Book: Требуется жених



Требуется жених

Хэдер Макалистер

Требуется жених

ПРОЛОГ

Хейли Пэрриш остановилась возле одного из киосков, где фирмы, торгующие товарами для свадебных церемоний, наперебой старались привлечь внимание сотен будущих невест и их матерей. Прямо перед ней находился танцевальный зал знаменитого отеля «Пибоди». Зеркала в позолоченных рамах были украшены флагами с надписью «Любовь витает в воздухе ярмарки невест Мемфиса».

– Хейли, дорогая, неужели при виде всех этих потрясающих подвенечных платьев у тебя не возникает желания наконец намекнуть твоему молодому человеку, что пора бы уже назначить день свадьбы?

Хейли встретилась с полным надежды взглядом Лолы, перебиравшей образчики белого шелка.

– Мы еще не готовы к этому, мама.

– Если уж рыбка попалась на крючок, надо ее вытаскивать, а не размышлять, – возразила Лола. – Не забывай – тебе уже двадцать пять. У тебя осталось не так уж много времени, чтобы было прилично венчаться в белом… – Она приложила белый лоскут к лицу Хейли. – Да нет, пока ты еще выглядишь хорошо. Не забывай только пользоваться увлажняющим кремом для век, потому что, как только появятся тонкие морщинки у глаз, придется выбирать что-нибудь бледно-желтое.

– Не могу же я выйти замуж без жениха, мама. А Слоун задержится по делам в Эль-Бахаре еще по крайней мере на несколько месяцев.

– А поточнее? – спросила Лола, вздохнув.

– Не знаю. – Хейли решительно повела мать прочь от киоска с тканями. – Только не забывай, что в Эль-Бахаре он зарабатывает деньги нам на будущее.

– А если он попросту сбежал? – Лола саркастически выгнула брови.

– Мама!

– Могу я хотя бы с ним познакомиться? Клянусь, Хейли, если бы я тебя не знала, я бы подумала, что ты его просто выдумала.

Поскольку все обстояло именно так, Хейли попыталась отвлечь мать и потащила ее к киоску, где были выставлены разноцветные леденцы.

Уловка сработала.

– Ах, ты только посмотри! – Лола повертела в руках черный гофрированный бумажный стаканчик. – Прелесть, правда? – Каждый белый леденец в стаканчике был перевязан черным бантиком.

– В прошлом году эти стаканчики имели успех у невест, чья свадьба была оформлена в черно-белых тонах. Но сейчас в моде другие цвета, – пояснила продавщица и предложила Лоле ознакомиться с каталогом леденцов, избавив, таким образом, Хейли от необходимости придумывать новые подробности о загадочном Слоуне Деверо.

Хейли хорошо помнит тот вечер, когда год назад появился на свет Слоун Деверо. Она только что вернулась домой с очередного свидания Лола горела желанием познакомить дочь с кем-нибудь и выдать замуж. Чтобы не ссориться с матерью, Хейли время от времени уступала и ходила на свидание с очередным «женихом», которого ей подыскивала Лола. Это был именно такой случай.

Мужчину звали Моррис. Он был на восемнадцать лет старше Хейли, ниже ее ростом и носил накладку, прикрывающую лысину.

Найдя какой-то тактичный предлог, Хейли сбежала от него.

Она вернулась домой и срочно придумала Слоуна Деверо, позаимствовав это имя из книги, которую в то время читала.

Слоун спас ее от всех Моррисов на свете, да и отношения с матерью намного улучшились. Еще никогда мать и дочь не были так близки, как с того момента, когда Хейли, младшая из сестер семьи Пэрриш, стала считаться помолвленной. Прежние разногласия были забыты, и Хейли всячески старалась поддерживать надежду Лолы на свое скорое замужество.

И сейчас Хейли с любовью наблюдала за тем, как ее миниатюрная красавица мать взяла у продавщицы киоска адрес фирмы, поставлявшей на ярмарку леденцы. Распланировать до мельчайших деталей свадьбу Хейли – вот что стало главным в жизни Лолы.

Хейли не смущало то, что хлопоты матери могут оказаться напрасными. В конце концов, она «порвет» со Слоуном, сославшись на то, что их разрыв вызван долгой разлукой. Но она сделает это лишь после того, как найдет Слоуну замену – на этот раз реального человека.

– Хейли, у меня есть лишние бланки заявок для участия в свадебной лотерее. – Лола остановилась у киоска, где предлагали попробовать различные пунши.

– Я уже сдала свой, – сказала Хейли. Главным призом лотереи на ярмарке невест была свадьба в День святого Валентина <Считается днем влюбленных, празднуется 14 февраля>.

– Так ты сдала только один, а когда замуж выходили твои сестры, мы сдали не меньше сотни.

«Так ведь мои сестры мечтали выиграть», подумала Хейли, содрогнувшись от воспоминаний о тщательно подготовленных, похожих на спектакли свадьбах своих сестер.

Хейли всегда болезненно воспринимала всякое сравнение со старшими сестрами – Глорией и Лорой Джейн, – которые были копией матери, потому что сама она пошла в отца – высокая и темноволосая.

Он умер, когда Хейли еще училась в школе, но она была уверена: уж папа бы не беспокоился о том, что она до сих пор не вышла замуж.

В принципе Хейли не имела ничего против замужества. Просто она еще не встретила подходящего человека. Откровенно говоря, спешить было незачем. Ей даже нравилось считаться обрученной. Родственники и знакомые перестали сватать ее за кого попало, так что ей не надо было ни от кого сбегать.

– Давай заполним еще несколько бланков, предложила Лола, – а то скоро их перестанут принимать.

– Разве это не смахивает на жульничество? – заметила Хейли.

– Хейли, это может стать свадьбой твоей мечты. И помни – в любви и на войне все средства хороши.

– Хотелось бы побольше любви и поменьше войны, – пробормотала Хейли, оглядывая невест и матерей, толпившихся у киосков.

– Это потому, что тебе никогда не приходилось заказывать ресторанное обслуживание на уик-энд в июне.

Нет, не приходилось. И в нынешнем июне не придется, как бы страстно ее мать об этом ни мечтала.

– Свадьба для девушки – единственный и определяющий момент в жизни, – поучала дочь Лола. – А также для ее мужа. Поэтому все должно быть продумано. У твоего мужа не должно оставаться сомнений в том, что это всерьез и надолго.

«Такая свадьба, какую планирует моя мать, будет стоить больших денег», – думала Хейли. Когда момент для свадьбы все же наступит, она уговорит мать немного умерить аппетит. Она ни за что не согласится на такой же цирк, через который прошли ее сестры.

– Давай пиши, Хейли, – приказала Лола и сунула в руку дочери позолоченный карандаш.

Чтобы успокоить мать, Хейли стала заполнять бланк.

В этот момент оркестр перестал играть сентиментальную мелодию и все услышали:

– Леди, прошу всех подойти к сцене. Мы начинаем розыгрыш. Сейчас будет объявлена победительница конкурса «Свадьба мечты в День святого Валентина».

– А ты подала всего один бланк, – упрекнула Лола.

Хейли и Лола присоединились к потоку, устремившемуся к сцене. Снова заиграла музыка, и две длинноногие манекенщицы высыпали заполненные бланки в прозрачный пластмассовый барабан.

– Крутаните его получше, девочки, – сказал облаченный в смокинг диджей и, указав на стоящую рядом с ним пару, обратился к публике:

– Разрешите представить вам наших почетных гостей, мистера и миссис Джеймс Мартинес, победителей прошлогоднего конкурса.

Все зааплодировали, а Мартинесы заулыбались.

– Ну, и какова семейная жизнь? – спросил диджей и сунул микрофон мистеру Мартинесу.

– Хорошо. – (Миссис Мартинес ткнула мужа локтем в бок.) – Отлично! Просто замечательно. Я по-настоящему счастлив.

Миссис Мартинес улыбнулась.

– Вы ведь поженились в День святого Валентина? Я прав?

Мартинесы разом кивнули.

Диджей обернулся к залу, к устремленным на него взглядам потенциальных невест.

– Вы все знаете, что для тех, кто согласен ждать, чтобы пожениться именно в Валентинов день, у нас в запасе много сюрпризов.

По залу прокатился гул.

– Сейчас мы вам покажем слайды, на которых запечатлены некоторые эпизоды из жизни наших победителей на пути к их Самому Важному Дню.

Свет в зале погас, и на экране появился первый слайд.

– Чтобы отпраздновать помолвку, наши влюбленные отправились в первоклассный ресторан Джастина…

В зале послышались ахи и охи, когда на экране показали, как мистеру и миссис Мартинес подают шампанское. Следующий кадр, где несколько напряженный мистер Мартинес надевал на палец невесте обручальное кольцо, диджей прокомментировал так:

– Вы можете получить тридцатипроцентную скидку, если купите кольцо в ювелирном магазине Робертсона.

– Если учесть, как подорожали бриллианты, Робертсон мог бы скостить и пятьдесят процентов. – Лола похлопала Хейли по руке. – Впрочем, – добавила она, – кольцо – это забота Слоуна.

У Хейли не было желания покупать фальшивое обручальное кольцо в доказательство своей помолвки, тем более что Лола могла отличить настоящий бриллиант от поддельного с расстояния в двадцать шагов.

На экране появились золотые запонки и серебряные браслеты.

– Сертификаты на покупку подарков, предоставленные фирмами «Марни» и «Слокум», помогут вам в выборе сувениров на память о дне свадьбы.

– Просто умереть можно, – вздохнула Лола. Кадры сменяли один другой: вот Мартинесы выбирают мебель, предметы домашнего обихода, сервизы, хрусталь и прочее. У Хейли даже голова пошла кругом. Она и не подозревала, что выигрыш предоставляет такое количество всевозможных льгот.

– Если бы ты выиграла, тебе хватило бы на всю жизнь, – шепнула Лола. Она была не единственной, кто прошептал эти слова.

Толпа сначала разом ахнула, а потом разразилась бурными аплодисментами, когда на экране появилась миссис Мартинес в подвенечном платье.

– На этом платье нет ни единого местечка, которое не было бы расшито бисером и стразами. Такое запомнят все. Поняла, Хейли? – В голосе Лолы звучало одобрение.

– Тебе не кажется, что платье слишком… вычурное? Если добавить пару перьев на голове, можно смело выпускать ее на сцену варьете в Лас-Вегасе.

– Тише! – прошептала Лола. – Тебе не обязательно выбирать именно такой фасон. Но платье должно соответствовать значимости события.

– Я не надену платье, в котором буду выглядеть как расшитый блестками бело-розовый зефир, а мои подружки – как бархатные пуфики в борделе.

– Хорошо-хорошо, дорогая, – примирительно согласилась Лола.

На экране замелькали кадры свадебного приема.

–..фантастический прием на борту колесного парохода «Принцесса Миссисипи», на котором вы и ваши гости проплывете вниз по течению до исторического города Виксберг.

Возгласы восторга, аплодисменты.

– Далее вы с вашим женихом продолжите путешествие до Нового Орлеана, а потом отправитесь в круиз в Пуэрто-Рико.

Снова восторг и бурные аплодисменты.

– О, Хейли! Круиз – это так романтично! Именно такое путешествие хорошо было бы совершить вам со Слоуном.

«Да, круиз в феврале – это было бы здорово», – подумала Хейли. Свадебное путешествие в любое место, где подавали бы напитки в высоких бокалах, украшенных крошечными бумажными зонтиками, доставило бы ей удовольствие. Хейли почувствовала, что ей стало себя жалко.

– А теперь прошу внимания! – провозгласил диджей. – Оркестр, барабанную дробь, пожалуйста!

Манекенщицы начали крутить барабан. Когда он остановился, диджей открыл дверцу. Миссис Мартинес протянула руку и вытащила из барабана свернутую бумажку. Диджей не сразу ее развернул, видимо наслаждаясь нервным смешком, прокатившимся по залу.

– Победительницей следующей фантастической, невероятной «Свадьбы мечты в День святого Валентина» стала… стала мисс Хейли Пэрриш!

«Как странно, – подумала Хейли. – Наверно, на ярмарке невест есть еще одна Хейли Пэрриш». Но ее мать вскрикнула и залилась слезами. Оркестр заиграл несколько модернизированный свадебный марш.

– Хейли! Прошу подняться на сцену! Хейли была так ошарашена, что не сразу поняла, что именно она – победительница. Подталкиваемая Лолой и сопровождаемая жидкими хлопками из зала, она поднялась по ступенькам на сцену. В ушах у нее звенело, и она почти ничего не слышала. Потом ее ослепил свет софитов.

– Ну, Хейли, поздравляю! Ваш жених здесь, с вами? – Диджей сунул микрофон прямо ей в лицо.

– Нет, – ответила Хейли.

– Вы уже назначили день свадьбы?

– Нет.

Диджей склонился к Хейли.

– Как думаете, вы сможете уговорить вашего жениха отложить свадьбу до Дня святого Валентина в следующем году, чтобы воспользоваться теми льготами, которые будут вам предоставлены?

– Думаю, с этим проблем не будет, – слабо улыбнулась Хейли и покраснела.

У нее совсем другая проблема, и довольно серьезная. Она увидела мать, которая стояла внизу у края сцены и не отрываясь смотрела на нее. Слезы текли по ее щекам, но она не замечала их.

В этот момент Хейли поклялась себе, что потратит следующие одиннадцать месяцев своей жизни на то, чтобы найти человека, за которого она выйдет замуж в День святого Валентина.



Глава 1

За два месяца до Валентинова дня


Свадьбой Хейли Пэрриш уже была обеспечена. Чего у нее не было, так это жениха. Настало время сообщить об этом матери. В течение нескольких месяцев Хейли выбраковывала одного за другим всех холостяков – на своей работе, на трех церковных собраниях для одиноких и даже в Интернете. И теперь она была готова сдаться. Видимо, самой судьбой ей предназначено оставаться незамужней.

Она пыталась – Бог тому свидетель! – кого-нибудь найти, но, поскольку уже наступило время делать конкретные заказы к предстоящей свадьбе, а жених так и не появился, ей придется рассказать матери, что она порвала со Слоуном и должна, к сожалению, отказаться от свадьбы. Сейчас наверняка начнутся слезы, причитания и горькие упреки.

– Мама, мы со Слоуном поссорились. Хейли и Лола только что закончили свой традиционный еженедельный субботний ланч и сидели в столовой дома, где выросла Хейли.

– Я заметила, что твои мысли чем-то заняты, откомментировала Лола. – Не расстраивайся, детка. У всех влюбленных случаются размолвки. – Лола открыла глянцевый журнал для невест на заранее заложенной странице. – Ты напряжена из-за этих приготовлений к свадьбе.

– Но Слоун-то в этом не принимает участия!

– Ну и что? – Лола сняла очки и укоризненно посмотрела на дочь. – Ему, наверно, тоже нелегко сознавать, что он где-то на краю света и не может разделить с тобой приятные хлопоты. Тебе следует проявить больше понимания. – Лола снова водрузила очки на нос.

Хейли почувствовала, что начинает ненавидеть человека, которого не существует.

– Он не сможет приехать к тому времени, когда назначена свадьба.

– Ерунда! В конце концов, это его свадьба. Я уверена, что он сумеет объяснить ситуацию своему начальству и запланирует на это время отпуск. Он работает там уже больше года, и ему положен отпуск.

– Да, но у них там что-то не ладится, и он…

– Он знает о дне свадьбы уже давно.

– Вот об этом-то я и говорю. Если Слоун не может выкроить время для свадьбы, что тогда говорить о браке? – «Ого! Неплохо», – похвалила себя Хейли. – Я думаю, было бы ошибкой выходить за него замуж.

– Его просто надо будет слегка перевоспитать, Хейли, – рассеянно заметила Лола. Она уже листала другой журнал и спросила:

– Как тебе платья для подружек невесты? По-моему, эти банты на спине смотрятся неплохо. Гости обычно любят рассматривать наряды, а твои сестры достаточно стройные и, могут себе позволить такое украшение.

Хейли подперла кулачком щеку. Мать не слушает ее.

– Он не приедет.

– Ах, Хейли! – Лола взяла каталог нижнего белья того магазина, где счастливой невесте был обещан подарок стоимостью в двести пятьдесят долларов. – Мы пойдем в магазин и накупим всего на эту сумму. А потом ты напишешь Слоуну, чтобы он приехал за неделю до свадьбы.

– Мама!

– Ой, я совсем забыла! – Лола вскочила и побежала в свою спальню, а потом вернулась, размахивая образцами тканей. – Бархат цвета блеклой розы и кружева из суровых ниток! Разве не восхитительно?

Хейли посмотрела на счастливое раскрасневшееся лицо матери и поняла, что ей придется отложить новость о своем «разрыве» со Слоуном до следующего раза. Сегодня она как бы заложила основу. Но через неделю Слоун уже будет далеким прошлым.

– На Валентинов день свадьбы, как правило, проходят в красно-белых оттенках, но розовый бархат будет вполне уместен, особенно в преддверии весны. – Лола приложила кружево к бархату. – Как ты считаешь? Неужели тебе не нравится?

– Я считаю, что это очень красиво, мама, ответила Хейли только для того, чтобы увидеть, как просияет лицо Лолы.

– Ах, Хейли! – Бросив лоскут, Лола схватила дочь за руку. В глазах у нее заблестели слезы. – Нам туго пришлось после смерти вашего отца, но я хочу, чтобы ты знала: мне все же удалось кое-что отложить на твою свадьбу из страховки. У твоих сестер были великолепные свадьбы, и я хотела, чтобы и моя крошка запомнила свою свадьбу на всю жизнь, хотя вряд ли я смогла бы… Бог услышал мои молитвы, и ты вытащила счастливый билет!..

– Мама… – Еще никогда в жизни Хейли не чувствовала себя так плохо.

Но Лола была сильной женщиной и быстро взяла себя в руки.

– Когда вы со Слоуном устроитесь, я возьму отложенные деньги и мы с бабушкой переедем в Сан-Сити, в Аризону.

– Что? – удивилась Хейли. Она знала, что бабушка собиралась туда переезжать, но чтобы мама…

– Там прекрасно. Лоусоны и Дарнеллы живут там уже два года. А Марджори Диккинсон присылала мне оттуда открытки с видами и просила ее навестить. Я… я скучаю по Марджори. Меня всегда беспокоило, что бабушка живет одна. А в нашем доме столько лестниц, что ей здесь будет трудно. Теперь я смогу продать этот большой дом, и мы с бабушкой переедем в Сан-Сити. А все потому, что ты выиграла в лотерею свою свадьбу! – Глаза Лолы засветились. – Разве это не замечательно?

Неудивительно, что ее мать так отчаянно хотела выдать ее замуж: она мечтала, чтобы самая младшая из ее дочерей устроила свою жизнь до того, как она предпримет решительные шаги по переустройству своей собственной. Лола готова передать ответственность за Хейли в руки Слоуна. Несколько старомодно, но это именно так! Хейли придется убедить мать, что она сама сумеет позаботиться о себе.

– Мама, если хочешь, переезжай в Сан-Сити хоть сейчас. Знаешь, мы со Слоуном здорово поцапались. Мне кажется, мы больше не помиримся…

Услышав это, Лола так побледнела, что Хейли поспешила смягчить удар:

– А если и помиримся, уже не останется времени, чтобы сыграть свадьбу в Валентинов день. И тогда у нас будет скромная свадьба в кругу семьи.

– Я этого не допущу!

– Мама, я не смогу радоваться пышной свадьбе, если ты потратишь на нее все свои сбережения.

– Но эти деньги отложены специально на твою свадьбу, – возразила Лола. – Я не потрачу их ни на что другое! Кроме того, я не хочу, чтобы ты осталась совершенно одна.

– Я не одна. У меня есть друзья. – Новая мысль осенила Хейли. – После свадьбы Слоуну все равно придется вернуться в Эль-Бахар, а я не смогу с ним поехать, потому что в эту страну въезд женщинам-иностранкам запрещен. Так или иначе я останусь одна, так что, буду я замужем или нет, не имеет значения. Вы с бабушкой можете спокойно переезжать в Сан-Сити. На губах Лолы промелькнула улыбка.

– Хейли, детка, не пора ли нам поговорить откровенно, как матери с дочерью?

– Я думала, что мы именно так и говорим…

– Нет, таких разговоров у нас никогда не было, – сказала Лола, перебирая страницы каталога. «Господи, неужели она догадалась?»

– Слоун, возможно, и собирается после свадьбы обратно в свой Эль-Бахар, но, если ты сумеешь правильно повести себя во время медового месяца, он там долго не задержится, можешь мне поверить.

«Слава Богу, пронесло!»

Лола открыла каталог на странице, где демонстрировался длинный белый пеньюар.

– Это пеньюар для первой брачной ночи, а потом его надо надевать только в годовщину свадьбы.

– Почему?

– Потому что он символизирует чистоту невесты и смену статуса невесты на статус жены.

Пока Хейли размышляла над тем, как произойдет эта смена и хочет ли она вообще, чтобы это произошло, Лола перелистала каталог, пропустив страницы, на которых рекламировалось черное белье.

– Некоторые невесты совершают непростительную ошибку, надевая такое белье на следующую ночь, – покачала головой Лола. – Никогда не следует надевать черное раньше, чем через неделю после свадьбы. Лучше даже подождать еще месяц, когда муж решит, что он уже все про тебя знает. – Лола наклонилась к Хейли и многозначительно сказала:

– Вот тогда и надо надеть черное.

– Черное? – вытаращила глаза Хейли.

– Да, черное. Это цвет соблазна. Вы уже будете женаты месяц. Невесте не следует надевать черное до тех пор, пока она не испытает всю радугу любовных отношений.

Хейли представила себе радугу, конец которой держит жених.

– Так мне что, до этого надевать красное, оранжевое, желтое, зеленое, голубое, синее и фиолетовое?

Лола посмотрела на нее с удивлением.

– Красное на следующую ночь? Нет, красное означает страсть. Красное белье следует надевать непосредственно перед черным. Что касается оранжевого и желтого… – В голосе Лолы появились нотки сомнения. – Трудные цвета. Но, может быть, персиковый…

– Я пошутила, мама. Забудь.

Наступило неловкое молчание, которое всегда сопровождало мелкие недоразумения, возникавшие между матерью и дочерью, но Лола быстро оправилась и продолжила листать каталог.

– Взгляни, какие забавные. – Лола показала на одинаковые пижамы для мужа и жены. – Как ты думаешь, Слоуну такая понравится?

– Не знаю, мама. – Хейли уже опротивело говорить про белье.

– Почему ты не хочешь мне помочь? – в отчаянии вздохнула Лола. – Мало того, что я в глаза не видела своего будущего зятя, ты мне даже его фотографии не показывала.

– Показывала. – Хейли нашла снимок группы каких-то рабочих, стоящих на фоне буровой вышки и одетых в одинаковые мешковатые, засаленные комбинезоны и каски. На грязных лицах сверкали белозубые улыбки. Хейли сказала, что второй слева в заднем ряду и есть Слоун.

Или второй справа? Что-то она забыла.

– Не поверю, что это у тебя единственная фотография. На этом снимке все одинаковые, любой мог бы быть Слоуном.

И тут в голове Хейли созрел план. Правда, он обойдется ей в кругленькую сумму, но он ее спасет.

Ее мать никогда не видела Слоуна. Никто никогда его не видел. Любой мог бы быть Слоуном. Все, что ей надо сделать, – это найти человека, который притворится Слоуном Деверо всего-то на неделю. Мать будет и дальше планировать свадьбу, а Слоун вернется в Эль-Бахар, и с этого момента все покатится под гору – еще одна ссора, разрыв и… конец! Но к тому времени мать и бабушка уже будут жить в Сан-Сити.

Была и еще одна трудность. Хейли придется занять денег, чтобы заплатить налоги за те товары, которые она купит по льготным сертификатам. Лола и не догадывается об этих налогах, а Хейли поклялась себе, что унесет эту информацию с собой в могилу.

Зато у такого плана было полно плюсов, да еще каких! Больше не будет никаких свиданий с незнакомыми мужчинами, никаких унизительных допросов. Зато у Хейли будет много всякой домашней утвари, красивое белье, круиз в перспективе, а, главное, мать будет счастлива!

Конечно, надо продумать некоторые детали, но план показался Хейли лучшим выходом из положения. Мама хочет, чтобы Хейли вышла замуж? Так она выйдет замуж!

Хейли улыбнулась Лоле.

– Мама, давай вернемся к черному белью.

Джастин Брукс поднял капот своей старой, видавшей виды машины и вытащил указатель уровня масла. Придется этой развалюхе послужить ему еще немного, пока он не сможет позволить себе ее заменить.

К тому времени, если все пойдет по плану, а у Джастина не возникало насчет этого никаких сомнений, – у него будет новая, высокооплачиваемая работа, и он отправится покупать новую машину. И тогда начнется жизнь, о которой он так долго мечтал.

Джастин Брукс, бывший учитель математики в средней школе, обремененный кучей долгов, а ныне налоговый инспектор, все еще не расплатившийся с этими долгами, станет Джастином Бруксом – яппи-адвокатом, с яппи-счетом в банке, с яппи-стрижкой, яппи-друзьями, яппи-светской жизнью и яппи-женщинами <Яппи – аббревиатура, в переводе с английского означает «молодые городские профессионалы» – жители крупных городов с хорошим образованием и стабильным, достаточно высоким заработком, амбициозные и энергичные, следящие за собой, лояльно настроенные политически>.

Он будет наслаждаться своим новым положением. Будет флиртовать направо и налево, может быть, даже будет вести разгульный образ жизни, но при этом пропагандировать преимущества своевременной уплаты налогов.

Джастин улыбнулся про себя, вытер масляный щуп и снова опустил его в картер машины, пробежавшей уже сто двадцать две тысячи миль. Забавно будет иметь автомобиль, в котором и кондиционер, и радиоприемник работают одновременно. В новой машине у него будет плеер, полно компакт-дисков и…

– Привет, Джастин!

Услышав голос друга, Джастин выглянул из-под капота.

– Что нового?

– Мне назначили прослушивание. – Росс, бегавший по утрам трусцой, остановился возле машины.

– Здорово! – Приглашение на прослушивание вполне могло быть поводом для пирушки. Если Росс и вправду получит роль, да ему еще пообещают хорошо заплатить, Джастин готов выставить полдюжины пива.

– Можешь одолжить мне свою тачку? У моей спустило колесо. – Колымага Росса была в еще худшем состоянии, чем машина Джастина. – Если я получу этот ангажемент, сразу же куплю новые шины.

Снова вытащив из картера щуп, Джастин сморщился.

– Взгляни-ка. Осталось совсем на донышке. А я ведь только позавчера заправлялся. Эта старушка жрет столько масла!..

– Так купи новую.

– Я пока не могу себе это позволить.

– Мог бы, если бы не отдавал долги так аккуратно. – Джастин бросил на Росса укоризненный взгляд, но тот ничуть не смутился. – Да расслабься ты, наконец!

– Я расслаблюсь, когда полностью расплачусь за учебу.

– Так это займет у тебя еще по крайней мере лет пять.

– Нет, если я поднатужусь.

Речь шла о деньгах Росса, вернее, деньгах его отца, которые служили залогом учебы Джастина в юридической школе. Долг надо было вернуть в рассрочку в течение нескольких лет.

– Ладно, ладно. По крайней мере купи новую машину, – сказал Росс. – Это ты вполне можешь себе позволить. И купи такую, чтобы притягивала девчонок.

– Да не нужны мне девчонки.

– А мне нужны. Я буду ее у тебя одалживать.

Джастин расхохотался и стал через воронку заливать масло.

– Я еду на работу, – сказал он, – так что решай, поедешь со мной или нет.

– Ты едешь на работу? – изумился Росс. – Так сегодня же суббота! Ты что, работаешь сверхурочно?

– Мой компьютер что-то барахлит, и мне надо повозиться и посмотреть, что с ним такое. А сегодня как раз в офисе никого нет.

– Так мы едем? Мне надо быть на прослушивании в девять.

Джастин захлопнул капот.

– Поехали.

Хейли сидела на треснутом пластмассовом диванчике в агентстве по найму актеров и фотомоделей Лоуренса Тейлора. Владелец агентства, замотанный шарфом, пил чай с медом и лимоном и, как подозревала Хейли, с чем-то еще более крепким. Низкий голос, почти бас, и отличная дикция выдавали в нем бывшего актера.

Хейли была немного подавлена монументальностью мистера Тейлора, но не настолько, чтобы согласиться на первого попавшегося актера из пробовавшихся на роль Слоуна Деверо. Все они почему-то требовали сценарий, но у Хейли его не было. Ей нужен такой актер, который вник бы в историю, сочиненную ею про Слоуна, а дальше начал импровизировать.

Что это за «мотивация», о которой все они тут толкуют? Слоуну не нужна никакая мотивация. Ему просто надо появиться и убедить мать Хейли, ее сестер и организаторов ярмарки невест, что он существует.

Мистер Тейлор взял со стола глянцевую фотографию размером десять на восемь и протянул ее Хейли.

Со снимка на Хейли глянуло лицо довольно привлекательного мужчины с козлиной бородкой. Ей не особенно нравились бороды, особенно такие, но она пожала плечами: сойдет.

– Я попрошу его войти. – Мистер Тейлор прошествовал к двери – он всегда шествовал и, распахнув ее, после драматической паузы провозгласил зычным голосом:

– Мистер Сент-Джон!

Вошедший мужчина был немного ниже ростом, чем воображаемый Слоун, но ей понравились его живые глаза. К тому же он сбрил бороду.

– Привет. Я Росс Сент-Джон. – Он поздоровался с Хейли за руку, а потом посмотрел на мистера Тейлора.

– Росс, мисс Пэрриш нужен актер на роль жениха.

Хейли стала в десятый раз объяснять, что ей нужно и кто такой Слоун Деверо. С каждым разом деталей о жизни и личности Слоуна становилось все меньше, и мистер Тейлор с трудом сдерживал презрительную ухмылку.

Росс Сент-Джон был первым, кто не потребовал сценария.

– Каков он, этот Слоун?

– Я его придумала.

– И каким вы его себе вообразили?

– Он должен вести себя так, чтобы мама поверила, что он способен обо мне позаботиться. Иначе он ей не понравится.

– Я должен быть в костюме? – осведомился Росс. Он выпрямился и как-то неуловимо весь изменился. Хотя на нем была трикотажная рубашка и брюки цвета хаки, он почему-то производил впечатление компетентного представителя промышленной элиты.

– Как вам это удается? – удивилась Хейли. Росс одарил ее улыбкой, которая была одновременно и печальной, и мудрой:

– Мой отец.

Больше ему не надо было ничего говорить. Хейли все поняла. Его отец не понимал его так же, как ее мать не понимает ее. Она улыбнулась мистеру Тейлору.

– Он мне подходит.

Джастин заглянул в бельевой шкаф и обнаружил, что у него не осталось ни чистой рубашки, ни чистых носков, ни белья. Это его не удивило, потому что прошедшие полторы недели все свободное время он проводил в офисе, пытаясь разобраться в сбоях программ компьютера.

Из-за этого откладывалось осуществление его замечательного перспективного плана. Он намеревался начать рассылать свою анкету, но ему никак не удавалось определить, насколько серьезны ошибки в программах. Поэтому он не подавал заявления об уходе, чтобы не создалось впечатления, будто он бросает фирму в момент, когда она оказалась в затруднительном положении.



А теперь у него накопилась гора грязного белья и ему придется заняться стиркой. Он не стал сортировать вещи, а просто запихнул все в большую сумку, запасся двадцатипятицентовыми монетками и спустился в домовую прачечную.

В половине восьмого утра там никого не было, кроме Росса, который искал какую-нибудь нормально работавшую стиральную машину.

– Привет! Жив еще? – спросил Росс.

– Более или менее.

– Можешь меня поздравить. Я получил ангажемент.

– В коммерческой рекламе? – поинтересовался Джастин. – Поздравляю.

– Нет. Я – жених.

– Ты собрался жениться?!

– Нет, Боже сохрани! Хотя невеста очень даже привлекательная, но опасная: типичная девица на выданье, ну ты меня понимаешь.

– Стало быть, это пьеса?

– Частное мероприятие, предполагающее мое активное участие и с торжеством в конце.

– Под словом «торжество» ты имеешь в виду свадьбу? – Джастин не мог удержаться от улыбки.

– Да. Вообще-то это здорово, старик, настоящий прорыв. Плюс к этому я проведу уик-энд в роскоши отеля «Пибоди».

– Что ж, поздравляю. Если кто и заслуживает успеха, так это ты. – Джастин был искренен.

– Я был уверен, что если буду почаще наведываться в агентство, то наверняка что-нибудь подвернется. Так и вышло. Ну, мне пора бежать. Не присмотришь за этой стиралкой? К тому времени, когда надо будет включать сушку, я вернусь.

Росс вел себя так, словно его новая работа не имела для него особого значения, но Джастин слишком хорошо знал его.

– Я все сделаю, – согласился он.

– Спасибо. Побегу собираться. Мое торжественное появление должно состояться в час.

После ухода Росса Джастин сел на жесткий пластиковый стул и стал ждать, когда отключатся обе их стиральные машины.

Джастин никогда не думал, что у него может быть такой друг, как Росс, уж слишком они были разные. Однажды он признался в этом Россу, на что тот ответил, что ему нравится дружить с такими людьми, как Джастин, потому что они напоминают ему о том, какую бы он вел жизнь, если бы не стал актером. А потом добавил, что и он необходим Джастину по контрасту – для снятия напряжения.

Что правда, то правда, Джастину нужно было время от времени расслабляться.

Он решил, что останется на своей работе до мая, а потом займется поиском новой работы. Его диплом с отличием наверняка произведет должное впечатление, и ему предложат нечто совершенно потрясающее.

Таков был его план. Он думал о нем с четырнадцати лет. С тех самых пор, как стал достаточно взрослым, чтобы помогать своей матери-одиночке пополнить скудный семейный бюджет. Ради этого плана он отказался в средней школе от баскетбола, сторонился студенческих землячеств и клубов во время учебы в колледже. Ему надо было работать. Он не забывал о своем плане и когда учительствовал в средней школе, чтобы расплатиться за учебу в колледже. А ночами корпел над книгами, чтобы получить юридическое образование и стать адвокатом.

А потом появился Росс – старина Росс – и стал его поручителем, когда кредит Джастина в банке был почти исчерпан.

Из задумчивости Джастина вывел звонок, возвещавший о том, что его белье высохло. Он стал доставать его из машины, и тут стиральная машина с вещами Росса остановилась. Он потянулся, чтобы достать до нее, и нечаянно опрокинул бутылку с жидким моющим средством. От удара крышечка отскочила, и жидкость вытекла на бетонный пол.

Джастин решил сначала вынуть свои вещи, а потом подтереть пол. В эту минуту в дверях появился Росс.

– Я вовремя или как?

– Или как. – Продолжая доставать свое белье, Джастин добавил:

– Твои вещи еще сушатся.

– Отлично, – весело сказал Росс и направился к машине. Джастин вспомнил о пролитой жидкости, но не успел предупредить Росса, и тот, поскользнувшись, с размаху упал на пол, ударившись о край машины.

Кляня себя за то, что вовремя не вытер пол, Джастин бросился на помощь Россу. Тот лежал неподвижно.

– Росс, – прошептал Джастин в испуге. Алая кровь, перемешиваясь с голубой жидкостью, расплывалась по полу.

– О, Господи!

Джастин стянул с себя футболку и осторожно обернул ею голову Росса. Он побоялся его трогать, опасаясь, что у Росса может быть поврежден позвоночник.

Во рту у Джастина пересохло. Вдруг у Росса сломаны шейные позвонки и он останется инвалидом? И в этом будет виноват он, Джастин.

В прачечной был телефон-автомат, и Джастин, набирая «911», смотрел, как футболка Росса пропитывается кровью.

«Раны головы всегда сильно кровоточат, убеждал он себя. – Но если кто и должен был терять кровь, так это я, а не Росс».

Росс пришел в сознание в тот момент, когда санитары укладывали его на носилки.

– Мой ангажемент… Сердце Джастина сжалось.

– Не беспокойся об этом.

– Подожди меня… пока…

– Ты поправишься.

– Тебе придется рассказать обо мне девушке…

– Не думай об этом, – прервал Росса Джастин. – Я поеду с тобой в больницу.

– «Пи…» – начал было Росс, но застонал, потому что санитары подняли носилки. – «Пибоди», – с трудом успел выдавить Росс перед тем, как дверцы машины «скорой помощи» захлопнулись.

Джастин остался стоять посреди улицы, голый по пояс, тупо глядя вслед удалявшейся машине. «Хорошо бы сейчас был мороз, – подумал он, – чтобы мне было так же плохо, как Россу».

Сейчас он оденется и поедет в больницу.

А потом надо ехать в отель «Пибоди» и разыскивать актрису, с которой должен был встретиться Росс.

Глава 2

Он опаздывал. Опаздывал уже на целых двадцать минут.

Хейли ходила кругами по элегантному атриуму отеля «Пибоди» и делала вид, что ее совершенно не интересует входная дверь.

Мать Хейли сидела за одним из столиков, стоявших вокруг фонтана, всем своим видом выражая неудовольствие по поводу опоздания Слоуна.

Сестры Хейли, Глория и Лора Джейн, сидели на мраморном парапете фонтана и играли со знаменитыми утками, этой достопримечательностью отеля.

Как он мог опоздать? Ни на одну их встречу Росс до сих пор не опаздывал. А ведь сегодня им предстояла репетиция свадьбы!

Хейли заметила, как швейцар отеля вступил в спор с шофером лимузина, который был нанят для того, чтобы отвезти их в порт на «Принцессу Миссисипи». Назревал явный скандал.

– Хейли, дорогая, – позвала Лола, – иди, сядь со мной.

– Но, мама…

– Садись сюда, – тоном приказа повторила Лола, указав на стул рядом с собой. – Не стоит показывать, будто ты обеспокоена опозданием мистера Деверо. Возможно, просто задержался его рейс. Я с самого начала была против того, чтобы назначать репетицию на день его приезда.

Хейли и сама могла бы об этом подумать. Ее тщательно разработанный план, кажется, начал давать сбои.

Лола отпила глоток из высокого бокала матового стекла.

– По-моему, ты больше беспокоишься, чем радуешься предстоящему воссоединению с женихом, – заметила Лола. – Думаю, что того же мнения миссис Добсон и дама из Музыкального общества, – добавила она, бросив многозначительный взгляд на женщин, стоявших возле лифта. – Если не хочешь стать объектом сплетен, советую тебе расслабиться.

– Расслабиться? Да он опаздывает уже на полчаса! Как я могу расслабиться?

– Попробуй заказать джин с тоником, как у меня, – посоветовала Лола дочери и с томным видом подняла руку, подзывая официанта.

Хейли искоса посмотрела на бокал.

– Я думала, это минеральная вода.

– То же самое, я надеюсь, думают миссис Добсон и дама из Музыкального общества.

«Это из-за меня мама с утра пьет джин, – с горечью подумала Хейли. – А что, если этот актер не появится?»

Хейли еле удержалась от того, чтобы не застонать.

Из-за него у его друга сотрясение мозга.

Джастину с трудом удалось обуздать Росса, когда тот узнал, что его не отпустят в тот же день из больницы. Он успокоился лишь тогда, когда Джастин пообещал, что постарается уладить дело с невестой.

К сожалению, единственной информацией, которой он располагал, было то, что встреча назначена в отеле «Пибоди».

Был уже второй час пополудни. Судя по всему, он опаздывает. Он не знал ни как зовут девушку, ни как она выглядит, ни на какое время они договорились встретиться. Придется поискать рассерженную женщину, похожую на невесту, которая разозлится еще больше, когда узнает, что произошло.

Оставив машину на служебной стоянке, Джастин направился в фойе отеля.

Отель «Пибоди» был роскошным старым отелем, и Джастин сразу же почувствовал себя неловко в джинсах, мятой рубашке и в пиджаке, хотя многие вокруг были одеты так же. Он пригладил волосы и осмотрелся, надеясь, что встреча назначена именно здесь, а не в какой-нибудь специальной гостиной.

«Посмотрим, – подумал он, – кто тут похож на человека, который кого-то ждет».

Туристы фотографировали около фонтана уток. Сидя на парапете, за птицами наблюдали две блондинки в модных платьях. Одна из них взглянула на часы, что-то сказала другой, и они разом посмотрели налево.

Джастин проследил за их взглядом. Какой-то бизнесмен читал газету, а рядом за столиком сидели две дамы.

Обе они были в светлых платьях, одна постарше, другая… Невеста и ее мамаша? Очень похоже. А может, и нет. Это ведь должны быть какие-то съемки или репетиция. Джастин не имел ни малейшего представления о таких вещах, но предполагал, что вокруг должно быть больше народу. Где камеры и софиты? Может, уже все разошлись из-за того, что он опоздал?

Правда, у подъезда стоит лимузин, а в воображении Джастина лимузины всегда ассоциировались со свадьбой, а также с женщинами в светлых платьях.

Джастин начал пробираться между столиками, но вдруг остановился. В бессвязном бормотании Росса он ни разу не уловил таких слов, как «камера» или «продюсер», а только – «девушка» и «встреча».

Джастин круто изменил направление своего движения и, подойдя к конторке портье, обратился к нему с просьбой громко выкрикнуть фамилию Росса и попросить тех, кто его ожидает, подойти к конторке.

«Просим тех, кто должен встретиться с Россом Сент-Джоном, подойти к портье».

Когда Хейли услышала это объявление, она чуть было не поперхнулась джином.

Что он делает? Они об этом не договаривались. Ему надо было просто появиться и произвести впечатление на мать и сестер.

Медленно, словно ее действия никак не были связаны с объявлением, Хейли поставила на стол бокал и посмотрела на часы:

– Мама, я пойду позвоню в аэропорт и узнаю, не задерживается ли рейс Слоуна.

На случай, если кто-нибудь за ней наблюдал, Хейли подошла сначала к телефонам-автоматам, а потом быстро направилась к конторке портье.

Там никого не было, то есть стоял какой-то мужчина, но это был не Росс, стало быть, не он давал объявление.

А мужчина был потрясающе красив. Это Хейли поняла сразу, хотя он старался скрыть свое великолепие под мятой одеждой, к тому же, возможно, не своей: будто только что встал с постели и напялил первое, что попалось под руку.

Его великолепные черные волосы были в таком же беспорядке, как и одежда. Именно такой тип мужчины представляла она себе при выборе актера на роль Слоуна. Впрочем, никто из ее близких не поверил бы, что она способна привлечь такого красавца.

«А вот и могла бы! Возможно, могла бы», поправила себя Хейли, подходя все ближе. А потом он встретился с ней взглядом, и она была поражена яркостью его неожиданно синих глаз. Да, возможно, она смогла бы привлечь его внимание, если бы ее волосы были красиво уложены и она выспалась бы как следует после вчерашнего ужина в мексиканском ресторане.

Джастин видел, что женщина направляется к нему. Это была та, что сидела за столом у фонтана рядом с матерью. Она была прелестна неброской красотой – совсем не похожа на тех экзотических красоток из мира театра, которых Росс время от времени пытался навязать Джастину. Джастину нравились девушки, которые носили серьги не где-нибудь, а в ушах, кольца на пальцах, а браслеты – на запястьях.

Ему не нравились курчавые волосы, а у этой девушки они были прямые, темно-каштановые и немного покачивались в такт ее шагам.

Как Росс описал сегодня утром женщину, с которой он работает? Забавная. Да, у Росса было несколько своеобразное представление о красоте, и он вполне мог описать эту женщину как забавную.

– Вы ожидаете Росса Сент-Джона? – спросил он девушку, прежде чем она обратилась к портье. По тому, каким напряженным стало выражение ее лица, Джастин угадал, какой будет ее реакция. – С ним произошел несчастный случай.

Она побледнела, и веснушки резче выступили у нее на переносице.

– Что случилось?

– Он скоро поправится, – поспешил уверить Джастин. – Он упал, ударился головой и потерял сознание. У него сотрясение мозга. Сейчас он в больнице и не сможет…

Она еще больше побледнела. В глазах мелькнул ужас.

– Если бы он смог, он бы приехал, – заторопился Джастин. – Он очень серьезно относится к своей работе актера, и я знаю, что ему хотелось поработать с вами. Вы не сможете отложить то, что собирались делать? Ну, скажем, на пару дней?

По правде говоря, для выздоровления Россу, наверное, потребуется гораздо больше дней, но сейчас Джастину надо было выиграть время.

Ее карие глаза смотрели на Джастина с отчаянием.

– Он должен был быть моим женихом, прошептала она.

– Я знаю. Он должен был сыграть роль жениха.

– Все так сложно… – Она судорожно вздохнула. – Жених мне нужен здесь и сейчас. Все оказалось хуже, чем он предполагал.

– Извините, но Росс не сможет выйти из больницы в ближайшее время.

– А вы? – Хейли вцепилась ему в руку мертвой хваткой.

– Я? – остолбенел Джастин. – Но я не актер.

– Мне все равно. Вы мужчина, и вы в сознании. И на данный момент вы – это все, что у меня есть.

– Вы не поняли. Я просто друг Росса. У меня нет никакого актерского опыта, поэтому я не могу…

– Вам не надо играть. Вам просто надо притвориться, что вы мой жених Слоун Деверо.

В жизни и планах Джастина невесты не были предусмотрены. По перспективному плану предполагалось, что он будет встречаться с девушками, чтобы развлекаться, а не жениться на них. К тому же он не имел ни малейшего представления о том, каков был план этой девушки, но ему показалось, что ее план может помешать ему осуществлять свой.

Она приняла его молчание за знак того, что он размышляет, но на самом деле он думал лишь о том, как бы отцепить ее пальцы от своего рукава.

– Мои сестры и мать вон там, у фонтана. Они здесь, чтобы познакомиться с моим женихом, а потом отправиться на репетицию свадьбы. Лимузин уже ждет. Ну пожалуйста!

– Вы хотите сказать, что пытаетесь одурачить свою семью и заставить их поверить, что вы выходите замуж? Роль вашего жениха и должен был сыграть Росс?

– Да, – выдохнула она.

В Джастине вдруг заговорил юрист.

– Я не хочу участвовать в обмане и Россу посоветую не впутываться.

– Клянусь, ничего противозаконного в этом нет, – неожиданно рассмеялась она.

– Тогда где же ваш настоящий жених?

– У меня его нет, – ответила она и закрыла глаза.

– Вы хотите сказать, что вы порвали с этим… как его?..

– Слоун. – Она открыла глаза и посмотрела на него так, что он немного смутился. – Что-то в таком роде.

– Почему вы просто им об этом не расскажете? – Джастин кивнул в сторону фонтана.

– Это невозможно, потому-то я и наняла вашего друга. Послушайте, я понимаю: вы меня не знаете, а я не знаю вас, но мне правда нужна ваша помощь. Пожалуйста.

– Я…

– Только до Дня святого Валентина. Я вам заплачу.

В карих глазах девушки он прочел отчаяние. Ему уже приходилось видеть такой взгляд. Например, всего час назад на него так смотрел Росс. Да и сам он не раз испытывал чувство отчаяния и никому его не пожелает, а эта девушка, видимо, считает, что вот-вот потеряет нечто важное в своей жизни.

Это его вина, что она попала в такое затруднительное положение. Именно из-за его небрежности не только Росс лишился великолепного шанса проявить свои актерские способности, но и рухнул план этой милой девушки.

Он должен что-то сделать, чтобы исправить положение. Ведь когда он попал в беду. Росс пришел ему на помощь. Теперь настала его очередь выручать Росса. Он займет его место, и это не имеет никакого отношения к ее глазам, или к ее волосам, или даже к ее веснушкам. Он в долгу перед своим другом Россом.

– Я никогда раньше такого не делал. Вряд ли это сработает…

– Все будет хорошо. – Она отпустила его рукав и вздохнула с явным облегчением. – Большое вам спасибо.

И она улыбнулась.

Улыбка была потрясающей, несмотря на то что уголки губ немного дрожали.

Их взгляды встретились и задержались на мгновение, и у Джастина появилось странное чувство, что его перспективный план, всегда такой ясный и четкий, внезапно оказался как бы чуть-чуть не в фокусе.

– Я сейчас… подойду к маме, а вы вернитесь к входной двери, сделайте вид, что только что вошли, и махните мне рукой…

– Слишком поздно, – тихо сказал он, дотронувшись до ее руки. – Не оборачивайтесь. Мне кажется, ваша мать и сестры сами идут сюда.

– Три блондинки?

– Именно.

– Быстро! – Она обняла Джастина за шею. – Целуйте!

Что он, с Божьей помощью, и сделал.

День выдался хуже некуда. Джастин все еще не мог прийти в себя после несчастного случая с Россом, но сейчас, обнимая это восхитительное существо, он почувствовал себя замечательно, да что там – на седьмом небе!

Смутное беспокойство, которое он до того испытывал, куда-то улетучилось, и он позволил себе вложить в поцелуй больше чувства, чем следовало. А она прижалась к нему всем теплым, податливым телом и ответила на его поцелуй.

Сколько времени прошло с тех пор, когда он хотя бы обменялся с кем-либо рукопожатием? Он никогда особо не любил обниматься, и уже очень давно женщины не появлялись на пустынном горизонте его жизни.

Он все время работал и работал, без всякого перерыва, и вот теперь он держит в объятиях прелестную девушку.

И он ее поцеловал. По-настоящему. Он поцеловал ее, чтобы в ее глазах не было больше испуга.

Но самое главное – он поцеловал ее потому, что очень этого хотел.

У нее был божественный рот. Он разомкнул ее губы своими, и у нее вырвался из груди какой-то тихий звук, от которого Джастин ощутил легкую дрожь во всем теле. Опустив руку ниже ее талии, он прижал девушку к себе еще крепче.

Но она вдруг напряглась и, отшатнувшись, произнесла охрипшим голосом:

– А вы неплохо справляетесь с ролью. Джастин начал постепенно приходить в себя. Сначала он стал различать цвета, потом формы, потом – формы, которые двигались, потом – формы, которые заговорили.

– Хейли, дорогая, полагаю, это и есть мистер Деверо?

«Ее зовут Хейли. Надо запомнить», – подумал он, встретившись с оценивающим взглядом ее матери.

Хейли ничего не ответила, но Джастин почувствовал, как она вздрогнула, и прижал се к себе. Эта девушка на него рассчитывает. Он сделает это ради нее и ради Росса.

«Первым делом необходимо очаровать мать», – решил он.

– Зовите меня просто Слоун, мэм, – сказал он, стараясь вложить в улыбку как можно больше теплоты.

Улыбнувшись так, что на щеках появились ямочки, Лола бросила на него взгляд из-под длинных ресниц.

– Слоун, – с нежностью произнесла она. – А я – Лола. Хейли, познакомь Слоуна со своими сестрами.

Подсказка матери вернула наконец Хейли к действительности. Сестры были представлены Джастину, и старшая глянула на него с гораздо большим интересом, чем это можно было ожидать от любящей сестры.

Джастин несколько умерил приветливость своей улыбки и сжал талию Хейли. Когда она удивленно подняла на него глаза, он совершенно неожиданно поцеловал ее в висок. Щеки Хейли моментально порозовели. Отлично. Немного румянца ей не помешает.

Джастин взглянул на старшую сестру: «Тебе все понятно, белобрысая?»

– Слоун, а где же ваш багаж? – поинтересовалась Лола.

– Багаж?.. Он еще не прибыл.

– Он потерялся в дороге, – подсказала Хейли.

– Так вот почему вы опоздали, – сказала белобрысая. Джастин уже забыл, как ее зовут. Не годится. Надо быть более внимательным. – Мы уже начали беспокоиться.

– Надо же такому случиться, – посочувствовала ему Лола. – Но вы готовы к репетиции свадьбы?

– Конечно!

– Нет, мама, – возразила Хейли. – Сначала Слоун должен поселиться в своем номере, чтобы было куда отнести багаж, когда он найдется.

Хейли начала понемногу отходить от шока, вызванного поцелуем. Эти синие глаза… эти темные волосы… этот поцелуй! Боже правый!

Она чувствовала себя так, словно уже прошла сквозь все цвета радуги и вполне готова надеть черное белье.

Где же он был, когда она прочесывала весь город в поисках жениха? А может, он женат? Господи, что, если он женат и носит обручальное кольцо?

Нет. Кольца, слава Богу, нет. Хейли тут же расслабилась. Если бы у него было кольцо, мать и сестры сразу бы это заметили и непременно прокомментировали бы. К тому же женатые мужчины так не целуются, то есть, они не целуют так женщин, которые не являются их женами. Откровенно говоря, с такой страстью целуются только изголодавшиеся холостяки.

Судьба, видимо, решила посмеяться над Хейли. Это ей в наказание за то, что она врала, какими бы хорошими и благородными ни были ее намерения.

– Хейли, поскольку мы и так здорово опаздываем, я думаю, нам надо ехать на репетицию прямо сейчас, – поторопила Лола.

Мать была права. «Принцесса Миссисипи», где планировался обед, должна была принять их на борт в пять часов. Но ей надо поговорить с… с… Она даже не знает его настоящего имени. Придется называть его Слоуном.

– Мне необходимо кое-куда позвонить, улыбнувшись, извинился Джастин и направился к телефонам-автоматам.

Четыре женщины посмотрели ему вслед и разом вздохнули.

– Неудивительно, что ты так долго ждала этого человека, – сказала Лола, обмахиваясь веером. – Такого стоит и подождать.

– И сразу видно, что он ей предан, – заметила Глория. – Я на него посмотрела многозначительно – знаете, как я умею, – а он даже глазом не моргнул и ничуть не смутился.

– Ты пыталась флиртовать с моим женихом? – набросилась Хейли на сестру.

– Я его просто испытывала. Считай, он выдержал испытание, – ответила Глория, но удовлетворения в ее голосе не ощущалось.

Хейли была прекрасно знакома с уловками Глории.

– Выбери себе другой предмет для экспериментов, – огрызнулась она.

– Хейли, – укоризненно оборвала ее Лола. – Глория была просто вежливой. В конце концов, она будет на свадьбе твоей посаженой матерью.

Хейли посмотрела Глории прямо в глаза и сказала:

– Я не блондинка, не грудастая и не красавица, но все это я компенсирую тем, что брюнетка и никому не даю спуска. – Она показала большим пальцем через плечо. – Так что отвяжись. Он мой.

То, что Лора Джейн больше не смотрела в сторону телефонов-автоматов, Лола делала большие глаза, а у Глории задрожали губы, навело Хейли на мысль, что Слоун, по всей вероятности, стоит у нее за спиной и слышал все, что она сказала.

Ее подозрения подтвердились, когда он положил ей руки на плечи и она услышала:

– Можешь повторить это еще раз. Мне понравилось.

Хейли – тоже. Понравились теплая тяжесть его рук и ощущение спокойствия от того, что он стоит позади. Он на ее стороне. Как ей это было нужно!

Но не стоит забывать, что этот человек всего-навсего играет роль жениха. Не хватало только им увлечься!

– Ну что, пойдем? – спросила Лола. «Надо быть настороже, – решила Хейли. – Что-то ожидает меня на пароходе?»

– Слоун, мне неловко спрашивать об этом, но вы получили приглашения, которые вам послала Хейли?

Начинается!

– Мама, я же тебе говорила, что туда почта идет несколько недель. К тому же Слоун работал в экспедиции.

– Ты хочешь сказать, – ужаснулась Лола, что он не разослал приглашения на свадьбу?

– Не очень много, – сказал он. Хейли незаметно толкнула его в бок. – Практически ни одного.

– Как это ужасно! Нам никто из ваших родственников не прислал ни одного письма.

– К сожалению, мы не очень близки. Почему бы ему просто не промолчать? – кипела Хейли.

– Мама, я же тебя предупреждала, что Слоуну будет сложно переделать свой график, чтобы быть здесь в День святого Валентина. Мы должны радоваться, что он вообще выбрался.

– Но… но ведь это его свадьба!

– Мои родители очень сожалеют, что не смогут присутствовать. Они…

– Они умерли, – оборвала его Хейли.

– Естественно, мы их и не ждали, – кивнула Лола.

– Я хотел сказать, что душой они будут с нами, – выкрутился Джастин.

– А так как у него нет ни братьев, ни сестер, их тоже не будет. – Хейли сосредоточилась на том, чтобы сообщить своему лжежениху как можно больше информации, – Всего через несколько дней у Слоуна будут две новоиспеченных сестры и два зятя, прощебетала Глория, семенившая позади.

– И он уже не будет так одинок в этом мире, – добавила Лора Джейн сладким голоском.

– У него будет жена, – довольно жестко оборвала их Хейли.

– А как насчет ваших друзей? – продолжала допрос Лола. – Неужели у вас нет никого, кто бы пришел на вашу свадьбу?

– Мои друзья все… в экспедиции. – Слоун бросил на Хейли вопросительный взгляд.

– Да, они все в Эль-Бахаре, – пояснила Хейли.

– И просили передать: они очень сожалеют, что не смогут присутствовать на свадьбе, – добавил Джастин.

– Придется попросить устроителей свадебной церемонии так рассадить гостей, чтобы передний ряд не пустовал, – заявила ничего не заподозрившая Лола. Хейли снова вздохнула с облегчением.

Когда они подошли к лимузину, шофер распахнул дверцу, однако Хейли поспешила увести Слоуна на другую сторону, шепнув при этом:

– Постарайтесь говорить как можно меньше, пока я не введу вас в курс.

– Что-то вы с этим не торопитесь, – в отчаянии ответил Слоун.

В лимузине Хейли села между матерью и Слоуном, а сестры – напротив них. Глория тут же вытянула длинные ноги.

Хейли посмотрела на нее, не скрывая ярости.

– Слоун, – протянула Глория так, словно в его имени было по крайней мере пятнадцать гласных, – расскажите нам об Эль-Бахаре.

– Ну… с чего начать?

Мысленно Хейли осудила себя за то, что не предусмотрела такого вопроса, и попыталась вспомнить то немногое, что она читала об Эль-Бахаре.

– Ты все время писал, что там очень жарко, подсказала она.

– Страшно жарко, – подтвердил он.

– И про пустыню.

– Один сплошной песок. На сотни миль вокруг только песок.

– А еще ты писал о вашей буровой вышке и нефти.

– Эта страна очень богата нефтью.

– А чем конкретно вы там занимались? – поинтересовалась Лола.

– Анализом цен на нефть.

– Он инженер, – поддакнула Хейли. – И притом очень хороший, – добавила она, похлопав Слоуна по коленке. Когда она увидела, что Глория не спускает глаз с ее руки, Хейли решила ее не убирать.

– В этом я не сомневаюсь, – Лола откашлялась. – Вы имеете дело с цифрами. Но мне кажется, эту работу можно делать в любом месте, например здесь – в Мемфисе.

– Да-а…

Хейли стиснула его колено.

– Да, инженеры работают везде, но мой офис базируется в… Э… Э…

– Эль-Бахаре, – отчетливо произнесла Хейли. – Но ты такой умный, Слоун, я уверена, ты бы смог что-нибудь придумать, чтобы работать здесь. В конце концов, ты скоро станешь женатым человеком.

Слоун ничего не ответил, и Хейли была ему за это благодарна.

Весь оставшийся путь Хейли то перехватывала, то отводила от Слоуна вопросы о его семье и работе, о том, где и как они познакомились и о его планах на будущее.

– Хейли, детка, – в какой-то момент шепнула ей на ухо Лола, – успокойся и дай своему жениху возможность самому все рассказать. Мужчины любят поговорить о себе.

– И о чем вы подумали, когда узнали, что Хейли выиграла «Свадьбу мечты»? – спросила Глория.

– Я был очень удивлен.

– Мы все решили, что это здорово! Вы ведь уже так давно обручены, – подколола Лора Джейн.

– Помолчите, девочки, – пожурила Лола дочерей.

Хейли почувствовала, как от унижения у нее начали гореть щеки. Слоун поднял ее лицо за подбородок и пробормотал:

– И о чем я только думал? – В его голосе прозвучала явная ласка, а взгляд стал нежным и все только для того, чтобы убедить ее мать и сестер.

Настоящие слезы брызнули из глаз Хейли. Какой чуткий! Он не знает, что никакого Слоуна не существует. Он считает, что помогает отвергнутой невесте избежать позора. Хотя какой ему резон ей помогать? Не его вина, что нанятый ею актер не явился.

Наконец лимузин остановился на пристани у колесного парохода.

Пока все кругом суетились, Хейли думала о том, что она наделала. От полной безысходности вцепилась в человека, а он бросил свои дела, чтобы спасти ее.

В это мгновение он неожиданно ей подмигнул, и ей вдруг понравился затеянный ею фарс. Еще как!

Глава 3

Войдя в квартиру, Джастин зажег свет и пошел в спальню собирать вещи. Ну и денек сегодня выдался! Хотел всего-навсего постирать белье, а в результате искалечил Росса и оказался замешан в жульничестве со свадьбой. Впрочем, он начал получать удовольствие от происходящего. Его жизнь была так монотонна, у него так давно не было развлечений, что он даже не сразу понял, радоваться ему или огорчаться. Ведь, согласно его перспективному плану, время для развлечений еще не наступило. Но как же ему понравилось быть Слоуном и всех дурачить!

Джастин оказался хорошим актером. Важно было не забывать о деталях, а им Хейли как раз, видимо, и не придавала значения. Почему, например, она не наняла никого, кто бы мог сыграть гостей Слоуна? У Росса наверняка нашлось бы немало знакомых безработных актеров, которые согласились бы на эту роль за бесплатный обед. Хейли не наняла даже шафера.

Хейли ему понравилась, хотя в данный момент она не соответствовала его представлениям (впрочем, довольно смутным) о том, какой должна быть. Все дело в том, что она явно была готова выйти замуж, а вот Джастин к женитьбе готов не был.

Когда-нибудь этот день наступит, но женитьба – огромная ответственность, которую он пока не может взять на себя. Он начнет презирать любую женщину, которой удастся его захомутать раньше установленного им самим срока, и ему придется от нее сбежать.

У него не было ни малейшего представления о том, почему Хейли решила притвориться, что у нее есть жених. Он, конечно, заметил, что ее мать и сестры спят и видят, как бы выдать ее замуж, но Хейли не похожа на человека, который может поддаться давлению. Хотелось бы узнать, что происходит на самом деле!

Джастин не припомнит, когда он в последний раз радовался предстоящему дню. Он позвонил на работу и предупредил, что уезжает на неделю. Укладывая в дорожную сумку пару чистых рубашек, он вдруг подумал, что у человека, прилетевшего на свою свадьбу из-за океана, багаж должен быть поосновательнее.

Джастин достал из кладовки два чемодана. В один он упаковал свои вещи, а в другой положил подушку. Потом немного замазал бирки на чемоданах, потому что не знал, как именно пишутся имя и фамилия Слоуна.

«Детали. Не забывай о деталях!»

Довольный собой, Джастин погасил свет и, прихватив чемоданы, поехал в больницу к Россу.

Было уже одиннадцать часов вечера, когда Хейли добралась наконец до своего номера в отеле «Пибоди». От всего пережитого у нее началась совершенно чудовищная головная боль. Скинув только жакет, она бросилась одетая на кровать. В руке она сжимала визитную карточку некоего Джастина Брукса, инспектора налоговой службы. По крайней мере она теперь знает, как его зовут и чем он занимается.

Подумать только, она втянула в свои дела налогового инспектора!

Им удалось худо-бедно продержаться во время репетиции свадебной церемонии и за обедом с семьей Хейли. Но потом он уехал, чтобы собрать вещи. Сейчас он должен вернуться в отель, чтобы она ввела его в курс дела. Дверь, разделявшая их номера, открылась. Хейли села на кровати.

– Джастин?

– Или Слоун. Выбирайте.

– Где вы пропадали?

– Вы решили, что я сбежал? – Джастин поставил чемоданы на пол.

Хейли прошла к нему в номер и села на кровать. Странно, ей даже в голову не приходило, что Джастин может не вернуться в отель.

– Вы не похожи на человека, который способен бросить в трудную минуту.

– Вы правы. Я не такой. Откуда вы знаете?

– Что значит, откуда? Знаю – и все.

– Откройте секрет, как вы это определяете. Я собираюсь круто измениться, и мне интересно узнать, с какими пороками мне придется расстаться.

– Почему вы решили измениться? – спросила она вместо того, чтобы ответить на его вопрос. «Зачем спросила? Глупо».

– Я был жутко правильный, всю жизнь старался совершать правильные поступки и жил по плану. А сейчас, прежде чем взять на себя ответственность до конца жизни, мне хочется позволить себе что-нибудь необыкновенное, может быть, даже дикое. – Он разложил свои вещи в шкафу. – Например, побыть человеком, который привлекает к себе более раскованных людей.

– Вы имеете в виду женщин, не так ли? – Хейли с трудом сдержала иронию.

– Ага, легкомысленных женщин, готовых развлекаться, не стремящихся непременно выйти замуж.

«Так мне и надо!» – насупилась Хейли.

– Мне не следовало в этом признаваться, верно? – Джастин взглянул на нее искоса.

Теперь она по крайней мере знает, какой тип женщин ему нравится. Какое разочарование!

– Если бы вы действительно были таким правильным, вы вряд ли бы в этом признались.

– Значит, я не безнадежен? – усмехнулся он. Плохо то, что она безнадежна. Показав на костюм, висевший в шкафу, он вопросительно посмотрел на нее.

– Я не знал, понадобится он мне или нет.

– Вам дадут напрокат смокинг, – отмахнулась Хейли. – Да, кстати, я могу либо заплатить вам наличными, либо дать подарочный сертификат в магазин мужской одежды.

Настала очередь Джастина отмахиваться.

– Я не возьму у вас деньги. Вы предложили, а я согласился помочь, потому что вы оказались в затруднительном положении, а Росс в больнице. Между прочим, я только что его видел: пришлось незаметно проскользнуть мимо медсестер.

«Все, что Джастину надо было сделать, подумала Хейли, – так это пару раз улыбнуться этим самым медсестрам, и он прошел бы совершенно беспрепятственно».

– Как он себя чувствует?

– Он почти все время спит, но мне удалось успокоить его насчет вас. – Джастин подошел к столу и прочел ярлык, прикрепленный к огромной корзине с фруктами и деликатесами:

– «Поздравления и наилучшие пожелания от администрации». – Похоже, вы стараетесь изо всех сил, чтобы все было так, как полагается.

– Если хотите, можете все это есть, – сказала Хейли. – Но если вы не претендуете на шоколад, отдайте его мне. Я свой уже съела.

Джастин достал из кармана перочинный ножик.

– Я вижу, там есть соленые орешки. Обменяемся?

– Идет!

Изучив содержимое мини-бара, Джастин достал две бутылки фруктовой воды и сел на стул рядом с Хейли.

– Ну, рассказывайте. Хочу знать, зачем вы все это затеяли. – Открыв банку с орехами, он откинулся на спинку стула и приготовился слушать.

Хейли начала рассказывать. Она поведала ему о том, как выиграла в свадебной лотерее на ярмарке невест и что этот факт значил для ее матери. Она выложила ему всю подноготную, а он только кивал головой и хрустел орешками. Какое облегчение, что она может, наконец, излить душу! Всегда легче поделиться сокровенным с малознакомым человеком, особенно с таким, который ее внимательно слушает и не осуждает. Росса интересовал только характер Слоуна, а не причины, по которым ей пришлось его выдумать.

– Так где этот Слоун сейчас?

Сказать ему правду или нет? Не емся смотреть Джастину в глаза, она призналась:

– Я его выдумала. Его не существует. Джастин перестал хрустеть орешками.

– Вы его выдумали до или после того, как выиграли в лотерее невест?

Хейли развернула плитку и, подкрепившись большим куском шоколада, ответила:

– Задолго до.

– Почему?

– Потому что. – Разве такой красивый и, по всей видимости, благополучный человек, как Джастин, может это понять? – Потому что я устала ходить на свидания с незнакомыми мужчинами, которых подсовывали мне мама и ее друзья. Устала от бесконечных вопросов, почему у меня нет друга. Мне постоянно ставили в пример моих сестер, при этом мама всегда намекала на то, что я похожа на своего отца, как будто это недостаток, который я должна исправить. – Хейли и не думала обвинять мать, но это получилось как-то само собой.

Сейчас ему придется сказать ей, какая она на самом деле хорошенькая, а она терпеть не может, когда ее жалеют.

Комплимента не последовало.

– Стало быть, вы выдумали этого парня, чтобы ваша мать оставила вас в покое? – Снова раздался хруст орешков. – Когда-то я поступил точно так же. Росс все время хочет меня пристроить. Однажды он познакомил меня со своей подругой-актрисой. – Джастин на мгновение замолк, уставившись на банку с орехами. – Она всегда ходила босиком. Не знаю, как ей это удавалось, но и на сцене она тоже туфли не надевала. Я сказал Россу, что встречаюсь с девушкой из своего офиса, и тогда он от меня отстал.

– Вам тоже пришлось кого-то выдумать? Что-то не верится. То есть, я хочу сказать, любая девушка пришла бы в восторг, если бы вы назначили ей свидание, – непроизвольно вырвалось у Хейли.

– Спасибо, – улыбнулся он.

«Погоди. Остановись на минутку, – предупредила она себя. – Ты только что подсказала ему тот самый комплимент, который сама ожидала от него. А разве он его сделал?»

– Значит, вы этого Слоуна выдумали. Слоун Деверо. – Джастин покачал головой. – В следующий раз придумайте что-нибудь более удобоваримое, идет?

– Следующего раза не будет, – отрезала Хейли.

– Только если вам удастся убедить вашу мать, что вы действительно вышли замуж. – Джастин бросил пустую жестянку в корзину для мусора. – А вы продумали все до конца? Я не смогу выручать вас по праздникам. Разве что на День благодарения <Официальный праздник в Америке в память о первых переселенцах, отмечается в четвертый четверг ноября.> вы позволите пригласить мою маму и отчима. Мы можем сказать, что они мои дальние родственники, с которыми я давно потерял связь.

– На День благодарения ваши услуги уже не понадобятся. – Разговор принял совсем не то направление, какое ей хотелось бы. – К вашему сведению, я все продумала. После свадьбы Слоун вернется в Эль-Бахар.

– Без вас? – Задрав голову, Джастин отпил из бутылки фруктовой воды. – Кто же в это поверит?

Просто поразительно, как такое, казалось бы, невинное замечание способно укрепить веру женщины в себя. Интересно, сам-то он понял, что сказал? Она взглянула на Джастина, а он, окинув ее взглядом, посмотрел ей прямо в глаза.

«Понял. С каких это пор я краснею от того, что меня разглядывает красивый мужчина?»

– Женщинам не разрешается жить в Эль-Бахарс.

– А как же они там поступают со своими женщинами? – явно изумился Джастин.

– Я имею в виду иностранок, – рассмеялась Хейли.

– И сколько же времени вы предполагали состоять в этом лжебраке?

– Пока мама и бабушка не переедут в Сан-Сити в Аризоне. Мама не уедет до тех пор, пока я не выйду замуж, использовав льготы конкурса невест, раз уж мне выпало счастье его выиграть.

– Видно, здорово ваша мама на вас давит.

– Вовсе нет. Я хотела отказаться от свадьбы, но совершенно случайно узнала о ее планах переезда.

– А вы знаете, что вам придется включить ваш приз в налоговую декларацию и заплатить налоги?

«Все правильно. Он же налоговый инспектор».

– Да, мне это объяснили сразу, как только я выиграла. Но мама этого не понимает, а вы ничего ей не расскажете. Иначе она не переедет. Она всю жизнь откладывала деньги на мою свадьбу и не потратит их ни на что другое.

– Значит, вам придется напрасно потратиться. Мне жаль, что на самом деле вы не обручены.

«Неужели все мужчины Мемфиса ослепли?» – думал Джастин.

Он еще не в том положении, чтобы содержать жену, но Хейли-то привлекательная девушка с чудесной улыбкой и с потрясающим ртом.

Он вспомнил свои ощущения от поцелуя и закрыл глаза.

Джастин надеялся, что женщина, которую он в конце концов выберет себе в жены, будет целоваться именно так, как Хейли. Надо бы еще раз проверить.

Он слушал вполуха ее болтовню: что-то о фотографиях, ланче, примерках, которые были, очевидно, запланированы на завтра.

Надо наклониться – они сидят совсем рядом – и поцеловать ее прямо сейчас. Росс постоянно твердил, что в жизни Джастина не хватает спонтанности, неожиданных поступков.

– А как насчет свадебной церемонии? Судья в курсе? – поинтересовался он.

– Нет. Никакой свадебной церемонии не будет.

«Не будет церемонии? Значит, и поцелуя не будет?»

– Как раз накануне мы с вами поссоримся, и вы гордо удалитесь. Я запрусь в этом номере и настою на том, чтобы мама отправилась на «Принцессу Миссисипи» и убедилась, что гости веселятся. Полагаю, угощение там будет шикарным. А я оставлю маме записку, что мы помирились и решили просто-напросто сбежать. В записке я напишу, что ссора между нами произошла потому, что вы отказались от медового месяца, решив сразу же возвратиться в Эль-Бахар, а я пыталась вас от этого отговорить. К тому времени, как мама вернется домой, вы уже исчезнете.

– И вы не захотите насладиться свадебной церемонией?

– Я не для этого все затеяла. Мне надо только, чтобы мама поверила, что последняя птичка вылетела из гнезда.

«Ее план просто чудовищен!»

– А вам не приходило в голову, что ваша мать очень расстроится, если не будет присутствовать на долгожданном бракосочетании своей дочери?

– У моей мамы большой опыт по части разочарований, когда дело касается меня.

В этом неожиданном признании прозвучала горечь. Даже слишком много горечи, так что Джастин не решился утешать ее какими-нибудь банальными фразами.

У Хейли было такое выражение, которое Джастин уже видел на лице Росса, когда тот говорил о своей семье. Возможно, именно поэтому Росс взялся помочь Хейли и именно поэтому так рвался поскорее выйти из больницы.

– Что-то мне не нравится Слоун, – заявил Джастин, садясь на ручку кресла, в котором сидела Хейли.

– Лучшего я не смогла придумать.

– Знаете, для того чтобы разрыв был правдоподобным, необходимо заранее продемонстрировать, что в раю не так безоблачно, как кажется.

– Вы правы, – кивнула Хейли. – Вы можете, например, все время делать вид, что вам надо позвонить в Эль-Бахар или что там срочно требуется ваше присутствие, а я буду вас упрекать. Я много раз говорила маме, как вам, то есть Слоуну, трудно оттуда вырваться. Ваши «друзья» ведь не смогли.

– Я уже давно хотел с вами об этом поговорить. Может, стоит нанять кого-нибудь на роль гостей со стороны Слоуна? Как-то странно выглядит, что у этого парня вообще нет друзей.

– Я не могу оплачивать еще и друзей, – возразила Хейли. – У меня на это денег не хватит. Мне и так придется взять кредит, чтобы заплатить налоги.

Джастин слишком хорошо знал, что такое долги.

– Уже поздно, а завтра нам предстоит сумасшедший день. – Хейли встала и потянулась. – Устроители ярмарки невест будут гонять нас по всему городу, чтобы сделать снимки для своего буклета.

– Какого буклета? – насторожился Джастин.

– Про ярмарку невест в Мемфисе. Каждый год пара, выигравшая «Свадьбу мечты», фотографируется для рекламы спонсоров ярмарки.

Вот это номер! Только теперь Джастин понял, почему роль жениха так привлекла Росса. Но ему-то эта реклама не нужна!

– Я не хочу появляться в рекламе.

– Но вы же жених!

– Я не жених, – Джастин ударил себя в грудь. – Я только притворяюсь женихом.

– Люди об этом не знают.

– Вот о том-то я и говорю. Слоун вернется в Эль-Бахар, а я останусь. Но ведь я живу здесь. Я здесь работаю. И с девушками тоже буду встречаться здесь.

– Росс не возражал против буклета. – Хейли почувствовала себя обиженной.

– Росс профессиональный актер и фотомодель. И все это знают, особенно женщины.

– Тогда попросите, чтобы вас фотографировали со спины. Возможно, это лучшая часть вашей фигуры, – бросила Хейли через плечо, направляясь в свой номер.

– Смейтесь, смейтесь! Ваша-то личная жизнь не пострадает.

– Уже нечему страдать, – обернулась она на пороге.

– Эй! Вы еще встретите кого-нибудь, – остановил ее Джастин.

Скрестив на груди руки, она прислонилась к косяку:

– Я тоже себе об этом постоянно твержу, но меня все труднее убедить. Наступило молчание. «Пожелай ей спокойной ночи и закрой дверь».

– Спокойной ночи, – сказал он, но дверь не закрыл.

– Спасибо, что согласились мне помочь. Не знаю, что бы я без вас делала, – сказала она так тихо, что Джастину пришлось подойти поближе. Она подняла голову – и ее лицо и губы оказались совсем близко. – У Росса замечательный друг. Надеюсь, что и я стала вам другом.

Это был момент, когда ему следовало бы поднять голову. Но этот момент прошел. Это был момент, когда ей следовало бы отступить. Но этот момент прошел.

Осталось лишь…

– Черт, – прошептал он и поцеловал ее.

Они только соприкоснулись губами. Он почувствовал теплоту ее восхитительного рта и сладкий вкус шоколада.

Теперь можно и отступить, притворившись, что он просто по-дружески поцеловал ее на ночь. Однако дружеский поцелуй почему-то затянулся. Джастин даже слегка привлек Хейли за плечи, а она обняла его за талию. Что ему после этого оставалось, как не прижать ее к себе?

Она откинула голову, и кончики ее волос коснулись его руки. Ему нравились ее волосы густые, шелковистые – и то, как они покачиваются в такт шагам. Запустив в них пальцы, Джастин весь отдался во власть поцелуя.

Он знал, что ведет себя плохо. Он искал для себя совсем другую женщину. Однако проблема была в том, что он никак не мог вспомнить, почему ему нужна другая женщина.

Сквозь тонкий шелк блузки он чувствовал, как напряглась ее спина. Неожиданно она издала какой-то гортанный звук, и Джастин понял, что он в беде, хотя в глубине сознания понимал, что жаждал услышать именно этот звук, доказывавший, что она возбуждена так же, как он.

Что же делать? Не может же он воспользоваться эмоциональной уязвимостью Хейли! Джастин всегда гордился тем, что он порядочный и честный человек. Целовать Хейли было непорядочно.

Между тем эмоционально уязвимая женщина сжала его бедра. У Джастина чуть было не подкосились ноги. Он прервал поцелуй и пробормотал:

– Вы… что вы…

– Я… ничего…

Джастин заглянул ей в глаза и увидел, как рушится его перспективный план.

Но, собрав в кулак волю, закаленную долгими годами воздержания, Джастин холодно улыбнулся и еще холоднее заметил:

– Тогда спокойной ночи. Он так и не понял, как ему удалось заставить себя закрыть дверь. Но лишь только услышал, как щелкнул замок, прислонился лбом к косяку и застонал.

Желание захлестнуло его.

«Не надо было ее целовать тогда, у конторки», – подумал Джастин. Вот когда он совершил ошибку. Нет, он совершил ошибку, когда не подтер моющее средство. Если бы он вытер пол, здесь был бы сейчас Росс. Это Росс бы ее сейчас целовал, а он бы с ней даже не встретился.

Он никогда бы не узнал, как она улыбается и какого вкуса ее губы, не услышал бы этого гортанного звука, вырвавшегося у нее из груди…

Тут Хейли постучалась и открыла дверь.

– Джастин?.. Вы поцеловали меня из жалости?

«Соври. Скажи, что из жалости. Лучше сделать ей больно сейчас, чем потом. Соври, пока не поздно».

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, гордо подняв голову.

– Нет, – признался он.

– Я так и думала, – улыбнулась она. – Спокойной ночи. – И она закрыла дверь.

Глава 4

– Больше энтузиазма, ребятки!

– Пить пиво в десять утра – какой уж тут энтузиазм. Не могу я, – пробурчал Джастин, мрачно заглядывая в огромную глиняную кружку.

– А я могу! – Хейли подняла свою кружку и оглядела присутствующих. В «естественной обстановке» ночного клуба снимался очередной эпизод для буклета. Позади фотографа толпились дизайнер буклета, представительница ярмарки невест миссис Педерсон, хозяин бутика, предоставившего костюмы для съемки, мать Хейли и ее сестры.

– Молодец, Хейли! Слоун, не хмурься, смотри веселей! Почему у тебя такой недовольный вид? – подбадривал фотограф.

– А какой у него может быть вид, если его невеста пьет пиво? – возмутилась Лола и даже содрогнулась от ужаса.

Хейли отпила еще немного пива, хотя съемки в клубе закончились.

– Не спеши, – предупредил ее Джастин. – У нас впереди еще два бара до ланча.

Хейли только пожала плечами. Она трудилась вовсю, не жалея сил. С восьми утра она уже трижды переодевалась, и это была ее первая кружка пива. Но не последняя.

В дополнение к нескольким большим призам было много мелких пожертвований, и о каждом будет упомянуто в буклете. К примеру, этот ночной ресторан оплатит обед на двоих стоимостью в двадцать пять долларов. А Свадебный салон Бетти пожертвовал невесте подвенечное платье, поэтому Хейли и Слоун появятся не только на обложке, но и на видео, и салон получит право выставить свои платья на следующей ярмарке невест.

Подвенечное платье привело Хейли в отчаяние. Глянув на него, она проглотила остатки пива. Ей придется выпить еще пару кружек, чтобы примириться с этим платьем.

Миссис Педерсон хлопнула в ладоши.

– Послушайте! Сейчас Хейли наденет черное в цветочек платье, и мы отправимся за покупками.

Джастин наблюдал за Хейли немного настороженно. Он с самого утра на нее так смотрит. Наверное, сожалеет о поцелуях и думает, что она от них растаяла, как шоколад на солнце.

Она подперла лицо кулачками и прошептала:

– Не беспокойтесь. Я знаю, что они были не настоящие.

– Мы сейчас говорим о бриллиантах?

– Я говорю о поцелуях.

– Разве? – Он выглядел таким расстроенным, что Хейли рассмеялась, хотя на самом деле ей было не до смеха.

Джастин – единственный мужчина из тех, кого она встречала за последние годы, за которого она могла бы выйти замуж. Наверное, те два поцелуя, которыми они обменялись, сыграли в этом не последнюю роль, хотя, чтобы окончательно удостовериться, следовало бы их повторить.

– Мы идем за покупками, – заявила Глория. – Когда я сказала миссис Уинфилд, как мне нравится твое маленькое черное платье, она предложила нам с Лорой Джейн скидки в своем магазине. Как это мило с ее стороны, не правда ли?

– Да, конечно. – Хейли одарила миссис Уинфилд ослепительной улыбкой. Она была ей благодарна за то, что та избавила ее от присутствия сестер при выборе обручального кольца.

Довольно и того, что с ней будет мать. Миссис Пэрриш не только мысленно сопоставит размер бриллианта со степенью любви Слоуна к своей невесте, а его качество – с уровнем его воспитания. Она использует камушек для того, чтобы их будущий союз был оценен по достоинству в обществе, к которому они будут принадлежать.

Весь персонал ювелирного магазина Робертсона замер в ожидании жениха и невесты. На прилавках стояли хрустальные вазы со свежими розами. В свете софитов сверкали витрины с кольцами и другими украшениями.

Устроители ярмарки невест заставили переодеться и Джастина. Стоя рядом с Хейли в белой рубашке и в спортивном пиджаке, он, как и полагается жениху, слегка обнял ее за талию.

– Неужели вас не пугает вся эта вакханалия с розами и кольцами? – спросила Хейли.

– Ведь не мне придется платить по счету, – возразил он.

– Да, на сей раз не придется.

– И надеюсь, что этот момент вообще наступит не скоро, – подчеркнул он.

– А что вы, собственно говоря, имеете против брака?

– Абсолютно ничего, пока не наступит время.

А оно наступит не раньше, чем через два года.

– Почему именно два?

– Потому что я планирую два года развлекаться и получать от жизни удовольствие, прежде чем стану добропорядочным семьянином.

«Наверное, все мужчины его возраста рассуждают так же, – подумала Хейли. – Поэтому-то я и не могла найти себе жениха: все они находятся в фазе безответственности».

– А как вы определите, что готовы жениться?

– Понятия не имею. Знаю только, что раньше, чем через два года, о женитьбе не может быть и речи.

– А вдруг вы кого-нибудь встретите?

– В этом-то и состоит мой план, – ухмыльнулся Джастин. – Я собираюсь встречаться со многими «кем-нибудь».

– Я не об этом. Что, если вы встретите ту, единственную? Как меня, например.

– Придется ей потерпеть, пожал он плечами.

– Пока вы будете развлекаться?

– Она тоже может развлекаться. Хейли вытаращила на него глаза. Неужели он говорит серьезно? Или хочет убедить ее в своей безответственности?

– Тогда я выберу кольцо с самым крошечным бриллиантиком, который есть в магазине, и скажу маме, что именно его вы мне подарили.

– Только попробуйте! Не успеете оглянуться, как я выберу кольцо с бриллиантом в пять карат!

– Слоун! Хейли! – позвала миссис Педерсон. – Сам мистер Робертсон готов вам помочь.

Обняв Хейли за талию, Джастин обратился к мистеру Робертсону:

– Если бы мне надо было выбрать сегодня кольцо, я, конечно же, предпочел бы что-нибудь из вашей эксклюзивной коллекции. Но я намеревался подарить своей жене кольцо, оставленное мне в наследство тетушкой.

– Кажется, вы говорили, что у ваших родителей не было сестер и братьев, – удивилась Лола.

– На самом деле она была моей бабушкой, без запинки импровизировал Джастин, – но я называл ее тетей. К сожалению, у меня не было возможности забрать кольцо из своего сейфа в банке и отдать его ювелиру на небольшую реставрацию. Но я думаю, Хейли, – и тут он улыбнулся, – согласится примерить кольцо, которое вы захотите прорекламировать, мистер Робертсон.

«Фамильная драгоценность! Даже моя мать не может возразить против этого. А он сообразительный!»

– А вы уже выбрали венчальные кольца? – спросил явно разочарованный хозяин магазина.

– Без кольца тетушки Слоуна это будет трудно сделать, – заупрямилась Хейли. – Вдруг они не будут сочетаться? Тогда мне придется вернуть вам ваше кольцо, мистер Робертсон.

– Вернуть кольцо после венчания? – ужаснулась Лола, и Хейли поняла, что венчальные кольца придется покупать.

– Могу я предложить что-нибудь простое? – Мистер Робертсон отпер витрину и достал бархатную подушку, на которой сверкали кольца, усыпанные мелкими бриллиантами.

«И не мечтай, парень!» – хмыкнула про себя Хейли.

– Хейли, Слоун, встаньте так, будто вы вместе с мистером Робертсоном рассматриваете кольца, – крикнула миссис Педерсон. – И поторопитесь. У нас мало времени. По расписанию нам предстоит еще снимать ланч, – напомнила она и постаралась вытеснить из кадра Лолу, которая, однако, успела сказать:

– Хейли, детка, по-моему, они миленькие. «Миленькие» означало, что камни недостаточно большие. На языке Лолы кольца должны быть «потрясающими». Хейли кольца вообще не понравились. Слишком вычурные. Совсем не в ее стиле.

– Не могли бы вы показать нам вот эти? – Джастин указал на другую подушечку и, оглядев Хейли оценивающим взглядом, добавил:

– По-моему, тебе больше подойдет золото.

Хейли кивнула, и мистер Робертсон молча достал требуемое.

– В простоте, на мой взгляд, заключена большая сила, – рассуждал Джастин. Он пошевелил пальцами над подушечкой, миновал кольца с гравировкой, из разноцветного золота и слишком массивные и остановил свой выбор на плоских, не узких и не широких полированных кольцах.

Он выбрал именно те, которые выбрала бы и Хейли!

– То, что надо, – сказала она, подняв на него глаза. Их взгляды встретились, и она мгновенно забыла, что на самом деле все это было фарсом.

Она очнулась, лишь когда щелкнула фотокамера.

– То, что надо! – с восторгом повторила редактор буклета. – Так друг на друга смотрят только влюбленные.

– Как бы не так, – пробормотал Джастин.

– Ага, – без всякого выражения поддакнула Хейли.

Со своими сестрами Хейли встретилась за ланчем для подружек невесты. Стол был элегантно сервирован, угощение – изысканным, шампанское – без ограничений. Когда съемки закончились, фотограф и все остальные тоже сели за стол.

Счет, соответственно, был чудовищным.

Хейли начала понимать, что «бесплатная» свадьба влетит ей в копеечку.

Согласно их плану, Джастин вдруг встал из-за стола, сказав, что ему надо позвонить. Когда он вернулся, вид у него был озабоченный.

– Что-нибудь случилось, Слоун? – спросила Лола, прежде чем Хейли успела раскрыть рот.

– В Эль-Бахаре настаивают на встрече на следующей неделе. Мне надо быть там.

– Это же совершенно невозможно, – возразила Лола. – У вас в это время свадебный круиз.

– Наверно, придется отложить круиз, – ответил Джастин, потирая подбородок.

– Джаст… – чуть не проговорилась Хейли, – Слоун, скажи им, чтобы перенесли встречу.

– Я не могу приказывать королю Эль-Баха-ра, – огрызнулся Джастин.

– А сказать невесте, что вы хотите отложить медовый месяц, вы можете? – вступилась за сестру Лора Джейн.

– У меня, к сожалению, очень жесткий график, – пояснил Джастин.

– Возможно, после свадьбы, – тут Лола украдкой посмотрела на Хейли, – вам захочется сделать его немного более гибким.

– Мое желание здесь ни при чем.

– Желание всегда при чем.

«Если мне удастся продержаться еще пару дней и никого не задушить, – подумала Хейли, – я смогу с полным правом встать на учет в агентство по найму актеров и фотомоделей Лоуренса Тейлора: у меня, оказывается, недюжинные актерские способности». Она надула губки и тронула Джастина за рукав.

– Слоун, ты уверен, что тебе придется отложить наш медовый месяц?

– На самом деле его придется не отложить, а немного укоротить.

– На сколько?

– В моем распоряжении понедельник и вторник.

«Боже, до чего умен!» Хейли увидела ошеломленные лица матери и сестер и изобразила на своем лице огорчение.

Первой очнулась Лола:

– Об этом не может быть и речи…

– Мама, позволь нам обсудить это со Слоуном наедине, – оборвала мать Хейли и заговорщически подмигнула ей: мол, все будет в порядке.

«А в актерстве есть что-то забавное».

Глава 74

«Ничего забавного в нем нет!»

– Неужели вы хотите, чтобы мы надели это? Хейли с Джастином были в том самом магазине белья, который она уже посетила с матерью, покупая «радугу любви». Поскольку это был канун Валентинова дня, в магазине толпились покупатели – в основном мужчины, – опустошавшие полки с красно-белым бельем.

Абсолютно все, начиная от сестер Хейли и кончая менеджером, считали, что, позируя перед спальным гарнитуром, пожертвованным в дар мебельным магазином, Хейли должна надеть верх, а Джастин – низ мужской пижамы.

– Ну же! Соглашайтесь! Это будет забавно, уговаривала редактор буклета.

Джастин никак не реагировал, поэтому Хейли устремила вопрошающий взгляд на Лолу. Сестры были заняты тем, что пополняли свой запас «радуги любви», – Хейли отметила, что обе они купили черное.

– Шелковые пижамы выглядят скромнее, заявила Лола.

– Вам придется лечь на кровать, – добавила миссис Педерсон.

– Я не возражаю, – сказал Джастин.

– Возражаешь, – поправила его Хейли. «Вот и рассчитывай на его помощь», – подумала она.

– Нет, – сказал он, приложив к ней полупрозрачный верх, и расплылся в улыбке.

– Значит, решено, – провозгласила миссис Педерсон.

Как только Хейли вышла из раздевалки, Джастин понял, что он заплатит – и дорого за то, что дразнил ее.

Откинув волосы, Хейли шла к нему босиком, в куртке красной шелковой пижамы. Она закатала слишком длинные рукава и все время подтягивала плечи, сползавшие то с одной, то с другой стороны.

Она выглядела… забавно, а когда сползало плечо – так просто сексуально. Росс был прав привлекательная, но опасная.

Все мужчины таращились на нее, а она этого не замечала. Фотограф чуть не уронил камеру.

«Иди же скорей сюда, Хейли», – подумал Джастин.

Колышущийся край пижамы едва доходил ей до бедер. Он уже и раньше замечал, что у нее красивые ноги, но чтобы такие потрясающие!

А у Хейли дрожали колени.

«Господи, сделай так, чтобы я не споткнулась!»

Все женщины, которые толпились вокруг, глазея на съемку, пялились на Джастина – то есть Слоуна. И все они завидовали Хейли.

Фотограф установил камеру для крупного плана. Джастин, казалось, не замечал, какое впечатление производят его мускулистая фигура, широкие плечи и плоский живот.

Хейли вдруг обуяла ревность ко всем этим незнакомым женщинам, которым Джастин намеревался назначать свидания. Почему он с ней не хочет встречаться? Да ведь он не хочет встречаться только с одной, ему подавай сразу всех – вот почему. Он будет крутить со всеми, а ей придется ждать – так, что ли? Нет, до этого она не унизится!

У Хейли оставался еще один день, чтобы заставить его пожалеть о своих намерениях. Может быть, что-нибудь и получится. Его голубые глаза следят сейчас за каждым ее движением.

Если бы еще знать, о чем он при этом думает!

«На ней, конечно, надето белье. Вопрос в том, какое? Кружевное, мини, прозрачное? Белье с красными сердечками на интересных местах? Или еще какое-нибудь?»

Ему не хотелось думать о белье, особенно о том, какое было на Хейли. Но это все же лучше, чем думать о том, как она будет лежать рядом на постели уже через несколько секунд.

– Где поднос с завтраком? – спросила редакторша, заглянув в сценарий и обращаясь к менеджеру, не спускавшему глаз с Хейли.

А та подошла к Джастину, улыбнулась и заправила волосы за уши. Она заметно нервничала. Джастин обнял ее за талию и привлек к себе, успокаивая. Белье на ней было. Но не много.

Рука, обнимавшая ее за талию, горела. Он опустил ее ниже, потом снова поднял выше.

«Дыши ровно, – приказала себе Хейли. – Постарайся, чтобы это выглядело естественно».

«Какое, к черту, естественно? Разве естественно стоять полуголой в витрине мебельного магазина, при том, что на тебя смотрят мать и сестры и вся съемочная группа, да еще толпа зевак? Не говоря уже о потрясающем мужчине с обнаженным торсом, который обнимает тебя за талию. Что, кстати, тоже не очень естественно».

– Так, вы двое, ложитесь в постель. Сейчас вам принесут поднос с завтраком.

Джастин откинул покрывало. Хейли отодвинула гору подушек и пробралась на дальнюю сторону.

Джастин лег рядом, оставив между ними пространство в целый континент.

– Да вы что? Придвиньтесь друг к другу! Оба одновременно подвинулись и столкнулись, чуть не запутавшись в шелковых простынях.

– Замечательно! Посмотрим, достаточен ли по размеру поднос. – Редакторша держала поднос с пустыми тарелками и бутафорскими круассанами. – Вы не могли бы подвинуться еще ближе?

Предполагалось, что они – два любящих друг друга человека, которые долгое время были в разлуке и которые должны были пожениться через двадцать четыре часа. Они должны вести себя так, словно не могут оторваться друг от друга, а не так, будто только что познакомились.

Хейли подвинулась и почувствовала, как Джастин прижался к ней бедром. Чтобы заставить Лолу и сестер поверить, что она счастлива, ей следует притвориться, будто близость доставляет ей удовольствие, разве не так? Ей и притворяться не надо, вот в чем загвоздка!

– Вот так хорошо, – удовлетворенно сказала редакторша.

– По-моему, им тесновато, – высказался фотограф. – Ну, да ладно. Только не загораживайте ему грудь подносом.

– Так пойдет? – Джастин улыбнулся фотографу, одновременно одной рукой обнимая Хейли за плечи. – Как вам это?

– Отлично, – откликнулся фотограф с завистливой улыбкой.

«Не просто отлично. Это фантастика!» Хейли придвинулась ближе к Джастину и положила руку ему на плечо.

«А вот это уже ни с чем не сравнимо». Хейли вдохнула знакомый запах – вчера в отеле у них было одинаковое мыло. Правда, на теле Джастина оно пахло немного иначе.

Осветитель включил софиты, а менеджер стал спешно поправлять покрывало и подушки вокруг Хейли и Джастина.

– Дорогая, не могли бы вы чуть-чуть наклонить голову, чтобы была видна резьба на изголовье? – попросил он.

Никаких проблем.

Под покрывалом было жарко, да еще от софитов шло тепло. Тело Джастина заблестело от пота. Хейли легонько подула ему на грудь, и Джастин вздрогнул, а бедро, касавшееся ноги Хейли, напряглось.

– Это еще зачем? – спросил он.

– Мне показалось, что вам жарко.

– Конечно, жарко, а от вашего дутья становится еще жарче.

– Дж… Слоун, вы хотите сказать, что рядом со мной вам становится жарко? – Она взглянула на него, не поднимая головы, чувствуя щекой его кожу.

Он неуверенно посмотрел на нее, и в этот момент фотокамера щелкнула.

– Хейли, дорогая, а теперь покорми Слоуна круассаном.

– Да он пластмассовый! – возмутился Джастин.

– Я и не говорю, что вы должны его съесть. – Редакторша рассмеялась, словно Джастин сказал нечто сверхостроумное. – Вы просто должны сделать вид.

– А мы разве просто делаем вид? – Он украдкой взглянул на Хейли.

– Конечно, – радостно ответила Хейли, потому что именно это он хотел услышать. Сев в постели, она взяла круассан и поднесла его ко рту Джастина. – Почему бы и нет?

Глава 5

Джастин стоял перед зеркалом в примерочной пункта проката и смотрел на свое немного старомодное – он был в сюртуке – отражение. Съемки эпизода в витрине мебельного магазина вывели его из равновесия. Ему не скоро удастся забыть ощущение тепла от прикосновения мягкого бедра Хейли. Душевный покой он, может быть, и обретет, а вот тело не очень-то заставишь это позабыть.

Откровенно говоря, он думал, что и Хейли чувствует то же, что и он.

Все началось с импульсивного жеста – желания помочь Россу, а превратилось в серьезную угрозу для его перспективного плана. Этой угрозой, если уточнить, была Хейли. Чем больше он с ней общался, тем яснее становилось, что завтра ему будет еще труднее, чем сегодня, расстаться с ней. А если и завтра он не сделает над собой усилие и не уйдет, может случиться так, что он вообще с ней не расстанется.

Но он ведь уже решил. Так в чем проблема?

А в том, что он не хочет с ней расставаться. Эта история со свадьбой затуманила ему мозги. Когда Хейли была рядом, в голову все время лезли мысли об обязательствах и ответственности. Но разве не в этом суть того, что наступает в жизни человека после свадьбы?

Сегодня вечером – согласно их плану – он должен увезти ее подальше от матери и гостей, а особенно – от ее старшей сестры-хищницы (про себя он называл Глорию не иначе как «белобрысая» или «барракуда»), куда-нибудь, где они смогут быть самими собой. И тогда он узнает, флиртует ли она всерьез или слишком вошла в роль.

Хейли ненавидела юбки на кринолине. Она ненавидела свое подвенечное платье, шляпу и дурацкий зонтик. Больше всего ее раздражало то, что все было ненавистного розового цвета.

Ей казалось, что в этом платье она похожа на торт-мороженое с ванильным кремом.

– Очень милое платье, – улыбнулся Джастин.

– Милое? – простонала она. – Это не платье, а поцелуй смерти.

– Правда, оно не совсем в вашем стиле. Как это он угадал? Она вспомнила, как он выбрал именно то кольцо, которое понравилось ей.

– Маме оно понравилось. Знаю-знаю. Ничего не говорите.

– Слоун, Хейли! – позвала неутомимая редакторша и помахала им рукой. – Идите сюда.

– Я не могу удержаться и не сравнить это платье с тем, что на вас было вчера, – заявил вдруг Джастин, пока они направлялись к дому.

Хейли шла, приподняв юбки и не отрывая взгляда от земли. Если она зацепится подолом за сухие стебли травы, могут полететь хрустальные бусинки, которыми он расшит.

– Вы имеете в виду черное платье? – спросила она, не поднимая головы.

– Нет, верх пижамы.

Хейли не удержалась и посмотрела ему в глаза. Сейчас никто не может их услышать, так что в данный момент он не Слоун. И смотрит на нее не как Слоун.

– Вам идет верх от пижам. «Только если на тебе низ».

– Вы тоже выглядели великолепно в брюках. Женщины Мемфиса будут вам благодарны.

Он усмехнулся, а у Хейли чуть сильнее забилось сердце. «Глупое, – подумала она. – Не бейся, а то разобьешься».

Они подошли к дому и услышали конец спора, возникшего между редакторшей и хозяйкой свадебного салона.

– Надо сделать фотографию в полный рост, настаивала Бетти. – Иначе не будет видно все платье целиком.

– Но если камеру удалить, деталей все равно не будет видно, – возражала редакторша.

– Но ведь это снимок на обложку! Может, нужна другая фотокамера?

– Мы уже четвертый год подряд издаем буклет ярмарки невест, и у нас никогда не возникало никаких осложнений.

– Дамы, – вмешалась представительница ярмарки, – мы теряем освещение. Хейли, подойди сюда и прислонись вот к этому дереву…

– Она испачкает платье, – заметила Лола. – А завтра она выходит в нем замуж.

Представительница провела ладонью по стволу и продемонстрировала ее Лоле: никакой грязи. Редакторша показала Хейли, как ей следует держать руки.

– А вы, Слоун, опуститесь, пожалуйста, на одно колено.

– У него на штанах останутся пятна, – снова запротестовала Лола. Она достала из сумочки носовой платок и протянула его Джастину.

Он сложил платок вчетверо и встал на колено. Когда он поднял глаза на Хейли, ей показалось, что в свете уходящего дня они стали еще более синими. Такое впечатление, что он на самом деле делает ей предложение.

Было отснято не менее дюжины фото: Хейли с сестрами, Хейли с матерью, Хейли и Слоун, потом все вместе.

А потом…

– А теперь последний снимок! Поцелуй!

«Только не это! Я такая уставшая и измотанная! Да еще на виду у всех!»

Хейли уже с трудом сдерживалась и вообще еле стояла на ногах. Весь день она отбивалась от многозначительных намеков и критических замечаний матери, сестер и редакторши. Она переодевалась в тесных примерочных и пила пиво в десять утра. Сейчас у нее было только одно желание – лечь в горячую ванну и расслабиться.

Ей не хотелось целовать Джастина и при этом притворяться, что он Слоун. Она хотела целовать именно Джастина. А еще – прижаться к нему и почувствовать, как он ее обнимает.

Он подошел к ней и взял за руки.

– Длинный день, да? – пробормотал он и прижал их к губам.

Хейли кивнула, и Джастин поцеловал ее в лоб. Окружающие восприняли этот жест как проявление нежной любви.

Камера щелкала без перерыва.

Хейли захотелось, чтобы он поднял ее на руки и понес вверх по лестнице. По любой. Пусть даже по эскалатору.

А он обхватил руками ее голову и прикоснулся губами к ее рту.

Сердце Хейли норовило вырваться из груди. Этот поцелуй не был похож на те два. Он был нежным, исцеляющим.

Это был поцелуй Джастина.

Сославшись на усталость, Хейли с трудом выпроводила из номера мать и сестер.

– Но, Хейли, разве тебе не потребуется помощь, чтобы снять платье?

– Расстегни мне пуговицы, мама, а дальше я справлюсь. – Она устало улыбнулась и повернулась спиной, подняв волосы.

– Как все странно. Моя крошка выходит замуж, – сказала Лола, расстегивая ряд крошечных перламутровых пуговичек.

– Не пойму, мама, тебе грустно или ты счастлива?

– И то, и другое. Моя жизнь совершенно изменится, – призналась Лола. – Но я все-таки счастлива. Ах, да, я еще тебе не сказала, что звонил агент по продаже недвижимости и сообщил, что у него уже есть покупатель на наш дом. Я выдвинула свои условия, и если они будут приняты, то, как только ты выйдешь замуж, я сразу же начну подыскивать что-нибудь в Сан-Сити.

Голос у Лолы и вправду был счастливый.

После того как за матерью закрылась дверь, Хейли скинула забрызганные грязью туфли и бросилась на кровать. Нижние юбки взметнулись вверх.

Она одна, и больше нет нужды притворяться. Эта мысль принесла ей облегчение, и она закрыла глаза. Остался всего один день. Один день – и все будут счастливы. Она тоже будет счастлива оттого что пришел конец притворству.

«Но дело того стоило, – убеждала она себя. – Ведь как радовалась сегодня мама – сбывается ее мечта о свадьбе младшей дочери. Ради одного этого имело смысл притворяться».

Спать Хейли не хотелось. Может, и правда принять горячую ванну, а потом посмотреть что-нибудь – все равно что – по телевизору?

Она встала с кровати и через голову стянула платье. Кроме нескольких пятен грязи на нижней юбке, оно не пострадало от долгих съемок на лоне природы. Хейли повесила платье на плечики и принялась за ленты, которыми были скреплены обручи кринолина. Ей удалось развязать все, кроме одной на спине. Она стала тянуть концы ленты в разные стороны, но чем больше она дергала, тем туже затягивался узел.

Этого еще не хватало! Что же делать?

Из номера Джастина через две двери доносились приглушенные звуки: он включил телевизионный канал, передающий новости круглые сутки.

Придется обратиться к нему за помощью.

Хейли схватила было махровый халат, но передумала: она в общем-то вполне одета – на ней был расшитый бусами и отороченный кружевами корсет, – а халат будет только мешать. Ни корсет, ни кринолин не просвечивали, а значит, ничуть не отличались от обычного платья без бретелек. Единственное, что беспокоило Хейли, это слишком большой вырез корсета, обнажавший ложбинку на груди.

Она чуть-чуть приоткрыла свою дверь и позвала:

– Джастин!

– Подождите минутку! – Он убавил звук телевизора и открыл дверь со своей стороны. – Что случилось?

– Помогите мне снять кринолин. Джастин замер.

– Это не предлог, – успокоила она его. – Я не могу развязать узел на спине.

– О! Конечно же. Дайте посмотрю. Стараясь выглядеть невозмутимо, Хейли пошире открыла свою дверь.

Джастин не сдвинулся с места, а только моргал в явном недоумении.

– Узел на спине, – пояснила она и повернулась.

– Пойдемте к свету.

Хейли повела его к лампе на письменном столе, и Джастин приподнял абажур.

– Да, узелок основательный, – протянул он. – А как называется то, что на вас надето?

– Вы имеете в виду кринолин?

– Нет, верх.

– Это что-то вроде корсета. Он носится под платьем. А что?

– Он… а… – Джастин сглотнул, – ничего себе, приятный.

– Приятный? – И это все, что он может сказать о ее женственных формах?

Джастин вздохнул, и его дыхание защекотало ей шею. А еще она почувствовала его пальцы на спине.

– Между прочим, мы с вами сегодня не обедали. Как насчет того, чтобы перекусить?

Хейли вдруг почувствовала, что страшно проголодалась.

– Согласна. Но только что-нибудь попроще.

– Гамбургер?

– Пойдет.

Хейли попыталась заглянуть через плечо.

– Стойте смирно. Готово. Обратите внимание: лента смялась. Будьте осторожны завтра, когда будете одеваться.

– Спасибо. – Она почувствовала, как разошелся обруч на спине, и едва успела схватить его за концы, чтобы вся конструкция не упала на пол. А еще она успела заметить, какое странное выражение лица было в этот момент у Джастина.

– Я… только… – Джастин попятился к двери.

– Я постучу, когда переоденусь, – сказала Хейли.

Джастин кивнул и скрылся за дверью. «Слава Богу, – подумал он, – вовремя ушел». На лице у него выступил пот. Вид Хейли в этом корсете навсегда останется у него в памяти.

Он чуть было ее не обнял. Он и сейчас этого хочет… хочет прижаться губами к тому месту на спине, которое оголилось чуть повыше ее трусиков, когда она поспешила удержать обруч.

Надо все это выкинуть из головы. Они просто идут перекусить, ничего особенного. Ему надо немного отвлечься от этой предсвадебной кутерьмы. Он, видимо, устал, раз вид женщины в старинном платье чуть было не вывел его из равновесия.

Может, в таких ситуациях помогает холодный душ? Надо сейчас же это проверить.

Они улизнули из отеля, не наткнувшись ни на родственников Хейли, ни на гостей, которые уже начали съезжаться на свадьбу, и отправились в кафе «Голубой город».

Словно сговорившись, они болтали о чем угодно, только не о свадьбе. В разговоре выяснилось, что Джастин более либерален, чем предполагала Хейли, а она оказалась более консервативной, чем ожидал Джастин.

Джастин смешил ее разными забавными историями из своей учительской практики, а она попыталась ответить тем же, хотя ничего особенно забавного в ее работе технического редактора не было, так что и рассказывать было в общем-то нечего.

– А что заставило вас податься в налоговую инспекцию? – спросила Хейли, пододвигая ему пакет с чипсами.

– Решил узнать дело изнутри и набраться опыта. К тому же корпорации охотно берут на работу бывших сотрудников налоговой службы.

– А когда вы решили, что хотите стать юристом?

– Я всегда это планировал. Просто шел к этому постепенно, шаг за шагом.

Он стал рассказывать ей о том, чего он добивается и какую роль в его жизни сыграл Росс. Она внимательно слушала, и у него появилось ощущение неловкости: не слишком ли он с ней откровенен?

– А как себя чувствует Росс?

– В больнице его каждый час будят для проверки, так что, когда я к нему зашел и разбудил, он был не очень доволен. – Они оба рассмеялись. – А вообще-то он поправляется. Сетует на кормежку. Очень жаль, что нельзя протащить ему тайком что-нибудь стоящее.

Они переглянулись, и Джастин понял, что Хейли пришла в голову та же мысль, что и ему.

Он прочел это в ее глазах.

– Уже поздно. Придется как-нибудь прокрасться, – сказал Джастин и сделал знак официанту.

Присутствие Хейли придавало приключению забавность. Они смеялись, одергивали друг друга, придумывали возможные объяснения с сестрами, но в конце концов совершенно беспрепятственно добрались до палаты. Вторая кровать была за занавеской. Горел ночник. Глаза Росса были закрыты.

– Нам лучше уйти, – прошептала Хейли. Джастин прижал к губам палец, потом сунул пакет с гамбургером Россу под нос.

– По-моему, у меня глюки: чую жирное жареное мясо с луком, – пробормотал Росс, наморщив лоб.

– Угадал!

– Слава Богу. – Росс открыл глаза и сел. – Мне сказали, что, если человек чувствует какие-то странные запахи, это означает, что у него мозговая травма. – Он схватил пакет. – Иди к папе, мой дорогой!

– Вы уверены, что ему это можно? – спросила Хейли.

– Ммм! – промычал Росс с набитым ртом. – Хейли, дорогая, я тронут вашим визитом. Джастин, это – Хейли Пэрриш, та, что должна участвовать в свадебном проекте. Помнишь, я тебе о нем говорил?

Джастин и Хейли переглянулись.

– Мы познакомились, – коротко откликнулся Джастин.

– Ну да. Я ее тебе только что представил. – Росс улыбнулся и снова принялся за гамбургер.

Джастин посмотрел на Хейли и покачал головой. В ответ она одарила его взглядом, в котором отчетливо читалось: я не дура.

– Ну, и когда они собираются тебя выписывать? – осведомился Джастин.

– Мне не удалось получить эту информацию. А сколько я уже здесь нахожусь?

– Со вчерашнего дня. – Джастин почел за лучшее не говорить Россу правду.

– А где я был до того?

– Стирал белье, – осторожно сказал Джастин, уже жалея, что отважился на этот экспромт с гамбургером.

– Как вульгарно, – притворно ужаснулся Росс, дожевывая бутерброд. – Хейли, будьте добры, налейте мне, пожалуйста, немного воды.

– Ты помнишь, как с тобой это произошло? – спросил Джастин.

– Произошло что?

– Как ты упал и ударился головой?

– Ты хочешь сказать, что я не в отделении реабилитации? – Росс потрогал забинтованную голову.

Джастин нахмурил брови. Судя по всему, Росс не скоро выйдет из больницы. Не следовало им нарушать больничные правила и приходить к нему.

Он посмотрел на Хейли, а она указала ему глазами на дверь.

– Росс, нам надо идти. Тебе необходимо поспать.

– Идите, дети мои. Джастин, не забудь проводить Хейли до машины. А еще лучше сходите куда-нибудь выпить кофе. Знаете, я собирался пригласить вас обоих где-нибудь посидеть после того, как завершится проект со свадьбой. Мне кажется, вы друг другу подходите. У Хейли весьма изощренный ум, Джастин. Тебе это понравится.

Хейли хотела запротестовать, но Росс перебил ее:

– Джастин слишком строго следует правилам, особенно тем, которые сам установил. Хейли, пусть он вам расскажет о своем бредовом плане.

– Послушай…

– Бредовый, – настаивал Росс. – Клевое слово, разве нет? Я услышал его от одного из докторов. Этим словом можно определить характер. И он здорово подходит к описанию плана Джастина.

– Хватит, Росс! – Даже не глядя на Хейли, Джастин знал, что она еле сдерживает смех. – Мы тебя поняли. Как насчет кофе, Хейли?

– С удовольствием.

– Видишь? – просиял Росс. – Я был уверен, что вы понравитесь друг другу. Я сейчас вообще понял очень многое. Некоторые вещи, которые раньше были для меня загадкой, вдруг стали ясными. – Он снова наморщил лоб. – Джастин, ты точно знаешь, что я не в реабилитационном отделении?

– Уверен.

Они уже собрались уходить, но Росс схватил Джастина за рукав.

– Она в твоем вкусе, Джастин. Советую внести в свой план кое-какие изменения.

Глава 6

Сегодня был день ее свадьбы. Ненастоящей.

Хейли приняла душ и, не вытирая насухо волос – должен был прийти парикмахер, – села завтракать.

Вчера вечером на обратной дороге в отель они с Джастином договорились, что в разгар приготовлений он сообщит ей, что ситуация в Эль-Бахаре серьезно осложнилась и требуется его немедленное присутствие. Сцена «разрыва» должна была произойти в фойе отеля, так чтобы Джастин мог тут же «в гневе» выбежать на улицу, а Хейли – «с плачем» вернуться в свой номер. Когда мать и сестры придут ее утешать, она закатит истерику и будет настаивать на том, чтобы они оставили ее в покое и отправились с приглашенными на свадьбу гостями в круиз на «Принцессе Миссисипи».

Таким образом, и Джастин, и Слоун одним махом исчезнут из ее жизни. Что касается Слоуна – то слава Богу. А вот Джастин… Нет, она не собирается ждать и надеяться на то, что он вернется к ней, если не найдет кого-нибудь получше. До этого она не унизится. Она не станет думать о Джастине и его бредовом плане. Хейли улыбнулась и рукавом махрового халата вытерла слезы.

Смежная дверь, которая вела в номер Джастина, приоткрылась. Однако вместо стука она услышала шорох и увидела у себя под дверью конверт. На конверте было написано ее имя. Хейли схватила конверт и достала записку.

С Днем святого Валентина!

Дж.

– Мне кажется, корсет великоват, особенно в талии. – Лора Джейн вертелась у большого зеркала.

– Хейли, Слоун просил тебе передать… – Глория вбежала в спальню, встряхивая фальшивыми локонами, – что в Эль-Бахаре упорствуют, но что он постарается загладить свою вину. – Глория слово в слово повторила то, что сказал ей Джастин. – Что, черт возьми, он имел в виду?

Лола, которую в это время причесывали, повернулась в кресле и воскликнула:

– Хейли?

Хейли заморгала. Сегодня утром она неожиданно обнаружила у себя способность плакать по заказу.

– Ах, мама! – Ей даже удалось весьма правдоподобно всхлипнуть.

– Хейли, дорогая, что случилось?

– Он должен вернуться в Эль-Бахар, мама. У меня не будет медового месяца! – заныла Хейли.

Мать заключила ее в объятия.

– Этого не может быть, – пробормотала она.

– Да, мама, да. Я знаю. Но если он уедет, я не выйду за него замуж!

Наступившую тишину нарушали лишь рыдания Хейли.

– Послушай, Хейли…

– Если его работа и этот ужасный Эль-Бахар ему дороже меня даже в день свадьбы, то они всегда будут у него на первом месте. Что это будет за брак?

– Но, Хейли…

Хейли вытерла лицо и посмотрела матери прямо в глаза.

– Ты была права, мама. Мне надо проявить твердость. Если я сейчас, в самый ответственный момент в моей жизни, уступлю, я всегда буду на втором плане. Поэтому я приняла твердое решение положить этому конец, как ты меня и учила.

– Хейли, детка, я имела в виду, что ты должна это сделать после свадьбы.

– Тогда уже будет поздно.

– Хейли! – Глория воздела руки. – Зато у тебя будет такое приданое! Одного белья сколько!

Джастин позвонил Хейли по телефону.

– Ну, как дела? – спросил он после того, как Глория, весьма неохотно, передала ей трубку.

– Позвони им еще раз, Слоун, – ответила Хейли.

– А что на вас сейчас надето? – Джастин постарался придать своему голосу игривость.

– Мне нет дела до того, что там сейчас ночь. Стою здесь, как дура, в свадебном платье.

– И корсет с кринолином тоже на вас?

– Я готова завязать узел <Здесь игра слов: в английском языке «завязать узел» может иметь значение «связать себя узами брака».>, но прежде хочу напомнить, что у тебя есть определенные обязательства.

Джастин зажмурился и представил себе Хейли в кринолине.

– А кто поможет вам развязать узел?

– Ты не единственный мужчина на свете! Джастин моментально открыл глаза и сразу представил себе другого мужчину – как ни странно, с лицом Росса, – стоящего за спиной Хейли. Этот мужчина развязывал узел и одновременно покрывал поцелуями ее обнаженные плечи. А когда узел был развязан… мужчина наклонился и стал целовать нежную кожу чуть пониже спины. В глазах у Джастина помутилось.

– Может быть, я и не единственный, но я лучше всех, – не сразу ответил Джастин. Наступило молчание.

– Я это знаю, – наконец тихо произнесла она. «Что она сказала? О чем мы говорили?»

Джастин откашлялся.

– Я перезвоню через несколько минут.

– Буду ждать… Слоун.

«Слоун? Она сказала: „Слоун“? Как она могла назвать меня Слоуном?»

Положив трубку, он сел на кровать. Хорошо бы включить телевизор, но ведь там, за дверью, могут услышать. Они же считают, что он звонит в Эль-Бахар.

– Оператор, мне надо позвонить в Эль-Бахар, – сказал он громко и отчетливо.

Подождав немного, он принялся выкрикивать:

– Моя невеста расстроена… Если бы вы могли объяснить ситуацию королю… может, он окажется немного романтиком и согласится… Вы не пытались его подкупить? «Ну и зануда же этот Слоун!»

Глория и Лора Джейн стояли под дверью и подслушивали. Поскольку широкие кринолины не позволяли им стоять рядом, Лора Джейн взгромоздилась на стул.

– Ах, Хейли, он так старается, – сказала она.

– Он говорит о подкупе, – добавила Глория. – Интересно, во сколько он тебя оценит.

– Гло-ри-я! – прошипела Лола, но не приказала дочерям прекратить подслушивать.

Хейли с большим трудом удерживала на лице выражение обиды. К тому же ей отчаянно хотелось услышать, что именно говорит Джастин.

Хорошо было бы спросить его… но после «окончательного разрыва» она его больше не увидит. А момент расставания наступит очень скоро.

Парикмахер и визажистка уже ушли, оставив длинный перечень оказанных услуг и их цены.

Счет был фантастическим. Неужели стоимость накладных локонов Глории и Лоры Джейн является частью ее приза и ей придется платить за них налоги? Это просто возмутительно! Хейли и так уже купила сестрам как подружкам невесты по золотому браслету.

Телефон снова зазвонил. Хейли сняла трубку.

– Догадайтесь, кто говорит.

– Да, Слоун. Что они тебе сказали?

– Что я самый большой на свете подхалим, который и мизинца вашего не стоит. Хейли невольно рассмеялась.

– С этим я согласна. – Она взглянула на мать и сестер – по выражению их лиц она поняла, что у них появилась надежда. Надо срочно давать задний ход! – Так что ты выбираешь: медовый месяц или Эль-Бахар?

– Если бы Слоун на самом деле существовал, этого разговора бы не было. «Что правда, то правда».

– Хорошо. Даю тебе еще час, – сказала она. – Нам пора ехать на пристань. Лимузины уже у подъезда.

– Сломай ногу, – сказал Джастин.

– Я надеюсь, ты шутишь, Слоун?

– Хейли!

– Я не изменю своего решения, – коротко сказала она и положила трубку.

– Ну? – одновременно спросили вес три женщины.

– Он пытается, – пожала плечами Хейли.

– Мы так и думали, – заявила Лора Джейн, спрыгивая со стула и зацепив его своим кринолином.

– Что ты имела в виду, когда сказала ему, что не изменишь своего решения? – потребовала ответа Глория.

– Он может отложить либо свадьбу, либо свою поездку в Эль-Бахар. Правда, если он выберет свадьбу, это будет означать для него расторжение контракта в Эль-Бахаре.

– Хейли, не глупи. После стольких мучений…

– Мама, я думала, тебе все эти приготовления доставили удовольствие, а оказывается…

– Детка, я не это имела в виду. На самом деле важна не свадьба, а то, что будет после, твое замужество. Самый главный момент наступит, когда ты ответишь на вопрос судьи:

«Да, согласна». А все остальное – мишура.

– Ты никогда так не говорила, мама! Улыбнувшись, Лола поправила рукав на плече Хейли и сказала:

– Важнее всего для меня твое счастье. Они молча спустились в лифте в фойе. Туристы, довольные тем, что видят настоящих красавиц Юга, щелкали фотоаппаратами.

Хейли чувствовала себя отвратительно. Медленными шагами она направилась к выходу. Сейчас она услышит…

– Хейли!

– Слоун! – Глория и Лора Джейн разом взвизгнули и загородили Хейли своими спинами.

– Прошу вас… мне надо с ней поговорить.

– Видеть невесту до свадьбы – плохая примета.

– Но я же видел ее вчера, когда мы фотографировались.

– А сегодня вы ее еще не видели, – твердо заявила Лола.

– Хейли!

– Мама, лучше я поговорю с ним, – сказала Хейли, выступив из-за спин сестер.

– Хей… – Он запнулся. На его лице появилось выражение благоговейного ужаса.

Хейли застенчиво улыбнулась. Джастин сглотнул.

– Как ты прекрасна! – пробормотал он. Хейли сказала себе, что навсегда запомнит это мгновение: и выражение его лица, и его голос, и то, что он сказал. И в ее памяти останется Джастин, а не Слоун.

Джастин тряхнул головой, словно стараясь очнуться.

– Король отказался перенести встречу.

– И каким же будет твое решение? Джастин взял ее за руку и отвел в сторону, подальше от Лолы и сестер.

– У вас холодные руки.

– Я нервничаю, – призналась она. – Я не уверена, что наш план сработает.

– Вы хотите, чтобы я еще что-нибудь сделал? Только скажите, и я сделаю. Она прикусила губу.

– Знаю. Вы вообще все делали великолепно. Вам пришлось потратить на меня столько времени и сил, что я не знаю, смогу ли когда-нибудь вас отблагодарить.

– На это я могу ответить, – улыбнулся Джастин. – Я могу предложить несколько способов, как вам вернуть свой долг. Сейчас перечислить или чуть позже?

– Не смешите меня. – Ее губы задрожали. – Мне же надо делать вид, будто я расстроена.

– Готовы?

– Конечно, готова! – сказала Хейли, повысив голос.

– Хейли, будь благоразумна…

– Благоразумна? – Она вырвала руку. – Ты называешь отказ от круиза в Карибском море благоразумием?

– Мы поедем в другой круиз.

– А я хочу в этот. Это наш медовый месяц!

– Я уеду всего на несколько недель.

– Если только король не назначит еще какую-нибудь встречу.

– Хейли, мы можем провести с тобой медовый месяц в любое время, но сейчас под вопросом моя карьера.

– О! – Хейли отступила на шаг. Лола уже была рядом. – Ты слышала, мама?

– Тут нет ни одного человека, который не слышал бы твою перепалку со Слоуном, сквозь зубы процедила Лола.

– Медовый месяц бывает после свадьбы, а не в любое другое время, и всего один раз в жизни.

– Мне жаль, что ты так думаешь. – Джастин сделал вид, что огорчен. – Я тебя предупреждал, что мне трудно будет вырваться в феврале, но ты настояла, и вот результат. Но надо как-то выходить из положения. Иди садись в лимузин.

– Нет, – возразила Хейли. – Я не сяду в машину, потому что я не выйду за тебя замуж.

– Ну, если так…

– Так. И я не стану ждать, пока ты придешь в себя и одумаешься. – Эти слова Хейли были предназначены не Слоуну, а Джастину, но он явно об этом не догадался.

– Слоун, погодите минутку, – вмешалась наконец Лола. – Дайте нам переговорить. – Даже сквозь профессионально наложенные румяна было видно, как она побледнела.

Джастин отошел, а Лола заговорила с дочерью тоном, которым никогда с ней не говорила:

– Хейли Энн, сию же минуту прекрати истерику!

– Мама!

– Этот человек тебя любит, а ты от него отказываешься.

– Нет, мама, он меня не любит. – Глаза Хейли наполнились настоящими слезами. – Он не сможет сделать меня счастливой.

– Ты пока еще не знаешь, что такое счастье. Но ты терпеливо ждала больше года, пока он работал в этой дикой пустыне, а теперь не хочешь дать ему еще несколько дней?

– Нет. – Хейли вытерла глаза, не размазав водоотталкивающую тушь, и подошла к Джастину. – Выбирай: или я, или этот эгоист-король, – громко сказала она.

– Похоже, что король не единственный эгоист, Хейли. – Джастин повернулся и прошел мимо сестер Хейли, смотревших на все с раскрытыми ртами.

Рыдая, Хейли побежала к лифту, но добралась только до фонтана.

– Хейли, любовь моя!

Она обернулась. У входа в отель стоял Росс в такой же одежде времен гражданской войны, как и Джастин.

– Росс! – Джастин перехватил Росса у самых дверей. – Старина, что ты здесь делаешь? – Джастин хлопнул друга по спине и попытался оттеснить его на улицу.

– Простите, любезный, но боюсь, что вы ошибочно приняли меня за кого-то другого. Я – Слоун Деверо.

Хейли показалось, что она вот-вот упадет в обморок.

– Ты мой шафер, – тихо сказал Джастин, а потом воскликнул:

– Росс, я не ожидал, что ты успеешь приехать!

– И я не ожидал. Они не хотели выпускать меня из реабилитации.

– Ты всегда был шутником, Росс, – расхохотался Джастин, но чуть-чуть громче, чем требовалось. – Разрешите представить – мой шафер Росс Сент-Джон.

Лола, Глория и Лора Джейн явно растерялись, не зная, на кого им смотреть: на Росса, Джастина или на Хейли.

Хейли подбежала к Джастину и взяла его за руку:

– Росс, Слоун так расстроился, когда узнал, что вы не сможете вырваться из Эль-Бахара и успеть на нашу свадьбу.

Взгляд Росса стал растерянным.

– Но ты успел и будешь у меня шафером, подтвердил Джастин.

– Ты хочешь сказать, что мне дали другую роль?

– Нет. Но я скорее вообще откажусь от шафера, чем позволю кому-то сыграть эту роль, кроме тебя.

Потянув Росса за рукав, Джастин попросил:

– Давай садись в лимузин. Гости ждут.

– Дж… Слоун! – «Он что, забыл, что не должен садиться в машину?» – ужаснулась Хейли.

Не обращая на нее внимания, Джастин обнял Росса за плечи.

– Расскажешь мне, как обстояли дела, когда ты улетал из Эль-Бахара. Я висел на проводе все утро.

– Эль-Бахар – это огромная и дикая песчаная пустыня, где дуют сильные ветры и палит солнце, – продекламировал Росс. – Я работаю там на одну нефтяную компанию.

У Хейли оставалась лишь одна надежда: что Джастину удастся вовремя засунуть Росса в машину.

– Поезжай с ними, – подтолкнула ее Лола.

– Но, мама!

– Он все равно уже увидел тебя до свадьбы, а тебе полезно немного побыть с ним рядом. Может быть, его друг убедит тебя, что Слоуну и вправду надо быть на работе через неделю.

– Это уже не имеет значения. Я не выйду за него замуж.

– Хейли Энн, садись в машину! И Хейли повиновалась.

– Хейли, разреши представить тебе Джастина Брукса. Он тот друг, о котором я тебе рассказывал.

– Мы знакомы. – Джастин потер себе переносицу.

– Ну да, ведь я только что тебя представил. – Росс был явно доволен собой.

– Росс…

– Давай лучше я, – оборвала Джастина Хейли. – Когда вы опоздали на встречу с моими родственниками в отеле «Пибоди», Джастин вас заменил. С тех пор и до вашего появления сегодня он был Слоуном Деверо. Вы не позвонили, чтобы предупредить…

– Меня задержал менеджер ателье проката, где я хотел взять этот сюртук. Смешно сказать, но он настаивал на том, что я уже брал у него смокинг и не заплатил. Видимо, хотел выманить чаевые. Я сказал, что никогда больше не появлюсь в его конторе и друзьям закажу.

– Он, верно, жутко расстроился, – пробормотал Джастин.

– Теперь-то вы здесь, – сказала Хейли, – но мне пришлось представить Джастина маме и сестрам как Слоуна Деверо. Так что ему придется остаться Слоуном, а вы будете его шафером.

– Хм! – Росс потер подбородок. – Но у меня не было времени порепетировать новую роль.

– Я понимаю, что мы слишком многого от вас требуем, – мягко сказала Хейли, – но вы такой прекрасный актер! Я уверена, вы справитесь.

– Разумеется, справлюсь… Шафер должен провозгласить тост, не так ли?

– Должен был бы, если бы состоялась свадьба, – ответил Джастин.

– А что, свадьбы не будет?

– Мы поссорились, – сообщила Хейли.

– Когда это вы успели? – искренне удивился Росс. – Вы же только что познакомились.

– Я хотела сказать, что я поссорилась со Слоуном.

– Но теперь-то вы вроде помирились?

– Мы не женимся, – твердо заявил Джастин. – Так что никакого тоста не будет.

– Да я знаю, что ты не женишься, Джастин. Она выходит замуж за Слоуна.

– Я вообще ни за кого не выхожу замуж!

– Но… – Росс беспомощно огляделся. – Боюсь, я не понимаю… Что мне-то делать? Мне нужен сценарий.

Хейли вздохнула и уставилась в тонированное стекло лимузина. Это – катастрофа. Полная катастрофа.

– Твоя задача проста: все время будь около меня. Росс. Мы выйдем из машины на пристани и быстро пересядем в такси. И все!

– Мы с тобой? И это все?

– На большее у нас не будет времени. Росс так глубоко втянул носом воздух, что у него раздулись ноздри.

– Должен признаться, мне совсем не нравится второстепенная роль.

Глава 7

Белоснежная красавица «Принцесса Миссисипи» сверкала на ярком февральском солнце. В ознаменование Дня святого Валентина и свадьбы Хейли матросы раздавали гостям мелкие красные розочки.

«Интересно, – со вздохом подумала Хейли, стоимость этих роз тоже входит в мой приз?»

Поперек палубы были натянуты белые ленты, трепетавшие на ветру. Сестры Хейли стояли возле украшенного красными сердечками трапа, одной рукой придерживая огромные замысловатые шляпы, а другой стараясь справиться с пышными юбками. Когда лимузин остановился у причала, Лола помахала рукой Хейли.

– Ну не красавица ли? – сказал Росс, прильнув к стеклу.

Хейли не сразу поняла, что Росс имел в виду «Принцессу Миссисипи», а не одну из ее сестер.

– Я столько лет прожил в Мемфисе и ни разу не плавал вниз по Миссисипи. Даже не пойму, почему.

Шофер открыл дверцу. Сначала вылез Росс, за ним – Джастин. Обернувшись, он спросил Хейли:

– Хотите выйти или начнете скандалить в машине?

– Мне будет легче, если я буду кричать отсюда.

– Ладно! – улыбнулся он. – Очевидно, настал момент прощания. Постараюсь сделать вид, что я просто взбешен.

– Джастин? – Ей хотелось попросить, чтобы он не исчезал, но она не смогла. – Давай! – закричала она. – Отправляйся на встречу в свой Эль-Бахар! Только не надейся, что я стану тебя ждать!

– Хейли! – крикнул Джастин. Неожиданно что-то мелькнуло у него за спиной, и Хейли тихо сказала:

– Подожди. Посмотри-ка. Они увидели Росса, поднимавшегося вверх по трапу.

– Что он делает? – Пытаясь остановить друга, Джастин помчался за ним. – Росс! – Но Росс уже исчез в недрах парохода.

Джастин вернулся к лимузину.

– Надо его найти. Неизвестно, что он может наболтать.

– Так идите же скорее!

«Росс явно не врубился в ситуацию, – подумала Хейли, – а его представления о том, что происходит, сменяют друг друга со скоростью стеклышек в детском калейдоскопе». Она смотрела, как Джастин взлетел по трапу, моля Бога, чтобы нашелся Росс.

Лола и сестры уже бежали к лимузину. Так она и знала! Первой прибежала Лола.

– Хейли, мы уже заждались. Почему ты все еще в машине?

– Я не выйду, – заявила Хейли, – и вообще намерена возвратиться в отель. Если хотите, поехали со мной.

– Мы все не поместимся, – возразила Глория.

– Вот и прекрасно. Оставайтесь с Лорой Джейн и повеселитесь.

– Хейли Энн, как это понимать? – потребовала Лола. – Ты окончательно решила бросить Слоуна?

– Он не единственный, кого бросили. После того как он выслушал рассказ Росса, Слоун сказал, что уедет, как только мы доплывем до Виксберга. Решил даже не оставаться на ночь, мама. Неужели ты не понимаешь, какое это унижение? Я этого не потерплю. Я не выйду за него замуж!

Лола строго посмотрела на Хейли и, не поворачивая головы, обратилась к Глории и Лоре Джейн:

– Девочки, отправляйтесь на пароход и оставайтесь там с бабушкой, пока я не поговорю с вашей сестрой. – Лола села в машину. – Слоун и его шафер уже на борту.

– Им там нечего делать. Раз ему не придется тратить время на свадебную церемонию, он может возвращаться в Эль-Бахар хоть сейчас. Водитель, – попросила Хейли, – отвезите меня, пожалуйста, обратно в отель «Пибоди».

– Не слушайте ее! – повелительным тоном приказала Лола.

У Хейли оставалась одна надежда: что появятся Джастин и Росс и уедут на такси. Вот тогда, и только тогда, ее мать поймет, что о свадьбе не может быть и речи.

Старший стюард «Принцессы Миссисипи» подошел к машине.

– Дамы, мы сейчас отплываем. Будьте любезны, поднимитесь на борт парохода, – сказал он и помог Лоле выйти из машины.

Хейли пристально смотрела на трап, силой воли призывая Джастина появиться. Напрасно.

– Мистер Уоррелл, у моей дочери сильнейший приступ предсвадебной горячки. Не могли бы вы как-нибудь выманить ее из автомобиля?

Оказавшись на пароходе, Хейли стала искать глазами Джастина и Росса, но их нигде не было.

– Хейли, пойдем в твою каюту, тебе надо привести себя в порядок.

– Сейчас, мама. Мне хочется немного постоять здесь и подышать свежим воздухом.

Раздался гудок, возвещавший скорое отплытие. Хейли запаниковала.

– Я не могу здесь оставаться! – Она рванулась, чтобы бежать, но Лола схватила ее за платье.

– Можешь! И останешься!

– Но это ужасная ошибка – выйти замуж за Слоуна, мама. Отпусти меня. Если не отпустишь, я порву платье. Честное слово!

– У вас на борту есть врач? – осведомилась Лола у стюарда, оказавшегося рядом. – Моей дочери может понадобиться успокоительное. Вы видите, она себя не контролирует.

– Ты хочешь накачать меня таблетками для того, чтобы я вышла за Слоуна?

Неожиданно из-за угла, тяжело дыша, появился Джастин.

– Хейли?

– Видишь, мама, как он торопится? Он уже на пути в Эль-Бахар. До свидания, Слоун, добавила она и отвернулась от Джастина.

– Я… я не лечу в Эль-Бахар.

– Не сейчас, так через пару дней. Джастин покачал головой.

– Росс убедил меня, – сказал он, сделав ударение на имени друга, – что с моей стороны было глупо даже думать о том, чтобы отложить наш медовый месяц.

– Ах, Хейли! – Лола только что не захлопала в ладоши от восторга.

– Что ты такое говоришь? – Хейли чуть не поперхнулась от изумления. «Я, видимо, очутилась в каком-то параллельном мире», мелькнуло у нее в голове.

– Я говорю, что ты абсолютно права, – сказал Джастин с жалкой улыбкой. – Мне не следовало ставить женитьбу в зависимость от своей карьеры.

«Наверное, Росс ударил его по голове. Он не соображает, что делает».

– Ах, вот как ты заговорил! Не хочешь выглядеть плохим мальчиком в глазах моей мамы?

Джастин наконец отдышался и заговорил покаянным тоном:

– Прости, Хейли, я наломал столько дров! Но я изменился.

– Вижу, что изменился. – Хейли сообразила, что сейчас должна уступить. Судя по всему, обстоятельства вынудили Джастина внести поправки в сценарий, но у него не было времени посоветоваться с ней. – Скажи еще, что тебя даже не зовут Слоуном Деверо.

– Мне больше нравится имя Джастин.

Его реплику заглушил гудок. Трап убрали. Ловушка захлопнулась.

Все трое – Хейли, Джастин и, конечно. Росс оказались на борту «Принцессы Миссисипи».

«Что же будет дальше?»

– Выкладывайте! – потребовала Хейли. – Каков ваш план?

Они сидели в гостиной каюты Хейли на верхней палубе «Принцессы Миссисипи». Хейли отправилась туда под тем предлогом, что ей надо прийти в себя и отдохнуть. Джастин и Росс пробрались к ней через балкон с нижней палубы. Джастину удалось уговорить Росса, уверив, что из каюты Хейли, во-первых, отлично видно гребное колесо, а во-вторых, открывается чудесный вид на реку и на панораму Мемфиса. Росс стоял на палубе у раздвижной стеклянной двери и как раз любовался видом.

Джастин повалился в кресло и вытянул ноги.

– Какой там план! – махнул он рукой. – Я только и делал, что следил за тем, чтобы он чего-нибудь не натворил! – Он кивнул в сторону Росса. – Пока что удалось его утихомирить.

– Что же нам теперь делать?

– Как что? Все время его отвлекать.

– И это ваш план?

– У вас есть другой – получше?

– Я намеревалась вернуться в отель. А вы? Сначала вы разрушаете мой план, а теперь заявляете, что у вас нет другого!

Джастин посмотрел через стеклянную дверь на Росса, подставившего лицо солнцу. Ветер трепал его волосы, так что были видны швы на голове.

– Когда я его нашел, – тихо начал Джастин, – он рассказывал всем, как он нас познакомил и что мы идеально подходим друг другу. Он уже окрестил наше знакомство как любовь с первого взгляда и все время называл меня Джастином. В числе его слушателей были и ваши сестры, – многозначительно добавил он.

– И что вы сделали?

– Попытался отшутиться и послал Росса распорядиться, чтобы на каждый стол поставили по бутылке шампанского. А потом я натолкнулся на вас.

«Да, что ему оставалось делать?» – вынуждена была признать Хейли.

– Что же будет теперь?

– Не знаю. Наверно, придется прятаться здесь.

– Что? – не поверила своим ушам Хейли. – Да в главном салоне полно гостей, которые приехали на свадьбу!

– Ладно, решено. Ваша мать хочет быть на свадьбе, давайте покажем ей свадьбу!

На какое-то мгновение – мгновение немыслимого счастья – Хейли подумала, что Джастин делает ей предложение. Но только на одно мгновение.

– Ну и как вы собираетесь это сделать?

– Как? – не скрывая удивления, спросил он. – Мы в свадебных нарядах, у нас есть кольца, и среди гостей я видел судью. Разве этого недостаточно для свадьбы?

– А лицензия?

– Мы не можем получить лицензию. Меня же зовут не Слоун Деверо.

– Можно подумать, что я этого не знаю! Но у меня и в мыслях не было подниматься на пароход. А судье и в голову не могло прийти, что никакой свадьбы здесь вообще не будет.

– Значит, есть выход, – улыбнулся Джастин. – Мы заявим судье, что забыли лицензию дома, и он откажется проводить церемонию. Это мы и скажем вашей матери, и все проблемы будут решены.

– За исключением той, что я не выйду замуж.

– Ладно. Предполагалось, что мы останемся на пароходе всю дорогу до Нового Орлеана. Скажите ей, что мы там сбежим, чтобы обвенчаться.

Новый план Джастина показался Хейли приемлемым.

– Это может сработать. – Хейли вздохнула с облегчением. – Спасибо.

– Вы последите за Россом, – сказал Джастин, вставая, – а я пойду поищу судью.

Судья напомнил Хейли Санта-Клауса, если не считать торчавшей у него изо рта толстой сигары.

– Забыли лицензию, вот как? Хо-хо-хо! – расхохотался судья и шлепнул себя по колену. – В таком случае вы не можете пожениться. – Судья перестал смеяться и строго взглянул на Джастина.

– Я прекрасно понимаю вашу позицию, сэр, – церемонно, как настоящий адвокат, провозгласил Джастин.

– Нет, сынок, не представляешь. – Судья втиснул грузное тело в кресло и, усевшись поудобнее, вынул изо рта сигару. Затем он бросил взгляд на Росса, снова сунул сигару в рот и лишь потом обратился к Хейли и Джастину:

– Я хочу сказать, что по закону вы сегодня не можете пожениться. В моей тридцатилетней карьере был период, когда я строго придерживался буквы закона. Не очень долго, но я кое-чему научился. А главное – я понял, зачем вообще нужны судьи. – Он сделал паузу и глянул на Росса. Росс поднял большой палец в знак одобрения. – На свете существует не только черное и белое. Поэтому вот что я собираюсь сделать. Я проведу церемонию сегодня, а вы потом придете ко мне в приемную с лицензией, потому что без моей подписи, – тут он снова строго посмотрел на Хейли и Джастина, – сегодняшняя свадебная церемония будет всего лишь спектаклем, вроде того, что разыгрывают актеры в театре, а не настоящим бракосочетанием. Договорились?

Актеры в театре! Старик попал в самую точку. Джастин и Хейли разом кивнули.

Судья снова шлепнул себя по колену и с трудом выбрался из кресла.

– Тогда вперед! Публика ждет! А то омары переварятся!

Церемония заняла всего десять минут. И это после стольких дней и часов работы, невероятных затрат и нечеловеческого напряжения!

Объявив Хейли и Джастина мужем и женой, судья подмигнул и разрешил Слоуну поцеловать невесту. Поцелуй был легкий, целомудренный, но Хейли знала, что ее чмокнул Слоун, а не Джастин.

Гости зааплодировали.

– А теперь песня! – послышался голос Росса, который завладел микрофоном. Оркестр из двенадцати человек заиграл какую-то мелодию.

– Джастин, Росс собирается петь!

– Он не умеет. Ему медведь на ухо наступил. Сколько он ни брал уроков пения, все попусту.

Но Росс запел, подражая Элвису Пресли, сначала неуверенно, а потом все громче и со все большим чувством. Глаза всех были обращены на сцену. У Хейли даже мурашки по спине побежали.

– Похоже, уроки все, же пошли ему на пользу, – шепнула она.

– Послушайте, что он поет, – Джастин во все глаза смотрел на своего «шафера».

Из всего репертуара Пресли Росс пел не что иное, как «Я не мог не влюбиться». Публика слушала, затаив дыхание.

В растерянности Хейли посмотрела на Джастина. А он улыбнулся одними уголками губ и, обняв ее за талию, что само по себе было почти подвигом, если учесть кринолин, закружил ее в танце, все расширяя круг и оттесняя гостей.

Музыка все нарастала, Росс разыгрывал страсть, а Хейли погрузилась в мечты.

Просто невероятно, но она влюбилась в Джастина! Невозможно, да и бессмысленно. Они знакомы всего несколько дней. У них нет никакого будущего. Как глупо!

Но она не могла не влюбиться – совсем так, как поется в песне.

Мелодия кончилась, и в наступившей тишине Джастин ее поцеловал.

У нее еще была бы возможность спастись, если бы не этот поцелуй. И это был поцелуй любви, именно такой, каким она его себе представляла. Но ведь он ее не любит!

Гости, многие из которых украдкой смахивали слезу, засмеялись и зааплодировали. Джастин поднял голову и недоуменно посмотрел на Хейли затуманенным взглядом.

– Моя крошка! – Лола, Глория, Лора Джейн и бабушка, окружив Хейли, обнимались, смеялись и плакали. – Я знала, что все кончится благополучно.

– Мы не ожидали, что Хейли сделает такой удачный выбор, – с откровенной завистью сказала какая-то дама Лоле.

Джастин надеялся, что Хейли этого не услышала, но она поднялась на цыпочки и шепнула ему на ухо:

– Вас, наверно, распирает от гордости? После ритуала поздравления молодоженов гости прямиком направлялись в буфет, где запивали дармовую еду дармовыми же напитками. По прибытии в Виксберг они должны были сойти на берег и вернуться в Мемфис на специальных автобусах.

«А за все это платит Хейли, – размышлял Джастин. – Правда, не полную стоимость, а налоги». Насколько он мог оценить расходы на все мероприятия, связанные со свадьбой, они равнялись годовой зарплате Хейли. Какими же будут налоги? Придется ему подсчитать сумму, которую пожертвовали фирмы на приобретение призов. Очень может быть, что они завышены.

«Здесь никто не оценил по достоинству саму Хейли», – решил Джастин.

Вежливо отвечая на поздравления очередной супружеской пары, Джастин отметил, что все сравнивали Хейли с ее матерью и сестрами, считая при этом недостатком то, что она на них не похожа. Нет, она была не миниатюрной, большеглазой блондинкой, а высокой брюнеткой с карими глазами и сногсшибательной улыбкой. Даже сейчас его память возвращалась к ее стройной фигуре в корсете. Она была тогда великолепна! Впрочем, как и сейчас.

Неужели эти люди слепы? Почему никто из мужчин не ткнул его в бок, не пожал ему руку и не сказал, как ему повезло?

К радости Джастина, очередь поздравляющих подходила к концу. Сейчас он возьмет Хейли под руку, поведет ее от одной группы гостей к другой и станет всем рассказывать, как он счастлив и горд быть мужем Хейли. Он заставит всех мужчин позавидовать ему, да так, чтобы Хейли сама в этом убедилась.

– Эй, друзья! Как насчет того, чтобы перекинуться в картишки? – спросил Росс, распечатывая колоду карт.

– Ты можешь мне сказать, что ты делаешь? – сурово спросил Джастин.

– Росс Сент-Джон, карточный шулер, к вашим услугам, сэр. Послушай, старик…

– Да? – насторожился Джастин.

– Не отдашь мне имя Слоун, когда у тебя отпадет в нем надобность? Дамам должно понравиться – Слоун Сент-Джон! – Росс приподнял воображаемую шляпу и с самодовольным видом удалился.

– Простите меня, – сказал Джастин, глядя вслед Россу.

– За что? – удивилась Хейли.

– Он затеет игру в карты и, возможно, выиграет немалую сумму у ваших друзей.

– Меня это не волнует, – пожала плечами Хейли. – А он хорошо играет?

– Понятия не имею. Не знал же я, что он умеет петь.

– Может, в этом виновата его травма?

– Скорее всего. У него вдруг оказалось столько талантов, что мне даже не хочется отвозить его обратно в больницу, – признался Джастин и повел Хейли к столу, где возвышался свадебный торт, являвший собой потрясающий образец кондитерского искусства. Сердечки, голубки, разные фигурки, сахарные розы, расположенные на нескольких ярусах.

И снова зычный голос Росса прогремел на весь зал:

– Прошу внимания! Мой долг как шафера… нет, не долг, а приятная обязанность…

– О, Господи, что еще? – пробормотал Джастин.

– …предложить тост за жениха и невесту. – Гости замолчали в ожидании. Добившись тишины, Росс продолжил:

– Я знал этого парня, которого вы называете Слоуном, еще со школы. И с тех пор не встречал более надежного и волевого человека. Сначала он окончил колледж, а потом решил стать юристом. Но поскольку у него не было средств, чтобы оплачивать учебу в юридической школе, он пошел работать школьным учителем математики, чтобы просвещать молодое поколение и одновременно приобретать профессию.

Джастин тихо застонал. Это была его биография, а не Слоуна.

– А они думают, что ты – инженер и работаешь в нефтяной компании, – шепнула Хейли.

– Что же делать? У Росса микрофон. Как говорится – вооружен и очень опасен.

– Какая разница? – тихо засмеялась Хейли. – Моя мать думает, что я замужем. Только это имеет значение.

–..И когда он достиг своей цели, он продолжал трудиться, чтобы выплатить все долги, перед тем как жениться. А женился он на очаровательной Хейли, с которой я знаком лишь короткое время, когда мы… э… – Росс, кажется, стал вспоминать, как именно они познакомились, – работали над совместным проектом. А когда я ее встретил, я тут же подумал о нем, и вы сейчас являетесь свидетелями того, чем это закончилось. – Росс поднял бокал. – За счастье Хейли и… Слоуна!

– Правильно! Молодец! – крикнул кто-то из гостей.

– А тост не так уж и плох, – заметил Джастин.

– Мама, наверно, сейчас лихорадочно думает о том, правда ли, что вы – юрист.

– А теперь, леди и джентльмены, я еще раз спою вам любимую песню жениха и невесты. Оркестр, музыку! – И Росс запел «Люби меня нежно».

– Я думала, что наша песня «Я не мог не влюбиться», – сказала Хейли.

– У нас полно любимых песен. Пойдемте танцевать.

Джастин обнял Хейли за талию, насколько это позволял кринолин. Неожиданная волна эмоций захлестнула его, и он признался себе, что его единственным желанием было нежно любить Хейли – именно так, как пелось в песне. Только место и время были неподходящими.

«Хейли заслуживает того, чтобы выйти замуж, – размышлял он. – Она будет идеальной женой». Но он не готов к браку. Ему еще придется потратить много времени, чтобы найти работу и выплатить долги, прежде чем он может позволить себе даже подумать о женитьбе. Но сейчас, пока поет Росс, он держит ее в своих объятиях и может помечтать.

«Джастин оказался лучшим актером, чем Росс, – думала Хейли. – Он смотрит на меня так, словно я единственная женщина на свете. Если бы только это было правдой!»

Росс кончил петь, но Джастин, казалось, этого не слышал и все еще не отпускал Хейли.

– Спасибо. Большое спасибо, – раскланивался Росс и, когда оркестр снова заиграл, сделал еще одно объявление:

– Леди и джентльмены! Вы считаете себя везучими? Как насчет того, чтобы испытать судьбу и сыграть товарищеский матч под названием «Валентинов покер»? Черви идут по двойной ставке. – Росс прошуршал картами перед микрофоном и спрыгнул со сцены.

– Спасибо за танец, – сказала Хейли. Они все еще кружили по залу.

– Это я должен благодарить вас за доставленное удовольствие.

– Хейли, дорогая, гости уже заждались. – Рядом с ними появилась Лола. – Брось свой букет, а потом вы со Слоуном можете уйти.

– Уйти? – удивилась Хейли.

– Конечно же. – Лола не могла удержаться от лукавой улыбки. – Вам пора начинать медовый месяц.

Глава 8

Хейли и Джастин остановились в недоумении на пороге своей каюты «люкс». Пока в главном салоне проходила свадебная церемония и они притворялись, что женятся, каюту превратили в романтический будуар.

Стюард распаковал их багаж и в форме лебедя выложил на постели белый пеньюар Хейли. По всей видимости, стюард тоже был поклонником теории «радуги любви».

Не менее трех бутылок шампанского торчало из ведерок со льдом, на столике стояли серебряные подносы с разнообразными закусками, а обе прикроватные тумбочки превратились в розарий. На туалетном столике горело множество толстых витых свечей.

Хейли чувствовала себя разбитой и опустошенной. «Остаться бы сейчас одной, – подумала она, – и залечь в горячую ванну с плиткой шоколада».

Джастин снял сюртук и повесил его в шкаф. А потом уставился на «лебедя».

– А это что такое?

Это была «радуга любви», но она не собирается ему об этом рассказывать.

– Мое белье и ночные рубашки. Джастин отбросил в сторону короткую комбинацию в желтых маках и такое же кимоно и вытянул длинный халат, верх которого был сделан из кружев цвета персика, а низ – из розового шифона. Совершенно прозрачного. Он перевел взгляд с Хейли на халат и положил его на место.

Пока Джастин разглядывал белье, Хейли вспомнила, что никакого другого у нее здесь не было. Она доверила матери и сестрам собирать вещи, не подозревая, чем это может обернуться. Дома остались и махровый халат, и ее любимая ночная рубашка с Микки-Маусом.

У нее есть только белый пеньюар. Если как следует его запахнуть, будет не так уж и плохо.

– «С наилучшими пожеланиями от Росса», прочел Джастин, достав одну из бутылок шампанского.

– Росс? Интересно, что у него на уме? А вдруг он сойдет с парохода в Виксберге?

– Я проверю. Если он сойдет – хотя я сомневаюсь, ведь он затеял игру в покер, – я подожду, пока он не сядет вместе со всеми в автобус, а потом возьму такси и поеду следом до самого отеля.

– Вы меня успокоили, – призналась Хейли и скинула туфли.

– Послушайте, вам нужна помощь, чтобы выбраться из вашего платья? – Хейли многозначительно на него посмотрела, но он усмехнулся. – Да ладно вам! Мы это уже проходили.

– Вы только расстегните верхние пуговицы, а остальное предоставьте мне.

Повернувшись к нему спиной, она приподняла волосы на шее и вспомнила, что однажды уже так делала.

– Теперь я понимаю, почему в прошлые времена у дам были горничные, – сказал Джастин, расстегивая пуговицы. – Готово. Заодно помогу вам избавиться от кринолина.

Как только он развязал первую ленту на талии, Хейли почувствовала, что может наконец нормально дышать.

– Спасибо, – сказала она, повернувшись. – Вы не можете себе представить, как приятно чувствовать себя свободной.

– Я сейчас уйду в ванную, чтобы не смущать вас. Постучите, когда будете в приличном виде.

Джастин выхватил из шкафа рубашку и брюки и скрылся за дверью ванной. Хейли с трудом выбралась из корсета и кринолина и надела белый пеньюар.

– Можете войти, – окликнула она Джастина и стала думать, как пристроить в шкафу платье.

– Вы знаете, здесь целая корзинка с пеной для ванн… – начал он и запнулся.

Хейли была в белом пеньюаре – и очертания ее ног были видны сквозь шифон в свете свечей.

– Это вы считаете приличным видом?

– Разве он просвечивает?

– Я… Это ведь… а…

– Это – пеньюар, – спокойно подсказала Хейли. – Вы бы предпочли, чтобы я надела что-нибудь из тех… других? – Она посмотрела на него вопросительно.

Он видел те, другие. Неплохо было бы, если бы она их надела. Особенно то черное, с интересными кружевными вставками. Но он в эту ловушку не попадется.

– В данной ситуации оно выглядит слишком… вызывающим.

– А что это за ситуация? – спросила Хейли, отводя взгляд.

Джастин понял, что все-таки угодил в капкан. Что бы он сейчас ни сказал, все будет не правильным.

– Я думал, что мы с вами посидим и дождемся того момента, когда я один или мы оба сможем сойти с парохода.

– Видите ли, мои чемоданы паковали мама и сестры, и мне больше нечего надеть. – Она провела рукой по кружевной оборке. – Знаете, что вам надо сделать? – продолжала Хейли. – Посмотреть какой-нибудь фильм по телевизору или чего-нибудь съесть. А я должна поплакать, мне просто необходимо выплакаться. – И она направилась в ванную. – Надеюсь, там большой запас бумажных платков.

– Хейли… – Он пошел за ней следом.

– Не беспокойтесь, Джастин. – Ее голос звучал приглушенно: похоже, она уже начала плакать.

– Хейли! – Она обернулась. Так и есть, в глазах блестят слезы. – Не плачьте.

– У-у-у! – Она выхватила из коробки сразу полдюжины платков. Ее лицо исказила гримаса. – После такого дня, как сегодня… нет, после целого года я имею право поплакать, и никто мне в этом не помешает.

Он протянул к ней руки, но она покачала головой и попыталась закрыть дверь в ванную, но Джастин загородил ей дорогу.

– Уйдите!

– Нет.

Она пристально на него посмотрела, икнула и… очутилась в его объятиях.

Хейли сотрясали рыдания. Джастин держал ее, чувствуя себя таким же беспомощным, как в детстве, когда до него доносились рыдания матери. Иногда он поднимался и шел к ней. Обычно он заставал ее в маленькой кухоньке за столом, на котором были разложены какие-то бумаги – теперь-то он понимает, что это были счета. Стараясь ее утешить, он обнимал ее, точно так же, как сейчас обнимает Хейли.

Джастин молча гладил Хейли по волосам и по спине, давая волю собственным чувствам и воспоминаниям: о своем детстве, о дружбе с Россом и о событиях последних дней. Именно с этой минуты он стал думать не о себе, а о Хейли. Время, проведенное с ее матерью и сестрами, дало Джастину ясное представление о том, каким было ее детство. Все относились к ней как к гадкому утенку, и никто не заметил, как она превратилась в прекрасного лебедя. Рыдания Хейли постепенно утихали.

– Простите меня, – прошептала она. – Я знаю, что мужчины не выносят женских слез.

– Это потому, что они чувствуют свою беспомощность. – Он протянул руку и выключил свет в ванной. В комнате горели только свечи. – Давайте сядем.

Все еще обнимая ее за талию, Джастин подвел ее к маленькому диванчику, который он развернул так, чтобы была видна река. Огни в домах на берегу Миссисипи отражались в воде. Мирная картина, по мнению Джастина, должна была успокоить Хейли.

– Мне уже лучше, – призналась она. – Просто так много на меня навалилось. То есть я хочу сказать… Считается, что день свадьбы самый важный день в жизни женщины и она… она… Да что ж это такое! – Она снова поднесла платок к глазам.

Джастин встал, открыл бутылку шампанского, которую прислал Росс, и, придвинув столик с ведерком поближе к дивану, налил вино в два бокала. Протянув один Хейли, он сказал:

– Выпейте. Может, это поможет вам расслабиться.

– Шампанское пьют, когда что-нибудь празднуют, а не для того, чтобы расслабиться.

– Так давайте праздновать. – Джастин поднял свой бокал. – Как насчет того, чтобы выпить за успешное завершение вашей свадьбы?

Тень улыбки промелькнула на губах Хейли, и у Джастина сжалось сердце. Они чокнулись.

– Может, хотите перекусить? – поспешно спросил он, опасаясь, как бы не ляпнуть какую-нибудь глупость. – Здесь столько всего вкусного.

– Пожалуй.

Он принес ей тарелку, полную замысловатых крошечных тартинок.

– Копченая лососина. – Хейли вздохнула и отправила в рот розовую клумбочку. – Я ее обожаю.

Джастин быстренько положил ей на тарелку все тартинки с копченой лососиной, чем заслужил благодарный смех Хейли.

Ему тут же показалось, что он совершил нечто замечательное.

«Опасное чувство, – подумал он. – Одно из тех, что заставляют мужчин забыть о своих денежных обязательствах».

С бокалом в руке Хейли откинулась на спинку дивана, а ноги положила на стоящее рядом кресло. Полы пеньюара скрывали ее ноги, но под полупрозрачным шифоном четко обрисовывалась их форма. Ногти на пальцах были покрыты прозрачным лаком, все время менявшим свой цвет в мерцающем свете свечей.

Джастин, как завороженный, смотрел на ногти и на то, как их цвет становится то розовым, то голубым, то серебристо-белым. «А может, женитьба не такая уж плохая вещь?» – подумал он. Мгновенно опомнившись, он сунул в рот кубик сыра и схватил гроздь винограда.

– Пожалуй, и я съем винограда, – сказала Хейли. – А вы не хотите попробовать копченую лососину?

– С удовольствием.

Поедая тартинки, Джастин думал о том, что, будь на месте Хейли кто-то другой, он чувствовал бы себя ужасно неловко. А с ней он мог себе позволить расслабиться. Убаюканный мерным постукиванием гребного колеса, он вдруг увидел себя со стороны: сидит рядом с Хейли, часами любуясь проплывающими мимо берегами и наслаждаясь экзотической едой. И так днями. Неделями. Вечн…

– Вы ничего не слышите? – прервала его мысли Хейли.

Джастин прислушался: откуда-то доносилась негромкая музыка, да шлепало по воде гребное колесо.

– Это где-то на палубе, – предположил он и открыл стеклянную дверь на балкон. Тишину ночи нарушало чье-то пенис.

– Это опять Росс, – улыбнулась Хейли.

– Столько лет знаком с Россом, а не подозревал, что он умеет петь. А вообще – он настоящий друг. Когда я решил поступать в юридическую школу, мне был нужен кредит. Но я уже и так здорово задолжал за учебу в колледже. И тогда знаете, что сделал Росс? Он пошел к отцу и попросил у него денег. Он выслушал целую лекцию на тему «Я тебе говорил», но деньги получил. Затем Росс положил их в банк и выдал мне под них кредит. Он сделал это для меня, а я даже не знаю, почему.

– Потому что он ваш друг!

– Хейли, а я так ужасно поступил с ним. Ведь Росс упал, потому что это я разлил жидкость для стирки и, между прочим, до сих пор не вытер пол. Несчастный случай с Россом произошел исключительно по моей вине.

– Как можно не любить человека, который признает свои ошибки и старается их исправить?

– Хейли, вы еще кого-нибудь встретите, глухо сказал Джастин.

– Да, конечно. – Она снова шмыгнула носом. – И тогда я ему скажу: «Дорогой, я выхожу замуж в первый раз, но это моя вторая свадьба. Не обращай внимания на то, что говорят о моем бывшем женихе».

– Если вы ему все объясните, он поймет. Поймет, если полюбит вас.

– Вы думаете, он не ужаснется, узнав, что я сделала? – Хейли печально улыбнулась. – Я сама была в панике от того, что события катились лавиной, как снежный ком. Но мне ничего не оставалось, как катиться вместе с ним.

– Этот ком захватил и меня…

– Знаете, что мне более всего противно в этой истории? – спросила она, комкая бумажный платок. – Когда я объявлю, что развожусь, все будут уверены в том, что я не сумела вас удержать. Они все сейчас в полном недоумении, как это я вообще сумела привлечь ваше внимание.

– Не правда, – Джастин придвинулся ближе. – Вы умны, с вами интересно, вы умеете найти смешное даже в самой нелепой ситуации. Любой мужчина был бы счастлив…

– Если я такой подарок, как вы говорите, почему вас ко мне не влечет? – Она смотрела на него сквозь слезы.

– Ошибаетесь. Но я сейчас не имею права поддаться этому влечению.

– Ваша страсть прямо-таки ошеломляет! – Она схватила его тарелку и отнесла вместе со своей на столик.

Она прошла мимо свечей, и Джастин вдруг почувствовал, что время остановилось. Он видел очертания ее ног, ее тела… Как она могла подумать, что его не влечет к ней? А как же поцелуи? Разве они не свидетельствовали о том, что их влечет друг к другу – во всяком случае, он так думал. Может быть, она привыкла к таким поцелуям и они ничего для нее не значат?

Бросив на Джастина уничтожающий взгляд, Хейли вернулась на свое место на диване и стала вытирать слезы.

Это его доконало.

– Возможно, моя страсть вас и не ошеломляет, зато меня она вот-вот захлестнет. – Джастин распалялся все больше. – Я слушал вас, когда вы рыдали. Теперь выслушайте меня. Я с самого начала был с вами честен, сказав, что я не в том положении, чтобы начать какие-то отношения. У меня еще остались невыплаченные долги, в первую очередь – долг Россу. Я постараюсь вернуть его как можно быстрее. В настоящий момент я не собираюсь пользоваться ситуацией, чтобы соблазнить вас, несмотря на весь романтизм обстановки в этой комнате.

Хейли смотрела на него широко раскрытыми от изумления глазами, но Джастин уже не мог остановиться.

– Ваши сестры очень красивы, и они вправе ждать от мужчин, чтобы те восхищались ими. Но знаете что? – (Хейли покачала головой.) – Это раздражает. Но если вы хотите услышать от меня, что вы прекрасны и что я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не распускать руки, считайте, я это сказал.

– По вашему мнению, я прекрасна? – тихо спросила она.

Это все, что она слышала? Он кивнул, и она расплылась в улыбке.

Каким-то образом она оказалась совсем рядом, взяла его ладонь и прижала к ней свою.

– Хейли! – сказал он строго. Во всяком случае, он постарался придать своему голосу суровость.

– Не беспокойтесь. Вы выразились предельно ясно. Никаких отношений. Никаких обещаний.

– Нам не следует… – Его ладонь горела. Она водила по ней пальцем вверх – вниз, вверх вниз.

– Чего не следует? Мы ничего не сделали. «Пока не сделали». Джастин содрогнулся.

– Вам холодно? А мне жарко. – Она стала с томным видом обмахиваться сначала рукой, а потом прозрачной полой пеньюара и нечаянно задела бокал в его руке, так что шампанское выплеснулось ей на грудь.

Она ахнула, и это вывело Джастина из транса.

– Извините, – сказал он и схватил со столика салфетку.

– Вы не виноваты. – Хейли встала и сняла пеньюар, оставшись в ночной рубашке.

Именно в этот момент Джастин решил, что Хейли самая красивая, самая желанная, самая соблазнительная женщина на свете.

Хейли оттянула мокрую ткань и стала на нее дуть, как будто это могло чему-нибудь помочь.

Все, чего ей удалось достичь, – это лишить Джастина остатков благоразумия. В ушах у него стоял звон, а это было верным признаком того, что он думает совсем не о том, о чем надо. Поэтому он вообще перестал думать.

Он поднялся с дивана и стал медленно к ней приближаться. Остановившись прямо перед Хейли, он протянул руку.

– Позвольте мне.

Что-то в его голосе заставило ее поднять глаза. Джастин взял салфетку и медленно провел ею от шеи до груди, а потом – по животу и бедру. Мокрая ткань прилипла к телу. Джастин уронил салфетку на пол.

Дыхание Хейли стало прерывистым. Она опустила взгляд и задохнулась от того, что увидела.

– О, мне надо бы… – сказала она, попытавшись прикрыть грудь, но Джастин перехватил ее руку.

Он опустил голову, а она потянулась к нему навстречу. Ее губы разомкнулись в ожидании поцелуя. И он поцеловал. Но не в губы.

«Когда я сдерживаюсь, ей это неприятно, подумал он, – а когда играю по правилам, она меня презирает. Жизнь коротка. Начинать надо с десерта – так, кажется, любит говорить Росс? Может, настало время последовать его совету?»

Джастин начал с того места, куда пролилось шампанское, то есть с груди. Он почувствовал, как она вздрогнула в тот момент, когда его губы коснулись нежной выпуклости. Языком он ощутил вкус шампанского, шифона и ее кожи. Высосав из ткани шампанское, он двинулся дальше.

– Что вы делаете? – прошептала она, задыхаясь.

– Начинаю с десерта, – шепнул он в ответ, наслаждаясь тем, как она дрожит. Или это он дрожит?

Хейли схватила его за плечи и откинула голову. Его губы спустились чуть ниже. Они были уже возле самого соска. Джастин слышал, как стучит кровь у него в ушах.

– Джастин!

Он схватил губами сосок. Его руки блуждали по ее телу. Шифон мешал ему. Он потянул его вниз, и тот белой пеной упал к ногам Хейли.

В свете то ли звезд, то ли свечей она показалась Джастину женщиной его мечты. Ее красота стала совершенно неземной, и Джастин хотел сказать ей об этом, но не был уверен, что найдет нужные слова.

Подумать только! Он держит се в своих объятиях, а она целует его и шепчет его имя. Джастин был счастлив – счастлив до головокружения. Такого он еще никогда не испытывал.

Он снял с себя рубашку и чуть не потерял сознание, когда их обнаженные тела соприкоснулись. Она расстегнула пряжку ремня на его брюках – и вот уже горка одежды лежит у его ног. Это, конечно, было не так романтично, как горка шифона вокруг ног Хейли!

Они оба разом рассмеялись. Уже не в первый раз Хейли поняла его без слов. Это ему нравилось в ней больше всего.

Хейли без стеснения окинула Джастина взглядом сверху вниз.

– Мои сестры были правы. Вас действительно стоило подождать. – Она обняла его, поцеловала в шею и прошептала:

– Не сходите с парохода в Виксберге.

Да он и не собирается!

Он поцеловал ее в губы и крепко прижал к себе, как будто боялся ее отпустить. Но именно в это мгновение он понял, что должен это сделать. Если он сейчас займется с ней любовью, то уже просто не сможет ее отпустить.

А Хейли взяла его за руки и потянула к кровати. Джастин не сдвинулся с места.

– Я не могу.

– Конечно, можешь.

Прежде чем подойти к кровати, Хейли вынула из ведерка со льдом бутылку шампанского.

– Если повезет, я и это вино расплескаю. – Она подняла бутылку, и несколько ледяных капель упали на обнаженный торс Джастина.

Капельки были небольшими, но они помогли ему восстановить способность мыслить.

– Хейли – нет. – Он покачал головой.

– Нет? Но почему?

Он взял из ее рук бутылку и поставил ее обратно в ведерко.

– Секс с тобой слишком много для меня значит.

– А это плохо?

– В данный момент – да, – Не понимаю.

– Хейли, мои родители поженились, когда еще учились в школе, потому что моя мать была беременна мною.

– Если ты об этом беспокоишься, значит, не изучил содержимое призовой корзины от аптеки Мартина. – Она показала на белую корзинку, украшенную огромным красным бантом, на полу возле кровати.

Джастин невольно рассмеялся.

– Не в этом дело. – Потом он посерьезнел и добавил:

– Ты ждешь от меня большего, чем я могу тебе дать.

Хейли снова потянулась за бутылкой.

– С того места, где я стою, я вижу, что ты можешь дать мне очень даже много. – Она как бы невзначай коснулась его.

Когда она вот так к нему прикасается, он теряет всякую способность думать. Более того, ему в этот момент думать не хочется вовсе! А хочется погладить ее по спине. Ну, и почему бы не сделать этого? Долгие годы он отказывал себе во всем, никогда не отступал ни на шаг от своего плана, ожидая, когда жизнь вознаградит его за упорство. Чем? Счастьем!

Никогда еще он не испытывал такой страсти. Он хватал ртом воздух, словно пробежал марафонскую дистанцию, но чувствовал себя на седьмом небе. А Хейли мурлыкала. Только этим словом можно было определить те звуки, которые она издавала, обнимая его ногами.

Постепенно их дыхание становилось более ровным. Так же постепенно Джастин начинал приходить в себя.

Хейли потянулась.

– Я просто умираю с голоду.

Раньше Джастин думал, что она красива. Сейчас она вся светилась. Он понял, что она влюблена в него. И не просто влюблена. А любит его той любовью, которая неизбежно должна привести его к женитьбе.

Не слишком ли скоротечна такая любовь?

Он вдруг испугался. Что он наделал?

– Давай что-нибудь съедим, – предложила она, опуская ноги. – У нас вся ночь впереди, а потом еще целая неделя.

Джастину удалось изобразить улыбку. Кажется, Хейли не заметила, что он ей не отвечает.

Она встала с постели, продолжая непринужденно болтать о том, как они доплывут до Нового Орлеана и какие остановки им предстоит сделать в пути.

Она строила планы об их общем будущем, вопреки всему тому, что он ей говорил.

Так он и знал, что секс изменит всю его жизнь. Он пытался ей объяснить, но…

Все случилось слишком быстро. Все – знакомство, всплеск чувств, секс. Джастину нужно было время, чтобы осознать, что случившееся может оказать влияние на всю его дальнейшую жизнь. Ему было необходимо подумать о том, что делать дальше. Не может же он отказаться от своей цели из-за нескольких минут удовольствия.

Не подозревая о том, в каком смятении пребывает душа Джастина, Хейли весело щебетала:

– Может быть, после круиза отправиться в Пуэрто-Рико, как ты думаешь? Ты сможешь продлить свой отпуск?

О чем она говорит? При нынешнем состоянии дел с его компьютером он и думать не смеет об отпуске. Похоже, в этом вопросе у них со Слоуном есть что-то общее.

– Нет, не смогу.

– Ну, попробуй! – Она прижалась к нему и провела пальцем по подбородку. – Будет здорово. Мы сможем целыми днями заниматься любовью…

– Нет! – Она определенно не помнит, что он ей говорил. Неужели она не понимает? Отступив от нее, он сказал, запинаясь:

– Вообще-то мне надо сейчас сойти!

– Что?

– Мне нужно время. Чтобы… подумать.

– Подумать о чем?

– Хейли, я к этому не готов.

– Значит, ты просто так возьмешь и уйдешь? – недоумевала она. – Даже после того, как мы…

Она посмотрела на постель, потом обвела взглядом каюту, и Джастин понял, что она ищет что-нибудь, чтобы прикрыть наготу. Переступив через белый шифон на полу, она подошла к шкафу и выбрала короткое, в ярко-оранжевых цветах кимоно. Только после того, как туго завязала пояс, Хейли посмотрела на Джастина, а потом отвела взгляд.

Вот что происходит, когда мужчина следует своим инстинктам. Бормоча себе что-то под нос, Джастин натянул брюки.

– Мне хотелось бы все-таки получить объяснение, – заявила она, глядя, как он надевает рубашку. – По всей вероятности, никакого приемлемого объяснения нет, – продолжала она. – Выскажи хотя бы одну причину, и я докажу тебе, что она глупа.

– Я расскажу тебе о моих родителях. Мама вышла замуж, не доучившись в школе, а отец ушел от нас, когда мне было четыре года. Он все время презирал меня за то, что я, как он выразился, «лишил его удовольствий жизни». Ему казалось, что часть жизни, которую он провел с мамой и мною, была прожита им зря. Он все время что-то доказывал матери, а она плакала. Они не были готовы ни к браку, ни к тому, чтобы иметь детей.

– А сколько лет им было, Джастин? Семнадцать? Восемнадцать? И образования у них не было. Тебе скоро тридцать, и ты – юрист. У нас есть презервативы. Разве нас можно сравнивать с твоими родителями?

– Еще как можно! Я начал работать с тех пор, как научился управлять газонокосилкой. В моей жизни не было поры, когда бы я не трудился. У меня никогда не было времени для себя. Я не ходил в клубы, не занимался спортом, потому что все выходные крутился возле супермаркетов в надежде немного заработать. В колледже было то же самое: я либо учился, либо работал. Больше ничего. Когда я начал преподавать в средней школе, то понял, сколько в жизни потерял, но даже тогда стал по вечерам ходить в юридический колледж. Я не собираюсь повторять ошибку родителей. Не хочу связывать себя обязательствами до тех пор, пока не испытаю все то, чего был лишен в жизни.

Она выслушала его с каменным лицом.

– Значит, тебя беспокоит мысль, что ты многое пропустишь… если останешься со мной, так?

«Ее послушать, так выходит, что я подонок. Но может, ей будет легче, если она будет так обо мне думать? А может, я и впрямь подонок?»

– Сколько, по-твоему, пройдет времени, когда я начну презирать тебя так, как мой отец презирал меня и мою мать? – наконец спросил он.

– Это никогда не случится.

– Я не хочу рисковать.

– В таком случае тебе лучше уйти.

Глава 9

Хейли оставалась на «Принцессе Миссисипи» до самого Нового Орлеана. На каждой остановке она ждала, что вдруг появится Джастин, чтобы сказать ей, какой он идиот и какую совершил ошибку.

Он действительно идиот. И насчет ошибки тоже правильно. Она прекрасно понимала причину его нежелания связывать себя обязательствами: он сказал, что не готов. Она с этим не была согласна. Ведь они не какие-нибудь недоучившиеся тинейджеры, у которых должен родиться ребенок. Их брак не обернется семейной тюрьмой, как это случилось с родителями Джастина.

В тот вечер у него был такой затравленный вид, что она поняла: все ее доводы бессмысленны. Однако она не собирается ни умолять его, ни вертеться где-нибудь поблизости, ни ждать. Если ей представится возможность, она с удовольствием даст ему почувствовать, что он потерял, от чего отказался. Но он должен будет позвонить первым.

В Новом Орлеане Хейли отказалась от круиза в Пуэрто-Рико и улетела самолетом обратно в Мемфис. Дома она пряталась в своей квартире, питаясь замороженными обедами и шоколадом, а по вечерам смотрела видеофильмы.

Но через три дня продукты кончились.

– А чему тут удивляться? – бурчала она себе под нос, шаря в холодильнике. – Кто ест спагетти с мясом на завтрак? Да еще двойную порцию!

«Если спрятать волосы под бейсбольную кепку, надеть темные очки и прокатиться в отдаленный район, можно рискнуть заехать в какой-нибудь супермаркет и отовариться», – решила она.

Не очень-то разумно было делать на обратном пути крюк, чтобы проехать мимо дома Лолы. Притормозив на углу улицы, она увидела у дома грузовик. «Неужели уже конец февраля?» подумала Хейли, вспомнив, что отъезд матери в Сан-Сити был намечен именно на это время.

Она припарковала машину так, чтобы ее не заметили, и стала наблюдать за тем, как из дома выносят мебель и вещи, которые она помнила с детства.

Лола была счастлива. По крайней мере, мать показалась ей такой, когда Хейли позвонила ей из Нового Орлеана. Лола все еще переживала свадьбу дочери и с восторгом рассказывала, какую чудесную квартиру она присмотрела в Сан-Сити.

Хейли не рассказала матери, что Слоун вернулся в Эль-Бахар. Она не сказала матери, что Джастин вернулся в Мемфис. Но самое главное она не сказала ей, что еще никогда в своей жизни не была так несчастна.

– Я не собираюсь требовать у Хейли оплаты за свои услуги в качестве шафера, – заявил Росс. Он раскачивался в гамаке, натянутом в середине гостиной. – Карточная игра принесла мне кругленькую сумму.

– Вот и хорошо, – откликнулся Джастин. Он все равно заставил бы Росса вернуть Хейли деньги, если бы она ему заплатила. – У тебя здесь жуткий холод, – поежился он и выключил вентилятор.

– Да, океанский бриз может быть довольно кусачим.

Поскольку Росс поставил все стулья на диван, чтобы освободить место для гамака, Джастин сел на пол.

Надев пластиковые солнцезащитные очки, Росс попросил:

– Включи, пожалуйста, кварцевую лампу.

– Да ты поджаришься!

– Я хочу немного загореть. Матросы на острове Бали были загорелыми. Это нужно моему герою.

– Что нужно твоему герою, так это позвонить Хейли, – сказал Джастин, включая кварц.

– Ты не можешь хотя бы десять минут обойтись без того, чтобы не упомянуть имени Хейли?

– Нет. Она мне нравится, а ты нравишься ей. Росс ничего не знал о том, что между ними произошло на пароходе, и Джастин не собирался ему ничего рассказывать. Время, проведенное в постели с Хейли, было самым прекрасным и самым ужасным в его жизни.

За две недели, прошедшие с тех пор, как он незаметно сошел на берег с «Принцессы Миссисипи» в Виксберге, он не переставал думать о Хейли, хотя у него минуты не было свободной: информация, выданная компьютером, требовала тщательной перепроверки.

«Я должен забыть о ней, – убеждал он себя. – Она мешает моей работе. Мешает дружбе с Россом, который то обзывает меня идиотом, то уговаривает позвонить ей. Мне нужно время, чтобы подумать. Но как я могу думать, если все мои мысли только о ней?»

– Звони ей сам. Телефон там. – Росс махнул рукой куда-то в пространство.

– Предположим, я ей позвоню… Что я ей скажу?

– Ну, например: «Пожалуйста, согласись пойти со мной пообедать. Я чувствую себя несчастным и делаю такой же жизнь Росса».

– Не могу.

Росс сел в гамаке и снял очки.

– Посмотри на себя. Ты перестал спать. Твой холодильник пуст – хоть шаром покати. Ты пашешь на свою чертову налоговую инспекцию все свободное время. Это из-за твоего дерьмового плана? Ладно, давай осуществляй свой план и дальше. Не хочешь звонить Хейли, позвони кому-нибудь еще.

– Не хочу я звонить никому другому.

– Тогда позвони Хейли. Поверь мне, она не станет ждать тебя вечно.

– А я и не хочу, чтобы она меня ждала. Ей надо найти кого-нибудь другого.

– Значит, ты думаешь, что сможешь забыть ее, если она начнет встречаться с кем-нибудь другим?

– Ну… да.

– Отлично. Давай мы ей найдем кого-нибудь.

– Что ты имеешь в виду? Росс снова надел очки и устроился напротив кварцевой лампы.

– Давай ускорим этот процесс, чтобы ты уже со спокойной душой отдался фривольным развлечениям, раз уж тебе непременно этого хочется.

«Круто сказано», – подумал Джастин, но не стал спорить. Когда Росс был в одном из своих «настроений», его трудно было переубедить.

– Насколько я помню, твоя контора кишмя кишит неженатыми мужчинами. Помнишь того парня, что как-то помешал нам во время ланча? Этот твой беспокойный помощник.

– Ларри? Хейли не станет…

– Я предлагаю следующий план. Ты ведь любишь планы, старик, не так ли? Ты звонишь Хейли якобы по поводу налогов. Ты, по-моему, обеспокоен тем, что ей придется платить большие налоги?

– Да, но…

– Позвони ей и пригласи в свой офис. Познакомь ее с Ларри и посмотри, что получится.

– Ничего не получится. По-моему, это глупый план.

– Ну да, а ты хорошо разбираешься в глупых планах.

– Росс.

– Позвони ей. Прямо сейчас. Пока я рядом, я от тебя не отстану.

А почему бы и правда ей не позвонить? Скорее всего, она просто бросит трубку, и тогда Росс прекратит все время его подначивать.

– Для твоего удобства, – сказал Росс, – я положил листок с ее номером около телефона.

Телефонный звонок прервал трапезу Хейли.

– Алло! – сказала она невнятно, потому что рот у нее был набит засахаренным поп-корном.

– Хейли?

Она попыталась проглотить поп-корн.

– Джастин?

– Да… Как дела?

Что он имеет в виду? Как прошел круиз? Или каково это – прятаться от всего мира? Или смотреть, как мать уезжает из дома, где Хейли выросла, и не иметь возможности ей помочь? Или как позабыть его?

– Прекрасно.

– Я рад.

Наступило молчание. Она ни за что не спросит его, почему он позвонил.

– Как Росс?

– Все хорошо.

Снова молчание. Его очередь спрашивать. Она подождет.

– Ты помнишь, что я просил тебя просмотреть счета на твои свадебные призы?

– Я не помню.

– Я точно помню… Это было, когда… Может, я и не сказал, но подумал… если хочешь, я бы мог взглянуть на них и определить, не завышены ли цены. Ты могла бы их оспорить и заплатить меньше налогов.

Чертовски романтично! Неужели он думает, что может позвонить ей и говорить о налогах, будто ничего между ними не произошло? Неужели он думает, что она хочет иметь с ним дело? Неужели он думает, что она жаждет снова его увидеть?

Она уже открыла рот, чтобы все это ему высказать, но взамен сказала:

– Хорошо.

«Какая же ты безвольная», – выругала она себя.

– Договорились. Дай мне знать, когда тебе будет удобно. – (Хейли оторвала ухо от трубки и посмотрела на нее в недоумении. Неужели она говорит с человеком, который видел ее обнаженной?) – Я завтра буду на работе. Отпуска мне не дают, так что нам придется встретиться во время ланча.

– Понедельник подойдет? «Понедельник? Значит, в выходные он снова будет один».

– Договорились.

Хейли нажала кнопку отключения и подумала, что швырнуть трубку доставило бы ей больше удовольствия.

У Джастина было смутное чувство, что разговор с Хейли был не совсем таким, как ему хотелось бы, но он был в этом не уверен до самого полудня в понедельник, когда увидел, как Хейли вошла в офис налоговой службы.

Тут ему все стало ясно.

Первое, на что он обратил внимание, – это как она была одета. Светлый костюм, а под жакетом что-то белое, по-видимому блузка. Не обращая внимания на ряд стульев, выстроенных перед письменным столом Джастина, она взяла один и, обогнув стол, села рядом, положив ногу на ногу.

– Тебе понравилось в Пуэрто-Рико?

– Я там не была. Я решила, что не могу себе этого позволить.

Значит, она вернулась неделю назад. Он мог бы с ней видеться уже несколько дней. Он мог бы…

Хейли расстегнула жакет, и что-то блеснуло в свете солнечных лучей, падавших из окна. Он уже видел эту вышивку бисером на ее свадебном платье и на корсете. Она была в том самом корсете и выставляла его на обозрение всему белому свету.

А может, она специально его надела, чтобы его помучить?

– Позволь мне посмотреть на счета, – сказал он, указывая на конверт, который Хейли держала в руке.

– Пожалуйста. – Передавая ему конверт, Хейли наклонилась к нему, что было совершенно излишним.

У Джастина пересохло во рту.

– Ты не возражаешь, если я сниму туфли? Они новые, и, по-моему, у меня уже волдырь на пятке.

– Давай, не стесняйся.

Она одарила его лучезарной улыбкой, потом наклонилась и потерла ступню.

– Ой, сразу легче стало. – Она закрыла глаза и откинула голову. – Ммм, – тихо простонала она, живо напомнив Джастину их поцелуи.

Джастин сразу весь взмок, ладони стали влажными. Его руки слегка дрожали, когда он доставал из конверта бумаги. Выхватив первый попавшийся документ, он попытался его прочесть.

– Что куплено по этому счету? – наконец спросил он.

Хейли оставила в покое ступню и открыла глаза. Слава Богу! Но она встала рядом и наклонилась, а этого, он надеялся, она не сделает.

– Это подарок магазина белья. – Она показала на верхнюю часть счета, где крупными буквами стоял логотип фирмы. – Я потратила все деньги и кое-что уже надевала. За один только белый пеньюар пришлось заплатить… Ты ведь помнишь белый пеньюар?

Она повернула голову, чтобы посмотреть на него, и при этом коснулась волосами его лица. Конечно, он помнит. Она его дразнит.

– Он того стоит, – сказал он. Хейли медленно выпрямилась и села. Пока Джастин изучал счета, она молчала.

– Тебе вернули разницу наличными между той частью призового сертификата, которую ты использовала, и действительной стоимостью самого сертификата?

Хейли покачала головой.

– Это имеет смысл проверить. – Как они и договорились с Россом, Джастин вызвал по пейджеру Ларри Торстона, своего помощника.

Через полминуты Ларри появился в дверях.

– Вы меня вызывали, босс?

Ларри был на три года моложе Джастина. У него были светлые волосы, он хорошо одевался и намеревался поступать в юридическую школу. Прямо с порога он окинул Хейли оценивающим взглядом.

– Ларри, принесите мне, пожалуйста, папки с делами по этому списку, – сказал Джастин. – А потом сделайте одолжение, сходите с Хейли выпить кофе… или пригласите ее на ланч. Я не хочу, чтобы она скучала, пока я буду разбираться со счетами.

– Мне не будет скучно.

– Конечно! – обрадовался Ларри, сообразив, что ему здорово повезло. Он схватил список и помчался выполнять поручение Джастина.

– Мне придется прочитать целую кучу всевозможных законов и постановлений, – заметил Джастин. – Но я не хочу, чтобы ты осталась без ланча. Ларри забавный малый. Знает кучу смешных историй. Спроси его про яхту. Ручаюсь, тебе с ним не будет скучно. – «Заговорит тебя до смерти», – не без удовольствия отметил про себя Джастин.

Ларри вернулся с папками. Он ухмылялся и стал похож на огромного охотничьего пса.

Хейли бросила взгляд на Джастина, а потом, сунув ноги в туфли, встала и улыбнулась Ларри. Улыбнулась своей широкой, ослепительной улыбкой, которая, по мнению Джастина, принадлежала только ему. А она улыбается этому тупице Ларри, который выглядел так, будто его треснули по башке!

– Спасибо, Ларри, – сказала Хейли и взяла его под руку. – До скорого, Джастин. – Она помахала ему рукой и снова улыбнулась Ларри.

Джастин сидел не шевелясь, пока они не вышли. Потом он медленно опустил голову на руки и застонал.

Странно, почему так больно, когда делаешь то, что нужно?

Хейли согласилась, чтобы Ларри сводил ее на ланч. Однако продолжения эта встреча не имела.

Потом ей позвонил Росс и пригласил на премьеру пьесы с его участием. В зале она сидела между еще одним адвокатом из конторы Джастина и приятелем Росса Шоном.

Джастин сидел на два ряда позади нее, поэтому Хейли флиртовала напропалую со своими соседями. Оба они пригласили сходить с ними пообедать. Она бы им отказала, но боялась, что Джастин может услышать, а ей хотелось, чтобы он ее приревновал.

Но он, по-видимому, не ревновал. Во всяком случае, на вечеринке, устроенной для труппы после спектакля, он не появился.

– Хейли, голубушка, я за вас беспокоюсь, сказал по телефону Росс неделю спустя. – Шон пожаловался, что вы и двух слов не сказали, когда с ним обедали.

Хейли чувствовала себя виноватой. Ей не следовало встречаться с Шоном. Он был славный, но… не Джастин.

– Так уж вышло.

– Вам надо встряхнуться. Вы же не хотите, чтобы Джастин подумал, будто вы хандрите из-за него.

– Мне нет дела до того, что думает Джастин.

– Я вам не верю. Вы добиваетесь того, чтобы он понял, каким был идиотом. Вы хотите, чтобы он признался, что, расставшись с вами, совершил самую большую ошибку в своей жизни.

– Откуда вы знаете? – робко спросила Хейли.

– А у меня дар. А теперь послушайте. На днях мы с Джастином случайно встретили одного сокурсника Джастина по юридической школе. Его зовут Брайан Уильяме. Он разведен, у него нет детей, и в данный момент он созрел для того, чтобы снова встречаться с женщинами. Я ему рассказал о вас.

– Ах, Росс, я не думаю…

– А Джастин чуть меня не убил…

– Правда?

– Точно. Поэтому я хочу, чтобы вы назначили свидание Брайану и вскружили ему голову.

– Росс, я ценю ваши усилия, но по отношению к Брайану это будет нечестно, вы не находите?

– Почему? Вдруг вы в него без памяти влюбитесь?

«Слабая надежда», – хотела возразить Хейли, но потом подумала, что Росс может оказаться прав. Разве Джастин единственный мужчина на свете?

– Хорошо, – согласилась она. – Я встречусь с Брайаном.

– Вот и славно. Давайте обсудим, что вы наденете.

Как ей могло прийти в голову пойти по магазинам с Россом? – размышляла Хейли, стоя перед зеркалом в примерочной кабине. Надо было бы сто раз подумать, прежде чем решиться принимать советы от человека, который совсем недавно ударился головой.

Она ни за что на свете не купит и уж точно не появится на публике в черной кожаной мини-юбке, кожаном топе и короткой кожаной куртке, которые примеряла по настоянию Росса.

В этом наряде она была похожа на карикатуру из комикса, особенно в этих высоких сапогах. Она словно слышала, как ее мать и сестры сначала завопят: «Пошлятина», а потом скажут, что если она снимет топ и наденет туфли без каблуков, то будет выглядеть просто восхитительно.

Отодвинув занавеску, Хейли вышла из примерочной.

– Росс, это совершенно…

Рядом с Россом сидел темноволосый мужчина, смотревший на него с укоризной. Это был Джастин.

– Ты обещал, что купишь новые шины, говорил он, обращаясь к Россу. – А вместо этого купил гамак и кварцевую лампу. Я не могу все время тебя выручать. – Он повернулся и увидел Хейли.

– Хейли! – воскликнул Росс, воспользовавшись паузой. – Ты выглядишь просто великолепно! Разве не так, Джастин? Посмотри на нее!

Джастин молча уставился на Хейли.

А ей вдруг стало жарко.

– Я думаю, этот наряд должен произвести впечатление на Брайана, – заявил Росс. – А твое мнение, Джастин? Ты знаешь его лучше, чем я.

– У тебя свидание с Брайаном Уильямсом? – спросил ее Джастин.

– Да, – тряхнула головой Хейли, и волосы рассыпались у нее по плечам.

– И ты хочешь надеть это?

Вообще-то она не собиралась, но тут… Какое его собачье дело, что она наденет?

– Думаешь, ему понравится? – Она сделала пируэт.

Не скрывая отвращения, Джастин посмотрел на Росса.

– Ладно, – хлопнул в ладоши Росс. – Хейли, спасибо, что вызвалась меня подвезти, но отсюда я уже поеду с ним, если ты не против. Джастин! – Росс потряс Джастина за плечо, потому что тот все еще смотрел на Хейли, забыв обо всем на свете.

Хейли знала, что ситуация была подстроена Россом, но она не возражала, тем более что ей понравилось выражение лица Джастина.

Она решила купить все эти вещи. Росс правильно рассчитал: Джастин уже понял, что совершил ошибку. Очень большую ошибку.

Брайан Уильяме оказался большим фанатом Элвиса Пресли. Они должны были встретиться в Грейсленде <Усадьба в Мемфисе, где жил и был похоронен Элвис Пресли.>, а потом побывать на барбекю. Одно это убедило Хейли в том, что у нее с Брайаном не может быть ничего общего, но она решила все же с ним встретиться, а заодно обновить свой кожаный наряд.

Припарковав машину, она направилась к кассам Грейсленда. Возле них стоял крупный мужчина, наверняка бывший когда-то футболистом.

– Вы – Брайан? – спросила Хейли. Он был довольно красив. Не в той весовой категории, что Джастин, но вполне привлекателен.

– Мэм? – не понял он.

– Я – Хейли Пэрриш.

– Рад познакомиться, – сказал он, но не сдвинулся с места.

– Так вы Брайан?

– Да, мэм.

– У нас с вами назначено свидание, – улыбнулась она.

– С вами? – Глуповатая улыбка расплылась на лице Брайана. – Если увидите Росса, скажите, что я его должник.

Ясно. Очевидно, все мужчины питают слабость к черной коже. Можно запомнить, хотя сейчас ей это совершенно ни к чему.

– Я думаю, мэм…

– Хейли.

– Я думаю, Хейли, мэм, я возьму билеты на платиновый тур.

– А что это такое? – поинтересовалась Хейли, пристроившись вместе с Брайаном к очереди в кассу.

– Это даст нам право осмотреть все без исключения достопримечательности.

– Это совсем не обязательно, – возразила Хейли. – Мне нравится музыка Элвиса Пресли, но я не такая уж ярая его поклонница.

– Вы ею станете после того, как я покажу вам Грейсленд.

Хейли незаметно вздохнула. Проклятые высокие каблуки!

Брайан с презрением отверг кассету с записью экскурсии и наушники и стал сам рассказывать об усадьбе. Он объяснял Хейли значение каждого экспоната на выставке подарков Элвису, а потом, попросив ее не разговаривать (она и так почти всю дорогу молчала), привел на место погребения Элвиса.

Напротив надгробия стояла знакомая фигура.

– Росс? – громко позвала Хейли. Со всех сторон на нее зашикали.

– Привет, Хейли, Брайан, – шепотом сказал Росс. – Крутой у тебя прикид, Хейли.

– Что ты здесь делаешь, Росс? – удивилась Хейли, заподозрив, что и Джастин где-нибудь поблизости.

– Имейте уважение к усопшим, – прошептала женщина с заплаканными глазами.

– Я стараюсь понять сущность Элвиса, чтобы донести до зрителя достоверный образ Короля, – опять же шепотом пояснил Росс.

– Вы собираетесь пародировать Элвиса? – Ужас отразился на лице Брайана и других посетителей, и Хейли сразу поняла, что Росс сказал что-то не то.

– Я готовлю музыкальное посвящение Королю и буду выступать каждый вечер на пароходе «Принцесса Миссисипи», – сообщил Росс, таким образом подправив свою репутацию в глазах поклонников Пресли.

– Поздравляю, – шепнула Хейли. Сама она, ввиду кожаного прикида, не могла надеяться на искупление грехов.

После того как на нее снова зашикали, она решила подождать Брайана вне стен усыпальницы.

– Может быть, осмотрим музей автомобилей? – Брайан подошел к Хейли, на ходу вытирая слезы.

На самом деле ей безумно хотелось сесть, но она улыбнулась в ответ. Через час они наконец приземлились в ресторане недалеко от музея.

Они заказали барбекю и сидели, ожидая, когда им принесут мясо. В это время в ресторане появились Росс и Джастин.

Джастин сразу увидел Хейли. Она была в том самом кожаном наряде и улыбалась Брайану, который что-то ей рассказывал. А почему бы и нет? Во всем ресторане не было более крутой девицы, чем Хейли. Вдруг Хейли наклонилась вперед и подперла подбородок кулаком. У Джастина враз пересохло в горле, и ему захотелось попросить ее сесть прямо.

Джастин всегда считал Брайана отличным парнем. Но тот был отличным разведенным парнем. И с тех пор, как развелся, он ни с кем не встречался. Это могло означать лишь одно: он изголодался. А перед ним сидит Хейли и преподносит ему себя на блюдечке.

– Посмотри-ка! Вон сидят Хейли и Брайан! – Росс с преувеличенным восторгом замахал руками, чем привлек всеобщее внимание.

– Ты нарочно все это подстроил: позвонил и предложил встретиться именно в этом месте? Ты знал, что они тоже здесь будут.

Не обращая внимания на Джастина, Росс направился к столику Хейли.

– Росс, – прошипел Джастин, но Росс не обернулся.

Джастину оставалось либо стоять столбом и глупо выглядеть, либо последовать за Россом и делать хорошую мину при плохой игре.

Он пошел за Россом.

– Хейли! Брайан! – пророкотал Росс.

– Вы все еще здесь, Росс? – удивилась Хейли, украдкой взглянув на Джастина.

«Что значит – все еще здесь?» – нахмурился Джастин.

– Да, я продолжаю впитывать. Я чувствую, что смогу вдохнуть новую жизнь в песни Короля. – Лицо Росса сияло. Садиться за другой столик он, похоже, не собирался.

– Был рад встрече, – сказал Джастин, намекая на то, что им пора идти.

– Да это просто подарок судьбы, – сказал Росс, игнорируя намек.

– Почему бы вам не присоединиться к нам? – предложил Брайан таким тоном, будто у него вырывали слова клещами.

– Замечательная идея! – с пафосом произнес Росс, словно какой-нибудь герой Шекспира, и тут же сел.

Хейли почувствовала, что попала в ловушку. И Джастин это понял.

Брайан делал героические усилия, дабы выглядеть довольным, но он не был таким хорошим актером, как Росс.

– Росс, – сделал последнюю попытку Джастин, – давай не будем мешать.

– А мы не мешаем, – безапелляционно заявил Росс. – Хватит суетиться. Садись.

«За этот глагол тебе придется поплатиться, дружок», – подумал Джастин.

– Принесите нам то же самое, – попросил Росс официантку. – А вы ешьте, ешьте…

С видимым облегчением Брайан принялся за еду, но у Хейли был немного озадаченный вид.

– Не робейте, – подбодрил ее Росс. – Просто заткните салфетку за… Да-а, похоже, что и заткнуть ее не за что, а?

Откинув голову, Хейли рассмеялась.

– Все в порядке. Однако здесь так жарко, что я, пожалуй, сниму куртку.

Росс одобрительно улыбнулся. Джастин сжал край стола.

Росс, который, совершенно очевидно, следовал тщательно разработанному плану, помог Хейли стянуть куртку.

По контрасту с черной курткой кожа Хейли казалась матово-белой. У Джастина даже заломило зубы.

Он в бешенстве посмотрел на Росса, но тот одарил его мудрой печальной улыбкой благородного философа, а потом перевел взгляд на Хейли – великолепную, восхитительную, страстную Хейли.

– Я правильно поняла, – начала Хейли, аккуратно отделяя косточку от мяса, – Росс получил работу на «Принцессе Миссисипи»?

– Да. Он произвел большое впечатление во время… свадьбы.

– Значит, его дела идут на поправку?

– Да. Я… э… закончил оценку стоимости ваших призов. Ярмарка невест согласилась посчитать часть ее как рекламу. Так что ваши налоги будут в два раза меньше.

– О! Спасибо, Джастин! – Хейли положила вилку и бросилась Джастину на шею.

Ее восторг был явно преувеличен, но ему было все равно. Главное – она так близко, что у него перехватило дыхание. Он крепко зажмурился, чтобы как можно полнее насладиться моментом.

Но момент прошел слишком быстро. Хейли разомкнула руки, потому что официантка принесла заказ Росса.

Далее обед проходил по схеме, разработанной Россом: Росс все время втравливал Брайана в разговор об Элвисе Пресли. Хейли тоже неожиданно воспылала любовью к Элвису.

Наконец обед подошел к концу. Хейли встала, и Брайан помог ей надеть куртку. Джастин не сдвинулся с места.

– Вот так. Твоя возлюбленная в объятиях друга, – пробормотал Росс и пропел несколько строчек из песни Пресли «Тогда у тебя заболело сердце». – Просто поразительно, – добавил он, как песни Короля подходят к любой жизненной ситуации.

– Прекрати, Росс, – предупредил Джастин, но тот лишь ухмыльнулся.

– Спасибо за прекрасный вечер, – поблагодарила Хейли.

Джастин хотел было что-то сказать, но Росс остановил его.

– Это не твое свидание.

Джастину пришлось смотреть, как Хейли и Брайан вместе покидают ресторан.

– Надеюсь, ты доволен, – сказал он Россу. – Ты толкнул ее в объятия изголодавшегося по сексу футбольного тренера.

– А тебе-то какое дело?

– А такое! Ты видел, как она была одета?

– Ага, – улыбнулся Росс, глядя куда-то вдаль.

– Перестань думать о ней!

– А тебе это удается? Признайся, что твой великий план разгульной жизни благополучно сдох. И слава Богу!

Брайан проводил Хейли до самых дверей ее квартиры. Он был очень мил, но у них, скорее всего, ничего не получится. Все же ей хотелось поцеловать его и пожелать спокойной ночи.

– Доброй ночи, Брайан. – Встав на цыпочки, она приготовилась чмокнуть его в щеку, но тут случилось нечто совершенно невероятное: она увидела Джастина, в упор смотревшего на нее из соседнего холла.

Он ехал за ними! Мало того, что они с Россом испортили Брайану свидание, так Джастин еще за ней и шпионит! Так поделом ему!

Хейли обняла Брайана за шею и поцеловала его в губы.

Брайан оказался джентльменом.

– Где он?

– Стоит в соседнем холле.

– Я видел, как его машина ехала за нами.

– Извините…

– Да ничего, – покачал он головой. – Обед прошел замечательно. Мне была нужна как раз такая встряска, чтобы перестать терзаться и начать снова встречаться с женщинами.

– Не подумайте, что я хотела вами воспользоваться. Но я его люблю и ничего не могу с собой поделать.

– Господи, кто бы мне такое сказал! – вздохнул Брайан.

Они обнялись – два несчастных человека, утешающих друг друга.

Глава 10

Мало того, что они поцеловались, они еще и обнимаются!

Уже не пытаясь скрыть своего присутствия, Джастин смотрел, как его бывший друг прижимает к себе одетое в кожу тело Хейли.

Что-то в нем оборвалось.

– Эй, вы двое! – Он подошел к обнимающейся парочке, безуспешно пытаясь придать своему голосу непринужденность. Кого он хотел обмануть? – Брайан, я думал, ты давно уехал.

Они немного отстранились друг от друга, но рука Брайана все еще обнимала плечи Хейли.

– Привет, Джастин, старина!

– Джастин, что ты здесь делаешь? – Голос Хейли звучал безжизненно. Что он здесь делает?

– Я…я…

В гулком коридоре раздались чьи-то шаги.

– Не трогай его, Джастин! – Росс тяжело дышал. – Прошу тебя, приди в себя!

– Ты хотел его ударить? – возмутилась Хейли. Джастин почувствовал себя в ловушке, в которую его загнали его же приятели: один лицедей, другой – бывший полузащитник.

– Я… я ее люблю, черт возьми! – Джастин обратил пылающий взгляд на Хейли. – Я люблю тебя.

Широкая улыбка – как он любил эту улыбку! – осветила лицо Хейли, и Джастин вдруг осознал, что чуть было не потерял ее.

– Наконец любовь восторжествовала, – провозгласил Росс, – но как же утомителен был ее путь!

– Послушай, Росс, а ты молодец, – сказал Брайан.

– Еще какой! – Было ясно, что Росс собой очень доволен. – А я должен похвалить тебя за то, что ты сразу врубился в ситуацию, да еще ухитрился и импровизировать.

– Даром, что ли, я три года подряд выводил свою команду в финал? В спорте иной раз надо уметь быстро оценить обстановку, а если надо – внести кое-какие поправки.

– Ну, что ж! – Росс потер руки. – Мы свое дело сделали, пойдем. Но если у тебя есть время, Брайан, мне бы хотелось, чтобы ты рассказал поподробнее о жизни Элвиса после того, как он отслужил армию.

– Для Короля у меня всегда есть время.

И они удалились, на ходу исполняя серенаду для Хейли и Джастина – «Я не мог не влюбиться».

– Слышишь, что они поют? – пробормотал Джастин. Они все еще стояли, обнявшись, перед дверью в ее квартиру.

– Нашу песню. У тебя замечательные друзья.

– Особенно тот, у которого на голове такая большая шишка, что парик Элвиса может оказаться мал.

Хейли засмеялась, и он поцеловал ее.

– Джастин, что будем делать дальше?

– Я решил послать к черту свой план и буду импровизировать. Открой дверь. Наша свадебная ночь осталась незаконченной.

Вторая часть свадебной ночи не была предусмотрена лекцией Лолы о «радуге любви». «Но правила, по-видимому, тоже надо послать к черту», – подумала Хейли.

Она никак не могла достать из сумочки ключи, потому что Джастин целовал ее в шею, а руками гладил бедра. Она боялась пошевелиться. Наконец ей удалось всунуть ключ в замок, но дверь не поддавалась.

– Хочешь, я ее вышибу?

К счастью, замок все же щелкнул, и дверь распахнулась. Они вошли, и Джастин пинком се снова захлопнул.

– Сними куртку.

Он сказал это резко, глядя на нее в упор. Неужели он сердится?

– Пожалуйста. Ты так прекрасна, – прошептал он.

Он хотел ее. Прямо сейчас.

Медленным движением она сняла куртку и бросила ее на пол. Джастин смотрел на нее не отрываясь.

– Продолжать?

Он не ответил, и Хейли приняла его молчание за согласие.

Со стоном Джастин шагнул вперед и поднял ее на руки. А Хейли упивалась сознанием того, что довела Джастина до состояния безумной страсти.

Джастин отнес ее в спальню. Она была готова к тому, что он опустит ее на кровать, но он вдруг остановился и посмотрел ей в глаза.

– Нам надо поговорить, – сказал он и поставил ее на пол.

– Тогда говори, не тяни, – попросила она, расстегивая ему рубашку.

– Хейли, я на грани того, чтобы сойти с пути, который наметил себе в четырнадцать лет, потому что влюбился в тебя. Я хочу знать, чувствуешь ли ты то же самое ко мне.

– Ты же знаешь, что я тебя люблю, – удивилась она. – Как ты можешь об этом спрашивать?

– Потому что ты никогда мне этих слов не говорила.

– Я так давно тебя люблю, – призналась она, выдергивая полы рубашки, – что мне казалось, ты об этом догадываешься.

– Правда? – Джастин расплылся в улыбке. – И когда же ты поняла, что любишь меня?

– В первый раз ты заставил меня задуматься, когда поцеловал в отеле «Пибоди». – Она потянула рубашку вниз. – Но по-настоящему ты меня зацепил, когда стал оказывать мне знаки внимания на глазах моих сестер. Такого в моей жизни еще не было.

– Мне не нравятся долгие помолвки.

– Откуда ты это знаешь?

– Потому что сейчас мы только помолвлены.

– Разве мы помолвлены?

– А разве нет?

– Ты никогда не говорил полагающихся слов.

– Но мы ведь поженимся?

– Это те слова?

– Хейли, все что с нами произошло, не укладывается в учебники, так что не придирайся сейчас.

– Это ты придрался. Ты не верил в то, что я тебя люблю, пока я не сказала: «Я люблю тебя».

– А ты выйдешь за меня замуж?

– Да, с радостью.

Пожирая ее глазами, Джастин сказал:

– Ты идеальная женщина. Тебе надо было бы повесить на груди табличку, чтобы я узнал об этом при первой же встрече.

– Мне казалось, что тебе лучше удостовериться в этом самому, без моей подсказки.

– И то верно, – согласился Джастин и установил мировой рекорд в раздевании женщин.

– Почему так получается, что я все время оказываюсь голой, а ты – одетым? – жалобно произнесла Хейли, обнимая его за шею.

– Ты снова права. – Он стал раздеваться, ни на секунду не прерывая поцелуя.

– Твоей координации движений можно позавидовать, – пробормотала Хейли. – Очень полезное качество для мужчины.

– Без практики талант – ничто.

– Погоди минутку, – остановила его Хейли. – Нужно уточнить еще кое-какие детали. Как мне сказать матери, что на самом деле я не миссис Слоун Деверо?

– Ты хочешь, чтобы я сообразил это сейчас? Ладно. Что-нибудь придумаю, – сказал он, зарываясь носом ей в шею.

– Уже думаешь?

– Ммм! Ну, например, скажи матери, что ты порвала со Слоуном перед самой свадьбой и хотела все отменить, но тут подвернулся я. Поскольку мы были знакомы недавно, ты боялась, что она меня не одобрит, поэтому ты ей ничего не рассказала.

– Думаешь, она поверит?

– Но ведь это правда.

Хейли задумалась. Правда, да не вся. Но Лоле этого будет достаточно.

– А ты хорошо соображаешь, когда на тебя надавить.

– Хватит болтать. Я хочу тебя поцеловать.

– Еще минутку. А какие у нас планы? Тебе известно, что мне придется заплатить огромные налоги? А ты еще не погасил свой долг Россу…

– И он не такой уж маленький. – Лицо Джастина стало серьезным. – Возможно, из-за этого ты захочешь подождать с замужеством.

– Я не хочу ждать. У нас обоих долги, которые надо отдавать. Так почему бы не сделать это вместе? Меня больше беспокоит, что ты многое в жизни упустил.

– Я все наверстаю. И ты мне в этом поможешь, – искренне сказал Джастин.

– Я хочу, чтобы у нас была скромная свадьба. Не пышная, но такая, чтобы запомнилась на всю жизнь: только мы двое и судья или священник.

– Нет, – тихо ответил он.

– Джастин, я не смогу пережить еще один спектакль.

– Этого я и не прошу. Но я хочу, чтобы присутствовали моя мать и отчим и, наверно, Росс.

– О! Конечно! – Хейли вздохнула с облегчением, но вместе с тем почувствовала себя немного виноватой: нельзя быть такой эгоисткой и думать только о себе!

– Еще что-нибудь? – спросил он, поглаживая ее бедро.

– Все.

ЭПИЛОГ

– Я думал, вас зовут Слоун, – сказал похожий на Санта-Клауса судья с «Принцессы Миссисипи», изучая лицензию, которую ему вручил Джастин. Он и Хейли стояли под сводами небольшой церквушки, называвшейся «Виват, Мемфис!». Хейли посчитала, что бракосочетание именно в этой церкви запомнится ей на всю жизнь.

– Это его театральный псевдоним, – сказал Росс.

– Понимаю. – Судья сунул сигару обратно в рот, продолжая изучать лицензию.

Мать Джастина и его отчим переглянулись. Но этот взгляд был ничто по сравнению с выражением их лиц, когда они увидели, что стены церкви украшены изображениями Элвиса Пресли.

Джастин и Хейли были немного обеспокоены тем, что судья заметит совсем свежую дату лицензии. Но тот как будто не обратил на это внимания, а также не удивился просьбе о повторной церемонии – якобы потому, что мать и отчим Джастина не смогли присутствовать на первой.

– Кажется, – подчеркнул судья, – все в порядке. – Но это было единственным намеком на необычность ситуации. Он сложил лицензию и спрятал ее во внутренний карман пиджака. – Можно начинать.

На невесте было простое белое облегающее платье, а в руках – букет белых роз. Жених был в новом костюме, купленном для последующего обхода фирм в поисках нового места работы.

Шафер тихо напел несколько известных хитов Короля.

Мать жениха всхлипывала.

Судья объявил их мужем и женой.

«Свадьба мечты» состоялась.


home | my bookshelf | | Требуется жених |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу