Book: Последняя рулетка



Лутц Джон

Последняя рулетка

Джон Лутц

ПОСЛЕДНЯЯ РУЛЕТКА

Перевод М. Ларюнина

Нет, Спидо - неплохой парень, правда, должен сказать, он слегка чокнутый, даже когда трезвый. Помню, все началось в тот вечер, когда мы сидели на пляже, глядя, как океанские волны выкатываются на берег и разбиваются миллионами брызг. Спидо постепенно спускался с каких-то своих высот, куда его обычно уносили очередные дозы всякой дряни. Сейчас он сидел, скрючившись на корточках и положив подбородок на подставленные руки, уперев локти в колени. Он не отрывал взгляда от волн.

- Красиво, правда?

Я присел рядом и посмотрел в том же направлении. Спидо пожал в ответ плечами; морской бриз трепал его бороду.

- Нет, когда задумаешься над этим. Как и все в этом мире, - красиво, пока не остановишься и не раскинешь мозгами, в чем тут дело. Океан пожирает пляж, завоевывает его - хочет вдребезги разбить всю Калифорнию!

Я не обращал внимания на подобные штучки. Спидо вечно что-нибудь не так, когда у него отходняк, и ему постоянно чудились зубы в самых неподходящих местах. Иногда он клялся, будто на него что-то нападает, но ему первому удалось ударить это что-то или кого-то. Он всегда такой - тощий, волосатый и скромный Спидо.

Встретил я его во Фриско, где он жил в местечке Зодиак-Мэнор, в обшарпанной лачуге, населенной двумя дюжинами оборванцев и посещаемой полицией каждую неделю. Мы оба согласились, что оставаться там больше не" стоит, и двинулись в Лос-Анжелес. Но теперь нам и здесь надоело.

Что-то белое вдруг появилось прямо перед нами, делая неожиданные зигзаги на песке. Мы одновременно вздрогнули, сам не пойму от чего, потому что, когда рассмотрели непонятный предмет получше, оказалось, что это скомканный обрывок газеты. Как только ветром его поднесло поближе, Спидо вскочил и с силой вдавил каблуком газету в песок, будто желая причинить ей боль. Некоторое время его глаза неотрывно смотрели на нее, потом Спидо поднял ногу, и через секунду шуршание бумаги замолкло где-то позади нас.

- У меня есть идея, - сказал мой дружок, ероша волосы, как будто намыливая их.

- Я весь внимание, - отозвался я.

- Марки и антиквариат.

- Почему бы и нет?

Спидо сел, а потом растянулся во весь рост на спине, прищурившись на звездное небо.

- Не случалось слышать о Кинге Мердоке?

- Разумеется. Киношный злодей... законченный идиот.

- Обычно исполнял ведущие роли, - добавил Спидо. - Перетрахал всех баб. Сейчас у него куча денег.

- И что?

- Вложил их в коллекцию марок и накупил всяких забавных безделушек, пользующихся спросом. Вчера уехал в Европу.

- Откуда узнал?

- Из той газеты.

Теперь вы понимаете, что я имел в виду, когда сказал, что Спидо чокнутый, но лишь слегка. Он успел прочитать все нужное, а мне казалось, будто у него опять крыша поехала, когда он топтал газету. Никогда не угадать, чем у него заняты мозги.

- Ты хочешь свистнуть марки и безделушки, пока он в отъезде?

Спидо кивнул:

- Конечно. Где он живет - нам известно, осталось зайти и взять причитающееся. Помнишь, как во Фриско мы увели пару ящиков с виски из какого-то политического клуба?

Я хорошо помнил тот случай, который, кстати, был далеко не первым в нашей совместной деятельности.

- Вообще-то, сейчас меня не ахти как прельщают подобные забавы.

- Тогда решено, - сказал Спидо, не удостаивая внимания мои колебания. - Завтра же двинем туда и славненько поработаем. Старик, это же беспроигрышная комбинация!

- О'кэй, - сдался я, захваченный его возбуждением. Завтра так завтра.

- Взгляни-ка, Грэхэм, - Спидо прищурил глаза, глядя куда-то вдаль. Его рука вытянулась в направлении блестевших в море огоньков. - Какой-то остолоп гоняет по морю на яхте. Какой-то паразит со счетами в пяти банках, в то время как у нас ничего нет за душой! Меня тошнит от этого больше, чем от пиявок в повидле!

- Почем ты знаешь, может, там рыбацкая лодка?

- Я знаю! - не унимался Спидо, и лицо его осветилось вынырнувшей из-за туч луной.

Мы посидели еще немного, потом Спидо встал, разминая затекшие руки и ноги.

- Пойдем, поищем, где бы поспать, - предложил он. - Тут все время какие-то твари по песку бегают.

И мы пошли, подталкиваемые в спину ветром, к нашей видавшей виды развалюхе на четырех колесах. Из рекламных проспектов мы легко узнали адрес Кинга Мердока. В одном из них была даже фотография: большущая вилла, похожая на средневековый замок, затерянный в лесу. Видели бы вы глаза Спидо, как он впился ими в фотографию. Можете ткнуть меня булавкой, если этот особняк не тянул на круглый миллиончик! А окружен всего-навсего хиленькой изгородью и здоровенными деревьями, чего уж никак нельзя было ожидать. Как раз то, что нужно. Есть, где развернуться настоящим парням. Вроде нас.

- Вдруг там сторож или другая какая сволочь? - спросил я Спидо около рекламного агентства.

- Сторож?

- Да. Ну должен же кто-то присматривать за подобной роскошью. Подумай, вряд ли кто оставит без присмотра дом, смотавшись в Европу.

- Ты не знаешь этих людей, - ободрил меня Спидо, пока мы перебегали дорогу на красный свет. - Деньги для них - ничто, в отличие от нас с тобой. К тому же, этот хмырь едет туда по морю, а не на самолете.

Настроение у меня поднялось. Это обстоятельство вселяло уверенность.

- Наконец, - продолжил Спидо, - чтобы поймать нас в таком здоровом домище, ему не хватит и дюжины охранников.

Вечером, когда мы позаимствовали в чьем-то автомобиле полный бак бензина, нам удалось завести нашу кучу ржавого металлолома и тронуться к цели. Прямо как сейчас вижу себя высовывающимся из окошка, с развевающимися лохмами, а над головой низко нависшие багровые тучи, подожженные заходящим солнцем, которые все время меняли цвет. Помню еще, до чего мне все казалось красивым. Господи, какого черта нас туда понесло?

Но тогда все было замечательно, в жилах бурлила кровь, а в башке искрило, как от праздничного фейерверка.

Жилище Кинга Мердока стояло на отшибе, в окнах - ни огонька. Вдоль дороги тянулась кирпичная стена, увитая плющом, сверху по всей длине поблескивало что-то вроде железной проволоки. Спидо загнал машину в тень деревьев, притушил передние фары, и мы вылезли ознакомиться с обстановкой поближе. Это было двухэтажное здание с двускатной крышей, верхушка которой едва угадывалась на фоне ночного неба. Мы затаились, осматриваясь и ожидая полуночи.

- Вроде, все спокойно, - произнес наконец Спидо, почесав бороду. - Если мы собираемся внутрь, то лучше забраться сейчас.

Я ничего не ответил, вылез из автомобиля, оставив дверцу слегка приоткрытой.

На поясе Спидо блеснул длинный нож, который обычно лежал у него в кармане брюк. Нам еще не приходилось сталкиваться с хозяевами в их домах, но Спидо никогда не забывал нацепить свой кинжал. Я подозревал, что ему очень хотелось столкнуться нос к носу с кем-нибудь... И этого я по-настоящему боялся.

Мы быстро пересекли лужайку до стены и через мгновение забрались наверх, потом осторожно перелезли через проволоку и спрыгнули вниз. Дыхание у Спидо сбилось, но при свете луны была видна его кривая усмешка.

- Как спелая ягодка, - процедил он, - только и ждет, чтобы ее сорвали.

Я последовал за ним по пятам к мрачному силуэту особняка. Впереди показалась широкая терраса. Слева смутно угадывался бассейн с блестевшей кое-где темной водой. Огромная вышка для прыжков нависла над нами, как эшафот.

Быстро осмотревшись, Спидо стукнул ручкой ножа по раме и сломал ее. Через узкую дыру легко пролезла его тощая рука, отодвинувшая щеколду. Будто спасаясь от дождя, мы поспешно втиснулись внутрь сквозь открытое окно.

В комнате царил полнейший мрак. Узкие лучики наших карманных фонариков одновременно прорезали темноту.

- 0'кэй, Грэхэм, - возбужденно прошептал Спидо. - Давай теперь поищем коллекцию марок.

О безделушках он не упоминал, потому что их было навалом вокруг: около дюжины маленьких статуэток, в основном, гномы и уродливые стеклянные животные на широкой полке. Когда оттуда мы прошли в высокий зал, то мне впервые стало не по себе. Оглядываясь назад, думаю, меня смущало, что все шло слишком гладко.

- Слушай, - сказал Спидо, - можно включить свет. Здесь на сто миль никем не пахнет.

Его рука нащупала выключатель, и комната осветилась ярким светом. Громадные размеры помещения впечатляли. В застекленном секретере были расставлены очередные безделушки. В углу стоял высокий старый шкаф, чьи причудливо изогнутые полки поднимались почти до потолка.

- Отлично, - промолвил Спидо, - сначала отыщем марки, а потом выберем себе вещички по вкусу.

- Марки находятся в сейфе наверху, - неожиданно раздался за спиной чей-то голос.

Тут, я вам скажу, мы просто окаменели от ужаса, и мороз по коже продрал. Что происходит в этом проклятом доме?

Мы медленно обернулись, и меня аж затрясло всего. Позади в дверном проеме в красном жилете стоял Кинг Мердок и улыбался своей злодейской улыбкой, на которую я еще в детстве в фильмах насмотрелся. А в руках у него была такая длиннющая шпага, что по сравнению с ней кинжал Спидо казался ножичком для размазывания масла на бутерброде.

- Мы... а мы заблудились тут... - первым опомнился Спидо.

- Да брось еще, - по-дружески упрекнул его Мердок. - Вы пришли сюда воровать и грабить, потому что считали, что я уехал в Европу и дом пустой. Подонков, вроде вас, не оставляют равнодушными газетные сообщения о европейских турне,

- Не пойму, о чем это вы, - начал постепенно обретать хладнокровие Спидо. - Мы постучались, когда никто не ответил, вошли в дом погреться. Думали, что он заброшенный или что-то в этом роде.

- Не будем тратить времени на разные выдумки, - произнес Кинг Мердок в голливудской манере. - Мы ждали типчиков вроде вас.

- Мы? - обнаружил наконец и я способность членораздельно говорить.

Портьера за спиной Мердока шевельнулась, и нашим взорам явился Отто Коф, не менее знаменитый, играющий обычно нацистских генералов. За ним в комнату вошли еще четверо или пятеро, чьи лица часто мелькали на экранах. Среди них был Бэйшл Кэйн, толстяк Роджер Спейд и Горвана; вспомнить их имена заняло у меня считанные секунды. Горвана поразила меня своим жестоким, как у вампира, лицом, потому что она жевала резинку, чего никогда не делала в фильмах.

Отто Коф был одет в длинные темные одежды, его рука вытащила из кармана пистолет и наставила игрушку на нас.

- Они не будут дурить, - услышали мы гортанное рычание.

Горвана подарила мне многообещающую улыбку, бешено вращая белками глаз. Чтобы бросить меня в дрожь, ей даже не потребовалось завывать.

Ужасная четверка двинулась на нас, и прежде, чем мы смогли шевельнуться, наши руки были крепко связаны за спиной, а мы были усажены на софу с прикрученными к коленям локтями.

- Какое у вас право так обращаться с нами?! - взвизгнул Спидо. - Что тут творится?

- Здесь, можно сказать, собрался небольшой клуб, - с усмешкой пояснил Мердок. - Время от времени в газетах даются объявления о моем отъезде, вполне достаточные, чтобы привлечь всякий сброд в большой богатый пустой дом.

- Хотите сказать, все остальные заодно с вами? - переспросил я недоверчиво.

- Нет-нет, - успокоил Мердок. - Не надо создавать Голливуду плохую репутацию. В клубе восемь человек, самые отъявленные киношные мерзавцы, осмелюсь так выразиться. - Он повернулся и продемонстрировал свой знаменитый профиль. - Хотя, были времена, приходилось играть и романтических героев.

- Ладно, - прервал Спидо. - Что вы теперь собираетесь делать с нами? Вызвать копов?

- Ну вот еще, - заржал Ото Коф. - Лучше организуем маленькое представление. Как раз за этим и собирается наш клуб.

- Представление? - Мой голос предательски дрогнул. Бэйшл Кэйн рассматривал меня глубоко посаженными глазами, не предвещавшими ничего хорошего; челюсти Горваны ритмично двигались вверх-вниз. Отвратительное зрелище!

- Вы когда-нибудь задумывались, - поинтересовался Мердок, - сколько раз нам приходилось умирать на экране? Между нами, мужиками, признаюсь: сто сорок девять раз, пока герой или героиня зарабатывали себе на пропитание.

- Теперь, молодой человек, вам ясно, как нам надоело все это? - спросил Коф.

- Итак? - дерзко произнес Спидо.

- Итак, - подхватил Мердок, - мы создали клуб, где воссоздаем наши последние минуты жизни - только на этот раз меняемся ролями со зрителями.

Меня затрясло. Перед глазами промелькнули кадры фильма, где Горвану протыкали насквозь три раза подряд.

- Эй, хватит придурять, - крикнул Спидо. - Уж не имеете ли вы в виду... Нет, какого черта!

Но мы их уже не интересовали. Они собрались группкой и что-то обсуждали, прямо как на званом обеде. Потом подошли к бару, где толстяк Роджер Спейд смешивал коктейли.

- Давай бросим кости, говорят тебе, - обращался Отто Коф к Бэйсилу Кэйну.

На лице Кэйна сверкнула улыбка:

- Сегодня я не горазд играть. Мне повезло в прошлый раз.

- Правильно, - послышался знакомый голос. - Пусть будет сцена с гильотиной во время Французской революции!

Бэйшл Кэйн широко улыбнулся:

- Из "Железной Леди", 1945 год. За нее я огреб самый большой куш.

- Режиссер - Вальдо Джекобсон, да? - спросил тот же голос.

- Да, конечно. Замечательный постановщик.

- Почему-то его недооценивают, - добавил Мердок. - Я играл в его "Гуляющей голове".

- Ну хватит, - нетерпеливо перебил Отто Коф. - Давайте бросать кости. - И взглянул на меня глазами, блеск которых никогда не померкнет в моей памяти.

Одобрительный хор поддержал его, и присутствующие подошли к накрытому скатертью столу в центре комнаты.

Спидо и я услышали стук игральных костей и невнятный гул возбужденных голосов, спорящих о чем-то в течение нескольких минут. Потом они всем скопом подошли к нам, загадочно улыбаясь.

- Я победил, - торжественно поднял бокал с мартини Мердок. Глаза его обратились к Спидо. - Выбираю длинного. Сцена будет из заключительной части "Кровавых Карибов".

- Замечательный выбор! - подтвердил Отто Коф, глядя на задергавшегося Спидо.

- Костюмы! - заорал Роджер Спейд. - Давайте достанем пиратские костюмы!

Он умчался с каким-то типом в дальний конец комнаты.

- Не трепыхайся, дорогуша, - прошептала в мое ухо Горвана. - Мы тебя не забудем.

Она была вдребезги пьяна, и, когда выпрямилась, с ее руки соскользнул браслет в виде змеи. Я кое-как накрыл сверкающий кусок серебра задницей и посмотрел, как двое подхватили Спидо и поволокли его к шкафу. Около меня осталась только Горвана. Пока она тупо наблюдала за мной, чавкая жвачкой; мне удалось поместить браслет около стянутых вокруг кистей веревок. Сколько раз мне доводилось видеть подобные трюки в фильмах с Кингом Мердоком!

Веревка ослабла и была готова поддаться, когда ко мне подошли другие; пришлось затаиться. Кинг Мердок разоделся в пух и прах по пиратским представлениям, и Спидо, беспомощный и потерявший всякую надежду, был ему под стать, только без такого шика. Признаться, выглядел он благодаря бороде настоящим пиратом.

- Помнишь "Кровавых Карибов"? - спросил у него Мердок. Когда меня заставили пройтись по доске над морем после последнего кона, обвешав золотом и налив в сапоги воды?

Я с ужасом заметил привязанные к ремню Спидо тяжелые свисающие мешки и блестящие от воды сапоги, в которые его переобули.

- К бассейну! - заорал Мердок.

- К басейну! - веселым эхом отозвался Отто Коф, опрокинув себе в глотку порцию виски и швырнув бокал в камин, как в "Русских Зимах".

Спидо затравленно обернулся ко мне, как будто я мог ему помочь, пока его тащили из комнаты.

- Пойдем, Горвана! - призывно махнул рукой Мердок. - Ничего с ним не сделается.

Горвана одарила меня очередной улыбкой и засеменила, пьяно пританцовывая, за толпой. Я бешено заерзал, отчаянно стараясь перетереть браслетом веревки.

С улицы доносились крики:

- Зажечь огни! Вон в том углу будет лучше! Помни, только одна попытка!

Выкрики перемешались со смехом и скрежетом перетаскиваемого инвентаря. И тут веревка лопнула! Я быстро размотал ее остатки и нырнул, как каскадер, в выломанное нами окно. Оказавшись в темноте, услышал возглас: "Внимание!" Продираясь на карачках сквозь кусты, я осторожно высунул голову и осмотрелся.

Пространство вокруг бассейна было ярко освещено, и там, где раньше звучали голоса, повисло молчание. Увидев на вышке Спидо и Мердока, я буквально вгрызся в землю. Спидо стоял спиной к краю вышки и смотрел на Мердока, оба держали шпаги.

- Ты загреб себе всю добычу с последнего корабля! - завопил Мердок и набросился на Спидо со шпагой. Минуту они беззвучно размахивали сверкающим оружием, и в глаза мне бросилось, что у Спидо в руках резиновая бутафория.

Добравшись до стены и сидя наверху, я кинул последний взгляд на происходящий кошмар.

Спидо из последних сил размахивал резиной, стоя уже на самом краю вышки. Вдруг Мердок сделал резкий выпад вперед, драматически подняв свободную руку вверх. Думаю, кончик его шпаги лишь слегка царапнул подбородок Спидо, но этого оказалось достаточно, чтобы тот потерял равновесие. Его крик заглушился всплеском воды, и мешки даже не дали ему выплыть хоть на секунду, потянув его свинцовой тяжестью на дно. Там были еще чьи-то крики, ругань. Взрыв аплодисментов, но меня уже несло, как на крыльях, к автомобилю.



Во сне мне иной раз видится идиотская улыбка Горваны и ее чавкающие челюсти. Она склоняется надо мной, держа заостренную деревянную шпагу и здоровенную колотушку в другой руке. Колотушка вздымается кверху и опускается! Я рыпаюсь изо всех сил, но оказываюсь привязанным к кровати! Раздается кошмарный треск черепа, который невозможно описать, а потом одобрительные крики и аплодисменты, я просыпаюсь весь в поту и не могу отдышаться.

Я подумывал рассказать все полиции, но мнe не улыбается быть обвиненным в краже или взломе. Да и кто мне поверит никто! Кроме, может быть, вас...




home | my bookshelf | | Последняя рулетка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу