Book: Красавица и шпион



Красавица и шпион

Джулия Энн Лонг

Красавица и шпион

Пролог

1803 год

Годы спустя Анна вспоминала, что той ночью луна висела совсем низко. Была большая, разбухшая, словно женщина на сносях. Ее жесткий белый свет проникал сквозь ставни и не давал уснуть. Анна ворочалась в кровати, благо места было достаточно. Ричард приезжал вечером, но затем уехал, как всегда, и кровать казалась еще более пустой, чем обычно.

Анна пыталась успокоиться, думая о житейском: у трехлетней Сюзанны резались коренные зубки, девочке нездоровилось, она капризничала. «Надо будет сказать Ричарду, – думала Анна. – Он сумеет ее развеселить, ведь она так любит папочку».

Она такая забавная крошка. Такая хохотушка. И стала очень разборчивой в еде. Вчера откусила кусочек лепешки и вернула его Анне. «Мама, у нее отломлен краешек», – поморщившись, произнесла малышка и надула губки. Прежде ничего подобного с ней не бывало.

А Сильвии уже четыре. Она унаследовала от матери находчивость и живость, от отца – ум. Этим утром, когда ей велели собрать игрушки, она с надменным видом ответила: «Что-то не хочется». Вспомнив это, Анна улыбнулась. Ну и характер! Сабрина либо рассматривала картинки в книжках, либо барабанила липкими от джема пальчиками по клавишам фортепиано. Она чувствовала, когда мамочке бывало грустно, и приносила ей в подарок то цветок, то листик. Уму непостижимо, до чего наблюдательна эта крошка. Каждая из ее дочек – чудо, настоящая красавица, каждая взяла лучшее от них с Ричардом. Ее любовь к ним даже пугала Анну своей пронзительной всепоглощающей безоглядностью. Как и любовь к Ричарду.

Но мысли о Ричарде гнали сон прочь. Все ее чувства томились по нему, по его смеющимся глазам с легкими морщинками в уголках, по его телу, в изгибы которого ее тело вписывалось с таким изумительным совершенством. При одной лишь мысли о нем у нее захватывало дух. Их союз родился из нужды и физической потребности – ей нужны были деньги, ему – женщина. А в результате родилась большая любовь. Они построили подобие семьи здесь, в городке Горриндж, по легенде названном так в честь герцога Горринджа, который сошел с ума в поисках рифмы к слову «апельсин». Городок импонировал Ричарду с его тягой ко всему необычному, а Анне с ее склонностью к тихой провинциальной жизни. Он находился всего в двух часах езды от Лондона, где Ричард, один из самых популярных членов палаты общин, проводил большую часть времени.

О браке вопрос никогда не вставал – Анна не ждала этого от Ричарда, не настаивала.

Но в последнее время она чувствовала, что Ричард, который прошел войну, привык к риску и не в силах больше жить без него. Как-то за ужином, когда девочки спали, он сказал, что один из влиятельных политиков страны, Таддиус Морли, приумножает свое состояние, продавая секретную информацию французам. И Ричард, патриот до мозга костей, намеревался положить этому конец.

Анна видела Морли дважды, и он произвел на нее впечатление своим невозмутимым видом и внушительной осанкой. Двигался он так осторожно, словно в кармане у него лежала бомба. В народе его уважали – он из самых низов поднялся до высокого поста. Анна слышала кое-что о том, как именно он сделал карьеру. Человек он был, несомненно, весьма опасный.

– Если с нами когда-нибудь что-нибудь случится... – прошептал Ричард однажды ночью, целуя ее в губы, пока его пальцы были заняты шнуровкой ее корсета.

– Нет! С нами ничего никогда не случится, только нечто очень-очень этой ночью.

Он тихо засмеялся и коснулся губами ее шеи.

– Если все-таки что-то случится, – настойчиво повторил он, – я хочу, чтобы у девочек сохранились твои портреты. Обещай мне.

Он заказал художнику сделать три ее миниатюрных портрета и в этот раз привез их с собой.

– Почему мои? Почему не их красавца папочки?

– Твои, любимая. Их красавицы мамочки.

Он наконец-то расшнуровал корсет, и его ладони легли ей на грудь.

Бах, бах, бах...

Анна рывком села на постели, сердце учащенно забилось, подскочив чуть ли не до горла. Кто-то внизу барабанил в дверь. Анна стремительно выскользнула из кровати и сунула руки в рукава халата. Пальцы так дрожали, что она сумела зажечь маленькую свечку только с третьей попытки. Прикрыв трепещущее пламя ладонью, Анна вышла в холл. Сюзанна проснулась и захныкала от испуга. Жалобный плач перешел в сдавленные рыдания.

Служанка, девушка с чересчур соблазнительными глазами и губами для ее добродетели, появилась на верхней площадке лестницы. Темные волосы окутывали ее фигуру до самого пояса, руки беспокойно теребили ворот рубашки. В агентстве ей дали отличные рекомендаций, но на деле она оказалась настолько же беспомощной, насколько и хорошенькой.

– Подойдите к Сюзанне. – Анна удивилась, как спокойно прозвучал ее голос. Девушка вздрогнула, словно выйдя из транса, и юркнула в детскую. Анна услышала воркование, рыдания Сюзанны сменились тихими всхлипами.

Анна босиком преодолела лестницу, ни разу не споткнувшись, и оказалась перед входной дверью. Отодвинув тяжелую щеколду, Анна распахнула ее.

Перед ней возник мужской силуэт. Человек сутулился, дыхание вырывалось из его груди прерывистыми хрипами. Вокруг шеи был обмотан толстый шарф, тяжелый плащ защищал от непогоды. На заднем плане Анна при свете звезд разглядела экипаж с впряженными лошадьми, в изнеможении склонившими шеи.

Человек с усилием выпрямился. Свет луны озарил длинный нос, добрые глаза, небольшой ироничный рот Джеймса Мейкписа, лондонского друга Ричарда. То, что он приехал сообщить, было написано у него на лице.

– Ричард! – выговорила Анна, прежде чем он успел заговорить, словно это могло как-то смягчить удар.

– Анна, мне очень жаль, – вымолвил он с трудом. Но не от усталости, а оттого, что так трудно было сказать эту правду.

Анна вскинула подбородок. Она уже знала, что боль от самых страшных ран чувствуешь не сразу, в первый момент наступает благословенное оцепенение.

– Как это случилось?

– Он убит, – процедил сквозь зубы Джеймс с необъяснимой злостью. – Но дело в том, Анна... – Он помедлил, видимо, желая подготовить ее. – Сюда уже едут, чтобы арестовать вас.

Холодные, как смерть, слова проникли ей под кожу.

– Но это безумие! – Она едва расслышала свой слабеющий от ужаса голос.

– Знаю, Анна, знаю. – Он заговорил с торопливой безнадежностью: – Это чушь собачья. Но свидетели клянутся, что видели, как вы вчера ссорились с ним в его городском доме. Другие утверждают, что видели вас выходящей оттуда незадолго до того, как его... нашли. Можно не сомневаться, что найдутся и улики, которые будут указывать на вас. Если он так далеко зашел, то, несомненно, пойдет до конца. – Последние слова Джеймс произнес с горькой иронией.

– Морли... – пробормотала Анна. – Конечно же, это Морли.

Джеймс молча кивнул. Потом издал короткий смешок.

Скрип колес и цокот копыт на дороге заставили Анну вздрогнуть, пламя свечи, которую она держала, ярко вспыхнуло. И в этот миг она увидела серебристые дорожки на щеках Джеймса Мейкписа. Из оцепенения ее вывел его тихий отрывистый голос:

– Это экипаж, который я нанял для вас. Анна, ради Бога, вы должны уехать немедленно. Они знают, где вас искать. Поезжайте куда угодно, только не в Лондон. Кучеру я заплатил достаточно, чтобы он ни о чем вас не расспрашивал. Только ни в коем случае не называйте ему свое имя.

– А как... его?.. – Она замолчала и затрясла головой – ей не хотелось слушать, как был убит Ричард. Ей хотелось представлять его только живым, а не мертвым. – А девочки?

– Я заберу их. И устрою, чтобы о них заботились до тех пор, пока... пока вы не сможете вернуться. Клянусь вам, Анна!

– Но я не могу. Они совсем еще маленькие...

Жалкие, пустые слова. На самом деле ей хотелось сказать совсем другое.

Ричард мертв!

Джеймс Мейкпис взял ее холодную руку своей, затянутой в перчатку, и сильно сжал. Она почувствовала, что вместо этого ему хочется встряхнуть ее посильнее.

– Анна, послушайте меня! Женщина с тремя детьми. Это бросается в глаза. Вас выследят, и что тогда будет с девочками? Вы – прекрасный козел отпущения, общество порвет вас на куски. Уверяю вас, если бы только был другой выход... – Он нетерпеливо оглянулся, затем отвернулся от нее, и она поняла, что он призывает себя к терпению.

Он ради нее рисковал собственной жизнью.

Не лучше ли правда бежать сейчас одной, если есть хоть малейший шанс впоследствии соединиться с ними? Или ее девочки вырастут, зная, что их мать повешена за убийство отца!

Анна приняла единственное решение, которое можно было принять в полном мраке, – она склонила голову в знак согласия. Джеймс с облегчением вздохнул.

– Хорошо. Клянусь, если бы я мог спрятать вас всех, я бы так и сделал. Просто у меня не было на это времени.

– Вы и так достаточно рисковали ради нас, Джеймс. Я не посмела бы вас об этом просить. Я ваша вечная должница.

Джеймс наклонил голову в знак признательности.

– А как... как вы сами об этом узнали?

Он резко встряхнул головой.

– Не стоит вам это знать. Простите меня, Анна, но я должен вас спросить – не говорил ли вам Ричард, где хранит некие очень важные... – он помедлил, тщательно подбирая нужное слово, – документы?

– То есть?

– Ричард сказал мне, что нашел для них какое-то очень удачное место, куда никто не догадается заглянуть, а уж Морли тем более. Он сказал, что оно как-то связано с христианскими добродетелями. Его самого это очень забавляло. Он считал, что тут скрыта тонкая ирония. – Губы его дернулись в безуспешной попытке улыбнуться. – Ричард был необычайно умен.

– Да, в этом ему не откажешь. – Анна с трудом сдерживала гнев. Когда же любовь будет для мужчин важнее славы? Разве женщина и три девочки в силах соперничать с увлекательным и сулящим почести разоблачением политика-предателя? Но эта мысль сама по себе, наверное, была предательством. – Мне жаль, но он ни о чем таком мне не говорил.

Они стояли, глядя друг на друга. Замерли на краю новой жизни, в которой уже не будет Ричарда, и мысль о том, чтобы начать ее, была им ненавистна.

– Я тоже его любил, Анна, – едва слышно проговорил Джеймс.

Любил. Прошедшее время.

Анна посторонилась, пропустив его в дом, и помчалась в свою комнату.

Джеймс Мейкпис подождал, пока Анна переоденется в темное платье, причешется, наденет плащ и повяжет голову шарфом. Она сама разбудила девочек, поцеловала Сюзанну, Сильвию и Сабрину, крепко прижала к себе маленькие тельца, потерлась щекой об их шелковистые щечки, пробормотала быстро и неразборчиво какие-то слова, которые они не расслышали. Собрала их вещи и уложила миниатюры.

Она лишь мельком взглянула на миниатюры, и к ее глазам подступили злые слезы. Эти миниатюры говорили о том, что он знал, черт его побери! Знал, что им грозит опасность. Знал, что с ним и с Анной что-то может случиться.

Она, конечно, его никогда не разлюбит, но вряд ли сможет простить.

– Это вам, – сказала она Джеймсу, сунув ему в руки простое, но превосходно сделанное бриллиантовое колье. – Это поможет... поможет устроить девочек.

Джеймс молча взял колье и сжал его в кулаке, словно скрепив печатью договор.

– Но как же я...

– Когда сможете, Анна, напишите мне, только переждите несколько месяцев, прежде чем все утихнет. Лучше уезжайте на континент. Там вам будет безопаснее. Особенно когда весть о случившемся распространится. Ну, с Богом!

Анна бросила последний взгляд на дом, который еще несколько часов назад был для нее обителью счастья и любви.

Она помолилась про себя о девочках, о Ричарде, о справедливости. Джеймс подсадил ее в экипаж. Кучер щелкнул бичом, экипаж тронулся, увозя Анну Хоулт прочь, в неизвестность.



Глава 1

Май 1820 года

У Сюзанны Мейкпис было новое платье, Дуглас сегодня выглядел особенно неотразимым, и две эти вещи в совокупности делали ее бесконечно счастливой.

Она сидела в компании близких друзей в загородном имении отца. Барышни, словно летние цветы, рассыпались по пригорку, молодые люди ползали по траве, собирая маргаритки, из которых барышни плели венки. День выдался теплый, легкий ветерок развевал ленты капоров и колыхал оборки платьев. Дуглас украдкой покосился на лодыжки Сюзанны, и она чопорно спрятала их под юбку, шутливо насупившись. Он подмигнул ей. Через две недели, когда Дуглас станет ее мужем, ему будет позволено созерцать ее всю, до последнего дюйма. При этой мысли сердце девушки тихо екало.

Разговор, как и летний ветерок, то и дело менял направление: обсуждались общие знакомые, балы, вечеринки. Во всем находилось что-нибудь смешное, и друзья, отсмеявшись, снова шли по кругу. В конце концов, сейчас как-никак лето, оно уже почти началось, а лето – время веселья. Один сезон лондонских балов кончился, другой еще не начался, но Богу неугодно, чтобы в развлечениях наступал перерыв.

– А вы видели, как танцует Джордж Перси? – потешался Дуглас. – Руки у него болтаются так, словно пришпилены булавками, и он молотит ими. – Дуглас вскочил на ноги. – Вот так! – Он задергался, как марионетка, вызвав всеобщий смех. Компаньонка, миссис Далтон, сидевшая в отдалении, неодобрительно зашикала.

– Не сердитесь, миссис Далтон, признайте, что это в самом деле смешно, – примирительно заметил Дуглас, на что почтенная матрона, которая была последней в длинной веренице компаньонок Сюзанны, хмыкнула и нехотя улыбнулась, не разжимая губ, с удвоенной энергией воткнув иголку в вышиванье. Девизы, которые вышивала дама, несомненно, были задуманы как вдохновляющие, хотя на деле оказывались обычными нравоучениями. Как, например: «КРОТКИЕ НАСЛЕДУЮТ ЗЕМЛЮ».

Сюзанна подозревала, что девизы миссис Далтон имеют целью призвать ее к порядку, и дерзко думала, что для этого почтенной даме придется основательно потрудиться. Будь Сюзанна Мейкпис кроткой, не пользовалась бы таким успехом в этом сезоне. И, конечно же, не ее кротость побудила сына маркиза Дугласа Касуэла сделать ей предложение.

Эмилия Хенфри, задушевная подруга Сюзанны, захлопала в ладоши.

– Дуглас, вы такой смешной! А теперь покажите мистера Эрскина!

Сюзанна бросила на Эмилию подозрительный взгляд. Не собирается ли она флиртовать? Головку Эмилии венчали золотистые локоны, а ее прозрачные голубые глаза были размером едва ли не с суповые тарелки. И локоны, и глаза неоднократно воспевались в любительских одах в нынешнем сезоне. Сюзанна исподтишка взглянула на платье Эмилии и немного успокоилась, обнаружив, что оборка на нем всего одна. Тогда как на ее новом платье их целых три!

Что же касается глаз Сюзанны, то, насколько Сюзанне было известно, од о них никто не слагал. Глаза у нее были ореховые, с примесью зеленого и золотистого, и Дуглас как-то в порыве страсти заявил, что они вызывают у него головокружение. Завороженный ее глазами, он сделал ей предложение – они его просто-напросто загипнотизировали. Сюзанну же заворожил ум Дугласа, хотя полюбила она его не только за ум.

Эмилия же, несмотря на ее локоны и прозрачность глаз, пока еще не обручена, хотя тоже богатая наследница, как и сама Сюзанна, и Сюзанна великодушно пожелала Эмилии сделать такую же удачную партию, как и она сама. И вообще Эмилия – хорошая, Сюзанна это признавала. Она ни о ком не говорит дурно, всем улыбается и всегда такая душка.

«Тогда как я...»

Впрочем, говоря по справедливости, Сюзанна ничего особенно плохого не совершала. Однако считать себя образцом добродетели не могла. Не добра, не зла... Она очаровывала, блистала остроумием, но отчетливо сознавала, что ей приходится прилагать определенные усилия, эти качества не были у нее врожденными. Порой ее охватывало непонятное беспокойство, казалось, красивые платья и непрерывные развлечения – далеко не главное. Нередко она втайне страдала от зависти. Еще она наблюдала за людьми и часто подмечала в них смешное и забавлялась втихомолку, но ни с кем не смела этим поделиться, уверенная, что это не прибавит ей привлекательности.

Сюзанна вдруг подумала, что Эмилия просто скучна! Но она прогнала эту мысль. Эмилия – ее задушевная подруга! Сюзанна взяла альбом и принялась быстро зарисовывать деревья на краю поляны, чтобы отвлечься от крамольных мыслей.

– Эрскин? – Дуглас потер подбородок, размышляя над просьбой Эмилии. – Это тот, что громогласно гогочет по любому поводу, сгибаясь в три погибели?

– А помните, как его разыграли на балу у Пембертонов? – лениво произнес Генри Клейсон.

– На балу у Пембертонов? Там я была в своем новом, васильковом, атласном. – События своей жизни Эмилия сортировала, исходя из того, что на ней было надето в тот или иной момент.

– Да, – подтвердила Сюзанна, грешившая тем же. – А на мне было мое шелковое, персиковое, и в тон ему...

– Мы что, перешли на обсуждение бальных нарядов? – застонал Генри.

Сюзанна шутливо бросила в него цветком.

– Конечно, обсуждать лошадей куда интереснее. Ты уже видел мою новую кобылу, Генри?

Дуглас с собственническим видом придвинулся к ней поближе, словно предупреждая Генри Клейсона: «Может, она и швыряет в тебя цветами, но принадлежит только мне!»

Сюзанна улыбнулась про себя.

– Отец Сюзанны все время покупает ей обновки, – печально произнесла Эмилия. – А мой купит мне платье и потом месяц сокрушается, мол, это меня портит. Маме никак не удается убедить его быть пощедрее!

Грудь Сюзанны сдавила непрошеная гостья – зависть. Как ни странно, но она завидовала тому, что отец Эмилии отказывал ей в покупке многих вещей. Дело в том, что мать Сюзанны умерла давно, и Джеймс Мейкпис передоверил воспитание дочери гувернанткам и экономкам, почтенным дамам вроде миссис Далтон, которые должны были привить Сюзанне полный набор качеств, присущих истинной леди. Сюзанна умела петь и играть на фортепиано, рисовать карандашом и красками не просто сносно, а даже хорошо. Умела танцевать и шить.

И каким-то чудом ей удалось не испортиться, не стать законченной капризной эгоисткой, в основном потому, что плохое поведение требовало значительных усилий.

Вот тут-то и крылись корни ее зависти: Сюзанна выросла в красивом доме, окруженная красивыми вещами, и отдала бы большую их часть, разумеется, только не новую кобылу, но уж точно фортепиано и ворохи новых мантилий, за то, чтобы папа хоть изредка интересовался, сколько она тратит на наряды. Да и вообще – чем она занимается!

О да, узнав о ее помолвке с Дугласом, он остался доволен, как остался бы доволен любой другой отец. Но он так редко бывал дома, его бизнес – импорт и экспорт антиквариата – требовал частых разъездов, и она иногда подозревала даже, что отец смотрит на нее, как на предмет домашней обстановки. Он ставил ее на одну доску с напольными часами в библиотеке или любимым мушкетом. Он был так же далек и бесстрастен и так же необходим для ее существования, как солнце.

Когда Эмилия, Дуглас или кто-либо из ее приятелей заговаривал о своих родителях, Сюзанну охватывала паника. Они говорили на совершенно непонятном ей языке!

О матери у Сюзанны сохранились лишь смутные воспоминания. Она помнила, как проснулась ночью от громкого шепота и суеты в темноте, помнила склонившуюся к ней женщину с темными волосами, темными глазами и ласковым голосом. Был еще миниатюрный портрет красивой молодой женщины: локоны, большие светлые глаза со слегка опущенными наружными уголками, мягкие пухлые губы, изящно очерченные скулы. Почти точная копия Сюзанны. На обратной стороне торопливым четким почерком было написано: «Сюзанне Фейт от мамы. Анна». Эта миниатюра была единственным материнским портретом во всем доме.

В детстве Сюзанна хотела поставить портрет на тумбочку, но папа ласково попросил убрать его в ящик. Сюзанна давно решила, что смерть матери так сильно потрясла папу, что любое напоминание о ней, в том числе и собственная дочь, причиняет ему сильную боль. Но вот неделю назад она застала его в своей спальне с миниатюрой в руке. У Сюзанны дыхание захватило, мелькнула надежда: может быть, он сейчас заговорит с ней о матери! Мало-помалу папино сердце оттает, они сблизятся, и он наконец-то станет упрекать ее за то, что она слишком много денег тратит на наряды.

Но тут она заметила, что он разглядывает обратную сторону портрета, и услышала, как он бормочет: «Ну, конечно же!» А не «увы» или «Боже мой», что было бы куда уместнее для человека с разбитым сердцем. Нет, он произнес: «Ну, конечно же». И в этих двух словах отчетливо звучал азарт. С таким, должно быть, выражением было произнесено некогда слово «Эврика!»

Тут Джеймс поднял глаза, и Сюзанна увидела в них только пустоту.

– Прости, дорогая, – сказал он и быстро вышел из спальни.

Дуглас склонился к ней, заглядывая в альбом, и солнце позолотило ему затылок. Сюзанне захотелось провести пальцем вдоль линии ровно подстриженных волос. «Скоро я смогу трогать его, сколько захочу...» Интересно, какую надпись вышила бы миссис Далтон, прочти она сейчас ее мысли? Тугой узел в груди ослабел. Когда она станет женой будущего маркиза, зависть и беспокойство останутся в прошлом.

Дуглас внезапно оторвался от альбома и приложил ладонь козырьком к глазам.

– Слушай-ка, Сюзанна, кажется, сюда спешит ваша экономка. Да она несется со всех ног.

Миссис Браун, которая обычно шествовала с королевским величием, теперь бежала по лужайке во всю прыть, подобрав юбки. Позднее Сюзанна вспоминала, как постепенно вся компания притихла и замерла, словно мелькание щиколоток экономки ясно свидетельствовало о цели ее появления.

Когда миссис Браун приблизилась, Сюзанна медленно поднялась, чувствуя, как часто и неровно забилось сердце. Она знала, что сейчас услышит, прежде чем миссис Браун успела заговорить.


Когда Кит переступил порог кабинета, перо герцога еще продолжало летать по бумаге.

– Доброе утро, Кристофер, – рассеянно проговорил он. – Садись.

Если бы Кит и без того не знал, что приглашение к отцу сулит неприятности, обращение «Кристофер» указало бы на это как нельзя определеннее. Он смиренно и даже робко – поскольку накануне вернулся домой в самом деле очень поздно, тогда как сейчас было еще очень рано – присел на стул с высокой спинкой, стоявший перед кормой отцовского стола-корабля.

Эта пришедшая в голову метафора его позабавила. Стол в самом деле своими размерами напоминал небольшой корабль. Дубовая столешница была отполирована до зеркального блеска, и герцог мог сколько угодно любоваться собой, занимаясь повседневными делами: глубокомысленно вынашивая далеко идущие планы, направляя ход истории росчерком пера.

Распекая сына...

Как Кит ни старался, не мог угадать причину нынешнего вызова к отцу.

– Доброе утро, сэр.

Отец поднял на него глаза, слегка вскинул брови, видимо, удивленный официальным тоном сына, и, откинувшись на спинку кресла, принялся сверлить его взглядом, вращая в пальцах перо.

За окном кабинета лондонцы жили своей обычной жизнью, спешили по делам пешком и верхом, сновали в судах по Темзе. И к этим делам косвенным образом был тайно причастен его отец, который ведал бюджетом разведывательной службы и утверждал кандидатуры секретных агентов его величества.

– Если ты, Кристофер, и считаешь своего начальника идиотом, это не означает, что ты можешь называть его этим словом, – устало заговорил герцог.

Ну наконец-то Кит вспомнил!

– Но отец! Этот иди...

Отец сделал едва заметное движение головой, и Кит запнулся. Он никогда не сомневался в том, что Чизолм – идиот, но вслух этого не произносил, очевидно, до прошлой ночи. Что само по себе было подлинным чудом, поскольку Кит отличался врожденной склонностью к прямоте, которую только годы суровой армейской дисциплины несколько усмирили. А Чизолм, как ни крути, все равно идиот и есть.

Но сейчас Кит, так же как и его отец, был шокирован оттого, что это слово было произнесено вслух. Виновато, конечно, пиво. И, конечно же, бренди. И... кажется, было еще виски? Воспоминания о прошедшей ночи возвращались к нему бессвязными кусками, но общая картина все же вырисовывалась отчетливо. Он вспомнил, что вечер начал в клубе «Уайтс» с коллегами-агентами и лучшим другом Джоном Карром среди них. Кит сразу приступил к выпивке, к которой порядком пристрастился за эти пять миновавших после окончания войны лет. Видимо, дело было в скуке. Кит успел привыкнуть к тому, что его жизнь ежечасно подвергается опасности, привык к острым ощущениям и рискованным операциям. В послевоенной жизни ему катастрофически не хватало перца.

В какой-то момент в «Уайтсе» появился его начальник Чизолм, и вот тогда-то...

Отец лениво постукивал пером по пресс-папье – тук, тук, тук. И звук эхом отдавался в голове Кита, словно канонада. Кита так и подмывало протянуть руку, выхватить у отца этот проклятое орудие пытки и переломить пополам.

– Чизолм вовсе не идиот, Кристофер.

– Разумеется, нет, сэр, – согласился Кит.

Постукивание наконец-то прекратилось. Наступило молчание.

– Он просто осел, – уточнил после паузы герцог.

– Виноват, отец, мне следовало сначала проконсультироваться с вами.

Отец сдержал улыбку и снова принялся с серьезным видом разглядывать Кита, отчего ему стало не по себе. После десяти лет на службе государству, после дюжины благополучно преодоленных смертельных ловушек и бесконечного числа успешно завершенных дел (он уже потерял им счет) мало кто мог заронить беспокойство в душу Кита Уайтлоу, виконта Грантема, наследника герцога Уэстфолла. И он решил нарушить молчание:

– Сэр, я сознаю, что сказанное мною непростительно, и надеюсь, вы понимаете, насколько это мне несвойственно.

Герцог фыркнул:

– Несвойственно? А как насчет того случая с Миллвью?

Кит замялся. Он помнил случай с лордом Миллвью.

Случай настолько неприятный, что после него герцог грозился даже услать Кита в Египет. Учитывая любовь Кита к родной столице, эта угроза была серьезной. Кит тогда подверг сомнению законное происхождение Миллвью.

– Но ведь я извинился, – натянуто выговорил Кит. – Мы все в тот раз напились и... короче, я принес извинения. И собираюсь принести извинения Чизолму.

– А тебе не кажется, Кристофер, что в последнее время ты только и делаешь, что приносишь извинения?

Кит предпочел оставить этот риторический вопрос без ответа. Пусть отец на него ответит.

– Мне вот кажется! – ответил герцог. – И еще ты приобрел устойчивую репутацию дамского угодника.

– Неужели? – поразился Кит. Ужасно само по себе то, что он вообще приобрел репутацию, не важно какую.

– Смею возразить, сэр, речь идет всего об одной даме, – стал он оправдываться, – не о многих же.

– Об одной даме за один раз. И эта твоя последняя дама замужем!

– Неправда! – притворился негодующим Кит. Хотя успел прийти к отцу вовремя только потому, что означенная замужняя дама разбудила его и велела поскорее одеваться и уходить, прежде чем ее муж вернется от своей любовницы. Графиня не была особенно интересной женщиной, зато славилась красотой, взбалмошностью и неприступностью, и домогаться ее было, по крайней мере, увлекательно.

Герцог пропустил его слова мимо ушей, снова взялся за свое ужасное перо и принялся отстукивать им перечень заслуг.

– Ты хорошо проявил себя на войне, Кит. Будучи ранен, ты спас жизнь своему командиру. Служил мужественно и во всех отношениях достойно.

Кит озадаченно слушал. На поле брани он просто был самим собой, как и выполняя секретные поручения. Собственное поведение никогда не казалось ему геройским.

И тут он сообразил, к чему клонит отец. «Но в последнее время я не могу гордиться тобой, Кристофер!» Истинным героизмом сейчас Киту казалось вытерпеть до конца, пока отец закончит свой перечень.

– Теперь о настоящем. Несмотря на то, что твоих заслуг никто не собирается умалять, теперь, в послевоенное время, работы для агентов становится все меньше, ты сам это прекрасно знаешь. Так, например, этим утром меня известили, что скончался Джеймс Мейкпис, и мы не станем подыскивать ему замену. Я просто решил...

– Джеймс Мейкпис умер? – Поразительная новость окончательно прояснила мозг, отуманенный вчерашним дебошем. Когда Кит видел Джеймса в последний раз...

Внезапно волосы на его руках зашевелились от дурного предчувствия.

– Отчего умер Джеймс, сэр? – Он сумел задать этот вопрос вполне спокойно, почти уверенный в ответе.

– Ему перерезали горло. Он был ограблен, ему вывернули карманы. Ужасно, конечно, и невыразимо жаль. Теперь вернемся к нашим делам. Как я сказал, работы для агентов все меньше и меньше, так что я решил послать тебя в...

– Я уверен, сэр, Джеймса убили потому, что он подозревал Таддиуса Морли.

Он выпалил это, не подумав, и тут же понял, насколько дико прозвучали его слова, особенно сейчас, средь бела дня в отцовском кабинете, а не в прокуренном полумраке клуба «Уайтс», где Джеймс впервые поведал Киту ту историю. И выражение отцовского лица, естественно, немедленно подтвердило это.



Но убийство выставляло историю Джеймса в новом свете!

Неделю назад Кит заскочил в клуб и застал там сидящего в одиночестве Джеймса Мейкписа. Джеймс смотрел на свой бокал с виски так, словно не знал, что с ним делать. Первое не слишком поразило Кита – Джеймс Мейкпис любил посидеть в одиночестве. Но вот второе показалось странным. Джеймс служил в Иностранном бюро, и Киту приходилось общаться с ним по делам зарубежной агентуры. И никогда Джеймс не пил ничего крепче чая.

Самой удивительной особенностью Джеймса было, пожалуй, отсутствие особенностей. Спокойное достоинство, редкие проявления сдержанного остроумия, компетенция, вызывающая если не теплые чувства, то полное доверие. У него был дом в Лондоне и, насколько знал Кит, еще один, в провинции. Еще у него была дочь. Больше Кит ничего не знал об этом человеке, хотя давно понял, что симпатизирует ему. Может быть, отчасти потому, что Джеймс был так скрытен. Это порядком интриговало.

Тогда в клубе Кит подошел к нему, подумав, что, если Джеймс не собирается пить виски, он может сделать это за него. Но когда Джеймс с ходу спросил его: «Скажите, Грантем, известно вам что-нибудь о христианских добродетелях?», то Кит с шутливым возмущением развернулся и сделал вид, что уходит прочь.

Но Джеймс вдруг рассмеялся. Если только те невыразительные тихие звуки можно было назвать смехом. И Кит вернулся назад из чистого любопытства.

– Не бойтесь, Грантем. Я последний человек, который намерен читать вам мораль, – сказал тогда Джеймс, и это уже само по себе было интересно. И добавил: – Я лучше расскажу вам одну историю, которая имеет отношение к христианским добродетелям и мистеру Таддиусу Морли.

Джеймс, который так же, как семейство Кита, жил в Барнстабле с давних пор и кое-что знал о прошлом Кита, понимал, что тот не в силах будет отказаться от разговора о Таддиусе Морли, как гончая не откажется преследовать зайца.

И Джеймс поведал ему свою историю, и тогда она скорее заинтересовала, чем убедила Кита. Потом пришли друзья Кита с Джоном Карром и увели его с собой прежде, чем Джеймс успел закончить свой невероятный рассказ, но не раньше, чем Кит успел допить его виски.

На лице герцога, раздосадованного тем, что его снова перебили, появилось недовольное выражение.

– У Джеймса были подозрения насчет Морли? Члена парламента от партии вигов? Какого рода подозрения?

– Это было на прошлой неделе. Джеймс рассказал мне, что считает Морли причастным к убийству Ричарда Локвуда, которое произошло несколько лет назад. Еще он сказал... – Кит запнулся, ожидая, чтобы туман, снова заклубившийся в его голове, окончательно рассеялся, и он смог воспроизвести слова Джеймса наиболее точно. – Он сказал, что Локвуд собирал доказательства – очевидно, документы, – которые свидетельствовали, что Морли продавал важную информацию французам, чтобы финансировать свою политическую карьеру. И Морли подослал к нему убийц.

Некоторое время отец молча смотрел на сына. Затем лицо его приняло многотерпеливое выражение человека, надевающего тесный сюртук, которое Кит хорошо знал и ненавидел с детства.

– Кристофер, тебе хорошо известно, что могущественные люди вызывают зависть и что о них болтают всякий вздор. А Морли в этом отношении особенно уязвим из-за своего низкого происхождения.

Кит с трудом сдержал раздражение.

– Сэр, Джеймс сказал, что Локвуд спрятал доказательства, уличавшие Морли, в месте, имеющем какое-то отношение к... христианским добродетелям. В месте, поистине фантастическом. Он сам употребил слово «фантастическом». Но где именно, он так и не сказал. И Джеймса убили прежде, чем эти улики были обнародованы.

Герцог сурово посмотрел на сына, и тот не дрогнув встретил его взгляд. Внезапно лицо герцога прояснилось, словно он понял, в чем дело.

– Когда Джеймс рассказывал тебе об этом, он был пьян? А ты сам? – Отец подался вперед, наморщив лоб. Герцог потянул носом. – Ты и сейчас пьян? Ты и за завтраком выпиваешь, Кристофер?

– Ну что вы, отец! Конечно же, я не пью за завтраком. – Сама мысль о пище и питье заставила жалобно застонать его желудок. – А Джеймса я вообще ни разу не видел пьяным!

– Гм... – проворчал герцог в ответ на заявление сына.

– А под конец Джеймс сказал мне, – продолжал Кит, – что, как ему кажется, он наконец-то понял, где именно следует искать уличающие Морли документы. Но, увы, он мертв. Это уже второе убийство. Два бывших солдата, и оба подозревали Морли!

– Между этими убийствами прошло семнадцать лет, Кристофер! – Отец раздраженно хлопнул ладонями по столу, и голову Кита сжало словно тисками. Один глаз у него решительно не хотел открываться. Не стоило пить еще и виски... – Я не вижу тут никакой связи. Никто не уполномочил Джеймса вести какие бы то ни было расследования, касающиеся Морли, если он действительно занимался этим накануне смерти. Кроме того, – веско добавил герцог, – свидетели утверждали, что видели на месте преступления любовницу Локвуда, ту, которая впоследствии таинственно исчезла. Несколько месяцев весь Лондон бурлил, портреты подозреваемой были помещены во всех газетах, страну прочесали вдоль и поперек в поисках исчезнувшей женщины. Но со временем шум утих. На самом деле мораль этой история такова: любовницы всегда потенциально опасны.

Любовницы потенциально опасны? Кит отвлекся на мгновение, обдумывая эту мысль. Прошлой ночью графине грозила опасность истощить его.

– Мне вот что хотелось бы знать, мой мальчик. Почему Джеймс Мейкпис поделился своими фантазиями именно с тобой?

Поскольку ответив на этот вопрос, Кит свидетельствовал бы против самого себя, он упрямо молчал. Отец откинулся в кресле и тяжело вздохнул, выразительно подтвердив этим вздохом свои подозрения.

– Кристофер, несколько дней назад мистер Морли спросил меня – имей в виду, крайне деликатно, – не заслужил ли он каким-нибудь своим поступком твою неприязнь.

Этот вопрос мистера Морли не очень удивил Кита.

– Он слишком мнителен, отец, – сухо ответил Кит. – Ничего такого он не сделал. – Однако Кит не сомневался, что Морли хорошо понимает, что он сделал. Это произошло вечером больше десяти лет назад в доме его отца в Барнстабле. Двое друзей крупно поссорились, и их ссора едва не закончилась самым плачевным образом. В этом была замешана некая беспечная красавица. Тем вечером Кит впервые встретил Таддиуса Морли.

И в последний раз видел Каролину Оллстон.

Наступила тишина. Ветер колыхал портьеры на окне кабинета, и от этого движения желудок Кита снова пришел в смятение. Он с усилием фокусировал глаза на отцовском лице, вместо того чтобы закрыть их, что сейчас ему очень хотелось сделать. Лицо отца напоминало его собственное, только было мягче, и черты отличались большей гармонией. Отца все считали красивым. Но сына с его дедушкиным надменно выгнутым носом, длинным острым подбородком и материнскими на удивление яркими голубыми глазами никто не считал красивым. О нем говорили: «Весьма своеобразный». При этом тон мог быть как оскорбительным, так и весьма одобряющим.

– Отец, – начал Кит спокойно, поскольку не в его характере было сдаваться. – Чем же, по-вашему, мог руководствоваться Джеймс Мейкпис, когда рассказал мне эту историю? Разве она не оправдывает, по крайней мере…

– Кристофер! – Голос отца прозвучал на этот раз резко. – Оставь это.

– Но почему? – повысил голос Кит. – Потому что вам по политическим соображениям неудобно заняться особой Морли?

И тут же пожалел, что задал столь рискованный вопрос. Пульсирующая голова с трудом контролировала слова. Заодно ему вспомнилось, что после виски он пил еще и шампанское. А может, это графиня накапала себе что-то в пупок, и потом он...

– Тебе не должно быть это безразлично, мой мальчик, – спокойно произнес герцог. И Кит вынужден был замолчать. Его отец заслуживал поддержки сына и мог быть в ней уверен. Кит также знал, что не сможет разъяснить отцу природу своих чувств к Морли. Так же как чувств к Каролине Оллстон.

– Ну, довольно, – произнес отец. – Мы потратили достаточно времени на эту чепуху. Перейдем к делу. В свете последних событий я решил отправить тебя в Египет, Кристофер, о чем мы однажды уже вели разговор.

У Кита перехватило дыхание. Он приоткрыл рот, но не смог проронить ни звука. Отец смотрел на него с холодным любопытством. Так смотрит ученый на результат произведенного эксперимента.

– Вы решили?.. – выдавил наконец Кит. Закончить фразу он был не в силах.

– Решил отправить тебя в Египет, – мягко подтвердил отец. – Да. И сегодня же. Корабль отходит через два часа. Я уже распорядился уложить твои вещи.

Все чувства Кита заледенели, руки и ноги превратились в мрамор. Он не мог вымолвить ни слова и только смотрел на отца, ожидая, когда шок хотя бы немного его отпустит, и он сможет рассуждать здраво.

Герцог продолжал наблюдать за сыном, и его лицо приняло задумчивое выражение.

– Или же... – протянул он.

Кит уцепился за это «или же», как цепляется матрос за обломок мачты тонущего корабля. Ожидая продолжения, он, тем не менее, сумел небрежно улыбнуться, словно то, что сейчас должен был услышать, не имело ровно никакого значения.

– ...Ты должен немедленно уехать в Барнстабл и приступить к работе над книгой.

Улыбка сбежала с его лица.

– Над чем?

– Над книгой! Книгой по натуроведению. – Сказано это было как само собой разумеющееся. – В духе работы, проделанной покойным сэром Джозефом Бэнксом. Общеизвестно, что сейчас крайне насущны исследования флоры и фауны английской сельской местности, а Барнстабл по недосмотру до сих пор упускался из виду. Мы подыскивали подходящего человека, и я решил, что ты вполне справишься с этой работой. Ты станешь вести дневник наблюдений, делать зарисовки. Жить будешь в «Розах». Помнишь, это был любимый дом твоей матери, а в последние годы он пришел в некоторое запустение.

Уж не хватил ли отца удар?

– Бэнкс был натуралистом, – медленно проговорил Кит, – а я агент разведки.

– Да, ты стал им после того, как однажды подстрелил своего друга из-за той взбалмошной девицы и я пристроил тебя на военную службу.

– Мы дрались на дуэли, – пробормотал Кит. – Мне тогда было семнадцать.

– В то время, Кит, ты собирался стать натуралистом.

Кит отказывался верить собственным ушам.

– Да. Целых пять минут!

Но герцог был явно настроен помечтать.

– Неужели не помнишь? Ты лазил по деревьям, выслеживал белок и оленей, приносил домой змей, птичьи гнезда и всякие такие штуки. Любил наблюдать природу. Плавал в пруду. Рисовал картинки. Твоя матушка находила все это восхитительным. И разве не ты говорил, что в наших краях водится какая-то редкая мышь?

– Полевка. Там водилась редкая разновидность полевки, – раздраженно поправил его Кит.

– Вот видишь. Ты все отлично помнишь, – радостно произнес герцог, словно это подтверждало его правоту.

Внезапно Кит все понял, и сердце у него упало.

– Ну да, – сказал он. – Все ясно. Меня отправляют в ссылку.

Герцог злорадно улыбнулся.

– Наконец-то ты догадался.

– Но вы не можете так поступить... Выслать меня только потому, что я кого-то назвал идиотом.

Герцог смотрел на него с самым безмятежным видом.

– Пусть даже ублюдком.

Молчание отца напоминало тихую гладь озера.

– Или... из-за женщины... – упавшим голосом сказал Кит.

– Почему же не могу, могу, – бодро возразил герцог. – За все вместе скопом. А ведь я тебя предупреждал, Кристофер. Итак, решай. Ехать в Барнстабл и начать работу над книгой или же отправиться в Египет.

Кит понял, что отец не шутит. И его не переубедишь. Ему ничего не докажешь, какие бы аргументы Кит ни приводил. Однажды Кит вот так же с головокружительной быстротой оказался в военной академии после одной дуэли, имевшей место много лет назад. Кит смотрел на отца, но с болезненной яркостью видел графиню, завоёванную с таким трудом, а также все прелести жизни в лондонском обществе. И все это неумолимо скрывается из глаз, в то время как корабль увозит его вдаль от родных берегов.

А что касается Барнстабла и «Роз», то... От Барнстабла всего два часа езды до Лондона. Но это все равно не Лондон, так же как и Египет.

– Я нужен вам здесь. Я лучший агент на службе его величества.

Кит до смешного обрадовался, что его отец не стал спорить с этим явно бездоказательным заявлением. Но он, тем не менее, не смягчился ни на йоту.

– Египет или Барнстабл, Кристофер. А если ты предпочтешь Барнстабл, желаю чтобы ты подошел к написанию книги со всей добросовестностью. Каждый цветок, каждое животное должны быть описаны тщательно и любовно. На книгу дают тебе ровно месяц, после чего мы решим, будешь ли ты продолжать службу в агентуре его величества. Если я услышу, что ты снова волочишься за женщинами или занимаешься чем-либо, помимо своей основной задачи, или если я хоть раз увижу тебя в Лондоне или где-либо поблизости, я лично посажу тебя на корабль, плывущий в Египет, где ты займешь тихое место в правительственном учреждении. Я ясно выразил свою мысль?

Молчание упало, словно молоток судьи. Кит решил, что достоинство следует сохранять до конца.

– Я выбираю Барнстабл, – произнес он спокойно.

– Вот и хорошо. Если бы ты выбрал Египет, я стал бы скучать по тебе, мой мальчик.

И тут отец улыбнулся своей самой сердечной улыбкой. Но Кит не дал себя растрогать проявлениям отцовских чувств.

– А если я выполню свое задание досрочно?

– Тогда сможешь вернуться, – бесстрастно произнес отец. – Но только если будешь абсолютно уверен, что сделал все, как должно. Даю тебе день на сборы. А теперь можешь идти.

Кит отодвинул стул и встал – разумеется, с крайней осторожностью.

– И еще, сынок... – Голос отца прозвучал подчеркнуто равнодушно, и это означало, что над следующими словами стоит крепко задуматься. – Думаю, нет смысла напоминать тебе, что историю с Морли следует оставить в покое, не так ли?

Отец знал его как облупленного.

– Разумеется, отец. Я полагал, мы об этом уже договорились.

– Ты всегда был смышленым ребенком, Кристофер.

Глава 2

Большие бронзовые часы в библиотеке продолжали отсчитывать секунды безмерного удивления.

– Без... без средств к существованию? – повторила Сюзанна на случай, если вдруг неправильно расслышала слова отцовского поверенного.

– Без единого гроша, – с беспощадной отчетливостью выговорил мистер Динуидди. – Это и означает «без средств к существованию», мисс Мейкпис.

Сюзанна растерянно обвела взглядом библиотеку, словно ища поддержки... или ключа к разгадке человека, который был ее отцом.

Ей сказали, что его нашли с перерезанным горлом. Какой ужасный конец для тихой и безобидной жизни, которую он вел! Все утро Сюзанна принимала соболезнования от знакомых, и ей хотелось плакать и улыбаться благодарно сквозь слезы, но горе заморозило ее чувства. Она потеряла человека, который был к ней неизменно добр. Но тяжелее всего было то, что теперь она так и не узнает, каким он был на самом деле.

К ее горю примешивалось отчетливое чувство вины, а если быть совсем честной, то еще и злость. Ей так хотелось лучше узнать его! И так хотелось его любить!

Но он ей этого не позволил.

– Мисс Мейкпис? – долетел до нее голос мистера Динуидди.

Она медленно обернулась к нему.

– Без гроша? Но я не понимаю. Как же... то есть...

– Дружеское расположение лавочников и негоциантов позволяло вашему отцу многие годы приобретать все вещи в этом доме – в том числе ваши платья – в кредит. Платили только слугам, но кредиторам и мне – нет, – выговорил он с искренним сожалением. – Этот дом, вещи и мебель будут незамедлительно проданы, чтобы покрыть долги вашего отца. Я советую вам покинуть дом как можно быстрее.

«Без средств к существованию...»

Слова пульсировали в голове, не хватало воздуха. Она невидящим взглядом смотрела на мистера Динуидди, и надетое на ней траурное платье – великолепно сшитое, очень дорогое и, несомненно, неоплаченное – внезапно показалось тяжелым, как свинец.

Ненароком залетевшая в библиотеку муха кружилась над сияющей лысиной мистера Динуидди. Сюзанна завороженно следила за ней. Лицо мистера Динуидди до сих пор не выражало ровным счетом ничего. Но вот он слегка наклонил голову, и взгляд его стал странно оценивающим.

– У вас есть родственники, готовые принять вас? В завещании вашего отца больше никто не упомянут.

– Не знаю... У меня нет родственников... – Странный звон в ушах испугал ее. «Я сейчас упаду в обморок?» Сюзанна еще ни разу не падала в обморок, хотя раз или два симулировала головокружение на балу, чтобы получить возможность выйти в сад и там наедине увидеться с Дугласом. И еще потому, что это давало Дугласу возможность почувствовать себя настоящим мужчиной.

Муха наконец решилась приземлиться над правым ухом мистера Динуидди. Он провел ладонью по покрытому испариной куполу и спугнул ее, и она снова принялась описывать виражи. Поверенный откашлялся.

– Может быть, мы с вами могли бы прийти к... соглашению, мисс Мейкпис?

– К соглашению? – Надежда оживила гаснущие чувства Сюзанны. «Соглашение» – это уже кое-что в отличие от категоричного «без гроша».

– У меня в Лондоне есть... э-э... дом, в котором вы могли бы поселиться, в случае если бы вы согласились... – он запнулся, – принимать меня раз или два в неделю.

Озадаченная, Сюзанна слегка сдвинула брови. Мистер Динуидди ждал, поблескивая маленькими глазками за толстыми стеклами очков.

Тут до нее дошел смысл его слов, и она, вскочив на ноги, отпрянула от стряпчего.

– Да как... вы... смеете! – выдохнула она, густо покраснев.

Стряпчий пожал плечами. Пожал плечами!

Сюзанна перевела дыхание и выпрямилась.

– Уверяю вас, мистер Динуидди, обо мне есть кому позаботиться. Мой жених – сын маркиза Грейдона. И стоит мне рассказать ему о вашем предложении, как он немедленно пошлет вам вызов.

– Ни минуты не сомневаюсь. – Но произнес он эти слова скорее устало, чем язвительно, и, в свою очередь, поднялся со стула с ленивой неспешностью, основательно поколебавшей самоуверенность Сюзанны. – Всего доброго, мисс Мейкпис. Не сочтите все же за труд приберечь мою карточку. – Он протянул ее Сюзанне. Та отшатнулась и сжала кулаки. – На тот случай, если ваш жених не оправдает ваших ожиданий.


– Но моя мама сказала, что ты все поймешь, Сюзанна...

Дуглас стоял перед ней, комкая в руках шляпу. Костяшки пальцев у него побелели от усилий. Лицо страдальчески вытянулось. Обычно стоило только Дугласу проявить признаки огорчения, и Сюзанна тут же принималась утешать его, гладила по щеке, что вполне дозволялось между помолвленной парой. Но теперь...

– Извините, мисс. Эй, поспешай! – прогудел бодрый голос простолюдина. Двое коренастых мужчин в сапогах, натужно приседая, семенили по мраморному полу, сгибаясь под тяжестью фортепиано. Сюзанна посторонилась, и, прежде чем инструмент навсегда исчез за дверью, в его полированной крышке она на мгновение увидела свое отражение – искаженное, бледное.

Дуглас через плечо бросил тоскливый взгляд в сторону двери. За последние пять минут он делал это неоднократно.

– Но, Дуглас... – Она услышала в своем голосе мольбу и замолчала. Черта с два она станет его умолять! Она еще ни разу в жизни никого не умоляла.

Черта с два! Таких слов она до сих пор не позволяла себе. Но если вас предают, подобные слова помогают выстоять.

У Сюзанны кружилась голова от быстроты, с которой распространилась новость: «Сюзанна Мейкпис осталась без гроша!» Можно подумать, что та муха, вившаяся вокруг мистера Динуидди, была шпионом, подосланным местными маменьками. Маменька Дугласа, например, так рьяно взялась за дело, словно спасала сыночка от чумы.

– Уф! Уберите ножку, мисс, вот спасибо вам.

Двое других мужчин принялись скатывать устилавший холл ковер – с таким азартом, словно играли в серсо. Подхватив рулон под мышку, они двинулись к двери, и тяжелая бахрома задела выпуклый бок сине-кремовой китайской вазы, словно пальцы погладили щеку любимой. Ваза угрожающе покачнулась на постаменте и снова обрела равновесие. Сюзанна перевела дыхание. Она была рада, что ваза не упала и не разбилась вдребезги.

Ваза могла понадобиться, чтобы швырнуть ею в Дугласа.

– Все... все к лучшему, Сюзанна. – Он, несомненно, цитировал сейчас свою маменьку.

– Каким образом, Дуглас? Будь так добр и объясни, каким образом то, что происходит, может быть «к лучшему»? Может быть... – добавила она с горечью, отметив, что еще ни разу в жизни ничего не говорила с горечью, – твоей маме самой стоило прийти сюда и объяснить мне это?

Они с несчастным видом смотрели друг на друга, а бодрые голоса простолюдинов перекликались уже во дворе, где полным ходом шла погрузка на телеги вещей, знакомых ей с самого детства. Ковров, канделябров, люстр, книг, кресел, кроватей.

Вещей, среди которых текла ее жизнь.

– Не делай этого, Дуглас, – произнесла она. – Ведь мы любим друг друга.

Дуглас издал горлом слабый звук, неожиданно шагнул к ней и протянул вперед руку... Желая утешить? Попросить прощения? Проститься навсегда? Но что бы это ни было, он, как видно, передумал. Рука безвольно повисла, он резко тряхнул головой, словно выбрасывая оттуда Сюзанну. После чего повернулся и вышел вон следом за фортепиано и ковром, по пути нахлобучив на голову шляпу.

И даже ни разу не обернулся.

Сюзанна смотрела ему вслед. Ей показалось, что осколки сердца застряли в горле, и она невольно поднесла руку к губам.

– Посторонитесь-ка, мисс, покорно благодарю! Вниз по лестнице спускался здоровенный мужчина с охапкой платьев. Шелковые, бархатные, муслиновые – они так и норовили выскользнуть из его рук, и Сюзанне они на мгновение показались отчаянно сопротивляющимися жертвами похищения.

–: Положите это. Немедленно!

Ледяные нотки в собственном голосе придали ей сил – Сюзанна и не подозревала, что обладает таким голосом. Мужчина замер на ступеньках и уставился на нее, выпучив глаза.

– Но, мисс, нам велено вынести все.

Сюзанна схватила с постамента тяжелую вазу и медленно, выразительно подняла ее над головой.

– Считаю до трех. – Каждое слово было вырублено изо льда.

Он поднял брови и сделал пробное движение вперед, испытывая серьезность ее намерений. Сюзанна угрожающе качнула вазой.

– Один... – прошипела одна. – Два...

– Сюзанна!

Она быстро обернулась. В дверях стояла Эмилия, изумленно тараща свои огромные глаза.

С лестницы донесся шорох. Сюзанна круто повернулась назад.

– Три!

И замахнулась вазой.

– Ладно-ладно, не стоит горячиться, мисс.

Мужчина сдался и положил охапку зашуршавших платьев на ступени.

– Так я пойду. – Он вскинул ладони.

Сюзанна опустила вазу и прижала к груди, а грузчик, видя, что бес, овладевший барышней, покинул ее, смело приблизился к ней.

– И это тоже велено забрать, – произнес он миролюбиво. Сюзанна со вздохом отдала ему вазу, и он вынес ее за дверь, посвистывая и всем своим видом показывая, что не держит зла.

Сюзанна, тяжело дыша, опустилась на ступеньки и уткнулась лицом в ладони, одновременно испытывая ужас и ликование. Смерть отца выпустила на волю, как из ящика Пандоры, ее подлинное «я», странное и пугающее.

Она только что грозила швырнуть в человека вазой – из-за платьев!

Эмилию не было слышно. Сюзанна решила, что она ушла. Но потом увидела сквозь пальцы носки туфель подруги: голубых лайковых туфелек для прогулок.

– Как ты думаешь, Эмилия, во всем виновата гордыня? – спросила она, отняв руки от лица.

– Гордыня? – переспросила Эмилия растерянно, с волнением глядя на подругу.

– Ну та, которая предшествует падению, – горько проговорила Сюзанна. Сейчас это казалось ей вполне реальной причиной того, что ее жизнь так внезапно рухнула. Эмилия провела рукой по своим белокурым локонам.

– Разве ты была гордой, Сюзанна?

– Да! – резко произнесла Сюзанна на случай, если Эмилия чересчур гордится своими белокурыми локонами и голубыми лайковыми туфельками. Рука Эмилии метнулась к юбке и принялась ее теребить. Наступило неловкое молчание. Наконец, Эмилия едва слышно пробормотала:

– Что ты собираешься делать дальше?

– Я... – Сюзанна запнулась. Слуги уведомили ее об уходе, дружески распрощались с ней и начали новую жизнь на новых местах. Тогда как Сюзанна...

Впрочем, Сюзанна сама хорошо умела вести домашнее хозяйство. Вернее, умела инструктировать слуг, как это делать. Для гувернантки у нее не было достаточного образования, разве что кто-то захочет обучить дочек самым модным в этом году танцам. Короче говоря, Сюзанна не имела ни малейшего представления, что ей теперь делать.

Разумеется, оставалось еще предложение мистера Динуидди. На Сюзанну снова накатила волна ярости.

Всего несколько дней назад ее жизнь была одним бесконечным солнечным полднем, песней в мажоре. А теперь у нее даже нет крыши над головой. Ладони вспотели, она вытерла их о юбку. Может быть, причиной ее падения и послужила гордыня, но, кроме нее, у Сюзанны сейчас больше ничего не оставалось. Черта с два она станет отвечать на вопрос Эмилии!

«Черта с два»! Кажется, она приобретает вкус к подобным выражениям.

– А как Дуглас?.. – осторожно спросила Эмилия, однако не дождалась ответа на свой вопрос. Что-то в ее голосе заставило Сюзанну пристальнее взглянуть на подругу. Лицо Эмилии Хенфри было непроницаемым.

Так вот почему она пришла! Она знает. Но на всякий случай решила убедиться. Должно быть, маменька Дугласа черкнула письмецо маменьке Эмилии: «Освобождается место…»

В этот момент в холл вошла миссис Далтон в темном дорожном платье. Она была последней из домочадцев, покидавшей дом, и уже нашла себе новую подопечную, которую станет мучить своим взыскующим присутствием.

– Это вам на прощание, мисс Сюзанна, – кротко сказала она, вручая Сюзанне свою последнюю вышивку.

Сюзанна прочла: «ДОБРЫЕ ДЕЛА НАЧИНАЮТСЯ С МАЛОГО».

– Огромное вам спасибо, миссис Далтон, – поблагодарила Сюзанна с иронией. Миссис Далтон скромно кивнула.

– А это пришло сегодня по почте! От миссис Франсис Перриман, из Барнстабла. – Она протянула Сюзанне письмо.

Сюзанна понятия не имела, кто такая эта миссис Перриман из Барнстабла, но письмо в самом деле было адресовано мисс Сюзанне Мейкпис. И Сюзанна, чувствуя себя бесконечно одинокой на этом свете, немедленно решила, что леди, кто бы она ни была, является ее лучшим другом. Она напомнила себе, что последним сокровищем в ящичке Пандоры всегда остается надежда. Загадочно взглянув на Эмилию, она сломала печать на конверте.

Дорогая мисс Мейкпис!

Надеюсь, вы простите меня за самонадеянность, поскольку мы с вами встречались только однажды, и то, когда вы были еще маленькой девочкой. Я кузина вашего покойного батюшки и прослышала о постигших вас обстоятельствах. Если у вас нет других планов, я хотела бы, чтобы вы приехали жить ко мне. Посылаю вместе с письмом денег на оплату дилижанса...


Выходит, родственники у Сюзанны все-таки есть.

– Я буду жить у тетушки в Барнстабле! – с торжеством заявила она Эмилии.


Таддиус Морли отодвинул тяжелую бархатную штору и посмотрел в окно на Сент-Джеймс-сквер проверить – не подъехал ли экипаж с гостем, которого он ждал с минуты на минуту. Но увидел только несколько одетых по последней моде супружеских пар, прогуливавшихся под слегка закопченным лондонским небом, да конную статую Вильгельма III, покрытую птичьим пометом.

Он задернул штору, опустил руку, и его кот тут же стал тереться об нее. Не иначе, как почуял кровь. Губы Таддиуса Морли слабо скривились. «Не замечал за тобой склонности к дешевой мелодраме», – сказал он себе. Еще немного, и он начнет, чего доброго, бормотать: «Прочь, прочь, проклятое пятно». Точь-в-точь как безумная леди Макбет.

Кроме того, жертв было всего две.

Но письма с угрозами по-прежнему поступали так же регулярно, как приглашения на балы.

Морли снова улыбнулся. Пожалуй, самое время перекусить. Вкусная еда успокоит мысли, а то сегодня он что-то склонен к преувеличениям. Ведь писем с угрозами было всего только два.

Впрочем, и одного вполне достаточно.

– Кис-кис-кис, – проворковал он и провел широкой ладонью с квадратными пальцами – ладонью, выдававшей его крестьянское происхождение, – по шелковой спинке Пушка. Кот выгнулся и замурлыкал. Морли внезапно вспомнилась Каролина – автор первого из писем, и нахлынувшее чувство сожаления и горечи заставило руку замереть.

Однажды ночью, много лет назад, на приеме у герцога Уэстфолла он приобрел Каролину, как приобретают разные полезные вещицы, собираясь в дорогу. Он всегда отчетливо чувствовал в людях их слабости, пороки, страх одиночества и проникал в глубь чужой души, как проникают корни дерева в глубь земли в поисках влаги. Все это он увидел в Каролине – неотъемлемую часть ее потрясающей красоты. И однажды, находясь рядом с ней, ощутил нечто вроде болезненного приступа и удивленно подумал: не любовь ли это? Впрочем, скорее всего это были колики.

Два года назад случилось то, что должно было случиться, – Каролина бросила его. Он ведь не держал ее на цепи, любой дикий зверь может выйти, если дверь открыта. Каролина предпочла ему красавца коммерсанта.

Возможно, потом она бросила и коммерсанта. А сам он в чем-то оступился, иначе она не стала бы прибегать к шантажу.

Морли казалось, что уж ей-то лучше, чем другим, известно, что шантажировать его – значит совершить роковую ошибку. Ей известно, как яростно, беспощадно, настойчиво он боролся за все то, чем сейчас обладает. И как яростно станет бороться, чтобы это все сохранить.

Но Каролина была не слишком умна и редко задумывалась о чем-либо, кроме сиюминутных желаний. У бедняжки, должно быть, совсем нет денег.

Звякнул колокольчик, и Морли подождал, пока тяжелые ботинки Боба протопают вверх по лестнице до дверей гостиной. Всех своих людей он называл именем «Боб» – так проще. Анонимность заставляла их помнить свое место. Этот Боб доказал за годы службы свою компетентность и умение молчать.

Морли оперся на трость, отошел от окна и вопросительно посмотрел на слугу.

– Ничего, сэр! Заглянули в каждую щель, вспороли всю обивку, выдвинули каждый ящик, перетрясли каждый предмет. Обыскали дом сверху донизу, и конюшни, и пристройки – все! А вам известно, что я свое дело знаю. – Он слегка выпятил грудь.

Было бы преувеличением сказать, что Морли испытал облегчение, – он и так был уверен, что Мейкпис блефовал. Шантаж обычно является актом отчаяния, а Мейкпис погряз в долгах. И прежде чем он успел превратиться в реальную угрозу, с ним разобрались – чисто, беспощадно, окончательно.

Плинк. С таким звуком закрывается оконная рама. С таким же звуком за Мейкписом закрылась дверь в вечность.

– Хорошо. – Он снова отвернулся к окну. – Спасибо, Боб.

Слуга мог быть свободен. Но он почему-то мешкал.

– Сэр... вам еще кое-что следует знать.

Морли снова обернулся и нетерпеливо вонзил наконечник трости в ворсистый ковер.

– Та барышня, дочка Мейкписа...

– Ну? – Ему не нравилось находиться в обществе таких людей, как Боб, дольше необходимого. Это напоминало ему о его подлинных корнях, а напоминание, как огромная волна, тянуло назад в морскую пучину.

– Она – живая копия Анны Хоулт!

Морли словно ударило током. У него перехватило дыхание.

– Все равно как призрак увидел, – добавил Боб и для вящей убедительности поежился.

– Ты уверен? – Морли с отвращением услышал в своем голосе нотки сомнения.

– Я свое дело знаю, сэр. – В ответе Боба прозвучала обида. – Память у меня все равно что капкан. А на эту Хоулт я достаточно насмотрелся, когда следил за Лок...

Морли предостерегающе вскинул руку. Он не желал, чтобы ему напоминали о... впрочем, он думал о своих действиях, как ходах в шахматной партии. О задуманных и исполненных перестановках фигур.

– И еще эти письма, сэр...

– Письма? – быстро переспросил Морли. – Ты о чем?

– Письма на имя Джеймса Мейкписа. В них повторялась одна и та же фраза: «Умоляю сообщать новости о девочках».

Девочки... Морли и думать забыл о девочках. Он, разумеется, был в курсе, что они существовали, но они были так малы и представлялись совсем незначительными в его планах. Они исчезли тогда со своей матерью. Морли всегда думал, что они где-то все вместе – Анна Хоулт и ее дочери.

Но, как видно, это было не так. Мозг его быстро заработал.

– Откуда были отправлены письма?

– Невозможно узнать, сэр.

– Они подписаны?

– Никак нет, сэр.

– Ты их сжег? – спросил Морли.

– Само собой. – Вопрос глубоко уязвил Боба. – Бросил прямехонько в огонь.

Мысли Морли устремились в прошлое.

– Где она сейчас, эта девица, Сюзанна?

– Слышал, как она говорила о Барнстабле. Собиралась поехать туда к тетке. Этакая куколка. Хотела разбить мне голову вазой, – добавил он снисходительно, хотя и несколько обидчиво. – Жалко ей стало своих платьев. Ну так я их ей и оставил.

Девица, должно быть, одна из дочерей Анны Хоулт и Ричарда Локвуда. Как же она оказалась у Мейкписа? Методический ум Морли быстро предложил ему на одобрение два возможных варианта.

Может быть, Мейкпис в своем письме просто блефовал и ничего не знал ни о прошлом Морли, ни о Ричарда Локвуде. Девочку он просто удочерил. И все это чистой воды совпадение.

Но этот вариант он отверг с ходу. Морли не верил в совпадения.

Возможно также, Мейкпис с самого начала знал, что девочка – дочь Ричарда Локвуда, и недавно вдруг ему в голову пришла неожиданная догадка, или же он нашел какую-то нить, некое крайне важное свидетельство.

Но ведь Мейкпис – агент на государственной службе.

Трудно предположить, что такой человек прибегнет к шантажу, если у него на руках осязаемые доказательства. Хотя отчаянное положение и долги способны поколебать здравый смысл.

– Муж у нее есть? У этой молодой особы? – спросил он Боба – Или какая-нибудь родня?

– Никого, сэр. Сам видел, как женишок распрощался с ней прямо в передней. Он никак не может жениться на бесприданнице – он наследник. Она и поехала жить к тетке.

– Какой стыд! – Морли испытал что-то даже вроде сочувствия. С годами он все реже просыпался от кошмарного сна, в котором лишался всего своего состояния. Но письма Каролины, а затем Мейкписа снова напомнили ему о том, что такое бессонница. Шантаж не способствует крепкому сну.

Очень возможно, что Джеймс Мейкпис передал доказательства девице – если они и впрямь существуют. И их она спрятала на себе, вот почему в доме Мейкписа так ничего и не было найдено. Теперь эта Сюзанна Мейкпис осталась без гроша. Что, если, желая раздобыть денег, она воспользуется способом своего отца? Или же, будучи пламенной патриоткой, не передаст ли она сбереженные улики прямиком в руки людей, которые хорошо знают, что с ними делать?

Морли начал было прокручивать в голове варианты развития событий, но остановился. Не стоит все усложнять. В молодости у него была к этому склонность. Сейчас он устал и хотел лишь мирно окончить жизнь, к примеру, в Суссексе, занимаясь садоводством, а не качаясь в петле. Он обнаружил в себе склонность к садоводству – до сих пор он питал слабость исключительно к старинным домам и дорогой мебели. Странно, ведь садоводство сродни крестьянскому труду. Впрочем, состоятельный человек может себе позволить возделывать бесполезные растения – розы, например. Разведение роз подвело бы итог всему, чего Морли достиг в этой жизни.

Так, работая в саду, он вырывал с корнями сорняки, а потом видел недели спустя, как эти сорняки снова заявляют о себе, все же успев пустить побеги, грозившие погубить клумбу, которую он так тщательно прополол.

Внезапно он понял, что выход абсолютно прост и даже изящен. Сюзанна Мейкпис не что иное, как сорняк. А если и ее сестры вдруг где-то заявят о себе, они тоже сорняки.

– Мистер Морли? Так как прикажете поступить с Сюзанной Мейкпис, сэр?

– Как бы ты ни поступил, Боб, это должно выглядеть как несчастный случай.

Боб, будучи знатоком своего дела, хватал все на лету. Он снова приосанился. Новое задание пришлось ему по душе. А мистер Морли хорошо платит за то, чтобы не пятнать кровью собственные руки.

Глава 3

Два дня спустя Сюзанна стояла перед дверью коттеджа миссис Франсис Перриман. Она прибыла бы на целых пять часов раньше, однако дилижанс, в котором она путешествовала, перевернулся. Опрокинулся на бок, словно поверженный слон, со стоном и грохотом, едва пассажиры вышли из него, чтобы перекусить в придорожной гостинице.

Усталые путники, к этому времени успевшие друг другу до смерти надоесть, тупо смотрели на повалившийся дилижанс, почти не испытывая удивления. Скорее радовались про себя, что это орудие пытки бесславно повержено в прах.

Лошади испугались, но, к счастью, не пострадали. Было решено, что причиной аварии послужила сломанная ось колеса. Сюзанна слышала, как об этом переговаривались пассажиры, но так устала, что не заинтересовалась подробностями. Ей требовались все ее силы, чтобы найти другое транспортное средство, доставившее бы ее в Барнстабл. Или найти человека, который отвез бы ее туда по доброте душевной или в обмен на пару туфелек или перчаток – все, что у нее имелось вместо наличности.

Поскольку кучер отказался предоставить своих лошадей в качестве верховых, пассажиры насели на беднягу фермера, который как раз приехал в деревню за своим племянником, чтобы отвезти его к себе погостить. Между пассажирами разгорелся жаркий спор. Одни размахивали пачками банкнот, другие пускали в ход личное обаяние. У Сюзанны едва не отвалились веки – так усиленно она ими хлопала, стараясь очаровать фермера.

И она победила! Фермер согласился сделать крюк, чтобы довезти ее до коттеджа миссис Франсис Перриман. Сюзанне только раз пришлось убрать со своего колена руку племянника. Мягко, но решительно. Это непривычное унижение представилось ей прообразом ее новой жизни.

И вот уже за полночь она стояла на пороге маленького коттеджа, а миссис Франсис Перриман со свечой в руке смотрела на Сюзанну с выражением, больше всего напоминавшим смятение, словно в ее жилище залетела какая-то невиданная экзотическая птица.

Придя в себя, она раскрыла объятия. Сюзанна шагнула в них, чего от нее и ожидали.

Франсис была ростом примерно с Сюзанну, но гораздо круглее, с добрыми карими глазами и длинным носом – видимо, характерными чертами всех Мейкписов. Еще она была мягкой на ощупь и пахла лавандой. Глаза Сюзанны затуманили усталость и слезы. Она с возмущением смахнула их и, подняв голову, оглядела полутемную комнату – совсем небольшую, обставленную потертой мебелью. Впрочем, здесь прилагали усилия, чтобы комната не выглядела совсем уж плачевно: на стенах с обоями, модными лет двадцать назад, висело несколько картин. В маленькой вазе стояли свежие цветы. Сердце Сюзанны болезненно сжалось. Ведь она привыкла к красоте и роскоши.

– Я уже беспокоилась, Сюзанна! Мистер Эверс не дождался дилижанса у гостиницы и вернулся домой.

– Похоже, произошел несчастный случай, отсюда и задержка. Меня довез один добрый фермер.

– Рада видеть тебя живой и здоровой, В этом мире действительно еще есть добро. Входи же, деточка, входи. Здесь у меня довольно скромно, а ты, конечно же, привыкла к комфорту. Но все равно я надеюсь, что ты будешь чувствовать себя здесь как дома. Хочешь чаю? Или отложим знакомство на завтра?

– Прежде всего, хочу поблагодарить вас за то, что пригласили меня, миссис Перри...

– Зови меня тетя Франсис, – перебила ее тетя. – И больше никаких благодарностей, дорогая. Я очень рада тебе.

Сюзанна устало улыбнулась.

– Тетя Франсис, думаю, что произведу на вас лучшее впечатление, если как следует высплюсь.

– А тебе любой ценой надо постараться произвести на меня хорошее впечатление, – с шутливой строгостью заметила тетя и погладила Сюзанну по плечу. – А теперь давай устраивать тебя на ночлег.

В считанные минуты Сюзанна уже лежала в узкой кровати в маленькой комнатке, в которую вела скрипучая лестница, ничем не напоминавшая широкие мраморные ступени в ее родном доме, по которым она взбегала к себе в комнату с самого раннего детства. Роза в вазочке на ночном столике распространяла сладкий аромат. Здесь пахло также старым деревом и чистым бельем. Простыни были старые, вытертые, но зато очень мягкие. На одеяле она заметила штопку. Пахло оно, как и тетя Франсис, лавандой. В комнате было жарко, словно в летний полдень, но камина Сюзанна не обнаружила. Она отодвинула штору, выглянула в окно и увидела летнее небо, усыпанное звездами. Уже засыпая, Сюзанна подумала, что в прежней жизни порхала со звезды на звезду и рано или поздно должна была оступиться и упасть в эту черноту между ними. Упала и испытала что-то вроде облегчения.

* * *

Первая ее мысль утром была: «Господи, как же это я попала на половину слуг?»

Но в следующее мгновение Сюзанна вспомнила, где находится, и резко села, уронив на пол подушку.

Сквозь шторы в комнату лился свет, и Сюзанна выскользнула из узкой бронзовой кровати, чтобы распахнуть окно. Зеленое и золотое хлынуло ей в глаза. Вот она – деревня. В деревню Сюзанна удалялась в перерывах между балами и приемами и нетерпеливо дожидалась наступления нового сезона. Она пользовалась деревней, как комнатой отдыха на балу, где можно подколоть распоровшийся подол, поправить прическу и освеженной вернуться к веселью.

Отныне ей придется каждое утро любоваться этой бескрайней зеленью.

Было тихо, лишь какая-то птица с маниакальной настойчивостью выводила бесконечную бодрую трель. Сюзанна выудила из сундука платье и натянула через голову: летнее платье, для прогулок из розового муслина с тремя оборками. На этот раз она обойдется без панталон – жарко. Чулочки она все-таки натянула, потому что ей очень нравились хорошенькие подвязки, один их вид поднял ей настроение.

Волосы она быстро скрутила в узел, по привычке захватила с собой альбом для эскизов и на цыпочках спустилась с лестницы. Третья ступенька, считая сверху, громко скрипнула. Из-за двери тети Франсис доносилось тихое равномерное посапывание, только оно нарушало царившую в доме тишину. Не слышно было, чтобы служанки растапливали камин или готовили завтрак.

Домик тетушки Франсис был совсем крошечным! В таких домиках с выцветшими обоями, дощатым полом и разносортной практичной мебелью, по убеждению Сюзанны, обычно живут садовники или привратники. Кушетка в гостиной, обитая рубиновым плюшем, была сильно продавлена посередине. Через столешницу маленького столика, на котором стояла ваза, тянулась трещина. Сама ваза была непонятного происхождения, в отличие от той, которую Сюзанна чуть было не запустила в голову рабочего, говорившего на лондонском кокни.

Сюзанну охватила паника. Отчаянно захотелось поскорее выйти на воздух, чтобы убедиться, что внешний мир гораздо больше, чем этот утлый домишко.

Сюзанна отворила входную дверь. Только что рассвело, и розы перед коттеджем раскрыли бутоны. Их яркие краски напомнили ей о юных леди в бальных платьях с пышными оборками. Все остальное кругом было однообразно зеленым. В ее груди снова что-то сжалось, и она поняла, что, если не принять меры, это «что-то» может легко превратиться в уныние. Сюзанна решительно раскрыла альбом.

Быстрыми взмахами разноцветных угольков она зарисовала розы, которые здесь были всевозможных оттенков и сортов, и постаралась точнее передать переход от пунцового к малиновому на концах лепестков, тщательно вырисовывая желтоватый пушок на тонких пестиках.

Покончив с розами, Сюзанна подняла голову. Сразу за калиткой дорожка раздваивалась и устремлялась в противоположных направлениях: если пойти направо, то, скорее всего, придешь в городишко Барнстабл, левая тропинка, судя по всему, устремлялась в лес – в той стороне деревья были выше, а зелень гуще. И внезапно ей захотелось забыть об осмотрительности. «Вам не следует гулять одной», – вспомнила она предостережение миссис Далтон, которую поддержали все ее дуэньи.

Что послужило прекрасным поводом рискнуть.

Впереди березы, буки и дубы образовывали некое романтическое подобие туннеля. Ну что там может быть опасного? Сюзанна вошла под арку сплетенных ветвей, сначала неуверенно, затем, осмелев, зашагала быстрее, твердя себе, что пройдет еще немного и вернется назад. Но все тропинки обладают одним свойством – они словно пальцем манят путника, зовут идти все дальше и дальше. И Сюзанна потихоньку углублялась в чащу по мягкому настилу из старых листьев, рассыпавшихся в мелкую пыль под множеством прошедших здесь за долгие годы ног. К тому же она почувствовала, что если будет так продолжать идти вперед, то преодолеет, оставит позади ощущение, что общество выбросило ее на обочину из своего комфортного утонченного мирка. И перестанет чувствовать себя изгнанницей.

Какой-то ярко-зеленый, изумрудный, переливчатый проблеск привлек ее взгляд. Она отважилась свернуть с тропинки и сделать несколько шагов в сторону.

Зеленый проблеск оказался озерцом, блестящим, как цветное стекло. Вблизи оно оказалось не таким уж изумрудным, но все равно красиво переливалось. Висевший над озером густой запах влажной земли и ряски казался, как ни странно, приятным. Сюзанна разглядела деревянные мостки, на которых поблескивало что-то светлое. Она прищурилась. Это было похоже... это напоминало...

Боже всемогущий, больше всего это было похоже на ноги!

Она вытянула шею, встала на цыпочки и, зажав рот рукой, чтобы не вскрикнуть, нырнула за ближайшее дерево.

Ноги принадлежали мужчине! Рослому абсолютно голому мужчине.

Сюзанна осторожно выглянула из-за дерева, желая убедиться, что ей не почудилось.

Нет, ей не почудилось. Торс мужчины, загорелый и мускулистый, являл собой правильную букву «V», стройные бока были светлее и суживались к бедрам и икрам, словно выточенным на токарном станке и покрытым светлым пушком, поблескивавшим в лучах утреннего солнца. Коротко остриженные волосы, яркие, как сигнальный фонарь, но вот лицо... Лица она не смогла разглядеть. Впрочем, лицо не имело значения, настолько великолепным было все остальное. Красота мужчины была грозной, и внутри Сюзанны начал пульсировать непонятный клубок из страха, восторга и томления, словно в ней обнаружилось вдруг второе сердце.

Мужчина лениво потянулся, открыв темный ворс подмышек, и это зрелище показалось Сюзанне более запретным и интимным, чем вид остальных частей его тела. Сюзанна, разумеется, видела рисунки и скульптуры нагих мужчин, но у них не было такой пушистой поросли под мышками. Беспечность, с которой мужчина, по-видимому, относился к своей красоте, слегка пугала. Он словно шутил с заряженным мушкетом.

Сюзанна схватилась за свой этюдник и быстрыми широкими штрихами принялась рисовать мужчину: поднятые вверх руки, выпуклые бицепсы, голени, грудь, а когда он повернулся, то и темные волосы, курчавившиеся между ногами, переходившие в узкую более светлую полоску на плоском животе. Между его бедрами помещалось мужское достоинство, которое на расстоянии выглядело вполне безопасным. Его Сюзанна тоже зарисовала, поскольку хотела быть точной.

Пробегавшая мимо белка остановилась, чтобы посмотреть на Сюзанну, яркие маленькие глазки взглянули на девушку с упреком. Белка негромко цвиркнула, а Сюзанна, нахмурившись, приложила палец к губам.

Мужчина легко вскочил на ноги и нырнул в озеро с громким всплеском. Через мгновение он вынырнул на поверхность, отфыркиваясь, и начал удаляться от мостков, ритмично выбрасывая из воды руки. Вот он перевернулся на спину, и над водой замелькали его светлые ступни, похожие на резвящихся выдр. Тут у Сюзанны подогнулись колени и она, крякнув, шлепнулась на траву.

Снова приняв вертикальное положение, она для устойчивости прислонилась к дереву и, пока мужчина переплывал озеро из конца в конец, принялась отделывать рисунок, набрасывая деревья и мостки.

Мужчина тем временем снова выбрался на мостки. Она очарованно смотрела, как прозрачными ручейками стекает вода по мышцам его спины и ягодиц. Мужчина встряхнулся, словно большое животное, и алмазные капли разлетелись во все стороны. Он сделал выдох, сошел с мостков на траву и исчез за деревьями.

Несколько мгновений Сюзанна не двигаясь продолжала смотреть на то место, где он только что стоял, чувствуя легкое головокружение и прилив необычайного ликования.

«Очень может быть, что он проделывает это каждое утро!»

Эта мысль наполнила ее неуместной надеждой. Но мало-помалу чары понемногу отпустили ее, и к ней вернулся здравый смысл. Сюзанна подумала о том, что тетушка, должно быть, проснулась и хватилась ее. Девушка выпрямилась и тут увидела вырезанное на стволе дерева сердце. Внутри сердца были заключены слова: «Кит и Каро». Очевидно, слова вырезали уже давно, линии успели потемнеть и расплыться. Сюзанна задумчиво обвела пальцем сердце, любуясь им и одновременно жалея раненое дерево.

И в это мгновение две ладони – шлеп, шлеп – опустились на ствол дерева с обеих сторон ее головы.

Сердце Сюзанны словно тяжелый валун повернулось в груди и замерло.

В течение ужасного, невыносимо долгого мгновения ни один из них не двинулся и не издал ни звука. Затем мужской голос проник ей в сознание, отчего на ее затылке зашевелились волосы, а по рукам побежали мурашки:

– Разве это справедливо, что вы видели меня в чем мать родила, а я вас нет?

Ох нет, нет, нет!

Сердце ее забилось в груди точно дятел.

Жар, исходивший от стоявшего сзади мужчины, проникал в нее словно солнечный луч, хотя он вовсе не прикасался к ней. Она вжалась в ствол дуба. Его запах сковал ее сетью: запах разгоряченной солнцем кожи с легкой примесью пота и еще чего-то, густого, сложного, древнего, и в ее крови начал нарастать первобытный гул. Это нисколько не напоминало бальную смесь запахов крахмала и мыла, как у ее кавалеров. От него пахло настоящим мужчиной.

Альбом выпал из ее рук на землю. Она скосила глаза и увидела длинные изящные пальцы и мускулистую руку, покрытую серебристо-золотистыми волосками. Рука чуть сдвинулась, и она увидела маленькое родимое пятно в форме чайки пониже кисти, там, где на руках самая нежная кожа.

Тогда она сделала слабую попытку повернуть шею, чтобы увидеть его лицо.

– На вашем месте я не стал бы оборачиваться. – В голосе его звучала насмешка.

О Боже!

Когда наконец к ней вернулся дар речи, Сюзанна сказала то, что ее саму ужаснуло:

– Вы вели себя очень смирно.

Раздался удивленный смех, и ладони исчезли из виду.

Тогда Сюзанна, не будь дурой, юркнула за дерево и через кусты бросилась назад к тропинке, не смея обернуться назад.


Он в самом деле поступил нехорошо. Разумеется, он был полностью одет. В противном случае не стал бы подкрадываться сзади к юной леди. Он вообще не помнил, чтобы когда-либо подкрадывался к юным леди, пусть он и шалопай, но не сумасшедший же. Но она за ним шпионила, кем бы она ни была. И заслуживала того, чтобы ее напугать.

Когда Кит добрался из Лондона до Барнстабла, весь потный и раздраженный, мысли его продолжали метаться между Джеймсом Мейкписом, Морли и графиней. Прежде чем направиться в дом и ошеломить своим появлением слуг, которым наверняка придется напомнить, что деньги даром не платят, он решил отдохнуть у озера. Эта идея сама по себе не подняла ему настроение, но купание принесло облегчение. Странно: стоило нырнуть в покрытую ряской воду и выплыть на поверхность, как он почувствовал себя так, словно последних лет, проведенных в Лондоне, не было вовсе. До сих пор он не понимал, каким грузом они лежали на его плечах.

Матушка назвала это имение «Розы». Его это всегда забавляло, поскольку на небольшом участке земли росло от силы десяток розовых кустов, просто так, без всякой теплицы. Здесь, в Барнстабле, он вырос, и ухоженный садик, окружавший дом, интересовал его гораздо меньше, чем начинавшийся за ним лес с его таинственной игрой света и тени и удивительными дикими существами. В детстве лес давал богатую пищу фантазии, в нем было что исследовать. А в юности он стал местом тайных свиданий. И дуэлей.

Несколько лет назад матушка умерла, и с тех пор отец почти все время проводил в Лондоне, лишь изредка навещая отдаленное поместье. Сам Кит был здесь в последний раз много лет назад и вынужден был поспешно уехать из городка. А потом наезжал лишь затем, чтобы уволить очередного слугу. В «Розах» не было управляющего, штат прислуги очень скромный, в его задачу входило не дать дому прийти в полный упадок.

Улыбнувшись, Кит наклонился и подобрал оброненный барышней альбом: по иронии судьбы даже за шпионом иногда шпионят. Он лениво полистал его.

Подумать только! Девица не только шпионит, она еще и документально запечатлевает объекты своих наблюдений.

Увидев себя, он едва не расхохотался. Руки воздеты к небу, пенис скромно опущен вниз – ведь он, как-никак, собирался только поплавать. И все же рисунок неплох. Правда, мостки под его ногами и деревья позади отделаны только вчерне, но его она изобразила отлично, сумела передать бездумное наслаждение моментом, силу и уверенность тела, даже намек на скрытое самодовольство в изгибе спины. В рисунке не было и тени девичьего жеманства, только правдивость и профессионализм. Кит был польщен, однако, разглядывая рисунок, почувствовал себя почему-то незащищенным, но вовсе не потому, что был изображен голым. Художница ухватила какую-то его глубинную сущность.

Кит еще раз пролистал этюдник, теперь уже медленно. Вот еще молодой человек – этот полностью одет, лежит на траве и улыбается нежно и многозначительно. Ни с того ни с сего Кит испытал укол зависти. Художница и ее модель, судя по всему, близко знакомы и неравнодушны друг к другу. Ещё одна страница была покрыта розами, с любовью воспроизведенными уверенными штрихами. На другой странице изображен большой загородный дом, почему-то показавшийся знакомым. Вот просто группа деревьев. Вот компания барышень с милыми доверчивыми личиками, ленты их капоров развязаны.

Во всех рисунках чувствовались увлеченность, сноровка и, главное, своеобразие манеры, которому не способен научить ни один учитель. Кита эти наброски странным образом взволновали. Его отец был прав – давным-давно он действительно мечтал стать натуралистом. Увлекался Джозефом Бэнксом, его путешествиями с капитаном Куком, исследованиями флоры и фауны. Но Кит никогда не мог передать на бумаге предметы именно такими, какими он их видел и чувствовал, и это сводило его с ума. Природа словно мягко связывала ему руки, говоря: «Нет, голубчик, этот дар в отличие от прочих тебе недоступен!» А он так привык делать все первоклассно, то неудачи в живописи воспринимал как унижение. Но должно быть, в том возрасте для него полезно было хоть в чем-то почувствовать себя униженным.

Он еще раз перелистал альбом от начала до конца. Кто она, эта неизвестная художница? Ее фигурка была изящной и женственной и не могла оставить его равнодушным. От волос оттенка красного дерева приятно пахло, хотя он и не мог определить, чем именно, скорее всего свежестью. Чистотой. Неиспорченностью. Впрочем, ни одно из этих слов не было точным. До чего он любил открывать для себя уникальный запах женщины, у каждой неповторимо свой. Начинать знакомство лучше, всего, он знал по опыту, с затылка. Есть и другие приятные места...

Он улыбнулся сам себе озорной улыбкой, но она тут же исчезла с его лица, стоило ему вспомнить, что в Барнстабле он не для того, чтобы знакомиться с женскими запахами.

«Вы вели себя очень смирно», – сказала она. Так, будто он ее разочаровал.

Кит рассмеялся. Нечто подобное сказал бы и он на ее месте.

А здесь не будет скучно.


Кит завел лошадь в конюшню, до обморока напугав двух мирно дремавших на сене конюхов, присматривавших за четырьмя обитавшими в «Розах» меринами, красивой беременной кобылицей, которая вот-вот должна была ожеребиться, и самодовольным жеребцом.

Затем Кит обошел дом кругом и проскользнул в него через приоткрытую кухонную дверь. На кухне не было ни души. Горничные, конечно же, развлекаются с лакеями. Впрочем, он не мог осуждать их, принимая во внимание прекрасную погоду и вечное отсутствие хозяев. Однако некоторое подобие порядка все же придется навести.

Какое-то время он стоял, прислушиваясь. И услышал оживленный разговор, доносившийся со стороны гостиной, где висел огромный портрет семейства Уайтлоу, на котором был изображен и маленький, стоявший с угрюмым видом Кристофер, недовольный тем, что его заставляют позировать для грядущих поколений. С детства знакомый с каждой скрипучей половицей, Кит прокрался к комнате вдоль стены коридора и заглянул в дверь.

Экономка миссис Дэвис и дворецкий Бултон вольготно возлежали на симметричных кушетках затылками к нему, и, не торопясь, попивали чаек.

– Любезная миссис Дэвис, не собираетесь ли вы почтить своим присутствием завтрашний бал? – Бултон искусно имитировал характерный тягучий говорок аристократов, прихлебывая из чашки и не забывая оттопыривать мизинец.

– Ну, вообще-то, мистер Бултон, я пока что не придумала, какое платье мне надеть. Надо сказать горничной, чтобы выбрала его за меня, ведь она делает за меня все остальное, мистер Бултон, так пускай и думает за меня тоже.

Они расхохотались и чокнулись чашками.

– Привет, – весело поздоровался Кит.

Собеседники в смятении мгновенно вскочили. С некоторым сожалением Кит увидел, как чашки взмыли вместе с ними, и их содержимое выплеснулось на ковер. Но решил, что зрелище мелькающих в воздухе рук и ног стоило того, чтобы не предупреждать их заранее о своем приезде.

– Да, ваше сиятельство!

Они кланялись и приседали, кланялись и приседали, кланялись и приседали, будто поклоны и приседания могли искупить то, что они с ногами лежали на матушкиных французских кушетках.

– Я приехал! – бодро проговорил он. – Как дела, миссис Дэвис? Бултон?

– Дела... это просто... мы тут... – наперебой забормотали они.

– Как раз собирались созвать слуг, чтобы подготовиться к моему визиту? – вежливо предположил он.

– Наши извинения, сэр, но если бы мы знали, что вы пожалуете... – Бултон на удивление быстро справился с шоком и заговорил с исполненным достоинства сожалением. Молодец.

– Да я и сам не знал, что пожалую, Бултон, за что прошу у вас и миссис Дэвис прощения. Но если вы прямо сейчас начнете проветривать комнаты, готовить еду и... впрочем, ваши обязанности вам известны, и мне не нужно вам о них напоминать.

– Да, сэр. Разумеется, нет, сэр. То есть, конечно же, сэр, – снова заговорили они вразнобой.

– Этим пятном прошу вас заняться лично, миссис Дэвис, – кротко сказал он.

– Ах, милорд! – Экономка с трагическим выражением перевела взгляд на ковер. Насколько Кит себя помнил, миссис Дэвис заботилась о коврах, как о малых детях. Но в отсутствие хозяев даже лучшие из экономок, видимо, становятся небрежными.

– А что, завтра в Барнстабле в самом деле бал?

– Д-да, милорд.

– И где же именно его устраивают?

– В городской ратуше, сэр. Приглашены все в городе. Все, кроме слуг, разумеется.

– Хорошо. – Мгновение он смотрел на них строго и взыскующе, и это мгновение длилось достаточно долго, чтобы им захотелось увернуться из-под его взгляда. – Я предлагаю завтра вечером устроить здесь бал для слуг. И можете купить вашей любимой отравы, Бултон.

– Виски, сэр? – пробормотал Бултон неуверенно, и его губы тронула едва заметная улыбка.

– Да, предлагаю вам купить немного виски для такого случая. Миссис Дэвис, полагаю, денег в доме хватит?

– О да, сэр! – Миссис Дэвис тоже позволила себе слегка расслабиться и даже отважилась задать вопрос: – А вы собираетесь на завтрашний бал в Барнстабле, сэр?

– Само собой, миссис Дэвис, само собой, – беззаботно ответил он. Прошло немало лет с тех пор, как Кит показывался в Барнстабле в последний раз, и он надеялся, что его история уже обросла легендами.

На этот раз слуги улыбнулись в открытую, а он улыбнулся им в ответ. Сельчане будут не на шутку удивлены появлением виконта среди них, и миссис Дэвис с Бултоном скорее предпочли бы увидеть это, чем даже веселиться на собственном празднике.

– Вы долго пробудете на этот раз? – спросила миссис Дэвис.

– Не меньше месяца, миссис Дэвис. Видите ли, у меня здесь есть одно дело.

Он видел по ее глазам, что она уже предвкушает, как объявит новость горничным и лакеям, которым придется некоторое время старательно изображать усердие в работе.

– Большую часть времени я стану проводить на природе, – заверил он экономку, которая застенчиво улыбнулась ему, догадавшись, что ее мысли прочитаны.

– Ваш батюшка, надеюсь, в добром здравии? – осторожно осведомился Бултон.

– Да. Но сюда не собирается.

Как Бултон ни старался, но облегчения скрыть не сумел.

– Очень хорошо, сэр. Очень приятно видеть вас, сэр, – сказал он наконец.

– Нисколько не сомневаюсь, Бултон. – Кит едва сдерживался, чтобы не засмеяться. – На этом пока все, благодарю вас. Смею напомнить вам о пятне, миссис Дэвис.

– Ох, да! – Экономка так быстро опустилась на пол рядом с кушеткой, словно ее сразила пуля, а Кит прошествовал в свои апартаменты, проверить – успели ли за время его отсутствия пауки затянуть всю комнату паутиной или только ее половину.


Сюзанна бежала, не останавливаясь, до самой калитки тетушкиного сада и, только достигнув ее, остановилась, чтобы отдышаться. В доме готовилось что-то вкусное, из окна доносился аппетитный запах.

Ничто так не разжигает аппетит, как бегство от голого незнакомца, за которым ты только что шпионила!

Чувствуя некоторое смущение, она заглянула на кухню, которая, должно быть, одновременно служила и столовой, поскольку никакой другой столовой в доме не наблюдалось. А вот у нее дома кухня занимала весь цокольный этаж, а столовая располагалась от нее, должно быть, на расстоянии целого акра. А в папином лондонском доме...

– Доброе утро, Сюзанна, – повернулась к ней тетя Франсис. – А я уж решила, что ты сбежала назад в Лондон.

«Разве я могу выбирать?»

Но тетя Франсис казалась такой доброй и готова была посмотреть сквозь пальцы на то, что племянница вошла на кухню не из дома, а снаружи, когда только-только занялась заря.

– Доброе утро, миссис... тетя Франсис.

– У современных лондонских барышень, должно быть, принято совершать утренние прогулки?

Вопрос прозвучал вполне невинно, тем не менее, Сюзанна была уверена, что тетушка вовсе не так проста, как выглядит, скорее даже с хитрецой.

– Э... у вас такой красивый садик, что я... – Она собиралась сказать: «что я решила его зарисовать», но тут с ужасом обнаружила, что обронила этюдник в лесу. Черт побери! – ...Что я вышла подышать свежим воздухом.

Альбома было страшно жаль, и по многим причинам. Она едва не зажмурилась от стыда, вспомнив: «Вы вели себя очень смирно». Что, если это сосед тети Франсис? И захаживает к ней в гости? Узнает ли она его, когда он будет одет? А он ее – узнает?

Тетушка обернулась и окинула Сюзанну долгим внимательным взглядом.

– Какая же ты хорошенькая, – весело произнесла она. – А платье-то, платье... – Тут радостное выражение сменилось откровенно встревоженным, так что между ее бровями даже появилась морщинка. – Ох, Сюзанна! – воскликнула тетушка, порывисто сжав ей руки. – Меня очень волнует то, что здесь у нас тебе покажется очень скучно. Такой модной барышне! Наверное, я поступила эгоистично и необдуманно, когда пригласила тебя поселиться со мной. Я, видишь ли, единственная родственница Джеймса, и, хотя ему и без меня было хорошо, плохие новости разносятся быстрее, чем хорошие. Я услышала о твоих обстоятельствах. А мне кое-что известно об... обычаях света. – В ее последних словах отчетливо прозвучала горечь. Этот эмоциональный всплеск растрогал и даже несколько напугал Сюзанну.

– Вы знали, что я собиралась замуж? – догадалась она.

– Да, дорогая моя. – Она погладила Сюзанну по щеке. – А раз ты приехала тотчас же прямо ко мне, можно заключить, что ты уже больше не собираешься, а именно этого я и опасалась. Маменьки будущих маркизов слишком практичны, правда?

Какое счастье, что кто-то полностью и искренне на ее стороне. Для Сюзанны это чувство было в новинку.

– Да, – промолвила она с чувством. – Именно практичны.

– Он много потерял, деточка, – живо подхватила тетя. – Тем хуже для него. Но жизнь продолжается. Сейчас нам пора завтракать. Вот гренки с ветчиной в честь твоего приезда и чай. Расставь пожалуйста посуду.

Сюзанна, обрадованная, что предмет разговора сменился, удивленно огляделась. И не на шутку растерялась. Судя по всему, завтрак приготовила сама тетушка. И на стол накрыть больше было некому, кроме...

– Она в буфете, деточка, – мягко подсказала тетушка.

– Ну да, конечно, – пробормотала Сюзанна. Раскрыв дверцы, она увидела, что под посудой подразумевались тарелки, которых было всего четыре. Фаянсовые, цвета старой кости.

Сюзанна порозовела от стыда. Сколько раз ей приходилось видеть, как служанка достает из буфета посуду.

Внезапно эти четыре тарелки показались ей печальным символом ее социального падения, и ожидавшая впереди жизнь понеслась стремительно ей навстречу, как немилосердно несется земля навстречу человеку, падающему с большой высоты.

Слегка дрожащими руками Сюзанна взяла из стопки две тарелки и поставила на стол, надеясь, что разрумянившиеся щеки тетушка отнесет на счет жары.

– Еще раз большое вам спасибо, тетя Франсис, за то, что пригласили меня к себе, – сказала Сюзанна.

– Я очень рада тебе, Сюзанна, – решительно произнесла тетя. – И прошу тебя, не будем больше об этом. Завтра вечером у нас в ратуше бал, и скажу тебе откровенно – из-за тебя я стала знаменитостью. Новое лицо в наших краях всегда становится объектом обсуждений. Все умирают от любопытства, так хотят посмотреть на тебя. Если хочешь, можно будет завтра пойти, дорогая.

Новость подняла Сюзанне настроение. Она с удовольствием пойдет на бал. Себя показать, на людей посмотреть. Главное – себя показать. Быть может, бал поможет ей забыть пережитое.

Но стоп!

– А они... они знают, почему я приехала к вам жить? – спросила Сюзанна. «Они знают, что меня бросил жених? Знают, что я осталась без гроша?» Сюзанна хорошо представляла, что означает, когда люди начинают судачить. Ока сама недавно занималась чем-то подобным. Могла высмеять манеру танцевать Джорджа Перси, например. Ей вдруг пришло в голову, что лучше подождать денек, а то и недельку, а то и годик-другой, чтобы привыкнуть к новому положению. Ведь сейчас она даст пищу для сплетен.

Тетя Франсис смотрела на нее с пониманием и сочувствием.

– Они знают, что у тебя умер отец, и ты переехала сюда, а если кто-то знает что-то еще, то не от меня. Но главное то, как ты сама реагируешь на случившееся, Сюзанна.

Ветер всколыхнул шторы на окнах, и комнатка с простым деревянным полом и каменным очагом внезапно озарилась светом утреннего солнца. Наполнивший ее запах роз смешался с запахом жареного хлеба и ветчины. «При соответствующем освещении красивым может показаться что угодно», – подумала девушка и гордо вскинула подбородок.

– Случившееся меня совершенно не трогает.

Ничего другого Сюзанна и не могла сказать, когда все вокруг было залито солнцем, а воздух напоен чудесными ароматами.

Глава 4

Кит успел забыть, каким был загородный дом Грантемов – летом он копил зной, зимой – холод. С наступлением ночи войти в спальню было все равно что сойти с корабля в какой-нибудь Вест-Индии. Но Кит научился не привередничать, в каких бы условиях ни приходилось спать. На военной службе спишь урывками, где придется, также как питаешься, и радуешься, если это вообще удается. Кит разделся и бросил одежду на стул. Заряженный пистолет положил на тумбочку в изголовье. От лежавшего на тарелке куска сыра отрезал ломтик и с аппетитом съел. Нож он тоже положил на тумбочку. На всякий случай хорошо иметь несколько видов оружия.

Кит откинул простыни, легкие и мягкие, как вечерний бриз, – единственные предметы роскоши, которые позволил себе захватить из Лондона, и лег.

Но прежде чем погасить свет, он, повинуясь импульсу, взял в руки этюдник и попытался соединить в единое целое историю, о которой повествовали рисунки. Судя по картинкам с красивыми домами и барышнями, художница вела приятную светскую жизнь. И вдруг как восклицательный знак – голый виконт!

Кит, усмехнувшись, отложил альбом, погасил лампу и закрыл глаза.

Когда он снова открыл их, в комнате было так же темно. Видимо, спал он совсем недолго. Но тишина вокруг стала несколько иной – словно в нее проникло нечто чужеродное. Затаив дыхание, Кит слегка приоткрыл веки, оглядел комнату и рядом со столом увидел темную тень.

Кит схватил нож, скатился с кровати и обхватил рукой незваного гостя сзади за шею.

– Только шевельнись – и захлебнешься кровью, – пробормотал он.

Незнакомец тщетно попытался высвободиться. Некоторое время мужчины топтались на месте, изо всех сил напрягаясь и тяжело дыша.

– Полегче, Грантем, – прохрипел наконец злоумышленник.

Кит слегка ослабил хватку.

– Джон, ты?

Молчание.

– Кит? – выдохнул Джон Карр.

– Да, – изумленно подтвердил Кит.

Снова – молчание.

– Ты что, голый? – В голосе Джона прозвучал ужас.

Фыркнув, Кит оттолкнул Джона Карра, схватил со стула панталоны, сунул в них ноги и зажег лампу у кровати. Друг детства стоял посреди комнаты, потирая шею.

– Джон Карр! Ты намекаешь, что от меня пахнет козлом?

Друг хрипло рассмеялся. Хрипло потому, что сильная рука, сжавшая его трахею, нанесла некоторый урон голосовым связкам.

– Бог мой, так ты теперь пират? Что это у тебя, абордажная сабля? «Только шевельнись и захлебнешься кровью!» – передразнил он Кита.

– Это всего лишь ножик для сыра, Джон. А ночь сегодня душная. Разве нельзя спать голым в собственной спальне? – Как видно, в Барнстабле нигде невозможно раздеться, не наткнувшись на соглядатая! – Как ты сюда вошел?

– В детской приоткрыто окно, а ты же знаешь, то дерево снаружи...

– Ну да. – Кит понимающе кивнул. Ему самому хорошо было известно все про «то дерево». В детстве Кит бессчетное число раз карабкался по нему вниз и вверх, покидая по своему усмотрению детскую и возвращаясь в нее, когда считалось, что он крепко спит, или когда его наказывали за какую-нибудь детскую провинность. Джон тоже без конца сновал вверх и вниз по тому дереву. Время от времени их заставали за этим занятием и снова наказывали, потому что отец Кита всегда опережал его на шаг. Сейчас оба они опять замолчали.

– Джон, но какого черта?.. – Кит взмахнул рукой, жестом завершая вопрос. Джон Карр одетый в сапоги, черные панталоны и черный сюртук, – без сомнения, чтобы легче сливаться с темнотой, – выдвинул стул и оседлал его.

– Тебя здесь не должно было быть.

Кит не удостоил эти слова ответом, и Джон начал снова:

– Я выполняю поручение.

– Выполняешь поручение? В моей спальне? В Барнстабле?

– Ну да.

Кит в упор уставился на друга. Джон всегда был хорош собой – высокий, тонкий, темноволосый, темноглазый. В его облике волшебным образом сочетались мужественность и утонченность – опасная смесь, наполнявшая сладким трепетом женские сердца.

Большинство мужчин, на которых Кит молча устремлял взгляд своих ясных голубых глаз, начинали бессвязно лепетать.

Однако сейчас Джон спокойно смотрел на него. Внезапно Кит почуял неладное.

– Пожалуй, тебе лучше рассказать.

Джон, решившись, склонил голову, и, когда снова тут же поднял ее, Киту решительно не понравилось осторожно-вежливое выражение его лица. Обычно они никогда не надевали друг перед другом свои шпионские маски.

– Расскажу лишь то, что могу.

– Меня в чем-то подозревают? – с недоверием спросил Кит. – Моему отцу это известно?

– С какой стати? Он что, всеведущ? – с вызовом спросил Джон. Отец самого Джона, барон, обожал садоводство и уж точно не являлся столпом британского общества.

– Ему нравится, когда о нем так думают, – миролюбиво произнес Кит.

Джон невольно усмехнулся.

– Ну хорошо, я тебе расскажу, что мне здесь понадобилось. Но должен попросить тебя никому это не пересказывать. Никому, в том числе отцу. Иначе мне устроят грандиозный разнос. Или что-нибудь похуже.

Кит нетерпеливо тряхнул головой.

– Ну говори, Джон.

– Это касается Морли...

Кит замер. Как ни странно, он нисколько не удивился. Он подошел к бюро, сдунул пыль с двух бокалов, заставив Джона хмыкнуть, и налил в них бренди. Один бокал подтолкнул к Джону.

– Продолжай.

– Мы перехватили письмо, адресованное Таддиусу Морли. Письмо от женщины, в котором она грозит ему: «Я расскажу все, что мне известно обо всех ваших делах...» если он не пошлет ей денег. В общем, леди его шантажирует. Необходимо ее разыскать, поскольку она, возможно, способна свидетельствовать, что Морли продавал французам информацию. Но до сих пор найти ее нам не удалось.

– Кому «нам», Джон? И какое это имеет отношение ко мне? Не считая моего, скажем так, «интереса» к Морли?

Джон с деланной небрежностью сомкнул пальцы вокруг бокала.

– Не могу тебе сказать, кто такие «мы». Женщину зовут Каролина Оллстон.

После стольких лет это имя прозвучало не так драматично, как свист выхваченной из ножен сабли, но и не вполне буднично. Кит увидел, как рука Джона непроизвольно потерла плечо, где до сих пор сохранился круглый шрам. Этот шрам оставила пуля, выпущенная из пистолета Кита, когда им обоим было по семнадцать лет. В память о Каролине.

– Все-таки, Джон, какое это имеет отношение ко мне?

Джон отхлебнул бренди и отчеканил:

– Тебе, Кит, она тоже отправила письмо.

Кит напрягся. Слова друга в немалой степени его изумили.

– Вот как? – переспросил он.

Джон быстро заговорил:

– В твой лондонский дом. Я его перехватил. В письме она просит тебя... – Он запнулся, кашлянул и договорил хрипло: – ...О помощи. Пишет, что ей грозит опасность, что она хочет с тобой встретиться. Письмо, видимо, должно было подготовить тебя к ее визиту.

О помощи! Каролина нуждается в помощи.

– Когда отправлено письмо?

– Неделю назад.

– И ты приехал в «Розы», чтобы...

– Она так и не появилась в твоем лондонском доме. А «Розы» – идеальное место, чтобы с ней увидеться или спрятать ее... – Джон глотнул бренди и поставил бокал. – ...Если бы ты решил это сделать.

Фитиль в лампе шипел и оплавлялся, и в неверном свете графин с бренди сумрачно поблескивал, тогда как лица обоих друзей оставались в тени.

– Я ее не видел и ничего о ней не слышал уже лет двадцать, Джон, – произнес наконец Кит как можно равнодушнее. – Я и думать о ней забыл. Ты мог бы просто спросить меня, а не шарить по моей спальне. Или по моему лондонскому дому.

– Я получил инструкции, Кит.

– От кого? – быстро спросил Кит. Скорее всего, ответа на вопрос не последует, но попробовать все равно стоило.

Джон покачал головой:

– Ты же понимаешь, я не могу сказать. И я не знал, что ты окажешься... то есть меня не предупредили, что ты здесь. Оставалась возможность, что она могла приехать сюда без твоего ведома, разыскивая тебя.

– Да, такая возможность оставалась, – произнес Кит в высшей степени неуверенно.

Джон, не ответив, лениво обвел глазами комнату. Он чувствовал себя здесь как дома. Кит сомневался, стоит ли рассказать ему про Джеймса Мейкписа. В душе все еще таилась обида на то, что ему в свое время не разрешили заняться проверкой Морли. Любопытно также, что сына проверяют, а его отцу об этом ничего не известно. Мысль о том, что Джон может разоблачить Морли до того, как ему самому представится такая возможность, просто бесила Кита. Презренный дух соперничества настоятельно велел помалкивать.

Но ведь это же Джон, друг детства, все равно что брат. А Кит считал себя патриотом. Если Морли действительно продавал секреты французам...

– Джон, тебе следует кое-что знать. Ты слышал, что убит Джеймс Мейкпис?

Джон хмуро кивнул.

– Так вот, пару недель назад Джеймс рассказал мне одну весьма странную историю, которую я тогда воспринял не слишком серьезно. Ее главным героем, скажем так, был Таддиус Морли.

Джон вскинул брови.

– И что дальше?

– Помнишь такого парламентария, Ричарда Локвуда? Его убили несколько лет назад.

– Кажется, это случилось как раз... – Джон помедлил, поскольку из них двоих всегда был более дипломатичен, – когда нас запихнули в военную академию.

– В тот год, когда я тебя подстрелил, – с откровенным злорадством уточнил Кит.

– В тот год, когда ты дал по мне промах, – разумеется, возразил Джон. Спорить на эту тему они могли бы до бесконечности.

Решившись, Кит рассказал Джону историю о Локвуде, Морли, христианских добродетелях и фантастическом месте, где якобы спрятаны обличающие Морли документы.

Джон задумчиво забарабанил пальцами по столу.

– А ты уверен, что Джеймс был трезв, когда рассказал тебе все это?

– А ты видел хоть когда-нибудь Джеймса пьяным?

– Ну а сам ты был трезвым, когда он тебе это рассказывал?

– Почему все считают, что я постоянно пьян? – раздраженно спросил Кит.

Джон криво улыбнулся.

– Потому что так оно и есть. Но как ты думаешь, почему Джеймс рассказал именно тебе? Под влиянием момента, или же он заранее собирался поговорить именно с тобой?

– Затрудняюсь сказать. Может быть, он решил, что ему грозит опасность. Может, изо всех его знакомых я один не махнул бы на это рукой, случись с ним что-нибудь.

Так весьма дипломатично он намекал, что следить за ним было большой ошибкой. Джон, к его чести, не стал фыркать.

– Ты ему поверил, Кит?

– На бред его история вовсе не смахивала, если ты это имеешь в виду.

– Считаешь, Каролина знает что-то об убийстве Локвуда? В письме она пишет еще: «...наши прошлые дела».

– Именно поэтому я и рассказал тебе сейчас историю Джеймса. Может быть, вся история звучит дико, но мне кажется, она как-то связана с Каролиной и с Морли. Видимо, это дело теперь поручат тебе...

Джон, черт бы его побрал, нагло улыбнулся – он прекрасно знал, как разочарован Кит невозможностью заняться этим загадочным делом.

– Ну, а что бы ты стал делать, Кит, если бы Джеймса не убили?

– Выудил бы у него остальные подробности, конечно. А скажи, почему ты вообще начал проверять Морли? – быстро спросил Кит.

– Прекрасная попытка. Но ты же знаешь, я не могу сказать.

Кит негромко выругался, а Джон расхохотался.

– Но ты нам очень помог. Не зря я полез в окно, хотя и староват для таких упражнений.

Кит криво улыбнулся. Бренди только согрело ему желудок, но мозг продолжал пребывать в боевой готовности.

– Помянем Джеймса. – Он поднял бокал.

– Да, помянем.

Они выпили, какое-то время каждый думал о своем.

– Кит, – неуверенно начал Джон, и Кит выжидательно посмотрел на него. – Ты ведь понимаешь, что, если Каролина помогала Морли переправлять информацию французам, она такая же изменница, как Морли. А теперь она пытается разыскать тебя.

Но Кит и сам пришел к этой мысли. Если сын лорда Уэстфолла будет уличен в сношениях с изменницей родины, произойдет ни больше, ни меньше политический катаклизм. И не одна жизнь окажется загубленной. В том числе и его собственная. И жизнь его отца в частности.

И есть, без сомнения, люди, которые весьма этому обрадуются. Интересно, кому – отцу или ему самому – тщательно готовят столь сокрушительное падение?

Кит небрежно откинулся на стуле, привычно сохраняя невозмутимый вид. Подложил ладони под голову и блаженно потянулся. Джону наверняка известно, что все это лишь спектакль, потому что Кит вел бы себя в подобных обстоятельствах точно так же.

Вместо того чтобы продолжить разговор, Кит подлил себе и Джону бренди, поднял бокал и кивнул другу.

– Так куда ты направился после того, как мы расстались тем вечером? Домой к леди Баррингтон?

Самодовольная улыбка Джона явилась тому подтверждением.

– Говоря точнее, к ней в постель.

– Поздравляю, – сказал Кит, и они снова чокнулись. Некоторое время Джон добивался расположения леди Баррингтон.

Джон допил бренди, звякнул бокалом о стол и кивком предложил Киту снова его наполнить.

– А ты сам-то что здесь делаешь? – спросил он так, словно эта мысль только-только его осенила. – Я не знал, что ты покинул Лондон.

– Да вот решил поработать над книгой.

– Над чем?

Довольно забавно объяснять людям значение слова «книга».

– Решил на некоторое время удалиться от лондонской суеты и заняться изучением флоры и фауны окрестностей Барнстабла.

Отвисшая челюсть Джона вознаградила его сполна. Кит даже позволил себе философски заметить:

– Видишь ли, Джон, природа – бесконечно увлекательная штука. А все эти убийства, разврат, жестокость...

Джон закрыл рот. Вид у него был не на шутку встревоженный.

– Но ведь ты профессиональный агент, Кит. И всегда любил Лондон. Не говорю уже о твоей графине...

Кит расхохотался и звонко шлепнул ладонью по столу. Джон обиженно насупился.

– Ну скажи мне наконец правду.

– Ладно, скажу. Отец отправил меня сюда и заставил писать книгу. Если я за месяц ее не закончу, мне грозит Египет.

– Так ты тут в ссылке? – догадался Джон.

– В каком-то смысле.

– Гм...

– Гм? – возмущенно повторил Кит. – Что ты хочешь этим сказать?

– В последнее время ты был не в себе, Кит.

– Не в себе? Как это понимать?

– Ты стал слишком много пить, – сказал Джон, и прозвучало это первым пунктом в длинном перечне. – Гораздо больше, чем в прежние времена. Нетерпим к людям. Преследуешь замужних графинь, что, по-моему, слишком сложный способ избежать брачных уз.

– Избежать брачных уз? – Только Джону Карру эти слова могли сойти с рук. – А ты сам-то?

– Я берегу себя.

– Для чего?

Джон с загадочной улыбкой некоторое время выдерживал негодующий взгляд Кита.

– Ну, может быть, мне в последнее время и впрямь стало немного скучновато, – пробормотал наконец Кит.

– Нам всем время от времени становится «немного скучновато». Но только ты со скуки мог назвать Чизолма идиотом!

Кит молча признал правоту друга. Для человека, который гордится своим самообладанием, его поведение в последнее время мало о нем свидетельствовало. Его беспокойный ум жаждал сложных задач, энергичное тело – активности. Ему требовалась цель. Он глубоко вздохнул и раздраженно выдохнул воздух. Да, в последнее время он не чувствовал себя счастливым. Джон поднял глаза к потолку.

– Думаю, в твое отсутствие графиня может почувствовать себя одинокой...

Кит зловеще рассмеялся.

– У тебя духу не хватит.

Впрочем, Кит не слишком беспокоился. Может быть, Джон и красавчик, но оба они хорошо знали, что Кит во всем и всегда из них двоих был первый – в стрельбе, в беге, в верховой езде, в плавании, в умении нравиться женщинам. Просто оставаясь самим собой – независимым и упрямым. Но может быть, потому, что он очень старался?

«Нет, – решил Кит бодро. – Я просто лучший».

Напряжение ослабло, и они дружески помолчали.

– Можешь на меня положиться, Джон, – сказал Кит. – Я ничего не скажу – ни отцу, ни кому другому.

– Знаю, – откликнулся Джон, чуть помедлив, и в его словах послышалась непонятная грусть. – А если услышишь что-то от Каролины...

– Сразу же сообщу тебе, Джон. А теперь раз ты допил бренди, то пожалуй, сам найдешь выход?

– Ты меня выпроваживаешь? – притворился рассерженным Джон Карр.

– Я хочу спать. Не забудь, кстати, заглянуть к матери, раз уж ты в Барнстабле, а то я непременно ей скажу, что ты был здесь и не удосужился ее навестить. Только сейчас выйди через дверь.

– Ну ты и скотина, – сквозь зубы процедил мрачно Джон.

Кит захохотал.

После ухода Джона Кит придвинул стул к столу, налил себе бренди, но, вспомнив слова Джона, выплеснул его обратно в графин. Подойдя к окну, уставился в темноту и задумался. Как здесь тихо. Еще пару ночей, и он станет различать звуки леса – крики птиц, беличий писк, стрекотание сверчков. Этот шум ни в чем не уступит оживленному лондонскому шуму. От ночной духоты тело покрылось испариной. Он машинально потер шею, по которой пробежала струйка пота.

Кит присел рядом с кроватью и вытащил сундучок, который хранил со времен детства. Откинув крышку, порылся в сокровищах далекого прошлого – камешки, кости, листья, книжки. Отодвинул свой первый пистолет и наконец достал письмо.

«Мне страшно жаль!» Вот и все, что было в нем сказано. Этот почерк он узнал бы из тысячи других. Два безумных года они обменивались записками. Прятали их в дупле дерева на опушке леса, там, где потом он разрядил пистолет в своего лучшего друга. У Каролины были нелады с правописанием, вспомнил он. Но «мне страшно жаль» она сумела написать без ошибок.

Он ясно вспомнил утро дуэли: хмурый рассвет, птичий трибунал, восседающий на голых ветках деревьев. Облачко пара, вылетевшее изо рта Джона и повисшее в воздухе, словно призрак слов, которые он только что произнес:

– Она этого не стоит, Кит!

Слова были одновременно язвительными и умоляющими.

Но она все-таки стоила этого. По крайней мере, для семнадцатилетнего подростка. Она разрешала Киту гладить свою обнаженную грудь, и ему иногда казалось, что это было самым главным переживанием всей его жизни.

И вот Кит, который всегда опережал в стрельбе, прицелился Джону в плечо...

После дуэли отцы немедленно отправили их в военную академию, где в отсутствие Каролины дружба и раненое плечо благополучно исцелились.

Письмо было послано из городка под названием Горриндж семнадцать лет назад, вскоре после дуэли с Джоном. Городок согласно легенде получил свое имя в честь поэта-герцога, который сошел с ума, безрезультатно подбирая рифму к слову «апельсин».

И вот теперь она попала в беду! Тут не было ничего удивительного – с Каролиной постоянно случались неприятности разного рода. Несчастья валились на нее одно за другим. Все в Барнстабле ее знали и не одобряли.

Но никого она не оставляла равнодушным.

Каролина исчезла в тут ночь, когда на рауте, устроенном отцом Кита, встретила Таддиуса Морли.

Зачем Кит берег это письмо? Наверное, как свидетельство своей победы. Если только такую женщину можно победить. И Джон, конечно, нашел бы письмо, если бы Кит не спал сегодня в этой комнате.

Раз у Джона есть от него секреты, то и Кит имеет на них право. В память о Каролине.

Глава 5

Сколько Каролина себя помнила, она всегда чего-то желала.

Это было как зудящее место, до которого невозможно дотянуться. Как забытое слово, которое вертится на языке. Как сидящая в душе заноза. Желания управляли ею с колыбели. И каждое принятое ею в жизни решение имело целью выполнить то или иное желание.

Само собой, ее жизнь нельзя было назвать скучной.

Так, например, она была твердо уверена, что Таддиус пытается убить ее в результате одного не очень удачного решения, которое она недавно приняла. Она нуждалась в деньгах, а у Таддиуса их куры не клюют. Часть этих денег он заработал не без ее помощи. И вот она сочинила это сентиментальное многословное послание.

Вскоре после этого на нее напали и попытались ударить ножом. Она чудом спаслась. Каролина переехала в другой город и осталась почти совсем без денег. Но и на новом месте на нее снова напали, и снова с ножом. Слава Богу, у нее хорошая реакция и острое зрение. С тех пор она без конца переезжала из города в город.

Ей следовало знать, что Таддиус ничего не делает наполовину.

Каролина разглядывала людей, заполнивших зал дорожной гостиницы в ожидании чая. Она была одета в черное, как подобает почтенной вдове, которой она не являлась. Но она знала, что черная вуаль на капоре делает ее загадочной. Из-под вуали были видны только губы – красные и манящие.

В отчаянии она решилась написать письмо Киту Уайтлоу, где сообщала, что ей грозит опасность. Она даже написала, что собирается к нему приехать. Но тут деньги иссякли окончательно, и ей не удалось добраться до Лондона. Теперь ей, возможно, так и не придется узнать, вырос ли Кит в того мужчину, каким обещал стать в семнадцать лет.

Восемнадцатилетняя Каролина стала яблоком раздора между Китом и его другом. Их соперничество согревало ей душу, оно даже притупило на время мучившую ее жажду. Так ее отец вечерами грел у очага израненные на войне ноги. Это да еще бутылка-другая портвейна каждый вечер помогало заглушить боль. Затрещины, отвешиваемые дочери тяжелой рукой, тоже помогали. Но она научилась уворачиваться от них.

Большую часть своей жизни Каролина уклонялась от результатов импульсивно принятых решений, и это давало возможность не ломать подолгу голову над проблемами, что представлялось ей довольно скучным занятием.

А теперь она обречена на вечные скитания.

В молодости Каролина, глядя в зеркало, удивлялась жестокой шутке, которую сыграла с ней природа: безупречный цвет лица, алые губы, огромные, как темные озера глаза, способные становиться предательски бездонными или же невинно прозрачными. Желавшим исследовать приходилось погружаться в них, что было делом рискованным. Волны шелковистых темных волос. Но какой прок от такого лица, если отец ее – горький пьяница, спустивший все имущество? Если у нее нет приличного платья? Если она вынуждена сидеть в глуши, в этом дурацком Барнстабле, где все напоминает ей о ее низком положении в обществе. Видит Бог, ее не прельщала перспектива стать женой сына фермера или сына мельника. Но разве могла она надеяться выйти замуж за сыновей эсквайров, а тем более за сына герцога?

Однако все они были не прочь провести с ней время. Их стоило только чуть-чуть поощрить. Кита же пришлось поощрять дольше, чем остальных. В нем было сильно развито чувство правильного и неправильного. В конце концов, не устоял и Кит.

Но в пылкой страсти, которую он к ней испытывал, таилась опасность. Когда она была с ним, в ней временами что-то начинало оттаивать, и тогда становилось больно, очень больно, словно она царапала себе путь во льду, чтобы добраться до него. Внимание Джона Карра тоже было весьма приятно, но он не представлял такой опасности, как Кит, – его отец был всего лишь бароном. Но главным образом потому, что он и близко не подошел к тому, чтобы вызвать в ней другой отклик, помимо физического.

А Кит подошел. Кит тоже ничего не делал наполовину.

Но однажды вечером на ежегодном приеме, который устраивал герцог Уэстфолл, чтобы продемонстрировать свое величие местным жителям, появился Таддиус Морли. Старше ее на десять лет. В его спокойствии чувствовалась скрытая сила, от которой по спине пробегали мурашки. Тогда она приняла очередное решение: вверить ему свою судьбу.

Некоторое время ее жизнь была увлекательной и захватывающей. И до странности удобной. Они подходили друг другу, она и Таддиус.

– Спасибо, – вежливо поблагодарила она хозяина гостиницы, который самолично принес ей чашку чаю, и снова украдкой обвела глазами комнату.

Все поголовно мужчины посматривали на нее – кто с восхищением, кто с опаской, кто с вожделением. Те, которые пытались ее убить, едва ли перед покушением рассмотрели ее как следует. Быть дичью – не слишком приятное дело. Но опасность несколько притупляет желания, это правда.

Сейчас у нее не было денег – последние она потратила на этот вдовий наряд и маленький пистолет. Поскольку планы шантажа провалились, деньги нужны были позарез. Когда-то Тадди ее любил (насколько он вообще способен любить кого-то, кроме своего кота), но ей следовало усвоить, что он не позволит такому непрактичному чувству, как любовь, помешать собственным амбициям. Особенно если вспомнить, как он достиг своего нынешнего положения. Ценой крови и жертв. Своих и чужих.

Часто Каролине хотелось чего-то просто потому, что этим обладали другие. Взять, например, вон того приятного светловолосого молодого человека, который ужинает за столиком в углу, видимо, вместе с женой и тещей. Он то и дело посматривал на нее, а потом остановил на ней долгий взгляд. Жена была тоже блондинкой, светлой и мягкой, как бланманже, а губы ее двигались не переставая, тогда как глаза супруга рассеянно скользили по залу, пока не наткнулись на Каролину.

Он замер, взгляд его остановился. Так случалось всегда. Она позволила ему мгновение полюбоваться собой, прежде чем снова взялась за чашку.

Жена, должно быть, ему наскучила. Но он женился на ней, потому что она, вне всякого сомнения, была приличной барышней, и их жизнь не лишена приятности. Возможно, он по-своему даже любит жену или, по крайней мере, терпит.

И Каролина решила, что хочет этого мужчину.

А поскольку заодно она отчаянно хотела денег, возможно, удастся убить сразу двух зайцев.

Удача ей сопутствовала – молодой человек встал и направился в сторону бара, путь к которому лежал мимо ее столика. Как раз в тот момент, когда он проходил мимо, Каролина поднялась.

– Вторая комната по коридору направо. Через пять минут. Пять фунтов, – прошептала она.

– Прежде чем направиться к выходу, она успела увидеть в его глазах изумление и похоть. Страх и полную капитуляцию перед ее чарами. Именно в таком порядке. Она поняла, что скоро в ее распоряжении будет достаточно денег, чтобы продолжать путь. А это самое главное.


Комитет по устройству бала взялся за дело с большим рвением, но ни созвездие свечей, ни море цветов не могли скрыть того факта, что ратуша Барнстабла – это все же не «Олмак». Вдоль одной стены зала был устроен буфет с миндальным печеньем и бутербродами, в уголке примостился оркестр, состоявший из фортепиано и струнных. Интересно, гадала Сюзанна, смогут ли они исполнить вальс? Она-то, конечно, вальс танцевать не собиралась. Она в трауре, и, кроме того, вряд ли здесь есть кто-то, с кем бы ей захотелось потанцевать.

Наметанным глазом она охватила зал – платья, веера, туфельки, сюртуки – и на мгновение растерялась: все как одна женщины здесь были одеты в платья, модные во времена битвы при Ватерлоо, то есть пять лет назад. В своем красиво сшитом по самой что ни на есть последней моде платье, пусть оно и было темного цвета, Сюзанна выглядела весьма необычно.

В настоящий момент большая часть присутствующих была занята исполнением фигур кадрили, остальным грозило завтра проснуться с растяжением шеи, так усиленно они делали вид, что не смотрят на Сюзанну, особенно молодые люди. А Сюзанна стояла рядом с тетей Франсис и улыбалась привычной чарующей улыбкой, которая в свое время снискала ей множество новых знакомств.

Но как ни странно, Сюзанна могла поклясться, что каждый из присутствующих в зале, казалось, шарахался от этой улыбки.

Тетя Франсис ободряюще сжала ей руку.

– Сюда идет миссис Тальбот, – прошептала она. – Тебе она вряд ли понравится.

И тетя приветливо улыбнулась женщине в ярко-красном платье и таком же тюрбане.

Когда процедура знакомства завершилась, миссис Тальбот доверительно понизила голос:

– Я узнала из надежного источника, что сегодня здесь будет виконт Грантем. Он пользуется весьма дурной репутацией, мисс Мейкпис. Несколько лет назад он тайком покинул Барнстабл. Отправился на поиски удачи и нажил себе состояние, занимаясь контрабандой. Ума не приложу, кто его сюда пригласил, но поскольку он принадлежит к местной знати, то его, разумеется, примут. Может быть, он захочет потанцевать с моей дочерью. Она у меня красавица, знаете ли. – Миссис Тальбот смерила Сюзанну неодобрительным тревожным взглядом, после чего раскрыла веер и отгородилась им, словно воин щитом. – Очень рада знакомству, мисс Мейкпис, – заключила она с таким выражением, словно хотела сказать совсем противоположное, и удалилась, грозно покачивая тюрбаном.

– Она всего лишь одна такая, – виновато прошептала тетя. – Она просто отчаялась выдать дочь замуж и в каждой девушке видит соперницу своей дочери. Уверяю тебя, виконт вовсе не такой, как... Ты посмотри-ка, здесь Мередит и Бесс Карстерс!

Сюзанна вслед за тетей улыбнулась сестрам Карстерс, хорошеньким брюнеткам с почти идеально круглыми лицами, черты были расположены так же аккуратно и симметрично, как розы на фарфоровых тарелках.

– Будьте осторожны с виконтом Грантемом, мисс Мейкпис, – проговорила сестра по имени Бесс драматическим шепотом. – Сегодня он будет здесь. В его прошлом есть ужасное пятно, о котором не принято говорить. Я слышала, власти разыскивают его зато, что он занимался пиратством.

– Не может быть! – просияла Сюзанна, счастливая тем, что ее посвятили в сплетню. Сестры Карстерс слегка попятились, как если бы она ткнула в них фонариком. Их симпатичные лица внезапно приняли встревоженное выражение, словно они заподозрили, что Сюзанна принадлежит к какому-то иному биологическому виду и приняла человеческий облик, чтобы пробраться сюда. После обмена любезностями они вежливо извинились и отправились искать своих кавалеров для следующего танца – шотландского рила. Сюзанна проводила их озадаченным взглядом.

– Дай им время получше узнать тебя, Сюзанна, – успокаивающе сказала тетя. – Для них непривычен твой лоск. Не сомневаюсь, со временем вы крепко подружитесь.

Сюзанна не разделяла этой уверенности. Она снова окинула взглядом зал с дощатым полом, улыбающихся танцоров, выстроившихся в ряд для рила в безнадежно устаревших нарядах, и позавидовала тому, что им так легко друг с другом. Бодро, хотя и несколько вразнобой, оркестр заиграл первые такие знакомые такты рила. Танцоры поклонились, присели, сошлись, потом разошлись...

И тут она увидела его.

Он стоял в другом конце зала, заложив за спину руки, слегка прищурившись, точно желая лучше разглядеть намеченную цель – ее, Сюзанну! Никто не заговаривал с ним. Должно быть, он был персоной, чье присутствие заставляло уважительно, отчасти даже опасливо держать дистанцию. Его костюм сидел на нем так ловко, словно считал это своей основной привилегией, и, к полному одобрению Сюзанны, был сшит по последней моде. На расстоянии представлялось трудным судить, был ли он хорош собой. Впрочем, он бесспорно был высокого роста.

«Тот самый виконт со скверной репутацией», – подумала она с легким волнением.

Танцоры вновь сошлись в риле, и он скрылся из виду. Когда они разошлись, она увидела, что виконт остался стоять на месте. Ей вдруг пришло в голову, что он рассматривает ее так, словно явился на бал именно за этим.

Но... Гм... В нем вдруг мелькнуло что-то знакомое.

О нет. О нет, нет, нет!


Кит увидел ее почти сразу же, едва она появилась в зале с миссис Франсис Перриман. Для местной жительницы она была слишком хорошо одета. Ее черное траурное платье ей невероятно шло. Лицо казалось жемчужиной в нежном свете свечей. Манера держаться говорила о хорошем воспитании и привычке бывать в обществе, а также об уверенности в своей привлекательности. Еще в ней чувствовалось какое-то беспокойство, она слегка притопывала ногой. Интересно. Как же она решилась пойти на бал, будучи в трауре? Может быть, жители Барнстабла за время его отсутствия стали более терпимыми и дружелюбными?

Маловероятно.

Он наблюдал, как она беседует с сестрами Карстерс, которые едва скрывали свою неприязнь к ней. Но даже одетая вороной, она решительно затмевала их, и здесь, в глубинке, ее столичный лоск просто бил в глаза.

Ага, тут, конечно же, и мистер Эверс, владелец барнстаблской мельницы, господин, из которого обычно фонтаном били последние сплетни. Он собирался понезаметнее обойти Кита сторонкой, как кошка обходит дремлющую собаку. Видимо, направлялся к чаше с пуншем. Его мясистый багровый нос доказывал, что нынешним вечером этот его поход за пуншем далеко не первый.

– Эверс! – любезно воскликнул Кит и подавил желание рассмеяться, когда мистер Эверс виновато затоптался на месте и поспешно поклонился, отчего жидкая прядь волос на его голове упала ему на лицо. За семнадцать минувших лет репутация Кита нисколько не изменилась, напротив, окончательно обросла ужасными подробностями. По правде говоря, это его нисколько не волновало. Сомнительная репутация представляла собой род маскировки, отнюдь не лишней в настоящий момент.

– Здравствуйте, Грантем. Вы, как видно, оказались в наших краях?

Кит глядел на него дружески, но в полном молчании.

– Ну разумеется, – догадался Эверс. – И вот вы здесь.

– И вот я здесь, мистер Эверс, – бодро согласился Кит, понимая, что ведет себя не лучшим образом. Но сегодня он решил не давать никому спуску. – Как поживаете? Как супруга? Мельница? Все в добром здравии?

– Да, да, все хорошо, не жалуюсь.

И лицо Эверса выразило надежду, что разговор на этом закончился. Но Кит не собирался его отпускать.

– А как пунш сегодня, удался?

Эта тема была близка мистеру Эверсу.

– На редкость, Грантем, – признался он. – Может быть, захотите сами отведать, прежде чем я... прежде чем он кончится?

– Может быть, – не исключил такой возможности Кит и доверительно приобнял собеседника за плечи. – Мистер Эверс, не просветите ли вы меня насчет одного вопроса?

Эверс, кажется, почувствовал себя польщенным.

– Ну а как же, сделаю все, что смогу, сэр.

– Кто эта юная особа рядом с миссис Перриман?

Эверс явно оживился, и Киту стало ясно, что о его любопытстве станет в ближайший час известно каждому в зале. Но его это мало беспокоило. Легенды, ходившие о нем, лишь обогатятся.

– Ее зовут мисс Сюзанна Мейкпис, Грантем.

Едва эти слова слетели с губ Эверса, как время для Кита на миг остановилось, а волосы на затылке зашевелились.

– Судя по всему, ее отец недавно скончался – его звали Джеймс, он был родом отсюда, из Барнстабла, но едва ли вы его помните. Так она приехала сюда и поселилась у тетки, – продолжал Эверс. – Столичная штучка, правда? Наши дамы от нее в шоке. Хлопает глазами весь вечер, а сама ни к кому не подходит знакомиться.

Выходит, та бойкая девица с этюдником – дочь Джеймса Мейкписа! Она нисколько на него не похожа, должно быть, пошла в мать. Киту стало ее жаль – Барнстабл вовсе не место для творческой личности.

Но может быть, сама судьба свела его с Сюзанной Мейкпис? Теперь, по крайней мере, ему стала понятна одна из причин, по которой Джеймс Мейкпис выбрал именно его, чтобы рассказать свою историю.

Как бы то ни было, Кит не собирался следовать отцовскому совету «оставить это».

– Спасибо, Эверс, – рассеянно произнес он. – Вы мне очень помогли.


Чары Сюзанны продолжали натыкаться на отчужденность обитателей Барнстабла, как ничего не подозревающая птица натыкается на оконное стекло. Они подходили, представлялись, настороженно разглядывали ее и отходили.

– Дай им срок, – утешала тетя Франсис. – Твое появление – самое интересное, что случилось в Барнстабле за последнее время, а им нравится делать вид, что это вовсе не так.

Сюзанна вымученно улыбнулась, гадая про себя – долго ли еще тетя Франсис предполагает пробыть на балу. Со времени смерти отца с ней постоянно что-то происходило, удары судьбы сыпались один за другим, но гордость не позволяла согнуться под их тяжестью. Вдруг ей представилось заштопанное одеяло на ее кровати в домике тети Франсис, и захотелось заползти под него, закрыть глаза и лежать так дни напролет.

Закончился еще один танец, кавалеры и дамы разбрелись по залу в поисках новых партнеров. Сюзанна посмотрела в противоположный конец зала со страхом и надеждой. Опасный виконт больше не смотрел в ее сторону. Она испытала облегчение, смешанное с разочарованием. Наверное, не видать ей больше своего альбома. Зато не придется переживать унижение.

«Вы вели себя очень смирно...»

В этот момент оркестр начал пиликать что-то очень похожее на вальс!

Сюзанна уступила желанию зажмуриться и вообразила, что в ее жизни ничто не изменилось. Что она не в ратуше, а в «Олмаке», что ее не сторонятся, а ищут знакомства с ней. Когда она снова открыла глаза, то первое что увидела, была белая манишка.

Медленно, очень медленно она подняла глаза. И душа у нее ушла в пятки.

– Добрый вечер, миссис Перриман. – Опасный виконт отвесил низкий поклон. – Я только что заплатил этому дрянному оркестру, чтобы он исполнил наконец вальс, и получил возможность пригласить вашу племянницу. Не возражаете?

О Боже! Голос у него приятный – любезный, бархатный и доверительный. Лондонский голос.

Вчера этот голос щекотал ей затылок. Тетя Франсис раскрыла рот, и челюсть у нее отвисла, словно повернувшись на шарнирах. От неожиданности у Сюзанны похолодели руки. Стоявший рядом человек был до невозможности высоким. А главное – до невозможности мужчиной. Холод сменился жаром. От шеи горячая волна поднялась вверх и залила лицо. Внутри вступили в смертельную схватку два противоположных желания.

Одно было – повернуться и обратиться в бегство.

– Мы вам благодарны за ваше приглашение, но мисс Мейкпис в трауре, лорд Грантем. – Тетя Франсис успела справиться со своей челюстью, и эти слова произнесла с изящной вежливостью.

Глаза виконта – неожиданно голубые – окинули Сюзанну явно не джентльменским, пожалуй, даже нечестивым взглядом.

– Но вам бы очень хотелось потанцевать, ведь так, мисс Мейкпис?

Помоги ей Господь, он угадал ее второе желание! Много позже она призналась себе, что никакой смертельной схватки на самом деле не было.

– Простите, тетя Франсис. Мне очень неловко, тетя Франсис, мне в самом деле очень неловко...

Виконт с улыбкой повел Сюзанну, продолжавшую бормотать извинения, на середину зала. Она подняла руку, чтобы привычным жестом вложить ее в его ладонь, и этот жест несколько успокоил ее, до глубины души потрясенную собственным поступком. Но тут обшлаг его рукава сдвинулся вниз, и Сюзанна мельком увидела пониже перчатки родимое пятно в форме чайки. И сразу же споткнулась на ровном месте. Виконт вовремя поддержал ее за талию, легко вернул ей устойчивость и увлек в танце.

– Да, мисс Мейкпис, это я. В нашу последнюю встречу вы, кажется, сказали... дайте вспомнить... да! «Вы вели себя очень смирно». Но потом бросились бежать сквозь чащу, точно дикая лань. В вечернем костюме я выгляжу по-другому? Думаю, да. – В его глазах сверкнула насмешка.

Сюзанна на какое-то время лишилась дара речи. Потом с трудом выдавила из себя бессвязное:

– Вы... как вы смеете... вы просто...

– Кстати, нарисовали вы меня довольно неплохо, – продолжал он. – С доскональной точностью, хотя и без особой лести. Но все равно рисунок получился. Я сам всегда стою за доскональную точность.

– Я... – выдохнула она, и ее лицо приобрело цвет тюрбана миссис Тальбот.

– Я вот что думаю, мисс Мейкпис: вы можете, конечно, притвориться сейчас возмущенной и устроить сцену, но я-то буду знать, что вы притворяетесь, или же вы можете посмеяться, чего вам очень хочется. В любом случае вы останетесь главным предметом обсуждений на этом балу, и добрые жители Барнстабла едва ли полюбят вас сильнее.

– Да как вы... – снова начала она с негодованием, потому что хорошо знала, что должна испытывать негодование.

Он выпучил глаза, сделав вид, что испугался. «Да пошло все к черту!»

– Да, думаю, я им не понравилась, – признала она, озадаченная этим фактом. – Обычно бывало наоборот.

Он громко засмеялся, и все в зале обернулись на них. Сюзанна Мейкпис в трауре, вальсирующая со скандальным виконтом, заставила обернувшихся замереть на месте.

– В самом деле? Вы, должно быть, это проверяли?

– Это само собой получается, – призналась она. – Как правило.

Обмен репликами следовал стремительно. Разговор одновременно пугал и забавлял Сюзанну.

– Да, для вас это, должно быть, просто. Но может быть, вам не стоит так сильно стараться?

– А я и не старалась, – возразила Сюзанна.

– Правда? – Он, кажется, ей не поверил. – Ну, может быть, вы им не понравились потому, что вы красивее, чем большинство из них?

Кажется, виконт перешел к флирту, что было хорошо знакомо Сюзанне. На ее щеках появились ямочки.

– Намного красивее, – добавил он, равнодушно оглядывая зал, чтобы утвердиться в своей правоте.

Ямочки быстро исчезли.

– Еще в вас есть доля изысканности, – задумчиво отметил он. Уголки ее губ снова осторожно поползли вверх.

– Небольшая доля, – твердо сказал он, словно поправляя себя. Затем перевел взгляд на Сюзанну. – Почему вы на меня так гневно смотрите?

Вот уж и правда любитель доскональной точности. Но когда флиртуешь, точность нисколько не важна, это всем известно.

Ее молчание его ничуть не обеспокоило.

– Ваши рисунки просто потрясают, мисс Мейкпис. Вы – настоящий талант.

– Вы находите потрясающими мои рисунки? – А как насчет моих глаз? Моей улыбки?

– Да, – подтвердил он. – Они точные, обстоятельные, и вместе с тем в них видна ваша индивидуальность. И еще они до странности... – Он помолчал, подыскивая точное слово, и снова посмотрел ей в глаза. – Страстные.

Последнее слово он почти промурлыкал. В его глазах заплясали озорные огоньки. Сюзанна не нашлась, что ответить, и подозрительно взглянула на него. Лицо его было единственной частью тела, которую она не успела вырисовать детально. Черты были слишком резкими, чтобы считаться классически правильными, лицо длинное и угловатое, словно граненый алмаз. Нос несколько крупноват. Светлые брови, светлые ресницы и вызывающие замешательство глаза. И, конечно же, рот – настоящее произведение искусства. Большой, чувственно изогнутый, безусловно мужской.

И все остальное в нем было на редкость красиво. Возмутительно красиво. При воспоминании краска залила ей щеки. Господи помилуй!

– Хочу сделать вам предложение, мисс Мейкпис.

Она запрокинула голову и широко распахнула глаза.

Эти слова, последовавшие сразу за ее последним воспоминанием, прозвучали шокирующе.

– Простите, сэр?

– Я хочу всего лишь предложить вам работу. Не смотрите с такой надеждой. – И засмеялся на этот раз беззвучно.

Этот человек просто абсолютно, возмутительно, до крайней степени...

– Работу? – Она выговорила это слово так, словно ей попалась в супе остренькая косточка.

– Ну да. Я, видите ли, натуралист-любитель, и мне доверили пополнить книгу о природе этих мест. Мне нужен опытный рисовальщик в помощники. Я хорошо заплачу. О Боже, видели бы вы сейчас свое лицо! Побыстрее смените выражение, или же все решат, что я смертельно вас оскорбил.

От унижения мысли Сюзанны смешались, и она никак не могла облечь их в слова. Он хочет, чтобы она работала на него! Как горничная, гувернантка, кухарка...

– Как вы полагаете, мисс Мейкпис, вашей тетушке легко содержать вас? Она далеко не богата. А вы, насколько я понимаю, не привыкли голодать.

Он словно ударил ее под дых. Сюзанна снова вспомнила заштопанное одеяло, которым укрывалась, выцветшие обои, скудный завтрак и отсутствие горничных. Стыд расплавленным свинцом обжег ей солнечное сплетение. Она отвела глаза, судорожно сглотнула. Некоторое время он деликатно молчал.

– Простите мне мою резкость, мисс Мейкпис. – Теперь его голос звучал мягко и примирительно, окутав ее, как густой дым. – Мне не хватает опыта общения с легкоранимыми юными леди.

Сюзанна с осторожностью снова посмотрела ему в лицо и прищурилась, не слишком уверенная, что хочет считаться легкоранимой. Ему это, кажется, понравилось, и его глаза снова весело заблестели. До чего же они голубые! Как сердцевина пламени. Их словно зажигает какая-то внутренняя топка. Ей даже захотелось поднести руку поближе к ним, проверить – не веет ли от них теплом.

Он, должно быть, решил, что прощен, потому что снова заговорил:

– Талант – это все равно как... деньги, помещенные в банк. Его следует расходовать с умом, не тратить на всякие глупости. Мне на самом деле нужна помощь, а ваша тетушка, вне всякого сомнения, обрадуется лишним деньгам. Мы сможем принести друг другу пользу. Вы согласны мне помогать?

– Но... работать?.. – пробормотала она.

– Может быть, вы желаете наняться к кому-нибудь другому?

Наняться! Ну и слова он выбирает!

– Нет! – проговорила она пылко.

– Нет? Вот и прекрасно. Тогда я поговорю с вашей тетушкой, заверю ее, что со мной вы будете в полной безопасности, и мы обговорим остальные детали.

– Но... – начала Сюзанна и замолчала. – А как вас зовут? – внезапно спросила она. – Как ваше полное имя?

– Кристофер Уайтлоу, виконт Грантем. Для вас, мисс Мейкпис, просто Кит.

И он улыбнулся улыбкой, заставившей Сюзанну вспомнить, что состояние свое он нажил на контрабанде и не в ладах с законом оттого, что занимался пиратством. Может быть, у него даже была интрижка с самой королевой! Поскольку улыбка его была именно такого рода: кривая, ленивая, нервирующе многозначительная. Эта улыбка могла поведать о многом. Сюзанна вдруг оробела, остро почувствовав его осязаемость, реальность, ощутила крепость его мускулов под сюртуком и панталонами. По сравнению с ним Дуглас казался каким-то незаконченным, незрелым. Впрочем, ей не приходилось видеть Дугласа без одежды...

– Но тетушка... – начала она и умолкла.

– ...Вовсе не настолько шокирована, как может показаться, уверяю вас. Она знает меня с тех пор, как я бегал в коротких штанишках, и едва ли я способен сильно ее удивить. Она благоразумнее, чем вы можете это себе представить.

Сюзанна не смогла сдержать улыбки, представив виконта в коротких штанишках.

– Может быть, вы знали и моего отца? Он родом из этих мест.

– Он был старше меня, поэтому мы мало времени проводили вместе, когда я здесь рос, – ответил виконт. – Но в Лондоне я узнал его ближе. Мы вместе служили в армии, и у нас был общий знакомый – мистер Морли. Может быть, вам приходилось с ним встречаться?

– Боюсь, что нет, сэр. Значит, вы тоже занимаетесь импортом и экспортом?

– У нас были с вашим отцом некоторые общие дела. Из-за них мы и сблизились с ним.

Она едва не сказала: «Как бы и мне хотелось того же!» Но промолчала и принялась разглядывать пуговицы на его ослепительно белой рубашке, размышляя над неразрешимой загадкой, которой остался для нее Джеймс Мейкпис. Она думала о его доброте, о его рассеянной заботливости. И о страшном конце, ставшем концом ее прежней беззаботной жизни.

Внезапно у нее отяжелели ноги, и вальсировать стало трудно. Она подняла глаза и увидела, что виконт смотрит на нее. Взгляд его ярких голубых глаз заметно смягчился.

– Он был хорошим человеком, мисс Мейкпис. Я сожалею о вашей утрате.

Его голос прозвучал невыносимо участливо.

– Спасибо... – Еще не выплаканные по отцу слезы обожгли ей глаза. – Я сегодня, наверное, ужасно танцую?

– До некоторой степени, – легко согласился он, но вместо того, чтобы почувствовать себя неловко, она странным образом приободрилась. – Я при первом удобном случае собираюсь крепко напиться в память о нем, – добавил виконт.

Сюзанна решительно не знала, что ответить, хотя это и прозвучало так, будто он собирается этим отдать дань уважения ее отцу. Танец тем временем кончился, и музыканты с облегчением вытирали вспотевшие лбы. Виконт выпустил ее руку.

– Значит, договорились? С этого момента вы у меня на службе.

– Я...

Но это она проговорила уже ему вслед, поскольку свой вопрос он задал чисто риторически. Он нисколько не сомневался в том, что получит желаемое.

Глава 6

– Он... что сделал? – Морли дружелюбно смотрел на Боба. Тот поежился. Он знал по опыту, что хозяин вовсе не испытывает дружеских чувств, когда кажется дружелюбным.

– Он опрокинулся, сэр.

– Опрокинулся... – повторил Морли задумчиво и наклонился, чтобы погладить деловито проходившего мимо Пушка, вспомнив, что давным-давно не ласкал своего любимца. Целых пять минут.

Морли взял кота на руки.

– Во дворе гостиницы, – торопливо уточнил Боб. – Я заменил колесную чеку на более короткую, а это почти всегда срабатывает. После Уэст-Крамли дорога делает крутой поворот – вот где подходящее место для катастрофы. Руки, ноги, чемоданы, все в одной куче. – Боб с сожалением скривил губы. – Вот в прошлом году почтовый дилижанс, следовавший до... до...

Выражение ледяной вежливости в глазах Морли заставило его запнуться и замолчать.

– Я знаю свое дело, мистер Морли, – произнес Боб в свое оправдание. – Простое невезение, и только.

– Вы не единственный, кто знает свое дело в этой области, Боб.

Боб молча переступил с ноги на ногу, словно пытался вылезти из чего-то липкого. Морли вздохнул.

– Теперь она уже в деревне. Там, конечно, тоже есть множество возможностей для несчастного случая. Мне приходят в голову десятки. Но предоставляю вам выбрать наилучший вариант, Боб.

– Я обо всем позабочусь, сэр.


Виконт не стал терять даром времени, поговорил с тетушкой Франсис и убедил ее в том, что нуждается в помощи художника, опустив подробности того, как именно удостоверился в талантах Сюзанны. И теперь Сюзанна должна была встретиться с ним завтра в восемь утра. Это время казалось ей бесчеловечно ранним, но она слышала, что деревенские жители обычно встают на рассвете.

И она сумела это сделать! Протерев сонные глаза, она плеснула себе в лицо холодной водой, сама намазала хлеб маслом и взбодрила себя чашкой крепкого чаю – единственной роскошью, которую позволяла себе тетушка, был отличный чай. Накануне вечером тетя Франсис была так добра, что собрала в корзиночку еды на случай, если виконт не сочтет себя обязанным угостить ее ленчем. Корзинка стояла на полке у кухонной двери. Сюзанна повесила ее на руку и окунулась в ослепительно яркий, бескомпромиссно зеленый, наполненный птичьими трелями день.

Если тетя Франсис и подозревала, каким ужасным представляется Сюзанне слово «работа», то ничего не сказала по этому поводу. Напротив, идея виконта пришлась ей, кажется, по душе. У Сюзанны даже мелькнуло подозрение, что тетушка пригласила ее к себе именно потому, что ей нужен кормилец. Она заговорила о лишних сосисках и ветчине к обеду – теперь, когда у них будет легче с деньгами.

Но Сюзанна отогнала недостойные мысли. Откуда тете Франсис было знать, что ее племянница обладает каким-то доходным талантом?

Красивые платья всегда были ее боевыми доспехами, так что этим утром она оделась особенно тщательно. Отложив траурное платье в сторонку, поскольку оно было единственным, и она не хотела его трепать попусту, Сюзанна выбрала розовое муслиновое отделанное лентами более светлого оттенка с двумя оборками. Платье очень гармонировало с ее цветом лица, да и больше соответствовало погоде. Один-два восхищенных взгляда со стороны заинтригованного виконта сделают предстоящий день куда терпимее.

Виконт ждал ее в конце тропинки, ведущей к пруду, одетый в удобные бриджи из оленьей кожи, веллингтоны и белую распахнутую у ворота рубашку. Судя по всему, он не придавал своему туалету никакого значения. Хотя выглядел весьма элегантно. Но не одежда делала его элегантным, а он одежду.

– Доброе утро, мисс Мейкпис, – произнес он и тут же замолчал, быстро оглядев ее от капора до туфелек. – Ваше платье... – он остановился, словно в растерянности, между бровями у него появилась удивленная морщинка, – как нельзя лучше гармонирует с вашим румянцем.

Сюзанна решила, что вполне может расценить это как комплимент. Она мило склонила головку и взглянула на него из-под ресниц – этот взгляд обычно напрочь обезоруживал мужчин в радиусе пяти футов.

– Спасибо, сэр, – обронила она мягко, словно батистовый платочек.

Удивленная морщинка углубилась. Теперь он казался сильно озадаченным, словно девушка перенеслась сюда из какой-то экзотической страны и ее манеры казались ему странными и непонятными.

– Это не комплимент, мисс Мейкпис. Это наблюдение. Пример того, чем мы сегодня займемся. А мы сегодня займемся наблюдением. А теперь покажите-ка мне ваши туфли.

Бррр!

Сдержав возмущенные слова, вертевшиеся на языке, она тем не менее, приподняв ногу, вытянула ее вперед. Как ребенок или цирковая лошадь. Она не могла ослушаться, поскольку тон у него был не терпящий возражений.

Виконт критически осмотрел ее лайковые светло-коричневые полуботиночки с розочками.

– Далеко не веллингтоны, но вполне удобная обувь для того, чтобы бродить по лесу. Неплохой выбор.

Неплохой выбор! Неужели он полагал, что, отправляясь в лес, Сюзанна наденет бальные туфли?

– А вы уверены, лорд Грантем? Может быть, рассмотрите розочки поближе, удостоверитесь, что и они отвечают вашим требованиям?

Она поставила ногу на землю, и смело взглянула ему в лицо.

Отлично. По его кривой усмешке она поняла, что ее ирония по какой-то причине принята благосклонно.

– Как ни хотелось бы мне поближе познакомиться с вашими... розочками, мисс Мейкпис... – Он улыбнулся шире, и улыбка снова стала многозначительной и непонятно самоуверенной, как накануне вечером. – Пока предпочитаю воздержаться от этого удовольствия. И очень надеюсь, что сегодня нам не придется лезть в воду. Ради розочек.

Его непонятная улыбка вызвала у нее недоумение. А вот замечание насчет воды заставило насторожиться.

– В воду? – выговорила она вовсе не так беспечно, как ей хотелось бы. Но ведь не собирается же он тащить ее в болото!

Кит беззвучно рассмеялся.

– Пожалуй, пора в путь. – Он повернулся и двинулся вперед, размашисто шагая, Сюзанна едва поспевала за ним. – Поберегитесь змей, – бросил он через плечо.

– Зме...

Блестящее узкое существо буквой S скользнуло через тропинку и исчезло в траве. Сюзанна закусила губу, чтобы не вскрикнуть.

– Не беспокойтесь, мисс Мейкпис, – раздался голос виконта. – Это всего лишь маленькая травяная змейка. Она не ядовита.

Он даже не повернулся, но она все равно почувствовала, что он улыбается.


Кит уже понял, что вымещает на мисс Мейкпис свое недовольство навязанным ему заданием по написанию книги, но тут же простил себя за это. Ему нравилось приводить ее в замешательство: это было все равно, что нажимать наугад клавиши нового фортепиано, чтобы послушать чистоту звука. По опыту он знал, что лучший способ поближе узнать человека – это удивить его, потому что в этом случае ничего не остается, как реагировать наиболее непосредственно.

Кит был вынужден признать, что до сих пор звуки, издаваемые Сюзанной, были не слишком скучными.

С его стороны было нехорошо увлечь ее на вальс – прошлым вечером он через весь зал почувствовал ее до дрожи страстное желание танцевать, – но вчера у него было озорное настроение. Кроме того, в войну он видел столько смертей, что общепринятый обряд, сопровождающий скорбь, – траурный наряд, уединение, воздержание от развлечений – казался ему до неприличия нелепым, если принять во внимание как быстротечна жизнь, какой пугающе короткой она может оказаться и как великолепно быть живым. В желании, танцевать он увидел куда больше мужества и здравого смысла, чем в намерении простоять весь бал с унылым видом. Память мертвых лучше чтить, живя полной жизнью.

Ему даже пришло на ум, что Сюзанна Мейкпис может представлять для него интерес, если ее немного расшевелить.

Она очень недурна. Не в общепринятом смысле этого слова, как сестры Карстерс, чья красота с возрастом поблекнет. А мисс Мейкпис... Ее глаза были многоцветными, и с привычной для агента склонностью исследовать явления он очень хотел посмотреть ей в глаза при ярком свете, чтобы понять – сколько же в них оттенков и каких именно. А ее губы... просто шикарные. Розовые, как морская раковина изнутри.

Самый нежный из всех оттенков розового.

Из-за этих губ он чувствовал беспокойство, у него даже портилось настроение. Сюзанна Мейкпис, конечно же, сущее дитя там, где дело касается страсти. Ее смелые наброски нагой натуры, разумеется, ни о чем не говорят. Позволить себе развлечься с ней означает недостойным образом воспользоваться ее положением. Тем более что у нее на самом деле нет никакого положения.

На горизонте грозно замаячили египетские барханы, и Кит ускорил шаг. Чем скорее он состряпает какую-никакую книгу, тем скорее сможет вернуться в Лондон в объятия графини.

На земле перед ним промелькнула треугольная тень, и он вскинул голову, чтобы посмотреть на ее источник. Высоко в ослепительно голубом небе, раскинув крылья, кружила пустельга. Кит опустил взгляд, оглядел подножия деревьев и увидел красноречивые признаки: кора молодых деревьев была объедена кольцами. Кружащие пустельги и объеденная кора вместе обычно указывали на присутствие где-то рядом мышей-полевок. Полевки поедают кору, пустельги поедают полевок. Очень разумный, вовсе не глупый порядок вещей. Впрочем, в природе все устроено разумно.

И будь он проклят, если трепет исследователя, следопыта не шевельнулся в нем в этот миг. Пусть он и пошел на это дело из-под палки.

Не будь он уверен в обратном, он мог бы поклясться, что трепет этот связан исключительно с полевками.

* * *

К сожалению, ощущение нереальности, граничащей с ночным кошмаром, никак не желало проходить. Сюзанна привыкла к музыке, к комфорту, к компании блестящих молодых людей. Вместо этого она стояла на коленях на траве рядом с крошечной норкой, и рослый виконт, который согласно законам природы должен был восхищаться ею, пришел в восторг от гнездышка с новорождёнными мышатами. В руках у него был карандаш, между бровями – глубокая складка, и он с сосредоточенным видом записывал что-то в блокнот.

Солнце припекало Сюзанне голову под капором, ей казалось, что она пухнет, как булка в печи. Она уже жалела, что нарядилась в розовый муслин, платье наверняка потемнеет от пота.

Она посмотрела на копошащихся зверюшек. При виде мышей, как и при виде змей, полагается визжать. Так Сюзанна раньше думала. Наткнись она на зверюшек в присутствии Дугласа, непременно завизжала бы. Но эти мыши были каждая размером едва ли с фалангу ее большого пальца. Такие беззащитные крошки, и как ни странно... очаровательные. Они спали, сбившись в кучку. Ей захотелось извиниться перед ними за это бесцеремонное разглядывание и поскорее оставить их в покое.

– Полевки, – прошептал Кит. – Полевки длиннохвостые. – Он произнес это таким тоном, словно доверял ей важную тайну.

Сюзанна еще некоторое время разглядывала мышек, затем прошептала:

– Я слышала, вы нажили свое состояние на контрабанде. – Эта тема казалась ей куда увлекательнее полевок.

– Вы слышали? – пробормотал он, продолжая смотреть на полевок и царапать карандашом в блокноте.

Она ждала, что он с возмущением опровергнет ее слова. Хотела смутить его так же, как он смущал ее. Возможно, он и правда был контрабандистом и оставался им до сих пор. Может быть, именно он снабжает тетю Франсис этим чудным чаем.

Она повторила попытку:

– Еще я слышала, что власти вас разыскивают за пиратство.

Тут он наконец прекратил писать, но только для того, чтобы с мечтательной улыбкой окинуть взглядом поляну. Он представил, как славно было бы стать пиратом. Но возможно, он просто вспоминал наиболее приятные мгновения своего пиратского прошлого.

Так ничего и не ответив, он снова склонился над блокнотом. Сюзанна заметила, что он не слишком тщательно побрился: несколько волосков золотились на остром подбородке. На нем не было шляпы. К концу дня его лицо станет заметно темнее остальной кожи на теле – бледно-золотистой.

– А вам приходилось слышать о том, что я посещаю притоны курильщиков опия? – спросил он.

– Нет! – Она отогнала от себя мысли о его теле. Он, кажется, немного огорчился.

– Я так и думал, что эта история не пройдет.

Она раскрыла рот и, тут же его захлопнула.

– Но почему же они?.. Почему же вы?..

Он беззвучно засмеялся.

– Зарисовывайте полевок, мисс Мейкпис, вы разве забыли, что работаете на меня?

Она и правда забыла! Ее и без того порозовевшие на солнце щеки залила густая краска. Она понятия не имела, как ведут себя наемные художники. Так же, как гувернантки? Или поварихи? Наверняка почтительно. И мысли не допуская о флирте.

Она склонилась над альбомом и вскоре полностью погрузилась в свое занятие. Рисование доставляло ей неизменное наслаждение. Она тщательно зарисовала мягкую шёрстку, плавно переходя от светлых к темным затененным местам на сгрудившихся тельцах, крошечные носики и лапки. И, конечно же, хвостики, там, где они были видны. Ведь это как-никак особый, редкий вид длиннохвостой полевки!

Она положила последний штрих на палец задней лапки и, оторвав глаза от альбома, с удивлением увидела, что он следит за ее руками. Внимательно, сосредоточенно.

В воздухе что-то мелькнуло, и на мгновение их накрыла тень размером с тарелку.

– Пустельга. Ищет добычу, – пробормотал виконт, и Сюзанне захотелось закрыть гнездо своим телом. Он задумчиво поднял глаза на ее лицо. Одно краткое головокружительное мгновение она уже подумала, что он сейчас похвалит ее капор или на худой конец рисунок. И на случай, если ему требовалось поощрение, мягко улыбнулась.

– Вы, кажется, не очень горюете по отцу, мисс Мейкпис? – произнес он.

От неожиданности Сюзанна даже задохнулась и закашлялась. Но виконт ни на секунду не отвел от нее спокойных глаз, словно сказанное им было сущей банальностью. Правда, в его словах не прозвучало и тени упрека, он просто хотел знать, потому и задал вопрос.

Сюзанна хотела обидеться, но его прямолинейная манера общения странным образом давала ей почувствовать себя свободной. Этакая безоглядная честность. Ей хотелось отвечать на его вопросы. Ей самой хотелось получить на них ответы так же, как этого хотелось ему.

– Я горюю по отцу, – ответила она с прохладцей, потому что он это заслужил. Голос ее слегка дрожал от волнения. – Но, знаете ли, лорд Грантем, мы не были с ним особенно близки.

Мгновение он молчал, затем сказал:

– Кит. – И криво усмехнулся.

Сюзанна нахмурилась, а он улыбнулся, уже по-настоящему. И не сводил с нее своих голубых глаз. Взгляд его был спокойным и твердым. Кит был уверен, что она расскажет подробности.

И она не смогла не нарушить молчание.

– Я редко его видела, он часто уезжал по разным своим экспортно-импортным делам. Я очень хотела сблизиться с ним. Но папа оставался для меня почти что незнакомцем, и я никогда не перестану об этом сожалеть. Но я горюю по нему. Хотя, может быть, не так сильно, как если бы наши отношения были более теплыми. И не так сильно, как вы сочли бы справедливым.

Пока виконт переваривал ее слова, капелька пота сбежала вниз от ее затылка к лопаткам. Что-то изменилось в его лице, что-то трудно определимое.

Он кивнул так, словно ее ответ удовлетворил его. Сюзанна почувствовала досаду. На него из-за этого его снисходительного кивка и на себя, потому что обрадовалась его одобрению.

– Ваш отец был скрытным, – мягко произнес Кит, несколько удивив ее. – Он мне нравился. Но, по-моему, он мало кого допускал в свой внутренний мир. Так что не только для вас он был незнакомцем, мисс Мейкпис. Мне даже трудно представить, что у него вообще могла быть дочь.

Что за странные вещи он говорит!

– Вы полагаете, у него был внутренний мир? У папы?

– А разве он не у каждого есть? – удивленно спросил виконт.

Сюзанна оглядела окруженную деревьями поляну, на которой они сидели, склонившись над мышиным гнездом. Домов отсюда не было видно, пруда тоже. Ей пришло в голову, что они с виконтом непозволительно уединились, но она так увлеклась работой, что забыла о приличиях. Что бы сказала миссис Далтон!

– А ваша мать, мисс Мейкпис? Что с ней случилось?

У Сюзанны все еще слабо кружилась голова от прямоты его вопросов и откровенности собственных ответов. Но разговор уже набрал скорость и несся вперед на всех парах.

– Мама умерла, когда я была еще маленькой, лорд Грантем. Я помню только...

Она замолчала. Никогда никому она не рассказывала о той ночи. Отчасти потому, что воспоминание было очень зыбким. Оно скорее походило на сон, чем на реальное событие. Сюзанна ревностно хранила его, словно боялась, что поделись она им с кем-нибудь – и оно станет почти невидимым. А отчасти из гордости: не хотелось, чтобы ее жалели, оттого что она помнит только такие вот пустяки.

Но его голос и поведение были абсолютно непринужденными, спокойными, в них не чувствовалось ни любопытства, ни настойчивости, ни даже сочувствия. Они вели самый заурядный разговор, в котором не могло быть ничего шокирующего.

Внезапно она поняла, что если расскажет ему, то этим ничего не испортит и не разрушит. Она глубоко вздохнула для храбрости. Странно, но сердце почему-то сильно забилось. Она отвела глаза и стала рассказывать:

– Я помню, как проснулась в темноте. Кто-то разговаривал шепотом, потом поднялась суматоха. Кто-то плакал. Надо мной склонилась женщина, у нее были длинные черные волосы, и они защекотали мне щеки. – Она смущенно засмеялась и тыльной стороной ладони провела по щеке. – И глаза у нее были темные. А голос... – Она кашлянула. – Голос был таким ласковым.

Она покосилась на виконта. Лицо его было задумчивым, он словно вспоминал вместе с ней.

– Эта женщина с темными волосами и была вашей матерью?

– Вам, наверное, это покажется странным, но... – Сюзанна запнулась. – Но я не вполне уверена. У меня есть ее миниатюрный портрет, там она совсем на себя не похожа. Там она похожа на меня. То есть я похожа на нее.

– А как звали вашу мать, мисс Мейкпис?

– Анна.

– Анна... – повторил он негромко. – Похоже на «Сюзанна». Может быть, вы как-нибудь покажете мне эту миниатюру?

Его просьба озадачила Сюзанну. Или он все-таки решился пофлиртовать с ней? Вполне возможно, ведь манера флиртовать у него должна быть весьма своеобразной.

– Может быть, – осторожно ответила девушка.

Он слегка скривил губы и снова склонился над мышатами.

С одним делом покончил и перешел к следующему, кисло подумала Сюзанна. И вдруг поняла, что не может вот так закончить разговор.

– А папа когда-нибудь вам рассказывал о ней? О моей маме? – Она постаралась, чтобы вопрос прозвучал небрежно, но все же не сумела скрыть волнения.

Виконт удивленно посмотрел на нее.

– Нет. – Ответ прозвучал очень мягко. – А разве вам он ничего о ней не рассказывал?

Сюзанна помолчала. Затем кокетливо тряхнула головкой, словно все это не имело ровным счетом никакого значения.

– Похоже, лорд Грантем, что мой папа никому ничего не рассказывал.

На этот раз виконт не улыбнулся.

– Разве ни он, ни кто другой не говорил с вами о вашей матери? – все так же мягко спросил он. Продолжать разговор в прежнем беспечном духе оказалось нелегко.

– Нет, никто. – Странно, до чего стыдно ей было в этом признаваться. Из гордости она не опустила взгляда. Он еще некоторое время смотрел на нее с непонятным выражением лица. Потом глубоко вздохнул, выдохнул и в раздумье опустил подбородок на грудь. Когда он снова поднял голову, глаза его блестели.

– Думаю, в следующий раз мы с вами отправимся к серебристому дубу, мисс Мейкпис, поскольку несколько дней назад вы проигнорировали его, чтобы зарисовать другую местную достопримечательность.

Сюзанна вспыхнула от неожиданности. Ей захотелось наброситься на него с кулаками. Но его насмешки переносить было легче, чем участие или обескураживающую прямоту. Она почувствовала, что снова обрела душевное равновесие. И у нее появилось подозрение, что он сказал последнюю фразу именно с этой целью.

– Дайте-ка взглянуть на вашу работу, – попросил он, беззвучно смеясь. Она молча подала альбом. Он рассмотрел рисунок с мышатами. Довольно долго его лицо не выражало ровным счетом ничего, что само по себе уже говорило о многом. Затем оно стало суровым, словно компенсируя этой суровостью какое-то мягкое чувство. А потом, будто солнце, пробившееся сквозь тучи, так же удивив и обрадовав ее, на его лице показалось невольное восхищение.

– Как вы этого добиваетесь? – отрывисто спросил он. В тоне его прозвучал упрек.

– Этого? – повторила Сюзанна, боясь что покажется ему глупой. Но она решительно не понимала, о чем он спрашивает.

– Как вам удается запечатлеть их именно такими, какие они есть? Их мышиную сущность? – Он постучал по альбому костяшками пальцев и требовательно заглянул ей в лицо. Словно от ее ответа зависело что-то очень важное.

– Я... – Она запнулась. – Я об этом не задумывалась, – призналась она смущенно, боясь, что разочарует его, потому что он явно ждал от нее большего. – Это все равно, как...

Он терпеливо ждал. Сюзанна задумалась. Она и правда не знала, как у нее получилось запечатлеть мышиную сущность, например. Но она знала, что всегда обращалась к своему альбому, чтобы отвлечься от нежелательных мыслей, или уловить нечто мимолетное, будь то мысль или образ, или желая понять что-то, или... а может быть, потому...

Но все это прозвучит очень глупо.

– Это все равно, как если я на какой-то миг перестаю быть собой, и я чувствую, каково это – быть... быть полевкой, например. Или розой. Или...

Она едва не сказала: «Или вами».

Нет, она не пыталась представить, каково это – быть им. Она просто видела его, стоявшего на мостках, во всем великолепии наготы, с протянутыми к небу руками, и наслаждение, которое он испытывал в тот момент, стало и ее наслаждением. Как будто каждая капля этого наслаждения и его непринужденность, его красота – все это наполнило ее рисунок.

– Нет, – сказал он внезапно. Мягко, но решительно. Будто на него вдруг снизошло откровение.

– Нет? – растерялась она.

– Не думаю, чтобы вы переставали быть собой, когда рисуете, мисс Мейкпис. Ни на мгновение. Я подозреваю, что, когда вы рисуете, вы как раз в полной мере становитесь самой собой. – Одна из светлых бровей взмыла вверх вместе с уголками губ, подзадоривая ее вступить с ним в спор. Он не сводил с нее внимательного взгляда. Она разглядела, что его светлые ресницы на кончиках были темно-золотыми, а три лучика, расходившиеся от уголков глаз, становились глубже, когда он улыбался. В углу его рта она заметила маленький шрам. На впалых щеках блестела короткая щетина. Его лицо с бескомпромиссными углами, неожиданно плавно скруглявшимися, было чрезвычайно мужским. Ей захотелось провести пальцем по всем этим углам и покатостям, как ведут пальцем по карте, прокладывая маршрут.

– Наверное... – пробормотала она наконец. Это она-то, которая могла легко болтать о всяких пустяках, только и смогла, что сказать: «Наверное». Она уже подозревала, что для этого человека не существовало пустяков. Но все вопросы и насмешки, которыми он с момента их встречи осыпал ее, словно яркими острыми алмазами, уже некоторое время назад прекратились, и теперь она могла присмотреться к нему поближе. Он и сыпал своими вопросами потому, чтобы она не могла присмотреться к нему. Чтобы она уклонялась от них, а не всматривалась.

«Но это ваша ошибка, виконт Грантем», – подумала Сюзанна. Теперь ей еще сильнее захотелось узнать, что он с такой решимостью скрывает. Или защищает.

Она перевела взгляд на его мягко улыбавшиеся губы, слово в них-то и скрывались все его секреты. В данную минуту смотреть на них было легче, чем в его пытливые глаза. На губах ее взгляд задержался... пожалуй, дольше требуемого. Ведь в конце концов она женщина. Да и было на что посмотреть.

Тут она заметила, как улыбка медленно исчезает с его губ. И снова посмотрела ему в глаза.

То, что она в них увидела, произвело на нее эффект взорвавшейся шаровой молнии.

Голубые глаза превратились почти что в черные. Теперь в свою очередь он устремил взгляд на ее губы, решая для себя какой-то вопрос. Лицо его стало напряженным. Сюзанну обдало с ног до головы восхитительным жаром, от которого перехватило дыхание.

Но вот выражение его лица резко изменилось: стало жестким, глаза хищно сощурились. Он вскочил на ноги с такой поспешностью, что она отшатнулась.

За ними следили!

Кит ощутил это, как дуновение ветра. Даже после долгих лет, проведенных вдали от этих мест, он все равно сразу чувствовал нечто чужеродное. И когда чутье заставило его оторвать взгляд от столь многообещающих губ Сюзанны Мейкпис, он заметил на краю опушки человека.

Едва Кит вскочил на ноги, тот кинулся бежать. И с необычайной быстротой исчез из виду. Досада захлестнула его, словно узда. Кит мог бы пуститься в погоню за убегавшим, бегал он не хуже оленя и хорошо знал эти места. Незваный гость не имел против него никаких шансов. Но он вдруг почувствовал, что Сюзанну нельзя оставлять одну.

Кит опустил пистолет – он выхватил его из сапога чисто инстинктивно – и быстро оглядел поляну и то место, где стоял незнакомец. И не заметил больше ничего подозрительного. Деревья, трава, цветы, белки. Никаких признаков человека.

Не исключались, конечно, браконьеры. Но к настоящему времени в округе все знали, что хозяин «Роз» вернулся в свои владения, и Кит искренне сомневался, что даже самый отчаянный смельчак рискнул бы произвести набег при свете дня – разве что он круглый дурак. Он не заметил в руках человека мушкета, но позже непременно исследует это место, поищет отпечатки ног на траве, капканы, какие-нибудь другие следы, оставленные незваным гостем.

Если бы кто-то просто так бродил, не имея в виду ничего дурного, по его владениям, он не бросился бы бежать...

На ум ему пришел Джон Карр, но Кит отмел эту возможность. А потом подумал – уж не решил ли отец в самом деле проследить за ним? Вот это вполне вероятно!

Проклятие! Его застали наедине с женщиной.

Он повернулся к Сюзанне, Она все еще сидела на траве, откинувшись назад и опираясь на ладони. Брови ее чуть сдвинулись. Но если принять во внимание, что он ни с того ни с сего вскочил и выхватил пистолет, она вела себя на удивление спокойно.

– Вот уж не думала, что натуралисты носят с собой оружие. Вы решили вызвать на дуэль полевок?

Даже Кит не сумел бы проговорить это с таким великолепным равнодушием и в первый момент почти растерялся, не зная, что ответить. Случай в самом деле редкий.

– Это не дуэльный пистолет, – сказал он и тотчас понял, каким абсурдным прозвучало это оправдание.

– Гм...

– Мне показалось, что я заметил браконьера, – уточнил он холодно.

– Никогда не думала, что пистолет прячут в сапоге, когда отправляются изучать полевок.

– Неужели никогда? – рассеянно переспросил он. И, вспомнив о хороших манерах, протянул руку, чтобы помочь ей подняться. Сюзанна с готовностью позволила ему сделать это. Приступив к рисованию, она сняла перчатки, и ее ладонь оказалась маленькой и мягкой. Ему захотелось подольше задержать ее, чтобы продлить это мимолетное удовольствие, – весьма естественное для человека желание, и он даже позволил воображению дополнить картину. Все остальное у нее тоже такое же мягкое... Да вот всего лишь мгновение назад... одно безумное мгновение...

Наверное, очень кстати, что он заметил того человека на опушке. Досадуя на себя, на отца, на мисс Мейкпис и на весь белый свет, Кит резко выпустил ее руку. Она – не роковая красавица. Он – не зеленый юнец. Он просто скучающий шпион.

– Нет, – твердо ответила она. – Никогда.

Трудно было заподозрить такую барышню, одетую в розовый муслин, в твердости характера. Интересно, догадывается ли она, что только чудом спаслась от поцелуя?..

– Откуда вам знать, мисс Мейкпис, что берет с собой натуралист? Я что-то не припоминаю, чтобы видел в вашем альбоме полевок. Вот голых виконтов я там определенно видел.

Своими словами он заставил ее покраснеть. Но главным его намерением было заставить ее замолчать. Ему хотелось хотя бы мгновение посмотреть на нее глазами шпиона, а не мужчины.

В Сюзанне не только не было никакого сходства с Джеймсом Мейкписом, но и мать, на которую она предположительно походила, была для нее совершеннейшей загадкой, если только ее словам можно верить.

И Кит ей верил. Эта загадочность мучила ее, что слышалось в голосе. В месте, которое должно принадлежать родителям, зияла пустота. Но чувство вины, шевельнувшееся в нем из-за его бестактных расспросов, быстро было отодвинуто на второй план желанием докопаться до сути. Все вместе это выглядело странным – смерть родителей, какой-то непонятный наблюдатель на опушке, таинственный внутренний мир Джеймса Мейкписа...

– Пожалуй, – предложил он как бы невзначай, – вам стоит спросить тетушку, от кого вы унаследовали ваш талант к рисованию – от отца или матери?

При всем желании ему было трудно расспрашивать Франсис Перриман напрямик о Джеймсе Мейкписе. Другое дело – подтолкнуть ее племянницу сделать это за него.

Сюзанна все еще выглядела смущенной, что было ей весьма к лицу. Она поспешно захлопнула альбом.

– Да, любопытно было бы знать. – Спокойный вежливый ответ.

Ему больше нравилось, когда она иронизирует, смущается или напускает на себя надменный вид...

– Вы умеете ездить верхом, мисс Мейкпис? – спросил он неожиданно для себя.

– Да, и весьма неплохо. – И добавила, словно спохватившись: – Спасибо. – И высоко подняла подбородок, как флаг перед битвой.

Вот так-то лучше.

– Завтра утром прошу вас подойти к моим конюшням. Мы поедем на поиски папоротников – верхом.

Тут ее лицо несколько прояснилось. И вот что странно – ему было приятно, что он сделал ей приятное. Хотя речь шла о сущем пустяке.

Глава 7

Жаркий день сменился прохладным вечером. Сюзанна наблюдала, как тетушка Франсис проворно, умело и деловито складывает поленья в камин. Она явно не видела в этом занятии ничего зазорного. Сюзанна вспомнила, как много лет привычно просыпалась, оттого что горничные начинали топить камины. Она сонно поворачивалась на бок, наблюдая, как ныряет белый чепец на голове суетящейся с углем девушки, и ждала, пока комната прогреется достаточно, чтобы вылезти из кокона мягчайшего одеяла, даже если она гостила в это время в чужом доме.

Тетя Франсис нагнулась поправить поленья, встала коленями на край камина и схватилась рукой за поясницу. Ставший уже привычным двойной стыд охватил Сюзанну. Оттого что у тети не было служанки, чтобы сделать даже такую обыденную работу, как растопка камина. И оттого, что сама она не имеет не малейшего понятия о том, как это делается.

Она такая… ни на что не годная! Это было совсем новое ощущение. Раньше не было надобности быть на что-то годной.

– Позвольте мне... – тихо проговорила Сюзанна. – Я... я сама разожгу огонь.

Тетя удивленно оглянулась.

– Вообще-то я уже все сделала, деточка. Но завтра вечером, если тебе это доставит удовольствие, можешь попробовать.

Тетя Франсис шутница!

– Я просто приду в экстаз, – подтвердила Сюзанна. Они немного посмеялись, и этот совместный смех их как-то сблизил.

– Может быть, нам и впрямь стоит разделить хозяйственные хлопоты? Я займусь запасами...

Значит, они существуют?

– ...А ты можешь топить камин. Твоя спина для этого больше приспособлена, Сюзанна. – Тетя, конечно, шутила, но правда ли, что ее спина приспособлена больше? Какой станет ее спина, если она каждое утро и каждый вечер начнет, стоя на коленях, растапливать камин да еще мыть и готовить? Широченной, словно у лошади? А во что превратятся руки? Сюзанна всегда тщательно ухаживала за руками, чтобы они оставались белыми и мягкими, следила, чтобы ногти были аккуратными, розовыми, ровненькими. И все же руки – они на то и даны, чтобы ими что-то делать. Носить, поднимать, строить. Шить, владеть оружием, пахать.

Рядом с камином стояла корзинка с рукоделием, из нее высовывался кончик начатого вязанья. Тетя Франсис уж точно использует руки по назначению. Сюзанна тихонько взглянула на свои ладони. Она хотя бы умеет рисовать – и достаточно хорошо, чтобы заработать этими руками на лишние сосиски и ветчину к обеду.

Вечером уже зевала во весь рот, и после ужина вполне можно было бы отправляться прямо в кровать. Или нет? Интересно, подумала Сюзанна, а что делают вечерами сестры Карстерс и прочие жители Барнстабла? После бала никто из них не зашел с визитом, не прислал приглашения...

– Они не смогут вечно тебя сторониться, – говорила тетя. – Ты – самое интересное, что появилось в Барнстабле за многие годы. – Но пока ее еще не начали приглашать, чем заняться перед сном в обществе пожилой тетушки?

Пожалуй, она могла бы вышить девиз. Вышивает она вполне сносно. Какое же придумать содержание? «Умираю от скуки!» Или же: «Спасите! Помогите!» Эти мысли немного развлекли Сюзанну. Можно создать целую галерею девизов такого рода и развесить в рамочках по стенам, чтобы прикрыть линялые обои.

Сюзанна смотрела, как тетя Франсис ходит по маленькой гостиной, зажигает лампы и от их приглушенного света комната становится уютнее, а обшарпанная мебель предстает в более выигрышном свете.

Дуглас всегда восхищался ее волосами, когда их освещало каминное пламя...

Нет, эта мысль никуда ее не приведет! И, тем не менее ее память тревожил образ Дугласа, как язык ищет место, на котором когда-то рос зуб. Но сегодня Дуглас странным образом расплывался и ускользал куда-то в сторону, потому что его место занял более яркий и загадочный мужской образ. И хотя это Дуглас предал ее, Сюзанна почему-то чувствовала предательницей себя.

– Ну вот, деточка, теперь нам хотя бы хорошо видно друг друга, и холод нам не грозит, – сказала тетя, удобно устраивая свои круглые бока на кушетке. – Будешь вышивать? Или почитаешь вслух, пока я кончаю шарф?

– Какие книги вы любите, тетя Франсис?

– Ах, деточка, исключительно романы, всякого рода. Особенно страшные истории.

– Правда? – Сама Сюзанна прежде вела активную светскую жизнь, долго спала, и времени на чтение у нее не оставалось. Но страшные истории не оставили ее равнодушной. – И о чем же в них пишут?

– В них обязательно должны быть привидение, темные и бурные ночи, всякие зловещие тайны. Они очень увлекательны. Да, еще я страстная почитательница мисс Остен. Ее романы такие забавные и в то же время романтические. Она пишет о том, как теряют и находят любовь. О предательстве, любви без взаимности. Но в конце герои непременно находят счастье. – Последние слова тетушка произнесла выразительно. Таким же выразительным был ее взгляд. Тетушка Франсис не отличалась излишней тонкостью. Однако натура у нее была романтическая.

– Вы были замужем, тетя Франсис? – осторожно спросила Сюзанна, надеясь, что вопрос не слишком болезненный. Может быть, тетя Франсис сама некогда познала любовь без взаимности, полагая теперь, что и Сюзанна страдает от нее?

– Была ли я замужем? – Тетя весело хлопнула себя по колену. – Боже мой, деточка, какое у тебя настороженное лицо! Конечно, была, и по-настоящему. Я похоронила трех мужей, Сюзанна. Последнего так всего год назад. Какое-то время мне даже нравилось иметь этот домик в своем полном распоряжении, но зимними вечерами становится немного грустно. Я подумывала подыскать себе нового мужа, но поняла, что в моем возрасте романы мисс Остен – это все, что мне нужно. И придется тебе с этим смириться. – Она подмигнула Сюзанне и защелкала спицами. – Может быть, возьмешь свое вышиванье и поболтаешь со мной, деточка? Или почитаешь вслух?

– Можно сделать и то, и другое. Почитать и поболтать.

– У нас впереди еще множество вечеров, Сюзанна. Но сегодня тебе, может быть, стоит, чтобы отвлечься, почитать какую-нибудь интересную книжку.

Слова «впереди еще множество вечеров» прозвучали словно весть о приближении вражеской армии.

Тетушка рассуждала о том, чтобы подыскать себе мужа, так, словно мужей приобретают в лавке модистки. Потребуется не один такой вечер, чтобы обсудить всех ее мужей.

– Хорошо. Какой ваш любимый роман?

– Э-э... Пожалуй, лучше начать с «Гордости и предубеждения». Если мистер Дарси не заставит тебя забыть того молодого глупца, которого ты оставила в своем прошлом, деточка, обещаю съесть свое вязанье.

По тетиным словам, книги мисс Остен забавны и романтичны. Почему же вдруг ей ни с того ни с сего вспомнился виконт? Должно быть, потому, что он забавен... Хотя иногда страшно раздражает. Но вот насчет романтичности... Только не в том духе, в каком был романтичен Дуглас – обаятельный, любезный и продуманно изящный! Но взгляд виконта почему-то более интимный, физически ощутимый, чем тот единственный поцелуй, которым она обменялась с Дугласом... Романтизм виконта совсем другого толка.

Сюзанна вспомнила вырезанное на дереве сердце... Впрочем, ей даже не нужно было вспоминать – это сердце неизгладимо отпечаталось в ее памяти.

Сюзанна открыла «Гордость и предубеждение» и прочла первое предложение про себя: «Является общепризнанным фактом, что одинокий богатый мужчина непременно стремится найти себе жену».

Она моргнула. Сказано, однако, с изрядной долей иронии. Неплохо для начала. Она прочла фразу вслух, потом следующую, потом еще одну, а тетушка пощелкивала спицами и время от времени хихикала. У тетушки была привычка слегка взбрыкивать ногами всякий раз, когда что-то казалось ей смешным. Когда Сюзанна читала особенно колкую фразу, то краем глаза видела, как тетушкины ноги взмывают над полом.

Незаметно для себя она прочла больше двадцати страниц. Фитили в лампах почти догорели, вечер кончился.

Сюзанна не могла сказать, что он прошел слишком скучно.

Ей предстояли еще дюжины, дюжины и дюжины дюжин подобных вечеров...


Когда Сюзанна подошла к конюшням, два конюха – нескладных юнца украдкой покосились на нее из-под своих козырьков, но поспешно отвернулись и сделали вид, будто задают лошадям корм. Виконт, возвышавшийся над ними как башня; в белой рубашке, нетерпеливо обернулся, увидев ее, неторопливым взглядом окинул ее амазонку ивового цвета и шляпу с пером, начав осмотр со шляпы.

Ну ладно, она в самом деле этим утром несколько припозднилась. Но амазонка, на которой она остановилась после некоторых колебаний, делала ее глаза более зелеными, заставляла их светиться, приглушая золотистый и голубой оттенки. Сюзанна знала, что перо на шляпе слегка измялось, когда опрокинулся ее сундук в перевернувшемся дилижансе, но выглядело оно достаточно элегантным. Корзинка с провизией, которую она повесила на руку, вполне гармонировала с общим ансамблем.

Почему же виконт на нее уставился с таким изумленным видом?

Ну наконец-то отвел глаза.

– У нас тут на конюшне три мерина и жеребец, мисс Мейкпис. Я велел оседлать для вас спокойного мерина, потому что кобыла со дня на день ожеребится. – Виконт обвел пальцем звездочку на лошадином лбу. И голос, и жест были исполнены грубоватой нежности; И Сюзанна почему-то затаила дыхание.

– Какая душечка! – Сюзанна стянула перчатку и коснулась бархатистой морды. Ее собственная кобыла тоже осталась в прошлом. Как хорошо она сделала, что напугала того рабочего вазой – иначе лишилась бы и амазонки!

Ей пришло в голову, что вечера с Джейн Остен разовьют ее природную склонность к иронии.

– Ну что, едем? – сказал виконт и, сложив ковшиком ладони, легко, словно перышко, подсадил ее на серого мерина. В груди девушки волной разлилось счастье – она с радостью предвкушала предстоящую прогулку верхом, хотя они ехали работать. Сюзанна была превосходной наездницей. Он явно оценил ее посадку, потому что поспешил сесть на своего мерина и, пустив его медленной рысью, выехал со двора конюшни. Сюзанна поудобнее пристроила корзинку на локте и последовала за ним.

Мерин сделал несколько неровных шагов, потом вскинул голову и остановился так резко, что Сюзанна едва не вылетела из седла. Ее бросило вперед. Она туго натянула поводья и ухватилась за луку седла.

Вот ужас-то! Со стороны можно подумать, что она впервые села на лошадь. Сюзанна ласково заговорила с мерином, похлопала его по спине и, несмотря на то, что он усиленно поводил ушами и вздрагивал крупом, сумела силой своего обаяния убедить его побежать вперед каким-то подобием рыси.

Бог мой, его словно дергала невидимая веревка! Что происходит с бедным животным?

Виконт обернулся через плечо. Сюзанна заметила, как вспыхнули голубым огнем его глаза, должно быть, он увидел, что она раскраснелась. Девушка подумала, что постоянно попадает в поле зрения виконта именно в тот момент, когда краснеет. Его светлые брови вопросительно поднялись. Она улыбнулась ему чарующе и беззаботно. Тут мерина качнуло в сторону, словно пьяницу, вышедшего из кабака, и она снова едва удержалась в седле.

Виконт соскочил с лошади, оказался рядом с ней и крепкой рукой взял ее лошадь под уздцы. Быстрая же у него реакция.

– Прошу вас спешиться, мисс Мейкпис.

У Сюзанны засосало под ложечкой от разочарования. Вся красная, она перекинула ногу через луку седла, и виконт снял ее с мерина так же быстро и деловито, словно стопку тарелок с верхней полки буфета.

– Я вас уверяю, лорд Грантем...

Он вскинул ладонь вверх. Его лицо было сейчас очень далеким, и весь он стал похож на пистолет со взведенным курком. Мерин же, наоборот, успокоился. Уши его продолжали крутиться взад-вперед, словно флюгера, он опасливо покосился на Сюзанну и поспешно побежал за лошадью Кита вполне ровной поступью. Ему явно не терпелось уйти от нее подальше. Словно она не барышня, черт побери, а волк.

Озадаченный, Кит снова посмотрел на Сюзанну: она стояла со вскинутым подбородком, с раскрасневшимися от смущения щеками, в изящной амазонке – ему нравился этот оттенок зеленого – с перышком, с корзинкой на сгибе локтя, с...

Он мог поклясться, что крышка корзинки слегка подпрыгнула. Почти незаметно. Но накануне он ни капли не брал в рот. И хорошо выспался. С какой стати ему могло померещиться?

Вот снова – крышка чуть-чуть подскочила. Словно под ней шевелилось что-то живое. Корзинка закрывалась на свободную кожаную петельку.

– Поставьте корзинку на землю, Сюзанна, – спокойно сказал виконт.

– Я думала, мы все-таки...

– Поставьте корзинку. Очень осторожно. Прямо сейчас.

Что-то в его лице заставило ее побледнеть. Она сделала, как он велел: опустила корзинку на траву. Он заметил, как у нее задрожали руки.

– А теперь подойдите ко мне. Быстрее.

Она неуверенно шагнула вперед, явно не стремясь исполнить приказ, отданный столь суровым тоном. Он нетерпеливо протянул руку и быстро привлек ее к себе. Надо отдать ей должное, она даже не ойкнула.

– Что...

– Тихо! – перебил ее он, крепко держа рукой за талию. Он огляделся, но не увидел никакой подходящей палки и тихо выругался. Сейчас палка очень пригодилась бы. Но ведь там может оказаться белка или мышь, что-нибудь вполне безобидное. И тогда он будет выглядеть перед Сюзанной полным идиотом.

Тут крышка корзинки снова подпрыгнула. Кит не верил в «счастливые совпадения» или «нелепые случайности». Они происходили весьма редко, по крайней мере, в том мире, где он жил.

Он с размаху резко пнул корзинку. Из нее стремительно выползла болотная гадюка толщиной с руку Сюзанны. Кит мгновенно подхватил Сюзанну на руки, и она уткнулась лицом ему в грудь. Гадюка проскользнула мимо них и скрылась в траве. К счастью, ее отступление было быстрым и окончательным.

– Все в порядке, – тихо проговорил виконт. – Она уползла.

Сюзанна ответила не сразу. Тяжело и часто дыша, она лежала на его руках, теплая и податливая. От нее слабо пахло лавандой и еще чем-то сладким. Этот запах он впервые почувствовал, склонившись к ее затылку, когда застиг ее шпионящей за ним.

– Там была змея, – пробормотала Сюзанна. Голос ее дрогнул.

– Да, – мягко ответил виконт. Ее дыхание проникло между пуговицами ему под рубашку и щекотало кожу почти в гипнотическом ритме. Выдох... и вдох. Выдох... и вдох. Выдох...

Он так стремительно поставил Сюзанну на землю, что она едва не потеряла равновесие.

– Весьма предусмотрительно с вашей стороны, мисс Мейкпис, было захватить с собой образец дикой фауны для зарисовки, – резко произнес он, стараясь скрыть, что и сам не вполне твердо стоит на ногах. И изумился, когда она в ответ слабо улыбнулась. Да, сюрпризы – полезная вещь, чтобы постичь человеческую суть.

Он пристально взглянул на нее. Глаза ее блестели ярче обычного, лицо было бледным. Но она не собиралась ни визжать, ни падать в обморок. Хотя при виде гадюки в дрожь бросало и закаленных мужчин.

– Она была ядовитая? – спросила Сюзанна. Голос ее снова дрогнул.

– Да, – ответил он почти ласково. – Ядовитая. Не то чтобы очень, но все-таки. Вот чего испугалась ваша лошадь. – Лошади стояли в нескольких шагах от них, спокойно пощипывая травку. – Вы ставили корзинку на траву, Сюзанна, или, может, открывали ее после того, как ушли утром из дома? Оставляли ее без присмотра?

– Нет, точно нет! Вечером тетя Франсис положила туда бутерброды и поставила ее у кухонной двери, как позавчера. Наверное, змея заползла туда ночью?

– Пожалуй... – Но чертовски маловероятно! – Гадюки очень хитрые. Они... – Ему пришло на ум множество детских воспоминаний, а он знал, что если лишить происшествие ореола таинственности, оно сразу перестает внушать страх. – Хотите, расскажу вам о них?

Сюзанна опасливо кивнула.

– Так вот, эта, похоже, была самка – они поярче, чем самцы. Почти зеленая. – Чересчур зеленая, вдруг подумал он. В окрестностях Барнстабла гадюки несколько светлее.

– Вообще-то она была хорошенькая, – храбро сказала Сюзанна. – Такая блестящая. С симпатичными пятнышками.

– Не правда ли? – подхватил Кит. – Но для гадюки крупновата.

– Р-разве?

– Именно. Вы, конечно, заметили, как она слилась с травой, – у гадюк именно такой рисунок, чтобы не быть замеченными. В детстве я наловчился их выслеживать, – похвастался он. – Гадюки любят людей не больше, чем люди их, поэтому крайне странно, что она проникла в ваш дом. И еще, знаете, в это время года они обычно выводят потомство. Яд гадюки опасен, но не смертельно, разве что для собак, или если организм очень ослаблен. Но ни то, ни другое к вам не относится...

Он замолчал, увидев, что Сюзанна смотрит на него, склонив набок голову, с легкой улыбкой на губах. Он знал по опыту, что вслед за этим женщины обычно говорят что-нибудь некстати.

– Вам все это очень нравится – гадюки, полевки и... – Она обвела рукой окружавшее их зеленое пространство. – Нравится изучать их... Узнавать о них новое...

Он молча уставился на нее. Да нет же, хотел он воскликнуть с негодованием. С ума вы, что ли, сошли? Я здесь в ссылке.

Хотя он был сторонником точности. Он повернулся, подошел к лошадям и подобрал поводья. Мерин Сюзанны уже успокоился и покорно последовал за ним. Кит подвел его к Сюзанне.

– Гадюк нам тоже придется зарисовывать для этой вашей книги? – поинтересовалась она, нарушив молчание.

Сидевший в нем черт заставил его ответить:

– Откровенно говоря, было бы очень неплохо иметь хотя бы один точный рисунок гадюки для иллюстрации.

Последовала выразительная пауза.

– Может быть, я сумею нарисовать ее по памяти, – осторожно предложила Сюзанна.

– Может быть, нам посчастливится встретить еще один экземпляр.

Она возмущенно взглянула на него. Он засмеялся, девушка тоже засмеялась.

– Ну что же, если я должна, то ничего не поделаешь! – воскликнула она с драматизмом в голосе. – В конце концов, благодаря вам мы с тетей Франсис теперь обеспечены сосисками. Но в последнее время мне, кажется, вообще не слишком везет.

– Не везет? – Кит на всякий случай еще раз пнул корзинку, но на сей раз оттуда никто не появился. Он поднял ее и пристально оглядел содержимое. Не обнаружив там никакой живности, а только бутерброды и этюдник, он протянул корзинку девушке. Она осторожно приняла ее. – Разве с вами случилось что-то еще, мисс Мейкпис?

– Видите ли... Прежде всего, у меня умер отец. Достаточно важное событие. – Она сказала это с примечательной сдержанностью. – Потом еще... – Она запнулась, и он почувствовал, что она решила о чем-то умолчать. – Потом перевернулся дилижанс – прямо на постоялом дворе...

Кит нахмурился.

– Перевернулся дилижанс? На постоялом дворе?

– Когда я ехала в Барнстабл. Кажется, что-то такое случилось с осью. Я тогда слишком устала, чтобы вникать в суть.

Недоброе предчувствие пробежало вверх по его позвоночнику. Дилижансы не каждый день переворачиваются, будь то на постоялом дворе или где-либо еще. Этот факт был таким же исключительным, как заползшая в корзинку гадюка. Чека колеса должна была совсем разболтаться, чтобы с нее соскользнуло колесо или же сломалась ось. Но в это время года дороги не настолько плохие, чтобы сломалась ось, разве что она уже была сильно повреждена.

Черт побери, он, как видно, склонен просто-напросто во всем подозревать злой умысел, это вошло у него в привычку за годы службы. Но гадюка в корзинке для пикника? Перевернувшийся дилижанс? Неизвестный соглядатай? Вчера, обследуя место, где стоял незнакомец, Кит нашел сломанную ветку и отпечаток следа на прошлогодних листьях. И больше ничего.

Зябкий ветерок подозрения потревожил его обостренное чутье. Ведь именно благодаря чутью он сумел выйти живым из ряда весьма опасных ситуаций. Благодаря чутью да еще неплохому умению обращаться с разного вида оружием. Но между ним и Египтом стояли каких-то тридцать дней и ненаписанная книга о живой природе Барнстабла.

Опять же – черт побери! Если он послушается чутья, это, возможно, окончится ссылкой в места более отдаленные. Им предстоит работа. Он глубоко вдохнул и раздраженно выдохнул.

– Говорят, беда не ходит одна, так что я думаю, ваша черная полоса кончилась.

– Разве это говорят о беде?

– Да, именно о беде.

Она немного подумала, откинув голову назад.

– Не знаю, считать ли папину смерть и потерю дома одной бедой или двумя.

Что же ей на это ответить?

– Значит, беды ходят впятером, – поправился он.

Эта нелепица вызвала у Сюзанны улыбку. Уголки ее прелестного рта приподнялись. И виконт почему-то очень обрадовался.

Проанализировав этот факт, виконт пришел к выводу, что Сюзанна Мейкпис ему нравится. Этот вывод выбил Кита из колеи и даже испугал. Он не мог вспомнить, когда женщина ему просто нравилась. Многие годы он воспринимал их как... личный вызов. Они были для него необходимостью, лекарством, развлечением. Не просто удовольствием, которое, например, получаешь ясным погожим, днем. Когда веет ласковый ветерок и прохладительное питье под рукой.

– Вы правда в настроении заниматься сегодня рисованием? – спросил он, чувствуя себя неуютно оттого, что только что почувствовал себя слишком уютно.

– Ну конечно же. Подумаешь, гадюка!

Вид у Сюзанны был на удивление беспечный. Они улыбнулись друг другу, оба довольные ее храбростью, и он сложил ладони, подставил их ей под ногу, снова подсадил в седло.

Итак, папоротники и еще раз папоротники, сказал он себе.

Глава 8

Морли держал Пушка на сгибе локтя и пальцем другой руки почесывал ему мягкий живот. Пушок молча разглядывал Боба своими сонными презрительными золотистыми глазами.

– Когда я сказал: «Пусть это будет выглядеть как несчастный случай, Боб, то подразумевал – с окончательным исходом. Я не имел в виду кратковременную болезнь. – Два дня он ждал вестей о кончине Сюзанны Мейкпис, и вдруг – это!

– Гадюка была здоровенная, мистер Морли.

– И это было бы прекрасно, если бы девицу можно было напугать до смерти. Но это то же самое, как если бы ты сказал: «Это было здоровенное яблоко». Разве гадюка представляет реальную опасность?

Обжигающе ледяная струя сарказма заставила Боба поежиться.

– Я коренной лондонец, сэр, и мало знаком с деревней. А поймать змеюку было не так легко, – пробормотал он. На самом деле ему пришлось купить змею у одной старухи, которую считали ведьмой, и которая торговала всякими ползучими гадами. Боб гордился тем, как ловко на заре проник в дом и засунул змею в корзинку. И гордился перевернутым дилижансом. Тут понадобились умение рассчитать время, выбрать удачный момент, мастерство, ловкость, знания, что достигается годами опыта.

Не так-то просто создать видимость несчастного случая!

– А Каролина? Напали наконец на ее след? – спросил Морли.

– Невозможно поспеть всюду сразу, сэр.

Боб становится дерзким. Но он не привык к неудачам, видимо, неудачи плохо действовали на обоих.

– Каролина Оллстон – женщина приметная, Боб.

– Но она к тому же еще и умна, мистер Морли.

– Нет, Боб, – объяснил Морли, и усилие с которым он принуждал себя говорить терпеливо, сделало его слова тяжелыми как свинец. – Она вовсе не умна.

Красивая, хитрая, непредсказуемая, как животное. Вся сплошной инстинкт. Но – не умная. Только не его Каролина.

Его Каролина... Странно, но он привык думать о ней именно так. И сейчас продолжал думать так, хотя и вел на нее активную охоту.

Последовало молчание, во время которого Морли посмотрел на часы, а Боб нервно переступил с ноги на ногу на ковре.

– Сэр, вам известно, что я свое дело...

– Ну, так делай его, Боб!

Морли повернулся и поставил Пушка на пол. Кот потянулся и дернул хвостом, недовольный тем, что его перестали ласкать.

Последние слова означали, что Боб мог быть свободен, но он почему-то медлил.

– Что еще? – нетерпеливо процедил Морли.

– Это непременно должен быть несчастный случай?

– Ты разуверился в себе, как в мастере темных искусств, Боб?

Боб озадаченно взглянул на него.

– Тебе это не под силу? – спросил Морли, с трудом сдерживая сарказм.

– Просто она никогда не остается одна, сэр. Все время ходит с тем чокнутым верзилой.

Это что-то новенькое.

– Что же это за чокнутый верзила, Боб?

– Не могу сказать точно, сэр. Они вроде как бы прогуливаются вместе и... – Он наморщил лоб. – ...Рисуют. – Его тон ясно выразил отношение к этому развлечению знати. – По виду вроде бы фермер, – пояснил он. – По крайней мере, одет как фермер.

– Боб, я хочу, чтобы ты вернулся туда и завершил дело. В твоей непревзойденной профессиональной манере. И будь добр, узнай все же, кто такой этот чокнутый. Это может оказаться важным.

– Думаете, сэр? Значит, не обязательно несчастный случай? – Боб просветлел, глаза его заблестели, он стал строить новые планы. – Потому что, видите ли, сразу после нескольких несчастных случаев...

– Еще один несчастный случай уже перестает выглядеть таковым? Я тебя понял. Положись на свою неподражаемую дальновидность, Боб. Но в следующий раз рапортуй мне, лишь когда дело будет завершено. Или же если добудешь какую-то новую информацию.

Боб щелкнул каблуками. Уверенность вернулась к нему вместе с правом свободы выбора.

– Можете на меня положиться, сэр. Я свое дело знаю.


Неделя утомительных блужданий по полям и лесам принесла плоды в виде эскизов серебристого дуба, нескольких видов папоротников, множества белок, но, поскольку лес, насколько было известно Киту, просто кишел дикими лекарственными травами, могло потребоваться еще порядком времени, чтобы описать их все.

Месяц – такой срок назначил отец. Еще отец настаивал на тщательности. Как будто Кит способен работать спустя рукава. Каждый рисунок, помещенный в книгу, делал угрозу Египта все более призрачной.

Он вывел из конюшни оседланных лошадей.

– Сегодня отправимся на поиски чемерицы, – объявил он Сюзанне.

Живости в ней явно поубавилось.

– Только не говорите, что это разновидность змеи!

– Не бойтесь, мисс Мейкпис, – усмехнулся он. – Чемерица не заберется в вашу корзинку. Это просто трава. Лекарственная – некоторые считают ее ядовитой, – которая растет в наших краях. Ее, кроме всего прочего, используют как слабительное и для избавления скота от порчи. А также для наведения волшебных чар.

Кстати, о чарах. Сегодня Сюзанна снова надела зеленую шляпку, и глаза ее светились зеленым огнем, который действовал на Кита гипнотически. Он уже разглядел, что глаза у нее светло-коричневые, ореховые, оттенок довольно заурядный. Но он не переставал поражаться способности ее глаз принимать цвет находившихся рядом предметов.

Он подставил ладони под ее туфельку и подсадил ее в седло. Сюзанна поудобнее устроилась, подобрала поводья.

– Может быть, нам стоит навести чары на...

В этот миг мерин встал на дыбы с громким ржанием и замолотил передними ногами. Он услышал, как ахнула Сюзанна, изо всех сил натягивая поводья. Лошадь опустила передние копыта на землю, дважды вскинула крупом и стремглав пустилась вскачь.

Дьявол!

Кит прыгнул в седло и пустил лошадь в галоп. Мерин Сюзанны явно вознамерился скинуть ее на землю и, как водится у лошадей, понес вперед, в густую чащобу, на ветки деревьев, чтобы наверняка выполнить свое намерение. Шляпа слетела с головы девушки, мелькнув в воздухе зеленым диском, Сюзанна склонилась на луку седла к лошадиной шее, изо всех сил стараясь удержаться, но неотвратимо проигрывала в этой борьбе. Кит видел, как она неудержимо соскальзывает с лошади, и душа у него ушла в пятки. Будь прокляты эти дамские седла!

Кит еще и еще подгонял свою лошадь каблуками, и она, совершив несколько длинных рывков, поравнялась с лошадью Сюзанны.

К своему ужасу, он увидел, как ее седло сползает набок, словно подпруга ослабла вконец. Сюзанна, бросив поводья, в отчаянии обхватила руками шею обезумившей лошади.

Ну скорее же! Он снова пришпорил своего несчастного мерина, который упорно не желал взлететь, черт бы его побрал, и, наконец, опередил лошадь Сюзанны. Резко дернул поводья и в тот момент, когда Сюзанна начала падать, перегнувшись на седле, потянулся к ней. И едва успел подхватить ее, как изящное дамское седло окончательно соскользнуло под лошадиный живот.

Но смещение центра тяжести и появление второго седока оказалось чересчур большим испытанием для лошади Кита. Она потеряла равновесие, и Кит едва успел отбросить Сюзанну в сторону, как лошадь обрушилась на него всей тяжестью.

Острая боль в плече на миг ослепила его. Дыхание перехватило, в глазах потемнело. Но лошадь, к счастью, быстро вскочила на ноги. Кит же остался лежать на земле. Он отчаянно пытался вдохнуть и не мог. Он захрипел, задыхаясь, но через мгновение воздух проник в легкие. С трудом он приподнялся над землей.

Какая боль!

– Сюзанна... – выдохнул он, повернул голову, отчего в глазах запрыгало множество точек. Сквозь это облако точек он увидел ее, целую и невредимую, только лицо над зеленой амазонкой было очень бледным. Небо над ней странно сияло. Ее плечи поднимались и опускались – она никак не могла успокоить дыхание после пережитого ужаса.

Мужская гордость заставила его подняться на ноги. Она тут же бросилась к нему.

«Я не потеряю сознание!»

Он сделал шаг вперед, и к горлу подкатила тошнота.

Киту не раз приходилось терпеть боль. Он закрыл глаза, несколько раз глубоко вдохнул, выдохнул, чтобы успокоиться.

– Кит! – Она внезапно оказалась совсем рядом. – Господи! Пожалуйста, только не двигайтесь. Как вы...

По крайней мере, она назвала его Кит.

– С вами все в порядке? – Он даже не узнал собственный голос. Это вообще трудно было назвать голосом. Он открыл глаза и снова увидел мельтешащие тошнотворные черные точки.

– Со мной все в порядке? Со мной? – взвизгнула она. – Это же вас придавила лошадь!

Он поморщился.

– Только часть лошади. – Теперь голос прозвучал тверже. – Лошадь придавила меня плечом и передней ногой. Не всем телом. У вас что-то случилось с голосом, – добавил он. – Он какой-то скрипучий...

– Но как вы... – Ну почему она так верещит? Она, точно прочитав его мысли, замолчала и несколько умерила тон. – Вы ранены, вам, наверное, очень больно. – Она неуверенно протянула к нему руку.

– Осторожнее... плечо. – Он произнес это вполне спокойно. – Лучше не трогайте.

Черные точки метались перед глазами, как стая вспугнутых птиц. Собственный голос доносился словно откуда-то издалека.

«Я не упаду в обморок...»

– У вас такое лицо...

– Оно было таким еще до того, как на меня упала лошадь, мисс Мейкпис.

– Не шутите сейчас, – оборвала она его. – Я вижу, как вам больно. Надо глубоко подышать. У вас что-то сломано?

Кит пошевелил пальцами, приподнял локоть – самую малость. Боль была адской, но рука слушалась его, что было добрым знаком. Завтрашний день обещал быть крайне скучным.

– Думаю, это просто ушибы и растяжение связок. Очень надеюсь... Главный удар пришелся выше локтя. И ребра... слегка помяты. Короче, мне чертовски повезло. Он не слишком долго на мне валялся.

– Повезло? – изумленно повторила Сюзанна. – Я бы сказала, вам передалось мое везение. – Она внимательно взглянула на него, и он увидел в ее глазах тревогу. – Кит, вы уверены...

Он вполне сознавал, что, должно быть, бледен сейчас, как привидение. Еще он ощущал какую-то странную пустоту внутри.

– Просто... мое тело нуждается в новой встряске. Нужен еще один удар по локтю в правильном месте. Или в неправильном. Так бывает.

– Дышите глубже, – велела она ласково. – Я вас подхвачу, если вы станете падать. Если только вы непременно хотите стоять.

Он слабо засмеялся. Но совет дышать был вполне разумным, и ему было приятно услышать это от нее. Он несколько раз глубоко вздохнул и с каждым выдохом выпустил из себя частицу боли. На лбу и на спине выступил холодный пот, зато черные точки замедлили свой бешеный танец. Теперь он почти не сомневался, что не потеряет сознания. Но прилечь ненадолго не помешает. Дома он подкрепит себя хорошей порцией виски.

Но какой бес вселился в тихую, кроткую лошадь, заставив ее желать погибели всадника? Опять гадюка? Невероятно. Любопытство пересилило боль.

Кит прижал поврежденный локоть к боку и, осторожно ступая, приблизился к мерину. Взгляд у животного был еще диковатый, и при приближении Кита он принялся вскидывать голову, хотя и не думал обращаться в бегство. Против покинувшей седло Сюзанны он, судя по его виду, ровным счетом ничего не имел.

– Тихо, мой мальчик, – проворковал Кит, притрагиваясь к лошади здоровой рукой. – Что с тобой стряслось? Дай-ка посмотрю на тебя.

Сюзанна тоже ласково коснулась лошадиного бока.

– Бедняжка. Наверное, что-то с седлом. Как только я села, он сразу же захотел меня сбросить. И кстати, седло... оно словно расстегнулось. Я изо всех сил старалась удержаться, а вы... – Она помедлила. – Спасибо, – проговорила она просто. – Вы спасли мне...

Кит коротко, небрежно, мужественно пожал плечами, что причинило ему адскую боль, но ее заставило замолчать. Он здоровой рукой попытался снять с лошади седло, но оно было слишком громоздким. Сюзанна быстро подхватила седло за другой конец. Они положили его на траву, и Кит носком сапога перевернул его. Потом медленно опустился на колени, помня о помятых ребрах. Сюзанна внимательно смотрела, как он водит рукой по оборотной стороне седла, которое соприкасалось со спиной лошади, тщательно прощупывая каждый дюйм.

Внезапно что-то укололо его в палец. Это был маленький сучок с таким острым концом, словно его специально заточили, который каким-то образом попал между седлом и чепраком. Седок своим весом вгонял заостренный конец в спину лошади. Не настолько глубоко, правда, чтобы нанести серьезную рану. Но достаточно глубоко, чтобы причинить животному сильную боль. И погубить ездока, если лошадь сумела бы сбросить его.

Ужасное совпадение? Маленькая штучка вполне могла попасть на конюшню. Может быть, седло лежало на полу, сучок прицепился к нему...

– Вот и преступник, – небрежно произнес Кит, подняв сучок вверх. Но на землю его не бросил, а аккуратно положил в карман. Ему пришлось сделать усилие, чтобы сосредоточиться, – от боли в голове неприятно гудело. Он еще раз сделал глубокий вдох. Надо срочно что-нибудь выпить. Он осмотрел подпругу и обнаружил, что она лопнула как раз под самым седлом, там, где незаметнее всего. Можно отругать конюха, но это едва ли его вина. Он ощупал подпругу – кожаный ремень был довольно старым. Настолько ли старым, чтобы лопнуть? Сюзанна уже несколько дней пользовалась этим седлом. Он пристальнее рассмотрел края ремня. Место разрыва выглядело слишком уж аккуратным.

У Кита похолодело внутри. Он не мог избавиться от невероятного ощущения, что здесь поработал нож.

Незнакомец в роще... Перевернувшийся дилижанс... Гадюка в корзинке... Сучок... Подпруга...

Седло – дамское. В него могла сесть только женщина.

Он поднял взгляд на Сюзанну, которая по-прежнему спокойно следила за его действиями. За ее спиной он разглядел на земле окончательно помятое зеленое перышко, слегка трепетавшее на ветру. Ее волосы растрепались от скачки и падали ей на плечи. Он ни разу не видел ее с распущенными волосами, и внутри что-то сжалось. Чудесные волосы. У них, как и у ее глаз, множество оттенков – тут и каштан, и красное дерево, и соболь...

Внезапно она показалась ему до крайности уязвимой, слабой, беззащитной. Вот только что она могла получить серьезные, тяжелые увечья. Несчастье подошло совсем близко...

Непонятная ярость овладела им, даже дыхание перехватило. Ну как сказать женщине, недавно потерявшей буквально все, что кто-то пытается ее убить?

Такие вещи можно сказать, только если в них не сомневаешься.

Лошади мирно щипали траву, волоча по земле поводья. Кобыла Сюзанны чувствовала себя довольно неплохо, лучше, чем сам Кит. Радуется небось, что упала на мягкое, язвительно подумал Кит.

– Вы уже не служите в армии, вам не надо терпеть боль, если вы сами того не хотите. Есть такой пустячок под званием лауданум, он вполне способен помощь.

Она пыталась шутить, но Кит не отреагировал. Мысли его блуждали далеко. Надо проверить все седла и побеседовать с конюхами.

– Да, – услышал он свой отдаленный голос. – Виски тоже неплохо помогает.

Кит не знал, как лучше – то ли вернуться назад верхом, то ли пешком, не был уверен, что для него легче, и решил, что больно будет в любом случае.

– Еще раз спасибо зато, что спасли меня, – произнесла Сюзанна. Ее торжественный тон заставил его улыбнуться.

– Это самое меньшее, что я могу сделать для такого ценного работника, как вы, мисс Мейкпис. Вы уверены, что сами-то целы?

– Лошадь упала на вас, а не на меня, – произнесла она веско. – Меня вы успели отбросить.

Он не сдержал улыбки. И подумал, что она с тем же успехом могла бы оказаться на его месте. Эта мысль сковала ему язык. Он подобрал поводья своей лошади, Сюзанна – своей. Кит решил вернуться домой пешком, причем идти очень медленно. На глаза ему снова попалась ее шляпка – такого зеленого цвета в природе не бывает. Он знал, что этот оттенок называется ивовый, очень модный сейчас среди лондонских дам, так он слышал. На самом деле цвет совсем не такой, как листья ивы, но от него глаза Сюзанны сияют этим странным гипнотизирующим светом, И за это ему можно простить несоответствие природному.

– Там ваша шляпа, – сказал он.

– Ах да. – Сюзанна вернулась, подобрала шляпу и печально погладила сломанное перышко. – Она мне так нравилась, – вздохнула девушка.

– Мне тоже, – не подумав, сказал Кит.

Она изумленно вскинула брови.

– Неужели это комплимент, милорд?

– Простая констатация факта, мисс Мейкпис, – быстро произнес он. Но почему-то его ответ вызвал у Сюзанны мягкую лучезарную улыбку. И что странно, целое мгновение, правда, всего мгновение, он не ощущал никакой боли.

Глава 9

Петтишо, сравнительно молодой член парламента, толок воду в ступе, рассуждая о необходимости парламентских реформ. Лица вокруг выражали непреходящее внимание, некоторые даже кивали в знак согласия. Согласия ли? Морли сомневался. Возможно, они просто борются со сном? Трудно сказать. Прелесть палаты общин, по мнению Морли, состоит в том, что рано или поздно кто-нибудь да скажет нечто нелицеприятное и даже грубое и заставит Петтишо заткнуться. Человеку здесь предоставлена возможность блеснуть своим ораторским талантом, но если он такового не проявит, у него быстро отобьют охоту ораторствовать. Они здесь могут стать совершенно неуправляемыми, это третье сословие.

Сам Морли обладал глубоким приятным баритоном, чьи бархатные волнующие модуляции побуждали слушателей именно слушать. Еще он наловчился красноречиво убеждать, хотя никогда не впадал в излишнюю цветистость и драматизм. Другими словами, ему-то никто и никогда не предлагал заткнуться в грубой и нелицеприятной форме. Как политика его даже сравнивали с Чарлзом Фоксом, только Морли обладал более располагающей наружностью и не имел плохих, хотя и колоритных, склонностей Фокса к карточной игре и женщинам.

У Морли разболелась нога, как часто бывало во время сессии, поскольку в кулуарах царила неизменная сырость. Но его это в какой-то степени даже радовало, поскольку напоминало о том, как он здесь оказался. Он был даже благодарен за шрамы, бороздившие ногу по всей длине, – глубокие, безобразные, неровные шрамы. Женщины часто относили их на счет боевых ран, и он никогда не рассеивал их иллюзии. Это и правда были боевые раны, полученные в его личной битве.

Многие женщины отдались ему только благодаря этим ранам. Но Каролине он почему-то рассказал правду об их происхождении. И это в конечном счете оказалось ему полезным. Морли привык думать о вещах с точки зрения их полезности.

Так же, как Боб. Который сейчас, надо надеяться, работает на него в Барнстабле, завершая порученное ему задание, чтобы Морли мог продолжать спокойно сидеть в палате в окружении ораторствующих парламентариев, пользуясь безупречной репутацией, которую сумел снискать.

Отец его был простым фермером, точнее, обыкновенным крестьянином. Семья была большая и кормилась за счет каменистого надела земли размером чуть больше четырех сшитых друг с другом носовых платков – так ему казалось теперь, по прошествии лет. Но потом начался промышленный бум, и прядильщицы, кустари и бедные фермеры наподобие его отца лишились средств к существованию, уступив место машинам, которые делали работу если не лучше, то быстрее. Землевладельцы застроили наделы арендаторов фабриками. Отец забрал семью – мать, братьев и сестер – и отправился в Лондон на поиски работы.

Но к несчастью, и другие люди, лишившиеся средств к существованию, – а имя им было легион, – двинулись в Лондон на поиски работы. Или в другие промышленные города. Само собой работы они не нашли. Семейство Морли осело в Сент-Джайлзе, ведя полуголодное существование. Но именно там Таддиус завел множество интересных и полезных знакомств.

Потом случился пожар. Вся семья Морли сгорела, только Таддиус чудом остался жив. Таддиус сильно пострадал при пожаре, нога почернела и воспалилась, но богатый домовладелец, мучимый совестью, – дом находился в ужасном состоянии – или желая купить себе билет в рай, заплатил за лечение, а потом, обнаружив, что мальчик весьма смышлен, отправил его в Итон. Потом благотворительность ему наскучила, и он думать забыл о Таддиусе Морли. Молодой человек оказался предоставленным самому себе. Впрочем, ненадолго.

Он обладал умом, обаянием, приятной наружностью, умением располагать к себе людей и закоренелой, глубоко запрятанной злобой, которая бурлила в его душе и питала честолюбивые амбиции. Он был не слишком-то совестливым – живя в Сент-Джайлзе, он понял, что быть совестливым невыгодно. Он пользовался совестью с оглядкой. Старые приятели привлекли его к продаже контрабандных товаров, а вырученные деньги он вложил с умом и заработал себе на учение в Оксфорде.

После Оксфорда его уже ничто не интересовало, кроме места в парламенте, где он мог бы добиваться справедливости для бедняков. И... возможно, потешиться местью. Но попасть туда было все равно, что вскарабкаться на скалу, не имея подручных средств. Чтобы избираться в палату общин, требовались деньги для проведения избирательной кампании. Он уже решил было, что нашел необходимую поддержку, когда герцог Уэстфолл пригласил его на прием по случаю рождественских каникул. Однако герцог по известной только ему одному причине отказался вложить деньги в избирательную кампанию Морли. Но на том приеме он встретил Каролину Оллстон. Так что, в конце концов, именно герцогу Морли обязан своей политической карьерой.

Он вспомнил, как впервые увидел Каролину Оллстон и крайне изумился, встретив подобное создание в этом городишке – Барнстабле. И сразу понял, что она тоже хочет взобраться на скалу, не имея подручных средств. Ее красота пропадала даром. А Морли знал, как использовать ее наилучшим образом.

Он вспомнил обжигающий взгляд голубых глаз сына герцога, Кита Уайтлоу, виконта Грантема. В семнадцать лет мальчишка уже обладал нервирующей силой взгляда. Он наблюдал за Каролиной и Морли, и в его глазах пылали страсть и боль. Умный мальчишка. Он сразу все понял.

Ногу внезапно свело сильным спазмом. Морли провел по ней ладонью, словно успокаивая встревоженного любимца, пытаясь усмирить боль. Одно время Каролина, бросив взгляд на его лицо, догадывалась, когда боль в ноге становилась невыносимой. Тогда она легкими массирующими движениями избавляла его от этой боли, болтая о чем-нибудь постороннем.

Петтишо продолжал жужжать. Морли обвел взглядом зал. Гроувз, депутат от округа Лидс, перехватил его взгляд и закатил глаза. Морли сочувственно улыбнулся.

Его договор с Каролиной вначале был очень прост: она согревала ему постель множеством известных ей способов, он платил ей за это. Их союз был выгоден обоим.

Но Морли на все и на всех смотрел с точки зрения практической пользы для себя. Сентиментальность в отношении людей (кошки – другое дело) выгорела в нем при пожаре. И когда Морли увидел, какое воздействие Каролина оказывает на мужчин, его деловитый мозг усиленно заработал. Он устроил обед в приватной обстановке и, имея в виду далеко идущие планы, представил Каролину капитану флота, с которым незадолго перед тем познакомился в обществе. Проведенная с ней ночь развязала капитану язык, как бывает с большинством мужчин. А выпив вина, капитан и вовсе потерял осторожность и потому оказался весьма и весьма полезен.

Вскоре после этого Каролина шутя снабдила Морли ценной информацией. Виды и названия кораблей, калибр и число пушек на них, места дислокаций. Имена командиров и старших офицеров. Информация была довольно сумбурной, правда, когда капитан спал, Каролине удалось мимоходом заглянуть в кое-какие документы. Но даже эти обрывки информации представляли кое для кого немалую ценность.

Продав эту информацию французам, Морли раздобыл денег на избирательную кампанию. И был избран. И до сих пор сидел здесь и имел репутацию борца за права детей и рабочих, приверженца скромного образа жизни и добротной одежды для бедных. До сих пор его репутация оставалась чистой и незапятнанной.

Почти незапятнанной. Обводя взглядом палату, он думал: «Несомненно, этих людей преследуют призраки, так же как и меня. На их руках больше крови, чем на моих, они во время войны направляли ружья и пушки на живых людей, имея целью отнять как можно больше жизней».

А его руки могли бы остаться относительно чистыми, если бы всюду сующий свой нос член парламента Ричард Локвуд в свою очередь тоже не повстречал бы этого самого капитана. И если бы капитан, не имея ничего в виду, с энтузиазмом не рассказал Локвуду о своих отношениях с красивой дамой, с которой его познакомил Таддиус Морли. Речь шла о любовницах, и капитан был не прочь похвастаться, тем более что у самого Локвуда была такая роскошная любовница, как Анна Хоулт, которую он только что поселил в собственном доме в Горриндже и подыскивал штат прислуги.

– Локвуд с большим любопытством расспрашивал о вас и вашей даме, – бодро поделился капитан с Морли. – Может быть, он хочет поменять любовницу? Кстати, что сейчас поделывает мадам Каролина? – поинтересовался он с надеждой.

– Нашла себе более состоятельного покровителя, – с печальным видом солгал Морли. В то время Каролина еще жила с ним, а с красавчиком коммивояжером из Америки сбежала только два года спустя. В настоящее время он держал ее про запас, чтобы использовать в нужный момент, не желая, чтобы ее часто видели в обществе.

Локвуд, должно быть, недооценил силу инстинкта самосохранения Морли. Ему ничего не стоило разведать, что замышляет Локвуд, и положить этому конец. Это дело, конечно, не доставило ему большого удовольствия, но оно должно было быть сделано. Он отнесся к нему как к рутинной работе, все сам спланировал и организовал. И решил, что с этим покончено, а потом позволил себе расслабиться.

И тут пришло письмо от Мейкписа! Ну что ж, если так повелось, что его политическая карьера зиждется на убийствах, это судьба. В последнее время он общался с Бобом куда чаще, чем хотелось бы, и следующего его визита ожидал с большим нетерпением.


К тому времени, как Кит проводил Сюзанну домой и вернулся к себе, он чувствовал себя так, словно на него упала лошадь. Боль в руке разлилась по всему телу, и он уже не мог сказать точно, что именно болит сильнее всего. Спешивший куда-то дворецкий остановился как вкопанный при виде хозяина.

– Сэр? – Лицо Бултона выразило немой вопрос.

– На меня упала лошадь, Бултон.

– Ого! Желаете виски, сэр?

Хороший парень этот Бултон.

– Если только вам не жалко поделиться со мной вашими запасами, Бултон.

– И... доктора?

– Пока не стоит. Немного позже я скажу вам точно. Помогите только подняться по лестнице.

– Конечно, сэр.

– Еще мне нужны перо и писчая бумага.

– Желаете составить завещание, сэр?

– Я ценю вашу попытку пошутить, Бултон, и не сомневайтесь, что внутри я сейчас покатываюсь со смеху. Сделать это снаружи мне трудновато. Нет, я хочу написать... одно важное письмо. – Он уже придумывал формулировки, чтобы не вызвать подозрения у желающих перехватить это письмо – особенно у отца.

– Хорошо, сэр. Писчую бумагу и перо.

Вдвоем они – Кит и Бултон – поднялись по лестнице, вдвоем сняли с Кита рубашку и пристроили руку на перевязь. Руке стало легче, когда мускулы и связки были избавлены от необходимости свободно двигаться. Несколько глотков виски в компании Бултона – Кит ненавидел пить в одиночку – значительно притупили боль. Глубоко вдохнув, Кит с опаской ощупал свои ребра и решил, что они не сломаны. Он уже знал по опыту, каковы сломанные ребра на ощупь. Если можно двигаться без сдавленных стонов, значит, они просто сильно помяты.

– Как у вас с чистописанием, Бултон?

– Посредственно, сэр.

– Посредственно в смысле дремуче или скорее сносно? – Кит чувствовал себя слегка навеселе, и это ощущение было весьма неприятным.

– Скорее второе, сэр. Если вы не против, сэр.

– Нисколько, Бултон. Я восхищаюсь людьми, которые не стыдятся признавать свои таланты. Я хочу написать с вашей помощью письмо, а пока будем писать, подкрепим себя еще толикой виски.

Письмо гласило следующее:

Уважаемые господа!

Я пишу вам, руководствуясь интересами моей соседки, которая путешествовала в дилижансе вашей компании, чтобы навестить свою тетку в городке Барнстабл, когда указанное перевозочное средство опрокинулось во дворе гостиницы, что привело к завершению путешествия в обществе неотесанных фермеров, порче ее любимой шляпы (редкого зеленого оттенка) и сильнейшей депрессии. Я сначала был исполнен намерения использовать все свое влияние, чтобы добиться возмещения убытков и предостеречь потенциальных пассажиров против поездок вашими дилижансами, но решил, что меня устроят расследование истинной причины аварии и гарантия, что это не повторится в дальнейшем. Могу заверить вас, что представленная информация будет сохранена в строгом секрете. Заранее благодарен за скорый ответ.

Кристофер Уайтлоу, виконт Грантем.


– Жуткое это дело насчет шляпки, сэр, – грустно икнул Бултон. Они как раз завершали вторую бутылку, то есть находились в той стадии, когда все вокруг кажется либо восхитительным, либо ужасным, либо представляет собой сложную комбинацию того и другого.

– Вы правы, Бултон, – безнадежно подхватил Кит. – Шляпка и впрямь была замечательная. С перышком... В ней ее глаза были такими зелеными...

– Зеленый – отличный цвет, – тоскливо согласился Бултон.

– Особенно для глаз, – вздохнул Кит. – Но я скорее неравнодушен к ореховым. Ореховые – это смесь голубого с зеленым и с золотистыми крапинками, – пояснил он Бултону.

– Вот как, сэр? Вы в самом деле так неравнодушны к ореховым? – Бултон хотел знать наверняка.

– Очень и очень неравнодушен, – мечтательно проговорил Кит.

– А я так поклонник карих, – доверительно признался Бултон.

– Разве у миссис Дэвис карие глаза, Бултон?

– Самые что ни на есть карие, чисто как у спаниеля. – Наступил черед Бултона заговорить мечтательно. Киту же его слова показались крайне забавными, и он засмеялся, что было ошибкой, потому что виски все же не до конца притупило боль в помятых ребрах. Он застонал, но стонать тоже было больно.

– Вам пора отдохнуть, сэр, – твердо сказал Бултон. – И завтра чтобы никаких прогулок по лесу.

– Уж больно вы строги, Бултон. Но без сомнения, правы. Поможете мне снять сапоги, добрая вы душа?

Бултон приложил немалое усилие и в результате растянулся на полу с сапогом в руке, словно поверженный пушечным ядром солдат, что снова весьма позабавило Кита. Он засмеялся, но смех причинил ему боль, и он снова застонал.

– Иисусе! Хватит вам смешить меня, Бултон.

– Я рад бы, сэр, но остался еще один сапог.

Бултон стащил с него второй сапог с тем же результатом, Кит снова засмеялся, снова застонал, засмеялся над тем, что застонал, и опять издал стон. И в результате он совсем выбился из сил.

– Спасибо, мой славный Бултон. Спокойной ночи. Пусть вам приснятся глаза спаниеля, – пробормотал Кит.

– И вам спокойной ночи, сэр. А вам пусть приснятся ореховые.

Глава 10

Этим вечером пришла очередь тети Франсис читать, и Сюзанна устроилась в своем кресле у камина, положив на колени этюдник, и, пока слушала, неторопливо делала наброски. Переворачивая страницу, тетя Франсис слюнявила палец. К этой ее манере Сюзанна привыкла не сразу. Негромкие чавкающие звуки сопровождали их вечера так же, как тиканье часов, и Сюзанна мало-помалу начала находить их умиротворяющими. Обе они не на шутку увлеклись романом: Сюзанна всерьез переживала за гордую Элизабет Беннет с ее терзаниями, доходящей до идиотизма наивностью и мечтой о любви.

В камине горел огонь, который развела сама Сюзанна – положила поленья, зажгла и сейчас очень гордилась собой. Виконт на удивление быстро оправился после случая с упавшей на него лошадью, и только перевязь да то, что он невольно морщился при быстрой ходьбе, свидетельствовали о недавней травме. Последние пару дней они бродили по лесу пешком, и в альбоме появилось несколько свежих рисунков папоротников и деревьев. Но за это время Сюзанна ни на йоту не смогла проникнуть в его прошлое. Он разговаривал с ней – но только о белках, птицах, папоротниках, деревьях и тому подобном – с энтузиазмом, благоговением, немного рассеянной, нарастающей увлеченностью. Он словно бы заново открывал для себя давно знакомое. И его увлеченность передалась ей и находила отражение в рисунках.

– «С Гардинерами они всегда были особенно дружны. И Дарси, и Элизабет сильно к ним привязались и испытывали глубокую благодарность к этим людям, которые, пригласив ее в Дербишир, способствовали их союзу».

Тетя Франсис с наслаждением вздохнула.

– Ненавижу читать последнюю строчку интересной книги. Ты, наверное, тоже?

Сюзанна вздрогнула. Честно говоря, она не слышала, как тетя прочитала последнюю строчку.

– Но конец счастливый, – дипломатично заметила она. Тайком от тети она уже прочла его накануне.

Сюзанна заглянула в альбом и, к своему удивлению, обнаружила причину, по которой не слышала последнюю фразу книги: угол страницы занимало лицо виконта. На ее рисунке он выглядел насмешливым, но в уголках глаз таилась печаль, а губы – его великолепные губы – были изогнуты в какой-то неуверенной улыбке. Она провела пальцем по его лицу, ноготком обвела контур губ. Потом, внезапно смутившись, перевернула страницы назад, к безопасным папоротникам и деревьям.

– Как проходят ваши экскурсии с виконтом?

Неужели тетя по чистому совпадению перевела разговор со счастливого конца книги на виконта?

– Ах... очень хорошо. Он джентльмен до мозга костей. – Сюзанна постаралась, чтобы в голосе не прозвучало сожаление.

– Вот тут, я честно говоря, сомневаюсь, – весело произнесла тетя. – Я так просто уверена, что он выходит за пределы этого понятия. Но в твоей безопасности я тоже уверена, Сюзанна, что бы там ни говорили соседи. Отец хорошо его воспитал.

Как ни странно, но Сюзанну тетушкина уверенность скорее разочаровала, чем успокоила.

– А в его прошлом действительно было что-то скандальное? – спросила она осторожно. Вообще-то она не хотела этого знать. Строить догадки куда увлекательнее.

– Ну, случилось кое-что, когда он был совсем еще юным. Однажды отец ни с того ни с сего отправил его служить в армию. Или в военную школу, точно не помню. То его видели каждый день, и вдруг он раз – и исчез! В этой истории замешана одна местная девушка – не помню ее имени.

«Каро», – едва не подсказала Сюзанна. Но промолчала. Ей почему-то показалось, что это было бы предательством по отношению к виконту.

– Сейчас это уже не имеет значения, – продолжала тетушка. – Он послужил отечеству, а это, на мой взгляд, искупает все старые грехи. Но ты представляешь, что такое молва? Люди прицепятся к какому-то событию и раздувают его на все лады, слухи расползаются, как сорняки. Он был славным мальчиком, хоть и необузданным. А повзрослев, стал хорошим человеком. Это видно по его глазам, – добавила тетушка, указывая пальцами на свои карие глаза. – В Барнстабл он сейчас редко наведывается, но никогда не забывает навестить меня. Как и пристало настоящему джентльмену.

Сюзанна согласилась с ней про себя, и ей стало приятно, когда она представила, как Кит сидит напротив тети Франсис в этой самой гостиной, пьет чай и разговаривает о...

О чем? О страшных романах?

– Виконт считает, что у меня талант к рисованию, – скромно проговорила Сюзанна. Прежде она ни с кем не говорила о своем таланте.

– Вот как? – Тетя, казалось, очень обрадовалась. – Ты и впрямь талантлива? Не просто барышня, которая рисует в альбоме для развлечения, как все прочие?

– Он так считает. Как вы думаете, я унаследовала это от отца? – Она вспомнила, что Кит посоветовал ей спросить об этом, ему почему-то казалось это важно.

– Вполне возможно, деточка. Одному Богу известно почему, но никто из Мейкписов не обладал талантом художника.

Сюзанна слегка нахмурилась. В ответе тети не было смысла.

– Но вы все же считаете, что я могла унаследовать способности от отца? – спросила она осторожно, опасаясь, что у тетушки появились признаки слабоумия и пора подумать о том, чтобы перебраться от нее куда-нибудь в другое место.

– Э-э... да, деточка. – Тетя тоже почему-то заволновалась. – Именно это я и хотела сказать.

Они уставились друг на друга с настороженной вежливостью. Тетины спицы почти остановились. Повисло неловкое молчание. А ведь началось все с самого невинного разговора.

– Джеймс, – снова заговорила Сюзанна. – Мой отец. От него я унаследовала талант? Вы это имели в виду?

Тетушкины спицы замерли.

– О Боже мой! Боже мой, Боже!

Тетя выпрямилась и поправила очки. Сюзанна замолчала и откинулась в кресле. Тетя вовсе не выглядела слабоумной, напротив, она отдавала себе отчет в своих словах.

– Тетя Франсис, вы...

– Боже милостивый! Сюзанна, неужто ты не знаешь?

Сюзанне захотелось закрыть глаза и воскликнуть: «Пожалуйста, только не надо никаких откровений!» Но не спросить было невозможно.

– О чем вы, тетя Франсис?

– О. том, что Джеймс не был твоим отцом, деточка.

Настала очередь Сюзанны замереть.

– Прошу прощения... – пробормотала она еле слышно.

– Я сказала, что Джеймс не был...

– Да, я слышала, – перебила ее Сюзанна. – Извините. Я хотела... – Она резко тряхнула головой. – Что вы сказали?

– Ох, моя дорогая! Моя бедняжка! – Тетя сильно расстроилась. – Я виновата, я не хотела тебя пугать. Мне в голову не могло прийти, что ты не знаешь.

Сюзанна замерла, мысли путались. «Джеймс не был твоим отцом».

– Но разве поверенный не упомянул об этом? Когда читал тебе завещание? – Тетя участливо вгляделась в ее лицо. – Значит, нет, – заключила она минуту спустя, увидев, как ошеломлена Сюзанна.

– Но как же?.. Почему?.. Я хочу сказать, что... – Она не находила нужных слов и, отчаявшись, замолчала. К счастью, тете удалось взять себя в руки.

– Деточка, я расскажу тебе все, что знаю, все, что узнала от другого своего родственника, так что историю ты услышишь из третьих рук, Сюзанна. Почти двадцать лет назад Джеймс поехал в один городок под названием Горриндж. И вернулся оттуда с маленькой девочкой родом из этого Горринджа, хотя толком ничего никому не известно.

– Этой девочкой была я?

– Похоже на то. В семье считали, что у Джеймса была там любовница, и она умерла, а ребенок – от нее. Мать Джеймса этому бесконечно радовалась, потому что, видишь ли, Джеймс не очень-то интересовался женщинами. Он больше любил вазы и произведения искусства, насколько мне известно.

– Это правда, – тихо произнесла Сюзанна, вспомнив, как бесконечной вереницей сначала стекались в их дом, а затем покидали его вазы, картины и всяческие безделушки. – Так и было. Но... почему же... Я просто не понимаю.

– Прости, милая, но я рассказала все, что знаю. Вряд ли кто-то смог бы рассказать тебе подробности. Джеймс всегда оставался загадкой для семьи. Ему нравилось держать родственников на расстоянии.

– Но... моя мать? У меня есть ее портрет, я – вылитая она! Так они не были... Разве они не были... Они были женаты? Разве он не был женат?

– Женат? Боже мой, деточка, я так не думаю. Во всяком случае, о женитьбе Джеймса никто из нас никогда не слышал. Но может быть, твоя матушка была замужем за кем-то другим? – спросила она, не желая окончательно расстраивать Сюзанну, которой оставалось лишь предположить, что ее мать была падшей женщиной.

– За человеком, который и являлся моим настоящим отцом!

– Несомненно, так и было, деточка, – торопливо подхватила тетя. – Ты осталась круглой сиротой, и Джеймс удочерил тебя.

– Но тогда вы на самом деле вовсе не моя тетя?

Сюзанна потупилась. Наступило молчание.

– Ох, – выдохнула тетя Франсис. Снова стало тихо, потом Сюзанна услышала, как тетя Франсис хлопает по кушетке. – Иди сюда, деточка!

Сюзанна подняла глаза, изо всех сил стараясь придать лицу стоическое выражение, и, подойдя к кушетке, забралась на нее с ногами. Тетя Франсис ласковым кивком указала на свое пухлое плечо. Поколебавшись мгновение, Сюзанна осторожно положила на него голову. Она выросла, так и не изведав этого утешения – прилечь щекой на плечо другой женщины. От избытка чувств в глазах ее блеснули слезы.

Тетя Франсис ласково гладила ее по голове прохладной шершавой рукой.

– Ну вот! Мне очень жаль, что я расстроила тебя после такого славного вечера, деточка. Но разве не лучше знать правду?

– Наверное, лучше. Это, по крайней мере, мне многое объясняет, тетя Франсис. В доме не было ни одного маминого портрета. Я вообразила, что ее смерть причинила отцу слишком сильную боль, и он не мог вынести никаких напоминаний о ней. Очень романтическая идея, правда?

Тетя Франсис кивнула.

– И еще он... – Сюзанна судорожно сглотнула. – Он никогда не любил меня по-настоящему. Нет-нет, он был очень добрым, – поспешно добавила она. – Но не так, как свойственно отцам. Он редко бывал дома и не особенно нуждался в моем обществе.

«Похоже, я жалуюсь», – подумала Сюзанна и почувствовала к себе презрение. Никогда прежде Сюзанне не приходилось жаловаться. Это означало, что она забыла о гордости и что ей очень нравится, когда ее гладят по голове. «Это всего разок, – сказала она себе, – а потом я снова встряхнусь».

– Я уверена, он любил тебя, – твердо сказала тетя Франсис.

– Вы действительно так считаете?

– Он не жалел денег на тебя все эти годы, не так ли? Позаботился, чтобы у тебя было все, в чем ты нуждалась.

«Кроме мамы и папы», – мелькнула у Сюзанны предательская мысль.

– Вы правы. – На это она, конечно же, не могла ничего возразить. Но ее не покидало сильнейшее чувство нереальности происходящего. Сюзанна полагала, что уже потеряла все, кроме самой себя: но пусть жизнь ее разрушена, девушка твердо знала, что она – Сюзанна Мейкпис, дочь Джеймса Мейкписа.

Но выходит, себя она тоже потеряла!

– Интересно, почему Джеймс так и не сказал тебе? – задумчиво проговорила тетя.

– Наверное, не считал это важным. – Сюзанне казалось невероятным, что кто-то может считать семью чем-то неважным. Семья была единственным, чего ей не хватало, и, как оказалось, единственным, чего она по-настоящему хотела. Наверное, он собирался однажды все ей рассказать. Откуда Джеймс Мейкпис знал, что ему перережут горло? – А может, он считал, что, сохранив все в тайне, обеспечит мне более выгодное замужество...

– Возможно, ему было что скрывать, – сказала тетя Франсис. Сюзанне эта мысль тоже не раз приходила в голову по поводу ласкового незнакомца, каким был для нее отец. Ей внезапно вспомнилась гадюка, притаившаяся в безобидной корзинке с бутербродами. «Что мы в самом деле знаем друг о друге?»

Но тут что-то проклюнулось у нее внутри, похожее на робкий росток надежды. И постепенно росток этот дал пышные всходы.

Сюзанна всегда считала, что у нее нет родных, кроме отца, – ни матери, ни сестер и братьев, родных или двоюродных. А теперь ее семья может оказаться какой угодно. Возможно, у нее дюжина родственников, а возможно, ни одного. Ее жизнь, ее будущее, которые несколько минут назад, казалось, были размером с этот крохотный домишко, теперь представлялись бескрайними, как море возможностей в этом широком мире. Она и понятия не имела, с какого конца начать поиски, но ее воображение уже усиленно заработало. А что, если она незаконная дочь принца? А что, если простая крестьянка? А что...

– Очень может быть, что у меня есть родные, – сказала Сюзанна тете.

– Считай и меня родней, Сюзанна! Можно быть тетей не по крови, а по душе!

Тронутая до глубины души, Сюзанна лишилась дара речи. Чем она заслужила столь доброе к себе отношение, теплоту и привязанность со стороны тети Франсис? Она не стремилась особенно понравиться тете, не могла снискать ее расположения высоким социальным статусом или деньгами, она просто была, и тетя приняла ее без всяких оговорок.

– Спасибо, тетя Франсис. – Что еще она могла сказать? Она дала себе слово ни в чем не подвести тетушку и оправдать ее доброту. – Можно быть и племянницей по душе, правда?

Тетя радостно засмеялась, и ее полные плечи мелко затряслись. Но может быть, когда тебя принимают такой, какая ты есть, то и не нужно ничего оправдывать или заслуживать? Сюзанна подумала, что всю жизнь слишком сильно старалась, чем бы она ни занималась. Поскольку у нее не было родных, ей хотелось, чтобы ее любили все остальные.

«Может быть, не стоит так стараться»? Эти слова сказал ей Кит. Он с самого начала отметил в ней это качество, стремление очаровывать. И жители Барнстабла, похоже, тоже увидели.

– Ну что же, и сестры Беннет прошли через испытания, но все кончилось хорошо. Даже для этой разбойницы Лидии!

– В конце концов да, – улыбнулась Сюзанна. Мисс Джейн Остен хорошо знала, как должны кончаться романы.


Утром, подойдя к конюшне, Сюзанна увидела, что виконт гладит жеребую кобылу и что-то шепчет ей на ухо. Кобыла мотала головой, а потом издала глубокий стон, настолько человеческий, что Сюзанна затаила дыхание.

Кит обернулся и увидел Сюзанну. Лицо его было серым от едва сдерживаемого гнева. Она невольно попятилась.

– Ступайте домой! – рыкнул он и отвернулся. Сюзанна растерянно прижала ладонь к солнечному сплетению – его слова двумя стрелами вонзились в самую его середину.

– Что-то случилось с кобылой... Она... скажите же мне, что с ней? – выговорила Сюзанна отрывисто, обращаясь к его спине. Ей понадобилось для этого изрядное мужество. Кобыла снова застонала, вскинула голову, глаза ее закатились, словно от боли. Потом она переступила ногами и навалилась на Кита, который попятился назад, пытаясь поддержать ее и продолжая бормотать ласковые, успокаивающие слова. Наконец он снова взглянул на Сюзанну.

– Роды начались, но она уже давно должна была ожеребиться. Значит, у нее неправильное положение плода. Острые боли. А конюхи, которые должны о ней заботиться... – он запнулся, – куда-то провалились.

Последние слова он прошипел, и у Сюзанны зашевелились волосы на затылке. Его ярость была настолько едкой, что она ощутила ее вкус. Ей представилось, как от этой ярости чернеют и вянут листья на деревьях на многие мили вокруг. А конюхи будут повешены, утоплены и четвертованы, если осмелятся вернуться.

– Что же с ней будет?

– Она погибнет. И жеребенок внутри тоже погибнет. И она будет умирать долго и мучительно, если только я ее не пристрелю. – Последние слова он бросил небрежно, как горсть камешков.

– Неужели ничего нельзя сделать? – В Сюзанне нарастало чувство беспомощности. Но видит Бог, она устала чувствовать себя беспомощной.

Ноги у кобылы подогнулись, и Кит снова всем телом попробовал поддержать ее. Он был решительно настроен не дать ей лечь. Он снова обернулся к Сюзанне, и злобное выражение соскользнуло с его лица, словно маска.

– Это все моя рука. Я не могу повернуть жеребенка и поддерживать ее одной рукой. Она раздавит или меня, или жеребенка. Нельзя, чтобы она легла.

Сюзанна поняла: ему невыносима собственная беспомощность!

– Я помогу. Позвольте мне. Пожалуйста! – Эти слова вырвались инстинктивно, из какой-то неизведанной ею глубины. Она даже сама себе поразилась.

Кит презрительно фыркнул:

– Вы, что ли, просунете руку ей в утробу и повернете жеребенка, мисс Мейкпис? Требуется именно это. Но и тогда мы вряд ли спасем ее.

Сюзанна почувствовала, как его злость передалась ей. Она закатала рукава амазонки, вытянула вперед руку и, тяжело дыша, гневно сверкнула глазами, глядя на Кита.

– Говорите, что нужно делать!

Он снова отвернулся от нее.

– Говорите. Что. Нужно. Делать. Черт бы вас побрал! – добавила она сгоряча.

Он обернулся так резко, словно она хлестнула его перчаткой. Мгновение спустя жесткая белая маска исчезла совсем, и из-за нее снова показался Кит, которого она знала.

– Дайте руку, – велел он.

Сюзанна так и сделала – она почему-то всегда машинально повиновалась ему. Он зачерпнул из ведра пригоршню ланолина, энергично смазал ей руку до локтя и поднес ее к поднятому кобыльему хвосту. Голос его звучал сейчас ровно, четко, это был голос человека, привыкшего отдавать команды и выслушивать рапорт об их исполнении.

– Сначала вы должны просунуть руку внутрь. Я успокою ее, и скажу, что делать дальше. Она может лягнуть! Я постараюсь вас оградить, но и сами не зевайте.

Сюзанна медленно, осторожно начала просовывать руку в тесную темноту утробы, ощущая вокруг напряженные мышцы перебиравшей ногами кобылы. Вот и локоть ее исчез. Где-то рядом Кит бормотал кобыле, поддерживая ее своим телом, ласковые слова, а та переступала задними ногами и мотала головой, издавая смешанное со стоном ржание.

Но тут для Сюзанны все звуки исчезли, исчезла и конюшня, и весь ее мир сузился до влажного жара лошадиного чрева и голоса Кита, звучавшего откуда-то сверху. Пальцы ее шарили в тесноте, она пыталась понять, что чувствует. Она практически перестала дышать.

– Мордочка! Я чувствую мордочку, – выдохнула она и провела пальцем по впадине ноздри, по острому ушку, по губе.

Жеребенок щипнул ее губами за палец!

– Ой! Он хочет меня укусить, – не то засмеялась, не то ахнула она.

– Значит, живой, – донесся до нее почти бесстрастный голос Кита. – Нащупайте ноги.

Сюзанна повела рукой вокруг головы жеребенка и нащупала шишковатые маленькие подогнутые ножки.

– Да... я чувствую... они рядом с головкой.

– Теперь осторожно трогайте... это задние или передние ноги? Над щиколоткой колено или задний скакательный сустав?

Сюзанна нащупала узловатое колено.

– Передняя нога!

– Хорошо. Прекрасно. Теперь нам надо развернуть его голову в нашу сторону и передние ноги тоже – обычно жеребенок именно так расположен в чреве. Нащупайте его голову, если сумеете, и поверните ее к себе.

– А кобыле будет больно?

«Глупый вопрос – ей и без того больно», – подумала Сюзанна.

Она сделала то, что он велел, – провела рукой по бугристой головке жеребенка, ощутив жесткие реснички, короткую колючую гривку. И со всей осторожностью попробовала повернуть ее на себя.

Она не поворачивалась!

– Смелее, Сюзанна, – услышала она голос Кита. – Вы ему не повредите.

Сюзанна набрала в легкие воздух, зажмурилась, прочла короткую молитву и потянула сильнее, напрягая мышцы.

– Ой, Кит, она... он движется...

– Хорошо. – Сюзанна так же отчетливо слышала его голос, как чувствовала его ладонь, которой он поддерживал ее за спину. – Сейчас мать станет тужиться, Сюзанна, вы это почувствуете, и тогда надо надеяться, он сам развернет передние ноги.

Сюзанна немного подождала. И вот кобыла стала тужиться. Из отверстия появилось крошечное копытце. Потом второе, и ножки высунулись до колен. Кобыла сделала еще одно усилие, и – чудо! Показалась маленькая мордочка.

– Кит...

Он отбросил сдержанность, словно раскаленную сковороду.

– Да, это чертовски удивительно, и это сделали вы, Сюзанна! Вы все абсолютно правильно сделали, а теперь надо взять его за ноги и потянуть. Я скажу вам когда...

Сюзанна медленно вытащила руку и бережно взялась за копытце размером с кофейную чашечку. Когда кобыла опять начала тужиться, она вместе с Китом потянула – медленно и осторожно, вот и другое копытце.

Ей на руки упал маленький жеребенок, мокрый и теплый, кажется состоявший из морды и ножек, живой и подвижный. И Сюзанна, не удержавшись на ногах, вместе с ним села на солому.

– Ради Бога, Сюзанна! – исступленно вскрикнул Кит. Только тогда Сюзанна снова ощутила свое тело и вспомнила, где находится. Остро пахло сеном и особенно сильно – кровью и лошадиным потом. У нее ломило руку, плечо, спину. Волосы прилипли ко лбу, а платье к спине. Сюзанна аккуратно положила новорожденного на пол, он попытался встать, но упал и опять встал, пошатываясь на своих тоненьких ножках. Кобыла повернулась и ткнула его мордой, приветствуя родившегося малыша.

Сюзанну и саму пошатывало. Она с усилием встала, опираясь на руку Кита. Он тут же присел над жеребенком, который уже несколько раз успел упасть и снова встать, привыкая к тому, что мир жесткий, плоский и большой, а не узкий, теплый и влажный.

– Она в порядке... это маленькая кобылка, и красавица притом. – Кит встал и повернулся к Сюзанне. Уголки его губ дрогнули. Сюзанна вытерла щеку рукавом. У нее кружилась голова, она чувствовала себя легкой и непостижимо счастливой. Это счастье было очень мирное, тихое. Словно сбылось желание, о котором она прежде и не подозревала.

Тут они услышали голоса, смех, грубые остроты, топот ног. Это возвращались конюхи. Увидев Кита, они замерли на месте, можно сказать, окаменели. Кит некоторое время смотрел на них без всякого выражения, что было особенно страшно. Даже у Сюзанны екнуло сердце.

– Вы знали, что кобыла вот-вот должна ожеребиться? – спросил Кит спокойно. Конюхи с ужасом уставились на него. Один из них покосился на новорожденного жеребенка.

– Отвечайте.

Сюзанна осторожно взглянула на Кита. Как ему удалось сделать коротенькое слово таким зловещим?

– Д-да, сэр, – ответил тот, что посмелее.

Снова наступило молчание, только шелестели по соломе маленькие копытца, да кобыла хлестала себя хвостом по крупу.

– Они могли умереть, – произнес Кит задумчиво, – в ваше отсутствие. И кобыла, и жеребенок. Одни, без помощи. А в ваши обязанности входит заботиться о лошадях, ведь так?

Сюзанна решила, что лица у конюхов сейчас точно такие же, как у осужденных под топором палача. Оба молчали, лишившись дара речи.

– Пошли вон, – сказал наконец Кит тихо и презрительно. – И чтобы я вас больше не видел.

Парни повернулись и бросились прочь. Кобыла подталкивала мордой новорожденную дочку, точную копию матери вплоть до звездочки на гнедом лбу, а малышка махала крошечным хвостиком, училась стоять на ножках, вдыхала воздух, тянулась к материнским соскам.

Кит проводил конюхов взглядом и повернулся к кобыле и жеребенку. Он спокойно смотрел на них, а Сюзанна не сводила глаз с него.

– Придется мне пару дней самому о них заботиться. – Кит задумчиво погладил потемневший от пота лошадиный бок. – Надеюсь, с ними все будет хорошо. – Она услышала в его голосе облегчение. И теплоту. Он снова обернулся к ней с неуверенным, почти смущенным лицом. Сюзанна полагала, что такое с ним случалось нечасто.

– Вы поступили очень смело, Сюзанна.

От какого-то нового выражения в его глазах ей вдруг стало тепло, и одновременно она почувствовала себя странно незащищенной.

– Я не думала о том, чтобы быть смелой.

Уголки его губ приподнялись.

– Это делает ваш поступок особенно смелым. – Она никак не могла понять, что выражало его лицо в данный момент. Угрюмость, смущение, может быть, робость. Нет, только не робость. Но она безошибочно чувствовала его теплоту.

– Завтра рука немного поболит. – Он рассеянно погладил ее по плечу. Сюзанна даже прикрыла глаза, до того приятно ей было это поглаживание. Оно казалось еще более интимным, чем поцелуй, хотя, разумеется, ничто не могло быть интимнее, чем просунуть руку внутрь лошади, поэтому Сюзанну сейчас его прикосновение нисколько не шокировало.

Кит резко убрал руку, и она снова широко раскрыла глаза. Некоторое время они просто стояли и молча смотрели друг на друга. Сюзанна почувствовала странное умиротворение.

Кит откашлялся.

– Думаю, на сегодня мы отменим наш поход в лес, мисс Мейкпис. Опять. Я хочу немного понаблюдать за ними... – Он кивнул на лошадей. – К тому же ваша амазонка вконец испорчена.

Сюзанна оглядела себя.

– Пустяки.

Он почему-то улыбнулся и несколько раз кивнул. Сюзанна вытерла липкие руки о грязную юбку и взглянула на маленькую кобылку. Еще недавно она лежала свернувшись в тесноте материнской утробы, а теперь жадно сосала молоко. Сердце у Сюзанны сладко сжалось. Завтра надо непременно нарисовать их – мать и дочь.

– Как вы ее назовете? – спросила Сюзанна.

– Думаю – Сюзанна.

Он сказал это чересчур быстро, и глаза его вспыхнули озорным огнем. Сюзанна склонила голову набок, делая вид, что размышляет.

– Великолепно, – промолвила она. – Чудесное имя для такого красивого создания.

Потом грациозно повернулась, метнула на него через плечо дерзкий взгляд и поспешила домой по знакомой тропинке. Она бережно уносила с собой последнее выражение, промелькнувшее на его лице. Это была не насмешка. Не равнодушие, не раздражение.

Что-то совсем другое...

И в ее душе шевельнулась сладкая надежда.

Глава 11

Спала той ночью Сюзанна глубоко и долго, словно все падала и падала в черный колодец. Теперь для нее было естественно просыпаться с восходом солнца, под птичье пение, когда комнату наполнял утренний свет. Она чувствовала себя отдохнувшей до самой глубины души – доселе неведомое ей ощущение.

День снова обещал быть теплым. А как насчет погоды? Сюзанна приподнялась на кровати и обнаружила, что руки и спина плохо гнутся. Она немедленно вспомнила почему: новорожденный жеребенок! Сюзанна! Она улыбнулась. Может быть, у нее нет семьи, но вот родилась кобылка, которую назвали в ее честь. Это кое-что!

Сегодня... сегодня она наденет муслиновое платье цвета лютиков, от которого ее глаза становятся золотистыми, почти янтарными. И виконт непременно обратит на это внимание. О да, он никогда не скажет по этому поводу никаких приятных пустяков. Но он заметит, Сюзанна знала.

Ему нравилась ее шляпка. Та, зеленая. Одному Богу известно, какие еще комментарии притаились в его загадочной голове, если это, пока единственное, вырвалось у него, когда на него упала лошадь.

Ее сердце вдруг сладко сжалось. Она натянула платье. Справиться со шнуровкой сегодня было сложнее, чем всегда, но она все же справилась. Мамину миниатюру положила в кармашек передника, подумав, что, возможно, покажет ее Киту. Ведь он интересовался, и почему-то ей хотелось показать ее ему.

Она стала спускаться с лестницы, когда услышала тетин голос:

– Сюзанна, тут для тебя сюрприз.

Ох, нет! Ей хотелось только чаю, гренков и чего-нибудь поосновательнее, и она знала, что будут сосиски благодаря тому, что она работала у виконта. Сюзанне казалось, что она никогда не сможет смотреть на корзинку для пикника без содрогания. А после услышанных несколько дней назад откровений об отце...

«Пожалуйста, тетя Франсис, больше никаких сюрпризов!» Сюзанна замедлила шаг. А достигнув лестничной площадки, замерла, сердце едва не выскочило из груди.

– Дуглас!

Сюзанна очень обрадовалась, что надела платье цвета лютиков.

– Здравствуй, Сюзанна. – Он вспыхнул. – Ты выглядишь... – Он пожирал ее глазами. – Чудесно, – договорил он тихо.

Сюзанна лишилась дара речи. Сердце выбивало барабанную дробь, как на военном параде.

– Спасибо, Дуглас, ты тоже очень хорошо выглядишь, – наконец-то выговорила она.

Это было правдой! Она уже почти успела забыть, какой Дуглас красивый – темноволосый, с тонкими чертами лица и ясными серыми глазами, знакомыми ей так же хорошо, как собственные. Неужто они расстались всего несколько недель назад!

Он мог быть здесь только по одной причине. Дрожь радостного предчувствия заставила ее задержать дыхание. Тетя Франсис стояла рядом с Дугласом, сцепив руки на животе, и с удовольствием и любопытством смотрела на них.

Они разглядывали друг друга еще несколько мгновений, потом Сюзанна решила спуститься по оставшимся ступенькам. Ей было очень приятно его видеть. В то же время обнаружить Дугласа в доме тетушки было как-то странно, так же, как чайник в ванной комнате, например. Он принадлежал совсем другому миру.

– От чая он отказывается, – многозначительно сказала тетя. – Хочет прогуляться. То есть хочет остаться с тобой наедине. И поскорее.

Теперь в голове Сюзанны зародилось некоторое сомнение по поводу причины, заставившей Дугласа приехать.

Уже несколько дней она испытывала такое чувство, словно тянется, чтобы достать нечто, лежащее высоко на полке, нечто непонятное, что невозможно даже разглядеть. Но она подозревала, что если дотянется, в конце концов, то это «что-то» окажется весьма и весьма ценным.

Но если Дуглас увезет ее сейчас из Барнстабла, ей уже не нужно будет тянуться. При этой мысли Сюзанна в равной степени ощутила облегчение и сожаление.

– Оставь сюртук здесь, Дуглас, – мягко сказала она. – Тетя не станет возражать, а на улице тепло. Мы действительно немного прогуляемся.

Тетя Франсис приняла у Дугласа его сюртук и даже преувеличенно изумленно раскрыла глаза, любуясь изяществом покроя. Сюзанна подавила невольную улыбку. Тетя подмигнула ей, к счастью, незаметно для Дугласа, впрочем, возможно, он просто сделал вид, что ничего не заметил.

Сюзанна провела Дугласа вдоль розовых кустов к калитке и дальше по тропинке в чащу. Неловкое молчание, в котором оба пребывали, становилось почти комическим. Прежде, когда они гуляли вместе, Сюзанна брала его под руку. А теперь они просто шли рядом, но разделявшие их дюймы казались милями.

Дуглас прокашлялся.

– Значит, тут ты теперь и живешь?

– Нет, Дуглас, я живу в сарае.

– В сарае? – Он нервно рассмеялся. – Прости. Я задал глупый вопрос.

– Ты тоже меня прости. Мне не стоило шутить.

Как неловко было им друг с другом! Как нервировала эта натянутая вежливость. Сюзанне вообще показалось, что она успела забыть общепринятые нормы поведения.

– Как же тебе живется в Барнстабле, Сюзанна? – очень вежливо спросил Дуглас.

– Весело, – ответила девушка тоже с отменной вежливостью.

– Правда? – неуверенно переспросил Дуглас. Они снова помолчали, и Сюзанна услышала ставшие привычными звуки: шорох листьев, потрескивание сучьев в вышине где белки и птицы сновали с ветки на ветку.

Внезапно Дуглас остановился и повернулся к ней так резко, что Сюзанна вздрогнула.

– Ну, хватит любезничать, Сюзанна. Я очень скучаю по тебе.

– Правда? – спросила она. Его внезапная остановка и слова снова заставили сильнее забиться ее сердце.

– Да! Правда! Без тебя все не так, – проговорил он торопливо и пылко. – С тех пор как ты уехала, я почти не смеялся. Никто не танцует так, как ты. И никто... – Он взял ее за руки и привлек к себе. – Никто не смотрит на меня так, как смотрела ты. Потому что ни у кого нет таких глаз, как у тебя.

Он замолчал и опустил взгляд на ее губы. Он явно хотел поцеловать ее. И она собиралась ему это позволить. Но когда его губы коснулись ее губ, это был тот же самый, не вполне братский поцелуй, который ей запомнился, поцелуй, который однажды так заинтриговал ее своим намеком на нечто большее.

И теперь он действительно превращался в нечто большее. Дуглас коснулся языком ее нижней губы и прижался к ней теснее. Через аккуратные брюки его тонкого шерстяного костюма она почувствовала движение, несомненно, очень мужское.

Гм... Дуглас позволяет себе вольности. Она слегка раскрыла губы, частично из любопытства, частично из чистой вежливости. Но не могла целиком отдаться, моменту. Возможно, он и не переставал думать о ней с тех пор, как бросил ее, но в ее жизнь вошло многое другое. Виконты, полевки, жеребята. Рисование, талант, смелость. Все эти вещи отодвинули Дугласа на расстояние, которое ему предстояло преодолеть, чтобы ей снова стало легко целоваться с ним, прижиматься к нему.

Она в смущении отвернулась от него с коротким смешком. Дуглас сделал вдох, чтобы успокоиться. Но он не извинился и не отпустил ее рук, даже когда она попробовала мягко отнять их.

– Сюзанна, ты должна знать, зачем я здесь.

– Кажется, я догадываюсь, но хотелось бы услышать это от тебя, – лукаво улыбнулась она.

– Дело вот в чем, – произнес он взволнованно. – Я хочу купить для тебя дом в Лондоне, где ты могла бы поселиться...

Итак, она оказалась права. Сюзанна снова испытала облегчение, смешанное с сожалением. Как странно будет вернуться к прежней жизни. И вспоминать Барнстабл, как давний сон...

– Хочешь сказать, где мы могли бы поселиться, – улыбнулась девушка.

Дуглас снисходительно улыбнулся в ответ, по очереди поднес ее руки к губам и наконец выпустил их.

– Время от времени я, конечно, буду у тебя оставаться. Но, разумеется, большую часть времени мне придется жить с женой.

Сюзанна ошеломленно уставилась на него. Но тут в душу ей закралось подозрение, и она почувствовала, что каменеет.

– Тебе придется жить с женой? – повторила она с нервным смешком.

– Само собой, – примирительно произнес Дуглас. – С Эмилией. Эмилией Хенфри. Через месяц мы поженимся. Но я, конечно же, предпочел бы жить с тобой, Сюзанна. И я буду с тобой так часто, как только смогу.

И он с улыбкой победителя наклонился к ней, чтобы снова поцеловать. Сюзанна резко отпрянула от него. Сердце болезненно сжалось. Но ей удалось взять себя в руки.

– Я хочу уточнить, Дуглас: ты предлагаешь мне стать твоей любовницей?

Он пришел в замешательство.

– Ну да, конечно. Ты же знаешь, я не могу жениться на бесприда...

Рука Сюзанны взмыла вверх. Потом оба они замерли на месте, и она, вся дрожа, смотрела, как на щеке Дугласа отпечатался след ее ладони. Сюзанна едва сдерживала ярость. Воцарилось тягостное молчание.

– Сюзанна, – произнес он почти спокойно. – Пожалуйста, выслу...

Она перебила его:

– Кем ты себя возомнил, Дуглас? Ты хотя бы представляешь, что мне пришлось пережить? Вчера моя рука вот по сих пор... – Она выбросила вперед руку и кивком указала на локоть. – ...Побывала внутри кобылы.

– К-кобылы? – Дуглас невольно попятился.

– Да, кобылы, простофиля, – повторила она свирепо. – Еще я едва избежала смертельной опасности. Меня лишили всего, что мне было дорого... ты хоть представляешь, что это такое, Дуглас? Но я узнала зато, что я сильная, находчивая. И талантливая. И еще у меня, судя по всему... – Она глубоко вздохнула и произнесла с достоинством: – Есть характер. Я в большей степени мужчина, чем ты им когда-либо станешь.

– Сюзанна!..

– Убирайся! Немедленно! И никогда больше не приходи.

– Но...

Сюзанна ухватилась за это слово с надеждой, дурацкой надеждой, цепляясь за нее с упорством таракана.

– Что «но», Дуглас?

«Скажи что-нибудь, чтобы все исправить! Сделай так, чтобы все стало как прежде».

– Но мой сюртук...

Из всего, что он мог сказать, это было, пожалуй, самое лучшее, потому что никогда прежде он не произносил слов, настолько жалких и презренных, а презрение к нему долго потом служило бальзамом для ее гордости, которая распирала ее, грозя задушить.

И все же, глядя с презрением в когда-то любимые серые глаза, теперь потемневшие от боли, она поняла, что прошлого не вернешь.

– Пусть жена купит тебе новый сюртук, Дуглас. И передай от меня привет Эмилии.

Сюзанна слышала, конечно, что бывает слепая ярость, но до сегодняшнего дня не верила в ее существование. Она в ужасе закрыла лицо руками. Дуглас запомнит ее кричащей, как торговка рыбой, с искаженным злобой лицом.

Она наклонилась, подобрала маленький камешек и запустила его изо всей силы просто так, в никуда. Мгновение спустя послышался глухой стук и негодующий вопль:

– Ох! Боже мой!

Она зажмурилась. Только не это! Когда Сюзанна снова открыла глаза, перед ней стоял Кит Уайтлоу, потирая грудь и мрачно хмурясь.

До чего она дошла! Дубасит мужчин почем зря! Сюзанна прижала к щекам ладони.

– Ой, простите! Вам очень?.. Я вас сильно?..

И запнулась. Кит расплылся в улыбке.

– Славный бросок, мисс Мейкпис, но не совсем точный. Вы промазали. Хотите попробовать еще? – Он взвесил на руке брошенный ею камень и протянул ей.

Сюзанна повернулась и, ни слова не сказав, бросилась бежать в сторону тетушкиного дома. Секунду спустя она услышала за спиной шаги.

– Прежде чем вы нанесете себе или кому-то еще телесные повреждения, может быть, расскажете сначала, что случилось?

Она повернулась к нему.

– Если хотите знать – мой жених, Дуглас...

Лицо Кита стало непроницаемым.

– Ссора влюбленных, мисс Мейкпис?

– Мы не влюбленные, и это не ссора. Между нами все было кончено. Точнее говоря, он давно не мой жених. Когда папа умер, Дуглас быстро порвал со мной, потому что так ему велела маменька, ведь наследник маркиза не может жениться на бесприданнице. А сегодня он приехал, чтобы поставить меня в известность, что намерен жениться на моей лучшей подруге, а мне предложил стать его любовницей!

Этот монолог, по-видимому, лишил говорливого виконта дара речи. Сюзанна даже почувствовала удовлетворение – значит, и впрямь случившееся с ней так ужасно. Кит некоторое время молчал.

– Хотите выплакаться? – спросил он с любопытством.

– Нет! – ответила она возмущенно, словно сама эта идея была оскорбительной.

Он внимательно вгляделся в нее, едва заметно сдвинув брови. Потом вынул из кармана платок и протянул ей. Сюзанна немедленно залилась слезами.

– Имейте в виду... я нисколько не рас... расстроена, – прорыдала она, опускаясь на поваленное дерево.

– Конечно, – согласился он и присел рядом с ней, вытянув длинные ноги.

– Я только страшно зла!

– Любой на вашем месте разозлился бы.

– Это просто потому, что со мной сразу столько всего случилось...

– Да, немало.

– А он – самая настоящая свинья!

– Типичнейшая. – Кит подобрал с земли веточку. – Может быть, мне вызвать его на дуэль? – лениво спросил он, вертя веточку в пальцах.

Рыдания тотчас же стихли. Сюзанна медленно повернулась к нему в изумлении.

– Вы бы сделали это? Ради меня?

Кит все крутил ветку, словно решал – годится ли она на растопку.

– Возможно, я бы слегка пустил ему кровь.

Она коротко рассмеялась, злорадно и в то же время испуганно, и вытерла кулаками слезы.

– Вы смогли бы так? Не убить, а... только ранить, немного? Это, наверное, трудно?

Он на мгновение отвернулся от нее.

– Вполне, – ответил он наконец, и на его губах появилась какая-то странная кислая полуулыбка. – Я бы так смог.

Он снова повернулся к ней и встретил ее оценивающий взгляд.

– Он не стоит того, чтобы вы из-за него рисковали! – сказала Сюзанна.

Это заставило его улыбнуться.

– Ваша забота мне весьма льстит, мисс Мейкпис. Но почему вы решили, что он представляет для меня какую-то опасность?

Теперь она отвернулась, расправила скомканный в кулаке платок и принялась царапать ноготком вышитые инициалы "К.М.В." Теперь только редкие вздохи напоминали о недавних слезах.

– А откуда вы знаете, что я не представляю для вас опасности? – спросила она внезапно и метнула на него взгляд из-под ресниц.

Ему стало тепло от невольного восхищения, даже захотелось поаплодировать. Отлично, мисс Мейкпис, ничто не потеряно, если вы все еще способны флиртовать!

– А я и не сомневаюсь, что представляете, – заверил ее он. – По крайней мере, брошенный вами камень.

Она слабо улыбнулась, шмыгнула носом и с достоинством высморкалась. Они еще некоторое время молчали и смотрели, как в проникающих сквозь ветви солнечных лучах танцуют пылинки. Какая-то белка уже давно сердито цвиркала над их головами и, должно быть, грозила маленьким кулачком.

– Я дала ему пощечину, – шепотом призналась Сюзанна. По голосу он понял, что она смущена и взволнована.

– Сильно? – спросил он негромко.

– Боюсь, что да.

– Прекрасно. Значит, у него не осталось сомнений по поводу того, как вы отнеслись к его предложению.

– Нет, – печально ответила она. – Сомнений у него не осталось.

Она снова замолчала, Кит тоже молчал. Странно, какой мирной бывает атмосфера после выплаканных слез. Сюзанна все разглаживала на колене измятый платок.

– А вы были когда-нибудь влюблены? – спросила она тихо.

Он едва не рассмеялся. Вот это уже чисто по-женски! Кит хотел ответить шуткой, но, когда взглянул на ее мокрые щеки и еще блестевшие от слез глаза, все понял. Сюзанна хотела узнать, известно ли ему, что такое разбитое сердце. Он глубоко вдохнул, выдохнул. Ну, так и быть.

– Да, – ответил он мягко. Сюзанна взглянула на Кита, и ей показалось, что перед ней совсем другой человек. Ей было тяжело смотреть на него, и она поспешно отвела взгляд.

– Вы любите Дугласа? – спросил он неожиданно для самого себя. Он давно уже изучал эту юную особу, дразнил ее, чтобы узнать ближе, – отчасти для собственного развлечения. И к своему немалому удивлению и смущению, обнаружил в ней множество качеств, о которых и не подозревал раньше.

Но он никогда не задумывался над тем, что у нее в сердце.

– Да, – сказала она тихо. – Любила. Думала, что люблю. Что, в общем-то, одно и то же, не так ли?

– Наверное, так, – ответил он тоже тихо. И подумал об этом бедном клоуне, которого только что наградили пощечиной и отправили восвояси, об этом юнце, который надеялся решить свою проблему, поселив Сюзанну в Лондоне и время от времени навещая ее. Словно ручного попугая.

Ветка, которую Кит все еще держал в пальцах, внезапно сломалась.

Он бросил ее на землю, подыскивая слова, которые могли бы поддержать девушку. Видит Бог, он никогда не был силен в дипломатии и утешительных банальностях. Он мог говорить только о том, что сам считал правильным для себя.

– Представляю, как вам сейчас трудно, Сюзанна... – начал он неуверенно, – но постарайтесь не думать слишком плохо о Дугласе, если сможете. Молодые люди часто зависят от родителей и общества. Думаю, он хотел сделать так, чтобы вам обоим было хорошо. И всю жизнь будет жалеть о том, что потерял вас.

Она подняла голову и остановила на нем оценивающий взгляд. Он позволил ей сделать это, не моргая, погрузившись в многоцветье ее необыкновенных глаз. Они напоминали лесное озеро на рассвете, которое в первых лучах солнца переливается золотым и зеленым. От слез ее каштановые ресницы слиплись в маленькие пики. Он с трудом удержался, чтобы не промокнуть их пальцами и потом попробовать на вкус ее слезы. Чтобы не провести тыльной стороной прохладной ладони по ее воспаленным щекам. Это желание казалось Киту вполне естественным.

Где-то внутри Кит вдруг ощутил боль, сладкую и древнюю как мир.

И он подумал: «А ведь она права, в ней действительно таится опасность».

– Кто такая Каро? – вдруг спросила Сюзанна.

Черт! Он посмотрел на нее прищурившись, а она самодовольно улыбнулась, поскольку застала его врасплох.

– Хотите знать, что в этом самое плохое? – спросила она и глубоко вздохнула. – Когда Дуглас появился здесь утром, я подумала: наконец-то у меня снова кто-то есть. Моя прежняя жизнь вернется ко мне! И у меня будет семья. Ведь мои платья – это все, что мне осталось от прежней жизни. Только поэтому я пригрозила швырнуть вазу в человека, который их уносил.

– Они у вас просто роскошные, – мягко заверил ее Кит.

Сюзанна улыбнулась и покачала головой точно также, как это делал он, когда девушка появлялась по утрам принаряженная.

– Да, – согласилась Сюзанна объективности ради. – В общем, когда Дуглас приехал сегодня, я решила, что он собирается сделать мне предложение и у меня наконец-то появится семья. Потому что несколько дней назад тетушка сообщила мне, что мой отец на самом деле не был моим отцом.

– Джеймс не был вашим отцом? – ошеломленно переспросил Кит.

– Нет. Я спросила у нее, от кого я унаследовала талант к рисованию, как вы посоветовали. А тетушка, короче говоря, тетя Франсис знает только то, что однажды мой отец... Джеймс уехал, а когда вернулся, то привез с собой маленькую девочку – меня! Он никогда никому ничего не объяснял и никогда не был женат, насколько известно его родне. Как видите, я понятия не имею, кто я такая. У меня вообще нет родни. – Она печально усмехнулась.

– Сюзанна, вы знаете название города, откуда отец вас привез?

– Горриндж. Он назван так в честь герцога, который искал...

– ...рифму к слову «апельсин».

Сюзанна с удивлением взглянула на него. Лицо Кита оставалось невозмутимым. Он поднял глаза. Эти листья дуба, пронизанные светом, очень похожи на кусочки разрозненной мозаики. Все, что у него было, это набор фактов и совпадений, которые никак не соединялись вместе. Между ними тут и там зияли бреши. Рядом с ним сидела девушка, потерявшая все на свете – причем дважды. Джеймс был ей неродным отцом, и его убили после того, как он рассказал Киту о Морли. А теперь кто-то то ли пытается Сюзанну убить, то ли основательно напугать.

А Каролина прислала ему письмо из Горринджа вскоре после своего исчезновения, несомненно, вместе с Таддиусом Морли.

– Вот моя мама, – застенчиво произнесла Сюзанна. – Вы хотели посмотреть.

Она осторожно положила миниатюрный портрет ему на ладонь.

Красивая женщина. Сюзанна была ее точной копией. Кит снова оторвал от нее взгляд и посмотрел на листья дуба.

Разгадка маячила где-то рядом, на периферии зрения. Но всякий раз, как он поворачивался к ней лицом, она ускользала. Он чувствовал, как вместе с нарастающей тревогой его охватывает досада.

Может быть, он сходит с ума? И его подозрения, касающиеся Морли, безосновательны? А хваленое чутье – вовсе никакое не чутье, а самообман человека, привыкшего в силу своей профессии к подозрительности?

Может быть, и свиньи летают?

Угроза Египта висела над ним, как дамоклов меч. Но когда он снова посмотрел на Сюзанну Мейкпис, то понял, что у него нет выбора.

– Давайте на сегодня забудем о рисовании, Сюзанна. Свожу-ка я вас лучше в Горриндж.

Глава 12

До Горринджа было два часа езды по отвратительной дороге, которая лучше всяких крепостных рвов заставляла туристов избегать этого городишки. Верхом они обернулись бы быстрее, но Кит не был уверен, что ребра и рука выдержат. И он предпочел взять экипаж. Верхом они были бы великолепной мишенью для того, кто хочет навредить Сюзанне.

Кит вооружился двумя пистолетами – один спрятал в сапог, второй в карман сюртука – и ножом в ножнах, а также уверенностью, что возьмет верх над каждым, кто отважится на них напасть, даже если таковых окажется двое, а то и трое.

Они переехали каменный мостик, и их взору наконец предстал городок Горриндж. Он оказался приятным сюрпризом. Маленькие свежевыбеленные домики стояли небольшими группами, как решившие посудачить соседи вдоль мощенной булыжником дороги, которая мелодично дребезжала под колесами экипажа. На многочисленных клумбах пестрели яркие летние цветы. На главной улице располагались магазины, книжная лавка, паб, сыроварня. Несмотря на связанные с ним странности, Горриндж оказался вполне процветающим и спокойным местом.

– Вам что-нибудь кажется здесь знакомым? – спросил Кит Сюзанну.

Она застыла на сиденье, даже впилась пальцами в его край.

– Хотелось бы сказать «да», – ответила она неуверенно. – Все здесь очень мило. В этом месте вполне можно жить счастливо, правда?

Тоска в ее голосе резанула его по сердцу. Он всегда пользовался роскошью сознавать себя частью древнего рода, по всей Англии были рассеяны его кузены, дядья, тетки. Кое-кто из его предков коснел в грехе и беспутстве, но значительная часть носивших благородную фамилию Уайтлоу возмещала эти грехи своими достижениями и преданным служением стране. У него были две сестры, обе любили его и в то же время досаждали ему. Кит тоже их любил и тоже им досаждал. У него были отец и драгоценные воспоминания о матери.

Что-то блеснуло сбоку, и они увидели церковь, она главенствовала над домами, по-средневековому мрачноватая и вместе с тем на удивление элегантная, украшенная витражами. Что было довольно удивительно – ведь столько витражей разрушили в давние времена, стремясь искоренить следы папизма. Изображения Девы Марии и святых встречались крайне редко. Возможно, эти витражи пощадили потому, что изображенное на них носило более нейтральный характер?

– Пожалуй, начнем с церкви. У них могут сохраниться записи о вашем рождении, Сюзанна. Если вы действительно родились тут.

Девушка не ответила. Он видел застывшее, напряженное ожидание в ее плотно сжатых побледневших губах. В руке она крепко сжимала портрет матери. Он не стал ничего добавлять, понимая, что она слишком сильно переживает и в данный момент выслушивать слова утешения выше ее сил.

Они прошли по дорожке, пересекавшей церковный двор, минуя старинные и новые надгробные камни. Сюзанна покосилась на них, но отвела взгляд – ее мать и родной отец вполне могли лежать под одним из этих камней.

Кит втайне любил бывать в церкви. В этой церкви сумрачно поблескивали ряды деревянных скамеек, закаленные веками молитв и отполированные бесчисленными задницами. На полу лежали изумрудно-зеленые, красные, синие блики. Кит угадал – витражи здесь были простые, по три с каждой стороны и на каждом – переплетенные розы и лилии и надпись готическими буквами: «ВЕРНОСТЬ. НАДЕЖДА. МИЛОСЕРДИЕ».

– Здравствуйте, – донесся со стороны апсиды вежливый голос. – Чем могу вам помочь?

Шаркающей походкой к ним направлялся викарий. Маленькая головка сидела на толстой бескостной шее, как у черепахи. Облачение явно было ему велико. Подбородок у него двигался вверх-вниз, словно управляемый механизмом. Взгляд его остановился на лице Кита.

– Добрый день, мой господин, – дружелюбно произнес он. – Ведь вы действительно мой господин, сын мой. Я здешний викарий, а моя фамилия Самнер.

Викарий, судя по всему, достиг того благословенного возраста, когда уже не особенно заботишься о том, что и кому говоришь. Кит с нетерпением ждал наступления этого жизненного этапа.

– Мы осматриваем ваш чудесный городок, мистер Самнер. Я только что обратил внимание на ваши витражи. Они просто великолепны.

– Не правда ли? Но они не слишком оригинальны. Один щедрый филантроп заказал их для нас уже несколько лет назад. А также воздвиг мавзолей, тот, что за церковью. Я думаю, он считал, что его в нем похоронят, но у Господа были другие планы по этому поводу, как частенько случается. Я могу быть вам чем-то полезен?

Кит заметил, что викарий с особенной теплотой произнес слова «щедрый филантроп».

– Мы очень рассчитываем, что вы сможете нам помочь в наших поисках. Я, кстати, тоже не скуплюсь на церковь, и однажды мне тоже может понадобиться мавзолей.

– Я непременно помогу вам, сэр, сделаю все, что в моих силах.

Сюзанна, не говоря ни слова, протянула вперед руку с миниатюрой, так что Киту осталось лишь сформулировать вопрос:

– Вы знали эту женщину?

Помешкав мгновение, викарий осторожно взял миниатюру и надолго застыл, глядя на нее. Возможно, листая страницы давних воспоминаний.

– В мои годы, видите ли, прошлое затуманивается. – Он взглянул на них с невозмутимой ясностью. – События, места, люди – все путается в голове... – Он затих и перевел взгляд на витражи. Наступило продолжительное молчание. Кит по наитию подался вперед и осторожно потянул носом. А викарий наверняка включает вино в свое дневное меню.

– Все путается в голове?.. – вежливо напомнил он, прежде чем Сюзанна начала проявлять нетерпение.

– Ах да. Все, все путается. А вы – вылитая маменька, барышня.

Сюзанна просияла. Слова викария осветили ее изнутри, словно за витражом зажглась лампада. У Кита сладко защемило в груди.

– Вы знали мою маму? – спросила Сюзанна. В душе ее затеплилась надежда.

– Она была прелестным созданием, – мечтательно промолвил викарий. – Крестила здесь свою дочурку. Хотя мы не так уж часто видели вашу маменьку в церкви, и имени ее я не припомню. Давно это было. А иногда кажется, будто бы вчера... Но, разумеется, это было не вчера, вы вон как выросли! – Викарий расплылся в улыбке, переводя взгляд с Кита на Сюзанну.

Кит понадеялся, что службу здесь проводит не сам викарий, а его помощник – ради прихожан. У него просто обязан быть помощник!

– Анна, – взволнованно выговорила Сюзанна. – Ее звали Анна.

Викарий нахмурился.

– Нет, ничего подобного.

– Но... – Сюзанна взглянула на Кита, который округлил глаза и незаметно покачал головой, и разумно решила не вступать в спор. – Но вы все-таки ее помните. Какая она была?

– Прелестное, прелестное создание, – повторил викарий с некоторым удивлением.

Кит поспешил вмешаться:

– Еще один вопрос к вам, сэр. Вы, случайно, не помните еще одну женщину, по имени Каролина Оллстон?

И почувствовал на себе напряженный взгляд Сюзанны.

– Каролина Оллстон... Каролина Оллстон... – Викарий задумался. – Затрудняюсь сказать. Она была прелестной? – спросил он.

– Очень даже. – Что было чистой правдой. Как видно, женщины, к которым применимо слово «прелестная», четче запечатлевались в памяти викария. – Темные волосы, глаза тоже темные, а кожа очень светлая. Стоит ее хоть раз увидеть, и не забудешь. Когда она приехала в Горриндж, ей было лет восемнадцать.

– Мисс Оллстон – прелестно звучит, мой господин. Но нет – не могу припомнить никого с таким именем. Можете сами взглянуть в моих метрических книгах. Непохоже, чтобы вы задумали их украсть.

Викарий, спасибо ему на добром слове, повел их в ризницу в задней части церкви. Здесь хранились метрические книги – целые полки книге записями о рождениях, смертях, венчаниях и крещениях – событиях, отмечаемых церковью.

– Теперь я оставлю вас. Попрошу только, когда закончите, прежде чем уйти, загляните ко мне, чтобы я запер за вами дверь.

– Когда вы родились, Сюзанна? Сколько вам лет?

Кит вел пальцем вдоль корешка книги, отыскивая подходящие даты. Сюзанна не сразу ответила – она лихорадочно прокручивала в уме слова, сказанные им минут пять назад. И, наконец почувствовала, что не может больше хранить их в себе.

– «Она была прелестной?» – изобразила она надтреснутый голос викария. – «Очень», – ответила, на этот раз подражая баритону виконта.

Кит фыркнул.

Он, конечно же, был настроен лирически по отношению к Каролине Оллстон – той самой Каро. Интересно, эта самая Каро так же глубоко запечатлена в его сердце, как на коре дуба, испещренной бороздами и загрубевшей от старости?

– Мне двадцать, я, по крайней мере, так полагаю, – сказала она с подчеркнутой холодностью, сама не понимая почему.

– А день рождения вы обычно когда празднуете? – спросил он как ни в чем не бывало.

– Двенадцатого августа.

– Уже скоро, – бодро заметил он. Все ясно, пытается ее отвлечь. Сюзанна в самом деле любила праздновать день своего рождения. Хотя очередной день ее рождения не будет таким пышным, как прежние. В свой последний день рождения она устроила шикарную вечеринку для друзей и получила в подарок лошадь...

Тут ей пришло на ум такое, что вытеснило из ее головы мелкую зависть.

– Что, если меня зовут вовсе не Сюзанна? – Эта мысль привела ее в ужас. – Что, если папа... Джеймс Мейкпис сменил мне имя? И на самом деле я Миртл, Агнесс или...

– Или у вас блестящее, экзотическое имя? Александра, Катарина...

Внезапно она испытала легкое головокружение.

– Я могу оказаться кем угодно, – пробормотала она, обращаясь главным образом к себе. – Кем угодно!

Она почувствовала себя странно аморфной, оторванной от земли и готовой улететь в небо или испариться, исчезнуть совсем, если только в самое ближайшее время не найдет о себе хоть какие-нибудь сведения, не узнает свое подлинное имя, или имя матери, или дату рождения.

– Уж не собираетесь ли вы упасть в обморок?

Кит пристально следил за ней, но в его голосе прозвучало скорее любопытство, чем сочувствие. Похоже, он воспринимал ее, как загадочное существо, требовавшее исследования, наподобие полевок. Но Сюзанна не могла не признать, что такое отношение поддерживало ее лучше, нежели нежное участие. Каждый новый сюрприз, разочарование или удача представлялись частью увлекательной головоломки. Она быстро пришла в себя.

– И не думаю!

Он недоверчиво смотрел на нее еще несколько мгновений, а потом улыбнулся улыбкой, которая подбодрила ее лучше всяких слов, – теплой и сияющей, словно радуга.

Когда-нибудь она перестанет краснеть от его улыбки. Но пока еще не настал этот день.

Некоторое время они молча листали книги, водя пальцами по именам. Горриндж, по счастью, был маленьким городком. Но вот незадача – добрая половина женщин в этом городе носила имя Анна, и все они отличались многодетностью. Но ни одна из них не родила дочь Сюзанну.

– Имен на свете очень много, – ворчала Сюзанна. – Мери – вполне сносное имя. Или Марта. Тоже неплохое.

– Миртл, – предложил Кит, не отрываясь от книги.

– Именно, – согласилась Сюзанна. – Можно подумать, что эти люди знают только два-три имени.

Выцветшие чернила и скудное освещение заставляли напрягать глаза, сосредоточенно вглядываться в столбики имен людей, чьи жизни, сотни жизней, исчерпывались тремя-четырьмя простыми фактами: рождение, венчание, рождение детей, смерть. Несмотря на всю важность поисков, мысли Сюзанны текли в двух параллельных направлениях, вместо того чтобы устремиться в одном. Она сказала, потому что не могла больше молчать.

– «Ее трудно забыть», – произнесла она голосом Кита – бархатистым и томным. Кит оторвал взгляд от книги, которую в этот момент просматривал.

– Вас что-то беспокоит, мисс Мейкпис? – спросил он мягко. Как она ненавидела этот его снисходительный тон.

– Кто такая Каро? И почему вы о ней спросили?

Он снова склонился над книгой.

– Вы так спрашиваете, словно ждете, что я вам отвечу. – Ответ был рассеянным и слегка насмешливым. Окончательным. Именно это вывело Сюзанну из себя.

– Вы знаете обо мне все!

– Не совсем так: мы совсем ничего не знаем о вас.

– Вы хорошо понимаете, что я имею в виду. И у меня есть основания. Вы скрытничаете просто потому, что... боитесь вести себя по-другому. Вы от всего прячетесь.

Он медленно поднял голову.

«Беру свои слова назад», – захотелось сказать Сюзанне, потому что выражение его лица не на шутку испугало девушку. Его глаза нестерпимо ярко блеснули, голубые и раскаленные. На этот раз она вывела его из себя. По его напряженному лицу она догадалась, что сильно задела его. Возможно, даже расстроила. Она ненароком затронула в нем какую-то точку, которую он не умел защитить, и ответить мог только молчанием.

Но она не опустила глаз. Он ведь не делал этого. Когда же он наконец заговорил, Сюзанна вздрогнула. Но он произнес вовсе не те слова, которые она ожидала:

– Август 1799 года, – сказал он. – У Анны Смит родилась дочь – Сюзанна Фейт.

У Сюзанны сердце почти перестало биться.

– Что? Где? Я... я существую!

Забыв, что только что испугалась его, она в одно мгновение оказалась с ним рядом, и он посторонился, давая ей возможность прочесть запись. – А мой отец – кто он?

Кит секунду помедлил.

– Отец не указан, – мягко ответил он. Ее сразу насторожила эта выразительная мягкость, которая словно бы говорила: «Видимо, вы рождены не в законном браке, Сюзанна».

– Отца могли убить на войне! – возмущенно воскликнула девушка. Вряд ли кто-то когда-либо произносил подобную фразу с такой страстной надеждой. Кит скептически покосился на нее.

– Сюзанна Смит... Сюзанна Смит... – повторяла она новое имя. – Неплохо звучит, как вам кажется? Интересно, кто же все-таки был мой отец?

– Надо надеяться, его фамилия была Смит, – сухо ответил Кит, настроенный далеко не так оптимистично и романтично, как Сюзанна. – Вообще-то похоже на вымышленное имя. Теперь перейдем к смертям.

– Но мы же только что открыли, что я родилась! Разве не могу я еще чуточку этому порадоваться?

– Думаю, нет. В противном случае вы не успеете домой к ужину. Не стоит заставлять вашу тетушку волноваться. Значит, смотрим книги с записями о смерти.

Через двадцать минут они обнаружили, что никакие Смиты не почили в Горриндже. По крайней мере, в метрических книгах их кончина не значилась. Голова у Сюзанны кружилась от открывшихся перед ней возможностей. Это новое имя было кистью, которой можно написать всю ее жизнь.

– Что, если... что, если они оба живы? Что, если Джеймс Мейкпис похитил меня, а родители не сумели заплатить выкуп, и...

– И Мейкпис решил оставить вас у себя, потому что всегда мечтал о дочери с дорогостоящими привычками. И ваши родители уступили, поскольку не могли позволить себе оплачивать счета за ваши платья, – подхватил Кит. – Давайте по порядку, мисс Мейкпис. Мы узнали, что вы родились здесь. Похоже, родители ваши не заключали здесь брак и не умерли здесь. Впрочем, если хотите, можно осмотреть кладбище. Теперь перейдем к следующей задаче: найти в городе человека, который знал Анну Смит. Я даже знаю, с чего начать.


Вдоль потолка паба тянулись низкие тяжелые балки, было сумрачно, пахло старым деревом, табаком и кухней. Два человека склонились над грубо вырезанной шахматной доской с фигурками, сильно потертыми от активного употребления и времени. В это заведение, судя по всему, женщин тоже пускали. Кит предположил, что здесь можно прилично пообедать. Как обычно, в разгар дня посетителей было раз-два и обчелся. Все они с аппетитом поглощали картошку с сосисками и запивали пивом. Когда Сюзанна и Кит вошли внутрь, сидевшие за столиками подняли как по команде головы и уставились на них, впрочем, без всякой враждебности.

Кит повел Сюзанну прямиком к стойке.

– Добрый день, сэр!

– И вам доброго дня, сэр, – с готовностью ответил жилистый с редеющими волосами владелец паба. – Зовите меня просто Лестер. Чем могу вас порадовать? Желаете закусить? Пиво у меня вкусное, нравится всем без исключения.

– Добрый день, мистер Лестер. Меня зовут Уайти. Я хотел спросить, знали ли вы эту женщину. Она жила в Горриндже году этак в 1802-м или около того. Мы думаем, что звали ее Анна Смит.

Он протянул миниатюру. Хозяин паба вгляделся в нее с характерным прищуром, означавшим, что скоро ему понадобятся очки.

– Анна Смит... Анна Смит... Франк! – рявкнул он так, что Кит поморщился, а Сюзанна и вовсе подскочила на месте. – Он глуховат, – объяснил Лестер виноватым тоном. Один из игроков в шахматы медленно обернулся.

– Ты, кажется, знал какую-то Анну Смит? Вы вроде как бы соседствовали?

– Это та милашка, которую частенько навещал ее брат? Славная у него была лошадка, помнишь ее, Бантон?

Второй игрок тоже поднял голову от доски.

– Да, славная была кобылка. Никогда не встречал таких в наших краях. А приезжал он к ней в чудной штуковине...

– В открытой коляске – четырехместной. Название еще такое, не наше.

«Такие мы, мужчины, – подумал Кит. – Не можем вспомнить ни имени женщины, ни ее брата, но способны помнить десятилетиями лошадь и ландо».

– Я бы и сейчас ее узнал – такое лицо забыть трудно. Хотя видел ее редко. Она ни с кем не зналась. Не представляю даже, кто мог водить с ней дружбу. Жила она на окраине. Впрочем, знаете, кто бывал у нее? – Он замолчал и покосился на Сюзанну, а потом многозначительно посмотрел на Кита, и Кит правильно понял его взгляд. Франк не хотел говорить при барышне. Крайне заинтересованный, Кит незаметно кивнул, мол, говори.

– Ее звали Дейзи Джонс, – прошептал он.

– О Господи! – Кит был поражен. – Та самая Дейзи Джонс?

Человек энергично закивал:

– Она жила здесь, в Горриндже, еще до того как... прославилась.

– Да кто она такая, эта Дейзи Джонс? – нетерпеливо воскликнула Сюзанна. Но мужчины не обратили на нее внимания.

– Последний раз, когда я о ней слышал, она жила в Лондоне.

– Она и сейчас в Лондоне, – сказал Кит, и мужчины обменялись циничными усмешками, после чего Франк вернулся к шахматам.

– Кто такая Дейзи Джонс? – снова воскликнула Сюзанна, уже с раздражением. Кит притворился, будто не слышит.

– А вы, случайно, не знали еще одну женщину – Каролину Оллстон? Она жила здесь лет пятнадцать назад. Темные волосы, темные глаза, очень хороша собой.

– Ее просто невозможно забыть, – сердито перебила Сюзанна, – стоит хотя бы раз увидеть.

Хозяин паба сочувственно посмотрел на Кита, словно хотел сказать: «Ох уж эти женщины!»

– Нет, такой не припомню. Уж извините. Франк! – снова рявкнул он, заставив Кита вздрогнуть. Франк снова неторопливо обернулся. – Ты не знал женщину по имени Каролина Оллстон?

– Всю из себя такую прелестную! – громко, чтобы услышал Франк, дополнила Сюзанна.

Франк некоторое время размышлял.

– Нет, не могу припомнить. Заходил сюда один малый на днях и тоже про нее спрашивал, – сказал он.

Кит был уверен, что знает ответ на свой вопрос, но все же решил спросить:

– А этот малый – имя его не запомнили?

– А он не назвался. Этакий красавчик. Чисто ангел.

Мужчины за другими столиками, услышав это, захохотали.

– Чисто ангел! – заревели они, хлопая ладонями по столу.

– Да я просто так сказал, – забормотал смущенный Франк.

Джон Карр! Кит нисколько в этом не сомневался. Он принял к сведению рассказ Кита о Локвуде и Горриндже.

– Спасибо вам, сэр. Вы очень помогли. – Кит протянул хозяину несколько монет. Но тот отстранил их.

– Не стоит. Вот если вы с женой пожелаете покушать, тогда я с радостью приму ваши деньги.

С женой? Эти слова так покоробили Кита, что он машинально убрал деньги. Сюзанна, наоборот, торжествующе улыбнулась, наслаждаясь его смущением.

– Отдайте же человеку его деньги, дорогой.

Кланк. Кланк.

На стол перед каждым из них с некоторой долей церемонности было поставлено по тарелке с сосисками и молодым картофелем и по две большие кружки пенящегося пива. Сюзанна мгновение смотрела на свою тарелку, затем потрогала сосиску вилкой. Прежде ей не приходилось обедать в пабе и угощаться пивом. Она заглянула в кружку. Пиво было темно-золотым с бледной шелковистой пеной.

Кит наблюдал, как она осторожничает с сосиской.

– Смелее кладите ее в рот, – предложил он. – Да, сначала их обычно режут на кусочки. – Но сам он не стал резать сосиску, подцепил ее вилкой и откусил большой кусок.

Сюзанна снова нерешительно ткнула сосиску.

– Вы, что ли, не успели проголодаться, мисс Мейкпис? – спросил Кит, видя, как она глотает слюну.

– Я просто... – Не могла она есть, не добившись ответа. – Черт побери, кто такая Дейзи Джонс? Вы должны сказать мне. Если она знала мою мать... – «И кто такая Каро?» Но снова задать этот вопрос у нее не хватило духу.

Кит сделал большой глоток из кружки и, откинувшись на стуле, посмотрел на Сюзанну, загадочно улыбаясь. В наступившей тишине она слышала, как за спиной шахматисты стучат по доске фигурками.

– Дейзи Джонс... Она танцовщица кордебалета. – Кит с трудом сдержал улыбку. Сюзанна подозрительно прищурилась.

– Ничего подобного. Она кое-что похуже. Могу себе представить!

– Или, наоборот, получше. Все зависит от того, мужчина вы или... духовное лицо. – Кит беззвучно рассмеялся.

– Тут нет ничего смешного! Если моя мама дружила с танцовщицей... – Она запнулась, потому что ей пришла в голову новая мысль. – Вы сами водите дружбу с танцовщицами кордебалета!

– С ними трудно не водить дружбу. Они, знаете ли, очень дружелюбные создания.

Сюзанна сдержала смех. Но потом подумала о том, чем он, по всей видимости, занимается с этими танцовщицами. И в ней проснулись два чувства, до крайности ее поразившие.

Ревность – потому что кто-то мог свободно дотрагиваться до него.

И порочное желание самой сделаться танцовщицей кордебалета, чтобы получить возможность дотрагиваться до него.

Боже, она почти уже не сомневалась, что все так и есть – ее мать была танцовщицей кордебалета! Ведь подобные мысли могут прийти в голову только дочери танцовщицы.

Она наверняка унаследовала свою «страстную натуру» и все эти сумасбродные порывы от матери!

– Что, если и моя мама была танцовщицей? – прошептала она.

Кит перестал жевать.

– Это важно для вас? Вы хотели бы узнать подробности?

Сюзанна немного подумала.

– Да! Конечно, это для меня важно – разве может быть по-другому? Но я все равно хочу узнать о ней все!

– Хорошо. Доедайте ваш обед. – И он снова стал жевать. Некоторое время она завороженно смотрела, как он ест. Он делал это целеустремленно, деловито и быстро и вместе с тем крайне аккуратно. Он ел так, словно эта трапеза могла оказаться последней.

– А вас бы это шокировало? – спросила она.

– Если бы вы съели все, что у вас на тарелке? Вполне возможно.

– Если бы моя мать оказалась танцовщицей кордебалета!

– Наоборот. Пришел бы в восторг. – Он улыбнулся, увидев выражение ее лица. – Знаете, мисс Мейкпис, меня мало чем можно шокировать.

– Разве что словом «жена», – колко заметила она. Он перестал жевать и посмотрел на нее. Понять, что означало выражение его лица, было трудно, но теплоты Сюзанна в нем не увидела. Он словно обдумывал, ткнуть ли в нее вилкой или не стоит.

«Вы сами виноваты!» – хотелось выпалить Сюзанне. Он с самого начала дразнил ее, подшучивал над ней и пробудил в ней дух противоречия. Но может быть, он тут вовсе ни при чем, просто у нее в голове и без того теснилось множество противоречивых мыслей.

А все потому, что ее мать, судя по всему, оказалась танцовщицей кордебалета!

– Вы пиво пить будете? – спросил наконец Кит.

– Немного выпью, – беспечно ответила девушка и, подняв кружку, сделала большой глоток. Но тотчас же закашлялась, и на глазах выступили слезы. Она с достоинством смахнула их рукой и подтолкнула кружку к улыбающемуся виконту. Потом разрезала пополам свою сосиску и половину положила на его тарелку. Он обрадовался так, словно наступило Рождество, и Сюзанна почему-то тоже обрадовалась.

Оказывается, Кит давно уже не доставлял себе такого незатейливого удовольствия, как прогулка погожим летним днем вдвоем с хорошенькой барышней.

– Дайте мне руку, – сказал он Сюзанне.

– Но как же, милорд? – шутливо засмущалась она. Он метнул на нее угрюмый взгляд, заставивший ее сдержать улыбку. Она продела свою руку в перчатке в его согнутую в локте руку. Он чувствовал себя несколько смешным, но в то же время довольным. Что может быть естественнее, чем пообедать в пабе с прелестной девушкой, а потом прогуляться под руку с ней? На улице народу заметно прибавилось. В разгаре была летняя ярмарка, на лотках торговали лентами, конфетами, игрушками. Продавцы наперебой расхваливали свой товар. Киту даже захотелось, чтобы у них было время поглазеть по сторонам. Как давно он не прогуливался вот так, без всякой цели. А главное – как давно ему не хотелось этого.

Вдали показался их экипаж, и тут Кит заметил человека, идущего навстречу им неторопливой походкой, как любой в этой толпе. Человек рассеянно поглядывал по сторонам, как видно, присматривался к товару, решал, где стоит задержаться.

Приблизившись к Киту и Сюзанне, он поднял на них быстрый взгляд из-под полей шляпы и сунул руку в карман. В его руке что-то блеснуло, и внимание Кита сосредоточилось на этом блестящем предмете.

Прежде чем нож опустился, Кит успел заслонить собой Сюзанну. Он вскинул руку, загораживаясь от лезвия, почувствовал, как оно кольнуло его сквозь рукав сюртука в предплечье, и сильно пнул негодяя в колено. Однако нож снова взмыл вверх, прежде чем человек рухнул на мостовую, и Кит, уворачиваясь от него, упал на землю и перекатился на бок.

Он лишь на мгновение выпустил нападавшего из виду, но тот вскочил, смешался с толпой и, не переходя на бег, мгновенно скрылся из виду, успев бросить на Кита через плечо беглый взгляд. Он явно знал свое дело.

Кит тоже вскочил на ноги, взял Сюзанну за плечи и прижал ее мягкое тело к груди так крепко, что почувствовал через ребра стук ее сердца. Она побледнела, но не слишком испугалась – на ее щеках снова появился румянец.

– Все в порядке? – спокойно спросил Кит. Сам он был не вполне в порядке – рука сильно саднила. Вот уж несчастная рука! Но он был уверен, что рана не серьезная: толстый сюртук смягчил удар. Однако позаботиться о ране стоило.

Какая-то пара, направлявшаяся к аттракционам, остановилась, глядя на них с любопытством.

– Он немного перебрал пива, – прошептала Сюзанна женщине, которая смотрела на нее с явным сочувствием. Та деликатно отвернулась.

– Наверное, у вас идет кровь, – с упреком сказала Сюзанна Киту.

– Это всего лишь...

– У вас кровь, – произнесла она уже сердито, чуть не со слезами. – Мы вернемся в паб, и там я осмотрю вашу рану.

– Хорошо, сэр, – невольно улыбнулся он.

– И не смейте с этим шутить! Вы все время шутите. Вас могли запросто убить. И все из-за меня, не так ли? Теперь я это поняла.

Она замолчала и, не желая, чтобы он снова увидел ее плачущей, отвернулась. Кит выпустил ее из объятий.

– Да, – мягко проговорил он. – Я думаю, так и есть.

– Но вас могли убить? – пробормотала она тихо и подняла руку. Он с изумлением понял, что она хочет коснуться его лица. Наверное, на его лице отразилась тревога, потому что Сюзанна уронила руку, сжала кулак, опустила голову на грудь и глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Он смотрел на нее в немом восхищении.

– Спасибо, что снова спасли мне жизнь, – проговорила она с достоинством. Тут он не смог удержаться и улыбнулся, хотя и с трудом из-за жгучей боли в невезучей руке.

– Не стоит благодарности, мисс Мейкпис. Или кто бы вы ни были. Мне очень приятно спасать вас снова и снова. У вас сегодня очень насыщенный день, не так ли?

Она слабо улыбнулась.

– Вы никакой не натуралист.

– Конечно же, я натуралист, – возразил он, удивляясь про себя.

– В таком случае вы не только натуралист.

– Я когда-то был солдатом, – признался он.

– Вы не только солдат.

Ему еще не приходилось лгать ей. И отчего-то, хотя он мог бы легко и красочно солгать сейчас ради возложенного на него задания, ему показалось очень важным, чтобы между ними не было откровенной лжи.

– Да, не только, – признался он. Она молча посмотрела на него, но ничего не сказала. Наверное, почувствовала, что у его откровенности есть предел. Но, судя по всему, она полностью успокоилась. Вероятно, начала понемногу привыкать к опасности. При этой мысли в нем вскипела ярость, даже стало трудно дышать.

– Все эти случаи – с дилижансом, с гадюкой, с лошадью... Почему меня хотят убить? – Ее голос дрогнул.

– Именно над этим я сейчас и размышляю. Вы, видимо, очень важная персона, Сюзанна, если вас пытаются убить, – решился пошутить он.

– Это уж само собой разумеется, – ответила Сюзанна почти беспечно. Ему даже показалось, что ситуация ее слегка забавляет. Он посмотрел на нее и снова ощутил быстрый острый укол в области сердца. Это напомнило ему, что он уже получил вполне реальный укол. И с трудом успокоив участившееся дыхание, что никак не было связано с тем, что несколько минут назад он катался по земле, пытаясь увернуться от ножа, Кит понял, что Сюзанна по-прежнему теплая, она дышит и улыбается ему. И это наполнило его тихой радостью, от которой закружилась голова.

«Наверное, я истекаю кровью...»

Снова перед ним замелькали кусочки головоломки, которые никак не желали вставать на свои места. Кажется, прекратить сейчас поиски будет гораздо опаснее, чем продолжать их.

К черту Египет вместе с отцом! Только что кто-то попытался всадить нож в Сюзанну Мейкпис. И вовсе не было совпадением, что подобное проделали с Джеймсом Мейкписом, не говоря уже о Ричарде Локвуде пятнадцать лет назад.

– Не знаю, кто пытается вас убить, Сюзанна. Но, когда узнаю, негодяю не поздоровится. А я узнаю.


– Как быстро вы обернулись, мистер Уайти!

– Нельзя ли попросить у вас тазик воды и комнату примерно на час? – спросила Сюзанна, прежде чем Кит успел ответить. Ей хотелось взять ситуацию в свои руки, чтобы перестать чувствовать себя беспомощной и не думать о том, что кто-то пытается убить ее с самого первого дня, как она появилась в деревне, и что Кит последние несколько дней только и делает, что спасает ей жизнь.

– На часок-другой? – сказал хозяин Киту, фамильярно подмигнув. Кит подмигнул в ответ, цинично улыбаясь и пытаясь скрыть прореху в рукаве. Сюзанна чувствовала, что у нее пылают щеки – так, что у хозяина паба не осталось никаких сомнений по поводу того, чем они собрались заняться. Когда он повел их в комнату, она надменно вскинула голову. Потом он принес таз с водой и оставил их, еще раз подмигнув.

Кит, нимало не смущаясь, стащил с себя сюртук и рубашку и попытался рассмотреть рану. Сюзанна уже видела его совсем раздетого, но тогда это было издали. А сейчас, на расстоянии нескольких футов, его красота ошеломляла. На его теле не было и унции лишней плоти – только твердые упругие мускулы – и на спине, и на груди, и на руках. А кожа гладкая и бледно-золотистая. Теперь, на близком расстоянии, она разглядела несколько шрамов. Плечо пересекала длинная белая черта со сморщенными краями, на спине над поясом панталон светлел неровный круг загрубевшей кожи. Видимо, следы войны. На груди расплывался большой зеленоватый синяк, результат падения с лошади. А через бицепс на предплечье тянулась свежая ярко-красная полоска.

Ну и острый же был нож, раз прорезал и сюртук, и рубашку, и кожу. В нее, Сюзанну, он вошел бы с куда большей легкостью. Но пусть Кит обладал потрясающей реакцией, не лез в карман за словом и умел буквально все, но эта тонкая красная линия означала, что и он, как всякий смертный, уязвим. Он заслонил ее своим телом, подставил себя под предназначенный ей нож, но и в его жилах текла настоящая человеческая кровь, способная легко пролиться.

Ну, почти так же легко. Она видела, как он резко повернулся, уклонился от ножа, пнул нападавшего ногой, и не могла себе представить, чтобы все то же самое проделал... Дуглас, например. Если бы она прогуливалась сегодня под ручку с настоящим натуралистом, то, несомненно, была бы уже мертва.

Кит поднял на нее глаза.

– Это кровь, – произнес он предостерегающе и вместе с тем виновато. – Простите, я не подумал. Не нужно было мне...

– Ваша кровь, – проговорила она, судорожно сглотнув. Мгновение он смотрел на нее, слегка сдвинув брови, словно опасаясь, что она упадет в обморок. Потом придвинул к себе таз, взял в зубы край рубашки и оторвал от нее длинную полосу.

– Впрочем... вы уже привыкли видеть меня раздетым, мисс Мейкпис?

«Что за ужасный человек!»

– За один раз нельзя привыкнуть. – Но она явно скромничала. Он уже открыл рот и хотел, должно быть, сказать еще что-то характерное для него, но вместо этого пристально вгляделся в нее, и в глазах промелькнула настороженность. И оттого, что он промолчал, она вдруг остро почувствовала, что они одни в комнате, и он почти раздет, и что он также осознал двусмысленность ситуации.

– Дайте мне таз, я сама промою рану. – Она старалась говорить спокойно. – Я вижу ее лучше, чем вы.

Кит колебался, так же как и она сама.

– Тут кровь, – проговорил он неуверенно.

– А эта рука на днях побывала в лошадиной утробе. – Сюзанна помахала рукой в воздухе.

Услышав это, Кит сверкнул глазами.

– Надеюсь, мой случай не такой тяжелый.

– Отчасти. По крайней мере, нас интересует только ваша рука.

Он фыркнул и сел на кровать. Она приблизилась к нему, и ее снова обволокло густым мускусным запахом: мыла для бритья, пива и еще чего-то восхитительного, опасного, свойственного только ему.

«Сосредоточься», – строго приказала она себе. И, взяв в руки один из оторванных им лоскутов рубашки, обмакнула его в воду. Струйка воды в полной тишине побежала в таз, окрашенная кровью. Кит сидел спокойно, как послушный мальчик, устремив взгляд на стену, и даже не морщился. Наверное, боль от тех давних шрамов на спине была гораздо сильнее. Сюзанна промывала рану, но макала лоскут в воду все медленнее и медленнее, о чем-то задумавшись. Почему-то все, что он делает – моргает, дышит, – кажется более значительным, чем когда то же самое делают другие.

Прошла, должно быть, целая минута, прежде чем Сюзанна, вдруг спохватившись, поняла, что перестала промокать рану и просто стоит и смотрит, как поросль светлых волос, тянувшаяся от плоского живота вверх по его груди, поднимается и опускается в такт его дыханию, которое заметно участилось. Он медленно повернул голову, и их взгляды встретились.

Это... и есть желание? Не тот полубратский поцелуй, который подарил ей сегодня утром другой мужчина. Но это ощущение завладело всеми ее чувствами, и показалось нелепым находиться так близко от него и не коснуться губами гладкого овала его плеча, не провести пальцем по волосам между ребрами и вниз, дальше, туда, где они исчезают в панталонах. Это объединило их в раскаленном, многообещающем молчании, которое лишило смысла мысли и слова.

На мгновение Сюзанне стало все равно, любил ли Кит какую-нибудь женщину или даже миллион женщин. Все равно, пусть даже она нужна ему, только чтобы получить наслаждение, не важно, приехал он сюда ради нее или ради Каролины Оллстон. Ей захотелось почувствовать его всего с испепеляющей свирепостью, потому что... сейчас она могла предложить ему только это.

Кит прочел все это в ее глазах. Он сделал глубокий вдох, потом выдох.

«Я погибла!»

– Спасибо, – проговорил он мягко.

Отвернулся от нее. И встал.

– Это можно использовать вместо бинта, – кивнул он на лоскут, оторванный от рубашки. – Завяжите его туго, но не слишком, не то кровообращение остановится и рука отвалится. А это по меньшей мере причинит мне неудобства.

Он сказал это в своей привычной шутливой манере. Мгновение ушло, будто его и не было.

Чертов джентльмен! Безумное желание медленно отпустило ее, оставив стыдливую пустоту внутри живота. Может быть, потом она поймет, что следовало поблагодарить его, но сейчас ей просто было стыдно: не за распутные мысли, а за то, что так беззастенчиво предоставила ему возможность, на которую он явно рассчитывал, а он предпочел этой возможностью не воспользоваться.

Следуя его инструкциям, Сюзанна забинтовала ему руку. Ее пальцы слегка дрожали.

– Так ваша рука не отвалится, – сказала она с напускным легкомыслием.

– Дома смажу рану солодовой мазью, она предохраняет от лихорадки, – сказал он.

«Может быть, у вас есть средство от лихорадки иного рода?»

– Надо запомнить, на случай, если на меня снова нападут с ножом.

– Ну, довольно, – холодно произнес Кит, и она замерла на месте, словно от пощечины. Кит сердито сунул руки в рукава того, что осталось от рубашки, надел сюртук. – Пора возвращаться.

Уже вечерело, когда экипаж доставил их домой. Кит уверил Сюзанну, что его кучер и лакей тоже хорошо вооружены и они в безопасности под их защитой.

– Рассказать тете Франсис о событиях сегодняшнего дня?

Кит повернулся к ней с вежливым участием.

– А вы сами как считаете?

Сюзанна на самом деле задумалась.

– Не хотелось бы ее волновать. Ведь я и дальше буду работать с вами.

Кит с готовностью кивнул. Воцарившееся в полутемном экипаже молчание становилось тягостным. Кит наконец его нарушил:

– Когда мне было семнадцать, я дрался на дуэли из-за Каролины Оллстон.

Некоторое время девушка пристально смотрела на него, пытаясь определить, каково его эмоциональное состояние.

– С лучшим другом, – добавил он. В голосе его звучало напряжение. Ему, видимо, стыдно вспоминать об этом, подумала Сюзанна.

– Вы его убили?

Кит вяло улыбнулся.

– Нет, он по-прежнему с нами. И по-прежнему мой лучший друг.

– И вы не знаете, что стало с Каролиной?

– Нет. Она исчезла на следующий день.

– Вы думали, она в Горриндже?

– Да.

Его ответы становились все короче.

– Вы ее любили? – робко спросила она.

– Думал, что люблю. Но мне было всего семнадцать. – Он произнес это небрежно, словно в семнадцать лет невозможно любить. Сюзанна хотела его подразнить: «Так в этом и состоит ваша скандальная известность?» Но что-то ее удержало. А когда он улыбнулся ей с обычной самоуверенностью, она подумала, что теперь лучше понимает смысл этой улыбки. Да, он умеет раскрывать тайны. Но тайну, которую, казалось, она разгадала, он тщательно скрывал. Кит так же раним, как и она, и сердце его разбито. Сюзанна улыбнулась ему, тряхнула головой и ни о чем больше не спрашивала. Она поняла, что только так может рассчитывать на его откровенность. Вскоре Сюзанна заснула.

Кит смотрел на спящую Сюзанну со смешанным чувством: в нем было несколько аспектов. Но стоило ему сосредоточиться на одном из них, как другой представлялся более значимым. Он уже начал считать себя романтиком, несмотря ни на что. Эта мысль и забавляла, и раздражала его. Агент секретной службы не может быть романтиком. Это мешает работе.

Вот сегодня... как было бы просто положить руку ей на талию, привлечь к себе, прильнуть губами к ее губам, чтобы почувствовать, каковы они на вкус. Еще он заметил, что на шее у нее пульсирует жилка. К ней тоже хотелось прижаться губами. А потом...

Эта чертова книга о природе! Чертов, чертов отец! Месяц разлуки с графиней – слишком большой срок для мужчины в расцвете сил.

Сюзанна – красивая девушка, мягкая и чувственная, только-только начинающая сознавать свою чувственность и власть над мужчинами, что само по себе уже захватывающее зрелище. Он вполне понимал, что сам зажег этот огонь в ее глазах, и отчасти раскаивался в этом. Не оказал ли он ей дурную услугу? Кто и что в Барнстабле сумеет ей соответствовать? Роман с ней мог бы стать восхитительной интерлюдией, но стоит пойти на это, и он причинит ей страдания – ведь она невинна и наивна! Но уже достаточно страдала.

Его жребий – женщины, подобные графине, знающие правила игры. Ему следует до окончания их с Сюзанной совместной работы над книгой установить между ними дистанцию. Он во что бы то ни стало постарается разгадать причину покушений на нее, а потом вернется к своей прежней лондонской жизни.

Но в какой-то момент Кит вдруг понял, что не может, просто не в состоянии упустить представившуюся возможность. Нежно, украдкой он наклонился и... прикоснулся пальцами к щеке Сюзанны.

И тут же пожалел об этом. Ее кожа была необычайно мягкой и нежной, именно такой Кит и представлял ее в своих мечтах.

Глава 13

Не успел Кит вернуться домой, как ему принесли письмо от отца, что нисколько не подняло ему настроения. Рука сильно болела, мазь мало помогла. А каждое слово в письме дышало сарказмом:

Дорогой Кристофер!

Надеюсь, ты с пользой проводишь время в Барнстабле. Мне не терпится увидеть результаты твоих трудов. Будь так добр, безотлагательно пришли мне копии твоих записей и зарисовок.

С теплым приветом твой отец. Герцог Уэстфолл.

P.S. На всякий случай заказал для тебя место на пароходе, который отправляется в Египет в начале следующего месяца.


Проклятие! Из-за того, что кто-то пытается убить Сюзанну Мейкпис, у него имелось в наличии всего несколько рисунков с мышатами, несколько папоротников, два-три серебряных дуба. Ну и конечно же, прекрасный эскиз, где он изображен голым на мостках у пруда. Все эти рисунки едва ли исчерпывают богатую флору и фауну Барнстабла. Кит не знал, то ли удивляться тому, что отец знает его как облупленного, то ли возмущаться, что отец ему не доверяет, то ли стыдиться, поскольку недоверие это Кит заслужил – ведь он целый день проболтался в Горриндже с дочкой убитого агента, как из альтруистических, так и из чисто эгоистических соображений. По странному совпадению имеющих отношение к Морли.

Вот еще одно свидетельство того, что отец изучил его как свои пять пальцев. Но теперь, когда Кит точно знал, что дело действительно серьезное, поскольку видел собственными глазами, как кто-то напал на Сюзанну с ножом, он не мог рассказать об этом отцу.

В одиночку он не в состоянии выполнить свое задание – гордость просто-напросто не позволит представить отцу собственные неуклюжие зарисовки. Кроме того, если книга выйдет, рисунки Сюзанны получат известность, и она сможет устроить свою судьбу за пределами Барнстабла.

Такая женщина, как Сюзанна, заслуживает интересной жизни. И теперь ему предстоит обеспечить ее безопасность.

Она опять забыла свой альбом в экипаже. Кит начал листать его и снова невольно увлекся. Легкость, изящество и точность ее рисунков по-прежнему вызывали в нем трепет. Словно кто-то знакомый колдует волшебной палочкой. А ведь мало что могло внушить Киту трепет. Рисунки Сюзанны показались ему смелыми, страстными еще задолго до того, как он узнал ее ближе. Чтобы понять суть ее натуры, ему следовало только познакомиться с ее рисунками.

Неожиданно Кит наткнулся на рисунок, которого раньше не видел.

«Это же я», – удивленно сообразил он. Рисунок был не слишком лестным, Кит далеко не выглядел на нем красавцем, что ранило его самолюбие. Но Сюзанна разглядела энергию и силу в линии подбородка, ум и твердость, смягченную ранимой душой, в разрезе глаз. А из его губ она сделала настоящую поэму!

Когда она успела сделать этот рисунок? Но главное, как разглядела в нем все это? Смотреть на рисунок ему было почти так же неловко, как на тот, где он изображен голым. И этот рисунок позволял узнать о Сюзанне почти столько же, сколько о нем самом.

Ему понравилось то, каким она его видела.

Заходящее солнце прочертило по небу желто-лимонные полосы. Меньше чем через час стемнеет. Кит подумал о Сюзанне. Сейчас она в доме у Франсис Перриман. Кит вспомнил про сучок в седле, лопнувшую подпругу и неприметного мужчину с ножом, который внезапно вынырнул из толпы.

Кит свернул одеяла, взял бутылку бренди, фонарик, коробок спичек и перезарядил пистолеты. Мушкет тоже зарядил, иногда не мешает перестраховаться. Через минуту он спустился вниз.

– Но вы же только что вернулись, сэр, – воскликнул Бултон в замешательстве. – И снова куда-то собрались? Неужели на бал?.. – Но он тут же умолк, увидев тюк в руках Кита и его явно не бальную одежду. – Может быть, пообедаете? – спросил он.

– Я загляну на кухню, Бултон, и захвачу с собой поесть. Сегодня ночью мне... надо поработать.

Кит вошел на кухню, взял хлеба, сыра и холодного цыпленка. Потом нацедил бутылку воды.

Выйдя из дома, он направился вниз по тропинке. Он уже придумал, где разобьет маленький лагерь, невидимый из окон коттеджа. Боль в руке не даст уснуть, но бренди поможет ее заглушить.

Никто больше не подберется к Сюзанне незамеченным. А если попробует, пожалеет, что родился на свет.


Кит всю ночь прислушивался к шорохам, стрекоту сверчков, играм, оленей в подлеске, первым птичьим трелям. Когда восход озарил небо, он устало подошел к пруду, быстро окунулся, прополоскал рот водой из фляги. В глаза точно кто-то насыпал песку. Он провел рукой по покрытому щетиной лицу. Ничего, потом побреемся.

Кит стоял у калитки коттеджа миссис Перриман, помятый и усталый, но когда в дверях показалась Сюзанна с корзинкой на локте, в светлом в полосочку муслиновом платье, свежая, как цветочный букет, он испытал ни с чем не сравнимое чувство. Ее вид придал ему сил. Как хорошо, что она замахнулась вазой на грузчика, говорившего на лондонском кокни, и он отдал ей ее платья!

Увидев его, Сюзанна остановилась.

– У вас такой вид, будто вы всю ночь дебоширили, – проговорила она лукаво. – Под глазами круги, и... – Тут она замолкла и ее взгляд сделался озабоченным, ввергнув его в смущение.

– Вам, видимо, хорошо известно, как выглядят дебоширы, мисс Мейкпис? – Эти слова, как он и рассчитывал, смутили ее. – Рука моя все еще при мне. Посмотрим, что принесет нам грядущий день, поскольку судьбе, похоже, угодно разлучить нас. Вы готовы поработать сегодня?

– А вы?

– Мне выбирать не приходится, – сказал он угрюмо. – Долг зовет. Я принес ваш альбом.

– Ох! – Она пришла в замешательство. – Я его забыла.

Надо бы подразнить ее новым рисунком, но он не смог заставить себя это сделать. Для нее рисунок, по-видимому, был таким же личным, как его признание насчет Каролины. Киту внезапно стало неловко, и он, пожав плечами, протянул ей альбом.

– Мы сегодня поедем верхом? Или пойдем пешком? – поинтересовалась она.

– Просто погуляем. Надеюсь, сегодня наконец-то зарисуем чемерицу.

– А пистолет при вас? – спросила она небрежно.

– Он постоянно при мне, – ответил Кит без намека на иронию.

– Хорошо. Значит, в путь? – Она расправила плечи. Этакий солдат в полосатом муслине.

Киту не хотелось разговаривать, сказывалась усталость. Зато голова работала хорошо. Мисс Мейкпис тоже молчала, поглощенная своими мыслями.

– Вы могли бы отвезти меня в Лондон?

Вот оно!

– Вас не волнуют приличия, мисс Мейкпис?

– Нет. Зато вас волнуют.

– Вы все же решили захватить хотя бы конец сезона? – спросил он через плечо, но заметил, что на ее лицо набежала тень. И молча выругал себя. Едва ли полевки и гадюки заменят ей «Олмак».

– Я хочу повидать мисс Дейзи Джонс, – сказала Сюзанна.

Кит и сам хотел того же! И был не прочь отвезти ее в Лондон.

Хотелось поговорить с мисс Дейзи, попытаться разгадать тайну рождения Сюзанны Мейкпис... и понять, кто может желать ей смерти.

Но стоит отцу узнать, что его сын в Лондоне, и он там долго не задержится. Ему ничего не останется, как махнуть Лондону рукой с палубы корабля, направляющегося в Египет или другое Богом забытое место, где нет ни графинь, ни джентльменских клубов...

– Я подумаю, – буркнул Кит, не замедляя шаг. Они миновали серебристый дуб, пруд и углубились в лес, где даже в такую сильную жару царила прохлада. Кит чувствовал, что мысли начинают путаться. Им открылась покрытая мхом низина, где росла чемерица, которую он собирался описать.

Вдруг раздался слабый вскрик. Он резко обернулся. Сюзанна споткнулась, взмахнула руками, и не успел он подхватить ее, как она с размаху шлепнулась на траву.

Кит стремительно опустился на колени рядом с ней с сильно бьющимся сердцем.

– Господи! Вы сильно ушиблись?

Она засмеялась:

– Все в порядке, споткнулась о камень. Но я не стеклянная. Просто неловкая.

Но ему было не до смеха.

– Простите, но я стал слишком болезненно реагировать на малейший крик после событий последних дней. – Он подал ей руку. Но она откинулась назад и, опершись на локти, посмотрела на небо, словно с удивлением обнаружив его над собой. Из ее волос выскочили шпильки, и прическа слегка растрепалась. Платье немного завернулось, открыв длинные икры, лирически округлые, переходящие в стройные лодыжки. Все это было покрыто светлыми чулочками. Она играла в коварную соблазнительницу.

– Видите то облако? – спросила Сюзанна, указав подбородком в небо.

– Да. – Он присел рядом, готовый помочь ей подняться, когда она будет к этому готова, и запрокинул голову, чтобы посмотреть на то, что увидела она.

– Оно похоже на единорога.

Кит рассмотрел облако: белый, закрученный в спираль вертикальный пуф – это рог, клочок позади – это, должно быть, хвост.

– Да, похоже.

Она опустила голову и недовольно посмотрела на него, догадавшись, что он над ней насмехается.

То, что он сделал в следующее мгновение, было машинальным и абсолютно невинным, рожденным игривостью момента. Он легонько провел пальцем по ее ноге – от щиколотки до икры. Когда палец достиг колена, он остановился, с изумлением обнаружив его там. И лихорадочно стал придумывать оправдания: «Какой-то жучок полз по вашему чулку, Сюзанна. Я хотел лишь убедиться, что вы не поранились, Сюзанна. Я...»

– Не останавливайтесь. – Это сказала она, голос ее прозвучал хрипло. По его телу пробежал огонь. И он на миг зажмурился. Когда он снова открыл глаза, все вокруг переменилось – время замедлилось, воздух сгустился и обнял их плотным коконом. Кит медленно поднял голову и прочел в ее глазах вызов, и пыл, не уступающий его собственному, и трогательную тревогу. Она хотела этого или думала, что хочет, и боялась, что ей снова откажут.

Но он не был уверен, что она до конца понимает, чего именно хочет. Сам же Кит слишком хорошо понимал, чего хочет. Ветерок, не подозревавший о важности момента, весело набросил прядку волос ей на лоб.

«Только чуть-чуть», – побуждал внутренний голос. Он может показать ей, что такое страсть, осторожно, умело дать попробовать ее на вкус. Бог знает, как сложится ее судьба и какой мужчина, в конце концов, ей встретится. Кит был уверен, что доставит ей удовольствие, которого она заслуживала. Ему в голову пришла мысль, позабавившая его и немного встревожившая, – как ловко вожделение договорилось с рассудком, чтобы позволить желанию проникнуть под юбки Сюзанны Мейкпис и оправдать это благородными побуждениями.

И он повел палец дальше так медленно, как только мог, по всей длине ее чулка, ощущая под ним теплую кожу и слыша, как прерывисто она дышит. Волнение Сюзанны передалось ему. Он дошел до подвязки, довольно скромной, что было странно для Сюзанны Мейкпис: простая розовая лента без всяких атласных розочек и маленький бантик. Кит несколько раз лениво провел пальцем по ленточке, оттягивая момент, когда настанет черед коснуться ее кожи над ленточкой.

У Сюзанны задрожали ресницы.

– Нет, – велел он, – не закрывайте глаза.

Она послушалась, но слегка приоткрыла губы. Дыхание ее участилось от напряженного ожидания. Он медленно распрямил пальцы и положил ладонь ей на бедро сразу под подвязкой, на пороге между чулком и кожей, выждал столько, сколько они оба могли вытерпеть, и медленно успокаивающе улыбнулся. Эта улыбка должна была ей сказать, что он полностью контролирует ситуацию.

Наконец он плавно скользнул рукой вверх на участок открытой кожи ее бедра. И перестал улыбаться.

Это нежное шелковое тепло ее кожи и погубило его. Кит понял, что обманывает себя, как делал это уже несколько дней. Инициатива не в его руках, а в руках Сюзанны.

Когда он лег рядом с ней на траву, Сюзанна медленно подняла руку и провела ладонью по его щеке так, словно они были любовниками целую вечность.

Целую вечность... Он поймал себя на том, что хочет бесконечно длить каждое мгновение, воспеть его, запечатлеть в памяти каждое мельчайшее движение. «Вот я касаюсь ее кожи... Теперь я целую ее в губы...» Он коснулся губами ее губ, слегка, раз, другой, этих мягких прелестных губ, определяя, насколько она сведуща в искусстве поцелуя. Она инстинктивно начала подражать ему, медленно провела губами по его губам, в такт с ними, и желание, дремлющее в нем тугим кольцом, шевельнулось так грозно, что задрожали руки.

– Сюзанна, – прошептал он.

Она обхватила ладонями его лицо. От ее ладоней исходило напряжение и нетерпение. Кит сначала думал длить этот поцелуй бесконечно, осторожно и тонко делая его все интимнее, но понял, что это не удастся. Желание внезапно стало нестерпимым. Только ощутив ее вкус, он мог обрести облегчение. Он раздвинул ей губы нетерпеливым языком. Когда она приоткрыла рот, он нашел ее язык и застонал, ощутив жаркую шелковую сладость ее рта. Она наугад переплела язык с его языком. О боги!

– Так правильно? – прошептала она.

– Господи... да, – выдохнул он.

Девушка улыбнулась, не отрывая от него губ.

– Никаких улыбок, – пробормотал он. – Продолжим поцелуй.

Сначала поцелуй был осторожный, изучающий. Постепенно голод нарастал, и Кит склонился над Сюзанной, пожирая ее губы. Он никак не мог насытиться. Впечатление было такое, словно он взлетел, – Кит не чувствовал земли под собой, воздуха сверху. Он только сознавал сладость этой женщины и не успевал изумляться себе, потому что ни разу не забывался до такой степени.

– Милая... – пробормотал он, сгорая от страсти, пощипывая губами ее подбородок и проводя языком по шее.

Она учащенно дышала, грудь ее быстро вздымалась и опускалась, и он заметил под тонкой тканью платья тугие соски. Снова вздохнув, Кит приблизил губы к ее груди и сквозь муслин дотронулся языком до соска. Сюзанна перестала дышать и выгнулась навстречу ему. Его пальцы, легкие как перышки, принялись гладить нежную кожу внутренней стороны ее бедра.

Она замерла, мышцы напряглись, но в следующее мгновение слегка раздвинула ноги.

– Чулочки надели, а панталончики забыли? – поддразнил он ее, тяжело дыша. Захватив зубами вырез платья, он оттянул его вниз, так что открылась грудь, отвлекая ее, в то время как рука продолжала скользить по бедру вверх и, наконец, замерла на бугорке шелковистых волос.

– Для панталон слишком тепло, а эти подвязки я люблю... – выдохнула она, и он с коротким смешком взял губами бархатистый сосок нежно-розового цвета, как и ее губы.

– Кит! – Она ахнула. – Господи!

– Это одно и то же, – пробормотал он и услышал, как она выдохнула что-то, то ли смех, то ли слово, похожее на «хулиган», но стоило ему снова взять сосок губами и медленно обвести его языком, как она ахнула. Спина ее выгнулась, а пальцы она запустила ему в волосы, что окончательно свело его с ума.

Но все же он удержался на грани рассудка. Сегодня он поддался ей, но больше этого не будет.

Он плотнее прижался к ней бедрами, а губами снова приник к ее губам, потому что хотел видеть выражение ее глаз, когда провел пальцем по расселине, скрытой под кудрявыми волосками. Он почувствовал, как она вся напряглась и резко втянула в себя воздух.

Его рука застыла.

– Нет? – прошептал он.

– Да, – ответила она тоже шепотом, касаясь губами его лица.

Он нежно поцеловал ее, а его палец продолжал скольжение, и она наконец шире раздвинула ноги, приглашая его войти. Хищная птица желания вцепилась в него железными когтями, и он задохнулся. Нежно и медленно проник в нее пальцами, слушая ее тихие вздохи, угадывая подходящий ей ритм, пока охватившее ее желание не увлажнило ему пальцы. Он несколько раз быстро и легко поцеловал ее в губы, продолжая играть пальцами, и с торжеством увидел, как ее зрачки расширились, прекрасные разноцветные глаза потемнели, дыхание стало медленным и глубоким.

– Кит? – прошептала она нетерпеливо. – Я... но это же...

– Знаю, – успокоил он ее. – Двигайся вместе со мной.

И она начала двигать бедрами в такт его умелым пальцам, в сговоре с ними и ее собственным наслаждением, и он в свою очередь двигал бедрами, в жажде освобождения, которого не имел права желать. Он снова закрыл ей рот поцелуем, впитывая ее божественный вкус – бархатистый, медовый, пряный, двигая языком в одном ритме с пальцами, понимая по ее участившемуся дыханию, что скоро все кончится.

Она оторвала от него губы, слегка повернула голову набок.

– Пожалуйста...

– Держись за меня, Сюзанна. – Она вся сосредоточилась на своем пути, и видит Бог, как ему хотелось следовать по нему вместе с ней.

И вот она впилась пальцами ему в предплечья и с тихим вскриком выгнулась, затрепетав в его руках. И наслаждение, которое он получил от ее освобождения, было таким пронзительно острым, словно он разделил его с ней.

Кит осторожно выпустил ее из объятий, глубоко вдохнул, выдохнул, приказывая себе успокоиться, с твердым намерением побороть свое желание, отчаянно пытаясь привести в порядок чувства.

Очень долго удовольствие, которое он получал, соединяясь с женщинами, состояло в механизме обольщения. Он всегда был мастером каждого шага на этом пути, что само по себе доставляло наслаждение.

Но наслаждение, испытанное сегодня, было другого рода. Оно состояло в том, чтобы чувствовать теплое дыхание Сюзанны на своей шее. Чтобы любоваться ее румянцем. Вдыхать аромат ее волос. Видеть ее глаза, потемневшие от желания, ощущать ее руки на своих волосах. В том, чтобы...

– Мы только что стали любовниками? – спросила она.

– Почти, – слабо улыбнулся он.

– Но для вас еще не все кончено. Я знаю, – застенчиво проговорила она и, робко протянув руку, накрыла ладонью выпуклость под его панталонами. Он резко выдохнул и перехватил ее кисть. Потом перекатился на спину подальше от нее и уставился в небо. Оно показалось Киту каким-то другим. Должно быть, другим стало и все вокруг.

– Дело в том... – Он замолчал, боясь, что скажет что-нибудь не так и обидит ее. – Для вас тогда уже не будет пути назад, Сюзанна.

Но разве это волновало его сильнее всего? Теперь, когда возбуждение несколько отпустило Кита, его охватил необъяснимый страх. Его охватило совершенно неджентльменское желание вскочить и кинуться наутек со всех ног.

Некоторое время она молча лежала рядом с ним. И это молчание нарушали только трель одинокой птицы да шелест листьев на ветерке.

– А если... я не хочу назад? – сказала она. И он услышал в ее словах обиду. Кит посмотрел ей в лицо.

– Сюзанна... – Он пальцем провел по ее распухшим от поцелуев губам и снова поцеловал их – очень нежно. Потом откинул волосы с ее лица, избегая встречаться с ней взглядом. Провел губами по щеке, убрал запутавшийся в волосах листочек и аккуратно поправил лиф платья. Все это время она пытливо смотрела на него, изучая его лицо, понимая, что он намеренно не глядит ей в глаза.

Наконец он поднялся во весь рост. Рука, которую он последние полчаса совсем не чувствовал, теперь сильно саднила.

– Пойдемте. Я провожу вас домой: У меня разболелась рана. – Он протянул ей руку, и она после минутного колебания поднялась с его помощью. Потом тщательно отряхнула юбку. Они направились в сторону коттеджа миссис Перриман, держась на расстоянии друг от друга. У тетушкиной калитки Кит молча поклонился Сюзанне. Поклон получился чересчур официальным, и Кит заметил, как Сюзанна зябко повела плечами. Но ему необходимо было установить между ними дистанцию.

– Значит, за чемерицей отправимся завтра? – бодро спросила она. Чересчур бодро. И слова ее позвучали фальшиво.

И это тоже его рук дело – он виноват в том, что ее слова прозвучали сейчас фальшиво. Но ничем не мог помочь – не мог ничего сделать, чтобы она почувствовала себя уверенно, потому что и сам в этот миг чувствовал себя неуверенно.

– Эта рука... – Он виновато пожал плечами. – Наверное, придется отдохнуть денек.

Трус!

Он никогда прежде не прятался за ложью. Но еще никогда так не боялся посмотреть правде в глаза.

– Хорошо, – сказала она уже не так бодро. – Надеюсь, вам скоро станет лучше.

– Я тоже. – Он сказал это как можно беспечнее, но в его голосе тоже прозвучала фальшь. Со злости он готов был дать себе по лбу.

«Я не должен был прикасаться к ней!»

Смешно. Всего полчаса назад было ясно, что у него просто нет выбора. Он еще раз отвесил ей короткий поклон и оставил ее стоять у тетушкиной калитки. Но прежде чем уйти, он успел заметить еще один листик, запутавшийся в ее волосах.

Сюзанна стояла возле увитой розами ограды и смотрела, как Кит исчезает из виду. В его коротких ярких волосах запутался маленький листок. Этот листок придавал его поспешному до жестокости уходу некоторую эксцентричность.

Она вспомнила, как шла по этой тропинке в свой первый день в Барнстабле, увлекаемая безрассудством и отчаянием, а также стремлением обследовать границы новой жизни. И увидела его, совершенно нагого, с поднятыми вверх руками, он исторгал из груди довольный рык. Он не был похож на сосуд с золотом в конце радуги. Скорее на ларец с сокровищами, который находят на дне океана, наполненный рубинами, дублонами, и сторожат его раки-отшельники и всякие непонятные существа, еще неизвестные людям.

Правильно ли она сделала, что отправилась тем утром по лесной тропинке? Сюзанна пока не могла ответить.

Но ведь она получила то, что хотела. Ее губы все еще хранили вкус его губ, ее платье – запах его тела. Сюзанна потрогала пальцами губы – кожа на них была воспалена. По ее жилам снова пробежало раскаленное добела желание, дыхание перехватило. Она зажмурилась.

Теперь она знала, на что способны его потрясающие губы. Они могут колоть правдивыми и насмешливыми словами. Опустошить нежностью. Вызвать штормовое наслаждение. Могут владеть ею, пока не окончится шторм.

И даже после этого... Она не могла себе представить, что когда-нибудь насытится им досыта.

Интересно – а Кит, он насытился ею? Он отодвинулся от нее, стал вдруг задумчивым и рассеянным. И очень вежливым – как всегда, когда он бывал недоволен. Может быть, она показалась ему слишком неопытной, или слишком нетерпеливой, или скучной. Ведь этот мужчина дрался на дуэли из-за женщины еще подростком. Тогда как она... до Кита ее только два раза поцеловал Дуглас и один раз прижал к себе. Разве можно это считать опытом?

Но нет, она видела, как лицо Кита – одновременно некрасивое и прекрасное – открылось ей в тот момент, когда он ее целовал. В тот миг они были равны – оба охваченные желанием и... изумлением.

Она хотела отдать ему всю себя! Но теперь видела, что это был бы скорее подарок для нее самой. Теперь она поняла, в чем он на самом деле нуждался и что она должна ему дать. Время! Чтобы он мог решить, зачем она ему нужна. И нужна ли вообще.

И почему-то это было страшнее, рискованнее, чем просто отдать ему свое тело.


Кит заглянул на конюшню проведать лошадей. С тех пор, как он с треском выставил конюхов, он сам делал за них всю необходимую работу. Сюзанна, новорожденная кобылка, побежала ему навстречу, и он подумал: «Когда Сюзанна подрастет, я подарю ее Сюзанне».

Физическая работа, запах лошадей, время, проведенное в их бесхитростном обществе, успокоили мысли, тело, и домой Кит вернулся в относительно умиротворенном состоянии духа.

Поднимаясь по лестнице, он приветливо кивнул Бултону.

– Если позволите сэр, у вас в волосах запутался листок.

Кит замер и нервно провел рукой по волосам. На пол спланировал маленький кленовый лист. Он подозрительно взглянул на Бултона, но, будучи трезвым, дворецкий не позволял себе ни малейшего намека на осуждение, веселье или какие-то другие проявления чувств. Кит быстро вернул себе поколебавшуюся уверенность и снова стал подниматься по лестнице, а Бултон нагнулся, чтобы подобрать листок.

– Какой листок зеленый, сэр. Очень красивого цвета. Зеленый такой...

Кит быстро обернулся, но лицо Бултона было абсолютно невозмутимо.

«А из него вышел бы неплохой агент», – подумал Кит.

– Вам пришло письмо, сэр.

– Спасибо, Бултон. – Кит взял письмо и на ходу вскрыл конверт.

Дорогой сэр!

Отвечаем на ваш запрос касательно несчастного случая с дилижансом нашей компании на постоялом дворе, имевшего место двадцать третьего мая.

Означенное перевозочное средство находилось, как было установлено, в превосходном рабочем состоянии. Причиной аварии послужила чека переднего колеса, которая по размеру не соответствовала чекам остальных колес, что постепенно разбалансировало колесо, которое соскользнуло с оси. Это и явилось причиной несчастного случая. Были тщательно обследованы прочие передвижные средства нашей компании, и, как выяснилось, этот случай был единственным. Посколькубольше ни одной несоразмерной чеки на других дилижансах не обнаружено.

Очень жаль, но мы не можем сообщить вам, откуда взялась несоответствующая по размеру чека, но удвоим усилия, чтобы подобного инцидента больше не допустить.

Между тем будем счастливы рассчитать любого служащего, вызвавшего ваше недовольство, если вы сочтете это нужным, и возместить стоимость испорченной шляпы. Или изыскать экземпляр указанного вами цвета.

Искренне ваш М. Рутерфорд.


Кит не мог сдержать смеха, так понравился ему мистер Рутерфорд, кем бы он ни был. Прожженный бюрократ, ублажающий испорченного аристократа со скрытой иронией и стальным терпением. Кит нисколько не винил его за тон письма и нисколько не был уязвлен им. Его раздраженное, написанное под воздействием виски письмо достигло цели, которую он ставил. И он знал, что не получил бы столь своевременный ответ, если бы не изобразил в письме оскорбленного в лучших чувствах аристократа.

Теперь он знал ответ. Но он знал его и прежде. Короткая чека красноречиво указывала на умело, изощренно, намеренно подстроенную диверсию.

Он вдруг почувствовал себя беспомощным, и это привело его в ярость. Сюзанна ошибалась – ей, напротив, необыкновенно везло! Если принять во внимание, что кто-то методично пытается ее убить. Вчерашним ножом этот кто-то покончил наконец с прежней изощренностью.

Ему тоже повезло – он сумел защитить ее. Но он не знал, как долго может полагаться на удачу.

Значит, он был прав!

Он в самом деле редко ошибался. Сюзанна действительно оказалась страстной натурой, родственной ему, отчего он едва не потерял голову. Теперь Кит знал, что у нее кожа нежная, словно цветочные лепестки, попробовал терпкое вино ее губ, почувствовал щекой прикосновение нежного соска.

Кит раздраженно провел ладонями по лицу, протер глаза. Бог мой, надо срочно побриться. Чудо, если его щетина не исцарапала нежную кожу Сюзанны.

В конце концов, он не без причины так долго обрабатывал графиню, и она, в общем-то, не обманула его ожиданий... От любовниц есть немалый прок... Может быть, стоит тайно побывать в Лондоне, прокрасться незамеченным к графине, напомнить ей о своем существовании и отвлечься от этого нелепого, неправильного – непреодолимого – желания, которое он испытывал к мисс Мейкпис?

Отец, увидев сына в Лондоне, немедленно забросит его в Египет, это яснее ясного. Но если все кончится для него Египтом, может быть, он все же сумеет узнать о прошлом Сюзанны? И спасти ее от тех, кто старается лишить ее будущего?

Значит, ради Сюзанны. Ради Сюзанны он подвергнет себя риску оказаться в Египте. Он отвезет ее в Лондон!

Глава 14

– Сюзанна, деточка, – пропела тетя снизу, – тут для тебя сюрприз!

«Господи, лучше не надо», – подумала Сюзанна. Подумать только, когда-то она обожала сюрпризы!

Прошлой ночью она почти не спала, все вспоминала вчерашний «эпизод» с виконтом, пока наконец тяжелый сон не сморил ее на несколько беспокойных часов. Едва сдерживая недовольство, Сюзанна вылезла из постели, вышла на лестничную площадку и перегнулась через перила. И тут же отпрянула назад.

В холле стоял виконт со шляпой в руке, одетый по-дорожному. Вид у него был, как у джентльмена, заглянувшего в гости к соседям. Только он никакой не гость, а ее работодатель. Правда, вчера его рука проникла ей между бедер.

При одном воспоминании об этом Сюзанну бросило в жар, колени подогнулись. Но вот невезение – именно в тот момент, когда она смотрела вниз, Кит взглянул наверх и увидел ее. И расплылся в улыбке.

С сильно бьющимся сердцем она влетела назад в спальню. Она была уверена, что сегодня они не увидятся, а может быть, и завтра тоже. А может, и вообще никогда больше не увидятся, если учесть вчерашнее расставание. Она услышана, как тетя в ответ на какие-то слова виконта издала возмущенный возглас, как подозревала Сюзанна, абсолютно фальшивый. Трудно было испытать искреннее возмущение перед лицом такой радостной безмятежности, в какой пребывал сегодня виконт.

– Спускайся вниз, Сюзанна, когда будешь готова, – крикнула тетя Франсис. – У виконта Грантема к тебе дело. Судя по голосу, тетя крайне заинтригована. «Нет, это вам не роман Джейн Остен, тетушка! Он пришел не затем, чтобы признаться во вчерашнем неосмотрительном поступке и сделать из меня честную женщину», – подумала Сюзанна.

А что, если именно за этим? Ведь этот человек непредсказуем!

Сюзанна оделась так быстро, как ей позволили дрожащие пальцы, и через пару минут спустилась в гостиную. Тетя настойчиво предлагала виконту чаю. Когда Сюзанна вошла, он встал и поклонился, как самый безупречный из всех известных ей джентльменов.

– Мне необходимо срочно отвезти в Лондон собранные для книги материалы, мисс Мейкпис, и я зашел, чтобы попросить у вашей тетушки разрешения пригласить вас с собой. Потраченное вами время, разумеется, будет вам должным образом компенсировано. И, разумеется, нас будут сопровождать слуги в достаточном для соблюдения приличий количестве.

Это должно было убедить тетю в том, что их поездка носит вполне приличный характер. Но в мыслях Сюзанны в этот миг не было ровным счетом ничего приличного. Выражение «должным образом компенсировано» она трактовала для себя абсолютно возмутительно. А вот тетушка Франсис, услышав «должным образом компенсировано», представила, наверное, лишние сосиски к завтраку.

– Ну, уж если вам без нее никак не обойтись, милорд, – уступила тетя Франсис, – то, так и быть, можете ее взять. Я как-нибудь справлюсь тут одна денек-другой.

Бедная тетя Франсис! Стоило Сюзанне поселиться у нее, и неловкие моменты возникают один за другим. Кит с важным видом поблагодарил пожилую леди.

– Я подожду, пока вы упакуете необходимые вам платья, мисс Мейкпис. Экипаж будет ждать внизу на дороге.

По дороге в Лондон Кит разговаривал только по мере необходимости, скупо и кратко. Сюзанна пробовала наигранной беспечностью, невинными расспросами, взглядами из-под ресниц пробить брешь в стене его безупречной вежливости, но это ей не удалось! И она наконец замолчала. Кит остаток пути вдумчиво листал разные книги, словно и впрямь собрался представить отцу отчет о проделанной работе.

Экипаж, в котором проходило путешествие, был совсем старым – семья Уайтлоу не держала в «Розах» свои лучшие экипажи, и четыре мерина явно удивлялись тому, что снова тянут повозку, – зато на нем был еще вполне ясно виден искусно нарисованный герб.

Комплект слуг, который Кит пообещал миссис Перриман, включал кучера и двух лакеев на запятках. И сейчас он был наедине с ее племянницей, которую хотел удивить этой неожиданной поездкой, и надеялся, что Сюзанна не расскажет тетушке, что слуг с точки зрения приличий явно не хватало.

Ближе к вечеру они въехали на окраину Ист-Энда. Театр «Белая лилия» не стеснялся себя рекламировать: над входом висела кричащая, даже несколько аляповатая вывеска с изображением цветка, не имеющего ничего общего с настоящей лилией. Вход украшали две греческие колонны, новенькие и сверкающие.

– Вы и то не нарисовали бы лучше, Сюзанна, – сказал Кит, кивнув на вывеску. Эти слова не на шутку оскорбили в Сюзанне художницу. Впрочем, она наконец-то догадалась, зачем они подъехали к «Белой лилии», и Кит неловко отвернулся, потому что ее просиявшее лицо выразило пылкую благодарность.

Он толкнул дверь театра, и бойкая, пожалуй, даже исступленная музыка, исполняемая на фортепиано с большим энтузиазмом тяжелой рукой, ринулась им навстречу, словно пытаясь вырваться на волю.

Сцена занимала всю северную стену театра, а ряды кресел ярусами поднимались вверх до самых балконов. Все места были пусты. На первый взгляд заведение могло свободно разместить несколько сотен человек. Что до архитектуры, то это была витиеватая классика с колоннами по углам, с вазами в нишах и тяжелым бархатным занавесом с золотыми кистями, окаймлявшим сцену. По потолку резвились девы в тогах с непомерными декольте и херувимы со сладострастными улыбками.

В проходе у самой сцены стоял высокий блондин, на сцене выделывали какие-то невообразимые па сильно накрашенные девицы в сорочках.

Человек отмерял такт, ударяя в пол тростью.

– Хорошо, девочки. И раз, и два, и взбрыкиваем ножкой, и скользим, и три, и четыре, и поворот и – нет, нет и нет!

Три последних слова сопровождались яростными ударами трости об пол.

– Джозефина! – рявкнул человек, и музыка смолкла. Он издал тяжелый многострадальный вздох. – А ведь завтра у нас премьера, барышни!

Девицы приуныли.

– Генерал, – выразительно произнес человек, опершись двумя руками на трость. – Не покажете ли вы барышням – еще раз! – как это делается?

Гм... Оказывается, кто-то все-таки сидел на одном из кресел, но когда он встал, его голова оказалась где-то на уровне бедра Кита. Генерал оказался карликом! Его лицо было довольно красивым, с резко очерченными бровями, выступающим подбородком, темными глазами. Как и его друг, он определенно принадлежал к денди: на нем была пурпурная жилетка, расшитая золотой нитью, рубиновая булавка тускло поблескивала в пышных складках галстука. Он прошел по проходу к сцене и легко вскочил на нее.

– Джозефина, прошу! – Его элегантный округлый голос наполнил весь театр. Музыка зазвучала снова, и Генерал с серьезным выражением лица упер руку в бедро, жеманно склонил голову и начал танцевать.

– И раз, и два, и взбрыкиваем ножкой, и скользим, и три, и четыре, и поворот, и ножку вперед, и назад, и присели...

Генерал с поразительной четкостью станцевал несколько тактов, потом резко остановился, взмахом руки велел замолчать Джозефине и повернулся к танцовщицам.

– Теперь, барышни, поняли, наконец? – Он был сердит не меньше, чем его светловолосый друг.

– Да, Генерал. Простите, Генерал, – послышались робкие женские голоса. Генерал соскочил со сцены и, подойдя к другу, выразительно закатил глаза и тут заметил у входа Кита и разинувшую рот Сюзанну.

– У нас гости, Том. – Генерал ткнул высокого локтем.

Человек с тростью обернулся, и Сюзанна невольно ахнула. И Кит не мог ее упрекнуть – негодяй был дьявольски красив. Впрочем, не то чтобы дьявольски... скорее это был бог Пан – с широкими скулами, узким подбородком. Изящные нос и губы были вместе с тем образцом мужественности. Взлохмаченные по последней моде пряди золотисто-рыжих волос лихо падали ему на лоб. Глаза, совсем светлые, казались серебристыми в тускло освещенном зале. Одет он был столь же тщательно, как и Генерал. На жилете красовалась серебряная вышивка. Он излучал какое-то дерзкое благополучие.

– Добрый день. – Он отвесил им низкий поклон. – Я мистер Том Шонесси, владелец этого заведения. Это Генерал... – Генерал поклонился, – мой компаньон и хореограф. А вы... мистер? Сэр? Лорд?

– Уайти. Мистер Уайти. – Кит отвесил ответный поклон.

Мистер Шонесси отступил назад, потирая подбородок.

– Мы, кажется, знакомы, мистер Уайти?

– Нет, – многозначительно отрезал Кит.

Мистер Шонесси поднял брови.

– Ну, разумеется, нет, – улыбнулся он. – Я просто ошибся. Кого вы сегодня ко мне привели, мистер Уайти? – Он окинул Сюзанну пристальным, профессионально оценивающим взглядом. – Уверяю вас, что о наших девочках хорошо заботятся и все они совершенно здоровы, – кроме бедняжки Розы, конечно, – но мы в два счета приведем, тебя в порядок, правда, Роза? – обратился он к стоявшей на сцене девушке и поощрительно улыбнулся. – В следующей раз ты сделаешь более правильный выбор, да?

Он снова повернулся к Киту и Сюзанне, нисколько не беспокоясь о том, что девушка на сцене густо покраснела, тогда как другие уставились на нее с любопытством.

– Вот так да, Рози, что с тобой случилось? – спросила одна.

– Это очень... утешает, мистер Шонесси, – ответил Кит. – Все, что я слышал о вашем заведении, впечатляет. Но... – он кашлянул, – жену я привел вовсе не к вам. Мы здесь по личному вопросу. Надеялись переговорить с мисс Дейзи Джонс.

– Ах, с мисс Дейзи Джонс! Дейзи! – крикнул мистер Шонесси в глубину театра. – Гости!

Он снова повернулся к ним лицом.

– Простите, ради Бога, миссис Уайти, и вы, мистер Уайти. Я никого не хотел обидеть. Позвольте поздравить вашу жену, сэр. – Он сделал вид, что приподнимает шляпу, и поощрительно качнул бровями. – Она бы нам очень подошла.

– Вы меня ничуть не обидели, сэр, – заверила его Сюзанна, игриво взмахнув ресницами, на что мистер Шонесси одобрительно улыбнулся. Кит подавил желание мрачно сдвинуть брови, но быстро успокоился. На этого оригинала трудно злиться. Тут с другого конца зала раздался хорошо поставленный женский голос:

– С чего тебе вздумалось так орать, Том. Я только-только...

Но тут женщина увидела Сюзанну и театральным жестом схватилась рукой за сердце. Впрочем, Кит не сомневался, что жест достаточно искренний. Круглое хорошенькое лицо женщины побледнело, отчего нарумяненные щеки запылали, как сигнальные огни. На ней была тога из пурпурного атласа, отделанная перышками и расшитая стразами, которые искрились и переливались повсюду, в том числе и в волосах женщины. Она вся была словно сияющее, пышущее здоровьем созвездие. Видимо, готовилась к представлению или только что закончила его.

– Как вы похожи на нее, дорогая, – выдохнула Дейзи. Она еще мгновение смотрела на Сюзанну, но в следующую секунду стала отвлеченно деловитой.

– Нам лучше поговорить в моей костюмерной. – Она перевела взгляд на Кита, и глаза ее округлились. – Это с вами мы встречались в...

– Мы не могли встречаться, мисс Джонс, – быстро перебил ее Кит, на что дама слегка вздернула брови и едва заметно усмехнулась. – Позвольте представиться. Я мистер Уайти, а это моя... моя... знакомая.

– Рада познакомиться, мистер Уайти. – Дейзи Джонс театрально протянула руку, и Кит склонился над ней. Дейзи была своего рода... новатором. Сам он лично не попадал под воздействие ее чар, но не раз был ее восторженным зрителем и даже как-то посылал цветы. Дань актрисе, основоположнице нового жанра.

Они последовали за мисс Джонс, которая сохранила изящную фигуру, несмотря на то, что молодость ее осталась позади. Особенно крестец – он покачивался, как палуба корабля во время шторма, и Кит, следуя за ней, едва не был загипнотизирован этим плавным покачиванием. Пройдя анфиладу комнат, они подошли к закрытой двери. Мисс Джонс распахнула ее и жестом предложила войти.

Это было все равно, что войти в... гигантский рот. Стены оклеены розовыми обоями, а узор на них Сюзанне не доводилось видеть ни в одной из лондонских гостиных. Посреди комнаты стояли две кушетки, обтянутые таким же розовым бархатом, словно два огромных языка.

В комнате стояло множество кресел, тоже розовых и достаточно мягких, чтобы со всеми удобствами разместить великолепный зад мисс Джонс. Видимо, она денно и нощно принимала посетителей. Одну из стен сплошь закрывали зеркала. Несколько продуманно размещенных светильников заливали комнату ярким светом.

– У меня наконец-то есть своя собственная костюмерная, – гордо обвела она комнату рукой. Потом повернулась и, окинув Сюзанну ласковым взглядом, обхватила ее лицо ладонями. – Глазам своим не верю! Простите, но я просто не могу не...

Она обняла Сюзанну и прижала к своей объемистой благоухающей мускусом груди, и Сюзанна почувствовала, как в нос ей забилось перышко. Высвободившись из объятий Дейзи, она чихнула в ладонь, стараясь, чтобы этого никто не заметил.

– Вы просто вылитая Анна! Она была такой же красавицей и, само собой, недолго протанцевала здесь, в «Белой лилии». Ее подцепили почти сразу. Она и меня уговорила перебраться в этот городишко, названный в честь герцога, который...

– Горриндж, – одновременно подсказали Кит и Сюзанна.

– Правильно, Горриндж! Я думала, что начну там новую жизнь. Но едва не умерла от тоски. Большую часть времени проводила в пабе. Я так скучала, что вздумала там выступать со своим номером. Не могу сказать, что не пользовалась успехом. Видите ли, этот номер очень нравится публике.

Она многозначительно улыбнулась Киту, а он улыбнулся ей в ответ. Сюзанна изо всех сил старалась не обращать на это внимания. Дейзи наклонилась к Сюзанне.

– Знаете, душечка, – доверительно заговорила она, – я первая на сцене дала возможность публике вблизи посмотреть на...

Кит перебил Дейзи:

– Ее на самом деле звали Анна Смит? – спросил он.

– Смит? – удивилась Дейзи. – С чего вы взяли, что ее звали Смит?

– Из церковной книги в Горриндже, – объяснила Сюзанна. – Она была записана там как Анна Смит.

– Ну, я полагаю, она хотела жить спокойно и потому взяла это имя. Я ее знала как Анну Хоулт. А вы, душенька, которая из них?

Сюзанна заметила, что Кит при этих словах напрягся и нахмурился.

– Прошу прощения, мисс Джонс...

– Ну, вы – Сильвия, Сабрина или Сюзанна?

– Я не вполне пони... – Сюзанна запнулась. Но вдруг поняла, и в ее груди затрепетали крошечные крылышки восторга.

– У Анны было три дочери, – медленно, словно объясняя математическую задачу, произнесла Дейзи Джонс, наклоняясь вперед. – Вы – которая из трех?

У Сюзанны сам собой раскрылся рот, и она, прижав ладони к щекам, повернулась к Киту.

– Сестры! У меня есть сестры! У меня правда есть сестры? – снова повернулась она к Дейзи за подтверждением. Когда та, смеясь, кивнула, Сюзанна порывисто обняла ее. Еще день назад она казалась себе непонятной надписью на табличке, а теперь была Сюзанна по фамилии Хоулт, и у нее были две сестры!

– Ох, бедняжка, ты и не знала? Но это, наверное, правда – вы были совсем маленькие, когда Анна уехала, а вас разлучили.

– Но... какой была моя мама? Что с ней стало? А мои сестры? А отец?

Дейзи добродушно посмеивалась над волнением Сюзанны.

– Да, душенька, ты тогда была еще кроха. Твоя мама выступала здесь, в «Белой лилии», в кордебалете, пока твой будущий отец не положил на нее глаз. И она все бросила: отныне ей нужен был только маленький домик в деревне, ее девочки и их отец. Анна – ох, до чего она была милой, чудесной девушкой, но с характером, бывало, так вспылит, что только держись. И всегда была честной, говорила только правду.

Потрясенная, Сюзанна молча слушала, как описывают ее мать, которая наконец-то после стольких лет обрела какие-то очертания. Она наверняка жива! Сюзанна чувствовала, что она жива.

– Да, она была моей самой близкой подругой, – вздохнула Дейзи. – И я уверена, что она тут ни при чем, всегда была уверена. Она не делала этого.

– Чего именно? – Сюзанна пожалела, что задала этот вопрос. Ответ – она почувствовала – непременно будет страшным.

– Ну не убивала твоего отца, конечно!

Глава 15

Увидев ужас на лице Сюзанны, Дейзи Джонс тоже ужаснулась и вопросительно посмотрела на Кита:

– Разве она не знала?

Он мотнул головой. Кит по-прежнему находился в странном напряжении, у Сюзанны сложилось впечатление, что он весь подобрался и готов в любой момент выбежать из комнаты. Дейзи глубоко вздохнула и заговорила тихо и ласково:

– Его звали Ричард Локвуд, Сюзанна. Очень красивый мужчина, очень заботливый, любящий, любил твою маму, тебя и твоих сестричек. Он занимался политикой, был очень важным и богатым человеком. Как я уже сказала, однажды вечером он увидел здесь, в «Белой лилии», Анну, ну и... Женат он никогда не был и на ней тоже не женился. Он поселил ее в собственном доме в Лондоне, но, когда родились твои старшие сестры, перевез семью в Горриндж, так захотела Анна, да и сам он тоже, поскольку городок этот – славное место, названный в честь герцога-стихоплета, и все такое. У папочки твоего все было в порядке с юмором. Но потом твоего папочку... – Дейзи понизила голос, – его убили, Сюзанна. И во всех газетах написали, что это Анна его убила. Преступление страсти, как говорили. И еще говорили, что есть свидетели. Я в это не верила и никогда не поверю. Он тогда был в Лондоне, а она с девочками в Горриндже, это я точно знаю. Да и не стала бы она никогда... – Дейзи умолкла, и лицо ее сделалось задумчивым и печальным. – Видела бы ты, как они друг друга любили, Сюзанна! Это была настоящая любовь, не просто страсть.

Она замолчала и беспокойно всмотрелась в лицо девушки.

– Ты что-то побледнела, кисонька. Может, хочешь прилечь? – И похлопала рукой по одной из кушеток.

– Почему всем кажется, что я вот-вот упаду в обморок? – запротестовала Сюзанна, хотя в голосе ее прозвучали жалобные нотки. Значит, ее мать – танцовщица кордебалета, содержанка, к тому же обвиненная в убийстве. Кажется, в ее семье несчастная любовь – обычное дело. Если и падать в обморок, то прямо сейчас, по крайней мере, это будет уместно.

Странно, почему Кит вдруг затих? Может быть, раскаивается, что свел с ней знакомство? Проклинает свою книгу и думает: «Из-за этих чертовых мышей я связался с дочерью убийцы». Жалеет о том, что прикасался к ней, запятнанной преступлением матери, и хочет поскорее доставить домой, чтобы как следует вымыть руки.

Стоило ей подумать об этом, и у нее перехватило дыхание от страха иного рода. В этот момент Кит шевельнулся, и это было так внезапно, что Сюзанна вздрогнула. Он взял с трюмо Дейзи графинчик, понюхал содержимое, плеснул чуть-чуть в бокал и протянул Сюзанне.

– Выпейте, – произнес Кит мягко, но настойчиво.

В бокале было бренди. Горячая жидкость легко пролилась в желудок и быстро привела в порядок расстроенные чувства. Сюзанна подумала, что. Кит постоянно проявлял заботу о ней с того момента, как она появилась в Барнстабле, – начиная от приглашения на вальс в ратуше и до спасения ее жизни с риском для собственной. Может, он больше никогда не прикоснется к ней, но в обиду не даст.

А Кит снова застыл, как караульный на посту. Он весь ушел в себя, одновременно пребывая в состоянии боевой готовности, и предоставил ей задавать вопросы:

– Но что же стало с моей мамой, мисс Джонс? Вам известно? – спросила Сюзанна.

– В том-то и дело! Никто не знает! Она исчезла сразу же после смерти твоего отца.

– Но мой отец, я имею в виду Джеймса Мейкписа... Вы знаете, как я оказалась у него?

– Я как раз была в Лондоне, когда поднялся шум из-за убийства, – твой настоящий отец, Ричард, был очень известным человеком и очень красивым мужчиной! Через несколько дней после того, как его убили, я была здесь, в «Белой лилии», когда ко мне явился Мейкпис. Он был заядлым театралом и дружил с Ричардом. Он сказал, что у него на руках вы трое. И взял с меня слово хранить это в тайне. Хранить тайну ради Анны для меня не составило труда. Джеймс оставил тебя у себя, а я пристроила Сильвию.

– Как щенка? – Сюзанна с трудом сдерживала горечь.

Кит легко коснулся ее плеча.

– Разве я знаю, как обращаться с детьми, душенька? – мягко произнесла Дейзи. – Ради Анны я взяла бы вас всех троих, но тогда я была бедна как церковная мышь. Так было безопаснее для Анны и всех вас – разлучить сестренок, ведь газеты писали, что Анна исчезла вместе с детьми. А если бы у меня или у Джеймса увидели трех маленьких девочек...

Сюзанна почувствовала в ее словах зловещую атмосферу того момента, а также любовь и преданность, сохранившие материнскую тайну.

– Простите меня, Дейзи, – тихо произнесла она. – Вы ведь тоже ее потеряли.

Глаза Дейзи увлажнились, и она кончиком пальца притронулась к веку, чтобы слеза не сбежала по щеке и не размазала грим.

– Одной французской танцовщице по имени Клод приглянулась Сильвия, и она захотела о ней заботиться. И Сильвию увезли. Увы, должно быть, ее воспитали француженкой, – грустно закончила она.

– А Сабрина?

– Не знаю, душенька. К сожалению, о ней я совсем ничего не знаю. Джеймс что-то говорил о семье викария, которая могла взять ее к себе, но точно я ничего не знаю.

– Мне еще очень повезло в сложившихся тогда обстоятельствах... – Сюзанна нашла спасение в объективности, она еще толком не понимала, чему верить, и не разобралась в своих чувствах. Она словно соскользнула с обрыва, потом ей бросили спасительный канат, который на самом деле оказался змеей!

– И вы больше ничего не слышали об Анне Хоулт? – спросил Кит.

– Клянусь, ничего. Никто не знал, куда она отправилась, ее искали, но не нашли. Но я готова поклясться самым ценным, что у меня есть, моим бюстом, – Дейзи надулась, демонстрируя свое достояние – и новым домом, который принес мне мой бюст, – что Анна не убивала твоего отца!

– Я тоже считаю, что она этого не делала. – Эти слова Кит произнес тихо, но с леденящей душу яростью. Сюзанна не нашлась что ответить и промолчала. Ей было необходимо, чтобы все услышанное сначала улеглось.

– Вы сказали, что Джеймс был театралом и так познакомился с вами, – обратился Кит к Дейзи.

– Да. Джеймсу нравились... – Дейзи многозначительно помедлила, – мои костюмы и представление в целом. Но главным образом костюмы.

Она обменялась с Китом многозначительным взглядом, снова озадачив Сюзанну.

– И вы не догадываетесь, почему девочки оказались у Джеймса?

– Я – нет, но вы можете поговорить с... – Дейзи внезапно замолчала.

– С кем, мисс Джонс?

– Ну... видите ли, Джеймс был очень хорошим человеком, мистер Уайти... – неуверенно начала она.

– Я его знал и полностью с вами согласен, – мягко проговорил Кит.

– Тогда вам стоит поговорить с Эдвином, – промолвила она. – С Эдвином Эйвери-Финчем. Прекрасной души человек Эдвин. Он был для Джеймса... – Она снова запнулась, видимо, подыскивая нужное слово. Поскольку Дейзи Джонс не отличалась особой щепетильностью, эти паузы заинтриговали Сюзанну. – ...Очень близким другом, – заговорила наконец Дейзи. – Он торгует антиквариатом на Бонд-стрит, там у него магазинчик. Он не появлялся в театре с тех пор, как Джеймс... с тех пор, как Джеймса не стало.

– Спасибо, мисс Джонс, – поблагодарил Кит.

– Ах, ну за что же! – Теперь, когда интервью закончилось, к Дейзи вернулась ее прежняя кокетливо-томная манера говорить. – Мне было очень приятно. – Она подмигнула Киту и снова прижала Сюзанну к своей благоухающей груди.

– Надеюсь, ты отыщешь Анну, душенька, – прошептала она Сюзанне в волосы.

– Я тоже надеюсь, мисс Джонс, – приглушенно выговорила Сюзанна в бюст дамы. – Хочу восстановить ее доброе имя. – Наконец Дейзи выпустила ее, и Сюзанна сделала глубокий вдох.

– Можно нам снова обратиться к вам, если возникнет необходимость, мисс Джонс? – спросил Кит. – Сейчас мы должны наведаться еще в одно место.

– Это доставит мне несказанное удовольствие, мистер Уайти!

Кит почти волоком вытащил Сюзанну за локоть из «Белой лилии», так он спешил. Ни на минуту не задерживаясь возле красавчика мистера Шонесси, Генерала и девиц, он устремился к ожидавшему их экипажу. Он стукнул в стенку, подав сигнал кучеру трогаться, а потом втащил ее с такой скоростью в номер гостиницы, находящейся минутах в десяти езды от театра, что ноги Сюзанны едва успели коснуться земли. По дороге он полностью игнорировал все ее протесты и требования объяснений, и Сюзанна перестала спрашивать. В комнате Кит закрыл дверь, запер ее на ключ и почти что броском отправил Сюзанну в кресло. Не успела она толком оглядеться, как он заговорил:

– Мне нужно сказать вам кое-что, Сюзанна. И вам придется меня выслушать.

– Сама бы я ну ни за что не догадалась!

Он пропустил ее иронию мимо ушей. Ей показалось, что он вообще только частично находился здесь, вместе с ней. Взгляд его был по-прежнему отрешенным.

– Я думаю, к Джеймсу Мейкпису подослали убийц. И убили его те же люди, которые раньше убили вашего настоящего отца, Ричарда Локвуда, а теперь пытаются убить вас.

Подумать только, а ведь всего год назад в это самое время она выбирала фасон для нового платья и едва не падала в обморок при виде Дугласа! Сюзанна сомневалась, что теперь что-нибудь может заставить ее упасть в обморок.

– Почему вы так думаете? – спросила она. Небрежность, с которой это было сказано, прозвучала нелепо – ведь ее жизни грозила опасность! Кит глубоко вздохнул, должно быть, собираясь с мыслями, а Сюзанна тем временем оглядела комнату. Одна большая кровать, довольно старая, судя по основательно продавленному в середине матрасу. Письменный стол, на котором разместился Кит. Две лампы. Правда, все довольно чистенькое. Гостиница расположена в подозрительной близости от театра «Белая лилия», и Кит, кажется, прекрасно знал, куда они направляются. Она отогнала от себя мысли о танцовщицах кордебалета, которых он вжимал в углубление этого самого матраса. Как он тогда сказал про этих танцовщиц? Дружелюбные?

– Я сейчас расскажу вам то, что знаю, – начал он. – Пятнадцать лет назад Ричард Локвуд был убит. Власти собирались арестовать за убийство его любовницу. Но она исчезла, и никто не знал, что случилось с ней и с ее тремя маленькими дочерьми. Решили, что она бежала с ними вместе. Но сегодня мы узнали от мисс Дейзи Джонс, что вашу мать звали не Анна Смит, а Анна Хоулт и она была любовницей Ричарда Локвуда. Локвуд и был вашим отцом. И у вас есть две сестры. Вы почему-то остались жить у Джеймса Мейкписа. И его тоже убили.

– Но... какое отношение эти убийства имеют ко мне?

– Дело в том, что... Ричард Локвуд наводил справки о политике по имени Таддиус Морли...

– Морли? О мистере Морли все очень высокого мнения, не так ли?

Кит вдруг помрачнел. Он приоткрыл было рот, словно собираясь ответить, но потом резко мотнул головой и продолжал:

– Ричард Локвуд собирал доказательства того, что Морли приобрел свое состояние, продавая французам секретную информацию, но он был убит прежде, чем успел представить собранные улики. И я уверен, что убит он был потому, что Морли об этом проведал.

Подумать только! Ее отец, известный политик, пытался доказать вину предателя. А потом...

– Но... откуда вам известно об этом?

Кит внимательно посмотрел на нее и решительно произнес:

– Я агент секретной службы.

Не мигая, с непроницаемым лицом он ждал ее реакции. Она некоторое время смотрела на него в упор и вдруг воскликнула с торжествующим видом:

– Я так и знала!

– Вы не могли знать, – улыбнулся он.

– Если человек всегда начеку, готов отразить удар, вооружен до зубов и невероятно наблюдателен, он либо преступник, либо шпион. Я знала, что вы не простой военный. Я как-то танцевала с военными. У них не было вашей...

Она хотела сказать: «самонадеянности». Или хотя бы: «важной осанки». Или: «внушительного вида». Но все это лишь позабавило бы его, а ее привело в смущение, и она не договорила. Кит между тем делал вид, будто ее слова не произвели на него особого впечатления.

– Вам хорошо известно, что представляют собой шпионы, мисс Мейкпис? Просто, как у всякой художницы, у вас обостренное чутье. Я старался не афишировать свою профессию.

– Значит, я художница? – мгновенно отвлеклась от темы Сюзанна. Она уже привыкла считать себя талантливой, но «художница» было новой и совсем особенной характеристикой. Сюзанна Мейкпис-Локвуд-Хоулт, художница. Страстная, смелая художница. С характером. Постепенно ее личность проступала все определеннее.

– И талантливая художница, – подтвердил он. Сюзанна поняла, что это не лесть. Вряд ли Кит хоть раз в жизни кому-нибудь польстил. – Вы, кажется, не слишком удивились, узнав, что я шпион? – спросил он с нотками обиды в голосе.

– Теперь меня уже ничем не удивишь, – ответила Сюзанна с наигранной беспечностью, заставив его фыркнуть. – Но как все-таки я оказалась у Джеймса Мейкписа? И как Джеймс узнал о Ричарде Локвуде, и Морли, и французах, и найденных доказательствах, и обо всем остальном?

– Как вы оказались у Джеймса Мейкписа, я не знаю, Сюзанна. Но мне ясно, что именно Джеймс предупредил вашу матушку перед ее бегством. Он тоже, кстати, был секретным агентом.

Сюзанна ахнула:

– Не может быть!

Кит криво улыбнулся.

– От нас не требуется спасать барышень. На деле это случается редко. Джеймс был курьером, а не солдатом. Мне приходилось работать с ним. Он выполнял роль связного в ряде важных операций Иностранного бюро, и, видимо, там, на Боу-стрит, одним из первых узнал об убийстве Ричарда и возможном аресте вашей матери и успел ее предупредить. Но в ту ночь, когда он поделился со мной своими подозрениями насчет Морли, о вас не было сказано ни слова, Сюзанна. Наверное, в силу привычки: он не хотел портить вам будущее правдой. В то время вы были обручены с богатым наследником. Джеймс Мейкпис всю свою жизнь оберегал вас от правды.

Ее жизнь сложилась бы совсем по-другому, если бы не Джеймс Мейкпис!

– Он многим ради меня рисковал, – проговорила она печально. – И ради моих родителей тоже. Если бы стало известно, что он укрывает дочь женщины, которую обвинили в убийстве...

Кит кивнул, не дав Сюзане договорить.

– Я вам как-то сказал, что считал Джеймса своим другом. Но не могу утверждать, что хорошо его знал. Джеймс по натуре был не только добрым и мягким, но и очень смелым, И я не считаю совпадением то, что оба – Ричард Локвуд и Джеймс – были убиты в то время как собирали материалы о мистере Таддиусе Морли.

– Но почему они... – Так странно было говорить «они» – какое-то расплывчатое слово. И кто такие эти «они»? – Или он хочет убить и меня?

Кит соскочил со стола и вышел на середину комнаты.

– Подумайте, Сюзанна! Может быть, вы знаете что-то важное?

Он нетерпеливо взъерошил волосы, и Сюзанна на миг отвлеклась. Можно было подумать, что на ощупь его волосы жесткие, потому что они совсем короткие и на свету блестят как металл. Но это не так – на самом деле они гладкие, шелковистые. Она вспомнила свое удивление, когда провела по ним ладонью, и это удивление слилось с другими новыми ощущениями: прикосновением ветра к открытой коже, его губ, его дыханием, щекотанием щетины, а потом... ах, бархатный жар его языка на соске! Тогда она и запустила пальцы ему в волосы.

Все в Ките Уайтлоу было таким же неожиданным. Кровь прилила ей к лицу, шее, а внутри требовательно, нетерпеливо шевельнулось желание.

И все потому, что он взлохматил себе волосы!

Кит взглянул на Сюзанну и на мгновение замер, словно прочел в ее глазах все эти воспоминания. Но тотчас же отвернулся, как ни в чем не бывало, и снова заговорил:

– Сюзанна, может быть, вы видели или слышали что-то, что могло бы уличить Морли? Может, вы подозреваете, почему Морли считает вас опасной для себя?

– Я никогда не видела мистера Морли. Я и отца своего редко видела, Джеймса Мейкписа. Мои платья и мамин миниатюрный портрет – это все, что я взяла с собой из дома. Эта миниатюра – все, что от нее осталось. Единственное ее изображение.

– Дайте-ка еще разок взглянуть на нее!

Прежде чем передать портрет Киту, Сюзанна снова взглянула на миниатюру. «Нет, она не могла быть убийцей!»

Кит взял у нее портрет.

– «Сюзанне Фейт от мамы. Анна», – прочитал он вслух надпись на обороте. – Фейт – то есть верность. Может быть, это шифр, или она открывается? – И Кит принялся вертеть миниатюру в руках и ковырять ногтем края.

Сюзанна вскрикнула, и он вопросительно уставился на нее.

– Пожалуйста, только не повредите!

Кит с видимым усилием прекратил свои манипуляции и вернул миниатюру Сюзанне.

– Но, Кит... даже если... эта миниатюра каким-то образом является уликой, откуда мистеру Морли знать, что она у меня?

– Не представляю, Сюзанна. – Он помолчал. – А ваш отец, Джеймс, знал, что она у вас есть?

– Да. Незадолго до его смерти я видела, как он разглядывает ее, и... – Она вдруг замолчала, словно что-то вспомнив. – Он еще сказал тогда: «Ну конечно!»

– То есть? – нахмурился Кит.

– Я застала его в своей комнате, он разглядывал миниатюру. Но смотрел не на изображение, а на обратную сторону, и мне это показалось странным. А потом произнес: «Ну конечно». И прозвучало это так, словно он доволен и в то же время взволнован.

– Наверное, он о чем-то догадался. – Кит погрузился в молчание и, задумавшись, машинально опустился в кресло и вытянул ноги. – А как получилось, Сюзанна, что вы покинули дом только с одними платьями и этой миниатюрой?

– Потому что все остальное из дома вынесли. Как видно, за все наши вещи не было заплачено.

– А что за люди их выносили?

– Какие-то веселые парни. Все на одно лицо. Тот, в которого я хотела запустить вазой, был невысоким, коренастым, у него почему-то была всего одна бровь и голубые глаза. Ох! Я только сейчас поняла! Ведь мне передалась мамина вспыльчивость. Мисс Джонс говорила, что мама была вспыльчивой. – Эта мысль необычайно взбодрила Сюзанну. Как приятно сознавать, что она от кого-то что-то унаследовала. Но лицо Кита осталось серьезным и задумчивым.

– Я полагаю, эти люди обыскали ваш дом по заданию Морли. Но опять же не уверен, что это можно доказать.

– Но у папы действительно не осталось никаких средств к тому времени, когда он умер. Его поверенный это подтвердил. И откуда мистер Морли мог узнать, что папа его в чем-то подозревает?

– Не знаю. – Кит устало потер руками лицо. Он явно нервничал, Сюзанна внимательно наблюдала за ним. Таким она его еще не видела. Кит некоторое время размышлял, и вдруг лицо его просияло.

– Но, если они не нашли то, что искали, то не пытались бы вас убить. Значит, у нас еще остается шанс.

– Не знаю, чему вы радуетесь, если полагаете, что они снова попытаются меня убить!

– Да. Мне очень понравилось спасать вас, рискуя жизнью, мисс Мейкпис.

– Думаю, это ваша обязанность.

Он криво усмехнулся.

– Иначе я и не стал бы этого делать.

– Просто легче не дать мне стать трупом, чем потом избавляться от него, – фыркнула Сюзанна.

– Ну, хватит. – Он произнес это так холодно и резко, что ей кровь бросилась в лицо. Она даже захотела извиниться, хотя и не поняла, в чем ее вина. Кит встал и принялся мерить комнату шагами. Это тоже не было свойственно ему. Он предпочитал не делать лишних движений. Наконец, он остановился и весьма кстати зажег обе лампы. В комнате стало светло.

– Кит, – пробормотала Сюзанна, – почему вы так уверены, что в этих преступлениях виноват мистер Морли?

– Я не уверен.

– Уверены. Вы говорили очень убежденно.

Он помедлил.

– Чутье подсказывает, – небрежно бросил он с усмешкой. Но его секундное колебание сказало Сюзанне, что ее собственное чутье не подвело ее: тут кроется что-то еще. Что-то глубокое, давнее. То, о чем она предпочла бы не знать, хотя это ей необходимо.

– Это связано с Каролиной Оллстон?

Она постаралась сказать это словно невзначай, чтобы он не почувствовал себя загнанным в угол, не погрузился в молчание или не отделался шуткой.

Как же все-таки сложно иметь дело с мужчиной!

Тем более с этим мужчиной.

Кит остановился, повернулся и снова сел на стол, скрестив на груди руки, и уставился на нее с бесстрастным лицом. Она храбро выдержала его взгляд, и тут на губах его появилась улыбка. Киту нравилось, когда ему бросали вызов. Когда его заставали врасплох.

Сюзанна подозревала, что ему редко встречались достойные противники.

– Я ничем не смог ей помочь, – сказал он так мягко, словно слова прошли долгий путь из далекого прошлого. – Каролине...

– А она нуждалась в помощи? – бесстрастно спросила Сюзанна.

Какое-то время Кит молчал, а когда заговорил, то смотрел не на нее, а на лампу:

– Отцом Каролины был сквайр из Барнстабла. Он почти не бывал трезвым и проиграл в карты все деньги. Но Каролину это устраивало. Он быстро напивался до бесчувствия и уже не мог ее бить. – Кит невесело рассмеялся. – Он привык распускать руки, кулаки у него были тяжелые, и Каролина была вся в синяках. Я тайком брал у отца ликер, чтобы она поила своего отца. Однажды отец меня поймал и задал хорошую трепку. Думал, это я балуюсь ликером. Впрочем, такое тоже бывало, – покосившись на Сюзанну, добавил он.

– Я ничуть не удивлена, – мягко поддразнила его Сюзанна, но под ложечкой у нее засосало, так стало за него больно. Он немного расслабился, опустил руки и решил продолжить свою историю:

– Каролина... была необычайно красива.

– Об этом я уже наслышана, – нехотя откликнулась Сюзанна.

Кит приподнял бровь в ответ на ее саркастический тон.

– И очень расчетлива. Теперь я это понял. Но тогда... я и Джон Карр, мой закадычный друг, с ума по ней сходили. Она это хорошо знала и старалась посеять между нами вражду. В ней было нечто, вызывающее желание ее защитить. – Он посмотрел на Сюзанну в упор с некоторым вызовом. – Я хотел жениться на ней.

Это прозвучало не то обвинением, не то оправданием. Его тон удивил Сюзанну. Неужели Кит думает, что она упрекнет его в том, что он так и не женился? Или полагает, что она, Сюзанна Мейкпис, как и Каролина, рассчитывает повысить свой социальный статус путем замужества?

– Будь у меня побольше храбрости, я бы женился на ней. Но отец убил бы меня, потому...

– Вам было всего семнадцать, – осторожно заметила Сюзанна.

– В семнадцать уже разрешено заключать брак, – заметил он резко. – Семнадцатилетние женятся сплошь и рядом. Мои родители поженились в семнадцать.

Она слегка покраснела.

– Но вы к тому же были сыном герцога.

– Я и сейчас сын герцога, – произнес он с горечью. – Короче говоря, я мог бы ее спасти, но не спас. Потому что мне было семнадцать, потому что я был сыном герцога и боялся отца.

– А Джон Карр?

Кит помолчал.

– Он тоже хотел жениться, но его отец, как и мать, был категорически против. Однако она предпочла меня, и мы оба это знали.

Он снова в упор посмотрел на Сюзанну, оценивая ее реакцию.

– Ведь я сын герцога, – объяснил он, – а Джон – сын барона.

– Нет! – воскликнула Сюзанна. Он с недоумением посмотрел на нее. – Это потому, что вы – это вы, – добавила она еле слышно. – Продолжайте.

– Тогда еще жива была матушка, и отец устраивал каждый год праздник в «Розах», куда приглашали всех местных жителей. В тот год пришел и мистер Морли – он, кажется, собирался баллотироваться в парламент и хотел заручиться поддержкой отца. Я помню тот момент, когда он впервые увидел Каролину. Он выглядел вполне равнодушным. И я не мог не позавидовать ему.

Сюзанне не очень приятно было это слышать.

– Почти весь вечер Каролина беседовала с ним, хорошо понимая, каково нам с Джоном. Морли с улыбкой посмотрел на меня, и в этой улыбке проявилась вся его сущность. В тот момент он... – Кит сделал паузу. – Он возненавидел меня, хотя мы не были знакомы. Я повернулся к ним спиной. Они ушли, вдвоем. Каролина и Морли. Джон подошел ко мне и сказал: «Она просто шлюха, Грантем».

Сюзанна восприняла эти слова так, как их в свое время воспринял Кит, гордый влюбленный юноша.

– Я, разумеется, вызвал Джона, – насмешливым тоном произнес Кит, но чувствовалось, что он испытывает стыд. – Состоялась дуэль, я ранил его, и отцы отправили нас в армию. Тем вечером я видел Каролину в последний раз. На следующее утро Морли тоже уехал. Я думаю, тем все и кончилось. Он увез ее.

– И поэтому... поэтому вы не любите мистера Морли? – спросила Сюзанна.

Кит нахмурился.

– Что вы имеете в виду?

– Он увез Каролину, чего не сделали вы. Он спас ее, а вы не смогли.

На лице Кита отразилась ярость, которая тотчас же уступила место скуке, что показалось Сюзанне странным. Кит встал и направился к двери.

– Я выйду в коридор, пока вы готовитесь ко сну. Завтра нам предстоит нанести визит мистеру Эйвери-Финчу. Я буду спать в кресле.

Он выждал какое-то время в коридоре, пока она раздевалась и облачалась в ночную рубашку. Потом вернулся в комнату, молча погасил лампы и устроился в кресле.

Сюзанна не знала, сколько прошло времени, но чувствовала, что он тоже не спит. События прошедшего дня и последних недель, все пережитые опасности, приотворенная дверца в тайны наслаждения, сделанные открытия и разоблачения проносились в голове, вызывая все новые и новые вопросы. Набравшись храбрости, Сюзанна заговорила:

– Вы не выспитесь, сидя в кресле, Кит. Хотите лечь рядом? Обещаю не ворочаться во сне.

Ее сердце учащенно забилось.

Она сказала это как можно беспечнее. Постаралась, чтобы ее слова выглядели как практическое предложение, а не как развратный призыв, который за ними скрывался.

Повисло такое густое молчание, что Сюзанна могла бы черпать его пригоршнями.

– Нет, Сюзанна, рядом с вами я вообще не сомкну глаз.

С тем же успехом он мог бы запустить руку под ее ночную рубашку, и Сюзанна ощутила бы то же самое.

– Тогда спокойной ночи, – сказала девушка с дрожью в голосе, уверенная, что всю ночь пролежит без сна. Удивляясь, почему он не хочет притронуться к ней сейчас, когда они и так преступили границы приличий. А может быть, это к лучшему? Как странно, что тело имеет собственные желания, идущие вразрез с велениями рассудка.

Сюзанна внушала себе, что, возможно, Кит прав, раз не хочет к ней прикасаться. Но от этого нисколько не легче. Она старалась быть благодарной ему за то, что он ей предлагает, – за безопасность, за правду о ее прошлом.

– Спокойной ночи, Сюзанна. Завтра утром мы навестим мистера Эйвери-Финча. А я позабочусь, чтобы никто не убил вас сегодня ночью.

– Очень предусмотрительно с вашей стороны, – пробормотала девушка.

Его глаза наконец привыкли к темноте. Он видел, как поднимается и опускается ее грудь в такт дыханию. Сюзанна сбросила с себя одеяло. Он следил за ней, чувствуя себя подростком. Таким же смешным, нелепым и обезумевшим.

Он представлял, как встает, подходит к ней и ложится рядом. Потом привлекает ее к себе и ждет, пока она полностью проснется. Представлял, какова на ощупь ее тонкая ночная рубашка – она, конечно же, теплая и пахнет ее телом. Представлял, как его ладони заскользят по ее плечам и бедрам, по нежной груди и мягким, как лепестки, соскам. Как ее податливое тело затрепещет под его руками и как он заново узнает ее, на этот раз неторопливо. Представлял, как его губы пробуют на вкус каждую ее частицу, впадину живота, бугорок между ногами, как она тихо вскрикивает от наслаждения. Как медленно овладеет ею, и она приникнет к нему всем телом.

Святые угодники!

Он хотел, хотел, хотел.

«Дыши глубже, – приказал он себе, – все равно, как если бы ты пытался справиться с болью».

За долгие годы он превратился в ходячее оружие, великолепно владел руками и ногами, так же как саблей и пистолетом, чтобы защитить свою жизнь или спасти чужую, и делал это снова и снова на службе у своей страны. Он был незаурядным агентом, обладал достаточным самоуважением, чтобы это понимать, и достаточным тщеславием, чтобы этим гордиться. И все же, как ни неприятно признавать, это, он не был рыцарем без страха и упрека. Судьба-злодейка снова доверила его небезгрешным рукам попавшую в беду деву. А эта дева.

Он улыбнулся в темноте, вспомнив ее слова: «Мистер Морли спас ее, а вы не смогли».

Она произнесла эти слова как бы между прочим. Но они оказались ключом к целой эпохе его жизни.

Эта девушка видела его насквозь, как никто другой. Он поделился с ней своими тайнами, но она, похоже, уже и так их разгадала. Он знал, что ее страстность, стойкость и сила удивляют ее саму. Как и ее чувство юмора. А ее красота сжигала его изнутри.

Да, он блестящий агент. Но небезупречный. И сейчас, лежа в темноте, он отчетливо сознавал, что боится – боится сильнее, чем когда-либо в жизни, хотя не понимает, чего именно.


Боб вошел в комнату, припадая на одну ногу.

– Этот здоровый верзила, который с ней все время таскается, едва меня не укокошил. Дерется как черт.

Боб говорил с раздражением. Ему платят не за то, чтобы он имел дело с тем, кто способен ответить ударом на удар. А тем более со знанием дела.

– Итак, она до сих пор жива, – подвел итог Морли. Прошло немногим больше недели с тех пор, как он имел удовольствие общаться с Бобом последний раз. Надеяться на хорошие известия было бы слишком большой роскошью.

– Ну да, – ответил Боб без тени раскаяния. – Его имя я тоже узнал, – добавил он. – Слышал в пабе, в Барнстабле... Я, кстати, сыт по горло этим Барнстаблом, мистер Морли. Есть там один такой господин, что вечно околачивается в пабе, Эверс. Вот уж докучный донельзя. Вы велели прийти, когда будут свежие новости.

– Ну и как его зовут? – нетерпеливо спросил Морли.

– Грантем. К тому же он еще виконт.

Сердце Морли сжалось в такой тугой комок, что он даже задохнулся.

– Виконт! – повторил удивленный Боб. – Не часто встретишь аристократа, способного так драться.

«Я бы обошелся денек-другой без неприятных сюрпризов, – подумал Морли. – Сердце, должно быть, уже не то, что прежде». Он был уверен, что понадобилось побольше секунды, чтобы оно снова заработало. Но теперь, когда оно заработало, заработал и мозг.

– Слышал про него в пабе, – повторил Боб, потому что Морли ничего не ответил. – Он тамошний землевладелец.

Что может быть общего у лорда Грантема с дочерью Мейкписа?

– Сэр?

Морли понял, что молчит уже слишком долго.

– Интересно, – произнес он небрежно лишь для того, чтобы нарушить молчание. И не дать заметить Бобу, что что-то неладно. Может быть, их связывает просто обычное знакомство? Грантем сам родом из Барнстабла и вполне возможно, что их пути пересеклись самым естественным образом. Эта Сюзанна Мейкпис, должно быть, недурна собой, если пошла в свою мать. А Грантем – всем известный донжуан. Может быть, он просто проводит время обычным для молодого повесы способом?

В таком случае это еще одно совпадение в серии непонятных совпадений. Но поскольку Морли в совпадения не верил, не лучше ли вообще перестать употреблять это слово?

Морли не мог не признать, что дела идут все хуже и хуже. Тем вечером много лет назад в доме герцога Уэстфолла Морли одной своей улыбкой дал понять молодому Грантему, что именно намерен сделать. Возможно, это была ошибка: показать так откровенно свое торжество, презрение и ненависть ко всему тому, что воплощал этот юный лорд и чего был лишен Морли. Он и забыл тогда, что мальчики со временем становятся мужчинами и все хорошо помнят.

Морли пристальнее всмотрелся в человеческие фигурки на шахматной доске. И с легким волнением увидел смелый ход. Он не мог убить Грантема – легко представить, что расследование этого убийства будет проведено на самом высоком уровне, да и организовать такое убийство чрезвычайно трудно. Но можно сыграть на качествах это-то человека, о которых был наслышан Морли: на его пристрастии к героике, на увлечении таким понятием, как честь, на любви к женщинам. А именно – к одной женщине. Тут-то его и можно аккуратненько заманить в ловушку. Опорочить или, по крайней мере, отвлечь от Сюзанны Мейкпис на какое-то время и дать возможность Бобу сделать его работу или собрать информацию.

– Разыщи Каролину, – сказал он Бобу, – и доставь ее сюда.

– Доставить? Но, сэр, она сейчас начеку. К ней близко не подобраться. И я ее хорошо понимаю.

– Скажи ей, что произошла ошибка. И что все прощено и забыто.

– Прошу прощения, сэр. Возможно, она не очень умна, но и не круглая дура. Лучше, если вы скажете ей это сами. Чтобы она знала, что вы не станете... – Боб выразительно провел ребром ладони по горлу.

Боб прав. Только сам Морли способен загнать Каролину в загон. Значит, придется встретиться с ней. Его сердце снова шевельнулось, только на этот раз это был не болезненный спазм, а нечто совершенно непонятное.

– Где ты видел ее в последний раз, Боб?

– В гостинице на постоялом дворе в Хедли-Мид. Несколько дней назад.

Хедли-Мид всего в часе езды от Лондона.

– Сможешь вновь разыскать ее?

– Само собой, сэр. Я свое дело...

Морли тяжело вздохнул.

– Так устрой нам встречу, и как можно скорее.

Глава 16

Изнутри и снаружи магазинчик мистера Эйвери-Финча покрывала пыль веков, и он был сверху донизу напичкан безнадежно ломкими, хрупкими, тускло блестевшими предметами: вазами и сервизами, блюдами и жардиньерками, статуэтками и картинами, ларцами, канделябрами и фарфоровыми скамеечками, расставленными безо всякой системы. Некоторые лавочники вешают на дверь колокольчик, предупреждающий о приходе покупателей. Но мистер Эйвери-Финч, должно быть, ждал, чтобы потенциальный покупатель сразу же расколотил вдребезги какую-нибудь из его древностей.

Не все товары здесь были равноценны, редкости соседствовали с вполне заурядными вещицами, впрочем, только взгляд эксперта сумел бы это распознать. Киту было любопытно: подобное расположение товара – просто небрежность или же способ узнать, насколько сведущ покупатель в антиквариате и сколько денег из него можно выудить.

Сюзанна в своих пышных юбках боялась шевельнуться. Кит выбрал путь между статуей Венеры Милосской и позолоченным сундучком, полагая, что на обратном пути им может понадобиться компас.

– Добрый день! Чем могу служить, сэр? – Перед ними появился, судя по виду, не кто иной, как мистер Эйвери-Финч. Когда, поклонившись, он выпрямился, Кит едва не лишился дара речи.

Дело было в его глазах. Мистер Эйвери-Финч выглядел типичным англичанином средних лет: на голове его еще оставалась прядь волос шириной с ладонь, подбородок обмяк, одет он был прилично, но не броско. Но поражали глаза: темные, погасшие, глубоко запавшие в скорбных глазницах.

– Вы, как я понимаю, мистер Эйвери-Финч? Я мистер Уайти.

Они обменялись поклонами, вежливыми и осмотрительными, чтобы не опрокинуть невзначай какой-нибудь из раритетов.

– Добрый день, мистер Уайти. Желаете приобрести подарок для дамы? У меня есть чудное канапе Людовика XVI, очень подойдет для загородного дома.

Кит с трудом сдержал улыбку. Мистер Эйвери-Финч принял его за богатого распутника. Бодрый голос антиквара составлял разительный, даже зловещий контраст с его безжизненным взглядом.

– Мистер Эйвери-Финч, – мягко начал Кит, – нас направила к вам мисс Дейзи Джонс. Насколько мы поняли, вы были другом мистера Мейкписа?

Мистер Эйвери-Финч замер. Жизнерадостная маска на их глазах спала с его лица, и оно предстало им серым и опустошенным.

– Да, я был его другом. – Голос антиквара стал от волнения хриплым. И Кит понял, что слово «друг» не вполне охватывает то, чем был Джеймс Мейкпис для мистера Эйвери-Финча. И внезапно в присутствии этого простого мелкого торговца Джеймс Мейкпис из неизвестной величины превратился в человека, которого любили.

– Мы расследуем обстоятельства его смерти. И заодно обстоятельства его жизни.

Потрясенный, мистер Эйвери-Финч ничего не ответил и не пошевельнулся.

– Мы сожалеем о вашей утрате, – спокойно продолжал Кит. – Он был также и моим другом.

– А вы... работаете в той же области, что и Джеймс? – осторожно осведомился мистер Эйвери-Финч.

– Вы имеете в виду импорт антиквариата?

Мистер Эйвери-Финч слабо улыбнулся.

– Значит, правда. – Он, как видно, был в курсе, какую работу подразумевают под этими словами. – А вы... тоже?.. – Он перевел взгляд на Сюзанну.

– Я его дочь, мистер Эйвери-Финч. Меня зовут Сюзанна.

Мистер Эйвери-Финч с любопытством посмотрел на девушку. Хотел что-то сказать, но воздержался.

– Нам лучше побеседовать в задней комнате. Я только повешу на дверь вывеску.

Мистер Эйвери-Финч ловко проскользнул между своим хрупким ассортиментом и закрыл дверь.

– Я приготовлю чай, – сказал он не оборачиваясь. – Видит Бог, в чайной посуде у меня нет недостатка. – И он обвел рукой битком набитую комнату, помня, однако, об осторожности. Сюзанна засмеялась, и мистер Эйвери-Финч слабо улыбнулся в ответ, довольный, что маленькая шутка немного разрядила напряжение.

– Мисс Мейкпис знает, что Джеймс – не родной ее отец, – сказал Кит, когда они сели в кресла и принялись за чай. Мистер Эйвери-Финч в раздумье посмотрел на Кита.

– Все в порядке, мистер Эйвери-Финч. То, что вы скажете, я сохраню втайне. Я не считаю гибель Джеймса случайностью, поэтому мы здесь.

– Жаль, что он не пришел ко мне до того, как... – Голос мистера Эйвери-Финча дрогнул. – Видите ли, у Джеймса были долги. Он питал слабость к красивым, изящным вещам и умел их оценить лучше, чем кто-либо другой. Так мы и познакомились – лет двадцать назад он как-то зашел в мой магазин. Во многих отношениях Джеймс был очень практичным, деловым человеком, прекрасным математиком, между прочим, – но продолжал покупать вещи, которые не мог себе позволить. Он устраивал их у себя, словно детей. Не мог без них обойтись. Но... я понятия не имел, в каком отчаянном положении он оказался.

– Можно поподробнее об этом, – попросил Кит, отпив из чашки чаю.

– Как-то за бокалом кларета он рассказал мне, что отправил письмо Таддиусу Морли.

– Он шантажировал его в том письме, – сказал Кит.

– Из-за чего же еще его могли убить? – с горечью проговорил мистер Эйвери-Финч. – Да, именно так он и поступил, дуралей этакий! Нет, чтобы обратиться за помощью ко мне! Я не так уж богат, но нашел бы выход, мы вместе нашли бы выход.

Кит терпеливо выждал, пока горестный гнев мистера Эйвери-Финча утихнет, и спросил:

– А почему он послал такое письмо именно мистеру Морли?

Услышав этот вопрос, мистер Эйвери-Финч внезапно залюбовался своей чашкой. Он уставился на нее так, словно решил сосчитать рассыпанные по ней цветочки.

Тогда осторожно заговорила Сюзанна:

– Если вы сможете сказать нам хоть что-то, сэр, я буду вам очень признательна. У меня не осталось никого из родных, и если вам что-нибудь о них известно...

На лице мистера Эйвери-Финча отразилось сочувствие.

– Джеймс сделал это ради Ричарда. Позаботился о его дочерях.

– Ричарда Локвуда? – быстро переспросил Кит.

Мистер Эйвери-Финч взглянул на него с легкой досадой:

– Мистер Уайти, почему бы вам не рассказать мне то, что вам уже известно о Джеймсе и Ричарде, тогда я попытаюсь снабдить вас недостающей информацией.

Кит нашел просьбу разумной.

– Нам известно, что у Ричарда Локвуда и Анны Хоулт были три дочери, Сюзанна самая младшая. Мы знаем, что Локвуд был убит и в этом убийстве обвинили Анну Хоулт, но она успела скрыться до ареста. Никто, по-видимому, не задумался над тем, что же случилось с девочками, наверное, решили, что мать увезла их с собой. Незадолго до своей гибели – несколько недель назад – Джеймс мне сказал, что подозревает Таддиуса Морли в причастности к убийству Ричарда Локвуда. Вчера от мисс Дейзи Джонс мы узнали, что о дочерях Анны позаботился именно Джеймс.

– Вам немало известно, мистер Уайти, – криво улыбнулся мистер Эйвери-Финч и некоторое время сидел, размышляя. – Вот что я вам скажу: Джеймс и Ричард дружили. Они познакомились в театре, оба любили представления, особенно комедии абсурда. Их также объединяла любовь к антиквариату. Они стали закадычными друзьями. – В голосе мистера Эйвери-Финча прозвучали ревнивые нотки. – Ричард полностью доверял Джеймсу, знал, что тот умеет хранить тайны. – Мистер Эйвери-Финч в упор посмотрел на Кита.

– Но ведь от вас у него не было тайн? – спросил Кит.

– Разумеется, – подтвердил мистер Эйвери-Финч. – Мы с ним были... – Он сделал паузу и перевел взгляд с Сюзанны на Кита. – ...Очень близки. – И снова его губы тронула улыбка.

– А мистер Морли? Он тоже был знаком с Ричардом?

– Ричарду мистер Морли не нравился. Они были политическими соперниками. Не последнюю роль тут сыграло происхождение. Ричард родом из старинной знатной семьи, а Морли – низкого происхождения. Поскольку сам я не знатного происхождения, одно время симпатизировал Морли. Но когда познакомился с ним, почувствовал к нему неприязнь. Трудно даже объяснить почему. – Он вопросительно взглянул на Кита.

– Интуиция сработала, – ответил Кит.

– Именно, – подхватил мистер Эйвери-Финч. – Джеймс рассказал мне, как Ричард расследовал деятельность Морли и нашел нечто, явно его обличающее. Когда Ричарда убили, я в этом больше не сомневался. А Джеймс тогда помчался спасать вас, девочек, Сюзанна, чтобы вы не оказались в руках властей.

– Джеймс говорил об этом кому-нибудь еще, не считая вас, мистер Эйвери-Финч?

– Джеймс дружил со мной и Ричардом, мистер Уайти. Он не делился секретами с кем попало.

– Джеймс был так близок с Ричардом, что пошел на риск, предупредив Анну и взяв на себя заботу о ее дочках?

Мистер Эйвери-Финч взглянул на него с удивлением.

– Близок? Джеймс был влюблен в Ричарда. – Мистер Эйвери-Финч глотнул чаю из чашки и обратился к Сюзанне: – Простите, дорогая. Я ошеломил вас? – Вид у него, впрочем, был скорее лукавый, чем виноватый.

– Нет, – быстро ответила Сюзанна. Но ее широко раскрытые глаза свидетельствовали о другом.

«Обманщица», – подумал Кит.

– Ваш родной отец, Сюзанна, обладал весьма привлекательной наружностью, – сказал мистер Эйвери-Финч. – Мне он тоже нравился, но между нами никогда не было отношений такого рода, какие связывали его с Джеймсом. Ричард страстно любил вашу мать, мисс Мейкпис, вы должны это знать. К Джеймсу он питал просто дружеские чувства. Но Джеймс его очень любил.

Голос мистера Эйвери-Финча затих, словно он устал от собственных откровений. К смущению Сюзанны, его взгляд остановился на ней. Он всматривался в нее, словно она была окном, через которое он мог заглянуть в прошлое.

– Знаете, дорогая, вы – вылитая мать, – сказал он наконец, – за исключением разве что этого. – Тут он двумя пальцами нежно взял ее за подбородок. – Этот ваш маленький квадратный подбородок – от Ричарда!

В глазах Сюзанны вспыхнуло изумление, сменившееся удовольствием. Когда мистер Эйвери-Финч отнял руку от ее подбородка, она украдкой коснулась его сама. А Кит снова ощутил странный толчок в грудь. Словно бы его сердце забилось в унисон с сердцем Сюзанны.

Мистер Эйвери-Финч откашлялся.

– Простите, я отвлекся. Итак, Джеймс взял вас к себе, Сюзанна, ради Ричарда. И вашим сестрам нашел приют, тоже ради Ричарда. И молчал он все эти годы ради Ричарда. И дал бежать Анне. Все ради Ричарда. И молчал он также ради вас, девочек, должно быть, рассчитывая, что найдет Анну или что она вернется. Но... она не вернулась.

– И вы не догадываетесь, куда она могла уехать? – спросил Кит. – И где могут находиться другие девочки?

– Не имею ни малейшего представления, о чем очень сожалею. Могу вообразить, каково ей было, когда она потеряла все самое дорогое в жизни.

Но его голос даже сейчас не дрогнул. Кит подумал, что англичане сделаны из твердого материала, не важно, воюют ли они на фронте или торгуют чайной посудой. Мистер Эйвери-Финч тяжело вздохнул и отпил из чашки.

– Это подлинный Людовик XVI, – сказал он, кивая на чашку. – Уступлю вам по сходной цене, если захотите.

– Спасибо, мистер Эйвери-Финч, обязательно подумаю над вашим предложением, – серьезно ответил Кит.

– Я знал, что Джеймс воспользуется любым шансом, чтобы восстановить справедливость, – успокоившись, промолвил мистер Эйвери-Финч. – Но долги спутали его планы, мешали трезво мыслить. Его профессия требовала от него осторожности и умения молчать, но хитрость была ему чужда, и когда он попытался убить сразу двух зайцев, то есть прояснить дело Ричарда и погасить долги, один из зайцев убил его самого. Он начал не с того конца. Сначала попытался шантажировать, а потом стал искать доказательства.

– Жаль, что в Оксфорде нас не учат правильно организовать шантаж!

– Очень жаль, – согласился мистер Эйвери-Финч, снова глотнув чаю.

– Мистер Эйвери-Финч, а Джеймс никогда не говорил вам, что это были за доказательства, которые собрал Ричард Локвуд против Морли... И еще. Не упоминал ли он в разговоре с вами христианские добродетели?

– Христианские добродетели? – вскинул брови мистер Эйвери-Финч. – Нет. Мы нечасто о них вспоминали. Это имеет отношение к нашему разговору?

– Джеймс мне сказал, что Ричард весьма хитроумно спрятал доказательства вины Морли. Очевидно, тайник как-то связан с христианскими добродетелями.

– Очень похоже на Ричарда! Он любил всякие хитрости. Хотел бы я оказаться вам полезным на этот счет, мистер Уайти, но, увы! Наверное, Джеймс оберегал меня от того, что ему удалось узнать. Может быть, отныне мне придется опасаться за свою жизнь – после того, как я рассказал вам то, что знал. Но меня уже не особенно волнует собственная судьба.

Кит не знал, что ответить. Похлопать Эйвери-Финча по руке было как-то неловко, и слов таких не найдешь, которые в силах облегчить горе.

– Мы выясним обстоятельства гибели Джеймса и Ричарда и добьемся справедливости для Анны. А я позабочусь о вашей безопасности.

Мистер Эйвери-Финч лишь вяло пожал плечом.


Нелегко сразу переварить такое количество информации.

– Вы хорошо себя чувствуете? – спросил Кит Сюзанну.

Помолчав, девушка ответила:

– Как все это грустно! Но пусть Джеймс Мейкпис и не любил меня, зато любил моего отца. Выходит, они были... любовниками – Джеймс Мейкпис и мистер Эйвери-Финч?

– Думаю, да, – честно ответил Кит.

– Я рада, что его кто-то любил. Моего отца. То есть Джеймса Мейкписа. И что кто-то хорошо его знал. И тоскует по нему... всем сердцем.

Всем сердцем... Каждый день он открывал в ней что-то удивительное.

– Я тоже этому рад, – тихо произнес Кит.

Он протянул руку, и она взяла ее. Кит подозрительно оглядел улицу, он был готов в любой момент парировать удар. Экипаж стоял всего в нескольких шагах, но эти несколько шагов были исполнены немалой опасности, если принять во внимание все покушения на Сюзанну и то, что отец как пить дать отправит его в Египет, если узнает, что он в Лондоне.

– Ваши родители вас любили, Сюзанна. – Его голос прозвучал глуховато от избытка эмоций. Такие вещи и впрямь сказать непросто. Но ему хотелось заставить ее поверить, что и ее кто-то однажды любил всем сердцем. Она лишь слегка улыбнулась и невольно коснулась пальцами подбородка. И тут Кит заметил красивого, высокого, очень знакомого молодого человека, который быстро к ним приближался.

– Мистер Уайти. – Джон Карр вежливо коснулся шляпы, обходя Кита, чтобы зайти в магазинчик мистера Эйвери-Финча.

– Мистер Карсон, – также вежливо отозвался Кит.

– Говорят, Египет в это время года – сущий рай, – бросил Джон через плечо.

– Ты не посмеешь.

Джон с коротким смешком прошел мимо.

– Мистер Карсон! – резко окликнул его Кит.

Джон Карр выжидательно повернулся к Киту, бросил на Сюзанну оценивающий взгляд, затем вопросительно посмотрел на Кита. На этот немой вопрос Кит не стал отвечать, только кивнул на магазин:

– Позаботься о его безопасности. Поставь человека.

Джон Карр посерьезнел, кивнул и четко, по-солдатски повернувшись, зашел в магазин. Сюзанна смотрела на них во все глаза.

– Кто это?

– Тот, кого я однажды подстрелил.

– Хотел подстрелить, но промахнулся, – донесся голос замешкавшегося в дверях Джона. В следующую секунду он исчез в магазинчике мистера Эйвери-Финча, чтобы получить от него необходимую информацию.

Кит посмотрел ему вслед с крайне недостойным, но неизбежным чувством соперничества.

– Заедем еще к мисс Дейзи Джонс узнать про миниатюры, а потом вернемся в Барнстабл, – сказал он.

Сюзанна продолжала смотреть на дверь магазина.

– Это и был Джон Карр? Ваш лучший друг?

– Да. Хорош собой, правда? Чистый ангел!

– Разве? Я как-то не обратила внимания.

– Ну вы и обманщица, мисс Мейкпис.

Она засмеялась, и от этого смеха ему вопреки всякой логике стало очень хорошо.

Когда Кит и Сюзанна снова вошли в театр «Белая лилия», то увидели на сцене Дейзи Джонс, Тома Шонесси и Генерала, которые о чем-то ожесточенно спорили. Три пары рук, яростно жестикулируя, мелькали в воздухе. Дейзи сидела на качелях, одетая русалкой, и каждый свой аргумент подкрепляла взмахом хвоста. Хвост у нее был великолепный – пурпурный, покрытый чем-то вроде блестящей сетки, которая должна была напоминать чешую. Локоны рыжего парика струились вниз и закрывали ее... главное достояние, и Кит догадался, как блестяще задумана сцена: когда она станет качаться вперед-назад, локоны будут разлетаться и...

О боги! Кит от души понадеялся, что сможет увидеть представление.

Тут Генерал с отвращением вскинул руки, бросился вон со сцены и побежал по проходу, бормоча на бегу:

– Это вам не чертов Шекспир... Эта чертова... возомнила себя Нелл Гвин!

Увидев Кита и Сюзанну, он резко остановился, отвесил низкий поклон и повернулся к сцене.

– Мадам Джонс, – процедил он с преувеличенной любезностью, – к вам снова гости.

Объявив о гостях, он исчез в глубине театра. «Эта чертова... зажиревшая нахальная русалка», – было последнее, что слышал Кит.

Том Шонесси отвлекся от Дейзи, которую, по всей видимости, усиленно успокаивал.

– Если бы не мистер Уайти и не очаровательная миссис Уайти! – воскликнул он, грациозно спрыгнув со сцены. Сегодня на нем были лайковые панталоны и бутылочно-зеленый жилет, а золотисто рыжие волосы представляли собой шедевр художественного беспорядка.

– Вы не поможете мне, мистер Уайти, с нашей прекрасной русалкой?

Дейзи спрыгнула с качелей и засеменила к краю сцены, а там Шонесси и Кит подхватили ее под локти и спустили вниз. Рыжий парик при этом не шелохнулся, видимо, благодаря какому-то хитрому клею.

– У нас к вам еще один маленький вопрос, мисс Джонс, если вы сможете уделить нам всего минуту. Простите, что помешали вам, – сказал Кит.

– Я, пожалуй, удалюсь, не возражаете? – обратился к ним Том Шонесси. – Чтобы вы могли поговорить наедине. – Мистер Шонесси отвесил низкий поклон, бросив на Сюзанну страстный взгляд. Когда он удалился, девушка с улыбкой посмотрела ему вслед. Кит кашлянул, и она почти виновато отвела глаза от мистера Шонесси.

Кит повернулся к стоявшей перед ним сверкающей русалке:

– Мы зададим только один вопрос, мисс Джонс, и вы продолжите вашу репетицию. Не знаете ли вы, были ли у других дочерей Анны Хоулт – у сестер Сюзанны – ее миниатюрные портреты, когда Джеймс привез их с собой?

– Миниатюрные портреты? – Подумав, мисс Джонс ответила: – Да, были. У каждой малышки были миниатюрный портретик и узелок с вещами.

– А вы не помните, было что-нибудь написано на обратной стороне миниатюр?

– Я видела только миниатюру Сильвии, мистер Уайти, но, кажется, там было... что-то вроде: «Сильвии Хоуп от мамы. Анна».

– Сильвии Хоуп? – «Хоуп – то есть Надежда...» Кит еще не был уверен, насколько это важно, не мог сказать, что ключ найден, но все же принял услышанное к сведению.

– Благодарю, мисс Джонс.

– Всегда вам рада! – Дейзи привлекла Сюзанну в русалочьи объятия, протянула Киту руку, над которой тот склонился, и решительно повернулась к сцене. – Том! Генерал! – крикнула она. – Мы еще не кончили. Мне требуется, помощь, чтобы сесть на качели.

– Свистать всех наверх, – донесся откуда-то сзади голос Генерала. – И пусть захватят с собой чертову сеть для ловли китов.


Это заведение он не посещал уже несколько лет, но сразу почувствовал себя в нем на удивление уютно, и это неприятно поразило его. Пол покрыт пятнами, в том числе и крови, потолок низкий, закопченный. Воздух пропитан запахами кухни, курева и посетителей, которые явно не любили мыться и чистить зубы. Морли, кажется, знал кое-кого из них лично. Должно быть, когда-то бегали вместе по улицам Сент-Джайлза.

Такое вот место для свидания выбрал Боб. Умудрился-таки передать Каролине весточку.

Это место не для женщин, но разве Каролина – обычная женщина? Кошачье чутье могло довести ее до беды, а потом вызволить. Защищалась она тоже по-кошачьи. Он не волновался, нет, но ощущал, как легонько сжимается внутри лапка от предвкушения этой встречи.

Она появилась из темноты.

– Здравствуй, Таддиус. Все собираешься убить меня? – И протянула руку.

– Здравствуй, Каролина. – Он поцеловал руку. – Ты решила меня шантажировать. Я бы встал, но сама знаешь – нога...

Она сочувственно щелкнула языком.

– Почему бы тебе не присесть? – Он выдвинул стул.

Она придирчиво взглянула на него, затем решительно села.

– Мне нужны были деньги, Таддиус.

Он воспринял это как оправдание и с трудом сдержал улыбку.

– Тебе стоило только попросить...

– Неужели, Таддиус? Почему-то мне не верилось, что застану тебя в благодушном настроении. – Ирония судьбы! – А мне деньги нужны были до зарезу.

Она, разумеется, права. Сбежавших любовниц, как правило, не наделяют деньгами, разве что с отчаяния или из глупой сентиментальности. А он не испытывал ничего подобного.

– А куда подевался американский коммивояжер? – полюбопытствовал Морли.

– Это что, ловушка? – небрежно спросила она, вместо того чтобы ответить на вопрос. – В которой приманка – ты сам? А твой человечек незаметно подберется сзади и воткнет мне нож между лопаток.

Он промолчал.

– Хочешь выпить чего-нибудь, Каролина?

– Здесь? Пожалуй, нет. Здесь можно подцепить все, что угодно. Это место не слишком отвечает твоим обычным стандартам, Таддиус.

– Зато здесь спокойно.

Одетая с головы до ног в черное, Каролина почти терялась в окружавшей их темноте, если бы не ее ослепительная кожа. А глаза блестели, как вода в полночь, таинственные и бездонные. Предаваться любви с ней было все равно, что с луной: восхитительно, волшебно, но она всегда ускользала куда-то, и это сводило с ума. Правда, у этой луны были и в постели авантюрные наклонности. Он не удержался и спросил:

– Почему ты все-таки меня бросила?

Она пожала плечами. И он понял, что это самый точный ответ, который она могла дать. Он ее почти понимал: ее жизнь началась в хаосе, это было ее обычным состоянием, в котором она чувствовала себя уютно. А сам Таддиус с возрастом обнаруживал в себе склонность к покою. События последних недель ему решительно не нравились: необходимость убивать людей утомляла его.

– Я не могу тебе позволить шантажировать меня, Каролина.

– Считай, что я усвоила урок, – капризно произнесла она. – Твой коротышка с ножом был очень убедителен. Зачем ты хотел меня видеть Таддиус? Чтобы сказать только это? «Я не могу тебе позволить шантажировать меня», – передразнила она, ловко имитируя его важный тон. Он не смог не улыбнуться.

– Мне нужна твоя помощь.

Она рассмеялась.

– Вот это уже больше на тебя похоже. Мне следовало знать, что ты не станешь просить меня вернуться. – Ее голос звучал иронически-насмешливо.

«А ты бы вернулась?» Нет, он никогда не стал бы просить. Он даже не был уверен, что хочет ее возвращения. Но не мог не признать, что никто еще не понимал его так хорошо, как Каролина. И именно этим она и была опасна.

– Дело очень простое, – сказал он. – Я хочу, чтобы ты соблазнила Грантема и разузнала, что у него за дела с дочерью Мейкписа. Узнай, имеет ли это какое-то отношение ко мне. Потом придешь сюда и расскажешь мне все, что удалось узнать. Тогда я решу, что делать дальше.

– Грантем? Ты говоришь о Ките Уайтлоу? – изумилась она. Он кивнул. – Кит... – повторила она тихо. Глаза ее стали далекими, а лицо бесстрастным.

– Почему ты решил, что я это сумею, Таддиус?

– Он до сих пор меня ненавидит, Каролина. Из-за тебя.

Это явно доставило ей удовольствие. Она улыбнулась, в темноте сверкнули маленькие острые зубки.

– Ты правда так считаешь? Но он теперь взрослый мужчина.

– Да. Взрослый мужчина, питающий слабость к женщинам. Ему, без сомнения, трудно будет обойти тебя стороной.

Для большинства мужчин это в самом деле было трудно.

– А он женат? Кит?

– Нет.

– А эта Мейкпис – кто она такая?

– Полагаю, одна из дочерей Ричарда Локвуда и Анны Хоулт.

При этих словах Каролина отшатнулась.

– С Китом? – выговорила она тихо. – Она с Китом? Почему?

– Не знаю, Каролина, – нетерпеливо произнес Морли. – И очень хочу узнать. Но он теперь – агент секретной службы, а не... – Морли помедлил, подбирая слова. – Не простачок и не легкая добыча. Он умен и опасен.

Он сразу увидел, что Каролина поняла – задание не такое уж приятное и легкое, как показалось вначале. Он видел, как она обдумывает его, теребя перчатку. Потом она оглядела паб и его посетителей, поморщилась и снова остановила взгляд на Морли:

– Как же я это сделаю? Добуду нужную тебе информацию?

– Скажи ему, что боишься меня. Что нуждаешься в его помощи. Такого рода просьбу он не отвергнет.

– А если я соглашусь помочь, ты перестанешь подсылать ко мне убийц? – спросила она.

– А ты перестанешь меня провоцировать?

Каролина улыбнулась, но не ответила. Он воспринял это как согласие.

– Как твоя нога? – спросила она, помолчав.

– Побаливает. Дает о себе знать во время парламентских сессий. Даже слушать выступающих неохота.

Она засмеялась:

– Там у вас такая сырость. Может быть, воды...

– Наверное, съезжу во время каникул.

Она кивнула:

– Поезжай непременно. Раньше тебе помогало.

Она все о нем знала. Ему внезапно стало трудно говорить, и он просто кивнул.

– Хорошо, Таддиус. Я все сделаю.

Он откашлялся.

– Какие у тебя планы на сегодняшний вечер, Каролина?

– Пойти с тобой, – произнесла она.

Он взял ее руку, подержал. Его пальцы переплелись с ее пальцами знакомым, мучительно сладким движением.

– Я уже старик, Каролина.

– Это мы посмотрим, – промурлыкала она.

Глава 17

– Сюзанна?

Сюзанна смотрела в окно на тетушкины розы. Многие из них из-за продолжительной жары поникли. Как и душа Сюзанны.

На долгом пути из Лондона в Барнстабл Кит говорил о разных пустяках. У коттеджа помог ей выйти из экипажа, как подобает джентльмену. Помог вынести саквояж, как подобает джентльмену. Затем поклонился, коснулся рукой шляпы, мило улыбнулся и... простился.

Он словно хотел оскорбить ее своими манерами. Что с ним случилось?

– Сюзанна!

Манеры у него блестящие, безукоризненные и непробиваемые, как панцирь. Он отгородился ими, чтобы держать ее на расстоянии с момента их приезда в Лондон. Только в темноте ей удалось заставить его разговориться. Видимо, то, что говорится в темноте, не в счет. Он как ребенок, закрывший лицо ладонями и воображающий, будто его не видно.

Он так и не прикоснулся к ней. И всю ночь спад в кресле. Почему? Ей просто необходимо было это знать. Причиной ли этому ее сомнительное происхождение и более чем странные обстоятельства жизни? Или то, что он – виконт, которому и подумать невозможно о женитьбе на женщине ее статуса, точнее, не имеющей никакого статуса? Или, прикоснувшись к ней однажды, он больше не хочет ее?

Не хочет? Ну, нет. Сюзанна в этом уверена. Она не безразлична ему. Его влечет к ней. Сюзанна знала это так же точно, как то, что самки гадюк пугливы, что полевки длиннохвостые редко встречаются в этих краях и что кобыла внутри горячая и мокрая.

Но он с ней почему-то не откровенен, что ему не свойственно. То ли он сам не знает, как быть с ней дальше, то ли понимает, что, сказав правду, нанесет ей удар, и хочет пощадить ее чувства.

Странно, но у Сюзанны не было ощущения, что ее чувства пощадили. Они саднили, кровоточили и вообще пришли в полное расстройство.

Может быть, он просто боится?

Кит Уайтлоу? Боится? Но чего именно?

– Сюзанна?

Девушка медленно повернулась.

– Да?

– Я окликаю тебя уже в третий раз, деточка, – мягко произнесла тетя.

– Правда? Простите, ради Бога.

– Ты чем-то расстроена? Что-то случилось в Лондоне? Скучаешь по своим друзьям?

Сюзанну поразило то, что в Лондоне она за все время ни разу не вспомнила о «друзьях». Что ответила бы тетя, если бы Сюзанна сказала: «Да, тетушка, кое-что и правда случилось. Я люблю виконта, а он не желает ко мне притрагиваться, хотя на днях трогал меня всю и руками, и губами, и мне это безумно нравилось».

– Нет, – ответила она тихо. – Ничего не случилось.

Тетя слегка нахмурилась, подошла и села с ней рядом на подоконник.

– Виконт... он ведь не... – И деликатно замолчала, предоставляя Сюзанне закончить фразу. Лицо ее выражало сильную озабоченность.

– Нет, – с разочарованием произнесла Сюзанна.

Тетя Франсис весело рассмеялась.

– Тогда все хорошо. Пока ничего плохого не случилось, деточка. – В голосе послышалась ирония. – Что это прицепилось к твоей юбке? – Она сняла соринку. – Что-то сверкающее.

Сюзанна взглянула.

– Наверное, чешуя от русалки, – пробормотала она. Потом слегка сдвинула брови и снова обратила взгляд к окну, куда, словно магнитом притягивало ее мысли, и тут же забыла о тетушке.

– Я знаю кое-что о... противоположном поле, Сюзанна, – проворковала тетя. – Если у тебя вдруг возникнут вопросы... Я имею в виду, разумеется, мужчин, деточка.

Сюзанна рассеянно слушала тетю, тогда как ее собственные мысли заявляли о себе шумно и требовательно. И тут ей в голову пришло решение.

Виконт боится, что кто-то попытается ее убить, он и сам, пожалуй, ее убьет, если она покинет дом одна, потому что его последними словами при прощании были: «Только не выходите из дома!»

Сюзанна наконец поняла, что должна делать. Она встала и взяла альбом.

– Сюзанна!

На этот раз тетя окликнула ее почти резко, заставив Сюзанну остановиться и обернуться. Тетя как-то странно смотрела на нее, прежде чем заговорить.

– Деточка, я знаю, что не довожусь тебе родней по крови, но... я не хочу, чтобы тебе причинили боль.

Сюзанна смутилась.

– Ох, тетя Франсис... – проговорила она. – Спасибо за заботу. И простите меня. Обещаю вам... даю торжественную клятву, что не стану... что постараюсь не разочаровать и не опозорить вас.

– Я в этом не сомневаюсь, деточка, – мягко промолвила тетя. – Не это меня заботит. Но спасибо тебе за твою клятву.

Тетушке все же не чужда ирония. Сюзанна слабо улыбнулась.

– Зато это заботит меня, – сказала девушка. – И я непременно сдержу слово.

Тетя некоторое время задумчиво смотрела на нее, подбирая подходящие слова.

– Когда я сказала, что не хочу, чтобы тебе причинили боль, Сюзанна, – нерешительно заговорила она, – я не имела в виду, что ты вообще не должна рисковать. Риск не был бы риском, если бы в нем не таилась опасность боли. Но в жизни ничто не дается просто так, Сюзанна. И еще... Впрочем, не важно. Ты совсем юная, но я знаю, ты благоразумна, и нет нужды предостерегать тебя и говорить банальности. К тому же ты дала мне клятву. Иди... порисуй в свое удовольствие. Но к обеду, пожалуйста, возвращайся.

– Вы действительно считаете меня благоразумной? – спросила девушка.

Тетю удивил такой вопрос, и она ответила:

– Разумеется.

Итак, ко всем прочим своим достоинствам, которые Сюзанна недавно обнаружила в себе, она, оказывается, еще и благоразумна!

Сюзанна радостно улыбнулась тетушке, отворила дверь и побежала по тропинке. Она была почти уверена, что знает, где его искать.


Он стоял на мостках и растирал полотенцем обнаженный торс. Панталоны он успел надеть, но оставался пока босиком. Заходящее солнце позолотило половину его фигуры, в то время как вторая половина была в тени. По дороге Сюзанна придумывала, что ему скажет, о чем станет спрашивать, что сделает, если его ответ разобьет ей сердце. Но тут он внезапно повернулся и увидел ее, И его лицо от неожиданности сказало ей все, что она хотела узнать, и спрашивать уже не было необходимости!

– Ох, Кит, все хорошо, – тихо произнесла она. – Я тоже тебя люблю.

Он уставился на нее, застигнутый врасплох. Потом коротко рассмеялся, желая, чтобы смех прозвучал скептически или равнодушно, но у него это не получилось. Сюзанна приблизилась к нему так осторожно, как если бы он был белкой или оленем, а он настороженно следил за ней. Она подошла так близко, что почувствовала жар его тела, и остановилась. Потом медленно положила ладонь ему на грудь.

– Это чистая правда, – сказала она мягко. – И я никуда не уйду! Обещаю.

Она почувствовала, как его сердце под ладонью встрепенулось одновременно с ее собственным сердцем, ощутила, как ребра поднимаются и опускаются в такт участившемуся дыханию. Он провел рукой по ее щеке, затем по губам. Она поцеловала его пальцы и увидела, как потемнели его глаза.

– Снова у вас преимущество передо мной, мисс Мейкпис, – пробормотал он. – Я почти раздет...

– Ну, тогда... – Не отводя глаз от его лица, она с напускной храбростью начала развязывать шнуровку на спине платья.

– Нет, – решительно произнес он. У нее замерло сердце. – Я хочу сам это сделать, чтобы потом ты упрекала меня, а не себя.

Сердце Сюзанны снова вернулось к жизни. Она подняла глаза.

Кит улыбался, но как-то неестественно, невесело, и его лицо было таким напряженным, каким она его еще не видела. Он распустил шнуровку на ее платье, и Сюзанна почувствовала, как легкий вечерний ветерок пробежал по голой спине.

Он запустил руки под платье, осторожно коснулся обнаженного тела и тихо, прерывисто, почти с облегчением выдохнул. Его ладонь скользнула по ее лопаткам, затем вниз по спине. Шероховатые подушечки его пальцев и легкость прикосновения превратили каждую клеточку тела в тлеющие угли, а ноги в кисель. Сюзанна зажмурилась, чтобы полностью насладиться этим моментом блаженства.

Его теплые губы защекотали ей ухо.

– Сюзанна, – выдохнул он, и ее имя прозвучало так же чувственно, как прикосновение пальцев, которые путешествовали по ее нервным окончаниям и разжигали внутри ее огнедышащую печь.

Легкие уже с трудом вдыхали воздух. Девушка не отнимала ладоней от его груди, наслаждаясь ее теплой красотой и атласной кожей на твердых мускулах.

– Мне нравится, – пробормотал он, целуя ее в шею. – Трогай везде, где захочется.

– Ну, если ты просишь... – хотела сказать она небрежно, но голос предательски дрогнул. А он засмеялся. И она вознаградила себя за все недели копившегося желания – и одним пальцем очертила на его мускулистой груди восьмерку, затем провела им вниз по ребрам и ниже по светлой линии волос, которая вела к выпуклости в его панталонах, и, резко остановив движение, услышала удовлетворенно, как он втянул в себя воздух. Она обхватила ладонями его талию и опустила их вниз по его ягодицам поверх панталон.

– Разве это справедливо, – выдохнула Сюзанна, подставляя для поцелуя шею, – что я видела тебя раздетым, а ты меня нет.

– Ах, мисс Мейкпис, а ведь справедливость меня волнует больше всего.

Он нащупал рукава ее платья и потянул вниз.

– Нет, – запротестовала Сюзанна. – Я сама! Чтобы упрекать потом только себя.

Он остановился, посмотрел ей в лицо и положил руки ей на талию, уважая ее желание самой решать за себя.

Сюзанна дрожащими пальцами медленно потянула лиф платья вниз, и теперь ее тело прикрывал не столько муслин, сколько вечерний бриз. Кит не сводил глаз с ее лица. Сюзанна сделала глубокий вдох, дернула лиф вниз, и он соскользнул ей на талию.

Теперь его взгляд опустился на ее губы.

– Господи, – прошептал Кит с благоговением.

Сюзанна с трудом сдержала смех, но он уже нашел ее губы своими губами, а теплыми ладонями провел по обнажившейся талии, затем ладони мучительно медленно поползли вверх, обхватили ее грудь, и его прикосновения и губы стали такими нежными, что не выразить словами.

Колени у нее подогнулись, она оторвалась от его губ и уронила голову ему на грудь, трепеща от наслаждения.

Одной рукой он обхватил затылок Сюзанны, чтобы поцеловать ее так крепко, как только возможно, второй прижал ее к себе. Прикосновение сосков к его груди доставило Сюзанне невыразимое наслаждение. Она нащупала выпуклость под его панталонами и провела по ней ладонью. Почувствовала, что Киту это понравилось, и повторила. Затем еще и еще. Он ладонями обхватил ее ягодицы и сильно прижал к себе. Она обвила руками его шею и прильнула к нему всем телом.

– Я хочу, чтобы мы стали любовниками, – прерывисто прошептала она.

– А ты понимаешь, что это значит? – Его ладони все ниже опускались по ее спине под платьем. Он заглянул ей в глаза.

– Да.

– В самом деле? Ты знаешь, что я войду в тебя... – Он поцеловал ее долгим, пылким поцелуем. – И что буду двигаться внутри тебя... – он снова поцеловал ее, и ее мысли превратились в блестящие осколки, – пока мы оба не сойдем с ума от наслаждения...

– Да-да, я этого хочу, – с мольбой в голосе произнесла Сюзанна.

Он быстро подхватил ее на руки, унес под маленький деревянный навес и опустил на траву. Затем стащил с себя брюки. Увидев его обнаженным, Сюзанна так же быстро сняла платье.

И замерла, слегка робея и трепеща. Кит бросил их одежду на землю, готовя мягкое ложе.

– Иди сюда, – прошептал он.

Сюзанна шагнула вперед, Кит принял ее в объятия и провел руками по ее спине, окутывая Сюзанну теплом, в котором растворились остатки ее робости.

Он прикасался к ее коже губами нежно и благоговейно. Эти губы знали ее секреты и делали ее беззащитной, когда ей хотелось верить, что у нее есть выбор. Его губы блуждали по ее шее, по виску, по ключицам. А когда снова возвращались к ее губам, Сюзанна благодарно и жадно впитывала их, встречаясь с его жарким ищущим языком.

Его руки двигались по ее телу с пугающей ловкостью, пальцы отлично знали, где погладить, где помедлить, как извлечь из груди тихий стон нетерпения. Его ладони сполна насладились тяжестью ее груди, пальцы исследовали горячее лоно, и она приникла к нему.

Они медленно опустились на колени, не прерывая поцелуя. Он вытащил шпильки из ее волос и погрузил в них пальцы. Она нежно водила руками по синякам на его груди, по руке, в которую вошел нож. Он закрыл глаза, наслаждаясь каждым ее прикосновением. Потом обнял, прижал к себе и медленно лег на спину.

– Сейчас, – выдохнул он. – Ты мне нужна, Сюзанна. Пожалуйста, пусть это будет сейчас.

– Да...

Он повернулся вместе с ней так, что оказался сверху. Она обхватила его коленями, и он приподнялся и, приноравливаясь к ней, вошел в ее влекущее тепло. Она испытала мгновенный укол боли и закусила нижнюю губу, чтобы не вскрикнуть. Но тут же появилось необычное ощущение, словно Кит наполнил все ее тело. Она увидела, что глаза у него закрыты, – глубина его наслаждения тоже перекликалась с болью.

Мгновение они смаковали это чудо соединения, потом он открыл глаза, голубые как никогда. И улыбнулся ей как-то удивленно. Немного отодвинулся назад и снова подался вперед, склонился к ее губам. Сюзанна чувствовала, как дрожит его гибкое тело, видела, как блестят от пота мышцы рук и груди.

– Я не хочу торопиться, видит Бог, не хочу. Но не уверен, что...

– Тише. Все хорошо. – Она прижала палец к его губам. – Все хорошо.

Он вздохнул и начал движение, мерное и целенаправленное. Она выгнулась, впуская его в себя все глубже, наслаждаясь его наслаждением, желанием, которое она видела в его глазах. И с упоением ощутила момент, когда он утратил над собой контроль. Он отвернулся, захваченный ритмом движения, который все убыстрялся. А когда он снова повернулся, Сюзанна, увидела в его глазах бескрайнее наслаждение, а по его частому дыханию поняла, что он близок к экстазу, и изо всех сил сжала его плечи.

– О Боже, Сюзанна!

Тело его замерло, она ощутила, как оно содрогнулось, освобождаясь. И ясно ощутила покой, который последовал за этим. Благодарность, невыносимая нежность переполнили ее, она коснулась его губ, а он поцеловал ей пальцы.

– Спасибо, – прошептал он, – все еще тяжело дыша.

Сюзанна дотронулась до капельки пота, сбегавшей по его груди, приложила палец к губам и ощутила вкус соли.

– Все хорошо, – пробормотала она.

Он коротко рассмеялся и приподнялся над ней, лег рядом, обняв ее одной рукой, а вторую закинул за голову. Они немного полежали так, остывая.

– На случай, если тебе интересно, – лениво проговорил он через минуту, – мы только что стали любовниками.

– Так вот что это такое. – Она подняла глаза, изучая открывавшееся ей зрелище, увидела его улыбку и закрыла глаза. – У тебя очень красивая подмышка.

– Только художница может счесть подмышку красивой, – засмеялся он.

– Нет, правда... ее очертания, мышцы, потом эта глубокая тень, волосы... – Говоря это, она вела пальцем по мышце, по тени, по волосам, потом ее голос затих. Она порывисто села, потянулась за своим альбомом и начала рисовать: закинутая за голову рука, голый торс, длинные ноги, лениво лежащий на курчавых волосах отдыхающий пенис, удивительное лицо, на котором отражались удовольствие и непринужденная доверчивость. – Ты прекрасно позируешь, – похвалила она. – Лежишь, не шевелясь.

– Я сейчас не способен шевельнуться, даже если ты нацелишь на меня пистолет, – пробормотал он. Сюзанна поцеловала родимое пятно в форме чайки на его откинутой руке, затем наклонилась и поцеловала сосок, обвела его языком, втянула в себя, как делал он с ее соском. Кит провел рукой по ее спине, и она увидела внизу его живота несомненные признаки возбуждения.

– Вот теперь ты зашевелился, – поддразнила его Сюзанна.

Он рассмеялся.

– Ты настоящая сирена, – произнес он с искренним восхищением.

– Помучаю-ка я тебя хорошенько, – прошептала она и провела языком по его ребрам, после чего ее губы скользнули по его жезлу, который почти обрел боевую готовность.

– Или я тебя, – прошептал он в ответ. Кит порывисто сел, посадил ее к себе на колени и выдохнул ей в ухо, затем коснулся его языком, обвел им вокруг раковины, и по ее телу пробежала дрожь. – Нравится? – прошептал он.

– Даже не знаю, – выдохнула она. – Будто всю тебя захватывает...

Он провел пальцем по ее шее, по ключицам и коснулся затвердевшего соска.

– Вот доказательство того, что тебе понравилось, – вкрадчиво прошептал он.

Она рассмеялась, но тут же затихла, сосредоточившись на том, что делал с ней Кит.

Все было по молчаливому соглашению осторожным, мягким, словно дыхание. Губами, кончиками пальцев и вздохами она ласкала его, а он ее. Она дышала ему в ухо, целовала в шею, а его пальцы тем временем тихо, нежно двигались по ее спине, талии, животу, кудрявому гнездышку между ногами, по шее, груди, словно он извлекал музыку из струн дорогой арфы. И вот каждая ее клеточка затрепетала от желания. Воздух, которым он дышал ей в ухо, становился то горячим, то прохладным. Сюзанна обняла его за шею, решив сполна насладиться удовольствием, которое он мог ей дать. Ведь он был гораздо опытнее ее! Но она научится. Непременно научится.

– Кит, – пробормотала она наконец ему в шею, не в силах терпеть дольше. Ей необходимо было, чтобы он освободил ее. Она готова была умолять его об этом.

Но в этом не было надобности.

– Все хорошо, – прошептал он. – Все хорошо.

Он обхватил ладонями ее ягодицы, приподнял, и его жезл вошел в нее. Они оба закрыли глаза. Грудь Сюзанны скользила по его груди, их тела блестели от пота. Сюзанна инстинктивно приподнялась, он с улыбкой направлял ее. Открыв глаза, она увидела, что глаза Кита снова потемнели от желания. Это была ее победа. Ее приводила в восторг эта власть – давать и принимать, этот обмен силой и слабостью.

– Внутри у тебя есть такое место, Сюзанна... – хрипло выдохнул он. – Направляй меня. Ты поймешь, когда почувствуешь. Я буду за тебя держаться.

Она снова приподнялась... и опустилась. Он оказался прав. Такое место в самом деле было.

Она с обольстительной улыбкой задвигалась над ним, упиваясь новым знанием, чувствуя, как растет желание, и изо всех сил пытаясь сдерживать его. Все решило ее тело, нашло необходимый ритм, и она двигалась все быстрее и быстрее. А он держался за нее, приподнимая бедра, чтобы попасть ей в такт.

И весь мир вокруг превратился в хриплый гул их дыхания, бессвязные восклицания восторга, тихие побуждающие стоны. Сюзанна чувствовала, как по жилам несется звездная река, и вот она затопила берега и вырвалась из нее вместе с восторженным криком. Она задрожала от еще неизведанного наслаждения, услышала хриплое восклицание Кита, почувствовала, как его семя изверглось в нее, и в изнеможении положила голову ему на плечо. Его грудь часто поднималась и опускалась так же, как у Сюзанны. Кит осторожно сдвинул ее, устраиваясь поудобнее. Они смогли заговорить, лишь когда дыхание немного успокоилось.

– Ты будешь моей женой, – спокойно произнес он. Словно разрешил наконец стоявшую перед ним задачу.

– Хорошо, – прошептала она. Снова наступило молчание. Кит его нарушил.

– Отец тебя полюбит, – произнес он с задумчивым видом.

– Надеюсь, я тоже его полюблю.

– Ему не понравится, что у тебя нет денег...

– А кому бы это понравилось? – счастливо пробормотала Сюзанна.

– Но сама ты ему понравишься.

– Конечно.

Кит рассмеялся.

– «Это на самом деле очень просто», – повторил он слова, сказанные ею на балу в ратуше. И так удачно передразнил ее высокий чистый голосок, что заслужил легкий шлепок.

– Это на самом деле просто! Тебе же я понравилась.

Он фыркнул.

– А мы сможем жить в Лондоне? – спросила Сюзанна.

– Наверняка. Если только ты не захочешь остаться здесь, среди полевок и гадюк.

Сюзанна замерла. Но он уже смеялся, лежа под ней.

– Сейчас здесь нет никаких гадюк, моя красавица.

Она снова шлепнула его, после чего улеглась, положив голову на его другое плечо, здоровое.

– А тетя Франсис?

– Поселится с нами, если захочет.

– И у нас будут друзья?

– Я же виконт. Я куплю тебе всех друзей, каких только ты пожелаешь. Сколько тебе надо?

Сюзанна снова засмеялась. Он крепче обнял ее, полузакрыв глаза. Но, несмотря на сонный вид, тело его оставалось напряженно-собранным. Она подняла голову и посмотрела на него, потом пальцем провела по его губам, скулам, подбородку, которые отныне принадлежали ей.

– Со мной ничего не случится, – сказала она.

Он все время думал об этом, Сюзанна это понимала. И в тот раз, когда она пошутила по поводу собственной смерти, очень рассердился на нее. У этого удивительного человека было нежное, ранимое сердце. Кита удивили ее слова, и он широко раскрыл глаза. Их ясная голубизна затягивала ее. Но он ничего не сказал.

– В самом деле, не случится, – повторила она. – Ведь ты Кристофер Уайтлоу, самый выдающийся шпион на свете.

Кит слегка улыбнулся, нежно и властно провел рукой по ее бедрам, плечам, волосам. Не столько ласково, сколько требовательно. Он запоминал ее. Удостоверялся в ее существовании.

«Я люблю его».

Он еще не сказал ей, что любит, но, конечно же, это так. Все, что он делал, свидетельствовало о его безграничной любви.

И Сюзанна его любила. Это чувство было прекрасным и страшным, несказанно радостным и тревожным, тихим и грозным. То, что она когда-то испытывала к Дугласу, было всего лишь пеплом на краю костра...

Рука Кита вдруг остановилась, он приподнялся и вопросительно взглянул на нее.

– Как по-твоему? Я миловидный? – спросил он.

Сюзанна с трудом сдержала смех.

– Миловидный? Нет. Ты красивый, – решительно заявила она, не покривив душой.

Ее ответ, похоже, успокоил Кита, и он снова прилег с ней рядом. Сюзанна слышала, как шумит лес, и этот шум был таким же привычным и естественным, как дыхание Кита. Острый запах прелой листвы, шелест ветвей, шорох невидимых зверьков в траве... Теперь для нее все эти звуки будут тесно связаны с Китом.

– Но мы ведь будем приезжать в Барнстабл, правда? – неожиданно спросила Сюзанна.

– А тебе хотелось бы?

– Вообще-то да. И чем чаще, тем лучше.

– Мне тоже.


Кит привез Сюзанну домой к самому обеду и официально попросил ее руки у тети Франсис, которая великолепно изобразила изумление, пока Сюзанна за спиной Кита закатывала глаза. Но радость тетушки была абсолютно искренней, как и облегчение, которому она дала волю, когда Кит ушел.

– Графиня! – воскликнула она. – Ты станешь графиней, деточка! В один прекрасный день.

– И женой, – восторженно добавила Сюзанна. – Женой Кита! – Для нее это было самым главным.

– Для тебя он уже и сейчас Кит? – поддразнила ее тетя. – Он славный мальчик. Я знала, Сюзанна, что он сделает тебя порядочной женщиной.

Слова «славный мальчик» позабавили Сюзанну, но последняя тетина фраза заставила ее замереть. Неужели тетушке все известно о ее беспутном поведении? Тетя Франсис заметила смущение на ее лице.

– У тебя тогда запутались листья в волосах, деточка.

Сюзанна покраснела до корней волос.

– Тетя Франсис! Представляю себе, какого вы обо мне мнения.

– Много воды утекло с тех пор, как в моих волосах запутывались листья, но будь уверена – это было. Вот если бы ты явилась домой с листьями в волосах, а виконт не явился бы следом просить твоей руки, я огорчилась бы куда больше.

– Может быть, теперь соседи снова станут приходить к вам в гости, тетя Франсис?

– Ну, я не стану их дожидаться, Сюзанна. Сама нанесу им визиты и сообщу радостную весть! Хочешь, вместе пойдем, деточка!

– Пожалуй, я бы пошла. Интересно, как ее примут соседи, если она не станет слишком стараться?

Сюзанна порадовалась возможности начать сначала.


Кит шел домой, посвистывая. Он, собственно говоря, возвращался в «Розы» только затем, чтобы захватить фонарь, бренди, воды, чаю, одеяло и что-нибудь пожевать. А потом собирался вернуться и охранять Сюзанну.

Он хотел бы провести сегодняшнюю ночь с ней – и все последующие ночи! Но, пожалуй, следует соблюсти приличия. Кит постарается жениться на ней в кратчайший срок, как только получит разрешение на брак, а до тех пор сохранит это в секрете.

Кит был счастлив. Это счастье не назовешь безмятежным, за ним тянется прошлое, графиня, которая смертельно обидится, когда он бросит ее ради жены (ему очень нравилось это слово!), раздраженный отец и все тайны и опасности, с которыми они с Сюзанной столкнулись за время своего знакомства. Но все, что им пришлось пережить, делало его счастье более полным. Ведь только благодаря этому он познакомился с Сюзанной. Иначе Сюзанна не стала бы такой, какая она сейчас. Вышла бы замуж за Дугласа, который так никогда и не узнал бы о ее силе и страстности, а сам Кит продолжал бы спать с замужней женщиной, пил бы по-прежнему, и его сердце было бы на замке.

Он знал, что есть несколько видов страха. На войне не страшно во время сражения, только до и после него. Во время сражения каждый делает свою работу. А вот после сражения чувствуешь боль, а перед сражением мучат дурные предчувствия.

Так и в любви...

Он огляделся, и ему пришло в голову: все, что сделало его тем, кто он есть сейчас, началось в этом лесу, где он выслеживал гадюк и полевок й учился анализировать и делать выводы. Учился терпению, ловкости, аккуратности. И воображению, которое позволяет видеть за обманчиво простыми вещами кучу сложностей.

Здесь он изведал впервые вкус страсти. И научился любить.

Он запрокинул голову, и свет закатного солнца, льющийся сквозь листву, напомнил ему витражи в Горриндже. Верность. Надежда. Милосердие. Но любовь все же – самое главное, как считают поэты. Некоторые полагают, что милосердие и любовь – понятия равнозначные...

Но все они на самом деле...

Проклятие, все они – христианские добродетели!

Кит остановился как вкопанный и коротко рассмеялся. Интересно, употреблял ли кто-нибудь слова «проклятие» и «христианские добродетели» в одной фразе? На витражи и мавзолей у горринджской церкви пожертвовал щедрый филантроп. Кит поспорил бы на левую руку – поврежденную, – что этим щедрым филантропом был Ричард Локвуд!

И тут все кусочки головоломки встали на свои места.

«Ну конечно», – сказал Джеймс, глядя на обратную сторону миниатюры. А что было написано на обратной стороне миниатюры? «Сюзанне Фейт». Фейт, то есть Верность, – христианская добродетель. А второе имя другой сестры, Сильвии, – Хоуп, то есть Надежда. Он готов биться об заклад, что второе имя Сабрины – Черити, то есть Милосердие!

Каждая из миниатюр была связующей нитью. Эксцентричный Ричард Локвуд использовал имена дочек как указатели местонахождения спрятанных им документов.

Завтра. Он поедет туда завтра. Он должен – ради Сюзанны.

Но... вообще-то...

По правде говоря, очень хотелось бы опередить Джона Карра.

Глава 18

Сюзанна провела спокойный вечер с тетей Франсис. Они начали новый роман – на этот раз страшный, и она долго не могла уснуть. Но проснулась она в обычное время и, выйдя за калитку с альбомом в руках, увидела поджидавшего ее виконта.

«Мой жених», – подумала Сюзанна.

Она остановилась, просто чтобы посмотреть на него. Порадоваться, что он есть. Насладиться счастьем, ярко сиявшим в груди, словно солнце.

Сюзанна пошла к нему навстречу, и, когда поравнялась с ним, он привлек ее к себе. Она запрокинула лицо. Он поцеловал ее, ласково и быстро, потому что теперь они могли целоваться, сколько захочется и как захочется, и нежно, и страстно. У него была холодная щека, словно он давно уже на воздухе. И губы с привкусом чая тоже были прохладными. Глаза слегка покраснели, а подбородок нуждался в бритье. Она придирчиво оглядела его и догадалась, в чем дело.

– Ты охранял меня! – взволнованно промолвила Сюзанна. – Всю ночь! Наблюдал за домом. Поэтому у тебя такой вид.

– Я просто неотразим, – закончил он с милой улыбкой.

Сердце Сюзанны переполнила невыразимая благодарность. Но она не стала изливать ее, чтобы не смутить своего смелого и нежного рыцаря.

– Этой ночью, – твердо заявила она, – когда тетя Франсис ляжет спать, я впущу тебя, и будешь спать на диване в гостиной, если тебе и правда нужно меня охранять. А перед тем, как тетя Франсис утром спустится вниз, уйдешь. Я не хочу, чтобы ты лишал себя сна.

Он немного подумал, кивнул, соглашаясь, и, кажется, остался доволен тем, что им командуют. Он протянул ей руку, и она взяла ее. Он повел ее по аллее, но на этот раз не в лес, а в скромный парк при «Розах». Сюзанна оглядела фонтан и кусты вокруг.

– Я и представить себе не могла, что тут у тебя растут самые обыкновенные розы, – поддразнила она его. Он не засмеялся, молча повернулся к ней, и она увидела, что его лицо изменилось. И потянувшись к нему, встретилась с его губами. Он со стоном прижал ее к себе крепко-крепко, словно хотел принять ее в себя и защитить от всякого зла навсегда. Ее тело обмякло, Сюзанна обвила его шею руками. Поцелуй был долгим и жадным, именно так он и хотел поцеловать ее при встрече, но решил, что не подобает это делать у крыльца тети Франсис.

Они оторвались друг от друга, когда им не хватило воздуха.

– Я должен тебе кое-что сказать, Сюзанна. Сегодня...

Он замолчал и посмотрел куда-то поверх ее плеча. Кто-то спешил к ним через парк, и этот кто-то оказался Бултоном. Он приблизился к ним, раскрасневшись от спешки и жары. Как-никак дворецкие большую часть времени проводят в помещениях.

– Что-то случилось, Бултон?

– Сэр! К вам... к вам пришли, сэр.

Кто бы это мог так разволновать Бултона? Черт, неужто отец!

Кит так и не отправил герцогу записи, забыл. Он собрался с мыслями и лихорадочно стал придумывать оправдания за безнадежно скудный материал, за неожиданную поездку в Горриндж и тут поднял взгляд.

Стройная невысокая женщина, с головы до ног одетая в черное, робко стояла в отдалении. Ее волосы под большой черной шляпой с длинной непроницаемой вуалью были собраны в узел. Руки в перчатках медленно поднялись, она откинула с лица вуаль.

Кит замер, словно увидел призрак. Он машинально выпустил руку Сюзанны. И с каждым шагом, который делал призрак по направлению к нему, годы ускользали прочь.

Она протянула ему руку в черной перчатке для поцелуя, и Кит инстинктивно поднес ее к губам. Но когда он это сделал, она крепко схватила его руку, перевернула ладонью вверх и внимательно всмотрелась в нее.

– Ох, Кит, – с улыбкой пробормотала она. – Это и правда ты.

И Каролина Оллстон поцеловала родимое пятно в форме чайки на его запястье.

Он не то чтобы вырвал у нее руку, но, по крайней мере, быстро отнял ее. Каролина всегда любила театральные жесты. Очнувшись, Кит взглянул на Сюзанну, женщину, которую только что страстно целовал. Она смотрела на Каролину с тем же восхищением и расположением, какие приберегала для гадюк.

Красота Каролины нисколько не поблекла с годами: все то же прекрасное лицо, на котором доминировали темные глаза, мягкие и глубокие, и пушистые брови, словно у ребенка. И красные от природы губы, которые околдовали в свое время семнадцатилетнего подростка. Это лицо было по-прежнему тонким, страстным, своенравным. Она казалась беззащитной. Хотя на самом деле следовало защищаться от нее.

– Каролина...

– Оллстон, – договорила она. – По-прежнему Оллстон. – Траурное платье женщина никак не прокомментировала.

– Здравствуйте, Каролина. Позвольте представить вам мою невесту, мисс Сюзанну Мейкпис.

Он хозяйским движением взял Сюзанну под локоть. Но она словно окоченела, ее рука не хотела гнуться. Он посмотрел на нее, желая развеять все ее опасения, но она избегала встречаться с ним глазами, продолжая смотреть на Каролину, словно под ее взглядом Каролина могла испариться, будто мираж.

Каролина в свою очередь смотрела на Сюзанну.

– Поздравляю с помолвкой. – Каролина умудрилась произнести эту фразу с иронией.

– Мы вам благодарны. Сколько же лет прошло? – Он старался говорить непринужденно. И все-таки не знал, как следует вести себя с бывшей любовницей, которую теперь подозревают в предательстве.

– Семнадцать, – ответила Каролина. – А все было будто вчера.

Слово «вчера» она произнесла с явным подтекстом. Словно все, что было между ними, случилось на самом деле только вчера. Как все это похоже на нее. То же самое она проделывала еще в те времена, роняла намеки в присутствии Джона Карра и смотрела, как два друга вскипают, как наскакивают друг на друга, точно петушки. Неужели за семнадцать лет она нисколько не изменилась? Или было в нем что-то такое, что заставляло ее снова играть в прежние игры?

– Чем я обязан удовольствию видеть вас, Каролина? – Теперь, когда он успокоился, его голос стал, несомненно, прохладнее. Она слегка поморщилась, и он увидел в ней прежнюю девочку, которая много лет назад пыталась быть храброй и которая умела защитить себя только одним способом. И Кит вдруг испытал желание сделать для нее то, чего не сумел сделать тогда.

– Я... у меня неприятности. Кит. И мне не к кому обратиться за помощью. А ты... вы всегда старались мне помочь.

Слово «старались» запало ему в душу. Он именно старался. Он все время старался ей помочь. Старался, но не сумел.

Она, должно быть, заметила, как его лицо смягчилось, – ее голос окреп, зазвучал с достоинством:

– Мне надо с вами поговорить, Кит. Простите меня, мисс Мейкпис, – мягко добавила она, – за то, что приходится нарушить ваше счастливое уединение. Нет слов, чтобы выразить, как я сожалею.

Кит взглянул на Сюзанну. Она улыбалась. Но ее улыбка скорее напоминала оскал. Она снова сделала попытку высвободить руку. Но Кит крепко прижал ее локтем. «Ты никуда не уйдешь, Сюзанна!» Она была для него сейчас все равно, что талисман.

Кит не знал, можно ли верить Каролине. Казалось, она искренне взволнована и огорчена. И это пробудило в нем желание помочь. Так же, как много лет назад. Но за ним крылось и весьма прозаическое любопытство: Киту хотелось послушать, что она скажет. Она была частью тайны, которую он стремился раскрыть. Почему-то ее появление здесь показалось ему естественным.

Он немного смягчил тон:

– Вы можете сказать мне то, что хотите, в присутствии моей невесты.

– Кит! – Каролина, кажется, пришла в отчаяние. – Вы сами... не захотите, чтобы мисс Мейкпис слышала то, что я скажу. Я забочусь только о... ее безопасности.

Все хуже и хуже. Но в этом Каролина, несомненно, права. Кит не хотел, чтобы Сюзанна общалась с возможной государственной изменницей. Интересно, не наблюдает ли в данный момент за ними Джон Карр из какого-нибудь укромного места? Или Каролина сумела пройти сюда незамеченной? Этот траурный наряд, вуаль, черное платье... наверняка маскарад!

Ему на мгновение пришла в голову дикая мысль, что Джон Карр нашел Каролину и подослал ее к нему. И сейчас королевские солдаты ворвутся в «Розы», чтобы арестовать Кита за то, что тот якшается с изменницей.

В глубине души он, конечно, в это не верил, но в миг безумия понял, что Каролина оставила после себя глубокий след. Тогда, много лет назад, она увидела что-то простое и хорошее – его дружбу с Джоном – и вознамерилась разрушить ее потому лишь, что это было в ее власти. Власть эту давала ей ее красота. И возможно, вся ее сила только в этой красоте и заключалась.

– Кит, он пытается меня убить, – проговорила она едва слышно. – Морли.

Ага, вот оно – магическое слово: Морли. Кит молча ждал.

– Я знаю, что... сделала весьма опрометчивый шаг, – продолжала она, – но, клянусь, я никому не желала зла, и меньше всего вам. И я устала, устала скрываться, Кит. И мне так страшно.

Кит молчал. Какая-то часть его еще не верила, что Каролина Оллстон стоит сейчас в его саду. А другая часть, незрелая, наивная, которой он никак не мог гордиться, была рада – рада ее появлению.

– А мое письмо вы получили? – спросила она, не дождавшись ответа.

Он почувствовал, как напряглась стоявшая рядом Сюзанна. О каком письме говорит Каролина? О том, что перехватил Джон Карр, или о записке, написанной много лет назад: «Мне очень жаль». Он на всякий случай молча кивнул.

– Кит, ради нашего прошлого вы мне поможете?

Сюзанна стояла рядом, застыв в растерянности, неуверенности, и он чувствовал, что она оскорблена. Если бы перенести ее в такое место, где никакое прошлое – его или ее – их не затронет! Но это все равно ничего не решит: его прошлое, кажется, тесно переплелось с прошлым Сюзанны, и прежде чем они вместе отправятся навстречу будущему, ему придется распутать все нити.

– Сюзанна... – произнес он виновато и вместе с тем решительно.

– Я пойду сейчас домой, – быстро и слишком бодро сказала Сюзанна. – К тете Франсис. Предоставлю вам возможность возобновить знакомство.

– Нет, ты не уйдешь.

– Я вернусь к тете Франсис и...

– Нет, – твердо сказал он. – Ты этого не сделаешь. Ты останешься здесь, в доме. Теперь это и твой дом. Мы зайдем внутрь, и ты подождешь, пока я переговорю с мисс Оллстон наедине.

– Я хочу вернуться к тете Франсис. – Она сказала это спокойно, но щеки ее пылали. Кит посмотрел ей в лицо, однако она отвела глаза. Он взял ее руку и поднес к губам. Каролина наблюдала за ними.

– Все будет хорошо, – сказал он.

Но, судя по выражению лица Сюзанны, девушка в это не верила. Она не вырвала руку, но ей не хотелось, чтобы он сейчас к ней прикасался. Он с тем же успехом мог взять за руку статую Марка Аврелия.

– Конечно, все будет хорошо, – сказала она. – Ведь ты всегда такой правильный.

Ее ирония обрушилась на него, как лом, но сейчас у него не было ни времени, ни терпения, чтобы ее успокоить. Перед ними стояла потенциальная угроза в облике Каролины. Потенциальная разгадка тайны. Потенциальная истина.

– Спасибо, что все понимаешь, – сказал он Сюзанне. – Пойдемте в дом.

И Кит повел в дом двух красивых женщин – свое прошлое и свое будущее.


Стоило ему увидеть эту женщину, как он стал совершенно белым, словно листок в ее альбоме. Как в тот день, когда на него упала лошадь. И выпустил ее руку, словно не мог одновременно дотрагиваться до нее и смотреть на Каролину Оллстон.

Да, эта женщина была красива. Грозной, властной, пленительной красотой. Ее красота была сложной. И Сюзанна знала, что эта сложность нравилась Киту. «Ее трудно забыть?» Оставшись одна в гостиной, Сюзанна горько рассмеялась. «Ее трудно забыть» – слишком слабо сказано о Каролине Оллстон.

И Кит – мужчина, который заполнил сердце Сюзанны, заперся в библиотеке с Каролиной Оллстон. Сюзанне казалось, что у нее вырвали сердце и на его месте воет холодный ветер.

Она стояла в комнате, обставленной блестящей красивой мебелью, одна, наедине с огромным портретом семьи Уайтлоу. Хорошенькая мама Кита, его красивый отец, две девочки, по счастью, больше напоминающие мать, чем отца, милые и шаловливые. Лицо маленького Кита, выглядывающее из рифленого воротника, надутое и недовольное. Сюзанна невольно улыбнулась.

Она притронулась к его изображению и пожалела, что не знала его в те годы. Жаль, что не из-за нее он стрелял в лучшего друга и не ее имя вырезал на коре дерева. Жаль, что она не знала его в то время, когда он еще учился любить, чтобы нисколько не сомневаться теперь, что он любит только ее одну.

Еще вчера она была уверена: «Он любит меня». Должен любить. И час назад она так думала, когда они, забыв о скромности, целовались в розовом саду. «Он должен меня любить».

Но что ей на самом деле известно об оттенках этого сложного чувства? Эта необыкновенная женщина в соседней комнате – его первая любовь. Сейчас он стал ей нужен. Может быть, Кит увидит в этом шанс исправить старую ошибку?

«Но я люблю его! И пока этого достаточно», – решила Сюзанна. Ее любви придется подождать, пока он не скажет ей о своей. Если скажет...

И она принялась рассматривать портрет, приказав своему сердцу не разбиваться.

* * *

Он проводил Каролину в библиотеку и подождал, пока миссис Дэвис с ее карими, как у спаниеля, глазами с дребезжанием поставит на столик между ними чайный поднос. Миссис Дэвис была далеко не так наделена даром непроницаемости, как Бултон. Покидая комнату, она посмотрела на Кита с таким неодобрением, что он мог бы пощупать его пальцами.

Он смотрел, как Каролина снимает перчатки, пальчик за пальчиком, и скатывает их в комочек. Потом она отколола шляпу, тяжелое сооружение с перьями и вуалью, и положила ее рядом с собой на диван. Ее волосы были по-прежнему черными, блестящими, она низко закалывала их сзади над длинной белой шеей. Он хорошо помнил, какие они мягкие.

– Мне и правда очень жаль, – спокойно сказала Каролина. И на мгновение им вновь стало семнадцать и восемнадцать, когда Каролина разбила сердце Киту.

А она сокрушалась хотя бы немного? Сбежала она тогда, чтобы наказать его, или просто спасая себя? Он был так несчастен и зол, что теперь казалось странным ею любоваться. Никаких чувств он к ней больше не испытывал, кроме злости.

– В ту ночь... ты уехала с Морли? – Как странно было узнать об этом наверняка. Каролина после недолгого колебания медленно наклонила голову.

– Он соблазнил тебя, заставил, или... – В Ките вновь стал закипать гнев.

– Я сама ему это предложила, Кит.

Кит принял это к сведению. Он вспомнил непроницаемое, с легким налетом презрения лицо Морли. И улыбку, адресованную лично ему, Киту. Неудивительно, что Морли принял предложение Каролины. Любому мужчине в здравом уме непросто было бы отказаться. Каролина в восемнадцать лет была божественной.

– Должно быть, у тебя не было выбора, – сказал он угрюмо. Сейчас в нем говорила гордость. И еще вина.

– Я сама сделала выбор, – ответила она, взглянув ему в лицо.

Она не сказала, что сделала этот выбор потому, что Кит не мог или не хотел на ней жениться. Хотя в удовольствии трогать ее он себе не отказывал.

– Он соблазнил меня, Кит. Той ночью. И потом еще много, много ночей, и каждый раз по-новому.

Она произносила слова медленно, словно выдавливала их из себя, чтобы каждое слово он мог прочувствовать и нарисовать в своем воображении. И радовалась, что он в замешательстве. Это на нее похоже! Она обожала, когда мужчины ее ревновали. Она не была полностью счастлива, если небо просто синело, а вода текла гладко. У Каролины был подлинный талант будоражить темные чувства.

Он промолчал.

– Я тогда была очень молодой, Кит. А потом, два года назад, ушла от Таддиуса.

– От Таддиуса, – бесстрастно повторил Кит.

– Да, Кит. Так его зовут, – иронически подтвердила она. – Но после этого...

– А почему ты ушла?

Она слегка пожала плечами. И это пожатие плеч показалось Киту необычайно жестоким. Интересно, а Морли тоже любил ее? И не потому ли он хочет ее убить? Кит готов был ему посочувствовать.

– Из-за каприза, Каролина?

Она озадаченно взглянула на него, словно хотела сказать: «Но ведь теперь я пришла к тебе, разве нет?»

– После того, как я от него ушла, для меня настали трудные времена. Я написала Таддиусу письмо, попросила у него денег, надеясь, что он мне поможет. А теперь он пытается меня убить.

– Неужели? – Настала очередь Кита иронически цедить слова. – Так все и было, Каролина? От одной только просьбы дать денег известный политик готов стать убийцей? Странно, Морли производит впечатление здравомыслящего человека. Он сумел остаться в политике на протяжении долгих лет и, насколько мне известно, за это время убил всего двух человек. Возможно, тебе известно о ком-то еще?

Каролина вздрогнула. Может быть, ее поразило то, что он говорит об этом так спокойно? Она перевела взгляд на свои сложенные на коленях, как у послушной девочки, руки.

– Возможно, ты требовала денег, угрожая ему, Каролина? – с мягкой иронией предположил Кит. – Теперь как раз самое время мне об этом рассказать.

Она подняла голову и озорно улыбнулась.

– Ну да, тогда мне эта идея казалась подходящей. Ты же помнишь, что здравый смысл мне временами изменяет.

Он вздохнул.

– И чем конкретно ты его пугала, Каролина? Тебе известно о каких-то его преступлениях?

Она помолчала.

– Он вынуждал меня ему помогать, Кит.

Почему-то Кит не мог себе представить, чтобы Каролину можно было вынудить сделать что-то вопреки ее воле. Даже Морли это не под силу. Она, несомненно, принимала участие в том, что казалось ей увлекательным приключением.

– В чем помогать, Каролина?

Она резко мотнула головой.

– Помогать – в чем? – повторил он безжалостно. – И какими именно средствами он вынуждал тебя?

– Пожалуйста, не заставляй меня об этом говорить, – произнесла она тихо. – Кит, я очень... очень устала спасаться от него. Мне страшно. Пожалуйста... – Она подалась вперед и положила ладонь ему на колено. – Пожалуйста, помоги мне.

Он взглянул на ее руку, затем посмотрел ей в лицо. И прочел в ее глазах обещание. Будь Киту семнадцать, это выбило бы у него почву из-под ног. В семнадцать он бы уже расстегивал панталоны. Он и сейчас не мог утверждать, что ее взгляд оставил его совершенно равнодушным, за прошедшие годы она сумела хорошенько его отточить, а он как-никак мужчина. Но ничего, кроме любопытства Кит не испытывал. Он смотрел на нее, как смотрел бы на детскую задачку по арифметике. Загадка, которую она собой представляла, утратила всю свою привлекательность, несмотря на роскошную упаковку.

Он осторожно снял ее руку со своего колена и вернул ей, словно возвращал все свое прошлое, все то, что когда-то чувствовал к ней.

Ее лицо при этом выразило бескрайнее изумление – оттого что ей отказали! Потом изумление сменилось замешательством и страхом. У нее ничего не осталось, кроме ее красоты и уловок.

– Я не могу тебе помочь, – мягко произнес Кит. – Для этого я должен знать, почему Морли хочет тебя убить, Каролина. И еще... если даже он вынуждал тебя помогать ему, ты все равно замешана в его преступлениях. Но если ты о них расскажешь, возможно, я сумею что-то для тебя сделать.

Она предприняла еще одну попытку. Приоткрыв губы, она устремила на него такой взгляд, что даже монах разорвал бы на себе рясу и бросился на нее. Она твердо верила в то, что мужчины в большинстве своем простаки, верила в свою власть над ними.

Кит ждал. Он умел ждать, когда того требовала ситуация. Каролина слегка сдвинула брови и отвела взгляд, словно задернула портьеру. Ей было явно не по себе. Она поняла, что проиграла, что Кит уже не тот семнадцатилетний горячий юнец, которым управляет не голова, а то, что между ногами. Кит вздохнул и решил использовать встречу с Каролиной в своих целях.

– Каролина, ходят слухи, будто Морли продавал информацию французам. Тебе что-нибудь об этом известно?

– Значит, уже ведется следствие? – спросила она, оживившись. – Найдены какие-то доказательства?

Киту показалось, что, щелкнув, стал на место еще один кусочек головоломки. И он понял весьма любопытную вещь. Однако виду не подал.

– Что ты делала в Горриндже, Каролина? – спросил он дружески.

– В Горриндже? – В голосе ее прозвучал страх.

– То твое письмо. «Мне очень жаль». Ты отправила его из Горринджа. Тогда, много лет назад. Примерно через год после того, как уехала с Морли.

– Ах, – тихо вздохнула она. – Я и забыла.

Это была правда. Но Кит теперь почти точно знал, что именно она делала тогда в Горриндже. Она сказала: «Он вынудил меня помогать». Кит сомневался, что тут имело место насилие или принуждение. Каролина всегда любила авантюры и проказы и, несомненно, нашла предстоящее дело захватывающим. Как странно, что она была шпионкой еще задолго до того, как он сам занялся этой работой.

Он смотрел на нее с непроницаемым лицом, как и положено секретному агенту. Он видел, как Каролина отчаянно молча пытается проникнуть в его мысли, понять, о чем он думает и что чувствует.

А думал он и чувствовал вот что: Каролина способствовала тому, что была разбита жизнь счастливой пары и Сюзанна лишилась семьи, помогала предателю. Неподдельная жалость, самая сильная из эмоций, которые он испытал, увидев сегодня Каролину, уступила место уверенности в том, что она замешана и в убийстве, совершенном двадцать лет назад.

В юности ее жизнь была тяжелой, но принятые ею решения привели к тому, что она такой и осталась. И Кит понял, что, по всей вероятности, с самого начала был бессилен помочь ей, как бы сильно этого ни хотел.

Каролина кашлянула.

– Пожалуй, мне лучше сейчас уйти, Кит, – сказала она. – Прости, что помешала тебе.

– Нет, – мягко возразил он. И ласково, но твердо удержал ее за руку. – Я хочу, чтобы ты осталась. Я сделаю все, чтобы тебе помочь, Каролина.

Это было ложью. Но он не собирался ее просто так отпускать.


Когда Кит вошел в гостиную час спустя, Сюзанна не обернулась, но он не сомневался, что она слышала, как он вошел, потому что увидел, как напряглась ее спина. Он молча сел рядом с ней на диван и посмотрел на картину, к которой был обращен ее взгляд.

– Тебе нравится наш семейный портрет? – спросил он как ни в чем не бывало.

– Ты на нем не выглядишь особенно счастливым, – подумав, ответила Сюзанна.

– Эта картина – идея отца. Хорошо помню, как приходилось подолгу позировать... – Кит поморщился. – Отец всегда заставлял меня делать то, чего я не хотел. Не хотел, а потом был рад этому. Как, например, эта треклятая книга о живой природе Барнстабла.

Кит понял вдруг с удивлением и легкой досадой, что отец, видимо, обладает большим, чем он, даром предвидения. Но если кто-то и должен обладать большим даром предвидения, то пусть это будет отец.

– У тебя две сестры, – тихо произнесла Сюзанна. – Они живы?

– Ну да. – Он не вполне был готов объяснять Сюзанне, что иметь двух сестер – порой весьма сомнительное удовольствие. Вот когда они отыщут ее сестер, пусть она сама и познает эту истину.

– Может быть, можно найти моих сестер, разослав письма? Дейзи Джонс сказала, что Сильвию увезли во Францию, а Сабрина, возможно, живет в Англии. А может быть, и мама... – Сюзанна осеклась.

– Мы непременно напишем, – пообещал Кит, и она слабо улыбнулась. Он взял ее руку, которая оказалась холодной, но уже мягкой и податливой. Он прижал ее к губам и долго держал так, потом повернул ладонью вверх, поцеловал и сжал ей пальцы. – Мне надо кое-куда съездить, Сюзанна, я как раз собирался тебе об этом сказать.

– С ней?

– Нет.

На ее лице отразилось огромное облегчение. Неужто она подумала, что он ее бросит?

– А где она будет, когда ты уедешь? – спросила Сюзанна.

– Вы обе поедете вместе со мной. – Кит решил, что это самый лучший вариант.

– Замечательно. Такое чудесное трио. Очень удобно.

Кит криво улыбнулся. О том, чтобы оставить Сюзанну одну, не могло быть и речи. В то же время нельзя допустить, чтобы Каролина покинула «Розы». Он не мог дать Бултону ружье и приказать стеречь Каролину, как не считал справедливым дать ему задание охранять Сюзанну. Самое лучшее повезти обеих женщин в Горриндж. Причем немедленно.

И где только бродит этот чертов Джон Карр именно сейчас, когда он так нужен!

– Послушай, Сюзанна, хочешь, чтобы это кончилось? Хочешь, чтобы тебе больше ничто не угрожало?

– Нет, я предпочитаю всю оставшуюся жизнь дрожать от страха и гадать, когда в следующий раз из-за меня тебя пырнут ножом или раздавят лошадью!

Он улыбнулся – Киту нравилось, когда Сюзанна язвила.

– Ты еще можешь улыбаться! – возмущенно воскликнула Сюзанна.

– Ты забыла, дорогая, что опасности для меня – это образ жизни.

Она подумала.

– А может, тебе и правда стать натуралистом? – безнадежно предложила она.

Он не ответил, только остановил на ней долгий взгляд. Потом наклонился и поцеловал ее. Ее губы сначала противились, но вскоре смягчились, и она обхватила его лицо ладонями – до чего ему нравилось, когда она так делала! Сюзанна раскрыла губы ему навстречу, и краткий головокружительный миг они упивались друг другом. Сладость была несравненной...

Когда он закончил ее целовать, она облизала губы, пробуя их на вкус, потом вздохнула. Он знал, что у нее сейчас кружится голова, у него тоже кружилась.

– Куда надо ехать? – спросила она, немного успокоившись.

– Помнишь, я говорил, что существуют бумаги, которые обличают Морли? Кажется, я наконец-то понял, где их искать!

– Где же?

– Помнишь витражи в горринджской церкви? Викарий еще сказал, что они не старинные – что их подарил церкви «щедрый филантроп» заодно с мавзолеем.

– Верность, надежда, милосердие... – пробормотала Сюзанна, и тут ее брови взлетели вверх. – Ой! Я поняла! Витражи с христианскими добродетелями! Это как-то связано с витражами!

– Да! И я полагаю, что щедрым филантропом был твой отец, Ричард Локвуд.

– О Господи! – Услышанное произвело на Сюзанну сильное впечатление. – Да, он был очень умным.

– Слишком умным! Слишком эксцентричным. Лучше бы он был попроще – мы сумели бы это оценить, – сухо произнес Кит. – Думаю, добытые им документы – если он их и правда добыл – могут быть спрятаны в том самом мавзолее.

– Но если бы он спрятал их в другом месте, – бросилась Сюзанна на защиту отца, которого никогда не знала, – мистер Морли наверняка нашел бы их сам и уничтожил.

– Ну, ты умница, – похвалил ее Кит.

– Вся в отца!

– Пусть так, – согласился он. – Но, конечно же, ты права насчет Морли. То, что он, по всей видимости, пытается убить тебя, доказывает, что документы он до сих пор не нашел. Наверное, Джеймс намекнул ему об их существовании и пригрозил, а уж потом взялся их искать. Как справедливо заметил мистер Эйвери-Финч, начал не с того конца.

– Мистер Морли обыскал мой дом, потому что рассчитывал найти их там!

Кит кивнул:

– И решил, что проще уничтожить тебя, на тот случай, если ты спрятала документы и намерена ими воспользоваться, – он, должно быть, знал, что ты осталась без средств к существованию. Но явно не рассчитывал на мое появление.

– Повергать в шок – твое неотъемлемое качество.

Кит пожал плечами:

– Не исключено, что никаких документов нет, но об этом лучше не думать. Документы – наша единственная надежда на то, что Морли получит по заслугам.

– А если ты все-таки ошибаешься? Насчет мавзолея. И всего остального?

– Маловероятно, – улыбнулся он. – А поиски документов следует начать сегодня же. И если мы их найдем, немедленно арестуем Морли. Он больше не сможет на тебя покушаться.

– А моей маме вернем доброе имя?

– Непременно. Я на это очень надеюсь.

– Необходимо также спасти Каролину, – заявила Сюзанна. – Ты должен сделать все, что в твоих силах.

Кит замялся. Он не знал, как рассказать Сюзанне о своих подозрениях. Пока, пожалуй, не следует ей о них говорить. Неизвестно, как она отреагирует.

– Может быть, – сказал он.

– Она действительно очень красива, – помолчав, заметила Сюзанна.

– Согласен, – просто сказал Кит.

Сюзанна отвернулась от него и снова посмотрела на портрет. Что-то ей, как видно, не давало покоя. Это было написано у нее на лице.

– А меня как бы ты описал, Кит? – спросила девушка.

– Не понял.

– Как бы ты меня описал? О Каролине ты сказал: «Ее невозможно забыть». Темные волосы, темные глаза. – Сюзанна с нетерпением ждала ответа.

Просьба застала Кита врасплох. Он мог описать полевку, гадюку, папоротник, лошадь. Их привычки, повадки.

Но как описать Сюзанну? Кит задумался. Ум, разноцветные глаза, зеленая шляпка, великолепная грудь... Вот все, что пришло ему в голову. Этот образ казался очень важным.

– Не могу, – по некотором размышлении произнес Кит. На лице Сюзанны отразилось глубокое разочарование. – Ну как я могу тебя описать? Ты для меня все. Ты смысл моей жизни.

Сюзанна изумленно смотрела на него.

– Тебя это не устраивает? – спросил он спокойно. Он понимал, что, конечно же, нет. Но почему-то не мог заставить себя сказать ей другие слова. – Я велю подавать экипаж, – быстро произнес Кит.

Глава 19

Когда они вошли в горринджскую церковь, Кит окликнул викария, но ответа не последовало. Возможно, в этот момент викарий дремал после полуденного стаканчика спиртного.

Ну и прекрасно. Он сам проведет экскурсию по церковным владениям. И Кит повел Сюзанну и Каролину на церковный двор. Найти мавзолей оказалось нетрудно: мрачноватое гранитное сооружение блестело на солнце. Вход в него стерегли два таких же мрачных серафима с трубами. Кит пригляделся – мавзолей ни в коей мере не поражал хорошим вкусом и был до того декоративным, что казался почти смешным – да уж, у Ричарда Локвуда было своеобразное чувство юмора, недаром о нем упоминают все, кто его знал! Но может, он и впрямь собирался лежать в этом мавзолее, поэтому и хотел сделать его шикарным.

Еще Роберт Бернс сказал: «Подвластны року мышь и человек...»

Мавзолей оказался закрытым. Для Кита это не явилось неожиданностью. Он пошарил в пакете, который захватил с собой, вынул кусок проволоки, сунул в замочную скважину и покрутил. Замок положил в карман, чтобы их не заперли, и слегка толкнул дверь. Она подалась, и многолетняя пыль хлынула наружу. Кит закашлялся. Внутри царил густой сумрак, несмотря на ясный, безоблачный день. Кит достал лампу, зажег, подождал, пока фитиль разгорится, и всмотрелся в темноту. Затем подал знак женщинам следовать за ним, что они и сделали. Кит достал из-под сюртука пистолет и держал наготове.

Он колебался – стоит ли закрывать дверь мавзолея, но не хотелось выдавать свое присутствие. Тогда он заклинил дверь трутом, вошел, держа лампу на вытянутой руке, и посветил ею вокруг.

Увидев сундук, Кит потянул его из углубления, где он стоял. Сюзанна и Каролина с испуганными возгласами отпрянули.

– Это не мертвец, – заверил он женщин. – В мавзолее пока еще никто не обрел вечный покой.

На сундуке висел прочный замок, но спустя несколько минут возни с проволокой его удалось открыть. Вверх, словно джинн из бутылки, взметнулась пыль, и, когда она осела, Кит увидел пачку бумаг. Он поставил фонарь на каменный выступ и начал быстро и осторожно их просматривать – многие листки сделались ломкими от времени.

Первый документ оказался письмом, отправленным французскому агенту, чье имя было Киту знакомо. Как Ричард Локвуд мог заполучить это письмо? Ричард затеял весьма рискованную игру, решившись на такое расследование в одиночку.

В следующем письме, написанном по-французски, месье Морли приглашался на встречу в гостинице в районе одного из лондонских доков. Само по себе это письмо не содержало ничего криминального, но могло быть полезным. На одном листке оказался перечень названий военных кораблей. Киту были знакомы эти названия.

Дальше шли чертежи пушки. И еще письма, в которых назначались новые встречи.

– Черт возьми! – Итак, все оказалось правдой: Морли предатель, и того, что Кит держал в руках, было вполне достаточно, чтобы отправить его на виселицу.

И тут тишину мавзолея нарушил щелчок взведенного курка пистолета.

Кит резко обернулся и увидел, что Каролина Оллстон приставила пистолет к виску Сюзанны.

– Отдай документы мне, Кит.

Он мгновенно оценил ситуацию. Выхватить игрушку из маленькой ручки Каролины было делом одной секунды, если только...

– Это дуэльный пистолет, и он выстрелит вот так... – Каролина щелкнула пальцами, – если ты хотя бы слегка меня толкнешь.

– Тогда вам, видимо, лучше не стоит делать вот так, – щелкнула пальцами Сюзанна. Ее голос дрожал, но скорее от злости, чем от страха.

– Сюзанна, – тихо произнес Кит, – она не шутит. Не двигайся.

Сюзанна замерла. Кит мог бы протянуть руку и двумя пальцами сломать Каролине шейный позвонок, так он был зол сейчас. Прежде всего на самого себя. Ведь он знал, насколько непредсказуема и безрассудна Каролина. Правда, он не предполагал, что она может быть столь жестокой. Его предвзятость и, должно быть, чувство чести привели к ошибке, и вот теперь она целится в Сюзанну.

Он произнес голосом, нежным, как майский ветерок:

– Положи пистолет на пол, Каролина. Ты ведь на самом деле не хочешь сделать ничего такого.

– Не хочу? – насмешливо переспросила она. – Ошибаешься. Ты вовсе не собираешься мне помогать, Кит. Я думаю, ты предпочтешь увидеть, как меня вздернут.

– Почему ты так думаешь? – В голосе Кита звучали нежные нотки. Он не хотел еще больше озлобить Каролину.

– Не надо говорить со мной таким ласковым тоном, Кит. Я все хорошо понимаю и полностью отдаю себе отчет в своих действиях.

– Каролина, если ты отдашь мне пистолет...

Она фыркнула. И замерла. Кит тоже замер. Кажется, сам воздух застыл и сгустился в плотную массу.

– Она была доброй, Сюзанна, – медленно произнесла Каролина. – Я говорю о твоей матери.

Сюзанна впилась глазами в лицо Каролины.

– Добрые люди встречаются очень редко, – продолжала Каролина. – Многие просто притворяются добрыми. Но твоя мать была по-настоящему доброй. А горничной я была ужасной.

– Откуда вы знали мою мать? – хрипло выговорила Сюзанна.

На изысканно-красивом лице Каролины ровным счетом ничего не отразилось, но в глазах на миг промелькнула бесконечная, поразившая Кита тоска.

– Мне правда очень жаль, – произнесла она.

– Это были вы в ту ночь! – выдохнула Сюзанна. – Я вспомнила!

– Я служила горничной в вашем доме в Горриндже, Сюзанна. Локвуд чем-то насторожил Таддиуса. Он узнал, что Анна Хоулт ищет прислугу, и устроил так, что взяли меня. После этого мне оставалось только внимательно слушать разговоры. На горничную обращали внимания не больше, чем на блоху. Твой отец рассказывал твоей матери все. Из их разговоров я поняла, что Таддиусу в самом деле есть чего опасаться. А остальное, видимо, сделал сам Таддиус.

Под «остальным» она имела в виду убийство Ричарда Локвуда и ложное обвинение Анны Хоулт. Каролина повернулась к Киту:

– Вот поэтому я и думаю, что ты намерен отправить меня на виселицу, Кит. Когда ты сегодня не позволил мне уйти, я поняла, что ты уже все знаешь. Ты всегда предан тем, кого любишь, и просто одержим желанием их защищать. Но меня ты на самом деле никогда не любил, это твое дурацкое понятие о чести заставляло тебя хотеть на мне жениться, мне помогать. И твои понятия о том, что правильно и что неправильно. Но Сюзанну ты и правда любишь по-настоящему. И поэтому с твоей точки зрения отпустить меня сегодня очень неправильно.

Кит молчал. «Каролина, значит, знаток настоящей любви, вот как?» – мелькнула язвительная мысль. Но сейчас она и правда попала в точку. Он спокойно произнес:

– Ты разрушила их жизнь, Каролина. Жизнь трех маленьких девочек. Их матери и отца. Ты играла в шпионские игры вместе с Морли. Да, ты была тогда совсем юной, но прекрасно понимала, что делаешь. Я в этом не сомневаюсь.

– Наверное, тогда мне это казалось просто приключением, я не слишком задумывалась о последствиях. Но мне действительно жаль. Однако это не значит, что я согласна быть повешенной. Так что, будь добр, передай мне документы. Я собираюсь их сжечь.

– Каролина, даже если я сейчас отдам их тебе, даже если ты их сожжешь, тебе все равно придется держать ответ. Уж я постараюсь.

Кит услышал, как часто дышит Сюзанна. В тусклом свете фонаря было видно, как она бледна. Ему хотелось дотянуться до нее, прикоснуться к ней, успокоить, но он не рискнул. Он посмотрел в глаза своей любимой, и ее губы тронула слабая улыбка. О боги! Она пытается его успокоить! Да, храбрости ей не занимать, тут она многим мужчинам способна дать фору.

А может быть, она просто верит в него? Ведь с момента их знакомства он только и делал, что спасал ей жизнь.

– А как ты собираешься уйти отсюда? – спокойно спросил он Каролину. – В пистолете всего одна пуля, если он вообще заряжен. Обоих нас ты убить не сможешь.

– А за нами сюда кое-кто последовал. Человек Морли. Он вот-вот будет здесь, с ним-то я и уйду. Просто все кончится гораздо быстрее, если ты отдашь мне документы прямо сейчас.

Раздался шаркающий звук, и Каролина с Китом оглянулись. Но это Сюзанна двинула вперед кончик туфли.

– Простите, но, кажется, я сейчас упаду в обморок, – прошептала она.

Кит напрягся. Сюзанна никогда не падала в обморок – ни из-за гадюки, ни из-за взбесившейся лошади, ни из-за убийцы с ножом. Видимо, она что-то задумала.

Кит напряженно ждал, что будет дальше. Каролина беспокойно шевельнулась, и дуло пистолета еще сильнее уперлось в висок Сюзанны.

– Честное слово, – с отчаянием пробормотала Сюзанна, – я в самом деле вот-вот...

Каролина на какую-то долю дюйма инстинктивно подалась назад. В тот же миг Кит бросился к ней, схватил ее запястье, рванул вверх, и пистолет выстрелил в потолок мавзолея. Вниз полетели мраморные крошки. Кит обхватил Сюзанну за талию и оттолкнул в сторону. Потом завел Каролине обе руки за спину.

– Сюзанна, достань из пакета веревку. Там нож, отрежь им, сколько надо.

Для человека, которого только что держали на прицеле, Сюзанна проделала все с достойной восхищения сноровкой, и Кит связал Каролине запястья.

– За то, что ты грозила застрелить Сюзанну, я позабочусь, чтобы тебя повесили!

Скрип отворяемой двери заставил всех троих повернуться. На пол упал лучик фонарика. Кит навел на дверь пистолет.

– Ни шагу дальше, не то...

– Ради Бога, не надо лишних жертв, Кит, это всего лишь я.

В мавзолей вошел Джон Карр, вооруженный пистолетом, фонарем и ранцем с весьма полезными вещами. Кит опустил пистолет.

– Как ты вовремя, Джон!

Джон Карр, помедлив в дверях, окинул взглядом присутствующих, выбоину на потолке, мраморные осколки на полу, вскрытый несгораемый сундук.

– Но что за черт! Ты снова опередил меня, Грантем! И как только...

– Просто я всегда первый, Джон.

Джон помотал головой и тихо ругнулся, а Кит рассмеялся.

– Так ты отыскал документы? – спросил Джон. – Они существуют? Следы тоже привели меня сюда.

– Да, они здесь, – кивнул Кит на сундук. – Посмотри-ка, кто отыскал меня!

– Здравствуй, Джон, – проговорила Каролина с очаровательной улыбкой. – Давно мы с тобой не виделись.

Джон обернулся. И в ту же секунду замер. Выражение, с которым он смотрел на Каролину, было невозможно понять. Его неподвижность уже начала беспокоить Кита, но тут он заговорил.

– И документы на самом деле именно те самые? – спокойно спросил он, отвернувшись от Каролины.

– Хочешь – посмотри сам. – Кит махнул рукой, и Джон прошел мимо связанной Каролины и притихшей Сюзанны, не поднимая на них глаз, глядя только на интересовавшую его цель. Он быстро просмотрел документы, пробежал глазами письма, и лицо его стало жестким.

– Я тут наткнулся на одного неприятного типа со шрамом, он ошивался неподалеку. Я слегка оглушил его и связал, – рассеянно бросил он, продолжая листать документы. – Он, пожалуй, может понадобиться, когда станут вытаскивать на белый свет грешки Морли. Можешь послать за ним кого-нибудь. – И снова углубился в чтение.

– Тут достаточно, чтобы его вздернуть, – сказал Кит. – Я говорю о Морли. Особенно если еще мистер Эйвери-Финч захочет выступить свидетелем.

– Да, похоже на то, – медленно процедил Джон, просматривая последний документ. – Так почему бы тебе не отпустить Каролину?

Кит подумал, что ослышался.

– Что ты сказал?

– У тебя достаточно компромата на Морли, – так же спокойно пояснил Джон. – Отпусти Каролину.

Кит ушам своим не поверил.

– Джон... ты, никак, спятил? Или решил пошутить? Она принимала в этом активное участие, помогла погубить семью Сюзанны, убить ее отца, только что приставила пистолет к виску Сюзанны, после этого я связал ей руки. Все эти документы Добыты с ее помощью. Она изменница родины, так же как Морли.

Изменница родины приподняла тонкие брови, но ничего не сказала. Джон тоже молчал, не сводя глаз с Кита. И тут до него дошло наконец, и мир пошатнулся.

– Ты никогда не проверял Морли, ведь так? – спросил он тихо. – Ты все время искал Каролину, искал для себя.

Джон зажмурился, снова открыл глаза, и Кит увидел в них гордость и мольбу.

– Я хотел бы тебе все объяснить, Кит, но не уверен, что ты поймешь. Я просто... никак не мог ее забыть. Я часто думал о ней, чаще, чем мог тебе в этом признаться. Мне было стыдно. Я понимал, что это наваждение, но ничего не мог с собой поделать. Начал я с Морли. Стал перехватывать его почту.

– У тебя не было таких полномочий, – с удивлением произнес Кит.

– Не было.

– Если кто-нибудь узнает, что ты этим занимался, Джон... – Риск был невероятно велик, а последствия могли оказаться весьма прискорбными, гибельными для Джона.

– Я знаю, – печально улыбнулся Джон. – Надеюсь, ты теперь понял? Я пошел на этот риск сознательно. Ради нее.

Кит был в шоке.

– И еще... начав проверять письма Морли, я стал проверять и твою переписку, Кит, – продолжил Джон. – Я не жду от тебя прощения, но не мог я тебе всего объяснить, клянусь честью. Я был уверен, что ты меня не поймешь. Я и сам себя не до конца понимаю. Но я почему-то не сомневался, что она с тобой встретится. Потому что всегда предпочитала тебя. – Он с горечью рассмеялся. – Вот я и подумал, что, если смогу ей помочь, она примет мою помощь. Я не мог допустить, чтобы вы снова встретились. Хотел получить еще один шанс. Знаешь, почти все твои письма скучны до невозможности, – попробовал пошутить он.

– Прости, что заставил тебя скучать, – сухо сказал Кит.

– Я был уверен, что она с тобой свяжется, и оказался прав.

– У тебя сработала интуиция.

– И я решил, что с информацией, которую ты мне предоставил, с фактами, которые доверил тебе Джеймс Мейкпис, я, может быть, найду документы раньше тебя и, если что-то в них указывает на Каролину, уничтожу, оставлю только те, которые обличают Морли. А потом, когда найду ее, возможно... – он посмотрел наконец на Каролину, которая все это время не спускала с него изумленных глаз, – увезу туда, где ее никто больше не обидит. – Джон снова повернулся к Киту. – Но она пришла к тебе, Кит.

– Но Джон... – Кит осекся. – Она этого...

Он хотел сказать: «Она этого не стоит». Те же самые слова, что сказал ему Джон на рассвете семнадцать лет назад, когда они стояли лицом к лицу и целились друг в друга из пистолетов. Кит теперь понял, сколько горечи было в тех словах. И самоутешения. Для Джона та потеря была тяжелее. Тогда и потом.

Кит не в силах был сказать таких слов ни об одной женщине.

– Я не могу этого допустить, Джон. Не могу позволить, чтобы ты забрал ее. Она пособница убийств. Двух человек, в том числе и Мейкписа. Ее действия привели к гибели наших солдат. Надеюсь, тебе это не безразлично?

– Мне все равно, – устало произнес Джон. – Я виноват больше, чем можно выразить словами, и знаю, что все это правда, но раз речь идет о Каролине... Помоги мне Бог, мне все равно.

– Джон!

Джон заговорил горячо и взволнованно:

– Кит, мне по-настоящему хотелось всегда только одного. Помоги мне. Не знаю даже, сделает ли меня это счастливым. Наверное, мне и это все равно. Я знаю только, что мне нужна Каролина. Знай: я люблю тебя, как брата. И если я для тебя хоть что-нибудь значу, позволь мне выиграть только на этот раз. Ради Господа.

С потолка на пол обрушился еще один мраморный кусок. Никто не шелохнулся.

– Не отказывайся так сразу от всего, Джон, – тихо произнес Кит.

Джон Карр промолчал.

– Она тебя не любит, Джон. – В тоне Кита прозвучала безысходность.

Губы Джона тронула улыбка.

– Когда-нибудь полюбит. Взгляни на меня.

Кит тоже невольно улыбнулся, хотя сердце его разрывалось. Он подумал о разновидностях любви, которые существуют на свете. Любовь постоянно преподносит нам сюрпризы со всеми ее превращениями.

Тут в напряженной тишине прозвучал мягкий голос Сюзанны:

– Кит, отпусти ее.

Кит резко повернулся к ней.

– Сюзанна, подумай, что эта женщина сделала с твоей семьей!

– Но этого уже не исправишь. Если даже ее повесят, ни моего отца, ни Джеймса Мейкписа не вернешь. Главный виновник – мистер Морли. Его и надо повесить.

Чувство справедливости, патриотизм, потребность поступать правильно, понятия добра и зла – все это в душе Кита пришло в противоборство. «У сердца своя логика, она не подвластна логике рассудка» – кажется, так сказал старик Паскаль?

– Не уверен, что это справедливо, Сюзанна, – едва слышно произнес Кит.

– Может быть, кроме справедливого и несправедливого, есть что-то еще? И сейчас просто надо сделать выбор?

Мгновение спустя Кит его сделал. Движимый не патриотизмом, а любовью, понимая, что в любом случае Джон Карр отныне для него потерян. Он повернулся к Каролине.

– Поедешь с ним? – спросил он угрюмо.

– Гм... – Каролина уставилась в потолок. – Как быть?.. Виселица или красавчик Джон Карр? Дайте подумать, дайте подумать...

Кит вздохнул, кивнул на Джона. Каролина подошла к нему. Джон быстро освободил ее запястья от веревки.

– Узлы завязаны умело, – спокойно произнес он.

Кит промолчал. Каролина повернулась и взглянула на Джона. Он остановил на ней долгий взгляд. Никто не проронил ни слова. Каролина обратилась к Сюзанне:

– Ваша мать... в общем, ваши родители часто беседовали об Италии. По правде говоря, не знаю, куда она могла отправиться той ночью... но, может быть, именно в Италию?

Сюзанна слегка кивнула в знак благодарности. Кит посмотрел на своего лучшего друга, которого знал с детства, на своего брата и соперника. Чертов красавчик, Джон Карр.

– Пожалуй, тебе пора уходить, Джон. Пока я не передумал.

Джон Карр взмахнул рукой и криво усмехнулся. Затем отворил дверь и вышел из мавзолея. Больше Кит его никогда не видел. Каролина последовала за ним, но в дверях обернулась и посмотрела на Кита.

– У Таддиуса... есть кот. – Она осеклась. – Позаботься, чтобы... кто-нибудь взял его к себе.

Кит кивнул и изумленно взглянул на Каролину. Неужели она действительно любила Морли?

Каролина не обременяла себя таким понятием, как честь, она легко шла по жизни, движимая лишь инстинктом самосохранения, жила минутой. Кит плохо понимал такую любовь.

– Ну что ж, до свидания. Желаю вам обоим счастья. – Каролина иронически поклонилась и повернулась, чтобы уйти.

– Каролина! – резко окликнул ее Кит. Она остановилась и вскинула брови.

– Постарайся быть достойной его.

Каролина весело рассмеялась, словно услышала остроумную шутку, и покачала головой. После чего исчезла за дверью.

* * *

По дороге домой Кит молчал. Так же молча он проводил Сюзанну в дом мимо слуг вверх по лестнице в ее комнату, где она еще не была, и сел на край кровати. Сюзанна видела, что он в полном изнеможении.

– Джон... мне так жаль его, – промолвила Сюзанна.

– Иди ко мне, – позвал он так же тихо.

Она подошла, и он, обхватив ее руками, посмотрел на нее снизу вверх. Ей хорошо были видны ноздри его надменно изогнутого носа, прекрасные голубые глаза, опушенные ресницами с золотистыми кончиками.

– Я люблю тебя, Сюзанна.

– Знаю. – Ей уже не казалось таким важным, чтобы он произнес эти слова вслух, она не сомневалась, что главное в его жизни любовь.

– Я должен был тебе это сразу сказать. Когда Каролина приставила тебе к Виску пистолет, я... – Он замолчал и отвернулся.

– Ш-ш, – пробормотала Сюзанна и, обхватив ладонями его лицо, поцеловала в макушку. – Все хорошо.

– Нет, не все, – сказал он раздраженно и снова посмотрел ей в глаза. – Дело в том, что я...

– Наверное, ты еще не был уверен, что любишь меня, и тебе хотелось убеди...

– Сюзанна! – воскликнул он нетерпеливо. – Нечего меня оправдывать. Тем более что ты ошибаешься. Дело в том… – Он замолчал, подбирая слова, чтобы выразить свой непонятный страх. – Мне казалось, что, если я произнесу эти слова вслух... ты просто исчезнешь. Я бы этого не вынес. Сама мысль о том, что я потеряю тебя, мне невыносима.

Он явно стыдился своих слов. Видимо, считал, что не имеет права чего-то бояться. Сюзанна не нашлась, что ему ответить.

– В итоге, – сухо заключил он, – я оказываюсь ужасным трусом. Но я люблю тебя.

– Что за удивительное признание! Особенно в устах человека, который дал упасть на себя лошади и пырнуть себя ножом ради моего спасения, в которого стреляли французы и одному Богу известно кто еще! Но с тебя хватит теперь признаний. Я тоже тебя люблю.

– Я знаю, – сказал он, вздохнув, удивленный и довольный. И крепко прижал ее к себе. Ее грудь находилась как раз на уровне его глаз, и он прижался к ней губами через тонкий муслин. Руки проникли ей под платье, и он откинулся на кровать, увлекая ее за собой.

– Тише, – велел он шепотом, – полежи так.

Он склонился над ней, медленно расшнуровал платье, стянул его и аккуратно отложил в сторону. Потом занялся ее подвязками, развязал их и положил на платье, затем снял с нее чулки.

Когда она осталась в чем мать родила, Кит со вздохом лег рядом с ней и нежно поцеловал в губы. Затем отыскал губами ее брови, висок, пульсирующую жилку на шее, выдернул шпильки из ее волос, и они рассыпались по подушке. Он испытывал щемящую бесконечную нежность, желание и благоговение одновременно. Каждое его прикосновение было исполнено этого благоговения. Сюзанна плыла по волнам блаженства. Его руки и губы, нежные и уверенные, казалось, окружали ее всю и медленно воспламеняли каждую клеточку тела.

Потом его губы опустились вниз ее живота, и она раздвинула колени, чтобы он смог насладиться самым шелковистым, самым чувствительным местом. Сюзанна впилась пальцами в одеяло, а его язык проникал, кружил, смаковал, любил ее. Кровь шумела у нее в ушах, и она готова была зарыдать от наслаждения.

Кит тоже разделся, и его прекрасное тело на мгновение зависло над ней. Она обхватила его коленями, обняла и впустила в себя. Соитие никогда не казалось Сюзанне достаточно долгим, потому что ей никак не удавалось окончательно раствориться в нем, но было поистине восхитительным, поскольку имело конец. И сейчас все происходило тоже очень медленно, и его глаза ни на мгновение не отрывались от ее глаз. В них пылала любовь. Он неизбежно устремлялся к освобождению, и, когда оно настало, он произнес ее имя.

Он поцеловал ее и медленно повернулся с ней на спину. Они лежали, крепко обнимая друг друга.

– Вот так я тебя люблю, Сюзанна, – прошептал он.

Они полежали еще немного, но Кит вдруг спохватился, что тетя Франсис будет волноваться, и они, вскочив, впопыхах оделись и спустились вниз. И тут же к Киту поспешил озабоченный Бултон. Этой сцене, видимо, суждено было повторяться с какой-то нервирующей цикличностью.

– Сэр! – начал он торопливо. Но больше ничего говорить не понадобилось. Поскольку Кит услышал, как из гостиной донеслось очень знакомое покашливание.

– Сэр, он свалился как снег на голову... – отчаянно зашептал Бултон и добавил: – Лучше вам самому пойти к нему.

Это было самое худшее, что могло случиться. Герцог стоял посреди комнаты с альбомом Сюзанны в руках, который она, конечно же, забыла на диване. Один из рисунков, видимо, особенно привлек его внимание. Он стоял, не в силах оторваться от альбома. Когда герцог наконец поднял голову, выражение его лица не поддавалось никакому описанию. Кит с трудом подавил желание закрыть глаза. Кому захочется после того, как предавался любви, предстать перед собственным отцом. Но рисунок предоставлял герцогу именно такую возможность.

Кит взглянул на Сюзанну, которую старательно загораживал спиной. Волосы ее сбились набок, она выглядела изумительно красивой, но чересчур раскрепощенной. Мучительно неловкий момент все длился, а Кит лихорадочно придумывал текст обращения к отцу. Впрочем, он мысленно уже паковал чемоданы, надеясь, что Сюзанна не очень разочаруется, оказавшись вместо Гросвенор-сквер в египетской пустыне.

– Это и есть автор рисунков? – спросил отец, обратив взгляд на Сюзанну.

– Да, – признался Кит.

Молчание, бесплодное и бескрайнее, как египетская пустыня, все длилось и длилось, а отец тем временем смотрел на стоявшую перед ним пару.

– Мы собираемся пожениться, – осторожно произнес Кит.

– Надо думать! – оживленно воскликнул герцог. – Кто же она?

Кит снова онемел.

– Я спрашиваю, кто она? – качнул бровями герцог.

Кит наконец-то вспомнил о хороших манерах и даже отыскал в себе их следы.

– Отец, позвольте представить вам мисс Сюзанну Мейкпис, мою невесту. Это мой отец, герцог Уэстфолл.

Сюзанна помешкала и присела в реверансе. Кит едва не расхохотался.

– Как? Мейкпис? Дочь Джеймса?

Сюзанна пришла в замешательство, но решила пока не рассказывать о себе правды.

– Да, сэр. – Голос ее звучал на удивление твердо.

– И вы сами делали эти рисунки?

Лицо Сюзанны запылало, как летний закат, но ее спокойствию можно было только позавидовать.

– Да, сэр.

– Они у вас очень даже неплохо получились.

Кит преисполнился благоговейного восторга. Отец избрал самые великодушные слова из всех, какие, несомненно, хотел или мог бы сказать. «Отец у меня дипломат, – подумал Кит. – Есть чему у него поучиться».

– Она необыкновенно талантлива, – поспешно добавил он. И слишком поздно спохватился, как пикантно это прозвучало, если принять во внимание, какой именно из рисунков разглядывает сейчас отец. Кит едва не шлепнул себя по лбу.

– Мисс Мейкпис, рад с вами познакомиться. А сейчас я хотел бы поговорить с сыном наедине.

Сюзанна метнула на Кита сочувственный взгляд и с явным облегчением покинула гостиную.

– Мне очень жаль, что так получилось с книгой, отец, – заговорил Кит. – Я закончу ее, обещаю вам. Просто сразу так много всего случилось... Вам тоже это будет интересно.

– Тебя видели в Лондоне, Кит.

– Кто? – быстро спросил Кит. Вот чертов Джон!

– Мисс Дейзи Джонс сказала, что приходил некий мистер Уайти с расспросами. Я понял, что это был ты.

– Вы проводили собственное расследование? – спросил Кит. Итак, отец не счел его сумасшедшим, когда он пересказал ему историю Мейкписа. Это немного успокаивало. Но постойте-ка. Может быть... – А откуда вы знаете мисс Дейзи Джонс?

Отец загадочно улыбнулся.

– Ну а ты нашел то, что искал, Кит? То, чего тебе не следовало искать?

– Да, сэр, и все подтвердилось. Все, что сказал тогда Мейкпис. Я покажу вам документы, если хотите. Там письма, списки кораблей... и часто упоминается Морли. Локвуд собрал солидный материал. Для Морли все выглядит очень печально. Я говорил с одним антикваром, которого можно будет уговорить дать свидетельские показания.

Герцог замер, и на его лице отразилась глубокая грусть.

– Какой позор! Ведь Морли – неплохой политик. И умный человек. А оказался убийцей. Это потеря. Какая жалость!

– И к тому же предатель.

– Заниматься этим было очень опасно, Кит. Тем более в одиночку. Тебя могли убить.

– Меня могли и до этого убить, уже много раз, – криво усмехнулся Кит. – Видно, мое время еще не пришло.

– А я ведь говорил тебе, чтобы не приезжал в Лондон.

– Клянусь вам, сэр, что закончу книгу. Я сам этого очень хочу. – Это была чистая правда.

– Никакая книга не нужна, Кит.

Воцарилась тишина.

– Что, простите? – растерянно спросил Кит.

– В книге не было необходимости. Просто... – Герцог отвернулся и прошелся по комнате, потом остановился перед семейным портретом. Он мягко улыбнулся ему, видимо, вспоминая, как приходилось позировать. – Я тревожился о тебе, сынок. Ты казался... потерянным. Погряз в сомнительных удовольствиях. Стал слишком беззаботным, но был несчастен, и сам того не понимал. Отцы замечают подобные вещи.

Кит понимал, что должен быть тронут до глубины души. Но...

– И вы поэтому грозили мне Египтом?

Герцог миролюбиво взглянул на сына.

– Я решил, что тебе полезно будет на время удалиться от «общества» и разобраться в самом себе. Может быть, даже завести новый, не такой опасный роман. Но я знал, что ты не уедешь из Лондона, если я не поставлю вопрос ребром... и я придумал эту книгу. И тут... – герцог чуть помедлил, и в голосе его послышалось легкое удивление, – ...ты снова превзошел все мои ожидания. Но ты никогда ничего не делал наполовину.

Отец торжествующе улыбнулся, словно хотел сказать: «Я твой отец, и потому умнее тебя».

Кит лишился дара речи. Его чертов отец просто-напросто надул его. Ему одновременно хотелось задушить его и упасть перед ним на колени с изъявлениями благодарности. Но он умел проигрывать.

– А славная, однако, работа, Кристофер. Твои записи так же хороши, как эти рисунки?

– А вы сомневаетесь? – спросил Кит.

Отец усмехнулся.

– Тогда тебе следует закончить книгу. Она вполне достойна быть напечатанной... хотя бы ради этих рисунков. Правда, кое-какие я все же не стал бы вставлять в книгу.

– Тех мышек? – спросил Кит.

Отец наконец рассмеялся. Он посмотрел на альбом, затем снова на сына и покачал головой. Киту потребовалось все его самообладание, чтобы не покраснеть, хотя он не мог вспомнить, когда последний раз краснел.

– Какая она, Сюзанна?

Черт! Как ненавидел Кит подобные вопросы. Когда он думал о Сюзанне, слова куда-то улетучивались.

Но отец, должно быть, прочел ответ на его лице и мягко рассмеялся.

– Ничего, сынок. Эти рисунки говорят за вас. Мне трудно выразить словами, как я за тебя рад.

Эпилог

Она обрезала с куста увядшие розы, когда налетел ветерок, маленький северный сюрприз, и она зажмурилась и позволила ему обвить свою шею прохладным шелковым шарфиком. Влажные ветры сирокко дуют в Италии ранней осенью. Они напоминали о том, что она не местная и эта страна никогда не станет ей родной, несмотря на прожитые здесь семнадцать лет. Она любила Англию, где родилась и выросла.

Италия прекрасна, она наслаждалась здесь свободой, но любое место, если это не дом, казалось ей тюрьмой.

За годы боль превратилась в постоянно звучащий унылый мотив. Она привыкла жить с этой болью, как привыкают жить без ампутированной ноги, руки, любой части тела. Она снова научилась смеяться и даже могла испытать легкий всплеск влечения. На нее по-прежнему оборачивались, хотя возраст уже давал о себе знать. В тесном кругу знакомых ее знали как вдову, безупречно несущую свой вдовий крест.

В первые годы она позволила себе написать два письма, продиктованных, конечно же, эгоизмом. Она их не подписала и понимала, что, послав их, все равно что наставила на Джеймса – или на саму себя – пистолет. Но тоска и боль были так сильны, что порой она готова была умереть, пожертвовать Джеймсом или кем-то другим ради крохотной информации о своих девочках. Джеймс ответил ей только раз: «Они в безопасности». Он был, конечно, прав, что не поощрял ее писать. Ему и самому было нелегко оттого, что он ничем не мог ей помочь. Но главной его задачей была безопасность девочек.

И так год за годом надежда расцветала и увядала, расцветала и снова увядала, как эти розы, которые она сейчас обрезала, чтобы дать зацвести новым. Она снова увидит своих девочек, правда в один прекрасный день восторжествует: эта надежда, как ничто другое, заставляла Анну Хоулт отчаянно цепляться за жизнь.


home | my bookshelf | | Красавица и шпион |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу