Book: Сребреники Иуды



Сребреники Иуды

Скотт Макбейн

Сребреники Иуды

Эта книга посвящается Ди и Майку Макдауэлам, с которыми мы дружим семьями много лет.

Пролог

Католическая вера допускает существование колдунов и ведьм, которые с Божьего попущения, заключив договор с дьяволом, способны причинять людям истинный вред. Не исключено также, что с помощью волхвований и чародейств они могут создавать причудливые фантастические видения.

Молот ведьм[1]

В это воскресенье собор Святого Петра, это средоточие христианского мира, купался в лучах жаркого августовского солнца. На виа-делла-Кончилационе остановились несколько комфортабельных автобусов. Туристы, только что отобедав, отведав местного вина и непременных оливок, вылезали на очередную экскурсию, нехотя покидая прохладу, созданную кондиционерами. Немцы проверяли фотоаппараты, американцы искали глазами ближайший сувенирный магазин, англичане по привычке выстраивались в аккуратную очередь, а французы, кажется, вообще не совсем понимали, как они здесь оказались.

В сопровождении гидов они медленно спустились по мраморным ступеням на площадь Святого Петра, а потом дальше, ко входу в собор.

Не обращая внимания на разноязычный говор вокруг, синьора Росси, наверное, уже в двухтысячный раз, а может, и больше, уверенно начала свой монолог. Но все равно ее голос звучал по-прежнему свежо. Она говорила с чувством, умело жестикулируя в нужных местах. В общем, итальянка есть итальянка.

— Перед нами собор Святого Петра! Напомню, что его массивный овальный купол создан по проекту Микеланджело. Собор освящен в 1626 году, однако его история начинается существенно раньше. Согласно преданию, он был возведен на месте захоронения святого Петра. Утром я рассказывала вам о пожаре, уничтожившем в 64 году новой эры большую часть Рима. Император Нерон обвинил в этом злодеянии христиан и устроил на них чудовищные гонения. Именно тогда был распят (по преданию, вниз головой) святой Петр. Это случилось неподалеку от места, где мы с вами сейчас находимся.

Синьора Росси замолчала, обвела взглядом группу. Кажется, только двое обнаруживали искренний интерес к ее рассказу. Остальные беспокойно озирались, листали путеводители, поправляли бифокальные очки и нетерпеливо переминались с ноги на ногу. В толпе, как водится, сновали воры-карманники.

— В соборе одиннадцать приделов и сорок пять алтарей. Общая длина — сто восемьдесят семь метров, площадь мраморных полов примерно два с половиной гектара. Главные достопримечательности: скульптура «Пьета» («Сострадание») работы Микеланджело, главный алтарь, служить мессу за которым имеет право только папа, и подлинная епископская кафедра святого Петра. — Синьора Росси замолчала. — Есть вопросы?

Вопросов, конечно, не было. Чуть поодаль справа молодая пара из ее группы миловалась, не обращая ни на кого внимания. Туристы начали входить в собор. Послышались возгласы благоговения и изумления. Разумеется, пробудут они здесь не очень долго, потому что сегодня им предстоит посетить еще музей черепицы, фонтан Треви и кафе Джолитти.

Синьора Росси грустно усмехнулась. Работа перестала доставлять ей удовольствие. Центр христианского мира превратился в банальный туристский объект, где экскурсанты преисполняются верой на один день. Вон молодые люди, даже войдя сюда, не перестали обниматься. Как к этому относится Спаситель? Об этом она не осмеливалась и думать.

Карманники наверняка уже поработали, облегчив некоторых туристов — кого на бумажник, кого на часы, а кого на мобильный телефон. Синьоре Росси опять придется выслушивать ахи и охи.

В другой части Ватикана все было иначе. Темп жизни спокойный, размеренный, отношение к религии соответствующее.

— Добрый день, кардинал Бенелли.

— А, кардинал Хьюсон! Добрый день. Прошу вас, входите. — Приветливо улыбаясь, дородный, величественный Бенелли вышел из-за старинного письменного стола встретить американца. Тот был таким, каким все итальянцы представляют настоящих американцев — широкоплечий, высокий, с крупными чертами лица и традиционной улыбкой. К тому же, наверное, еще и бывший бейсболист. Крепкое пожатие заставило Бенелли слегка поморщиться.

— Извините за опоздание, — произнес Хьюсон по-итальянски. — С трудом добрался от церкви Санта-Мария Новелла. Кругом сплошные пробки.

— В Риме это обычное явление. — Бенелли коротко хохотнул, отчего по его внушительному животу прошла рябь, как по воде. Кардинал любил поесть и часто в компании мирян шутил, что, будь он приглашен на Тайную вечерю, пришел бы пораньше.

Еда была одной из радостей в жизни Бенелли, и чуть ли не единственной из его слабостей. Он был хороший кардинал, прекрасный администратор и чиновник, но все же не святой. Во время молитв Бенелли признавался Богу, что, попав на небеса, был бы счастлив находиться в задних рядах.

— Движение в этом городе ужасное. — Кардинал Бенелли перешел на английский, хотя особой причины в этом не было: Хьюсон свободно говорил по-итальянски, а также еще на нескольких языках, это был очень одаренный человек. — Так было, когда я приехал в Ватикан сорок лет назад. И будет то же самое, когда меня вынесут отпевать. — Он снова беззаботно хохотнул и взял гостя за руку. — Пойдемте. Зачем оставаться в помещении в такой чудесный день!

Глава инквизиции, или, по-современному, святой палаты, повел американского кардинала в сад.

— Давайте прогуляемся.

Знаменитый Ватиканский сад был огромным и очень ухоженным — настоящий оазис посередине большого, шумного города. Бенелли старался бывать здесь как можно чаще, особенно по вечерам.

— Как прошел полет?

— Без проблем, — ответил Хьюсон, обнаружив сильный чикагский выговор.

Близки они никогда не были, да и виделись последний раз три года назад. Шестидесятипятилетний Бенелли был сантиметров на тридцать ниже Хьюсона, толстый, с овальным лицом, на котором словно застыла постоянная улыбка — на вид добродушный увалень. Однако кардинал Хьюсон знал, что этот служитель церкви способен принимать самые жесткие решения и не боится откровенно высказывать свое мнение, когда того требуют обстоятельства.

Этого хранителя веры уважали и боялись. Бенелли был самой влиятельной фигурой в Ватикане после папы, поскольку, будучи главой святой палаты, он также занимал пост кардинала — государственного секретаря. «Смогу ли я так же успешно справляться с работой, заняв его место? — спрашивал себя Хьюсон. — Наверняка смогу. А почему бы и нет? Естественно, придется сделать кое-какие изменения, расшевелить немного эту тихую заводь».

— Вам все показали? — спросил Бенелли. — Ватикан гораздо больше, чем кажется. Первые несколько недель вы будете здесь плутать.

— Не сомневаюсь. Одни бесконечные коридоры чего стоят!

— Здесь больше тысячи четырехсот комнат. Музеи, галереи, жилые кварталы. Тысяча с лишним человек населения, включая швейцарских гвардейцев. Вам показали библиотеки и зал, где папа дает аудиенции?

— Да, — ответил Хьюсон.

— Академию наук и Радио Ватикана?

Хьюсон улыбнулся:

— Видел.

— Это хорошо, — заметил Бенелли. — По крайней мере выполнили мои указания. А грот под собором Святого Петра?

— Видел.

— Усыпальницы пап?

— Тоже.

Хьюсон, конечно, знал, что собор Святого Петра построен на месте римского кладбища, но никогда прежде не посещал грот, расположенный под главным алтарем. Сегодня он с сопровождающим спустился на несколько уровней ниже фундамента собора. В гроте были захоронены не только христиане, но также и язычники первых веков нашей эры. На американского кардинала это произвело глубокое впечатление.

— Гробницу святого Петра посетили?

— Еще нет.

— Отчего же? — Бенелли бросил на него вопросительный взгляд.

— Не было времени, — отрывисто проговорил Хьюсон. — В прошлые разы, когда святой отец призывал меня в Ватикан, я успевал посетить только папские апартаменты и Сикстинскую капеллу. А сейчас на меня свалилось столько нового!

— Да, — Бенелли вздохнул, — но в качестве моего преемника вам непременно следует ознакомиться с этим сакральным местом. И в частности, детально изучить, где тут что находится. Это не простая задача.

— Я вообще не хотел бы занимать этот пост.

Бенелли погрозил ему пальцем:

— А кто хотел бы? Но когда папа приказывает, надо подчиняться. Цели священные, к тому же занимающий этот пост имеет серьезные привилегии. Вы будете иметь прямой доступ к святому отцу и возможность много путешествовать по миру. Теперь давайте присядем.

Они сели на уединенную скамью и некоторое время молчали, наблюдая, как ветерок покачивает цветы, как птички перелетают с дерева на дерево, и любуясь возвышающимся над садом куполом собора. Затем Бенелли внимательно посмотрел на Хьюсона, и тот осознал, что наступает кульминация разговора.

— Кардинал, моя работа сложна. Защита веры — одна из самых трудных в церкви. Завтра вы будете миропомазаны в качестве моего преемника, а я удалюсь в монастырь Сан-Лоренцо и снова стану простым священником. Вы прочли все основополагающие документы, побеседовали с моими помощниками, и вот теперь — он наклонился ближе — я хотел бы поговорить с вами в последний раз. Откровенно. Прошу вас, задавайте мне любой вопрос, какой пожелаете.

Тон кардинала был мягким, проникновенным. Так беседует отец с сыном, с которым у него настоящая духовная близость. Пост главы святой палаты не столь уж завидный, если занимающий его осознает, какую берет на себя ответственность. Возможно, Хьюсона мучают приступы депрессии, как и его самого в первые годы пребывания на этом высоком посту.

Хьюсон в это время размышлял о другом: как это возможно — уйти в отставку, выпустить из рук такую власть, когда любой епископ, не говоря уже о священнике, с подобострастием ловит любое произнесенное тобой слово? Бедный Бенелли — столько лет пребывать на Олимпе и вот теперь добровольно спуститься на грешную землю!

— Ваша работа связана с огромной ответственностью, я это понимаю, — сказал Хьюсон. — Защищать веру от фальшивых доктрин тех, кто стремится исказить учение церкви в своих корыстных целях, противостоять силам дьявола — это задача сверхчеловеческая.

— Особенно в наши дни, — с воодушевлением подхватил Бенелли. — Ведь мы живем сейчас в легкомысленном и лживом мире. Мы убедили себя, что наше существование неизменно улучшается. Однако в мире никогда еще не было так много нищеты, голода и отчаяния, столько жестокости. Никогда еще люди не ощущали такого одиночества и отсутствия смысла жизни. И никогда еще не было так много фальшивых пророков и тех, кто стремится разрушить церковь. Мы живем в трудные времена, но худшее впереди.

Бенелли вздохнул, наблюдая, как вспыхивают бриллиантовым сиянием цветы, когда на них попадают солнечные лучи.

— В прежние времена было проще. Козни дьявола казались очевидными — колдовство, черная магия, — и церковники сражались с ними самыми примитивными методами. Инквизиция, отлучение от церкви, казни еретиков. Однако не все так просто, кардинал Хьюсон. Дьявол — это необыкновенно умное и чрезвычайно проницательное существо. О том, как боролась с ним церковь в Средние века, написаны сотни томов. Осуждение невинных, пытки, смерть. Нашу церковь люди боялись, и этот образ не выветрился до сих пор. И все же задача веры — противостоять силам тьмы — по-прежнему актуальна. Количество дьявольщины в мире не убывает, а силы неравны.

— Неравны? — Хьюсон исподтишка посмотрел на часы. Хотелось поскорее закончить разговор.

— Неравны, — подтвердил Бенелли. — Власть святой палаты ограниченна, в то время как власть сатаны безмерна и непреодолима. Библия признает, что дьявол может появиться под видом ангела света, и действительно, так бывает довольно часто.

— Но вы, разумеется, в это не верите? — Хьюсон всегда полагал Бенелли человеком практичным, не витающим в облаках, не упертым консерватором, для которого вопросами первостепенной важности были ад, осуждение на вечные муки и прочая дребедень.

— Нет, верю.

Бенелли обвел глазами статуи святых на колоннаде Ватикана, задержался на темных тенях, которые они отбрасывали.

— Даже те, кого церковь считает святыми, таковыми не являются. Кардинал Хьюсон, изобретательность сил тьмы, обмана и предательства неисчерпаема. И у меня нет никаких сомнений, что некоторые из мужчин и женщин, ныне почитаемые святыми, на самом деле — фальшивые. Творя якобы богоугодные дела, они притворялись, преследуя свою выгоду. Дьявол способен заманить в ловушку любое человеческое существо, даже самое святое, даже на пути к кресту. И это происходит в тот момент, когда этого меньше всего ожидают. — Он вдруг замолк и посмотрел на Хьюсона. — Простите меня, я увлекся. Так у вас есть ко мне вопросы?

— Хм… — Хьюсон с трудом подбирал слова. — Меня беспокоит, что я не смогу должным образом выполнять обязанность главы святой палаты.

— Сын мой, не бойтесь, святой отец не зря выбрал именно вас. Я уверен, вы проявите себя на этом посту лучше, чем я. Единственное, что здесь требуется, — это молитва и смирение, хотя, боюсь, последнее всегда как-то от меня ускользало. Еще вопросы?

— Только один, — смущенно произнес Хьюсон. — Довольно странный. Сегодня утром ваш помощник сводил меня в грот под собором Святого Петра.

— И что же?

— Он отпер железную решетчатую дверь, и мы спустились по длинной лестнице в нижний зал.

— Да. — Бенелли кивнул. — Там захоронены папы, жившие в первом веке. Сюда никто не может войти без позволения святого отца.

— Я полагаю, вошедший туда должен быть священником?

— По крайней мере.

— Я именно так это себе и представлял. — Хьюсон посмотрел на Бенелли. — Увидев в конце коридора свет, я не удержался и направился туда. — Он снова бросил взгляд на кардинала, но тот сидел с непроницаемым лицом. — Признаюсь, было довольно жутковато. Один из склепов оказался освещен, там горело несколько свечей. Странно, но гробница показалась мне не такой уж древней. Но что самое странное — там находилась девочка. Она молилась. — Поскольку Бенелли молчал, Хьюсон продолжал: — Ваш помощник сделал мне знак молчать и поманил назад. Я спросил, кто эта девочка, и он сказал, что мне следует задать этот вопрос вам или папе. Так кто она? Ведь ей никак нельзя там находиться: она не монахиня, это точно, и очень юна — на вид лет двенадцать.

Кардинал Бенелли долго молчал. Затем тяжело вздохнул, и Хьюсон удивился, увидев на его глазах слезы. Стало ясно, что весь предыдущий разговор был только прелюдией.

— Девочке позволил посещать гробницу папа, — произнес он хриплым, наполненным грустью голосом. — Такова была его воля. Так что оставим ее с миром. — Он на секунду замолк и испытующе посмотрел на Хьюсона. — Кардинал, Ватикан хранит множество тайн. И не только в силу своего весьма преклонного возраста. Это также связано с верой, которую он исповедует. В течение почти двух тысячелетий наша церковь хранила и продолжает хранить тайны исповедей, тайны многих миллионов человеческих существ, святых и грешников, праведников и злодеев. Это людские тайны. Но нашей церкви доверены также заветные тайны, идущие из глубины веков. — Бенелли вздохнул и понизил голос: — Святой отец уполномочил меня раскрыть вам одну из них, поскольку вы — мой преемник. Из ныне живущих ее знают только трое: святой отец, я и…

— Девочка?

Кардинал Бенелли кивнул:

— Это история предательства и имеет отношение к самому Создателю. — Хотя в саду было тепло, Бенелли вдруг почувствовал озноб. — Речь идет о сребрениках Иуды.



РЫБА

Глава первая

Ошибаются те, кто говорит, что нет никакого колдовства и что черная магия — это плод воображения… У дьявола тысячи способов и средств причинять человеку вред, и после своего падения он не прекращает попыток разрушить единство церкви и развратить человеческую сущность.

Молот ведьм

Проснувшись, Пол сразу увидел свет. Яркие, мерцающие блики на потолке. Проникающий в щель между неплотно задернутыми шторами, этот свет был какой-то странный, неопределенно красивый, казалось, ничем не сдерживаемый. Пол лениво наблюдал, как световой поток постепенно рассеивается по спальне, разлагаясь на основные цвета. В голову полезли всякие банальности. Например, что стало бы с человечеством, не будь света. Люди были бы обречены жить в темноте. Свет необходим так же, как вода, и ценить его мы начинаем, только когда теряем.

Он осторожно потянулся, стараясь не разбудить жену. В доме, расположенном в элитном пригороде Сан-Франциско, было тихо. За все время по частному шоссе где-то вдалеке с шумом промчался один автомобиль. В это воскресное утро, лежа в постели, Пол неожиданно осознал, что два этих чуда — свет и покой, когда они вместе, приносят глубокое удовлетворение.

Жаль только, что дневная суматоха гасит это чувство, оттесняет на задний план. Впрочем, он к этому привык, потому что был перегружен делами под завязку.

Через несколько секунд идиллическое состояние сменилось озабоченностью. Он быстро прокрутил в голове программу предстоящей недели: суд над Крамером, сдача статьи в «Психиатр», сдача аналитического отчета, который они с Беном подготовили для «Учреждения с режимом строгой изоляции», выступление по каналу Эн-би-си. Стремление добиться успеха в профессии, стать лучшим криминалистом-психиатром в Соединенных Штатах, подобно мощнейшему генератору, подпитывало Пола энергией, и он щедро смазывал его детали.

Пол покосился на спящую рядом жену, и мысли переключились на личное. Он любил Мэри. Впрочем, тут следовало бы внести одно небольшое уточнение: любил когда-то. Да, в период ухаживания и женитьбы он ее любил. Это было десять лет назад, когда у него вдруг возникла потребность остепениться и завести детей. После тридцати такое с мужчинами иногда случается. Причем, когда они меньше всего этого ожидают.

Мэри была на несколько лет моложе, только окончила университет по специальности искусствовед и скорее была озабочена поисками смысла жизни, чем стремлением заработать деньги. Разумеется, он увлек девушку, покорил умом и решимостью ее завоевать, хотя родители Мэри вначале были против их брака. Недалекие провинциальные католики, они находили Пола слишком амбициозным, кроме того, им не нравилось его отношение к религии.

Пол усмехнулся, вспоминая прежнюю страсть. Как всегда, время все изменило. Любовь к Мэри полностью не исчезла, просто потускнела. Он понимал, что в наши дни, когда все кругом так ненадежно и скоротечно, такое случается в каждом браке. Конечно, Мэри была ему по-прежнему нужна, но любовные связи за последние два года существенным образом изменили его отношение к жене. Пол начал считать, что она уже больше не имеет монополию на него самого и его тело. Естественно, ей он в этом не признавался, а она ни о чем не подозревала.

Возможно, Пол ошибался, но ему казалось, что у Мэри за последние годы сильно поубавилось уверенности в себе. Она по-прежнему великолепно справлялась с работой на посту вице-президента крупного благотворительного фонда, ее нельзя было назвать ни бесхарактерной, ни слабовольной, но в отношениях с ним… Порой она смотрела на него вроде как озадаченно, будто они больше не были связаны духовно, будто их миры разошлись, отдалились друг от друга.

А тут еще это несчастье… Роды принимал доктор, оказавшийся полным бездарем. Он что-то там сильно напортачил. В результате дочка Рейчел родилась здоровой, но Мэри осталась бесплодной. Им выплатили компенсацию, на которую они купили дом, но бесплодие жены сильно подкосило отношения.

Тело под одеялом шевельнулось.

— Ты проснулся? — спросил мягкий голос. Пол не отозвался, продолжая размышлять. — Пол!

Мэри повернулась, уютно устроила на его руке голову, увенчанную копной золотисто-каштановых волос. Он вгляделся в жену. Лицо ее больше не казалось ему красивым, однако по-прежнему оставалось очень привлекательным. Мэри было тридцать три, но цвет лица почти не изменился, светлые, подернутые влагой глаза были необыкновенно хороши, а выступающие скулы придавали овальному лицу особую выразительность. В общем, Пол продолжал гордиться, представляя жену коллегам.

— Проснулся? — сонно пробормотала Мэри, не открывая глаз.

— Ага.

— Ты не забыл, что мы едем на пикник с Ингельманнами? Наверное, пора вставать.

— Нет. Еще рано. Только семь.

— Да? — Мэри затихла. Надо было спросить раньше, а теперь она уже достаточно разгулялась и вряд ли заснет. Попыталась подремать — не получилось. Интересно, о чем он думает? О чем же еще, если не о работе!

Так было даже до женитьбы. Выросший в семье со скромным достатком, он был постоянно обуреваем неутолимой жаждой успеха. Это все, конечно, можно было понять, но он почему-то переложил на нее вину за то, что она не способна иметь детей, и это не давало ей покоя. Мэри постоянно чувствовала, что каким-то образом его подвела, не оправдала ожиданий и потому прощала периодические измены, хотя это было очень непросто.

«Он меня в конце концов бросит. Когда? — Мэри задумалась. — А может, не бросит? Я буду молиться, чтобы этого не случилось, потому что по-прежнему его люблю. — Она открыла глаза и посмотрела на мужа. Он улыбался, и ее горькие мысли временно рассеялись. — Что бы ни случилось, я буду его любить и исполнять обет, данный при венчании».

— Она спит?

— Конечно.

Мэри села, скинула шелковую ночную рубашку, бросила ее на ковер и прильнула к мужу. Они тут же начали заниматься любовью. Она была вся переполнена только им, а он воображал, что делает это с другой женщиной.

— Мама!

— Ой! — Мэри подавила стон. Потребовалось несколько долей секунды, чтобы возвратиться к реальности. Натянув на себя одеяло, она посмотрела на ребенка, стоящего в дверях и прижимающего к груди любимую куклу.

— Рейчел, дорогая, зачем ты поднялась в такую рань? — Мэри отбросила назад растрепанные волосы.

— Не хочу спать.

— Ладно, доченька, иди к себе. Я сейчас приду.

Как только за девочкой закрылась дверь, они возобновили прерванное занятие.

— Ну как, готовы? Бен ждет в машине.

Флоренс Ингельманн шумно ворвалась в прихожую. Одной рукой прижала к себе девочку, припечатала сочный поцелуй, другой погладила радостно суетящуюся рядом собаку, золотистого лабрадора. Оба существа в равной степени претендовали на ее внимание, но Флоренс устремилась на кухню.

— Что же вы? Пора ехать.

Не дав опомниться Мэри и Полу — они заканчивали завтрак, — она крепко обняла их за плечи, тоже одарив влажным поцелуем, как бы ставя своеобразный знак качества. Такова была Флоренс. Очень полная, ростом метр шестьдесят, крашеная блондинка, до краев переполненная кипучей энергией. Ее округлые телеса как бы говорили любому инструктору по фитнесу: «Смотреть можно, но трогать — ни Боже мой».

Углядев корзинку для пикника, она подхватила ее и направилась к выходу, увлекая за собой собаку с девочкой.

Дожевывая булочку с маслом, Пол посмотрел на жену. Ему было тридцать девять лет, он был профессором криминальной психиатрии, известным специалистом, но для Флоренс все его ученые степени ничего не значили. Она относилась к нему и его жене так же, как к их дочке и собаке. Все они были для нее дети. Нельзя сказать, чтобы это раздражало, но все же как-то коробило. Однако Бен и Флоренс были их единственными друзьями, так что с такой бесцеремонностью приходилось мириться.

Мэри улыбнулась.

— Я думаю, нам пора идти.

Пол кивнул. Часы показывали восемь тридцать.

«Форд-седан» с шумом мчался по скоростному шоссе, за рулем сидел Бен.

Долговязый, тощий, пятидесяти с небольшим лет, в очках, Бен был заведующим кафедрой криминальной психиатрии в университете Сан-Франциско, то есть начальником Пола, но фактически на кафедре распоряжался именно Пол.

«Почему я с этим мирюсь? — Этот вопрос Бен задавал себе много раз, хотя давно уже знал ответ: — Потому что Пол гений». Он бросил взгляд на коллегу. Красивый мужчина среднего роста, густые черные волосы. Правда, выражение лица слишком жесткое, почти безжалостное, особенно если смотреть при ярком свете.

Самоуверенный, невероятно амбициозный, порой ужасный зануда, но, несмотря на все это, несомненно, гений. Замечательный диагност, психиатр от Бога, способный проникнуть в самую глубь сознания пациента, к тому же имеющий замечательный талант с потрясающей оригинальностью излагать свои идеи в статьях и книгах. По мнению Бена, со временем Пол вполне может стать таким же великим, как Зигмунд Фрейд и Карл Юнг.

Коллеги этого не понимали и, разумеется, завидовали, тем более что сами ни на что значительное не были способны. Упрекали Бена за попустительство, но тот не обращал внимания. Напротив, делал все возможное, чтобы дать молодому другу возможность успешно работать. Они дружили семьями и очень неплохо ладили. Других приятелей среди коллег у Пола не было и быть не могло, потому что на факультете его считали зарвавшимся нахалом.

Кроме преподавания Бен и Пол занимались частной практикой в собственной психиатрической клинике, которая обслуживала людей творческих профессий. Они основали ее несколько лет назад, и она приносила солидный доход, поскольку у большинства актеров и актрис были те или иные проблемы: потеря голоса, наркотики, депрессия, неприятности на работе, утрата ведущего положения в театре или кино.

Бен и Флоренс выглядели странной парой, каждый из них был полной противоположностью другому по характеру и склонностям. Флоренс — шумная, яркая толстуха, вся пышущая энергией. Бен — худой, высокий, сдержанный. Она могла говорить не останавливаясь двадцать четыре часа в сутки. Он молчал до тех пор, пока его не вынуждали заговорить. Она была душой любой вечеринки. Он же своим молчанием и унылым видом мог превратить свадьбу в похороны.

И все же это была счастливая пара, потому что они любили друг друга. Вот только своих детей иметь им было не суждено, и потому все свое невостребованное чувство материнства Флоренс обратила на дочку Стафферов, Рейчел. Она также обожала Мэри и Пола, хотя недоумевала, что свело вместе таких разных людей.

Существование Мэри базировалось на трех китах: муж, ребенок, католическая вера. Полу же было достаточно одного. Он очень любил Рейчел, но, похоже, больше ему никто не был нужен. Религию же он просто презирал. Острый как бритва ум, незаурядный талант не оставляли ни у кого сомнений в его самодостаточности и интеллектуальном превосходстве.

Бен размышлял за рулем, а Флоренс в это время на заднем сиденье делилась с Мэри последними новостями.

Наконец Бен не выдержал:

— Дон Экклз сказал, что ты подал заявку на доклад на открытии ежегодной конференции по Карлу Юнгу.

— Да, — ответил Пол.

— Дай Бог, чтобы тебя утвердили, это была бы сенсация. Ведь до сих пор этот доклад поручали читать профессору не моложе шестидесяти.

— Вот именно, — отозвался Пол. — Доклад основополагающий, а читать всегда дают презренным неудачникам, уже закончившим заниматься серьезной наукой, чуть ли не глубоким старикам.

Бен улыбнулся: Пол прав, но, не скрывая своих взглядов на эту проблему, он нажил немало недоброжелателей в Международном отборочном комитете. Может быть, сказать ему, что уже утвержден профессор Йоханн Херманнс из Базеля? Нет, пожалуй, не стоит. Это может испортить пикник. Кроме того, есть один серьезный вопрос, который хотелось бы обсудить.

— Какую тему ты выбрал? Ведь если тебя не утвердят, всегда можно опубликовать статью.

— Тема весьма дискуссионная, — проговорил Пол, не отрывая взгляда от встречного потока машин. — «Криминалистическая психиатрия и религия». Причем я собираюсь подвергнуть религиозные концепции серьезной критике.

— Ого! Это произвело бы впечатление. Но не забывай: большинство членов ученого совета — люди религиозные. Ты ведь не хочешь себе напортить?

— Чепуха! — отмахнулся Пол. — В конце концов я всегда могу найти себе другую работу.

Бен промолчал.

— Поверни налево, — крикнула Флоренс через несколько минут. — Так, а теперь направо. Мы почти приехали.

Затем повернулась к Мэри, и словесный поток продолжился. Рейчел с восхищением смотрела на тетю Флоренс, удивляясь, как это возможно говорить столько времени не дыша. Она не заметила, чтобы тетя Флоренс хотя бы раз перевела дух. Должно быть, у нее какие-то особенные легкие, надо будет вечером спросить маму.

Бен вывел машину на песчаную дорожку и затормозил. Все вылезли. Перед ними простирался во всей своей первозданной чистоте частный пляж университета Сан-Франциско. Спасибо ректору, что дал разрешение.

Рейчел с криками ринулась к воде, собака за ней. Озабоченная, Флоренс поспешила за ними.

Мэри посмотрела на Бена. Он понимающе улыбнулся, наблюдая, как жена, ухватив руку Рейчел, повела ее к морю.

Мэри улыбнулась в ответ. Флоренс была бесплодна вследствие какой-то органической дисфункции. Она относилась к этому по-философски, но подавить инстинкт материнства, разумеется, ей не удалось. В результате всех детей в мире она считала своими.

— Кстати, Бен, ты читал последнюю статью Дона Траутмана «Психиатрический анализ состояния женщин-заключенных, страдающих эффектом кокаиновой зависимости»? — спросил Пол, разгружая багажник.

— Еще нет, — ответил Бен. — Там что-то интересное?

Если Пол скажет, что это интересно, он статью прочтет. Если нет, не станет тратить время.

Собрав вещи, они двинулись поближе к воде. День обещал быть превосходным, настроение у всех, кроме Бена, было приподнятое. Его беспокоил завтрашний процесс над Крамером.

— Дорогая, ты такая счастливая! — воскликнула Флоренс. День уже клонился к концу, начался отлив, однако энергии у Флоренс не убавилось. Она тараторила без перерыва. «А что, если она продолжает говорить и во сне? — подумала Мэри. — Бедный Бен!»

— Неужели я произвожу такое впечатление? — спросила она.

— У тебя чудесная дочка, прекрасный дом, замечательный муж. Господь к тебе определенно благоволит.

Мэри пожала плечами.

Они наблюдали, как Рейчел плещется в волнах. Пол с Беном пошли прогуляться по берегу. Флоренс откашлялась.

— Бен очень высоко оценил последнюю книгу Пола. Говорит, что она имеет большой успех.

Мэри снова пожала плечами.

Флоренс поражало странное безразличие, которое Мэри проявляла к делам мужа: никогда не обсуждала его успехи и проблемы. Флоренс, разумеется, ничего не знала ни о страданиях Мэри по поводу неверности Пола, ни о ее решимости сохранить семью. В любом случае заговаривать о процессе над Карлом Крамером не имело смысла.

Они молча стали наблюдать, как Рейчел возится в воде с собакой.

— Я не собираюсь это обсуждать, — раздраженно бросил Пол. Бен остановился, посмотрел на Флоренс и Мэри — они уже были довольно далеко, — пожал плечами и двинулся дальше.

— Пол, но мы должны это обсудить.

— Не сейчас.

— Нет, Пол, сейчас. Завтра суд, и если я, твой друг, не поговорю с тобой, это не сможет сделать никто. — Бен помолчал. — Ведь ты остался единственным экспертом-психиатром защиты.

— Ну и что? Разве я не имею права?

— Дело не в этом. — Пол повернул назад, но Бен загородил дорогу. — Почему ты не хочешь меня выслушать? Это очень важное дело, в обществе разгорелись такие страсти!

— И что? — Пол начал швырять в море камешки. — По скольким значительным делам мы с тобой выступали экспертами? По крайней мере по пятидесяти за последние десять лет. Не понимаю, чем это дело такое особенное.

— Оно особенное. Если на основе твоей экспертизы серийный убийца уйдет от наказания, с тобой будет все кончено. Ты это понимаешь? Тебе не простят ни коллеги, ни общество. Это правда, что доктор Лайтман отказался выступать экспертом защиты?

— Да, отказался. И что? Просто струсил в последнюю минуту, — Пол посмотрел на Бена почти с неприязнью. — как и ты.

Бен покраснел и возвысил голос.

— Это неправда. — Он успокоил себя: «Не стоит из-за этого ссориться» и продолжил: — Я отказался, потому что пришел к заключению, что Крамер виновен. Как я могу после этого выступать на стороне защиты?

— Пора возвращаться.

Бен понял, что проиграл. И все же сделал еще попытку:

— Послушай, мы оба знаем, что в ряде случаев психиатр начинает слишком сильно сопереживать преступнику. Мне кажется, сейчас это случилось с тобой. Причем серийные убийцы, как никакие другие, способны манипулировать сознанием.

— Ах вот оно что! — холодно произнес Пол. — Значит, ты считаешь, что моя экспертная оценка просто внушена? В этом, значит, все дело? — Он наклонился подобрать еще камешки.

— Пол, этот Крамер — очень опасный человек. Я в этом не сомневаюсь. Ты много раз посещал его в тюрьме, беседовал с глазу на глаз. Мог попасть под его обаяние. Нельзя исключать такой вариант. Поэтому здесь нужна оценка хотя бы еще одного независимого эксперта. Тебе не следует идти на процесс одному, что бы адвокаты ни говорили.



— А что со мной может случиться? — Пол широко улыбнулся. — Я погибну? — Он дружески похлопал Бена по спине. Это означало, что разговор закончен. Крамер не способен его одурачить — в этом Пол был совершенно уверен. По правде говоря, реальная проблема состояла в том, что Бен был не очень хорошим психиатром. Публика требует крови — вот он и струсил.

К ним подбежала Рейчел с большой раковиной в руках.

— Папа, посмотри, что я нашла!

Пол занялся находкой. Бен был забыт.

Наступил вечер. Мэри возилась на кухне, Пол в кабинете работал над докладом, включив для фона «Турандот» Пуччини. По лестнице спустилась Глория, горничная-филиппинка.

— Рейчел хочет, чтобы вы почитали ей перед сном сказку.

— Пол, ты почитаешь Рейчел? — крикнула Мэри.

Пол со вздохом отложил ручку и поднялся наверх. Девочка лежала в постели, притворяясь, что спит. Пол сел рядом, вгляделся в простую ангельскую прелесть ее лица. Сочетание невинности и безоговорочной любви, невозможное ни у одного взрослого.

Он ждал. Через несколько секунд Рейчел открыла один глаз — проверить, здесь ли он. Это ее погубило — пальцы отца принялись щекотать ее бока, пока она не вскрикнула и не завизжала от удовольствия.

— Какую сказку ты хочешь?

Рейчел выбрала свою любимую — «Красная Шапочка и Серый Волк». Пол медленно начал. Он читал очень хорошо, по-актерски, на разные голоса. Рейчел, которая наизусть знала содержание, слушала затаив дыхание. Наконец после того, как Волка постигло справедливое возмездие и все благополучно разрешилось, Пол закрыл книжку.

— Все, пора спать.

— Нет, еще одну.

— Завтра.

Он наклонился поцеловать дочку, затем встал погасить свет.

— Папа, я боюсь Серого Волка.

— Рейчел, это всего лишь сказка. Таких злых Серых Волков на самом деле нет. Кроме того, с ним расправились дровосеки. Но если хочешь, я посмотрю под кроватью.

Она кивнула. Пол нагнулся посмотреть. Его давно восхищало, как это дети, особенно маленькие, способны ощущать зло без объяснения родителей. Он сам с малых лет рисовал в мыслях образы призраков, вампиров, монстров, ведьм, оборотней, демонов. Они являлись перед ним как живые, приводя в ужас. Объясняется это просто — дети в своем воображении экстраполируют сказочные истории на физическую реальность, создают образ, не субстанцию. Слава Богу, существует психиатрия.

— Там ничего нет, так что спокойной ночи, лапонька!

Пол вернулся к работе над докладом. К тому времени, когда он собрался лечь в постель, Мэри уже спала. И хорошо. А то еще тоже начнет канючить насчет Крамера. Надоело.

В другом районе Сан-Франциско, в более скромном доме, Флоренс и Бен, сидя рядом на диване, смотрели вечерние новости. Как и следовало ожидать, в основном все крутилось вокруг начинающегося завтра процесса над Крамером.

— Крамер — это тот самый маньяк, орудовавший в Сан-Франциско последние несколько месяцев, совершивший серию жесточайших убийств, потрясших воображение ко всему привычных обывателей, — спрашивал комментатор, — или он невиновен, а значит, убийца по-прежнему гуляет на свободе? Общественность скоро узнает об этом.

Флоренс повернулась к мужу.

— Ты поговорил с Полом?

— Да.

— И что?

— Ничего.

— А если Крамера признают виновным?

— Пол такую возможность категорически отвергает. — Бен отвернулся от экрана. — В самом деле, он же не сумасшедший, чтобы так рисковать своей репутацией. Он просто уверен в его невиновности. Ладно, в конце концов это его выбор. Кроме того, даже убийцы нуждаются в квалифицированной защите.

Бен не стал говорить жене, что сам он не сомневается в виновности Крамера. Пол слишком самоуверен, слишком торопится поставить диагноз, но тут уж ничего не поделаешь. Никто не заставлял Пола идти в эксперты защиты, и все последствия такого решения останутся на его совести.

— Я иду спать. — Флоренс расправилась со вторым куском шоколадного рулета и вытерла с губ остатки крема.

— Я приду через пару минут.

Бен выключил телевизор и некоторое время посидел в темноте, погруженный в свои мысли. Он думал о людях. Почему они оказываются в том или другом месте и вокруг них формируются коллеги, друзья и даже враги? Что это — провидение, случай или их собственная воля? Бен считал, что для человеческого сознания это непостижимо. Как, например, когда ты наблюдаешь, как овцы собираются вместе, но не видишь нигде ни пастуха, ни собак, которые их сгоняют. А то вдруг они начинают ни с того ни с сего прыгать одна за другой в пропасть.

Откуда явился в наш мир этот Крамер? Пол считает, что он невиновен, а Бену, наоборот, Крамер кажется отъявленным негодяем. Он ему не нравится. Очень.

И это его сильно беспокоит.

Глава вторая

Никому из нас не укрыться от черной тени, отбрасываемой человечеством. Совершено ли преступление много поколений назад или сегодня — это вес равно симптом, указывающий на наличие болезни. Каждый индивидуум — всегда и повсеместно — заражен «фантазией порока», и только слабоумный может постоянно игнорировать свою собственную сущность. Аравнодушие индивидуума весьма способствует тому, чтобы он стал инструментом зла.

Карл Юнг. Неисследованная Самость

За последние пять недель в Сан-Франциско были зверски убиты пять женщин, по одной в неделю. И все примерно одинаковым способом. Орудовал, несомненно, серийный маньяк. Но напасть на его след полиции пока не удалось, хотя для расследования были задействованы крупные силы.

Последней жертвой, шестой по счету, стала Мелани Дьюкс. Ее сильно изуродованное тело извлекли в воскресенье утром из канала. Новость немедленно попала на первые полосы газет. Поднялся невероятный шум в средствах массовой информации, паника среди населения.

В своем выступлении по телевидению мэр города была вынуждена признать, что до сих пор полиция действовала неэффективно, и пообещала, что будет сделано все возможное, чтобы обезвредить убийцу. Шеф полиции, который не прекращал массированной охоты на маньяка, ломал голову, что бы еще такое придумать. К расследованию подключилось ФБР. И вдруг убийства прекратились. Прошел месяц — и тихо. Убийца затаился, залег на дно. Но где и, главное, почему?

Люди жили в страшном напряжении. Было ясно, что кобра обязательно прыгнет, поскольку криминалисты объясняли, что маньяки практически никогда сами не прекращают свою кровавую деятельность. В барах и на дискотеках Сан-Франциско стало странно тихо. Над городом витал страх.

Затем произошло неожиданное: уголовное дело по подозрению в совершении серии убийств было возбуждено против Карла Крамера, водителя грузовика из Лос-Анджелеса. Замкнутый, вспыльчивый, мрачный тип, из тех, чье присутствие в любом месте вызывает неосознанное ощущение беспокойства. В этом случае прекращение убийств в городе легко объяснялось, поскольку Крамер в данный момент сидел в тюрьме. Спустя неделю после убийства Мелани Дьюкс его арестовали в районе красных фонарей, где он во время потасовки в баре зарезал насмерть человека. Крамер утверждал, что защищался, но его признали виновным и приговорили к десяти годам с правом выйти через пять лет за хорошее поведение.

Может быть, Крамер намеренно сел в тюрьму, чтобы избежать разоблачения в серийных убийствах? Маловероятно. В этом случае он сильно рисковал, поскольку, по закону штата Калифорния, признанный виновным в убийстве без промедления приговаривается к смертной казни, если обнаруживается его виновность еще в одном убийстве.

Однако подноготная Крамера ничем не выдавала в нем серийного маньяка. Отпечатки его пальцев на месте преступлений обнаружены не были. Анализ ДНКтоже ничего не дал. Улик против него вообще не было, кроме показаний единственной свидетельницы, сестры убитой девушки. Вот так обстояли дела. Крамер категорически отрицал свою причастность к убийству Мелани Дьюкс, а Лора Дьюкс заявила под присягой, что в тот роковой вечер видела его со своей сестрой.

Для совершения правосудия очень важным было мнение эксперта, известного психиатра-криминалиста, профессора университета Сан-Франциско Пола Стаффера. Он проявил к делу Крамера глубокий интерес и согласился выступать на стороне защиты.

Мелани Дьюкс убили в июне, а суд над Крамером начался в сентябре. В девять тридцать утра зал заполнили юристы, журналисты и просто зрители — любители понаблюдать за страданиями других.

Лора Дьюкс сидела в ряду, отведенном для полиции. Зал судебных заседаний был достаточно просторным. Высокий потолок, обшитые дубовыми панелями стены, подиум для судьи, удобные места для присяжных, поднимающиеся ярусами скамьи для зрителей. Они напоминали Лоре места вокруг боксерского ринга или цирковой арены. В этом не было ничего удивительного: процессы по уголовным делам не так уж сильно отличались от цирковых представлений. Техника и характер выступлений, конечно, были другими, но в принципе все одно и то же — финты и трюки, как в любом шоу. Нигде родство человека с обезьяной не было столь очевидным. И здесь всегда был некто, кого ждали большие неприятности.

— Проходите, не задерживайтесь.

Отец Лоры умер два года назад, мать в доме престарелых пребывала в полном маразме, так что Лора об убийстве сестры ей ничего не сказала. Да и не было смысла — бедная женщина не могла даже вспомнить свое имя. «А говорят еще, что Бог справедливый, — думала Лора. — Пока он лишь щедро раздает одни страдания. Наверное, для того, чтобы люди осознавали, через что ему пришлось пройти самому».

На душе было муторно. Хотелось, чтобы все поскорее закончилось.

— Как вы?

— Вроде нормально.

Лора посмотрела на полицейского. Афроамериканец, волосы с проседью, доброе лицо. Он легонько коснулся ее плеча и пошел помогать рассаживать людей.

Женщина, сидевшая на два ряда впереди Лоры Дьюкс, толкнула локтем мужа:

— Смотри, это она.

— Кто?

— Сзади. Только слишком быстро не поворачивайся. Сестра девушки, которую убили. Однояйцовые близнецы. Такая славненькая! Бедняжка!

Муж, крупный мужчина с массивным пивным животом, развернулся посмотреть на Лору, которая поспешно отвела глаза. Он был букмекер на пенсии, от нечего делать пристрастился ходить с женой на судебные заседания, наблюдать человеческие страдания, как зритель на спортивных соревнованиях. Он рассматривал Лору с невежливым любопытством.

Лоре Дьюкс было двадцать три года. Сестры-близнецы работали кассиршами в банке. Обе высокие, привлекательные, белокурые, со стройными фигурами. Спортсменки, неунывающие оптимистки. Вечера в пятницу и субботу они неизменно проводили в барах и на дискотеках, наслаждаясь жизнью до предела. С кем попало не спали, но в приятелях недостатка не было. Иногда, правда, им хватало одного на двоих. Лора была общительнее, Мелани чуть более сдержаннее. В общем, это были веселые, беззаботные девушки, любительницы танцев и мужчин. А потом Мелани убили.

— Прошу тишины. Перед выходом судьи Харрисона прошу всех встать.

Лора поморщилась, наблюдая, как пожилой сутулый мужчина усаживается в высокое судейское кресло. «Разве может этот старик понять, каково потерять близкого человека? Способен ли он, запрятанный в свой тугой кокон, почувствовать мою личную трагедию и отчаяние?» — Лора прикусила губу и прикрыла глаза, чтобы избежать взглядов.

Это было в субботу вечером. Они пошли на свою любимую дискотеку «Искушение Евы» в центре, где на вывеске неоновая Ева изображена с обвившимся вокруг нее змеем. Народу было полно, как обычно. Даже поставили столики на тротуар. Это было заведение как раз для них: масса молодых людей, собравшихся весело провести время.

В два часа ночи Лора присела у стойки бара и заказала выпивку, она это отчетливо помнила. Подошла Мелани, разгоряченная танцами, возбужденная, голос хрипловатый от выпитого. Хихикая, она прошептала ей на ухо, что выйдет на несколько минут — на их языке не то чтобы секс, скорее обжимание. Вполне достаточно для первого вечера с новым парнем.

Мелани рассказывала о своих амурных планах, а Лора рассеянно кивала. Мысли были заняты Дэнни, который был ее приятелем уже целых пять месяцев. Сейчас он делал ей знаки, приглашая на следующий танец.

Мелани показала своего сегодняшнего кавалера. Он стоял довольнодалеко от стойки, почти в полумраке. Почти, но Лора все же его разглядела. Крамер внимательно рассматривал ее несколько секунд. Затем сказал:

— Привет!

Голос мягкий, приглушенный. Вот и все. Но Лора прекрасно запомнила мелодию его голоса, крепкое сложение, полные губы, волосы, убранные в хвостик.

Правда, к тому времени она уже выпила несколько бокалов водки и текилы «Перл-Харбор». Она призналась в этом во время дачи показаний в полиции. Но это ничего не значит — она была под газом, но определенно не пьяная. В ту ночь Мелани ушла с Крамером. Лора это знала и могла поклясться перед Богом.

— Прошу всех встать.

Лора смотрела, как присяжные занимают свои места. Три женщины, остальные мужчины. Один в нарядном костюме. Может быть, доктор или бухгалтер. Остальные присяжные ей показались такими же, как она, — людьми среднего ранга с соответствующим стилем жизни. Что за правосудие они могут вершить?

— Судебное заседание начинается.

Лора продолжала вспоминать. Вот Мелани выходит из дискотеки с Крамером, он вежливо придерживает для нее дверь. Она поворачивается и машет сестре в последний раз.

Странно — наблюдая с бокалом в руке, как они уходят в темноту, Лора вдруг остро ощутила тревогу. Испугалась чего-то, даже мороз пошел по коже, как будто кто-то пытался ее предупредить. Конечно, она не обратила на это внимание, как и любой другой на ее месте, и возвратилась к Дэнни. А разве могло быть иначе? Больше Лора сестру живой не видела.

Пролетело еще два часа, она собралась идти домой. Приятель изнемогал от желания, торопил, но она не могла найти сестру. Ни в баре, ни на танцевальной площадке, ни в парке рядом с дискотекой. Это ее озадачило: Мел не могла уйти без нее. Они договорились давно, раз и навсегда — домой возвращаться только вместе, так спокойнее.

Позвонила Мелани на мобильный. Ответил мужской голос. Крамер. Лора сказала, что хочет поговорить с сестрой.

— Она спит, — ответил он строго и спокойно, затем отключился.

Лора стояла на автостоянке дискотеки, удивленная его тоном. Дэнни взял ее за руку, потащил к машине. Она села, по-прежнему ничего не соображая. Затем решила, что сестра привела своего поклонника на ночь к ним на квартиру.

Однако дома ее не было. Выходит, она поехала к тому парню? Очень странно, но в принципе возможно.

В ту ночь Лора спала плохо. Снилось, что они с сестрой заблудились и потеряли другдруга в каком-то мрачном густом лесу.

Рано утром в воскресенье прохожий позвонил в полицию, когда увидел плавающее в канале в пяти километрах от дискотеки тело. Это была Мел или скорее то, что от нее осталось после того, как убийца поработал ножом. Лора ее сразу опознала (ей позволили посмотреть только на лицо), и с тех пор жизньдля нее превратилась в сплошной ад. Дэнни, неспособный переносить постоянные слезы, вспышки ярости, терзания виной, оставил ее через две недели.

Непрекращающееся болезненное состояние Лоры заставило ее оставить работу, но от какого-либо лечения она категорически отказалась. Теперь, три месяца спустя, она лишь отдаленно напоминала себя прежнюю. Сидела, ждала, когда свершится правосудие. Если бы только она прислушалась к своему внутреннему ощущению, остановила сестру, не дала ей уйти с дискотеки. Если бы…

— Ваша честь, позвольте начать, — произнес обвинитель.

Судья Харрисон кивнул. Затем окинул взглядом присутствующих на местах для зрителей. Он знал, что все они не сомневаются в виновности Крамера. Только он мог убить Мелани Дьюкс, кто же еще? В этом их убедили газеты, радио, телевидение. Они его ненавидят и жаждут мести.

И они хотят, чтобы этот акт мщения совершил для них он, судья Харрисон. Ну что ж, да будет так. Но в соответствии с законом. Доказано, что Крамер убил человека во время потасовки в баре. А вот убил ли он Мелани Дьюкс?

— Судебное заседание продолжается.

Глава третья

Есть зло, которое я видел под солнцем, и оно часто бывает между людьми…

Книга Екклесиаста, или Проповедника, 6:1

Пока в Соединенных Штатах кипели страсти вокруг процесса над Крамером, в Ватикане все было спокойно. Ничего удивительного для обители, история которой насчитывает свыше двух тысяч лет. Кардинал Бенелли привык проводить время после ужина в молитве. Бывало, и не раз, что он засыпал. А потом признавался в этом и в остальных незначительных грехах (таких, как чревоугодничество) своему исповеднику, отцу Томасу, который был также исповедником папы. Понтифик ведь тоже человек, то есть не без феха, и потому с момента зарождения церкви он был обязан исповедоваться.

В качестве отца исповедника обычно выбирали простого монаха или священника. Главное, чтобы он был отмечен добродетелями и равнодушен к титулам и званиям, поскольку понтифики обычно осознавали, что установление Христа: «…и тот, кто последний в жизни сейчас, станет первым в Царстве Божьем, а тот, кто первый ныне, станет последним » — относится и к ним тоже.

В дверь негромко постучали. Бенелли неохотно открыл глаза. Это, должно быть, секретарь, напомнить, что у него в девять встреча.

— Входите.

На пороге стоял не тощий как щепка почтительный секретарь, а седовласый священник с изможденным лицом.

— Извините, что побеспокоил.

— Вовсе нет, — пробормотал Бенелли, стараясь скрыть раздражение. Он редко встречался с отцом исповедником за пределами исповедальни, и оказаться застигнутым во время прегрешения было неприятно.

Простой священник в серой рясе и кардинал в красной сутане посмотрели друг на друга.

— Чем могу служить? — спросил Бенелли, поднимаясь с кресла.

— Святой отец пригласил нас посетить Ватиканскую обсерваторию, — проговорил отец исповедник мягким, спокойным тоном. — Сегодня ожидается необычное сближение планет.

— Вот как? — удивленно воскликнул Бенелли. Он знал, что понтифик, с тех пор как восемь лет назад стал папой, часто бывает в обсерватории. В чем причина такого интереса к астрономии, Бенелли не знал. Сам он редко созерцал небо — в последнее время проблем было достаточно и на земле.

Они вышли, сели в автомобиль, который отвез их к замку Гандольфо, летней резиденции папы, где размещалась обсерватория. Бенелли поежился. Для начала сентября было необычно прохладно, зато звезд на небе в избытке.

О своем спутнике он знал сравнительно немного. Отцу исповеднику было шестьдесят девять лет, и до недавнего времени он был настоятелем монастыря во французском городе Клуни. Примерно год назад папа предложил ему занять этот пост, который в церковной иерархии стоял существенно ниже. Однако предложение было принято без колебаний. Бенелли восхищался этим, даже слегка завидовал, поскольку подозревал, что сам он на такой поступок скорее всего способен не был.

— Что мы будем наблюдать?

Отец исповедник посмотрел на него твердым взглядом.

— Святой отец сказал, что Нептун, Марс и Уран довольно близко сойдутся и расположатся на одной линии. Это весьма редкое явление.

— Как интересно! — произнес кардинал, пытаясь обнаружить заинтересованность, которой вообще-то не было и в помине. Планеты, звезды — этим он никогда не увлекался.

Они вошли внутрь.

Руководитель Ватиканской обсерватории, невысокий лысый человек с глазами-бусинками, показался Бенелли первоклассным занудой, что тот поспешил тут же подтвердить.

— Ваше преосвященство, конечно, в курсе, что в астрономии соединением называют максимальное кажущееся сближение небесных тел. Может также возникнуть так называемая обратная петля, когда будет казаться, что Нептун и Уран движутся в обратном направлении… хм… по небу на запад, приближаясь к противоположной точке относительно Солнца. На это уходит какое-то время. Через несколько недель вероятность такого события возрастет.

Руководитель обсерватории был рад показать свои знания столь важной персоне.

— Прошу вас сюда. — Он проводил Бенелли к телескопу. — Обратите внимание…

— Но я ничего не вижу.

— Вам следует навести на резкость. Вот так.

— И что это?

— Соединение трех планет.

Бенелли по-прежнему не мог ничего разобрать. Уточнять не хотелось. Он удовлетворенно кивнул и отошел от телескопа, поглаживая сутану.

— Как часто такое случается?

— Примерно раз в тысячу лет. Последнее соединение было в шестьдесят шестом году новой эры. Седьмого марта, если быть точным. Конечно, тогда на земле никто этого не наблюдал. — Руководитель обсерватории пронзительно хохотнул. — В те времена Нептун и Уран еще не были открыты. Да и телескопов не было.

— Конечно, — согласился Бенелли. Это было ему совершенно неинтересно. Всю свою энергию он отдавал администрированию в церкви — разве этого недостаточно? Бенелли попытался вспомнить какое-нибудь важное событие, происшедшее в шестьдесят шестом году, но не смог. Вот шестьдесят седьмой год — другое дело. Тогда, по преданию, распяли святого Петра. — Да, очень интересно. — Бенелли произносил эти слова всегда, когда нечего было сказать. — Очень… интересно. А святой отец придет?

— Не думаю. — Руководитель обсерватории нервно улыбнулся. — Мне сообщили, что придете только вы и… хм, отец исповедник.

— Чудесно. В таком случае мы вас покинем. У меня в девять назначена важная встреча.

Расставаясь с отцом исповедником, Бенелли пошутил:

— До следующего соединения.

Священник ничего не сказал, лишь удивленно на него посмотрел.

Бенелли вернулся в свой кабинет. «Конечно, приятно, что папа меня не забывает, но это просто пустая трата времени». Он посмотрел на часы. Скоро встреча с кельнским архиепископом. Надо напомнить, чтобы приготовили шоколадные бисквиты.

Бенелли подошел к зеркалу, поправил сутану. Глянул на стол и увидел книгу, которую отец исповедник дал ему несколько дней назад после последней исповеди, а он так до сих пор и не удосужился ее даже полистать. Кстати, кто автор? Авраам из Натпара. Бенелли хмыкнул. Наверняка какая-нибудь невразумительная мистика. Труднопроходимо. Ладно, он ее прочитает, когда уйдет на покой. Кардинал наугад раскрыл книгу, и тут же глаза уперлись в строчки: «Во время молитвы будь напряженным и бдительным без устали и удали от себя дремоту. За тобой будут наблюдать ночью и днем».

По какой-то неясной причине эти слова встревожили Бенелли. Особенно упоминание о ночи.

Глава четвертая

Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного — оба мерзость перед Господом.

Книга Притчей Соломоновых, 17:15

Шел второй день процесса над Крамером. Вначале плели разную юридическую казуистику. Скучно. Перед зданием суда собрались съемочные группы со всей Калифорнии, рядом стояли фургоны, набитые аппаратурой. Ведущие программ, мужчины и женщины, наряженные, довольные собой, готовились к началу эфира. Скоро они сообщат телевизионной аудитории результаты второго дня.

В зале суда пока ничего интересного не происходило, и зрители начали нервничать. Не лучше ли было остаться дома и посмотреть по телевизору какой-нибудь сериал? И вот наконец их терпение было вознаграждено.

— Введите обвиняемого, — приказал судебному исполнителю судья Харрисон.

В наступившей тишине были отчетливо слышны шаги. Дверь отворилась, и зрители охнули.

В зал вошел Карл Крамер в наручниках, улыбнулся собравшимся. Крупный мужчина, сложение как у портового грузчика: мощный торс, налитые мускулами руки. Лицо вполне симпатичное: правильные черты, красивый нос, темные, глубоко посаженные глаза, по форме почти женские. Длинные черные волосы завязаны сзади в узел. Строительный рабочий или водопроводчик, если говорить о типаже. Но в любом случае по виду явно не монстр.

Но это было самое страшное: человек с вполне приличной внешностью сотворил такое с бедной девушкой. Что же у него творится в голове, если он нанес ей больше сорока ножевых ударов? Гнездится там хотя бы крупица раскаяния? И куда он девал те части тела убитой, которые так и не были обнаружены? Съел? От одной этой мысли любого охватывал ужас. Нет, этот монстр к человеческому роду не принадлежит. И пусть он умрет.

Крамер молча сел на скамью подсудимых.

Пол Стаффер и Бен Ингельманн ожидали в комнате свидетелей, небольшом, скромно обставленном помещении со стенами, окрашенными в серый цвет, как обычно в судах. Наверное, чтобы напомнить свидетелю, какой унылой может быть жизнь.

Бен нервничал. Он знал, что Пол злится из-за того, что он пришел, но Флоренс уговорила. И действительно, невозможно было спокойно наблюдать, как друг губит свою репутацию.

— Пол, ты в этом уверен?

Пол оторвался от бумаг. Раздраженно посмотрел на Бена. «Боже, как он мне надоел! Скорее бы уж ушел на пенсию. Я бы легко справился с его обязанностями, навел порядок и на кафедре, и в клинике».

— А в чем проблема?

— Я по-прежнему подозреваю, что он ввел тебя в заблуждение.

— Послушай, Бен, — Пол воздел глаза к потолку, — в его поведении нет ничего, что указывало бы на то, что он серийный убийца. Ничего. Вот, посмотри мое заключение. — Он перебросил листки через стол. — До инцидента в баре Крамеру никогда прежде не предъявляли обвинения в убийстве, никаких психологических отклонений от нормы у него не было обнаружено, в том числе маниакальной ненависти к женщинам и приступов беспричинной злобы. Я признаю, он действительно замкнутый и не очень добрый, но подобные психологические параметры характерны для довольно большой группы мужчин его круга и вовсе не указывают на то, что он убил Мелани Дьюкс.

— Но Крамер убил человека.

— Да, в пьяной драке. И что? Крамер утверждает, что его спровоцировали, что он защищался. Ведь никто в точности не видел, что произошло, однако его признали виновным. — Пол повысил голос. — Бен, в любом случае это преступление сильно отличается от того, чем занимался маньяк. Подстерегал женщин, подвергал длительным пыткам, а затем выдавал свой коронный номер — кромсал их ножом.

— Я это знаю, знаю, — поспешно проговорил Бен. — Но все равно не советую тебе быть таким категоричным на суде. Можно сказать по-разному. Например, с точки зрения психиатра, маловероятно, чтобы этот человек совершил данное преступление. Что-то в этом роде.

Пол пристально посмотрел на Бена, и тот смущенно отвернулся, подумав: «Действительно, что это я сую нос в его дела? К тому же, если Пол вдруг сейчас передумает и откажется выступать на стороне зашиты, это сильно повредит его репутации. В том-то и дело, что в любом случае он попадает под интенсивный огонь критики».

— То есть Крамер говорит правду? — уточнил Бен.

— Да. Он никогда в жизни не встречал Мелани Дьюкс.

— А как же показания ее сестры?

Пол отмахнулся:

— Какие показания? Ей кажется, что в двух эпизодах она видела Крамера и слышала его голос. Никто больше это не подтверждает. При этом она признается, что в этот вечер много выпила. Этого недостаточно для вынесения обвинительного приговора.

Бен вздохнул, понимая, что зашел в тупик.

— Еще один вопрос. Не профессиональный, а личный. У тебя что, вообще нет никаких сомнений по этому делу?

Пол бросил на него взгляд и отвернулся.

— Совершенно никаких. — Зазвонил телефон. Пол взял трубку. — Мне надо идти. Крамер хочет поговорить, — произнес он, закончив разговор.

— Счастливо, — пробормотал Бен, грустно наблюдая, как приятель выходит за дверь.

Карл Крамер щурился от солнечного света. Адвокат что-то тараторил, а он наслаждался чистым воздухом, который в зале суда совсем не такой, как в камере. Четвертый день, и скучно чертовски. Крамеру очень хотелось сказать, как они достали его со всем этим дерьмом. Но нельзя, нужно подождать.

На что бы отвлечься? Крамер медленно обвел глазами зал, пока не обнаружил Лору Дьюкс. Она знала, что он на нее смотрит. Симпатичная, как и сестра. Двадцать три года, а выглядит старше, наверное, от переживаний.

Он незаметно подмигнул Лоре. Она поспешно отвела глаза. «Шлюха. Если я когда-нибудь выйду на свободу, то обязательно убью ее тоже. И подольше понаслаждаюсь. С сестрой я увлекся, и она умерла слишком быстро, но с Лорой все будет иначе. Это я ей обещаю».

Пока Крамер размышлял о таких приятных вещах, его адвокат продолжал трепотню.

— Прошу учесть, господа присяжные, что наш клиент, Карл Крамер, никогда не встречался с Мелани Дьюкс и очевидно не мог ее убить. По его признанию, в это время он находился в другом районе с уличной проституткой. — Адвокат откашлялся, чтобы привлечь внимание. — Мы также намерены вызвать для дачи свидетельских показаний нашего эксперта, Пола Стаффера, профессора кафедры криминалистической психиатрии университета Сан-Франциско. Он считает, что психиатрическая характеристика нашего клиента не обнаруживает никаких указаний на то, что он может изнасиловать или убить женщину так, как погибла бедная Мелани Дьюкс. — Адвокат сделал паузу, чтобы подчеркнуть слово «бедная». Затем продолжил: — Возможно, вы заметили, что Мелани не была девственницей и что, по признанию ее сестры, она имела сексуальные связи с определенным количеством мужчин. Все знают, что садиться ночью в машину к незнакомцу весьма рискованно. — Адвокат подождал, пока утихнет ропот, и снова заговорил: — Уважаемые господа присяжные, мы не отрицаем того факта, что Карл Крамер не очень приятный в общении человек. Такого лучше обойти стороной в баре, особенно после того как он принял несколько рюмок. Но мы утверждаем, что он не серийный убийца. — Адвокат прервал речь и чуть улыбнулся, как бы намекая этой улыбкой, что вот, мол, я знаю, что он плохой, и вызнаете, что он плохой. Но давайте признаем — не настолько же плохой!

Крамер перевел взгляд с адвоката на эксперта-психиатра. «Жалкие идиоты. Ладно, продолжайте пороть свою чушь. Я не возражаю. Вы за это получаете деньги. А правда… кого в конце концов она интересует?»

— Итак… итак… итак… — монотонно бубнил адвокат. Крамер наклонился к его помощнику и прошептал на ухо:

— Я хочу вечером увидеться с психиатром.

Крамер не сводил тяжелого взгляда с лица Пола. Это верно, принимать правду всегда трудно.

Его детство прошло в трущобах Нью-Йорка. Комнатка у них была только одна, так что мать, уличная проститутка, обслуживала клиентов прямо на его глазах. Когда ему было семь лет, один из клиентов ее зарезал. А к восемнадцати годам Карл уже превратился в настоящего монстра и поимел свою первую жертву — девушку, чье исчезновение полиции так и не удалось раскрыть. Он научился искусно прятать кипящую ненависть под приветливой маской недалекого пьяницы.

В двадцать семь лет Крамер переехал в Лос-Анджелес, где устроился на работу — перевозить грузы в Сан-Франциско. Это оставляло ему достаточно свободного времени для увлечения. Характер нападений на мужчин и женщин в последний год изменился. Он стал убивать более жестоко, изощренно, как будто там, внутри, у него что-то прорвалось.

За пять недель он убил в Сан-Франциско пять женщин, постоянно экспериментируя, пытаясь найти оптимальный выход своей ярости, дающий полное удовлетворение. Своих жертв он жалел не больше, чем окурок, который выбрасывал в урну. А с Мелани Дьюкс Карл слишком осмелел. Обычно он никогда не заходил в ночные клубы или на дискотеки, предпочитая подстерегать женщин поздно ночью в тихих местах, когда они возвращались домой. А тут совершил первый серьезный промах — вошел в помещение и показал свое лицо, что навело полицию на след.

Но зато с Мелани он получил огромное наслаждение, несравнимое с тем, что было до сих пор. Вдобавок ко всему, кажется, ему удалось одурачить их всех — полицию, присяжных, судью. Тоже очень приятно.

— Зачем вы хотели меня видеть? — спросил Пол.

— Узнать ваше мнение о том, как идет процесс.

— Сейчас пока трудно сказать что-то определенное, — спокойно ответил Пол. — Еще не выступала свидетельница обвинения.

Неожиданно Крамер всхохотнул. Во все горло. Таким его Пол еще не видел.

— Меня оправдают.

— Вы уверены? — удивленно спросил Пол. — Почему?

— Потому что мне помогут.

— Кто?

— Они. — Он посмотрел в потолок, не уточняя. — И вы.

— Они? — озадаченно проговорил Пол. — Кто они? Я не понял.

Это было очень странно. Крамер, примитив, который обычно и двух слов нормально связать не мог, вдруг заговорил загадками.

Убийца кивнул, переместив жвачку с одной стороны рта в другую.

— Да. А потом вы поможете мне выпутаться из этого убийства в баре.

— Но ваш адвокат даже не подал апелляцию по этому делу.

— Подаст, — равнодушно произнес Крамер. — И меня оправдают по этому делу тоже. — Он подался вперед и снова всхохотнул. — Но вам ведь невдомек, почему все так складывается, верно? Так я тут ни при чем. Это из-за вас.

— Из-за меня? — Пол смотрел на него в полном изумлении. Что случилось? С чего это вдруг у Крамера прорезался голос?

— Ага. — Крамер поднялся со стула и кивком позвал охранника, как зовут слугу. — Послезавтра меня оправдают. А вы получите все, что захотите. Запомните это. — Он ухмыльнулся. — И прежде всего удачно выступите на конференции.

— Что?! — Пол не верил своим ушам.

Крамер медленно двинулся к двери, позвякивая наручниками. На пороге обернулся и многозначительно подмигнул:

— Передайте Лоре Дьюкс, что мы еще увидимся.

Вечером дома Пол долго сидел в своем кабинете, глядя перед собой. Что происходит? До сегодняшнего дня он не сомневался в невиновности Крамера. И вот теперь этот последний странный разговор испугал его. Ведь Крамер прозрачно намекнул, что это он убил девушку. Намек этот был сделан специально, чтобы показать, что он ничего не боится.

— Спокойной ночи, папа. — Рейчел забралась на колени к отцу и прижалась щекой к щеке. — Ты прочитаешь мне сказку?

— Сейчас я очень занят, — ответил он, целуя дочку.

«А эти слова Крамера: „Но вам ведь невдомек, почему все так складывается, верно? Так я тут ни при чем. Это из-за вас“. Что он имел в виду? Намекнул, что это дело может либо укрепить, либо разрушить мою репутацию? Что у меня в этом деле обоснованный интерес и я не могу пойти на попятный? А это упоминание о конференции? Он что, имел в виду доклад, который поручили читать высокомерному ублюдку Йоханну Херманнсу? Откуда это может быть ему известно?» Вошла Мэри.

— Пол, я хочу поговорить с тобой.

Ее лицо было напряженным. Наверное, опять лицемерные ханжи на работе достали из-за того, что он выступает в защиту Крамера. Они уже это обсуждали. Хватит.

— Но я сейчас не могу. Давай поговорим позднее, в постели.

— Ну тогда я пойду почитаю Рейчел сказку.

Мэри вышла. И тут Пол неожиданно осознал, что больше не уверен в невиновности Крамера. Вполне вероятно, что все совсем не так, как он предполагал, и Крамер может оказаться серийным убийцей. Или он, Пол, просто слишком остро реагирует?

В любом случае что-то предпринимать сейчас уже было поздно.

Глава пятая

Земля отдана в руки нечестивых; лица судей ее Он закрывает. Если не Он, то кто же?

Книга Иова, 9:24

Адвокат обвинения многозначительно посмотрел в сторону скамьи подсудимых и начал резюмировать:

— Присмотритесь внимательно к этому человеку, господа присяжные. Мы утверждаем, что это он зверски убил девушку, похитил и убил. Затем расчленил тело, вырезал глаза и затем швырнул в канал.

Крамер нахмурился: «Ни черта он не знает. Я вырезал глаза у Мелани еще до того, как убил. Никакого внимания к деталям. И этот человек называет себя адвокатом? Но все равно слушать приятно. Здесь есть чем гордиться».

Зрители пожирали его глазами.

«Они меня ненавидят, желают смерти. Ну и что? В конце концов кто они, эти ничтожества, живущие однообразной, бесцветной жизнью? Мусор, отребье. — Крамер сочувственно улыбнулся судье. — Представляю, какая это скучная работа. Ему должны хорошо платить за то, что он слушает весь этот вздор».

— Вы выслушали письменное заключение и устное выступление профессора Пола Стаффера от защиты, который утвердился во мнении, что психологическая характеристика мистера Крамера не дает оснований предполагать, что он убил Мелани Дьюкс. Но вы также слышали заключение нашего эксперта…

«Чепуха, чепуха, чепуха. — Крамер снова посмотрел на Лору Дьюкс. — Не сомневаюсь, голая она так же хороша, как и ее сестра».

Через два дня жюри присяжных вынесло потрясающий вердикт:

Зал суда взорвался. Когда объявляли вердикт, Карл Крамер не улыбался. Он вспоминал людей, которых начал мучить с ранней юности. Вердиктом, разумеется, он был доволен. Значит, не казнят, это хорошо, потому что умирать не хотелось. Существовало кое-что на этом свете, чем приятно было бы заняться. Например, познакомиться с Лорой Дьюкс.

Крамер посмотрел на нее. Она плакала, да и многие из публики выглядели потрясенными. Но не следует винить жюри. Это идиоты, которыми манипулируют дураки. Они вот так рассудили. Позор, конечно. Ничего, Крамера и таких, как он, им все равно никогда не победить. Он развернулся, собираясь уходить.

К нему подскочил репортер.

— Не хотите что-нибудь сказать, сэр?

— Хм… да. — Крамер вытащил жвачку изо рта и попытался сделать серьезное лицо. — Я бы хотел поблагодарить мою команду, особенно Пола Стаффера. — Он кивнул в сторону Пола, который делал заметки в блокноте. — Я думаю, на решение присяжных повлияло заключение эксперта. Он был уверен, что я невиновен.

Крамер не сомневался, что на экспертизу к профессору Стафферу скоро выстроится очередь из уголовных преступников. Хвала сатане.

Его повели на выход.

А Лора Дьюкс с трудом добежала до туалета, где ее сильно вырвало. Женщины входили, выходили, но никто не знал, как ей помочь. Наконец она умылась холодной водой и посмотрела в зеркало. Вид ужасный, но это не важно. Теперь уже вообще ничего не важно. Она стиснула зубы и вышла в коридор.

— Лора, — адвокат, хорошо одетый мужчина сильно за пятьдесят, взял ее руку и подвел к скамейке, — как вы?

— Убийцу отпустили.

— Лора, мне жаль, ноу нас не было серьезных доказательств.

— Но ведь я видела Крамера, слышала его голос, опознала его среди многих других, которых поставили передо мной. Чего же еще им нужно?

Адвокат пожат плечами.

— Этого недостаточно. Присяжные, должно быть, решили, что, опознавая его, вы ошиблись. — Он погладил ее руку. — Что я могу сказать? Для меня ясно, что он виновен, но эксперт-психиатр свидетельствован в его пользу, причем весьма категорично. Защите удалось заполучить Пола Стаффера, одного из крупных специалистов в этой области. Он был тверд в своем мнении как камень.

В этот момент Пол вышел из зала суда вместе с адвокатом защиты. У входа его ждала толпа репортеров. Глаза Лоры сузились.

— Крамер виновен, это очевидно. Достаточно понаблюдать за его поведением. И он убил не только мою сестру — он серийный убийца.

— Лора, пожалуйста, успокойтесь, — тихо проговорил адвокат. Он не хотел, чтобы ее фотографировали в таком состоянии. — Понимаете, суду нужны неопровержимые улики.

Но у Лоры Дьюкс не было никаких улик. Она встала, побежала за Полом и догнала его в конце коридора.

— Сколько вам заплатили?

Он поначалу вообще не хотел с ней разговаривать, но затем взял себя в руки.

— Мой обычный гонорар. Тридцать тысяч долларов.

— За ложь.

— Я не лгал.

Голос Лоры возвысился до крика:

— Лгали. Потому что в глубине души знали, что этот монстр замучил и убил мою сестру. Он злодей. — Она ткнула в Пола пальцем. — Вы знали. И спрятались за все эти причудливые термины, за весь этот ваш мерзкий жаргон. Вот за что вам заплатили. Вы лжец.

— Я высказал свое мнение, которое считаю правильным, — спокойно ответил Пол.

— Вы в это не верили.

Он пожал плечами и двинулся на выход, к телевизионным камерам. Адвокат схватил Лору за руку.

— Зря вы начали с ним разговор. Это все без толку.

— А как мне дальше жить? — крикнула она. — Скажите!

— Лора, пойдемте. Я отвезу вас домой.

Она вырвала руку.

— Вы думаете, что с этим можно примириться? Эта сволочь порезала мою сестру на куски, а присяжные признали его невиновным. Это правосудие?

— Лора, я знаю хорошего психиатра, — со вздохом проговорил адвокат. — Он вам поможет.

— Ага, значит, мне тоже нужен психиатр? — Она вырвалась и побежала прочь.

Вечером Лора Дьюкс сидела в церкви, недалеко от того места, где вытащили из канала тело ее сестры. Сидела неподвижно на первой скамье. На алтаре мерцали свечи. Тишина.

Но внутри ее бушевала буря. Она проклинала Бога: «Зачем Ты меня создал? Зачем Ты создал мою сестру? Чтобы она умерла такой ужасной смертью? Зачем?

Скажи мне, почему в этом мире зло всегда выходит сухим из воды? Почему существуют убийцы, педофилы, маньяки? Почему их всегда защищают, а добро страдает? Почему? Это единственное, что я хочу знать. Почему ? — Задавая вопросы Всевышнему, она пристально смотрела на алтарь. — Ну что же Ты молчишь? Это же такой простой вопрос! Почему не отвечаешь?»

В ответ лишь слабо подрагивало пламя свечей на алтаре. И тишина. Молчал и человек на кресте. Вот так всегда — никакого ответа. Сплошной идиотизм. Бог, который никогда не отвечает.

Она опустилась на колени, чтобы произнести последнюю молитву:

— Боже, если Ты действительно меня любишь, если Тебе действительно есть до меня и до моей сестры какое-то дело, я молю Тебя об одном: чтобы Ты покарал Карла Крамера, заставил его страдать. И заставил страдать этого лжеца-психиатра, который ему помог. Но Ты этого не сделаешь, верно? Не заставишь их страдать…

Лора Дьюкс вгляделась в распятие. Она знала истинную причину, почему ее Бог не отвечает. Потому что Он ушел из жизни в тридцать три года, и у Него не было семьи. Никого из Его близких не насиловали, не издевались, зверски не убивали. А что же делать ей? Пусть подскажет, как ей жить дальше? Все время вот так страдать? Потерять сестру и знать что Крамер через несколько лет выйдет из тюрьмы и опять возьмется за свое? Обязательно найдет ее, Лору, и она станет его следующей жертвой? Что же ей делать, о Христос?

Через десять минут Лора встала и пошла по проходу. Веры больше в ее сердце не было, потому что нет в этом мире мошенников никакого любящего Бога. Это очередной обман, плод воображения, а существует только дьявол — зло, откровенное и безграничное.

Лора спустилась по ступеням. Дошла до больницы попрощаться с матерью. Старая женщина ласково ее приняла, понятия не имея, кто перед ней.

А потом Лора Дьюкс покончила жизнь самоубийством — утопила себя и свое горе в том же канале, откуда выловили сестру.

Пол положил трубку. Тихо вошел в гостиную. Приближалась полночь. Мэри читала журнал, с ногами забравшись на диван. Увидев выражение его лица, встревоженно спросила:

— Что случилось?

— Лора Дьюкс покончила с собой. Час назад.

— О Боже! — Мэри прижала ладони к лицу.

— Пошли спать.

— Пол, ты в этом не виноват. Ты написал заключение так, как считал нужным.

Он долго ворочался в постели. Сон не шел. В жизни всегда есть выигравшие и проигравшие. Сейчас вот Крамер выиграл, а Лора Дьюкс проиграла. Жюри присяжных признало Крамера невиновным, и она не смогла это принять. Что же делать ему, Полу?

Он перевернулся на бок, размышляя: «Конечно, дело было трудное. Даже я начал сомневаться, особенно после этого странного разговора накануне оглашения вердикта. Но уже было поздно идти на попятный. В любом случае я больше не стану выступать на стороне защиты, если они подадут апелляцию по делу об убийстве в баре. Там Крамер был признан виновным правильно.

Завтра телевидение раскрутит самоубийство Лоры Дьюкс на полную катушку. Меня будут обвинять в ее смерти. Но у девушки был обыкновенный эмоциональный срыв. Она не смогла пережить гибель сестры. С близнецами, особенно однояйцовыми, такое случается довольно часто».

Он стал думать о другом: надеть ли завтра новый костюм, купленный пару дней назад? С каким галстуком — желтым или красным, в котором он появился в первый день процесса? Обратят ли на это внимание телезрители?

Наконец Пол крепко заснул, а Мэри не спала — она молилась.

— Входи. — Надзиратель открыл дверь камеры. — психиатр посетит тебя через несколько дней.

— Ну и пусть. — Теперь Крамеру былобезразлично, придет Пол или нет. Эксперт сделал свое дело.

Он прошелся по камере, подождал, пока надзиратель уйдет, затем с улыбкой плюхнулся на кровать. Все же хорошо вернуться домой! А через пару месяцев, когда шумиха утихнет, его переведут на менее строгий режим.

Он вытянулся на своей металлической постели. «Сегодня был удачный день. Избежать смертного приговора — это не шутка. Пять лет за убийство в баре, конечно, придется отсидеть. Но это чепуха. Я найду чем заняться: буду писать письма этой симпампушке ее сестре, притворюсь раскаявшимся. А когда выйду отсюда целым и невредимым, опять, как всегда, примусь за свое. Я не могу иначе, моя повелительница не позволит».

Карл Крамер закрыл глаза. Он думал о Лоре Дьюкс. Мысленно раздевал ее, затем разрезал на куски, смакуя подробности. И вскоре заснул.

А рядом с ним встал ангел тьмы.

Глава шестая

Не скоро свершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов челопечеекпх делать зло.

Книги Екклесиаста, или Проповедника, 8:11

Кардннал Бенелли посмотрел на часы. Пора спать. Прочитал последние слова: « Когда я чаял добра, пришло зло; когда ожидал света, пришла тьма».

Затем положил Библию на кресло рядом с кроватью. Ладно, закончу главу из Книги Иова завтра вечером. Тяжелое чтение. Бедный Иов. Мало того, что страдает невинный, так выясняется, что Бог намеренно заставляет его страдать. Это особенно ужасно.

Бенелли выключил свет. Сегодня был длинный и унылый день. Утром встреча с делегацией священников из Буркина Фассо, которые рассказали в деталях о резне христиан в этой стране. Куда катится человечество? Страшно подумать. И что может сделать он, кроме как говорить прочувственные слова и молиться?

Днем заседание финансовой комиссии Римской церкви. Оказывается, казна снова пуста. Расходы Ватикана с каждым годом почти удваиваются. Потом этот инцидент со священниками в Китае… Дальше вспоминать не хотелось.

Бенелли прочитал традиционные молитвы. В конце добавил несколько пожеланий от себя. Разумеется, ничего эгоистичного. Просто выразил горячую надежду, что заседание экуменической[2] комиссии в четверг, на которой он будет председательствовать, пройдет хорошо. Эти евангелисты такие беспокойные!

Наконец он лег спать. Но опять, как и в последние несколько дней, сон не шел. В чем дело? Вроде днем не особенно нервничал… Может быть, это просто возраст и надо принять снотворное? Нет.

Бенелли закрыл глаза и медленно погрузился в сон.

Он вглядывался в звезды. Не ясно было, где все происходит, в каком месте. Беспредельность разворачивающегося перед ним космоса ошеломляла. Одна галактика за другой, расширяющиеся, сжимающиеся. Огромная, ничем не измеримая загадка. Само время внушало страх. Речь шла не просто о нескольких годах, нет. О сотнях тысяч лет, миллионах миллионов. И человек — ничтожная былинка во всем этом водовороте.

Бенелли необыкновенно воспарил духом. Ему казалось, что он брошен в теплый водоем, затерянный в никому не ведомом загадочном мире. Его упоение было почти запредельным.

И вдруг в мгновение ока он осознал, что постиг суть человечества. Эта, без сомнения, ничтожнейшая духовная субстанция космоса каким-то странным, удивительным образом оказалась самой что ни на есть значительной. На него снизошло откровение, что где-то среди человечества Бог спрятал ключ ко всему, в том числе и к самому себе и к вечной жизни. Это потрясало. Значит, все можно постичь. А затем Бенелли разглядел нечто другое, трагическое, ужасное по своей сути, и неожиданно проснулся, испуганно сел в постели, еще наполовину полный этим откровением. Где-то вдалеке был слышен собачий лай. Почему папа предложил посетить обсерваторию? Бенелли приподнялся и замер. Что это? В сознании всплыли слова святого Петра, первого, кто занял папский престол: «Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день. Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долго терпит нас …»[3].

Теперь Бенелли, уже по-настоящему напуганный, вскочил с постели и опустился на колени. Было ощущение, будто некий посланец пытается ему что-то сообщить, а он не может, не хочет принять сообщение. Мобилизовав всю силу воли, кардинал попытался вытеснить из сознания это с трудом поддающееся пониманию пророчество, умоляя:

— Пусть это случится не сейчас, чтобы я смог дожить свой век.

Слова медленно улетучились из сознания. Бенелли продолжал стоять на коленях.

Глава седьмая

3лые духи… враги рода человеческого рассудок имеют рациональный, но мыслят без слов. Искусные в пороке, жаждущие причинить вред, изобретательные на уловки, они искривляют восприятие людей, сбивают с толку бодрствующих и смущают спящих.

Молот ведьм

Прошел месяц.

Дни Пола были насыщены исключительно приятными событиями: бесконечные телевизионные интервью, несколько ток-шоу, предложения от издателей. Полицейское управление Сан-Франциско пригласило его для консультаций по делу серийного маньяка, поскольку Крамер был признан невиновным.

Общественность и большинство коллег-психиатров сочли, что Пол был прав. Бен от высказываний воздерживался, но Пол не обращал на это внимания. Теперь уже было совершенно ясно, что к серийным убийствам Крамер отношения не имел. Он был образцовым заключенным, занимался в тюрьме плетением корзин и не раз заявлял в интервью, что пытается найти Бога. Пол даже согласился выступить экспертом при повторном слушании дела об убийстве в баре. Если все пройдет успешно, через несколько месяцев Крамер выйдет.

Стало также известно, что психика у Лоры Дьюкс была неустойчивая и в шестнадцать лет после ссоры с приятелем она уже пыталась покончить самоубийством. Жаль, что социальные работники не обнаружили этого раньше. Видимо, семь лет спустя стресс из-за потери сестры стал последней каплей. Правда, Пол сомневался, что тут можно было что-то сделать: если человек решил свести счеты с жизнью, его трудно остановить. Но самое главное произошло у него совсем недавно.

Актовый зал университета начал заполняться. Здесь было свыше тысячи мест, но сейчас впускали только по пригласительным билетам. На конференцию съехался весь цвет мировой психиатрии. Бен уже успел поздороваться с несколькими знаменитостями.. Мужчины почти все были в смокингах, женщины — в великолепных вечерних платьях. Уже сам по себе факт, что конференция, посвященная памяти Карла Юнга, в этом году проводилась в университете Сан-Франциско, был весьма знаменательным. А тут еще открывать конференцию докладом поручили профессору Полу Стафферу.

После трагической гибели Йоханна Херманнса в авиационной катастрофе под Мюнхеном международный комитет решил нарушить традицию и выбрал в качестве основного докладчика тридцатидевятилетнего Пола Стаффера. Это был революционный шаг. Блестящий, нетрадиционно мыслящий, опровергающий всяческие авторитеты, профессор был пока еще для коллег темной лошадкой. Но все в университете, втом числе и Бен, не сомневались, что комитет вряд ли пожалеет о своем выборе. Что бы Пол ни говорил, это наверняка будет свежо и интересно.

— Добрый вечер, Бен!

— Привет, Мэри. Где вы потеряли своего мужа?

— Он, как всегда, интенсивно общается. — Мэри засмеялась, поправляя бретельку на бледно-голубом вечернем платье и кивая на Пола, который стоял, окруженный группой гостей. — А вот и ваша жена.

Бен грустно кивнул. Флоренс изливала словесный поток на сэра Гарольда Пикертона, крупнейшего современного психиатра-криминалиста. Мэри видела, что бедный ученый не знает, куда деваться. Он кивал, соглашался, а Флоренс все говорила и говорила.

Наконец прозвенел звонок, и все начали рассаживаться.

— Такой интересный человек, такие разносторонние знания! — с восторгом проговорила Флоренс, садясь рядом с Мэри. — Конечно, моя дорогая, я постаралась убедить его, что твой муж гений.

Сэр Гарольд Пикертон, с трудом оправившись от натиска могучей женщины, поднялся на кафедру. Вначале он предложил почтить минутой молчания память Йоханна Херманнса, затем объявил конференцию открытой. Затаив дыхание Мэри наблюдала, как Пол поднимается на кафедру.

— Леди и джентльмены, — начал он сдержанным, дружелюбным тоном, — я Пол Стаффер, профессор криминальной психиатрии университета Сан-Франциско. Кроме того, я занимаю должность старшего консультанта учреждения с режимом строгой изоляции, попросту говоря, специальной тюрьмы, где содержатся самые опасные и жестокие преступники страны. Таким образом, уже в течение многих лет я внимательно наблюдаю тех, кого широкая публика считает монстрами, о чьих преступлениях сообщается на первых полосах газет, для кого граждане нашей страны требуют смертной казни. Это серийные убийцы, растлители малолетних, каннибалы, садисты. Это все мои пациенты, хотя я бы поостерегся называть их моими друзьями. — По залу пронесся сдержанный смешок. — В своем докладе я хочу проанализировать отношение религии к добру и злу и обозначить нашу концепцию контроля за поведением преступников. — Он подался вперед, чуть повысив голос. — Позвольте прежде всего высказать основной тезис. Религиозная концепция добра и зла, которая доминирует в западном обществе и с помощью которой регулируется поведение людей, а также определяется мера наказания преступникам, в современной психиатрии никакой роли не играет. Взяв на вооружение современные лекарственные препараты и терапию, мы не станем впутывать сюда мораль, а будем обходиться только чистой медициной. Это даст нам возможность спасти даже тех преступников, которых общество отвергло и приговорило к смерти.

— Пока все очень хорошо, — произнесла Флоренс громким шепотом.

Далее Пол рассмотрел в деталях роль религии в регулировании поведения людей. Он заметил, что в течение столетий церковь монополизировала право контролировать основополагающие аспекты повседневной жизни человека — брак, развод, гомосексуализм, нарушение супружеской верности, брачный возраст, законнорожденность и так далее.

— Церковь даже предписывала людям основные сексуальные позы, которые считались единственно приемлемыми. — Пол усмехнулся. — Видимо, это идет еще со времен Евы.

В зале раздался смех. А что, остроумное начало! Действительно, давно уже пора науке занять место религии в современном обществе. Мэри покраснела. Слова Пола ей не нравились.

Пол углубился в историю церкви. В течение столетий, заявил он, она строжайшим образом контролировала поведение людей, определяя, что хорошо, а что плохо. Для тех, кто, с точки зрения церковников, поступал плохо, существовала такая мера, как отлучение от церкви. Ну и соответственно пытки, сожжение на костре еретиков, сектантов, ведьм и колдунов.

— Но человечество от этого не стало лучше ни на йоту, — заметил Пол. — В этих репрессиях не было никакой необходимости. Во имя Бога творилась чудовищная несправедливость. И сегодня мы наконец пришли к осознанию того, что нужны не гонения, а терпимость и понимание. Мы постепенно освобождаемся от фетишизирования догм, осознаем, что пора прекратить церкви — подчеркиваю: любой церкви — узурпировать право регулировать поведение людей и проклинать их, если они не соответствуют религиозным критериям. В освобождении от влияния церкви вместе с другими науками существенную роль играет медицина. Мы говорим людям, страдающим проказой или шизофренией, что это не Божье наказание, а обычная болезнь. — Пол сделал небольшую паузу, окинув взглядом аудиторию. — В нашей стране, как и во многих других, мы больше не подвергаем остракизму молодых незамужних мамаш, гомосексуалистов, неверных мужей и жен. Почему? А все потому, что осознали: их действия не подрывают основы общества, эти люди не преступники, а просто другие. Люди имеют право быть другими — даже радикально другими, — если только своими действиями не причиняют вреда окружающим.

Раздались слабые аплодисменты. Публике нравилось. Правда, пока все это казалось не так уж оригинально, но было зато ясно, сжато и подстегивало мысль.

— Таким образом, — продолжил Пол, — сегодня в наших тюрьмах и психиатрических больницах содержится более узкий круг пациентов, действительно больных, а не тех, чьи моральные, сексуальные или религиозные взгляды отличаются от взглядов большинства. И я не оговорился. Те, что в тюрьмах, тоже больные. И этот круг может быть существейно сужен с помощью медикаментов и терапии. В случае совершения серьезных преступлений нам следует внимательно исследовать пациента, чтобы определить болезнь, заставившую его пойти на такое. Ибо причина преступления — болезнь, отсутствие душевного равновесия.

Опять аплодисменты. Пол понимал, что приблизился к опасному повороту. Критику церкви сейчас принимают довольно легко, особенно в той ее части, где говорится, что пора ей перестать контролировать мораль. Но с утверждением, что совершившие ужасные преступления — просто больные, а не изначально порочные, согласиться гораздо труднее.

— Теперь мы подходим к величайшему табу человечества — убийству. Однако убийцы бывают совершенно разные.

Пол изложил свой опыт работы с совершившими убийства в семейных ссорах и под влиянием наркотиков, рассказал, насколько параметры их личности и психики отличаются от параметров профессиональных убийц и психопатов. Сточки зрения религии, их всех следует стричь под одну гребенку.

— Я приветствую тот факт, что общество хотя и медленно, но все же начинает склоняться к тому, что убийцы в определенных обстоятельствах имеют право через какое-то время возвратиться в общество. Например, женщины, убившие своих сожителей после многих лет физических и эмоциональных издевательств, дети, убившие сверстников, не осознавая последствий своих действий, совершившие убийство ради милосердия и прочее. Это самый большой прорыв, происшедший за последние двадцать лет. И несмотря на то что в большинстве религий таких людей продолжают предавать анафеме, мы, профессионалы, будем пытаться им помочь. — Прошло двадцать минут. Пол знал, что публика с ним, но теперь начиналось самое трудное. Он ступил на тонкий лед. По этому вопросу не было твердого согласия даже среди психиатров, а о широкой публике и говорить нечего. — И наконец, самое трудное. Педофилы, убивающие детей ради сексуального удовлетворения, обычные с виду люди, зверски убивающие одноклассников и коллег, мучители, поедающие плоть своих жертв, серийные убийцы, профессиональные наемные убийцы. Что делать с этими людьми? Уничтожить во имя мести? Навечно запрятать в тюрьму?

— Да, — отчетливо произнес женский голос откуда-то из центра зала. Раздалось еще несколько негромких реплик в поддержку незнакомки. А затем тишина.

Пол едва заметно усмехнулся.

— А мой ответ — нет. Если мы отбросим в сторону нашу религиозную мораль и подавим отвращение к этим деяниям, то будем вынуждены признать, что интенсивная грамотная терапия способна реабилитировать даже тех, кого мы ранее относили к неизлечимым. Люди, пусть совершившие самые чудовищные преступления, все равно остаются людьми и, по моему опыту, изначально порочными не являются. Их нужно не уничтожать, а лечить с учетом психических отклонений и условий, в которых они воспитывались и росли.

В заключение я выражаю надежду, что придет день, когда религиозные понятия добра и зла больше не будут фигурировать в суде при рассмотрении серьезных преступлений. И тогда многие из сегодняшних «монстров», если мы перестанем их демонизировать, а будем пытаться им помочь, могут быть возвращены обществу как полноценные граждане. Тут главное — проявить понимание и суметь проникнуть в сущность.

Последние слова зал встретил аплодисментами. Первый раз за много лет это было не просто невнятное бубнение.

Флоренс повернулась к Мэри.

— Дорогая, я поспешу его поздравить. Но кто эта ужасная женщина, которая выкрикнула «да»?

Вскоре почти все перекочевали в бар. Лицо Пола порозовело от алкоголя и похвал. Мэри успела поцеловать мужа, прежде чем его увлек в сторону румынский психиатр.

Ближе к полуночи толпа у стойки поредели. Бен с женой пробились к Полу.

— Мы едем домой. Еще раз поздравляю.

Флоренс припечатала к щеке Пола свой фирменный поцелуй.

— Великолепно! Вы превзошли самого себя! Грандиозно!

— Спасибо. — Пол усмехнулся. — Слишком много похвал для одного вечера. Боюсь, что моя голова раздуется. — Он посмотрел на Мэри. — Мы тоже едем. Мне только нужно сходить в кабинет, взять кое-какие бумаги. Я вернусь через пару минут.

Пол подошел к лабораторному корпусу, кирпичной башне, облицованной стеклом, открыл входную дверь специальным ключом. При этом в холле раздался продолжительный звонок. Не включая в коридоре свет, он поднялся в полумраке на три пролета.

Сегодня у него были все основания быть довольным собой. Доклад прошел успешно. Он действительно начинает становиться знаменитостью. А все началось с дела Крамера. Пол шагал мимо кабинетов коллег, читая фамилии, написанные черным маркером на стеклянных панелях.

«Да, дела у меня идут много лучше, чем у них. Думаю, пришло время переоценить отношения с Мэри. Конечно, жаль, но она вряд ли будет способна пережить мой успех. В общем, теперь мне нужна женщина помоложе и более амбициозная. Естественно, Рейчел должна остаться со мной, потому что так у нее будет более удачный жизненный старт. Я постараюсь воспитать ее энергичной, напористой, уверенной в себе. Это ключевые качества, чтобы подняться наверх — ведь выживает самый приспособленный».

А вот и кабинет. Пол порылся в карманах, неожиданно почувствовав сонливость. Это, конечно, от алкоголя и оттока адреналина. Наклонился к замочной скважине.

— Извините.

От неожиданности он уронил ключ. Рядом в полумраке стояла женщина. Стройная блондинка. Не молодая, по крайней мере не очень молодая. Впрочем, оценить ее возраст было трудно. Не студентка, вероятно, к тридцати. Слегка взволнованна. Пол наклонился поднять ключ.

— Прошу прощения. Чем могу помочь?

— Я слушала ваш доклад.

— Вам понравилось?

— Замечательно. Йоханн Херманнс вряд ли прочитал бы лучше. Мы за вас болели.

— Болели?

— Ну, за ваш доклад. — Она улыбнулась, провела рукой по волосам. — Мы знали, что вы будете на высоте. Просто знали.

Пол хотел спросить, кто это «мы», но передумал. Он попытался открыть дверь, но ключ почему-то не проворачивался. Он обратился к незнакомке.

— Большое спасибо.

— Впрочем, я не согласна с вашими рассуждениями насчет добра и зла, — произнесла она глубоким, мягким голосом.

— А… кто вы?..

— Хелен.

— Хелен. — Ключ провернулся. — Может быть, зайдете? Или давайте встретимся завтра. В данный момент я не в лучшей форме для философской беседы, голова немного кружится от выпитого. — Он засмеялся. Хелен его поддержала. Смех был приветливый и беззаботный.

— Я просто подошла, чтобы поздравить вас с успешным выступлением, — сказала она, намекая, что не собирается входить в кабинет.

— Но вы со мной не согласны.

— Может быть. В любом случае Крамер оказался прав.

— Что?

— Насчет того, что вам доверят прочесть доклад на открытии конференции. — Она улыбнулась. — Мне нужно идти. Уже поздно.

Пол был ошеломлен. В этой женщине было что-то интригующее. Странная манера держаться и понимающий многозначительный взгляд. Не сексуально многозначительный, а просто многозначительный. И потом, она сказала что-то о Крамере. Возможно, он недопонял.

— Может, зайдете?

— Нет, мне нужно идти. — Она пошла по коридору. В конце обернулась. Ее лица в полумраке он уже разглядеть не мог. — Увидимся за ужином.

— Каким ужином?..

Но она уже скрылась за поворотом.

Пол закрыл за собой дверь, пожал плечами. Странная женщина! Какой ужин она имела в виду? Ему очень захотелось увидеть ее снова, поговорить. С ней, должно быть, интересно. Он включил настольную лампу, начал искать папку, затем неожиданно направился к двери. «Я назначу ей встречу на завтра», — решил он.

Пол вышел в коридор, прошел к лестничной площадке, наклонился через перила.

— Хелен!

В ответ тишина. Он прислушался. Никого. Она не могла выйти так быстро, ведь прошло меньше минуты, как они расстались. Пол спустился по лестнице, бормоча под нос ругательства, потому что сейчас все лампы были почему-то погашены. На ощупь добрался до входной двери, толкнул. Она была заперта. Естественно. Но у нее не могло быть специального ключа. А если бы даже был, то почему не прозвенел звонок?

Как же она вышла? Должно быть, через один из пожарных выходов с другой площадки. Пол прошел туда, потрогал двери на первой и второй площадках. Они были заперты на ключ и засов. Оставалась третья. Он подошел к тяжелой стальной двери, повернул ручку. Тоже заперта.

Ему вдруг стало страшно.

Через несколько секунд, взяв себя в руки, Пол вернулся в кабинет, стараясь не думать о странном исчезновении Хелен. Быстро собрал нужные бумаги. Все, пора идти. Мэри уже заждалась.

К тому же ему хотелось поскорее убраться отсюда.

Глава восьмая

Еще хуже то, что отсутствие интуиции лишает нас способности справиться со злом.

Карл Юнг. Неисследованная Самость

— Вам есть еще в чем исповедаться?

Хотя этот вопрос был необходимой частью ритуала, кардинал Бенелли принялся размышлять. Он исповедался в своих обычных грехах: склонности к гордыне — не столь неожиданной, наверное, у второго по значению человеке в Ватикане, — склонности к критике других священнослужителей, когда следовало бы проявить больше отзывчивости, склонности к чревоугодничеству — помимо воли он бросил взгляд на свой живот.

— Нет, отец.

Отец исповедник начал налагать епитимью, затем дал отпущение грехов. Кардинал Бенелли всегда пытался внимательно его выслушать и принять слова к сердцу. Однако на этот раз не слушал — он был погружен в мысли.

Дело в том, что ему следовало бы еще кое в чем исповедаться. Но тут, к сожалению, никакой ясности не было. Это был не обычный земной грех. И вообще, грех ли?

Месяц назад ему приснился сон — звезды. Это был всего лишь сон, но он по-прежнему его тревожил. Когда в ту ночь кардинал опустился на колени вознести молитву, он был почти уверен, что это нечто большее — Божественное послание, направленное к нему. Однако к утру эта уверенность исчезла. Он начал сомневаться, и мало-помалу ясность возникшего во сне образа потускнела.

Дверь в исповедальню открылась. Кардинал Бенелли вышел в личную часовню папы, небольшую, живописно оформленную комнату в папских апартаментах. Отец исповедник и кардинал встали перед распятием. Дневной свет струился сквозь витражные окна в потолке, окрашивая помещение в яркие цвета.

— Прошу простить меня за любые грехи, какие я, возможно, совершил в отношении вас.

Бенелли кивнул. Отец исповедник всегда произносил эти трогательные слова после исповеди. Их взгляды встретились. Бледно-голубые глаза священника смотрели на него со спокойной уверенностью. Кардинал не сомневался, что этот человек совершил в своей жизни очень мало грехов. «Почему некоторые люди кажутся мне духовно выше? Это наказание за мой высокий пост? За гордыню, самый тяжкий из всех грехов?»

Они направились к двери. Отец исповедник заметил, что за последние несколько недель лицо кардинала стало изможденным и напряженным, как будто ему приходилось нести тяжелую ношу. Он резко остановился.

— Может быть, вы хотите мне что-то сказать?

Бенелли не решался. Было огромное желание попросить у отца исповедника совета, но нельзя. Некоторые вопросы ему положено обсуждать только с папой, и ни с кем больше, ни с каким другим человеческим существом. Этот обет он дал, когда стал главой святой палаты. Его нельзя нарушить.

Бенелли напряженно улыбнулся.

— Со мной все в порядке.

Отец исповедник открыл дверь, пропуская Бенелли вперед.

Конечно, папе он тоже ничего говорить не собирался. Святой отец слишком занят, чтобы беспокоить его по пустякам. У него сотни других проблем, ведь католиков на земле свыше полумиллиарда. И что по сравнению с этим какие-то сомнения пожилого кардинала!

Выходя из часовни, Бенелли оглянулся. Может быть, все-таки надо было сделать признание? Рассказать о Божественном послании? Поговорить о странной легенде, пришедшей из глубины веков?

Дверь часовни закрылась. Бенелли признания не сделал.

Глава девятая

Теперь давайте проверим, как дьяволу удается возбуждать у человека фантазии и внутренние ощущения… Прямо манипулировать сознанием и волей человека дьявол не может, однако… способен воздействовать на тело и возбуждать мысленные образы.

Молот ведьм

Наступила осень. Новый учебный год.

У кабинета Пола собралась группа первокурсников.

— Он сказал, в девять тридцать?

— Да, да, успокойся.

Некоторые устроились на полу, другие стояли, прислонившись к ярко окрашенной стене, поставив сумки рядом. Возраст приблизительно между восемнадцатью и двадцатью годами, хотя один вроде выглядел постарше.

Только две девушки надели легкие летние платья, на остальных были джинсы и футболки. Вели они себя, как и положено первокурсникам, несколько скованно. Но это скоро пройдет, как только они начнут общаться с пациентами.

— Я слышал, он классный преподаватель.

— Потрясающий.

— И сейчас на большом подъеме после дела Крамера. Здорово он его вытащил!

Дейв Раттингер из Колорадо, белокурый красавчик, футболист, приблизился к самой симпатичной девушке. Быстро оценил и решил, что такую с ходу не возьмешь, потребуется какое-то время — слишком застенчивая. Это было видно по тому, как она прижимала к груди учебник, видимо, стараясь закрыть ее от обозрения. Но девушка приятная. Стоит попробовать, тем более что прежняя подружка осталась дома. Он завел разговор.

— Говорят, мы сегодня поедем в тюрьму.

— Я этого не знала.

— Да, — уверенно проговорил Дейв. — Мой приятель с третьего курса сказал, что он возит туда студентов в первый день. Чтобы напугать. Кстати, меня зовут Дейв Раттингер. Из Денвера.

— А я Сьюзенн Делейни.

— Сигарету?

— Спасибо.

— Вот он идет.

Пол шагал по коридору. На нем были джинсы и рубашка с открытым воротом. Завидев студентов, он широко улыбнулся.

— Я не ожидал, что вы так рано придете. — Он, отпер дверь кабинета и кивком пригласил их внутрь. — Устраивайтесь, где найдете место.

Кабинет был просторный. В одном углу письменный стол, книжные полки. В центре диван и стулья. На столиках навалены газеты, а стены увешаны экспонатами, которые Пол собрал за двенадцать лет преподавания и практики. Мачете, подаренный убийцей, теперь излеченным. Маска театра Но, подарок японского профессора психиатрии, который работал с Полом по программе обмена преподавателями. Гравюра восемнадцатого века работы Хоггарта, на которой изображена знаменитая английская психлечебница Бедлам. И еще масса других интересных вещей — от африканских тотемов до вырезок из газет в рамках, где описывались особенно ужасные преступления, по которым Пол делал психиатрическую экспертизу.

Студенты разбрелись, рассматривая диковины и громко их обсуждая. Пол их не торопил.

Сьюзенн села на диван, опустила книги на колени. Дейв Раттингер поспешно устроился рядом. Она застонала про себя. «Ну почему я всегда притягиваю всяких хмырей? Потому что веду себя слишком скромно? Или они сразу клюют на мою потрясающую грудь?»

Она улыбнулась Дейву приятной, но равнодушной улыбкой. Мол, не стоит тратить силы. Дейв улыбнулся в ответ с надеждой, совершенно не понимая, что ему хотят сказать. А жаль. Для будущего психиатра это недостаток.

Пол сверился со списком.

— Правильно, в группе должно быть двенадцать человек. Теперь пусть каждый представится, по-быстрому.

— Боб Трейтал.

— Донна Джексон.

— Арт Яковиц.

— Хосе Рамирес.

— Ди Макенна.

— Дейв Раттингер.

— Сьюзенн Делейни.

— Брэд Хансон.

— Лора Куо.

— Салли Эйкерз.

— Грег Парсонз.

— Эймил Бузек.

Пол схватил стул. Поставил в центре комнаты, сел.

— Итак, добро пожаловать на курс общей криминальной психиатрии, часть первая. Его буду читать я вместе с заведующим кафедрой профессором Беном Ингельманном. — Он внимательно осмотрел собравшихся. — Криминальная психиатрия — очень специфическая область медицины. Я с первых же дней начну вырабатывать у вас практические навыки. Теория, разумеется, тоже будет, как же без нее, но в меру. Вы уже обзавелись рекомендованными учебниками — Карлтоном и Брауном и моей книгой по криминальной психиатрии?

Студенты закивали.

— Хорошо. — Пол подождал, пока все утихомирятся. — По традиции, я начинаю курс с так называемого введения в специальность, чтобы вы сразу же начали размышлять, верно ли выбрали профессию. Чтобы потом не жалеть об утерянном времени. Так что сегодня мы отправимся с визитом в учреждение с режимом строгой изоляции, самую знаменитую тюрьму в стране.

Студенты оживились. Так, значит, это правда, что говорили старшекурсники. Мы поедем в тюрьму, и не простую. Даже у самых циничных ребят засосало под ложечкой.

Может быть, удастся увидеть Пола Хоррата, человека с мягкими манерами, который девять лет назад в лесу устроил ритуальную бойню, вырезав у десяти человек языки. Или девушку-крысу Дженни Джи Ли, которая травила родственников таллием. Или Винсенте Буззолини, главного исполнителя приговоров сицилийской мафии в Штатах. Или Томми Эрла, бывшего мясника, который любил полакомиться детьми.

— А теперь, пожалуйста, выслушайте меня внимательно, — сказал Пол. — Мы отправляемся в особое учреждение, где вы встретите людей, совершивших очень тяжкие преступления. И здесь мне хотелось бы отметить три момента. Первый. Вас скорее всего удивит, что они будут выглядеть как обыкновенные нормальные люди, такие же, как вы и я. На лбах у них не будет написано «Осторожно, убьет», они не станут сверлить вас тяжелыми взглядами и вообще совершенно не будут похожи на преступников. Второе. Эти заключенные видели уже много групп любознательных студентов. Так что ваше посещение никакого впечатления на них не произведет. И третье. Сегодня у них там работает выставка художественного творчества. Поэтому, пожалуйста, говорите с ними об искусстве, а не о преступлениях. Этого они не любят. Все поняли? Теперь кратко ознакомьтесь с делами тех, кого вы, возможно, там встретите.

Пол взял со стола стопку красных папок.

— Прочитайте в автобусе и возвратите мне перед входом на территорию тюрьмы. Автобус отъезжает от этого корпуса в десять тридцать. Девушкам я предлагаю надеть джинсы.

— Почему? — с вызовом спросила Салли Эйкерз.

— Потому что иначе к вам могут начать приставать, — коротко ответил Пол. — Еще вопросы?

— Они все мужчины?

— Нет. И мужчины, и женщины, в отношении примерно два к одному. К вашему сведению, по статистике, женщины совершают тяжкие преступления гораздо реже, чем мужчины.

— Там будут убийцы?

— Конечно. Об этом вы прочтете в папках, которые я вам раздал. Двое убийц, один детоубийца, есть поджигатель, несколько насильников. В общем, теплая компания. Еще.

— Это не опасно?

— Абсолютно. Мы возим туда группы студентов уже пять лет, и никогда не было инцидентов. Те, с кем вы будете встречаться, опасности не представляют, но все равно без сопровождения не ходите. И держитесь так, чтобы вас видели надзиратели. Они в синей форме.

— И что, они действительно занимаются там живописью?

— Да, — ответил Пол. — Некоторые довольно одаренные. Выставка размещена в блоке D. — Он повысил голос. — Вы можете покинуть зал и погулять по этажу. Но далеко не уходите. — Он знал, что через десять минут студенты осмелеют и начнут разбредаться.

— Но я не вижу тут никаких знаменитых фамилий, — разочарованно проговорил Боб Трейтал, перебирая красные папки.

— Что значит — знаменитые фамилии?

— Ну, — Боб заулыбался, не переставая жевать жвачку, — настоящие злодеи. Вроде Гэри Снайдера, каннибала из Техаса.

Пол усмехнулся.

— Советую вам больше не использовать слово «злодей». Это термин из области морали, а не психиатрии. Люди, с которыми мы имеем дело, в той или иной степени больные или дефективные. Вчастности, в данный момент мистер Снайдер уже не числится пациентом, склонным к насилию. И все, кого вы сегодня увидите, относятся к категории не склонных к насилию. А склонные к насилию, представляющие опасность, заперты в камерах. — Он сделал серьезное лицо. — Конечно, Боб, если вы хотите побеседовать с мистером Снайдером с глазу на глаз, это можно организовать.

Боб Трейтал сглотнул. Самоуверенная улыбка исчезла.

— Нет… я просто спросил.

— Прекрасно. Итак, мы проведем в тюрьме около двух часов, затем возвратимся в университет. Не берите с собой ничего лишнего. Вас тщательно обыщут у главного входа, а затем мы пойдем в блок D. Это все. Встречаемся у автобуса в десять тридцать.

Слегка возбужденные, студенты спустились вниз. Две девушки побежали переодеваться. Через полчаса автобус отъехал. Студенты обменивались папками, охали и ахали, рассматривая мирные лица на фотографиях и ужасаясь содеянным преступлениям.

— Как он мог такое сделать?

— Бедные женщины!

— Скотина!

— Надо было просто застрелить эту сволочь!

Пол слышал это все прежде. Совершенно нормальная реакция. Страх искажает восприятие. Можно понять.

— А вы что, вообще не боитесь? — послышался чей-то голос.

Пол развернулся. Посмотрел на симпатичную девушку с большими темно-карими глазами.

— Сьюзенн? — уточнил он.

— Да. Сьюзенн Делейни. Вы действительно их не боитесь? — повторила она свой вопрос.

— Пожалуй, нет. Во-первых, поведение большинства из них довольно несложно предсказать. К тому же для смягчения симптомов мы используем медикаменты. Во всяком случае, на меня пока еще не нападали.

Сьюзенн чуть коснулась его рукой.

— Я буду держаться к вам поближе.

Пол засмеялся. Она будет украшением группы. Такая славная фигурка!

Тюрьма строгого режима располагалась за городом, в пустыне. В радиусе нескольких километров ни единого человека. Селиться здесь запрещалось, да никому и в голову не могло прийти обустраивать свой дом в каменистой пустыне поблизости от такого заведения. Достаточно было вспомнить, какие преступники там содержались.

Начальник тюрьмы, не менее знаменитый, чем сама тюрьма, Хэнлон Досон утверждал: из его учреждения (или зоопарка, как он его про себя называл) еще никто никогда не бежал. В том смысле, что не выбрался отсюда живым.

Заключенные понимали, что у них нет шансов, и потому не пытались уйти без спроса. Тех, кому повезло в лотерее системы правосудия, казнили, причем происходило это в Калифорнии, где считалось важным предоставить потребителю выбор: приговоренный мог предпочесть либо смертельную инъекцию, либо газ. Его выбирали те, кто боялся уколов. Последняя чашка кофе и гроб предоставлялись за счет заведения.

— Вот она.

На горизонте начали вырисовываться очертания тюрьмы. Дейв Раттингер слегка присвистнул. Отсутствие вокруг любых форм жизни производило впечатление, будто это дорога в один конец.

— Приехали, — сказал Пол. — Пожалуйста, прикрепите идентификационные карты, а все вещи оставьте в салоне. — Автобус затормозил перед массивными стальными воротами. Из будки вышли двое вооруженных охранников. Плотно сложенные, бесстрастные, насупленные. — Выходите.

Студенты вышли. Автобус сдал назад метров на двадцать. Пол повел всех к боковой двери. Они прошли по узкому, огороженному колючей проволокой проходу в небольшое помещение. К нему подошел надзиратель.

— Доброе утро, профессор. Что, привезли молодняк?

— Да, первое посещение.

Они прошли через металлодетектор, — такой, как в аэропортах, — выложив на пластиковые подносы ключи, ручки, монеты, кольца и заколки для волос.

— Проходите во второй сектор.

Еще один огороженный колючей проволокой проход, и еще одна проверка. Здесь охранники — мужчины и женщины — обыскали студентов с помощью ручных детекторов.

У Донны Джексон детектор загудел. Она покраснела.

— На вас есть какие-нибудь металлические предметы? — спросила охранница.

— Да, колечко в соске, — заикаясь проговорила Донна.

— Это все?

— Нет.

— Есть еще в интимных местах?

— Да.

— Где именно?

— Ну… там.

— Идите в ту комнату и снимите, — рявкнула охранница. Наблюдая за этим, Пол удовлетворенно кивнул. Ничего, пусть привыкают.

— Теперь следуйте в третий сектор.

Группа прошла по еще одному проходу во внутренний двор. Зрелище впечатляло. Двадцатипятиметровые стены с колючей проволокой наверху, через которую пропущен электрический ток, и сторожевые вышки. Отсюда можно было войти в четыре корпуса (блоки), помеченные крупными черными буквами от А до О.

Был в тюрьме еще блок Е, подземный, где содержались самые опасные преступники. Разумеется, Пол бывал там много раз, но без специального разрешения начальника тюрьмы вход посторонним был туда категорически запрещен.

— Следуйте за мной в блок D, — сказал охранник привычным повелительным тоном.

Студенты прошли гуськом по длинному коридору, один охранник шагал впереди, другой замыкал шествие. Еще ворота, двери с электронными замками, еще охранники. Конечно, сбежать отсюда невозможно.

— Здравствуйте, профессор. — К Полу подошла женщина в белом халате, пожала руку. Худая, жилистая, с усталым лицом. Седеющие волосы убраны в пучок, перевязанный лентой. Эмма Брек, пятидесятилетняя, незамужняя, уже свыше десяти лет главный психиатр тюрьмы. — Выставка только открылась. Вы наши первые гости. — Она окинула добрым взглядом группу — приятно было видеть свежие лица в этом обиталище зомби — и повела по коридору. — Выставка здесь, направо.

На цокольном этаже камер не было — только комнаты для общественных занятий. Доктор Брек ввела их в небольшой зал, который, если не считать решеток на окнах, мало чем отличался от школьного класса. Стены были увешаны картинами, в углу стоял стол с апельсиновым соком в пластиковых чашках и печеньем на подносах. Несколько заключенных в синих рубашках и джинсах стояли за мольбертами, негромко переговариваясь. Никаких монстров. Вполне нормальная обстановка.

На картинах тоже никакого насилия. Автопортреты, корабли на рейде, цветы.

Студенты начали постепенно расслабляться, заговаривать с заключенными.

— Давно вы рисуете? — поинтересовался у заключенной Дейв Раттингер.

— Только начала. И не очень хорошо получается. — Она улыбнулась ему.

Он улыбнулся в ответ.

Женщина принялась объяснять, почему ей нравятся яркие цвета и сцены на море. Дейв кивал. Она была старше, чем на фотографии, примерно лет сорок пять. Детоубийца. Зарезала двоих соседских детей, сначала мальчика постарше, потом девочку. Пришла с работы усталая, а они слишком громко играли, мешали отдыхать. Теперь вот эта женщина говорила с Дейвом о ранних работах Винсента Ван Гога, высказывала предположения, почему художник использовал темно-зеленые оттенки.

К Донне Джексон подошел молодой человек.

— Принести вам апельсинового сока?

На вид он был на пару лет старше ее — года двадцать три. Красивый, с детскими чертами лица.

Он внимательно рассматривал вначале ее лицо, затем перевел взгляд на промежность. Странно, но Донна не чувствовала смущения, скорее жалость. У него уже давно не было женщины и не будет до конца дней. При других обстоятельствах они, возможно, пошли бы куда-нибудь вместе, кто знает? Он был симпатичный.

— Спасибо.

Она смотрела ему вслед, когда он шел к столу за соком. Парень был насильник. Причем сначала душил своих жертв, а затем совокуплялся с ними. А на вид — воплощенная невинность. Что подвигло его к этому? О чем он сейчас думает?

Прошел час, и студенты полностью освоились, оживленно беседовали с заключенными, смеялись. Пока все было хорошо.

— Пол, я хочу, чтобы вы посмотрели одного пациента, — сказала Эмма Брек. — Его привезли вчера. Восемнадцать лет, психопат. Убил всю свою семью. Бейсбольной битой и ножом.

— Конечно, — отозвался Пол.

Они поднялись по металлической лестнице на третий этаж. А студенты уже вовсю разгулялись, забыв, где находятся. Некоторые даже пробовали рисовать.

— Хотите прогуляться? — спросила тоненькая девушка с усталым лицом и пустыми глазами.

Сьюзенн Делейни узнала Мэри Драйвер. Они были почти ровесницы. Мэри сидела за серию зверских убийств. Она завлекала мужчин, а ее безумный дружок (теперь уже мертвый) их убивал. В красной папке было сказано, что у девушки низкий коэффициент интеллекта и ею легко манипулировать. Но способности к живописи у Мэри были, что подтверждали ее натюрморты.

— Не возражаю.

Они вышли в коридор. Мэри показала ей другие помещения на цокольном этаже. Хорошо укомплектованную библиотеку, комнату для игр.

— Это для мужчин. Но у нас в блоке С такая же.

Они легко разговорились. Сьюзенн, как ни пыталась, не могла обнаружить на ее лице признаки злодейства.

— Вас кто-нибудь посещает?

— Нет.

Они поднялись на первый этаж. Из выставочной комнаты внизу доносился смех.

— Почему здесь так тихо?

— А когда приходят посетители, заключенным в камерах приказывают не шуметь.

— Вот как? — Сьюзенн посмотрела на тяжелые стальные двери.

— А какой оттенок вашей губной помады? — спросила Мэри.

Так трогательно! Ну разве может такое существо совершить какое-то преступление!

— Как же вы здесь живете? — вырвалось у Сьюзенн.

— Оказываю услуги, — ответила Мэри.

— Что за услуги?

— Просто услуги. — Мэри загадочно улыбнулась. — Все оказывают услуги, иначе не выживешь.

Они двинулись дальше, обсуждая макияж, без которого Мэри сильно скучала. Ее приговорили к пожизненному заключению.

— В этой камере сидит Шон Патрик, — сказала Мэри между делом.

Сьюзенн вздрогнула. Фамилия серийного убийцы вернула ее к действительности.

— Пойдемте назад.

— Сейчас, — сказала Мэри. — А вот здесь сидит Джером Стинсон, который убивал своих жертв топором.

Неожиданно Сьюзенн почувствовала, что ее начинает подташнивать. Внутренний голос настойчиво повторял, что пора возвращаться, иначе случится нечто ужасное. Она развернулась, но, видимо, недостаточно проворно. Мэри Драйвер вдруг загородила ей дорогу и резко прижала спиной к двери камеры. К своему ужасу, Сьюзенн увидела, что дверь открывается.

— А здесь сидит другой серийный убийца — Карл Крамер.

— Нет!

Но поздно. Мэри уже втолкнула ее внутрь камеры. «Все оказывают услуги, иначе не выживешь». А это была ее услуга. Мэри Драйвер побежала обратно по коридору, заливаясь хриплым восторженным смехом.

Сьюзенн моментально узнала лицо человека, сидящего на кровати. Через несколько секунд Крамер заключил ее в объятия.

По тюремному блоку пронесся пронзительный крик. Так визжит дикое животное, попавшее в капкан. Чистый страх. Пол вскочил на ноги.

— О Боже!

Через минуту сработала сигнализация, и массивная стальная перегородка отсекла от остальных помещений камеру Крамера. Другие перегородки исключили возможность для кого-либо покинуть блок D.

В выставочную комнату ворвались два надзирателя. Быстро отделили студентов от заключенных, которых заперли в комнате. Студентов вывели в коридор.

К этому времени Пол уже был у камеры, где находилась Сьюзенн. За ним следовал надзиратель. Поздно. В дальнем конце коридора стоял Крамер, а рядом Сьюзенн с накинутой на шею проволочной петлей. Увидев Пола, Крамер просиял.

— О, привет, профессор! Давно не виделись. А я тут познакомился с одной из ваших студенток.

После процесса по делу об убийстве Мелани Дьюкс Крамера вернули в тюрьму отбывать срок за убийство в баре. Скоро его должны были перевести на менее строгий режим, но тут пришла весть о самоубийстве Лоры Дьюкс, и он пошел вразнос. Это его вывело из себя — ведь детали их будущих отношений были так тщательно продуманы!

Да, Лоре повезло. Крамер так сильно расстроился, что бросил притворяться, горечь и злоба возобладали. Двух недель оказалось достаточно, чтобы навязать свою волю остальным заключенным. А тут вот представилась такая замечательная возможность развлечься. Грех не воспользоваться. И очень мило было встретить эксперта-психиатра Пола, который помог ему вылезти. Ну и что ж, что помог? Крамер был не из тех, кто помнил добро. Пол уже, наверное, жалеет о своем выступлении на стороне защиты или скоро пожалеет.

— Стойте здесь, — сказал Пол надзирателю и медленно пошел вперед.

Крамер опирался спиной о стену, держа Сьюзенн перед собой. Вокруг ее шеи был обмотан тонкий серебристый провод, натянутый так, что челюсть девушки перекосило направо.

Крамер дал Полу подойти на расстояние примерно три метра и спокойным голосом произнес:

— Достаточно.

Затем натянул проволочную петлю.

В блоке стояла полная тишина. Заключенные в камерах затаили дыхание.

— Карл! — Пол пристально вгляделся в убийцу. Что он делает? Ведь сбежать никакой возможности нет. Наверное, захотел немного поиграть с девушкой.

Пол уже осознал, какую чудовищную ошибку совершил, защищая этого негодяя. Бен был прав, Крамер ввел его в заблуждение. Но просто невероятно, до чего умно вел себя этот тип. В течение нескольких месяцев — ни малейшего намека на склонность к насилию.

Пол знал, что начальник тюрьмы уже отдал приказ снайперу взять Крамера на мушку и, если тот не отпустит девушку, застрелить. Не важно, погибнет ли при этом заложница — в конце концов, так тому и быть. Заключенным нужно преподать наглядный урок.

— Хватит, Карл, — мягко произнес Пол. — Я думаю, ты уже наигрался. Это моя студентка. Ее зовут Сьюзенн. Она напугана. Пожалуйста, отпусти ее.

— Да, она боится, — отозвался Крамер. — Очень. Я это чувствую. — Он провел по ее лицу своей жесткой щетиной, затем медленно с чувством поцеловал. — Она меня заводит.

— Что ты собираешься делать?

— Кто знает?

Крамер злобно усмехнулся и свободной рукой расстегнул лифчик Сьюзенн, затем резким движением сорвал с нее блузку и с вызовом посмотрел на Пола.

Неожиданно из камер донеслись восторженные вопли, похожие на волчий вой. Заключенные теперь поняли, что происходит, и подбадривали Крамера.

Студенты на цокольном этаже слышали эти крики и ежились.

— Пожалуйста, прошу тебя, отпусти ее.

Раздался лязг поднимающейся стальной перегородки. Пол увидел, что это снайпер. Крамер тоже увидел. И радостно вскрикнул. Вот тогда Пол и понял, что негодяй не шутит и действительно собирается убить Сьюзенн.

— Ладно, — произнес Крамер с улыбкой. — Здорово, что вы пришли, профессор, посмотреть выставку. А теперь вот бонус — еще одна выставка, только для нас двоих. Потому что эти два придурка, — он показал на надзирателя и снайпера, — не в счет.

Он отпустил медленно грудь Сьюзенн и начал лапать ее всюду. Это было похоже на одну из картин английского художника Фрэнсиса Бэкона. Великолепное, сладостное женское тело в руках монстра. Ничем не сдерживаемые жестокость и смирение.

Появился еще один вооруженный надзиратель. Крамер дико хохотнул, сверкнув зубами. Свободной рукой расстегнул молнию на джинсах Сьюзенн и сдернул их вниз почти до колен.

Краем глаза Пол видел, как снайпер поднял винтовку.

Убийца, разумеется, это тоже заметил и потому плотно прижал свою голову к голове девушки.

— Так что умрем мы вместе. Но выстрела пока не будет. Снайпер подождет. А я тем временем ее публично изнасилую. Как вам такая идея?

Крамер начал расстегивать молнию на своих брюках, которые уже изрядно натянулись.

Снайпер снял предохранитель.

Такой развязки Пол не ожидал. Он развернулся попросить снайпера не стрелять и остолбенел. Позади снайпера стояла она и пристально смотрела на Крамера. Затем она перевела взгляд на Пола.

Та самая загадочная женщина, с которой он встретился у своего кабинета после доклада. Как ее зовут? Хелен. На ней был белый врачебный халат. Как она оказалась в тюрьме? Приглашенный психиатр? Почему он никогда прежде ее здесь не встречал?

Хелен быстро зафиксировала взгляд снова на Крамере. И через несколько миллисекунд произошло чудо.

Крамер побледнел. Затем покраснел. Начал потеть. На лице отразилось вначале замешательство, затем страх. Руки начали медленно разжиматься, отпуская жертву. Пол смотрел, ничего не понимая.

Как только петля на шее ослабла, Сьюзенн пришла в себя и, осознав свою наготу, попыталась прикрыться руками.

Убийца как бы нехотя разжимал руки. Его лицо перекосилось, глаза налились кровью, как будто в глазницы всадили невидимые колючки. Полу показалось, что он понимает, что с ним происходит. Это было похоже на начало кататонического ступора[4], напоминало реакцию на наркотики.

Тем временем два надзирателя рванули вперед и, отбросив в сторону Сьюзенн, навалились на Крамера, опрокинув его на пол. Он не сопротивлялся. Сьюзенн натянула джинсы, затем разразилась слезами. К ней поспешила Эмма Брек.

Пол стоял, совершенно потерянный. То, чему он был свидетелем, казалось абсолютно нереальным. Как в театре абсурда. Но это произошло на самом деле. Он слышал хрипы Крамера, которому вкатили лошадиную дозу успокоительного. Жалобные всхлипывания Сьюзенн. Это произошло.

Пол повернулся спросить Хелен, как ей удалось справиться с Крамером.

Но ее не было.

Глава десятая

Демоны заманивают нас к себе в сети средствами, созданными не ими, а Богом. И также различными усладами, сообразными их собственному разумению… Они весьма изобретательны. Делают все, чтобы сбить человеческие существа с толку, используя острый ум, тайком вводя в их сердца яд и даже являясь им под личиной друзей, делая некоторых своими последователями и наставниками многих других.

Блаженный Августин. О граде Божием

Автобус вернулся в университетский кампус. Студенты подавленно молчали. Что произошло с Сьюзенн, они не знали, могли только догадываться. Пол попросил, чтобы ее везли в отдельной машине, так что расспросить девушку у молодых людей возможности не было. Когда автобус остановился, Пол оглядел студентов. — К сожалению, в тюрьме произошел неожиданный инцидент. Но если вы действительно хотите стать психиатрами-криминалистами, не следует придавать этому большого значения. Надо привыкать к жестокости и насилию. Введение в специальность оказалось гораздо более эффективным, чем я предполагал. Следующее занятие в среду. Итак, до встречи, если только вы не передумаете и не решите заняться изучением античной филологии или истории искусств.

Раздались смешки. Слова Пола подбодрили студентов. Они расходились в приподнятом настроении. Вот, мол, попали в какую-то переделку, но все благополучно разрешилось.

— Очень клево, — сказал Хосе Рамирес, вылезая из автобуса. — Жаль, что нельзя вернуться и схватить еще кайф. Действует почище марихуаны.

Пол остался сидеть на скамейке. На лужайке неподалеку от лабораторного корпуса студенты и студентки валялись в различных позах, весело болтая и греясь на солнышке. Идиллическая картина. Все так спокойно, цивилизованно, предсказуемо по сравнению с тем миром, откуда он только что прибыл.

Во-первых, почему дверь камеры Крамера оказалась не заперта? Как такое вообще могло случиться? Во-вторых, откуда у него провод? Кому-то сильно достанется от Хэнлона Досона. И кто такая эта загадочная женщина, Хелен?

Еще больше беспокоил Пола сам Крамер. «Не надо было выступать на суде, потому что диагноз поставлен ошибочный. Но диагноз — это такая коварная штука! К тому же решали все присяжные. Они неправильно разобрались и вынесли оправдательный вердикт. При чем здесь я? Нет, сейчас я не имею права ни на какие сомнения. Стоит только этому просочиться в прессу — и все. Начнется такое, что на карьере можно будет поставить крест. Так что ни в коем случае нельзя вылезать ни с какими поспешными выводами. Крамер сейчас изолирован и никому не угрожает. Я буду держать его под наблюдением».

Пол попытался переключить мысли на другое.

— Профессор!

Из машины вылезла Сьюзенн и направилась к нему. Он с тревогой следил за ее приближением. А что, если она решит подать судебный иск на университет? Потребует возмещения морального ущерба? Вот это будет скандал! Судебная тяжба, адвокаты… Они ведь пострашнее убийц. Могут ободрать как липку.

— Сьюзенн! Садитесь, пожалуйста. Понимаете, такого прежде никогда не происходило. Обещаю, что администрация тюрьмы проведет полномасштабное расследование, заместитель начальника меня заверил. Виновные будут наказаны. Я очень сожалею о случившемся. Но вам не следовало отходить так далеко.

Она улыбнулась.

— Все в порядке, профессор. На следующем занятии я обязательно буду.

Он облегченно вздохнул и взял ее за руку.

— Зовите меня Пол. Может быть, хотите принять успокоительное? Я сейчас принесу.

— Не надо. Лучше отвезите меня домой.

— Конечно, — Пол поднялся со скамейки, — я вас отвезу. В таком состоянии вам лучше не садиться за руль.

Они прошли к его «мерседесу».

— Вы вели себя очень мужественно. Спокойствие при любых обстоятельствах — первое правило психиатра-криминалиста.

— Я не успела по-настоящему испугаться. Все произошло так быстро! — Сьюзенн тяжело сглотнула. — Он собирался меня убить?

— Думаю, нет. Будь у него такие намерения, он сделал бы это раньше. Скорее всего Крамер решил поиграть с вами, поиздеваться над тюремным начальством. Он ведь не выдвинул никаких требований — просто хотел продемонстрировать силу надзирателям и заключенным, утвердить свой статус в тюрьме, подобно тому, как хищник помечает территорию.

— Зачем?

— Чтобы выжить, — проговорил Пол, с удовольствием садясь на своего профессионального конька. — Тюрьма — опасное место, даже для убийц. Всегда находится кто-то, кто хочет доказать, что он король джунглей. Широкой публике об этом неизвестно. Однако эти люди страдают. У них масса комплексов.

— Но Крамер мог меня убить. Ведь он убил многих.

— А вот это ваши домыслы. Он убил человека в баре, а по убийству Мелани Дьюкс его оправдали.

— Так вы не считаете, что он тот самый серийный убийца? — осторожно спросила Сьюзенн.

— Конечно, нет, — быстро ответил Пол. — Я не думаю, что Крамер мог причинить вам серьезный вред. Иначе бы он вас не отпустил.

— Но почему я?

— Вы попали ему в лапы случайно.

Сьюзенн кивнула, посмотрела в окно на проезжающие машины и произнесла:

— Именно случайность меня и пугает. Все прекрасно, а через минуту наступает катастрофа. Это происходит так быстро! Только что все было в порядке, а через мгновение мир перевернулся с ног на голову, как будто Бог играет с вами в какую-то странную игру.

Пол принял чуть влево, чтобы объехать машину впереди.

— Крамер сказал вам что-нибудь?

— Нет.

— Жестокость… это его способ утвердиться в мире.

Некоторое время они молчали. Вместо порванной кофты

Эмма Брек нашла для Сьюзенн свитер. Бледность придавала ее миловидному лицу еще большую привлекательность. Пол вспомнил обнаженное тело девушки и нахмурился. «Я становлюсь похожим на своих пациентов», — подумал он.

— Главное для вас сейчас — оправиться от шока. Через некоторое время вы почувствуете восторг, даже эйфорию, которая позднее сменится депрессией. Может быть, поживете несколько дней у меня? Моя жена присмотрит за вами.

— Спасибо, Пол… но я чувствую себя нормально. — Она посмотрела на него открытым, нежным взглядом. У нее были красивые карие глаза и гладкое лицо без морщин — лицо двадцатидвухлетней девушки, пышущей здоровьем и энергией.

— Тогда, может быть, отвезти вас к приятелю?

— У меня нет приятеля.

Пол свернул в студенческий городок. Сьюзенн показала свой корпус.

— Зайдите завтра ко мне, — сказал он, помогая ей выйти. — Я хочу проверить ваше состояние. Оно меня беспокоит.

Она посмотрела на него, и он увидел в ее глазах намек на приятное удивление.

— Может быть, зайду. — Сьюзенн помолчала, затем мягко добавила: — Вашей вины здесь нет, Пол. И вообще, не беспокойтесь, никаких жалоб я подавать не буду.

— Рад это слышать.

Они оба рассмеялись, затем их взгляды встретились, отметив запретное подсознательное желание, которое было быстро подавлено.

Пол смотрел ей вслед, пока она не исчезла за дверью общежития. «У этой девушки есть характер», — подумал он.

К тому же он вдруг осознал, что ему нравится Сьюзенн. Очень.

— Я уже все знаю, — сказал Бен, когда Пол вошел в приемную клиники. Он стоял у картотеки, опираясь на нее локтем.

Они прошли в кабинет Бена, где тот плюхнулся в кожаное кресло у письменного стола, почесал нос.

— На нас подадут судебный иск?

— Успокойся! — Пол рассказал о случившемся. Бен пожал плечами.

— Ладно, по крайней мере студенты получили полное представление о том, что такое тюрьма строгого режима. Как девушка?

— Конечно, потрясена, но держится замечательно. Все в порядке. Я увижу ее завтра и обстоятельно поговорю.

— Правильно, — согласился Бен. — А с Крамером, я думаю, они разберутся. Начальник приказал перевести его в блок Е. Там он валять дурака не будет.

Пол кивнул.

Бен колебался. Конечно, следовало поговорить о Крамере. Теперь он уже не сомневался, что Крамер и есть тот самый серийный убийца. Однако сейчас это лучше не ворошить — можно сильно задеть самолюбие Пола. К тому же если все выплывет наружу, то репутация кафедры и клиники будет сильно подмочена.

— Хочу напомнить, на следующей неделе мы с Флоренс уезжаем на десять дней в Аспен. Основные занятия у меня запланированы через месяц, а на двух лекциях ты меня заменишь. Мы уезжаем в понедельник. Только не говори, что ты забыл.

— Конечно, нет, — ответил Пол, хотя, естественно, солгал.

— Ну и замечательно! — проговорил Бен. — А ты в мое отсутствие приведи в порядок дела в клинике.

— Все сделаю, не беспокойся. — Пол направился к двери, но потом оглянулся: — Послушай, в блоке D новый психиатр, женщина. Ты ее знаешь?

— Мне никто не говорил о новом психиатре. И какая она?

— Я ее мельком видел сегодня. Наведу справки — расскажу.

— Ладно. И не забудь, что вы с Мэри завтра у нас ужинаете.

— Я не забыл. Пойду, надо сделать несколько звонков. Пол направился к себе в кабинет, и только он открыл дверь, раздался звонок заместителя начальника тюрьмы, голос у него был нервозный.

— Официальное расследование начнется в среду. Пока мы временно отстранили трех сотрудников и перевели Крамера в блок Е.

— Как он?

— Наглости поубавилось. Сознает, что очень сильно навредил себе. А ваша студентка в порядке?

— Да. Но как это случилось? Я имею в виду дверь камеры.

— Пока не ясно. Вы же знаете, двери камер у нас открываются либо электронным ключом, либо с пульта. Охранник божится, что никаких кнопок не нажимал, и в компьютере ничего не зарегистрировано. Как будто дверь открылась сама собой. Поскольку это невозможно, мы отстранили охранника. Сейчас там работают эксперты. Они докопаются до истины. Спасибо, что успокоили девушку.

Все нормально, — заверил его Пол, затем помолчал и осторожно добавил: — А кто эта женщина-психиатр?

— Какая?

— Ну та, что стояла позади меня, когда Крамер отпустил девушку. Когда она начала работать в блоке D?

— Не знаю, — ответил заместитель начальника тюрьмы. — В последнее время мы никого на работу не принимали. Я выясню.

— Спасибо. Мне бы хотелось с ней поговорить.

Пол положил трубку и посмотрел в окно на небо: там собирались грозовые тучи. Казалось бы, что в этом необычного? Но Пол чувствовал, что эти тучи собираются вокруг него.

СЕТИ ЗЛА

Глава одиннадцатая

Есть три вида людей, которым Бог дозволит быть искушенными дьяволом… нечестивые, погрязшие в страшных грехах, чтобы наказать их; благочестивые, опустившиеся до больших прегрешений и пороков или недостаточно укрепленные в вере… и даже некоторые из достойных, чтобы испытать их терпение перед миром.

Яков VI Шотландский. Демонология

Северная Италия. Окрестности города Бенедетто. Монастырь Святой Кристины на склоне горы. Рядом оливковая роща, дальше море. Монастырь был основан в четырнадцатом веке монахинями, давшими обет молчания. Сложенные из местного камня побеленные постройки отлично вписывались в пейзаж.

Решивший посетить эту обитель поднялся по узкой каменистой дорожке, прошел по огороду к арочным воротам с дубовой дверью, сильно выгоревшей на солнце. В центре двора, как обычно, располагался колодец, стены обвивали виноградные лозы. Из значительных сооружений только опочивальня и трапезная, не считая, разумеется, часовни, вокруг которой в течение многих веков вращалась жизнь небольшой общины.

Монастырская простота подчеркивалась тишиной. Разговаривать монахиням разрешалось полчаса в день, в обеденное время, однако и этот скромный лимит они не исчерпывали, ибо привыкли общаться друг с другом посредством жестов. Их жизнь была наполнена безмятежностью, и в этом они находили глубокое счастье.

Этот женский монастырь был мало кому известен. Никаких посетителей, только раз в году их навещал деревенский священник, чтобы принять участие в празднике в честь основания обители. И все же в этом тихом, неприметном месте хранилось бесценное сокровище, о существовании которого знал только святой отец.

Глубокая ночь. Кромешную тьму чуть рассеивает подрагивающий свет двух свечей, зажженных в часовне на алтаре. Здесь молится монахиня — Катерина из Бенедетто, простая женщина под шестьдесят лет. В монастыре она с восемнадцати, жизнь провела в созерцании, попусту растратила, как сказал бы искушенный в жизни циник, любитель поглумиться над религиозной моралью. Но Катерина, напротив, считала свою жизнь необыкновенно наполненной. От других человеческих существ ее отличал благословенный дар великого проникновения в суть и вера — дар бесценный за пределами всех человеческих понятий, дар от вселюбящего Бога.

Хотя об этом даре Катерины знала только мать-настоятельница, монахини его чувствовали. Ее дар был Божьим благословением и для них тоже, и они благодарили за это Создателя.

Шел третий час ночи. Катерина из Бенедетто лежала, распростершись перед алтарем, без движения. Стороннему наблюдателю могло бы даже показаться, что из нее ушла жизнь. Но это просто душа ее витала где-то глубоко в космосе.

И вот тогда пришло к ней это страшное осознание, столь невероятное по своей сути, что она мучительно вскрикнула. Долго боролась с враждебными силами, чтобы постигнуть его истинное значение. Битва была свирепая, и много раз казалось, что враг навсегда отсечет ее от мира. Придя наконец в себя, она разбудила мать-настоятельницу и поведала об увиденном.

Три дня спустя в дверях трапезной появился человек. В молчании он выслушал Катерину, затем отправился обратно по каменистой дорожке. В оливковой роще кардинал Бенелли остановился и горько заплакал, воздев руки к небу.

— Что я наделал! Что я наделал! Игнорировал послание, данное свыше, и эта скромная служанка Божья раскрыла мне глаза. Прости, прости меня, о Боже.

Затем в смятении он продолжил спуск по каменистой дорожке. Кардинал Бенелли, глава святой палаты, все понял, ничего не пропустил. У него не было ни малейших сомнений в том, что стоявшая перед ним женщина была живой святой и поведала Божье откровение, которого он боялся больше всего.

— В мир явился сребреник Иуды.

Глава двенадцатая

Ибо человек не знает своего времени. Как рыбы попадаются в пагубную сеть и как птицы запутываются в силках, так сыны человеческие уловляются в бедственное время, когда оно неожиданно находит на них.

Книга Екклесиаста, или Проповедника, 9:12

Мэри завела Рейчел в гостиную. До ужина у Ингельманнов еще было время. Пол приедет прямо туда, не заезжая домой.

— Хочешь посмотреть мультики? — Рейчел кивнула. Мэри включила телевизор. — Смотри, дорогая, а я пойду одеваться.

Негромко напевая, Мэри поднималась по лестнице, предвкушая вечеринку. Они теперь редко ходили в гости, у Пола не было времени. После процесса над Крамером и успешного доклада он был нарасхват. Ей, конечно, хотелось, чтобы он больше времени проводил с ней и Рейчел, но пусть хоть по крайней мере наслаждается успехом.

Из кухни доносился стук кастрюль. Там хозяйничала Глория, горничная-филиппинка. В гостиной Рейчел смотрела телевизор, прижав к груди куклу. На ковре перед камином разлегся кот. Нормальная, счастливая семья.

Вдруг Рейчел заметила, что картинка на экране начала медленно тускнеть, а уровень звука уменьшился. Наконец телевизор совсем погас, а потом что-то щелкнуло, и питание вовсе отключилось.

Рейчел подумала немного и принялась переодевать куклу. Происшедшее ее нисколько не встревожило. Телевизор был игрушкой взрослых. Мама и Глория знают, как его оживить.

Но за одним любопытным фактом вскоре последовал другой.

Дремавший на ковре кот резко вскочил, выгнул спину, напрягся и зашипел на кого-то, кто стоял позади Рейчел.

— Рыжик, — позвала она ласково, — иди сюда.

Но кот не сдвинулся с места, на его изогнутой спине дыбом стояла шерсть. Рейчел обернулась, но никого не увидела.

— Рыжик, в чем дело? Иди сюда.

Однако ее любимец вел себя очень странно, таким его Рейчел еще не видела. Он начал фыркать, пятиться, а затем с громким мяуканьем вылетел из комнаты.

Девочка испуганно посмотрела по сторонам, собралась подняться, но передумала, успокоилась и продолжила переодевать куклу. Оглядываться Рейчел не стала, но если бы она это сделала, то увидела бы у стены незнакомую женщину.

Наверху Мэри разделась и вошла в ванную комнату, смежную со спальней, принять душ. Ее мысли были заняты делами на завтра. Внезапно она подняла голову и испуганно вскрикнула: у окна стояла женщина, стройная блондинка неопределенного возраста. Она нахально, с совершенно бесстрастным видом рассматривала Мэри.

— Кто вы? — выкрикнула Мэри, хватая халат, чтобы прикрыться. — Что вам здесь нужно?

Женщина не ответила, продолжая смотреть на нее не отрываясь. Мэри попятилась, проговорила сдавленным голосом:

— Немедленно уходите из моего дома. — Затем она развернулась, побежала к лестнице и позвала: — Глория! Поднимись, пожалуйста, сюда!

Через пару секунд горничная подбежала к лестнице, прижимая к груди пустую миску.

— Что случилось, миссис Стаффер?

— В спальне кто-то есть.

— Что вы сказали? — Глория поспешно поднялась к ней. Они вошли в спальню, затем в ванную, осмотрели другие комнаты. Никого.

— Она была здесь. Я ее видела более чем отчетливо.

— Кого?

— Женщину, — проговорила Мэри, ловя ртом воздух. — В красном вечернем платье. У окна. Она смотрела на меня.

Горничная была в замешательстве. Одно дело, когда в дом проникает грабитель, но… женщина… в вечернем платье. Они вернулись в ванную, все внимательно осмотрели. Окно было плотно закрыто.

— Давайте посмотрим внизу.

Мэри поспешно оделась, и они прошли по дому. Рейчел в гостиной застыла, прижав куклу к себе, она оцепенела от страха. Глория бросила на нее взгляд, но ничего не заметила.

— Неужели это мне просто привиделось? — проговорила Мэри с нервной улыбкой после того, как они обшарили весь дом. — Очень странно. Извини, Глория, что я тебя взбаламутила.

Горничная, очень любившая Мэри и ее дочку, замахала руками.

— Да что вы, миссис Стаффер!

— Я себя плохо чувствовала весь день, — добавила Мэри. — Возможно, это была игра света. Ведь других объяснений нет, верно?

Мэри поднялась наверх. До вечеринки у Флоренс оставался час. Она включила душ и пошла в спальню раздеваться. Мгновение спустя Мэри рванулась в ванную — ее тяжело вырвало.

— Невероятно, — воскликнул Бен, — но сегодня ты пришел пораньше!

Из кухни вышла Флоренс, расцеловала Пола.

— Привет. Рада тебя видеть. Позвони Мэри. Она не приедет, плохо себя чувствует. Ничего страшного, небольшое расстройство желудка.

Он позвонил домой. Трубку взяла Глория.

— Да, у миссис Стаффер расстройство желудка, невысокая температура. Она в постели. Спит. Я позвоню вам, когда она проснется.

Пол возвратился на кухню, где Флоренс сунула ему бокал с вином.

— Пойдемте, я познакомлю вас с гостями.

В просторной гостиной Пола по очереди подвели к семейному доктору и его жене, супругам — преподавателям английского из университета, — племяннику Флоренс и его подружке, директору современной художественной галереи и его дружку-мужчине. Со старым другом Бена, инженером-строителем, Пол был знаком. Вино лилось рекой, все бурно обсуждали последний скандал с сенатором-республиканцем.

— Стол накрыт, — скомандовала Флоренс, приглашая гостей в освещенную свечами столовую. И тут зазвонил дверной звонок.

— А! — воскликнул Бен. — Наш последний гость! Я открою.

Пол занял отведенное ему место рядом с женой доктора и

начал вежливый разговор. Флоренс ввела запоздавшую гостью.

— Профессор Хелен Джонс, еще один психиатр. Садитесь, дорогая, напротив Пола. Бен, налей вина.

Пол следил за Хелен краем глаза. Она поздоровалась с гостями, села и улыбнулась ему.

— Привет.

— Привет, — отозвался Пол, вынужденный продолжать разговор с женой доктора. «Значит, Хелен все же психиатр, загадки больше нет. Как же ей удалось тогда так быстро исчезнуть из тюрьмы? Позднее я поговорю с ней о Крамере», — решил он.

Вечер шел как по маслу. Как и все вечеринки у Флоренс. Гора еды, море вина, удачный подбор гостей, много шуток, смеха. Галерист затмил всех откровенными описаниями личной жизни своих клиентов, так называемых художников-постредукционистов, которые идут на все, чтобы пробить выставку.

— Моя дорогая, он не только соблазнит жену галериста и его дочь, но и сам ляжет с ним в постель. Это правда, абсолютная правда, клянусь. — Галерист подхватил на вилку кусочек паштета из гусиной печенки. — И все ради искусства.

Пол едва сумел перекинуться с Хелен парой слов — ее захватили с одной стороны доктор, а с другой — племянник Флоренс. Она выглядела очень красивой в платье с большим вырезом и черным шелковым шарфом вокруг шеи.

Бен постучал по бокалу.

— Хочу еще раз поздравить моего глубокоуважаемого коллегу и друга с великолепным докладом на открытии конференции.

Все оживились, начали поздравлять. Кто-то попросил рассказать о содержании доклада. Бен коротко изложил.

— Так вы утверждаете, что время религиозных верований прошло и надо идти с вопросами не к священникам, а к ученым? — спросил доктор.

— Если в двух словах, то да, — ответил Пол. — Естественно, моя специальность — криминальная психиатрия, но я склонен рассматривать вопрос много шире.

— Выходит, Бога нет? — подала голос Хелен.

— Нет, — ответил Пол, погружая вилку в десерт. — Всему, что происходит вокруг, есть рациональное объяснение — каждому заболеванию, каждому событию. Вплоть до происхождения самой Вселенной. Это одно из величайших достижений современного общества.

— Понятно, — проговорила Хелен. — Но если вы не верите в Бога, то, наверное, и в дьявола тоже?

Пол улыбнулся.

— Разумеется. Бог, дьявол… В течение многих столетий церковь использовала эти понятия, чтобы манипулировать людьми, держать их в подчинении. Узурпировав право указывать, что хорошо, а что плохо, церковь заставляла массы делать то, что ей было нужно. На самом же деле нет ни Бога, ни дьявола.

— А я встречал столько нехороших людей, — проговорил галерист. — Откуда же у них это, как не от дьявола?

Все засмеялись. Пол глотнул вина.

— Уже давно пора отбросить в сторону этот вздор и посмотреть на мир с научной точки зрения. Следует ли казнить убийц, являются ли аборты или умерщвления во благо преступлениями, правомерно ли считать богохульство правонарушением? Эти вопросы нужно проанализировать с научной точки зрения, ничего не фетишизируя и не привлекая религиозную аргументацию, которая сопровождает любую дискуссию на такие темы.

— Ничего не фетишизируя? — уточнил доктор.

— Да, — ответил Пол. — Забавно, что церковь…

— Но если мы отбросим религиозную мораль, — прервала его Хелен, — то с чем останемся?

— Мы тогда будем жить в более гармоничном обществе, — ответил Пол и отправил в рот кусочек торта. — Обратимся к прошлому. Церковь занималась тем, что сжигала на кострах ведьм, узаконила подчинение женщины мужчине, была непримирима к любому инакомыслию. — Он начал загибать пальцы, перечисляя. — Предписывала людям, когда можно есть мясо, запрещала в пятницу заниматься сексом и работать в воскресенье. Незамужние мамаши считались отверженными, самоубийц хоронили только в неосвященной земле, а папа у них считается непогрешимым. Все сумасшедшие одержимы дьяволом, Солнце вращается вокруг Земли и так далее. И какую пользу принесла эта чушь, кроме того, что были построены дворцы для кардиналов и епископов? В конце концов общество раскололось. — Он сделал паузу, оглядел присутствующих, как будто читал лекцию в аудитории. — Для того, чтобы успешно управлять людьми, необходимо убедить одну часть общества в том, что она отличается от остальных. Обозначить избранных, раздать привилегии, натравить эту часть на другую и утвердиться в качестве судьи. Конечно, это все ложь и мошенничество.

— Значит, вечных истин нет? — задумчиво спросил галерист. — Какая жалость!

— Конечно, нет, — серьезно ответил Пол. — Ведь многие так называемые вечные истины отпали сами собой. Например, в глубокой древности ради получения хорошего урожая приносили человеческие жертвы. Тогда это считалось вечной истиной. У нас мужчина может иметь только одну жену, а у мусульман совсем иначе. Все относительно. Сто лет назад вечной истиной считалось одно, сейчас совсем другое, и религия защищает новые идеалы с не меньшей горячностью, чем когда-то прежние. Нередко эта карусель приводит к кровопролитию. Каждая секта утверждает, что только ее члены знают правду, а все остальные не правы. В религии то же самое, что и в искусстве: работу гения от подделки мошенника порой невозможно отличить.

За столом зааплодировали.

— Да, вы современный человек, — произнесла Хелен, не скрывая иронии. — У вас есть ответы на все вопросы. А вот у меня, к сожалению, нет. Вы не думаете, что так называемые научные факты зависят от субъективного восприятия мира? А что, если наше понимание собственного существования — это просто некий образ, созданный мозгом. Мозгом, который можно запрограммировать на любые образы. Как быть тогда?

— Чепуха, — отмахнулся Пол. — Хотя порой такой довод приводят. Научная истина остается веками неизменной. Земля вращается вокруг Солнца. Так было всегда. Только в древности у людей не было доказательств. Для объяснения реалий нашего мира Ньютон сделал много больше, чем Христос.

— Но он верил в Христа, — слабо запротестовал доктор. Хелен пожала плечами. Ей уже надоел этот спор, но подвыпившие гости хотели продолжения.

— Поскольку вы отрицаете существование Бога и дьявола, то думаю, вы также не верите в бессмертие души и жизнь после смерти, — сказала она.

— Вы правильно догадались. — Пол поднял брови. — Это все бессмыслица, помогающая людям существовать. Они говорят о Боге, но никогда его не видели. И он, кажется, не очень торопится им на помощь, когда это действительно нужно. Попытайтесь завести философскую беседу о Божьей любви с человеком, терпящим авиационную катастрофу. Или входящим в газовую камеру. Думаю, в такие моменты оценка Создателя вряд ли окажется очень высокой. Или попытайтесь убедить жертву серийного маньяка, что Бог любит всех одинаково.

— Это все только слова, — сказала Хелен. — Смелые слова. Но никаких серьезных аргументов.

— Что вы имеете в виду? — удивленно спросил Пол.

— Предположим, что некие вечные истины все же существуют, — с вызовом произнесла Хелен. — Но у вас просто нет времени их постигнуть. Много ли может узнать об окружающем мире мотылек-однодневка?

— О, вот это ход! — восхитился галерист. Гости с ожиданием посмотрели на Пола.

— Погодите, — проговорил он. После выпитого соображать становилось все труднее. — Вы что, собираетесь продолжать спор до бесконечности? Впрочем, я готов. Пожалуйста. У меня в запасе еще куча аргументов.

Под столом нога Хелен потерлась о его ногу. В состоянии подпития Пол не мог определить, случайно это или намеренно. Впрочем, ему было безразлично.

— Ну, в таком случае я согласна на ничью. — Хелен улыбнулась. — Давайте в знак примирения поцелуемся, и я подарю вам на память серебряную монетку.

— Умно. — Племянник Флоренс кивнул и налил своей спутнице вина.

— Поцелуйтесь, поцелуйтесь! — обрадовался галерист. Его лицо раскраснелось. — Это так романтично!

Хелен встала, обошла стол. Пол понял, что она действительно собирается его поцеловать, и слегка смутился. Она наклонилась, притянула его к себе.

В этот момент его внутренний голос произнес: «Будь осторожен. Игра зашла слишком далеко. Остановись». «Но это всего лишь игра, — ответил он сам себе. — Что в этом может быть плохого?» Он искренне в это верил.

Губы Хелен приблизились к его губам.

— Хорошо, что моей жены здесь нет, — пробормотал он. — Она ревнивая.

— И не без оснований, — произнесла Хелен, глядя ему в глаза. — Ведь в основе любых отношений лежит измена. Уж я-то знаю.

Мэри проснулась под утро. Сон был беспокойный, ее попеременно бросало то в жар, то в холод. Она потрогала место рядом в постели и обнаружила, что Пола нет. Должно быть, вечеринка затянулась. Ну и ладно, лишь бы он получил удовольствие.

Она вспомнила, что забыла перед сном прочитать молитву, и тяжело вздохнула. Невероятно! Эта привычка укоренилась в ней с раннего детства, превратилась чуть ли не в рефлекс. Странно, очень странно! Свет включать не хотелось. Завтра. Она прочтет молитву завтра. Бог за один день не успеет соскучиться. Это вообще не важно. Небо не упадет на землю.

Мэри попыталась заснуть. Долго ворочалась и наконец со стоном, щелкнув выключателем настольной лампы, принялась шарить на прикроватном столике в поисках четок, некрупных белых жемчужин, подвешенных на серебряном кресте. Их передала ей мать перед смертью.

Мэри глянула на четки затуманенным взором и вскрикнула: белые жемчужины потускнели, как будто обгорели.

Отвечая на поцелуй Хелен, Пол почувствовал ее сладостный язык, проникший глубоко в рот. Он устремил навстречу свой, они переплелись. Ее духи, аромат тела пьянили. Шутливые восклицания гостей и вообще все вокруг было забыто. Ему хотелось остаться с Хелен навсегда.

И тут вдруг возникло видение: Пол стоял обнаженный на вершине утеса немыслимой высоты, не отворачивая лицо от сильного ветра, он ощущал себя Аполлоном, наслаждаясь своим сильным, гибким телом. А затем он сгруппировался и медленно бросился вниз, погрузился в какую-то субстанцию, отдаленно напоминающую воду. Вокруг тьма, тишина и спокойствие, непостижимое в своей глубине. Затем видение растаяло. Хелен вернулась на свое место.

— А где же монетка? — воскликнул кто-то из гостей.

— Да, да.

Хелен извлекла из сумочки небольшой кошелек, вытащила оттуда монету, которая ярко сверкнула при свете свечей, перебросила ее через стол к Полу. Он ее взял.

И моментально свечи погасли. Гости охнули.

Превосходное завершение игры.

— Чудесно провели время, как всегда. — Доктор с женой направлялись по садовой дорожке к такси.

— Да, хорошо повеселились, — согласился племянник. Он поцеловал Флоренс в щеку и, схватив подругу за руку, поспешил к своей машине.

Галериста вел под руку приятель.

— Спасибо, Бен, все было замечательно, — сказал Пол, пожимая ему руку.

— Жаль, что Мэри не смогла прийти.

— Поблагодари Флоренс от меня, — быстро проговорил Пол и ринулся в темноту. — Хелен, подождите!

Бен смотрел ему вслед. Странно: все вроде прошло хорошо, гости довольны, а он чувствует какое-то неудовлетворение. Может быть, было слишком много вина?

Пол едва догнал Хелен, даже запыхался.

— Мы ведь фактически так и не поговорили. А мне хотелось обсудить с вами кое-что.

— Но сейчас уже поздно.

— Может быть, встретимся как-нибудь на днях?

— Вы хотите со мной увидеться? — спросила она.

— Конечно! Прежде всего меня интересует Крамер. Какую терапию вы к нему применяли?

— Никакой.

Она пошла, Пол за ней. От выпитого кружилась голова.

— Можно я вас провожу? Одной в такое время по Сан-Франциско ходить опасно.

— Почему? — удивилась Хелен. — Ведь, насколько я знаю, серийных убийц здесь больше нет. И потом, вас ждет жена. Бедняжка!

Слово «бедняжка» резануло слух. Пол мигом протрезвел и остановился.

— Я должна идти. — Выражение ее лица смягчилось. — Конечно, мы еще встретимся. Я вас найду сама.

Пол улыбнулся. Пошарил в карманах.

— Я, кажется, потерял вашу монету.

— Это невозможно. — Хелен наклонилась, чмокнула его в щеку и растаяла в темноте.

Глава тринадцатая

Но могущество дьявола сильнее, чем любое человеческое могущество. На земле нет силы, которая бы могла сравниться с его силой. Ибо он создан таким, что не боится никого.

Молот ведьм

Собор Святого Петра, одиннадцать часов вечера. Туристы, паломники и персонал давно ушли. Тишина. У входа — монах с ключом.

Из темноты вышел кардинал Бенелли. Монах отпер дверь.

— Кардиналы Грациани и Вышинский прибыли? — спросил Бенелли.

Монах кивнул.

— А отец исповедник?

— Нет.

Бенелли вошел, монах закрыл за ним дверь. Внутри собора стояла глубокая тишина, все было окутано бархатной темнотой. Только далеко впереди, на алтаре, поблескивали несколько свечей.

Кардинал сел на скамью в самом конце, чтобы собраться с мыслями. На душе было муторно. Что он им скажет? Сможет ли адекватно объяснить проблему исключительной важности?

Бенелли не знал, куда деваться от этого креста. Он чувствовал себя недостойным и неспособным выполнить задачу — ведь кардиналы редко бывают святыми, он это знал по себе. Истинных святых мало тревожат внешние атрибуты церкви — управление и прочее. Им неинтересны церковные ранги и титулы.

Кардиналы — солидные люди, обычно хорошие администраторы, но что касается духа, это не по их части. Так почему папа поручил заниматься этим делом именно ему? На этот вопрос, наверное, могла бы ответить Катерина из Бенедетто. Ей ведомы законы борьбы сил света и тьмы, а также сущность сребреников Иуды.

Бенелли со вздохом поднялся. Пора. Идя по длинному проходу собора, он размышлял о месте успокоения апостола, простого рыбака, на которого Христос возложил величайшую ношу — нести людям веру:«ТыПетр, и на сем камне Я создам церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».

Один только святой Петр мог противостоять сребреникам Иуды, которых использует дьявол. Но сейчас в это опасное время апостола с нами нет.

Здание собора, величественное сооружение, увенчанное огромным полусферическим куполом, является одним из самых знаменитых в мире. Однако его история, странная и загадочная, в подробностях известна немногим избранным.

Это огромное здание построено сравнительно недавно. В 1506 году воинствующий папа Юлий II приказал снести старый собор Святого Петра и на его месте воздвигнуть новый. Средств и талантливых людей у понтифика было в избытке. Вначале он призвал крупнейшего архитектора того времени Браманте, но тот вскоре умер.

Следующим был Рафаэль, а после его смерти огромную работу завершили Джокондо и Сангалло. Спроектировать знаменитый купол пригласили одного из титанов Возрождения Микеланджело, тогда ему был семьдесят один год.

Полностью строительство нового собора закончилось через сто двадцать лет. Люди постепенно забыли о старом соборе, который некогда стоял на его месте. Его построили по повелению императора Константина в 320 году на месте кладбища, где, по преданию, в 67 году был похоронен святой Петр. Точная дата смерти апостола неизвестна.

Кстати, когда в 1506 году Юлий приказал снести старый собор, многие римляне протестовали. Но сделать ничего не смогли, ибо приказ папы отменить никто не мог, а сам он был ответственен лишь перед Богом. Но одно небольшое изменение не решился сделать даже папа. Вот свидетельство историка Эгидио де Витербо:

Этот величественный собор папа ЮлийIIповелел построить над гробницей святого Петра, апостола, который описал величие Спасителя. Главный архитектор Браманте… пытался уговорить Юлия передвинуть гробницу апостола в более удобное место, но папа ответил ему, что не может этого сделать, и повторил несколько раз, что усыпальница апостола должна оставаться там, где была. Он запретил передвигать то, что не следует передвигать.

Архитектору не объяснили, почему гробницу святого Петра нельзя трогать. Вопросы он задавать не стал, но даже если и задал, то все равно ответа бы не получил. Папа Юлий строго хранил секрет, который передавался от одного понтифика к другому со времен основания церкви.

Это было связано с сребрениками Иуды.

Бенелли приблизился к главному алтарю, преклонил колена, затем начал спускаться по лестнице в часовню мученика — так назывался склеп под алтарем. Оттуда тайный проход вел в грот к усыпальнице святого Петра.

Под теперешним главным алтарем собора, освященным в 1594 году Климентом VIII, находился алтарь, освященный Калликстом II, инаугурированным в 1124 году, а под ним — тот, что был освящен Григорием Великим, инаугурированным в 594 году.

Под этим последним алтарем лежал монумент, воздвигнутый в честь святого Петра Константином после битвы с императором Максенцием за корону Римской империи у Мульвиевого моста через Тибр близ Рима в 312 году.

Накануне этого судьбоносного дня, двадцать восьмого октября, когда, по сути, решалась судьба христианской религии, Константин увидел в небе огненный крест, под которым горела надпись «Сим знаменем победишь». Утром он приказал своим воинам поместить этот крест на щиты и знамена, после чего нанес врагу сокрушительный удар и стал императором, объявив христианство государственной религией Римской империи.

Позднее, в 320 году, желая прочнее утвердить в Риме новую религию, Константин решил возвести собор Святого Петра у подножия Ватиканского холма. Но там в старые времена располагалось кладбище, а осквернять могилы в Риме считалось уголовным преступлением. Тогда Константин повелел аккуратно засыпать кладбище уплотненным грунтом и камнями. В этом случае могилы останутся лежать внизу нетронутыми. Над ними и был построен первый собор Святого Петра.

Но зачем? Зачем нужно было переносить больше тридцати тысяч кубометров земли, если этот всесильный правитель цивилизованного мира мог всего лишь изменить закон и приказать сравнять языческое кладбище с землей, а на его месте построить монумент во славу Бога?

На то была причина, очень даже серьезная: на этом кладбище в окрестностях Рима находилась усыпальница человека, которого в анналах истории просто не с кем сравнить по могуществу духа.

Здесь покоился некогда простой рыбак. Старый еврей.

Святой Петр.

Миновали столетия. Легенда о том, что под собором находится гробница апостола, передавалась из поколения в поколение, но ни один папа не решился дать разрешение на раскопки под главным алтарем, чтобы узнать, правда ли это.

Прошло более тысячи шестисот лет. И только в 1939 году, когда под главным алтарем было решено устроить склеп недавно почившего папы Пия XI, рабочие докопались до фундамента старого собора, построенного Константином, а под ним обнаружили древние склепы.

И тут неожиданно новый понтифик Пий XII приказал искать гробницу святого Петра. Так в 1940 году были раскопано римское кладбище, могилы, пролежавшие под фундаментом собора почти два тысячелетия.

Вот сюда и направлялся кардинал Бенелли. Он двигался по проходу, вырытому под главным алтарем собора на глубине больше девяти метров, мимо гробниц язычников, украшенных яркими фресками и потрясающей мозаикой, вспоминая то, что знал о жизни первого апостола.

После воскресения Христа святой Петр возглавил церковь и стал первым папой. Нрав у него был пылкий, импульсивный, но он был весь проникнут любовью к Богу. И так велика была его духовная мощь, что больных клали перед ним в надежде, что на них упадет его тень, и они исцелялись.

Известно, что во время своего пастырства святой Петр много путешествовал, но детали этих путешествий неизвестны. В 43 году Ирод Агриппа I заточил его в темницу в Иерусалиме, однако Петр оказался чудесным образом вызволенным с помощью ангела. Позднее он возглавлял Церковный собор в Иерусалиме и мог стать первым епископом Антиохии. В 64 году в Риме случился большой пожар, погибла большая часть города. Безумный правитель Нерон обвинил в поджоге христиан.

Святого Петра заранее предупредили, но он не сбежал из Рима, а принял смерть вместе с остальными в цирке Нерона. Святой Петр попросил, чтобы его распяли вниз головой, так как считал, что недостоин подвергнуться той же казни, какую претерпел Господь.

Ночью приверженцы святого Петра тайком сняли его тело с креста и, пренебрегая опасностью, унесли, чтобы похоронить на этом кладбище. О местонахождении гробницы апостола знали лишь самые близкие. Они и пометили ее тайными знаками.

В 160 году, когда гонения на христиан в Риме слегка утихли, папа Аницетий X повелел соорудить небольшую часовню, встроенную в стену из красного кирпича, и поместить туда усыпальницу святого Петра. Опять же никаких обозначений — только тайные знаки, о которых знали лишь немногие паломники.

Спустя века над гробницей святого Петра возвели главный алтарь первого собора. А потом папа Юлий II приказал построить новый собор, где главный алтарь был поставлен над гробницей святого Петра, которая находилась на глубине больше десяти метров. Почему?

Потому что папе Юлию II была известна великая тайна. В усыпальнице великого апостола находились не только кости любимого ученика Иисуса. Там были еще предметы, обладающие огромной мистической силой, которой мог противостоять только святой Петр, о котором Христос сказал, что его врата ада не одолеют.

Во время похорон в руки апостола его последователи вложили чашу со святой водой, на дне которой покоились монеты.

Сребреники, заплаченные Иуде за предательство Светоча мира.

Кардинал Бенелли остановился у стены из красного кирпича. Рядом стояли кардиналы Грациани и Вышинский. Они выглядели утомленными. Пожилые люди, а тут еще надо вставать завтра в пять утра на мессу. Но это сейчас значения не имело, поскольку святой отец потребовал обсудить вопрос особой важности.

Вскоре подошел отец исповедник.

Подстеной из красного кирпича находилась гробница святого Петра. Все четверо собрались здесь по повелению папы, чтобы обсудить серьезную проблему. В Baтикане это место было чуть ли не единственным, куда не осмеливался проникать даже ангел тьмы.

Бенелли посмотрел на коллег, и его охватила глубокая печаль. Три обыкновенных человека, не святые, не ангелы. Откуда у них может быть сила, чтобы справиться с таким злом? После произнесения молитвы он начал:

— Возлюбленные друзья, возникла проблема, с которой церковь не сталкивалась тысячу лет. — А затем после непродолжительного молчания добавил: — Сребреник Иуды…

Глава четырнадцатая

Мы утверждаем, что демоны действуют при помощи колдовства, однако без какого-то посредника они не могут принимать никакую форму — ни материальную, ни другую. Мы не настаиваем, что они могут причинить вред без помощи какого-то агента, но если таковой появляется, то одержимость и любые недомогания у человека могут быть легко вызваны. И это все правда.

Молот ведьм

За завтраком Мэри едва прикоснулась к еде. Нервничала, ждала, когда Пол спустится на кухню.

Во дворе Рейчел играла с собакой. Мэри не знала, как начать разговор с мужем — он обычно отмахивался от всего сверхъестественного, смеялся над ней. К тому же чем дольше она об этом думала, тем яснее осознавала, что скорее всего ей померещилось. По-другому объяснить происшедшее было невозможно.

«Но ведь я видела в ванной комнате женщину! Видела! И потом четки… Они изменили цвет, а утром их вообще на месте не было. Это что, какое-то предзнаменование того, что должно произойти в будущем?» Мэри вздохнула, пробежала взглядом новости на первой полосе газеты: серийного убийцу все еще ищут. Она отшвырнула газету прочь.

— Привет, дорогая. — Пол улыбался, как обычно.

Мэри почувствовала облегчение. Все возвращалось в норму.

— Мне надо бежать, — сказал он, поправляя галстук. — Уже опаздываю.

— Ты не будешь завтракать?

— Нет. — Пол порылся в дипломате. — Черт, куда подевались материалы по Джулиану Бреннану?

— Какие материалы?

— Это сын знаменитого киноактера Тони Бреннана. Он снимался во «Власти плоти» и где-то еще. — Пол закрыл дипломат. — Наверное, оставил в университете. Все, бегу. Опаздываю в клинику.

Мэри пошла за ним в холл.

— Как прошла вечеринка?

— Замечательно. А ты как себя чувствуешь? Лучше? — Он вопросительно посмотрел на нее, витая мыслями где-то еще. Открыл входную дверь.

— Пол, — смущенно произнесла Мэри. Он повернулся.

— А?

— Ты не видел мои четки?

— Что?

— Мои четки.

— Нет. Я ни разу не брал их в руки. Послушай, дорогая, я должен идти.

— Ладно. — Она поцеловала его в щеку. — До вечера.

Проводив глазами машину, Мэри вернулась в дом, поднялась наверх, быстро переоделась в деловой костюм, поскольку собиралась на заседание совета, затем спустилась на кухню и постучала в окно.

— Рейчел, время ехать в школу. — Дочка появилась через минуту.

— Наш Лабрадор ведет себя чудно. Не хочет идти в дом. Лает.

— Ну и пусть остается во дворе. Глория его накормит, когда придет. Ты собрала спортивную форму?

— Да, мама. — Рейчел побежала к машине. Мэри усадила дочку, села за руль.

— Ой, кроссовки! — воскликнула Рейчел, роясь в своей сумке.

— Обожди, сейчас принесу, — проворчала Мэри и направилась к дому.

Стоило открыть входную дверь, как в лицо ударила струя холодного воздуха. Мэри остановилась, не понимая, откуда такой сквозняк. В доме стояла мертвая тишина. Было слышно, как в гостиной громко тикают старинные часы.

Закрыв за собой дверь, Мэри начала подниматься по лестнице. С каждым шагом у нее нарастало ощущение необъяснимой тревоги, казалось, что за ней кто-то наблюдает. Она прошла в комнату дочки, и острое жжение под ложечкой заставило ее согнуться от боли. Мэри ухватилась за дверной косяк. «Что со мной происходит?» Только она успела это подумать, как услышала шум — мягкие шаги в спальне.

Она медленно двинулась туда, вошла. Все было как обычно, только на ковре что-то лежало. Монета.

Мэри наклонилась и в то же мгновение почувствовала, что кто-то нанес ей сильный удар по затылку. Она рухнула на пол, хватая ртом воздух, а потом потеряла возможность чувствовать и мыслить. В сознании одна задругой возникали картины: вот Крамер держит перед собой девушку с накинутой на шею проволочной петлей. Пожалуй, это единственный внятный образ. Остальное за пределами понимания. Затем перед ней словно опустили темный занавес.

«Наверное, я умираю», — подумала Мэри и потеряла сознание.

В себя она пришла через несколько минут. Она чувствовала себя совершенно разбитой, но постепенно все прошло, только осталось ощущение, будто она слегка пьяна. Мэри внимательно оглядела спальню: комната показалась ей чужой, похожей на декорацию.

— Мама! — донесся из машины крик Рейчел.

— Иду, иду.

Нетвердой походкой Мэри спустилась по лестнице. Ее слегка мутило.

«Что со мной происходит?» — мучительно размышляла она.

У входной двери Мэри глянула на пол и остолбенела. Там лежал кот Рыжик. Мертвый. На его шее были закручены ее четки. И опять из глубины дома послышался шум.

Там что-то медленно передвигали.

Пол вошел в консультационный кабинет клиники, проклиная себя за то, что согласился взять этого пациента.

Тони Бреннан был кинозвездой, культовой голливудской фигурой, влиятельным человеком и полным дерьмом. Вот они сидят в бархатных офисных креслах, два типичных образчика голливудской породы. Один вроде как знаменитость, незаконченный наркоман, другой его менеджер.

Полу очень не хотелось с ними разговаривать. «Почему, когда я уезжал, Мэри выглядела такой несчастной? Еще не оправилась от недомогания?» — эти мысли не давали ему покоя.

— Вы знаете, сколько сейчас времени? — Актеришка начал с места в карьер. — Вы опоздали на двадцать минут. А я, между прочим, плачу вам, и немало, за то, чтобы вы привели в порядок моего сына!

— Тони… — Менеджер взял артиста за руку, посмотрел на Пола. — Извините, профессор Стаффер. Тони, Тони, садись. — Он опять посмотрел на Пола. — Мой клиент сильно переутомился. Только что закончились съемки нового фильма. Вы же знаете, талантливым людям приходится особенно выкладываться. Режиссеры высасывают из них все соки. Ведь Тони, по существу, новый Де Ниро.

Менеджер облизнул губы. Он тоже устал… обдирать людей, к которым у других нет доступа. В поведении клиента для него не было ничего нового. На таких дозах Тони Бреннан продержится не больше года. Либо выйдет в тираж, либо умрет. Но, пока он котируется в Голливуде, на нем можно неплохо заработать.

Пол рассматривал знаменитого актера: зрачки сужены от героина, самому под сорок, а одет как двадцатилетний.

— Мистер Бреннан…

— Тони. Мы же договорились, что вы будете звать меня Тони. — Артист снова вошел в образ приятного парня.

Пол подождал, пока он подрагивающими руками прикурит сигарету, перелистал бумаги.

— Так вот, Тони. У вашего сына, Джулиана, действительно проблемы. Он обнаруживает все классические признаки серьезной неадекватности. Совершил поджог в школе, ломает машины… — Пол на секунду замолк, — и употребляет наркотики.

— Я тут ни при чем. — Тони завертелся в кресле. — Это его дура мамаша.

Пол про себя усмехнулся. Папаша тоже не подарок.

— И вообще, — проворчал Тони, — в школе это не он. Вы же с ним разговаривали! Разве он способен на такое? Послушайте, мне нужно заключение психиатра, где будет сказано, что мой мальчик в порядке. Это все. Вы поняли? Именно за это я и плачу вам пятьсот баксов в час. А лечение меня не интересует.

Пол посуровел. Сейчас обсуждать что-то с Тони пустое дело. Надо подождать, пока начнет действовать героин, который, по его предположению, артист принял несколько минут назад. Тогда он смягчится.

Пол встал.

— Пойду еще раз поговорю с вашим сыном.

Он перешел в смежную комнату, где четырнадцатилетний заблудший отпрыск знаменитого артиста сидел, задрав ноги на стол, и читал порнографический журнал. На дорогих белых джинсах красным фломастером были накарябаны неприличные ругательства. Какая творческая натура!

Парень лениво посмотрел на Пола и выдул пузырь жевательной резинки.

— Что там сказал папаша?

— Хочет, чтобы я еще раз поговорил с тобой. — Джулиан хихикнул и углубился в журнал.

— К херам собачьим. Я же сказал вам, что не поджигал школу. — Голос у парня был приглушенный и злой.

Пол сел.

— Я думаю, нам следует обсудить твои отношения с отцом.

— Исключено.

— Почему?

— Потому что это не ваше дело.

Пол внимательно смотрел на него. Все очень просто. Наркоман папочка, который сегодня осыпает сына деньгами, а на следующий день бросается с кулаками. Мамочка, оставившая его много лет назад. Это ребенок, который вырос, не зная, что такое родительские забота и любовь. Одинокий, ожесточившийся, напуганный. Хорошо для киносценария, однако это человеческая жизнь.

— Так ты отказываешься разговаривать?

— Да.

— Прекрасно.

Джулиан перелистнул страницу, удивленный, что так быстро одержал победу. Пол возвратился в консультационный кабинет.

— Ну что? — спросил Тони Бреннан.

Пол собирался точно указать артисту место, куда ему идти. Надоело. В конце концов есть работа, которой он не будет заниматься ни за какие деньги.

И вдруг он почувствовал, что от этого человека исходят флюиды. Увидел его таким, каков он есть на самом деле. Как будто открылся ящик Пандоры с ощущениями. Актер излучал волны меланхолии, озлобления и отчаяния. Они плыли по комнате, достигая Пола, подобно морскому прибою или музыке. Причем принимал он их не сознанием, а каким-то иным магическим способом. Они просто входили в его существо, как некая вибрирующая субстанция.

Несколько минут он сидел неподвижно, захваченный этим уникальным переживанием, впитывал ощущения, как ноты партитуры. Вот этот аккорд означает страх, другой зависть, тот злобу.

«Что это? Похоже на действие какого-то препарата. Но я ничего не принимал», — пронеслось у Пола в голове.

Тони подался вперед.

— Так вы напишете заключение?

Пол посмотрел на актера и его менеджера. Может, они тоже что-то почувствовали? Похоже, нет. А вот он продолжал ощущать вибрацию, как будто находился в центре водоворота. Странно, но никакой тревоги эти ощущения не вызывали. И сознание в этом как будто участия тоже не принимало. Это происходило внутри его.

Я еще не решил.

— Что значит — не решили?

— Я хочу встретиться с вашим сыном на следующей неделе, — твердо произнес Пол. — А потом приму решение.

Тони вскочил.

— Послушайте, перестаньте выжимать из меня деньги. Мне нужно представить заключение в суд на этой неделе.

— Мистер Бреннан, я не собираюсь выжимать из вас деньги. Просто хочу помочь вашему сыну.

Тони театрально вскинул руки.

— Ладно, он приедет на следующей неделе. Но я занят.

— Нет, мне нужно, чтобы приехали вы оба. — Пол продолжал принимать излучение, исходящее от актера. Оно изменилось — место злости занял страх. И волны начали пульсировать интенсивнее, пронзительнее.

«Тони боится, что я о чем-то догадался. Но о чем?» Знаменитый киноактер картинно встал. Хотел нагрубить психиатру, но воздержался. С Джулиана нужно было снять обвинение в поджоге, а лучше Стаффера это сделать вряд ли кто сможет. Этот высокомерный наглый сукин сын был ему нужен.

Пол пригласил из соседней комнаты сына, и троица неторопливо двинулась по коридору. Глядя им вслед, Пол ощутил также волны, исходящие от Джулиана. Очень мощное излучение, пропитанное острой враждебностью и злобой к отцу. И Пол осознал: это случится очень скоро, сын убьет отца.

«Но черт возьми, что со мной происходит?» Он так и не могнайти ответ на этот вопрос.

— Миссис…

— Стаффер. Мэри Стаффер.

Полицейский вздохнул. Он был толст и плохо выбрит. Но ему было безразлично, как он выглядит и что подумают люди. Работа ему не нравилась, зато платили прилично. Это был нечестный полицейский.

— Где вы увидели кота?

— Здесь. — Мэри показала место на ковре в холле. — Он лежал здесь.

— Да, — произнес полицейский. Поковырял ногтем в зубах и подумал: «Глупая женщина. Но симпатичная. Лет примерно тридцать, темные волосы, стройная фигура, большой рот. Интересно, муж у нее есть?»

Большинство обитательниц этого района были разведены или жили с мужьями врозь. Возраст обычно средний, большой дом, один ребенок, реже двое. Муж сбежал с секретаршей. Чем они занимаются? Сидят на кухне, вспоминают прошлое, когда все было хорошо, и ждут ежемесячный чек с алиментами. Куда девать время? И главное, тело, роскошное тело, которое остается неиспользованным. Он несколько раз подкатывался то к одной, то к другой с гнусными предложениями, за что получал дисциплинарные взыскания. Но ему было наплевать.

— Ага. — Полицейский причмокнул губами. — Вы обнаружили мертвого кота на пороге дома, отвезли дочку в школу и вернулись. Но его там уже не было. И вы позвонили в полицию.

— Да, — ответила Мэри, набираясь терпения. Этот человек ей не нравился, но он был полицейский.

Коп высморкался в грязный платок.

— У кого есть ключи от дома?

— Только у мужа и горничной. Но их в доме не было.

— Давайте посмотрим.

— Пожалуйста.

Полицейский обошел ленивым шагом комнаты. Женщине наверняка что-то привиделось.

— Скорее всего ваш муж или горничная обнаружили мертвого кота и убрали его.

— Нет, — произнесла Мэри твердым голосом. Она видела, что полицейский ей не верит, и не решалась рассказать о четках и о том, что собаки тоже нигде нет. — Я звонила горничной. Она ничего об этом не знает. Муж домой не заезжал. Я видела кота. Он был мертвый. А когда я вернулась из школы, он исчез. Кто-то входил в дом дважды — подложить мертвого кота, а потом убрать.

Полицейский усмехнулся.

— Вы с мужем это обсуждали? Соседям звонили? В конце концов, можно было сфотографировать. Подумайте сами, кто станет проникать в ваш дом, чтобы сначала положить, а потом убрать мертвого кота? Да, по этому городу разгуливают разные психи, — полицейский облизнул потрескавшиеся губы, — но они больше специализируются на грабежах. Давайте поднимемся наверх, проверим. Идите вперед.

Полицейский шел следом, не отрывая глаз от ее ягодиц. Затем прищурился. Ему показалось, что на площадке кто-то стоит. Нет, вроде никого. Должно быть, игра света.

«Ну давай же, завали ее», — приказал кто-то ему на ухо.

— Что? — громко спросил полицейский. Осмотрелся. — Вы что-то сказали?

— Нет, — испуганно ответила Мэри.

Полицейский побледнел. Он отчетливо слышал женский голос, но не мог понять откуда. А затем этот мягкий настойчивый голос прошептал снова: «Схвати ее».

Он слышал внутренний голос и прежде. Обычно, когда что-нибудь воровал или давал в суде ложные показания. Но этот был повелительный и гораздо громче, к тому же похож на его собственный.

Они вошли в спальню. Полицейский притворился, что осматривает комнату, а сам все время поглядывал на Мэри, стоящую у кровати. Она насторожилась, обхватила плечи руками. Почему он так странно на нее смотрит?

— Здесь все нормально.

Полицейский кивнул и двинулся к ней. «По глазам вижу, эта женщина меня хочет. Муж, наверное, давно этим делом не занимается, вот и соскучилась. Чего там бояться, все равно никто не узнает», — пронеслось у него в голове.

Мэри попятилась. Подчиняясь неведомой силе, полицейский поднял руки.

«Давай, давай, смелее. У тебя это получится, — ликовал внутренний голос. — Свидетелей нет, так что все в порядке».

Громко зазвонил телефон. Мэри рванулась, дрожащей рукой сняла трубку.

— Глория! — Она неожиданно расплакалась. — Приезжай немедленно. — Скосила глаза на полицейского. — Вам больше здесь нечего делать. Пожалуйста, уходите.

Он усмехнулся.

— Хм… ладно. Позвоните, если буду нужен.

Полицейский спустился вниз, прошел к автомобилю, выезжая задним ходом по подъездной дорожке, бросил взгляд в боковое зеркало. На дорожке стоял крупный мужчина с волосами, убранными в хвостик. Он показался ему знакомым, хорошо знакомым. Полицейский прищурился, потом посмотрел снова, но человек исчез.

— Привет, Пол. — Похожий на морского пехотинца начальник тюрьмы Хэнлон Досон чуть приподнялся в кресле. — Присаживайтесь.

Пол вежливо поздоровался с присутствующими. За столом заседаний сидели главный психиатр Эмма Брек, заместитель начальника Даррел Бартлетт, начальник блока D Пэт Харбисон и Джефф Айхенбергер, ответственный за работу тюремных компьютеров.

— Ваша студентка оправилась? Без проблем?

— Да, она в порядке, — соврал Пол, ругая себя, потому что уже прошло два дня, а он забыл справиться о здоровье Сьюзенн. — У нее был небольшой шок, но теперь все прошло.

— Хорошо. — сурово посмотрел на подчиненных. — Так, черт возьми, что же все-таки произошло?

— Сэр, — нервозно начал Пэт Харбисон, — двери всех камер управляются с пульта. Их можно открыть, только введя специальный пароль.

— И что? — Харбисон побледнел. — надзиратель Шрамп продолжает утверждать, что камеру Крамера не открывал. И в компьютере ничего не зарегистрировано.

Начальник тюрьмы перевел взгляд на ответственного за компьютеры.

— Это правда, сэр, — проговорил Айхенбергер сдавленным голосом и поправил очки. — Сигналы открыть и закрыть камеру поступают с компьютера. Но там значится, что камеру Крамера никто не открывал. Мы до сих пор не можем понять, как это произошло.

— Не можете понять? — взорвался Хэнлон Досон. — Крамер как-то выбрался в коридор и чуть не изнасиловал студентку, а вы не можете понять? — Его шея налилась кровью. — Шрамп уволен. А вы, — он взглянул на Айхенбергера, — продолжайте проверять свои компьютеры. Завтра в десять собираемся снова, подводим итоги. Все свободны. — Досон встал. — Пол, задержитесь, пожалуйста, на пару минут.

Дождавшись, когда сотрудники тюрьмы покинут кабинет, он подошел вплотную к психиатру.

— Пол, вы что-то напортачили. Этот Крамер и есть тот самый серийный убийца.

— Откуда вам это известно? — с вызовом проговорил Пол. Хэнлон Досон схватил его за руку и вывел в коридор.

— Я тридцать лет работаю с подонками и научился отличать прирожденных убийц. То, что Крамер напал на студентку, не случайно. Он привык убивать.

— Я так не считаю. — Полу не нравилось, как этот недоумок с ним разговаривает.

— Слушайте меня, мистер. — Хэнлон Досон погрозил ему пальцем. — Вы, возможно, опытный и знающий психиатр, но здесь допустили явный прокол. Теперь придумайте что-нибудь, чтобы можно было снова отдать под суд эту скотину Крамера. Иначе вход сюда будет для вас закрыт. Посещения студентов я уже отменил. И помните: из-за вашей хитрожопой экспертизы покончила с собой девушка. Всего доброго. — Хэнлон Досон развернулся и зашагал прочь.

Пол угрюмо смотрел ему вслед. Отношения с начальником тюрьмы, которые он налаживал целых пять лет, окончательно испорчены.

Через несколько минут в кабинете начальника блока D его ждало еще одно разочарование.

— Пэт! — воскликнул он в сердцах. — Я не сумасшедший! Я видел женщину. Она стояла позади меня, наблюдала за Крамером. Вчера вечером я с ней случайно встретился в гостях. Ее зовут Хелен.

— Но, Пол, там никого не было, — смущенно проговорил начальник блока D. — Это можно проверить. Давайте просмотрим видеозаписи, сделанные камерой наблюдения.

Они внимательно просмотрели все пленки. Пол убедился, что действительно не было никакой женщины, кроме Сьюзенн Делейни и Эммы Брек. Он устало пожал плечами.

— Возможно, вам показалось, — успокоил его Пэт Харбисон. — Еще бы — такое напряжение.

— Я хочу поговорить с Крамером.

— Может, не стоит?

— Я настаиваю.

— Ладно, как хотите.

В подземный блок Е помещали только самых опасных преступников. Сейчас там сидели известные калифорнийские убийцы.

Крис Купер, сатанист, пивший кровь своих жертв; Дэйв Эрч, психопат, убивший больше двадцати детей; Ежи Палубский, медбрат, который вводил пациентам различные яды; Хэнк Якобсен, застреливший на работе пятнадцать человек только потому, что ему неправильно начислили месячное жалованье; Абдул Хали, террорист, взорвавший самолет с туристами. Этот жуткий список можно было продолжать.

Пол посещал заключенных, изучал их поведение, пытался лечить. Впрочем, безуспешно — они действительно были безнадежны.

Охранники ввели Крамера в специальную комнату, прикрепили наручники к стене. Вошел Пол, сел.

— Какой сюрприз! — радостно воскликнул убийца. — Психиатр пришел справиться о моем здоровье.

Пол молчал, прикрыв глаза. И вдруг это началось снова.

Крамер тоже излучал флюиды, похожие на те, что исходили от Тони Бреннана и его сына. Только тут был настоящий ураган — концентрированная злоба и жестокость, направленные на Пола. Он быстро открыл глаза.

— Так вы тоже это чувствуете, — сказал Крамер, облизнув губы.

— Что?

— А то самое. — Убийца гнусно усмехнулся, мол, знаю, но не скажу.

— Кто эта женщина? — спросил Пол.

— Какая женщина?

— Женщина, которая стояла позади меня, когда ты издевался над студенткой. Хелен. Ты видел ее. Я знаю, видел. Кто она?

Молчание.

— Карл, ты ее испугался, верно? Хелен заставила тебя отпустить девушку. Как она это сделала?

Крамер продолжал молчать, но в его излучении злобу начал подавлять страх. Он боялся. Серийный убийца, наводящий ужас на огромный город, боялся. Чего? Что могло вызвать у него такой ужас?

— Охрана! — заорал Крамер. — Отведите меня в камеру.

Вошли надзиратели, начали отстегивать наручники от стены. Крамер не отрываясь смотрел на Пола. А когда проходил мимо, наклонился и со значением произнес:

— Ищи метку, простофиля.

Из тюрьмы Пол поехал домой. Попал в час пик, потому добирался долго, зато было время поразмышлять. «Со мной происходит что-то непонятное. У меня возникла повышенная чувствительность к раздражителям. Почему? Я не принимал наркотиков и вообще никаких лекарств. Сбои в работе мозга? Вроде нет. Зрение в порядке, головные боли отсутствуют, никаких провалов памяти, потери сознания. Депрессия? Напротив, сознание острое и ясное. Удивительно, но факт. Это все как-то связано с Хелен. Крамер ее тоже видел — в этом нет никаких сомнений. Но больше никто. И Крамер боится. Почему? И что за метка, о которой он сказал в самом конце? Что это значит?»

Наконец Пол свернул к дому. Навстречу выбежала Мэри, вся в слезах.

Он издали по губам прочитал:

«Рейчел».

Глава пятнадцатая

Несомненно, зло в человеке обитает в гигантских размерах. Церковь настаивает на первородном грехе, на сравнительно невинном промахе, который допустили Адам с Евой. Но я думаю, тут дело обстоит гораздо серьезнее.

Карл Юнг. Неисследованная Самость

Собравшиеся у гробницы святого Петра молчали. Всем христианам было хорошо известно, как предали Христа. Это описал евангелист Матфей.

Когда-то в доме первосвященника Каиафы первосвященники и старейшины сговорились захватить Иисуса обманом, чтобы потом убить. И такая возможность скоро представилась. Один из двенадцати учеников Христа, Иуда Искариот, оказался негодяем. Перед тем как он отведал хлеба на Тайной вечере, в него вселился сатана. Он пошел к первосвященникам и сказал: «Что вы дадите мне, и я предам Его?»[5].

Они предложили ему тридцать сребреников. И Иуда явился в ту ночь в Гефсиманский сад с толпой вооруженных мечами и дубинками людей, посланных первосвященниками и старейшинами, и, поцеловав Светоч мира, предал его. Иисуса схватили, передали римскому прокуратору Пилату. А потом распяли. Вот как описал святой Матфей то, что случилось потом, когда Иуда осознал содеянное им:

«… и раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам.

Говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? Смотри сам.

И бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.

Первосвященники, взявши сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.

Сделавши же совещание, купили на них землю горшечника для погребения странников.

Посему и называется земля та «землею крови» до сего дня»[6]

Кардинал Грациани посмотрел на Бенелли.

— Вы считаете, что сребреники Иуды до сих пор существуют?

— И обладают колоссальной силой. То, что я собираюсь вам рассказать, известно только двоим: папе и мне, главе святой палаты. Эта тайна — наверное, самая сокровенная тайна церкви — переходила от одного понтифика к другому с момента возникновения папства.

Лица кардиналов омрачила глубокая тревоuа. Они не хотели, чтобы их посвящали в эту страшную тайну, но Бенелли было приказано поделиться ею с ними. Не отрывая глаз от стены из красного кирпича, он начал:

— В мире можно обнаружить много свидетельств, подтверждающих правдивость того, что сказано в Евангелиях. Останки святых, окровавленные одежды Мученика, писания отцов церкви. Это все проникнуто Божественной правдой и напоено гигантской силой добра. А вот о силах зла, средствах, с помощью которых оно может быть вызвано, церковь в течение многих столетий хранила молчание. Намеренно, чтобы заблудшие, обманутые и обделенные умом не могли причинить себе серьезный вред. Более всего церковь хранит тайну сребреников Иуды.

Бенелли вздохнул. Несмотря на то что они стояли у гробницы святого Петра, самой сокровенной святыни церкви, он испытывал беспокойство, как будто кто-то невидимый прислушивался к его словам.

Что потом стало с этими сребрениками? — спросил кардинал Грациани.

— В Священном Писании сказано, что за эти монеты купили участок земли неподалеку от Иерусалима, называвшийся землей горшечника, чтобы устроить там кладбище для странников. Имя человека, который продал этот участок, первосвященникам не было известно, и полученные им сребреники вскоре разошлись по Римской империи. Собрать их все было непосильной задачей. Однако Первый апостол не дрогнул, выполняя свой долг. Во время странствований ему были откровения, помогающие найти монеты. Некоторые обнаружились в Антиохии, какие-то в Риме, какие-то в Корнифе. И всегда оказывалось, что ими владеют богатые, могущественные и жестокие люди. Святой Петр продолжал поиски до конца жизни и каждую попавшую ему в руки монету очищал от дьявольской силы. Но ангелы тьмы делали все, чтобы сорвать его замыслы. Они добились своего через римского императора Нерона, одного из самых жесточайших людей, когда-либо живших на земле. — Бенелли посмотрел на присутствующих. — Разумеется, вам известно, что Нерон обвинил христиан в пожаре Рима, чтобы уничтожить зарождающуюся церковь. Вот как об этом писал римский историк Тацит: «Их убивали ради развлечения, забавы. Одевали в шкуры диких зверей и натравливали своры свирепых псов, которые разрывали христиан на части. После захода солнца их прибивали к крестам и поджигали, чтобы они служили факелами. Эти представления устраивались в саду Нерона, в которых он представал одетым в воинские доспехи на боевой колеснице».

Святого Петра распяли прежде, чем он собрал все сребреники.

— И сколько удалось собрать? — спросил кардинал Вышинский.

— Осталось восемь, — ответил Бенелли. — Святого Петра похоронили здесь, — он показал на гробницу, — вложили ему в руки чашу со святой водой, опустили туда двадцать два сребреника, после чего чашу тщательно запечатали. Эти сребреники больше не имели никакой силы, ибо в Писании сказано, что даже сатанинские силы не могут победить отца церкви.

— А что с этими восемью ненайденными? — спросил кардинал Грациани.

— О пяти кое-что известно. Но…

Часы на башне собора пробили двенадцать. Стало еще прохладнее. Бенелли посмотрел на отца исповедника. Кто знает, какие темные силы собрались сейчас вокруг них?

— Продолжайте, — спокойно произнес священник.

— Историю каждого сребреника я могу поведать вам только в присутствии святого отца, — сказал Бенелли. — Мне поручено раскрыть вам их свойства. Сребреники Иуды выглядят так, как обычные римские монеты, серебряные динарии с изображением цезаря Тиберия, и приобретают силу, только попав в руки человека, который запутался в сетях зла. В иных случаях ничего не происходит.

— Запутался в сетях зла? — повторил кардинал Вышинский. — Каким образом?

— Продал душу дьяволу.

Оба кардинала посмотрели на Бенелли в ужасе.

— Несмотря на греховность человека, — грустно продолжил Бенелли, — в истории можно обнаружить сравнительно немного случаев, когда люди по своей охоте были готовы продать душу дьяволу. Даже диктаторы, палачи, убийцы и богохульники побаивались это делать, поскольку в их развращенном сознании звучало предупреждение: «Осторожно, не заходи слишком далеко, ибо будешь проклят навеки». Но некоторые обладатели сребреников решились на такой шаг.

— И что при этом произошло? — спросил Грациани. Бенелли почувствовал невероятную усталость.

— Бог предоставил людям свободу выбора. Любое Божье создание может Его отвергнуть. Но, отвергая Его, они отвергают и себя. После этого любовь ко всему, что было им дорого, гаснет, как будто никогда не существовала. Ибо дьяволу любовь неведома. Их тела и души превращаются в ничто, поскольку они уже больше не они. Такие люди становятся исполнителями воли сил тьмы.

— Но почему человек продает свою душу за какой-то сребреник? — хрипло проговорил кардинал Вышинский.

— Потому что это не простая монета. Оказавшись в чьих-то руках, она позволяет владельцу проникнуть в высшее знание. На какой-то период с помощью сребреника Иуды его обладатель приобретает способность ангела тьмы проникать в суть вещей. А затем его существо распадается. Чем больше силы в сребренике, тем скорее это происходит. У последних сребреников период просветления и упадка души очень короткий.

— Значит, монеты различаются по степени воздействия на человека? — спросил кардинал Грациани.

Бенелли кивнул.

— Первоначально они все были одинаковы, но, когда святой Петр принялся очищать их от зла один за другим, сила этих очищенных, к сожалению, начала перетекать к оставшимся. Когда сребреник возвращается туда, откуда начал путь — к хозяину земли крови, — зло становится более концентрированным.

— И кто может этому противостоять? — спросил кардинал Грациани после долгого молчания.

— Вот этого я не знаю, — скорбно ответил Бенелли. — Святой отец ждет вашего совета, потому что… потому что в мир явился один из последних сребреников Иуды.

Глава шестнадцатая

Злые ангелы также способны вызвать помутнение рассудка… потому что, входя в тело, они могут управлять органами, принадлежащими этому телу.

Молот ведьм

Пол и Мэри быстро шли по больничному коридору. Вокруг кружился настоящий водоворот. Все куда-то спешили. Сестры с процедурными столиками на колесах пытались не столкнуться с каталками, на которых везли больных на срочную операцию. Группа сестер заступала на вечернюю смену. Молодой человек с забинтованной головой, явно с похмелья, сидел на деревянной скамье, глядя в пол. Он еще не знал, что несколько минут назад на операционном столе умерла его подружка и что теперь ему очень долго не придется водить машину.

Пол скрипнул зубами: он ненавидел больницы, ненавидел смерть.

У детского отделения он тронул руку Мэри.

— Тебе сообщили, что Рейчел упала с качелей и все? Больше никаких деталей?

— Никаких, — ответила Мэри.

— Как это случилось?

— Рядом прошла какая-то женщина, и она сразу упала. Лица женщины учительница не разглядела.

— Понятно. — Пол чувствовал странное озлобление. День сегодня был очень тяжелый.

Мэри не переставала размышлять, она пыталась понять смысл событий, происшедших за последние двенадцать часов, но не могла. Чувствовала себя скверно, как будто из нее высосали всю энергию. Тело казалось тяжелым, вялым, в голове туман. «Что происходит? Может быть, у меня нервное расстройство? Ощущение, как будто внезапно опустилось черное облако».

Они вошли в ординаторскую. Доктор встал, пожал им руки.

— Ваша дочь останется здесь до завтра. Она сильно ударилась головой, ее нужно обследовать.

Особого доверия он не внушал: молодой, рыжий, видно, недавно окончил медицинский институт.

— Сделаете энцефалограмму?

— Конечно, — ответил доктор и посмотрел на Пола. «Наверно, отец девочки — врач. Во всяком случае, похож», — подумал он. Они вошли в палату. — Вот ваша девочка. Спит. Ей дали обезболивающее и успокоительное.

Рейчел лежала с перебинтованной головой, лицо ее было спокойным.

— Миссис Стаффер, я хотел бы уточнить кое-какие детали, касающиеся Рейчел, — обратился доктор к Мэри.

Они вышли, а Пол остался, не сводя глаз с существа, которое любил больше всего на свете.

Прикрыв глаза, он сразу почувствовал исходящие от дочери флюиды. Ничего похожего на излучения киноактера и Крамера — сплошные безмятежность и любовь. Это было настолько трогательно, что у Пола даже подступили к глазам слезы.

В палату вошла Мэри. Он оглянулся и произнес:

— Пойду поговорю с доктором.

Выйдя за дверь, Пол медленно двинулся по коридору, чувствуя, что происходит что-то необычное. Это начал действовать сребреник Иуды. Злая энергия монеты исподволь просочилась в его существо, приглушив все чувства, лишив его способности сопротивляться. Из своего космического логова вылезла невидимая страшная змея.

Пол больше не ощущал себя независимой личностью. Окружающий мир казался ему непрочным и хрупким, как будто это были картонные декорации. Когда-то, участвуя в медицинском эксперименте, он принял мескалин, наркотик стимулирующего действия, и реальность невероятно исказилась. Зеленые ковры стали суперзелеными, цветы начали переливаться всеми цветами радуги, картина на стене превратилась в расплавленную кипящую массу, готовую выплеснуться на него. Сейчас было иначе — неодушевленные предметы оставались теми же самыми, серое — серым, яркое — ярким, а вот у человеческих существ он начал видеть ауру, чувствовать ее излучение. Зайдя в детскую палату, он как по волшебству ощутил ауру каждого ребенка. Это был свет невероятной интенсивности, чистейшие переливающиеся бриллианты: нежнейший небесно-голубой, ярчайший кроваво-красный, солнечный желтый, глубочайшая морская волна.

Он сел на постель одной девочки. Она была в коме, от нее струился теплый, успокаивающий свет. Девочка умирала, плавно переходя из одного мира в другой.

В палате стариков цвета были не такими чистыми и интенсивными — здесь доминировали печаль и уныние.

Затем каким-то непонятным образом он оказался в морге. Открыл холодильник, постоял, не расстегивая молний на чехлах с телами. Ничего не было — ни вибрации, ни света. Жизненные силы покинули человеческую оболочку.

Открылась дверь. Санитар ввез очередного покойника. Пол удивился, потому что от того исходило излучение. Слабое, но излучение.

— Когда он умер?

Санитар посмотрел на табличку.

— Два дня назад. Самоубийца.

— Вы что-нибудь видите?

— Что значит — вижу? — Санитар пожал плечами.

— А, не важно.

Пол принялся открывать холодильные камеры, смотреть даты смерти. Значит, аура не покидает человека в течение трех дней, только становится слабее.

Он успел закрыть дверцу холодильника и повалился на пол, потому что его тело вдруг рассыпалось на мелкие кусочки. Сильно болело в области сердца. Затем начались судороги. «Я умираю, — подумал он. — Вот, значит, как выглядит смерть!»

— Проснись. — Рядом на коленях стояла Хелен. Сколько прошло времени? Минута? Час? Сутки?

— У меня был сердечный приступ?

— Да нет же, — беспечно проговорила она. — Ты просто упал в обморок.

— Нет, это был не просто обморок, — глухо пробормотал Пол. — Как ты здесь оказалась?

— А ты?

— Это трудно объяснить.

— Неужели? — Она помогла ему подняться. — Скоро ты почувствуеш ь себя лучше.

Так оно и случилось. Пол присел на стул, она погладила его плечо, и тошноту с ознобом как рукой сняло. По телу разлилось приятное тепло.

Хелен со значением посмотрела на него.

— Мне нужно идти. А тебя там ждет жена.

Пол наклонился за бумажником, который выпал из внутреннего кармана пиджака. А когда поднял глаза, Хелен уже не было. И тут же в морг вбежала Мэри, за ней сестра.

— Мы всюду искали тебя!

Шел третий час ночи, но Мэри, совершенно разбитая, продолжала сидеть в гостиной. В больнице Пола проводили в приемный покой, сделали кардиограмму. Никаких изменений в работе сердца не обнаружилось. Видимо, это действительно был обморок. Допытывались, как он оказался в морге, но Пол не мог вспомнить. Дома он сразу лег в постель, так что у нее не было возможности рассказать ему о других странных событиях, происшедших в этот день.

Женщина в красном платье, исчезнувшие четки, кот, странный полицейский, Рейчел и вот теперь Пол. Что все это значит? Кроме того, когда она вечером прослушала записи автоответчика, там было сообщение от Глории. Она на несколько дней уезжает погостить к приятельнице, какой-то Хелен. Тоже странно. Глория не могла уехать просто так, без предупреждения. И говорила она как-то непривычно — отрывисто, даже грубо. Может быть, разбудить Пола и обсудить это с ним?

И тут зазвонил телефон. Мэри вскочила, схватила трубку.

— Пол, извините, что звоню вам домой, — проговорил мягкий воркующий голос, — но в университете я не могла вас нигде найти.

— Кто это говорит?

— О… извините. Я хочу поговорить с профессором Стаффером. Это Сьюзенн.

— Какая Сьюзенн?

— Его студентка. Он должен был зайти ко мне сегодня. — Тон у девушки был неподобающе интимный. Как будто речь шла об очень близком друге. — Передайте, что я жду его завтра.

— Он, кажется, заболел, и я…

— Передайте ему, он поймет. — В трубке раздались короткие гудки.

Мэри посидела еще несколько минут, размышляя над странным звонком. Затем поднялась наверх, чувствуя во всем теле неимоверную усталость. Подташнивало. Ничего, вот Рейчел вернется, и все придет в норму. Она заглянула в пустую комнату дочки, затем в гостевую. Пол почему-то захотел спать именно здесь. Вспомнила о монете. Утром она лежала на ковре в спальне, а потом куда-то исчезла.

Мэри зашла в спальню, начала медленно раздеваться. «Значит, Пол завел себе новую подружку, которая не стесняется звонить ему домой даже ночью. Нет, больше я с этим мириться не намерена. Хватит. Рейчел выйдет из больницы, и мы отсюда уедем. Будь что будет».

Она выключила свет, и вдруг ее охватил необъяснимый страх.

Предчувствие скорой смерти.

Глава семнадцатая

…праведного и нечестивого будет судить Бог; потому что время для всякой вещи и суд над всяким делом там.

Книга Екклесиаста, или Проповедника, 3:17

За две тысячи лет существования Ватикана это, наверное, была первая подобная встреча. В личной часовне папы, вход в которую охраняли швейцарские гвардейцы, у витражного окна, изображающего Вознесение, сидели четверо: понтифик в белом, два кардинала в красном и отец исповедник в простой коричневой рясе.

— Кардинал Грациани не смог присутствовать, — сказал отец исповедник. — Он болен.

— Я знаю, — мягко произнес папа.

Бенелли посмотрел на сидящего напротив папу Иоанна XXV. Среднего роста, приблизительно под восемьдесят лет, худощавый, с лицом, изборожденным глубокими морщинами. Но когда понтифик улыбался, оно преображалось. Эту дивную улыбку Бенелли очень любил. Они виделись с папой почти каждый день, но все равно у него не пропадало ощущение, что он общается с особенным человеком, осуществляющим связь между физическим и духовным мирами.

Прикрыв глаза, папа прочел молитву, затем посмотрел на кардинала Бенелли.

— Давайте начнем.

Глава святой палаты осторожно извлек из сейфа понтифика старинный документ, написанный по-латыни почти тысячу лет назад. Перелистал хрупкие пергаментные страницы.

— Эти монеты — воплощенное зло. С момента предательства Христа они служат единственной цели — разрушать церковь, которую Он основал. В руках продавшего душу дьяволу каждый сребреник становится очень грозным оружием, — начал Бенелли. Присутствующие напряженно слушали. Бенелли продолжал: — Почему святому Петру не удалось добыть последние восемь сребреников, осталось неизвестным. Прошли века, и монеты начали возникать, одна за другой. И вскоре их обладатели становились одержимы злым духом до саморазрушения. Как сребреники возникают из безвестности и почему попадают в руки определенных личностей, мы не знаем, но замечено, что появление каждого из них всегда предвещает различные катаклизмы — землетрясения, извержения вулканов, голод, чуму. Первый из восьми сребреников Иуды, которые не успел очистить от зла святой Петр, попал в руки римского императора Диоклетиана. Находясь под пагубным влиянием этой монеты, Диоклетиан в 303 году начал гонения на церковь. Это была самая серьезная попытка уничтожить христианство в Римской империи. Объявив себя сыном Бога, Диоклетиан приказал арестовать все духовенство. Многих растерзали в Колизее дикие звери. Других подвергли ужасным мукам и отправили в каменоломни. И наконец, самое ужасное. Император вынудил самого понтифика, папу Марцеллина, старого, больного человека, воскурить фимиам языческим богам. — Бенелли на секунду замолчал. Вздохнул. — Бедный Марцеллин! Он не смог защитить веру, живым олицетворением которой являлся. И это чуть не погубило церковь. Позднее, в 304 году, он раскаялся, за что был обезглавлен. На следующий год Диоклетиан продолжил массовую бойню, но довести черное дело до конца ему не удалось. Он умер в 316 году, до того как сребреник Иуды исчерпал свою силу. Несколько безвестных героев веры похитили монету и перенесли в гробницу святого Петра, присовокупив к двадцати двум, которые уже там находились.

Кардинал Вышинский поморщился. Его мучила ужасная головная боль.

— Второй сребреник, — продолжал Бенелли, — попал в руки императора Юлиана, прозванного Отступником. Под влиянием роковой монеты он вдруг остро возненавидел христианство. Называл его «безобразной сказкой, придуманной галлийцами». Став в 361 году императором, он открыто перешел в язычество, лишил христиан гражданских прав, неустанно подвергал гонениям, сжег церкви. Он осквернил также останки святых, безуспешно пытаясь найти гробницу святого Петра. Своей жестокостью он превзошел даже Диоклетиана…

— Почему он не смог уничтожить христианство? — спросил отец исповедник.

Бенелли пожал плечами.

— Думаю, слишком доверился силе сребреника Иуды. К тому же природа монеты такова, что она предает даже тех, кто ею владеет. В 363 году, в самый критический момент для христианства, Юлиан был смертельно ранен копьем в битве с персами у ворот Ктесифона, неподалеку от современного Багдада. Ему было тогда тридцать два года. Кто бросил копье, так и осталось неизвестным. Но его назвали «копьем возмездия», и последние слова Юлиана, обращенные к своему злейшему врагу, были: «Ты победил, галлиец».

Этот сребреник Иуды также оказался в гробнице святого Петра, которая была к тому времени скрыта под главным алтарем первого собора. Через несколько лет после гибели Юлиана по Риму распространился слух, что он согласился служить дьяволу в обмен на императорскую корону. Святой Иероним назвал его продавшим душу.

Силы зла терпеливы, и следующая монета, третья, появилась только через несколько столетий. В 846 году она попала к предводителю сарацинов, когда он высадился со своим десятитысячным войском в Италии. Они вошли в Рим, почти не встретив сопротивления, и немало пролили крови ненавистных им христиан. Ворвавшись в собор Святого Петра, они разрушили все, что смогли, ободрали главный алтарь. Разумеется, искали гробницу апостола.

Четвертый сребреник — напоминаю, каждый следующий имел силу большую, чем предыдущий, — попал к человеку, который использовал его, чтобы стать папой. Это был Иоанн XII, самый грязный понтифик в истории церкви. С помощью сребреника он в 995 году в возрасте восемнадцати лет стал папой. Открыто предавался разврату, за что получил от историков прозвище «распутный мальчик», а его резиденцию, Латеранскии дворец, называли борделем, «где дьявол всегда желанный гость».

Через восемь лет в Риме вспыхнуло восстание, его свергли. Папой стал Лев VIII, но сребреник по-прежнему имел силу. Иоанн XII вернулся в Ватикан, изгнал Льва и свирепо расправился со своими врагами. Умер он в двадцать семь лет во время оргии в папских апартаментах — остановилось сердце. Его открыто называли слугой дьявола.

— Я слышал, что с пятым сребреником связана какая-то загадочная история, — сказал кардинал Вышинский.

Бенелли кивнул.

— Да, этот сребреник окутывает тайна. Им владел Сильвестр II, который был понтификом с 999-го по 1003 год. Согласно легенде, юность он провел среди сарацинов в Испании и весьма преуспел в математике, астрологии и магии. Потом как будто продал душу дьяволу в обмен на папство. Очень быстро он занял пост архиепископа Реймса, потом Равенны, затем стал папой. Его повсеместно считали черным магом. Вскоре после этого он и умер, в 1003 году. Такова вкратце история пяти сребреников. Осталось еще три.

Бенелли аккуратно закрыл старинный манускрипт, положил на столик рядом. Папа и отец исповедник прикрыли глаза. Кардинал Вышинский откашлялся.

— Значит, все пять сребреников находятся в гробнице святого Петра?

— Только четыре, — ответил Бенелли. — Они полностью очищены от зла.

— А пятый?

— В гробнице Сильвестра II, согласно его завещанию.

— Почему так? — удивился Вышинский. — Почему его не поместили в гробницу святого Петра?

— Именно это мы и пытаемся выяснить, — сказал Бенелли. — Задача очень трудная. Приходится ворошить события тысячелетней давности.

— Таким образом, осталось еще три сребреника Иуды, — заключил кардинал Вышинский. — И в них сосредоточена огромная сила.

— Да. — Иоанн XXV открыл глаза. — К сожалению, это похоже на правду. Известно пророчество, которое Сильвестр II произнес на смертном одре. Он сказал буквально следующее: « Они могут привести в этот мир ангелов тьмы, против которых человек бессилен».

Глава восемнадцатая

Дьявол имеет власть над всеми, кто не сдерживает свои страсти.

Молот ведьм

В приемной клиники Пола ждал Бен.

— Ты что, забыл, что у нас на десять назначена консультация?

— Извини, но пришлось утром заехать к Рейчел в больницу.

— А что случилось? Она заболела? Флоренс мне ничего не говорила.

— Упала вчера с качелей. Кажется, ничего страшного. — Пол ощущал излучение, исходящееот коллеги. Оно было легкое, как солнечный свет.

— Бен, у меня начались галлюцинации.

— Что? Галлюцинации?

— Да, галлюцинации.

— И в чем они выражаются?

Пол рассказал, что может чувствовать флюиды, исходящие от людей. Что это такое? Аура? Астральное излучение?

Бену показалось, что друг, как обычно, его разыгрывает.

— Неужели ты веришь в такие глупости? Возможно, это последствия стресса или переутомления.

— Несколько дней я принимал снотворное, — соврал Пол. — Надо посоветоваться с доктором.

— Да, и постарайся успокоиться. А то последнее время ты ходишь какой-то взвинченный. Кстати, тут тебе звонила Хелен. Ну, та, что была на вечеринке. Просила передать поздравление. Ты вроде бы получил — или получишь, я не понял, — то, что хотел.

— И что это значит?

— Я не спросил, — ответил Бен. — Думал, ты знаешь. Наверное, доклад на конференции.

— Наверное. А как она попала к тебе на вечеринку?

— Понимаешь, вначале позвонила Мэри. Извинилась, сказала, что заболела, прийти не может. И сразу же следом еще звонок. Хелен. Представилась, все как положено. Сказала, что познакомилась с тобой на процессе Крамера, потом слушала твой доклад на конференции. В общем, хочет с тобой поговорить, но никак не может поймать. И я экспромтом решил пригласить ее на ужин. Подумал, что ты возражать не будешь.

— Конечно.

Пол поднялся к себе в кабинет. Несколько минут смотрел в окно, размышляя над двусмысленным сообщением, оставленным Хелен. Затем снял трубку и быстро набрал номер.

— Да, — ответил хриплый голос.

— Сьюзенн, это Пол Стаффер. Жена передала мне, что вы звонили вчера вечером. Извините, что не пришел. День был очень беспокойный. Я собираюсь зайти к вам сегодня во второй половине дня. Кстати, я вас не разбудил?

— Профессор, я уже давно встала и просматриваю конспекты. — Она весело рассмеялась. — Буду рада вас видеть. Во сколько вы придете?

— Ну, скажем, в четыре.

— Замечательно. — Сьюзенн положила трубку.

— Он придет.

— Поздравляю. — Хелен улыбнулась, притянула ее к себе. Поцеловала. Обе обнаженные, они лежали в постели. Сквозь задернутые шторы едва сочился свет.

— Входите.

Пол остановился в дверях. Сьюзенн посторонилась, пропуская его в комнату. На ней было красное платье, подчеркивающее стройную фигуру. Из глубины комнаты доносилась приятная негромкая мелодия.

— Привет.

— Привет. Я, как всегда, опоздал. Извини.

Мебель в комнате была обычная, какая бывает в общежитии: диван, пара кресел, кофейный столик. На полках аккуратно расставлены книги, на спинку стула накинута шелковая кофта, в углу — стойка с бутылками вина.

— Что-нибудь выпьете?

— Пива, если есть.

— Конечно. — Сьюзенн прошла в маленькую кухню и вскоре вернулась с несколькими банками. Одну протянула ему и устроилась в кресле напротив. Они выпили.

— Сейчас я полностью оправилась от шока. Но о том, что было, даже страшно вспоминать.

— Не надо было заходить так далеко, — сказал. Пол. — Я же предупреждал.

— Сама не знаю, как получилось. Просто увлеклась.

— Зато теперь вы понимаете, насколько осторожно надо себя вести с преступниками. Они изобретательны.

Пол машинально сунул руку в карман. Пальцы коснулись монеты. Шероховатая боковина, рельефное изображение Цезаря. Та самая монета, которую подарила Хелен. Но после вечеринки он ее не видел, думал, что потерял. Откуда же она сейчас взялась?

— В тюрьме выяснили, почему дверь камеры была открыта? — спросила Сьюзенн, открывая жестяную коробку с имбирным печеньем.

— Пока нет, — ответил Пол. — Предположительно, надзиратель открыл дверь камеры Крамера по ошибке и не хочет признаваться. Но меня больше беспокоит ваше состояние.

— Со мной все в порядке. Честно. — Она беззаботно рассмеялась.

Музыка замолкла, Сьюзенн встала на колени рядом с креслом Пола, чтобы поставить на проигрыватель новый диск, и посмотрела на него, уже не стесняясь, призывно. Пол отвел глаза, но, помимо воли, снова взглянул на нее. Почувствовав острое желание, он встал.

— Я, пожалуй, пойду.

Сьюзенн тоже встала. Стройная, соблазнительная.

— Зачем?

Снова заиграла медленная, романтическая музыка. Пол на секунду прикрыл глаза, а когда открыл, то увидел исходящий от Сьюзенн свет. Насыщенный, ярко-красный. Он обволакивал его, переполняя желанием.

— Не уходи. — Она прижалась к нему.

— Но я женат. Есть ребенок.

— Я знаю. — Сьюзенн приникла к его губам. — Останься со мной.

Музыка стала громче. Она медленно расстегнула платье. Сбросила на пол. Под ним было лишь нижнее белье фасона мини. Обвив руками его шею, поцеловала, страстно работая языком. Затем отступила, сбросила лифчик, обнажив потрясающую грудь. И наконец, стащила трусики.

— Я твоя.

Пол полюбовался ее ягодицами, отражающимися в зеркале, и, больше не раздумывая, увлек девушку на постель. Через секунду Сьюзенн громко застонала.

Если бы во время этого буйства плоти Полу пришло в голову оглянуться, он бы увидел, что они не одни. В углу стояла Хелен, с довольным видом рассматривая любовников.

Сьюзенн встретилась с ней взглядом и подмигнула.

— Приедем домой, я тебя накормлю, — сказала Мэри, усаживая Рейчел в машину. — Как голова?

— Немного болит, — ответила девочка.

Мэри вывела машину с больничной автостоянки. Пол уехал рано утром, так что опять поговорить не удалось. Ладно, отложим до вечера.

— Мама, — неожиданно произнесла Рейчел, — сегодня ночью ко мне приходила женщина.

— Где? В больнице?

— Да. Она разбудила меня. Сказала, что я должна пойти с ней. Это было страшно.

— Деточка, это была сестра. Она дала тебе лекарство?

— Нет, — твердо возразила Рейчел, — это была не сестра. Блондинка в красном платье, та самая, которая столкнула меня с качелей.

— Что?! Но ты же сказала, что упала сама.

— Она сделала так, что я упала, — вскрикнула Рейчел. — Перевернула качели, когда они поднялись высоко.

— Милая, но это невозможно. Ты опять фантазируешь. Расскажи, пожалуйста, как она выглядела.

Мэри остановила машину и с колотящимся сердцем выслушала дочку. Она спокойным тоном описала ту же самую женщину, которая была тогда в ванной комнате.

— И что ты ей ответила, когда она предложила пойти с ней? — В горле у Мэри все пересохло.

— Сказала, что буду ждать маму.

— А она?

— Она сказала, что моя мамочка скоро… умрет, — буркнула Рейчел, глядя перед собой.

— Перестань! — вскрикнула Мэри. — Перестань, Рейчел. Никто тебя не будил и не говорил этих ужасных слов. Тебе приснилось. — Она наклонилась к дочке. — Ничего со мной не случится, обещаю.

Рейчел послушно кивала.

Дальше они ехали молча. Мэри не знала, что подумать. Возможно, эта женщина как-то связана с Карлом Крамером, и они что-то замышляют. Или это новая подружка Пола решила их преследовать? Неужели Пол об этом знает? «Боже, что со мной происходит? Наверное, я схожу с ума», — с ужасом подумала Мэри.

Вот и дом. Они вошли.

— Дорогая, иди поиграй в гостиной, а я пойду что-нибудь приготовлю.

Мэри зашла на кухню и расплакалась. Через несколько минут из гостиной донесся крик:

— Мамочка!

Мэри вбежала и остолбенела. У окна стояла женщина, та самая, что была тогда наверху в ванной комнате. На этот раз на ней был простой домашний халат. Облик у женщины был человеческий, но Мэри чувствовала, что перед ней неведомое странное чудовище, носитель зла. К тому же фантом не отбрасывал тени.

— Деточка! — глухо вскрикнула Мэри. — Иди ко мне!

Не откликаясь, Рейчел начала медленно двигаться к женщине, а затем вдруг взлетела на полметра над полом и пошла по воздуху. Хелен продолжала манить ее к себе.

Мэри пронзительно закричала. Фантом исчез, и Рейчел упала на пол. Обезумевшая мать бросилась к всхлипывающему ребенку.

У нее на время отнялся дар речи. Она видела невозможное, но знала, что это было на самом деле. Прижав к себе девочку, Мэри потянулась к телефону, но Рейчел ей помешала:

— Мама, не надо.

— Почему? Я хочу позвонить твоему отцу.

— Не надо ему звонить, мама. Потому что это он все и устроил.

Глава девятнадцатая

Человеку кажется, что он вышел из дома, куда-то поехал, но это может быть просто иллюзия. Поскольку дьявол имеет исключительную власть над умами тех, кто ему сдался. Люди верят, что совершают какие-то действия, но порой это все происходит у них в воображении.

Молот ведьм

Сьюзенн заставила Пола выложиться настолько, что он заснул мертвым сном. И с ним сразу же начали происходить метаморфозы. Он ощутил свое новое тело. Старое, физическое, продолжало лежать в постели, а это было другое — призрачное и бесплотное. Он никогда не верил, что такое возможно.

Пол стоял в углу комнаты и наблюдал за собой. Из его макушки начала вытекать некая сероватая субстанция, которая постепенно принимала форму. «Привидение» — придется называть его так, потому что другими словами описать этот феномен невозможно, — полностью повторяло его облик, но было эфемерным, сотканным из света.

А затем он перестал наблюдать себя со стороны и оказался в этом теле. К нему, неведомо каким способом, пришло осознание, что новое тело дает возможность перемещаться во времени и пространстве. И ничто не требовало усилий, не вызывало усталости. Он был свободен. Абсолютно. Не знал ни голода, ни жажды, не воспоминал, спокойно созерцая себя, земного Пола, лежащего в постели. Пустой сосуд, из которого вышел дух.

Пол осознал, что находится на первом астральном уровне. Сюда привел его сребреник Иуды, но это знание для него пока было преждевременным.

Неожиданно он оказался в своем университетском кабинете. Была ночь, но такое понятие, как время суток, для него больше не существовало. Кабинет он видел так же отчетливо, как при ярком солнечном свете. Даже еще отчетливее, потому что все предметы — мебель, книги — излучали мягкое сияние.

Пол походил по кабинету, хотя это было совсем иначе. Он как будто стоял в центре, а комната вращалась вокруг него. Постепенно начала открываться мудрость, сокровенное знание, пропитывающее его существо. Как будто открылась магическая дверца и он получил доступ к невообразимым сокровищам внутри.

Куда дальше? Он решил навестить мать и мгновенно переместился на ее кухню в Коннектикуте в четырех тысячах миль от Сан-Франциско. На стойке — коробка шоколадных конфет, подарок соседке ко дню рождения. Он прошел в спальню и увидел свою старенькую восьмидесятилетнюю маму, мирно спящую в постели. Энергия, поддерживающая ее земное существование, была на исходе. Мама скоро умрет. Но это его совершенно не шокировало, не вызвало никакой боли. Ее появление в этом мире и уход были предопределены. Это неизбежно.

Следующая остановка — тюрьма. Учреждение с режимом строгой изоляции. Он вошел внутрь — ворота, стены не были ему преградой, — надзиратели собрались в комнате отдыха, болтали, поглядывая на мониторы системы наблюдения.

В блоке D он увидел, как трое надзирателей выволакивают из камеры заключенного, крепкого парня с татуировкой по всему телу. Он отчаянно сопротивляется. Один из надзирателей потирает подбитый глаз, а другой бьет заключенного по ногам, и тот валится на пол. Затем они принимаются его избивать. Пол оставил их и направился под землю, в блок Е.

А вот и Карл Крамер. Спит, чуть подергиваясь. Наверное, ему снится какой-то кошмар, где он не насильник, а жертва. Неожиданно монстр просыпается. Проворно поворачивается в постели, пытаясь разглядеть Пола. Увидеть его он, разумеется, не может, но, погрузившись глубоко в трясину зла, негодяй способен почувствовать излучаемую призраком энергию и понять, что в камере кто-то есть. Пол видит, как лицо убийцы искажает страх. Крамер его боится?

Нет. Он боится кого-то другого.

Неожиданно Пол тоже почувствовал страх. Этот страх отличался от земного, был острее и глубже. Если бы на него ночью напал с ножом убийца, он бы, конечно, испугался, но сейчас было иначе. В тысячу раз интенсивнее. Как будто кто-то пытался проникнуть в его существо. В углу камеры открылась дорожка из другого астрального уровня. По ней кто-то двигался, направляясь к Полу.

Тюрьма исчезла, и возникла Хелен.

Это была она, но в образе девятнадцатилетней девушки с длинными распущенными волосами. Гречанка с античной вазы.

— Вот такой ты сейчас меня видишь, — произнесла она, не открывая рта. — Но наш облик может меняться. Мой и твой.

— И мой тоже?

— Да. Чем дальше ты будешь уходить в астрал.

— Как ты сюда попала? — Она засмеялась.

— Также как и ты, глупый. Мы на первом астральном уровне.

— А сколько их всего?

— Девять.

— А что дальше?

— Ты любопытный, а значит, мой выбор был удачен. Я расскажу тебе потом, а сейчас пора. Пошли. Тебе нужно многому научиться, потому что задача, которую тебе предстоит выполнить, очень трудна. — Хелен улыбнулась. — Давай начнем с чего-нибудь знакомого, чтобы ты смог легче постигнуть изменение природы реальности.

Они оказались в комнате Сьюзенн. Пол увидел молодую красивую девушку, мирно спящую в постели. Рядом с ней лежал мужчина. Он узнал себя.

— К своему физическому телу не приближайся. Это может иметь пагубные последствия.

— А к ней можно?

— Попробуй.

Пол потрогал Сьюзенн, но она не пошевелилась. Хелен рассмеялась.

— Только пройдя высшие астральные уровни, ты сможешь влиять на физические тела. — Она поцеловала девушку в щеку, и та улыбнулась во сне. — Видишь? А теперь пошли.

В следующий миг они стояли вблизи огромного водопада. На самом верху, вдалеке, на фоне голубейшего неба, вырисовывались горы с лесистыми склонами. Что это за деревья, Пол разглядеть не мог. Цвета всех предметов были гораздо насыщеннее, чем на земле. Никакого присутствия животных или человека не ощущалось.

Хелен посмотрела на него.

— Каждому восхождению на более высокий астральный уровень предшествует откровение. Тебе оно явилось в образе водопада. Без этого ты не сможешь двигаться дальше, поскольку не будешь обладать ни знаниями, ни энергией.

— А откровения для всех одинаковы?

— Нет. Здесь так же, как и в материальном мире, чем сильнее у тебя проникновение в сущность, тем более яркая картина разворачивается. Меняется не реальность, а ее ощущение.

— Ты видишь все так же, как я?

Хелен не ответила. Он мгновенно умрет, если увидит то, что доступно ей.

— Прыгай.

— Куда? — Пол посмотрел на пенящуюся приблизительно в ста метрах внизу воду.

— Это другая реальность, — сказала Хелен. — Через нее ты попадешь на второй астральный уровень.

— Я не могу.

— Можешь. С тобой ничего не случится. — Пол не решался.

— Сосредоточься на центральной точке внизу, — приказала Хелен.

— А я могу умереть физически?

— Нет, — ответила Хелен. — Тебя защищает монета.

— Какая монета?

— Которую я тебе дала. С ее помощью можно управлять астралами. Перестань трусить, или я оставлю тебя здесь.

Пол прыгнул.

И снова оказался в комнате Сьюзенн. Но произошло серьезное качественное изменение: к нему вернулись обычные человеческие эмоции, многократно усиленные. Это было так неожиданно, что Пол вскрикнул.

Хелен рассмеялась.

— Слушайся меня, и твое восприятие многократно расширится. Дальше будет еще интереснее. А теперь давай, поцелуй ее.

Пол лег рядом с Сьюзенн. Обнял. Казалось, он снова обрел физическое тело — мог ощущать нежное дыхание девушки, получать удовольствие от прикосновения к ее телу. При этом она не чувствовала ничего.

В следующее мгновение они оказались в роще. Раскидистые деревья с густой листвой, много хвои, земля обильно усыпана иголками, от которых поднимается крепкий пьянящий аромат, кроны деревьев шевелит мягкий теплый ветерок, слух ласкают птичьи трели. «Это же греческий элизиум, — подумал Пол. — Мир блаженства. Хорошо бы здесь остаться навсегда».

Он повернулся к Хелен и охнул. Перед ним стояла Елена Прекрасная, такая, какой он ее себе воображал, — неописуемая утонченная красота, дивная фигура, прекрасное лицо, светло-голубые глаза, великолепные белокурые волосы. При этом ничто земное над этой красотой не было властно. Ее не смог бы описать ни один из смертных, даже самый гениальный художник.

Хелен улыбнулась.

— Ты стал выглядеть лучше.

Пол оглядел себя и увидел, что сильно отличается от земного. Золотистый загар на коже, дар неведомого солнца, рост чуть выше, грудь шире. Но главное — он стал иначе видеть. Далеко за горизонтом лежал остров, и Пол без усилий, легко его разглядел. Песчаный берег, а дальше — девственный лес. Ему вдруг очень захотелось побывать там.

— Хелен, это все существует на самом деле?

— Конечно. Во Вселенной миллионы различных миров. Было бы скучно, ограничивайся все Землей.

— А вон тот остров тоже существует?

— Да, глупый. Он существовал еще до появления человечества. Но это ничто по сравнению с высшими астралами. Посмотри вон туда. — Она показала рукой. — Что ты видишь?

— Дорожку, вьющуюся вокруг холма. Куда она ведет?

— К третьему астралу. Пошли.

Хелен направилась к дорожке. Какое-то время Пол смотрел ей вслед, не решаясь сделать шаг. Выглянуло ослепительное солнце. Она развязала тунику, сбросила на землю, обнажив перед ним свое восхитительное тело. Радостно вскрикнув, Пол ринулся за ней.

Они снова были в комнате Сьюзенн.

— Теперь эта девушка полностью твоя, — сказала Хелен и исчезла. Но только для Пола, потому что всегда находилась рядом с монетой. Она была ее хранительницей и выполняла волю своего господина.

Пол обнял Сьюзенн и поцеловал. Для нее это был только сон, а для него, на третьем астральном уровне, каждый поцелуй, каждая ласка воспринимались в тысячу раз острее, чем на земле. Красивая, чувственная, теплая Сьюзенн проникала в него, сплавлялась с ним. Это было ни с чем не сравнимое блаженство. И он жаждал, чтобы оно длилось вечно — сон наяву.

— Уходим. Пора, — проговорила внезапно возникшая Хелен. Какая-то сила швырнула Пола в туннель. Мелькнула роща, затем водопад, а затем он снова оказался в комнате Сьюзенн, но теперь уже по-настоящему.

Открыл глаза. В голове шумело, как с тяжелого похмелья.

Рядом стояла Хелен.

— Сейчас ночь. Сьюзенн ушла, а тебе пора возвращаться к жене. Она ждет.

— Это еще сон, или я уже проснулся? — Пол принялся лихорадочно себя ощупывать. — Я живой или мертвый?

— Живой, живой, успокойся. И проснулся. Теперь отправляйся домой. Останови жену, она собралась уходить.

Шел третий час ночи. Мэри поставила у двери чемодан. «Пол с очередной любовницей, это очевидно. Сегодня мы с Рейчел переночуем у Флоренс. А дальше?» Мэри слишком устала, чтобы думать. В любом случае надо нанимать адвоката, занимающегося разводами.

Но за всем этим стояло что-то более серьезное.

Появление в доме фантома и левитация[8] дочки убедили Мэри, что происходит нечто действительно странное. Четки, кот, поведение полицейского — все эти проявления, чему были свидетельницами они с Рейчел, говорили о присутствии дьявола, от которого у нее не было защиты.

Мэри также чувствовала, что эти силы каким-то образом были связаны с Полом. Она по-прежнему любила мужа, несмотря ни на что. Но не меньше любила и дочку, которой была нужна защита. Приходилось выбирать.

— Рейчел, просыпайся. Пора идти. Флоренс ждет нас. — Девочка открыла глаза, покорно кивнула.

В отличие от матери она ощущала присутствие сил зла с самого начала. И знала, что действительно пришло время уходить.

Они спустились вниз. И тут Мэри неожиданно ринулась в гостиную. Вытащила из книжного шкафа Библию, раскрыла в произвольном месте.

— Ну почему… почему?

Плача, она начала читать Книгу Иова: «И воздам Я возмездие Свое, сказал Господь».

Глава двадцатая

Демоны — это прежде всего духи… один он или их много… но все это твари Божьи, созданные Им для возмездия .

Реджинальд Скотт. Разоблачение колдовства

В этот вечер Бенелли принимал священников из Германии, посетивших Ватикан с частным визитом. Они окружили его, благоговейно ловя каждое слово. Кардинал собирался провести с ними еще по крайней мере час, но, глянув в сторону, неожиданно встретился взглядом с отцом исповедником. Священник стоял в тени у средневекового гобелена.

Поспешно закончив разговор и выпроводив гостей, Бенелли вопросительно посмотрел на отца исповедника, понимая, что ничего хорошего не услышит.

Они молча прошли в боковую комнату, остановились в полумраке.

— Умер кардинал Грациани.

Бенелли ошеломленно молчал. Он знал, что Грациани болен, поэтому его не было на совещании у папы, где обсуждали историю сребреников Иуды, но Бенелли не думал, что он может умереть так скоро.

— Когда?

— Двадцать минут назад, — глухо проговорил отец исповедник. — В мучениях. Врачи считают, что это инсульт. В конце он бредил. Присутствовали только папа и его врач.

«Неужели Грациани посещали такие же кошмары, как и меня? — в смятении подумал Бенелли. — И он тоже потерял сон. Пытались ли духи зла проникнуть к нему в сознание?»

Стоило посмотреть на лицо отца исповедника, как стало ясно: это началось, они в осаде.

— Он упоминал о монете?

— Да.

— Что сказал?

Отец исповедник не сводил глаз с кардинала.

— Он сказал, что она появится в Риме, но не так, как мы ожидаем. А тайно.

— И что это, по-вашему, означает?

— Не знаю. В прошлом сребрениками владели могущественные люди, последними двумя — понтифики. Но на этот раз все может быть иначе. — Он помолчал. — Нам нужно идти. Вас хочет видеть святой отец.

Бенелли едва поспевал за священником. Его как будто контузило.

— А что кардинал Вышинский?

— Болен, — грустно отозвался отец исповедник.

Поднимаясь по лестнице в апартаменты понтифика, Бенелли печально размышлял. Будучи главой святой палаты, он знал о происках злых духов почти все. Вопреки распространенному представлению они редко принимают человеческий облик, а стремятся проникнуть в сознание, проявляя при этом невероятную изобретательность, играя на человеческих страстях и гордыне. Угнездившись в сознании своей жертвы, злой дух манипулирует ею, используя «внутренний голос». Шепчет: «Этот человек тебя обидел. Отомсти» или «Стремись к богатству, власти. Ты этого достоин. Бери от жизни все. Лги, мошенничай, кради, предавай — это все норма, иначе не пробьешься. Помни — победитель получает все, а неудачники никому не нужны». Конечная цель у них всегда одна и та же — все извратить и опоганить, посеять между людьми ненависть, отвернуть души от Бога.

Самое страшное — то, что нередко в их сети попадают даже самые добродетельные.

Они подошли к дверям кабинета папы. Отец исповедник посмотрел на кардинала.

— Сейчас нам, как никогда, надо держаться вместе, иначе погибнем.

Встреча с понтификом длилась недолго. Иоанн XXV чуть поднялся в кресле и отрывисто произнес:

— Кардинал Бенелли, ситуация очень серьезная. Я поручаю вам посетить Башню Ветров.

Начался сильный дождь. Раскрыв зонт, Бенелли двинулся через площадь. Красную сутану трепал сердитый ноябрьский ветер. Он направлялся в самое сокровенное место Ватикана, куда попасть можно лишь с позволения папы.

Бенелли миновал Город льва, крепость, построенную в 845 году папой Львом IV для защиты от сарацинов, и через ворота Анны вошел в Бельведерский двор. Встречающиеся по пути священники приветствовали его почтительными поклонами.

Он свернул направо и, тяжело дыша, поднялся по каменным ступеням в библиотеку.

Ватиканская библиотека, она же папская, была крупнейшим в мире собранием книг, однако доступ к ее фондам имели немногие. Бенелли пересек главный зал с фресками шестнадцатого века.

Большинство из сокровищ, заполняющих огромные шкафы, до сих пор не известны ни одному ученому в мире. Старинные карты, где обозначены церкви и языческие храмы, секретные отчеты священнослужителей за много веков, политические события, слухи, доносы, комментарии, пергаменты с описанием путешествий средневековых ученых монахов в Китай и Монголию, когда церковь пыталась выяснить, действительно ли наш Господь и апостолы бывали там. И наконец, защита веры от ереси, сект, колдовства.

В конце зала кардинал отпер дверь и вошел в узкий, тускло освещенный коридор, который вел в секретный архив Ватикана, протяженность полок которого составляла тринадцать километров. Вот сюда уже не мог попасть ни один посторонний. Архив был основан в 1612 году как самостоятельное учреждение и в Ватиканскую библиотеку не входил. Но управлял им префект, или главный хранитель Ватиканской библиотеки. Работать с документами здесь имели право немногие, в основном ученые-теологи.

Бенелли вошел в кабинет префекта, расположенный в самом конце помещения. Небольшая, заваленная книгами комната со стенами, обшитыми панелями из красного дерева. Над столом — лик Девы Марии. При появлении кардинала префект, худой старик с изможденным лицом, похожим на пергамент, встал.

Часы только что пробили одиннадцать, и библиотека была давно закрыта. Но префект ждал главу инквизиции — так он про себя продолжал называть пост, который занимал Бенелли.

Кардинал извлек из кармана сутаны письмо с печатью папы.

— Здесь распоряжение святого отца.

Префект внимательно прочел послание, написанное по-латыни. Затем, еше сильнее нахмурившись, возвратил его Бенелли.

В Башню Ветров, внутренний рабочий кабинет секретного архива, мог входить только префект, и с единственной целью — обеспечить сохранность документов. Читать что-либо он права не имел и, в отличие от своих предшественников, к этому никогда не стремился.

— Я провожу вас. — Префект вынул из ящика стола фонарь. Они покинули кабинет и двинулись по коридору, ни словом не обмолвившись друг с другом. Через пару минут путь освещать пришлось только фонарем. Кругом была кромешная мгла.

Префект открыл дверь, и они вошли в главное помещение секретного архива — два длинных узких зала, похожие на коридоры без окон. Справа и слева стояли книжные шкафы от пола до потолка с документами. Здесь были протоколы заседаний совета кардиналов, начиная с шестнадцатого века, протоколы священной курии, церковного суда. Многие тысячи томов.

Наконец префект остановился перед дубовой дверью, ведущей в Башню Ветров.

— Я буду ждать вас здесь, кардинал.

Он отомкнул дверь старинным ключом, вручая Бенелли фонарь, бросил взгляд на его лицо. Странно, почему столь важная персона захотела посетить Башню в такой поздний час? Сам префект осмеливался входить сюда только днем. Но он был простой библиотекарь, к тому же такова воля понтифика, а стало быть, и Божья.

Бенелли взял фонарь и начал подниматься по винтовой лестнице в самую секретную часть архива, где хранились документы, читать которые мог либо папа, либо назначенный им представитель. Здесь находилось свыше пяти тысяч папских реестров, содержащих рукописные копии официальных писем понтификов, а также описания их жизни, сделанные доверенными церковными историками.

Лестница была крутая и узкая, к тому же темная. Поэтому обычно Башню посещали только днем. Сейчас был исключительный случай.

Наконец кардинал Бенелли достиг верхней площадки, поднимавшейся на двадцать метров над землей. Он отдышался и вошел в Зал меридиана, где в 1580 году производили расчеты для Григорианского календаря.

Он подошел к небольшому столу в центре, осмотрел железные сундуки с хитрыми внутренними замками, прикованные к стенам еще в четырнадцатом веке. Здесь хранились документы с самыми заветными тайнами церкви, которые числились в каталоге секретного архива под рубрикой «Разное». Политические и религиозные интриги, суды над богохульниками и черными магами, скандалы, связанные с личной жизнью понтификов.

Бенелли вздохнул. Он извлек из кармана серебряное распятие, которое дал ему папа, прочел короткую молитву и, почувствовав себя спокойнее, направился к сундукам и отпер нужный специальным ключом, который также вручил ему папа.

Внутри было много старинных фолиантов в переплете из тонкого белого пергамента. Названия документов были зашифрованы греческими буквами и цифрами, проставленными на корешках. Даже префекты не имели возможности узнать, что здесь содержится.

Фолиант, который извлек Бенелли, был солидный, почти шестьдесят сантиметров шириной. Последний раз его раскрывали пятьсот лет назад. Об этом свидетельствовала поставленная в 1476 году печать папы Сикста IV, которую нынешний понтифик повелел сломать. Бенелли перенес фолиант на стол, сел, прикрыл глаза и произнес про себя начальные строчки молитвы-заклинания для изгнания нечистой силы: «Не помни, Господь, наши проступки, ни проступки наших предков и не наказывай нас за грехи наши».

Неожиданно пахнуло холодом. Бенелли понял, что где-то в углах прячутся злые духи, и поцеловал крест, затем раскрыл книгу. Это было жизнеописание колдуна. Но колдун этот был не простой. А сам наместник Христа.

Папа Сильвестр II.

Герберт Аврилакский родился в 940 году. Образование получил в монастыре бенедиктинцев в Аврилаке (Франция), затем в Испании. С юности он имел необыкновенную тягу к учености и учению. В 991 году стал епископом Реймса, а затем архиепископом Равенны. Наконец в злополучный 999 год был посвящен в понтифики и стал папой Сильвестром II.

Все историки сходились во мнении, что это был очень странный человек. Он обладал обширными знаниями в логике и математике. Во время учебы в Испании, захваченной маврами, глубоко постиг восточную философию.

Сильвестру приписывали введение в Европе арабских цифр и изобретение маятниковых часов. Однако с самого начала правления за ним закрепилась устойчивая репутация колдуна. Весть об этом распространилась по всей Европе и муссировалась спустя много лет после его смерти.

Вот что писал о нем хранитель Ватиканской библиотеки Бартоломью Платина в своей книге «Жизнеописания понтификов», изданной в 1479 году: «СильвестрII… получил папство при содействии дьявола на условиях, что потом будет полностью в его распоряжении».

Информацию об этом Платина получил из книги, которую собирался сейчас прочесть кардинал Бенелли. После обнародования этой тайны тогдашний папа Сикст IV приказал закрыть доступ к этой части секретного архива даже для префектов. На самой книге понтифик собственноручно надписал, что любой открывший ее без его позволения будет незамедлительно казнен. Зачем такие строгости? А затем, что в фолианте содержалось не только описание жизни Сильвестра II, но и его последняя исповедь.

Как известно, в тайну исповеди, поведанную перед Богом на смертном одре, не может быть посвящен ни один из смертных. Это центральный догмат церкви. Но для исповеди Сильвестра II церковь была вынуждена сделать исключение по двум причинам.

Первая: не было достоверно известно, исповедовался Сильвестр II перед Богом или перед дьяволом.

Вторая: Сильвестр II владел сребреником Иуды, который мог попасть в мир.

Бенелли взломал печать и погрузился в чтение.

Папу Сильвестра II с первых страниц обвиняли в черной магии. Может быть, виной тому был его незаурядный ум и способность перехитрить любых врагов? Говорили, что он повелевает духами, а крупный черный пес, который всегда за ним следовал, это не кто иной, как сам дьявол. Похоронили понтифика не в соборе Святого Петра, а у Латеранского собора. Тоже очень странно.

Вот одна из выдержек:

[9] продал душу сатане, за что тот вознаградил его, сделав папой. Достигнув могущества, СильвестрIIвознамерился узнать у своего господина, как долго он будет жить, наслаждаясь радостями жизни. Сатана его успокоил: пока Сильвестр будет воздерживаться от службы торжественной мессы в Иерусалиме, ему нечего бояться.

Предупрежден — значит вооружен. Сильвестру было не трудно избегать посещения Святой земли, и он предался роскошной нечестивой жизни. Но тому, кто собрался ужинать с дьяволом, нужно запастись длинной ложкой. Однажды СильвеструIIдовелось служить мессу в одной церкви в Риме, где он прежде никогда не бывал. После отправления таинства нечестивый папа вдруг почувствовал недомогание и осознал, что со всех сторон окружен демонами. А потом ему сказали, что церковь эта — Креста Господня в Иерусалиме, и он понял, что обманут, что час его близок.

И обуял его страх. Он стал повсюду открыто признаваться в сговоре со злыми духами. И повелел, чтобы… похоронные дроги его были из свежесрубленного дерева и запряжены двумя девственными кобылами, белой и черной…

Велико было изумление, когда странная похоронная процессия направлялась к Латеранскому собору: из гроба раздавались громкий плач и стоны. Когда же тело СильвестраIIопускали в могилу, стояла мертвая тишина.

Бенелли тщетно искал в текстах намеки, указывающие на то, что папа каким-то способом стремился опровергнуть эти злобные обвинения. Холодный сквозняк снова начал шевелить страницы книги. Кардинал понял, что дошел до исповеди, и потянулся за серебряным крестом. Ветер затих.

Я, Симон из Лиона, монах ордена Святого Бенедикта, пишу эти строки в год тысяча третий с рождения нашего Господа. На двенадцатый день мая мне было повелено посетить святого отца, СильвестраII, который умирал в своих апартаментах в Ватикане. Я соборовал несчастного и теперь повторяю суть его последней исповеди.

Последняя исповедь папы взволновала кардинала Бенелли до глубины души.

Сильвестр II поведал исповеднику, что однажды случайно встретившийся нищий сунул ему в руку монету, которая оказалась одним из тридцати сребреников, полученным Иудой Искариотом за предательство Спасителя. Вскоре он обнаружил, что в монете заключена сила космоса. Позднее стало известно, что остались еще три сребреника Иуды, каждый много мощнее предыдущего.

Монах-исповедник сообщает также о последней воле Сильвестра II — похоронить сребреник Иуды вместе с ним и ни в коем случае не помещать в усыпальницу Святого Петра. Почему — понтифик не объяснил.

В своем «Жизнеописании понтификов» Бартоломью Платина уточняет, что Сильвестр II завещал, чтобы после смерти у него отсекли руки и ноги:

Пусть мои конечности продолжают служить ему, как служили при жизни, потому что рассудок мой всегда протестовал против обета, который я дал в помрачении.

Однако последние слова, которые Сильвестр II произнес на смертном одре, были другими. Ужасную тайну он открыл только своему исповеднику. Бенелли прочитал и, потрясенный, откинулся на спинку стула. Был ли в тот момент папа Сильвестр II движим духом Господним, или это ухищрения дьявола? Да и вообще, правда это или коварная ложь?

Неожиданно в углу Зала меридиана материализовался огромный черный пес. Он пару раз беззвучно рыкнул, показав страшные клыки, и начал медленно приближаться. Бенелли поднял над головой серебряное распятие и громко выкрикнул:

— Exorcisoteimmundespiritus![10]

Зверюга замерла и через пару секунд исчезла. Бенелли поспешно убрал книгу в сундук и покинул комнату. Только начал спускаться, как вдруг погас фонарь.

— Кардинал, как вы? — встревоженно крикнул снизу префект.

Бенелли не ответил, поскольку все его внимание было сосредоточено на мерцающем желтоватом силуэте, возникшем ниже на несколько ступенек. Это был демон в облике мужчины. На лбу у него горел сатанинский знак. Кардинал в ужасе вскинул распятие.

— Я заклинаю тебя, злой дух…

В следующий момент убийственная воздушная волна сбила его с ног, и он с криками полетел вниз по каменным ступенькам.

— Кардинал! — Префект осветил его фонариком. Бенелли недвижно лежал у основания Башни.

— Кардинал! — испуганно крикнул префект, глядя на кровь, сочащуюся из раны на голове Бенелли. — Я побегу, позову на помощь.

— Не надо, — прохрипел Бенелли. — Лучше помогите встать. Отсюда нужно немедленно уходить.

Префект помог кардиналу подняться, затем поспешно запер дверь Башни. Бенелли повесил на нее серебряное распятие. Они быстро прошли через секретный архив и Ватиканскую библиотеку. Префект не переставал выражать беспокойство относительно самочувствия Бенелли, но кардинал повторял про себя последние слова Сильвестра И, которые умирающий понтифик прошептал исповеднику.

Страшное пророчество.

Последним трем сребреникам не будет способен противостоять ни один смертный. И если одна из этих монет попадет в руки самого приближенного к папе человека, то падет церковь.

У кардинала Бенелли сдавило грудь. В Ватикане самым приближенным к папе был он. Глава святой палаты.

Глава двадцать первая

Теологи говорят о… злых духах, которые проявляются в форме мужчин, женщин или каких-то животных. Человек их может как встретить в реальной жизни, так и вообразить.

Бувье, епископ Ле Мэна. Dissertatioin Sextum Decalogi Praeceptum[11]

Пол проснулся в своей спальне, вытянулся в постели. Жены рядом не было — наверное, заночевала у Флоренс и оставила где-то записку. Такое бывало и прежде. Впрочем, какое это имеет значение! Теперь уже развод неизбежен. Вот только как быть с Рейчел?

— Привет!

В дверях ванной комнаты стояла Хелен в той же самой тунике. Пол начал себя ощупывать: «Я проснулся или еще сплю?»

В этот момент Хелен исчезла, а через секунду возникла у окна спальни.

— Почему я не могу вот так появляться и исчезать? — спросил он.

— Потому что для этого нужно подняться на более высокие астральные уровни, — ответила Хелен. — Только в этом случае ты сможешь управлять своим астральным телом.

Она посмотрела на Пола. Ему еще рано постигать истинную природу монеты. Нужно дождаться, пока хозяин земли крови полностью овладеет его сознанием.

— А это тело у тебя какое? — Хелен усмехнулась:

— Конечно, астральное. Физическое лежит сейчас в постели. Сквозь стены оно проходить не может.

— Тело действительно твое?

— Ну, скажем, я взяла его во временное пользование.

— Ничего не понимаю.

— Все происходит на самом деле — вот самое главное, что ты должен понять. Это не сон, не галлюцинации. Сейчас ты видишь мое астральное тело, так же как видел его, когда Крамер захватил Сьюзенн. Данная реальность отличается от той, которую ты привык воспринимать, но все равно это реальность.

— Но почему другие не могут видеть то, что вижу я?

— Потому что у тебя монета.

— Кто ты, Хелен? Откуда это все тебе известно?

— Потом, потом. — Хелен понимающе кивнула. — Об этом потом. А пока просто прими как данность, что ты можешь меня видеть. И я сделала так, чтобы твои жена и дочка тоже могли меня видеть. Кстати, с Мэри тебе придется расстаться. Такому, как ты, нужна женщина поумнее и не очень религиозная. — Она чмокнула его в щеку. — Я уже кое-кого для тебя присмотрела.

— А мне все кажется, что ты меня дурачишь.

Хелен пожала плечами.

— Это неудивительно. Любой человек, увидев чудо, первым делом начинает сомневаться. Я предлагаю тебе проверить самому. Вот ты был вчера в доме своей матери. Давай позвони, убедись, действительно ли это было на самом деле.

С этими словами она исчезла, а Пол потянулся ктелефону.

Потребовалось всего десять минут, чтобы от его материалистической концепции устройства мира не осталось и следа.

Пол поговорил со старушкой мамой, живущей в четырех тысячах миль от Сан-Франциско. Она удивилась его вопросам, но подтвердила все, что он видел прошлой ночью. Пузырек с таблетками действительно стоял на прикроватном столике, посудное полотенце на кухне действительно упало на пол, коробка конфет действительно приготовлена в подарок соседке. Вероятность совпадения всех этих деталей была ничтожно мала.

Пол положил трубку и направился в ванную, встал под душ. Как же такое могло случиться? Он вспомнил книгу по мистике, которую читал много лет назад, еще студентом. Автор утверждал, что, сколько бы вам ни рассказывали о паранормальных явлениях, вы все равно не поймете их суть, пока не увидите сами. При этом человек управляем высшей силой и всегда играет пассивную роль. Его интеллекта хватает только на то, чтобы скользить по поверхности, ни на миллиметр не проникая в суть.

Пол намылил голову.

В конце концов все придумано. Христианские, и не только христианские, рай и ад — это ведь не что иное, как фантазии верующих.

Он вышел из душа, начал вытираться.

Прежде он не сомневался, что всевозможнейшие духи, нечистая сила и прочее — плод больного воображения. Но как же тогда объяснить то, чему он был свидетелем прошлой ночью?

Пол быстро проглотил завтрак, сел в машину, выехал на шоссе. Сначала он собирался свернуть направо, к университету, но затем передумал и повернул налево.

— Я хочу встретиться с заключенным из двадцать пятой камеры.

Тюремный надзиратель посмотрел его удостоверение и сделал отметку в списке.

— Подождите пару минут, профессор.

Он вышел и вскоре вернулся с Эммой Брек.

— Сегодня с этим заключенным вам встретиться не удастся, — сказала она.

— Почему?

— Он в больнице.

Пол повернулся к надзирателю.

— Вызовите Пэта Харбисона.

Тот пожал плечами и вышел.

— Пол, мы были друзьями много лет, — сказала Эмма Брек. — Я не советую вам добиваться встречи с этим заключенным. Особенно сегодня. Посетите кого-нибудь другого.

В комнату вошел Пэт Харбисон.

— Вы хотели меня видеть?

— Да. — Пол улыбнулся. — Вот, собрался поговорить с заключенным из двадцать пятой, а он, говорят, заболел. Еще бы! Ведь вчера ночью два охранника, Уильяме и Барлански, избили его до полусмерти. Но это же вроде противозаконно, как же так?

Начальник тюрьмы изумленно посмотрел на психиатра. Наверное, этот паршивец Уильямc проболтался.

— А хоть бы и так, вам-то какое дело? Если у вас ко мне больше нет вопросов, извините. — Он быстро вышел.

— Пол, зачем это вам? — Эмма Брек недоуменно пожала плечами. — Ну испортили вы с ним отношения, что дальше? Мало ли, что здесь происходит.

— Но это правда? — спросил он. Эмма кивнула.

— Да. Мне объяснили, что заключенный напал на охранника, когда его выводили из камеры. Но это неправда. Днем я его так накачала лекарствами, что он едва мог пошевелить рукой.

— Так зачем же?..

— Он действительно ударил охранника несколько дней назад, и его решили проучить. — Эмма Брек тронула руку Пола. — Мой вам совет: уходите и переждите некоторое время, пока все успокоится. Хорошо?

В проходной Пола ждал заместитель начальника тюрьмы.

— Мне очень жаль, профессор, но шеф приказал не пускать вас сюда в течение трех месяцев.

— Понимаю.

Пол сел в машину. Надо бы еще поговорить с Крамером. Но это позже.

Флоренс Ингельманн беспокойно хмурилась: с Мэри явно было что-то не так, но, несмотря на настоятельные расспросы, она наотрез отказалась это обсуждать. Однако ее измученный вид говорил сам за себя — видимо, это связано с Полом или Рейчел.

— Может быть, нам отложить отъезд на пару дней? — спросила она, наливая приятельнице еще кофе. — А может быть, вовсе отменить?

— Ни в коем случае, — всполошилась Мэри. — Я бесконечно благодарна вам за заботу, но обязательно поезжайте, отдохните.

В дверях появилась Рейчел. Тоненькое белокурое создание, излучающее нежнейший, мерцающий свет чистой любви, к сожалению, невидимый для простых смертных. Такие же волны излучали и они сами, эти добрейшие женщины — Мэри и Флоренс.

— Нам пора, — сказала Мэри.

— Я поняла, — спохватилась Флоренс. — Рейчел опоздает в школу. — Она проводила их к машине и, как обычно, расцеловала. — До встречи, дорогие. — Затем Флоренс наклонилась к Мэри и быстро спросила: — С Полом что-то случилось?

На глазах Мэри навернулись слезы.

— Он болен. Очень. Но пока лучше, чтобы об этом никто не знал.

Флоренс помахала им рукой и, вернувшись в дом, продолжила укладывать вещи.

«Бену, конечно, можно рассказать. Он не болтливый», — решила она.

А Пол тем временем подъехал к клинике, где его встретил Бен, негодующий, красный, что было большой редкостью.

— Пол, что случилось? Ты забыл, что у тебя встреча с этим голливудским актером и его сыном? Они здесь уже час, и папаша очень злится, угрожает подать в суд. И еще — звонили из деканата, выясняли, почему ты утром не пришел на лекцию. Я просто в отчаянии, ведь мы сегодня уезжаем!

— Да, да, — пробормотал Пол, направляясь в консультационную комнату. — Не беспокойся. Все будет в порядке.

— Наконец-то! — вскрикнул Тони Бреннан. — Выдумаете, что я позволю вам так надо мной издеваться? Да я…

— Заткнитесь, приятель, — резко бросил Пол.

И произошло чудо. Тони Бреннан действительно заткнулся. Сын актера и его менеджер такое видели впервые.

— Подождите здесь. Я поговорю с вашим сыном.

— Потрясно, — сказал Джулиан, когда они зашли в соседнюю комнату. — Как вы это сделали? Ведь его никто еще не мог заставить замолчать.

— Вот что, Джулиан. — Пол внимательно посмотрел на парня. — Ты по-прежнему утверждаешь, что не поджигал школу?

— Конечно.

— Ладно, посиди. Я приду через пару минут.

Младший Бреннан лгал. Об этом свидетельствовали исходящие из него флюиды. Но нужно было убедиться в этом окончательно.

Пол прошел к себе в кабинет, достал из кармана монету. Хелен говорила, что в ней сосредоточена какая-то неведомая сила. Сейчас проверим.

Он закрыл глаза и оказался в доме Тони Бреннана. (Ему было неведомо, что монетой управляла Хелен, которая все время находилась рядом.)

Шикарный, безвкусно обставленный особняк. Ничего удивительного — вкус у Тони Бреннана был столь же претенциозный, как и его талант.

Пол поднялся по лестнице в спальню актера. Дальше по коридору была комната Джулиана, выходящая окнами на обширную лужайку. Шторы задвинуты, в центре — двуспальная кровать, застеленная пуховым покрывалом. На стенах — постеры с голыми женщинами.

— Так ничего не получится. Тебе придется возвратиться.

Пол оглянулся. В дверях стояла Хелен в греческой тунике.

— Куда?

— Назад во времени. Потому что это произошло в прошлом. Но ты сможешь вернуться, только добравшись до шестого астрального уровня.

— А сейчас я где?

— На третьем.

— Как же попасть на шестой?

— Зажми в кулаке монету.

— Что дальше?

— Обычно человек может подняться до шестого астрального уровня только после многолетней подготовки. Медитация, духовное восхождение, постижение высшей мудрости. Но монета позволит тебе легко туда подняться.

— Каким образом?

— Об этом я расскажу позднее. Ты сейчас просто сосредоточься на монете. Она существует одновременно как в физическом, так и в астральном состоянии и сделает все остальное.

Пол не сводил с монеты глаз примерно с минуту. Постепенно перед ним начал материализоваться сад, обнесенный стеной, но не каменной, а скорее бронзовой, сквозь которую проступал яркий желтый свет. Пол осмотрелся. Таких цветов и деревьев он раньше никогда не видел. Краски насыщены настолько, что даже больно смотреть.

Шло время, и он приобретал способность проникнуть в сущность всего, что его окружало. В каждом дереве, в каждом цветке был сосредоточен целый мир.

В стене вдруг обозначилась калитка. Она раскрылась, приглашая Пола.

Неожиданно он услышал голос:

— Не ходи туда. Пол вздрогнул.

— Поверни назад. Тебя обманывают. — Голос был женский. Тихий, но настойчивый. Он разглядел у калитки монахиню.

— Не обращай внимания, — резко бросила, почти приказала Хелен. — Иди, не оглядывайся. Назад пути нет, только вперед, иначе умрешь. Доверься мне и иди.

После секундного колебания Пол шагнул за калитку. И сад исчез.

Ощущение было такое, будто отмотали пленку, но без рывков и жужжания. Просто он плавно перенесся в прошлое, на месяц назад.

Ночь. Дом Тони Бреннана. Джулиан в постели, курит в темноте. Пол видел его так же четко, как при дневном свете. Дверь в отцовскую спальню дальше по коридору полуоткрыта. Отец на огромной постели с молоденькой актрисой. Оба голые, только что закончили заниматься любовью. Девушка лежит на спине, равнодушно глядит в потолок. Тони вкалывает себе дозу героина, после чего вяло откидывается на подушки.

Актрисе — ее зовут Люси — скучно. К тому же этот скотина наркоман ее кинул — она так и не получила главную роль.

Люси переворачивается на живот, слышит легкий шум и оглядывается. В дверь заглядывает Джулиан. Он в трусах, раскрасневшийся, волосы взъерошены. Вожделенно пожирает глазами обнаженное тело. Люси и не думает прикрываться, некоторое время лежит, размышляет. А что, парень вполне симпатичный, всего на каких-то три — четыре года моложе. Чепуха! Тем более, что папаша сейчас ни на что не годен. Да и вообще наполовину труп.

Она лениво встает. Идет к двери. Берет потрясенного Джулиана за руку. Они идут к нему в спальню. Далее следует страстное совокупление. Через некоторое время еще одно. Джулиан на седьмом небе.

Но тут папаша просыпается и, не обнаружив рядом Люси, выходит в коридор. В комнате сына щелкает выключателем. Молодые любовники вскрикивают и замирают. Немая сцена.

Пол снова в своем кабинете, в кресле. Бросил взгляд на часы — вроде бы не прошло и минуты.

Он вернулся к Джулиану — тот даже не оторвался от своего комикса.

— Джулиан, я знаю, ты затаил на отца злобу после того, как он застукал тебя, когда ты трахал его Люси. Что было потом? Он тебя избил? Прямо при ней?

Джулиан посмотрел на Пола не мигая. Пол поправил галстук и прошел в консультационную комнату.

— Мистер Бреннан, пока не поздно, постарайтесь наладить отношения с сыном. Иначе это может плохо кончиться.

— Что? — вскрикнул ошеломленный актер.

— Сынок может вас убить, — холодно ответил Пол. — А теперь позвольте с вами распрощаться. Всего хорошего.

Глава двадцать вторая

Падшие ангелы небесные, отягощенные земными пороками, становятся нечистыми, блуждающими духами. Мучаясь от утраты божественной благодати, эти потерянные души находят некоторое утешение в том, что совращают души человеческие, доводя их до своего уровня.

Тертуллиан[12]. De Anima[13]

Сестра Марта, мать настоятельница монастыря, расположенного на северной окраине Сан-Франциско, внимательно слушала гостью. В окно кабинета была видна садовая дорожка, по которой прогуливалась монахиня, держа за руку Рейчел.

Их одолевают демоны. Странно было слышать это от такой женщины — судя по всему, образованной, возрастом примерно за тридцать, нрава доброго, но решительного. Особенно если это касается ребенка — совершенно другой типаж.

К сестре Марте за ее долгую жизнь с подобными проблемами обращались неоднократно самые разные люди. Но подавляющее большинство из них были просто больные, одержимые не злыми духами, а обыкновенной истерией.

Настоящая одержимость демонами встречалась очень редко. Ведь это связано с основами существования человека в мире и с космическими силами добра и зла. Сатана существует — в этом сестра Марта, как, впрочем, любой священнослужитель, не сомневалась. Но было опасно даже сосредоточивать на этом внимание, поскольку силы зла способны легко подчинить себе человеческий разум. Некоторые по глупости думают, что могут безнаказанно развлекаться оккультизмом. Они не правы: бесы исподволь проникают в их сердца и часто подолгу ждут, чтобы потом дать волю своей разрушительной силе.

Сестре Марте показалось, что в бедах этой женщины тоже виноваты отнюдь не демоны. Но как убедить ее? Настоятельница видела, что эта несчастная душа упорствует в своем заблуждении, и поэтому просто слов будет недостаточно.

— Мэри, — тихо проговорила сестра Марта, — я пригласила отца Дэвида, он поговорит с вами. Этот священнослужитель очень опытный в таких делах.

Прислушавшись к доносящемуся из сада веселому смеху Рейчел, Мэри кивнула монахине.

Через пару минут в кабинет вошел человек, совсем не похожий на изгоняющего бесов. Мэри ожидала увидеть мускулистого великана, христианского ратоборца типа Дольфа Лундгрена, а перед ней был невысокий пятидесятилетний монах в коричневой сутане ордена доминиканцев. Кинопродюсер бы его категорически отверг — внешность совершенно не кинематографическая: круглое лицо, нос картошкой. Правда, умные глаза и добрая улыбка сильно скрашивали впечатление.

Отец Дэвид поздоровался с Мэри за руку, затем внимательно выслушал.

— Я думаю, вы ошибаетесь. Разумеется, мир духов существует, так же как и мир людей. И злые духи порой обнаруживают себя. Однако женщина, которую вы описываете, на злой дух не похожа. Ктому же не исключено, что это вам просто пригрезилось.

— Но моя дочка тоже ее видела.

Монах кивнул.

— Понимаю. Бывает, что дети активизируют духов полтергейста, которые передвигают предметы, опрокидывают их, но обычно не причиняют людям никакого вреда. Это духи, застрявшие между мирами. Почему так происходит, мы не знаем, но они любят детей. Это очевидно.

— Значит, все дело в Рейчел? — спросила Мэри.

— О, не в ней лично, — успокоил ее отец Дэвид. — Просто она ребенок. Дети излучают любовь много интенсивнее, чем взрослые. А это привлекает духов, как мотыльков свет.

— Но я уверена, что женщина имеет какое-то отношение к моему мужу, к психиатрической экспертизе Крамера, которую он проводил.

Отец Дэвид слышал об этом деле и о Поле Стаффере. Связываться с этим психиатром ему очень не хотелось, но Мэри, судя по всему, была настроена весьма решительно. Несомненно, она очень любит мужа.

Монах внимательно посмотрел на нее.

— Мне кажется, я понял вашу проблему. — Он на секунду замолк. — Муж собрался или собирается уйти к другой. Для вас это тяжелый удар.

Мэри отрицательно покачала головой.

— Вы не ошиблись, но к событиям, мною описанным, это не имеет никакого отношения. Я видела женщину и знаю: она замыслила против нас что-то плохое.

Отец Дэвид кивнул.

— Хорошо. А теперь позвольте мне поговорить с Рейчел.

Девочку ввели в кабинет. Он взял ее за руку.

— Деточка, я хочу, чтобы ты рассказала мне все, что видела.

Рейчел описала загадочную блондинку с длинными распущенными волосами.

— И она не напомнила тебе никого из учителей?

Рейчел мотнула головой.

— Нет, она была намного красивее.

— Но эта женщина тебя напугала?

— Еще бы! Ведь она хотела меня куда-то увести.

— Понимаю, — сказал отец Дэвид. — Но больше ты с ней не встретишься.

Все было ясно. Он встал.

— У нее была монета, — добавила Рейчел.

— Ты мне не говорила. — Мэри вопросительно посмотрела на дочку. — Что за монета?

Отец Дэвид нахмурился. Девочка оказалась с воображением.

— Я могу ее нарисовать, — предложила Рейчел.

— Да, попробуй. — Отец Дэвид направился к двери. — Извините, но я должен вас покинуть. — Он погладил Рейчел по голове, пожал руку Мэри. — Тороплюсь на исповедь к умирающему.

Через несколько минут, проходя мимо кабинета матери настоятельницы, он вдруг решил заглянуть туда и, полуоткрыв дверь, произнес:

— До свидания.

Стоило отцу Дэвиду бросить взгляд на лежащий на столе рисунок, как улыбка на его лице растаяла.

— О Боже!

Он попросил мать настоятельницу и Мэри выйти.

— Рейчел следует остаться в монастыре еще по крайней мере на день. Я настаиваю. — Его голос дрогнул. — А вас, Мэри, прошу подождать. Мне нужно осмотреть ваш дом.

Отец Дэвид направился к лестнице. Он опаздывал к умирающему, но не это его тревожило. Во-первых, лицо девочки было озарено неземным светом. А во-вторых, даже если бы ей каким-то образом удалось случайно изобразить почти точную копию серебряного динария времен Христа, то выгравированное на монете сочетание SMRM ей никак не могло быть известно. Означало оно «Salvaте,RedemptorMundi»«Сохрани душу мою, Спаситель мира».

Последние слова предателя Иуды Искариота, которые он произнес перед тем, как повеситься.

Глава двадцать третья

Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных.

Послание к Ефесянам, 6:12

Наутро после посещения Башни Ветров кардинал Бенелли едва поднялся с постели. Он чувствовал себя очень скверно. И не только потому, что упал с лестницы на Башне, — настоящей причиной был страх. В дверь постучали. Вошел секретарь, принес бумаги на подпись. А как же, жизнь должна продолжаться! Бенелли подписал, не читая.

Секретарь откашлялся.

— Ваше высокопреосвященство интересовались здоровьем кардинала Вышинского. Он по-прежнему болен.

Бенелли подождал, пока за секретарем закроется дверь. Происходит что-то ужасное. Грациани умер, Вышинский тяжело болен. Кто следующий? Но то, что обнаружилось вчера в Башне Ветров, вызывало еще большую тревогу.

Каждая из монет была квинтэссенцией предательства. Иуда предал Спасителя, и, если последние слова Сильвестра II, которые он произнес на смертном одре, правда, то один из нас предаст папу. Пожалуйста, Боже, избавь меня от этого тяжкого греха!

Кардинал устало прикрыл глаза. Сребреник еще не возник в этом мире, но он уже чувствовал его присутствие — потерял сон, потому что, как только закрывал глаза, начинались шепоты, богохульства, искушения, дьявольский хохот прямо в ухо. Но все это пока атака извне. Конечно, изматывает, но с этим как-то можно мириться. А что будет, когда они проникнут внутрь?

В комнату вошел отец исповедник. Бенелли пригласил его сесть в кресло.

— Кардинал, я пришел вас проведать.

— Скажите, а с вами это тоже происходит? — неожиданно спросил Бенелли.

— Да, — спокойно ответил отец исповедник.

— Я имею в виду кошмарные сны, шепоты, искушения?

Священник кивнул.

— Но с этим не следует бороться. Постарайтесь их не замечать, и они постепенно вас оставят.

— Вы можете видеть духов? — спросил Бенелли.

— Некоторых.

Кардинал поежился. Единственный дух к нему явился в Башне. А что случится, если их будет много? Ведь они сильнее, чем те, с которыми кардиналу приходилось встречаться прежде, — напали, не побоялись даже благословленного папой распятия.

— Я очень боюсь, — признался он.

— Я тоже, — тихо ответил отец исповедник. В его спокойных голубых глазах читалось сочувствие.

— Что же нас ждет?

— Сила монеты нарастает очень быстро, — сказал отец исповедник. — Нам нужно ее нейтрализовать, пока не поздно. Но до сих пор неизвестно, где она находится, хотя человека, которым она управляет, уже видели.

— Кто видел?

— Катерина из Бенедетто. Но, к сожалению, она не знает, откуда этот человек. Она пыталась его остановить, не получилось.

— Почему?

— Монета очень мощная.

— Этот человек понимает истинную природу монеты?

— Нет. Но скоро поймет.

— Но мы должны что-то делать, — глухо произнес Бенелли. — Нельзя просто ждать. Неужели его невозможно найти?

— Во многом это зависит от вас.

— От меня? — Бенелли встрепенулся. — Каким образом я могу это знать? Монахиня, вы, ну и, разумеется, святой отец — это другое дело. А я не мистик, а всего лишь кардинал.

— Но вам было откровение.

— Это правда, — согласился Бенелли. — Было. Я почувствовал появление в мире монеты, несущей огромное зло, и не осмелился сказать об этом святому отцу, потому что не верил, что легенда о сребрениках Иуды правда. Но это было только предчувствие.

— В откровениях содержится много больше, чем мы можем постигнуть. Из истории известно, что появление в мире монеты часто сопровождается природными катаклизмами. Может быть, вы вспомните какой-нибудь намек на это?

— Нет, — смущенно ответил Бенелли. — А монахиня Катерина ничего больше не видела?

— К сожалению, нет. — Отец исповедник поднялся. — Мне пора идти. — Он положил на стол газету. — Это вам.

Бенелли посмотрел название: «Нью-Йорк таймс». Он никогда ее не читал, предпочитая итальянские газеты.

Днем его посетил доктор, осмотрел, дал успокоительное, порекомендовал пораньше лечь спать.

Пришел вечер. Бенелли, последовав его совету, лег в постель и тут же заснул. Сны сменяли один другой. Он был в Башне Ветров, падал с лестницы, смотрел на звезды…

Кардинал неожиданно проснулся, включил лампу. Он увидел нечто, что может указать местонахождение монеты, попытался вспомнить что — и не мог.

Бенелли пошевелился в постели, и газета сползла на пол. Кардинал раскрыл последнюю страницу и замер.

«В окрестностях Сан-Франциско зарегистрированы подземные толчки. Ученые прогнозируют землетрясение».

Глава двадцать четвертая

Дьявол оставляет на телах своих жертв следы… эти следы дьявола не кровоточат и могут оказаться в самых потайных местах. По этой причине, чтобы их найти, требуются усердные поиски.

Преподобный Ричард Бернард. Наставление членам большого жюри присяжных

— Я думала, что ты уже никогда не придешь. — Сьюзенн прижалась к Полу.

— Были дела. — Он поморщился. — Вначале этот посредственный актер со своим непутевым сынком, потом… ездил в тюрьму.

Сьюзенн потащила его в спальню. На ней была короткая красная юбка и блузка из лайкры. Впрочем, она ее тут же сбросила. Пол залюбовался рассыпавшимися по ее спине дивными черными волосами, великолепной полной грудью, нежной белизной кожи.

— А почему ты не пришел на занятия? Все тебя ждали.

— Я же говорю, были дела, — ответил он раздеваясь. — Но ведь все обошлось?

— Да. Мы пооколачивались у аудитории минут пятнадцать, а потом пришла секретарша из деканата и сказала, что лекции не будет. — Она посмотрела на Пола. — Ты поговорил с женой?

— Еще нет.

Он толкнул ее на постель. Снял юбку. А потом они занимались любовью, еще и еще. Много раз.

— Может, немного поспишь? — спросила Сьюзенн, когда он наконец устало откинулся на спину.

— Нет, пойду домой. — Пол помрачнел. — Я уже сутки не видел Мэри. Она ночевала у друзей.

— Но ты по ней не скучаешь, верно?

— Нет, — ответил он после непродолжительного раздумья, — не скучаю.

Странно, но судьба жены его совершенно не интересовала. Мысли о ней отодвинулись куда-то в самую дальнюю часть сознания.

— Пожалуйста, побудь со мной еще. Пожалуйста. — Сьюзенн осыпала его поцелуями, затем перевернулась на живот.

Пол начал лениво гладить ее сладостные ягодицы и вдруг заметил на одной странную татуировку. Скорее это было похоже на тавро, каким метят быков — какой-то античный символ.

— Что это у тебя?

— Где? — Сьюзенн повернула голову.

— Здесь. Какая-то отметина. — Пол пробежал по ней пальцами.

— Какая отметина? — Она потрогала правую ягодицу. — Нет никакой отметины.

— Сьюзенн, там есть отметина. Я же вижу.

Она недоуменно посмотрела на него, и он понял — девушка действительно не знает о существовании татуировки. Чудно.

Сьюзенн прижалась к нему. Снова начались ласки.

— Послушай, — тихо проговорил Пол, — тогда в тюрьме, в коридоре, стояла женщина. Позади меня.

— Какая женщина?

— Перестань придуриваться. Там была женщина в белом халате. Она подавала Крамеру какие-то знаки, чтобы он тебя отпустил. По своей воле он бы этого не сделал. У нее были белокурые волосы. Ее зовут Хелен. Да ладно тебе, Сьюзенн, ты должна была ее видеть.

— Пол, я не видела никакой женщины. И вообще, хватит об этом. Я хочу к тебе.

— Но там была женщина, и мне кажется, эта метка у тебя как-то связана с ней.

— Перестань выдумывать. — Ее язык медленно проник к нему в рот. — Лучше иди ко мне. Я хочу.

Совокупление было бурным, после чего Пол заснул и увидел Хелен.

Они стояли рядом на утесе, похожем на тот, что пригрезился ему на вечеринке у Ингельманнов. Только теперь напротив высился другой такой же утес. Между ними зияла глубокая пропасть. Пол не успел ничего подумать, как оказался внизу.

— Эту реальность создает монета, — объяснила Хелен.

В его руке возникла монета. Пол понятия не имел, как она туда попала. Он огляделся: ущелье было много шире, чем казалось сверху, по нему текла полноводная река, без порогов и перекатов. Пол ощущал, что река эта бескрайняя, как океан.

— Где мы?

— На седьмом астрале, — сказала Хелен. — Сюда удается попасть очень немногим смертным, только настоящим колдунам. Посмотри на реку.

В темно-голубой пучине он разглядел контуры иных миров. Они вращались, перемещались, трансформировались один в другой. Мириады никогда не повторяющихся изменений, причем для каждого человеческого существа они были разные.

Почему он может все это видеть, знала только Хелен.

В тридцати сребрениках Иуды содержалась глубочайшая мудрость. Мудрость, исходящая из глубины тысячелетий, когда еще не существовало человека, земли крови, прежде чем были задуманы сами ангелы, когда сатана в образе небожителя Люцифера был рядом с Богом.

Хелен сейчас представала его взору тоже иной. Она была прекрасна, и ее красота оставалась за пределами человеческого понимания. Волосы уже не белокурые, а мерцающие, серебристые. Лицо почти ангельское. Этой красоте позавидовала бы даже Елена Троянская.

— Это река забвения, — сказала Хелен. — Греки называли ее Летой. По ней плывут человеческие души из одного мира в другой. Все попадающие туда забывают прошлое. Только ты можешь войти и вернуться обратно. Эту способность дает тебе монета, потому что в ней заключена мудрость, существовавшая еще до образования самой реки. Вечная, нетленная мудрость. Здесь ты можешь обозревать всю историю рода человеческого.

— Всю?

— Да, всю, за исключением эпизодов с теми, кто обладает большей духовной силой, чем ты сейчас.

— А что там дальше?

— Дальше, за девятым астралом, начинаются ангельские чины. Туда не может проникнуть ни единый смертный.

— А ты?

— И я не могу, — сказала она, — поскольку пока, последние две тысячи лет, нахожусь в человеческом теле. Правда, не всегда в одном и том же. — Хелен посмотрела на Пола. — А вот ты можешь выйти за пределы девятого астрала. Если решишь это сделать.

— Почему?

— Потому что тебе позволит тот, кто тебя любит. Это его сила заключена в монете. Теперь давай немного попутешествуем по времени.

— И по будущему тоже?

— Нет. В будущее нельзя. Оно неизвестно даже архангелам.

— Разве они существуют? — Хелен улыбнулась.

— Об этом сказано в Священном Писании. Некоторое время Пол любовался рекой, страстно желая окунуться. Затем повернулся к Хелен.

— Я хочу спросить тебя насчет Сьюзенн.

— Что?

— Это ты ее пометила?

— Да. — Хелен кивнула. — Она принадлежит мне.

— И ты можешь заставить ее делать все, что пожелаешь?

— Конечно. Душами можно владеть точно так же, как вещами. Ты ее хочешь? — Она посмотрела на него. — Я знаю, Сьюзенн доставляет тебе удовольствие. Что ж, я тебе ее дарю. Бери.

— А Крамер?

— Он тоже принадлежит мне, — сказала Хелен.

— Значит, он и Сьюзенн нужны были, чтобы привести меня сюда?

— Да, я так задумала.

Хелен не стала ему говорить, что она лишь хранительница сребреника Иуды. А настоящий хозяин — ангел тьмы.

— Зачем тебе это было надо?

— Чтобы спасти тебя, глупый. Но теперь ты можешь выбирать. Тебе разрешено все.

— Кем?

— Тем, кто тебя любит.

Пол пожал плечами. Он чувствовал, что Хелен от него что-то скрывает, но сейчас это было безразлично. Желание познать все, что находится даже за пределами человеческого познания, переполнило его до краев, начисто вытеснив даже любовь к дочери. Эту жажду космической мудрости нельзя было смирить никакими человеческими доводами.

Он нырнул в реку.

Пол плавал по спокойным, тихим водам. Очень долго. Никакого беспокойства, ощущения времени, обязательств, ответственности — просто наслаждение в чистом виде. Он ощущал себя листиком на ровной поверхности пруда.

Прошло несколько миллиардов лет, и он перевоплотился в ветку, покачивающуюся над водой. Миновало еще несколько вечностей, и вот он уже снежинка, медленно падающая с облака. А затем все завертелось быстрее и быстрее, и он наконец вылетел обратно, в человеческую реальность.

— Где мы?

— Не знаю, — ответила Хелен. — Ведь путешествуешь ты, а не я.

Пол оказался в мансарде небольшого особняка у озера. Лето. Много книг. Солидный письменный стол из красного дерева, витражные окна, курительные трубки на подставке. Он просмотрел названия книг — психиатрия, философия, астрология, религия.

Пол проник во двор и увидел старика. В плетеном кресле, ноги покоятся на скамеечке. Лицо вроде знакомое. Он заглянул в кабинет, посмотрел на календарь на стене. 15 мая 1958 года. Надписи по-французски. Все прояснил бланк, лежащий на столе. Это был дом Карла Юнга в Беллинцоне, Швейцария.

Потрясающе. Он видел перед собой своего кумира, гуру, человека, книги которого он изучал почти всю сознательную жизнь. Юнг сидел в кресле, попыхивая трубкой, и читал книгу. Пол посмотрел название: «Неисследованная Самость».

Хелен усмехнулась.

— Лично я предпочитаю Фрейда. Он так интересно говорит о сексе. — Она тронула Пола за плечо. — Ладно, пошли. Теперь моя очередь выбирать место.

Они перенеслись в цирк Нерона, огромный стадион между двумя римскими холмами — солидное сооружение тысяч на сто зрителей. В этот теплый июльский день шли гонки колесниц, последний утренний заезд. Лошади мчались с выпученными глазами, наездники свирепо хлестали их кнутами. Люди на трибунах дико орали, подбадривая фаворитов.

— Я часто здесь бывала. — Хелен вздохнула. — Какое это было замечательное время! Люди умели получать удовольствие.

Пол с балкона рассматривал толпу. Здесь собрался весь Рим: император, сенаторы, центурионы, торговцы, простой люд. У нижней аркады цирка продавали дешевое вино и фрукты. Повсюду сновали проститутки, мужчины и женщины, взрослые и дети всех цветов кожи со всех концов империи.

Сейчас должно было начаться главное зрелище, гвоздь программы. Вот уже повели обреченных на заклание рабов. Большинство молодые, обнаженные тела для эффекта натерты маслом. Когда их всех собрали в центре арены, те, что постарше, попытались образовать кольцо вокруг женщин и детей.

Вот прозвучали фанфары, и толпа затихла. Все взоры были устремлены на огромные металлические решетки в северной и южной частях цирка, которые начали медленно подниматься. По трибунам пронесся ропот восторга — на арену выбежали львы.

А затем началась забава.

От группы рабов отделили белокурую девочку лет семи и кнутами погнали вперед. Она побежала. Плебеи следили за ней с равнодушным интересом, потягивая вино.

Львица у северных ворот припала к земле и через секунду ринулась за девочкой. Публика восторженно загоготала. Девочка бежала что есть мочи. Суть игры состояла в том, чтобы добежать до обелиска в начале стадиона, и тогда жертва была бы спасена. Но до него было невероятно далеко. А это прекрасное животное, созданное для преследования добычи, было необыкновенно проворным.

Расстояние между охотником и дичью катастрофически сокращалось. Девочка в ужасе оглянулась, и в этот момент львица подняла в воздух двести сорок килограмм своего веса и, ухватив ее зубами за правое плечо, поволокла тело по ярко-желтому песку.

Затем остановилась, вонзила клыки в горло девочки и рывком оторвала голову. Из раны хлынула струя крови. Голодная львица начала трапезу.

Публика ревела.

— Habet! Она ее настигла! Так быстро!

Остальные рабы оцепенело наблюдали за происходящим. А к ним уже подступали львы. Публика жаждала крови.

— Iugula! Убей его! Verbera! Прыгай! Давай же, давай!

— В этот день я сидела вон там, — Хелен. — Недалеко от императорской ложи.

Это место было подернуто дымкой, и Пол не мог разглядеть лица ее спутника.

— А с кем ты была? — спросил он.

— Что-то не припомню, — поспешно ответила Хелен. — Да и какое это имеет значение! Лучше посмотри, вон император Нерон. А это его мать, Агриппина. По другую сторону сидит эта стерва Клавдия.

— Кто?

— Его последняя пассия. Я ее терпеть не могла. Впрочем, он с ней тешился недолго. Ладно, мы вернемся сюда вечером, когда начнут распинать христиан. Нерон всегда самое интересное приберегает ближе к ночи. Кстати, среди них будет и этот старик рыбак. Историческая личность.

Неожиданно Хелен охнула, и ее лицо исказила гримаса боли.

— Я теряю силу! Силу!..

Моментально все окутал густой туман. Пола подхватил, закрутил, завертел вихрь.

И он проснулся в комнате Сьюзенн. Она лежала рядом, спала.

Хелен в это время уже была в доме Пола, чтобы встретить Мэри и отца Дэвида.

Пол полежал с минуту, затем сбросил одеяло. Метка на правой ягодице Сьюзенн была уже другая.

Его переполнил восторг. Ведь это означало, что теперь он ее хозяин. И ее тела, и ее души.

Глава двадцать пятая

[14] признался мне однажды, что в океане «черного оккультизма» его теория секса представляла единственный оплот здравого смысла. Именно поэтому ее потребовалось возвести в догму. Он был убежден, что в подсознании содержится много такого, что дает широкий простор оккультизму. Эти первичные формы, «рудименты», базирующиеся на инстинктах, обладают таинственными, кажущимися сверхъестественными качествами, которые порой вызывают страх. Они основа человеческой психики.

Карл Юнг. Неисследованная Самость

Отец Дэвид вывел машину на шоссе. О своих опасениях он решил Мэри пока не говорить — зачем зря тревожить и без того напуганную женщину! Тем более что это может быть ошибкой. Два дня назад из Ватикана пришло предписание ему и другим экспертам по изгнанию нечистой силы, немедленно сообщать кардиналу Бенелли о любых случаях одержимости, так или иначе связанных с монетой. К сожалению, лично с кардиналом связаться не удалось. Нелюбезный чиновник сказал, что глава святой палаты болен. Пришлось оставить сообщение.

Однако отец Дэвид, находящийся в самом низу церковной иерархии, мало надеялся, что кардинал Бенелли обратит на это сообщение внимание.

— Извините, но машина у меня не комфортабельная. Ее подарил один прихожанин, за что я ему очень благодарен.

— Вам не нужно извиняться, — сказала Мэри.

— У вас славная дочка.

— Да, я ее обожаю.

— А ваш супруг, он любит детей?

— Конечно. Ее он любит больше всего на свете.

— Я читал несколько его статей, — сказал отец Дэвид. — Мне кажется, он не слишком большой приверженец религии.

Мэри смутилась.

— Да. Пол убежденный атеист.

— Что ж, он имеет на это право. А вы?

— Я, конечно, верю.

— Почему?

— Почему? — Вопрос поставил Мэри в тупик. — Просто знаю, что Бог существует. Это внутри меня. Впрочем, религиозную литературу я не читаю. Только молюсь каждый вечер. Этого недостаточно?

Отец Дэвид рассмеялся.

— Дело не в количестве книг, которые вы прочли. И даже не в том, сколько времени вы каждый день уделяете молитвам. Главное — верить и соблюдать Божьи заповеди.

— А что это за монета, которую мы с Рейчел видели?

Отец Дэвид помрачнел.

— Пожалуй, сейчас об этом нам говорить не следует.

Впереди показался дом Стафферов.

— Очень впечатляет, — пробормотал отец Дэвид, сворачивая на подъездную дорожку.

Действительно, дом был большой, двухэтажный. Он стоял на собственной земле, в элитной части города. Стиль был современный, функциональный — стекло и дерево. Его спроектировал один из самых известных калифорнийских архитекторов.

— Да, — согласилась Мэри. — Мы живем здесь четыре года. Мне он так нравился, а теперь… — Ее голос дрогнул. — А теперь в нем невозможно жить.

— Скоро снова все будет хорошо, — успокоил ее отец Дэвид, вылезая из машины.

Он был готов к работе.

Церковь признавала существование злых духов и их способность влиять на людей и животных. В Библии можно найти упоминания о подобных случаях. Например, в Евангелии от Матфея описано, как Христос изгнал бесов из двух одержимых, вселил их в свиней, которые тут же бросились с крутого берега в озеро. Однако современная церковь подходит к вопросу о демонах очень осторожно, потому что подавляющее большинство якобы одержимых демонами оказывались психически больными или мистификаторами.

Но с очень ранних времен церковь начала готовить священнослужителей для изгнания нечистой силы. Это были тщательно отобранные люди, обладающие особыми способностями. В наши дни они подчинялись лично кардиналу Бенелли.

— Ваш муж дома? — спросил отец Дэвид.

— Нет, — ответила Мэри. — Обычно он поздно возвращается из университета. У него много дел.

— Могу себе представить.

Они вошли в холл, прислушались.

Вообще-то одержимость человека демонами определить достаточно просто. Обычно злые духи реагируют на прикосновение креста или другого божественного предмета, как будто их облили кипятком. Они чувствуют божественный дух, которым пропитан этот предмет. Однако в некоторых случаях этого бывает недостаточно, поскольку злые духи необыкновенно разнообразны, и определенная их часть может оказаться нечувствительна к священным предметам.

Главное — обнаружить демона. В мире возникает довольно много необъяснимых явлений, однако с нечистой силой связаны далеко не все. Отцу Дэвиду приходилось встречаться с детьми, говорившими на древних, давно умерших языках, наблюдать левитацию тяжелых предметов, загадочные надписи на стенах и полу и многое другое. Порой, чтобы увидеть демонов, ему было достаточно закрыть глаза, а затем он благополучно их изгонял. Чаще всего это были жалкие существа, съежившиеся, с печальными глазами загнанного животного.

Но были и другие силы зла, более мощные, которые могли менять форму и свободно странствовать по миру. Они были способны управлять сознанием людей, вызывая у них тяжелейшие галлюцинации. Человек уверен, что он идет по улице, в то время как это край пропасти. Женщина считает, что кормит свое дитя, а на самом деле его душит. Ребенок думает, что он играет с младшим братом или сестрой, а на самом деле его топит.

А потом эти человеческие существа, в которых вселились злые духи, ничего из содеянного не помнят. Это настоящие зомби, души которых искалечены. И спасти их может только покаяние или смерть.

Но очень сильные существа, такие, как ангел тьмы, в этот мир проникали крайне редко. И это спасало человечество.

— Я включу везде свет, — сказала Мэри с тревогой в голосе.

— Хорошо. — Отец Дэвид ободряюще улыбнулся и поставил на пол сумку.

В доме ничего не было, он уже не сомневался. Ничего таинственного, неземного. Обычно он сразу чувствовал присутствие злого духа, иногда даже по запаху. Но здесь все было чисто.

— У вас есть собака? — спросил он. Собаки и кошки обычно чуяли нечистую силу и вели себя беспокойно.

— К сожалению, наш Лабрадор пропал, — ответила Мэри. — А о коте я вам рассказала.

Она вошла в кухню. Здесь тоже вроде все было нормально.

— Я пойду наверх, — сказал отец Дэвид. — Где вы видели монету?

— В нашей спальне, слева.

Отец Дэвид начал подниматься по лестнице, оставив сумку в холле. На полдороге свет погас.

— Мэри, не волнуйтесь. Это, наверное, выбило пробки.

Он спустился, прошел в гостиную. Мэри уже сняла трубку, собралась звонить.

— Мэри, — произнес он очень спокойно, — ничего особенного не произошло. Пожалуйста, не пугайтесь. Где у вас электрощиток?

— В подвале. Вход туда через кухню.

— Посидите здесь, я скоро вернусь. Хорошо?

Отец Дэвид прошел через кухню, открыл подвальную дверь, посветил вниз фонариком, затем принялся спускаться по деревянным ступеням. Мэри сидела на диване не шелохнувшись, потому что вокруг нее начало происходить что-то странное.

Стало заметно темнее, но эта темнота была не ночная. В комнату проникла глубокая чернота в виде густого тумана. Как ни напрягала Мэри зрение, она не могла разглядеть даже свою руку. Попыталась крикнуть — тоже не получилось.

— Отец Дэ… — прошептала она задыхаясь.

Монах осмотрел подвал, проходящий по всей длине дома. Он был пуст, только в одном углу виднелось несколько картонных коробок. Найти распределительный щиток оказалось не трудно.

— Сейчас сделаем, — пробормотал он.

Отец Дэвид задвинул на место предохранители. Свет вспыхнул, но вскоре замигал. В этот момент на стене начал возникать дьявольский знак.

— Мэри, уходите отсюда, скорее! — в ужасе крикнул он, но она не могла его слышать.

Свет снова погас, а затем мощный смерч подхватил монаха в воздух и с силой швырнул о стену. Раздался противный хруст ломающихся костей.

Отец Дэвид застыл, парализованный страхом. Электричество теперь было не нужно, потому что подвал осветил неприятный призрачный свет. На стене продолжала формироваться огромная магическая фигура. Он попытался произнести начальные слова заклинания нечистой силы, но не смог. Злой дух на этот раз оказался намного сильнее, и против него защиты не было.

Магическая фигура наконец вспыхнула сатанинским огнем. Отец Дэвид не сводил с нее глаз.

— Мэри, — прохрипел он.

Дрожа всем телом, монах поднял небольшой флакон со святой водой, но он раскололся в его руке, вода с шипением расплескалась вокруг. Несколько капель попали на кожу и обожгли, как кипяток. Достав из кармана крест, отец Дэвид пополз к лестнице. В это время внутри магической фигуры возникли рунические письмена. Он ухватился за перила и начал шепотом читать Двадцать второй псалом:

Продолжить не удалось — начались галлюцинации. Он был в океане, на судне, во время тайфуна. Прямо на него неслась огромная водная лавина. Она должна была его раздавить, но он был уже на крыше небоскреба. На самом краю. Еще шаг — и упадет в бездну. Отец Дэвид лег на спину, отчаянно сопротивляясь, но невидимые руки продолжали его тащить.

Галлюцинации накатывали, одна причудливее другой.

Он в густом темном лесу, со всех сторон обложенный стаей свирепых волков. Дальше бежать некуда, он тонет в вонючем, гнилостном озере, увлекаемый на дно тяжелыми камнями, привязанными к ногам, хватает ртом воздух, умирает.

Ощущения были настолько реальные, что отец Дэвид корчился в страшных мучениях, то терял сознание, то приходил в себя. Его противник был намного сильнее, он просто играл с ним. Крест выпал из руки монаха.

Мэри нашла отца Дэвида у двери в подвал. В его сумке оказалась еще бутылочка святой воды, которой она окропила ему голову, затем потащила к входной двери. Ее тоже охватывал ужас, но она знала, что должна ему помочь.

Неожиданно где-то рядом с сердцем поднялся жар, обжигающий, как пламя. И в сознании вспыхнули слова заклинания нечистой силы. Она выкрикнула их, даже не понимая смысла:

— Я заклинаю тебя, дьявол, судом живых и мертвых и Создателем мира, который посылает тебя в ад. Так поди же прочь от этого слуги Божьего!

В нескольких тысячах миль отсюда, в маленьком итальянском монастыре, находящаяся в глубочайшем трансе монахиня увидела происходящее в доме Стафферов. Ее дух вошел в сознание Мэри и произнес заклинание. Началось сражение.

Катерина из Бенедетто встретилась с врагом на седьмом астрале. Два мощных духа: один вооруженный злом, другой — светом. Для Хелен не составило труда расправиться с каким-то заурядным священнослужителем. Другое дело было столкнуться лицом к лицу с живой святой. Хелен знала, что без помощи сребреника Иуды она не сможет противостоять монахине. Мало того, борьба существенно ее ослабит. Конечно, можно было извлечь монету и с ее помощью убить монахиню, но тогда пришлось бы отказаться от Пола, что невозможно.

Повторяя заклинание, в кромешной тьме Мэри тащила отца Дэвида через кухню в холл. Не видно было ни дверей, ни стен. Из мглы вылезали извивающиеся змеи с глазами, наполненными человечьей злобой. А позади проступало святилище каких-то колдунов — на стенах магические знаки, руны, у алтаря люди, которых пытали огнем. К ней приближался демон. Мэри не решилась поднять глаза, только взмолилась:

— Спаси меня, о Боже!

В этот момент Катерина из Бенедетто разбила дьявольские чары, и Мэри окатила волна запредельной радости. Любовь монахини вошла в ее душу, изгоняя смертельный страх. Она вскрикнула и упала без чувств.

Сознание вернулось через несколько минут. В доме горел свет, она лежала на полу в холле, рядом отец Дэвид в тяжелом состоянии.

В голове прозвучал негромкий приказ:

— А теперь уходи. Быстро.

В тысячах миль от Сан-Франциско Катерина из Бенедетто поднялась от алтаря. Она видела истинную личину Хелен — чудовище. Видела также у нее в руке сребреник Иуды. Но Катерина знала, что владеет им не Хелен, а совсем другой, более темный и могущественный дух, который обитает за границами астральных уровней. Катерина не смогла увидеть его лицо, но он становился все ближе и ближе, готовясь войти в мир людей.

И Катерина из Бенедетто с горечью осознала, что, какой бы мощной ни была ее духовная сила, противостоять ему она не сможет.

Поскольку это был непреодолимый дух.

Закрыв дверь, сестра Марта с тревогой посмотрела на Мэри.

— Вам с дочерью ни в коем случае нельзя покидать монастырь.

— А если мы уедем в другой район или в другой город?

Мать настоятельница отрицательно покачала головой.

— Мэри, вы не поняли. Для злых духов не существует расстояний в человеческом понимании этого слова. Они способны даже перемещаться во времени. От них невозможно скрыться. И пожалуйста, о том, что произошло у вас в доме, ничего не говорите дочери.

— А мужу?

Сестра Марта удивленно посмотрела на нее.

— Я бы хотела увидеть его здесь завтра днем. Но ведь он не придет. Верно?

Мэри кивнула.

— А как отец Дэвид?

— Он серьезно болен.

— Что с ним?

— Не знаю.

Вошла монахиня, наклонилась к сестре Марте и что-то прошептала на ухо. Та встала.

— Извините, Мэри. Я должна поспешить к отцу Дэвиду. Он умирает.

Лицо заклинателя нечистой силы было пепельного цвета. Его уже соборовали. Он безучастно смотрел перед собой, вступая на дорогу, ведущую в потусторонний мир. Сестра Марта присела рядом.

— Вы сказали, что видели монету.

Монах едва заметно кивнул.

— Бенелли…

— Я поняла. — Сестра Марта взяла его ледяную руку в свои. — Нужно позвонить кардиналу, сообщить о монете. — Она помолчала пару секунд. — Это была та самая монета, которую нарисовала девочка?

И он снова слабо кивнул. Его лицо постепенно становилось пурпурным.

— Отец, но что это значит?

Отец Дэвид не смог ответить, потому что уже отошел в мир иной. Сестра Марта заплакала.

Если демон смог так легко одолеть отца Дэвида, то, возможно, и в ее монастырь не побоится войти.

Господи, помилуй нас грешных!

Глава двадцать шестая

Даже свято верующие в истинного Вседержителя Господа порой не способны избежать приготовленных демонами разнообразных искушений и соблазнов.

Блаженный Августин. О граде Божием

Кардинал Бенелли, морщась, прислушался к шумам в коридоре. Стук открывающихся и закрывающихся дверей, негромкие разговоры — ежедневная рутина, сотрудники занимаются привычными делами. Обычный день в сердце Ватикана. Однако для него этот день был особенным — час назад ему сообщили об участи отца Дэвида.

Кардинал был убит горем. Винил себя, что пропустил сообщение этого человека о монете, вовремя не отреагировал. «Из-за меня умер этот святой подвижник», — повторял он про себя.

Бенелли был уверен, что силы зла играют с ним уже совсем открыто. Насмешничают. «Ты думаешь, что раз кардинал, раз надел красную сутану, значит, очень умный? Ничего подобного! Для нас ты глупец. Мы обвели тебя вокруг пальца и обведем столько раз, сколько захотим. А ты своей тупостью приведешь к нам в ловушку остальных».

«Что делать? Пойти сказать святому отцу, что я не могу продолжать работу? А может быть, Иоанн XXV уже это заметил? Провалы один за другим, а ждать помощи неоткуда», — мучительно размышлял кардинал.

С силами зла Бенелли столкнулся много лет назад, когда только стал священником. Отправители сатанинских ритуалов, черные маги — это все слуги падших ангелов. Культ вуду на Гаити и в Африке, сатанинские секты, действующие в Антверпене, Авиньоне и Риме с одиннадцатого века, осквернение церковных алтарей, похищение детей с целью жертвоприношения, кража церковных святынь и многое другое. Обыватели не замечают, но сейчас эта мерзость стала гораздо активнее, чем в прошлые времена. И ее невозможно искоренить.

Сюда следует приплюсовать разнообразных убийц, не имеющих отношения к сатанинским сектам, а действующих, как они сами потом признавались, по наущению внутренних голосов. Это все части огромного целого, всеобщей одержимости демонами.

Предыдущий понтифик, Павел VI, прямо заявил об этом в 1972 году:

«Дьявольщинаэто не просто отсутствие чего-то, но живой, эффективно действующий враг, совращенный и совращающий. Враг, страшный своей таинственностью и необыкновенным коварством. Отказ признавать существование дьявольщины следует считать противоречащим учению Библии и церкви, равно как рассмотрение дьявольщины как вещи в себе, которая не ведет свое происхождение от Бога, подобно всем прочим созданиям, или в виде псевдореальности — персонификации неизвестных причин всевозможных несчастий».

А какие невероятные злодейства творятся во время войны? А терроризм?

Все это так, но если пророчество Сильвестра II действительно верно, то церковь сама может пасть, когда в руки одного из самых близких соратников папы попадет сребреник Иуды. Бенелли боялся, что не выдержит испытания.

На своей должности кардинал чувствовал себя очень уютно, надежно защищенный самим ее названием — глава святой палаты. Он самоуверенно полагал, что всевозможные искушения его никак не касаются — в самом деле, грехов плоти он счастливо избежал, не жаждал ни славы, ни богатства. Ну получал удовольствие от еды, выпивал за трапезой пару бокалов вина, но все равно обжорой не был.

Теперь же Бенелли понимал, что все это мелкие добродетели. Они не могут защитить от когтей темных сил, которые попытаются заставить его собственными руками разрушить то, чему он посвятил свою жизнь — святую церковь, потому что монета так или иначе попадет к нему в руки. В душе Бенелли уже в это уверовал и очень страдал.

«Пусть минует меня чаша сия».

Бенелли сознавал, что молитвы теперь не помогут. Из глубин зла извергнется такое, чему нет предела. И все это падет ему на голову.

В дверь постучали. Бенелли поднял усталые глаза на запыхавшегося молодого священника.

— Кардинал, вас хочет видеть святой отец. Его святейшество только закончили исповедь.

Бенелли вышел в коридор. Разве святой Павел[16] не был когда-то Савлом из Тарса Киликийского, стремящимся разрушить веру? Разве святой Петр, заложивший фундамент церкви, не отрекся трижды от Спасителя[17]? Неужели я, кардинал Бенелли, войду в историю как разрушитель основ церкви, которая строилась две тысячи лет?

В небольшой часовне у алтаря на коленях стоял наместник Христа на земле, глава церкви. Когда Бенелли приблизился, старик встал и повернулся к нему. Морщинистое лицо папы Иоанна XXV было совершенно бесстрастным. На нем нельзя было обнаружить ни малейшего намека на тревогу.

Понтифик опустился в стоявшее у алтаря кресло, посмотрел на Бенелли.

— Вы прочли исповедь папы Сильвестра II?

— Да, святой отец. Вынужден также сообщить вам скорбную весть. Скончался отец Дэвид из Сан-Франциско, о котором я докладывал. — Бенелли замолчал. — Святой отец, вы верите словам Сильвестра, что ни один смертный не сможет противостоять последним трем сребреникам Иуды?

— Боюсь, что это правда.

— Тогда кто же в силах противостоять злу?

— Не знаю, — ответил понтифик.

— Может быть, нам использовать сребреник Иуды, который принадлежал Сильвестру? Это единственная монета, не захороненная в усыпальнице святого Петра. В ней все еще может сохраняться сила. А что, если попробовать ее найти? Папа похоронен рядом с Латеранским собором…

— А если исповедь Сильвестра — фальсификация? А если он умирал, запутавшись в сетях зла? Не станет ли эта монета еще одним убийственным соблазном? И кто будет ее обладателем?

Бенелли покраснел.

— Святой отец, у меня и в мыслях не было, что это буду я.

Иоанн внимательно посмотрел на него.

— А у меня в мыслях было только то, что мы об этой монете ничего не знаем. Подозреваю, что ее тайна умерла вместе с Сильвестром.

— Что же тогда делать? — Папа надолго задумался.

— У церкви за ее длинную историю было много врагов. Если сравнивать врагов мирских и духовных, то духовные много опаснее. Сила этой монеты растет быстрее, чем я предполагал. Пока не поздно, зло нужно остановить.

Задняя дверь часовни отворилась. Вошли отец исповедник и Катерина из Бенедетто.

«Значит, папа возлагает эту миссию на нас троих, — подумал Бенелли. — Его исповедник, святая монахиня и я, толстый кардинал, в котором нет и следа героического. И что сможем мы сделать с ангелом тьмы, посланником того, кто ходил с Богом еще до создания мира?»

— Я хочу, чтобы вы рассказали им о пророчестве папы Сильвестра II, — тихо произнес понтифик.

Бенелли, кивнув, начал говорить. И по мере рассказа к нему вдруг пришло осознание того, почему понтифик выбрал именно их троих. Это было сделано не случайно. Сильвестр сказал, что церковь падет от руки того, кто ближе всех к папе. Бенелли предположил, что речь идет о нем. Он действительно был после святого отца самым влиятельным человеком в Ватикане, но, так сказать, по административной линии. Однако самым близким мог оказаться также тот, кто знал сокровенные тайны папы, — отец исповедник. Или та, что была ближе всего к нему духовно, — Катерина из Бенедетто. Выходит, любой из них с равным успехом может последовать по стопам Иуды.

Так-то оно так, но легче от этого Бенелли не стало.

Он рассказал также о сообщении, полученном из монастыря Сан-Франциско, — о семье преуспевающего психиатра Пола Стаффера, его жене Мэри и дочке Рейчел. Они видели монету.

— Можно ли как-нибудь нейтрализовать влияние монеты? — спросил понтифик монахиню.

— Я так не думаю, святой отец, — ответила она, выпрямившись.

— Ею владеет Пол Стаффер? — спросил Бенелли.

— Нет, — сказала Катерина. — Сребреник Иуды ему не принадлежит. Стаффер — всего лишь инструмент для того, чтобы способствовать приходу в мир истинного хозяина, сила которого безмерна.

— Почему именно этот человек?

— Не знаю, — ответила Катерина. — Но поскольку каждый из сребреников Иуды символизирует предательство, то скорее всего этот Пол кого-то предал.

— Что же будет с ним дальше?

— Злой дух уничтожит всех, кого он любил, а потом и его самого, после чего повернется к церкви. Он придет сюда, этот прожорливый зверь, и его сила будет бесконечна.

— Спасибо, Катерина, — сказал понтифик. Монахиня поцеловала кольцо. Затем покинула часовню.

— Мы должны сделать все возможное, чтобы защитить эту женщину и ребенка, — сказал Иоанн XXV. — Также нужно проверить реальность существования сребреника Иуды. — Он посмотрел на отца исповедника. — Я предполагаю эту ношу возложить на вас.

Священник молча подошел к папе за благословением, а затем удалился.

— А вас я прошу найти усыпальницу Сильвестра, — произнес понтифик, обращаясь к Бенелли. — Возможно, это наша единственная надежда. — Он вгляделся в алтарь. — И поторопитесь, пока не пришел ангел тьмы.

Глава двадцать седьмая

Колдовство — это когда дьявол опутывает своими сетями взрослых, долго и мучительно разрушая их души.

Молот ведьм

Пол ничего не знал ни о визите отца Дэвида в их дом, ни о его смерти. Тем более ему не было известно о встрече папы с ближайшими советниками — это Хелен от него утаила. Однако полностью подчинить его сознание ей не удалось: у Пола по-прежнему была свобода выбора, и его нужно было уговорить, чтобы он ею поступился. Даже Хелен не могла изменить то, что было заложено в нем изначально.

Теперь у Пола не было сомнений, что монета обладает магическими свойствами. Она способна аккумулировать некую чудодейственную энергию, поступающую от какого-то источника извне. Как бы ни был он увлечен происходящим, все равно сидящий внутри его ученый требовал объяснений.

«Зачем я нужен этой женщине?» — спрашивал он себя снова и снова.

Вся эта болтовня о силах добра и зла его не убедила. Пока он считал, что может соскочить с этой космической карусели в любой момент, если потребуется.

После того как Хелен исчезла, чтобы заняться отцом Дэвидом, Пол побыл у Сьюзенн до шести, а потом направился в библиотеку — прояснить кое-что, о чем Хелен вряд ли станет с ним говорить.

— У нас не так уж много книг по оккультизму, сэр. Но я посмотрю. — Молодая библиотекарша с любопытством разглядывала Пола, не понимая, зачем известному профессору кафедры криминальной психиатрии потребовалось влезать в такие дебри. Библиотека университета Сан-Франциско была хорошо укомплектована, но вопросы черной магии и одержимости демонами в учебные планы не входили.

В читальном зале почти все столы были свободны. Кроме Пола, там работали еще два студента и один преподаватель.

Он закрыл глаза и задумался.

Что дало ему посещение астральных уровней? Ну, прежде всего поразительное ощущение восторга и энтузиазма. Иметь возможность постигать тайны Вселенной напрямую, а не методом тыка, которым до сих пор пользуются ученые. Радость от знаний, не доступных никому из смертных, и жажда получить еще — все это плюсы. А минусы? Пол заметил, что посещение астралов полностью притупило у него чувство сострадания и отзывчивость к близким. Ему стала безразлична даже собственная дочь, не говоря уже о других людях. Он превратился в бесстрастного наблюдателя. Видел, как в цирке Нерона львица разорвала на куски девочку, и это его ничуть не тронуло.

И еще Пол чувствовал, что Хелен преследует какую-то, пока непонятную для него цель. Иначе и быть не могло. Ведь за все рано или поздно приходится платить. Она намекала, что является только хранительницей монеты.

Означает ли это, что если он станет полноправным хозяином, то сможет управлять даже ею?

А почему бы и нет? В конце концов, кто она такая? Простая исполнительница воли того, кто меня любит. Ну что ж, посмотрим, насколько сильно любит меня этот загадочный он. Посещение астралов подействовало на Пола как наркотик, который был в сотни раз мощнее любого известного на земле препарата.

Он полностью подчинял себе его сознание, разрушая все прежние представления о земной реальности. Пол этого не сознавал, но его мышление уже контролировал подлинный хозяин монеты, находящийся за границами времени и пространства. Захваченный алчностью, ученик чародея не видел, что учитель его обманывает.

— Вот книги, которые вы заказали, сэр.

С помощью монеты Пол приобрел невозможную для человека способность овладевать знаниями. Он быстро проглатывал одну книгу за другой. Бог Тот и оккультизм Древнего Египта, зороастризм и волхвы, каббала и еврейские тайные учения. Он прочел исследования о философском камне, об иллюминатах (членах тайных религиозно-политических обществ в Европе XVIII века), заклинаниях, медиумах и мистиках, о картах таро и искусстве гадания, снах и ясновидении, с ходу постиг «Тайную доктрину» и работы по алхимии. Но ни в одной из книг Пол не обнаружил упоминания о монете.

Нельзя сказать, что прочитанное его удовлетворило. Слишком часто то, что называлось в книгах силой духовной, в действительности было обычной человеческой, которую люди путали по глупости либо с целью обмана ближних. Медиумы, мистики, нумерологи, астрологи, колдуны и ведьмы — жулики всех мастей.

И все же… все же… за всем этим шарлатанством и самообманом скрывался намек на существование некоего загадочного мира, существующего параллельно нашему. Но что такое эта монета? В чем ее суть?

— Библиотека закрывается в десять, — напомнила девушка.

— У меня есть специальный пропуск, позволяющий оставаться после закрытия.

— Хорошо, профессор Стаффер. — Она смущенно посмотрела на Пола. — Только что в новостях передали: убит Тони Бреннан. Дома. Неизвестный нанес ему шесть ударов ножом. Такой был чудесный актер! Ужасно!

Пол кивнул и продолжил чтение. Ему было наплевать на отношения папаши и сыночка Бреннанов. Время поджимало.

Он задержался в библиотеке до глубокой ночи, проглотив «Открытие колдовства» Скота, «Демонологию» Якова VI Шотландского, «De Demonialitate» Синистрари, «Трактат о магии» Догиса, «Flagellum Maleficarum» Мамора, «Liber de Insidiis Daemonium» Рикаламуса, «Снятие колдовской порчи» Бодена, «By Invocatione Daemonim» Тарреги. Все эти работы в той или иной степени имели отношение к соглашению со смертью, договору с адом, о чем сказано в «Книге пророка Исайи».

Черная магия и колдовство распространились в Европе примерно с тысячного года, когда возникло манихейство, верование, что Бог и дьявол — это части единого целого. Церковь с самого начала пыталась подавить пагубные доктрины, но ее благородные устремления очень скоро выродились в свою противоположность. И лечение стало чуть ли не хуже самой болезни. Подавление ложных учений вылилось в безжалостные гонения на всех, кто осмеливался бросить вызов власти церкви. Ересь стала страшным преступлением, обычно караемым смертью.

Охота на ведьм. Эпидемия этой жуткой болезни свирепствовала в средневековой Европе несколько столетий. Тысячи людей, главным образом старухи и дети, были затравлены толпами религиозных фанатиков и сожжены на кострах.

Суды над колдунами в Германии, где приговорили к смерти свыше двадцати тысяч человек, пытки и сожжение на кострах в Испании, избиение целых деревень во Франции, казни ведьм в Британии, печально знаменитый Салем в Соединенных Штатах. Вот так, в борьбе с воображаемым злом, церковь расправлялась с невиновными.

Или зло не было воображаемым? Почему такие люди, как Фрэнсис Бэкон, святой Фома Аквинский, Эразм, святой Альбертус Магнус и понтифики Григорий XV и Бенедикт XII, не говоря уже о мистиках и отцах церкви, страстно верили в физическую реальность сил зла и их способность войти в мир? Почему они верили в это до такой степени, что были готовы вырвать эти силы с корнем, уничтожить, пользуясь самыми жестокими и нечеловеческими средствами? Ответ дал в 1765 году Уильям Блекстоун, один из крупнейших английских юристов: «Как можно отрицать наличие дьявольщины, если в Ветхом и Новом Заветах прямо говорится, что такое возможно ? Мало того, действительно существует».

Эти высокообразованные люди были уверены, что дьявол существует, и Библия это подтверждает. Но доказать это научными методами было тогда невозможно. Если подумать, то и у Пола тоже не было каких-то солидных аргументов даже после путешествия по астралам. Казалось, человеческий мозг был специально запрограммирован так, чтобы отвергать существование дьявола. Почему?

Вот канонический церковный текст — «Malleus Maleficarum», или «Молот ведьм», написанный в 1484 году священниками Кремером и Шпренгером и одобренный папой Иннокентием VIII: «Вера в существование ведьмнеобходимая часть католической веры. Те, кто в этом сомневается, — еретики».

Ссылаясь на Книгу Иова, авторы утверждают, что дьявол сильнее любого человека и что духи зла имеют возможность влиять на умы и тела людей, что указано во многих местах Священного Писания: «Сатана способен принимать человеческий образ, являться к людям во снах и мутить их сознание разными хитрыми способами».

Пол прислушался. В здании университета стояла мертвая тишина. Он придвинул ближе настольную лампу, устроился поудобнее и продолжил чтение: «Дьявол знает все наши мысли; он может заставить нас совершать ужасные поступки, управлять нашей волей».

«Могу ли я, используя силу монеты, достичь каких-то высот, немыслимых для человека? Зачем? Чтобы опровергнуть высказывания отцов церкви? Доказать ошибочность положений Библии? То есть продолжить то, чем я занимался всю жизнь?»

Пол потер глаза. Было три часа ночи. «Все это, конечно, очень интересно, но пора домой, пора возвращаться к реальности. Завтра я скажу Хелен, что мне надоело играть в эти игры. К тому же она все равно меня обманывает. Все, хватит витать во снах, пора просыпаться».

— Я вижу, ты перезанимался, — произнесла Хелен.

Пол вскинул голову. Она стояла в углу, такая, какой он видел ее на седьмом астрале. Необыкновенно, нечеловечески прекрасная.

— Книги ничему тебя не научат. Их написали глупцы. Пошли.

— Куда?

— На восьмой астрал. — Хелен улыбнулась. — Тебе предстоит еще многому научиться.

— Но…

— Что — но? — раздраженно бросила она, показывая на книги на столе. — Что знают эти глупцы об астралах? Брось засорять голову всяким мусором. Ты вообще-то представляешь силу монеты? Вот, смотри!

Наваленные на столе книги неожиданно взлетели и закружились по залу в фантастическом танце, а затем вернулись на место, причем легли в том же порядке, в каком он их положил.

— Ты по-прежнему считаешь, что это фокусы? — Хелен схватила первый попавшийся том и швырнула ему. — Раскрой в любом месте и посмотри.

— Но…

— Никаких «но». Раскрой в любом месте, я тебе говорю! — крикнула она.

Пол вздрогнул — он в первый раз видел Хелен в такой ярости. Раскрыл книгу и… замер — она превратилась в телевизионный экран. Перед ним замелькали фрагменты его любимых фильмов. Изображение было объемным и немыслимо четким.

— Что, опять не веришь? — Хелен усмехнулась. — Что бы еще такое сделать? Ну, Сьюзенн ты уже получил в подарок. Ага, я знаю, ты давно мечтаешь занять место Бена, стать заведующим кафедрой. Сделано. В общем, монета может исполнить любое твое желание.

Хелен подошла к цветку, стоящему в алькове на подставке. Он вспыхнул ярким рычащим пламенем, затем огонь погас, и цветок остался таким, каким был.

— Хелен, я… — начал Пол.

В зале зажглись все лампы, но не жалким желтоватым светом — нет, здесь были все цвета радуги и их сочетания, глубокие, насыщенные. Через пару секунд в переплетении лучей материализовались птицы — зимородки, колибри, попугаи, беркуты, фламинго. Они летали по кругу, купаясь в свете. Затем все исчезло так же внезапно, как появилось.

— Ну как?

Хелен подошла к нему, и его охватило непреодолимое желание слиться с ней телом и душой. В его руке возникла монета, а потом все сомнения исчезли. Пол широко улыбнулся: «Я все равно ее перехитрю, когда придет время».

— Пошли, — сказал он.

Они вышли из читального зала.

Пол, видимо, не успел прочесть изречение блаженного Августина: «Нет ангела более могущественного, чем наш собственный разум, когда мы крепко держимся за Бога».

Флоренс проснулась только после пятого звонка. Она очень устала. Они приехали в Аспен к ночи и тут же легли спать. И вот теперь этот телефон.

Бен взял трубку и ушел в соседнюю комнату. Через полминуты возвратился в спальню.

— Флоренс! Проснись. Это Мэри. У нее что-то случилось.

Флоренс взяла трубку, и почти сразу же по ее щекам потекли слезы. Она долго слушала. Потом попросила передать трубку матери настоятельнице. Задала ей несколько вопросов и наконец произнесла:

— Мы выезжаем.

Закончив разговор, она подробно передала мужу его содержание. Он молча выслушал.

— Неужели такое возможно? — спросила Флоренс.

Бен пожал плечами. Встал, раздвинул шторы, посмотрел на звезды. По какой-то необъяснимой причине он ожидал такого поворота событий.

— Все началось с дела Крамера. Пол знал, что тот убийца, и все равно свидетельствовал в его пользу, — произнес Бен убитым голосом. — Очень уж ему хотелось славы.

— Разве это не предательство? — спросила Флоренс. Бен кивнул.

— Что ж, Бог ему судья.

Глава двадцать восьмая

Незадолго до кончины папы в его гробнице было знамение. Туда вдруг начала сочиться вода, так что вскоре вся почва вокруг превратилась в грязь.

Уильям Годделл. Хроники понтификов

Синьора Росси подождала, пока небольшая группа американских туристов осмотрит великолепный церковный фасад, окруженный статуями Христа и апостолов.

— В Риме два главных собора, построенных.по повелению императора Константина. Это собор Святого Петра и собор Святого Иоанна на Латерано, который называют Латеранским. Второй менее известен, хотя находится всего в двух километрах от первого, на другом берегу реки Тибр. — Она посмотрела на часы: надо торопиться, впереди еще одна экскурсия. — Вот это здание собора Святого Иоанна, которое сейчас перед вами, построено на рубеже восьмого и девятого веков. Дело в том, что в течение нескольких столетий собор подвергался жесточайшим разграблениям. Он дважды сгорал дотла и не один раз перестраивался. — Синьора Росси встретилась взглядом с проходившим мимо священником, его лицо показалось ей знакомым — он был очень похож на кардинала Бенелли. Но как мог оказаться здесь глава святой палаты, один, в черной сутане простого священника? — Основные достопримечательности собора — часовня с уникальной мозаикой, баптистерий с куполом восьмиугольной формы и боковой придел, который открывают раз в двадцать пять лет на Священный Год[18]

Кардинал Бенелли подумал, что экскурсовод не упомянула еще одну важную достопримечательность собора на Латерано. Важную не для туристов, а для самого кардинала.

Здесь был похоронен папа Сильвестр II.

Примерно в десяти метрах от главного входа рабочие огородили панелями из черного пластика часть тротуара, примыкающего к фасаду. У небольшого входа, образованного в заграждении, стоял священник в черной сутане. При виде кардинала он почтительно поклонился.

Они вошли за заграждение.

Рабочие уже подняли с тротуара несколько каменных плит и теперь стояли, опершись на лопаты, негромко переговариваясь. Увидев кардинала Бенелли, они выпрямились.

— Начинайте копать, — произнес он еле слышно.

Согласно материалам секретного архива, папа Сильвестр II умер двенадцатого мая 1003 года и был похоронен под галереей, рядом с Латеранским собором. Похоронен поспешно, в конце дня, который выдался не по сезону пасмурным. Никакой надписи на могиле не сделали. Только потом, после смены трех понтификов, папа Сергий IV приказал выгравировать на белой мраморной плите эпитафию Сильвестру II. И установили ее не на самой усыпальнице, под землей, а внутри собора, на колонне у первого ряда справа (где она находится и по сей день). Начинается эпитафия следующими словами: «Здесь похоронены останки Сильвестра, который предстанет перед Господом, когда трубный глас возвестит день Страшного суда… Кто бы ты ни был, взирающий на сей монумент, скажи: „О Боже Всемогущий, смилуйся над ним!“».

Почему папа Сергий написал такую эпитафию и почему плиту установили так далеко от усыпальницы? В Средние века это никому не нужно было объяснять. Сильвестр II слыл черным магом, так что никто, даже понтифик, ставший его преемником, не осмелился поместить эпитафию у его могилы. После смерти Сильвестра слухи о его связи с дьяволом не только не прекратились, но обросли новыми подробностями. Его усыпальнице начали приписывать какие-то зловещие свойства. Уже в двенадцатом веке ученый духовникдьякон Иоанн писал: «Даже в самую сухую погоду там скапливается вода, изумляя каждого».

Бартоломью Платина, библиотекарь, который ознакомился с последней исповедью Сильвестра II, в своем «Жизнеописании понтификов» утверждал: «Скорую кончину правящего папы предвещает стук костей, доносящийся из усыпальницы Сильвестра, и появление там воды. Об этом есть намек и в эпитафии».

Написанная папой Сергием IV эпитафия действительно содержала несколько двусмысленностей. Латинскому выражению adsonitum может соответствовать как «трубный глас», так и «звук внутри усыпальницы», a ventureDomino можно понимать и как «Страшный суд», и как «правящий папа».

Таким образом, сама надпись на мраморной доске давала пищу слухам, что шум, доносящийся из усыпальницы Сильвестра II, предвещает близкую смерть правящего папы. Даже сама смерть скандально известного понтифика была такой же загадочной, как и его жизнь. Бенелли вспомнил то, что прочитал в Башне Ветров: на похоронах из гроба Сильвестра были слышны громкие стоны.

Все-таки, Сильвестр II умер в святости или как слуга дьявола? Если первое, то почему его похоронили снаружи, а не внутри Латеранского собора? И почему сразу не написали эпитафию?

Бенелли наблюдал за действиями рабочих. Они уже углубились на метр с лишним — и пока ничего. Кардинал подождал еще пару минут и повернулся уходить — у него была назначена встреча.

— Если что-нибудь найдете, немедленно сообщите, — велел он священнику.

Спустя несколько часов священник явился, но секретарь попросил его подождать. Кардинал Бенелли принимал митрополита Русской православной церкви. Прошел еще час, пока он распрощался с гостем и вернулся к себе в кабинет. Молодой священник быстро поднялся с деревянной скамьи в коридоре.

— Так что? — спросил Бенелли, вглядываясь в его встревоженное лицо.

— Саркофаг найден. Но открывать без вас мы не осмелились.

— Пойдемте.

Они поспешили к Латеранскому собору. Ноябрь, конец дня, вот-вот должен был начаться дождь. Пластиковые ограждения безжалостно трепал ветер. На дне глубокой ямы стоял мраморный саркофаг с гербом понтифика на крышке и надписью «Sylvestrispp.Secundo».

— А откуда здесь вода? — Рабочий пожал плечами:

— Понятия не имею. Когда мы начали, тут было совершенно сухо. Вода начала появляться, только когда дошли до основания гробницы.

— Может быть, течет из дренажной трубы?

— Да нет здесь поблизости никакой трубы, — возразил рабочий. — И дождя пока не было.

— Ладно, снимайте крышку, — распорядился Бенелли. Пошел дождь — вначале мелкий, а затем припустил. Молодой священник раскрыл над кардиналом зонт.

— Крышка очень тяжелая, — крикнул бригадир из ямы. — И вдобавок приклеена. Их тогда приклеивали на случай чумы.

— Все равно поторапливайтесь, — велел Бенелли. — Гробницу нужно закрыть до наступления темноты.

Работа продолжилась. Наконец крышка саркофага начала медленно сдвигаться вправо. В этот момент в небе сверкнула молния, прогремел гром. Разразилась гроза.

— Что это? — испуганно крикнул рабочий.

В дальнем конце ограждения стоял большой черный пес. Он внимательно рассматривал присутствующих и негромко рычал, показывая клыки.

— Как он сюда попал?

— Не обращайте внимания! — крикнул Бенелли. — Стаскивайте, стаскивайте крышку.

Окончательно сдвинуть в сторону ее удалось, лишь когда стемнело. Один из рабочих помог Бенелли спуститься по шаткой стремянке в яму. Кардинал приказал всем подняться — им категорически запрещалось заглядывать в усыпальницу — и включил фонарь.

С сильно бьющимся сердцем кардинал наклонился, пытаясь разглядеть что-нибудь в могильном мраке.

Усыпальница была пуста.

Глава двадцать девятая

В Священном Писании предписан ритуал, когда следует называть каждого нечистого духа дьявольского по имени. Поскольку он убивает как тело, так и душу.

Молот ведьм

Силы тьмы готовились к атаке. Им нужно было начинать действовать, потому что они знали: церковь попытается их сокрушить прежде, чем монета наберет полную силу. Однако все зависело от одного-единственного человека и его готовности вступить в космическую игру, которую он даже был не в силах вообразить.

Из университетской библиотеки Пол и Хелен отправились к Полу домой. Пол медленно вел машину, потому что размышлял.

— Я знаю, о чем ты думаешь, — тихо проговорила Хелен.

— Ты можешь читать мои мысли?

— Немножко. — Она усмехнулась. — Сейчас ты думаешь о своей жене.

— Мэри дома, ждет меня.

— Нет, — сказала Хелен. — Твои жена и дочь в монастыре. Мэри отправилась туда за советом, как удержать тебя, чтобы ты не ушел к Сьюзенн.

— Как она узнала о Сьюзенн? — Хелен хихикнула.

— Ей рассказал твой друг Бен. Кто-то из знакомых видел, как ты входил в ее комнату в общежитии.

— Негодяй, — пробормотал Пол, прибавляя скорость. «Хелен может читать мои мысли. Но не все. Почему? Что ей мешает? Должно быть, сребреник Иуды. Ведь она сама сказала, что не может выйти за девятый астрал, а я могу. Значит, должен наступить такой момент, когда Хелен больше не сможет мною управлять. Как я поступлю с ней, когда стану хозяином?»

— Почему ты никогда ничего не рассказываешь о себе? — спросил он.

— С помощью монеты ты скоро все сам узнаешь. — Пол затормозил.

— Я хочу поехать в монастырь.

— Не нужно, — спокойно сказала Хелен.

— Почему?

— Ты не сможешь туда войти.

— Почему не смогу? Попрошу привратника, он меня впустит.

— Я не это имела в виду. Ты не сможешь туда войти, потому что тебе помешают.

— Кто?

— Духи.

— Добрые или злые?

Хелен откинула голову и весело рассмеялась.

— Я все ждала, когда ты заговоришь об этом. — Она погрозила пальцем. — А кто совсем недавно с жаром утверждал, что дьявола не существует? В таком случае откуда могут взяться злые духи?

Пол был вынужден улыбнуться.

— Но ведь они существуют, верно? Злые духи.

— Конечно, нет, — ответила Хелен. — Все гораздо сложнее. Вселенную нельзя разделить на хорошую и плохую. Ее создатель гораздо умнее, чем некоторые предполагают. Скоро ты в этом убедишься. — Она замолчала. — Послушай, ты выглядишь очень усталым. Давай я поведу машину. Автомобили — это единственное, что мне нравится в современном мире. Превосходное устройство для убийства.

Дальше машину вела она. Они ехали через один из самых бедных районов Сан-Франциско. Пол с грустью смотрел в окно. Все вокруг так убого, несмотря на показной блеск. Римская империя закончила существование почти две тысячи лет назад, а достижений не так уж много. Дороги стали лучше, зато дома тесны и уродливы, а горожане невежественны и алчны до невозможности, никогда ничем не бывают удовлетворены. Все эти две тысячи лет человечество не оставляло попыток окончательно изгадить планету. Если бы от него что-либо зависело, он бы с этим покончил.

Пол бросил взгляд на Хелен.

— Я согласна, — произнесла она с грустью в голосе, — хвастаться нечем. Система катится под откос все быстрее и быстрее. Можешь мне поверить, я кое-что повидала.

Они въехали в квартал красных фонарей. Пьянчуги, торговцы наркотиками, проститутки всех возрастов. Пол вздохнул.

— Выше голову, приятель, — сказала Хелен. — Тебе повезло, у тебя есть монета, которая позволит изменить все, что захочешь.

— И кто ее дал мне? Бог или дьявол?

— О, не глупи! Они существуют совсем не в таком виде, как представляют люди. Впрочем, какая разница! Монета — это дар. Ты уже прошел большой путь от полного неверия к кое-какому пониманию. Выбор за тобой — свобода или рабство. И никто этого отобрать у тебя не может. Лично я, — добавила она мечтательным тоном, — приняла решение очень давно.

— И никогда об этом не жалела?

— Разве по мне скажешь, что я жалею? Не всякому дано выбирать свою судьбу. — Она наклонилась и поцеловала его и щеку. — Только мы с тобой принадлежим к тем немногим. Не упускай возможность.

Они остановились у его дома. На мгновение нахлынуло острое желание увидеть жену и дочку, но тут же пропало. Его влекла монета и сказочный мир, который она открывала.

«В конце концов, что я теряю? Этот жалкий мир, в котором человек существует где-то на задворках? Пришло время выйти на свежий воздух, погрузиться в астралы, посмотреть иные миры. И не имеет значения, кто мне в этом помогает».

Пол по-прежнему не верил ни в Бога, ни в дьявола. Просто ему повезло выиграть джекпот. Где, в какой лотерее — какая разница! Интересно, скольким еще людям вокруг выпал такой расклад?

Они вошли в дом. Хелен сразу повела его в подвал.

— Чтобы достичь восьмого астрала, нам нужна кое-какая помощь.

— А почему я не могу просто использовать монету? — спросил Пол.

Хелен отрицательно покачала головой.

— Можно, конечно, но нам до поры до времени нельзя ее обнаруживать. Дело в том, что восьмой астрал находится за пределами досягаемости огромного большинства человеческих существ, так что тебя быстро запеленгуют. Чтобы этого не случилось, нам нужно кое-что предпринять. Доверься мне. — Она посмотрела на него. — Для начала выключи свет.

Примерно с полминуты они простояли в темноте, а потом Пол почувствовал в руке монету, и постепенно Хелен окружило желтоватое сияние. Он как завороженный наблюдал, как она меняется, превращаясь в древнюю гречанку. Туника, на руках — золотые браслеты, на голове — венок из оливковых веток.

А на полу в этот момент начала формироваться светящаяся магическая звезда Соломона. Пентакль, нарисованный невидимой рукой. Затем концы звезды соединил круг. А через пару секунд еще один, чуть шире. Внутри полоски, между кругами, возникли магические руны — священные письмена, которые не способен прочесть никто из смертных.

Наконец звезда засияла, заблестела, как бесценный бриллиант. Пол любовался ее красотой.

— Войди туда, — велела Хелен.

— Зачем? — спросил Пол.

При этом слова произнесены не были. Как и прежде, в астралах, они общались мысленно.

— Я уже объяснила, — раздраженно ответила Хелен. — Чтобы тебя не запеленговали. Звезда этому помешает.

Пол всмотрелся. Внутри магического знака появились фигуры людей, одетых в такие же одеяния, как и у Хелен. Она пересекла огненное кольцо и встала в центре звезды.

— Входи.

Пол не решался, боялся, что его личность будет полностью подавлена, что он станет больше духом, чем человеком.

— Давай же! — Хелен подняла руку. — Я тебя подстрахую, не бойся.

Не в силах противиться притягательности монеты, Пол закрыл глаза.

И вошел внутрь магического знака.

Прошла целая вечность. Он не чувствовал ничего, кроме безмерного, неистового жара, потому что находился внутри жидкого цилиндра, поднимаясь по нему все выше, но цилиндр был бесконечным. Пол чувствовал себя глиняной фигурой, которую обжигают в гончарной печи.

Прошла еще одна вечность, и он разглядел рядом с собой Хелен. Она снова изменилась, выглядела теперь как нечто среднее между женщиной и мужчиной и приобрела кристаллическую структуру, как будто пламя слой за слоем поглотило все ее бесконечные реинкарнации, пока не осталась одна сущность. Ее лицо было абсолютно неподвижным и бесстрастным. Но он мог читать ее мысли и вообще путешествовать по ее сознанию, как будто подключился к невероятно мощному компьютеру.

Огненное кольцо начало расширяться, и вскоре сформировалось новое. Затем еще одно. Наконец Пол увидел восемь огромных огненных колец, расположенных одно под другим и сходящихся к центру. Проходя через них, он мог видеть мириады форм существования человеческих и нечеловеческих существ, животных и неживотных. Структура была на несколько порядков сложнее, чем река Лета на седьмом астрале, которая как бы аккумулировала проходящее на земле время.

Хелен повернулась к нему — теперь они стояли лицом к лицу. А затем она медленно вошла в него, внутрь самого вещества, из которого он состоял. Они сплавились, стали единым целым. Ее опыт стал его опытом. Он увидел огромный храм и жрецов, преклоняющихся перед ней, неведомые города, где жили люди, мужчины и женщины, которые были ее рабами, кровавые войны, дикие оргии. Он обладал теперь ее мудростью.

Пол припал к этому источнику инстинктивно, как младенец припадает к материнскому соску. Он стал ею, а она им, и они были неразделимы во времени и пространстве. Ему казалось, что так было всегда и вокруг них всегда вращались эти огненные кольца. Но вдруг в одном месте кольца разъединились, и они вернулись на землю, по-прежнему как единое целое.

— Теперь ты разберешься во всем лучше, — произнес голос Хелен. Или его голос — ведь они были тождественны.

Они оказались в центре Сан-Франциско, способные наблюдать за всем с высоты.

— Давай заглянем вот сюда, — предложила Хелен.

В следующее мгновение они оказались в дискотеке «Искушение Евы». Субботний вечер. Калейдоскоп огней, экстравагантно одетые молодые люди: кожаные куртки с шипами и цепями, черные комбинации, колготки и мини-юбки, маски на лицах, розовый мех. Пульсирующая музыка.

— Войдем внутрь их, — позвала она Пола.

Пол танцевал в теле профессиональной стриптизерши. Он чувствовал вес ее грудей (впервые), призывно покачивал ягодицами, думал ее мыслями, испытывал ее желания.

— А теперь иди сюда, — позвала Хелен, хотя они были неразделимы. — Давай понаблюдаем вон за той симпатичной девушкой, которая проталкивается к бару.

Девушка была гибкая, стройная, с копной густых белокурых волос, ей было двадцать три года. У стойки стояла другая, точная ее копия, и заказывала выпивку.

Пол вздрогнул. Если, конечно, это понятие было применимо к его теперешнему состоянию.

— Удивлен? — спросила Хелен. — Ничего странного. Любой бы на твоем месте удивился.

Девушку, которая заказывала у стойки выпивку, звали Лора Дьюкс. А приближалась к ней ее сестра-близнец Мелани.

— Теперь ты наверняка узнаешь, что произошло в тот вечер, — сказала Хелен, и они проникли внутрь Мелани.

— Привет, сестренка, — сказала Лора. — Нашла кого-то подходящего?

— Пока нет. — Мелани чмокнула сестру в щеку и весело рассмеялась. Обе были уже немножко пьяны. — Как Дэнни?

— Сама видишь.

В противоположном конце стойки приятель Лоры с кем-то ссорился, яростно сжимая кулаки. Лора застонала:

— Опять ввяжется в драку. — Она поцеловала сестру. — Будь осторожна.

Мелани протолкнулась сквозь танцевальную площадку, поставила бокал на небольшой столик.

— Не возражаешь, если я сяду рядом?

Мелани подняла глаза: крепкий парень, с длинными черными волосами, завязанными в хвостик, большими глазами, правильной формы носом, волевым подбородком. «Вроде бы подходит», — подумала она.

— У меня есть приятель.

— Конечно, — беззаботно произнес Карл Крамер. — Такой красивой девушке без приятеля никак нельзя. Но можно просто поболтать. Ведь от этого никакого вреда никому не будет, верно?

— Думаю, нет.

Мелани улыбнулась. В данный момент приятеля у нее не было. А этот малый вроде ничего.

— Может, потанцуем?

— С удовольствием, — согласилась она.

Пол (и соответственно Хелен) не покинул Мелани, когда она вышла из дискотеки рука об руку с Карлом Крамером. Этот новый парень ей нравился все больше. Конечно, сегодня с ним в постель она не ляжет. А в следующий раз… скорее всего. У двери Мелани оглянулась, встретилась взглядом с Лорой. Ей вдруг захотелось повернуть назад, но она этого не сделала.

— Давай пройдемся, подышим свежим воздухом, — предложил Крамер.

— Давай.

— Только подойдем к моей машине, я возьму сигареты.

— Хватит, — сказал Пол.

— Почему? — удивилась Хелен. — Теперь-то ты видишь, что это Крамер ее убил. Немножечко тогда на процессе ты напутал, а? Ничего, человеку свойственно ошибаться. Давай подождем, посмотрим, что будет.

— Нет.

— Давай!

Пара приблизилась к автомобилю Крамера — фургончику с тонированными стеклами. Он привлек к себе Мелани, поцеловал. Она ответила. Они застыли в крепком объятии.

— Может, прокатимся?

— Нет, — Мелани слегка поежилась, — я обещала сестре не уходить без нее. Давай вернемся на дискотеку, здесь холодно.

— Хорошо, — беззаботно ответил Крамер, — только возьму сигареты.

Он открыл дверцу.

У Мелани и в мыслях не было чего-то бояться. Крамер с улыбкой приблизился к ней и прижал к лицу тампон, смоченный хлороформом. Она начала отчаянно брыкаться, но вскоре затихла.

— Хватит, — сказал Пол.

— Подожди, — попросила Хелен, — сейчас будет самое интересное.

— Нет! — решительно произнес он, и они покинули Мелани, наблюдая со стороны, как Крамер сует ее безжизненное тело в машину.

— Чего ты так всполошился? — проговорила Хелен безразличным тоном. — Понаблюдали бы, как Крамер с ней расправился. Наверняка захватывающее зрелище — ведь он такой изобретательный!

— Неужели нельзя как-то изменить прошлое? — выкрикнул Пол в отчаянии.

Хелен рассмеялась.

— Это известно одному Богу.

В эту ночь Пол и Хелен путешествовали по восьмому астралу много вечностей. Они подключались к сознанию человеческих существ, читали их сокровенные мысли. Старик, умирающий в больнице от рака легких, полицейский, преследующий грабителя, житель пригорода, возвращающийся домой после утомительной работы, таксист, юноша, торгующий своим телом, старуха, вспоминающая молодость, девушка, в отчаянии бросающаяся под поезд.

И человечность полностью покинула Пола. Он безразлично наблюдал людские беды и страдания, как будто заглядывал в муравейник. Для него это были существа из другого мира. Разве это так важно — что произошло с каким-то отдельным муравьем или пусть даже с пятью тысячами?

— Хелен, кто ты?

— Тело, в котором я обитаю, принадлежит женщине. Ей тридцать один год, она проститутка. Когда оно поизносится, я подыщу себе другое. Кстати, когда ты станешь духом, тебе тоже понадобится человеческое тело, если ты захочешь продолжать существовать на земле. Если тело умрет, ты тоже умрешь для этого мира.

— Значит, ты покидаешь тела прежде, чем они умирают?

— Конечно.

— Как долго это продолжается?

— Почти две тысячи лет. Примерно каждые двадцать лет я меняю тело. — Хелен передернула плечами. — Мне не нравятся старухи. Я предпочитаю молодых и красивых. А потом, когда они начинают терять вид или мне просто наскучит, я их меняю. Некоторые духи стараются держаться за одно тело.

— Выходит, вокруг полно злых духов, вселившихся в человеческие тела и меняющих их?

— Ну, я не сказала бы, что полно, но есть. Хотя употреблять слово «злой» не вполне уместно. Правильнее было бы сказать — «сильный». Среди людей ведь тоже сильные берут что хотят, а слабые вынуждены подчиняться — такова природа вещей. Мы пребываем в одном теле постоянно, но можем проникать в сознание многих людей и управлять ими. Это непередаваемое ощущение. Почти блаженство.

— А Сьюзенн?

— До того, как я тебе ее подарила, она была моей любовницей. Я полностью управляла ее сознанием.

— Она это знает?

— Нет. Духи раскрывают себя в очень редких случаях. Для Сьюзенн я существую как ее возлюбленная. Она не представляет, в какой находится от меня зависимости, что я могу заставить ее пойти на любое преступление, даже убить. Но если ты ей об этом расскажешь, она тебе все равно не поверит. Это за пределами ее понимания, так же, как до недавнего времени было за пределами твоего. Крамер то же самое. Но он более проницательный, поэтому что-то подозревает.

— А если тело, в котором ты находишься, внезапно умрет?

— Если мой дух не успеет переселиться в другое тело, то мое влияние на Сьюзенн и Крамера будет утрачено. Правда, в них может поселиться другой дух. Часто к сознанию одного человека подключаются несколько духов. Что же касается Сьюзенн, то я передала ее тебе. Делай с ней все, что хочешь, но учти — за ними нужен глаз да глаз. Ослабишь контроль — и они тут же начнут делать то, что им нравится.

— Как это?

— А вот так. Смотри!

Они оказались в комнате Сьюзенн. Она спала в объятиях молодого человека. Этобыл Дейв Раттингер, сокурсник, который положил на нее глаз с самого начала. Как видно, он своего добился.

— Тебя не было, — объяснила Хелен, — и Сьюзенн решила, что ты вернулся к жене. А тут зашел Раттингер, попросил какую-то книжку. Слово за слово, и они оказались в постели. Но ты, как хозяин, можешь ее разбудить, и она его прогонит.

Пол сконцентрировался на Дейве Раттингере. Хотел вызвать у него смертельный страх, однако тот спал как ни в чем не бывало.

— Почему я не могу им управлять? Он даже не пошевелился.

— Потому что в него не вселился дух, — сказала Хелен. — Ты можешь читать его мысли, но не влиять на их ход. Заставить его что-то сделать тоже можешь, но с помощью других людей, которые будут подвержены твоему влиянию. Понимаешь, каким бы ни был дух, он не способен управлять сознанием любого человека. Поэтому мы ищем тех, кто послабее. Примерно так же, как волк в стаде выбирает в качестве добычи самую слабую овцу.

— А чем ты питаешься?

— Духовной энергией людей. Это обязательно. Они, конечно, довольно быстро истощаются. Но тут особенно беспокоиться не стоит. Люди в большинстве своем не очень ценят собственную жизнь. А нам их энергия необходима, чтобы достигать высших астралов.

— Ты убила Йоханна Херманнса, чтобы я прочел доклад вместо него?

— Конечно! Потому что знала, что.ты очень этого хочешь. Я всегда рада исполнить желание друга. Очень хорошо для этого подходят автомобильные и авиационные катастрофы, а также болезни. Так что все в порядке. — Хелен оживилась. — Среди духов тоже, как и среди людей, существует беспощадная конкуренция. Более сильные доминируют над менее сильными. Ладно, пошли, я тебе кое-что покажу.

Они покинули комнату Сьюзенн. Минуть пять Хелен выискивала кого-то на улицах города. Наконец удовлетворенно хмыкнула — это был молодой человек, лет двадцати трех, наркоман. Нечесаный, опустившийся, он шел пошатываясь, ничего не замечая вокруг. Хелен (а вместе с ней и Пол) вошли в его сознание, прислушались к хаотичным, бессвязным мыслям.

— Видишь? Почти не человек. Торговал наркотиками, даже убивал. Мы его сейчас используем. Такого не жалко.

Его обогнала группа чернокожих юнцов. Побуждаемый Хелен, наркоман двинулся за ними, выкрикивая вслед грязные расистские ругательства. Один из юнцов повернулся.

— Что ты сказал?

Наркоман плюнул в его сторону и побежал прочь. Хелен на время ослабила управление его сознанием, и он сразу же понял самоубийственность своего поведения.

Юнцы настигли его на мосту и начали бить ногами по ребрам. А Хелен и Пол наслаждались. Это было почище, чем на корриде, когда толпа приходит в экстаз, наблюдая, как падает пронзенный шпагой бык, с трудом поднимается на ноги и падает снова.

Юнцы уже были готовы оставить наркомана. Он еле дышал.

Хелен посмотрела на Пола.

— Теперь твоя очередь.

На мгновение Полу захотелось прекратить издевательство, но в следующую минуту он почувствовал себя римским императором в Колизее. Жаждущая крови толпа смотрела на него в ожидании приказа. Перед его троном лежал поверженный гладиатор. Пол мысленно повернул большой палец вниз, и наркоман прохрипел:

— Говенные гомики.

Ему тут же всадили в грудь нож.

Хелен и Пол вышли из наркомана, наблюдая, как его душа поднимается вверх.

— Давай, отведай, — предложила Хелен.

На вкус душа наркомана напоминала красное вино. Они всосали ее, причмокивая от удовольствия.

Отдышавшись, Хелен загадочно посмотрела на Пола.

— А на десерт я приготовила для тебя пикантное блюдо. Ты ведь у нас такой привередливый!

Бен устало щурил глаза.

Они выехали в три, а сейчас уже шел седьмой час. Начало светать. Он посмотрел на жену. Флоренс напряженно молчала, что само по себе было знаменательным. Бен знал, о чем она думает — после двадцати шести лет брака это было нетрудно. Ее беспокоила судьба семьи Стафферов — Пола, Мэри и их ребенка. Она, как и он, не понимала, что с ними происходит, но была преисполнена решимости помочь.

Флоренс откашлялась.

— Ты сказал — это возможно. В каком смысле? — Бен пожал плечами.

— Возможно — и все. Занятия психиатрией приучили меня учитывать любую возможность. По правде говоря, о человеческой психике известно очень мало, почти ничего. Например, неизвестно, каким образом человек постигает суть вещей. Карл Юнг всегда настаивал, что зло как психологический феномен не может быть объяснено с точки зрения рациональных научных критериев.

— Это признает и церковь.

— Конечно, — согласился Бен. — Католики и протестанты признают существование злых, дьявольских сил. Иудеи тоже. В Библии рассказывается о том, как Христос изгонял демонов.

Правда, лично я никогда об этом особо не задумывался. Иначе пришлось бы изменить все представления о мироздании.

— Ты думаешь, Крамер — слуга дьявола? — Бен кивнул.

— Что будешь делать, когда приедем?

— Поговорю с Полом. — Бен на секунду замолк. — Флоренс, пожалуй, лучше будет, если ты узнаешь об этом сейчас. Вчера на заседании ученого совета решили назначить его заведующим кафедрой. Мне звонила секретарша. — Он погладил руку жены. — И не смотри на меня так. Они правильно рассудили. Ведь Пол — специалист лучше, чем я. И к тому же он моложе.

Флоренс заплакала.

— Ну зачем ты! — Он притормозил, обнял жену. — Не нужно расстраиваться. Подумаешь, какое дело! Вон торговый центр. Давай выйдем, перекусим.

Они въехали на автостоянку небольшого торгового центра. Флоренс вытерла слезы.

— Я не хочу есть, только выпью кофе.

Она вылезла из машины и сразу пошла вперед. Затем остановилась, посмотрела на мужа.

— Бен, я люблю тебя и очень горжусь тобой.

— Дорогая, я тоже тебя люблю, — отозвался удивленный Бен. От волнения у него запершило в горле.

— Мне просто захотелось, чтобы ты это знал. — Бен с улыбкой двинулся за ней.

За ними наблюдали два духа.

— Это наши враги, — сказала Хелен. — Бен рассказал Мэри о Сьюзенн. Они приедут и обязательно восстановят против тебя жену и дочку. Мобилизуют всех, чтобы отобрать у нас монету. Пол, либо они, либо мы. Непосредственно на их сознание я влиять не могу. Придется найти посредника. К счастью, такие всегда под рукой.

На стоянку сворачивал автофургон. Он вроде бы собирался пропустить Флоренс, она сделала несколько шагов в сторону торгового центра, но водитель неожиданно газанул.

Это случилось мгновенно. Флоренс не успела даже вскрикнуть, как оказалась под колесами.

Час спустя больничная сестра вышла в коридор к Бену. Она знала о происшествии. К ним привезли водителя фургона — он был в шоке, повторял, что его нога прилипла к педали газа. К тому же оказалось, что фургон угнанный, а водитель провел несколько лет за решеткой.

Сестра села рядом с Беном. Взяла его руку.

— Мистер Ингельманн, я вам очень сочувствую. — В ее глазах стояли слезы. — Ваша жена только что умерла на операционном столе.

Глава тридцатая

Даже слабейший из ангелов несравнимо превосходит по силе человека, что может быть доказано многими способами. Ибо духовная сила крепче телесной, а сама душа доминирует над телом.

Молот ведьм

Кардинал поднялся с колен, закончив молитву. Он находился в соборе Святого Петра, в небольшом боковом приделе, орнаментированном мраморными барельефами шестнадцатого века. Бенелли продолжал пребывать в глубокой тревоге. Ему казалось, что все вокруг замерло в ожидании битвы, победитель в которой уже известен — церковь готовилась сражаться с врагом, согласно предсказанию, намного превосходящим ее в силе.

Хор мальчиков начал исполнять первую часть мессы «Агнец Божий». Детские голоса, чистые, неземные, поднимались высоко вверх, наполняя церковное пространство ощущением Божьей благодати, осознанием, что человек не просто обитатель Вселенной, но духовно с ней связан. Бенелли закрыл глаза. Что такое человечество? Всего лишь одна лоза в огромном винограднике, которую можно легко срубить.

— Боже, — спросил он, — почему сейчас? Почему Ты наслал на нас это испытание в данный момент? Почему?

Как и многие, кардинал Бенелли предполагал, что конец света наступит в виде какой-то глобальной катастрофы или самоубийственной ядерной войны. В крайнем случае христианская религия могла медленно угаснуть, как свеча, под напором технологий. Но в приход ангелов тьмы, описанный в Библии и пророчествах отцов церкви, он серьезно не верил.

Надо было готовиться. Но как? Папа отменил международные встречи, отчего сразу же пошли слухи о его нездоровье. Он приказал Бенелли и Катерине из Бенедетто не покидать пределы Ватикана, а также закрыть для всех мирян и священников, кроме него самого, усыпальницу святого Петра.

— Кардинал Бенелли, — стоящий рядом священник мягко тронул его за руку, — пора начинать служить мессу.

Бенелли открыл глаза и поднялся на ноги, продолжая размышлять.

Сегодня копали весь день, но останки Сильвестра II обнаружить так и не удалось. Их куда-то перенесли. Но куда и кто? Об этом должно быть где-то записано. Префект и его помощники просматривали материалы секретного архива в поисках хотя бы какого-то упоминания. Вообще-то было возможно два варианта: либо останки папы перенесли по приказу следующего понтифика, либо это работа сил тьмы.

Бенелли горестно вздохнул и начал освящать тело Христово, не переставая повторять про себя: «Папа возложил на меня задачу найти останки Сильвестра II, а я не справился даже с такой сравнительно несложной миссией. Мне стыдно носить кардинальскую мантию».

Он поднял тело Христово на алтарь, и в этот момент внутренний голос произнес негромко, но отчетливо: «Под собором Святого Петра проложен туннель».

В Сан-Франциско газеты снова писали о Карле Крамере. Один из тюремных надзирателей (его фамилия не называлась) проговорился, рассказал об инциденте со студенткой. Журналисты теперь склонялись к мнению, что именно он и есть серийный убийца.

Но не это было самым важным на газетных полосах. Сейсмологов тревожили участившиеся подземные толчки вдоль разлома Сан-Андреас[19] Они предсказывали сильное землетрясение.

Конечно, все знали, что такое возможно, но никто не думал, что это случится именно с ним. Сотни тысяч горожан начали покидать Сан-Франциско. Аэропорты и скоростные автострады были перегружены до предела. Силы природы угрожали вторгнуться в уютный мир людей, и некоторые запаниковали. Но многие остались в городе, большей частью потому, что некуда было ехать. Нельзя же в конце концов просто взять и бросить дом и все нажитое за многие годы! К тому же вряд ли это землетрясение будет сильнее, чем в 1906 году, когда сила толчков достигала 8,25 балла по шкале Рихтера. Тогда возник ужасный пожар, опустошивший весь центр Сан-Франциско.

Двоим вообще ничего не было известно о грядущем землетрясении. Они боялись совсем другого.

Мэри сидела за столом в монастырской трапезной. Она едва притронулась к еде. Скоро должны были приехать Флоренс и Бен. С ними будет полегче. Она улыбнулась дочери, пробежала пальцами по ее прелестным белокурым волосам.

— Сегодня ночью приходил папа, — неожиданно сказала Рейчел.

— Как он мог здесь оказаться? — Мэри бросила взгляд на монахинь.

— Я его видела. Он был в моей комнате. Сказал, что скоро придет за мной.

— Это тебе приснилось, дорогая, — сказала Мэри. — Ведь с тобой ночевала сестра Агнесса.

— Нет, — настаивала Рейчел. — Он приходил. И… сказал, что до темноты нам нужно вернуться домой.

Мэри поежилась.

— Рейчел, это тебе приснилось.

— У него была монета. Он показал ее мне. — Затем девочка тихо добавила: — Он собирается убить Бена и Флоренс.

— Нет! — вскрикнула Мэри. — Это неправда! Этого не может быть!

Она была в ужасе. Потому что ночью видела точно такой же сон.

Мать настоятельница сестра Марта поднялась навстречу Мэри, заботливо усадила ее в кресло, откашлялась. «Нервная система этой женщины истощена до предела, — подумала монахиня, — но ничего не поделаешь, придется сказать».

— К нам только что пришло печальное известие, — проговорила она, глядя в глаза Мэри. — Умерла Флоренс Ингельманн. Звонил ее муж. Утром она попала под автомобиль. Спасти не удалось.

Мать настоятельница смотрела в окно, слушая горькие всхлипывания несчастной Мэри. Просто непостижимо, почему Всевышний допускает такое? Спрашивается, в чем провинилась эта достойная женщина? Почему она так жестоко наказана? У нее забирают все — мужа, ребенка, жизнь.

— Бог меня забыл.

— Нет, дитя мое.

— Забыл, покинул.

— Нет, — дрожащим голосом проговорила монахиня. — Нельзя так говорить. Сейчас ты познакомишься с исповедником папы. Он приехал из Рима помочь тебе.

Мэри подняла глаза и сквозь слезы разглядела человека, стоящего на пороге кабинета. Мать настоятельница поклонилась отцу исповеднику и вышла. Он молча сел рядом.

Мэри почти сразу же ощутила исходящее от священника тепло, которое начало обволакивать ее всю, постепенно возвращая к жизни. Как будто она, продрогнув, погрузилась в теплую целительную ванну. Страхи отступили.

— Святой отец послал меня к тебе и твоему ребенку.

— Что с нами происходит? — прошептала Мэри.

— Твой муж попал в зависимость от монеты, в которой сконцентрированы огромные силы зла.

Мэри вскинула голову.

— Это, должно быть, как-то связано с женщиной. Мы ее видели — я и Рейчел.

— Да, — ответил отец исповедник, — эта женщина управляет сознанием твоего мужа. Но хозяйка монеты не она.

— Зачем ей понадобился Пол?

— Чтобы с его помощью дать возможность войти в наш мир великому злу. Она соблазняет Пола лживыми обещаниями и галлюцинациями, но потом, когда добьется своего, погубит.

— А здесь мы в безопасности?

— Только на время.

— Но почему именно Пол?

— Пока не знаю, — ответил монах. — У этих монет есть тайна, до сих пор не разгаданная церковью. Предполагается, что их приход в мир связан с какими-то событиями космического масштаба, непостижимыми для человека. Однако главной движущей силой монеты является предательство.

Мэри охнула:

— Карл Крамер, это из-за него!

— Кто?

Мэри рассказала отцу исповеднику об убийствах в Сан-Франциско и о суде. Он задумался.

— Вполне возможно, что Пола выбрали, потому что он ради славы и почета свидетельствовал в пользу серийного убийцы, уже подозревая, что тот виновен. Однако это только начало. В мире огромное количество разнообразных негодяев, но монета попадает в руки того, кто готов продать душу силам зла. Я уверен, что Пол пока этого не сделал, хотя женщина приложит все усилия, чтобы достичь цели.

— И мы с Рейчел погибнем?

— Да. Если мы не остановим твоего мужа. Дело в том, что вселившийся в Пола злой дух в виде этой женщины прежде всего стремится посеять в нем равнодушие ко всем, кого он любил. Иначе она не сможет им управлять. Убить любовь — это первое, что стараются сделать силы зла.

— И кто он, этот дух?

— Скорее всего переродившийся человек, живший на земле две тысячи лет назад. Но это только предположения. — Отец исповедник, конечно, сочувствовал Мэри, но слишком много рассказывать не хотел. — Мне нужно увидеть монету. Для этого я должен сегодня вечером посетить твой дом, где Пол в первый раз попал под ее влияние.

— Пожалуйста, помогите ему, — взмолилась Мэри. — Спасите.

— Мы сделаем все, что в наших силах, но… может оказаться так, что помочь ему невозможно.

— Почему? — вскрикнула Мэри. — Я думала, церковь может все.

Отец исповедник скорбно усмехнулся.

— Мэри, самой церкви угрожает огромнейшая опасность.

Пол проснулся на полу в подвале своего дома. Магический знак исчез, но он знал, что звезда просто невидима для человеческих глаз. Он вспомнил вчерашнее путешествие — огненные кольца, Крамера и Мелани Дьюкс, смерть наркомана, потом Флоренс.

Сегодня предстояло подняться на девятый астрал, но перед этим неплохо было бы кое-что проверить. Возможно, это был только сон, внушенный Хелен.

Пол встал. Он чувствовал себя необыкновенно свежим, в голове кристальная ясность. Уверенной походкой поднялся по лестнице в гостиную, набрал номер.

Трубку снял знакомый редактор «Сан-Франциско таймс»:

— Да, на последней странице есть коротенькое сообщение. На мосту найден труп наркомана. Видимо, зарезан пьяными подростками.

— Спасибо.

Пол позвонил в университет.

Там подтвердили, что Флоренс Ингельманн сегодня рано утром попала под машину. Скончалась в больнице. Выходит, это все правда. Впрочем, Флоренс, эту старую сплетницу, ему было совсем не жалко.

Он включил телевизор. Сан-Франциско покинула половина жителей. Массовое бегство продолжается. Гражданская война в Индии, волнения в Бразилии, сход селевых потоков в Колумбии, взрывы на химических заводах в Китае, резня на религиозной почве в Индонезии, голод в Центральной Африке и так далее.

— Достаточно. — Пол выключил телевизор.

Он спустился в подвал, встал на то место, где был магический знак, вытащил из кармана монету. Сразу же все вокруг потемнело, а вскоре стало черным-черно. Возник магический знак, и Пол поднялся в астралы.

Роща на третьем астрале. Чудо-деревья, не существующие нигде на земле. Он жадно вдыхал напоенный ароматом воздух. Остаться бы здесь навсегда! На дорожке показалась Хелен, Елена Прекрасная из греческого мифа. Пол побежал обнять ее. Нежные поцелуи, ласки.

— Зачем ты звонил? — спросила она.

— Хотел проверить, правда ли то, что происходило вчера.

— Конечно, правда. Пол, я тебе не лгу. Эта монета исполнит все твои желания. Создаст мир, твой мир. Остался только девятый астрал, а затем ты постигнешь все. Но вначале нам придется отправиться в Рим, потому что кое-кто угрожает разрушить наши планы. Мне нужно найти гробницу.

— Какую гробницу? Почему мы не можем отправиться в девятый астрал сейчас? — Пол жаждал вкусить радостей мира духов.

— Нет, — ответила Хелен. — Я должна проверить. Они что-то затевают.

— Кто?

— Люди, которые хотят отобрать у нас монету.

Она этого ожидала. В Ватикане уже известно, что Пол — обладатель монеты. Гибель отца Дэвида помогла им это обнаружить. Но Хелен больше беспокоило, что в Ватикане есть силы, способные ее сокрушить, так что рисковать не следовало.

Она поцеловала Пола.

— Пошли! Я покажу тебе места, где прежде жила. Вспомню молодость.

«Давай, давай, командуй, — думал Пол. — А я подожду, пока моя сила сравняется с твоей. Тогда изобрету себе собственную судьбу».

Хелен усмехнулась: «Этот глупец не осознает, что я читаю каждую его мысль. Еще бы, он весь в мечтах, как выйти за пределы девятого астрала и посмотреть оттуда вниз, на жалкий мир людей».

Но у нее теперь были другие заботы. Ватикан реагировал не так, как она ожидала.

И зачем им понадобилась гробница Сильвестра?

Бен Ингельманн сидел рядом с телом жены, вглядываясь в бесконечно дорогое лицо, вспоминая их общее прошлое.

Они познакомились случайно. Бен, студент третьего курса, бежал на лекцию и столкнулся с Флоренс, тоже спешившей на занятия. Потом университетское кафе, где он впервые взял ее за руку. Предложение, которое он сделал ей за месяц до получения диплома, во время прогулки. Был ветреный день, они поднялись на вершину холма, и Флоренс с гордостью надела на палец дешевое колечко, его подарок. Подороже он не мог себе позволить.

Бен вспомнил, с каким мужеством Флоренс приняла сообщение доктора, что у нее никогда не будет детей. А сколько добрых дел она сделала за свою не очень долгую жизнь. Многие тысячи. Как она любила друзей, особенно Мэри и ее ребенка. Как умела поставить себя на место другого, кому повезло меньше, чем ей.

И наконец, как она любила его, Бена, до самого конца.

Нет, они прожили жизнь не зря. Тихо, спокойно, никогда не суетились. Он не стремился ни к известности, ни к богатству. Флоренс это знала, когда выходила замуж, и всю себя посвятила заботам о нем. Они были счастливы. Бен сейчас это ясно сознавал и благодарил Бога за дарованное благо.

Вошли служащие похоронного бюро забрать тело. Завтра Флоренс доставят в Сан-Франциско, назначат день похорон. И что дальше?

Бен устроился в отеле, потом пошел посидеть в парке этого небольшого городка между Аспеном и Сан-Франциско. В голове крутились мысли. За последние несколько дней произошло слишком много событий.

Прошел час, а может быть, два. Поднимаясь со скамейки, Бен вдруг увидел большого черного пса, который прятался в кустах. Он направился в библиотеку, и пес пошел сзади, на некотором расстоянии. Странно.

В библиотеке Бен раскрыл мемуары Карла Юнга «Воспоминания, размышления, мечты». Ему захотелось освежить в памяти эпизод из этой книги. Он быстро нашел нужное место:

Одну пациентку я вспоминаю довольно часто. Эта дама, врач по профессии, пришла с единственной целью — чтобы я ее выслушал. Свое имя по причинам, которые станут ясными ниже, она назвать не пожелала… Пациентка немедленно призналась, что около двадцати лет назад совершила убийство — отравила свою близкую подругу, потому что влюбилась в ее мужа. Разумеется, все было устроено так, что ее никто не заподозрил. И вообще смерть подруги была признана естественной. Вопросы морали ее тогда не волновали.

Что было потом ? Она вышла замуж за мужа подруги, но через несколько лет он умер относительно молодым. А в последующие годы начали происходить странные события. Родившаяся в этом браке дочь выросла и постаралась как можно скорее выйти замуж, после чего прекратила с матерью все контакты.

Эта дама была страстной любительницей лошадей и верховой езды. И вдруг ее лошади начали вести себя с ней очень нервозно. Дело кончилось тем, что ее любимая кобыла неожиданно понесла и сбросила хозяйку с седла. С верховой ездой пришлось покончить. Остались собаки. Но они начали дохнуть одна за другой. Недавно ушла последняя, очень красивая овчарка, к которой моя пациентка была необыкновенно привязана. И тогда она почувствовала, что должна выговориться, признаться в содеянном. И пришла ко мне. Я объяснил ей, что вместе с подругой она убила и себя, потому что, совершая такое злодейство, человек разрушает свою душу… Это чувствуют животные и растения.

Бен закрыл книгу. Пора было идти в отель. Подороге он.оглянулся, убедиться, что мастифф идет следом, и вдруг понял, что ему кажется странным в этом животном. Пес не отбрасывал тени.

Мэри уложила дочку спать в монастырской келье и вышла в коридор к отцу исповеднику.

— Я поеду с вами.

— Не советую, — сказал он. Мэри сжала кулаки.

— Но я должна вернуть мужа.

Отец исповедник кивнул:

— Хорошо. Только держись ближе ко мне и ни на что не реагируй. Могут быть разные видения. Эти духи очень опасны. Они способны управлять сознанием.

Они сели в машину.

— Что именно вы ожидаете там найти? — спросила Мэри, сворачивая к дому. Эта поездка почти не отличалась от той, что они предприняли два дня назад с отцом Дэвидом. Об этом не хотелось думать.

— Мне нужно увидеть монету, — отозвался отец исповедник. — Она существует в двух ипостасях — физической и астральной. В первом случае это просто монета, серебряный динарий времен Христа. Во втором — символ, мост между земным и космическим мирами. Если монета, которую мы ищем, закрепилась у Пола, ее воплощение можно будет обнаружить в доме.

— Как вы узнали, что там не будет Пола?

— Потому что он отправился в Рим.

— Вы ясновидящий?

— Силы добра тоже имеют в своем арсенале кое-какое оружие, — ответил священник. — Излучение монеты настолько мощное, что есть возможность обнаружить источник. Но ясновидящий не я, а монахиня.

— Что за монахиня?

Отец исповедник пожал плечами:

— Простая женщина, но посвященная. Ведь в суть вещей могут проникать силы не только зла, но и добра тоже.

— Одинаковым способом?

— Нет, — решительно возразил он. — Откровения сил добра идут от Божественного.

— Тогда почему эта монахиня не здесь? — Отец исповедник улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, почему святой отец прислал скромного священника, а не великую святую?

— Ой, извините. — Мэри смутилась. — У меня и в мыслях этого не было. Я имела в виду, почему она не приехала уничтожить монету?

— Потому что святой отец попросил ее пока оставаться в Риме. А кроме того, Мэри, — отец исповедник понизил голос, — я не уверен, что монету можно уничтожить.

— Почему?

— Потому что своими корнями она прорастает в первородный грех, и ее свойства — это тайна за семью печатями. В мире существует непостижимый парадокс. Дело в том, что любовь в известном смысле беспомощна, а Бог — самое скромное, что есть во Вселенной. Любовь никогда ничего не разрушает и в борьбе со злом не будет использовать зло. Но одновременно любовь — это самое могущественное, что есть во Вселенной, потому что когда души объединяются в любви, то им не в силах противостоять и самое большое зло. Между душами не остается даже ничтожной щелочки, куда ему можно протиснуться.

— И как же в таком случае можно уничтожить монету?

Отец исповедник задумался.

— Не знаю. Но я верю, что перед святыми, людьми полностью обращенными душой к Богу, монета бессильна. Ей не за что зацепиться, и она погибает.

— Но кто может это сделать? Вы?

Отец исповедник грустно покачал головой.

— К сожалению, нет.

Они подъехали к дому, вышли из машины. Мэри отперла дверь. В холле на кресле лежал свитер Пола. Сейчас он выйдет из гостиной, улыбнется, как в былые времена, скажет: «Как я рад тебя видеть!» Сердце Мэри сжалось. Она знала, что Пол никогда больше здесь не появится. Он потерян. Ужасное зло, высвободиться которому он помогает, разъединило их навеки.

Они спустились по деревянной лестнице в подвал. Там было чисто, как будто уборку проводили только сегодня утром. Мэри повернулась к священнику.

— Здесь ничего нет. Если что и было, то ушло.

Отец исповедник отрицательно покачал головой.

— Смотри.

Он протянул руку, и мгновенно вспыхнул магический знак, как будто в прорезанные в бетоне канавки залили расплавленный металл. Мэри невольно залюбовалась его таинственной красотой. Магический знак манил к себе.

— Не подходи к нему, — предупредил отец исповедник. Он достал серебряное распятие и бросил его так, чтобы оно пересекло внешний круг звезды. Пройдя через все кольца, распятие ярко вспыхнуло и расплавилось.

— Они его изменили. Этого я боялся больше всего. — Отец исповедник повернулся к Мэри. — Пошли. Нам нельзя здесь оставаться.

В дальнем углу подвала в тени возник большой черный пес. Он не сводил с Мэри злых глаз.

— Я боюсь. — Она ухватила священника за руку.

Они поднялись в холл. Отец исповедник склонил голову в молитве, продолжая идти. В спальне он спросил:

— Здесь ты видела монету?

Мэри его не слышала, потому что угол комнаты начал колыхаться. Возникли призраки, жуткие полулюди-полудемоны, которые со свистом ринулись на нее. Она в ужасе вскрикнула.

Отец исповедник изобразил над ними крест, и они медленно рассосались, издавая отвратительные вопли.

Затем на комоде вспыхнуло красное пятно, как будто включили мошный фонарь. Священник пристально посмотрел на него, и свет постепенно угас.

Наконец Мэри увидела монету, точно такую же, как на рисунке дочки. Неровный обод, на лицевой стороне изображен римский император. Монета сверкала, как будто ее недавно отчеканили. Затем она начала поворачиваться. Мэри бросила взгляд на отца исповедника и каким-то образом осознала, что это он поворачивает монету, на обратной стороне которой были выцарапаны неровные буквы — SMRM.

Отец исповедник кивнул.

— Это сребреник Иуды. Теперь в этом нет сомнений.

Неожиданно снизу донесся душераздирающий крик:

— Мама, мама, помоги!

— Рейчел! — Мэри ринулась из комнаты.

— Остановись! — крикнул отец исповедник, не отрывая взгляда от монеты. — Это обман!

Но было поздно.

Пол и Хелен прибыли в Рим. В аэропорту они сели в такси, поехали в центр.

Неожиданно Хелен наклонилась к водителю.

— Остановитесь!

Машина затормозила. Хелен вытолкнула Пола, вышла сама, сунув водителю бумажку с адресом, приказав ехать одному.

— Что случилось? — спросил Пол, совершенно сбитый с толку.

— Они нашли монету! Там этот противный монах!

Хелен потащила его к деревьям. Ее глаза остекленели. Она перенеслась в дом Пола в Сан-Франциско, бросила взгляд на Мэри и отца исповедника и тут же вернулась.

— Давай сядем.

Каким-то образом ей удалось в темноте найти скамейку. Но через полминуты из кустов появился непрошеный гость — здоровенный бродяга, сжимающий в руке винную бутылку. Увидев их, он радостно улыбнулся, предвкушая поживу. Но с духами зла лучше в такие моменты не связываться.

Хелен посмотрела на бродягу, и он споткнулся о корень, затем упал прямо на горлышко бутылки. Послышался звон разбитого стекла и какой-то неприятный хруст. Это острые края разбитой бутылки глубоко вошли бедняге в дыхательное горло. Через несколько секунд с ним все было кончено.

Хелен повернулась к Полу.

— В твоем доме священник. Он ищет монету.

— Но монета у меня. — Пол вытащил ее из кармана.

— Не физическое воплощение, идиот. А ее астральную проекцию, где она была впервые использована. — Ее глаза вспыхнули злобой. — Это опасно. Мы должны с ними расправиться. Давай быстро на восьмой астрал.

Физически Хелен и Пол остались на скамейке в парке, а виртуально перенеслись в дом Пола.

Услышав крик Рейчел, Мэри выбежала на площадку. Внизу в полумраке дочка пыталась вырваться из рук какого-то мужчины. Он поднял глаза, и Мэри вскрикнула. Это был Крамер. Она ринулась по ступенькам, оступилась, упала, сильно ударившись головой. Затем скатилась вниз.

— Мэри! — К ней наклонился Пол. Одной рукой он обнимал дочку, другую протягивал жене и улыбался теплой, чуть проказливой улыбкой, которую Мэри так хорошо знала. — Пойдем с нами. Пойдем. Я открою тебе новый мир, о котором ты даже не подозревала. И не один, а множество. С нами Рейчел.

Мэри начала пониматься, протянула руки, и… отец исповедник поднял ее на ноги.

— Это видения, созданные злыми духами.

Он начертил в воздухе крест, произнес несколько заклинаний, и они оказались в огненном кольце восьмого астрала. Сутана отца исповедника стала темно-синей и засияла сильным пульсирующим светом.

Напротив возникли Хелен и Пол. Причудливо извиваясь, они двинулись на нее, произнося смертельные проклятия.

— Не бойся! — крикнул священник. Эти слова она не услышала, а словно почувствовала.

Отец исповедник изменился, вспыхнув чистым белым светом. Фигуры Пола и Хелен затрепетали, начали раздуваться и сжиматься. Пол оказался в саду. Деревья и цветы были похожи на те, что он видел на третьем астрале. Но этот сад был настоящий, живой. От него исходило радостное тепло. Полу казалось, что его бросили в бассейн с живой водой.

— Пол, выслушай меня. Тебя обманывают…

Он повернулся. Рядом стояла женщина, монахиня.

— Это не обман, я проверял.

— У нас мало времени, Пол, — монахиня. — Поэтому не перебивай. Тебя обманывают. Я попытаюсь объяснить. Во Вселенной существуют два мира — земной, в котором временно правит бал дьявол, хозяин земли крови, и второй, духовный. Здесь вечно правит хозяин земли жизни.

— И что мне до этого?

— Все. Хозяин земли крови приобрел власть над людьми. Как я уже сказала, временно. Но ты живешь также и в другом невидимом мире, в котором можешь остаться после смерти навечно, если не продашь душу хозяину земли крови.

— А что в этом мире интересного?

— Ты приобретаешь бесценное сокровище. Вечную жизнь в любви и благодати, дарованную Богом. Но хозяин земли крови, в незапамятные времена лишенный этого дара, жаждет получить твою душу. Принимая от него монету, ты продаешь душу в рабство, после чего будешь возделывать землю крови до скончания времени.

Пол посмотрел на сребреник Иуды. В глубине души сформировалось острое побуждение отдать его монахине, покончить с этими играми, слишком рискованными для человека, смирить гордыню и освободиться от пут дьявола.

Рядом возникла Хелен, переполненная яростью.

— Не показывай монету, идиот! Не поддавайся!

— Но…

В следующее мгновение он снова оказался в парке в Риме. Обессиленная, Хелен с трудом перевела дыхание.

— Ты дурак. Разве не ясно, что это духи с высших астралов. Яркое сияние указывает, что они находятся на самом краю восьмого астрала. Эти духи стремятся тебя уничтожить.

— Значит, эта монахиня — дух?

— Все, что она тебе говорила, вранье, — раздраженно бросила Хелен. — Ты только пройди девятый астрал, а дальше тебе уже никто не посмеет бросить вызов.

— Чего они хотят?

— Как чего? Они ищут монету, чтобы с ее помощью обрести мудрость. Но если они ее добудут, нам конец.

— Почему?

— Потому, Пол, что наша судьба теперь связана с сребреником Иуды. — Хелен усмехнулась. — Не мы управляем монетой — она управляет нами.

— Они ушли, — устало проговорил отец исповедник.

Он израсходовал слишком много духовной энергии и выглядел совершенно изможденным. Мэри подняла голову.

— Этот сад существует на самом деле?

— Да, но в астральном пространстве, — ответил отец исповедник. — На стороне добра. В отличие от феноменов, которые создают силы зла, этот сад подлинный. Дело в том, что зло — это искаженное, извращенное добро, и потому оно не может создать ничего нового.

— Они сегодня вернутся? — спросила Мэри.

— Не думаю. — Отец исповедник встал. — Но нам нужно уходить. Жаль, что этот дом стал нечистым местом.

— Кто же эта женщина?

— Она очень мощный злой дух, — сказал отец исповедник, — но воздерживается от использования своей силы.

— Почему?

— Потому что не хочет, чтобы мы узнали имя подлинного владельца монеты.

— Это для вас важно?

Священник кивнул:

— В этом наша единственная надежда. Мы будем знать, существует ли способ ему противостоять.

— Но у вас есть какие-то предположения, кто действительно владеет монетой? — с тревогой спросила Мэри.

— Да. — Голос отца исповедника дрогнул. — Это сам ангел тьмы.

Глава тридцать первая

Только безмерная Божья милость может предохранить человека от заблуждения, будто он наслаждается дружбой с добрыми ангелами, когда на самом деле это демоны зла, лживые и коварные.

Блаженный Августин. О граде Божием

— Туннель нашли!

— Где?

— Под собором Святого Петра!

Кардинал Бенелли внимательно выслушал посыльного.

Сегодня это была первая добрая весть. Остальные, все как одна, мрачные. Утром служащие обнаружили, что два витражных окна в личной часовне папы разбиты. Никто из посторонних сюда проникнуть не мог. Как же такое могло случиться? Но это случилось. По Ватикану быстро распространилась весть о дурном предзнаменовании. Грядет большая беда. Но какая именно? Этого никто не знал, кроме Бенелли.

Из Сан-Франциско звонил отец исповедник. Да, сребреник Иуды вошел в мир. Теперь в этом нет сомнений.

После мессы кардинал отменил все утренние мероприятия и поспешил в собор Святого Петра. Может быть, останки Сильвестра II, последнего обладателя сребреника Иуды, помогут понять, как противостоять действию этой монеты? Или мы опять идем по ложному следу?

У главного алтаря его встретил префект секретного архива.

— Кардинал, вас посетила гениальная догадка. Мы только что обнаружили карту семнадцатого века, на которой показан подземный проход из грота собора Святого Петра к обелиску на площади. Должно быть, туннель вырыли в 1586 году, когда выносили обелиск на площадь. А затем по какой-то причине его заложили кирпичом.

Они спустились в грот, где кипела работа. В дальнем конце рабочие кувалдами разбивали кирпичную стену. Считалось, что эта стена — часть античного римского кладбища, над которым был построен первый собор. Теперь, когда сбили штукатурку, оказалось, что это камуфляж. Зачем? Меньше чем в десяти метрах от этой фальшивой стены находилась гробница святого Петра. Неужели это случайно?

Вопросы, вопросы и ни одного ответа.

Бенелли сел на ступеньку. Теперь уже стало известно, когда останки папы Сильвестра перенесли из гробницы. Префект обнаружил в секретном архиве запись, сделанную историком Распони, который указывал, что гробница папы.была вскрыта в 1648 году.

СильвестрIIлежал со скрещенными руками в мраморном саркофаге на глубине четырех метров. Тело было почти не тронуто тленом, как и одеяние понтифика и священная тиара на его голове.

Значит, легенда врет, и конечности Сильвестра не были отсечены. Однако Распони не сказал, где перезахоронили тело Сильвестра. Почему?

Наконец рабочие пробили довольно широкий проход. Бенелли приказал всем удалиться — так повелел папа. Гробницу Сильвестра II имел право увидеть только он, Бенелли.

Кардинал опустился на колени, произнес молитву, а затем вышел в туннель, который оказался достаточно широким, чтобы могли пройти два человека. Стены выложены кирпичом и покрашены белой краской, разумеется, во многих местах отслоившейся.

Бенелли двинулся по туннелю, поднимая клубы пыли. Еще бы! Ведь в последний раз люди заходили сюда четыреста с лишним лет назад. Идти пришлось больше двухсот метров, до фундамента обелиска. Выходит, туннель построили, чтобы проверять состояние фундамента? Однако рядом на стене была выбита дата — 1648.

Обелиск передвинули на середину площади в 1586 году. Почему же туннель построили лишь спустя шестьдесят лет? Что произошло в 1648 году?

Справа от обелиска проступала еще надпись. Бенелли стер вековую грязь и отпрянул в шоке. На стене красной краской был изображен огромный крест, а под ним слова: Sylvestrispp.Secundi.

Теперь стало ясно. Туннель построили, чтобы перенести к обелиску усыпальницу Сильвестра. Здесь никто из здравомыслящих не догадается ее искать. Зачем? Ответ вскоре был получен. Ниже под крестом можно было разглядеть еще одну надпись. Она была такой же, что и на сребренике Иуды: «Salvame,RedemptorMundi» — «Сохрани душу мою, Спаситель мира».

Бенелли со вздохом развернулся. Надо идти, доложить о находке понтифику.

На полдороге он услышал сзади шорох и с колотящимся сердцем посветил фонарем в сторону усыпальницы. У стены стоял большой черный пес.

Папа Иоанн XXV внимательно выслушал кардинала. Непонятно, почему тело папы Сильвестра II убрали изЛатеранcкого собора именно сюда? Если понтифик был действительно добродетельным человеком, почему его не перезахоронили в соборе Святого Петра, поблизости от гробницы апостола? А если он служил дьяволу, почему его похоронили рядом с собором?

Понтифик размышлял, прикрыв глаза. Затем принял решение пока усыпальницу Сильвестра не вскрывать, потому что не ясно, будет от этого польза или вред.

Бенелли также рассказал о черном псе, заметив:

— Сильвестр определенно служил дьяволу. Иначе откуда бы взялся этот призрак пса?

Папа отрицательно покачал головой.

— Нам неведомо, в каком состоянии была душа Сильвестра перед кончиной. Об этом знает только Бог.

— Но, святой отец, — воскликнул Бенелли, — время идет! Надо что-то делать. Вы думаете, силы зла знают, что находится в усыпальнице?

— Нет, — ответил Иоанн XXV. — По крайней мере пока не знают. Они так же, как и мы, только что ее обнаружили и теперь будут использовать всю свою мощь, чтобы проникнуть в тайну папской усыпальницы. Тем более что она расположена за пределами собора, на неосвященной земле. Возможно, именно поэтому они и прибыли в Рим.

— И когда они попытаются проникнуть в усыпальницу?

Понтифик задумался, а затем отрывисто бросил:

— Сегодня ночью.

Через несколько минут охранникам собора Святого Петра поступил приказ: опечатать двери папскими символами и никого в этот вечер не пускать без специального разрешения самого понтифика.

Почти в то же самое время, когда рабочие пробили проход в туннель, Бен возвратился в Сан-Франциско с гробом жены. Договорившись о похоронах на завтра, он отправился в монастырь, где мать настоятельница представила его священнику из Рима.

Они долго беседовали о судьбе Пола, о природе зла, о гибели Флоренс. О черном псе Бен решил отцу исповеднику не говорить, поскольку решил, что тому хватит хлопот и с семьей Стафферов. Однако в монастырь эта тварь пойти за ним не решилась.

В конце разговора отец исповедник попросил Бена помочь ему в одном деле, и тот согласился. Через несколько минут они выехали.

Хэнлон Досон слушал Бена с каменным лицом. Отец исповедник тем временем оглядывал кабинет начальника тюрьмы строгого режима: простой письменный стол, на полках много книг (начальник любил читать), два кресла. Почти аскетическая обстановка.

— Я вас понял, профессор Ингельманн, — произнес наконец Досон. — Вы хотите встретиться с Крамером, но… вам должно быть известно, что… — Он посмотрел на отца исповедника. В этом священнике чувствовалась какая-то непонятная Досону сила, настолько убедительная, что вместо категорического отказа грозный начальник тюрьмы вдруг пробормотал: — …в общем, я разрешаю вам двадцатиминутное свидание с заключенным Крамером, но только в том случае, если он согласен. — Досон нажал кнопку и приказал секретарше передать указание начальнику блока Е.

— Но ведь Крамер наверняка не согласится, — разочарованно протянул Бен.

— Извините, профессор Ингельманн, — Хэнлон подался вперед, — я и так нарушил кое-какие инструкции. Но это правило действует для всех. Даже для эмиссара папы. На то правила и существуют, чтобы их выполнять. Кстати, как поживает Пол?

Бен бросил взгляд на отца исповедника.

— Пол болен.

— Надеюсь, ничего серьезного?

— Нет, он тяжело болен.

Досон задумался. Может быть, следует рассказать о своем подозрении, что Крамер — серийный убийца. Но в дверь постучали.

Вошел начальник блока Е.

— Я поговорил с Крамером, сэр. Он на свидание согласен.

— Хорошо, — буркнул Досон и посмотрел на гостей. — В вашем распоряжении двадцать минут. Постарайтесь распорядиться ими с пользой для себя.

Начальник тюрьмы задумчиво смотрел вслед гостям. Таких священников он еще не встречал. В разговоре он обмолвился, что, мол, в жизни главное дисциплина, на что отец исповедник тут же возразил:

— Нет. В жизни главное — придерживаться правды. — Удивительно, потому что именно так часто говаривал отец Хэнлона Досона. Но священник этого знать никак не мог.

Они распрощались у входа в блок Е.

— Желаю успеха, — сказал Бен. — Я еду в университет. Пожалуйста, передайте Мэри, что я зайду к ней в конце дня обсудить похороны Флоренс и все остальное.

Отец исповедник нахмурился.

— Бен, я прошу вас быть очень осторожным. Вам угрожает серьезная опасность. Этот дух зла намерен погубить всех, кто был близок к Полу, кто его любил. Не подходите к его дому ни при каких обстоятельствах. Я даже думаю, что на ночь вам следует остаться в монастыре.

— Не беспокойтесь, со мной все будет нормально. — Бен заставил себя улыбнуться. — До встречи.

Отец исповедник скрылся за дверью.

— Так-так, — произнес Карл Крамер. — Наконец-то слуга Христа пожаловал. — Если бы ноги и руки не были закованы, он бы раздавил священника как насекомое. — Я знаю, кто ты.

Отец исповедник молчал. Видно, демоны уже поставили убийцу в известность о его приходе. Затем Крамер заговорил на латыни:

— Я знаю, зачем ты пришел. Тебе нужна монета. Вы все ее боитесь. А ведь она вначале предложила ее мне, но обманула, отдала ему.

— Замолчи.

Отец исповедник прикрыл глаза.

Через пару мгновений убийца свесил голову набок. Его глаза остекленели, рот исказила отвратительная гримаса, изо рта потекла слюна. Отец исповедник начал спуск в ад, каким являлась душа Крамера.

Путешествие это было долгим и ужасным, хотя прошло всего две или три минуты. Странствуя по астралам, погружаясь в глубины зла, отец исповедник никак не мог определить, кто же все-таки управляет Хелен и Крамером. Этот неизвестный все время прятался от него за разными личинами.

Наконец пришло время возвращаться. Отец исповедник открыл глаза.

Попытка не удалась.

Крамер задергался, затем выпрямился на стуле.

— Послушай, Карл, — произнес священник. — Ты должен попытаться спасти душу. Еще есть возможность. Покайся.

Крамер молча смотрел на него.

Открылась дверь, вошли надзиратели. Отец исповедник встал. Если у этого представителя рода человеческого и была какая-то тайна, то она умрет вместе с ним.

Он медленно перекрестил убийцу и вышел.

Бен закончил собирать вещи, уложил книги и бумаги в картонную коробку и остановился посередине кабинета. Сначала отстранение от заведования кафедрой, затем смерть Флоренс. Достаточно. Он решил завтра написать заявление об уходе. Здесь все напоминало о прошлом, и это было непереносимо. Что делать дальше, Бен еще не решил. Сейчас это было ему безразлично. Он был полон решимости помочь Мэри и Рейчел, хотя еще не знал как. Но его поддерживала Флоренс.

Бен взял коробку. В последний раз спустился по лестнице. В университете было пустынно, как и во всем городе. Утром произошел очередной подземный толчок в шесть баллов по шкале Рихтера. Средства массовой информации неистовствовали. Ходили слухи, что президент собирается отдать приказ о принудительной эвакуации населения. Все ждали главного толчка. Сокрушительного.

— Профессор Ингельманн, — к нему подошла симпатичная девушка. — Меня зовут Сьюзенн Делейни. Я… близкая приятельница Пола. Очень близкая.

Бен остановился. Значит, это та самая студентка, с которой, по слухам, у Пола связь. Наверное, ей тоже угрожает опасность. Надо предупредить.

— Я вас слушаю.

— Мне нужно поговорить с вами относительно Пола.

Бен не возражал, но вначале он должен был встретиться с Мэри.

— Хорошо. Давайте вечером.

— Нельзя ли пораньше? — Голос у Сьюзенн был мягкий и кроткий. — Я собираюсь уезжать. Ну, знаете, землетрясение…

Они подошли к автомобилю Бена. Он открыл багажник, сунул туда коробку.

— Пожалуйста, профессор Ингельманн. Пожалуйста.

Бен сел за руль, включил зажигание. Машина не завелась. Черт, этого еще не хватало! В довершение ко всему разрядился аккумулятор. Утром проверял, все было нормально.

— У вас, кажется, проблема. — Сьюзенн улыбнулась. — Мой автомобиль пока на ходу. — Она показала на стоящий рядом красный спортивный автомобиль. — Может быть, поедем куда-нибудь, посидим, выпьем кофе, поговорим.

— Спасибо. — Бен вышел из машины. — Давайте лучше встретимся у нас в клинике часов в пять. Не возражаете?

Сьюзенн очаровательно улыбнулась.

— Конечно. В таком случае до встречи. — Она открыла дверцу своей машины.

Бен стоял как вкопанный. Его бил озноб. И не без причины.

На заднем сиденье ее автомобиля он увидел большого черного пса.

Как только машина отъехала, он побежал обратно к себе в кабинет. Нужно связаться с отцом исповедником и Мэри, сообщить им кое-что важное.

Оказывается, Крамер, Хелен и Сьюзенн связаны друг с другом.

Бен взбежал на третий этаж. Он так торопился, что на лестнице чуть не столкнулся с какой-то женщиной, лица которой не заметил. Тяжело дыша, остановился на площадке перевести дух, затем направился в свой кабинет.

Неужели он опоздал и Мэри с Рейчел уехали из монастыря?

— Бен! — окликнул голос из кабинета Пола.

Он замер. Значит, Пол вернулся. Это его голос, совершенно точно. Может, зайти? Или вначале позвонить? Дрожащей рукой он пригладил влажные от пота волосы. Затем осторожно открыл дверь.

— Привет, дружище.

Бен вытаращил глаза на Пола, рядом с которым стоял большой черный пес. А потом комната завращалась, и в грудную клетку как будто ударила молния. Он согнулся от невыносимой боли.

— Флоренс… извини, я тебя подвел… так и не успел помочь Мэри…

Это были его последние слова. Дай Бог им встретиться в другом мире!

Хелен равнодушно наблюдала, как умирает Бен Ингельманн. Уж чего-чего, а насильственных смертей она за две тысячи лет повидала достаточно. Самым главным орудием слуг дьявола был обман — видения, голоса, пророчества и прочая лажа. А глупые, наивные люди всегда на это покупались. Бог все-таки ошибся, вложив им в сердца бесценное сокровище.

Сьюзенн медленно поднялась по лестнице, вошла в кабинет Пола. Хелен исчезла, уступив место своей служанке. Сьюзенн посмотрела на распростершегося на полу Бена, поправила волосы, затем вышла в коридор и истерично завопила:

— Помогите, помогите! У профессора Ингельманна сердечный приступ.

Притворство всегда было ее сильной стороной.

Глава тридцать вторая

На острове Тибертин, лежащем посередине реки и похожем на остов корабля, есть… роскошный дворец, принадлежащий еврею, который попробовал купить божественную силу апостолов, предлагая золото и драгоценные камни. С ним была прекрасная Елена, куртизанка, которую он возвеличил, приравняв к богине.

Амброзини. Секретные архивы Ватикана

— Ну, как тебе Вечный город? — Хелен отошла от окна. — Сейчас это бледная тень того, каким он был в период расцвета. Во времена Нерона Рим считался лучшим городом земли. Ты не представляешь, какие здесь устраивали зрелища.

Она прошлась по спальне своей роскошной квартиры в центре Рима, затем, обнаженная, села на постель. У нее было великолепное, соблазнительное тело. Она пробежала рукой по спутанным волосам Пола.

— Пора одеваться.

— Куда мы пойдем?

— Это недалеко. Я покажу тебе место, где жила в молодости, когда монета только оказалась у меня. — Она наклонилась и поцеловала его. — Скучаешь по Сьюзенн? Я тебя не устраиваю?

— Ты изумительна.

Хелен усмехнулась.

— В любом случае не беспокойся, ты скоро вернешься в Сан-Франциско. Возможно, он к тому времени немного изменится.

— Что значит изменится? — Пол облокотился на подушку.

— А… это я просто так. Мы, духи, иногда любим говорить загадками. Дело в том, что вы, смертные, не способны видеть то, что видим мы.

— А монета? Когда она впервые появилась? — Пол притянул ее к себе.

— Она принадлежала моему покойному другу.

— Но как монета попала к нему?

— Так сошлись в небе звезды.

— Звезды? Но это абсурд!

Хелен притворно возмутилась:

— Пол, разве я тебе когда-нибудь врала? Вот возьмем ребенка. Для него географическая карта — это абстрактная картина, полностью лишенная смысла. Но для тебя там уйма информации. И ты знаешь, что все эти континенты и страны действительно существуют. То же самое и со звездами — когда ты смотришь на звездное небо, то воспринимаешь его, как ребенок карту. А когда на звезды смотрю я, то вижу совсем другое.

— Что?

— А… — она махнула рукой, — все равно не поверишь. Ты видишь светящиеся мерцающие точки, а я — ангелов и архангелов, неземную силу. Я вижу также величественный Храм, двенадцать колен Израилевых, царства, ковчег — одним словом, очень много всего.

— Благодаря монете? — Она кивнула.

— Эта монета дает возможность увидеть даже момент, когда прошлое, настоящее и будущее были единым целым. Для тебя, живущего на земле, одно событие следует за другим, и время необратимо. Но на самом деле Вселенная не имеет швов, она соткана из единого куска. Прошлое направляется будущим, будущее всегда по пятам следует за прошлым, а они, в свою очередь, имеют начало и конец в вечном настоящем. — Она жестом фокусницы извлекла сребреник Иуды. — Этими тридцатью монетами оплачено величайшее сокровище. Вечная жизнь.

— Значит, монахиня сказала правду?

— Нет. — Хелен скривила губы. — Люди вечно суют свой нос в то, чего не понимают. — Она замолчала, осознав, что ему следует кое-что знать, иначе он не сможет сделать выбор. — Ладно, послушай историю, похожую на детскую сказку. Один мой знакомый, заплатив некоторое количество серебряных монет, купил поле, на котором, согласно обещаниям, были зарыты невиданные сокровища. Это поле физическое и мистическое, то есть существует одновременно на небесах и на земле. Сделка была скреплена в храме, тоже одновременно существующем на земле и на небесах.

— И что дальше? — Хелен помрачнела.

— Обещания оказались лживыми. За тридцать монет удалось купить только поле внизу, то есть на земле. Был там некий раб, который знал, где спрятано сокровище. Он бессовестным образом растранжирил его, роздал тем, кого любил. Ну, конечно, мой знакомый потребовал выполнения условий сделки. Его обманули, но сохранилась купчая, составленная в храме. Она действует вечно. Так что сокровище не потеряно, а просто рассеяно во времени.

— И что же?

— Началась великая битва на небесах и земле, которая длится до сих пор. Раба за обман распяли на кресте, храм (тот, что внизу) разрушили. Но еще есть надежда. Нужно просто собрать монеты, после чего можно будет вернуть сокровище. И тогда купивший поле получит то, что ему причитается.

— А кто этот владелец поля, на котором зарыты сокровища? — спросил Пол.

— Ух, какой ты любопытный. — Хелен его поцеловала. — Узнаешь в свое время, когда монета наберет полную силу. А сейчас пойдем, я покажу тебе настоящие чудеса.

В семь часов вечера Сан-Франциско содрогнулся от ужасного землетрясения. Толчок оценили в восемь с половиной баллов по шкале Рихтера. За одну минуту сорок пять секунд погибли триста восемьдесят тысяч человек.

В шесть часов утра кардинала Бенелли вызвал папа, после чего глава святой палаты направился в Ватиканскую обсерваторию.

Его встретил давешний руководитель обсерватории, лысый человечек с глазами-бусинками. Его только что подняли с постели, и он заметно нервничал.

— Чем могу быть вам полезен, кардинал?

Бенелли задумался. Как спросить, чтобы его не приняли за сумасшедшего?

— Синьор…

— Пунди.

— Так вот, синьор Пунди, несколько месяцев назад я приходил сюда с отцом исповедником. Вы, конечно, помните?

— Разумеется. Глава святой палаты посетил тогда нашу обсерваторию впервые.

— Я смотрел в телескоп на планеты.

— Да, соединение планет. Интересное явление, обратная петля между…

— Довольно! — крикнул Бенелли. — Что это было?

— Что это было? Хм… как я сказал, соединение планет.

— Понятно, понятно, — нетерпеливо проговорил Бенелли. — Вы тогда сказали, что такое соединение планет было в…

— В шестьдесят шестом году новой эры, — испуганно проговорил руководитель обсерватории. — Седьмого марта. Марс, Нептун и Уран расположились на одной линии. Вы, конечно, помните, что сближением называется наибольшее кажущееся сближение небесных тел…

— Вот именно, — сказал Бенелли, чуть не плача. — А звезды? Какие тогда были звезды?

— Но во Вселенной сотни миллиардов звезд.

— Да, — согласился Бенелли, — но в тот день звезды и планеты были расположены как-то по-особому. Попытайтесь вспомнить, как именно. Дело в том, что перед этим я видел во сне звездное небо. Так вот, тогда, в тот вечер, оно было точно таким же.

Руководитель обсерватории смущенно пожал плечами — с кардиналом определенно что-то случилось, он не в себе.

— Я могу обзвонить обсерватории всего мира, но что спрашивать? Как я могу описать звезды, которые вы видели? Это все равно что искать иголку в стоге сена.

Бенелли в отчаянии опустился на колени и начал молиться. Рядом молился руководитель обсерватории.

— Закройте глаза, — приказал Бенелли, — представьте, каким было небо седьмого марта шестьдесят шестого года новой эры.

— Хм… я вижу планеты, Марс, Нептун и Уран. В соединении.

— А под каким созвездием?

— Созвездием? Хм… Рыбы.

— Ах вот оно что… Рыбы. Стало быть, рыбак, святой Петр. А что символизирует Марс?

— Хм… войну.

— А Нептун и Уран?

— Хм… — Руководитель обсерватории пытался вспомнить. — Нептун как-то связан с мистикой, посвящением в религиозные тайны, а Уран — это маг, колдун.

— Вот видите, как все просто, — прошептал Бенелли. — Святой Петр, посвященный, и маг… в шестьдесят шестом году у них было сражение.

— И кто победил? — спросил руководитель обсерватории, сильно потея.

Что делать? Кардинал определенно свихнулся.

— Конечно, святой Петр! — крикнул Бенелли. — Потому что они сражались в созвездии Рыб. Победил рыбак. Но не в этом дело, как вы не понимаете? Это было тогда. А сейчас на нас грядет то же самое порождение дьявола, тот же самый маг.

— Какое порождение дьявола?.. — Руководитель обсерватории поднялся с коленей. — Кардинал, простите меня, но я совершенно не…

Бенелли его не слышал. По его щекам текли слезы. Теперь он знал, кто этот ангел тьмы.

Достаточно заглянуть в Деяния Апостолов.

— Ты видела, что там творится? — спросил Пол, глядя на экран телевизора.

— Да, — ответила Хелен, выходя из ванной комнаты. — Подумаешь, землетрясение! Тем более что я знала об этом давно.

— Откуда?

— Монета, конечно. — Она надела муслиновое платье. — Пошли, мы опаздываем.

Они быстро прошли несколько кварталов.

— А теперь вот сюда, — сказала Хелен, сворачивая на боковую улицу.

За столиками на тротуаре, перед таверной, сидели усатые громилы с угрюмыми лицами и баюкали в руках рюмки с бренди. Настоящие убийцы.

Хелен усмехнулась.

— Они ничего нам не сделают.

Она специально прошла почти вплотную к столикам, выставив напоказ кольцо с дорогим бриллиантом. Пара бандюг вскинулись было, но тут же стушевались.

— Боятся, — заметила Хелен, — и правильно делают. — Она легко могла их всех уничтожить множеством способов.

Но дело было не в этом. Сидящие в бандитах духи зла сразу ее узнали и подчинились.

Хелен и Пол вышли на набережную Тибра.

— Мы идем вон туда. — Она показала на мост Понте Фабрицио, самый старый в Риме, построенный в шестьдесят втором году до новой эры. — Помню, как я вышла на него в первый раз. Это было рано утром в базарный день, и мост был забит народом. От реки тянуло такой вонью, что меня чуть не стошнило. В Тире, где я тогда жила, было очень чисто.

Внезапно из тени вырос коренастый крепыш лет пятидесяти с лицом головореза. Не вынимая изо рта сигареты, он угрюмо оглядел их обоих и пошел впереди. Это был Рино Марселли, главарь влиятельной бандитской группировки, которой Хелен оказывала покровительство.

Они перешли по мосту на остров Тиберина.

— Этот остров освоили в незапамятные времена, — продолжила Хелен. — Вон там стоял храм бога медицины Эскулапа. Его воздвигли еще до моего рождения. А вон там был рынок рабов. Если прийти пораньше, то можно было подобрать приличных гладиаторов.

Хелен взяла его под руку — ни дать ни взять богатая пара на вечерней прогулке.

— Дворец стоял вон там, — показала она. — Его снесли вскоре после смерти владельца.

Они прошли небольшой скверик и приблизились к бетонному бункеру с массивной стальной дверью. Не переставая говорить, Хелен начала спускаться по древним осыпавшимся ступенькам.

— Прямо напротив, на той стороне, в Траствере, жил его заклятый враг. Конечно, за много столетий тут все изменилось. Тогда это был еврейский квартал, гетто, здесь жили кожевники, менялы, медники. Никто не знал, когда он появился. И мы не ожидали вызова от неграмотного рыбака.

Они прошли по узкому коридору с многочисленными проемами, многие из которых заканчивались тупиками, в обширную пещеру. Но это была не просто пещера, а подземный храм, уменьшенная копия того, который когда-то был во дворце наверху. Все пространство окутывало странное желтое сияние, источник которого Пол не смог обнаружить.

Во мраке прятались сиденья для прихожан, а в центре пещеры, на глянцевитом гранитном полу, был выгравирован золотом пятиугольный магический знак. На стенах — фрески с изображением древних языческих обрядов с приношением человеческих жертв. Пол вгляделся в одну из сцен и охнул. Там были изображены женщина и верховный жрец, наблюдающие за исполнением обряда. Этой женщиной была Хелен, а верховным жрецом… он сам, Пол.

Изображение начало слегка колыхаться, как вода в пруду, будто картина была живой. Лицо верховного жреца вдруг ожесточилось. Он стал выше ростом, его мантия, прежде из чистого золота, почернела. А затем, оттесняя его на задний план, возникла величественная фигура властителя.

— Кто это?

— Скоро узнаешь, — резко бросила Хелен. — Пошли.

Хелен встала в центр магического пятиугольника. Пол рядом. Из тени выступили мужчины и женщины, одетые в старинные облачения, какие Пол видел на восьмом астрале.

К ним с Хелен приблизились двое слуг и сняли с них одежду. Еще двое облачили в одеяния с золотым и серебряным шитьем. Пол поворачивался как во сне, слепо повинуясь воле монеты.

Атмосфера в подземном храме сгустилась. Желтое сияние начало блекнуть, пока не остались только слабые мерцания в задней части храма. Со стен исчезли изображения.

К нему повернулась Хелен.

— Прежде чем ты поднимешься на последний астрал, нам нужно использовать силу монеты, чтобы увидеть, что находится внутри гробницы. Это совсем недалеко отсюда. Но что бы ты ни увидел, не поддавайся на уговоры. Понял? Одна ошибка — и мы оба погибнем.

Пол кивнул. Его интересовало только одно — последний астрал. А что там Хелен собирается искать внутри какой-то гробницы — ему было безразлично.

Присутствующие мужчины и женщины задекламировали нараспев на незнакомом языке.

Хелен передала ему чашу. Он выпил сладковатую жидкость, и на него навалилась огромная усталость. Он больше не чувствовал своих конечностей, тупо уставившись в стену перед собой.

Затем из ничего медленно выплыл полный людей древний храм, похожий на тот, где они сейчас находились, но намного больший. Воздух стал тяжелым от фимиама и запаха человеческих останков. Весь пол в храме был забрызган кровью. Через несколько мгновений он растаял, и каменная стена превратилась в мерцающий бархатный занавес. Пол шагнул к нему.

— Пол, ты пойдешь один, а потом расскажешь мне, что увидел, — распорядилась Хелен.

Сил у Хелен было достаточно, но подходить к гробнице, расположенной так близко от Ватикана, она не хотела — боялась, что ее обнаружат.

Неожиданно Пол оказался в узком туннеле. Он повернул голову направо, откуда струился обжигающий душу яркий чистый свет.

— Отвернись, отвернись! — закричала Хелен! Ведь если он сейчас войдет в собор Святого Петра и приблизится к гробнице апостола, то будет навсегда потерян для темных сил.

После некоторых колебаний Пол отвернул глаза и продолжил идти по туннелю, в том же направлении, куда за день до этого шел кардинал Бенелли. У основания обелиска он увидел на стене нарисованный красной краской огромный крест и надпись «pp.Silvestris». Он приготовился пройти сквозь стену туннеля в гробницу папы, но ему преградила путь Катерина из Бенедетто.

Она пришла, чтобы, во-первых, помешать Полу пройти к останкам Сильвестра II, а во-вторых, узнать наконец, кто действительно обладает монетой.

— Ты не пройдешь, — сказала монахиня.

— Пол, возвращайся, возвращайся! — кричал ему в ухо голос Хелен. — Не связывайся с ней!

Но было поздно. Пол продолжал идти вперед. Внезапно рядом возникла Хелен. Появление смертельного врага застало ведьму врасплох, и у нее не осталось выхода. Теперь они стояли лицом к лицу на самом дальнем краю девятого астрала — дух света и дух тьмы.

— Вы не пройдете! Вы не пройдете! — шептала Катерина.

Пол наблюдал за их борьбой как в тумане — хрупкая фигура монахини с крестом в руке и монстр, быстро трансформирующийся из змеи в скорпиона, а затем в свирепого волка.

Душа Пола окаменела. Он не понимал, она находится внутри или вне его. В ушах звенело от криков боли и страдания. Когда святая пыталась помочь ему высвободить волю, перед ним возникали лица Рейчел и Мэри. Но Пол был в плену у монеты и по-прежнему пытался пройти в гробницу. Раб амбиций и гордыни, он не мог спастись. И превратился в раба.

А потом все завертелось, и Пол очнулся в подземном храме. Рядом с ним стояла смертельно бледная Хелен, окруженная жрецами. Время пребывания на земле у нее существенно сократилось, но она была жива. Пока.

— Со мной эта дрянь справилась, но пусть попробует победить нашего господина, ангела тьмы, — произнесла Хелен, и глаза ее вспыхнули злобой. — Они проиграли. Нас ничто не сможет остановить.

Кардинал Бенелли обнаружил Катерину из Бенедетто рано утром у гробницы папы Сильвестра. Он был уверен, что она мертва. Но святая монахиня вдруг пошевелилась.

— Передайте святому отцу, — пробормотала она, — что я видела ангела тьмы.

Бенелли похолодел от ужаса — она подтвердила то, что он уже знал.

— Это Симон Магус.

РЫБАК

Глава тридцать третья

Находился же в городе некоторый муж, именем Симон, который перед тем волхвовал и изумлял народ Самарийский, выдавая себя за кого-то великого. Ему внимали все, от малого до большого, говоря: сей есть великая сила Божия.

Деяния святых Апостолов, 8:9—11

Предводитель колдунов, величайший из черных магов, когда-либо живших на земле, — так говорили о Симоне Магусе, первом еретике церкви. Официально о нем известно не так много. Есть упоминание в Библии и апокрифическом Новом Завете. Этот действительно сильный колдун был современником святого Петра. Он претендовал на право называться Сыном Всевышнего, за что был обвинен церковью в величайшей ереси, присвоении святости. Это был тягчайший грех против Святого Духа, которому нет прощения.

Секретные архивы Ватикана содержат достаточно много свидетельств о силе зла, которую он использовал, чтобы узурпировать роль Христа. В списке запрещенных книг, «DecretumGelasianum», составленном церковью в пятом веке, на первом месте стоят писания Магуса. Они были прокляты навечно вместе с их автором.

Симон Магус, сын Антония и Рахили, был рожден в Самарии — ныне Израиль. В ранней молодости начал интересоваться оккультными тайнами и вскоре стал членом секты некоего Доситеуса, куда входили двадцать пять мужчин и одна женщина, Елена (по-английски Хелен). Через некоторое время он получил прозвище Магус (от слова «маг») и вытеснил своего учителя. А Хелен, по слухам, бывшая проститутка из Тира, стала его возлюбленной. Позднее Симон Магус перебрался в Рим, где построил дворец на острове посередине Тибра. Здесь он создал свой культ.

Магус проповедовал, что тот, кто считает себя богом, создавшим мир, на самом деле является лишь бледной тенью настоящего Бога. Что души людские сбились с пути истинного на земле и что только спаситель человечества может вернуть их к прежнему совершенству. Спаситель — это, конечно, сам Симон Магус, который объявлял себя Сыном истинного Бога. Что касается Христа, Магус утверждал, что Иисус, во-первых, не был рожден от Девы Марии, а во-вторых, не был распят.

Магус объявил свою возлюбленную Хелен источником всех мудростей. Она пребывала на небесах, создала ангелов, которые ее предали, спустили на землю и заставили жить в человеческом виде, всячески мешая возвратиться к истинному Богу. Впервые в истории она стала известна как Елена Троянская, позднее оказалась в Тире, была вынуждена заниматься проституцией. Магус предсказывал, что придет день, и с его помощью она вернется туда, откуда несколько тысячелетий назад была несправедливо изгнана.

Вот такую ересь Магус проповедовал повсюду, издеваясь над Христом как только возможно. Во все времена находились люди, крайне падкие на всевозможнейшие культы, и потому Симон вскоре стал знаменит по всей Самарии. О его легендарных способностях говорили с благоговением. Считалось, что Магус, подобно Мессии, может воскрешать мертвых, исцелять хромых и слепых, вызывать духов и творить иные чудеса.

Откуда у него эта сила — не знал никто, кроме его возлюбленной Хелен. Только ей он открыл, что обладает сребреником Иуды. Через некоторое время в Самарии появились настоящие апостолы. Магуса пленила переполняющая их чудодейственная сила Святого Духа, и, возжелав этой магической силы, он предложил апостолам продать ее за деньги. На что ему было сказано: «Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги… Итак, покайся в сем грехе твоем имелись Богу…»[20]

Однако Магус в своем грехе не раскаялся. Напротив, его сердце ожесточилось, переполнилось дикой злобой и ненавистью. Он поклялся разрушить то, чем не может обладать: уничтожить христианство, направив против него всю мощь Римской империи. И никто и ничто на земле не сможет его остановить, поскольку колдун был уверен в непобедимости сребреника Иуды. Перед этой монетой бессилен любой смертный.

Однако он ошибался. Один человек смог бросить ему вызов.

Это был простой рыбак. Старый еврей.

Симон Магус пребывал пока в Самарии, где ему поклонялись как богу. А в Риме в то время пришел к власти величайший злодей всех времен — император Нерон.

Этот антихрист, которого историк Плиний Старший назвал «отравителем мира», был пузатым, с тонкими ногами, бычьей шеей и нечистой кожей распутника. Он мнил себя великим актером и каждый вечер разыгрывал перед гражданами Рима трагические спектакли.

Нерон являлся воплощением зла. Надев доспехи гладиатора, он часто лицедействовал на бойнях в цирке «Максимус». С восторгом танцевал в лужах крови своих жертв, освещал сады факелами из распятых христиан, устраивал коллективные оргии. В жестокости и распутстве этот монстр дошел до предела.

Единственное, чего не мог Нерон, — это продолжать свои злодейства вечно. И тут до него дошел слух о великом колдуне из Самарии.

Император призвал Магуса в Рим, где эти два чудовищных духа зла наконец встретились, чтобы замыслить страшные надругательства над людьми, по сравнению с которыми прежние злодеяния Нерона казались детскими шалостями. Но так случилось, что одновременно в Риме появился и апостол.

Седовласый рыбак и его спутник Марк поселились в еврейском квартале Трастевере, над лавкой Акилы и Присциллы, недалеко от острова, где Симон Магус вскоре построил дворец и храм, и постарались затеряться среди содержателей таверн, медников, ростовщиков и лодочников.

Святой Петр прибыл за монетой.

За очень короткое время Магус стал в Риме знаменитым, богатым и могущественным. Этот грозный фаворит Нерона всегда являлся на пиршества в сопровождении преданной Хелен и большого черного пса. Все знали, что он может общаться с духами, вызывать призраков, воскрешать мертвых и превращать камни в хлеб. Более того, Магус мог читать по звездам так же легко, как человек книгу.

Подвергать сомнению его способности не смел никто, потому что это каралось смертью. Он дошел даже до того, что похвалялся, будто может создавать человеческие существа с душами. «Я есть Бог», «Я Всемогущий Спаситель рода человеческого», — говорил он, а Нерон слушал эту болтовню и посмеивался про себя. Уж ему-то было хорошо известно, что Бог — это он. Однако пусть фигляр до поры до времени потешится.

И вот пришла пора.

В один из дней на военном параде в Кампус Мартиус Нерон предупредил Магуса, что завтра ему предстоит помериться силами с другим магом. Подумать только — величайшему колдуну Римской империи осмелился бросить вызов какой-то жалкий бедняк из еврейского квартала!

На следующий день вечером к Магусу пришла Хелен. Она рассказала свой вещий сон. Магуса побеждал человек, освященный знаком Рыб. Хелен умоляла своего господина не принимать вызов. Но Магус не послушался, сказав, что это невозможно, что она прочитала по звездам неправильно.

— Я возвращусь с победой, — пообещал он, переходя мост Понте Фабрицио в последний раз.

Празднество, как всегда, началось с гонок колесниц. Нерон был в великолепной мантии, сотканной из золотых нитей, преторианские гвардейцы, сенаторы, всадники, послы, заискивающие и раболепствующие. На трибунах неистовствовал плебс, алчущий хлеба и зрелищ.

Наконец вышел Петр, старик еврей, сопровождаемый неким Павлом из Тарса, и заявил, что может разрушить любые чары Симона Магуса. Толпа завопила от восторга. Магус смеялся вместе со всеми, а когда веселье затихло, уселся как ни в чем не бывало в свое кресло. Ну в самом деле — не принимать же вызов от какого-то оборванца! Однако император повернулся к нему и показал на высокую деревянную башню, только сегодня специально возведенную.

— Если ты действительно великий маг, то, наверное, умеешь летать. Полезай наверх и взлети с башни. Утри нос этим недоумкам.

Подбадриваемый восторженными криками толпы, Симон Магус, провозгласивший себя Сыном Божьим, направился к башне.

В этот момент из толпы выскочила Хелен.

— Симон, не принимай вызова этого человека! Он намного сильнее тебя.

Магус усмехнулся.

— Как он может быть сильнее, если я Христос?

Но он заблуждался. Да, у старого еврея не было ни монеты, ни власти, вообще ничего. Но он обладал самой могущественной силой во Вселенной — верой. В ранних апокрифических «Деяниях Петра» рассказывается, как, увенчанный лаврами, Магус поднялся на башню перед лицом всех, вытянул вперед руки и полетел. Нерон увидел его летящим и сказал Петру:

— Симон — настоящий маг, а ты и Павел — мошенники.

На что Петр ответил:

— Сейчас ты узнаешь, что мы истинные ученики Христа, а этот злодей — колдун и обманщик.

Нерон возразил:

— Как ты можешь говорить так, если вот он перед тобой возносится в небо!

Петр посмотрел на Симона и сказал:

— Я заклинаю вас, ангелы сатаны, несущие его в воздухе, чтобы он не мог обманывать сердца неверящих. Заклинаю Богом, который создал все сущее, и Иисусом Христом, которого Он на третий день воскресил из мертвых, — с этого мгновения больше не помогайте ему. Отпустите, пусть летит сам.

И немедленно, будучи отпущенным, Симон Магус упал на место, которое называлось Sacra Via, что означает святой путь, где его и настигла злая смерть.

Нерон не был бы великим злодеем, если бы простил это святому Петру. Через несколько месяцев он повелел распять апостола вниз головой в своем саду. Тот безропотно принял смерть. Но вскоре его тело исчезло, и подручные Нерона так его и не нашли. Но что более важно — император как ни старался, так и не смог найти сребреник Иуды, которым владел Магус. А в шестьдесят восьмом году, то есть через год после казни святого Петра, это исчадие ада, этот монстр покончил жизнь самоубийством.

Бенелли в растерянности стоял перед папой.

— Святой отец, мы на пороге гибели церкви. Только святой Петр мог победить Симона Магуса. Я молю вас позволить открыть гробницу Сильвестра II. Возможно, там есть нечто, что нам поможет. И возвратите в Рим отца исповедника.

Понтифик молчал.

— Святой отец, это правда, что Катерина из Бенедетто покинула Ватикан? — спросил Бенелли.

— Она сделала здесь все, что могла. Встречать Магуса придется мне и вам.

— Но что мы можем сделать! — воскликнул Бенелли. Ему показалось, что понтифик уже примирился с поражением.

— Давайте посмотрим, решится ли этот Пол на последний шаг, — произнес Иоанн XXV после долгих размышлений. — Монета наберет полную силу, только если он сам, по своей воле, согласится продать душу дьяволу. Может быть, в самый последний момент он не позволит злу войти в наш мир.

— А что, если позволит? — в отчаянии спросил Бенелли. — Кто сможет противостоять Магусу?

— Никто, — ответил понтифик. — Ни один смертный.

— Так что же делать?

— Ждать.

— Кого?

— Рыбака, — тихо ответил папа.

Глава тридцать четвертая

[21] дает человеку свободу воли грешить,

Не верить, служить дьяволу.

Человек властен выбирать.

Молот ведьм

— Нужно подниматься на девятый астрал, — проговорила Хелен.

Пол видел, что она смертельно больна. В сражении с Катериной из Бенедетто у гробницы Сильвестра II Хелен потеряла огромное количество духовной энергии, святой каким-то образом удалось взломать сосуд, в котором хранилась ее душа. Лицо Хелен постарело, тело сморщилось, неизменными остались только злоба и стремление возвратить сребреник Иуды хозяину.

— Может, вернемся домой?

— Нет времени, — бросила Хелен. — Эти духи могут напасть снова.

Сильно кашляя, она поднялась с черного гранитного кресла подземного храма и вошла в магический знак.

— Пол, послушай меня! Ты на последнем этапе нашего путешествия. Выйти за девятый астрал не может ни одно человеческое существо. Только ты. Тебя поведет монета. После этого никто и ничто на земле не сможет тебя остановить.

— И что дальше?

— А дальше ты обретешь силу и мудрость ангела и станешь способен постичь космос. Решай. У тебя есть выбор.

Но Полу уже не нужно было принимать никакого решения. Все было предопределено. Содержащееся в монете зло развратило и деформировало его сущность. Мир, люди, те, кого он любил, — все это больше не имело ни малейшего значения. Обладать мудростью и силой ангела и все же пребывать в этом мире! Как можно отказаться от такого дара? И наплевать на последствия! Он будет самым великим, самым мудрым из людей.

— Где монета? — спросил Пол, волнуясь.

— Тебе нужно только подумать о ней — и она будет у тебя, — ответила Хелен.

Пол закрыл глаза. Перед ним возник сребреник Иуды, окруженный темно-красным сиянием — цвет крови.

— Пошли, — сказал он и встал рядом с Хелен.

Они сразу попали в сильную пургу. Пропало все, даже ощущение времени, остался один снег. Через какое-то время Пол осознал, что снег — это бесчисленные планеты и созвездия.

Пурга закончилась, и пришла тьма. Пол снова ощутил себя и Хелен. От нее остались лишь неясные желтые очертания, почти сливающиеся с фоном. Сам он был окружен красноватым сиянием.

Тьму озарил свет, и Пол скорее ощутил, чем увидел путь. В виде слабо мерцающей широкой дороги он простирался сквозь вечную тьму далеко за пределы всех человеческих и ангельских измерений. Путь без начала и конца, вечная дорога духа. И каждое мгновение он менялся. Теперь путь казался Полу бесконечной лестницей.

— Что это?

— Путь, — ответила Хелен. — Он охватывает всю Вселенную. И меняется в зависимости от восприятия индивидуума, включая даже ангелов и архангелов. Каждый понимает путь по-своему. Для тебя он один, а для меня другой. Да и для тебя путь в разное время тоже различен.

— А есть кто-то выше ангелов и архангелов?

— Седьмые ангелы, силы небесные, силы ангельские и ангельские власти.

— А за ними?

— Третьи ангелы. Затем херувимы и серафимы. В небесной иерархии существует девять ангельских чинов. А за этими девятью — сам Бог.

— Значит, Он существует? — Хелен кивнула.

— Да. Добро и зло сходятся в Боге, сущность которого бесконечна.

— Разве такое возможно?

— Конечно, — продолжала лгать Хелен. — Основа всех вещей, которую мы называем Богом, ничем не ограничена. Она — бесконечное ничто и содержит все, не делится на добро и зло. А путь, который ты видишь перед собой, — это часть Бога. Бог не имеет никаких склонностей. Ему неведомы любовь и ненависть. Он не ждет и не желает. Он просто есть. Для него нет конфликтов и противостояний. Он охватывает все — каждую мысль, каждое существо, каждый мир, каждое понятие. Это некое Слово, которым определяется все. Из этого Слова происходят ангельские чины, которые, будучи частями, жаждут целого. Из этого рождается противоречие и в этом исток добра и зла.

— А что же люди? — спросил Пол.

— Учитель поведал мне, что из самой мельчайшей частицы пути был создан мир людей, который, как и все части, жаждет возвратиться к целому. У Бога есть два сына — это далеко за пределами ангельских чинов, — которые стремятся повести людей различными путями. Первый сын желает, чтобы люди его прославляли. Он ставит им разные условия, обманывает, говоря, что дорогу к Богу знает лишь он один, и призывает людей следовать по его стопам. Другой сын не ставит никаких условий. Он предоставляет людям свободу выбора, позволяет им делать все, что они желают, поскольку знает, что Бог безграничен и дорогу к нему можно найти, поступая как угодно.

— Выходит, нет ни добра, ни зла?

— Ты сказал это, не я. — Хелен закашлялась. — В Боге нет никаких противоречий. Он неделим, и свобода выбора не ограничена. Каждый человек может следовать к нему своим собственным путем. Понимаешь, Пол, тебя с детства приучили, что зло — это плохо. Для тебя зло — уничижительное, бранное слово. Но это не так. Просто другой сын Божий ничем не ограничивает людей. Он провозглашает их право делать все, что они пожелают, и не грозит никакими наказаниями. Обладая монетой, ты это скоро выяснишь сам. Эти монеты дали Иуде Искариоту за то, чтобы привести Христа на суд.

— Но Иисуса предали.

— Конечно, нет. Он организовал все сам. Будучи Сыном Божьим, он стоял над всеми ангельскими чинами и тем более людьми. Что они могли с ним сделать, если бы он сам не захотел? К тому же Христос мог воскресить себя из мертвых и без Божьей помощи. Понимаешь, ему нужно было всеобщее поклонение, которого он и добился с помощью этого предательства, а затем страданий на кресте. После этого многие уверовали, что единственную дорогу к Богу знает только он. Но у тебя осталась свобода выбора.

— А если я откажусь?

— Если откажешься, то потеряешь свободу, которую дает монета. — Хелен начала удаляться. — А теперь иди, Пол, а я останусь здесь, поскольку не имею права влиять на твое решение.

Тусклое желтоватое сияние вокруг нее померкло. Для Пола она как бы перестала существовать, хотя осталась рядом как охранительница монеты.

Пол стоял на самом краю девятого астрала. А на земле, в монастыре, перед алтарем молилась Катерина из Бенедетто. Он извлек сребреник Иуды и увидел ее.

— Пол, эта ведьма лжет, — сказала монахиня. — Если ты пойдешь дальше, то попадешь в рабство к хозяину земли крови. Он жаждет заполучить дарованное тебе бесценное сокровище — вечную жизнь.

— Я не вижу никакого сокровища. Где оно?

— Ты обретешь его только через любовь и веру. Другого пути нет. Его нельзя купить, им нельзя завладеть, его нельзя украсть. Нет такой силы ни на земле, ни на небесах, которая могла бы отобрать у тебя этот дар. Ты сам можешь от него отказаться, но все равно обладать монетой никогда не сможешь. Тобой будет управлять ее истинный хозяин, так же, как он управляет остальными. Он сделает тебя своим слугой. Не губи себя.

Слова святой проникали прямо в душу. Но монета уже сделала свое черное дело — его душа была вся изъедена ржавчиной гордыни. Пол принял решение.

Зажав в кулаке монету, он воскликнул на языке, никому не известном на земле:

— Я отказываюсь от власти Бога. Отказываюсь от спасения моей души во веки веков.

Путь перед ним разветвился. И снова до него дошла молитва Катерины из Бенедетто:

— Не делай этого, умоляю тебя. Ты еще можешь спастись.

Пол упрямо выпятил челюсть.

— Я принимаю власть этой монеты. И делаю выбор совершенно свободно.

Развилка исчезла. Путь перед ним был снова единственный. И он пошел по левой дороге, потому что правая была потеряна навсегда. Постепенно дорога превратилась в туннель. Она вела в бездну, но об этом Пол узнает позже.

— Прощай, — прошептала Хелен ему вслед.

Когда Пол вернется в мир людей, то больше не будет прежним. Он превратится в слугу Магуса, который завтра к вечеру станет его полноправным хозяином.

За этим ужасным событием наблюдала еще одна человеческая душа. Стоя у алтаря, Катерина из Бенедетто смотрела, как Пол исчезает во тьме. Последняя надежда пропала.

В мир скоро явится истинный хозяин монеты — Симон Магус, ангел тьмы.

Глава тридцать пятая

Согласно святому Томасу, дьявол может изменять в человеке действие любого органа, влияя на физические и умственные способности. Мы считаем, что такого эффекта достигал своими колдовскими заклинаниями Симон Магус.

Молот ведьм

Рейчел влетела в комнату матери.

— Они здесь.

— Кто? — спросила Мэри, протирая глаза.

— Злые духи. Во дворе.

Мэри встала, посмотрела в окно. В темноте копошились отвратительные твари. Она уже видела такое несколько раз, но теперь картина была более живой и потому более страшной. По саду рыскали волки, на крыше уселись грифы, по кровельным желобам скользили змеи, из щелей начали вылезать скорпионы. Все ждали команды хозяина.

Вошла мать настоятельница.

— Вам здесь опасно оставаться. — Она быстро повела их вниз по лестнице туда, где спали монахини. — А Рейчел будет спать рядом с часовней.

— Где отец исповедник? — спросила Мэри. Ей казалось, что она сходит с ума, а может, уже сошла. Злые духи добились своего: она все видела как в тумане, как будто что-то случилось со зрением.

— Пойдемте со мной, — произнесла монахиня голосом, хриплым от напряжения. — Они становятся все сильнее.

— Что мы можем сделать?

— Только молиться. — Мать настоятельница посмотрела на Мэри. — Но вы, дитя мое, не забыты. Святой отец прислал вам защиту.

Они вошли в келью, где их ждал отец исповедник.

— Мэри, — он взял ее руки в свои, — скоро явится ангел тьмы.

Она заплакала.

— Скажите, почему нам с дочерью выпали такие страдания? Разве это справедливо, что Бог отдает меня в руки врагов?

Отец исповедник промолчал.

— Пол поступил плохо, — устало продолжила Мэри. — Он оправдал серийного убийцу. За это полагается наказание. Но я-то при чем? Почему со мной Господь обходится так немилосердно?

— Мэри, — сочувственно проговорил отец исповедник, — неисповедимы пути Господни. Он учит нас смирению. Никто в этом мире не может избежать искушения и смерти, даже наместник Христа. Я верю — вы с Рейчел ни в чем не виноваты, но давайте вспомним многострадального Иова и возьмем с него пример.

Мэри кивнула.

— Вы правы. Я больше не буду сетовать на Бога. Такова, видно, моя судьба. Но обещайте, что не оставите моего ребенка до самого конца.

Отец исповедник посмотрел в затравленные глаза несчастной женщины.

— Обещаю.

Бенелли проснулся. Его тошнило. Теперь ни одна ночь не проходила без кошмарных снов, от которых он пробуждался, обливаясь холодным потом, и долго не мог заснуть.

Вот только сейчас ему снилось, что он в толпе. Теплый солнечный день. На душе радостно. Он веселится вместе со всеми, не зная почему.

Вдруг кто-то сбоку крикнул:

— Verbera! Хватай ее!

Все вокруг завопили, и кардинал тоже. Его лицо осветилось восторгом.

Потом он увидел бегущую по арене девочку, за которой гонится львица, и его душа переполнилась невыразимым стыдом. Он проснулся.

Бенелли со стоном вскочил с постели, быстро оделся и вышел. Он пересек площадь по направлению к собору Святого Петра, осыпая себя упреками: «Чего ты достиг, дожив до преклонного возраста? Кардинальской сутаны. Так это незаслуженно. Ты, глава инквизиции, должен был остановить зло, но оказался неспособным. И святой отец это знает. — Продолжая себя поносить, Бенелли прошел к главному алтарю и спустился в грот. — Разве можешь ты, Бенелли, сравниться с Катериной из Бенедетто или отцом исповедником? Высокая должность — это еще не святость. У них нет никаких должностей, но они чисты перед Богом. — Он вошел в туннель. — Возможно, у тебя были какие-то способности, но ты их давно похоронил. В Царстве Божьем чиновники-бумагомаратели не нужны. Когда ты в последний раз помогал бедняку? Ухаживал за больным? Одаривал любовью отверженного? — Схватив кувалду, которую кто-то из рабочих оставил у входа, кардинал двинулся по туннелю. — Так сделай теперь хоть что-нибудь. Прояви решительность. Вскрой гробницу папы Сильвестра. Возьми монету и положи к остальным в чашу святого Петра. Тогда Магус не сможет ее использовать».

Бенелли ударил кувалдой по стене. Потом еще.

И замер, когда глаза остановились на надписи «Salvame,RedemptorMundi».

Кардинал застонал и опустился на колени. В себя он пришел после долгой молитвы.

«Меня искушают. Хотят, чтобы я присвоил монету. И они почти победили. Я чуть не стал предателем».

Он отбросил кувалду и печально поплелся по туннелю обратно.

Хелен ждала в подземном храме. Свечи в магическом знаке замерцали, начав гаснуть. Наконец сам знак окутал густой туман. В центре возникла тонкая струйка черного дыма, которая постепенно становилась все толще. Внутри этого дыма начала формироваться могучая фигура в черном с золотой короной на голове — это из подземного мира выходил Магус.

Туман рассеялся, и в магическом знаке возник Пол.

— Не выходи пока оттуда, — испуганно проговорила Хелен. Она не знала, что может случиться, если он выйдет из знака до прихода Магуса. Человек, обладающий силой ангела, был непостижим даже для нее. — Теперь ты узнал правду.

— Да, — горестно проговорил Пол. — Монета предназначалась не мне. Это все понадобилось, чтобы посредством моего тела и духа привести в мир Симона Магуса.

— Он мой хозяин. Смотри. — Она разорвала платье и показала отметину на левом плече, которую он прежде не мог увидеть, — глубокий шрам, выжженный в плоти. — Он теперь и твой господин.

— Расскажи мне о монете.

Хелен не решалась. Она больше не могла проникать в сознание Пола, поскольку он стал сильнее ее. Зачем это ему? Тем более что он мог бы легко прочитать ее мысли. А может быть, монета, завладев им, освободила Хелен от господства Магуса? Неожиданная надежда замерцала в глубине ее существа.

— Пол, я там присутствовала, — прошептала она, — когда мой возлюбленный господин упал с башни и его душа покинула мир. Я зарыла монету на участке недалеко от Рима и вернулась насладиться местью, когда Нерон приказал бросить апостола в темницу. — Она сильно закашлялась, согнувшись пополам. — Я присутствовала при его казни на кресте. Умирая, Магус проник ко мне в сознание и сказал, что я буду охранительницей монеты, пока не вернется истинный хозяин. Так оно и было. Я странствовала по земле, переходила из одного тела в другое, ждала возвращения своего господина.

— Но почему именно я?

— Поскольку приближался час прихода Магуса, я искала смертного, чье тело он мог бы занять. Это должен был быть предатель, гордец и себялюб, готовый продать душу. Ты оказался единственным, кто зашел так далеко. И сейчас уже ничто не сможет тебя спасти. Ты отступился от себя самого. Это необратимо.

— А если я выйду из магического знака?

— У тебя останется способность ангела проникать в суть, но не его сила, поскольку она принадлежит Магусу. Когда он придет, ты погаснешь. К утру тебя не будет.

Пол выслушал и улыбнулся.

— Все это так, но я уже Магус. Я просто тебя проверял. Войди в магический знак, и мы снова соединимся. Но теперь я уже не буду твоим господином. Ты все сделала очень хорошо, дождалась меня.

Перед Хелен возникла могучая фигура Магуса. Превозмогая боль, она вскрикнула в экстазе.

— Мы снова будем вместе, — проговорил он, — рабство закончено. Я сделаю еще шаг по пути зла и получу право господствовать над еще большим количеством душ. Мы будем властвовать вместе, ангелы тьмы. Входи же.

Хелен бросилась в его объятия.

— Каково это — быть ангелом в человеческом облике? — спросила она.

Магус рассмеялся.

— Сейчас расскажу, Елена. — Он прижал ее к себе. — Как ангел, я много путешествовал по дорогам зла и нигде не видел любви. Елена, она существует лишь в этом мире, а там, в пучине, ее нет. Понимаешь, дорогая, чтобы стать искусителями людей, нам необходимо убить в себе любовь. Иначе нельзя.

Хелен попыталась вырваться, но тщетно. Магус ее задушил, не переставая улыбаться. Все, теперь никакой любви. Просто рабыня. Навечно.

И мгновенно в тюремной камере Карл Крамер почувствовал смерть своей госпожи. Его охватили одновременно радость и страх. Радость освобождения и страх приближения ангела тьмы.

Скоро Магус доберется и до него.

Глава тридцать шестая

Намного более ужасны и жестоки мучения тех, кто не имеет признаков принадлежности дьяволу телом, но крепко связан с ним душой посредством грехов и пороков. Ибо, как учит апостол, человек становится рабом того, кто его победил. Такие безнадежны, поскольку, являясь слугами дьявола, тяготятся его господством, но не имеют сил сопротивляться. Именно тех, кто одержим дьяволом не извне, а изнутри, чьи души обречены на вечные муки, по многим причинам излечить намного труднее.

Молот ведьм

Обретя способность ангела проникать в суть вещей, Пол очнулся на полу. Магический знак исчез, и Хелен тоже. Вокруг ничто не напоминало храм. Голова была ясной, но тело как будто парализованным. Никаких ощущений. Поскольку ангелу человеческие ощущения не нужны, Пол никогда об этом не задумывался — ведь духов зла интересовала не плоть его, а душа.

Он созерцал путь, по которому шло человечество. Некоторые шли, залитые светом, другие в темноте, каждый своей дорогой, пока не подходили к развилке, где нужно было сделать выбор. Ангелы тоже шли — Пол мог видеть их, призраков света и тьмы, способных принимать облик любого существа на земле.

Пол постиг истинную природу сребреников Иуды — как физическую, так и мистическую. Они символизировали попытку людей купить за деньги веру, надежду, любовь и сострадание. Они символизировали также все зло мира.

Ему теперь пришлось испытать все людские страдания, мучиться, но не иметь возможности умереть. Ибо он, сделав выбор, стал бессмертным. Бессчетные войны, жестокость, мучения, голод, бессердечие — все это наполнило душу. Такова была цена.

Случилось так, как обещала Хелен. Пол переживал страдания Мелани Дьюкс в ту ночь, когда Крамер лишил ее жизни. Переживал страдания ее сестры Лоры, когда она в церкви призывала Бога наказать и совершившего преступление, и защитившего преступника.

Разумеется, Крамер был убийцей.

В душе Пол это знал еще до того, как начался процесс. Но признать ошибку сейчас — значило потерять лицо. Поэтому он не признавался в этом даже самому себе. Силы тьмы показали ему правду, позволив Крамеру захватить в тюрьме Сьюзенн. Но даже тогда Пол не признал ошибку и ничего не сделал, чтобы Крамер никогда не вышел на свободу. В своей гордыне он предал и убитую девушку, и ее сестру, и всех остальных, замученных монстром.

Пол наблюдал, как человеческие существа двигаются по жизненной колее. Как уродуются души. Как их душат удавы себялюбия, жалят скорпионы алчности, рвут на части волки ненависти. В действительности богатые оказывались бедными, могучие — слабыми, алчные — неудовлетворенными, мудрые — глупцами и все — слепыми. Отрадно было лишь то, что злым духам приходилось питаться грехами, которые они сами инспирировали. Но эта пища никогда не доставляла удовольствия. Это все равно что есть навоз.

Снова возник магический знак. Но Полу было суждено остаться в этом озере тьмы навеки веков.

По указанию президента население Сан-Франциско срочно эвакуировали. Тех, кто пытался остаться, отыскивали военные патрули. Подземные толчки усиливались, вся страна застыла в тревожном ожидании. Но у обитателей монастыря выбора не было.

Мэри прижимала дочку к себе, не зная, чем ее утешить. Избежать судьбы невозможно. Гладя волосы Рейчел, Мэри вспоминала несчастного Иова — невинного человека, на которого Бог обрушил все возможные несчастья. Вначале Иов возмущался действиями Всемогущего перед друзьями, называл Его тираном, говорил, что Он жесток и несправедлив, как все тираны. Наконец, доведенный до отчаяния, он обратился к самому Создателю: «Ты сделался жестоким ко мне, крепкою рукою враждуешь против меня»[22].

И Господь отвечал Иову из бури и сказал: «Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?.. Я буду спрашивать тебя и ты объясняй Мне: Где ты был, когда Я полагал основания земли?.. Отворялись ли для тебя врата смерти, и видел ли ты врата тени смертной?.. Будет ли состязующийся со Вседержителем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему»[23].

Иов обдумал мудрый ответ и признался: «Так я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал»[24].

«Бедный Иов, бедный Иуда, бедный Пол, — думала Мэри, — вы все персонажи пьесы абсурда, разыгрываемой Всевышним, смысл которой невозможно понять.

Что я скажу ангелу тьмы, когда он придет за нами? А если он явится в облике того, кого я любила больше всего на свете? Я стану проклинать Бога и умру, как советовала Иову поступить жена, или тоже скажу, что говорила о том, чего не разумела? А если я это сделаю, воздаст ли Господь мне, как воздал Иову? Вернет ли он мне больше, чем я потеряла?

А как быть всем остальным, кто безвинно страдает на этой земле? У кого на глазах убили самых любимых? Кто обречен на голодную смерть в полном одиночестве?

Что они скажут Создателю в последний момент на земле? Будут ли пребывать по-прежнему в вере и благодарить Бога за милосердие или станут осыпать Его проклятиями?»

В этот роковой день отец исповедник тоже страдал. Он знал о мучениях Мэри и Рейчел и молился за них. Он также знал, что церковь ждет тяжелое испытание. Появление в мире Магуса.

Около пяти ему позвонил Хэнлон Досон. Тон у начальника тюрьмы был еще грубее, чем обычно:

— Крамер умирает. Во время эвакуации в нарушение моего приказа его поместили с другими заключенными, и один из сокамерников — а Крамера все ненавидят — ударил его в грудь отверткой. В любом случае ему крышка. Мы перевели его в городскую больницу. Там сказали, что жить подонку осталось от силы часа три. Он хочет вас увидеть.

Отец исповедник шумно вздохнул. Ему ли не знать, на какие уловки могут пойти силы зла, чтобы выманить его из монастыря и лишить Мэри последней защиты!

— Я не могу прийти.

— Вы должны, — сердито возразил Досон. — Он хочет с вами поговорить. — Начальник тюрьмы замолчал. — Послушайте, я не знаю, что на уме у этого мерзавца — может, он просто хочет посмеяться над вами, — но тюремные правила требуют, чтобы к умирающему заключенному привели священника, если тот просит. А Крамер хочет вас. Что касается меня, — Досон усмехнулся, — то я этому рад. Сукин сын получил по заслугам. Лучше поздно, чем никогда.

Будь воля Досона, всех убийц немедленно расстреливали бы сразу же на месте преступления, без суда и следствия. В мире от этого стало бы только чище.

— Я не могу, — сказал отец исповедник и положил трубку. Как можно ехать к Крамеру, этому чудовищному злодею, и нарушить обещание, данное Мэри? Он начал звонить другим священникам. Нигде не отвечали. Слушая длинные гудки, отец исповедник понимал, что придется рискнуть. Да, силы тьмы могут снова его обмануть, но он не имеет права лишать человека отпущения грехов, когда тот в этом нуждается. «Господи, почему Ты никогда ничего не говоришь внятно, чтобы я мог понять?»

Отец исповедник направился к двери. Магус появится с наступлением темноты, а он к этому времени уже вернется.

Магический знак закончил формироваться.

Лежа без движения в океане людских страданий, Пол бился в конвульсиях. Спасения не было.

Но, оказывается, была предпринята попытка спасти его до наступления ночи. Он оказался в соборе Святого Петра, на земле, которую освятили две тысячи лет назад. Но сребренику Иуды преград не было нигде. Пол узнал великолепную колоннаду, «Пьету» Микеланджело, часовню Святого Петра, восемьдесят девять свечей, мерцающих на главном алтаре.

В следующий момент он перенесся в прошлое. Сейчас это уже был собор шестнадцатого века, который в 1506 году снесли по повелению папы Юлиана. Огромный купол Микеланджело растаял. Архитектура старого собора была проще: длинная сводчатая крыша, толстые колонны. Затем растаял главный алтарь, и вместо него возник мраморный, за которым в 1124 году служил мессу папа Каликст II. Скамьи отсутствовали. На каменном полу преклонила колена небольшая группа пилигримов.

Еше один скачок назад во времени — и Пол увидел главный алтарь Григория Великого, воздвигнутый в 549 году. Серебряный балдахин, увитые виноградными лозами колонны. Еще назад. Четвертый век, собор только что возведен по повелению императора Константина. Серебряный алтарь украшен четырьмя сотнями драгоценных камней. На стенах мозаика, изображающая кедры и пальмы в раю.

Назад. Собор растаял. Пол наблюдал, как тысячи рабочих начинают закладку его фундамента на Ватиканском холме в холодное декабрьское утро 320 года. Всюду повозки, груженые кирпичом и блоками из туфа. Еще назад. Пол оказался на заброшенном старом кладбище в ночь после распятия святого Петра в цирке Нерона. Новообращенный римлянин, благороднейший Марцелл со слугой тайком проносят мимо стражи истерзанное тело святого Петра, завернутое в шерстяное покрывало. Они опустили его в только что вырытую могилу и прикрыли дешевой мраморной плитой. Поспешная молитва и начертание рядом на стене христограммы — монограммы из греческих букв, символизирующей имя Христа, чтобы обозначить место упокоения первого апостола.

Но Полу не нужны были никакие надписи. Идущий из захоронения свет говорил сам за себя. Пол перенесся в наши дни и увидел человека, который вызвал его дух сюда в последней попытке спасти. У гробницы святого Петра на коленях молился папа Иоанн XXV:

— Умоляю тебя, Пол, положи монету в гробницу. Только святой Петр может лишить ее злой силы. Это освободит тебя от страданий.

Полу нужно было только сделать несколько шагов и бросить монету в Божественный свет. Но он не сделал этого, поскольку душа его уже принадлежала дьяволу.

— Брось монету! — Слова Иоанна XXV колоколом отдавались в сознании. — Спаси себя, дитя мое!

Все существо Пола сотряс оглушительный раскат грома. Приближался ангел тьмы.

Он хотел сказать: «Я раскаиваюсь», — но не смог. Невидимая сила отбросила его от гробницы.

Спасения не было.

Из глубин ада, по самому узкому из мостов, соединяющих два мира, поднимался дух Симона Магуса. Являлся ангел тьмы в золотом шлеме. Воин, которому не мог противостоять никто из людей. Над бездной нависли широкие черные крылья непоборимого духа. В руке он держал огненный меч смерти. Воздух разрывали дикие вопли, свидетельствующие о возвращении в этот мир Симона Магуса, ангела тьмы.

Глава тридцать седьмая

Он губит и непорочного и виновного.

Книга Иова, 9:22

Бенелли быстро прошел по проходу, ведущему к гробнице святого Петра.

Иоанн XXV поднялся с коленей. Лицо понтифика омрачала глубочайшая скорбь.

— Что будем делать, святой отец? — в смятении спросил Бенелли.

— Принесите монету из гробницы папы Сильвестра, — ответил понтифик после долгого молчания.

— Я не могу. Святой отец, это должен быть не я. Понимаете, не я. — Он опустил голову. — Вспомните пророчество. Я могу оказаться тем, кто предаст церковь по наущению Магуса. Избавьте от искушения. Не дайте стать Иудой.

На глаза Иоанна XXV навернулись слезы.

— Любой из нас может поддаться искушению. Это ваша судьба. Идите.

Отпустив Бенелли, папа поднялся наверх в часовню святого Петра и опустился на колени перед небольшим алтарем. Он быстро нашел в астралах ангела тьмы и, глядя на него с этой стороны бездны, начал молиться. Только молитвой он мог поддерживать над монастырем облако, непроницаемое для духов зла, чтобы задержать Магуса, пока на помошь Мэри и ее ребенку придет отец исповедник. Это была трудная задача, почти невыполнимая. Но пришло время сражаться.

Папа молился за душу Пола, и в этот момент в мире молились еще миллионы, прося помощи от искушений. Их молитвы принимали ангелы, посланцы добра и зла.

— Вы нездоровы?

Хэнлон Досон посмотрел на отца исповедника. Они стояли у двери больничной палаты, где лежал умирающий Крамер. Поездка по городу заняла у священника гораздо больше времени, чем он ожидал, потому что на каждом перекрестке его останавливали военные патрули. В Сан-Франциско теперь уже почти никого не осталось.

Неожиданно отец исповедник потерял сознание. Это случилось в тот момент, когда Магус пересек бездну. Очнулся священник через несколько секунд.

Начальник тюрьмы помог ему подняться.

— Дать вам воды?

— Спасибо, не нужно, — ответил отец исповедник, тяжело дыша. — Пойдемте к Крамеру.

Странно было видеть этого мускулистого крепкого парня, сотворившего в мире так много зла, лежащим под покрывалом в постели, откуда он никогда не встанет. Крамер лежал с закрытыми глазами, издавая негромкие хрипы. Лицо его уже приняло темно-лиловый оттенок.

Крамер умирал. Умирали его тело и дух. С исчезновением с лица земли Хелен не стало энергии ненависти, которой она его накачивала. Но теперь это не имело значения. Смерть была одинаково жестока и к носителям зла, и добра. И ей было совершенно безразлично, что какой-то из подопечных вдруг в самый последний момент изменился.

Начальник тюрьмы кивком приказал охраннику выйти.

Отец исповедник посмотрел на умирающего Крамера, пытаясь подавить поднимающуюся из глубины души ненависть. А как еще можно было относиться к человеку, который посеял на земле столько горя? К тому же из-за него священник вынужден был нарушить обещание — оставил Мэри и ее дочку, чтобы соборовать этого монстра, для которого Бог — ничто. Он наклонился к постели.

— Крамер! Карл Крамер, ты меня слышишь? Ты признаешь свои грехи? Ты ищешь прощения за то зло, что причинил людям? Раскаиваешься и просишь Бога о прощении?

В ответ только хриплое прерывистое дыхание.

— Крамер, ты просишь прощения за свои грехи? — снова спросил священник.

Молчание.

— Крамер, ты раскаиваешься? Опять молчание.

Отец исповедник собирался отвернуться, когда прозвучало еле слышное:

— Да…

Хэнлон Досон изумленно посмотрел на бывшего монстра. А по щекам отца исповедника потекли слезы.

— Карл, перед тем как предстать перед Создателем, тебе есть в чем исповедаться?

Умирающий уже не мог произнести ни слова. Его дыхание почти не ощущалось.

— Карл, если ты хочешь исповедаться в убийстве Мелани Дьюкс, если хочешь признаться в этом и в остальных преступлениях, просто скажи «да».

Душа Карла Крамера стояла у развилки пути. Свободный от цепей зла, которые связывали его почти всю жизнь, он сделал выбор, едва слышно прошептав:

— Да.

Священник опустился на колени рядом с постелью и заплакал. Случилось чудо — величайшее из зол обратилось к добру.

Карл Крамер произнес свое последнее слово на земле, которое сообщил ангел света, охраняющий теперь его душу. Он прошептал отцу исповеднику:

— Сильвестр.

И умер.

Хэнлон Досон смотрел в темное окно. Он был потрясен. Впервые в жизни на его глазах душа закоренелого преступника обратилась к Богу.

Мэри сжала руку матери настоятельницы.

— Где отец исповедник? Почему он нас покинул?

— Он вас не покинул, — ответила сестра Марта. — Но вам нужно отсюда уйти. Подальше от Магуса.

Схватив за руки Мэри и Рейчел, мать настоятельница помчалась по темному монастырскому коридору. На улице выл ветер, бушевала гроза. В часовне все монахини собрались у алтаря. Они молились. Против ангела тьмы у них не было никакого оружия, кроме чистой веры.

— Пошли.

Мать настоятельница повела Мэри и Рейчел по винтовой лестнице в подземную часовню, где перед алтарем на коленях стояла Катерина из Бенедетто, окруженная теплым сиянием. Рейчел бросилась к ней, обняла, купаясь в любви, исходившей от святой. Монахиня повернулась к Мэри и взяла ее руки в свои.

— Господь покинул меня, — прошептала Мэри.

— Не говори так. Твой Судный день приближается. Он приходит ко всем людям, хотя и в разной форме. Господь находит путь.

— Я потеряла веру.

— Тогда посмотри на свое дитя и зарядись верой от нее. И отправляйся в собор. Там отец исповедник.

— Пойдемте с нами! — взмолилась Мэри.

— Нет. — Катерина из Бенедетто ободряюще улыбнулась. — До свидания, Мэри.

Мэри посмотрела в глаза святой и увидела в них свое будущее. Бог намеревался ей воздать за мучения.

— Молись за душу мужа, — тихо добавила монахиня. — Он сейчас стоит перед судом.

Мэри взяла Рейчел за руку и вышла.

Вечером, в семь часов сорок одну минуту, Сан-Франциско сотряс второй мощный толчок силой в восемь и семь десятых балла по шкале Рихтера. И одновременно с моря налетел сильнейший тайфун. В этот момент перед монастырем материализовался Магус.

Ударила молния. Крышу часовни охватило пламя. Прошло несколько минут, и строение рухнуло, похоронив под собой монахинь. В подземной часовне, посреди бушующего огня и осыпающейся каменной кладки, возникла величественная фигура Магуса.

Катерина из Бенедетто повернулась к своему заклятому врагу.

На Магусе была та же самая черная мантия, что и в тот роковой день, когда его победил простой рыбак. Но святого Петра уже давно нет на земле, и теперь он, Симон, останется победителем навечно.

Магус внимательно рассматривал святую. Исходящий от нее ярчайший, чистейший свет создавал облако, непроницаемое даже для ангела тьмы. Он не был в состоянии его рассеять и потому не знал, куда скрылись Мэри с ребенком.

Святая и ангел тьмы смотрели друг на друга.

— Катерина, — произнес Магус медовым голосом, — я не собираюсь тебя убивать. Покажи, где прячутся мои жена и ребенок, и я отпущу тебя. Обещаю.

Монахиня молчала. Тогда Магус, преобразившись в ангела света, извлек сребреник Иуды.

— Катерина, посмотри на меня. Я посланец Божий. Это его воля — возьми монету. В твоих руках она начнет превращать зло в добро. Возьми ее и стань одной из тех, кто знает Божий промысел. Ведь мы оба — его слуги.

Катерина из Бенедетто молчала. Каменные стены подземной часовни обрушились. Огонь уже подобрался к алтарю. Магус продолжал искушать:

— Ты всего лишь простая смертная, а я дух. Ты сделала все, что могла. Вспомни, даже первому апостолу не удалось избежать смерти на кресте. Не испытывай мое терпение.

Святая молчала.

— Пусть так и будет, — сказал Магус, поняв, что не способен проникнуть ей в душу. — Умри же, великая святая!

Он выставил вперед монету, и крыша подземной часовни обрушилась, накрыв Катерину из Бенедетто вместе с распятием на стене и алтарем.

В это мгновение молящийся в часовне Святого Петра Иоанн XXV схватился за сердце и застонал. Святая, единственный человек на земле, способный противостоять монете, отошла в мир иной.

Кардинал Бенелли подвел рабочего к оштукатуренной стене, на которой был изображен красным огромный крест.

— Ломай.

Рабочий опасливо посмотрел на кардинала.

— Ломай. Такова воля папы.

Через несколько минут в стене образовался проем. Кардинал вошел в склеп, где на постаменте стоял мраморный саркофаг.

— Открывай.

Рабочий приподнял монтировкой крышку, затем сдвинул ее в сторону.

— Теперь уходи.

Бенелли поспешно откинул саван и охнул. Прошла почти тысяча лет, а тело папы Сильвестра II едва тронул тлен. Он вгляделся в длинное костлявое лицо понтифика, одетого в папское одеяние, с большой митрой на голове.

— Слава Богу, святой отец, наконец-то мы вас нашли!

Иссохшими руками папа сжимал золотую чашу. Кардинал долго смотрел на нее, не смея коснуться. Наконец извлек из безжизненных пальцев и, задержав дыхание, открыл.

На дне сосуда со святой водой лежала серебряная монета, вправленная в небольшой крест. Сребреник Иуды со странной надписью, выцарапанной предателем Светоча мира. Бенелли зажмурился, ослепленный блеском.

Однако монета, освобожденная от духовной силы Сильвестра, немедленно привлекла Магуса.

— Возьми ее, — прошептал он на ухо Бенелли. — Возьми монету, и ты приобретешь силу ангела.

Кардинал протянул руку. «Может быть, это действительно Божья воля? Я бы достиг высшей мудрости и смог бросить вызов ангелу тьмы. Разве это противоречит нашим целям?»

Дрожа всем телом, Бенелли отдернул руку и закрыл чашу. Вышел из склепа в туннель, где, приподняв крышку, погрузил палец в святую воду и написал на пыльной стене: SMRM, «Salva me, Redemptor Mundi» — «Сохрани душу мою, Спаситель мира».

Теперь Бенелли были знакомы страдания Иуды.

Кардинал медленно двинулся по туннелю с бесценной ношей в руках. А Магус продолжал нашептывать:

— Судьбу нельзя изменить. Ты все равно предашьтаков твой удел.

Мэри мчалась к собору, не обращая внимания на то, что происходило вокруг.

Рушились здания, проваливались дороги и тротуары, повсюду зияли котлованы, полыхали пожарища. А подземные толчки продолжались. Вдалеке были слышны оклики патрульных, которые искали среди развалин случайно выживших людей. Трудно было примириться с гибелью этого прекрасного города. Над головой каждые несколько секунд вспыхивала молния, грохотал гром.

Вдруг Рейчел споткнулась.

Мэри опустилась на колени рядом с дочерью, оглянулась и похолодела: сзади приближалась смерть.

Она прижала дочку к себе, посмотрела ей в глаза в последний раз.

— Беги в собор и не оглядывайся.

Рейчел с плачем припала к матери. Мэри поцеловала ее, пригладила волосы и толкнула вперед.

— Только не оглядывайся!

А сама повернулась лицом к врагу. Во тьме зашелестели крылья, и возник Магус, могущественный ангел тьмы, черный даже на фоне ночного мрака. По бокам у него, свирепо скалясь, стояли огромные волки.

— Отдай мне ребенка, — прошептал он.

— Пол, вернись к нам, — прошептала Мэри в ответ. Магус засмеялся ужасным, отвратительным смехом.

— Пола больше нет. Он умер, и с ним умрут те, кого он любил, поскольку этот мир принадлежит хозяину земли крови.

Мэри бросила взгляд в сторону собора. Дочка почти добежала до ступеней. И обернулась.

Обернулась.

Магус радостно вскрикнул. Мэри в отчаянии бросилась на всесильного ангела тьмы, и он поразил ее огненным мечом.

Рейчел с ужасом наблюдала, как умирает мать. Высвободившаяся из тела душа Мэри немедленно ринулась защитить ребенка, но волки Магуса разорвали ее на части.

Ангел тьмы с гнусной ухмылкой двинулся к собору.

Кардинала Бенелли шатало. Казалось, этот туннель никогда не кончится. А сребреник Иуды с каждым шагом становился все тяжелее.

Могущественному кардиналу в стенах Ватикана легко было избежать многих людских грехов, но от греха гордыни, который привел к падению самих ангелов, спасения не было. Магус продолжал побуждать его покориться судьбе и открыть чашу.

— Тебе назначено стать папой. Разве это не твое тайное желание? Поэтому Иоанн XXV тебе и велел принести монету. Он чувствует приближение смерти.

Кардинал остановился. Все тело его трепетало. Стены туннеля расступились, открыв картины великолепия, власти и славы.

— Возьми монету, возьми! — стучал голос Магуса в его сердце.

— Я не могу идти дальше, — заплакал Бенелли. Но продолжал идти.

Почти за две тысячи лет до этих событий тем же самым путем шел простой рыбак. Его вели на место казни, чтобы распять на потеху толпе. Теперь первый апостол помогал кардиналу Бенелли преодолеть искушение дьявола, как когда-то его собственные грехи помог искупить тот, чья любовь будет длиться, даже если исчезнет космос.

Оставив Бенелли, Магус нагнал девочку у ступеней собора. Рейчел посмотрела в глаза ангелу тьмы, а затем, направляемая Божественной силой, повернулась к собору.

У входа стоял отец исповедник.

Глава тридцать восьмая

И я видел также другое место напротив этого, очень мерзостное. Здесь вершилось наказание, и ангелы, как положено, были облачены в темные одежды… это было огромное озеро, вместо воды заполненное трясиной, полыхающей пламенем, в которой копошились люди, сошедшие с праведного пути. Над ними были поставлены ангелы-палачи.

Откровение Петра.Akhim Fragmenti. 21

Рейчел взбежала по ступеням к собору и прижалась лицом к рясе священника.

Вокруг Магуса извивались и корчились существа тьмы. Они раздувались и коробились злобой и ненавистью. Среди них также попадались и люди, вернее, подобия людей, чьи души были изуродованы злодеяниями. Эту армию потерянных душ Магус собрал под свое владычество до Судного дня.

Собор таял. Рейчел стояла на пороге древнего языческого храма, где пол и стены были пропитаны кровью. К ней направлялся жрец с большим жертвенным ножом в руке. — Не смотри на него!

Отец исповедник взмахнул рукой, и ступени собора охватило ревущее пламя. Оно взметнулось высоко в ночное небо, заставив силы зла отступить. Магус злобно зарычал. Из темноты возникли еще два его клона с золотыми коронами на головах. Три ангела тьмы вошли в огонь и начали подниматься по ступеням. Пламя зашипело и погасло.

Отец исповедник и девочка медленно отступали к собору, теснимые непреодолимой ужасающей силой. Священник начал повторять заклинания:

— Я изгоняю тебя, о нечистый дух, фантом врага. Я изгоняю тебя, дьявольское отродье, именем Того, Кто создал все сущее. Пусть зло уйдет отсюда, пусть это место будет благословлено и освящено Его именем.

Массивные дубовые двери собора закрылись за ними, но вскоре, расколотые, рухнули. Магус вошел в собор и посмотрел в глаза отцу исповеднику.

— Ты не сможешь победить монету, поэтому отдай ребенка. Она мне нужна.

В соборе стало темно. Вместо священного алтаря возник жертвенник, рядом с которым стояла Мэри. Она манила к себе дочку.

— Рейчел, не поддавайся! — крикнул священник. — Это обман.

Но воля девочки была уже подчинена Магусу. Она пыталась вырвать руку. Отец исповедник вздохнул, чувствуя, как слабеет его дух, и закрыл глаза в молитве.

И вдруг ему явила себя великая святая. Ряса священника озарилась чистейшим светом. Катерина из Бенедетто наполнила его душу огромнейшей любовью, которую не в силах были побороть даже ангел тьмы с приспешниками. Отец исповедник вытянул руку, вызывая из царства света дух Мэри.

Все это помогло, но лишь на короткое время. Духи зла теснили отца исповедника и Рейчел к главному алтарю собора. Силы священника были на исходе, а Магус только сейчас пустил в ход свое главное оружие — сребреник Иуды.

Стены собора растаяли, а вместо пола образовалось зловонное болото.

Отец исповедник приготовился к решительной схватке. Ему помогала вселившаяся в него душа покойной Катерины из Бенедетто.

Магус теперь постоянно менял личины. Он превратился в гремучую змею, готовую ужалить, но священник стал орлом. Магус предстал голодным рассвирепевшим волком, а священник — львом. Магус стал диким козлом, священник — единорогом. Но с каждой минутой силы отца исповедника, поддерживаемые силами святой, слабели.

Папа Сильвестр II был прав.

Ни одна живая душа, даже такая, как у отца исповедника — напитанная силами света, — не могла противостоять этой монете, с помощью которой был предан Спаситель.

Дверь часовни отворилась. Папа повернул голову и увидел Бенелли.

Дрожащими руками кардинал сжимал чашу Сильвестра. Его лицо было искажено страданием.

— Видите, я донес ее в целости и сохранности.

Глаза Иоанна XXV наполнились слезами.

— Благословляю тебя, — прошептал он.

Взяв чашу, понтифик повернулся к алтарю и закрыл глаза.

— Сильвестр, слуга Божий, я обращаюсь к тебе. Ибо ты сделал так, что эту монету нельзя было использовать во вред церкви. Твоим именем я пытаюсь сейчас спасти душу Пола, потерянную для Бога.

Только сейчас Бенелли открылось величие души Сильвестра II, который все годы, чтобыл понтификом, выслушивал гнусные сплетни, распространяемые недоброжелателями, стремящимися поставить под сомнение его любовь к Богу.

Сильвестр молчал до самой последней исповеди, прижимая к груди серебряный крест со сребреником Иуды, любовью заслоняя выход злу. И об этом не догадывался никто, даже всесильный ангел тьмы. Этому великому человеку приписывали слова, которые он якобы произнес в конце жизни: «…потому что рассудок мой всегда протестовал против обета, который я дал в помрачении». Но это ложь, потому что Сильвестр II никогда никому не продавал свою душу. Она всегда принадлежала Спасителю.

Кардинал Бенелли, переживший искушение монетой всего какой-то час с небольшим назад, восхищался человеком, который нес этот крест почти всю жизнь.

Иоанн XXV продолжал молиться, не выпуская чашу из рук.

Отец исповедник опустился перед алтарем на колени. Но это уже не помогало.

— Ты проиграл, — сказал Магус. — Монету победить нельзя. — Он ткнул пальцем в Рейчел. — Ее отец, выбрав монету, отказался от Бога, утратил свою душу и всех, кого любил.

Священник пытался разглядеть Рейчел, но ничего не видел, как будто ослеп. Он протянул руки к девочке.

— Дитя, твой отец будет спасен. Salvame,RedemptorMundi.

Магус взмахнул мечом, и отец исповедник повалился на алтарь. Мрачное пророчество Сильвестра оправдалось: сребренику Иуды действительно не мог противостоять никто из смертных.

Наконец Магус повернулся к Рейчел, существу, которое Пол любил больше всех.

— Дитя мое, никто этого не знает, но перед смертью я прихожу к каждому и предлагаю сказочную загробную жизнь. Вот и тебе тоже. А взамен прошу только одного: чтобы ты служила моему господину.

Рейчел не ответила.

Она выполнила наказ матери: повернулась к алтарю и, обратив свою невинную душу к Богу, прошептала:

— Прошу Тебя, спаси моего отца.

То же самое сделал и папа Иоанн XXV, преемник того, кому Христос завещал построить церковь. Он наконец обнаружил свою подлинную силу. Это была магия. Настоящая магия, неизвестная Магусу. Она существовала до него, до создания мира, до времени, до мысли. Она заключалась в самом триедином Боге.

Абсолютная любовь.

Потерянная душа Пола лежала в озере вечных мук, а преисполненный абсолютной любви Иоанн XXV присоединил к его душе свою. Этот самоотверженный бескорыстный акт позволил образовать между святым и грешником тоненькую ниточку, называемую узами любви.

Затем постепенно в совместную душу Пола и Иоанна XXV проникли души Катерины из Бенедетто, отца исповедника и Мэри. Узы превратились в кольцо — кольцо абсолютной любви, — которое расширилось, когда к нему присоединились души Бена и Флоренс. А потом пришли души Мелани и Лоры Дьюкс, которые перед троном Господним простили того, кого могли простить только они. Кольцо завязалось узлом.

Неподалеку от этого узла образовался другой, а за ним следующий и следующий, когда пришли души миллионов угодных Богу людей. В результате образовалась сеть любви, невероятно крепкая, в ячейки которой не могла проскочить даже самая мелкая рыбка, особенно такая, которую Всемогущий решил спасти задолго до ее рождения. Поскольку возмездие — это был Он сам.

Сребреники Иуды постепенно очистили друг друга, и путь начал открываться перед самим ангелом тьмы.

Симон Магус увидел, что расстояние от человеческой души до ангела огромное, но еще огромнее от ангела до архангела. И даже еще дальше от других ангельских чинов — до херувимов и серафимов. И еще дальше до самого храма. Несмотря на то что этот путь уходил в вечность, его можно было пройти в одно мгновение, поскольку все существа шли по этому пути лишь к свету, хотя некоторые находили во тьме пристанище на очень долгое время.

По берегу озера отчаяния шел скромный рыбак, невосприимчивый к злу. Увидев его, Магус вскрикнул, его обуял страх.

А святой Петр, этот величайший из всех людей, забросил свою сеть в озеро.

Из тьмы явился свет, и его увидел Пол. Этот невыразимый, необыкновенный свет милосердия, простирающегося за пределы всех человеческих представлений, теперь уже никогда его не покинет. Потому что он настоящий. Единственный.

Свет Всевышнего.

Эпилог

Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека. Ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо.

Книга Екклесиаста, или Проповедника, 12:13

Закончив рассказ о сребренике Иуды, кардинал Бенелли посмотрел на кардинала Хьюсона.

Ветерок покачивал яркие тюльпаны и нарциссы, по бледно-голубому небу медленно плыли облака, справа возвышался величественный купол собора Святого Петра.

— Да, наши души спасает только любовь ближних.

Они помолчали. Наконец Бенелли встал.

— Пора возвращаться.

Кардиналы медленно пошли по саду.

— Значит, эта девочка, которую я видел сегодня утром у гробницы, Рейчел? — спросил Хьюсон.

— Да, — ответил Бенелли. — Там похоронены ее родители, рядом с отцом исповедником. Такова была воля святого отца. Последние шесть лет она приходит туда каждый день.

— А Катерина?

— Ее похоронили в монастыре Бенедетто.

— А что с оставшимися двумя монетами?

Они поднялись на веранду, направляясь в кабинет Бенелли. Кардинал пожал плечами.

— Не знаю. Маловероятно, что они выплывут на свет в ближайшие столетия, однако все подвержены искушениям. Это неизбежно, как смерть. Зло может проникнуть и в самое сердце церкви. Нам следует об этом помнить и всегда быть начеку.

Бенелли снял с шеи серебряный крест с вмятиной в центре, куда была вставлена монета. Положил на стол.

— Пришло время покинуть вас, кардинал. Надеюсь, завтрашняя инаугурация пройдет успешно. Дарю вам этот крест на память о мистическом истории, которую я только что вам рассказал. Его носил папа Сильвестр II. Пусть это вас благословляет.

Хьюсон пожал руку Бенелли.

— Благодарю вас за все, что вы сделали для церкви. Желаю доброго здоровья.

Бенелли грустно улыбнулся.

— Спасибо. Но вообще-то я сделал для церкви не очень много. И за все эти годы постиг лишь две истины.

— Какие? — спросил Хыосон.

— Нет ничего, кроме Бога. И Он любит каждого из своих детей без всяких условий.

Хьюсон кивнул.

— Понятно.

— Мне только хотелось бы знать… — Бенелли внимательно посмотрел на Хьюсона, — …мне хотелось бы знать, действительно ли мы поняли, насколько другим был бы наш мир. Ладно, до свидания, кардинал.

Хьюсон посмотрел ему вслед. Затем вошел в кабинет и сел в кресло за столом, на котором лежало серебряное распятие. В дверь постучали. Два молодых священника внесли коробки с книгами.

— Куда бы вы хотели их поставить?

Кардинал показал на один из свободных книжных шкафов.

— Может быть, сюда?

Пока священники занимались книгами, он подошел к окну постоял пару минут, развернулся, и на пол упало что-то металлическое.

Молодой священник наклонился и поднял.

— Это выпало из вашего кармана, кардинал. Монета. Очень старая. Наверное, редкая.

— Вы правы, — глаза кардинала Хьюсона заблестели, — монета действительно редчайшая.

Примечания

1

«Молот ведьм» («MalleusMaleficarum») — изданный в 1484 г. обстоятельный учебник (и одновременно теологический и юридический документ) по распознаванию и искоренению колдовства. В течение двух веков поддерживал в Европе истерию охоты на ведьм, являясь руководством к действию вплоть доXVIII века. — Здесь и далее примеч. пер.

2

Экуменическое движение ставит целью объединение всех христианских церквей и достижение вероисповедного единства христиан .

3

Второе послание Петра, 3:8—9 .

4

Кататонический ступор — нервно-психическое расстройство, характеризующееся мышечными спазмами, нарушением произвольных движений .

5

Евангелие от Матфея, 26:15.

6

Евангелие от Матфея, 27:4—8 .

7

От Матфея, 16:18.

8

Левитация — предполагаемая способность человеческого организма к преодолению силы притяжения и перемещению в пространстве по воздуху

9

Сильвестр II

10

Изыди, нечистый дух (лат)

11

Рассуждения относительно шестой заповеди (лат.).

12

Тертуллиан (160—220 гг.) — знаменитый христианский богослов.

13

О душе (лат.).

14

Фрейд

15

Псалом 22:4

16

Святой апостол Павел первоначально носил имя Савл (выпрошенный, вымоленный). Имя изменил, очевидно, при крещении. Вначале Павел был яростным гонителем христиан, пока не услышал глас Божий, после чего покаялся и стал ревностным проповедником христианства .

17

Имеется в виду отречение Петра, предсказанное Христом (Евангелие от Луки, 22:34)

18

Священный Год — в римско-католической церкви праздник отпущения грехов .

19

Разлом в земной коре в Калифорнии длиной примерно 960 километров; Сейсмические процессы, происходящие в нем, являются основной причиной крупных землетрясений в этом регионе .

20

Деяния святых Апостолов, 8:20, 22 .

21

Бог

22

Книга Иова, 30

23

Книга Иова, 38

24

Книга Иова, 42

25

Viadolorosa — путь Христа на Голгофу (лат.)


home | my bookshelf | | Сребреники Иуды |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу