Book: Крыло Света



Локхард Джордж

Крыло Света (Диктаторы - 3)

Джордж Локхард

****** Крыло Света ******

Трилогия "Диктаторы"

Часть III

"По мне,

пусть лучше спрашивают,

почему человеку не поставили статую,

чем почему её поставили"

Катон Старший.

Я не хотел писать эту историю. Слишком

много воспоминаний тревожит она во мне,

слишком много заставляет вспомнить. Годы,

пронесшиеся надо мной, покрыли боль тех

дней вуалью времени, заставив позабыть,

сколь ужасна она была. Сейчас, когда я

пишу эти строки, каждое слово

раскалёнными клещами вырывает на

поверхность то, что я хотел забыть

навсегда.

Но я должен. Долг - это единственное, что

могло заставить меня написать эти строки.

И те, кто просил меня их написать, воззвали

именно к долгу. Не знаю, благодарить ли их

за это?..

ГЛАВА 1

...В те дни, когда я улетел из королевства Арнор, мне казалось, что

жизнь моя кончена. Я не видел более смысла в ней, ибо предвидел в

будущем только бесконечную боль и отсутствие надежды. Мне хотелось

смерти, но я не мог просто взять, и порвать счёты с жизнью. Для этого я

слишком долго и отчаянно за неё цеплялся.

Я летел домой. В тайне я надеялся, что не долечу, и наконец смогу

отдохнуть... Но даже этой надежде не суждено было сбытся. Я летел

несколько дней, не уставая, не чувствуя ни малейшего ослабления Силы.

Наоборот, казалось, рана от копья добавила мне её. Я до сих пор не

выяснил, что же это был за талисман, на который возлагали столь

большие надежди мои враги, и почему они думали, что я непременно

должен погибнуть...

...Впрочем, я забегаю вперёд. Тогда я не знал, что копьё Минаса было

магическим. Я вообще не думал о нём. Я просто летел домой, надеясь, что

некий вихрь или вулкан оборвёт мою жизнь, подарив покой. До сих пор

иногда я получаю удовольствие от самообмана. Нет, никакой вихрь мне не

помог. Я долетел.

Локх... Земля драконов. Земля, где мы жили испокон веков. Мой ДОМ. Я

никогда не бывал там раньше. Впервые за семнадцать лет я вернулся

домой.

И нашёл рай. Ибо Локх был именно тем, чем я мечтал сделать Арнор

и не смог. Культура нашей страны была древней, и очень тщательно

проработанной. Я оказался совершенно неготов к ней, и до сих пор с

трудом могу понять, каким образом я сумел адаптироваться. Но всё по

порядку.

...В тот день я впервые увидел на горизонте полоску облаков, после

недели полёта над безграничным океаном Ардар. Сила дала мне знать,

что это и есть Локх, поэтому я ускорил свой полёт, рассекая воздух со

свистом, и за час долетел до берега.

Который меня поразил. Я знал, конечно, что Локх - горная страна. Но

не мог и предположить, до какой степени. Берег возвышался над океаном

наподобие плато, уходя ввысь на сотни метров, и ниспадая в волны

отвесными склонами. Только дракон или грифон мог бы попасть на

живописную равнину, простиравшуюся вдаль, и исчезавшую среди

колоссальных гор, обрамлявших центральную часть невообразимо

огромного континента. Приземлившись на краю грандиозного плато, я

задумался.

Отец рассказывал, что площадь Локха почти в полтора раза больше

площади всего остального Уорра, вместе с океанами. Значит, даже мне

потребуется не меньше недели, чтобы пересечь материк. Разумеется, я

мог просто возникнуть в любой точке планеты, использовав Силу, но в

этом случае я лишался возможности исследовать природу и жителей

своей родины. Поэтому я взмахнул крыльями, и спокойно полетел к горам,

не используя магию, а просто паря. Запахи Локха проникли в мою грудь,

воздух СВОЕЙ страны наполнил её, и я невольно издал вопль счастья,

ощутив восторг, знакомый лишь узникам, получившим свободу после

многих лет каторги...

Земля напоминала сад. Зелёные луга, по которым бродили стада

антилоп, могучие леса, где пели птицы и рычали звери, сапфировые

озёра, в которые падали водопады из кристально - чистой воды... Мне

хотелось петь, я не мог более сдерживать себя, и нырнул с высоты в одно

из самых прекрасных озёр. Вода словно смыла с меня грязь и кровь,

принесённые из Арнора, и вынырнул я обновлённым. Душа пела, в глазах

горело пламя счастья. Я лёг на траву, раскинул крылья, и посмотрел в

бездонное небо.

-Это ли значит - жить? - спросил я неизвестно у кого.

Ответа я не ждал, и не получил. Но в тот час я понял, что имел в виду

Рэйдэн, говоря о необходимости познать счастье. Впервые за семь лет

надо мной не висела мрачная туча печали и зла, впервые я мог

наслаждаться, не терзаясь болью при мысли об отверженных. Более

отверженных, чем я сам, не было. Я лежал на траве, и размышлял. Нужна

ли мне Сила? Хочу ли я вновь брать на себя ответственность, зная, что

она даст мне лишь боль?

"Нет, не хочу" - признался я себе. "Не сразу..."

Мне нужен был отдых. Отдых от себя самого. Я хотел побыть драконом

хоть пару лет. Потом можно будет вновь превратится в мага.

"Я не хочу использовать Силу у себя дома" - понимание пришло само,

как часто у меня бывало раньше. Я никогда не отгонял подобные мысли,

и до сих пор они приносили мне пользу.

"Сила и одиночество - суть одно".

Это я знал слишком хорошо. Итак, решение было принято. Отныне я

более не маг Винг. Я - дракон Винг. И да будет так.

На берегу озера я провёл три дня. Как мне ни хотелось, но полностью

отказаться от Силы я не смог. Магия продолжала служить мне источником

энергии, и я не нуждался в пище, воде и отдыхе. Поэтому те дни у озера

я помню как одни из наиболее счастливых в моей жизни. Я купался, я

лежал на золотом песке под лучами не менее золотого Солнца... Я

ОТДЫХАЛ.

А на четвёртый день меня нашли. До сих пор меня изумляют

прихотливые повороты судьбы, которая бросает нам испытание за

испытанием, следя, что из этого выйдет.

Ибо нашёл меня не дракон. Первым, кого я встретил на Локхе,

оказался грифон. Да. Вот так любит судьба смеятся над теми, кто ей

ненавистен.

...Его звали Сапсан, он был совсем юн. Когда он спикировал на берег,

где лежал я, то вначале я даже не принял его за грифона - решил, что

это большая птица. Однако это был грифон, необычно тёмный, почти

чёрный. На крыльях была яркая белая полоса в виде молнии, перья на

шее отливали металлическим блеском. На редкость красивый грифон.

-Приветствую тебя, уважаемый! - он вежливо поклонился мне.

Удивление моё достигло вершин, поэтому я кивнул, и произнёс:

-Приветствую и тебя, грифон. Кто ты?

-Меня зовут Сапсан, я живу в лесах Пелопонесса. А кто ты, уважаемый?

-Я Винг, дракон.

Он улыбнулся, слегка распушистив воротник перьев.

-Приятно познакомится. А из какого ты города?

-Я не из города. Я прилетел из-за океана несколько дней назад.

Грифон так удивился, что стал напоминать пушистый шар.

-Ты не с Локха? Но разве драконы живут в других местах Уорра?

Я невольно усмехнулся, но усмешка вышла довольно мрачной.

-Уже нет, Сапсан. Я был последним.

Он опустился на траву, и явно намеревался слушать мою историю. Я

улыбнулся.

-Нет, не сейчас. Моя история не слишком подходит для такого

отличного утра.

-Почему? - огорчился Сапсан.

-Я расскажу, позже. Пока не мог бы ты указать мне дорогу к

ближайшему городу?

Он вскочил.

-Конечно! Самый близкий город драконов - Кронос. Летим! А

выкупаться я и потом смогу... - добавил он уже в воздухе.

Я парил в лучах солнца, и размышлял, наблюдая за полётом юного

грифона. Разумеется, я не мог ждать что на Локхе живут только драконы.

На столь огромной земле обязательно должны были быть и другие

обитатели. Например, грифоны. Я отдавал себе отчёт, что после Арнора

имею несколько предвзятое мнение по отношению к этим разумным

существам, хотя они вовсе не заслуживали его. Мне придётся научится

смотреть на них непредвзято - иначе я сам стану судить о душе по

оболочке.

Но забыть Крафта будет не слишком просто...

ГЛАВА 2

-Разве наш город расположен на равнине? - спросил я Сапсана,

тщетно пытаясь найти скалы на достаточно близком для грифона

растоянии от озера.

-Нет, Кронос лежит среди тех холмов. Вон, уже видны первые поля,

видишь?

О да, я видел! Я видел драконов! Они парили над землёй, шли по

дорогам, работали в полях! Их было много, всех цветов - от золотых до

чёрных!

-Драконы... - прошептал я, зависнув на месте, и не веря своим глазам

наблюдая за мирной жизнью моего народа. Обработанные поля

простирались на десятки километров, по ним бродили стада животных,

сопровождаемые юными дракончиками. Прямо подо мной расстилался

огромный виноградник, и несколько дракон мирно беседовали,

расположившись в тени лоз. Дорожки были посыпаны белым камнем, и по

ним не спеша двигались драконы, драконы, драконы...

-Винг? С тобой всё в порядке? - Сапсан описывал круги вокруг меня.

-Нет, это сейчас пройдёт. Просто я впервые за много лет увидел

дракона...

Он удивился.

-Разве ты не бывал на Локхе?

-Нет, я родился и вырос в стране под названием Арнор. Там не было

драконов.

Грифон завис на месте.

-Арнор?! Это там была война, давным-давно?

Я прищурился.

-Да, там.

-Но тогда там должны быть драконы. Великий Ализон улетел туда

полвека назад, мне мама рассказывала. С ним было множество драконов!

- Сапсан был сильно удивлён.

Я невесело улыбнулся.

-Увы, грифон, теперь там драконов нет. И Ализона тоже.

-А куда они улетели?

О боги... Неужели они забыли про смерть, про войну?... Тогда я не

имею права даже намекать на события своей жизни, это будет удар,

подобный копью...

-Я не знаю, Сапсан. Это случилось очень давно.

Мы не спеша полетели дальше, я непрерывно оглядывался. Некоторые

драконы провожали меня взглядом, я был довольно крупным по

сравнению с ними. Видимо, аналогичная мысль пришла и в голову

Сапсана, ибо он спросил:

-А сколько тебе лет, Винг?

-Семнадцать.

Он чуть не упал.

-Не может быть!

-Почему?

-Ты выглядишь самое меньшее на триста!

-Спасибо. - пошутил я. Он смутился.

-Ну вот, перед тобой прекрасный Кронос, родина многих великих

драконов.

Я не ответил. Я просто потерял дар речи, когда в долине меж холмов,

на берегу широкой реки, взору моему открылся Город.

Описать этот город я не берусь. Только взгляд может передать то

ощущение свободы и мощи, которое я испытал, увидев Кронос.

Беломраморные многоэтажные здания с широкими пандусами на разных

уровнях, тенистые аллеи, парки с фонтанами, многоярусные жилые

кварталы из мрамора - всё это производило неизгладимое впечатление на

одинокого дракона, видевшего до сих пор лишь мрачные крепости

людей... Самое маленькое здание в Кроносе превосходило размером

Белый Дворец, а архитектура города была стремительной, вытянутой к

небу. Изумительные украшения и барельефы на фасадах строений,

огромное количество деревьев и парков, стройные колонны,

расширявшиеся кверху - всё говорило, что Кронос не город, а

произведение гениального художника.

Чуть в стороне от центра стоял огромный амфитеатр, к которому вели

аллеи кипарисов. Здание было столь грандиозно, что в нём свободно

поместился бы Кастл-Рок вместе с Дворцом Родрика. Разумеется, входа не

существовало - зрители прилетали и улетали по воздуху...

-Сапсан, давай приземлимся.

Мы сели. Я сложил крылья, и обвёл взглядом пейзаж. Вдохнул ароматы

цветов, которые росли повсюду, и закрыл глаза.

"Это слишком" - сказал я себе.

"Столь сильное счастье не для меня. Я не знаю, что с ним делать!"

Пошатнулся, и опустился на землю. Сердце билось так, словно рвалось

на волю из клетки груди.

-Винг? Винг?! Тебе плохо?!

Голос грифона расплывался у меня в сознании, я не слышал его.

Перед глазами завертелись огненные колёса, я потерял ориентацию.

Последним усилием я хотел бросить себя в воздух, чтобы унестись от

города - ибо Сила моя могла принести вред, умри я сейчас. Но сознание

оставило меня раньше, и я, как восемь лет назад, упал на песок,

лишившись чувств.

-...Никогда не встречал подобной болезни. Даже не думал, что

драконы могут терять сознание от шока...

-...Гиппократ, он выживет?...

-...Возможно...

Голоса беспокоили меня, они не давали погрузиться в спокойную тьму

беспамятсва, где я мог дать отдых своему воспалённому разуму.

Понемногу возвращались ощущения, Сила... Вспомнив о ней, я

механически подумал Слово исцеления. Магия привычно вошла в меня, я

ощутил, как атомы тела завибрировали, получив мощный энергозаряд.

Сразу вернулись все чувства, и я открыл глаза.

Белое. Белый мраморный потолок. Почему нет неба? Где я?

"На Локхе, дома" - воспоминание, словно бальзам, притупило страшную

боль, которая терзала мой мозг.

"Дома? У меня нет дома. Мой дом разрушен восемь лет назад"

"Нет, твой дом здесь"

"Где - здесь?"

"На Локхе, дома"

Свет жёг мне глаза, и я вновь закрыл их, провалившись в милосердную

Тьму.

На этот раз я очнулся сразу. Белый потолок тонул в густых сумерках

был вечер. С трудом повернул голову, и посмотрел влево.

Я лежал на большом мягком ложе, в огромной комнате с колоннами

вместо стен. Изящный резной стол стоял в центре, и на нём лежало

множество предметов. Вдоль стен тянулись каменные полки с книгами.

Сквозь колонны был виден восхитительный сад, окружавший здание.

Могучие деревья тянули ветви к небу, словно стремясь вырвать корни из

плена земли, и взлететь, чтобы погибнуть, но познать перед смертью

свободу. Я вздохнул, и услышал тихие шаги.

-Очнулся? Ну, заставил ты нас поволноваться, знаешь ли...

Я посмотрел направо, и вздрогнул. Там стоял стройный белый дракон,

и тепло улыбался. Дракон!

-Ты кто? - я даже испугался, услышав свой голос - столь слаб он был.

-Я Гиппократ, эскулап Кроноса. А вот кто ты? Когда за мной примчался

грифон, и я прилетел, ты был практически мёртв. Почему? Я не

обнаружил ран или болезней. Ты силён, как Зевс.

Я обессилено закрыл глаза.

-Меня зовут Винг. Я прилетел из страны, называемой Арнор. Просто

вид Кроноса подействовал на меня немного сильнее, чем я мог ожидать.

Он подошёл к столу, и поднял пиалу.

-Выпей, это придаст тебе сил.

Я протянул руку, неприятно поразившись тому, как она дрожала, и

взял лекарство. Принюхался, и губы мои тронула улыбка.

-Настойка алоэхи... Спасибо, Гиппократ. - выпил.

Дракон с интересом посмотрел на меня.

-Ты разбираешся в травах?

-Немного. Я изучал медицину в своё время...

-Кстати, грифон говорил, что тебе 17 лет. Это правда?

-Да.

Гиппократ покачал головой.

-Никогда бы не подумал. Где ты жил, Винг? Правда ли, что Ализон и

его отряд покинули Арнор много лет назад?

Я помолчал. Сказать? Нет, не могу. Не имею права.

-Да, это правда. Они нашли портал в другой мир, и отправились его

исследовать.

Мрачно усмехнулся. Если верны представления людей о загробной жизни,

то это не ложь...

-А ты? Где твои родители, и почему ты столько лет жил один?

-Мои родители погибли. Я не мог вернутся, не зная пути.

Он встрепенулся.

-Так ты обнаружил Путь Ализона?! Где?

-Я не могу сказать тебе, Гиппократ. Я почти совсем потерял

ориентацию, когда обесиленный, достиг берегов Локха, и упал на них.

Вряд ли я смогу отыскать путь вторично.

Эскулап внимательно посмотрел на меня, и вздохнул.

-Чтож, да будет так. Скоро прилетит глава сектората Кроноса, и ты

расскажешь свою историю ему.

Я приподнялся на ложе, и сел, сложив крылья.

-Секторат? Расскажи мне про Локх, Гиппократ. Прошу.

Он улыбнулся.

-Что ты хочешь знать?

-Какая форма правления здесь в ходу?

-Демократия. Наш ареал простирается на весь материк, при этом

имеется свыше сотни городов. Каждый город - это самодостаточная

экономическая единица, которая управляется советом из десяти наиболее

уважаемых граждан, секторатом. Один из них периодически избирается

главой совета, получая имя Сектора, и осуществляет проекты,

предлагаемые другими.

Я задумался. Звучит неплохо, но подобная структура была бы

неустойчивой без централизованной власти.

-Правильно. Поэтому и есть столица ареала, Спарта. Там расположено

наше правительство, ареопаг. Двадцать семь драконов из числа наиболее

выдающихся Секторов раз в девять лет выбирают ареал-вождя, который

координирует общую политику ареала, согласуя свои действия с другими

членами ареопага. Их называют архонты. Ареопаг решает вопросы,

которые затрагивают более чем один город. Внутренняя политика городов

- эксклюзивное поле деятельности секторатов. Однако, если действия

какого-либо Сектора вызывают осуждение у большей части архонтов, то

они имеют право поставить вопрос об его смещении перед секторатом

того города. При этом голос архонта приравнивается к одной трети голоса

члена сектората - этим гарантируется независимость их решений. Лишь

ареал-вождь имеет полноценный голос в любом секторате.

Интересная структура. Звучит довольно сложно по сравнению с

привычными мне королевствами, но результаты я могу видеть повсюду.

-Гиппократ, а сколько драконов живёт на Локхе?

-Согласно последним данным - около семи миллионов.

Семь миллионов драконов!!! СЕМЬ МИЛЛИОНОВ!!!

-Винг, не волнуйся. Ты ещё слаб...

Я засмеялся.

-О боги, о какой слабости ты говоришь! Какое лекарство сравнится с

твоими словами! - я мысленно призвал Силу, она наполнила меня,

избавив от слабости, и полностью исцелив. Чтобы не пугать дракона, я не

дал Силе сделать меня светящимся, и вскочил с ложа, раскинув крылья.

Душа пела, как в первый день на берегу озера.



Белый дракон в изумлении отступил.

-Ты что, притворялся больным? - подозрительно спросил он.

-Нет, просто твои слова меня исцелили. Пойдём! Покажи мне их!

-Кого?

-Драконов!

Глава 3

-...Подходите, подходите! Смотрите сюда! Живой дракон!

Я сидел в клетке, и рычал на людей, которые сгрудились в кучу, и со

страхом за мной наблюдали.

-Смотрите внимательно! Это настоящий, живой змеёныш! - голос

смотрителя зверинца больно ранил мой слух, но я не мог ничего

поделать. Люди и эльфы смотрели, как я рычал, и переговаривались.

Внезапно один из них, молодой эльф, поднял палку, и просунул её сквозь

прутья, намереваясь ткнуть меня. Я вырвал у него деревяшку, и

раскрошил зубами. Эльф отскочил, и зло посмотрел на смотрителя.

-Ваша зверюга сьела мою трость!

-Сам виноват. Говорил, это дракон.

Эльф насмешливо бросил:

-Дракон? Ерунда! Нацепили чешую на льва, привесили картонные

крылья, и дерут с нас деньги. Люди! - он повернулся к остальным. -Это

надувательство!

Хозяин зверинца, злой, подскочил к смутьяну.

-Ты! Не нравится - не иди! Это самый настоящий змеёныш!

-Докажи! - эльф насмешливо смотрел в лицо хозяину. -Пусть

заговорит!

Человек поперхнулся, и посмотрел на меня.

-Ты, выродок! Скажи этому господину, кто ты.

Я зарычал громче. Хозяин закусил губу, а эльф злобно расхохотался.

-Ну? Что я говорил?

Хозяин с яростью обернулся ко мне.

-Скажи ему, что ты дракон!

Я только рычал. Тогда хозяин потянул с пояса хлыст...

Удар! Рычание моё стало оглушительным, я бросился на решётку.

Удар! Кровь брызнула прямо в лицо человеку, и тот озверел. Я рычал

как лев, стараясь увернуться от бича, но каждый раз натыкался на него.

От потери крови скоро закружилась голова, ноги подкашивались. И тут

эльф, который не верил, что я настоящий, внезапно перехватил руку с

хлыстом.

-Хватит. Я верю. - его голос звучал глухо.

-Ну нет! Это отродье тьмы посмотрит, что значит человек! - и

страшный удар наискось разорвал мне перепонку крыла. От боли я не

выдержал, и закричал, и тогда следующий удар пришёлся по лицу...

-Хватит, я сказал! - голос эльфа стал яростным.

-Да кто ты такой?!

-Я райдер Эльстар, из Элирании.

-И что с этого?

Эльф плюнул под ноги хозяину.

-Даже с драконом нельзя так поступать!

Человек расхохотался, и указал рукояткой хлыста на меня.

-Это же лев в чешуе? Чего ты беспокоишся?

-Их надо убивать. Но нельзя мучать!

Хозяин со смехом отошёл от клетки, но я не смог встать, и лёжа, сквозь

кровавую пелену, смотрел на эльфа, когда тот присел на корточки, и

вгляделся в меня.

-Да, ты дракон... - прошептал Эльстар, и резко повернувшись, ушёл.

***

-НЕТ!!! - мой крик улетел в ночное небо, когда я, дрожа от ужаса,

проснулся. Вскочил с кровати, озираясь, из горла рвалось рычание.

Постепенно кошмар отходил, я вспоминал, где нахожусь...

-Нет!!! Я не хочу помнить это!!! - я не мог совладать с собой, ярость

поднималась волной, сокрушающей плотины воли, уничтожающей всё,

созданное разумом!

-Не хочу!!! Не хочу!!!

Я вонзился в небо, оставив огненный след, и дал Силе волю. Гром

разрываемой атмосферы сопровождал мой полёт, когда я прочертил небо

над континентом наподобие луча огненно - красного света...

Покрыв недельный путь за пять минут, я завис в небе над Океаном, и

впервые в жизни полностью дал волю ярости. Тысячи молний сорвались с

неба, и впились в меня, как хищные пираньи. Удар грома заставил гладь

воды прогнутся на несколько метров, она вскипела, ибо воздух был

раскалён от чудовищной энергии молний. Но они лишь дарили мне Силу,

а не забирали её!

Я рычал, чудовищная энергия выплёскивалась в космос, порождая

северные сияния, огненные шары взлетали с поверхности сходящей с ума

воды и расцветали километровыми цветами плазмы, превращая воздух в

бешенную пляску раздавленных атомов. Жёсткое излучение волнами

растекалось от каждого Цветка Смерти, уничтожая всё на своём

гибельном пути, а я смеялся, и направлял его поток на себя!

Зелёное сияние стало ослепительным, и тогда я распылил своё тело на

квадрильоны частиц, заставив каждую взорваться! Со стороны это,

наверно, напоминало одновременный взрыв кубического километра

воздуха. Мегатонны воды мгновенно превратились в атомарный газ, и

сами атомы этого газа разрушились, дав мне ещё больше Силы. Впервые

с начала времени я увидел дно Океана, ибо испарил воду до самой

глубокой впадины!!!

Но ярость моя не унялась. Я, вновь вернув себе вид дракона, всей

мощью ударил мантию Уорра, пробив её до самого сердца, и когда

навстречу моей ярости выплеснулась бешенство самой Планеты, я

расхохотался!

Фонтан ослепительного огня достиг космоса, а я парил на светящихся

крыльях вокруг извержения, и смеялся от счастья, ибо видел Мощь,

сравнимую с моей.

-Ты никто!!! - закричал я себе.

-Ты просто ошибка Вселенной!!!

-Ей плевать на тебя!!!

И я нырнул в пламя! Рёв плазмы поглотил мой крик, когда я впитал в

себя всю энергию разьярённой планеты, когда я осознал, что и она

ничто в сравнении со мной...

Грохотал гром, из воды прямо на глазах вырастала горная цепь, а я

всё не мог унять свою ярость. Бешенство моей Власти только

разгоралось, и тогда я пробил атмосферу вверх, направившись к

единственному достойному сопернику.

Солнце!!!

Его пламя вошло в меня, оно соединилось со мной, оно стало частью

меня, оно стало МНОЙ. Я стал Солнцем! Мой вопль превратился в

протуберанец, глаза мои стали пятнами Тьмы, а сердце моё стало

раскалённым ядром...

И вот тогда я расхохотался!!!

-Я - Чёрное Солнце Уорра!!! - мой крик заставил звезду содрогнутся,

она простерла крылья плазмы на миллионы километров в стороны, и то

были МОИ крылья - крылья Света!

-Я - это ВЛАСТЬ!!!

Огненное неистовство солнечной бури поглотило мои слова,

превратило их в копьё смертоносного света, и метнуло в Уорр.

Но я не дал Копью пронзить плоть моей планеты. Я обогнал его, и

встал на пути. И Копьё пронзило мне грудь, заставив закричать в сладкой

боли, и перестало существовать.

Тогда я обернулся, и посмотрел на маленькую планету, где жили мои

друзья, и мои враги.

-Я - это ВЛАСТЬ. - сказал я.

-Но я - не СМЕРТЬ. И никогда не стану ею.

Бешенство возмущённых атомов сопровождало моё возвращение.

Пробив атмосферу, я завис над созданным мною материком, и осмотрел

дело своей ярости. Довольно большой континент курился дымом и

испарениями. Я усмехнулся, оглядев его очертания. Дракон, раскинувший

колоссальные крылья, и вытянувший хвост. На месте глаз бесновались

два вулкана, лишь усиливая сходство.

-Это было необходимо. - сказал я сам себе, пытаясь найти оправдание

своей вспышке.

-Теперь мне будет легче.

-И континент неплохой получился.

В этот момент я вспомнил, чем сопровождаются горнообразовательные

процессы, и сразу взлетел в стратосферу. Так и есть - цунами мчалось по

глади океана, и волны страшного землетрясения сокрушали кору

планеты, почти догоняя сверхзвуковую волну воды.

Я ещё раз отпустил Силу, породив встречные колебания той же

частоты, но с противоположной амплитудой. На всю жизнь я запомнил

момент их встречи. Грохот от столкновения квинтилионов тонн воды

достиг космоса, звук разметал тучи, как ураган, и в небо рванулись

гейзеры взбешенной жидкости, а их догоняли скалы, которые в неистовой

пляске энергий возносились со дна Океана, где столкнулись волны

землетрясений...

Через три часа на беснующейся поверхности Ардара образовалось

кольцо рифов, окруживших мой материк идеально правильным кругом. Я

опустился на голые, раскалённые скалы, и задумался, окружённый паром

и ядовитыми испарениями серы.

Сила меня пугала. Я мог ВСЁ. Я мог погасить Солнце, лишь пожелав

этого. Кто я такой?! Откуда могла подобная Власть возникнуть вообще? Я

понимал уже тогда, что никакой я не дракон. Я просто родился в теле

дракона, и уже явственно сознавал, что перерос его. Так кто я? Или... Или

ЧТО я??!

На этот вопрос я ищу ответ до сих пор. Сейчас я уже знаю, ЧТО есть

сила. И понимаю, сколь рисковал я тогда, дав её настоящую свободу. Но я

по прежнему не знаю, почему именно я получил возможность повелевать

этой невообразимой мощью. И боюсь узнать это.

Тогда, ранним утром, сидя на только что созданной мною земле, я

осознал, что просто не имею права так рисковать. Сегодня я едва не

уничтожил весь мир, став Солнцем, и не сдержав мощь. Завтра я могу не

успеть.

Мучаясь неуверенностью, я вернулся на Локх, где многие драконы уже

успели проснутся, и взлететь, дабы увидеть, что это за далёкий гром. С

момента моего возвращения прошло почти два года, но я всё ещё был

чужаком. Хотя друзья из-за всех сил пытались дать мне смысл в жизни. О

боги, как я хотел стать простым, ничем не примечательным драконом...

Желая достигуть этой цели я выстроил себе небольшой домик на

берегу того самого озера, где впервые встретил невраждебное к себе

существо - Сапсана, ставшего моим лучшим другом. И я похоронил себя в

этом домике. Вернее, похоронил мага по имени Винг. Дракон Винг

пытался втянуться в жизнь, но у него плохо получалось. Я продолжал

быть одиноким, и часто просто лежал на солнце целыми днями,

погружаясь в печальные размышления.

Новый смысл в жизни дало мне искусство. На Локхе я впервые увидел

картины и скульптуры драконов, и это зрелище навсегда оставило след в

моей душе. Меня не привлекали сильно развитые в ареале театр и спорт.

Но картины...

Многие мои картины я сжигал, ибо не мог показать их никому.

Некоторые статуи, которые я создал, поставили в аллеях Кроноса, но я

просил не говорить, кто автор. Постепенно, очень медленно, я начинал

приходить в себя. Со мной беседовали многие драконы, однажды

навестил сам ареал-вождь Зевс, и всё это понемногу лечило раны в моём

сердце, и чешуйка за чешуйкой ломало броню, в которую я заковал свою

душу...

Шли годы, я жил дома, и боль прошлого отступала всё дальше, и дальше.

ГЛАВА 4

-Винг! Ты дома?

Я оторвался от книги, и посмотрел вниз. Там складывал крылья Сапсан, и

я улыбнулся.

-Да, я дома, Сапсан. Здравствуй.

Он взлетел на портик моего дома, и прошёл к площадке, где лежал я.

-Привет, Винг. Как дела?

-Как обычно. Что произошло?

Он с недоумением посмотрел на меня.

-Как что?! Ты забыл? Сегодня первый день осени!

Ах, да...

-Извини, друг. Я и правда забыл.

Грифон покачал своей орлиной головой.

-Забыть про Дракийские Игры... Надеюсь, ты полетишь?

-Конечно!

Мы вышли в сад, разбитый у моего домика, и взмыли в небо. Далеко на

горизонте сверкали белые здания Кроноса, и сотни драконов парили

между ними. Многие, как и мы, направлялись к югу.

-Слушай, Винг. Ты уже четыре года как появился, но всё время один. У

тебя хоть дракона есть? - поинтересовался Сапсан. Он здорово вырос за

эти годы, и стал настоящим красавцем. Думаю, в своих лесах он был

неотразим...

-Я привык к одиночеству, Сапсан. Я всю жизнь жил один.

Он перевернулся в воздухе.

-Странный ты дракон, Винг. Целыми днями читаешь, или на солнце

греешся. Всё время думаешь, думаешь... Статуи твоей работы в каждой

аллее Кроноса, но ты их даже не подписываешь. Художники спорят, кто

ты - гений, или сумасшедший, а ты просто продолжаешь приводить их в

замешательство. Я видел твою скульптуру "Узник". На неё смотреть

страшно! Ну скажи, почему ты такой странный? Если работаешь, тебе и в

голову не придёт помощи попросить, даже если она и нужна. Спорт тебя

не привлекает... Даже друзей не завёл.

-Ну, спасибо. Интересно, кто ты?

Смутился.

-Я имел в виду - настоящего друга, дракона.

-А чем плох друг - грифон?

Ещё больше смутился.

-Ты понимаешь, что я имею в виду. Другие молодые драконы целыми

днями занимаются спортом, летают друг за другом, устраивают

состязания... Любят друг друга... А ты?

-А я живу, Сапсан. Ты ведь не представляешь, какое это счастье

просто жить... - мрачно добавил я, и замолчал.

Он был во многом прав. Годы испытаний сделали меня очень

отчуждённым, далёким от других. Я не мог назвать ни одного дракона

своим настоящим другом - не потому, что они не хотели, а потому, что я

просто не вписывался в весёлое и жизнерадостное общество сверстников.

Меня называли мрачным, одиночкой. Я и был им. Странно, но Сапсан

сумел занять в моей жизни прочное место - я уже скучал без этой

взбаламошной птицы, с её вечными проектами.

-Ты даже дом себе построил за городом. И странный дом. Скажи,

неужели тебя не привлекает радость, дружба, счастье быть любимым

наконец?

Я улыбнулся.

-Поздравляю, друг. Как её зовут?

Он так распушистился, что едва не упал.

-Как ты догадался?!

-Ты прямо светишся изнутри, Сапс.

Не знаю, стал ли он светится, но смутился страшно.

-Её зовут Фалкония...

-...И она очень красивая грифона. - закончил я.

-Да! Очень красивая! - в голосе Сапсана прозвучал вызов.

-Поздравляю ещё раз.

Некоторое время мы молчали, затем он сказал:

-Ну ладно. Ты хоть сьел чего-нибудь? Никогда не видел, чтобы ты ел.

Странно, не так ли?

Это была главная проблема. Я ни в коем случае не хотел рассказывать

о том, что маг, и мне приходилось делать вид, что ем и пью. Однако

иногда я зыбывал об этом.

-Я не голоден, Сапс. И вообще, я в отличной форме. Может, даже

выступлю на Играх...

-Да...? - протянул грифон. -А каким спортом ты владеешь...?

Желая поднять настроение другу, я чуть приспустил Силу, и со свистом

облетел Сапсана по узкому кругу, хотя тот мчался на полной скорости.

-Многими видами спорта.

-Ух! Как тебе удалось?!

-Тренировки.

Мы мчались в голубом небе Локха, то и дело обгоняя драконов и

грифонов, спешивших в Спарту. Я думал. Эти годы были для меня

необычайно полезны. Они притупили боль, дали спокойствие. Я

понемногу превращался в настоящего дракона, и это меня радовало. Мои

путешествия по континенту дали мне множество новых впечатлений, я

посетил десятки городов... Но везде был чужим. Поэтому и построил себе

дом на берегу того самого озера, где впервые встретил невраждебное к

себе существо...

Раза два я посещал созданную мной землю. Она долго была

непригодна к жизни, но постепенно и там, как в моей душе, наступал

покой. В последнее посещение я засеял материк растениями, и сотворил

плодородный слой почвы, чтобы они не погибли. Эта работа давала мне

радость. Сам не знаю, почему.

Когда я смотрел на свои картины или статуи, то во мне просыпалось

ощущение, что всё это уже было. Был Локх, было солнце, было

кристальное озеро... Была ненависть. Сапсан не знал, что самая лучшая

моя статуя лежит на дне озера. Она слишком многое могла бы сказать

зрителю об авторе...

Возможно, тот срок, о котором говорил Рэйдэн, наступил. Я более не

получал наслаждения от тихой и неспешной жизни в небольшом домике у

озера. Четыре года мира легли целительной мазью на рубцы, которые

пылали в моей душе. Уже несколько месяцев я ощущал желание вновь

проснуться ото сна, вновь взять на себя ответственность, вновь

разбудить свою могучую Силу, которую моя воля загнала на самое дно. Я

отдохнул.

-Знаешь, Сапсан... Я точно выступлю на Дракийских играх.

ГЛАВА 5

Мы летели несколько часов, и вот на горизонте показалось побережье

океана, а вдали, на острове, сверкал один из красивейших городов Локха,

его столица, знаменитая Спарта.

Огромный мраморный город был значительно больше и красивее

Кроноса, и хотя я бывал в нём, но стремительные линии зданий,

великолепные галлереи, прекрасные скульптуры, изумительное

совершенство архитектуры и гармоничное сочетание красоты с

функциональностью - всё это не могло не восхищать. И я восхищался

гением своего народа. Я гордился, что дракон. И горжусь!

Синевой Океан, окружавший город, соперничал с небом, и множество

драконов, особенно детей, уже плескались на золотых пляжах, устраивая

маленькие Игры. Мы приземлились на Дорогу Героев, которая огибала

всю Спарту и по спирали углублялась к центру города. А там, в центре,

вздымались крутые склоны чудовищного кратера, в котором располагался

Стадион.

Мы с Сапсаном не спеша шли по тенистой белокаменной Дороге,

разглядывая скульптуры Героев, размещённые вдоль неё через каждую

сотню метров. Со странным чувством я увидел собственную работу,

которую все кроме меня называли "Узник". Я не дал названия этой статуе.

Аллея была восхитительна. Величайшие произведения искусства,

которые на ночь накрывали от дождя и ветра, создавали непередаваемое

впечатление возвышенного восторга. Я шёл по аллее, и мысли мои

уносились к тем, кто своими делами определял историю...

Вон стояла медная скульптура красивого дракона. Он застыл,

расправив крылья, и весь подавшись вперёд в порыве. Это был великий

герой древности, Викинг, который бросил вызов богам, а потом исчез в

другой Вселенной вместе с другими Героями, не в силах вытерпеть

гибели своего мира в Катаклизме... Я остановился перед статуей, и лицо

тронула улыбка, когда я коснулся медальона, висевшего на груди.

-Что, Винг? - Сапсан с интересом смотрел на меня.

-Этот медальон... Он принадлежал ему, тысячи лет назад. - я кивнул на

статую.

-Да ну... - усомнился грифон, недоверчиво посматривая на

драгоценность.

-Можешь не верить, если не хочешь. - я спокойно двинулся дальше.

Сапсан догнал меня, но я улыбнулся, и положил крыло ему на плечо.



-Нет, я не обиделся.

Грифон покачал головой, и мы, не спеша, продолжили прогулку,

приближаясь к следующей скульптуре.

Мимо этого мраморного изваяния я никогда не мог пройти спокойно.

Сколько бы раз я не видел огромного мрачного дракона, на лице которого

застыло выражение решимости и боли, каждый раз я поражался силе

эмоций и динамичности образа, которую сумел запечатлеть неизвестный

гений.

Это был самый великий и знаменитый дракон в истории, Диктатор

Скай. Читая о его подвигах, я испытывал двойственное чувство. Он

несомненно был одним из величайших властителей Вселенной, он

свергал одних королей и ставил на их место других, он решал судьбы

планет и целых звёздных систем, он ПРАВИЛ миром так, как хотел. А

хотел он, чтобы в мире кончились войны. Но он был жесток. Столь

жесток, что некоторые его поступки меня просто ужасали, хотя результат

неизбежно был положительным. Он был самым совершенным

воплощением принципа "Цель оправдывает средства", которое знал мир.

Многое говорило за то, что Скай был магом моего типа. То есть, не

имеющим ограничений вообще. Некоторые источники утверждали, что он

мог принимать вид любого живого существа, многие упоминали, что он не

нуждался в пище и воде, и все без исключения утверждали, что он мог

одной мыслью уничтожить город. Нередко он так и делал...

Историки трепетали при одном упоминании его имени, и никто не знал,

что с ним произошло, и где он погиб. Не знали даже, погиб ли он. Ибо в

те времена наш мир был лишь небольшой частичкой невообразимо

огромной межзвездной Империи, в которой правил Скай. Это было

миллион лет назад, до Катаклизма. Многие историки считали, что

Катаклизм был делом рук Ская, но я знал, что это не так. И знал от

Рэйдэна, который был другом и советником Диктатора...

-Да, это был Дракон - внезапно сказал Сапсан. Я посмотрел на друга.

-Он был весьма жесток, и не останавливался ни перед чем для

достижения своей цели... - заметил я.

-Зато он умел выбирать цель. - задумчиво ответил грифон.

И мы двинулись дальше, приближаясь к самой красивой на Локхе

скульптуре - памятнику легендарным основателям нашего ареала,

непревзойдённым воинам, спутникам и друзьям Диктатора - Драко и

Тайге Локхартам.

...Их статуя стояла в самом конце аллеи. Два дракона, отлитые из

неизвестного металла, сверкали в лучах солнца, как драгоценные камни.

Они стояли рядом, гордо приподняв прекрасные головы, и чуть расправив

крылья. На лицах Героев застыло выражение любопытства и любви, ибо

они были исследователями всю свою жизнь, и всю жизнь любили друг

друга.

Драко обнимал левым крылом Тайгу, и стоял чуть выдвинувшись,

словно защищая её. Я никогда не смог бы пройти мимо этой скульптуры

спокойно. Изумительная динамика и жизненность образов говорила о

гениальности скульптора. Однако он явно идеализировал свои модели,

ибо не могли драконы быть столь прекрасны...

Никто не знал ни откуда эта скульптура, ни куда пропали сами герои.

Легенды гласили, что прилетев из другого мира, они несколько веков

жили на Локхе, вместе с другими легендарными Героями древности. Но

потом их призвал Диктатор, и они покинули Уорр, основав перед тем на

Локхе наш ареал. Тогда никто не знал, что дни Империи сочтены, и

грядёт Катаклизм...

Наш мир был навеки отрезан от Вселенной. Драконы размножались, и

постепенно ареал Локха сложился в устойчивую страну, с относительно

мирной и спокойной историей, и весьма совершенной экономической

моделью.

Около этой скульптурной группы мы задержались надолго. Сапсан

смотрел на Героев, и задумчиво щурил глаза.

-А знаешь, Винг, у нас есть легенда, что некогда грифоны жили в

далёком мире, не на Уорре. И мы были неразумны в те дни. Так шли

тысячи лет, пока не появилась она... - грифон указал на изваяние Тайги.

-Легенды гласят, что она дала нам разум, и расселила по всему миру,

привезя наших предков и сюда, на Уорр. Не знаю, правдива ли эта

легенда, но мне бы хотелось считать её истинной...

Я долго смотрел на непостижимо прекрасную, изумительно

воплощённую в металле дракону, и думал, что словно я сам попал в

другой мир. Локх, с его богатейшей культурой, тысячелетней историей, и

мирными, спокойными жителями, столь сильно отличался от звериной

ненависти и слепых предрассудков Арнора, что я не мог поверить своим

ощущениям. Только подумать: грифон желает верить, что его предкам

помог стать разумными дракон...

Я посмотрел на Сапсана, и попытался вообразить на его месте Крафта,

или его сына Игла. Который, кстати мог бы быть ровесником моего

друга...

-О, Сапсан, если бы только знал, сколь многие воспоминания связанны

у меня с твоим племенем... - вздохнул я, и взлетел, не желая ждать

неизбежного вопроса.

Друг догнал меня, и мы крылом к крылу понеслись к Стадиону, где уже

собрались тысячи драконов и грифонов, ожидая начала крупнейшего

праздника ареала, Дракийских Игр, раз в четыре года выявлявших

лучших из лучших среди нас. По традиции, соревнования чередовались

для каждой из расс, но так как доминировали драконы, то первый день

принадлежал им.

ГЛАВА 6

Девиз Игр был: "Не побеждать, а участвовать". Поэтому принять

участие в отборочных соревнованиях могли все желающие. По традиции,

отборочные состязания проходили в течение месяца до начала Игр, в

каждом городе. Но, даже в первый день Игр любой мог вызвать на

соревнование любого из избранных, и в случае победы имел право

присоединится к команде. Этим правом редко пользовались, но именно

так я собирался принять участие в Играх.

Команда Кроноса располагалась на пляже, и занималась последними

тренировками. Я приземлился прямо перед тренером, большим медным

драконом по имени Гектор.

-Я бы хотел присоединится к команде.

Он удивился.

-Разве ты из Кроноса? Как тебя зовут?

-Меня зовут Винг. Я живу рядом с Кроносом, и случайно пропустил

начало отборочных игр. Поэтому прошу дать разрешение воспользоваться

правом Вызова.

Драконы подтянулись поближе, с интересом рассматривая меня. Одна

из них, стройная зелёная дракона, щелкнула пальцами, и заявила:

-Я его видела. Пару лет назад он прилетел из-за океана, и чем-то

заболел. С тех пор живёт у озера Лэйк.

Я улыбнулся.

-Правильно.

Гектор задумчиво посмотрел на кончик хвоста, и смерил меня

критическим взглядом.

-В каком виде спорта ты желаешь выступить?

-Свободная борьба, с оружием или без.

Высокий золотой дракон фыркнул.

-Лучше не надо, Винг. Этим видом занимаюсь я.

-В таком случае ты не возражаешь, если я приглашу тебя испытать мои

силы?

Он встал, и потянулся, играя мускулами.

-Нет, не возражаю. Меня зовут Ахилл.

Я тепло улыбнулся, и кивнул.

-Очень рад познакомится.

-Взаимно. Надеюсь, ты не обидишся, когда проиграешь.

-Взаимно.

Мы вышли в центр круга, который образовали драконы. Я спокойно

смотрел на соперника, ни минуты не сомневаясь в победе, ибо никакая

тренировка, никогда не дала бы Ахиллу навыков, хоть сравнимых с

моими. Три года непрерывных схваток на смерть, и семь лет ежедневных

тренировок...

Он стремительно напал на меня. Совершенно автоматически я

отступил, захватил его руку, хвостом - ногу, приподнялся, и развернулся

вокруг вертикальной оси, пропуская Ахилла вперёд. Одновременно второй

рукой толкнул дракона в спину и подставил ногу под колено. Приём был

простейшим, и я выполнил его столь стремительно, что никто даже на

понял, каким образом Ахилл отлетел на десять шагов.

-Это что было? - ошарашенно спросил меня Гектор, глядя на

встающего Ахилла. Который был столь же ошарашен.

-Один из наиболее простых приёмов боевого искусства "Ай-ки-до".

Ахилл прищурился, и напал на меня совсем по другому. На этот раз он

стремительно нанёс удар хвостом, пригнувшись к земле, и в самый

последний момент подпрыгнув. Я просто присел, пропустив удар над

головой, поймал его ногу, и потянул на себя, одновременно резко встав, и

толкнув дракона в грудь. Вновь он отлетел назад, упав на спину, а я даже

не сдвинулся с места. Зелёная дракона не удержалась, и захлопала

крыльями.

-Браво!

-Спасибо... - я улыбнулся, помогая встать Ахиллу. Сказать, что тот был

изумлён - значит, ничего не сказать.

-Винг, что это за боевое искусство?

-Это очень древний и сложный вид обороны, разработанный людьми.

Они просто подскочили все.

-Людьми?! Этими маленькими бескрылыми?

-Да. Что они отлично умеют - так это воевать. - Я вздохнул, вспомнив

отца, и его уроки. Ализон раскопал непостижимо древнюю книгу в

библиотеке Владыки, и она дала ему знание единоборств. До этого

момента драконы не слишком увлекались искусством войны...

-А скажи, Винг, каким образом ты научился этому искусству? - спросил

мускулистый чёрный дракон, который с огромным интересом

присматривался ко мне. Словно видел раньше...

-В стране, где я жил, мой отец отыскал древнюю книгу. Она дала

идею, а приёмы я разаработал сам. - как именно, я решил не уточнять.

Они переглянулись.

-Ты уверен, что справишся на Играх? Нам бы не хотелось терять

венок... - заметил Гектор, посмотрев на Ахилла.

-Я справлюсь. Если, конечно, вы не против взять меня в команду.

Гектор посмотрел на Ахилла, тот - на чёрного дракона, и все трое

рассмеялись.

-Проверим! - Ахилл положил мне крыло на плечо. -Всё равно у нас не

было метателя дисков. Теперь им стану я.

Я улыбнулся. Оказывается, как это просто...

***

На Стадионе уже было множество зрителей, они рассаживались по

уступам, вырезанным в стенах огромного кратера. Чудовищная воронка

вмещала почти пятьдесят тысяч драконов и грифонов, но сегодня их было

намного больше. В центре кратера, на идеально круглой и ровной

площади посыпанной золотистым песком, стояли в ряд мы. Участников

Игр приветствовали восторженными криками и хлопаньем крыльев. Это

было приятно, и я получал огромное удовольствие. О боги, сколь иначе я

себя чувствовал одинадцать лет назад, когда на меня точно так же

смотрели люди...

Минут пять длился беспорядок, потом на тибуне появились архонты, во

главе с Зевсом. Все понемногу затихли, когда ареал-вождь распахнул

огромные синие крылья, призывая к вниманию.

-Драконы и грифоны Локха! - голос Зевса был могуч, как и сам дракон,

бывший десятикратным чемпионом Игр.

-Сегодня первый день осени. Сегодня мы начинаем Дракийские игры!

Голос вождя утонул в восторженном рёве трибун. Он подождал, пока

все успокоятся, и продолжил:

-Как и за тысячи лет до сегодняшнего дня, мы будем соревноваться в

исскустве и силе, скорости и меткости. Тысячи жителей нашей страны три

года тренировались, и соревновались друг с другом за честь

представлять сегодня свой город на Стадионе Спарты. За дни Игр мы

узнаем лучших из лучших, и воздадим им заслуженное уважение. Но

помните слова основателя нашего ареала, непревзойдённого чемпиона,

Драко Локхарта: Главное - не победить, а участвовать!

Все захлопали крыльями, и Зевс сошёл с трибуны, заняв своё место в

команде Спарты. Я осмотрелся. Участники Игр покидали арену двумя

потоками - драконы и грифоны, и рассаживались в первых рядах трибун,

специально предназначенных для них. Наша команда тоже заняла свои

места, и ко мне придвинулся Даркиус - тот чёрный дракон, что

рассматривал меня сегодня.

-Винг, когда обьявляют участников схватки, то говорят: "Такой-то, сын

такого-то, из города такого".

Я улыбнулся.

-Даркиус, если тебе интересно, как звали моего отца, то просто спроси.

Его звали Ализон.

Он взрогнул.

-Я так и думал. Ты просто его копия.

Теперь я вздрогнул.

-Ты знал Ализона?

-Я был его другом. Когда он стал ареал-вождём, я как раз был

Сектором Кроноса. Скажи, Винг, куда улетел он из Арнора после войны? Я

помню, что первый раз он вернулся просто в шоке.

Я долго молчал, пытаясь изгнать из головы картину насаженной на

копьё головы моего отца. Даркиус внимательно наблюдал за мной.

-Он очень далеко улетел, Даркиус. - наконец глухо проговорил я.

Чёрный дракон прищурился, и внезапно глаза его широко раскрылись.

-Прости.

-Ничего. Ты не знал.

-Как это случилось?

-Не надо просить меня вспоминать об этом, прошу.

-Извини, Винг.

Я через силу улыбнулся.

-Он погиб, как герой. По крайней мере это меня утешает.

Даркиус отвернулся, и надолго замолчал, но подрагивание хвоста

выдавало, что он нервничает.

Я тоже отвернулся, и стал следить за торжеством.

ГЛАВА 7

На арену вышли элланодики, и обьявили имена первой пары. По

программе, сегодня соревновались борцы без оружия, и метатели дисков

- любимого оружия самого Драко. Только драконы.

Были названы первые участники - Персей из Трои и Юний из Спарты.

Трибуны взревели, и Юний гордо поклонился. Он был сильным зелёным

драконом, намного выше чем мощный и мускулистый Персей. Зато

серебрянный дракон был намного сильнее. Борьба продлилась только

минуту - Персей приподнял Юния над головой, словно игрушку, и

швырнул через всю арену. Тот был вынужден взмахнуть крыльями

мгновенное поражение. Персей с гордостью взлетел над ареной,

принимая восторженные крики троянцев. Краем глаза я заметил мрачного

Юния, как тот пешком уходил с арены.

Я впервые был на Дракийских Играх, и сейчас с интересом

прислушивался к собственным ощущениям. Огромное количество

зрителей, восторженный рёв толпы - всё это раньше ассоциировалось у

меня с войной, смертью, и Злом. Здесь я впервые понял, что спорт может

быть ничуть не меньшим катализатором. Ликование трибун постепенно

приводило в возбуждение и меня, особенно когда я сравнивал стиль боя

локханцев, и свой. Интересно, как они прореагируют на настоящее боевое

искусство?...

Шестой бой... Громкий голос элланодика провозгласил:

-Минотавр из Крита против Винга из Кроноса!

Я вскочил. Возбуждение росло в геометрической прогрессии, когда я

пружинистым шагом вышел на арену, и вскинул голову, осмотрев

трибуны. С противоположного конца площадки быстро приближался

огромный медно-бронзовый дракон. Мы встали напротив, и поклонились

сначала друг другу, а потом зрителям. Те приветственно замахали

крыльями, и я улыбнулся. Может быть, это и было нужно мне? Простое

признание?

-Ты готов? - спросил мой соперник, и я перевёл горящий взгляд на

него.

-Да, я готов. Начнём!

Он метнулся ко мне, и пронёсся вплотную, когда я отступил.

Продолжая движение, я захватил руку борца и завернул вниз,

одновременно потянув назад. Дракон совершил сальто, и оказался на

спине, а я завершил приём, вскинув руку и развернувшись на месте. Бой

занял менее секунды.

Трибуны замерли. На Стадионе повисла тишина. Я поклонился сначала

изумлённо глядевшему с земли дракону, потом зрителям, и вернулся на

место всё ещё в полной тишине. Зато потом она взорвалась! Крики,

хлопание крыльев, споры - всё смешалось в гром, который повис над

Стадионом, как туча. Я оказался в центре внимания, а команда Кроноса

радостно переглядывалась...

-Геракл из Пеллопонеса против Винга из Кроноса!

На этот раз трибуны встретили меня настороженным молчанием. Я

поклонился могучему бронзовому противнику, и встал в свободную стойку.

-Не думай, что тебе удастся так же легко меня победить... - заметил

дракон, приближаясь осторожными движениями. Он попытался провести

подсечку, но я подпрыгнул. Тогда он ударил ногой с разворота. Я

усмехнулся, поймав его ногу, и продолжив поступательное движение,

потянув её на себя. Геракл вскрикнул, теряя равновесие, и тогда я

отпустил его, повернувшись спиной, и твёрдо зная, что он не удержится

на ногах. Он не удержался, и упал. Я продолжил поворот, закончив его

поклоном сопернику.

Трибуны просто взорвались. Я стоял в центре бури приветствий, и от

волнения сердце моё едва не вылетало из груди. Они приветствуют меня!

Меня, Винга! Дракона, а не мага! О, боги! Не веря своим чувствам, я

поклонился, и вернулся на место. Но там меня уже ждали товарищи по

команде, и принялись качать. Трибуны одобрительно ревели в такт

каждому взлёту...

-Полифем из Трои против Винга из Кроноса!

-Тезей из Андроникса...

-Минос из Крита...

-Аполлон из Дельфов...

-Зевс из Спарты против Винга из Кроноса!

Если я думал, что уже знаю, что такое "восторженный рёв", то я

ошибался. Узнал это я только сейчас, когда Стадион ощутимо вздрогнул

от одновременного приветствия ста тысяч драконов и грифонов,

предназначенного десятикратному чемпиону Игр, ареал-вождю Зевсу, и

мне. МНЕ!!!

Дело уже шло к вечеру. Невероятное количество зрителей не

помещалось на уступах кратера, и тысячи их парили в воздухе над

Стадионом, нагоняя освежающий ветерок. Я вышел на арену, и

поклонился. Теперь меня встретили дружным приветствием, и хлопанием.

Но настоящее приветствие досталось огромному синему дракону, который

с улыбкой раскинул крылья, и посмотрел на меня.

-Молодец, Винг из Кроноса. Ты великолепный борец.

-Я польщён той честью, которой ты наградил меня, Зевс, согласившись

на состязание! - вежливо ответил я, поклонившись.

-Красивые слова. Ну чтож, посмотрим, сможешь ли ты отобрать у меня

одинадцатый венок! - усмехнулся дракон, складывая крылья, и напрягая

мускулы.

Я невольно вздрогнул - Зевс словно вырос раза в полтора, столь

невероятная мускулатура проступила под его блестящей синей чешуёй.

Впервые уверенность в победе поколебалась, но я уже был почти пьян от

криков и ликования. Я был готов к бою.

На этот раз я решил не применять своё искусство, а провести

классическую схватку. Поэтому я припал к земле, и тоже напряг все

мускулы, ощущая, как по телу пробежала волна сокращений. Зевс

присвистнул, медленно двигаясь в мою сторону.

-Ничего себе, парень! Где ты так накачался?

-У меня была очень важная причина, о Зевс... - ответил я, ожидая

атаки.

И тем не менее я едва её не пропустил. Зевс напал столь

стремительно, что я с трудом успел среагировать. Последовал длинный

обмен молниеноносными ударами, и мы отпрыгнули в стороны. Зевс был

потрясающим бойцом!

-А ты куда сильнее, чем я думал... - заметил ареал-вождь, в полной

тишине двигаясь ко мне навтречу. Трибуны боялись даже дышать.

Следующий обмен ударами завершился моим захватом, и Зевс взревел,

когда я сцепил руки за его спиной, захватив дракона в несокрушимый

замок. Чудовищные мышцы чемпиона напряглись, но я покачал головой.

-Захват заставляет тебя бороться с собой.

Он уже понял, и улыбнулся.

-Поздравляю. Ты победил, Винг!

Я отпустил его, и встал рядом, тяжело дыша от волнения. Некоторое

время трибуны пытались поверить, а потом...

Тот день стал самым счастливым в моей жизни. Когда Зевс

торжественно одел мне на голову серебристый венок, я едва не упал в

обморок. Десятки тысяч драконов и тысячи грифонов приветствовали

меня, когда я совершал круг почёта над Стадионом, а внизу уже ожидали

восторженные друзья...

-Рэйдэн! Спасибо тебе, маг! - мой голос потонул в ликующем громе, и

даже если он ответил, то я этого не слышал.

-Это невероятно, Винг!!! Ты чемпион!!! - Сапсан обхватил меня

крыльями, и издал ликующий вопль. Я с улыбкой отодвинул грифона, и

посмотрел на друзей.

-Я не подвёл вас?

Гектор рассмеялся, и хлопнул меня по плечу.

-Винг, отныне ты - тренер команды Кроноса!

-О нет. Я просто нуждался в этом. Спасибо вам за то, что поверили

мне, и дали шанс проявить себя.

Медный дракон улыбнулся.

-Ты воистину сын своего отца, Винг. Он бы гордился тобой!

Я долго смотрел на радостные лица друзей, и что-то во мне менялось,

что-то переходило в новое качество, а что-то умирало навсегда. Я

внезапно почувствовал, что не могу ничего сказать. И тогда я положил

крылья на плечи Гектора и Дакиуса, и произнёс:

-Если когда-нибудь вам потребуется помощь в любом деле - даже том,

где дракон заведомо не справится - просто вспомните обо мне. Я приду.

И я бросил себя в небо, навстречу солнцу. На этот раз оно не показалось

мне чёрным...

ГЛАВА 8

С тех пор прошло шесть лет. Я вторично победил на Играх, и теперь в

моём доме сверкали два венка. Два знака высшего признания от моей

Родины! Я часто ловил себя на мысли, что с трудом могу поверить в это...

Венок достался и Сапсану, моему ученику. Воистину, непредсказуемы

повороты судьбы. То, что я проклинал - свою способность нести смерть

одним касанием - теперь я благословлял, ибо она наполнила мою жизнь

новым смыслом. Я стал учителем. Самым знаменитым учителем боевого

искусства на Локхе. Я - и боевого искусства... Зато я не был одинок!

У меня появились друзья. Настоящие друзья. Сапсан, Гектор, Даркиус,

прекрасная зелёная Геката, огненно-красная, и столь же горячая

характером Артемида...

И хотя я всё ещё не мог назвать себя настоящим драконом Локха,

прогресс был налицо. Я принимал участие в соревнованиях и гонках,

иногда сопровождал экспедиции на таинственно возникший посреди

Океана материк в форме дракона...

Семена, посеянные мною семь лет назад, превратили голые скалы в

зелёные равнины, где росли молодые побеги деревьев. Иногда я в тайне

направлял тучи с освежающим дождём на равнины Драккара, как назвали

новую землю, но вообще я почти не пользовался Силой. К моему

огорчению, она продолжала расти, даваясь мне всё легче, и обещая всё

больше...

Несколько раз я принимал участие в праздниках сбора урожая,

окончания зимы, и так далее. Драконы любили праздники. Грифоны не

так - они были более прагматичны.

Если такое понятие, как счастье, могло быть применимо ко мне - то да,

я был счастлив. Годы мира и дружба с замечательными драконами и

Сапсаном почти полностью излечили раны из прошлого, я даже стал

получать наслаждение от шуток и розыгрышей, хотя сам ещё не принимал

в них активное участие. То были лучшие годы моей жизни на Локхе.

Чем лучше становилось мне, чем больше я втягивался в мирную жизнь,

тем сильнее меня тянуло в Арнор. Это трудно обьяснить. Но я с каждым

днём всё сильнее ощущал, что никогда не смогу найти успокоение, зная

про ужасы, творившиеся на остальной части планеты. Часто, ночами, я

смотрел на звёзды, и вспоминал, какими они мне казались совершенными,

когда я наблюдал сквозь трещину в потолке темницы, истекая кровью...

Я побывал звездой. И в прямом, и в переносном смыслах. И теперь

стал значительно мудрее, чем десять лет назад, когда в отчаянии был

готов сложить крылья. Я всё чаще вспоминал знаменитые слова героя

Викинга, которые тот сказал богу своего мира.

"Любой, видевший ад, никогда не найдёт покоя даже в раю, зная, что

ад продолжает существовать".

Глубокая правда, заключённая в этой фразе, заставляла меня

понимать, что рано или поздно, но я вернусь. И с каждым днём,

проведённым в раю, всё сильнее становилась внутренняя боль - ибо ад

существовал. Боги, как я страшился того дня, когда стремление в Арнор

превысит рассудительность... О, боги...

И тогда Арнор сам пришёл ко мне.

***

В тот день я занимался с группой учеников в своей школе. Я учил их

внутренней культуре тела, способности концентрировать напряжение в

нужной точке, и сдерживать порывы, ведущие к ярости. Мы сидели на

золотом песке, закрыв глаза, и я тихо обьяснял пути достижения полного

слияния разума и чувств.

-Когда ты смотришь на врага, и хочешь его смерти, то вспомни: он

желает того же. Ты, зная это, всегда сильнее его. Главное, что должен

помнить любой воин: ярость ведёт к смерти. Никогда нельзя терять

контроль, даже в пылу битвы. Сохраняя спокойствие, ты повышаешь

способность организма реагировать на изменение ситуации, и тем самым,

делаешь себя ещё сильнее. Это и есть главное правило, которым

руководствуется настоящий воин. Любое искусство - даже искусство

войны - требует глубокого осмысления. Когда на тебя с воплем ярости

бросается враг, у тебя есть два пути: встать стеной на его пути, сила

против силы, и встретить нападение грудью. Или отойти с гибельной

дороги ярости, увидеть слабое место врага, и усилить его, добившись, что

твой враг станет врагом самому себе. Это путь обороны, не нападения. Я

учу вас именно обороне - древнему искусству защищать жизнь от

посягательств смерти. Ай-ки-до не есть искусство нападать. Это защита, и

когда вы это поймёте, то сдадите экзамен на право носить имя воина...

В этот момент с неба с шумом свалился Сапсан.

-Винг!!!

Многие ученики вздрогнули, и вскочили, но я даже не открыл глаз.

Сапсан, прошедший обучение, молча кивнул, и отошёл в сторону.

-Помните, никогда нельзя поддаваться эмоциям во вред разуму.

Эмоции - это более низкий уровень сознания, и передав им контроль, вы

опускаетесь на ступень вниз. Становясь слабее того, кто продолжает

контролировать себя разумом.

Я открыл глаза, и улыбнулся.

-Это наиболее сложная часть дао. Я сам ещё далёк от совершенства.

Но, стремясь к нему, воин неизбежно становится лучше, и понимает,

сколь прав был сказавший: "Высшая цель любого воина - прекращение

войны, а не более совершенное её продолжение". На сегодня всё.

Я вскочил, и драконы последовали моему примеру. Отпустив их, я

посмотрел на Сапсана.

-Слушаю тебя, друг.

-Мастер, ты просто не поверишь! Я узнал только сегодня, и помчался к

тебе. Вчера утром из-за океана прилетели посланники королевства

Арнор! И там есть настоящий волшебник!

Я замер. Сердце подпрыгнуло в груди, и заметалось там, словно птица,

увидевшая неумолимое приближение змеи. Нет. Нет!!! Только не сюда!

ТОЛЬКО НЕ НА ЛОКХ!!!

-НЕТ! - взревел я. Сапсан подскочил.

-Что с тобой, Винг?!

-Только не сюда! Я не позволю... Я НЕ ПОЗВОЛЮ!!!

-Винг??!!

Я с трудом взял себя в руки, вспомнив всё, чему сам учил других.

Около минуты стоял с закрытыми глазами, ожидая, пока ярость уйдёт,

уступив место холодной решимости и спокойствию. Сапсан со страхом

смотрел на меня. Я открыл глаза, и грифон отшатнулся - видимо, слишком

многое в них можно было прочесть.

-Где они, Сапсан?

-В Спарте, конечно. С ними Зевс, и все архонты.

Я распахнул крылья.

-Лучше тебе не лететь со мной, друг. То, что произойдёт...

И я рванулся в небо, оставив Сапсана стоять в туче песка, и смотреть мне

вослед.

ГЛАВА 9

"Каким образом сумели грифоны преодолеть Океан?" - этот вопрос жёг

меня изнутри, когда я мчался в небе Локха с максимально возможной для

дракона скоростью. И ответ был безжалостен.

"Это я сам. Они отдыхали на материке, созданном мной!"

Я застонал. Я, это я сам привёл на Локх смерть! Мне и исправлять

ошибку. Приняв это решение, я осмотрелся магическим зрением, и видя,

что на меня не смотрят, стал невидим. В ту же секунду я дал Силе

свободу, и прочертил небо до Спарты, создав вокруг себя капсулу

вакуума, дабы не оставлять инверсионный след.

Город бурлил. Тысячи драконов оживлённо перелетали от дома к дому,

множество грифонов рсположилось на площадях и парках, споря о чём-то

с драконами и друг с другом. Царило оживление, и я прямо ощутил волны

внимания, направленные к Стадиону. Возникнув там, я, всё ещё

невидимый, опустился на арену, и подошёл к большой группе драконов и

грифонов, окруживших...

О, боги!!!

Я пошатнулся. Нет, судьба не могла быть столь жестока!...

В центре круга стояли три грифона, два человека, и изумительная

зелёная дракона, лет семнадцати. Двух грифонов я узнал мгновенно. Игл,

сын Крафта, и его друг Старр. Третьего, огромного серебристо-серого, я

не знал.

Игл изменился. Он стал огромным и могучим грифоном, так похожим на

Крафта, что я невольно содрогнулся. На нём не было седла, а на голове

сверкала потрясающая своей красотой корона из платины.

Старр изменился меньше. На нём седло было, а сам грифон часто

посматривал на одного из людей, по видимому его райдера.

Взгляд мой ненадолго остановился на прекрасной драконе, и замер.

Дыхание моё остановилось, когда на её груди я увидел свой медальон.

Рука рванулась к шее, и встретила привычную прохладу металла. Ничего

не понимая, я опустил руку, и перевёл взгляд на людей.

Люди... Один из них был, как я смутно помнил, сыном Родрика,

Ричардом. А второй - второй был моим ожившим кошмаром.

Впервые в жизни я испугался. Так испугался, что едва не упал на

песок Арены. Ибо среди драконов стоял тот самый эльф, что смотрел на

меня сквозь прутья клетки, когда я истекал кровью в зверинце Родрика.

Эльстар!

ЭЛЬСТАР!!! ИГЛ!!! Почему ты так играешь со мной, судьба?! Почему не

можешь дать моим ранам покой, почему сыплешь на них соль?!

Беззвучный вопль мой умчался к небу, но на этот раз я даже

подсознательно не ждал ответа...

Они разговаривали. Я, как и много лет назад, слушал.

-Мы летели сюда больше двух недель - говорил Игл. - И никогда не

справились бы с Океаном, не найдя я неизвестный материк, где мы

смогли отдохнуть.

-Эта земля поднялась из моря восемь лет назад - ответил Зевс.

-Удивительная земля. Я ясно ощутил там следы невероятной магии,

столь могучей, что мне стало страшно.

От изумления я опустился на песок. ИГЛ - ощутил МАГИЮ?! Мою

МАГИЮ???!!! Потряс головой. Бррр. Он что-то не то говорит, очевидно.

-Скажи, Игл, куда улетел Ализон? - поинтересовалась синяя дракона,

жена Зевса, которую звали Гера.

Грифон вздрогнул.

-Ализон?... О, он никуда не улетал. Вы ведь не знаете. Восемнадцать

лет назад закончилась Война с Владыкой, и Арнор победил.

Драконы вздрогнули.

-Как - победил?!

-С помощью магии. Я понимаю, это неприятно, но вспомните, что

Ализон был нашим врагом. Мы сражались за независимость своей страны.

Я всё сильнее поражался. Игл говорил с драконами без ненависти, как

с равными! Это было до того не похоже на известного мне сына Крафта,

что я даже усомнился, а он ли это? Но магическое зрение неопровержимо

доказало, что это он, а не маг в образе Игла. Зато зрение показало так

же, что Игл сам был магом, и весьма сильным. От изумления я пропустил

ответ Зевса.

-Я понимаю, что Ализон ошибался. Тем не менее вина моей страны

непростительна, и я приношу глубочайшие извинения всему народу

драконов от лица своего короля. Победив в войне, мы уподобились

хищным зверям, потеряв разум и свернув на путь Зла. Понадобилось

много лет... И величайшая жертва, чтобы мы вспомнили про свои идеалы,

и остановились. Но результат налицо. Почтенный Зевс, вероятно, не

поверит, но в то время драконы считались в Арноре созданиями Тьмы.

Мать моей прекрасной спутницы - зелёная дракона поклонилась - погибла

спустя три года после победы. Эти преступления висят страшным грузом

на сердце всех арнорцев, и именно поэтому я здесь. Я, от лица короля

Родрика, прошу народ драконов простить нас за страшные преступления,

совершённые против него.

И Игл склонил голову. ИГЛ СКЛОНИЛ ГОЛОВУ. Я не знал, смеятся или

плакать! Это напоминало сон. Да полно, это и было сном. Ярким и

похожим на реальность сном, что тревожит в предрассветные часы...

Тем временем Зевс спросил:

-О каких преступлениях и Жертве ты говорил?

Грифоны помрачнели, и переглянулись с людьми. Игл вздохнул.

-Ализон, погибнув на поле битвы, оставил сына... - и он коротко

пересказал мою историю ошеломлённо взиравшим на него правителям

Локха.

-И вот, он улетел, потеряв надежду... Улетел как раз тогда, когда

победил. Мой отец искал Винга почти полгода, но не нашёл. Я уверен, что

этот величайший из драконов погиб, направляясь домой, к вам. Он

оставил рукопись с историей своей жизни, и прочитав её, мой отец

покончил с собой. А король переродился. Винг дал всем нам понять,

сколь тёмен был наш путь. И это ещё одна причина, по которой я здесь.

Долг требует, чтобы вы узнали о делах этого героя, и имя его не должно

исчезнуть во Тьме забвения, ибо всю жизнь он нёс только Свет.

В разговор вступил Эльстар, но я уже не слушал. Как и десять лет

назад, перед глазами завертелись огненные колёса, но на этот раз я

воззвал к Силе, и сумел не потерять сознание. Но шок был страшен. С

трудом телепортировавшись в аллею Героев, я около часа неподвижно

лежал на траве, пытаясь сдержать бешенное биение сердца. О боги,

неужели это сон?! Нет, только не это! Только не надо вновь, как тогда!

Нет!...

Слёзы текли из моих глаз, когда я встал, и подошёл к скульптуре моего

отца.

-Ты слышал это, Ализон? - спросил я, смеясь сквозь слёзы. - Слышал

ли ты это? Ты победил, отец! Ты победил!

Я опустился на траву у пьедестала, и провалился в забытие.

ГЛАВА 10

Пришёл в себя я от голосов. Вдоль аллеи не спеша шли около дясятка

драконов, и Игл. Рядом с грифоном изящно двигалась та самая дракона, а

метрах в двадцати за ними шли множество сопровождающих, включая

Старра и людей.

Я, вспомнив что всё ещё невидим, встал, и присоединился к первой

группе. Я страшился показаться на глаза - и в то же время страстно

желал этого...

Они шли мимо статуй, и Зевс рассказывал, кто из них кто. Игл

производил неизгладимое впечатление - осанка, походка,

прекатывающиеся мускулы и блистающие бело-золотые перья, всё

говорило что это герой. Он превосходил Крафта во всём. Глаза моего

бывшего врага пылали умом, а сверкающая корона на голове придавала

Иглу воистину королевский вид.

Но он просто блекнул рядом с невероятной красотой молодой драконы.

Она соперничала своим совершенством с легендарной Тайгой, но Тайга

была скульптурой, а она двигалась...

Впервые с момента появления на свет у меня перехватило дыхание

при виде красоты и совершенства этого создания. Я невольно отвернулся,

не в силах спокойно на неё смотреть, и прислушался к рассказу Зевса.

-Перед вами статуя легендарной волшебницы Селены, сумевшей

согласно преданиям вдохнуть жизнь в металл. Как часто рассказывают о

героях, её называли дочерью богов, но как бы то ни было, это одна из

красивейших легенд Локха.

Они постояли у мраморной статуи молодой драконы, которая всем

телом тянулась к некому невидимому предмету. На лице её было написано

любопытство и интерес. Я знал эту легенду. В эпосе Локха Селена была

тесно связана с именами Тайги и Драко, её называли их приёмной

дочерью...

А вот возле следующей статуи Игл замер, и приглушённо вскрикнул,

распушистив перья и приоткрыв крылья.

-О боги, кто это? - спросил он Зевса в страшном волнении.

-О, это величайший дракон в истории. Диктатор Скай. Он...

Игл подскочил.

-Да, да! Это он! Так вы его знаете?!

И я, и Зевс, в изумлении посмотрели на необычайно возбуждённого

грифона.

-Скай - самый знаменитый властитель Вселенной, он жил около

миллиона лет назад. Это не легенда.

Игл в замешательстве коснулся короны.

-Миллион лет?!

-Да. Его называли Диктатором, ибо он ПРАВИЛ миром. Но после

Катаклизма, когда рухнула Империя, Диктатор исчез, и никто не знает,

где и как он погиб.

Игл широко открыл глаза, и посмотрел на Зевса.

-Но я его видел, и говорил с ним! Он дал мне магию, и этот талисман!

Драконы переглянулись в изумлении.

-Диктатор был здесь?!

-Да. Он предотвратил Войну между Арнором и соседней страной,

Элиранией. Мой спутник, Эльстар, был главнокомандующим армией

Элирании, когда его телом завладел некий дух по имени Алгол. Он нёс

зло, он хотел лишить нас того, чем мы были обязаны великому Вингу. И

тогда в меня воплотился Скай, он вызвал Алгола на бой, и в честном

поединке, на глазах у всей армии, победил. Тогда он и подарил мне

Корону Мёртвых Царей.

Я вздрогнул. Так вот каким образом Игл стал магом... О боги, значит не

только Рэйдэн пережил Катаклизм?!

Шокированные драконы молча смотрели на Игла, и только я услышал

тихий вопрос ушедшей вперёд зелёной драконы.

-А кто это?

Она стояла перед моей статуей, которую прозвали тут "Узник". Я

почувствовал, как сердце рвётся наружу. Она была прекрасна, она была...

Она... Я не выдержал. Зайдя за статую, я вернул себе свой облик, и

вышел.

-Это статуя называется "Узник" - тихо сказал я, и она обернулась.

Рубиновые глаза светились, как драгоценные камни, изумрудные крылья

были чуть приоткрыты.

-Кто ты? - спросила она.

-Меня зовут Винг, я автор этой скульптуры.

Она улыбнулась.

-Она прекрасна.

-Нет. Она ужасна.

Дракона с интересом посмотрела на меня.

-Почему же?

-Потому что она вызывает на поверхность разума мрачные страхи из

глубин подсознания, заставляя содрогнутся тех, кто её видит.

Она задумчиво посмотрела на скульптуру. Молодой дракон,

прикованный к обломку скалы, с мукой тянулся вверх, натягивая цепи. Я

сумел вложить в статую порыв, яростное желание разорвать путы, и

взлететь. Но в то же время было ясно, что никогда дракону не разорвать

столь мощных цепей, и что попытка его обречена.

-Да, это так... - прошептала она. -Он словно зовёт на помощь, но никто

не приходит!

-О, если бы ты только знала, сколь верны твои слова... - тихо сказал я.

Она перевела взгляд горящих глаз на меня.

-Кто ты, Винг? Я знала одного дракона с таким именем...

-Что есть имя? - спросил я её. -Вот я, например, не знаю твоего. Но

ведь это не мешает нам чувствовать общность перед лицом трагедии.

Она улыбнулась.

-Меня зовут Катана...

И тут она заметила мой медальон. Глаза Катаны загорелись как

факелы, она отступила на шаг, и невольно коснулась талисмана,

висевшего на её груди.

-Это... Это что?!

-Это древний талисман, который я отобрал у недостойных его хранить,

и использовал для добрых дел - тихо ответил я. Она взрогнула, и так на

меня посмотрела, что моё сердце остановилось.

-Ты - ТОТ САМЫЙ Винг?! Сын Ализона?!

-Я - дракон по имени Винг. Моего отца звали Ализон.

Она подпрыгнула.

-Невероятно! Так ты жив!

-Жизнь... Да, я принадлежу ей.

-О боги! Винг, но почему ты столько лет не возвращался?! Ведь ты

победил! Арнор более не враг нам!

Я помолчал.

-Я не знал этого, Катана. Я думал, что ненависть и Зло никогда не

удастся искоренить. И я сдался.

Она от возбуждения едва стояла на месте.

-Слушай, надо Иглу рассказать! Он так мучается, по ночам кричит, что

ты его никогда не простишь!

-Подожди! Катана, скажи, как случилось, что ты оказалась в Арноре?

Я остановил время вокруг нас. Она оглянулась на замерших драконов,

и вопросительно посмотрела на меня.

-Что?...

-Я просто остановил время. Так мы сможем поговорить.

Катана удивлённо и задумчиво спросила:

-Так ты действительно маг?

-Да. Я наделён великой Силой, но она дала мне только боль. Поэтому

уже свыше десяти лет, как я отказался от неё.

-Почему?! Ведь ты мог принести столько добра!

Я печально улыбнулся.

-Пойдём со мной.

Она несмело посмотрела мне в глаза, а потом тряхнула головой.

-Куда, Винг?

-Я покажу тебе нечто.

И я отпустил Силу, дав ей окружить нас мягким покрывалом. Катана с

восторгом оглянулась, когда Власть рванула нас в небо, и помчала к

Драккару.

-Это... Это восхитительно, Винг! Куда мы летим?

-Я покажу тебе то, что создал в последний раз, когда пользовался

Силой.

Мы зависли в стратосфере, и я разогнал тучи, показывая ей свой

материк. Она радостно засмеялась.

-Это сделал ты? Невероятно!

-Да, Катана, невероятно. Ибо только чудо спасло наш мир ту ночь.

И я рассказал ей про тот случай. Она потрясённо слушала.

-И ты стал Солнцем?!

-Да. И едва не уничтожил весь Уорр, когда забылся в своём

могуществе. Теперь ты понимаешь? Моя Власть может только разрушать.

Даже это - я указал на цветущую землю внизу - даже это результат

разрушения, а не созидания. Так скажи мне, Катана - имею ли я право

подвергать риску жизни миллионов живых существ, даже во имя счастья

нескольких?

Она долго-долго молчала, и смотрела на меня горящими глазами.

-Игл говорил правду о тебе... - наконец тихо произнесла она.

-Я не знаю, что он говорил. Но я знаю, что никогда не смогу найти

счастье в этом мире. Пока существует ненависть и нетерпимость, пока

одни угнетают других только по причине различных цветов или видов,

пока разумное существо могут убить только потому, что оно не похоже на

убийцу - до тех пор я не смогу найти себе покой, Катана. Моя первая

попытка не удалась, и я отступил. Я думал, что сдался. Но с каждым

годом, проведённым здесь, в этом благословенном краю, я всё больше

понимал необходимость и неизбежность своей судьбы. Ты и Игл - вы

подарили мне невероятное счастье, Катана, ибо я не думал, что моя

попытка оставит след в Арноре. Однако даже сейчас я не могу быть

полностью счастлив. Видимо, это моё проклятие и плата за Власть

вечное стремление к недостижимому, и вечное одиночество.

Она вскинула голову, и распахнула крылья.

-Одиночество?! Почему? Почему ты одинок, Винг?!

Я отвернулся, и долго смотрел на звёзды. А затем я увлёк нас в космос,

и мы замерли в тысячах километров от поверхности планеты, а под нами

величаво вращался Уорр. Гигантский голубой шар был столь прекрасен,

что даже у меня захватило дух, а Катана ахнула, и вцепилась в меня

всеми когтями и крыльями.

-Что... Что это?!

-Это наш мир.

Она, не веря своим глазам, следила за вихрями облаков, за зелёными

континентами и безграничными просторами Океана.

-Как он прекрасен!...

-Да. А теперь смотри.

И я с огромной скоростью рванулся в пространство, повиснув меду

орбитами Уорра и соседней планеты, Ринна. Она вздрогнула, и

обернулась. Но Тьма поглотила планеты, и лишь ослепительное Солнце

сияло в пустоте Вселенной.

-А ведь это только маленький шаг во Тьму, Катана. И уже невозможно

увидеть ничего, кроме Солнца... Но лишь до тех пор, пока Разум не

скажет: "Нет!"

Я протянул крылья в стороны, и их наполнил солнечный ветер,

заставив осветить восхищённое лицо девушки.

-Даже в абсолютной Тьме есть Свет!

Мы парили на крыльях Света в ледяной пустоте межзвёздного

пространства, и тогда я призвал всю свою Власть, всю свою Мощь - и

быстрее света прорезал ткань Вселенной, направляясь в

межгалактическое пространство. Катана вскрикнула, когда Солнце

провалилось в Ничто, и тогда перед нами распростёрла свои звёздные

крылья Галактика. Я замер над ней, и обвёл её рукой.

-Сможешь ли ты найти наше Солнце?

-Нет... - прошептала она.

-Потому что оно такое же, как миллионы других?

-Да.

-А теперь смотри туда!

И повинуясь моей воле, мы пробили пространство, зависнув рядом с

Малым Магеллановым Облаком. Дракона вскрикнула, и заслонила глаза

крылом, когда слепящее фиолетовое пламя рванулось к нам сквозь Тьму.

-Альфа Золотой Рыбы. - сказал я. -Самая яркая звезда во Вселенной.

-О, боги!

Катана обняла меня, и с ужасом смотрела на неистовство светила,

внутри которого свободно поместилась бы вся система нашего Солнца.

-Эта самая могучая звезда во Вселенной - сказал я. -Она такая одна.

Она одинока, Катана.

Мы долго висели в пустоте, наблюдая невообразимую пляску

взбесившихся атомов, которые соединялись друг с другом, умирая, но в

пламени смерти давая жизнь другим.

-Самая яркая звезда Вселенной. - повторил я. -Но даже она не в силах

осветить Тьму.

И я увлёк свою спутницу в абсолютную пустоту между Галактиками.

Царила мёртвая тишина, и ни один квант Света не мог пробить Тьму, в

центре которой одиноко парили два дракона. И прозвучал мой голос:

-Видишь, Катана? Видишь ли ты звезду, пылающую вон там? - но даже

моя указующая рука была не видна.

-Винг... Я поняла тебя. Давай вернёмся.

-Хорошо, Катана.

-Нет. Не Катана.

Она прижалась ко мне всем телом, и я почувствовал, что Тьма

начинает рассеиваться, когда пылающие звёзды её рубиновых глаз

повернулись ко мне.

-Винг, меня зовут Кэт.

Мои глаза вспыхнули чёрным светом, и осветили её. Она улыбалась.

-Кэт...

Я коснулся её крыльев, и она обняла меня.

-Мы возвращаемся, Кэт - тихо сказал я.

И призвал свою Власть.

Пространство беззвучно искривилось, когда мы в сотни раз быстрее

света прорезали его, направляясь домой. И свет далёких звёзд, проходя

сквозь искривленную ткань Вселенной, менял свои свойства, но

продолжал оставаться светом, ибо ничто, никогда не сможет замедлить

его бег сквозь Тьму, до тех пор, пока во Вселенной будет хоть один

фотон.

Мы вернулись, и стремительно пронеслись над Локхом, опустившись в

Аллее Героев. Кэт осмотрелась, и повернула ко мне горящие глаза.

-Винг... Это было на самом деле? - тихо спросила она.

-А какая разница? - улыбнулся я. -Ты ведь поняла всё, что я хотел

сказать...

-Да. И ты неправ, Винг.

-Почему, Кэт?

-Даже самая яркая звезда не сравнится со сиянием Галактики, Винг. И

сияние это можно увидеть на горадо большем расстоянии, чем звезду.

-Так значит, ты считаешь, что Альфа Золотой Рыбы не одинока в своей

ярости?

-Наоборот, Винг! Лидер ведёт за собой миллионы более тусклых звёзд,

задавая цвет всей Галактике! Но без этих миллионов даже самя яркая

звезда погаснет намного раньше, чем её свет дойдёт до глаз

наблюдателя!

Она обняла меня, и я замер, прошептав:

-И она станет Чёрным Солнцем!

-Только если она одна, Винг. Только тогда!

Время остановилось само. Я не пытался это сделать. Я просто смотрел

в глаза Кэт, и всей своей сущностью слышал оглушительный звон - то

рушилась броня, открывая наконец мою истерзанную душу для нежных

рук целителей и заботы друзей. Я зажмурился. Всё во мне трепетало,

сердце, казалось, сейчас разорвётся.

"Возможно ли слишком большое счастье?" - спросил я себя.

"До сего дня я думал, что нет..."

-Кэт...

-О, Винг... Давай скажем Иглу, что ты жив! Он живёт словно в аду, и

сам себя пытает!

Я вздрогнул. О боги, как это знакомо звучит!

-Хорошо, любимая. Скажи ему.

Она внимательно посмотрела мне в глаза, и я утонул в нежности,

которая волнами исходила от неё.

-Да, любимый. Я скажу.

И время вернуло свой бег. Я открыл глаза, а Кэт, поцеловав меня,

повернулась к только сейчас заметившим нас драконам.

-Игл, быстрей! Иди сюда!

Я вдохнул аромат цветов. Огромный грифон, потрясённый, стоял

передо мной, и молчал. Я тоже молчал. Так мы стояли в тишине аллеи

Героев, пока я не произнёс:

-Ну, здравствуй, Игл.

ГЛАВА 11

Он опустился на мрамор.

-Винг.

-Да, это я.

-Ты жив. Ты жив!

-Да, я всё ещё принадлежу жизни, Игл.

Он вскочил.

-О боги, Винг! Если бы ты знал! Если бы ты знал, что мы перенесли

после твоего отступления!

Я улыбнулся. Для нас сейчас исчезли изумлённые драконы, тенистые

кипарисы и белый мрамор, восхитительный аромат цветов и Солнце. Был

только я - и он.

-Я уже знаю, Игл. Слышал.

-Винг, ты победил! Ты дал нам зрение, ты протянул погружавшемуся

во Тьму Арнору спасательный круг Добра!

-Если ты это понял, то я действительно победил. - тихо произнёс я.

Он долго смотрел на меня, и из глаз его текли слёзы.

-Винг, скажи - сможешь ли ты простить нас за всё, что мы делали?

Я подошёл к своему бывшему врагу, и положил крыло ему на плечо.

-Игл, скажи: если бы я не простил вас, зачем тогда я пытался

принести мир в Арнор?

-Но... Но ведь мы были зверьми!

-Ты сказал сам, Игл. Были. Зверь не может сказать о себе, что он зверь

- ибо в тот момент он перестанет быть таковым. Вы поняли, вы сами

осознали эту истину. Я только дал стимул. Я просто задал вам вопрос,

Игл. Но ответили вы сами! И я счастлив, что моя жизнь оказалась

прожитой не зря.

Грифон молча смотрел на меня, потом несмело спросил:

-Разрешишь ли ты мне пожать твою руку, Винг?

Я рассмеялся, и обнял его.

-Игл, ты принёс мне такое счастье, что это я должен благодарить тебя!

Он несколько мгновений не двигался, а потом я утонул в тёплых

перьях, когда грифон стиснул меня в обьятиях.

Так мы стояли несколько минут, и ликование в моей душе достигло

пределов, и взорвало её. Я отстранил Игла, и осмотрелся. Десятки

драконов и грифонов стояли вокруг, наблюдая за нами. Рядом горели

глаза Катаны. И тогда я радостно рассмеялся.

-Слушайте все! Сегодня праздник!!! - повинуясь моей Силе, в небе

громыхнул салют, и всё осветилось. Я раскинул крылья, и взвился в

воздух. И в тот день я внезапно понял, что могу не только разрушать...

На равнине, откуда была видна прекрасная Спарта в Океане, я

сотворил огромное круглое озеро, а в центре его вознёс остров, окружив

его фонтанами. Дав волю своей фантазии, я в мгновение ока взрастил на

острове сад, где пели птицы, и наливались соком гроздья винограда.

Белая мраморная беседка в центре протянула к небу стройные колонны, и

её увенчал символ, виденный мной на Шкатулке в Ронненберге

сплетённые руки всех расс, призывавшие к дружбе. А вокруг беседки, в

садах, я раскинул бесконечные столы, полные явст и напитков! В небе

полыхали фейерверки, звучала музыка, и когда я закончил творить, то

передо мной расстилался самый прекрасный пейзаж из виденных в

жизни. Внезапно я увидел, как из озера поднялась блистающая радуга, и

повисла над островом. Обернувшись, я встретил пылающие счастьем

глаза Игла, который творил вместе со мной! И вдвоём мы превратили

остров в Мечту! Вдвоём! Я не был более одинок!

Тот день я помню плохо. Слишком много счастья разом, слишком

много... Помню, как я смеялся, творя всё новые и новые чудеса, как Игл

вызвал северное сияние, а я превратил его в водопад, как я заставил

воздух светится, а Игл превратился в вихрь, и сотворил из воздуха

светящийся цветок, на который сел я в виде огненной бабочки...

А потом начался пир! Я превратил всю воду озера в нектар, а Игл

придал ему вид жидкого золота, и мы нырнули туда, породив золотые

волны, и я наконец познал, что есть наслаждение и любовь, когда ко мне

пришла Катана...

Тысячи жителей моей страны в восторге закричали, когда Игл

сотворил дождь из драгоценных камней и наполнил воздух их тихим

звоном! А я заставил каждую травинку на Локхе засверкать, как

бриллианты, что сыпались с неба!!!

Солнце, казалось, принимало участие в празднике, всё не желая

покидать небо, но когда это произошло, то я заменил его, осветив всё

небо сиянием миллионов огненных цветов, а Игл сотворил рой золотых

пчёл, которые превратили небеса в гимн Магии, в произведение

художника!

Тысячи, десятки тысяч драконов и грифонов принимали участие в

торжестве, а я носился по стране, создавая и творя, наполняя мир

радостью, которую испытывал, и со мной летали мои друзья, и я не был

более одинок, и я не был более отверженным!!!

И тогда я воззвал всей своей неизмеримой Силой, послав свой Зов во

Вселенную.

-Рэйдэн!!!

И как отголосок моего Зова, прозвучал голос Игла.

-Скай!!!

И они пришли.

Небо прорезали молнии, оно раскрылось, словно лепестки ромашки, и

возник слепящий провал в Ничто. И оттуда на землю упал луч мягкого

синего света, осветив даже самые тёмные уголки мира, не оставив места

Тьме, но и не слепя всех своей яркостью...

В сиянии луча света в воздухе появилось мерцание, словно тысячи

звёздочек соревновались друг с другом в Играх. И эти звёздочки

собрались в два светящихся изумительным фиолетовым светом

кристалла, которые неуловимо изменили очертания, и на земле стоял

грандиозный, словно ожившее мраморное изваяние, Диктатор Скай.

А рядом с ним стоял высокий человек в чёрной мантии, подпоясаной

белым поясом. Рэйдэн, величайший маг древности.

Неожиданно наступила тишина. Я потрясённо смотрел на ожившую

легенду, справа замерла моя Кэт, а слева молча стоял Игл. Неожиданно я

заметил, что все три Талисмана мягко светятся: изумрудным светом - мой,

рубиновым - Катаны, и серебристым - Игла.

И тут Скай шагнул вперёд. И - улыбнулся!

-Спасибо за приглашение! - сказал Диктатор, и рассмеялся.

-Я всегда любил праздники... - заметил Рэйдэн, и в его голосе

прозвучала такая теплота, что я не смог не улыбнутся.

-Вы пришли! Вы пришли - к нам?!

Скай раскинул громадные крылья на пятнадцать метров в стороны, и

сказал:

-Да.

А затем начался праздник.

---------------------------------------------------------------------

Эпилог

Годы летят быстро. Я уже забыл их считать. Мы с Кэт иногда

навещаем Уорр, проверяя, как там дела. Но дома всё хорошо. Локх

обьединился с Арнором, и люди сами признали, что форма правления

драконов значительно более совершенна, чем королевства.

Несколько лет назад там прошли первые общепланетные Игры. Меня,

как Диктатора сектора 32, пригласили на торжество. Со мной прилетели

мои друзья, и мы отлично провели время, особенно после того, как мой

сын завоевал третий венок. Я заверил его, что после пятого возьму с

собой, в школу модераторов.

А вот Игл отказался поступить в неё. Грифон сказал, что слишком

хорошо помнит, как выглядит корректируемая цивилизация изнутри. Он

покинул нашу Галактику, и отправился исследовать другие, захватив с

собой многих, думавших как он. Иногда я думал, что и это - неплохой

выбор...

Драко говорит, что Уорр стал одной из самых спокойных и мирных

планет в секторе. Он и Тайга весьма обрадовались, узнав что их ещё

помнят.

Дела редко позволяют отвлекатся на отдых, потому что мы со Скаем

взяли на себя самый трудный период истории - возникновение Империи.

Это самая интересная и завлекательная работа в мире - смотреть, как

рождаются и умирают цивилизации, следить, чтобы они не уничтожали

друг друга, обучать модераторов...

Но одновременно это одна из наиболее жестоких и беспощадных работ

во Вселенной, ибо приходится смотреть на страшные вещи, не имея

права вмешатся.

Мой друг, Диктатор Сумрак, как то рассказал мне историю модератора

Алгола, ставшего первым преступником нашей цивилизации. Мне стало

его жаль.

Алгол работал на древней и жуткой планете Земля, родине всех

людей. В его задачу входило исправить флюктуацию временной оси,

возникшую вследствии непредвиденных обстоятельств. В виртуальной

истории существовал некий завоеватель по имени Джихан, который

захватил всю планету, затормозив развитие на сотни лет. В то же время

Драко и Тайга, разработавшие Коррекцию, точно знали, что подобного

человека никогда не рождалось.

Алгол, пройдя вместе с Джиханом по всей планете, сошёл с ума. Он

решил, что обязанность Корректоров не хранить, а менять историю, и

решил так и поступить. Его болезнь постепенно превратилась в

ненависть к драконам, ведь все Диктаторы были ими. Когда по тревоге

вызвали главу всех нас, Диктатора Ская, было уже почти поздно.

Но Скай ещё раз доказал, что он заслуженно возглавляет нашу

организацию. Воплотившись в страшного завоевателя того времени,

Чингиз-Хана, дракон сумел восстановить историческую линию, хотя даже

он вернулся в шоке - столь ужасные вещи приходилось ему делать. И в

ярости Диктатор поклялся убить Алгола.

Для исполнения клятвы потребовались тысячи лет работы. Алгол был

неуловим, а мы метались по Галактике и Времени, исправляя последствия

его вмешательства.

Наконец, на планете Кристалл, Скаю удалось почти полностью

уничтожить организацию Алгола, и проследить его самого до Уорра. Он

успел в самый последний момент, откликнувшись на призыв одного из

темпоральных маяков, волею случая висевшего на груди Игла...

Тогда он и обнаружил меня. Мой медальон был неисправен, и Рэйдэн

не знал, из какого времени я с ним говорю. Он и Скай искали меня так,

словно более важных дел не существовало, но теперь я знаю, почему.

Диктаторы - это огромная редкость. Они рождаютя раз в много тысяч

лет, и только каждый пятый из них вырастает в того, кто он есть на

самом деле. Остальные так и находят выхода своей Силе, и либо

погибают в столкновениях со своим окружением, либо поглощаются им.

Родрик, сам того не зная, сделал меня тем, кто я есть.

История нашей организации Корректоров началась, когда благодаря

парадоксу времени встретились три Диктатора одновременно - Скай, до

сих пор наиболее могущественный из нас, Драко, самый опытный и

точный, и Тайга, которая дала Корректорам смысл существования. Ибо

трудно было бы возвращатся со страшной планеты в дом, если бы там не

было Тайги...

Эта встреча была организована нами самими. Скай, воплотившись в

некоего Каэла Ривза, свёл вместе трёх будущих Диктаторов, в том числе и

самого себя, - молодого синего дракона -, и отправил их на встречу с

Рэйдэном, который должен был впоследствии создать Корректоров...

В настоящий локальный момент времени, я второй по Силе Диктатор

среди нас. Только Скай превосходит меня Властью, хотя бриллиантовый

дракон Сумрак почти равен нам по Силе.

Нас ещё мало. Только Скай, я, Сумрак, Драко, Тайга, и Викинг. Шесть

Диктаторов против вечной Тьмы и Зла, которая есть история.

Но я не сдаюсь. И никто из нас не сдаётся. И не сдастся, пока во

Вселенной есть хоть один Дракон...

Тот, кто прошёл сквозь Тьму,

Видел во Тьме той Свет.

Тот, кто пошёл за ним

Смог отыскать ответ.

Смог он задать вопрос

Тем, кто всегда молчал.

И отыскал он ключ

В сад, что растёт меж скал.

Сад, где растут цветы

Знания, и доброты.

И падают с высоты

Светлые капли воды.

Мог он остатся там,

В этом саду меж скал,

Но даже мысли той

Он разростись не дал.

"Как я могу смотреть

Даже на этот сад,

Если на свете есть

Дверь, что открыта в ад?!"

Вот что сказал себе

Тот, кто нашёл ответ,

Слушая тихий свист

Крыльев, несущих свет

Крыльев, несущих всем

Мир и добро на век.

Но до сих пор никем

Не назван тот человек.

Может, причина в том,

Что нету доверия в нас?

Так пусть прилетит дракон!

Дадим хоть дракону шанс...


home | my bookshelf | | Крыло Света |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу