Book: Новичок



Мандалян Элеонора

Новичок

Элеонора Александровна МАНДАЛЯН

Новичок

Рассказ

Он появился в классе посреди учебного года. Никого это особенно не удивило. Новенький в классе - явление не такое уж и редкое. Правда, отношение к нему всегда настороженное, внимание - повышенное.

Но на сей раз новичок оказался особенным, даже загадочным, хотя и выглядел вполне обыкновенным мальчишкой. И имя обыкновенное, как и положено армянину - армянское: Сурен. Фамилия тоже армянская - Меграбян. По-армянски говорил - заслушаешься, на чистейшем литературном языке. И может быть, именно это у всех и вызвало подозрения.

- Уж слишком он правильный. Как таблица умножения. Таких не бывает, высказалась как-то Сусанна - самая красивая и умненькая девочка в классе.

- Шестой год учусь в школе, а такого плакатного мальчика не видывала, - согласилась с ней Кнарик - подружка Сусанны.

- Да будет выдумывать-то! Парень как парень, - вмешалась Лида. Типичный маменькин сынок. - И добавила с гримасой: - Отличник. Этим все сказано.

- Хотела бы я взглянуть на его мамочку, - задумчиво сказала Сусанна.

По всем предметам Сурен действительно получал одни только пятерки. Он заслуживал даже большего, да жаль, балла выше пятерки не предусмотрено. На вопросы у доски и с места отвечал гладко, спокойно, обстоятельно. Учителя наперебой расхваливали его, ставили остальным в пример, а ученики только перешептывались: откуда, мол, такой выискался.

Как-то в учительской Седа Акоповна, "историчка", с досадой призналась коллегам:

- Мне все кажется, этот новенький больше меня знает. С тех пор как он у нас объявился, я даже к урокам стала готовиться тщательнее, чтобы, чего доброго, не опозориться.

- Удивительно, - отозвалась Неда Григорьевна, "математичка", - я тоже. У него такие глаза, будто он все наперед знает. Будто под видом ученика скрывается член комиссии из гороно.

Были и другие обстоятельства, возбуждавшие любопытство к новичку: никто не знал, откуда он явился - из города, села или вообще из другой республики, где поселился и с кем. На все расспросы он только улыбался и отмалчивался. В классном журнале и в школьных ведомостях, вопреки всяким правилам, против его фамилии в графе "адрес" красовался прочерк. И ни классрук, ни завуч, ни директор школы почему-то даже желания не изъявляли заполнить эту графу.

Одни ребята пытались подружиться с Суреном, другие были настроены враждебно. Все попытки доброжелателей оканчивались неудачей. Он охотно помогал одноклассникам во всем, что касалось уроков, но на том дело и кончалось. Лицо его постоянно выражало приветливую сдержанную отчужденность, которую можно было истолковать так: я вам не враг, но и докучать мне не советую.

Недоброжелатели измышляли всевозможные способы, как бы вывести его из равновесия. Его задевали, пытались даже обидеть. Но их ухищрения оставались безрезультатными: новичок всегда был невозмутим и спокоен.

- Ребята! У меня идея! - осенило как-то Вартана - самого задиристого мальчишку в классе. - Давайте выследим его. Хоть узнаем, где он живет.

Идею поддержали. Старший брат Вартана согласился приехать за ребятами на своей машине, чтобы устроить сногсшибательную погоню по всем правилам детектива.

После уроков четверо заговорщиков, принимая все меры предосторожности, крадучись последовали за Суреном.

Он вышел из школы, как всегда, с высоко поднятой головой и, дойдя до перекрестка, свернул за угол.

Добежав до угла, ребята увидели только хвост отъезжавшего белого "Москвича". Они бросились к своей машине. На рассаживание ушло несколько секунд. Брат Вартана так лихо рванул с места, что мальчишек вдавило в спинки сидений.

Улица за поворотом была пуста. Они носились по городу около часа, но тщетно... Им не попалось ни одного белого "Москвича". Сурена и след простыл.

- Номер-то хоть запомнил кто? - спросил брат Вартана.

- Запомнил! - в один голос отозвались мальчики.

Брат Вартана вытащил блокнот и шариковую ручку:

- Ну? Говорите!

- АРМ-66-66, - сказал Гарик.

- АДА-33-33, - сказал Димка.

- АРИ-55-55, - сказал Лева.

Мальчишки озадаченно переглянулись. А потом каждый с жаром стал доказывать, что именно его номер самый верный.

- Да ну вас! - рассердился Вартан.

- А сам-то ты не посмотрел? - спросил Гарик.

- Посмотрел... - Вартан потер кончик носа. - Мне показалось, что машина вообще была без номера... - И, досадуя на себя, насупился... Побаловались и будет. Вытряхивайтесь. Некогда мне тут с вами в "кошки-мышки" играть, - заявил он, останавливаясь перед школой. - Марш по домам!

Вартан с братом уехали, а Гарик, Димка и Лева все топтались на тротуаре, никак не желая смириться с поражением.

- Вот что! - сказал Димка. - Завтра я попрошу приехать за мной папиного брата - дядю Рафика. Он в молодости гонщиком был. Мы удерем с последнего урока, спрячемся в машине, и как только этот чертов новенький сядет в свой "Москвич" - погонимся за ним. Уж от дяди Рафика он не уйдет, это я вам точно говорю.

- Здорово! - обрадовались ребята.

Так они и сделали.

Почти час просидели мальчики на полу между сиденьями. Дядя Рафик сердито ворчал, что у него своих дел хватает, а тут приходится с пацанами прохлаждаться.

Выглянув в сотый раз в окно, Гарик свистящим шепотом сообщил:

- Вот она!

В двух шагах от них остановилась блестящая белая машина. Стекло отсвечивало, и водителя видно не было.

- Дядя Рафик! Миленький... Не упусти, - умоляюще попросил Димка.

Дядя Рафик только усмехнулся.

- Тсс! - прошипел Вартан. - Идет!

Сурен спокойно подошел к "Москвичу", открыл дверцу и сел рядом с водителем.

Машина бесшумно и плавно тронулась с места.

- Скорее! Дядя Рафик, скорее! - дрожал от нетерпения Вартан.

- Надо выждать секундочку, чтоб не догадались, что мы за ними следим. Ага! Теперь в погоню!

Он повернул ключ, нажал на стартер... Машина натужно заурчала и умолкла.

- Что за чертовщина! - выругался дядя Рафик. - Мотор заглох.

- Дядя Рафик, миленький! - Димка чуть не плакал.

- Так ведь безотказно работала... Ничего не понимаю.

После тщетных попыток завести мотор он вылез из машины, поднял капот и нырнул под него.

- Ничего не понимаю, - снова сказал он, садясь за руль. - С мотором все в порядке.

Он надавил ногой на педаль - мотор бойко зарокотал.

- Порядок! - обрадовался дядя Рафик.

- А кому он нужен теперь, твой "порядок"? - с досадой буркнул Димка. - Их все равно уже не сыщешь.

- Упустили. - Гарик шмыгнул носом.

- Развези нас, пожалуйста, по домам, дядя Рафик, - уныло попросил Димка.

- Не отчаивайтесь, ребятки. Моя вина, я и исправлю. Жду вас здесь завтра в то же время.

Мальчики приободрились, даже развеселились и начали строить планы, как завтра непременно выведут на чистую воду этого загадочного зазнайку, как поднимется их авторитет в классе и вся школа заговорит об их подвиге.

На следующий день дядя Рафик, как и обещал, в назначенное время был на месте.

Когда Сурен уселся в свой "Москвич", машина дяди Рафика безо всяких осложнений тронулась с места. Мотор на этот раз работал безотказно. Мальчишки на радостях чуть не закричали "Ура!", да вовремя сдержались.

"Москвич" плавно выкатился на площадь, обогнул бездействующие, заснеженные фонтаны и через улицу Амиряна выехал на проспект.

- Ну! Что я вам говорил? От меня не уйдешь, - самодовольно сказал дядя Рафик.

- Куда это они?!

"Москвич" устремился к мосту "Победы" на Эчмиадзинское шоссе.

- За городом он живет, что ли? - удивился Вартан.

- А что, у них там своих школ нет? Почему его возят в нашу?

- Может, его родители хотят, чтобы их сыночек учился в городской школе.

- Вот-вот! И наказали ему об этом никому не рассказывать.

Пока ребята наперебой высказывали разные догадки, "Москвич", доехав до коньячного завода, свернул с шоссе вправо.

- Э! - удивился Вартан. - Куда это он?

"Москвич", обогнув стадион, понесся мимо холма Егерни к Киевскому мосту.

- Значит, он живет где-то в Черемушках...

Ребятам показалось, что за стеклом машины мелькнуло насмешливо улыбающееся лицо Сурена.

- Как вы думаете, видел он нас?

- Вроде бы не должен...

Преследуемая машина тем временем, проехав по Киевскому мосту, направилась обратно к центру города.

- Э! - снова сказал Вартан и еще более озадаченно добавил: - Сдурел он, что ли!

Миновав Филармонию и Русский театр, "Москвич" вернулся на улицу Алавердяна - ту самую, откуда началось их путешествие по городу.

- Ничего не понимаю, - сказал Димка. - По-моему, он нас дурачит.

- Стойте! Где же ваш "Москвич"! - воскликнул водитель.

Мальчишки засуетились.

- Может, въехал во двор через эту арку? - предположил Лева.

- Он не успел бы развернуться. Я сидел у него на хвосте, - возразил дядя Рафик.

Но не мог же он провалиться сквозь землю...

Все пятеро, включая водителя, озадаченно смотрели друг на друга.

- Чудеса...

- Покатались и будет, - сказал Вартан, вылезая из машины. Он зло сплюнул на асфальт, насупился: - Ну погоди ж ты у меня! В прятки с нами играть вздумал. Еще поглядим, чья возьмет!

Арег - тихий, замкнутый мальчик, был отличником с первого класса, за что мальчишки его недолюбливали. На переменах, когда одноклассники носились сломя голову по коридорам, он либо глядел в окно, либо читал книжку. Арег не любил оголтелые игры, озорные выходки и крепкие словечки и потому сам сторонился компании Вартана, которая то и дело затевала драки или задевала девчонок из соседнего класса.

Когда появился Сурен, Арег сразу же проникся к нему тайной симпатией. Сурен тоже не принимал участия ни в шумных, порой злых забавах, ни в потасовках, которыми частенько тешили себя мальчишки. На переменах он обычно выбирал местечко поукромнее и стоял там, прислонясь к стене, с интересом наблюдая за происходящим вокруг.

Арегу очень хотелось подружиться с Суреном. Потихоньку от других он попросил Эмиля Амаяковича - классного руководителя - посадить его с новеньким.

Эмиль Амаякович просьбу исполнил, и Арег сразу почувствовал себя счастливым. Однако подружиться с новеньким оказалось не так-то просто.

- Мы будем сидеть рядом! - радостно улыбаясь, сказал Арег.

- Очень хорошо, - спокойно ответил Сурен.

- Ты не рад?

- Какая разница, с кем сидеть, - сказал Сурен, не замечая, как погасли счастливые искорки в глазах Арега.

Но Арег не хотел сдаваться.

- Ты уже целую неделю в нашем классе, а еще ни с кем не подружился. Почему? Тебе никто не нравится?

- Мне все нравятся, - бесстрастно отозвался Сурен.

- Так не бывает. Человек всегда выбирает себе друга, который больше всех ему по душе.

- Разве это обязательно?

- Конечно. Без друга одиноко. Скучно и неинтересно жить.

- А что ты понимаешь под словом "друг"? - поинтересовался Сурен.

- Ну, как что?.. Это когда без друга обойтись не можешь, когда рассказываешь ему все свои секреты, делишь с ним беды и радости.

- Все свои секреты рассказывать нельзя, - убежденно заявил Сурен.

- Почему?

- Потому что это лично твое и принадлежит только тебе.

- Я не согласен...

Тут в класс вошла учительница, и им пришлось замолчать.

А после занятий Кнарик, заговорщически склонившись над их партой, предложила:

- Мальчики! В "России" новый приключенческий фильм показывают. Пошли?

- Давай пойдем, а, Сурен! - оживился Арег.

- Нет. Я не могу.

- Почему?!

- Нельзя мне, - уклончиво ответил Сурен.

- Жаль, - разочарованно вздохнул Арег и добавил: - Девочки, идите без нас. Я тоже не пойду.

- Отказался, - сообщила Кнарик дожидавшимся ее подружкам.

- Я так и знала! - сказала Лида. - Здесь что-то неладное.

- Не вижу ничего "неладного". У каждого есть свои дела. Может, он на тренировку спешит или на музыку, - заступилась за Сурена Сусанна.

На следующий день девочки предприняли новую "атаку".

Сурен стоял в коридоре у окна и, слегка наклонив голову, как всегда, наблюдал за возней мальчишек... Девочки окружили его.

- Сурик! Скажи, пожалуйста, сколько тебе лет?

- Столько же, сколько и вам. Двенадцать.

- А когда ты родился?

В глазах мальчика промелькнула тревога.

- Как это когда?

- Чего ж тут непонятного! В каком месяце, какого числа?

- А... а зачем вам?

- Хотим прийти к тебе в гости. На день рождения, - бойко ответила Кнарик. - Мы всегда отмечаем дни рождения наших друзей. Ты ведь теперь тоже наш друг, не так ли? - Она выжидательно посмотрела на Сурена.

- Но... я родился летом. В каникулы.

- Ах, какая жалость! - огорчилась Кнарик.

- Тогда позови нас в гости на Новый год, - предложила Лида.

- Хорошо, - вынужденно ответил Сурен.

- А как же мы придем к тебе, если не знаем, где ты живешь? - тут же поймала его на слове Кнарик.

Сусанна стояла рядом, но за весь разговор не проронила ни слова. Она очень внимательно наблюдала за Суреном и хмурилась.

- Мы не знаем даже номера твоего телефона, - добавила Лида. - У тебя есть телефон?

- Телефона у меня нет.

- Ну, тогда скажи адрес, - не унимались девочки.

- Звонок! Пошли в класс, - сказал Сурен и первый направился к двери.

- Странный какой-то! - разозлилась Кнарик.

- Чокнутый, - хихикнула Лида.

Сусанна не сказала ничего, только задумчиво посмотрела вслед Сурену.

На уроке, делая вид, что слушает объяснение учителя, она исподтишка разглядывала Сурена.

Густые волнистые волосы с зеленоватым отливом аккуратно причесаны на пробор. Белоснежная водолазка. Темно-синяя бархатная курточка, галстук, будто только что из-под утюга... Нос прямой, глаза строгие, сосредоточенные. Брови слегка сдвинуты - он поглощен рассказом учительницы.

А Седа Акоповна то и дело поглядывает в его сторону, будто желая удостовериться, что нигде не допустила ошибки.

* * *

- Почему, почему мне нельзя ходить с ними в кино, на прогулки, в гости?!

- Это опасно.

- Но я вызываю у них подозрения.

- Постарайся не вызывать.

- Они все помешаны на дружбе. Разве я не могу с ними дружить?

- Ты слишком многого хочешь.

- Мне трудно.

- А ты рассчитывал, что будет легко?

* * *

Вартан не собирался оставлять Сурена в покое, выискивая всевозможные поводы, чтобы вывести его из себя.

В этот памятный день Неда Григорьевна собиралась провести контрольную, которой боялся весь класс, за исключением отличников.

Вартан предложил сбежать с урока. Его поддержали.

- Итак, уходим организованно, все вместе! - провозгласил Вартан, взобравшись на парту, как на трибуну.

- Вместе! Вместе! - отозвались ребята.

- Все до одного?

- Все до одного!

- Я остаюсь, - спокойно, но очень громко, чтобы перекрыть общий гвалт, заявил Сурен.

Разом воцарилась тишина.

- Ты хочешь подвести весь класс? - угрожающим тоном спросил Лева.

- Ты - предатель? - вплотную подступил к Сурену Гарик.

- Никого я не собираюсь подводить. И я не предатель, - твердо возразил Сурен. - Убегать с контрольной бессмысленно. Вас всех накажут, а контрольную все равно проведут на следующем уроке.

- Умник выискался! - запальчиво выкрикнул Димка.

- Воображала! - злым, тоненьким голоском взвизгнула Лида.

- Маменькин сынок!

- Выскочка!

- Откуда только взялся такой!

Под градом оскорблений Сурен стоял со спокойным, невозмутимым лицом:

- Да неужели вы не понимаете, контрольные нужны вам, а не учителям?! Все это для вас...

- На него посмотрите! Он еще и поучать нас вздумал!..

- А ну-ка, расступитесь! - вышел вперед Вартан. - Сейчас мы его научим вести себя в коллективе. Откуда бы он ни свалился на нашу голову, тут его номера не пройдут.

Сжав кулаки, Вартан двинулся вперед. Он был известным в школе драчуном, и его побаивались даже старшеклассники. С воинственным кличем "Ну, держись!" он кинулся на Сурена.

Сурен продолжал стоять неподвижно, даже не сделав попытки защититься. Он только пристально, в упор уставился на Вартана.

И тут произошло непонятное: занесенные кулаки драчуна не опустились на Сурена, а начали вдруг неистово колотить... Вартана. Да-да, Вартан лупил сам себя.

Класс замер от неожиданности, потом разразился хохотом. Зрелище и впрямь было презабавное. Но, заметив, что Вартан, изнемогая от боли и усталости, продолжает колошматить самого себя, испугались.

- Что это с ним?!

- Да он себя до смерти забьет!

- Вартан! Вартан!!!

Напряжение во взгляде Сурена ослабло - руки Вартана опустились, и он тяжело, словно мешок, рухнул на парту.

- Это все Сурен... Это его проделки!

- Он его загипнотизировал!

- Ну и дела...

Все и думать забыли о побеге. Неда Григорьевна застала класс притихшим и подавленным.

Целую неделю только и разговору было что о случае с Вартаном. Никто уже не рисковал задирать Сурена, а Вартан вообще предпочитал обходить его стороной.

Несмотря на неудачи, Арег не терял надежды подружиться с новичком. Он даже пошел на хитрость.

- Ты очень спешишь домой? - как-то спросил он.

- Очень.

- А может, все же уделишь мне полчасика?

- Не могу.

- Но ты ведь не откажешь мне в помощи? Я не понял сегодняшний урок по алгебре. Зайдем ко мне. Я живу совсем близко, в школьном дворе. Только поможешь разобраться в уравнении, и все...

- Ты не умеешь врать, - строго сказал Сурен. - До свидания.

И, оставив растерянного одноклассника посреди двора, невозмутимо зашагал туда, где его поджидал белый "Москвич".

А на следующий день произошло ЧП, потрясшее всю школу. Был в классе мальчик по имени Аршо. Нервозный, даже истеричный, он постоянно на кого-нибудь обижался, часто плакал, а то и начинал кричать, топать ногами.



Об этой слабости Аршо знали все учителя и старались не доводить его до истерики. Знали все, кроме новой учительницы русского языка - Дины Рубеновны. С первых же дней Дина Рубеновна проявляла беспощадную строгость и требовательность ко всем.

На предыдущем уроке она поставила Аршо по литературе двойку и теперь снова вызвала его к доске.

- Ну, Акопян! Надеюсь, сегодня ты выучил стихотворение?

Зардевшись до ушей, Аршо молчал. Накануне вечером у них дома были гости - справляли день рождения сестры. И он даже не открывал учебников.

- Я жду, Акопян! - настаивала Дина Рубеновна.

Аршо еще ниже опустил голову и шмыгнул носом.

- Так ты опять не выучил?! - вскричала, раздражаясь, Дина Рубеновна. - Ты посмел явиться на мой урок снова неподготовленным? Отвечай, не то я поставлю тебе единицу и в журнал и в дневник! И немедленно отправлю за родителями!

Аршо вздрогнул. Если она осуществит свою угрозу, отец изобьет его и в воскресенье не выпустит из дому...

- Ты будешь мне отвечать или нет?! - Дина Рубеновна занесла над дневником новенькую красную ручку.

- Если вы поставите единицу... если вы поставите единицу...

- Ну? Что будет тогда? - с иронией осведомилась Дина Рубеновна.

Аршо подбежал в окну и распахнул его настежь:

- Тогда я выпрыгну из окна!

- Выпрыгнешь? Да неужели? С четвертого-то этажа?! Забавно поглядеть, как ты это сделаешь...

Конечно же не приняв всерьез его угрозы, она не спеша вывела в дневнике жирную, здоровенную единицу и поставила рядом свою подпись.

Аршо взобрался на подоконник. Никто в классе не верил, что он действительно может прыгнуть. И только Сурен вскочил и в два прыжка оказался у окна.

Неловко взмахнув руками, Аршо прыгнул в открытый оконный проем. Весь класс издал один страшный вопль. Все повскакали с мест, а Дина Рубеновна, закричав диким голосом, упала в обморок.

А дальше все произошло так неожиданно и так молниеносно, что только много позже, когда испуг и волнения начали проходить, ребята сообразили, что же произошло. А поняв, наотрез отказались верить своим глазам.

В тот момент, когда Аршо вывалился из окна, Сурен перегнулся через подоконник... Ребята, прильнувшие к другим окнам, успели заметить быстро падающее тело. И тут-то произошло невероятное: тело Аршо, не достигнув земли, вдруг повисло в воздухе, а затем стало плавно подниматься вверх.

Мгновение спустя Аршо уже стоял на подоконнике, обалдело озираясь по сторонам. Сурен, протянув руку, помог ему спуститься на пол. Он глубоко вздохнул, будто после тяжелой работы, и, опустив голову, вернулся на свое место.

Класс хранил гробовое молчание. Пришла в себя Дина Рубеновна. Увидев живого и невредимого Аршо, она слабо вскрикнула и снова потеряла сознание.

* * *

- Зачем ты это сделал?

- Я не мог поступить иначе.

- Ты выдал себя.

- Но мальчик разбился бы насмерть.

- Ты провалил эксперимент.

- Я не мог поступить иначе, - упрямо повторил Сурен.

- Это уже вторая оплошность. Сначала история с драчуном...

- Что же теперь?

- Тебе нужно исчезнуть.

- Но... но я не хочу.

- Тогда тебе придется раскрыть перед ними свою тайну. Тебе не поверят, тебя посадят в сумасшедший дом... Тебя будут сторониться.

- А может, сделать так, чтобы они все забыли? Будто ничего и не было.

- Поздно. Об этом уже говорит вся школа. Говорят родители учеников. Родители рассказывают своим приятелям, а те своим...

- Я попробую от всего отказаться.

- Что ж, попробуй.

- Можно мне войти в более близкий контакт с кем-нибудь из них? Хотя бы с одним...

- Это несерьезно. И опасно.

- Но если у меня появится друг, они скорее примут меня за своего.

- Хорошо... Но будь осмотрителен.

* * *

Сурена вызвали на экстренно созванный педсовет.

- Меграбян! Ты был в классе во время происшествия? - начал допрос Эмиль Амаякович.

- Был.

- И что ты видел? Расскажи.

- Я видел... мне показалось, что Аршо выпал из окна.

- Показалось?!

- Я зажмурился от страха, а когда открыл глаза, он снова был на подоконнике. И сам спрыгнул на пол.

- А как он падал, ты не видел?

- Нет... Не видел.

- Но ребята утверждают, что именно ты...

- Я тут ни при чем! - резко ответил Сурен.

- Но...

- Неужели вы верите в сказки?! Разве то, о чем вы думаете, возможно? - Говоря это, Сурен пристально, не мигая, смотрел в глаза Эмиля Амаяковича до тех пор, пока тот не сказал:

- Ты прав, мой мальчик. Это действительно невозможно. Видно, у ребят и у вашей новой учительницы слишком богатое воображение.

Рассказы одноклассников на педсовете были сбивчивы и противоречивы. Аршо на расспросы не мог ответить ничего вразумительного. Он помнил только, что "вроде бы" вывалился из окна, а вот как снова очутился на подоконнике - не знал.

Ребята уверяли, что здесь замешан Сурен, но каким образом - объяснить не могли.

Происшествие было настолько невероятным, что о нем предпочли больше не говорить вовсе. Но на Сурена все же косились с нескрываемой опаской и любопытством.

В этот день Сурен, выйдя из школы, не спешил, как обычно, укрыться за углом. Он медлил, внимательно вглядываясь в лица проходивших мимо школьников.

С ним поравнялась Сусанна. Вид у нее был грустный, глаза припухшие.

- Что с тобой? - окликнул ее Сурен.

Сусанна невесело глянула на него и хотела пройти мимо.

- Почему плачешь? - настаивал Сурен.

- А тебе какое дело?

- Просто напрасно расстраиваешься.

- Неужели?! - Сусанна остановилась, смерив его недружелюбным взглядом. Ей было не до него.

- У тебя пропал котенок, - подчеркнуто равнодушным тоном заметил Сурен.

Сусанна даже рот раскрыла от удивления:

- Верно... пропал. Как ты узнал?!

- Неважно. А только вовсе он не пропал. Он сейчас... - Сурен умолк, прикрыв ладонью глаза, потом весело сказал: - Он спит себе, свернувшись клубочком в мамином шкафу.

- Но... но ты ведь никогда не был у нас дома...

Бросив на Сурена озадаченный и недоверчивый взгляд, она помчалась домой.

"Может, надо было избрать Сусанну? - подумал Сурен. - Хорошая девочка".

В дверях школы показался Вартан со своей "свитой".

- Эй, маг и волшебник! - задиристо крикнул он. - Отошли наши портфели домой, а то больно тяжелые!

Устав от скучных занятий, мальчишкам хотелось подурачиться:

- Ну, что тебе стоит, прикажи: "По щучьему велению... по моему хотению..." - паясничал Гарик.

- Во-он в том окошке живет одна симпатичненькая девочка из шестого "В". Забрось меня к ней на третий этаж, - пританцовывал вокруг Сурена Димка.

- А почему, собственно, ты торчишь здесь сегодня? Почему не бежишь к своей заколдованной машине? - подбоченясь, поинтересовался Лева.

- Сотвори что-нибудь эдакое, чтоб посмеяться, а? - приставал Вартан.

Шуточками мальчишки пытались скрыть свой страх перед Суреном, одновременно веря и не веря в его странности и исключительность.

"Хорошо бы избрать одного из них, - подумал Сурен. - Прекрасные экземпляры для эксперимента. Они-то и есть самые задиристые, самые что ни на есть типичные..." - Но сказал он совсем другое:

- Чем паясничать, шел бы ты, Дима, домой. У вас несчастье.

- А ты почем знаешь?

- Поспеши, пока отец еще дома.

Мальчишки замерли, растерянно хлопая глазами.

- Да врет он все! - почему-то шепотом сказал Лева.

- А если не врет? От него всего можно ожидать... Телепат чертов, буркнул Вартан. - Пошли, Димка! Проверим. - Обернувшись, он погрозил Сурену кулаком: - Ну, если наврал! Берегись!

И вся компания бегом помчалась к дому Димы.

Сурен печально посмотрел им вслед. Ничего он не наврал. Во дворе Димки уже стояла "скорая помощь" с красным крестом на стекле. У Димкиного отца внезапно случился инфаркт.

Сурен, конечно, сумел бы сдержаться, ведь Димка и без него узнает об отце. Не заговорил бы он и с Сусанной о пропавшем котенке. Она сама нашла бы его, вернувшись домой... Но он вдруг почувствовал, что никогда больше не увидит своих одноклассников и что терять ему уже нечего. Вот почему он медлил. Ему хотелось еще хоть немного побыть среди этих ребят, таких невероятно эмоциональных, таких задиристых и строптивых, таких непохожих друг на друга, а главное - на него самого. Даже их насмешки казались сейчас ему приятными. Он с грустью посмотрел на здание школы, нашел окна своего класса... Вздохнул.

Наконец показался Арег. Сурен инстинктивно чувствовал, что ждал именно его.

- Ты все еще хочешь дружить со мной? - безо всякого вступления спросил Сурен.

Арег удивился. После тех невероятных событий он и сам уже не знал, хочет или не хочет. Как и все ребята в классе, он стал побаиваться странного новичка. Но любопытство взяло верх.

- Не бойся меня, - сказал Сурен. - Я не причиню тебе зла.

- А я и не... - начал было Арег, но запнулся, вспомнив, что Сурену не очень-то соврешь.

- Ну так как, пойдешь со мной?

- Куда?

- Ко мне... домой.

- Ты зовешь меня к себе домой?! - еще больше удивился Арег. - Но ведь ты же ото всех скрываешься.

Сурен не ответил. Он ждал. Арег колебался лишь минуту. А потом смело сказал:

- Пойдем!

За рулем белого "Москвича" сидел самый обыкновенный человек в пыжиковой ушанке и черном драповом пальто. Он даже не взглянул на Арега, но и с Суреном не обмолвился ни словечком.

Машина долго петляла по городу, пока Арег не перестал соображать, где он вообще находится. Они свернули на узкую безлюдную улочку. Арег здесь никогда не бывал прежде и улицу эту видел впервые. Машина остановилась перед стареньким домишком, обнесенным высокой каменной оградой. Таких домишек в Ереване с каждым годом оставалось все меньше.

- Выходи, - сказал Сурен и первый вылез из машины.

Достав из кармана куртки ключ, он отпер ворота. Арег на всякий случай оглянулся: ни машины, ни водителя на улице уже не было. Он растерянно остановился.

Сурен расхохотался. Арег впервые услышал, как он смеется. И от этого смеха по коже у него побежали мурашки. Смех был не веселым, не злым, а каким-то ненастоящим, неестественным.

- Что же ты медлишь? Разве не ты добивался дружбы со мной?

Арег насупился и шагнул во двор так, будто это был не двор, а раскаленная сковорода или пропасть. Ворота захлопнулись со зловещим железным лязгом, как пружина мышеловки. Арег похолодел.

Домик глядел на него двумя наглухо занавешенными оконцами. Дом как дом, из грубо тесанных туфовых камней, с плоской земляной крышей. Арег никогда бы не поверил, что этот загадочный новичок, за которым каждый день подкатывает машина, может жить в такой лачуге.

В ответ на его мысли Сурен неожиданно разоткровенничался:

- Дом, конечно, не ахти какой, но нам здесь будет удобнее. Подальше от посторонних глаз и шумных улиц.

- Почему "нам" и почему "подальше"? - совсем струсил Арег. - А что тебе скрывать-то?

- Не спеши. Сейчас все узнаешь. Раз уж я избрал тебя, значит, так тому и быть.

Сурен отпер дверь и первый вошел в дом.

Миновав узкую темную переднюю, они очутились в просторной комнате с высокими потолками, чего снаружи нельзя было предположить. Сурен топнул ногой, и комната осветилась странным голубоватым светом, лившимся неизвестно откуда. Здесь не было ничего, кроме голых стен и двух занавешенных окон.

- Садись, - предложил Сурен.

Арег хотел было возразить, что сидеть-то не на чем, но, обернувшись, прямо позади себя обнаружил кресло. Он очень осторожно сел в него, опасаясь, как бы кресло вдруг не ожило и не защелкнуло его в предательский капкан. Но ничего такого не произошло. Кресло оказалось мягким и удобным.

Сурен стоял с отсутствующим видом и молчал.

"Я хочу открыться ему".

"Попытайся. Но вряд ли из этого что-нибудь получится".

- Почему ты молчишь? - забеспокоился Арег.

- Я не молчу. Я разговариваю.

- Разговариваешь? С кем?

- С отцом.

- С чьим отцом?! Где он? - Арег стал пугливо озираться. Но взгляд его натыкался лишь на пустые углы.

- Далеко, - неопределенно ответил Сурен.

- А здесь с кем ты живешь?

- Я живу не здесь.

- Не здесь? А где же?

- Далеко. Очень, очень далеко. Там, где сейчас моя мать. И братья. И сестры.

Арег ничего не понимал.

- А знаешь, я мог бы прийти не в шестой, а, допустим, сразу в десятый класс. Или на любой курс любого института. Мне давно известно все, чему вас тут учат. Но отец сказал, что мне лучше побыть в среде моих сверстников.

- Скажите... всезнайка какой, - усомнился Арег. - Так я тебе и поверил... Слушай, а может, ты - вундеркинд? Я слыхал про таких. Они с самого детства, будто маленькие старики, обо всем все знают...

- Нет. Я не вундеркинд, я - инопланетянин.

- Че-го?

- Я прилетел сюда с другой планеты.

Арег уставился на Сурена, и глаза его стали круглыми и большими, словно пуговицы от папиного пальто.

- Да ну тебя! - отмахнулся он, как какая-нибудь суеверная бабка от привидения. Только что не перекрестился. - Будет заливать-то! Дурака нашел. Сидит, мол, тут, уши развесил... Так я тебе и...

- Доказать? - холодно перебил его Сурен.

- Докажи! - с вызывающим азартом воскликнул Арег. - Вот когда докажешь, тогда и поверю.

Не успел Арег договорить, как вместе с креслом поднялся в воздух, покружил под потолком и плавно опустился на прежнее место.

- П... подумаешь, д... доказал! - побелевшими губами упрямо прошептал он. - Фокус какой-нибудь. Внушение. Гипноз... Знаем, грамотные.

- Есть хочешь? - неожиданно спросил Сурен.

- Ну, допустим, хочу...

И тотчас перед ним появился стол, заставленный новогодними сладостями.

- Ого! - сказал Арег и поскреб затылок. - Все равно не доказал. Может, ты этот стол где-нибудь под полом на пружинах держишь... Читали мы про скатерти-самобранки. И про ковры-самолеты. Мультики смотрели. Не удивишь. Может, во сне все это. Проснусь и не вспомню даже. Вот возьму и съем козинаки.

Он взял со стола жесткий брикетик орехов, зажаренных в меду, и с хрустом откусил кусочек... Сурен озадаченно смотрел на него.

- Значит, не веришь?

- Не-а! - вызывающе заявил Арег, вгрызаясь в козинаки.

Стол исчез. Арег только презрительно фыркнул: мол, мы в этом не сомневались.

- А что же мне сделать, чтобы ты поверил?

- Это уж тебе лучше знать, если ты и впрямь этот... как его...

- Инопланетянин, - подсказал Сурен. - Ну а случай с Аршо тоже не доказательство?

- Ага, признался все-таки, что это твоих рук дело!

- Конечно. Только не рук, а волевой энергии.

- Послушай, а чем это я вдруг заслужил твое доверие? Чего ты передо мной выкаблучиваешься? Ты ведь никому не доверял.

- Это мое дело. Ну так как насчет Аршо?

- Здорово, конечно, но я и не про такое слышал. У нас встречаются люди, которые могут напряжением воли двигать шкафы по комнате, отрывать предметы от земли, даже воспламенять их взглядом. Телепатами называются. Может, ты как раз один из них?

- То, что у вас делает из миллионов один, у нас могут все, даже дети.

Арег только хмыкнул.

- Значит, не веришь!

- Не верю!

Сурен начал терять терпение. Как и все мальчишки, он любил похвастать, и ему было до слез обидно, что этот упрямый парень не ахает и не охает от изумления, а еще и насмехается.

- Ну, а если я заберу тебя с собой на мою родную планету?

- Забери! - с беспечным вызовом брякнул Арег и осекся. "А что, если и впрямь..." И, чуть заикаясь, он пошел на попятную: - Допустим, ты действительно этот... инопланетянин... А к нам тогда как попал?

- Очень просто. Прилетел на космолете.

- Один?

- Зачем же один! С отцом. И с другими. Они наблюдают за мной с околоземной орбиты, подсказывают, что надо делать. Я выполняю важное научное задание.

Арег все еще с сомнением смотрел на него:

- Начитался небось всякой там фантастики, а теперь строишь из себя... инопланетянина...

Не успел он договорить, как голова его закружилась, пол ушел из-под ног... перед глазами все поплыло...

И вдруг он очутился в странном помещении без окон и дверей. Рядом с ним Сурен, а напротив два высоченных мужчины в отливающих сталью комбинезонах с откинутыми шлемами.

- Ну, а теперь поверишь? - спросил Сурен нетерпеливо.

- Где мы?! - промямлил насмерть перепуганный Арег.

- В космолете. А это мой отец.

Один из мужчин с зеленовато-сизой бородой шагнул вперед и в знак приветствия хлопнул Арега по плечу.

- Я вижу, самостоятельные исследования не очень-то тебе удаются, Эор, - сказал он Сурену с насмешливым укором.

- Как он тебя назвал?! - переспросил Арег.

- Эор - мое настоящее имя.

- А Сурен?

- Сурен - это ваше имя. Не мог же я назваться в классе Эором. Так веришь или не веришь?

- Верю, верю... - вздохнул Арег. - И что же теперь будет?

- Еще не знаю... Отец, возьмем его с собой?

- Нет-нет! Я не хочу! - запротестовал Арег. - Я не могу оставить маму... и папу. Они решат, что со мной что-то случилось, и умрут от горя. И без ребят не могу. У тебя - своя планета. У меня - своя. Я не видел твою, но моя лучше. Потому что она - моя!

- Ну, как знаешь.

- Вы отпустите меня, правда? Не увезете силой? - разволновался Арег. - Ты не поступишь так, Сурен? Для меня ты все равно Сурен. Ведь мы учились в одном классе. И тебе было с нами совсем не плохо, верно?

- Успокойся. Я ведь обещал не причинять тебе зла.

- Одного я в толк не возьму: если ты все знаешь, зачем пришел в наш класс, чего искал?

- Я же сказал тебе, что выполнял важное задание. Да и самому мне хотелось познакомиться с моими сверстниками на чужой планете.

- Ну какая же она "чужая", - обиделся было Арег и осекся.

- Мы не собирались брать его с собой, - вмешался отец Эора, - но потом решили, что ребенку ребенка понять будет легче, чем взрослому взрослого.



- И что же должен был понять... Эор? - поинтересовался осмелевший Арег. - Из того, чего не понимаете даже вы - взрослые?

- Истоки агрессивности землян, - разом помрачнев, ответил отец Эора. - Ни на одной планете разумные существа не ведут себя так неразумно, как это делаете вы - земляне. Если так будет продолжаться и дальше, ваша агрессия перекинется в Космос, что далеко не безразлично для нас.

- И вы пустили Суре... Эора одного к людям, которых сами же считаете агрессивными? - удивился Арег. - А если бы он случайно погиб, вы решили бы, что в этом виноваты мы - люди?

- Исключено. Мы постоянно наблюдали за ним. У нас мгновенная связь. Да и сам Эор, как ты убедился, не так уж и беззащитен.

- Ну и дела... - Арег задумался: - А кто же приезжал за ним на белом "Москвиче"? У Эора есть помощники на Земле?

- Белый "Москвич"? - Эор рассмеялся. - А его не было и нет.

- Как это - нет?!

- Очень просто. Его не существует. Не мог же я исчезать из класса так же, как мы с тобой сегодня исчезли из той лачуги. Вот я мысленно и создавал образ машины с шофером, чтобы ребята видели, как я уезжаю.

- Но... но ведь мы сегодня ехали в ней вместе.

- Совершенно верно. Мысленные образы можно материализовывать.

- Как так?

- Ну, как тебе объяснить... Можно превращать в настоящие. А потом, когда они становятся ненужными, растворять их.

- А дом, в котором мы были, он тоже не существует?

- Тоже.

- Тогда где же ты спал все это время?

- Здесь.

Арег снова поскреб затылок, что означало у него крайнее недоумение. Два взрослых инопланетянина и Сурен, который оказался Эором, с улыбкой смотрели на него.

- Можно еще спросить?

- Можно, - ответил отец Эора.

- А что, на вашей планете говорят по-армянски?

Все трое рассмеялись.

- Что ж тут смешного? - обиделся Арег. - Ведь со мной вы говорите по-армянски. Да как гладко, даже завидно. А Су... Эор говорит лучше всех в классе.

- Нет, мальчик, - взялся ответить молчавший до сих пор инопланетянин. - У нас свой язык. Один на всю планету. Приспособиться к вам было нелегко. У вас тысячи всяких языков и наречий. Это очень неудобно. Но, выбрав для Эора определенную точку на земном шаре, мы тщательно ознакомились с языком, обычаями и историей вашего народа, чтобы Эор не выделялся среди вас...

- Здорово у вас это получается. И что тебе удалось выведать? обратился Арег к Эору.

- К сожалению, почти ничего, - признался тот. - Вы - такие же, как и мы. Как мои сверстники на нашей планете. Разве что менее выдержанные и рассудительные. И еще из временной протяженности "прошлое - настоящее будущее" вы предпочитаете настоящее, а наши помыслы сосредоточены на будущем. Может быть, здесь кроется секрет вашей безответственности... Прости, ты спросил, я ответил.

- Но мы вовсе не такие уж безответственные! - возмутился Арег.

- Жаль, что мальчишество взяло в тебе верх, - заметил Эору отец. - Ты заразился их беспечностью. Если бы тебе не захотелось похвастаться перед ними своими преимуществами, мы довели бы опыт до конца... А теперь вынуждены прервать его.

- Прервать опыт?! - воскликнул Арег. - Вы хотите забрать от нас Эора?

- У нас нет другого выхода.

- Пожалуйста, оставьте его еще ненадолго! - взмолился Арег. - Я докажу ему, что люди гораздо лучше, чем вам показалось, что мы...

- Послушай, Арег! - сказал Эор. - Летим с нами! У нас для тебя много интересного. Не отказывайся сразу. Подумай. Другой такой возможности больше не будет...

- Не проси, Сурик, - не могу. - Арег нарочно еще раз назвал его Суриком. Так инопланетянин был ему ближе и понятнее. Расставаться с ним очень не хотелось... Какое-то щемящее чувство обиды, и не только за себя, поселилось в Ареге.

- Я тебя понимаю, - с грустью сказал Эор. - Мне было бы очень приятно сознавать, что ты хоть изредка вспоминаешь обо мне. И Вартан со своими друзьями... И Сусанна. Жаль, но даже этого допустить нельзя. Вам придется забыть обо мне. Навсегда. Будь сильным и умным - вот все, что я хотел бы тебе пожелать. Силу храни внутри себя, а ум отдавай другим... Прощай.

* * *

В следующее мгновение Арег оказался на лестничной площадке перед своей квартирой.

Он бросился к звонку и давил кнопку до тех пор, пока всполошившаяся мать не выбежала на лестницу.

Едва не сбив ее с ног, Арег влетел в комнату.

- Сын! Что случилось?!

- Такое случилось, такое случилось... Я был в космолете у инопланетян! Меня поднял туда Эор... Ну, который Сурик. Он, оказывается, с другой планеты... Он живет в космолете... Мы...

- Что ты городишь, Арег?!

- Я же говорю, я был с Эором. В космолете. Сначала мы ехали с ним в белом "Москвиче", которого на самом деле не существует. Потом вошли в дом, которого тоже не существует... Потом я летал в кресле, а потом...

- Боже мой! Что стряслось с ребенком?! Он бредит! В постель! Немедленно в постель! - Мать бросилась к телефону звонить в поликлинику.

У Арега и вправду начался сильный жар. Он бредил, бормотал во сне что-то бессвязное. Он то покрывался испариной, то трясся от озноба. Мать несколько дней и ночей не отходила от его постели.

Но вот жар прошел, Арег успокоился и стал быстро поправляться. Ни про космолет, ни про Эора он не заговаривал. А когда наконец вернулся в школу, то узнал, что Сурен Меграбян в их классе больше не учится. В тот самый день, когда Арег слег в постель, директору школы позвонили по телефону и сообщили, что семья Меграбяна срочно переезжает в другой город...

Арег особенно не удивился и не расстроился. Ведь ему так и не удалось подружиться с Суриком. Он не помнил ничего из того невероятного дня, будто его и не было вовсе. Не помнил даже, что Сурена на самом деле звали Эором. Но то новое чувство, которое посетило его в кабине чужепланетного космолета, не только осталось, но стало еще отчетливее и яснее. И когда в очередной раз Вартан попытался подбить мальчишек на драку с соседним классом, Арег, которого все знали как тихого, робкого мальчика, преградил ему дорогу и храбро заявил:

- Если хочешь драться, начинай с меня!


home | my bookshelf | | Новичок |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу