Book: Волжская флотилия в Великой Отечественной войне



Локтионов Иван Ильич

Волжская флотилия в Великой Отечественной войне

Локтионов Иван Ильич

Волжская флотилия в Великой Отечественной войне

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: В обороне Сталинграда, в достижении выдающейся победы на Волге в годы Великой Отечественной войны значительную роль сыграла Волжская военная флотилия. Капитан 1 ранга запаса профессор доктор исторических наук Локтионов И. И. в своем военно-историческом очерке обстоятельно исследует боевые действия флотилии, рассказывает о стойкости, героизме и боевом мастерстве экипажей кораблей, принимавших участие в защите Сталинграда и Волжской водной коммуникации. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

С о д е р ж а н и е

Введение

Глава первая. Накануне Сталинградской битвы

Глава вторая В оборонительном сражении

На защите речной коммуникации

Огонь с Волги

На переправах

Плечом к плечу

Глава третья. Флотилия в операции по разгрому врага у Сталинграда

Исторический подвиг

Достойный вклад

Глава четвертая. Обеспечение перевозок на Нижней Волге

Задача остается актуальной

Перед кампанией 1943 года

Корабли открывают навигацию

Настоятельная необходимость

На волжских фарватерах

Заключение

Краткие сведения о командном, начальствующем и политическом составе Волжской флотилии

Примечания

Введение

Боевая летопись нашей страны богата примерами совместных действий сухопутных войск и речных флотилий. И самым выдающимся, исключительно ценным и значительным среди них является опыт, накопленный Советскими Вооруженными Силами в этой области за годы Великой Отечественной войны. Это объясняется тем, что важнейшие оборонительные сражения и наступательные операции советских войск велись на рубежах таких крупнейших рек, как Волга и Висла, Дунай и Днепр, Одер и Амур, являвшихся водными преградами оперативно-стратегического значения.

Операции Советских Вооруженных Сил в борьбе за Киев и Сталинград, Белград и Будапешт, Братиславу и Вену, Варшаву и Берлин, Харбин и другие города на Дунае и Днепре, Волге и Висле, Одере и Шпрее, Амуре и Сунгари были связаны с форсированием крупных водных преград и ожесточенными боями за овладение приречными оперативными плацдармами, а также с маневрированием значительными силами сухопутных войск через реки в условиях значительной минной опасности, особенно на Волге и Дунае в 1942 - 1945 годах. Все это предопределило широкое боевое использование сил Советского Военно-Морского Флота в совместных действиях с сухопутными войсками, в противоминной и противовоздушной обороне воинских и народнохозяйственных перевозок на реках театров военных действий в 1941 - 1945 годах. Учитывая наличие речных флотилий капиталистических государств в бассейнах Днепра, Дуная и Амура и опираясь на многовековой опыт боевых действий сил русского и Советского Военно-Морского Флота на реках, Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли большую заботу о развитии таких формирований в составе наших Вооруженных Сил.

К началу Великой Отечественной войны Краснознаменная Амурская, Дунайская и Пинская флотилии представляли собой мощные оперативные объединения Советского Военно-Морского Флота, имевшие высокий уровень боеспособности. Эти флотилии располагали значительным количеством современных боевых артиллерийских речных кораблей и катеров, береговыми подвижными и стационарными артиллерийскими батареями.

Одновременно со строительством новых кораблей и катеров для речных флотилий уделялось большое внимание подготовке к возможной войне речного транспортного и промыслового флота как резерва формирования новых и усиления действующих военных речных флотилий. В соответствии с основными соображениями по строительству Военно-морских сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии во второй пятилетке развитие нашего морского и речного флотов отвечало как экономическим потребностям страны, так и требованиям использования транспортных судов для переоборудования под канонерские лодки, сторожевые корабли, тральщики, специальные вспомогательные, суда и другие{1}. На таком принципе основывались и программы строительства морского и речного транспортного флотов в третьей пятилетке. Все это дало положительные результаты. В годы Великой Отечественной войны речной флот страны смог выделить до 1000 транспортных судов для переоборудования под боевые корабли и вспомогательные военные суда. Две трети боевых кораблей Волжской флотилии составляли переоборудованные транспортные и промысловые суда Волжско-Каспийского бассейна.

В 1941 - 1945 годах наши речные флотилии вместе с сухопутными войсками прошли славный боевой путь от Волги, Днепра и Днестра до Одера, верховья Дуная и Вены, от Благовещенска и Хабаровска до Харбина. Они участвовали в битвах на Волге и Днепре, в Белорусской, Ясско-Кишиневской, Белградской, Будапештской,. Венской и Берлинской наступательных операциях, в разгроме японской Квантунской армии.

Корабли флотилий своим огнем истребили десятки тысяч вражеских солдат и офицеров, уничтожили сотни танков, артиллерийских и минометных батарей. Они высадили до 50 десантов, переправили через реки более двух миллионов советских воинов с боевым вооружением, обеспечили эффективную противоминную и противовоздушную оборону перевозок на Волге и Дунае.

В достижение победы под Сталинградом достойный вклад внесли моряки Волжской флотилии. Народный комиссар Военно-Морского Флота в своем приказе от 30 июня 1944 года дал высокую оценку их боевым действиям на Волге и выразил уверенность в том, что они, влившись в состав других действующих флотов и флотилий, будут верны славным флотским традициям и впишут новые яркие страницы в боевую летопись Советского Военно-Морского Флота{2}. Моряки Волги после Сталинградской битвы и расформирования флотилии героически сражались на Азовском море, Днепре и Дунае, Березине и Припяти, Западном Буге и Висле, Одере и Шпрее, дошли с боями до Вены и Берлина. Многие из них были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Вместе со всеми советскими военными моряками они с чувством глубокой гордости восприняли слова приказа Верховного Главнокомандующего:

"На Балтийском, Черном и Баренцевом морях, на Волге, Дунае и Днепре советские моряки за четыре года войны вписали новые страницы в книгу русской морской славы. Флот до конца выполнил свой долг перед Советской Родиной"{3}.

Большую роль советских речных флотилий в разгроме немецко-фашистских войск вынуждены признать и буржуазные военные историки. Западногерманский исследователь доктор Ю. Ровер, например, в докладе на пятом историко-тактическом совещании военно-морских сил ФРГ в декабре 1962 года указывает, что

"помимо флотов на отдельных военных театрах значительную роль играли советские речные и озерные флотилии... На многочисленных внутренних судоходных реках России еще до войны создавались сильные речные флотилии. Эти флотилии не только принимали непосредственное участие в боях на реках, но и перебазировались по мере надобности в другие районы по суше и водным путям"{7}.

Швейцарский историк Ю. Майстер в книге "Война на море в восточноевропейских водах в 1941 -1945 гг." приходит к выводу, что военно-морское командование фашистской Германии не смогло организовать эффективного боевого использования сил флота на реках, в то время как Советский Военно-Морской Флот, напротив, часто имел большое превосходство в материальном и оперативно-тактическом отношении на приречных и приозерных операционных направлениях, связанных непосредственно с сухопутными фронтами, успешно решал силами речных флотилий сложные оперативные задачи. В этой книге дается оценка и действиям Волжской флотилии:

"Когда летом и осенью 1942 г. немецкие войска подошли к Сталинграду и Волге, Волжская флотилия сконцентрировала свои лучшие силы для обороны города. Она использовала не только свою артиллерию, но и обеспечивала переправу довольствия через Волгу, а ее зенитная артиллерия принимала участие в отражении налетов немецкой авиации. Флотилия также была в готовности не допустить форсирование Волги выше и ниже Сталинграда... Действия советской Волжской флотилии в районе Сталинграда были успешными и сделали возможным удержание плацдарма на правом берегу Волги"{8}.

В боевой деятельности Волжской военной флотилии по значимости и характеру решавшихся оперативных и тактических задач было много общего с действиями других военных речных флотилий Советского Военно-Морского Флота в бассейнах Днепра и Дуная, Вислы и Одера, Амура и Сунгари. Но были в ней и свои специфические особенности, характерные только для бассейна Волги в годы Великой Отечественной войны. Крупнейшая река Европы представляла собой важнейшую транспортную артерию общегосударственного значения и стратегическую водную коммуникацию советских, фронтов, которые решали ход и исход сражений с немецко- фашистскими войсками в 1941 - 1943 годах. В предвоенном 1940 году по рекам бассейна Волги объем перевозок составил 37 217 600 тонн различных грузов, в том числе 7 940 260 тонн нефти и нефтепродуктов{9}. За навигацию 1942 года по Волге было перевезено до 800 тыс. бойцов и командиров, тысячи танков, орудий и минометов, автомашин, около 100 тыс. тонн различных воинских грузов. Только в период подготовки к контрнаступлению на Волге фронты сталинградского направления получили волжским водным путем до 260 тыс. человек пополнения.

Немецко-фашистское командование, готовясь к наступлению на сталинградском и кавказском направлениях в 1942 году, отчетливо представляло важное значение Волги как водной коммуникации приволжского военно-промышленного комплекса нашей страны и стратегической коммуникации действовавших советских фронтов. Поэтому с начала навигации 1942 года авиация противника вела активную разведку реки от Астрахани до Саратова, а затем начала систематические минные постановки, массированные бомбардировки караванов судов и речных портов.

Проблема защиты перевозок на Волге от Астрахани до Куйбышева возникла задолго до прорыва гитлеровских войск к Сталинграду и оставалась весьма острой до начала Курской битвы. От непрерывности потока нефти и нефтепродуктов по реке в значительной мере зависели боевые действия фронтов воронежского, сталинградского и кавказского направлений и работа приволжских заводов. Эта проблема выходила далеко за рамки битвы на Волге, приобретала общегосударственное и стратегическое значение. Решить ее можно было только совместными усилиями Волжской флотилии, Войск противовоздушной обороны страны и фронтов, транспортного флота Волжско-Каспийского бассейна и населения приволжских городов и сел. Поскольку главную опасность представляло минное оружие противника, за Волжской флотилией оставалась ведущая роль в обеспечении и координации защиты перевозок на Волге.

Волжской флотилии во время битвы на Волге в 1942 - 1943 годах пришлось решать одновременно комплекс задач содействия советским войскам у Сталинграда, обеспечения противоминной и противовоздушной обороны речных перевозок. И она успешно справилась с этими задачами. Флотилия была надежным помощником советских войск в битве за Сталинград, она локализовала действия авиации противника по нарушению наших перевозок и вела эффективную борьбу с вражескими минами.

В 1942 - 1943 годах на Волге выкристаллизовалась классическая для того времени система противоминной и противовоздушной обороны общегосударственной стратегической водной коммуникации. В этот период для решения боевых задач на реке привлекалось более шестисот боевых кораблей и катеров, различных вспомогательных судов.

В победе советских войск в Сталинградской битве, явившейся огромным вкладом в достижение коренного перелома в Великой Отечественной и второй мировой войнах, есть немалая заслуга и моряков Волжской военной флотилии. Вот почему их славный подвиг должен найти достойное отражение в военной истории.

Представляют интерес воспоминания об участии военных моряков в Сталинградской битве бывшего Народного комиссара Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецова, опубликованные в документально-мемуарном труде "Сталинградская эпопея" (М., издательство "Наука", 1968 г.). Этот материал дает общее представление о действиях Волжской флотилии в битве на Волге, он содержит значительные факты, которые не нашли отражения в архивных документах и были известны лишь автору. Немало страниц посвящено боевой деятельности флотилии и в мемуарной книге Н. Г. Кузнецова "На флотах боевая тревога" (М., Воениздат, 1971 г.).

В "Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945 гг." (тома II и III. М., Воениздат, 1963 - 1964 гг.), в книгах "Великая победа на Волге" (М., Воениздат, 1965 г.) и А. М. Самсонова "Сталинградская битва" (М., издательство "Наука", 1968 г.), в мемуарах Маршалов Советского Союза А. И. Еременко и В. И. Чуйкова отмечается важная роль флотилии в разгроме врага на Волге.

Первая попытка дать краткий анализ боевых действий Волжской флотилии сделана в работе Н. П. Вьюненко и Р. Н. Мордвинова "Военные флотилии в Великой Отечественной войне" (М., Воениздат, 1957 г.). Определенное отражение деятельность флотилии получила в книге "Боевой путь Советского Военно-Морского Флота" (М., Воениздат, 1967 г.) и в воспоминаниях контр-адмирала Н. П. Зарембо "Волжские плесы" (М., Воениздат, 1970 г.).

Однако участие Волжской флотилии в Сталинградской битве, особенно вопросы защиты перевозок на Волге в 1942 - 1943 годах, исследовано далеко не достаточно. До настоящего времени советская историография Великой Отечественной войны не располагает комплексным военно-историческим исследованием боевой деятельности флотилии в тесной связи с действиями советских войск в битве на Волге и в наступательных операциях кампаний 1942 - 1943 годов. В какой-то мере восполняет этот пробел предлагаемая вниманию читателей книга "Волжская военная флотилия в Великой Отечественной войне". В своей работе над ней автор опирался на архивные документы, а также монументальные исследования битвы на Волге и последующих наступательных операций советских войск в 1943 году.

По наиболее важным и принципиальным вопросам автор консультировался с непосредственными руководителями и участниками боевых действий Волжской флотилии - бывшим Народным комиссаром ВМФ Героем Советского Союза Н. Г. Кузнецовым, профессором, адмиралом в отставке Ю. А. Пантелеевым, вице-адмиралом в отставке В. В. Григорьевым, контр-адмиралами в отставке И. Г. Блинковым, П. И. Бельским, С. Д. Бережным, Е. С. Колчиным, М. И. Федоровым, контр-адмиралом запаса А. В. Горожанкиным, контр-адмиралом запаса А. З. Павловым, Героем Советского Союза капитаном 1 ранга К. И. Воробьевым, капитаном 1 ранга И. М. Кулешовым, капитаном 1 ранга-инженером К. Ф. Кузьминым, гвардии капитаном 1 ранга в отставке А. И. Песковым, капитаном 3 ранга в отставке Я. В. Небольсиным, капитанами 2 ранга запаса Г. И. Бабковым, А. И. Гращенко, И. Ю. Цирсом и многими другими адмиралами и офицерами. Это позволило ему сделать необходимые уточнения в описании и анализе боевых действий Волжской флотилии во время Сталинградской битвы и при защите перевозок на Нижней Волге в 1942 - 1943 годах.

Глава первая.

Накануне Сталинградской битвы

В предвоенные годы на Волге не было речной военной флотилии{10}. Не планировалось формирование ее и в случае войны. Однако в связи с неудачным для наших Вооруженных Сил исходом оборонительных операций летне-осенней кампании 1941 года, выходом немецко-фашистских войск на подступы к Ленинграду, Москве, Харькову и Ростову Волга как важнейшая транспортная артерия страны и стратегическая водная коммуникация советских фронтов от Балтийского до Каспийского морей оказалась под угрозой. Поэтому уже к осени 1941 года остро встал вопрос о необходимости создания Волжской флотилии.

Начало организации флотилии было положено решением Государственного Комитета Обороны от 16 июля 1941 года о сформировании Учебного отряда кораблей реки Волги. Народный комиссар Военно-Морского Флота приказом от 16 июля определил состав, сроки формирования и дислокацию отряда с главной базой в Сталинграде, маневренными базами в Ульяновске и Горьком. Были конкретизированы и задачи этого отряда: подготовка личного состава для действующих флотов и флотилий; комплектование экипажей переоборудовавшихся из транспортных судов канонерских лодок, а также бронекатеров, катеров-тральщиков, минометных катеров и плавучих батарей, строившихся на приволжских заводах для военных речных и озерных флотилий{11}.

Уже первые недели Великой Отечественной войны со всей очевидностью выявили возросшую потребность в малых кораблях - торпедных катерах, бронекатерах, катерах-охотниках за подводными лодками, катерах-тральщиках, минометных катерах, сторожевых катерах, плавучих батареях, десантных средствах для Краснознаменного Балтийского, Черноморского и Северного флотов, Беломорской, Онежской, Ладожской, Азовской, Пинской и Дунайской флотилий. Народный комиссар ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов в докладе правительству от 7 июля 1941 года обосновал необходимость резкого увеличения строительства охотников за подводными лодками, торпедных катеров, бронекатеров, катеров-тральщиков и минометных катеров{12}. В утвержденной программе на второе полугодие 1941 года и на 1942 год значительно увеличивалось строительство для речных и озерных флотилий бронекатеров, катеров-тральщиков и сторожевых катеров. Государственный Комитет Обороны 18 августа 1941 года принял решение о достройке заложенных до июня 1941 года 68 бронекатеров и закладке в четвертом квартале 1941 года и в 1942 году 66 бронекатеров на заводах Народного комиссариата судостроительной промышленности и 44 бронекатеров на судостроительных заводах Народного комиссариата речного флота СССР. Кроме того, предусматривалось строительство на приволжских заводах более 100 катеров-тральщиков и сторожевых катеров{13}. Команды для вступавших в строй бронекатеров, минометных катеров и катеров-тральщиков, а также для вооружаемых транспортных речных судов должен был готовить Учебный отряд кораблей реки Волги.



Резкое ухудшение обстановки на главных стратегических направлениях советско-германского фронта осенью 1941 года потребовало срочно начать формирование Волжской флотилии для содействия войскам Красной Армии, защиты Волжской водной коммуникации и решения задач, ранее ставившихся Учебному отряду. Народный комиссар Военно-Морского Флота в соответствии с указаниями Государственного Комитета Обороны приказом от 23 октября 1941 года переформировал Учебный отряд кораблей реки Волги в Волжскую флотилию. Позднее, 6 ноября 1941 года, были определены состав, организация и базирование ее сил. Планировалось сформировать 6 бригад речных кораблей с включением в их состав 54 канонерских лодок, 30 бронекатеров, 90 катеров-тральщиков, сторожевых катеров и 60 катеров- морских охотников; 6 авиаотрядов (36 самолетов); 6 отдельных батальонов морской пехоты; 6 дивизионов торпедных катеров. Эти организационные мероприятия намечалось завершить к 1 апреля 1942 года{14}.

Предусматривавшиеся состав и организация сил флотилии отвечали оперативно-стратегической обстановке, которая могла сложиться при дальнейшем неблагоприятном для нас развитии военных действий в бассейне Волги, и опыту, полученному в первые месяцы войны на Дунае и в бассейне Днепра. Советское Верховное Главнокомандование учитывало реальную угрозу одновременного прорыва немецких войск на многих участках от Калинина до Астрахани и необходимость в этом случае одновременного ведения боевых действий на нескольких операционных направлениях. Требованиям такой обстановки лучше всего отвечали бригады разнородных речных кораблей с включением в их состав артиллерийских кораблей и катеров (канонерские лодки, бронекатера и минометные катера), кораблей и катеров для противоминной и противовоздушной обороны перевозок на Волге, вспомогательных судов для обеспечения боевой деятельности разнородных сил флотилии.

Работа Главного морского штаба по отбору и переоборудованию судов транспортного и промыслового флота в Волжском бассейне началась уже в первые дни Великой Отечественной войны. Особенно интенсивно она велась осенью 1941 года. Было отобрано 227 самоходных и несамоходных судов{15}. Однако это далеко не покрывало потребности флотилии. Возникали и другие трудности.

На переоборудовавшихся транспортных судах, на канонерских лодках, например, целесообразно было установить морские дальнобойные орудия калибра 130 и 152 мм. Но, к сожалению, Военно-Морской Флот не имел в своих резервах этих артиллерийских систем. Военная промышленность страны также не могла поставить флотилии таких орудий в нужном количестве. В отличие от наших флотилий на Амуре, Дунае и Днепре на Волге не было таких мощных артиллерийских кораблей, как мониторы.

К весне 1942 года Волжская флотилия располагала 20 канонерскими лодками, 20 бронекатерами, 10 катерами-тральщиками, двумя плавучими батареями. Эти силы входили в состав 1, 2 и 3-й бригад речных кораблей. В связи с улучшением обстановки на советско-германском фронте после разгрома гитлеровцев под Тихвином, Ростовом, Ельцом, Москвой и успешным зимним наступлением советских войск Государственный Комитет Обороны своим Постановлением от 21 января 1942 года приостановил мобилизацию транспортных и промысловых судов Волжского бассейна.

Как известно, Советское Верховное Главнокомандование рассчитывало весной и летом 1942 года развить успех предыдущей зимней наступательной операции, готовило войска для наступления в районах Харькова, Донбасса и Крыма, Ленинграда и на вяземско-смоленском направлении с целью разгрома основных группировок немецко-фашистских войск, улучшения оперативного положения наших фронтов и срыва летнего наступления противника. Тем самым предусматривалось создание условий для дальнейшего развертывания широких наступательных операций Красной Армии. В этот период было ослаблено внимание к формированию Волжской флотилии и со стороны Народного комиссариата ВМФ. Ее состав ограничивался тремя бригадами кораблей, которые были сформированы зимой 1941/42 г.А весной 1942 года в связи с передачей Онежской флотилии 13 канонерских лодок и 8 бронекатеров 3-я бригада речных кораблей была расформирована{16}. Началось формирование Отдельной бригады траления. К лету 1942 года Волжская флотилия имела в своем составе: 1-ю бригаду речных кораблей (дивизион канлодок - "Усыскин", "Громов" и "Руднев" дивизион бронекатеров - 12 единиц; отряд сторожевых катеров - 6 единиц; отряд полуглиссеров -10 единиц; батальон морской пехоты); 2-ю бригаду речных кораблей (дивизион канонерских лодок - "Киров", "Федосеенко", "Чапаев" и "Щорс", дивизион плавучих 152-мм батарей No 97 и 98; отряд бронекатеров - 4 единицы; отряд полуглиссеров и батальон морской пехоты); отдельную бригаду траления - 26 катеров-тральщиков{17}. Отдельная бригада траления была не полностью укомплектована катерами-тральщиками из-за задержки передачи транспортных судов для переоборудования и их плохого технического состояния.

С началом навигации 1942 года 1-я бригада речных кораблей (командир контр-адмирал С. М. Воробьев, военком - старший батальонный комиссар С. Д. Бережной, начальник штаба - капитан 3 ранга А. А. Комаров, начальник политотдела - батальонный комиссар В. М. Артемьев), 2-я бригада речных кораблей (командир - контр-адмирал Т. А. Новиков, военком - полковой комиссар И. И. Величко, начальник штаба - капитан 3 ранга В. А. Кринов, начальник политотдела - полковой комиссар Г. И. Спицкий) и Отдельная бригада траления (командир - контр-адмирал Б. В. Хорошхин, военком полковой комиссар Ф. Я. Отмахов, начальник штаба - капитан 3 ранга А. А. Асямолов, начальник политотдела - батальонный комиссар О. Л. Ярошенко) приступили к интенсивной боевой подготовке, отработке взаимодействия с сухопутными войсками и системы противоминной и противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации.

К весне 1942 года были сформированы командование, штаб, политический отдел и органы тыла флотилии, командование и штабы бригад кораблей, службы обеспечения.

Командующий флотилией контр-адмирал Д. Д. Рогачев, в прошлом балтийский матрос, участник Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны, имел большой опыт службы на Амурской флотилии, участвовал в разгроме белокитайской флотилии в 1929 году. Он успешно руководил боевыми действиями Пинской флотилии летом и осенью 1941 года. Начальник штаба флотилии капитан 1 ранга М. И. Федоров в свое время служил на Амурской флотилии вместе с Д. Д. Рогачевым. Оба они хорошо знали принципы организации взаимодействия с сухопутными войсками и боевого использования сил флота на реках. Начальник политотдела дивизионный комиссар П. И. Бельский и военный комиссар штаба флотилии А. А. Шохин были опытными политработниками, умелыми организаторами партийно-политической работы на кораблях.

Командиры бригад кораблей контр-адмиралы С. М. Воробьев, Т. А. Новиков и Б. В. Хорошхин, участники гражданской войны, были известными в Военно-Морском Флоте адмиралами, обладали высоким уровнем оперативно-тактической подготовки и большим опытом службы. Б. В. Хорошхин в тридцатых годах длительное время командовал Днепровской флотилией, участвовал в боевых действиях на Балтийском море и Ладожском озере в 1941 году. Начальники штабов бригад капитан 3 ранга В. А. Кринов, А. И. Цибульский и А. А. Асямолов отлично знали свое дело, были хорошо знакомы с условиями службы на реках. Большой опыт партийно-политической работы имели комиссары и начальники политотделов бригад С. Д. Бережной, И. И. Величко, Ф. Я. Отмахов, В. М. Артемьев, Г. И. Спицкий и О. Л. Ярошенко.

Ответственные посты в штабе Волжской флотилии, в соединениях и в частях занимали участники боев на реках Днепровского бассейна, Дунае и Южном Буге летом и осенью 1941 года. Капитан 1 ранга П. А. Смирнов, депутат Верховного Совета УССР капитан 2 ранга С. С. Степанов, капитаны 3 ранга В. А. Кринов, А. П. Хохлов, капитан-лейтенанты А. И. Гращенко, Я. В. Небольсин, С. П. Лысенко, инженер-капитан 3 ранга Г. Ф. Кузьмин и многие другие офицеры, отличившиеся в боевых действиях Дунайской и Пинской флотилий, отважно сражались с гитлеровцами и на Волге.

Главному морскому штабу, руководству Волжской флотилии зимой 1941/42 г. пришлось решать целый комплекс весьма сложных проблем. Надо было к началу кампании 1942 года сформировать соединения кораблей и береговые части по установленным штатам военного времени, укомплектовать их офицерским, старшинским и рядовым составом, отработать штаб флотилии и штабы бригад как органы управления, оборудовать бассейн Волги в навигационно-гидрографическом отношении, всесторонне подготовить этот своеобразный речной театр к вероятным действиям флотилии. Требовалось определить содержание, направленность и методы ускоренной оперативной и боевой подготовки.

Все это было весьма трудным делом и требовало больших усилий. На театрах бассейнов Амура, Днепра и Дуная, где наш Военно-Морской Флот еще в мирное время имел свои оперативные объединения, были заранее обоснованы вероятные варианты оперативной обстановки и выработана боевая организация сил речных флотилий для решения задач содействия сухопутным войскам в обороне и наступлении, а также для самостоятельных боевых действий. Здесь проводились все необходимые мероприятия по оперативной подготовке театров, определялся конкретный перечень судов речного, транспортного и промыслового флота, подлежавших отмобилизованию и вооружению в военное время. Все это отрабатывалось, всесторонне опробировалось в процессе оперативной и боевой подготовки. Гораздо сложнее обстояло дело в бассейне Волги - еще не было полной ясности, в каком же именно направлении будут развертываться события на южном крыле советско-германского фронта. Соединения флотилии формировались за счет отмобилизованных и вооружаемых судов и только что вступавших в строй боевых катеров. Комплектовались корабли офицерским, старшинским и рядовым составом резерва Народного комиссариата Военно-Морского Флота и военнообязанными, призванными из запаса. Сроки же ввода кораблей в строй и подготовки их к боевым действиям были исключительно жесткими.

Бассейн Средней и Нижней Волги, находившийся в большом удалении от западных границ страны, заранее не готовился как речной театр вероятных военных действий оперативных объединений Советского Военно-Морского Флота. Электролинейные средства и радиосредства связи Волжской флотилии для управления боевыми действиями соединений и частей на обширном речном театре надо было вписать, образно говоря, в систему связи и оповещения Войск ПВО страны, в государственные линии связи и электролинейную связь Народного комиссариата речного флота СССР. Требовалось заранее установить единую систему навигационно-гидрографической обстановки с включением в нее средств тактического ограждения фарватеров по военному времени. По существу, нужно было заново проводить мероприятия по оборудованию театра для ведения боевых действий, созданию единой системы связи, наблюдения и оповещения.

Как известно, на морских, речных и озерных театрах режим плавания в военное время определяется командованием флотов и флотилий. Он обязателен и для боевых кораблей, и для транспортных судов. Неукоснительное соблюдение требований, установленных командованием Волжской флотилии к плаванию транспортных судов в Волжско-Каспийском бассейне, имело исключительно важное значение, и к этому нужно было заранее готовить пароходства.

Руководство всеми мероприятиями по формированию соединений Волжской флотилии, оперативной, боевой и политической подготовкой зимой 1941/42 г. осложнялось тем, что основная масса кораблей вводилась в строй на судоремонтных и судостроительных предприятиях, разбросанных по всему бассейну Волги. Недостаток в транспортных судах и их низкое техническое состояние, задержка поставок вооружения и нехватка рабочей силы на приволжских судостроительных и судоремонтных предприятиях задерживали ввод в строй канонерских лодок, сторожевых катеров и катеров-тральщиков. Давал себя знать большой некомплект экипажей (не хватало 27% матросов и старшин, 16% офицеров){18} Командование и штабы бригад находились в удаленных от главной базы приволжских городах, от штаба и политического отдела флотилии. Возможности контроля за выполнением директив Главного морского штаба и командования флотилии по формированию и подготовке соединений, кораблей и частей были весьма ограниченными. Но к чести командиров и начальников штабов, комиссаров и начальников политотделов бригад, они делали все для того, чтобы своевременно вводить в строй корабли, готовить их к предстоявшим боевым действиям.

За зимние месяцы 1941/42 г. командование флотилии, командование бригад кораблей, политорганы и партийные организации, начальники служб боевого и материально-технического обеспечения проделали огромную работу по вооружению транспортных судов, сколачиванию соединений, кораблей и частей, организации боевой и политической подготовки личного состава. При этом они, руководствуясь действовавшими наставлениями о боевой деятельности речных, кораблей, учитывали опыт Дунайской и Пинской флотилий, полученный в первые месяцы войны, а также вероятную обстановку на Волжско-Каспийском. водном пути, принимали меры по противоминной и противовоздушной обороне перевозок в бассейне реки. Много внимания уделялось организации и методике артиллерийской поддержки приречных флангов сухопутных войск, борьбе с минной опасностью и переправами противника на водных коммуникациях Волжско-Каспийского бассейна, обороне и обеспечению переправ своих войск. Офицерский состав глубоко и всесторонне изучал опыт боевых действий Пинской и Дунайской флотилий в 1941 году, особенно по взаимодействию с сухопутными войсками.

Основное предназначение речных флотилий как оперативных объединений Советского Военно-Морского Флота состояло в совместных действиях с советскими войсками во фронтовых и армейских наступательных операциях и оборонительных боях на приречных флангах и операционных направлениях. Между тем Боевой устав Морских Сил 1937 года и Временное наставление по ведению морских операций 1940 года не отражали в полной мере особенностей боевых действий сил флота на реках. Поэтому накануне Великой Отечественной войны был разработан проект Наставления по боевой деятельности речных флотилий. Он опробировался в процессе боевой подготовки и корректировался в соответствии с основными положениями Полевого устава РККА 1936 года и проектами полевых уставов РККА 1939 - 1941 гг., Боевым уставом Морских Сил 1937 года, Временным наставлением по ведению морских операций 1940 года, опытом оперативной и боевой подготовки Советских Вооруженных Сил предвоенных лет, опытом второй мировой войны и первого года Великой Отечественной войны.

Наставление по боевой деятельности речных флотилий было введено в действие в 1942 году. В нем подчеркивалось, что сила речных флотилий заключается в сочетании мощи артиллерийского вооружения с высокой подвижностью, способностью быстро развертывать свои огневые средства и вести меткий огонь по видимым и невидимым с кораблей целям. В ходе фронтовых и армейских наступательных операций в полосе рек они способны с приданными частями сухопутных войск проникать глубоко в расположение противника, артиллерийским огнем и высадкой десантов воздействовать на приречные фланги его обороны, обходить неприятельские сильно укрепленные приречные узлы сопротивления.

В соответствии с характером фронтовых операций и общевойскового боя на речные флотилии возлагались следующие основные задачи: содействие сухопутным войскам в наступлении и обороне при действиях вдоль реки; самостоятельные и совместные с сухопутными войсками прорывы по реке для ударов по приречным объектам в глубине обороны противника, обходов и охватов его флангов; борьба с речными силами противника; артиллерийская поддержка сухопутных войск; прикрытие приречных флангов своих сухопутных войск от воздействия сил флота противника; содействие сухопутным войскам в форсировании водных преград в наступлении; борьба с переправами противника и защита переправ своих войск; обеспечение перевозок своих войск по рекам во фронтовой полосе и другие.

Наставлением определялось, что ядро боевых сил флотилии должны составлять корабли преимущественно с артиллерийским вооружением - мониторы, канонерские лодки, бронекатера, плавучие артиллерийские батареи.

Наряду с артиллерийской поддержкой войск в наступлении и обороне важное значение придавалось десантным действиям, предусматривались в составе речных флотилий части морской пехоты для высадки в качестве передовых отрядов десантов.

В связи с возросшей ролью минного оружия, особенно с появлением неконтактных мин, считалось необходимым, чтобы речные флотилии располагали и достаточным количеством тральщиков.



Были четко определены задачи каждого класса речных кораблей и способы боевого использования оружия.

Мониторы, вооруженные 100 - 152-мм морскими артиллерийскими орудиями и гаубичной артиллерией, предназначались для борьбы с артиллерией сухопутных войск противника; поражения дальних целей в тактической глубине его обороны на приречных рубежах; разрушения бетонных и броневых сооружений в прибрежной полосе, а также искусственных препятствий; борьбы с бронетанковыми войсками противника; подавления огневых средств и живой силы неприятельской пехоты; борьбы с кораблями противника; уничтожения вражеских транспортных и вспомогательных судов, мостов и плавучих средств.

Речные канонерские лодки (артиллерия калибра 100 - 152 мм) предназначались для подавления полевой артиллерии противника, поражения его живой силы и уничтожения огневых средств пехоты, прикрытия речных коммуникаций прифронтовой полосы, сопровождения транспортных судов с войсками и грузами. В отличие от мониторов канонерские лодки, обладавшие невысокой живучестью и слабой защищенностью артиллерии, должны были наносить кратковременные артиллерийские удары, как правило, с закрытых огневых позиций.

На плавучие самоходные и несамоходные артиллерийские батареи калибра 102 - 152 мм, как и на мониторы, возлагалось подавление наиболее мощной укрытой артиллерии противника, разрушение хорошо защищенных объектов большой прочности, поддержка мониторов и канонерских лодок в бою с речными кораблями противника.

Бронекатерам, вооруженным одной-двумя танковыми 76-мм артиллерийскими орудиями, крупнокалиберными пулеметами, а в отдельных случаях и реактивными минометными установками, были свойственны задачи артиллерийской поддержки сухопутных войск поражением живой силы и подавлением огневых средств пехоты противника с малых дистанций; борьбы с бронекатерами, сторожевыми кораблями и канонерскими лодками противника; охранения сил флотилии на переходе и стоянках; разведки речных сил и сухопутных войск противника, а также навигационной и минной разведки; высадки первых бросков десанта; прикрытия транспортов с войсками и грузами на внутренних водных коммуникациях; борьбы с переправами противника и защиты переправ своих войск; постановки оборонительных минных заграждений.

Теоретические обоснования оперативного назначения речных флотилий, состава и задач их разнородных сил в советском военно-морском искусстве были в основном правильными, отвечали характеру войны того времени, уровню развития кораблестроения и боевых средств флота, Это позволяло в практике оперативной и боевой подготовки предвоенных лет и первого периода Великой Отечественной войны вырабатывать у офицерского состава речных флотилий единство правильного оперативно-тактического мышления, готовить личный состав, боевые и технические средства к эффективному содействию сухопутным войскам на приречных флангах и операционных направлениях.

Тактика боевого использования классов кораблей речных флотилий была достаточно разработана и выражена в соответствующих наставлениях по боевой деятельности мониторов, канонерских лодок, бронекатеров и тральщиков. Эти документы ориентировались на возможности кораблей, находившихся в строю, вступавших в строй в те годы, и на корабли, которые планировалось переоборудовать из транспортных речных судов по военному времени. Эти наставления, опробированные и откорректированные с учетом опыта второй мировой и первого года Великой Отечественной войн, играли важную роль в тактической подготовке офицерского состава, тактических соединений и подразделений однородных кораблей речных флотилий и одиночной подготовке экипажей кораблей к решению боевых задач.

Главной задачей всех наших речных флотилий являлась артиллерийская поддержка приречных флангов сухопутных войск в наступлении и обороне, т. е. ведение артиллерийского огня по долговременным огневым точкам приречных узлов обороны противника, его танкам, артиллерийским и минометным батареям и живой силе. В советском военно-морском искусстве в предвоенные годы получила всестороннюю разработку теория артиллерийской стрельбы кораблей по береговым объектам и методика управления огнем. В 1938 году были введены в действие Правила артиллерийской стрельбы по береговым целям. Они опробировались в процессе огневой подготовки мониторов, канонерских лодок и бронекатеров речных флотилий в 1938 - 1941 годах и совершенствовались в первый год Великой Отечественной войны.

В Правилах были конкретно определены огневые задачи корабельной артиллерии флотов и флотилий при использовании ее против береговых объектов противника. Предусматривалось, что в совместных боевых действиях с войсками Красной Армии корабельной артиллерии должны выделяться те цели на приречных флангах, которые не могли подавляться артиллерией сухопутных войск.

На корабельную артиллерию калибра 76 - 120 мм возлагалась задача уничтожения живой силы и огневых средств пехоты противника вне укрытий и в укрытиях легкого типа, уничтожение танков и бронемашин, наблюдаемых с кораблей, подавление артиллерии, разрушение укрытий легкого типа. Корабельная артиллерия калибра 130 - 152 мм предназначалась для борьбы с артиллерией, танками и бронемашинами противника, разрушения его долговременных огневых точек и подавления удаленных целей.

Для систематической артиллерийской поддержки сухопутных войск, наступающих или обороняющихся на приречных флангах и направлениях, предусматривалось создание отрядов артиллерийских кораблей из мониторов, канонерских лодок и бронекатеров. Эпизодическая артиллерийская поддержка приречных флангов сухопутных войск могла вестись отрядами, группами или отдельными кораблями по приказанию командующего флотилией и командования сухопутных войск, которому корабли или соединения подчинялись оперативно.

Таким образом, проблема использования корабельной артиллерии речных флотилий для огневой поддержки приречных флангов сухопутных войск была всесторонне разработана и проверена в практике боевой подготовки флотилий в 1938 - 1941 годах и первого года Великой Отечественной войны. Если на флотах больше внимания уделялось артиллерийским стрельбам по морским целям, то на флотилиях главным образом отрабатывалось уничтожение береговых объектов. Артиллеристы речных кораблей были большими мастерами меткого огня по берегу{19}. Этот довоенный опыт широко использовался на Волжской флотилии в 1942 - 1943 годах.

Большую роль в становлении соединений, частей и кораблей играла активная и целеустремленная партийно-политическая работа. На флотилии было создано более 70 первичных партийных и 56 комсомольских организаций{20}. Коммунисты и комсомольцы составляли свыше 50% личного состава. Они служили примером в боевой и политической подготовке, были опорой командиров и комиссаров в решении задач, стоявших перед кораблями и частями.

Командиры, политоргаиы, партийные и комсомольские организации разъясняли приказы Советского Верховного Главнокомандования, постановления партии и правительства, активно пропагандировали героические традиции Армии и Флота. Вся система партийно-политической работы обеспечивала воспитание у матросов, старшин и офицеров высоких морально-боевых качеств, стойкости в ожесточенных боях с немецко-фашистскими захватчиками.

Несмотря на большие трудности, к началу битвы на Волге 1-я и 2-я бригады речных кораблей и Отдельная бригада траления флотилии были вполне подготовлены для решения задач содействия войскам Красной Армии.

Обстановка на всех направлениях, особенно на южном крыле советско-германского фронта, весной 1942 года была весьма сложной. Немецко-фашистское верховное командование, пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, сосредоточивало все усилия на востоке, ставя своей целью разгромить Красную Армию, закончить войну против СССР в 1942 году. Его замысел на летнюю кампанию 1942 года состоял в том, чтобы на севере овладеть Ленинградом и соединиться с финскими войсками, а на юге осуществить прорыв на Кавказ. Последующим наступлением гитлеровцы намеревались уничтожить советские войска западнее Дона и добиться соединения ударных группировок у Сталинграда, захватить нефтяные районы Кавказа и перевалы через Кавказский хребет{21}. Таким образом, противник планировал нанести весной 1942 года главный удар на южном крыле советско-германского фронта.

Советское Верховное Главнокомандование, определив нашим войскам на весну и начало лета 1942 года задачу стратегической обороны, предусмотрело проведение на некоторых направлениях частных наступательных операций (под Ленинградом, в районе Демянска, на смоленском и льговско-курском направлениях, в районе Харькова и в Крыму). Предполагалось, что эти операции облегчат последующее решительное наступление Красной Армии{22}.

К летне-осенней кампании 1942 года стало ясно, что временные преимущества немецко-фашистских войск начали утрачиваться, тогда как боевая мощь Советских Вооруженных Сил возрастала все более. В быстрых темпах увеличивалось производство вооружения. Но наши Вооруженные Силы все еще уступали противнику по численному составу и технической оснащенности, они не имели обученных и хорошо вооруженных резервов, а промышленность не в полной мере обеспечивала производство новейших видов оружия. Поэтому весной и летом 1942 года еще не было объективных условий для одновременного ведения обороны и крупных наступательных операций.

Неудачный для нас исход наступления на харьковском направлении и потеря Крыма изменили соотношение сил в пользу противника. Гитлеровцы, улучшив оперативно-стратегическое положение своих войск, в первых числах июля перешли в мощное наступление на воронежском, сталинградском и кавказском направлениях. Продвигаясь вперед в большой излучине Дона, они стремились прорваться к Волге, разобщить наш стратегический фронт на две части, перерезать единственную оставшуюся в наших руках железнодорожную линию, связывавшую Сталинград с Кавказом, и прервать важную в экономическом и стратегическом отношении Волжскую водную коммуникацию.

Советское Верховное Главнокомандование было вынуждено отказаться от проведения наступательных операций и полностью перейти к стратегической обороне на огромном фронте от Воронежа до Кавказского хребта, чтобы отразить новое мощное наступление немецко-фашистских войск на юго-западном направлении советско-германского фронта.

В середине июля, после неудачного для советских войск исхода операций на воронежском направлении и в Донбассе, с выходом мощной группировки противника в большую излучину Дона создалась опасность его прорыва к Волге и на Северный Кавказ. Для того чтобы организовать решительный отпор гитлеровцам на сталинградском и кавказском направлениях, Ставка Верховного Главнокомандования 12 июля сформировала Сталинградский фронт из 62, 63 и 64-й армий резерва, развернутых на Дону в тылу Юго-Западного и Южного фронтов. Кроме того, в состав этого фронта вошли 21-я армия расформированного Юго-Западного фронта и 8-я воздушная армия, а несколькими днями позже - 28, 38 и 57-я армии.

Сосредоточив на сталинградском направлении 6-ю полевую и 4-ю танковую армии, немецко-фашистское командование намеревалось стремительным ударом разгромить советские войска, прикрывавшие Сталинград, овладеть им, а затем нанести удар вдоль Волги на юг и захватить район Астрахани, чтобы полностью парализовать нашу волжскую коммуникацию{22}. 17 июля началась битва на дальних подступах к Сталинграду, между Доном и Волгой.

Соединения Волжской флотилии развертывались для содействия войскам сталинградского направления в очень сложных условиях оперативно-стратегической обстановки. Бассейн Нижней Волги оказался в зоне непосредственных военных действий. Фашистская авиация интенсивно бомбардировала города и порты на Волге от Саратова до Астрахани, ставила мины и наносила удары по нашим транспортным судам.

Начало оперативному развертыванию Волжской флотилии было положено директивой Народного комиссара ВМФ от 14 июля 1942 года, когда создалась реальная угроза прорыва противника к Сталинграду. Этой директивой предписывалось: развернуть заранее 1-ю и 2-ю бригады речных кораблей на участке Саратов - Сталинград; ускорить формирование Отдельной бригады траления и подготовку ее к противоминной обороне перевозок на участке Саратов - Астрахань; представить Главному морскому штабу предложения об организации системы управления боевыми действиями флотилии; проверить степень отработанности организации взаимодействия с войсками Сталинградского фронта; привести в готовность систему постов службы наблюдения и связи, постов противоминного наблюдения во всей операционной зоне; развернуть базы снабжения действующих соединений, кораблей и частей; проверить готовность органов Народного комиссариата речного флота к судоходству в условиях военной обстановки; выбрать и заранее оборудовать огневые позиции кораблей{23}.

К 22 июля 1-я бригада речных кораблей сосредоточивалась в районе Саратова, 2-я бригада речных кораблей - южнее Сталинграда, у Красноармейска, а Отдельная бригада траления - в Сталинграде. Флагманский командный пункт, штаб и политотдел флотилии были развернуты в Сталинграде, тыловые базы - в Камышине и Владимировке{24}.

Распоряжением Ставки Верховного Главнокомандования от 24 июля Волжская флотилия была оперативно подчинена командующему войсками Сталинградского фронта, который поставил перед ней следующие задачи: развернуть корабли и плавучие батареи для артиллерийской поддержки сухопутных войск на сталинградских оборонительных рубежах; не допустить форсирования Волги войсками противника; обеспечить перевозки воинских и народнохозяйственных грузов по Волге на участке от Саратова до Астрахани и переправы через Волгу в операционной зоне Сталинградского фронта; обеспечить противоминную оборону нижнего участка Волги{25}.

Таким образом, огневая поддержка сухопутных войск становилась одной из важнейших задач Волжской военной флотилии.

Ход и исход оборонительного сражения на берегах Волги, разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом во многом зависели от бесперебойности перевозок и переправ войск сталинградского направления. Главной опасностью для судоходства на Нижней Волге являлись ставившиеся самолетами противника неконтактные мины, удары бомбардировочной авиации гитлеровцев по караванам судов на переходах по Волге. Перевозки войск, воинских грузов и нефтепродуктов на участке Астрахань - Куйбышев, функционирование фронтовых и армейских переправ у Сталинграда потребовали координации всех усилий флотилии, инженерных войск армий, сражавшихся на берегах Волги, войск ПВО фронтов сталинградского направления, транспортного флота Волжско-Каспийского бассейна.

Учитывая опасность прорыва немецко-фашистских войск к Волге у Сталинграда, штаб флотилии разработал детальный план совместных действий соединений, частей и кораблей с сухопутными войсками Сталинградского фронта и противоминной обороны перевозок на Волге. По этому плану, одобренному и утвержденному 5 августа 1942 года Военным советом Сталинградского фронта, окончательное оперативное развертывание сил флотилии было завершено, когда немецко-фашистские войска вышли к Волге севернее Сталинграда.

1-я бригада речных кораблей в составе канонерских лодок "Громов" и "Руднев", плавучих батарей No 97 и 98 (по 3 орудия 152-мм) и шести бронекатеров занимала огневые позиции на участке Красноармейск - Светлый Яр. Оперативно подчинялась командующему войсками 57-й армии.

2-я бригада речных кораблей (канонерские лодки "Киров", "Федосеенко" и "Щорс" и четыре бронекатера) находилась на огневых позициях ниже Красноармейска. Оперативно подчинялась командующему войсками 64-й армии.

В Северную группу кораблей входили канонерские лодки "Чапаев" и "Усыскин" и семь бронекатеров. Эта группа кораблей занимала огневые позиции на реке Ахтуба и оперативно подчинялась командующему войсками 62-й армии, сражавшейся непосредственно в Сталинграде.

Отдельная бригада траления с приданными бронекатерами и катерами-тральщиками оперативно подчинялась начальнику инженерных войск фронта. Она обеспечивала переправы и перевозки войск.

680-я батарея железнодорожной артиллерии флотилии находилась в оперативном подчинении командующего артиллерией 62-й армии{26}

В те дни в Саратове на случай возможных действий, а также для усиления 1-й и 2-й бригад речных кораблей, действовавших у Сталинграда, срочно формировалась 3-я бригада речных кораблей под командованием контрадмирала П. А. Трайнина{27}. В нее вошли 12 канонерских лодок, 9 бронекатеров, 4 сторожевых катера и 5 плавучих зенитных батарей.

Надо сказать, что боевые действия речных военных флотилий в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов имели свои особенности. Они заключались в значительном расширении операционных зон и в ряде случаев - в одновременных действиях на нескольких операционных направлениях. Волжской флотилии защиту воинских и народнохозяйственных перевозок в 1942 - 1943 годах пришлось обеспечивать на участке протяженностью в 1200 км. Это предъявляло большие требования к организации подвижной системы тылового обеспечения действовавших соединений, частей и кораблей во всей операционной зоне от Астрахани до Куйбышева.

При формировании Волжской флотилии в 1941 - 1942 годах штатами предусматривались стационарные органы тыла с различными береговыми складами и ремонтными мастерскими при военно-морских базах. Такая организация не отвечала условиям сложившейся обстановки. Основные склады и ремонтные предприятия были значительно удалены от районов непосредственных боевых действий соединений, кораблей и частей. Сталинград находился в зоне воздействия артиллерии и авиации противника. Тыловое обеспечение сил флотилии при такой системе оказалось весьма затруднительным. Поэтому одновременно с оперативным развертыванием флотилии, как это делалось в бассейне Днепра в 1941 году, была создана система подвижных тыловых органов.

У Сталинграда корабли обеспечивались тылом Сталинградской военно-морской базы непосредственно на участках боевых действий. Подача боеприпасов и продовольствия, топлива и других видов снабжения велась плавучими средствами и автотранспортом. Здесь же находились и плавучие ремонтные мастерские. Тральщики и корабли, обеспечивавшие противоминную и противовоздушную оборону Волжской водной коммуникации выше и ниже Сталинграда, снабжались подвижными отделениями тыла флотилии на боевых участках.

При подвижных отделениях тыла были сосредоточены и плавучие судоремонтные мастерские.

Как известно, речные военные флотилии, в том числе и Волжская, создавались для поддержки сухопутных войск в операционных зонах фронтов и армий. Поэтому уже в предвоенные годы артиллерия малых кораблей (сторожевые корабли, бронекатера и минометные катера), зенитная артиллерия мониторов и канонерских лодок была унифицирована. Флотилии могли получать боеприпасы из фронтовых и армейских складов прифронтовых районов{28}. Были унифицированы и некоторые виды дизельного топлива и смазочных масел. Основные виды продовольствия также подавались из находившихся вблизи фронтовых и армейских складов. Все это в значительной мере упрощало тыловое обеспечение боевых действий соединений, кораблей и частей.

Сложной проблемой оказался судоремонт в районах боевых действий. Судоремонтные верфи в Сталинграде и Саратове были разрушены вражеской авиацией. Вся тяжесть в устранении боевых повреждений легла на плавучую мастерскую технического отдела флотилии во Владимировском затоне и на специальные ремонтные бригады сталинградских заводов. Значительная часть судоремонтных работ выполнялась личным составом непосредственно на огневых позициях. Использовалась подвижная электросварочная мастерская. Исправление повреждений гребных винтов кораблей и катеров, заделка пробоин в подводной части судов производились водолазными ботами со специальными командами и необходимым оборудованием. Ремонт артиллерийского, минометного и трального вооружения выполняли подвижные плавучие мастерские флотилии.

Тылу флотилии (начальник - полковник интендантской службы В. И. Кривоногов) пришлось организовать в осажденном Сталинграде производство неконтактных тралов для уничтожения ставившихся вражеской авиацией электромагнитных неконтактных мин. Это было вызвано тем, что промышленность запоздала с налаживанием производства этих тралов. В самые короткие сроки личный состав флотилии и сталинградские рабочие оборудовали 7 тралбарж и 47 неконтактных тралов. Это позволило сразу же вести боевое траление вражеских неконтактных мин, обеспечивать безопасность плавания транспортных судов с войсками и воинскими грузами, перевозку нефти и нефтепродуктов.

Главный морской штаб, центральные управления и командование флотилии при содействии командования фронтов сталинградского направления, местных партийных и государственных организаций смогли в невероятно трудных условиях решить все проблемы тылового обеспечения боевых действий соединений, кораблей и частей во время битвы на Волге.

Командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации всесторонне готовили личный состав флотилии к активным и решительным боевым действиям.

Горячий отклик среди матросов, старшин и офицеров нашли приказ Народного комиссара обороны Союза ССР No 227 от 28 июля 1942 года, обращение Народного комиссара и Начальника Главного политического управления ВМФ к морякам Волжской флотилии. На митингах и собраниях личного Состава, партийных и комсомольских собраниях воины клялись Родине и партии в том, что будут насмерть стоять на рубежах великой русской реки, приложат все силы к тому, чтобы с честью выполнить боевые задачи, преумножить славные боевые традиции русских и советских моряков{29}.

На всех этапах героической обороны Сталинграда главным содержанием боевых действий Волжской военной флотилии являлись артиллерийская поддержка войск 62, 57, 64 и 66-й армий, обеспечение их переправ у Сталинграда. Одновременно флотилия вместе с войсками ПВО и авиацией фронтов сталинградского направления эффективно решала задачу противоминной обороны Нижней Волги и противовоздушной обороны транспортных судов с воинскими и народнохозяйственными грузами. Все это требовало от моряков кораблей и частей предельного напряжения сил.

Организация управления соединениями, кораблями и частями отвечала главному требованию Наставления по боевой деятельности речных флотилий 1942 года о совместных действиях с сухопутными войсками в интересах решения ими оперативных и тактических задач на приречных флангах и операционных направлениях. Флотилия подчинялась оперативно командованию фронта, а ее соединения и группы боевых кораблей - командованию армий, которым они оказывали содействие. Оперативные задачи флотилии ставились фронтовым командованием, тактические задачи бригадам и группам кораблей командованием армий. При штабе фронта и штабах армий постоянно находились офицеры связи штаба флотилии и штабов бригад кораблей. Оперативные директивы, боевые приказания и приказы командования армий согласовывались, как правило, с командованием флотилии и бригад кораблей.

На береговом флагманском командном пункте флотилии в Сталинграде (с начала оперативного развертывания до конца августа 1942 года) находились контрадмирал Д. Д. Рогачев, капитан 1 ранга М. И. Федоров, заместитель начальника штаба и начальник оперативного отдела штаба флотилии капитан 2 ранга Е. С. Колчин, флагманские специалисты и офицеры-операторы штаба флотилии. Флагманский командный пункт флотилии был связан радио- и электролинейными средствами с флагманскими командными пунктами командиров бригад и групп кораблей, штабами фронта и армий. Здесь же находились военком и начальник политотдела флотилии, группа инструкторов политотдела.

Хотя главные события развертывались на сравнительно небольшом участке Волги вблизи Сталинграда и при относительно стабильной линии фронта, управление силами флотилии являлось сложным делом, особенно в сентябре ноябре 1942 года, когда шли ожесточенные бои в самом городе, и береговой флагманский командный пункт пришлось развертывать в необорудованных заранее сооружениях на левом берегу Волги в районе Красной Слободы. Временами быстро и резко менялась обстановка, требовавшая перегруппировки сил фронтов и армий и осуществления маневра силами флотилии в зоне непрерывных боевых действий. В этих условиях командование и штаб флотилии делали все возможное, чтобы обеспечить гибкое и непрерывное управление соединениями, кораблями и частями, их взаимодействие с сухопутными войсками.

Глава вторая.

В оборонительном сражении

На защите речной коммуникации

Во время оборонительного сражения фронтов сталинградского направления между Доном и Волгой авиация фашистской Германии массированными налетами на Сталинград, ударами по портам и караванам судов на переходе, минными постановками упорно стремилась парализовать Волжско-Каспийский водный путь на участке Астрахань - Саратов. Поэтому защита этой водной коммуникации с первых дней битвы на Волге и до конца навигации 1942 года стала одной из важнейших оперативных задач Волжской флотилии.

Противник хорошо представлял значение Волги как государственной стратегической коммуникации нашей страны. В предвоенном 1940 году объем перевозок по этому водному пути достиг 40 млн. тонн. Еще более интенсивными они стали во время войны. Только за апрель - май 1942 года по Волге было перевезено 2 958 700 тонн нефти и нефтепродуктов, а в июле - ноябре 1942 года (на участке Астрахань - Саратов) 2 179 000 тонн. За навигацию 1942 года в бассейне реки перевезено до 800 тыс. человек с вооружением, боеприпасами и воинскими грузами.

Народный комиссариат Военно-Морского Флота, Главный морской штаб учитывали вероятную опасность минных постановок и ударов вражеской авиации по портам и по судам на переходах. Гитлеровцы широко использовали неконтактные мины на морских театрах. Была реальной угроза применения их на Волге.

Для разработки конкретных мероприятий по противоминной и противовоздушной обороне перевозок в бассейне Нижней Волги еще до начала навигации 1942 года Народный комиссар ВМФ направил на флотилию специальную комиссию под председательством контр-адмирала В. Е. Егорьева. Эта комиссия совместно со штабом флотилии, с представителями командования Сталинградского военного округа и Войск ПВО страны, а также пароходств бассейна Волги определила, что наибольшая опасность перевозкам угрожает на участке Астрахань - Саратов, и обосновала необходимость проведения ряда неотложных мероприятий. Прежде всего предлагалось организовать надежную систему наблюдения за действиями авиации противника на Волге постами ВНОС и ПВО, постами СНиС флотилии{30}, береговыми постами бакенщиков и службы пути Народного комиссариата речного флота; создать для судов отстойные пункты, хорошо прикрываемые истребительной авиацией и зенитными средствами; перевести на военизированное положение транспортные и промысловые суда, приписанные к портам Нижней Волги; вооружить основные суда зенитными орудиями и пулеметами; организовать единую систему управления движением судов в бассейне Волги с быстро действующим оповещением о минной и воздушной опасности. Рекомендовалось водный путь от Астрахани до Саратова разбить на участки, прикрепив к каждому из них по дивизиону тральщиков, вооруженных неконтактными тралами.

Вопросами организации противоминной и противовоздушной обороны перевозок на Волге занимался также Сталинградский городской комитет обороны, с которым командование Волжской флотилии поддерживало тесную связь. 23 апреля комитет принял специальное постановление об охране судоходства от воздушного противника на участке Астрахань - Камышин и обязал руководство Нижне-Волжского пароходства и "Волготанкера" организовать систему наблюдения за воздухом в бассейне Волги, обучение водников стрельбе из зенитных орудий и пулеметов, наладить бесперебойную связь по оповещению о воздушной и минной опасности. Одновременно им было возбуждено ходатайство перед Государственным Комитетом Обороны о выделении Сталинградскому военному округу дополнительно самолетов-истребителей, зенитных орудий и пулеметов, о возложении задачи конвоирования судов на флотилию.

Обеспечение противоминной и противовоздушной обороны перевозок по Волжскому бассейну, особенно на угрожаемом участке от Астрахани до Саратова, выходило далеко за рамки возможностей Волжской флотилии. Поэтому требовались срочные организационные мероприятия по координации усилий Военно-Морского Флота, Войск ПВО страны и речного транспортного флота.

22 мая 1942 года Народные комиссары ВМФ и речного флота СССР издали совместный приказ о мероприятиях по обеспечению противоминной защиты перевозок по Волге. В этом документе ставились конкретные задачи перед начальником Волжского бассейнового управления пути и командованием Волжской флотилии о подготовке к 1 июля 1942 года положений по организации службы наблюдения за минной обстановкой, оповещению и другим вопросам, связанным с перевозками но Волге{31}. 11 июня также совместным приказом Народных комиссаров ВМФ и речного флота было введено Положение о службе наблюдения за возможными минными постановками авиации противника и о порядке плавания от Астрахани до Саратова{32}.

По указанию Народного комиссара ВМФ и командующего Войсками ПВО страны действовавшие посты ВНОС и СНиС были включены в систему наблюдения за действиями самолетов противника на Волге. Было начато формирование 300 постов противоминного наблюдения и сети отстойных пунктов, прикрываемых зенитными средствами соединений Войск ПВО страны. Но все эти важные мероприятия не были полностью реализованы до начала массированных налетов авиации и минных постановок противника. Особенно плохо была организована военная подготовка команд транспортных судов для плавания в прифронтовой зоне. Это в ряде случаев вызвало неоправданные потери судов и людей в первые недели битвы на Волге.

В связи с обострением летом и осенью положения на южном крыле советско-германского фронта постоянно возрастали масштабы воинских перевозок на Волге в навигацию 1942 года. Чтобы сорвать их, немецко-фашистская авиация с середины июля стала наносить массированные удары по нефтехранилищам Астрахани, Сталинграда и Саратова, интенсивно бомбила порты и караваны судов, минировала Волгу. Всего за кампанию 1942 года гитлеровцы поставили 342 мины (неконтактные парашютные и беспарашютные весом в 400 кг и 1000 кг с зарядами соответственно в 400 и 700 кг){33}.

Эти действия противника не были неожиданностью, но они привели к значительным потерям наших судов. В первые дни активных действий вражеской авиации на участке Саратов - Астрахань (22 - 25 июля) Народный комиссариат речного флота, начальники пароходств и портов закрывали движение на подходах с севера и юга к Сталинграду. Это вело к скоплению беззащитных судов, и они становились мишенью для самолетов противника. Только в период с 25 по 31 июля погибло от авиабомб и мин 79 транспортных судов{34}. Главному морскому штабу и командованию Волжской флотилии пришлось решительно вмешаться в регулирование движения судов по Волге. В опасные в минном отношении районы направлялись опытные офицеры, которые принимали энергичные меры по рассредоточению судов, изысканию обходных фарватеров и налаживанию непрерывного движения.

В те напряженные дни битвы на Волге ярко проявились боевые качества известного на флоте контр-адмирала Бориса Владимировича Хорошхина, командовавшего Отдельной бригадой траления{35}.

Командование Волжской флотилии доложило Народному комиссару ВМФ и Военному совету Сталинградского фронта конкретные предложения по созданию организованной системы защиты Волжской водной коммуникации. Военный совет фронта 29 июля 1942 года принял специальное постановление об обеспечении бесперебойности перевозок по Волге в условиях сильного противодействия авиации противника и большой минной опасности. На Волжскую флотилию возлагалась задача уничтожения мин на фарватерах. Вопросы организации борьбы с минной опасностью и движения транспортного флота сосредоточивались в руках командования флотилии. Только оно получало право открытия и закрытия фарватеров, определения путей и темпов движения судов.

За общее руководство планированием движения транспортных судов отвечал начальник Нижне-Волжского пароходства. Его распоряжения были обязательны для всех организаций речного флота.

Этим же постановлением Военный совет Сталинградского фронта обязал командующего флотилией усилить траление фарватеров, при необходимости мобилизовать и вооружить тралами транспортные и промысловые суда. Сталинградский областной военный комиссариат и Нижне-Волжское -пароходство получили задание в трехдневный срок отобрать по утвержденной заявке командования флотилии необходимое количество плавсредств для траления и ведения наблюдения в операционной зоне. Начальнику ПВО фронта было поручено разработать мероприятия по противовоздушной обороне реки Волга на участке Владимировка - Камышин и сообщить штабу Волжской флотилии все данные о действиях авиации противника на Волге{36}.

Этим постановлением Военного совета фронта было положено начало организации противовоздушной и противоминной обороны перевозок в период оборонительного сражения на Волге.

Командующий флотилией контр-адмирал Д. Д. Рогачев приказом от 31 июля определил мероприятия по обеспечению противоминной обороны Волжской водной коммуникации в операционной зоне Сталинградского фронта и распределил силы для защиты перевозок по реке от Никольского до Камышина. В связи с тем что Отдельная бригада траления не имела полного штатного состава кораблей, в ее состав были переданы тральщики, ранее входившие в 1-ю и 2-ю бригады речных кораблей. Все тральные силы флотилии (6 дивизионов, 35 тральщиков) распределялись по 6 боевым участкам. За каждым дивизионом закреплялся определенный участок.

8 августа в целях создания единой системы обеспечения перевозок на Нижней Волге Народный комиссар ВМФ оперативно подчинил командующему Волжской флотилией Астраханскую военно-морскую базу (командир базы капитан 1 ранга А. С. Заостровцев, с 18 сентября 1942 года - капитан 1 ранга Д. Г. Жмакин; начальник штаба - капитан 2 ранга А. Г. Богословский, начальник политотдела - бригадный комиссар Н. А. Николаев){37}. Эта база Каспийской флотилии имела в своем составе пять дивизионов тральщиков (47 единиц); отдельный отряд сторожевых катеров (10 единиц); дивизион катеров воздушного наблюдения, оповещения и связи (7 единиц); дивизион из шести плавучих зенитных батарей.

Для наиболее эффективной противоминной обороны Волги требовалось до 200 различных тральщиков. Однако Волжская флотилия и Астраханская военно-морская база не располагали таким количеством кораблей этого класса. Отбор судов транспортного и промыслового флота шел за счет ресурсов Нижне-Волжского пароходства. Ввод же их в строй зависел от подачи трального вооружения минно-торпедным управлением ВМФ. А оно не располагало в то время нужным количеством тралов. Командованию флотилии при содействии Военного совета Сталинградского фронта и городского комитета обороны города удалось в короткое время организовать производство тралов из местных ресурсов на сталинградских предприятиях силами рабочих и моряков. Это заметно облегчило пополнение тральных сил флотилии. В начале августа сложилась четкая организация противоминной обороны в операционной зоне флотилий от Саратова до. Астрахани. Тральщики флотилии были развернуты на боевых участках: Саратов - Каменный Ир (1-й дивизион ОБТ, командир - капитан 3 ранга Б. Г. Васильев, военком - батальонный комиссар А. С. Семенов); Красный Яр Балыклей (2-й дивизион ОБТ, командир - капитан-лейтенант А. Ф. Аржавкин, военком - батальонный комиссар А. Т. Литвинов); Балыклей-Райгород (3-й дивизион ОБТ, командир - старший лейтенант А. П. Ульянов, военком - старший политрук С. С. Артамонов); Райгород - Черный Яр (4-й дивизион ОБТ, командир - старший лейтенант П. П. Кальсберг); Черный Яр - Копановка (5-й дивизион ОБТ, командир - капитан-лейтенант В. Т. Гайко-Белан, военком лейтенант А. И. Шилов); Копановка - Замьяны (2-й дивизион 2 БРК, командир капитан-лейтенант А. А. Комаров). Участок Волги от Астрахани до Замьян обслуживался тральщиками Астраханской военно-морской базы{38}.

По числу боевых участков было также развернуто 6 участков службы наблюдения и связи (СНиС) с 50 постами. Командование дивизионов тральщиков совместно с руководством участков СНиС отвечало за противоминное наблюдение, траление фарватеров, проводку судов за тральщиками на своих участках. Гидрографическая служба флотилии обеспечивала обвехование фарватеров и развертывание тактических средств ограждения.

Поскольку главной опасностью для судоходства на Нижней Волге являлись мины, ставившиеся авиацией противника, ведущая роль в борьбе с ними оставалась за тральными силами Волжской флотилии.

Основная часть тральщиков Отдельной бригады траления была сосредоточена в дивизионах, развернутых на боевых участках всей операционной зоны флотилии. В штабах бригады и дивизионов концентрировались и обобщались данные о минной обстановке. Это позволяло планировать боевое траление минных заграждений на фарватерах и обеспечивать проводку судов за тральщиками на участках, наиболее опасных в минном отношении. Для противовоздушной обороны судов на переходе и в отстойных пунктах привлекались придаваемые в оперативное подчинение Отдельной бригаде траления бронекатера 1, 2 и 3-й бригад речных кораблей.

Противовоздушная оборона судов на переходах обеспечивалась силами и средствами ПВО фронта и входившими в состав конвоев бронекатерами и сторожевыми катерами Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы. Зенитными орудиями и пулеметами было вооружено 75 буксирных пароходов и самоходных судов. Для обслуживания этих боевых средств флотилия выделила 75 офицеров в качестве военных помощников капитанов и 258 старшин и матросов-артиллеристов. В Сталинградском корпусном районе ПВО была организована специальная группа рейсовых команд ПВО бассейна Нижней Волги, вооруженных малокалиберными зенитными орудиями и пулеметами. Эти рейсовые команды оперативно подчинялись командованию флотилии и направлялись на суда, не имевшие зенитных средств.

Астраханская военно-морская база располагала станцией беспроводного размагничивания кораблей. Когда немецко-фашистская авиация начала ставить неконтактные мины, командование флотилии организовало размагничивание канонерских лодок, бронекатеров, тральщиков и сторожевых катеров. С августа проводилось систематическое размагничивание транспортных судов. Все это в значительной мере способствовало безопасному плаванию на речных фарватерах.

Штабом флотилии были разработаны Инструкция капитанам судов по плаванию на Волге в условиях минной опасности, Инструкция бакенщикам и начальникам пристаней по наблюдению за минами и оповещению о минной опасности, Инструкция начальникам портов и пристаней по подготовке и постановке противоминных сетевых заграждений{39}. Эти документы имели важное значение в борьбе с минами противника на речной коммуникации. Начальник штаба капитан 1 ранга М. И. Федоров, его заместитель капитан 2 ранга Е. С. Колчин, флагманский минер капитан 3 ранга А. П. Хохлов умело координировали действия сил флотилии по обеспечению бесперебойности водных перевозок в бассейне Волги. Принимались меры к тому, чтобы как можно быстрее вводить в строй тральщики.

Несмотря на отсутствие достаточных сил и средств противоминной и противовоздушной обороны Волжской коммуникации и господство в воздухе авиации противника, командование флотилии смогло организовать надежную защиту перевозок по Волге.

Во время оборонительного этапа битвы за Сталинград и Кавказ бассейн Нижней Волги непрерывно подвергался ударам авиации противника, вражеские самолеты систематически бомбардировали конвои на переходе и порты, ставили мины на фарватерах.

Конвоирование наиболее ценных судов с воинскими грузами, нефтью и нефтепродуктами кораблями Волжской флотилии началось с 25 июля - после первых же налетов вражеской авиации. Меры, принятые Главным морским штабом, Военным советом Сталинградского фронта и командованием флотилии, позволили наладить противоминную и противовоздушную защиту перевозок по Волге. Она строилась с учетом четко определившейся тактики действий вражеской авиации на водных путях от Астрахани до Саратова. Самолеты противника регулярно вели на реке разведку утром, в середине дня и перед наступлением сумерек. Это позволяло им выбирать участки Волги, наиболее удобные для атаки обнаруженных судов и для минных постановок на путях их движения.

Волжские конвои обычно следовали ночью. Группы бомбардировщиков и самолетов-миноносцев под прикрытием истребителей на больших высотах подходили с запада к Волге и, установив направление движения судов, заходили с носовых курсовых углов для бомбардировки и постановки мин. Большая часть бомбардировщиков снижалась до высоты в 230 - 400 метров и, следуя контркурсами над конвоем, сбрасывала бомбы, вела пушечно-пулеметный обстрел. Остальные же бомбардировщики тем временем подавляли береговые зенитные артиллерийские батареи, а самолеты-миноносцы ставили мины на фарватерах с бреющего полета.

Впереди по курсу движения транспортных судов шли бронекатера и тральщики, вооруженные крупнокалиберными пулеметами. Буксировщики имели зенитные орудия, пулеметы и команды ПВО. За речными транспортами следовал один бронекатер. Создавалась, таким образом, круговая противовоздушная оборона судов на переходе. А в отстойных пунктах, кроме зенитных средств конвоя, в отражении налетов вражеских самолетов участвовали артиллерийские орудия и пулеметы войск ПВО и плавучие зенитные батареи Волжской флотилии.

Для борьбы с авиацией противника на коммуникациях Нижней Волги войска ПВО Сталинградского фронта выделили до 90 истребителей.

Таким образом, к концу июля 1942 года совместными усилиями командования Сталинградского фронта и Волжской флотилии, руководства Народных комиссариатов речного и морского флотов СССР была отработана организация планирования и защиты перевозок на Волжско-Каспийском водном пути, находившемся в зоне действий вражеской авиации.

Оборону нефтеналивных судов на Астраханском рейде и переходах от Астрахани до Замьян осуществляла Астраханская военно-морская база, оперативно подчиненная командующему Волжской флотилией. Противоминная и противовоздушная оборона перевозок на участке от Замьян до Саратова обеспечивалась разнородными силами Волжской флотилии, авиацией и зенитными средствами войск ПВО Сталинградского фронта. Режим плавания во всей зоне от Астрахани до Саратова регламентировался командованием флотилии.

Уже в первых числах августа 1942 года вражеская авиация стала встречать организованное, все более усиливавшееся противодействие на Волжско-Каспийском водном пути. Фронтовая разведка своевременно обнаруживала прорывы самолетов противника к Волге. Это позволяло прикрыть конвои с воздуха истребителями, привести в готовность зенитные средства на кораблях охранения.

Вражеские самолеты, снижавшиеся до малых высот для прицельного бомбометания, подвергались интенсивному обстрелу бронекатеров и вооруженных транспортных судов. Это заставляло фашистских летчиков атаковать конвои с больших высот или же вовсе отказываться от бомбовых атак. Корабли охранения транспортных судов, дозорные корабли на боевых участках и береговые артиллерийские зенитные батареи войск ПВО Сталинградского фронта активно противодействовали и постановкам мин, производившимся самолетами противника с бреющего полета.

С 25 по 31 июля фашистская авиация поставила на Волге 231 мину, в августе же - 74, а в сентябре - ноябре всего лишь 37. Это объясняется тем, что битва за Сталинград отвлекала почти всю авиацию противника для непосредственной поддержки сухопутных войск, а также усилением противовоздушной обороны Волжско-Каспийского водного пути. К тому же противник, видимо, полагал, что с выходом его войск к Волге у Сталинграда эта важная водная коммуникация была парализована.

Экипажи транспортных судов, зенитчики кораблей флотилии и войск ПВО Сталинградского фронта мужественно и умело отражали бомбовые удары вражеской авиации, решительно срывали его минные постановки. Тральные силы флотилии с большим напряжением вели боевое траление и обеспечивали проводку конвоев за тралами.

Боевой счет сбитых вражеских самолетов над Волгой открыли расчеты артиллерийских и пулеметных установок бронекатера No 53 лейтенанта И. Д. Карпунина. 27 и 29 июля 1942 года меткими залпами они сбили два фашистских бомбардировщика. Только 25 - 31 июля экипаж бронекатера отразил 22 атаки авиации противника.

Зенитчиками транспортных судов и рейсовыми командами в августе ноябре 1942 года было сбито 12 самолетов противника. В результате действий истребительной авиации и зенитных батарей войск ПВО Сталинградского фронта гитлеровцы недосчитались десятков своих самолетов, рвавшихся к Волге.

14 - 16 августа 1942 года пароход "Сократ", следовавший с нефтеналивными баржами из Астрахани к Сталинграду в охранении бронекатеров, подвергся массированным налетам фашистской авиации. Истребители Сталинградского фронта в воздушных боях над конвоем сбили двух стервятников. Зенитчики "Сократа" за эти дни уничтожили три бомбардировщика и отразили 48 атак вражеских самолетов.

Во время налетов авиации противника отважно действовали моряки пароходов "Алтай", "Буденный", "И. Сталин", "С. Орджоникидзе", "М. Калинин", "Крестьянин", "Тургенев", "Память Парижской коммуны", "Ленинградская правда" и других. Многие из них удостоились высоких правительственных наград. Капитан парохода "Сократ" А. И. Кривцов и штурман этого судна И. В. Вахрамов, капитан парохода "И. Сталин" И. С. Рачков были награждены орденом Ленина, а капитаны парохода "С. Орджоникидзе" А. М. Давыдычев, парохода "М. Калинин" Н. М. Багатов, парохода "Память Парижской коммуны" Л. Д. Галашин, парохода "Алтай" Н. И. Макарычев, парохода "Крестьянин" Б. П. Широков и другие - орденом Красного Знамени.

Корабли Волжской флотилии систематически производили траление фарватеров. В августе - ноябре ими было вытралено и уничтожено 211 вражеских мин.

Бронекатера, сторожевые катера и тральщики осуществляли проводку транспортных судов по протраленным фарватерам. Только с 25 июля по 23 августа они провели в составе 113 конвоев более 1500 различных судов, отразили 152 воздушные атаки противника.

Перевозки нефти и нефтепродуктов по реке не прерывались даже во время наиболее интенсивных вражеских бомбардировок и минных постановок. За июль август судами "Волготанкера" на участке Астрахань - Саратов было перевезено 1 575 000 тонн жидкого топлива. Нефтеналивные суда ходили до конца навигации 1942 года. В сентябре - ноябре Сталинградскому и Донскому фронтам было доставлено 561 400 тонн горючего. Значительная часть этого топлива сосредоточивалась как резерв для готовившегося мощного контрнаступления войск Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов.

За навигацию 1942 года волжским транспортом перевезено 770 800 бойцов и командиров, 423 танка, 384 орудия, 3200 автомашин, 358 тракторов, 10 000 лошадей и 5 000 повозок, 71 800 тонн различных грузов. Только в период подготовки к контрнаступлению на Волге фронтам сталинградского направления по реке было доставлено более 260 000 человек пополнения с вооружением и всеми видами снабжения.

Транспортный флот на Волге в навигацию 1942 года, во время Сталинградской оборонительной операции, потерял 126 судов (из них 41 нефтеналивное) водоизмещением 247 645 тонн. Характерно, что большая часть этих потерь (71 судно) падает на первые дни интенсивных бомбардировок авиации противника, 25 июля - 1 августа, когда не все суда конвоировались кораблями флотилии, и на 23 августа, когда противник предпринял массированные налеты авиации на Сталинград. В дальнейшем, с отработкой организованной противовоздушной и противоминной обороны на Волге, наши потери в транспортных судах резко сократились, хотя немецко-фашистская авиация продолжала (правда, в меньших масштабах) систематические боевые действия на наших волжских коммуникациях{40}.

Волжская флотилия, таким образом, успешно решила свою важную задачу по защите перевозок воинских и народнохозяйственных грузов в бассейне Волги во время оборонительного периода Сталинградской битвы и всей летне-осенней кампании 1942 года. Большая заслуга в этом контр-адмирала Б. В. Хорошхина и капитана 1 ранга П. А. Смирнова, командовавших в разное время Отдельной бригадой траления, начальника штаба бригады капитана 2 ранга А. А. Асямолова, командиров дивизионов тральщиков, командиров и всего личного состава тральщиков, офицеров гидрографической службы. Много усилий в обеспечении регулярных перевозок на Нижней Волге летом и осенью 1942 года приложили Народный комиссар речного флота СССР З. А. Шашков, начальник Нижне-Волжского пароходства Н. М. Чеботарев и его заместители С. И. Везломцев и С. А. Кучкин, начальники Астраханского и Сталинградского портов П. П. Нацвалов, П. С. Матурин и другие.

Огонь с Волги

В трехнедельных боях войска фронтов сталинградского направления на дальних подступах к Волге значительно ослабили 6-ю полевую и 4-ю танковую армии противника и остановили их перед внешним оборонительным обводом города. Гитлеровцы рассчитывали овладеть Сталинградом, нанеся удары с севера и юга. С этой целью они сосредоточили 20 дивизий, из них 6 танковых и моторизованных. На узких участках прорыва противник сконцентрировал до 210000 солдат и офицеров, 2700 орудий и минометов, более 600 танков. Действия этих сил поддерживались 4-м воздушным флотом. На направлениях главных ударов противник имел полуторное превосходство в людях, двойное - в орудиях и минометах, многократное - в танках. Его авиация господствовала в воздухе.

17 августа 6-я немецкая армия, форсировав Дон в районе хутора Вертячий, захватила плацдарм на его левом берегу. В течение шести дней наши войска оказывали упорное сопротивление, но не смогли отбросить противника за реку. 23 августа 6-я немецкая армия возобновила наступление, и к исходу дня ее мощные передовые отряды танков и моторизованной пехоты прорвались к правому берегу Волги на участке Рынок - Латашанка{41}. В результате наш фронт под Сталинградом оказался расчлененным. Движение судов по Волге в этом районе прекратилось. Корабли 1-й и 2-й бригад Волжской флотилии были приведены в готовность для содействия войскам 64-й и 57-й армий, которые вели оборонительные бои на южных окраинах Сталинграда.

Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от Сталинградского и Юго-Восточного{42} фронтов принять решительные меры для ликвидации прорвавшейся группировки противника.

Контрудар войск Сталинградского фронта, нанесенный из района Самофаловки, заставил командование 6-й армии противника повернуть ее 14-й танковый и 8-й армейский корпуса фронтом на север и ослабить нажим на Сталинград с северо-запада.

Для обороны города с северо-запада были выдвинуты истребительные батальоны рабочих, отряды народного ополчения и части 10-й дивизии НКВД, несколько противотанковых истребительных полков, а также батальон морской пехоты Волжской флотилии под командованием капитана 3 ранга П. М. Телевного. В полную боевую готовность приводится Северная группа кораблей (канонерские лодки "Чапаев" и "Усыскин", бронекатера No 14, 23, 34, 51 и 54), которой командовал командир дивизиона бронекатеров капитан-лейтенант С. П. Лысенко{43}.

После прорыва немецко-фашистских войск к Волге осложнилось управление силами Волжской флотилии, развернутыми от Замьян до Саратова. Береговой флагманский командный пункт (БФКП), находившийся в северной части города, уже не обеспечивал непрерывной связи со штабами бригад и отдельных групп кораблей. Поэтому 23 августа БФКП командующего Волжской флотилией пришлось заново оборудовать на левом берегу Волги у Красной Слободы. В протоке находился хорошо замаскированный штабной корабль "Тура", поддерживавший связь со штабом фронта, штабами бригад кораблей и взаимодействовавших с флотилией армий.

Вскоре недалеко от Красной Слободы был развернут командный пункт командующего войсками фронта. Возможность непосредственного общения с командованием и офицерами штаба фронта позволяла командующему флотилией быть в курсе обстановки, своевременно ставить перед соединениями и частями боевые задачи, гибко управлять их действиями.

Флагманские командные пункты командиров бригад и Северной группы кораблей размещались на штабных кораблях в зоне действий армий, которым оперативно подчинялись эти соединения и части флотилии. Это в значительной мере облегчало взаимодействие сил флотилии с сухопутными войсками.

С 23 по 28 августа корабли Северной группы своим артиллерийским огнем поддерживали части 124-й стрелковой бригады, 99-й танковой бригады и батальон морской пехоты флотилии. Эти силы наступали с рубежа Орловка Рынок в северном направлении вдоль правого берега Волги, навстречу войскам левого фланга 66-й армии, наносившим удар из района Ерзовки. Канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев" вели огонь с закрытых позиций на реке Ахтуба по заявкам командира 124-й стрелковой бригады. Бронекатера дерзко прорывались на фланги противника и своим сосредоточенным артиллерийским и минометным огнем срывали атаки его пехоты и танков.

Эти контрудары войск Сталинградского фронта не привели к ликвидации группировки противника, прорвавшейся к Волге севернее Сталинграда, но они дали возможность выиграть время для усиления обороны города и приостановить наступление противника с севера. В целом же положение на этом фланге обороны Сталинграда оставалось тяжелым, 62-я армия оказалась отрезанной от основных сил Сталинградского фронта.

Нелегким было положение наших войск и южнее Сталинграда. 4-я танковая армия гитлеровцев 23 августа вклинилась в расположение наших войск до 25 км. В результате десятидневных упорных боев противник вышел к внутреннему оборонительному обводу Сталинграда с запада и юго-запада. Наши 62-я и 64-я армии были отведены за внутренний оборонительный обвод. В этих оборонительных боях с 24 августа непосредственное участие принимали корабли и плавучие батареи 1-й и 2-й бригад речных кораблей флотилии.

Таким образом, 23 и 24 августа корабли и плавучие батареи Волжской флотилии начали систематическую артиллерийскую поддержку наших сухопутных войск на северном и южном флангах обороны Сталинграда.

В первой половине сентября войска 62-й и 64-й армий вели ожесточенные бои на внутреннем обводе обороны Сталинграда. Военный совет Сталинградского фронта 1 сентября принял обращение к войскам, в котором разъяснялась смертельная опасность, нависшая над Сталинградом, выражалась непоколебимая вера в силу сопротивления защитников города и в то, что этот бастион на Волге не будет сдан.

Это обращение было доведено и до моряков Волжской флотилии, действовавших плечом к плечу с героическими защитниками Сталинграда. Контр-адмирал Д. Д. Рогачев, дивизионный комиссар П. Т. Бондаренко, капитан 1 ранга М. И. Федоров, командиры и военкомы бригад кораблей, другие коммунисты зачитали обращение офицерскому составу, выступили на митингах. Моряки флотилии выразили свою непреклонную решимость с честью выполнить свои задачи по содействию сухопутным войскам, оборонявшим Сталинград.

Чтобы ослабить натиск немецко-фашистских войск на Сталинград, выиграть время для усиления обороны города и подтягивания резервов, Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 3 сентября потребовала нанести контрудар войсками, расположенными севернее и северо-западнее Сталинграда. С этой целью левое крыло Сталинградского фронта было усилено резервами. Перед войсками 64-й и 57-й армий была поставлена задача не допустить выхода немецко-фашистских армий к правому берегу Волги южнее города. Волжская флотилия получила приказ оказать артиллерийскую поддержку сухопутным войскам севернее и южнее Сталинграда.

Утром 5 сентября части 24-й, 1-й гвардейской и 66-й армий перешли в наступление с рубежа Самофаловка, Ерзовка с задачей разгромить соединения 6-й немецкой армии, прорвавшиеся к Волге севернее Сталинграда, и ликвидировать разрыв между Сталинградским и Юго-Восточным фронтами, отвлечь на себя часть сил врага, рвавшихся к городу с северо-запада. На приречном фланге удар вдоль правого берега Волги наносила 66-я армия.

Со стороны северной окраины Сталинграда на соединение с войсками 66-й армии наступали 124-я и 99-я танковая бригады, батальон морской пехоты флотилии и 10-я стрелковая дивизия НКВД. Канонерские лодки "Усыскин", "Чапаев" и бронекатера Северной группы кораблей имели задачу поддержать артиллерийским огнем действия группировки войск 62-й армии, наступавших с рубежа Рынок, Перевальная на Латашанку, Винновку. Левофланговые приречные части 66-й армии поддерживал отряд бронекатеров капитан-лейтенанта А. Ф. Аржавкина.

Канонерские лодки "Усыскин" (командир - капитан-лейтенант И. А. Кузнецов, военком - политрук А. П. Грищенко), "Чапаев" (командир - старший лейтенант Н. И. Воронин, военком - политрук Н. А. Новоселов) заняли закрытые огневые позиции на реке Ахтуба у села Безродное, позволявшие вести огонь в радиусе до 22 км. Бронекатера были сосредоточены у левого берега Волги в устье Ахтубы. Некоторые из них, имевшие 76-мм орудия, могли вести огонь в радиусе до 15 км с закрытых огневых позиций, а бронекатера No 41 и 61, вооруженные реактивными минометными установками, предназначались для ночных прорывов на фланги противника и обстрела его войск с малых дистанций.

Корабельные корректировочные посты были развернуты в боевых порядках переднего края сухопутных частей. Через них передавались целеуказания на канонерские лодки и бронекатера{44}. Отряд бронекатеров капитан-лейтенанта А. Ф. Аржавкина (No 111, 112, 113 и 121) должен был днем вести огонь с закрытых огневых позиций, а ночью, прорываясь на приречные фланги частей противника, обстреливать скопления его войск и боевой техники по целеуказаниям командира 451-й стрелковой дивизии 66-й армии.

С 5 по 13 сентября корабли Северной группы и отряда капитан-лейтенанта А. Ф. Аржавкина, а с 7 сентября и 680-я железнодорожная береговая батарея флотилии своим огнем поддерживали наступление сухопутных войск. Артиллеристы канонерских лодок и бронекатеров истребили сотни фашистов, уничтожили десятки танков и самоходных орудий, подавили огонь более тридцати вражеских артиллерийских и минометных батарей. Особой смелостью и дерзостью отличались набеговые действия бронекатеров, неоднократно прорывавшихся на фланги противника. Эти корабли своим огнем с Волги срывали бешеные контратаки вражеской пехоты и танков, подавляли многочисленные артиллерийские и минометные батареи гитлеровцев. В те дни Волжская флотилия впервые ввела в действие бронекатера, вооруженные реактивной артиллерией.

Наступление войск левого крыла Сталинградского фронта и правофланговых частей 62-й армии севернее и северо-западнее Сталинграда, продолжавшееся с 5 по 13 сентября, не получило своего развития. Не удалось ликвидировать разрыв между Сталинградским и Юго-Восточным фронтами. Однако эти наступательные действия сорвали попытку врага ворваться в город с северо-запада, способствовали успеху оборонительного сражения на Волге. Для отражения натиска советских войск на этих участках немецко-фашистское командование было вынуждено снова использовать значительные силы 6-й армии и ослабить наступление на Сталинград с запада. Войска 62-й и 64-й армий выиграли время для укрепления внутреннего оборонительного рубежа.

В то время когда войска левого крыла Сталинградского фронта наносили контрудар севернее Сталинграда, 57-я и 64-я армии при содействии 1-й и 2-й бригад речных кораблей сдерживали удар танковых и механизированных корпусов 4-й немецкой танковой армии, рвавшихся к правому берегу Волги на участке Райгород - Бекетовка.

Канонерские лодки 1-й и 2-й бригад речных кораблей с 24 августа поддерживали войска 64-й и 57-й армий с огневых позиций в районе Светлого Яра и Красноармейска. Они ежедневно вели обстрел скоплений пехоты и танков противника в районах Дубового Оврага, Б. Чапурников, Тундутово и Ивановки, помогали сухопутным частям сдерживать противника на подступах к Волге.

2 сентября 1942 года канонерские лодки 1-й и 2-й бригад речных кораблей, плавучие батареи No 97, 98, а также два отряда бронекатеров перешли в оперативное подчинение командующего артиллерией 57-й армии. Они получили приказ оказать артиллерийскую поддержку частям 15-й гвардейской, 422-й и 244-й стрелковых дивизий в районе Ивановки{45}.

Командиры дивизий, взаимодействовавших с Волжской флотилией, высоко оценили действия артиллерии кораблей и плавучих батарей. Она эффективно помогала сухопутным войскам сражаться с гитлеровскими полчищами на берегах Волги. Командир 422-й стрелковой дивизии генерал-майор И. К. Морозов в своем отзыве отмечал, что точность и скорострельность морских орудий вызывали восторг у воинов соединения. Узнав, что дивизия нуждается в артиллерийской поддержке, контр-адмирал Д. Д. Рогачев с группой артиллеристов и офицеров - операторов штаба флотилии переправился через реку у о. Сарпинский и прибыл на командный пункт генерал-майора И. К. Морозова, чтобы согласовать взаимодействие артиллерии флотилии и оборонявшихся частей.

Совместными усилиями дивизии и кораблей были сорваны все попытки врага прорваться к Волге у Красноармейска{46}.

3 - 13 сентября канонерские лодки, плавучие батареи и бронекатера флотилии сотни раз открывали огонь по танкам и пехоте противника, помогали войскам 57-й армии отражать натиск вражеских танков и пехоты, упорно рвавшихся к Волге у Красноармейска и Купоросного.

Командующий 57-й армией генерал-майор Ф. И. Толбухин подчеркивал, что в ожесточенных боях личный состав Волжской флотилии показал высокую выучку и стойкость. Благодаря отличным действиям артиллеристов кораблей, плавучих батарей, героизму матросов, старшин и офицеров попытки противника прорваться к Волге у Красноармейска были отбиты с большими для него потерями{47}.

Потерпев неудачу в попытках взять Сталинград с ходу, немецко-фашистское командование к середине сентября 1942 года перегруппировало и усилило свои войска для решительного штурма города. Задача овладения Сталинградом была возложена на 6-ю немецкую армию, усиленную 48-м танковым корпусом. 4-я танковая армия противника должна была выйти на правый берег Волги южнее города. Фланги 6-й и 4-й танковой немецких армий прикрывались румынскими и итальянскими войсками.

Для штурма гитлеровцы сосредоточили 13 дивизий (до 170 тыс. человек), 500 танков, около 3 тыс. орудий и минометов, с воздуха эта группировка поддерживалась 4-м воздушным флотом{48}.

Замысел противника состоял в том, чтобы, создав многократное превосходство в силах, нанести удары из района Гумрака и Б. Ельшанки, разгромить 62-ю армию, оборонявшую северную и центральную части Сталинграда.

Гитлеровцы, захватив накануне гряду пологих высот, песчаных холмов и курганов, держали город и переправы на Волге под огнем артиллерии.

13 сентября противник начал штурм Сталинграда. 6-я армия, наступавшая из района Гумрака и авиагородка в сторону Мамаева Кургана и вокзала, наносила главный удар по нашим оборонявшимся войскам. Несмотря на многократное превосходство в силах, гитлеровцы в этот день лишь на отдельных участках вклинились в боевые порядки нашей 62-й армии. Утром 14 сентября, сосредоточив на узком участке 6 дивизий, противник сумел овладеть Мамаевым Курганом и вокзалом Сталинград I. Одновременно три дивизии 4-й танковой армии противника прорвались на стыке 62-й и 64-й армий и вышли к правому берегу Волги у Купоросного. 62-я армия оказалась отрезанной от главных сил фронта с юга.

Таким образом, с 14 сентября в Сталинграде оставалась только 62-я армия, прижатая к узкой простреливаемой противником полосе правого берега Волги. Ее войска, усиливаемые резервами Ставки Верховного Главнокомандования, при поддержке авиации и Волжской флотилии еще более двух месяцев стойко удерживали город, изматывали и истребляли противника, приковывали к себе значительные силы его войск.

В этот период артиллерийская поддержка войск, оборонявших Сталинград, по-прежнему оставалась одной из главных задач Волжской флотилии. Командование фронта после прорыва немецко-фашистских войск к Волге и южнее Сталинграда 1-ю бригаду речных кораблей, усиленную плавучими батареями No 97, 98 и двумя отрядами бронекатеров, подчинило оперативно 64-й армии. Северная группа кораблей оставалась в оперативном подчинении 62-й армии. 2-я бригада речных кораблей поддерживала 57-ю армию{49}.

В непосредственных оборонительных боях за Сталинград армейская и фронтовая артиллерия использовалась в тесном взаимодействии с артиллерией флотилии. При этом обычно сохранялся принцип оперативной подчиненности бригад и групп кораблей армиям. Иногда артиллерия кораблей и плавучих батарей сосредоточивалась в руках командующего артиллерией фронта.

Боеприпасов для морских орудий было немного. И чтобы использовать их наиболее эффективно, начальник штаба флотилии капитан 1 ранга М. И. Федоров, его заместитель капитан 2 ранга Е. С. Колчин, начальники штабов 1-й и 2-й бригад речных кораблей капитаны 3 ранга А. И. Цибульский и В. А. Кринов, командиры дивизионов канонерских лодок капитан-лейтенанты А. З. Павлов и А. А. Комаров, флагманские артиллеристы флотилии, 1-й и 2-й бригад речных кораблей четко согласовали планы и методы боевого применения артиллерии флотилии с командующими артиллерией 62, 64, 57 и 66-й армий. Обычно ей отводились для обстрела те объекты, которые были наиболее уязвимы со стороны Волги. Канонерские лодки и плавучие батареи, вооруженные 100-мм морскими артиллерийскими орудиями и пушками-гаубицами (152-мм), должны были вести стрельбу с закрытых огневых позиций с помощью корректировочных наблюдательных постов в боевых порядках оборонявшихся дивизий. Бронекатера, вооруженные 76-мм орудиями и установками реактивной артиллерии, могли вести огонь с закрытых огневых позиций и на ходу с прорывом непосредственно на фланги противника. 680-я железнодорожная батарея располагала самыми дальнобойными в Сталинграде морскими орудиями.

Большое внимание уделялось артиллерийской разведке и организации корректировки огня. Огневые позиции канонерских лодок, плавучих батарей и бронекатеров выбирались с таким расчетом, чтобы можно было вести как сосредоточенную централизованную стрельбу, так и децентрализованный огонь отдельными кораблями. Предусматривался маневр кораблей и плавучих батарей на огневых позициях. Велись карты целеуказаний и артиллерийской разведки.

Командующий флотилией контр-адмирал Д. Д. Рогачев издал специальный приказ, обобщавший опыт боевого использования артиллерии флотилии за первые недели боев на Волге. В приказе подчеркивалась необходимость совершенствования мастерства артиллеристов в стрельбе по невидимым целям при управлении огнем с помощью береговых корабельных корректировочных постов, повышения артиллерийской подготовки командиров бронекатеров. Командующий флотилией потребовал смело использовать сложные виды артиллерийской стрельбы (пристрелка с сопряженным наблюдением, перенос огня от репера и т. д.); практиковать разбор ведения огня, добиваться наибольшей точности и высокой эффективности в поражении целей; командирскую подготовку направить на повышение навыков боевого использования артиллерии; поддерживать самую тесную повседневную связь с армейскими артиллеристами; повышать выучку боевых расчетов артиллерии кораблей и плавучих батарей{50}.

В те дни Народный комиссар Военно-Морского Флота в телеграмме напомнил морякам флотилии их священную обязанность вместе с воинами Красной Армии измотать и обескровить врага, разбить и отбросить его от Волги. Телеграмма заканчивалась выражением уверенности в том, что они с честью выполнят возложенные на них задачи{51}.

На партийных и комсомольских собраниях, политинформациях и беседах матросы, старшины и офицеры кораблей и частей обменивались мнениями о том, как лучше выполнить то или иное боевое задание командования, наиболее эффективно использовать оружие для истребления немецко-фашистских оккупантов. Вся партийно-политическая работа целеустремлялась на то, чтобы каждый моряк глубоко проникся чувством личной ответственности за судьбу Родины, непоколебимой верой в нашу победу над заклятым врагом. Коммунисты и комсомольцы в жестоких боях на Волге проявляли образцы стойкости, воинского мастерства и храбрости, были твердой опорой командиров в выполнении боевых заданий.

В самый тяжелый период битвы на Волге моряки 2-й бригады речных кораблей на митингах приняли обращение ко всему личному составу флотилии, в котором призвали организовать боевое соревнование по истреблению живой силы и техники врага, подчеркнули, что жгучая ненависть к оккупантам должна проявляться в конкретных делах и подвигах, в беспощадной мести.

"Каждый комендор и пулеметчик, - говорилось в обращении, - должен помнить, что, если он сегодня не убил фашиста, значит, день потерян даром, враг будет продолжать осквернять нашу советскую землю. В боях за великую русскую реку Волгу, воспетую в былинах и песнях народа, за город-герой на Волге, овеянный славой гражданской войны, проявим всю нашу любовь к Родине и Коммунистической партии. Волга была и будет свободной могучей водной артерией Советского Союза! Дорога к Волге должна стать и станет дорогой гибели фашистских извергов. Высокая стойкость, крепкая дисциплина, мощные удары по врагу - залог гибели оккупантов, залог нашей победы"{52}. Это обращение нашло горячий отклик у всех моряков флотилии.

Чтобы сдержать натиск противника с юга, запада и севера, командование фронта усилило 62-ю армию резервами, организовало контрудар севернее и северо-западнее Сталинграда. Было отражено наступление 4-й танковой армии противника южнее города. Планировалось нанесение удара войсками 66-й армии с севера, вдоль правого берега Волги, с целью соединения с 62-й армией. Одновременно 124-я стрелковая бригада полковника С. Ф. Горохова при содействии Северной группы кораблей должна была возобновить наступление в северном направлении на соединение с войсками левого приречного фланга 66-й армии.

Южной подгруппе артиллерии фронта ставилась задача во взаимодействии с артиллерией канонерских лодок и плавучих батарей 1-й и 2-й бригад флотилии нанести удар по скоплению танков и пехоты противника в пригороде Минина, у высоты 126,6, а также у МТС, станции Воропоново и села Алексеевка; не допустить прорыва этой группировки на левый фланг 62-й армии{53}.

Обстановка в Сталинграде, после того как 62-я армия была отрезана от главных сил фронта, находившихся севернее и южнее города, не позволяла сосредоточивать на правом берегу Волги артиллерию среднего и крупного калибра. Трудно было маневрировать этой артиллерией в городе - войска не имели возможности сохранять тягачи, лошадей. Затруднялась и подача боеприпасов. Поэтому пушечные и гаубичные полки дивизий и бригад, оборонявшихся в городе, оставались на левом берегу Волги и вели огонь по заявкам командиров этих соединений и командующего артиллерией армии. На этом берегу находилась и фронтовая артиллерийская группа, предназначенная для поддержки защитников Сталинграда.

Из состава флотилии в оперативном подчинении командующего артиллерией 62-й армии оставалась лишь 680-я береговая железнодорожная батарея. Артиллерийские корабли и плавучие батареи флотилии находились в оперативном подчинении командующих артиллерией фронта, 64, 57 и 66-й армий{54}.

В период с 13 по 26 сентября ожесточенные бои шли за центральную и южную части города, заводские поселки "Красный Октябрь" и "Баррикады". Фронтовая и армейские артиллерийские группы, в состав которых входили корабли и плавучие батареи, в эти дни оказали эффективную помощь героическим защитникам Сталинграда.

В то время когда 62-я армия отбивала беспрерывные атаки немецко-фашистских войск, рвавшихся к Волге в центре Сталинграда и к его северо-западным подступам, 64-я и 57-я армии во взаимодействии с кораблями флотилии вели упорные сковывающие бои против 4-й танковой армии противника южнее города. Канонерские лодки "Громов" и "Руднев", плавучие батареи No 97 и 98, включенные в состав фронтовой артиллерийской группы, были развернуты на огневых позициях в районе Культбаза, о. Сарпинский и у левого берега Волги, выше Красноармейска. Они должны были, взаимодействуя с войсками 64-й армии, уничтожать скопления пехоты и танков противника, прорвавшихся к правому берегу Волги между рекой Царица и балкой Купоросное{55}.

Два отряда бронекатеров 1-й бригады речных кораблей (8 единиц), находившиеся в оперативном подчинении командующего артиллерией 64-й армии, занимали огневые позиции за о. Сарпинский с задачей вести огонь по противнику в районах пригорода Минина, Елыпанки и Песчанки. Канонерские лодки "Киров", "Федосеенко" и "Щорс", отряд бронекатеров прикрывали переправы у Светлого Яра и поддерживали артиллерийским огнем войска 57-й армии.

С 13 по 26 сентября канонерские лодки "Громов" (командир капитан-лейтенант И. М. Шеин, военком - политрук В. С. Черняк), "Руднев" (командир - старший лейтенант Н. Ф. Чистовский, военком - политрук С. К. Горшков); плавучие батареи No 97 (командир - старший лейтенант И. П. Петров, военком - политрук Ф. А. Семенов) и 98 (командир - старший лейтенант И. Ю. Цирс, военком - политрук Б. Д. Молодцов) в составе фронтовой артиллерийской группы своим огнем активно поддерживали 64-ю и 62-ю армии Юго-Восточного фронта, нанося удары по танкам и моторизованной пехоте врага, рвавшимся к Сталинграду с юга и к Волге на участке Купоросное - Красноармейск.

13 - 16 сентября противник бросил на Купоросное свыше 100 танков и две моторизованные дивизии. Эта южная окраина города, оборонявшаяся 126-й стрелковой дивизией 64-й армии, несколько раз переходила из рук в руки. Сосредоточив в балке у Ельшанки и в пригороде Минина резервы танков, артиллерии и пехоты, гитлеровцы стремились любой ценой прорваться к Волге, захватить и расширить важный правобережный участок южнее Сталинграда{56}.

В течение двух суток канонерские лодки "Громов" и "Руднев", плавучие батареи No 97 и 98, отряд бронекатеров старшего лейтенанта П. Ф. Мороза более 30 раз открывали сосредоточенный огонь, помогая частям 126-й стрелковой дивизии отражать атаки войск противника. В этих боях особенно отличились лейтенант М. Г. Грязнов и политрук Б. Д. Молодцов. Находясь на переднем крае обороны, они четко корректировали огонь канонерских лодок и плавучих батарей. Умело руководили боевыми расчетами командиры орудий Шелков, Шуркалин, Макаров, Гущин, Коган и Рында.

За четверо суток боев (с 13 по 16 сентября) канонерскими лодками и плавучими батареями было уничтожено и подбито 12 танков, подавлено 14 артиллерийских и к минометных батарей, истреблено свыше 1000 гитлеровцев. Только 14 сентября, в самый напряженный день боев за Купоросное, когда к Волге рвалось более 50 танков, комендоры подбили и уничтожили 11 танков, истребили до 350 румынских солдат и офицеров{57}.

Успешно действовали также экипажи бронекатеров старшего лейтенанта П. Ф. Мороза. В дни, когда гитлеровцы рвались к правому берегу Волги южнее Сталинграда, они вели артиллерийский и минометный огонь по вражеской пехоте и танкам, наступавшим в районе Купоросное, Ельшанка и Пригорода Минина. При этом нередко прорывались непосредственно к правому берегу Волги. В этих боях ими было уничтожено 4 танка и до 200 гитлеровцев.

К исходу 16 сентября немецко-фашистские войска закрепились на правом берегу Волги в районе Купоросное - Лесная Пристань, но расширить этот плацдарм не смогли. Войска 64-й и 57-й армий во взаимодействии с кораблями и плавучими батареями флотилии сковывали значительные силы противника.

Канонерские лодки "Громов" и "Руднев", плавучие батареи No 97 и 98, два отряда бронекатеров 1-й бригады речных кораблей в течение десяти дней, с 17 по 26 сентября, помогли войскам 64-й армии отбить десятки вражеских атак. За отличное выполнение задач артиллерийской поддержки войск 64-й армии командование фронта 28 сентября 1942 года наградило 15 матросов, старшин и офицеров 1-й бригады речных кораблей. В числе награжденных были лейтенанты М. Г. Грязнов, А. В. Щербаков, политрук В. С. Черняк, старшины 2-й статьи Я. А. Коган, И. Н. Павлов, А. С. Рында, матрос А. В. Белов и другие{58}.

Канонерские лодки дивизиона капитан-лейтенанта А. З. Павлова "Киров" (командир - старший лейтенант А. И. Исаков, военком - политрук А. А. Тверской), "Федосеенко" (командир - старший лейтенант И. П. Окунев, военком - политрук И. К. Федоров) и "Щорс" (командир - старший лейтенант П. Ф. Карасиков, военком - политрук М. М. Николаев), отряд бронекатеров 2-й бригады речных кораблей артиллерийским огнем поддерживали 57-ю армию, которая обороняла подступы к правому берегу Волги от Красноармейска до Райгорода.

Чтобы ослабить натиск противника на 62-ю армию в Сталинграде, командование фронта решило нанести контрудар силами 57-й армии во взаимодействии со 2-й бригадой речных кораблей южнее Красноармейска, где были сосредоточены румынские части. 25 - 26 сентября решительными действиями 15-й гвардейской дивизии и кораблей флотилии противник был выбит из ряда населенных пунктов. Он потерял убитыми и ранеными более двух тысяч солдат и офицеров. За отличную стрельбу командующий артиллерией 57-й армии объявил благодарность артиллеристам 2-й бригады речных кораблей{59}.

680-я железнодорожная береговая батарея включилась в артиллерийскую поддержку войск 62-й армии 7 сентября, когда немецко-фашистские войска вышли на подступы к Сталинграду с запада. Батарея занимала огневые позиции на Тракторном заводе и вела огонь лишь по указанию командующего артиллерией армии. Считаясь с ограниченной живучестью этих орудий и недостатком боеприпасов к ним (имелось на 3 ствола всего 1197 снарядов), он отдавал приказания об открытии огня только по тем объектам противника, которые были недосягаемы по дальности для полевой артиллерии. За две недели боев - с 13 по 26 сентября - артиллеристы батареи около 30 раз вели огонь по скоплениям живой силы и боевой техники противника. 15 сентября, например, в районе поселка Сталинградский и Кирпичного завода было обнаружено до 50 танков и более 300 автомашин с войсками и грузами. Моряки-артиллеристы произвели 28 трехорудийных залпов. Противник не досчитался десятков боевых машин. Взлетели на воздух склады боеприпасов, возникло много очагов пожара. 23 сентября западнее Городища противник сосредоточил более 1000 автомашин с войсками. Батарея обрушила на них сосредоточенный огонь. 26 сентября она подвергла интенсивному обстрелу скопление танков в Гумраке{60}.

Северная группа кораблей и отряд бронекатеров поддерживали приречные фланги 62-й и 66-й армий в наступлении и обороне. Хотя контрудары этих войск севернее и северо-западнее города не привели к ликвидации разрыва между Сталинградским и Юго-Восточным фронтами, они в значительной мере облегчили положение 62-й армии в Сталинграде.

Командование фронта 16 сентября 1942 года возложило на Северную группу кораблей артиллерийскую поддержку наступления частей оперативной группы С. Ф. Горохова (124-я и 149-я стрелковые бригады, батальон морской пехоты и другие части) из района Рынка на Латашанку. Она также должна была вести огонь по скоплениям войск противника на правом берегу Волги между Винновкой и Латашанкой. Отряд бронекатеров капитан-лейтенанта А. Ф. Аржавкина, базировавшийся в Дубовке, получил задание поддержать своей артиллерией наступление 66-й армии на Латашанку с севера{61}.

Флагманский артиллерист Северной группы кораблей Я. В. Небольсин разработал план боевого использования артиллерии канонерских лодок "Усыскин", "Чапаев" и бронекатеров совместно с полевой артиллерией частей группы полковника С. Ф. Горохова. После рекогносцировки местности на участке предстоявшего наступления были распределены цели и отработана организация управления артиллерийским огнем.

Наступление 62-й и 66-й армий началось 18 сентября. Канонерские лодки "Усыскин", "Чапаев" и бронекатера Северной группы кораблей совместно с артиллерией и танками 135-й танковой бригады участвовали в артиллерийской подготовке и артиллерийской поддержке наступавших войск. Завязались упорные бои. Части полковника С. Ф. Горохова при поддержке артиллерии Северной группы кораблей продвинулись до 2 км в северном направлении, но Латашанки не достигли.

Канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев" имели свои корректировочные посты в боевых порядках наступавшей 124-й стрелковой бригады. Их возглавляли опытные артиллеристы лейтенанты Н. К. Телепаев и В. М. Загинайло. Это позволяло кораблям вести меткую стрельбу, своевременно переносить огонь на контратакующие танки и пехоту противника, наносить удары в глубине его обороны. За два дня боев (18 - 19 сентября) артиллеристы этих канлодок уничтожили более 300 гитлеровцев, до 50 автомашин с войсками и грузами. Старшины групп комендоров и радистов канлодки "Усыскин" С. И. Дружинский и М. П. Аглодин, наводчик И. Н. Бут обеспечили безотказное действие орудий и бесперебойную связь корректировочного берегового поста с кораблем.

Бронекатера No 14, 21, 51 и 54 в эти дни неоднократно прорывались на фланг оборонявшихся частей противника, обстреливали гитлеровские войска в Каменоломне, Латашанке и Винновке. Бронекатера No 34, 74, 111, 112 и 113 поддерживали наступление 451-й стрелковой дивизии 66-й армии.

20 - 26 сентября корабли Северной группы продолжали оказывать артиллерийскую поддержку частей группы полковника С. Ф. Горохова. На этом участке противник сосредоточил несколько дальнобойных артиллерийских батарей. Они вели интенсивный огонь с закрытых, хорошо замаскированных огневых позиций, неуязвимых со стороны нашей полевой артиллерии. Канлодки "Усыскин" и "Чапаев" сосредоточенным огнем подавили эти батареи противника. Находившийся в это время на командном пункте 124-й стрелковой бригады командующий фронтом генерал-полковник А. И. Еременко с восхищением наблюдал за меткой стрельбой моряков канлодок и объявил им благодарность{62}.

Таким образом, при отражении первого натиска гитлеровцев под Сталинградом корабли, плавучие и береговые батареи флотилии своим артиллерийским огнем оказали эффективную помощь 64, 57, 62 и 66-й армиям. За месяц напряженных боев они приобрели большой боевой опыт совместных действий с сухопутными войсками.

Волжская флотилия и в дальнейшем принимала активное участие в героической обороне Сталинграда. В последующее время главные события развертывались перед фронтом 62-й армии в самом городе. Шла ожесточенная борьба за заводские поселки и заводы, кварталы и улицы, дома и подвалы. В этих условиях значение артиллерийской поддержки флотилией войск 62-й и 57-й армий, удерживавших плацдарм на правом берегу Волги у Сталинграда, все более возрастало.

В конце сентября гитлеровцы сосредоточили значительные силы на подступах к заводам. В то же время они намеревались ликвидировать группировку войск правого фланга 62-й армии на орловском выступе северо-западнее города, которая представляла серьезную фланговую угрозу немецко-фашистским войскам, вышедшим к Волге севернее Сталинграда и прорвавшимся к его центру с запада.

Завязались упорные бои за заводские поселки "Красный Октябрь" и "Баррикады". Противник сумел овладеть ими лишь к исходу 4 октября. Более недели вела бои в окружении орловская группировка 62-й армии, приковавшая к себе до четырех дивизий противника. Тем самым она дала возможность укрепить резервами части, оборонявшие заводские районы города. В период с 27 сентября по 5 октября 62-я армия была усилена еще шестью дивизиями. Ценой огромных потерь немецко-фашистские войска ворвались 14 октября на Тракторный завод и захватили часть его цехов. Однако им не удалось разорвать фронт обороны 62-й армии в городе.

15 октября противник возобновил наступление на Тракторный завод. Он бросил в бой сотни танков и самоходных орудий. Вражеская авиация почти непрерывно бомбила боевые порядки 62-й армии. Под натиском превосходящих сил наши части были вынуждены отойти на север. К исходу дня гитлеровцам удалось занять весь Тракторный завод и выйти на этом участке к Волге. Защитники завода влились в оперативную группу полковника С. Ф. Горохова, которая занимала оборону в районах Рынка, Спартановки.

Части 62-й армии, поддерживаемые кораблями Северной группы Волжской флотилии, прочно удерживали свои рубежи до конца оборонительного сражения на Волге.

16 октября немецко-фашистские войска возобновили наступление, нанося главный удар от Тракторного завода на юг, вдоль правого берега Волги, с задачей разобщить основные силы 62-й армии, оборонявшие заводы "Красный Октябрь" и "Баррикады". Положение становилось критическим. Однако усиление наших войск 138-й стрелковой дивизией, переправленной кораблями Волжской флотилии 17 октября, и контрудар войск Донского фронта сорвали этот замысел противника.

Упорные бои за заводы "Красный Октябрь" и "Баррикады" продолжались до конца октября. Они отличались ожесточенностью и огромным напряжением. Героические защитники города проявили в эти дни исключительную стойкость и мужество. Моряки Волжской флотилии делали все возможное, помогая войскам Сталинградского фронта выстоять. Не смолкали орудия кораблей и плавучих батарей. Через Волгу в осажденный Сталинград шел непрерывный поток войск, боеприпасов и других грузов. С каждым днем усиливалось боевое взаимодействие сухопутных войск и моряков флотилии.

Одним из важнейших условий высокого боевого порыва личного состава флотилии, его отваги и выносливости явилась активная и умело поставленная партийно-политическая работа. Командиры и политработники, политорганы, партийные и комсомольские организации глубоко разъясняли положение на Волге, приказы и директивы Ставки Верховного Главнокомандования и командования Сталинградского фронта, значение героической обороны Сталинграда в общем ходе войны с фашистской Германией, широко пропагандировали героические подвиги наших воинов в битве на Волге.

В мобилизации личного состава на успешное выполнение боевых заданий командования, в пропаганде славных боевых традиций армии и флота большую роль играла газета "За родную Волгу", начавшая выходить с середины октября.

Призывы партии и Верховного Главнокомандования "Стоять насмерть!", "Ни шагу назад!", "Смерть немецким оккупантам!" легли в основу партийно-политической работы на кораблях и в частях; ее содержание, формы и методы определялись значением и характером боевых задач.

На канонерских лодках, плавучих и береговых батареях, например, очень важно было добиться максимально эффективной артиллерийской стрельбы. А это во многом зависело от подбора боевых расчетов корректировочных постов и управляющих огнем, от личного примера коммунистов и комсомольцев в боях. Поэтому эти вопросы были в центре внимания командиров, политработников, партийных и комсомольских организаций. Расположение канонерских лодок и плавучих батарей на закрытых огневых позициях позволяло регулярно проводить партийные и комсомольские собрания, собрания личного состава, митинги, доклады, беседы и политинформации.

Бронекатера и тральщики плавали днем и ночью под постоянным воздействием авиации и артиллерии врага. В этом случае главным образом применялись индивидуальные формы работы с матросами, старшинами и офицерами. Перед выходом на боевые задания командиры и политработники собирали личный состав, разъясняли характер задачи и условия ее выполнения. Коммунисты и комсомольцы получали поручения провести работу с личным составом на боевых постах.

На бронекатерах и тральщиках часто выходили начальники политотделов бригад и их заместители, комиссары дивизионов и отрядов, инструкторы политотделов. Они помогали командирам этих кораблей организовывать и вести партийно-политическую работу в боевых условиях, своим личным примером вдохновляли матросов, старшин и офицеров на героические подвиги.

Во время октябрьских боев на Волге особенно усилился приток заявлений в партию. На соединениях, кораблях и в частях флотилии в соответствии с решениями ЦК ВКП(б) от 19 августа и 5 декабря 1941 года партийные ряды росли за счет особо отличившихся в боях моряков. Если за июль, август и сентябрь в партию вступило 82 человека, то только за октябрь- 111, в комсомол за август и сентябрь было принято 43 человека, за октябрь - более 40{63}.

Еще активнее и целеустремленнее партийно-политическая работа на флотилии велась с установлением в армии и на флоте полного единоначалия{64}. Политработники получили возможность уделять ей больше внимания.

Во время боев за заводские районы Сталинграда исключительное значение приобрело использование артиллерии с левого берега Волги, а также с кораблей и плавучих батарей флотилии. Поэтому командование войсками Сталинградского фронта 12 октября объединило всю артиллерию во фронтовую группу, конкретизировало задачи артиллерии армий и флотилии.

Канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев", 4 бронекатера по-прежнему должны были поддерживать части группы полковника С. Ф. Горохова, не допустить форсирования Волги противником на участке Акатовка - Латашанка.

Тесно увязывались действия артиллеристов Северной группы кораблей, 135-й танковой бригады и гаубичного полка. Группа артиллерии дальнего действия 62-й армии (полк пушечной артиллерии резерва Ставки Верховного Главнокомандования, канлодки "Громов" и "Руднев", плавбатареи No 97, 98) поддерживала войска правого фланга 64-й армии и левого фланга 62-й армии.

Канлодки "Киров", "Федосеенко" и "Щорс" входили в артиллерийскую группу 57-й армии в районе Красноармейска.

Бронекатера отряда капитан-лейтенанта А. Ф. Аржавкина получили задачу не допустить форсирования Волги противником в районе Томилина{65}.

Такая организация позволяла централизовать боевое использование артиллерии для поддержки 62, 64 и 57-й армий, осуществлять маневр артиллерией в ходе боев за Сталинград.

Бронекатера 1-й и 2-й бригад кораблей привлекались для эпизодической артиллерийской поддержки войск 62, 64 и 66-й армий.

680-я железнодорожная батарея оставалась в оперативном подчинении командующего артиллерией 62-й армии. Она поддерживала своим огнем части 112-й стрелковой дивизии. Батарея подвергалась непрерывным артобстрелам и бомбардировкам авиации, но продолжала действовать. Под ураганным огнем противника артиллеристы быстро восстанавливали поврежденные бронетранспортеры, устраняли неисправности в орудиях и снова открывали стрельбу. 14 октября во время бомбардировки Тракторного завода был разбит бронетранспортер No 1. Получили повреждения основания, бронетранспортеров No 2, 3. Когда противник занял завод, батарейцы вместе с частями 112-й стрелковой дивизии пробились к Волге и переправились на о. Зайцевский.

На этом закончились боевые действия 680-й железнодорожной батареи флотилии. За период с 7 сентября по 15 октября из 134 человек боевого расчета она потеряла 43. Но урон, причиненный ею врагу, был во много крат большим. От метких залпов ее дальнобойных морских орудий противник потерял немало солдат и офицеров, сотни танков и автомашин, десятки складов боеприпасов.

С 12 по 31 октября корабли Северной группы систематически поддерживали артиллерийским огнем части группы полковника С. Ф. Горохова, которые занимали оборону в районе Рынка. Гитлеровцы десятки раз предпринимали сильные атаки против нее с севера, запада и юга. Но каждый раз они откатывались назад. 16 - 19 октября канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев" и бронекатера с реактивными минометными установками помогли этой группе отбить более десяти атак танков и пехоты противника, наступавших из Латашанки и Спартановки.

Корабли Северной группы продолжали вести огонь по заявкам полковника С. Ф. Горохова до конца октября. В отдельные дни они расходовали до 600 снарядов.

Огонь фронтовой и флотильской артиллерии, обеспечение кораблями переправы подкреплений помогли группе отбить бешеный натиск превосходящих сил врага.

Канонерские лодки и плавучие батареи флотилии с 12 по 31 октября оказывали систематическую артиллерийскую поддержку войскам 64-й и 57-й армий южнее Сталинграда. К артиллерийской поддержке эпизодически привлекались также бронекатера 1-й и 2-й бригад речных кораблей.

Особенно активно канонерские лодки, плавучие батареи и бронекатера действовали 25 - 30 октября во время контрудара войск правого фланга 64-й армии в районе Купоросное, Зеленая Поляна, на стыке с 62-й армией. Этому контрудару предшествовала мощная артиллерийская и авиационная подготовка. В артподготовке участвовали корабли флотилии.

Войска правого фланга 64-й армии, перейдя в наступление, при поддержке артиллерии флотилии взломали оборону врага и за три дня боев продвинулись до 4 км в направлении Купоросное и Зеленой Поляны. Оттянув на себя значительные силы противника, они облегчили положение 62-й армии у заводов "Красный Октябрь" и "Баррикады".

Бои за Сталинград в конце октября характерны тесным взаимодействием сухопутных войск, авиации и флотилии во всей полосе нашей обороны. Командование фронта ежедневно разрабатывало планы их совместных действий против наиболее мощных группировок танков и мотопехоты противника{66}.

1-я бригада кораблей тщательно подготовила канонерские лодки, плавучие батареи и бронекатера к артиллерийской поддержке наступления 64-й армии. Контр-адмирал С. М. Воробьев, капитан 2 ранга С. Д. Бережной и капитан 3 ранга А. И. Цибульский лично проверили готовность кораблей к ведению огня, дали указание командирам снарядов не жалеть, выполнять все заявки дивизий. Корректировочные посты были развернуты в боевых порядках наступавших войск.

За время контрудара 64-й армии, с 25 по 31 октября, канонерские лодки "Громов" и "Руднев", плавучие батареи No 97 и 98, бронекатера более 60 раз вели артиллерийский огонь, израсходовали свыше 3000 снарядов. Канонерские лодки "Киров", "Федосеенко" и "Щорс" в эти дни вели огонь по танкам и пехоте, поддерживали части 57-й армии в районах Тундутово, Дубовый Овраг.

31 октября канонерские лодки (кроме "Чапаева" и "Усыскина"), плавучие батареи No 97 и 98 направились в район Астрахани и Гурьева на зимнее базирование и ремонт. Для обеспечения переправ войск Сталинградского фронта и артиллерийской поддержки была сформирована Сталинградская группа кораблей в составе канонерских лодок "Усыскин" и "Чапаев", 1-го и 2-го дивизионов бронекатеров (бронекатера No 11, 12, 13, 14, 23, 25, 26, 51, 53, 54, 61, 62, 63, 74 и 103) и тральщиков (No 332, 333, 535 и 351){67}. Возглавил эту группу командир 1-й бригады речных кораблей контр-адмирал С. М. Воробьев.

Канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев" продолжали оказывать систематическую артиллерийскую поддержку частям группы полковника С. Ф. Горохова. Бронекатера привлекались к выполнению этой задачи эпизодически.

Артиллерия Сталинградской группы кораблей активно использовалась для огневой поддержки войск 62-й армии в северной части города до полного разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом.

Огневая поддержка 62-й и 66-й, 64-й и 57-й армий имела огромное значение на всех этапах оборонительного сражения на Волге - с момента прорыва немецко-фашистских войск к северной окраине города до перехода советских войск в контрнаступление. Артиллерия флотилии в этих боях сыграла немалую роль, существенно дополнив огонь полевой артиллерии фронтов сталинградского направления.

На переправах

Во время оборонительного этапа битвы на Волге и в ходе подготовки советских войск к контрнаступлению (июль - октябрь 1942 года) резервы Ставки Верховного Главнокомандования доставлялись железнодорожным и водным транспортом к Саратову и Камышину.

62, 57 и 64-я армии получали пополнения с левого берега Волги через переправы в их операционных зонах.

Эвакуация населения и раненых с правого берега Волги на левый также осуществлялась с помощью переправочных средств.

Фронты сталинградского направления в значительной мере были зависимы от использования транспортных судов Нижне-Волжского пароходства, боевых кораблей и вспомогательных судов Волжской флотилии для непосредственной переправы войск и воинских грузов через Волгу летом и осенью 1942 года. Это объяснялось отсутствием мостов через Волгу южнее Сталинграда, значительной шириной реки, достигающей местами 1500 метров, нехваткой инженерных переправочных парков, а также большими трудностями в защите понтонных мостов и паромных переправ в условиях господства в воздухе авиации противника.

Большая вместимость и высокая маневренность транспортных самоходных судов позволяли быстро и скрытно переправлять воинские соединения с их вооружением и материально-техническими средствами снабжения для усиления армий, сражавшихся на правом берегу реки. К выполнению этой задачи широко привлекались также боевые корабли Волжской флотилии. Их главное преимущество в данном случае состояло в том, что они, переправляя подкрепления, могли преодолевать противодействие артиллерии, минометов и пулеметов войск противника, вышедших к Волге.

Наличие многочисленных протоков и затонов на левом берегу реки давало возможность выбирать скрытые места сосредоточения переправлявшихся войск.

Командование войск Сталинградского фронта в первые же дни битвы на Волге поставило перед флотилией в качестве одной из главных задач обеспечение переправ у Сталинграда. А 23 августа 1942 года, после прорыва немецко-фашистских войск к Волге, значительная часть тральщиков и бронекатеров была выделена для непосредственной переправы войск и воинских грузов в зоне действий 62, 57 и 64-й армий.

30 августа Военный совет фронта принял специальное решение об оборудовании переправ через Волгу у Сталинграда. Командующий Волжской флотилией, начальник инженерных войск фронта и уполномоченный Народного комиссариата речного флота СССР получили задание разработать план расстановки средств и организации переправ{68}. Ко 2 сентября этот план был составлен и утвержден.

Из пяти переправ две (No 2 Центральная, No 5 у Культбазы) обеспечивались Волжской флотилией. Их пропускная способность составляла до 55 тыс. человек в сутки{69}.

Тральщики Волжской флотилии наряду с тралением Волги у Сталинграда переправляли войска и военные грузы, эвакуировали раненых и гражданское население.

С 23 августа по 13 сентября тральщиками и бронекатерами было доставлено в Сталинград свыше 7000 бойцов и командиров, более тысячи тонн боеприпасов, горючего и продовольствия, 404 автомашины, 385 лошадей, вывезено 7700 раненых и 1500 человек эвакуируемого населения{70}.

С оставлением нашими войсками Мамаева Кургана и станции Сталинград I создалась угроза прорыва противника к Волге в центре боевых порядков 62-й армии. Чтобы восстановить положение на этом участке обороны, командование фронта в ночь на 15 сентября переправило на тральщиках Волжской флотилии и малых судах Сталинградского порта 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию полковника А. И. Родимцева, которая с ходу вступила в бой и 16 сентября выбила гитлеровцев с Мамаева Кургана и завязала бои за вокзал Сталинград I.

В течение двух недель 62-я армия была усилена тремя стрелковыми дивизиями, одной танковой и двумя стрелковыми бригадами. Значительная часть этих войск перевозилась тральщиками и бронекатерами флотилии под сильным огнем противника.

В первые две недели натиска гитлеровцев на Сталинград тральщики и бронекатера флотилии переправили в город с левого берега более 9000 бойцов и командиров, 360 тонн боеприпасов и продовольствия, сотни автомашин и другие грузы. Из Сталинграда они вывезли более 4600 раненых{71}.

Кораблям приходилось действовать на переправе под непрерывным огнем вражеской артиллерии и бомбардировками авиации. Героизм моряков был массовым. В те дни особенно отличились экипажи тральщиков, возглавлявшихся старшим лейтенантом К. К. Теслей. Тральщик No 322 под командованием старшины 1-й статьи К. В. Трушкина доставил в Сталинград 3172 человека с вооружением, вывез 640 раненых. Корабль нес потери в людях, получил более ста осколочных и пулевых пробоин, но оставался в строю и успешно выполнял боевые задания.

Тральщик No 337, которым командовал старшина 2-й статьи Г. М. Пинегин, перевез в Сталинград 2600 бойцов и командиров, вывез 460 раненых. Во время одного из рейсов вражеская мина разорвалась на палубе. Корабль загорелся. Моряки, проявив высокую организованность и выдержку, ликвидировали пожар и вовремя доставили подкрепления 62-й армии.

15 сентября, во время переброски дивизии полковника А. И. Родимцева в Сталинград, тральщик No 323 получил прямое попадание вражеского снаряда. Были убиты и ранены пять моряков. Тральщик стал тонуть. В эти критические минуты моторист старшина 1-й статьи В. А. Мордвинов сумел заделать пробоину и организовал спасение 47 раненых бойцов. Сам он последним покинул борт корабля.

Младший лейтенант А. Н. Вертюлин 19 сентября под огнем противника принял на тральщик 75 раненых бойцов и командиров. Он лично вынес из горевшего на берегу здания и доставил на корабль восемь бойцов.

Тральщик No 344 на подходе к Купоросному из-за малых глубин не мог ошвартоваться у берега, чтобы выгрузить боеприпасы. Тогда матросы В. Г. Россомахин, П. П. Денисов и В. В. Полетаев под огнем врага доставили снаряды и мины на шлюпке.

Таких примеров можно привести множество.

В ходе боев за Сталинград значение и масштабы доставки через Волгу подкреплений нашим сражавшимся армиям все более возрастали. А в завершающие недели оборонительного сражения обеспечение переправ стало важнейшей задачей флотилии. При выполнении ее кораблям приходилось преодолевать сильное противодействие артиллерии и авиации противника. Значительной была и минная опасность. С конца сентября и до перехода наших войск в контрнаступление каждый рейс бронекатеров и тральщиков в Сталинград проходил под огнем противника, требовал предельного напряжения физических и моральных сил экипажей. Несмотря на исключительные трудности, матросы, старшины и офицеры флотилии бесперебойно доставляли подкрепления и военные грузы героическим защитникам Сталинграда.

Когда немецко-фашистские войска отрезали с севера и юга 62-ю армию и вышли к центру города, все переправы у Сталинграда оказались в зоне досягаемости их артиллерийского огня. Гитлеровцы понимали, что, пока 62-я армия получает подкрепления с восточного берега Волги, будет не так-то просто сломить ее сопротивление в осажденном городе. Поэтому одновременно с натиском на Сталинград с севера, запада и юга противник предпринимал массированные налеты авиации на наши переправы, подвергал интенсивному обстрелу бронекатера, тральщики, плавсредства.

Военный совет фронта постановлением от 24 сентября подчинил в оперативном отношении 9 тральщиков и 4 вспомогательных корабля Волжской флотилии начальнику инженерных войск 62-й армии для обеспечения центральных переправ. Это же постановление обязывало командование флотилии в случае необходимости представлять для эвакуации раненых бронекатера по заявкам начальника инженерных войск фронта{72}. Руководство кораблями, занимавшимися переправой войск и эвакуацией раненых, было возложено на командование Отдельной бригады траления (командир бригады - капитан 1 ранга П. А. Смирнов, начальник штаба - капитан 3 ранга В. А. Кринов, начальник политического отдела - полковой комиссар Ф. Я. Отмахов).

Командование и штаб флотилии, поддерживая тесную связь с фронтом и его армиями, конкретно руководили тральщиками и бронекатерами, действовавшими на переправах, умело регулировали оперативное напряжение кораблей, чтобы обеспечить их длительную боевую деятельность. Политический отдел организовывал партийно-политическую работу, исходя из характера и особенностей боевых задач и обстановки, складывавшейся в ходе оборонительного сражения на Волге, большое внимание уделял расстановке политработников, коммунистов и комсомольцев в соединениях, на кораблях и в частях.

Во время боев за заводские поселки "Красный Октябрь" и "Баррикады" 62-я армия, сдерживая бешеный натиск противника, нуждалась в бесперебойном пополнении резервами войск, в боеприпасах и других видах снабжения. Нужно было также своевременно эвакуировать большое количество раненых из Сталинграда. Между тем решение этой задачи постоянно осложнялось. Если до конца сентября тральщики совершали ночные рейсы через Волгу при относительно слабом противодействии противника, то после его выхода на правый берег Волги у Купоросное и в центральную часть города наши переправы круглосуточно находились под огнем вражеской артиллерии. Они также подвергались систематическим ударам авиации противника. В этих условиях обеспечение бесперебойной работы переправ требовало совместных усилий фронта и флотилии, правильного планирования переброски через реку войск и грузов, надежного прикрытия перевозок авиацией и артиллерией.

Пункты приема войск и грузов, располагавшиеся на реке Ахтуба и протоках левого берега Волги, прикрывались истребительной авиацией и зенитной артиллерией Сталинградского фронта. Основная масса войск перевозилась тральщиками. На переходе и особенно в Сталинграде их прикрывали артиллерийским огнем бронекатера. Эти катера тоже принимали на борт войска и грузы, но с таким расчетом, чтобы можно было без помех маневрировать, использовать артиллерию, минометы и пулеметы.

В тех случаях, когда нужно было экстренно переправить воинские части, вооружение и боеприпасы в город или вывезти раненых из угрожаемых районов, использовались главным образом бронекатера, обладавшие высокой скоростью хода, сравнительно мощным вооружением и хорошей маневренностью.

Для обеспечения перехода тральщиков и бронекатеров в Сталинград и обратно привлекалась фронтовая артиллерия.

27 сентября, когда создалось тяжелое положение в районе центральных переправ, командующий флотилией контр-адмирал Д. Д. Рогачев приказал командиру Отдельной бригады траления капитану 1 ранга П. А. Смирнову выделить для перевозки войск и эвакуации раненых 5 тральщиков и 6 бронекатеров, лично руководить их действиями на переправах, организовать тесное взаимодействие с минометным полком, получившим задание своим огнем прикрыть переправы на этом участке фронта{73}.

С 27 сентября по 13 октября бронекатера и тральщики под ожесточенным огнем противника переправили с левого берега в город около 11 тыс. бойцов и командиров, более 600 тонн боеприпасов, вывезли из города 6797 человек раненых и гражданского населения{74}.

Экипажи кораблей действовали смело и решительно.

6 октября тральщик No 341 следовал в Сталинград к Тракторному заводу, приняв на борт более 200 бойцов и командиров, десятки ящиков с минами и снарядами. В боевой рубке находились дивизионный минер старший лейтенант Н. М. Лялин, командир тральщика старшина 2-й статьи В. Я. Салаженцев. На середине Волги корабль подвергся обстрелу фугасными и зажигательными снарядами. Был убит старшина Салаженцев. На корабле возник пожар. Погиб старшина 1-й статьи М. Н. Тихонин. Смертельно ранило дивизионного минера. Превозмогая страшную боль, Лялин приказал рулевому идти тем же курсом, а сам стал руководить борьбой личного состава за живучесть корабля. Вскоре скончался и он.

Моряки тральщика потушили пожар, доставили в Сталинград пополнение и боеприпасы.

6 - 9 октября бронекатера No 61, 62 и 63 переправляли войска и боеприпасы из района Культбазы к заводу "Красный Октябрь". Противник подвергал их интенсивному артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха. Корабли несли потери в людях, получили серьезные повреждения, но боевое задание выполнили успешно.

На бесстрашные, самоотверженные действия своим личным примером воодушевляли воинов коммунисты командир отряда старший лейтенант Б. Н. Житомирский, накануне принятый в члены партии, и военком младший политрук Д. П. Медведев. Они участвовали в каждом рейсе, организовывали четкое взаимодействие между бронекатерами в бою, умело руководили ими.

В одном из рейсов бронекатер No 62 лейтенанта Н. Д. Жиленко получил тяжелые повреждения и потерял управление. К нему подошел и взял на буксир бронекатер No 61, на борту которого находились командир и военком отряда. Б. Н. Житомирский, раненный в обе ноги, продолжал руководить действиями катеров. От артиллерийско-минометного огня противника катера загорелись, а на буксируемом затопило два отсека. В эти критические минуты Б. Н. Житомирский и Д. П. Медведев сумели мобилизовать моряков на решительные действия.

На бронекатере No 61 главный старшина В. М. Дуда и старшина 1-й статьи Н. М. Кривонос, собрав все свои силы и умение, обеспечили бесперебойную работу моторов. Комендоры М. О. Брызгалов, А. М. Куликов и И. Л. Пустовойт вели меткий огонь по артиллерийским и минометным батареям противника. Командир отделения рулевых М. Г. Ребров был ранен, но оставался у штурвала.

На бронекатере No 62 секретарь комсомольской организации В. И. Цуркан и матрос М. Е. Шадрин более двух часов находились в затопленном отсеке, заделывая пробоины и откачивая воду. Большую выдержку и мужество проявили в борьбе за спасение своего корабля старшина группы мотористов М. И. Терентьев и коммунист матрос А. Г. Подлескин. В машинном отсеке бушевал пожар, но это не помешало им устранить все боевые повреждения и заделать пробоины.

Несмотря на ураганный огонь гитлеровцев, каждый действовал смело, проявляя выдержку, находчивость и ловкость. В результате пожар был потушен, повреждения устранены. Истекавший кровью Б. Н. Житомирский вывел бронекатера из-под обстрела, и они достигли левого берега Волги. Здесь силы покинули отважного командира, он потерял сознание. В госпитале ему ампутировали ногу. Но Борис Николаевич Житомирский не оставил боевого строя, продолжал участвовать в сражении на Волге.

Во время самых напряженных боев в Сталинграде Военный совет Сталинградского фронта потребовал сосредоточения всех усилий флотилии на обеспечении переправ 62-й армии{75}. К доставке резервов через реку в город в те дни привлекались не только ранее выделенные тральщики и бронекатера, но и значительная часть других кораблей. Бронекатера Северной группы кораблей переправляли пополнения и военные грузы для частей группы полковника С. Ф. Горохова, занимавших оборону у Рынка{76}. Моряки флотилии выполняли эту свою задачу непрерывно, днем и ночью, под ожесточенным огнем противника. Каждый хорошо понимал, как велико значение порученного им дела в отражении натиска вражеских полчищ. Переправляя резервы, они в то же время интенсивным огнем орудий и минометов бронекатеров поддерживали оборонявшиеся войска.

Экипаж тральщика No 337 под командованием коммуниста старшины 2-й статьи Г. М. Пинегина, награжденного орденом Красного Знамени, за две недели октября переправил в осажденный Сталинград более 2000 человек пополнения, вывез 1155 раненых. 19 октября очередным рейсом корабль доставил в район завода "Баррикады" более 300 человек. Там он принял на борт 75 раненых. В этом рейсе тральщика участвовали командир дивизиона тральщиков старший лейтенант А. П. Ульянов, командир отряда младший лейтенант А. Н. Вертюлин и дивизионный механик старший инженер-лейтенант А. А. Винскоусов. При возвращении из Сталинграда корабль подвергся сильному обстрелу. В результате разрыва двух вражеских снарядов образовались большие пробоины в борту. Вода хлынула вовнутрь корабля. Старший лейтенант А. П. Ульянов, младший лейтенант А. Н. Вертюлин, командир тральщика Г. М. Пинегин прилагали все усилия к тому, чтобы спасти корабль. Но слишком велики были повреждения. Тральщик вместе с экипажем и ранеными пошел ко дну{77}.

Бронекатера No 53 и 62 в ночь на 29 октября доставили в Сталинград 476 человек пополнения, 24 тонны боеприпасов и 5 минометов, вывезли 745 раненых. При погрузке мин на палубе разорвался вражеский снаряд. 9 моряков было убито и ранено. Загорелись ящики с минами. Катер в любую минуту мог взлететь на воздух. Положение спас старшина 2-й статьи В. И. Цуркан. Рискуя собственной жизнью, он выбросил горевшие ящики с минами за борт{78}.

С 14 по 31 октября на переправах действовало более 30 бронекатеров и тральщиков, до 20 вспомогательных судов флотилии. Ими было доставлено в Сталинград 15868 бойцов и командиров, 561 тонна боеприпасов, продовольствия и других грузов. Корабли вывезли из города на левый берег Волги 12068 человек раненых и гражданского населения. Флотилия потеряла 5 тральщиков и бронекатер{79}.

В первой половине ноября продолжались атаки противника севернее, западнее и южнее Сталинграда. 62-я армия вела ожесточенные бои за заводы "Красный Октябрь" и "Баррикады". Военный совет Сталинградского фронта заботился о том, чтобы снабдить ее всем необходимым до наступления полного ледостава. Корабли флотилии оставались единственным средством фронтового командования в обеспечении бесперебойного питания 62-й армии через Волгу.

Командование, политические органы и партийные организации флотилии принимали все меры к тому, чтобы в условиях наступавшего ледостава и все возраставшего противодействия противника не снижать темпов и масштабов доставки войск, боеприпасов и продовольствия 62-й армии, стойко оборонявшей Сталинград.

Большой подъем среди личного состава вызвали призывы ЦК партии к советскому народу, армии и флоту в связи с 25-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. На митингах и торжественных собраниях моряки флотилии выражали свою решимость и впредь с честью выполнять боевые задания, внести достойный вклад в разгром гитлеровских войск на Волге.

Комсомольцы с воодушевлением встретили приветствие ЦК ВЛКСМ, в котором давалась высокая оценка их боевым действиям в битве на Волге и выражалась твердая уверенность, что моряки Волжской флотилии еще больше преумножат славные боевые традиции Советского Военно-Морского Флота. В приветствиях Военных советов Черноморского, Краснознаменного, Балтийского, Северного и Тихоокеанского флотов, Каспийской и Краснознаменной Амурской флотилий с гордостью отмечались славные боевые дела моряков Волжской флотилии, подчеркивалась великая ответственность защитников Сталинграда за судьбу Родины.

Воины флотилии глубоко сознавали эту ответственность. Они делали все, что было в их силах, чтобы 62-я армия непрерывно получала пополнения и боеприпасы. В первой декаде ноября на переправах действовали бронекатера и тральщики. Каждую ночь они совершали по нескольку рейсов, доставляя в Сталинград войска и грузы, эвакуируя раненых. 1 ноября, например, эти корабли переправили в город 2600 человек пополнения, 24 тонны боеприпасов, вывезли 1150 раненых, а 3 ноября доставили на правый берег Волги 3032 человека, 52 тонны боеприпасов, вывезли 1670 раненых{80}.

В первых числах ноября у завода "Баррикады" противник сосредоточил 5 пехотных и 1 танковую дивизию, 3 специальных усиленных саперных батальона. 11 ноября эти силы после мощной артиллерийской и авиационной подготовки начали штурм завода с нескольких направлений. Одновременно гитлеровцы атаковали завод "Красный Октябрь". Ценою огромных потерь им удалось прорвать оборону 241-й стрелковой дивизии на участке в 200 м и выйти к Волге южнее завода "Баррикады", отрезав 138-ю дивизию от основных сил 62-й армии. Эта дивизия отразила многочисленные атаки трех дивизий врага, истребила тысячи гитлеровцев. Она прочно удерживала свои рубежи в восточной части завода "Баррикады" на участке в 700 м по фронту и 400 м в глубину.

Противник усиливал натиск и на участках, которые обороняли основные силы 62-й армии у "Красного Октября" и частей группы полковника С. Ф. Горохова. Однако наши войска не только удерживали свои позиции, но и сами при поддержке фронтовой и корабельной артиллерии переходили в контратаки.

С 10 ноября на переправах из-за тяжелых ледовых условий могли действовать только бронекатера. Они имели мощные силовые установки и были способны подавлять огнем артиллерии, минометов и пулеметов вражеские огневые точки, обстреливавшие участки высадки войск и разгрузки боеприпасов. Если до начала ледостава бронекатера совершали за ночь два-три рейса, то теперь на каждый рейс затрачивалось 10 - 15 часов. Нередко бронекатера, не успев за ночь преодолеть льды, с рассветом оказывались на открытом пространстве Волги, на виду у противника, открывавшего ураганный огонь. Однако и в этих тяжелейших навигационных и боевых условиях не ослабевал поток войск и грузов в осажденный Сталинград, не прекращалась эвакуация раненых. Только за первые два дня нового штурма противником Сталинграда, 11 - 12 ноября, было доставлено 62-й армии около 4000 человек пополнения и более 120 тонн боеприпасов. За 18 дней ноября общий объем перевозок войск и боеприпасов для 62-й армии бронекатерами и тральщиками флотилии составил 21225 бойцов и командиров, 717 тонн боеприпасов и других грузов. Из Сталинграда было вывезено около 12000 раненых{81}.

Моряки бронекатеров сутками не спали, проявляли исключительную стойкость, выносливость и героизм. Когда, например, в критическом положении оказалась 138-я стрелковая дивизия, командование фронта 11 ноября потребовало выделить 7 бронекатеров. В строю имелось всего 2 катера. За несколько часов моряки ввели в строй еще 5 бронекатеров. В назначенное время они начали переправлять подкрепления и грузы для этой дивизии.

Бронекатера No 53, 61 и 62 в тяжелых ледовых условиях за два рейса перевезли в Сталинград более тысячи солдат и офицеров. Во время переправы на бронекатерах лейтенантов А. А. Николаева и Н. Д. Жиленко перегрелись и вышли из строя моторы. Командир катера No 53 лейтенант И. Д. Карпунин получил приказание до рассвета вывести потерявшие ход бронекатера в Шадринский затон. Старшина группы мотористов Охрименко, матросы Журавлев, Иванов, Карпов и Киреев заверили его, что машины выдержат перегрузку при буксировке. И они сделали все возможное, чтобы моторы работали исправно. К рассвету вышедшие из строя бронекатера последовательно были выведены с Волги в Шадринский затон. Во время буксировки катер Карпунина удачно маневрировал, уклоняясь от обстрела вражеской артиллерии, и вел огонь по врагу.

В ходе оборонительного сражения на Волге корабли Волжской флотилии переправили в осажденный Сталинград 62 225 бойцов и командиров, более 15000 тонн боеприпасов, продовольствия и других грузов, около 500 автомашин, сотни лошадей и повозок. Из города они вывезли 44 790 раненых, женщин, стариков и детей. Это имело огромное значение в героической обороне Сталинграда. Бывший командующий 62-й армией Маршал Советского Союза В. И. Чуйков в своих воспоминаниях пишет:

"...Неоценимую услугу армии оказывали моряки Волжской флотилии под командованием контрадмирала Д. Д. Рогачева. Каждый рейс через Волгу был связан с большим риском для жизни экипажей, но не было случая, чтобы из-за трусости какой-нибудь катер или пароход задержался с грузами на том берегу.

О роли моряков этой флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, возможно, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и без продовольствия и не выполнила бы своей задачи"{82}.

Эта высокая оценка выдающегося советского полководца воздает должное героическим действиям моряков Волжской флотилии в обороне Сталинграда.

Успешно действовали на волжских переправах более 160 самоходных и несамоходных транспортных судов Нижне-Волжского пароходства. Именно транспортными речными судами переправлялась через Волгу основная масса войск, воинских грузов и эвакуируемого населения в июле - ноябре 1942 года. Подвиги волжских речников занимают достойное место в летописи Великой Отечественной войны. Многие капитаны и механики, штурманы и шкиперы, мотористы и связисты транспортных судов Нижне-Волжского бассейна за мужество и стойкость, проявленные на переправах во время битвы на Волге, удостоены высоких правительственных наград.

Плечом к плечу

Наряду с артиллерийской поддержкой сухопутных частей, оборонявших Сталинград, и перевозками войск, эвакуируемого населения и воинских грузов флотилия выполняла и другие боевые задачи.

31 октября Северная группа кораблей высадила десант в районе Латашанки и поддерживала артиллерийским огнем его действия на берегу.

Планом предусматривалось высадить два усиленных батальона 300-й стрелковой дивизии с целью овладеть Латашанкой и тем самым облегчить положение частей оперативной группы полковника С. Ф. Горохова. Предполагалось, что десант при артиллерийской поддержке кораблей и 300-й стрелковой дивизии соединится с нашими войсками в районе Рынка.

В 1 час 30 мин. 31 октября из Шадринского затона вышли четыре бронекатера с ротой автоматчиков. За ними на рейсовых катерах шли остальные десантники первого эшелона. Из-за слабой артиллерийской подготовки противодесантная оборона противника не была подавлена. Гитлеровцы оказали упорное сопротивление. Высадить весь батальон не удалось. В бою за высадку погибли командир и офицеры штаба десанта. Высаженные подразделения попали в плотный боевой порядок вражеской обороны - против них действовало более двух батальонов пехоты и 25 танков противника.

Двухдневные попытки подбросить подкрепления закончились безуспешно. Не удалась и попытка снять десантников. При этом погибли многие матросы, старшины и офицеры, в том числе герой боев на Днепре и Волге капитан 3 ранга С. П. Лысенко{83}. Флотилия потеряла также два бронекатера.

1 ноября бронекатер No 34 лейтенанта Н. И. Гламаздина при попытке высадить подкрепление десанту в Латашанке попал под сосредоточенный огонь противника. Был убит командир катера, выбыла из строя значительная часть экипажа. Корабль сел на мель. Комсомолец радист старшина 2-й статьи И. К. Решетняк оказал медицинскую помощь раненым морякам. Он более суток находился в радиорубке и систематически по радио докладывал командованию об обстановке. Вокруг рвались вражеские снаряды и авиабомбы, однако Решетняк не прекращал связи. В перерывах между сеансами старшина подготовил секретные документы и радиоаппаратуру к эвакуации. Следующей ночью подошла шлюпка и сняла с катера убитых и раненых. Сам радист совершил два рейса на шлюпке за документами, пулеметами и радиостанцией. Старшина Решетняк за этот подвиг удостоен ордена Ленина.

Несмотря на то что почти весь десант погиб, гитлеровцы вынуждены были ослабить натиск на части оперативной группы полковника Горохова.

Десятки тысяч военных моряков принимали участие в боях на суше в составе армий фронтов сталинградского направления. Батальон морской пехоты Волжской флотилии под командованием капитана 3 ранга П. М. Телевного входил в группу полковника С. Ф. Горохова, действовавшую на северной окраине Сталинграда. 66-я морская стрелковая бригада полковника А. Д. Державина, закаленная в боях на Карельском фронте и Таманском полуострове, героически сражалась за город в составе 64-й армии. 154-я морская стрелковая бригада, отличившаяся в боях на Калининском фронте, снискала себе добрую славу и на берегах Волги. Более 20 тысяч моряков-тихоокеанцев и амурцев сражались в составе 2-й гвардейской армии генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского.

Вот несколько эпизодов, характерных для всей боевой деятельности морской пехоты в обороне Сталинграда.

Когда противник прорвался к правому берегу Волги севернее Сталинграда, командование фронта вместе с другими частями перебросило на этот участок сводный батальон морской пехоты капитана 3 ранга П. М. Телевного. В ночь на 27 августа рота моряков под командованием старшего лейтенанта А. В. Горшкова во взаимодействии с танками овладела деревней Орловка. В то же время рота военинженера 3 ранга Г. Г. Речкина выбила гитлеровцев с высоты 10,3 и к утру прикрыла подступы к поселку Тракторного завода.

31 августа группа минеров Волжской флотилии под командованием старшего лейтенанта О. К. Селянкина проникла во вражеский тыл в большой излучине Дона.

Запуская по течению плавучие фугасы, она разрушала переправы противника через Дон ниже станицы Калачинская. Минеры успешно выполнили боевое задание и 22 сентября благополучно вернулись в свою часть.

Так же смело и дерзко действовал отряд матросов и старшин 146-й роты 2-й бригады речных кораблей флотилии в ночь на 29 октября. Получив задание произвести разведку боем, морские пехотинцы взорвали и обстреляли 20 дзотов и землянок и возвратились, захватив в плен 6 гитлеровцев. Ценные сведения, полученные от пленных, помогли нашим войскам овладеть межозерным дефиле.

* * *

Советские войска, проявив массовый героизм и несгибаемую стойкость, выиграли ожесточенную оборонительную битву на Волге. Героическая оборона Сталинграда позволила советскому командованию выиграть время для подготовки мощного контрнаступления на южном крыле советско-германского фронта.

Решающим условием этого выдающегося успеха явились животворный патриотизм советских людей, их беспредельная преданность делу Коммунистической партии и социалистической Родине, величайшая вера в победу над врагом. Партия объединяла и направляла самоотверженные усилия воинов и тружеников тыла, своей организаторской и идеологической работой вдохновляла их на бессмертный подвиг в обороне Сталинграда.

Значительную роль в этой грандиозной оборонительной битве сыграла Волжская военная флотилия.

В донесении командования войск Сталинградского фронта Верховному Главнокомандованию от 10 октября 1942 года говорилось:

"С первых дней боев за Сталинград Волжская флотилия оказывает наземным войскам огромную помощь в уничтожении противника, наступающего на город. Особенно большая поддержка оказывалась в последние недели. С 23 августа до 10 октября 1942 года моряки Волжской флотилии истребили до 8 батальонов пехоты, уничтожили и подбили 38 танков, 11 автомашин, взорвали 5 складов боеприпасов, подавили 38 артиллерийских и минометных батарей, 32 пулеметные точки, сбили 8 самолетов. Перевезено через Волгу до 30 тысяч человек пехоты, 1200 тонн боеприпасов, 404 автомашины, эвакуировано 20 тысяч раненых и более 5 тысяч человек гражданского населения"{84}.

Командующие войсками 62, 64 и 57-й армий также дали высокую оценку действиям моряков Волжской флотилии.

За героизм, стойкость и высокое боевое мастерство, проявленные в обороне Сталинграда, более 300 матросов, старшин и офицеров флотилии были награждены орденами и медалями. Канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев" удостоились ордена Красного Знамени, а 1-й и 2-й дивизионы бронекатеров стали гвардейскими{85}. Все моряки, участвовавшие в битве на Волге, награждены медалями "За оборону Сталинграда".

Политорганы и партийные организации флотилии проявили себя боевыми помощниками командиров, умело мобилизовывали моряков на образцовое выполнение заданий командования, обеспечивали авангардную роль коммунистов в боях, их активность в агитационно-пропагандистской работе с личным составом, тесную повседневную связь с беспартийными моряками. Большое внимание уделялось партийному руководству комсомольскими организациями.

Активную организаторскую и пропагандистскую работу на кораблях и в частях вели офицеры политического отдела флотилии К. П. Амбросенко, Ф. А. Вьюгин, Я. М. Вайнер, Б. Е. Вольфсон, Г. В. Гуренков, А. Г. Калужский, А. В. Петров, Э. А. Прилутский, С. Г. Серков, В. М. Сидоров, В. Я. Сутягин, А. З. Шилин и другие. Они повседневно помогали партийным и комсомольским организациям в разъяснении морякам решений ЦК партии, приказов и директив советского командования, обобщали боевой опыт лучших воинов и подразделений и делали его достоянием всех моряков флотилии.

В дни обороны Сталинграда особенно усилился поток заявлений моряков о вступлении в партию и комсомол. За июль - ноябрь 1942 года было принято в ряды партии и комсомола 432 человека - лучшие, отличившиеся в боях матросы, старшины и офицеры. Это значительно больше, чем за первое полугодие 1942 года. В боевых действиях Волжской флотилии, протекавших в наиболее тяжелый период Великой Отечественной войны, подвергались самым строгим испытаниям основные положения советского военно-морского искусства о действиях сил Военно-Морского Флота на речном театре, а также практически решались проблемы подготовки речного транспортного и промыслового флота к использованию в условиях военного времени и защиты водной коммуникации стратегического значения.

Богатый боевой опыт, разносторонняя эффективная деятельность Волжской флотилии в период обороны Сталинграда дают основания для определенных обобщений.

Прежде всего напрашивается вывод, что сформирование речной флотилии в бассейне Волги было своевременным и вполне оправдавшим себя мероприятием Государственного Комитета Обороны и Народного комиссариата Военно-Морского Флота. К тому времени, когда возникла необходимость в поддержке фронтов сталинградского направления силами Военно-Морского Флота на берегах Волги и обозначилась явная угроза Волжско-Каспийскому водному пути, флотилия была уже подготовлена к решению свойственных ей боевых задач.

В практике флотилии оправдали себя также основные положения советского военно-морского искусства о боевом использовании сил Военно-Морского Флота на реках, входящих в операционные зоны фронтов. В то же время флотилия внесла много нового в советское военное и военно-морское искусство.

Волга, эта крупнейшая река Европейской части СССР, летом и осенью 1942 года приобрела важнейшее оперативно-стратегическое значение как естественный водный рубеж. Длительная оборона Сталинграда, необходимость защиты речных перевозок потребовали широкого использования сил Волжской флотилии.

В соответствии с теоретическими взглядами, сложившимися в Военно-Морском Флоте в предвоенные годы, советские речные военные флотилии действовали исключительно в интересах сухопутных войск. Основными видами их содействия фронтам и армиям являлись артиллерийская поддержка приречных флангов сухопутных войск, обеспечение переправ своих войск и защита речных перевозок.

Решая эти задачи, Волжская флотилия вносила значительный вклад в успех оборонительного сражения с немецко-фашистскйми полчищами у Сталинграда. Для ее боевой деятельности были наиболее характерны артиллерийская поддержка сухопутных войск на оперативном плацдарме у Сталинграда, обеспечение переправ войск фронтов сталинградского направления, противоминная и противовоздушная оборона перевозок на Нижней Волге.

В предвоенные годы уделялось большое внимание строительству и развитию речных флотилий как оперативных объединений Советского Военно-Морского Флота, предназначенных для совместных действий с сухопутными войсками в наступательных и оборонительных операциях на приречных флангах и операционных направлениях. Правильными были взгляды на направленность развития классов кораблей и боевых средств речных флотилий, а также на способы их оперативного и тактического использования. Боевая подготовка отвечала в основном характеру боевых действий на реках в современной войне.

Вместе с тем в строительстве и развитии речных флотилий в предвоенные годы имели место и серьезные недостатки, которые дали себя знать в 1941 1942 годах, особенно на Волге.

На всех флотилиях (кроме Краснознаменной Амурской) недоставало артиллерийских кораблей-мониторов и канонерских лодок, вооруженных орудиями среднего калибра. Предполагалось, что в случае войны этот недостаток будет восполнен использованием в качестве канонерских лодок переоборудованных речных транспортных судов.

Поскольку на Волге вовсе не было мониторов, оборудованные в военное время из транспортов канонерские лодки должны были составлять основу ядра боевых артиллерийских кораблей Волжской флотилии. Однако ресурсы речного транспортного флота оказались слабыми, а значительная часть приписанных к Военно-Морскому Флоту судов была технически непригодна. На Волге, как и на других реках, пришлось использовать в качестве канонерских лодок транспортные суда постройки 1871 - 1912 годов ("Турксиб", "Красный Дагестан", "Островский", "Бурный", "Красногвардеец"){86}.

Военно-Морской Флот не располагал достаточным количеством новых морских артиллерийских установок среднего калибра для вооружения транспортных судов. Большая часть канонерских лодок оснащалась 100-мм морскими орудиями, в то время как требовались 130-мм и 152-мм артиллерийские установки. Для этих кораблей не хватало также приборов управления артиллерийской стрельбой.

В предвоенные годы были разработаны удачные проекты больших и малых бронекатеров с установкой на них 76-мм башенных танковых орудий и крупнокалиберных пулеметов. Эти катера, обладавшие высокими скоростями хода и хорошей маневренностью, предназначались для решения задач артиллерийской поддержки и переправ сухопутных войск, а также охранения транспортов на переходах. Однако к началу войны наши речные флотилии не получили их от промышленности в запланированных количествах. Явно не хватало бронекатеров и на Волге, хотя они очень хорошо зарекомендовали себя в битве под Сталинградом.

Мало было построено бронекатеров и в 1941 - 1942 годах. Это объяснялось тем, что часть заводов, которые должны были выпустить основную массу бронекатеров, переключалась на несудостроительные военные заказы, а танковая промышленность не поставила необходимого количества артиллерийских и пулеметных башен.

Важной общегосударственной и стратегической проблемой была защита Волжской водной коммуникации. Речным транспортом Европейской части СССР в первом периоде войны было перевезено 1 905 100 человек личного состава армии и флота, 73 900 лошадей и 16 300 повозок, 864 орудия, 433 танка, 10 000 автомашин, 1 198 тракторов, 282 200 тонн воинских грузов. Большая часть этого потока войск и воинских грузов шла по Волге.

На реке значительной была минная опасность. А Волжская флотилия оказалась недостаточно подготовленной к борьбе с неконтактными минами, ставившимися авиацией противника. Она в первое время не имела достаточного количества тральщиков и трального вооружения. Начали решать проблему за счет переоборудования транспортных судов, но не оказалось соответствующих тралов. Тогда энергичными усилиями Народного комиссариата Военно-Морского Флота, Военного совета Сталинградского фронта, городского комитета обороны Сталинграда, Волжской флотилии, рабочих, техников и инженеров сталинградских заводов и военных моряков их производство было налажено на месте.

Одна из главных задач флотилии в 1941 - 1942 годах заключалась в артиллерийской поддержке сухопутных войск. Корабельная артиллерия имела большое значение в обороне Сталинграда, в удержании важного оперативного плацдарма на Волге, прикрытии фронтовых и армейских переправ. Морские орудия калибром 100 мм и выше, которыми были вооружены канонерские лодки и плавучие батареи, успешно вели контрбатарейную борьбу с дальнобойной артиллерией противника. Однако недостаточное количество орудий калибра 130 и 152-мм снижало боевые возможности канонерских лодок.

К артиллерийской поддержке сухопутных войск привлекались также бронекатера и сторожевые корабли, вооруженные артиллерией калибра 76 мм и обладавшие высокой маневренностью.

У Сталинграда впервые в Военно-Морском Флоте были применены бронекатера с реактивными минометными установками. Они эффективно использовались для внезапного обстрела скоплений живой силы и боевой техники противника.

Полностью оправдало себя формирование группировок кораблей из канонерских лодок, плавучих батарей и бронекатеров для систематической артиллерийской поддержки сухопутных войск.

Эпизодически эта задача решалась главным образом бронекатерами по заявкам командиров сухопутных частей.

Канонерские лодки и плавучие батареи действовали, как правило, с закрытых огневых позиций. Корректировка стрельбы осуществлялась корабельными постами, развернутыми на переднем крае нашей обороны.

При хорошо поставленной артиллерийской разведке и четких действиях береговых корректировочных постов достигался высокий эффект огня с наименыцим расходом снарядов.

В период обороны Сталинграда составлялись специальные кодированные карты квадратов для обстрела противника по заявкам сухопутных частей.

Бронекатера вели огонь как с закрытых огневых позиций с помощью высаженных на берег корректировочных постов, так и на ходу, прямой наводкой по видимым целям.

Установки реактивных минометов использовались для коротких огневых налетов по заявкам командиров сухопутных частей.

Новым в практике советских речных флотилий явилось использование на Волге морской артиллерии в составе массированных фронтовых и армейских артиллерийских групп для нанесения сосредоточенных огневых ударов по наступавшим немецко-фашистским войскам в полосе обороны 62, 64 и 57-й армий в сентябре - ноябре 1942 года.

Важнейшей составной частью боевой деятельности Волжской флотилии были оборона и обеспечение переправ наших сухопутных войск. Силы, выделяемые для выполнения этой задачи, определялись как складывавшейся обстановкой, так и возможностями флотилии. Способы обороны и обеспечения переправ были различными. В бассейнах Днепра и Дуная корабли использовались для прикрытия артиллерийским огнем фронтовых и армейских переправ при отходе наших войск через реки. На Волге же бронекатера и тральщики, сторожевые катера и вспомогательные суда зачастую служили основным средством фронтового командования для непосредственной переправы войск и воинских грузов. В самое напряженное время обороны Сталинграда (октябрь - ноябрь. 1942 года) главная тяжесть переброски войск и воинских грузов в Сталинград и вывоза из осажденного города раненых и гражданского населения легла на Волжскую флотилию.

Корабли флотилии, доставляя войскам 62-й армии все необходимое, во многом способствовали ее успеху в стойкой обороне города.

Большие по масштабам и важные в оперативном отношении переброски войск кораблями и вспомогательными судами на сталинградском приречном операционном направлении показали, что речные флотилии наряду с артиллерийской поддержкой в состоянии успешно решать эту важную оперативную задачу содействия армейским частям, а иногда быть единственным средством бесперебойной переправы живой силы и техники через широкую и глубоководную преграду.

В период обороны Сталинграда флотилия столкнулась с большой минной и воздушной опасностью на Волге. Бомбардировки и постановки мин авиацией противника грозили срывом важных для страны и фронта перевозок на Волжско-Каспийском бассейне. Народному комиссариату Военно-Морского Флота, командованию Сталинградского фронта и командованию Волжской флотилии пришлось прилагать большие усилия, чтобы обеспечить бесперебойные перевозки войск, воинских грузов, нефти и нефтепродуктов по Волге.

Волжская флотилия производила боевое траление неконтактных мин, конвоирование транспортных судов бронекатерами и сторожевыми катерами, проводку транспортов за тральщиками на наиболее опасных участках.

Надежная противоминная и противовоздушная оборона перевозок по Волге в условиях сильного противодействия авиации противника и большой минной опасности обеспечивалась сосредоточением в руках командования флотилии всей системы противоминного наблюдения и оповещения, сопровождением транспортов боевыми кораблями, способными отражать налеты авиации противника и осуществлять проводку за тралами. Безопасность перевозок лучше всего достигалась тогда, когда пароходства планировали их в тесном контакте с командованием флотилии и частями Войск ПВО страны.

В полной мере оправдало себя формирование соединений и групп разнородных речных кораблей для комплексного решения задач содействия армиям фронтов сталинградского направления. Большую пользу принесло также придание бронекатеров Отдельной бригаде траления, обеспечивавшей противоминную оборону Волжского водного пути. Они успешно конвоировали суда в зонах, подвергавшихся наибольшему воздействию авиации противника.

Огромных усилий командования флотилии требовало эффективное управление силами, действовавшими в июле - ноябре 1942 года в операционной зоне от Астрахани до Саратова. У Сталинграда 1-я и 2-я бригады речных кораблей и часть кораблей Отдельной бригады траления решали задачи непосредственной артиллерийской поддержки сухопутных частей и обеспечения. К осажденному городу сверху и снизу по Волге шел непрерывный поток войск и воинских грузов. Тральные силы флотилии вели боевое траление фарватеров и обеспечивали проводку судов за тралами, а бронекатера и сторожевые катера прикрывали транспорты от авиации противника.

Создание устойчивого оперативного режима во всей операционной зоне, обеспечение четкого взаимодействия с армиями фронтов сталинградского направления, координация деятельности кораблей с войсками ПВО и пароходствами Волжско-Каспийского бассейна в решающей мере зависели от гибкости и оперативности в работе штаба флотилии как органа управления командующего. И штаб успешно справлялся со своими задачами.

Развертывание берегового флагманского командного пункта вблизи командного пункта командующего фронтом на левом берегу Волги у Сталинграда, радио- и электролинейная связь со штабными кораблями бригад кораблей позволяли концентрировать и анализировать данные обстановки в районах действий 62, 66, 64 и 57-й армий, которые поддерживались 1-й и 2-й бригадами речных кораблей, своевременно принимать решения и обеспечивать выполнение задач, ставившихся перед флотилией. Анализ данных обстановки на коммуникациях Нижней Волги давал возможность регламентировать режим движения транспортных судов, планировать тральные работы и навигационно-гидрографическое обеспечение безопасности плавания по протраленным фарватерам, а также организовывать конвойную службу.

Обстановка нередко диктовала необходимость перераспределения артиллерийских и других кораблей в зонах действий армий фронтов сталинградского направления. Нередко артиллерийские корабли включались во фронтовые и армейские артиллерийские группы. Характерно, что принцип постоянной подчиненности кораблей по существовавшей тогда организации сил при их оперативном подчинении командирам других бригад флотилии, решавших боевые задачи на данном участке, сохранялся. Все это усложняло управление силами флотилии. Однако командиры и штабы бригад кораблей, своевременно согласовывая планы действий своих кораблей и частей с армиями и дивизиями, обеспечивали гибкость и непрерывность взаимодействия с сухопутными войсками.

Тесная связь командования флотилии со штабом фронта и командования соединений кораблей со штабами армий, обмен офицерами связи обеспечивали устойчивое и четкое управление действиями сил флотилии.

Успешно справились со своими задачами органы материально-технического снабжения флотилии, всех ее соединений, групп, кораблей и частей. Подача боеприпасов, вооружения, всех видов топлива и продовольствия производилась без перебоев, своевременно. Технический отдел флотилии (начальник инженер-капитан 1 ранга А. Н. Антипов) обеспечил быстрый ввод в строй вооружавшихся по мобилизации канонерских лодок и тральщиков, а также ремонт поврежденных в боях кораблей. Отдел имел прочные производственные контакты с гражданскими судоремонтными организациями.

Моряки Волжской флотилии успешно выполнили свои задачи в героической обороне Сталинграда, в защите перевозок войск и воинских и других грузов на Волжско-Каспийском водном пути от Астрахани до Саратова, Флотилия обогатила советское военное и военно-морское искусство опытом совместных действий с нашими сухопутными войсками. Она положила начало эффективной борьбе с неконтактными минами противника на реках во время Великой Отечественной войны.

Глава третья.

Флотилия в операции по разгрому врага у Сталинграда

Исторический подвиг

Войска Красной Армии в летне-осенней кампании 1942 года сорвали все замыслы противника на южном крыле советско-германского фронта. Гитлеровцам не удалось достигнуть ни одной стратегической цели своего наступления на воронежском, сталинградском и кавказском направлениях. Наши войска стойко удерживали оборону на Волге, надежно прикрывали важнейшие нефтяные районы Кавказа.

К осени 1942 года были созданы все предпосылки для перехода советских войск к решительному контрнаступлению. Соотношение сил улучшилось в пользу Красной Армии - стало почти равным. Противник уже не имел былого превосходства в боевой технике и в людях. Коммунистическая партия, советский народ мобилизовали все свои силы и возможности, чтобы наши Вооруженные Силы с каждым днем становились крепче и могущественнее. Наша военная промышленность давала фронту все больше оружия, боеприпасов, снаряжения. Во втором полугодии 1942 года по сравнению с первым полугодием выпуск боевых самолетов возрос с 9600 до 15800, танков - с 11 000 до 13600, артиллерийских орудий калибра 76 мм и выше - с 14000 до 15 600{87}. В это время в действующей армии насчитывалось 6 124 000 человек, 72 500 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 6014 танков и самоходных артиллерийских установок, 3088 боевых самолетов (без По-2){88}. Были накоплены значительные резервы войск и боевой техники.

Рост военного производства, накопление Красной Армией боевого опыта, повышение воинского мастерства командного состава вели к количественным и качественным изменениям в Советских Вооруженных Силах. Формировались мощные оперативные объединения и соединения - танковые армии, корпуса и дивизии, воздушные армии, крупные артиллерийские соединения резерва Верховного Главнокомандования, истребительно-противотанковые полки и бригады, соединения реактивной артиллерии.

План разгрома врага под Сталинградом и дальнейших наступательных операций советское командование начало разрабатывать еще в ходе оборонительного сражения в междуречье Волги и Дона. Предусматривалось главный удар нанести на юго-западном направлении по мощной вражеской группе армий "Б", что должно было привести к крушению всего южного крыла фронта немецко-фашистских войск.

К середине ноября 1942 года войска Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов занимали охватывающее положение по отношению к войскам противника, действовавшим на сталинградском направлении. Нашим силам здесь противостояли 3-я румынская, 6-я и 4-я танковые немецкие армии, часть соединений 8-й итальянской армии (всего 49 дивизий, в том числе 4 моторизованные и 5 танковых, 2 бригады). Их действия поддерживал 4-й воздушный флот. Главные, наиболее боеспособные силы этой группировки были скованы у самого Сталинграда, а на ее растянутых флангах находились румынские и итальянские войска{89}.

План контрнаступления предусматривал нанесение главного удара войсками Юго-Западного и Сталинградского фронтов. Юго-Западный фронт получил задачу прорвать оборону противника с плацдармов в районе Серафимович, Клетская и стремительно наступать в направлении Калач, Советский. В этом же направлении должны были наступать войска Сталинградского фронта из района Сарпинских озер.

Донской фронт наносил удары из района Клетской на юго-восток и из района Качалинской вдоль левого берега Дона на юг{90}.

В район предстоящего контрнаступления непрерывным потоком шли людские резервы, боевая техника, вооружение.

Подготовка к сражению проходила в исключительно сложных условиях. Противник продолжал активные наступательные действия. Давало о себе знать отсутствие в нашем фронтовом тылу развитой сети железных и шоссейных дорог. Очень осложняла сосредоточение резервов также наступившая осенняя распутица. Войска, боевая техника, боеприпасы, снаряжение приходилось переправлять через Волгу и Дон.

Однако эти трудности были успешно преодолены. Советское командование сумело сосредоточить северо-западнее и южнее Сталинграда мощные ударные группировки. Все это было сделано со строжайшим соблюдением оперативной маскировки, скрытно от противника.

Важную роль в воинских перевозках играл речной транспорт. В период подготовки контрнаступления к Сталинграду по Волжско-Каспийскому бассейну из районов Астрахани, Куйбышева было доставлено 260 тыс. человек и 35 тыс. тонн различных воинских грузов. Жидкое топливо для войск сталинградского направления также доставлялось по Волге. Только в октябре - ноябре 1942 года по водной коммуникации было перевезено к Сталинграду 280,7 тыс. тонн нефти и нефтепродуктов{91}.

Защиту перевозок войск, воинских грузов и жидкого топлива обеспечивала Волжская флотилия. Более 50 тральщиков систематически очищали от вражеских мин фарватеры, проводили за тралами многочисленные транспорты. Бронекатера и сторожевые катера обеспечивали противовоздушную оборону транспортных судов на переходах. Около 400 матросов, старшин и офицеров флотилии находилось на этих транспортах в боевых расчетах зенитных орудий и пулеметов и в качестве военных помощников капитанов.

Организация противоминной и противовоздушной обороны перевозок на Волжско-Каспийском бассейне сохранялась такой же, как и в период обороны Сталинграда. Потери судов от мин и бомбардировок авиации противника до конца навигации 1942 года были незначительными.

Корабли флотилии осуществляли также переброску через Волгу резервов войск и вооружения. Они являлись единственным средством командования фронтов сталинградского направления на переправах. С 1 по 18 ноября бронекатера, тральщики и вспомогательные суда доставили на правый берег более 20 тыс. бойцов с вооружением и боеприпасами и вывезли из осажденного Сталинграда 12 тыс. раненых.

Волжская флотилия в период подготовки к контрнаступлению, как и раньше, свои оперативные задачи выполняла в условиях сильного противодействия авиации противника и большой минной опасности. Ее корабли осуществляли

"перевозки на всех основных переправах Сталинградского фронта. Непрерывная бомбежка с воздуха, артиллерийский и минометный огонь, мины, сброшенные с вражеских самолетов, - все это создавало неимоверно трудные условия для действий флотилии. Ее личный состав мужественно и самоотверженно выполнял свой долг. За сентябрь - ноябрь 1942 г. корабли флотилии перевезли на правый берег 65 тыс. бойцов, до 2,5 тыс. тонн различных грузов, а обратными рейсами эвакуировали в тыл более 30 тыс. раненых и десятки тысяч гражданского населения. Кроме того, флотилия провела, прикрывая от вражеской авиации, большое количество транспортных судов"{92}.

Контрнаступление под Сталинградом началось 19 ноября. Войска Юго-Западного фронта прорвали оборону противника и продвинулись вперед до 25 км. В этот же день начал контрнаступление Донской фронт, а 20 ноября Сталинградский фронт. В течение четырех с половиной суток советские войска завершили окружение главных сил вражеской группировки - 6-й полевой и 4-й танковой немецких армий в составе 22 дивизий и 160 отдельных частей.

Тем временем 62-я армия продолжала вести активные боевые действия в самом городе, сковывала здесь значительные силы противника и сама готовилась к наступлению.

Развивая успех наступления, советские армии 24 - 30 ноября сжали кольцо вокруг войск противника. Были созданы сплошные внешний и внутренний фронты.

В ходе наступательной операции наши войска полностью овладели стратегической инициативой. Разгром главных сил противника у Сталинграда был предрешен. Создавались условия для перехода в общее наступление на всем южном крыле советско-германского фронта. Однако положение осложнялось тем, что немецко-фашистское командование стянуло на сталинградское направление, у Тормосина и Котельниковского, значительные силы и предприняло отчаянные попытки деблокировать окруженные войска. Ценой огромных потерь гитлеровцы из района Котельниковского прошли половину расстояния до окруженной группировки. Большего они добиться не смогли. 16 декабря наши войска в районе Среднего Дона перешли в решительное наступление и к концу месяца разгромили силы противника, пытавшиеся деблокировать окруженные дивизии. Были разбиты также итальянская армия и оперативная группа "Холлидт". В результате советское командование полностью овладело стратегической инициативой.

После провала попыток спасти окруженную группировку противник стремился удерживать район у Сталинграда, сковать здесь значительные силы Красной Армии, чтобы дать возможность своим войскам отойти с Северного Кавказа на Ростов.

Ставка Верховного Главнокомандования поручила ликвидацию окруженных у Сталинграда войск противника Донскому фронту, передав в его состав 62, 64 и 57-ю армии Сталинградского фронта. 10 января началось наступление войск фронта с целью сначала ликвидировать силы врага в западной, затем в южной части кольца окружения, а потом, расчленив оставшуюся группировку на две части, уничтожить их. Эта задача была блестяще решена. 2 февраля завершился разгром окруженной группировки противника.

В ходе контрнаступления с 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года были уничтожены две немецкие, две румынские и одна итальянская армии. Враг потерял свыше 800 тыс. человек, около 2 тыс. танков и штурмовых орудий, свыше 10 тыс. орудий и минометов, до 3 тыс. боевых и транспортных самолетов и более 70 тыс. автомашин{93}.

Эта величайшая победа Красной Армии в значительной степени обусловила дальнейшее течение всей второй мировой войны и ее конечные результаты.

Достойный вклад

При уничтожении стратегической группировки противника Волжская флотилия продолжала оказывать содействие войскам, оборонявшим Сталинград. Своими активными действиями эти войска сковывали крупные силы гитлеровцев, а затем перешли в наступление и 26 января соединились у Мамаева Кургана с войсками 21-й армии, ворвавшимися в город с запада. Тем самым окруженная группировка противника была расчленена на две части.

В этот период главные задачи Волжской флотилии были прежние переправа войск и боеприпасов через Волгу, эвакуация из города раненых, артиллерийская поддержка войск 62-й армии{94}. В связи с ледоставом на Волге и отводом большей части артиллерийских кораблей на зимнее базирование в Астрахань и Гурьев возможности флотилии, естественно, были ограниченными. Однако она сумела оказать советским войскам большую помощь и на этом этапе величайшей битвы на Волге.

Переправу на правый берег войск, боеприпасов и других воинских грузов 62-й армии, удерживавшей небольшие прибрежные участки в Сталинграде, а также 64-й и 57-й армий, действовавших южнее и юго-западнее города, могли производить главным образом бронекатера с мощными машинами и сильным вооружением.

Надо иметь в виду, что эти катера удачно сочетали артиллерийско-пулеметный огонь и высокую маневренность, но не были приспособлены к плаванию в ледовых условиях. Естественное стремление втиснуть в их малые размерения сильное пушечно-пулеметное вооружение и мощные главные моторы при сохранении небольшой осадки заставило принять минимально легкую обшивку корпуса. До войны считалось, что бронекатера могут действовать только на чистой воде, а с наступлением ледостава должны подниматься на берег. Теперь же им пришлось плавать и вести бои в условиях тяжелого ледостава и непрерывного противодействия противника.

На Волге бронекатера хорошо зарекомендовали себя как малые артиллерийские корабли, успешно поддерживавшие огнем своих орудий, пулеметов и реактивных минометных установок сухопутные войска. Они также были незаменимым средством фронтового и армейского командования на переправах через Волгу, находившихся под огнем вражеской артиллерии и постоянными ударами немецко-фашистской авиации.

Особое значение действия бронекатеров у Сталинграда имели в ноябре декабре 1942 года. Всего в кампании 1942 года их насчитывалось здесь 33 единицы{95}. В строю же обычно находилось не более 25 - 28. 5 бронекатеров флотилия потеряла в период героической обороны Сталинграда. Многие из этих катеров имели предельно изношенные механизмы. В составе Сталинградской группы кораблей, оставленной для содействия нашим сухопутным войскам, их было 15 единиц{96}.

Для координации действий кораблей с сухопутными войсками у Сталинграда оставалась группа офицеров штаба флотилии, перебазировавшегося в Ульяновск для обеспечения ремонтных работ, формирования 3-й бригады и подготовки к кампании 1943 года.

Сталинградскую группу кораблей с 1 ноября 1942 года возглавлял командир 1-й бригады контр-адмирал С. М. Воробьев. Штаб бригады (начальник штаба - капитан 3 ранга А. И. Цибульский) планировал боевые действия канонерских лодок и бронекатеров, осуществлял руководство кораблями на переправах и при артиллерийской поддержке войск 62-й армии. Партийно-политической работой на оставшихся у Сталинграда кораблях руководил политический отдел 1-й бригады (начальник - капитан 2 ранга С. Д. Бережной). К нему была прикомандирована группа инструкторов политотдела флотилии.

Моряки Волжской флотилии с огромным воодушевлением встретили весть о переходе советских войск в контрнаступление под Сталинградом. На митингах матросы, старшины и офицеры заверили командование флотилии, что не пожалеют сил и самой жизни, сделают все для того, чтобы с честью выполнить боевые задания, внести достойный вклад в разгром врага на берегах Волги{97}.

Во время окружения и разгрома немецко-фашистских войск на Волге характерным в управлении силами флотилии было то, что Сталинградская группа кораблей взаимодействовала непосредственно с дивизиями 62-й и 64-й армий, сражавшимися на волжских берегах. Организация переброски через Волгу войск и воинских грузов бронекатерами и тральщиками и артиллерийская поддержка ежедневно согласовывались непосредственно со штабами этих соединений.

Бронекатера действовали на центральных переправах в Сталинграде, в районах Красноармейска, Каменного Яра и Черного Яра. Они также привлекались для артиллерийской поддержки войск 62-й и 64-й армий.

Канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев" входили в состав артиллерийской группы 62-й армии, находившейся на левом берегу Волги. Они вели огонь как по заявкам командующего артиллерией армии, так и по заявкам командиров дивизий.

В ноябре - декабре ледостав на Волге наступал очень медленно. Поэтому армейские части по-прежнему не могли перебрасывать через реку людей и грузы своими средствами. В этот период бронекатера и плавучие средства флотилии перевезли с левого на правый берег Волги 23 284 бойца и командира, более 1500 тонн боеприпасов, продовольствия и других грузов для 62, 64 и 57-й армий Сталинградского фронта. Обратными рейсами было эвакуировано 10 137 человек, главным образом раненых. При этом значительная часть войск и грузов перебрасывалась на участках 64-й и 57-й армий, непосредственно участвовавших в окружении группировки немецко-фашистских войск и развитии успеха контрнаступления под Сталинградом.

На центральных переправах в Сталинграде рейсы бронекатеров занимали по 10 - 15 часов. Они протекали в тяжелых ледовых условиях и при сильном противодействии противника. Забивались льдом кингстоны охлаждения машин, перегревались моторы. От сжатия льдом образовывались трещины в корпусах, гнулись линии вала, деформировались винты. Но ничто не могло сломить непреклонную волю моряков. Не зная сна и отдыха, они пробивались через льды к правому берегу Волги. Им нередко приходилось высаживать войска и выгружать боеприпасы под огнем противника.

Вот краткая хроника их боевых действий в те дни.

В ночь на 21 ноября бронекатера No 11, 13, 51, 61 доставили в район "Красного Октября" и на другие участки 62-й армии 349 бойцов, 38,5 тонны грузов и вывезли оттуда 537 раненых. 25 ноября 1300 человек были доставлены за два ночных рейса в Сталинград четырьмя бронекатерами. На левый берег они вывезли 405 раненых. С 30 ноября по 3 декабря бронекатера No 54 и 63 перевезли у Светлого Яра 2810 человек пополнения, 131 тонну боеприпасов и вывезли 1236 раненых. За эти же дни бронекатер No 61 доставил в район завода "Красный Октябрь" 890 воинов, 35,5 тонны боеприпасов и продовольствия, обратными рейсами вывез 706 раненых. Бронекатера No 13, 51, 54, 61 и 63 4 - 7 декабря переправили в Сталинград 6634 человека, 378 тонн боеприпасов и продовольствия и эвакуировали 2806 раненых. 10 декабря у Светлого Яра и завода "Красный Октябрь" было доставлено бронекатерами на правый берег 2672 человека и 204 тонны грузов. Даже 11 -16 декабря, когда началась пурга и по Волге плыли огромные глыбы льда, бронекатера переправили на правый берег 2751 воина, 305 тонн боеприпасов и продовольствия и вывезли 118 раненых{98}.

Волжские переправы работали бесперебойно. Моряки флотилии непрерывно перебрасывали через реку все необходимое для развития успеха контрнаступления. Так было до окончательного ледостава. Последним вмерз в волжский лед прославленный бронекатер No 61 лейтенанта А. А. Николаева.

Противник, стремясь уничтожить бронекатера на переходах через Волгу, применял против них артиллерию и авиацию. Однако ему не удалось сорвать действия моряков флотилии. Проявляя исключительное мужество, стойкость, инициативу и высокое воинское мастерство, они образцово справлялись с боевыми заданиями.

20 ноября, в день перехода войск Сталинградского фронта в контрнаступление, бронекатера No 12, 13 и 61 получили задание доставить пополнение, боеприпасы и продовольствие 138-й стрелковой дивизии генерал-майора И. И. Людникова, прижатой к Волге на небольшом простреливаемом всеми боевыми средствами противника участке. Их действиями руководил командир дивизиона капитан 3 ранга А. И. Песков. В ночь на 21 ноября бронекатера, приняв на борт более 300 бойцов и до 40 тонн боеприпасов и других грузов, совершили переход вблизи занятого противником берега к пункту разгрузки, находившемуся в 150 метрах от переднего края. Под ожесточенным огнем гитлеровцев они в течение получаса высадили людей, выгрузили боеприпасы и продовольствие, приняли 263 раненых. Во время обратного рейса бронекатера, вступив в перестрелку с врагом, подавили 10 его огневых точек и взорвали склад боеприпасов{99}.

Во время этого боя на бронекатере No 61 прямым попаданием вражеского снаряда был убит командир отделения рулевых Емелин. Тяжело ранило командира лейтенанта А. А. Николаева. Но экипаж до конца выполнил боевую задачу.

Тяжелое положение сложилось и на бронекатере No 12. Вражеские снаряды пробили боевую рубку и носовой отсек. Были тяжело ранены командир лейтенант Н. К. Карпов, младший политрук Ф. И. Звонков и рулевой Н. И. Ус. Катер потерял управление. Краснофлотец Ус, раненный в ногу и лицо, нашел в себе силы, чтобы ползком добраться из носового отсека до боевой рубки и вывести катер из-под обстрела.

На бронекатере No 61 выбыло из строя все командование, командир дивизиона А. И. Песков перешел на него и отсюда руководил маневрированием бронекатеров при отходе из зоны сильного обстрела.

23 ноября бронекатер No 11 от разрыва снаряда в машинном отделении потерял ход. Поврежденный отсек начал быстро заполняться водой. Командир лейтенант В. И. Златоустовский сумел замаскировать бронекатер у берега. Он разрешил личному составу укрыться в блиндажах. Однако моряки остались на катере и под огнем противника устранили боевые повреждения. Особенно отличились старшины Солодченко, Чичков, Яхнис, краснофлотец Зайцев, военфельдшер Потемкин. Бронекатер с наступлением ночи был отбуксирован в базу.

25 ноября бронекатер No 53 лейтенанта И. Д. Карпунина у центральной пристани Сталинграда попал под сильный вражеский огонь. На его борту находилось около 100 раненых. Через пробоину в корпусе в кормовой отсек хлынула вода и образовался дифферент на корму. Вышло из строя орудие. Катеру грозила гибель. Но не дрогнули моряки. Они быстро перенесли раненых с кормы в носовую часть палубы, тем самым удалось удифферентовать катер. Каждый член команды, устраняя повреждения, действовал уверенно и четко. Старшины Иванов и Карпов обеспечили бесперебойную работу машин, краснофлотцы Гамбургский, Лушпай и Стрехань откачали воду из затопленного отсека.

Бронекатер благополучно перешел от "Красного Октября" к левому берегу Волги и, высадив раненых, направился на ремонт в базу.

Это лишь отдельные примеры героизма моряков Волжской флотилии на переправах. Их действия также отличали инициатива, творческий подход. Например, по предложению лейтенантов И. Д. Карпунина и А. А. Николаева бронекатера стали совершать переходы попарно. Это позволяло экипажам оказывать взаимную поддержку в бою, буксировать поврежденные катера. Кроме того, эти командиры предложили при необходимости спаривать бронекатера лагом, борт к борту, чтобы движение обеспечивалось работой машин одного из них. Этот способ часто применялся на переправах и принес большую пользу.

В период разгрома и уничтожения окруженной группировки противника задачи артиллерийской поддержки войск 62-й и 64-й армий выполняли канонерские лодки "Чапаев" и "Усыскин" и в случае крайней необходимости предельно занятые на переправах бронекатера дивизиона капитана 3 ранга А. И. Пескова.

Канонерские лодки с закрытых позиций систематически вели огонь по заявкам полковника С. Ф. Горохова и командующего артиллерией 62-й армии. Высокая эффективность стрельбы достигалась хорошо налаженной артиллерийской разведкой и четкой работой корректировочных постов в боевых порядках войск.

Всего за время ликвидации окруженных вражеских войск артиллеристы "Усыскина", "Чапаева" и 2-го дивизиона бронекатеров 129 раз открывали огонь по позициям гитлеровцев. Лишь 25 - 26 декабря 1942 года и 9 января 1943 года канонерские лодки, израсходовав 708 снарядов, подавили более 20 вражеских артиллерийских и минометных батарей, истребили сотни гитлеровцев{100}. 21 - 25 декабря артиллеристы "Усыскина" и "Чапаева", поддерживая атаки 138-й стрелковой дивизии, своим огнем подавили 19 дотов и пулеметных точек противника, разрушили 8 блиндажей. Это помогло дивизии, оказавшейся в тяжелом положении, к исходу 25 декабря соединиться с главными силами 62-й армии.

С 10 января и до полного разгрома окруженной группировки противника канонерские лодки "Усыскин" и "Чапаев" ежедневно вели артиллерийский огонь, помогая 62-й армии добивать гитлеровцев в Сталинграде. Только 25 - 30 января они израсходовали около 1000 снарядов главного калибра.

* * *

Таким образом, в операции по окружению и разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом Волжская флотилия оказала активное содействие войскам Сталинградского и Донского фронтов.

В период навигации 1942 года флотилия совместно с Войсками ПВО страны решала исключительной важности задачу по защите перевозок воинских и народнохозяйственных грузов на Волге в условиях сильного противодеиствия авиации противника и небывалой в истории войн минной опасности на реках.

С начала битвы на Волге до 16 декабря 1942 года под интенсивным огнем противника, а в осенне-зимний период к тому же в тяжелейших ледовых условиях корабли перевезли с левого на правый берег 88 тыс. бойцов и командиров Красной Армии с вооружением и боеприпасами. Из Сталинграда они эвакуировали 47 тыс. раненых и около 7 тыс. женщин, стариков и детей{101}. При этом в ноябре - декабре 1942 года корабли и вспомогательные суда флотилии были единственным средством командования на переправах у осажденного города.

Канонерские лодки, плавучие и береговые батареи, бронекатера и катера, вооруженные реактивной артиллерией, оказали эффективную поддержку войскам 62, 64, 57-й армий, действовавшим непосредственно у Сталинграда.

Осуществляя противовоздушную и противоминную оборону Волжской коммуникации, флотилия обеспечила значительные по масштабам оперативные перевозки речным транспортным флотом. Во время подготовки к контрнаступлению и в ходе этой операции по Волге было доставлено более 300 тыс. человек для фронтов сталинградского направления. Перевозки войск продолжались до конца ноября 1942 года.

В величайшей битве под Сталинградом Волжская военная флотилия полностью оправдала свое оперативное предназначение для непосредственной артиллерийской поддержки сухопутных войск и обеспечения переправ, а также самостоятельного решения задачи по эффективной защите Волжской водной коммуникации.

В день окончательного разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом Народный комиссар Военно-Морского Флота адмирал Н. Г. Кузнецов в приветственной телеграмме дал высокую оценку боевым действиям моряков флотилии, подчеркнув, что они с честью выполнили возложенные на них задачи{102}.

Одним из решающих условий боевых успехов Волжской флотилии как в оборонительной операции, так и во время контрнаступления, окружения и разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом явилась всесторонняя организаторская и воспитательная работа политорганов, партийных и комсомольских организаций. Коммунисты и комсомольцы личным примером и страстным словом увлекали моряков на героические дела, образцовое выполнение заданий командования. В ходе боевых действий значительно выросли и окрепли партийные организации. Если на 1 января 1942 года на флотилии насчитывалось 586 коммунистов, то на 31 декабря их было уже 1480. В период битвы на Волге ряды коммунистов быстро росли за счет особо отличившихся в боях моряков. В июле - сентябре 1942 года было принято в партию 81 человек, а в октябре - декабре уже 262. Только в январе 1943 года вступило в партию более 80 человек.

В ходе битвы на Волге политический отдел флотилии конкретно и целеустремленно руководил работой политорганов соединений, заместителей командиров по политической части, партийных и комсомольских организаций, настойчиво добивался непрерывности и высокой действенности агитации и пропаганды на кораблях и в частях. На флотилии большое внимание уделялось анализу и обобщению практики работы командиров-единоначальников как политических воспитателей, их умения опираться на коммунистов и комсомольцев. Все это благотворно сказывалось на боевой деятельности моряков флотилии, на выполнении ими боевых задач в величайшей битве на Волге.

Глава четвертая.

Обеспечение перевозок на нижней Волге

Задача остается актуальной

Разгром врага на Волге явился выдающимся военно-политическим событием второй мировой войны, потрясшим всю военную машину фашистской Германии. Советские Вооруженные Силы овладели стратегической инициативой и начали массовое изгнание вражеских полчищ из пределов, нашей страны. После победы под Сталинградом советские войска зимой 1942/43 г. развернули наступление на других участках фронта от Северного Кавказа до Ленинграда. Усилиями пяти фронтов было разгромлено все южное крыло войск противника на советско-германском фронте. Развивая этот успех, Красная Армия нанесла ряд последовательных ударов на западном и северо-западном направлениях - под Ржевом, Вязьмой, Ленинградом, Демянском.

В ходе зимней кампании 1942/43 г. Красная Армия разгромила более 100 вражеских дивизий, продвинулась на некоторых участках до 600 - 700 км на запад, освободила территорию площадью 494 тыс. кв. км{103}.

Потерпев тяжелые поражения на советско-германском фронте, гитлеровцы с весны 1943 года начали готовить большое летнее наступление с целью разгромить главные силы Красной Армии, вернуть стратегическую инициативу и добиться изменения хода войны в свою пользу. Они предприняли лихорадочные меры, чтобы восполнить огромные людские потери и восстановить разгромленные многочисленные дивизии. В результате очередной тотальной мобилизации в вермахт было призвано на два миллиона человек больше, чем в 1942 году. На советско-германском фронте противник довел численность своих войск до 5325 тыс. человек. Вместе с тем фашистская Германия значительно увеличила выпуск военной продукции, начала производство новых видов танков, самолетов. Все это позволило ей значительно укрепить свою армию. Однако добиться былого военного превосходства над Советским Союзом она уже не могла. К 1 июля 1943 года в нашей действующей армии насчитывалось 6 442 тыс. человек. Еще больше Советские Вооруженные Силы превосходили противника в боевой технике{104}.

Для нанесения удара немецко-фашистское командование избрало выступ в районе Курска, имевший для Красной Армии большое стратегическое значение. В последующем гитлеровцы намеревались продвигаться на юго-восток. В районе южнее Орла и севернее Харькова противник создал мощные ударные группировки, включавшие 50 дивизий (около 900 тыс. солдат и офицеров), до 10 тыс. орудий и минометов, около 2700 танков и свыше 2 тыс. самолетов{105}.

Советское Верховное Командование также готовило крупное наступление, чтобы в летне-осенней кампании уничтожить немецкие группы армий "Центр" и "Юг", освободить Левобережную Украину, Донбасс, восточные районы Белоруссии. Намечалось главный удар нанести на юго-западном направлении с целью разгромить группировки противника на Курской дуге.

5 июля 1943 года началась Курская битва. В течение недели ожесточенных боев войска Центрального и Воронежского фронтов заранее подготовленной стратегической обороной сорвали наступление ударных группировок противника южнее и севернее Курска. 12 июля перешли в контрнаступление армии Западного и Брянского фронтов на орловском направлении. 15 июля началось наступление Центрального фронта, наносившего удар по орловской группировке противника с юга, а 3 августа - войск Воронежского и Степного фронтов на белгородско-харьковском направлении.

В результате Орловской и Белгородско-Харьковской наступательных операций были окончательно разгромлены группировки врага, охватывавшие Курский выступ, освобождены Орел, Белгород и Харьков. Эти наступательные операции были скоординированы с наступлением наших войск на других участках советско-германского фронта, проведенным в период Курской битвы.

В августе - декабре 1943 года Советские Вооруженные Силы очистили от врага Донбасс, Таманский полуостров, изгнали его из Левобережной Украины и овладели важными оперативными плацдармами на правом берегу Днепра у Киева и южнее Черкасс, освободили Смоленск и Гомель.

Во время летне-осенней кампании 1943 года Советские Вооруженные Силы разгромили 118 дивизий противника, продвинулись от 300 до 600 км на запад, освободили 284 кв. км территории с населением 19 млн. человек.

В достижение больших побед, одержанных над немецко-фашистскими войсками летом и осенью 1943 года, достойный вклад внесла Волжская военная флотилия.

Несмотря на то что в результате разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом и последующего успешного зимнего наступления советских войск фронт отдалился от Волги на 500 - 600 км, опасность для наших перевозок по этой важной водной коммуникации оставалась все еще большой. До тех пор пока противник удерживал Донбасс и район Харькова, его авиация была в состоянии производить на реке активные минные постановки, наносить массированные удары по портам и транспортным судам на переходе. На эту опасность указывали морякам флотилии Народный комиссар и начальник Главного политического управления Военно-Морского Флота в своем обращении в день окончательного разгрома окруженной группировки противника под Сталинградом. Они подчеркивали, что задача обеспечения безопасности перевозок по Волге важнейших грузов - жидкого топлива, оружия, сырья и продовольствия по-прежнему остается очень важной и актуальной{106}.

Готовясь к летнему наступлению, немецко-фашистское командование уже с ранней весны 1943 года осуществляло разведку Волжско-Каспийского водного пути.

Вражеская авиация возобновила минные постановки на Нижней Волге, чтобы сорвать снабжение Советских Вооруженных Сил жидким топливом. С 5 апреля самолеты противника вели тщательное наблюдение за ледовой обстановкой и районами сосредоточения речного транспортного флота, устанавливали состав и дислокацию сил и средств противовоздушной обороны бассейна Нижней Волги, а с 23 апреля начали массированные минные постановки от Астрахани до Саратова{107}.

Противник имел все основания для того, чтобы придавать такое большое значение Волжско-Каспийской водной коммуникации. Нефтепромыслы всей страны в 1943 году добыли 18 млн. тонн нефти, из них около 13 млн. тонн было добыто на Кавказе. При этом из перевезенных 12 723 200 тонн кавказской нефти и нефтепродуктов 7 716 000 тонн транспортировалось по этой водной магистрали.

Снабжение страны в целом и советских войск, готовившихся к новому мощному наступлению, жидким топливом и смазочными маслами в тот период имело особое значение. Общая потребность наших Вооруженных Сил в нефтепродуктах на 1943 год составляла около 4 млн. тонн.

Вражеская авиация по-прежнему оказывала активное противодействие перевозкам по Волге. Систематическим бомбардировкам подвергались главные волжские порты - Астрахань, Сталинград, Камышин и Саратов. В апреле - июне 1943 года в налетах только на участок Замьяны - Саратов участвовало 276 самолетов, в том числе 209 в мае. На Нижней Волге противник поставил в это время 411 мин с магнитно-акустическими взрывателями. Из поставленных противником в 1942 году оставалась невытраленной 131 мина. Все это создавало большую минную опасность для нашего судоходства на Нижней Волге.

Перед кампанией 1943 года

Главной задачей Волжской флотилии на кампанию 1943 года являлось обеспечение надежной противоминной и противовоздушной обороны перевозок на Волжско-Каспийском бассейне в условиях продолжавшегося сильного противодействия авиации противника.

9 февраля 1943 года Народный комиссар Военно-Морского Флота адмирал Н. Г. Кузнецов приказал командующему флотилией контр-адмиралу Д. Д. Рогачеву в месячный срок разработать план весеннего боевого траления Волги от Саратова до морской части Астраханского канала с привлечением тральщиков Астраханской военно-морской базы Каспийской флотилии{{108}. Такой план к 5 марта был разработан и 10 марта утвержден{{109}. Им предусматривалось расчистить основные фарватеры Волги от мин и обеспечить безопасное плавание транспортных судов на участке от Астрахани до Саратова. Были определены способы и методы решения этой задачи - уничтожение мин на фарватерах трал-баржами, проводка транспортных судов за тральщиками, размагничивание кораблей флотилии и транспортных судов, проводка судов по протраленным фарватерам лоцманами военно-лоцманской службы флотилии. Отдельная бригада траления с приданными ей тральными силами Астраханской военно-морской базы должна была тесно взаимодействовать с Нижне-Волжским пароходством и пароходством "Волготанкер".

В конце марта Государственный Комитет Обороны четко определил задачи и ответственность Народных комиссариатов обороны, Военно-Морского Флота, речного и морского флотов в обеспечении бесперебойных перевозок нефти и нефтепродуктов в Волжско-Каспийском бассейне{110}. Необходимость координации их усилий диктовал опыт защиты речных перевозок в 1942 году.

В период подготовки к навигации на Волге Народный комиссариат обороны выделил личный состав и материальную часть для комплектования взводов ПВО и батарей малокалиберной зенитной артиллерии Волжского бассейна, организовал обследование стометровой прибрежной полосы на участке Саратов - Астрахань с целью уничтожения возможных минных полей, невзорвавшихся мин и авиабомб, обеспечил на участке Саратов - Астрахань разборку всех эстакад наплавных мостов, уборку свай и понтонного оборудования, препятствовавших судоходству.

Командование Войск ПВО страны формировало отдельные взводы ПВО для защиты транспортных судов, батареи малокалиберной зенитной артиллерии для прикрытия отстойных пунктов на участке от Саратова до Астрахани, а также оперативную группу противовоздушной обороны Волжского бассейна с дислокацией в Сталинграде.

Народный комиссариат речного флота совместно с Народным комиссариатом Военно-Морского Флота разработал график размагничивания судов в Астрахани, вместе с гидрографической службой Волжской флотилии обеспечил установку береговых навигационных знаков. Посты бакенщиков и службы пути были оперативно подчинены службе СНиС ВМФ на Волге с задачей наблюдения за минной обстановкой. На всех транспортных судах отрабатывалась организация борьбы за живучесть. Наркомат речного флота передал Волжской флотилии буксирные суда для буксировки трал-барж на участке Астрахань - Саратов.

Главное управление геодезии и картографии при СНК СССР сразу же после освобождения от льдов Нижней Волги произвело аэрофотосъемку ее русла от Астрахани до Камышина, согласовав эту работу с Народными комиссариатами ВМФ и речного флота СССР.

Сталинградский обком ВКП(б) и Облисполком оказывали Волжской флотилии и местным частям ПВО большую помощь в организации наблюдения и оповещения о воздушной и минной опасности, а также в обеспечении тральщиков-газоходов топливом (чурками) и в ремонте тралов на промышленных предприятиях.

В соответствии с указаниями Государственного Комитета Обороны Народный комиссар ВМФ в своем приказе от 26 марта конкретизировал задачи Волжской флотилии на период навигации 1943 года{111}.

Моряки флотилии развернули активную подготовку к обеспечению перевозок по Волге. Монтировались станции беспроводного размагничивания боевых кораблей и речных судов, развертывались участки службы наблюдения и связи на Нижней Волге от Астрахани до Саратова. Велась тщательная подготовка к контрольному тралению и проводке транспортов за тралами, к конвоированию судов канонерскими лодками. Проверялась готовность боевых зенитных средств к использованию на кораблях флотилии и транспортных судах речного флота. Зимой 1942/43 г. корабли флотилии рассредоточенно базировались в портах Волги и Каспийского моря. Отдельная бригада траления находилась в Астрахани. Корабли 2-й бригады и часть кораблей 1-й бригады зимовали в Гурьеве. 3-я бригада речных кораблей заканчивала формирование в Саратове. Часть кораблей находилась в Горьком.

Такая разбросанность зимнего базирования кораблей затрудняла руководство боевой и политической подготовкой.

Вся тяжесть ремонта кораблей и материальной части оружия лежала на плечах личного состава. Поэтому боевая подготовка проводилась по сокращенному плану.

Партийно-политическая работа и политическая учеба личного состава были нацелены на обеспечение завершения ремонта к началу предстоявшей навигации, на дальнейшее повышение организованности и воинской дисциплины. Особое внимание уделялось сколачиванию экипажей мобилизованных судов и вновь вступивших в строй боевых кораблей. Командование, политорганы и партийные организации большое значение придавали обобщению опыта боевых действий и партийно-политической работы на кораблях и в частях флотилии во время битвы на Волге.

В подготовке командного состава основное место занимало изучение методов борьбы с минной опасностью. Лекции, тактические игры и учения посвящались вопросам минной разведки, систематического траления опасных в минном отношении районов, организации противоминной и противовоздушной обороны транспортных судов на переходах, взаимодействия кораблей флотилии с Войсками ПВО страны в бассейне Волги. В этот период было также организовано изучение только что вышедшего Наставления по совместным действиям сухопутных войск с Военно-Морским Флотом и военными речными флотилиями, разработанного на основе обобщенного опыта первого периода Великой Отечественной войны. В этом наставлении были четко изложены основы боевого использования сил и средств речных флотилий, взаимодействия речных флотилий с сухопутными войсками в наступлении и обороне, при форсировании рек, высадке десантов и других действиях, обеспечения переправ и продольных перевозок на внутренних водных путях. Оперативно-тактическая подготовка командного состава флотилии нацеливалась на глубокое усвоение этих основ и творческое применение положений наставления.

Зимой 1942/43 г. в соединениях и в масштабе флотилии были проведены сборы офицеров - штурманов, минеров и артиллеристов по вопросам методики обучения рядового и старшинского состава, боевого использования артиллерийского и трального оружия, навигационно-гид-рографического обеспечения боевой деятельности соединений и кораблей. Участники сборов обменялись своим опытом и мнениями по противоминной и противовоздушной обороне судоходства на Волге в кампании 1942 года.

К началу кампании Волжская флотилия включала 1-ю бригаду речных кораблей (1-й гвардейский дивизион бронекатеров из трех отрядов - 11 единиц, 1-й дивизион сторожевых катеров - 19 единиц, отряд полуглиссеров 4 единицы); 2-ю бригаду речных кораблей (2-й гвардейский дивизион бронекатеров из трех отрядов - 10 единиц, дивизион сторожевых катеров - 11 единиц, отряд полуглиссеров - 4 единицы); 3-ю бригаду речных кораблей из пяти дивизионов канонерских лодок (19 единиц); Отдельную бригаду траления из восьми дивизионов тральщиков (50 тральщиков, 10 полуглиссеров); отряд аварийно-спасательной службы флотилии (шесть водолазных ботов, спасательное судно, два буксира); штабной корабль "Железнодорожник", шесть полуглиссеров штаба флотилии{112}.

Плавучие батареи были расформированы. Их личный состав и материальная часть передавались Каспийской флотилии для последующего направления на Черноморский флот.

Сохранились военно-морские базы в Сталинграде и Саратове. Из состава Астраханской военно-морской базы в оперативное подчинение Волжской флотилии были переданы 22 катера-тральщика, 4 станции беспроводного размагничивания и плавучие зенитные батареи{113}.

Командование флотилии к весне 1943 года сгруппировало силы по их оперативно-тактическому назначению. Все тральщики вошли в Отдельную бригаду траления и использовались для непосредственной борьбы с минами и проводки транспортных судов за тралами. 1-я и 2-я бригады речных кораблей были переформированы. В их составе остались бронекатера, сторожевые катера, полуглиссеры. Все канонерские лодки были сосредоточены в 3-й бригаде речных кораблей для обеспечения противовоздушной обороны транспортных судов на переходах по Волге.

Наиболее боеспособными были 1-я бригада речных кораблей (командир капитан 2 ранга В. А. Кринов, начальник политотдела - капитан 2 ранга С. Д. Бережной, начальник штаба - капитан 3 ранга А. А. Комаров) и 2-я бригада речных кораблей (командир - капитан 2 ранга В. Ф. Гудков, начальник политотдела - капитан 2 ранга И. И. Величко, начальник штаба - капитан 3 ранга А. И. Цибульский). Они имели в своем составе гвардейские дивизионы бронекатеров и сторожевые катера. Личный состав этих соединений получил боевую закалку в огне битвы на Волге, отличался организованностью и высоким воинским мастерством.

В Отдельной бригаде траления (командир - капитан 1 ранга П. А. Смирнов, начальник политотдела - капитан 2 ранга Ф. Я. Отмахов, начальник штаба - капитан 2 ранга А. А. Асямолов) экипажи значительной части тральщиков также получили большой боевой опыт в кампании 1942 года. Вместе с тем в соединении были и корабли, вступившие в строй зимой 1942/43 г.

В стадии становления находилась 3-я бригада речных кораблей (командир - капитан 2 ранга Н. К. Кириллов, начальник политотдела батальонный комиссар А. Н, Воронцов, начальник штаба - капитан 3 ранга П. Д. Лысенко). Из 19 канонерских лодок 12 проходили переоборудование и в Сталинградском сражении не участвовали. Экипажи этих канонерских лодок были укомплектованы моряками, призванными из запаса.

Организация сил Волжской флотилии к весне 1943 года в принципе оставалась прежней, хотя характер задач, которые предстояло ей решать, изменился. Основные ее силы (1, 2 и 3-я бригады речных кораблей) были сведены в соединения, предназначенные главным образом для артиллерийской поддержки и обеспечения переправ сухопутных войск, действующих на приречном операционном направлении. Между тем боевая деятельность кораблей теперь ограничивалась конвоированием транспортных судов, противоминной и противовоздушной обороной Волжской водной коммуникации. Это несоответствие организации основных сил флотилии обстановке, складывавшейся в ее операционной зоне, дало себя знать в первые же дни навигации на Нижней Волге.

Экипажи тральщиков Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы, которые первыми вступали в кампанию 1943 года, сдали все основные задачи курса боевой подготовки. Моряки бронекатеров были хорошо подготовлены к конвоированию транспортов. На тренировках и учениях они совершенствовали свои навыки в использовании артиллерийского, минометного и пулеметного вооружения для поддержки приречных флангов сухопутных войск.

Личный состав канонерских лодок сдал первые зачетные задачи курса боевой подготовки надводных кораблей, выполнил зенитные стрельбы и часть стрельб по берегу при отработке вопросов конвоирования транспортов в операционной зоне флотилии.

К 1 апреля 1943 года корабли 1-й и 2-й бригад, Отдельной бригады траления в большинстве своем были подготовлены к одиночному и совместному плаванию в составе дивизионов и отрядов, минной разведке и систематическому боевому тралению, проводке транспортов за тральщиками и к противовоздушной обороне конвоев на переходе{114}.

Политический отдел флотилии, политорганы соединений в процессе подготовки к кампании 1943 года конкретно и целеустремленно руководили партийно-политической работой на кораблях и в частях, оказывали повседневную помощь заместителям командиров по политчасти, секретарям партийных и комсомольских организаций.

В те дни были проведены семинары политработников и секретарей первичных парторганизаций, которыми руководили начальник политотдела флотилии контр-адмирал П. Т. Бондаренко и его заместитель капитан 2 ранга А. Г. Калужский. На этих семинарах обсуждались задачи флотилии в навигации 1943 года, роль коммунистов в успешном завершении ремонта кораблей и в предстоявших боях, вопросы подготовки к боевому тралению и проводке транспортных судов в условиях вероятного противодействия авиации противника, совершенствования воспитательной работы с матросами, старшинами и офицерами, дальнейшего укрепления воинской дисциплины и организованности{115}.

Командиры, политорганы и партийные организации активно добивались повышения действенности партийно-политической работы, ее влияния на решение повседневных и боевых задач соединениями, кораблями и частями.

Корабли открывают навигацию

Как только низовье Волги от Черного Яра до Астрахани очистилось от льдов, флотилия начала оперативное развертывание своих сил. 5 и 6 апреля была введена оперативная готовность No 1 для Отдельной бригады траления, Сталинградской и Саратовской военно-морских баз.

Тральщики Отдельной бригады и Астраханской военно-морской базы приступили к разведывательному и гидрографическому тралению на участке Астрахань - Черный Яр.

После разведывательного и контрольного траления фарватеров вплоть до Сталинграда, проведенного с 6 по 14 апреля, открылось движение транспортных судов{116}.

С 14 по 21 апреля были протралены фарватеры от Саратова до Сталинграда. Началось плавание судов на всем участке от Астрахани до Саратова.

Раннее весеннее контрольное траление на этом участке в период с 7 по 22 апреля проводилось лишь в пределах ширины 100 - 130-метрового судового хода на протраленных осенью 1942 года фарватерах. До конца апреля были протралены подходы к пристаням и причалам.

После раннего траления восемь дивизионов Отдельной бригады траления на отведенных им боевых участках приступили к расширению фарватеров, обеспечению проводки транспортных судов за тралами.

С 16 апреля были объявлены действующими 1, 2 и 3-я бригады кораблей и Отдельная бригада траления, Астраханская, Сталинградская и Саратовская военно-морские базы{117}.

На Волге начались массовые перевозки грузов, особенно нефти и нефтепродуктов. Перевозки жидкого топлива на транспортных судах "Волготанкера" во второй половине апреля составили 467 тыс. тонн{118}. С середины апреля вверх и вниз по Волге двигалось ежедневно до 15 - 20 караванов и десятки отдельных судов. Около двух тысяч самоходных и несамоходных судов участвовало в перевозках грузов на Нижней Волге. Все находившиеся в строю тральщики были заняты боевым тралением и проводкой судов за тралами. До 100 боевых кораблей Волжской флотилии осуществляли конвоирование транспортов.

Народные комиссары обороны и Военно-Морского Флота 14 апреля 1943 года совместным приказом определили порядок взаимодействия Войск ПВО страны и Волжской флотилии по противовоздушной обороне Волжской водной коммуникации. Войска ПВО обеспечивали защиту с воздуха транспортных судов на переходе и в отстойных пунктах. Для усиления противовоздушной обороны транспортов Волжская флотилия выделяла конвойные корабли (канонерские лодки, бронекатера и сторожевые катера).

Зенитные средства охраняемых транспортных судов на переходе в оперативном отношении подчинялись командиру конвоя. Во время стоянок все зенитные средства транспортных судов и кораблей охранения оперативно подчинялись командирам подразделений ПВО отстойных пунктов.

Действия всех средств ПВО отстойных пунктов регламентировались Инструкцией по взаимодействию конвоя на переходе с плавучими батареями и средствами ПВО отстойного пункта.

Штаб Волжской флотилии должен был обеспечивать оповещение транспортных судов на переходе о воздушной опасности через береговые посты службы наблюдения и связи и находившиеся на боевых участках корабли, сосредоточивать информацию о движении по Волге караванов и отдельных транспортных судов, сообщать оперативной группе ПВО Волжского бассейна данные о воздушной обстановке на Волге{119}.

С открытием навигации на Волге немецко-фашистская авиация начала массированные минные постановки на реке и бомбардировки судов с целью сорвать перевозки нефти и нефтепродуктов. С 4 по 28 апреля она активно вела разведку ледовой обстановки, фарватеров, системы противовоздушной обороны водной коммуникации, организации конвойной службы. Затем последовали минные постановки на участке Черный Яр - Камышин, где было наиболее интенсивным движение судов. С 28 апреля по 15 мая противник поставил 161 мину. 131 мина оставалась от постановок 1942 года. Это создавало большую угрозу нашему судоходству{120}. Наряду с систематическими налетами на конвои вражеская авиация подвергала бомбардировкам Саратов, где находились большие запасы топлива.

Волжская флотилия начала раннее весеннее траление всего 27 тральщиками. К концу апреля их численность достигла 57. Однако в условиях массированных минных постановок, начатых противником, такого количества тральщиков было явно недостаточно.

Чтобы не сорвать перевозки нефтепродуктов и других грузов, эти корабли, развернутые подивизионно на боевых участках, вели контрольное траление лишь открытых основных фарватеров, а также находили и тралили обходные фарватеры с целью не допустить закупорки отдельных участков и скопления большого числа транспортных судов. Кроме того, тральщики обеспечивали проводку судов за тралами в наиболее опасных районах.

В боевой деятельности флотилии в этот период давали себя знать и другие трудности и недостатки. Большая минная опасность и налеты вражеской авиации с первых дней навигации настоятельно диктовали необходимость быстрой концентрации сил флотилии в районах наибольшей активности противника. Очень важно было также организовать систему гибкого управления корабельными соединениями, добиться четкой координации работы штаба флотилии и руководства Нижне-Волжского пароходства и пароходства "Волготанкер". Между тем сосредоточение кораблей к Сталинграду шло очень медленно. Это объяснялось тем, что места их зимнего базирования и ремонта находились на значительном удалении от основных фарватеров.

Невысоким был и уровень организации управления. Командующий флотилией, прибывший в зону действий Отдельной бригады траления, не имел при себе даже небольшой оперативной группы для обработки данных об обстановке, подготовки оперативно-боевых документов, доведения их до исполнителей и контроля за исполнением. Это заметно влияло на действия соединений в условиях нараставшего противодействия авиации противника. Сказывалось и то, что отдельные капитаны судов и командиры кораблей допускали нарушения правил плавания в условиях минной опасности.

Все это, естественно, не прошло бесследно. В период с 29 апреля по 15 мая подорвались на вражеских минах груженные нефтепродуктами баржи "Тарлык", "Комсомолка", "Катунь". Только на "Катуни" находилось 9600 тонн авиационного бензина{121}. В этот же период подорвались Краснознаменная канонерская лодка "Усыскин", четыре тральщика, буксирные пароходы "Ваня-коммунист", "Сергей Лазо" и "Ереван", четыре промысловых судна рыболовецкого флота, буксировавшие баржи. Недостатки в противоминной обороне явились главной причиной неудовлетворительного выполнения государственного плана перевозок нефтепродуктов в апреле - мае. Апрельский план был выполнен всего на 68,4 процента, майский - на 76,5 процента{122}.

Настоятельная необходимость

Государственный Комитет Обороны, чтобы обеспечить безопасность перевозок на Нижней Волге, и прежде всего жидкого топлива, в мае потребовал от Народного комиссариата Военно-Морского Флота в короткий срок устранить недостатки в организации противоминной и противовоздушной обороны водной коммуникации и принял ряд важных мер. На Волжскую флотилию была возложена вся полнота ответственности за безопасность судоходства на Волге от Астрахани до Саратова, за перевозки нефти и нефтепродуктов{123}. Принимается решение об увеличении боевого состава тральщиков до 300 единиц за счет переоборудования транспортных речных судов Волжско-Каспийского бассейна, об организационном усилении флотилии, улучшении ее материально-технического обеспечения{124}.

В соответствии с указаниями Государственного Комитета Обороны Народный комиссар ВМФ, Главное политическое управление и Главный морской штаб провели ряд неотложных организационных мероприятий с учетом характера задач, поставленных перед флотилией. Был создан Военный совет Волжской флотилии. Командующим флотилией назначается контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, занимавший должность помощника начальника Главного морского штаба. Ю. А. Пантелеев, участник гражданской войны, в предвоенные годы и в начале войны командовал крупными соединениями кораблей, возглавлял штаб Краснознаменного Балтийского флота.

Членом Военного совета был назначен опытный политработник капитан 1 ранга Н. П. Зарембо, начальником штаба - капитан 1 ранга В. В. Григорьев, возглавлявший до этого штаб Дунайской флотилии. В командование 3-й бригадой кораблей вступил бывший начальник одного из отделов оперативного управления Главного морского штаба капитан 2 ранга Н. Д. Сергеев.

Подверглась значительным изменениям организация сил флотилии. Они осуществлялись в условиях дальнейшего усиления минной опасности, нарастания объема и темпов перевозок нефтепродуктов. В мае - июне противник наиболее интенсивно производил минные постановки. Только с 15 по 31 мая на участке Черный Яр - Камышин им было поставлено 204 неконтактные мины (половина общего количества мин, поставленных вражеской авиацией за всю навигацию 1943 года){125}. Начались массированные налеты противника на Саратов и другие важные порты Нижней Волги. 15 мая Саратов бомбили 65 вражеских самолетов, десятки самолетов минировали Волгу от Камышина до Красноармейска с целью нарушить движение конвоев, которых в тот день на переходах насчитывалось 57{126}. Объем перевозок жидкого топлива в мае составил 789 800 тонн, в июне - 746 300 тонн. В июле - августе планировалось перевезти более 2 000 000 тонн нефтепродуктов{127}.

В соответствии с задачей эффективной борьбы с минной опасностью, обеспечения перевозок нефтепродуктов командование флотилии разработало более гибкую организацию ее сил. В основу новой организации был положен принцип формирования мощных соединений тральных сил и закрепление за каждым из них определенного боевого района с органами тыла, подчиненными непосредственно командиру соединения. Командир соединения являлся и командиром боевого района.

Предусматривалось также сформировать соединения кораблей для непосредственной противовоздушной обороны транспортных судов на переходах, развернуть единую систему противовоздушного и противоминного наблюдения. Планировалось создать более совершенную систему навигационногидрографического обеспечения боевого траления и безопасности плавания транспортных судов, организовать военно-лоцманские пункты для проводки караванов судов по фарватерам, опасным в минном отношении. В предложениях предусматривалось, что командиру трального соединения должны непосредственно или оперативно подчиняться все силы и средства, обеспечивавшие противоминную и противовоздушную оборону Волжской водной коммуникации в границах данного боевого района.

Народный комиссар Военно-Морского Флота одобрил предложения командования флотилии. В короткий срок были сформированы: 1-я бригада траления (командир - капитан 1 ранга П. А. Смирнов, начальник политотдела капитан 2 ранга Ф. Я. Отмахов, начальник штаба - капитан 2 ранга А. А. Асямолов) и 2-я бригада траления (командир - капитан 2 ранга В. А. Кринов, начальник политотдела - капитан 2 ранга С. Д. Бережной, начальник штаба капитан 3 ранга А. А. Комаров).

3-я бригада речных кораблей (командир - капитан 2 ранга Н. Д. Сергеев, начальник политотдела - капитан 3 ранга А. Н. Воронцов, а с 21.06 1943 г. капитан 2 ранга Г. И. Спицкий, начальник штаба - капитан-лейтенант В. А. Протопопов) включала только канонерские лодки.

1-я и 2-я бригады кораблей были переформированы в 4-ю бригаду речных кораблей (командир - капитан 2 ранга А. И. Цибульский, начальник политотдела - капитан 2 ранга И. И. Величко, начальник штаба - капитан 3 ранга П. Л. Яблонский, с 14 июля - капитан-лейтенант Я. В. Небольсин). В ее состав вошли 1-й и 2-й гвардейские дивизионы бронекатеров, дивизион .сторожевых катеров. Создаются два района службы наблюдения и связи с восемью участками, насчитывавшими 424 поста, два гидрографических района с восемью участками, военно-лоцманская служба, тыл флотилии, тылы 1-й и 2-й бригад траления. Ликвидируются военно-морские базы как неоправдавшие своего назначения на Волге{128}. Оперативное развертывание сил в соответствии с новой боевой организацией было закончено в основном к 15 мая. 1-я бригада траления действовала в границах 1-го боевого района - от Замьян до Райгорода. Флагманский командный пункт этой бригады (штабной корабль "Марат") дислоцировался у Черного Яра. На командира бригады непосредственно замыкались отделение тыла района, трехорудийная зенитная плавучая батарея, оперативно ему подчинялись 1-й район службы наблюдения и связи, 1-й гидрографический район.

Четыре дивизиона тральщиков этой бригады были развернуты на четырех боевых участках. Командиры дивизионов являлись и командирами боевых участков. Им оперативно подчинялись участки службы наблюдения и связи.

2-я бригада траления действовала в границах второго боевого района от Райгорода до Саратова. Ее командный пункт находился на штабном корабле у Камышина. Командиру бригады непосредственно подчинялись четыре дивизиона тральщиков, развернутые на 5 - 8 боевых участках, отделение тыла 2-го боевого района, восемь зенитных батарей флотилии.

За Астраханской военно-морской базой закреплялся район от Замьян до Астрахани, включая и астраханские рейды. Ее тральные силы были сведены в 3-ю бригаду траления, состоявшую из трех дивизионов (48 тральщиков и 18 трал-барж).

3-я бригада речных кораблей дислоцировалась в Саратове. Некоторые ее канонерские лодки передавались в оперативное подчинение начальника "Волготанкера" для непосредственной буксировки нефтеналивных судов и их противовоздушной обороны на переходах. С этих кораблей были сняты кормовые 85-мм орудия, а на их места устанавливалось буксирное оборудование. Основная часть канонерских лодок предназначалась для конвоирования наиболее важных караванов судов.

4-я бригада речных кораблей была сосредоточена также в Саратове. Флагманский командный пункт соединения находился на штабном корабле "Тура". Бронекатера и сторожевые катера предназначались для конвоирования транспортных судов в границах 1-го и 2-го боевых районов и усиления ПВО отстойных пунктов.

В мае 1943 года реорганизуется также служба наблюдения и связи во всей операционной зоне (начальник связи - капитан 3 ранга В. А. Баранов). Создаются узел связи флотилии в Сталинграде, узлы связи боевых районов, береговые участки связи в зонах действий дивизионов тральщиков с разветвленной сетью постов наблюдения и связи, противоминного наблюдения.

Всесторонне было отработано взаимодействие органов связи флотилии с линейными органами связи транспортного флота и службой связи противовоздушной обороны бассейна Волги. Такая система обеспечивала непрерывное наблюдение за обстановкой и гибкое управление боевыми действиями кораблей, частей и соединений. Своевременно обнаруживалось появление в операционной зоне вражеской авиации, данные быстро поступали в штаб флотилии. Это позволяло всесторонне анализировать обстановку, принимать эффективные меры по борьбе с минной опасностью, непосредственной обороне судов на переходе, в местах погрузки и разгрузки, в отстойных пунктах.

В этот период была организована единая система постов противовоздушного и противоминного наблюдения по штатам Волжской флотилии и Войск ПВО страны, службы пути Волжского бассейна и на общественных началах гражданскими организациями приволжских городов Астраханской, Саратовской и Куйбышевской областей. Она отвечала создавшейся обстановке в операционной зоне флотилии, новой боевой организации ее сил и задачам обеспечения безопасности плавания на Волге от Астрахани до Батраков.

404 поста СНиС флотилии вели противовоздушное и противоминное наблюдение в границах боевых районов и участков{129}.

По решению исполкомов Куйбышевского, Саратовского и Сталинградского областных советов депутатов трудящихся создаются 372 поста местной противовоздушной обороны, выделяются для них сотни шлюпок{130}. Эти посты обслуживали на общественных началах более 8 тыс. комсомольцев из числа рабочей и учащейся молодежи.

Наблюдение за воздушной и минной обстановкой вели также посты службы пути Волжского бассейна и посты ПВО транспортной службы на Волге. Все полученные данные концентрировались в штабах боевых районов и в штабе флотилии.

Народный комиссариат Военно-Морского Флота с разрешения Государственного Комитета Обороны предоставил командующему Волжской флотилией право выплачивать денежное вознаграждение личному составу соединений, кораблей и частей, гражданскому населению за каждую обнаруженную и уничтоженную мину. Это имело большое значение в борьбе с минной опасностью на Волге в навигацию 1943 года.

Важную роль в противоминной и противовоздушной обороне Волжской коммуникации играла служба войсковой разведки флотилии, возглавляемая капитан - лейтенантом А. В. Горожанкиным. Информационные данные Генерального штаба и Главного морского штаба, сведения разведки фронтов и Войск ПВО страны, наблюдения войсковой разведки флотилии позволяли своевременно и обстоятельно анализировать действия авиации противника в бассейне Нижней Волги и принимать необходимые меры по совершенствованию противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации, усилению борьбы с минной опасностью.

Изменения в организации сил флотилии, естественно, потребовали перестройки и системы тылового обеспечения боевой деятельности кораблей и частей. Без хорошо организованной и гибкой работы тыла немыслима была борьба с высокой минной и воздушной опасностью на Волжской коммуникации, пролегавшей от Астрахани до Куйбышева. На участке Волги от Астрахани до Батраков, находившемся в зоне досягаемости вражеской авиации, действовало одновременно до 400 боевых кораблей и вспомогательных судов, десятки частей береговой зенитной артиллерии и службы наблюдения и связи, сотни постов противоминного наблюдения. К этому же времени в быстром темпе переоборудовались транспортные суда под тральщики и вспомогательные корабли. Заметно росла численность боевого состава флотилии.

Береговые органы тыла военно-морских баз флотилии, находившиеся на расстоянии до 300 км от действовавших кораблей, не могли обеспечивать своевременную подачу жидкого и твердого топлива, продовольствия и всех других видов материально-технического снабжения.

Острой была проблема ремонта боевого вооружения и размагничивания боевых кораблей и многочисленных судов транспортного флота, занятых перевозкой нефти и нефтепродуктов.

Основу сил Волжской флотилии в кампании 1943 года составляли тральщики и катера-тральщики, бронекатера и сторожевые катера. Эти малые корабли могли принимать ограниченные запасы топлива и продовольствия. На переходы в базы снабжения им приходилось затрачивать немало времени и топлива.

Все это заставило командование флотилии пойти на коренную перестройку организации тыла, всей системы материально-технического обеспечения. Смысл перестройки состоял в том, чтобы тральщики и корабли охранения получали все виды снабжения непосредственно в районах боевой деятельности и имели ремонтные мастерские на боевых участках. В мае 1943 года формируются тыл флотилии (начальник тыла - полковник интендантской службы В. И. Кривоногов) с центральными складами в Сталинграде и отделы тыла бригад траления в боевых районах. Принимаются меры к усилению береговых баз дивизионов тральщиков на боевых участках. В Сталинград, Саратов и Камышин направляются плавучие мастерские по ремонту кораблей и вооружения, самоходные станции беспроводного размагничивания кораблей. Создаются ремонтные бригады, которые в случае необходимости направлялись на дивизионы действовавших тральщиков и кораблей охранения.

Трудность состояла в том, что на Волге не было специальных вспомогательных судов для снабжения различными видами довольствия непосредственно в районах боевых действий. Не было и плавучих мастерских по ремонту кораблей и вооружения. Пришлось приспосабливать для этих целей транспортные и промысловые суда. В каждом дивизионе выделялось 1 - 2 буксира специально для снабжения этих кораблей на участках траления.

Канонерские лодки, бронекатера и сторожевые катера, конвоировавшие нефтеналивные суда во время переходов, снабжались топливом и другими видами довольствия на ходу.

Большое значение имело решение Совета Народных Комиссаров СССР, обязывавшее судостроительные и судоремонтные предприятия Народных комиссариатов судостроительной промышленности и речного флота при необходимости производить ремонт боевых кораблей Волжской флотилии.

Реорганизация системы тылового обеспечения боевых действий флотилии позволила гибко маневрировать материально-техническими средствами для снабжения действовавших соединений, кораблей и частей во всей операционной зоне. Это в свою очередь в значительной мере повысило коэффициент оперативного использования тральщиков и кораблей охранения.

Флагманский командный пункт, штаб, политотдел и управление тыла флотилии были развернуты у Сталинграда.

Новая организация сил флотилии и управление их боевыми действиями строились на общих принципах, разработанных Главным морским штабом по опыту боевых действий речных и озерных флотилий в 1941 - 1942 годах с учетом конкретной обстановки, сложившейся на Волге. Это обеспечивало гибкое решение всех вопросов обеспечения безопасности перевозок нефтепродуктов, имевших огромное общегосударственное значение и оказывавших большое влияние на достижение оперативно-стратегических целей действующими фронтами и флотами в летне-осенней кампании 1943 года.

Управление силами Волжской флотилии с середины мая 1943 года осуществлялось командующим через флагманский командный пункт, развернутый на штабном корабле "Железнодорожник" в центре операционной зоны, у Сталинграда. Штабной корабль был непосредственно связан по радио и электролинейным линиям связи с Главным морским штабом, флагманскими командными пунктами командиров бригад кораблей, со всеми организациями транспортного флота, ведавшими перевозками в Волжско-Каспийском бассейне.

На флагманский командный пункт флотилии непрерывно и быстро поступали все данные обстановки на театре, четко действовала система оповещения о воздушной и минной опасности. Оперативная служба штаба флотилии в любой момент знала обстановку во всей операционной зоне. Это давало возможность командующему принимать решения, связанные с обеспечением безопасности движения транспортных судов.

Организация управления, введенная с середины мая 1943 года, позволяла командующему флотилией руководить действиями сил на театре через командиров соединений, управлять нефтеперевозками через аппарат начальника пароходства "Волготанкер" и начальника службы пути Волжского бассейна, организовывать взаимодействие в частях Войск ПВО страны при решении конкретных вопросов, связанных с противовоздушной обороной судов на переходах и в отстойных пунктах, поддерживать связь со всеми гражданскими организациями, имевшими непосредственное отношение к перевозкам в Волжско-Каспийском бассейне.

Эти основы управления вытекали из складывавшейся обстановки и ответственности командования Волжской флотилии, силы которой играли решающую роль в противоминной и противовоздушной обороне Волжского водного пути.

Сосредоточение всех вопросов управления в руках командующего флотилией было оформлено соответствующими специальными постановлениями Государственного Комитета Обороны, приказами Народного комиссара Военно-Морского Флота и Народного комиссара речного флота.

В дальнейшем, после всех организационных изменений, борьба с минной и воздушной опасностью на Волге шла по следующим главным направлениям: создание устойчивого оперативного режима, обеспечивающего наблюдение за действиями авиации противника; разведывательное и контрольное траление фарватеров, уничтожение мин и минных банок; размагничивание боевых кораблей и транспортных судов; обеспечение соблюдения режима плавания судами транспортного флота; конвоирование транспортных судов боевыми кораблями и проводка их за тральщиками в наиболее опасных в минном отношении районах; навигационно-гидрографическое обеспечение боевого траления и проводки транспортных судов. Все это потребовало сосредоточения руководства перевозками нефтепродуктов на Волге в руках Военного совета флотилии. При этом важное значение приобрело четкое взаимодействие командования, штаба флотилии и всех гражданских организаций, имевших непосредственное отношение к планированию и осуществлению этих перевозок. Начальники пароходства "Волготанкер" и службы пути Волжского бассейна, оперативная группа ПВО транспортной службы Волжского бассейна по этим вопросам непосредственно подчинялись командующему Волжской флотилией. При штабах боевых районов (1-й и 2-й бригад траления) постоянно находились уполномоченные Народного комиссариата речного флота на правах помощников командиров боевых районов по координации взаимодействия органов речного транспортного флота с флотилией.

Таким образом, в невероятно трудных условиях большой минной опасности и бомбардировок авиации противника уже к середине мая 1943 года была создана надежная система защиты Волжской водной коммуникации. В этом большая заслуга Военного совета, штаба, политорганов и партийных организаций флотилии, которые действенной организаторской и воспитательной работой сумели мобилизовать личный состав на успешное выполнение задач по защите важнейшей водной коммуникации страны.

На волжских фарватерах

Командование Волжской флотилии с 17 мая организовало конвоирование транспортов канонерскими лодками, бронекатерами и сторожевыми катерами, а также проводку судов за тралами в районах, где возникала минная опасность. Наращивались темпы и объем боевого траления с целью расширения действовавших фарватеров и уничтожения вновь поставленных противником минных банок. Одновременно принимались срочные меры по переоборудованию речных судов под тральщики в соответствии с решением Государственного Комитета Обороны.

Все это создавало благоприятный устойчивый оперативный режим, способствовало обеспечению безопасности движения транспортных судов.

Минная обстановка на Волге от Астрахани до Саратова носила наиболее острый характер после 15 мая до середины июня, когда наращивались объем и темпы перевозок нефтепродуктов. Если в апреле из Астрахани вышло 49 конвоев, то в мае и июне - 194. Эти конвои насчитывали в общей сложности свыше 1000 транспортных судов, сотни кораблей охранения. Объем перевозок нефтепродуктов в апреле составлял 467 000 тонн, а в мае - июне он возрос до 1 536 100 тонн{131}.

В этот период авиация противника в течение месяца, с 15 мая по 15 июня, поставила 227 мин{132} (больше половины общего количества мин, поставленных ею за кампанию 1943 года). Во второй половине июня ее активность на Волге заметно спала. Тогда вражеские самолеты поставили всего 21 мину. Это объясняется тем, что наша авиация нанесла ряд массированных ударов по аэродромам противника в районе Сталинo (Донецка), где были сосредоточены миноносные самолеты, а также все большим усилением противодействия зенитных сил Волжской флотилии и Войск ПВО страны. При этом надо учитывать и то, что немецко-фашистское командование в те дни начало концентрировать значительные силы, в том числе и авиацию, для наступления под Курском.

В мае - июне 1943 года было отобрано для переоборудования под тральщики и трал-баржи 165 самоходных и несамоходных транспортных судов. Из них значительная часть вступила в строй к концу июня 1943 года{133}. Если к началу навигации боевой состав тральных сил не превышал 50 тральщиков (без Астраханской военно-морской базы), то уже к концу июня он достиг 165 единиц.

Противоминная оборона речной коммуникации на участке от Астрахани до Батраков обеспечивалась тральными силами Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы, а противовоздушная - силами и средствами Войск ПВО страны, Волжской флотилии, оперативной группы ПВО транспортной службы Волжского бассейна.

В мае - июне противовоздушная оборона Волжской водной коммуникации была значительно укреплена. Флотилия располагала 287 орудиями мелкокалиберной зенитной артиллерии, 92 крупнокалиберными пулеметами и 53 пулеметами М-1. Кроме того, 12 канонерских лодок были вооружены 24 дальнобойными зенитными орудиями калибра 85 мм. В 198 взводах ПВО, сформированных и вооруженных в мае - июне, и в 31 отстойном пункте насчитывалось 221 зенитное орудие, 308 зенитных пулеметов и 173 прожекторных установки. Авиация Войск ПВО страны в бассейне Нижней Волги имела 41 истребитель. Действия всех этих сил и средств противовоздушной обороны умело координировал штаб Волжской флотилии. Большая заслуга в этом, в частности, подполковника А. Г. Миролюбова. Корабельная береговая зенитная артиллерия, зенитные орудия и пулеметы взводов ПВО бассейна Волги и транспортных судов, истребительная авиация использовались по единому плану с высокой эффективностью.

Важные задачи решала гидрографическая служба флотилии (начальник капитан 2 ранга И. Ф. Новоселов). Она успешно обеспечивала действия тральных сил и ограждение протраленных фарватеров и минных банок. На каждом боевом участке был сформирован военно-лоцманский пункт.

В связи с переоборудованием большого количества транспортных судов под тральщики и формированием речных аварийно-спасательных отрядов численность личного состава флотилии значительно возросла (с 7 827 до 11 116 человек). Если на 1 апреля на флотилии было 1201 офицер, 2155 старшин, 4471 матрос, то на 30 июня численность офицеров составила 1367, старшин - 2756, матросов - 6993 человека. Несмотря на это, людей по-прежнему не хватало. Некомплект по офицерскому составу достигал 10,5 процента, а по старшинскому и рядовому составу - 15 процентов{134}.

Военный совет, штаб и политический отдел флотилии особое внимание уделяли боевой и политической подготовке экипажей переоборудуемых судов. На заводах моряки в ходе работ изучали применявшиеся противником мины, овладевали боевой техникой. Экипажи вновь вступавших в строй тральщиков укреплялись матросами, старшинами и офицерами, имевшими опыт боевого траления. Каждому такому кораблю предоставлялось 5 - 7 дней для отработки боевой и повседневной организации службы и сдачи первых курсовых задач.

Напряженный характер носила боевая учеба и на других кораблях. Наряду с конвоированием транспортов экипажи канонерских лодок, бронекатеров и сторожевых катеров на конкретном оперативно-тактическом фоне выполняли зенитные артиллерийские и пулеметные стрельбы, отрабатывали задачи по взаимодействию с сухопутными войсками (артиллерийская поддержка, высадка тактических десантов и т. д.).

Оперативно-тактическая подготовка офицерского состава была целеустремлена на выработку единства взглядов на способы и методы борьбы с минной опасностью и обеспечение безопасности перевозок по Волге.

Военный совет флотилии настойчиво добивался всестороннего совершенствования управления ее силами, четкого взаимодействия с Войсками ПВО страны. По наиболее важным вопросам планирования и регулирования перевозок нефтепродуктов проводились совещания командования флотилии совместно с командирами боевых районов и представителями речного транспортного флота. По итогам этих совещаний Военный совет принимал постановления, издавались приказы, которые были обязательными и для ведомств и организаций речного флота.

Контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, начальник штаба капитан 1 ранга В. В. Григорьев, начальник оперативного отдела капитан 2 ранга Е. С. Колчин выступали активными поборниками высокой штабной культуры, придавали должное значение всестороннему анализу обстановки, разработке четкой оперативно-боевой документации.

Штаб флотилии и штабы соединений постановку задач оформляли письменными боевыми приказами, директивами и распоряжениями.

Все это в значительной мере обеспечивало успех боевой деятельности кораблей и частей.

В зимний период на флотилии было допущено ослабление партийно-политической работы. Поэтому Военный совет, политорганы и партийные организации флотилии принимали действенные меры по усилению политического и воинского воспитания личного состава. Этот вопрос неоднократно обсуждался на заседаниях Военного совета, на совещаниях командиров и начальников политорганов, партийно-комсомольского актива, на собраниях коммунистов и комсомольцев. Широко ставился он на страницах флотильской газеты "За родную Волгу" и газет соединений.

Руководящий состав флотилии принимал активное участие в устной и печатной пропаганде. Пример в этом показывал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев. В своих выступлениях перед личным составом, а также в статьях, опубликованных в газете "За родную Волгу", командующий флотилией глубоко раскрывал значение требований партии и правительства к Советским Вооруженным Силам, их усилий по мобилизации сил и возможностей страны для разгрома заклятого врага, разъяснял задачи, поставленные перед флотилией, указывал пути их успешного решения.

Политорганы флотилии всемерно добивались усиления партийного влияния на каждом корабле на все стороны жизни и боевой деятельности личного состава. Были созданы первичные партийные организации в дивизионах тральщиков, а на бронекатерах и тралыци-ках - партийно-комсомольские группы. Задачи надежной защиты Волжской водной коммуникации обсуждались на сборах секретарей партийных организаций, на собраниях партийного актива соединений. Военный совет флотилий, чтобы добиться стабильности партийного актива, принял постановление, запрещавшее списание с кораблей и из частей секретарей парторганизаций и парторгов без санкции начальника политотдела{135}.

Все эти меры способствовали повышению действенности организаторской и агитационно-пропагандистской работы коммунистов по мобилизации личного состава на успешное выполнение боевых заданий командования.

Таким образом, реорганизация сил флотилии была подкреплена новым подъемом в деятельности командиров, политорганов и партийных организаций. Это незамедлительно сказалось на решении главной задачи - обеспечении безопасности судоходства на Нижней Волге.

Тральные силы в границах боевых районов и участков непрерывно очищали фарватеры от вражеских мин, поддерживали безопасность судового хода во всей операционной зоне.

Бронекатера и сторожевые катера 4-й бригады речных кораблей при конвоировании транспортов и нахождении в засадах на боевых участках оказывали противодействие минным постановкам авиации противника на участке от Камышина до Копановки.

13 канонерских лодок 3-й бригады речных кораблей, находившиеся в оперативном подчинении начальника пароходства "Волготанкер", использовались для буксировки и противовоздушной обороны нефтеналивных судов. Остальные канонерские лодки конвоировали наиболее важные караваны нефтеналивных судов. Береговые и плавучие зенитные батареи обеспечивали противовоздушную оборону отстойных пунктов и мест базирования тральных сил флотилии{136}.

С 17 мая все наиболее крупные и важные караваны судов (нефтеналивные баржи грузоподъемностью более 5000 тонн, военные транспорты с личным составом и грузами) совершали переходы в охранении канонерских лодок, бронекатеров и сторожевых катеров.

Возглавлял конвой один из командиров конвойных кораблей.

На Волжской военной флотилии был разработан и нашел широкое применение целый ряд методов конвоирования: эстафетный, сквозной (непрерывный), частичный, комбинированный и усиленный.

Эстафетное конвоирование заключалось в том, что боевые корабли прикрывали суда от воздействия авиации противника лишь в пределах своего участка, передавая их дальше соседнему участку.

При сквозном конвоировании корабли охранения сопровождали транспортные суда от пункта выхода до порта назначения или на всем опасном участке.

Суть частичного конвоирования состояла в том, что бронекатера и сторожевые катера прикрывали транспорты только в пределах своих подвижных огневых позиций, дальше суда шли самостоятельно, осуществляя противовоздушную оборону своими огневыми средствами.

При комбинированном конвоировании корабли охранения, обычно канонерские лодки, во время всего перехода одновременно выполняли и роль буксировщиков.

Усиленное конвоирование осуществлялось кораблями охранения совместно с кораблями, находившимися на подвижных огневых позициях.

Наиболее эффективными оказались эстафетное и частичное конвоирование. Эти методы требовали минимального количества кораблей охранения, исключали скопление их в отдельных районах, позволяли сохранять четкую организацию противовоздушной обороны во всей операционной зоне флотилии. При таком конвоировании экипажи кораблей охранения в пределах своих участков хорошо знали обстановку, способы действий вражеской авиации и поэтому могли оказывать ей активное противодействие. И в этом случае не нарушался принцип непосредственной и оперативной подчиненности таких кораблей.

Основная часть конвойных кораблей распределялась по боевым районам, которым они подчинялись в оперативном отношении. Помимо кораблей охранения противовоздушную оборону транспортных судов осуществляли постоянные и маневренные отстойные пункты, которые прикрывались береговыми и корабельными зенитными средствами, дозорными кораблями и истребительной авиацией.

Таким образом, на всем пути следования транспортных судов в границах операционной зоны флотилии обеспечивалось: непрерывное наблюдение за действиями вражеской авиации и минной обстановкой, надежней противовоздушная оборона транспортных судов на переходах, в отстойных пунктах, местах погрузки и разгрузки; эффективное противодействие самолетам противника. Конвоированием наряду с систематическим тралением и уничтожением мин достигались непрерывность и безопасность перевозок. С 5 мая по 25 июня 1943 года, в период самых интенсивных действий немецко-фа-шистской авиации, в операционной зоне флотилии прошло 3350 транспортных судов, из них 514, главным образом крупных нефтеналивных, конвоировались канонерскими лодками, бронекатерами и сторожевыми катерами{137}. Противовоздушная оборона транспортов, следовавших без непосредственного охранения, обеспечивалась кораблями, несшими дозорную службу и находившимися в засадах на боевых участках, а также плавучими и стационарными батареями флотилии совместно с войсками ПВО транспортной службы Волжского бассейна.

Канонерские лодки, бронекатера и сторожевые катера только за период с 15 мая по 29 июня более 50 раз вступали в бой с вражескими самолетами. Они решительно срывали попытки противника нанести бомбовые удары по караванам судов и крупным портам Волги, произвести минные постановки.

19 мая на участке Сталинград - Камышин группа гвардейских бронекатеров своим эффективным огнем отразила налет пяти немецких самолетов, заставила их отказаться от атаки караванов судов и постановки мин с малых высот. Особенно отличился бронекатер No 33 лейтенанта К. И. Воробьева.

В тот день другие корабли флотилии сорвали бомбардировку каравана судов у Черного Яра. Ни одна из бомб, сброшенных вражескими самолетами, не попала в транспорты.

1 июня у Черного Яра бронекатер лейтенанта К. И. Воробьева отразил шесть ночных атак самолетов противника. Гитлеровцы сбросили до 60 зажигательных бомб, все они упали в стороне от транспортных судов.

12 июня 50 немецких самолетов бомбили одновременно Саратов и Увек. В отражении этого налета вместе с зенитными батареями Войск ПВО страны принимало участие более 10 кораблей флотилии. Было сбито семь бомбардировщиков, к Саратову и Увеку прорвалось лишь пять самолетов{138}. 17, 19, 20 и 23 июня были отражены крупные налеты авиации противника на Камышин, Саратов и на караваны судов. В этих налетах участвовало 135 вражеских самолетов. 23 июня у Саратова и Камышина гитлеровцы сбросили с больших высот на корабли флотилии 71 авиабомбу. Однако ни одна из них не попала в цель.

В течение мая - июня корабли флотилии участвовали в отражении 134 атак авиации противника. Причем они не имели потерь в личном составе и материальной части. В этот период на Волге не было ни одного случая гибели кораблей и транспортных судов от воздействия авиации противника.

В навигацию 1943 года повысилась эффективность противодействия минным постановкам противника. Под сильным огнем гитлеровские летчики вынуждены были сбрасывать мины с большой высоты. Из 409 мин, ставившихся самолетами противника в апреле - июне, 84 не попали в Волгу, взорвались при ударе о землю{139}.

Все это явилось результатом усиления противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации, надежного конвоирования транспортных судов боевыми кораблями.

Последние крупные налеты на Саратов, Камышин и Астрахань и минные постановки на Волге вражеская авиация (до 80 самолетов) предприняла 25 и 26 июня. В последующее время она производила лишь разведывательные полеты на большой высоте.

Конвоирование транспортных судов продолжалось до сентября. После поражения гитлеровцев под Курском полеты вражеских самолетов над Волгой прекратились и необходимость в нем отпала. С этого времени все усилия Волжской флотилии свелись к борьбе с опасностью, остававшейся от ранее поставленных противником мин.

В мае - ноябре 1943 года боевое траление являлось главной задачей флотилии, определявшей всю боевую деятельность военных моряков на Волге.

Корабли 1-й и 2-й бригад траления были развернуты в отведенных им районах и боевых участках во второй половине мая. Несмотря на то что тральные силы постоянно росли за счет переоборудования транспортных судов, боевая деятельность бригад носила исключительно напряженный характер. В мае - июне противник особенно интенсивно ставил мины, притом - во всей операционной зоне. К тому же начавшийся спад весенней большой воды вызвал обмеление обходных фарватеров, ограничивая тем самым возможности для маневрирования ими.

Тральщикам, которых постоянно не хватало, пришлось действовать во всей операционной зоне флотилии протяженностью более 1000 км - прокладывать фарватеры через плотные минные банки, обеспечивать проводку транспортных судов за тралами, вести контрольное траление не обмелевших обходных фарватеров. Экипажи этих кораблей решали свои задачи, проявляя большую выдержку, стойкость, инициативу и находчивость.

Успешно обеспечивала тральные работы, устанавливала надежное навигационно-гидрографическое ограждение основных и обходных фарватеров гидрографическая служба флотилии.

В мае - июне активность миноносных самолетов противника постоянно росла. Только в мае они поставили 354 мины. Однако гитлеровцам не удалось сорвать перевозки по Волге.

В борьбе с минной опасностью в этот период особенно отличились экипажи тральщиков под командованием главного старшины М. М. Месевича (No 113), мичмана Н. К. Топчия (No 314) и старшин 2-й статьи П. Ф. Титова (No 148) и П. С. Потапова ("Обнорск"){140}.

С начала июня плавание транспортных судов стало возможным только по основным летним меженным фарватерам. Поэтому 1-я и 2-я бригады траления получили задание в кратчайший срок восстановить их в границах 1-го и 2-го боевых районов. С 5 июня все дивизионы тральщиков начали регулярное сплошное траление всего основного летнего судового хода с перекрытием и тщательной обработкой на 15 импульсов. После такой обработки по меженным фарватерам проходили 20 - 25 караванов транспортов, следовавших порожняком, и только после этого они открывались для груженых нефтеналивных судов.

Это задание тральщики выполнили успешно. К концу июня открылось плавание по всем летним фарватерам в операционных зонах Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы. Качество тральных работ было довольно высоким. В июне подорвалась лишь баржа "Судога", шедшая порожняком. В течение этого месяца на Нижней Волге было проведено 130 караванов судов, которые перевезли 751 000 тонн нефтепродуктов{141}. К началу июля обстановка в операционной зоне флотилии заметно улучшилась. Значительно увеличились силы и средства противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации. Втрое выросло количество тральщиков.

Выше уже говорилось, что с конца июня вражеская авиация прекратила массированные налеты на караваны судов и порты Волги. Но во время битвы на Курской дуге она подвергла бомбардировке мосты у Сызрани. Это заставило командование флотилии создать 9-й участок 2-го боевого района, увеличить операционную зону более чем на 300 км (до Батраков), объявить опасным для плавания и участок Саратов - Батраки{142}.

В июле - августе число тральщиков флотилии продолжало расти. Если на 1 июля их насчитывалось 165, а различных тралов - 209, то на 1 сентября тральщиков было уже 213, а тралов 317. Когда же определилось поражение гитлеровцев в летне-осенней кампании 1943 года и советские войска вышли к Днепру, угроза налетов авиации противника отпала окончательно. Поэтому дальнейшая мобилизация транспортных судов для переоборудования под тральщики была приостановлена.

Во второй половине 1943 года флотилия успешно решала задачу полного уничтожения мин и продолжала обеспечивать противовоздушную оборону перевозок в своей операционной зоне. Одновременно с тралением на кораблях и в частях велась напряженная боевая учеба личного состава. Она имела большое значение не только в решении боевых задач, но и в подготовке к предстоявшему воссозданию Днепровской флотилии, пополнению волжскими боевыми кораблями и плавучими батареями Азовской и Онежской флотилий, бригады кораблей Чудского озера.

Во втором полугодии задачи флотилии сводились к следующему: завершение траления всех меженных летних фарватеров и доведение их до полной ширины; полное уничтожение поставленных противником минных банок во всей операционной зоне; повторное траление всего судового хода Нижней Волги для обеспечения полной безопасности плавания всех судов; выполнение плана боевой подготовки; ремонт и подготовка к перебазированию кораблей, предназначавшихся для укомплектования воссоздававшихся Днепровской флотилии и бригады кораблей Чудского озера, а также для пополнения Азовской флотилии{143}.

Военный совет, штаб и политический отдел флотилии вели большую организаторскую работу на местах, осуществляли систематический контроль за выполнением планов боевого траления, за состоянием противовоздушной и противоминной обороны перевозок кораблями и частями, за ходом боевой и политической подготовки.

Во втором полугодии окончательно сложилась четкая и эффективная организация противовоздушной и противоминной обороны перевозок в бассейне Волги. Была хорошо отработана система наблюдения за всей водной поверхностью Волги от Астрахани до Батраков. В июле - августе возросло количество постов противоминного наблюдения как по линии Волжской флотилии (до 424), так и по линии гражданских организаций Сталинградской, Саратовской и Куйбышевской областей (до 532).

В конце сентября численность зенитных орудий флотилии, Войск ПВО страны, оперативной группы ПВО транспортной службы Волжского бассейна достигла 427, пулеметов - 1320, прожекторных станций - 189{144}.

Четко действовали служба пути и навигационного ограждения фарватеров, военно-лоцманская служба флотилии. Хорошо было налажено материально-техническое снабжение действующих соединений и частей.

Успешно решали свои задачи тральные силы флотилии и во втором полугодии. Они спрямили и расширили фарватеры летнего судового хода, обеспечили безопасность дноуглубительных работ на лимитирующих перекатах, полностью ликвидировали минные банки на судоходных глубинах, довели все основные фарватеры до их естественных границ. Затем тральщики флотилии провели контрольное траление акватории бывших минных банок, закончили заключительное повторное траление этих районов с помощью магнитно-акустических трал-барж и контрвзрывов глубинных бомб. Личным составом дивизионов тральщиков, постов СНиС было обследовано побережье Волги{145}.

В июле - ноябре траление проводилось с большим напряжением на всех боевых участках. Рабочий день экипажей тральщиков составлял 14 - 17 часов. В июле - августе, когда велась полная ликвидация минных банок на фарватерах, непосредственно на тралении было занято более 75 процентов тральщиков. Всего за кампанию 1943 года они протралили на 15 импульсов площадь в 112 кв. км, прошли со всеми видами тралов 176 761 километр. С помощью тралов было уничтожено 67 мин, контрвзрывами глубинных бомб - 22 мины. Минеры разоружили 12 мин, обнаруженных на обсохших участках реки. 104 мины взорвались при постановке, 242 было нейтрализовано{146}.

За обнаружение и уничтожение мин морякам флотилии и местному населению было выплачено денежное вознаграждение в сумме 530 тыс. рублей.

Все это позволило обеспечить безопасность плавания транспортных судов. Всего за кампанию 1943 года в бассейне Нижней Волги прошло 10 959 судов, из них пордорвалось на минах 13, или менее 0,2 процента{147}. Со второй половины мая до конца навигации не было ни одного случая подрыва груженых нефтеналивных судов.

Наряду с тралением большое место в боевой деятельности Волжской флотилии в июле - ноябре 1943 года занимала противовоздушная оборона судов на переходе и в отстойных пунктах. Кроме того, значительная часть канонерских лодок и некоторые тральщики привлекались к буксировке нефтекараванов. Бронекатера, минометные и сторожевые катера несли дозорную службу, сопровождали наиболее важные караваны нефтеналивных судов. Вместе с тем личный состав 3-й и 4-й бригад речных кораблей занимался боевой учебой и готовился к перебазированию на Азовское море, Днепр и Онежское озеро. Боевая и политическая подготовка велась и на канонерских лодках, не занятых на буксировке нефтекараванов.

3-я и 4-я бригады кораблей полностью выполнили планы огневой подготовки. Было проведено 127 артстрельб, 83 процента стрельб получили высокие оценки. В этих соединениях были успешно отработаны и сданы все основные задачи курса боевой подготовки речных кораблей. Дивизионы бронекатеров и минометных катеров провели тактические учения по таким темам, как "Прорыв речной укрепленной позиции", "Артиллерийское прикрытие переправ сухопутных войск", "Поддержка бронекатерами и минометными катерами форсирования рек армейскими частями", "Высадка тактических десантов на приречные фланги обороны противника" и другие. Штабы бригад речных кораблей провели оперативно-тактическую игру с участием командиров дивизионов канонерских лодок, бронекатеров и сторожевых катеров по вопросам артиллерийской поддержки приречного фланга сухопутных войск в наступлении{148}.

В соединениях тральщиков наряду с боевым тралением также проводилась боевая подготовка. Все тральщики, находившиеся в кампании, успешно отработали курсовые задачи. Специальные упражнения сдавались ими во время боевого траления с фактическим использованием трального оружия. Штабы этих бригад провели учения по управлению силами на темы: "Минная разведка закрытого для плавания района реки", "Проводка транспортных судов в условиях бомбардировок и высокой минной опасности"{149}.

В конце навигации решалась также задача перебазирования с Волги в бассейн Днепра боевых сил для Днепровской флотилии, отправка кораблей на другие реки, на Азовское море и Чудское озеро. В сентябре - ноябре было поднято на берег и погружено на платформы 240 бронекатеров, тральщиков, минометных, сторожевых и других катеров. На другие флоты и флотилии вместе с кораблями было направлено 2560 матросов старшин и офицеров, 1200 тонн различных грузов{150}.

В конце кампании 1943 года по решению Государственного Комитета Обороны было разоружено и возвращено речному транспортному и промысловому флоту 75 судов. На 18 октября в составе Волжской флотилии оставалось 6 канонерских лодок, 80 тральщиков, 13 сторожевых катеров, 5 минометных катеров, 35 полуглиссеров, 2 плавучие батареи, 5 штабных кораблей, 30 буксировщиков трал-барж. 3-я и 4-я бригады речных кораблей были расформированы. Имели сокращенный состав 1-я и 2-я бригады траления. Были сформированы отдельный дивизион канонерских лодок, отдельный отряд полуглиссеров, 291-й и 292-й отдельные зенитные артдивизионы{151}.

По решению Народного комиссара ВМФ с 1 ноября 1943 года Волжская флотилия начала постепенно свертывать свои силы. Одни корабли и части передавались на другие флоты и флотилии, другие возвращались гражданским речным транспортным и промысловым организациям. Оставалась лишь часть тральщиков для контрольного траления фарватеров в начале навигации 1944 года. В декабре 1943 года в командование флотилией вступил капитан 1 ранга П. А. Смирнов. Начальником политотдела оставался капитан 1 ранга Н. П. Зарембо{152}. В сентябре начальником штаба флотилии был назначен капитан 2 ранга Н. Д. Сергеев.

В конце кампании 1943 года командование, штаб и политический отдел флотилии всесторонне обобщили опыт использования ее сил и средств в целях противоминной и противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации и опыт партийно-политической работы на кораблях, в частях и соединениях. Итоги анализа и сделанные выводы были доведены до широкого круга офицеров флотилии.

Зимой 1943/44 г. личный состав кораблей и частей Волжской флотилии занимался боевой и политической подготовкой. В апреле - июне 1944 года 8 дивизионов тральщиков провели контрольное траление фарватеров от Астрахани до Саратова, а также повторное траление минных банок, остававшихся нейтрализованными. Мин на фарватерах во всей операционной зоне флотилии не было обнаружено.

Приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота от 30 июня 1944 года Волжская флотилия была расформирована. Ее корабли и части передавались другим, действующим флотам и флотилиям. Мобилизованные суда были разоружены и возвращены по принадлежности организациям транспортного и промыслового флота Волжского бассейна.

* * *

Волжская флотилия в навигацию 1943 года успешно решила задачу надежной защиты водной коммуникации, имевшей стратегическое и общегосударственное значение. Со второй половины мая до конца навигации 1943 года ее кораблями проведено более 8 тысяч судов. Масштабы перевозок росли из месяца в месяц. Только нефтепродуктов на участке Астрахань Саратов было перевезено: в апреле 445 000 тонн (68,4% плана), мае 765 000 (76,5% плана), июне 751 000 (88,4% плана), июле 1 100 000 (111,0% плана), августе 1 155 500 (110,5% плана), сентябре 965 000 тонн (107,2% плана). За всю навигацию 1943 года перевозки нефтепродуктов на Нижней Волге составили более 7 млн. тонн{153}.

Примечательно, что не было ни одного случая гибели груженых нефтеналивных транспортов.

За образцовые действия по обеспечению безопасности речной коммуникации в 1943 году более 800 моряков Волжской флотилии и транспортного флота Волжско-Каспийского бассейна было награждено орденами и медалями.

Безопасность возраставших нефтеперевозок достигалась непрерывным боевым тралением, созданием устойчивого оперативного режима путем развертывания сети постов противоминного наблюдения, стройной организацией управления боевой деятельностью кораблей, частей и соединений, четким взаимодействием с Войсками ПВО страны и гражданскими организациями, имевшими отношение к нефтеперевозкам.

Опыт Волжской флотилии по защите перевозок на Нижней Волге в период навигации 1943 года показал, что основные положения советского военного и военно-морского искусства о совместных действиях сухопутных войск с военными речными флотилиями и боевой деятельности различных классов речных кораблей были правильными. Творчески руководствуясь ими, моряки флотилии в тесном контакте с взаимодействующими Войсками ПВО территории страны и с гражданскими организациями речного флота смогли обеспечить безопасность Волжской водной коммуникации.

Главный морской штаб и командование Волжской флотилии в мае - июле успешно справились со сложными проблемами вооружения большого количества тральщиков, развертывания новых формирований кораблей, береговых и плавучих зенитных батарей, постов противоминного наблюдения, а также непосредственного руководства нефтеперевозками в бассейне Волги. Была создана четкая и эффективная организация противоминной и противовоздушной обороны речной коммуникации. Каспийская и Волжская флотилии, Войска ПВО страны составляли единую систему защиты перевозок нефтепродуктов из Баку и Махачкалы через Астрахань, Сталинград, Камышин и Саратов.

Полностью оправдало себя подчинение (непосредственное или оперативное) командующему Волжской флотилией всех сил и средств ПВО, противоминной обороны бассейна Волги, а также гражданских транспортных организаций по вопросам режима плавания в районах, опасных в минном отношении.

Оказалась весьма эффективной новая боевая организация Волжской флотилии. Она позволяла рационально использовать соединения тральных сил и конвойных кораблей для уничтожения мин противника, осуществления противовоздушной обороны судов на переходах и в отстойных пунктах. Командиры боевых районов располагали всеми силами и средствами, необходимыми для решения комплекса боевых задач по обеспечению безопасности плавания, несли личную ответственность за противоминную и противовоздушную оборону судов в своих зонах.

Штабы бригад траления концентрировали все данные обстановки как в своих зонах, так и на всем театре действий Волжской флотилии. Приказы и распоряжения командиров бригад были обязательными не только для частей, непосредственно им подчиненных, но и для взаимодействующих частей ПВО, командиров конвоев на переходе и в отстойных пунктах, входивших в зоны боевых районов. Им в оперативном отношении подчинялись и все организации транспортного флота, находившиеся в установленных границах боевых районов.

Созданная организация сил позволяла командующему Волжской флотилией управлять боевыми действиями соединений гибко и непрерывно. На флагманском командном пункте (штабной корабль "Железнодорожник"), находившемся у Сталинграда, концентрировались данные обстановки во всей операционной зоне от Астрахани до Саратова и на южном крыле советско-германского фронта, особенно в приволжской зоне Войск ПВО страны. Данные о находившихся в воздухе вражеских самолетах становились известными штабу Волжской флотилии за 30 - 40 минут до подхода их к берегам Волги. Это позволяло своевременно приводить в боевую готовность силы и средства, противодействовавшие минным постановкам и бомбардировкам, рассредоточивать и маскировать конвои.

С введением новой боевой организации сил Волжской флотилии были разработаны и принципы управления действиями соединений и частей на театре с учетом взаимодействия с транспортными организациями, ведавшими перевозками жидкого топлива, Войсками ПВО страны и частями ПВО транспортной группы Волжского бассейна.

Командующий Волжской флотилией управлял действиями бригад траления и бригад речных кораблей через командиров этих соединений. Управление нефтеперевозками осуществлялось через начальников пароходства "Волготанкер" и службы пути Волжского бассейна. Взаимодействие с Войсками ПВО страны было четко регламентировано постановлением Государственного Комитета Обороны, приказами Народных комиссаров обороны и Военно-Морского Флота. Разграничение ответственности, решающее право командующего Волжской флотилией в принятии конечных решений по всем вопросам, связанным с обеспечением безопасности нефтеперевозок в Волжско-Каспийском бассейне, позволяло добиваться непрерывного и твердого управления силами флотилии, войсками ПВО, а также гражданскими организациями при решении задач по защите Волжской водной коммуникации.

Штаб Волжской флотилии систематизировал и анализировал все данные обстановки на театре, своевременно готовил исходные материалы и оперативно-тактические расчеты для принятия командующим решений с постановкой задач командирам соединений, взаимодействовавшим Войскам ПВО страны и организациям транспортного флота. Решения командующего флотилией своевременно доводились до исполнителей, а выполнение строго контролировалось командованием и штабом на местах. Все это позволяло достигать согласованности действий по противоминной и противовоздушной обороне перевозок на Волжско-Каспийском бассейне.

В полной мере оправдала себя принятая в середине мая 1943 года организация боевого, навигационно-гидрографического и материально-технического обеспечения действий бригад траления и бригад речных кораблей, решавших главные задачи, поставленные перед флотилией.

На флотилии правильно была организована боевая и политическая учеба личного состава, оперативно-тактическая подготовка командного состава. В установленные сроки вводились в строй переоборудованные из транспортных судов боевые корабли, планомерно отрабатывался курс боевой подготовки надводных кораблей. Это имело большое значение в успешном решении боевых задач и вместе с тем дало возможность отправлять на Азовское море и в бассейн Днепра, на Чудское озеро и другие морские, речные и озерные театры вполне подготовленные, боеспособные корабли.

Одним из решающих условий боевых успехов флотилии явилась хорошо поставленная, активная партийно-политическая работа. Военный совет, политический отдел флотилии (начальник - контр-адмирал П. Т. Бондаренко, затем - капитан 1 ранга Н. П. Зарембо), политорганы соединений (начальники - капитаны 2 ранга С. Д. Бережной, И. И. Величко, Г. И. Спицкий, Ф. Я. Отмахов), партийные и комсомольские организации умело воспитывали личный состав в духе высоких идеалов партии, доводили до глубокого сознания каждого моряка задачи советского народа и его Вооруженных Сил в священной войне против заклятого врага, развивали у воинов чувство личной ответственности за выполнение боевых заданий командования.

В морально-политическом сплочении личного состава большое значение имел неуклонный рост рядов коммунистов и комсомольцев. В период кампании 1943 года почти вдвое увеличилось число партийных и комсомольских организаций. Только в июле - сентябре было принято в партию 461 человек, в комсомол - 323{154}.

Военный совет и политорганы флотилии поддерживали тесные связи с партийными и советскими организациями приволжских городов и сел, речниками бассейна Нижней Волги, политорганами взаимодействовавших Войск ПВО страны.

Защита водных путей Волжско-Каспийского бассейна была общим делом военных моряков, речников Волги и моряков Каспия, населения приволжских городов и сел, стремившихся внести свой вклад во всенародную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. В разгроме гитлеровцев на Курской дуге, в сражениях за Левобережную Украину, Таманский полуостров, за город Киев есть немалая заслуга всех тех, кто самоотверженно защищал от воздействия врага судоходство на Волжско-Каспий-ском водном пути в летне-осенние месяцы 1943 года.

Заключение

В истории Страны Советов могучая Волга дважды была свидетельницей славных подвигов нашего народа и его воинов в смертельной борьбе с вражескими полчищами. И каждый раз, в годы гражданской войны и в Великой Отечественной войне, войска Красной Армии и советские военные моряки, отстаивая завоевания Великого Октября, сражались в бассейне великой русской реки рука об руку, в одном боевом строю.

В 1918 - 1919 годах Волжская военная флотилия оказала немалую помощь красным полкам в разгроме армий Колчака и Деникина, в срыве зловещих планов интервентов и белогвардейцев.

В 1942 - 1943 годах советские войска при активном содействии вновь созданной Волжской флотилии выиграли под Сталинградом величайшую в истории войн битву с армиями фашистской Германии и ее союзников. Эта выдающаяся победа явилась огромным вкладом в достижение коренного перелома в Великой Отечественной войне и во всей второй мировой войне. Советское командование закрепило за собой стратегическую инициативу до полного разгрома и безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Больше года продолжались ожесточенные бои между Волгой и Днепром. Шесть с половиной месяцев советские войска фронтов сталинградского направления сражались непосредственно на волжских берегах. С июля 1942 года до июля 1943 года Волга на огромном пространстве от Астрахани до Саратова находилась под воздействием вражеской бомбардировочной и миноносной авиации. При этом Волжская водная коммуникация имела особое значение не только для фронтов сталинградского направления. Обеспечение бесперебойных речных перевозок и непосредственное участие в них кораблей Волжской флотилии оказало значительное влияние на успешный исход оборонительных действий советских войск во всей летне-осенней кампании 1942 года и их наступательных операций 1942 - 1943 годов. От надежной защиты Волжской водной коммуникации в немалой степени зависела тогда деятельность советских фронтов, действующих флотов, промышленных комплексов приволжских районов страны.

Главное содержание боевых действий Волжской флотилии в битве на Волге составляли артиллерийская поддержка сухопутных войск, переправа через реку личного состава, вооружения и всех видов материально-технического снабжения, противовоздушная и противоминная оборона Волжской водной коммуникации.

Располагая ограниченными силами и средствами, командование флотилии стремилось использовать их наиболее эффективно.

Боевая деятельность артиллерийских кораблей на Волге подтвердила положение советского военно-морского искусства о том, что их сила состоит в сочетании высокой маневренности с развитым артиллерийским вооружением, с возможностью быстро развертывать огневые средства и на ходу вести обстрел видимых целей. Оправдалось и применение дальнобойных морских орудий в борьбе на речных театрах. Они успешно использовались для ведения огня по целям на больших расстояниях, для стрельбы по площадям.

В период битвы на Волге дало большой эффект создание группировок артиллерийских кораблей, плавучих и береговых батарей для систематической огневой поддержки сухопутных войск.

Хорошо зарекомендовали себя и бронекатера с их развитым артиллерийско-пулеметным и реактивным минометным вооружением, использовавшиеся для эпизодической огневой поддержки армейских частей, особенно при отражении атак вражеской пехоты и танков, для защиты переправы войск и воинских грузов на правый берег Волги.

Артиллерия флотилии оказывала большую помощь полевой артиллерии, а иногда являлась единственным средством подавления огневых точек противника.

Хорошо была налажена совместная работа штабов сухопутных войск и флотилии по планированию распределения огневых задач и взаимодействия полевой и корабельной артиллерии, а также включения артиллерии флотилии в артиллерийские группы фронтов и армий, участвовавших в битве на Волге.

В предвоенные годы в теории советского военно-морского искусства не нашла всесторонней разработки проблема использования боевых кораблей и катеров, вспомогательных судов флотилий для непосредственной переправы войск и воинских грузов через реки в ходе наступательных операций и оборонительных действий сухопутных войск. Имелось в виду, что эту задачу будут решать инженерные войска действующих фронтов. В практике боевой и оперативной подготовки отрабатывались лишь задачи по прикрытию кораблями флотилий переправ от возможного воздействия сил флота и авиации противника. В 1942 - 1943 годах Волжская флотилия положила начало массовому использованию боевых кораблей и вспомогательных судов для непосредственной переправы войск и воинских грузов. При этом опыт битвы за Сталинград показал, что обеспечение бесперебойного действия фронтовых и армейских переправ на приречных оперативных плацдармах требует четко спланированных совместных усилий сухопутных войск, авиации и сил Военно-Морского Флота. Поэтому в разработанных в годы войны документах, регламентировавших совместные действия сухопутных войск с Военно-Морским Флотом и военными речными флотилиями, эта проблема и способы ее решения нашли глубокое обоснование, что полностью оправдало себя в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны. Кораблями речных флотилий в 1942 - 1945 годах на Волге, Дону, Кубани, Днепре, Дунае, Висле, Одере, Амуре и Уссури было переправлено более 2 млн. человек, 18 158 орудий и минометов, 9760 танков и самоходных орудий, 42 155 автомашин, 129 685 лошадей, 70 300 повозок, 477 600 тонн различных воинских грузов. Флотилии усиливали инженерные войска фронтов и армий на переправах через реки, а иногда (1942 г. - у Сталинграда, 1944 г. - у Бобруйска, январь 1945 г. - у Будапешта) были единственным средством фронтового и армейского командования на переправах через реки.

Проблема защиты перевозок по внутренним водным путям страны в условиях большой воздушной и минной опасности до войны также не разрабатывалась. Это дало себя знать, когда Волжский водный бассейн оказался под воздействием авиации противника. Гитлеровцы массированными бомбардировками и интенсивными минными постановками с воздуха стремились парализовать эту речную коммуникацию, сорвать снабжение советских фронтов, нарушить работу нашего тыла. Организация защиты Волжской водной коммуникации потребовала огромных усилий Государственного Комитета Обороны, руководства Военно-Морского Флота и речного транспортного флота страны, Волжской флотилии, Войск ПВО страны и фронтов сталинградского направления, партийных, советских и хозяйственных организаций Астраханской, Сталинградской, Саратовской и Куйбышевской областей. Были приведены в действие все силы и средства Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы, Войск ПВО страны и фронтов. В решении этой задачи активно участвовало население приволжских городов и сел. На всем пространстве от Астрахани до Саратова велось непрерывное наблюдение за действиями вражеской авиации, в борьбе против нее использовалась наша истребительная авиация и зенитная артиллерия. Волжская флотилия вела эффективную борьбу с минной опасностью и совместно с силами противовоздушной обороны надежно прикрывала от ударов с воздуха транспортные суда на переходах и в отстойных пунктах, а также речные порты на Волге. Все попытки врага парализовать Волжскую водную коммуникацию были сорваны. По реке шел непрерывный поток нефти и нефтепродуктов, войск и воинских грузов.

Полностью оправдало себя сосредоточение руководства координацией действий по защите перевозок на Нижней Волге в руках командования Волжской флотилии. Этот опыт был широко использован на Дунае в 1944 - 1945 годах, где минная опасность была также большой во всей операционной зоне Дунайской флотилии протяженностью более двух тысяч километров.

Успешные действия Волжской флотилии по содействию войскам фронтов сталинградского направления во время битвы на Волге и в последующих наступательных операциях 1942 - 1943 годов обеспечивались четкой работой ее командования, штаба и политического отдела, руководства тыловых органов, командования, штабов и политорганов соединений.

Штаб флотилии, в разное время возглавлявшийся капитанами 1 ранга М. И. Федоровым, В. В. Григорьевым и капитаном 2 ранга Н. Д. Сергеевым, как главный орган управления боевыми действиями, функционировал четко, его работа отличалась высокой культурой и эффективностью. Особая тщательность проявлялась в сборе и обработке данных обстановки, в разработке оперативно-боевых документов и контроле за их исполнением, в своевременном обобщении боевого опыта, ставшего достоянием не только Волжской флотилии, но и всего Военно-Морского Флота. Народный комиссар ВМФ в своем приказе от 16 декабря 1943 года отмечал, что опыт боевой деятельности флотилии в период кампании 1943 года, обобщенный офицерами ее штаба под руководством контр-адмирала Ю. А. Пантелеева и капитана 2 ранга Н. Д. Сергеева, может широко использоваться и в практике других наших речных флотилий. Так оно и было в дальнейшем ходе войны.

Талантливым оператором и ревностным поборником высокой штабной культуры проявил себя капитан 2 ранга Е. С. Колчин - бессменный заместитель начальника штаба флотилии и начальник оперативного отдела. Высокие организаторские способности и творческое отношение к делу характеризовали начальников отделов и флагманских специалистов капитанов 2 ранга И. Г. Блинкова, И. Ф. Новоселова, инженер-капитана 2 ранга С. Г. Ионова, подполковника А. Г. Миролюбова, капитана 3 ранга В. А. Баранова и других.

В битве за Сталинград моряки Волжской флотилий проявили массовый героизм, стойкость и боевое мастерство. Их славные подвиги отмечены высокими правительственными наградами. Почетного гвардейского звания удостоились 1-й и 2-й дивизионы бронекатеров.

Моряки флотилии и после ее расформирования оставались верны героическим традициям, сложившимся в боях на волжских фарватерах, преумножили их на Днепре и Дунае, Висле и Одере, на Чудском озере, на Амуре и Уссури.

Гвардейские дивизионы бронекатеров прошли боевой путь от Волги по Днепру и Висле до Одера и по Дунаю до Линца. 1-й дивизион особенно отличился в боях на Азовском море и на Дунае, был удостоен почетного наименования Белградского. Новыми боевыми подвигами умножили свою славу гвардейцы бронекатера No 33. Командиру катера старшему лейтенанту К. И. Воробьеву, а также бывшему рулевому этого катера матросу В. Г. Усу было присвоено звание Героя Советского Союза. Этого высокого звания удостоился также бывший командир катера Волжской флотилии мичман В. В. Поляков, отличившийся при высадке десанта на Керченский полуостров.

Гвардейцы 2-го дивизиона бронекатеров доблестно сражались за освобождение Белоруссии и Польши. Дивизион был награжден орденом Красного Знамени. Его воспитанники достойно пронесли добытое в боях на Волге высокое гвардейское звание до полной победы над гитлеровской Германией. Среди наиболее отличившихся был и гвардии лейтенант Г. К. Прокус. После битвы на Волге он участвовал в освобождении Керченского полуострова, с боями дошел до Вены. Гвардейская хватка отличает его и на трудовом фронте - в рыболовецком флоте. Его подвиг в мирное время отмечен почетным званием Героя Социалистического Труда.

Организаторский талант многих офицеров и адмиралов, прошедших первую боевую закалку на Волге, с новой силой проявился в последующие годы войны и в послевоенное время. Юрий Александрович Пантелеев в 1943 - 1945 годах командовал Беломорской флотилией. После войны возглавлял Военно-морскую академию, командовал Тихоокеанским флотом. Ю. А. Пантелеев, ныне адмирал, профессор, ведет большую научную работу, направленную на дальнейшее укрепление и развитие Советского Военно-Морского Флота.

Бывший командир бригады и начальник штаба Волжской флотилии Николай Дмитриевич Сергеев, ныне адмирал флота, многие годы возглавляет Главный штаб ВМФ.

Михаил Иванович Федоров был начальником штаба Северного, а затем Тихоокеанского флотов, плодотворно трудился на высоких постах в военно-морских учебных заведениях.

Виссарион Виссарионович Григорьев, ныне вице-адмирал, закончил войну в должности командующего Днепровской флотилией.

Бывшие командиры соединений и частей, политработники Волжской флотилии также внесли достойный вклад в успешные боевые действия других флотилий и флотов, неустанно трудились, а многие продолжают трудиться над дальнейшим укреплением могущества Военно-Морского Флота. Среди них контр-адмиралы А. Ф. Аржавкин, С. Д. Бережной, И. Г. Блинков, П. И. Бельский, И. И. Величко, П. И. Вырелкин, А. В. Горожанкин, Н. Н. Журавков, Н. П. Зарембо, А. Г. Калужский, А. А. Комаров, А. З. Павлов, А. И. Цибульский, А. З. Шилин, генерал-майор А. Г. Миролюбов, капитаны 1 ранга И. А. Кузнецов, И. М. Кулешов, К. В. Максименко, А. И. Песков и другие.

Славен подвиг моряков Волжской флотилии. Никогда не забудет благодарная Родина их героических дел. Немало памятников воздвигнуто в честь легендарных защитников Сталинграда. Но лучшей памятью о свершениях героев битвы на Волге служит новый облик великой русской реки, превращение ее в мощнейшую транспортную артерию, связывающую в единую систему водные пути Балтийского, Белого, Каспийского и Черного морей, создание качественно нового транспортного флота, сооружение каскада крупных гидроэлектростанций.

Суда Волжского бассейна ныне можно встретить на Балтийском, Черном, Каспийском, Белом и Северном морях, в портах Финляндии и Швеции, Дании и Норвегии, Польши и ГДР, ФРГ и Бельгии, Голландии и Франции, Англии и Италии, Турции и Греции, Болгарии и Румынии, в придунайских странах. В директивах XXIV съезда КПСС по девятому пятилетнему плану предусмотрено дальнейшее развитие судоходства в Волжском бассейне и по Волго-Балтийскому водному пути{155}.

Прошло немало лет после того, как перестала существовать Волжская военная флотилия. Но ее поучительный опыт, ее замечательные традиции и поныне остаются в боевом строю, на вооружении новых поколений советских военных моряков, верно служат дальнейшему повышению боеготовности Военно-Морского Флота, военно-патриотическому воспитанию нашей молодежи и всех советских людей.

Краткие сведения о командном, начальствующем и политическом составе Волжской флотилии

Командующие:

Рогачев Д. Д., контр-адмирал (16.2.1942 г.- 14.5.1943 г.); Пантелеев Ю. А., контр-адмирал (14.5-16.12.1943 г.); Смирнов П. А., капитан 1 ранга (24.12.1943 г.-30.6.1944 г.).

Член Военного совета - Зарембо Н. П., капитан 1 ранга (14.6 7.10.1943 г.).

Военные комиссары: Бельский П. И., дивизионный комиссар (12.6 -18.8.1942 г.); Бондаренко П. Т., дивизионный комиссар (18.8 15.10.1942 г.).

Начальники политического отдела: Бельский П. И., дивизионный комиссар (февраль - октябрь 1942 г.); Калужский А. Г., бригадный комиссар (август октябрь 1942 Т.); Бондаренко П. Т., дивизионный комиссар, контр-адмирал (15.10.1942 г. - 25.7.1943 г.); Бережной С. Д., капитан 2 ранга (25.7 18.8.1943 г.); Зарембо Н. П., капина 1 ранга (18.8.1943 г. - 3.2.1944 г.); Вольфсон Б. Е., подполковник (З.2. - 30.6.1944 г.).

Начальники штаба: Федоров М. И., капитан 1 ранга, контр-адмирал (31.3.1942 г. - 17.2.1943 г.); Новиков Т. А., контр-адмирал (26.2 15.5.1943 г.); Григорьев В. В., капитан 2 ранга, капитан 1 ранга (15.5 30.9.1943 г.); Сергеев Н. Д., капитан 2 ранга (30.9.1943 г. - 30.6.1944 г.).

Военный комиссар штаба - Шохин А. А., полковой комиссар (февраль октябрь 1942 г.).

Заместитель начальника штаба по политической части - Шохин А. А., полковой комиссар, подполковник (октябрь 1942 г. - февраль 1943 г.).

Начальник тыла - Кривоногов В. И., бригинтендант, затем полковник интендантской службы (июнь 1942 г. - май 1944 г.).

Сталинградская военно-морская база

Командир - Васюнин П. Н., контр-адмирал (февраль 1942 г. - январь 1943 г.).

Военный комиссар - Скворцов В. А., батальонный комиссар (август-октябрь 1942 г.).

Заместитель командира по политической части - Скворцов В. А., батальонный комиссар (октябрь 1942 г. - январь 1943 г.).

Саратовская военно-морская база

Командир - Степанов С. С., капитан 2 ранга (октябрь 1942 г. - январь 1943 г.).

1-я бригада речных кораблей

Командиры: Воробьев С. М., контр-адмирал (февраль - декабрь 1942 г.); Кринов В. А., капитан 2 ранга (28.2 - 18.5.1943 г.).

Военный комиссар - Бережной С. Д., старший батальонный комиссар (июнь - октябрь 1942 г.).

Начальники политического отдела: Артемьев В. М., батальонный комиссар (декабрь 1941 г. -октябрь 1942 г.); Бережной С. Д., старший батальонный комиссар, капитан 2 ранга (15.10 - 18.5.1943 г.).

Начальники штаба: Комаров А. А., капитан-лейтенант, капитан 3 ранга (март - май 1942 г., 4.3 - 18.5.1943 г.); Цибульский А. И., капитан 3 ранга (май 1942 г. - март 1943 г.)

2-я бригада речных кораблей

Командиры: Новиков Т. А., контр-адмирал (12.8.1942 г. - 23.2. 1943 г.); Гудков В. Ф., капитан 2 ранга (18.3 - 16.5.1943 г.).

Военные комиссары: Вырелкин П. И., батальонный комиссар 21.12.1941 г. - 3.3.1942 г.); Величко И. И., полковой комиссар (3.3 - 15.10.1942 г.).

Начальники политического отдела: Вырелкин П. И., батальонный комиссар (декабрь 1941 г - июль 1942 г.); Спицкий Г. И., полковой комиссар (июль октябрь 1942 г.); Величко И. И., полковой комиссар, капитан 2 ранга (15.10.1942 г. - 16.5.1943 г.).

Начальники штаба: Чубрик К. Ф., капитан 2 ранга (март - август 1942 г.); Кринов В. А., капитан 3 ранга, капитан 2 ранга (август 1942 г. февраль 1943 г.); Комаров А. А., капитан 3 ранга (28.2 - 21.3.1943 г.); Потапов Л. П., капитан-лейтенант (21.3 - 12.4.1943 г.); Цибульский А. И., капитан 3 ранга, капитан 2 ранга (12.4 - 16.5.1943 г.).

3-я бригада речных кораблей

Командиры: Трайнин П. А., контр-адмирал (октябрь 1942 г. - март 1943 г.); Кириллов Н. К., капитан 2 ранга (15.3 - 21.5.1943 г.); врио командира Сергеев Н. Д., капитан 2 ранга (21.5 - 24.9.1943 г.); Цибульский А. И., капитан 2 ранга (5.10 - 16.11.1943 г.).

Начальники политического отдела: Владимиров И. Н., батальонный комиссар (8.6 - 15.10.1942 г.); Воронцов А. Н., батальонный комиссар, затем капитан 3 ранга (15.10.1942 г. - 14.6.1943 г.); Спицкий Г. И., капитан 2 ранга (21.6 - 1.11.1943 г.).

Начальники штаба: Кринов В. А., капитан 3 ранга (март - июль 1942 г.); Кириллов Н. К., капитан 2 ранга (июль 1942 г. - март 1943 г.); Гартманов Н. И., инженер-капитан 2 ранга (15.3 - 1.4.1943 г.); Лыхенко П. Д., капитан 3 ранга (1.4 - 23.5.1943 г.); Протопопов В. А., капитан-лейтенант (23.5 13.6.1943 г.); Митин В. М., капитан 3 ранга (13.6 - 6.11.1943 г.).

4-я бригада речных кораблей

Командир - Цибульский А. И., капитан 2 ранга (16.5-30.9. 1943 г.).

Начальник политического отдела - Величко И. И,, капитан 2 ранга (16.5 - 30.9.1943 г.).

Начальники штаба: Яблонский П. Л., капитан 3 ранга (16.5 - 14.7.1943 г.); Небольсин Я. В., капитан-лейтенант (14.7 - 30.9.1943 г.).

Отдельная бригада траления

Командиры: Хорошхин Б. В., контр-адмирал (15.7 - 1.8.1942 г.); Смирнов П. А., капитан 1 ранга (10.8.1942 г. - 20.5.1943 г.).

Военный комиссар - Отмахов Ф. Я., полковой комиссар (15.7 - 15.10.1942 г.).

Начальники политического отдела: Ярошенко О. Л., батальонный комиссар (8.6 - 15.10.1942 г.); Отмахов Ф. Я., полковой комиссар, капитан 2 ранга (октябрь 1942 г. - май 1943 г.).

Начальники штаба - Кринов В. А., капитан 3 ранга (15.7 - 25.8.1942 г.); Асямолов А. А., капитан 2 ранга (август 1942 г. - май 1943 г.).

1-я бригада траления

Командиры: Смирнов П. А., капитан 1 ранга (20.5 - 11.12.1943г.); Павлов А. 3., капитан 3 ранга (11.12. 1943 г. - 3.1.1944 г.); Добровольский В. Д., капитан 1 ранга (январь - март 1944 г.).

Начальники политического отдела: Отмахов Ф. Я., капитан 2 ранга (май август 1943 г.); Фомин Г. И., капитан 3 ранга (август 1943 г. - март 1944 г.).

Начальники штаба: Асямолов А. А., капитан 2 ранга (май - ноябрь 1943 г.); Павлов А. 3., капитан 3 ранга (ноябрь - декабрь 1943 г.); Зинин П. С., капитан 3 ранга (январь-февраль 1944 г.).

2-я бригада траления

Командир - Кринов В. А., капитан 2 ранга (май 1943 г.-январь 1944 г.).

Начальники политического отдела: Бережной С. Д., капитан 2 ранга (май - июль 1943 г.); Блинов И. В., капитан 2 ранга (июль 1943 г. - январь 1944 г.).

Начальник штаба - Комаров А. А., капитан 3 ранга (май 1943 г. - январь 1944 г.).

Северная группа кораблей. Сталинградская группа кораблей.

Командиры: Лысенко С. П., капитан-лейтенант (27.9 - 31.10.1942 г.); Воробьев С. М., контр-адмирал (ноябрь 1942 г. - февраль 1943 г.).

Военные комиссары: Журавков Н. Н., старший политрук (28.9 - 7.10.1942 г.); Лемешко А. Г., старший политрук (сентябрь - октябрь 1942 г.).

Начальник политического отдела - Бережной С. Д., старший батальонный комиссар (ноябрь 1942 г. - январь 1943 г.).

Начальник штаба - Цибульский А. И., капитан 3 ранга (1.11. 1942 г. 14.1.1943 г.).

1-й дивизион канонерских лодок

Командиры: Комаров А. А., капитан-лейтенант, капитан 3 ранга (май 1942 г. - февраль 1943 г.); Ненашев И. С., капитан 3 ранга (февраль - март 1943 г.).

Военный комиссар - Макаров Ф. Д., батальонный комиссар (февраль апрель 1942 г.).

Заместитель командира по политической части - Ерохин В. И., капитан 2 ранга (декабрь 1942 г. - январь 1943 г.).

1-й дивизион катеров-тральщиков ОБТ

Командир - Васильев Б. Г., капитан 3 ранга (июль 1942 г. - апрель 1943 г.).

Военные комиссары: Семенов А. С., батальонный комиссар (25.7 9.9.1942 г.); Макушкин Л. Г., младший политрук (9.9 - 15.10.1942 г.).

Заместители командира по политической части: Макушкин Л. Г., младший политрук (15.10 - 25.11.1942 г.); Макаров А. Ф., политрук, старший лейтенант (ноябрь 1942 г. - апрель 1943 г.).

Начальник штаба - Алексеенко А. Ф., старший лейтенант (июнь 1942 г. апрель 1943 г.).

1-й дивизион катеров-тральщиков 3-й БРК

Командир - Максименко К. В., капитан-лейтенант (декабрь 1942 г. февраль 1943 г.).

Заместитель командира по политической части - Татаринов Н. В., старший политрук (декабрь 1942 г. - февраль 1943 г.).

1-й дивизион канонерских лодок 3-й БРК

Командиры: Ненашев И. С., капитан 3 ранга (февраль - июль 1943 г.); Зинин П. С., капитан-лейтенант, капитан 3 ранга (8.7 - 1.11.1943 г.).

Заместители командира по политической части: Будаговский З. Ф., майор (февраль - июль 1943 г.); Литвинов А. Т., капитан 3 ранга (июль - октябрь 1943 г.).

1-й дивизион сторожевых катеров 2-й БРК (4-я БРК)

Командиры: Тулль А. П., капитан 3 ранга (апрель - май 1943 г.); Воспанков С. А., капитан 3 ранга (12.5 - 29.9.1943 г.).

Заместители командира по политической части: Семенов А. С., капитан 3 ранга (апрель - июль 1943 г.); Таланин К. В., старший лейтенант (25.7 29.9.1943 г.).

1-й гвардейский дивизион бронекатеров

Командир - Потапов Л. П., капитан-лейтенант (17.5 - 30.9. 1943 г).

Заместитель командира по политической части: Тараканов А. С., капитан-лейтенант (май - июль 1943 г.); Матохнюк А. И., капитан-лейтенант (28.7 - 30.9.1943 г.).

2-й дивизион канонерских лодок 2-й БРК

Командиры: Пестов А. С., капитан 3 ранга (27.4 - 27.7.1942 г.);. Павлов А. З., капитан-лейтенант, капитан 3 ранга (июль 1942 г. - март 1943 г.).

Военные комиссары: Малеев А. Н., политрук (июль - август 1942 г.); Тараканов А. С., старший политрук (август - октябрь 1942 г.).

Заместитель командира по политической части - Тараканов А. С., старший политрук, капитан-лейтенант (октябрь 1942 г. - январь 1943 г.).

2-й дивизион канонерских лодок 3-й БРК

Командир - Павлов А. З., капитан 3 ранга (июль 1942 г. - март 1943 г.).

Заместитель командира по политической части - Макаров Ф. Д., капитан 3 ранга (июнь - август 1943 г.).

2-й дивизион катеров-тральщиков ОБТ

Командир - Аржавкин А. Ф., капитан-лейтенант (июль 1942г. - май 1943 г.).

Военный комиссар - Литвинов А. Т., батальонный комиссар (июль октябрь 1942 г.).

Заместитель командира по политической части - Литвинов А. Т., батальонный комиссар, капитан-лейтенант (октябрь 1942 г. - март 1943 г.).

Начальник штаба: Ляльченко Е. В., капитан 3 ранга (июль 1942 г. февраль 1943 г.); Отелепко И. Ф., старший лейтенант, капитан-лейтенант (6.2 - 18.5.1943 г.).

2-й дивизион катеров-тральщиков 2-й БРК

Командиры: Комаров А. А., капитан-лейтенант (июль - август 1942 г.); Колесников А. Н., капитан 3 ранга (август 1942 г. - январь 1943 г.).

2-й дивизион катеров-тральщиков 3-й БРК

Командиры: Могильный Н. Д., старший лейтенант (3.11 - 19.12.1942 г.); Гуменюк Д. Р., капитан-лейтенант (19.12.1942 г. - 22.2.1943 г.); Ляльченко Е. В., капитан 3 ранга (22.2 - 28.5.1943 г.); Румянцев А. В., старший лейтенант, капитан-лейтенант (май 1943 г. - февраль 1944 г.).

Заместители командира по политической части: Уразметов X. X., политрук (март - ноябрь 1942 г.); Барыкин М. С., батальонный комиссар, капитан (ноябрь 1942 г. - январь 1944 г.).

Начальники штаба: Исаков П. И., капитан-лейтенант (22.12. 1942г. 10.6.1943 г.); Бондаренко С. Г., старший лейтенант, капитан-лейтенант (10.6.1943 г. - 19.6.1944 г.).

2-й гвардейский дивизион бронекатеров

Командир - Песков А. И., капитан-лейтенант, капитан 3 ранга (август 1942 г. - июль 1943 г.).

Военный комиссар - Пустовойт В. П., старший политрук (август - октябрь 1942 г.).

Заместители командира по политической части: Лемешко А. Г., капитан-лейтенант (январь - июнь 1943 г.); Семенов С. Т., капитан-лейтенант (июнь - июль 1943 г.).

3-й дивизион канонерских лодок 3-й БРК

Командиры: Зинин П. С., капитан-лейтенант (сентябрь - декабрь 1942 г.); Мордарьев С. Е., капитан 2 ранга (декабрь 1942 г. - март 1943 г.).

Начальник штаба - Кришталь В. С., капитан-лейтенант (декабрь 1942 г. март 1943 г.).

3-й дивизион катеров-тральщиков ОБТ

Командиры: Ульянов А. П., старший лейтенант (10.6 - 19.10.1942 г.); Тесля К. К., старший лейтенант (октябрь 1942 г. - январь 1943 г.); Березин Р. М., старший лейтенант (январь - май 1943 г.).

Военный комиссар - Артамонов С. С., старший политрук (10.6 15.10.1942 г.).

Заместители командира по политической части: Артамонов С. С., старший политрук (октябрь 1942 г. - январь 1943 г.); Шилов А. И., лейтенант (январь 1943 г. - май 1943 г.).

Начальники штаба: Броневицкий В. П., капитан 3 ранга (август 1942 г. январь 1943 г.); Букатар Ф. И., лейтенант, старший лейтенант (январь - май 1943 г.); Оробей Ф. С., капитан-лейтенант (декабрь 1943 г. - февраль 1944 г.).

3-й дивизион катеров-тральщиков 3-й БРК

Командир - Геращенко М. М., старший лейтенант (12.9.1942г. - 12.2.1943 г.).

3-й дивизион бронекатеров 3-й БРК

Командиры: Лысенко С. П., капитан-лейтенант (июнь - октябрь 1942 г.); Минин Г. К., старший лейтенант (октябрь - декабрь 1942г.); Яблонский П. Л., капитан 3 ранга (10.1 - 24.3.1943 г.).

4-й дивизион канонерских лодок 3-й БРК

Командиры: Гудков В. Ф., капитан 2 ранга (декабрь 1942 г. - февраль 1943 г.); Стельмак К. И., капитан-лейтенант (24.2 - 30.3.1943 г.); Зинин П. С., капитан-лейтенант (30.3 - 7.7.1943 г.).

Заместители командира по политической части: Савостин М. И., старший лейтенант (декабрь 1942 г. - февраль 1943 г.); Лагно Л. М., политрук, младший лейтенант (февраль - март 1943 г.).

4-й дивизион катеров-тральщиков ОБТ

Командиры: Кальсберг П. П., старший лейтенант (август 1942 г. - март 1943 г.); Тесля К. К., капитан-лейтенант (март - май 1943 г.); Гайко-Белан В. Т., капитан-лейтенант (июнь 1943 г. - июнь 1944 г.).

5-й дивизион канонерских лодок 3-й БРК

Командиры: Зинин П. С., капитан-лейтенант (декабрь 1942 г. - март 1943 г.); Мордарьев С. Е., капитан 2 ранга (30.3 - 31.7.1943 г.); Журавлев А. В., капитан 2 ранга (июль - октябрь 1943 г.).

Заместители командира по политической части: Татаринов Н. В., старший политрук (ноябрь - декабрь 1942 г.); Соколов И. В., младший политрук (декабрь 1942 г. - январь 1943 г.); Макаров Ф. Д., капитан 3 ранга (январь - март 1943 г.); Черняк В. С., капитан-лейтенант (12.6 - 8.10.1943 г.).

5-й дивизион катеров-тральщиков ОБТ

Командиры: Гайко-Белан В. Т., капитан-лейтенант (август 1942 г. - июнь 1943 г.); Березин Р. М., старший лейтенант, капитан-лейтенант (июнь 1943 г. - апрель 1944 г.).

Заместитель командира по политической части - Шилов А. И., лейтенант (май 1943 г. - февраль 1944 г.).

Начальник штаба - Букатар Ф. И., старший лейтенант (май1943 г. февраль 1944 г.).

6-й отдельный дивизион катеров-тральщиков

Командиры: Аржавкин А. Ф., капитан 3 ранга (май - июль 1943 г.); Попов Н. М., старший лейтенант (февраль - июнь 1944 г.).

Начальник штаба - Отелепко И. Ф., капитан-лейтенант (18.5 - 26.10.1943 г.).

8-й дивизион катеров-тральщиков 2-й БТ

Командир - Васильев Б. Г., капитан 3 ранга (июль 1942 г. - июнь 1944 г.).

Военный комиссар - Семенов А. С., батальонный комиссар (июль сентябрь 1942 г.).

Заместитель командира по политической части - Макаров А. Ф., старший лейтенант (ноябрь 1942 г. - июнь 1944 г.).

Начальники штаба: Алексеенко А. Ф., старший лейтенант (27.6.1942 г. 1.7.1943 г.); Мартынов Ю. Е., старший лейтенант (1.7 - 20.12.1943 г.); Фельдман И. А., старший лейтенант (20.12. 1943 г. - 1.6.1944 г.); Русаков В. И. (февраль - июль 1944 г.).

Дивизион плавучих артиллерийских батарей 2-й БРК

Командир - Небольсин Я. В., старший лейтенант (январь - февраль 1943 г.).

Начальник штаба - Тележкин И. Г., капитан-лейтенант (январь - февраль 1943 г.).

Дивизион плавучих зенитных батарей 3-й БРК

Командир - Позняк В. А., старший лейтенант (январь - март 1943 г.).

Примечания

{1} Центральный государственный архив (ЦГА) ВМФ, ф. 4с, оп. 1. д. 201, лл. 21, 22.

{2} Отделение Центрального военно-морского архива (ЦВМА) Д. 2158, лл. 105, 106.

{3} Приказ Верховного Главнокомандующего No 371 от 22 июля 1945 года.

{7} Доклады на пятом историко-тактическом совещании ВМС ФРГ. Журнал "Марине Рундшау", сентябрь 1962 г., Центр, научно-переводное бюро ВМФ, Центральная военно-морская библиотека, 1964 г.

{8} Ю. Майстер. Война на море в восточно-европейских водах в 1941-1945 гг., стр. 925.

{9} Отделение ЦВМА, д. 113223, л. 1.

{10} До Великой Отечественной войны в составе Советского Военно-Морского Флота имелись три военные речные флотилии - Пинская, Дунайская и Амурская.

{11} Отделение ЦВМА, д. 34283, лл. 1-4.

{12} ЦВМА, ф. 13, оп. 001476, д. 2, лл. 10-11.

{13} ЦВМА, ф. 13, оп. 001476, д. 64, лл. 4, 92.

{14} Отделение ЦВМА, д. 3080, лл. 138-144.

{15} Отделение ЦВМА, д. 36982, лл. 1, 13.

{16} Отделение ЦВМА, д. 1511, л. 29.

{17} Там же.

{18} ЦВМА, ф. 75, оп. 017066, д. 1, лл. 4-5.

{19} ЦВМА, ф. 701, оп. 001377, д. 5, л. 4.

{20} ЦВМА, ф. 73, оп. 0269, д. 3, лл. 214, 215.

{21} Директива немецкого верховного главнокомандования No 41 от 5.4.1942 г. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны. Инв. No 15152, стр. 257.

{22} См. Г. Дёрр. Поход на Сталинград. М., Воениздат, 1957, стр. 132.

{23} Отделение ЦВМА, д. 7590, лл. 33-35.

{24} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, л. 6.

{25} Отделение ЦВМА, д. 7557, л. 6; д. 7590, лл. 78, 79.

{26} Отделение ЦВМА, д. 1511, лл. 28, 29; д. 7657, л. 70.

{27} Отделение ЦВМА, д. 7590, лл. 75-76.

{28} Морские артиллерийские системы калибра 152 мм, 130 мм и 102 мм снабжались снарядами через органы тыла Военно-Морского Флота.

{29} ЦВМА, ф. 73, оп. 017066, д. 1, л. 58.

{30} Посты ВНОС - посты воздушного наблюдения, оповещения и связи; посты СНиС - посты службы наблюдения и связи.

{31} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, л. 64.

{32} Отделение ЦВМА, д. 36892, лл. 87

{33} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, лл. 67-68.

{34} Там же. Многие из этих судов были нефтеналивными.

{35} Б. В. Хорошхин погиб 1 августа 1942 года на подорвавшемся бронекатере вместе с экипажем при выполнении задания командования флотилии по рассредоточению скопившихся судов.

{36} Отделение ЦВМА, д. 7590, лл. 78, 79,

{37} Отделение ЦВМА, д. 7657, л.

{38} Отделение ЦВМА, д. 7623, лл. 52, 53.

{39} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, лл. 153-157.

{40} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, л. 71 4 И. И. Локтионод

{41} Отделение ЦВМА, д, 1511, лл. 29-30.

{42} Юго-Восточный фронт был сформирован 5 августа 1942 года.

{43} Отделение ЦВМА, д. 1511, лл. 25-50.

{44} Отделение ЦВМА, д. 7660, л. 21.

{45} ЦВМА, ф. 20, оп. 28561, д. 2, л. 122.

{46} Сталинградская эпопея. М., изд-во "Наука", 1968, стр. 406-407.

{47} ЦВМА, ф. 20, оп. 28561, д. 64, л. 125.

{48} История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945. Т. 2. М., Воениздат, 1961, стр. 440.

{49} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, лл. 126, 128, 129, 132, 134, 135.

{50} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, л. 138.

{51} ЦВМА, ф. 73, оп. 8073, д. 1, л. 2.

{52} Отделение ЦВМА, д. 24105, л. 57.

{53} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, л. 129.

{54} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, л. 128.

{55} Там же.

{56} Отделение ЦВМА, д. 6206, л. 73.

{57} Отделение ЦВМА, д. 24105, лл. 19-20.

{58} Отделение ЦВМА, д. 24105, лл. 126, 127.

{59} Там же, л. 111.

{60} Отделение ЦВМА, д. 6303, л. 3; д. 7624, лл. 29, 34.

{61} Отделение ЦВМА, д. 7200, л. 72.

{62} Отделение ЦВМА, д. 24105, л. 308.

{63} Отделение ЦВМА, д. 24105, лл. 410, 420.

{64} Указ Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 г.

{65} Отделение ЦВМА, д. 7200, л. 8.

{66} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, лл. 136, 137.

{67} Отделение ЦВМА, д. 6297, л. 31.

{68} Отделение ЦВМА, д. 2257, л. 152.

{69} Отделение ЦВМА, д. 7199, л. 19.

{70} Там же, лл. 20, 21.

{71} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2., лд. 21-26.

{72} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, л. 132.

{73} Отделение ЦВМА, д. 7657, л. 23.

{74} Отделение ЦВМА, д. 7624, лл. 39-48.

{75} Отделение ЦВМА, д. 6296, л. 98.

{76} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 4, л. 24.

{77} Отделение ЦВМА, д. 24105, л. 194. Спаслось лишь 3 человека из состава экипажа.

{78} Отделение ЦВМА, д. 24105, л. 233.

{79} ЦВМА, ф. 20, од. 02861,, д. 2, лл, 29-32,

{80} Отделение ЦВМА, д. 6208, дл. 14, 15, 20, 22.

{81} Отделение ЦВМА, д. 7625, лл. 23, 24.

{82} К. И. Чуйков. Начало пути. М., Воениздат, 1959, стр. 163. 90

{83} Капитан 3 ранга С. П. Лысенко посмертно награжден орденом Ленина.

{84} Отделение ЦВМА, д. 24105, л. 347.

{85} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 2, лл. 33, 34.

{86} Отделение ЦВМА, д. 8453, лл. 1-4.

{87} Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. Краткая история. М., Воениздат, 1970, стр. 212-213.

{88} Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. Краткая история, стр. 211.

{89} Там же, стр. 212.

{90} Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. Краткая история, стр. 214.

{91} Отделение ЦВМА, д. 11302, л. 1.

{92} История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945, Т. 3. М., Воениздат, 1964, стр. 22.

{93} Великая Отечественная война Советского Союза. Краткая история, стр. 223.

{94} Отделение ЦВМА, д. 6297, лл. 29-33.

{95} Отделение ЦВМА, д. 7590, л. 102.

{96} Там же, л. 108.

{97} Отделение ЦВМА, д.24105, л. 124.

{98} Отделение ЦВМА, д. 6208, лл. 66, 68, 71, 72, 84, 85, 87, д. 6295, л. 26; д. 6296, лл. 72, 76; д. 8071, лл. 14, 15.

{99} Отделение ЦВМА, д. 7660, лл. 22, 23.

{100} Отделение ЦВМА, д. 5649, лл. 32-36.

{101} ЦВМА, ф. 20, оп. 028561, д. 6, л. 14.

{102} ЦВМА, ф. 73, оп. 3073, д. 1, л. 10,

{103} Великая Отечественная война Советского Союза 1941 - 1945.Краткая история, стр. 233.

{104} Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. Краткая история, стр. 237.

{105} Там же, стр. 239.

{106} ЦВМА, ф. 73, оп. 8073, д. 1, лл. 10, 11.

{107} Отделение ЦВМА, д. 6183, лл. 40, 41.

{108} Отделение ЦВМА, д. 989, л. 26.

{109} Отделение ЦВМА, д. 6184, лл. 33-35.

{110} Отделение ЦВМА, д. 6184, лл. 33-35. 124

{111} Отделение ЦВМА, д. 6184, лл. 36-38.

{112} Отделение ЦВМА, д. 11117, лл. 36-41.

{113} Отделение ЦВМА, д. 6184, л. 37.

{114} Отделение ЦВМА, д. 7573, лл. 2-23.

{115} Отделение ЦВМА, д. 24109, лл. 44-45.

{116} Отделение ЦВМА, д. 9022, л. П.

{117} Отделение ЦВМА, д. 11117, л. 34.

{118} Отделение ЦВМА, д. 11302, л. 1.

{119} Отделение ЦВМА, д. 6184, л. 48.

{120} Отделение ЦВМА, д. 6183, л 42.

{121} Отделение ЦВМА, д. 24109, л. 122.

{122} Отделение ЦВМА, д. 6183, л. 87; д. 24109, л. 146.

{123} Отделение ЦВМА, д. 993, л. 44.

{124} Там же, л. 48.

{125} Отделение ЦВМА, д. 6183, л. 43.

{126} Отделение ЦВМА, д. 7663, л. 17

XML error: Invalid character at line 99

XML error: Invalid character at line 99


home | my bookshelf | | Волжская флотилия в Великой Отечественной войне |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу