Book: Кровавый апельсин



Сэм Льювеллин

Кровавый апельсин

Клоду и Патрисии посвящаю

Глава 1

Вот уже два часа мы втроем — Эд, Алан и я — сидели в тускло освещенной каюте тримарана и резались в покер. Погода продолжала портиться. Все время, пока мы шлепали картами, борта судна сотрясались от ударов волн; ванты гудели от штормовых порывов, койка подо мной ходила ходуном.

— Пожалуй, надо проверить якорь, — сказал Эд.

Рев ветра ворвался в кубрик, как только он приоткрыл люк. Я проводил Эда взглядом, когда он поднимался по трапу в своих тяжелых ботинках. От духоты у меня разболелась голова. И вообще я устал и проголодался. Алан с тревогой посмотрел на меня.

— Все в порядке, — успокоил я его и, натянув капюшон штормовки, направился вслед за Эдом.

Высунув голову наружу, я разглядел чернеющую поверхность воды и подковообразную гряду скал вдали. Тут же порыв ветра швырнул мне в лицо пригоршню дождя. На глаза навернулись слезы.

Бухта Ардмор на южном побережье Ирландии, защищенная от западных ветров черными гранитными скалами, представляла собой наиболее безопасное укрытие для нашего тримарана — но только до тех пор, пока ветер не отойдет к югу. Безопасное, но не удобное. От юго-запада накатывались огромные серые водяные валы, с гребней которых срывалась пена. Раз за разом они накрывали нос судна, вздымая высокие фонтаны брызг, и с громким шипением прокатывались под килем, чтобы вновь подняться за кормой высокой стеной, закрывающей береговую линию.

Тримаран «Стрит Экспресс» представлял собой узкий длинный корпус с двумя поплавками-аутригерами[1], соединенными легкими, но прочными поперечными балками — бимсами. Пространство между балками было затянуто сеткой. Невысокий, коренастый Эд в своей желтой, блестящей от дождя штормовке осторожно пробирался на нос центрального корпуса, к якорной лебедке. Мы отдали примерно десять морских саженец якорной цепи, чтобы стофунтовый якорь лег на грунт глубже шестидесяти футов.

Желтые огоньки Ардмора приветливо мигали на скалистом берегу. Люди сидели в своих домах у каминов, слушая, как в трубах воет и гудит ветер, и наверняка благодарили Бога за то, что они в домашнем тепле, а не в ледяном штормовом море. Неожиданно волна окатила меня с головы до ног, попав под капюшон и промочив шерстяной свитер. Боже, как мне в этот момент захотелось оказаться там, на берегу!

— Ну, что скажешь? — поинтересовался Эд.

— Да вроде бы терпимо, — откликнулся я.

Он согласно кивнул, повернув голову на короткой толстой шее. Я нырнул обратно в каюту. Укрывшись от ветра, мне в первый момент показалось, что тут стало теплее. Алан, закутавшись в спальный мешок, сидел на койке. Я подмигнул ему, чтобы подбодрить. Он всего несколько раз выходил в открытое море и наверняка впервые оказался в такой ситуации.

— Все нормально? — спросил он, подмигнув в ответ. Но в его больших коричневых, как у спаниеля, глазах светилась тревога.

— Полный порядок. Даже если нас сорвет с якоря, здесь неподалеку отличный песчаный пляж.

Он выдавил из себя некое подобие смеха.

— Не о чем беспокоиться, — заверил я. В каюту спустился Эд. Стянув со своего крупного тела штормовку, он произнес:

— Ветер крепчает.

С тех пор как мы неделю назад покинули Пултни, маленький городок на южном побережье Англии, с его широкого щекастого лица не сходило выражение озабоченности. «Стрит Экспресс» обошелся ему в четыреста тысяч фунтов, а всем известно, что гоночные тримараны отнюдь не приспособлены для того, чтобы выдерживать шторм, стоя на якоре. Кроме того, грота-фал «Экспресса» уже довольно заметно перетерся и грозил лопнуть, а это означало, что грот при таком ветре мог рухнуть в любую минуту, лишив тримаран управления. В таком случае самое разумное — забиться в укромный уголок и приготовиться отдать Богу душу.

Я лежал в тесном и узком носовом спальном отсеке, именуемом в просторечье «гробом», забравшись в спальный мешок, и прислушивался к тому, как ураганные порывы ветра норовили оторвать нашу мачту. Немало в своей жизни походив под парусами, я привык засыпать при любых обстоятельствах. Но из-за того, что «Стрит Экспресс» стоял на якоре, его трясло и швыряло из стороны в сторону; нос не мог свободно подняться на волну, удерживаемый якорным канатом, поэтому волны жестко били в скулу, добавляя еще и по поплавкам... Мне никак не удавалось заснуть. Примерно через час, кажется, я все-таки задремал; по крайней мере, в сознании начали мелькать картины спокойной сухопутной жизни, но внезапно сон как рукой сняло: поведение судна изменилось.

Вместо резких толчков и рывков началась плавная и глубокая качка, как в открытом море. Но в рубке ведь никого нет!

С воплем «Эд!» я вывалился из спального мешка и во мраке каюты принялся нащупывать свою обувь. Крышка люка распахнулась и захлопнулась — Эд уже выскочил на палубу. У трапа я столкнулся с Аланом, который натягивал свой непромоканец[2]. Сверху донесся крик Эда:

— Якорь оторвался! Все наверх!

Я подумал, что еще сплю, потому как этого просто не могло произойти: якорный канат — совершенно новый — не должен был оборваться.

Наш «Экспресс» интенсивно дрейфовал, раскачиваясь на мощных волнах.

Как только до меня дошло, что происходит, сердце гулко забилось. Не успев выбраться из люка, я получил в лицо приличную порцию морской воды. Отплевываясь и протирая глаза, я пытался с трудом удержаться на палубе.

— Грот! — заорал Эд. — Надо поднять грот!

На палубе царила кромешная тьма. За кормой, где должен был находиться Ардмор, уже не было видно никаких огней. Нас развернуло латом[3] к волне, и огоньки поселка оказались по левому борту. Их неожиданная близость стала уже не приветливой, а опасной.

Алан был где-то у меня за спиной, когда я на ощупь добрался до наглухо закрепленного гика и начал лихорадочно распускать риф-штерты[4]. Глаза постепенно привыкли к темноте. Я заметил, что Эд опустил шверт[5]. Может, мне показалось, но движение «Экспресса» от этого стало как будто ровнее.

Автоматически развязывая последние узлы, я все смотрел на береговые огни. Между нами и берегом возникла какая-то странная полупрозрачная завеса — не то тумана, не то брызг, — излучавшая серебристо-желтое свечение. Оттуда доносился низкий тяжелый грохот — такой мощный, что отдавался в груди, сбивая дыхание. Я вдруг понял, что слышу звук прибоя.

Эд уже стоял за штурвалом, пытаясь вести тримаран параллельно берегу. Судя по всему, сейчас мы шли на восток, потому что, когда стемнело, ветер сильно отошел к югу и теперь дул прямо в горловину подковообразной бухты. На «Экспрессе», как это принято на гоночных многокорпусниках, мотора не было. Эду нужно было сменить курс, а для этого необходимо поставить грот. Чтобы поставить грот — нужен грота-фал. Я не был уверен, что все это хозяйство у нас в полном порядке, но выбора не оставалось.

Я наклонился к лебедке. Рядом мертвенно-бледным пятном мелькнуло лицо Алана. Он прокричал:

— Что происходит?

— Поднимаю грот! — крикнул я в ответ. Некогда было объяснять ему, что происходит на самом деле: нас через несколько минут должно было вышвырнуть на камни и разбить прибоем, к чертовой матери. Поэтому я изо всех сил крутил лебедку. Пот заливал глаза.

На удивление, грота-фал пока держался. Парус, оглушительно хлопая на ветру, поднимался все выше; наконец он достиг нужной высоты, принял на себя очередной порыв, и я буквально повис, потому что палуба встала почти вертикально. «Экспресс» заскользил вниз по обратному склону волны, отчего желудок мой взлетел к горлу. Но в результате всего этого тримаран получил ход.

Не успел я толком перевести дух, как «Экспресс» оказался в глубокой ложбине между двумя гигантскими волнами, и тут же раздался страшный, зубодробительный удар. От сильного толчка я упал вперед — не успел даже подставить руки — и в кровь разбил лицо. «Экспресс» стал взбираться на очередную волну, но как-то самостоятельнее, менее слушаясь руля. Я мог объяснить это только одним — мы лишились шверта.

Эд Бонифейс что-то орал, пытаясь перекричать свист ветра и прибоя. Корпус зарылся в очередную волну, и я кое-как пробрался на корму в кокпит, где находился аварийный комплект. На ощупь достав один патрон, я направил его вертикально и выдернул чеку. Огненно-красный шар взвился в черное небо, осветив кровавым заревом хаотичную пляску волн.

Я понял сразу: перед нами были не те ровные длинные гребни, которые методично накатывались на песчаный пляж. Мы продвигались вдоль хребта, незаметно удаляясь от него. Прямо по курсу оказались камни, которых мы сначала не заметили. На один из них мы уже напоролись. То и дело рядом стеной вздымались водяные волны, с грохотом обрушивающиеся на каменные глыбы.

«Экспресс» ударился днищем, через мгновение — еще раз, так, что у меня клацнули зубы. Черт побери, еще три-четыре такие волны — и на Карахских скалах окажется просто груда обломков. Внезапно я почувствовал страх. Алан срывающимся тонким голосом кричал что-то о спасательном плотике. Слишком поздно думать о плоте. Теперь, чтобы выбраться из этой передряги, оставалось только прыгать в воду и плыть что есть сил к берегу, подальше от скал.

— Надевай спасжилет! — заорал я Алану. — Только вплавь!

Я видел сверкающие белки его глаз и разинутый рот, но не разобрал слов.

— Плыви! — крикнул я еще раз и поспешил на корму. «Экспресс» уже здорово набрал воды и выглядел как дохлый кит. Добравшись до Эда, я рявкнул ему прямо в ухо: — Прыгай за борт!

Перекрывая все звуки, он с яростью бросил, словно отрезал:

— Нет!

— Самоубийца!

— Ни за что! — с той же силой повторил он.

«Экспресс» тяжело поднялся на очередной волне и скатился вниз. От резкого удара я опять чуть не прикусил язык и что было сил ухватился за леер. Теперь мы врезались левым поплавком. Треск, означавший, что его оторвало, совпал с отчаянным воплем Алана. Нечто высокое и черное, похожее на дерево, мелькнуло перед глазами.

Рухнула мачта.

— Алан! — заорал я.

Но он не отвечал.

Я ухватил Эда за ворот. Не так-то легко справиться с массивной тушей Эда, особенно когда он сопротивляется.

Тримаран тяжело вздрогнул: отвалившаяся мачта торцом ударила в корпус, подобно тарану. Под нами прошла еще одна волна, и я увидел в каких-нибудь двадцати ярдах взметнувшуюся белоснежную стену брызг. У нас оставался один-единственный шанс.

Я продолжал изо всех сил тащить Эда, но он уперся кулаком мне в плечо. Ничего не оставалось, как использовать его же силу. Я отпустил его и резко толкнул от себя. Как я и ожидал, он упал навзничь, зацепившись за фальшборт[6], и свалился в воду.

Гораздо проще оказаться в море с чьей-либо помощью, нежели решиться прыгнуть самому. Я набрал полные легкие воздуха и последовал за ним.

Вода оказалась настолько холодной, что перехватило дыхание. Футах в шести барахтался Эд. Я едва успел крикнуть, чтобы он плыл к берегу, как захлебнулся накрывшей меня волной. С трудом сбросив куртку и ботинки, и я поплыл, держась параллельно берегу и стараясь убраться подальше от смертельного кипения бурунов вокруг скал.

От этого заплыва в памяти остались только холод и огромные волны, несущиеся к берегу. Один раз, оказавшись на гребне, я попытался разглядеть Алана, но мне это не удалось. Зато я увидел черную пасть скал, в которой бурлила вода, покрытая пеной, словно белоснежной скатертью. На скалах, подобно гигантскому насекомому, пытающемуся выбраться из этой пены на сушу, что-то темнело. «Стрит Экспресс»...

Спустя некоторое время я приблизился к полосе прибоя и с вершины поднимавших меня волн мог уже разглядеть огоньки на берегу. Я страшно устал. В каких-то пятидесяти ярдах жители самой обычной деревушки спокойно почитывали «Санди пресс», но между ними и мной — гудящее и грохочущее белопенное пространство... Можно было разрыдаться от этакой несправедливости судьбы.

Я начал задыхаться; ноги онемели и почти не слушались. Я уже с трудом держался на плаву. Мощная волна подхватила меня и какое-то время несла на себе к берегу. Я прилагал последние усилия, чтобы удержаться на гребне, но не смог. Она накрыла меня, и наступил миг блаженства — ни ветра, ни грохота... Но волна ушла вперед, и мне показалось, что я попал в гигантскую стиральную машину, где перемешивались вода и песок. Я барахтался в пене, которая была слишком похожа на воду, чтобы дышать, но недостаточно — для того, чтобы держаться на ней. И начал тонуть. Шум и хаос уже пропадали куда-то, но следующая волна подхватила меня и кинула вперед... В этот момент ноги мои коснулись песка — блеснула надежда, которая превратилась в реальность: встав на четвереньки, я выполз на берег, который был покрыт клочьями пены.

Я полз, оставляя в плотном мокром песке глубокие следы. Лунки тут же заполнялись водой, и в них отражался свет уличных фонарей. Добравшись до великолепного сухого и теплого песка, я рухнул.

Чуть отлежавшись, я взглянул на светящиеся стрелки часов, с удивлением обнаружив, что с момента пробуждения в каюте «Экспресса» прошло всего лишь четверть часа. По моим ощущениям, прошла целая вечность.

Обернувшись, я разглядел у кромки прибоя плотную фигуру Эда, ползущего по белесым языкам пены. Чувствуя жуткую боль в ногах, я заставил себя встать. Кроме нас двоих, на пляже не было никого. Кое-как доковыляв до него, я спросил, не видел ли он Алана.

Эд молча покачал головой. По его лицу все еще текли струйки воды.

Потом я услышал возбужденные голоса людей на автомобильной стоянке; по песку и белым гребням прибоя заметались лучи карманных фонарей. На воду спустили несколько рыбацких лодок, которые понеслись по волнам, освещая бурное море прожекторами. Фонари выхватывали из темноты кучи водорослей, выброшенные на берег бревна, мокрый песок... Алана нигде не было.

Из Йохалы примчался, прыгая на волнах, спасательный катер. Людей на берегу становилось все больше. Кто-то отвел меня в дом, дал переодеться, пытался расспросить меня, произнося слова с мягким гортанным акцентом Западного Уотерфорда. Не помню, что я отвечал; знаю только, что рвался обратно на берег.

Стало светать; наступило время отлива. Фонари светили тусклее. Мужчины и женщины несколькими группками стояли вдоль берега. Серенький рассвет помог различить на скалах все, что осталось от «Экспресса», — обломок бимса, расплющенный термос, бубновый валет из покерной колоды... Карахские скалы разделались с ним так; что все остатки тримарана Эда Бонифейса вполне могли бы уместиться в почтовом ящике средних размеров.

Оцепенев, я молча разглядывал все это. За спиной послышался звук шагов. Я обернулся и увидел Эда, который, волоча ноги по песку, приближался ко мне, грязно ругаясь.

Мне не хотелось разговаривать ни с Эдом, ни с кем бы то ни было. Я по-прежнему всматривался во вздымающиеся через равные промежутки времени свинцовые волны, словно надеясь разглядеть плывущего Алана. Спасательный катер и около дюжины рыбацких лодок продолжали бороздить бухту. Поиск длился около шести часов; даже если Алан успел надеть спасательный жилет, за это время он должен был умереть от переохлаждения.

Эд, с остекленевшими, остановившимися глазами, подошел ко мне. Он был в сухой одежде с чужого плеча, великоватой даже для его плотной фигуры. Тот, кто одолжил ему свитер и брюки, поделился и виски — это я определил по его дыханию. Сгорбившись, он тоже всматривался в бушующее море.

— Проклятье! — произнес он.

Я кивнул, решив, что он переживает об Алане. Но ошибся.

— Я позвонил в страховую контору, — продолжил Эд. — Выложил им все, как есть. Они сказали, что проведут расследование. — Он пнул какой-то кусок деревяшки и добавил: — Черт бы их побрал с этим расследованием!

Ветер, не ослабевая, дул с прежней силой. Море все так же бушевало. Алана нигде не было видно.

— Они считают, что якорный канат может выбросить на берег, — сказал Эд. — Хотят его найти и разобраться, в чем причина. Неужели они считают, что я сам перерубил канат и убил этого парня, чтобы получить страховку? Я что, какой-нибудь маньяк-убийца? — возмущенно закончил Эд.

— Может, он еще жив? — предположил я.

Эд промолчал. Мы оба хорошо понимали, что надежды нет.

— Полмиллиона фунтов! — горестно воскликнул Эд. — Полмиллиона этих чертовых фунтов. Вон они! — Кивком головы он показал на обломки тримарана, разбросанные на скалах, как конфетти после свадьбы. Он схватил меня за руку. — Мы попытались уйти в море, но нас выбросило на камни, а потом ты столкнул меня за борт, понял?

Я не мог пошевельнуться от усталости, поэтому просто стоял и тупо смотрел на него. Нешуточное страдание отразилось на его пухлом лице игрока. Он заговорил о деньгах в тот момент, когда здесь, рядом с нами, погиб человек! Эд был моим старым другом, но с недавних пор с ним стали происходить очень странные вещи. Я пожал плечами. Он дернулся было что-то сказать еще, но я отвернулся и отошел в сторону.

До полудня я оставался на берегу. Ветер немного стих; облака над Атлантикой развеяло, и открылся кусок голубого неба. Я все стоял на светлом песке и смотрел, как рыбацкие лодки вдоль и поперек бороздят зеленые волны бухты, продолжая поиски. Над ними парили белые чайки.



От Алана не осталось и следа.

К вечеру, когда стало темнеть, я вытащил Эда из местного кабака. Мы уехали в Корк[7], откуда улетели на следующее утро.

Глава 2

Наш «Браймон Твин Оттер» круто зашел на посадку в аэропорту Плимута, резко пробежал по бетонке мимо выстроившихся в ряд каких-то допотопных учебных самолетиков и подрулил к зданию вокзала. Аэропорт Плимута — совсем не то место, где вы можете рассчитывать на встречу с какими-нибудь важными персонами. Но как только человек в блейзере, поднявшийся из-за стойки бара за таможенным контролем, повернулся к нам, я узнал его клочковатую рыжую бороду и понял, что сегодняшний день стал исключением из правил.

— Привет, Эд! — воскликнул он. — Здорово, Джимми!

Мы вежливо поздоровались. Это был Алек Стронг, заместитель редактора «Яхтсмена». Все парни, серьезно занимающиеся парусами, считали за благо для себя по возможности не портить с ним отношения.

— До меня дошли кое-какие слухи. Рассказывайте, в чем дело, — произнес Алек, раскрывая блокнот в мягкой обложке и стараясь придать своему веснушчатому лицу озабоченное выражение.

— Мы стояли на якоре у Ардмора, — напряженно заговорил Эд. — Лопнул канат. Нас понесло на скалы. Пришлось прыгать за борт. Алан Бартон не доплыл до берега.

Я ничего не стал добавлять. Больше всего в этот момент мне хотелось оказаться как можно дальше от Алека и его скрипящей по бумаге авторучки.

— Якорный канат, — хмыкнул Стронг. — Что с ним могло случиться?

— Понятия не имею, — буркнул Эд. — Он был совсем новый, вдобавок толще обычного.

— Как же он мог лопнуть?

— Перетерся, — ответил Эд. — Я нашел конец на берегу.

Алек наморщил лоб. Его рука вывела знак вопроса.

— А кто такой Алан Бартон? Я никогда не слышал этого имени.

— Ничего удивительного. Он был другом одного моего приятеля. Попросился с нами. Он всего третий раз вышел в море под парусами.

— Бедняга! — вздохнул Алек.

Эд тяжело взглянул на него своими карими, налитыми кровью глазами, но ничего не сказал. Он просто повернулся и широким шагом направился к бару, бросив на ходу:

— Пора промочить горло.

Я наклонился над сумкой. Стронг делал вид, что просматривает свои записи. Потом он внезапно произнес:

— В этом году у тебя своя лодка, не так ли, Джеймс?

— Да, — коротко ответил я.

— Значит, вы с Эдом собираетесь участвовать в гонках?

Я внимательно посмотрел на него. Алек изобразил улыбку, показав желтые кривые зубы.

— Надеюсь, ты не имеешь в виду то, о чем можно подумать, судя по этой фразе?

Улыбка сползла с его лица.

— Нет, — торопливо произнес он. — Конечно же нет!

— Ты хорошо знаешь, что Эд — мой старый друг. Мы много раз плавали с ним вместе. Он попросил меня помочь опробовать новую лодку, и я согласился. Он мой друг, а когда другу нужна помощь, я никогда не отказываю.

Его ручка стремительно скользила по бумаге.

— Все ясно? — спросил я.

— Да, конечно.

Алек вообще-то неплохой парень, по журналистским меркам. Похоже, он даже немного смутился, но не надолго.

— Ну хорошо, — сказал он. — Вы с Эдом — достаточно опытные в своем деле люди. У вас — три кругосветки за плечами. И вы ухитрились угробить лодку на камнях в Ирландии, потому что оборвался якорный канат... Надеюсь, вы проверяли его перед выходом в море?

— Канат был совершенно новый.

— Так что же с ним случилось?

— Он перетерся. Эд уже говорил тебе об этом.

Алек снова уставился в свой блокнот, покусывая нижнюю губу, отчего его клочковатая бороденка забавно подергивалась.

— Знаете, — улыбнулся он, чтобы смягчить колкость, — на месте страхового агента мне надо было бы задать вам парочку вопросов.

Я промолчал.

— Ведь у Эда уже были какие-то проблемы с бизнесом, не так ли? — поинтересовался Алек.

— Ничего не знаю, — отрезал я. — Спроси лучше у него.

Эд покончил с выпивкой и быстро пошел к выходу, пиная по дороге своими желтыми ботинками валяющийся на полу разноцветный мусор и пустые пластиковые стаканы.

Стронг кинулся было за ним, но Эд уже вышел на улицу. Через стеклянные двери я видел, как он сел в такси, которое быстро покатило по направлению к городу.

— Ну ладно, — махнул рукой Алек. — Бедняга, наверное, спешит к управляющему банком. Я слышал, ты ищешь спонсора для своей новой лодки?

— Совершенно верно.

— Это может помочь?

Я взглянул в его голубые глаза, сверкавшие на рыжебородом лице, и подумал, что ни черта это не поможет, и он сам прекрасно это понимает. Но вслух произнес:

— Просто неудачное стечение обстоятельств.

— В такой момент это может явиться плохой рекламой. Тебе здорово не повезло.

— Зато интересный материал для статьи, — откликнулся я. — Если тебе удастся обойтись без адвокатов.

— Да брось ты! — сказал он с обиженным видом. — Неужели ты думаешь, что я буду печатать чего-либо подобное!

Я улыбнулся. Улыбка получилась кривой. Разумеется, он напечатал бы что угодно, если бы был уверен, что страховая компания имеет шанс на успех в своем расследовании.

Стронг хохотнул, помахал рукой, прощаясь, и направился к телефонным будкам.

Такси Эда скрылось из виду. Может быть, он поехал в банк. Но, судя по его состоянию, скорее всего, он двинулся к своему любимому крупье.

Черный «ягуар» шестидесятого года выпуска, с мощным двигателем в 3,8 литра, с шипованными шинами, любимая машина банковских грабителей и мой второй дом, ждал меня на стоянке.

Я открыл дверцу. Запах кожи и бензина действовал на меня возбуждающе. Глаз радовали и приборная доска, отделанная ореховым деревом, и изящное рулевое колесо. Сиденье мягко приняло меня в свои объятия. Я повернул ключ зажигания, и низкий ровный гул двигателя зазвучал как голос старого друга.

Хорошо, когда старые друзья не меняются с годами.

В отличие от Эда.

Мы с ним были знакомы уже десять лет. Эд был очень неплохим парнем. Сколько мы проплавали вместе! Участвовали в «Двойной звезде» — трансатлантической регате экипажей-двоек. А надо обладать исключительным характером, чтобы остаться друзьями к концу такого мероприятия. В этом смысле с Эдом, обаятельным толстяком, не возникало никаких проблем. Он увлекался женщинами, любил вкусно поесть и хорошие сигареты, был не дурак выпить — но всегда знал меру. В море он преображался. Вместо толстого весельчака появлялся рассудительный, самоотверженный, упрямый яхтенный капитан, который умел выигрывать гонки.

Но с недавних пор все пошло наперекосяк.

Полгода назад умер его отец, седоватый девяностолетний патриарх, живший в западной части города. Он водил буксир в Гравесэнд, выкуривая в день полторы пачки крепчайшего табака «Кэпстен Фулл Стренс», и правил семьей, руководствуясь здравым смыслом и чувством юмора. Эд всегда пытался сделать вид, что не обращает на него внимания. Но когда отец умер, затосковал.

У Эда был еще брат, живущий в Эссексе, крутой парень, любитель острых ощущений. Он познакомил Эда со своими друзьями-картежниками, и тот обнаружил, что покер — именно то, чего ему не хватало в жизни, помимо рулетки и собачьих бегов. После этого поползли слухи, что его фабрика «Гал Спарз» в Плимуте стала терпеть убытки.

Я свернул с шоссе А38 на извилистую дорогу между зелеными холмами, которая вела к юго-западной окраине Пултни и к морю. Да, Эд был хорош в роли победителя, но когда начинал проигрывать, становился похож на клубок змей. Несмотря на мое доброе к нему отношение, должен признаться, что авария с «Экспрессом» могла быть подстроена им, чтобы сорвать страховку.

До берега оставалось еще миль пять, когда по сторонам дороги стали появляться небольшие домишки, щеголяющие новыми тростниковыми крышами; у крылечек цвела ранняя герань; рядом, с каждым домом виднелись одинаковые беленые ворота скотных дворов и конюшен. Это была окраина Пултни.

Когда я впервые приехал сюда пятнадцать лет назад, Пултни был захудалой и грязной рыбацкой деревушкой. Вся его деловая активность, если можно так выразиться, состояла в мелкой торговле рыбой, в деятельности компании Эгаттера, который владел несколькими суденышками, доставляющими уголь; было еще две фабрики, выпускающие хозяйственную мелочь, и шлюпочная мастерская Спирмена, в которой уже слышали о фибергласовых лодках, но не решались начинать работать с этим материалом.

Именно из-за этой мастерской я и приехал в Пултни. Я мечтал научиться строить корпуса не из дерева; ради этого бросил университет и нанялся к старому Джо Спирмену за два фунта в неделю. При всей моей любви к земным благам мне даже пришлось раскошелиться на семьсот пятьдесят фунтов, чтобы приобрести брошенный дом!.. Но вскоре Джо Спирмен отошел от дел, и фирму возглавил его сын Невилл. Он оказался довольно скуп, а к тому же его раздражало то, что какие-то университетские парни слишком много болтают в его ангаре. Поэтому он меня уволил, и мне удалось устроиться работать на рейсовый пароходик к капитану Эгаттеру — суровому, но не лишенному чувства юмора старому пирату; он до сих пор живет в белом домике на полпути от поселка. В общем, я на три года оторвался от своего дома, а когда вернулся — Пултни было не узнать.

Мой «ягуар» слегка ворчал, пока я катил по Фор-стрит между небольшими коттеджами со свежевыкрашенными рамами, куда хозяева приезжают только на выходные. Перед домами в кадках росли лавровые деревца. Новый Пултни в путеводителях именуют раем для яхтсменов. На Фор-стрит расположились две закусочные и магазинчик, где вы можете приобрести все для внутренней отделки вашей яхты. Торговые склады вдоль подковообразной бухты постепенно превратились в москательные и сувенирные лавки; здесь же оборудовали несколько мастерских, где строили яхты. Кривые булыжные улочки городка, часть из которых была закрыта для проезда, оказались застроенными коттеджами для отдыха и домами, где сдавались квартиры внаем на короткий срок; их обитатели-яхтсмены появлялись на недельку-другую, а в остальное время коттеджи пустовали. Местным жителям пришлось перебраться в бетонные многоэтажные коробки, которые муниципалитет выстроил на отшибе, по другую сторону Нейлор-Хилл.

Я проехал по набережной, мимо чисто вымытых фасадов магазинчиков, отделанных гранитом, потом — мимо здания яхт-клуба, выстроенного из кедра. На мачте у здания трепыхался флаг торгового флота Великобритании. Бриз гнал легкую рябь по акватории бухты. Гавань была забита яхтами. На восточной окраине города я увидел еще один лес мачт: это тот самый залив, который Невилл Спирмен создал на месте мелководного засоленного болотистого устья реки Пулт.

Поравнявшись с дорожным знаком, отмечающим владения Спирмена, я свернул налево и проехал еще милю по зеленой долине в сторону здания, в котором размещалась моя фирма. Дом был каменным, подобно всем прочим строениям в Пултни и его окрестностях, но это единственное, что их объединяло, потому что в остальном он больше всего походил на огромный квадратный сарай. Впрочем, его первым владельцем-фермером, сколотившим состояние на поставках мяса вjенно-морскому ведомству во время войны с Наполеоном, он и задумывался как скотный двор.

Я остановил машину и через старинную высокую арку пошел к дому.

Покинув Эгаттера, я решил стать мебельным мастером. Но плавание под парусами отнимало все больше времени, и становилось все труднее совмещать это с основной работой. Проще сказать, половину года я проводил в портовых городах всего мира, выискивая подходящую древесину для постройки судов. Из-за этого я перепрофилировал свою мастерскую в склад. Постепенно моя фирма «Ценные породы дерева — Пултни» вошла в первую пятерку лучших английских оптовых баз этого профиля. Это было всем известно, но никто пока не догадывался, что фирма «Ценные породы дерева — Пултни» постоянно испытывала недостаток в деньгах, и чем дальше — тем больше.

Я вошел в здание и причесался, смотрясь в застекленную фотографию, на которой был изображен я сам на фоне валяющихся по берегу мыса Беггарман бревен красного дерева. В стекле отразилась физиономия боксера-тяжеловеса, которому не мешало бы постричься. После этого я решил, что вполне готов принять участие в еженедельном совещаний с моим компаньоном.

В служебном помещении нашей конторы было огромное венецианское окно, через которое виднелась синеющая за холмами полоска моря. Вокруг стола, изготовленного моими собственными руками, стояли стулья в стиле «Шератон», тоже сделанные мной лично. Единственное в комнате, что было создано не мной, — это Гарри Блейк. Мой компаньон. Как обычно, он был в деловом костюме и встретил меня осуждающим взглядом: я опоздал на три минуты.

— Добрый вечер, господин председатель, — произнес Гарри, заметив мой утомленный вид. — Здорово досталось?

— Пришлось прыгать за борт, — коротко ответил я.

— Я уже кое-что слышал, — сказал Гарри, тыча пальцем кнопки калькулятора. Блейк был лыс, имел привычку складывать губы бантиком и носил галстук-бабочку. — Ты никогда не думал, что будет с нашим делом, если ты однажды угробишься?

— Ты продолжишь его, — с улыбкой сообщил я.

Гарри был почему-то уверен, что, вмешиваясь в мою частную жизнь, он делает это во благо компании.

— Нет, ни за что! — замахал он руками с показной горячностью. — Да, кстати, Джеймс, мы больше ничего не покупали?

Я подтолкнул к нему амбарную книгу, куда заносил все совершенные сделки. Он пробежал глазами последние записи и заявил:

— Это я пять раз мог бы продать!

— Неблагоприятное время для торговли, — пожал я плечами.

— Понимаю, — откликнулся Гарри. — Но чем же я буду торговать?

— Гарри! То, что у нас есть, — не хуже прошлогоднего. Все это — качественная древесина.

— Нам нужно расширять ассортимент! Этот аргумент я слышал уже тысячу раз.

— Больше ничего нельзя сделать.

— Тогда мы должны менять свою политику.

— Нет.

Одной из главных причин, по которой фирма «Ценные породы дерева — Пултни» имела устойчивую репутацию, было то, что я покупал только высококачественную древесину, готовую к дальнейшей обработке. Если бы торговцам лесом, с которыми я имел дело, дать волю, мне пришлось бы выкупать все подчистую, а это значит, что склад оказался бы забит молодой, некачественной древесиной, годящейся разве что для внешней обшивки. Гарри не мог не понимать этого, но он рвался расширить объемы торговли и не желал принимать во внимание ни последствий такой политики для природы, ни проблем мастера-столяра.

— В таком случае, — поджал губы Гарри на мое резкое «нет», — у меня тут есть кое-что любопытное для тебя. Прочти. — Он протянул конверт из коричневой бумаги.

— Прямо сейчас?

— Да нет, можешь и попозже. — На его лице появилась знакомая ехидная улыбка, которую я терпеть не мог.

Сунув конверт в карман, я повернулся и вышел из комнаты. Наша секретарша Вера сообщила:

— Звонил некий Эд Бонифейс. Шесть раз.

— Если он позвонит снова, скажите, что я поехал домой. — С этими словами я покинул контору.

Глава 3

«Милл-Хаус» никому в голову не пришло бы назвать величественным сооружением. Но я жил в нем уже пятнадцать лет и полагал, что за это время он превратился во вполне сносное обиталище для одинокого мужчины с дочерью.

Я прошел через холл в гостиную. Горел камин, в вазе стояли свежие красно-желтые тюльпаны, на столике лежали «Файнэншл таймс» и «Яхтсмен». Без слов было ясно, что здесь прошлась женская рука. Женщина не заставила себя ждать, заглянув в дверь: голубоватые волосы, тяжелая челюсть, яркие голубые тени на веках, добрые карие глаза...

— Рита! — окликнул я.

— Ой, мне некогда! — Эту фразу она произносила вот уже восемь лет, с тех пор как стала работать у меня в доме. — Бифштекс и пирог с почками — в духовке. Мэй приедет на шестичасовом автобусе. Я убегаю.

— Привет Джорджу.

Джордж — это ее муж. Они живут в Нейлор-Хилл. Если бы не Рита, семья Диксон питалась бы консервами и ходила бы в обносках. Я выглянул в окно, наблюдая, как она вскочила на велосипед и быстро покатила по извилистой тропинке. Отчего-то это зрелище умилило меня, но отвлек телефонный звонок. Я снял трубку и услышал хрипловатый голос Эда Бонифейса. Не стоило труда представить его сидящим в своем мрачном полуподвале на окраине Плимута. Единственное, чему он придавал значение в жизни, — это яхты; все остальное оценивалось только с точки зрения пользы для главного дела. Наверняка он сейчас смолит одну за другой свои любимые «Сеньор Сервис», а на столе — грязная водочная рюмка. Его загорелое лицо опухло, посерело, на голове творится черт знает что... Пожалуй, с Эда не стоило писать портрет маслом, особенно когда он в запое. Но ведь друзей выбирают не за красоту. В данный момент я думал только о том, что если Алан утонул потому, что Эд хотел получить страховку, то он больше мне не друг.

— Послушай, — заговорил Эд. — Все это просто смешно, ты не находишь?

Я прервал его:

— Эд, мне необходимо знать правду о том, что случилось.

Он закашлялся.

— Не держи меня за пижона, старик! Неужели тебе могло прийти в голову, что я решил получить страховку? Если так, то ты чертовски ошибаешься!



— Ну ладно, — согласился я. — А что же, по-твоему, произошло?

— Слушай, за каким чертом я стал бы пытаться выйти из бухты, если бы хотел получить эту проклятую страховку? — повысил голос Эд. — Я не такой уж кретин. Я что, не мог сбросить спасательный плот, направив лодку от берега? Вместо этого, как ты помнишь, тебе пришлось силой выбросить меня за борт... Нет! — Я услышал в трубку, как он с силой затянулся сигаретой. — Нет, это подлец Алан!

— Алан? — переспросил я в изумлении. Я вспомнил, как стоял на корме в тот момент, когда огромная металлическая мачта рухнула, словно подрубленное дерево, и слышал пронзительный, захлебнувшийся крик...

— Он перерубил этот чертов канат, понимаешь, — продолжал Эд. — Трос был совсем новым. Он поднимался на палубу перед тем, как нас понесло. Я слышал, как он выходил...

— Да брось ты! Какой идиот станет рубить якорный канат у подветренного берега в шторм? В конце концов, мы же сами видели — трос перетерся.

— Он мог сделать это и ножом, — упорно настаивал Эд. — У него были на то причины.

Страховка в полмиллиона фунтов — вот твоя главная и грязная причина, подумал я, но ничего не сказал. Эд по природе своей был гонщиком до мозга костей. Он терпеть не мог проигрывать и всегда в таких случаях искал виноватого. И бороться с этим было бессмысленно. Неисправимая черта характера.

— Его до сих пор не нашли? — спросил я.

— Нет, — ответил Эд. — Поверь мне, Джимми, это его рук дело. У меня есть доказательства.

В этот момент хлопнула входная дверь. Я не верил в доказательства Эда, поэтому торопливо свернул разговор.

— О'кей, Эд. О'кей. Извини, но мне надо идти.

— Эй, подожди... — попытался еще что-то сказать он, но я положил трубку.

Вошла Мэй — моя двенадцатилетняя дочка, в своей школьной форме — зеленом костюмчике и белых носках. Увидев меня за столом, она слегка прищурила свои большие серые глаза — верный признак хорошего настроения.

— Привет! — воскликнула она и подбежала чмокнуть меня в щеку. — Я читала о тебе сегодня в газете!

— Ерунда, — отозвался я. — Не стоит принимать всерьез все, что там нацарапают эти писаки.

Мэй сдержанно, по-взрослому улыбнулась. С тех пор как она осталась без матери, ей приходилось немало времени проводить в одиночестве.

— Ну как дела? — поинтересовался я.

— Так себе. Два французских, и три — этой чертовой математики. — Она скорчила забавную рожицу, сразу напомнив мне маленькую девочку с ямочками под коленками.

Я улыбнулся и предложил:

— Давай пойдем погуляем после ужина?

— Отлично! — обрадовалась Мэй.

В этот момент раздался звонок. Улыбка сползла с лица дочери. Она терпеть не могла телефон и имела на то все основания — звонок телефона обычно вырывал меня из ее жизни.

— Звонят, — заметила она и, как только я потянулся к трубке, вышла из комнаты.

Звонил Чарли Эгаттер, сын старого капитана Эгаттера. Чарли был моим хорошим приятелем и замечательным конструктором яхт. Он постоянно втягивал меня в свои рискованные проекты, которые, с моей точки зрения, выглядели блестящими, а с точки зрения Гарри — полным идиотизмом.

— Рад слышать тебя живым и невредимым, — раздалась в трубке его четкая скороговорка. — Мы переоснастили мачту. Не хочешь выйти сегодня проверить ее?

— Разумеется, — не задумываясь, согласился я. Мы договорились встретиться в гавани Нового Пултни. Уже положив трубку, я вспомнил о том, что обещал дочке прогулку. Ничего не поделаешь, надо идти объясняться.

Мэй была наверху, в своей розовой спальне. Она лежала повернувшись лицом к стене, с книжкой в руках. Элвис Пресли пел «Люби меня нежно...». Она даже не обернулась на звук моих шагов. Заглянув через плечо, я заметил, что она читает «Ласточки и амазонки».

— Мне нужно опробовать новую лодку, — сказал я. — Не хочешь поехать со мной?

— Нет, — ответила она расстроенным голосом. — Я тебе буду мешать.

Я разинул было рот, чтобы возразить, но тут же закрыл его. Честно говоря, она была права. Поэтому я только засунул руки в карманы и молча уставился на мою собственную фотографию над кроватью. Это была давняя фотография, запечатлевшая меня на газоне Королевского яхт-клуба в Коу. Яхта из Пултни только что выиграла традиционный матч-гонку на приз «Шампань». Я был тогда рулевым На фото, где я был изображен во весь рост — как-никак шесть с половиной футов, не считая шляпы, — меня буквально распирало от радости победы; улыбка до ушей сияла на моем широком лице, несмотря на заклеенные пластырем нос и правую щеку — результат моего столкновения с утлегарем[8] у Фастнета.

Я стоял, чувствуя какую-то опустошенность внутри, с ощущением, что от меня до этой фотографии — как до луны.

Снова зазвонил телефон. Я трусливо слинял вниз, пробормотав, что придется пойти снять трубку.

Но я не стал ее трогать. Телефон продолжал звонить, я сидел за столом и жевал бифштекс, закусывая его куском пирога. Наконец он заткнулся. Появилась няня, которую я продолжал нанимать для Мэй, и прямиком устремилась к телевизору. Снова зазвонил телефон. Я поднял трубку и тут же опустил ее на рычаг, а потом набрал номер береговой службы в Ардморе. Услышав голос с характерным гортанным акцентом Западного Уотерфорда, я представился и спросил, не нашли ли мистера Бартона.

— Нет, — ответили мне. — Пока ничего не известно. У нас есть ваш адрес, чтобы мы могли связаться с вами позже?

— Есть, — подтвердил я и после небольшой паузы спросил: — А якорь вы нашли? — На другом конце линии тоже помолчали.

— Нет. Зачем он нам нужен?

— Посмотреть, что произошло с тросом.

— Этим занимаются парни из страховой компании.

— Им тоже не удалось ничего обнаружить? — допытывался я.

— Водолаз сказал, что после шторма вода так взбаламучена, что ничего не видно. Надо подождать пару дней.

Я поблагодарил собеседника, встал и двинулся в холл. Проходя мимо лестницы, я поднял голову и громко попрощался с Мэй. Она не откликнулась.

Солнце клонилось к закату. Было довольно тепло. Однако дул свежий западный ветер, и, сев в машину, я почувствовал, что продрог.

«Ягуар» завелся с третьего раза. Пожалуй, пора менять свечи. Без особой необходимости я погонял движок на холостом ходу, потом со скрежетом врубил скорость и газанул, чиркнув колпаком по бордюрному камню. В зеркальце, стремительно уменьшаясь, мелькнули аккуратно подстриженный газон, высокие деревья, серая, с желтыми пятнами лишайника стена дома. На фоне зелени живой изгороди яркими каплями крови виднелись гроздья калины. Все это при полном безлюдье представляло прямо-таки идиллическую картину.

Я пересек основное шоссе, проскочил под щитом с надписью «Гавань Нового Пултни» и покатил по бетонке туда, где виднелся частокол мачт. Автостоянка была полупустой, сезон только начинался. В июле она будет забита; на пристани начнется толчея тележек со снаряжением, появятся крутые парни, которые собираются гоняться в Канале[9], и парни поспокойнее, чья цель — хлестать джин с тоником на борту своих дорогих игрушек.

Но в дальнем конце причала, где никогда не бывает толпы, стояли уже не игрушки. Здесь мачты были гораздо выше; даже при четырех парах ромбовант[10], растянутых краспицами[11], они казались пугающе тонкими из-за своей высоты. Я ускорил шаг, настроение почему-то испортилось.

Кусок гавани, где торчали самые высокие мачты, был известен под названием «загон». Давным-давно Невилл Спирмен установил, что с владельцев крупных гоночных судов будет взиматься меньшая плата за стоянку, если они будут швартоваться в специально отведенном месте, своеобразном гетто у выхода из гавани. Это, по его мнению, должно было привлечь множество зевак — постоянных клиентов разбросанных вдоль набережной ларьков с мороженым и спиртными напитками, а с другой стороны — отвлечь любителей поковыряться с отвертками от остальной территории, где располагались дорогие круизные суда.

То, ради чего я появился в гавани, находилось в самом дальнем конце причала — просто потому, что больше нигде этому не нашлось бы места. Я шел по узкому пирсу между двумя рядами остроносых яхт с четкими отводами и многочисленными барабанами лебедок на палубах — прекрасно знакомые мне однотонники[12]. В вантах пел ветер. Тоже знакомый звук — ведь именно в этом классе яхт я сделал себе имя. Их конструкторы наизусть выучили все правила обмера судов, сутками напролет заставляя работать свои компьютеры ради усовершенствования корпусов и оснастки; владельцы выбрасывали сотни тысяч фунтов на новые углепластиковые материалы, используемые в аэрокосмической промышленности; экипажи гоняли их по марафонским дистанциям, испытывая яхты в экстремальных условиях, — все ради того, чтобы сделать их самыми быстроходными...

Но то, что создали мы с Чарли Эгаттером и Скотто Скоттом, то, что дожидалось меня в самом дальнем конце причала, вдали от любопытных глаз, с высокой, мощной, загнутой назад мачтой, могло ходить под парусами в два раза быстрее любой яхты из тех, что стояли в этой гавани.

Чарли увидел меня и помахал рукой. Я подошел к острому серебристому носу, вдоль которого черной краской было выведено: «Секретное оружие», и перекинул сумку через леер. Затем поднялся на борт.

Глава 4

«Секретное оружие» — наш новый катамаран. Обычно катамараны строятся либо с узкими, предназначенными исключительно для гонок, либо с крупными, чуть ли не бочкообразными корпусами для дальних безопасных круизов. Катамаран «Секретное оружие» не был похож ни на один из них. Он представлял собой два кевларовых корпуса длиной шестьдесят и шириной четыре фута каждый, соединенных тремя поперечными углепластиковыми балками аэродинамического профиля длиной по сорок футов. Он был оснащен профилированной поворачивающейся мачтой-крылом, которая работала как одно целое с гротом. Мачта была установлена в передней части центральной гондолы, на которой крепились фока-штаг, мачтовый погон, все лебедки для поднятия парусов; здесь же мы расположили управление штурвалом и даже два спальных места. Все остальное свободное пространство между корпусами было затянуто прочной капроновой сеткой — трамполином.

Одним словом, у нас получилось мощное гоночное судно, способное делать свыше тридцати узлов — для длинных дистанций это мировой рекорд скорости под парусами. Общая площадь катамарана равнялась трем четвертям теннисного корта — при том что весил он как минимум в два раза меньше самых легких сорокафутовых однокорпусных яхт. Но постройка его обошлась нам в два раза дороже. Конструкторы однокорпусных судов идут на всяческие ухищрения, чтобы урвать преимущества, полагающиеся по правилам гандикапа[13]; для конструкторов многокорпусников существует единственное правило — построить судно, которое способно идти под парусами быстрее всех.

— Все готово, — произнес Чарли, худощавый черноволосый скуластый парень с прической «ежиком» и темными мешками под глазами.

— Заводи, — откликнулся я.

Пока он возился со стартером нашего тридцатисильного «Эвинруда»[14], подвешенного на кронштейне по правому корпусу, я отдал швартовы, крепившие с четырех точек катамаран к пирсу. Рокот двигателя заглушил плеск волн и свист ветра в снастях. Я собрал концы в бухты и спрятал их в специальные мешки на трамполине. Катамаран отошел от причала и развернулся носом к бетонному волнорезу, прикрывающему вход в гавань. Я прошел на корму и встал рядом с Чарли.

— Скверно получилось в Ирландии? — начал разговор Чарли. Прищурившись, он старался точно вписаться нашими сорока футами в пятидесятифутовый проход между краями волнореза.

— Да уж, — без энтузиазма ответил я.

— А этого парня еще не нашли?

— Нет.

— Странно.

— Есть немного.

Дело в том, что тело, как правило, выбрасывает на берег максимум через сутки, но все южное побережье Ирландии заставлено сетями на лосося. И большинство из них — браконьерские. Если труп Алана попал именно в такую, то можно считать большой удачей, если его вообще когда-нибудь найдут.

— Где Эд его подцепил?

— Не знаю. Он сказал, что это друг его приятеля, больше ничего. А я не спрашивал.

— Бедняга, — посочувствовал Чарли. — Ну а как лодка?

— "Стрит Экспресс"? Была замечательная. Быстроходная. Прекрасно шла в лавировку.

Эд пригласил меня помочь настроить тримаран. Он, так же как мы, собирался принять участие в гонках. Для настоящего яхтсмена в порядке вещей, пока ты не в гонке, помочь товарищу. Но с выстрелом стартовой пушки каждый начинает сражаться за себя.

— Ужасная судьба, — покачал головой Чарли. — Хотя для нас в этом есть свой плюс. Меньше конкурентов. — Он искоса взглянул на меня и улыбнулся. — Наверняка кто-нибудь может решить, что ты нарочно перерубил канат.

Я только усмехнулся в ответ. Такая мысль мне уже приходила в голову.

Парусные гонки — жестокая игра, и твоя репутация во многом зависит от тона последней газетной статьи. Это особенно важно учитывать, когда ты ищешь спонсора.

Ради «Секретного оружия» я заложил свой дом и изъял деньги из бизнеса. Чарли принадлежала четвертая часть всех расходов, которую он внес своими конструкторскими разработками. Наш катамаран требовал огромного количества разных необходимых мелочей; поэтому, чтобы удовлетворить его ненасытный аппетит, нам был необходим кто-то еще с большими деньгами.

Чарли легко, одними пальцами, крутанул штурвал.

— Меня беспокоит мачта, — сказал он.

— Ну что ж, давай ею и займемся. — Я уже по горло был сыт всей этой нервотрепкой — смертью, телефонными звонками и прочим; в компании с «Секретным оружием» я надеялся взбодриться и вообще переключиться на грядущие события. Через две недели начиналась целая серия сложных гонок — сначала гонка по треугольному маршруту в Шербуре, потом — более длинная, на Кубок Уотерфорда в Канале, а после всего этого — гонка «Вокруг островов», в которой гонщикам, в том числе и нам с Чарли, предстоит обойти Британию и Ирландию без захода в порты.

— Бери штурвал, — предложил Чарли.

Мы шли по узкому устью реки Пулт. Вода здесь была коричневатого оттенка; кильватерный след разбивал ее гладкое зеркало. Волны от катамарана с шорохом бежали к тускло-зеленым травянистым топким берегам. Пара серых цапель поднялась и низко полетела куда-то вдаль. Течение добавляло нам хода; к тому же начался отлив. Постепенно берега остались позади, цвет воды изменился до голубого.

Перед нами открылся морской простор, по правому борту, помимо Пултни, можно было видеть мысы Беггарман и Данглас. В пяти минутах от них параллельно берегу тянулась цепь подводных скал, известных под названием «Зубья»; пока отлив не достиг своего максимума, они были скрыты под водой, где мерно вздымалась маслянистая на вид зыбь.

Не включая мотора, я удерживал катамаран носом к ветру, а Чарли лебедкой выбирал грота-фал, поднимая парус. Грот громко хлопнул на ветру несколько раз, пока Чарли не выбрал его в тугую. В отличие от обычных парусов со стандартными металлическими латами, мы использовали длинные латы из кевлара, которые придавали гроту лучшую с точки зрения аэродинамики форму. Чарли уже ставил стаксель[15], и я поднял мотор из воды. Он вернулся на корму, утирая пот. Вдвоем на «Секретном оружии» приходилось нелегко, но нам надо было привыкать, поскольку по условиям гонки на Кубок Уотерфорда и регаты «Вокруг островов» экипаж должен состоять именно из двух человек; а гоняться там — это вам не месить воду в бухте Пултни.

Я подобрал грот — сначала вручную, насколько хватило сил. Когда катамаран набрал скорость, при помощи гидравлики я подтянул его еще на фут. Ветер посвежел, вода в заливе потемнела от ряби.

И мы понеслись в море.

Если бы мы шли на однокорпуснике, яхта уже приобрела бы значительный крен. Но два широких разнесенных корпуса катамарана позволяли нам идти почти ровно. Свежие порывы ветра придавали дополнительное ускорение, которое ощущалось так, словно кто-то подсекал вас сзади под коленки, угрожая выбросить за корму. Сначала мы просто рассекали волны; потом понеслись так, что брызги поднялись стеной, разлетаясь далеко по сторонам.

Я немного довернул вправо, встав свободнее к ветру. Крен стал заметнее. В окошке анемометра цифры так и мелькали. Увеличение скорости было заметно и по тому, как наветренный корпус стал постепенно подниматься; вот он уже лишь слегка касается воды, сокращая площадь смоченной поверхности, а следовательно, уменьшая сопротивление. На лаге мелькали черные цифры: 21, 22, 23 узла... Кильватерная струя за корпусами бурлила, напоминая почему-то звук рвущейся бумаги.

Чарли прошел на нос; ветер нещадно трепал его волосы. Он внимательно, словно прицеливаясь, разглядывал верхушку мачты.

— Растрави грот! — внезапно крикнул он. — Она уже изогнулась, как макаронина!

Я не без сожаления выполнил команду. Катамаран резко сбавил ход.

— Что случилось?

— Топ мачты, футов двенадцать, шатается. Примерно на фут в обе стороны. Еще немного — и она полетит к чертовой матери.

Я задрал голову. Солнце играло на анодированных деталях мачты серебристыми бликами. Делали ее в «Гал Спарз» — фирме Эда Бонифейса. Судя по той сумме, которую мы за нее выложили, ее вполне можно было сделать из серебра.

— Давай посмотрим, не удастся ли ее как-нибудь укрепить, — предложил Чарли.

Мы перепробовали все возможные комбинации — травили и выбирали грот, перетягивали ванты, штаги[16], ромбованты. Я упал духом окончательно. Темнело. Чарли, присев отдохнуть на крышку каюты, произнес:

— Ну и что ты обо всем этом думаешь? Я еще раз взглянул на топ мачты. На фоне темно-синего неба было отчетливо видно, как она прогибается от ветра.

— Эд неправильно оснастил ее, — со вздохом сказал я. — Наверное, нужны другие ромбованты. Это можно исправить только в мастерской.

— Черт бы их всех побрал! — распсиховался Чарли. — Нам же надо готовиться к Шербуру, а не возиться с дефектами рангоута!

Я кивнул. Шербур мог стать первой серьезной попыткой заявить о себе, а мы и так сильно запаздываем с подготовкой к этой гонке.

Слева по корме светились огоньки Пултни; на их фоне ярко выделялся наш бортовой габаритный фонарь, от которого по черной воде мелькали кровавые блики. Чарли спустился вниз и принес бутылку виски. Я отхлебнул немного. По телу разлилась теплая волна. Мысли мои переключились от проблем с мачтой на недавнее происшествие в Ардморе; я словно снова увидел, как валится этот страшный металлический столб, услышал последний крик Алана.

— Может, завтра на пьянке тебе удастся поговорить с кем-нибудь полезным, — услышал я голос Чарли.

— А что будет завтра? — не понял я.

— Ну как же! К нам приезжает цирк, — саркастически ухмыльнулся он.

— Ах да! — Я вспомнил, у меня дома на столе лежало приглашение.

ТЕРРИ ТАННЕР И КОМПАНИЯ «УОРЛДВАЙД ПРОМОУШН» ПРИГЛАШАЕТ ЧЛЕНОВ ЯХТ-КЛУБА ПУЛТНИ НА ВСТРЕЧУ СО СПОНСОРАМИ ЗАВТРА НА БОРТУ «ГЕКЛЫ»

Иногда устраивались подобные мероприятия. Дело в том, что, согласно пункту 26 Правил соревнований, на яхты запрещалось наносить имена спонсоров, что, по мнению благородных джентльменов, должно было исключить торгашеский дух из этого вида спорта. Но это ограничение не распространялось на многокорпусные суда, поэтому время от времени кому-нибудь приходило в голову организовать встречу спортсменов с бизнесменами, на которой все без исключения участники надирались и строили грандиозные планы, большинству из которых не суждено было осуществиться.

На этот раз организатором решил выступить Терри Таннер из «Уорлдвайд промоушн». Эта компания спонсировала снукер[17], бокс, акробатику и прочие развлекательные виды спорта, на которых можно было сделать большие деньги. Таннер уже целый месяц кочевал по английским яхт-клубам на моторной яхте с грузом шампанского на борту и компанией веселых, широко улыбающихся мужчин в смокингах и с бумажниками такой толщины, что ими можно оглушить акулу.

— Ходят слухи, что это будет не совсем обычная пьянка, — продолжал Чарли. — Полагают, что здесь замешаны серьезные деньги. Я тоже слышал об этом.

— В таком случае имеет смысл устроить им необычное шоу, — сказал я.

— Ух ты! — вдруг выдохнул Чарли.

Я повернул голову туда, куда смотрел он. За кормой на нас надвигалась яхта. Да, в портах южного побережья Англии такой не встретишь! Она словно выплыла из озера Порто-Серво на Сардинии, где некий мультимиллионер Агахан держит свой личный флот. Приближаясь, она все увеличивалась в размерах, напоминая гигантский свадебный торт, такой же белоснежный. Она была опоясана сияющими гирляндами огней, отражение которых в тихой воде напоминало бриллиантовые ожерелья. От шести мощных прожекторов, расположенных на носу и корме, в ночное небо поднимались световые столбы. Звезды померкли от этой невероятной иллюминации.

— Чтоб мне провалиться, — воскликнул Чарли, — но она идет в Пултни! Черт побери, что это такое?

Да, яхта явно направлялась к гранитной набережной морского порта, до которой оставалось не больше мили. Я навел бинокль на его освещенный нос и прочитал вслух:

— "Гекла"!

— Кто-то сейчас заработает пару миллионов, — задумчиво произнес Чарли.

Река Пулт своим течением ощутимо мешала нам подниматься к гавани. Отлив обнажил илистые берега реки, и в воздухе стоял запах гнили.

— Ну ладно, — сказал я. — Думаю, ремонт мачты придется перенести на послезавтра.

Глава 5

Чарли уехал домой первым. Я задержался еще на полчаса, чтобы подтянуть рулевые тяги. По дороге от причала я заметил, что в офисе горит свет. Дверь открылась.

— Джеймс, это ты? — послышался голос Невилла. Я откликнулся. — Не мог бы заглянуть на минуточку?

Его вежливость сразу показалась мне фальшивой. В Спирмене было больше от арифмометра, нежели от человека, и он всегда чувствовал себя плохо, когда надо было проявить элементарные человеческие чувства.

— Разумеется, — согласился я и вошел вслед за ним в помещение. Когда-то его офис представлял собой один-единственный стол в углу сарая, на котором чертежи валялись вперемежку с банками из-под кофе; но потом Невилл сменил свой заляпанный халат на джинсы-варенки и кожаную пилотскую куртку, прикупил мебель и обзавелся новыми апартаментами. Теперь из его окна открывался живописный вид на теснившиеся у пирса яхты.

Стена за его столом была увешана фотографиями всевозможных судов — от крупных траулеров до легчайших однотонников. На двух фотографиях я углядел и себя за штурвалом, стоящего с видом победителя.

— Ну, как дела? — поинтересовался он и без паузы продолжил: — Нашел спонсора?

— Нет еще.

— Читал про вас с Эдом. Того парня до сих пор не обнаружили? — Его лицо стало похоже на сморщенный гамак. — Ты оказался в плохой компании. Такая реклама тебе не на пользу.

— Поэтому каждый норовит мне об этом напомнить, — огрызнулся я. Совершенно ясно было, к чему Невилл завел этот разговор. Дело совсем не в Алане Бартоне. — Тебя разбирает любопытство или хочешь о чем-нибудь поговорить по существу?

Толстым, переломанным когда-то указательным пальцем Невилл передвинул листок бумаги. Даже если на ногах шикарные ботинки известной фирмы, руки-то никуда не денешь.

— Твой очередной счет, — сообщил он, — это уже чересчур!

Прежде чем отреагировать, я сделал глубокий вдох.

— Невилл! Тебе известно не хуже, чем мне, что пока каждый выход в залив обходится не меньше чем в пятьсот фунтов — все время обнаруживаются какие-то неполадки. Когда мы начинали, ты согласился предоставить мне неограниченный кредит!

— Неограниченный кредит — да, — согласился Невилл. — Но не свободу приобретать черт знает что!

Я решил сменить пластинку.

— В обмен на твои деньги мы сделаем шикарную лодку и выиграем гонки; всем станет известно, что она построена Спирменом, и у тебя не будет отбоя от клиентов. Ты с лихвой окупишь все затраты!

— Допустим, ты прав, — кивнул Невилл. Глаза его жадно разгорелись. — Конечно, прекрасно, что ты строишь такие радужные планы. У тебя замечательные идеи и никакой поддержки. Но я-то — бизнесмен. Я должен быть осторожным.

— Невилл, — спросил я, — ты хочешь слинять?

— Нет. Я просто меняю условия. Я даю тебе тридцать дней, не считая сегодняшнего, для уплаты долга. Потом я буду вынужден принять меры.

— Ну что ж, пусть будет так, — ответил я, до боли сжав подлокотники кресла.

— Удачи в Шербуре! — попрощался Невилл.

Я вернулся домой в одиннадцать вечера. Отпустив няню, я направился на кухню и сделал себе огромный бутерброд с ветчиной. Зазвонил телефон. Подняв трубку, я услышал треск и шорох, за которым едва улавливался человеческий голос.

— Мистер Диксон? Это береговая охрана Ардмора!

— Привет! — С набитым ртом мне не так-то легко было говорить.

— Водолазы обнаружили якорь, — сообщил голос в трубке. Я перестал жевать. — Действительно, канат перетерся. Все правильно.

— Перетерся?

— Да, парни из страховой компании думали, что его перерубили...

— Неужели?

— Ну вот, я просто хотел, чтобы вы были в курсе, — напрягал голос мой собеседник. — Я решил, что вам это не помешает знать. Жуткая история, но слава Богу, все кончилось.

— Да, вы правы.

Зазвучали сигналы отбоя. Нажав и отпустив рычаг, я набрал номер Эда. Там никто не отвечал. Тогда я пошел спать.

Казалось, эта новость должна принести облегчение. Тем не менее, спал я отвратительно. Мне снилась какая-то финансовая махинация со страховкой, в которой почему-то были замешаны Эд Бонифейс и Невилл Спирмен и какие-то спонсоры. Рушились мачты, снова и снова звучал в ушах предсмертный вопль Алана.

В шесть утра я проснулся с головной болью, заставил себя встать и направился на кухню. В утренней тишине невероятно громко тикали большие настенные часы.

На столе лежал большой коричневый конверт, который вручил мне вчера Гарри. Я решил сначала сделать кофе, а уж потом ознакомиться с содержимым.

"Фирма «Ценные породы дерева — Пултни». «Стратегия развития» — так был озаглавлен этот текст. В нем говорилось о том, что мы с Гарри должны срочно вложить в дело еще по сотне тысяч фунтов, потом Гарри планировал установить прочные деловые контакты с каким-то главным лесничеством Бразилии, и мы должны были вскоре разбогатеть оборудуя дарами бразильских джунглей телестудии.

Я взял фломастер и размашисто написал на первом листе: «Когда рак на горе свистнет!», — засунул бумажки обратно в конверт, который прицелившись, кинул на поднос для писем в прихожей. После этого допил кофе и почувствовал себя немного лучше.

В восемь я посадил Мэй в школьный автобус и отправился в сторону гавани. Из конторы Невилла я опять попытался дозвониться до Эда, но безрезультатно.

Легкий южный ветерок, играя, позвякивал мелкими деталями в снастях яхт, стоявших в бухточке. Чарли уже был на «Секретном оружии». Рядом с ним я увидел Скотто — здорового блондина, которого пять лет назад занесло в Пултни из Новой Зеландии. Скотто больше времени проводил на палубах, чем на земле. Он был, как говорится, лодочным негром, зарабатывая себе на жизнь обслуживанием богатых владельцев. В свободное время он помогал Чарли. Мы провели маленькое совещание на тему о том, как наиболее успешно убедить богатеньких промышленников в том, что, вкладывая деньги в «Секретное оружие», они сделают себе такую рекламу, какой свет не видывал; потом я вернулся в свой офис.

На столе лежала записка от Гарри: «Я в юридической консультации». Записку вместе с конвертом я отправлю моему поверенному. В полдень я облачился в свой старый белый костюм, нахлобучил летнюю шляпу и двинулся к гавани, настраивая себя на роль неотразимого шоумена.

Чарли уже был там — тоже в белом костюме.

— Что-то мне все это не нравится, — проворчал он.

— Не тебе одному, — успокоил его я.

Скотто прибыл с Нодди и Диком, парочкой местных амбалов, которые иногда помогали нам на испытаниях «Оружия». Они и так выглядели весьма колоритно, но сегодня еще вырядились в шлемы армии Соединенных Штатов, выкрашенные белой краской, которые они приобрели наверняка в местном магазине уцененных товаров.

Они отдали швартовы, и наша яхта, миновав устье реки, вышла в открытое море. Нодди и Дик подняли грот. Дул хороший южный ветер. При смене гала я чуть было не расстался со своей шляпой. Зеленая береговая линия была от нас примерно в миле по правому борту. Показался залив Пултни, какая-то высокая кирпичная труба, потом — белоснежные надстройки «Геклы», украшенные флагами расцвечивания. Я приложил к глазам бинокль. На прогулочной палубе шел пир горой.

— О'кей. Пошли, — произнес я.

Дав команду подобрать грот, я нацелил нос катамарана на край бухты. Наветренный борт поднялся над водой, противоположный вздымал тучи брызг, которые искрились и переливались под солнцем на синем фоне воды. Пултни стремительно приближался; уже можно было во всех подробностях разглядеть аккуратные ряды белых домишек.

— Отлично! — произнес Чарли.

Скотто выпалил пару раз из стартового пистолета в сторону пижонской посудины. Звуки выстрелов далеко разнеслись над водой. Темные пятна голов на прогулочной палубе превратились в светлые — белые, розовые... Они заметили нас и теперь пристально разглядывали. Я немного довернул штурвал, и наш катамаран на скорости в двадцать узлов с одним корпусом, едва касающимся воды, влетел в горловину бухты. Скотто со своими амбалами в белых шлемах стояли за гиком с подветренной стороны.

С яхты доносились одобрительные возгласы.

— Ну что ж, первое впечатление мы, кажется, произвели неплохое, — сказал Чарли.

— Прямо карнавал, — откликнулся я и, повернувшись к Скотто, добавил: — Снимайте ваши жестянки, а то свалитесь за борт и утонете вместе с ними. Мы пойдем туда, — кивнул я в сторону яхты.

Спустя минуту мы с Чарли поднялись по металлическому трапу на пирс и направились в сторону «Геклы».

Трап яхты был убран красным ковром. Я услышал аплодисменты — сначала редкие, потом все более дружные; в результате мы появились на палубе под гром оваций.

Я снял свою шляпу и передал ее симпатичному парнишке в матросской форме, стоявшему у верхнего конца трапа.

— Неплохое начало, — заметил я Чарли.

— Чертовски неловко, — пробурчал он, не разжимая губ. Улыбаясь, мы раскланялись во все стороны и поинтересовались, где тут бар.

Невысокий молодой человек с длинными светлыми вьющимися волосами и в блейзере от Сен-Лорана вынырнул из толпы с бутылкой «Крэга» и двумя бокалами.

— Отличная работа, — громким, отчетливым голосом произнес он. — Превосходно. Я принес вам выпить.

Он наполнил бокалы, протянул их нам и оглядел каждого по очереди. У него были глаза цвета голубого фарфора и длинные ресницы.

— Вы, должно быть, Джеймс Диксон и Чарли Эгаттер, — произнес он. — А я Терри Таннер. — В его голосе прозвучала горделивая нотка. — Сразу чувствуется высокий класс! — продолжал он отваливать нам комплименты. — Превосходное выступление!

— Мы наблюдали ваше прибытие вчера вечером. Впечатляющее зрелище! — не остался я в долгу.

Таннер, отхлебывая из бокала, хмыкнул:

— "В город приезжает цирк" — так, кажется, это называется? Представление окупается.

Он был в таком странном возбуждении, что мне требовалось некоторое усилие, чтобы помнить, что передо мной все же тот самый Терренс Таннер, чье имя есть в справочнике «Кто есть кто?», — большой мастер делать деньги, любитель бриджа, председатель компании «Уорлдвайд промоушн», человек, не скрывающий, что его доход в прошлом году составил 270 миллионов фунтов стерлингов.

— Знаете, — продолжил он, — здесь уже кое-кто проявляет к вам интерес. — Он кивнул в сторону невысокого плотного мужчины в темном костюме. — Мистер Эрнст, «Оптовые поставки». Чарли, поговорите с ним. Думаю, что Джеймс великоват для него. Напугает еще, чего доброго.

Чарли кивнул и направился к мистеру Эрнсту.

— Что касается меня, — добавил Таннер, — то я обожаю крупных людей. — С этими словами он указал загорелой рукой себе за спину.

Человек, на которого он обратил мое внимание, был дюймов на шесть выше меня. Его темные волосы были коротко пострижены, на лице красовались гигантские усы, на груди висел золотой амулет в виде акульего зуба.

— Это Рэнди, — сообщил Таннер. — Он занимается выпуском пластинок. И ходит под парусами. Его присутствие приносит мне удачу. Ладно, с кем бы мне еще вас познакомить? — Он огляделся вокруг.

Я последовал его примеру. Обстановочка напоминала мне холл какого-нибудь отеля в Калифорнии. Под потолком сияла огромная люстра; мраморные стены были отделаны золотом. Широкая лестница вела на вторую палубу.

— Отличный кораблик! — одобрительно произнес я.

— Просто божественный! — согласился Таннер. — Я только арендую его. Хозяин — Дуг Сайлем. Ужасно важный малый. Заимел деньги, власть, ключевые посты. И помешан на спорте. Был чемпионом по мотогонкам. — В одном из углов салона группа людей окружила стол с рулеткой. — Вон тот, рыжеватый, — уточнил Таннер. — Уже прибрал к рукам весь мотоспорт, но до сих пор не расстается со своим «фриссоном».

Сайлем был высокого роста, но сутулился и от этого выглядел как-то неуверенно. К сожалению, мне не удалось присмотреться к нему повнимательнее, потому что рядом я заметил другую фигуру. Я увидел воспаленные глаза на бледном лице, торчащие клочья волос, большие залысины, желтые пальцы, которые держали неизменную «Сеньор Сервис». Эд Бонифейс собственной персоной.

В мгновение ока он оказался рядом.

— Джимми, дружище! — прохрипел он, дохнув на меня табаком и виски. Лацканы его пиджака были засыпаны пеплом.

— Я пытался до тебя дозвониться. Есть новости от береговой службы Ардмора.

— Да ну! — Под набрякшими веками глаза Эда неестественно блестели. — У тебя есть новости? И у меня тоже. От воровской шайки из страховой компании. — Он скорчил гримасу и расхохотался.

Терри сделал легкий протестующий жест и шагнул в сторону, бросив мне:

— Еще увидимся!

— Что сказали тебе в страховой компании? — спросил я.

— Они примут решение в зависимости от результатов расследования. Подозреваю, они ничего не заплатят, потому что до сих пор уверены, что я сам перерубил этот проклятый канат. Ты можешь себе представить, а? В самом начале гоночного сезона, в котором у меня были неплохие шансы. У подветренного берега в шторм, когда мы с тобой, моим старым другом, в здравом уме находились на борту! Ну что ты на это скажешь, а?

Всем своим видом Эд изображал справедливое возмущение. Я оглядел его. Эд стал заметно лысеть, поэтому норовил прикрыть проплешины остатками шевелюры, но безуспешно. Галстук сбился, ботинки следовало бы почистить.

Улыбнувшись, я покачал головой и положил руку ему на плечо. Все эти соображения могли бы иметь значение для человека в нормальном состоянии. Но Эд крепко запил, не вылезал из-за карточного стола, и до меня доходили слухи, что его дела стали разваливаться. Судя по всему, он был готов на самый дикий, безрассудный поступок ради того, чтобы заполучить эти полмиллиона фунтов.

— Как твоя мачта? — Он вдруг резко сменил тему, словно прочитав мои мысли.

Я решил сказать правду, прекрасно понимая, что испорчу ему настроение еще больше.

— Есть кое-какие проблемы.

— Неужели? — воскликнул Эд. Глаза его превратились уже в совсем узкие щелочки. Мне показалось, что он прикидывается. — Привози ее послезавтра, разберемся, о'кей?

— Спасибо.

— Да ладно... Извини, я хотел бы еще немного поразвлечься на красном и черном, ты меня понимаешь? Пока, приятель!

Эд, развернувшись, направился в глубь салона. По дороге он подрулил к бару и хлопнул большую рюмку виски. Потом затесался в толпу неподалеку от рыжеватого Дуга Сайлема. Рулетка продолжала крутиться. Шарик дробно перекатывался по кругу.

Голоса становились все оживленнее. Импозантные, гладкие денежные тузы со своими загорелыми и ухоженными дамами. Спортсмены-гонщики с обветренными лицами на их фоне выглядели грубее и чаще хмурились при разговоре. Я беседовал с Джоном Доусоном, улыбчивым, медведеподобным бородачом. Его катамаран теперь, после аварии со «Стрит Экспресс», стал главным конкурентом нашему «Секретному оружию». Да, яхтсменам здесь было не до улыбок. Эти бело-золотые стены ощутимо действовали на нервы.

Откуда-то вынырнул Терри Таннер.

— Извините, что вынужден прервать вас. Рад видеть тебя, Джон!

Тот расплылся в улыбке, отчего его борода пришла в движение.

— Я помогаю Джону, — пояснил Терри, прицелившись своими фарфоровыми глазами куда-то в сторону. Я проследил за его взглядом и понял, что он смотрит на Эда.

— А Эду вы тоже помогаете? — спросил я. Взгляд его стал жестким, холодным.

— Помогал.

Через мгновение он добавил спокойнее:

— Думаю, Эд сильно сглупил.

— Что случилось? — подал голос Джон.

— Нет-нет, ничего, — ответил Терри. — Давай лучше познакомим Джеймса с публикой.

Следующие полчаса я провел в обществе промышленников. Каждый считал своим долгом сообщить мне, что наш проход по бухте произвел неизгладимое впечатление. Они повторяли одни и те же слова, как какое-то магическое заклинание. Но денег никто не предложил.

— Не беспокойтесь, — сказал мне Таннер. — Пусть они привыкнут к вам. — Он улыбнулся, в глазах мелькнули озорные искорки. Очевидно, подразумевалось, что я должен быть потрясен его дружеским отношением. Но я уже видел, каким ледяным в один миг может стать его взгляд, а потому не очень-то обольщался приятельским «мы».

На прогулочной палубе Чарли все еще беседовал с мистером Эрнстом. Я постарался поймать его взгляд, он в ответ подмигнул и украдкой показал мне большой палец. Только я собрался присоединиться к нему, как услышал за спиной:

— Потрясающее впечатление!

Голос принадлежал невысокому, с гривой черных вьющихся волос смуглому черноглазому мужчине с крупным носом. В его внешности было что-то от цыгана-гитариста и от пирата. С сильным французским акцентом он добавил:

— Вы сделали себе недурственную рекламу. Я поблагодарил.

— Но для того, чтобы побеждать, одной рекламы маловато, — продолжил он, одарив меня белозубой улыбкой и обдав запахом сигарет «Голуаз». — У вас нет шансов на выигрыш.

— Неужели?

Улыбка стала похожа на хищный оскал.

— Жан-Люк! — раздался женский голос.

Я обернулся и увидел симпатичную брюнетку с классическим французским овалом лица и ярко-голубыми глазами. Красавица, ничего не скажешь. Я сообразил, что разглядываю ее слишком неприлично, только тогда, когда наткнулся на холодный ответный взгляд.

— Все вы хилые любители, — продолжал между тем черноволосый.

— Мы-то? — удивился я, с трудом переключив внимание на собеседника. — А кто же, в таком случае, вы?

— Я — Жан-Люк Жарре, — ответил коротышка, гордо выпятив грудь от сознания собственного величия.

— Мне знакомо ваше имя.

Известны нешуточные страсти, которые разгораются порой между капитанами многокорпусников в гонках; но на суше обычно это вполне миролюбивые люди. Жан-Люк Жарре славился тем, что одинаково агрессивно вел себя во всех ситуациях. Но гонок он выигрывал не больше, чем другие.

— Ну что ж, полагаю, мы посоревнуемся в Шербуре?

Воткнув в свой широкий, толстогубый рот очередную сигарету «Голуаз», Жан-Люк процедил:

— Точнее, мы будем участвовать в одной гонке. Но не соревноваться.

Он развернулся и пошел прочь, как гордый петушок среди индюков. Я снова взглянул на его спутницу. Она спокойно посмотрела на меня, вежливо улыбнулась, чуть скривив губку, и пожала плечами, после чего двинулась следом за ним. Я глядел им вслед. Жан-Люк не имел для меня никакого значения, но женщина — таких красавиц я никогда не видел.

Она вместе с Жарре поднялась на прогулочную палубу. Он остановился, заговорив с кем-то, а женщина поднялась по сходному трапу на крыло капитанского мостика и исчезла за дверью.

Я поспешил туда же. Капитанский мостик был огромным — как у минного тральщика. Сюда не доносилось никаких звуков, если не считать гудения генераторов. У большого путевого компаса я догнал ее.

— Простите, пожалуйста...

Она обернулась, приподняв бровь.

— Слушаю вас.

Но теперь, когда я стоял с ней рядом, все слова вылетели из головы.

— Извините, но я должна взять интервью у капитана.

— Так вы журналистка?

— Вы угадали, — улыбнулась она. — Может, мы позже поговорим?

— Разумеется!

Она направилась туда, где, судя по всему, располагалась капитанская каюта. Я решил спуститься обратно на палубу, но обратил внимание на какого-то парня, наверное члена команды, в смешном абсолютно белом костюме, который в этот момент стал подниматься по трапу. Он смотрел себе под ноги, но что-то показалось мне в этой фигуре знакомым. Парень поднял голову, к счастью, я успел резко шагнуть в сторону, прежде чем он заметил меня.

Лицо это мне было знакомо. И очень даже неплохо. Но все дело в том, что человек с этим лицом должен находиться сейчас у берегов Ирландии — или болтающимся среди морских водорослей, или запутавшимся в рыбацких сетях. И у него не было никаких оснований оказаться на борту роскошной яхты в бухте Пултни.

Потому что этим человеком был Алан Бартон.

Глава 6

Какое-то время я просто ошарашенно смотрел на него. Откуда-то издалека доносились гул толпы и крики чаек. Он поднялся на мостик, все еще не подозревая о моем присутствии, прошел к противоположному крылу и склонился над кормой голова к голове с Рэнди, главным телохранителем Терри Таннера.

В моем сознании сложилась уже определенная картина: якорный канат «Стрит Экспресс» перетерся, Алан погиб, Эд Бонифейс подозревается в попытке надуть страховую компанию. Если Алан жив — тогда все остальное не стыкуется. Проще говоря, можно предположить, что именно Алан подложил свинью Эду и смылся в надежде, что все обойдется.

— Алан! — окликнул я его.

Первым поднял голову Рэнди.

— Посторонние на мостик не допускаются, сэр, — произнес он.

Алан увидел меня. Его собачьи карие глаза округлились.

— Черт побери! — прошептал он.

— Что за хреновину ты отмочил, а? Ты знаешь, что Эд Бонифейс решил, что ты утонул, и вся ирландская полиция разыскивает твой труп?

Он промолчал, покраснев, избегая моего взгляда.

— Я доплыл до берега, — наконец промямлил он. — Там было много народу. Я растерялся. Потом выбрался на дорогу. Меня подвезли до Корка. Я пошел на пристань. Там стояла «Гекла». И Рэнди сказал, что я могу получить работу. Вот так я вернулся. На это ушло много времени, но я... но мне не могло прийти в голову, что вы решите... что я утонул...

— Не могло прийти в голову? — изумился я. — Да ты что, совсем спятил? Ты что, газет не читаешь? Ни одних новостей не слушал?

Он стоял молча, оттопырив нижнюю губу. Лицо его пошло пятнами.

— Слушай, — сказал я, подходя ближе. — Эд Бонифейс здесь, на борту. — Я остановился у прокладочного стола[18] и заглянул ему прямо в лицо. — Единственное, что тебе остается, — пойти и все ему рассказать.

Алан дико зыркнул на меня.

— Нет! — вскрикнул он, словно испугавшись. — Нет!

Дальнейшие его действия оказались для меня полной неожиданностью.

Он коротко замахнулся и что было сил врезал мне в солнечное сплетение. Удар сбил меня с ног. Но Алан не удовлетворился этим и продолжать пинать меня ногами.

Я не мог вздохнуть, но все-таки постарался откатиться от него подальше. Его побелевшее лицо искажала гримаса скорее ужаса, чем злости. Он как-то странно вздергивал плечи, обрабатывая ботинками мои ребра. Я кое-как ухитрился приподняться, цепляясь за край стола. Я все еще не мог толком набрать в легкие воздух, поэтому действовал очень медленно. И не успел увернуться от могучего кулака Рэнди. Удар отправил меня в нокаут — я пролетел пару шагов и врезался плечом в ступеньки трапа. Голова загудела, как хороший гонг, но я все же услышал, как Рэнди крикнул Алану:

— Дуй на катер!

Потом хлопнула дверь и женский голос воскликнул по-французски: «Боже мой!»

В то время как Алан с Рэнди с грохотом бежали вниз по трапу, я приподнялся, цепляясь за ступеньки лестницы, и увидел ту самую красотку — спутницу Жан-Люка.

— У вас лицо в крови! — произнесла она тревожно. — Что случилось?

В голове немного прояснилось. Мне удалось подняться на ноги и добраться до открытого окна капитанского мостика, чтобы глотнуть свежего воздуха.

— Вам лучше бы присесть, — посоветовала женщина. Я криво улыбнулся онемевшим лицом. Алан в своем белом костюме был уже на причале.

— Остановите этого человека! — заорал я. Люди на прогулочной палубе начали оглядываться. — Задержите его!

Все как-то испуганно притихли. Алан наклонился над кнехтом[19], разматывая швартовый конец, отданный от небольшого катера, притулившегося рядом со сходнями яхты. Я рванул вниз с мостика, пронесся по палубе, распихивая всех, кто попадался на пути, и прыжками, цепляясь за поручни, спустился по сходням. Но прежде, чем я оказался на причале, Алан уже прыгнул на борт катера, оттолкнулся от пирса и завел мотор. За кормой катера резко взбурлила вода; пространство между ним и берегом быстро увеличивалось. Отсутствие поблизости мало-мальски подходящей посудины для погони означало, что я его упустил.

— Джеймс! — раздался крик над моей головой. С верхней палубы «Геклы» свесился Чарли, размахивая рукой, в которой я разглядел УКВ-передатчик. — На катамаран!

От неожиданности я чуть не поскользнулся. Резко обернувшись, я увидел, что к берегу против ветра подходит «Секретное оружие». За штурвалом стоял Скотто; кто-то уже поднимал грот. Черт побери, подумал я, он, похоже, собирается протаранить причал! Но все мои мысли были сосредоточены на катере, который, вздымая белые буруны, уже удалился на целый кабельтов[20].

Левый борт «Оружия» был в пяти футах от причала. Это было довольно большое расстояние для прыжка, учитывая то состояние, в котором я находился после пребывания на мостике «Геклы», но я все-таки прыгнул на сетку между корпусами. Скотто приветствовал меня одобрительным возгласом и резко развернул катамаран. Парус хлопнул, забирая ветер, и мы начали удаляться от берега. Тяжело дыша, я пробрался на корму.

— Спасибо, — сказал я Скотто и занял место за штурвалом.

Катер прыгал на волнах, вздымая брызги в четверти мили от берега. Тот, кто управлял им, держал курс на узкий проход в западной оконечности Зубьев.

— Что случилось? — спросил Скотто.

— Один парень решил покататься, а мне надо его отловить, — отшутился я.

Скотто недоверчиво посмотрел на меня, всем своим видом показывая, что считает неудачной шуткой попытку гоняться за мощным катером на парусном судне. Но я решил не обращать на это внимания. Я включил гидравлику, подбирая грот, и катамаран пошел быстрее, лихо разрезая волну. Катер маячил прямо по курсу, но движок у него был что надо, и он заметно опережал нас.

— Не догоним, — заметил Скотто. — Да еще с такой мачтой.

Лаг показывал восемнадцать узлов. В голове все еще гудело, и болело плечо. Но я твердил про себя: «Вперед!» Под тримараном со страшной скоростью проносилась бурлящая вода. Вперед!

И все-таки мы отставали.

Шальная волна ударила в корпус, обдав меня холодным душем брызг. Белый костюм местами промок и потемнел от воды.

— Включи УКВ, — сказал я Скотто. — Свяжись с полицией и скажи, что этот сукин сын на катере кое-что знает об аварии на судне Эда Бонифейса.

Скотто опять недоверчиво уставился на меня, но потом молча спустился вниз, и я услышал, как он настраивает передатчик.

— Начальник порта! Начальник порта! Говорит катамаран...

— Погоди, — прервал я его. Сердце гулко заколотилось под ребрами. Катер вдруг остановился, повернувшись к нам боком. Человек в кокпите поднялся и шагнул на корму, держа в руках что-то вроде багра.

— У него что-то случилось с винтом. Мы сами с ним справимся!

Белый корпус становился все ближе. От Пултни мы уже ушли мили на три; слева по борту виднелись скалы, напоминающие клыки каких-то гигантских животных, — Зубья, вокруг которых пенились волны. До них было около мили.

— Теперь он от нас не уйдет! — с азартом воскликнул Скотто. — Сейчас мы его сцапаем!

Но катер вновь встал к нам кормой и двинулся вперед, правда, гораздо медленнее, чем раньше. Что-то явно мешало ему. Корма, которая раньше на глаз была размером не больше ногтя, стала величиной с яйцо, потом — с почтовую открытку. Наш катамаран летел со скоростью двадцать узлов. Грозная машина неумолимо настигала Алана Бартона.

Мой костюм промок окончательно.

Слева по наветренному борту уже отчетливо были видны белые буруны у подножия скал.

— Так держать, — подбодрил меня Скотто.

— Хочу взять его на абордаж, — сообщил я ему. — Когда мы догоним его и выйдем чуть вперед, подрежь ему нос. Я успею перепрыгнуть. И подготовь спасательный круг на всякий случай.

— Возьми с собой Дика, — посоветовал Скотто.

Дик был невысоким, ширококостным парнем с головой, растущей прямо из плеч, и такими длинными руками, что мог, не сгибаясь, почесать свои коленки.

— О'кей, — согласился я и направился на подветренный корпус, примериваясь к дальнейшим действиям. Волны прокатывались по палубе, в ботинках хлюпало. Корма катера была примерно в пятидесяти ярдах; я уже различал голубоватый дымок и чувствовал запах выхлопа его двигателя. Бартон обернулся. Он был так близко, что я опять увидел, как сверкнули белки его глаз.

— Берегись! — заорал Скотто.

В тот момент, когда мы уже могли видеть не только корму, но и борт катера, резкий порыв ветра буквально подбросил вверх наветренный борт, и я едва удержался на палубе, вцепившись в сетку тримарана. Скотто вел катамаран так круто к ветру, как только мог, с опаской поглядывая на сильно изогнувшуюся верхушку мачты.

— Он идет против ветра! — прокричал Скотто. — Нам не удержаться на этом курсе!

Катер мчался строго поперек волны, гулко хлопая днищем и поднимая тучи брызг. Ветер действительно дул ему прямо в лоб. Но между ним и открытым морем по-прежнему находилась каменистая гряда Зубьев, на которой с грохотом бесновался прибой.

Катер шел прямо на скалы со скоростью двадцать пять узлов. Скотто завел наш мотор. Носы катамарана глубоко зарывались в волны. Теперь уже не оставалось никакой надежды догнать этого ублюдка. Бартон подошел к самому краю чистой воды, по-прежнему держась строго против ветра, то исчезая между волнами, то взлетая на гребни, далеко разбрасывая тучи брызг. Я вернулся на корму.

— Вот черт! — покачал головой Скотто. — Он хочет проскочить!

— Будь готов вызывать спасательную лодку, — сказал я.

Дик устроился внизу. Катер устремился в самый центр бушующего столпотворения волн и на какое-то мгновение исчез из виду. Я затаил дыхание. Когда он появился вновь, Скотто нечленораздельно выругался.

Алан повернул вправо на девяносто градусов.

Наверное, его винт наконец освободился от помехи, потому что катер резко прибавил скорость. Разрезая волны, он мчался по центру прохода между скалами, едва различимый за шлейфом брызг. Я видел, как его швыряло на волнах, чуть не переворачивая; видел, как раскорячился Алан, вцепившись в штурвал. Я не мог поверить своим глазам. Невероятно! Он должен был уже десять раз взлететь вверх тормашками, идя на скорости двадцать узлов вдоль такого волнения. Но этого до сих пор не произошло.

Я повернул штурвал, уваливаясь под ветер. Катамаран набрал ход.

— Пожалуй, ему это удалось, — проговорил Скотто.

— И спасательная лодка не понадобится, — добавил я.

Катер метало и переваливало с боку на бок, но он уже почти прошел опасный участок и был на выходе из Зубьев. Он увеличил скорость и пошел ровнее.

— Сумасшедший сукин сын, — констатировал Скотто. Насчет сукина сына Скотто был, безусловно, прав. А вот что касается сумасшедшего — это еще вопрос.

Катер взлетел на очередную волну и грохнулся днищем так, что нам и отсюда было хорошо это слышно. Потом развернулся, едва не уйдя под воду, и помчался в открытое море.

— Ушел, — заметил Скотто.

Мы еще понаблюдали немного, как V-образная стрела с маленькой точкой в остром углу удалялась от нас, потом катер по пологой дуге отклонился к западу и скрылся за мысом Данглас. Если везение Алана равнялось его мастерству, то он должен бы быть чемпионом мира. Но в любом случае для меня Алан Бартон был не более чем удачливым подонком, с которым я все равно собирался разобраться.

Скотто довел катамаран до берега и высадил меня на причал. Я прошел мимо парадного трапа «Геклы», чувствуя, как промокшие штанины облепили ноги. Миновав ряд киосков и служебных контор, я добрался до здания спасательной службы — неказистой хибарки с УКВ-антенной на крыше.

В полуприкрытую дверь я увидел коренастого светловолосого мужчину с красным обветренным лицом и трубкой в зубах. Он чинил сеть.

— Привет, Чифи! — окликнул я его.

Чифи Барнс сверкнул в мою сторону яркими голубыми глазами, не прерывая своего занятия.

— А, мистер Диксон, — узнал он меня. Барнс занимал должность рулевого спасательной лодки в порту Пултни. Он любил делать вид, что живет сам по себе и ни во что не вникает, хотя мне-то было известно: Чифи всегда в курсе всех событий.

— Чифи, можно узнать, куда направляется этот псих на катере?

— Скорее всего — на дно, если будет продолжать в том же духе, мать его так, — философски заметил Барнс. — Я пойду дам запрос, а потом, черт побери, ты мне все объяснишь!

Он скрылся в радиорубке и что-то пробубнил в микрофон. Когда Чифи вернулся, я выложил ему все, что знал, а потом поблагодарил его и направился обратно на причал.

Глава 7

Толпа на прогулочной палубе «Геклы» заметно поредела. Но Чарли был еще там. Он сразу же накинулся на меня с требованием объяснить, что все это значит. Я вкратце рассказал ему, как было дело.

— Да... Боюсь, это может сильно повлиять на настроение мистера Эрнста, — произнес Чарли.

— Ничем не могу помочь.

— Жаль, что все так получилось.

Расставшись с Чарли, я направился в салон, где стоял стол для рулетки. Там сейчас никого не было. Мои промокшие ботинки оставляли грязные следы на дорогом белом ковре. Под золоченой витой лестницей, ведущей в верхний салон, открылась дверь, и из нее вышел Терри Таннер. За ним двигался Рэнди, засунув большие пальцы рук за пояс, на котором висел устрашающего вида кинжал. В приоткрытую дверь я успел разглядеть помещение, где вокруг стола с горкой разноцветных фишек сидело человек пять, играющих в карты.

— Я хочу с вами поговорить, — обратился я к Таннеру.

Теперь глаза его были холодны как лед; отличный мягкий загар не мог скрыть жесткого, бесстрастного выражения его лица.

— Мистер Сайлем выигрывает, — сообщил он в ответ. — Не уверен, что он будет доволен, если игра прервется.

Высокий рыжеватый блондин вдруг встал из-за стола.

— Ничего страшного. Мне как раз нужно прогуляться, — произнес он, направляясь в сторону служебных помещений. По дороге он одарил меня дежурной улыбкой.

— Мне хотелось бы знать, что делал на этом корабле Алан Бартон.

Таннер в изумлении поднял брови. Я бы, пожалуй, сильно удивился, встретив иную реакцию.

— Кто такой Алан Бартон? — спросил он.

— Человек, который недавно угнал ваш катер. Он был на борту «Стрит Экспресс», когда мы разбились о камни в Ирландии. Тогда он исчез, и мы полагали, что он погиб.

— Как странно, — равнодушно бросил Таннер. — Честно говоря, понятия о нем не имею. Подбором экипажа занимается Рэнди. Рэнди, я правильно говорю?

Морда Рэнди была гладкой и цветом напоминала свиное сало; контрастно выделялись на ней только огромные черные усы и такого же цвета коротко стриженные волосы.

— Мы познакомились с ним случайно, — сообщил Рэнди. — В баре. Хотите знать — в каком?

— Нет.

— Какое-то время мы виделись. А потом я встретил его в Корке. Мы как раз возвращались на «Геклу». Он нуждался в работе, и я нанял его. Что за проблема? — С этими словами, произнесенными угрожающим тоном, он сделал шаг вперед, положив руку на ножны своего кинжала.

— Рэнди! — одернул его Таннер, словно скомандовал: «К ноге!»

— В таком случае, за что вы ударили меня?

— Он не желал с вами разговаривать. Он — мой приятель. Его желания для меня — закон.

— Какая преданность! — не удержался я. — А после этого вы посоветовали ему сбежать, не так ли?

— Он кое-что рассказал мне об этом кораблекрушении. — В уголках его красных толстых губ выступила слюна. — Он сказал, что больше не желает иметь с вами никаких дел. И еще, что вы с Эдом — пара психопатов. А он — очень чувствительный малый. — Руки Рэнди держал на весу. Больше всего они были похожи на крюки подъемного крана.

— О'кей, Рэнди, — произнес Таннер, сделав успокоительный жест. — Спасибо. — Взглянув на меня своими голубыми фарфоровыми глазами, он поинтересовался: — Вы удовлетворены?

— Не совсем. У меня есть другая версия. Я допускаю, что якорный канат «Экспресса» перетерся не сам по себе. Я допускаю, что Алан мог ему немного помочь — например, ножом. После чего испугался и в панике смылся. Очевидно, поэтому он и сегодня сбежал. И более того, я допускаю, что вы специально помогли ему сбежать, потому что вам известны кое-какие подробности этого дела.

Рука Рэнди вновь скользнула к кинжалу.

Пальцы Таннера впились в его разрисованное татуировкой предплечье. Взбугрившиеся мышцы распирали короткий рукав белой футболки.

— Заявляю вам, — процедил Таннер, — что это клевета. — Губы его растянулись в некое подобие улыбки. — Неплохо придуманная, но клевета. Эд Бонифейс — ваш давний друг, верно? В таком случае... Я понимаю, Эд сейчас в затруднительном положении, и полмиллиона страховки за «Стрит Экспресс» ему как нельзя кстати, не правда ли? Только я сомневаюсь, что он ее получит.

Я пристально взглянул ему в глаза. Он отлично знал, что такие же соображения возникали и у меня.

— Пока ничего не ясно.

— А я уверен, — подчеркнул Таннер.

Золотые панели с мраморными стенами действовали на меня угнетающе. Я развернулся и пошел прочь.

Я спускался по трапу, размышляя об Алане Бартоне. Тогда, на «Экспрессе», он выглядел каким-то слишком затюканным. Он сказал, что боится воды. Я был готов поверить в то, что со страху он мог сбежать в Ардмор, мог добраться до Корка, забиться в кабак, где его выловил Рэнди. Я вспомнил его лицо, все в красных пятнах, дрожащие слюнявые губы, словно у провинившегося ребенка... Тогда он явно запаниковал. В таком случае у него не было никаких причин не удариться в панику и сегодняшним утром.

Я шел по причалу, удрученный тем, что позволил сам себя одурачить. Появилось четкое желание выпить и привести в порядок собственные мысли. Поэтому ноги мои сами повернули в сторону яхт-клуба. Я вошел в бар, отделанный красным деревом, и заказал бренди. Бар яхт-клуба я выбрал еще и потому, что был уверен: мне удастся посидеть здесь в одиночестве. Все нормальные жители Пултни в это время собирались в баре «Русалка». Но я ошибся.

— Эй, ты что там застрял! — услышал я знакомый голос. Обернувшись, я увидел Эда, приветственно махавшего мне своей лапой с зажатой между пальцами неизменной сигаретой «Сеньор Сервис». Его светло-коричневый пиджак количеством пятен напоминал уже армейскую камуфляжную куртку. Рядом с ним сидел довольно высокий мужчина. Волосы его торчали во все стороны, словно наэлектризованные, огромные квадратные очки больше всего были похожи на две оконные рамы.

— Иди к нам, — радушно предложил Эд, плюхнув руку на плечо своему спутнику. — Знакомься, это Морт Салки, директор по связям с общественностью, фирма «Оранж Карз». Мы приземлились тут поболтать немного после той толкучки.

Я неуверенно улыбнулся и пожал крупную костлявую руку мистера Салки.

— Мне очень понравилось ваше судно, — произнес Салки, не обращая внимания на Эда. — Я тоже был на «Гекле». Великолепное зрелище. Позвоните мне при случае, возможно, нам есть, о чем поговорить.

И он протянул мне визитную карточку. Эд, перебивая его, завопил:

— Слушай, я только что рассказал старине Морту, какую лодку я собираюсь построить!

— Да-да, — подхватил Салки, обнажив в улыбке два ряда огромных зубов. — Восхитительно. Извините меня, но я должен идти. Напишите мне обо всем, хорошо? — Он двинул плечом, сбрасывая руку Эда. Та безвольно скользнула вниз. — Джимми, — обратился Салки ко мне. — Не забудьте позвонить! — Он быстрыми шагами пересек зал и исчез за стеклянными дверьми.

— О, это важная шишка, — сказал Эд. — Мне с трудом удалось затащить его сюда.

— Ты знаешь, что Алан Бартон был на борту «Геклы»?

— Слышал, — вяло отозвался Эд. — Он сбежал, как последний трус, верно? Все это очень интересно, но не закажешь ли ты еще виски, Джимми?

Я выполнил его просьбу и поинтересовался:

— Ну и что ты об этом скажешь?

— Не сейчас. Мне еще надо кое-что выяснить.

— О чем ты?

Официант принес виски. Эд жадно отхлебнул и повторив:

— Говорю тебе — еще не время.

— Но ты можешь мне хоть объяснить, — не отставал я, — откуда он взялся? Почему ты с самого начала был уверен, что канат — это его рук дело? И, в конце концов, почему я должен верить, что не ты сам все провернул ради полумиллиона страховки?

Эд тяжело повернулся в мою сторону. От него несло виски, как из бочки; глаза бессмысленно блуждали по сторонам. Он выдавил из себя смешок, который я бы сравнил со скрипом заржавевшей двери.

— Ради страховки? Ты шутишь! Я разговаривал с ними сегодня утром. Агент сказал, что расследование может продлиться год! Кроме того, он сообщил, что даже если удастся доказать вину Алана, то ведь он формально был членом экипажа, значит, крушение было инсценировано, и никакая страховая компания не станет расплачиваться за такие шутки.

Он допил свое виски и выразительно помахал пустым стаканом в воздухе, привлекая внимание бармена.

— Повторить! — выкрикнул он и продолжил, обращаясь ко мне: — Надеюсь, мне удастся подать на него в суд. Ведь это как-никак полмиллиона фунтов.

Он опять рассмеялся.

— Хорошо. Стало быть, ты собираешься доказать, что Алан перерубил канат. Но где ты его подцепил?

— Он появился неожиданно. Попросил взять его с собой. И я подумал: почему бы и нет?

— Вот так просто?

— Да, тебя это удивляет? Но кто же знал? А сейчас я занимаюсь собственным расследованием. И кое-что накопал. Не обижайся, старина, но пока не выясню все окончательно, говорить не хочу.

Я разозлился.

— Мне плевать, выяснишь ты что-нибудь или нет. Три месяца назад все считали тебя фаворитом. Посмотри на себя! Если ты не угодишь в долговую яму, ты пропадешь в кабаках! Ты же пьешь беспробудно, и тебе хоть бы хны! Только не надо мне говорить, что ты так переживаешь за свою разбитую лодку. Это все началось гораздо раньше. — Я чувствовал, что слишком уж разошелся, но что поделать, назвался груздем — полезай в кузов. — Ты ведешь себя как последнее отребье и всех накручиваешь своим идиотским поведением. Что случилось?

Я увидел, что Эд не на шутку рассвирепел и на какое-то мгновение превратился в того Эда Бонифейса, с которым мы вместе ходили через Атлантику. Но он тут же втянул голову в плечи, как старая черепаха, и сник.

— Мой старикан умер, — негромко сказал он. — Теперь эта проклятая лодка! Все кончено. Осталось запродать кому-нибудь руку. Или ногу. Заложить все, к чертовой матери! Ты понимаешь, что все это значит?

Я прекрасно понимал его.

— Но ты же проходил уже через нечто подобное. Что ж теперь тебя так подкосило?

— Потому что, черт побери, это еще не все. Я кое-кому перебежал дорогу и создал проблемы, но и это не главное...

Он замолчал, бесцельно скользя взглядом по рядам бутылок на стенке бара. Отчаяние явно читалось на его побледневшем лице.

— А что же? — подтолкнул я его.

— Ты о чем? — тупо переспросил он.

— Что главное?

— А-а... — Глаза Эда уже были совершенно пьяными. — Главное в том, что я теперь повязан.

— Повязан? Чем?

— К сожалению, я не шучу, — проговорил Эд. — Это жестоко и несправедливо, это просто дико, когда к тебе вот так запросто заваливается банда и говорит: плати, иначе у тебя будут большие неприятности.

— Что «плати»?

— Деньги, — криво усмехнулся Эд. — Причем много. — Он помотал головой и огляделся вокруг, словно только теперь поняв, где находится. Потом схватил стакан и залпом допил виски. — Ладно. Завтра до обеда мы приедем и заберем твою мачту. Послезавтра к вечеру сделаем. Приходи, поможешь нам. Увидимся в «Виноградной грозди», в девять. Договорились?

Слегка покачиваясь, Эд двинулся к выходу.

Я вышел вслед за ним на дорогу. Его «форд-капри», виляя, покатил по Фор-стрит. Потом я отправился в гавань — снимать мачту.

Работая, я не переставал думать об Эде Бонифейсе. И чем больше я думал, тем сильнее убеждался в том, что вся эта история с Аланом Бартоном, перерубившим канат, — выдумка чистой воды. Скорее это походило на манию преследования.

Я провозился с мачтой до вечера. Вернувшись домой после шести, я застал там полную тишину, если не считать дурацкой песенки о голубых замшевых ботинках, доносившейся из дочкиной спальни. Я снял свой изгвазданный белый костюм, залез в душ и простоял там довольно долго, пока колючие горячие струи не смыли с меня въевшуюся соль.

Я уже сидел, отдыхая, в гостиной, когда наверху музыка стихла и вошла Мэй. Вид у нее был заспанный и недовольный.

— Тебе звонили, — проговорила она. — Какая-то женщина с забавным акцентом. Сказала, что перезвонит позже.

— Очень хорошо.

Она стояла, засунув руки в карманы джинсов, и усердно разглядывала через окно гору опилок на территории лесопилки, соседствующей с нашим домом. Дочка показалась мне такой одинокой и заброшенной, что от жалости перехватило горло. Конечно, разве это нормальная жизнь для Девочки, у которой нет матери, а отца она видит десять минут в день?

— Давай пойдем погуляем? — предложил я.

— Тебе опять что-нибудь помешает, — произнесла она, искоса взглянув в мою сторону.

— А я выключу телефон. Мы возьмем с собой бинокль и пойдем на Болото.

Она кивнула, мгновенно просветлев, и побежала наверх за биноклем, который я подарил ей в прошлый день рождения. Поразмышляв немного, я все-таки решил взять радиотелефон с собой.

То, что мы называли Болотом, представляло собой заросшую камышом лагуну к западу от устья Пулта. Всю дорогу, пока мы шли по галечному берегу, Мэй прыгала и скакала вокруг меня. На каждом шагу нам попадались гнезда чаек-крачков. В глубине болота, подальше от моря, в зарослях камыша и полузатопленного ивняка гнездились утки и прочие болотные птицы.

Стоял прекрасный, тихий и ясный вечер. Я соорудил для Мэй подстилку из сухого камыша, и она лежала, прильнув к биноклю. Низко над землей летела крупная птица с коротким туловищем, держа крылья под прямым углом.

— Смотри! — приглушенно вскрикнула Мэй.

— Это лунь Монтэпо, — демонстрировал я свои познания.

— Нет, он слишком большой, — возразила дочь. — Это, наверное, лунь-курятник.

Я подстроил бинокль. Крылья были с черной опушкой и без полос.

— Ты права, — согласился я.

Мы наблюдали, как птица, кружа, что-то выглядывала в коричневатой траве. Внезапно она сложила крылья и ринулась вниз, пропав из виду. Донесся тонкий предсмертный визг дикого кролика.

— Фантастика, — заметила Мэй. — Летом их почти не встретишь. Только зимой.

Я улыбнулся, глядя на раскрасневшееся личико и сияющие глаза дочери.

И тут в кармане заверещал телефон. Радость как рукой смахнуло с ее лица.

— Извини, — сказал я и вынул аппарат.

Звонил Чифи Барнс. Катер с «Геклы» обнаружили в Сихэме, у Старой пристани.

— Спасибо, Чифи, я еду немедленно.

Глава 8

Я гнал свой «ягуар» по шоссе, навстречу мне с запада надвигалась сплошная облачность. Через полчаса начался дождь — сильный, обложной, за своей пеленой скрывший окрестные холмы. «Дворники» мои скрипели, не успевая разгонять потоки воды с лобового стекла. По морю до Сихэма было около тридцати миль, но по шоссе — верных шестьдесят. К девяти вечера я подкатил к пристани. Она была полностью погружена в темноту; только от красных фонарей на волнорезе исходило причудливое сияние, многократно отраженное в струях дождя и налетающих волнах.

В воздухе пахло рыбой; Сихэм был крупным рыбным портом, по крайней мере — самым крупным на всем южном побережье. Капли дождя стучали по палубам, мачтам и выносным стрелам траулеров, отшвартованных у Новой пристани; на маслянистой поверхности бухты лопались бесчисленные пузырьки. И ни единого человека вокруг; в такой ливень никому неохота выходить из дому. Пока я шлепал ботинками по лужам, звуки моих шагов далеко разносились окрест. Перешагивая через многочисленные канаты, которыми были пришвартованы к берегу рыбацкие лодки, плоскодонки и моторки, я направился к Старой пристани.

Там, в дальнем ее конце, над самой водой я заметил какой-то свет. По мере приближения к нему я невольно ускорил шаг. Свет пробивался из иллюминатора каюты небольшого катера с обтекаемыми отводами — катера с «Геклы». Шагнув на трап, я сжал кулаки в карманах моего дождевика. Дождь громко барабанил по фибергласовой палубе. Я прыгнул в кокпит и с силой рванул на себя дверь каюты. Палуба вздрогнула у меня под ногами. В горле пересохло; как минимум, я намеревался получить ответы на целый ряд вопросов.

Ответом мне была тишина. Я повторил попытку — но с тем же успехом.

Мириады капель дождя, встречаясь с поверхностью воды, издавали монотонный и какой-то цокающий звук. Высокая ограда пристани не давала проникнуть на причал даже отблескам городских огней и выглядела как черная неприступная скала. Все словно вымерло в округе.

Наконец я просто выломал замок из двери каюты и ворвался внутрь. Я увидел койку, застеленную коричневым покрывалом. Поверх покрывала лежали аккуратно расправленные подушки. Вообще в каюте была идеальная чистота и порядок, словно в ней только что провели тщательную приборку. Лампочка под потолком сияла. Только на полу я заметил небольшую лужицу.

Промокший и раздосадованный, я вышел на палубу. Было такое ощущение, что Алан опять сбежал. Я поднялся на крышу каюты. Швартовы, отданные с носа и с кормы катера, тянулись наверх, к кнехтам на пирсе. Все как положено.

Я прошел на нос. Алан уже мог быть где угодно. Глаза мои машинально скользнули по палубе. То, что я увидел, привело меня в состояние величайшего изумления.

Швартуясь у причала, принято заводить швартовы на берег. И вполне распространено правило отдавать при этом якорь. Но если ты не полный идиот, то пропустишь при этом якорный канат под мерным ограждением, через полуклюз. Но почему же якорный канат катера оказался переброшен через леер?

Я нагнулся и попытался поднять якорь.

Он оказался очень тяжел. Слишком тяжел для катера таких размеров. Я потянул изо всех сил — но с тем же результатом. Он просто не поддавался. Ухватившись за носовую утку, я склонился над водой, пытаясь разглядеть, в чем там дело. Мне немного помогал свет от фонаря волнореза.

Снизу на меня смотрели глаза.

Вскрикнув, я отпрянул и грохнулся на крышку каюты. Сердце стучало как пулемет. Отдышавшись и взяв себя в руки, я вернулся к борту и еще раз взглянул вниз.

Глаза были там же. Мертвенно-бледное лицо временами приобретало розовый оттенок — очевидно, из-за преломления в воде света красных фонарей волнореза. Довольно отчетливо были видны руки и ноги — человек был одет в белую униформу экипажа «Геклы». Впрочем, на костюм мне смотреть было незачем: этого человека я знал в лицо.

Это был Алан Бартон. Якорный канат обмотался вокруг его правой руки. Он не дышал и, пожалуй, никогда уже больше дышать не будет.

Полицейский участок я покинул лишь в полночь. Экспертиза установила, что Алан скончался за час до моего приезда. Как только до полиции дошло, что я не мог добраться из пултнийского яхт-клуба до Сихэма раньше, чем все это случилось, они сообщили, что, кроме всего прочего, на черепе обнаружили большую ссадину. Рана вполне соответствовала по расположению и размерам тому предположению, что он сам треснулся головой о леерную стойку. В результате они пришли к заключению, что он случайно запутался рукой в тросе, сбрасывая якорь, и тот утащил его за собой. А по пути Алану удалось еще как следует приложиться головой.

Такое объяснение, судя по всему, вполне удовлетворяло полицию Сихэма, списавшую происшествие на несчастный случай. Они даже сказали, что встречались с парнем и раньше.

Возвращаясь по длинной извилистой дороге в Пултни, я вдруг подумал о том, что прежде не приходило мне в голову. Во-первых, весьма странно запутаться в якоре в тот момент, когда ты уже завел и закрепил швартовые концы у надежного причала, а во-вторых, Алан явно спасал свою жизнь, напав на меня, а потом бежав; но причины такого поведения пока не ясны.

Ночь прошла ужасно. Стоило мне прикрыть веки, и тут же перед глазами вставало мертвенно-бледное лицо и застывший взгляд из-под воды. Утром, когда Мэй прибежала ко мне в постель, я крепко обнял ее.

— Не надо, — испугалась она. — Ты меня сломаешь!

Я почитал ей вслух «Ласточек и амазонок», радуясь, как там в книжке все хорошо и просто. Потом она села и стала расчесывать волосы.

— Кстати, — вспомнила она, не прекращая своего занятия. — Эта иностранка опять звонила тебе.

Я пил свой утренний кофе, листал газеты и наблюдал в окно, как по деревьям, растущим на нашей лужайке, вверх и вниз сновали забавные птички — поползни. Роса бриллиантами сверкала на изумрудной зелени газона под ярким, ласковым солнцем. Но вот первая страница «Вестерн морнинг ньюс» показалась мне черной: в правом нижнем углу крупными буквами было набрано: «В СИХЭМЕ ОБНАРУЖЕН ТРУП». Я отвлекся от созерцания газона и стал читать о том, какое несчастье произошло с Аланом Бартоном, который случайно попал рукой в петлю якорного троса.

После того, как я вернулся, проводив Мэй на автобус, зазвонил телефон. Подняв трубку, я услышал женский голос:

— Это Агнес де Сталь. — Я узнал ее мгновенно. — Очень жаль, что нам не удалось вчера пообедать.

— Я хочу поблагодарить вас за проявленное участие ко мне там, на мостике.

— Не стоит благодарности. — Она хорошо, по-доброму рассмеялась. — Как вы думаете, мы не могли бы побеседовать сегодня? Может, позавтракаем вместе?

— С удовольствием, — отозвался я. — А о чем вы хотите поговорить?

— О вас. И о вашей лодке. Я работаю в «Пари Уик-энд» и полагаю, что нашим читателям будет интересно узнать об англичанине, у которого есть судно, способное доставить французским яхтсменам много неприятностей.

— Надо ли понимать это так, что ваш друг Жарре обеспокоен по этому поводу? — поинтересовался я.

Какое-то время она молчала, потом рассмеялась:

— Можно и так сказать. Думаю, он тоже не прочь узнать побольше.

— О'кей, — согласился я. — Узнает, как только вы напечатаете.

— Я подумаю над этим предложением. Когда мы увидимся? Я могу приехать на поезде.

Моя жизнь была расписана по минутам на несколько недель вперед. Но после прошедшей ночи трудно было представить, что весь распорядок деловых встреч сохранится в неизменном виде. А мысль об этой женщине была подобна солнечному лучу, сверкнувшему на безнадежно сером небе.

— Послезавтра, — решил я. — Я встречу вас на станции.

Потом я поехал в свою контору.

Перед ленчем секретарша сообщила мне о необычном звонке. Среди тех, кто интересуется лесоматериалами, довольно часто попадаются люди со странностями. Поэтому я дал ей указание соединять меня со всеми, за исключением тех, кто явно похож на сбежавшего из сумасшедшего дома. Этот звонок, судя по всему, был из кабака; по крайней мере, из трубки доносился гул голосов и человеку приходилось кричать, чтобы я мог что-нибудь разобрать.

— Это Джеймс Диксон?

— Он самый.

— Меня зовут Артур Дэвис. Не знаю, помните ли вы меня. В прошлом году у меня был катамаран, «Лондерама де люкс».

— Разумеется, помню.

Катамаран Дэвиса тогда выигрывал все гонки. Но он почему-то продал его до окончания сезона и исчез из виду.

— Я бы хотел поговорить с вами!

— На какую тему?

— Я остался без денег, — продолжал он. — Слушайте, я живу на борту «Эдвина», в бристольских доках, это чуть ниже «Грейт Бритн». Меня там можно застать в любой день. Это такой синий шлюп, фолькбот...

— Я очень занят.

На другом конце линии повесили трубку.

Что поделать, деньги всегда кончаются.

На самом деле я весьма смутно помнил Артура Дэвиса. Этакий угрюмый уэльсец с черными кудрями, который норовил выложить все свои проблемы любому, кто подвернется под руку. Если он действительно живет в фолькботе — значит, его здорово припекло. Фолькботы — довольно маленькие суденышки, а уж о комфорте и говорить не приходится. Скорее всего, он хотел бы перебраться жить куда-нибудь на сушу и решил, что я в состоянии ему помочь в этом. Я сделал себе пометку заскочить к нему, как только окажусь в Бристоле. И постарался отогнать видение утопленного Алана Бартона, которое мешало сосредоточиться на проблеме покупки дубовых бревен.

Глава 9

Плимутский кабак под названием «Виноградная гроздь» был довольно примечательным местом. Уже от одной картины, на которой были изображены мордастые докеры с татуировками, вышагивающие под британским флагом, могло бросить в дрожь. Но на нервы Эда Бонифейса подобная обстановка не действовала, особенно после нескольких порций виски; да и братец его. Дел, кажется, чувствовал себя здесь вполне комфортно. Они с Эдом были похожи, только по комплекции Дел скорее напоминал меня.

Я заказал на всех. Эд приподнялся и со словами «Надо отлить» двинулся, пошатываясь, к неказистой двери с табличкой: «Для мужчин».

— Послушайте, мистер Диксон, — начал Дел, уперевшись локтями в стойку бара. — Эдди сейчас плохо соображает. На него слишком давят.

— Я в курсе.

— Я знаю, вы его друг, и просто хотел сказать, чтобы вы не придавали большого значения всему этому.

— Чему «этому»?

— Его идее о том, будто какой-то парень угробил его судно. — Дел покачал головой. — Это неправда. Эдди просто уперся, и вы понимаете почему. Если на человека слишком сильно давят, он начинает выдумывать несуществующие вещи. Эд в полном порядке, ему только надо взять себя в руки.

Пока Дел говорил, я рассматривал его. Я подумал, что он вовсе не виноват в том, что выглядит как шоферюга, вознамерившийся содрать с меня двойную плату за проезд. Эду повезло, что за него есть кому заступиться. Ему это сейчас крайне необходимо.

Из сортира вернулся Эд. На лице его блуждала улыбка.

— Ты слышал об Алане? — спросил я его.

— Так, кое-что. А что с ним?

Я коротко пересказал ему историю в Сихэме.

— Черт побери, — покачал головой Эд, когда я закончил. — Эх, бедолага...

— А где ты был прошлой ночью?

— Я? — изумленно переспросил Эд.

Дел медленно потягивал свое пиво. В баре слегка попахивало горячим углем.

— Законники могут добраться и до тебя. Ты всем сообщал, что Алан разбил твою лодку, не так ли? Подозрение ляжет на тебя.

— Чушь! — взорвался Эд и нервно провел пятерней по остаткам своей шевелюры. — Черт побери, они считают, что произошло убийство?

— Расследование продолжается.

— Мы оба были у «Милли», — вставил Дел. — Все время, с того момента как Эд вернулся из Пултни.

— Что такое «Милли»?

— Клуб в Барбикене, — пояснил Эд.

Я вполне мог себе это представить. Двойное виски с середины дня, карты, бархатные шторы, пропитанные табачным дымом.

— Ну ладно, — решил он, вставая. — Поехали.

Мы вышли на автобусную стоянку.

Братья уселись в кабину потрепанного грузовика, я — в свой «ягуар». Путь наш лежал по пустынным улицам Плимута через Тамар-Бридж в Солтэш.

Фары грузовика высвечивали огромные рекламные щиты, поставленные вдоль дороги как защита от ветра. Весьма неприятное местечко, от него так и веяло несчастьем. Потом грузовик подъехал к воротам, по обеим сторонам которых тянулась ограда из колючей проволоки. К столу была приделана облупившаяся вывеска: «Гал Спарз». Эд выпрыгнул из кабины и чуть не упал. Ворота оказались заперты на цепь. Эд никак не мог открыть замок, потом вернулся к грузовику. Перепутал ключи, подумал я. Он был здорово пьян.

Справившись наконец с замком, он помахал рукой, чтобы мы проезжали, и закрыл ворота за нами. Я вслед за Делом объехал вокруг большого сарая с плоской крышей. Эду и здесь пришлось повозиться. Но он все-таки снял замок, отодвинул здоровый железный засов, и мы вошли внутрь.

На стеллажах лежала наша мачта; металлические детали тускло поблескивали в полумраке.

— Вот, — махнул рукой Эд.

Они установили дополнительную пару распорок и усиливающий фланец[21]. Все это выглядело вполне добротно, но я хотел проверить.

— Нельзя ли зажечь свет? — спросил я Эда.

— Лучше не надо, — ответил он. — У нас и так счета не оплачены. Вот возьми фонарь.

Светя себе фонарем, я внимательно осмотрел отремонтированную мачту. У меня не было никаких претензий.

Мы погрузили мачту в грузовик. Пока я с Эдом привязывал ее, Дел куда-то исчез.

— Черт побери! — психанул Эд. — Неужели рванул в кабак?

Неожиданно снаружи послышался короткий вскрик, топот ног и звуки ударов по чему-то мягкому.

— Этого нам только не хватало! — охнул Эд. Я выскочил на улицу. Возле мусорного контейнера я различил две фигуры — одна склонилась над другой, лежащей на земле. В том, кто был на ногах, я узнал Дела. Я направил луч фонаря на лежащего.

Человек был одет в синюю униформу. Под головой растекалось кровавое пятно; фуражка валялась поодаль.

— Идиот! — не сдержался я. — Это же служба безопасности!

— Аккуратнее с выражениями, — со злостью ответил Дел. — Лучше нам убраться отсюда поскорее. — Он быстро направился к сараю.

Я посмотрел на охранника. Лицо его было смертельно бледным, рот приоткрыт. Вид был такой, будто он храпел во сне. Напугавшись, я пощупал пульс. Парень был жив, хотя и без сознания. Услышав его стон, я поспешил назад. У дверей сарая луч фонаря случайно упал на висячий замок, и я с удивлением обнаружил, что дужка его сломана. Оказывается, когда Эд возился с ним, он не подбирал ключи, а просто воспользовался мощными кусачками для болтов.

Я почувствовал страшную тяжесть в груди.

— Эд! — заорал я. Мой голос гулко отозвался в пустоте огромного помещения. — Что тут у тебя за чертовщина?

— Сделай одолжение, заткнись, — посоветовал Эд. — Вчера приезжали эти суки из комиссии по банкротству. Все опечатали и сменили замки. Тебе нужна твоя мачта? Вот и забирай побыстрее, пока этот козел не очухался.

Я открыл было рот, чтобы возразить, но тут же осознал, что попал в безвыходное положение.

Уехали мы, не включая фар, и ухитрились не наткнуться ни на одну полицейскую машину. У первой же телефонной будки я притормозил, вышел и набрал три девятки, чтобы вызвать «скорую помощь» в «Гал Спарз». Выехав из Плимута на шоссе "Б", я обогнал грузовик и в ярости помчался как сумасшедший по направлению к Пултни.

Постепенно я взял себя в руки. На всю эту историю можно было посмотреть и иначе. Эд старался помочь мне как мог. С его стороны это выглядело благородным поступком.

Мы подогнали автокран, чтобы снять мачту с грузовика. Дел взялся за рычаги.

— Добрый старина Дел, — проговорил Эд, наблюдая, как тот аккуратно укладывал секции мачты на козлы. — Он уехал из Эссекса. У него теперь небольшое дело в Блэкуотере.

— Правда? — поддержал я разговор.

— Угу... Да ладно, все это трепотня.

— Слушай, Эд, — решил я сменить тему. — Давай поговорим. Тебе нужна помощь?

— Мне? Нет, старина. Никогда.

Дел завел мотор своего грузовичка, Эд забрался в кабину, и они укатили. Я решил сходить к телефону и позвонить в центральную больницу Плимута — узнать, как себя чувствует тот охранник. Мне сказали — «удовлетворительно», а когда поинтересовались, кто спрашивает, я повесил трубку. Грузовичок уже миновал автостоянку; теперь свет его фар виднелся на дороге, идущей вдоль берега. И только сейчас я сообразил, что даже не попрощался с ними.

На следующее утро я поехал на станцию встречать Агнес де Сталь и поймал себя на том, что обращаю внимание на каждую полицейскую машину. Когда подошел поезд, я уже был на перроне. Она приехала в вагоне первого класса. Контролер уделял гораздо больше внимания ей, нежели ее билету, и его трудно было в этом упрекнуть: в своей мини-юбке и темно-зеленом облегающем жакете она выглядела потрясающе. Настоящая француженка!

Увидев мою машину, она обрадовалась как ребенок.

— Изумительно! — воскликнула она.

Я даже лучше стал себя чувствовать в ее присутствии. Дорога домой показалась короче; в одиннадцать мой длинный черный «ягуар» уже остановился перед «Милл-Хаусом».

День обещал быть великолепным; вокруг гудели пчелы, перелетая с цветка на цветок.

— Господи, какая красота! — продолжала восхищаться моя гостья. — Просто идиллия! — Она бросила на меня лукавый взгляд, улыбнувшись краешками губ.

— Вы меня поражаете, — заметил я.

— Все мое детство прошло в деревне, — рассмеялась она. — Так приятно вспомнить прошлое!

Сегодня я решил устроить себе выходной. Гарри следовало дать время на размышления. Я окинул взглядом свой двор, а потом сходил на кухню и принес кофе на террасу. Металлический столик, за которым мы устроились, заливало яркое солнце.

— Итак, — произнес я, — с чего мы начнем?

Вместо ответа она сняла свой жакет, под которым оказалась черная кофточка. Янтарные бусы переливались в солнечном свете, чудесно гармонируя с ее загаром.

— Вас хвалили, — начала она. — Позавчера ваш парусник произвел на всех сильное впечатление. Думаю, вы не на шутку озадачили ваших французских коллег. — Она широко улыбнулась. Мне никогда не доводилось видеть таких синих глаз. — Мне хотелось бы побольше узнать о вас.

Мы пили кофе, и она расспрашивала меня о катамаране, и о том, в каких гонках я участвовал раньше, и о моих планах на будущее. Вопросы были самыми обычными, мы оба прекрасно это понимали. Тем не менее, они каким-то странным образом сблизили нас. Наконец она захлопнула блокнот и сказала:

— Я слышала, у вас финансовые затруднения?

Это внезапно насторожило меня.

— Не больше, чем у любого владельца судна за триста тысяч фунтов.

— В Лондоне говорят, что вы ищете спонсора?

— Это правда. А от кого вы это слышали?

— Я пишу статью о Терри Таннере. Общаюсь с его друзьями, его окружением, если можно так сказать.

Она слегка подалась вперед, поднеся чашку к губам. Густая прядь ее темных волос упала, заслонив от меня половину ее лица.

— Боюсь, я ему не понравился.

— Это не должно вас беспокоить, — неожиданно резко заметила Агнес. Мы оба замолчали; тишину нарушало только жужжание пчел и щебет ласточек, снующих в свои гнезда под крышей моего дома.

— Почему вы так считаете? — поинтересовался я.

— Потому что он сутенер. — Она произнесла это слово сначала по-французски, а потом перевела для меня: — Он существует за счет других.

— Он находит спонсоров бедным яхтсменам, — возразил я.

— Как же! — вдруг возмущенно вскрикнула она и даже пристукнула чашкой о блюдце. — Знаю я, как он их находит! Вы слышали о Бобби Жако?

— Конечно.

Жако был одним из самых известных французских рулевых. Полтора года назад его катамаран «Дион» обнаружили выброшенным на западное побережье, через два дня после начала гонки на приз «Большой риф». Но самого Жако так и не нашли.

— Бобби просил Таннера подыскать ему спонсора, — продолжала Агнес. — Но деньги, как известно, всегда запаздывают. Бобби пытался урвать то там, то сям, у него были слишком большие расходы, вы меня понимаете. В результате «Дион» получился быстрым, но очень трудным в управлении. Просто опасно было выходить на нем на гонку. Конструктор предлагал установить саморегулируемые снасти. Но Таннер сказал, что спонсору это не понравится — слишком дорого. И Бобби отказался. — Она наклонилась вперед, глядя мне прямо в глаза. — Не знаю, помогло бы это ему или нет, но в этом весь Таннер.

— Если вы так относитесь к Таннеру, то почему пишете о нем?

— Профессиональное любопытство. — Она пожала плечами. — У него очень узкий круг. Они всегда вместе — карты, обеды... Как школьники. Но я обнаружила, что кое-кто выбивается из этого круга. Например, Джон Доусон. Терри нашел ему спонсора — компанию «Оранж Карз». Но Джон в их обществе выглядит просто медведем.

— Джон? — Это известие меня заинтересовало. — Он добыл спонсора?

Голько на Шербур, — уточнила Агнес. — На «Треугольник». Его судно будет теперь называться по имени фирмы «Оранж Карз» — «Оранж», или просто «Апельсин». Если он удачно выступит, они собираются оказать ему поддержку и дальше в гонке на Кубок Уотерфорда, и в регате «Вокруг островов»

— Чертовски повезло, — позавидовал я.

Агнес улыбнулась.

— Мне кажется, вы не такой. Неужели вы способны принять деньги от человека, подобного Таннеру?

— Я способен принять деньги от кого угодно, — жестко заявил я.

Солнечные часы показывали двенадцать.

— Вы останетесь на ленч? — спросил я Агнес.

— С удовольствием, — сразу согласилась она. — У меня нет других дел сегодня.

— А потом я приглашаю вас покататься на катамаране.

— Замечательно.

Мы взяли свои чашки, чтобы отнести их в дом. Проходя через гостиную, Агнес задержалась у столика из палисандрового дерева, столешницу которого я украсил маркетри[22], с очень реалистичным изображением собственного дома.

— Как похоже, просто прелесть! — воскликнула она. — Это досталось вам в наследство?

— Нет. Дом построил я. И столик сделал сам. — Я был польщен, а в подобном состоянии становился лаконичен.

— У вас золотые руки. Уверена, что любой спонсор только выиграет, поставив на вас.

Я слегка улыбнулся в ответ на комплимент; реагировать на них для меня всегда было мучением.

— Вы не возражаете, если мы возьмем с собой мою дочь?

— Разумеется нет! — Она сняла туфли и принялась вытирать чашки и блюдца, которые я мыл в раковине. И я подумал, глядя на нее, что это больше похоже на общение с приятельницей, чем с журналистом... Но оборвал эту мысль. Одумайся, сказал я сам себе. Агнес де Сталь приехала как журналист взять интервью, и крайне опрометчиво строить относительно нее какие-либо иные планы.

Глава 10

По дороге в яхт-клуб мы заехали за Мэй, которая занималась в школе верховой езды. Выглядела она розовенькой и вполне довольной. Я немного побаивался момента ее знакомства с Агнес, но все обошлось как нельзя лучше. Агнес попросила Мэй показать ее лошадь, беседовала с девочкой за ленчем в яхт-клубе, чем немало способствовала тому, что Мэй почувствовала себя взрослой и интересной собеседницей.

Мы уже пили кофе, когда в столовой, обшитой светлым дубом, появился Чарли Эгаттер. Он был, как всегда, один.

— Терпеть не могу эту забегаловку, — сообщил он, с такой ненавистью поглядев на дымившего сигарой какого-то, судя по внешности, биржевика, что тот нервно заерзал на своем стуле. — В половине второго начнется прилив.

В гавань мы приехали на двух машинах. По пирсу Чарли и я шли немного впереди наших дам.

— Как мачта? — первым делом спросил я.

— Все о'кей. Я установил ее. А кто это с тобой? Подружка?

— Журналист.

— М-да, — хмыкнул Чарли, который не любил, а точнее, презирал журналистов.

— Она ничего, — успокоил я Чарли. — Хочет написать о нас и нашем катамаране. Спонсорам нравятся такие вещи.

— Кстати, что насчет спонсоров?

— Ищу.

— И есть надежда?

— Пока небольшая.

— А чем все закончилось с Аланом?

— Они пригласят для дачи показаний послезавтра. Их версия — несчастный случай со смертельным исходом.

— Ну-ну... — Чарли пристально взглянул на меня. — Ты тоже так считаешь?

— Я не детектив, — уклонился я от ответа. — Но трудно представить, как это еще можно объяснить.

Какое-то время мы шли молча.

— Эд совсем запил, — произнес Чарли.

— Я знаю.

— Говорят, у него серьезные проблемы. На него завели дело.

Я чертыхнулся. Не надо обладать талантом Шерлока Холмса, чтобы сообразить, кого привлекут следующим по этому делу, как только выяснится, чья мачта была выкрадена из опечатанной мастерской.

Наши шаги гулко отдавались на металлическом понтоне. Мы пришли. Я перепрыгнул на трамполин и перенес на борт Мэй. Агнес и Чарли последовали за мной.

В этот момент из-за большой темно-серой тучи выглянуло солнце. Веселые блики сразу заиграли на ожившей воде. Я стоял у штурвала, направляя наше сорокафутовое судно в узкий проход между волнорезами. Вода прибывала. Начался прилив.

Выйдя из залива примерно на два кабельтова, мы выключили мотор. Впереди Мэй что-то объясняла Агнес, которая теперь, в теплой куртке-парке и джинсах, на три размера больше чем следовало, мало подходила на француженку: ничего другого мы ей предложить не могли.

Море было пятнистым: зеленым — там, куда падали лучи солнца, серым — там, где проплывали кучевые облака, нагоняемые свежим ветром со стороны Канала. Волны бесконечной чередой бежали на запад, и только у Зубьев белая пена напоминала прилипшую к скалам невероятных размеров жевательную резинку.

В устье реки Пулт ныряли крачки, выискивая себе пропитание на песчаном мелководье. Мы поставили паруса.

Скотто на корме вытирал шкоты, я освободил румпель. Катамаран, покачиваясь, стал плавно набирать скорость. Я расставил пошире ноги, приспосабливаясь к качке, и с напряжением ожидал, что скажет Чарли, изучающий степс[23]. Но он пока разбирался с фалами и шкотовым углом, чтобы нагрузка на паруса равномерно распределилась между мачтой и такелажем.

Грот теперь по форме напоминал поставленное вертикально гигантское крыло. Мы твердо встали на курс. Я почувствовал, как наветренный корпус стал понемногу выходить из воды; мы шли гораздо мощнее, чем раньше. Мельчайшие водяные брызги поднимались облаком за кормой подветренного корпуса и долго висели в воздухе, как дым. Чарли молча поднял вверх большой палец. Мэй, присев на корточки рядом с Агнес, радостно визжала.

И я вполне разделял ее чувства.

— О'кей, — сказал я, постаравшись придать голосу бесстрастное выражение. — Ну, посмотрим, что он сможет.

И мы заставили его потрудиться. Точнее говоря, заставил я, а Чарли тем временем, как колдун, проводил психоанализ новой мачты, Скотто сбился с ног, выполняя указания Чарли: подтянуть ромбованты, на полдюйма вытравить фал, на несколько дюймов больше спустить шверт при крутом бейдевинде... Постепенно, проверив точнее настройку на «Шербурском треугольнике» и на Кубке Уотерфорда, мы выясним все нюансы. К тому времени, когда нужно будет пересечь стартовую линию регаты «Вокруг островов», мы должны знать абсолютно точно, как судно будет себя вести в любой ситуации. Так прошло часа полтора. Чарли, оглядываясь по сторонам, вдруг воскликнул:

— Эй, смотрите! Что это? — Его крупная волосатая рука показала в юго-западном направлении. У самого горизонта я разглядел маленький белый треугольник.

Мэй, у которой зрение было получше, сообщила:

— Это парус... Такой же, как наш!

Я приложил к глазам мой любимый бинокль, — водонепроницаемый «Шмидтс». Корпуса я не увидел; над бледно-голубой поверхностью моря торчал один белый парус. На нем был нарисован большой оранжевый круг. Даже на таком расстоянии я видел, как он движется.

— Это многокорпусник, — уверенно сказал я.

Агнес оказалась рядом.

— Вы умеете управлять яхтой? — спросил я ее. Указав на виднеющийся вдалеке мыс Данглас, я сказал: — Держите на край этого мыса!

Затем я незаметно оглянулся, ища глазами Скотто. Тот понимающе кивнул. Он проследит, чтобы у штурвала не возникло проблем. Я прошел вперед и подтянулся на вантах, чтобы иметь более высокую точку для обзора.

Я уже мог различить корпуса и белый пенистый след, который оставлял за собой этот крупный катамаран, идущий достаточно свободно к ветру на полном бейдевинде. Шел он великолепно; наветренный борт лишь слегка касался воды. Корпуса были ярко-оранжевого цвета.

— Все ясно! — крикнул я. — Это Джон Доусон! Джон Доусон работал на совесть. Его новые спонсоры могли гордиться им.

— Сейчас посоревнуемся, — обратился я к Агнес. — Думаю, он тоже не прочь опробовать новую лодку! — Я почувствовал, как палуба накренилась, когда мы немного увалились[24], чтобы приблизиться к другому катамарану, услышал звук передвижения ползунка по погону гика-шкота и дернулся было занять место за штурвалом, но удержал себя.

Управлять катамараном не сложно; гораздо сложнее управлять им грамотно. Найти единственное верное соотношение угла атаки паруса положения шверта и рулей — все равно что пройти по лезвию бритвы Агнес стояла, широко расставив ноги, штанины ее несоразмерно широких джинсов нещадно полоскались на ветру; прическу разметало.

Я ногами чувствовал, что «Секретное оружие» идет отлично; один корпус почти парит над водой, другой ровно режет волну.

Я перевел взгляд на Доусона и вдруг сообразил, что мы можем столкнуться.

Скотто негромко, в сторону произнес:

— Она сказала, что у нее есть опыт...

— Я ходила с Бобби Жако в регате «Двойная звезда», — громко сообщила Агнес.

Тут я призадумался. Я знал, что Жако был женат и брал на гонки свою супругу...

— Да-да, — весело добавила она. — Вы правильно догадались! Забирайте штурвал!

Я покачал головой и остался у погона гика-шкота, контролируя, чтобы грот не перекинуло на другой борт при резком изменении ветра. «Секретное оружие» и апельсиновый катамаран Джона Доусона сближались с суммарной скоростью в сорок пять узлов.

Подойдя на расстояние примерно полумили, мы сделали поворот оверштаг[25]. Наш парусник развернулся, как заправский слаломист, подняв тучу брызг, которая обрушилась на палубу. Я взял штурвал и подошел к Доусону совсем близко. Нас разделяло не более сорока футов. Доусон стоял на корме. Рядом с ним я узнал Морта Салки и Дуга Сайлема. Увеселительная прогулка для спонсоров. Джон, как всегда, улыбался; ветер трепал его бороду.

— Отличная лодка! — крикнул он.

— У тебя не хуже! — крикнул я.

Ни один из нас на самом деле так не думал. Обычная вежливость, игра. Джон немного потравил грот. Пока он занимался этим делом, я поймал себя на том, что улыбаюсь. Всем был известен бойцовский характер Джона, но также все": была известна его излишняя самоуверенность.

Что ж, чем раньше начнешь соревноваться — тем лучше. Я сказал Скотто:

— Потрави грот немного.

Он взялся за рычаг гидравлического привода и отпустил оттяжку на шесть дюймов. Ленты-колдунчики, пришитые вдоль задней шкаторины, обычно трепетали одинаково по всей высоте паруса, показывая, что он стоит правильно.

Теперь же верхние беспорядочно заметались в турбулентном[26] потоке, срывающемся с кромки верхней части грота, деформированного произведенной операцией. Я почувствовал, как катамаран замедлил ход. Доусон шел точно. Его наветренный корпус словно гладил верхушки волн; казалось, что он мчится по рельсам, как хороший поезд, туда, где вдали едва виднелся Пултни. Медленно, почти незаметно он начал уходить вперед.

Мэй обернулась ко мне, ее широко раскрытые глаза горели азартом.

— Он выигрывает! Догони его!

— Я стараюсь, — ответил я серьезно.

— Но не очень, — хмыкнул Скотто и подмигнул мне.

Доусон уже был впереди. Подрезая нам нос, он помахал рукой; мимо пронеслись огромные корпуса его катамарана, похожие на пару эсминцев.

— Ну вот, теперь это вполне уверенный в себе человек, который только что обыграл конкурента, да еще на глазах у своих спонсоров, — сказал я, обращаясь к дочке. — А самая главная ошибка самоуверенного человека, Мэй, в том, что он перестает работать так усердно, как другие...

Агнес улыбалась. Ее щеки разрумянились от ветра.

— Очень хитро, — оценила она. Она отвела взгляд от «Апельсина» и принялась разглядывать Зубья, показавшиеся к югу от нашего курса. Скалы были подобны черным клыкам, которые торчали из покрытых пеной десен. — Как вы думаете, почему сбежал этот парень, Алан? — внезапно спросила она.

Я отмолчался. Сейчас о нем мне совершенно не хотелось думать. Она посерьезнела и сосредоточилась на Зубьях. С востока на запад на четыре мили тянулась эта непрерывная гряда скал, если не считать того самого узкого прохода в западной ее оконечности.

— Должно быть, он просто сошел с ума, — продолжила Агнес свою мысль. — Или его чем-то сильно напугали...

Она смотрела на меня прямо, мягко и доверительно. Я подумал, что теперь понимаю, как ей удается писать интересные репортажи. Никто не устоит перед таким взглядом, выложит как на блюдечке все, что ей захочется узнать. Неожиданно я разозлился. Если я собираюсь участвовать в гонках, мне следовало бы держать все мое при себе и сосредоточиться на этом, а не трепаться со всякими журналистами, даже не зная, что из этого получится.

— Вы угадали мои мысли, — произнес я.

— Я поняла: вы не хотите затрагивать эту тему, — ответила она холодно.

— Покойники всегда правы, — парировал я и тут же пожалел о сказанном. Но было поздно. Она отрешенно уставилась вдаль, отгородившись от меня непроницаемой галльской сдержанностью.

— Пусть он снова полетит, — тихо попросила Мэй.

Я даже не сразу понял, о чем она. А когда понял, произнес:

— Агнес! Возьмитесь за это вы.

Мы пролетели остаток пути, практически не разговаривая между собой, и вернулись в гавань, когда уже начался отлив.

На автомобильной стоянке, покрытой мелким гравием, ветер вздымал пыль. Яхты, поднятые на стапели, выглядели как динозавры на фоне неба.

— Мне пора возвращаться, — сказала Агнес.

— Возвращаться? — переспросил я. Ну да, конечно, источник информации иссяк. Она не предполагала копать дальше.

— У меня уже есть, о чем писать, — произнесла она. — Я бы с удовольствием осталась, но... — Она отвела взгляд, опустив длинные черные ресницы. — Крайний срок. Вы подвезете меня на станцию?

Я отвез ее в Экстер. Мэй попрощалась с ней очень эмоционально, чему я даже несколько удивился. Я помог ей подняться в вагон и вошел следом. Вагон был практически пуст. Я положил чемодан на багажную полку и повернулся, чтобы уйти.

— До свидания, — мягко произнесла она, глядя на меня своими большими голубыми и снова нежными глазами. — Спасибо. Я получила огромное наслаждение. — Пожав мою руку, она добавила: — Мне бы хотелось еще раз встретиться с вами.

И прежде чем я понял, что происходит, она шагнула вперед и поцеловала меня в губы. Губы ее были мягкими и немного липкими от помады.

Дежурный по станции прошел вдоль вагонов, закрывая двери. Я видел, как Мэй заволновалась на перроне. Если бы ее не было со мной, я бы, пожалуй, бросил все, включая «ягуар», и уехал с Агнес.

Но мне пришлось вылезти из вагона; и вид у меня был, наверное, как у акулы, которой вырвали сто двадцать пять зубов.

— Ты ей понравился, — сказала Мэй, когда мой «ягуар», ворча, выбирался из привокзальных закоулков на окружную дорогу.

— Почему ты так думаешь? — поинтересовался я, с удивлением подумав, что между женщинами существует, наверное, телепатическая связь, даже если одна из них — всего лишь двенадцатилетняя девочка.

— Потому что у тебя рот в губной помаде, — объяснила дочь.

— А тебе она понравилась? — Я решил сменить тему.

— Да, она в порядке. Ты будешь с ней встречаться?

— Не знаю, — честно ответил я. — Она ведь уже собрала материал для статьи.

— Вам обязательно надо встретиться, — твердо произнесла дочка и поинтересовалась: — А что у нас сегодня на ужин?

Мы поужинали спагетти по-болонски, потом я почитал Мэй вслух «Ласточки и амазонки». Затем обошел вокруг дома, борясь с желанием поехать в контору и заняться какой-нибудь работой, и вернулся обратно. В гостиной я остановился у палисандрового столика. И наконец понял, почему со мной творится черт знает что. Потому что я всем своим существом был в поезде, увозящем в Лондон, на вокзал Паддингтон, Агнес де Сталь.

Глава 11

Следующие два дня прошли в каком-то тумане. Мэй отпросилась в гости к своей подружке и ночевала там; свободное время я использовал для закупки трех стволов липы и нескольких столетних елей, Потом ездил в Сихэм давать свидетельские показания по делу Алана Бартона. Заключение было однозначным — смерть наступила в результате несчастного случая. Следователь даже поблагодарил меня за проявленную инициативу. Я чувствовал глухую тоску, сидя в сумрачном зале городской ратуши. Полицию, казалось, все это мало интересовало; один из них сказал, что это уже третий утопленник за год на их территории; по общему мнению, мореплавание вообще тяжелое, опасное для жизни занятие, и с этим ничего не поделаешь. Пока глава присяжных зачитывал вердикт, согласно которому следовало бы обязать всех пользоваться спасательными жилетами, я бесцельно разглядывал верхнюю галерею. И совершенно случайно поймал встречный взгляд — тяжелый взгляд пары черных глаз на белом, как лист бумаги, лице. И огромные черные усы. Рэнди, личная охрана Терри Таннера.

На выходе из ратуши я получил довольно чувствительный тычок в спину. Я обернулся. Рэнди стоял вплотную ко мне; от него несло лосьоном после бритья. Он зло ухмыльнулся.

— Поберегись, — негромко произнес он, положив руку на ножны кинжала, по-прежнему болтающегося на поясе с металлическими заклепками. — Я не забуду того, что ты сделал с Аланом.

Кожаные его штаны поскрипывали, когда он направился к своему «кавасаки», приткнувшемуся у тротуара. Он взгромоздился на мотоцикл. Грохот мотора гулко отразился под навесом подъезда, и Рэнди умчался прочь.

Я поглядел ему вслед и поехал домой. На полдороге к Пултни я уже забыл о нем.

На следующее утро я разбирал бумаги. Когда высота кипы пришедших писем, извещений и прочей ерунды сократилась от фута до дюйма, я позволил себе передохнуть и выпить еще одну чашечку кофе. В этот момент появился Гарри. На нем был темный костюм и желтый жилет. В окно ярко светило солнце. Низенький и толстый Гарри выглядел озабоченным и взволнованным.

Я пригласил его сесть, предложил кофе. От кофе он отказался, придвинул кресло вплотную к столу и уселся напротив.

— Надо подумать, — начал он, — не следует ли нам привлечь юриста?

— Это целиком твоя идея, — ответил я. — Мне вообще не нужно дерево из Бразилии.

— Ну хорошо, — сказал Гарри. — Если ты не хочешь работать вместе, отдавай мою долю, согласно нашему ассоциативному договору.

— Ты, наверное, уже посоветовался со специалистами. Сколько ты хочешь?

— Я позвал оценщиков, — ответил Гарри. — Можешь ознакомиться.

Гарри стал моим партнером в тот год, когда от меня ушла жена и уехала в Америку. Вся моя жизнь пошла наперекосяк; я был полностью выбит из колеи. Поэтому предложение Гарри о партнерстве было для меня как спасительный дождь в пустыне. Но когда дела вроде бы пошли в гору, я понял, что наши представления о бизнесе абсолютно не совпадают. К счастью, в договоре было предусмотрено решение такой проблемы: если выяснится, что вместе мы работать больше не можем, я вправе в любой момент прервать контракт, выплатив причитающуюся моему компаньону долю после оценки нашего имущества.

Я бегло просмотрел бумажку, которую он подвинул мне. Если бы я заложил все, что имел, в конце сезона продал катамаран, добавив к этому сумму всех призов, которые еще надо было выиграть, только тогда возможно было расплатиться по этому счету и далее свободно распоряжаться своей судьбой.

В противном случае Гарри имел право выбирать нового партнера на свое усмотрение.

— Ты уже присмотрел кандидатуру? — спросил я.

— Невилл Спирмен.

— У меня есть шестьдесят дней, чтобы найти деньги.

— Правильно.

— Ну, в таком случае можешь начинать подыскивать себе работу.

— Поживем — увидим, — криво ухмыльнулся Гарри.

Я вспомнил последний разговор с Невиллом и вдруг сообразил, что наверняка они оба давно уже все обдумали.

— Значит, ты все рассчитал заранее?

— Я страхуюсь на случай непредвиденных обстоятельств, — сообщил Гарри с поджатыми губами.

Он знал мои отношения с Невиллом, и совершенно ясно, что был и в курсе того, сколько я тому должен.

За спиной Гарри внезапно распахнулась дверь. Человек в плаще с капюшоном и больших роговых очках вошел в комнату. Это был полицейский.

— Агент сыскной полиции, сержант Дженкинс, — представился человек в очках. — Вы — мистер Джеймс Диксон, если не ошибаюсь? — Потом он устремил свой взор на Гарри. — А вы кто?

Гарри назвал себя. Сержант без всякого выражения осмотрел его с головы до ног.

— В чем дело? — спросил Гарри.

— Дело касается лично мистера Диксона.

— А-а, ну понятно, — чуть ли не хрюкнул от радости мой компаньон. — Удачи, Джимми!

Сержант Дженкинс присел на краешек стула, с которого только что встал Гарри. Его крупное лицо показалось мне симпатичным, в отличие от глаз, которые колюче сверлили меня сквозь очки.

— Мистер Диксон, к нам поступила информация об ограблении мастерской в Солтэше. Украли мачту, которую вы сдали туда без предварительной оплаты. Охранник получил удар по голове и сотрясение мозга. Мы собираем информацию об этом инциденте. Думаю, вы можете нам помочь.

— Я так не думаю.

— Не можете? — Он оглядел комнату. Очки на носу описали круг, как два телескопа, и остановились, направленные в стену за моей спиной. Он громко клацнул зубами. — Ограбление с нанесением телесных повреждений, мистер Диксон! Наказание сроком до пятнадцати лет.

— Вы шутите, сержант, — произнес я, а про себя добавил: «Эд Бонифейс, ты последний кретин. Ради Бога, никогда больше не делай мне никаких одолжений!» — Действительно, моя мачта находилась там на ремонте. Но ее привезли на грузовике фирмы «Гал Спарз» вечером в среду. Это вы называете ограблением с нанесением телесных повреждений?

— Кто ее привез вам?

— Меня там не было. Не знаю.

Интересно, подумал я. Даже в такой ситуации я зачем-то продолжаю выгораживать Эда. Дженкинс встал.

— Значит, вы не хотите мне помочь. Это все, что вы можете мне сказать?

— Да, — подтвердил я.

— Ну что ж, — произнес сержант, присаживаясь снова и доставая блокнот. Я заметил, что стекла его очков не мешало бы протереть. — В таком случае, что вы делали в среду вечером?

Я быстро соображал. Большим достоинством «Виноградной грозди» было то, что ни его персонал, ни его клиентура никогда не имели ни малейшего желания быть накоротке с представителями закона.

— Работал. В Пултни, в своей конторе. Потом поехал домой.

— Хорошо, мистер Диксон. Я проверю. Вплоть до мельчайших деталей, — тоном, не сулящим ничего хорошего, пообещал он.

— Проверяйте, сколько угодно. Кроме меня, там никого не было.

Он оторвался от блокнота и почесал багровую шею.

— Это легко установить, — сказал он, поднялся, аккуратно завинтил колпачок своей чернильной авторучки и спрятал ее в нагрудный карман куртки.

Зазвонил телефон.

— Вы закончили? — обратился я к сержанту.

— Приглашаю вас в гости, — заявил он, не двигаясь с места. Сержант Дженкинс начинал мне определенно не нравиться. Я поднял трубку.

— Говорит Уоллес, — услышал я. — Комиссия по банкротству. Я занимаюсь ликвидацией дел «Гал Спарз». По нашему мнению, у вас находится часть нашей собственности.

— Вашей собственности?

— Да, вы не ослышались, — продолжал голос. — Я уполномочен представлять имущественные интересы кредиторов фирмы «Гал Спарз». Вы должны пять тысяч фунтов за мачту, которая стоит на вашем судне.

— Что значит «я должен»?

— Это значит, что она числится в наших книгах как неоплаченная.

— Подождите! — В желудке у меня похолодело, но мозги лихорадочно соображали. Я, на самом деле, прекрасно знал, в чем дело. Эд втянул меня в гораздо большую неприятность, чем какая-то кража со взломом. Он использовал меня, чтобы утаить наличные от собственной компании. Мачту он построил за десять тысяч — за одну треть от обычной цены, — преследуя собственную выгоду. Два месяца назад я заплатил ему. Но в приходную книгу он, видимо, вписал только пять тысяч, попросту прикарманив половину.

— Слушаю вас, — напомнил о себе голос.

— Я хочу обсудить эту проблему с мистером Бонифейсом.

— Это уже не его проблема, — возразили мне. — У полиции много вопросов к мистеру Бонифейсу.

— Полиция как раз у меня! Какое совпадение!

— Это не совпадение. Мы их к вам послали. — Я расценил эти слова как небольшое утешение, рассматривая очки сержанта Дженкинса. Это означало, что сержант на ложном пути. Он ничего не подозревает. Пока.

— Итак, — опять услышал я противный голос, — я посылаю наших агентов. Или пять тысяч фунтов к шестнадцати часам, или вы возвращаете мачту. Да, и никаких чеков!

— Подождите! — взмолился я.

— Или деньги, или мачта, — отрезал собеседник и положил трубку.

— Плохие новости? — участливо спросил Дженкинс. — Мне искренне жаль. — Он улыбнулся, впервые за весь визит, и покинул дом.

Я обхватил голову руками. Гарри собирался запродать нашу фирму Невиллу Спирмену. Он знал Спирмена и знал, что мне не устоять перед ним. Эта сделка здорово поднимет шансы Невилла; если вся моя доля уйдет к Невиллу во избежание банкротства, Гарри займет мое место. И после этого они накинутся на добычу леса в тропиках, как мухи на падаль. А я потеряю свой склад и буду вынужден начинать с нуля.

Черт побери, я не могу этого допустить! Будь я проклят, если меня втянут еще и в это идиотское ограбление с нанесением повреждений! И уж тем более будь я трижды проклят, если позволю отнять мачту, за которую честно заплатил, за десять дней до начала Шербурской гонки!

Я схватил шляпу, висевшую на стене у двери, нахлобучил ее на самые уши и направился в гараж. Даже если сейчас я раздобуду эти несчастные пять тысяч, чтобы сохранить мачту, то где гарантия того, что через два месяца я смогу достать в пятьдесят раз больше, чтобы откупиться от Гарри? Но я постарался выбросить эти мысли из головы.

Я поехал в гавань, где договорился встретиться с Чарли, чтобы выйти в море на очередную тренировку.

— Буй! — крикнул Скотто с носа катамарана.

Он колыхался на пологих темных волнах впереди по курсу. Обычный буй в виде конуса с плавающим садком, который обычно спускают на грунт с прикормкой, чтобы ловить лобстеров, которые еще остались кое-где у южных скал после пятнадцати лет интенсивного их истребления. Я крутанул штурвал. Корпус сильно поднялся над водой от резкого разворота, мы оказались на фордевинде, и, естественно, буй остался за кормой.

Чарли внимательно посмотрел на меня и заметил:

— Это же не самолет, это катамаран!

— Извини, нервы шалят, — ответил я.

— Что-нибудь случилось?

— В четыре часа приедут забирать мачту. У тебя есть паспорт?

— Ну не на борту же! — возмутился Чарли.

— Я вот что подумал, — продолжил я. — Заплатить я им все равно не могу. Поэтому хочу махнуть за границу.

Чарли хмуро поглядел на меня.

— Ты что, серьезно?

Пришлось рассказать ему об Эде. После этого я полюбопытствовал:

— У тебя есть другая идея?

— Конечно, очень благородно с твоей стороны, что ты не стал топить Эда, — заметил Чарли. — Не уверен, что я способен на такое.

— Да тебе и не надо.

Он пожал плечами.

— Я не могу бросить вот так все сразу.

— В таком случае, я забираю катамаран. Потом откуда-нибудь свяжусь с Эдом и объясню ему, что делать дальше.

Я посмотрел на часы. Два сорок пять. Надо успеть собрать вещи. В три часа на подвесном моторе, подгоняемые приливом, мы вернулись в гавань. Чарли стоял рядом со мной. Мы подходили к длинному, обшитому металлом пирсу перед владениями Спирмена.

— Смотри-ка! — воскликнул Чарли.

На причале стояли трое. Их фигуры отражались в коричневатой, цвета ржавого железа воде. Все они были светлолицыми и коренастыми, в кожаных пиджаках. И совсем не похоже было на то, что они вышли на пирс полюбоваться красивыми лодочками.

Те, кто занимался ликвидацией дел «Гал Спарз», прибыли раньше времени.

Чарли посмотрел на них, потом — на меня.

— Ну и что ты собираешься делать?

Готового ответа у меня не было. Но я понимал, что есть только один выход.

— Я постараюсь поговорить с ними. А ты побыстрее сматывайся вместе с катамараном.

Чарли переводил взгляд с лодки на берег и обратно. Кажется, я понял его мысль: длина катамарана — шестьдесят футов, ширина залива в этом месте — семьдесят.

— Скорее уж ты, чем я, — бросил Чарли.

— Держись! — Я круто переложил руль вправо.

Катамаран «Секретное оружие» отвернул от троих мужчин на пристани и мягко воткнулся корпусом в илистый берег. Скотто оказался уже впереди и обернулся ко мне. Я побежал на корму.

Носы крепко застряли. Мы стояли точно поперек залива; медленно, но неумолимо подходил прилив. Я затаил дыхание.

Дюйм за дюймом прилив начал разворачивать корму. Скотто перебежал ко мне, носы приподнялись немного, и прилив уверенно подхватил судно.

— Включи УКВ и будь на связи. Я тебя вызову! — С этими словами я разбежался и, оттолкнувшись как можно сильнее, прыгнул с левого борта на берег. Попал я, конечно, в глубокую грязь. Оставалось только вытолкнуть носы на чистую воду. Что я и сделал, упираясь плечом, руками, проваливаясь в ил. Катамаран встал только вдоль течения, повернувшись кормой к пирсу. Чарли завел мотор, и парусник двинулся вперед, разгоняя мелкую рябь, в открытое море.

Только сейчас мужчины на пристани начали что-то кричать и махать руками. Кое-как я выбрался на твердую землю и пошел к пирсу, навстречу им.

— Мистер Диксон? — произнес самый крупный из них.

— Вон там судно мистера Диксона. — Я махнул рукой в сторону удаляющегося катамарана и направился к своему «ягуару».

Добравшись домой, я понял, какую глупость совершил. Но иного выхода не было.

Я сидел в темном холле в одном из кресел. Так обычно сидят люди в зале ожидания или же если замышляют самоубийство.

На противоположной стене висела фотография под стеклом. Поймав свое отражение, я ужаснулся: вид у меня был такой, словно я провел двенадцать раундов на ринге, боксируя с кенгуру.

Зазвонил телефон. Я решил снять трубку.

— Мистер Диксон? — обратился ко мне знакомый голос. — Это Уоллес, «Гал Спарз». Когда вы перестанете водить нас за нос и выплатите деньги? Когда вы...

Я не стал слушать дальше, положил трубку на место, а затем выдернул шнур из розетки.

У меня в кабинете есть неплохой УКВ-передатчик, дальности действия его хватит на всю бухту. Я сел за стол и вызвал «Оружие». Чарли отозвался почти сразу.

— Надеюсь, встретимся часа через полтора, — сказал я. — В пяти милях к югу от мыса Беггарман.

Я попросил Риту забрать Мэй из школы и оставить у себя на несколько дней. Потом сложил в сумку одежду, паспорт и направился к входной двери. Открыв ее, я увидел поднимающуюся по ступенькам Агнес.

— Джеймс, я...

— Некогда. Я уезжаю.

— Куда?

— Во Францию.

— В Лондоне говорят, что ты разорился. Что ты лишился своего катамарана!

— Кто это говорит?

— Таннер. Его люди.

— Интересно, черт побери, откуда им это известно?

— С ними был некий человек по фамилии Спирмен.

— Ладно, все это враки. Вот разве что мачта... — Да, спасибо, дружище Невилл, подумал я. Энергичная деловая личность подготавливает почву для установления дружеских контактов, распространяя слухи, чтобы захватить рынок Джеймса Диксона.

— Но у тебя действительно есть проблемы? — не отставала Агнес.

— Некогда, — отмахнулся я. — Опаздываю!

— Черт возьми! — топнула она ногой. — Ты идиот!

— Извините, пожалуйста. Но я должен ехать во Францию. Буквально сию минуту.

Я бросился к «ягуару». Он опять не завелся с первого раза. Чертыхаясь, я сосредоточил все внимание на стартере и не заметил, как хлопнула дверца с противоположной стороны. Когда я обернулся на звук, Агнес уже сидела рядом.

— В таком случае, я тоже еду во Францию, — заявила она. Я уткнулся лбом в холодный пластик руля. Потом приподнял голову и посмотрел на нее.

— Вы? — Она сидела прямо, выпятив челюсть, похожая на скульптурный профиль Жанны д'Арк. — О'кей. Почему бы и нет?

Спустя полчаса мы перебрались с каменистого берега бухты Пултни в чистый и аккуратный катер Чифи Барнса. Ветер развевал его личный вымпел, на котором был изображен нос корабля, разрезающий волны. Прогноз погоды обещал усиление ветра через пять-шесть часов. Чифи развлекал Агнес, заодно практикуясь во французском, которым он владел нетвердо.

Мы прошли западную оконечность Зубьев. Была середина прилива, но скалы в этом месте были повыше, и мы могли видеть, как они пережевывали бесконечные волны, отплевываясь белой пеной.

Катер шел по пологой дуге. Чифи включил локатор и закурил трубку, добавив к вони дизеля еще и запах черного табака. Линия горизонта появлялась и пропадала в зависимости от того, в каком месте волны мы находились в конкретный момент.

— Вон он! — увидел я катамаран на тридцать пятой минуте плавания.

Парусник «Секретное оружие» под стакселем и зарифленным наглухо гротом оставлял за собой два пенных следа, ровных, как рельсы.

— Вы можете подойти к борту? — спросила Агнес с сомнением в голосе.

— Не знаю, — улыбнулся Чифи. — Попробуем.

Он водил спасательный катер в Пултни уже семнадцать лет. Если бы захотел, он бы смог идти в ураган борт в борт с «Летучим голландцем».

На катамаране вывесили кранцы. Впрочем, в этом не было особой необходимости. Чифи удерживал свой катер в восьми дюймах от правого корпуса «Оружия». Пересадка прошла быстро и гладко. Чарли сурово смотрел на Агнес, пока мы помогали ей взобраться на борт. Скотто пожелал удачи в ночном плавании, с тревогой глядя на запад, где сгущались тучи. Потом они все спустились в катер Чифи, я взял штурвал, Агнес выбирала стаксель-шкот. Стрелка компаса показывала курс 125 градусов. Катер Чифи остался за кормой; еще дальше виднелся берег. Мы натянули поглубже капюшоны плащей и понеслись, разрезая длинные пенистые гребни волн, на юго-восток.

Скоро начнет смеркаться.

Глава 12

В кромешной мгле плыть под парусом, да еще при нехватке рабочих рук, да еще с бейлифами[27] на хвосте — пожалуй, такое можно было бы назвать занятием чрезмерно хлопотным. Подобное испытание, несомненно, явилось бы весьма острым ощущением на любом катамаране, а уж на «Секретном оружии» от этого просто волосы вставали дыбом. Теперь, когда мы отплыли из Тиз, волны, бегущие с юга нескончаемой ровной чередой, стали еще выше. Лишь уменьшающиеся огоньки, мелькавшие на пристани Пултни, свидетельствовали о том, с какой скоростью мы движемся. Они так стремительно уносились за линию горизонта, словно на каждый из них для тяжести привесили по кирпичу и упорно тянули от нас в противоположную сторону.

Устраиваться на борту пришлось без особого комфорта. Оказалось, что и спать не на чем, и укрыться нечем, если не считать старого, изношенного одеяла; из провизии же мы располагали только тем хлебом и маслом, что я прихватил из дому. Впрочем, в сумке у Агнес оказался шоколад. На яхте рядом с крохотной газовой плиткой стояла банка растворимого кофе, а Чарли позабыл полбутылки своего неизменного «Феймоуз Граус». Правда, мне было о чем поразмыслить и помимо еды.

Мы неслись по Каналу. Над Северным морем распространилась область пониженного давления, поэтому держался устойчивый южный ветер. Найдя удобный предлог, Агнес поднялась из-за карточного стола, и я решил, что она плохо переносит качку. А может быть, ей не понравилось, что я пересдал карты. За первые три часа мы проделали чуть больше шестидесяти морских миль, и это, в самом деле, было совсем неплохо.

Вскоре над ревущим, грохочущим, неистовым морем спустилась ночь. Катамаран «Секретное оружие» скользил по волнам легко, точно сани по укатанному пути: тонкие полозья оставляли за собой длинные полоски пены. Он мчался, не зарываясь носом в воду, повинуясь малейшему прикосновению к рулю. Мимо мелькали огоньки судов, направлявшихся на запад. По небу, словно по непроглядно-черной реке, раскинувшейся между берегами облаков, в золотом каноэ плыла луна.

Перекусив хлебом и шоколадом, мы выпили кофе с виски и немного поболтали.

Я спросил:

— Кто именно сообщил тебе, Агнес, что я могу лишиться мачты?

— Рэнди. Он тебя недолюбливает. Думаю, он дружил с этим Аланом Бартоном. И был весьма рад услышать, что у тебя неприятности.

— Как мило с его стороны! — заметил я. — А откуда Рэнди узнал о них?

— Он знает все сплетни. Часто играет в карты с разными людьми, — пояснила Агнес. — А за игрой они постоянно треплются. Когда ставки, конечно, не слишком высоки.

— Кто это, интересно, «они»? — спросил я. Трудно было представить себе Невилла за картами: для него что тратить деньги, что бубонная чума — все едино.

— Да все эти парни, которые сшиваются вокруг короля Терри, — ответила она. — Знаешь, у меня от них просто дрожь по коже.

— Думаешь, Рэнди впервые встретился с Аланом после того, как разбилась лодка Эда? Агнес пожала плечами.

— Рэнди — человек осторожный. Никогда лишнего не говорит. Играет себе в карты, почитывает журнальчики по бодибилдингу и делает все, что велит Таннер. По нему не поймешь, о чем он думает. Может, и так.

— Спасибо, что ты пришла, — поблагодарил я.

— Не спеши благодарить, пока не услышишь, почему я это сделала, — оборвала меня на полуслове Агнес.

— Ну и почему же?

— Скажу завтра.

Около полуночи ветер слегка стих. Я распустил рифы грот-мачты и, стоя у руля, смотрел, как над морем позади мыса Хейг появляются белые очертания электростанции.

На рассвете огни на мысе Хейг уже ярко сияли, а по правому борту из тумана вырисовывался Олдерни. Ветер все слабел, и теперь прилив на своих волнах нес катамаран. Часов в шесть появилась Агнес с хлебом, шоколадом и чашкой растворимого кофе. Развалившись на сетях, пригреваемый лучами солнца, я немного вздремнул, а Агнес, вглядываясь в дымку, вела катамаран между извилистыми отрогами Шербурского полуострова[28], пробираясь среди скопления рыбачьих лодок, торговых судов и яхт к молу и серым квадратным строениям на нем.

Когда мы уже оказались в гавани, на внешнем рейде, на нас хлынул поток привычных ароматов города — запах горячего хлеба и сточных вод. Я мигом вскочил, смыл с лица горькой морской водой остатки сна и запустил мотор. Пройдя мимо серых гранитных стоянок мола, мы скользнули к ощетинившейся множеством мачт марине и встали, пристроившись к ряду других таких же больших катамаранов. Написанные на их бортах ослепительными красками имена спонсоров переливались на солнце, и я с особой гордостью ощутил, как сияют серебром бока нашего «Оружия». Не успели мы пришвартоваться, как на пристани уже собралась толпа зевак. Во Франции появление нового большого катамарана всегда вызывает непомерное любопытство.

— О'кей, — вздохнула с облегчением Агнес, когда мы благополучно сошли на берег. — А теперь давай-ка позавтракаем. И заодно поговорим. Идет?

Шербур, что бы о нем ни говорили, не такой уж плохой город. Одной из его достопримечательностей является ресторан Дренека — прямо у торговой гавани. Это вам не новомодный ресторанчик, где над входом, словно кинозвезда на афише, мозолит глаза фамилия хозяина. В былые дни, в славное время побед и удач в гонках, я выпил немало шампанского из запасов М. Дренека.

Этот человек с длиннющими, печально свисающими усами привык к морским гонщикам. И на этот раз он приветствовал меня крепким рукопожатием, а переведя взгляд на Агнес, сдержанно поклонился. Потом, не теряя времени, достал три стакана и бутылку кальвадоса, и мы торжественно выпили друг за друга. Наконец-то мы с Агнес позавтракали, и не каким-то там кофе и булочками, а яичницей с ветчиной, да еще умяли чуть ли не по целой буханке хлеба на каждого.

— Неплохо. Мне нравится твой вкус по части ресторанов, — одобрила Агнес, откидывая с глаз кудрявившиеся от соленой воды волосы. Как она была в эту минуту похожа на женщину с картины Боттичелли! — Это напоминает мне...

На мгновение лицо ее сделалось вдруг отчужденным и далеким.

— Что напоминает? — поинтересовался я.

— Да так, всякую ерунду, — отмахнулась она, вертя в руках обертку из-под сахара и не поднимая глаз. — Я привыкла ходить в такие вот местечки вместе с Бобби. И сейчас мы с ним обсуждали, наверное, то же: как заставить спонсора дать денег, чтобы Бобби мог участвовать в гонках...

Она улыбнулась мне, но на этот раз не прежней своей кривоватой, иронической усмешкой, а широко и дружески. Голубые глаза смотрели открыто и ясно. Как ни смешно, но мне показалось, будто я знаю ее всю свою жизнь.

Она продолжала:

— Бобби не очень-то ладил с людьми в костюмах-тройках. Совсем как ты, Джимми. — Аккуратно скомкав в шарик бумажку от сахара, Агнес гоняла ее пальцами по столу. — Все это было давно, до того как умер мой отец. Он как раз был одним из тех людей в тройках, и ему не нравился Бобби. Сейчас он, конечно, вспомнил бы об этом. — Теперь Агнес не улыбалась. — Но его уже нет в живых. Как и Бобби. Я много думала... Знаю, каково это: бежать от людей, которым ты должен. Чтобы бежать, надо очень верить в себя, иначе окончательно свихнешься. А ты не свихнулся, Джимми, что бы там ни болтало это жулье в Лондоне. Так что я хочу быть твоим поручителем, гарантом.

— Поручителем? — удивился я.

— Я зашла вчера к тебе домой, чтобы сказать об этом. Хочу поручиться за тебя перед банком.

Я опустил свой стакан на белоснежную кружевную скатерть.

— Что ты говоришь? — не поверил я своим ушам.

— Поручиться за тебя, — повторила Агнес. — Чтобы они не осложняли тебе жизнь из-за этих проблем с долгами. Чтобы ты мог выиграть гонки, а не сражаться с кредиторами.

— Это будет не так-то просто, — еле вымолвил я.

— До тех пор, пока ты не найдешь себе спонсора.

— Когда это еще будет, да и будет ли вообще?

— Думаю, да, — сказала Агнес. — А пока... пожалуйста, согласись.

— Нет, — ответил я. — Не могу.

— Черт! — выругалась она, с досадой хлопнув руками по скатерти. — Мсье не желает принимать денег от женщины, так надо понимать? Повторяю: я уже прошла через это. Если ты чего-то и стоишь, то только сейчас. А ты многого стоишь. Уверена. Так почему бы нет?

Тонкая загорелая рука скользнула через стол и легла на мою. Она была сухой и прохладной, без единого кольца — чудесная рука.

Я объяснил:

— Катамаран — это лишь одна из моих проблем. Есть еще куча и всего другого. И мне не хотелось бы это обсуждать.

— Потому что я журналист? Да?

— Отчасти и поэтому.

— Но разве я говорила с тобой как журналист? — тихо спросила Агнес.

Глубоко вздохнув, я почувствовал необходимость излить ей душу и как бы издалека услышал собственный голос. Я рассказывал ей то, о чем никогда ни с кем не делился, а уж тем более с журналистами. И я просто не мог остановиться, меня словно прорвало... Это не касалось ни денег, ни домов, ни лодок, ни экипажей.

— Я был женат. У нас родилась Мэй. А потом моя жена ударилась в религию. Культ назывался Лучезарным Светом. Все это произошло в начале семидесятых... Она уехала в Америку со своим новым другом и взяла с собой Мэй.

Ресторан перестал существовать, я словно перенесся в нештукатуренную кухоньку «Милл-Хауса» и читал записку на столе: «Мы с Джерри уехали. Берем с собой Мэй, так как хотим, чтобы она выросла прекрасной. Думаю, тебе этого не понять, так что и не пытайся».

— Через две недели я узнал, что она и ее друг погибли в автомобильной катастрофе в Вайоминге. О Мэй ничего не было известно, поэтому я поехал искать ее. Она была в месте, которое у них называлось Центром, и мне позволили на пять минут увидеться с дочерью. Потом я обратился к адвокату. Только через год мне вернули дочь. Да, тот год получился и впрямь не очень-то веселым, а Мэй до сих пор под наблюдением детского психиатра. На все потребовалась уйма денег, вот мне и пришлось взять в партнеры Гарри. Я и раньше-то с недоверием относился к людям, а с тех пор вообще перестал доверять кому бы то ни было.

Я замолчал. Край скатерти, который я нервно теребил, стал влажным от моих вспотевших рук. Агнес слушала, подперев щеку рукой, молчала и не сводила с меня глаз. Я отвернулся.

— Вот и напиши об этом, — съязвил я.

— Нет, не буду. — Она улыбнулась. Улыбка эта началась с глаз и озарила ее лицо, отметая прошлое, словно старую паутину. — Доверься мне, прошу, — проникновенно произнесла Агнес.

— Ладно, — нехотя согласился я. — Но денег твоих я не возьму.

— Послушай, — снова начала Агнес. — Если бы я не хотела, я не предлагала бы тебе ничего. Видишь ли, ты, как все англичане, совершенно не знаешь Франции. Выйди отсюда, останови любое встречное такси и спроси, кто такие де Стали, поинтересуйся, заметит ли кто-либо из них, если пропадет сто тысяч фунтов.

Сидя напротив меня, она усмехалась, словно лукавая кошка.

— Ладно, — сдался я окончательно. — Вот что ты можешь сделать, чтобы помочь мне. Позвони кредиторам «Гал Спарза» и скажи, что, до тех пор пока я не заплачу им пять тысяч фунтов, ты будешь гарантировать получение денег в случае, если Эд Бонифейс не объяснит это дело к полному удовлетворению всех заинтересованных лиц. И скажи им, что ты журналист.

Перегнувшись через стол, я рукой осторожно прикоснулся к щеке Агнес, приблизил к себе ее лицо и поцеловал. Ее губы раскрылись мне в ответ. Поцелуй длился гораздо дольше, чем любой из нас мог этого ожидать. И когда мы наконец оторвались друг от друга, взор ее оказался затуманенным и серьезным.

Но лишь на мгновение.

— Не будем терять время, — сказала она. — Я сейчас же напишу им письмо. Закажи шампанского.

Чуть позже мы вышли прогуляться по городу. В Шербуре вовсю кипела жизнь. Столики у яхт-клуба были забиты людьми — теми, кто на афишах и обложках журналов обычно мужественно щурятся от солнца или широко улыбаются на фоне парусов и снастей. За одним из столиков с парой своих матросов, поглядывая по сторонам, сидел и Жан-Люк Жарре. Его огненные черные глаза на миг остановились на мне и скользнули дальше, но тут он заметил Агнес. Он опять поглядел на меня, на этот раз удивленно, и помахал рукой. Запястье его было схвачено золотым браслетом. Агнес бросила на меня извиняющийся взгляд, коснулась моей руки и со словами: «Дела!» — направилась к Жарре. Они о чем-то оживленно начали говорить.

Ошеломленный внезапностью перехода от полного уединения к созерцанию густой человеческой толпы, я застыл на месте. У стойки бара седобородый человек разглядывал расставленные на полках бутылки. Я прошел по замусоренному паркету и остановился у него за спиной.

— Джон! — окликнул я его. — Как вахта?

Джон Доусон нехотя обернулся.

— Отлично!

Его вид не подтверждал сказанного. Первый раз я не увидел на лице Джона его неизменной ухмылки. Обычно пылающее здоровым румянцем, сейчас оно казалось изнуренным и осунувшимся, веки были словно обведены красными кругами.

— Участвуешь в гонках? — поинтересовался я.

— Да, — отозвался он безжизненным, ничего не выражающим голосом.

— У тебя хорошие отношения со спонсором?

В глазах Джона блеснули было искорки энтузиазма, но тут же погасли.

— Великолепные, — ответил он. — Просто великолепные. Страшно щедр!

Прихлебывая кофе, Доусон безразлично рассматривал какую-то хорошенькую девушку, потягивающую пиво за стойкой, а потом неожиданно резко обернулся ко мне.

— Ты был с Эдом, когда он потерял «Экспресс»?

— Да, был.

— Что же произошло?

— Ты разве не читал? — удивился я. — Лопнул якорный трос.

— Как это?

Я пожал плечами:

— Так уж вышло, вот и все.

— Это старикан Алан его перерезал?

— Перерезал? — удивился я. — Зачем кому бы то ни было перерезать трос?

— Включи свое воображение! — посоветовал Джон. — Эд только и твердит всюду о том, что это не простая случайность.

— Эд последнее время несколько взвинчен.

— Эх! — вздохнул Джон. — Уж я-то его понимаю!

— Что ты имеешь в виду? — насторожился я.

Внезапно мой собеседник снова отвернулся и поднял бокал.

— Ничего. Решительно ничего. Выпей еще бренди. А ты случайно не знаешь, где сейчас Эд?

— Может быть, дома?

— Да нет, уже пробовал его там найти, — покачал головой Джон.

Я спросил:

— А что, собственно, случилось?

— Не спрашивай, — махнул Джон рукой. Лицо его внезапно стало мертвенно-бледным. — Не задавай мне этих распроклятых вопросов!..

С этими словами он, швырнув на стойку пригоршню франков, зашагал к выходу, огибая столики с припозднившимися посетителями.

Устало опершись на стойку, я наблюдал, как на рейде маневрирует QE2, похожий на гигантский свадебный торт, и размышлял о том, что нынче почему-то все ведут себя как-то странно. Таинственность совсем не в характере Джона. Такое поведение было бы более логично для Эда Бонифейса.

Глава 13

Тем же вечером Агнес уехала в Париж. После уик-энда на пароме прибыл Чарли вместе с остатком снаряжения «Оружия», и мы принялись за работу. Следующие несколько дней вкалывали по двадцать часов кряду, чтобы приготовить катамаран к гонкам. Ни на что другое времени не оставалось.

«Шербурский треугольник» состоит из трех коротких забегов, проводимых на выходе из гавани, и того, что называется дальним морским забегом — примерно сто миль в пределах отрогов Шербурского полуострова.

Мы усиленно тренировались, а я держал глаза, что называется, нараспашку, в глубине души не сомневаясь, что у нас есть все шансы на победу.

Однако Чарли Эгаттер не разделял моего оптимизма. За три дня до начала гонок мы шли под парусом по рейду со скоростью в двадцать один узел. Признаться, нам удалось добиться отличной слаженности. И у меня случайно вырвалось:

— Мы можем сделать это! — Что означало: мы это сделаем.

Чарли состроил гримасу. Множество морщинок, начинающихся в уголках его тонкого широкого рта, обозначилось еще сильнее. Нос блестел от солнца.

— А то! — отозвался он. — Кто бы сомневался! Всего-то и надо обогнать тринадцать французов, двух бельгийцев и троих наших земляков, причем все они мощно спонсируются и обзавелись самым лучшим снаряжением, какое только можно купить за деньги.

Но ни знание всего этого, ни то, что я догадывался, с каким нетерпением Гарри Блейк и Невилл Спирмен будут ожидать результатов гонок, не помешало мне крепко проспать ночь — самое неприятное время перед гонками. Впрочем, у меня крепкие нервы: ведь вечером после инструктажа шкиперов уже поздно тревожиться относительно всего, что не несет непосредственной угрозы для жизни.

Я появился у марины, едва забрезжил рассвет. Кафе уже было открыто, кругом разносился аппетитный запах кофе. Заказав себе большую чашку cafe au lait[29], я взял у распорядителей гонок указания относительно курса и спустился вниз, к «Секретному оружию».

Катамаран стоял на якоре, паруса были убраны. Полые корпуса гулко гремели под ногами, словно барабаны перед боем. Я юркнул вниз, настроил УКВ на Би-би-си-4 и послушал морской прогноз. Портленд Плимут, остров Уайт — ветер северный силой от пяти до шести. Видимость хорошая. Я заполнил номера. Узнать прогноз — это для меня что-то вроде ритуала перед гонками. Потом я вытащил карты и просидел над ними около получаса.

Маршрут шел вдоль северного берега Шербурского полуострова на запад, мимо мыса Хейг и острова Олдерни до Каскетского маяка. Затем — поворот на северо-восток и двадцать пять миль по Каналу, вокруг бакена СН1 и обратно к Шербуру. Дальним морским забегом такой маршрут можно было назвать разве что в шутку. Зато он непростой, а толпа, на волнорезе сможет отлично разглядеть захватывающие старт и финиш. Собственно говоря, подобные гонки — своего рода старое доброе выступление перед публикой — замечательная подготовка к несравненно более длительным и трудным регатам. Кроме того, еще сейчас можно было взять всю команду — на случай любых непредвиденных затруднений. А в следующих, дальних регатах могут принимать участие только двое — Чарли и я.

По корпусу застучали шаги. Высунув голову, чтобы поприветствовать Скотто, я увидел, что разыгрывается ветер. Оснастка парусов гудела, словно орган.

— Чтоб мне провалиться на этом месте! — в сердцах бросил Скотто. — До чего ж всерьез они ко всему относятся.

Он махнул рукой в сторону причала, где уже столпился народ. Над головами зевак возвышались серые коробки телевизионных фургонов. В самой гуще толпы я заметил легкую фигуру Чарли. Он с трудом проталкивался сквозь толпу. На плече его висела маленькая красная сумка — наверняка в ней на всякий случай лежал сверток с одеждой и бутылка «Феймоуз Граус». Мимо с одним из членов своей команды прошествовал Жарре. Матрос что-то прошептал ему на ухо, и Жарре, взглянув на меня, скривил в недоброй усмешке губы.

Экипаж понемногу собирался. По молу, мимо группки фотографов, занятых исключительно Жарре, вразвалочку прошагали Нодди, Слайкер и Дик — наша команда. Небрежно кивнув нам, они прыгнули вниз и сразу же принялись за дело. Эти ребята из тех, кто будет работать, пока вы вдоволь снабжаете их мясом и пивом, и чем дело труднее, тем более оно им по душе. Сейчас они занялись мачтами и, вытянув из рундуков паруса, принялись растягивать их по корме, чтобы ровно распределить вес. А мы с Чарли — он у нас за навигатора — тем временем пробежались по карте. Вскоре появился буксир. Наши громилы отдали швартовы, и катамаран «Секретное оружие» двинулся по проходу среди стоящих на якоре судов.

С ветром все было в полном порядке. Даже на малом рейде море так рябило, что катамаран подпрыгивал, словно нетерпеливая лошадь, учуявшая псов. У причала бились белопенные волны.

— Поднять паруса на грот-мачте! — крикнул я.

Широкие покатые плечи Нодди и Слайкера налегли на лебедку. На мачте взметнулся бело-коричневый парус.

Рулевой буксира — чернобородый приземистый парень в синем комбинезоне, — как и остальные его соотечественники, явно не желал тратить время на какие-то английские катамараны.

Стоя у штурвала, я пытался развернуть катамаран по ветру. Дик усердно вращал лебедку. И наконец ветер надул паруса.

— Галс! — закричал я.

Нодди потянул вверх снасти, натягивающие с подветренной стороны даггербод. Я ощутил, как напрягся катамаран.

— Кливер!

Когда штаг взметнул фок[30], я обернулся через плечо. Буксир застыл вполоборота к «Секретному оружию», и рулевой глядел нам вслед. Встретившись со мной взглядом, он как-то неохотно, медленно поднял руку и помахал ею.

— А мы произвели на него впечатление! — отметил Чарли.

— Убрать, живей убрать! — заорал я. Кливер тотчас же упал. Наши ребята и сами убрали бы его, но им нравилось, когда я на них ору. Это заметно прибавляло им прыти.

Я взглянул на часовое табло, лежащее среди прочих морских приборов и инструментов на люке комингса.

— До старта сорок пять минут. Давайте-ка, ребята, разогреемся!

Повысив голос, я во все горло закричал прямо в лицо бешеному ветру, срывающему с серых волн хлопья пены:

— Давайте немножко потренируемся! Поднять спинакер!

Чехлы парусов уже лежали наготове на носу, вытянувшись между корпусами перед мачтой. Широкий парус с шелестом выскользнул из своего чехла и занял предназначенное ему место перед кливером. Кливер опустился.

— Поднять кливер!

Кливер поднялся, а спинакер, как и полагается, ушел вниз. Из Нормандии дул холодный ветер, но после того, как мы четыре раза поменяли паруса, матросы, стоящие на носу и спереди, у подножия мачты, уже обливались потом.

Проведя еще с полдюжины замен, мы в результате остановились все на том же кливере. К этому моменту от города нас отделяло уже не более трех-четырех миль. Вдали, за волнорезом, виднелись прибрежные постройки Шербура — доки, трубы, подъемные краны. А между нами и гаванью скользила по волнам целая флотилия катамаранов. На унылой, серой морской глади там и сям бросались в глаза пятна ослепительных красок — каждый участник состязаний, вложив в дело всю свою фантазию, как мог, приготовился к открытию «момента истины». Из-за причала для паромов медленно выплывала высокая белоснежная громада моторной яхты.

— Это «Гекла», — сообщил Чарли.

— В самом деле? — только и спросил я. Мне уже было ни до чего — я настраивался на старт.

— Десять минут! — предупредил Скотто.

— Отходим! — скомандовал я, направляя нос катамарана к квадратному форту на южном конце мола.

Наше судно влилось в нестройный ряд других участвующих в гонках катамаранов. Стены форта, к которому мы приближались, вырастали прямо на глазах. Ветер холодил мне щеку. Чуть сзади по правому борту плыл «Банк Арморикен», шестифутовый тримаран, неплохо выступивший на гонках в прошлом году. Но для катамаранов год — это уже седая древность. Я вспомнил Артура Дэвиса, живущего в бристольских доках на своем фолькботе. Год назад Артур выступал против «Банк Арморикен» и проиграл гонки по непонятным причинам. Но у меня на хвосте висели Невилл с Гарри, и я не мог позволить себе допустить ни единой ошибки.

Теперь уже ясно был виден буй — бултыхающаяся на воде ярко-оранжевая жестянка. Совсем низко за кормой протарахтел вертолет, похожий на огромную стрекозу. Он то и дело пикировал вниз, словно подгонял катамараны к линии старта.

— Три минуты! — продолжал отсчитывать Скотто.

— Держись тем же ходом! — посоветовал Чарли Эгаттер. Мы шли круто под ветром, перегораживая путь правому концу цепи участников. — Не меняй галса!

Я упорно старался не оборачиваться. Там, за кормой, шел «Банк Арморикен». Он не мог встать на правильный курс, не врезавшись в «Секретное оружие». Его команде оставалось одно: попытаться каким-то образом выиграть в скорости, чтобы обогнать нас, или же отклониться от курса.

— Две! — произнес Скотто.

Мы приближались к старту. Я уже различал лица столпившихся на молу людей. Волны с грохотом бились о камни причала.

— Отлично! — подбодрил меня Чарли, но тут же вскрикнул: — Нас нагоняет «Банк Арморикен»!

— Бегунок! — бросил я Скотто.

Тот повернул рукоять. Подветренный бок «Оружия» содрогнулся под мощным напором бриза. От резкого рывка меня мотнуло назад. Чарли обернулся:

— Мы держимся! Им не догнать нас!

— Минута! — промолвил Скотто.

Оранжевый буй виднелся до ужаса близко к правому корпусу катамарана. Меня бросило в пот. Нужно было сохранять скорость, чтобы удерживать разрыв с «Банк». Но, с другой-то стороны, мне вовсе не хотелось вылететь за черту до сигнального выстрела. Прямо под ногами у меня ревела вода, правый корпус чуть ли не вставал на дыбы. Буй со страшной скоростью несся прямо на нас.

— Слишком быстро, — выдохнул я. — Слишком быстро!

— Десять! — монотонно отсчитывал Скотто. — Девять. Восемь. В голосе его зазвучала тревога.

— "Банк" повторяет маневр, — сообщил Чарли.

Я вырвал у Скотто шкот. Парус обезветрился. Наш катамаран чуть замедлил бег. И в ту же минуту я увидел, как два других слишком разогнавшихся катамарана вырвались за линию старта.

— Держись! — приободрил я Скотто. Тот пригнулся и схватился за рукоять.

— Два, один, — бормотал он. Выстрел!

Под правым корпусом, на расстоянии всего какого-нибудь фута от него, промелькнул буй.

— Готовьтесь к оверштагу! — приказал я. — Держись под ветром, крути штурвал.

Яхта начала по широкой дуге разворачиваться направо. За кормой оставался пенный след. Фок грозно ревел. С причала неслись восторженные крики болельщиков.

Над головой хлестали снасти. При новом повороте паруса наполнились ветром. Лебедки кливера затянули свою длинную скрипучую песню. Правый корпус задрался вверх, так что корму залило белой шипящей пеной, словно была откупорена гигантская бутылка шампанского.

— Славно! — воскликнул Чарли Эгаттер.

И катамаран «Секретное, оружие», возглавляя гонки, помчался по Каналу.

Глава 14

Море разыгралось. Прилив, несущий к берегу свои могучие воды, боролся со встречным ветром. Укрывшись от ветра в тесной каюте, я наблюдал за носом катамарана, зарывающимся в волны, и тяжелыми валами, обрушивающимися на палубу. Втянув голову в плечи, вполголоса чертыхался Нодди. Но я оставался глух к его стенаниям, сосредоточив все внимание на вырисовывавшихся в просвете под кливером серых очертаниях Омонвилла.

Первые четыре мили стоили нам великих трудов, и ход катамарана сильно замедлился. Правда, и остальные сбавили темп. Два тримарана перегнали нас и, пользуясь своими преимуществами движения по ветру, потихоньку начали отрываться от общей группы. Один из них; ярко-зеленый, казался горбатым из-за глубокой выемки в грот-парусе. «Виль де Жожа» Жан-Люка Жарре. Я видел, как он оглядывается по сторонам, его белые зубы поблескивали в надменной усмешке. Он помахал мне свободной рукой. Зеленый нос его суденышка нырнул между двумя волнами. Взметнулась туча брызг. На палубе рядом с Жарре виднелись еще чьи-то фигуры. Одна из них приветственно махнула рукой.

— Хей! — удивился Чарли. — Так это ж та пташка, Агнес! А ведь я даже не знал, что она вернулась в Шербур.

Легкий укол недоумения мгновенно перерос в ярость. Мне до смерти захотелось врезать кулаком в ненавистное лицо Жарре.

— Убери этот чертов грот! — прикрикнул я. Очередная волна с клекотом захлестнула нос. Добрая бадья морской воды угодила мне прямо в лицо. Я зажмурился.

Берег медленно таял вдали. Наступил час отлива, волны улеглись, и плыть стало значительно легче. Наш парусник уже не шлепался носом и днищем о каждую волну, а разрезал их, словно нож. Мы снова завели мотор.

— Вон Джон плывет! — кивнул куда-то за мою спину Чарли.

Я обернулся через левое плечо. Между катамараном и берегом виднелось целое море парусов — должно быть, основная группа гонки. В первой трети общей кучи легко скользили по воде ярко-оранжевые корпуса катамарана Джона Доусона.

Зарываясь подветренным корпусом в волны, яхта «Секретное оружие» шла к серому горизонту. Мы были примерно в двух часах от маяка, если ориентироваться на мыс Хейг. Тримараны впереди перестали удаляться, но не оттого, что сбавили скорость: мы оседлали отлив, несущий нас со скоростью около двух узлов. Смеется тот, кто смеется последним, Жарре, подумал я, но тут же одернул себя: нам предстоял еще очень долгий путь.

— Неплохо идем, — заметил Скотто.

Я кивнул. Но после получаса гонок, конечно, еще рано расслабляться и почивать на лаврах. Особенно когда первая цель лежит за Каскетским маяком. И между нами еще весь северный конец острова Олдерни.

Я пробежал глазами по сплетению снастей. Неопытному глазу этот хаос перепутанных канатов напомнил бы, вероятно, тарелку макарон. Мне же он говорил гораздо больше — об идущем полным ходом, отлично оснащенном катамаране. Никто из нас не произносил теперь слова: слышался только плеск воды за бортом да стук волн, ударяющихся о полые корпуса.

Вдали слева по борту проносилась земля. Основная часть флотилии по-прежнему держалась одной группой. А мы тем временем здорово забрали к северу от румба, на котором лежал кратчайший путь от Шербура до места поворота близ Олдерни.

— Может, ляжем на другой галс? — спросил я Чарли.

Тот покачал головой.

— Большой отлив, — пояснил он.

Я кивнул, ощутив вдруг, как натирает шею резиновый воротник непромокаемого костюма. Приливы и отливы превращали пролив в безбрежную соленую реку, которая четыре раза в день прихотливо меняла свое направление. Мысы Шербурского полуострова огромными каменными пальцами выдавались в эту реку, преграждая ей путь. Во время весенних приливов течение в просвете между мысом Хейг и островом Олдерни могло достигать скорости девяти узлов. Если вам хочется на собственной шкуре испытать, что значит идти под парусом против силы такого прилива, такой забег — самое подходящее для этого мероприятие.

Так что мы оставались на левом борту до тех пор, пока не пронеслись мимо полуострова и не выскочили в просвет. Внезапно налетевший шквал ливня со всех сторон обложил нас серыми стенами дождевых струй. Над водой гулял свежий ветер, море вновь разыгралось. Гребни отвесных волн перехлестывали борта и, ударяясь обо все, стоявшее на палубе, рассыпались тучами пенных брызг.

— Вот адова бездна, — пробурчал Скотто, протирая покрасневшие от соли глаза.

Я скрючился за каютой и старался сосредоточиться, мучительно жалея, что не прихватил защитные очки. Показания по прибору Брукса и Гейтхауса свидетельствовали, что собственная скорость лодки восемь узлов.

— Так не пойдет! — закричал я Чарли, пытаясь перекрыть рев моря.

— Потерпи, — было мне ответом. И он растянул свои тонкие губы в усмешке. Дождевые капли барабанили по моей спине реже и реже. Шквал умчался на восток, все еще волоча за собой шлейф дождя, но по воде уже протянулась слабая дорожка солнечного света.

— Славно-то как, Чарли! — не выдержал Скотто.

На юге, где еще полчаса назад Олдерни и Хейг казались такими расплывчатыми и недосягаемыми, теперь сияло солнце. Залитые светом зеленые холмы там были похожи на спины огромных китов.

— Олдерни, — сказал Чарли, ловко увернувшись от летящей с кормы струи брызг. — По твоим сведениям, собственная скорость лодки восемь узлов. Да прибавь еще два с половиной узла на течение. Получается десять с половиной. Курс на цель, 265 градусов.

— Сразу лечь на этот курс не удастся, — с сомнением ответил я.

Мы шли по ветру левым галсом. К несчастью, это увело нас слишком далеко на север. Остальных участников гонок можно было увидеть позади за кормой: они тоже приближались к Олдерни. Но они-то могут сразу лечь на правильный галс, а нам придется еще и поворачивать, причем поворачивать назад, а значит — терять драгоценное время...

— Ничего, справимся, — уверенно произнес Чарли. Небо впереди почти расчистилось. По воде, придавая волнам восхитительный изумрудно-зеленый оттенок, запрыгали солнечные зайчики. Я увидел, как обогнавшие нас тримараны подняли передние шкаторины, готовясь поймать набегающий порыв ветра. И нам он тоже был очень на руку. Погоди, я еще догоню тебя, Жарре, подумал я.

— Поднимается ветер, — заметил Чарли.

Когда он долетел до нас, оказалось, что это не западный, а северо-западный ветер. Воспользовавшись им, мы легли на новый галс. Теперь прямо по курсу высились белые дома Санта-Анны, а большая часть соперников оказалась примерно милей левее.

— Подождем, — терпеливо удерживал меня Чарли. Следующий порыв ветра налетел с севера. Я развернул катамаран по ветру, а Скотто отпустил бегунок. Паруса раздулись, и мы рванули вперед, разрезая, точно шелк, морскую гладь. Вскоре порыв ветра улегся, но теперь наша цель была уже по правому борту.

Слева виднелся Каскетский маяк. Синие волны бились о грубые камни, обдавая их белой пеной.

— Номер второй, пожалуйста, — попросил я. Дик прошел вперед и вытряс из чехла большой генуя. На волнах впереди покачивался нужный нам буй, большой оранжевый. Скользнув глазами по форштагу, я отклонил яхту чуть в сторону от буя, одновременно наращивая скорость для следующего маневра. Нам предстояло поставить паруса поперек ветра и, оставив буй по правому борту, развернуться на 170 градусов ост-норд-ост от нашего нынешнего курса.

Буй пронесся мимо. Когда утлегарь переместился в новое положение, я крутанул штурвал и в тот же миг ощутил, как содрогнулся катамаран. Это взлетел по форштагу генуя. Стрелка компаса качнулась и прочно встала на тот курс, который подсказал мне Чарли.

— А вон и остальные, — заявил он минуту спустя.

Ветер на мгновение ослаб, но, увидев рябь на воде, я уже знал, что с северо-запада надвигается новый вихрь. Ветер ударил в паруса, и катамаран «Секретное оружие» полетел вперед. Его наветренный корпус едва касался воды, за кормой оставался след, как от моторного катера. На боковом галсе это и впрямь была очень и очень быстроходная яхта. Расстояние между нами и обогнавшими нас тримаранами начало быстро сокращаться, словно нас подтягивали к ним на канате. Я увидел в бинокль, как Жарре озабоченно оглядывается через плечо. Он уже не улыбался. Зато Чарли ухмылялся во весь рот. Совсем как шимпанзе.

Стоило мне только захотеть, и мы бы вполне могли прямо сейчас вклиниться между тримаранами. Но это значило бы не щадя, на износ гнать «Секретное оружие». А ведь катамаран был совсем еще новенький, необкатанный. Кроме того, вспомнил я, сдерживая себя, сейчас всего лишь испытание перед действительно серьезными состязаниями — регатой «Вокруг островов». Ничего, Жарре можно одолеть и не слишком спеша. Так для него выйдет даже обиднее.

— Послушайте морской прогноз, — попросил я и, так как течение прилива усиливалось, сосредоточился на том, чтобы вести катамаран как можно ровнее, без всяких выкрутасов. Мощный ветер, прилетевший, казалось, с туманного края земли, легко нес нас вдогонку тримаранам. Лаг показывал скорость где-то между двадцатью и двадцатью тремя узлами. Основная группа яхт потихоньку начала растягиваться в длинную вереницу.

Вдоль бортов пенилась и шипела вода. Нодди вытащил свои знаменитые сандвичи с помидорами и салями, а потом, перекусив вместе с Диком и Скотто, растянулся на сетях. В просветах между корпусами плясали блики света. Прогноз погоды подтвердил примерно то же самое, что мы и сами знали: порывистый норд-ост, солнечно. Да и вообще, по мне, в таких коротких гонках лучший прогноз погоды — тот, который видишь собственными глазами. Тут я вспомнил, что Эд любил как раз такие состязания — короткие забеги, трудные условия, все на виду. Сегодня я тоже наслаждался всем этим. Настроение мне портило только одно — мысль об Агнес на яхте Жарре.

Через пару часов впереди, точно там, где и предсказывал Чарли, замаячил буй. Участники, готовые немного сжульничать у отметки, снова сбились в одну кучу. Яхта Джона Доусона вместе с тремя-четырьмя другими плыла чуть впереди с наветренной стороны. А с подветренной, довольно сильно отстав, держались пятеро французов.

— Ты только посмотри на них! — усмехнулся Чарли.

— Они слишком уж далеко, — откликнулся я. — Советуются, что ли, между собой?

Чарли кивнул. Мы мчались прямо к цели, твердо следуя румбу. Я снова и снова видел оранжевый шар на парусах Джона Доусона, и меня снедала какая-то непонятная тревога. Это было не просто ощущение, что все идет слишком хорошо, отнюдь нет. Как-то неприятно покалывало в затылке, и я знал, что неминуемо должно произойти что-то плохое.

Минуты через две, не более, мои предчувствия оправдались. По волнам промчался внезапный черный вихрь. На яхте Доусона стало заметно какое-то оживление. Я видел, как поднялись корпуса, потом паруса наполнились ветром, а по подветренным транцам заструилась белая пена. Катамараны дружно рванулись вперед.

— Мы можем догнать их в одну минуту! — утешил меня Чарли. Нет, черт возьми, я-то знал, что это не так. Сейчас все преимущества были у «Апельсина». Он словно летел на крыльях собственного, ему одному принадлежащего ветра. И вот из первой трети участников гонки мы оказались где-то в середине.

На размышления о том, что предпринять, ушло не более десяти секунд. Теперь уже стало не до безопасности. Жарре отставал так же, как и мы, — его ярко-зеленая яхта покачивалась на гребнях волн лишь чуть впереди. Но главной проблемой сейчас стал Доусон, и мне вовсе не хотелось, чтобы он на голову разбил нас, а пока все именно к этому и шло.

— Выбери слабину паруса! — скомандовал я Скотго.

Тот отпустил шкотовый угол и вместе с Диком налег на фаловую лебедку. Парус с ревом взметнулся на мачту.

Жарре откинул с головы капюшон. Его густые, черные как смоль брови нависали над крючковатым носом. Он мрачно следил, как наш левый корпус проносится с подветренной стороны его яхты.

— Присматривай-ка за ним зорче! — предупредил меня Чарли. — Я о нем всякого наслышался. С него станет, он запросто может забыть про правила и выкинуть что-нибудь этакое...

Что бы Чарли там такое ни слышал, сейчас я смотрел вовсе не на Жарре. Я не сводил глаз с Агнес. Она улыбалась, стоя на палубе лицом ко мне. Ее черные волосы развевались, точно флаг. Я чуть уклонился под ветер. С транцев «Секретного оружия» струилась вода. При первой же возможности я развернулся по ветру, и яхта, словно подскочив на волнах, стрелой полетела к бую.

— Провалиться мне на месте! — произнес Скотто. — С этим он ничего не мог сделать, правда?

* * *

Накренившись под углом в пятьдесят градусов, мы обогнули буй и поставили кливер. Ветер бил нам в корму. Приподнявшийся на повороте корпус с шумным хлопком плюхнулся на воду. Команда на баковом трамполине между корпусами выбилась из сил, с матросов градом катил пот. Когда мы легли на новый галс, со спинакером пришлось проделать те же маневры, что и во время утренней тренировки перед гонками. На этот раз, к сожалению, примерно в миле впереди мелькали паруса обогнавших нас соперников, причем даже самые медленные из них шли со скоростью не меньше двадцати двух узлов. Но я следил лишь за Доусоном. Над буем с пронзительными криками носились чайки, и мне казалось, что они смеются над нами.

Показатель скорости нашего катамарана приблизился к двадцати шести узлам. Полет его был стремителен и точен. Яхта всегда напоминала мне громадную кошку, но эта кошка каждый раз вела себя по-разному. Чуть раньше она была настороженной и напряженной, но все же оставалась ласковой киской. Теперь она превратилась в огромного яростного зверя, несущегося вперед и преодолевающего хаос. Одну руку я держал на штурвале, а вторую — на бегунке грот-паруса. В таких условиях даже мигнуть и то было невозможно.

За кормой хрипло ревела вода. Выглянуло солнце, и в просвете между корпусами замелькали ярко-синие волны, а в тучах брызг переливались радуги. Но мне было некогда любоваться этой красотой. Одним глазом я смотрел на компас, стараясь вести «Секретное оружие» чуть к ветру от румба, а второй не сводил с парусов впереди.

Паруса эти росли прямо на глазах.

Теперь уже не оставалось времени на то, чтобы думать, как поберечь яхту. Во всем мире для меня оставался слышимым только один звук — дрожь и визгливый скрежет мачт и рей, тяжелое гудение огромных полых корпусов. Глаза же видели только паруса впереди — они становились все больше и больше, пока не оказались рядом с нами. Боюсь, лица людей под этими парусами не сияли от счастья.

Наконец впереди остался один-единственный парус с большим оранжевым кругом. Джон Доусон. Густая борода, сверкающие глаза. Он что-то крикнул своим матросам, и они начали бешено вращать лебедку, спеша поскорее поднять риф на грот-мачту. Мачта так и содрогнулась. Пока парус поднимался, мы успели обойти Доусона, но едва риф очутился на вершине, как «Апельсин» бросился в погоню за нами.

Мы чуть переложили свои паруса, но Джону это не мешало. Он упорно отвоевывал скорость. Я видел, как разрезают волны наветренные корпуса «Апельсина», как молниеносно скользит его тень по воде. Катамараны шли настолько близко к друг другу, что было видно, как ветер раздувал седую бороду Доусона. Лаг[31] показывал уже двадцать восемь узлов; мы мчались мимо Ферманвилла к серым стенам Шербура.

Чайки исчезли, сменившись роящимися в небесах вертолетами и аэропланами. Навстречу нам высыпало множество моторок с фотографами и киношниками, но они мгновенно разлетались в разные стороны, уступая нам путь. Чуть дальше, на фоне города, возвышалась белоснежная «Гекла». А за нашей кормой растянулись в одну линию остальные участвующие в гонках яхты. Какой-то тримаран даже отбросил один из корпусов и несся на двух оставшихся. Но тщетно — сегодня меня подгоняло магическое средство, именуемое отчаянием.

Любой спонсор спит и видит одно: узреть свою яхту на экране. Существует немало способов осуществить эту мечту, но лучший из всех — выиграть гонки.

На пристани Шербура колыхалось целое море людских голов и приветственно машущих рук. До финиша оставалось две мили, и было такое ощущение, что нас только двое — я и Джон Доусон. Остальные отставали на добрых двадцать секунд.

Рев воды в кильватере «Секретного оружия» и рев за кормой «Апельсина» слились воедино. Уголком правого глаза я видел два острых носа корпусов катамарана Джона, похожих на два блестящих ножа. И ножи эти постепенно скользили назад. Изо всех сил я старался сдержать победную улыбку и не расслабляться. Никогда не сбавляй скорость до самого финиша... Преждевременное торжество не раз становилось причиной проигрыша гонок, и куда чаще, чем недостаточный профессионализм. Рядом со мной, впившись глазами в гордый ряд буйков на линии финиша, застыл Чарли. Как я ни боролся сам с собой, но так и не одолел искушения чуть повернуть голову и посмотреть, насколько мы обогнали противника.

«Апельсин» мчался за кормой, отставая от нас на три корпуса. Сейчас он напоминал две соединенные перемычкой моторные лодки на полном ходу. Одна из них бороздила волны, вторая почти летела над водой. Матрос на передней площадке вытягивал парус. Чтобы разглядеть все это, мне хватило и секунды. Но в следующий миг я увидел нечто такое, от чего у меня перехватило дыхание и замерло сердце.

Перемычка справа от мачты внезапно стала тоньше и сложилась, словно была сделана из картона. Мачта завалилась на нос, и яхта резко затормозила, а приподнятый корпус тяжело рухнул в воду. Взметнулась туча брызг, но сквозь нее мы все же смогли разглядеть, как две маленькие фигурки в красном взлетели в воздух.

— Господи! — только и прошептал у меня над ухом Чарли. Одна из фигурок скрылась в глубине синих вод и тут же вынырнула обратно. Прямо на нее стремительно несся тримаран. Я открыл рот, чтобы крикнуть, предупредить, но было уже поздно. Прежде чем из моего горла успел вырваться хоть один звук, левый корпус тримарана прорезал волны как раз в том месте, где секундой назад чернела голова. Когда он промчался мимо, человека в воде уже не было видно.

Вот и все, что я успел разглядеть. Слышались крики, треск столкнувшихся корпусов. Я резко крутанул штурвал. Катамаран, описав широкую дугу и забрызгав пеной плавающие на волнах обломки, встал носом по ветру.

— Я туда! — крикнул я Чарли, прыгая с борта в сторону груды плавающих развалин, еще недавно бывших «Апельсином».

Вода оказалась просто ледяной, но, к счастью, на мне был водонепроницаемый костюм. Я поплыл к передней части корпусов. На поверхности воды среди сплетения стальной проволоки виднелась рука в красном рукаве. Вообще-то, именно там располагалось гнездо мачты — точнее, оно располагалось там, пока была цела еще сама мачта и перемычка, к которой она крепилась. Подплыв, я потянул руку. Показалось плечо, а вслед за ним и голова. Голова Джона Доусона.

— Джон! — завопил я, стараясь вытащить его. Несчастный Доусон запутался среди тросов и канатов, костюм раздувался от проникшего в него воздуха. Голова Джона безжизненно свисала, изо рта сочилась струйка крови.

Просунув руку Джона себе под мышку и зацепившись второй рукой за перекладину «Апельсина», я старался удерживать его голову над водой. Теперь кругом теснилось множество лодок, стоял гул озабоченных голосов. Я закричал, чтобы мне дали кусачки. Кто-то протянул их мне. Мы перерезали куски проволоки, тянувшие Джона вниз, и как можно осторожнее подняли его в лодку.

— Идите сюда! — позвал меня какой-то паренек в моторке. — Я отвезу вас на ваш катамаран.

Схватившись за перекладину, чтобы взобраться на корпус? я умудрился задеть обо что-то правой рукой. Взглянув на рану, увидел, что сильно распорол ладонь между большим и указательным пальцами. Обтерев ее о штанину, я перелез в моторку. Меня доставили на «Секретное оружие».

Постепенно сумятица утихала. Несколько лодок отвалило прочь. Наш катамаран так и дрейфовал кормой вперед, пока подошедший катер не отбуксировал его к городу. Я видел в бинокль, как в моторку втянули двоих людей в красных непромокаемых костюмах. С мола доносились хриплые завывания сирен — это пробивали себе дорогу сквозь толпу машины «Скорой помощи». Взревев, сорвалась с места еще одна моторка. Я успел мельком заметить в ней что-то длинное и красное. Но самым зловещим было то, что катерки продолжали сновать взад и вперед вокруг обломков «Апельсина». Люди в них изо всех сил вытягивали шеи, стараясь заглянуть за борт, словно что-то ища там.

Я-то знал, что они ищут.

Команда «Апельсина» состояла из пяти человек. Я видел, что из моря вытащили только троих, да плюс еще раненого Джона. Но матроса, стоявшего на носу, не было видно с тех самых пор, как на него рухнула мачта.

Еще через пять минут из-за мола вырулил вельбот с водолазами в черных резиновых костюмах. За плечами у них висели баллоны с кислородом. Оказавшись у обломков катамарана, они попрыгали за борт. Но надежды, что еще можно чем-то помочь, почти не оставалось. С момента крушения «Апельсина» прошло около десяти минут. Никто не способен десять минут не дышать под водой — даже тот громила с передней палубы.

Я почувствовал себя совершенно разбитым. Лица у Чарли и Скотто посерели и вытянулись. От причала, где стояла громадная толпа, доносился глухой монотонный гул.

Правая рука сильно болела. Я снова вытер ее о штанину.

— Поехали! — устало произнес я. — Возвращаемся на стоянку.

Глава 15

На обратном пути мы не обменялись ни словом. В мире полимаранов все знают друг друга, и у команды «Апельсина» было немало друзей. Мы слышали, как в каюте из УКВ-передатчика льются трескучие потоки слов, а в промежутках Скотто вставляет какие-то реплики на ломаном французском языке. Вскоре, когда Нодди пришвартовался к буксиру, Скотто появился на палубе.

— Похоже, они засчитывают нам победу в гонках, — сообщил он.

Я кивнул, сосредоточенно проводя яхту мимо бетонного блока у входа в марину.

Там уже собралась небольшая кучка болельщиков. Один из них помахал нам рукой. Никто из нас не ответил.

— Здорово! — сказал Нодди.

Это было и впрямь здорово. Но сейчас мои мысли занимали куда более важные вещи, чем гонки. Да и не только мои — мысли всех нас.

— Они не нашли Дейва Миллигана, — произнес тихо Скотто.

Никто ничего не ответил.

— А Джон Доусон в больнице.

— Что с ним? — спросил я.

— Внутренние повреждения.

Я вспомнил сочившуюся изо рта Джона струйку крови. Мы вошли в марину и встали у причала. Пока команда пришвартовывала к сваям нос и корму «Секретного оружия», я поинтересовался у Чарли:

— Ты видел, что произошло?

Он покачал головой.

— Перемычка сложилась пополам, — объяснил я.

— Что за дьявольщина! — изумился Чарли. — Хотел бы я знать, кто ее строил?

— Английские авиаторы, — откликнулся я. — Карбоволокно.

— Ox! — только и выговорил Чарли, ловя причальный линь, обматывая его вокруг лебедки и завязывая на два узла. — Тогда этого никак не должно было произойти.

— Но, видишь, произошло, — возразил я.

— Наверное, им просто чертовски не повезло. — Чарли отвел взгляд в сторону. — Что у тебя с рукой?

Я посмотрел на ладонь. Кожа покраснела и припухла, кое-где выступили пузырьки. Рука сильно болела, будто я ее чем-то сильно обжег.

— Понятия не имею. — Я пожал плечами и, расстегнув резиновый пояс непромокаемого костюма, стал переодеваться. — Я поеду в больницу, Чарли. Сможешь тут приглядеть за яхтой?

— Пока ты будешь сдерживать прессу, — согласился он.

Когда я спустился на берег, на меня обрушился шквал вопросов и оглушительное щелканье затворов фотокамер. Прорвавшись сквозь толпу репортеров, я помахал водителю такси, стоявшему на причале у яхт-клуба.

— Человек ранен!

— Угу! — кивнул водитель и тронул машину с места.

К больнице, расположенной за судостроительными верфями военного флота, вела длинная грязная дорога. В приемную ко мне спустился молодой темноволосый врач, чье лицо имело несколько желтоватый оттенок.

— Вы друг того англичанина? — осведомился он с заметным акцентом. Судя по всему, его отрядили ко мне как местного знатока английского языка.

— Как он? — спросил я.

Доктор пожал плечами и огляделся по сторонам, а потом, мотнув головой, пригласил меня отойти с ним в угол приемной.

— Очень плохо! — тихо произнес он. — Думаю, он не выживет. У него уже был священник. Наверное, ему захочется повидать вас, своего товарища.

С этими словами врач повел меня по пропахшим эфиром тихим коридорам. Я слышал, как поскрипывают на кафельном полу резиновые подошвы его ботинок.

Опутанный трубками капельниц Джон лежал в отдельной палате. На зеленой больничной одежде резко выделялась темная всклокоченная борода. Его глаза были открыты.

— Джон, — начал было я, облизывая губы. На них запеклась соль. Мысль, что меньше полутора часов тому назад мы с Джоном бок о бок неслись по морю, сейчас просто потрясла меня.

Глаза его оставались неподвижными. Я шагнул чуть ближе, чтобы он мог рассмотреть меня.

— Кто это? — прохрипел он.

— Это Джеймс. Джеймс Диксон. Тебе немножко не по себе? — выговорил я, чувствуя себя полнейшим тупицей.

— Не по себе, — ответил, будто прошелестел, Джон. — Что произошло?

— Треснула перемычка между корпусами, — объяснил я ему.

— Дьявольщина! — выдохнул он. — Записка.

— Записка? — переспросил я.

— Мерзавцы! — выдохнул он. — Записка. На письменном столе...

— Что? — воскликнул я, наморщив лоб и стараясь разобрать, вникнуть в смысл его слов.

Джон тоже весь сморщился, но совсем по иной причине. Он терпел жуткую боль.

— Жена... — бормотал он. — Хелен...

— Да?

— Скажи Хелен, что я люблю ее, — еле слышно прошептал он и вдруг застонал.

Это был страшный, душераздирающий стон. Так переносит боль только человек с сильной волей, когда от нее ему хочется выть и кричать, но он из последних сил старается сдержаться. Врач тут же отстранил меня и нажал на кнопку звонка в стене.

— Спокойней, Джон! — ободряюще похлопал я его по руке.

Доусон вцепился в мою ладонь обеими мозолистыми руками, какие бывают у любого моряка. Мои кости так и затрещали. Мне даже показалось, что я слышу этот треск, но, заглянув Джону в лицо, я понял, что дело вовсе не в этом. Он скрипел зубами от боли. Через секунду он весь задрожал, а потом стон оборвался. Хватка на моей руке ослабла. Внезапно комната наполнилась людьми, и меня оттеснили в коридор. Я остался ждать у окна, разглядывая неуклюжие серые строения в доках, будки часовых, скучающих в них моряков и поблескивающее вдали предательское море. Из палаты вышел врач.

— Он умер. Может быть, вы позвоните его близким? От вас им будет менее тяжело услышать... Или предпочитаете, чтобы это сделал священник? — Голос врача вывел меня из оцепенения.

— Я позвоню, — едва вымолвил я и тяжелой походкой побрел вслед за ним к телефону.

Я знал жену Джона. Эта полная, с вьющимися волосами женщина гораздо больше интересовалась своими тремя детьми, нежели яхтой собственного мужа. Сидя в регистратуре и набирая номер, я с ужасом думал о том, какую разрушительной силы бомбу брошу сейчас в ее спокойную жизнь.

Хелен восприняла известие с каким-то тупым спокойствием.

— Когда я вернусь, то обязательно заеду к тебе, — пообещал я ей.

— Это будет чудесно, — тихо отозвалась она.

Я понял, что Хелен все еще не осознает по-настоящему случившееся и что она еще живет в том мире, где все действительно будет чудесно, где Джон на следующей неделе приедет домой. Мы усядемся на лужайке перед их домом и, попивая пиво, будем обсуждать подробности гонок.

— Может, мне позвонить кому-нибудь еще? — спросил я ее.

— Я сама позвоню сестре, — ответила она. — Все в порядке.

Голос ее в первый раз дрогнул, и я понял, что Хелен заплакала.

Я продолжал настаивать, не могу ли быть чем-нибудь полезен ей, но в трубке уже раздались короткие гудки. Ко мне подошел маленький доктор.

— Мне так жаль. Это был несчастный случай.

Что ж, свой долг я выполнил. Теперь на меня внезапно навалилась вдруг усталость. После предельного напряжения сил и нервов на восьмимильных гонках по Каналу каждая косточка буквально ныла и гудела. Да вдобавок ужасно дергало руку.

— Не могли бы вы взглянуть, что со мной? — попросил я доктора.

Тот привел меня в небольшую лабораторию и внимательно осмотрел мою ладонь.

— Corrosif[32], — определил он. — Вы имели дело с какой-нибудь сильной кислотой?

— Нет! — очень удивился я.

Врач перевязал мне руку, предварительно намазав ее танниновой мазью.

— Будет щипать, — предупредил он.

Я кивнул. Жжение от мази напомнило мне, что, вылезая из воды у обломков «Апельсина», я коснулся рукой чего-то скользкого на перемычке. Перед моим мысленным взором пронесся ряд обрывочных образов: берег Ардмора, взлетающий на волнах «Стрит Экспресс», оборванный якорный трос и, наконец, погруженное в воду лицо Алана Бартона, розоватое в свете причальных огней Сихэма.

— А может, доктор, такое случиться от растворителя? — поинтересовался я.

— Растворителя, говорите?

— Decapant, — сказал я.

— А, понимаю! Сильного растворителя. Да, конечно.

— Спасибо, — поблагодарил я.

У выхода из больницы стояло несколько такси. Я плюхнулся в одно из них и попросил отвести меня в порт. И тут, признаюсь, на меня напала неудержимая дрожь. Поднявшись на «Секретное оружие», я все еще дрожал. Ребята как раз кончали складываться. Мне страшно захотелось чего-нибудь выпить, поэтому я отправился в яхт-клуб и заказал рюмку кальвадоса. Сидя за столиком на террасе, я следил, как ветер гоняет по гавани синие волны, и размышлял о предсмертных словах Джона Доусона. Ведь он уже умирал, и мысли его были так далеко от всего земного, что он даже не узнал меня, но его занимали вещи, столь важные для него, что он непременно хотел сказать о них. Его жена. И послание на столе. Я снова вспомнил Эда Бонифейса, его хитроватое жирное лицо, склоненное ко мне над стойкой бара яхт-клуба в Пултни. Тогда он почти уже начал рассказывать мне о том, что узнал от одного парня. А еще я вспомнил, как Джон Доусон на больничной койке крепкой хваткой вцепился в мою руку и как страшно била его дрожь перед самой смертью.

У меня дрожь никак не унималась. Я помахал рукой, чтобы мне принесли еще рюмку кальвадоса. Перемычка «Апельсина» сложилась пополам, словно почтовая открытка. И я коснулся ее именно в том самом месте. А теперь мне разъело всю руку. Разъело, словно на нее плеснули растворителем. Собственно, если налить растворитель на резину, которой скреплялось карбоволокно на перемычке яхты Джона Доусона, то она растает, будто восковая свеча. Но было невозможно представить, как мог растворитель попасть на перемычку «Апельсина».

На стол передо мной легла тень. Это подошел Алек Стронг из «Яхтсмена».

— Организационный комитет гонок зачел тебе победу! Поздравляю! — сказал он.

— Спасибо! — вяло откликнулся я. У Алека была рыжеватая бороденка и кривые желтые зубы. Сейчас мне хотелось разговаривать с ним еще меньше, чем обычно.

— А что там случилось? — спросил он.

— Думаю, будет расследование, — не ответил я прямо на вопрос.

Алек помрачнел. В сущности, он был не таким уж плохим парнем.

— Бог мой! — только и выговорил он. — Вот так штука.

— Перемычка, — пояснил я. — Треснула справа от мачты. Сам видел.

Алек понимающе кивнул. Его рыжие брови почти сошлись над маленькими проницательными глазками.

— Все считают, это какой-то строительный дефект, но я-то знаю, на «Апельсине» было карбоволокно. Оно ведь не ломается.

— А тут сломалось, — возразил я.

— Дьявольщина! — покачал он головой. — Просто какая-то дьявольщина. Тебе стоит взглянуть на обломки.

— А где они?

— У Гейр Маритим. Я только что был там вместе с другими репортерами и спонсорами. Скажу тебе, они выглядели предельно несчастными.

— Да, — ответил я, а подумал, что все они просто стервятники, собирающиеся над еще не успевшим остыть трупом. Я поднялся. — Пойду тоже взгляну.

— Ага, — одобрил Алек. — Кстати, а как насчет интервью? Может, выкроишь полчасика?

— Само собой, — заверил я его и побрел искать такси, понимая, что все должно идти своим чередом. Теперь Джеймс Диксон, победитель гонок, должен был беседовать с репортерами и, рисуясь, красоваться перед камерами. Но всего час назад я видел, как дрожало человеческое тело, когда от него отлетала жизнь. И по сравнению с этим все остальное казалось ненужным, никчемным и бесполезным. Даже гонки!

Глава 16

На следующий день я вкусил, все прелести славы. Таксисты мгновенно узнавали меня и непременно желали пожать мне руку. Старики в беретах, сидевшие за столиками кафе близ Пляс д'Ивет, поголовно все читали последний выпуск «Уэст-Франс» с моей фотографией на обложке. Там были и снимки растянувшихся вереницей катамаранов. На первом плане в свете, пробивающемся сквозь листву деревьев, их круто скошенные корпуса выглядели зловеще и напоминали гигантских насекомых из какого-то ночного кошмара. Двое погибших.

На причале, под стрелой серого крана, уходящей на сотню футов в синее небо, лежало то, что осталось от «Апельсина». Заложив руки в карманы, я обошел обломки яхты, внимательно их разглядывая. Если яхты на газетных фотографиях напоминали насекомых бегущих, то «Апельсин» походил на раздавленное. Поперек одного исковерканного корпуса валялась мачта. Ванты были изрезаны кусачками. На поверхности поблескивали капли воды.

Я прошел между корпусами, переступая через свисающие снасти. Носы корпусов были повернуты друг к другу, что придавало яхте какую-то косолапость. Перемычка вся скрючилась и изогнулась, покрытие пошло хлопьями и отделилось от карбоволокна. Совершенно машинально я коснулся надлома. Как и следовало ожидать, он оказался ровным и прохладным на ощупь. Никаких следов той вязкой жидкости не было и в помине. Должно быть, она вся отмылась, пока яхту буксировали к берегу, а теперь перемычка уже так была искорежена, что выявить причину крушения стало невозможно.

Но я знал. Знал, что, когда Джон Доусон ставил перемычки на «Апельсине», у него было туго с деньгами. Поэтому он склеил карбоволокно не эпоксидной резиной, а полистеролом. Два человека погибли. И все оттого, что кто-то раздобыл пару галлонов растворителя в нестойкой канистре. Открыв полую перемычку, этот «кто-то» незадолго до начала гонок поставил канистру сбоку от гнезда мачты. Просочившись сквозь канистру, растворитель выплеснулся в полую перемычку и начал постепенно разъедать ее. Когда же на мачту было поднято слишком много парусов, а наветренный корпус приподнялся над волнами, нагрузка на перемычку стала настолько велика, что это завершило дело.

А я все стоял перед обломками. Ярко сияло солнце, однако меня пробирала дрожь.

Внезапно мне до смерти захотелось оказаться где-нибудь под деревьями Пляс д'Ивет, подальше от этой ужасной распластанной iтуки, пахнущей солью и пластиком. Поэтому бросив последний взгляд на «Апельсин», я отправился назад в отель и долго стоял под горячим душем. Потом, нахлобучив до самых глаз панаму, спустился в бар и, спрятавшись за газетой, выпил кальвадоса.

Пресса считала, что мы победили лишь по чистейшему недоразумению, и обсуждала различные возможные причины крушения мачты. Я сидел и напряженно пытался решить, что же делать дальше.

Первым моим побуждением было идти в полицию. Но теперь, когда перемычка была исковеркана, практически не осталось никаких доказательств. И потом, всю неделю перед гонками на яхтах были люди. Кто угодно в любое время мог открыть эту перемычку и багром протолкнуть туда канистру. А если этот «кто-то» тщательно продумал свой план, то перед операцией мог потренироваться и дома: подобрать подходящий пластик для цистерны, измерить скорость с какой растворитель разъедает его. Собственно говоря, так или иначе, в итоге получилась бесшумная бомба, которая могла взорваться в любой назначенный исполнителем срок и сама себя уничтожить, не оставляя никаких улик. Но суть состояла не только в этом.

Если полиция начнет копать это дело, она выйдет на мои связи с Эдом Бонифейсом. А поскольку Эд разыскивается за кражу со взломом, то, очевидно, не стоит особенно стараться навести полицию на его след. Да и мне от этого будет только хуже. Ведь я бежал от своих кредиторов. Это не придаст мне популярности в глазах закона, тем паче если сюда добавится еще подозрение в использовании краденого.

Нет, решил я. Прежде чем что-либо предпринимать, надо найти Эда и попросить миссис Доусон поискать в столе покойного мужа упомянутые им перед смертью послания. А уж потом придет время действовать не по букве закона.

Услышав скрип стула, я выглянул из-за газеты и увидел Агнес.

— Отлично сработало! — одобрила она. За время гонок Агнес успела загореть и стала еще прелестней.

— Спасибо, — ответил я, не зная, что еще добавить.

Агнес откинула с лица прядь волос.

— Так жаль Джона Доусона...

Я пожал плечами. Больше всего мне хотелось сказать ей: «Пойдем пообедаем вместе. Только ты и я. И поговорим обо всем, как в первый день приезда сюда». Но с тех пор, как я увидел яхту Джона, в мире, наверное, не осталось ничего простого и ясного. Я не мог никому доверять. Даже Агнес.

— Что ты делала на яхте Жарре? — спросил я куда резче, чем намеревался.

— Писала репортаж, — отозвалась она.

— О чем? — Мне не удалось скрыть в голосе подозрение.

Агнес посмотрела на меня и улыбнулась. Ей-богу, она казалась даже немного польщенной!

— У него возникли проблемы со спонсором, — начала она. — Спонсор считает, что он слишком часто проигрывает. Это интересная тема для публикации.

Агнес показала рукой в сторону столика на другом конце террасы, за которым сидела куча народа.

— Я хотела... то есть мы все хотели спросить: может, ты присоединишься к нам и мы вместе выпьем? Или пообедаем?

Я глянул на тот стол. Там сидело с полдюжины мужчин и столько же женщин, все загорелые и моложавые. Среди них был и Жарре. Их беззаботный смех звучал словно щебетание ласточек.

Я опустил левую руку на руку Агнес.

— В другой раз, — покачал я головой. — Не люблю шумные компании.

— Как хочешь, — не стала уговаривать Агнес. Ее ладонь повернулась к моей руке, и я ощутил пожатие теплых пальцев. Мы еще с минуту посидели вместе, в островке спокойствия посреди дневной суеты.

— Ну, — произнесла она наконец, храбро улыбнувшись, — я на работе. И мне надо вернуться к ним.

— О! — раздался голос у меня за спиной. — А вот и вы, Джимми.

Это сказал Алек из «Яхтсмена».

— Можете уделить мне полчасика?

Агнес поцеловала меня на прощание, и я покорно уселся, приготовившись мужественно вытерпеть интервью.

Алек ехидно усмехнулся, его рыжеватая бородка топорщилась во все стороны.

— Весьма привлекательная леди. Эти лягушатники — парни не промах, верно?

— Что? — остолбенел я.

— Да она же шатается с этим Жарре уже добрых шесть месяцев! — Тут он остановился и поглядел на меня. — Черт! А вы не знали? Получается, что я влез не в свое дело.

Он смущенно хихикнул. Наверное, примерно так же может хихикнуть носорог после того, как наступит вам на шею.

— Ладно, а теперь, что скажете, Джимми, насчет гонок?

Думаю, я отвечал на все интересующие его вопросы. Но во время интервью глаза мои блуждали вокруг стола, за которым сидели французы. Один раз я встретился глазами с Жарре. Он холодно разглядывал меня, однако, поймав мой взгляд, тут же растопил лед, криво улыбнулся и приветственно поднял коричневую обезьянью руку с золотым, бросающимся в глаза браслетом.

Через полчаса все они разом поднялись с места. Агнес повернулась и помахала мне. Я обратил внимание, что они вместе с Жарре направились мимо фонтанов к остановке такси. А еще я заметил, что, когда они остановились на перекрестке, он попытался взять Агнес за руку. Она отдернула ее, и он надулся. Поступила она так ради меня или нет, не знаю, но это слегка подняло мой упавший было дух. Собственно говоря, за весь день меня только это и приободрило.

Я не стал там обедать, а вместо этого отправился в маленький бар при отеле и, заказывая один бокал кальвадоса за другим, все думал и думал. Рука так разболелась, что я снял бинты, чтобы дать ей подышать воздухом. А потом, в половине девятого, пошел в яхт-клуб на пресс-конференцию, где договорился встретиться с командой.

* * *

На пресс-конференции на меня навалилась куча репортеров. Они прижимали микрофоны к самому моему горлу, совали объективы фотокамер прямо в лицо и задавали множество глупых вопросов, типа: «что значит — чувствовать себя победителем?..» Что ж, я сказал им, что это значит. Это оправдание нашего каторжного с Чарли труда и всего времени, которое я провел, откладывая по пенни, чтобы сделать катамаран чуть-чуть полегче, чуть-чуть побыстрее. Значит, последний год моей жизни не пропал даром...

Но я не сказал им, что моя рука страшно болит, а голова гудит от кальвадоса и что мне вообще плохо. Плохо, но не только оттого, что Алек сказал мне, будто Агнес уже шесть месяцев шатается с Жарре, а еще оттого, что кто-то приложил все усилия к тому, чтобы Джон Доусон не победил. И этот «кто-то» подстроил крушение яхты Джона.

Когда репортеры наконец оставили меня в покое, я услышал сзади вежливый, чуть ли не извиняющийся голос с североевропейским акцентом:

— Простите...

Обернувшись, я уткнулся взглядом в галстук, ярко-синий галстук в оранжевый горошек. Медленно поднимая глаза все выше и выше, я постепенно добрался до дружелюбной улыбки и бледно-серых глаз Дуга Сайлема.

— Привет! — поздоровался Сайлем. — Рад снова видеть вас, Джимми.

Я оживленно потряс его руку, стараясь, правда, уберечь обожженную часть своей ладони. Фотограф, которого я как-то не заметил, ринулся на нас, щелкая затвором камеры. Но Сайлем махнул ему, и тот поспешно удалился. Я понял, что, каким бы тихим и скромным ни выглядел Сайлем, он обладал необычайной властью над людьми.

— Вчера мне было очень приятно наблюдать за вами, — сказал он. Говорил он негромко, но так, что мог бы перекрыть любой гам.

— Отлично, — ответил я. Уголком глаза я видел, как уезжают Агнес и Жарре.

— Для бедного Джона гонка окончилась скверно.

— Да, — согласился я.

Он вздохнул.

— Ладно, я уверен, Джимми, что вы устали от всего. Думаю, вам трудно говорить об этом.

После шумных и крикливых репортеров его вежливый, тихий и совершенно естественный голос восстанавливал мои силы, словно тоник.

— Нет, — промолвил я. — Я был с ним, когда он умер. Потом звонил его жене.

— Спасибо! — с чувством произнес Сайлем. — Большое спасибо. В этой игре вышли сплошные неприятности. И я как спонсор... ох, вы сами понимаете, что я чувствую... ответственность.

— Но вы ни в чем не виноваты.

— Конечно. — Сайлем снова вздохнул, откидывая со лба прядь светлых волос. Он больше напоминал школьного учителя, чем директора, руководящего компанией. Потом он осторожно спросил: — Скажите, у вас ведь нет спонсора?

— Пока нет.

— И... простите, пожалуйста... Я слышал, будто он вам нужен?

— Это правда.

— Хм, — задумчиво промолвил он, снова откидывая прядь волос. Добрые серые его глаза смотрели печально. — Наш проект кончился трагедией для бедного Джона. Думаю, у вас сейчас самая быстрая яхта. Вероятно... ну, мне надо посоветоваться с Мортом Салки, моим менеджером. — Он усмехнулся. — Уверен, что Терри Таннер попытается продать вас мне.

— Он никаких дел со мной не имел. Не думаю, что он сильно меня любит.

— Это его приятель Рэнди вас не любит, — заметил Сайлем. — Но пусть вас это не тревожит. Мы ничего им не скажем.

Вытащив из кармана яркой спортивной куртки сигару, он начал вертеть ее тонкими, пальцами.

— Да, послушайте... Сегодня вечером я устраиваю небольшую вечеринку на борту «Геклы». Почему бы вам не прийти?

— Мне это нравится, спасибо! — откликнулся я.

— Вот и отлично. Боюсь, правда, Терри с Рэнди тоже будут! — Он улыбнулся мне своей ясной улыбкой корректного немца. — Но мы поговорим обо всем попозже. Выясним, как на это смотрит Морт.

— Само собой, — кивнул я. — Почему бы нет?

— Тогда до вечера?

— До вечера.

Репортеры подвинулись ближе.

Подошел Скотто. Он умудрился где-то отыскать немного немецкого пива.

— Агнес оставила для тебя сообщение, — сказал он. — Она на борту «Геклы» и хочет, чтобы ты тоже пришел.

— Уже иду, — ответил я. На меня надвигалась шумная толпа людей с бокалами бренди. А в ушах все звучал вопль Джона. И не было никакого настроения отправляться на вечеринку.

Но Агнес... И Дуг Сайлем. И спонсорство...

— Поедем вместе, — предложил Скотто.

Мне хотелось глотнуть немного воздуха.

— Пожалуй, я пройдусь пешком, — покачал я головой.

Шербур рано ложился спать. Мои шаги гулко отдавались в тишине, когда я шел мимо теснящихся близ гавани домов восемнадцатого века. Луна превратилась в узенький магический серп, висящий в звездном лесу. Думаю, это была поистине дивная ночь. Но я брел, угрюмо засунув руки в карманы и напряженно размышляя.

У Доусона не было врагов. Зачем кому-то было вредить ему? — спрашивал я снова и снова у водной глади. Но она не давала ответа.

Я заблудился. В какой-то момент я вдруг обнаружил, что стою в тени корабля, уходящего ввысь, словно небоскреб. Стою и разглядываю отражение луны в нескольких футах от воды, оставшейся на дне пересохшего дока. В доке стояло какое-то рыболовное судно, то ли сейнер, то ли траулер. Леса, огромные деревянные балки, словно душили его. Я тупо смотрел в тень. Все было окутано тайной. Я плюнул вниз. Капелька слюны, слабо сверкнув в бледном лунном свете, с тихим шлепком упала в маслянистую воду. Снова наступила тишина, нарушаемая лишь шорохом ветра да моим громким и горячим дыханием, гулко отдающимся в одурманенной кальвадосом голове.

Что-то коснулось моей лодыжки. Я свирепо брыкнул ногой и попытался было ее дернуть, но легкое прикосновение превратилось в мертвую хватку. Ноги оторвались от земли, я нагнулся над рельсом, огораживающим провал дока. Внезапно перед глазами возникли ворота дока, звезды стремительно покатились вниз, вниз, вниз... В голове успела промелькнуть лишь одна мысль: «Боже, надеюсь, там хватит воды, чтобы смягчить падение...» Потом голова снова оказалась внизу, и я увидел маслянисто поблескивающую луну и плавающие на поверхности бутылки и доски. А еще через долю секунды я с плеском вошел в воду плечом вниз. Голова снова раскололась на части.

Глава 17

Думаю, в момент удара о воду я все же кричал, по крайней мере, рот у меня был открыт и полон соленой и маслянистой жидкости с запахом нечистот. Я начал усиленно работать руками и ногами. Одна моя нога наткнулась на что-то твердое. Должно быть, это было дно или основание ворот дока. Внезапно я почувствовал страх. Но, пожалуй, понятие «страх» было бы преуменьшением в этой ситуации. Скорее возникшее чувство походило на панику. Я колотил вокруг себя руками и ногами, пытаясь кричать, но омерзительно грязная вода мгновенно заполняла рот. Голова при падении врезалась в водную гладь и теперь раскалывалась от боли, так как, падая, я наткнулся еще и на нагромождение бревен. Я снова ушел под воду.

В этот момент я почему-то подумал о Мэй. Бедная, несчастная моя Мэй! Чем же она так согрешила, что сначала в автомобильной катастрофе погибла ее мать, а теперь в ремонтном доке Шербура тонул отец?

Я снова вынырнул. На сей раз сознание почти прояснилось. Перед мысленным взором встали ворота дока, внутренняя сторона которых представляла решетку из тяжелых балок, по которым можно было взобраться.

Глянув вверх, я увидел эти ворота, возвышавшиеся надо мной, их край темнел на фоне звездного неба. И я поплыл к ним. Во время падения я повредил правое плечо, ударившись о балку. Но зато обнаружил ворота. Сейчас я на ощупь обследовал поверхность левой рукой. Вот и балка. Я уцепился за нее. Колени мои дрожали. Сердце гулко колотилось, и я подумал, что вены на лбу вот-вот лопнут.

Я медленно перевел дыхание. Боль в плече стала затихать, а мысли проясняться.

Это был ремонтный док. Здесь где-то должны были быть ступеньки для рабочих. Все, что я в состоянии теперь сделать, — это найти несколько этих ступенек и по ним выбраться отсюда. Да, действовать надо именно так.

В противном случае тот, кто толкнул меня сюда, будет торжествовать.

Я откинулся назад, ища вверху просветы между бортами корабля, стоящего в доке, и набережной. Ничто не шелохнулось в тишине, только звезды напоминали глаза, далекие и пустые. Я чувствовал, что это не единственные глаза здесь, поэтому решил: надо передохнуть. Притвориться идиотом. Медленно и как можно более осторожно я прокрался позади одной из балок. А выбравшись из воды, сразу замерз и отчетливо слышал, как падали капли с моей одежды, гулко отражаясь эхом от неприступных стен дока.

Где-то наверху хлопнула дверь. Звук этот заставил мое сердце опять громко застучать. Подобное могло означать, что либо ушел тот, кто втащил и сбросил меня в этот док, либо здесь есть кто-то еще... Таким образом, главная угроза была, по меньшей мере, за той дверью. Если, конечно, не появилось каких-то других свидетелей. Хотя, когда вас кто-то втаскивает в полночь в ремонтный док, в любом случае присутствие свидетеля несомненно.

Я вышел из-за моей балки и начал медленно боком продвигаться вперед к воротам дока.

Боль в плече почти успокоилась, и только время от времени оно подергивалось. Ворота оказались огромными. Задержав дыхание, я продолжал двигаться по краю балки. А когда снова услышал этот звук, то понял, что это такое и чего я не мог объяснить себе сразу.

Хлопнувшая дверь могла быть дверью центральной каюты управления. Пожалуй, подобный звук вы больше чувствуете, чем слышите: вибрация высокой частоты, сопровождаемая предательским грохотом. Когда же я взглянул через плечо, то уже знал, что увижу.

Залитая лунным светом поверхность воды в доке не была больше ровной и спокойной. На ней вскипали огромные пузыри. Как я и предполагал, полоска воды между стеной дока и бортом корабля превратилась в бурную реку, которая начала заполнять все пространство вокруг. Будто кто-то вытащил огромную пробку из отверстия ванны. Я почувствовал, как опять бешено заколотилось мое сердце.

У меня совсем не оставалось времени — ведь я не мог дожидаться, пока вода поднимется от моих голеней к коленям. Я взглянул вверх, но все, что я увидел там, — это выступ следующей балки. Скользкие бревна ворот не оставляли надежды на спасение. Ближайшая лестница, если она существует, находится не менее чем в тридцати футах справа от меня.

Вода между тем достигала уже пояса. Я передвигался маленькими осторожными боковыми шажками, чтобы удержаться на месте. И знал, что это еще не конец.

Течение окончательно взбесилось. Я оступился, и вода швырнула меня в кипящий чан дока.

Шлюзы по площади имели, должно быть, десять квадратных футов. Когда они были открыты целиком, вода из них вырывалась с напором, подобным напору воды в проливе Ла-Манш. Но вода текла не горизонтально, она била вверх по вертикали, образуя многочисленные завихрения и водовороты. Несмотря на мой солидный вес, меня потащило, как щепку, швыряя и переворачивая по пути. Я ударялся обо что-то твердое и не мог понять, обо что.

Это было все равно что бороться вслепую с одним из участников матча боксеров-тяжеловесов. В моих глазах стоял темный красный туман, а рот был полон соленой воды. Удары, которые я выдержал, толкали меня все дальше и дальше, в конец темного, покрытого рябью туннеля, по которому я скатывался вниз. На сей раз я ощутил новый удар в лицо, более сильный, чем любой из всех предыдущих. Инстинктивно подняв руки, чтобы защитить глаза, я наткнулся на бревно. Известное изречение о том, что утопающий хватается за соломинку, я проверил на практике и теперь хорошо знаю, что человек, избитый до полусмерти в ремонтном доке, будет хвататься даже за бревно девять на девять. Я и схватился за него руками и ногами, стиснул, как самый пылкий любовник. И тут только заметил вдруг, что дышу уже без труда, а мои плечи и голова находятся над водой.

Правда, я никак не мог понять, почему вокруг стоит такая кромешная тьма. Конечно, это можно было бы объяснить и моим полуобморочным состоянием. Но, прильнув к столбу, я начал приходить в себя.

А вода все прибывала. Когда она дошла мне до горла, я решил попытаться подняться по столбу. Мне это удалось, но было ясно, что бесконечно такое продолжаться не может. У меня уже окоченели руки и ноги, и я наконец понял, почему вокруг такая темнота: подпорка, к которой я словно прилип, удерживала ремонтируемый корабль в вертикальном положении, и вместо неба я видел острую скулу дна корабля.

Я надеялся, что место, которым подпорка касается борта корабля, находится выше ватерлинии. Но это было не так.

Вода продолжала прибывать, а я — карабкаться вверх по бревну. Через пять минут моя голова ударилась о металл. Я добрался до его конца. Вода все поднималась.

Я отпустил стояк, и вода тотчас обступила меня. Правда, теперь она почему-то казалась мягче, нежнее. Я плыл, неуклюже двигая руками и ногами, и достаточно ее наглотался. Огромные бревна теснились вокруг меня. Я снова было попытался прицепиться к одному из них, но почувствовал удар: на этот раз защемило пальцы. Эта боль в длинной череде моих страданий показалась уже несильной и не вызвала даже слез. Большие мучения вызывала морская вода, попадая в мою ободранную глотку.

Вода теперь и в самом деле успокоилась. Даже стены дока стали казаться ниже. Я долго думал почему. Наконец до меня дошло: уровень воды поднялся и сравнялся с уровнем воды снаружи. Это означало, что...

Я оглянулся. Позади меня возвышалась темная неразличимая стена корабля. Она сливалась с темнотой усыпанного звездами неба. Корабль держался на плаву, и подпорками ему служили бревна в доке.

Именно то, что док оказался буквально запружен ими, помогло мне. — Так как течение теперь совсем ослабло, я мог плыть в сторону и обогнуть скользкий бетон, чтобы найти наконец то, что я искал, — лестницу, ее железные ступени, проложенные в стенной щели. Мое плечо дало о себе знать, едва я прикоснулся рукой к первой ступеньке. Потом я начал взбираться.

Думаю, ступенек было не более десяти. Но мне показалось — не менее десяти тысяч. В конце концов я приноровился к определенному ритму движения. Больная рука вверх — чтобы схватиться. Здоровая рука вверх — к следующей ступеньке. Правая нога вверх. Левая нога вверх...

Вода ручьями стекала с моей одежды. Лило из носа. Наверное, это была кровь. Но я выбрался из пучины! Видел отражение тусклого серого света луны на бетоне и усмехался этому зрелищу: я был так рад видеть все это, что, если бы у меня были силы, я бы стал лизать лунный свет, как собака.

Остались еще три ступеньки. Две. Теперь я страдал от боли в плече, боли, как от раскаленного железа, прикоснувшегося к телу. Оставалась одна ступенька. Я подтащил себя вверх, приподнял голову и плечи над краем дока. Передо мной маячили два темных столба. Сердце упало, когда я понял, что это такое.

Ноги!.. Одна из них поднялась в воздух. И я почувствовал удар в висок. Ноги мои выпрямились, а руки ослабли. Кровь зашумела в голове, и я опрокинулся назад. Падая, я услышал крик, мало напоминающий человеческий, скорее это был предсмертный рев обреченного животного. Сегодня я уже слышал его... Голос Джона Доусона. Сейчас это был мой собственный голос.

Глава 18

Было холодно и черно, будто все кануло в вечность. Что-то опять затекало в рот, нос, попадало в гортань. Горький привкус вызывал острую боль в горле. Сколько это продолжалось? Год? Два? Все стало настолько далеким, что не имело больше никакого значения. Огромный круглый ноль, где не было понятий «вверх», «вниз», «есть» или «было», понятия «что-нибудь»... Вот что я ощущал. Казалось, мир вокруг погружался во всепоглощающий сон.

Сон...

Кто-то издалека, пожалуй в нескольких милях от меня, стал бить палочками по барабану. Звук был довольно слабый, но все равно действовал на нервы. Каждый удар причинял боль и невыносимое страдание, унося меня в неведомую даль из этой прекрасной, спокойной черноты пучины, где я уже ощущал себя так хорошо и спокойно.

Стук становился все громче, перерастал в грохот, и я понимал это так же хорошо, как и слышал. Сборище теней сгрудилось, сморщилось и улетучилось, а я почувствовал, что теперь кто-то колотит меня по ребрам. К горлу поднималась тошнота. Мне было совсем плохо.

Стук по ребрам внезапно прекратился.

— О, — сказал чей-то голос надо мной. — Са va mieux, hein?[33]

Мне опять стало плохо. Попытался пошевелиться, но не смог. Горло и легкие саднило. Попытался застонать — это удалось. Пара чьих-то рук сгребла меня за плечи и вытащила из кошмара беспамятства.

— С прибытием, — произнес голос.

Чернота неба странно мешалась с голубым светом. Я никак не мог понять, что происходило. Чье-то лицо склонилось надо мной. Мне было трудно определить, кому принадлежало это лицо, но оно казалось мне тяжелым, морщинистым, плохо выбритым.

— Reste tranquille[34], — произнес голос того же человека. В его дыхании смешались запахи алкоголя и табака. Меня снова затошнило.

Затем были люди в огромных сверкающих касках и их громкое гудение. Этот гул казался невыносимым. Кто-то перекатил меня на носилки, я подумал: «Скорая помощь», больница. Мгновенный проблеск сознания подсказал мне, что со мной произошел несчастный случай, а тот человек, от которого пахло вином и табаком, должно быть, вытащил меня оттуда, где все это произошло. Я поднял руку, постарался произнести: «Mersi», но рука безжизненно свалилась вниз. Я снова впал в забытье.

Очнувшись, я обнаружил, что лежу на спине, глядя в светло-зеленый потолок, все тело болело, будто кто-то старательно бил меня в течение многих дней. Но самую сильную боль доставляла мысль о том, что я все помнил.

Я лежал, уставившись в потолок, и снова видел ту же черноту, испытывал тот же ужас.

— Bonjour, monsieur Dixon[35], — произнес мужской голос где-то сбоку от меня.

Я попытался объяснить, что не говорю по-французски, но мой голос не слушался меня, и все, что я был способен выдавить из себя, превратилось в какое-то подобие карканья.

— Я говорю по-английски, — сказал человек.

Мне удалось повернуться и посмотреть на него. Он был в темной одежде, с усами.

— Я должен задать вам несколько вопросов, — сообщил он. — Я из полиции Шербура.

— Воды, — прохрипел я в ответ.

Он подал мне стакан и помог попить. Вода была прохладной и вкусной.

— Удивляюсь, мистер Диксон, насколько вы живучи, особенно после того, как из вас прошлой ночью выкачали столько дряни.

— А-р-р! — вырвалось у меня.

— Вы счастливчик, — продолжал он. — В самом деле, это дьявольская удача. Если бы мсье Дюшен, ночной сторож, не вышел из своей лачуги и не направился в кафе «Менир», он не увидел бы, как вы тонете в доке. И теперь вы были бы в другом отделении больницы. В морге.

Вода подействовала на меня удивительно.

— Неплохая идея, — пробормотал я.

— Но почему вы хотели покончить с жизнью? Это, конечно, способ легкий и неплохой, но несколько причудливый, — усмехнулся усатый полицейский.

— Я не собирался убивать себя, — возразил я. — Это кто-то меня...

Тонкие черные брови полицейского поползли вверх.

— Может быть, тогда вы расскажете мне всю историю с самого начала?

Очень медленно я начал свой рассказ, и он услышал все. Когда я закончил, он произнес:

— У вас прекрасная память.

— Да, — согласился я.

— Особенно для человека, получившего по голове и который до этого выпил много спиртного. В больнице делали анализ крови.

Усталость снова навалилась на меня.

— Да, — медленно произнес я. — И что из этого следует?

Полицейский непонимающе развел руками:

— Только то, что если бы вас кто-то собирался убить, неужели он выжидал бы около пучины, пока жертва не напьется и не начнет прогуливаться около ремонтного дока, чтобы столкнуть вас туда?.. — Он улыбнулся, но улыбка не тронула его серьезных темных глаз. — По собственному опыту знаю, что преступники используют простейшие способы уничтожения своей жертвы.

Голова болела так сильно, что я в ответ только пожал плечами, но даже это движение вызвало сильнейшую боль.

— Так вы считаете, что я все это выдумал?

Полицейский улыбнулся.

— А почему бы и нет? — спросил он. — Ведь после большого количества выпитого кальвадоса человек может совершать самые невероятные поступки. — Он поднялся. — И мои поздравления по поводу вашей победы, мсье.

Ишь ты, подумал я, полицейский, который не хочет иметь никаких проблем.

— Спасибо, — поблагодарил я. — Значит, вы не будете проводить расследование?

— У нас нет доказательств, — сказал он и ушел.

За дверью ожидали другие. Это были Чарли и Скотто, а также Агнес. Чарли и Скотто встали в ногах кровати, и вид у них был довольно смущенный. Агнес улыбнулась, но по ее лицу я видел, что мой вид не очень-то ее радует. Скотто был более откровенен. Он просто ляпнул:

— Ты выглядишь ужасно.

— Да, я чувствую это.

— Так что же все-таки произошло? — спросил Чарли.

— Многого я не помню. — Проходить даже мысленно через все это снова было выше моих сил.

— Ты упал в ремонтный док, — объяснил Скотто. — Они считают, что ты был пьян. Должно быть, тебя просто смыло водой, хлынувшей из шлюза.

— Ну да, конечно, — сказал я. — И ты веришь всему этому?

Молчание. В глазах Чарли любопытство.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

— Я устал, — ответил я. — Поговорим потом. Он был умным парнем, этот Чарли.

Агнес подошла к краю кровати. Мои веки налились свинцом. Я видел блеск солнца в ее волосах. Она взяла мою руку и села рядом.

— Джимми, — спросила она, — тебя кто-нибудь сбросил туда?

Я взглянул на нее. Она то появлялась в фокусе моего туманного видения, то исчезала. Внутренний голос шептал мне: «Эта журналистка — подружка Жан-Люка Жарре, не говори ей ни слова». А другой голос, который являлся моей сутью, подсказывал: «Ты можешь рассказать этой женщине все». Поэтому я признался:

— Да.

И услышал слабый вздох Агнес, почувствовал, как она сжала мои пальцы, и подумал: «Она все понимает. И все только начинается».

Глава 19

Когда я очнулся в следующий раз, рядом уже никого не было. Боль по-прежнему чувствовалась во всем теле, но это даже к лучшему. Значит, рассудок мой был достаточно ясен для того, чтобы обдумать все детали случившегося.

Я был счастлив оттого, что жив.

Возле моей кровати стоял телефон. Я позвонил Мэй. Она ответила после второго гудка.

— Отец! — воскликнула она. Голос ее спросонья звучал хрипловато. — Вот это новость!

— С тобой все в порядке? — спросил я.

— Ты не болен? — задала она вопрос. — Я видела, как ты нырнул за тем человеком в море. Это фантастика!

— Благодарю, — ответил я. — Ты-то сама как?

— Да все в порядке, — успокоила она. — Когда ты вернешься домой?

— Скоро, — пообещал я. — Будь поласковее с Ритой.

— Я не могу дождаться, когда увижу тебя, — сказала она.

— Счастливо тебе.

После того как мы поговорили, я лег на спину и позволил себе насладиться словами Мэй, так сильно желавшей видеть меня. Но расслаблялся я недолго, потому что знал, что необходимо встать и поговорить с кем-нибудь, чтобы узнать, кто вытащил меня из этого проклятого дока. А потом я должен попытаться найти способ выбраться из этого чертова места.

Я посмотрел на часы. Два часа ночи.

Попробовал спустить ноги с кровати. По одной. На это ушло почти пять минут и множество ругательств. Моя одежда была сложена в шкафу. Кто-то даже догадался просушить ее. Чтобы влезть в нее, мне потребовалось еще пять минут. Сестра вошла в палату в тот момент, когда я пытался справиться с обувью. Я делал отчаянные движения ногами. Ее брови поползли вверх, а рот округлился в немом, готовом сорваться с губ крике.

— Нет! — наконец воскликнула она. — Нет! Назад! — И повелительно указала мне на постель.

Я молча покачал головой, подобрал свою обувь и направился к двери. Она убежала с громким кудахтаньем.

Добравшись до середины коридора, я почувствовал, что пол подо мной заходил словно пружинный трамплин. Я оперся как о последнее прибежище о стенку и подумал, что сестра, должно быть, была не так уж и не права, когда столь громко протестовала против моего вояжа. Я дождался, когда пол перестанет качаться, и спокойно добрался до лифта. Закрывая дверь, я увидел, как сестра возвращалась с двумя своими коллегами. Спустившись на первый этаж, я, пошатываясь, вышел на улицу. Мне удалось поймать такси. Я приказал водителю ехать к кафе «Менир» и почти упал на сиденье, задыхаясь, будто только что пробежал пять миль. Мое лицо, видел я в зеркале водителя, было белым, лишь чернели и краснели ссадины на нем. На левой скуле след от удара ботинком.

Водитель не знал, где находится кафе «Менир», но сказал, что попытается отыскать его. С трудом, но мы нашли его. Это оказался крошечный винный погребок с разбитым окошком, где было полно стариков, пьющих кальвадос и беседующих друг с другом скрипучими голосами, напоминающими скрежет наждачной бумаги. Мсье Дюшену на вид было лет шестьдесят. Его лицо напоминало бесформенную картофелину, а судя по цвету его носа, большую часть жизни он провел в кафе «Менир». На оставшиеся у меня в кармане деньги я заказал немного выпивки. Он настоял на том, чтобы мы выпили. И мы выпили кальвадоса — ровно на восемь моих оставшихся ливров. Затем я спросил: не слышал ли он что-нибудь о повешенном? Это случилось неподалеку от ремонтного дока прошлой ночью.

Его маленькие глазки с красноватыми белками скользили по лицам завсегдатаев кафе, по засиженному мухами портрету де Голля, висевшему над баром. Нет, сказал Дюшен. Такого не было. Однако он слышал, как открывались шлюзы в доке, и пошел посмотреть... Ребятишки, знаете ли, вытворяют иногда такое... А кляча сторож сидит далеко в своей сторожке... Он такой неповоротливый... Благодарение Господу, что он прибежал с фонарем и багром и увидел меня... Вот так...

Я допил свой кальвадос и уставился на нос де Голля. Питье согрело мое нутро, и я представил себе вполне реально старого сторожа, шарящего багром в стоячей воде. И даже уже слышал шлепки по воде, шарканье детских ног и еле сдерживаемое хихиканье любопытных ребятишек.

Но нет! Там произошло совсем другое. Это была не детская шалость! Сбросили взрослого человека в док, а потом ударили по голове, когда он почти уже вылез оттуда...

Я попросил у мсье Дюшена его адрес, дружески похлопал по спине и ушел, прежде чем он снова, в который раз, начал рассказывать эту историю. Выйдя из кафе, я попросил таксиста доставить меня в яхт-клуб.

Всю дорогу я думал о Джоне, Алане и Эде. Похоже, все они были членами одного клуба, в который не так давно приняли и меня.

С трудом взбираясь по бетонной лестнице на балкон клуба, я подумал, что все-таки я очень счастливый человек.

Когда же появился там, то привлек всеобщее внимание. Лозунг, висевший над балконом, гласил: "SOYEZ LES BIENVENUS MULTICOQUISTES DU MONDE![36]" Здесь проходила вечеринка с коктейлем, все громко разговаривали, но, как только я появился на верху лестницы, разговоры стихли. Мое сердце после подъема сильно билось, и я протянул руку, чтобы схватиться за перила. Я видел лица, обращенные ко мне, — Чарли, Агнес, Скотто, Жарре, хмуро глядевшего на своих товарищей, финансистов, случайно пришедших сюда посетителей, окруживших Терри Таннера, одетого во все белое, — стакан в поднятой руке с оттопыренным мизинцем, узкие, как у китайца, глаза, глядящие поверх голов куда-то в пустоту.

Таннер опустил стакан.

— Прекрасно, — сказал он высоким приятным голосом. — Кто-то же должен праздновать...

Его слова разорвали тишину, словно камень, брошенный в воду. Я услышал, как кто-то перевел их, увидел, как пара французов подняла брови, поджала губы и отвернулась. Мой взгляд тяжело переходил с одного лица на другое. «Один из вас, — думал я, — один из вас...» Прерванное оживление возобновилось. Я почувствовал, как на мое плечо легла чья-то рука.

Оглянувшись, увидел Агнес.

— Что здесь происходит? — спросил я.

— Тут вручают призы, — объяснила она, и я с трудом вспомнил, что мы тоже участвовали в гонке, и они присудили нам приз.

— О, — сказал я, — это действительно так.

— Ты же без ботинок! — вдруг сказала она.

Я положил руку на плечо Агнес. Пол у меня под ногами неожиданно закачался.

— Да они мне не нужны.

Она внимательно посмотрела на меня.

— Как ты вырвался из больницы? — спросила она.

— Сбежал!

— Идиот, — отреагировала с раздражением Агнес, — я отведу тебя обратно, и сейчас же.

Ее лицо выражало озабоченность. Она сквозила в каждой черточке. Кожа была золотистой и гладкой. Мне захотелось ее погладить. Но я сказал:

— Я все-таки останусь и получу кубок.

— И чек, — добавил Чарли.

Вдруг Агнес улыбнулась. И словно солнышко осветило комнату. Я поднял руку и обнял ее за плечи. В ответ почувствовал, что ее рука обвилась вокруг моей талии. Я увидел, что с другой стороны комнаты на нас смотрит Жарре. Лицо его можно было сравнить разве что с Атлантической впадиной. Поймав мой взгляд, он начал пробираться сквозь толпу. Подошел к нам, схватил Агнес за руку и что-то быстро сказал ей по-французски.

Я протянул руку, поймал его за лацкан спортивного пиджака и произнес:

— Ну держись!

Он повернулся ко мне — маленького роста, но злобы в его лице хватило бы на великана.

— Да, ты выиграл гонку, — признал он. — Мои поздравления. Но подожди немного, ты потеряешь ее. Увидишь, что произойдет, когда ты пойдешь с... преследователем.

Пол подо мной все еще колебался. Зрачки Жарре потемнели и расширились. Белки глаз были исчерчены красными прожилками, а кожа вокруг них сморщилась и обвисла.

Я сказал ему:

— У вас дурные манеры.

Агнес крепко сжала мою руку.

— Не будьте детьми, — промолвила она.

Жарре повернулся к ней:

— Скажи своему английскому другу, — произнес он медленно, с расстановкой, на чистейшем английском, — что я серьезно отношусь к своим женщинам. Очень серьезно. — С этими словами он ушел.

Я видел его кривую ухмылку, язвительную, колкую. И с удивлением подумал: «Ну, хорошо же, маленький марсельский бандит, неужели ты настолько серьезно относишься к своим женщинам, что заманиваешь соперников в ремонтные доки?»

— Бр-р! — поморщился Чарли Эгаттер.

— Может быть, мне пойти за ним? — спросил Скотто.

— Не надо, — сказал я. — Он слишком опасен.

Агнес была все еще очень бледна, а ее голубые глаза казались стеклянными от стоявших в них слез.

— Он не просто опасен. Он страшен, — произнесла она.

Я взял с подноса бокал с шампанским и подал ей. Перед глазами засверкали вспышки фотоаппаратов. Кто-то начал говорить в микрофон по-французски.

— "Секретное оружие"... Диксон... — уловил я.

— Они получили призы, — произнесла Агнес. — Иди теперь ты, Джимми.

Я подошел к подиуму. Лысый тип с широкой улыбкой, которая померкла, едва он заметил пятна на моем пиджаке, передал мне маленький серебряный кубок и чек.

Когда я поднял кубок вверх, мышцы рук сильно заныли. Засверкали вспышки фотоаппаратов, а я почувствовал запах воды дока, которым пропитался мой грязный пиджак. Глядя поверх толпы, я видел лица своих друзей: очень довольных Скотто и Чарли и рядом с ними — Агнес, гордящуюся мною даже больше, чем могла ей позволить ее журналистская беспристрастность.

Потом я перевел взгляд на другие лица — Терри Таннера и его близкого друга Рэнди. Их лица светились неподдельным охотничьим азартом. И я подумал: «Один из вас, ублюдки, один из вас...»

Спустившись с подиума, я отыскал свою команду и прислонился к стене рядом с ними.

— Нам лучше пойти домой, — заметил я.

Чарли и Скотто поглядели на меня. В их глазах я увидел что-то, не высказанное вслух.

— Никуда ты не уйдешь, — сказала Агнес.

— Мне надо вернуться. Я должен повидаться с миссис Доусон. Я хотел бы задать ей несколько вопросов...

— Только не сегодня, — сказала она, — сегодня ты пойдешь ко мне.

— Да мне же нужно... — сказал я. Но внезапно пол снова закачался у меня под ногами, и я опять почувствовал себя плохо.

Агнес обратилась к Чарли и Скотто:

— Я забираю этого человека. Вы можете позвонить утром в отель «Меркурий», и если Джимми будет в порядке, то выйдет море. Хорошо?

Чарли хитро посмотрел на нее своими черными с поволокой глазами и сказал:

— Ну что же, будь по-твоему.

— Следите за яхтой, — посоветовал я. Язык распух и не помещался во рту. Мысли в голове ворочались слишком медленно. Я ужасно устал. — И вообще, почему бы вам не забрать ее домой? А я полечу самолетом.

— Конечно, — согласился Чарли.

Я почувствовал огромное облегчение. Ведь если «Секретное оружие» переправить через Канал, то яхта будет в безопасности.

— И еще хорошо бы кому-нибудь ночевать на борту.

— А это зачем?

— Я объясню тебе в следующий раз. — Язык мой заплетался, как у пьяного. Насмешливый блеск в глазах Чарли сменился тревогой.

— Пошли, — позвала Агнес.

Мы вернулись с ней в гостиницу, вернее, она привела меня к себе. Горничная на этаже с ужасом посмотрела на меня: «Меркурий» относился к тем гостиницам, где большинство гостей были чисто выбриты, обувь надевали поверх носков и вообще не болтались в воде ремонтных доков в одежде.

Комната Агнес выглядела чистой и опрятной. Морские снасти, висевшие на внутренней стороне двери, старенькая пишущая машинка на столе, стопка бумаги рядом с ней. Агнес суетилась вокруг меня, пока я сидел, вдыхая запах собственной одежды и наблюдая за огоньками, отражавшимися в темной воде за большим зеркальным окном. Я услышал, как включился душ. Меня окружали сумерки. Напротив, за окном, было видно, как от морского берега отчаливал катамаран. Это было прекрасное судно: оно двигалось легко и красиво, как в танце. Я узнал его. Это была яхта «Секретное оружие». Паруса быстро взлетели вверх. Я прижался лбом к холодному стеклу и стоял так, наблюдая, как она скользит навстречу морской глади, минуя мол, где в сгущавшихся сумерках мелькали огоньки и скрывались на черном горизонте. Агнес вернулась в комнату.

Она стянула с меня одежду, что причинило мне боль, и поморщилась.

— Фу! — сказала она. — От тебя воняет канализацией. Отправляйся мыться.

Я неуверенно поднялся и медленно пошел в душ. Там расслабился и, слегка наклонившись, подставлял воде спину и плечи. Она успокаивала боль.

Когда я вылез из-под душа, Агнес вошла в ванную комнату и вытерла мне спину, что снова вызвало адскую боль. Я спросил:

— Жарре... Ты живешь с ним?

Ее пальцы мягко прикоснулись к моей правой лопатке.

— Случалось, — согласилась она. — Только это было шесть месяцев назад. Он поймал меня, как ты правильно заметил, когда я разочаровалась в любви к Бобби. Ну, что теперь говорить об этом, когда все уже прошло. Сейчас я пишу об этом рассказ. «C'est tout»[37]. А почему ты задал мне этот вопрос?

Я не ответил. Только уперся головой в кафельную стену, поняв, что пришло наконец успокоение от действия ласковой, приятной воды.

— Чертовски грубо, — продолжала Агнес, — задавать мне такие вопросы. Ты страшно ревнив, так?

— Разумеется, — ответил я.

— Это совершенно неоправданно, — сказала она. — А теперь иди и ложись.

Простыни были Прохладные и гладкие. Я лежал в постели, ни о чем не думая, пока в комнату не вошла Агнес. Ее волосы чуть вились и казались еще влажными, кожа выглядела загорелой на фоне светлого полотенца, которым она себя обернула.

— Я все время думаю о том, что ты мне рассказал.

— Конечно, ведь ты же журналистка, — пошутил я. Агнес возразила с легким раздражением.

— Я твоя patronne[38], — сказала она, — и хотела бы услышать твои соображения.

Я рассказал ей о подозрениях Эда, о Джоне Доусоне. Казалось, к сказанному больше нечего добавить.

— У меня какая-то едкая боль в руке. — Я положил руку на подушку. Она покраснела, воспалилась. — Очевидно, увидев руку, они решили, что я что-то знаю о саботаже, и захотели от меня избавиться. Значит, полагаю, я должен расспросить того доктора, который знает о моей обожженной руке...

Агнес порылась в своей сумочке.

— Не стыкуется, — сказала она и развернула передо мной какую-то бумагу.

— Как это?

— Вот пресс-релиз, — ответила она. — «Джон Доусон, умер от внутреннего кровоизлияния. Дейв Миллиган, член экипажа, утонул. Джеймс Диксон, тяжелое ранение правой руки».

— А! — понял я наконец.

Некоторое время мы лежали молча. Подушка была мягкой, как облако. Я продолжал:

— Перед смертью Джон говорил мне о какой-то записке. А Эд рассказывал, что кто-то звонил ему и угрожал.

Подушка явилась для меня прекрасным прикрытием, она буквально поглотила меня.

— Мне надо увидеть Эда, — сказал я. — И жену Джона.

Я почувствовал, как рука Агнес мягко скользит по моему плечу.

— Я помогу тебе, — прошептала она. — А теперь расслабься.

Ее пальцы, нежные как шелк, ласково поглаживали меня.

Я поднял голову от подушки.

Агнес была очень близко. Рядом. Я обвил ее руками, поцеловал и ощутил ее гладкую кожу, пружинистые мышцы талии и выпуклое бедро. Чувствуя, как она дышит мне в ухо, я повернулся и прикоснулся к ее губам. Она вдруг рассмеялась и придвинулась совсем близко ко мне.

Потом я уснул.

* * *

Первое, что я ощутил, проснувшись, был яркий дневной свет. Открыл глаза. Веки уже совсем не болели. Агнес сидела за столом и стучала по клавишам пишущей машинки. Волосы у нее были уложены в шиньон.

— Я налью тебе кофе, — предложила она, увидев, что я не сплю.

Она принесла кофе. Я выпил чашку. Тепло разлилось по всему телу. Я позвонил в аэропорт, где мне сообщили, что самолет в Портсмут вылетает через час.

— Но ведь еще нужно почистить твою одежду, — пыталась остановить меня Агнес.

— Мне нужно идти, — ответил я. — Когда мы снова увидимся?

— Я приеду в Англию, — сообщила она, — и позвоню тебе.

— Хорошо бы это случилось поскорее, — сказал я.

Она рассмеялась тем же смехом, что и прошлой ночью, подошла ко мне, обняла за шею и поцеловала.

— Будь осторожен, — попросила она. — Я хочу закончить то, что мы начали вместе.

Я спустился вниз и сел в такси, ожидавшее меня у входа.

Глава 20

Хелен Доусон жила в Пуле, на одной из тех длинных улиц, которые застроены большими домами викторианской эпохи. Задние стены их выходили во двор и на пространство, засаженное чахлым кустарником. Когда-то ревнители старины преградили здесь путь бульдозерам и отстояли эти места от угрозы сравнивания с землей. Я направил свой «ягуар» вниз по короткой тропке, ведущей к главному входу, и вскоре оказался в нескольких шагах от него.

Единственным признаком жизни здесь, пожалуй, явились две черные пластиковые банки, словно кто-то забыл вынести их. Одно из стекол в окне, справа от входной двери, было разбито и заделано картоном. Звонок отозвался гулким эхом, будто в доме совсем не было мебели. Я позвонил два раза, прежде чем послышались чьи-то шаги, и дверь открылась.

— О! — сказала женщина, появившаяся в дверях. — А я думала, это из полиции.

Я познакомился с Хелен Доусон год назад во время кругосветной регаты. Тогда она была полной упрямой женщиной с крутыми черными кудряшками. Казалось, она прямо-таки излучает выдержку и самообладание. Сейчас ее пухлые щеки обвисли, на висках появилась седина, волосы в беспорядке прядями свисали со лба, а глаза покраснели и распухли.

Она бросила на меня взгляд, в котором была пустота, и спросила:

— Джеймс, что вы хотите?

— Я пришел...

Трудно было представить, что она может настолько перемениться за такое короткое время. Бог знает, почему я так подумал... Теперь я был здесь, совсем близко, в полушаге от ее невосполнимой утраты. Совсем близко.

— Я пришел, чтобы поговорить с вами о Джоне, — наконец выдавил я из себя.

— Он... — Хелен чуть не сказала было, что он вышел, отлучился ненадолго, но лишь спустя мгновение вспомнила, где он теперь, ее Джон.

Я прошел за ней в дом. Было одиннадцать утра, но шторы на окнах были задернуты, и везде горел электрический свет. Пол в холле завален книгами. Сломанная лампа валялась посреди лестницы, через перила переброшена какая-то одежда. Она задвинула ногой под кресло коробку с детским конструктором и провела меня на кухню, где никто не убирался, наверное, дня два. Она с глубоким вздохом села за стол. И наконец спросила:

— Ну, и в чем же дело?

— Я хотел сказать, как мы все сожалеем о случившемся, — пробормотал я вслух, а про себя подумал: «Сладкоречивый ты обманщик».

— О, благодарю, — ответила она.

Я гадал, как мне приступить к главному — о записке, но она заговорила снова:

— Дети сейчас у моей сестры.

— А... — откликнулся я.

— Они не могли оставаться здесь, это было невыносимо... Можете себе представить... это было слишком... их отец... ну, это было... Хотя это уже разговор о другом. Давайте закончим его.

— О чем другом?

— Извините. — Она попыталась улыбнуться. Это была не особенно успешная попытка, но она свидетельствовала об определенном мужестве Хелен. — Грабители, — сказала она. — Вчера, когда нас не было дома. Они залезли через окно. Они забрали... отсюда... многое... — Она опустила голову на руки.

— О! — воскликнул я, подумав: «Бедная женщина, еще и это!» Потом мне в голову вдруг пришла другая мысль, и я спросил: — А эти грабители, что они взяли?

— Видеомагнитофон, — ответила она. — У меня нет драгоценностей. — Хелен подняла голову. — И разграбили кабинет Джона. Они разнесли его буквально в щепки. — Она все пыталась улыбаться, держалась мужественно, но это ей никак не удавалось. — Очень мило с их стороны, — сказала она и опять отвернулась.

— Грабители... — сказал я в раздумье, обращаясь наполовину к ней, наполовину к самому себе. — А можно мне взглянуть?

Она была явно озадачена, что знакомые мужа суют нос в не слишком-то веселые дела дома, где он жил. Но, подумав, мрачно разрешила:

— Прошу вас, через холл, первая комната направо.

Кабинет оказался темной комнатой, оклеенной моющимися обоями под деревянные панели. Это был кабинет человека, проводившего очень мало времени дома и не очень-то обращавшего внимание на окружающую обстановку. В углу его стояли два зеленых шкафа для хранения документов, оба раскрыты, а их содержимое выброшено на пол. Бумаги были разбросаны по всему полу, покрывая его слоем толщиной дюймов в шесть. В нише окна стоял письменный стол. Тот, кто пытался открыть ящики, обнаружил, что они заперты, и решил воспользоваться ломом. Словом, преступникам пришлось здорово потрудиться.

Я прикоснулся к частной жизни Джона Доусона и не имел ни малейшего представления, с чего же начать осмотр. Оглядевшись и опустившись на четвереньки, я прежде всего отыскал папки с документами, а затем и другие вещи, ускользнувшие от внимания грабителей. Здесь валялось довольно много банковских счетов и писем адвокатов. Были и другие вещи, на которые я обратил внимание, и через полчаса понял, что не напрасно осматриваю все подряд.

Хелен Доусон принесла мне чашку чая. Сложилось впечатление, что она стремится присутствовать здесь и хоть в чем-то мне помочь. Она предложила разобрать папки с документами, и мы вместе стали собирать то, что было вывалено из письменного стола. «Записка на столе», — вспомнил я предсмертные слова Джона.

— А что мы ищем? — вдруг спросила Хелен.

— Записку, — ответил я.

— Какую записку?

— Не знаю.

Запихнув набор чертежных линеек в футляр, я задумался. Представил себе Доусона — бодрого, жизнерадостного, такого, каким я его видел всего две недели назад. Это было именно во Франции. Он спросил меня, где найти Эда. Может быть, он хотел сравнить записки?

— Всего две недели, — пробормотал я, — но это много.

— И ничто уже не поможет, — отозвалась Хелен, на этот раз более жестко.

Через два часа мы все привели в порядок, подняли с пола и разложили бумаги по папкам. Теперь я вполне реально представлял картину частной жизни Джона. Оказывается, он все время ходил по краю. В финансовом смысле все владельцы многокорпусных судов балансируют по натянутому над пропастью канату. Прежде чем создалась компания «Оранж Карз», Джон был близок к разорению. Но он оказался предприимчивым дельцом, вложив в дело все свои средства и организовав регату «Вокруг островов».

В последние две недели ему приходили письма от страховых компаний, от управляющих различных банков, от друзей и партнеров по бизнесу. И понятно почему.

— Ну, — поднялась миссис Доусон, — пойду приготовлю еще чаю.

Голос ее звучал несколько увереннее, чем два часа назад. Я улыбнулся ей и поудобнее устроился за разоренным столом.

Здесь они ничего не могли обнаружить. И грабители знали об этом. На полу, рядом со столом, стоял компьютер. Я вспомнил, что Джон был большим поклонником и энтузиастом новой техники. Модель этого компьютера стояла у него с незапамятных времен. Грабители смахнули его на пол, посчитав, видимо, что это ничего не значащий пустячок. Я огляделся в поисках дискеты, но не обнаружил ее.

Забавно, подумалось мне, и я нахмурился. Среди разбираемых бумаг вроде мелькнула какая-то дискета. Но ведь на ней можно хранить сотни записей.

Волосы на затылке зашевелились от неожиданного открытия.

Я нагнулся и поднял компьютер. Он все еще был соединен с монитором. Монитор был отключен, но сам компьютер включен в сеть, только не горел индикатор включения. Не спеша я щелкнул выключателем монитора.

И экран засветился! Оказалось, что в течение всего этого времени компьютер был включен. Только индикатор сломан.

Я отрегулировал поудобнее вращающееся кресло и сел к компьютеру. Мышцы мои напряглись. В дисководе не было дискеты: экран еле заметно светился, а дисководом управляла встроенная операционная система. Два светящихся знака уставились на меня, подобно паре глаз. Они видели грабителей, но это были только зрачки без скрытой за ними мысли. Пока...

«Записка на столе» — так, кажется, сказал Джон. Нет, не так! «Записка на столе».

А может быть, записка на дискете?

Я запросил список файлов в файле "А". Машина, конечно, ответила мне, что дискеты в этом файле нет. Тогда я вошел в файл "В" и стал ждать такого же сообщения.

Вместо этого на экране появился список файлов!.. Должно быть, Джон работал на своем компьютере, храня информацию чаще всего во внутренней памяти машины.

Я поднялся и пошел к своему «ягуару». Там, в одном из отделений, у меня хранилась запасная дискета, которую мне продал Гарри. Я вставил дискету в компьютер и скопировал из памяти машины на нее все файлы Джона.

Миссис Доусон заглянула в комнату через приоткрытую дверь.

— Чай готов, — произнесла она.

Хелен причесалась и теперь снова стала похожа на ту прежнюю сильную женщину, которая умеет держать себя в руках.

Она поставила чашку на письменный стол, за которым я сидел, рядом с компьютером. А когда вернулась через полчаса, все оставалось по-прежнему: до клавиатуры я не дотронулся.

Файлы представляли собой нечто вроде электронной записной книжки или дневника. Джон говорил, что вносит все подробности своих телефонных разговоров, разные мелочи, которые нужно помнить, в эту «записную книжку». Было страниц двадцать таких записей, и над каждой аккуратно проставлено имя, связанное с ними. Джон был очень методичным человеком. Многие пометки сопровождались большим количеством организационных деталей, связанных с финансированием огромного катамарана, со спуском его на воду. Попадалось немало заметок, касающихся управляющего банком, в основном связанных с увеличением кредитов. Были тут записи и о компании «Оранж Карз», обещавшей поддержку. Предоставленная ею денежная сумма составляла десять тысяч фунтов, и возвращать ее нужно было с процентами. Почти в самом конце — о разговоре Джона с бакалейщиками: он собирал команду для путешествия во Францию, и было это за десять дней до Шербурской гонки.

Далее следовали две последние записи, заставившие мое сердце тяжело забиться. Я уставился на экран подобно предсказателю, пытающемуся выведать секреты хрустального шарика. В первой было всего несколько слов: «Артур Дэвис и Эд Бонифейс». Во второй было загадочное сообщение: «Мужской голос: 5000 фунтов, старый вексель, а/я Кренборн, 10 часов утра; 4 июня».

Я прошел на кухню.

— Скажите, Хелен, Артур Дэвис был другом Джона?

— Дэвис? Что-то я такого не знаю. — Она подумала немного. — Вы имеете в виду того, у которого в прошлом году была яхта? Нет, насколько мне известно, Джон не виделся с ним... не виделся с ним... с прошлого года.

— Понятно. — Мне не хотелось заставлять ее вспоминать о прошлом, у нее достаточно забот и в настоящем. Но здесь все же было и еще кое-что, требующее ее пояснения.

— Что такое Кренборн? — задал я вопрос.

— Это деревня, — ответила она.

— Не было ли там знакомых у Джона?

— Это деревня, — повторила она, — в пятнадцати милях отсюда.

Я взглянул на свои сжатые в кулаки руки. Костяшки пальцев побелели. Похоже, что кто-то потребовал от Джона оставить большую сумму денег в Кренборне. И в самом деле, Джону надо было бегать вокруг Кренборна с мешками денег, а не пить в яхт-клубе Шербура за стойкой, где я увидел его с лицом серым, как его борода. Вскоре после этого было покушение на его детище, его надежду: кто-то целиком содрал краску с катамарана. Не надо быть гением, чтобы понять, что кто-то, угрожая, требовал у него денег, а Джон не воспринял эту угрозу всерьез.

А затем был Эд.

Эд вообще помешался на разных диверсиях и время от времени прозрачно намекал, что следит за диверсантами. Он тоже говорил о каких-то записках, но, честно говоря, я не очень-то верил ему: старина Эд мог говорить что угодно, лишь бы выставить себя в выгодном свете, особенно если перед этим он влил в себя пару рюмок виски...

Возможно, все, что говорил Эд, была чистая правда, и, возможно, в этом ограблении заключалось нечто большее, чем обычное преступление в Солент-Сити.

— Какое заключение сделала полиция об этом ограблении? — спросил я.

— О, вы знаете, — пожала она плечами, — такое случается постоянно. Мальчишки-подростки. Пара перчаток, кирпич в окно — и нет видео... А полиция ничего сделать не в состоянии...

— Нет, — резко заключил я, — все это не так.

— Да ведь и время сейчас... жестокое, — проговорила Хелен, опять мужественно улыбнувшись и спрятав лицо за чашкой с чаем.

Я кивнул. И сел, размышляя о нашем времени. Да, оно жестокое. Но и удобное. Я отхлебнул глоток и стал обдумывать неприятные детали обстоятельств, теснившиеся в моем мозгу.

Кто-то разрушил яхту Джона Доусона, а сам Джон был убит.

Конечно, у того, кто искалечил яхту, не было намерения убить Джона. Но они могли убить Алана, помешавшего им отплыть в Сихэм, или избавиться от меня в ремонтном доке, когда я обнаружил, что Джон убит. Фактически любой, находившийся тогда в Сихэме, мог предпринять попытку «спрятать концы». Как раз я и был тем «концом», который необходимо было спрятать. Другим таким «концом» стал Эд Бонифейс, который в последнюю нашу встречу говорил, что собирается где-нибудь спрятаться.

Мурашки побежали по коже при мысли о том, как мне удалось избежать смерти.

— Прошу прощения, — сказал я Хелен, — мне нужно воспользоваться вашим телефоном.

— Пожалуйста, — любезно откликнулась хозяйка. Дрожащими руками я набрал нужный номер. Телефон Эда в Плимуте отозвался долгими гудками. Я попытался найти кого-нибудь еще, кто его знал. Но его давно никто не видел. Наконец я дозвонился до брата Эда, Дела.

— Да что ты, разве его найдешь? Это же перелетная пташка.

— Если ты его увидишь, — попросил я, — предупреди, что кое-кто охотится за ним.

— Охотится? За ним? — недоумевал Дел.

— Вот именно, — ответил я.

И, положив трубку на рычаг, простился с Хелен и отправился к своему «ягуару». Я медленно тронулся с места и помчался по дороге, идущей через спокойные березовые заросли пригорода Пула.

Глава 21

Над Бристолем сияло солнце, заставляя сверкать, как темное дорогое стекло, воды Эйвона, отражаясь от окон высоких домов жилого квартала, расположенного вниз по течению от Музея спасательных лодок. Яхта, пришвартованная чуть ниже от, парового крана, выглядела так, будто она знавала лучшие времена: яично-желтая краска сохранилась лишь в нескольких местах, обшивка стерлась, а подвижной такелаж казался изношенным и тусклым.

Высунувшаяся из люка при моем стуке по крыше корпуса голова оказалась под стать такелажу. Я помнил Артура Дэвиса черноволосым, щеголеватым молодым человеком. Теперь же его шевелюра кое-где побелела, а повязанный поверх тщательно заштопанной шерстяной фуфайки цветной шейный платок был от долгой носки затрепан на уголках. Но крошечная каюта оказалась безупречно прибранной.

Он подал мне чашку чая, заваренного из пакета, который использовался уже по крайней мере дважды, и положил руки на колени, сказав:

— Я рад, что ты пришел.

Я ответил:

— Извини, что не сделал этого раньше.

Он улыбнулся прощающей улыбкой.

— Живу теперь честной жизнью. Что я могу сделать для тебя?

— Джон Доусон, — начал перечислять я. — Алан Бартон, Эд Бонифейс. Список можно продолжить.

Он в недоумении поднял густые черные брови:

— В самом деле?

Мне показалось, что меня отчитывали как провинившегося ребенка.

— Да. В самом деле. В прошлом году ты участвовал в гонках на тримаране. У тебя была спонсорская поддержка. Сначала все шло хорошо но потом ты вдруг прервал гонку. Думаю, ты вернулся, потому что тебя шантажировали.

Дэвис больше не улыбался. Его черные глаза стали жесткими и злыми.

— Как ты, черт возьми, догадался? — воскликнул он. И это не было вопросом.

— Так что же все-таки случилось?

— Да, у меня была поддержка, — ответил он. — Через Терри Таннера. Если бы я не прервал гонку, меня бы убили. И вот спустя неделю после того, как я получил чек, мне кто-то позвонил. Этот «кто-то» приказал мне оставить часть суммы в Диле под пляжным домиком, в противном случае с моей яхтой могло случиться все что угодно.

— И ты согласился?

— Естественно, — ответил Дэвис. — Яхта для меня была важнее. Ты ведь знаешь, как это делается. Если бы я обратился в полицию, они сделали бы вид, что ничего не знают, но все равно изуродовали бы яхту. Поэтому заранее и предупредили меня. И я заплатил. Почти половину денег, полученных по гарантии, как и было сказано. Не больше.

— Вполне достаточно, — заметил я, думая о записи на компьютере Джона: «5000 фунтов, старый вексель, а/я, Кренборн».

— Вполне достаточно, — согласился он. — Я не мог бежать на яхте куда глаза глядят. А Таннер требовал все больше и больше процентов за комиссию. Потом я сломал руку. Это было уж совсем некстати. Ты представляешь, что такое участвовать в гонках с одной рукой?!

— Да, тебе не повезло.

— Удача посмеялась надо мной. Я на неделю задержался с выплатой долга. И однажды почувствовал, что кто-то идет следом. Меня здорово ударили по голове, а когда я очнулся, то обнаружил стофунтовую банкноту, пришпиленную к левому рукаву рубахи. — Дэвис ухмыльнулся, хотя ничего веселого во всем этом не было.

Я покачал головой. Перед глазами снова встал отблеск огней набережной на мертвом лице Алана.

— Но какова же логика всех этих событий? — спросил я.

— Я заплатил, — ответил он. — Спонсору надоело, что все постоянно идет не так, и он решил разом покончить со мной. Ко мне явились судебные исполнители... — Он обвел рукой крошечную каюту, койку, две чашки, жестянку с сардинами, три яйца и половину буханки хлеба. — Хорошо, что у меня есть дом, куда я могу вернуться.

— У тебя есть какие-нибудь подозрения насчет того, кто бы это мог быть?

Его губы насмешливо скривились.

— Ты, должно быть, очень богат, если задаешь подобные вопросы.

Я молча смотрел на него. Его ухмылка больше не была насмешливой, скорее извиняющейся. С одной стороны, я не верил ему. «Ты лжешь, Дэвис», — стучало у меня в голове. Но, с другой стороны, я и сам прекрасно знал, что если кто-то предъявляет подобные требования, когда вы идете на яхте, которая может выиграть гонки, а вы не выполняете их, то никто не может поручиться, что с вами ничего не случится. Даже у финишной черты.

— Еще чаю? — спросил он.

Я отрицательно покачал головой, наблюдая, как он скручивает папиросу.

— А Эд Бонифейс приходил к тебе? — спросил я.

— Несколько раз, — кивнул он.

— И зачем?

— По той же причине, что и ты.

— Когда ты видел его в последний раз?

— Дней десять назад.

— А ты не знаешь, где он может быть теперь?

Дэвис внимательно изучал тонкую папиросу.

— Не представляю, если его нет дома. А ты попытайся узнать у его брата.

— Уже пытался.

Он поглядел на меня своими серьезными глазами уэльсца.

— Если ты задашь этот вопрос Делу, уверен, получишь ответ скорее, чем это смогу сделать я.

— В самом деле?

— Забавный парень этот Дел.

— В каком смысле?

Он засмеялся.

— Не хочу создавать у тебя предвзятого мнения о нем.

Я поднялся.

— Благодарю тебя, — кивнул я.

— Звони, — сказал он. — В любое время.

Я пошел к своему «ягуару».

* * *

Машина стремительно летела по скоростной трассе М4. Мы выбрались из Лондона еще до наступления часа пик и остановились в тусклом, скучном пригороде Эссекса, где сосредоточены промышленные предприятия. В пять тридцать я весьма обрадовался, обнаружив длинное черное объявление, полустертые буквы которого гласили: ПРОДАЖА МОРСКИХ СУДОВ, и, прочитав его, тронулся по проселочной дороге, представляющей собой непрерывную цепь рытвин. Беспросветной, сплошной стеной лил дождь. Он превращал ямы в лужи на моем пути к навесу, сооруженному из дранки, и наваленному в кучу углю.

Пахло влажным и гнилым кровельным войлоком. Четыре яхты просто утонули в грязи. Они выглядели так, как если бы единственной причиной того, что они такие грязные, было то, что их не спустили на воду.

Девушка с крашеными белыми волосами, выбившимися из-под платка, выглянула из-за двери.

— Я ищу Дела Бонифейса, — объяснил я свое появление.

Она взглянула на меня сбоку из-под ресниц, густо подведенных тушью.

— Он занят с клиентом, — объяснила она.

— Подожду, — продолжал я. — А чем он занят?

— Поднимает паруса, — ответила она. — У прогулочного парусника. Простите, но я должна отлучиться.

Я улыбнулся ей самой обольстительной и нахальной из моих улыбок.

— Сожалею, что слышу это. Ее лицо немного смягчилось.

— Нет, в самом деле, — принялась она меня успокаивать, — я должна принести хризантемовый чай.

— Ну, в таком случае я подожду здесь, — пообещал я.

В ее глазах появилось сомнение.

— Но вы же не можете один войти в дом!

— Ничего, я побуду на улице.

— Ну ждите, — разрешила она и зашлепала по лужам к грязному домишке из красного кирпича, стоящему в глубине двора.

Я вытащил куртку с надписью «Генри Ллойд» из «ягуара», а сам спустился к набережной. Прилив закончился, и по кромке воды появилась полоса черной грязи. За серой водой позади топи колыхался парус. Ветра не было.

Ниже по набережной была пришвартована пара древних суденышек. Ближе к берегу стоял «Бостонский китобой» с мотором «Меркурий» мощностью 40 л.с., укрепленным на корме. Это было единственное судно на всем побережье, показавшееся мне способным держаться на воде. Я вскочил на него, завел двигатель и отчалил от берега. Грязная приливная волна качнула «Китобой», когда я направил его к выходу из бухты, повернув дроссельный кран.

Мне понадобилось десять минут, чтобы настичь парусник. Белая краска на обшивке пошла пузырями размером с яйцо. Я заглушил двигатель и встал борт о борт. В кубрике я увидел двоих мужчин. В воздухе стоял сильный запах керосина. Один из них был молодым, розовощеким и энергичным. Другой выше, тоньше — словом, сухопарая копия Эда, его брат Дел.

Он метнул на меня враждебный взгляд серых глаз.

— Что ты делаешь на моей яхте? — спросил он.

— Я пришел, чтобы спасти тебя, — ответил я. — Хочу тебе кое-что сообщить.

— Спасти? — переспросил он. — Но сейчас мы заняты осмотром двигателя.

— Я уже достаточно насмотрелся, — сказал розовощекий юноша. — Это фантастика! — Его голос был полон неподдельного восхищения.

— Да, — заявил Дел Бонифейс, — еще немного усилий — и останется одна оснастка.

— Да, — согласился молодой человек, кивая. — Да!

Дел прошел вперед и прыгнул на борт «Китобоя».

— Оставайтесь там, сэр, если не возражаете! — крикнул он через плечо. Затем повернулся ко мне. Глаза его смотрели на меня со злостью. — Что ты себе позволяешь? Убирайся отсюда, ты мешаешь заниматься мне делом.

Я хотел напомнить ему, что он жульнически торгует драгоценностями, но сказал совсем другое:

— Я ищу Эда.

— Ну так ты уже говорил об этом. — Он смотрел прямо перед собой.

— Ты же недавно с ним виделся!

— И что из этого?

— Ты сказал мне тогда, в «Виноградной грозди», что он все выдумал об Алане Бартоне и обо всем другом. Но ведь это не так!

— Что — не так?

— Ничего он не выдумывал! Просто кто-то охотится за ним. Его нужно предупредить.

— Ну да, конечно, — скептически заметил Дел. — Откуда мне знать, что это не ты сам охотишься?

— Ради Бога, — умоляюще произнес я. — Ведь тебе известно, что он мой старый друг.

Вода стекала с его стриженых волос, попадала в глаза.

— А что, если он просто не желает видеть тебя?

Я кипел от негодования.

— Если ты мне не скажешь, — вырвалось у меня, — я непременно расскажу твоему клиенту, что он покупает.

Он посмотрел на меня, потом перевел взгляд на парусник. Я видел, как двинулся его кадык, когда он сглотнул.

— Я же тебе уже сказал, — повторил он. — Не знаю.

Я обернулся. Розовощекий молодой человек в кубрике парусника поднял руку и помахал ею. Я закричал, преодолевая шум двигателя:

— Хотите знать правду?

— Что? — ответил он, не слыша моих слов.

Дел поспешно предложил:

— Пойдем внутрь.

— Ничего! — закричал я молодому человеку, широко улыбавшемуся с разрывавшим сердце чувством собственного достоинства.

Мы завели двигатель и направились к бухте. Молодой человек заявил, что он вернется завтра, после того как переговорит с управляющим банка, и отдаст свою карточку Делу. Мы с Делом отправились в его контору. Он сел за стол, покрытый бумажной скатертью.

— Итак, где же он?

— А что, если я и в самом деле не знаю? — ответил он.

— Да пойми ты наконец, — убеждал я Дела. — Кто-то охотится за твоим братом, кто-то, ломающий людям руки, разрушающий яхты привязывающий людей к якорям и бросающий их в пустые доки.

Он вытащил из пачки сигарету и зажал между тонкими губами.

— Это действительно так? — спросил он.

— Ты говорил мне, что в «Виноградной грозди» Эд был сам не свой. Глупый ты слепец! Ведь он нуждается в помощи. И я хочу помочь ему.

— Так вот почему ты говорил так и в прошлый раз! Но как мне узнать, хочет ли он, чтобы ты отыскал его?

— Включи свои проклятые мозги. — Я начинал злиться. — Во-первых, он пьяница. Потом — он в бегах. И наконец, Эд раскопал так много сведений о людях, желающих, чтобы он замолчал...

— Да я и сам его ищу, — признался Дел.

— Тогда я тебя поддержу.

Он поглядел на меня своими выцветшими серыми глазами и сказал:

— Я сам за себя. Не могу быть уверен ни в ком больше.

— Ну, так скажи мне наконец, где Эд, — попросил я.

— Он не хотел, чтобы кто-нибудь знал об этом.

— Да что же это ты такой осторожный? — посетовал я.

Он с опаской взглянул на меня.

— Это тебе как владельцу яхты надо быть осторожным, — произнес он. Теперь на его лице появилось выражение самодовольства, что никак не вязалось с отнюдь не процветающими делами его фирмы по продаже морских судов, с непрекращающимся дождем, пережитым кораблекрушением. И я понял, что Дел не очень-то умен, хотя и недооценивать его было нельзя.

— Так где же Эд? — снова задал я вопрос.

— Я не...

— Если ты не скажешь. Дел, я пойду в полицию и расскажу, как ты избил охранника.

— Ты ведь тоже там был.

— Я чист. Я заплатил по счетам. Теперь они интересуются тобой, возможно, это британские власти.

Дел нахмурился и постучал ногой. Потом поднял телефонную трубку и набрал номер. Он держал трубку около уха с минуту и потом положил ее.

— Никто не отвечает, — сказал он. Я встал.

— Давай адрес.

— Хэншоу-стрит, 43, — ответил он. — Небольшой жилой дом, который принадлежит мне. Один из моих маленьких деловых интересов.

И снова выражение самодовольства на лице Дела Бонифейса, человека, у которого широкий круг самых разнообразных интересов.

— Спасибо, — поблагодарил я.

Он пожал плечами:

— Хоть чем-то помочь старине Эду.

Я уставился на него. Адрес я выцарапал с большим трудом, так что при всем желании во внезапное проявление братской любви поверить не мог. Действительно, любопытный парень этот Дел.

Он встал.

— Приятно было встретиться, Джимми, передай Эду мои наилучшие пожелания. — Его серые глаза смотрели в сторону, а рукопожатие было твердым, но липким. Последнее, что я заметил, — это то, что мы с ним одного роста. Дел стоял посреди лужи на тропинке и махал мне рукой.

Глава 22

Когда я выбрался на дорогу А12, дождь перестал и даже проглянуло голубое небо. В Лондон пришло лето: в Риджент-парке и Маленькой Венеции прогуливались люди без рубашек, с открытыми ртами, словно рыбы на мели, задыхающиеся от влажного тепла, исходящего от нагретых солнцем мостовых.

Хэншоу-стрит — длинная улица, застроенная двухэтажными домами. Она шла от дороги М40 на север, к станции Пэддингтон, и добираться до этих мест летом легче всего, если ты передвигаешься на бульдозере.

Тротуары утопали в грязи и были сплошь усеяны использованными полиэтиленовыми пакетами и старыми картонными коробками. Стекла в большинстве окон выбиты, а некоторые вообще заколочены. Я вдыхал ароматы этой улицы из открытых окон «ягуара». Кислый запах грязи, крушения надежд людей и вещей. Запах немытых людей. Ведь чтобы мыться, надо иметь надежду, а надежда была слишком дефицитным товаром на Хэншоу-стрит.

Дом 43 не являлся рекламой для Дела Бонифейса как заботливого домовладельца, скорее наоборот.

На выкрашенной красной краской входной двери проступали пятна зеленого цвета. Лестница сплошь завалена хламом, а окна на первом этаже заделаны гофрированным железом. Я нажал кнопку звонка.

Ни звука не раздалось в ответ. Издалека, с эстакады, пересекавшей автостраду, доносился рев транспорта. Какая-то женщина прошла по улице мимо меня с целой кипой полиэтиленовых мешков, швырнула их на дорогу и побрела дальше, пошатываясь и громко разговаривая сама с собой. Я позвонил еще раз, и снова ответа не последовало.

Я прислонился к дверному косяку и подумал о том, что если Эда здесь нет, то все это топтанье вокруг — пустая трата времени. На моей памяти не было случая, чтобы когда-нибудь я не заставал его дома. Я выругался и раздраженно толкнул пятнистую дверь.

Вдруг она распахнулась, и я вошел внутрь. В доме вонь стояла такая же, как на улице, только более высокой степени концентрации, так что дышать было вообще невозможно.

— Эд! — позвал я.

Ответа не последовало. Двери, расположенные в холле, были помечены потускневшими металлическими номерами и запирались на «американские» замки. Одна из них приоткрылась. В щелке промелькнуло чье-то лицо, совсем древнее, с красным глазом.

— Проклятое дерьмо! — выругалось существо, которому принадлежал этот глаз.

— Я ищу Эда Бонифейса, — осторожно сообщил я.

— Мне нет до этого дела, — ответил голос.

Я пошарил в кармане и вытащил однофунтовую монету. Существо, заметил я, так и впилось красным глазом в эту монету, будто спрут присосками.

— Его нет, — ответил голос.

Я собрался положить монету обратно в карман.

— Но думаю, что знаю, куда он ушел, — снова заговорил человек.

— Куда же? — спросил я.

Дверь открылась. Голос, как оказалось, принадлежал женщине, волосы которой напоминали паклю. На ней был мерзкий цветастый халат неопределенных тонов. Обнаженные лодыжки свисали над задниками домашних тапочек.

— О-о-о! — прошамкала она, и серый язык проскользнул между морщинистыми губами, обнаруживая полное отсутствие даже искусственных зубов. — Что же делать, если мне трудно даже сходить в магазин с моим протезом и вообще... всем остальным.

— Эд Бонифейс, — напомнил я.

— Пачку сигарет и бутылку ликера «Армадильо», — твердо заявила женщина, протягивая засаленную литровую бутылку из-под лимонада. — Вверх по дороге.

Я бросился в палатку за углом. Там продавались только британская вишневка и сигареты. Я сгорал от нетерпения, но должен был терпеть, пока она налила и залпом выпила стакан вина, прикурила сигарету и кашляла в течение добрых пяти минут.

— Кто-то звонил, — наконец опять прошамкала она. — Я слышала, как они говорили. Его куда-то вызывали, но разобрала только название — пристань Хоулетт.

— Пристань Хоулетт? — переспросил я.

— Да, кажется, так. Это звонил его брат.

— Его брат?

— Два дня назад. Я слышала их разговор по телефону. Дел... милый мальчик этот Дел. — Язык проскользнул снова, будто серая крыса, вылезшая из канализационной трубы. — Знаете, вы очень с ним похожи. С братом. Выпьете?

— Нет, — отказался я. — Нет, благодарю вас.

Я бросился к «ягуару», быстро выехал с Хэншоу-стрит, нашел телефонную будку и позвонил приятелю, который занимался маклерством у дока Святой Катарины.

— Пристань Хоулетт? — спросил он. — Господи Иисусе Христе, но это же самая вершина! Что ты предполагаешь там найти?

Я сказал ему, что хочу кое-что уточнить, обогну острова и на обратном пути навещу его. Я подумал, что буду абсолютно счастлив, если все удачно завершится и я выполню то, что задумал.

Но эту мысль настойчиво перебивали другие. Почему Дел сказал мне только половину правды? Если по какой-либо причине он должен был мне солгать, то почему дал правильный адрес Эда? А если он хотел, чтобы я все-таки нашел его, почему не послал сразу на эту пристань?

Я вспоминал выражение самодовольства, появившееся на его лице, когда он говорил о себе как о торговце яхтами. И пришел к выводу, что Дел — мелкая душонка, не слишком-то коварная, но и не очень щепетильная. Возможно, он послал меня на Хэншоу-стрит, так как просто не имел достаточно воображения, чтобы послать еще куда-нибудь.

* * *

Пристань Хоулетт находилась позади Собачьего острова и представляла собой квартал высоких пакгаузов, которые кто-то когда-то решил превратить в очаровательные домики для отдыха ребятишек городских богачей. Дорожные знаки, указывавшие на места расположения береговых домиков и стоянок яхт, мелькали в свете фар моего «ягуара». Уже почти стемнело. Холодный бриз дул с болот к востоку, унося запах сточных вод от служебных помещений в сторону моря. На складе не горел свет, и ветер гулял в пустых помещениях, сдававшихся в случае необходимости внаем. В хибарке, рядом с темным силуэтом главного здания, я вдруг увидел тусклый свет. Когда подъехал ближе, то понял, что это сторожка. Я постучался в нее. Сторож оказался плешивым стариком, принявшимся удивленно разглядывать меня.

— Я ищу мистера Бонифейса!

— О! — Его череп, когда он покачал головой, отразил тусклый свет голой, без абажура, лампочки.

— Где его яхта?

— "Мелодия"-А10? Вы не пропустите ее, сейчас не слишком-то много яхт.

Я двинулся вдоль бетонной стены набережной. Казалось, здесь более удобно и уютно, чем в квартирах богачей. Очень сильно пахло канализацией. Было больше свободных мест, чем пришвартованных судов, и вода зловеще булькала вокруг пирса. Я вспомнил время, когда мы плавали с Эдом, услышал его смех, которым он заливался, когда в лицо попадали брызги чистой зеленой воды. Какого черта он делает на этой свалке?

А10 стояла рядом, чуть левее. Когда я шел, шаги мои эхом отдавались от бетонной поверхности пакгауза. В иллюминаторе горел свет. Мне было достаточно света звезд на небе, чтобы увидеть и понять, что «Мелодия» — старый моторный парусник. Белая обшивка его палубы была испещрена ржавыми полосами и облеплена зелеными водорослями. На карточке пульта управления было написано: «ПРОДАЖА: МОРСКИЕ СУДА». Воспоминания о чистой зелени воды Атлантики все еще были свежи и сильны. Я быстро осмотрелся, надеясь увидеть старину Эда.

Поднявшись на бортовой леер, постучал в дверь рулевого отделения и вошел внутрь.

Мне показалось, что меня окутывает алкогольный туман. Самый сильный запах шел из бутылок, лежавших на палубе: из-под рома, водки, виски. Помещение напоминало прогулочную яхту: электричество, телефон. Радио-2 было включено — играл оркестр Джеймса Ласта. Кругом валялись клочки бумаги, похожие на груды снежных хлопьев. Стоял столик, покрытый пленкой под деревянную панель, на полу — грязные разводы оранжево-коричневого ковра.

— Эд, — позвал я.

Ответа не последовало. Я ощутил покачивание яхты, проходя мимо плиты. Звуки радио, позвякивание грязной посуды в раковине — все это делало тишину еще более настораживающей.

Передняя кабина была пуста. Пол вообще отсутствовал из-за небольших размеров яхты.

Я открыл дверь рубки.

И все смотрел вперед, надеясь увидеть старину Эда. И увидел... Он был здесь. Сидел на жестяной крышке унитаза, глядя на меня огромными выпученными глазами, чудовищно выделявшимися на почерневшем лице. Язык вывалился изо рта. Он протягивал ко мне руки, моля о помощи. Но у меня уже не было никакой возможности что-либо сделать для него, потому что кто-то обмотал шею Эда Бонифейса веревочным шнурком и крепко затягивал его до тех пор, пока он не задохнулся.

Глава 23

Я стоял, глядя на него. За бортом журчала вода. Оркестр Джеймса Ласта и хор исполняли приторно-сладкую песенку «Капли дождя падали на мою голову». И я сказал себе: «Ведь это Эд Бонифейс, и он умер, потому что ты, Джимми, опоздал».

Я протянул руку и осторожно дотронулся до его лица. Оно было холодным, но не таким, как воздух. И все это вместе — мерзость вокруг, пьянка и внезапная смерть моего друга от затянутого кем-то на шее шнурка — подействовало на меня как шок. Я буквально вывалился из двери рубки, перегнулся через борт и исторг содержимое желудка в бурлящую грязную воду. Потом вернулся в кубрик и собрал бумажки, валявшиеся вокруг.

Здесь смешались в беспорядке страницы, вырванные из вахтенных журналов, недописанные письма, сомнительной подлинности документы, требующие гарантий для судов, которые никогда бы не были построены. Но на них, этих бумажках, ни одного имени или клички. Я подошел к телефону и уже протянул было руку к диску, но тут же подумал: «Отпечатки пальцев» — и отдернул ее. На белом пластике стены позади телефона я увидел несколько номеров, наскоро нацарапанных тупым карандашом. «ДХСС» — был одним из них. Под другим было написано: «Сузи». Подальше справа — код Эссекса, обведенный кружком. Номер Дела. Под ним виднелся другой номер — лондонский. Я взял клочок бумаги, записал этот номер и сунул в карман. Вышел на палубу, еще раз посмотрел на темнеющую неподалеку бесформенную массу, которая недавно была телом Эда, и пробрался в переднюю каюту. Только сейчас я осознал, что Эд умер. Пьяница, хитрец Эд ушел навсегда. Это все, что приходило в голову. Эд, этот морской Фальстаф, был прекрасным компаньоном, с которым я одерживал победы в гонках. И поднимался в душе тяжелый гнев против того, кто вымогал у него деньги, уничтожил его яхту и, наконец, убил его самого. Я вызвал полицию из сторожки на берегу.

Полицейские явились очень быстро и забрали меня с собой. Полагаю, что они увезли и Эда тоже. Сержант Поттер привел меня в комнату, стены которой были выкрашены блестящей зеленой краской, и задал мне несколько вопросов. Я беспокоился, нет ли в полицейском отделении Плимута сведений о совместных действиях братьев Бонифейс и моих, которые могли быть заложены в компьютер. Но этот вопрос, казалось, их совсем не интересовал. Они установили, что Эд умер по крайней мере двенадцать часов назад. Сразу же после того, как было установлено мое алиби, они потеряли ко мне всякий интерес.

Сержант Поттер и сам был моряком: около Дагенхэма ему принадлежало одно из предприятий на тамошнем водохранилище. Он знал о моей победе в гонке из газет, а потому доверительно сообщил:

— Проклятые алкаши! На этой верфи устраивают себе дома свиданий всякие гомики. Возможно, один из таких и затащил его сюда, посулив полбутылки «Президента». — Он вздохнул. — Если вы что-нибудь узнаете новенького, сообщите нам, хорошо? Да, вот еще что: один из наших парней перегнал сюда ваш автомобиль. Отличный двигатель.

Я сказал, что непременно сообщу, если что, и коридорами, пахнущими сосновым дезодорантом, вышел в предутренний холодный воздух, спрашивая себя, почему я не сказал ему всего, что знал. Ответ нашелся легко: мне хотелось встретиться с тем, кто убил Эда, лично, без посредников.

Я подошел к «ягуару» и сел в него. Двигатель завелся с обычным успокаивающим чиханием и ворчанием.

Хорошо, думал я, теперь надо повидаться с Делом. Рука нащупала переключатель скоростей. Но через полчаса езды я вдруг остановился.

Алана убили, чтобы он перестал задавать вопросы. Теперь я был в этом уверен. То же было и с Эдом. И кто-то уже готов прийти за мной...

А что, если они начнут давить на меня с другой стороны?

Я переключил скорость и повернул на запад. Так как уже рассвело, я поехал по набережной Пултни.

Шины заскрипели по гравию, я остановился рядом с клумбой. И слышал, как Рита спросила: «Кто там?» — когда я взбежал по лестнице. В спальне Мэй было темно. Я включил свет. Она лежала в кровати, глаза закрыты, белокурые волосы разметались по подушке.

Она открыла глаза.

— Мэй, — позвал я и крепко прижал ее к себе.

— Папочка! — воскликнула она, стряхивая с себя сон. — Ради Бога, который сейчас час? Что с тобой? Ты не брит. От тебя дурно пахнет. Это был я, ее отец, больной и выдохшийся.

— Я так рад тебя видеть! — говорил я ей.

— Я тоже, — сказала она, опустила голову на подушку и тотчас уснула.

Все было нормально, даже восхитительно.

Я тоже прилег на пару часов. Потом встал, принял душ, влез в джинсы, надел шляпу с полями и выпил на кухне чашку кофе. Затем вытащил Мэй из детской, погрузил ее и чемодан в «ягуар» и поехал по направлению к Кей-стрит, где Скотто пару лет назад купил коттедж.

Его смуглая подруга Джорджия жила в нем с их пухлыми темнокожими близнецами. Мэй любила Джорджию и двойняшек, и Джорджии нравилась Мэй. Она часто оставалась у них, когда я бывал в отъезде. Но сегодня моей дочери попала какая-то шлея под хвост. Еще в автомобиле она начала капризничать.

— Почему ты опять уезжаешь? — спрашивала она.

— Понимаешь, новая яхта. Она требует времени.

— Только не в Лондон, — заявила она. — Твое лицо все в синяках, и когда ты возвращаешься, то выглядишь очень усталым. Что ты там делаешь?

— Когда-нибудь я объясню тебе все.

— О, папочка, — опять заныла она, — еще и эта пламенная Агнес. Ты должен расстаться с ней.

— Я думал, она нравится тебе, — удивился я.

— Вот еще! — фыркнула она.

Джорджия открыла садовую калитку. Жимолость уже отцвела, и двойняшки на еще нетвердых ногах возились, посасывая розовую карамель и толкая друг друга.

— Джеймс, — сказала она и поцеловала меня в щеку. Потом увидела чемодан. — Мэй, сладость моя, ты останешься? — спросила она.

— Пусть хотя бы немного осмотрится, — ответил я. — Ты понимаешь?

— Признаться, нет. Ты что, снова увозишь Скотто? Ведь он только что вернулся.

— Нет, пока не увожу, — успокоил я ее.

— Но скоро это случится, да? — Она улыбнулась мне своей белозубой улыбкой, а затем вперилась в меня взглядом. — Так что же с тобой случилось?

— Свалился в док, — ответил я.

— Надо быть поосторожней. — Улыбка исчезла с ее лица, и оно стало серьезным. — Так много людей пострадало в связи с крушением «Апельсина»!

— Постараюсь, — успокоил я ее. Мэй была уже у садового крана и обмывала розовый леденец, который уронил один из близнецов. — Ну, я должен идти.

— Не волнуйся, — сказала Джорджия.

Я обернулся и помахал ей рукой. Потом они помахали мне все четверо — Мэй с локонами Ширли Темпл, два маленьких смуглых мальчика и Джорджия. Здесь они были в безопасности, в самом центре Пултни, где каждый заботился о другом. Не то что в «Милл-Хаусе». Я выехал через центральную аллею.

Когда я вернулся домой, в нем было пусто, как в могиле. Солнце освещало садовые дорожки, но я испытывал какой-то мерзкий дискомфорт, будто встретил кого-то знакомого и он не узнал меня.

Я запер все двери и поднялся в свой офис.

На столе выросла кипа бумаг. За окном офиса визжали пилы и приспособления, режущие фанеру. Я взял телефон и позвонил Делу Бонифейсу. Никто не отозвался. Потом я набрал номер, который был нацарапан на стене над телефоном продавца яхт.

— Спэдин Эквити, — отозвался женский голос.

— Спэдин Эквити, — повторил я. — Я совершенно разбит и душой, и телом.

— Хорошо, — мгновенно отреагировала женщина. — Чем могу помочь?

— Пару дней назад вам должен был позвонить Эд Бонифейс, — сказал я. — Мне было бы очень приятно, если бы кто-нибудь мог сообщить мне, с кем он говорил.

— У нас шестьсот двенадцать абонентов, — ответила женщина. — Сожалею.

После этого не имело смысла звонить снова. Я отсутствовал почти две недели, и за это время накопилось много дел. Я отдельно разобрал звонки от разного рода лиц мужского пола, а остаток утра провел в изучении объявлений от торговцев строевым лесом. Я знал: чтобы расплатиться с Гарри, нужны только наличные.

И Гарри тоже знал об этом. Круглолицый и пухлощекий, он заглянул ко мне в полдень и спросил:

— Как идет подсчет сбережений?

— Отлично, — ответил я с деланной симпатией, которой в действительности не испытывал к нему. — Нашел новую работу?

Гарри ответил короткой улыбкой, которая свидетельствовала о том, что он знает, черт возьми, о моей неспособности переходить предел дозволенного в разговоре о деньгах.

Зазвонил телефон.

— Проклятье! — раздался голос. — Где ты был, Джеймс? Я пытаюсь поймать тебя вот уже три дня.

— Здесь и там, — неопределенно ответил я. — Чем могу быть полезен, Чарльз?

Чарльз Ллойд был настоящим брокером. Таким именно хотел бы стать и Дел Бонифейс в один прекрасный день, если бы его мечты внезапно осуществились. Он специализировался на быстроходных, красивых, дорогих яхтах.

— Победы тебе в дальнейших гонках! — пожелал он.

— Почему ты сейчас заговорил об этом?

— Я хочу внести в список твою яхту. Ты же знаешь, как я отношусь к гонкам на многокорпусных судах.

Я знал. Он считал их слишком быстрыми, слишком опасными и слишком небрежно построенными. И девять против одного — он был прав.

— Выиграешь еще пару гонок на ней, а потом я могу ее продать для тебя.

— И за сколько?

— Ты будешь плакать, когда узнаешь, — пообещал Чарли.

— Назови сумму, — попросил я. Он назвал. — Уже готов продать, — ответил я. — Почему бы и нет?

Когда я положил трубку, Гарри все еще был тут. Я знал по собственному опыту, что подслушать телефонный разговор из моего кабинета не составляет особого труда. Улыбка на его лице исчезла, и уголки пухлых губ опустились. Это было неудивительно, потому что Чарльз назвал сумму, за которую легко можно было выкупить долю Гарри и кое-что даже осталось бы. При условии, если я выиграю гонку.

— Есть еще что-нибудь, что мы должны обсудить? — спросил я.

— О, — ответил он задумчиво, будто я прервал нескончаемый поток его мыслей. — Нет. Ничего. — И он вышел.

Во время ленча я начал просматривать почту. Агнес прислала номер журнала «Пари Уик-энд». На обложке красовалась фотография яхты «Секретное оружие», вылетающей на парусах из Шербура.

Мы все стояли на ветру, ухмыляясь и показывая свои зубы, как разозлившиеся обезьяны. На корме было еще несколько французов и Джон Доусон — великолепная впечатляющая картина!

Статья в самом журнале оказалась даже лучше, чем я предполагал. В ней говорилось о том, что французские гонщики на яхтах с несколькими корпусами должны быть начеку, так как в англичанах все еще жив дух Дюнкерка. Поэтому такие гонщики, как Джеймс Диксон и Чарли Эгаттер, не пожалеют своих сил, чтобы добиться победы. А что, требовательно ставился вопрос в статье, что бы произошло, если бы мы получили достаточное количество денег от спонсоров? Мы могли бы стать серьезными соперниками всем участвующим в гонках многокорпусных яхт...

И все в том же духе. Напечатали и мою фотографию, на которой я был похож на боксера-тяжеловеса после трудного боя. Была и фотография Чарли, обессиленного и не слишком радостного. Менее престижной для нас мне показалась фотография на развороте, где огромная яхта Джона выглядела как насекомое со сломанными лапками, с замершими между небом и землей обвисшими парусами. Я долго смотрел на эту фотографию. Бедный Джон, подумал я. Бедный Эд. Потом я выбросил журнал в мусорную корзину.

Зазвонил телефон.

— Это Морт Салки, компания «Оранж Карз», — представился человек на другом конце провода. — Джимми, рад слышать тебя. — Голос казался пронзительным, но одновременно немного приглушенным. — Мы встречались в яхт-клубе Пултни.

— Да, — ответил я, — помню. — Я и в самом деле помнил его бледное лицо с копной черных волос и казавшимися громадными глазами за стеклами очков величиной с оконную форточку.

— Слушай, — продолжал Салки. — Ужасная статья в «Пари Уик-энд». Вы действительно участвовали в гонках без поддержки спонсора?

— Какое-то время, — ответил я.

— Ну ладно, — отозвался Салки, — какое-то время. Послушай, Джимми, мы с Сайлемом утром прочитали эту статью. И очень сожалеем, что ты не мог присутствовать на приеме в Шербуре. Я слышал, у тебя были там неприятности. Хочу тебе сказать, что мы собираемся серьезно развернуться в Европе. Как президент-управляющий компании «Оранж Карз» заявляю, что испытываю волнение, желая помочь самым перспективным в британском спорте. Знаешь, мы считаем, то, что случилось с Джоном Доусоном, ужасно. И вот к какому решению пришли: мы оставляем прежнюю сумму и надеемся, что ты согласишься продолжить дело Джона. Договорились?

— Вы что, предлагаете мне свою спонсорскую поддержку? — спросил я.

— Так, верно, — ответил Салки. Он нервно засмеялся и заговорил снова, сбиваясь на местный жаргон: — Так что приезжай через пару дней, и мы все это оформим. Оговорим средства, которые пойдут на яхту. Очень неплохая сумма, поверь мне. Мы ничего не делаем наполовину. — Он помолчал, будто втягивая в себя носом воздух. — Еще одна вещь: наша помощь значительна настолько, что можно вполне обойтись без брокеров. Давай забудем о Терри Таннере. Ты не возражаешь?

— Эта мысль мне по сердцу, — ответил я.

— Ну вот и чудесно. Хорошо. Отлично. Очень приятно говорить с тобой. Надеюсь увидеть тебя в ближайшую пару дней. Ха-ха, до свидания.

— До свидания, — попрощался я и тут только заметил, что говорил все это улыбаясь. Все складывалось как нельзя лучше, особенно в последние пять минут.

Телефон зазвонил снова, и я сразу же схватил трубку.

— А! — произнес высокий радостный голос, как будто обладатель его никогда не видел меня в образе ехидны или отчаявшегося и желающего вскрыть вены. — Герой Шербура!

— Что тебе надо? — спросил я.

— Отличные новости, — ответил Терри Таннер. — Я получил спонсора. Компания «Оранж Карз».

— Да, они уже звонили, — сообщил я. — Мы договорились работать без посредников.

— О... — протянул Таннер, и оживление в его голосе исчезло. — Так значит, вы договорились? Это в самом деле так? Действительно? — Затем он произнес: — Ведь кое-кто уже пытался действовать в одиночку.

— Думаю, что действовать одному — скорее правило, чем исключение.

— Времена изменились, — констатировал Таннер. — Мир стал очень сложным.

— Ничего сложного в управлении яхтой, — ответил я.

— Джон Доусон считает иначе, — напоследок произнес Таннер, и нас разъединили.

Я сидел и смотрел на телефонную трубку, как идиот. Эйфория улетучилась. Я видел цыганские глаза и мертвенно-бледную кожу Рэнди, кинжал в ножнах, висящий на ремне.

Я снял телефонную трубку и набрал номер справочной в Сихэме.

— Я бы хотел узнать адрес кого-нибудь из родственников Алана Бартона, того парня, который недавно утонул.

Судя по голосу, в справочной сидел молодой и неопытный человек. Он дал мне адрес. Через полчаса я уже был на пути к Бристолю, где жили родители Алана.

Глава 24

Монкастер-роуд была расположена в Северном Бристоле и оказалась длинной безликой улицей с тесно прижавшимися друг к другу домами. Серебряный «воксхолл» был припаркован к дому 111. Перед ним у калитки цвело несколько кустиков календулы, а огромная развесистая вишня раскинула свои ветви в саду перед домом. Из окна доносился звук телевизора. Когда я позвонил в колокольчик, он, потрезвонив, резко замолк, и за дверью послышались быстрые шаги.

— Входите, — пригласил мистер Бартон, настороженно вытягивая лысую голову и оглядывая улицу. Это был крепкий толстяк с беспокойным взглядом: по неписаным законам, заведенным обитателями Монкастер-роуд, было слишком позднее время для приема гостей.

Я вошел. Миссис Бартон уже приготовила чай, заранее разложив все на подносе. Там лежали маленькие бисквиты, а стеганый чехол на чайнике был расшит тамбурным швом, должно быть, ее руками. На каминной доске, уставленной латунными горшками и сковородками, стояла фотография Алана, очень довольного, в школьном галстуке и блейзере.

— Мне бы хотелось задать несколько вопросов об Алане, — заговорил я.

— Ну конечно, — просияла миссис Бартон. У нее были такие же озабоченные карие глаза, как и у ее сына. А муж промолчал, раскуривая трубку, только опасливо взглянул на нее.

— Мне интересно, как он начал заниматься парусным спортом, — продолжил я. — Ведь он этим занимался не очень серьезно, правда?

— Нет, конечно нет, — согласилась миссис Бартон.

— У него была такая хорошая работа, — добавил мистер Бартон. — И однажды он пришел домой и сказал, что бросает ее.

— А что это была за работа? — спросил я.

— Он работал в доках, при тамошнем музее. Был слесарем-ремонтником. Паровые двигатели, старые автомобили — он был помешан на технике. Ну, мы думали, это лучше, чем быть механиком в гараже, в конце концов. — Мистер Бартон выдохнул дым.

— Но он встретил этого парня, — продолжила миссис Бартон, — и тот предложил ему работать на него. Бог знает почему. Тот парень платил ему очень хорошие деньги.

— Он привык к деньгам, — сказал мистер Бартон, — и это стало его несчастьем. Через его руки проходило слишком много денег... через Алана.

— Вот именно, — подтвердила миссис Бартон. Я понял, что присутствую при затянувшемся семейном споре, и промолчал.

— Ты тоже могла бы заметить это, — бросил мистер Бартон жене. — Карты, лошади... он не мог остановиться.

— В самом деле, так, — опять подтвердила миссис Бартон. — Господь знает, где он их добывал.

— Это всегда меня беспокоило, — откликнулся мистер Бартон.

— Он хорошо получал, — настаивала миссис Бартон, — благодаря Всемирной поддержке.

— О да, — вступил я в разговор. — Всемирная поддержка.

— Это так. Они оказывали финансовую поддержку и так далее. Всемирную. Помощник их управляющего был задействован в работе музея. Что-то связанное с большими морскими регатами. Он приметил Алана и нанял его за двойную плату. — Мистер Бартон выбил табак из трубки каким-то сложным инструментом из нержавеющей стали. — У этого парня был довольно странный вид. Стрижка «ежиком», красивые пушистые усы. Весь в коже...

— Так, — сказал я. Алан смотрел на меня с каминной доски уверенными глазами школьника. — А когда это все случилось?

— Около года назад, — ответил мистер Бартон.

— Так, — опять в раздумье произнес я, а про себя подумал: «После всего случившегося... Вот и ответ. Прости меня, Эд, прости, что я не верил тебе с самого начала. Пожалуйста, прими мои сердечные извинения. Не важно, что они не принесут теперь тебе уже никакой пользы».

— Мы никогда точно не знали, что это была за работа, — нервно улыбаясь, сказала миссис Бартон.

Мистер Бартон откашлялся, посмотрел по сторонам.

— Ну, я думаю, ему нечего было бы стыдиться. Я промолчал.

— Есть еще что-нибудь, о чем вам хотелось бы узнать? — спросил мистер Бартон.

Голос его звучал грустно и уныло. Я понял, как ему хочется, чтобы я поскорее ушел, а он бы спокойно, наедине мог предаться воспоминаниям о жизни своего сына. Сына, который был опытным механиком, бросил хорошую работу, чтобы начать заниматься странными делами, вкалывая на какого-то подозрительного типа, который платил ему подозрительно большие деньги за их общие дела. На Монкастер-роуд мать предпочитала не замечать таких вещей. Но отец этого сделать не мог. В этой маленькой квартирке с патриархальным укладом мистер Бартон ощущал себя человеком, утратившим все иллюзии, а вместе с ними — и единственного сына.

Пора было уходить.

— Ну, — бодро заявил я, поднимаясь с оптимизмом, которого не испытывал, — мне пора. — Мы искренне улыбнулись друг другу на прощание. Я пожал их холодные нервные руки и отправился дальше на своем «ягуаре».

Поднимаясь вверх по Уайтледиз-роуд при свете уличных фонарей, я думал, что они подходят друг другу, словно ветчина и яйца. Да, Рэнди отыскал более легкий путь изъятия денег у клиентов Тедди Таннера, чем простое взимание комиссионных. В прошлом году он подослал судебных исполнителей к Артуру Дэвису. В этом году шантажировал Эда и пообещал ему, что, если тот не заплатит денег, его яхта будет повреждена. Эд не смог или не захотел платить. Тогда Рэнди послал Алана, чтобы тот испортил все, что только сможет испортить. Но лишь законченный идиот пошел бы на это дело: перетирать якорный трос на подветренном берегу, в шторм...

Законченный идиот или тот, кто ничего не смыслил в морских делах.

Таким человеком и оказался Алан.

Я поежился. Это было моей ошибкой. Я сказал как-то однажды, перед тем, как мы сели на мель: «Если обрывается трос, то в нашем распоряжении — великолепный песчаный пляж».

Он и действовал по моему совету.

Я повернул к дороге М4. Казалось, что «ягуар» уловил мое настроение. Свет его фар врывался большими белыми конусами в темноту, и скорость машины подходила к 120 милям, гранича с предельной на спидометре. На память пришли слова, сказанные Агнес о Рэнди: «Он играет в карты, читает журналы по культуризму и делает все, что ему прикажет Таннер». Бандитский сговор, в результате которого погибла яхта, был частью преступной деятельности Рэнди. Он мог требовать деньги, сопровождая эти требования угрозами. Но сам Терри Таннер был бы ничем, если бы не его изобретательность. Да, думал я, пришло время подумать очень и очень серьезно о мистере Терри Таннере.

В семь часов я свернул с дороги и снял номер в ближайшей гостинице. Уснул сразу же, как только коснулся головой нейлоновой подушки. Утром съел традиционный английский завтрак: датский бекон, флоридский апельсиновый сок и бразильский кофе. Затем я направился в Милтон-Кинес.

Глава 25

Лето пришло в Милтон-Кинес, но не было маргариток во ржи, росшей вперемежку с травой, покрывающей неровную десятиакровую поверхность земли, принадлежащей компании «Оранж Карз». Как и не обнаружил я вьющихся растений на чистом, строгом кирпичном здании самой компании. Пахло новыми коврами и включенными компьютерами. Я прошел через коридор без окон в кабинет Морта Салки, директора по связям с общественностью.

Морт Салки был на рабочем месте и выглядел свежим и бодрым. Черная копна его волос казалась наэлектризованной, а большие очки в темной оправе энергично отсвечивали, когда он, выйдя из-за письменного стола, усаживал меня за стоявший в углу кофейный столик.

— Кофе, — попросил он секретаря, щелкнув пальцами, и будто между ними пробежала электрическая искра. — Кофе, кофе!

Он быстро ввел меня в суть дела.

— Прекрасные гонки под Шербуром, — похвалил он, — и прекрасная яхта. — Казалось, он вспоминал что-то про себя. — Жаль бедного Джона, — продолжал он. — Это настоящая трагедия.

У меня возникло ощущение, что его слова — обычная вежливость делового человека, который стремится побыстрее соблюсти формальности и перейти непосредственно к делу, от которого его оторвали.

— Мы возлагаем большие надежды на тебя, — приступил он к главному, — и я постараюсь изложить тебе наши доводы.

Я кивнул. Появился кофе на подносе, жидкий, водянистый, в серебряном кофейнике и фирменных чашках.

— "Оранж Карз" является компанией, владельцы — в Японии, — продолжал он. — Мы работаем на Европейский рынок в Британии.

Недавно мы подписали договор о сотрудничестве с четырьмя европейскими странами: Францией, Германией, Австрией и Италией — и решили, что развернем широкую спонсорскую программу, потому что хотим в европейском масштабе поддерживать победителей, которые не боятся остаться один на один с враждебным морем. После Шербура нам выделили десять минут лучшего эфирного времени на европейском телевидении. О нас писала вся пресса. Конечно, мы давали деньги и Джону Доусону. — Салки криво усмехнулся, обнажив в улыбке длинные зубы. — Деньги, на которые можно бы купить десять секунд рекламы, да и то только во Франции. — Он положил свои длинные холеные руки на прозрачную поверхность кофейного столика. — Так что энергия спонсоров не потрачена зря.

— А что произойдет, если случится что-то непредвиденное? — спросил я.

Салки бросил на меня взгляд, в котором его энтузиазм внезапно сменился соображениями расчетливого дельца.

— Наши исследования показывают, что это лишь малая часть проблемы.

Широкая деланная улыбка снова обнажила его зубы целиком, до самых десен.

— Но, — сказал он, — если бы с бедным Джоном не произошло этого... несчастного случая, возможно, мы получили бы только половину времени на ТВ. Так что в любом случае все будет сбалансировано.

— Понятно, — сказал я.

— Еще одно! — Морт поднял руки над столом, и на стеклянной поверхности остались следы его пальцев. — Мы даем тебе деньги за участие в гонках твоей яхты. И полностью доверяем тебе. Но после твоего возвращения мы ожидаем от тебя самого не меньшего доверия. Мы делаем ставку на тебя. Поэтому нам хотелось бы, чтобы ты был любезен с прессой, помогал в делах компании, встречался с важными посетителями. — Он снова улыбнулся.

— Значит, и вы должны понять одну вещь, — уточнил я. — В любом случае прежде всего — это моя лодка и моя гонка, а уж потом мои обязательства перед спонсором.

— Доброе утро, мистер Диксон, — прозвучал еще один голос с другого конца комнаты. Я поднял глаза. Какой-то человек незаметно вошел в дверь во время нашего разговора. Он был худым и высоким, а над его лбом живописно вилась белокурая прядь волос. Он обаятельно и печально улыбался, как бы извиняясь за отсутствие в течение всего этого времени.

Морт Салки поднялся.

— Дуг Сайлем, — представил он вошедшего. — Наш европейский директор. — Голос его зазвучал вдруг необычно робко. — Думаю, вы встречались?

— Конечно, мы встречались. — Его рукопожатие было твердым и сухим. — В Шербуре. — Его датский акцент был мягким и твердым одповременно. — Морт ведет переговоры, я выписываю чеки. — Он протянул мне конверт. — Это ваш контракт. Посмотрите его вместе со своим юристом. Хорошо?

— Блестящая идея, Дуг, — заметил Салки.

Сайлем посмотрел на часы.

— Теперь я должен идти, — сказал он. — Джим, вы надежный человек. В деловых отношениях это всегда является преимуществом. Мы надеемся, что вы быстро ознакомитесь с контрактом. Чек на первоочередные расходы уже выслан. Думаю, он удовлетворит вас. — Сайлем снова бросил на меня полувопросительный взгляд. Это был взгляд высокоинтеллигентного человека, который воспринимает мир таким, каков он есть, и который знает, что чек выписан на сумму действительно достойную, что бы об этом ни говорил я или кто-либо еще.

Когда он ушел, Салки повел меня по территории фабрики, где в течение трех часов я пожимал руки и наблюдал улыбки всяких официальных лиц, заходил в офисы. Навесы над помещениями были выкрашены в бледно-зеленый цвет, а вспышки и скрип роботов-сварщиков действовали, как гром в замкнутом помещении. Но я обнаружил, что думаю все время об одном: «Самое главное — яхта». Затем был ленч в столовой. Я все время улыбался, даже и после него, в офисе Морта, когда явилась бригада дизайнеров и предложила посмотреть эскизы ярлыков с надписью, которую они хотели прикрепить повсюду на яхте «Секретное оружие». Мы договорились с рабочими встретиться на Уотерфорд-Баул через два дня и провести покрасочные работы, чтобы подготовиться к гонкам. Яхта «Секретное оружие» перестала существовать. Да здравствует яхта «Апельсин-2»!

Когда все закончилось, Морт Салки подвел итог:

— Джимми, благодарю, что ты нашел время посетить нас. И за твое полное доверие к компании «Оранж Карз».

Я посмотрел в его серьезные карие глаза за огромными стеклами очков и подумал: интересно, что бы он сказал, если в знал, что сейчас у меня три основных обязательства: одно — по отношению к компании «Оранж Карз», чуть более ответственное — к выигрышу в регате «Вокруг островов», но самое главное — связанное с моими подозрениями в поисках того, кто обмотал шею Эда Бонифейса шнуром и туго затянул его.

Глава 26

Возвращаясь в Пултни, я медленно ехал вдоль Кей-стрит, объезжая ранних туристов, бредущих почему-то посредине улицы и оставляющих за собой, как правило, шлейф мусора. Мне было одиноко и хотелось домой.

В садике перед коттеджем Джорджия поливала герань, Мэй в своей комнате наряжала игрушечного медвежонка, принадлежавшего близнецам, а Скотто чистил к обеду картофель. Вполне уютная домашняя сцена. Это заставило меня сразу почувствовать, что моя собственная жизнь состоит в основном из скучной работы, разбавленной немалым количеством черного кофе.

— Все в порядке? — спросил я у дочки, обняв ее.

— Что? — переспросила она, посмотрев на меня своими большими синими глазами, будто жизнь не могла быть никакой иной, кроме как замечательной. Неожиданно я ощутил себя полнейшим глупцом из-за того, что поддался своему желанию встретиться с нею. Нет, даже более чем глупцом: я сам себе казался сейчас грязным, запятнанным убийством, деньгами, обманом...

— Ты опять уезжаешь? — довольно спокойно поинтересовалась Мэй.

— Завтра гонки, — ответил я. — Мы участвуем с Чарли. Кубок Уотерфорда. Из Плимута во Францию и обратно. Потом как проклятые будем работать всю неделю и готовиться к регате «Вокруг островов». Все это займет около двух недель, после чего мы с тобой сможем некоторое время провести вместе.

— Ты надеешься выиграть?

— Естественно.

Мэй улыбнулась улыбкой, которая всегда заставляла меня помнить, что, несмотря на все, что ей пришлось пережить, она, в сущности, оставалась маленьким постреленком, таким же, как любая девочка ее возраста.

— Ты не обязан выигрывать, — заметила она.

— О нет! Я должен это сделать... и побыть с тобой, — ответил я и поднялся.

— Побереги себя, папа, — попросила дочь на прощание, поцеловав меня в щеку. И тут же с возгласом удивления пошла к близнецам, раскрашивающим в этот момент за столом белый хлеб зеленой краской.

— Оставайся обедать, — предложил Скотто. — Я нанял лодку до Плимута, она совсем неплохая и уже готова к отплытию.

— Спасибо. Но мне хотелось бы добраться немного раньше, ведь завтра начнутся гонки. Вечером надо еще заехать домой и прихватить с собой кое-какие вещи.

— Но... — начал было Скотто.

— Мне надо это сделать, — прервал я его на полуслове.

— Джеймс, у нас возникла какая-то проблема?

Большое загорелое лицо Скотто выражало готовность помочь. И вновь я почувствовал себя виноватым: мои проблемы его не касались, и поэтому не следовало вмешивать его в них. Поэтому я ответил:

— Проблемы? Нет, Скотто. У нас теперь есть спонсор. Завтра гонки. Через неделю регата «Вокруг островов». Все хорошо, просто отлично.

Произнеся этот монолог, я вышел из освещенной комнаты в мрачные сумерки улицы, где опять кто-нибудь мог поджидать меня, чтобы разделаться со мной, а может, и убить.

Вернувшись вечером домой и заперев «ягуар» в гараже, я повернул ключ в замке на два оборота и зашел в дровяной сарай, прихватив с собой топор. Дом выглядел темным и пустынным, только ветер играл листвою вечнозеленого падуба, склонявшего свои ветви к подъездной аллее. Войдя через парадную дверь, я всюду включил освещение и внимательно осмотрел все закутки от подвала до чердака. Потом запер двери, включил охранную сигнализацию и только после этого сварил себе кофе. От Дела еще не было никаких вестей.

Все было хорошо. Просто отлично.

* * *

На следующее утро мы со Скотто, лавируя между большими магазинами и невысокими лавками Коксайда, подъехали к бухте Королевы Анны. Подогнав машину как можно ближе в воде, начали вытаскивать из багажника еду, снасти и запасные части. Вокруг было полно народу. Как только мы нагрузили тележку, рядом тотчас возникла толпа любопытных. А на стоянку все прибывали и прибывали автомобили. Чуть поодаль от нас остановился красный «феррари», из которого появилась фигура Жан-Люка Жарре. У него был такой вид, будто его только что подняли с кровати, забыв разбудить: глаза полузакрыты, а его цыганский рот только усиливал это впечатление.

— Там твоя подруга, — незаметно толкнул меня Скотто. С переднего пассажирского сиденья из «феррари» вышла Агнес. Ее черные волосы были стянуты сзади в хвост. Выглядела она очень свежей и привлекательной. Увидев меня, улыбнулась и тут же направилась в нашу сторону. У меня оборвалось сердце, и я подумал: куда она ездила в этой машине вместе с Жарре? Но, не подав виду, улыбнулся, поцеловал ее в обе щеки и вдохнул аромат духов.

— Давай выпьем кофе, — предложила Агнес.

Договорившись о встрече, я толкнул тележку сквозь толпу, наводнившую волнорез.

Бригада из «Оранж Карз» уже покрасила корпуса нашего «Секретного оружия», и судно стало похоже на две громадные дольки апельсина, соединенные между собой карбофибровыми балками.

— Немного ярко, — поморщился Скотто, — хотя тебя легко будет заметить, если ты перевернешься на ней.

— Спасибо большое, — рассеянно ответил я. А сам подумал: если кто-нибудь захочет устроить на катамаране диверсию, трудно представить, как ему можно будет помешать.

Бригада ремонтников перед стартом сошла на берег. Теперь все ее члены превратились в зрителей. Многие из них так и стояли, держа в руках инструменты — слесарные ножовки и распылители краски.

Чарли тащил мешки с парусами на переднюю площадку катамарана. Заметив нас, помахал рукой. Этой ночью он спал на судне. Я передал Скотто вещи: сумку с инструментами, еду на три дня, не позабыл и про бутылку «Феймоуз Граус» для Чарли и четыре пакета послеобеденного кофе Эгберта для себя. После чего отправился в летнее кафе на набережной.

В углу за столиком сидела Агнес, записывая что-то в блокнот. Как только я сел на соседний стул, она сложила свои записи и поцеловала меня.

— Где ты пропадал все эти дни? — воскликнула Агнес.

— Работал, — ответил я.

— Я соскучилась по тебе. — Она подняла на меня глаза.

— Как и я, — заметил я, наблюдая, как улыбка, словно солнышко, осветило ее лицо.

— Почему же ты ни разу не позвонил?

— Не был уверен, что ты этого хочешь.

— Ох! — Агнес всплеснула руками. — Ну и глупый же ты!..

— А ты ждала звонка? — Я обнял ее за плечи.

— Да, — ответила она, прижавшись ко мне.

На миг все отодвинулось — убийцы, стресс от гонок... Но тут сработала фотовспышка, я поднял голову и увидел Алека Стронга из «Яхтсмена», прятавшего усмешку в свою короткую рыжеватую бороду.

— Все в порядке, Агнес, — сказал он. — Я ничего не расскажу Жан-Люку.

Алек бросил взгляд на входную дверь:

— Ах, дорогая! Уже поздно...

Опираясь на одну из стоек тента, с неизменной сигаретой «Голуаз», свисающей с его губы, у входа в кафе стоял сам Жан-Люк. Он смотрел на нас, и его темное лицо в обрамлении черных кудрей было совершенно невозмутимым. Агнес улыбнулась и помахала ему рукой. Жарре кивнул, словно в подтверждение каких-то своих мыслей, известных ему одному, развернулся и пошел прочь.

— Извините, — произнес Стронг и отправился следом за ним. Снаружи расположился духовой оркестр, игравший «Марионеток». Мои нервы снова напряглись, сердце билось все сильнее по мере приближения регаты.

— Скажи, Терри Таннер, — посмотрел я на Агнес, — способен к насилию?

— К насилию? — уставилась она на меня. — Не думаю. Нет. Он предпочитает оставаться чистеньким.

— А его приятель Рэнди?

— Я думаю, что он просто наблюдатель. А почему ты спрашиваешь, Джимми?

— Алан Бартон, — пояснил я. — Он был год знаком с Рэнди, и тот послал Бартона на борт «Стрит Экспресс».

— Привет, Джеймс, — раздался чей-то голос с заметным акцентом. — Готовишься к большой гонке?

На стол оперся Невилл Спирмен, на его печальном лице играло подобие улыбки.

— Я всегда готов, — ответил я с такой же натянутой улыбкой.

— Должно быть, хорошо иметь спонсора? А?

— Он платит по счетам, — сказал я. Но вообще-то счета были оплачены еще накануне.

— Вдобавок ты получишь счет Гарри, — заметил Спирмен.

— Спасибо, что напомнил.

Мрачно кивнув, он удалился. Глядя ему вслед, я думал о словах торговца яхтами Чарльза Ллойда, который сказал не так давно, что купит нашу яхту, если я выйду победителем. Если же нет...

Победа или полный крах — так обстояло дело.

— Так ты думаешь, что Рэнди виноват в крушении «Апельсина»? — удивилась Агнес.

— Или он, или его босс.

— И что ты собираешься теперь делать?

— Ждать, когда он сам придет ко мне. — Я взглянул на нее. — Мне пора возвращаться.

На мгновение она прижала под столом свои колени к моим.

— Пока. И будь осторожен, — попросила Агнес, поцеловав меня на прощание. От нее исходил аромат нежности и тепла. Но как только я поднял голову, то снова почувствовал доносящейся с улицы свежий, пропитанный йодом запах моря.

Выйдя из кафе, мне пришлось пробивать себе дорогу сквозь толпу.

А народ все прибывал. Духовой оркестр пытался перекрыть гул голосов.

В громкоговорителях щелкнуло, и раздался голос:

— Джеймс Диксон, вас к телефону!

Я изменил маршрут и теперь вынужден был идти в направлении яркой неоновой вывески на офисе организационного комитета гонок. Это оказался Дуг Сайлем.

— Извини, что беспокою тебя. Просто хотел сказать, что мы все желаем удачи и тебе и «Апельсину».

— Спасибо, — поблагодарил я, стараясь найти какие-нибудь наиболее дипломатичные слова, но напряжение, как нервный спазм в желудке, не располагало к светской беседе. Мой взгляд блуждал между открытым входом в кафе под тентом и маслянистой поверхностью бухты, устремляясь к понтону, где, как в ярких обертках конфеты, сгрудились гоночные яхты, готовые к гонкам. «Секретное оружие» — «Апельсин-2» выглядела отсюда лощеной и опасной.

— Мы будем наблюдать за тобой с «Геклы», — пообещал Сайлем. К двум часам дня изменилось приливно-отливное течение. Главный парус был поставлен на место и закреплен. Вышло солнце. Юго-восточный ветер в три балла поднимал блестящую рябь на поверхности воды гавани.

Хорошо было, отослав Скотто на буксирный катер и подняв стаксель, посидеть минуту-другую в относительном покое у приемника. Мы с Чарли послушали новости о гонках и прогноз погоды: ветер менялся на западный, и до буя СН1 у Шербура будет идти хорошо.

Дальше ожидается отклонение ветра к северо-западу и на следующем этапе, до маяка Ленд-Энд, придется более или менее полавировать. Ну а потом — легкий участок до дома в Плимут.

Я посмотрел в направлении стартовой линии. Сейчас там уже вырос целый лес белых парусов. Гонки на Кубок Уотерфорда — большое событие для яхтсменов. Это и хорошая проба сил перед регатой «Вокруг островов». Там, должно быть, находилось не менее двухсот яхт — однокорпусных, катамаранов, тримаранов, готовящихся к тридцатишестичасовой гонке по серым водам Ла-Манша. Большинство яхтсменов принимали участие в гонке ради собственного удовольствия. И лишь немногие — вроде нас, фанатиков, — под нажимом определенных обстоятельств.

Я заставил себя не думать обо всем этом и, щурясь от яркого солнечного света, смотрел, как он отражается в воде. И тут же меня захватили мысли и раздумья о том, как прийти к финишу без повреждений и выскочить первым на старт.

— Пять минут, — возвестил Чарли, оторвав взгляд от секундомера. Я подвернул штурвал, и главный парус с тяжелым хлопком наполнился ветром. Взглянув на Чарли, я спросил:

— Что ты думаешь?

Он улыбнулся. Его тонкое ироничное лицо выглядывало из воротника черного резинового комбинезона.

— Ну, — рассуждал Чарли, — существует просто тактика, но есть и тактика устрашения.

— Совершенно верно, — сказал я.

— У нас есть официальный спонсор, — заметил он. — И мы не обязаны платить в случае неудачи.

— Как далеко нам до стартовой линии?

Чарли замерил скорость и направление ветра, сверился с компасом. Черные цифры секундомера на экране из жидких кристаллов продолжали неумолимо бежать: три минуты пятнадцать секунд, три минуты десять секунд...

— ...Девять, — отсчитывал Чарли. — Восемь. Три минуты до линии. Шесть...

Он наклонился над главной лебедкой и запустил ее. А я включил гидравлическую систему грота-шкота. Он еще не окончил работать с лебедкой, а «Апельсин-2» резко прибавил скорость. Я поднял грота-шкот. Чарли выпрямился и сказал:

— Ноль!

Я чувствовал власть штурвала, в то время как «Апельсин-2», держась круто к ветру, мчался как стрела к бело-голубому судну организационного комитета, стоящему на якоре с подветренной стороны линии. Белые паруса приближались с ужасающей скоростью. Я взглянул на Чарли.

— Держись на скорости двадцать один узел, — сказал он, — и все будет в порядке.

Цифры на лаге показывали: 20, 21, яхта все ускоряла ход. Я сделал пару качков на гидравлической системе, чтобы поднять гик на один-два дюйма и дать парусу чуть повернуться.

Сигнальное устройство на главном парусе неистово трепыхалось. Наконец скорость достигла двадцати одного узла.

— "Апельсин-2" хочет двигаться быстрее, — сказал я.

— Держи скорость, — напомнил Чарли.

Мы были уже рядом с другими, идя между катамараном, на котором еще только пытались поднять главный парус, и древней «Вестерли», паруса которой были на первый взгляд закреплены так плохо, что, очевидно, ей трудно было вообще добраться до линии старта. С других яхт люди поворачивались нам вслед, и порой казалось, что вот-вот кто-нибудь из этих любопытных сломает себе шею. Мы попали в самую гущу яхт, но беспорядочная толчея объяснялась не столько количеством, сколько разницей их курсов, которые придут в норму только тогда, когда мы по сигналу стартовой пушки пересечем линию.

Чарли находился с подветренной стороны, не сводя глаз со светящегося пятна прибора.

— Сорок секунд! — крикнул он.

Лаг показывал 20,65. Когда же мы вышли из области ветровой тени высокого катамарана, на нем появились цифры: 21,31.

— Нам режут курс справа! — завопил Чарли.

Я мягко повернул штурвал влево и тотчас почувствовал, как ветер наполнил паруса. По правому борту в пяти ярдах от нас промчалось полутонное судно с огромным мрачным мужчиной на борту. Я взял курс бейдевинд, палуба выровнялась, движение снова стало ровным и устойчивым. Мы проходили в самом центре скопления яхт.

— Двадцать секунд, — считал Чарли.

Ниже по ветру целая флотилия скопилась возле линии, носами к морю. Двадцать или тридцать яхт дрейфовали с наветренной стороны в ожидании более удобного позднего старта. Среди всех возвышалась мачта с прикрепленным к ней парусом Кевлора. Пара яхт позорно удирала. Внезапно пространство разделилось надвое, и посредине открылась полоса чистой зеленоватой воды. Ниже, в центре этой полосы, вспарывая волны своим изумрудно-зеленым корпусом, шла яхта, принадлежавшая Жан-Люку Жарре.

— Десять секунд, — сказал Чарли.

Даже не задумываясь, я точно знал, что задумал Жарре. Он хотел протиснуться в пространство между нами и яхтой организационного комитета гонок, перехватить наш ветер и закрыть нам выход в Ла-Манш. Я снова подкачал гидравлическую систему. Сейчас Жарре находился в пятидесяти ярдах от нас по правому борту. Если он будет держать этот курс, то может задеть нашу мачту своим торчащим с боку утлегарем. Мое сердце сильно забилось.

— Пять! — крикнул Чарли. — Четыре!

Я видел француза на передней части его яхты и понял, что он пошел на риск. Стиснув зубы, отвел взгляд и посмотрел на горизонт, где стояла яхта организационного комитета. Вдруг неожиданно нос яхты Жарре повернул в сторону, меня обдало брызгами, в то время как его утлегарь просвистел в трех футах позади.

С яхты комитета поднялся дымок.

— Пушка, — произнес Чарли.

Мы пересекли стартовую линию.

Глава 27

Жарре был вынужден повернуть за нашей кормой — он отставал от нас не более чем на три секунды. Поставив выносной парус, он прибавил скорость, и его нос почти поравнялся с нашим.

Теперь мы заняли позицию между ним и ветром. Что бы он ни задумал сделать, мы сможем ему помешать.

Чарли задал мне курс. «Апельсин-2» задрал нос, и цифры на лаге начали меняться. Кильватерная струя издавала длинный шипящий звук. Вода под площадкой была бирюзового цвета, а солнце образовывало небольшие радуги в струе разрезаемой воды.

— Кажется, все в порядке, — заметил Чарли, сощурив на солнце глаза.

Жарре ушел дальше на подветренную сторону, чтобы выйти из струи воздуха, которую отбрасывали наши паруса. Он находился примерно в пятидесяти ярдах ниже по ветру. Мне было видно, как он хмурится.

На нас обрушился шквал. Цифры на лаге снова побежали, и яхта начала крениться, подталкиваемая парусом.

— Ветер крепчает, — заметил Чарли. — Может быть, ослабим парус?

— Нет, — ответил я. — Пока не надо.

Это было, конечно, опасно, но мне хотелось вырваться вперед, прежде чем мы начнем манипулировать парусом. Если немного отстать, то непременно попадешь в чью-нибудь ветровую тень.

По левому борту начал вырисовываться низкий серый изрезанный берег Девона. И показалась большая белая моторная яхта.

— "Гекла", — произнес Чарли. — Улыбнись спонсорам.

Мы постепенно приближались к ней, возвышающейся над морем подобно многоэтажному зданию. Белоснежные борта блестели в синих волнах, катящихся с запада. На капитанском мостике, махая руками, стояла небольшая группа людей. Когда мы подошли еще ближе, я снова взглянул на яхту.

На мостике стояли Морт Салки и Дуг Сайлем. Между ними в маленькой шапочке яхтсмена, из-под которой выбивались белокурые кудри, стоял Терри Таннер. Я видел, как солнце играло в бокале с шампанским, который тот держал в поднятой правой руке. Тут налетел новый шквал, я повернул штурвал, выровнял яхту, и когда снова посмотрел на белоснежного гиганта, он был уже далеко позади. У меня в голове промелькнула мысль: что означал поднятый Терри Таннером бокал? Это был салют или прощание? Я надеялся на первое.

На выходе в Ла-Манш мрачные облака закрыли солнце, и волны из бирюзовых стали грязно-серыми. Ветер, дующий с запада, все усиливался, но мы к этому времени уже уменьшили площадь главного паруса. Нам нравилась такая погода, Жарре же предпочитал более мягкую. Он шел далеко позади и был почти не виден. Вот и оставайся там, ублюдок, мрачно подумал я.

Через пять часов хода мы не стали делать замеры, а выполнили это ближе к шести. В среднем скорость была чуть более девятнадцати узлов. Без пяти девять в сгущающихся сумерках мы обогнули буй СН1, указывающий на приближение к Шербуру, и видели белые мигающие проблески маяка по левому борту.

Ветер переменился на северо-западный и еще больше усилился. Как только мы обогнули буй, началась тяжелая, утомительная работа. Водная гладь, по которой «Апельсин-2» скользил легко и ровно, как по широкому пути, стала серой и неясной, уходящей за мрачный горизонт, поглотивший закат. С неба сыпались тяжелые капли и падали на палубу со свистом, похожим на птичий.

Жарре недолго оставался позади нас. Конструкции его яхты «Виль де Жоже», как и тримарану, больше подходит такой ветер, и она двигалась быстрее нас. По УKB-передатчику мы услышали, что Жарре прошел буй через двадцать одну минуту после нас. Я присел на край стола с лежащей на нем картой и прислушался к ударам волн о борта яхты, отлично понимая, что, если ветер не переменит направление, француз нагонит нас, когда мы будем еще на полпути к Лизарду.

Он прошел мимо нас ранним утром, в двадцать минут седьмого. Мы хмуро смотрели на него, одно утешение: никто теперь не будет дышать нам в затылок. Около девяти часов ветер изменился на северный, чего мы и ждали, но нам все равно не повезло. Вскоре он превратился в легкий зефир, оставив нас с полными парусами. Яхта Жарре превратилась в бледную точку на западной части горизонта, а когда день начал клониться к закату, и вовсе скрылась из глаз. Сильный ветер и бурное море — вот что больше всего подходит тримаранам.

Я упал духом. В семь часов на северо-востоке зеленой громадой вырос Лизард. Вокруг было очень красиво, но ни у одного из нас не возникло желания писать акварели. Кроме того, я знал, что смутные очертания берега недолго будут такими прекрасными. К этому моменту у меня снова родилась надежда. Как оказалось, мои предчувствия меня не обманули. В десять минут восьмого небо с правого борта потемнело и ударил первый порыв ветра. Они следовали один за другим. И уже спустя десять минут мы мчались сквозь шквалы дождя со скоростью в двадцать четыре узла. Уолф из шпиля превратился в карандаш, потом в сигару, и вскоре наблюдатели уже махали нам с галереи. Мне отчетливо был слышен рокот волн, бьющихся о серый гранит башни, когда мы огибали ее, чтобы выйти от Лизарда на прямой отрезок пути, ведущий к дому.

Между серыми облаками, нависшими над водой, и шквалами дождя внезапно появился парус «Виль де Жоже», дюйм за дюймом становившийся все больше.

Чарли, занятый установкой спинакера, крикнул сквозь шум дождя:

— Достали-таки этого ублюдка!

Я сосредоточился, приготовившись проскочить между Жарре и ветром, увидел, как тот оглянулся через плечо, как оно задвигалось, когда Жарре пошел в бейдевинд, наперерез носу нашей яхты. Но мы все же разминулись с ним. Это выглядело так, будто здравый рассудок возобладал и Жарре отказался от своего намерения, вернув тримаран в исходное положение.

— Смотри за ним! — кричал мне Чарли, скривив от напряжения лицо, все еще занятый спинакером. — Смотри за ним в оба!

Мне не надо было напоминать. Все еще существовала опасность, что Жарре вновь пойдет неожиданно в бейдевинд, оставит меня позади и с подветренной стороны. Но сейчас мы могли лавировать и сумели бы обойти его.

Расстояние между нашим подветренным носом и его наветренной кормой все сокращалось. Практически между нами уже не было никакой дистанции, и мы мчались бок о бок. Посмотрев на их лодку, находящуюся в тридцати ярдах от нас, я увидел, как Жарре, жестикулируя, что-то кричит своему помощнику ле Барту.

Большой парус яхты Жарре неистово затрепыхался, когда мы прошли между ним и ветром. Жарре резко замедлил движение, а мы рванулись в этот момент вперед.

— Мачта на траверсе! — закричал он. Теперь он уже не мог больше идти курсом бейдевинд.

Мы были спасены, избавлены от опасности, что Жарре может внезапно промчаться перед нашим носом. Я торжествовал.

Но слишком рано.

До меня донесся вскрик Чарли: Жарре повернул штурвал, и его яхта стремительно рванулась в нашу сторону. На мгновение я не мог поверить в то, что произошло. Это вовсе не был оборонительный прием, предусмотренный правилами. Это была явная попытка тарана.

Я быстро рванул штурвал вправо, и, когда мы резко повернули на наветренную сторону, кильватерная струя издала звук, похожий на удар топора по шпангоуту. Струя, вырывавшаяся из-под тримарана Жарре, окатила меня с ног до головы, когда нос яхты проскользнул почти вплотную к нашей корме. Я почувствовал, как «Апельсин-2» накренился и ветер ударил в паруса. Наветренный корпус на десять футов поднялся над водой. Метнувшись к лебедке, я уменьшил скорость бегунка. Раздался грохот, потрясший «Апельсин-2» от верхушки до днища.

— Спинакер! — закричал я.

Но было уже поздно. Ткань спинакера натянулась и треснула. В образовавшийся разрыв ворвалось мрачное, серое небо. Разрыв все ширился и ширился. Неожиданно весь спинакер разлетелся в клочья, разметавшись по ветру.

Мы укрепили главный парус, переключили управление на автопилот и помчались поднимать другой. Пот струился по нашим телам, облаченным в непромокаемые костюмы. Пока все приводилось в порядок, Жарре оказался далеко впереди. Без спинакера у нас не было шансов догнать француза, а запасного у нас не было.

— Возьми штурвал, — сказал я Чарли.

Передав ему управление, я спустился вниз, достал из рундука флажок, означающий протест, и побежал на бакштаг. Мои пальцы так свело от злости, что с трудом удалось привязать его.

— Ты хоть когда-нибудь видел что-нибудь подобное? — поинтересовался я у Чарли.

— Никогда, — ответил тот.

— Теперь мы проиграем эту проклятую гонку.

— Ага, — заметил Чарли, — пока об этом не узнает комитет.

— У нас нет свидетелей.

— Да, все случившееся чертовски невероятно. В такое трудно поверить.

— Да уж... — печально произнес я.

Небо напоминало сказочный архипелаг из окаймленных светом облаков, дрейфующих по морю звезд. Финишную черту мы пересекли третьими.

Глава 28

Когда Скотто отбуксировал нас к понтону, на «Виль де Жоже» уже никого не было. Пока Чарли и Скотто разгружали яхту и снимали главный парус, я написал протест и отнес в офис организационного комитета. В бухту уже начали прибывать другие яхты. К нам подошел курьер и сказал, что комиссия по протестам может рассмотреть наше заявление сейчас же, если нас это устраивает.

Нас это, конечно, устраивало. Но пока мы шли туда, Чарли сказал:

— Не рассчитывай на очень многое.

Я же был слишком разозлен, чтобы отвечать. Настроение еще хуже, чем когда мы выходили в море.

— Как дела? — спросил ждавший нас Скотто.

— Нет свидетелей, — ответил Чарли. — Лишь наше слово против их слова. Не хватает доказательств, и все получается сомнительно. В общем, протест не принят.

— Господи! — только и смог вымолвить Скотто. Я шел позади них, засунув руки в карманы и направляясь к стоянке. Из большого шатра в конце волнореза доносилась музыка.

— Пойдемте-ка выпьем, — предложил Скотто.

Мы переоделись и направились к большому тенту. Я все еще кипел от гнева. Внутри кафе было ярко освещено, люди танцевали. У входа нас встретил Чарльз Ллойд в блейзере и галстуке корпорации яхтсменов. Пожав плечами, он развел руками и печально улыбнулся.

— Какая досада!

— Я подал апелляцию, — сказал я.

Он кивнул в ответ и вновь улыбнулся своей профессиональной улыбкой, но его взгляд уже блуждал где-то. Сделка сорвалась — вот что все это означало.

Было тяжело на сердце. Оглядевшись по сторонам, я увидел Жарре, сидящего за большим столом в углу и позирующего перед камерой. Возле него суетились двое журналистов. Там же сидела Агнес, слушая интервью, которым Жарре удостоил Алека Стронга.

Заметив меня, Агнес улыбнулась и встала. Это ее движение отвлекло Жарре, и он увидел меня. На мгновение его лицо стало бледным и жестким, мы смотрели друг другу в глаза. Наконец он сказал:

— Выпей, Джеймс!

Я покачал головой, не произнося ни слова. Жарре пожал плечами и повернулся к корреспондентам.

— Какая неудача, Джеймс, — произнесла Агнес, пожимая мне руку.

— Неудача здесь ни при чем, — громко ответил я. — Мистер Жарре попытался таранить мою яхту, и, уклоняясь от удара, я лишился спинакера:

За столом воцарилось молчание.

— Тебе еще надо это доказать, — спокойно ответила Агнес. Я почувствовал, как у меня открылся рот. Смотря в ее глаза, я не видел в них ни малейшей симпатии, которую они излучали раньше, например вчера или в номере отеля в Шербуре. Теперь в ее глазах искрился голубой лед.

— Я видел, как он это делал, — сказал я.

Агнес вздохнула:

— Джимми, я думала о тебе лучше, чем ты есть на самом деле. — Потом она повернулась и села за стол.

Голос Жарре разорвал тишину.

— Победил лучший, старина, — сказал он с нарочитым оксфордским произношением и выдохнул на меня дым своей сигареты «Голуаз».

Несколько мгновений я стоял, смотря на затылок Агнес, внимательно наблюдавшей, как Алек Стронг что-то записывает в блокнот, потом положил руку ей на плечо. Она сбросила ее нетерпеливым движением и взяла под руку Жарре. Тот повернулся и поцеловал ее в шею.

Я пошел к выходу. Альтернативы не было.

Обратно в Пултни мы возвращались вместе со Скотто. Я вел машину очень быстро. Скотто я ничего не рассказал; Это все та же старая история. В свое время подобное произошло с матерью Мэй. Я расслабился, потерял контроль и в результате схлопотал неприятности.

— Чертов лягушатник, — пробурчал Скотто.

Я кивнул, нажал педаль правой ногой, и машина с диким скрежетом прошла поворот.

Гавань Пултни встретила нас яркими неоновыми огнями яхт-клуба. Там сейчас все обедают, обсуждают, как старина Джонни сделал поворот на подветренную сторону или что сказал Диксон вечером в Плимуте после гонок.

— Давай-ка выпьем, — предложил я и направил машину к бару «Русалка».

Здесь было душно. Чифи Барнс, как всегда, сидел в облюбованном им углу с рюмкой рома и пинтой горького пива на столе. Если бы не чувство отчаяния и боли, тут можно было бы неплохо провести время. Но, поскольку состояние у меня было отвратительное, я заказал ром для себя и пинту светлого пива для Скотто. Потом мы заговорили о яхте. И, должно быть, беседовали около часа, в течение которого несколько раз покупали друг другу выпивку. Наконец мы выбрались на улицу, где свет фонарей, освещавших гавань, отражался от мокрых гранитных плит набережной. Скотто что-то пробормотал о том, чтобы довезти меня до дому, я, наверное, согласился, потому что был высажен возле ворот и побрел под дождем к «Милл-Хаусу».

Дождь оказал отрезвляющее действие и вернул меня к воспоминаниям об Эде и Джоне. Очень осторожно и медленно, из-за большого количества выпитого спиртного, я двигался по газону, окаймлявшему с двух сторон подъездную аллею. Шум дождя заглушал мои шаги.

Дойдя до поворота, за которым стал виден вход в дом, я резко остановился. Дыхание вырывалось у меня из груди, а пульс под воздействием рома бился медленно и глухо.

Под одним из вечнозеленых падубов кто-то стоял.

Этот «кто-то» стоял близко к стволу, но все же не настолько, чтобы, имея профессиональный взгляд, вроде моего, его нельзя было бы заметить. Ну хорошо, ублюдок, подумал я.

Сойдя с дороги, я направился к деревьям. Дождь по-прежнему стучал по листьям, мне в нос ударил запах прелости. Двигался я медленно и очень тихо.

Фигура под деревом пошевелилась, вероятно, переступила с ноги на ногу. Интересно, кто это мог быть? До незнакомца оставалось каких-нибудь шесть футов. Хорошо, подумал я, сдерживая дыхание. Момент настал, и, выдвинув плечо, я бросился вперед, ударив незнакомца точно в центр спины. Он свалился как куль, послышался глухой удар, когда голова его стукнулась о камень.

Я выпрямился, незнакомец еще лежал. Все оказалось слишком легко.

Подбежав к крыльцу, мне удалось быстро нащупать выключатель и зажечь свет. После чего я снова вернулся под дерево.

Теперь хорошо были видны длинные ресницы, бросавшие тени на бледные щеки, разметавшиеся под дождем мокрые волосы. Лицо было спокойно, будто у спящего человека.

Этим человеком оказалась Агнес де Сталь.

Я отнес ее в дом и бережно положил на софу. Веки дрогнули, Агнес открыла глаза и вновь закрыла их. Я принялся трясти ее.

— Агнес, — шептал я.

Она застонала. Мои пальцы нащупали за правым ухом длинный рубец, как от удара кнутом. Глаза снова открылись. Агнес улыбнулась. Это была самая прекрасная улыбка, какую я когда-либо видел.

— Прости, я подумал...

Ее взгляд рассеянно блуждал, и внезапно мне пришло в голову, что у нее мокрые волосы, как, впрочем, и плащ, что вся она промокла, поэтому я отнес ее на второй этаж и положил в свою постель.

— Я принесу тебе воды.

— Чашку чая, — попросила Агнес и снова улыбнулась.

По дороге на кухню я снова все вспоминал и вспоминал... Потом взял топор и обошел все комнаты. В доме никого не оказалось. Лишь после этого я сделал чай и отнес его на подносе Агнес, сел рядом и просто смотрел на нее. Я не знал, что сказать.

Она скорчила мне рожицу. Тот факт, что Агнес смогла это сделать, принес мне некоторое облегчение.

— Очень болит голова, — пожаловалась она.

— Может, позвать врача?

— Нет, — ответила она и, приподнявшись на локте, прикрыла от боли глаза. — Я должна была встретиться с тобой после всего того, что произошло сегодня вечером.

— О! — только и вымолвил я, тотчас вспоминая о Жарре.

— Извини, — сказала Агнес. — Тебе было чертовски неприятно, но мне необходимо было убедить Жарре, будто я на его стороне.

Перед моими глазами встали его черные кудри... Вот он целует Агнес в шею...

— Ну и как? — поинтересовался я.

— Жарре мне все рассказал. — Агнес проглотила две таблетки аспирина. — И очень гордился собой.

— Все рассказал?

Я не спал вот уже сорок восемь часов и чувствовал, что валюсь с ног.

— Он заключил сделку. Слушай, тебе интересно?

— Сделку?

— Жарре считает, что это очень умно. Твой партнер Гарри пришел к нему и предложил пять тысяч фунтов, если он выиграет гонку.

— Гарри? — Мне потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя. — Но у Жарре ведь есть спонсор!

— Уже больше нет. Был большой скандал, и спонсор отказался от Жарре. Поэтому ему нужно было, чтобы кто-нибудь финансировал его участие в регате «Вокруг островов». И знаешь, с кем он договорился? С Делом Бонифейсом. Потом Жарре получит большие деньги, и никаких проблем.

— Ты готова подтвердить все это на комиссии по претензиям? Сообщить об этой... сделке?

— Конечно, — ответила Агнес и добавила: — Я, кстати, записала на магнитофон все, что он мне рассказал.

Я в изумлении уставился на нее, Агнес смотрела на меня своими огромными синими глазами.

— Гениально! — только и смог вымолвить я.

— Знаешь, Жан-Люк ужасно ревнует меня к тебе. — Она хитро улыбнулась. — Конечно, здесь он прав. Но, по-моему, это все из-за его горячей крови, — сказала Агнес, будто читая мои мысли. — Конечно, когда он таранил твою яхту, то действовал хладнокровно и обдуманно.

Я кивнул.

Внезапно ее лицо вдруг стало отсутствующим и уставшим.

— Спи, — предложил я. — Я люблю тебя.

— Только потому, что я шпионю для тебя? — ответила шутливо Агнес и закрыла глаза.

Лежа рядом с ней, я думал, как чертовски глупо все получается — единственный раз я мог выспаться, но рядом со мной была Агнес... Я думал, что скажет Чарльз Ллойд, когда узнает о решении комиссии прослушав сделанную Агнес запись.

Потом я погрузился в тяжелый сон.

* * *

Я превратился в айсберг, а вокруг бушевала буря. Я дрожал, и моя дрожь привлекала внимание огромной чайки с голубыми глазами. Это были глаза Терри Таннера, и я знал, что в любую минуту чайка может наброситься на меня, чтобы разорвать на кусочки. Вдруг она обернулась и пронзительно закричала. Ее крик резал мне уши и заставил все тело еще сильнее дрожать от страха...

Это был телефонный звонок. Неуклюже вытащив из-под себя онемевшую правую руку, я поднял трубку.

— Да, — хрипло произнес я, — Кто это?

Часы показывали 3.15.

— ...сообщение записано на пленку, — раздалось в трубке. — Слушай внимательно.

Голос был лишен всякой эмоциональной окраски. Борясь со сном, я с трудом вникал в слова.

— Сообщение начинается. Ты достанешь десять тысяч фунтов новыми десятифунтовыми купюрами, завернешь их в черный мешок. Завтра ты отвезешь этот сверток в Норфолк, в гавань Морлей, и в десять часов вечера положишь его под брезентовый чехол ялика «Айша». Он будет пришвартован справа, если смотреть на море. Потом ты уйдешь и не станешь наблюдать. Полиции ничего не сообщай, иначе рискуешь своей яхтой. — Голос замолчал.

Я сидел совершенно ошеломленный и старался собраться с мыслями, горло перехватило.

— Подожди, — глухо прохрипел я.

— Повторяю, — произнес голос.

Я нажал на кнопку магнитофона, вмонтированного в телефонный аппарат. Неизвестный повторил свое послание, в конце которого прозвучало:

— Вспомни Эдварда Бонифейса и Джона Доусона. Подумай о своей яхте.

Я взглянул на Агнес. Она еще спала, звонок не разбудил ее. Я помчался вниз по лестнице и непослушным пальцем набрал номер телефонной станции.

— Я бы хотел узнать, откуда мне звонили.

— Извините, но мы таких справок не даем, — безразличным голосом ответил оператор.

Я было собрался аргументировать свою просьбу. Но потом мне пришло в голову: оператор сообщит в полицию... полиция... Нет...

Подумай о своей яхте.

И я набрал номер Скотто. Тот сразу же поднял трубку.

— Как Мэй?

— Хорошо, — ответил он. — Спит. Что-нибудь произошло, Джимми?

— Нет, — соврал я, подумав на мгновение, что хорошо было бы рассказать Скотто об этом разговоре. Он был бы неплохим помощником. Но тут меня снова одолел мой прежний невроз. Болезнь рулевого — убеждение, что он отвечает за все.

— Все хорошо, пока все хорошо!

— Не беспокойся, — весело ответил Скотто, но его голос звучал встревоженно. — Спокойной ночи.

— Да, — попрощался я. — Спокойной ночи.

Я положил трубку и не знаю, сколько времени просидел за столом, смотря в темноту. Меня окутывали предрассветные тени, заставляя дрожать от страха. Но не того страха, который возникает, когда сильные волны бьют в борт и штурвал начинает трещать, не справляясь с управлением. А который испытывает человек, идущий по тонкой проволоке над бездонной пропастью, и достаточно одного неверного шага, чтобы навсегда погрузиться в забвение.

Спустя некоторое время я поднялся и прошел по темному дому. Дождь прекратился, только ветер шумел в листьях деревьев. Сварив себе кофе, я снова уселся за стол на кухне.

Кофе помог. Шок прошел, и голова заработала, мысли задвигались, подобно старым большим часам.

Никакой полиции. Это займет время, а я должен участвовать в регате и не могу рисковать яхтой. И еще Артур Дэвис, Эд Бонифейс, Джон Доусон.

Быстро перекусив, я начал приготовления. Написал рекомендательное письмо Агнес для Скотто, послание для Скотто и Чарли, где детально расписал необходимые приготовления для гонок. И еще в предрассветных сумерках, когда ранние птицы только начинали свои первые песни, завел «ягуар» и выехал на восток.

Глава 29

Утро было чистым и солнечным, но к тому времени, когда я добрался до Эссекса, небо затянули облака и начался мелкий дождь. На дороге, ведущей к гаражу Дела Бонифейса, уже образовались лужи. Позади него к темной мрачной воде бежали полосы серо-зеленого ила. На небольшом захламленном дворике мокло оборудование, принадлежащее Делу.

Дел был на месте. Пройдя мимо секретарши, крашеной блондинки, я шагнул в офис. На меня пахнуло несвежей мужской одеждой.

— Чем могу вам помочь? — поднялся мне навстречу Дел, но при виде меня его любезная улыбка превратилась в оскал. — Что ты хочешь?

— Твой брат был убит, — сказал я. — Ты хочешь найти того, кто это сделал?

— Я знаю, кто убийца. Один из тех пропойц.

— Неправда, — сказал я, и тон моего голоса заставил его быстро опуститься на стул. — Старуха с Хэншоу-стрит сказала, что слышала, как Эд разговаривал с тобой по телефону. Ты велел ему уходить. Почему?

— Комната сдавалась.

— Может быть. Но вот что меня интересует. Почему ты отправил меня на Хэншоу-стрит, а не на пристань Хоулетт?

— Не знаю, — ответил Дел.

Приблизившись, я положил руки на стол и посмотрел ему в глаза: они избегали моих.

— Я снова тебя спрашиваю. И на этот раз мне нужен определенный ответ.

Дел обиженно взглянул на меня.

— Я подумал, что если ты отправишься на Хэншоу-стрит, то не найдешь его. Никто из этих пьяниц не знал, где Эд. И ты решишь, что он просто исчез. Мне не хотелось, чтобы вы встретились. Его голова была забита всякой чепухой о парнях, которые преследовали его и уничтожили яхту. Эд все-таки мой брат, а такие разговоры мешают бизнесу.

— Это правда, — ответил я. — Его убил один из них. Ты же беспокоился, что он расскажет мне о том, что ты подпольный букмекер, верно?

— Откуда ты знаешь? — крикнул Дел, вскакивая со стула.

— Не напрягай мозги. Все, что я хочу сейчас знать, это кому ты сказал, что Эд был на Хоулетт?

— Не знаю. Кому-то по телефону.

— Какой у него был голос?

— Нормальный. Как у обычного парня.

— Что они сказали тебе? Что сожгут все яхты «Санси»?

— Нет, — ответил Дел. — Они мололи всякую чепуху. Была уже полночь. Я не знал, что они собираются сделать с Эдом!

— Надеюсь, что нет. Действительно надеюсь, что ты не знал, Дел.

— Эд был моим братом, — примирительно произнес он.

— Он был моим другом, — добавил я. — И я отомщу за его смерть.

— Это не твое дело, — заметил Дел.

— Ну, значит, ты можешь постараться заставить их заплатить за все. Итак, я начинаю все сначала, медленно и красиво. Помнишь наш разговор в кабаке «Виноградная гроздь»? Ты тогда сказал, чтобы я не беспокоился, что Эд только фантазировал, когда говорил, что кто-то изуродовал его яхту. Так ты был не прав. Кто-то разрушил его яхту, а еще кто-то убил его, потому что Эд подобрался к ним слишком близко. Поэтому, даже если бы он не был твоим братом, ты должен отплатить им.

— Итак, чего ты хочешь? — поинтересовался Дел.

— Поможешь мне найти тех, кто виновен в смерти Эда.

— Погоди...

— На его шее была веревка, Дел, — медленно произнес я. — На шее твоего брата Эда. Кто-то туго затянул ее. Я видел Эда. Его глаза вылезли из орбит. Лицо было распухшее и черное. Его язык...

Дел с грохотом ударил кулаком по столу.

— Очень хорошо! — прокричал он. — Очень хорошо!

Потом замолчал, ковыряя ногтем слой пластмассы на углу стола, и сказал:

— Но это тебе недешево обойдется.

— Очень по-братски, — ответил я, приблизившись к столу. — Две сотни фунтов. Половина сейчас, половина — когда дело будет сделано. А вместо премии я не буду рассказывать полиции, что ты принимал ставки от людей, участвующих в гонках.

Он сжимал в руке горсть больших серебряных колец.

— Где деньги?

Я почувствовал облегчение, испытав на собственном опыте братскую любовь Дела. Звонкая монета — вот что реально может заставить его действовать.

Рассказав, что нам предстоит сделать, я направился к двери и подождал его. Мы стояли рядом, бок о бок. Мне вовсе не льстило наше сходство, но на этом можно было не зацикливаться. Одинаковый вес, одинаковый рост, схожие фигуры. Выйдя под моросящий дождь, мы сели каждый в свою машину.

Первым ехал я в своем «ягуаре», следом Дел в «капри». Мы выехали на дорогу А11, направляясь к Северному Норфолку.

В шесть часов мы уже миновали последнюю невысокую гряду и увидели море. Дождь прекратился, и вода была высокой: по морской глади струились полоски ила, вдоль берега выстроилось бесчисленное множество всевозможных лодок. Мы зашли в паб ближайшей деревушки и заказали по пинте пива, бобы и пироги. В баре было полно моряков с голыми ногами и гладкими лицами, что заставило меня почувствовать себя старым и очень уставшим. Дел же наблюдал за ними из-под полуприкрытых век безо всякого выражения: вероятно, рассматривая их как потенциальную силу для своей флотилии «Сан-си», состоящей из «старых калош».

С пивом не было никаких проблем, а вот с пирогом пошли сложности. Зная, что сегодня вечером я получу наконец ответы на все вопросы, мой желудок завязался в узел и отказался от еды.

В десять часов мы вышли и сели в машины. На землю уже опустились сумерки, но небо было чистым и звездным. В той же очередности мы остановились на ближайшей к Морлей стоянке, в четверти мили от гавани. Я приткнулся на обочине. Дел поставил машину и направился ко мне. Я надел на себя старый жакет и скользнул на пассажирское сиденье. Дел нарядился в мою куртку «Генри Ллойд» и сел за руль. Мы поехали вниз по склону. Выехав на прямую дорогу, я снял свою панаму и надвинул ее Делу на глаза.

— Эй, — заворчал он.

— Не кричи. Ты — это я. Когда выйдешь из машины, оставь дверцу открытой.

— Как скажешь, — подчинился Дел.

Я опустился на пол, ниже уровня окна, чтобы создавалось впечатление, будто в машине один водитель. С правой стороны в окнах мелькали дома, каменные и деревянные, кажущиеся черными на фоне вечернего неба. Гавань должна быть с левой стороны от небольшой бухты Кат. Впереди была лодочная стоянка.

— Сверни на стоянку для автомобилей! — приказал я и почувствовал, как колеса свернули с гудронированного шоссе на неровную дорогу, ведущую к стоянке. «Ягуар» остановился напротив длинного ряда лодок, пришвартованных носами к стене причала. На часах было без двадцати десять.

— Ялик называется «Айша», — сказал я. — Возьми сверток и положи его под чехол, закрывающий судно.

Дел выбрался из машины, оставив дверцу открытой, и зашагал к лодкам, неся с собой сверток. Я прополз по полу и высунул наружу голову.

Как я и приказал, машина стала напротив пришвартованных лодок. Если держаться ближе к земле, есть шанс остаться незамеченным. Песок врезался мне в ладони, теперь я находился в относительном укрытии, лежа на земле, носом в грязной траве. Послышались шаги. Оглянувшись по сторонам, я увидел человека, садящегося в мой «ягуар»: неуверенная походка, на голове панама, рост около шести футов. Нет никаких причин подозревать, что это не Джимми Диксон.

Дел завел мотор. В сгустившейся темноте загорелись фары «ягуара». На другой стороне главной улицы, около коттеджей, зафыркала выхлопная труба. Больше никакого движения транспорта. Только отдаленный гул голосов, кваканье лягушек в болоте да свист ветра.

Я лежал в ожидании и прислушивался к звукам. По-прежнему никого не было.

Ничего не произошло.

На церковных часах пробило десять. Потом половину одиннадцатого. Вокруг было темно, по небу с запада медленно ползли облака. Послышался громкий звук работающего мотора. Я уткнулся лицом в траву. По дороге, идущей вдоль набережной, проехал мотоцикл. Парень и девушка. Ни шлемов, ни фар. До меня доносились их хихиканье и смех, потом они растворились в темноте по дороге к морю.

Прошло еще полчаса. Я уже начал замерзать. Умолкли последние птицы, а в деревенских домах один за другим гасли в окнах огни.

По дороге позади меня проехал грузовик, отбрасывая в темноте желтый свет фар, от которого ложились гротескные причудливые тени. Машина остановилась в том месте, где я недавно ставил свой «ягуар». Открылась дверца. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Послышались тяжелые шаги. Мое ухо уловило звук открывающейся на чехле лодки застежки-"молнии": в ней что-то искали. Человек возвратился к автомобилю. Что-то бросили на пассажирское сиденье: сверток. Отлично, подумал я, значит, ты один. Сейчас-то я все и выясню.

Приподнявшись на руках, я приготовился к броску вперед. В этот момент что-то мелькнуло у меня перед лицом, и тугая лента охватила шею. Я попытался просунуть под нее пальцы и ослабить давление, но лента входила все глубже и глубже, а пальцы лишь скользили по ее поверхности. В ушах зашумело, вены в голове кричали от избытка крови. Окружающий мир стал застилаться кровавым туманом. Я попробовал было закричать, но губы отказались мне повиноваться. Вся кровь прилила к голове, весь воздух находился за пределами моих легких. Внутри меня голос твердил: идиот, идиот, идиот. Потом красный туман сменился черным, черным, черным... И я провалился в пустоту.

Глава 30

Сквозь черную завесу пробивались голоса. Я не мог четко их слышать, не мог видеть, кому они принадлежали. Моя шея болела. Попытавшись сглотнуть, почувствовал во рту вкус крови и боль. Мое тело казалось разорванным на части. Ступни тоже были как оторванные, они лежали рядом с ногами. Колени болели. И руки. Мои руки были возле ушей, вытянутые, как у прыгуна в воду. Что-то тяжелое дивило на грудь.

Я открыл глаза. Я был осыпан кусочками бумаги. Мягкими, белыми, легкими, как снежинки. Вначале я не узнал их, потом вспомнил. Это были листы из телефонного справочника, из которых я сделал подобие десятифунтовых купюр и уложил в пакет. Кто-то осыпал ими мою голову. Тот, кто увидел, что это не деньги. Я попробовал повернуть голову, но шея онемела, попробовал крикнуть: «Нет!» — но голос не слушался меня, из горла вырвался только тонкий свист. В любом случае смысла в разговоре не было.

Кто-то привязал меня к лодочному прицепу — ногами к номерной пластине. Связал запястья и намертво приковал к мачте. Тело поддерживалось полосой металла, служащей ребром прицепа. Балки, предназначенные для опоры лодки, впивались мне в лодыжки в трех-четырех дюймах от веревок. Было очень неудобно. Да это изначально так и было задумано. Любой человек, у которого хоть немного работают мозги, понял бы, что кто-то решил разорвать меня на части и что он еще не начал этого делать.

Взревел мотор, в лицо ударил выхлоп газа. Прицеп медленно тронулся по дороге в сторону моря. Я заскользил боком, привязанный за руки и за ноги. Трейлер двигался, а мои мускулы кричали от усилий, которые я прилагал, чтобы задержаться. Вскоре я начал кричать. Нет, не так быстро, умолял я про себя, я не могу встать.

Машина набирала скорость. Почувствовался глухой удар, и колеса на мгновение оторвались от земли. В этот миг невесомости я осознал, что в моих воплях и криках нет никакого смысла. Я был один. Совершенно один.

Потом колеса снова коснулись земли, я скользнул под трейлер, а мое правое бедро стало волочиться по земле, бегущей со скоростью двадцать миль в час... Сначала стерлись мои джинсы, а потом дошел черед и до моей кожи. Боль в руках и ногах не шла ни в какое сравнение с чудовищной болью в бедре.

Пока был ровный участок дороги, я обхватил левой рукой металлическую балку трейлера, а правую стал выталкивать как можно дальше в сторону. Вскоре почувствовал, что веревка, охватывающая запястья, немного ослабла и скользнула к предплечью: я уцепился пальцами за балку более крепко.

Потом последовал второй удар.

На этот раз настала очередь левого бедра. Правая рука разжалась, а тело снова повисло. Начался участок плохой дороги. Я делал все, что было в моих силах, пытаясь за что-нибудь держаться, чтобы тело не волочилось по дороге. Из глаз текли слезы агонии, когда то одним, то другим бедром я касался каменистого покрытия.

Очень скоро у меня кончатся силы, чтобы бороться. Я просто повисну, и мясо начнет сходить с моих костей, оставляя кровавый след.

Мы медленно ехали вниз. Я снова упал, но на этот раз на траву, замелькавшую у меня перед глазами. Здесь должен быть поворот к морю. Скорость уменьшилась приблизительно до пяти миль в час, машина резко повернула. Седан. Номерной знак не был освещен, поэтому я не мог его разглядеть. В лицо ударила вода. Вероятно, проехали по луже. Вскоре машина пошла еще медленнее, мотор ревел, перед моим лицом оказались глубокие колеи от колес, казавшиеся черными на фоне серой травы. Грязь летела мне в глаза. Держись, ты, ублюдок, думал я. Держись.

Сжав в кулак левую руку, я изо всех сил рванулся вперед, выставив правую, и нащупал вытянутым указательным пальцем щеколду. Согнув палец крючком, мне удалось зацепиться за скобу рукоятки. Я должен поднять ее, за ней — небольшая ниша, где мое истерзанное тело будет в безопасности. Мотор снова заработал, машина сейчас двинется быстрее, это означало, что, если я не доберусь до этой ниши, мои мускулы превратятся в фарш.

Господи, молил я, хорошо бы, владелец заботился о своем трейлере, смазывал его, чистил. И тут почувствовал, что щеколда слегка сдвинулась. Ее выступ находился возле моего большого пальца. Засунув его в образовавшийся зазор, я торжествовал: сейчас щеколда откроется! Все, что мне было нужно, это чтобы прицеп как следует тряхнуло.

Мотор продолжал рычать, но колеса уже нашли опору. Я продолжал поддерживать щеколду большим пальцем, одновременно уцепившись левой рукой за балку, и понимал, что, если в течение нескольких секунд ничего не произойдет, мой палец онемеет, щель закроется, безопасное место станет для меня недоступным, и с меня будет содрано все мясо.

Должно быть, мы ехали со скоростью около тридцати миль в час, когда наконец-то произошел первый толчок. Задние колеса машины попали в рытвину и подпрыгнули. Открыв рот, я закричал от боли и отчаяния, большой палец левой руки выскользнул из щели, я упал вниз на камни и песок, ударившись плечом обо что-то твердое, после чего принялся поворачиваться в разные стороны, пока колеса находились в воздухе, и вдруг понял: трейлер оказался впереди.

Мне хватило десяти секунд, чтобы осознать, что я свободен. Шум мотора удалялся. Веревки, охватывающие руки, ослабли. Я потряс кистями. Вертикальное основание мачты, к которому меня привязали за руки, сломалось в момент последнего толчка.

Постанывая от боли, я наклонился и начал развязывать ноги. Мне пришлось долго повозиться с узлами, хотя они были совсем простыми. Освободив ноги, я пополз с дороги в темноту, оказавшуюся покрытым травой склоном, и покатился вниз.

Где-то в стороне моря стих шум мотора. В тишине послышалось хлопанье дверцы, потом вновь заработал двигатель, и со стороны деревни показался свет фар. Он приближался. Я как краб пополз по склону наверх и вдруг переменил свое решение. Неожиданно мне пришла в голову мысль, что надо держаться ближе к людям. Если где-то здесь рядом есть люди, смутно брезжило в голове, то я буду спасен. Машина приближалась. Скоро она остановится, они будут искать меня и найдут. Наступив ногой на что-то мягкое, я споткнулся.

— Эй! — произнес мужской голос. — Ты что, не видишь, куда идешь?

Я упал на траву. На другой стороне холма уже слышался шум мотора.

— Кто-то пытается меня убить. — Мой голос больше походил на хриплое карканье.

— Что? — Похоже, передо мной был молодой и раздраженный парень.

— Он говорит, что кто-то пытается его убить, — ответил ему женский голос, без сомнения, принадлежащий молоденькой девушке.

Смутно, будто сквозь дым столетий, мне припомнились парень с девушкой, проехавшие на мотоцикле, пока я прятался на стоянке.

— У вас есть мотоцикл. Увезите меня отсюда.

— Ну... — неуверенно протянул парень.

— Пожалуйста. Меня хотят убить. Пожалуйста, помогите мне.

Шум машины приближался. Я узнал ее по характерному стуку мотора.

— Ой, ну быстрее! — торопила девушка.

— Но... — пытался возразить парень.

— Мы можем приехать сюда в другой раз, — уговаривала парня девушка. А я вспомнил о Мэй и хитростях таких же старых, как сама Ева.

— Ну ладно, — согласился парень. Его голос уже не был сердитым. — Трое на мотоцикле? Мы уже однажды так ездили.

Он поднялся и пошел за мотоциклом. Машина, в которой находились мои враги, уже остановилась. Я весь дрожал. Они могут очутиться здесь с минуты на минуту.

Фигура моего спасителя четко выделялась на фоне темного неба, мотоцикл гудел, как рассерженный шмель, когда парень заводил его.

Было слышно, как неподалеку хлопнула дверца машины. Девушка вскочила на заднее сиденье.

— Вставай на опоры и держись за мои плечи! — крикнул парень. Я встал, вцепившись в молодого человека. Заревел мотор, и мотоцикл рванул вперед.

— Держись крепче! — крикнул парень, направляясь к дорожке, бегущей вдоль берега моря. Мы проехали под фонарем, освещавшим прямую узкую дорогу, тени лодочных мачт делали ее похожей на длинную зебру. Далеко впереди проехала машина, освещая фарами землю. Номерной знак автомобиля не подсвечивался.

Ветер бил мне в лицо. Я размышлял. На воде стояло множество лодок и яликов, их корпуса темнели в ночи. Справа впереди должна быть автомобильная стоянка. Машина с моими врагами проехала мимо, поднимая колесами столбы пыли, и направилась к главной дороге. Наш мотоцикл скользнул вниз, к морю, потом рванулся вверх, к стоянке, — переднее колесо его иногда буквально повисало в воздухе — и тоже свернул к дороге. Свет фары упал на стоящие автомобили. Их было три. Один из них был «ягуар».

По моему плану «ягуар» должен был сейчас находиться не на стоянке, а в тупике. Дел же в своем «капри» в этот момент — на полпути к дому. «Ягуар» — моя любимая модель. Это было известно всем. Любой, кто хотел бы найти меня, иска"! бы «ягуар». Ты ублюдок. Дел, подумал я.

— Стоп! — крикнул я, но моего свистящего карканья никто не услышал. Поэтому мне прибилось вцепиться пальцами в плечо парня и потрясти его. Он остановился. Я спрыгнул и направился к стоянке. Хотел повернуть голову, чтобы попрощаться со своими спасителями, но не смог. Поэтому просто помахал им рукой.

Фара мотоцикла осветила меня, и я увидел отражение в витрине: фигура в свисающей лохмотьями, в грязных маслянистых пятнах одежде медленно и неуверенно брела по направлению к автомобилям. Это был я.

На мое счастье, карман, в котором лежала связка ключей, был еще цел. Открыв «ягуар» и превозмогая боль, я с трудом забрался в него и включил зажигание. Мой путь лежал туда, куда поехали мои враги, нога до упора вдавила педаль газа.

Шины скрипели по дороге, из трубы с шумом вырывались выхлопные газы, «ягуар» мчался вперед, по направлению к главной дороге, оглушая ревом двигателя пустынные улицы деревни.

Запах моего автомобиля казался мне удивительно ароматным. Зеленые огоньки на передней панели смотрели на меня, словно глаза старого друга. Часы показывали 11. 20. Прошло всего двадцать минут с тех пор, как я услышал шаги и кто-то взял из ялика сверток. А мне казалось, будто миновали годы...

Наконец я выехал на главную дорогу. Стрелка спидометра колебалась около отметки восемьдесят миль в час. Надо прибавить скорость. Насколько я помнил, впереди была прямая, без поворотов дорога, что давало большой обзор. Где-то далеко мигнули огоньки седана и скрылись из глаз.

Рука действовала автоматически, переключив рычаг на третью скорость. Сильный рывок отбросил меня к спинке сиденья. Каждую клеточку моего тела пронзила острая боль.

Впереди мчался седан, но мой «ягуар» все равно шел быстрее. Стиснув зубы, я превратился в единое с рулем целое.

Через пару минут будет поворот на Фекенхэм. Это единственный поворот на лондонское шоссе. Я знал, что седан не минует его, был уверен, что он из Лондона. В этот момент меня ошеломила направленность моих действий. Это изумление сняло пелену, окутавшую мой затуманенный разум. И я уже не сомневался, что знаю маршрут своего врага и смогу настичь его. «Ягуар» легко двигался по узкой дороге, пролегавшей между невысокими холмами.

После каменных стен Уолсингхэма дорога стала немного шире. К этому времени мое тело одеревенело, руки и ноги онемели, превратившись в сплошную боль. Уверенность моя поколебалась. Каждый поворот представлялся их альтернативным путем, повороты казались бесконечными и сеяли во мне сомнения. Когда я проезжал Фекенхэм, меня поддерживала только вера.

Вскоре дорога еще больше расширилась и прямой лентой побежала вперед. Движение стало интенсивнее, в сторону Лондона направлялись старенькие грузовики. Такое шоссе было будто специально проложено для быстрого «ягуара». Автомобиль рычал, как дикий зверь, и поглощал милю за милей. Но, по мере того как эти мили оставались позади, я чувствовал себя все хуже и хуже, а преследуемой мною машины все еще не было видно. Вцепившись в руль, я мчался сквозь ночь, и надежда все более смешивалась со страхом.

За окном мелькнуло придорожное кафе с большой стоянкой для автомобилей, где грузовики маневрировали, как яхты на море. Я уменьшил скорость, внимательно вглядываясь в машины, ища глазами большой седан. Но его нигде не было. Нога вновь до отказа нажала на газ.

Когда же наконец я увидел седан, то не сразу осознал, что это мои враги. В тот момент, когда я делал поворот, вдали блеснули и исчезли из виду красные огоньки машины. Приблизившись, я заметил неосвещенный номер. Мое сердце забилось. Это был седан.

Спокойно, уговаривал я себя. Ты легко догонишь их. Водитель се-дана вел машину быстро, но не слишком хорошо. Автомобиль скрежетал тормозами на поворотах. Нервы, подумалось мне. Вот повороты закончились, впереди пошла прямая ровная дорога; Хорошо, теперь ты быстро нагонишь их.

Включив третью скорость, я нажал на газ. Седан шел со скоростью около девяноста миль в час, и «ягуар» все время теперь держался позади на одном расстоянии. Я рванул вперед, включив четвертую скорость. И наконец смог разглядеть машину. Это была «тойота», номерной знак В267 SLK. Несколько раз я повторил про себя номер. Ну, ублюдок, я достану тебя! Даже если сейчас ты уйдешь от погони, все равно найду!

Кажется, водитель понял, кто его преследует, и машина рванулась вправо, выехав почти на середину дороги. Я не отставал. Шины скрипели, фары выхватывали из темноты стройные стволы сосен.

«Тойота» старалась уйти. Впереди мне был виден громоздкий корпус рефрижератора, освещенный бортовыми огнями. Еще дальше змеилась дорога, серебрясь под светом фар рефрижератора. «Тойота» шла со скоростью около ста миль в час, когда она приблизилась к рефрижератору. Водитель замедлил скорость для поворота. И в этот момент «тойота» поравнялась с ним. Я выругался и нажал на акселератор. Слева показался свет — два желтых солнца осветили сосны.

— Нет! — закричал я.

«Тойота» шла рядом с рефрижератором, находясь где-то возле его середины. Ее водитель не мог видеть свет фар идущего навстречу грузовика до тех пор, пока расстояние между ними не сократилось до тридцати ярдов. Красные огоньки резко рванулись влево, водитель пытался освободить пространство, но это было уже невозможно. Деревья плотной стеной стояли вдоль дороги. Послышался режущий уши визг тормозов, потом раздался страшный скрежет. Я затормозил. «Ягуар» метнулся в сторону и остановился позади рефрижератора. На негнущихся ногах, не обращая внимания на боль, я выбрался из машины.

— Я ничего не мог сделать, я ничего не мог сделать! — ошеломленно бормотал водитель грузовика.

Я же пошел через дорогу посмотреть на то, что осталось от японского автомобиля. Смотреть мне вовсе не хотелось, но это было необходимо. Глаза человека, казалось, вглядывались куда-то вдаль, и лицо не выглядело мертвым. Боковые стекла автомобиля загадочным образом остались целы. Но ниже... Это было все, что осталось от Морта Салки, директора по связям с общественностью «Оранж Карз».

Глава 31

Происходящее потом для меня было словно в тумане. Я забрался на крышу «ягуара», она была ровной и прохладной.

— Здесь раненый, — произнес голос с провинциальным акцентом. Повсюду стояли полицейские машины, даже прибыли пожарные. Ветви сосен отбрасывали причудливые черные тени.

— Их было двое. В машине, — прохрипел я.

— Нет, один, — возразил кто-то.

Их должно было быть двое, думал я. Двое. Кто-то уложил меня на носилки.

Придя в сознание, я обнаружил себя лежащим на постели. Спина и шея страшно болели. Но единственное, что занимало мой рассудок, это Морт Салки. Почему Морт Салки? Почему он? Я ожидал увидеть Рэнди или Терри Таннера. Рэнди вел машину и набросил веревку мне на шею, а потом затянул ее. А Терри должен был быть тем человеком, кто забрал деньги, и он же подал идею о временном оригинальном использовании чьего-то прицепа. Почему же Морт Салки?

Возле кровати была кнопка с надписью: «Медсестра». Я протянул руку. Плечо тут же отозвалось резкой болью, с губ вот-вот готов был сорваться стон. Но, вероятно, мое горло не могло издать даже такого простого звука, поэтому я нажал на кнопку.

Дверь отворилась, и вошла медсестра с красиво уложенными светлыми волосами.

— Ну как? Чувствуем себя получше? — весело спросила она. — Доктор сейчас зайдет.

— Время, — прохрипел я.

— Без двадцати минут час.

Регата «Вокруг островов» должна начаться через два дня, два часа и двадцать минут.

В дверях появился врач. Он был молодой и чересчур жизнерадостный. Вместе с медсестрой они принялись крутить меня, как пекарь буханку хлеба, разматывая бинты, местами больно отдирая их пинцетом. Наконец они остановились, потом снова замотали меня, и, измученный, я упал на подушки.

— Ну, — сказал врач после того, как вымыл руки, а медсестра вынесла из комнаты лоток с горой грязных, окровавленных бинтов, — полагаю, вы не собираетесь мне рассказывать, каким образом едва не лишились половины своей кожи и как оказалось на вашем правом бедре и левом плече около трех унций земли и травы?

— Упал с прицепа, — ответил я. — Где у вас телефон?

— В холле. Ваше счастье, что на вас было надето толстое пальто, иначе пришлось бы делать пересадку кожи.

После врача меня посетил полицейский. У него была квадратная челюсть и сильный норфолкский акцент. Полицейский записал мой рассказ, он явно был уверен, что я в чем-то замешан. Я же все отрицал, это повергло его в мрачное настроение. Но доказать он ничего не мог и выглядел удивленным, когда я поинтересовался, не было ли кого-нибудь на пассажирском месте в «тойоте».

— Нет, сэр, — ответил он. — Ну, я не думаю, что вы отправитесь куда-нибудь в ближайшие день-два, — медленно и четко выговаривая слова, сказал полицейский.

— Где моя машина? — прохрипел я.

— На стоянке возле больницы. Ключи в приемном покое. — Он резко встал со стула и вышел из палаты.

Едва за ним закрылась дверь, я поднялся с кровати, нашел в стенном шкафу свою одежду, надел ее в том виде, в каком она была, и подошел к раковине, чтобы умыться.

Для человека, заживо чуть было не лишившегося своей кожи, я чувствовал себя довольно неплохо. Ноги работали, и, не считая двух-трех глубоких ран, боль была в основном от ссадин. Воодушевленный своим состоянием, я заковылял в приемный покой.

— Ключи, пожалуйста, — попросил я медсестру, сидящую за столом. — От «ягуара». — И назвал номер.

Она изумленно уставилась на меня круглыми глазами. Я представлял собой синяк высотой в шесть футов и пять дюймов, обмотанный бинтами с пятнами от просочившейся местами крови. Медсестра хотела что-то сказать, раскрыла рот, но не смогла произнести ни звука и молча протянула мне ключи. Я побрел на стоянку, забрался в «ягуар» и погнал машину в Ипсвич. У первого встречного телефона-автомата я остановился и позвонил домой.

Агнес сняла трубку, оправдав тем самым мои надежды.

— Джеймс! — воскликнула она. — Ты где? Беспокойство, звучащее в ее голосе, подействовало на меня как бальзам.

— Направляюсь к пристани «Санси», — сообщил я. — Ты могла бы разузнать, где были Терри Таннер и Рэнди вчера и сегодня?

— Конечно, — согласилась Агнес. — Но что случилось? Звонили из полиции и сказали, что ты в больнице.

— Морт Салки попал в автокатастрофу.

— Что ты имеешь в виду? Я объяснил.

— Ты могла бы немного порасспрашивать, узнать, не было ли у Морта каких-нибудь... особенных приятелей. Например, таких, как Рэнди? Или Терри?

— Попробую.

— Все. Позже увидимся?

— Обязательно.

Я снова тронулся в путь, сердце учащенно билось. Морт Салки. Полный высоких коммерческих идей. Одной рукой распределявший деньги спонсоров, а другой — забирающий их обратно. Морт дал, Морт забрал... Кто же был твоим другом, Морт? Кто вышел где-то за гаванью и оставил тебя один на один со старым грузовиком?

Двадцать минут спустя я уже проезжал по лужам у конторы Дела. Его «капри» стояла во дворе. Выбравшись из машины, я направился вниз к гавани. «Бостон Вэйлер» стояла на месте. Или Дел очень быстро провел ремонт, или лгал, когда говорил, будто кто-то повредил яхту, чтобы она не выдала местонахождения Эда.

В приемной конторы блондинка красила ногти лаком.

— Где Дел? — спросил я.

— Вышел.

Дверь в кабинет была закрыта. Я пересек комнату и ударом ноги распахнул дверь.

— Эй! Куда вы? — беспомощно произнесла блондинка.

Дел Бонифейс сидел за столом и пересчитывал большую пачку денег.

— Привет, Дел, — произнес я.

При виде меня его лицо вытянулось, а маленькие глазки прищурились.

— Кто тебя приглашал? — буркнул он, открыл ящик стола и кинул туда банкноты.

— Удачно продал яхту за наличные? — поинтересовался я. — Или кто-то сделал большую ставку?

— Ну, даже если и так?

— Их проблемы, — согласился я, подпирая стену. Стоять без опоры мне было тяжело. — Вот что я хочу узнать... Что произошло этой ночью?

— Что ты имеешь в виду?

— Я приказал тебе поставить мой «ягуар» в тупик, туда, где его никто не заметит. Но когда я возвращался обратно, то нашел его на стоянке возле паба, открытым для всех взоров, включая те, которых мне хотелось бы избежать. Почему?

— Ну, зашел в паб и выпил, — начал Дел. — Потом прошел пешком до своей машины. А в чем, собственно, проблема?

— Ты поступил не так, как мы договаривались. Из-за этого я едва не лишился своей кожи.

— О! — только и произнес он. — Ну извини. — Потом достал какую-то книгу и начал что-то записывать. — Был рад повидать тебя, Джимми.

Подойдя к столу, я зацепился пальцами за его крышку и слегка приподнял. Дел что-то крикнул. В этот момент стол перевернулся и ударил его по лицу. Дел замолчал.

— Дел сказал, чтобы вы шли домой, — сообщил я блондинке, высунув голову в приоткрытую дверь. Она взглянула на меня, быстро схватила сумку и ушла.

Из-под развалин своего стола выполз Дел.

— Оставайся на месте, — приказал я. Дел повернул ко мне побелевшее лицо, из носа шла кровь, стекая двумя красными струйками к подбородку.

— У меня есть друзья, — прошипел он. — Они заставят тебя пожалеть о том, что ты остался живым этой ночью.

— Не сомневаюсь, что они у тебя есть, — ответил я. — А теперь устройся поудобнее в своем углу и рассказывай, что произошло на самом деле.

— Да пошел ты...

Пол был усеян десятифунтовыми купюрами, на подоконнике стоял газовый фонарь. Подобрав с пола пару десяток, я поднес их к фонарю. Огонь охватил края банкнот, разгораясь все сильнее.

— Рассказывай, что произошло этой ночью, — приказал я и положил горящие деньги на кучу других. Огонь весело перебегал с банкноты на банкноту.

— Спасай свои деньги, — посоветовал я. Дел встал на четвереньки и, морщась от боли, начал тушить руками огонь.

— Я сожгу еще больше, — предупредил я. — Вместе с тобой. Рассказывай!

Дел взглянул на меня и понял, что я не шучу.

— Ну, ты оставил машину, потому что знал того человека, который должен был приехать за деньгами, и решил подать ему сигнал. Так?

Глаза Дела забегали из стороны в сторону: он явно придумывал какую-то ложь, но испугался.

— Да, — с трудом проговорил он.

— Итак, ты сказал этому человеку, где мы с тобой расстались, потом пошел к своей «капри» и спокойно поехал домой. С кем ты разговаривал, Дел? — Я на секунду задержал дыхание.

— Его зовут Салки. Морт Салки.

Я выдохнул, стараясь не показать своего разочарования:

— Морт Салки и кто еще?

— Только один Морт.

— У него был напарник.

— Если и был, то я его не видел, — мрачно буркнул Дел. — Я всего лишь был букмекером у людей, желавших сделать свои ставки на гонках. Какой-нибудь тип приходит ко мне и желает поставить на одну из яхт. Я нахожу другого парня, который ставит деньги на другую яхту. Вот и все.

— Как Жарре?

— Кто? — переспросил Дел.

— Жан-Люк Жарре, — пояснил я. — Француз. Мне чертовски хорошо известно, что ты принимал у него ставку. Против меня. Ведь так?

— Да.

— Кто был тем человеком, который сделал противоположную ставку? На меня.

— Дуг Сайлем.

— Сколько?

— Две тысячи к трем.

— Очень красиво со стороны Дуга.

— Рад, что ты доволен. Это все?

Я посмотрел на него сверху вниз.

— Ты встречался с Терри Таннером и его маленьким другом Рэнди?

— Несколько раз.

— Ты делал за них ставки?

Дел рассмеялся. Его смех напоминал звук камня, катящегося по сточной трубе.

— Шутишь! Терри ходит в это чертово казино. И если хочет сделать ставку, то делает ее сам.

— Но ты принимал ставки от Эда.

— Конечно, — подтвердил Дел. Его лицо неприятно сморщилось. Братская любовь. — Мой старый папочка сделал деньги. А тупой ублюдок Эд вкладывал их в свои яхты. Выбрасывал деньги на ветер.

— О, полагаю, их немало перетекло в твой карман. Кто-то же должен был приучить Эда к авантюрам. А тот парень, что искал Эда, это был Морт Салки?

— Да.

— Ты рассказал Эду о Салки, тот сложил два и два, поговорил с Артуром Дэвисом и сообразил, кто заплатил Алану Бартону. Так это было? Ты думал, что можешь потерять клиента, и поэтому, когда Морт позвонил, сообщил ему, где находится Эд. Хотел удержать своего клиента. Итак, ты сам разрушил яхту своего брата.

— Небольшое кровопускание. Я всей душой ненавидел его. Всегда ненавидел.

— Ну, я ухожу. Здесь слишком грязно.

Я вышел из этого отвратительного мира грязных денег и вдохнул запах гниющих лодок.

Глава 32

Переднее сиденье машины не самое удобное место, где можно провести день, особенно если ты вчера вечером был связан корабельным тросом. К семи часам, когда я наконец дотащился до «Милл-Хауса», единственной частью тела, которая не причиняла мне боли, была нога на педали газа. Только благодаря ей я проковылял от дороги к дверям. Они были заперты. Окна зашторены. Меры предосторожности!

Дверь открыла Агнес. У меня мелькнула шальная мысль, что этот дом ей подходит. Она протянула ко мне руки и обняла. Я тоже обнял ее. Было ужасно больно, но, держа Агнес в объятиях, я не замечал такого противного явления, как дрожь во всем теле.

Через секунду она отступила назад.

— Боже мой! — прошептала она. — Твое лицо... — Она показалась мне серьезной, даже потрясенной. Но я улыбнулся ей.

— Посмотрела бы ты на все остальное, — проговорил я и потащился в дом. Увидел на кухонном столе открытую бутылку великолепного вина, вазу с цветами и, как никогда, почувствовал себя дома.

Вино придало мне сил. Я спросил:

— Ну, как ты здесь?

— Как на празднике, — улыбнулась она. — Мне нравится. Мы доели приготовленные Ритой отбивные и печеночный пирог. Я был так голоден, что забывал за столом разговаривать. Покончив с едой, Агнес сказала:

— Я сидела на телефоне, пытаясь узнать, чем занимался вчера Таннер. В десять вечера он выступил с речью на приеме промышленников в Лондоне.

— Так. С ним, кажется, все ясно, — сказал я. — А что со стариком Рэнди?

— Рэнди уехал в местечко под названием Питерборо, в гости к какому-то бильярдисту, — ответила она. — Они встретились в шесть часов. Вернулся в Лондон в два ночи или позже. Я не смогла вычислить этого бильярдиста, чтобы выяснить, сколько длилась их встреча. — Она широко улыбнулась и вылила остатки вина в мой стакан. — Так что это мог быть Рэнди, — предположила Агнес. Улыбка вдруг исчезла с ее лица, она взяла меня за руку.

Я вспомнил удавку на своей шее и ту ужасную силу, с которой она затягивалась. И Рэнди с его мощными руками и журналами по культуризму. Морт — психолог, мозги. Рэнди — мускулы?

В тишине на кухне пробили часы. Половина десятого. — Ну их всех! — сказал я. — Иду в душ.

И посмотрел на свое отражение в зеркале ванной. Единственным цветным пятном на моем бледном лице была кровавая рана на правом виске. Когда же я стянул с себя одежду, то увидел, что тело мое выглядит еще хуже, чем я думал. Я залез в душ, включил воду и прислонился к кафельной стенке.

Завтра надо отправиться в Плимут и проследить, чтобы никто не прикоснулся к яхте до старта, быть приветливым с прессой, рекламировать доброе имя спонсоров, не упоминая того факта, что их директор по связям с общественностью, по совместительству являвшийся убийцей, мертв. И того, что его партнер все еще на свободе и продолжает калечить и убивать людей.

Занавеска перед ванной отодвинулась, и появилась Агнес. У меня в глазах было полно воды, поэтому она показалась мне темным пятном. Я почувствовал, как ее грудь прижалась ко мне.

— Встреча с бильярдистом закончилась в восемь, — сообщила она, как бы между прочим. — Так что, кажется, у мсье Рэнди было достаточно времени покатать тебя на трейлере. Черт, ты ужасно выглядишь! Повернись-ка, я помассирую тебе спину.

Стало трудно думать, когда Агнес начала водить пальцами по избитым мускулам, разминая их, как тесто. Рэнди, партнер Морта, все еще на свободе. А я отправляюсь в море на две недели...

— Тебе надо уехать во Францию, — вымолвил я наконец. — Подальше отсюда. Сможешь взять с собой Мэй? — Ее пальцы нажали сильнее. — О! — только и мог произнести я.

— Молчи, — ответила Агнес. — Так для тебя сейчас лучше. Конечно, уеду. Теперь расслабься. Он в твоих руках.

Я погрузился в некий полутранс, на голову с шумом лилась вода, в спине все ощутимее становилась исцеляющая боль... Прошло довольно много времени, и я ощутил, что ее руки обняли мою талию, ее грудь снова прижалась ко мне. Агнес медленно обошла вокруг и оказалась передо мной. Посмотрела, щуря глаза из-за завесы текущей по лицу воды. Ее кожа и зубы сияли, она улыбалась, но в этой улыбке было нечто зловещее. Она обняла меня. Я ее поцеловал, вода текла по нашим лицам, попадая в наши соединившиеся губы. Я водил руками по чудесному изгибу ее спины, снизу и до самой шеи, чувствовал, как твердеет ее прижатая ко мне грудь.

— Я давно хотела этого, — сказала она. Очень осторожно мы вытерли друг друга. Затем сразу пошли в спальню.

В ту ночь никто из нас не заснул.

Глава 33

На следующее утро мы подъехали к Скотто забрать Мэй и ее вещи. В полдень прибыли в Плимут. Агнес высадила меня у бухты Королевы Анны. Я поцеловал их на прощание.

— Удачи тебе, — сказала Мэй. Она была гораздо больше занята предстоящей поездкой в Париж, чем началом еще одной скучной гонки.

Агнес отъехала, я увидел коричневую руку Мэй, машущую мне из окна «ягуара», закинул свой морской рюкзак на здоровое плечо и с трудом пошел к волнорезу, перешагивая через оттяжки палаток, которых за последнее время появилось очень много, и пробираясь сквозь толпы людей, прогуливающихся от баров к пристани и яхтам.

Гавань была забита яхтами. Это были не прогулочные суда и не полуспортивные лодки, которые прибыли посмотреть старт регаты. Мощные гоночные машины, выстроенные специально для свирепых ветров Северной Атлантики, островов и затем, позже, для трансатлантического перехода. В переполненной бухте раздавался неумолкающий шум голосов, звуки работающих механизмов. Члены команд, словно муравьи, бегали по ярким палубам яхт.

Наиболее крупные суда были причалены у выхода в открытое море. В самом конце стоял тримаран «Виль де Жоже», ярко-зеленого цвета, с поднятым утлегарем. Через две яхты — «Апельсин-2», его корпус сверкал на солнце, легкий бриз развевал на фокштаге большой флаг с буквой "О".

От волнения у меня заныло под ложечкой. Я забыл о боли в ногах и дальше почти бежал по пристани. Бросив рюкзак через бортовой леер, я увидел Чарли, лежащего на трамполине. Я поднялся на борт, он повернулся и открыл один глаз, щуря его на солнце.

— Вот это да! — удивился он. — Чем это ты занимался? Тебя как будто ногами топтали. Боже, а голова!..

— А что у тебя?

— Вечеринки, — ответил он. — Постоянно вечеринки.

— Выглядишь отдохнувшим, — сказал я.

— Одна видимость! — махнул рукой Чарли. — Просто психологический тренинг. Вот с палубой — беда. Мы утром подняли грот-мачту и не смогли опустить, а в дате паруса огромная дыра, сейчас ее зашиваем. Хорош отдых!

Я сказал:

— Зайдем в кубрик. Нужно поговорить. Он снова открыл глаз. Не знаю, что уж он увидел на моем лице, но тут же вскочил и спустился в кубрик.

— Послушай, — проговорил я, — у меня небольшие сложности. Я рассказал ему всё, что случилось, начиная с телефонного звонка Эда и возвращения из Ирландии. Он спросил:

— Ну и что?

— А то, что я должен предложить тебе не участвовать в регате. Это чертовски опасно. Чарли улыбнулся.

Я начал заниматься парусным спортом не потому, что это самое безопасное увлечение, — объяснил он. — Мы были на борту всю неделю, и никто к нам близко не подходил. — Он помолчал. — Если они нас взорвут, придется добираться до берега вплавь.

Я поблагодарил его:

— Спасибо, Чарли. — И мы принялись за работу.

Яхта была почти готова. Но еще надо было погрузить запас продуктов, забрать паруса из ремонта, исправить грот-мачту и установить новую УКВ-рацию с цифровым передающим устройством; то есть теперь мы могли передавать эксклюзивные репортажи нашим спонсорам из любой точки в зоне досягаемости сигнала. В довершение всего, к нам на яхту постоянно заходили посетители, старые друзья, которых мы не видели с прошлого года, журналисты и контролеры, пересчитывающие сигнальные ракеты и проверяющие наличие спасательных плотов и прочих средств безопасности, предусмотренных правилами гонок. Я и не заметил, как наступил вечер, а с ним и подошло время проведения пресс-конференции спонсоров.

Пресс-конференция началась как обычно: Дуг Сайлем сказал, как он горд и счастлив тем, что мы поплывем при поддержке его компании, а я в ответ — как мы горды и счастливы тем, что поплывем при поддержке такого замечательного спонсора. Затем встал Алек Стронг, с блестящими голубыми глазками под пепельными бровями, и спросил, как я оцениваю шансы на победу.

— Шансы неплохие, — сказал я.

Он улыбнулся.

— Вы скрываете что-то насчет вашей яхты, — сказал он. — Двадцать четыре часа в сутки кто-то из вас постоянно стоит на страже. В чем тут дело?

Тупая скотина, подумал я, но вслух сдержанно ответил:

— У нас есть на то причины.

Алек кивнул.

— Вроде Жан-Люка Жарре? — спросил он. — Именно его вам надо обогнать?

— Гонка длинная, — ответил я. — Все может случиться.

Алек усмехнулся:

— Не честнее ли прямо сказать, что вы намерены свести с Жарре счеты?

— Организационному комитету регаты будет представлено мое заявление в свое время, — сказал я. — Я уверен в победе.

Встал Дуг:

— Теперь, если вопросов больше нет, прошу всех поднять бокалы с шампанским.

Когда мы спускались с подиума, он прошептал:

— Отлично. Они любят, когда команды соперничают.

— Только не я, — так же тихо ответил я. Он убрал волосы со лба:

— Ты слышал, что случилось с Мортом Салки?

— Да, — кивнул я. И подумал: стоит ли рассказывать ему, что я знаю о Морте Салки? Решил, что не стоит: он вложил в меня деньги своей компании, поставил свои собственные деньги. У него и так достаточно забот.

— Черт знает что! — сказал Дуг, качая головой. — Бедняга.

Я сделал вид, что согласен с ним.

— А слышал о Рэнди, помощнике Терри Таннера?

— Что с ним?

— Он в тюрьме. Арестован в связи с расследованием убийства Эда Бонифейса.

— В тюрьме? — Я уставился на него. Он тоже уставился на меня, изумленный эффектом, который произвели на меня его слова. — Это... очень хорошая новость, — сказал я. — Но как...

— Они там в полиции хорошо работают, — сказал Сайлем.

Я ничего не ответил. И испытал небывалое облегчение. Мне теперь ничто не угрожало; больше не придется вздрагивать при каждом шорохе. Осталось только выйти в море и выиграть гонку.

Дуг вдруг сменил тему.

— Я пошлю на борт наших операторов, — сказал он, — из рекламного отдела.

— Отлично, — поддержал я.

Мы побеседовали с журналистами. Для приличия немного выждав, я ушел.

Снова началась суета. Собрание шкиперов и метеосводки. Затем пришли операторы и начали нас снимать. Они дали нам камеру и объяснили, как она работает. По указанию режиссера мы подвесили ее к потолку кубрика.

— Не разбейте, — предостерегал режиссер. — Она ужасно дорогая. Куплена и предоставлена вам лично господином Сайлемом. Он сказал, что ее нужно установить как раз на этом месте, чтобы можно было все снимать, если вдруг случится что-нибудь непредвиденное. — Я удержался от замечания, что, если случится что-нибудь непредвиденное, нам будет чем заняться и без этой камеры.

Закончили мы, когда была уже полночь, и я от усталости валился с ног. Скотто всю ночь провел на трамполине. Я спал как убитый и проснулся на рассвете отдохнувшим и с огромным желанием заморить червячка.

Вскоре после восхода солнца послышались характерные звуки — повсюду на яхтах ставили на плиту чайники, готовясь к завтраку. На черной гладкой поверхности воды пошли волны от раскачивания яхт, по которым ходили люди. Чайки подняли крик, город зашумел, занимался день. Прогноз погоды в пять пятьдесят пять обещал легкий, переменчивый ветер, усиливающийся юго-западный, четыре-шесть баллов. Старт, видимо, будет небыстрым. Я вышел за бутербродами с беконом и заодно принял душ. Когда вернулся, мы проверили яхту от днища до верхушек мачт, скорее по привычке, чем по необходимости. То облегчение, которое я испытал, узнав об аресте Рэнди, не покидало меня и теперь. Мы не нашли никаких неисправностей.

В девять часов «Гекла» отошла от места стоянки и зашла в гавань. В девять пятнадцать на борт поднялись телеоператоры. Мы бегали по судну, Чарли и я, разворачивая паруса и натягивая их на блоки и киповые планки. Затем Скотто завел мотор катера и отъехал вперед, а я осторожно направил корпус нашей оранжевой яхты к носу волнореза, чтобы выйти к Зунду.

Морской горизонт за линией волнореза казался тончайшей голубой полоской.

— До прилива ветра не будет, — определил Чарли.

— Поднимем грот-мачту, — сказал я.

Пока мы ее поднимали, Скотто вел нас по ветру. Я отпустил штурвал, наклонился к лебедке и принялся ее крутить. Парус развернулся — операторы снимали. Когда это закончилось, я тяжело дышал и обнаружил, что под свитером был совершенно мокрым. Мы вышли в открытое море, где было достаточно волн, чтобы парус чуть трепетал, но ветер по-прежнему не дул.

Мы сидели на палубе, операторы задавали нам вопросы, а я отвечал как только мог спокойно, для этого приходилось делать над собой усилие. Ждали прилива. Стартовые катера сновали по морю, выстраиваясь в линию, которая протянулась между нами и Эддистоном. Все участники регаты были на месте, ожидая ветра. Белокрылые чайки кружили над белыми парусами. Над чайками стрекотали вертолеты.

— В любую минуту может подуть с востока, — сказал Чарли в девять двадцать девять. — Давай дрифтер.

Поднялся дрифтер. Вода по-прежнему была неподвижна, как черное зеркало.

— Это Жарре, — сказал я.

— Я тоже так думаю, — ответил Чарли.

Жарре вышел на линию. Он поднял большой легкий фок, но тот висел вяло: не было ветра, чтобы его наполнить.

За яхтой Жарре по зеркальной поверхности воды плыло темно-синее пятно.

— Поехали, — сказал Чарли. — Двадцать минут до старта.

— Я вас оставляю, — сообщил Скотто. — Вы победите.

Операторы спустились на катер и отплыли, не переставая снимать. «Гекла» медленно двигалась вокруг места старта. Дрифтер наполнился. Из-под носа «Апельсина-2» пошла легкая зыбь. Штурвал рвался из моих рук, как пойманная рыба.

— Попробуй от волнореза, пока есть время, — посоветовал Чарли.

В регате участвовало двадцать шесть яхт, и все, что могло держаться на воде на побережье Саут-Дейвона, вышло в море посмотреть на старт. Я провел «Апельсин-2» по центру, не замечая ничего вокруг.

— Пора выходить к линии старта, — сказал Чарли.

Мы двинулись. Я придерживал штурвал ногой, пока поднимал парус грот-мачты. «Апельсин-2» приближался к месту старта.

— Тринадцать минут до старта, — сообщил Чарли. — Остановись на минуту.

Я поднял все паруса. Они поймали ветер. Чарли присел у механизмов под мачтой.

— Отлично, — одобрил он. — На линию.

Раздался сигнал десятиминутной готовности.

— Вперед, — произнес я.

Ветер дул ровно, силой один-два узла, восточный. Мы взяли левее, подошли к шеренге яхт с правого края. Я переводил глаза с парусов на часы. За две минуты до старта за фокштагом я увидел разрыв, образовавшийся между тримараном и большим однокорпусным судном. Дрожа от нетерпения, я подался вперед. Жарре был готов к старту, чуть опережая нас, с пустыми парусами. Я видел, что он тоже напряжен; прилив быстро сносил его в сторону. Если он не будет осторожен, то может получить полчаса штрафного времени за каждые десять секунд пребывания в запретной зоне.

Вдали стала видна светло-синяя полоса воды. Наклонившись, я яростно вцепился в лебедку грот-мачты. Чарли тоже это увидел. Он подбежал и налег плечом на шкот дрифтера. Блестящий корпус «Апельсина-2» проскользнул в открывшееся пространство, устремившись к стартовому катеру. Черный борт восьмидесятифутового однокорпусного судна остался далеко позади. На всех яхтах стартовой линии — паруса. Их хлопанье было похоже на ружейную перестрелку. Вдруг шум утих, все шкоты парусов были выбраны. В воцарившейся тишине раздался стартовый выстрел.

Регата началась.

Глава 34

Справа от нас находились четыре катамарана. Наши большие паруса отняли у них ветер, и они отстали. Впереди по всему заливу слышалась сирена «Геклы», а на ее мостике были видны фигурки людей, машущих нам.

Я взглянул влево: именно оттуда следовало ждать неприятностей. На расстоянии двухсот футов, по другую сторону косяка мелкой рыбешки, «Виль де Жоже», словно гигантское водоналивное судно, качался на небольших волнах. Я видел Жарре и ле Барта, их команду, суетившуюся в кубрике, толкающуюся у огромных мачт. Они знали, что могут рассчитывать только на ветер и на то, что они были с наветренной стороны. Они не собирались уступить нам ни грамма этого ветра.

Взглянув на нашу грот-мачту, я отметил, что она была на одном уровне с мачтами Жарре. Я отвернулся на пару минут. Чарли до миллиметра сбалансировал паруса. Лишь слегка придерживая штурвал, я не делал резких движений, чтобы не сбить судно с курса, и «Апельсин-2» рассекал своими огромными корпусами водную рябь. Когда я снова поднял глаза, наша мачта была на уровне утлегаря Жарре.

Вдали уже был виден Эддистон. В небе появился вертолет, который снимал нас. Мы старались выглядеть бодро.

— Ветер меняется на южный, — сказал Чарли через полчаса. — Будем надеяться, что таким он и останется.

Если ветер южный, это значит, что область высокого давления над Англией сдвигается, уступая место сильным ветрам.

Мы прошли маяк так близко, что я слышал шум разбивающихся о прибрежные камни волн. Жарре был уже впереди на полмили. Чарли задал мне курс на Лизард, и я длинным изящным поворотом развернул судно.

Ближайший парусник отставал от нас на двести ярдов. Лаг показывал одиннадцать узлов. Впереди паруса Жарре стали увеличиваться. Но Чарли, время от времени поглядывая вперед, качал головой. Длинные косяки скумбрии медленно передвигались с запада. Показалась прибрежная полоса.

— Через два часа мы их протараним, — пообещал Чарли.

Поднялся сильный ветер, а с ним и волны. Когда в шесть часов мы прошли Лизард, небо стало серым, тяжелым, от порывов ветра нас захлестывал проливной дождь.

Из-за серого горизонта одна за другой накатывались волны. Началась обычная работа: крепко держать штурвал, смотреть на нос судна, который поднимался все выше и выше. Я направил «Апельсин-2» наискось, чтобы подрезать волну и избежать лишней качки. Но нас накрыло волной, грохот сотряс все яхту, волна разбилась о палубу, и поток воды с невероятной скоростью ринулся к корме. Поднималась еще одна волна. И еще одна. А после этих еще тысяча. Нам ничего не оставалось, кроме как мужественно переносить это.

К десяти часам ветер сменился на северо-западный, и мы закачались на больших черных бурунах. В паре сотен ярдов впереди, на фоне низкого облака, появился силуэт Бишоп-Рок. С маяка нам махали служители. Где-то за грязным ватным облаком садилось солнце.

Маяк зажегся, когда мы были в миле от него. Я разогрел консервы на плите, которая подпрыгивала, как кенгуру, и сварил суп из пакета. Мы поели так быстро, как только смогли, спрятавшись в кубрике, а мимо нас проносились потоки ревущей воды. Очертания Бишопа остались где-то позади и скоро совсем исчезли. «Апельсин-2» продолжал свой путь в ночи, швыряемый из стороны в сторону, раскачиваясь и кренясь, рассекая носом жесткие черные волны, накатывающиеся на нас с юго-запада Ирландии.

Мы с Чарли менялись каждый час. Больше часа за штурвалом выдержать было невозможно. Но и внизу ничуть не легче. Казалось, что лежишь внутри барабана в мокром спальном мешке.

Светало медленно. Я приготовил кофе, чтобы отметить начало дня, и хорошенько осмотрелся. Никаких яхт вокруг не было видно; не было ничего, кроме подернутого туманом серого моря. Дул северный ветер, освободивший нас от работы, мы неслись к Дарси-Хед. Где-то справа, в пятидесяти милях от нас, просыпалась Западная Ирландия.

Я пожарил яичницу с беконом и поел, потом взял штурвал, чтобы Чарли тоже позавтракал и занялся связью. Он усмехался, вернувшись через десять минут.

— Я поймал пару команд. Сказал, что мы в восьмидесяти милях к юго-востоку от Фастнета. Они удивились, что мы не видим друг друга. Теперь они отдохнут.

— Не рассчитывай на это, — сказал я. — Жарре не видно?

— Не-а, — ответил Чарли.

Мы прошли Дарси-Хед на скорости десять узлов, мимо птичьего базара на Скелиг-Майкл. У Бласкетс мы взяли курс к спокойным водам левого побережья островов Аран. Мы даже немного поснимали камерой. Ветер дул северный, и у глыб Коннемара мы снова поменяли курс. Видимость улучшилась, берег тянулся к северу полосой зеленых гор. Под нами бурлила синяя Атлантика; но эта Атлантика была пуста, не было видно ни одного паруса.

На вторую ночь ветер был легкий и переменчивый, мы постоянно меняли паруса. И начали уже уставать по-настоящему. В полночь я поймал себя на том, что склоняюсь над компасом, пытаясь затуманенным взором различить на нем N и W. Когда в час ночи Чарли сменил меня, я спустился вниз, положил голову на подушку и выключился, как свет. Вскоре я проснулся оттого, что он тряс меня за плечо. Стояла кромешная тьма.

— Ветер с юго-востока, — сообщил он.

Я почувствовал это, надевая ботинки. «Апельсин-2» несся вперед. Туман рассеялся. Я ощущал крайнюю усталость, которую замечаешь за два шага до полного истощения. «Область пониженного давления, 1012, медленно продвигается на северо-восток», — говорилось в метеосводке. Я наконец окончательно проснулся. Медленно перемещающаяся область пониженного давления означала здесь сильные ветры с юго-запада и запада. Это нам как раз и было нужно для длинного перегона от Ахилловых островов к Сент-Килде и Макл-Флаггу.

Я проглотил кофе двойной крепости с тремя кусками сахара и выбежал из кубрика.

После абсолютной темноты помещения небо казалось ослепительно ярким от звезд. Ветер был почти теплым; он проделал путь сюда от Гольфстрима, а не с холодной Северной Атлантики. Я прошел на передний трамполин. Укрепляя спинакер, почувствовал, что яхта движется теперь по-иному. Шум с наветренной стороны прекратился. Нос качался, один корпус едва касался волн, а второй оставлял за собой пенный след.

— Поднимается, — прокричал я, накручивая гардель.

Спинакер взвился тусклой лентой на фоне звезд. Когда Чарли развернул паруса, раздался звук, похожий на выстрел. Я ощущал, как поднимается передний трамполин, ветер надувает паруса и «Апельсин-2» летит вперед.

Я побежал назад в кубрик.

— Теперь мы догоним этих ублюдков, — сказал Чарли. Усмехнувшись, я тоже подумал об этом, но ничего не сказал вслух из-за суеверия.

— Поспи немного, — посоветовал я. — Позову, если что случится. Чарли напутствовал:

— Держи все как есть, и будешь в миле западнее Сент-Килды через четырнадцать часов.

Стояла середина лета, светало медленно, и мы были далеко на севере. Чарли появился через два часа. Он высунул голову из люка, посмотрел на волны, серую крышу облаков и постучал по лагу. Посмотрел на меня пустым взглядом. Я глянул на его затылок, исчезающий в люке: он собирался выйти на связь.

Вернувшись, он сказал:

— Прошло пять часов, отличная скорость — двадцать два и тридцать шесть узлов. Ты просто псих, Диксон.

Мы пронеслись мимо Сент-Килды, мимо острых скал, на которых сидели огромные стаи чаек. Стояло начало дня, ветер посвежел. Он все еще дул с юго-запада. По морю пошли крупные волны. Если бы это была не гонка, мы бы сняли спинакер. Но мы не снимали его, ветер был достаточно силен. В двадцать минут седьмого я продолжал стоять за штурвалом, дожевывая последний кусок консервов. На море было очень неспокойно, огромные волны обрушивались на поверхность воды, оставляя большие пугающие пенистые следы. Я чувствовал, что корма поднялась на волне, и ожидал скольжения вниз. Но этого не случилось; волна, казалось, поднималась все выше и выше. Чарли спал внизу. Я заорал. За моей спиной стоял рев поднимающегося гребня волны, который должен был вот-вот обрушиться. Мне были видны два остальных носа судна, — два лезвия, готовых воткнуться в основание волны, силу которым придавала вздутая голубиная грудь спинакера. Мы скатывались с волн, устремляясь к стене черной воды под нами — к стене, которая сломает нос, опрокинет, и мы полетим кувырком. Лаг показывал тридцать узлов. Кат мотало из стороны в сторону, он издавал оглушительный рев.

Из люка показалась голова Чарли. Я закричал:

— Спинакер!

Чарли, наверное, еще не проснулся. Но я увидел, как он метнулся к парусу, услышал, как тот собрался и как заревело море, а штурвал едва не вырвался из рук. Судно скользнуло сквозь волну, один корпус оказался под водой, а на другой обрушился гребень волны.

«Апельсин-2» скрылся под белой водой. Я выскочил из кубрика как ошпаренный. Рангоут упал мне прямо на шею, корпус накренился, и я поскользнулся. Я ощутил смертельную, страшную усталость. И подумал: как легко было бы сейчас сползти в черное море и заснуть! Но я цеплялся за палубу, и мне удалось схватиться за сеть, когда вода стала стекать. Я висел на краю трамполина. И отчаянно ругался. «Апельсин-2» сильно накренился, паруса яростно трепетали на ревущем вокруг судна ветре силой в тридцать пять узлов.

— Боже! — воскликнул Чарли, втянув меня назад. Лицо его стало белым как мел. — Я думал, тебя смыло.

— Меня и смыло, — подтвердил я. Рангоут сломался на соединении. Я выкинул его и достал запасной.

— Давай снимем спинакер.

Нам удалось поднять небольшой фок, и я остался один в каюте, дрожа как осиновый лист. Мы летели вперед, под грот-парусом с тремя рифами, по бурлящему морю к Макл-Флаггу, северной оконечности Британских островов.

Глава 35

Наступала ночь, когда мы приближались к Шетландским островам. Стемнело, и начался дождь. С черного неба обрушился поток воды. В полночь, вскоре после определения наших координат, показавших, что мы находимся в сорока милях к юго-западу от Макл-Флагга, раздался вызов по УКВ-рации.

Я слышал, как Чарли говорил внизу, слышал треск и помехи в трубке. Но в этот момент я был слишком занят, пытаясь удержать яхту прямо, чтобы обратить внимание на детали разговора. Минут через пять Чарли вернулся.

— Береговая охрана, — возвестил он. — Передали сообщение спонсоров. Наилучшие пожелания от дилеров «Оранж Карз» в Великобритании и личный привет всего отделения в Леруике.

— Это ободряет, — констатировал я. — Где Жарре?

— Никто не знает.

Мы продолжали мчаться вперед. Казалось, ветер сместился на несколько градусов к северу. Волны вырастали на глазах, делаясь все выше и выше. Мы проходили их по диагонали, разбивая белые пенные стены, смешивающиеся с дождем.

— Скоро засечем маяк Макл-Флагга, — сказал через час Чарли.

— Хочешь сориентироваться?

— Какой смысл? — ответил Чарли. — Мы же идем все время прямо.

Через полчаса дождь усилился. Ходовые огни образовывали на небе красные и зеленые арки, мы приближались к огромным скалам. Но маяк Макл-Флагга все не появлялся.

— Ну где же ты, зараза? — сказал Чарли. — Куда запропастился?

— Ты уверен, что взял правильный курс? — спросил я.

Чарли сказал:

— Да. — По его короткому ответу я понял, что он волнуется. — Я могу перепроверить, если хочешь.

— Нет, — возразил я. — Нет, все нормально.

На фоне неба вздымались черные стены волн. Мы подходили к их основанию и старались пройти стороной. Погружались в воду. Погружались глубоко. Пробивались сквозь гребни, превращая их в облако водяной пыли. Я раскрыл было рот, чтобы все-таки попросить Чарли перепроверить курс. Но так ничего и не сказал.

Следующей волной нас захлестнуло. Мы выбрались на поверхность, с трудом вывернув судно в сторону. Когда нас подняло вверх, мое сердце екнуло и остановилось.

Перед нами раскинулся белый ковер и тянулся далеко, пропадая в дождевой пелене. Я слышал, как Чарли заорал:

— Валы!

И мы упали с волны, очутившись у ее подножия. Правый корпус затрещал, словно трубный глас. Чарли продолжал кричать:

— Лево руля! Лево! Лево! — Он с трудом пробирался по трамполину. Я крутил штурвал, проворачивая паруса грот-мачты, Чарли стаскивал с гика предохранительные тросы. Ветер носился по палубе, «Апельсин-2» задирал нос все выше и выше.

Я потерял Чарли из виду. Вдруг с передней палубы донесся его голос:

— Десять вправо!

Я повернул штурвал. Судно развернулось. Стрелка компаса дернулась, затем встала на место. В каюте перекатывались вещи. Ревущий белый поток пронесся слева от нас.

Лицо у меня покрылось испариной. Мы оказались в скалах. Но в каких скалах?

— Десять вправо! — снова прокричал Чарли. Посмотрев вниз, я увидел, что компас будто взбесился. Он поворачивался на пятьдесят градусов при каждом повороте судна.

— Компас полетел! — кричал я.

— Лево руля! — орал Чарли.

Бурлящая вода совсем покрыла правый корпус. Дождь прекратился, и палуба у меня под ногами уже не качалась с прежней силой.

Теперь, когда дождь кончился, я мог различить Чарли на переднем трамполине. А за ним — еще что-то: белая полоса, разрезающая темноту. Мы прошли через скалы и увидели теперь их с другой стороны. Вот почему здесь было спокойнее. Мы не могли вернуться: шли вслепую, ощущая только раскачивание корпуса.

Осторожно, дрожа от волнения, мы подошли к этой белой полосе. Когда очутились, вероятно, футах в пятидесяти от нее, Чарли заорал:

— Право руля!

Мимо пронеслась скрытая в воде глыба. Во рту у меня пересохло, я был насквозь мокрый от пота. Ну же, разговаривал я сам с собой. Этот риф тянется до самого пляжа. Мы врежемся...

— Лево руля! — надрывался в этот момент Чарли.

Не думая, наугад я повернул штурвал влево. И увидел пересекающую эту ревущую белую полосу дорожку черной воды. Я убрал парус с грот-мачты. Белая вода била с обеих сторон, и Чарли вдруг исчез в кипящей пене, накрывшей передний трамполин. Единственное, о чем я подумал, это о том, что последний раз был у подветренного берега темной ночью. С Эдом Бонифейсом и Аланом Бартоном.

Вода ударила мне в лицо. Это был шквал. Я ощущал, как «Апельсин-2» погружается в воду и вновь выбирается на поверхность. Пенящаяся вода бушевала справа и слева, а черная полоса перед нами была невероятно узка. Я продолжал орать. Штурвал прыгал в моих руках. Переломился, подумал я в какое-то мгновение. Но судно слушалось. Грохот волн был невыносим, как рев стада быков. «Апельсин-2» снова нырнул носом, и я чувствовал, как он борется, чтобы освободиться от тонн воды, наваливающихся на его корпуса. Но неожиданно он вдруг всплыл, словно пробка. Следующая волна была тоже велика, но не такая, как предыдущая.

Ветер стал порывистым, и мне почудилось какое-то движение в черных клубах туч над нами. Небо посветлело, и я увидел Чарли, ползущего по трамполину. Потом вдруг небо опять нахмурилось, а через минуту снова прояснилось. Мы шли на север, по глубокой, черной воде, пока за глыбами камней не показалась чистая белизна Макл-Флагга. Чарли выбрался на корму.

— Вот это да! — произнес он таким дрожащим голосом, что его невозможно было узнать. — Как же мы оттуда выбрались?

Он посидел с минуту, размышляя. Намокшая от дождя куртка блестела в свете маяка.

— И что самое интересное, как же мы туда попали?

Глава 36

Дрожать мы перестали только через полчаса. Курс, взятый Чарли, пронес нас с запада мимо маяка. Начинался рассвет; ночи здесь, на долготе Южной Гренландии, коротки. Ветер все еще был сильным, он поднимал волны, делал неспокойным море. Но дождь кончился, а мы приближались к цели. И уже видели землю; видели огни, утесы Макл-Флагга, недружелюбное плескание воды над рифами.

Теперь мы шли вдоль угрюмых утесов Унста, которые тянулись к юго-востоку. Компас все еще вытворял чудеса. На правом берегу море успокоилось, и Чарли приободрился. Было слышно, как он возится внизу. Я же смотрел на компас, просто по привычке. Вдруг стрелка его остановилась и замерла.

— Ты что там только что сделал? — вскричал я.

— Повесил камеру на место, — ответил он.

— Задай мне курс, — попросил я.

Он задал такой курс, при котором мы бы шли вдоль утесов и не пропустили следующего мыса, я повел судно по этому курсу. «Апельсин-2» хорошо разогнался по гладкой воде. Я посмотрел на серые утесы Унста. Они приближались. Горные выступы, на которых сидели стаи глупышей и чаек, были почти между нами, крайняя птица ловила ветер нашего грот-паруса.

— Мы близко к утесам, — сказал я.

Чарли забрался в кубрик и посмотрел на компас.

— Возьми штурвал, — сказал я. Он взял. Я спустился вниз, снял подвешенную к потолку камеру и поставил ее на пол.

— Эй, — крикнул Чарли. — Компас! Вертится как ненормальный!

Я вынес камеру на палубу и перетащил на правый корпус.

— Компас все время показывает на тебя! — крикнул Чарли.

Я перебрался по трамполину назад, в каюту.

— Что там такое? — забеспокоился Чарли.

До меня уже все дошло. Облегчение, которое я испытывал с момента, когда узнал об аресте Рэнди, внезапно прошло.

— Вспомни Эда Бонифейса и Джона Доусона, — сказал я. — С ними проделали то же самое.

Дальше все было просто. В камере оказалась катушка для образования магнитного поля, печатная схема, выключатель и батарейка. Когда кто-то связывался с нами, это активизировало катушку, образовывая магнитное поле. Компасы же очень чувствительны к магнитному полю. Это отклонило стрелку нашего компаса на пятнадцать градусов вправо, что было смертельно опасно для нас в момент прохода у Макл-Флагга. Я отсоединил катушку от батарейки. Стрелка компаса дернулась и замерла.

— Теперь все в порядке, — облегченно вздохнул я.

Чарли выглядел усталым, бледным.

— Чертов магнит! — выругался он. — Ничего не понимаю!

Казалось, я не спал целую вечность. Мысли текли вяло, как с трудом бредущий по болоту путник.

— Мы налетели на скалы в семидесяти милях к югу от маяка, — объяснил я. — Камера тогда висела под потолком. Это дало отклонение до пятнадцати градусов на восток. Значит, она была включена минут за тридцать до этого.

— Когда позвонила береговая охрана, — догадался Чарли.

— Передали звонок от «Оранж Карз», — сказал я. — Приветы от дилера в Леруике.

— Леруик, — повторил в раздумье Чарли. — Ты знаешь кого-нибудь в Леруике?

— Нет.

— Но ты же знаешь людей в «Оранж Карз»?

«Оранж Карз...» Внезапно я почувствовал такую смертельную усталость, что слова Чарли показались мне просто сочетанием звуков без всякого значения. Кто там из «Оранж Карз»? Морт! Морг, очевидно, устроил это до того, как был убит. Здесь, среди криков чаек, все казалось таким далеким, словно произошло в другой жизни.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Чарли.

— Устал, — ответил я. — Очень устал. Ничего не могу толком понять. — Я достал целлофановый пакетик и попытался положить туда печатную схему. Но пальцы мои не слушались, и мне удалось это только после нескольких неудачных попыток.

— Вот что, — решил вдруг Чарли. — Кто бы это ни подстроил, другого шанса у них уже не будет. Они сделали все, что могли.

Мои веки словно налились свинцом. Но я сказал Чарли:

— Иди поспи. Я позову тебя через пару часов.

Он ушел. Я сидел над автопилотом, силясь понять, кто, зачем и когда это сделал. Но бесполезно. Здесь же только мы с Чарли и гонка... А единственный вопрос, имеющий теперь значение, был: где же, черт возьми, Жарре?

Через два дня мы достигли Северного моря, и все это время над нами стояло безоблачное небо. Нам удалось справиться с переутомлением. Появилось время спать и есть, выполнять необходимую работу и связываться по рации с танкерами и проходящими яхтами, пытаясь выяснить, что же произошло с Жарре. Но никто не знал. Ветер подул с севера, мы приближались к Норфолку, я вышел на сеанс связи.

Позвонил Дугу Сайлему в Мильтон-Кейнс. Пока его секретарша соединяла меня с ним, я еле втиснулся за стол в рубке, отхлебывая горячий крепкий сладкий кофе.

— Джеймс, — отозвался он вскоре. — Как дела?

— Отлично, — сказал я. — Разве что едва не разбились о скалы у Шетландов.

— Что? — переспросил он.

— Оборудование подвело, — уточнил я. — Но все прекрасно. Других судов уже неделю не видно.

— Великолепно, — одобрил Сайлем. — Великолепно.

— Только мы не знаем, где Жарре, — сказал я. — У вас есть о нем известия?

— Очевидно, отстал миль на сто, — предположил Сайлем. — Сражается с «Даунтаун Флаер». Для нас это не проблема.

— Да, пока ветер держится. Сайлем рассмеялся.

— Не волнуйся, — сказал он. — Продержится.

— Посмотрим.

— Я в вас уверен. Послушай, через пару дней я сяду на яхту. Недели, думаю, хватит, чтобы догнать вас. И потом устроим пир горой. Куча репортеров, клиенты. Да, и пригласим кое-кого, кого бы ты хотел видеть. — Дуг хмыкнул. — Утрем им носы.

— Мы еще не выиграли, — осторожно заметил я.

— Уж постарайтесь, — попросил Сайлем и засмеялся. Он ничуть не казался смущенным.

Я выключил связь. Затем позвонил своему адвокату и попросил его узнать для меня кое-что в Лондоне, в министерстве финансов.

Шестичасовые новости Би-би-си подтвердили, что мы опережаем Жарре на сотню миль. Когда выпуск закончился, раздался звонок. Это была Агнес.

— Мы только что вернулись. Я слышала новости. Как вы? — сказала она.

Я рассказал ей как.

— Мы здорово загорели, — сказала она.

— Сайлем устроит праздник, когда мы вернемся, — сказал я.

— Мы придем.

— Не засвечивайся слишком, будь осторожна, — попросил я.

— Почему? Ведь Рэнди в тюрьме.

— Просто не засвечивайся и будь осторожна, — повторил я.

— Я люблю тебя, — сказала Агнес.

— Я тоже.

— Боже мой, ты, англичанин, так и скажи.

— Я люблю тебя, — сказал я.

— Выиграй у Жарре.

Победа над Жарре не была неизбежна.

— Я послушал погоду, пока ты болтал, — сказал Чарли, когда я поднялся к нему. — Над Францией низкое давление. Ветер легкий, западный.

— Для этого у нас и якоря.

Но было совсем не смешно. Для легкого тримарана, типа «Видь де Жоже», было несложно проделать сотню миль при хорошей погоде. И гонка еще не закончена, если только метеослужба не предскажет неблагоприятных условий.

Так оно и случилось.

Вечером мы вошли в черную дыру. Мы прошли устье Темзы, и отлив увел нас к Северным Форлендам. В полночь вдали по правому борту белые утесы Дувра заблестели под луной, и с трудом удавалось справляться с течением. Мы провели жуткую ночь, но почти не сдвинулись с места; навигационные огни крупных судов в неподвижном воздухе проносились мимо нас как светлячки.

На рассвете над морем повис густой липкий туман. Мы позавтракали, хотя есть не хотелось; окрестности было невозможно рассмотреть. Когда совсем рассвело, поднялся небольшой западный ветер и сдул туман. Уставшими глазами мы оба всматривались в рябь воды на востоке.

Между нами и тяжелым туманным облаком появились два паруса. Чарли настроил бинокль и сказал то, что я уже знал:

— "Даунтаун Флаер". У другого большая выемка. Жарре. Максимум в миле от нас.

После этого мы не присели. Уравновешивали паруса с предельной точностью, пытаясь поймать малейшее дуновение ветра. Но ветер упорно дул с запада. Я знал, что нашей единственной надеждой было перекрыть Жарре, встать у него на пути. Но от Фолкстоуна до Плимута был долгий-предолгий путь при ветре силой не больше двух узлов. И каждый раз, когда я оборачивался, раздутый парус, приближаясь, становился все больше.

В одиннадцать часов я уже видел лицо ле Барта, его команду, собравшуюся у паруса, натягивающую его. Жарре не смотрел на нас. И я изо всех сил старался не смотреть на него.

Не стоило поворачиваться, чтобы увидеть то, что должно было случиться.

— Скотина! — бросил Чарли в четверть двенадцатого.

Надутый парус был приведен к ветру, судно набирало скорость. Он прошел у берега слева от нас и пересек нам путь примерно в миле. Теперь он переместился вправо, оставляя нас все дальше позади.

— Вот он и на финише, — уныло заметил Чарли.

— Подожди, — остановил я его. Парус, шедший впереди, оставался справа, двигаясь к голубой середине Ла-Манша. В синем небе светило солнце.

— Отправился к Франции ждать прилива, — предположил Чарли.

— Может, ему повезет, — сказал я. Но сам держался ближе к английскому берегу, где, судя по метеокарте, ветров должно было быть больше. В час дня Чарли спросил:

— Ну, и что теперь?

Вода к северу по направлению к Дангнесс вдруг потемнела. Дорожки водной глади извивались в тени. Я шел по ним. Через полминуты он нас настиг — северный ветер, мощная струя воздуха. Как раз когда было нужно. «Апельсин-2» накренился левым корпусом и начал быстро разгоняться.

Это одна из наших крупных удач. Море было гладким, как блин, а ветер дул силой узлов в двадцать. Мы пронеслись мимо «Рояль Северин» и устремились к Сант-Катерин-Пойнт; два оранжевых корпуса как ножи разрезали морскую гладь, все у нас свистело, шумело, дрожало. Судно почти не касалось воды.

Но нам было не до удовольствия от ощущения полета. Тот из нас, кто стоял за штурвалом, что есть сил старался удержать его в нужном положении, выжимая из судна всю скорость до последнего узла. Другой балансировал паруса, как только был способен, и всматривался в горизонт, пытаясь разглядеть желтый раздутый парус.

Остров Уайт пролетел мимо. Мы вошли в широкий Западный Канал. Земля осталась на севере, мерцая белыми меловыми утесами.

В два часа Чарли увидел его.

— Вот он! — И показал на левый корпус. Там, куда он указывал, на юго-востоке, опережая нас на корпус, стояла бледная дымка. Ветер наполнял паруса.

— Хорошо идем, — сказал Чарли, — но в любую минуту может утихнуть.

И ветер утих.

Солнце в тот день село в чан расплавленного стекла.

— Иди поспи, — отправил я Чарли вниз.

— Нет, — не согласился он, — иди ты.

Так никто спать и не пошел. Вместо этого мы бесполезно балансировали паруса, раздраженно говоря друг другу, что у Жарре тоже никакого ветра.

В три часа ночи мы все еще слонялись по палубе, угрюмые и злые.

На носу кливер сказал «хлоп».

— Правь, — вскинулся Чарли, — я сбалансирую.

Ветер вернулся.

С Атлантики подул теплый южный бриз, достаточно мощный. «Апельсин-2» снова поднялся и помчался вперед. Чарли настроил радио на Би-би-си. Но море начало волноваться, и судно шло с таким грохотом, что было почти невозможно разобрать, что говорит радио, кроме разве того, что никто еще не финишировал. Если так, то надежда еще оставалась.

В четыре утра мы проносились мимо Портленд-Билл в тридцати милях к северо-востоку. Никто из нас не спал. Я был в прострации, глядя на мир, словно сквозь несколько слоев целлофана. Но та часть меня, которая держала штурвал, функционировала хорошо.

— Вот! — взревел вдруг Чарли.

Небо на востоке уже становилось серым, возвещая рассвет, но море еще оставалось черным. Слева от нас на гребне волны мелькнул бортовой зеленый огонь, осветив белую корму. Судно шло под парусом. Судя по скорости, это был Жарре.

— Может, погасим огни? — спросил Чарли. — Подкрадемся к ним?

— Нет, — отрезал я. — Будь любезен драться честно и справедливо. Я ослабил штурвал и раскрыл паруса. Постепенно к зеленым огням впереди приблизились слева огни красные. Мы повисли у него на хвосте. Море бушевало между корпусами. «Апельсин-2» перескакивал с волны на волну. Расстояние между огнями становилось все шире. Зеленый огонь исчез за его парусом. Мы оказались с наветренной от них стороны.

— Теперь и покатаемся, — сказал я Чарли сквозь зубы. Море начало светлеть тем странным ультрафиолетовым оттенком серого цвета, который бывает только на рассвете. При свете стало видно, что Жарре опережает нас на двести ярдов. Когда он обернулся, я увидел побледневшее лицо. И вдруг налетело черное облако шквальных дождей.

— Паруса на ветер, — запоздало скомандовал я Чарли, потому что он уже работал, как ненормальный, перетаскивая чехлы по трамполину.

Жарре снова обернулся.

— Крепче! — сказал я.

Порыв ветра ударил в паруса словно большой крепкий кулак. «Апельсин-2» чуть приподнялся и помчался вперед. Корпус поднимался все выше. Я потянулся рукой к бегунку. Опустись, как заклинание, твердил я. Опустись. Пожалуйста. Краем глаза я видел, что наветренный корпус лишь слегка касается воды. У «Апельсина-2» больше не было запаса прочности. Одно дыхание — и все будет кончено.

Я держал курс, не сводя глаз с Жарре. Он знал, что я буду делать. Я собирался зайти с наветренной стороны.

Я видел, как блеснули его зубы, когда он поворачивал штурвал. Элементарный маневр, изучаемый в навигаторской школе: если кто-то пытается перехватить ветер, его надо опередить.

Он зашел с наветренной стороны.

Я продолжал мчаться вперед, словно ничего не видел, он проскочил у меня перед носом. Я слышал, как он отдает команды. Затем я повернул штурвал вправо. Корпус «Апельсина-2» опустился с тихим шлепком. Чарли налег на лебедку и чуть ослабил парус, нос «Апельсина-2» прошел в футе от кормы Жарре. И прежде чем он понял, что произошло, мы отняли у него ветер и обогнали, едва не касаясь его корпуса. И дюйм за дюймом он начал отставать все больше.

— Не надо махать, — предупредил я Чарли.

— Я и не машу, — отозвался он и все же помахал им рукой. Мы рвались вперед на ветру, который дул не переставая, к Плимуту, к финишу. И, увы, к грязным делам, которыми после возвращения предстояло заняться. В одиннадцать я позвонил своему адвокату, и он рассказал мне о сведениях, добытых в министерстве финансов.

Мы пересекли финишную черту без трех минут двенадцать в окружении мелких яхт. Вертолеты и самолеты заглушали нам радио, но, судя по тону комментатора, мы были первыми.

Глава 37

На берегу мы увидели сияющие лица болельщиков. Из толпы появились репортеры, которые требовали, чтобы мы рассказали, как себя чувствуем, что было самым тяжелым, в какой именно момент мы поняли, что выиграем. Я улыбался и отвечал на все их вопросы.

Затем через борт яхты перелезла Агнес, смуглая, как нубиец. Она крепко обняла меня за шею, на пристани защелкали вспышки фотоаппаратов. Я хотел погладить ее по волосам, но после двух недель стояния за штурвалом и балансировки парусов мои руки стали неловкими и почти не слушались.

Она поцеловала меня, сказала:

— Соленый, — и попросила меня с Чарли победно помахать репортерам. Нас не пришлось долго упрашивать.

Скотто поднял на борт Мэй и принялся приводить палубу в порядок. Мэй обняла меня. Скотто пожал нам руки, он был похож на огромную белую обезьяну.

— Ну вы даете! — только и повторял он. — Ну вы даете!

Мы спустились на катер и направились по заполненной яхтами гавани к «Гекле», стоявшей кормой к причалу. У трапа в белой форме нас встречал помощник капитана.

— Добро пожаловать на борт, сэр, — сказал он. Я машинально улыбнулся ему. Я очень, очень устал. Но знал, пока это все не кончится спать лечь не удастся.

Мы шли по прогулочной палубе, и голос по репродуктору говорил:

— Дамы и господа, мистер Джеймс Диксон, победитель парусной регаты «Вокруг островов»!

Публика в салоне заулыбалась и захлопала. В толпе я увидел Гарри и Невилла Спирмена. Чарльз Ллойд показал мне большой палец и подмигнул. Гарри предстояло всерьез заняться поисками работы. Но мое ликование прошло, едва я вспомнил, как впервые ступил на палубу «Геклы» — тогда, несколько недель назад.

— Держитесь! — сказал репродуктор голосом Дуга Сайлема. — Мы отправляемся! — Сзади послышался шум убираемого трапа. — Отпразднуем победу вместе с «Оранж Карз»!

Раздались продолжительные аплодисменты. Репродуктор заговорил другим голосом, обращая внимание присутствующих на «Виль де Жоже», который в это время в окружении небольших яхт проходил мимо волнореза.

Я посмотрел и отвернулся.

Стоящий рядом Чарли не выдержал:

— Черт возьми!

В толпе выделялся человек, который был на голову выше всех остальных. Коротко стриженные волосы, белокожий, большие черные усы. Рэнди.

— Ты же говорил, он арестован.

— Он был арестован, — уточнил я.

— Ты, кажется, не удивлен? — спросил Чарли.

— Видимо, освобожден, — ответил я.

— За недостаточностью улик, — сказал кто-то за моей спиной. Это был Терри Таннер. На его лице сияла радушная улыбка, но глаза оставались холодными.

— Каких улик? — удивился я.

— Думаю, вам лучше знать, — сказал Таннер.

Я кивнул. Я знал. Я несколько ночей не спал, но мой разум словно осветило прожектором. Отчасти этому способствовала радость победы. Но, что гораздо важнее, я теперь был счастлив тем, что наконец понял все.

Поэтому сказал:

— Не выношу этого шума. Пойдемте, выпьем на мостике.

— Если вы настаиваете, — согласился Таннер. — Но, прошу прощения, я ненадолго отлучусь.

Я видел, что он протолкался к Рэнди и что-то ему сказал. Рэнди кивнул и пошел в маленькую каюту за винтовой лестницей, где я видел их за карточным столом в день, когда убили Алана Бартона.

Мы поднялись на мостик. Дуг Сайлем стоял наверху, в дверях. На нем был голубой пиджак, белые брюки, а на лице — широкая улыбка.

— Я собирался вниз, — сказал он. — Эй, Терри! Когда ты представишь гостям победителя? Таннер ответил:

— Не сейчас. — Он с серьезным видом проскользнул мимо Дуга на мостик. Сайлем, посмотрев ему вслед, поднял бровь. Затем, улыбнувшись, перевел взгляд на меня.

Я не стал улыбаться в ответ, сказав Сайлему:

— Кажется, нам надо поговорить. — И прошел за Таннером на мостик. Было тепло, освещение тусклое, вокруг горело множество красных и зеленых лампочек самых различных приборов. В огромных окнах не видно ничего, кроме серого неба.

Сайлем вошел следом за мной. Он кивнул матросу, стоящему за штурвалом:

— Спасибо. — И сам встал на его место.

Терри прислонился к приборной панели рядом со штурвалом.

Здесь было совсем тихо, не считая успокаивающего, едва слышного шума кондиционера и работающих под палубой механизмов. Усталость проникла до самых костей. Но еще немного, сказал я себе. На фоне окна вырисовывался силуэт Сайлема, его плечи были шире, чем они всегда казались мне. Спокойный и уверенный в себе.

Уверенный в себе.

Я сказал:

— Дуг, я знаю, это сделали вы. Но хочу знать зачем.

Он отвернулся от окна. Было мало света, и я не видел его лица, но знал, что он улыбается.

— Прошу прощения?

— Вы шантажировали всех. Выжали все из Артура Дэвиса. Обыгрывали Алана Бартона в карты, пока он не залез в долги настолько, что ему пришлось рисковать жизнью, чтобы повредить яхту Эда Бонифейса. Потопили яхту Джона Доусона. Сбросили меня в сухой док в Шербуре. Задушили Эда Бонифейса, когда тот решил добраться до вас. И разделались со мной в гавани Морлей, когда я имел безрассудство попытаться выяснить, что же происходит.

Он снова отвернулся. У него был чеканный профиль с волевой челюстью.

— Вам, очевидно, надо пойти поспать, — ответил он спокойно.

— Нет, — сказал Таннер, — мне интересно.

— Это все дело ваших рук. Дуг, — уверенно произнес я. — Всех, кроме Бартона, спонсировали ваши компании. «Лондерама де люкс», «Стрит Экспресс», «Апельсин». Вы имеете отношение ко всем трем. Я проверил в министерстве финансов. И когда вы причиняли ущерб судам, их владельцы расплачивались с вашей компанией вашими же спонсорскими деньгами. Думаю, вы называли это злостным присваиванием средств.

— Вы, вероятно, шутите, — ничуть не смутился Дуг.

— Конечно, шучу. А яхта — принадлежность всех богатых людей. Ваша же не принадлежит вам, она — собственность компании. Но вам нужно много наличных на маленькие хобби, вроде карт и скачек. И вы нашли способ получать их.

Повисло молчание. Затем Дуг сказал:

— Я управляю приличной компанией. Мне нравится поддерживать спортсменов. Все ваши фантазии ни на чем не основаны. И я думаю, Терри согласится, что все это в высшей степени оскорбительно. — Его голос звучал спокойно и взвешенно. — Предположим на минуту, что все на самом деле обстоит именно так... Что в таком случае удерживает жертву от заявления в полицию?

— Удавка, — ответил я. — Вы хороший бизнесмен. Дуг. Хорошие бизнесмены — хорошие психологи. Вы знаете, кого когда подтолкнуть и до какого предела можно действовать.

— Скажи откровенно, — повернулся Сайлем к Терри. — Ты в это веришь?

Таннер бесстрастно смотрел на меня своими голубыми глазами.

— Кажется, Джеймс чрезмерно любопытен, — сделал он вывод. — Но мне бы хотелось услышать все до конца.

Наступила тишина, я заметил какое-то легкое движение. Таннер стоял совершенно неподвижно, прислонившись к корпусу переговорного устройства. Но его правая рука медленно ползла, словно была самостоятельным живым существом: она тянулась к кнопке включения связи. Сайлем смотрел в окно. Он больше не улыбался и щурил глаза на свет.

— Удавка, — повторил я. — Вы имели дело с людьми, которые рисковали всем, что имели, и даже большим. С людьми, у которых не было выбора: со щитом или на щите... Вам нужно было только припугнуть их, и они выходили из игры. Вы знали, что у Эда Бонифейса денежные затруднения. Знали, что Джон Доусон по уши в долгах. Знали, что и я ничего не мог предпринять, чтобы выкупить долю своего напарника. У нас не было ничего, кроме наших яхт и шанса на победу. И никто из нас не мог допустить, чтобы кто-то отнял у нас этот шанс.

Рука Таннера дотянулась до включения связи. Он нажал кнопку медленно, чтобы не было слышно щелчка. Рука его вернулась назад. Наши взгляды встретились. Я почувствовал, что весь в испарине. Я знал, что я прав. Чтобы уничтожить последние сомнения я продолжал:

— Да, вы оказывали на людей давление. И сначала это получалось. Артур платил вам, пока мог. И Эд тоже. А Джон отказался, и вы устроили ему катастрофу — перед телекамерами, на всю Европу. Морт Салки как-то сказал, что крушение яхты — это хорошая реклама, и гибель Джона была хорошим бизнесом. Я не думаю, что он должен был погибнуть; было не просто доставить Морта назад в Пултни вовремя. Потом Эд зашел слишком далеко, и его пришлось убрать. Дел дал вам его адрес, потому что на Дела легко произвести впечатление, если это делает большая шишка. Эд был слишком пьян, чтобы понять, что происходит. Бедный глупый Эд! — Я сглотнул. За последние две недели я мало говорил, и теперь горло у меня пересохло. — Честно признаться, мне кажется, вам нравится ваша работа. Я вам не заплатил, и вы попытались меня наказать, чтобы в следующий раз я вел себя примерно. Вы уже поступали так раньше, когда изуродовали руку Артуру Дэвису. Поэтому я раньше вам и не попался. С одной стороны, у вас здоровая коммерческая жилка. А с другой — вы не можете без жестокости. Вы сумасшедший с сильным характером. Что-то вроде гипнотизера. Мне кажется, Морт Салки помогал вам, потому что вам удалось его убедить, что это пойдет на пользу его карьере. А что касается Алана Бартона...

Под правой рукой Терри Таннера горела, не мигая, красным рубином лампочка переговорного устройства.

— Вы ведь не верите в людей. Дуг. Вы верите только в Дуга Сайлема. Все остальные были лишь ставками в игре. Даже не пешками. Вы все же картежник. Так... в трик-трак перекинуться. И Алан Бартон стал ничтожной ставкой: его использовали и выкинули. Я только не могу понять одного: как вам удалось добраться до Сихэма быстрее меня?

Сайлем тихо сказал:

— Я не намерен больше выносить этот бред. Пора кончать нашу беседу.

Таннер возразил:

— Нет, по-моему, это все очень интересно. — В его голосе уже не было притворства. Впервые за все время нашего знакомства мне показалось, что он говорит то, что думает.

Я посмотрел на Сайлема:

— Эту беседу вам так просто не прекратить. Вы убили трех человек и покалечили жизнь многих других. И вы заплатите за все это.

Сайлем улыбнулся, его холеные руки повернули штурвал чуть влево.

— Вы хороший моряк, но никудышный юрист, — презрительно улыбнулся он. — Это все пустая болтовня. Позвольте дать вам совет, как человек, имеющий за плечами юридическую практику...

— Знаю, как ты добрался до Алана, — раздался вдруг чей-то новый голос. Я обернулся. В дверях стоял Рэнди, сунув большие пальцы рук в карманы своих кожаных штанов. — На мотоцикле. Ты был чемпионом Голландии в мотогонках. В середине шестидесятых.

Сайлем резко обернулся. Он сказал:

— У нас совещание, Рэнди.

Рэнди подошел к нему. Рукава его рубашки были засучены: его предплечья оказались синими от татуировок.

— Когда Алан скрылся, — продолжал Рэнди, — ты был на борту. В каюте. У тебя там телефон. Алан позвонил мне и сказал, где находится, сказал, что будет ждать меня на катере, пока я не приеду за ним. Ты подслушивал по своему телефону.

Лицо Сайлема изменилось. В улыбке пропало самодовольство. Он смотрел куда-то вниз, мне не было видно куда, кажется, на правую руку Рэнди.

— Алан сказал мне, — Сайлем не спускал глаз с руки Рэнди, — что должен кое-кому деньги. И что тот тип вроде бы готов простить ему долг, если он испортит яхту Бонифейса. Только Алан все неправильно понял, ведь так? Он ее испортил. Но... слишком.

— О чем ты толкуешь?

— Он был слаб, — продолжал Рэнди. — За ним надо было присматривать. — Он повернулся ко мне. — Ты знаешь, я пытался заботиться о нем. В тот день ты прогнал его с «Геклы». И я пришел к тебе, как и предупреждал в Сихэме. Я исполнил свое обещание. Поэтому и сбросил тебя в сухой док в Шербуре. Чтобы показать, что сдержал слово. Подумай об этом.

Его глаза повлажнели. Слезы текли прямо на усы. Он обернулся к Сайлему:

— Но ты!.. Когда ты узнал, где он, ты сел на свой мотоцикл и опередил меня, избив его, а потом утопив на якоре. И тогда я снова дал себе слово: когда найду того, кто убил моего Алана, то убью его.

Рэнди стоял очень близко к Сайлему. Я слышал его дыхание. Внезапно его правое плечо опустилось, и он ударил Сайлема кулаком в живот.

Терри Таннер закричал странным высоким голосом:

— Рэнди! — Он увидел то, что заметил и я: в кулаке Рэнди блеснул металл.

Они стояли так, сгорбившийся Рэнди и Сайлем, медленно наклонявшийся вперед, пока его голова не опустилась на плечо Рэнди, и волосы не рассыпались по воротнику кожаной куртки. Рэнди отступил назад, отдернув руку. Сайлем упал, держась за живот, в который Рэнди всадил острый нож. Рэнди отвернулся и открыл дверь на крыло мостика. Ворвался ветер, пронизывающий, холодный. Он размахнулся. Нож взлетел в воздух и, кувыркаясь, упал в неспокойное серое море.

Мостик вдруг сразу наполнился людьми и шумом. Я прошел к штурвалу и взял его в руки. Над Сайлемом склонился врач. Таннер смотрел на Рэнди, его лицо больше не было жестким и сосредоточенным. Он на глазах превратился вдруг в состарившегося, брошенного, одинокого человека.

Кто-то сказал:

— Дуг Сайлем мертв.

Рядом со мной стояла Агнес. Я ощущал рукой тепло ее плеча.

— Домой, — шепнула она.

Я, как эхо, повторил:

— Домой. — Теперь это так много для меня значило.

За окнами плескалось огромное серое море, и волны, казалось, скачут по нему белыми пенными лошадками. Меня вдруг неприятно поразила обстановка, царившая на мостике, но это ощущение сразу отступило куда-то. Я отпустил штурвал, нос яхты отвернулся от линии горизонта и нацелился на тонкий волнорез, где огоньки буйков пульсировали, словно маленькие красные сердечки.

Примечания

1

Здесь: дополнительная опора, увеличивающая устойчивость плав. средства.

2

Жаргонное название клеенчатого или прорезиненного костюма.

3

Прочные и гибкие пластины, вставляемые в специальные отверстия (латкарманы) вдоль задней шкаторины косого паруса для придания ему большей жесткости.

4

Веревки, по-морскому — концы, с помощью которых убранный или зарифленный парус привязывается к гику.

5

Подъемный киль; в данном случае речь идет о кинжальном шверте, опускаемом вертикально.

6

Продолжение наружной обшивки борта судна выше верхней палубы.

7

Город и порт на южном побережье Ирландии.

8

Рангоутное дерево на парусных судах, служащее продолжением бушприта. К утлегарю крепятся передние паруса (кливера). Накладной брус, являющийся продолжением бушприта (служит для выноса вперед добавочных косых парусов).

9

Каналом англичане называют пролив Ла-Манш.

10

Тросы, устанавливаемые на мачте для придания ей дополнительной жесткости.

11

Горизонтальные распорки, устанавливаемые на мачте для растяжки ромбовант.

12

Гоночные яхты океанского класса, одни из самых скоростных парусных судов.

13

Спортивные состязания, в которых более слабому сопернику предоставляется фора (уменьшение дистанции, нагрузки).

14

Знаменитая фирма, выпускающая лодочные моторы.

15

Треугольный парус, поднимаемый по лееру или штагу впереди мачты к носу судна.

16

Жесткий стальной трос, удерживающий мачту, стеньгу. Рангоут — совокупность надпалубных частей оборудования судов (мачт, рей), предназначенных для постановки и растягивания парусов.

17

Игра на бильярде на столе с шестью лузами пятнадцатью красными шарами и шестью — других цветов.

18

Стол на капитанском мостике, на котором раскладывают навигационные карты (прокладывается курс корабля).

19

Парные чугунные, стальные или деревянные тумбы на палубе судна, у его бортов или на пристани, служащие для закрепления швартовых или буксирных канатов.

20

Единица длины, применяется в мореходной практике. Равна 0,1 морской мили, или 185.2 м.

21

Соединительная часть труб, валов.

22

Инкрустация по дереву.

23

Углубление в палубе судна, в котором устанавливается мачта.

24

Стать свободнее к ветру.

25

Стать свободнее к ветру.

26

Беспорядочный, вихревой.

27

Полицейское лицо при судебных органах.

28

Судя по всему, речь идет о полуострове Котантен (Франция), на котором расположен город Шербур. Весьма вероятно, что жители называют полуостров Шербурским.

29

Кофе с молоком (фр.).

30

Нижний прямой парус на передней мачте.

31

Прибор для определения пройденного расстояния или скорости судна.

32

Сильный ожог с язвами.

33

Вам лучше, да? (фр.).

34

Успокойтесь (фр.).

35

Здравствуйте, мсье Диксон (фр.).

36

«Добро пожаловать, многокорпусники всего мира!» (фр.).

37

«Вот и все» (фр.).

38

Покровительница (фр.).


home | my bookshelf | | Кровавый апельсин |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу