. Впрочем, об их визите слуги и охрана Моонлав были предупреждены посланцем Ламорака. Их должны были ждать.

К ним присоединился запыхавшийся Уррий.

— А в чем была опасность? — спросил он у Радхаура шепотом, озираясь по сторонам. Приемная богини, похоже, впечатлила юношу.

— Ты на лестнице ничего не видел, никого не встретил? — спросил Радхаур.

— Нет, — удивленно ответил юноша. — Но я, как вы и говорили, взбирался быстро и не смотрел по сторонам.

Радхаур задумчиво кивнул. Интересно, что же такого увидел на этой проклятой лестнице барон Ансеис?

— Богиня Моонлав ждет вас, — провозгласил седобородый старец.

Мускулистые воины с обнаженными торсами (видимо, Моонлав не утратила интерес к сильному мужскому телу) отвели пики и распахнули двери.

Моонлав в поистине царских нарядах восседала на троне. Позади выстроился почетный караул из старейшин ее народа. Да, глядя на их важные физиономии нетрудно было догадаться, что торжественные приемы здесь проводятся не часто. Но и не впервые, поскольку церемониал отработан.

У хрустальной стены сидел Ламорак рядом с супругой, королевой драконов, и с любопытством взирал на происходящее — за последние годы в его жизни развлечений тоже было немного. Радхаур прекрасно понимал, что сегодняшнюю ночь он спать не будет — до утра просидит с Ламораком за бутылочкой того удивительно вкусного и крепкого ягодного напитка, которым их некогда потчевала королева драконов. Впрочем, об этом Радхаур подумал не без удовольствия. У них с Ламораком было несколько часов, пока они скакали на лошадях через пустыню, и самыми важными новостями они обменяться успели. Но разве это заменит неспешную беседу ни о чем с дорогим другом после долгой разлуки?

Новости были весьма интригующими — к Дапро и Ламораку явился посланец с Юпитера, с властителями которого повелители драконьей страны еще в древности подписали мирный договор, и под угрозой разрыва дружеских отношений запретил принимать в ближайшие месяцы гостей в стране драконов. То есть, иными словами, запрещал допускать свидания Моонлав с кем бы то ни было. Если бы речь шла «о ком бы то ни было», Ламорак, может быть, и послушался. Но, едва узнав, о ком идет речь, указал посланцу на дверь. Королева драконов подтвердила приказ мужа, но вечером это послужило причиной серьезной семейной размолвки — Дапра с уважением относилась к обязательствам предков. В свою очередь, Ламорак был потрясен, узнав, что объявлен Армагеддон — посланец с Юпитера ни слова не обмолвился об этом, словно не сомневался, на чьей стороне выступит повелительница драконов. А ведь Армагеддон, так или иначе, освобождал Ламорака от вынужденного плена в драконьей стране. Сладкого плена, спору нет, он обожает свою королеву (Ламорак так и сказал — не жену: королеву), но он так соскучился по родному замку, по матери, по Этварду, наконец. Когда он узнал, что какие-то тевтонские рыцари напали на Радхаура и его спутников, он ни минуты не сомневался, как поступить. Ламорак никогда не забывал о мальчишеской клятве у Озера Трех Дев. Но посланец-то с Юпитера каков — ведь ни словом об объявленном Армагеддоне не обмолвился. Ни словом! И Моонлав ничего не знает…

Сейчас, глядя на Моонлав, Радхаур понял — уже знает. Слишком она взволнованна, учащенное дыхание выдает, хотя старается выглядеть бесстрастной, как и положено богине.

Один из старцев выступил вперед и начал было заготовленную речь, но Моонлав, едва увидев спутника Радхаура, встала с трона, небрежным жестом оттолкнула церемониймейстера и бросилась к барону Ансеису, крепко обняв бывшего возлюбленного.

— Хамрай! — выдохнула богиня. — Я и забыла, как ты выглядишь. Я представляла себя совсем другим. Ты изменился, но я тебя сразу узнала! Хамрай, ты снова со мной! Сегодняшняя ночь — безраздельно наша!

— Нет, Моонлав, — сказал Хамрай, отстраняясь.

— Нет? — отпрянула она.

Он хотел объяснить, что любит другую, что он женат по всем человечьим законам, хотя ни один обряд так и не исполнен, что у него сын, дочка и еще один сын, что… Но он лишь коротко сказал:

— На мне, как и на шахе Балсаре, по-прежнему лежит заклятье Алвисида, — и добавил, хотя не собирался:

— Иначе бы Балсар давно был здесь.

Впрочем, он сомневался в искренности своих слов — старому шаху нужен был наследник, а не любовные утехи… Хотя, кто знает, может и примчится сюда владыка полумира по первому слову Моонлав, если она позовет…

— Я здесь как посол, великая богиня Моонлав, — официальным голосом объявил Хамрай. — Посол от Алвисида. Примите у меня и моих спутников верительные грамоты.

Моонлав с укоризной посмотрела на бывшего возлюбленного и вернулась на свой трон. Вот теперь она действительно приняла бесстрастно-величественное выражение.

Но долго она бесстрастной остаться не смогла — слишком важным оказалось для нее то, что сообщили посланники Алвисида.

Когда Хамрай закончил свою речь и протянул ей письмо от Алвисида, она быстро просмотрела послание, которое было написано неизвестными Хамраю буквами на неизвестном языке, вздохнула и отбросила бумагу в сторону.

— Господи, — воскликнула она, обращаясь явно не к тому, кто восседал на Юпитере, — как я соскучилась по дому! И как мне надоели все эти игры! Прав Алвисид, пусть нас всех пятерых отдают под суд, мы заслужили это.

— Что мне передать Алвисиду? — спросил Хамрай, пропустив мимо ушей странные слова.

— Ты хочешь услышать, на чьей стороне я выйду на поле Армагеддона, Хамрай? — в глазах Моонлав промелькнули лукавые искорки. — А я не скажу об этом. Никому. Как Будда. Во всяком случае, пока не поговорю со своим наместником на земле, с шахом Балсаром. Сегодня же отправлю к нему гонцов… Но вот что я тебе, Хамрай, скажу…

— Я слушаю тебя, Моонлав.

— Я тоже хочу, чтобы заклятие Алвисида было как можно скорее снято с тебя. Одного твоего спутника я знаю, хотя он и сильно возмужал с момента нашей встречи. А вот второй, черт меня побери, так же сильно смахивает на одного известного нам с тобой красавца. Тоже Наследник Алвисида?

«Это мой сын», — хотел сказать Радхаур, но, сам не понимая почему, промолчал.

— Да, это тоже Наследник Алвисида. Но Зов Алвисида угас после Большого Парада Планет…

— Ты не зря пришел сюда, Хамрай, старый лис. Я знаю, где хранится Сердце Алвисида, поскольку сама прятала. Более того — не зря же ты притащил их сюда — я помогу вам туда добраться. Вы сегодня же отправитесь за ним. В центр земли…

— Но, по пророчеству, добывать частицу Алвисида Наследник должен один… — попытался возразить Радхаур.

— Плевать на пророчества, — отмахнулась Моонлав. — После Большого Парада Планет мир изменился, но вы, похоже, этого не поняли. Кто будет пытаться играть по старым правилам — пропадет. Так уже было, — улыбнулась она. — Во Время Великой Потери Памяти. Там все было иначе внешне… Но сейчас это преданья старины глубокой… Надо думать не о том, что напророчено, а о том, как добиться результата. Ваш Алвисид говаривал, что, как бы ни умна была программа, плох тот программист, который не найдет в ней прореху.

— Как мы доберемся до центра земли? — деловито спросил Хамрай. Когда-то он искренне любил Моонлав, или думал, что любил, но сейчас ему хотелось поскорее покинуть ее хрустальный дворец.

— Вас доставят туда драконы, — сообщила Моонлав. — С королевой драконов я уже договорилась. Но будет нелегко. И не только мальчикам, — она выразительно посмотрела на Радхаура и Уррия. — До центра земли будет добраться очень непросто — хранители не пустят. Но я дам вам три десятка отборных воинов…

— Если надо войско, — сказал Хамрай, — то алголиане выделят любое необходимое количество опытных бойцов…

— Уйдет время на сборы, — поморщилась Моонлав. — Надо ковать железо, пока горячо.

— Ты слышала что-нибудь о так называемом Коридоре Алвисида? С помощью которого можно…

— Знаю, я в нем была, — перебила Моонлав. — Алвисид в свое время хвастался…

— Я собираюсь здесь, если вы позволите… Или в драконьей стране, — легкий кивок в сторону Дапро, которая о чем-то тихо переговаривалась с супругом, — если позволит королева драконов… Или на крайний случай возле часовни отшельника Аселена открыть вход в этот Коридор. Алвисид теперь снова живет в своем дворце на Плутоне.

— Он в здравом уме и полной памяти? — спросила Моонлав.

— Да. Он только не может передвигаться на большие расстояния без Наследника. И лишен своей божественной силы…

— Надеюсь, мужской-то силы он не лишен?

— Сэр Радхаур давно уже добыл восьмой член Алвисида, — уклончиво ответил Хамрай, усмехнувшись в усы.

— Давай, делай свой выход в этот Коридор. Я сама поговорю с Алвисидом.

— Это позднее, — остановил ее Хамрай. — Надо решить вопрос, как добыть сердце Алвисида…

— Кто о чем, а Хамрай все о своем, — усмехнулась Моонлав. — К сердцу земли ведут восемь воронок, но подобраться к ним почти невозможно — столь дикие леса их окружают. Одна из них — на южном рубеже драконьей страны, и драконы спускаются в нее по своим драконьим делам. Насколько я знаю, до дна они не летают. Но могут, так? — она посмотрела на Дапро.

— Да, — кивнула королева драконьей страны. — Если вы говорите о Бездне Жизни и Смерти, как мы ее называем.

— О ней, — подтвердила богиня. — Драконы отвезут вас и оставят на дне мира. Дальше вам придется действовать самим. В центре земли нет ни времени, ни пространства. Поймете, о чем я говорю, когда сами там окажетесь.

— Я вот о чем подумал, — сказал Хамрай. — Возможно, дракон отвезет меня туда одного? А я поставлю там еще один выход в Коридор Алвисида…

— А ты не растерял своей хитрости, Хамрай, без мыла в задницу влезешь, — расхохоталась Моонлав. — Но и на хрен с винтом есть зад с лабиринтом. В центре земли вотчина хранителей. Ты знаешь, кто это такие?

— Теперь знаю.

— Там не действует магия. Никакая. Я не знаю, сможешь ли ты поставить свой выход на дне входа в центр мира. Скорее всего, нет. Так что, с утра садитесь на драконов — ив добрый путь. Вопросы есть?

— Нет.

— Тогда все. Ужин не предлагаю, поскольку, как я понимаю, у королевской четы уже приготовлен пиршественный стол для дорогих гостей? Отдыхайте, но помните, Наследники Алвисида, что с бодуна очень трудно держаться на драконе. Пойдем, Хамрай, я покажу, где нужно сделать выход к Алвисиду…

Постель Отлака была расположена почти у самого окна, и в широком проеме было видно, как в небе кружат драконы — совершенно невероятных тонов в лучах заходящего солнца. Потрясающее зрелище. Но оно отнюдь не радовало.

Отец отправил его спать, чтобы оклемался после столь позорного падения во время сражения, и он с радостью ушел с пира, который давала в честь гостей королева драконов. Ушел, потому что никого не хотел видеть. Потому что не хотел жить. Зачем жизнь, если сегодняшний позор не искупить никогда? Зачем его вытащили с места битвы, лучше быть затоптанным лошадьми, чем жить с таким позором в сердце!!!

В комнату кто-то вошел. Отлак повернул голову. На пороге стоял тот, кого он меньше всего ожидал увидеть. И меньше всего желал видеть. Уррий. Теперь, видишь ли, сэр Уррий.

— Пришел хвастать своими подвигами, да? — зло прошипел Отлак. — Радуешься моей неудаче? Радуйся!!!

Уррий опешил.

— Нет, — сказал. — Я пришел к тебе потому, что…

— Что потому?

— Потому, что мне больше не к кому идти, чтобы сказать о том, о чем не сказать не могу. Граф Маридунский в четырнадцать лет совершил уже столько подвигов! В четырнадцать лет у него были возлюбленные, которые были готовы пожертвовать за него свою жизнь. Он оказался не таким, как все, обладателем Силы Алвисида. Я тоже — ну и что? Алвисид почти собран. Мне ничего не осталось!!! Войн нет и не предвидится. Возлюбленной нет и не будет. Жизнь кончилась, не начавшись! В четырнадцать лет граф Маридунский, король Этвард и Ламорак дали друг другу священную клятву у Озера Трех Дев, у которого я провел почти всю жизнь. А я? Ни друзей, ни врагов не нажил! И на лестнице Моонлав, лестнице воинов, ничего не увидел!!! Ничего!!!

Отлак молчал. Он почему-то понял в это мгновение, что-то, о чем он недавно размышлял — все не так. Все. И то, что говорит сейчас Уррий, — тоже не так.

— Завтра барон Ансеис и граф Маридунский полетят на драконах к сердцу земли. С ними будут наши воины и бойцы этой богини… как ее… Моонлав. Она говорит, что там какие-то хранители, они не пустят, но надо пробиться… А я боюсь, что меня отправят через волшебный коридор к Алвисиду. На случай, если вдруг сэр Радхаур погибнет… Но если он не сможет, разве я-то смогу? И жить мне незачем. Вот чего я боюсь и вот что хотел сказать тебе.

Но Отлак услышал лишь то, что касалось его.

— Полетят… На драконах… Сражаться… Меня после сегодняшнего позора отец точно отправит домой…

В его голосе звучало столько боли, что Уррий подумал, что его собственные переживания блекнут перед горем Отлака.

— Какого сегодняшнего позора? — раздался с порога знакомый голос.

— Отец! Я опозорил твое имя в сегодняшней битве, я позволил, чтобы меня…

— Ты жив, а остальное — ерунда. Ты не показал врагу спину, это главное. А то, что вышибли из седла в первом бою… Будут и другие битвы, ты сможешь еще доказать свою доблесть. Знаешь пословицу: матерый волк в детстве попадал в капкан.

— Нет, никогда не слышал, — признался Отлак. — А в чем суть?

— Потому волк и стал матерым, что сумел выбраться и больше в капкан не попадать. Кстати, — добавил барон и сказал прямо противоположное тому, что собирался:

— Я пришел спросить тебя — как ты себя чувствуешь после битвы? Способен ли ты завтра сесть на дракона и отправиться в боевой поход? Ты, Уррий, конечно, готов сопровождать графа Маридунского и меня?

— Да, барон, — сдержал порыв нахлынувших чувств юный рыцарь, хотя понимал, что обмануть старого мага ему не удастся.

Отлак же не смог скрыть своего состояния:

— Я готов отправляться хоть сейчас!

Он спрыгнул с кровати, всем своим видом показывая, что утреннее падение было досадным недоразумением.

Глава десятая

Как человек большой, ты скромно

Увиливаешь от похвал,

Как будто сам ты слишком мал,

А подвиги других огромны.

И.Гете. «Фауст»

— Неудобно, конечно, — сказал Ламорак, похлопав по крупу дракона. — Особенно с непривычки. Но седла на них не наденешь, не терпят. Ничего, лететь не так уж далеко. Не на край света. Потерпите. Да и драконы все понимают, не сбросят седоков. Усаживайтесь по двое.

— Уррий, — позвал Радхаур, — полетишь со мной.

— Нет, — возразил барон Ансеис. — Не стоит надевать два драгоценных перстня на один палец. Лучше пусть за вашей спиной сидит сэр Бламур. Ему будет легче, раз уж он настоял лететь с нами. Он этих тварей побаивается…. А Уррий полетит с сэром Гловером.

— Хорошо, — не стал спорить Радхаур и отошел в сторону, предоставляя барону командовать подготовкой к полету. Радхауру уже доводилось летать на драконах, и никаких проблем он здесь не видел.

Когда все были готовы, Радхаур обнял Ламорака:

— Ну, может, до Армагеддона к тебе еще загляну.

— Так или иначе — увидимся, — ответил Ламорак и, когда старый друг отвернулся, трижды сплюнул через левое плечо. Чертыхнулся, подумав, что плюет в того, с кем плечо к плечу вынужден будет выйти на смертный бой, и тут же поймал себя на том, что поминает будущего союзника всуе. Ну их… все эти предрассудки, встретимся на… В общем, встретимся еще!

Барон Ансеис уселся на головного дракона и уверенным жестом поднял его в небо. Старый маг немного понимал драконий язык, в крайнем случае, он в любой момент мог крепко-накрепко схватиться за рога и захватить разум животного. За его спиной сидел Отлак, и это придавало старому магу-рыцарю осторожности настолько, чтобы прелести стремительного полета не захватили его целиком.

А впечатление было… самое скромное сказать — незаурядным.

Пролетая над стоящим на высокой горе хрустальным дворцом Моонлав, Хамрай мельком подумал: вернулась ли любвеобильная богиня от Алвисида, но тут же и забыл об этом. От того, что ждет их впереди, от того, правильное ли решение они примут в тех или иных обстоятельствах, зависело очень многое. Очень. И если на свою жизнь Хамраю было давно наплевать, то на судьбу людского племени — нет. Другой вопрос, нуждается ли людское племя в том, чтобы Хамрай заботился о его судьбе…

Летели довольно долго, но дракон под ним дорогу знал, и Хамрай мог спокойно предаваться своим мыслям. Что на земле существуют ворота к центру земли, он знал давно, не знал только, что их, оказывается, восемь — если, конечно, Моонлав не ошиблась. В одной из таких огромных воронок, в той, что расположена в северной части Индии, Хамрай даже побывал. Очень давно, сто, а может, и больше лет назад. Уже не припомнить, что именно он тогда искал, в надежде изобрести средство для избавления от заклятья Алвисида. Может, и по каким другим причинам он спускался в проклятое людьми место, но вряд ли — после гибели Алвисида, все помыслы Хамрая были направлены на освобождение от проклятого заклятья…

Бездна Жизни и Смерти, как называла вход к центру земли Дапра (кстати, очень похожее название бытовало и у индусов, только Хамрай забыл, какое именно), представлял собой огромный кратер не менее трех миль диаметром, действительно со всех сторон окруженный непроходимым лесом. Вниз вдоль стены серпантином убегала тропа, то узкая, так что едва пробираешься по стеночке, то до пяти-шести ярдов шириной. Флора и фауна там поистине уникальны. Но то ли Хамрай нашел тогда, в Индии, то, что искал, то ли по другим причинам, но дальше пятнадцатого или двадцатого витка он не спустился. И на спуск у него ушло не менее десяти дней, а на подъем еще больше… И еще, он четко помнил, что чем ниже спускался, тем больше истощалась его магическая сила. Теперь он понимал почему. Как сказала Моонлав, в центре земли бессильна любая магия — место, где нет ни пространства, ни времени.

Хамрай за воспоминаниями не заметил, как его дракон достиг Бездны Жизни и Смерти, и понял это только потому, что вокруг стало темнее. Дракон уверенно спускался вниз кругами, чуть ли не задевая левым крылом тропу, вьющуюся вдоль стены. За ним длинной вереницей тянулись его собратья, неся на спинах остальных членов экспедиции. Хамрай, обернувшись назад, попытался рассмотреть — не отстал ли кто, не потерял ли какой дракон седоков. Но вроде все было в порядке.

Хамрай догадывался, что до цели еще очень далеко… Как минимум, несколько часов стремительного полета.

Дракон летел на пределе своих сил, и Хамрай понял, что они не достигнут клубящегося внизу тумана, разумное животное просто рухнет вниз вместе с седоками. Медлить больше нельзя, остальной путь придется преодолевать своим ходом.

Но дракон сам повернул к нему голову, словно показывая, что ему больше невмоготу.

— Высаживаемся! — крикнул Хамрай и тут же прокурлыкал команду на драконьем языке, не уверенный, впрочем, что его поймут.

Однако дракон догадался, чего хотел наездник. Он издал звуки, весьма отдаленно напомнившие курлыканье Хамрая, и взмыл вверх. Хамрай сперва не понял этого движения, но его дракон, взлетев на дюжину ярдов, пристроился в хвост вереницы. В полумраке кратера Хамрай разглядел, что драконы ссаживают седоков — довольно бесцеремонно, словно сбрасывая опостылевшую ношу, не касаясь лапами тропы. И спутники Хамрая быстро скользили на пятой точке вниз. Когда Хамрай сам оказался на поверхности тропы, он был подготовлен к тому, что ноги не встретят твердой поверхности, лишь ругнулся, больно стукнувшись бедром о лед и неловко заскользив по инерции вниз. Отлак, стараясь сдержать напрашивающиеся ругательства, скользил на ярд позади.

Дракон Хамрая еще какое-то время летел вдоль тропы, словно прощаясь, потом издал непередаваемый человеческим горлом крик и вслед за собратьями рванул наверх, к голубому небу.

Хамрай не препятствовал скольжению. Когда он нагонял кого-либо из спутников, пытавшихся зацепиться за бугры или за своеобразный каменистый поребрик тропы, он кричал: «Вниз, вниз!», стараясь все же немного тормозить ногами, чтобы не лететь сломя голову и не врезаться со всего маху на тех, кто первыми достигнет дна чудовищного кратера.

Скользя, он умудрялся думать о пустяках: не застилает ли туман, клубящийся внизу, все дно центра мира и как они там будут ориентироваться?

Когда они с Отлаком добрались до остальных, их ждали, и они ни в кого не врезались — бывалые Радхаур и Гловер быстро разобрались что к чему.

— Все целы? — спросил Хамрай. — Раненых нет?

— Нет, — ответили ему нестройным хором.

Однако от барона не укрылось движение Отлака, быстро спрятавшего ладонь за спину. Хамрай прочувствовал мысли сына — тот вывернул мизинец левой руки при скольжении и сейчас панически боялся, что это обнаружится и его поднимут на смех. Что ж, травма действительно пустяковая, не стоит беспокоиться, вправит палец позже, когда все успокоится.

— Ну и место, бычья требуха! — воскликнул граф Камулодунский. — На десять шагов ничего не разглядеть. И что теперь будем делать? Куда идти?

Хотел бы Хамрай знать ответы на эти вопросы.

— Дайте попить, — попросил он, — в горле пересохло.

Ему тут же протянули с разных сторон несколько походных фляг.

— Да уж, раздери меня гром, после подобного полета промочить горло не помешает.

— Привал, — приказал Хамрай, не зная плана дальнейших действий. — Никому от этого места далеко не отходить.

Но многие воины и без его команды развалились на земле, вытянув занемевшие за необычный полет ноги.

— Что будем делать, барон? — отведя его в сторонку, спросил Радхаур. — У меня нет ни малейшего представления куда идти.

— Куда ни пойдешь — не ошибешься, — невесело пошутил Хамрай. — Пока посидим здесь, у склона. Переночуем, а с утра и двинемся. Распорядись насчет костров и ужина. А у меня есть еще одно небольшое дельце…

Моонлав оказалась права — никакая магия здесь не действовала, магический кристалл (а вернее, неразрывная половина, одна из шестнадцати, приготовленных для него Мекором) был мертв и на заклинание никак не прореагировал. Вторые половинки были уложены в еще более удлиненном Коридоре Алвисида. Но магия бессильна в мире, где нет ни времени, ни пространства.

Хамрай запоздало выругал себя за то, что не сообразил попытаться притормозить на ледяной тропе, пока не нырнул в этот проклятый туман. Но лучше поздно, чем совсем поздно. Он подошел к склону, с которого они спустились. Если двигаться по каменистому краешку, то, пожалуй, пройти можно. И Хамрай решился потратить несколько часов, чтобы проверить свою догадку. Если она не сработает — обратный путь займет несколько десятков дней, если не несколько месяцев…

Барон поделился своими соображениями с Радхауром и сэром Гловером.

— Стоит ли думать об отступлении, бычья требуха, не начав пути вперед?

— Да, — кивнул Радхаур. — Сперва надо найти сердце Алвисида.

— Наша задача не просто отыскать его, — возразил Хамрай, — а доставить Алвисиду.

— Что ж, барон, вы как всегда правы. Возьмите кого-нибудь и отправляйтесь, мы будем дожидаться здесь. Надеюсь, до темноты успеете обернуться?

— Ну, — усмехнулся Хамрай, — обратный путь сюда займет куда меньше времени, чем подъем. Придется преодолеть мили три-четыре…

— Не меньше, — согласился Радхаур.

Барон Ансеис, Отлак, Уррий и два алголианина карабкались по серпантину не менее пяти часов, хоть скольжение вниз заняло всего ничего. Они устали, словно весь день копали землю, но добрались все, никто не сорвался и не соскользнул вниз.

Для страховки Хамрай поднялся от застилающего дно центра земли тумана, убивающего магию, еще ярдов на пятьдесят. Впрочем, почему Хамрай решил, что именно туман убивает магию? Вряд ли, хотя, конечно, все может быть.

Он достал половинку кристалла, допуская, что все их старания могут пропасть втуне, наставил на каменную стену кратера, поросшего вековым мхом, и произнес заклинание.

Давно уже пробой в Коридор Алвисида проходит тихо и без тех внешних эффектов, как при первых попытках, тем более, похоже, что у алголиан была более совершенная магия, чем у него. Яркий свет, показавшийся здесь особенно ярким, разогнал мрак кратера, и Хамрай понял, что все получилось. Что ж, это первая, пусть маленькая, но победа. Победа над миром, где нет ни времени, ни пространства. Но и на него, оказывается, можно найти управу.

До желанного коридора было всего несколько ярдов, но Хамрай вдруг понял, что не может ступить на ледяную покатую тропу серпантина, потому что тут же соскользнет и устремится вниз. Он обнажил меч и осторожно рубанул по льду — в лицо брызнули крошки. Он ударил еще раз.

К нему, стараясь не столкнуть вниз Уррия и Отлака, осторожно приблизились алголиане, достали маленькие топорики, что были приторочены к их поясам, встали на четвереньки — а кого здесь стесняться? — и принялись споро нарубать тропу. Хамрай почему-то подумал, что эти алголиане явно не рядовые, а вот же при необходимости не чураются любой грязной работы. Вскоре все пятеро стояли в коридоре, казавшимся после ваты тумана и полумрака кратера таким родным и уютным.

У входа во дворец Алвисида был выставлен алголианский пост. Об их появлении уже сообщили, и им навстречу шел алголианин, в котором Хамрай признал одного из хэккеров. Магу, Уррию и Отлаку было предложено незамедлительно пройти к Алвисиду, а их спутники-алголиане скрылись за плитой каталога Фёрстстарр, видно, отправились отчитываться перед высшим руководством, или кем там еще…

Хамрай велел юным рыцарям дожидаться его в коридоре, а сам хотел было пройти к Алвисиду. Разговор не должен был занять много времени, Хамрай торопился вниз. Он очень надеялся уговорить Алвисида оставить Уррия здесь. Если это получится, то и Отлака он сумеет заставить вернуться в родной замок. Без них в мире, где на каждом шагу ждет неведомая опасность, старому магу было бы гораздо спокойнее.

— Барон, — остановил его Уррий.

— Ты что-то хотел сказать?

— Да, вы же сами просили сообщать о каких-либо странностях.

— И?..

— Там, внизу, у меня в голове словно раздавался слабый звук. Вроде «ти-ии-и». И голова болела.

Я сперва хотел вам сказать, но потом забыл, а сейчас вспомнил. Потому что, едва мы вошли в этот Коридор, звук смолк.

— Ты слышал Зов Алвисида, — сказал Хамрай, едва поверив такой удаче. — Теперь мы знаем, куда идти в сплошном тумане.

В обратный путь отправлялись чуть в более расширенном составе — вместо двух алголиан в коридоре их ждали девять. С оставшимися внизу, как раз шестнадцать, — усмехнулся Хамрай. Среди них был лишь один из пришедших с ними алголианин, второй, видимо, остался в каталоге писать отчеты. У каждого из девятерых был объемистый рюкзак за спиной.

— Что в рюкзаках? — поинтересовался Хамрай.

— Провизия, — ответил тот, что поднимался по ледяному склону с Хамраем. — И мотки шерсти.

— Зачем? — удивился старый маг.

— Будем разматывать, чтобы потом найти дорогу назад.

— Покажи.

Хамрай попробовал нить на прочность. Что ж, случайно не порвется.

— Вы представляете, сколько мотков потребуется? Вдруг нам придется идти до цели много дней?

— Хватит, — уверенно сказал алголианин.

— Что ж, хорошо. Недурно придумали, — похвалил Хамрай, — авось сработает.

Еще больше маг одобрил приготовленные для всех небольшие деревянные саночки, вроде тех, на которых зимой с горок катается детвора.

Почти приблизясь, по представлениям Хамрая, к подножию тропинки, они услышали какой-то смутный шум и, отталкиваясь руками, ускорили скольжение, хотя и так спускались достаточно быстро.

В лагере стоял гвалт, вдали размахивали зажженными факелами. Едва коснувшись земли, Хамрай соскочил с санок и побежал к замеченной им фигуре Гловера, стоявшего с обнаженным мечом в правой руке и факелом в левой.

— Что случилось?

— А, это вы, барон. Наши старые знакомые, бычья требуха, вот, — он кивнул на землю и пихнул ногой мертвое тельце магического таракана.

К ним подошел Радхаур, и у Хамрая отлегло от сердца.

На серых камушках, покрывавших дно мира, валялось с полсотни убитых насекомых.

— Я удивлен, что их так мало, — сказал маг.

— Было гораздо больше, — усмехнулся Радхаур. — В какой-то момент я даже подумал, что придется спасаться бегством по ледяному склону. Но Гловера осенила поистине гениальная мысль.

— Да, бычья требуха, — самодовольно кивнул граф Камулодунский. — Я еще после того случая в вашем замке, барон, подумал, что все насекомые боятся огня. И когда эти твари напали, я выдернул головешку из костра — они так и отпрянули. Всю землю как ковром покрывали, друг на друга громоздились. Ну, мы их факелами и поразогнали…

— Надо собрать всех и провести перекличку, — распорядился Хамрай.

Недосчитались только оруженосца барона Кайрона. Решили, что он мог с испугу или в азарте погони отбежать больше чем на десяток шагов и заблудился в тумане. Многие вызвались отправиться на поиски пропавшего, но за дело взялись алголиане. Размотав клубок нити и выстроившись в широкую шеренгу, они решили прочесать окружающее пространство на сотню ярдов вокруг.

— Долго здесь не темнеет, однако, — заметил Хамрай.

— Это вы слишком быстро обернулись, за час с небольшим, — сказал Радхаур.

— Да? — удивился старый маг. На подъем ушло никак не меньше пяти часов, да и у Алвисида он задержался гораздо дольше, чем собирался. Поистине, мир, где нет ни времени, ни пространства.

Тем временем алголиане нашли тело пропавшего. Оруженосца барона Кайрона можно было узнать лишь по одежде — коричневая, похожая на пергамент кожа плотно облегала череп и костяшки пальцев. В нем не было ни капли жизни, словно его тело пролежало здесь сотни веков.

…Прошло еще как минимум пять часов, но так и не стемнело. В центре земли не было ни дня, ни ночи. Сплошной туман.

На третий день пути, если судить по внутренним представлениям Хамрая о времени, которым в нормальном мире можно было доверять безусловно, туман исчез. Вернее, они из него вышли — за спиной, куда убегала шерстяная нить алголиан, по-прежнему на расстоянии десятка шагов ничего не было видно. А впереди, в сумеречном свете, виднелись горы. Все сочли это добрым предзнаменованием и приближением к конечной цели.

Никаких нападений магических насекомых больше не было. Мир оказался безжизненным и пустынным — под ногами унылые серые камешки, над головой унылое серое небо, не за что глазу зацепиться… Изредка попадались рощицы странных растений: прямые, как копье, деревца, без сучка и веточки, с серым овальным, остроконечным листком наверху. Срывай листок, подточи острие и легкое копье готово. Правда, крепкими были стволы, срубить такое деревце одним ударом меча мало кому удавалось. Хам-рай подумал, что эти растения наверняка обладают редкими магическими свойствами (еще бы, росли в мире, где не действует никакая магия), и решил срубить несколько штук для исследований на обратном пути. О том, что обратного пути может и не быть, думать не стоило.

На пятый день двоих воинов из числа тех, что послала Моонлав, чуть не засосало в зыбучих камешках. Их едва сумели спасти, бросив веревки.

Уррий все лучше слышал странное «тии-и»и уверенно вел отряд по направлению к горам, которые не становились ближе.

А после очередной ночевки все шестнадцать алголиан не проснулись. Лежали с безмятежными лицами, словно спали, но сердца их не бились.

— Умерли, не спев шестнадцатого файла, — сказал Радхаур. — Надо их похоронить по алголианским обычаям. Сжечь. Они погибли в боевом походе, как воины.

На седьмой день, незадолго до того, как Хамрай собирался объявить привал, они услышали вдали журчание воды, что сильно удивило. Все уже привыкли к бескрайнему океану серых камешков, среди которого лишь изредка возвышались небольшие каменные валуны.

Вскоре они вышли к огромному, почти идеально круглому котловану с отвесными стенами. Дна котлована не было видно, его застилал такой же туман, через который они пробивались первые дни. Вопреки всем законам природы вверх по стене котлована тек ручей и убегал вдаль, теряясь в песках.

Хамрай наклонился над ручейком, зачерпнул воды и осторожно попробовал: вода как вода, не очень вкусная и какая-то теплая, но пить вполне можно. Находка оказалась очень кстати, поскольку их запасы питьевой воды подходили к концу.

— Сердце Алвисида там, — уверенно сказал Радхаур, показывая на туман, скрывающий дно ямы.

— Ты слышишь зов? — спросил Хамрай.

— Нет, просто чувствую.

— Уррий! — позвал Хамрай. — Как там твое «тии-и»?

— Оно зовет туда, — юноша показал в сторону гор.

— Ты уверен?

— Не знаю…

— Ладно, давайте ужинать и устраиваться на ночлег. На свежую голову решим, что делать…

Хамрай уснул сразу, как только лег. Сказывалась усталость — и физическая, и нервная. Караулов не выставляли уже вторую ночевку: за все дни пути они не встретили здесь ни единой двигающейся твари, а если уж суждено не проснуться, как алголианам, ни один часовой не поможет.

Пробудился Хамрай много раньше, чем предполагал, — от звериного крика ужаса. Он тут же вскочил на ноги, рука непроизвольно выхватила из ножен меч.

И тут же чей-то голос проорал:

— Тревога!!!

Со стороны котлована их атаковали отвратительные твари… Не знакомые магические тараканы, а такие же, только раз в пять побольше и иссиня-черного цвета. Прямо на глазах у Хамрая один такой таракан залез на спящего оруженосца, тот дернулся и стал стремительно бледнеть, тело как-то сразу обмякло: из него высасывали… нет, не кровь, саму жизнь. Лежащий рядом с ним человек уже очень напоминал оруженосца барона Кайрона, похороненного у подножия ледяного спуска…

— Отлак!!! Уррий! — в ужасе закричал барон и мечом разрубил напополам черного таракана, вцепившегося в погибшего оруженосца. — Ко мне!

Многие уже были на ногах и размахивали мечами, отгоняя опасных тварей. Кто посообразительнее, те доставали факелы, которые чуть не выбросили за ненадобностью, но потом решили, что пригодятся, если придется обследовать пещеры в горах.

Юноши почти одновременно подбежали к барону с двух сторон. В руках обоих были обнаженные мечи, покрытые сгустками зеленоватой дряни.

— Где Радхаур? Он жив?

— Вон он, у края котлована, с сэром Гловером и Бламуром, — показал Отлак.

Хамрай, внимательно глядя под ноги, поспешил к друзьям. За какой-то десяток шагов и он, и юноши разрубили каждый по полудюжине достаточно неповоротливых насекомых.

Барон присоединился к сражающимся, но огромные насекомые ползли и ползли из тумана на дне ямы по отвесной стене. Их разрубали вдоль и поперек, сбрасывая на дно ямы, их жгли факелами, а они продолжали наползать на людей.

Но ничто не может продолжаться вечно, даже сама вечность. Настал момент, когда ни на стене, ни возле котлована не осталось ни единой живой твари. Рыцари с мечами наготове простояли пять минут, десять, пятнадцать. Успели посчитать потери — тринадцать воинов Моонлав, семь оруженосцев и барон Кайрон обратились в иссушенные, без капли влаги мумии.

— Сердце Алвисида там, — уверенно сказал Радхаур. — Мне нужно спускаться.

— Сперва иди, отоспись, — ответил Хамрай. — Мы спали не больше часа. Лучше решать такие дела со свежей головой. Иди-иди, отдыхай. Я покараулю на всякий случай. Потом меня сменит, — он оглядел собравшихся вокруг воинов и сказал:

— Меня сменит Уррий. Всем спать, погибших похороним завтра.

Радхаур не стал спорить, улегся на плащ, сжимая обнаженный Гурондоль в руке. Следом утихомирились и все остальные.

Хамрай сел на валун, что возвышался на фоне серой пустыни недалеко от края котлована.

«Кто же вы такие, хранители? — думал он. — Кто же, если вы называете Алвисида и братьев его одними из вас, получившими все, тогда как остальные всего лишились… Кто вы? Хотя, если подумать, какая мне разница…»

Глава одиннадцатая

Так я сошел, покинув круг начальный,

Вниз во второй; он менее, чем тот,

Но больших мук в нем слышен стон печальный.

А.Данте. «Божественная комедия»

В центре земли ни дня ни ночи — сплошное серое утро. Нет, тогда уж — сумерки. Что должно случиться — случится все равно и оттягивать неизбежное глупо.

Проспав несколько часов, Радхаур открыл глаза. Остальные спутники, утомленные событиями последних дней, спали, кто-то громко храпел. Радхаур осторожно встал, чтобы не разбудить никого, — не хотелось прощаний и последних напутствий — и направился к входу в тайник, где (он это чувствовал) находилось сердце Алвисида.

Непроглядный туман по-прежнему скрывал то, что таилось на дне, тишину ничто не нарушало, и все так же, нарушая законы природы, снизу, из ямы, тек ручей. Но появилось нечто новое — к наполовину вбитому в землю толстому шесту была привязана веревка, уходящая вниз, в туман. Радхаура кто-то опередил.

Он даже догадывался, кто именно.

Первым побуждением было поспешить вниз и узнать, что там происходит. Первое побуждение не всегда верное.

Радхаур огляделся, увидел неподалеку гладкий серый валун (впрочем, в этом мире все серое) и сел на камень. Кто-то подошел и стал позади.

— Тебя опередили, Радхаур, — услышал он голос Ансеиса.

— Ты знал об этом?

— Нет. Более того, я просил его не торопить события. Вчера тоже просил.

— Что теперь делать? — спросил граф Маридунский. — Спускаться?

— Не знаю. Пророчества…

— Да плевал я на все ваши пророчества! — совершенно неожиданно для себя взорвался Радхаур. — Я спускаюсь вниз, и будь что будет.

— А если мальчик вернется с победой?

— Значит, я встречу его по пути и провожу наверх. Чужие лавры мне не нужны. Мне не нужны вообще никакие лавры!!! Я хочу умереть!!! Мне незачем жить… Но я должен спасти Рогнеду, будь я проклят. Я должен родить и воспитать нового графа Маридунского. И поэтому я сейчас спускаюсь вниз. А ты поступай как знаешь.

— Желаю тебе удачи, — произнес Ансеис. — Я желаю тебе вернуться с сердцем Алвисида. Тебе и мальчику…

— Спасибо, — только и сказал Радхаур.

Он проверил, легко ли вынимается из ножен Гурондоль, встав на колено, ухватил веревку, ведущую в неизвестность, и стал спускаться. Вскоре он исчез в плотном клубящемся тумане. Барон Ансеис прошептал ему что-то неслышно на прощанье и уселся на тот же камень, где только что сидел Радхаур. Помочь ни ему, ни Уррию он ничем не мог.

Плотный туман, закрывающий чудесное место от взглядов сверху, вскоре кончился, и Радхаур посмотрел вниз. Ничего особенного он там не увидел — все те же серые камни и такое же серое дно. На дне валялись трупы Хранителей.

Веревка, которую вчера приготовили для него, оказалась коротковата, до дна оставалось около трех ярдов. Радхаур добрался до конца веревки и спрыгнул. И сразу подумал: а как они выберутся отсюда? По опыту он знал, что чаще всего той же дорогой не возвращаются, но было бы гораздо спокойнее знать, что за спиной все в порядке.

— Барон Ансеис! — громко крикнул он.

Мелькнула мысль, что клубящийся туман, закрывающий это странное место, не пропустит слова, но тут же вспомнил, что они вчера слышали звуки падения камешков, по котором определяли глубину ямы.

— Я слышу! — донесся до него голос Ансеиса.

— Веревка коротковата ярда на три-четыре.

— Поднимайся, удлиним.

— Я уже спрыгнул.

Да, так всегда. Радхаур не бросается сломя голову на опасность, подумает. Но порой тогда, когда думать-то уже поздновато. Впрочем, это не самое страшное, не так уж редко побеждает тот, кто об опасности вообще не думает.

— Что там? — донесся до него голос барона.

Радхаур осмотрелся. В стенах было четыре прохода. У одного виднелся свежий, накарябанный кинжалом крестик.

— Все в порядке, тут какие-то туннели! — крикнул он Ансеису. — Я иду за Уррием! Удлините веревку!

— Сэр Радхаур… — снова услышал он голос, уже не барона, а Бламура, но дослушивать не стал и вступил в коридор, запоздало пожалев, что не прихватил с собой факел.

Впрочем, в туннеле, который позволял ему идти во весь рост, не сгибаясь, было достаточно светло, словно сами стены излучали этот обрыдлый серый свет. Меч он держал в руке, готовый сражаться в любой момент и с кем угодно. Наверное, если б из стен полезли ужасные чудовища, или сами стены стали сжиматься, пытаясь раздавить его, он ничуть не удивился бы.

Он шел не медленно, но и не быстро, дыхание было ровным, страху не было никакого, ибо верно сказано: кому суждено быть повешенным, тот не утонет. Если ему суждено остаться здесь навсегда, то пусть это странноватое подземелье станет его усыпальницей, бывал он и в худших местах…

Туннель оказался весьма длинным, Радхаур прошел ярдов пятьсот, но светлая точка впереди так и оставалось точкой. И никаких ответвлений, хотя окажись Радхаур в сложном лабиринте с хитроумными ловушками, то не посчитал бы это неожиданным — наоборот, удивление вызывал как раз этот прямой, сухой и просторный туннель.

Вдруг что-то неуловимо изменилось. Светлая точка в конце туннеля померкла. Значит, там, впереди, появился некто. Может, возвращается с победой Уррий, может, надвигается враг. Радхаур не замедлил шага, напротив, против воли чуть ускорился.

Когда до неизвестного оставалось около двух сотен шагов, стало ясно, что движется к нему навстречу не Уррий. Значит — враг.

Противник держал перед собой огромную, длиной не менее полутора ярдов палицу, набалдашник которой был усыпан острыми шипами. И сам монстр был под стать своему оружию — ростом не менее семи футов, весь в блестящей, отполированной броне, и лица его под опущенным забралом было не видно: может, там скрывалось обычное лицо, а может, чудовищная морда, но фигура у явно враждебного незнакомца было человеческая.

Верный Гурондоль был зажат в руке, сердце билось чуть сильнее обычного, но не намного.

— Кто ты? — для успокоения собственной совести спросил Радхаур, когда до незнакомца оставалось не более пяти-шести шагов.

Тот ничего не ответил, а занес для удара палицу. И тут же выяснилось, что она в этом не таком уж тесном туннеле совершенно бесполезна. Но и обойти огромного бойца не представлялось возможным, да и не оставлял никогда Радхаур врага за спиной.

Бронированный монстр, выставив палицу как таран, держа ее огромными ручищами, ринулся на Радхаура, посмевшего потревожить вековой покой этого потаенного места.

Деваться было некуда, вжаться в стену невозможно, отбить или принять удар палицы тоже, и оставалось только одно: присесть и броситься врагу в ноги. Жуткая палица просвистела над головой, закованные в броню ноги великана оказались тверды, как две каменные колонны, и ледяные на ощупь. Радхаур напряг все силы, рванул ноги монстра и перебросил его через себя. Выпущенный на мгновение Гурондоль вновь оказался в его руках, и Радхаур бросился на растянувшегося с ужасным грохотом врага.

Тот оперся руками о землю, пытаясь подняться, но Радхаур уже уселся на него верхом и, сжимая рукоять меча двумя руками, нанес сокрушительный удар в спину великана, метя чуть левее, туда, где у обычных людей расположено сердце.

Волшебный Гурондоль пробил блестящую броню монстра, войдя почти на всю длину — дальше, наверное, не пустил камень туннеля.

Но не брызнула живая человечья кровь, а великан не прекратил попыток подняться на ноги.

Радхаур, не медля ни мгновения, выдернул из тела врага клинок. Места для размаха практически не было, поэтому он просунул Гурондоль снизу под шею противника, в то место, где шлем соединялся с нагрудником, и, вложив всю силу, провел мечом справа налево и снизу вверх.

Отрубленная голова покатилась по туннелю, тело великана сразу обмякло.

Да, прав барон Ансеис, в драке с магическими созданиями это самый действенный способ. Впрочем, в одном из путешествий Радхаур слышал рассказ про лернейскую гидру, у которой вместо отрубленной головы вырастало две. Но сам с такими чудесами не встречался. Да и у поверженного противника вместо появления другой головы из среза на шее потекла вода. Обыкновенная вода. Радхаур почувствовал, что ноги коченеют от ледяного холода, и встал с великана.

Даже в неярком свете туннеля было ясно, что жуткий монстр стремительно таял. Радхаур быстро посмотрел вперед, не появится ли еще кто, и вновь перевел взгляд на побежденного охранника таинственного места. Места, куда его звал уже не зов Алвисида, а собственное предчувствие.

Сомнений быть не могло, обезглавленный великан таял, да еще с такой скоростью, словно кусок льда оказался на раскаленной сковородке. Радхаур не стал дожидаться, когда весь он превратится в большую лужу, и отправился дальше.

Пещера, в которой он оказался, пройдя туннель, немного напоминала огромную сталактитовую пещеру в горах Тибета, где он добыл левую ногу Алвисида, только в отличие от этой, наполненной все тем же серым светом, в той стояла непроглядная темень.

Впереди виднелось нечто, никакого движения не ощущалось. Радхаур осторожно пошел вперед.

В центре подземной пещеры возвышался ледяной куб, грани которого были примерно по полтора ярда. Куб находился на небольшом постаменте с черными каменными ступенями, а в центре фигуры заключалось то, к чему Радхаур шел долгие годы. И вот он почти у цели.

На ступенях лежал Уррий. Юноша был весь в крови, вместо лица — месиво. Это след удара гигантской палицы монстра, с которым справился в туннеле Радхаур. Он подошел ближе к телу Уррия… Тот был мертв. Вокруг тела юноши разлилась огромная лужа чистой воды. Неподалеку виднелась еще одна такая же лужа, и Радхаур теперь знал, что они означают.

Две лужи — значит мальчик одолел двух монстров, и не в туннеле, где им было негде размахнуться. Мальчик погиб как герой. Герой… Кто узнает об этой героической смерти, кто ее оценит, что останется после него на земле? Убитая горем мать?..

А что останется от него, Радхаура, если он не сумеет добраться до стен Рэдвэлла с сердцем Алвисида?

Он должен возродить Рогнеду, он должен продолжить славный род графов Маридунских, которые так же доблестно будут защищать свою землю, как его предки. Род приходит и род уходит, а земля остается вовеки. Когда-нибудь, возможно, угаснет род графов Маридунских, но только не по его, Радхаура, вине!

Вот она цель, совсем близко, разбей ледяной куб — и можешь отправляться в обратный путь. И никакие Хранители не в силах этому помешать.

Радхаур взмахнул Гурондолем, тот звучно отскочил от глыбы, отбив несколько осколков.

Едва отколовшиеся льдинки упали на землю, тут же обернулись великанами — такими же, как тот, которого он победил в туннеле.

Трое великанов, неживых, бесстрашных и безжалостных.

Радхаур живо представил себе радость Уррия при виде ледяной глыбы с сердцем Алвисида и чувства, которые он испытал, оказавшись один против этаких вот бойцов. Юноша принял бой и погиб достойно.

Неужели он, Радхаур, будет спасаться бегством? Хотя, иногда полезно отступить, чтобы вернуться с новыми силами и одержать победу. Но у него уже не было ни возможности для бегства, ни времени для размышлений — трое гигантов, держа палицы на замахе, кольцом окружили его, прижав к ледяному кубу, в котором был заключен заветный артефакт.

Трое против одного — ситуация почти отчаянная, но Радхаур, как всегда в такие мгновения, попытался вспомнить, а бывало ли в его жизни положение более безнадежное, и если да, то, победив и спасшись тогда, почему он не сможет сделать этого сейчас?

Радхаур вспомнил — да, бывало хуже. Но почему-то очень ярко в голове вспыхнуло воспоминание его первого в жизни настоящего боя — он был таким же мальчишкой, как тот, что лежал бездыханным в этой пещере, и на него по насыпи двигались два не менее огромных, чем эти, так же закованные с головы до ног в латы, черные рыцари.

Он знает, что перед ним не люди, и знает, как их побеждать.

Резкий рывок вперед, свист Гурондоля, шаг назад — спина ощутила холод ледяной глыбы.

Одним врагом стало меньше: тот рухнул на землю, чтобы украсить пещеру еще одной лужей.

Двое остальных даже не заметили, что их стало меньше. Бездушные и безмозглые, ледяные монстры надвигались на человека, посмевшего проникнуть в святая святых этого мира.

Первый взмахнул грозным шипастым оружием, Радхаур увернулся от сокрушительного удара, чуть не попал под другую палицу и оказался за спинами врагов.

Палица бронированного монстра, не попав по Радхауру, врезалась в ледяной куб, отбив несколько осколков, и перед Радхауром было уже не два, а семь одинаковых бойцов.

Да, придется напрячь память, чтобы вспомнить, когда положение было хуже.

Великаны разом взметнули палицы над головами и ринулись в атаку.

Радхаур, двигаемой более чутьем и опытом, нежели разумом, заметил просвет в шеренге — между третьим справа и средним бойцом, — не теряя ни мгновения, бросился вперед, слегка пригнувшись. Уже позади шеренги он резко развернулся и отсек голову тому, что оказался ближе. Еще одна лужа будет, и если так пойдет дальше, здесь образуется небольшое озеро.

Граф отбежал на пару шагов и остановился, решив не подходить близко к кубу — если бронированные дуболомы начнут крушить лед, перед ним вырастет такая армия, с которой не справится все войско короля Этварда вместе с армией шаха Балсара.

И тут произошло нечто для Радхаура неожиданное. Оставшиеся враги, сообразив, что жертва от них ускользнула, остановились, стали разворачиваться… И вдруг один из них наотмашь нанес удар тому, что остановился чуть раньше, споткнувшись о тело погибшего юноши, и оказался ближе всех к ледяному кубу. Полированный шлем не выдержал удара тяжеленной палицы — брызнул сотнями осколков.

У Радхаура замерло дыхание и екнуло где-то в области селезенки, но осколки бронированного дурака не обернулись при ударе о землю новыми монстрами, а его тело рухнуло оземь. И тут же тому врагу, что поразил товарища, находившийся сзади боец нанес смертельный удар наотмашь, сшибив голову вместе со шлемом.

В начавшейся битве о Радхауре словно забыли.

Чтобы разъяренные монстры случайно не откололи новых осколков от ледяного куба, он отошел еще дальше и двинулся в сторону, противоположную той, откуда пришел. К своему удивлению он обнаружил справа новый туннель, впрочем, строго против этого туннеля был еще один.

Ледяных монстров оставалось четверо. Радхаур решил, что совершенно бессмысленно вмешиваться в их молодецкие забавы, а лучше всего дождаться, пока останется один — с ним и разобраться, используя ловкость, быстроту ног, силу рук и остроту Гурондоля.

Он отважно вошел в новый туннель. Пока великаны сокрушают друг друга, вполне можно исследовать подземелье — вдруг найдется выход из тупика или обнаружится какой-нибудь ключик, который поможет добраться к сердцу Алвисида, заключенному в ледяной глыбе.

Туннель оказался много короче предыдущего, и вскоре Радхаур оказался в пещере, удивительно похожей на первую.

Посреди пещеры возвышался такой же каменный постамент, на котором горел огромный костер. Огонь костра ничего не освещал.

В самом центре негаснущего костра Радхаур увидел сердце Алвисида, такое же, как в глыбе льда.

Жара от костра почти не было, но, когда он решил сунуть руку в пламя, надеясь перетерпеть боль и достать желанную и самую важную часть Алвисида, словно тысячи раскаленных иголок впились в кожу, и руку пришлось отдернуть.

Он в задумчивости присел на каменную ступеньку. Пробовать достать артефакт Гурондолем он не решился — а вдруг появятся еще и огненные бойцы? Радхаур сидел и думал, как поступить, и если б его спросили, что он сейчас больше всего желает, кроме как добыть стократ проклятое сердце, он бы сказал: кружку холодного эля.

Наконец он встал и еще раз посмотрел на заветный предмет в центре огромного костра. В голове стучала единственная, не слишком продуктивная мысль: он должен принести сердце Алвисида в Рэдвэлл, должен! Любой ценой!

Радхаур почувствовал, что чем дольше будет так стоять, тем у него больше шансов сойти с ума. «Должен, должен, должен!!!» Он непроизвольно отошел от костра шагов на десять, а потом, словно действительно сойдя с ума, со всех сил побежал к постаменту, взлетел по ступенькам и, плотно зажмурив глаза, кинулся в пылающий костер.

Пламя обожгло, но инерция разбега оказалась достаточной, грудь стронула реликвию с места, руки подхватили и прижали ее к груди, чтобы она не выскользнула и не разбилась. Он упал с другой стороны постамента, открыл глаза и осмотрел себя, готовый кататься по земле, чтобы сбить пламя. Но одежда не загорелась. Кисти рук покрылись болезненными волдырями, кожа лица и головы словно еще находилась в огне. Он осторожно положил драгоценную реликвию на пол и коснулся ладонью головы — волосы сгорели в магическом пламени, но все остальное было вроде бы в порядке.

Вот оно, сердце Алвисида, перед ним. Осталось малое — выбраться отсюда и добраться до Рэдвэлла. Он всегда возвращался, вернется и на этот раз. Радхаур поднял добытый артефакт, чтобы уложить в сумку.

И сразу понял, что сердце Алвисида не полное — то есть оно выглядело целым, таким же светло-мраморным, как и остальные части Алвисида, когда Радхаур их находил, но оно не ожило, почувствовав Наследника Алвисида, и было очень, очень легким.

Значит, то, что заключено в ледяном кубе, все равно придется добывать. Однако и это не муляж: сердце настоящее, пусть и неполное — неотделимая частица сердца Алвисида. Одна вторая? Или одна четвертая, одна шестнадцатая?

Впереди был вход в еще один туннель. И слева тоже. А он-то наивно полагал, что находится не в лабиринте! Радхаур решил двигаться прямо. Он бережно упаковал драгоценную реликвию в дорожную сумку и двинулся дальше.

Этот туннель был таким же коротким, как предыдущий, и Радхаур совсем не удивился, увидев новую пещеру с черным постаментом в центре.

Куб, который покоился на нем, был из земли, но что находится внутри — догадаться было не сложно.

Радхаур на спешил использовать оружие или разгребать земляной куб руками. Он стоял и думал. Можно, конечно, вынуть горсть и бросить на землю — если и появится бронированный истукан, лишний бой ничего не решит, Гурондоль снесет голову монстру. Невзирая на то что руки ноют и покрылись волдырями — меч держат. Только стоит ли тратить силы на бессмыслицу?

Радхаур снял плащ, расстелил его на постаменте, еще более осторожно вынул из куба горсть земли и положил на плотную ткань. Ничего не случилось!!!

Радхаур работал долго и аккуратно, не обращая внимания на боль в руках и на горящее лицо. В один прекрасный момент он понял, что увлекся, и начал небрежно бросать землю на плащ. Он мгновенно остановился и, вспомнив советы барона Ансеиса, сосчитал до шестнадцати. Как обойти эту ловушку, он догадался, сообразит и как извлечь частицу сердца Алвисида из ледяного куба. Чувство горечи, вызванное смертью Уррия, неожиданно сменилось в нем злым раздражением — хотел геройской смерти, вот и получил. Герой не тот, кто героически погибает, а тот, кто вопреки всему заставляет себя жить.

Наконец, долгая и утомительная работа была завершена — через вырытую в земляном кубу нору, которую Радхаур мысленно сравнил с лисьей, его пальцы коснулось заветного предмета. Гора земли высилась на расстеленном плаще.

Радхаур долго смотрел на добычу, осторожно стряхнув с нее остатки земли на плащ. Это из сердец Алвисида было такой же частью, недостаточной и неотъемлемой, как и предыдущая.

Он подумал, что землю с плаща нужно убрать обратно в куб, чтобы не оставлять здесь хорошую вещь, которая очень пригодится на обратном пути, но не стал этого делать — неизвестно, какие еще испытания впереди, нужно беречь силы и время, ведь его спутники там, наверху, у края ямы, беспокоятся о нем… Но шальная мысль показалась ему заслуживающей внимания. Вынув кошелек, он высыпал бесполезные здесь монеты и под завязку набил мешочек землей из куба. Когда он выберется наверх, на открытое пространство, и окажется среди друзей, то проверит — подтвердятся ли его опасения. С таким терпением и осторожностью он трудился, столько времени угробил… Вдруг зря? Вдруг можно было просто развалить куб мечом?

Как он и предполагал, очередной туннель вывел его в очередную пещеру с постаментом. На нем стоял куб из… воздуха. Сердце Алвисида висело как бы в пустоте, но, если приглядеться, контуры видны были отчетливо.

Радхаур долго размышлял, в чем тут подвох? С ледяным и земляным кубом все ясно — осколки льда и комья земли превращаются в грозных воинов; с кубом пламени тоже неясностей нет, а здесь-то в чем загвоздка?

Он осторожно протянул руку к сердцу Алвисида: она ушла на всю длину, но до сердца осталось столько же, сколько и раньше.

Так, с подобным трюком Радхаур уже сталкивался неоднократно, самый первый раз в далеком детстве, на берегу Озера Трех Дев, когда Ламорак тянулся к легендарному Экскалибурну — казалось, вот-вот, еще чуть-чуть и дотянешься.

Радхаур решил повторить прием, который сегодня уже выручил его.

Он со всех ног бросился в воздушный куб на постаменте, только на этот раз не закрывал глаза.

Он бежал и бежал, борясь с пространством и временем, но сердце Алвисида все так же было далеко, как и в начале пути. От встречного ветра было тяжело дышать, от бега звенело в ушах; он пробежал, наверное, с милю. Радхаур уже чуть не сдался, ноги подкашивались, и в этот момент он почувствовал толчок в грудь. Прижав заветное сердце Алвисида к груди, он продолжил бег: словно второе дыхание открылось. Наверное, он удивительно нелепо смотрелся в этот момент со стороны (если бы, конечно, в пещере появился сторонний наблюдатель) — бежит человек на месте, задыхаясь, чуть с ног не валясь. Радхаур понимал, что если остановится, то погибнет — плотный воздух чудесного куба не даст подняться и набрать скорость, он так и останется на этом постаменте вместе с сердцем Алвисида навсегда, как памятник самому себе. И неизвестно тогда, в каком виде увидит его очередной Наследник, который еще и не народился, но которого во дворце Луцифера дожидается волшебный ларец с очередным подарком Алвисида…

Казалось, ноги подкосятся под ним, сердце выскочит из груди или остановится от напряжения, но он знал, что должен добежать, обязан добежать и добежит!!!

Радхаур свалился к подножию постамента, находясь на грани обморока. Жадно глотал стоялый воздух подземелья, широко раскрыв рот, словно выброшенная на берег рыба. Потом перевернулся на спину и долго лежал, откинув в сторону правую руку, а левой бережно прижимая добытую ценность к груди.

Он уложил добычу к первым двум и двинулся дальше, гадая, какие еще ловушки и опасности стоят на его пути.

Опасность оказалась старая — два ледяных воина с увесистыми палицами в руках. Они стояли, как часовые на посту, и ждали — его. Он совершил круг и вновь оказался в пещере с ледяным кубом. Тут и там красовались лужи. А последняя часть сердца словно усмехалась ему своей недоступностью.

Увидев его, ледяные бойцы подняли палицы над головами и двинулись в бой.

Радхаур отступил обратно в туннель. Он понимал, что убежать не удастся, они последуют за ним, ведь самый первый монстр встретил его в туннеле. Да и не собирался он отступать, а просто снял с себя сумку, чтобы с драгоценными реликвиями во время боя ничего не случилось, и бережно положил у входа в туннель. Радхаур, поморщившись от боли, поработал пальцами, вынул из ножен Гурондоль и пошел навстречу врагу. Он не особо торопился: незачем принимать бой прямо около ледяного куба, осколки которого обращаются в вооруженных монстров, и плодить себе лишние проблемы.

Радхаур решил не изобретать ничего нового и, когда до противников оставалось несколько шагов, сделал кувырок, ловко проскочив между великанами. Мгновенно вскочив на ноги, он отсек голову тому, что оказался ближе. Сокрушительный удар второго великана рассек воздух там, где несколько секунд назад находился Радхаур, и шипастая палица с силой врезалась в землю — несколько шипов отлетели в стороны. Гигант даже не успел разогнуться, как подоспевший Радхаур отрубил ему безмозглую башку. Вот и все — ловкость рук и никакой магии…

Глава двенадцатая

В те времена, когда большинство детей умирало в младенчестве, а половина женщин — родами, когда эпидемии уничтожали поголовно все взрослое население, когда редкая рана заживала и когда не зарубцовывался окончательно почти ни один шрам, когда церковь поучала свою паству непрерывно думать о смерти, когда на надгробных памятниках изображались трупы, пожираемые червями, когда каждый, как на добычу червей, смотрел на свою бренную плоть, мысль о смерти была самой привычной, будничной, естественной; зрелище человека, испускающего дух, не было тогда, как для нас, трагическим напоминанием об общем уделе всего живого.

М.Дрюон. «Проклятые короли»

— Сколько времени мы уже здесь торчим? — мрачно спросил сэр Гловер.

— Дней десять, — ответил сэр Бламур.

— Восьмые сутки, — поправил барон Ансеис. — Да, Гловер, ты прав, надо что-то решать. Провизия заканчивается… До ближайшего выхода в Коридор Алвисида, что я смог поставить, идти и идти…

— Но не можем же мы уйти без графа Маридунского! — воскликнул сенешаль Рэдвэлла.

— Похоже, он не вернется, — Хамрай сказал то, о чем остальные не желали даже думать, не то что обсуждать. — Надо собираться в обратный путь…

— Нет, — решительно заявил Бламур. — Пока я не увижу своего господина… живого или мертвого, я никуда отсюда не сдвинусь.

— И рано или поздно умрешь от голода, — констатировал Гловер. — Нет, сидеть здесь долее смысла нет, — сенешаль хотел было возмутиться, но Гловер остановил его рукой, — но и уйти, не убедившись, что граф погиб, мы не можем. Вдруг он лежит там раненый и не может даже крикнуть о помощи… Надо спускаться.

— Это смертельно опасно, — заметил барон Ансеис. — Никто не знает, что там ждет…

— Еще никто и никогда не упрекал меня в трусости, — ответил Гловер. — Лучше погибнуть здесь и сейчас, с мечом в руке, чтобы потом не отводить глаза, отвечая на вопрос, что сталось с графом Маридунским. Я спускаюсь в эту проклятую яму!

— Нет, — решительно вмешался Бламур, — спуститься должен я. В конце концов, я покинул Рэдвэлл, чтобы закончить жизнь, как подобает рыцарю. И не намерен, поджав хвост, удирать в норку.

— Что ж, значит, спустимся вдвоем! — ответил Гловер. — Надеюсь, веревка нас выдержит?

— Хорошо, — после долгого раздумья согласился Ансеис. — Свяжем еще две веревки, и я спущусь с вами.

— Да по одной спустимся! — воскликнул Гловер. Барон пристально посмотрел на старого друга.

— Граф, вас действительно никто не упрекнет в трусости. Но и безумная отвага не украшает рыцаря. Мы не знаем, что нас там ждет. В мире, где бессильна любая магия, властвует антимагия… Спускаться надо одновременно…

Решение было принято, и сборы много времени не отняли.

Веревка, оставшаяся после Радхаура, была снова вытянута — еще восемь дней назад она была по просьбе графа удлинена на три ярда — и тщательно промерена. Связали еще две такой же длины, проверили на крепость и прочно закрепили на краю магической ямы.

— Отец, — сказал Отлак, — я хочу пойти с вами.

— Нет, — тоном, против которого любые просьбы и возражения бесполезны, отрезал барон. — Если мы не вернемся через два часа, забирай оставшихся бойцов и возвращайся в замок, к матери. На, — он стянул с пальца перстень, — этим откроешь вход в Коридор Алвисида. И стой здесь, голос снизу отлично слышен. Мало ли что…

— Ну, — сказал Гловер, — с богом!

Сэр Бламур первым уселся на краю (теперь они точно знали, что не бездонной, и даже глубина была ведома) ямы, схватился обеими руками за веревку и ринулся вниз. Барон и граф, не мешкая, последовали за ним.

Со стороны, наверное, они не казались ловкими и быстрыми — на троих им было почти четыре сотни лет, да и об осторожности в этом проклятом месте забывать не следовало. В плотном тумане спутников было не видно, но полоса сизой дряни, закрывающей дно ямы от посторонних глаз, быстро кончилась.

Все чувства барона Ансеиса были обострены до предела, и он первый ощутил неведомую опасность.

— Замрите! — крикнул он.

Но было поздно — сэр Бламур уже спрыгнул на каменистое дно и тут же упал с громким всхрипом, схватившись за левую половину груди.

С Гловером тоже творилось неладное — он не разжал рук, но кожа лица пугающе пожелтела и дышал он неровно и быстро.

У самого Ансеиса стучало в висках. Он не понимал, что происходит, но знал совершенно точно — дна клятой ямы нельзя касаться ни в коем случае, для человека это смертельно, только Наследник Алвисида да оберегающие сердце мира твари могут ступать по нему.

Пальцы у Гловера вот-вот разожмутся, он почти потерял сознание и в любой момент мог рухнуть на гибельное дно.

У Ансеиса все поплыло перед глазами и некогда было проклинать глупую затею спуститься на дно ямы в поисках ушедших Наследников. Если они не вернулись оба — значит…

Хамрай не стал додумывать, что это значит. Судорожным движением он мотнул петлей вокруг запястья веревку, на которой висел, и отчаянным рывком приблизился к Гловеру, который потерял сознание и пальцы которого разжались. Барон успел удержать довольно тяжелое тело, но самостоятельно вытащить бы его не сумел.

— Отлак!!! — закричал барон. — Отлак!

— Я слышу, отец!

— Тяни веревку!!! Быстрее!

Ансеис чувствовал, что силы покидают его и долго удерживать бесчувственное тело графа Камулодунского он не сможет.

— Быстрее же!!! — еще раз отчаянно крикнул барон.

Но веревка уже медленно вытравливалась, и он, как мог, помогал, стараясь ногами использовать каждый мало-мальски пригодный выступ в стене.

Он все же потерял сознание, поскольку когда пришел в себя, то увидел встревоженные лица оставшихся бойцов, Отлака и Гловера.

— Ты спас меня от гибели, барон, — сказал граф Камулодунский. — От дурацкой и бессмысленной смерти. Прости меня, дурака.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Ансеис.

— Сейчас — нормально, — и, помолчав, Гловер добавил:

— Бламур погиб.

— Погиб как рыцарь, — глухо добавил барон. — С оружием в руках. Пытаясь найти своего сюзерена…

— Да. А мы его даже похоронить не можем…

— Надо собираться в обратный путь, — сказал Хамрай. — Иначе все останемся здесь. Больше мы ничего не в силах сделать…

Глава тринадцатая

Тревожно, тяжко сердце билось.

Им завладели в то мгновенье

Любовь и воинское рвенье,

Жгла сердце огненная рана.

В.Эшенбах. «Парцифаль»

Граф Маридунский подобрал с земли сумку с артефактами и подошел к кубу. С этим-то, последним, что делать??

Неожиданно очень сильно захотелось есть. Сколько он провел времени в этих пещерах? Час, два, полдня? Усталости он не чувствовал, но заморить червячка и утолить жажду не помешало бы. Впрочем, с последним проблем не было — Радхаур подошел к ближайшей луже, сел на корточки и без всякой брезгливости зачерпнул горсть воды. Вода, как ни странно, оказалась очень вкусной.

На гладкой поверхности ледяного куба красовались две зазубрины — от его меча и меча Уррия. Он подумал, что мальчишку надо бы похоронить по-человечески, но сейчас у него нет ни сил, ни времени.

Что же делать? Рубить лед и сражаться с монстрами?

Растопить!!! Огонь есть, а… Тут он понял, что за время блужданий по подземелью не видел ничего, что годилось бы для костра.

Поднять бы этот куб на огненный — он бы растаял и затушил негаснущий костер…

Стоп!

Если нельзя растопить ледяной куб, то, может быть, его удастся вынести отсюда? В туннель он пройдет… Впрочем, можно и сверху принести дров — попробовать растопить здесь…

Так или иначе надо отправляться за подмогой, одному не управиться.

Радхаур направился к тому туннелю, через который пришел. Но сейчас этот туннель показался ему в десять раз длиннее, чем когда он шел здесь впервые. Голод он умел перетерпеть, да и усталость тоже, а о такой мелкой боли, как волдыри на кистях и лице, и говорить нечего. Радхаура угнетало то, что он не завершил свою миссию и не было никакой уверенности, что завершит.

Выйдя из туннеля он сразу заметил лежавшего возле спущенной веревки человека. По одеждам и комплекции сразу узнал своего сенешаля.

В сердце что-то защемило, и Радхаур даже удивился этому обстоятельству. Столько близких друзей и просто добрых знакомых потерял он на долгом пути, что думал — его собственное сердце превратилось в ледяное, как тот куб, который пока не отдал свою добычу.

Бламур умер не только что, тело его давно закоченело, кожа потеряла цвет, левой рукой мертвец держался за левую половину груди, в правой — сжимал меч. Эх, сэр Бламур, ну что тебе не сиделось в безопасном замке, где тебя все слушались и к вечеру всегда была готова чарка столь любимого тобой крепкого эля. Ты хотел умереть как воин, с оружием в руках, а не в постели, как какой-нибудь горожанин. Что ж, своей цели ты добился. Если Радхаур доберется до Рэдвэлла, в родовой графской усыпальнице появится еще один памятник — сэру Бламуру. И неважно, что гробница будет пустой, а телу сэра Бламура суждено покоиться в этом нерадостном месте, память о нем сохранят потомки графов Маридунских. Если… если сам Радхаур доберется когда-нибудь до Рэдвэлла.

Но веревка перед ним была длинная, кончик вился по земле.

Он уже схватился было за нее и хотел подниматься наверх, как какое-то чувство, может быть опыт долгих путешествий, может быть еще что-то, подсказало, что делать этого ни в коем случае не следует — обратно ему будет не спуститься. Радхаур приложил обгорелые руки к губам и прокричал, задрав голову:

— Эге-гей!!! Слышит меня кто-нибудь?!! Барон Ансеис!!!

Ответом ему была полная тишина, даже эхо молчало в этих мрачных краях, даже не правильный ручей, текший неподалеку по стене снизу вверх, не журчал.

Возможно, друзья просто отошли от края и звук их не достигает?

Радхаур кричал до тех пор, пока не осип. Его спутники либо погибли, либо ушли. Надрывать горло просто бессмысленно.

Радхаур склонился над телом сэра Бламура и заглянул в его дорожную сумку. Хлеб, две луковицы, завернутый в тряпицу сыр, еще из Рэдвэлла. Запасливый был сенешаль. В фляжке оказался священный напиток алголиан — сид. Пить это для удовольствия могут только алголиане, Бламур носил его с собой в лечебных целях, от простуды или чтоб снять боль при ранении.

Граф Маридунский вынул меч и стал копать яму для старого рыцаря. В детстве он его побаивался, считал сердитым и недалеким. Все, как и положено, оказалось не так, как представлялось в детстве. Жизнь сенешаля не отмечена какими-то выдающимися подвигами, но на таких и держится рыцарство.

Копать было трудно, но Радхаур работал целеустремленно, разгребая землю руками, словно забыв об ожогах. В этом жутком месте нет деления на день и ночь, здесь всегда сумерки. Он засыпал тело Бламура землей, прошептав подходящую молитву, ибо сэр Бламур был верным христианином. Сам Радхаур забыл, когда в последний раз молился и кому. Он водрузил на выросшем холмике подходящий камень, посидел немного рядом, отхлебнул глоток отвратительного сида. И снова отправился в туннель, ведущий к ледяному кубу. Через вход, который погибший юноша обозначил косым крестиком.

Конечно, было бы разумно обследовать и три других туннеля, но Радхаур догадывался, куда они приведут.

Достигнув пещеры, он подошел к изуродованному телу Уррия и, стараясь ни о чем не думать, выкопал еще одну могилу.

Никакого плана у него не было. Он знал, что или придумает, как извлечь необходимое ему из ледяного плена, или погибнет, иного не дано.

Он обследовал все подземелье, ничуть не удивившись нелогичности, не правильности, невозможности лабиринта — четыре пещеры были связаны относительно короткими туннелями, и из каждой пещеры шел длиннющий туннель, выводящий все к тому же выходу наверх, куда призывно звала спускающаяся веревка.

Сколько времени Радхаур провел в подземелье, он не знал, да и не важно это было. Если он не добудет сердце Алвисида, то останется здесь навсегда.

Он устал. Устал бороться за жизнь, за счастье — свое и Рогнеды, тем более, уже не верил, что оно возможно.

Он сидел перед ледяным кубом — последней целью, к которой шел долгие годы, — и не понимал, что делать.

Мелькнула шальная мысль выхватить Гурондоль и рубить, рубить проклятый лед, а там будь что будет. Погибнет, как положено рыцарю — с мечом в руках…

Это сделать никогда не поздно.

Он еще раз обшарил подземелье в поисках хоть чего-нибудь, что могло гореть.

Он выложил перед ледяным кубом три добытых частицы сердца Алвисида в безумной надежде, что четвертая часть сама выскочит из ледяного плена.

Он не знал, что придумать. Все сделано для достижения цели. Будь проклят Алвисид, и братья его, и весь этот беспощадный мир, который сделал из наивного мечтателя, мальчика с большим и открытым сердцем, беспощадную машину с таким же льдом в груди, как и тот, что не пускает его к цели…

Радхаур сорвал с себя куртку и рубаху, ухватился руками за верхнюю грань куба и прижался к обжигающей холодом поверхности всем телом — пусть сердце его, которое пока еще бьется в груди, замерзнет и превратится в лед по-настоящему.

Ведь из-за любви к нему погибла когда-то Сарлуза. Лореллы, той Лореллы, что он полюбил, тоже больше не существует. Марьян… которую он так и не полюбил до конца, но готов был соединиться с ней семейными узами и счастлив был бы до конца дней своих… А сколько еще невинных жертв молчаливо укоряли его на проклятой лестнице Моонлав!

И теперь, не дойдя до цели каких-то считанных дюймов, он гибнет сам. Нет, он не Наследник Алвисида, он — проклятье Алвисида. Сколько горя себе и другим принес он — и все зря. Пусть запоздало, пусть только сейчас, перед неизбежной смертью, он просит у всех прощения. У всех, даже у Иглангера и его братьев, даже у принца Вогона, у всех погибших и ставших несчастными по его вине. Не правда, что его сердце превратилось в лед, оно еще способно чувствовать и страдать…

Поздно…

Он почувствовал, что грудь его вся мокрая, струи воды струятся по животу — и удивился. Он не плакал, он вообще не помнит, когда слезы текли из его глаз. Неужели настолько раскис перед неизбежной смертью?

Нет, это были не его слезы, хотя если б он был способен плакать, то заплакал бы. От тепла его сердца лед таял!!!

К собственному удивлению, он не чувствовал холода от ледяной воды, а магическая субстанция таяла все быстрее. Словно все те, кто его любил, несмотря на горе и страдание, причиненное этой любовью, простили его и пришли на помощь.

— Простите, — едва слышно прошептал он, теряя сознание, — спасибо за все.

Глава четырнадцатая

Одну из этих цепей и сейчас еще можно видеть в Ла-Рошели, — по вечерам ее поднимают в гавани между двумя большими башнями, — другую в Лионе, третью в Анжере, а четвертую унесли черти, чтобы связать Люцифера, который порвал на себе цепи в то время, когда у него схватило живот, оттого что Люцифер съел за завтраком фрикасе из души какого-то судейского.

Ф.Рабле. «Гаргантюа и Пантагрюэль»

Как сказал бы Алвисид, все боги, на какой бы они стороне ни выступали, как бы нечеловечески они ни выглядели, несут в себе человеческое начало, ибо от начала и до конца изобретены и сотворены человеком. Правда, усмехнувшись добавил бы сын Алголов, прошедшие с момента Великой Потери Памяти два столетия внесли в их чувства и мировосприятие весьма значительные коррективы.

Повелитель Тьмы Луцифер, в сопровождении одного лишь великого Герцога Агвареса, спустился в подземелье своего дворца, где находился выход в Коридор Алвисида. Достал подаренный сыном Алгола перстень и вставил в паз. Владыка Зла, в отличие от своих подданных, не любил украшать пальцы перстнями и кольцами — побрякушками, как он их называл. К тому же перстень не подходил по размеру — это, конечно, пустяк, который можно мгновенно исправить, но пусть подарок остается неизменным. Да и хорош бы был Повелитель Тьмы, надень он на палец перстень с чужой эмблемой, пусть даже и эмблемой ближайшего союзника.

Два алголианина, стоявшие у входа во дворец Алвисида, при появлении Луцифера даже не пошевельнулись, но откуда-то из глубин помещения тут же появился третий, едва наклонивший голову в знак приветствия.

— Алвисид ждет вас, — сказал он.

Луцифер всего второй раз в жизни был в этом волшебном коридоре, связывающим между собой различные точки мира, и не мог оценить перемен, в нем происшедших. Да и меньше всего это его волновало. После поражения Алвисида, он второй раз должен был встретиться с тем, кто некогда перевернул все в душе Повелителя Тьмы, поставив с головы на ноги, зародив смутные надежды и наметив не совсем ясные цели.

Он помнил свои задушевные беседы с сыном Алголовым.

Первый раз в новейшие времена Луцифер увидел Алвисида на достопамятном собрании, на котором был объявлен ультиматум новых сил и был брошен вызов на Армагеддон. Не самое лучшее время и место для воспоминаний и дружеской беседы. В былые годы, когда Алвисид был всемогущ, он сам — всегда неожиданно — появлялся во дворце Луцифера. «На огонек», — как говаривал сын Алголов. «Не на огонек, а на пламя!»— шутливо возражал Луцифер, желая показать, как он рад гостю. «На адское пламя», — так же шутливо уточнял Алвисид.

Теперь же бывший бог пригласил его в гости. Якобы просто так, на чашку кофе. Увы, Луцифер прекрасно понимал, что просто так, болтая обо всем и ни о чем одновременно, приятно провести время не удастся. Потому и взял с собой Агвареса.

Им навстречу вышла невысокая пышнотелая девушка в необычном для взгляда, но удивительно идущем ей платье. Глаза ее были заплаканы. При виде Луцифера и его спутника, она смутилась, словно хотела бежать отсюда со всех ног, но нашла в себе силы сделать почтительный книксен.

— Кто это? — удивленно спросил Повелитель Зла, когда она удалилась, шурша странным материалом платья.

— Это? — оглянувшись в сторону, куда исчезла девушка, переспросил Агварес. — Сарлуза, которую я по вашему повелению отправил к Наследнику Алвисида. Он не принял ее, зато Алвисид оставил при себе. Я же вам докладывал…

— Да? — поднял бровь Луцифер. — Хорошо, я обдумаю это на досуге… Свой человек в замке порой стоит больше целой армии возле его стен…

Едва Луцифера и его спутника ввели в небольшую уютную комнату, в которой жил и принимал гостей поверженный бог, Повелитель Зла понял, что оправдываются его самые худшие подозрения.

У сына Алголова сидел Хамрай, сопровождавший Наследника (и даже сразу двух) в последнем походе за сердцем Алвисида.

— Прошу к столу, — приглашающим жестом указал Алвисид на девственно пустой стол, покрытый пестрой скатертью. — Желаете вина, ваше величество, или прикажете принести для вас сида?

Луцифер грузно уселся на предложенный стул и отмахнулся:

— Ничего не надо. Хотя… пусть принесут какого-нибудь сока. У вас, как я полагаю, есть новости? — Он бросил многозначительный взгляд на Хамрая, вежливым кивком приветствовавшего нового гостя. Старый маг был в запыленных дорожных одеждах — явно явился сюда, не заходя в собственный замок.

— Да, — кивнул Алвисид. — Новости есть. В ближайшие годы… если вообще когда-нибудь это случится… В общем, ближайшие годы — а точнее, время оставшееся до Армагеддона, — я вынужден буду провести здесь.

— Наследник Алвисида погиб, — сухо сообщил Хамрай.

— Вы уверены?

— Никогда нельзя ни в чем быть уверенным, — ответил Хамрай. — Тем более, когда дело касается Алвисида…

Сын Алголов невесело усмехнулся при этих словах, но ничего не сказал.

— До Армагеддона осталось чуть больше двух месяцев, — встревожено сказал Повелитель Тьмы. — Что же делать?

— Если бы мы с вами были смертны, дорогой Луцифер, — ответил Алвисид, — я бы сказал, что нам остается только застрелиться…

— Что сделать? — не понял Повелитель Зла. Алвисид усмехнулся:

— Повеситься, проткнуть сердце кинжалом, сброситься со скалы… Но мы с вами, к сожалению или к счастью, бессмертны. Впрочем, мы можем забыть о грядущем и оставшееся время предаться развлечениям. Но лично я к самоубийству не склонен. Поэтому будем готовиться к Армагеддону.

Глава пятнадцатая

И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем.

Первое послание апостола Иоанна, 4.16

Когда Радхаур пришел в себя, он лежал на почти просохшем постаменте, перед ним красовалось сердце Алвисида и, несмотря на то что в этой проклятой всеми богами стране любая принесенная извне магия была бессильна, он чувствовал исходящую от сердца Алвисида силу. Он бросил быстрый взгляд на ступеньки, где лежали три ранее добытых части — их не было. Воссоединение произошло, пока он лежал без сознания. Может, это было и красивое зрелище, а может, и нет. Ему было все равно. Теперь необходимо любой ценой добраться до Рэдвэлла.

Он надел рубаху и куртку, повесил на бок преданный Гурондоль, надел через плечо драгоценную теперь дорожную сумку и на подкашивающихся ногах направился к туннелю, ведущему из пещеры.

Он знал, что обратный путь будет не легче, чем путь сюда. Но это неважно… Он справится, он дойдет.

На круглой арене впадины, закрытой от остального мира плотной пробкой клубящихся облаков, неподалеку от могилы сэра Бламура, стоял человек. Вернее, не человек — сын божий. Он выглядел бледным, чуть ли не прозрачным, и первой мыслью было — не мерещится ли он с усталости и голода.

Радхаур уже смотрел ему в глаза пятнадцать лет назад, на стене Рэдвэлла. Но на этот раз не было трубящих в трубы, парящих в небе ангелов, и он, граф Маридунский, был один.

— Написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих, — тихо, глядя прямо в глаза Радхауру, произнес пришелец.

Радхаур отвел глаза, но ничего не ответил.

— Написано также: не искушай Господа Бога твоего, — добавил пришелец.

Радхаур повернулся и пошел к веревке, ведущей наверх. Ему было нечего ответить.

— Написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи, — в последний раз произнес явившийся сюда.

Да, мир находится в хрупком равновесии, которое будет разрушено. Не ему, Радхауру, судить о таких вещах.

Он взялся за веревку, бросил прощальный взгляд в сторону могилы сэра Бламура и через минуту, миновав плотный слой тумана, выбрался из проклятой впадины, унося хранившуюся в ее недрах реликвию.

2002 год


home | my bookshelf | | Канун Армагеддона |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу