Book: Благодарная любовь



Благодарная любовь

Марго Магуайр

Благодарная любовь

Глава 1

Замок Кеттвик,

Нортумберленд, конец лета 1072 года

Анвре д'Арк не покидала тревога, несмотря на шумное веселье, царившее вокруг. Стены замка были еще не достроены, и рыцари лорда Кеттвика в последнее время занимались больше строительством, чем военной подготовкой. Шотландцам не составит труда совершить набег во время этого празднества, устроенного лордом в честь двух своих дочерей, Изабеллы и Катрин.

Он отвернулся от парапета, обеспечивавшего безопасность тех, кто находился на крепостных стенах, и посмотрел вниз, во двор, где леди Изабелла танцевала с поклонниками, претендующими на ее руку.

– Анвре д'Арк! – окликнул его сэр Хью Бурде, самый близкий и преданный вассал лорда Кеттвика. Рыцарь пожал руку Анвре, приветствуя его. – Я слышал, ты обосновался во владениях барона Осберна. Рад видеть тебя. Неужели действительно прошло два года?

– Да, по меньшей мере, – кратко ответил Анвре. Он относился с уважением к этому рыцарю, однако сейчас не имел желания поддерживать праздные разговоры.

– Ты до сих пор такой же непоколебимый, – сказал Хью с усмешкой, – и все еще отказываешься командовать королевским гарнизоном в Винчестере?

Анвре стиснул зубы. Ему было неприятно вспоминать о предложении короля Вильгельма. Перспектива служить при дворе и довольствоваться положением командующего войсками нисколько не привлекала его. Он предпочел бы небольшое имение в качестве награды за годы службы до и после битвы при Гастингсе.

Однако Вильгельм не стал награждать человека, отказавшегося повиноваться ему. Поэтому Анвре жил в казармах и служил барону Осберну д'Айври, лорду Белмеру. Он злился, но не желал отступать, будучи не менее упрямым, чем король.

Анвре указал на стены замка Кеттвик и выразил обеспокоенность.

– Укрепления еще не достроены, сэр Хью. Неужели лорд Анри не боится нападения шотландцев?

– Они не решатся совершать набеги так далеко на запад, – ответил Хью. – Тем не менее мы приняли меры предосторожности. Отряд рыцарей патрулирует замок по периметру стен.

– Полагаешь, они сумеют дать отпор безжалостным шотландским грабителям? – Анвре слышал рассказы о жестоких нападениях на нормандских рыцарей. Шотландские варвары похищали женщин и детей, чтобы дотом продать в рабство или использовать в качестве рабов. Для защиты от них необходимы высокие стены замка и хорошо вооруженный рыцарский дозор.

– Скоро набеги прекратятся. Говорят, герольд короля Вильгельма объезжает Нортумберленд, созывая вассалов короля для предстоящего сражения. – Хью посмотрел на празднество внизу. – Сам король движется на север к Шотландии, привлекая по пути многочисленные отряды рыцарей в свое войско.

– Этот поход может оказаться опасным, если ему повстречается король Малькольм на шотландской территории.

– Не исключено. Но у Вильгельма, несомненно, будут превосходящие силы. Вассалы получили приказ короля собраться со своими людьми в устье реки Тис, где сосредоточились нормандские корабли. Оттуда король намерен двинуться против Малькольма с внушительной армией.

– Когда?

– К концу месяца.

Анвре отступил назад, лихорадочно соображая. Будучи командиром рыцарей Белмера, он должен немедленно вернуться в казармы и подготовить к походу своих людей.

Хью коснулся его руки.

– Не стоит беспокоиться до завтрашнего утра, – заметил он. – Сейчас лучше присоединиться к танцующим.

Анвре слегка покачал головой:

– Это не для меня.

– Я сомневаюсь, что лорд Осберн послал тебя сюда для того, чтобы ты расхаживал по стене возле парапета с бойницами. – Хью печально усмехнулся. – Ты молодой... сильный рыцарь... Вполне вероятно, какая-нибудь хорошенькая девица надеется на твое внимание.

Анвре проигнорировал эту колкость, уверенный, что она прозвучала не намеренно. Не было такого рыцаря в Англии и в Нормандии, который не знал бы о его изуродованном лице: о многочисленных шрамах и пустой глазнице. Ни одна молодая девушка, будь она миловидной или невзрачной, не захочет быть благосклонной к нему. Лишь девицы особого сорта готовы были сблизиться с ним по меньшей мере за щедрое вознаграждение. Он получил в прошлом горький урок и хорошо запомнил его.

Другие мужчины могли выбрать понравившуюся им девушку, оценить ее красоту и надеяться завязать с ней отношения. Но как ни пытался Анвре познакомиться с юными леди, его облик обычно отпугивал их.

Нет, он не будет танцевать.

– Полагаю, ты останешься здесь. Говорят, леди Изабелла должна выбрать жениха сегодня вечером, – сказал Хью.

Анвре немного расслабился. Хью прав. Нет смысла немедленно покидать замок. Ему было приказано приехать сюда, чтобы представлять Белмер, и он выполнит возложенную на него миссию. Анвре оставил свои доспехи на хранение в специально отведенном месте на время празднования, и теперь на нем была нарядная льняная туника. Он был доволен своим видом.

– Да, я побуду здесь до утренней мессы, а потом уеду. Надо многое сделать в Белмере, чтобы подготовиться к предстоящему походу Вильгельма.

– Несомненно, лорд Осберн также получил известие о планах короля и уже начал подготовку,

Анвре согласился. Осберн не станет медлить, когда предстоит сражение.

– Кажется, леди Изабелла готова выйти замуж, – заметил Хью, обращая внимание Анвре на танцующую во дворе старшую из сестер. – Вероятно, она выберет себе в мужья сэра Роже. Или Этьена Тэллебуа. Они оба вполне достойные молодые люди из семей, занимающих высокое положение в обществе.

Анвре пожал плечами. Говорили, что леди Изабелле будет предоставлена возможность самой выбрать себе супруга из числа аристократов, которых пригласил сюда ее отец. Анвре оставался в стороне, поскольку считал себя неподходящим мужем для любой женщины, особенно для такой очаровательной, как Изабелла, и то, что происходило между представителями влиятельных семейств королевства, его нисколько не интересовало. Он был теперь озабочен предстоящим походом короля Вильгельма.

Хотя Анвре не собирался участвовать во всех войнах короля, этой кампании он придавал особое значение, так как она должна положить конец набегам шотландских варваров. Взглянув на небо, он подумал, что вполне может отложить возвращение в Белмер до утра. Погода стояла ясная, и, если повезет, она останется такой и завтра, пока он не прибудет домой, а также в течение поездки до реки Тис, где стоит армия короля Вильгельма.

– Леди Изабелла – очень привлекательная девушка. Она, несомненно, удачно выйдет замуж, – сказал Хью, размышляя. – Ты был в зале среди тех, кто слушал ее сказание сегодня утром?

– Сказание? – Да, он видел ее в зале в начале дня. Она собрала толпу детей и прочих гостей, развлекая их историей о греческом герое, которую Анвре никогда прежде не слышал. Изабелла изменяла голос, изображая в лицах свое повествование, и все присутствующие зачарованно внимали каждому ее слову.

Темные волосы девушки поблескивали в лучах утреннего солнца, а золотистые глаза весело блестели, когда речь заходила о смешных эпизодах. Даже Анвре был пленен ее голосом и красотой. Приятный тембр тронул его до глубины души, и ему даже показалось, что она говорит только для него. Взрыв аплодисментов заставил его вздрогнуть и вернуться к действительности. И к лучшему. Он не из тех, кто может тратить время на такие пустяки.

– Да, леди – настоящий бард, – сказал сэр Хью. – Она умеет так увлекательно рассказывать. Я никогда ничего подобного не слышал...

Внезапно пронзительные крики заглушили музыку и голос сэра Хью. Анвре обнажил меч и бросился вперед, сожалея об отсутствии кольчуги и щита.

– Скорее к залу! – крикнул он сэру Хью.

Анвре быстро спустился по каменным ступенькам и на нижней площадке лестницы столкнулся с пятью шотландскими варварами, вооруженными мечами и секирами. Он без колебаний пронзил первого попавшегося, в то время как сэр Хью сражался со вторым. Три других воина дружно бросились в атаку, но Анвре поднял тяжелую деревянную скамью и швырнул ее на них, сбив двух с ног, после чего быстро расправился с третьим. Когда оставшиеся воины поднялись и снова напали на него, ему на помощь пришел сэр Хью. Вместе они прикончили обоих шотландцев и устремились к следующей лестнице, ведущей в зал.

– Как они проникли внутрь? – спросил Анвре.

– Должно быть, через недостроенную южную стену, – ответил Хью.

– Там самое уязвимое место.

Анвре тихо выругался. Они свернули за угол, и перед ними оказались еще два воина. Видимо, не только недостроенная стена была слабым местом в крепости. Строительство башни и многих других наружных укреплений еще не завершилось. Анвре и Хью вступили в бой с этими двумя шотландцами. Анвре остро сознавал необходимость добраться до зала, где варвары причиняли наибольший ущерб, убивая всякого, кто вставал на защиту, и забирая в плен тех, кого хотели превратить в рабов.

Оба рыцаря с боем проложили себе дорогу через галерею и вниз к главному залу. Там их разделила толпа охваченных ужасом женщин и детей, а также мужчин, которые были слишком стары, чтобы сражаться. В помещении раздавались отчаянные крики и царило смятение.

– Ты должен добраться до двора, – крикнул Хью. – Изабелла и Роже беззащитны!

Это означало, что Анвре должен выбраться из толпы в зале и собрать рыцарей для атаки на шотландцев во дворе. К тому времени, когда он сумеет сделать это, вполне вероятно, что захватчики уже убьют Роже и похитят Изабеллу.

Нападавшие вели беспощадный бой. Захватив верхний этаж, они пускали стрелы вниз в нормандских рыцарей, которые защищали зал. Анвре увидел, как упал отец сэра Роже, но, будучи окруженным со всех сторон, не мог помочь ему.

– Скорее во двор! – крикнул Хью, перекрывая шум.

Анвре нанес смертельный удар в живот очередному противнику, но в то же время был ранен сзади острием меча в незащищенное плечо. Его пронзила острая боль, однако он не потерял способности сражаться. Развернувшись, Анвре вступил в бой с другим нападавшим, стремясь прорваться во двор.

Если он задержится, будет слишком поздно. Шотландцы, несомненно, захватят в плен Изабеллу де Сен-Мари. Он уже видел, как увели нескольких женщин, преимущественно служанок. Анвре сумел предотвратить похищение многих других, предоставив им возможность скрыться. Вскоре стало очевидным, что нормандские рыцари уступали противнику в численности и не были готовы к отпору. Охрана лорда Кеттвика потерпела поражение, а прибывшие на празднество гости не имели доспехов, и потому многие получили ранения различной степени тяжести. Шотландцы явно одерживали верх в битве за Кеттвик и забирали все самое ценное. Отходя, они начали поджигать постройки, увеличив смятение и панику в замке.

Истекая кровью, Анвре устремился во двор, где вступил в бой с оставшимися варварами, которые смеялись и издевались над побежденными врагами. Хотя язык их был непонятен, ясно, что они провозглашали себя победителями и глумились над поверженными противниками.

Последним издевательством явился поджог конюшен с запертыми внутри лошадьми. Шотландцы забрали тех животных, кого смогли легко увести, а остальных оставили погибать в огне.

Леди Изабеллу и сэра Роже нигде не было видно. На мгновение Анвре представил прекрасное лицо этой милой девушки и подумал, что могут сделать с ней варвары. Едва ли невинная женщина способна выдержать испытания, уготованные ей в плену, однако Анвре не имел возможности защитить ее. Она исчезла.

– Они поскакали к холмам, сэр рыцарь! – крикнул один из конюхов. – Негодяи подожгли конюшни и сбежали, как воры. Разбойники!

Анвре не стал терять времени и, выбрав подходящего коня, вскочил в седло. В этот момент остальные лошади вырвались наружу из охваченной пламенем конюшни, которую конюхи поливали водой. Анвре собрал около двадцати рыцарей и вместе с этим отрядом поскакал к холмам, чтобы спасти невесту, хотя та была предназначена другому мужчине.

* * *

Очнувшись, Изабелла де Сен-Мари обнаружила, что находится на земле рядом с мешком, наполненным зерном. Она подползла к Роже, который неподвижно лежал связанный в повозке вместе с вещами, похищенными шотландцами. При всем богатстве воображения она не могла и представить такого жестокого месива, которое ей пришлось пережить. Захватчики ворвались во двор замка ее отца со всех сторон, рубя и пронзая всех, кто вставал на их пути. При виде этой резни она едва не лишилась чувств.

– Роже! – позвала она молодого рыцаря. В этот момент кто-то дернул ее за волосы.

Вслед за этим возникший из темноты шотландец ударил ее тыльной стороной руки, и Изабелла почувствовала, как лязгнули ее зубы, а губа начала отекать. Она проглотила слюну. Мужчина рявкнул на нее на непонятном языке. Потрясенная непривычно грубым обращением, девушка съежилась и прикрыла голову руками. Годы она провела в монастыре Святой Марии. Но ее не готовили там к подобному испытанию. Эти шотландцы, вероятно, убьют ее, если она не будет покорной. Вокруг слышались приглушенные жалобные голоса, но, оглядевшись, Изабелла ничего не увидела во тьме, кроме нескольких пар испуганных глаз.

Ее охватил страх.

Бедный Роже сильно пострадал. Грабители не дали ему шанса обнажить меч, ударив сзади по голове и оттащив к стене замка. Один из захватчиков подхватил Изабеллу на плечо и понес к ожидавшей лошади. Взвалил ее на круп животного и поскакал к холмам.

Она пыталась сопротивляться: колотила похитителя по спине и кричала истошно, до хрипоты, отчаянно борясь за свою свободу. Но все ее усилия оказались напрасными. Пренебрегая ее сопротивлением, разбойники неслись сломя голову почти час, прежде чем остановились в небольшой роще на вершине холма к северу от замка ее отца. Там они устроили привал.

Изабелла услышала в тишине стук копыт на тропе внизу холма. Она хотела крикнуть, чтобы предупредить погоню, но один из шотландцев повалил ее на землю и сунул в рот грязный кляп. Прижимая его рукой и удерживая Изабеллу на земле, он прошептал ей на ухо несколько непонятных слов, обдавая горячим дыханием. Она содрогнулась от отвращения. Он навалился на нее всей своей тяжестью, не давая пошевелиться и дышать полной грудью, в то время как остальные разбойники затаились в засаде.

Изабелла не могла подать спасителям никакого сигнала.



Глава 2

Где-то в Шотландии неделю спустя Анвре не стал тратить сил ни на проклятия, ни на молитвы. Перед ним стояла одна задача, и от успеха ее выполнения зависело его будущее. Он посмотрел вправо, на тяжелый наручник на своем запястье. От наручника тянулась прочная цепь, прикрепленная к толстой металлической стойке, глубоко врытой в землю. Три другие его конечности были скованы таким же образом.

Тем не менее он должен как-то бежать.

Воздух был довольно прохладным, однако Анвре вспотел, и соль его пота жгла раны. Он не помнил точно, сколько дней прошло с момента его пленения.

Он дернул цепи, но в результате только получил жестокий удар ногой по ребрам от одного из охранников. Анвре замер, охваченный гневом. Никогда еще он не чувствовал себя таким униженным и беспомощным.

Он даже не знал, где находится.

Лучше бы он не ездил в замок Кеттвик, а присоединился к армии короля Вильгельма в устье реки Тис.

Сколько прошло дней или недель с момента нападения шотландцев на Кеттвик?

Во время сражения в замке многие рыцари погибли, и Анвре, прибывшему на праздник в качестве гостя, пришлось самому организовать преследование разбойников, похитивших леди Изабеллу и ее поклонника, сэра Роже.

Они продвигались очень осторожно, но шотландцы устроили им засаду в густом лесу. Некоторые из них даже прыгали с деревьев. Анвре и его люди уступали в численности нападавшим и были быстро побеждены.

Анвре не мог сказать, остался ли кто-нибудь из нормандских рыцарей в живых. Он знал только, что получил удар, от которого потерял сознание, и был пленен. Все мышцы его тела болели, а одно ребро казалось сломанным. Из всех полученных ран наибольшие страдания причиняла та, что была нанесена ударом меча в плечо. Она начала гноиться и периодически вызывала жар. Анвре смутно припоминал, что его бросили рядом с Роже де Невелем в телегу и привязали к ней цепями. Куда его привезли и что случилось с леди Изабеллой и остальными пленниками, он не знал.

Шотландцы не убили его. Это означало, что они намерены продать его вождю какого-нибудь клана в отдаленной местности, которому нужны крепкие рабочие руки. Анвре, хотя и был лишен одного глаза, обладал недюжинной силой. Шотландские налетчики, вероятно, решили, что трудности его пленения должны окупиться хорошими деньгами, которые они получат за него.

А может, они хотели только демонстрировать его в качестве трофея, свидетельствующего об их славной победе?

Анвре приподнял голову и огляделся вокруг. Прибыли ли они на конечный пункт или утром снова двинутся в путь? Все время, когда его везли сюда, он испытывал то жар, то озноб и смутно помнил лишь, что они плыли по морю.

Или это только показалось ему? Находится ли он все еще в Британии? А может, они приплыли к ирландскому побережью?

Анвре не знал, были ли леди Изабелла и сэр Роже привезены сюда вместе с ним. Он надеялся, что нет. Одному ему будет легче бежать.

Он не хотел нести ответственность за леди и ее юного рыцаря.

Вполне вероятно, что Изабелла де Сен-Мари уже продана. Она была самой привлекательной девушкой, какую Анвре когда-либо видел: с волосами, темными и блестящими как вороново крыло, и необычными золотистыми глазами с длинными ресницами. При знакомстве в Кеттвике она старалась щадить его, взглянув лишь мельком на обезображенное лицо, и в дальнейшем избегала пристально смотреть на него. Такая реакция была обычной у тех, кто впервые встречался с ним, однако Анвре никак не мог привыкнуть к этому.

Как бы то ни было, он не намерен беспокоиться о ней в сложившихся обстоятельствах. Каждый должен выживать по мере собственных возможностей.

Когда почти стемнело, один из стражников освободил левую руку Анвре, чтобы тот мог поесть брошенный ему черствый хлеб и попить из глиняной чашки, поставленной рядом на землю. Этой еды едва хватало, чтобы поддерживать жизнь у человека с таким мощным телосложением, как у Анвре.

Его поврежденное ребро ныло, а рана на плече вызвала острую боль, когда он потянулся к еде и питью. Однако Анвре умел выдерживать боль гораздо сильнее этой. Он приучил себя игнорировать многие неудобства, и такие раны не были исключением. Свободной рукой он мог бы избавиться и от других пут. Однако стражник не терял бдительности. Как только Анвре пошевелился, шотландец наступил ему на запястье и лишил возможности двигаться.

Анвре отказывался верить, что не сможет ничего сделать для своего освобождения. Хотя силы его значительно поубавились из-за ран, он надеялся, что в конце концов ему представится возможность бежать. Как только стражники расслабятся и их бдительность притупится, настанет его час. Он не сомневался, что сумеет выдернуть цепи из земли и высвободить руки. Тогда проклятым шотландцам несдобровать.

Леди Изабелла де Сен-Мари не желала поддаваться страху. Она выдержала тяжкие испытания в течение последних семи дней не для того, чтобы теперь пасть духом.

Она и Катрин покинули аббатство де Сен-Мари в Руане и пережили множество неудобств, пока ехали в имение отца в Британии, к своим родителям. Однако все эти трудности не шли ни в какое сравнение с тем, что ей пришлось изведать во время грабительского нападения шотландцев на замок Кеттвик. Очень многие погибли там. Изабелла боялась даже думать о том, что могло случиться с ее сестрой и родителями.

Она пыталась сопротивляться жестоким шотландским варварам, но те схватили ее и сорвали одежды. Однако рыжебородый главарь остановил их, прежде чем они успели причинить ей реальный вред. Он не хотел, чтобы она серьезно пострадала. Вероятно, решил сохранить ее для кого-то другого и увезти на север, в глубь своей страны.

Изабелле было страшно представить, каковы были его цели.

Однако будь она проклята, если позволит какому-нибудь варвару изнасиловать ее. Она так или иначе освободится от этих негодяев и бежит из плена.

Изабелла внимательно наблюдала за особенностями дороги, по которой ее увозили, и знала, в какой стороне остался Кеттвик. Роже был в бессознательном состоянии и не мог сопротивляться во время их пленения, поэтому нападавшие не стали жестоко избивать его в отличие от сэра Анвре, прикованного цепями к земле в центре загона для скота.

Изабелла была уверена, что они переломали несчастному Анвре ребра. Она не знала, что за повреждения он еще получил, но вся его одежда была в крови, и на голове зияла пугающая рана. На лбу и на пустой глазнице темнел грязный след засохшей крови. Губы были рассечены и кровоточили. К тому же шотландцы, похоже, намеренно морили его голодом, чтобы ослабить его и легче управляться с ним.

Несмотря на жалкий вид Анвре, похитители явно побаивались его. В то время как она и Роже были привязаны кожаными ремнями к столбам в дальних углах деревянной изгороди, Анвре сковали по рукам и ногам цепями, прикрепленными к вбитым в землю металлическим стойкам, хотя он ослабел и был безоружен. Только чудом этот несчастный рыцарь смог бы нанести какой-либо вред шотландцам.

В тот вечер, когда было совершено нападение на Кеттвик, Изабелла молила Бога, чтобы Анвре спас их от варваров. Она не сомневалась, что он и люди Кеттвика одолеют презренных захватчиков и вернут ее домой. Ее надежды рухнули, когда Анвре, сраженный, упал на землю.

Вместе с ними в плен захватили еще шесть человек, и Изабелла благодарила Господа, что среди них не было ни ее сестры, ни ее родителей. Связанные одной длинной веревкой, изможденные пленники, подгоняемые побоями, спотыкаясь, брели по пересеченной местности в течение нескольких дней, пока не достигли широкого озера. Там шотландцы отделили Изабеллу, Роже и сэра Анвре, которых усадили в лодку и привезли сюда. Остальных куда-то погнали от озера.

На склонах холмов, окружавших деревню, паслись стада овец, а вдоль берега озера выстроился ряд небольших рыбацких лодок. Все это выглядело бы довольно мирно, если бы не толпа шотландских мужчин и женщин, оставивших свои жилища, чтобы поглазеть через изгородь на пленников и поглумиться над ними. Поглядывая на сэра Анвре, они взволнованно переговаривались. Похоже, им рассказали о том, как храбро он сражался против нападавших.

Глядя на него, Изабелла тоже была ошеломлена. Ни один из плененных рыцарей не мог сравниться с ним в доблести. Умело действуя огромным мечом, он поразил так много шотландских грабителей, что Изабелла сбилась со счета. Только когда ему пришлось сражаться сразу с четырьмя противниками и один из них опутал ноги Анвре длинной веревкой, он упал на землю и увлек за собой двоих атакующих. Шотландцы жестоко избивали его ногами, пока рыжебородый главарь не остановил их. Удивительно, что они не убили его. Изабелла вскоре поняла, что Анвре сохранили жизнь, преследуя какую-то цель.

Так же, как и в ее случае. Ей стало нехорошо при мысли о том, что вскоре может произойти. Она слышала кое-что об изнасиловании. Рассказывали, что многие праведные женщины в подобных случаях предпочитали смерть потере невинности. Изабелла не думала, что ей хватит мужества покончить с собой ради сохранения целомудрия. Она едва ли бросится в бурлящий поток реки или в пропасть, поскольку очень боится высоты. Она не сможет даже приблизиться к краю высокого утеса. И шотландцы не допустят, чтобы она оказалась рядом с оружием, так что ей не удастся поразить себя мечом.

У нее безвыходное положение, и остается только смириться с обстоятельствами.

Изабелла не могла понять, почему сэр Хью не пришел ей на помощь. В его подчинении были все рыцари отца, однако людей Кеттвика возглавил сэр Анвре, организовавший погоню. Она едва сдержала выступившие слезы, когда подумала, что, вероятно, случилось с самым преданным вассалом отца, и отбросила печальные мысли о судьбе своих родителей и младшей сестры Катрин. Она надеялась, что им удалось избежать плена, однако считала маловероятным, что сможет в ближайшее время узнать о постигшей их судьбе.

Будет чудом, если она сумеет бежать отсюда и вернуться в Кеттвик. Трудно рассчитывать на случай или удачный побег.

Изабелла всхлипнула. К каким хитроумным планам можно прибегнуть в такой ситуации? Она собиралась всю жизнь провести в монастыре, но отец воспротивился этому. У него не было сына, и он рассчитывал заполучить наследников через дочерей.

Отец выбрал для дочери благородного и влиятельного человека при дворе короля Вильгельма. Лорд Бернард де Мобен обладал властью и богатством, однако совершенно не понравился Изабелле. Она терпеть не могла этого грубого пожилого борова. Если уж ей предстоит обзавестись мужем, то это должен быть благовоспитанный молодой человек, который мог бы оценить ее утонченную натуру. Она с детства находилась в монастыре и вообще имела смутные представления о мужчинах.

После долгих уговоров отец все-таки согласился с ней и разрешил самой выбрать будущего супруга. Однако теперь это не имело значения. Маловероятно, что она и Роже когда-нибудь вернутся в Кеттвик.

Если бы она оказалась сейчас дома, сидя перед большим камином и потчуя родственников рассказом о шотландских разбойниках, захвативших нормандскую девушку, как бы выглядела ее история? Красавец Роже, безусловно, стал бы героем, спасшим ее от ужасной судьбы. Однако, взглянув на молодого рыцаря, она поняла, что такой конец в ее ситуации едва ли возможен. Несчастный Роже лежал на грязной земле без сознания, и его запястья были крепко привязаны к стойке изгороди.

Внимание Изабеллы привлекло легкое движение в середине загона, и она увидела, что мышцы сэра Анвре напряглись в попытке разорвать цепи, но звенья были слишком толстыми и не поддавались. С упавшим сердцем Изабелла поняла, что с этой стороны спасение тоже не придет.

Она должна рассчитывать только на себя.

Шотландцы вели их на север через долины и скалистые холмы со скудной растительностью. Если ей и остальным пленникам удастся бежать из этой деревушки, она уверена, что сможет найти дорогу домой. Однако она всего лишь женщина и к тому же крепко привязана к изгороди. Когда начало смеркаться, Изабелла внимательно осмотрела кожаные ремни, которыми ее запястья были привязаны к стойке. Она лишь натерла кожу, пытаясь высвободить руки из пут, и поняла, что таким способом ей не обрести свободу.

Внезапно вокруг стало очень тихо. Все жители деревни замерли. Изабелла перестала двигать руками, прислушиваясь к этой зловещей тишине. В этот момент в поле ее зрения появился рыжебородый. Изабелла привстала на колени и наблюдала, как он приближается к ней вместе с другим мужчиной, темноволосым и довольно внушительным. Они шли, не отрывая от нее глаз, и от их наглого разглядывания по коже Изабеллы пробежали мурашки.

Второй мужчина выглядел старше. Он тоже был бородатым, с лохматыми черными волосами и пронзительными темными глазами, которые, казалось, раздевали ее. На нем были шерстяные рейтузы и меховая туника, оставлявшая обнаженной грудь, а также значительную часть большого жирного живота. Его мощные предплечья были окольцованы металлическими обручами.

Изабелла ошиблась, сочтя рыжебородого вождем клана. Ясно, что во главе деревни стоял чернобородый мужчина. От него веяло самоуверенностью. Чем-то он напоминал откормленного вожака волчьей стаи.

Женщины, которые стояли рядом с оградой и посмеивались над пленниками, мгновенно разбежались, когда мужчины вошли внутрь. Изабелла приподняла подбородок и расправила плечи, стараясь держаться мужественно. Она дочь барона Анри Луве и крестница самой королевы Матильды и не станет показывать страх перед какими-то варварами.

Мужчина с черными глазами схватил ее за волосы и рванул так, что ее голова дернулась назад, отчего у Изабеллы помимо воли вырвался крик. Затем он что-то сказал рыжебородому, который покачал головой и ответил на их непонятном языке.

На глазах у Изабеллы выступили слезы от острой боли, но черноволосый шотландец продолжал крепко держать ее, так что она не могла двинуться, иначе он мог вырвать ее волосы с корнем. Мужчина начал нагло ощупывать ее, проведя рукой по шее и плечам, после чего ухватился за груди и сжал их. Изабелла стиснула зубы и молча выдержала это унижение. Однако, когда его рука полезла ей под юбку, она оттолкнула ее.

Варвар запрокинул голову и громко рассмеялся, обнажив гнилые зубы. Он отпустил ее так внезапно, что она упала на спину в грязь. Не обращая внимания на боль в запястьях, Изабелла бросила умоляющий взгляд в сторону Роже, но тот лежал без сознания на противоположной стороне загона.

Анвре тоже оставался неподвижным, и Изабелла подумала, что, вероятно, он сделал это намеренно, чтобы не привлекать внимания шотландцев.

А может, он уже мертв.

Она почувствовала, как задрожал ее подбородок и глаза наполнились слезами. «Нет, я не стану плакать».

Заморгав, она глубоко вдохнула свежий воздух и, приподнявшись, села, игнорируя мужчин, которые начали громко спорить. Видимо, речь шла о ней.

Рыжебородый внезапно наклонился, чтобы разрезать ремни, которыми она была крепко связана, но черноглазый остановил его. Вероятно, согласившись с ценой, назначенной рыжебородым, он отдал ему несколько монет.

Изабелла поняла, что ее только что продали, как обычную рабыню. Она крепко сжала зубы и выдержала унижение без заметной реакции, наблюдая, как удаляется рыжебородый, засовывая полученные монеты в мешочек на поясе. Потом подняла глаза и смерила взглядом черноволосого шотландца, размышляя о том, как изловчиться, чтобы прикончить его.

Глава 3

Хотя запястья Анвре кровоточили после тщетного усилия освободиться, он игнорировал боль и продолжал пытаться сдвинуть наручники. Ему удалось повернуть руку так, чтобы ухватиться за основание цепи, удерживающей его распятым на земле. При таком положении руки чрезвычайно трудно выдернуть металлический штырь, но он должен попытаться.

Шотландцы похитили леди Изабеллу, и честь рыцаря требовала от него сделать все возможное для ее освобождения.

Впервые после прибытия сюда Анвре увидел леди Изабеллу, когда ее выводили из загона, и был потрясен тем, как она выглядела.

Ранее нарядная женщина с великолепными черными волосами и блестящими золотистыми глазами сейчас была растрепана и измазана грязью. Ее волосы свисали на спину темными космами, а дорогое шелковое платье исчезло. На ней ничего не было, кроме порванной сорочки, едва прикрывавшей наготу, и все тело просматривалось сквозь тонкую материю. Босая, с руками, связанными за спиной, она, спотыкаясь, брела по каменистой земле, а стражник подталкивал ее к выходу из загона.

Анвре ничего не мог сделать. Вообще он не хотел нести ответственность за нее. Он готов сражаться, защищая крепость, но не отдельную личность. Тем не менее Анвре чувствовал, что должен позаботиться об этой девушке, ведь много лет назад отец перед смертью наказал ему защищать женщин.

Однако он не смог спасти ни мать, ни сестру. Они погибли при ужасных обстоятельствах. Ворвавшиеся в их имение налетчики убивали всех, кто пытался воспрепятствовать грабежу. Жертвой стал и его отец. Умирая, Ален д’Арк послал юного Анвре спрятать мать и сестру. Однако свирепые варвары схватили их.



Об этом лучше не вспоминать. Он выжил тогда, выживет и сейчас – вместе с леди Изабеллой или без нее.

В отчаянии он что есть силы потянул за цепь, стараясь, однако, сделать это незаметно для стражников.

Цепь слегка подалась. Если бы ему удалось вытащить ее из земли, то выдернуть другую не представило бы особого труда. Правда, в этом случае стражники могут заметить его попытку освободиться. Однако им непросто будет приблизиться к нему, если он воспользуется болтающимися на руках цепями как оружием.

Наступившие сумерки облегчили осуществление плана Анвре. Он снова принялся за дело, пока стражники не зажгли факелов и не заметили его действий. Он до сих пор не обнаружил Роже, который, возможно, лежит без сознания поблизости, но из-за отсутствия одного глаза Анвре не мог увидеть его.

Острые камни на дорожке больно врезались в босые ноги Изабеллы, когда стражник подталкивал ее вперед. Они миновали несколько бревенчатых хижин. Изабелла, с трудом подавляя страх, считала дома и подмечала различные предметы: ведро, телегу, кипы шкур животных.

Роже и сэр Анвре связаны и физически не способны что-либо сделать, а это означало, что никакой доблестный герой не придет ей на помощь. Ее реальное положение существенно отличалось от того, что она воображала в придуманных ею историях, которые часто рассказывала в уютной комнате матери или в зале. Изабелла содрогалась от сознания, что обречена на страдания, независимо от того, как поведет себя с ней глава клана.

Самым большим строением в деревне был длинный бревенчатый дом с двумя окнами со ставнями, с соломенной крышей и прочной деревянной дверью в дальнем конце. Когда стражник подтолкнул Изабеллу к ней, она поняла, что это то место, где ее ожидает черноглазый главарь.

Рядом с дверью стояли два крепких шотландца с копьями. Они усмехнулись, взглянув на Изабеллу, и один из них что-то сказал другому. Изабелла не поняла слов, но, когда мужчины громко расхохотались, она вырвалась и побежала.

Воспользовавшись растерянностью стражников, Изабелла изловчилась улизнуть от них и в отчаянии с удвоенной энергией устремилась к противоположной стороне дома, где свернула за угол, надеясь, что ее не поймают. Может быть, она отвлечет на себя всех остальных охранников, и тогда Роже и Анвре получат возможность освободиться.

Это была эфемерная надежда. В данный момент Изабелла не могла рассчитывать на них. Она думала только о том, чтобы любым способом избежать уготованной ей судьбы. Мысль о прикосновении противного варвара вызывала у нее тошноту.

Изабелла бежала изо всех сил со связанными за спиной руками и едва слышала крики позади. Она достигла конца деревни и устремилась к холмам, где в сумерках мирно паслись овцы. Ей было безразлично, куда она бежит, лишь бы подальше от деревни... и от того, что ее ожидало там.

Внезапно ступню пронзила острая боль, и она упала на покрытую дерном землю. Изабелла попыталась подняться, но тут грубые руки схватили ее и рванули кверху.

Один из мужчин взвалил Изабеллу на плечо, и она вскрикнула: грудь ее оказалась сдавленной так, что трудно было дышать. К тому же болезненно напряглись связанные руки. Кто-то ударил ее, и она сжала губы, чтобы снова не закричать. Никто не мог помочь ей, и она ничего не в силах предпринять.

Ее внесли в дом главы клана и бросили на шкуры возле очага. Пока мужчины возбужденно говорили что-то главарю, Изабелла ухитрилась привстать на колени, торопливо оглядевшись.

Большая комната была хорошо освещена сальными свечами, запах которых пропитал все вокруг. На углу стола лежали остатки жирной еды, а рядом валялись кости и короткий нож.

Изабелла отвела глаза от лезвия и опустила голову, так что ее волосы свисали по обеим сторонам лица. Может быть, главарь не вспомнит, что оставил нож на столе, если она не привлечет его внимания своим взглядом? Нож находился достаточно близко, и, если ей удастся отвлечь внимание мужчины, она вполне может завладеть этим оружием.

Но прежде всего надо, чтобы главарь разрезал ремни, которыми связаны ее руки. Есть ли у него другой нож за поясом? Она украдкой взглянула на него и увидела, что нож есть. Кроме того, был и длинный меч, который он отложил в сторону, когда дверь затворилась за его людьми.

Оставшись наедине с Изабеллой, он повернулся и заговорил с ней.

Изабелла с трудом поднялась на ноги и повернулась к нему спиной, показывая связанные запястья и предплечья.

– Освободите мои руки, – сказала она. Ее голос прозвучал не так уверенно, как хотелось бы. К тому же он едва ли понял ее слова, хотя вполне мог догадаться, что она имела в виду.

Когда главарь двинулся к ней, Изабелла постаралась сдержать дрожь от страха. Этот мужчина габаритами превышал ее почти вдвое. Подойдя ближе, он расстегнул ремень и позволил своим рейтузам опуститься на пол. Изабелла крепко сжала губы, чтобы сдержать крик.

Варвар выставил напоказ свое мужское естество, явно гордясь тем, что торчало у него между ног и чем он намеревался лишить ее девственности.

Изабелла судорожно втянула воздух и отвела глаза. Она должна оставаться спокойной, если хочет перехитрить его и завладеть ножом.

Изабелла облизнула нижнюю губу и увидела, что это возбудило главаря. Его мужское естество увеличилось, хотя казалось, такое едва ли возможно.

– Я не буду сопротивляться, – сказала Изабелла, как будто он мог понять ее и словно она не дрожала от страха и отвращения. Если не оказывать ему сопротивления, возможно, он освободит ее руки. После этого оставалось только надеяться, что он ослабит бдительность и она изловчится схватить нож.

Когда мужчина подошел вплотную к ней, у Изабеллы задрожали ноги. Он вытащил из-за пояса другой нож. Изабелла затаила дыхание. Главарь разрезал ремни, связывающие ее запястья.

– Благодарю, – сказала она с робкой улыбкой и заставила себя повернуться к нему лицом. Изабелла не владела искусством соблазнительницы, однако видела в Кеттвике, как флиртуют служанки и конюхи, дамы и рыцари, и решила подражать им. Она часто была свидетельницей того, как ведут себя влюбленные парочки. Правда, не знала, что скрывается в штанах у конюхов, и не представляла, как они могут пользоваться этим.

Она слегка подалась назад в направлении стола. Черноглазый последовал за ней. Он снова заговорил, но Изабелла сосредоточилась на том, что собиралась сделать. Она подняла руку, коснулась его лба и пригладила его волосы назад, словно лаская. Изабелла заставила себя подавить отвращение, коснувшись жесткой грязной гривы, но не отступила от намеченного плана.

Она должна соблазнить его и заставить забыть обо всем, кроме желания овладеть ею.

Изабелла потянулась рукой к вырезу разорванной сорочки и коснулась единственного шнурка, удерживающего одежду на месте. Еще один шаг, и она достигнет края стола.

– Надеюсь, мы не зайдем слишком далеко, – прошептала она, ухватившись за нож свободной рукой и медленно развязывая шнурок другой.

Не успела сорочка упасть вниз, как черноглазый набросился на нее.

Все вокруг окутала густая темнота. Не обращая внимания на боль в боку и в затылке, Анвре сел и потянул последний штырь, удерживающий его на земле. Со свободными руками и ногами он сможет без труда справиться со стражниками.

К нему подошел только один из них.

Шотландец обнажил меч и сделал выпад, но Анвре откатился в сторону и поднялся на колени, раскачивая цепи, которые все еще были прикреплены к наручникам на его запястьях. Он ухитрился выбить цепью меч из руки стражника, затем вскочил и сбил его с ног.

Прежде чем охранник смог подняться, Анвре схватил его за тунику и, сжимая в кулаке тяжелую цепь, нанес ему сокрушительный удар. Шотландец рухнул на землю. Анвре завладел его мечом.

Испытывая невыносимую головную боль, он остановился в середине загона и обратил взгляд на деревню. Там царила какая-то суматоха, отчего, вероятно, только один охранник был оставлен наблюдать за ним и Роже.

Молодой человек по-прежнему лежал без сознания, привязанный к столбу изгороди. Анвре подошел к нему и слегка тронул его ногой. Роже никак не среагировал. Тогда Анвре присел и разрезал ремни, которыми тот был связан. Внезапные крики, донесшиеся из деревни, заставили его снова подняться.

Это Изабелла.

Игнорируя боль и головокружение, Анвре оставил Роже и перепрыгнул через изгородь с мечом в руке. На дорожке было темно, а деревню освещали лишь несколько рассредоточенных факелов. Анвре направился в их сторону, скрываясь за деревьями и кустами. Он двигался быстро и, когда достиг первой хижины, ощутил едкий запах дыма. Этот дым исходил явно не из ямы для сжигания древесного угля.

Один из домов был охвачен пламенем.

Анвре поспешил к центру деревни, держась в тени строений, где можно было оставаться незамеченным. Это нетрудно было сделать в нараставшей суматохе. В центре горел большой дом. Мужчины и женщины подбегали к нему с ведрами и лили воду в огонь.

Анвре сузил единственный здоровый глаз, изучая обстановку и пытаясь найти Изабеллу. Что, если она внутри горящего дома?..

Внезапно ставни вблизи задней части строения распахнулись, и из окна вырвался столб белого дыма. Мгновение спустя Анвре увидел появившееся в окне лицо. Это была Изабелла.

Кашляя и жадно ловя воздух, она бросила на землю большой узел из шкур, после чего перекинула ноги через подоконник. Анвре поймал ее, прежде чем она коснулась земли.

– Сэр Анвре! – удивленно воскликнула она. – Значит, вы...

– Поговорим об этом потом, – прервал он ее. – Вы в порядке?

Изабелла, бледная и ошеломленная, кивнула, глядя на Анвре широко раскрытыми глазами и не понимая, как он оказался здесь. Ее тонкая сорочка была разорвана и покрыта грязными пятнами. На щеке выделялся темный синяк, а нижняя губа побелела и распухла. Анвре охватило желание ворваться в дом и расправиться с тем, кто избил ее. Однако он понял, что мужчина, находящийся внутри, видимо, лишен способности двигаться и сгорит там, прежде чем будет мучиться в адском пламени.

Анвре стиснул зубы и направил Изабеллу в сторону дорожки, по которой пришел сюда. Он подавил соблазн немедленно бежать из деревни, так как надо было вернуться назад, пока внимание шотландцев отвлечено пожаром, и забрать Роже, а потом попытаться найти подходящее место, где можно спрятаться.

– Скорее. У нас нет времени.

– Подождите. – Изабелла наклонилась, чтобы поднять вещи, которые вывалились из шкур. Протянув Анвре нож и сковородку, она взяла остальное.

– Оставьте все это, – сказал он. Нож, конечно, пригодится, но котелок и прочий скарб будут только мешать во время побега.

– Нам потребуется все это.

Анвре не стал тратить время на споры и двинулся вперед. Он взял на себя заботу о ней, но если она не поторопится, он не отвечает за ее безопасность.

Леди Изабелла заметно хромала, но не жаловалась, когда они побежали туда, где оставался Роже. Они проникли в загон через деревянные ворота. Изабелла устремилась к молодому человеку, все еще лежащему на земле, и опустилась рядом с ним на колени.

– Он... Он жив?

– Был жив, когда я оставил его.

Изабелла взяла Роже за плечи и слегка встряхнула.

– Роже! – позвала она тихим голосом. – Роже, мы должны поскорее уйти отсюда!

В загоне еще находился стражник, который до сих пор лежал без сознания после удара Анвре. Им нельзя задерживаться. Шотландец скоро очнется и поднимет тревогу. Тем временем пожар начал распространяться, что увеличивало их шансы на побег.

Внимание Анвре привлек слабый стон Роже. Анвре опустился на одно колено рядом с молодым рыцарем, подтянул его кверху за руки и взвалил себе на плечо. Поморщившись от боли в боку, он решил, что это не такая сильная боль, которая могла бы возникнуть от сломанного ребра. Однако рана в плече жгла невыносимо.

– Вы не сможете нести его!

– Смогу.

– Но ваши ребра! Я видела, как эти негодяи били вас!

– Я здоров, леди Изабелла. – Удивленный ее беспокойством о нем, Анвре быстро сообразил, что она больше заботилась о Роже, опасаясь, что он уронит парня.

Анвре вышел из загона и направился прямо к холмам, но Изабелла остановила его, схватив за предплечье.

– Нам надо идти к лодкам, – сказала она.

– К каким лодкам? Где они?

– Там. – Она указала в противоположном направлении. – Прошлой ночью шотландцы доставили нас сюда на лодке через широкое озеро. Нам следует возвращаться тем же путем.

Близлежащие холмы скрывали от Анвре озеро, о котором говорила Изабелла, но теперь он понял, что не ошибся, когда ему привиделось, что его везут на каком-то судне. Двигаться по воде гораздо легче, чем бегать по холмам. Они смогут удалиться на несколько миль от деревни, прежде чем шотландцы обнаружат их побег.

К тому же не придется нести сэра Роже. Молодой человек сможет спокойно лежать в лодке.

– Вы способны грести, сэр Анвре?

– Постараюсь.

Роже застонал и заерзал, но Анвре продолжал нести его. Все его внимание было сосредоточено на Изабелле и на поддержании равновесия Роже на своем плече. Она передвигалась быстро, несмотря на явную хромоту. Анвре не знал, что произошло в доме главы клана и как ей удалось сбежать от этого варвара, но он не мог расспрашивать ее сейчас. Может быть, он вообще не станет интересоваться... Это не его дело.

Сейчас его задача – увезти обоих подальше от шотландцев. Впереди в сумерках открылся вид на озеро, и Анвре услышал легкий плеск волн. Изабелла повернулась к нему и тихо сказала:

– Здесь есть причал с несколькими рыбацкими лодками. Все они небольшие... и я не знаю, какую лучше выбрать.

Анвре плохо разбирался в лодках. Проще всего было бы взять любую и поскорее отплыть в темноте. Однако он решил проявить себя в качестве руководителя.

– Мы возьмем ту, что причалена в дальнем конце. – В этом случае им не придется огибать другие лодки и можно побыстрее выйти на открытую воду.

Они ступили на длинный деревянный причал, вдоль которого выстроились рыбацкие лодки из ивняка, обтянутого кожей. Все они были довольно маленькими, однако Анвре надеялся, что в одной из них вполне поместятся трое.

Он подошел к краю причала и опустил Роже на доски.

– Пора очнуться, парень, – сказал он, слегка похлопывая его по лицу. – Поднимайся. Ты должен забраться в лодку.

Роже сделал глубокий вдох и застонал, потом открыл глаза.

– Изабелла?

– Нам надо спешить, Роже, – сказала она. – Скоро шотландцы бросятся в погоню за нами.

Анвре помог Роже сесть.

– Что случилось? Как мы оказались здесь?

– Все вопросы потом, – прервал его Анвре. – Ты сможешь забраться в лодку?

– Моя голова... – Роже, шатаясь, поднялся на ноги.

Анвре и Изабелла поддержали его с обеих сторон и помогли сесть в лодку. За ним последовала Изабелла, потом Анвре. Обрезав веревку позаимствованным мечом, он оттолкнулся от причала. На дне лодки лежали весла. Анвре поднял их, сел на скамью и начал грести к середине озера.

– Юг там. – Изабелла указала на дальний берег. Анвре стал грести в нужном направлении, в то время как Изабелла склонилась над Роже. Лодчонка накренилась от ее движений.

– Осторожно, Изабелла. Иначе мы опрокинемся. Им явно повезет, если они не перевернутся. Лодка была рассчитана не более чем на трех человек. На дне ее валялись сети и прочее рыбацкое снаряжение. При такой нагрузке маленькое судно глубоко осело в воду.

– Но Роже плохо, – сказала Изабелла, садясь позади Анвре.

Он чувствовал ее теплое трепещущее дыхание на своей спине.

– Сидите спокойно и отвечайте мне.

Последовала напряженная тишина. Хотя у Анвре накопилось множество вопросов, он решил их не задавать. У него пропало желание выслушивать, какие страдания и унижения пришлось пережить Изабелле. Она не являлась ни его матерью, ни сестрой, ни женой. Она должна выдержать все неприятности самостоятельно. Он не намерен становиться опекуном женщин.

Весла медленно вздымались и опускались над водой, а над озером распространялся дым от горящей деревни. Ливре услышал прерывистое дыхание Изабеллы и ощутил тепло ее тела, когда она припала к нему.

– Я убила его, – сказала она. – Этого главаря. Я распорола ему живот его собственным ножом.

Глава 4

Изабелла надеялась, что от нее не пахнет так же плохо, как от сэра Анвре. Она с дрожью отодвинулась от него и обратила взгляд на дым и пламя, объявшее деревню.

– Я не хотела причинять ущерб этим людям, – тихо сказала она.

Боже, как могло случиться, что она убила человека?

Ей никто не говорил о том, какими грубыми могут быть мужчины, и не учил, как надо защищаться от самых гнусных из них. Отец старался оградить ее от любых неприятностей, однако не смог. Возможно даже, он погиб при нападении на Кеттвик.

Изабелла гнала от себя эти душераздирающие мысли. Ей нужны силы, чтобы пережить страшные события нынешнего вечера.

– Он упал, – тихо сказала она самой себе, словно ища объяснение тому, что случилось. – После того как я ударила его ножом, глава клана зашатался и повалился на пол. Он опрокинул лампу, отчего и начался пожар...

Сэр Анвре продолжал грести, никак не реагируя. Ну и пусть. Она не собирается изливать душу перед этим бесчувственным рыцарем, не способным понять ее потребность рассказать о том, что произошло. На самом деле Изабелла едва ли смогла бы объяснить, как все это вышло. Мысли ее блуждали, а руки все еще были в крови.

Она опустила ладони за борт лодки и потерла друг о друга. Их Придется еще не раз отмывать, чтобы они стали чистыми. Вытерев руки об одну из шкур, лежащих у ее ног, Изабелла невольно подумала о вещах, похищенных у человека, которого она лишила жизни.

Да, она убила человека.

Потом стояла в оцепенении, глядя на него, на ужасную рану и на кровь, струящуюся из распоротого живота, в то время как пламя уже охватило дом.

– Неужели я сделала это? – прошептала Изабелла, сжимая края разорванной сорочки. Глава клана оторвал завязки, и теперь единственная одежда непристойно распахивалась. Ее прекрасное платье похитили несколько дней назад, и пока они добирались до этой шотландской деревни, тело ее прикрывала лишь тонкая кружевная сорочка. Когда-то она была приличной нижней одеждой, но теперь оказалась безнадежно испорченной и никак не походила на то скромное одеяние, которое Изабелла носила в монастыре.

Она дрожала от холода и страха. Слава Богу, им удалось бежать. Она молилась об избавлении от плена, но сомневалась, что им удастся спастись от преследования. Анвре был ранен и с трудом мог грести. Как он доставит их в безопасное место? Роже лежал и стонал в лодке, от него-то уж точно нечего ждать помощи. Тем временем надвигалась ночь. В темноте трудно вести лодку в нужном направлении. Будет чудом, если они доберутся до противоположного берега.

– Сэр Анвре... Вы видите дальний берег? – спросила она, повернувшись по курсу лодки.

Он ответил не сразу, а когда заговорил, голос его был мрачным.

– Нет, леди Изабелла, я ничего не вижу. Сгущавшаяся тьма была серьезной помехой, особенно для человека с одним глазом.

– На небе – ни луны, ни звезд.

– Очень плотные облака. Вероятно, скоро пойдет дождь.

– Как вы думаете, шотландцы уже гонятся за нами? – Изабелла снова повернулась, вглядываясь в темноту позади них, но едва могла различить лишь темные очертания холмов в той стороне, где была деревня.

– Они освещали бы свой путь факелами.

– Да, конечно.

Только глупец попытался бы пересечь такое большое озеро в полной темноте, а преследователей с факелами легко обнаружить. Однако не было видно огней и не слышно никаких звуков, кроме их собственных голосов и плеска воды.

Беглецы продвигались вперед еще некоторое время, пока Изабелла не услышала тяжелое дыхание Анвре при каждом взмахе весел. Он явно устал, да и рана тревожила его. Он не мог больше грести. Но что делать? Роже не способен помочь, а она всего лишь женщина, не умеющая ходить на веслах.

Изабелла сдвинула брови. Так ли уж это трудно? Прежде чем наступила полная темнота, она наблюдала, как Анвре держал весла и действовал ими. Для этого не требовалось особого ума. Нужна только грубая сила.

– Вам надо немного отдохнуть, сэр рыцарь, – сказала она, решив сменить его. – Вы не можете продолжать грести так быстро.

– Могу.

– Но вы устали.

Он ничего не ответил. Все ли мужчины так упрямы? Ее отец, безусловно, был таким. Ей потребовалось приложить немало усилий, чтобы он отказался от решения выдать ее замуж за лорда Бернарда. А сэр Анвре не только настырен. Изабелла сомневалась, была ли в нем хоть капля доброты. И все же он должен отдохнуть, учитывая раны, которые шотландцы нанесли его могучему телу.

– П-пожалуйста, позвольте мне сменить вас. Ведь мы уже далеко оторвались от возможных преследователей.

В ответ он только глухо простонал и поморщился от боли.

– Я крепкая. – Изабелла надеялась, что у нее хватит сил двигать лодку в нужном направлении.

Анвре пробормотал что-то, чего Изабелла не расслышала, однако повернулся и помог ей занять место в центре лодки. Она взяла весла и начала грести в сторону южного берега. Ее движения были неуклюжими, однако она ухитрялась вести утлое суденышко вперед, чувствуя на себе недоверчивый взгляд Анвре.

Каким образом он лишился глаза? Такое ранение наверняка было бы смертельным для многих рыцарей, а Анвре не только выжил, но и продолжал участвовать в сражениях. Она содрогнулась при мысли о его грубой натуре. Он мало чем отличался от зверя.

На озере стояла тишина, нарушаемая лишь плеском воды под веслами и редкими стонами Роже. В воздухе по-прежнему ощущался едкий запах дыма от пожара. Было ясно, что они отплыли не так далеко от деревни, чтобы чувствовать себя в безопасности. Расслабиться можно будет, лишь когда они достигнут южного берега озера.

Изабелла ничего не видела в опустившейся на мир тьме, но она всегда обладала способностью хорошо ориентироваться на местности. И у нее еще достаточно сил, чтобы грести, пока они не достигнут желанного берега. С Божьей помощью Роже придет в себя и сможет самостоятельно передвигаться, когда они отправятся на юг, в сторону Кеттвика.

– Вы не заметили, вроде бы здесь должна быть река? – спросил Анвре, вглядываясь в темноту по курсу лодки и прислушиваясь. Чувствовалось, что теперь они плыли уже не по спокойной глади озера.

– Нет, – ответила Изабелла. – Когда нас везли сюда, мы пересекли озеро с южного берега до северного, и я не помню, чтобы мы плыли по реке.

– Подвиньтесь. – Анвре перебрался в середину лодки и взял у Изабеллы весла.

– Наверное, нас снесло в сторону, – нерешительно заметила она. Анвре надеялся, что поблизости нет какого-нибудь водопада.

Острая боль в плече немедленно дала о себе знать, когда он попытался развернуть лодку. Они явно сбились с курса и двигались не туда, куда рассчитывала леди Изабелла.

Внезапная вспышка молнии позволила ему сориентироваться. Он начал грести к берегу.

– Будьте наготове, леди Изабелла, – сказал он. – Как только снова вспыхнет молния, вы сможете определить, где мы находимся.

– Но я... я уверена, что направляла лодку на юг. Я не могла отклониться слишком далеко.

Анвре посмеялся бы над ее скептическим тоном, если бы ситуация не была такой опасной.

Очередная вспышка молнии позволила ему скорректировать курс.

– Вы не заметили деревню?

– Нет... Хотя видела дым, поднимающийся к облакам, – сказала она. – По крайней мере думаю, что это Дым.

– Запах уже не такой сильный.

Анвре не представлял, где они. Должно быть, они отплыли на значительное расстояние от деревни, хотя еще далеки от противоположного берега озера.

Вероятно, лодка описывала большую дугу.

– Мы поплывем по реке, – сказал он, – и пусть течение отнесет нас подальше.

Это позволит сохранить силы, хотя невозможность контролировать ситуацию вызывала беспокойство. Анвре не представлял, куда они движутся, и мог изменять курс только в случае появления молнии. Однако он заметил, что нет подходящего места, куда можно было бы причалить. Оба берега реки представляли собой отвесные скалы.

Вдруг Роже приподнялся, и его вырвало на дно лодки.

– Проклятие, – пробормотал Анвре с отвращением. Когда же Роже сделал это еще раз, его раздражение перешло в гнев. – Если не прекратишь, я выброшу тебя за борт, – рявкнул он.

– Оставьте его в покое! Он болен!

– Пусть болеет где-нибудь в другом месте! Лодка закачалась, и Анвре понял, что Изабелла переместилась с кормы.

– Он нуждается в помощи, – сказала она, протискиваясь мимо Анвре к носу лодки.

– Ради Бога, женщина, если вы опрокинете лодку, я не буду отвечать за вас. За вас обоих! – Его удел – рукопашный бой, а не забота о дочери лорда Анри.

Изабелла никак не отреагировала на его слова и опасно качнула лодку, приподнимая Роже. Анвре едва видел их в темноте. Изабелле удалось положить Роже так, что его подбородок оказался на борту. Своим весом они накренили лодку вперед. Анвре передвинулся на несколько дюймов назад, чтобы восстановить равновесие.

Его настроение не улучшилось, когда он услышал, что Роже снова вырвало, хотя теперь уже за борт.

Река продолжала нести их, и к тому времени, когда начался дождь, Анвре предположил, что они продвинулись на несколько миль вниз по течению, Это довольно значительное расстояние по сравнению с тем, какое они смогли бы преодолеть, передвигаясь пешком. Но где они сейчас находятся? Конечно, достаточно далеко от деревни, и шотландцы едва ли будут преследовать их, несмотря на то что Изабелла убила главу клана. Сейчас жителям деревни важнее сохранить и восстановить дома до наступления зимы.

Позади них на небе забрезжил рассеянный свет, и Анвре увидел выглянувшую из-за туч луну. Затем он перевел взгляд на недоступные скалистые берега и на Изабеллу. Ее влажные волосы свисали на скулы, на бледном лице темнел синяк и выделялась распухшая губа. Сорочка промокла и нисколько не защищала ни от дождя, ни от невольно прикованного к ней взгляда Анвре.

Он протянул руку назад, взял одну из шкур, которые Изабелла прихватила в доме главы клана, и бросил ее девушке.

– Накиньте это на плечи, чтобы не замерзнуть. – Он перевел взгляд на берег. – Мы скоро причалим... Смотрите внимательно, где мы могли бы найти убежище.

– Хорошо. Будьте добры передать мне еще одну шкуру. Я укрою Роже.

Анвре стиснул зубы, избегая смотреть на молодую женщину, заботящуюся о своем несчастном поклоннике. Он начал подыскивать подходящее место для высадки на берег, однако течение реки неожиданно стало бурным. Вблизи берегов из воды выступали острые камни, и лодка попала в водоворот. Анвре встал на колени и принялся быстро подгребать одним веслом к южному берегу.

– Изабелла! Возьмите другое весло и помогайте грести.

– Но Роже...

– Делайте, что говорю. Быстро!

Она отодвинулась от Роже, готовая подчиниться приказанию Анвре, в то время как он из последних сил старался отвести лодку от опасного места.

– Мы должны выбраться из реки, пока не столкнулись с этими скалами!

Осознав наконец всю опасность положения, Изабелла встала на колени рядом с ним и начала грести. Они не обращали внимания на дождь, промочивший их насквозь. Шкура упала с плеч Изабеллы, но она, работая веслом в такт с движениями Анвре, не стала прерываться, чтобы не нарушить ритм.

– Сюда!

Анвре почти не ощущал боли в плече и в ребре, подгребая к берегу. Течение резко швырнуло лодку, и они услышали скрежет днища обо что-то твердое под водой. Однако корпус остался целым. В это время Роже застонал и отвлек Изабеллу.

– Ничего с ним не случится, – крикнул Анвре, перекрывая шум дождя и бурной реки. – Но мы все можем пострадать, если не справимся с течением.

Они продолжали бороться со стремительными водами. Роже повернулся на бок, и его опять стошнило. Изабелла на мгновение заколебалась, видя его плачевное состояние, однако не перестала упорно грести.

И слава Богу. Анвре знал, что не сможет обеспечить спасение без ее помощи. Проливной дождь и бурная река представляли более страшную угрозу, чем любой противник, с каким ему приходилось когда-либо сражаться. Испытания последних недель существенно подорвали его силы, и он сомневался, что сможет долго продолжать борьбу со стихией.

Изабелла вскрикнула, но Анвре не обернулся. Он продолжал отчаянно орудовать веслом, продвигая лодку к берегу. Рана на плече вызывала сильное жжение, несмотря на холодный дождь, непрерывно омывавший ее, и ребра болели так, словно их сдавливали тисками при каждом движении.

– Давно ли мы плывем по реке? – крикнула Изабелла.

– Не знаю, миледи, – ответил он, с трудом переводя дыхание. – Но если вы перестанете грести, наше путешествие закончится довольно быстро. На дне реки.

Она снова принялась за работу, борясь с дождем и бурным течением, которое бросало их из стороны в сторону. Волны несли их на выступающие из воды камни, но им удавалось огибать их.

– Ищите какое-нибудь убежище на берегу, – крикнул Анвре.

Вдоль реки возвышались отвесные скалы, подходящие к самой воде. Даже если удастся подойти к берегу, высадиться на него не представлялось возможным.

– Вон там! – крикнула Изабелла. – Впереди! – Она указала на небольшой проем между скалами, и они налегли на весла с удвоенной силой, чтобы добраться до него.

Конечно, маловероятно, что там окажется какое-нибудь убежище, однако Анвре решил, что они смогут вытащить лодку из воды и, приставив к каменистой стене, соорудить таким образом временное укрытие от дождя.

В любом случае, выбравшись из реки, они будут в безопасности и хоть немного отдохнут.

– Продолжайте грести, – крикнул Анвре. – Я постараюсь причалить к берегу!

У Изабеллы не было времени думать об их затруднительном положении и о том, что собирался делать сэр Анвре. Она непрерывно действовала веслом, чтобы уберечь лодку от столкновения со скалами, по мере того как они приближались к узкой полоске земли. Лодка опасно накренилась, когда Анвре поднялся и протянул руки, чтобы ухватиться за острый выступ скалы. В этот момент весло выпало из рук Изабеллы.

– О Боже! – воскликнула она.

Лодка ударилась о выступающую часть берега и отошла назад.

– Прыгайте на землю и тяните лодку!

Изабелла посмотрела на берег. Анвре требовал от нее невозможного. Она не в состоянии сделать это.

– Вы сможете, Изабелла! – Ветер и дождь трепали его тунику и хлестали волосами по лицу.

– Слишком далеко! – В этом месте дно реки не имело пологого склона и было довольно глубоко.

Внезапно лодка получила толчок и снова приблизилась к берегу. Изабелла быстро поднялась и прыгнула на землю, после чего протянула руки к лодке. Анвре подал ей оставшееся весло, и она ухватилась за него.

– Тяните!

– Я тяну!

Мгновение спустя лодка ударилась бортом о каменистый выступ, и Изабелла вцепилась в нее обеими руками.

– Держите ее! – крикнул Анвре, перекрывая шум ветра. – Я вытащу Роже.

Не обращая внимания на боль в руках, Изабелла удерживала лодку, упершись в низкий куст, и наблюдала, как Анвре заставил Роже подняться, уговаривая его собраться с силами, чтобы помочь самому себе выбраться на берег.

– Не отпускайте лодку! – предупредил Изабеллу Анвре и вместе с Роже рухнул на землю. Однако он не стал отдыхать и быстро сменил Изабеллу. Нечеловеческим усилием Анвре вытащил нос лодки из воды. Затем поднял и корму. Когда лодка оказалась полностью на берегу, он оттащил Роже к каменистому выступу, отстоящему от воды приблизительно на десять шагов.

Там была небольшая площадка под нависающей скалой рядом с густой сосной, где можно укрыться от ветра и дождя. Изабелла, дрожа, опустилась на землю рядом с Роже и наблюдала, как Анвре подтягивал к ним лодку. Он поставил ее на бок, создав небольшое заграждение, после чего присел рядом с Изабеллой.

– Ваши руки кровоточат, – заметил он.

Ее руки настолько онемели от холода, что она уже не замечала боли. Анвре обхватил их ладонями, поднес ко рту и начал согревать своим дыханием. Изабелла настолько устала и замерзла, что не пыталась отвергнуть заботу этого грубого мужлана. Она сосредоточила свое внимание на макушке его головы, чтобы не видеть ужасных шрамов на лице.

– Роже все еще плохо?

– Да, – ответил сэр Анвре.

– Мы можем чем-то помочь ему?

– Не здесь. Нам надо отдохнуть и переждать грозу.

– А что мы будем делать потом?

– Сядем в лодку и двинемся дальше.

– Но мы не можем продолжать плыть по течению. Анвре перестал согревать руки Изабеллы и посмотрел на нее, сдвинув брови.

– Почему?

– Потому что река течет на запад, – сказала она. – И течение унесет нас на много миль в сторону от нашего пути на юг.

Глава 5

Анвре проснулся около полудня. Дождь прекратился, и небо начало проясняться. Изабелла спала, а Роже, похоже, все еще был без сознания. Ушиб головы вызвал у него болезненное состояние и стал причиной тошноты.

Анвре немного разбирался в знахарском деле и знал, что удар по голове мог привести к смерти по прошествии значительного времени после случившегося. Однако он ничем не мог помочь парню. У него не было ни лечебных трав, ни прочих снадобий. Впрочем, если Роже умрет, Изабелла найдет себе другого мужа.

Ее волосы высохли и свисали спутанной массой темных локонов. Однако сейчас она выглядела гораздо чище, чем тогда, когда он увидел ее вылезающей из дома главы клана.

Интересно, что на самом деле произошло в этом доме? Разумеется, леди не могла убить мужчину, как она думала. Ни одна нормандская женщина, особенно такая утонченная и воспитанная, как леди Изабелла, не способна одолеть здоровенного шотландца и убить его же собственным ножом. Должно быть какое-то другое объяснение тому, что ей удалось сбежать от него.

Изабелла лежала на боку, подложив сомкнутые ладони под подбородок. Кожа на ее запястьях была содрана, ногти поломаны, и на них виднелась запекшаяся кровь. Она выглядела как спящий ребенок, если бы не женственные формы, едва прикрытые тонкой, мокрой сорочкой. Щеки Изабеллы ввалились, и все тело было покрыто синяками. Анвре резко отвернулся, поскольку начал испытывать жалость к ней. Он не должен давать волю чувствам. Сейчас главное – найти выход из затруднительного положения, в которое они попали.

Анвре знал по опыту, что ситуация может ухудшиться. Надо действовать, и немедленно, чтобы добыть какую-нибудь пищу. Он крайне изголодался в плену, и его силы быстро убывали.

Анвре подошел к кромке воды и оглядел береговую линию в поисках более подходящего места для высадки. Предпочтительно двигаться на восток, но даже если он смог бы грести против течения, в этом направлении виднелись опасные скалы, не позволяющие пристать к берегу. Крутые берега простирались и на запад, но там река делала поворот, и было неясно, что следовало далее.

– Нашли что-нибудь подходящее?

Анвре обернулся на звук голоса Изабеллы. Он старался выбросить из головы похотливые мысли о ней, но когда взглянул на нее, невольно был охвачен желанием. Она застенчиво придерживала рукой края разорванной сорочки, однако тонкая, влажная материя, прилипнув, позволяла видеть все изгибы ее тела. С царапинами и синяками на лице и руках она выглядела крайне трогательной и беззащитной, отчего Анвре пришел в ярость.

Он злился в связи с тем, что случилось в тот памятный вечер в Кеттвике, и из-за своей неспособности защитить леди и всех остальных, кто был убит или взят в плен. Он испытывал гнев в отношении лорда Кеттвика. Как тот мог пригласить в гости так много норманнов, не завершив строительства крепости и не обеспечив должной охраны, отчего во время нападения шотландских варваров пострадало много людей, особенно женщин и детей?

– К востоку нет подходящего места для высадки, – сказал он в ответ на вопрос Изабеллы. – Там повсюду отвесные скалы.

Изабелла остановилась у кромки воды. Ветер приподнял подол ее сорочки, и Анвре отвернулся. Она не представляла, как соблазнительно выглядела и как трудно ему не обращать на это внимания. Но он не должен поддаваться вожделению, чтобы не попасть в зависимость от нее. Анвре научился сдерживать чувства, не позволяя им господствовать над ним. Хотя это было крайне трудно.

– Здесь очень быстрое течение, – сказала Изабелла.

– Да. Но если мы будем держаться ближе к берегу...

– Это не то направление, которое нам нужно, – возразила Изабелла. – Мы должны двигаться на восток и на юг.

Анвре скрестил руки на груди, надеясь, что она сделает то же самое. Тогда он не будет подвергаться искушению бросать взгляды на ее полные, высокие груди с темными сосками, заострившимися на холодном воздухе. Анвре указал на покрытую зеленью площадку, видневшуюся вдалеке на западе:

– Мы доберемся по течению до той бухточки, а оттуда двинемся в глубь суши и найдем дорогу, ведущую на юг и восток.

– Откуда вы знаете...

– Я не знаю, но у нас нет другого выбора.

Анвре вернулся к лодке и отодвинул ее от укромного местечка, где Роже все еще лежал без сознания. Опустившись на колени рядом с молодым человеком, он откинул его волосы назад и осмотрел шишку на лбу. Она была размером с куриное яйцо, фиолетового цвета с зеленым отливом.

Анвре приподнял веки Роже и не увидел никаких серьезных изменений. Поскольку зрачки выглядели нормальными, возможно, молодой человек справится с раной на голове, если не будет осложнений.

Он отошел от парня и подтащил лодку к воде. Оставив ее, вернулся за Роже, сосредоточившись мыслями на предстоящем путешествии. Его занимали практические дела. Надо выжить. Сейчас не было смысла беспокоиться о Роже или о незначительных повреждениях у Изабеллы. Она вполне могла стоять, ходить и грести. Нужно мобилизовать все силы и ресурсы на то, чтобы сохранить жизнь.

Прежде всего надо высушить шкуры, которые лежали мокрой грудой около воды. Хорошо еще, что Анвре уберег меч, хотя его можно было легко потерять во время ночной грозы, как это произошло с одним из весел. Эта потеря была существенной, но справедливости ради нельзя сказать, что Изабелла виновата в этом. Лодка сильно качнулась, отчего весло выпало из ее рук.

Анвре уложил Роже на дно их утлого суденышка и повернулся к Изабелле:

– Забирайтесь внутрь. Я столкну лодку на воду... Ее вид снова поразил его. Она же, казалось, понятия не имела, насколько соблазнительно выглядит в разорванной сорочке. Все ее внимание было сосредоточено на Роже. Анвре стянул тунику через голову и протянул ей.

– Наденьте это. Туника защитит вас... от холода.

Изабелла не сознавала, какому искушению подвергала его своим видом.

Конечно, надо было попросить сэра Анвре не обращать внимания на ее одежду... точнее, на отсутствие оной. Изабелла почувствовала, что покраснела, и соски ее грудей напряглись, когда она приняла тунику рыцаря и надела ее через голову.

Изабелла хотела поблагодарить Анвре, но промолчала, потрясенная впечатляющим зрелищем мужского торса.

Она никогда не видела полуобнаженного мужчину. Ведь работники и священники в монастыре никогда не ходили полуобнаженными. Но если бы даже они разделись, никто из них не обладал таким мощным телосложением, как у сэра Анвре.

Его штаны держались на бедрах, так что был виден мускулистый живот, внушивший Изабелле благоговейный трепет.

Волосы на его голове были настолько светлыми, что казались почти белыми. Такими же они были и на груди, а ниже выглядели несколько темнее. Она подумала, обладает ли он такой же мужской частью, как у...

Изабелла отбросила эти неподобающие мысли. Ее взгляд переместился снова на его грудь, затем на лицо, наполовину заросшее бородой, которая стала длиннее и гуще за время их пребывания в плену. Теперь большинство его шрамов было скрыто ею.

Изабелла отвернулась, внезапно почувствовав прилив тепла во всем теле, и не только благодаря надетой тунике.

Она закатала рукава выше запястий, игнорируя волдыри на руках и непроходящее ощущение, будто пальцы все еще в крови убитого ею главы клана.

– Что мы будем делать сейчас?

– Я спущу лодку на воду, – сказал Анвре, – и придержу ее, пока вы забираетесь внутрь, потом сяду сам.

Лодка оказалась более тяжелой и громоздкой, чем можно было предположить. Как это сэру Анвре удалось вытянуть ее на сушу, когда они причалили? Изабелла опустилась на колени и помогла ему толкать лодку, так что Анвре успешно спустил ее на воду.

Они действовали, как и намечали, хотя было довольно трудно удержать судно около каменистого выступа, пока Анвре забирался в него. Наконец он благополучно занял место в середине лодки. Роже лежал впереди него, а Изабелла сидела позади, не в силах оторвать взгляд от мускулистой спины Анвре и глубокой раны на его плече.

Как он мог с такой раной работать веслом и управлять лодкой, держась ближе к берегу, подальше от водоворотов? Их бегство из плена было трудным и опасным. Анвре часто приходилось отталкиваться от выступающих на их пути камней. Он прилагал все силы, чтобы избегать стремнин, и они медленно продвигались к тому месту, которое приметили раньше.

Роже оставался в бессознательном состоянии, что вызывало серьезное беспокойство у Изабеллы.

– Сэр Анвре... – Она проглотила подступивший к горлу ком. – Я... я боюсь за Роже. Он...

– Умрет ли он?

– Тише! Что, если он услышит?

– Если он способен слышать меня, то пусть знает, что его состояние крайне тяжелое.

Худшие опасения Изабеллы подтвердились, и она задумчиво устремила взгляд на крутой берег. Даже если они благополучно высадятся, Роже не сможет путешествовать пешком и тем более подняться на высокий утес. Когда он придет в сознание, ему потребуется много времени для восстановления сил. Только после этого они смогут заняться поисками дороги, ведущей на юг. Им придется пересечь земли, населенные шотландцами. Затем следует двигаться на восток.

Но если Роже умрет?

Правда, все они могут погибнуть, если лодку подхватит течение и разобьет о камни. Роже не сможет спастись, да и она плохой пловец. Сэр Анвре, несомненно, умеет хорошо плавать, но сможет ли он вытащить ее на берег?

Анвре продолжал управлять лодкой одним веслом. Изабелла не могла понять, откуда у него берутся силы, чтобы придерживаться нужного курса. Она взглянула на свои руки. Если бы она не потеряла весло, то все равно не смогла бы держать его. Ее ладони и пальцы были покрыты кровавыми волдырями, а все мышцы отчаянно ныли.

Она не была избалована, и потому странно, что относительно непродолжительная работа вызвала такие последствия. В монастыре им всем приходилось трудиться на кухне и в саду... Правда, никому не доводилось убить человека. Изабелла погрузила руки в холодную воду и постаралась смыть ощущение крови, оставшееся после стычки с главой клана. Снова охваченная ужасом при воспоминании об этом событии, она сжала кулаки и стала смотреть на крошечный зеленый островок – цель их плавания.

Бухта уже была отчетливо видна. Она представляла собой мшистую полоску суши, поросшую редкими соснами. За ней возвышалась огромная серая скала, при виде которой Изабеллу охватило отчаяние. Едва ли удастся найти дорогу, ведущую от реки на юг, минуя это препятствие, а забраться на такую высоту она ни за что не сможет.

– Что мы будем делать, достигнув бухты? – спросила она, надеясь, что Анвре не предложит лезть на скалу.

– Не могу сказать, пока мы не приплывем туда.

– Я останусь с Роже.

Анвре не ответил на ее заявление и продолжал ритмично работать веслом, словно ничего не слышал. Она подумала, решится ли он уйти один, когда они высадятся на берег, поскольку Роже не способен передвигаться.

Изабелла посмотрела мимо Анвре на молодого рыцаря, неподвижно лежащего на носу лодки. Он напоминал спящего ребенка, не озабоченного никакими проблемами, в то время как его родители хлопотали, чтобы обеспечить ему безопасность.

Впрочем, такое сравнение здесь неуместно. Роже серьезно ранен. Горло Изабеллы болезненно сжималось, когда она думала о судьбе молодого человека. Все в руках Божьих, и Изабелла могла лишь рассчитывать на его милость.

Сэр Анвре осторожно вел лодку вблизи скалистого берега, однако скорость течения возрастала, и река становилась все опаснее. Мускулы Анвре напрягались сильнее с каждым движением весла. Изабелла опасалась, что он не сможет уберечь их от катастрофы. Она же была бессильна помочь ему.

– Впереди водопад! – крикнул он, перекрывая шум ветра и бурной реки.

Видя, как Анвре борется с течением, несущим их к водопаду, Изабелла поняла, что его силы на пределе. Он старался противостоять стремительному потоку, однако сопротивляться становилось все труднее. Водопад неумолимо приближался.

Лодка коснулась бортом торчащих из воды камней, когда Анвре направил ее к бухте.

– Изабелла! Слева! Оттолкните нас!

Лодка резко накренилась, когда Изабелла двинулась к левому борту, однако они остались на плаву, и Анвре удалось вывести судно на более спокойные воды бухты. Там он причалил к каменистому выступу и с трудом выбрался на него. Затем протянул Изабелле весло, которым она зацепилась за камень, удерживая лодку на месте. Анвре вытащил Роже и помог Изабелле сойти на сушу. Затем напряг всю свою волю и вытянул судно на берег, после чего, обессиленный, повалился рядом.

Он молчал и не двигался. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась с каждым вздохом. Изабелла присела около Роже, который дышал более спокойно, и коснулась его головы.

– Роже?

Он слегка пошевелился и повернулся к ней лицом, хотя глаза его оставались закрытыми. Она уловила тихий стон.

– Роже, ты слышишь меня?

Он не ответил. Изабелла опустила руку и встала. Пора осмотреться, куда они причалили, и поискать выход из бухты. Она сделала шаг и сморщилась от боли в ноге, которую поранила, когда попыталась улизнуть от стражников прошлым вечером. Изабелла села и, прислонившись спиной к толстому стволу дерева, взглянула на ступню. Ее охватил страх при виде покраснения вокруг глубокой раны. Во время суматохи и отчаянного бегства минувшей ночью она почти не замечала пореза, но теперь ощущалась сильнейшая боль.

Если бы она находилась в Кеттвике или в монастыре, у нее была бы возможность позаботиться о себе. Но сейчас обстановка не позволяла сделать это. Ее сорочка была уже рваная, поэтому она без сожаления оторвала полоску материи от нижнего края и обернула ею ногу. Затем встала и, прихрамывая, двинулась в глубь суши.

Поросшая низким кустарником земля была усеяна острыми камнями. Впереди сквозь деревья Изабелла увидела высокую каменистую стену, преграждающую путь на юг. Она взглянула на вершину скалы и не заметила ничего, кроме деревьев с торчащими корнями. Приблизившись, Изабелла обнаружила следы пребывания человека. На земле виднелся круг от кострища, а в кустах у скалы валялась полусгнившая лодка.

Каким образом люди, разводившие здесь костер, смогли добраться сюда? На этой лодке? Может, продолжив поиски, она найдет тропу, ведущую сюда сквозь высокие скалы?

Она пошла вперед и увидела высокий деревянный крест, вкопанный в землю перед темным проемом в скале. Она с благоговением направилась к этому месту, уверенная, что это знак, ниспосланный с неба. Конечно, он должен указывать выход из каменистой ловушки.

Окрыленная надеждой, Изабелла подошла к кресту. Узкий проем в скале оказался входом в пещеру. Она повернулась и огляделась в поисках того, кто мог соорудить крест и жечь костер... но никого не заметила. Не нашла она и признаков тропы, по которой можно было бы уйти от реки в глубь суши.

Изабелла вновь повернулась ко входу в пещеру и вошла внутрь. Чем дальше продвигалась она вперед, тем становилось темнее. Но здесь было гораздо теплее, чем на пронизывающем ветру у берега реки. Она старалась держаться ближе к стене, однако, неожиданно наткнувшись на что-то, потеряла равновесие и упала на каменный пол, поранив и без того поврежденные руки.

С трудом сдерживая слезы отчаяния, Изабелла начала подниматься, когда ее глаза, уже привыкшие к темноте, остановились на жутком предмете. Это была голова наполовину сгнившего человека.

Изабелла пронзительно закричала.

Глава 6

Анвре схватил меч и бросился на крик Изабеллы.

Ему следовало сказать ей, чтобы она держалась рядом, но теперь слишком поздно. Приблизившись к месту, откуда донесся крик, он приготовился к схватке, хотя считал свои шансы на победу безнадежными. Его силы существенно поубавились, и он не сможет спасти леди, если придется сражаться.

Изабелла выскочила из пещеры, когда Анвре подошел к входу. Он схватил ее за руку и заслонил собой.

– Сколько их там? – резко спросил он, поднимая меч и занимая боевую позицию.

– Один, – хрипло произнесла она. – Я видела только одного. Это ужасное зрелище.

Анвре стоял, готовый к атаке, но никто не вышел.

– Он вооружен?

Изабелла не ответила. Повернувшись, Анвре посмотрел на нее и заметил слезы в ее глазах и дрожащий подбородок.

– О-он м-мертв, – заикаясь, сказала она. Анвре опустил меч.

– Вы убили еще одного?..

Изабелла бросилась в его объятия и расплакалась.

– Я т-так испугалась!

Она прижалась лицом к его груди, и Анвре непроизвольно обнял ее одной рукой за плечи. Она была такой нежной и беззащитной, отчего ему стало не по себе. Он испытывал чувство вины перед этой женщиной, поскольку не смог спасти ее в Кеттвике, а потом уберечь от чернобородого шотландца. Теперь еще и этот случай.

– Я не знаю, как долго он мертв, – сказала она с содроганием. – Наверное, не слишком, так как его кожа еще не совсем...

– Так вы не убивали его?

– Убивала?.. О нет. Его тело лежало там. Я споткнулась о него.

– Подождите меня здесь. – Анвре отстранил ее, вошел в пещеру и остановился, ожидая, когда глаза привыкнут к темноте.

Вскоре он смог различить тело. Анвре подошел к нему и опустился на одно колено, разглядывая труп. Судя по кресту, висящему на шее на кожаном ремешке, это был какой-то праведник. Анвре посмотрел в глубь пещеры, где увидел вещи этого человека.

Он вышел наружу. Изабелла стояла спиной к нему, вся дрожа, несмотря на то что была одета в его тунику. Ниже коленей ее ноги оставались обнаженными, и ступня была замотана полоской материи, оторванной от сорочки. Вид ее одинокой беззащитной фигурки против воли тронул Анвре. Он распрощался со всякими нежностями после трагической гибели его семьи и не собирался присоединяться к рядам мягкосердечных воздыхателей Изабеллы.

– Леди Изабелла, возвращайтесь к сэру Роже и оставайтесь с ним, пока я не приду за вами.

Она коротко кивнула и ушла, оставив Анвре одного заниматься мертвецом.

Это не заняло много времени. Анвре нашел в пещере факелы и огниво. Теперь у него появилось освещение. Там обнаружились также некоторые инструменты, кухонные принадлежности и шкуры. Анвре завернул труп в одну из шкур и вытащил его из пещеры. Поскольку на небольшой площадке на берегу не было места, где можно было бы похоронить тело, он положил его в старую лодку и спустил на воду. Течение подхватило ее, и скоро она скрылась из виду.

Анвре вернулся туда, где оставил Роже. Изабелла сидела рядом, занимаясь раной на ноге. Присев на корточки, он взял ее ногу. В Белмере у него в специальной сумке хранилось множество целебных трав и мазей, но сейчас при нем не было никаких полезных средств. Надо поискать поблизости целебные растения, которые, возможно, еще не завяли в это позднее время года.

Оставив Изабеллу, он поднял Роже и взвалил его на плечо.

– Пойдемте. Теперь пещера свободна, – сказал он, вставая, – и мы можем пользоваться ею до тех пор, пока Роже не обретет способность самостоятельно передвигаться.

Изабелла покорно побрела вслед за ним, но когда они дошли до высокого креста у входа в пещеру, она заколебалась.

Анвре почувствовал ее нервозность, но не стал успокаивать, ограничившись лишь настоятельным предложением войти внутрь. Они нуждались в отдыхе, и пещера была самым подходящим местом для этого.

– Тела больше нет, – сказал он. Изабелла кивнула.

– Я верю вам, – прошептала она.

Анвре вошел вслед за ней в пещеру, внеся Роже. Он опустил молодого человека на соломенный тюфяк отшельника и прикрыл его одной из шкур. Затем взял котелок и вышел наружу. Надо было сделать кое-что, перед тем как лечь отдыхать. И отвлечься, пока не поддался желанию утешить прелестную черноволосую леди, которая выглядела крайне расстроенной. Красивые женщины знатного происхождения, как правило, избегали общаться с ним, и он не намерен навязывать леди Изабелле свое общество.

Анвре вернулся к лодке, вытащил нужные вещи и развесил мокрые шкуры на ветвях ближайших кустов. Затем наполнил котелок свежей водой и понес его в пещеру вместе с узлом, который Изабелла прихватила из дома шотландского главаря.

Она сидела рядом с Роже, поджав ноги и обхватив себя руками. В мерцающем свете факелов ее лицо с выступающими скулами казалось очень бледным. Синяки и рассеченная губа подчеркивали ее хрупкость и беззащитность.

Анвре бросил ей одну из шкур, сохранившихся сухими в узле.

– Это согреет вас.

Он поставил котелок с водой и, подняв повыше факел, огляделся. Место для костра внутри пещеры представляло собой огороженный большими камнями круг, ближайшая стена была покрыта сажей, а на потолке Анвре заметил узкую полоску света. Видимо, там была щель, обеспечивающая вентиляцию.

Анвре потребовалось совсем немного времени, чтобы разжечь костер. Затем он сел на холодный каменный пол напротив Изабеллы и Роже. Его мучил голод, но чтобы добыть еду, надо идти на охоту, а это связано с дополнительными хлопотами. Прежде всего необходимо поспать несколько часов, чтобы хоть немного восстановить силы.

Его глаза начали закрываться, но когда леди Изабелла подошла к нему и присела, он заставил себя взглянуть на нее. В ее руках была одна из свернутых шкур, которые он принес в узле. Когда она осторожно развернула ее, Анвре тотчас почувствовал запах пищи. Он не знал, что она держала, но это было явно съедобным.

Изабелла отломила небольшой кусочек хлеба, а остальное протянула ему. Затем взглянула на Роже и на прочие вещи внутри свертка.

– Здесь есть еще несколько яблок.

Анвре взял предложенный хлеб и попробовал его.

– Это было на столе у главы клана, – сказала она. – Я взяла все, что смогла унести.

Он протянул руку за водой, чтобы смочить черствый хлеб, и подумал, что, пожалуй, надо пересмотреть свое мнение о леди Изабелле. Возможно, она не такая уж легкомысленная девица, как ему показалось вначале. В трудной ситуации она не только убила насильника, но и позаботилась о том, что может пригодиться в дальнейшем. Немногие, даже бывалые рыцари, смогли бы поступить так.

Леди Изабелла взяла свою долю хлеба и вернулась к сэру Роже. Наличие хоть какой-то еды придало Анвре силы. Он почувствовал себя гораздо лучше и решил обследовать местность, пока не стемнело. Такое занятие предпочтительнее, чем наблюдать, как Изабелла обхаживает поверженного рыцаря.

– Когда Роже очнется, позаботьтесь, чтобы он попил немного воды, – сказал он, прежде чем выйти из пещеры.

Судя по состоянию лодки отшельника и его пещеры, этот человек жил здесь довольно долго. Возможно, несколько лет. Анвре предположил, что должна существовать тропинка, ведущая на вершину скалы, однако пока ничего не отыскал. Пути наверх не было, а место, где они высадились, заканчивалось крутым обрывом, и там река низвергалась в глубокое ущелье, образуя водопад.

Анвре, озадаченный, вернулся в пещеру, пытаясь понять, как отшельник мог существовать в этом изолированном месте. Изабелла ухаживала за Роже, тихо говоря ему что-то, приподнимая его голову и поднося чашку с водой к губам.

Увидев, как она своими нежными руками приглаживает волосы Роже, и услышав ее тихий ласковый голос, он ощутил непривычный жар в крови. Анвре взял факел и отправился в дальний конец пещеры, чтобы не поддаться искушению повалить Изабеллу на спину, раздвинуть ее ноги и овладеть ею.

Но если бы он сделал это, то был бы не лучше шотландцев, похитивших ее, и тех варваров, которые изнасиловали и убили его мать и сестру.

Анвре решительно отбросил эти мысли.

Обследуя пещеру, он обнаружил, что каменное жилище значительно больше, чем казалось на первый взгляд. Здесь были еще два помещения, почти незаметные из-за низких потолков. Анвре опустился на колени и, просунув факел во вход первого, увидел, что оно служило хранилищем инструментов и различных припасов.

Другое помещение оказалось проходом, и Анвре ползком проник в него. Внутри он смог встать, хотя вынужден был пригнуться. Пройдя вперед около двадцати шагов, он наткнулся на большой камень, который, по всей видимости, закрывал отверстие.

Анвре пристроил факел позади себя и навалился неповрежденным плечом на камень. Упершись ногами, он напряг все силы и сдвинул его с места.

Хотя Изабелла достаточно согрелась у костра, разведенного Анвре, ее душу терзал страх за будущее. Она понятия не имела о том, как ухаживать за больными: в монастыре это не входило в ее обязанности.

– Попей еще немного, Роже, – сказала она, поднося кружку к губам рыцаря.

Трудно было поверить, что это тот самый молодой человек, который казался ей наиболее подходящим супругом. Губы Роже пересохли и потрескались, и от него пахло так же плохо, как от сэра Анвре. Его бородка стала гуще вокруг рта, а на похудевших щеках была спутанной и грязной.

Пожалуй, следует вернуться в монастырь. После этого тяжелого испытания отец, конечно, позволит ей воздержаться от замужества и возвратиться в Руан, чтобы снова принять там монашеский обет. По-видимому, она не предназначена для мира, где существуют мужчины с их ужасным поведением и образом жизни.

Роже сплюнул и закашлялся, однако сумел сам приподняться и выпить немного воды. И поскольку он пьет, ему, разумеется, необходимо облегчиться. Однако Изабелла не имела намерения помогать ему в этом. Ее решение оставаться с Роже при любых обстоятельствах поколебалось, и она надеялась, что сэр Анвре не покинет ее, пока Роже не сможет передвигаться самостоятельно.

Зачем отец настоял, чтобы она и Катрин прибыли к нему в Кеттвик? Разве он не знал о существующем риске? Она снова подумала о судьбе сестры и родителей. Остались ли живы отец и мать после нападения? Похищена ли сестра?

Катрин была рада покинуть монастырь. Она стремилась как можно скорее выйти замуж и часто говорила о желании начать новую жизнь, о любви к будущему мужу и о материнстве.

– Там есть выход.

Слова сэра Анвре заставили Изабеллу вздрогнуть и отвлечься от печальных размышлений. Она сдержала выступившие слезы.

– Как? Где?

Ее взгляд метался между двумя мужчинами. Она не знала, какой из них в большей степени угрожал спокойствию ее души. Мощный торс Анвре оставался обнаженным, и, хотя казалось, что он нечувствителен к холоду, она хотела, чтобы он прикрыл шкурой мускулистые плечи.

– Я покажу его вам.

Изабелла неохотно оставила место у костра и, прихрамывая, последовала за полуобнаженным рыцарем. Сначала он показал ей хранилище, где лежала груда грязных шкур, подобных той, какую он взял в руки.

– Кое-что здесь может пригодиться.

Изабелла сомневалась в этом, пока Анвре не отодвинул шкуры в сторону. Тогда она увидела различные инструменты, лежащие рядом с ножом и миской.

– Здесь есть также силки, – сказал он, доставая несколько длинных кожаных петель.

У него были большие и сильные руки. Глядя на них, Изабелла ощутила необъяснимую дрожь, пробежавшую по спине. Анвре был довольно грубым человеком, однако она вдруг подумала, каково будет ощущение от прикосновения этих могучих рук, если они станут ласкать ее. Изабелла не могла удержаться от сравнения Анвре с Роже, который неподвижно лежал в противоположном конце пещеры.

Ее удивляло, как Анвре с такими серьезными ранами оставался до сих пор сильным и деятельным. Он вопреки ожиданиям сумел увести их из шотландской деревни и на свой манер, грубовато, заботился о ней и Роже.

– Я расставлю силки, и, может быть, удастся поймать пару зайцев или куропаток.

Его голос трогал ее до глубины души, чего никогда не было при общении с Роже, и Изабелла ощутила прилив тепла, охватившего все ее тело.

Чувствуя слабость в коленях, она молча кивнула и последовала за ним к проходу в скале. Ей пришлось пригнуться, когда она вошла туда и двинулась вслед за мерцающим факелом. Вскоре впереди появился дневной свет, и она, выйдя наружу, остановилась рядом с Анвре.

Площадка, на которой они оказались, была достаточно широкой, однако внутри у Изабеллы все сжалось, и голова начала кружиться. Она прислонилась спиной к стене пещеры и закрыла глаза, чтобы не смотреть вниз на узкую долину. Дрожа, девушка обхватила себя руками, защищаясь от пронизывающего ветра и едва сдерживая тошноту.

Через некоторое время, открыв глаза, Изабелла поняла, что ни за что не сможет спуститься в долину, даже если бы у нее были ботинки и теплая одежда. Она всегда боялась высоты, даже глядя из высоко расположенного окна.

А Роже?.. Сколько еще времени пройдет, прежде чем он сможет ходить?

Анвре чрезвычайно поразил ее, когда подошел к краю площадки. Охваченная тревогой, Изабелла повернулась, чтобы вернуться в проход, но он остановил ее.

– Подойдите сюда и взгляните вниз.

Она покачала головой:

– Не могу.

– Здесь не так высоко, как кажется.

– Для меня достаточно высоко, сэр рыцарь. – Ее голос дрожал от страха. Она ни в коем случае не станет заглядывать в пропасть. От этого в животе будет еще хуже.

Анвре что-то проворчал, шагнул вниз и тотчас исчез из виду.

Он оказался на тропинке, где ветер немного охладил его пыл. Изабелла выглядела такой женственной, дрожа от страха перед необходимостью спуститься с уступа скалы, и у него возникло страстное желание взять ее на руки и отнести в долину.

Ее боязнь казалась абсурдной. Тропинка была вполне безопасной, а расстояние до долины не слишком большим. Правда, он знал и мужчин, которые не могли смотреть вниз с большой высоты. Например, некоторые лучники отказывались занимать позицию на стенах крепости, поскольку испытывали там головокружение. Анвре понял, что Изабелла тоже страдала от этого недуга.

Он посмотрел на силки, которые держал в одной руке, и на шкуру в другой. Присев, расстелил шкуру и сделал прорезь в середине. Затем, продев голову в прорезь, надел шкуру на себя и подпоясался веревкой.

В пещере оказалось довольно много полезных вещей, но самое главное – еда – отсутствовало. Анвре должен незамедлительно восполнить этот недостаток. Он спустился по тропинке в долину и расставил силки в небольшой рощице. Изучая окрестности, он набрел на полоску земли, которая когда-то возделывалась, вероятно, отшельником.

На бывшем огороде ему удалось найти несколько луковиц и кочанов капусты, которые вскоре начали бы гнить, а по соседству в поле он нарвал немного дикорастущего дубровника и шалфея, а также обнаружил фазанье гнездо с тремя яйцами. Анвре собрал яйца и овощи в подол самодельной туники и вернулся в пещеру, где Изабелла спала рядом с Роже.

Внимание Анвре привлекла повязка на ее ноге. Под ней скрывалась глубокая загрязненная рана, которая легко могла стать причиной большой беды.

Анвре многое познал на полях брани, и самый важный урок, который он вынес, состоял в том, что порой люди не сразу погибают от ран. Часто раны начинают гноиться и происходит заражение крови, вызывающее смерть через несколько дней и даже недель после ранения.

Анвре положил продукты на пол около костра. Он не допустит, чтобы Изабелла погибла из-за этого.

Для него не составило труда размолоть листья и корни дубровника, превратив их в порошок. Затем он добавил в него горячей воды, после чего подошел к Изабелле и сел рядом. Анвре коснулся ее ноги, но Изабелла не пошевелилась, и он понял, что она крепко спит, утомленная сверх всякой меры.

Ее ладони были покрыты волдырями. Ясно, что она не привыкла к тяжелой работе с веслом или каким-то другим инструментом. Если бы при нем была сейчас его целебная мазь, он смазал бы ее руки, чтобы облегчить боль, которая ее, несомненно, мучила.

Анвре посмотрел на волдыри и провел большим пальцем по каждому из них, как будто это прикосновение могло как-то помочь.

Потом взял ногу Изабеллы и положил себе на колени. Осторожно снял повязку и промыл рану. Если бы Изабелла не спала, то непременно отшатнулась бы от его прикосновений. В этот момент Анвре очень хотел, чтобы его лицо не было отталкивающим для юных девушек. Он давно уже потерял надежду получить наслаждение от общения с молодой привлекательной женой. У него не будет ни детей, ни богатства, ни хорошего имения. Он был безземельным рыцарем, существовавшим благодаря умению владеть мечом, хотя этот род занятий вызывал у него отвращение. Какая женщина, симпатичная или невзрачная, возьмет себе в мужья того, кто отказался от предложения короля и потому ничего не имеет?

Эти бесцельные раздумья были прерваны рычанием, вырвавшимся из его горла, и он продолжил заниматься порезом на ноге Изабеллы. Рана была довольно глубокой, и ее следовало бы зашить. Однако в хозяйстве отшельника оказалась только толстая игла из кости. Поэтому Анвре решил ограничиться целебной припаркой, после чего туго забинтовал ногу. Рана затянется, если не оставлять ее без внимания.

Пока же леди Изабелла не сможет отправиться в дальнее путешествие. Тем более спуститься вниз на дорогу, которую он обнаружил, когда бродил по лесам и полям, расставляя силки и ища какую-нибудь пищу. Они будут вынуждены оставаться в пещере по меньшей мере несколько дней. Анвре накрыл Изабеллу одной из шкур и направился в дальний конец их нежданного убежища. Съеденный хлеб на время позволил преодолеть усталость, но сейчас она снова навалилась на него, и Анвре ощущал ее в каждой мышце. Он лег на пол и почти мгновенно погрузился в сон.

Глава 7

Изабелла наслаждалась, лежа на мехах в теплом уютном будуаре, усыпанном лепестками роз. До нее доносилось пение проснувшихся на заре птиц, и лучи теплого солнца Франции согревали лицо. Она слышала также глубокий мужской голос, который вызывал у нее приятную дрожь предвкушения необычного ощущения, какого она никогда прежде не испытывала. Изабелла посмотрела на мужчину и почувствовала прилив тепла при виде его мощного тела с крепкими мускулами.

Она не могла различить лица, но не сомневалась, что он очень привлекательный, поскольку его прикосновения доставляли ей огромное удовольствие...

– Хотите что-нибудь поесть?

Внезапно вздрогнув от низкого мужского голоса, Изабелла открыла глаза и увидела обезображенное лицо сэра Анвре. Она отшатнулась с отвращением, и он тотчас же подался назад на почтительное расстояние.

– Уже утро, миледи, – холодно сказал он. – И я приготовил яйца на завтрак.

Изабелла села, с сожалением распрощавшись с приятным сном. Она была голодна, в животе ее заурчало, когда Анвре протянул ей миску с вареными яйцами.

– Благодарю.

В ответ он пробормотал что-то невнятное. Изабелла попробовала горячую пищу и решила, что, несмотря на грубые манеры, этот мужчина умел по крайней мере готовить.

В то время как Изабелла заканчивала есть, Анвре подошел к Роже и тихо заговорил с ним. Тот ответил.

– Он очнулся!

– Да, – сказал Анвре.

– Изабелла? – хрипло позвал ее Роже. – Как ты? Она поставила миску и поспешила к нему. Взяв его руку, она приложила ее к своей щеке.

– Я? Со мной все в порядке! Я очень беспокоилась о тебе!

Его глаза медленно закрылись. Анвре протянул ей кружку с водой.

– У него жар. Постарайтесь почаще поить его. Анвре был прав: Роже весь пылал. Изабелла помогла ему напиться, потом опустила его голову на мягкую шкуру, которую нашла поблизости, и накрыла другой, похищенной из дома главы клана.

Анвре устроился у костра и занялся шкурой, орудуя ножом отшельника. Он вырезал два прямоугольных куска и две длинные узкие полоски.

– Что вы делаете? – спросила Изабелла.

– Хочу соорудить нечто вроде обуви. – Он подошел к ней и присел на корточки. – Дайте мне вашу ногу.

Она вытянула ногу, и он обернул ступню мехом, который закрепил кожаной лентой. Потом занялся другой ногой, и Изабелла почувствовала странное волнение, похожее на то, которое ощущала во сне.

– Я могу сама закончить, – сказала она, убирая ногу из его рук. В таком простом деле ей не нужна помощь Анвре, К тому же надо как-то совладать с нахлынувшими на нее чувствами, вызванными его прикосновением.

Сожалея о своем резком тоне, она поблагодарила его, затем встала и прошлась из конца в конец пещеры. Он очень многое сделал для нее и для Роже и потому не заслужил такого невежливого обращения с ее стороны.

К счастью, казалось, Анвре не заметил ее грубости. Он взял котелок – тот, что побольше, – и вышел с ним наружу.

Изабелла села рядом с Роже и пригладила его волосы, размышляя о будущем с ним. Она знала, как управлять большим домашним хозяйством, изучив это за годы пребывания в монастыре, хотя сомневалась, что реально готова к выполнению обязанностей хозяйки в имении мужа. И хотя ей было известно, сколько пива надо сварить и сколько буханок хлеба требуется выпекать каждый день, чтобы обеспечить обитателей усадьбы численностью в сорок человек, она понятия не имела, что значит быть женой. Изабелла жила в монастыре с десяти лет и никогда не общалась ни с мужьями, ни с женами. Что потребуется от нее в качестве жены?

Несомненно, в обязанности жены входит рожать детей, однако если это связано с насилием, какому она подверглась в доме чернобородого главы шотландского клана, едва ли она сможет терпеть подобное обращение. Тем не менее она часто видела в Кеттвике, как мужчины обхаживают женщин и многие из них поощряли это. Следовательно, в браке есть что-то привлекательное. Изабелла посмотрела на Роже и попыталась представить, как лежит рядом с ним, целует его и побуждает заняться с ней любовью.

Когда он застонал и повернулся к ней, она решила, что пора испытать новую обувь.

Меховая подкладка смягчала давление на подошву, и, хотя рана все еще давала о себе знать, искусственный башмак обеспечивал вполне сносную ходьбу. Погода стояла достаточно теплая, и Изабелла задумалась о том, куда мог пойти Анвре. Предположив, что он направился к лодке, она двинулась в противоположном направлении, к западному краю площадки, внимательно глядя на землю и избегая острых камней.

Вскоре она вышла на свободное от деревьев пространство и увидела Анвре у края крутого откоса. Он стоял полуобнаженный, а его туника лежала на земле рядом с ним. Изабелла находилась с той стороны, где у него отсутствовал глаз, и потому он не замечал ее.

Она молча наблюдала, как Анвре брил свое заросшее лицо и шею.

Это казалось весьма деликатным делом для таких больших грубых рук. Он водил лезвием вверх от основания горла, и Изабелла обратила внимание на его мускулистую шею и резко очерченную линию подбородка.

Ее взгляд задержался на крепких мускулах его груди, существенно отличающейся от женской. Изабелла непроизвольно провела руками по своим грудям и ощутила их полноту и мягкость. Упругие соски были очень чувствительными, и она сжала их, пытаясь успокоить настоятельную потребность... чего именно, она не могла понять.

Анвре зачерпнул ладонями воду и сполоснул лицо, оросив каплями грудь. При этом его соски сжались до небольших точек.

Изабелла распустила шнурки туники, надетой, поверх сорочки. Легкий ветерок не мог охладить ее пылающую кожу, и она начала обмахиваться тяжелой полой. Пора возвращаться к Роже, хотя она не могла оторвать глаз от мускулистой фигуры Анвре.

Изабелла решила, что это всего лишь любопытство. Разумеется, у нее нет особого интереса к сэру Анвре, несмотря на то что его вид волнует ее. Она провела руками по своему животу. Конечно, у нее нет таких крепких мышц, как у этого мужчины. И ее бедра не такие узкие и мощные, как у него.

Лицо Изабеллы вспыхнуло, когда он расстегнул пояс и, сняв штаны, бросил их на землю. Однако она не почувствовала ни страха, ни отвращения при виде его могучей обнаженной фигуры, как в тот момент, когда шотландский главарь предстал голым перед ней. То, что она испытала сейчас, скорее было похоже на удивление, связанное с различиями женского и мужского тела, особенно такого внушительного, как у Анвре.

Разумеется, неприлично подглядывать за ним, и все же Изабелла не могла уйти, пока он не вошел в воду. Тогда она поспешила назад по тропинке среди деревьев. Роже был намного мельче Анвре во всех отношениях. И он, конечно, не такой сильный. Удалось ли бы им совершить побег, положись она на Роже?

Удрученная известным ей ответом на этот вопрос, Изабелла направилась к тому месту, где стояла у берега лодка, и там опустилась на колени у кромки воды, решив больше не размышлять на эту тему.

Погрузив руки в воду, она долго полоскала их, чтобы охладить покрытые царапинами и волдырями ладони и смыть последние следы крови шотландского главы клана.

Глава 8

Побрившись и смыв грязь, оставшуюся после плена, Анвре почувствовал себя снова человеком. Теперь можно пойти и проверить силки.

Он вернулся в пещеру и застал там только Роже. Изабеллы не было.

Убедив себя, что она не может заблудиться в этом ограниченном месте, он направился к проходу, ведущему к южной стороне скалы. Выйдя на площадку, Анвре обнаружил, что поднялся ветер и в их сторону движутся свинцовые тучи. Значит, скоро похолодает.

Заметила ли Изабелла изменение погоды? Почувствовала ли, что ветер стал холодным и ей надо вернуться в пещеру? Может, отказаться от проверки силков и отправиться на поиски этой женщины?

Анвре повернул было назад, но остановился. Изабелла достаточно взрослая женщина и вполне может позаботиться о себе. Судя по надвигающимся тучам, им придется отсиживаться в пещере по меньшей мере целый день, и оставалось только надеяться, что в силки уже попалась какая-нибудь дичь.

Он глядел вниз на долину, пытаясь определить, путь, ведущий на юг, в Англию. Путешествие оказалось бы не слишком трудным, не будь Роже таким слабым и не повреди Изабелла ногу.

Может, где-то неподалеку хранится какая-нибудь тележка или повозка отшельника? Ведь этот человек должен был чем-то пользоваться для доставки дров и урожая в свое убежище. Если удастся найти повозку, Изабелла и Роже сядут в нее, и он довезет их до Кеттвика.

Анвре внимательно смотрел по сторонам, спускаясь по тропинке в долину, но ничего подобного не обнаружил. Не видно было даже следов колес. Однако ему повезло, когда он проверил силки. В них попались две жирные куропатки. Анвре забрал их и нашел еще несколько яиц. Потом вновь установил силки и вернулся в пещеру, где лежал Роже.

– Изабелла? – позвал тот слабым голосом.

Анвре ничем не мог помочь ему. Если у парня хватит сил, он выживет.

Анвре положил куропаток на пол возле костра и пошел к выходу из пещеры. От реки по земле тянулся легкий туман. Изабелле пора бы уже вернуться. У нее было достаточно времени, чтобы справить свои нужды. Леди вполне взрослая женщина, но, кажется, у нее не хватает разума укрыться в пещере, когда погода становится угрожающей.

Он направился туда, где лежала лодка, и увидел Изабеллу, склонившуюся над водой и моющую руки.

Она сняла тунику, и тонкая материя сорочки плотно облегала ее фигуру, так что отчетливо выделялись ягодицы и на боку виднелась маленькая родинка.

Изабелла резко встала, когда Анвре откашлялся.

– Вы напугали меня! – Она покраснела, но не отвернулась, как это обычно делала.

– Надвигается дождь, – сказал он.

Она была похожа на возникшую из тумана древнюю богиню с белой гладкой кожей, золотистыми глазами и темными вьющимися волосами, ниспадающими на спину.

– Ваша борода?..

– Она вызывала зуд. В хозяйстве отшельника нашлось лезвие, и я воспользовался ею.

– Теперь вам придется бриться каждый день? – Изабелла задумчиво сдвинула изящные брови, и Анвре понял, что она, должно быть, ничего не знает о мужчинах, если задает такой вопрос.

Он кивнул и внезапно почувствовал себя неловко, видя, что она внимательно разглядывает его шею.

– Вы порезались, – сказала Изабелла, подошла к нему вплотную и коснулась пальцем кожи, – Вот здесь.

Волосы, обрамлявшие ее лицо, намокли, как и перед сорочки, которая соблазнительно приоткрылась, так что над верхним краем видны были округлости ее грудей и сквозь тонкую материю просвечивались темные соски.

Анвре с трудом сдерживался. Ему следовало бы отступить назад.

– И здесь. – Изабелла коснулась его щеки, и тогда он схватил ее за запястье, чтобы остановить руку, не причинив при этом боли. Он уже возбудился сверх всякой меры, а она не шлюха, чтобы удовлетворять его похоть.

– Еще несколько шрамов не имеют значения. – Его голос показался слишком грубым даже ему самому. – Пора возвращаться в пещеру.

Она наклонилась, чтобы поднять тунику, в тот момент, когда Анвре сделал то же самое, и они столкнулись головами.

– Я подниму ее.

Она выпрямилась и стояла неподвижно, опустив руки, когда он протянул ей одежду.

– Наденьте это, леди Изабелла.

Она не спеша надевала тунику, продолжая волновать его, и Анвре подумал, не специально ли она делает это.

– Вас зовет Роже, – хмуро сообщил он.

Изабелла не видела причин для плохого настроения Анвре. Сейчас им ничто не угрожало, и они имели вполне надежное убежище. Может, он стремится поскорее отправиться в путь и злится на нее и Роже за то, что они задерживают его?

Она скрестила руки на груди.

– Вы вправе чувствовать себя свободным и уйти один, если пожелаете, сэр рыцарь.

– Если пожелаю?

– Да. Оставьте меня здесь с Роже. Мы обойдемся и без вас.

– Хотите умереть от голода?

– Я придумаю что-нибудь. – Ей всегда удавалось это.

Анвре бросил на нее скептический взгляд, но Изабелла посмотрела в ответ вызывающе.

– Я смогла убежать от шотландского главаря... и привела вас к лодке, не так ли?

– После чего мы едва не погибли на реке. Она охотно согласилась, что там было нелегко.

– Но мы выбрались. И сможем возвратиться в Кеттвик. – Повернувшись, Изабелла сделала несколько шагов к пещере. Анвре последовал за ней.

Когда они уже вошли внутрь, начался дождь. Однако в их убежище, где весело горел костер, было тепло и уютно.

– О, дичь! – радостно воскликнула Изабелла, увидев двух куропаток, лежащих на полу. Она улыбнулась Анвре. – Значит, мы не умрем с голоду. – У них были еще капуста и лук.

Анвре поднял одну из тушек и углубился в пещеру, а Изабелла опустилась на колени рядом с Роже. Она несправедливо отнеслась к молодому рыцарю. Он был болен, и это единственная причина, по которой Роже показался ей таким непривлекательным и не приспособленным к жизни.

Она оторвала еще одну полоску материи от подола своей сорочки и, смочив ее, приложила к шишке на голове Роже.

– Изабелла, – простонал он, – ты здесь.

– Да, – мягко сказала она. – Как ты себя чувствуешь?

– Моя голова... Моя грудь...

– Грудь тоже болит?

Он сглотнул и слабо кивнул.

– Там есть ушибы?

– Да.

Изабелла развязала шнурки его туники и осмотрела обнаженную часть груди. Там не было видно ни синяков, ни порезов. Не заметила она также ни мускулов, ни волос. Изабелла подняла глаза и, глядя в лицо Роже, приложила тыльную сторону ладони к его груди.

– Здесь болит? Он поморщился.

– Да.

– А здесь? – Она передвинула руку к другому месту груди.

– У меня все болит.

Изабелла не ощущала крепких мышц под его мягкой гладкой кожей. Ясно, что Роже – изнеженный молодой человек, не относящийся к тем рыцарям, которые принимали участие в войнах. Он был добр, мягок и способен понять ее духовные запросы. Поэтому она и выбрала его себе в супруги.

– Выпей немного воды, Роже.

Он сделал глоток из кружки, которую держала Изабелла, и пролил немного воды себе на грудь. Изабелла заботливо обтерла его, стараясь не вспоминать о том, какое впечатление произвел на нее вид обнаженного Анвре. Этот рыцарь был грубым мужчиной, не имеющим понятия о деликатных чувствах. Иначе он не стоял бы голым в том месте, где она могла бы его увидеть, и не демонстрировал бы то, что не положено видеть молодой целомудренной женщине.

Анвре достаточно долго возился с куропаткой, ощипывая ее и разрезая на части. Наконец, закончив это дело, он положил куски в котелок поменьше, налил в него воды и повесил над огнем. Потом нарезал лук и капусту и добавил все это в готовящуюся похлебку.

Роже опять заснул, а Изабелла, прислонившись спиной к стене пещеры, развязала кожаную ленту, удерживающую ее меховую обувку, сняла повязку и осмотрела рану.

– О! – Рана позеленела и выглядела ужасно.

– Это припарка, – сказал Анвре, не глядя на нее. – Я приложил ее, когда вы спали прошлой ночью.

Невероятно.

– И я не проснулась?

– Нет, миледи. Вы были слишком обессилены.

– А вы нет?

Он покачал головой:

– Не так, как вы.

Изабелла удалила припарку и протерла кожу влажной тряпкой, которую прикладывала к голове Роже. Рана была глубокой, однако покраснение и выделения исчезли.

– Позвольте взглянуть, – сказал Анвре, садясь на корточки перед ней.

Он развернул ее ногу к огню.

– Заживление идет нормально.

Анвре приготовил новую припарку и приложил к ране, потом начал осторожно перевязывать ногу. Он действовал молча. Наступившая тишина казалась почти осязаемой, связывая их невидимыми нитями. Изабеллу охватило странное чувство от его прикосновений к ее ноге. Она расслабилась, ощутив прилив тепла. Оно словно проникло в самое ее нутро. Пока Анвре сосредоточенно трудился, ее взгляд скользил по его лицу, отмечая мужественный лоб, прямой нос и полные, плотно сомкнутые губы.

Роже внезапно проснулся и позвал ее.

– Воды, – простонал он слабым голосом.

Анвре отодвинулся, давая Изабелле возможность пройти. Он проводил ее взглядом, когда она села рядом с Роже и начала поить его, ласково приговаривая что-то.

Вход в пещеру преградила серая пелена дождя. Изабелла чувствовала себя отрезанной от мира, хотя теперь дела обстояли не так уж и плохо. На огне готовилась еда, внутри пещеры было тепло и безопасно. Раны Роже постепенно заживали.

Если бы она оставалась в монастыре, то никогда бы не познала прелести такого уюта и той притягательной силы, которая исходила от Анвре. Он пробудил в глубине ее существа нечто доселе неведомое.

Изабелла облизала губы и посмотрела на него.

– Как, по-вашему, зачем этот человек пришел сюда?

– Вы имеете в виду отшельника?

Она кивнула, а он пожал плечами и подкинул дров в костер.

– Я не представляю, как можно добровольно изолировать себя от мира.

– Ко всему можно привыкнуть. Разве вы не приспособились к жизни в монастыре?

– Да, но это совсем другое.

– Разница не такая уж большая, – продолжил Анвре. – Ваше передвижение ограничивалось стенами монастыря, а общаться приходилось только с монахинями.

– В монастыре все-таки были люди, а здесь отшельник жил в полном одиночестве.

Анвре ничего не ответил, помешивая содержимое котелка, из которого исходил аппетитный аромат. Изабелла почувствовала спазмы в животе в предвкушении пищи.

– Возможно, существовали серьезные причины, заставившие этого человека искать уединения, – сказал наконец Анвре, не поднимая головы, и Изабелла шестым чувством поняла, что в этих словах прозвучало нечто личное. Впрочем, он влиятельный рыцарь, чья репутация хорошо известна всем в Кеттвике. Едва ли прославленному сэру Анвре была знакома потребность уединиться от общества.

– Назовите хотя бы одну, – сказала Изабелла. Черт побери, оставит ли его эта женщина в покое? Он лечит ее ногу, обеспечивает едой. Разве этого мало? Зачем бередить его душу?

Анвре прекратил возиться с котелком и пошел в кладовую отшельника. Надо хорошенько подготовиться, прежде чем покинуть пещеру и пуститься в путь, в Англию. Теплое время года подходило к концу, и Анвре слышал, что здесь, в северных краях, зимы бывают суровыми. Чем скорее они двинутся на юг, тем лучше.

В кладовой было достаточно шкур, чтобы соорудить хотя бы одну теплую тунику, а может, и больше. Он снял с отшельника башмаки и одежду, прежде чем отправить его по течению, но они подходили только Роже. Если парень выживет, ему будет во что одеться, когда они оставят пещеру. Роже никогда не узнает, что его одежда снята с трупа.

Они должны быть надежно защищены от ненастья – в пути им едва ли удастся отдыхать в теплом убежище.

– Я умею хорошо шить, сэр Анвре, – сказала Изабелла, когда он уселся у костра со шкурами. – Вы охотитесь и готовите еду... а я займусь шитьем.

Он недоверчиво посмотрел на нее, когда она подошла и опустилась на колени рядом с ним. Изабелла решительно взяла у него иглу.

– У меня это хорошо получается. Она начала раскладывать шкуры.

– Но ваши руки... – начал Анвре. – Вероятно, они еще болят.

– Я привыкла трудиться, сэр рыцарь, и хочу принять участие в общем деле, – запальчиво заявила Изабелла. – У вас есть нож?

Он протянул ей нож, и она разрезала длинную полоску кожи на две части.

– Прежде всего я сделаю рукава для вашей самодельной туники.

– Нет. Это вам требуется более теплая одежда.

– Здесь хватит шкур и для меня, – ответила она. – Не спорьте.

Анвре сложил руки на груди, наблюдая за ее работой. Изабелла не солгала. Она действительно хорошо шила.

Она проделала небольшие отверстия в краях полосок, затем, орудуя иглой с бечевкой, сшила края так, что получились рукава. Когда они были готовы, она попросила Анвре встать перед ней.

– Дайте мне свою руку, сэр рыцарь.

Изабелла была все еще раздражена, и у Анвре возникло нехарактерное для него желание снять напряжение шуткой.

– Она прикреплена, миледи.

Когда Изабелла вопросительно посмотрела на него, стало ясно, что шутка не удалась.

– Моя рука, я имею в виду. Она прикреплена ко мне, и я не могу отдать ее вам.

– Ну да, конечно. – Изабелла подошла к нему с одним рукавом. – В таком случае вытяните ее вперед. – Она примерила рукав. – Разве вам не холодно с голыми руками?

– Нисколько.

– И даже без прежней туники? Я ценю то, что вы отдали ее мне, но...

– Нет, миледи, – сказал он. – Я редко мерзну. – Неужели она не понимает причину, по которой он отдал ей свою бывшую когда-то нарядной тунику? Он сделал это не только для того, чтобы она согрелась.

– У вас прекрасная туника. – Она взглянула на него, потом быстро отвела взгляд. – Это ваша... жена... сшила ее?

– Нет, не жена, леди Изабелла.

– О! Сшито очень хорошо, и я подумала... – Она слегка сдвинула брови. – Сэр Анвре, я не видела вас среди рыцарей, собравшихся в Кеттвике, чтобы претендовать на мою руку. Я бы запомнила вас.

– Нет, миледи. Меня не было среди претендентов.

Перестанет она когда-нибудь трогать его руки и плечи? Неужели требуется так много времени, чтобы примерить один рукав?

– Судя по искусной работе, должно быть, вы приобрели эту тунику во Франции...

– Нет, она принадлежала моему другу, который одолжил ее мне для посещения празднества в Кеттвике. – Ее руки на мгновение замерли, потом снова продолжили примерку. – Ее сделала саксонская жена моего друга, – сказал Анвре, пытаясь отвлечься от прикосновений Изабеллы. Он не помнил, чтобы хоть одна молодая женщина охотно прикасалась к нему. Это было волнующее ощущение.

Анвре едва сдерживался, ощущая ее руки на своей обнаженной коже, когда она соединяла перед его самодельной туники с задней частью.

– Я лучше сниму ее, – сказал он.

– Подождите. Я закреплю края, а потом посмотрю, как она сидит на вас.

Изабелла распустила кожаный пояс, которым он стянул тунику на талии, сдвинула края шкуры и одернула ее книзу сзади.

– Поднимите руки.

Анвре закрыл глаза, стараясь приостановить растущее возбуждение.

– Я была уверена, что шотландцы переломали вам ребра, – тихо сказала Изабелла, касаясь синяков на его боку. – Однако вы свободно двигаетесь.

– У меня ничего не сломано, – холодно ответил он. – Вы закончили?

– Да. Теперь можете снять тунику и отдать мне. Анвре, обнаженный до пояса, оставил ее за работой и пошел в дальний конец пещеры, где отшельник хранил свои вещи. Он взял факел и начал осматривать различные предметы, чтобы как-то отвлечься от волнения, вызванного прикосновениями рук Изабеллы. Неужели она не испытывает отвращения к его обезображенному шрамами лицу? Может быть, у него сложилось ошибочное мнение о ней, и она не такая, как другие молодые женщины, с которыми ему приходилось встречаться. Но даже если это и так, она принадлежит Роже. Сие обстоятельство существенно облегчает его участь, ведь он не должен отвечать за нее.

Изабелла умело и спокойно работала, пока не проснулся Роже. Он сел, и она тотчас подошла к нему, чтобы накормить бульоном из куропатки, прежде чем утолить собственный голод. Все это выглядело так, словно они находились в пещере одни.

– Что с нами произошло? – спросил Роже. – Я ничего не помню. Они привязали меня к столбу... Кажется, это было в деревне? – Он посмотрел на Изабеллу. – Как мы оказались здесь?

Она содрогнулась при воспоминании о побеге, потом успокоилась.

– Мы поговорим об этом, когда ты окончательно поправишься, Роже.

– Но все-таки что случилось? – продолжал настаивать Роже. Он попытался встать, но Изабелла удержала его, положив руку ему на плечо. – Этот шотландский варвар изнасиловал тебя! Я убью его! Я...

– Роже, пожалуйста, успокойся.

Анвре стиснул зубы, глядя на ее хрупкую фигурку. Он не раз оказывался бессильным свидетелем жестоких сцен во время сражений. В детстве видел, как убивали мать и сестру, прежде чем его лишили глаза и бросили умирать. И сейчас, когда он смотрел на Изабеллу, у него возникло знакомое чувство беспомощности, как в те далекие времена. Им предстояла долгая и трудная дорога, и он знал, что Роже не сможет защитить ее. Да и сам он не был уверен, что способен обеспечить ей безопасность.

– Мы сбежали от шотландцев, прежде чем они причинили мне вред.

– Боже, где же были люди твоего отца? Почему нас не оградили от этих варваров?

– Роже, люди моего отца потерпели поражение. Боюсь, что сэр Хью и мой отец...

– Норманны оказались побежденными? – недоверчиво спросил он.

– Сэр Анвре с отрядом бросился выручать нас. – Изабелла повернулась к Анвре, и Роже впервые заметил его присутствие. – Однако он и его люди попали в засаду.

Роже закрыл глаза и сокрушенно опустился на меховую шкуру.

– Значит, даже это страшилище не смогло спасти нас.

Глава 9

Изабелла была уверена, что грубость Роже обусловлена его болезнью. Он должен быть благодарен сэру Анвре за его попытку спасти их. Он не знал, что шотландцы устроили засаду, вследствие чего Анвре и его люди потерпели поражение.

– Их было слишком мало, – сказала она и посмотрела в сторону могучего рыцаря: может, он не слышал оскорбительных слов Роже?

– Расскажи мне, что произошло, – потребовал молодой человек. Анвре подбросил полено в костер и сел, привалившись спиной к стене пещеры. Изабелла постоянно чувствовала его присутствие. Мужественность и сила, исходящие от него, вселяли уверенность, что она и Роже в безопасности под его защитой. Недели две назад его грубая физическая сила смущала ее и вызывала тревогу. Теперь же она не сомневалась, что ей ничто не угрожает.

– Роже, это длинная история, а тебе следует отдохнуть. – Изабелла не хотела рассказывать о том, что сделала в шотландской деревне. Это был слишком дикий эпизод, чтобы сообщать о нем Роже, особенно когда тот раздражен.

Что он подумает о ней, когда узнает о ее поступке? Ее горло внезапно сжалось, и на глаза навернулись слезы. Она поспешно отошла от него.

Лучше не вспоминать о том, что случилось в доме главы клана. От этого можно сойти с ума. Она смахнула слезы и подняла меховую тунику Анвре.

Конечно, это не такая добротная одежда, как та, что он отдаляй, однако она защитит его от холода. Изабелла провела пальцами по умело сделанным швам туники, которая была на ней.

– Отличная работа, – сказала она Анвре. – Жена вашего друга прекрасно шьет.

– Да. Леди Элена – способная женщина.

– Элена. Это саксонское имя?

– Да. – Его краткий ответ ясно говорил о том, что он не намерен продолжать разговор. Однако Изабеллу интересовало, где он раньше жил, кто его друзья, кого он любил.

Анвре выглядел намного моложе, чем ей показалось вначале. Изабелла решила, что, вероятно, он был почти юношей, когда принимал участие в битве при Гастингсе и завоевал там репутацию свирепого рыцаря.

– Сколько вам лет, сэр Анвре? – спросила она, не в силах побороть любопытство.

– Двадцать семь, миледи, – ответил он. – Вы закончили работу с туникой?

– О да. – Она подняла одежду с коленей. – Только завяжу последний узелок.

Она завершила дело и протянула ему тунику. Он надел ее через голову. Одежда пришлась ему впору. Изабелла подала ему пояс, и он повязал его вокруг талии.

Встретившись с ним взглядом, Изабелла заметила промелькнувшую в его глазах благодарность, однако он быстро повернулся и пошел прочь из пещеры. Она наблюдала, как он удаляется через проход, и подумала, что, вероятно, напрасно донимала его своими вопросами. Хотя Анвре не смог одолеть шотландцев, только благодаря его умению и силе они выжили и сейчас благополучно пребывают в пещере.

– Изабелла?

Роже проснулся и смотрел на нее. Она наполнила миску бульоном с мясом и села рядом с ним.

– Расскажи мне о своем имении на юге, Роже.

– Оно называется Пиру, – сказал он. – Когда мы вернемся, строящийся там замок уже будет готов для проживания.

Изабелла подумала о великолепных землях, пожалованных сэру Роже. Этот молодой рыцарь был очень близок ко двору короля Вильгельма, и, если отец Изабеллы прав, Роже скоро получит титул и всевозможные привилегии.

Он оперся на локоть.

– Я надеялся увезти тебя в Пиру в качестве невесты.

– Да... Я знаю.

– Изабелла, я уже получил одобрение твоего отца и теперь хочу спросить, как ты...

– Роже, давай отложим разговор о свадьбе, пока мы благополучно не выберемся из Шотландии.

– Я в этом нисколько не сомневаюсь.

Однако Изабелла не была столь уверена в их будущем. До похищения она считала Роже превосходным женихом. У него красивые глаза, и, хотя сейчас его лицо плохо выбрито, он все равно выглядит привлекательным молодым человеком. К тому же он более утонченный, чем грубые, неотесанные рыцари, состоящие на службе у ее отца. Отличается он и от Анвре д'Арка.

Изабелла тряхнула головой, стараясь прогнать последнее сравнение. Глупо подвергать сомнению свой выбор, сделанный в Кеттвике. Выйдя замуж за Роже, она станет хозяйкой замка и супругой человека, способного понимать изысканные потребности ее души.

Что может быть лучше?

Прошло еще два дня, прежде чем Роже обрел способность самостоятельно передвигаться. К тому времени Изабелла использовала все шкуры из запасов отшельника, чтобы сделать из них одежду для предстоящего путешествия. Анвре так и не нашел повозку и предупредил Изабеллу, что им придется нести необходимые в дороге вещи. Она сделала из шкур сумку, а также вырезала несколько кожаных полос и сшила их в виде трех одеял, которые следовало взять с собой в путь.

Рана на ее ноге зажила настолько, что Изабелла могла ходить, не хромая, однако Анвре продолжал ежедневно делать припарки и бинтовать ее, осторожно держа ногу в руках. Изабелла уже привыкла к его прикосновениям и, пока он ухаживал за ней, откидывалась назад и расслаблялась, закрыв глаза и глубоко дыша, втайне наслаждаясь этими процедурами. Анвре не хотел верить этому, но все же тешил себя надеждой.

Он без всякого предварительного предупреждения объявил, что им пора покинуть их временное убежище и спуститься в долину. Это произошло в день, когда солнце ярко светило и было относительно тепло. Скоро должно похолодать, и Анвре рассчитывал продвинуться как можно дальше на юг, прежде чем погода испортится.

За время пребывания в пещере Изабелла ни разу не спускалась в долину, предпочитая проводить часы бодрствования рядом с Роже.

– Еще слишком рано уходить отсюда, – запротестовала она, когда увидела, как Анвре укладывает их скудные пожитки в сумку.

Он не обратил внимания на ее возражение, и она рассердилась.

– Роже еще недостаточно окреп для трудного пути. – Изабелла подошла к Анвре с видом мифической скандинавской валькирии. Ее золотистые глаза гневно сверкали, а темные волосы ниспадали до самых бедер, обвивая их.

Анвре отвернулся, опасаясь, что не справится с охватившим его возбуждением, если снова посмотрит на нее.

– Роже пойдет налегке, – сказал он, засовывая в сумку кожаные силки. – Я понесу все необходимое. Но мы должны как можно скорее тронуться в путь.

– Все в порядке, Изабелла. Я смогу передвигаться. – Пока Анвре готовился к походу, Роже иногда покидал пещеру по нужде, но в основном он и Изабелла молча сидели рядышком или беседовали, не обращая на него внимания.

Анвре тоже не стремился к общению с ними. Эти двое прекрасно подходили друг другу, а испытания, выпавшие на их долю, еще больше сблизили их. Роже побрился, воспользовавшись лезвием отшельника, и теперь выглядел так же привлекательно, как на пиру в Кеттвике. Одежда отшельника скрывала его худощавость, и в ней он казался зрелым мужчиной.

Анвре перекинул лямку сумки через плечо и двинулся по проходу, как это делал много раз. Изабелла не выходила на южную сторону скалы с того дня, когда, испугавшись высоты, вернулась в их убежище.

Анвре подождал, когда Роже и Изабелла выйдут из пещеры, полагая, что молодой человек поможет девушке спуститься с уступа скалы. Он был уверен: когда они окажутся на тропе, ее страхи исчезнут.

Роже подошел к краю скалы и остановился, уперев руки в бока и обозревая окрестности, словно хозяин этой земли.

– Значит, здесь вы добывали наше пропитание, – сказал он, обращаясь к Анвре. Потом посмотрел назад. – Иди сюда, Изабелла.

Она стояла у прохода и не двигалась. Ее лицо побелело, и в глазах плескался страх, когда она переводила взгляд с одного мужчины на другого, не в состоянии вымолвить ни слова.

Ее испуганный вид едва не побудил Анвре подойти к ней, но он не стал вмешиваться не в свое дело и спустился вниз с уступа, скрывшись от них. Это Роже, ее будущий муж, должен помочь ей преодолеть слабость.

После этого уступа дальнейший спуск был достаточно легким. Анвре был уверен: как только Роже сумеет убедить Изабеллу спуститься на тропу, она перестанет бояться.

Он дошел до самого подножия скалы и ждал, когда спустятся молодые люди. Солнце пригревало, и он сел на большой камень у тропы. Время от времени до него доносился голос Роже, но, хотя прошло немало времени, их все еще не было видно.

Анвре оставил сумку около камня и поднялся наверх, где Роже увещевал Изабеллу спуститься вместе с ним. Она оцепенела от страха и не могла двинуться с места.

Анвре решительно подошел к Изабелле и подхватил ее на руки. Не теряя времени и не слушая ее возражений, он приблизился к краю выступа и спрыгнул вместе с ней на тропинку. Затем, несмотря на протесты, понес ее к камню, около которого оставил сумку.

Сопротивление Изабеллы ослабело, но Анвре не отпускал ее. Она обхватила обеими руками его шею и прижалась лицом к его груди, а он продолжал спуск по тропинке. Роже окликнул их, но внимание Анвре было полностью сосредоточено на прильнувшем к нему гибком теле девушки.

Они вскоре спустились в долину, но Изабелла не сразу отпустила его. А Анвре позволил себе расслабиться и еще некоторое время наслаждался ее теплой близостью, прежде чем поставил на землю.

– Я вижу, правду говорят о вас, – сердито сказал Роже, присоединяясь к ним. – Вы действительно настоящий варвар.

Анвре молча поднял их имущество и двинулся в путь. Изабелла ничего не сказала и пошла вслед за ним, легко подстроившись под его темп, который Анвре соизмерял с возможностями Роже после недавней болезни.

– Интересно, как далеко до Англии? – спросил Роже.

– Трудно сказать, – ответила Изабелла. – Нас везли много дней, прежде чем мы прибыли в шотландскую деревню, а когда мы бежали оттуда, река отнесла нас еще дальше.

– Мой отец соберет своих людей и завоюет эту северную страну для нас.

Анвре фыркнул. Люди лорда де Невеля сейчас, вероятно, на пути к королю Вильгельму, который собирает силы против шотландского короля. Отсутствие избалованного сынка едва ли отвлечет их от этого похода. Лорд Кеттвик также был не в состоянии послать своих рыцарей на поиски дочери – их ряды существенно поредели после нападения шотландцев.

– В чем дело? – возмутился сэр Роже. – Почему вы усмехаетесь?

– Король Вильгельм собирает войско в устье реки Тис и планирует пойти оттуда на север, чтобы вступить в бой с королем Малькольмом, – ответил Анвре. – Люди де Невеля должны присоединиться к Вильгельму.

– Почему мне ничего не известно об этой кампании?

Анвре рассмеялся, видя негодование молодого человека. По всей вероятности, он понятия не имел, что требуется от рыцаря на поле боя. Его удел быть придворным, а не бойцом.

– Конечно, вас должны были известить, сэр Роже, – вмешалась Изабелла. – Очевидно, это упущение произошло из-за празднования, устроенного в Кеттвике.

Анвре шел не слишком торопясь, однако к концу дня нога Изабеллы разболелась, а Роже совершенно выдохся.

– Надо устроить привал, – сказал Анвре.

Они сошли с дороги и направились в густой лес, расположенный неподалеку. Анвре привел их к небольшому ручью, где Изабелла, опустившись на колени, зачерпнула ладонями холодную воду, чтобы попить.

– Я посмотрю, можно ли здесь добыть что-нибудь для пропитания, – сообщил Анвре, доставая силки, и углубился в лес.

– Где миски? – спросил Роже. – Ведь мы захватили их, не так ли?

– Да. – Изабелла порылась в сумке и протянула ему миску, после чего пошла собирать сучья для костра. Ночью будет холодно, и им надо согреваться. А если Анвре добудет дичь, для ее приготовления тоже потребуется огонь.

Сооружая костер, она заметила, что Роже крайне устал. Видимо, они преждевременно покинули свое убежище. Ему следовало бы набираться сил в пещере еще дня два. Но все-таки хорошо, что они уже на пути к Англии. Праздное времяпрепровождение действовало на Изабеллу угнетающе.

Роже отдыхал, завернувшись в меховую накидку. Изабелла успела развести огонь к тому времени, когда вернулся Анвре. Она была горда тем, что справилась с этой задачей и в какой-то степени реабилитировала себя после позорного поведения при выходе из пещеры. Она не знала, почему так боится высоты, но этот страх давно мучил ее. Если бы Анвре не спустил ее вниз на руках, она не сомневалась, что до сих пор стояла бы на выступе скалы.

Ей было приятно чувствовать себя в полной безопасности, когда Анвре прижимал ее к себе. Она крепко зажмурилась во время спуска в долину и воображала, что ее несет Роже.

Вернее, старалась представить это. К сожалению, она слишком хорошо знала, какими крепкими мускулами и могучей силой обладал сэр Анвре, чтобы спутать его с Роже. Изабелла подумала, каково было бы ощущение, если бы она прижалась щекой к его обнаженной груди, а не к меховой тунике и коснулась бы губами его кожи.

Потрясенная этими мыслями, она поспешила развернуть шкуру с едой, принесенной из пещеры, и предложила часть Роже, потом Анвре.

– Если в ваши силки кто-нибудь попадётся, мы сможем завтра устроить пир.

Анвре приподнял бровь, явно скептически относясь к ее словам, и Изабелла поняла, что он не очень-то надеется добыть пищу до наступления ночи.

– Да, миледи, – сказал он.

– На сегодняшний вечер у нас достаточно еды, сэр Анвре.

Он взял свою порцию и устроился около костра. Роже уже погрузился в сон, поэтому Изабелла убрала миски в сумку, которую затем повесила на ветку дерева.

Стало темно. В будто одушевленном пламени костра деревья отбрасывали зловещие тени.

– Надеюсь, здесь нет поблизости шотландской деревни, – сказала Изабелла, озираясь по сторонам.

– Нет, – ответил Анвре. – Я не заметил здесь никаких признаков присутствия людей, когда устанавливал силки.

– Что, если кто-нибудь увидит дым нашего костра?

– Это маловероятно, миледи.

Изабелла тоже села у огня неподалеку от Анвре.

– А волки здесь есть? – спросила она. – Я слышала рассказы о волках, обитающих в этой северной стране.

Анвре задумался, прежде чем ответить.

– Нет, – сказал он наконец. – Я не видел волчьих следов.

Изабелла посмотрела на мирно спящего Роже и подумала, сможет ли она так же спокойно заснуть. Она придвинулась поближе к Анвре.

– Как ваша нога? – спросил он.

– О! Она... Думаю, было бы хорошо, если бы вы осмотрели ее. – Изабелла уже привыкла к его заботливому врачеванию. Рана почти зажила, однако очередная припарка из листьев дубровника не помешала бы.

Анвре поднялся, чтобы взять все необходимое для перевязки. Изабелла с волнением наблюдала, как он исчез в темноте, хотя оснований для страха не было. Она доверяла Анвре, утверждавшему, что здесь нет ни людей, ни волков.

Изабелла вздрогнула и плотнее укуталась в меховую накидку, натянув ее на плечи. Стало прохладно, и она знала, что ночью будет еще холоднее.

Анвре вернулся и устроился на земле рядом с Изабеллой, а она вытянула ногу и положила ее ему на колени. Он снял меховую обувку и осторожно развернул повязку.

– Уже заживает, – сказал Анвре, осмотрев порез на ступне.

– Однако нога болит.

– Рана?

– Нет... мускулы. Он кивнул:

– Это от ходьбы. – Анвре обхватил ее ступню огрубелыми руками и надавил большими пальцами по бокам, потом начал разминать подошву. – Вы молодец.

Изабелла оперлась локтями о землю, откинулась назад и закрыла глаза от удовольствия, вызванного словами Анвре и его прикосновениями. Он растирал мышцы ее ступни, и Изабелла подвинулась слегка, чтобы дать ему доступ к лодыжке.

Анвре развязал мех на другой ступне и начал так же растирать ее. Потом его руки переместились выше, и он принялся массировать обе ноги одновременно. Изабелла открыла глаза и посмотрела на него, однако не воспротивилась столь неподобающим действиям. Наверное, нельзя было класть ноги мужчине на колени и позволять ему гладить ее таким интимным образом. Она затрепетала от его ласковых поглаживаний... Ее груди напряглись, и в лоне возникла приятная пульсация. Это было совершенно новое для нее ощущение, но она не могла заставить себя отстраниться.

– Возможно ли ожидать, что мой будущий муж станет оказывать мне подобные услуги, сэр Анвре?

Ритм его движений не изменился, но при этом он поднял голову и встретился с ее взглядом.

– Не знаю, миледи, – ответил Анвре. – Мне неизвестны обязанности мужа.

Он произнес это так тихо, что казалось, будто его голос доносится издалека, и Изабелла поняла, что эта тема неприятна ему.

– Где вы так овладели искусством врачевания? – спросила она, перейдя к более безопасному предмету разговора.

– В доме, где я воспитывался, хозяйка была садовницей. Она выращивала лечебные растения, готовила из них снадобья и обеспечивала ими усадьбу и близлежащую деревню. От нее я и получил некоторые познания.

Должно быть, в то время он был совсем юным, а когда подрос, начал овладевать рыцарским мастерством. Изабелла подумала, был ли он в детские годы таким же неистовым, как в зрелом возрасте, и решила, что вряд ли. Его нежные прикосновения свидетельствуют о том, что он не всегда был грозным воином.

– Лорд Белмер пользуется вашими познаниями в области врачевания?

– Да. Иногда.

Тепло его рук распространилось выше по ее ногам до поясницы. Казалось, оно проникало до самых костей, и ей хотелось чего-то большего.

– Может, вы научите Роже такому массажу? – сказала она.

Анвре вдруг прекратил свои манипуляции. Он наложил припарку на рану, завязал ногу и встал.

– Вам потребуется еще только одна припарка после этой, миледи. Рана почти зажила.

Смущенная резким отстранением Анвре, Изабелла укутала ступни меховыми обувками и закрепила их кожаными ремешками.

– Благодарю за помощь, сэр Анвре. – Она поднялась. – А также за то, что утром спустили меня со склона, неся на руках. Сама я ни за что не решилась бы спуститься.

– Не стоит благодарности. Просто нам необходимо было отправиться в путь, пока солнце стояло высоко. – Он протянул ей накидку, которую она сделала для него. – Возьмите ее. Она нужна вам больше, чем мне. – С этими словами он пошел к противоположной стороне костра.

Глава 10

Анвре извлек из силков пернатую дичь. Кроме того, бродя ранним утром по лесу, он обнаружил несколько гнезд и собрал яйца. Теперь они смогут наскоро позавтракать вареными яйцами, прежде чем продолжить двигаться на юг, а приготовленную дичь оставить до середины дня.

Во время еды Анвре озабоченно думал о предстоящем пути, а также о событиях минувшей ночи, когда держал изящные ножки Изабеллы в своих руках. Он явно проявил слабость, позволив себе массировать икры ее ног. Изабелла не представляла, как действовала на него при этом ее чувственная реакция.

Его охватило желание встать на колени перед ней, положить ее ноги себе на плечи и доставить ей истинное наслаждение. Он нежно целовал бы ее тело, не пропуская ни дюйма, пока она не затрепещет от возбуждения. И тогда в ее взгляде не будет отвращения. Ее золотистые глаза запылают огнем желания.

– Что, по-вашему, могло произойти с Катрин... моей сестрой?

Голос Изабеллы вернул Анвре к суровой реальности. Все, что он вообразил, вполне осуществимо для других, но не для мужчины, чьи шрамы на обезображенном лице свидетельствовали, каким плохим защитником он был. Ни одна женщина не захочет связать с ним судьбу. Лучше держаться подальше от них.

– Вероятно, ее тоже похитили, – сказал Роже. Изабелла резко вскинула голову.

– Ты видел ее?

Глаза ее обрамляли темные круги, и Анвре понял, что она плохо спала ночью. Изабелла редко заводила разговор о том памятном вечере, когда их взяли в плен, и совсем не упоминала о близких. Однако после побега порой сидела с поникшими плечами и печальным взглядом, устремленным в никуда. Анвре не сомневался, что в этот момент она переживала, думая о судьбе своей семьи. Ему хорошо знакомо это чувство.

Роже пожал плечами:

– Они забрали столько женщин, сколько смогли увести.

– Я думала о ней минувшей ночью, – сказала Изабелла. – Меня похитили, и я ничего не знаю о ее судьбе...

– Ты так и не рассказала, как тебе удалось сбежать от шотландского главаря, Изабелла, – заметил Роже.

– Это не важно. – Она подтянула колени и, обхватив их руками, плотно прижала к груди.

– Откуда ты могла знать, как надо действовать в подобной ситуации? Ведь ты не воин, Изабелла.

Анвре подумал о том же самом. Он не мог представить, как такая хрупкая, благовоспитанная девушка ухитрилась убить здоровенного шотландца. Тем не менее он ценил храбрость, которую она проявила, а также то, что она не растерялась, когда начался пожар.

– Я понятия не имею о том, как надо драться или убивать, – тихо произнесла Изабелла. – Все, что со мной произошло, кажется мне невероятной историей, рассказанной кем-то посторонним.

Роже нахмурился.

– Ты хочешь сказать, что наш плен представляется тебе одной из поведанных кем-то историй?

– Ну да. Хотя я изложила бы ее по-другому. В моей версии ты не был бы ранен и спас меня, как герой.

– Изабелла, я пришел бы к тебе на помощь, – пылко произнес Роже и взял ее руки в свои. – Но я был связан и потерял сознание.

Анвре покоробило от этих слов. Даже будучи здоровым, Роже не смог бы защитить Изабеллу. Однако она считала этого неопытного юнца своим героем. Он начал собирать миски и укладывать их в сумку.

Изабелла посмотрела в глаза своему избраннику.

– Я поняла тогда, что должна действовать, надеясь только на себя, поэтому совершила то, что смогла...

Мальчишеское лицо Роже исказилось.

– Так что ты сделала? Почему шотландцы позволили нам сбежать?

Анвре встал и плеснул воду на огонь.

– Она убила главу клана и подожгла деревню, – резко сказал он. – А теперь пора в путь.

Он перекинул двух мертвых куропаток через плечо и пошел к дороге такой злой, что готов был оставить этих двоих самостоятельно добираться до Англии. Пусть Роже, ее герой, обеспечивает Изабеллу едой и ведет на юг.

Пара последовала за Анвре, держась на некотором расстоянии, и его гнев постепенно утих. Он, разумеется, не фигурировал бы в ее сказании о ее похищении. Хотя Изабелла, по всей видимости, ценила его заботу, он был уверен, что ничего, кроме чувства благодарности, она никогда не будет испытывать к нему.

Он брел по лесу, едва замечая то, что было вокруг, когда внезапно донесшиеся звуки голоса заставили его резко остановиться. На дороге появилась группа шотландцев в потрепанной одежде, вооруженных палашами и секирами. К счастью, они не заметили его, скрытого густо растущими деревьями.

Анвре повернулся к Роже и Изабелле, преградив им путь. Поднеся палец к губам, он указал на дорогу другой рукой. В тишине они услышали, как шотландцы громко переговаривались между собой.

Анвре быстрым жестом дал понять своим спутникам, что надо спрятаться за ближайшим деревом, и сам укрылся за массивным дубом, где, положив руку на рукоятку меча, наблюдал за шотландцами.

Неожиданно в узкий промежуток между ним и дубом протиснулась Изабелла.

– Они заметили нас? – чуть слышно прошептала она.

Анвре был крайне удивлен ее поступком. Он прикрыл ей рот ладонью и, склонив голову, прошептал на ухо:

– Тише.

Потом положил руку на ее талию. Утро было достаточно теплым, однако Изабелла дрожала, вероятно, от страха, и Анвре подумал: что сделал бы герой ее рассказа в этой ситуации?

Изабелла едва дышала. У сэра Анвре есть меч, но Роже безоружен. Один вооруженный рыцарь не сможет противостоять шотландцам, если те обнаружат их.

Анвре плотнее обхватил талию Изабеллы и прижал ее спину к своей груди.

– Они пройдут мимо нас, – прошептал он ей на ухо.

Она повернулась и посмотрела на Роже, такого стройного и красивого, представляя, что это его руки обнимают ее. Ей следовало бы остаться с ним, однако она инстинктивно устремилась к Анвре.

Изабелла затаила дыхание, наблюдая за приближением шотландцев. Когда же они прошли мимо, она облегченно вздохнула и позволила себе расслабиться, прижавшись к теплому телу Анвре. Его грудь служила прочной опорой ее спине, а крепкие ноги сжимали по бокам ее бедра, удерживая от падения.

Его рука казалась, как и минувшей ночью, удивительно нежной, хотя достаточно твердой, а ощущение горячего мужского тела вызывало у Изабеллы жар в крови и легкое головокружение. Она никогда не испытывала ничего подобного.

Нахлынувшие чувства будили ее воображение, и она представила, как его рука скользит выше, к ее грудям, и ласкает их. От этих мыслей соски ее напряглись, и Изабелла отодвинулась от Анвре, приложив руку к неистово бьющемуся сердцу.

Не оглядываясь, она вернулась к Роже. Шотландцы прошли, и пора снова двигаться в путь.

– Подождите, – сказал Анвре.

Изабелла и Роже остановились. Лицо ее пылало, и она избегала взгляда Анвре, опасаясь, что он может догадаться, о чем она думала.

Ее мысли были крайне неподобающими. Она избрала Роже в качестве жениха за его деликатные манеры и утонченность, однако ее подсознательно влекло к Анвре, обладающему могучей силой. И именно Анвре всегда действовал, как настоящий герой.

– Мы продолжим путешествие на юг, но нам придется избегать дороги и продвигаться по лесу, – предупредил Анвре.

– В лесу неровная почва, а нога у Изабеллы еще не зажила... – возразил Роже.

– Все в порядке, Роже. Сэр Анвре прав. Я не хочу снова встретиться с шотландцами. – Голос Изабеллы был ровным, она ничем не выдавала смятения, царившего в ее душе.

Изабелла заставила себя последовать за Анвре, хотя продолжала испытывать смущение, видя перед собой его длинные крепкие ноги и мускулистую спину. Она старалась не думать о его мощной фигуре и о том, как возбуждающе действовало на нее его полуобнаженное тело, когда он снимал тунику.

Изабеллу не покидала тревога, оттого что в ней пробуждались какие-то странные чувства. Она благодарила небеса за то, что рядом Роже. Молодой рыцарь возвращал ее к здравомыслию в этой варварской обстановке и всем своим видом напоминал о существовании далекой цивилизации.

Изабелла повернулась к Роже и мгновенно почувствовала успокоение.

– Расскажи мне о своей матери и сестрах, – попросила она.

На небе появились тяжелые облака. Стало холодать. Анвре подумал об убежище, где они могли бы переночевать. Однако не тешил себя надеждой, что удастся найти приют, где Изабелла и ее обожатель до утра останутся в сухом и теплом месте.

Когда Изабелла начала слегка прихрамывать, он понял, что далее идти нельзя. Она никогда не жаловалась на неудобства, но Анвре рассчитывал, что Роже скажет ему, если ей станет совсем плохо.

Сегодня она выглядела гораздо лучше. Отек на губе исчез, и синяк на щеке стал почти незаметным. Однако мозоли на руках пока не сошли. Роже с его вечным нытьем был плохой поддержкой. Он даже не предлагал невесте руку, чтобы помочь передвигаться по неровной почве леса.

– Похоже, скоро начнется дождь, – заметил Роже.

– Для меня это не новость, – ответил Анвре.

– У вас есть соображения относительно убежища?

– Нет. А у вас? – Терпение Анвре таяло с каждым часом. У него не было желания проявлять заботу ни о Роже, ни об Изабелле, но по-другому он поступить не мог.

– Мы будем идти, пока это будет возможным. Неожиданно до них донесся пронзительный крик. Они остановились, и Анвре обнажил меч.

– Кажется, кричит женщина, – прошептала Изабелла.

Анвре согласился с ней.

– Следуйте позади меня, – приказал он.

Они осторожно продвигались вперед на звук, пока не увидели ветхий деревенский домик на маленькой поляне на краю леса. Позади дома на небольшом расстоянии располагались уборная и сарай. Анвре заметил также журчащий неподалеку ручей, а за ним простиралось поле с наполовину убранным урожаем.

– Стойте здесь, – сказал Анвре. Он приблизился к дому и прислушался, но не услышал никаких звуков. Тогда он кончиком меча приоткрыл дверь.

Внутри было темно, но он сумел разглядеть тело, лежащее на кровати в дальнем углу. Это была юная девушка.

– Боже, – чуть слышно прошептал он. Она была жива, но дышала тяжело и время от времени стонала. Видимо, девушка не заметила Анвре в дверном проеме, когда откинула плотное шерстяное одеяло и обнажила огромный живот беременной.

По-видимому, здесь не было никого, кто бы мог помочь ей разрешиться от бремени. Анвре уперся руками в бока и тяжело вздохнул. Ему доводилось иметь дело с самыми тяжелыми ранениями во время сражений, однако наблюдать роды было выше его сил. Он хорошо помнил, как мучилась его мать...

Анвре тряхнул головой, стараясь отделаться от воспоминаний, и повернулся к Изабелле и Роже, ожидающим его под ветвями раскидистого дерева. Он кивком подозвал их, потом мягко заговорил с девушкой, лежащей на кровати, хотя знал, что она вряд ли поймет его.

Девушка удивленно вскрикнула:

– Норманн! Вы норм...

Внезапно она схватилась за живот и застонала от боли. Анвре опустил меч и, обернувшись, с надеждой посмотрел на Изабеллу, не зная, что делать дальше.

Изабелла подошла и остановилась рядом с ним.

– Мой Бог, она еще совсем ребенок.

– Да. И к тому же нормандка.

– Ты понимаешь меня? – спросила Изабелла, обратившись к девушке.

Та взяла руку Изабеллы и прижала ее к заплаканному лицу.

– Помогите мне! Пожалуйста!

Анвре бросил сумку и положил двух куропаток на пол у очага. Потом направился к двери мимо Роже, стремясь поскорее выйти наружу.

Изабелла схватила его за руку.

– Что мне делать?

– Я не акушерка, миледи.

– Но вы знаете кое-что о родах, не так ли?

– Очень мало, – ответил он с содроганием.

Глава 11

Ответ Анвре не сулил ничего хорошего беременной девушке. Изабелла понятия не имела о детях и о том, как они рождаются. Этому ее не учили в монастыре Святой Марии.

Она отпустила руку Анвре и посмотрела ему вслед. Он должен был бы радоваться, что нашлось убежище, хотя и не пустое, однако это место почему-то смущало его и вызывало беспокойство.

Изабелла не выразила неудовольствия, хотя в доме было чрезвычайно грязно и пахло чем-то не поддающимся описанию. Она только сморщила нос и склонилась к девушке.

– Как тебя зовут?

– Матильда... или просто Тилли.

– А я Изабелла де Сен-Мари. Как ты оказалась здесь?

Меня похитили шотландцы из Хот-Уисайла во время прошлых святок. Они убили лорда и его ле... – Ее живот напрягся, и она застонала.

Изабелла почувствовала себя неловко, поскольку не могла ничего сделать, чтобы облегчить страдания девушки. Тилли была намного моложе Катрин, и Изабелла содрогнулась при мысли, что ее сестру тоже похитили, изнасиловали и сейчас она беременна от какого-нибудь шотландского варвара. Смогла ли Катрин избежать судьбы Тилли, как это сделала Изабелла?

Она была не в силах думать о своей сестре, видя, в каком ужасном положении находится Тилли.

Дверь дома отворилась, и вошел Анвре. Его плечи и волосы намокли под дождем. Он взял трехногий табурет и поставил его рядом с кроватью, чтобы Изабелла могла сесть, а сам встал рядом, возвышаясь над обеими девушками.

– Где сейчас шотландец, который привез тебя сюда? – В его грубом голосе чувствовалось раздражение.

Глаза Тилли на маленьком веснушчатом лице стали огромными.

Изабелла откинула с ее лба ярко-рыжие волосы.

– Не бойся сэра Анвре. Он не такой свирепый, каким кажется.

Горло Тилли конвульсивно сжалось, и она сделала глотательное движение, прежде чем ответить:

– Он умер.

– Он был один?

– Да. Здесь больше никого нет... – Ее снова пронзил приступ боли, и она сжала руку Изабеллы так крепко, что та едва не вскрикнула. Когда Тилли наконец отпустила ее, Изабелла заморгала, сдерживая выступившие слезы.

– Простите, – сказала Тилли, обращаясь к Изабелле. – Я ничего не соображаю во время приступа боли... Мне было так страшно до вашего прихода.

Изабелла кивнула:

– Теперь я с тобой. – Она повернулась к Анвре и коснулась его руки. – Мы поможем тебе, Тилли.

Когда миновал очередной приступ, Изабелла попросила Анвре принести воду.

Он явно с радостью воспринял эту возложенную на него задачу, а Изабеллу на мгновение охватила паника, когда он вышел из дома. Казалось, Анвре всегда знал, что надо делать, и она привыкла полагаться на него.

Изабелла взглянула на Роже, который уселся за обшарпанный стол в другом конце комнаты.

– Ты не посмотришь, есть ли здесь чистая материя?

– Изабелла, тебе следует отдохнуть. Она нахмурилась:

– Я не могу расслабиться, когда этот ребенок нуждается в моей помощи.

– Ребенок? Эта девчонка распутничала с шотландским варваром, разве не так?

Роже, конечно, не знал, что случилось с Тилли, иначе он не говорил бы о ней с таким пренебрежением.

– Мне нужна чистая материя, Роже. Поищи ее, пожалуйста.

Роже проворчал что-то, однако, когда родовые схватки у Тилли участились, он собрал все ткани, какие нашел в шкафах, и выложил их на низкий столик рядом с кроватью. Вскоре вернулся Анвре с полным котелком воды, которую зачерпнул из ручья. Часть воды он налил в миску и передал ее Изабелле, потом приступил к разведению огня в очаге, чтобы все могли согреться.

Изабелла взяла один из лоскутов материи, найденных Роже, смочила его водой и приложила ко лбу Тилли, когда та отдыхала между приступами. Затем подошла к очагу, где Анвре подкладывал дрова в огонь.

– Что я могу сделать для Тилли? Она так страдает от боли.

– Это женское дело, – ответил он. – Вы должны справиться.

Анвре резко поднялся и вышел из дома. Изабелла с тревогой снова заняла место рядом с Тилли и старалась утешить девушку как могла, тогда как роды приближались к завершающей стадии. Она поила ее водой и потирала спину, когда начинались боли. И хотя всего этого было явно недостаточно, ничего иного Изабелла не могла сделать, чтобы облегчить страдания роженицы.

Время шло. Наступил вечер. Роже устроил себе ложе на полу рядом с огнем и погрузился в сон. Погода окончательно испортилась, и мелкий дождь превратился в ливень. Анвре вернулся и начал готовить еду из пойманных куропаток. Потом сел на один из двух находящихся в доме стульев, откинулся на спинку и задремал, не собираясь оказывать помощь Изабелле.

– Тилли, – тихо сказала она, – кажется, нам самим придется справляться с родами.

В этот момент на кровать хлынули воды, и боли Тилли усилились. Приступы стали повторяться чаще и с большей интенсивностью. Девушка криками разбудила Роже.

– Начинается!

Крики Тилли не давали возможности уснуть и оставаться безучастным к родам. Взглянув в наполненные ужасом глаза Изабеллы, Анвре понял, что у него нет иного выбора, кроме как предложить свою помощь.

– Это отходят воды, – сказал он.

Анвре никогда не забудет обе беременности матери, которые закончились мертворожденными младенцами.

Он был уверен, что его мать умрет, когда она страшно кричала от боли, но служанки успокаивали его и сестру Беатрис, рассказав им кое-что о процессе родов. Однако в обоих случаях младенцы – его крошечные братики – были рождены мертвыми. Анвре проглотил подступивший к горлу ком. Он многие годы не думал об этих потерях, память о которых поблекла после ужасного убийства матери и Беатрис. Анвре стиснул зубы и сосредоточил внимание на рожавшей девушке.

– Поскольку воды отошли, скоро должен появиться ребенок, – сказал он.

Изабелла посмотрела на него с благодарностью, что отчасти сгладило ужасные воспоминания о том, как мать держала крошечных младенцев на руках со слезами на глазах, а отец каждый раз уносил их, чтобы похоронить.

– Ты слышишь, Тилли? – обратилась к ней Изабелла. – Все скоро кончится!

Внимание девушки было полностью сосредоточено на нижней части своего тела. Она издала низкий стон и перевернулась с бока на спину. Анвре взял Тилли за лодыжки и согнул ее ноги в коленях, как это делала акушерка, когда рожала его мать. Он был тогда маленьким, и его никто не замечал в спальне роженицы, а он наблюдал за происходящим, испытывая тревогу при каждом крике матери, опасаясь, что роды погубят ее.

– Ты должна теперь потужиться, – сказал он Тилли. – И старайся вытолкнуть ребенка наружу.

Изабелла взглянула на него:

– Вы знаете, что надо делать теперь?

– В общих чертах. Леди Изабелла, займите мое место здесь.

Анвре взял Изабеллу за руку и подвел к ногам Тилли.

– Далее все должно происходить естественным путем. – Он вознамерился удалиться, но Изабелла остановила его.

– Не уходите, – взмолилась она, и Анвре почувствовал, что не может отказать ей. Он стиснул зубы и занял место у головы Тилли.

– Приподнимите ее рубашку и следите за появлением головки ребенка, – сказал он, смирившись с тем, что придется остаться.

Изабелла сделала то, что было сказано, а Анвре, держа девушку за плечи, тихо советовал ей тужиться во время очередного приступа боли. Младенец должен был вот-вот появиться на свет. Будет чудом, если при этом ребенок и мать останутся в живых.

– Теперь дыши медленнее, – сказал Анвре. – Иначе потеряешь сознание.

Девушка застонала, но когда снова возникла боль, она охнула и напряглась что было сил.

– Он появился, Тилли! Продолжай тужиться! – Изабелла подставила руки под голову младенца, и когда Тилли напряглась в очередной раз, появились его плечики. Анвре внимательно наблюдал за происходящим, однако пока не мог сказать, жив ли ребенок. – Ну, еще немного! – подбодрила девушку Изабелла.

Тилли откинулась на спину, чтобы собраться с силами, потом сделала глубокий вдох и, приподнявшись на локтях, попыталась вытолкнуть ребенка. Анвре поддерживал ее спину. Мгновение спустя ребенок полностью вышел наружу.

– Это девочка, – тихо сказала Изабелла охрипшим от волнения голосом. Ее глаза наполнились слезами, и она заморгала, чтобы сдержать их. – Это просто чудо.

Анвре почувствовал странные спазмы в горле и постарался подавить их. Он посмотрел на Изабеллу, потом на ребенка. Тилли обессилено откинулась на спину. Анвре с замиранием сердца наблюдал, как крошечные пальчики ребенка то сжимаются, то раскрываются, а умилительно маленькие ножки брыкаются. Видимо, малютка сучила ручками и ножками, отчаянно пытаясь вдохнуть воздух. Анвре протянул руки к девочке, но в этот момент она издала громкий крик, и он с облегчением вздохнул.

Ребенок с розовыми щечками выглядел здоровым, однако Анвре до конца не верил, что все обошлось благополучно, даже когда Изабелла обмыла девочку теплой водой, а он завязал и обрезал пуповину, связывающую младенца с матерью. Изабелла завернула малышку в мягкое шерстяное одеяло и передала ее обессилевшей матери.

– Это твой ребенок, Тилли.

Анвре понимал, что Изабелла не могла знать, насколько тонкой бывает грань между жизнью и смертью в подобных обстоятельствах. Эти роды могли закончиться бедствием, однако лицо Изабеллы было таким радостным и красивым, что он почти забыл о трагедиях, свидетелем которых был в прошлом.

– Посмотрите на ноготки на ее пальчиках, – сказала Изабелла, осторожно распрямляя по очереди пальчики малышки.

Анвре почувствовал, как болезненно сжалась его грудь.

Какой у нее крошечный ротик! Ее губки похожи на лепестки цветка.

Как и у Изабеллы. Анвре бросил взгляд на ее губы, и ему захотелось поцеловать их и проникнуть в сладостную глубину ее рта. Это, конечно, безумие, но он с трудом совладал с собой.

– Как ты назовешь ее? – спросила Изабелла у Тилли. Она чувствовала на себе взгляд Анвре и содрогнулась от сознания, что ее неукротимо влечет к этому мужчине. Ей безумно хотелось приблизиться и ощутить тепло его тела, прильнуть к нему и почувствовать твердость его мускулов.

Все ее мысли сейчас были связаны с сэром Анвре. Он проявил такую доброту и мягкость по отношению к Тилли и ее ребенку, что Изабелле трудно было сопоставить этого человека с суровым рыцарем, который вызволил ее и Роже из шотландской деревни, а потом благополучно привел в пещеру, где обеспечивал их существование. Она не могла себе представить, что он был тем самым человеком, который жестко обращался с Роже, когда тот болел.

– Я не знаю, как назвать ее, – ответила Тилли на вопрос Изабеллы, почти забывшей, о чем она спрашивала. Девушка внезапно поморщилась от боли. – Кажется, опять начинается!

– Нет, – сказал Анвре, откашлявшись. – Это только последствия родов, которые скоро кончатся.

Он осторожно взял ребенка у Тилли и передал его Изабелле. Их руки соприкоснулись, когда Изабелла принимала младенца, и она вновь была потрясена нежностью его огрубелых рук. Казалось, его строгое лицо с резкими чертами стало мягче и шрамы не выглядели так Пугающе, как прежде. Ее сердце, уже тронутое рождением ребенка Тилли, оборвалось, когда Анвре коснулся ее.

Изабелла судорожно втянула воздух и подошла к огню, прижимая ребенка к плечу.

В доме было очень душно. Хотя существовал дымоход для вытяжки дыма, часть его скопилась под закопченным потолком. На вертеле над огнем жарились куропатки, капающий с них жир шипел и потрескивал, когда попадал на горячие угли.

Роже крепко спал, несмотря на то что происходило рядом. Изабелла дотронулась носом до головки ребенка и постаралась принять внешне спокойный вид, хотя внутри бушевала буря чувств. Казалось, для волнений уже не было причин, однако события этого вечера не давали ей покоя.

Надо подышать свежим воздухом; вероятно, это поможет успокоиться. Укутав ребенка, Изабелла открыла дверь и выглянула наружу. Дождь не прекратился, однако. Изабелла понимала, что ей необходимо покинуть помещение, чтобы обрести покой. Она вернулась к Тилли и вручила ей ребенка. Малышка тотчас принялась сосать.

Когда маленькие ручонки обхватили мягкую грудь матери, Изабелла почувствовала, как напряглись соски ее собственных грудей и лоно начало пульсировать, хотя она не рожала младенца и не кормила его грудью.

Встревоженная этими неукротимыми позывами, Изабелла, едва сдерживая слезы, устремилась к двери. Она вышла наружу и, обогнув дом, встала в задней его части под карниз, укрывающий ее от дождя.

Изабелла обхватила себя руками, чтобы сохранить тепло, и старалась подавить нелепые слезы, которые то и дело наворачивались на глаза за время пребывания в доме Тилли.

Роды прошли нормально, и все же Изабелла плакала, а моросящий дождь намочил ее волосы и одежду, несмотря на навес. Она дрожала, проливая слезы при воспоминании об отце, матери и Катрин, а также о том, что ей чудом удалось избежать судьбы Тилли.

– Изабелла...

Ее горло сжалось, мешая ответить. Она взглянула на Анвре и попыталась унять дрожь подбородка.

Анвре обнял ее за плечи и притянул к себе. Изабелла, не в силах сдерживаться, дала волю слезам, которые намочили перед его туники, тогда как плечи были мокрыми от дождя. Казалось, он не замечал, что обнимает ее и гладит спину. Она слышала его глубокий низкий голос, отдававшийся в ее груди, но не разбирала слов.

Изабелла ощущала твердость его тела, и в ее памяти возник тот первый день в бухте, когда она увидела его обнаженные мускулистые руки и плечи, а также мощь его бедер и мужского естества между ног. В его объятиях она была словно прикована к его сильному телу. Казалось, отрицательные эмоции не смогут возобладать над ней, пока он держит ее.

Руки Изабеллы скользнули вверх, и она ощутила мускулатуру его груди. Затем ее пальцы проникли под его тунику и коснулись обнаженной кожи и жестких волос.

– Ты такой крепкий, – прошептала она.

Анвре издал какой-то нечленораздельный звук, когда Изабелла нащупала его соски.

Они были плоскими, но тотчас затвердели и заострились, как у нее.

Внутри Изабеллы поднялась горячая волна, ее ноги ослабели, и все тело охватил жар. Она взглянула на Анвре. Его голова склонилась к ней. Изабелла потянулась к его губам и приникла к ним легким поцелуем.

Анвре полностью завладел ее чувствами. От него исходил запах дождя, она ощущала вкус его губ, силу крепких рук, обнимавших ее талию, и биение его сердца, находящее отклик в ее груди.

Анвре слегка пошевелился, и его поцелуй стал более настойчивым. Изабелла приоткрыла губы, приветствуя его вторжение. Он втянул ее язык в рот, а его рука опустилась до ее бедер, прижимая их к своему паху.

Когда же Анвре положил руку ей на грудь, Изабелла затаила дыхание. В ее голове возник его образ, когда он стоял обнаженным на скалистом берегу реки во всем своем мужском великолепии. Она содрогнулась от острого ощущения, возникшего между ее ног, и прильнула к Анвре, ища его тепла, когда он стянул тунику с ее плеч и рук.

Одежда опустилась до талии, частично обнажив груди, проступающие сквозь разорванный ворот сорочки.

Анвре оторвался от губ Изабеллы и прильнул поцелуем к ее шее, а руками обхватил ее груди. Она замерла, в то время как он целовал ее и ласкал чувствительные кончики грудей.

– Ты очень красивая, – сказал он и захватил губами сосок, отчего она, ослабев, испытала несказанное удовольствие.

Анвре слегка отодвинулся, дав возможность своей руке скользнуть вниз, к ее животу, и коснуться того местечка, которое пульсировало от возбуждения. Изабелла тихо вскрикнула и, откинув голову, закрыла глаза, когда он принялся ласкать маленький бутон между ее ног.

Это было ни с чем не сравнимое ощущение. Она чувствовала одновременно и жар, и холод, и странное напряжение во всем теле.

Изабелла обхватила ладонями лицо Анвре и притянула к себе для поцелуя, желая при этом, чтобы они уединились в каком-нибудь месте, где могли бы лечь и удовлетворить ее нарастающую потребность слиться с ним в единое целое.

Внезапно Анвре схватил ее за запястья и оторвал от себя.

– Изабелла, – хрипло произнес он. – Мы... Это нехорошо. – Его горло судорожно сжималось. – Ты не должна целовать меня.

Она озадаченно посмотрела на него:

– Почему?

– Я не хочу обесчестить тебя таким образом.

Он отпустил ее руки и, резко повернувшись, зашагал прочь, а Изабелла ошеломленно наблюдала за ним, пока он не скрылся за пеленой дождя.

Анвре чувствовал себя виноватым. Изабелла избрала Роже, и он не должен был пользоваться случаем, когда она находилась в угнетенном состоянии и проявила слабость. При нормальных обстоятельствах того, что было под навесом, никогда бы не произошло.

Это Роже должен был утешать ее... целовать, ласкать языком ее грудь и касаться рукой самого интимного места.

Анвре был чрезвычайно возбужден и, вероятно, будет долго оставаться в таком состоянии, пока Изабелла рядом. Ему следовало бы устроиться на ночь в другом месте, но это невозможно. Небольшой сарай с хламом и протекающей крышей был совершенно непригоден для обитания, особенно во время дождя, который усилился и промочил все насквозь. Было бы безумием ночевать в этом холодном и ненадежном помещении.

Он окончательно промок к тому времени, когда вернулся в дом. Изабелла занималась приготовлением пищи, и казалось, все ее тело было напряжено, а движения выглядели скованными и неловкими. Она ничего не сказала ему, когда он вошел, и продолжала помешивать содержимое большой глиняной миски, пользуясь подсказками лежащей на кровати Тилли.

– Это будут всего лишь лепешки, – сказала Тилли робко, обращаясь к Анвре, – но вместе с дичью, которую вы принесли, еда должна быть сытной.

– Скажи, что делать дальше, – попросила Изабелла.

Роже проснулся и теперь сидел на трехногом табурете, привалившись спиной к стене. В центре комнаты стояло ведро, в которое падали капли дождя, просачивающиеся через дыру в потолке. Заплакал ребенок, и Тилли приложила его к груди. В общем, обстановка была гнетущей.

Анвре снял с огня поджарившихся куропаток и положил на стол. Потом начал разрезать их на части. При этом Изабелла старательно избегала его взгляда, продолжая делать лепешки.

– Я возьму ножку, если не возражаете, – сказал Роже.

Анвре не обратил на него внимания и в первую очередь предоставил Тилли сделать выбор, так как ей необходимо хорошо питаться, чтобы ребенок смог выжить. Она застенчиво посмотрела на него, но в ее взгляде не чувствовалось отвращения, словно она вовсе не замечала, что его лицо обезображено.

– Б-благодарю вас, сэр Анвре, – сказала она. – За это и за... Я, наверное, умерла бы без вашей помощи.

– Это леди Изаб...

– Нет-нет. Она рассказала мне обо всем, что вы сделали, и я очень благодарна вам. Белла и я благодарны.

– Белла?

– Да. – Тилли взглянула на девочку, которую держала на руках. – Я назвала ее в честь леди Изабеллы.

– Очень подходящее имя, – сказал Анвре и повернулся, чтобы удалиться. Однако в этом доме не было места, где можно было бы уединиться, чтобы не слышать благодарности Тилли и не замечать смущения Изабеллы. А также не видеть Роже. Даже король Вильгельм не мог бы рассчитывать на услуги, которые Анвре оказывал этому избалованному парню.

– Откуда вы узнали, что надо делать при родах? – спросила Тилли. – В моей деревне мужчины всегда избегали присутствия во время родов.

– Да. Обычно так и бывает, – ответил Анвре.

– Так откуда же вы узнали...

– Будучи мальчиком, я дважды наблюдал, как рожала моя мать.

– И вы запомнили, что там происходило?

Анвре кивнул и еще раз отметил, какой юной была эта девушка. Если ее похитили год назад, в то время она только-только достигла возраста деторождения.

– Что случилось с шотландцем, который привез тебя сюда? – спросил он, полный отвращения к человеку, насиловавшему почти ребенка.

– Это произошло две недели назад, – ответила она слабым детским голосом. У нее были светло-голубые глаза, а нос и щеки покрыты мелкими веснушками. – Во время сбора урожая начался сильный дождь, и крыша дала течь. – Она кивнула на ведро в центре комнаты. – Полилась вода, и Кормак полез на крышу, чтобы починить ее. Он упал и сломал шею.

– Их тех пор ты одна здесь?

– Да, – тихо сказала Тилли. – Я хотела вернуться домой, в Хот-Уисайл, но не знаю дороги. К тому же мой живот становился день ото дня все больше... – Она пожала плечами и откинула назад прядь ярко-рыжих волос грязными пальцами. Девушка была такой хрупкой, что казалось удивительным, как она выжила.

Анвре поднял голову и встретился взглядом с Изабеллой. Между ними на мгновение возникло взаимопонимание, прежде чем она отвела глаза. Ее щеки густо покраснели, и она поджала губы, однако при этом выглядела еще более красивой.

– Я думала, что умру здесь, – сказала Тилли дрожащим голосом. Анвре попытался не думать об Изабелле и снова посмотрел на девушку, лежащую на кровати. Ей повезло, что у нее оставался запас еды, хотя это были только мука, бобы и овощи из кладовой шотландца.

Анвре вернулся к насущным вопросам, ответы на которые имели важное значение для них. Лучше забыть о том, что у него было с Изабеллой под навесом... Вычеркнуть из памяти ощущение ее нежной кожи под его огрубевшими руками.

– Есть ли поблизости какая-нибудь деревня или другие фермы?

Подбородок Тилли дрогнул.

– Они забрали многих из нас... Когда мы... – Ее глаза наполнились слезами. К большому облегчению Анвре, девушка отвернулась и уткнулась лицом в подушку. Он с трудом выносил детские слезы, но ему необходимо узнать, возможно ли, что их посетит кто-нибудь в ближайшее время.

– В округе должны быть другие фермы... – сказала Тилли, шмыгая носом. – У Кормака было много друзей из числа тех, кто напал на нас. Некоторые из них появлялись здесь время от времени.

– Но ты никого не видела после смерти шотландца? Тилли отрицательно покачала головой:

– Никто еще не знает, что здесь произошло.

Глава 12

Роже откусил кусочек лепешки и выплюнул его через стол.

– Боже, какая гадость! Изабелла резко вскочила на ноги.

– Когда есть только мука, вода и соль, невозможно приготовить вкусные лепешки, сэр Роже, – сказала она, едва сдерживая гнев. – И если хотите лучших, попробуйте сами испечь их!

Остро сознавая присутствие за столом Анвре, она снова села и принялась есть, стараясь не смотреть ни на мужчин, ни на лепешки.

Конечно, она не умеет готовить, поэтому не стоило ожидать, что ей удастся испечь приличные лепешки, не имея никакой практики.

У нее не было опыта и в общении с мужчинами, иначе она поняла бы, почему Анвре прервал их поцелуй, решив, что поступает нехорошо. Для Изабеллы это было первым проявлением страсти, о которой она раньше и не подозревала. Она заметила, что после возвращения в дом Анвре сторонился ее, и подумала: если бы не сильный дождь, он, наверное, вообще не вернулся бы.

Может, он решил продолжить путешествие на юг без нее и Роже? Изабелла не сомневалась, что Анвре сумеет обойтись без них и без вещей, которые они захватили с собой из пещеры. Он способен на многое, в том числе – заставить ее своими поцелуями таять в его объятиях.

Изабелла испытывала крайнее смущение, находясь рядом с ним в тесной комнате. Совсем недавно он страстно ласкал ее, а сейчас почти не замечает, как ведро в середине комнаты.

– Прошу прощения, Изабелла, – сказал Роже, почувствовав ее отчуждение.

Она не хотела разговаривать с ним, опасаясь, что выплеснет на него свое расстройство и гнев, а потом будет сожалеть об этом. Роже не виноват в том, что она не сильна в кулинарии и что его прикосновения ничуть не действуют на нее.

Нет смысла обижаться на него. Он благородный и приятный молодой человек. У него есть имение в Пиру, и король благоволит к его семье. Он превосходная пара для нее.

Роже покончил с едой, вышел из-за стола, завернулся в меховое одеяло и улегся на полу у огня. Он закрыл глаза и, казалось, начал засыпать, несмотря на крик ребенка Тилли. Изабелла бросила на него раздраженный взгляд и убрала его миску со стола, в то время как Анвре продолжал есть. Она взяла тарелку с лепешками, но Анвре задержал ее руку.

– Нельзя ли еще?..

Она едва могла поверить, но он съел целых две лепешки.

Сердце Изабеллы немного смягчилось. Анвре ел эту никудышную стряпню, не проявляя недовольства.

Горло ее судорожно сжалось, и она вышла из-за стола, чтобы помочь Тилли управиться с ребенком, который, кажется, вознамерился тренировать свои легкие без передышки.

– Я подержу девочку немного, – сказала Изабелла.

Она взяла Беллу и прижала ее к плечу, слегка поглаживая по спинке, как это делали няньки с маленькими подопечными.

Спустя некоторое время Белла громко рыгнула, и Изабелла рассмеялась, радуясь, что ей есть чем заняться, чтобы отвлечься от собственных проблем и не замечать тесноты комнаты.

Ребенок вскоре успокоился, но продолжал бодрствовать, и Изабелла восхищалась этим маленьким чудом у нее на руках.

– Посмотри, Тилли, как девочка наблюдает за пламенем в очаге.

Стоя спиной к Анвре, она взглянула на Роже, который безмятежно спал, как будто его ничто не волновало в этом мире. В отличие от Анвре он не брился каждый день и все же выглядел самым привлекательным мужчиной, какого она когда-либо встречала. Ему было около девятнадцати лет, и Изабелла не сомневалась, что со временем он станет таким же мужественным и сильным рыцарем, как Анвре. Его узкие плечи нальются мускулами, голос будет более низким и глубоким, а борода – более густой. И тогда его прикосновения, наверное, будут воспламенять ее.

И он не пренебрежет ее поцелуем.

Анвре немедленно ушел бы отсюда, если бы была возможность. Ему нередко приходилось совершать походы ночью, и он знал, как найти дорогу на юг, несмотря на тьму и осенний дождь. Через несколько дней он уже добрался бы до Англии.

Однако он не мог оставить Изабеллу и Тилли на попечение Роже. Они, несомненно, погибли бы.

Впрочем, глупо продолжать заботиться о леди Изабелле. Он исполнил свой долг перед ней и теперь вполне мог бы уйти. У его спутников есть еда и кров, а также прочие вещи, необходимые для выживания. Он мог бы сейчас быстро продвигаться вперед... вместо того, чтобы оставаться здесь на ночь в непосредственной близости от Изабеллы.

Он совершил ошибку, придя к ней под навес и проявив свою любовь, будто мог предложить что-то леди знатного происхождения; словно это его она выбрала в качестве будущего мужа.

В действительности их отношения не имели никакой перспективы. Изабелла сидела на краю кровати Тилли, все еще держа Беллу на руках. Анвре охватило чувство ревности, хотя он не имел на это права. Это Роже был тем, кого она будет с радостью принимать в своей постели. Это детей Роже она будет держать на руках и кормить грудью.

Анвре ходил по комнате, чувствуя себя почти таким же скованным, как в том загоне для скота, где шотландцы держали его в наручниках. Пожалуй, ему все-таки следует пойти в сарай, найти там место, где крыша не протекает, расчистить его и устроиться на ночлег.

Роже открыл глаза и посмотрел на него.

– Вы все никак не угомонитесь. Неужели вы не можете сесть или лечь и уснуть?

– Подобно вам, сэр Роже? Нет. Мои мысли заняты тем, как поскорее покинуть это место и препроводить вас всех в Кеттвик, – сказал он. – Затем я поспешу туда, где король Вильгельм должен вступить в бой с шотландским королем.

– И куда же вы направитесь?

Анвре не знал точно. Сначала лучше всего вернуться в Дарем. Там он непременно узнает, куда двинулись королевские корабли и армия.

– Я отправлюсь на восток. Думаю, Вильгельм встретит короля Малькольма на его земле и заставит его прекратить набеги на Нортумберленд.

– На это потребуется немало сил.

– Меньше, чем в битве при Гастингсе.

– Я был тогда слишком юн, – сказал Роже. Разговор с ним позволял Анвре отвлечься от тихого голоса Изабеллы, рассказывавшей Тилли истории из старинной жизни.

Он взглянул на Роже.

– Да, конечно. – Хотя в той битве принимали участие многие пажи и сквайры, более молодые, чем Роже, которому в то время было почти двенадцать лет. Анвре исполнилось двадцать, и он храбро сражался, как настоящий рыцарь, заслужив почести от короля Вильгельма. Но не имущество.

– Мой отец приказал мне оставаться в Руане во время вторжения шотландцев. Он... Я...

– Иначе вы, несомненно, приняли бы участие в битве, – сказал Анвре, не отрывая глаз от Изабеллы. Она поглаживала ребенка по спинке, а потом прижалась губами к головке Беллы. Анвре почувствовал, как у него защемило в паху, когда он вспомнил вкус ее нежных губ. Мозоли на руках Изабеллы почти исчезли, а поломанные прежде ногти приобрели гладкость. Она завязала волосы на затылке куском бечевки и, несмотря на потрепанную тунику, выглядела сейчас изящной и величественной, как королева.

Анвре снова посмотрел на закутанного в меховое одеяло Роже, который в этом виде был похож на ребенка.

Только неразумная женщина могла довольствоваться замужеством с этим парнем. А Изабелла не была глупой.

Анвре выругался сквозь зубы и пинком открыл входную дверь. В комнату ворвался сырой холодный воздух, вызвав недовольство Роже. Анвре затворил дверь и еще острее, чем прежде, ощутил себя пойманным в западню.

Повернувшись, он увидел, что Тилли пытается встать с кровати. Она спустила вниз босые ноги, но, когда встала на пол, едва не упала. Изабелла вовремя поддержала ее.

– Пожалуйста, оставайся в постели, Тилли, – сказала она.

– Мне надо выйти, миледи, – ответила девушка приглушенным голосом. – Я...

– А ты не можешь... – Изабелла оглядела комнату. – Разве нельзя как-нибудь... сделать это внутри.

Тилли испуганно покачала головой:

– Я должна выйти наружу.

Анвре не был удивлен такой реакцией Тилли. Он был свидетелем ее застенчивости, даже когда она рожала. Конечно, она постесняется воспользоваться горшком в помещении.

Изабелла, придерживая ребенка одной рукой, помогла Тилли надеть башмаки и накинула ей на плечи одеяло. Они вместе переступили через Роже и направились к двери мимо Анвре, чтобы выйти наружу, где продолжал моросить дождь. Изабелла внезапно остановилась, повернулась и неожиданно вручила ребенка Анвре, чем крайне поразила его.

– Подержите девочку, пока мы не вернемся. Только благодаря своей быстрой реакции он не уронил ребенка. Голос Изабеллы был резким, и она даже не взглянула на него.

Укрывшись одеялом, она взяла фонарь и вышла вместе с Тилли, оставив дверь открытой.

Анвре закрыл дверь и впервые после принятия родов взглянул на ребенка. У маленькой Беллы были хорошенькие голубые глазки и ямочки на щеках, пять пальчиков на каждой ручке, а когда она брыкнула ножками и высунула их из-под одеяла, он насчитал еще десять пальчиков.

Как ни странно, но в груди его возникло неприятное чувство, и он пожалел, что их угораздило наткнуться на этот одинокий домик на краю леса. Иначе у него не было бы повода вспоминать о перенесенных в прошлом страданиях... И ему не пришлось бы утешать плачущую Изабеллу у задней стены дома, где он потерял контроль над собой.

Анвре глухо зарычал и положил ребенка на кровать. Возможно, он не слишком любезен, но он не нянька.

Тилли оказалась не такой окрепшей, как она думала. Изабелла освещала ей дорогу и помогла дойти до уборной, где та справила нужду. Это короткое путешествие позволило Изабелле немного расслабиться после напряжения, которое она испытывала в присутствии Анвре, проявлявшего полное равнодушие к ней. Однако внезапный испуганный крик Тилли встревожил ее.

– У меня вытекло много крови, – запричитала Тилли. – Я умру, леди Изабелла?

Изабелла глубоко вздохнула.

– Нет, конечно, – сказала она твердо, хотя не была полностью убеждена в этом. Если бы здесь присутствовала еще одна женщина, она не чувствовала бы себя такой беспомощной. Может быть, Анвре знает, что надо делать при кровотечении? Он более осведомлен в том, что касается деторождения.

– Подожди меня здесь, Тилли. Я возьму кусок материи, чтобы остановить кровь. – Изабелла оставила фонарь с Тилли и в темноте поспешила в дом. Будет высшей несправедливостью, если девушка, пережившая лишения, насилие, годы пленения, умрет после родов. Только благодаря милости Божьей Изабелла избежала подобной судьбы.

А что произошло с Катрин? Удалось ли ей освободиться от захватчиков, или ее вынудили покориться? Была ли она уже беременна от какого-нибудь шотландца?

Изабелла вошла в дом и резко остановилась, увидев Анвре, сидящего на кровати и держащего Беллу, которая сосала кончик его пальца. Он взглянул на нее, и она заметила, как густо покраснели его щеки. Анвре откашлялся.

– Она не переставала кричать, – сказал он извиняющимся тоном. – Ей нужна мать.

– Тилли все еще в уборной. Анвре... У нее открылось кровотечение. Я боюсь, что она... – Ее голос осекся от волнения, и она прикрыла дрожащие губы руками. – Она у-умирает.

Изабелла со слезами на глазах отвернулась от него и взяла чистые лоскуты материи, лежавшие в изножье кровати.

– Я должна вернуться к ней. Анвре коснулся ее плеча.

– Подождите здесь. Я отнесу Тилли назад в пастель. – Он протянул ей Беллу и вышел из дома без дальнейших разговоров.

Изабелла прижалась носом к головке ребенка и прерывисто вздохнула. Что, если Тилли умрет? Это будет означать также гибель Беллы, потому что без матери ее нечем кормить. По щекам ее текли слезы, когда она опустилась на колени, молясь за Тилли и ребенка, которого держала на руках. Возможно, даже Анвре, имеющий некоторые познания в области врачевания, не сумеет остановить кровотечение у девушки.

Вскоре Анвре вернулся в дом, неся на руках Тилли. Он положил девушку на кровать, снял с нее башмаки и укрыл одеялом.

– Ты чувствуешь боль?

– Да, – ответила Тилли слабым дрожащим голосом. Изабелла приблизилась к кровати и остановилась рядом с Анвре.

– У тебя вполне здоровый цвет лица, – заметил Анвре, обращаясь к Тилли. – Я никогда не видел, чтобы воин, умирающий от кровотечения, выглядел таким здоровым.

Изабелла посмотрела на Анвре, суровое лицо которого выражало озадаченность.

– Возможно, нет ничего необычного в том, что после родов возникает подобное кровотечение, – предположила она.

Роже приподнялся на локте и раздраженно сказал:

– Может быть, вы будете говорить потише, чтобы я мог поспать.

Изабелла была потрясена его безразличием и холодностью. Тилли не виновата в том, что с ней случилось, и Изабеллу поражала неспособность Роже понять это. Интересно, осудил бы он и ее так же, если бы она подверглась насилию, шотландца?

С тяжелым чувством Изабелла осознала, что ей известен ответ на этот вопрос. Даже ее отец отказался бы от нее, если бы она родила внебрачного ребенка.

Она сомневалась и в реакции Анвре, хотя он по-доброму относился к Тилли и ее дочке.

Анвре не обратил внимания на недовольство Роже, однако явно испытывал желание покинуть женщин.

– Вероятно, леди Изабелла права, – сказал он Тилли и отошел от кровати.

Анвре направился в противоположный конец комнаты, где начал осматривать продовольственные запасы Тилли. Изабелла подумала, что он сейчас начнет укладывать продукты в сумку, готовясь двинуться в путь завтра утром или даже ночью. Анвре был явно недоволен поведением Роже, и то, что он испытывал по отношению к ней, едва ли могло удержать его.

Изабелла тайком наблюдала, как он очистил миску, которую она использовала для приготовления лепешек, и начал сам готовить что-то в ней.

Восхищаясь ловкими движениями его рук, она укачивала Беллу, тогда как Тилли снова уснула.

Анвре трудился, не поднимая головы, тщательно смешивая то, что было в миске, и тем самым предоставил Изабелле возможность свободно разглядывать черты eго лица. Шрамы были сосредоточены главным образом возле пустой глазницы, и только один пересекал сбоку его челюсть.

Изабелла видела мужчин, которые носили на глазу повязку, и удивлялась, почему Анвре не поступает так же. Если пустая глазница будет прикрыта, его внешность станет не такой отталкивающей и... пугающей.

Покрыв ладони мукой, он достал из миски скатанное в шар тесто и начал месить его, потом положил на плоскую доску и накрыл миской.

Анвре поднял голову и увидел, что Изабелла наблюдает за ним.

– Это будет хлеб, – пояснил он.

Изабелла кивнула. Следовало ожидать, что он знает, как приготовить основной вид еды. Он проявил находчивость и познания во многих областях, с тех пор как они совершили побег из шотландской деревни.

Белла уснула, и Изабелла, положив ее рядом с Тилли, отошла, чтобы соорудить себе постель неподалеку. В комнате оставалось мало свободного пространства, поскольку кровать и стол занимали много места. У огня лежал Роже, а в центре стояло ведро.

Изабелла вылила содержимое ведра за дверь и поставила его на прежнее место, затем взяла меховое одеяло и легла на пол. Рядом с Роже невозможно было устроиться, поэтому она расположилась на единственном оставшемся свободном пространстве, сознавая, что у Анвре нет иного выбора, кроме как лечь рядом с ней. Она сразу закрыла глаза, опасаясь, что он усядется в дальнем углу, прислонившись к стене, лишь бы избежать необходимости ложиться около нее.

Все чувства Анвре были полны Изабеллой. Она подкатилась к нему, ища тепла или утешения... Он не знал, какого именно, однако испытывал удовольствие, оттого что мог просто держать ее в объятиях.

Она уткнулась головой в его подбородок, и он ощущал ее теплое дыхание на своей шее. Ее груди прижимались к нему, и его копье уперлось в теплое гнездышко между ее ног. Он застонал от возбуждения, а она пошевелилась и придвинулась к нему еще ближе.

Это было адское мучение.

Однако он обнял Изабеллу за талию и притянул вплотную к себе. Желание погрузиться в нее было чрезвычайно велико, но он обязан сдерживать себя. Больше не должно быть ни поцелуев, ни страстных ласк. Их недавнее любовное общение было просто заблуждением.

По другую сторону ведра лежал молодой человек Изабеллы, и она вполне могла бы пристроиться рядом с ним. Ей следовало поступить именно так.

Обретя способность здраво мыслить, Анвре убрал руку с талии Изабеллы и слегка отодвинулся от нее. Однако она потянулась вслед за ним, ища тепла его тела. Конечно, это было инстинктивное движение.

Каким-то образом ему все-таки удалось уснуть, хотя он просыпался несколько раз среди ночи, когда ребенок Тилли начинал плакать, требуя внимания матери. Ни Изабелла, ни Роже не реагировали на это. Анвре снова засыпал и только под утро окончательно пробудился.

Он обнаружил, что его рука обнимает талию Изабеллы, а она спит, прижавшись спиной к его животу. Анвре уткнулся носом в нежное местечко между ее шеей и плечом и сделал глубокий вдох, прежде чем подняться на ноги. Он тихо переступил через нее и вышел из дома.

Снаружи было холодно, но дождь прекратился. Они вполне могут снова тронуться в путь и пройти некоторое расстояние в южном направлении.

Он направился было в уборную, но остановился. Они не могут оставить здесь нормандскую девушку. Изабелла ни за что не допустит этого.

Однако Тилли пока не способна передвигаться пешком на значительные расстояния и вряд ли одолеет за день несколько миль. Анвре взглянул на еще темное небо, хотя на востоке появились первые признаки рассвета. Уже миновало время сбора урожая, и скоро наступит зима. Погода будет ухудшаться с каждым днем.

Он снова посмотрел на домик и вздохнул. Если им придется отложить путешествие еще на некоторое время, то лучше оставаться здесь. Они будут вынуждены терпеть тесноту, но зато жилище защитит их от непогоды. А если экономно расходовать продукты, то еды хватит до следующей весны.

Однако Анвре не желал откладывать возвращение в Англию. К тому же он боялся лишиться рассудка, если будет вынужден провести несколько месяцев в этом тесном доме с Изабеллой и ее будущим супругом.

Он набрал дров для очага и вернулся в дом, где Тилли и Изабелла уже проснулись. Изабелла взяла ребенка, предоставив Тилли возможность выйти на двор. Анвре пнул Роже в ногу, чтобы разбудить его.

– Осторожно! – проворчал тот и поморщился. Анвре саркастически рассмеялся:

– Вставайте, сэр Роже. Отныне вам придется трудиться, чтобы заслужить пропитание.

Глава 13

– Что вы имеете в виду? – недоуменно спросил сэр Роже.

Анвре взял силки и подтолкнул его к двери.

– Надо немного поработать, прежде чем приступить к завтраку.

Он почувствовал на себе укоряющий взгляд Изабеллы, однако проигнорировал его так же, как и протесты Роже. Оба мужчины направились в лес. Парень выглядел жалко в порванных лосинах и в меховой тунике отшельника, которая была ему велика. Анвре едва не пожалел его и хотел было позволить ему остаться с женщинами.

Но передумал и настоял на своем.

– Если мы с утра расставим силки, возможно, к вечеру у нас будет свежее мясо, – сказал он.

– Что? Мы остаемся здесь?

Вопрос Роже помог Анвре принять решение. Они не могут уйти отсюда без Тилли. Но и оставаться в этом доме и ждать, когда она окончательно поправится, было опасно.

– Если порыскать здесь, то, наверное, можно найти материал, чтобы соорудить крепкие носилки и понести на них Тилли и ее ребенка.

Роже резко остановился.

– Я не плотник, – заявил он.

Он и не охотник, и не воин. Он ничем не помогал им в их усилиях выжить. Изабелла сделала для этого гораздо больше. Она убила шотландского главу клана и устроила пожар, что помогло им освободиться. Благодаря ей они совершили побег на лодке, а когда Анвре обессилел, она взяла весла и продолжала грести... Даже туника, которая сейчас была на нем, умело сшита ею. Изабелла вовсе не легкомысленная девица, как он думал вначале, однако она избрала Роже в качестве будущего мужа. Это трудно понять.

– Ищите птичьи гнезда, – сказал Анвре, – и собирайте любые яйца, которые найдете.

– Я не... – начал было Роже.

– Вы хотите выжить в этих условиях?

– Что вы имеете в виду?

– Вы хотите есть?

– Конечно.

– Но здесь нет никого, кто обязан обеспечивать вас, – заявил Анвре. – Если не желаете умереть с голоду, надо потрудиться.

Как это делала Изабелла. С кровавыми мозолями на руках и избитым телом она предпринимала все возможное, для того чтобы выжить, и к тому же заботилась о Роже. Теперь пришла пора этому неженке потрудиться ради общего блага и не рассчитывать, что Изабелла или кто-то другой будет заботиться о нем.

– Нам не следует брать с собой эту девчонку и ее ребенка, – сказал Роже.

Анвре не стал отвечать и молча установил первый силок.

– Она жила здесь целый год... У нее есть еда... – не унимался Роже.

– Ваш отец не оставил бы ее здесь одну.

– Мой отец? Что вы знаете о моем отце?

– Я сражался бок о бок с ним в битве при Гастингсе. А также при Ромни. Он благородный человек.

– Он непременно пожелал бы, чтобы я поскорее вернулся. Зачем нам ждать, когда эта девица сможет самостоятельно передвигаться?

– Вы вправе пуститься в путь хоть сейчас, – сказал Анвре. – Я уверен, что леди Изабелла предпочтет оставаться здесь, пока девушка с ребенком не будет в силах передвигаться.

Роже пробормотал что-то неразборчивое и поднял яйца из гнезда, которое обнаружил в густой траве. Анвре понял, что парень не собирается отправляться в путешествие в одиночку. Он был избалованным, но не глупым.

– Когда я увезу Изабеллу в Пиру, у меня будет целый гарнизон рыцарей для охраны имения, – сказал Роже. – Я не допущу такого нападения шотландцев, какое было в Кеттвике.

– В южных провинциях намного безопаснее, Роже:

– Я знаю, – заявил он раздраженно. – Но не хочу рисковать безопасностью жены даже на юге.

– А вы спрашивали у леди Изабеллы, желает ли она стать вашей женой? – с опаской спросил Анвре.

Роже отрицательно покачал головой:

– Нет. Но ее отец дал свое благословение в тот вечер на пиру. Мы поженимся, как только вернемся в Кеттвик.

Они направились назад, к дому.

– Что, если ее семья погибла во время нападения шотландцев?

– Тем весомее причина жениться на ней и увезти ее в мое имение.

Анвре неприятно было признать, что это разумный довод, который он не принял во внимание раньше. Он не хотел везти Изабеллу в Кеттвик, пока не узнает о судьбе ее родителей и сестры. Лучше всего доставить ее в Белмер и дождаться там новостей, однако Роже мог настоять на своем праве определять ее местопребывание, являясь женихом... и, соответственно, опекуном.

Донесшиеся голоса со стороны тропы заставили его застыть на месте.

– Возвращайтесь в дом окружным путем, подальше от тропы, – тихо произнес Анвре. – Погасите огонь и защищайте женщин в случае необходимости.

Роже ухватился за его руку.

– А что вы собираетесь делать?

– Замолчите и прислушайтесь.

Глаза Роже стали круглыми от страха, когда он услышал приближающиеся голоса.

– По тропе идут какие-то люди, – сказал Анвре. – Я хочу проследить, направляются ли они к дому.

– Как?

– Идите же! – настойчиво потребовал Анвре, когда непрошеные гости подошли еще ближе.

Он, стараясь не обнаружить себя, поспешил в сторону протоптанной тропинки, ведущей к дому Тилли, и занял позицию, откуда можно было, оставаясь незамеченным, проследить, куда идут эти люди. Не было смысла противостоять группе шотландцев, если они не собирались навестить Кормака.

Их было всего шесть человек, но все-таки достаточно много, чтобы Анвре мог справиться с ними в одиночку. Даже если Роже окажется способным владеть секирой, прихваченной в доме, Анвре понимал, что тот не сможет сражаться с тремя или даже с двумя противниками.

Шотландцы продолжали идти на юг. Если они даже знали о том, где расположен дом Кормака, казалось, у них не было намерения завернуть к нему. Анвре тихо следовал за ними, скрываясь за деревьями и не переставая думать о необходимости защитить Изабеллу. Он однажды уже потерпел неудачу, но теперь не допустит, чтобы ее снова захватили в плен.

Оставаясь незамеченным, Анвре наблюдал, как шотландцы остановились на тропе, чтобы перекусить. Он надеялся, что они не знают о существовании поблизости дома и не почувствовали запаха дыма, исходящего из трубы. Однако, если они направятся туда, он вступит в бой и уложит двоих или троих, прежде чем они приблизятся к Изабелле. Если Роже справится хотя бы с одним, у Анвре останется меньше противников.

И все-таки лучше избежать столкновения. Он держался на значительном расстоянии от шотландцев, однако слышал, как они смеялись и переговаривались между собой. Когда же один из них встал и указал рукой в направлении дома, Анвре взялся за рукоятку меча и приготовился действовать. Мужчины снова посмеялись, потом встали и продолжили путь по тропинке на юг, не глядя в сторону дома.

Анвре крался за ними, пока тропа не раздвоилась. Там они разделились на две группы. Трое пошли на юг, остальные – на запад.

Только тогда Анвре расслабился.

Он быстро повернул назад. Пока они были в безопасности, но оставаться в этом доме нельзя. Он расположен слишком близко к тропе. Надо как можно скорее уходить отсюда.

Было уже далеко за полдень, когда Анвре вернулся. Он застал Тилли сидящей на стуле у огня и кормящей ребенка, застенчиво прикрыв свою грудь и личико Беллы легкой материей. Рядом расположился Роже, который ничего не делал, однако принес из сарая секиру, которая лежала подле него.

– Где леди Изабелла? – спросил Анвре.

– В сарае, – ответила Тилли. – Я поместила туда все вещи Кормака, когда он умер... Она пошла посмотреть, что там есть.

Кто-то испек хлеб, тесто для которого Анвре приготовил минувшим вечером. Проголодавшись, он отломил кусок и направился к открытой двери сарая. Изнутри до него донесся голос Изабеллы, тихо напевавшей что-то.

– О! Вы напугали меня! – воскликнула она, оборачиваясь.

– Прошу прощения. – В сарае было грязно и, несомненно, здесь гнездились мыши.

– Посмотрите, что я нашла. – Изабелла подняла фонарь и направилась к задней стене строения.

Пол был покрыт толстым слоем соломы, и на ней валялись различные деревянные изделия и приспособления. А вокруг небольшого каркаса были разбросаны части сломанной повозки, которая явно подлежала восстановлению. Анвре тут же принялся расчищать площадку, на которой можно было бы работать...

Изабелла повернулась к нему, держа крестьянские штаны, затем показала ему грубую шерстяную тунику, а также рукавицы и плотный плащ.

– Я подумала, может, все это пригодится вам, – сказала она. – Эти вещи явно велики для Роже, а вам, я вижу, будут в самый раз. У вас такие широкие плечи, и ваши ноги...

Изабелла прижала вещи к груди и отвернулась, явно смущенная, а Анвре испытал некоторое удовольствие, оттого что она восхищается его телосложением.

– Вот эта вещь, несомненно, будет полезной для Тилли – сказал он, беря у нее плащ. – Скоро наступят холода...

– Значит, вы полагаете, что она пойдет с нами, когда мы продолжим путешествие?

– Конечно.

– Но она не сможет долго идти.

– Она поедет на этом. – Анвре сделал два шага к тому месту, где стояла разбитая повозка, и, зайдя сбоку, смахнул с ее основания мусор.

– Но она сломана.

– Ее можно отремонтировать. Изабелла склонила голову набок.

– Есть что-либо, чего вы не умеете делать, сэр Анвре? Да. Его лицо не могло стать приятным для нее. Он был не в силах приобрести имение, чтобы стать достойным супругом. Не мог забыть, что оказался неспособным уберечь ее от шотландцев.

– Как только я отремонтирую повозку, мы покинем это место. Здесь мы слишком уязвимы.

Изабелла кивнула и отвернулась от него, неожиданно застеснявшись.

– Я... я сделала для вас кое-что.

Анвре вопросительно приподнял бровь. Она сшила для него тунику, которую он носил, а также прошлым вечером состряпала эти ужасные лепешки, но ни в том, ни в другом случае не проявляла стеснения.

Изабелла, не поворачиваясь, подняла руку, в которой держала кружок из темной кожи с прикрепленными к нему кожаными полосками. В ту же секунду она бросила эту вещь на полку.

– Не обращайте внимания. Мне не следовало... Сгорая от любопытства, Анвре протянул руку, чтобы взять этот предмет с полки. Изабелла слегка подвинулась, так что ее спина оказалась в нескольких дюймах от его груди. Он положил левую руку на полку вблизи талии Изабеллы и вдохнул аромат ее волос. Потом его рука легла на живот Изабеллы, и он притянул ее спиной к себе, содрогнувшись, когда ее ягодицы прижались к нему.

Анвре застонал от возбуждения и отшатнулся назад. Он не мог позволить себе уложить Изабеллу на эту мягкую солому и немедленно удовлетворить настоятельную потребность своей плоти. Благовоспитанные девушки из монастыря созданы не для того, чтобы отдавать свою невинность похотливым рыцарям, и Изабелла, без сомнения, будет потом жалеть, что повела себя так неразумно и непристойно.

– Покажите мне, что вы сделали для меня, – произнес он хрипло, чувствуя, что поступил правильно. Необходимо сохранять между ними дистанцию. Он должен чем-то занять мысли, чтобы отвлечься от настойчивых позывов плоти.

Он взял с полки лежащую там вещь.

– Глазная повязка?

Неудивительно, что Изабелла была смущена. Никто никогда не заговаривал с ним об отсутствии у него глаза и о прочих шрамах. Никто не подавал виду, насколько отталкивающе он выглядел. До настоящего момента.

– Я, кажется, поступила слишком бесцеремонно, сэр Анвре. Мне не следовало...

– Мои шрамы напоминают мне о кончине близких: И о том, что я должен был разделить их судьбу. – Анвре отошел назад, пораженный тем, что произнес эти слова вслух.

– Что случилось с ними и с вами, Анвре? – Изабелла подняла руку, чтобы коснуться его лица, но отдернула ее назад, когда он отвернулся.

– На дом отца напали захватчики. Они сожгли все, что не могли унести, и убили всех, кто пытался препятствовать им. Я чудом остался в живых с одним глазом и прочими шрамами.

– А ваша семья?

– Вы хотите побольше узнать для своих будущих рассказов, миледи? – Он стиснул повязку в руке. – И потом станете развлекать слушателей подробностями моей трагедии?..

– Нет! Я...

– Сначала я спрятался, – начал Анвре, поворачиваясь и пронзая Изабеллу сердитым взглядом, хотя сознавал, что в данном случае его гнев не имеет оснований. Она не хотела обидеть его и не пыталась совать нос не в свое дело ради праздного любопытства. Он не понимал, почему ее интересовала его жизнь, однако решил рассказать о том инциденте, в результате которого лишился семьи и права наследования имущества. – Они вошли в спальню родителей, куда еще раньше поспешил отец, чтобы позаботиться о нас... о моей матери, сестре и обо мне. Захватчики пронзили его мечом и забрали все ценное, а затем подожгли усадьбу.

Анвре до сих пор помнил едкий запах дыма, когда горел дом его отца.

– Умоляю, не надо продолжать...

Изабелла коснулась его руки, но Анвре не стал прерываться. Если она считает его лицо таким ужасным, то должна знать причину, по которой он не скрывает шрамов.

– Я пытался оттащить отца подальше от огня, но он чувствовал, что не выживет после такого смертельного ранения. Он попросил меня позаботиться о матери и сестре и спрятаться вместе с ними в потайном погребе под домом, где ни огонь, ни захватчики не доберутся до нас.

Мать и сестра в этот момент находились в безопасном месте, но я настоял, чтобы они перешли в погреб, как требовал отец. Тогда-то разбойники и схватили нас. Они держали Беатрис и меня, заставив наблюдать, как насилуют и убивают нашу мать.

Анвре взглянул на Изабеллу. Ее нижняя губа дрожала, а глаза блестели от слез. Неужели она не могла понять, что теперь бессмысленно плакать?

Анвре никогда и никому не рассказывал так много об этом, страшном дне и тотчас пожалел, что так разоткровенничался перед Изабеллой. Он не стремился разжалобить ее. Он хотел только, чтобы она знала, почему он не скрывал свои шрамы и не брал на себя обязательств оберегать кого-либо.

– Мы пытались отвернуться, чтобы не видеть этого ужаса, и умоляли их сохранить ей жизнь и избавить нас от этого зрелища. Но они продолжали удерживать нас и надсмехались над нами. В конце концов они пошли навстречу нашему желанию. Один из них пронзил кинжалом глаз Беатрис и тем самым убил ее.

У того, кто держал меня, кинжал оказался короче, и удар получился не слишком сильным. Я выжил после ранения.

– Сколько лет вам было тогда? – По щеке Изабеллы скатилась слеза, и она рассеянно смахнула ее. Анвре, почувствовал облегчение, оттого что она старалась удержаться от бесполезного плача.

– Мне шел тогда восьмой год.

Изабелла решительно посмотрела на него без отвращения во взгляде, но с непроницаемым выражением лица.

– Значит, вы были... всего лишь... – Горло ее мучительно сжалось. – Прошу прощения. Кажется... я поступила слишком бесцеремонно по отношению к вам.

Изабелла была подавлена. Она должна была догадаться, что у Анвре есть веские причины не скрывать своих шрамов. То, что он пережил, давало ему право выставлять свое лицо напоказ так, как он считает нужным. Она еще раз тихо извинилась и оставила его, едва сдерживая готовые пролиться слезы. Ясно, что ему не нужно ее сочувствие и он испытывает отвращение к жалости по отношению к нему. Выставляя свое обезображенное лицо напоказ, он, по-видимому, тем самым казнил себя за совершенный в детстве промах.

Слезы полились из глаз Изабеллы, только когда она отошла далеко от дома. Как мог семилетний ребенок нести ответственность за семью? Целый гарнизон рыцарей потерпел поражение при защите Кеттвика от шотландских захватчиков. Отец Анвре поступил необдуманно и несправедливо, возложив на сына такую ношу.

Слишком потрясенная рассказом Анвре, чтобы сразу вернуться в дом, Изабелла приблизилась к ручью и начала ходить взад и вперед вдоль него. Анвре оказался самым героическим человеком, какого она когда-либо знала. Он был суровым воином, однако его поступки в быту вызывали у нее восхищение: он залечивал рану на ее ноге, ласково обращался с Тилли, терпел несносное поведение Роже. Все это были эпизоды, которые...

Внезапно внимание Изабеллы привлекли отдаленные звуки, и она застыла на месте. Со стороны тропы до нее донеслись громкие мужские голоса.

Она поспешила вернуться на поляну как раз в тот момент, когда Анвре вышел из дома. Казалось, он почувствовал облегчение, увидев ее, однако выражение его лица мгновенно опять стало гневным.

– Сюда идут люди... – начала она, но тут же поняла, что остальные тоже услышали голоса.

– Это друзья Кормака, – воскликнула Тилли.

– Сколько их? – спросил Анвре.

Она побледнела и ухватилась за руку Анвре.

– Я знаю троих... Пожалуйста! Спасите меня от них!

Лицо Анвре стало решительным. Хотя он не чувствовал себя обязанным заботиться о Тилли, шотландцам придется сначала встретиться с ним, прежде чем они доберутся до нее.

– Вероятно, эти трое из той группы, за которой я следил ранее.

Глаза Тилли потемнели от страха.

– У них секиры и мечи. Они напиваются... веселятся... а потом ведут себя дико и непристойно.

Анвре положил руки на плечи Тилли.

– Ты сможешь оставаться во дворе, когда они появятся на поляне? – спросил он приглушенно.

– Здесь, во дворе? Нет! Пожалуйста, не заставляйте меня!

– Я гарантирую тебе безопасность, Тилли, – сказал Анвре. – Необходимо, чтобы ты сделала это. Когда шотландцы выйдут на поляну, они должны увидеть, что все в порядке, и убедить их в этом можешь только ты.

Он посмотрел на Изабеллу.

– Заберите ребенка и идите в дом. Оставайтесь там и соблюдайте тишину. Роже, отправляйтесь вместе с Изабеллой, однако приготовьтесь выйти с топором, когда услышите, как я нанесу первый удар мечом. Мы застанем их врасплох. – Анвре повернулся к девушке, которая стояла, дрожа от страха. – Тилли, посмотри на меня, – сказал он. – Ты веришь, что я обеспечу твою безопасность?

Она судорожно сглотнула.

– Хорошо. И учти, что от тебя зависит успех моего замысла.

Глава 14

Тилли взглянула на Анвре.

– Стой во дворе, как будто здесь все по-прежнему. Когда я выйду, сразу убегай.

Изабелла почувствовала, что ноги ее ослабели и не способны двигаться. Анвре намерен выступить против троих шотландцев в одиночку! Это безумие!

– Анвре! – крикнула она, прижимая к себе Беллу. – Вы не сможете справиться с ними один!

– Мне поможет Роже. Ступайте же! Да побыстрее! Анвре действовал так быстро, что у Изабеллы голова пошла кругом. Он отправил ее в дом с ребенком, чтобы они оставались в безопасности, а Тилли будет служить приманкой для шотландцев во дворе. Когда же начнется сражение, она должна убежать.

Такой план вполне мог провалиться!

Изабелла оглядела дом, ища то, что можно применить в качестве оружия, но не нашла ничего, кроме мебели. Придется воспользоваться стулом или трехногим табуретом, если потребуется защитить себя и Беллу.

– Боже, – тихо произнес Роже.

Он стоял у двери, ожидая сигнала, чтобы выскочить наружу, и чувствовал себя крайне неловко с топором в руке.

Шотландцы вышли на поляну и окликнули Тилли. Затем послышались удивленные крики и громкий лязг металла. Изабелла распахнула дверь и увидела Анвре, сражающегося против двух крепких мужчин. Третий лежал мертвым на земле, а Тилли исчезла.

– Действуй, Роже! – закричала она и положила Беллу на кровать. – Давай же, пока они не заметили тебя! – Она вытолкнула его за дверь, потом схватила стул и последовала за ним.

– Изабелла, вернитесь! – крикнул Анвре.

Один из шотландцев увидел Роже и, повернувшись, вступил в бой с молодым рыцарем. Тот орудовал тяжелым топором, и было видно, что мужчина с мечом имеет преимущество. Однако Роже продолжал храбро драться, пока не наткнулся на лежащего на земле мертвого шотландца и не упал. Ужаснувшись оттого, что это падение могло означать гибель ее избранника, Изабелла подняла табурет и со всего маху стукнула им по спине шотландца как раз в тот момент, когда Анвре покончил с другим противником.

Удар Изабеллы обескуражил шотландца, и у Роже появилась возможность подняться на ноги, однако он замешкался, и шотландец успел ранить его в руку. Изабелла пронзительно вскрикнула, и Анвре, мгновенно среагировав, пронзил шотландца, прежде чем тот смог добить Роже. Мужчина упал в лужу крови и с хрипом испустил дух.

Во дворе стало необычайно тихо. Даже ветерок не колыхал веток деревьев, и не слышно было щебетания птиц. В воздухе ощущался какой-то неземной холод. Изабелла испытывала отвращение к тому, что произошло, однако не могла оторвать глаз от трех мертвых шотландцев. Она ощущала слабость в коленях, когда смотрела на их тела, и не заметила, как Анвре протянул руку Роже и помог ему подняться на ноги. Роже прикрывал ладонью рану на другой руке и горько сетовал на то, что позволил шотландцу нанести ему удар.

Анвре повернулся к Изабелле и сунул меч за пояс.

– Вы совсем лишились рассудка, леди? – сердито закричал он. – Вы должны были оставаться с ребенком в доме. О чем вы думали, когда выскочили наружу!

– Я...

– Достаточно было одного удара мечом, и сейчас ваше тело лежало бы здесь. Скорее всего вместе с Роже! – Он погрузил пальцы в свои волосы и отошел от нее.

Потрясенная его гневом, Изабелла почти ничего не соображала.

– Я только...

– Лучше молчите. – Анвре повернулся и пронзил ее тяжелым холодным взглядом. – В следующий раз строго следуйте моим указаниям. Только один из нас имеет опыт в сражениях. Хорошо запомните это.

Изабелла сглотнула.

– Тилли, – тихо произнесла она. – Где Тилли?

– Я не видел, куда она убежала. – Анвре повернулся в сторону сарая. – Но она не могла уйти далеко.

Неудивительно, что Анвре не заметил, куда, побежала девушка, ведь он один выступил против троих шотландцев. Видимо, не только она одна лишилась здравого смысла в эти минуты. И все-таки он, рискуя жизнью, защищал их.

Изабелла оставила Роже и пошла в дом искать Тилли, проникшись глубоким почтением к умению Анвре владеть мечом, а также некоторым страхом перед ним. Он не должен был так злиться на нее. По-видимому, он не заметил, как она ударила шотландца. В этот момент Роже мог бы убить противника, и тогда у Анвре не было бы необходимости вмешиваться.

Она мгновенно отвлеклась от этих мыслей, услышав плач Беллы, и поспешила в дом, где взяла малышку на руки и прижала к груди, чтобы успокоить ее и свои нервы. Увидев Анвре в ярости, она поняла, какое практическое значение имеет то, что он не прикрывает искалеченный глаз. Его противник, как правило, недооценивает способность одноглазого человека успешно сражаться, а его свирепый вид, несомненно, лишает нападающего присутствия духа.

Так же, как это произошло с ней.

Он был очень грозным воином. Изабелла едва могла поверить, что те же самые руки, владеющие смертоносным мечом, могли так ласково держать ребенка Тилли. И человек, сделавший ей такой строгий выговор, мог так нежно целовать ее. Она прерывисто вздохнула как раз в тот момент, когда в комнату вошел Роже. Он снял тунику и посмотрел на свою рану.

– Анвре нашел ее. Он хочет видеть тебя.

– Она в порядке?

Роже пожал плечами и сел за стол. Изабелла вышла из дома с Беллой на руках. Стараясь не смотреть на мертвых шотландцев, она направилась в сарай, но никого не нашла там.

– Тилли? – позвала она.

* * *

Анвре отыскал Тилли в лесу неподалеку от поляны. Она пряталась за стволом высокой сосны с низко опущенными ветвями. Ее лицо было мертвенно-бледным, и вся она дрожала от страха, уставившись вперед невидящим взглядом.

– Сюда! – позвал Анвре, услышав голос Изабеллы. Ярость сражения и страх за ее жизнь все еще не покинули его. К тому же иметь дело со слабой испуганной девушкой оказалось труднее, чем встретиться лицом к лицу с тремя кровожадными шотландцами. И еще Анвре очень хотелось найти Роже и надавать ему по шее. Парень допустил непростительный промах, едва не поплатившись за это жизнью и подвергнув всех их смертельной опасности. Анвре сомневался, что Изабелла осознала это.

Она снова подала голос, и он ответил ей:

– Тилли здесь, в лесу.

Девушка выглядела такой потрясенной и испуганной, что Анвре усомнился, сможет ли Изабелла привести ее в чувство.

Изабелла приблизилась и отвела в сторону одну из низких ветвей, которая прикрывала Тилли. Осторожно держа Беллу, она опустилась на опавшие мягкие сосновые иголки и тихо заговорила, полностью сосредоточившись на девушке и не обращая внимания на Анвре:

– Тилли, это я, Изабелла. И твоя дочка Белла.

Тилли в ответ только жалобно застонала. Изабелла посмотрела на Анвре, и в глазах ее отразилось замешательство. Она тоже была потрясена, возможно, даже больше его злостью, чем сражением.

– Шотландцев нет. Они м-мертвы, Тилли. Сэр Ливре убил их.

Девушка судорожно вздохнула и повернулась к Изабелле.

– Они не причинят тебе вреда, дорогая. Их больше нет. Пошли. Изабелла говорила это мягко и тихо, тщательно подбирая слова, чтобы успокоить Тилли. Анвре стиснул зубы. Ему не следовало быть таким резким с Изабеллой. Он никогда прежде не кричал на женщину, но ее поведение привело его в шок. Слава Богу, что ему удалось вовремя защитить ее. Смерть Изабеллы трудно было бы перенести.

Тилли обхватила себя руками и содрогнулась.

– Они... Они и вправду мертвы?

– Да.

– Эти люди... Они дважды приходили сюда раньше... Они... Они мучили меня... – Ее лицо сморщилось, как увядший лист, и она жалобно всхлипнула.

Анвре чувствовал себя беспомощным в этой ситуации, и это ему не нравилось. Он готов был снова поубивать этих шотландцев ради Тилли.

Однако ничем не мог помочь ей сейчас. Поднявшись на ноги, Анвре вернулся во двор, оставив Изабеллу с Тилли. Она сможет лучше успокоить девушку.

Неудивительно, что за это время Роже не убрал мертвые тела, но его бездействие на этот раз не вызвало у Анвре нареканий. Тела следовало оставить на месте, пока Тилли не увидит их своими глазами. Это, пожалуй, лучше всего успокоит ее.

Теперь, безусловно, надо покинуть этот дом. Когда эти трое не вернутся к соплеменникам, те сочтут их пропавшими. Анвре не знал, пошлют ли кого-нибудь на поиски этих людей, однако не мог рисковать, дожидаясь, когда сюда явятся другие. Надо поскорее отремонтировать повозку и на рассвете тронуться в путь.

– Роже! – крикнул он.

Из трубы вился дымок, дверь дома была плотно закрыта, а во дворе лежали мертвые тела. Рядом валялся разломанный на куски табурет как напоминание о возможной встрече Изабеллы со смертью. Она рисковала жизнью, спасая Роже. Анвре снова охватил гнев при мысли об этом.

Шотландец вполне мог обернуться и, увидев ее, не задумываясь пронзить мечом.

Анвре вошел в дом и застал молодого рыцаря сидящим за столом без туники. Он прижимал кусок материи к порезу на руке.

– Кровь все еще течет, – сказал он.

Анвре с досадой покачал головой. Он знал молодых людей, подобных Роже, которых ничто не волновало, кроме собственных проблем. А ведь Изабелла спасла ему жизнь. Должно быть, она очень заботилась о нем, несмотря на...

Анвре кашлянул.

– Есть кое-какая работа. Положите свои тряпки и идите за мной.

Роже тупо посмотрел на него.

– Пока я буду готовить повозку к путешествию, вы должны вырыть достаточно глубокую яму, чтобы похоронить шотландцев, – пояснил Анвре.

Роже убрал тряпку от раны и показал Анвре глубокий порез.

– Я сомневаюсь, что в состоянии копать.

– Позднее вы можете попросить леди Изабеллу зашить рану, а сейчас завяжите ее и похороните шотландцев где-нибудь подальше отсюда.

Не желая продолжать этот разговор, Анвре вышел из дома и увидел, что по двору навстречу ему идут Изабелла с ребенком и Тилли. Изабелла посмотрела на него, но он не остановился. Ему следовало бы извиниться за резкость, хотя все, что он сказал ей, и сейчас считал правильным. Вероятно, он шокировал бы Изабеллу, но ему очень хотелось спросить, действительно ли она так любит Роже, что готова отдать жизнь ради него.

Анвре нашел в сарае лопату и приставил ее к стене дома, Чтобы Роже сразу увидел инструмент. Если парень придет к нему выразить недовольство порученным делом, тогда он, еще не остыв от гнева, надерет ему задницу.

Анвре с большим трудом вытащил разбитую повозку из угла на свободное место, чтобы оценить, какой требуется ремонт. Он с удовольствием скинул бы эту проклятую развалюху с утеса, чтобы дать выход своей ярости. Но это было бы непрактично. Да и утеса поблизости не было.

Работа – вот чем он должен заняться, чтобы выбросить из головы мысли об Изабелле и Роже. Пусть они занимаются друг другом с его благословения. Этот ни на что не способный рыцарь и прекрасная девушка. Избалованный дворянский сынок и своенравная леди. Недозрелый жених и дерзкая, храбрая невеста.

Анвре тихо выругался и вернулся в сарай за инструментами. На земле валялась глазная повязка, которую Изабелла сделала для него. Он наклонился и поднял ее, сожалея, что так разоткровенничался с Изабеллой в прошлый раз. Он мог бы просто сказать, что предпочитает не скрывать своего Лица. Совсем не стоило ставить ее в известность о том, как погибла его семья. Он никому никогда не говорил об этом.

Анвре прикрыл круглым кусочком кожи пустую глазницу. Ничего существенно не изменилось. Он оставался все таким же наполовину слепым и был все тем же сыном, который подвел своего отца. Анвре завязал на затылке кожаные ленты, удерживающие повязку на глазу, не желая обижать Изабеллу, которая из добрых побуждений позаботилась о нем. Он избавит ее от созерцания его изуродованной шрамами глазницы.

Анвре взял инструменты и выволок сломанную повозку из сарая. Надо приниматься за дело. Это именно то, что ему нужно сейчас.

Тилли продолжала дрожать по меньшей мере целый час, и Изабелла могла понять причину такого состояния девушки. Кормак и другие шотландцы, видимо, варварски обращались с ней.

Удивительно, что она еще смогла терпеть прикосновения Анвре и присутствие Роже. К счастью, мужчин не было в доме, когда Изабелла вернулась с девушкой. Они обошли стороной мертвые тела во дворе. Тилли старалась не смотреть на эту жестокую картину, однако Изабелла поняла, что та все заметила. Теперь Тилли немного расслабилась, хотя по-прежнему выглядела ошеломленной. Белла начала плакать, и Изабелла поспешила в дом.

– Тилли, ты должна покормить Беллу. – Она протянула плачущего ребенка девушке и проводила ее до стула, где раскрыла корсаж платья Тилли, чтобы дать ребенку доступ к ее груди. – Обними дочку, дорогая. Держи руки вот так.

Изабелла развернула одеяло и поддерживала малышку, пока Тилли немного не пришла в себя и не взяла ребенка. Она, без сомнения, почувствовала некоторое облегчение после того, как увидела мертвых шотландцев, однако все еще не находила себе места. Изабелла не представляла, что испытывала Тилли.

Девушку надо было чем-то отвлечь и заставить думать о другом. Изабелла хотела было рассказать ей какую-нибудь выдуманную историю, но в это время внимание ее привлекли буханки хлеба. Скоро придется покинуть этот дом, и надо приготовить в дорогу продукты.

– Ты поможешь мне, Тилли? Что надо делать, чтобы испечь хлеб? – Она взяла с полки миску и поставила ее на стол. – Итак, сначала берем миску. Потом муку. – В кладовой хранились несколько мешков с зерном, а также с ячменной мукой. – Сколько муки надо взять, Тилли?

Тилли подняла голову и посмотрела на нее.

– Видишь эту кружку на полке? – сказала она. – Наполни ее дважды.

Окрыленная успехом, оттого что смогла заставить Тилли говорить, Изабелла, следуя ее указаниям, приготовила тесто, действуя так же, как это делал Анвре прошлым вечером. Она внимательно следила за ним, убеждая себя, что делает это, потому что намерена сама приготовить следующий каравай. Но на самом деле она не могла оторвать глаз от его сильных рук, которые месили тесто.

Эти руки очень отличались от рук Роже. С длинными пальцами и тупыми ногтями, они были способны не только защитить ее, но и приготовить еду. Анвре обладал всеми теми качествами, которые больше всего пугали ее в мужчинах. Он был громадного роста, неучтивым и временами грубым. По сравнению с Роже он выглядел настоящим варваром.

Изабелла считала, что лучше всего выбрать такого мужа, как Роже. Он хорошо танцевал, прекрасно говорил и знал правила этикета.

Она ни разу не видела, чтобы Анвре танцевал, и говорил он очень резко, а чаще вообще молчал. И все же один только вид этого высокого обезображенного рыцаря заставлял ее сердце учащенно биться. Ее интриговало и привлекало то, что он так сильно отличался от нее. Он был суровым воином, и его гневная реакция на ее появление во время сражения теперь казалась ей вполне естественной. Она поступила опрометчиво и подвергла себя и его смертельной опасности. Изабелла с опозданием осознала, что, выйдя из дома, отвлекла его и он мог допустить промах в бою.

Она продолжала месить тесто, осуждая свое импульсивное поведение. Разумеется, ни одна героиня в ее рассказах не поступила бы подобным образом. Она должна извиниться перед Анвре за то, что подвергла риску исход сражения.

Руководствуясь указаниями Тилли, Изабелла испекла два каравая, потом ощипала индейку, которую поймал Роже, выпотрошила ее и насадила на вертел. Вслед за этим принялась за зайца. Надо было прежде всего содрать с него шкуру. Этот процесс, судя по описанию Тилли, не мог доставить удовольствия, однако Изабелла взяла нож и вышла наружу, чтобы выполнить эту работу. Она не могла сидеть без дела.

Разделать зайца оказалось гораздо труднее, чем она предполагала. Однако Изабелла справилась с этой задачей и, положив мясо в котелок с водой и овощами, подвесила его над огнем.

Потом осторожно взяла Беллу у матери.

– Теперь ты должна поспать, Тилли. – Ребенок срыгнул и быстро заснул. Изабелла помогла обессилевшей Тилли лечь в постель, передала ей ребенка и вышла из дома.

Стараясь избежать встречи со все еще разгневанным Анвре, она отправилась на поиски Роже и нашла его неподалеку. Он копал яму и бормотал проклятия сквозь зубы. Поняв, что Роже роет могилу, Изабелла пришла в замешательство. Повязка на его раненой руке пропиталась кровью, но он продолжал работать, не обращая на нее внимания. Все это было очень не похоже на него.

– Роже, твоя рана...

– Наверное, я умру здесь, прежде чем вырою эту могилу.

– Давай я сменю тебя. Тебе надо вернуться в дом и заново перебинтовать рану.

– И таким образом допустить, чтобы этот урод застал тебя за выполнением моей работы? Ну уж нет, – сказал Роже с горькой усмешкой.

– Тогда я приготовлю новую повязку и принесу ее сюда.

– Принеси лучше холодной воды. Здесь ужасно жарко на солнце.

Он снова тихо выругался, и Изабелла представила, как болела его рука. Однако Роже делал нужное дело. Видя, как он упорно трудится, несмотря на раненую руку, она осознала, насколько уязвимыми все они были. Поскольку эти трое мужчин, пришедшие навестить Кормака, не вернутся к себе, вслед за ними сюда нагрянут другие. Нужно поскорее покинуть это место. В их распоряжении остается самое большее два дня, чтобы подготовиться к долгому путешествию и тронуться в путь.

Изабелла вернулась в дом и с облегчением увидела, что Тилли и Белла крепко спят. События этого дня потрясли девушку. Она пережила нервный шок и теперь нуждалась в отдыхе, особенно если завтра предстоит дальняя дорога.

Прихватив полоски материи, чтобы сменить повязку на руке Роже, Изабелла взяла ведро и отправилась к ручью за свежей водой. Хотя Роже не произнес ни слова благодарности, Изабелла была уверена, что он оценил ее заботу, когда она перевязала его рану и подала ему холодную воду. После этого она набралась храбрости для встречи с сэром Анвре. Конечно, он тоже хочет пить и должен расценить ее услугу как знак примирения.

Оставив Роже, она понесла воду в сарай. Когда Анвре повернулся к ней, у нее перехватило дыхание. На лице его красовалась сделанная ею глазная повязка.

Глава 15

Повязка преобразила его лицо, прикрыв наиболее страшные шрамы. Теперь на нем вместо обезображенной глазницы выделялся здоровый, ясный, зеленый глаз с темными ресницами. У Анвре были высокие привлекательные скулы, прямой нос и твердый подбородок. Изабелла взглянула на его губы и невольно вспомнила их вкус и мягкость.

– В-вы надели ее.

На его скуле дрогнул мускул.

– Я не хочу подвергать испытаниям вашу чувствительность, миледи.

– Вы... – Изабелла стиснула зубы. – Поступайте, как хотите, сэр Анвре.

Он просто невыносим. Изабелла оставила воду и вернулась в дом, где занялась приготовлениями к походу. Надо упаковать продукты питания и одежду, которую она нашла здесь. Изабелла убеждала себя, что не стоит возвращаться в сарай, где, возможно, есть другие полезные предметы, которые следовало бы взять с собой. Однако она была заинтригована изменениями в облике Анвре, и ее подмывало пойти туда и убедиться, так ли сильно преобразилось его лицо, как ей показалось.

Изабелла догадывалась, что, даже прикрыв шрамы, Анвре по-прежнему чувствует себя ответственным за гибель семьи и не расположен считать своим долгом обеспечивать безопасность их группы. Похоже, он сопровождает их только потому, что вынужден делать это.

Когда Изабелла отправилась в сарай, на поляне уже не было трупов. Она увидела повозку и рядом с ней инструменты, но Анвре отсутствовал. Слишком взволнованная, чтобы возвращаться в дом, Изабелла пошла к Роже и увидела там Анвре, который орудовал лопатой, а Роже стоял и наблюдал. Тела шотландцев лежали рядом.

– Возвращайтесь в дом, – сказал Анвре ей. – Найдите иглу и зашейте рану на руке Роже.

– Может быть, вы сделаете это?

– Нет, вы.

– Я? Но я никогда... – Изабелла глубоко вздохнула и распрямила спину. – Хорошо, – сказала она. – Я постараюсь. – Она готова делать все, чтобы выжить в этой обстановке, и не станет демонстрировать Анвре свою щепетильность.

Тот снял тунику, бросил ее на землю и принялся снова копать в полуобнаженном виде. Изабелла пошла в дом. Созерцание его широкой мускулистой спины и преображенного лица не сулило ей ничего хорошего, кроме расстройства.

Тилли все еще спала. Изабелла перевернула мясо на вертеле и помешала содержимое котелка. Она старалась, не вспоминать о выставленном напоказ мускулистом теле Анвре и о том возбуждении, которое возникло у нее в самом интимном месте. Такая реакция не находила у нее объяснения. Лучше сосредоточиться на том, как зашить рану Роже.

Изабелла искоса взглянула на корзину с принадлежностями для шитья, стоящую на полу рядом с кроватью. Ей стало нехорошо от одной только мысли о необходимости зашивать живую плоть, но она соберется и сделает то, что надо. Когда Изабелла подумала о том, что пришлось пережить Тилли, наложение швов на кожу Роже показалось ей не таким уж страшным делом.

Уже вечерело, когда Роже вернулся в дом крайне раздраженный.

– Если бы ты только знала, как мне хочется поскорее избавиться от этого деспотичного дикаря, – пробормотал он. – Он ничем не лучше проклятых шотландцев.

Изабелла придержала язык. Ее несколько коробил властный тон Анвре, но она не могла отрицать того, что он многое сделал для них. Очевидно, плохое настроение Роже объясняется его раной. Трудно представить, какую боль ему пришлось терпеть, копая яму.

– Видишь, – сказал он, выставляя руку с окровавленной повязкой. – Кровь все еще течет.

Его синяки почти исчезли, как и шишка на голове. На лице выделялись красивые ярко-голубые глаза, и черты его были миловидны, почти как у юной девушки. Однако красота Роже не трогала Изабеллу: сердце ее не начинало чаще биться и в крови не ощущался жар.

Она сняла повязку с руки Роже, размышляя, как могла так ошибиться в отношении его. Он был одним из тех, кому ее отец отдавал предпочтение в качестве будущего супруга дочери. Сознавал ли Анри Луве ограниченность способностей Роже, или ценность лондонского имения молодого рыцаря затмила разум отца так же, как ее ослепили красота и манеры Роже?

Все они были на волосок от смерти, и только доблесть Анвре спасла их от мучительного конца во дворе Кормака.

Изабелла вновь сосредоточилась на руке Роже, не зная, с чего начать наложение швов, а Анвре не было рядом, чтобы дать совет. Стараясь унять дрожь пальцев, она напомнила себе, что прежде занималась разнообразным шитьем... правда, не таким. Тем не менее существенного отличия не должно быть.

Она попросила Роже сесть на стул, а сама устроилась на корточках перед ним. Потом удалила тканью кровь с пореза и, сделав глубокий вдох, начала зашивать рану.

Отремонтировав корпус повозки, Анвре заметил, что ее ось тоже слаба, и порадовался оттого, что у него есть предлог оставаться в сарае, работая дотемна. Он надеялся, все остальные поужинают и лягут спать, не ожидая его возвращения в дом. Чем меньше он видится с Изабеллой, тем лучше. Ее преданность Роже терзала его сверх всякой меры.

Когда стемнело, Анвре продолжал трудиться при свете лампы. Он заменил ось и прикрепил к ней колеса. Удовлетворившись результатом своей работы, Анвре собрал инструменты, которые решил взять с собой в дорогу, положил их в кожаный мешок и пристроил его в задней части повозки.

Теперь двуколка была достаточно прочной, чтобы выдержать Тилли и Изабеллу, однако он опасался двигаться по дороге. Там можно столкнуться с другими людьми, а это крайне нежелательно.

Дверь в сарай распахнулась, и вошла Изабелла с большой миской похлебки и толстым куском хлеба.

– Вы не пришли ужинать с нами, – сказала она.

Ее поведение было сдержанным и застенчивым, что напомнило ему тех леди, которые, общаясь с ним, старались не смотреть на его обезображенное лицо. Анвре не нравилось это. Изабелла должна бы уже привыкнуть к его внешности. Да и теперь он носил повязку, которая скрывала самые страшные шрамы. Его нынешний вид был не таким неприятным, как прежде. Вероятно, рассказанная им история о своем прошлом вызывала у нее большую неприязнь, чем его лицо.

И все же Анвре жаждал прикоснуться к ней. Он мог легко снять с нее тунику, которую она носила поверх рваной сорочки, и получить доступ к ее нежной коже, однако напомнил себе, что не имеет на это права. Ей не стоило приходить сюда.

Изабелла отвернулась от него и посмотрела на повозку.

– Уже готова, – сказала она мягко и нерешительно.

– Да. – Анвре взял миску, которую она принесла. – Мы тронемся в путь завтра с утра.

– В этом доме так хорошо... вернее, было бы хорошо, если бы мы не находились в Шотландии. Я...

– Изабелла, зачем вы пришли сюда? Она провела рукой по краю повозки.

– Я принесла вам ужин.

Но Изабелла пришла к нему не только поэтому. Зашивая рану Роже, она думала, насколько мужественно держался бы при этом Анвре. Роже вел себя как капризный ребенок.

Анвре был настоящим мужчиной.

Он защитил их сегодня днем благодаря своей смекалке и умению владеть мечом. Он обладал невероятной притягательной силой, и ее влекло к нему, как бабочку на нектар. Они были близки к смерти уже много раз, с тех пор как ее похитили из Кеттвика, и она боялась даже предположить, что может случиться с ними завтра или послезавтра. А при мысли о том, что было бы с нею, если б ее судьба находилась в руках Роже, ей становилось не по себе.

Она приняла миску у Анвре и поставила ее на верстак. В сарае, освещаемом единственной лампой, царил полумрак.

– Изабелла...

– Я прошу прощения за то, что выскочила во двор сегодня днем, – сказала она, опустив глаза. – Это была моя ошибка. Надеюсь, вы больше не сердитесь на меня.

Она взглянула на его лицо, которое казалось теперь совсем другим. Злость исчезла, но выражение было таким напряженным, что ее сердце замерло в груди.

Анвре приблизился к ней на шаг и, подняв руку, коснулся ее волос. Ее охватила дрожь, она закрыла глаза и подалась навстречу ему.

– Вам не стоило приходить сюда, – сказал он, однако продолжал держать локон ее волос, намотав на палец.

Его легкое прикосновение отозвалось во всем ее теле, и ей захотелось большего. Она жаждала почувствовать его руки на своих плечах, груди и ногах, ощутить прикосновение его губ к ее губам и насладиться проникновением его языка внутрь.

– В-все уже спят, – сказала она, шокированная направлением собственных мыслей. – Тилли и Белла... и Роже.

Анвре молчал.

Она поступила глупо, придя в сарай. Ее будущее – Роже, а не он.

– Нам повезло сегодня, – прошептала Изабелла. – Повезет ли нам впредь, Анвре? Останемся ли мы в живых завтра и сможем ли добраться до Англии?

Ее мучили вопросы об их дальнейшей судьбе... но не о смерти, потому что она уже много раз была близка к ней. Как бы нелепо это ни звучало, но она боялась умереть, не почувствовав еще раз на себе руки Анвре.

Изабелла приподнялась на цыпочки, а он, взяв ее за плечи, притянул ближе к себе и пристально посмотрел в лицо, перемещая взгляд от ее глаз к носу, потом к губам.

Изабелла ощутила жар во всем теле, а когда Анвре склонил голову, чтобы поцеловать ее в губы, она почувствовала, как напряглись соски ее грудей и возникли пульсации в нижней части живота и между ног. Она испытывала желание окончательно преодолеть расстояние между ними и слиться с ним в единое целое.

Это было настоящим безумием. Изабелла впилась в его руки и закрыла глаза. Он был теплым и твердым под ее ладонями, и от него исходил запах мужчины. Когда же Анвре привлек ее к себе, она ощутила грудью глухие удары его сердца. Изабелла приоткрыла губы, наслаждаясь новой волной удовольствия, лишь только его язык соприкоснулся с ее языком. Она тихо застонала, и он, прервав поцелуй, поднял ее в своих объятиях.

Анвре отнес Изабеллу в глубину сарая и уложил на солому. Склонившись над ней, он снова завладел ее губами. Она выгнула спину. Ее напряженное тело было охвачено страстным желанием и требовало продолжения жгучих ласк.

Поцелуй Анвре стал более изощренным. Он втянул ее нижнюю губу в рот и начал посасывать. Изабелла замерла, едва дыша, купаясь в море наслаждения.

Она погрузила пальцы в волосы на затылке Анвре и притянула его к себе еще ближе. Он слегка пошевелился и раздвинул ноги Изабеллы коленом, поглаживая при этом ее грудь одной рукой. Его пальцы неторопливо ласкали сосок, а когда он, оторвавшись от ее губ, начал целовать шею, она едва не задохнулась от нового сладостного ощущения. Анвре распустил завязки на вороте ее туники и, распахнув края, втянул возбужденный сосок глубоко в рот.

По телу Изабеллы прокатилась горячая волна, побуждая ее сжимать ноги, чтобы получить естественное облегчение. Анвре оторвался от ее груди, и Изабелла потянулась к нему, трепеща от желания.

Он поцеловал ее плечо и стянул вниз сорочку, обнажив тело до талии. Потом распустил завязки своей меховой туники, взял руку Изабеллы и приложил к груди. Она провела пальцами по густым волосам и, нащупав его соски, начала поглаживать их, чувствуя, что ее прикосновения доставляют ему удовольствие.

Но ей хотелось большего.

Он задрал кверху разорванный край ее юбки и пристроился между ног Изабеллы. Его тело начало совершать ритмичные движения над ней, доводя ее до безумия. Она стремилась ощутить не только грубую шерсть его штанов, но и твердую мужскую плоть.

Внезапно он приподнялся, и Изабелла потянулась к нему.

– Пожалуйста, – тихо взмолилась она.

Анвре нежно коснулся чувствительной кожи внутренней стороны ее бедра. Затем его рука двинулась выше, лаская интимные места, и Изабелла замерла в крайнем возбуждении.

Когда же он коснулся губами ее живота, все ее тело воспламенилось всепоглощающим огнем. Небритое лицо Анвре царапало ее нежную кожу, когда он двигал головой, целуя и покусывая тело. Затем его поцелуи стали перемещаться ниже, и она ощутила его горячее дыхание на самом чувствительном месте.

Изабелла, задыхаясь, хотела запротестовать, но когда его язык погрузился внутрь, ее захлестнула волна безумного наслаждения и она затрепетала от страсти. Он издал глухой стон и слегка приподнял ее бедра. Возбуждение Изабеллы нарастало. В конце концов тело ее напряглось, и его начали сотрясать пульсирующие волны острого наслаждения.

Когда спазмы прекратились, Изабелла перевернулась на бок лицом к Анвре и, стянув с него тунику, прижалась губами к его обнаженной груди. При этом ее рука протиснулась за пояс его штанов и прикоснулась к напряженному мужскому естеству.

– Изабелла, не надо, – простонал он.

– Пожалуйста, не останавливай меня.

Она почувствовала его руку, распускающую пояс и дающую свободу ее прикосновениям.

– Ты вставишь это в меня? – спросила она. Анвре заколебался, а она приподнялась и, расставив ноги, села верхом на него. – Займись со мной любовью, Анвре.

– Изабелла, я...

– Возможно, завтра мы все умрем, – сказала она, прижимаясь своей женской сердцевиной к его мужской твердости, желая, чтобы он заполнил ее, но не зная, как это осуществить. – Пожалуйста...

Анвре стиснул челюсти, пытаясь сдержаться, однако притянул ее к себе и покрыл поцелуями лицо, а потом проник языком в рот. Внезапно он перевернулся и, подмяв Изабеллу под себя, раздвинул ее ноги своими бедрами.

Его возбужденная плоть уперлась в ее мягкое ждущее тело. Она ожидала, что сейчас произойдет то, к чему так стремилась, но он только прерывисто вздохнул.

Изабеллу вновь охватило жгучее желание. Она жаждала познать все до конца.

– Ну же, Анвре!

Он лишь чуть-чуть вошел в нее, усиливая ее стремление к нему. Она приподняла бедра навстречу, и тогда он полностью погрузился в ее горячее тело, не в силах больше сдерживаться.

Анвре замер, и она увидела, как напряглись мышцы его лица.

– Изабелла, – произнес он хриплым голосом и, приподнявшись на одной руке, нежно коснулся другой ее лица. – Я причинил тебе боль?

Анвре, несмотря на бушующую внутри страсть, заставлял себя оставаться неподвижным, пока Изабелла не освоится с новым для нее ощущением.

– Н-нет, – ответила она дрожащим голосом. – Мне не больно.

Он все-таки лишил ее девственности. Это безумие.

Но восхитительное безумие.

Опьяненный близостью с ней, он начал двигаться, выскальзывая наружу, затем медленно погружаясь внутрь. Затем усилил темп и почувствовал, как ее ноги обхватили его бедра. Он испытывал ни с чем не сравнимые ощущения, когда ее внутренние мышцы сокращались вокруг его плоти. Она крепко прижимала его к себе руками и ногами, все более распаляясь, пока не наступила разрядка. Изабелла застонала и впилась ногтями в мускулистые плечи, выкрикивая его имя.

Анвре, чувствуя, как кровь бешено шумит в ушах, глубоко погрузился в нее, уткнувшись лицом в ее шею. Изабелла выгнулась навстречу, и он, содрогаясь, достиг наивысшего блаженства, какого никогда прежде не знал.

В прошлом ни одна женщина не отдавалась ему с такой страстью. Они позволяли ему пользоваться их телом только за хорошую плату. С Изабеллой все было по-иному.

Вновь обретя способность дышать, он прижал ее к себе, и они перевернулись на бок. Анвре вышел из нее, но все его тело продолжало трепетать от пережитого наслаждения. Изабелла прижалась губами к его шее, и он готов был снова заняться с ней любовью.

– Это было что-то невероятное, – прошептала она.

– Да.

Он ни разу не испытывал ничего подобного. Однако внезапно им завладели мрачные мысли. Он допустил непоправимую ошибку, поддавшись искушению и лишив невинности Изабеллу. Он никогда не сможет назвать ее своей. Она предназначена быть хозяйкой большого имения, а он не мог ничего предложить ей и потому никогда не станет ее мужем и покровителем. Эта роль не для него.

У них не будет совместного будущего, после того как они окажутся в Англии. Она просто удовлетворила свое любопытство, отдавшись ему, тогда как он был потрясен случившимся до глубины души.

– Тебе пора вернуться в дом, – сказал Анвре.

– Я лучше останусь здесь и буду спать с тобой. Анвре сделал глотательное движение.

– А что, если ты понадобишься Тилли?

Изабелла села, почти обнаженная, если не считать рваной сорочки, собравшейся на бедрах. У нее были высокие полные груди с розовыми сосками, съежившимися на холодном воздухе.

– Тилли не нуждается во мне. – Она стянула сорочку вниз и отбросила ее в сторону, потом уложила Анвре на спину и склонилась над ним. – Кроме того, я снова хочу тебя.

Изабелла незаметно проскользнула в дом перед самым рассветом. Роже лежал, похрапывая, на своем месте, а Тилли и Белла спали на кровати. Тело Изабеллы все еще ощущало ласки Анвре. Она была в полном смятении, не умея разобраться в собственных чувствах к Анвре. Однако сердце ее ликовало, и вся она трепетала от восторга. Она ничуть не жалела о том, что произошло между ними... Возможно, они погибнут по дороге домой.

А если они благополучно вернутся в Кеттвик? Изабелла взяла меховое одеяло и накинула его себе на плечи. Ах, если бы ее согрели руки Анвре!

Отец никогда не примет его в качестве ее мужа. У Анвре нет земли и, возможно даже, не было лошади. Он не имел семьи, с которой можно заключить выгодный союз.

Изабелла вздохнула и посмотрела на Роже. Он был еще слишком молод и не имел жизненного опыта. Однако он скоро созреет, как физически, так и духовно. Изабелла представила себя в будущем в качестве его жены, воспитывающей детей и управляющей хозяйством.

От этой мысли ей стало почему-то нехорошо.

Мерцающее пламя освещало мягкие, красивые черты лица молодого рыцаря, но Изабелла не испытывала к нему той симпатии, которая возникла у нее при первом знакомстве. А на Анвре она поначалу не обратила внимания, хотя тот был достойнейшим рыцарем. Его ценность не измерялась наличием имущества и привлекательной внешностью.

Белла начала хныкать, и Изабелла поняла, что ей уже не удастся поспать, однако это ее не волновало. Часы, проведенные с Анвре, стоили бессонной ночи. Она зажгла лампу и подошла к молодой матери, которая, казалось, полностью оправилась от потрясений предыдущего дня.

Тилли зевнула и приложила Беллу к груди. Глядя на нее, Изабелла вспомнила, какой юной и одинокой была эта девушка.

– Мы пустимся в путь сегодня? – спросила Тилли.

– Да, – ответила Изабелла. – Сэр Анвре починил повозку, и ты поедешь на ней с ребенком.

– А куда мы отправимся?

– Конечно, в Англию. Там мы найдем способ доставить тебя в Хот-Уисайл.

Тилли резко вскинула голову.

– Я хотела бы остаться с вами и с сэром Анвре.

Изабелла почувствовала, как зарделось ее лицо.

– Пожалуйста, миледи, – сказала Тилли. – Попросите его, чтобы он разрешил мне сопровождать вас обоих до вашего дома. Я очень трудолюбивая девушка и...

– Тилли, – прервала ее Изабелла, не выдержав. Девушка думала, что она и Анвре супруги. – Мы обсудим это потом.

Она начала собирать вещи, которые они хотели взять с собой, и таким образом постаралась отвлечься от разговора о ее отношениях с Анвре и о дальнейшей судьбе Тилли.

Роже проснулся и вышел наружу. Вскоре Анвре подкатил к дому повозку, и Изабелла услышала, как он разговаривает с Роже, давая ему указания.

Изабелла внезапно задумалась. То, что произошло ночью, было важным событием в ее жизни, однако Анвре не поинтересовался, намерена ли она по-прежнему выйти замуж за Роже. Он ничего не обещал ей, не выразил никаких притязаний на нее даже после их интимной близости, но, разумеется, теперь он не отдаст ее так просто этому незрелому рыцарю.

Изабелла взяла ребенка у Тилли, дав ей возможность сходить в туалет и приготовиться к путешествию. Предстоящий день будет очень тяжелым и опасным. Повозка с трудом могла передвигаться по лесу, а на дороге и других открытых местах их легко могли обнаружить. Изабелла сосредоточилась на насущных делах и постаралась не думать об Анвре. Хоть некоторое время.

Роже вернулся в дом и поднял с пола свое одеяло, прижимая раненую руку к боку.

– Ты готова? – спросил он раздраженно.

– Почти, – ответила Изабелла. – Позволь мне осмотреть твою руку.

– С ней все в порядке.

Казалось, Роже был зол на нее. Не догадался ли он, что она провела ночь с Анвре? Тилли уловила связь между ними... может, и Роже заметил то же самое?

Вошел Анвре и, едва удостоив Изабеллу взглядом, взял с кровати соломенный матрас. Он вынес его наружу и положил на дно повозки. Изабелла прижалась губами к головке Беллы и последовала за Анвре, удивляясь его отчужденности. Он не разговаривал с ней, и ее охватило щемящее чувство одиночества. Может, она ошибочно приняла его страсть за искреннее расположение... или даже за более глубокое чувство?

Она внутренне содрогнулась, опасаясь, что совершила непростительную ошибку, придя к нему ночью. Сейчас он вел себя по отношению к ней очень холодно, если не презрительно, вызывая у нее чувство беспомощности и безнадежности.

– Теперь я возьму Беллу, – сказала Тилли, подходя к ней сзади. Изабелла повернулась и отдала ей ребенка. Потом снова посмотрела на Анвре, который шел по двору, яростно стирая ногой следы от повозки. Вероятно, все, что было между ними, тоже должно было исчезнуть без следа.

– Роже, – сказал Анвре, – вы потянете повозку, -пока мы не выйдем на дорогу. А я пойду сзади.

Роже ничего не ответил, но лицо его стало угрюмым. Как ни странно, но он не выразил недовольства, встал между двумя ручками перед повозкой и приподнял ее.

Анвре оглянулся на двор. Следов не осталось, а дом и сарай были закрыты, словно Кормак просто отсутствовал и должен вернуться. Они закопали трупы шотландцев на достаточно большом расстоянии от дома, и Анвре замаскировал могилу. Никто не мог догадаться, что здесь произошло.

Однако он никогда не забудет событий, связанных с этим местом. И главное – Изабелла пришла к нему ночью по собственной воле. Глазная повязка едва ли могла сделать его более привлекательным, тем не менее Изабелла приняла его как любовника, и это единственное, кем он мог быть для нее, впрочем, только однажды. Их близость была ошибкой, которая не должна повториться, поскольку он знал, что Изабелла пойдет по жизни своей дорогой и выйдет замуж за подходящего жениха. Если не за Роже, то за другого поклонника, обладающего богатством и могуществом, чтобы обеспечить ей надежное покровительство, какого она заслуживала.

В повозке было достаточно места и для Изабеллы, однако она, воспользовавшись крепкими башмаками Тилли, пошла пешком, очевидно, не желая дополнительно нагружать Роже. Анвре с трудом сдерживал желание поднять ее и посадить на повозку.

Надо было поскорее уйти как можно дальше от дома Кормака.

Когда они достигли тропы, Анвре увидел, что теперь нет необходимости затирать их следы. Они двинулись в том же направлении, в каком вчера шли шотландцы, и, достигнув того места, где дорога раздваивалась, Анвре указал жестом, что следует идти налево.

– Вы решили свернуть на восток? – спросила Изабелла. Она заговорила с ним впервые, после того как они оставили дом, и ее вопрос был вполне оправданным.

– Я проследил вчера за шестью шотландцами, – ответил Анвре. – Трое из них двинулись на восток, а те, что вернулись к дому, тогда выбрали южное направление.

– Значит, вы хотите столкнуться с оставшимися тремя? – с усмешкой спросил Роже.

Изабелла коснулась его руки, и Анвре отвернулся, не желая быть свидетелем взаимной притягательности, все еще существующей между молодыми людьми. Это только доказывало, что страсть, которую она и Анвре разделили ночью, была лишь ее мимолетным увлечением.

– Трое шотландцев, посетивших нас, вероятно, достаточно быстро дошли по южной тропе до деревни соплеменников и потому вскоре смогли вернуться к дому Кормака, – сказала Изабелла, обращаясь к Роже. – Я уверена, что сэр Анвре предпочел дорогу, где у нас будет меньше шансов встретить кого-нибудь.

Анвре промолчал и, сменив Роже, взялся тянуть повозку, ничего не добавив к объяснению Изабеллы. Парень, видимо, был туповат, если не мог понять причину, по которой следовало двигаться в восточном направлении.

– Роже, – обратился к нему Анвре, – идите вперед и разведайте дорогу. Мы должны быть уверены, что не ошиблись...

– Идите лучше вы.

Анвре предпочел бы сам пойти на разведку, но он хотел дать парню передышку, поскольку у того, наверное, уже болели руки.

Однако капризность Роже в очередной раз вызвала у Анвре раздражение. Он не стал спорить с ним.

– Прекрасно. Какое оружие оставить вам? Что вы предпочитаете, секиру или меч?

– Меч, – ответил Роже с необоснованной уверенностью. Анвре сомневался, что Роже имеет хоть малейший опыт владения тем или иным оружием, однако вытащил из-за пояса меч и протянул его молодому человеку, затем взял из повозки секиру и пошел вперед.

– Сэр Анвре! – окликнула его Изабелла.

Когда он повернулся, она опустила глаза, словно сожалея, что позвала его. Изабелла закусила нижнюю губу, потом лицо ее приняло прежнее выражение. Анвре мгновенно почувствовал возбуждение. Совсем недавно он целовал эти сладостные губы, а также кончики ее пальцев, соски грудей и... центр ее женственности.

Изабелла подняла голову и посмотрела на него.

– Б-будьте осторожны, – сказала она сдержанно, хотя в глазах ее затаился страх. Анвре не мог понять, беспокоилась ли она о нем или просто боялась, что он оставит ее и Тилли на попечение Роже. Он сжал кулаки, с трудом сдерживаясь, чтобы не броситься к ней, прижать к себе и раствориться вместе с ней в поцелуе. Но это будет такой же ошибкой, какую он совершил ночью, держа ее в объятиях.

Анвре повернулся и устремился вперед по тропе, внимательно изучая следы. Он не думал, что кто-то следовал за ними, однако решил не отрываться слишком далеко от своих спутников, чтобы была возможность услышать крик Изабеллы в случае опасности. Нельзя было также допустить столкновения с другими прохожими или с поселением шотландцев. Нужно быть крайне осторожными, двигаясь по этой опасной дороге.

Он надеялся дойти по ней до тропы, которая ведет на юг, прежде чем они наткнутся на деревню, подобную той, из которой совершили побег. Нельзя слишком долго продолжать движение на восток.

Анвре плохо представлял, где они находятся, поскольку не знал шотландских земель, а когда его везли пленного, почти все время находился без сознания. Хорошо, что Изабелла отследила направление их движения.

Она оказалась смышленой и непритязательной девушкой. Ее единственным недостатком была привязанность к Роже. Анвре не сомневался, что она избрала этого молодого рыцаря в качестве будущего супруга еще до набега шотландцев на Кеттвик. И теперь, когда члены семьи Изабеллы вряд ли остались в живых, ей тем более необходимо выйти замуж за богатого человека с положением. Его личная неприязнь к Роже ничего не значила. Этот парень оставался наилучшей кандидатурой на роль мужа Изабеллы, и Анвре был уверен – эти молодые люди непременно поженятся, как только прибудут в Кеттвик.

Сознавая неизбежность этого, Анвре подумал о своем будущем. Его доспехи и лошадь – все, чем он владел, – должно быть, по-прежнему находятся в Кеттвике. Он оставил там свое имущество в тот вечер, когда было совершено нападение. Анвре полагал, что по прибытии в Англию покинет Изабеллу и Роже и отправится в Белмер один.

Однако сейчас он осознал, что это непрактично. Он должен взять свои доспехи в Кеттвике, прежде чем присоединится к Вильгельму, выступающему против шотландского короля. Анвре с радостью переключился на мысли о предстоящих сражениях. Обучение рыцарей и военные походы – это то, что составляло смысл его жизни, и он с нетерпением ждал дня, когда вернется в Белмер. Прошло почти две недели после нападения на Кеттвик. Леди Злена Белмер должна вот-вот разрешиться от первой беременности, и как только она родит ребенка, лорд Осберн, несомненно, отправится в поход вместе с королем.

Анвре вдруг подумал об Изабелле в положении роженицы и почувствовал слабость в коленях. Если бы она была его женой, он ни за что не оставил бы ее так быстро после родов. Правда, он не знал, какие чувства испытывал Осберн к своей жене, и потому не мог определенно сказать, как тот поступит.

Его охватило тоскливое чувство, когда он представил, как Изабелла держит ребенка и кормит его грудью. Все это никак не будет связано с ним.

Местность стала более пересеченной, и Анвре вернулся к повозке, чтобы сменить Роже. Тот уже остановился, а Изабелла склонилась над раненой рукой молодого человека, осматривая швы. Воспользовавшись этим, Роже приблизил к ней губы, чтобы коснуться ими ее головы.

Анвре постарался сдержать внезапный приступ ревности и отвернулся. То, что они делают, его не должно касаться.

Он подошел к повозке, взял один из кувшинов с водой и сделал большой глоток.

– Что там впереди? Есть какие-нибудь признаки Англии? – спросил Роже, не скрывая сарказма.

Анвре проигнорировал его вопрос и спросил в свою очередь:

– Что с вашей рукой?

– Помимо раны от меча? Ничего, что касалось бы вас.

Изабелла сжала зубы и оставила мужчин разбираться между собой.

Роже вел себя ужасно с самого утра, а Анвре не обращал на нее внимания. Это было невыносимо.

Изабелла ушла вперед на незначительное расстояние, когда Тилли присоединилась к ней. Она держала в руках дочку и несколько кусков чистой материи.

– Вы не подержите Беллу, пока я... – Тилли кивнула в сторону густых кустов.

– Конечно. – Изабелла взяла ребенка и отошла, оставив Тилли. Белла бодрствовала, оглядывая окружающую обстановку. Она была довольно красивым младенцем с ярко-голубыми глазами и светлыми волосиками, как у Ливре; Изабелла подумала, что, наверное, его ребенок будет похож на Беллу.

Она прижалась губами к головке девочки и почувствовала прилив тепла при мысли о ребенке Анвре. Она вспомнила, как осторожно он держал новорожденную. Все тельце Беллы почти помещалось на одной его огромной ладони...

– Что сегодня происходит с сэром Анвре? – спросила Тилли, вернувшись к Изабелле. – С тех пор как он прикрыл повязкой глаз, он стал каким-то недружелюбным.

Изабелла пожала плечами. Роже тоже был взвинченным, но она не могла винить его. Рана на его руке отекла, к тому же ему пришлось все утро тянуть повозку. Она пыталась предложить Роже свою помощь, но он резко отверг ее, сказав, что ничуть не слабее Анвре.

– Давай не будем обсуждать мужчин. Расскажи мне лучше о Хот-Уисайле и о твоей семье.

Тилли покачала головой.

– У меня нет семьи. Я приехала в Англию и нанялась служить в богатом имении Хот-Уисайл. С той поры прошло столько времени, что никто там не рассчитывает снова увидеть меня. Поэтому мне ничто не мешает отправиться с вами и сэром Анвре в ваши владения.

– Тилли... Сэр Анвре не является моим мужем. Глаза девушки округлились.

– А я думала... Вы спали в его объятиях в ту ночь, когда пришли в дом Кормака и когда родилась Белла. И в прошлую ночь вы... Прошу прощения, миледи, за мои слова. Мне не следовало...

– Все в порядке, Тилли, – сказала Изабелла, взволнованная наблюдательностью девушки. Она сделала глубокий вдох. – Нас троих похитили так же, как и тебя. Но нам удалось бежать. – Казалось, прошло несколько месяцев с той тяжкой ночи, когда они плыли по реке в лодке. Она не оценила тогда в полной мере заслугу Анвре, борющегося с течением, чтобы спасти ее и Роже. – Мы выжили только потому, что действовали сообща.

Тилли села на большой, нагретый солнцем камень и посмотрела на Изабеллу.

– Они не... – Она отвернулась и опустила голову, крепко прижимая Беллу к своей груди. – Шотландцы очень плохо обошлись со мной. Они порвали мои одежды и набросились на меня, как дикие звери. – Тилли заплакала, и слезы полились по ее лицу, капая на одежду. – Я д-думала, они хотят убить меня, когда... когда... – Она снова взглянула на Изабеллу. – Я ничуть не жалела о смерти Кормака... Я готова была убить его.

Изабелла присела на корточки перед Тилли и посмотрела в ее страдальческие глаза. Она не могла представить, какой ужас пережила эта девушка в столь юном возрасте.

– Я убила бы его, если бы он сейчас предстал передо мной, – добавила Тилли.

Изабелла верила ей. За эти несколько дней, проведенных в доме Кормака, она почувствовала возникшую связь с Тилли, словно та была ее сестрой. Они обе прошли через суровые испытания, хотя Тилли, конечно, пострадала больше. Изабелла никогда не бросит эту несчастную девушку. Для Тилли всегда найдется место рядом с ней. Тилли икнула и вытерла слезы.

– В-вы убили шотландца, который захватил вас? Изабелла кивнула.

– Он отпустил своих охранников, чтобы остаться наедине со мной. Но прежде чем он попытался взять меня силой, я убила его.

Тилли шмыгнула носом и улыбнулась сквозь слезы:

– Отлично! Таких, как он, мало просто убить!

– Да, ты права. – Изабелла протянула руку и погладила Беллу по спинке. По крайней мере цвет волос девочки был такой же, как у Тилли, и потому ребенок не будет служить постоянным напоминанием о шотландце, изнасиловавшем девушку.

– Леди Изабелла? – Да.

– Как вы думаете, сэр Роже способен уйти вперед и оставить нас с сэром Анвре?

Изабелла не знала, что ответить на это, однако полагала, что это вполне возможно. Вернувшись на тропу, они увидели удаляющегося Роже. Когда тот обернулся и бросил на них сердитый взгляд, Изабелла заметила красную отметину на его щеке. Должно быть, Анвре ударил его.

Роже грубил и вел себя по-детски заносчиво, поэтому Изабелла не сомневалась, что мужчины обменялись нелестными мнениями по отношению друг к другу. Однако, учитывая характер Анвре, выяснять у него что-либо не имело смысла. Настроение у него нисколько не улучшилось с уходом Роже. Они возобновили свой путь. Тилли легла на матрас и, убаюканная покачиванием повозки, уснула, а Изабелла, поравнявшись с Анвре, зашагала рядом с ним.

– Вам следует тоже сесть в повозку, – сказал он. – Вы слишком устанете к концу дня.

– С вашей стороны очень благородно заботиться о моем благополучии, сэр Анвре, – сказала она, не понимая, почему обращается так холодно с человеком, с которым провела минувшую ночь в любовном общении. Однако Изабелла немного опередила его и заставила остановиться...

Она не знала, что сказать или сделать в следующий момент. Ей очень хотелось прикоснуться к нему, заставить его взглянуть на нее так, как если бы он желал ее больше всего на свете, однако Анвре не отрывал взгляда от дороги впереди. От него по-прежнему веяло холодом и отчужденностью.

– Я не хочу, чтобы вы задерживали нас здесь до завтрашнего дня, – глухо пробурчал он.

Изабелла постаралась ничем не выразить своего разочарования, видя, что он озабочен только продвижением вперед.

– Рана на моей ноге уже совсем зажила.

– Рад слышать это, – сказал он безразлично. Они некоторое время шли молча, и Изабелла старалась придумать, чем бы привлечь его внимание.

– Как долго, по-вашему, нам придется идти на восток?

Анвре покачал головой:

– Надеюсь, скоро появится тропа, ведущая на юг.

– Шотландцы везли нас на север и запад, – сказала она. – Кажется, эта дорога ведет нас прямо на восток.

– Да, именно так.

– Если мы продолжим движение в этом направлении, то выйдем к морю.

– Это маловероятно, – возразил Анвре. – Сначала на нашем пути появится какая-нибудь деревня или город.

– Почему вы так думаете?

– Эта тропа слишком хорошо утоптана, следовательно, она ведет в какое-то поселение.

Изабелла так не считала, однако была рада, что Анвре наконец-то заговорил с ней и не был таким сумрачным, как прежде.

– Мы можем прийти в Данфермлин?

– Не знаю. Мне не знакома территория Шотландии. – Анвре внезапно повернулся и посмотрел на нее. – Хорошо, если бы мы вышли к реке Тис...

– Почему? Разве она течет на юг?

– Там король Вильгельм сосредоточивает войска. Изабелла нахмурилась:

– Откуда вам это известно?

– Об этом мне рассказал сэр Хью Бурде в тот вечер, когда на Кеттвик было совершено нападение. Я рассчитывал покинуть владение вашего отца на следующее утро, чтобы собрать своих людей и присоединиться к королю.

На лице Анвре отразилось напряжение, с которым он тянул повозку. Он двигался с ней намного быстрее, чем Роже, и на лбу его блестели капельки пота. Воздух был довольно прохладным, но в лучах яркого солнца Изабелла чувствовала себя вполне комфортно, а вот Анвре стало жарко. Он распустил шнурки туники и обнажил грудь.

У Изабеллы перехватило дыхание, и ей невольно захотелось прикоснуться к его напряженным мышцам. Она знала, как чувствительны его соски и как он содрогался от возбуждения, когда она ласкала их языком.

С большим трудом она заставила себя вернуться к разговору:

– Мы будем в безопасности, присоединившись к людям короля?

– Да, конечно.

– А разве река Тис протекает вблизи Данфермлина?

– Нет, южнее. Она течет по территории Англии.

– Значит, король Вильгельм намерен стянуть свое войско туда, а потом двинуться на север?

– Да.

Они пошли далее молча, и Изабелла мысленно перебирала возможные маршруты их пути. Они могли бы сойти с тропы и попытаться продвигаться на юг по нехоженой земле. Однако тогда движение сильно замедлится и они потеряют много времени. А если встретятся непроходимые болота или скалы, им придется повернуть назад.

– Мне кажется, поблизости должна быть резиденция королевы Маргарет, – предположила Изабелла.

Анвре не ответил. Откуда он мог знать это, если не способен определить даже, где они находятся в данный момент?

– Рассказывают, что, когда Маргарет бежала из Англии со своим братом, английским королем, шторм вынудил их корабль пристать в бухте короля Малькольма. Говорят, этот шторм возник подобно чуду...

– Чуду? – насмешливо сказал Анвре. – Как тот, что едва не погубил нас?

– Почему вы не хотите верить в это?

– Потому что Малькольм встретился с принцем Эдгаром в Йорке и предложил убежище его семье. Эдгар принял его приглашение. Никакого чуда не было.

– Король Малькольм женился на Маргарет по прибытии в Данфермлин, – сказала Изабелла, хотя мало знала о судьбе Эдгара и его сестры. – Все это выглядит весьма романтичным, не так ли? Должно быть, он влюбился с первого взгляда...

– Я воин, Изабелла, и мне чужда романтика.

Изабелла отвернулась, чтобы он не смог заметить разочарования в ее глазах. Анвре отказывался признавать, что между ними возникли глубокие чувства, которые она не могла игнорировать.

– Так же, как и мне, – сказала она. – Я намерена вернуться в монастырь Святой Марии в Руане.

– А вот это совершенно напрасно.

Глава 17

Анвре посмотрел на нее, явно желая сказать еще что-то, но потом быстро отвел взгляд и, храня молчание, устремил его снова на дорогу.

– Я-я никогда не собиралась выходить замуж... Я хотела оставаться целомудренной...

Анвре ничего не сказал, но она заметила, как напряглись мышцы на его скулах и губы плотно сжались.

– Я и сейчас не чувствую себя оскверненной... – Изабелла не знала толком, какой ощущала себя в действительности. Ей не следовало приходить к нему ночью в сарай, но она не жалела об этом. Что бы ни случилось с ними в их опасном путешествии, она всегда будет хранить в памяти близость, разделенную с Анвре.

Бессмысленно вспоминать о том, что им пришлось пережить вместе. Но ей не хотелось думать о том дне, когда они войдут в ворота Кеттвика и ее принудят выйти замуж за Роже.

Анвре не ошибался в своей оценке требований Анри Луве в отношении ее замужества. Отец ясно дал понять, что ее муж должен быть человеком из добропорядочной семьи и обладать значительным состоянием. Он хотел также, чтобы будущий супруг дочери имел прочную связь с королем Вильгельмом.

Роже де Невель прекрасно подходил на эту роль по всем наиболее важным критериям. Раньше Изабелла вполне согласилась бы с выбором отца, но сейчас она поняла, что симпатичное лицо совсем не главное достоинство мужчины.

Она молча смотрела на руки Анвре, тянувшего повозку с Тилли. Он говорил, что у него нет ни семьи, ни имущества. Она понимала, что трагическая судьба его матери и сестры легла тяжелым грузом на всю его дальнейшую жизнь. И сейчас их бегство из плена со всеми его опасностями, должно быть, напоминало ему о непоправимой ошибке в далеком прошлом. Он замкнулся и стремился избегать ее и остальных спутников, видимо, не желая брать на себя ответственность за их судьбу.

– Король ожидает, что вы присоединитесь к нему у реки Тис? – спросила Изабелла.

– Да.

– Вы хорошо знаете короля?

Анвре нехотя кивнул, явно не желая обсуждать свое знакомство с Вильгельмом.

– Вы прибыли в Англию вместе с ним из Нормандии?

– Да, а также с Осберном Белмером. Мы сражались бок о бок в битве при Гастингсе, а потом двинулись на север...

– Земли барона Осберна примыкают к землям моего отца, не так ли?

– Да.

– После победы король Вильгельм пожаловал богатые владения моему отцу и остальным преданным ему рыцарям. Верно?

– Вы хотите знать, почему он не сделал то же самое для меня?

Анвре, должно быть, был самым глупым во всей Британии, проявив слабость в отношении Изабеллы и потворствуя самообману. Он стремился всего лишь благополучно доставить ее в Кеттвик и все же поддался искушению, согласившись, что, возможно, этот день будет последним в их жизни. Он не устоял перед близостью с ней, не задумываясь о будущем, словно она никогда не вернется в Кеттвик и не выйдет замуж за Роже.

– Вы отказались принять награду, предложенную королем Вильгельмом? – спросила Изабелла. – После всего того, что случилось с вашей семьей, я могу понять, почему вы не пожелали...

Анвре горько усмехнулся:

– Король до сих пор не простил мне отказ в его высочайшей просьбе.

Изабелла нахмурилась:

– Я не понимаю. Вы не выполнили приказ короля?

– Вильгельм попросил меня остаться в Винчестере и обучать его рыцарей.

– И вы не согласились? Анвре покачал головой:

– Это не был явный отказ. Я просто уклонился от прямого ответа и попросил оставить меня с лордом Осберном в Белмере.

Изабелла коснулась его руки, замедлила шаг и посмотрела на него так, словно его лицо не было изуродованным. Должно быть, свою роль сыграла глазная повязка.

– Значит, вы хотели уйти из королевской армии? – Да.

Анвре достаточно навоевался за последние годы. Если бы он остался в королевском гарнизоне, ему пришлось бы постоянно участвовать в походах и битвах. Вместо этого он провел несколько мирных месяцев в Белмере.

– Король, должно быть, высоко ценил ваше рыцарское искусство.

Анвре пожал плечами:

– Это никак не повлияло на его решение. Я служил королю Вильгельму в течение четырех лет и принимал участие во всех битвах в отличие от его привилегированных баронов, однако он оставил меня без награды.

Изабелла была потрясена, просто не могла поверить в это.

В любом случае ее реакция не имела значения. Он оставался безземельным рыцарем, не пользующимся благосклонностью короля.

– Последнее время я находился на службе у барона Осберна.

– Обучая рыцарей?

– Да.

Они некоторое время шли молча, и Анвре чувствовал, что Изабелла не могла понять его поступка. Он обучал рыцарей Осберна, но почему-то не пожелал делать то же самое для короля Вильгельма. Однако это было не одно и то же. Служба у короля была сопряжена с бесконечными войнами, а у барона Осберна его задача заключалась в том, чтобы подготовить людей в Белмере на случай нападения, и лишь иногда их призывали на королевскую службу.

– Значит, нет надежды, что он когда-нибудь...

– Изабелла, я рыцарь, не имеющий имущества. И я не предвижу каких-либо изменений в отношении короля ко мне.

Анвре никогда не испытывал такого наслаждения, как в те часы, которые провел с Изабеллой, держа ее в объятиях. Она пришла к нему, ища сочувствия и поддержки. Однако та блаженная ночь, по существу, ничего не изменила. Даже если бы он согласился с желанием короля и отправился в Винчестер обучать рыцарей и командовать его армией, он не смог бы взять Изабеллу с собой в гарнизон. К тому же он не мог заставить себя служить там, где ему не хотелось.

В полдень, когда Тилли проснулась, они остановились, чтобы та могла покормить ребенка. Изабелла села рядом с ней, а Анвре отошел на некоторое расстояние, мысленно представляя, как она кормит грудью собственного младенца.

Правда, если отцом станет Роже, у ребенка не будет светлых волосиков. В этом случае у Изабеллы должны быть темноволосые дети.

– Черт побери, – пробормотал Анвре, кляня себя за эти пустопорожние мысли. Он был вполне удовлетворен прежней жизнью, но Изабелла нарушила его покой, заставив страдать, оттого что он лишен семьи и имущества.

Анвре шел по тропе, пока не повстречал идущего навстречу Роже.

– На этом пути нет ничего, – сказал тот.

– Вы имеете в виду, что нет ответвления в южном направлении?

Роже утвердительно кивнул.

– Однако там не видно ни отдельных домов, ни деревень. Мы будем в безопасности, если заночуем даже на открытом месте.

– Останьтесь с женщинами, – сказал Анвре, – и сопровождайте их до наступления темноты.

– А что вы собираетесь делать?

– Я разведаю местность к югу от этой тропы, – ответил Анвре. Для него было пыткой идти рядом с Изабеллой... разговаривать с ней и думать о том, как приятно было целовать ее и погружаться в горячую, сладостную глубину. – Мы не можем бесконечно продолжать двигаться на восток.

Роже не стал возражать, и Анвре направился в лес по южную сторону от тропы. Он мог избежать физического присутствия Изабеллы, но опасался, что не в силах выбросить ее из головы.

– Когда он вернется? – спросила Изабелла, взволнованная отсутствием Анвре.

Роже разводил костер.

– Не знаю, – ответил он. – Сэр Анвре отправился разведать местность в южном направлении. И перестань ходить взад и вперед.

– Скоро стемнеет, Роже.

Он осуждающе посмотрел на нее:

– Сэр Анвре способен позаботиться о себе. Изабелла не сомневалась в этом... Но без него она не чувствовала себя в безопасности. Они все еще находились в глубине шотландской территории. Здесь могло случиться всякое.

Небо оставалось ясным, но когда солнце коснулось горизонта, стало гораздо прохладнее. Они, приготовили скромную еду и ужинали в полной тишине, если не считать, что ребенок Тилли время от времени начинал плакать. Изабелла и Тилли старались успокоить его, зная, что крик Беллы раздражает Роже да и может привлечь внимание шотландцев к их лагерю.

К счастью, Белла в основном спала, а сейчас, после того как ее покормили, удовлетворенно лежала на коленях матери, с любопытством глядя по сторонам.

– Роже, может, ты расставишь силки, чтобы у нас было мясо на завтра? – спросила Изабелла. – У нас осталось совсем мало еды.

Он бросил на нее почти враждебный взгляд.

– Я не знаю, как их устанавливать. Пусть охотится сэр Циклоп, когда вернется.

Изабелла крайне возмутилась грубым упоминанием об изуродованном лице Анвре и скрестила руки на груди.

– Я думала, что ты... Разве не ты принес нам тех птиц?..

– Их поймал Анвре. Это он умелый охотник. Костер начал разгораться, и Роже подбросил в него немного сухой травы и несколько тонких веточек, чтобы поддержать огонь.

– Не дай ему погаснуть, – сказал он и, взяв топор, пошел в лес.

Изабелла застыла на мгновение, однако, почувствовав на себе взгляд Тилли, занялась сбором веток и небольших сучьев для костра. Она время от времени поглядывала на тропу, ожидая появления Анвре и желая, чтобы это произошло поскорее.

– Вы думаете, он вернется? – спросила Тилли. Ее вопрос потряс Изабеллу, хотя она заставила себя оставаться внешне спокойной. Зачем Анвре возвращаться? У него гораздо больше шансов выжить, если он продолжит путь в одиночку. Он не нуждался ни в ней, ни в Тилли, и, уж конечно, Роже не был ему подмогой. Без них он бы передвигался гораздо быстрее и незаметнее, обходя труднопроходимые места.

Изабелла обхватила себя руками, внезапно ощутив холод. Не желая, чтобы Тилли увидела беспокойство, вызванное ее вопросом, она отошла от места, которое они выбрали для лагеря, и устремилась в направлении, противоположном тому, в котором исчез Роже.

Сердце Изабеллы сжимали ледяные тиски. Она судорожно втянула воздух, сдерживая слезы. Наступили сумерки, и деревья по обеим сторонам тропы утонули в непроглядной тьме.

Она и остальные спутники, несомненно, были обузой для Анвре, но Изабелла знала, что он не покинет их. Как бы он ни противился тому, что невольно взял на себя ответственность за них, он сделает все возможное, чтобы обеспечить им безопасность. Такова его натура.

Она смахнула слезы, не желая верить в худшее. Вероятно, Анвре слишком далеко ушел от их тропы и потому не успел вернуться до наступления темноты. Конечно, это единственная причина его отсутствия. Но уж никак не то, что было между ними.

А может, все-таки именно это? Когда она заговорила о своих чувствах к нему, он поцелуями и безумными ласками заставил ее замолчать, не желая слышать ее душевные излияния.

Изабелла прижалась лбом к стволу дерева и постаралась дышать глубже, чтобы успокоиться, однако не могла сдержать слез. Нелепо плакать после всего того, что им пришлось пережить в последнее время.

– Изабелла...

Она повернулась на звук голоса Анвре. Он приближался к ней, вытянув вперед руки, и она не задумываясь бросилась в его объятия.

– Я так беспокоилась! – задыхаясь, произнесла она. Он обнял ее, согревая и успокаивая. Она прижалась лицом к его груди, прерывисто дыша. Его сердце гулко билось у ее щеки, горячее тело с запахом мускуса согревало ее, и Изабелла потеряла способность здраво мыслить.

Анвре взял ее за руки и попытался отстраниться. Изабелла посмотрела на него, едва различая в тусклом свете черты его лица.

– Я думала, что ты бросил нас, – сказала она дрожащим голосом. – Когда ты не пришел с наступлением темноты, я была...

– Я же обещал, что доставлю тебя в Англию, Изабелла.

– Да, но ты был так сердит на меня весь день.

– Я не злился, – возразил Анвре, и она услышала, как он тяжело вздохнул.

– Но ты был таким...

– Изабелла, между нами ничего не может быть, – сказал он, отступая на шаг назад. – Ты прекрасно знаешь это. Роже... Это его ты выбрала в качестве будущего супруга с одобрения отца. Даже если бы я пожелал взять тебя в жены, мне нечего предложить тебе.

Сердце Изабеллы мучительно сжалось, когда Анвре оставил ее. Она никогда не будет испытывать к Роже и к любому другому мужчине тех чувств, какие питала к Анвре, но он не желал быть с ней. Она приподняла край туники и вытерла слезы.

Анвре оглянулся как раз в этот момент, и ему стало не по себе, оттого что он заставил ее страдать. Однако он мог только сожалеть, что лишил ее невинности. Ему следовало быть более стойким и воспротивиться соблазну. Он должен убедить Изабеллу, что равнодушен к ней... хотя ему ужасно хотелось уложить ее на мягкие сосновые иголки и познать вместе с ней наивысшее блаженство.

Это никогда больше не произойдет, и чем скорее они смирятся со своим положением, тем лучше для них обоих.

Он пошел на запах дыма от костра и вскоре увидел Роже и Тилли, молча сидящих по разные стороны от огня. Оба казались чрезвычайно напряженными.

Вскоре к ним присоединилась Изабелла и заняла место рядом с Тилли. Изабелла не смотрела на Анвре, но он чувствовал, что она крайне огорчена. Она держалась скованно, но он знал, каким мягким и податливым было ее тело. Она подобрала под себя ноги, но он помнил, сколь гладкими и чувствительными они были под его руками и как она раздвигала их, отдаваясь ему.

Роже явно не заслуживал ее. Анвре сомневался, что этот парень когда-нибудь станет настоящим мужчиной. Роже не способен делать что-либо для собственного выживания, полагая, что все должны ему помогать, да к тому же выражал недовольство присутствием Тилли, замедлявшей их движение.

На щеке его виднелась ссадина от удара Анвре, хотя он серьезно не пострадал. По крайней мере теперь Роже попридержит язык в отношении Тилли.

Когда Изабелла поднесла руку ко рту и зевнула, Анвре подошел к повозке и вытащил из нее матрас. Он встряхнул его, чтобы расправить солому внутри, затем снова положил в повозку и сверху накрыл меховыми одеялами.

– Изабелла, вы и Тилли ляжете вместе на матрас. Роже и я устроимся рядом.

Роже проворчал что-то, но не стал возражать. Анвре взял мешки с продуктами, обвязал их веревками и подвесил на ветку дерева, находящегося в нескольких шагах от того места, где они расположились. Он не хотел привлечь едой животных, промышляющих отбросами.

Изабелла и Тилли приготовились лечь на матрас, тогда как Роже оставался сидеть у костра. Анвре взял меховое одеяло, завернулся в него и устроился под повозкой. Он повернулся на бок и попытался погрузиться в сон, но безуспешно, поскольку не ощущал Изабеллу в своих объятиях.

За прошедшие две ночи он привык спать вместе с ней, и сейчас без нее ему едва ли удастся уснуть.

На следующий день небо заволокло тяжелыми тучами. Анвре соорудил из шкур навес, чтобы защитить Тилли и Беллу, если начнется дождь. Но пока им везло. Несмотря на плохую погоду, они преодолели значительное расстояние в южном направлении и без особого труда пересекли местность, которую Анвре разведал в предыдущий день. Даже если они отклонились немного на восток или запад, он не сомневался, что вскоре они окажутся на дружеской территории.

– Смотрите, – сказал Роже, – вон там есть тропа, ведущая на восток.

Вчера Анвре не обнаружил ее. Или он упустил ее из виду, или они продвинулись дальше, чем он во время вчерашней разведки.

– Я устал тащить эту проклятую повозку по корням и кочкам в лесу, – пожаловался Роже. – Мы можем выйти на дорогу.

– Верно, – согласился Анвре. – Некоторое время можно двигаться в этом направлении без существенного отклонения от нашего курса.

– Я могу теперь идти пешком, сэр Анвре, – сказала Тилли. – Я понесу Беллу и сумку...

– Нет. Прошло всего четыре дня после родов. Ты поедешь на повозке.

Анвре мало беспокоило недовольство Роже, однако Изабелле тоже было тяжело идти по неровной почве. Она не жаловалась, хотя начала слегка прихрамывать. Он не сомневался, что заимствованные у Тилли башмаки натерли ей ноги, и сорвал по пути несколько стеблей растений, которые положил в угол повозки, чтобы потом использовать для припарки.

К концу дня заморосил дождь, и Анвре стал подыскивать подходящее укрытие в лесу по обеим сторонам дороги, как вдруг они вышли на небольшую поляну, на которой стояла церковь, сделанная из камня и древесины. Если она пуста, это будет прекрасным убежищем на ночь.

– Подождите здесь, – сказал Анвре. Он вытащил из-за пояса меч и осторожно двинулся к церкви, оставив спутников на тропе. Внезапно рядом с ним оказалась Изабелла, и в то же мгновение целый полк рыцарей окружил их подобно рою пчел, защищающих улей.

В воздух взметнулись стрелы, и прежде чем Анвре успел прикрыть Изабеллу, одна из них ранила ее.

Глава 18

– О Боже!

Из церкви с криком выбежал священник, призывая шотландских воинов остановиться. Военачальник отдал приказ, и атака прекратилась так же внезапно, как началась.

Анвре отбросил меч и опустился на колени рядом с Изабеллой.

Священник, говоря по-латыни, предложил Анвре внести Изабеллу в церковь. Она была в сознании, но глаза ее заволокло дымкой. Лицо побелело, и дыхание участилось.

Осторожно, чтобы не потревожить стрелу в бедре Изабеллы, Анвре поднял ее и понес в церковь в тот момент, когда у входа появилась группа воинов, сопровождающих нарядно одетую леди.

– Вы нормандец? – спросил священник, провожая Анвре.

– Да, – ответил тот. – Мы пришли сюда в поисках убежища.

– И вы не собирались причинить вред королеве?

– Бог с вами, как я мог?

– Вы будете здесь в безопасности, – заявил священник. Анвре глазами поискал место, куда можно было бы положить Изабеллу, но не нашел ничего, кроме холодного каменного пола. Он прошел к алтарю и, обогнув его, направился к прочной деревянной двери. Изабелла застонала. Анвре пинком открыл дверь в смежные комнаты – личные апартаменты священника.

Он миновал первую комнату и вошел в спальню, где положил Изабеллу на кровать.

– Требуется наложить повязку, – сказал он, не отрывая глаз от Изабеллы. – У вас есть что-нибудь для этого?

Священник сунул в руку Анвре кусок полотна.

– Изабелла, – сказал Анвре, – я постараюсь не причинить тебе лишнюю боль...

Он приложил тряпку к ране, чтобы остановить кровотечение. Крик Изабеллы пронзил его сердце.

– Надо вытащить стрелу, Изабелла. – Анвре посмотрел на священника. – Подержите ее руки.

Сам он расположился так, чтобы удерживать ее ноги в неподвижном состоянии. Ухватившись за древко стрелы, он стиснул зубы и сделал глотательное движение. Ему приходилось иметь дело со многими ранениями, но не на таком нежном теле.

– Изабелла, – сказал Анвре, вытирая пот со лба, – соберись с духом и постарайся не двигаться.

Он приготовился к выполнению этой неприятной миссии, тихо шепча молитву. Изабелла вскрикнула, когда он потянул стрелу, но та не вышла наружу.

Анвре прерывисто вздохнул.

– Прошу прощения, Изабелла. Я...

– Попробуй еще раз, – прошептала она и, зажмурившись, крепко сжала руки священника. В уголках ее глаз блеснули слезы.

Если раньше Анвре не был уверен в своих чувствах к ней, то сейчас он понял, что, несомненно, любил ее.

Он уперся одной рукой в бедро Изабеллы, а другой что было сил резко выдернул стрелу. Изабелла глухо застонала и потеряла сознание.

Рана обильно кровоточила, и Анвре приложил к ней чистую тряпку. Священник отпустил руки Изабеллы и отошел в сторону. Анвре решил, что бессознательное состояние сейчас благо для нее. Может, ему удастся прочистить и зашить рану, прежде чем она очнется. Он не хотел, чтобы Изабелла видела, как дрожат его руки.

Анвре повернулся к священнику.

– Я сэр Анвре д'Арк. А это леди Изабелла де Сен-Мари. Ее отец один из лордов, приближенных к королю Вильгельму.

Священник перекрестился.

– Какой злой рок занес вас сюда?

Анвре рассказал ему о нападении на Кеттвик, о пленении и о последующих событиях.

– После побега мы повстречали нормандскую девушку... Она прячется сейчас в укромном месте, в стороне от дороги, вместе с сэром Роже де Невелем.

– Я Ингелд Тэлл... – Он смерил взглядом Анвре, отметив разницу в их росте, которая была явно не в пользу священника. – Я саксонец, прибыл на север с принцем Эдгаром и его сестрами... Может быть, я побуду здесь с леди, пока вы приведете сюда остальных? Боюсь, они могут плохо отреагировать, увидев приближение незнакомца.

Анвре не хотел оставлять Изабеллу, но Ингелд был прав. Он должен сам пойти к Роже и Тилли.

Анвре взглянул на Изабеллу, лежащую без чувств на скромной кровати священника. Он туго перевязал ее ногу, чтобы остановить кровотечение, потом накрыл Изабеллу одеялом и, наклонившись, поцеловал ее в лоб.

Неохотно покинув комнату священника, он поспешил туда, где оставил Роже и Тилли, но их там не было. Анвре впервые отнесся с уважением к Роже, оценив его предусмотрительность. Молодой человек спрятался вместе с дедушкой.

– Роже! – позвал он. – Теперь опасности нет. Роже появился из-за деревьев с Тилли, вплотную следующей за ним с ребенком на руках.

– Изабелла ранена, – сообщил Анвре. – Я оставил ее в церкви, где за ней наблюдает священник.

– Что случилось? – спросил Роже. – Похоже было на настоящую битву! Вы завели нас в опасное место!

Анвре сознавал свою ошибку, но готов был отлупить парня за такие слова.

– Роже, я думал, вы научились сдерживать язык. Может, вам преподать еще один урок? – Анвре уже проучил его однажды, когда тот пожаловался, что ему тяжело тянуть повозку, и предложил оставить Тилли с ребенком.

Он подошел к повозке и покатил ее к церкви, оставив Тилли и Роже поступать по своему усмотрению. Поставив повозку с той стороны, где располагались комнаты священника, Анвре взял вещи вместе с целебными растениями, которые собрал днем во время путешествия, и вошел внутрь с заднего входа.

Изабелла не пошевелилась за время его отсутствия. Священник укрыл ее еще шерстяным одеялом и развел огонь в очаге, чтобы согреть комнату. Анвре услышал зовущий его голос Роже.

– Я выйду к нему, – сказал Ингелд. – Делайте все необходимое для вашей леди.

Анвре не переставал казнить себя за то, что подверг Изабеллу опасности. Он виноват в том, что она лежит теперь с тяжелой раной.

Ему едва ли удастся существенно помочь ей. У него были некоторые растения для устранения мозолей, которые, как он подозревал, Изабелла натерла на ноге. Но этого было явно недостаточно для лечения раны. Ему оставалось только наблюдать за состоянием Изабеллы и молиться, чтобы Господь дал ей силы восстановиться.

Анвре присел на корточки рядом с ней, и она застонала, когда он взял ее руку.

– Изабелла, – прошептал Анвре.

Она поднесла руку к его лицу и провела по нему ладонью.

– Стрела вышла? Он кивнул.

– Ты потеряла сознание.

– Мне кажется, я до сих пор чувствую ее...

– Изабелла! – В комнату ворвался Роже и бросился к ней. Она отвела руку от лица Анвре. – Ты жива!

– Да, Роже.

Он опустился на одно колено.

– Тебе не следовало бежать за ним. Я бы защитил тебя. – Он бросил осуждающий взгляд в сторону Анвре.

– Тилли... Где она?..

– Здесь, – ответил Анвре. – В безопасности. Анвре отошел назад, давая Тилли возможность приблизиться к кровати.

– Миледи... – задыхаясь, произнесла девушка. – Ваша нога! – Раненая нога Изабеллы лежала открытой, и повязка пропиталась кровью. – Она все еще истекает кровью! – воскликнула Тилли, потрясенная состоянием Изабеллы. – Вы сумеете помочь ей? Изабелла облизала губы.

– Может быть, вы позволите сэру Анвре... Роже отошел, пропуская Анвре.

– О да, миледи! – согласилась Тилли, тоже отступая в сторону. Анвре опустился на колени рядом с Изабеллой и начал осторожно снимать повязку, а Изабелла ухватилась за его предплечье и крепко сжимала его, пока он действовал.

Анвре не обращал внимания на остроту ее ногтей, впившихся в его кожу. Это напомнило ему о ее неукротимом духе, о той силе воли, с которой она бесстрашно преодолевала все трудности во время побега, пребывания в пещере и последующего путешествия. Он молил Бога, чтобы тот помог ей пережить и это испытание.

– Ингелд, у вас есть какие-нибудь лекарства? – спросил Анвре.

– Есть кое-что... – Он открыл сундук, стоявший в дальнем конце комнаты, достал небольшую деревянную шкатулку и протянул ее Анвре. – А теперь я покину вас. Оставайтесь здесь с моего благословения и можете пользоваться всем, что найдете.

– Благодарю вас, Ингелд, – сказал Анвре, тронутый его неожиданной щедростью.

Тилли нашла подходящее местечко и уложила там спящую дочку. Анвре, ухаживая за Изабеллой, почти не замечал девушку, которая занялась приготовлением еды.

– Роже, – обратился к нему Анвре, – пойдите и заберите из повозки матрас для Тилли и Беллы, пока не начался дождь.

Они стали готовиться к ночи. Роже отправился спать в прихожую и устроился на диване, а Тилли, покормив ребенка, легла на матрас.

Анвре сел на стул рядом с кроватью и оставался там, пока Изабелла спала. У нее был глубокий сон. Он не отходил от нее и с наступлением ночи, когда совсем стемнело и пляшущие языки пламени в камине тускло освещали ее бледное лицо.

Так прошло несколько часов. Изабелла пошевелилась и попыталась принять более удобную позу. Анвре присел на корточки перед кроватью и взял ее руку.

– Изабелла постарайся набраться сил, – тихо произнес он.

Она открыла глаза на звук его голоса. В первый момент показалось, что она ошеломлена, но вскоре выражение ее лица прояснилось.

– Теперь я все припоминаю.

Анвре приложил ладонь к ее лбу, но не почувствовал жара. Изабелла снова пошевелилась и поморщилась от боли.

Сердце Анвре сжалось, словно это он был ранен. Будто на его теле появился еще один шрам. Однако его тело было более крепким, чем у Изабеллы. И глубина раны на его бедре была не такой значительной.

Он налил в кружку немного эля, принадлежащего священнику, и приподнял голову Изабеллы.

– Выпей это.

Она обхватила его руку, когда он поднес кружку к ее губам, и сделала несколько глотков. Анвре побудил ее допить все до конца. Немного хмельного должно в некоторой степени облегчить ее состояние.

Изабелла развязала шнурки на своей тунике.

– Помоги мне, Анвре.

Она наклонилась вперед и начала стягивать единственную одежду, которая прикрывала ее должным образом. Без нее она будет почти обнаженной.

– Изабелла, осторожно.

– Мне неудобно снимать ее.

Анвре стянул тунику с ее рук и вспомнил, при каких обстоятельствах делал это недавно. Неужели прошло всего двое суток с той ночи, когда он держал ее в объятиях и познал блаженство?

Изабелла со стоном подвинулась на кровати, освобождая место, чтобы он сел рядом с ней.

– Я бы изложила всю нашу историю по-другому, – сказала она.

– Да... и в ней нас не похитили бы из Кеттвика.

– Нет, наше пленение было бы обязательной частью истории, иначе я никогда бы не встретилась с тобой.

Изабелла коснулась темы, которой не следовало касаться. Для Анвре было настоящей пыткой сознавать, что она лежит почти голая под одеялом рядом с ним.

– Ты всегда была бардом? – спросил он, намеренно меняя тему разговора. Анвре постоянно думал о ночи, проведенной с ней, и понимал, что это никогда больше не повторится. Это был безрассудный и безответственный поступок с его стороны. Он напрасно поддался ее страху погибнуть и повел себя так, словно эта ночь была действительно последней в их жизни.

Впрочем, он поступил так, потому что страстно желал ее, а не из-за страха перед предстоящими трудностями.

Изабелла выпила еще немного эля, и одеяло соскользнуло до ее талии, открыв обнаженные плечи и груди, просвечивающие сквозь тонкую сорочку.

Она обхватила рукой колено Анвре, и он с трудом заставил себя подавить настоятельные позывы в паху. Он молча подтянул одеяло до ее шеи, мысленно проклиная себя за то, что так возбудился, в то время как Изабелла лежала с серьезной раной.

– Я начала придумывать истории, когда оказалась в монастыре вместе с Катрин, – сказала Изабелла. – Она всего на год моложе меня, но очень скучала по дому и матери. Я стала пересказывать ей то, что слышала когда-то в детстве о святых мучениках. Мои рассказы успокаивали ее. Потом настоятельница монастыря решила присылать ко мне других юных девушек, когда их одолевала печаль.

– Должно быть, это были ужасно скучные истории, – насмешливо сказал Анвре.

Изабелла улыбнулась:

– Все зависит от того, как рассказать.

Анвре представил подробности, которыми она оживляла степенные и благопристойные повествования о жизни святых.

Когда Изабелла закрыла глаза, Анвре подумал, что она снова уснула. Но она вновь заговорила, тихо и проникновенно:

– Увижу ли я когда-нибудь Катрин?

– Не знаю. Я сделаю все возможное, чтобы доставить тебя домой, в Кеттвик. А потом... – Анвре пожал плечами. – Я не могу что-либо обещать.

Изабелла расслабилась, однако не убрала руку с его колена, и это прикосновение было мучительной пыткой для Анвре.

– Что это за место? – спросила она.

– Церковь, – ответил он, всеми силами стараясь подавить желание лечь рядом с ней, крепко обнять ее и уткнуться лицом в ее волосы.

Изабелла услышала голоса, доносящиеся снаружи. Огонь в очаге погас. Наступило утро. Она спала урывками в течение ночи, но старалась не шуметь, чтобы Анвре мог отдохнуть.

Вскоре голоса разбудили и его. Он резко поднялся и схватил меч. Громкий стук в дверь соседней комнаты заставил проснуться также Роже и Тилли. Изабелла попыталась встать с постели, несмотря на жгучую боль в бедре.

– Лежи спокойно, – остановил ее Анвре.

– Сэр Анвре, это Ингелд, – раздался голос за дверью.

Изабелла вспомнила это имя... Оно принадлежало священнику, который приютил их. Натянув одеяло до подбородка, она ждала, тогда как Анвре пошел в соседнюю комнату и отворил дверь.

Мужчины обменялись несколькими тихими фразами, которые Изабелла не могла расслышать, а за этим последовал шум, говорящий о том, что в прихожую вошли несколько человек и за ними закрылась дверь. Мгновение спустя вновь появился Анвре с высоким шотландским воином позади него.

Потом вошел священник, сопровождая светловолосую молодую женщину.

– Ваше величество, это леди Изабелла. Миледи, я привел к вам Маргарет, королеву Шотландии.

Изабелла сделала еще одну попытку подняться с кровати, застенчиво придерживая перед собой одеяло. Однако королева Маргарет остановила ее:

– Пожалуйста, оставайтесь в кровати, леди Изабелла.

На королеве было ярко-голубое платье, отороченное мехом на манжетах и шее и благоразумно собранное под грудью над округлившимся животом. Она была беременна.

– Отец Ингелд сообщил нам о вашем злополучном ранении, – сказала она.

Изабелла пожала плечами, чувствуя себя неловко, оттого что встречает королеву в таком неприглядном виде.

– Вообще не в наших правилах атаковать внезапно появившихся путешественников. – Королева повернулась к Анвре: – Уберите меч, сэр рыцарь. Я пришла сюда только для того, чтобы загладить вину моих воинов.

Анвре положил меч на кровать рядом с Изабеллой, однако оставался настороже, и Изабелла подумала, что он снова схватит его, когда в комнату вошли еще двое мужчин, неся большой деревянный сундук.

– Пожалуйста, примите эти вещи, леди Изабелла... И добро пожаловать в Данфермлин, где вы получите удовольствие от королевского гостеприимства.

– Благодарю вас, ваше величество, – сказал Анвре. – Как только леди Изабелла будет способна передвигаться, я доставлю ее в Данфермлин. А пока мы останемся здесь, если Ингелд предоставит нам кров еще на две ночи.

– Да, конечно... – согласился священник.

В комнату, пробравшись через стражников, вошел Роже.

– Я мог бы отправиться с вами, ваше величество. Всем нам нет необходимости ютиться в этом тесном помещении.

Несмотря на странное одеяние, Роже выглядел довольно красивым, и королева поддалась его мальчишескому очарованию, когда он улыбнулся с легким поклоном.

Изабелла едва могла поверить, что на нее когда-то тоже произвели впечатление его манеры. Она вложила свою руку в ладонь Анвре. Он пожал ее, затем подошел к двери и встал рядом с Тилли. Королева Маргарет приблизилась к постели Изабеллы и коснулась ее плеча.

– Я искренне сожалею об этом недоразумении, леди Изабелла. Боюсь, мои охранники излишне беспокоятся о моей безопасности. Я пришлю к вам моего лекаря, чтобы он немедленно осмотрел вас, и добро пожаловать ко мне, как только сможете подняться.

– Благодарю вас, ваше величество, я непременно прибуду к вам.

– А пока я заберу юного Роже и оставлю вас в надежных руках сэра Анвре.

Роже последовал за королевой и затворил за собой дверь. Он ничего не сказал на прощание Изабелле и даже не поинтересовался, как она себя чувствует.

В комнате стало тихо, когда они ушли, и Изабелла облегченно вздохнула. К ней подошла Тилли с Беллой на руках.

– Чем я могу помочь вам, миледи? – спросила она. – Ваша нога... Она...

– Болит? Да. Но я должна встать. Где здесь туалет?

Глава 19

Анвре чувствовал себя таким же беспомощным, как в шотландской деревне в загоне для скота, где был скован цепями. Изабелла находилась в тяжелом состоянии после ранения. Ее гримасы и глухие стоны терзали его душу. Он должен был защитить ее.

Анвре открыл сундук, принесенный людьми королевы, и обнаружил там полный набор женской одежды.

– Позволь мне посмотреть, – попросила Изабелла. Любое движение причиняло ей боль, однако любопытство возобладало.

– Это новая одежда для тебя. – Он достал темно-красную женскую верхнюю юбку и показал ей. Затем извлек льняную нижнюю юбку и изящную сорочку. За ними последовали шерстяные чулки с подвязками и пара модных туфель. В сундуке оказалось еще много другой одежды, вероятно, предназначенной для Тилли. А на самом дне лежали две туники большого размера, штаны и лосины, разумеется, для него.

Анвре взглянул на Изабеллу и увидел блеснувшие на ее глазах слезы. Он нахмурился.

– В чем дело? Разве эти вещи...

– Мне нужна ванна. Иначе я не смогу надеть такой великолепный наряд. – Она засопела и попыталась сдержать слезы, но они струились по ее лицу, несмотря ни на что.

– Мы устроим это, Изабелла, – сказал Анвре, озадаченный ее огорчением и слезами. – Но разве это не подходящая замена твоим лохмотьям?

Она кивнула, легла на спину и закрыла глаза в надежде уснуть. Анвре прошел в соседнюю комнату, где Тилли тихо сидела и кормила Беллу.

– В сундуке, который принесли от королевы, есть одежда и для тебя, – сообщил он ей и вышел наружу.

Он мучительно переживал, оттого что не мог помочь Изабелле. У священника оказался довольно скудный запас средств, и, кроме острой иглы и шелковой нити, которые Анвре использовал для наложения швов на рану, все остальное было мало пригодно для лечения.

К счастью, вскоре появился королевский лекарь. Десмонд, сухопарый старик с длинной седой бородой и в черной мантии, выглядел как персонаж одного из сказаний Изабеллы. Он прибыл вместе с тремя стражниками, двумя нормандскими аристократами и одной леди.

Всадники приблизились к церкви и спешились. Один из аристократов помог леди в роскошном одеянии слезть с лошади. Они с любопытством посмотрели на Анвре, но без неприязни, какая обычно отражалась на лицах незнакомых людей при встрече с ним. Вероятно, впечатление сглаживала глазная повязка, прикрывавшая наиболее жуткие шрамы.

– Сэр Анвре! – К нему приблизился старший из двух аристократов, протягивая руку. – Я Роберт де Монтегю, а это леди Симона Монтбрей.

Анвре склонился над рукой леди Симоны. Затем его представили Онфруа де Весли.

– Где раненая леди? – спросил лекарь, с нетерпением ожидавший, когда закончится церемония представления. При нем была большая сумка из рыжевато-коричневой кожи с ремнем, перекинутым через плечо.

– Разумеется, – напыщенно произнес лорд Онфруа, – прежде всего мы должны повидать раненую.

– Вы ведь нормандцы, – сказал Анвре, скрестив руки на груди и преградив им путь в апартаменты священника. Никто не войдет туда, пока он не узнает цель приезда этих господ. – Как вы оказались в Данфермлине?

Вперед вышла леди.

– В цитадели короля Малькольма много таких, как мы. Все мы оказались там по разным причинам...

– Большинство – из-за недружелюбия короля Вильгельма. Мы ждем, когда он изменит свое отношение к нам, – заявил Онфруа.

– Или будет проводить такую политику, которая позволит нам вернуться в свои имения, – добавил Роберт.

– У нас нет враждебных намерений по отношению к вам, сэр Анвре, – сказала леди Симона. – Мы хотели только пригласить вас и леди Изабеллу в свой небольшой анклав на этой территории.

Шотландские стражники оставались безучастными, и, поскольку Анвре не мог обнаружить каких-то скрытых намерений в речах нормандцев, он отступил в сторону и позволил им войти в церковь.

Он провел лекаря в спальню, где Изабелла лежала с закрытыми глазами. Десмонд вошел в комнату и положил свою сумку на стул рядом с кроватью. Анвре коснулся руки Изабеллы.

– Миледи...

Он обратился к ней таким образом, чтобы не проявлять излишнюю фамильярность и не дать этим вельможам пищу для сплетен.

Изабелла открыла глаза и улыбнулась, однако лицо ее исказилось от боли, когда она пошевелилась.

– Здесь лекарь, который осмотрит вас, – сообщил Анвре.

Десмонд откинул одеяло, обнажив ее ногу. Анвре вытолкал нормандцев из комнаты и закрыл за ними дверь. Он не хотел, чтобы посторонние зеваки глазели на Изабеллу.

Лекарь развязал повязку на ее ноге.

– Дайте мне лампу, – сказал он.

Анвре взял лампу со стола и подал Десмонду, который поднес ее к ноге Изабеллы, чтобы получше осмотреть рану.

Изабелла вскрикнула, когда он коснулся раны, и Анвре сжал ее руку. Она повернула голову и прижалась лицом к их сцепленным рукам. Несмотря на решение не показывать, что между ними существуют близкие отношения, Анвре погрузил пальцы в ее волосы и начал поглаживать затылок, в то время как она всеми силами старалась сохранять спокойствие.

– По-моему, швы наложены достаточно хорошо, – сказал Десмонд, видимо, не замечая связь, существующую между Анвре и Изабеллой. – Как глубоко проникла стрела? Не задела ли она кость?

Изабелла пожала плечами.

– Думаю, нет, – ответил Анвре.

– Ну, вам виднее, – сказал Десмонд. Он достал из сумки несколько маленьких глиняных бутылочек и два мешочка, которые поставил на стол. Потом высыпал порошок из одного мешочка на рану Изабеллы. – У вас есть немного теплой воды?

– Да, я сейчас принесу.

– Захватите также чистую ткань.

Изабелла отпустила руку Анвре, и он вышел в прихожую, где Тилли жалась в углу с Беллой на руках, стараясь не попадаться на глаза незнакомым людям. Она явно чувствовала себя неловко среди нормандских аристократов. Анвре попросил ее принести чистые полоски материи, а сам взял с плиты большой котелок с водой. Затем вместе с Тилли вошел в спальню.

Анвре, следуя указаниям Десмонда, добавил немного холодной воды в горячую, взял кусок материи, смочил его и приложил к ране на ноге Изабеллы, куда лекарь уже нанес темную мазь.

– Я оставлю вам эти лекарства, – сказал Десмонд и, передавая Анвре бутылочки, описал содержимое каждой из них и способ применения препарата. – Лечение такого ранения – длительный процесс, – заявил лекарь, обращаясь к Изабелле. – И было бы лучше, если бы вы отправились со мной во дворец. Королева уже приготовила комнату для вас.

– Нет! – взмолилась Изабелла. – Я... Мне спокойнее здесь, и к тому же я не могу передвигаться, пока моя нога в таком состоянии.

Десмонд кивнул.

– Здесь есть успокаивающее средство. – Он налил немного воды в кружку и добавил небольшую порцию порошка. – Выпейте это лекарство. Оно поможет вам расслабиться и уснуть. – Он повернулся к Анвре: – Если возникнут какие-нибудь проблемы, королева настаивает, чтобы вы послали за мной. Пожалуйста, не стесняйтесь.

Десмонд подошел к двери, но остановился и обернулся, прежде чем открыть ее.

– Те, что прибыли со мной... Они хотели бы поговорить с вами перед возвращением во дворец.

Изабелла посмотрела на Анвре. Он предпочел бы послать их подальше и дать возможность Изабелле отдохнуть, однако чувствовал, что необходимо поддерживать дружеские отношения с нормандцами, находящимися при дворе королевы.

– Они нормандцы, – сказал он Изабелле, – временно пребывающие во владениях короля Малькольма.

Изабелла кивнула, словно восприняла его довод, хотя почти не слышала слов Анвре.

Десмонд открыл дверь и жестом позвал нормандцев, которые сразу вошли в комнату во главе с леди Симоной. Она направилась прямо к Изабелле и пожала ее руку.

– Бедняжка, – сказала леди Симона. – Какое тяжелое испытание выпало на вашу долю!

– Благодарю вас, э-ээ...

Леди Симона представилась и представила своих спутников. Они завели разговор с Изабеллой, вспоминая общих знакомых в Англии и Франции и делясь собственными проблемами, связанными с королем Вильгельмом.

Изабелла быстро устала, и когда Анвре попросил визитеров удалиться, леди Симона сразу согласилась.

– Мы покидаем вас, леди Изабелла, но, надеюсь, ненадолго. Как только вам станет лучше, вы должны присоединиться к нам в Данфермлине. Там вполне цивилизованная обстановка.

Когда нормандцы ушли, Изабелла погрузилась в глубокий сон, и Анвре тоже вышел из спальни. Тилли последовала за ним и уложила Беллу на матрас. Затем начала приводить в порядок комнату, подметая грязь с пола.

– Я пойду на охоту, – сказал Анвре, слишком возбужденный, чтобы оставаться в помещении и бездельничать. – Скоро вернусь.

Он взял из повозки снаряжение и отправился в лес. Встреча Изабеллы с норманнами знатного происхождения укрепила его решение сохранять дистанцию в общении с ней. Как только ее нога заживет и они прибудут во дворец в Данфермлине, компанию ей составят Роже и прочие нормандские аристократы, собравшиеся там.

С помощью королевы Маргарет она сможет вернуться к своей семье и осуществить планы в отношении замужества. Вскоре она не будет нуждаться в нем.

Анвре вышел на тропу, ведущую на восток, в Данфермлин, и подумал, знает ли королева о том, что ее муж вот-вот должен вступить в битву против войск короля Вильгельма. Он шел по тропе, пока она не соединилась с наезженной дорогой, затем свернул в лес и продолжил путь, намереваясь незаметно приблизиться к дворцу.

Вскоре он ощутил запах моря. Хотя Анвре не был знатоком водоплавающей дичи, он знал, что большие птицы, кружившие над его головой, обитают на побережье. Он достиг утеса, возвышающегося над водой, и пошел вдоль него, пока не увидел дворец короля Малькольма.

Издалека казалось, что он сросся со скалой над морем, уходящей ввысь. С остальных трех сторон его окружал лес, и дворец выглядел практически неприступным, если не считать узкой дороги, ведущей к массивным воротам.

Анвре пошел назад, к лесу неподалеку от церкви, где расставил силки. Вернувшись на поляну, он умылся у церковного колодца, затем набрал в ведро воды и внес его внутрь. В апартаментах священника был безупречный порядок. Похоже, Тилли вымыла все полы и протерла все поверхности.

– Ты не заметила здесь где-нибудь ванну? – спросил Анвре.

– Нет. Но у священника обязательно должна быть ванна. Может быть, снаружи?

Анвре обошел церковь и увидел огромный шкаф у восточной стены. Внутри оказались три полки с инструментами, а внизу стоял бак достаточно больших размеров, чтобы его можно было использовать для купания.

Анвре внес бак в спальню и установил его возле огня, тогда как Изабелла продолжала спать. В течение следующего часа он таскал воду, нагревал ее до кипения, потом выливал в бак.

– Я нашла мыло, – шепотом сказала Тилли, протягивая ему большой кусок.

Он внес последний котелок с горячей водой в спальню.

– Анвре? – тихо произнесла Изабелла,, постепенно просыпаясь. Лицо ее выражало прежнюю печаль, губы были плотно сжаты, а глаза казались еще сонными.

Анвре попробовал на ощупь воду.

– Ваша ванна готова, миледи.

Изабелла бросила, взгляд на бак с дымящейся водой, и на глазах ее блеснули слезы. Анвре подошел к кровати и присел на корточки.

– Я думал, это доставит тебе радость. Почему ты плачешь?

Изабелла подняла руку и коснулась его лица, проведя большим пальцем по щеке и носу.

– Я очень рада. Ты поможешь мне?

Анвре полагал, что это должна сделать Тилли, однако не мог отказать в ее просьбе. Он кивнул и закрыл дверь в смежную комнату, где Тилли легла отдохнуть рядом с ребенком. Вернувшись к Изабелле, он увидел, что она неуклюже пытается снять сорочку.

Анвре отвернулся. Он должен быть сдержанным: не смотреть на нее и не чувствовать тела Изабеллы, когда понесет ее к баку. Рассеянно зажигая свечи, Анвре мысленно убеждал себя сохранять твердость. Их путешествие скоро закончится. Как только рана на ноге Изабеллы заживет, королева Маргарет позаботится о том, чтобы их обеспечили снаряжением для дальнейшего пути, и они в ближайшее время беспрепятственно достигнут Англии.

Он резко повернулся, услышав, что Изабелла пытается встать с постели. Она застонала и упала бы, если бы Анвре не поспешил подхватить ее. Одеяло, которым она прикрывалась, соскользнуло на пол, как и припарка с поврежденной ноги. Он поднял ее и понес к баку, мучительно сознавая, что она совершенно голая.

Сейчас он посадит ее в бак и уйдет.

Анвре осторожно опустил Изабеллу в воду. Она закрыла глаза и, глубоко вздохнув, откинула голову на край бака. Анвре никогда прежде не видел более чувственной картины и не мог оторвать от нее взгляд, несмотря на свое намерение удалиться.

Его тело напряглось от возбуждения. Он отошел назад и отвернулся, чтобы не видеть торчащих из воды грудей и согнутых в коленях длинных гладких ног. Даже шов на бедре не умалял их прелести.

– Какое блаженство даже без мыла, – сказала она.

Анвре вспомнил о куске, который положил на каминную полку. Он пошел за мылом, а Изабелла нырнула с головой под воду. Когда она вынырнула, он протянул ей мыло и хотел уйти, но она снова взмолилась:

– Анвре, мне нужна твоя помощь.

Теплая вода немного ослабила неутихающую боль в ноге. Однако Изабелла была разочарована стремлением Анвре покинуть ее. Со своей внушительной грозной фигурой и с повязкой, прикрывающей изуродованный глаз, он был похож на пирата, но его внешность нельзя было назвать неприятной.

Изабелла вздохнула, наклонилась вперед и убрала волосы с плеч.

– Ты не потрешь мне спину?

Анвре бросил быстрый взгляд на дверь, сделал глубокий вдох, опустился на колени рядом с баком и, взяв у нее кусок мыла, намылил свои ладони. Он нежно потер ее плечи, затем начал поглаживать спину. Изабелла вытянула руки вперед, так что образовался доступ к ее грудям, но Анвре старался избегать прикосновения к ним, обращаясь с ней так, словно она была хрупким драгоценным предметом.

Изабелла чувствовала себя гораздо лучше. Боль в ее бедре была уже не такой острой, после того как лекарь обработал рану.

Анвре опустил руки в воду, чтобы сполоснуть их, и она испугалась, что он сейчас уйдет.

– Ты не поможешь мне вымыть волосы?

– Изабелла, я...

– Мне кажется, я не справлюсь сама. – Она начала намыливать голову. Голос Анвре прозвучал довольно странно, и Изабелле показалось, что он ведет себя как-то неестественно. Она слегка повернулась, чтобы взглянуть на его лицо, и подняла руки к волосам.

Взгляд Анвре устремился к ее грудям, и Изабелла почувствовала, как затвердели ее соски в ожидании его прикосновений.

Анвре откашлялся, взял у нее мыло и принялся трудиться над ее волосами, массируя голову. Изабелла, слегка постанывая от удовольствия, откинулась назад, опустив руки и раздвинув ноги.

Дыхание Анвре участилось и стало более напряженным. В то же время Изабелла ощутила прилив тепла в глубине своего женского естества и потребность заполнить его... с помощью Анвре.

– Изабелла... – Ее имя, произнесенное шепотом, прозвучало подобно мольбе и отозвалось дрожью в ее теле.

Он провел мылом по ее волосам, а потом нерешительно коснулся ее грудей. Она слегка выгнулась навстречу, чувствуя, что Анвре наконец не выдержал и поддался соблазну.

Он выпустил мыло, и оно упало вводу, а его руки обхватили ее груди. Содрогаясь от нахлынувшей страсти, она притянула его голову для поцелуя.

Изабелла раскрыла губы, и его язык проник ей в рот. При этом Анвре не переставал ласкать кончики ее грудей. Затем его мыльные руки спустились ниже, поглаживая тело, пока не достигли расселины между ног, где его палец соприкоснулся с пульсирующей от возбуждения чувствительной шишечкой. Он знал, что надо делать, чтобы доставить Изабелле огромное наслаждение, но не доводить до окончательного удовлетворения. Казалось, он изучил ее тело лучше, чем она.

Анвре прервал поцелуй и достал мыло из воды.

– Ложись на спину. Изабелла послушалась.

– Теперь закрой глаза.

Он начал поглаживать все части ее тела, вызывая ласками безумное желание. Чувствуя, что больше не в силах терпеть эту сладостную пытку, Изабелла открыла глаза и поймала его восхищенный взгляд.

– Ты такая красивая.

– Анвре, отнеси меня на постель.

– Нет, Изабелла, Ты ранена, и я не хочу.,.

– Боль в ноге значительно ослабла, Анвре. Ну пожалуйста.

Анвре проигнорировал ее просьбу, и его руки снова заскользили по ее грудям, а потом опять, принялись возбуждать жаждущую разрядки шишечку. Он не отрывал глаз от Изабеллы и так нежно ласкал самые интимные места ее тела, что она думала, ее сердце не выдержит и разорвется.

– Я хочу, чтобы ты вошел в меня.

Он оторвался от нее, поднял ведро с чистой водой и ополоснул ее. Потом извлек из бака и поставил на ноги перед камином, обнаженную и жаждущую продолжения. Анвре подошел к ней с чистой простыней и насухо вытер ее.

Изабелла почти не ощущала боли в ноге. Все ее чувства были полны Анвре. Он поднял ее и отнес на постель, откуда она словно завороженная наблюдала, как он снимает свою одежду.

Он начал с обуви, потом распустил шнурки туники, снял ее через голову и бросил на ближайший стул. Вслед за этим ослабил пояс, спустил на пол штаны и лосины и перешагнул через них.

Околдованная его могучим телом и мужским достоинством между ног, Изабелла почувствовала, как гулко забилось ее сердце. Анвре взял второе ведро с водой, подошел к баку, быстро влез в него и помылся» лютом «стал и ополоснулся.

Охваченная страстью, Изабелла почти забыла про боль в ноге. Она думала только о ласках Анвре. Взяв неиспользованное сухое полотенце, лежавшее на кровати, она кивком подозвала его.

Немного поколебавшись, он подошел и встал перед ней обнаженный. Изабелла поднялась с постели и начала вытирать Анвре, прижимаясь губами к его груди и целуя каждое местечко, которое вытерла. Она почувствовала, как его пальцы расправляют ее влажные волосы сзади, в то время как она коснулась полотенцем его ягодиц.

Его твердое, горячее, пульсирующее мужское естество вызывающе уткнулось в ее живот. Изабелла бросила полотенце и, обхватив возбужденную плоть, начала поглаживать, вызывая у Анвре глухое рычание при каждом движении. Ее рука ощущала восхитительную твердость, и Изабелла предвкушала наслаждение, которое мог доставить ей этот сильный мужчина, войдя в нее.

Из ее горла вырвался стон разочарования, когда Анвре вдруг прервал эти ласки, поднял ее и уложил на постель.

– Я боюсь причинить тебе боль, – сказал он, отступая.

Глава 20

– Мне не будет больно, Анвре. – Изабелла подвинулась на постели, предоставляя ему место. – Иди ко мне, – прошептала она, едва сдерживая нетерпение.

Анвре оперся на руки, наклонился и поцеловал ее. Изабелла закрыла глаза. Ее тело все запылало, когда его поцелуй стал жарче и он проник языком в ее рот. Она выгнулась навстречу и, обхватив его плечи, притянула к себе, желая ощутить его вес.

Руки Изабеллы скользнули по ягодицам и бедрам Анвре. Добравшись до мешочка между его ног, она слегка провела по нему пальцами. Он оторвался от ее губ и застонал, прижавшись лбом к ее лицу.

– Изабелла...

Тихий звук его голоса поощрил ее продолжить чувственное исследование. Она сжала его твердое древко и начала двигать рукой вверх и вниз, имитируя действие, которое он совершал, когда погружался в нее.

Затем подвинула раненую ногу и спустилась ниже, продолжая ласкать Анвре рукой и водить языком по соскам его груди. Он поглаживал ее голову огромной ладонью, в то время как Изабелла осыпала поцелуями его мускулистый живот. Через некоторое время она спустилась еще ниже. Он затаил дыхание, когда ее губы коснулись его напряженного копья.

Анвре застонал и задвигался, но не стал противиться, когда Изабелла удержала его на месте. Она помнила, какое наслаждение испытывала, когда он ласкал ее своими губами и языком, и обнаружила, что ей тоже приятно лизать и сосать его, доставляя ему удовольствие.

– О, Изабелла! – со стоном вырвалось у Анвре. Стараясь не причинить боль ее раненой ноге, он осторожно подвинулся, уложил ее на спину и благоговейно коснулся губами ее живота. Изабелла ухватилась за его предплечья, когда он приподнялся и затем погрузился в нее. Сначала он двигался медленно, но постепенно ускорил ритм, вознося ее к вершинам блаженства. Наслаждение нарастало подобно давлению пара в закрытом котле, пока не достигло кульминации. Изабелла обмякла, удовлетворенная.

Анвре тоже разрядился. Он вжался в нее последний раз и; содрогнувшись, замер, обдавая горячим дыханием ее ухо. Потом скатился на бок и слез с постели.

– Анвре... – Изабелла не хотела, чтобы он уходил. Анвре подошел к баку, смочил тряпку и вернулся к ней.

Он слегка раздвинул ее ноги и обтер промежность, потом вытерся сам. Бросив тряпку в бак, он снова забрался в постель и, обняв Изабеллу, держал ее, пока она не погрузилась в сон.

Когда Анвре проснулся, в комнате было совершенно темно и невыносимо жарко, хотя огонь в камине уже почти погас. Изабелла крепко спала, и он вскоре понял, что жар исходил от ее тела. Он приподнялся на локте и потрогал ее.

Она вся пылала.

Анвре поднялся с постели и обратился к бутылочкам, оставленным лекарем, полагая, что в одной из них должен быть настой, приготовленный из ивовой коры. Найдя нужный препарат, он отлил немного в кружку, добавил воды и вернулся к Изабелле.

–Изабелла, – прошептал он и, коснувшись ее руки, слегка потряс. – Проснись, Изабелла.

Она замотала головой и отвернулась, но Анвре продолжал настаивать:

– Проснись, Изабелла. Посмотри на меня.

Ее горло сжалось, и она сделала глотательное движение. Анвре слегка приподнял ее голову и поднес кружку к губам.

– Выпей это, Изабелла.

Она застонала и попыталась оттолкнуть его руку, но он не поддался.

– Горько, – пожаловалась она.

– Да, но это поможет снять жар.

Он с удовлетворением воспринял ее жалобу, поскольку молчание было гораздо страшнее.

– Я хочу взглянуть на твою ногу, дорогая.

– Моя нога... мое сердце... – Она вздохнула. – Все принадлежит тебе, Анвре.

Изабелла явно бредила. Анвре пригладил ее волосы, убрав их с лица, и откинул одеяло. Опустив лампу, он увидел, что рана увлажнилась и отекла. Анвре мысленно произнес молитву, обращаясь к Богу. Нагноение и лихорадка – самые опасные последствия ранения.

Он пошел в смежную комнату и разбудил Тилли.

– Мне нужна твоя помощь.

– Да? – сказала девушка, садясь и потирая глаза. Она не сразу пришла в себя после сна, потом встала и последовала за Анвре.

– Посиди с леди Изабеллой, пока я схожу за свежей водой.

– Что с ней, сэр Анвре?

– У нее сильный жар, – произнес он спокойно, хотя в душе испытывал крайнюю тревогу и обвинял себя в том, что не устоял перед нею, когда ей следовало отдыхать. Черт побери, надо было отправить ее в королевский дворец. Если она была способна заниматься с ним любовью, то вполне могла бы преодолеть небольшое расстояние до Данфермлина.

Анвре подошел к колодцу и наполнил ведро. Вернувшись, он обратил внимание на то, что Изабелла не двигалась в его отсутствие и оставалась в прежнем положении.

– Тилли, смочи тряпочку и оботри ей руки. Девушка сделала так, как ей было сказано, несмотря на то что Изабелла застонала, испытывая дискомфорт. Анвре сел рядом, поднес ближе лампу и сжал двумя пальцами кожу вокруг раны, выдавив гной.

– Плохо, – сказала Тилли, озабоченно наморщив лоб. – Вы можете что-нибудь сделать?

– Да. – Анвре пошел в прихожую и нашел там в шкафу небольшой кривой нож. Вернувшись, он сел возле Изабеллы и начал разрезать наложенные ранее швы.

– Матерь Божья! – прошептала Тилли.

– Это необходимо, – решительно сказал Анвре. – Надо удалить гной.

Изабелла начала стонать, когда он резал швы, и попыталась оттолкнуть его.

– Прости, Изабелла, – сказал Анвре. – Иначе нельзя.

Заражение могло привести к смертельному исходу. Он много раз видел его последствия и не допустит, чтобы подобное случилось с Изабеллой.

Один из мешочков Десмонда содержал крестовник. Анвре отсыпал несколько размельченных листьев в кружку, добавил воды и начал помешивать содержимое до состояния пасты. Потом нанес ее на рану.

– Она вся дрожит, сэр Анвре.

– Видимо, вода слишком холодная. Последи за ней, пока я подогреваю воду, – сказал он. – И пусть ее руки и ноги будут открытыми.

В конце концов Анвре отправил Тилли спать, а сам продолжил протирать Изабеллу более теплой водой. Озноб прекратился. Однако тело было все еще слишком горячим, и она продолжала метаться в постели.

– Обними меня, Анвре. Иди ко мне.

– Я здесь, Изабелла. Спи, – сказал Анвре. Он придвинул стул вплотную к кровати и остаток ночи провел в полудреме, просыпаясь при каждом движении Изабеллы.

Утром Анвре решил отправить ее во дворец короля Малькольма, где она будет находиться под присмотром Десмонда. Анвре имел лишь небольшие познания в области врачевания, а Десмонд был ученым человеком, способным лучше позаботиться о больной.

Изабелла лежала без сознания на матрасе в повозке. Тилли отказывалась сесть рядом с ней, говоря, что вполне может дойти до Данфермлина, однако Анвре настоял на том, чтобы девушка тоже заняла место в повозке во время их короткого путешествия до королевского дворца. Он двигался по тропе, пока не достиг дороги, по которой приблизился к дворцу.

У ворот на страже стояли два шотландских воина, а еще четверо наблюдали за местностью с высокой деревянной башни. Анвре не потребовалось объяснять что-либо стражникам: они пропустили его без задержки.

Он прошел через ворота, почти не обращая внимания на конюшни и другие строения за крепостными стенами, и не остановился, чтобы поговорить с кем-либо из нарядных аристократов, которые прогуливались возле дворца. Он подкатил повозку прямо к главному залу, где Тилли вылезла из нее вместе с ребенком. Анвре поднял на руки Изабеллу и понес ее вверх по длинной лестнице.

Дверь в зал распахнулась, прежде чем он достиг верхней площадки, и появился Роже де Невель в сопровождении элегантного шотландца и двух служанок.

– Десмонд здесь? – спросил Анвре, не тратя времени на лишние разговоры.

– Позвать его не составит труда, сэр Анвре, – сказал мужчина, тогда как Анвре миновал его и вошел в зал. Обстановка в этом просторном помещении была довольно скудной и включала лишь два внушительных кресла и диван возле огромного камина, а также длинный стол около помоста. Свежий тростник, устилавший полы, издавал приятный аромат, и здесь было достаточно места для столов, устанавливаемых на козлах, когда король и королева принимали гостей.

Одна из служанок отправилась за Десмондом.

– Куилен, Изабеллу можно поместить в мою спальню, – сказал Роже. – Анвре, сэр Куилен является сенешалем короля Малькольма.

Анвре не стал представляться и, лишь слегка кивнув, последовал за Роже и служанкой вверх по лестнице в главный зал.

– Занимать вашу спальню нет необходимости, сэр Роже. Ее величество распорядились приготовить комнату специально для леди Изабеллы.

Они наконец пришли в небольшую, но хорошо обставленную и очень уютную спальню, где одна из служанок откинула постельные покрывала, и Анвре осторожно уложил Изабеллу.

– Я думал, вы... – Роже нахмурился, глядя на Изабеллу. – Что случилось? Вчера утром, когда я видел ее, она казалась вполне здоровой.

– Ее рана воспалилась, – Анвре раздражала глупость Роже. Этот парень никогда не бывал в сражениях и понятия не имел о последствиях ранений. Он не представлял, что возможно заражение, когда покидал их день назад. – Анвре повернулся к служанке: – Нам нужна горячая вода и чистая материя для перевязки.

Служанка сделала реверанс и ушла, а Анвре накрыл Изабеллу легкой льняной простыней.

– Как долго она в таком состоянии? – спросил Роже.

– Лихорадка началась ночью. С того времени жар не спадает. – Тилли села на стул возле кровати, держа на руках Беллу, которая не спала, но вела себя спокойно. Анвре направился к двери, чтобы поискать Десмонда, и увидел приближающуюся леди Симону.

– Я услышала, что вы прибыли, сэр Анвре, – сказала она.

Леди Симона была златовласой красавицей, несколькими годами старше Изабеллы. Ее наряд отличался показной роскошью, не меньшей, чем у королевы. Для нормандки, чья лояльность по отношению к шотландскому королю должна вызывать сомнение, такая демонстрация богатства казалась нарочитой.

Прибыл Десмонд, который попросил выйти из комнаты всех, кроме Анвре и Тилли. Роже запротестовал.

– По-моему, жених леди мог бы остаться, Десмонд, – сказала леди Симона, пристально глядя на Анвре.

Анвре охватила злость при этих словах леди Симоны, однако Десмонд не обратил на них внимания, и Анвре сохранял молчание, пока все не удалились, в том числе и Роже. После этого он рассказал Десмонду о том, что обтирал Изабеллу холодной водой, давал ей настой из коры ивы и накладывал на рану припарки.

Десмонд обследовал Изабеллу, прикладывая ухо к ее груди, чтобы прослушать биение сердца, потом прощупывал пульс на шее, руках и ногах.

– Ей следовало бы сделать кровопускание, – сказал лекарь, – однако она и так уже потеряла много крови.

Анвре облегченно кивнул. Слава Богу, ему не придется помогать Десмонду делать Изабелле кровопускание.

Старик подогрел лечебный отвар из листьев калгана и ухитрился заставить Изабеллу выпить его. Спустя несколько минут она крепко уснула и никак не реагировала, когда Десмонд развязал рану и наложил на нее какую-то необычную, резко пахнущую смесь.

Даже будучи больной, Изабелла выглядела самой красивой женщиной, какую Анвре когда-либо видел. К тому же она была смелой и целеустремленной, как бесстрашный рыцарь.

Он, подобно ревнивому мужу, следил, чтобы Изабелла была накрыта простыней, за исключением ноги, не желая, чтобы даже лекарь видел ее тело, хотя знал, что она никогда не будет принадлежать ему. В ближайшее время он едва ли станет владельцем большого имения, и отец Изабеллы не будет считать его достойным кандидатом в мужья дочери.

К тому же он не мог взять ее с собой в Белмер или в королевский гарнизон в Винчестере, где и сам не хотел пребывать. Если она выживет после такого тяжелого осложнения, то вовсе не благодаря ему. Он в очередной раз оказался не способным обеспечить ей безопасность.

Когда Десмонд ушел, Тилли отправилась в комнаты служанок, оставив Анвре с Изабеллой. Он ходил по спальне, с тревогой поглядывая на нее каждый раз, когда она шевелилась или стонала во сне.

Через некоторое время он опустился на колени перед кроватью, взял руку Изабеллы, поцеловал пальцы и прижал ее ладонь к своей щеке.

– Этого никогда не будет, Изабелла, – прошептал Анвре, хотя она не могла слышать его. Казалось, слова, произнесенные вслух, должны были убедить его в их правоте.

Легкое шуршание заставило Анвре повернуться к двери, и он увидел леди Симону, наблюдавшую за ним.

– Какая несчастная судьба выпала на долю крестницы королевы Матильды, – сказала она.

– Значит, Роже, как всегда, оказался несдержанным на язык, – сокрушенно заметил Анвре, вставая и подходя к окну.

Лучше было бы не упоминать о связи Изабеллы с английской королевой, поскольку они находились во владении шотландского короля.

– Вам не следует опасаться меня, сэр рыцарь, – сказала леди Симона. – Да, мой муж не пользуется милостью короля Вильгельма, однако, – добавила она, понизив голос, – у меня сохранились... близкие отношения с Вильгельмом.

– Что вы имеете в виду?

Симона сцепила руки перед собой и подошла ближе к Анвре.

– Время от времени я снабжаю короля полезной информацией.

– Какого характера?

– Например, сейчас мне известно, какие силы короля Малькольма движутся на север, навстречу нашему королю. Сколько у него меченосцев и лучников.

Анвре удивленно приподнял бровь. Такая информация имела большую ценность.

– И вы знаете, где сейчас король Вильгельм... и как передать ему эту информацию?

В этот момент Изабелла застонала во сне и прошептала имя Анвре. Симона повернулась и посмотрела на нее.

– Леди Изабелла не думает о Роже, – заметила она. Анвре оставил ее высказывание без ответа. Симона молча смотрела на него, мысленно оценивая. Как долго леди будет стоять так и разглядывать его.

– Я обратилась с просьбой к... моему кузену... понаблюдать за армией шотландского короля. К счастью, его отсутствие при дворе осталось незамеченным. Ему не поздоровилось бы, узнай королева о его вылазке.

Анвре лихорадочно обдумывал услышанное. Король Вильгельм получит большое преимущество, если заранее узнает о силах и расположении противника, прежде чем вступить в сражение. Кузен леди Симоны должен каким-то образом сообщить ему эту ценную информацию. Если леди Симона нашла способ добыть такие сведения, то, вполне вероятно, у нее есть план, как передать их королю Вильгельму.

Очнувшись, Изабелла почувствовала сухость и резь в глазах. Во рту ощущалась горечь, язык распух. Она приподнялась на кровати. Где Анвре?

Спальня выглядела совсем другой. Изабелле потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что теперь она находится не в апартаментах священника и не одна в комнате, как думала вначале.

Как она оказалась здесь и почему ничего не помнит?

Рядом с кроватью на соломенном тюфяке лежала Тилли с Беллой под боком. Мать и дитя крепко спали.

Изабелла откинула с лица пряди влажных волос и поняла, что сильно вспотела. Все ее тело было мокрым от пота, отчего возникало неприятное ощущение. Рана на бедре давала о себе знать. Изабелла помнила непрерывную резкую боль, пронизывающую все тело, но сейчас боль была вполне терпимой.

Ей ужасно хотелось принять ванну, подобную той, какую устроил для нее Анвре, однако пришлось удовлетвориться лишь умыванием теплой водой из котелка, стоящего возле камина. Она почистила зубы, ополоснула рот и почувствовала себя немного освежившейся.

У дальней стены стоял тот же самый сундук, который принесли для нее в комнату священника. Изабелла открыла его и достала оттуда свежую льняную сорочку на смену влажной.

Потом, прихрамывая, подошла к камину и осторожно подбросила в него дрова, стараясь не разбудить Тилли и ребенка. Ее не покидала мысль: где Анвре? С того дня, когда они совершили побег из шотландской деревни, они ни одной ночи не проводили порознь, и она всей душой желала, чтобы они не расставались и впредь.

Надо только убедить его, что это вполне осуществимо.

Изабелла вернулась в кровать и дремала до утра, когда бледный свет проник сквозь узкие окна. Белла проснулась, требуя, чтобы ее покормили.

– Тилли, где?..

Ее вопрос был прерван на полуслове появлением Роже, который вошел в комнату без стука.

– Я узнал, что твоя лихорадка прошла, – сказал он. – Десмонд говорит, что худшее позади.

«Где Анвре?» – хотела спросить Изабелла, однако только натянула одеяло до подбородка и наблюдала за приближением Роже. Он был одет ничуть не хуже, чем на пиру в Кеттвике, чисто выбрит, аккуратно подстрижен и выглядел холеным. Казалось, Изабелла должна бы радоваться, видя его таким красивым, однако она оставалась равнодушной. Она знала теперь, что за его привлекательной внешностью скрывается множество недостатков.

И напротив, за пугающим видом Анвре пряталась уйма добродетелей.

– Сейчас служанки принесут сюда ванну, – сообщил Роже. – А потом еду.

– Мы в данфермлинском дворце?

– Конечно, Изабелла. Ты была в очень плохом состоянии в церкви. Анвре оказался неспособным помочь тебе.

– Когда? – спросила она. – Когда он доставил меня сюда?

Роже искоса взглянул на нее.

– Ты действительно не помнишь? Четыре дня назад, Изабелла. У тебя был сильный жар, и ты все время бредила.

Изабелла устремила взгляд на небо за окном. С постели она не могла видеть ни землю, ни деревья, и ей стало нехорошо, когда она поняла, что ее комната расположена на самом верху. День стоял хмурый, и шел дождь. На душе ее тоже было пасмурно в отсутствие Анвре. Неужели действительно прошло четыре дня с той памятной ночи, когда он делил с ней постель? Она смутно припоминала, что Анвре находился в этой спальне, держал ее руку, касался ее лба и тихо разговаривал с ней.

И лекарь тоже приходил сюда. Он причинял боль ее ноге, залечивая рану, и раздраженно говорил что-то, удерживая ее на месте.

– Тилли поможет мне с купанием, – сказала Изабелла.

Роже покачал головой:

– Изабелла, здесь есть много более опытных служанок, которые...

– Я хочу, чтобы Тилли осталась.

Роже сделал несколько шагов по направлению к камину.

– Ты ужасно упрямая женщина, Изабелла.

Она отвернулась. Ее недостатки не касаются Роже.

Вошли служанки с ванной, за которыми следовали лакеи, неся горячую воду. Роже вышел, а Тилли положила Беллу на тюфяк, где та радостно дрыгала ножками и махала ручонками.

Изабелла приподняла край сорочки и начала разматывать тугую повязку на бедре. Тилли пришла ей на помощь.

– Сэр Анвре вынужден был разрезать швы, стягивающие вашу рану, – сообщила девушка.

Изабелла сняла последний слой повязки и содрогнулась, увидев покрасневшую рану.

– Старик с бородой предупредил сэра Анвре, что вы можете не выжить.

– Лекарь? Десмонд? Тилли кивнула:

– Он использовал много лекарств, одно противнее другого.

– Здесь будет шрам, – сказала Изабелла. Впрочем, это не очень волновало ее. Может быть, Анвре поймет тогда, что она не такая уж неженка, как он думает.

– Да, – прошептала Тилли сдавленным от сострадания голосом. – Но вы будете жить, миледи.

Изабелла крепко обняла Тилли, и та прижалась к ней, дрожа всем своим маленьким телом от переполнявших ее чувств. Изабелла никогда не оставит девушку, чья судьба, возможно, схожа с судьбой Катрин. Она откашлялась.

– Ты не проверишь, хороша ли вода в ванне, Тилли? Когда они убедились, что температура воды вполне приемлема, Изабелла сняла сорочку и забралась в ванну.

– А где сэр Анвре? – спросила она. Тилли пожала плечами.

– Вероятно, спит, – ответила она. – Он дежурил около вас все время, пока вы были без сознания.

Слова девушки немного успокоили Изабеллу, однако, поскольку к концу дня Анвре так и не появился, ее охватило беспокойство. Тилли составляла ей приятную компанию, сидя рядом, занимаясь шитьем и строя планы на будущее, однако отсутствие Анвре угнетало ее.

На следующий день Тилли пришла в спальню Изабеллы без ребенка. Ей предоставили постель в одной из комнат для слуг, и некоторые из женщин взялись присмотреть за Беллой.

– Миледи! – взволнованно сказала Тилли. – Я должна помочь вам одеться!

– Но я уже одета, – ответила Изабелла, будучи в плохом настроении.

– Тогда я сделаю вам прическу. Сегодня вы должны встретиться с королевой!

Изабелла не испытывала особого энтузиазма, оттого что ей предстоит отправиться в зал, однако она позволила Тилли похлопотать над ее прической и платьем. Ее постигло разочарование, когда прибыл Роже, чтобы помочь ей спуститься по лестнице.

– Я вполне могу обойтись без помощи, Роже, – заявила она.

– Там очень много ступенек, Изабелла, – предупредил он.

– Я не буду спешить.

В монастыре она научилась избегать обычного головокружения от высоты, держась при спуске за стену. То же самое она сделала и сейчас, стараясь не смотреть вниз, хотя ей очень хотелось увидеть там Анвре. Разумеется, он тоже должен присутствовать на приеме у королевы Маргарет. Изабелла достигла подножия лестницы и остановилась в нерешительности, не увидев Анвре в заполненном людьми зале.

– Королева ждет тебя, – сказал Роже. Он проводил ее в главный зал, где нарядные леди и джентльмены стояли около камина, тихо разговаривая друг с другом. Когда толпа немного расступилась, Изабелла увидела свободное кресло около камина. Напротив сидела королева, держа на руках маленького ребенка. На ней были простое, но хорошего качества платье и шерстяная шаль, концы которой скреплялись на плечах великолепной круглой брошью с золотой каймой и темно-красными гранатами в центре.

– Леди Изабелла, – сказала королева, приветливо улыбаясь. – Я молилась за ваше выздоровление.

– Благодарю вас, ваше величество. Я счастлива, что Господь услышал ваши молитвы. – Изабелла попыталась сделать реверанс, но боль в ноге помешала ей.

– Пожалуйста, садитесь, – предложила королева. Маленький мальчик на ее коленях засунул большой палец в рот и откинулся назад на грудь матери. – Это мой сын, Эдвард, – пояснила она.

– Милый мальчик. – Изабелла с благодарностью опустилась в кресло. У нее слегка кружилась голова от долгой ходьбы, и ей очень хотелось опереться на сильные руки Анвре.

По меньшей мере двадцать нормандцев, мужчин и женщин разных возрастов, держались Поблизости. Королева Маргарет улыбнулась Изабелле, затем обратилась к собравшимся: – Подойдите и представьтесь леди Изабелле.

Роже, казалось, уже был со всеми в дружеских отношениях, особенно с двумя молодыми леди. Нормандцы поочередно представлялись и говорили ей что-то, но Изабелла едва слышала их, поскольку ее мысли были заняты одним – где Анвре.

Неужели он уехал в Белмер, ничего не сказав ей?

Ее охватила паника, и она едва могла сосредоточиться на вопросах, которые ей задавали. За нее вызвался отвечать Роже, а она мысленно поклялась, что, как только закончится эта аудиенция, обязательно найдет Анвре, где бы он ни был.

– Неделями перед Днем всех святых здесь было очень скучно, – сказала наконец Маргарет. – Думаю, мы отметим ваше выздоровление, устроив празднование. Куилен, – обратилась она к мужчине, который стоял в стороне от нормандцев, – организуй это. Завтра должно быть много музыки, еды и вина. Мы оживим эти унылые дни.

Анвре увидел из дальнего угла зала, как Изабелла побледнела и обмякла в кресле. Она явно устала, а Роже не догадывался проводить ее назад, в спальню.

Этот парень так ничему и не научился за время их странствий. Анвре надеялся, что, пройдя через испытания, выпавшие на их долю, Роже станет настоящим мужчиной. А он остался все таким же, каким был в тот вечер, когда добивался расположения Изабеллы в саду ее отца.

Может быть, Роже опять стал привлекательным для Изабеллы? Он выглядел довольно хорошо, немного нарастив мускулы во время их путешествия, а ценность его поместья и близость к королю Вильгельму остались прежними. Он вполне соответствовал типу мужа, какого лорд Анри желал для дочери.

– Сэр Анвре.

Он обернулся на голос и увидел приближающуюся леди Симону в темной накидке с капюшоном, скрывавшим ее волосы. Она взяла Анвре за руку.

– Идите со мной.

Анвре бросил взгляд на Изабеллу и вышел из зала вместе с Симоной. Он проследовал за ней через сад к конюшне. Они вошли внутрь, где конюхи чистили лошадей.

– Я хочу показать вам кое-что, – сказала она, подводя его к дальнему стойлу.

Там стоял великолепный чалый конь. Его ноздри начали раздуваться, когда он увидел приближающихся к нему незнакомых людей. Анвре решительно вошел в стойло и похлопал коня по морде.

– Эта порода предназначена для быстрой езды на большие расстояния, – сообщила Симона.

– Да. У него длинные мощные ноги. Симона понизила голос:

– Он доставит вас на север, где войска короля Вильгельма должны встретиться с воинами Малькольма. Вы передадите королю мои сведения и вернетесь сюда, прежде чем кто-либо заметит ваше отсутствие.

Анвре удивленно поднял бровь.

– Я думал, у вас есть личный связной. Она покачала головой:

– Мой кузен неизвестен Вильгельму. Его могут убить, как только он приблизится к расположению армии короля. Слишком рискованно поручать ему это дело, тем более у меня есть вы.

– Кто может поручиться, что меня не убьют так же, как его?

– Сэр Анвре, вы известная личность, – сказала Симона. – Даже я узнала вас, хотя ваша внешность не такая... отталкивающая, как говорят. – Она не стала уточнять, что болтают о его ужасных шрамах на лице, и продолжила: – Вы больше подходите для выполнения этой задачи, чем сэр Ранульф.

Анвре поглаживал мускулистую шею лошади, обдумывая предложение Симоны. Оставаться здесь и сохранять дистанцию между собой и Изабеллой было чертовски трудно. К тому же сейчас она в безопасности, и рана ее благополучно заживает. Через несколько дней она окончательно выздоровеет и сможет снова отправиться в путь. Что будет потом, его не касается.

– Мне нужна карта местности с расположением войск Малькольма, – сказал Анвре.

Глава 21

Прошел еще один день без Анвре. Изабелла, готовясь к празднику, который решила устроить королева Маргарет, надела длинное темно-красное платье с золотой оторочкой. Тилли заплела ей косы и уложила их пучком на затылке. В таком виде она, несомненно, понравилась бы Анвре, и он перестал бы избегать ее.

Надежды Изабеллы увяли, когда явился Роже, чтобы сопровождать ее в зал. Без Анвре у нее не было настроения веселиться.

Когда они спустились по лестнице, в зале играла музыка, повсюду звучал смех и раздавались веселые голоса. После застолья Изабелла не принимала участия в танцах из-за раны и сидела рядом с королевой, наблюдая за нормандцами и шотландцами, составлявшими придворное общество.

Анвре явно не был равнодушен к ней и все же покинул ее, оставив с Роже. Его поступок был непонятен, однако Изабелла надеялась...

– Вам понравилась еда, леди Изабелла? – спросила королева. Она сидела справа от нее, а Роже находился по другую сторону, ведя оживленную беседу с двумя юными леди.

– Прошу прощения, ваше величество, – ответила Изабелла, – у меня совсем нет аппетита из-за болезни.

Маргарет понимающе кивнула:

– Надеюсь, вы по крайней мере нашли сносным наше вино.

Изабелла заглянула в свой бокал. Его наполняли уже дважды, но она не могла припомнить вкуса вина.

– Боюсь, сегодня я едва ли смогу составить хорошую компанию, – сказала она.

– Если вы нездоровы, то, может, вам лучше пойти отдохнуть, – посоветовала Маргарет с озабоченным видом. Будучи всего на несколько лет старше Изабеллы, она относилась к ней почти по-матерински. – Вероятно, я слишком рано привлекла вас к нашему обществу. Мне следовало подождать.

– Нет, я... – Она потеряла ход мыслей, увидев Анвре, который вошел в зал вместе с леди Симоной. Они заняли места в дальнем конце помоста, но королева Маргарет кивком подозвала их. Они приблизились, однако при этом Анвре старательно избегал взгляда Изабеллы.

Оба поклонились королеве.

– Ваше величество, – сказал Анвре, – прошу вас позволить мне съездить в Кеттвик. Я хочу сообщить лорду Анри, что его дочь жива и здорова, а также попросить его выделить эскорт для сопровождения ее домой.

«Значит, он стремится как можно скорее расстаться со мной. И даже не может дождаться, когда я буду чувствовать себя достаточно окрепшей, чтобы отправиться в путешествие вместе с ним», – подумала Изабелла.

– Постойте, сэр Анвре, – вмешался Роже. – Будучи женихом леди Изабеллы...

– Роже, вы не являетесь моим...

– Ее величество уже дали мне разрешение на поездку в Кеттвик, а потом в имение моей семьи. Лорд Анри не единственный горюющий отец.

– Вы можете поехать вместе и оставить леди Изабеллу здесь, с нами, – сказала королева.

– Нет, – одновременно возразили оба мужчины. Изабелла встала, едва сдерживая гнев. Слышать, как оба мужчины намерены бросить ее, было невыносимо. Никто из них не хотел остаться с ней в Данфермлине. Ее не волновало отношение Роже. Она была бы рада избавиться от него. Но Анвре...

– Прошу разрешения покинуть вас, ваше величество. Благодарю за прекрасный ужин и веселое празднество, – сказала она.

Изабелла оставила многолюдный зал, не ожидая, что кто-то из мужчин последует за ней, и начала не спеша подниматься по лестнице, ощущая в ноге, как и в сердце, тупую боль.

Роже оказался настоящим идиотом. Из-за него план Анвре и Симоны потерпел провал. Поездка на юг, в Англию, была единственной причиной, по которой королева могла разрешить ему уехать из Данфермлина.

Анвре рассчитывал открыто покинуть дворец под предлогом поездки в Кеттвик. Скрывшись из виду, он повернул бы на север, к Абернети, где сосредоточился флот Вильгельма, и, быстро выполнив свою миссию, отправился бы домой, в Белмер. Никто в Данфермлине не узнал бы о его истинном маршруте. Даже Изабелла.

– Мы можем послать Роже к королю Вильгельму, – сказала Симона, выходя наружу вместе с Анвре.

– Нет, – ответил он. Парень едва ли сумеет найти дорогу к армии Вильгельма, затем незаметно обогнуть Данфермлин и отправиться в Кеттвик.

Он взглянул на окно спальни Изабеллы. В ее комнате было темно. Изабелла выглядела очень расстроенной, когда покидала королеву, и ему потребовалось призвать всю силу воли, чтобы не пойти вслед за ней.

– Вы явно не доверяете Роже, – сказала Симона. Анвре опустил глаза. Он не должен утешать Изабеллу, хотя всей душой стремился сделать это.

– Мы были вместе в различных сложных ситуациях, – сказал он Симоне, – и я хорошо изучил его.

– Необходимо также сообщить Вильгельму, что сын короля Малькольма сопровождает отца в походе.

Анвре кивнул, полностью сосредоточившись на этом факте. Дункан, сын Малькольма от первого брака, мог бы стать ценным заложником. Известие о присутствии молодого человека в стане короля Малькольма наряду с информацией о его армии даст Вильгельму неоценимое преимущество. Возможно, удастся избежать кровавой битвы и сохранить многие жизни как нормандцев, так и шотландцев.

– Мы попробуем придумать другой повод для вашего отъезда из Данфермлина на несколько дней.

– Симона, кто-то из нас – я или Роже – должен остаться с Изабеллой. Данфермлин – неприятельская территория, и Изабелла, крестница королевы Матильды, может стать контрзаложницей.

– Заберите ее с собой.

– Нет.

Симона вопросительно приподняла бровь, услышав столь лаконичный ответ.

– Слишком рискованно, – пояснил Анвре.

– Будет хуже, если она останется здесь.

Анвре не мог взять Изабеллу с собой и снова подвергнуть опасности. Пусть лучше она поживет в Данфермлине, даже если за ней будет приглядывать Роже. Отсюда ее никто не похитит, и здесь она не станет жертвой случайной стрелы.

– Я вернусь, прежде чем меня хватятся, – сказал Анвре.

– Я не уверена в этом, – усомнилась Симона. – Королева Маргарет – очень проницательная женщина. Ее нелегко обмануть.

Ситуация осложнялась тем, что Изабелла в любом случае оставалась накануне войны на территории противника, а Анвре уже убедился, что не способен оградить ее от всяческих бед.

Его постоянно преследовал взгляд Изабеллы. Она полагала, что он бессердечно отверг ее. Это было недалеко от правды. Он страстно желал быть с ней, но не мог забыть потери тех, кого любил, много лет назад. Лучше покинуть Изабеллу сейчас, чем оказаться с разбитым сердцем потом.

– Может, королева Маргарет передумает посылать Роже в Кеттвик, – предположил он. – Если бы она знала, что собой представляет этот человек...

– Она не изменит своего мнения, Анвре, – убежденно сказала Симона. – Королева никогда не отступает от собственных решений.

Анвре не любил никаких уверток и готов был открыто поехать в Абернети или Стерлинг, где располагались королевские войска.

– У меня есть идея, – сказала Симона, беря Анвре под руку. – Мы покинем Данфермлин вместе. У моего мужа есть рыбацкий домик на берегу, неподалеку отсюда. Я сделаю так, чтобы во дворце узнали, будто мы собираемся отправиться туда... на любовное свидание.

.Но тогда Изабелла подумает худшее, решив, что его отношение к ней такое же, как к Симоне.

Анвре освободился от руки Симоны и запустил пальцы в волосы.

–Нельзя ли как-то иначе?..

– Вы в состоянии придумать другой повод исчезнуть из Данфермлина?

Анвре задумался.

– Я могу притвориться больным и сообщить, что буду оставаться у себя в комнате.

– А как насчет слуг? И Десмонда? Королева, несомненно, прикажет старому кудеснику полечить вас.

Маргарет не захочет, чтобы кто-то из приспешников короля Вильгельма скончался в Данфермлине. В отсутствие Малькольма ее величество соблюдает особую осторожность.

Они остановились у дома, где жила Симона.

– А если вы исчезнете вместе со мной на несколько дней, что скажет ваш муж? – спросил Анвре.

– Ричард? Он мало интересуется мной, Он постоянно пьянствует и почти все время спит. Таково мое положение. А вы, сэр Анвре... л Она приблизилась к нему так, что их груди соприкоснулись, и посмотрела ему в глаза. Стоило Анвре чуть-чуть наклонить голову, и их губы встретились бы. – Когда вы вернетесь из Абернети, может быть, мы действительно воспользуемся рыбацким домиком.

Анвре слегка отодвинулся, не желая поощрять заигрывание Симоны.

– Это весьма соблазнительное предложение, миледи, но ведь вы замужем... – Он всегда отрицательно относился к незаконным любовным связям и даже то, что было у него с Изабеллой, считал неприемлемым. Анвре подумал, как она поведет себя, услышав сплетни о его отношениях с Симоной, и его сердце мучительно сжалось.

Он решил сменить тему:

– Не могли бы вы заполучить для меня какую-нибудь знаковую вещицу, принадлежащую королеве Маргарет?

– Для чего?

– Я намерен посетить также Малькольма. – Анвре не хотел быть просто посыльным.

Симона вопросительно взглянула на него.

– Найдите для меня вещицу, принадлежащую королеве. Что-нибудь личное... вроде четок... Это обеспечит мне доступ к шотландскому королю.

– А что потом?

– Я скажу, что послан сообщить ему о превосходящих силах короля Вильгельма: о нормандских кораблях на реке Тис, о его армии, выдвигающейся из Стерлинга.

Симона подняла голову и посмотрела на него с интересом.

– Да. Малькольм поступил бы неразумно, ввязавшись в бой с превосходящими силами Вильгельма. Но он не глуп.

– Я постараюсь сделать это, – сказал Анвре, – а вы должны пообещать, что позаботитесь о безопасности Изабеллы.

– Да. Она покинет Данфермлин, как только сможет отправиться в дальнее путешествие.

– И еще... с ней юная служанка... Изабелла не бросит Тилли и ее ребенка.

– Это усложняет дело, но я побеспокоюсь о Тилли тоже.

Они договорились встретиться рано утром, и Анвре ушел. Он вернулся во дворец и поднялся было по лестнице, чтобы объясниться с Изабеллой. Однако это могло только осложнить дело. Пусть лучше она думает о нем плохо и прервет с ним связь.

* * *

Анвре мчался на север. Его конь скакал стремительным галопом. Анвре надеялся, что Симона и ее кузен обеспечат безопасный отъезд Изабеллы из Данфермлина, прежде чем королева Маргарет узнает о его миссии и поймет, что Изабелла могла бы быть полезной контрзаложницей.

Уже стемнело, когда он прибыл в расположение королевской армии, разбившей лагерь восточнее Стерлинга.

На поляне возвышались многочисленные палатки. В центре выделялось более внушительное парусиновое сооружение, охраняемое часовыми. Анвре спешился и направился прямо к главной палатке.

– Стой! – крикнул один из часовых. Несколько воинов обнажили мечи, и Анвре поднял руки, показывая, что он безоружен.

– Сэр Анвре! – крикнул кто-то, узнав его. – Опустите мечи, – последовал затем приказ.

Дверца палатки открылась, и появился Роберт де Бек.

– Анвре. – Он протянул руку. – Какой сюрприз видеть тебя здесь! Это так далеко от Белмера.

– Я привез известия для короля Вильгельма, – ответил Анвре.

– Входи, поговорим, – предложил Роберт. Король сидел за столом в центре палатки, склонившись над картой, однако поднял голову и встретил Роберта и Анвре с суровым любопытством.

– Я привез новости из Данфермлина, ваше величество.

Вильгельм был таким же высоким, как Анвре, но отличался более грузной фигурой. Твердые черты лица соответствовали его железной воле и решимости сохраните Англию в качестве своего королевства. Это была непростая и нелегкая задача.

Он положил грузик на карты, чтобы они оставались раскрытыми, и подошел к Анвре.

– Какие известия, Анвре? Говорите.

– Сын Малькольма, Дункан, направляется вместе с отцом в Абернети.

Вильгельм сцепил руки за спиной. Пока король ходил взад-вперед, Анвре рассказал ему все, что знал, о войсках Малькольма и где шотландский король планировал разместить их. Он достал карту, которую дала ему Симона, и указал расположение противника на местности, а также сообщил то, что знал о стратегии шотландцев.

Король послал Роберта за двумя военачальниками. Когда те пришли, то начали изучать предложенную карту, а потом вступили в дискуссию по поводу тактики, которая обеспечила бы победу над Малькольмом.

– Где ваши доспехи, Анвре? – спросил Вильгельм. – Я хочу, чтобы вы возглавили мой северный фланг.

– Сир, у меня нет доспехов. Я только что прибыл из Данфермлина, пройдя перед этим через суровые испытания. – Он вкратце поведал Вильгельму о своем незавидном положении, рассказал о похищении Изабеллы и о ее нынешнем пребывании во дворце короля Малькольма.

– Вы говорите о дочери Анри Луве?

– Да, ваше величество. Ее необходимо вызволить из Данфермлина, пока Маргарет не получила сообщение о поражении мужа.

Король Вильгельм потер руками лицо.

– Леди Изабелла не должна больше страдать. Моя королева позаботится об этом.

Анвре тоже готов был опекать Изабеллу, однако решил оставаться в стороне от этого дела. Как только он покинет короля, у него появится возможность вернуться в Белмер... В казармы к людям, которыми он командовал. К привычному и безрадостному существованию.

– Ведь там Роже де Невель, который сможет обеспечить безопасность Изабеллы, не так ли? – сказал король.

– Роже уже на пути в Кеттвик. Вильгельм нахмурился:

– С разрешения королевы Маргарет? Анвре кивнул.

– Он намерен послать нормандский эскорт в Данфермлин, чтобы препроводить леди Изабеллу в Кеттвик, но она должна покинуть дворец шотландского короля гораздо раньше.

– Похоже, вы многого недоговариваете, Анвре.

– Сир, больше нет ничего существенного, о чем мне следовало бы рассказать вам. Я только надеюсь, что леди Изабелла будет способна путешествовать, прежде чем королева узнает о моих действиях.

Анвре сунул руку в прикрепленный на поясе кожаный мешочек и достал из него украшенную золотом и драгоценными камнями брошь, которую Симона добыла для него.

– С вашего разрешения, сир, я отправлюсь с этой брошью, принадлежащей королеве Маргарет, к королю Малькольму в качестве посланника от его королевы.

Вильгельм взял брошь и повертел ее на пухлой ладони.

– Говорите, она принадлежит королеве Маргарет?

– Да, сир.

Он зажал брошь в кулаке и продолжил ходить по палатке.

– И что вы собираетесь предпринять, когда получите доступ к Малькольму?

– Я обращусь к нему в качестве курьера, посланного королевой Маргарет... Передам ему сведения о ваших значительно превосходящих силах и просьбу королевы капитулировать.

Вильгельм задумался над предложением Анвре.

– Да. Если Малькольм оценит степень риска, то маловероятно, что он начнет сражение. Я предпочел бы вступить с ним в мирные переговоры по поводу существующего положения дел. – Он вернул брошь Анвре. – Ваш план весьма разумен. Постарайтесь осуществить его, Анвре. Когда покончите с этим делом, возвращайтесь в Данфермлин и заберите леди Изабеллу. Отправьте ее в Дарем, – распорядился король. – Я встречусь там с вами.

– В Дарем, сир? Будет исполнено.

Приказ короля снял тяжесть с плеч Анвре, когда он понял, что тот не доверяет никому другому вызволить Изабеллу из Данфермлина. Если он не появится в Белмере еще несколько дней, это ничего не меняет.

– Новости о нападении на Кеттвик очень огорчили меня, – сказал король. – Что с Анри Луве? Он жив?

– Не знаю, сир.

Вильгельм возобновил хождение по палатке.

– Здесь, среди наших людей, его нет. Если он погиб во время нападения... леди Изабелла и ее сестра станут моими подопечными.

Следовательно, будущее Изабеллы будет определять король.

– Роберт, – сказал Вильгельм, – отправьте двух всадников в Кеттвик. Я хочу знать, какова там ситуация и что произошло с Анри Луве. Пусть эти люди вернутся потом в Дарем и ждут меня там. Анвре, я не хочу отправлять леди Изабеллу в Кеттвик, если имение разорено шотландцами.

– Да, ваше величество.

Роберт поклонился и вышел, а король Вильгельм пристально посмотрел на Анвре.

– Если вы успешно выполните свою миссию у Малькольма, вы навсегда прославитесь как Одноглазый нормандец, который обманул шотландского короля.

Анвре покачал головой:

– Едва ли какой-либо монарх пожелает, чтобы подобное стало широко известно, не так ли, сир?

Вильгельм рассмеялся, расслабившись на какое-то мгновение.

– Полагаю, что так. – Лицо его вновь стало серьезным, и он пожал руку Анвре, прощаясь. – Храни вас Господь, Анвре. Увидимся в Дареме.

Анвре, не тратя даром времени, тотчас отправился в путь. Он хорошо помнил возможные маршруты, которые тщательно изучил по карте, и пришел к выводу, что сможет добраться до расположения Малькольма еще до рассвета. Он поспит несколько часов, затем встретится с шотландским королем и благополучно вернется в Данфермлин до наступления темноты.

Глава 22

– Изабелла, проснитесь!

Изабелла испуганно вздрогнула, открыла глаза и увидела в мерцании света свечи лицо леди Симоны.

– В чем дело? Что случилось? – Что-то произошло с Анвре? Он отсутствовал уже три дня...

– Настало время покинуть дворец.

– Но еще ночь, – сказала Изабелла, подозрительно глядя на женщину, которая увела у нее Анвре.

– Да. И скоро стражников отвлекут от ворот. Мы должны поторопиться или потеряем возможность сбежать отсюда.

Изабелла встала с кровати, а Симона начала укладывать ее вещи в мешок.

– Скорее. Одевайтесь, и мы встретим вашу служанку с ребенком снаружи.

– Тилли? А куда мы?..

– Мой кузен ждет нас с лошадьми около конюшни. Надеюсь, вы сможете ехать верхом.

– Да. – Ее нога еще немного побаливала, но рана почти зажила.

– А что с Анвре? Где он? Он знает...

– Анвре прячется в церкви Калде. Мы встретимся с ним там.

Изабелла пребывала в замешательстве и не могла поверить, что все это происходит наяву и скоро она увидит Анвре. Ей была неприятна Симона, беспокоившаяся о ней, поскольку все в Данфермлине сплетничали по поводу нормандской леди и ее грубоватого любовника. Предательство Анвре вызывало в ее душе не меньшую боль, чем рана на ноге.

– Вы сомневаетесь, – сказала Симона.

– А почему я должна доверять вам? Женщина вздохнула и взяла руки Изабеллы в свои.

– Порой видимость бывает обманчивой, леди Изабелла.

– Что вы хотите сказать?

– Я вовсе не отлучалась из замка с сэром Анвре. Он вообще уехал отсюда. Мы не были -вместе все эти дни.

– Я не понимаю, – задумчиво произнесла Изабелла, чувствуя, как сжалось ее горло, мешая говорить. Может, Анвре подослал к ней свою любовницу, чтобы как-то оправдаться...

– Сейчас не время для выяснения отношений, – сказала Симона. – Мы должны поторопиться.

– Мне не нужны никакие объяснения, – возразила Изабелла, потирая ноющую грудь. Если Анвре не был с Симоной, то где он пропадал? Он исчез, не попрощавшись и ничего не сказав ей, заставив ее предполагать худшее. Видимо, он не мог довериться ей.

– Он не виноват, – сказала Симона. – Он вынужден был действовать быстро и незаметно.

– Поступки сэра Анвре меня не касаются, – заявила Изабелла, еще более смущенная и расстроенная. Анвре пропал одновременно с Симоной, и теперь эта женщина пытается убедить ее, что они не были вместе. Вероятно, Симона считает ее недалекой.

В Данфермлине не прекращались пересуды о любовной связи Анвре и Симоны, которые проводят время в рыбацком домике ее мужа. Изабелла последней узнала об этом, хотя ей следовало бы догадаться. Анвре не хотел общаться с ней с того времени, когда они прибыли в Данфермлин, и она вполне допускала, что он влюбился в хорошенькую Симону.

– Мы разберемся с вашими заблуждениями, как только покинем дворец. А сейчас вам придется вверить себя мне.

Настойчивость в голосе Симоны заставила Изабеллу последовать за ней. Они вышли из зала и встретились с сэром Ранульфом. Он помог Изабелле сесть на лошадь, затем усадил Тилли, державшую ребенка у груди на перевязи из плотной шерсти.

Они двинулись вдоль крепостной стены и остановились по сигналу Ранульфа. Внезапно из конюшни вырвался во двор целый табун лошадей, топча лужайки и все, что попадалось на пути. Началась суматоха, и раздались крики мужчин, пытавшихся отогнать жеребцов от кобыл. Ранульф повел своих спутниц к воротам.

В этот момент там не было стражников, и они благополучно выбрались на дорогу, за пределы королевского дворца. Беглецы передвигались в темноте так быстро, насколько хватало смелости, и еще до рассвета подъехали к церкви.

Они не остановились, когда к ним присоединился Анвре, и продолжили мчаться к фиорду. Изабелла жаждала поговорить с Анвре, спросить, почему он оставил ее ради Симоны, но на это не было времени. Вскоре стража в Данфермлине обнаружит их исчезновение и бросится в погоню.

Она так и не узнала причину их тайного бегства.

Изабелла оставалась пугающе спокойной. Анвре был в конце их группы, держась непосредственно позади Изабеллы и видя ее напряженную позу.

Он чувствовал себя отвратительно, сознавая, что она поверила слухам о его любовной связи с Симоной.

Симона хорошо знала дорогу и вскоре привела их к узкому морскому заливу. Подъехав к пристани, они спешились, и Анвре вспомнил о недавнем бегстве из шотландской деревни. Тогда он мало надеялся, что выживет, однако неустрашимый дух Изабеллы воодушевлял его. Теперь она стояла неподвижно в стороне, глядя вперед, на темные воды.

– Здесь есть паром, на котором мы переправимся через залив, и за достаточную плату паромщик никому не расскажет о нас, – сказала Симона.

– Пока ему не предложат больше, – заметил Анвре, отрывая взгляд от Изабеллы.

Симона не согласилась с ним:

– Год назад я спасла его маленького сына от падения в воду во время переправы, и с тех пор он считает себя моим должником.

Они вызвали паромщика, который отказался от предложенных денег, сказав, что их переправа на южный берег и его молчание уже оплачены тем, что Симона уберегла от беды его сына.

Изабелла взяла на руки Беллу и молча ждала, стоя на берегу, пока мужчины заводили лошадей на паром. Анвре подумал, что, вероятно, она тоже вспомнила об их ужасном бегстве на похищенной лодке. Однако Изабелла ничем не выражала своих чувств и неподвижно стояла, прижимая ребенка к груди.

Анвре переключил внимание на лошадей, желая сохранить их во время переправы на южный берег фиорда, и увидел, что Ранульф уже возвращается с парома, чтобы помочь женщинам. Паромщик взял за руку Тилли, а Ранульф поддерживал свою кузину, леди Симону.

Анвре приблизился к Изабелле.

– Я понесу Беллу, – сказал он, беря у нее ребенка в одну руку и подавая Изабелле другую. Ее рука была холодной, и, почувствовав, что Изабелла дрожит, он едва удержался от того, чтобы не заключить ее в объятия. Однако сейчас это выглядело бы нелепо. И все же он не переставал думать о том, как хорошо было бы держать в одной руке собственного ребенка, а другой обнимать Изабеллу за плечи.

Они взошли на паром и отчалили. Анвре вернул малышку Изабелле, сознавая, что его мечтания тщетны. В его будущем нет места ни жене, ни детям: привязанность к семье может однажды обернуться трагедией из-за потери близких.

На рассвете стало прохладно. Они высадились на южном берегу фиорда, и Изабелла закусила нижнюю губу, стараясь унять дрожь. Анвре почти не разговаривал с ней, но и по отношению к Симоне сохранял дистанцию.

– Изабелла, – сказал Анвре, – мы должны поторопиться. Тилли не имеет навыка в верховой езде, поэтому она поедет со мной, а вы возьмите Беллу.

Его тихий голос прозвучал как ласка. Однако он старался не прикасаться к ней, даже когда расстегивал ее плащ, чтобы перекинуть через плечо шерстяную перевязь и закрепить концы на талии. Она прикрыла глаза, сдерживая слезы. Его вынужденные прикосновения были слабым подобием тех объятий, которые они делили прежде. Он торопливо укладывал Беллу в углубление на перевязи, стараясь побыстрее завершить это дело.

– Анвре, – сказала Симона, – мы должны объясниться, прежде чем продолжим путешествие.

– Говорите все, что хотите, Симона, – ответил Ливре, помогая Изабелле сесть на лошадь. Сам он сел позади Тилли и направился вперед по тропе, оставив Симону с Изабеллой.

– Я говорила вам, что порой видимость бывает обманчивой, леди Изабелла, – начала Симона. – И мы обманывали весь Данфермлин в эти последние несколько дней.

– Никто не поддался обману, миледи, – холодно ответила Изабелла. – Все знали о вашем свидании с сэром Анвре.

– Вы неправильно поняли меня, Изабелла. Анвре уезжал из Данфермлина. Он не ходил на свидание. – Изабелла попыталась двинуться вперед, не желая выслушивать ложь, но Симона придержала за узду ее лошадь. – Король Вильгельм готов вот-вот начать битву с Малькольмом. Анвре ездил к Вильгельму, чтобы передать ему информацию о войсках Малькольма, а затем посетил лагерь шотландского короля.

Изабелла внимательно слушала.

– Он не хотел обидеть вас.

Изабелла резко взглянула на Симону:

– Почему он не сказал мне о своих намерениях?

– Он подвергался смертельной опасности в шотландском лагере, и никто не знает, увенчается ли успехом его замысел.

– Какой замысел?

– Он попытался убедить Малькольма, что армия Вильгельма по численности значительно превосходит шотландскую, и сообщил, что королева Маргарет желает, чтобы муж вступил в мирные переговоры с Англией.

Изабелла посмотрела вперед на удаляющегося Анвре. Ей следовало догадаться, что его поведение никак не связано с сердечными делами.

Потому что у него нет сердца.

– Узнай королева о его поездке, я сразу попала бы под подозрение... а вы стали бы заложницей, если бы мы не поспешили покинуть дворец Малькольма.

Изабелла получила достаточно пищи для размышлений. Стемнело, когда они добрались до скромной гостиницы на берегу широкой реки с быстрым течением. Сидя на лошади вместе с Анвре, Тилли перенесла дневное путешествие гораздо лучше, чем Изабелла, чьи ноги подгибались и едва держали ее, когда она спешилась.

Хозяин гостиницы вышел навстречу и распорядился насчет лошадей. Путешественники вошли внутрь, где им предоставили комнаты. Затем начались приготовления к ужину. Изабелла искала Анвре, но он исчез и появился, только когда на стол подали еду.

Несомненно, он избегал ее.

Ужин прошел в тишине, если не считать, что жена хозяина гостиницы проявила особый интерес к Белле, воркуя и говоря всякую чепуху ребенку. Ее действия привлекали всеобщее внимание. Лишь Изабелла осталась безучастной, готовясь поговорить с Анвре. Ей хотелось узнать, почему он оставил ее... почему дал основание обитателям Данфермлина думать о флирте между ним и Симоной.

А если она безразлична ему, зачем он вернулся сопровождать ее при очередном побеге? Он вполне мог уехать в Белмер.

Тилли первая пошла отдыхать в свою комнату. Анвре тоже собрался уйти, но Изабелла остановила его:

– Расскажи мне о своей поездке в...

– Не здесь, Изабелла. – Он многозначительно взглянул на служанку.

– Может быть, выйдем тогда?

Он проводил Изабеллу во двор гостиницы. Они направились к берегу реки.

– Что произошло? – спросила Изабелла, желая услышать от него лично о событиях последних дней. – Куда ты ездил?

Выражение его лица было непроницаемым, но тело напряглось, словно он боролся с внутренними противоречиями. После того как они вместе пережили столько опасностей, почему он не доверял ей и не рассказал о своей миссии? Отчего поделился своими секретами только с Симоной?

– Я ездил в лагерь короля близ Стерлинга, – сказал он. – Сэр Ранульф собрал полезную для Вильгельма информацию, и я просто передал ее королю.

– А что ты скажешь о визите к королю Малькольму?

Анвре рассказал Изабелле, что воспользовался брошью, принадлежащей королеве Маргарет, чтобы получить доступ к шотландскому королю.

– Эту брошь добыла для тебя леди Симона?

– Да, – ответил он, и его ответ заставил Изабеллу почувствовать себя еще более отдаленной от него.

– Ты вынуждаешь меня плохо думать о тебе, Анвре.

– Думай, что хочешь, Изабелла. Его слова поразили ее в самое сердце.

– Наше путешествие подходит к концу, – сказал он. – Как только я доставлю тебя в Дарем...

– В Дарем?

Он кивнул:

– Я получил приказ от короля Вильгельма привезти тебя туда.

– Значит, мы не поедем в Кеттвик? Анвре сцепил руки за спиной и отвернулся.

– Анвре?

– Ситуация в Кеттвике неизвестна, Изабелла. Король Вильгельм...

– Значит, король не знает, что случилось с моей семьей?

– Король Вильгельм послал людей в Кеттвик, чтобы выяснить обстановку. Потом они отправятся в Дарем с... или без... твоего отца. Возможно, теперь ты будешь находиться под опекой короля.

Изабелла сделала глотательное движение.

– В случае если мой отец мертв.

Анвре еле заметно кивнул.

– Если это так, король намерен видеть тебя удачно вышедшей замуж и хорошо устроенной.

Глаза Изабеллы наполнились слезами. Анвре остановился и скрестил руки на груди, словно хотел отгородить свое сердце от нее.

– Не смотри на меня так, будто я герой одного из твоих сказаний, – сказал он хрипло. – Я не гожусь в защитники.

Глава 23

Анвре старался оставаться твердым и не прикасаться к Изабелле, чтобы сохранять душевное спокойствие, особенно после того, как он едва не потерял ее в результате последствий ранения.

В течение нескольких мучительных дней он наблюдал, как она страдает, не в силах ничем помочь ей. Теперь будет лучше, если Изабелла поскорее уедет, пока окончательно не разбила его сердце.

Он заставил себя отвернуться, когда она возвращалась в гостиницу, поникнув головой и горестно опустив плечи. Он видел слезы, блеснувшие в ее глазах, и понимал, что обидел ее, однако любое утешение было бы неоправданным. Он не мог ничего предложить ей, кроме тепла своих объятий. Изабелла заслуживала большего.

Ей необходимы дом и муж, способный защитить ее должным образом. Она имела право связать судьбу с таким мужчиной, который был бы предан ей всей душой.

В течение следующих двух дней их путешествие продолжалось без особых приключений. На третьи сутки они не нашли гостиницу для ночевки, однако Анвре обнаружил заброшенный сарай, где можно было укрыться от холода. Путешественники поужинали мясом и хлебом, приобретенными у хозяина гостиницы, где провели предыдущую ночь.

Во время скромного ужина они мало разговаривали. Поездка верхом была весьма утомительной, особенно для непривычных к этому женщин. Однако они удалились на значительное расстояние от Данфермлина, так что теперь их едва ли мог кто-то преследовать.

Изабелла редко разговаривала во время путешествия, и Анвре полагал, что ее замкнутость связана с его бессердечными словами, а также с беспокойством относительно своей семьи. Она помогала Тилли ухаживать за ребенком, хотя ее обычная живость исчезла. Глаза потеряли прежний блеск, а щеки становились все более впалыми с каждым днем.

Анвре вышел наружу в холодную ночь в подавленном состоянии. Несмотря на желание быть с Изабеллой, он не позволял себе сближаться с ней. Анвре сжал кулаки, сожалея, что не вправе ничего изменить.

– Вы выглядите крайне удрученным сегодня, сэр Анвре, – сказала Симона, заставив его вздрогнуть от неожиданности.

– Возвращайтесь внутрь, – посоветовал он. Анвре пошел прочь. Но женщина не послушалась его.

Она последовала за ним.

– Что вас беспокоит? Леди Изабелла, не так ли? Почему вы избегаете ее?

– Я не хочу говорить на эту тему.

– Не стоит обманывать себя, Анвре. Ясно, что вы любите ее.

Он безрадостно засмеялся:

– Я не сентиментальный обожатель, Симона. Не умею говорить красивые слова и дарить дорогие подарки. Мне нечего предложить ей.

– Не будьте дураком. Отдайте ей свое сердце.

– Мое сердце, – тихо повторил он, когда Симона оставила его одного. Этого он тоже не мог дать Изабелле.

Судя по тому, как Анвре заботился об Изабелле, он не был равнодушен к ней, и она лишь смутно догадывалась о причине, по которой он отдалялся от нее. Скорее всего Анвре подвергал сомнению свою способность стать для нее хорошим мужем.

Он сказал ей, что не является героем, хотя не раз рисковал жизнью, чтобы защитить ее. Почему он считает себя неподходящим супругом для нее? Возможно, он боится потерять ее.

Анвре старался держаться на расстоянии от нее во время путешествия в Дарем, однако проявлял заботу о ней и даже спускал ее на руках по крутым склонам, когда она, боясь высоты, не могла продолжать езду.

Мужчина не совершает такие поступки, если безразличен к женщине.

К концу дня они достигли городских ворот Дарема.

– О Боже! – прошептала Тилли при виде замка, окруженного высокими стенами с бойницами. Строительство еще не было завершено, и одна каменная стена отсутствовала. Изабеллу охватил страх, когда она увидела это. Она вспомнила о недостроенных стенах Кеттвика и о беспрепятственном нападении шотландцев.

– Мы увидим короля Вильгельма? – спросила Тилли.

Изабелла посмотрела на Анвре, ожидая ответа, но он лишь молча пожал плечами.

Изабелла не знала этой местности и не представляла, куда ездил Анвре, когда встречался с королем. Ей неизвестно было, в каком направлении расположен Кеттвик и как добраться до дома. Она пребывала в замешательстве.

Она не знала также, как убедить Анвре, чтобы он не опасался потерять ее.

– Вы полагаете, что люди короля Вильгельма уже прибыли сюда? – спросила Изабелла Симону и подумала, знают ли родители, что она будет ожидать их в Дареме. Изабелла не допускала мысли, что они погибли. Не для того она преодолела столько трудностей, чтобы потерять их теперь.

Не хотела она терять и Анвре.

– Думаю, да, – сказала Симона. – Дарем расположен не очень далеко от владений вашего отца.

Цокот копыт их лошадей гулко прозвучал в тишине мощеной улицы, по которой Анвре привел их к гостинице, где они спешились.

– Анвре? – обратилась к нему Изабелла. – Почему бы нам не остановиться в замке?

Анвре не ответил, и она заметила, как он стиснул челюсти, снимая ее с седла и опуская на землю. При этом она обхватила его за шею и почувствовала, как он задрожал от этого прикосновения.

– Изабелла... – чуть слышно прошептал Анвре ей на ухо, и она поняла, что его решимость держаться подальше от нее улетучилась.

Анвре заказал еду и ванны для женщин, прежде чем удалиться. Ему не следовало задерживать Изабеллу в своих объятиях, снимая ее с лошади: он едва не потерял выдержку, прикоснувшись к ней. И что хуже всего, он поместил ее в гостиницу, вместо того чтобы отправить сразу к графу Уолтофу в замок Дарема.

Правда, ни замок, ни стены вокруг него не были достроены, напоминая Анвре ситуацию в Кеттвике, где на них было совершено нападение. Но в Дареме воины были хорошо вооружены и готовы к сражению в случае необходимости.

Анвре миновал будку стражника и приблизился к главному залу замка. Он спешился около большой лестницы и передал лошадь молодому слуге, чтобы тот подержал ее до его возвращения. Он не собирался задерживаться надолго. Близилась последняя ночь, которую он мог провести рядом с Изабеллой.

В зале Анвре встретили слуги графа Уолтофа, и один из них проводил его в небольшую уединенную комнату. У одной стены стоял массивный письменный стол, а вдоль двух других располагались дубовые полки с ценными артефактами и многочисленными книгами.

Уолтоф стоял перед окнами в роскошном одеянии с драгоценными украшениями. Анвре поклонился, приветствуя его.

– Вы Анвре д'Арк, не так ли?

– Да, милорд.

– Я ждал вас. Почему вы не пришли ко мне сразу по прибытии?

Анвре пожал плечами. Он не мог сказать графу, что хотел побыть рядом с Изабеллой хотя бы еще одну ночь.

– Леди Симона и леди Изабелла хорошо устроены на ночь, милорд, – сказал он. – Я приведу их к вам утром. Есть ли у вас какие-нибудь новости о короле Вильгельме?

– Мне известно только то, что его величество находится в Шотландии, – ответил Уолтоф. Он налил эль в две кружки и одну из них протянул Анвре, – Кроме этого, у меня нет никаких новостей.

– Милорд, король Вильгельм послал в Кеттвик своих людей. Было ли от них какое-нибудь сообщение?

– Да. Два королевских рыцаря прибыли вчера в Дарем, опередив лорда Кеттвика и его окружение.

Значит, отец Изабеллы остался жив после нападения. Это хорошая новость, но недостаточная.

– А что известно о леди Кеттвик? Она направляется сюда вместе с мужем?

Уолтоф покачал головой:

– Нет. Я знаю только, что лорд Анри вместе со своими рыцарями на пути в Дарем. Его жена осталась в Кеттвике в ожидании известий о ее другой дочери.

– Значит, она тоже была похищена?

– Да.

Граф выглядел опечаленным, однако он не представлял, насколько трагической эта новость будет для Изабеллы. Мужчины выпили по кружке эля и добавили еще по одной, пока Анвре рассказывал Уолтофу о своей встрече с королем Вильгельмом.

– Значит, трудно сказать, когда король прибудет сюда, – заключил граф.

– Нет, милорд, – ответил Анвре. – Если моя миссия увенчалась успехом, я полагаю, король будет здесь через несколько дней. С одним или двумя заложниками.

Было уже поздно, когда Анвре вернулся в гостиницу и с облегчением заметил, что наверху в окнах нет света. Чувствуя действие крепкого эля Уолтофа, он, пошатываясь, подошел к двери, радуясь, что Изабелла уже Легла спать. Вероятно, она уютно устроилась и спокойно спит, не зная, что ее худшие предположения о судьбе сестры оправдались.

Юный слуга впустил Анвре в гостиницу и показал ему предназначенную для него комнату на втором этаже. Анвре вошел внутрь и сел на кровать, некоторое время глядя на огонь в камине, потом снял обувь и тунику.

Он замер от неожиданности, когда в комнате внезапно появилась Изабелла. Она закрыла за собой дверь и повернула ключ в замке.

Анвре хотел сказать, чтобы она вернулась к себе, но слова застыли в горле, когда она приблизилась к нему в тонкой ночной сорочке, приспущенной на одном плече и открывающей верхние выпуклости ее грудей.

– Ты почему-то избегаешь меня в последнее время, Анвре.

– Вовсе нет.

Она подошла ближе.

– Ты пил эль?

– Да. – Он протянул руку к тунике, чтобы снова надеть ее, но Изабелла наклонилась и задержала его. – Тебе не следует так наклоняться надо мной, – сказал он. – Твоя одежда слишком открыта.

Изабелла посмотрела на свои бесстыдно выставленные груди, но не стала распрямляться.

– Тебе противно смотреть на меня?

– Изабелла...

– И ты не хочешь быть со мной? – Она положила руку на его бедро, отчего мысли смешались в голове Анвре. Спустя мгновение ее вторая рука коснулась волос на его груди и добралась до соска.

– Тебе следовало бы...

Она заставила замолчать Анвре, приложив два пальца к его губам.

– Сейчас не время для разговоров. Поцелуй меня, – прошептала Изабелла едва слышно.

Она наклонилась к нему еще ближе, подставив губы и закрыв глаза.

Его желание оказалось сильнее здравого смысла. Анвре усадил Изабеллу себе на колени и накрыл ее губы своими губами, проникнув языком в рот. Он гладил хрупкую спину Изабеллы, чувствуя при этом, как ее пальцы зарываются в его волосы, а ягодицы прижимаются к восставшей плоти.

Он отчаянно соскучился по ней.

Ее соски касались его груди, и он чувствовал их дрожь. Прервав поцелуй, Анвре прижался губами к шее Изабеллы, затем слегка приподнял ее так, чтобы можно было вобрать в рот розовый сосок. Чувствуя мягкость ее кожи и аромат лилий, он понял, что она принимала ванну. Изабелла была просто неотразимой.

Он лизал и сосал ее груди, в то время как она развязывала ленту, удерживающую сорочку на плечах. Та соскользнула вниз и, когда Изабелла слегка приподнялась, упала на пол.

Затем Изабелла опустилась на колени перед ним и начала расстегивать его ремень. Анвре затаил дыхание. Она стянула с него штаны, обнажив торчащее древко, и взяла его в руку. Анвре задрожал от возбуждения, нарастающего с каждым биением сердца.

– Моя душа жаждет тебя, Анвре, – прошептала Изабелла. Она окончательно сняла с него штаны вместе с лосинами и, когда он лег на спину на постель, оседлала его. – Приласкай меня.

Он не мог отказать ей. Видя, что она в восторге откинула голову назад, он коснулся ее расселины и погрузил палец глубоко внутрь, одновременно другим воспламеняя источник ее наслаждения. Изабелла застонала и опустилась ниже, двигая задом по его возбужденной плоти. Это была сладостная пытка.

Затем она взяла в руку его копье и направила в себя. Мучение прекратилось, сменившись истинным блаженством. Изабелла контролировала их любовное слияние, сначала двигаясь медленно, чтобы продлить приятные ощущения, потом ускорила темп, и Анвре почувствовал, как мышцы ее сжимаются, охватывая его.

– Анвре! – вырвалось из горла Изабеллы. Он сжал руками ее бедра и, выгнувшись, глубоко погрузился в нее. Она уткнулась лицом в его шею, покусывая кожу и впиваясь ногтями в его грудь.

Анвре выскользнул наружу, затем вновь вошел, двигаясь еще и еще с нарастающей интенсивностью. Потом перевернулся вместе с ней, не выходя из нее. Изабелла обхватила ногами его бедра, устремляясь навстречу при каждом движении и не отрывая при этом глаз от его лица. Их тела слились, а глаза соединяли сердца и души в тот момент, когда Изабелла затрепетала, испытывая наивысшее удовлетворение, и он тоже содрогнулся всем телом, вжимаясь в нее.

Она поглаживала шею и спину Анвре, пока разрядка сотрясала его, и продолжала слегка двигаться вместе с ним, глядя на него так, словно он был самым красивым мужчиной королевства.

Когда все кончилось, он замер на ней, стараясь, однако, не раздавить ее своим весом и сознавая, что не в силах противостоять неумолимому притяжению, существующему между ними.

Изабелла погрузила пальцы в волосы за ухом Анвре, а он поцеловал ее руку. Затем перекатился на бок, не отпуская ее. В неверном свете пламени камина он разглядывал ее милые черты, а она задумчиво поглаживала его обнаженное бедро. Неужели он способен оставить ее?

Анвре получил приказ короля заботиться о ней. Но когда прибудет отец, естественно, он возьмет на себя ответственность за нее. У Анвре не будет повода оставаться с ней. Лорд Анри заберет ее домой, а Анвре вернется в Белмер, после того как сюда явится король Вильгельм.

Изабелла, неотрывно глядя на Анвре, провела пальцем по краю его глазной повязки, потом ее рука погрузилась в его волосы. Она смотрела на него так, будто старалась навсегда запомнить черты его лица.

Время их совместного пребывания подходило к концу. Он больше никогда не будет рядом с ней, и она не сможет соблазнить его нежными словами и женской красотой.

Ей нет места в его мире.

– Изабелла...

Она прильнула губами к его губам, и Анвре потерял ход мыслей. Изабелла крепко поцеловала его и прижалась к нему всем телом, словно желая навсегда стать частью его существа. И Анвре чувствовал, что она уже неотрывно связана с ним, глубоко проникнув в его сердце и душу.

Огромным усилием воли он прервал поцелуй.

– Изабелла, твой отец едет в Дарем за тобой. Пелена страсти спала с ее глаз.

– Мой отец?

– Да, – тихо произнес Анвре. – Он остался в живых после нападения на Кеттвик. Как и твоя мать.

– А Катрин? – В ее голосе и в выражении лица отразились надежда и страх.

Анвре сжал зубы.

– Ее похитили.

Глава 24

Изабелла судорожно вздохнула, и глаза ее наполнились слезами. Эта была новость, которую она со страхом ожидала, но надеялась, что никогда не услышит.

– К сожалению, подробности мне неизвестны, Изабелла.

Она села в постели и почувствовала, как Анвре накрыл ее плечи одеялом.

– Ее искали?

– Полагаю, что да, хотя...

– В каком направлении ее увезли?

– Спроси об этом у отца. Я больше ничего не знаю. – Анвре снова уложил ее на постель и обнял. Она ощутила его поцелуи на лбу, губах и руках. Потом он обвил ее тело, как будто хотел защитить от горестных мыслей.

Бедная Катрин! Окажется ли рядом с ней защитник, способный помочь ей сбежать от захватчиков, или ее унизят, изнасилуют, и она забеременеет, как Тилли?

– О, Анвре, – прошептала Изабелла дрожащим голосом и безутешно заплакала.

В конце концов она уснула в его объятиях, а когда проснулась, в комнате было темно. Огонь в камине погас. Анвре тихо дышал во сне. Воспоминание о том, что она узнала о Катрин, снова поразило ее в самое сердце. Она испытывала одновременно слабость и ужас.

– Изабелла? – Анвре пошевелился позади нее.

– Я должна вернуться к себе.

– Ты останешься со мной, – сказал он, заключая ее в объятия.

– Но что скажут люди...

– Я разбужу тебя на рассвете и тогда провожу в твою комнату.

Ее руки и ноги, казалось, отяжелели, когда она снова легла в уютные объятия Анвре, стыдясь того, что наслаждается этим комфортом, тогда как Катрин похитил какой-то варвар с севера.

– Несправедливо, что я лежу здесь, а Катрин...

– В этой жизни вообще мало справедливости, Изабелла, – сказал Анвре глухо и отрывисто. – Но ты должна верить, что отец сделает все, чтобы найти твою сестру.

Она понимала, что Анвре прав. Он сам пострадал от несправедливости жизни. Как Господь мог допустить тот ужас, который Анвре пережил, когда был ребенком! Сколько мучений он испытал в связи с изуродованной внешностью! Неудивительно, что он не позволял себе любить ее.

Изабелла больше не проливала слез, ощущая только чудовищную пустоту в груди. Катрин потеряна для нее, и скоро она лишится Анвре. Она предпринимала отчаянные попытки доказать ему, что не будет для него обременительной ношей, какой он, видимо, считал ее, но все оказалось напрасным. Она почувствовала, что Анвре уже отдаляется от нее, еще до того как он в последний раз содрогнулся в момент экстаза.

Изабелла вернулась в свою комнату до наступления рассвета. Она умылась, оделась и заплела волосы в простую косу. Вокруг никого не было, когда она покинула спальню, подошла к двери Анвре и тихо постучала.

Его там не было. Она спустилась в общее помещение, надеясь найти его, но никого не увидела, хотя услышала голоса на кухне и почувствовала запах приготовляемой пищи. В комнату вошла Тилли, держа Беллу, коте рая громко кричала.

– Я не хочу, чтобы она разбудила весь дом, – сказала Тилли.

– Дай ее мне. – Изабелла поднесла ребенка к окну, нежно укачивая. Белла затихла и с любопытством смотрела на дождь, оставляющий водяные полосы на стекле. День был пасмурным, как и настроение Изабеллы.

Вскоре прибудет отец и заберет ее в Кеттвик, разлучив с Анвре.

– Доброе утро!

Изабелла повернулась и увидела входящую в комнату леди Симону, которая приглаживала волосы и расправляла складки своих юбок.

– Сейчас позавтракаем, не так ли? – сказала она Изабелле. Вслед за ней в комнату вошли служанки, неся подносы с едой. – Оказывается, граф Уолтоф приглашал нас в замок.

– Когда?

– Вчера вечером, как только узнал о нашем прибытии.

– Почему же мы не пошли к нему сразу? Симона улыбнулась:

– Видимо, ваш защитник не захотел слишком быстро передать вас графу.

Сердце Изабеллы встрепенулось. Она села рядом с Симоной и прижалась губами к головке Беллы. В это время в общую комнату вошли Анвре и Ранульф. Анвре занял место рядом с Изабеллой. Голоса людей и прочие шумы, а также запахи принесенной еды отошли на второй план в ее сознании. Все ее чувства были заполнены его присутствием. Она ощущала теплоту его тела и особый мужской запах, отдающий кожаными изделиями и лошадьми.

– Есть какие-нибудь новости? – спросила Симона.

– Да. Рано утром в город прибыли всадники с сообщением, что король Вильгельм заключил соглашение с королем Малькольмом... без кровопролития, – сказал Ранульф.

Изабелла заметила, что Симона обменялась с Анвре победными взглядами.

– Значит, ваша миссия увенчалась успехом, – сказала Изабелла, чувствуя прилив гордости за его поступок и стыдясь, что усомнилась в нем. Ей следовало доверять его честности и верности... во всем.

– Сэр Анвре заказал для вас, леди, крытый экипаж, – сказал Ранульф. – Как только вы будете готовы, мы отправимся в замок.

Анвре ходил вдоль парапета наверху крепостной стены нового замка Дарема, не замечая ненастья. Он знал, что это единственное место, где Изабелла не сможет найти его из-за своей боязни высоты.

Его потребность любить ее вызывала у него такой же ужас, как у нее глубокая пропасть.

Он не обращал внимания на дождь, проклиная себя за глупость и трусость. Передача Изабеллы под опеку Уолтофа должна была бы вызвать у него чувство облегчения. Но вместо этого вновь обретенная свобода создавала ощущение пустоты.

К стенам крепости приблизился большой отряд всадников, и Анвре наблюдал, как стражники ненадолго задержали их, потом пропустили в ворота. Он понял: это прибыл Анри Луве, чтобы забрать дочь.

Анвре отправился в главный зал, где собралась большая группа нормандских рыцарей, нескольких из которых он узнал. Лорд Анри сразу заметил его и подошел.

– Сэр Анвре. – Он пожал ему руку с усталым, болезненным видом. Похоже, дальнее путешествие оказалось тяжелым для пожилого человека.

– Милорд. – Анвре подвел Анри к креслу. – Я пошлю кого-нибудь за леди Изабеллой.

– Постойте, Анвре. За ней уже отправилась служанка.

– Леди в добром здравии? – спросил высокий молодой рыцарь, который подошел и встал рядом с лордом Анри. Это был Этьен Тэллебуа, один из поклонников Изабеллы, присутствовавших в Кеттвике в тот вечер, когда произошло нападение шотландцев.

– Вы слышали, что она была ранена? – спросил Анвре, обращаясь к Анри.

– Да. Об этом сообщил прибывший в Кеттвик Роже де Невель. Мы едва не двинулись в Данфермлин, когда прибыли люди короля Вильгельма, которые направили нас сюда. Она действительно здорова, Анвре?

Анвре кивнул:

– Сейчас она вполне здорова, милорд... Роже тоже прибыл сюда с вами?

– Роже провел ночь в Кеттвике и отправился в Пиру, чтобы успокоить своего отца, – ответил Анри.

– Ну да, конечно, – тихо произнес Анвре. Ему следовало догадаться, как поступит Роже.

– Расскажите мне о моей дочери, – попросил Анри. – Роже мало сообщил о ней, сказав лишь, что она была ранена вблизи Данфермлина.

– Это ваша дочь хорошая рассказчица, милорд, – сказал Анвре. – Пусть она сама поведает вам о своих приключениях.

В этот момент в зал вошла Изабелла, а вслед за ней слуги с напитками для промокших и озябших путешественников. Анри и Анвре встали. Анри устремился к дочери и горячо обнял ее.

– Шотландцы плохо обошлись с ней? – спросил Этьен, оставшийся рядом с Анвре.

Анвре отрицательно покачал головой.

– Наши похитители сохраняли ее для своего главаря, – сказал он молодому человеку, чьи карие глаза заблестели от любопытства. – Но она убила его.

На лице Этьена отразилось недоверие.

– Это правда, – уверил его Анвре. – И только благодаря ее действиям мы смогли бежать из плена. Она действительно оказалась самой храброй и находчивой женщиной во всей Британии.

– В самом деле? Прежде чем этот варвар успел причинить ей вред?

Анвре посмотрел на Изабеллу, которая радостно улыбалась сквозь слезы, словно все ее проблемы разрешились с появлением отца.

– Да, – ответил он. – Шотландец ударил ее несколько раз, но она сумела одолеть его.

Изабелла мужественно преодолевала все горести и не отступала ни перед какими трудностями. Анвре снова перевел взгляд на Этьена и заметил, что тот нахмурился.

– Маловероятно, что Изабелла будет послушной женой, если способна на такие поступки, – задумчиво произнес Этьен.

И без того плохое настроение Анвре стало еще мрачнее.

– Значит, вы приехали сюда, чтобы жениться на ней? – спросил он сдавленным голосом.

Этьен посмотрел на Изабеллу через комнату.

– Она по-прежнему мила. И хорошо воспитана в монастыре Святой Марии.

Анвре кивнул, чувствуя, как внутри у него все сжалось.

– Не говоря уже о благородном происхождении, – через силу добавил он.

Изабелла посмотрела на него и улыбнулась, затем взяла отца под руку и направилась к нему.

– Отец, – сказала она, – ты знаком с сэром Анвре, не так ли?

– Да. Но я еще не поблагодарил его за то, что он благополучно доставил тебя ко мне.

В зал вошел граф Уолтоф со своей женой, и вскоре все кубки были наполнены. Выпив вина, рыцари, прибывшие из Кеттвика, отправились отдыхать в казармы Дарема.

Анри подвел Изабеллу к камину, где расположились Уолтоф с женой, леди Джудит, а Анвре в это время незаметно исчез.

– Отец, куда ушел сэр Анвре?

– Может быть, у него какие-то дела.

Изабелла нахмурилась, разрываясь между стремлением пойти на поиски Анвре и желанием остаться с отцом.

Уолтоф пригласил Анри и Изабеллу, а также Этьена занять удобные места у огня, куда слуги принесли кружки с подогретым вином.

– Отец, есть ли какие-нибудь новости о Катрин? – спросила Изабелла, когда в зале наступила тишина.

– Нет, – прямо ответил Анри. – Я послал три отряда своих людей на север страны, чтобы отыскать ее, но пока ни один из них не вернулся.

– Леди Изабелла, расскажите нам, как вам удалось совершить побег, – обратилась к ней леди Джудит. Изабелла знала, что леди – племянница короля Вильгельма и ее брак с саксонским графом имел большое политическое значение. Она казалась доброй и гостеприимной, тем не менее Изабелла не была расположена к разговорам. Ее угнетало отсутствие Анвре. Она помнила, что он собирался на рассвете покинуть Дарем, и искала способ задержать его. Может быть, ей удастся каким-то образом убедить отца, что Анвре д'Арк, невзирая на его положение, – единственный человек, за которого она хотела бы выйти замуж?

И она должна уверить Анвре, что он будет для нее достойным мужем.

Анри побледнел, когда Изабелла рассказала все же о главе шотландского клана и о том, что она сделала, чтобы сбежать от него. Ее отец нервно постукивал пальцами по подлокотнику кресла, когда она поведала об ужасном плавании на лодке в страшную грозовую ночь. Он подался вперед в кресле, когда услышал о шотландцах, вернувшихся к домику Тилли, и вскочил на ноги, узнав о подробностях атаки у церкви, во время которой Изабелла была ранена.

Анри сцепил руки за спиной и начал ходить взад-вперед перед камином.

– Сэр Анвре ухаживал за тобой, когда у тебя был жар?

Изабелла кивнула:

– Вместе с Тилли... нормандской девушкой, которую похитили из Хот-Уисайла год назад. – Она также упомянула об участии лекаря королевы Маргарет, а Анри лишь качал головой, тихо бормоча что-то себе под нос.

Леди Джудит была потрясена рассказом Изабеллы.

– Хорошо, что король Вильгельм заключил мирный договор с Малькольмом, – сказала она. – Теперь наши земли не будут подвергаться набегам. Никого не будут похищать и мучить, как вас.

– Сэр Анвре был хорошим защитником для вас, не так ли? – спросил Этьен.

– Мы часто оба подвергались опасности за это время. Сэр Анвре, имея большой жизненный опыт, всегда знал, что надо делать в сложившихся обстоятельствах. – Ее слова гулко прозвучали в опустевшем зале, и Изабелла уловила, что ее отец еле заметно одобрительно кивнул.

Уолтоф и его жена вскоре отправились отдыхать, Этьен тоже ушел, оставив Изабеллу наедине с отцом. Они вместе направились к лестнице.

– Дитя мое, – сказал Анри, прежде чем Изабелла заговорила о том, что было у нее на душе. – Я очень рад видеть тебя здоровой и невредимой.

– Отец...

– Мы обязательно найдем твою сестру, – добавил он решительно. На лице его отражалась боль. – И Бог даст, Катрин вернется к нам невредимой, как ты.

– Я молюсь о ее спасении каждый день. А также обо всех тех, кто был похищен.

– Анвре д'Арк будет вознагражден за свои труды. Не сомневайся в этом.

– Кстати, что ты думаешь об Анвре? – спросила Изабелла.

– Он порядочный человек. Анвре и Этьен весьма достойные мужчины. Оба сильные, благородные... Он будет хорошим мужем для тебя.

– Да, отец! Именно на это я надеялась. – Изабелла взяла его руку. – Анвре – самый достойный рыцарь во всей Англии. Если ты сможешь воспрепятствовать его отъезду в Белмер, я вышла бы за него замуж, как только...

– За Анвре?

Брови Изабеллы сошлись, и она оцепенела от страха.

– Да, отец. За Анвре д'Арка.

– У него нет имущества, Изабелла, – сказал Анри, отступая от нее. – Ни положения, ни видов на будущее.

– Я люблю его, отец, и не выйду замуж ни за кого другого.

– Мы поговорим об этом завтра, Изабелла. Сейчас поздно, и я устал.

– Моя любовь не изменится за ночь, отец. Изабелла услышала, как он тяжело вздохнул. Больше они ни о чем не говорили, поднимаясь по лестнице, и он оставил Изабеллу у двери ее комнаты.

Она вошла внутрь и долго стояла, глядя на огонь в камине. В комнате было тепло, и к тому же в ее постель положили нагретые кирпичи. Но едва ли все это может согреть ее. Она жаждала оказаться в крепких объятиях Анвре и воспылать от его любовных ласк.

Бродя по комнате, Изабелла была уверена, что он не придет к ней. Может, ей самой пойти к нему опять? Прошлой ночью в гостинице она ужасно волновалась, хотя тогда до двери Анвре достаточно было сделать несколько шагов.

Накинув на плечи покрывало, она взяла свечу и вышла из комнаты. Чтобы дойти до следующего этажа, не требовалось особого напряжения сил, и Изабелла поспешила подняться по лестнице, опасаясь потерять присутствие духа. Она знала, что комната Анвре находится в конце коридора, и тихо постучалась.

Ответа не последовало.

Изабелла отворила дверь и вошла внутрь. Камин был холодным, и комната выглядела необитаемой, хотя на вешалке висела темная туника, а на столе около кровати лежало лезвие. Все это принадлежало Анвре и являлось единственным признаком того, что он занимал эту комнату.

Она поставила свечу на стол и обхватила себя руками, защищаясь от холодного влажного воздуха и нетерпеливо шагая из угла в угол. Куда он ушел? Разумеется, Анвре пока еще не покинул Дарем. Он едва ли мог отправиться в путешествие ночью, да еще в такую дождливую погоду.

Вероятно, он узнал о намерении отца выдать ее замуж за сэра Этьена и решил поскорее убраться отсюда. Зная Анвре, она не сомневалась, что он думает, будто она легко согласится на этот брак, считая его неподходящей кандидатурой.

Анвре оставил Изабеллу с отцом и вышел из замка, чтобы присоединиться к одному из дозоров графа Уолтофа в наступающей темноте. В течение нескольких лет шотландский король наносил большой ущерб городу, и граф Уолтоф решил не допускать этого впредь. У городских ворот стояли часовые, и отряды хорошо вооруженных рыцарей объезжали на лошадях крепостные стены, готовые поднять тревогу при любой опасности.

Анвре предпочел поучаствовать в этом деле, чем праздно сидеть в большом зале, обмениваясь любезностями с собеседниками. Лучше провести ночь, охраняя замок от врагов и ни о чем не думать, кроме очередного сражения. Прежде он никогда не стремился обзавестись женой и детьми... У него не было ни земли, ни состояния... ни желания быть ответственным за семью.

Ясно, что Анри избрал сэра Этьена в качестве будущего мужа Изабеллы. Анвре не отрицал, что Этьен – подходящая для нее пара. Этот молодой человек имел репутацию рыцаря, хорошо проявившего себя в сражениях. Его семья не занимала такого престижного положения, как семья Роже, но Этьен владел богатым имением близ Гастингса и мог хорошо обеспечить Изабеллу.

Анвре тихо выругался и ударил кулаком по стене. Будь он проклят, если отдаст Изабеллу другому мужчине.

Никто не сможет так, как он, позаботиться о ней, и никто не будет любить ее так, как он. Он не допустит, чтобы она вышла замуж за Этьена. Он поговорит с Анри и пообещает сделать все необходимое, чтобы завоевать руку Изабеллы. Если для этого потребуется поступить на службу в Винчестере, то так тому и быть. Возможно, он попросит лорда Осберна предоставить ему скромный дом в Белмере. Он знал, что способен обеспечить Изабеллу всем необходимым.

Оставив людей, с которыми совершал обход, Анвре направился в зал, чтобы встретиться с лордом Анри, как вдруг услышал, что часовые у ворот подняли тревогу.

Анвре обнажил меч и присоединился к другим рыцарям, которые собрались, чтобы дать отпор незваным гостям. Они примчались к воротам и обнаружили огромную армию, приближающуюся издалека к Дарему. – Это король, – сказал Анвре, опуская меч. – Нам нужно взять знамя Дарема и двинуться навстречу, чтобы приветствовать его.

Анвре послал человека в зал, чтобы сообщить Уолтофу о прибытии Вильгельма, а потом возглавил отряд рыцарей Дарема, встретивших короля, который пребывал в хорошем расположении духа, несмотря на утомительное путешествие.

– Анвре! – радостно приветствовал его Вильгельм. – Думаю, вы будете рады узнать, что ваш замысел воплотился в жизнь.

– Да, сир. Это очень хорошая новость.

– Соглашение подписано. Малькольм ни за что не смог бы превзойти наши силы, но хорошо, что на этот раз обошлось без кровопролития.

Анвре кивнул.

– Я хотел бы услышать о вашей встрече с Малькольмом, – сказал Вильгельм, – но об этом потом. Давайте поспешим, пока опять не начался дождь.

Они въехали в город, приблизились к замку и спешились у входа в главный зал. Армия короля, как обычно, рассеялась по городу, а Анвре остался с Вильгельмом и поднялся по лестнице вместе с ним.

– Вы поступили как нельзя лучше, Анвре. Мы очень довольны.

– Благодарю вас, сир.

– Теперь вы готовы поступить на службу в Винчестере?

Анвре заколебался, и король с любопытством взглянул на него.

– Что ж, мы еще вернемся к этому разговору, – сказал он. – А сейчас мы войдем в замок и отдохнем.

Граф и его жена тепло встретили короля и провели его в небольшую комнату, где Анвре впервые встретился с Уолтофом. Однако Анвре отступил назад.

– Позвольте оставить вас, сир. Я должен найти лорда Анри.

– Не позволяю, Анвре. Входите. Я хочу поговорить с вами.

Смирившись с тем, что придется отложить разговор с отцом Изабеллы, Анвре вошел в комнату вместе с королем и хозяевами замка.

– Расслабьтесь, Анвре, – сказал Вильгельм, чувствуя его волнение.

– Ваше величество, я решил отправиться в Винчестер. – Я буду...

– Не стоит продолжать, – сказал король.

Анвре готов был принять прежнее предложение короля и приступить к службе, чтобы он и Изабелла могли пожениться.

– Сир, я...

– Ваша верная служба королю долго оставалась без вознаграждения, – сказал Вильгельм, подходя к одному из окон. – Я подумал об этом и решил пожаловать вам титул и привилегии барона, а также Рашмут со всеми его землями, арендаторами и доходами.

– Сир? – Голова Анвре пошла кругом от такого заявления Вильгельма. Этого он никак не ожидал. Рашмут был богатым имением по соседству с Кеттвиком, к западу от него.

Проживая там, Изабелла будет недалеко от своей семьи, а Анвре сможет помочь в поисках Катрин.

– Там необходимо воздвигнуть крепость. Я хочу, чтобы вы построили ее и защищали мои северные границы, Анвре. Вы принимаете такое предложение?

Анвре облегченно вздохнул, понимая, что теперь все препятствия, не позволявшие ему жениться на Изабелле, исчезли, как и его опасения потерять ее. У Анри не будет оснований отказать ему в женитьбе на его дочери.

– С большим удовольствием, ваше величество. Сочту за честь принять его.

– Хорошо. А теперь, я думаю...

Легкий стук в дверь прервал короля, и в комнату вошла леди Симона.

– Сир...

Она коротко поприветствовала Вильгельма, затем обратилась к остальным:

– Кажется, леди Изабелла исчезла.

Глава 25

Покинув короля и присоединившись к рыцарям на поиски Изабеллы, Анвре столкнулся с потрясенным лордом Анри.

– Это служанка обнаружила, что ее нигде нет, – сказал тот. – Я даже не знаю, где искать ее...

– Мы найдем леди Изабеллу, лорд Анри, – заявил Анвре. Он был уверен, что в замке ей не грозит никакая опасность и она не могла уйти далеко в проливной дождь. Он успокаивал себя, не желая думать о худших причинах ее исчезновения.

Анвре опросил служанок и послал Этьена организовать поиски на прилегающей к замку территории. Потом отвел в сторону Тилли с заплаканным лицом и беспокойством в глазах.

– Где ты видела Изабеллу в последний раз, Тилли?

– Здесь. В зале. Она разговаривала с отцом, а когда я пришла, чтобы помочь ей раздеться, ее не оказалось в комнате.

– Она не появлялась там?

Тилли отрицательно покачала головой:

– Леди Изабелла даже не сменила одежду.

– Хорошо, – сказал Анвре. – Не волнуйся, Тилли. Мы найдем ее.

Вероятно, Изабеллу никто не искал в его комнате, и Анвре подумал, что, возможно, она ждет его там. Он поднялся по лестнице и направился к предоставленной ему спальне, но, когда открыл дверь и вошел внутрь, обнаружил, что в комнате пусто.

Только тогда Анвре серьезно забеспокоился. Если весь замок обыскан, значит, Изабеллы нет внутри. А в такое ненастье где искать ее?

Анвре спустился по лестнице и, поспешно пройдя через зал, вышел во двор. Он подошел к помещению над городскими воротами и поднялся наверх. Ветер и дождь ударили ему в лицо, когда Анвре вышел наружу на крепостную стену, но он не отступил. Если Изабелла искала его, то могла подняться сюда.

Наконец он увидел ее. Она как завороженная стояла под дождем, прижавшись спиной к парапету. Анвре бросился к ней, снял плащ и накинул ей на плечи.

– Изабелла...

Он обнял ее, заслоняя вид земли внизу, а она ухватилась за его тунику, как будто это могло уберечь ее от страха высоты. Анвре направился вместе с ней к лестнице, прижимая к себе ее дрожащее тело, но она остановилась и высвободилась из его объятий.

– Что заставило тебя подняться сюда? – спросил Анвре.

– Я и-искала тебя. Я пришла сюда по с-собственной воле... чтобы сказать: я люблю тебя, Анвре д'Арк. И я ни за кого, кроме тебя, не выйду замуж.

Анвре попытался заговорить, но не смог, чувствуя подступивший к горлу ком. Он был поражен твердостью ее духа... силой ее чувства к нему.

Анвре крепко поцеловал Изабеллу. Он страстно любил ее и был готов умереть в поцелуе. Затем поднял ее на руки и быстро спустился с ней по холодной каменной лестнице, прежде чем она запротестовала.

Он понес Изабеллу через двор в замок и хотел доставить прямо в ее комнату, однако встретил в зале лорда Анри и леди Джудит.

– Изабелла!

– Она вполне здорова, лорд Анри. Только намокла и замерзла.

– Но где...

– Милорд, Изабелла насквозь промокла, – сказал Анвре, не желая тратить времени на объяснения. – Я хочу отнести ее в комнату.

Тилли пошла впереди с лампой и, войдя в спальню Изабеллы, быстро разожгла огонь в камине.

– Могу я чем-то помочь вам, миледи?

– Передай лорду Анри, что леди Изабелла ложится спать и увидится с ним только утром, – сказал Анвре.

Тилли улыбнулась и пошла к двери.

– О да, сэр. Я так и скажу.

Огонь разгорелся, но Изабелла продолжала дрожать. Анвре взял ее руки и поднес к своим губам, чтобы согреть дыханием, как это делал однажды много недель назад, после того как они совершили побег из шотландской деревни. Тогда он безумно хотел обладать ею, влекомый только страстью, а теперь нежно любил ее и ни за что не отпустит от себя.

– Мое сердце принадлежит тебе, Изабелла, – сказал он. – Я люблю тебя.

Она приподнялась на носках и поцеловала его, прильнув к нему всем телом. Он обнял ее и крепко прижал к себе, вдыхая аромат волос и ощущая руками мягкие изгибы тела.

– Изабелла... – Он прижался лбом к ее лбу. – Тебе нужно снять мокрую одежду.

– Да. С-с радостью.

Он помог расстегнуть застежки, которые, намокнув, с трудом поддавались, но вскоре одежда оказалась на полу, и Анвре укрыл Изабеллу теплым одеялом.

– Иди ко мне, – сказала она.

Внезапно Анвре опустился перед ней на колени и взял ее руки в свои.

– Изабелла, будь моей женой.

Сердце Изабеллы взволнованно забилось, и грудь сжалась от переполнявших ее чувств. Не в силах говорить, она только кивнула, и глаза ее наполнились слезами. Она тоже встала на колени перед ним, не отрывая глаз от его лица. Потом протянула руку и привлекла его голову к себе.

– Я люблю тебя, Изабелла, – сказал он.

– Анвре... – Она произнесла его имя и смахнула слезы. Изабелла не знала, почему он изменил свое решение по поводу женитьбы, но мысленно поблагодарила Бога. – Да, я буду твоей женой.

Он встал, поднял ее с колен, обнял и склонил голову для поцелуя. Она приоткрыла губы и прижалась к его мускулистому телу, которым всегда восхищалась. Анвре поцеловал ее в шею, потом в плечи, вызвав у нее дрожь наслаждения.

Огонь в камине полыхал, но они, охваченные пламенем страсти, не нуждались в его тепле. Колени Изабеллы подогнулись, когда Анвре обхватил ладонями ее груди, потирая соски большими пальцами.

– Ты такая красивая. – Не переставая целовать ее, он снял свою одежду, потом поднял Изабеллу и отнес на постель. – Даже в лохмотьях ты была лучше всех на свете.

– Ты тоже прекрасен, мой благородный рыцарь... – Она приподняла голову и поцеловала его руку, потом сняла повязку, которая закрывала его изуродованный глаз. – Пусть мои глаза обманывают меня, но мне нравится твое лицо, Анвре. И я знаю, что нельзя оценивать твое достоинство только по внешнему облику.

– А по моим способностям в постели? – Он приподнялся над ней и начал ласкать губами и языком ее груди, возбуждая соски.

– Несомненно, сэр рыцарь, – сказала она, радостно смеясь. – И мне нужен только ты, Анвре. Ни имения, ни замки во всем королевстве не могут заменить мне тебя.

Он перевернул Изабеллу на живот и прижался губами к ее затылку. Потом она ощутила его легкие поцелуи на спине и задрожала от удовольствия.

– Анвре... не заставляй меня ждать.

Он просунул свои руки под нее, касаясь интимных мест и еще больше возбуждая ее.

– Рашмут, – сказал он и подвинулся, чтобы прошептать ей на ухо: – Теперь ты станешь хозяйкой Рашмута.

Она не поняла смысла его слов, но сейчас было не время для объяснений.

– Анвре, пожалуйста. Иди ко мне.

Он дал ей возможность перевернуться на спину, и она снова посмотрела на него. Его широкие плечи были крепкими и гладкими, полными мужской силы. Она провела по ним ладонями и притянула его к себе.

– Сделай так, чтобы я стала частью тебя, Анвре, – прошептала она. – И никогда не отпускай.

– Да, любовь моя. Ты навсегда будешь моей.


home | my bookshelf | | Благодарная любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу